КулЛиб электронная библиотека 

Сила восьми. Научное доказательство эффекта молитвы и группового намерения [Линн Мак-Таггарт] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Линн Мак-Таггарт Сила восьми. Научное доказательство эффекта молитвы и группового намерения

Именно из этого сакрального «мы» возникает все целительство как чудо любви и благодати. Целитель является в некотором смысле посредником, через которого целительствует Космос… Тем, кому позволено говорить и кричать свою правду всем спектром сознания; тем, кто отрешается от себя в жесте целительства и дает прорваться наружу всей вселенной [1].

Кен Уилбер
Если вы хотите опровергнуть закон, гласящий, что все вороны черные, вам не нужно доказывать его несостоятельность; достаточно лишь доказать наличие одной белой вороны.

Уильям Джеймс
Lynne McTaggart

THE POWER OF EIGHT

Copyright © 2017 by Lynne McTaggart


© Шепелев Д. Л., перевод на русский язык, 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Пролог

Много лет я отказывалась от написания этой книги, потому что ни на йоту не верила в то, чему сама была свидетельницей, а это значит, что у меня были проблемы с восприятием чудесного.

Говоря о чудесном, я не прибегаю к метафоре; я ссылаюсь на подлинные чудеса из разряда земных благ, случавшиеся в моем присутствии, когда я собирала группу людей и просила их направить коллективную целительную мысль кому-либо – и в скором времени этому человеку становилось лучше. Я говорю о таких чудесах, которые опровергают все до последнего убеждения, привитые нам, относительно того, как устроен мир.

Мое собственное, относительно общепринятое мировоззрение на природу реальности впервые стало давать трещины после того, как в 1999 году я начала проводить исследования для моей книги «Поле», в которой выдвигается идея, что вся реальность взаимосвязана через квантовое энергетическое поле, лежащее в основе всего. Я начала писать эту книгу, стремясь понять, как может работать что-то вроде гомеопатии или духовного целительства, и в ходе своих исследований встречалась с передовыми учеными, которые совершали экстраординарные открытия о природе сознания, убеждавшие меня, что мы находимся на пороге революции в науке, революции, бросающей вызов всем нашим предположениям о том, как устроена вселенная и как мы определяем себя. Каждый из этих ученых обнаружил крохотную часть того, что вместе составляло новую науку, дающую совершенно новый взгляд на мир.

Этот новый взгляд на мир я приняла не сразу. Как писателя меня увлекают тайны жизни и большие вопросы – природа сознания, экстрасенсорный опыт, жизнь после смерти – в частности, те аномалии, которые подрывают общепринятые представления. Мне нравится выискивать, в согласии с известным высказыванием психолога Уильяма Джеймса, единственную белую ворону, необходимую для доказательства того, что не все вороны черные.

Но в моей груди бьется сердце прагматичного репортера, сформировавшегося еще в молодости, когда я была скрупулезной журналисткой, озабоченной тем, чтобы мои взгляды имели под собой твердую основу. Я не из тех, кто питает слабость ко всему мистическому, аурам, силе пирамид и любому небрежному или расплывчатому упоминанию понятия «энергия» или определения вроде «квантовое». Поскольку все это может сильно скомпрометировать мою работу, больше всего я ненавижу любые безосновательные суеверия.

Это не потому, что я неверующая. Мне присуща и глубокая духовность, убеждающая в том, что человеческие существа являются чем-то большим, нежели набором химикатов и электрических импульсов, но я строго определяю для себя Линию Мажино, разделяющую материальное и нематериальное, и полагаюсь на статистические графики распределения и значения вероятности для подкрепления своей веры.

Написание «Поля» вынуждало меня «и кнутом, и пряником» развивать эту единственную тему, изучать природу странного нового взгляда на реальность. После того как в 2001 году «Поле» было опубликовано, у меня развилось особое любопытство в отношении одного конкретного аспекта всех этих открытий: того, что мысли являются чем-то реальным, способным изменять физическую материю.

Эта идея не оставляла меня в покое. В то время в обществе особенно возрос интерес к силе намерения, материализации и закону притяжения, но у меня была масса неудобных вопросов. «Насколько именно универсальна эта сила, – размышляла я. – Что с ней можно делать? Идет ли речь о том, чтобы вылечить рак или просто передвинуть с места на место квантовую частицу? И самый логичный, на мой взгляд, вопрос: что происходит, когда множество человек думают об одном и том же в одно и то же время? Усиливает ли это эффект?»

Я собиралась продвинуться дальше популярных рассуждений о силе намерения. Разум в каком-то смысле казался неразрывно связанным с материей, и было похоже, что он на самом деле в состоянии изменять ее. Но сам этот факт, поднимавший много больших вопросов о природе сознания, был низведен до расхожих представлений вроде «думай, как думают богатые», и свидетельств в пользу этого было негусто.

Я хотела предложить людям что-то помимо материализации силой мысли новой машины или кольца с бриллиантом, что-то большее, чем все эти побрякушки. Я задумала гораздо более серьезный и дерзкий проект, направленный в основном на пробуждение нашего истинного «я», раскрытие нашего полного потенциала и умения жить в соответствии с радикально новым пониманием себя, как части огромного целого. Я хотела проверить на практике, достаточно ли сильна эта способность, чтобы исцелить отдельных людей и весь мир.

Подобно Фоме неверующему ХХ века, я, по сути, искала способ препарировать магию.

Я намеревалась сделать это с помощью своей следующей книги «Эксперимента по намерению», не просто компилируя различные исследования в области силы разума, преобразующей материю, но также привлекая читателей к открытому научному эксперименту. После публикации этой книги в 2007 году я собрала консорциум физиков, биологов, психологов, статистиков и нейробиологов, имеющих большой опыт в исследовании сознания. Периодически я собирала публику онлайн или в реальности, когда проводила лекцию или семинар где-либо, чтобы направить одно конкретное намерение на какую-либо цель в лаборатории, и затем один из тех ученых, с которыми я работала, вычислял результаты.

В итоге проект развился в крупнейшую в мире глобальную лабораторию, проводящую одни из первых контролируемых экспериментов в области силы массового намерения для воздействия на физический мир с участием нескольких сотен тысяч моих читателей из более чем сотни стран. И хотя частично эксперименты были довольно рудиментарными, даже простейшие из них проводились по строгим научным стандартам, с ведением подробных протоколов. И все, кроме единственного эксперимента, проводились как минимум с одним средством контроля и к тому же «вслепую», так что ученые, занятые в них, не знали о цели наших намерений до завершения эксперимента и вычисления результатов.

Это было во многих отношениях безрассудное и даже отчаянное предприятие. Я не была убеждена, что мы получим положительные результаты, но меня увлекала эта идея. «В худшем случае, – думала я, – у меня будет материал для занимательной книги, вовлекающей моих читателей во что-то новое». Я много раз подчеркивала, что действительные результаты экспериментов не так уж важны по сравнению с самим желанием исследовать новую идею, а затем собралась с духом и принялась за книгу.

Если в двух словах, все удалось. Из 29 экспериментов, проведенных мной на сегодня, 25 дали измеряемые свидетельства весьма значительных изменений. Если смотреть на эти впечатляющие результаты в перспективе, можно сказать, что никакое лекарство, выпущенное фармацевтической промышленностью, не может состязаться с таким уровнем положительного эффекта.

«Эксперимент по намерению» начал захватывать общественное сознание. Даже автор бестселлеров Дэн Браун сослался на мою работу в своей книге «Утраченный символ». Но сами по себе результаты экспериментов – это лишь часть общей картины. Фактически они не имеют особого значения.

И теперь пришло осознание, что большую часть времени, пока проводились эти эксперименты, я задавалась не теми вопросами.

Важнейшие вопросы относились к самому исследовательскому процессу и к тому, какие предположения он позволял сделать о природе сознания, о силе коллективного и нашего экстраординарного человеческого потенциала.

Я начала сознавать, поначалу с неохотой, что результаты экспериментов, при всей их поразительности, бледнели по сравнению с тем, что происходило с их участниками. Самый мощный эффект группового намерения – эффект, не отмеченный практически ни в одной популярной книге по этой теме, – сказывался на самих «намеревателях».

Постепенно я начала признавать, что переживание опыта группового намерения само по себе вызывает большие изменения в людях: изменяет индивидуальное сознание, избавляет от чувства отделенности и приводит участников группы в состояние, которое можно описать только как «экстатическое единство». В ходе экспериментов я наблюдала, как время и пространство схлопываются в единую точку. Я была свидетелем проявления нелокальности между человеческими умами. С каждым экспериментом, каким бы большим или малым он ни был, я наблюдала ту же самую динамику в группе, динамику настолько мощную и преображающую жизнь, что это делало возможным отдельные чудеса. Я записала сотни, если не тысячи, таких моментальных чудес в жизни участников моих экспериментов. Они избавлялись от давних серьезных патологий. Они налаживали разрушенные отношения. Они заново находили цель в жизни или отказывались от рутинной работы в пользу более захватывающей или приносящей внутреннее удовлетворение. Они преображались буквально у меня на глазах. И для этого не требовалось никакого шамана или гуру и никаких сложных лечебных процессов – фактически никакого обязательного опыта. Единственное, что было нужно, – это просто-напросто собрать людей в группу.

Что же такое я с ними делала? Поначалу я просто не верила в это. Несколько лет я списывала то, что выглядело как оздоровительные эффекты обратной отдачи, на разыгравшееся воображение. Я все время говорила мужу, что мне нужно набрать побольше живых свидетельств, провести больше экспериментов, собрать больше веских доказательств. Затем они стали пугать меня, и я принялась искать их подтверждения в исторических прецедентах. Кто-то где-то когда-то должен был достичь чего-то подобного до меня. Затем я стала оправдываться: я не целитель. На какое-то время, после того как я повидала столько чудесных целительных изменений в жизни людей, на меня нашло безразличие. Ну да. Очередное чудесное исцеление. Что такого?

И наконец меня осенило, что эти эксперименты самым непосредственным образом дают мне глубинное переживание того, что раньше я понимала только умом: наши истории о том, как устроен мир, вопиюще неверны. И хотя я уже писала о новых открытиях квантовых эффектов в большом обозримом мире и о всевозможных влияниях этого на наше понимание мироустройства, то, что теперь я переживала на личном опыте, превосходило мои самые экстравагантные идеи.

Эта книга представляет собой попытку извлечь смысл из всех чудес, происходящих в ходе этих экспериментов, чтобы понять, что же я в действительности делаю с участниками моих собраний – в рамках большого контекста науки, а также исторической эзотерической и религиозной практики. Это отчет о чрезвычайном происшествии, о человеческом стремлении, с которым я столкнулась и которое, по-видимому, имеет уходящие в древность предпосылки, связанные даже с Иисусом Христом и раннехристианской церковью, возможно, пропущенные библеистами. «Сила восьми» также в какой-то степени рассказывает обо мне и о том, как эта исследовательская работа в конечном счете преобразила меня из скрупулезного собирателя фактов в вынужденного апостола чудесного.

Результаты экспериментов по намерению, разумеется, впечатляют, но они не главное во всей этой истории.

Суть этой истории в той чудодейственной силе, которая заключена в вас самих, силе, способной изменить вашу жизнь, силе, начинающей действовать, как ни странно, в тот самый момент, когда вы перестаете думать о себе.

Часть I Пространство возможностей

Существуют две жизни, естественная и духовная, и мы должны расстаться с одной, прежде чем вступить в другую.

УИЛЬЯМ ДЖЕЙМС

Глава 1

Однажды вечером в конце апреля 2008 года мы с моим мужем Брайаном сидели за компьютером и пытались сообразить, как могли бы приспособить большущий эксперимент по намерению для малых семинаров, которые планировали проводить в Америке и Лондоне следующим летом, стараясь не заострять внимания на том, что всего лишь месяц назад имели самое смутное представление о том, что вообще собираемся делать.

Мне хотелось вложить в этот семинар нечто большее, нежели избитые трюизмы о силе мысли, но твердо я знала только одно: чего мне не хотелось, а именно притворяться, что я могу помочь людям совершать чудеса.

Что главным образом занимало меня в то время, так это организационная работа: естественное ограничение пространства семинара. Сила мысли, способная влиять на физическую реальность, могла проявиться в течение нескольких недель, месяцев или даже лет и подтверждалась в основном в лабораторных условиях. Каким образом мы собирались продемонстрировать какую-либо значительную трансформацию в период между пятницей и ранним вечером воскресенья?

Я стала записывать свои соображения на слайде Power Point.

Я напечатала «Фокусировка». Все «мастера намерения», у которых я брала интервью – буддистские монахи, мастера Цигун, мастера-целители, – говорили о вхождении в высокоэнергетическое и сфокусированное состояние ума.

– Концентрация, – сказал Брайан.

Возможно, массовое намерение повышало эту силу. Так, несомненно, казалось.

Фокусировка.

Концентрация.

А затем я написала: Сообщество.

Малая группа. Поскольку мои большие намерения были, по сути, филантропическим предприятием – попыткой исцелить что-либо на планете, – нам казалось логичным попытаться помочь исцелить что-нибудь в жизни наших посетителей.

– Давай попробуем распределить их по малым группам, от 8 до 12 человек. Попросим их направлять коллективное целительное намерение на кого-нибудь в этой группе, у кого проблемы со здоровьем, – сказала я Брайану.

Этот семинар в каком-то смысле будет еще одним экспериментом. Я смогу выяснить, обладает ли малая группа мощностью более крупных групп. Где находится точка перелома? Нужна ли критическая масса людей, чтобы достичь размаха какого-нибудь из наших крупных экспериментов, или хватит всего восемь человек? Мы уже не помним, кто из нас – вероятно, Брайан, прирожденный составитель заголовков, – предложил эту идею, но мы окрестили группы «Сила восьми», и ко времени нашего прибытия в Чикаго 17 мая собирались составить план.

Я думала, это будет примерно так же, как случилось с Доном Берри. В марте 2007 года Дон, ветеран армии США из города Туллахома в штате Теннесси, написал мне на форуме веб-сайта «Эксперимент по намерению», предложив стать нашим первым участником эксперимента по намерению. В 1981 году у него диагностировали ревматоидный спондилит, и его позвоночник был сплавлен в единую массу, отчего не мог сгибаться в стороны. За прошедшие годы ему заменили оба бедренных сустава, и Дон постоянно испытывал боль. Поскольку ему пришлось сделать уйму рентгеновских снимков и пройти множество прочих диагностических обследований, по его словам, он мог предоставить полную историю своей болезни, по которой можно будет отслеживать любые изменения.

Мы разместили в блоге Дона обращение к членам моего онлайн-сообщества с просьбой проводить дважды в неделю собрания, на которых они будут направлять Дону целительное намерение, а он, в свою очередь, начал вести дневник своего состояния.

«В то время, когда это происходило, мое самочувствие начало улучшаться, – написал он мне. – Это не было немедленным исцелением, но мне стало лучше, и я испытывал меньше боли».

Когда Дон посетил ревматолога, как делал это каждые полгода, он смог впервые сказать врачу, что чувствует себя совершенно фантастически.

– Я все еще прочно склеен, но чувствую, что стал более гибким, и испытываю гора-а-аздо меньше боли, – сказал на приеме Дон. – Не припомню, чтобы когда-нибудь чувствовал себя лучше.

Затем врач взял свой стетоскоп, чтобы прослушать сердце Дона, и попросил его сделать глубокий вдох. Под конец вдоха врач внезапно взглянул на Дона с недоверием на лице и сказал:

– Ваша грудина чуть двинулась!

«Врач вообще сидел с открытым ртом, – написал Дон. – У меня не было спонтанного исцеления, но эксперимент по намерению привел мои шестеренки в движение, и мне стало намного лучше, и к тому же это заставило меня признать, [что] то, как я думаю, влияет на мое здоровье и даже на мир вокруг меня».

Я думала, в этих группах будет происходить что-то подобное, что-то, продвигающее идеи, заложенные в моих книгах, и приносящее какие-то физические изменения или улучшения.

Это могло быть эффектом плацебо, упражнениями на развитие оптимизма – чем-то наподобие массажа или маски для лица.

Я сказала, что мы собирались в Чикаго, но на самом деле мы не приблизились к нему и на пушечный выстрел, так как семинар проходил в городке Шаумбург в штате Иллинойс. Мы могли находиться где угодно в Америке, в одном из этих массивных гостиничных комплексов, что стоят вдоль шоссе. Отель «Ренессанс» с конференц-центром, выбранный нашими организаторами в основном за его расположение (17,5 км от аэропорта О’Хара), был самым крупным и фешенебельным в Шаумбурге, образцовом городке округа Кук в пределах Золотого коридора северо-западного Иллинойса, названного так из-за «золотой жилы» торговых центров, промышленных парков, компаний «Форчун-500» и ресторанов «Хутерс» и «Бенихана» вдоль автострады 90. В Шаумбурге размещались главные офисы компании «Моторола»; а торговый комплекс «Вудфилд», до которого было рукой подать от нашего отеля, был одиннадцатым по размеру в США. Правящая элита городка обладала достаточным финансовым чутьем, чтобы после открытия аэропорта О’Хара и северо-западного управления платных дорог «Тулвэй» осознать все экономические возможности превращения сонного сельскохозяйственного района в престижный пригородный жилищный комплекс и оперативно обустроить даун-таун (в лучших традициях отцов-основателей), зарезервировав обширные территории для будущей коммерческой застройки. Спустя 46 лет этот поселок городского типа обзавелся завершающими 45 акрами, вклинившимися между изгибом автострады 90 и шоссе 62 и преобразившимися в элегантный отель, в котором мы теперь остановились.

Мы продолжали обкатывать идеи об устройстве этих групп, пока я весь день показывала Брайану окрестности поблизости от тех мест, где провела первые два года в колледже при Северо-Западном университете и одну зиму на редакторской стажировке в журнале – представьте себе – «Плейбой». Мы прошлись до берега озера Мичиган, где по-прежнему, несмотря на позднюю весну, с водной глади налетали суровые порывы ветра, проникавшие под наши легкие куртки. «Нужно ли нам размещать их по кругу, – спрашивали мы себя. – Нужно ли им держаться за руки? Куда нужно помещать того, над кем они будут целительствовать, – в центр круга или вместе со всеми? И сколько времени им нужно удерживать целительное намерение?»

Вечером накануне конференции мы сидели в похожем на пещеру атриуме рядом с электрическим камином, глядя на фонтанчик, плясавший перед гигантским прудом, отделявшим нас от восьмого офиса компании «Тулвэй».

Мне все еще казалось, что я со своими открытиями не готова к проведению этого семинара, и у меня не было многих ответов.

Я беспокоилась о том, что случится завтра. Мы продвигались так осторожно в наших больших экспериментах, до последнего времени избегая вовлечения испытуемых участников, поскольку не знали, получим положительный или отрицательный эффект. Я также чувствовала свою незащищенность. Впервые мы будем работать «без страховочной сетки», без какого-либо слепого или научного метода. Что, если кто-то пострадает? Мы подумывали, не следует ли нам сделать заявление об отказе от ответственности. Но одно казалось несомненным: группы должны стать в круг. Завтра все это должно выясниться.

Мы встретили наше общество числом около сотни человек тем же вечером в просторном актовом зале. В субботу после ланча мы поделили их на малые группы от 8 до 12 человек, убедившись, что большинство из них были совершенно незнакомы. Мы попросили, чтобы люди с физическими или даже психическими недугами назвали себя. Им нужно было рассказать о своем заболевании остальным участникам, после чего группа должна была встать в круг, взяться за руки и направлять в унисон целительные мысли этому человеку, удерживая свое намерение десять минут – совершенно произвольный период времени, выбранный нами для наших больших экспериментов.

– Это просто очередной эксперимент, – сказала я им перед началом. – Любые переживания, полученные вами, будут приемлемы.

Мы включили музыку, которую использовали для больших экспериментов, и смотрели на группы людей, казавшиеся такими естественными и сплоченными. Перед тем как разойтись, мы попросили наших участников с недугом, чтобы они были готовы описать свои переживания и текущее умственное, эмоциональное и физическое состояние на следующее утро, а затем сделали глубокий вдох и приготовились ждать итогов.

– Не пытайтесь придумывать улучшения, если их не будет, – сказала я им на прощание.

Мы оба были неразговорчивы в тот вечер, тихо сидя за ужином с Рэ и М. А., нашими организаторами конференций, так как пытались сосредоточиться в основном на проведении семинара даже в большей степени, чем на возможных результатах отдельных групп.

Когда семинар возобновился в воскресенье, я попросила тех, кто направлял свое намерение, выйти вперед и рассказать об ощущениях. Затем в передней части комнаты выстроились в ряд примерно десять человек, и мы, в свою очередь, вручили каждому из них микрофон.

Мы с Брайаном, добродушно посмеиваясь, приготовились услышать о ничтожнейших улучшениях, но не были готовы к тому, что произошло.

Одна из наших пациенток, страдавшая нарушением сна и ночной потливостью уже много лет, впервые за долгие годы спала спокойно. Другая женщина, у которой сильно болела нога и во время сеанса разболелась сильнее обычного, сообщила, что к полудню боль настолько уменьшилась, что лучшего самочувствия она не припомнит за последние девять лет. Женщина, страдавшая мигренью, проснулась без боли, и также без боли проснулась другая женщина, страдавшая жуткими желудочными коликами и синдромом раздраженного кишечника. Одна из женщин с депрессией почувствовала улучшение на этих выходных. И подобные истории продолжали звучать примерно в течение часа.

Я не смела взглянуть на Брайана – настолько велико было потрясение. Хромые в буквальном смысле ходили.

При всем моем пренебрежении к бульварной мистике я столкнулась с величайшей мистикой лицом к лицу.

И все это время одна мысль вертелась у меня в голове: «Это же не я». Я знала нескольких одаренных целителей и не горела желанием записаться в их ряды. Эти коллеги прошли школу гигантов мысли в области личностного развития: трансцендентальная медитация, «Курс чудес», тренинги личностной трансформации, такие как ЭСТ (Эрхардовский семинар-тренинг) или «Первобытный крик». Я же в юности испытала сильное влияние столпов журналистики Боба Вудворда и Карла Бернстайна, убедивших меня в том, что пристальное вынюхивание фактов было самым стоящим занятием из всех, способным обрушить даже президентскую администрацию.

И теперь, сидя в комнате отеля перед всеми этими людьми, я в каком-то смысле чувствовала себя шарлатаном с очередным средством от всех болезней в виде безграничной силы внушения. Брайан, как и я, не показывал своих эмоций на этот счет, и мы сохраняли сдержанность до конца выходных, отмечая, что эффективность групп, похоже, только усиливалась.

Я не знала, как это все понимать. Вернувшись в Лондон, я сразу отмела возможность чудесных исцелений. Здесь должен быть какой-то эффект ожидания, думала я, какое-то разрешение, получаемое человеком на мобилизацию своих собственных целительных ресурсов.

Но на следующий год на каждом из наших семинаров, в какой бы точке мира они ни проводились и сколько бы человек в них ни участвовало, мы были свидетелями тех же самых результатов. Мы выслушивали историю за историей о невероятных улучшениях, о физической и психической трансформации.

У Мареке был рассеянный склероз, и она едва передвигалась без посторонней помощи. Но наутро после сеанса намерения она пришла на семинар без костылей.

Марсия страдала некой формой катаракты, мешавшей ей видеть одним глазом. На следующий день, испытав на себе целительное намерение группы, она заявила, что ее зрение почти полностью восстановилось.

Еще была Хедди из Марсдена с артритом колена.

«Я не могла согнуть колено больше чем на 90 градусов. И оно всегда болело, когда я поднималась и спускалась по ступенькам. Мне всегда было так трудно», – сказала она.

Обычно ей требовалось спускаться с осторожностью, шаг за шагом. В группе «Сила восьми» ее поместили в центр круга, и все сели поближе к ней, чтобы руки двух участников лежали на ее колене.

«Сперва я ничего не чувствовала, а потом стало тепло. Затем мои мышцы начали дрожать, и все стали дрожать вместе со мной. Я почувствовала, как боль отступает. И через несколько минут боль ушла», – сказала она.

Тем вечером Хедди смогла подниматься по лестнице и спускаться с легкостью, и она отправилась в сауну в отеле. Наутро она по-прежнему не чувствовала боли.

«Я встала с постели и пошла в душ, забыв, что обычно передвигаюсь мелкими шажочками. И я нормально спустилась вниз».

У мамы Лоры из Денвера был сколиоз. После того как на нее направили целительное намерение, ее боль исчезла. А через несколько месяцев Лора написала мне, что маме пришлось передвинуть зеркальце заднего вида в машине – настолько изменилась ее осанка.

Еще был Дэниел из Мадрида с необычной патологией, препятствовавшей усвоению витамина D, так что его позвоночник выгнулся вперед, мешая ему дышать, особенно с правой стороны. Во время сеанса намерения в спине появилось сильное жжение, а в бедрах жар сменился холодом, и на время его боль усилилась. Он почувствовал, как его спина распрямляется, словно растет. Один миг ему казалось, что она готова сломаться. Но после сеанса Дэниел сказал, что может дышать нормально впервые за долгие годы, и его осанка стала заметно более прямой.

И были сотни и даже тысячи других подобных случаев, и каждый раз я стояла там и смотрела, как все это происходит у меня на глазах. Я должна была радоваться этим поразительным преображениям, но в то время они внушали мне в основном чувство ненужной ответственности. Мне казалось, что все это подрывает мою репутацию в том, что я считала своей «настоящей» работой – крупномасштабные эксперименты.

И поэтому я много лет просто игнорировала все это. Как сказал бы вам любой журналист, я «закопала суть истории». Я не вполне сознавала то, что все эти люди пытались донести до меня, как в случае с Розой, которая рассказывала мне о том моменте, когда группа направила намерение на ее гипоактивную щитовидку:

«Я ощутила, как открылся коридор и я соединилась со вселенной. И если я получала это, значит, могла исцелиться. Я чувствовала, как отдаю и получаю исцеление, словно сама себя исцеляла».

Глава 2

Хороший репортер – это нарушитель общественного порядка, время от времени «закладывающий бомбу под фундамент», и наше оружие – это скрупулезное описание наблюдаемого явления. Вы начинаете с известного и добавляете к этому факт за фактом, как ученый или даже детектив. Ученые также могут быть вестниками неудобной правды, но лучшим ученым, как мне сказали, нравится, когда их опровергают.

Вы начинаете с построения неких допущений, выстраиваете гипотезы, придумываете способ их испытания, а затем садитесь и смотрите, что у вас получилось. Чаще всего вы обнаруживаете, что двигались не в том направлении, и, прежде чем понимаете это, оказываетесь на незнакомом континенте. И если вы настоящий исследователь – редкое явление в современной науке, – вы испытываете восторг.

Ведь только тогда, когда ваша гипотеза неверна, вы узнаете что-то новое о том, как устроен мир.

Но что, если вы уже находитесь на совершенно неизвестной территории? Как вы докажете что-то, отрицающее любой закон, которому вас учили, имея средства и методы, совсем не подходящие для вашей задачи? Что, если все ваши предпосылки находятся за пределами известного и наблюдаемого? Что, если вы пытаетесь вычислить математическое уравнение чудесного?

Начиная первые крупномасштабные эксперименты по намерению, мы действовали совершенно вслепую. Не было никаких схем, по которым можно было ориентироваться, или прецедентов, чтобы опираться на них; практически никто прежде не занимался моей областью исследований, по крайней мере в отношении группового намерения. Имелся большой объем научных работ о воздействии человеческих мыслей на физическую реальность с самыми разными целями – от электрических приборов до других людей, – и многие из этих исследований оказывались успешными, и вместе с этим существовало множество формальных и неформальных групп массовой медитации, но почти никто не проводил эксперименты по воздействию группового направления одной мысли на одну и ту же цель в одно и то же время.

Не имея научных прецедентов, мы поначалу столкнулись с массой неопределенностей. Как лучше всего формулировать мысль? Нужно ли быть предельно конкретными в своих намерениях или достаточно высказать общее пожелание и предоставить остальное вселенной? Должны ли направляющие намерение быть все вместе в одной комнате или им можно находиться в своих домах, за экранами компьютеров? И если мы проводим эксперимент по Интернету, как планировали, нужно ли нашим направляющим иметь какое-либо «живое» соединение с целью? Имела ли значение дистанция и убывала ли сила намерения по мере удаления от цели? Какое время удержания мысли является оптимально эффективным? Подходит ли любой момент или нужно выждать, когда вселенная будет «в хорошем настроении»? И что насчет числа участников?

Организация «Трансцендентальная медитация», основанная покойным Махариши Махеш Йоги, провела несколько исследований больших групп медитаторов, предложив некоторый объем провокационных свидетельств того, что, если 1 процент населения практикуют обычную медитацию TM и квадратный корень 1 процента населения практикуют TM-сидхи, медитацию более продвинутого типа, тогда окружающее поле получит воздействие и насилие любого вида – от убийств до дорожных аварий – уменьшится [2]. Исходя из этого, нужна ли нам для экспериментов по намерению критическая масса подобного рода для достижения результата?

Не имея готовой схемы, мы должны были проверять на практике все эти вопросы, делая один отчаянный шаг за другим.

Но, возможно, главный вопрос заключался в том, кто из известных ученых будет готов поставить на карту свою репутацию, согласившись работать со мной, при этом даже не рассчитывая, что ему заплатят? К счастью, есть несколько ученых, похожих на меня в том отношении, что они также наделены тем, что можно назвать слабо выраженной духовностью, влияющей на их жизнь и окрашивающей направление исследований, которыми им хочется заняться, и вскоре я нашла такого добровольца для моих первых экспериментов в лице доктора Гэри Шварца, психолога и руководителя Лаборатории по развитию сознания и здоровья при Аризонском университете. Гэри имеет безупречный послужной список: степень общества «Фи Бета Каппа» от Корнельского университета, степень доктора философии от Гарварда, доцентура в Гарварде, постоянная профессура в Йеле и руководство Йельским центром психофизиологии и Йельской клиникой поведенческой медицины. Несмотря на этот внушительный список, к 1988 году Гэри на себе ощутил ограниченность консервативного академического мира Восточного побережья и, когда возник подходящий случай, благополучно перешел в Аризонский университет, где ему предложили преподавать психологию и вдобавок к этому предоставили свободу на проведение по большому счету любых исследований. Эта свобода вышла на новый уровень в 2002 году, когда Гэри получил грант в размере 1,8 миллиона долларов от Национального центра комплементарной и альтернативной медицины Национальных институтов здравоохранения на создание Центра передовых наук в области медицины и биополя. К тому времени, когда мы с ним пересеклись, Гэри имел уйму опыта по проведению всевозможных экспериментов по энергетическому лечению и целую лабораторию в своем распоряжении для исследований новых способов целительства.

Коренастый энергичный мужчина за шестьдесят, постоянно спешащий куда-то, Гэри являл собой гудящий улей энтузиазма, который умел направить на свой университетский учебный план, на пользу студентам и аспирантам. Влюбившись в культуру американского юго-запада еще в магистратуре, он стал жадным коллекционером индейских и африканских статуэток, собрав более 50 фигурок воронов – один из них, созданный коренным американцем с тихоокеанского северо-запада, свисает с потолка его гостиной.

Когда мы встретились, энтузиазм Гэри сделал вираж к самым крайним пределам человеческих возможностей. Задолго до согласия принять участие в моей работе он уже проводил «Эксперименты посмертного существования», ряд контролируемых исследований, тщательно подготовленных во избежание мошенничества, чтобы проверить, действительно ли медиумы могут общаться с умершими. Его группа медиумов смогла достичь показателя точности в 83 процента, дав более 80 единиц информации об умерших родственниках: от имен и личных особенностей до подробного описания смерти [3]. Вдохновленный таким успехом, Гэри усовершенствовал свои исследования, введя протоколы с тройным слепым методом, и даже в какой-то момент создал то, что он называл экспериментом «двойной-слепой-двойной-покойный», с участием медиума, получающего информацию от одного покойника о другом. Этот эксперимент также удался [4]. Вскоре после этого Гэри переделал столовую и гараж у себя в доме в Тусоне в экспериментальный театр с инструментами, предположительно обеспечивающими «технологию выявления духов на ранней стадии и коммуникацию с ними», – «душевный телефон», как он это обычно называл. Гэри, как правило, открыт для любых проектов, при условии возможности научной оценки. Он был именно тем ученым, кого не смутила бы идея того, что множество человек попытаются решить мировую проблему силой позитивного мышления.

Тем не менее, как и большинство ученых, Гэри обладал инстинктивной осмотрительностью, и он настоял на том, чтобы мы продвигались «черепашьим шагом». В науке вы начинаете с абсолютных начал и с постановки самых базовых вопросов. Так что нам следовало начать с «овощей» и продвигаться через «минеральное» и «животное» царства с экспериментальными моделями, изначально крайне простыми, постепенно усложняя их. Сперва растения, затем, возможно, что-то вроде воды, затем животные и, наконец, человеческие существа.

Меня «убивала» мысль начинать эксперименты с растений. Медлительная природа научного эксперимента несовместима с одной из сторон моей личности. Несмотря на мой тщательный подход к собиранию свидетельств, меня привлекают размашистые штрихи.

Когда я запустила эксперимент по намерению в 2007 году, у меня были большие планы. Я хотела спасать утопающих здесь и сейчас.

Мы будем проводить большие коллективные сеансы для исцеления от рака, мы будем восстанавливать озоновый слой, а затем покончим с насилием в горячих точках во всем мире.

Но на все мои большие идеи Гэри неизменно отвечал словами из начальной сцены фильма «Контакт», где ученый Тэд Эрроувэй наставляет свою импульсивную молодую дочь Элли, которая настраивает любительское радио, пытаясь установить с кем-то связь, тайно надеясь, что поймает контакт из дальнего космоса.

«Шаг за шагом, Элли, – говорил мне Гэри то и дело словами Эрроувэя. – Шаг за шагом».

Как он не уставал напоминать мне, мы работали с экспериментальными моделями, которые никогда еще не использовались. Сперва нам следует установить, что групповые человеческие мысли могут иметь эффект – любой эффект. Только после того, как мы продемонстрируем это, можно рассчитывать на более крупные и заманчивые цели. Как и подобает настоящим ученым, мы должны продвигаться черепашьими шажками.

И хотя я ценила его приверженность этим строгим принципам, наши периодические мозговые атаки превращались в «перетягивание каната» между моим радужным воображением и научной предосторожностью Гэри.

– О’кей, давайте посмотрим, можем ли мы понизить глобальное потепление, – говорила я Гэри во время одной из наших мозговых атак по телефону.

– Как насчет того, чтобы начать с листика, – отвечал он мне. – А как закончим с листиком, перейдем к семенам.

В итоге Гэри убедил меня, что, взяв за цель одну из наиболее простых биологических систем с ее семенами или листьями, мы сможем сократить бесконечную вариативность, присущую живым организмам с мириадами химических и электрических процессов, происходящих одновременно и ежесекундно. Только начав с простейших типов биологических систем, мы сможем продемонстрировать, что любые изменения происходят вследствие силы намерения, а не огромного множества других факторов. К тому же растения были чистыми, безопасными объектами. Использование растения или чего-либо вообще, кроме людей, в качестве подопытных объектов означает, что не придется выносить наше предполагаемое исследование на суд внутренней университетской наблюдательной комиссии, следящей за тем, чтобы исследования с подопытными людьми проводились без нарушения этических норм, из-за чего эксперименты могли быть задержаны на несколько месяцев.

Проведение научных экспериментов всегда ограничивается измерительным оборудованием, которое вы можете достать, но лаборатория Гэри, расположенная в непритязательном современном одноэтажном жилом доме, оштукатуренном в розовый цвет, при университете, была настоящей пещерой Аладдина, оснащенной сложным оборудованием, способным регистрировать легчайшие изменения в живых организмах. Гэри находился под большим влиянием работы покойного немецкого физика Фрица-Альберта Поппа, который искал лекарство от рака, но вместо этого обнаружил, что все живые организмы, от водорослей до человеческих существ, испускают крохотные лучики света. Попп дал своему открытию внушительное название – «биофотонная эмиссия» – и весь остаток своей жизни пытался убедить научное сообщество, что эта легчайшая световая дымка представляет собой первичное средство коммуникации живых организмов между собой и внешним миром [5]. Попп верил, что этот свет был не чем иным, как центральным проводником, отвечающим за координацию миллионов молекулярных реакций в нашем организме, и центральным средством ориентации во внешней среде через двустороннюю систему коммуникации, и к моменту его смерти в 2014 году правительство Германии, а также более 50 ученых по всему миру начали разделять это убеждение.

И хотя Попп разработал и создал несколько «фотоумножителей» для записи этого слабого света, Гэри хотел продвинуть его работу на шаг дальше, используя особое оборудование, позволяющее запечатлеть этот свет на фотографии. Он уже сумел убедить Фонд национальной науки США дать ему доступ к сверхохлажденной цифровой полупроводниковой камере на приборах с зарядовой связью (ПЗС), установленной на телескопе, которая позволяла фотографировать легчайший свет далеких галактик, поскольку осознал, что такое устройство позволит ему получить цифровые фотографии светового излучения, испускаемого живыми существами, и вычислить его, фотон за фотоном. К началу нашей совместной работы он успел потратить 40 000 долларов из своего гранта, заказав себе упрощенную версию такой камеры. С этим устройством мы могли начать с самых низов, заверил меня Гэри. Измерение силы наших мыслей на таком крохотном потоке света было гораздо более тонким процессом, чем, скажем, оценка нашего влияния на скорость роста, и оборудование настолько восприимчивое позволило бы нам учесть любые различия вплоть до последней соринки.

В науке первым делом полагается «забраться на плечи» ученых прошлого, которые уже разведали интересующую тебя территорию, поэтому исследователи предпочитают для начала повторить то, что уже было продемонстрировано до них, прежде чем переходить к новому.

Для нашего пробного испытания мы решили воспроизвести экспериментальное исследование, проведенное ранее с Фрицем Поппом, о котором я писала в книге «Эксперимент по намерению»[6]. В том эксперименте я собрала в Лондоне шестнадцать опытных медитаторов, которые посылали целительное намерение на четыре цели, находившиеся в лаборатории Поппа в городе Нойсе, в Германии: два вида водорослей, денежное дерево и женщина, – и каждая из этих целей пребывала под воздействием того или иного стресса. Биофотонные измерения всех этих целей показали, что мы оказали на них сильное воздействие в те промежутки времени, когда посылали целительное намерение.

Однако при проведении того первого эксперимента мы не учли одной важной детали, на которой настаивают защитники серьезной науки, – аналогичной контрольной группы, совпадающей с предметом исследования по тем или иным параметрам, но не подвергающейся какому-либо намеренному воздействию. Нашу «контрольную группу» составляли получасовые промежутки времени, в течение которых мы отдыхали и не посылали намерение, а также тот факт, что мы не сообщали заранее ученым, в какое время это делается. Но на этот раз мы имели две почти идентичные цели, помещенные в одинаковые условия, чтобы произвольно выбрать одну из них в качестве цели для намерения и использовать другую для контроля. И мы снова применяли «слепой метод»; ученые должны будут находиться в неведении относительно того, какую цель выбрали мы или участники нашего эксперимента, пока не будут проведены все вычисления, чтобы они никоим образом не могли повлиять на результат.

Прикинув несколько возможностей для первого большого эксперимента по намерению, мы в итоге выбрали в качестве цели лист герани, сорванный с цветущего растения в аризонской лаборатории Гэри. Мы решили обратиться к участникам конференции, намеченной на 11 марта 2007 года, и попросить их направлять намерение, чтобы понизить «сияние» одного из двух листьев герани, произвольно выбранного нами, которые будут постоянно фотографироваться с помощью веб-камеры, транслирующей изображение нашим участникам на огромном экране.

Одна из причин изначальной осторожности Гэри в отношении нашей первой цели была связана с трудностями получения научных доказательств. Чтобы показать, что нечто работает в соответствии со стандартным научным протоколом, требуется продемонстрировать статистическую значимость, представляющую собой математическое выражение того, что ваши результаты не возникли по случайному стечению обстоятельств, а непосредственно вытекают из исследований, а для этого вам нужна определенная критическая масса предмета исследования. Наука признает, что значимость как таковая возникает при p<.05, что означает менее 1 из 20 шансов в пользу того, что ваши результаты вызваны случайностью.

Для того чтобы наши результаты достигли подлинной статистической значимости, нам понадобилось найти более 30 точек сравнения – или, как это называют ученые, «измерительных точек» – между двумя листьями. Проведение эксперимента, даже такого рудиментарного, с учетом этих условий потребовало скрупулезного 50-шагового протокола, которого придерживался молодой техник-лаборант из команды Гэри, Марк Боккуцци. Для эксперимента Марку понадобилось выбрать два листа герани, идентичных по размеру и числу световых излучений, а затем сделать 16 проколов в каждом листе в виде решетки площадью 4 см на 4 см – этот процесс подготовки занял несколько часов. Марк планировал поместить оба листа под свои цифровые камеры, переслать изображения Питеру, нашему первому веб-мастеру эксперимента по намерению, а затем ожидать сигнала, что наше групповое намерение завершено, и тогда сделать фотографии каждого листа камерой ПЗС.

Изначально мы планировали, что наши участники попытаются понизить световое излучение, как это было в эксперименте Поппа. Но здоровый свет живого организма опровергает здравый смысл; чем ниже уровень света, тем, как правило, здоровее организм. По мере приближения 11 марта я начала беспокоиться о том, что указание «понизить свет» может интуитивно восприниматься участниками в обратном смысле, так что они будут пытаться повысить его. Мы с Гэри обсудили это перед самым экспериментом, и я предложила поменять указание с понижения на повышение светового излучения листа. Этот экспериментальный протокол не вызывал у меня восторга. Когда вы намеренно повышаете чей-то свет, вы в действительности подавляете его. Так что, по сути, весь наш эксперимент должен был стать упражнением по нанесению ущерба живому организму, даже если это был всего лишь лист, упавший с растения.

В день конференции мы подбросили монетку, чтобы выбрать нашу цель; другой лист должен был стать контрольным. Перед самым началом Гэри позвонил участникам по телефону и пожелал удачи.

«Помните, – сказал он им, – вы творите историю науки».

На экране возникло гигантское изображение нашего листа. Я дала указания участникам эксперимента по «прокачке силы», упражнению, которое придумала и опубликовала в «Эксперименте по намерению», взяв за основу общие положения из практик «мастеров намерения» – мастеров-целителей, мастеров Цигун и буддистских монахов – плюс те условия, которые лучше всего подходили для лабораторных исследований воздействия разума на материю.

«Заставьте этот листик сиять и сиять, – сказала я. – Представляйте его сияние перед своим мысленным взором».

Я попросила их удерживать свое намерение, пока звучит гипнотическая медитативная музыка – Choku Rei с альбома Reiki Chants Джонатана Голдмана. Мы с Гэри решили, что участники будут удерживать намерение десять минут – совершенно произвольная величина, выбранная просто потому, что мы считали, что им будет трудно выдержать дольше, однако перед самым экспериментом я начала волноваться, что удерживать мысленную фокусировку такое количество времени может оказаться трудным без какой-нибудь внешней поддержки. И я попросила моего мужа, Брайана, посоветоваться с Мел Карлайл, заведующей книжным магазином «Разум-Тело-Дух» на нашей конференции, по поводу подходящей медитативной музыки для участников эксперимента.

«Вот, попробуй первую дорожку», – сказала Мел, передавая Брайану CD Голдмана Reiki Chants.

Годом позже я с изумлением узнала, что фраза Choku Rei означает, по сути, «прокачку силы». Возможно, случайностей не существует…

* * *
Шел август 1979 года, мне было 28 лет, и в 3 часа ночи, изнемогая от жары в своей манхэттенской квартире без кондиционера, я просматривала последние материалы исследований, которые проводила для своей первой книги «Детские брокеры», направленной на разоблачение частного рынка приемных детей. Я проследила операции одного американского адвоката, занимавшегося ввозом беременных девушек из Германии и пристраивавшего их детей парам на Лонг-Айленде, другого адвоката, размещавшего рекламу на дома для неженатых на острове Сен-Мартен («Не делайте аборт. Рожайте ребенка и отдыхайте при этом на Карибах»), и одного мексиканского адвоката, занимавшегося, по сути, отмыванием денег за приемных детей. Я занималась своим последним адвокатом, организовавшим ряд опекунских агентств в различных частях США и в других странах, пользуясь всевозможными просчетами в местных законодательствах. Насколько я могла понять, он сумел обойти законы всего мира. Он был скользким типом и даже угрожал мне в завуалированной форме во время одного телефонного разговора. Тем не менее я так и не легла той ночью, въедливо изучая собранные материалы и понимая при этом, что любая ошибка с моей стороны может несправедливо разрушить жизнь этого человека, даже если он, что весьма вероятно, замешан в торговле человеческими существами.

И вот 30 лет спустя я чувствовала себя слегка нелепо, направляя свое сообщество молиться на листок герани. Будучи молодой журналисткой, я следовала правилам, принятым Вудвордом и Бернстайном: два источника свидетельств по одному предмету подтверждают его как факт. И я вдруг подумала, что это «намеревание листка» нарушало мое собственное незыблемое кредо. На самом деле это нарушало все до последнего принципа моей второй, упрямо приверженной фактам стороны.

После десятиминутного периода направления намерения мы позвали Марка, и он поместил оба листа в биофотонную систему визуализации и фотографировал их в течение двух часов. Конференция закончилась, и все разъехались по своим странам. Мы все затаили дыхание, ожидая услышать, что произошло в другой части мира в маленькой лаборатории в Аризоне.

«Вы не поверите, – возбужденно говорил мне Гэри по телефону через несколько дней. – Лист с намерением сиял так сильно, что казалось, будто другой лист был в полном игноре».

Изменения от «сияющего намерения» были настолько значимы, что их легко было видно на цифровых изображениях, созданных камерой ПЗС, и численно усиленный биофотонный эффект также имел заметное статистическое значение. Фактически, как сказал Гэри, все проколы в выбранном листе были заполнены светом по сравнению с проколами контрольного листа, оставшимися черными.

Неделей позже Гэри прислал мне копию электронного письма Марку: «ПОДОЖДИ, ПОКА УВИДИШЬ, КАКИЕ КЛАССНЫЕ ДАННЫЕ… картинки, графики и таблицы…» Для нашего официального пресс-релиза об этом событии он выбрал более сдержанный тон: «Для первого эксперимента такого рода результаты не могли бы быть более обнадеживающими».

Окрыленные таким потрясающим результатом, мы стали планировать наше первое большое онлайн-мероприятие, наметив его на 24 марта. Одно из основных положений нашей предварительной гипотезы состояло в том, что эксперимент удастся только в том случае, если участники будут иметь некую связь с целью «в реальном времени», и чтобы достичь этого, мы решили установить две веб-камеры прямой трансляции, непрерывно передающие изображение нашей цели и контрольных объектов. В последнюю минуту Питер, наш веб-мастер, предостерег нас от использования веб-камер, как это было в эксперименте на конференции, поскольку из-за этого мог зависнуть веб-сайт, если на нем окажется одновременно несколько тысяч онлайн-участников, что казалось все более вероятным по мере приближения намеченной даты.

«Вообще веб-трансляции всегда накрываются или как минимум очень непредсказуемы», – написал он.

Марк предложил следующий вариант: две цифровые камеры, которые можно настроить, чтобы передавать на наш сайт постоянно обновляемые изображения обоих листьев каждые 15 секунд. Вместо «живого видео» листьев мы будем показывать их фотографии и таким образом сбережем наш сервер.

Моя младшая дочь, которой тогда было десять, подбросила монетку, чтобы выбрать один из двух листьев. Мы обновили компьютер большущим сервером с дополнительным ОЗУ и отключили все наши другие веб-сайты, чтобы повысить мощность. А затем мы снова подождали, прежде чем дальше творить историю науки.

Мне, как и тысячам других людей, пришлось провести следующий час в состоянии полной фрустрации, снова и снова пытаясь войти на веб-сайт, который не загружался дальше первой страницы. Опасения Питера оказались не напрасными. Так много людей – порядка 10 000 – пытались войти на сайт одновременно, что он «накрылся». Я была готова сквозь землю провалиться.

Поломка веб-сайта стала воплощением моих худших страхов относительно абсурдности нашего мероприятия. Хотя в каком-то смысле я также поняла, что мы стали жертвами собственного успеха.

Все, что оставалось сделать, – это объявить о произошедшем и пообещать моему сообществу, что мы предпримем новую попытку при первой возможности, а про себя я зареклась рекламировать эти эксперименты настолько, чтобы численность нашей публики снова вывела из строя сервер. Как я начала сознавать, демонстрация силы намерения была легкой частью. Трудная часть состояла в организации трансляции в реальном времени, чтобы тысячи человек смогли увидеть одну живую цель одновременно.

Во избежание очередной электронной закупорки мы наняли высокооплачиваемую группу веб-разработчиков и арендовали гигантский сервер у компании, поставляющей серверы для Pop Idol, британского эквивалента American Idol, с девятью связанными серверами для распределения нагрузки. Наш новый веб-мастер Тони Вуд был из Vision-net, и его команда, обслуживавшая компьютерные сети больших компаний, таких как The Financial Times, была уверена, что он сможет придумать что-то, чтобы сайт не зависал. На этот раз мы на время закроем домашнюю страницу и создадим для действительного эксперимента страницу html, видимую только зарегистрированным участникам. Но, чтобы быть уверенным, Тони хотел сделать пробный запуск с реальным событием через неделю.

21 апреля, в день пробного запуска, все 7000 «с хвостиком» человек, подписавшихся на исследование, вошли на сайт и смогли принять участие в нашем «сияющем» эксперименте, но на этот раз с семенами стручковой фасоли. И снова наше исследование сработало. Как и в мартовском эксперименте с участием публики, мы получили положительный эффект, хотя и незначительный из-за ограничений камеры ПЗС, позволившей нам сфотографировать всего 12 семян.

«Если бы мы могли показать в два раза больше семян, – написал мне Гэри, – результаты достигли бы статистической значимости».

Но когда неделю спустя, 28 апреля, мы провели то, что называли «действительным» экспериментом, снова с листьями герани, только 500 человек смогли прорваться, и результаты оказались неубедительными. В июне мы решили вернуться к основам и повторить наш первый эксперимент с листьями во время выступления на конференции в Лос-Анджелесе, и в итоге удвоили исходные результаты.

Несмотря на такой неуверенный старт, мы сумели получить ответ на самый важный вопрос из всех: а сработает ли это вообще? И хотя у нас было два неубедительных результата, когда потенциальные участники не смогли попасть на портал нашего веб-сайта, мы получили три положительных результата, когда основной массе удалось получить доступ к изображению цели: эксперимент от 11 марта с моей лондонской публикой, приехавшей на конференцию; эксперимент с семенами от 14 апреля, проводившийся по Интернету; и повтор нашего первого эксперимента с листьями герани на конференции в Лос-Анджелесе. И во всех трех мы получили сильные показатели.

Вы начинаете с выдвижения неких предположений, выстраиваете гипотезы и надеетесь, что сложится схема. Большая часть экспериментов удалась, но помимо этого у нас мало что было для дальнейшей работы. Была ли причина неудач только в технических недочетах? Или в случае с экспериментом от 21 апреля дело было в малом количестве участников? Несмотря на то что веб-сайт не работал во время прерванного эксперимента по Интернету от 24 марта, люди, не получившие доступ к сайту, все же посылали свое намерение на мысленный образ листа герани, и оборудование Гэри с чувствительной камерой ПЗС зафиксировало какой-то эффект с сильной тенденцией в том же направлении, что и данные с конференции.

Что же это означало? Было ли это чистым совпадением? Была ли причина незначительного результата в том, что участники не видели изображения цели, или в технических неполадках, или дело было в том, что участники находились в различных частях света, а не в одной комнате, как это было в лондонском эксперименте от 11 марта? Работает ли групповое намерение лучше, когда осуществляется сфокусированной, согласованной группой в едином физическом пространстве, как это было во время конференции в марте? Или требуется на самом деле видеть цель, чтобы оказать на нее воздействие?

И что насчет неуспешного эксперимента от 28 апреля?

Было ли дело в нехватке критической массы участников, опять же вследствие технических проблем? Или это был, как выразился Гэри, «эффект скуки» – моя публика устала от участия в эксперименте, по существу, повторявшем предыдущий?

На данном этапе у нас не было ответа ни на один из этих вопросов. В науке, если вы находите что-то смущающее вас, вы можете попробовать провести еще один тест, и, если результаты повторятся, вы можете вычислить причину изменений и вновь установить порядок, определенность и предсказуемую кривую причины и следствия.

Мы уверились твердо только в одном: нужно отказаться от идеи живой связи с нашими целями по той простой причине, что я не могла позволить себе арендовать достаточно мощный сервер каждый раз, как мы захотим провести эксперимент. Ученые всегда щедро жертвовали свое время, но, впервые обратившись к ним с экспериментом по намерению, я не рассчитала объемов всех технических затрат. Задержка эксперимента от 21 апреля всего на полчаса стоила нам 6000 фунтов стерлингов (около 9000 долларов) только за питание сервера, а создание специальных веб-страниц потребовало еще много тысяч – это было слишком для меня, чтобы заниматься этим на постоянной основе. Нам нужно было найти другой способ проводить эксперименты и придумать такой план исследования, который был бы легко повторяем, чтобы наши результаты имели какую-либо научную ценность.

Короче говоря, мне предстояло найти невозможное: огромный объем мощности для сервера, способ, чтобы проводить эксперименты дешево, и платформу, которая будет выдерживать напор тысяч одновременных посещений.

Вскоре я обнаружила, что «живые изображения» совсем не имели значения. Как я начала понимать благодаря группам «Силы восьми», все мы, за нашими отдельными компьютерами, уже образовали нужную связь.

Глава 3

Врачи потом скажут Дэниелу, что ему повезло – могло ведь пострадать лицо. Произошел ужасный взрыв газа на работе, и руки Дэниела так сильно обгорели, что в больнице – куда его спешно доставили – врачи сообщили его жене, что ему потребуется пересадка кожи и несколько недель интенсивной терапии. Чувствуя свою беспомощность и смятение, она связалась с маленькой группой намерения, которую они с Дэниелом создали у меня на сайте.

Мы последовали совету одного голландского веб-дизайнера устраивать наши эксперименты с помощью сервиса Ning, сайта в Интернете, позволяющего людям создавать свои социальные сети, поскольку там предлагались три вещи, в которых я отчаянно нуждалась: сотни распределенных серверов с неограниченной пропускной способностью и неограниченным числом участников, одновременно входящих на наш сайт; и самое важное – свободная платформа. И там также имелся сайт сообщества, на котором наши участники могли регистрироваться и создавать свои собственные маленькие круги.

Дэниел и еще несколько человек создали свою маленькую группу намерения на Ning и экспериментировали с направлением намерений друг другу. Узнав, в какую беду он попал, группа поняла, что у нее появилась реальная цель. Они принялись ежедневно направлять ему свое намерение в определенные периоды времени.

Пять дней спустя Дэниел покинул больницу. У него началось заживление на несколько недель раньше, чем должно было быть, и вопреки всем прогнозам ему даже не потребовалась пересадка кожи. Врачи захотели изучить его как чудо медицины. Для сравнения нужно сказать, что один из коллег Дэниела получил очень похожие ожоги, но он придерживался ортодоксальных методов лечения. И оставался в отделении интенсивной терапии еще две недели, после чего ему все равно потребовалось пересаживать кожу.

Я выступала перед аудиторией в Далласе в апреле 2008 года, показывая свои схемы и графики, созданные в программе Power Point, сообщающие о результатах эксперимента по намерению, и тогда Дэниел поднял руку, все еще в тонкой перчатке, и рассказал свою историю.

«Поскольку нас было двое с почти идентичными травмами, вы можете считать мой опыт контролируемым экспериментом», – сказал он со смешком.

Я вернулась к своим семенам, листьям и графикам, но была ошарашена. Умом я понимала, что нельзя в действительности сравнивать Дэниела с его приятелем, пока не будут проведены всевозможные биологические анализы, но что, если он прав? Было ли дело только в силе веры Дэниела – его ожидании исцеления – или имелась некая особенная сила в группе, члены которой находились в различных местах и направляли свое намерение виртуальным способом?

Факт: Дэниел и его коллега получили схожие травмы.

Факт: из них только Дэниел получал целительное намерение.

Факт: только Дэниел опроверг все прогнозы, став чудом медицины.

Когда случается чудо, вы не пытаетесь понять его, начиная с самого начала, вы начинаете с конца, с голого факта его существования, словно вошли в комнату и увидели мертвое тело. Вы пытаетесь проделать обратный путь к точке, в которой произошло отклонение от линии известных возможностей, подобно детективу, ищущему новых «говорящих» волокон одежды, оставшихся на диване, любых малейших подсказок, способных помочь ему в установлении правдоподобной причины дедуктивным методом.

Вы не можете изолировать единственный фактор изменения; вы только можете попробовать создать благоприятную среду, чтобы вызвать его повторное проявление. Вернувшись домой, я решила, что этим летом нужно хорошенько опробовать групповое намерение. Случаи Дэниела и Дона Берри неожиданно подали мне идею. Возможно, мы могли бы проводить регулярные неформальные сеансы группового намерения для таких людей, как Дон, – «Намерение недели»? Можно относиться к этому как к очередному эксперименту.

Я начала направлять наше виртуальное сообщество по намерению через веб-сайт – обычно, чтобы попытаться исцелить кого-то, имеющего проблемы со здоровьем, или облегчить чьи-то финансовые трудности в связи с кризисом, возникшим той осенью. Мы собирали наше сообщество, чтобы выбрать намерение на неделю, после чего указывали на сайте имя, фото и проблему такого человека, чтобы направлять ему наше целительное намерение каждую субботу в 1 час ночи по Восточному времени США.

И вскоре я стала получать сотни запросов каждую неделю: люди, болевшие раком или страдавшие от травм; дети с повреждениями мозга или врожденными патологиями; люди, ожидавшие банкротства или потери работы; распавшиеся семьи и раненые домашние животные.

Мой веб-сайт превратился в еженедельное молитвенное собрание.

Нам не всегда удавалось помочь. Мы получали множество обращений от пациентов, которым оставалось жить несколько недель. И мы не всегда могли помочь им нашими «Силами восьми». Иногда же эффект был просто поразительным – двое участников заявили, что у них случилась спонтанная ремиссия рака, и были еще случаи временного улучшения, достаточно частые, чтобы я задумалась о том, что происходит что-то особенное.

Брайан Колена был парализован после аварии, и семья направила запрос на включение его в число наших целей. Сразу же после получения целительного намерения его мать Линда начала замечать у Брайана повысившуюся восприимчивость. Он начал лучше осознавать свое окружение и обращать больше внимания на происходящее. Он стал отвечать на вопросы чаще, чем раньше, и даже начал сам инициировать общение.

Через два дня после сеанса намерения Брайан отправился на физиотерапию и впервые прошел 18 с лишним метров с ходунками, а потом еще 12 метров без скобы на правой ноге. Он также стал больше использовать правую руку и смог выполнять упражнения на лежачем велосипеде.

«Все близкие Брайана чувствуют, что случилось божественное вмешательство, и изумляются скорости его улучшений», – написала на своей веб-странице Маргарет, друг семьи Колена.

Чудо. Изумление. Божественное вмешательство. Вопреки всем ожиданиям.

* * *
Чем чаще я слышала подобные отклики, тем сильнее мне хотелось взяться за дело и тем с большим рвением я искала возможности проводить крупномасштабные эксперименты. Мы с Гэри решили вернуться к семенам, но на этот раз с некоторым приближением к реальной жизни: теперь мы попробуем повлиять на скорость роста и здоровье семян. Мы выбрали семена ячменя, поскольку их используют как корм для домашнего скота и как здоровое питание для людей. И наконец, мы попробуем получить ответ на вопрос, имеющий большое практическое значение: может ли пища расти быстрее и быть здоровее, когда на нее направляют хорошие мысли?

На этот раз у нас имелись исследования нескольких ученых, так сказать, проложивших нам путь, показав, что семена, испытавшие на себе намерение целителя или политые водой, которую он держал в руках, оказались здоровее и быстрее созревали и прорастали [7],[8],[9],[10]. Эти маленькие исследования интриговали нас, но все они включали отдельных людей, находившихся непосредственно напротив цели. Мы же попытаемся ответить на вопрос, можно ли достичь того же эффекта или даже превысить его, имея группу из различных людей, направляющих свое намерение, находясь за тысячи километров от цели.

Для каждого из таких экспериментов Гэри со своей командой подготовил 4 подноса, выложив по 30 ячменных семян на каждый. Один поднос был нашей целью, а три других – контрольными, во избежание случайных результатов. На этот раз лучшее, что мы могли предложить нашим участникам в отношении связи с целью, – ее фотографию, хотя мы были далеко не уверены, что это сработает. Марк просто сфотографировал четыре подноса с семенами обычной камерой и отправил фотографии мне вечером накануне эксперимента.

Я планировала читать лекции в разных частях света в течение всей второй половины 2007 года, что давало нам идеальную возможность проверить, будет ли работать эксперимент в различных ситуациях, и не переживать при этом, выдержит ли наш веб-сайт. Моим первым пунктом назначения в конце июня 2007 года была Австралия: четырехчасовая лекция перед 700 слушателями на шикарной конференции, организаторы которой оплатили мне билет первого класса и разослали мое фото всему персоналу отеля, чтобы я получила первоклассный сервис.

Вечером накануне первого эксперимента Марк отправил мне фотографии каждого из 4 наборов по 30 семян – все в форме маленького полукруга на подносах для рассады, обозначенных A, B, C и D, и я вставила изображения в слайд файла Power Point. Во время лекции следующим днем я попросила одного из слушателей выбрать нашу цель из четырех наборов семян, а затем просто показала эту фотографию и стала направлять аудиторию в проявлении намерения относительно семян с целью улучшить скорость их роста и здоровье, опять же под музыку Choku Rei, которую ставила для каждого эксперимента начиная с самого первого на той лондонской конференции в 2007 году, для поддержания нужного настроя.

Как только мы закончили, я позвонила Марку – это был сигнал высаживать семена из всех четырех наборов. По прошествии пяти дней он высадил рассаду и измерил ее длину в миллиметрах. После чего я должна была терпеливо ждать несколько недель, пока Гэри проводил свои вычисления, которые приходилось втискивать в его собственный лихорадочный график преподавания и писательства.

Гэри обозначил этот и последующие подобные эксперименты «Исследованиями намерения»; чтобы устранить возможность случайных результатов, он также проводил совершенно отдельное контрольное исследование после каждого эксперимента по намерению. Для этого Марк отбирал и подготавливал другие 120 семян в виде 4 наборов, определяя один из них как «набор с намерением», хотя никто не собирался направлять на него намерение. Как и в других экспериментах, он высаживал эти семена, затем собирал через пять дней и измерял. Этот эксперимент должен был служить вторым средством контроля – контролем контрольного эксперимента. И кроме того, у нас будет гораздо больше семян для сравнения – в общей сложности 1440, – что также дает возможность большей статистической значимости.

За следующие несколько месяцев мы провели еще два эксперимента: один в июне для небольшой аудитории по Интернету и один в июле перед моей аудиторией, насчитывавшей примерно сотню человек, в ретрит-центре при Институте Омега в Райнбеке, в штате Нью-Йорк, предлагавшем курсы по развитию личностного потенциала.

После эксперимента в Райнбеке Гэри проанализировал результаты трех опытов. Они оказались интригующими. Мы получили значимые результаты после анализа первого и второго экспериментов, но третий превзошел все наши ожидания. Гэри отправил мне первый график, чтобы показать разницу между семенами, получавшими намерение, и контрольными – разница составляла 4 миллиметра. «Круто, а?»

Третий эксперимент с группой из Райнбека, самой малочисленной, показал наилучшие результаты.

Логически казалось, что чем больше группа, тем сильнее эффект, но, очевидно, размер группы не играл ни малейшего значения, во всяком случае судя по нашим результатам.

Было ли дело в особых указаниях по росту семян или в самой аудитории, состоявшей по большей части из высокомотивированных и опытных медитаторов, или даже в обстановке ретрит-центра, дававшей возможность для лучшей фокусировки, чем в обычной жизни?

Как вам скажет любой исследователь, результаты одного эксперимента ничего не значат. Это может быть чистой случайностью – артефактом, как это называют ученые. Только когда ваше исследование повторяется многократно, вы можете сказать с определенностью, что у вас имеется подлинный эффект. Так что мы должны были повторить этот эксперимент еще несколько раз, чтобы продемонстрировать, что получили нечто реальное.

* * *
Осенью 2007 года мы провели еще три «Эксперимента на прорастание»: в сентябре в городе Хилтон-Хед, в Южной Каролине, в присутствии 500 целителей, лечащих прикосновением; опять же в сентябре на конференции с участием 130 человек при Ассоциации глобального нового мышления в городе Палм-Спрингс, в Калифорнии; и в начале марта 2008 года на семинаре в доме отдыха «Кроссингс» в городе Остин, в Техасе, со 120 участниками. После шестого эксперимента Гэри проанализировал результаты формально с помощью нескольких комплексных анализов, сравнивая рост целевых семян с нецелевыми семенами на наших «Исследованиях намерения»; все реальные цели по сравнению с «целями» из контрольных исследований; и рост всех семян из «Исследований намерения» по сравнению с ростом всех семян из контрольных исследований. Гэри применял два вида статистики, главным образом, чтобы компенсировать тот факт, что некоторые семена совсем не проросли, а другие прорастали намного дольше обычного.

«Если коротко, то результаты УЛЕТНЫЕ», – написал мне Гэри 16 марта.

Если брать общее среднее значение, то семена, испытавшие намерение, прорастали значительно выше, чем контрольные семена из «Исследований намерения» (56 мм против 48 мм). Достигнутый нами эффект в «Исследованиях намерения» был статистически значимым (p<0,007), оставив только 0,7 процента возможности того, что мы получили такой результат по чистой случайности. Чтобы понять, насколько значителен был этот результат, представьте, что вы подбрасываете монетку и пытаетесь получить определенное число орлов подряд. В случае нашего эксперимента вам бы пришлось подбросить монетку 1007 раз, чтобы получить такой результат по случайности.

Целевые семена в процессе реальных «Исследований намерения» выросли значительно выше, чем «условно целевые» в контрольных исследованиях, оставив 0,3 процента шансов на то, что это была случайность (p<0,003) – все равно что подбросить монетку 1003 раза.

Но величайший эффект из всех был достигнут при сравнении результатов роста всех растений в действительных «Экспериментах по намерению» по сравнению с ростом всех растений в контрольных экспериментах. В те дни, когда мы направляли намерение, все растения в «Исследованиях намерения» вырастали выше, чем все растения в контрольных экспериментах, и выше всех были растения, испытавшие воздействие намерения, словно существовала какая-то коммуникация между всеми этими семенами в «Исследованиях намерения».

Этот эффект превзошел все ожидания, выдав показатель значимости p<0,0000001 – то есть вероятность случайности равнялась 10 миллионов к 1.

Что же это значит? Обладает ли намерение «эффектом дробовика»? Воздействует ли энергия человеческой мысли на все объекты внешней среды, а не просто на объект коммуникации? Я подумала об эксперименте, проведенном голландским психологом Эдуардом Ван Уиком, работавшим с Фрицем Поппом в Международном институте биофизики. Ван Уик поместил кувшин с простыми водорослями вблизи целителя и его пациента, затем измерил выделение фотонов из водорослей во время сеансов целительства и периодов покоя. Проанализировав данные, он обнаружил примечательные изменения в объеме фотонов водорослей. Качество и ритмы выделений значительно изменялись во время сеансов целительства, как если бы водоросли также испытывали на себе воздействие целительного намерения. Гэри записал результаты этих шести экспериментов и представил их на ежегодном собрании Общества научных исследований в июне 2008 года, снабдив краткой статьей, в которой упоминались я, Марк и Мелинда как соавторы и суммировались полученные результаты, которые были опубликованы в материалах заседания. Это была первая попытка опубликовать данные «Эксперимента по намерению», и наше заключение было недвусмысленным: «Групповое намерение может оказывать избирательные эффекты на усиление роста семян».

Я ломала голову над скрытым смыслом этого идеального малого эксперимента. Нейтральным, осторожным языком нашей маленькой статьи высказывался ряд значительных открытий о природе коллективного сознания.

Мы многократно продемонстрировали, что коллективный человеческий разум обладает экстраординарной способностью преодолевать время и пространство.

По сути, мы продемонстрировали, что разум является квантовой сущностью, обладающей способностью соединяться с другими разумами нелокально и воздействовать на материю на расстоянии.

Нелокальность представляет собой странную особенность квантовых частиц, также известную в науке как «квантовая запутанность». Как только субатомные частицы, такие как электроны или фотоны, входят в контакт, они навсегда сохраняют знание о взаимном присутствии и продолжают оказывать мгновенное влияние друг на друга без видимых причин, по прошествии любого времени и при удалении на любое расстояние, несмотря на отсутствие силы или энергии – всех обычных элементов, вытекающих из физики, которые считаются необходимыми для воздействия одного объекта на другие.

Когда частицы «спутываются», действия одной из них всегда будут влиять на другую, насколько бы они ни удалились друг от друга. Как только они соединились, измерение одной субатомной частицы мгновенно влияет на положение второй частицы. Две субатомные стороны продолжают общаться между собой, и что бы ни случилось с одной из них, то же самое или прямо противоположное случается и с другой [11].

И хотя современные физики с готовностью принимают нелокальность в качестве свойства «анархического» квантового мира, они продолжают настаивать на том, что это странная, парадоксальная особенность субатомной вселенной не применима к чему-либо крупнее электрона. Как только дело касается объектов, условно говоря, воспринимаемых невооруженным глазом, они заявляют, что вселенная снова начинает вести себя в соответствии с предсказуемыми, измеримыми, ньютоновскими законами. Несколько исследований с кристаллами и водорослями дали повод считать, что нелокальность существует в большом, измеримом мире, и даже может быть побудительным принципом фотосинтеза [12], но это свойство все еще рассматривается как исключительная прерогатива крохотных, «жутких дальнодействий», выражаясь известными словами Альберта Эйнштейна о квантовом мире.

Тем не менее наш маленький эксперимент с семенами разрушил это смелое предположение. Каким-то образом мы сумели создать нелокальность в крупных масштабах, не только между индивидуумами, но также в отношении далекой цели. Группа людей в Сиднее, в Австралии, оказала воздействие на семена в лаборатории Аризонского университета в Тусоне на расстоянии почти 13 000 км просто силой сфокусированной мысли. И нашим «намеревателям» даже не нужно было находиться в одном месте; группа людей, рассредоточенных по планете, вызывала тот же эффект, что и группа, собравшаяся в комнате.

Я начала размышлять над идеей того,

что человеческое сознание обладает способностью создавать своего рода «экстрасенсорный интернет», позволяющий соприкасаться с чем бы то ни было в любой момент.

Все, что нам может потребоваться для этого, – сфокусированное внимание.

Часть II Экстрасенсорный интернет

Имея одно влечение, они молились одной молитвой Богу, и каждое сердце внимало этому.

АДАМ КЛАРК

Глава 4

Группы «Силы восьми», как оказалось, могут создавать «экстрасенсорный интернет», что я обнаружила благодаря Джону, попавшему в серьезную мотоциклетную аварию незадолго до одного из наших семинаров, на который пришла его мать. Он получил травму шеи: были повреждены несколько позвонков, так что его способность к движению в будущем оказалась под вопросом. Врачи сказали его матери, что повреждение спинного мозга было настолько серьезным, что все его конечности могли быть парализованы.

В тот выходной мать Джона попросила свою группу «Силы восьми» направить особое намерение ее сыну. Два месяца спустя она написала мне о достигнутом прогрессе: после этого и последующих сеансов намерения ее сын достиг невозможного – он начал полностью двигать верхней частью тела и даже мог шевелить пальцами ног.

«Он восстанавливается поразительными темпами. Наверно, он вернулся к норме на 85 процентов – на что доктора отводили ему время от полугода до года, – а прошло всего шесть недель!»

Если замечательный прогресс Джона был как-либо связан с «Силой восьми», то члены его группы достигли этого, не имея с ним по большому счету никакой связи: они не навещали его, не видели его фотографии, ничего не знали о нем и его местонахождении, – за исключением, конечно, его матери.

Вы начинаете с того, что делаете определенные предположения, выстраиваете свои гипотезы, и перед вами появляется некая карта, которая в итоге приводит вас в дикую, необитаемую местность.

Я пришла к мысли, что групповой «молитвенный» круг создает своего рода целительную среду, которая усиливается малой группой, способной создавать некую невидимую связь, экстраординарную связь того же типа, что мы наблюдали в крупных экспериментах.

Я решила опробовать эту связь на чем-то помимо растений и семян и поработать с другим ученым, чтобы продемонстрировать, что наши результаты не были артефактом, полученным в единственной лаборатории. Осенью 2007 года я обратилась к русскому физику Константину Короткову, профессору Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (бывшего Санкт-Петербургского государственного университета). Он развивал идеи и технику профессора Поппа после того, как выяснил опытным путем, что можно измерить слабый свет, испускаемый живыми существами, более точно, если пропустить через него электромагнитное поле, возбудив его в сотни тысяч раз. В возрасте 24 лет Константин, уже проявивший себя зрелым квантовым физиком, увлекся работой Семена Давидовича Кирлиана, русского инженера, обнаружившего, что, если любой объект, проводящий энергию, включая ткани человеческого тела, поместить на плоскость из непроводящего материала, такого как стекло, и подвергнуть высокому электрическому напряжению, высокочастотному электричеству, возникающий в результате малый ток образует ореол цветного света вокруг такого объекта, который можно запечатлеть на пленке. Кирлиан делал громкие заявления относительно этого света, утверждая, что его фотографии показывают не что иное, как энергетическое поле живого объекта, и что состояние этого поля, или ауры, как он стал называть его, отражает состояние здоровья человека [13].

В итоге Коротков предложил способ усовершенствовать эту элементарную систему и захватить таинственный свет в реальном времени путем активизации фотонов живой системы, приводя их в возбужденное состояние, чтобы они сияли в миллионы раз интенсивней обычного. Он разработал механизм – названный им прибором газоразрядной визуализации (ГРВ) – на основе новейшей оптики, оцифрованных телевизионных матриц и мощного компьютера. Проведя необходимые операции, компьютерная программа экстраполирует изображение «биополя», окружающего организм, в реальном времени и выводит дедуктивным методом состояние здоровья организма.

Когда я с ним связалась, Константину Короткову было 55 лет и он являлся известным общественным деятелем, придавшим серьезный статус «кирлианской фотографии» и понятию энергетического поля человека. Он написал пять книг об этом предмете [14] и в результате обратил на себя внимание Министерства здравоохранения Российской Федерации, признавшего важность его изобретения для определения здоровья и диагностики заболеваний. К 2007 году прибор ГРВ широко использовался в качестве общего диагностического приспособления и средства оценки улучшений пациента после хирургического вмешательства [15],[16], так что Министерство спорта Российской Федерации начало обращать внимание на устройство Короткова и даже использовать его для оценки состояния атлетов на тренировках для Олимпийских игр [17]. За пределами России тысячи практикующих врачей также использовали ГРВ, и этот факт не упустили из виду Национальные институты здравоохранения США. За примером далеко ходить не надо – часть гранта Гэри Шварца была предназначена на изучение «биополя» с использованием оборудования Короткова [18].

Константин Коротков являет собой занимательный парадокс: стройный, крепкий, с бритой головой, он сдержан и методичен в разговорах о своей работе, но весьма экспансивен в личной жизни. Чрезвычайно скромный в отношении своих прославленных изобретений, он при этом склонен к демонстративным жестам. Так, однажды он прибыл на официальное мероприятие в Японию в традиционном кимоно и с самурайским мечом. И хотя Константину нравится скандальная известность, сопровождающая его благодаря подобным приемам, его личной страстью является влияние человеческого сознания на физический мир [19],[20], и сам он проникнут сильным чувством духовности, несомненно, обусловленным побочным эффектом его исследовательской работы. Воспитанный атеистом, в согласии с культурой Советской России времен холодной войны 1950-х и 1960-х годов, он постепенно приближался к большим вопросам сознания, в частности к вопросу о том, как долго таинственный свет, излучаемый телом, сохраняется после смерти.

В ряде экспериментов, проведенных в конце 1990-х, Константин со своей командой снимал показания с десятков только что умерших мужчин и женщин и обнаружил, что в течение многих часов не наблюдалось принципиальной разницы между газоразрядным свечением живых людей и подопытных мертвецов. Более того, очертания света со временем отчетливо изменялись, вероятно, отражая природу смерти человека; когда люди умирали спокойно, так же спокойно угасал их свет, но, когда они умирали более-менее насильственной смертью, их свет обнаруживал более резкие переходы.

У тех, кто умер естественным образом, наблюдались более крупные колебания в течение первых 25 часов после смерти, которые затем мягко спадали до менее существенных волн.

И хотя материалисты возражают, что этот свет обусловлен всего лишь остаточной физиологической активностью мышечных тканей, претерпевающих изменения в процессе разложения, судебно-медицинская литература ясно дает понять, что любые электрофизиологические характеристики недавно умерших тел резко меняются за первые несколько часов и либо остаются постоянными, либо движутся по плавным кривым. Однако данные Короткова совсем не похожи на что-либо подобное. Единственное заключение, к которому он смог прийти, состояло в том, что этот свет, остающийся после того, как жизнь прекратилась, свидетельствует о некоем переходе. Константин написал книгу о своих открытиях и в личном плане стал человеком высокой духовности, видя в этой «энергетически-информационной структуре» современное понимание души, связанной с человеческим телом, но в конечном счете независимой от него. Продолжая свою работу для различных министерств Российской Федерации, он все больше увлекался исследованиями природы сознания, особенно воздействием наших мыслей на других людей.

После установления контакта мы решили провести первый простой эксперимент, связанный с попыткой мысленного воздействия на воду. Одно из тончайших изменений, с которого Константин предложил начать, относится к способности молекул воды действовать командным образом. Два итальянских физика из Миланского института ядерной физики, покойный Джулиано Препарата и его коллега, покойный Эмилио Дель Джудиче, продемонстрировали, что вода имеет уникальное свойство: когда ее молекулы тесно соприкасаются, они обнаруживают коллективное поведение, формируя то, что ученые назвали «когерентными областями», подобными мощному лазурному свету. Эти скопления молекул воды имеют свойство становиться «осведомленными» в присутствии других молекул, поляризуясь вокруг любой заряженной молекулы, сохраняя и передавая ее частоту, так что она может быть считана на расстоянии.

Вода в каком-то смысле подобна магнитофону, записывающему и передающему информацию безотносительно места нахождения исходной молекулы. Согласно наблюдениям русских ученых, вода имеет свойство удерживать память о задействованных электромагнитных полях в течение часов и даже дней [21], и, кроме того, открытия Препараты и Дель Джудиче подтвердили другие итальянские ученые из университета Сапиенца в Риме и Второго университета Неаполя, а также относительно недавно Люк Монтанье, нобелевский лауреат и один из открывателей вируса ВИЧ: определенные сигналы электронного резонанса создают перманентные изменения различных свойств воды.

Римская и неаполитанская команды также подтвердили, что молекулы воды организуются таким образом, что могут запечатлевать волновую информацию. Очевидно, что вода в состоянии как посылать сигналы, так и усиливать их.

Как и растения, животные и люди, жидкости, в частности вода, «сияют». Прибор ГРВ достаточно чувствителен для выявления любых изменений в излучении света на поверхности жидкости, что, в свою очередь, зависит от того, как молекулы воды собираются вместе. Бесчисленные эксперименты команды Короткова с широким разнообразием биологических жидкостей демонстрируют, что оборудование ГРВ обладает высокой чувствительностью к изменениям в их химическом и физическом составах, что не выявляется в обычных химических анализах. Его оборудование в состоянии улавливать малейшие различия, к примеру, между образцами крови здоровых людей и пациентов, страдающих теми или иными заболеваниями, между природными и синтетическими эфирными маслами с тем же химическим составом, и даже между обычной водой и водой с легчайшими гомеопатическими примесями [22].

* * *
Для начала мы наметили относительно простой эксперимент. Константин заполнит пробирку доверху дистиллированной водой и введет электрод, соединенный со стандартным оборудованием ГРВ. Мы планировали измерить и сравнить сигналы, испускаемые водой до начала, в процессе и после эксперимента. Мы намеревались попросить мое сообщество в Интернете направлять любовь на фотографию этого образца, чтобы проверить заявления покойного японского натуропата доктора Масару Эмото о том, что эмоция может изменять структуру воды.

Доктор Эмото получил известность благодаря своим неформальным экспериментам, описанным в книге «Послания воды»[23], и другим, которые демонстрируют, что наши мысли отпечатываются в воде. Он обращался к добровольцам с просьбой направлять позитивные или негативные мысли на воду, затем замораживал ее и фотографировал кристаллы льда. Кристаллы, на которые направлялись позитивные намерения, имели прекрасную симметричную форму, тогда как образцы, подвергнутые негативному намерению – страху, ненависти, злобе, – образовывали мутные, асимметричные кристаллы. Какой бы вызывающей ни казалась эта работа, она была успешно повторена дважды известным парапсихологом доктором Дином Радиным, ведущим ученым Института ноэтических наук в Петалуме, в Калифорнии [24].

Все еще ощущая неприятный осадок после первых технических промашек с нашими экспериментами с листьями герани, я продолжала продвигаться осторожно во всех этих ранних исследованиях, умышленно удерживая их анонсы в пределах нашей базы данных, чтобы не перегрузить систему Ning. Даже без особой рекламы тысячи человек из 80 стран мира подписывались на участие в следующем эксперименте, охватывая все континенты, за исключением Антарктики, включая такие удаленные регионы, как Индонезия, Замбия, Коста-Рика и Китай. Сведения о моих экспериментах просачивались так или иначе – о них узнал даже сам Эмото, от которого я получила письмо с пожеланием удачи.

Вечером назначенного дня Константин прислал нам фотографию пробирки для эксперимента, которую мы запостили на нашем сайте, сделав ее видимой только тем, кто зарегистрировался для участия в эксперименте, затем включили его инструментарий ГРВ и поставили CD Рахманинова, чтобы составить ему компанию, и стали ждать.

Через несколько часов, когда эксперимент завершился, Константин проверил измерения, снятые его оборудованием, и обнаружил очень существенное изменение. Свет в воде значительно усилился, и также отмечался существенный эффект в изменении общей площади световых излучений. Тем не менее эти вариации, как мы обнаружили, прекратились за шесть минут до запланированного времени направления намерения и начались снова только после того, как мы закончили. Когда мы сопоставили время нашего намерения и 20 предшествовавших минут, значимость данных пропала.

Вероятно, наше намерение было слишком пассивным или рассеянным, как мы подумали, и могло сработать лучше, если бы мы сфокусировались на чем-то более конкретном, как делали в «Экспериментах на прорастание». Ведь идея чего-то настолько неопределенного, как любовь, осознали мы, в высшей степени индивидуальна.

Мы решили повторить этот эксперимент 22 января 2008 года, но с тремя важными изменениями: мы используем очень конкретное намерение в отношении нашего экспериментального образца, попросив аудиторию заставить воду «сиять и сиять»; мы введем контрольный образец в виде идентичной мензурки дистиллированной воды из того же источника, также прикрепленной к прибору ГРВ; и мы продлим общее время снятия показаний.

На этот раз мы зафиксировали очень значительную статистическую разницу в распространении света и его интенсивности в течение периода намерения и последующего периода по сравнению с измерениями контрольной мензурки. И самым интригующим было то, что большое изменение произошло как раз в течение десятиминутного «окна намерения» по сравнению с периодами перед или после этого. И хотя наших участников было меньше, чем в первый раз, мы получили гораздо более обширный эффект. Очевидно, что размер группы не влиял на результат.

Вы начинаете с того, что делаете определенные предположения, осторожно выстраиваете свои гипотезы, продумываете способ испытать их, а затем садитесь и смотрите, что получилось, и обнаруживаете, что каждое из сделанных вами с уверенностью предположений о вселенной разбито вдребезги.

Из одиннадцати экспериментов, которые нам удалось провести, десять достигли успешных результатов – все, кроме одного, были статистически значимы, – и все же в процессе они перевернули все наши изначальные предположения.

Я пыталась разобраться в том, что же именно мы узнали из всего произошедшего. Мы смогли изменить воду и растения, были ли мы вместе в одной комнате или в различных местах, даже за тысячи километров от нашей цели. И мы воздействовали на вещи нашими мыслями, даже при том, что мы направляли намерение не на саму вещь, которая, конечно же, находилась в отдаленной лаборатории, а только на символ этой вещи: ее фотографию.

Несмотря на то что единственной точкой контакта была фотография на сайте в Интернете, мои участники без труда установили серьезную связь между собой и целью. Групповое мышление, казалось, создавало нелокальную моментальную связь по «экстрасенсорному интернету», где расстояние между участниками уже не имело значения, как и то, что мы работали не с реальными целями, а только с их фотографическим представлением, в каком-то смысле как шаманы вуду с куклой.

В начале наших «Экспериментов по намерению» мы с Гэри действовали исходя из предположения, что важно иметь какую-либо живую связь с целью, поэтому сперва мы настаивали на веб-камере, транслирующей изображение действительной цели на дисплей для всеобщего обозрения.

Но в ходе «Экспериментов на прорастание» и «Водных экспериментов» мы обнаружили, что человеческое сознание может соединяться с виртуальной целью и воздействовать на нее и что такое соединение не менее действенно.

Как с давних пор демонстрируют дальновидцы, имея символическое представление чего-либо, как, например, картографические координаты, сознание может легко устанавливать координаты цели.

Размер группы также не имел значения; группа в сотню человек в одной комнате в Райнбеке за тысячу километров от цели оказалась такой же действенной, как и группы, многочисленней в пять раз. Второй водный эксперимент Короткова имел меньше участников, чем первый, но больший эффект. Расстояние до цели также никак не влияло на результат. Моя австралийская аудитория за 13 000 км от цели в Тусоне, в штате Аризона, достигла эффекта такого же уровня, как и группа «намеревателей», находившаяся в соседнем штате Калифорния. Когда мысли направляют на что-либо, такие факторы, как численность и расстояние, не обязательно играют на пользу.

Другой странный эффект состоял в том, что намерение, похоже, влияло на все, встречавшееся на его пути; когда в изучении намерения были использованы семена, воздействию подверглось в той или иной степени каждое семя, независимо от того, было ли оно целевым. Это также подразумевало серьезные выводы, предполагая, что информация регистрируется живыми объектами из всей внешней среды, а не просто передается между двумя единицами коммуникации.

А наибольшее значение, похоже, имел опыт. Самые впечатляющие результаты мы получили от тех, кто имел большой опыт в направлении сфокусированных мыслей, как, например, опытные медитаторы или целители. Наши самые успешные «Эксперименты на прорастание», когда семена, получившие намерение, вырастали почти в два раза выше контрольных, задействовали мою аудиторию в Хилтон-Хеде, в Южной Каролине, включавшую 500 опытных практиков целительства прикосновением. И кроме того, мы усвоили из «Экспериментов на прорастание» и «Водных экспериментов», что наше намерение работает тем лучше, чем конкретнее мы его формулируем.

Мои скромные эксперименты были весьма просты, можно сказать, элементарны, даже грубы. Но они подразумевали нечто грандиозное.

Они бросали вызов большей части классической физики, построенной на законах движения и гравитации, разработанных Исааком Ньютоном и опубликованных в его «Началах» в 1687 году [25]. Ньютоновские законы описывают четко устроенную вселенную фиксированных и разделенных объектов, действующих в соответствии с установленным порядком во времени и пространстве, и одним из наиболее фундаментальных является его первый закон – идея того, что любой конкретный объект покоится или продолжает движение с постоянной скоростью, пока на него не воздействует внешняя сила. Этот закон представляет собой краеугольный камень каждого из наших уверенных предположений о том, как устроен мир, выражая идею того, что вещи статичны, раздельны и неизменны, пока что-либо физическое, некая сила – нажатие, толчок, резкий удар, – не воздействует на них. В самом деле, все законы Ньютона описывают вещи, существующие независимо друг от друга и требующие какой-нибудь физической, измеримой энергии для изменений, даже для движения.

Однако ничто в моих экспериментах даже отдаленно не напоминало того, что мы можем назвать ньютоновским мировоззрением. Мы ничего не делали с вещами; мы думали о них. Эффекты, зарегистрированные нами, в основном соответствовали непредсказуемым законам квантовой физики, как их впервые определил Нильс Бор и его протеже, немецкий физик Вернер Гейзенберг. Они признавали два фундаментальных аспекта квантовой вселенной. В микроскопическом мире вещи на самом деле еще не есть вещи, а только микроскопические облака вероятностей. Каждая субатомная частица не является некой твердой и устойчивой вещью, а существует просто в виде потенциала любой из этих будущих «самостей» – или в виде того, что известно в физике как «суперпозиция», то есть сумма всех вероятностей.

Теперь наука признает, что внутри загадочного квантового мира физическая материя не является твердой и стабильной – фактически это еще ничто. Единственное, что переводит облачко вероятности во что-то твердое и измеримое, – это вовлечение наблюдателя. Как только ученые действительно наблюдают или измеряют квантовую частицу, это облачко чистого потенциала «свертывается» в одно конкретное определяемое состояние.

Эти ранние экспериментальные открытия квантовой физики, основанные на том, что называется сейчас «эффектом наблюдателя», выдвигали значительное предположение: живое сознание каким-то образом влияет на то, что некий потенциал превращается во что-то твердое и реальное. В тот момент, как мы смотрим на электрон или снимаем измерение, мы помогаем определить его окончательное состояние. Это положение всегда вызывало всевозможные неудобные предположения, величайшее из которых состоит в том, что самым первостепенным элементом в создании нашей вселенной является наблюдающее ее сознание – фактически это утверждает, что ничто во вселенной не существует в виде действительной «вещи» безотносительно нашего восприятия.

Ученые всегда предпочитали отгораживаться от этой неудобной идеи, склоняясь к более привычному, хоть и маловероятному взгляду на вещи: каким-то образом существует один закон для большого видимого мира и другой – для микроскопического, и как только эти «анархические» субатомные частицы начинают признавать себя частью чего-то большого и видимого, они снова начинают вести себя согласно надежным, логичным ньютоновским законам.

Это надежное мировоззрение было совершенно дискредитировано моими маленькими исследованиями: время и пространство неизменны, первый закон Ньютона, самая фундаментальная основа современной науки, которая все еще проповедует один свод правил для большого видимого мира и другой для мира невидимых частиц. В одно мгновение мои ранние эксперименты свели на нет все эти допущения.

Участники «Силы восьми» открывали что-то большее – нечто первостепенное в человеческом сознании, показывая его способность преодолевать границы объектов, и даже пространства и времени. Мы многократно демонстрировали, что человеческий разум наделен способностью действовать нелокально, проходить сквозь стены и пересекать моря и континенты, и изменять материю на расстоянии в тысячи километров. Ученые борются с идеей, впервые выдвинутой немецким философом Иммануилом Кантом, о том, что мир невозможен без нас, но, пожалуй, «эффект наблюдателя» в действительности подразумевает, что мы создаем определенный объект, направляя на него внимание, фокусируясь на нем одновременно и артикулируя вместе совершенно конкретный запрос.

Наш опыт не подтвердил теории группы ТМ; когда вы пытаетесь достичь конкретного результата с помощью силы мысли, вам может не понадобиться критическая масса. Сфокусированная и слаженная группа численностью в сотню человек в одной комнате достигла того же эффекта, что и тысячи, рассредоточенные по всему миру и соединенные через Сеть.

На самом деле, как я начинала сознавать, этот закон работал даже с группой из восьми человек. Мы получали тот же результат с целью безотносительно того, занимала ли наша группа единое пространство или была рассеяна по всему земному шару, объединенная только одной мыслью и одной страницей в Интернете, даже если это была маленькая группа из восьми человек на веб-сайте Ning. Это работало, поскольку, как я могу лишь предполагать, мы все на тот момент занимали единое экстрасенсорное пространство.

Единственное, что имело значение, единственное, что, очевидно, было нужно, – это группа.

Глава 5

Эффекты, которые я наблюдала в кругах «Силы восьми» по Интернету, не могли быть эффектами плацебо. Среди исцелившихся были младенцы, даже зародыши. Были и люди, находившиеся без сознания, и те, кому не говорили, что они находятся под воздействием намерения. Малышка Изабелла из Спокана, в Вашингтоне, родилась на 24-й неделе беременности с весом всего 1 килограмм 300 граммов и с патологией кишечника, стрептококком в желудке и слабыми легкими. Два дня спустя, когда врачи провели операцию на кишечнике, у нее развился воспалительный процесс. Ее лечили различными антибиотиками, и приглашенный специалист определил, что инфекция к ним устойчива. Казалось, шансов у Изабеллы немного.

Ее мать связалась с нами, предложив кандидатуру дочки для «Намерения недели». Неделю спустя после сеанса намерения, когда Изабелле сделали еще одну операцию, девочка держалась на удивление хорошо. Хотя врачи беспокоились о том, что стрептококк вернется и может потребоваться еще одна операция, к их изумлению, анализы крови, причина тревоги, были в пределах нормы. Девочка развивалась нормально и после восьми месяцев была выписана совершенно здоровой – это не что иное, по словам ее матери, как чудо.

В мае 2009 года Юлин Пюи-Кавлин из Готенбурга, в Швеции, собиралась рожать, но у плода диагностировали редкий и серьезный порок сердца, который обязательно должен был сказаться на работе его сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Врачи боялись, что новорожденный не сможет дышать самостоятельно, поскольку его легкие скорее всего окажутся повреждены. И даже если он сможет дышать, ему придется выдержать по крайней мере три различные операции на сосудах сердца.

Перед родами Юлин попросила нас внести ее в группу целей «Намерения недели». После нашего группового намерения ее сын Лотус появился на свет в гораздо лучшем состоянии, чем предсказывали врачи. Они были изумлены, когда он смог дышать без посторонней помощи и после кормления грудью не задыхался, хотя обычно у детей с патологиями сердца происходит обратное. Он продолжал набирать вес и отлично перенес операции два с половиной месяца спустя, удивляя всех своим цветущим видом.

«Врачи удивляются, какой он здоровенький, – написала нам его мать тогда же. – Он здоровее, чем другие дети с сердечными осложнениями в такой ситуации. Очень довольный, спокойный и счастливый человечек».

Еще была девушка-подросток, сбежавшая от родителей, но вернувшаяся к ним после нашего сеанса намерения, о котором она даже не знала. Когда ее мать написала нам, что ее 16-летняя дочь убежала из дома, мое сообщество направило намерение на то, чтобы мать и дочь стали общаться более искренне. Через несколько недель я получила импульсивное письмо от матери. Дочь вернулась домой через три недели после начала наших сеансов намерения, и они начали разговаривать друг с другом искренне, от сердца к сердцу. Кроме того, дочь изменила свои страницы в соцсетях, которые раньше были мрачными и вызывающими, а теперь стали «розовыми и пушистыми».

Что же мы здесь наблюдали: успех целительства или чистые совпадения? Тот факт, что этот процесс работал на младенцах – даже еще не рожденных – и людях в бессознательном состоянии или просто не знающих о том, что они являются объектом массовых усилий, по идее исключал «эффект ожидания». Было ли это как-то связано с неким возрастанием силы группового намерения?

* * *
Я просто пишу отчеты о происходящем.

Я не претендую на знание или понимание того, что «это» такое.

Я учусь этому вместе с вами.

Много лет это были мои стандартные ответы на семинарах «Силы восьми», моя «палочка-выручалочка». Я ведь всего лишь журналист.

Но в то же время я стала одержима попытками найти прецедент этим эффектам коллективного целительства. Кто-то должен был додуматься до этого до меня.

Я начала прочесывать целительские круги. Проблема была в том, что имелось мало научных исследований, на которые я могла полагаться. Мне пришлось обратиться за возможными прецедентами к истории религий и ранних цивилизаций.

Я начала вести поиски в целительных кругах древности и для начала обратилась к самому знаменитому из них – Стоунхенджу, гигантскому доисторическому кругу вертикально стоящих камней в Солсбери-Плейн в Англии.

Археологи все еще теряются в догадках о действительном назначении Стоунхенджа и о том, что заставило цивилизацию эпохи неолита переместить 82 булыжника голубоватого песчаника на расстояние 250 км от гор Пресели на юго-западе Уэльса до места их настоящего расположения на равнине Солсбери-Плейн. Каждый из этих камней весом до трех тонн должны были тащить или тянуть на кожаных ремнях около 30 мужчин, только чтобы переместить их до лодок, шедших вверх по реке Эйвон и в итоге прибывавших в Солсбери к месту конечного назначения. Многие исследователи по-прежнему разделяют точку зрения первого археолога Стоунхенджа, Уильяма Стьюкли, который заключил, что это мезолитическое сооружение было культовым местом. Как он написал в начале 1720-х годов: «Когда вы заходите в это строение и окидываете взглядом обширные руины, вас охватывает экстатическая [sic] мечтательность, не поддающаяся описанию».

Другие были убеждены, что Стоунхендж служил гигантским календарем, поскольку положение камней делало возможным точное определение летнего и зимнего солнцестояния, что должно было иметь первостепенное значение для сельскохозяйственных операций в те времена, когда не существовало других способов проводить границу между сезонами. Но за месяц до нашего первого семинара, как я узнала позже, профессор Тимоти Дарвилл и профессор Джефф Уэйнрайт, два ведущих археолога Британии, отвергли устоявшееся мнение своих коллег. После завершения трехлетнего проекта раскопок они сложили свои находки вместе с необычайно огромным количеством костей со следами различных травматических повреждений, которые были обнаружены в районе Стоунхенджа ранее.

– Все назначение Стоунхенджа в том, что он был доисторическим Лурдом, – говорит Уэйнрайт. – Люди приходили сюда за исцелением.

– Предположительно, изначально это было место погребения умерших, с кремациями и памятниками, – добавляет Дарвилл, – но примерно после 2300 г. до н. э. положение меняется, и центром внимания становятся живые. Это место, где целители-специалисты и профессиональные лекари своего времени ухаживали за телами и душами больных и немощных.

Дарвилл и Уэйнрайт сфокусировались на самих камнях и старинном веровании, согласно которому они были наделены мистическими целительными силами, в основном через источники и колодцы Уэльса, омывавшие их, но я также задумалась об их расположении. Исходя из факта, что двойной ряд камней был выровнен по летнему солнцестоянию, их расположение было не случайным. И сильнее всего меня завораживала точность, тот факт, что сами камни из голубоватого песчаника, расставленные внутри сооружения в форме подковы из двух рядов валунов, образуют круг.

Некоторые археологи обнаружили выемки, предполагающие, что когда-то там могли находиться другие камни. Если это было так, рассуждала я, не мог ли сам круг считаться целительным и, возможно, исцеление давали не только камни, но также находящиеся в круге целители? Поскольку по всей Британии насчитывались сотни каменных и древесных кругов, Тим Дарвилл не сомневался, что круги играли важную роль в целительстве, но он не находил доказательств того, что люди, стоявшие в круге, имели такое же первостепенное значение для целительного процесса, как и камни.

В течение многих веков малые круги имели особое значение во многих культурах – от языческих викканских церемоний до мистического христианства, представленного Артуровской легендой о Круглом столе и средневековыми розенкрейцерами, которые, как считалось, сочетали Артурианские традиции с практиками древних ессеев, ранней мистической секты аскетов, повлиявшей на учение Иисуса [26].

Но что можно сказать о более традиционном использовании кругов в религии?

В Библии неоднократно говорится о силе групповой молитвы. Ведь чем еще была церковь, как не собранием для упражнений в групповом намерении?

Понятие кругов для групповой молитвы присутствует в культуре многих религий. В исламе благочестивые должны выполнять хадж, паломничество в Мекку, где они образуют концентрические молитвенные круги вокруг Каабы, своего священного центра. А в иудаизме, не считая ортодоксальных синагог, практикуется миньян, группа не менее десяти человек для совместной молитвы об исцелении члена конгрегации. Слово миньян происходит от древнееврейского maneh מנה, относящегося к арамейскому mene, означающему число, тем самым указывая на необходимость определенной критической массы людей. Во время Birkat ha-Gomei, молитв, которые, как считается, помогают тем, кто болен или находится в опасности, все авторитеты иудаизма настаивают, что они должны произноситься в присутствии миньяна из десяти человек.

Принявшись за изучение христианства, я наткнулась на старую проповедь известного британского баптистского проповедника XIX века Чарльза Сперджена, в которой обсуждалось значение некоторых фрагментов Деяний, повествования о том, как апостолы построили раннехристианскую церковь. Сперджен фокусируется на Деяниях 1:12–14, относящихся к истории о том, как двенадцать Христовых апостолов, по существу, проводили свои первые молитвенные собрания. Они вернулись из путешествия и вблизи Масличной горы, неподалеку от старого Иерусалима, направились в верхнюю комнату (ведутся споры о том, была ли это та самая горница на горе Сион в Иерусалиме, место Тайной вечери), где все предались молитве.

Большинство библеистов считают, что Новый Завет был написан на древнегреческом языке койне, и, согласно Сперджену, для описания групповой молитвы апостолов св. Лука, эллинистический лекарь и предполагаемый автор Деяний, который мог присутствовать при некоторых рассказанных там событиях, решил использовать греческое слово ὁμοθυμαδόν, или homothumadon.

Слово homothumadon встречается в Библии 12 раз, в основном в Деяниях, всегда для описания природы апостольской молитвы. В Библии короля Якова слово homothumadon переведено обтекаемой фразой «в едином созвучии», но Сперджен настаивает, что homothumadon – это наречие и, более того, музыкальный термин, означающий «брать те же ноты вместе». В других текстах это переводилось как «единым разумением и единой страстью», и Сперджен заключает, что апостолы молились «в один голос, гармонично и продолжительно»[27].

Но даже последнее определение не передает всей глубины оригинала, как я обнаружила, разобрав это греческое слово. Само по себе оно составлено из двух слов: homou, что буквально переводится как «в унисон» или «совместно в одном месте в одно время», и thumous, что означает «вспышка страсти» или даже «во всю мощь» и часто используется для выражения интенсивности того или иного рода: разгорячиться, яростно дышать, даже гневаться. При сочетании эти два слова образуют музыкальный образ, скажем, симфонии Бетховена, то есть ряда нот, страстно несущихся различными путями, но сочетающихся по частоте и тону в идеальную гармонию, достигая кульминации в конце. Особое значение уделено тому факту, что апостолы молились страстно и единодушно, единым голосом.

«Вот упущенный секрет ранней церкви, – замечает Сперджен. – Снова и снова Лука указывает: то, что они делали, они делали вместе. Все они. Единые и в один голос».

Сперджен говорит, что Иисус рассматривал молитву как совместное действие.

Он хотел, чтобы его апостолы молились вместе, имея единые мысли и слова – то есть совместно выражали свое намерение, – и множество других библеистов-историков разделяют это мнение.

Американский пресвитерианский пастор и авторитетный библеист XIX века Альберт Барнс говорил, что homothumadon подчеркивает, что апостолы действовали «единодушно».

Это слово выражает полную гармонию их взглядов и чувств. Не было никаких схизм, никаких различий в интересах, никаких разногласий в целях [28].

Также было высказано предположение, что такая форма молитвы теснее сближала апостолов. Роберт Джэмисон, А. Р. Фоссет и Дэвид Браун, чьи «Критические комментарии и пояснения ко всей Библии», опубликованные в 1871 году, остаются в числе наиболее авторитетных толкований «стих-за-стихом» по библейским текстам, подчеркивают это чувство нераздельности; как в своей жизни, так и в молитве, апостолы были «сшиты нитью крепче, чем смерть»[29]. Иисус мог предвидеть это, зная, что апостолам предстоит столкнуться с большими трудностями в осуществлении, по сути, религиозной революции. Английский теолог-диссидент XVII века Мэтью Пул полагал, что использование слова homothumadon указывает на чувство неколебимого единства апостолов перед лицом трудностей, наделявшее их «великой решимостью, невзирая на все сопротивление и противодействие, которые они встречали»[30], что было неизбежно при создании Церкви.

Многие христианские богословы убеждены, что Иисус специально использовал такой вид молитвы в малых группах в качестве базовой модели, помогавшей апостолам обучать членов ранней церкви новому правильному способу молиться. В фундаментальной работе «Греческий Завет для школ и колледжей под редакцией Освальда Чемберса» британский священник и декан Кентербери и архидьякон Вестминстера Фредерик Уильям Фаррар также предполагает, что Иисус целенаправленно учил своих апостолов молиться таким образом, отучая их от «чисто индивидуальных молений».

Ученики Христа задолго до этого вопрошали: «Господи, научи нас молиться» (Лука 11:1), и в течение трех лет общения с Иисусом та форма, которая была дана им в качестве примера, вполне могла обрести пропорции, пригодные для общего богослужения.

Здесь предполагается, что таков был учебный план для членов юной церкви – молиться группой, единым разумом и сердцем [31]. Ближе к нашему времени Питер Петт, баптистский священник на пенсии и университетский лектор, развивает эту точку зрения в своих «Комментариях к Библии», утверждая, что такой способ молиться, в «страстном единстве», должен был использоваться всей церковной конгрегацией.

Особый упор делается на полном единстве новорожденной церкви. Христиане – как мужчины, так и женщины – пользуются равенством, мало где известным за пределами христианских кругов. Они молятся вместе, все как один. Большая часть действительных молитв совершалась, вероятно, в Храме, где они собирались ежедневно с другими учениками Иисуса (Лука 24:53).

Пресвитерианский священник и бывший капеллан сената США Ллойд Огилви, анализирующий Деяния и первые молитвенные методы апостолов после Воскресения в своей книге «Барабанный бой любви», полагает, что зарождающееся христианское движение определенно подразумевало установление нового типа общественной молитвы.

«Вот где они обнаружили коллективную подготовку своего движения, – пишет Огилви об их начальной цели построить церковь. – Отметьте особо, что они всецело отдавались совместной молитве. Это означало не столько физическое единение, как духовное единство»[32].

Молитва, как пишет Огилви, предназначается для коллективного исполнения:

Если мы хотим получить силу от Святого Духа как отдельные индивидуумы, нам нужно ответить на вопросы о коллективных отношениях: всех ли мы простили? Все ли возместили? Не нужно ли кого-то исцелить? Как конгрегация, мы не можем получить силу, пока не станем едины разумом и сердцем, пока не полюбим друг друга, как Христос возлюбил нас, и пока не исцелим все порушенные отношения [33].

В некоторых источниках утверждается, что Евангелие и Деяния были первоначально написаны на арамейском, родном языке Иисуса. Если так, то в них могло быть слово kahda, наречие, означающее как «вместе», так и «одновременно»[34].

Малые целительные круги составляли неотъемлемую часть ранней формации христианской церкви. Фактически такие круги, основанные на силе коллективного намерения, вполне могли быть изобретением Иисуса Христа.

Иисусу приписываются слова о том, что, когда группа собирается вместе для такой деятельности, как целительство, она создает божественную силу, действующую как через отдельных людей, так и через человеческую эволюцию. И во многих местах Библии, где упоминаются апостолы «в едином созвучии», говорится об актах группового целительства. Адам Кларк, британский методистский библеист XVIII века, в своем «Комментарии» также говорит о homothumadon [35]: «Когда любое собрание божьих людей собирается в едином духе, они могут ожидать всякого блага, потребного им».

Я думала о словах Адама Кларка, написанных им когда-то в его знаменитом «Комментарии», о homothumadon.

Это слово очень выразительно: оно указывает, что все их умонастроения, привязанности, влечения и желания были сконцентрированы на одном объекте, каждый из них имел в виду одну и ту же конечную цель; и, имея одно влечение, они молились одной молитвой Богу, и каждое сердце внимало этому. Среди них не было человека равнодушного, безразличного – никакой душевной вялости; все горели рвением; и Дух Божий нисходил в ответ на их единую веру и молитву [36].

Когда их мысли были сфокусированы, сконцентрированы и взаимосвязаны.

Возможно, что homothumadon является таким состоянием ума, которое необходимо для круга целительного намерения.

Работая с группами «Силы восьми», я натолкнулась на христианскую практику, которой по большому счету не придавали значения со времен Христа нигде, за исключением харизматической церкви. Это не отрицало божественности Христа, но предполагало, что он понимал эту божественную силу и передавал ее своим ученикам.

Как я полагаю, Иисус просто пытался сказать, что Бог находится в каждом из нас, но эта сила возрастает в группе.

Я посмотрела определение греческого слова ἐκκλησία, или ekklesia, которое встречается в Библии 115 раз и поверхностно переводится как «церковь». Вот более точный перевод: «созванная группа или конгрегация людей, собирающихся с конкретной целью – группа с единой целью, объединенная в одно тело». Церковь в те древние времена не означала самого здания или даже большой организации, а только малое собрание, какое представляли собой апостолы, призванные молиться в страстном единении.

Исходная идея церкви, как ее понимал Иисус, могла быть своего рода Силой Двенадцати. Начать с двенадцати, научиться совместной молитве, а затем распространять Слово. В ранних Деяниях двенадцать апостолов после своих совместных молитв молятся с группой из 120 человек, включающей мать Иисуса Марию и его братьев, и постепенно они набирают сторонников, обучая их тому же.

Фактически в той же главе Деяний (1:15–26) первое, что делают апостолы после Воскресения, – это выбирают человека на замену Иуде Искариоту, что предполагает особенную важность в поддержании численности их группы, пусть даже новый участник не был свидетелем учений Иисуса.

Собрание двенадцати апостолов могло иметь такое же значение, как и сами молитвы.

Такое «созванное собрание» точно подходило к моему определению целительного круга. Фактически я осознала, что homothumadon и ekklesia – идеальные метафоры для круга «Силы восьми»: группа, страстно молящаяся вместе, как бы являющаяся единой сущностью.

То же самое происходит, когда все члены группы «Силы восьми» обдумывают одну целительную мысль одновременно. Когда люди страстно вовлечены в такую активность, как в целительном круге, они преобразуют свои отдельные голоса в громоподобную симфонию.

Глава 6

Куда бы я ни посмотрела, повсюду я видела «белых ворон». Вот определение слова «факт» из оксфордского словаря английского языка: «То, о чем известно или доказано, что это правда». Но что я могла бы сказать наверняка о том, что известно или доказано в данном случае? В науке нечто считается фактом, когда это поддается воспроизведению любое число раз любыми людьми – до тех пор, пока не придет новый ученый и не разрушит эту предпосылку новыми фактами, показывающими, что все прежние заключения были неверны.

Таким образом, получается, что факт – это то, что пребывает в постоянном изменении, то есть в соответствии с квантовой физикой, полностью зависит от взгляда наблюдателя.

А еще я все больше убеждалась, что группа молящихся вместе людей слитным, страстным, единым голосом создает некий благотворный цикл. Но насколько далеко я могла вывести это? Что происходит, когда вы молитесь по принципу homothumadon в глобальном плане?

К лету 2008 года меня уже порядком утомили все эти черепашьи шаги и я была готова к большому прыжку. Меня вдохновляла новая подруга, Барбара Филдс, руководитель Ассоциации глобальной новой мысли, учредившей проект «Мир», побуждающий людей формировать миротворческие группы в различных городах, и я строила планы на Международный день мира в сентябре 2008 года. Я позвала Гэри Шварца и в самой убедительной манере стала объяснять ему, что пришло время выйти в реальный мир и проверить, может ли этот групповой разум, который мы измеряем, исцелить что-то по-настоящему. Я убеждала его сделать что-то крупное. Проверить, можем ли мы понизить уровень насилия и восстановить мир в зоне военных действий. Ведь люди из общества «Трансцендентальной медитации» занимаются этим уже много лет. Они провели более 500 исследований, проверяя, могут ли группы медитаторов повлиять на снижение конфликтов, и продемонстрировали интригующие результаты. Но вот что я услышала от Гэри по конференц-связи: «Если ты пытаешься повлиять на что-то настолько большое, нельзя просто направить десятиминутное намерение один раз и ожидать, что это сработает».

Так как нам быть дальше? Как всякий хороший ученый, Гэри всегда советовал для начала воспроизвести ту или иную модель исследования, которая успешно применялась в данной области. Он сказал, что мне следует отталкиваться от работы организации ТМ. Они провели исследование в 24 городах, продемонстрировав, что, когда 1 процент населения регулярно медитировал, уровень преступности падал почти на четверть. Когда ТМ провела такое исследование в других 48 городах, результаты по большому счету подтвердились [37]. И, кроме того, они смогли показать, что, когда критическая масса продвинутых медитаторов ТМ направляла свою медитацию на уменьшение преступлений против личности в Вашингтоне в 1993 году во время всплеска преступности, ее уровень понизился [38].

Эта организация даже экспериментировала с попытками снизить уровень конфликтов на Ближнем Востоке в 1983 году и обнаружила, что чем выше число людей, медитирующих на снижение конфликта между арабами и израильтянами в Палестине, тем меньше число смертельных случаев и общего насилия в Ливане [39].

За все эти годы ТМ не раз преследовали слухи о подтасовке данных, но, на мой взгляд, их исследования были настолько обстоятельными и так тщательно контролировались, с учетом стольких факторов – от погодных и сезонных изменений до правоохранительных усилий, что мы могли многому научиться у них. Кроме того, все их исследования были опубликованы в коллегиально рецензируемых журналах и потому проходили независимую научную экспертизу. Но, разумеется, большая часть их работы касалась эффекта массовой пассивной активности, такой как медитация. Я же хотела продвинуть это на шаг дальше и посмотреть, что произойдет, если большая группа людей будет целенаправленно думать о снижении показателей смертности и травматичности.

Так случилось, что Гэри был знаком с протоколом плана исследования, использовавшимся организацией ТМ, который, как он полагал, даст эксперименту по миротворческому намерению некоторую начальную схему. Некоторые исследования рассматривали эффект квадратного корня от 1 процента мирового населения в связи с идеей группы ТМ о минимальной критической массе, необходимой для возникновения изменений, что составляло всего 7000 медитаторов, находящихся в одном месте и ежедневно проводящих медитации в течение не менее десяти минут, как и в наших ранних экспериментах. Имело смысл продолжать с десятиминутными «окнами намерения».

«И исследования ТМ длились как минимум восемь дней, – сказал мне Гэри. – Тебе нужно сделать так же».

Еще до разговора с Гэри я обратилась через веб-сайт в организацию ТМ с просьбой о дружеском неформальном совете. И в начале июля получила ответ: «Первая трудность в исследованиях такого рода – это найти источники данных. Хорошие постоянные данные по адекватным измерениям трудно получить. Большая часть правительственной статистики в лучшем случае ежемесячная и не годится по датам. Но есть люди, которые занимаются контент-анализом конфликтов, и вы могли бы получить их базу данных».

И мне дали несколько возможных контактов.

К тому времени я собрала свою «команду сновидцев» из неформальных «мудрых старейшин», как начала называть их: Гэри Шварц из Аризонского университета; Джессика Аттс, профессор статистики в Калифорнийском университете в Ирвайне; доктор Роджер Нельсон, бывший сотрудник Принстонского университета, а теперь руководитель проекта «Глобальное сознание»; а также Роберт Жан, бывший декан инженерного факультета в Принстонском университете, и психолог Бренда Данн, которые совместно создали Принстонское научно-практическое объединение по исследованию аномалий (PEAR) и вот уже 30 лет проводили интенсивные исследования, скрупулезно собирая убедительные свидетельства о силе направленного намерения, воздействующего на электронное оборудование [40].

Проведя более чем два с половиной миллиона испытаний, Жан и Данн убедительно продемонстрировали, что человеческое намерение может воздействовать на эти электронные устройства в определенном направлении [41].

Чтобы показать, достиг ли эффект более высокого или низкого уровня, чем предполагалось, специалисты по статистике часто используют диаграмму анализа тенденций, методику в статистике, которая пытается выявить базовый поведенческий паттерн или отклонение от этого паттерна на протяжении определенного отрезка времени. Джессика Аттс, эксперт статистического анализа в исследовании сознания, планировала смоделировать прогноз вероятного среднего уровня насилия, который мы можем ожидать в течение нескольких месяцев после нашего намерения, если сражения будут продолжаться так же, как и в течение двух предыдущих лет. Если возникнет большая разница, мы получим убедительное предположение о том, что наше намерение возымело эффект.

Мы решили проводить наше исследование в течение недели – с воскресенья до воскресенья, начав 14 сентября и достигнув кульминации 21-го числа, в Международный день мира. Поскольку это был пробный эксперимент, первой нашей мыслью было целенаправленно удерживать цифры пониже, но все складывалось так быстро, и я была уверена, что легко смогу найти цель. Я осмелилась искушать судьбу и переполошить свое сообщество «Эксперимента по намерению», объявив об этом событии еще в июле.

Для того чтобы это предприятие являлось законным экспериментом, а не просто упражнением доброй воли, требовалось найти кое-что почти невозможное на войне: очень точные средства регистрации боевых потерь. Это требование сразу же вычеркнуло многие области Африки и Ближнего Востока – и, если уж на то пошло, большинство очагов конфликтов на Земле. Кроме того, мне была нужна довольно «блеклая цель» – такая, за которую бы не молились люди Запада, – чтобы любые изменения были с большей вероятностью результатом наших намерений, а не множества других возможных факторов. То, с чем мы имели дело, было настолько тонкой материей, что требовалось держать под контролем любую диковинную ситуацию, включая возможность того, что мы могли оказаться «инфицированы» намерением других людей, уже молящихся за нашу целевую группу, а также молитвами, получившими ответ. Ведь не случайно эксперименты Гэри и Константина продемонстрировали определенную «инфекционность» намерения.

Джессике нужно было нечто большее, чем данные о еженедельных случаях насилия за несколько лет – начиная от двух лет до нашего эксперимента и заканчивая несколькими месяцами после, – для того чтобы иметь достаточно длинный «статистический хвост» для сравнения. А это значило, что я должна была найти войну, в которой кто-то тщательно подсчитывал тела в течение многих лет и желал бы открыть мне реальные цифры.

Все лето я обзванивала и забрасывала электронными письмами все известные мне миротворческие организации по всему миру. Я звонила в Департамент исследований мира и конфликтов Уппсальского университета в Швеции. Я сумела связаться с Институтом мира Соединенных Штатов в Вашингтоне. Я обзванивала центры регулирования мира и конфликтов в трех университетах. Каждый департамент имел хорошие идеи, но очень мало доступа к данным. Кто-то, уже не помню откуда, сослался на Джошуа Голдстейна, который отслеживал смертельные случаи на войне в Израиле в течение месяца в 2002 году, а еще на профессора из Гарварда по имени Даг Бонд, установившего систему, направленную на сбор статистики потерь в двух войнах, которые вела Америка на Ближнем Востоке, но ни с одним из них оказалось невозможно связаться. Джейсон Кэмпбелл в Бруклингском институте, некоммерческой организации публичного порядка, базирующейся в Вашингтоне, в округе Колумбия, был отличным источником опубликованных данных о смертельных случаях на войне в Ираке, но его отчеты предоставляли только месячные цифры, тогда как мне нужны были цифры по дням или хотя бы неделям.

Система правительства США по всемирному отслеживанию несчастных случаев (http://wits.nctc.gov), которая, по существу, регистрировала каждый смертельный прецедент в мире, связанный с терроризмом, предлагала информацию только до марта 2008 года. Нам пришлось бы ждать около восьми месяцев после нашего мероприятия, чтобы выяснить, имело ли оно какой-то результат. Я решила попытаться дозвониться в эту организацию и узнать, можно ли получить более свежие данные.

Проблема заключалась в том, что на сайте не было указано ни телефона, ни какой-либо иной контактной информации, как не было ее ни в Сети, ни в каталогах. Я обзвонила весь Госдепартамент в Вашингтоне, в округе Колумбия, – и никто как будто не слышал о такой организации. Меня направляли от департамента к департаменту, пока наконец я не связалась с Национальным центром правительства США по противоборству терроризму, подразделением Госдепартамента в духе крутых боевиков. Женщина на другом конце провода была озадачена тем, что я смогла прорваться к ним, и отказалась назвать себя, но тем не менее ее чрезвычайно заинтересовало то, как я планировала использовать информацию о военных потерях в Ираке и Афганистане за двухлетний период, а также то, что я задавала вопросы о террористической активности. Через несколько минут она стала отказываться говорить о чем-либо и потребовала от меня больше информации о себе и мой номер социальной страховки.

Веб-сайт под названием «Отсчет тел в Ираке» публиковал вполне современные ежедневные подсчеты убитых и управлялся добровольцами, у которых едва хватало рук на то, чтобы «просто документировать ежедневную резню в Ираке».

Я начинала впадать в буйство. К тому времени шел уже конец августа, до нашего эксперимента оставалось 19 дней, а у меня все еще не было приемлемой цели – на редкость нервозная ситуация, учитывая, что я набрала уже 6000 участников. На тот момент я еще не доводила до всеобщего сведения свои планы, поскольку не была убеждена, что веб-сайт выдержит. Я планировала набрать около 20 000 участников для пробного эксперимента, но проект захватил общественное воображение и разрастался в Сети лавинообразно. Несколько крупных организаций: Gaiam, H2Om, «Ассоциация глобального нового мышления», официальный веб-сайт фильма «Так что же мы знаем?!», «Организация единства» и «Брахма Кумарис, Intent.com» – уже объявили о намечавшемся эксперименте своим группам. Каждый день подписывались сотни новых участников. Я проклинала свою особенную склонность недооценивать трудности всякой конкретной ситуации и полагать, что любая задача, встающая у меня на пути, окажется мне по плечу.

Как я могла думать, что легко найду такую идеальную, тщательно регистрируемую войну?

Один из моих корреспондентов предложил ограничить наши поиски частями Африки, Ирака или Шри-Ланки. В этом регионе бушевала кровавая гражданская война на протяжении уже 25 лет, однако Америка, уделяя самое пристальное внимание Ближнему Востоку и мусульманскому терроризму, эту часть света, по большому счету, игнорировала. Это могла быть идеально девственная цель. Я могла быть уверена, что она привлекает очень мало западных богомольцев.

В конце августа я написала еще в четыре организации, имеющие свои системы учета. И не получила ни одного ответа.

К 1 сентября я была на грани того, чтобы отказаться от дальнейших поисков и отменить эксперимент, когда мой респондент из «Уппсальской программы данных о конфликтах» предложил мне попробовать связаться с Фондом мирного сосуществования (FCE) в Коломбо, столице Шри-Ланки, который являлся пионером в системе учета «База данных своевременного реагирования» и отслеживал человеческие потери убитыми и ранеными в Шри-Ланке в течение многих лет. Поскольку они постоянно отслеживали обе области по ежедневным показателям убийств и насилия и вносили всю информацию из первых рук в базу данных, они смогли бы легко предоставить нам статистику человеческих потерь за двухлетний период до нашего эксперимента и регулярные обновления после нашей недели намерения. Череда контактов в Интернете привела меня сперва в Брандейский университет в Бостоне, затем в Манчестерский университет в Соединенном Королевстве и, наконец, к Мадхаве (Мадсу) Палихапитайте, исполняющему обязанности директора по развитию массачусетского филиала «Урегулирования споров» в Бостоне, представителю фонда FCE в США, который направил меня к бывшему председателю фонда FCE, известному борцу за мир доктору Кумару Рупесинге.

Рупесинге – это Ганди Шри-Ланки; бывший издатель, который помогал основать, а теперь являлся председателем фонда FCE, гуманитарной организации, направленной на обеспечение мира, человеческой безопасности и разрешение конфликтов. Под руководством Рупесинге фонд FCE выработал модель урегулирования споров между «Тиграми освобождения Тамил-Илама», больше известными как «Тамильские тигры» (LTTE), хорошо вооруженными и обученными войсками повстанцев, и мусульманами и сингальцами, двумя крупными сообществами различных вероучений. Прислушиваясь к жалобам всех сторон, фонд FCE помогал снизить насилие в восточной провинции Шри-Ланки, и, как следствие, Рупесинге пытался убедить организации и правительства по всему миру развивать схожие программы, создавая системы предварительного оповещения, коалиции и совместно выполняя обязательства в гражданских войнах.

Несмотря на эти первые рейды, в 2008 году не было видно конца-края насилию или войне [42]. «Тамильские тигры» восстали в ответ на дискриминацию тамилов в Шри-Ланке со стороны большей части населения, и в течение 25 лет они вели кампанию за создание независимого государства на севере и востоке для тамильского народа. За прошедшую четверть века «Тигры» превратились в хорошо отлаженную военную машину и вошли в число пионеров в террористической активности – они стали первой организацией, придумавшей и регулярно применявшей пояс смертника; первыми, кто стал принуждать детей к участию в террористических действиях; первыми, кто сделал из женщин террористов-смертников. Ко времени проведения нашего «Эксперимента по миротворческому намерению» на их счету имелись более 300 террористов-смертников, громадное число для любой террористической организации, и самые дерзкие из политических убийств, включая двух мировых лидеров – премьер-министра Индии Раджива Ганди и президента Шри-Ланки Ранасингхе Премадасы, – и неуспешная попытка убийства третьего, в тот момент президента Шри-Ланки Чандрики Кумаратунги, потерявшей правый глаз в результате покушения. За десять месяцев до нашего эксперимента женщина по имени Суджата Вагаванам предприняла попытку убить министра Шри-Ланки Дугласа Девананды, взорвав бомбу, спрятанную в лифчике, попытку неуспешную, зато полностью заснятую на чей-то мобильник и выложенную на YouTube.

За все эти годы переговоры о прекращении боевых действий срывались четыре раза, последние – в январе 2008 года; после мая правительство Шри-Ланки сдалось и просто решило уничтожить мятежную организацию любыми методами. На пике своей власти «Тамильские тигры» держали под контролем три четверти суши Шри-Ланки; ко времени нашего эксперимента правительственные войска отвоевали восточные территории, но там еще продолжались вспышки насилия, и «Тигры» отрезали весь север страны, где удерживали сопротивление, вытеснив оттуда более 200 000 человек. Около 340 000 человек были убиты в ходе этого долгосрочного конфликта, и полмиллиона в настоящее время жили в лагерях беженцев. В прошлом декабре Надзор по правам человека и Международная амнистия совместно умоляли Совет по правам человека ООН прекратить нарушение гражданских прав обеих сторон.

Когда я позвонила Рупесинге и описала свой проект, он с радостью и безвозмездно поделился со мной своими данными. Фактически после этого фонд FCE начал проводить инициативу «Нет насилию» по всем домам, которая должна была достичь кульминации в виде церемонии со свечами, намеченной на Международный день мира – завершающий день нашего эксперимента.

«Мы призовем всю страну поднять флаги в своих домах с символом нашей кампании, а затем зажечь лампу и молиться или медитировать пять минут, – написал мне Рупесинге. – Вечером будут массовые ночные бдения по всей стране со свечами и лампами».

Кумар Рупесинге обращался к католическим и православным священникам, буддийским, индуистским и мусульманским лидерам, призывая их пойти тем же путем и повести свою паству в молитвах.

«Поскольку это будет воскресенье, христиане пойдут в церковь, и мы попросим их звонить в колокол, – писал он. – Мы попросим, чтобы все религии зазвонили в свои колокола».

Рупесинге попросил нашу сеть последовать их примеру и зажечь свечи в тот последний день.

Я не могла поверить в синхронность двух наших кампаний, завершающихся в один день.

«В этом, – написала я в ответ, – чувствуется божественный промысел».

Глава 7

Теперь же мне требовался новый веб-сайт, и я молила об еще одном божественном вмешательстве.

Поскольку массовый групповой эксперимент по миротворческому содействию в конкретной горячей точке никогда еще не проводился, по крайней мере тем дерзким способом, какой планировали мы, величайшей трудностью, которую оставалось решить, было вычисление того, как именно это следует делать. Сайт Ning был превосходным экономичным решением для малых экспериментов и нашей первой попытки использовать мощность связанного сервера, но я не была уверена в его способности справиться с экспериментом такого размера. Как и раньше, мы планировали проводить эксперимент на платформе, отличной от нашего основного веб-сайта «Эксперимента по намерению», с достаточным объемом мощности распределенной сети для обработки таких величин. За несколько месяцев до того нас познакомили с Джимом Уолшем, владельцем компании под названием «Намеренный шоколад» и большим поклонником нашей работы, щедро предлагавшим денежные взносы для оплаты большей мощности сервера.

Джим подумывал об одном веб-мастере, который мог бы создать сайт для проведения нашего мероприятия, так что мы направили ему все наши технические условия. Однако к августу он написал нам, что, хотя сервер у нас имеется, его коллега не смог разместить его.

Мы застряли без веб-сайта и веб-мастера. Мы просто не могли позволить себе нанять команду за несколько тысяч долларов, которая помогала нам с ранними экспериментами с листьями и семенами, и хотя на моем веб-сайте имелась кнопка «ПОЖЕРТВОВАНИЯ», пользы от нее было немного.

Тем временем наступило 4 сентября – оставалось 10 дней до начала. Я снова столкнулась с перспективой отменить мероприятие, когда случайно вспомнила, как на одном собрании тем летом меня познакомили с Самиром Мехтой и его коллегами, группой маститых веб-дизайнеров из компании Copperstrings, медийного веб-сайта, работающего из Индии и организованного Таней Дамижой, нашей знакомой в Соединенном Королевстве. Пребывая в отчаянии, я достала их визитку и связалась с Джоем Банерджи и Самиром Мехтой. Когда я объяснила сложившуюся ситуацию, они щедро предложили услуги своей компании по устройству моего эксперимента на платформе Copperstrings, которая была достаточно большой, чтобы вместить тысячи посетителей. Я не могла поверить в это. На этот раз мой эксперимент не будет стоить нам абсолютно ничего.

Самир со своей командой создал отдельный веб-сайт и страницу подписки, но с одним важным изменением: поля автоматически перелистывались во время различных этапов эксперимента, позволяя минимизировать индивидуальные проблемы компьютера и повысить шансы на то, чтобы при наивысшем числе участников никто не прошел раньше времени, как это случилось в одном из исследований Константина.

Когда наконец настало 14 сентября, мы задержали дыхание, молясь о том, чтобы веб-сайт выдержал. Рядом с нами стоял техник из Copperstrings, помогая каждому, у кого возникали проблемы с тем, чтобы войти на веб-сайт через парадную дверь.

Большинство участников, включая меня, получили доступ. Меня переполнял восторг при виде того, как страницы перелистываются вовремя, начиная с открытия цели, дополненной картой Шри-Ланки, которая «страдает в одном из самых кровопролитных и нескончаемых конфликтов на Земле», как гласила надпись.

Через пять минут страница снова перелистнулась, теперь показывая наше намерение – фотографию трех мальчишек: тамила, мусульманина и сикха, примерно десяти лет, держащихся за руки, рядом с изображением прекрасного водопада – идеального символа восстановленного мира.

Мы попросили наших участников удерживать следующее намерение: «Чтобы мир и сотрудничество восстановились в регионе Шри-Ланки Ванни и чтобы все насилие, связанное с войной, снизилось как минимум на десять процентов».

Я провела количественную оценку нашего запроса, в основном исходя из опыта с «Экспериментом на прорастание», который показал, что чем точнее мы формулируем запрос, тем успешней бывает результат. В течение десяти минут снова играла музыка Reiki Chants.

Мне казалось, что все работает идеально, но после первого дня эксперимента я обнаружила, что некоторое число людей столкнулись с трудностями при входе в систему опять-таки из-за огромного размера аудитории, пытающейся получить доступ к сайту. Более 15 000 человек зарегистрировались, и в итоге 11 468 приняли участие в эксперименте (и еще многие тысячи, которые не смогли войти на сайт, также присоединились к нам после получения URL от службы технической поддержки Copperstrings). У нас были участники из более чем 65 стран, с каждого континента, кроме Антарктики, с наибольшим числом из Соединенных Штатов, Канады, Соединенного Королевства, Нидерландов, Южной Африки, Германии, Австралии, Бельгии, Испании и Мексики, но также у нас имелись «намереватели» из таких отдаленных областей, как Тринидад, Монголия и Непал, Гваделупа, Индонезия, Малья, Доминиканская Республика и Эквадор. В отношении численности мы превысили отметку квадратного корня одного процента мирового населения. Copperstrings помог многим из участников, послав им URL для прямого доступа. Поскольку сервер Apache снова получил больше запросов, чем мог обработать, мы попросили команду сервера Media Temple увеличить пропускную способность для последующих сессий, в частности для заключительных выходных.

* * *
Первые показатели эффективности наших усилий внушали тревогу. На следующей неделе я прочитала несколько предварительных новостных репортажей и узнала от сотрудника фонда FCE Хеманта Бандары первые цифры по убитым и раненым. Так, за неделю нашего эксперимента уровень насилия значительно повысился – фактически он достиг наивысшей отметки за все два года известной нам статистики. Уровень насилия на севере драматически вырос прямо в первый день нашего восьмидневного эксперимента. Север внезапно накрыла волна смертей. Правительственные войска Шри-Ланки атаковали на суше, море и с воздуха, стараясь вытравить «Тамильских тигров» из их последнего укрепления. ВМС Шри-Ланки потопили два корабля «Тигров» в ходе морского сражения, разразившегося у северо-восточного побережья, и были убиты 25 членов группировки «Морские тигры» в ходе трехчасового сражения у северо-западного побережья. Кроме того, 48 повстанцев были убиты в ходе наступления армии в пределах 19 км от штаб-квартиры повстанцев в городке Килиноччи, а воздушные войска взяли на прицел тайное убежище старшего командования LTTE. Также в сражении у бастиона в районе Килиноччи погибли 19 повстанцев и 3 солдата. «Тамильские тигры», со своей стороны, дали отпор армии в северном регионе Ванни после четырехчасового сражения, забрав жизни 25 солдат [43].

Такое усиление правительственной активности привело к тому, что число потерь внезапно возросло, так что в течение 8 дней нашего эксперимента был убит 461 человек и 312 получили серьезные ранения.

Правительство объявило, что отказывается вести переговоры или устанавливать перемирие, пока повстанцы не сложат оружие: было решено наконец-то подавить последний оплот LTTE. Гуманитарные организации начали покидать район Ванни, поскольку их безопасность не была гарантирована. Возобновившиеся воздушные атаки вынудили более 113 000 человек оставить свои дома. ООН начала призывать обе стороны прекратить убийство гражданских лиц. Все это казалось не просто совпадением.

«О, Боже, – думала я все это время. – Неужели это сделали мы?»

Но затем сразу же по окончании эксперимента численность смертей и ранений внезапно снизилась: показатель смертности – на 74 процента, а показатель ранений – на 48 процентов.

В небольшой срок после эксперимента средний уровень убийств достиг по большому счету показателей двух недель, предшествовавших периоду намерения. Однако уровень ранений оставался на 43 процента ниже по сравнению с показателями за несколько месяцев до начала эксперимента.

Но это была только немедленная картина. Чтобы наши данные получили хоть какое-то значение, нам нужно было сделать более долговременный обзор – как в прошлое, так и в будущее. Сравнив наши данные с тем, что происходило в течение двух предыдущих лет и в течение месяца или двух после эксперимента, мы сможем увидеть, имелись ли какие-то существенные сдвиги за длительный период времени. Это позволит нам понять, продолжалась ли тенденция к понижению или была такой же, как всегда. Мы также хотели определить, имел ли эффект некую продолжительность или он повлиял на уровни насилия только в течение непосредственного периода после направления намерения. Мог ли он повлиять на исход войны в районе Ванни? Единственным способом выяснить это было набраться терпения и подождать несколько недель, а пока передать Джессике недельную статистику, больше похожую на месячную, которую я получила от Хеманта, плюс еженедельные показатели военных потерь за период с августа 2006 по 2008 год в восточных и северных провинциях.

Джессика, используя статистику фонда FCE с августа 2006 года по конец октября 2008 года, смоделировала прогноз вероятного среднего уровня насилия, который можно было ожидать в течение месяцев после нашего намерения, при условии, что сражения будут продолжаться в обычном режиме. Затем мы сравнили модель того, что должно было произойти, с тем, что произошло за этот месяц. Джессика сделала предварительный анализ времени до недели, закончившейся 14 сентября, используя авторегрессионную интегрированную модель скользящего среднего (ARIMA), которая помогает лучше понимать данные и делать прогнозы будущих событий, в частности, с такими данными, как у нас, которые не остаются неизменными, а колеблются из-за множества выпадающих цифр.

В конце ноября Джессика представила нам свой анализ квадратического тренда, более комплексную модель, учитывающую большие изменения в цифрах. Выяснилось, что насилие в действительности сильно возросло, намного превысив уровень, предсказанный для недели нашего эксперимента, но затем в течение нескольких недель после эксперимента оно опустилось намного ниже уровня, что был более чем 20 недель перед этим. Смертность начала возрастать с семнадцатой недели двухгодичного отчета, устойчиво поднимаясь почти еженедельно до самого нашего эксперимента, а затем, неделей позже, откатилась обратно до уровня, которого не наблюдалось с того времени, как сражения ужесточились.

Всегда оставалась очень большая вероятность простого совпадения. Мы должны были учитывать, что возрастание насилия могло случиться во время недели нашего эксперимента по чистой случайности, а снижение произойти вследствие естественного затишья, часто возникающего после битвы. Ведь армия правительства Шри-Ланки за тот год увеличилась в размерах примерно на 70 процентов, так же как и военно-морские силы.

Но в последующие месяцы события стали развиваться еще более необычайным образом. С перспективы этих двух с лишним лет события той сентябрьской недели оказались ключевыми для всего двадцатипятилетнего противостояния. В течение той недели армия Шри-Ланки выиграла несколько стратегически важных боев, что позволило им повернуть в свою пользу весь дальнейший ход войны. После нашей сентябрьской недели армия смогла перевести бои с «Тиграми» на их территорию. Сражение перешло в ближний бой, когда армия развернула безжалостное наступление на севере, вынудив 113 000 человек гражданского населения эвакуироваться из своих домов.

2 января 2009 года армия наконец изгнала сепаратистских партизан из их столицы Килиноччи. Неделю спустя армия отвоевала стратегический Слоновый перевал и город Муллайтиву, открыв северный полуостров Джафна, соединяющийся с континентальной Шри-Ланкой, впервые за девять лет освободив весь район Ванни, цель нашего намерения. Оставшиеся в живых тамильские террористы были оттеснены в узкий угол северо-восточных джунглей Шри-Ланки площадью около 330 квадратных километров. После всех этих решительных побед в сентябре и январе двадцатипятилетняя, поддающаяся учету гражданская война закончилась в кровавых боях 16 мая 2009 года, через 9 месяцев после нашего эксперимента. Это сделали мы?

Несомненно, когда мы начинали в сентябре, мятежники все еще крепко держали северную часть в своих руках и конца войне было не видно. И хотя армия предпринимала вторжения в августе, наблюдатели полагали, что мирные переговоры вне всякой вероятности. Заметив, что наивысший недельный уровень насилия и самые решительные сражения за весь период в 26 месяцев произошли в течение нашей недели намерения, Джессика сказала только два слова: «Жуть, да?»

Мне хотелось получить независимую оценку того, что это было чем-то большим, чем просто совпадением, так что я связалась с Роджером Нельсоном, руководителем проекта «Глобальное сознание» и членом нашей научной команды. Доктор Нельсон, бывший психолог в Принстонском университете, был очарован идеей возможного существования коллективного сознания, эффект которого можно было уловить с помощью генератора случайных событий (ГСС), современного электронного эквивалента постоянного подбрасывания монетки, с произвольным итогом случайного выпадения орла или решки с вероятностью каждого порядка 50 процентов времени. В 1998 году Роджер организовал централизованную компьютерную программу, чтобы приборы ГСС, расположенные в 50 точках по всему миру, могли транслировать по Интернету непрерывный поток произвольных единиц данных в одно огромное центральное ядро. С 1997 года он сопоставлял их данные с событиями, имеющими глобальное эмоциональное воздействие. Стандартизированные методы статистического учета позволяли выявить любые проявления «порядка» – такой момент, когда данные прибора показывали меньшую произвольность, чем обычно, – и тот факт, соответствовало ли это время времени возникновения значительного мирового события.

За несколько десятилетий Роджер смог сравнить активность своих приборов с сотнями самых громких событий: смерть принцессы Уэльской; празднования нового тысячелетия; смерть Джона Ф. Кеннеди-младшего и его жены Кэролайн; попытка импичмента Клинтона; трагедия 9/11 с башнями-близнецами; голосование в избирательных пунктах за президентов Джорджа Буша и Барака Обаму; вторжение в Ирак и свержение режима Саддама Хусейна. Сильная эмоция, позитивная или негативная, похоже, вызывала отход от произвольности к какому-то порядку.

Я попросила Роджера проанализировать произошедшее с приборами ГСС во время эксперимента.

Несколько анализов выявили, что приборы ГСС испытывали воздействие во время двадцатиминутного окна медитаций в течение восьми дней нашего «Эксперимента по миротворческому намерению» и что эти изменения были схожи с теми, которые происходили в моменты массовой медитации в областях, пытающихся снизить уровень насилия. Но самый поразительный эффект возник в течение действительных десяти минут нашего эксперимента, в точное время, когда мы направляли намерение.

Итог «Эксперимента по миротворческому намерению» был убедительным, но не мог считаться однозначным.

Как вам скажет любой ученый, одно изменение подобного рода может быть просто случайностью. Тут было слишком много вариантов: наступление правительственных войск Шри-Ланки, естественное развитие конфликта, странное возрастание, а затем резкое падение уровня насилия. Тем не менее не было сомнений в том, что эта сентябрьская неделя, в которую был проведен «Эксперимент по намерению», была, возможно, наиважнейшей из всех за двадцатипятилетний период гражданской войны. Правительство получило жизненно важную поддержку, что позволило повернуть весь ход войны.

Это сделали мы?

Короткий ответ: кто знает?

Нам нужно будет повторить эксперимент несколько раз и использовать ресурсы организации ТМ, чтобы дать однозначный ответ на этот вопрос. А пока нужно было писать пресс-релизы.

Но я сделала одно важное открытие. В середине октября я решила опросить всех участников эксперимента, в основном чтобы проверить, насколько хорошо держался веб-сайт Copperstrings и получили ли они доступ ко всем веб-страницам, в особенности на этот раз, когда их контролировала группа веб-разработчиков.

Однако была и другая причина опроса: меня озадачил опыт одного из наших «намеревателей» в крупномасштабных экспериментах. 10 августа 2007 года хиропрактик по имени Том Пэрис написал Гэри о своих ощущениях при проведении июньского «Эксперимента по намерению с листьями» на Лос-Анджелесской конференции. Он рассказал, что видел ауру листка и изменение сияния в местах прокола.

«Я также испытал насыщенное ИСО [измененное состояние сознания]. Вся комната сделалась очень темной, и основное, что я видел в ней, – это ауры других людей. Я вижу ауры достаточно часто; просто интенсивность здесь была значительно иной».

В то время я не придала этому значения, списав случившееся на чересчур богатое воображение (ведь парень видел ауры все время), но его рассказ породил один большой вопрос, который не отпускал меня уже несколько месяцев.

Помимо воздействия на цель возникало ли какое-то воздействие от всего этого и на саму аудиторию?

Когда наши участники стали присылать ответы, стало ясно, что и они испытали явное воздействие.

Часть III Священный миг

Сожги свое бытие, ибо оно подобно ночи.

РУМИ

Глава 8

Словно бы мой мозг был подключен к большой сети.

Тысячи ответов, полученных на мой вопрос, описывали схожий феномен. Это не были восторженные отчеты довольных людей. Это были описания переживания мистического вознесения, ни больше ни меньше. Во всех отношениях получалось, что мои участники вошли в состояние unio mystica, высшей стадии духовного пути, когда ощущение себя полностью сливается с Абсолютом. Это такой момент, в котором, как восторженно писала Тереза Авильская, мы становимся «окутаны божественной любовью», когда, как выразился один туземный шаман, «вещи часто словно пылают», момент, когда, как описывал мистик-каббалист Исаак из Акры, его «кувшин воды» сделался неотделим от «живого источника»[44]. Суфии, исламские и христианские мистики, кахуны на гавайских островах, маори, андские кьеро, коренные американские индейцы, мистические мудрецы, такие как Георгий Гурджиев, и бессчетные представители других культур всегда отчаянно гонялись за этим мигом за пределами времени и пространства, когда всякое чувство индивидуальности пропадает и вы существуете в состоянии экстатического единства. Книга «Курс чудес» Хелен Шакман описывает это как «священный миг».

Это, по сути, духовный оргазм, и изрядное число моих участников, сидя перед своими компьютерами и никого не трогая, очевидно испытали его.

«Я почувствовал, словно вошел в осязаемый поток энергии, струившийся по моим рукам и кистям, словно у него было свое направление, и сила, и масса».

«Все мое тело покалывало, и бежали мурашки».

«Я ощутил сильный ток в теле».

«Я словно чувствовал всех своей кожей».

«Это было похоже на плотное магнитное силовое поле вокруг меня».

«Мне не хотелось выходить из этого ощущения… в нем была глубина».

«Это прекратилось вскоре после эксперимента».


Что же такое здесь творилось? Либо я моментально загипнотизировала 15 000 человек, либо переживание группового опыта ввело их в измененное состояние сознания. И самым странным во всем этом было то, что мои участники вошли в это пространство непроизвольно, просто силой коллективной мысли.

Большинство описаний unio mystica рассказывают о переживаниях индивидуального, а не группового характера, причем в самых различных ситуациях, помимо туземной церемонии или харизматической церковной службы, и они не так редки, как принято считать. Под конец своей жизни американский психолог Абрахам Маслоу обратил внимание на такие «пиковые переживания», как он называл их, считая их общим элементом, свойственным всем людям, а не только мистикам. Он был категорически не согласен с историческими отчетами о таких переживаниях, называвшими их «потусторонними».

«Очень вероятно, в самом деле, почти наверняка, – писал он, – что эти переживания, выраженные в понятиях сверхъестественного откровения, были в действительности предельно естественными».

Доктор Чарльз Тарт, американский парапсихолог, называвший такое состояние «космическим сознанием» (термин ввел в науку канадский психиатр Ричард Морис Бак), изучал его индивидуальные характеристики во многих культурах и, как и Маслоу, обнаружил определенные общие положения. Святые, пророки, мистики, медиумы и туземцы различных культур описывали этот трансцендентальный момент одинаково, используя определенные устойчивые характеристики.

Во-первых, возникает насыщенное физическое ощущение – Бак определяет его как «чувство внутреннего света»[45], а в случае моих участников – осязаемое чувство энергии. Еще до начала эксперимента я тоже почувствовала почти невыносимо сильную энергию, исходящую от моего компьютера, словно мощное силовое поле, но отнесла это на разгоряченное воображение, пока не прочитала отчеты остальных участников. Многие из них испытали физические ощущения чрезвычайной силы: дрожь в руках, головную боль, тяжесть или боль в конечностях, обострение эмоций – словно компьютер излучал мощную, заразительную энергию.


«Я испытала поток энергии, возрастающий стремительно. Он как бы снизошел на меня. Он наполнил меня и унес куда-то», – написала Хирча из Лиропа в Нидерландах.

Лори из Уошугала в Вашингтоне испытала физические ощущения в груди, которые описала как «раскрытие». Тереза из Альбукерка почувствовала себя частью мощного выброса, «как если бы меня захватил инопланетный луч, как в сериале «Звездный путь», – написала она. – Меня тянуло вдаль на гигантской волне энергии, и при этом я сама немного создавала эту волну».

Мои участники сообщали о странных, очень подробных визуализациях, напоминающих галлюцинации, и даже об ощущении запахов.


«Яркая белизна охватила мое сознание» (Сьюзан, Вольф-Айленд, Онтарио, Канада).

«Видение световой «Сети Индиры», окружающей глобус, с лучом, идущим из нее прямо на Шри-Ланку» (Элизабет из Порта Таунсенд в Вашингтоне).

«Солдаты обеих сторон складывали оружие в кучу, а потом я увидел, как они мирно выращивают урожай» (Марианна из Борнмута в Соединенном Королевстве).

«Большая группа повстанцев медитировала и общалась с солдатами» (Корил из Помоны в Калифорнии).

«Яркая картина стрел, летящих в обе стороны в темноте, затем мощный дождь любви над всей Шри-Ланкой» (Кэтлин из Сонойты в Аризоне).

«Легкий запах асаи, жимолости или ванили. У нас нет таких цветов в саду и в соседних садах тоже» (Лиза из Лас-Вегаса).


Большинство моих участников плакали и даже рыдали во время этих экспериментов не от того, что сострадали жителям Шри-Ланки (как я сперва считала), а вследствие переполнявшего их чувства взаимного единения.

«В первый день я начала рыдать, – написала Диана из Нью-Орлеана, – не от грусти, а оттого что меня переполняло чувство связанности со столькими людьми. Это было МОЩНО».

Всепоглощающая эмоция, по словам Верны из Ланона в Уэльсе, возникла от «силы эксперимента, во время Разогрева. Я никогда ничего подобного не испытывала».

Большинству моих участников казалось, что они не контролируют не только это переживание, но даже свои тела.

Энергия, само намерение и нахождение в группе – все это наполнило их и, по сути, овладело ими.

Они уже не дышали сами по себе. Перед их мысленным взором возникали картины, совершенно не похожие на то, что они могли бы придумать. Они вошли в «насыщенное измененное состояние сознания», «настроились на доступ и были к нему готовы», «подключились к каналу высшей, духовной силы» – вот так это описывала Шайама из Нью-Йорка. Фактически возникло чувство невозможности выйти из этого состояния, даже при желании.


«Нужно было просто быть с этим», – сказала Лиза из Фриско в Техасе.

«[Поток энергии] как бы снизошел на меня. Он наполнил меня и унес куда-то», – написала Хирча из Лиропа в Нидерландах.

«Это было так, словно я находился на автопилоте, – написал Ларс из Бредструпа в Дании. – Я выполнял эксперимент, а он «выполнял» меня».

* * *
Глядя из иллюминатора «Аполлона-14» по пути к Земле, астронавт Эдгар Митчелл, шестой человек, ступавший по Луне, испытал unio mystica, о котором я писала в книге «Поле». Это началось с переполняющего его чувства взаимосвязанности, как если бы все планеты и всех людей всех времен соединяла некая невидимая сеть. У него возникло ощущение, что он – часть необъятного силового поля, соединяющего всех людей, их намерения и мысли и всякую живую и неживую материю на все времена: все, что он сделает или подумает, будет влиять на весь остальной космос, и всякое событие в космосе окажет подобный эффект на него [46]. Это было глубинное ощущение, словно он физически простирался до самых дальних пределов космоса.

Как считает Маслоу, когда вы полностью захвачены пиковым переживанием, каждой порой своего существа, у вас пропадает телесное восприятие себя.

Эдгар Митчелл оказался в таком месте, где не было ощущения здесь и сейчас, как и у участников нашего эксперимента. «Как всегда, – написал ветеран наших экспериментов после одного из них, – время словно бы остановилось».

Тысячи участников «Эксперимента по миротворческому намерению» описывали подобное осязаемое чувство единства, когда все вещи воспринимались, говоря словами Уильяма Джеймса, как «неразрывное целое». Они испытывали переполнявшее их чувство единства друг с другом и с жителями Шри-Ланки: «такое интенсивное, что я почти могла видеть их и совершенно точно чувствовать их», – написала Марианна из Борнмута в Соединенном Королевстве; излияние сострадательной любви, «поток энергии из земли и гораздо, гораздо более дальних пределов – вселенских», – написала Герда из Антверпена в Бельгии; и даже ощущение, словно тебя втягивает «в волну света», по словам Рамиро из Техаса. Это было ощущение себя «светом, соединяющимся с тысячами световых лучей и становящимся огромной сияющей сущностью», – написала Филиппа из Мариефреда в Швеции, «что ты часть группового разума», как сказал Йон из Дублина. Большинство участников сообщали, что их переполняли волны сострадательной любви, чувство единства с другими участниками или жителями Шри-Ланки.

Маслоу отмечал еще одно явление, чувство внутреннего знания, «прямое проникновение в суть природы реальности, не требующее подтверждений», как это описал Уильям Джеймс, словно бы такой человек получал доступ к некоему экстраординарному тайному ключу к вселенной, один проблеск которой наделяет его чувством ее совершенства и постоянной уверенности в будущем. Бак описал свой собственный мистический опыт как чувство того, «что вселенная так построена и упорядочена, что… все вещи работают совместно на благо каждой и всех, что базовый принцип мира – это то, что мы называем любовью и что счастье каждого в долговременной перспективе абсолютно несомненно». Часто возникает ощущение Бога или скорее «Абсолюта», чем антропоморфного бога организованной религии, и субъективное чувство бессмертия или вечности.

В своей книге «Многообразие религиозного опыта» Уильям Джеймс описывает опыт священника, который испытал мистическое ощущение встречи с Богом лицом к лицу:


…моя душа, что называется, раскрылась в Бесконечность, и два мира бросились навстречу друг другу – внутренний и внешний… Обычное ощущение окружающих объектов померкло. На миг пропало все, кроме неизъяснимого чувства радости и экзальтации. Невозможно полностью описать этот опыт. Это было словно воздействие какого-нибудь грандиозного оркестра, когда все отдельные ноты сплавляются в одну нарастающую гармонию, вызывающую в слушателе осознание единственно того, что его душа возносится ввысь и почти взрывается от этой эмоции [47].


Эдгар Митчелл пережил этот момент как ослепительную эпифанию осмысленности, чувство того, что нет никаких случайностей и никакой возможности нарушить эту идеальность; естественную разумность вселенной, существующей миллиарды лет и кующей молекулы его существа, которая также была ответственна за его настоящее путешествие. Все было идеально, и он занимал свое место в этой идеальности. Многие участники «Эксперимента по миротворческому намерению» испытывали подобное чувство идеальности жизни и связанности со всем сущим. Клэр из Солт-Пойнта в штате Нью-Йорк написала, что она чувствовала «Взаимосвязь!!! Со Вселенной. Никакой борьбы. Никаких сомнений. Полная неподвижность». Это было, по словам Хирчи из Лиропа в Нидерландах, чувство уверенности, ощущение того, что ты «взаимосвязан и находишься дома».

В конечном счете этот опыт невыразим, как если бы человек, переживающий его, достигал иного измерения во вселенной, которое нельзя сравнить ни с чем земным.

Так сильно оно отличалось от любого другого состояния сознания, которое испытывали эти люди, что у них не находилось слов для его описания, даже с помощью метафор. Ана из Шеритона в штате Виргиния ощутила мощный подъем энергии, возникший внезапно вечером, без всяких усилий с ее стороны. И комната стала ощущаться «заряженной» этой восходящей энергией. Позже она задавалась вопросом, было ли это только от того, что она решила участвовать в нашем эксперименте и эта «энергия» была дана ей. «На самом деле это не поддается анализу». Хелми из Лиропа в Северном Брабанте в Нидерландах почувствовала, что она «все росла и росла до неописуемых размеров».

Стивен Берроуз из Нортгемптона в Соединенном Королевстве ощущал не только переполнявшее его чувство единства с другими участниками, но также очень сильное единение и согласие с особой целью эксперимента: «ГОРАЗДО больше, чем просто «хорошо бы сделать это» – почти как если бы я был физически не просто вовлечен в процесс, но словно бы он мне принадлежал, я был частью его, а он был частью меня – весьма насыщенное ощущение и трудно поддающееся описанию – намного сильнее, чем просто „полностью вовлечен”».

* * *
В «Книге экстаза: путь знания» американский католический священник и социолог Эндрю Грили цитирует психолога Арнольда Людвига, называющего характерные особенности измененного состояния сознания, которые, как утверждает Грили, применимы к мистическому экстазу, включая изменение образа мыслей; искаженное восприятие времени, потерю контроля; изменения в эмоциональной экспрессии; изменение ощущения своего тела; нарушение восприятия, в том числе визуализации и галлюцинации; изменение значений или значимости, в частности относительно самого мистического состояния, переживание момента Истины; чувство невыразимости; и ощущение омоложения и возрождения. Мои респонденты переживали большую часть, если не все до единого из этих ощущений. Как считает Грили, всякий, кто переживает такое состояние, в действительности прозревает высшую реальность [48].

Это было чем-то большим, нежели сила внушения. Это было подобно вхождению в иное измерение.

Глава 9

Мои группы «Силы восьми» также испытывали трансцендентное состояние, идентичное с тем, что описывали участники большого «Эксперимента по миротворческому намерению»: та же самая экстраординарная, буквально физическая взаимосвязь, ощущение сущности другого человека, которому мы посылаем целительную энергию, и те же физические эффекты у «получателей» («покалывание в руках и ступнях и тепло по всему телу»), та же всепоглощающая эмоциональная связь с «отправителем», осязание сильной, прекрасной, чистой, щедрой энергии, исходящей от всей группы, то же чувство бытия «больше, чем мое тело», те же долговременные эффекты («физические и эмоциональные ощущения оставались со мной несколько часов после этого»), то же сильнейшее чувство, что ты вернулся домой.

Они говорили о невыносимом жаре и ощущении энергии, сопутствующих вхождению в более глубокое медитативное состояние, чем было знакомо им ранее, а также о взаимосвязи с другими членами группы, которая была гораздо насыщеннее, чем они когда-либо ощущали.

И они начинали действовать «как единый разум», или единодушно. Во время направления целительных намерений я просила их представлять получателя нашего намерения здоровым и благополучным во всех отношениях человеком, и многие вспоминали, что у них возникали такие же визуализации, как и у других участников группы, или как минимум что-то поразительно похожее. На одном семинаре в Нидерландах, на котором направлялось намерение на исцеление Яны от болезней спины, большинство членов группы визуализировали идентичным образом и очень подробно, как ее позвоночник поднимается из тела и омывается светом. Не так давно на другом семинаре в Кувейте, во время направления намерения члену группы, страдавшему астмой и сенной лихорадкой, трое участников увидели идентичный образ того, как этот человек свободно гуляет в парке и никак не реагирует на пыльцу.

Так что, возможно, большие эффекты вызывались мистическим состоянием сознания. Одно время я думала, что мои участники просто описывали состояние согласованной работы мозга, достигавшейся вследствие глубокой групповой медитации, но вскоре отбросила эту идею. Между этими людьми отсутствовала какая бы то ни было взаимосвязь. Каждый из этих многих тысяч сидел напротив своего компьютера, как правило, один в комнате, осуществляя связь с другими только через сайт в Интернете.

Исследования, выполнявшиеся во время мистических состояний сознания, предполагают, что мозг проходит через экстраординарную трансформацию.

Покойный Юджин Д’Аквили из Пенсильванского университета и его коллега доктор Эндрю Ньюберг, участник программы ядерной медицины при университетской больнице, построили свою карьеру на изучении священного мига. Как пишет Ньюберг: «Мы знаем такие мягкие созерцательные практики, как медитация осознанности, вызывающие улучшение настроения, повышающие эмпатию и самоосознание. Но Просветление – это что-то другое, отмеченное внезапным и интенсивным сдвигом сознания»[49]. За несколько лет до смерти Д’Аквили ученые успели провести двухгодовое исследование по изучению мозговых волн тибетских монахов и францисканских монахинь во время молитвы, используя метод однофотонной эмиссионной компьютерной томографии (ОЭКТ), высокотехнологичный способ построения изображений мозга, при котором отслеживаются пути мозгового кровообращения. Ньюберг обнаружил, что ощущения покоя, единения и трансцендентальности, как те, что возникают во время таких пиковых переживаний, сопровождаются уменьшением мозговой активности в лобных (за лобной костью) и в теменных долях (в области макушки головы) [50].

Назначение задней верхней области теменной доли – или, как ее называет Ньюберг, области ориентационных ассоциаций (ООА) – это обеспечивать нашу ориентацию в пространстве, давая нам знать, где верх или насколько узок коридор. Эта часть мозга также выполняет критическую функцию, возможно, самую критическую из всех: она дает нам ощущение того, где заканчивается наше тело и начинается внешний мир, и это осуществляется за счет постоянного получения нейронных сигналов от каждого органа чувств нашего тела для различения «не себя» и «себя». При каждом изучении пиковых переживаний Ньюберг и Д’Аквили обнаруживали, что шкала «ты/не ты» резко размывалась. Судя по мозговым показателям исследуемых буддистских монахов и францисканских монахинь, они с трудом могли провести границу между собой и остальным миром.

«Такой человек, – написал Ньюберг позднее, – буквально ощущает растворение своего „я”»[51].

В итоге они переживали «полный останов» нейронных импульсов как в правой, так и в левой ориентационных областях, что приводило к субъективному чувству абсолютной внепространственности, «чувству бесконечного пространства и вечности», а также чувству собственной безграничности [52].

«Фактически, – говорит Ньюберг, – больше не было никакого чувства себя».

В активной медитации, цель которой состоит в интенсивной фокусировке на неких мыслях или конкретном предмете, как в ходе наших «Экспериментов по намерению», Ньюберг обнаружил, что граница «меня/не меня» становится размытой, но область внимания в каком-то смысле занимает ее место.

Левая ориентационная область показывает ограничение нейронных импульсов, что вызывает размытие чувства себя, тогда как правая ориентационная область, которая получает больше указаний фокусироваться все более интенсивно на объекте намерения, освобождается от всех нейронных импульсов, кроме импульсов от объекта намерения.

«Другими словами, правой ориентационной области, стремящейся создать пространственную матрицу, в которой может существовать «я», не с чем работать, кроме как с импульсами, поступающими от области внимания», – пишет Ньюберг. У нее нет иного выбора, по его словам, кроме как создать пространственную реальность из объекта созерцания – намерения на мир в нашем случае, – увеличивая ее «до тех пор, пока ее не станет воспринимать разум как целостную полноценную реальность»[53]. По мере того как левая область ориентации становится все более свободной от чувства себя, человек начинает испытывать мистическое чувство полной поглощенности объектом своего намерения. Многие из наших участников на самом деле отмечали чувство мистического единства со Шри-Ланкой.

Ньюберг и другие, подобные ему, охотно отмечают, что такая мозговая активность отражает особое состояние сознания – по сути, является его сигнатурой, но не его причиной. Ньюберг дистанцируется от строгих материалистов, заявляющих, что эти состояния всецело вызываются работой мозга, и подчеркивает, что его научные исследования «подкрепляют возможность того, что разум может существовать отдельно от эго, что сознание может существовать отдельно от нашего «я» и что его работа просто предлагает «рациональное объяснение» этих понятий мистической духовности»[54].

Выводы Ньюберга получили новое подкрепление в связи с исследованиями Марио Борегарда, нейробиолога с кафедры психологии Аризонского университета, который проанализировал работу мозга группы монахинь-кармелиток во время насыщенных духовных переживаний, применив более сложное оборудование для проведения функциональной резонансно-магнитной томографии (фМРТ). Результаты этих экспериментов ясно показали активацию различных областей мозга, связанных с эмоциями, положением тела в пространстве, самоосознанием, визуальными и моторными представлениями и даже с восприятием духовных явлений, что вызывало мозговую активность, совершенно не похожую на ту, которая наблюдается в обычном бодрствующем состоянии. Марио рассказал мне о наличии сильных свидетельств в пользу того, что люди, входя в измененные состояния сознания во время мистических переживаний, буквально выходят за пределы разума.

Может ли музыка иметь к этому отношение? Некоторые исследования показывают, что ритмические последовательности, такие как напевы рейки, которые включала я, могут вызвать мистическое состояние путем изменения нормальной активности височных долей мозга [55]. Не так давно Марио Борегард проводил эксперименты с введением в музыку определенных частот, после чего обнаруживал, что эти частоты отражаются в мозговой активности людей, слушавших такую композицию.

Но в моих собственных экспериментах значительное количество участников были не в состоянии получить доступ к тому или иному аспекту; музыка не работала, они пропускали начальный разогрев, не могли открыть некоторые страницы сайта – и тем не менее это как будто не влияло на их переживания. Это означало, что главный элемент, тот самый, который должен был обеспечивать перманентный «отрыв», представлял собой участие в группе, собранной с целью направленной молитвы в унисон.

Получается, что такое «одноголосое единомыслие» – это короткая дорога к чудесному. Почему же групповая мысль обладает таким преобразующим свойством?

Ближайшим современным эквивалентом такого переживания можно назвать службу в Пятидесятнической церкви, при которой участники под конец бывают настолько захвачены происходящим, что начинают говорить на неведомых языках. Прихожане Пятидесятнической церкви верят, что они получают дар от Святого Духа и могут не только говорить на разных языках, но также исцелять других и пророчествовать о будущем. Прихожане этой церкви, описывая такое переживание, говорят, что произносимые ими слова как бы проходят через них, а не выходят из них [56]. Такое состояние обычно вызывается музыкой и пением в группе, внутри конгрегации. Эндрю Ньюберг практически изучил состояние мозга малой группы прихожан Пятидесятнической церкви перед и после того, как они «говорили языками», чтобы понять, соответствует ли их мозговая активность показателям обследованных ранее монахов и монахинь, переживавших трансцендентальные состояния сознания.

Ньюберг обнаружил заметное возрастание активности лобных долей, предполагающее, что «слова», произносимые этими людьми, имели источник, отличный от обычных областей обработки речи. Но не было отмечено понижения активности теменной доли, и действительно, его подопытные из пятидесятников уподобляли свои переживания общению с Богом, при которых они не теряли ощущения самих себя, но удерживали ощущение «инаковости» Бога [57]. Это было совсем не похоже на то, что чувствовали участники моего «Эксперимента по намерению», поскольку многие из них описывали ощущение единства со вселенной и друг с другом.

Я обнаружила свидетельства того, что у людей, занятых одной деятельностью, возникает «подгонка» мозговых волн, как при исследованиях джазовых музыкантов, чьи мозговые волны начинали синхронно резонировать через несколько тактов после начала музыки. Несомненно, что многие джазисты перемещаются в иное измерение в процессе игры, но я сомневаюсь, что они могли бы описывать свои переживания как unio mystica.

Помимо таких ощущений единства мои участники также испытывали сильное чувство причастности к существенному и значительному действию. «Я чувствовала свою важность при выполнении чего-то подобного», – написала Моника Куэвас из Мехико-Сити. Они испытывали возвышенные надежды, «человеческую солидарность», «глубокую Взаимосвязанность. Уместность. Значимость», приобщение к «глобальному проекту», «обязательству», которое должны воспринимать «очень серьезно», и «глубокое сожаление» о том, что эксперимент окончен. «Я испытал чувство значимости более глубокой, чем моя маленькая жизнь», – написал Барбу Панайтеску из Гринвича в Коннектикуте. «Я почувствовала побуждение, – написала доктор Линн Микель из Сиэтла, – сделать это».

В своей классической книге по мистицизму английская писательница Эвелин Андерхилл пишет, что мистицизм «не индивидуалистичен. Он в действительности предполагает упразднение индивидуальности, четкой разделенности, этих «я, мне, мое», которые определяют человека как нечто изолированное. Это по существу есть движение сердца, ищущего преодоления ограничений индивидуальной позиции и подчинения себя высшей Реальности; не для персональной пользы, а для удовлетворения трансцендентальной любознательности, не для получения наслаждений иного мира, а исключительно по чистому инстинкту любви»[58].

Вероятно, возможность соединиться с незнакомцами в том, что по всем понятиям и свойствам является современной формой молитвы, вызывает мощное состояние завершенности у отдельных людей, и это то, что имел в виду Иисус, призывая молиться homothumadon. Мы выходим из своего изолированного состояния индивидуальности и входим в чистую связь с другими человеческими существами – состояние настолько знакомое, но редко испытываемое в наше время. Как это описывает Ньюберг, с неврологической точки зрения, «когда активность вашей фронтальной доли внезапно и значительно понижается, логика и рассудок стихают. Повседневное сознание отступает, позволяя другим центрам мозга воспринимать мир интуитивными и творческими способами».

«Понижение активности теменной доли может также вызывать у человека интенсивное ощущение объединенного сознания», – говорит Ньюберг, но в большинстве случаев при созерцательной молитве или медитации «обычно требуется от 50 до 60 минут, чтобы почувствовать слияние с объектом созерцания»[59].

Однако с моими участниками происходило нечто весьма иное. Они входили в это состояние в течение нескольких минут после начала эксперимента, и их переживание просветления было не только немедленным, но также непроизвольным. И, в отличие от служб или туземных обрядов, у нас не применялись ни мантры, ни отказ от пищи, сна или секса, ни парильные процедуры, ни замысловатые позы, ни «говорение языками», ни иконы, ни галлюциногенные растения, ни «великое усердие ума», выражаясь словами св. Августина.

Фактически моим участникам не требовалось прилагать никаких особых усилий; это переживание происходило, по большому счету, помимо их сознательной воли.

Они не активировали его – само их участие в групповом намерении вызывало это состояние. Единственным средством начальной стимуляции у нас являлся «разогрев» – короткая ритуализованная сознательная медитация, которую я применяю во всех моих «Экспериментах по намерению», – и абсолютное большинство наших участников никогда не практиковали такой медитации раньше. И хотя те, кто принимал в ней участие, были в основном опытными медитаторами, как они указали в своих анкетах, этот опыт качественно отличался для большинства из них от обычной медитации.

Результаты «Эксперимента по миротворческому намерению» оказались чрезвычайно интригующими, но в конечном счете ничего не значащими, если только не провести еще множество таких экспериментов, что я планировала сделать, как только пыль уляжется после первого и удастся собрать больше ресурсов, ведь даже этот стал практически кошмаром. Но, как я начала сознавать, вопрос, «сработал» он или нет, являлся второстепенным. Настоящий интерес представляли собой анкеты участников, которые ставили с ног на голову все привычные нью-эйджевские положения о силе намерения.

Не оставалось сомнений в том, что групповое намерение создавало то, что можно описать только как экстаз единения – осязаемое чувство единства и космической силы, действующей через нас, ощущение, многократно описанное словами «возвращение домой».

Те мощные отклики, которые я записывала со слов моих участников, предполагали, что переживание группового намерения устраняет разделение между людьми, позволяя им испытывать «божественное сознание» чистого единения.

Для многих это оказалось в высшей степени преображающим переживанием, позволившим открыть окно в реальность, о существовании которой они ничего не знали. При том что наше переживание ограничивалось периодом в десять минут и вовсе не требовало многолетнего опыта в медитации. Я была готова признать, что такое переживание трогало и даже меняло людей, и вызывало у них ощущение взаимосвязи между собой и с целью их намерения, но затем мне стали встречаться отклики такого рода:


«У меня были очень особенные целительные переживания во все дни».

«Я чувствовал себя устойчиво и уравновешенно в последнее время. Более продуктивным и определившимся».


А ведь я совсем не рассчитывала, как и мои участники, что они сами, а не только выбранная цель, окажутся объектами воздействия. На самом деле я никогда не рассматривала возможность остаточных эффектов такого переживания.

Возможно, успех эксперимента никак не был связан с действительным итогом. Его подлинный смысл состоял в самом процессе и его влиянии на участников. Возможно, что совместная молитва позволяет увидеть проблеск целостного космоса, ближайшее из возможных переживаний чудесного. И возможно, что это состояние, подобно околосмертным переживаниям, изменяет вас навсегда.

Глава 10

Переводчица Сильвия Фраска, итальянка по рождению, жившая теперь в Париже, всегда была ужасно занята, но ее рабочий график за неделю до нашего эксперимента был таким загруженным, что ей приходилось работать днем и ночью. В понедельник, во второй день эксперимента, ощущая усталость с самого утра из-за изнурительного графика прошлой недели, она внезапно почувствовала себя легче и физически гораздо лучше после участия в дневном групповом намерении. Это ощущение волнительно возрастало в течение всей недели, по мере того как крепла особая связь между другими участниками эксперимента и жителями Шри-Ланки. Ко вторнику появился прилив жизнелюбия. Сильвия почувствовала, что ее постоянное беспокойство о работе уходит, а к среде она осознала, что ее приоритеты полностью поменялись. Тем вечером Сильвия заключила с собой соглашение: никогда больше она не позволит себе работать в буквальном смысле днем и ночью, как делала на прошлой неделе.

К тому же что-то стало меняться в ее отношениях с партнером. Хотя Сильвия практиковала целительство по методу рейки, ее партнер, атеист, всегда гордившийся своим логическим умом, не позволял ей проводить над ним процедуры рейки дольше нескольких минут. Но в четверг он впервые согласился на полный сеанс. Между ними образовалась связь, которая раньше была невозможна. На следующий день у них состоялось самое глубокое за все время обсуждение взглядов Сильвии на рейки. Они говорили о духовности и о том, как ее отец смог спонтанно исцелиться от хронического синусита. Впервые такой разговор проходил без нажима с ее стороны, и ее партнер поддерживал общение, не пытаясь сменить тему.

В последний день эксперимента Сильвии нужно было возвращаться из Франции в Италию, и она планировала направить свое намерение из машины, а партнера попросила зажечь свечу, чтобы поддержать церемонию Рупесинге. Вскоре после этого партнер позвонил Сильвии и сказал, что произошло нечто неожиданное. Он смотрел на изображение водопада на нашем веб-сайте, как вдруг почувствовал, что его притягивает к нему сильное, теплое и приятное ощущение, а затем испытал прилив позитивных чувств. После этого случая он начал больше расспрашивать Сильвию о нашем эксперименте, пытаясь понять, что же такое с ним произошло.


Мне становилось ясно, что переживание группового намерения вызывало изменения в индивидуальном сознании, раздвигая время и пространство, устраняя чувство разделенности и обособленности и помещая членов группы в то, что можно описать только как состояние экстатического единства.

Но было похоже, что здесь творится даже еще более сложный алхимический процесс.

«Групповая молитва» вызывала глубокие, возможно, перманентные психологические трансформации во многих участниках, а также улучшение во многих областях их жизни.

И пережитый опыт, похоже, продолжал оказывать воздействие на большинство моих участников долгое время спустя после окончания эксперимента, словно они испытали нечто очень глубокое. На самом деле многие из наших участников были шокированы этими «одолженными благами», как выразился один из них. «Я ничего не ожидал от этого для себя лично и испытал блаженное удивление», – сказал Джоуи из Яхатса в штате Орегон о своих улучшившихся отношениях. Это состояние казалось таким мощным и преображающим, что оно открывало возможность чудес для каждого: восстановление отношений, грандиозные изменения в жизни, исцеление души и тела.

Направление намерения на мир очевидно оказывало некий эффект отдачи. Мои участники испытывали такое переполнявшее чувство взаимосвязи между собой и целью миротворческого намерения, что оно словно бы переливалось в другие области их жизни. Около половины из многих тысяч участников, заполнивших анкеты, сообщали, что чувствуют себя более умиротворенными, чем обычно, и это ощущение мира больше всего повлияло на их отношения с другими людьми. Более двух третей моих участников отметили некие изменения в отношениях с непосредственным окружением; более четверти почувствовали больше любви к своим близким, а еще четверть сообщили, что у них получалось лучше ладить с людьми, которые обычно раздражали их и провоцировали на ссоры. Они испытывали «все более и более глубокую связь с людьми», прилагали «больше стараний для преодоления различий», чувствовали себя «более открытыми для людей», более готовыми заводить новых друзей и впускать любовь в свою жизнь и «яснее видели, какие отношения нужно беречь и развивать, а какие отпустить». Люди, которые раздражали их до эксперимента, «кажется, стали меньше попадаться на глаза». «Таши делек [тибетское благословение] теперь не сходит с моих губ», – сказала одна из участниц. Эти миротворческие изменения казались едва ли не инфекционными, передаваясь членам их семей, даже тем, которые не участвовали в эксперименте.

Но мои участники испытали еще более фундаментальное преображение в своей способности строить связи с другими людьми, такое раскрытие сердца, которое казалось всеобщим и универсальным. Почти половина из них испытывали больше любви ко всем, с кем контактировали, и почти у пятой части лучше получалось общаться с незнакомцами. Переживание объединения с тысячами незнакомцев для общего дела, похоже, подтолкнуло многих раскрыться навстречу людям, которых они не знали, – и эта готовность к сближению оставалась и после окончания эксперимента.

«С недавнего времени я начала проговаривать быструю молитву (про себя) о каждом человеке, с кем говорила. Я молюсь: „Боже, благослови, благослови, благослови тебя и дай тебе долгой, здоровой, счастливой жизни”, – написала Фрэнсис из Бэй-Ридж в штате Нью-Йорк. – Я испытала возрастание мира и любви в общении с каждым человеком. Я сознаю только теперь, что это начало происходить после „Эксперимента по намерению”».

Что-то в «Эксперименте по намерению» разожгло нечто столь мощное в этих людях, что они сумели ощутить больше любви ко всему миру.

«Моя любовь ко всему стала глубже».

«У меня повысился интерес к общению с незнакомцами. Люди, кажется, более охотно заговаривают со мной».

«Я вижу, как мое сердце, исполненное мира, резонирует с другими людьми, с которыми я вхожу в контакт».

«Улучшилась связь с людьми, где бы я ни был, и я стал больше принимать и меньше судить».

«Я стал с большей готовностью проявлять любовь к незнакомым людям, через добрые взгляды».


Некоторые обнаружили, что ведут себя по жизни более миролюбиво во всех отношениях и их мышление перешло на новый уровень – «я поднялась над своими мелкими заботами», как сказала Салли Ли. Один из участников решил провести день выборов 2008 года в молитвах: «Как нация мы настолько расколоты. Не подпитывайте ненависть Буша». Другой участник сумел сравнительно легко перенести Предложение-8 в Конституции Калифорнии, запрещавшее однополые браки: «Я весьма наэлектризован, но почти не злюсь».

Большинство сообщали о поразительных изменениях в себе, о способности признавать право на чужое мнение и реагировать на это гораздо сдержанней.


«Я больше слушаю».

«Я принимаю то, что есть, и прошу о помощи нечто неосязаемое, чтобы обстоятельства улучшились или поменялись».

«Я теперь легче прощаю. Я испытываю сострадание к другим».

«Получил чуть более объективный взгляд на пару ситуаций в моей жизни».

«Больше прямодушия и честности».

«Лучше способен выражать себя мирным образом».

«Стал более уверен в себе, спокоен и меньше переживаю из-за внешнего давления деловых кругов».

«Меньше реагирую на то, что кто-то говорит или делает, чтобы „поддеть меня”».

«Пытаюсь допускать разногласия как вариант».

«Стал лучше понимать офисную политику и то, насколько это необязательно и по-детски».

«Стал меньше осуждать и знакомлюсь с людьми без предубеждений».

«Гораздо быстрей сознаю ненужные конфликты и перестаю спорить с другими. Наоборот, я хвалю их».


Некоторые писали о произошедшем после эксперимента изменении восприятия в реальной жизни. «На прошлой неделе я столкнулся с казалось бы тупиковым положением в бизнесе, и обе стороны вышли свободно и без всяких уступок, просто по безналу, – написал Тони из Далласа. – Это было похоже на чудо».

Многим людям участие в нашем эксперименте позволило стать более щедрыми и к самим себе: «более любящими»; «менее критичными»; «более довольными жизнью»; «спокойней, и устойчивей, и уравновешенней»; «улучшилась самооценка и реакция на обстоятельства»; «больше ясности в сердечных задачах». Многие теперь реагировали «более спокойно на внешние обстоятельства» и стали более довольными собственной жизнью и принятыми решениями.


«Больше в ладу с собой и более доволен жизнью в целом».

«Больше благодарности за прекрасную жизнь, которая у меня есть, и сострадания к другим в этом мире».

«Больше «в мире» даже при том, что мои внешние обстоятельства, особенно финансовые, хуже, чем были за долгое время».

«Стал более уверенным, спокойным и меньше переживаю из-за внешнего давления деловых кругов. Остаюсь верен себе и при этом чувствую большую взаимосвязь с другими».

«Глубинная внутренняя уверенность в том, что надо мной не властны никакие обстоятельства».

«Жажда расти как личность».

* * *
Много месяцев я продолжала задаваться вопросом, что такого было в этом переживании, что сделало его настолько значительным для моих участников. Было ли дело в мысли о том, что они участвуют в международной миротворческой медитации? Или в каких-то особых ритуалах, которые я применяла? Возникал ли подобный эффект в каких-то других культурах во время каких-либо массовых событий?

Тот факт, что Иисус проповедовал групповую молитву, должен был служить достаточно сильной поддержкой, но мне все равно требовалось объяснение XXI века.

Эндрю Ньюберг провел исследование примерно 2000 человек, переживших тот или иной опыт Просветления, среди которых были представители всех религий (и даже много атеистов). Все, испытавшие подобное преобразующее состояние, разделяли пять характеристик: чувство единства; поразительная насыщенность переживания; чувство ясности и новое понимание; потеря самоконтроля и подчинение этому; чувство, что «что-то – твои верования, твоя жизнь, твое назначение – внезапно и полностью изменилось»[60]. Многие – на самом деле большинство – испытали все пять характеристик.

Так что же в эксперименте вызывало в его участниках такие поразительные преображения? Это мог быть эффект самого трансцендентального переживания. Некоторые исследователи рассматривают мистический экстаз как одно из наиболее эмоционально мощных переживаний, доступных человеку. Как однажды написал Абрахам Маслоу, это «то, как выглядит мир, если мистическое переживание действительно захватывает вас… Если вы прошли через такое переживание, вы можете пребывать здесь и сейчас в большей мере, чем после любых духовных упражнений»[61]. Разумеется, имелись свидетельства того, что трансцендентальное переживание психологически полезно. Эндрю Грили, американский католический священник и социолог, обнаружил, что люди, испытавшие мистическое переживание, обретали новый смысл жизни и демонстрировали гораздо более высокие уровни психологического благополучия по сравнению с остальными [62]. Ньюберг также обнаружил свидетельства того, что люди, испытавшие подлинно мистические состояния, обладают гораздо более высокими показателями психологического здоровья – более гармоничными отношениями, лучшим здоровьем и более глубоким пониманием смысла жизни и своего назначения [63]. К примеру, в одном исследовании больных раком в терминальной стадии вводили в мистические состояния сознания с помощью медицинских препаратов, после чего у них проявлялись улучшения психического состояния, обычно достигаемые в ходе психотерапии. Научная литература содержала множество разборов практических примеров пациентов, испытавших спонтанные исцеления от различных патологий, даже от алкоголизма, после мистического переживания [64].

Но я продолжала кружить на месте. Что вызывало трансцендентное переживание в первую очередь? Была ли это применявшаяся медитативная техника? Ритуалы, которые я просила выполнять в своих группах намерения, имели некоторые параллели с ритуалами тайных обществ, вроде Розенкрейцеров, и даже некоторых Западных мистических традиций, таких как Антропософское общество. Все эти организации практиковали дистанционное ментальное намерение, применяя методы, включавшие элементы, не сильно отличавшиеся от моей процедуры разогрева – с интенсивной начальной концентрацией, визуализацией, активацией сердечного центра. В этих традициях такие техники применялись для установки моментального канала связи с божественным [65].

Но я не могла ответить на один базовый вопрос.

У нас имелась ситуация массовой молитвы, но воздействие на людей, совершавших молитву, превосходило воздействие на цель.

В какой из традиций прошлого было такое? Этот вопрос привел меня к Джеффу Левину, профессору Бэйлорского университета. Джефф обладал всеми необходимыми регалиями: биохимик и эпидемиолог, а также богослов, занимавший почетную должность руководителя программы по влиянию религии на здоровье населения в Институте исследования религий при Бэйлорском университете и должность нештатного профессора психиатрии и поведенческих наук при Медицинской школе университета Дьюка. Будучи истово религиозным человеком и членом консервативной конгрегации, он являлся первым ученым, занимавшимся систематическим исследованием литературы о влиянии религии на психическое и умственное здоровье, в частности о влиянии иудаизма. В дополнение к своим обширным исследованиям влияния религии и целительства Джефф также входит в число тех немногих, кто пытается ответить на другой очень важный вопрос: имеет ли само по себе трансцендентальное переживание какое-либо воздействие на здоровье? Помимо религии Джефф страстно увлечен темой целительства. Он изучил все основные эзотерические целительские традиции и продолжает свои исследования, посвященные тому, в чем же именно состоит взаимодействие между целителем и исцеляемым, которое дает желаемый результат. В непрекращающихся спорах между наукой и религией Джефф обладает неоспоримыми полномочиями, чтобы открыть переговоры.

Если кто-то и мог объяснить, что же происходило с моими участниками, это должен был быть Джефф Левин.

Глава 11

Джефф никогда не слышал о ни о чем похожем на эти эффекты отдачи. Как и Ларри Досси, автор бессчетных книг о молитвах. Как и множество других экспертов в данных областях, с которыми я консультировалась. В большинстве исследований о преображении и целительстве, которые они могли мне предложить, рассматривалась сила ритуала, способная вызывать такие эффекты. Многие эзотерические традиции говорят о способности самого мистического переживания, вызванного посредством некой экстремальной практики, устранять психологические недуги. В индуистской традиции целью йоги (единства) является самадхи, мистическое единение со всем сущим, и некоторые исследования Джеффа приоткрыли природу целительных сил различных ритуалов йоги, способных «устранять психологический стресс и помогать человеку восстановить естественные здоровые ритмы»[66].

Самое близкое к этому, что мог предложить Джефф, было его исследование, в котором он показывал, что ритуалы целительства вызывают у участников изменения в эмоциональном состоянии, самоосознании и восприятии себя и своих возможностей, а также приводят к улучшениям нейробиологических механизмов, таких как нейромедиаторы и иммунные маркеры, что в целом способствует более здоровым взаимоотношениям.

Также у него было немного сведений о молитвенных кругах помимо очевидных: они практиковались коренными американцами и другими туземными группами, а также применялись в современных харизматических католических и пятидесятнических протестантских конгрегациях. Но в каждом из этих случаев предполагались определенные экстремальные ритуалы для достижения эффектов. Даже когда современные секуляризованные группы предпринимали попытки целительства, как это бывало в «Ведьмовском лагере» для викканцев лесбийской или бисексуальной ориентации, столкнувшихся с различными видами сексуального насилия, они использовали целительные чары холщовых узелков с травами плюс ритуальные песнопения и погружения в травяные ванны [67].

Тед Каптчук, руководитель гарвардского общеуниверситетского проекта по изучению плацебо и терапевтических взаимодействий, утверждает, что ритуалы любого рода, относящиеся к кругам навахо или даже западной медицине, – в частности те, что включают продуманные зрелища, костюмы, хореографию, прикосновения и символы, – создают мощные целительные механизмы в телах участников через «слои ощущений и действий»:


Целительные ритуалы формируют воспринимающего человека, чувствительного к влияниям повелительных, культурно санкционированных «сил». Целитель дает страдальцу воображаемые эмоциональные, чувственные, моральные и эстетические импульсы, извлекаемые из осязаемых символов и процедур ритуала – в процессе сплетая индивидуальные положения истории страдальца с универсальными культурными мифами. Целительские ритуалы задействуют драму пробуждения, утверждения, воплощения и определения в атмосфере, наполненной надеждой и неопределенностью [68].


Покойный американский антрополог Рой Раппапорт развивает эту идею. «Подобные практики обладают такой силой, – как написал он однажды, – поскольку обеспечивают пробуждение пространства, времени и слов, отличных от привычных; путь утверждения, ведущий и объемлющий пациента; конкретное воплощение могущественных сил; возможность определения нового статуса»[69].

Так что извлечение людей из их повседневного окружения и насыщение незнакомыми звуками, ритмами и церемониями, проводящими их через определенные мощные всеобъемлющие чувственные переживания, намекающие некоторым образом на обращение к сверхъестественным силам, и предложение им мощного ожидания перемен могут способствовать эмоциональному исцелению путем фокусировки их эмоций на том, что Раппапорт однажды назвал «рассчитанным усилением» сообщения [70]. В каком-то смысле все эти исследователи предполагали, что всеобъемлющие чувственные переживания такого рода работают, по существу, посредством силы внушения. В преображающем опыте разум фокусируется на мощном ожидании перемен – и на самом деле, как утверждает Каптчук, эффекты плацебо являются «особыми «эффектами» целительных ритуалов»[71].

Это не давало адекватного объяснения эффекта нашего эксперимента. Никто из моих участников не оставлял свою повседневную жизнь, все они оставались в своем привычном окружении. По сравнению со зрелищным целительным ритуалом навахо, визуальные и звуковые эффекты, которые мы обеспечивали при помощи нашего веб-сайта и музыки Choku Rei, были весьма аскетичными. Единственными символами, которые мы предлагали, были изображения нескольких подростков различных вероисповеданий, держащихся за руки, – едва ли это можно рассматривать как «могущественные силы», которые «объемлют» и в итоге переполняют участников масштабного чувственного переживания. У нас не было эмоционально заряженного окружения в виде могущественных сил, поскольку мы вообще не проводили этих ритуалов единым коллективом в одной комнате. Кроме того, у нас не было «сообщения», которое было бы «рассчитанно усилено», и никакой авторитетной фигуры, владеющей «культурно санкционированными силами». Я часто отсутствовала, и группы действовали сами по себе. Я никогда не заявляла, что наши участники получат какие-либо полезные эффекты. Все они знали, их участие в «Эксперименте по миротворческому намерению» было совершенно бескорыстным.

Так что, если дело не в ритуале и не в шамане, не в каком-то зрелищном представлении, как насчет эффекта группы?

Могли ли наши участники переживать такие положительные эффекты от того, что они являлись частью коллектива? Социальный психолог из Нью-Йоркского университета Джонатан Хайдт называет это «гипотезой улья». Его теория состоит в том, что люди достигают высочайших уровней человеческого расцвета, когда теряют себя в большой группе, что является продолжением открытий французского социолога XIX века Эмиля Дюркгейма, который одним из первых стал изучать влияние сообщества на индивида и определял воздействие ритуала на группу как «коллективное брожение».

«Само по себе вхождение людей в группу является исключительно мощным побудителем, – пишет Дюркгейм. – Как только отдельные люди собираются вместе, от их близости вырабатывается некое подобие электричества, быстро приводящее их к чрезвычайным уровням экзальтации. Каждая выраженная эмоция резонирует на просторах сознания, которые широко открыты для внешних впечатлений – и все они перекликаются друг с другом»[72].

Дюркгейм утверждал, что, пережив такое состояние, индивид чувствует себя более счастливым [73].

Описанное «коллективное брожение» более чем очевидно в таких массовых собраниях, как паломничества. Каждые несколько лет порядка сотни миллионов индусов собираются для омовений в якобы сакральных водах реки во время паломничества в Аллахабад на Кумбха-Мела, и вопреки всяким ожиданиям паломники отмечают улучшение физического и душевного самочувствия, несмотря на повышенный риск для здоровья вследствие инфекций, плохой санитарии и тесноты, сопутствующих таким массовым скоплениям людей [74].

Исследователи из Центра поведенческих и когнитивных наук при Аллахабадском университете в Индии выяснили, что паломники действительно обладали лучшим здоровьем под конец паломничества, чем когда собирались в путь, даже несмотря на грубые физические условия, что заставило ученых заключить, что «ключевым элементом» в ассоциации между благополучием и религиозными верованиями или практиками является «коллективное измерение»[75].

Примерно это же произошло на легендарном рок-фестивале в Вудстоке в штате Нью-Йорк в 1969 году, где, несмотря на чрезвычайное скопление человеческих масс и антисанитарию, а также плохую погоду и нехватку пищи, не возникало никаких конфликтов или мятежей и почти полмиллиона участников испытали трансцендентальное ощущение взаимосвязанности.

Среди туземцев маори отмечается такое явление, как «кайф огнеходцев», возникающее во время массовых ритуалов хождения по огню, когда вместе с повышением сердечного ритма резко возрастает чувство счастья [76]. Даже групповые мероприятия с использованием повторяющихся звуков, таких как барабанный бой, обладают целительным эффектом благодаря понижению уровней гормонов стресса и улучшению функции иммунной системы, в частности повышению активности естественных клеток-киллеров [77].

Возможно ли, что наши эксперименты вызывали, так сказать, эффект Вудстока?

Но и эту гипотезу мне пришлось отвергнуть.

Ни одна из ульевых теорий не давала полного объяснения того, что происходило с участниками моих экспериментов.

Они не находились физически в одном пространстве; они переживали «групповое электричество» Дюркгейма только виртуально. Они не принимали участия в целительном ритуале, включающем некоего отдельного человека, и целью их фокусировки были только социальные перемены. Несмотря на то что это не было настоящим сообществом в каком-либо подлинном смысле, этот виртуальный круг исцелял их взаимоотношения.

Что такого имеется в этом переживании, что могло бы вызывать перманентные улучшения в их жизни? Я пыталась понять, может ли акт переживания массового намерения воздействовать на мозг каким-нибудь серьезным образом. Ближайшей параллелью являлось воздействие на мозг вследствие медитации или шаманских ритуалов. Согласно доктору Стэнли Криппнеру, профессору психологии в Сэйбрукском университете в Калифорнии, который провел большое исследование туземных обрядов, шаманские ритуалы вызывают существенные изменения нервной системы, создавая синхронизацию двух полушарий мозга, приводя к лучшей интеграции между исполнительной частью мозга (корой) и эмоциональным центром (лимбической системой) и улучшая синтез мыслей, эмоций и поведения [78]. По сути, Криппнер говорит, что коллективные ритуалы помогают мозгу становиться более зрелым в эмоциональном плане и тем самым способствуют лучшему взаимодействию человека с другими людьми.

Во время трансцендентальных состояний, как при глубокой медитации, мозг становится более когерентным и его исполнительная часть может принимать решения с большим мастерством, как считает нейробиолог доктор Фред Трэвис, руководитель Центра изучения мозга, сознания и познания в Школе менеджмента Махариши, на основании исследования электроэнцефалограмм (ЭЭГ) мозга медитирующих людей.

Как и при шаманских ритуалах, после такого переживания ваш мозг становится более организованным и его различные отделы – интуитивный центр и когнитивный передний мозг – лучше взаимодействуют между собой.

Космическое сознание проникает в повседневную жизнь, и мозг становится в состоянии лучше ориентироваться в мире [79].

Это могло объяснить, почему участники моих экспериментов отмечали такие улучшения в своих взаимоотношениях. Физическое действие при направлении группового намерения, включающее массовую медитацию, способствует возникновению такого состояния, которое, по сути, учит мозг тоньше реагировать на других людей и лучше выстраивать взаимоотношения. Однако эффекты подобного рода возникают по прошествии нескольких месяцев или даже лет регулярной медитации. Тогда как у моих участников радикальные перемены проявлялись через десять минут.

Это факт – что синхронные взаимодействия, участие в утверждении всеобщего намерения или выравнивание по общей ритмической активности с единым намерением способствуют укреплению социальных связей [80], и это само по себе может вызывать мощный целительный эффект. Харви Уайтхауз, нормативный председатель социальной антропологии в Оксфордском университете и ведущий эксперт по религиоведению, написал, что ритуал, вызывающий «высокоактивное скопление», исторически привел к образованию малых сплоченных сообществ [81]. В своей книге «Связи» я исчерпывающе высказалась о силе социальных связей; многочисленные данные показывают, что, являясь частью любого сообщества, вы повышаете шансы на исцеление. Изучая стресс и его воздействие на организм, я обнаружила, что главнейшей причиной психологических или физиологических заболеваний является чувство изоляции – от других людей, от своей семьи, от Бога. Следовательно, верным средством избавления от стресса в любой сфере жизни будет служить просто-напросто установление сильной взаимосвязи. К примеру, в исследовании, направленном на изучение уровней стресса среди людей, переживающих финансовые трудности, даже американцы с самым низким доходом не испытывали особого стресса, если у них имелись сильные религиозные верования или, что еще важней, крепкое религиозное сообщество или церковь.

Я чувствовала, что приближаюсь к первой большой разгадке причины поразительного преображения моих участников, и это было связано именно с тем, что означает «здоровье» и «целительство». Многие эзотерические традиции определяют здоровье как нечто намного большее, чем отсутствие каких-либо физических недугов. Для них подлинное здоровье требует чистого и полного слияния с целым, чувства чистой взаимосвязанности, тогда как болезнь возникает в результате отчуждения от этого источника. Это предполагает, что происхождение большинства болезней связано не с малыми повседневными стрессами, а со стрессом, возникающим вследствие нашей глобальной реакции на жизнь: как мы воспринимаем наше место в мире, в частности в пределах нашего непосредственного окружения. Если дело в этом, объединение с другими людьми с единой целью должно весьма способствовать исцелению, являясь ясным напоминанием того, что все мы – часть большого целого.

Также целительной силой обладает и духовность сама по себе – сила веры в нечто большее, чем мы сами.

Джефф Левин в своих исследованиях множества религиозных верований обнаружил, что главным тезисом всех этих различных традиций является то, что вселенная не подвержена произвольным процессам, но обладает божественным порядком, и именно эта вера в божественный план, чувство того, что все, происходящее в мире, имеет свое предназначение, само по себе обладает мощным преобразующим свойством во всех отношениях [82].

Эти два наблюдения постоянно проявлялись в отзывах моих участников.


«Моя каждодневная мантра: я свободен, я есть Любовь, и таково мое намерение для всех, с кем я встречаюсь, потому что мы все ОДНА БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ».

«Я чувствую единство бытия – общую нить, сшивающую нас воедино с истиной».

«Я чувствую воодушевление к будущему – что деятельность такого типа может вызвать большие перемены к лучшему».

«Теперь я верю, что для моей страны есть надежда».

«Это меняет мое видение себя и жизни. Это дает мне надежду на лучший мир».

«Я чувствую больше возможностей для себя. Чувствую большую связь с планетой».

«Я более позитивно смотрю на изменения, происходящие в мире, и то, к чему мы движемся, – это одно единство».

«Надежда. Наполненность».


Маслоу разграничивает два типа мистического опыта: опыт «незрелого» типа, являющийся кратковременным экстатическим переживанием; и опыт «зрелого» типа, вызывающий более долговременные сдвиги и преображающий личность. «В своей зрелой форме [трансцендентное переживание] представляет собой высшее проявление самоактуализации и социальной интеграции, – пишет Левин. – В данном контексте определения здоровья, духовного благополучия и личностного развития, похоже, пересекаются». В такой перспективе мистический опыт «зрелого» типа, как его определяет Маслоу – то, что испытали мои участники, – является мощной физической и психологической профилактикой, поскольку «представляет собой высшее проявление самоактуализации и социальной интеграции», высшее чувство сопричастности и целесообразности в мире. Многие классические книги о мистическом опыте рассказывают о свойстве трансцендентного переживания вызывать устойчивые изменения во всех сферах личности, приводя к убежденности в необходимости каких-либо альтруистических действий. Маслоу говорит, что те, кто пережил такой опыт, неизбежно чувствуют «всеобъемлющую любовь ко всем и ко всему, что вызывает побуждение сделать что-то хорошее для мира», а Эвелин Андерхилл описывает это как «призыв к жизни более активной, поскольку более созерцательной, чем у других людей». Индийский гуру Шри Ауробиндо когда-то утверждал, что «ниспровержение» «суперума» и «сверхразума» оборачивается исцелением не только самого получателя, но также всего внешнего мира.

После участия в «Эксперименте по миротворческому намерению» изрядное число моих участников испытали побуждение что-то существенно изменить в своей жизни.


«Я записался в Корпус мира».

«Я подписал пакт ненасилия».

«Я чувствую больше стремления к регулярной ежемесячной массовой медитации».

«Я собираю команду для разработки формулы мира на основании моего понимания Шри-Ланки».

«Я сразу же начал искать место, чтобы начать свою собственную частную практику по энергетической медицине. Уволился с работы в больнице».

Возможно, крупномасштабный «Эксперимент по намерению» служит мощным напоминанием о том, кем мы должны быть.

Идеальная слитность, символизируемая огромным кругом незнакомых людей, действующих вместе, создает чувство целесообразности. Как об этом говорят Дейрдре Мойнтель и Джеральдин Моссьере, социологи религиоведения из Монреальского университета, «это вызывает чувство значимости и порядка и того, что в этом порядке у человека есть свое место»[83]. Я размышляла о том, связаны ли целительные эффекты, переживаемые моими участниками, с чувством идеального глобального доверия, тем редчайшим чувством, что жизнь поистине любит нас.

Возможно, ключом к целительным эффектам на самом деле было это чувство доверия. Джеймс В. Пеннебейкер, председатель кафедры психологии в Техасском университете, посвятил более трех десятилетий изучению силы доверия. Его исследования демонстрируют силу «открытости». У людей, доверяющих другим и решающихся быть уязвимыми, улучшается функция иммунной системы и автономной нервной системы, им свойственно состояние психологического благополучия, и они реже обращаются к врачам [84].

Я наблюдала это в особенности в наших кругах «Силы восьми», в которых участники признавались друг другу в интимных подробностях своих недомоганий. Дэниел рассказывал о том, что случилось с его позвоночником; Роза – о борьбе со своей щитовидкой. В таких обстоятельствах обоим людям – и тому, кто признается в проблемах, и тому, кто слушает это, – требуется определенное доверие, которое само по себе может принести исцеление. Пеннебейкер также изучал социальную динамику раскрытия и считает ее первичным средством терапии. Возможно, это же верно и для молитвенных кругов [85]. Открытость – это готовность рассказать кому-то свою историю, считает Пеннебейкер.

Если так, тогда в наших целительских кругах мы занимались тем, что редактировали свои истории, переписывая подробности вместе и предлагая возможность более позитивного окончания. Возможно, этот процесс группового пересмотра – идея того, что мы можем переписать историю жизни или даже историю пораженной страны, – дает всем исцеление: и самому рассказчику, и его слушателям-редакторам.

Часть IV Святая вода

Сказать, что мы еще не знаем определенных уровней природы, не значит сказать, что природа – это все, что можно знать или что может быть.

РАВИ РАВИНДРА

Глава 12

Идея «экстрасенсорного интернета» раззадорила меня. Если мы создавали все эти виртуальные связи во время крупномасштабных экспериментов, как далеко мы могли продвинуть этот виртуальный эффект с помощью групп «Силы восьми»? Я начала аккуратно обыгрывать эту идею с группами на телесеминарах и сводить людей вместе во время телефонных разговоров. На этот раз отдельные члены любой группы, рассеянные по различным географическим точкам по всему миру, были связаны только телефоном и материнской платой «Маэстро телеконференций».

Тот факт, что они физически не находились в одном месте, никак не повлиял на происходящее. Мои участники сообщали об идентичных эффектах, как и в самих группах: та же экстраординарная физическая взаимосвязь, те же физические эффекты у получателей («чувствовал покалывание в руках и ступнях и тепло по всему телу»), те же волны эмоций через край у направляющей стороны, то же чувство причастности к чему-то гораздо большему, чем они сами, те же долговременные эффекты, то же мощное чувство возвращения домой, те же улучшения отношений с мужьями и женами, сестрами и братьями, то же желание налаживать контакты с незнакомцами, те же физические улучшения, ощущаемые как получателями, так и отправителями.


«У меня бывают периодические боли в шее из-за прошлых хлыстовых травм. Во время сеанса я почувствовал, как боль усилилась, а затем ушла».

«У меня дрожь в правой руке, и она значительно уменьшилась после того, как я получил целительные намерения».

«У меня часто болит спина или тазобедренный сустав. Последние две недели я не чувствую этих болей».

«Моя анемия прошла, и тревожность снизилась».

«Мое левое колено не болит, когда я кладу ногу на ногу».

«Мое кровяное давление было очень высоким, и постепенно оно опустилось».

«Боли у меня в груди прошли за ночь».

«Меньше газов, вздутий и прочих проявлений синдрома раздраженного кишечника».

«Направляя благо получателю, я отметил энергию у себя в голове, челюсти и шее, а на следующий день боль, которую я чувствовал в челюсти, намного уменьшилась и оставалась такой».


Члены моих виртуальных групп «Силы восьми» также сообщали о «потрясениях», как и при больших экспериментах: восстановленные отношения, прощение самих себя, новые жизненные цели.

Это было восхитительно, даже чудесно, и хотя я начала сильно сомневаться, что испытание по двойному слепому методу с контролем по плацебо сможет много рассказать мне о том, что происходило с этими кругами, на данном этапе я все еще склонялась к научному методу. Я все еще полагала, что ничего не будет считаться значительным, если не удастся получить больше лабораторных доказательств.

Чтобы показать, что мы меняем нечто базовое в людях, нам требовался еще один эксперимент, более простой, который можно было бы легко оценить.

Такая возможность представилась мне после непривычно формального телефонного звонка: «Доктор Масару Эмото желал бы удостоиться чести встретиться с вами через час». Я только прибыла в отель «Мариотт» в Гамбурге, где должна была выступить на конференции на следующий день. Я согласилась, заинтригованная не только необычностью фразы, но и самим этим человеком.

Я знала, что Эмото считал себя «миссионером» воды, полагая, что она состоит в интимных отношениях с нашим разумом и что, исцелив ее, мы исцелим мир. Мы с ним никогда не встречались, хотя знали все о работе друг друга. Однажды Эмото даже обратился ко мне с просьбой выступить вместо него на одной испанской конференции: он болел и представил меня слушателям через видеообращение, лежа на кровати и называя меня своей «родственной душой».

Доктор Эмото прибыл в бар ресторана с роем помощников и переводчиком. После изысканного формального приветствия он поделился со мной своей дерзкой идеей. Он хотел продвинуть свою работу на новый этап, проведя глобальный форум по теме «Вода и мир» 22 марта 2010 года – во Всемирный день воды, назначенный по инициативе ООН, – на озере Бива, «Материнском озере» Японии. Один из древнейших водоемов в мире, Бива обеспечивает водой 14 миллионов жителей Японии, но с 1983 года, после стремительной урбанизации окружающих территорий, бытовые и промышленные отходы привели к изменению популяции микроорганизмов в озере, вызвав обильные красные приливы, цветение воды и водные сорняки. Во время конференции Эмото надеялся убедить меня провести международный «Эксперимент по намерению» для демонстрации того, что мысли могут очистить сильно загрязненные воды озера.

Церемония на озере Бива, по словам Эмото, должна была стать в высшей степени символической, простой демонстрацией того, что мы можем приблизиться на шаг к решению этих водных проблем путем «рассмотрения воды с точки зрения взаимосвязи с нашим разумом, мыслями и эмоциями».

Мне понравилась эта идея, как ее озвучил Эмото, но она вызывала несколько серьезных опасений. У меня были свои большие планы насчет попытки очистить загрязненную воду. Фактически мы с Гэри Шварцем обкатывали идею того, чтобы взять биологический организм, возникающий в загрязненной воде, то есть вредоносные бактерии, и преобразовать его в полезный вид. Это было не так уж неправдоподобно, как казалось. Несколько лабораторных экспериментов испытывали силу намерения по влиянию на бактерии и продемонстрировали, что позитивное намерение может способствовать мутации вредоносных бактерий, кишечных палочек, а негативное намерение может препятствовать этому [86]. Даже бактерии оказались высокочувствительными к силе мысли.

Но главное опасение вызывал у меня возможный риск нашего предприятия. Самая обычная субстанция на планете, также содержащая второй по объему в мире набор молекул (после H2), вода продолжает терзать умы ученых, даже тех, кто работает с ней каждый день в лабораториях. Казалось бы, простая молекулярная структура воды – два атома водорода на каждый атом кислорода – дает плохое представление о ее своеобразии.

Вода – это химический анархист, ведущий себя как никакая другая жидкость в природе, отражая не меньше 72 физических, материальных и термодинамических аномалий, и, очевидно, она таит еще немало сюрпризов [87].

Вода входит в число самых мистических субстанций, поскольку является сочетанием двух газов, однако пребывает в жидком состоянии при нормальном диапазоне температур и давления. Это легчайший из газов и более плотный в жидком, нежели в твердом состоянии. Горячая вода ведет себя совсем не как холодная; она замерзает быстрее холодной, и плотность льда возрастает по мере нагревания, но снижается при таянии. У воды необычайно высокие точки таяния и кипения. И перечень ее выкрутасов легко может привести в смятение.

Вода составляет большую часть нас самих (70 процентов тела человека – это вода; растения состоят из воды на 90 процентов), внутри нас в сотню раз больше молекул воды, чем всех других молекул вместе [88]. Вода покрывает три четверти нашей планеты, и жизнь на Земле без нее невозможна. Но ее поведение все еще представляет для нас загадку. Попытки смоделировать воду проваливаются одна за другой. Можно посвятить этому всю карьеру – что и делают множество ученых – и наблюдать, как предмет ваших исследований снова и снова просачивается сквозь пальцы.

И хотя озеро Бива являлось идеальной целью для первого живого эксперимента по исцелению глобальной области внешней среды, прежде чем начинать такое предприятие, я хотела провести еще несколько базовых экспериментов, в основном потому, что на тот момент единственные три «Эксперимента по намерению», не давшие положительных результатов, были связаны с водой.

Наша первая вылазка в водные эксперименты с Константином Коротковым привела меня, через общего друга, к Растуму Рою, материаловеду из Пенсильванского государственного университета и, вероятно, одному из лучших в мире экспертов по воде. Квалификация Расти не оставляла сомнений; он написал более 600 статей обо всем – от стеклокерамики до алмазных пленок и нанокомпозитов, – и ко времени, когда я с ним встретилась, он был самым старшим членом Национальной инженерной академии США. Журнал Newsweek однажды назвал его «главным бунтарем» среди американских ученых; после одного из его бурных заявлений Комитет по науке, технологиям и исследованиям палаты представителей США впервые за 16 лет приветствовал его овациями стоя. Расти был ученым по зову сердца и, как и я, имел страсть к объединению науки и духовности. Дипак Чопра, научный сотрудник Роя в Индии, назвал его кем-то вроде своего духовного старшего брата.

Оригинальная статья Расти о структурированной воде дышала типичным для него энтузиазмом. Он с соавторами синтезировал все текущие исследования своего времени по структуре воды и заключил, что те маленькие молекулы H2O сами по себе являются главными инициаторами анархичности воды, ведь они так своевольно соединяются между собой [89].

В применении к воде понятие структуры относится к положению в трехмерном пространстве и расположению отдельных молекул H2O, соединяющихся как конструктор «Лего» с бесконечными вариациями. Эти кластеры остаются стабильными повсюду – от доли секунды до нескольких недель. Еще Платон полагал, что воду следует представлять в виде икосаэдра, то есть двадцатигранника, и 2500 лет спустя несколько передовых ученых наконец-то начали соглашаться с этим, обнаружив, что кластеры этих молекул не однородны ни в каком отдельном образце воды. К примеру, легоподобные структуры горячих и холодных образцов отличаются друг от друга; некоторые образцы воды содержат молекулярные кластеры из нескольких сотен молекул в каждом. Было обнаружено, что малые кластеры могут соединяться в более крупные, вплоть до 280 симметричных молекулярных кластеров, и образовывать взаимосвязи с другими кластерами, формируя сложную субатомную мозаику.

Как объяснил мне Расти, «клей», заставляющий водные молекулы моментально сцепляться друг с другом, – это не просто связи между атомами водорода, здесь участвует и широкий диапазон очень слабых связей, существующих между различными легоформами. Они известны как ван-дер-ваальсовы связи, названные так по имени голландского физика Дидерика Ван-дер-Ваальса, обнаружившего, что силы притяжения и отталкивания действуют между атомами и молекулами вследствие особого способа распределения электрического заряда, свойства, позволяющего определенным газам становиться жидкостями.

«Как раз этот диапазон очень слабых связей может отвечать за примечательную легкость изменения структуры воды, что, в свою очередь, может помочь объяснить полдюжины хорошо известных аномалий ее свойств, – написал мне Рой [90]. – В такой едва различимой форме эти слабые связи также способствуют изменениям структуры вследствие электрических и магнитных полей и излучений всевозможного рода, включая, возможно, и так называемые «тонкие энергии», к примеру мысли».

Идея структуризации молекул воды вовсе не является общепризнанной, но, как Расти убедительно утверждает в своей часто цитируемой статье, именно структура, а не композиция, управляет основными свойствами субстанции, и, если структура меняется, это может полностью изменить субстанцию, совершенно не меняя композиции. Прекрасным примером этому служат алмаз и графит. У них идентичная композиция, однако алмаз – одна из самых твердых субстанций на Земле, а графит – одна из самых мягких. Их различие полностью определяется тем, какие молекулы и в каком объеме образуют связь.

Незадолго до нашего знакомства Расти снимался в документальном фильме о воде, в котором один художник создал графические иллюстрации возможного вида структурированной воды. Обычная вода была показана в виде отдельных асимметричных кластеров молекул, плавающих сами по себе, словно колеса без нескольких спиц, но на картинах молекулы структурированной воды образовывали два идеальных концентрических круга.

В структурированной воде молекулы вели себя как группа послушных школьников, рассаженных за круглым столом.

Исследования показали, что структурированную воду можно получать с помощью различных форм энергии: жара, света, звука, радиации и, как полагал Расти, силы мысли. Каким бы странным это ни казалось, но тому имелись прецеденты. Канадские исследования показали, что, если при использовании воды для полива растений целители направляли на нее свое намерение, водородные связи между молекулами изменялись подобно тому, как при воздействии на воду магнитами [91]. Российские исследования продемонстрировали, что, если на образец воды направляется целительное намерение, водородно-кислородные связи молекул подвергаются искажениям в своей кристаллической микроструктуре [92].

Когда я впервые предложила Расти поработать со мной в этом эксперименте, он сказал, что структурированная вода находится в цитоплазме здоровых тканей тела – и может делать их здоровыми потому, что обладает высокой растворимостью телесных минералов, – а также в целебных водах.

«Эта структура, похоже, общая в самых разных целебных водах – от лечебных источников до серебряных аквазолей, используемых во всем мире», – написал он.

И до меня начало доходить с долей тревоги, что Расти предлагал попытаться превратить обычную воду из крана в эквивалент Лурдского источника.

* * *
Мы договорились провести наш водный эксперимент с лабораторной командой Расти в Пенсильванском государственном университете, на этот раз используя что-то помимо прибора ГРВ Константина Короткова. Хотя материаловеды никак не могли найти оборудование, которое могло бы верно демонстрировать изменения в структуре воды, Расти полагал, что спектрограф Рамана будет достаточно чувствительным для этого.

В 1928 году индийский физик по имени Чандрасекхара Венката Раман обнаружил, что, когда свет пропускается сквозь материю, часть света рассеивается рандомно, а другая, малая часть имеет другие (обычно более низкие) частоты по сравнению с источником. Эффект Рамана обычно возникает при легком изменении в вибрации молекулы, и этот процесс переизлучения сообщает важную информацию о структуре воды – например, о вибрационных состояниях водородных связей относительно кислорода, – и путем изучения изменений в плотности и форме молекулярной связи ученые могут выявить любые структурные изменения. Я в особенности склонялась к использованию рамановской спектроскопии, поскольку она применяет систему измерений, повсеместно признанную в научном сообществе, что сделает наши результаты неопровержимыми.

Решение Расти в пользу этого оборудования было вдохновлено научными исследованиями Университета Цинхуа в Пекине по измерению эффекта ци, или жизненной энергии, направляемой доктором Ян Цзином, самым известным в Китае грандмастером цигун, на образец воды в университетской лаборатории с расстояния в тысячу километров. После того как Цзин направил намерение, свет значительно изменился и стал переизлучаться на других длинах волн и возникли необъяснимо большие пики энергии вследствие длинноволновых дальних инфракрасных световых волн, из чего можно было заключить, что ци Цзина повлияла на молекулярную структуру воды [93].

Прочитав об этом исследовании, Расти принялся за собственные предварительные эксперименты с участием мастеров цигун и сумел получить интересные результаты, убедившие его, что какие-то свойства воды определенно можно изменять одним намерением.

Для нашего эксперимента научная команда Расти поместила зонд в мензурку с образцом воды и периодически снимала измерения в течение нескольких часов. Длинный кабель, соединяющий зонд с высокочувствительной камерой ПЗС на измерительном устройстве, должен был чувствовать слабое рамановское рассеяние от молекул, когда они вибрировали в ответ на свет красного лазера, наводимого на образец воды.

Когда Расти с коллегами, доктором Манжу Рао и доктором Таней Славечки, впервые изучили данные, они обнаружили, что образец воды имел огромную вариацию по световому рассеянию за час до начала эксперимента, что стало очевидным, когда полученные данные поместили на график в другой программе.

Это подразумевало массу возможностей.

Это могло означать, что намерение работает вразрез со временем и наше групповое намерение создало что-то вроде силового поля еще до того, как мы официально начали эксперимент.

Когда команда ученых Пенсильванского университета провела несколько своих исследований с мастерами цигун и целителями, они обнаружили нечто похожее: целители испускали излучение, которое также фиксировали датчики аппаратуры еще до начала исследования. В собственном исследовании Расти с участием мастеров цигун уровень pH воды перешел в сильные колебания уже незадолго до его прибытия.

Может быть, наши участники начинали заранее думать об эксперименте, что могло вызывать эти ранние изменения в воде. Несколько участников смогли попасть на наш веб-сайт Ning раньше других.

А, может быть, мы следовали неверному протоколу и применяли неправильное оборудование.

Возможно, как я подозревала, наши инструкции для непрофессиональной аудитории были слишком абстрактными, чтобы они могли адекватно сформулировать сильное намерение. Изменение структуры воды – чрезвычайно абстрактная идея, чтобы построить на ней намерение, которое легко могли бы освоить люди без научного образования. Это нельзя было свести к такой простой идее «роста», как в наших экспериментах на прорастание. Ученые Пенсильванского университета рекомендовали нам показывать нашей аудитории график с синей кривой, значения которой были идентичны рамановским значениям состояния воды «до того как», и просить наших участников направлять намерение на сдвиг значений воды таким образом, чтобы они напоминали другую кривую на графике, зеленого цвета, которая представляла бы схожее рамановское значение, взятое в воде, считающейся целебной. У меня были некоторые опасения по поводу такой техники намерения, но я решила оставить их при себе.

Также могли сыграть роль факторы внешней среды. В 5 часов вечера разразился сильный шторм в той местности, и Таня подумала, что это вполне могло повлиять на результаты.

«Возможно, в результате падения атмосферного давления и избытка свободных ионов наши деионизированные образцы воды были не так стабильны, как должны были быть», – написала она мне.

А могло быть и так, что намерение просто не влияло на воду. Мы должны были допускать, что наша исходная гипотеза просто была неверна. И мы никак не могли узнать, какая из этих возможностей была верной. Это слегка напоминало квантовую суперпозицию; любая и все из них могли фактически оказаться истинными. Вы выстраиваете гипотезу, и, когда видите, что каждое допущение, которое вы сделали, может быть или не быть истинным, вы находитесь не дальше, чем в самом начале.

В итоге Расти со своей командой установили, что наши результаты были неубедительными, и решили, что нам нужно улучшить протокол и достать другое, более чувствительное оборудование.

Но одно было несомненно, по его словам, и это вызывало наибольшее беспокойство: они видели результаты, которых никогда не видели раньше со своим оборудованием. Мы что-то сделали с ним, даже если пока не знали, что именно.

Глава 13

Пока команда Пенсильванского университета размышляла, что делать дальше, я вернулась к Гэри Шварцу. Мы думали о том, что сработало в наших ранних экспериментах: «Эксперименте на прорастание» и «Водном эксперименте» Константина. Почему бы не соединить их воедино и не провести «Эксперимент на прорастание в воде»? На этот раз мы бы направили намерение «роста» на воду, а не непосредственно на семена.

И для этого также имелось несколько научных прецедентов. Исследования показывали, что состояние ума человека, держащего сосуд с водой для полива растений, может влиять на их рост. Бернар Град, канадский биолог, провел маленький эксперимент по поливу семян ячменя водой, содержавшей солевой раствор, имеющий свойство препятствовать росту растений. Тем не менее семена были политы после того, как каждый сосуд с водой подержал один из трех участников: способный садовод и два человека, лечившихся от депрессии. После того как семена были политы, Град обнаружил, что быстрее всего росли растения, политые садоводом-знахарем, а за ними следовали растения, политые тем из двух пациентов, который, несмотря на депрессию, проявлял интерес к эксперименту. Медленней всех росло растение, политое из сосуда, который держал самый депрессивный пациент [94]. Этот эксперимент при всей своей скромности имел большое значение.

Теперь можно предположить, что состояние человека влияет на воду, которая, в свою очередь, влияет на то, для чего ее используют.

После нашего первого эксперимента, когда Гэри проанализировал средний уровень роста, 30 семян, политых с «намерением роста», были выше по сравнению с 90 контрольными семенами в контрольной воде (4,77 см против 4,66 см). Статистический анализ этих цифр (p <0,07) достигал пограничной значимости (p <0,05 составляет предел статистической значимости).

Но мы отметили одно интересное явление. Обычно в «Эксперименте на прорастание» не все семена давали побеги. В последнем эксперименте только 90 процентов семян в каждой контрольной группе дали побеги, но в целевой группе, политой «намеренной водой», дали побеги все до последнего семечка. Мы попробовали повторить это, но нам пришлось забраковать исследование из-за проблем с лабораторной процедурой.

Мы получили несколько вдохновляющих результатов, но я впервые согласилась с Гэри в том, что к эксперименту с озером Бива нам следует продвигаться помедленней. В нашем следующем «Эксперименте на очистку воды» мы решили вернуться к основам. Нам захотелось проверить, сможем ли мы вызвать изменения в том, как лучи света проникают сквозь воду – еще один способ увидеть, произвели ли мы изменения в кластерной структуре молекул воды, и понять, можно ли зафиксировать эти изменения камерой ПЗС.

В то время Гэри использовал свою камеру для исследования и фотографирования световых бликов, вызываемых образцами воды, и обнаружил, что у образцов с различной чистотой блики разнятся. К примеру, изображения минеральной воды и воды из крана, снятые камерой ПЗС, выглядят очень по-разному. Обычно бутилированная вода вырабатывает более крупные «внутренние капли», или область сияния, и меньшую и более гладкую внешнюю «область ауры» по сравнению с водой из крана, тогда как изображение воды из крана очень расплывчато, как изображение Луны во время затмения. Поскольку Гэри уже занимался подобным, он решил провести простой эксперимент: попросить нашу аудиторию попытаться преобразовать блеск воды из крана, чтобы она стала больше походить на минеральную воду. Это, несомненно, было намерением, с которым наша аудитория легко могла справиться.

Марк подготовил четыре двойные чашки воды из крана, сфотографировал каждую и переслал фотографии мне по электронной почте. Затем чашки были помещены на пять дней в надежное место, где находились до даты эксперимента, чтобы все образцы воды отстоялись и их отпечаток энергии стал схожим. Вода – это субстанция, которой требуется движение. Когда вода в озере, реке или болоте застаивается и перестает течь свободно, она подвергается воздействию внешней среды и может стать рассадником бактерий и организмов вроде ряски, как это случилось в загрязненном озере Бива.

Когда после этого Марк сделал фотографии ПЗС-камерой, все четыре снимка выглядели практически одинаково, с увеличенной, расплывчатой аурой вокруг размытого центра, что происходит, когда вода застаивается.

Два «Эксперимента на очистку воды», проведенных с целью изменить застоялую воду, сработали, и результаты были очевидны.

Все четыре изображения ПЗС наших образцов воды, сделанные до начала эксперимента, выглядели очень похоже. После направления намерения фото воды в нашей целевой чашке отчетливо выделялось: у нее были более крупные внутренние капли в центре и более гладкая область ауры – это очень напоминало энергетический отпечаток бутилированной воды. В контрольных чашках центральные капли воды были мельче и внешние ауры более неровными.

Мы сделали еще один шажок в том, чтобы показать, что намерение может воздействовать на воду, но мне это все казалось весьма теоретическим. Прежде чем мы переместимся в реальные условия, я хотела попробовать провести эксперимент с другими значениями, также повсеместно принятыми в научном сообществе.

Простейший способ продемонстрировать любой сдвиг в очищении – это отследить изменение уровня pH. Показатель pH жидкости связан с концентрацией ионов водорода в воде по сравнению с универсальным стандартом, и он измеряет кислотность или щелочность образца. Чем ниже pH нейтрального уровня 7, тем выше уровень кислотности, и чем выше pH уровня 7, тем выше уровень щелочности. Уровень pH воды остается довольно статичным, и малейшие изменения в одну сотую или даже тысячную долю единицы по шкале pH поддаются измерению. Изменение на целую единицу или больше по шкале pH представляет огромный сдвиг, который едва ли можно объяснить неточными измерениями. Фактически, если pH вашего тела изменится на одну единицу, это будет означать, вероятней всего, что вы умерли. К тому же измерение влияния намерения на pH имело прецедент: физик из Стэнфордского университета Уильям Тиллер провел эксперимент, попытавшись изменить pH воды с помощью намерения, и сумел передвинуть pH вверх и вниз на целую единицу [95].

Мы попробовали провести эксперимент под названием «Воду в вино», окрещенный так потому, что до Рождества оставалось несколько недель. Я попросила наших участников направлять намерение на понижение pH образца обычной воды из крана с тем, чтобы повысить ее кислотность – другими словами, приблизить к вину. Этот эксперимент также сработал дважды, хотя изменения были крошечными. Гэри разграфил шкалу времени как можно чаще, чтобы даже малейшие изменения проявлялись более явно. На этой расширенной шкале pH нашей целевой мензурки был устойчиво ниже показателей контрольной воды, и повышение pH именно в то время, как мы направляли намерение, сопровождалось малым, но измеримым увеличением температуры (по сравнению с совпадающими показателями контрольной воды).

Что-то здесь определенно происходило, даже если мы снова шли против природы и пытались сделать естественную щелочную субстанцию более кислотной.

Теперь я почувствовала, что готова для японского эксперимента. Я обратилась к Константину Короткову, который должен был выступать на этом мероприятии. Мы планировали провести эксперимент в присутствии аудитории, созванной доктором Эмото, но одновременно и онлайн, на специальном сайте в Интернете, опять же созданном «Copperstrings». В воскресенье 14 марта я вылетела в Токио вместе с мужем, нашей младшей дочерью Аней, которой тогда было 13 лет, и ее подружкой Хелен. Через несколько дней мы сели на поезд-пулю до Киото, пронеслись мимо горы Фудзияма и, наконец, на местном поезде достигли озера Бива, где нас ждала семья доктора Эмото. Нам устроили торжественный прием в отеле «Бивако холл», где должна была состояться конференция на следующий день.

Тем вечером мы с мужем карабкались по камням вдоль побережья беспокойного озера, дрожа на морозном мартовском воздухе, чтобы собрать образцы воды в два стакана – целевой и контрольный, которые затем принесли в номер Константина Короткова. Позже тем же вечером Константин провел измерения своим прибором ГРВ, используя шприцевую установку, после чего определил pH в обоих образцах, которые оказались практически одинаковыми.

Сфотографировав оба стакана, он отправил мне изображения по электронной почте, и я переслала одно из них, выбранное Аней и Хелен, группе веб-разработчиков Copperstrings в Индию, которая подготовила наш онлайн-эксперимент на следующий день. Мы снова создавали поразительный телекинетический интернет: цель в Японии, фотография на веб-сайте в Индии, одна аудитория физически присутствовала в Японии, другая, виртуальная, была рассеяна по всему миру – и всех нас объединял крошечный стакан воды.

В 12 часов дня по японскому времени я открыла фотографию целевых образцов воды в своей презентации Power Point перед живой аудиторией, и в то же время наша веб-команда открыла ее для онлайн-аудитории на сайте «Эксперимента по намерению», с теми же указаниями: направлять намерение на повышение pH воды, представляя горный источник. Также я показала изображение шкалы pH, переходившей из красной (кислотность) в синюю (щелочность), и попросила аудиторию передвинуть ее вправо – в сторону большей щелочности.

Нам не пришлось долго ждать результатов. Константин смог объявить их уже к концу моей презентации. После направления намерения наш целевой образец воды показал возрастание pH почти на целую единицу и очень значительное изменение по показателю ГРВ в сравнении с контрольным образцом. По этим данным Константин продемонстрировал статистическую разницу в сигнале и интенсивности света по сравнению с контрольным стаканом воды. После завершения эксперимента, когда мы продолжили измерять воду, Коротков обнаружил, что интенсивность сигнала сохранялась, и предположил, что мы добились в некотором смысле постоянного изменения.

* * *
Расти Рой был заинтригован тем фактом, что исторически вода часто занимала центральное место в различных ритуалах. «Помимо того что она физически необходима для жизни, с древних времен воду близко связывали с душой, интуицией и целительством», – написал он мне перед нашим совместным экспериментом.

«Хотя эту связь игнорируют современные медицинские исследования, большинство религиозных традиций отводят воде ключевое место в своих ритуалах – от крещения и помазания до особых благословений.

Вполне может быть, что эти благословения, даваемые с намерением истинной любви, действительно изменяют структуру – то есть свойства – воды».

Мы не показали этого в эксперименте Расти, и, прежде чем успели провести следующий эксперимент, он заболел и умер. Но я думала о его предположении: вода использовалась практически в каждой религиозной традиции, не просто чтобы смыть нечистоту и грех, но также для благословений. А это означало, что множество религиозных и культурных традиций принимали как должное поразительную идею, высказанную Эмото, о том, что вода способна воспринимать мысли.

* * *
Я начала проводить опыты с водой в группах на семинарах, заинтригованная исследованиями всех ученых, демонстрирующих, что вода – это магнитофон.

Эти маленькие эксперименты развились из демонстрации, проведенной доктором Мелиссой Коннор из Аризонского университета, в которой она просила десятерых человек из аудитории полчаса медитировать, умственно направляя слово (обозначающее объект, вроде «собаки») на маленькую банку с водой. Я попросила «вкладчиков» написать слово на бумажке, свернуть ее, чтобы его не было видно, обернуть вокруг своей банки и прикрепить резинкой. Затем я расставила эти банки по комнате, поделила участников на десять групп и велела им передвигаться последовательно, молча пытаясь почувствовать слово объекта, «вложенного» в каждую банку с водой.

Где бы я ни находилась, в каком бы уголке мира ни проводила свои семинары, по крайней мере половина аудитории правильно определяла как минимум одно из десяти «вложенных» слов или называла что-то близкое к нужному слову (например, если слово было «собака», они говорили «кость»).

Когда Питер вложил в воду слово «барбекю», Дороти, стоя перед банкой, внезапно получила яркий умственный образ бургера, который готовили на огне, а Саре стало очень жарко, словно от банки исходил жар.

На другом моем семинаре, проходившем на популярном курорте в Остине, в штате Техас, Джанет решила провести свое время медитации в роще неподалеку от хижины, в которой находилась группа. В самый разгар «зарядки» банки своим словом она вдруг испугалась, что в роще могут быть змеи, но, зная, что вода может уловить эту мысль, она постоянно повторяла себе: «Не думай о змеях».

Когда аудиторию попросили почувствовать слово в ее банке, несколько человек упомянули, что у них возникло ощущение чего-то длинного и скользкого, и несколько участников семинара действительно назвали слово «змея». В другой подобной ситуации, на курорте в Коста-Рике, Анника направляла слово «лев» на свою банку, когда увидела большую игуану и испугалась. После этого во время нашего сеанса отгадывания один из участников, Дмитрий, сказал «львиная грива», и еще несколько человек назвали животных, но Диана, вероятно, учуявшая игуану, написала «зеленый аллигатор».

Хотя недельный ритрит в Коста-Рике включал всего 19 участников, мы получили даже более впечатляющие результаты, чем обычно. На наше первое слово «витая раковина» четверо из девятнадцати написали «раковина», Джолин – «спираль», Лисса – «воронка», а Дмитрий нарисовал витую раковину, не сознавая, что именно рисует. На слово «игла» Жуан написал «игла», Нэнси – «что-то острое», Лисса – «что-то с наконечником», Джолин – «перо», а Дмитрий – «дикобраз». В другой банке, «заряженной» словосочетанием «глазное яблоко тигровой кошки», один из участников увидел «глаз», а другой – «желтый круг»; «синюю бабочку» один участник угадал точно, а Уилл нарисовал форму бабочки. На «краба» один участник написал «рыба», другой – «медуза», Лисса увидела «острый край», а Дмитрий «острые ногти». Из наших девятнадцати участников с девятью банками четырнадцать угадали как минимум один раз, большинство – больше одного, а Дмитрий и Кей назвали слова, «вложенные» в четыре банки.

Я решила продвинуть эксперимент на шаг вперед и попробовать проводить его по телефону на телесеминарах. Каждый раз я вкладывала слово в банку с водой из-под детского питания и предлагала своей аудитории по телефону или на специальной странице Facebook попытаться угадать его.

На одном телесеминаре я взяла банку в руки, в которую вложила слово «банан», и попросила аудиторию угадать слово. Подсчитав их ответы, я увидела, что одна шестая аудитории угадала банан, желтый фрукт (некоторые увидели лимон) или объект той же формы.


«Я увидела образ банана, заметила свежий банановый запах, подумала о банановом мороженом, почувствовала и увидела банановый хлеб, яркие образы и запах банана».

«Я увидела желтый полумесяц».

«Одна из этих швейцарских изогнутых винных фляжек».

«Изогнутая ложка типа как банан».

«Обезьяна ест банан».


Я сделала вторую попытку со словом «звезда» и специально представила пятиконечную звезду. На этот раз пятая часть аудитории назвала правильное слово или что-то с несомненно той же формой.


«Я увидела, как морская звезда поднимается в небо и взрывается салютом звезд».

«Как морская звезда с пятью концами».

«Звезда и космос или падающие звезды».

«Клевер-звезда из сердечек».

«Рисунок звезды».


В английском языке приблизительно два миллиона слов, три четверти из них существительные. Если убрать существительные, обозначающие понятия или относящиеся к людям, у вас останется, вероятно, миллион слов. Так что может не хватить нулей, чтобы вычислить вероятность случайных ответов, полученных мной.

Этот маленький эксперимент подразумевал огромные возможности, намного большие, чем сдвиг pH на одну единицу.

Я начинала сознавать, что все мы представляем собой что-то вроде протекающих ведер, из которых сочатся наши мысли, проникая во все окружающее – от людей до пищи.

Растения на 90 процентов состоят из воды, а мы примерно на 80 процентов. Если мы вложим определенную информацию в воду и дадим ее выпить другим, повлияют ли на них наши мысли? Влияют ли наши мысли во время приготовления пищи на тех, кто в конечном счете ее съедает? Насколько далеко мы можем продвинуть этот принцип магнитофона в нашей жизни?

* * *
Пять из семи последних экспериментов сработали. Мы продемонстрировали, что наши мысли могут изменять состав воды, даже дистанционно, пусть достигнутые изменения были малы и не так эффектны в конечном счете по сравнению с гигантскими результатами, которые я наблюдала в экспериментах с банками в моих группах «Силы восьми». Но эти крохотные изменения, несомненно, примечательны сами по себе. Изменение качества воды и повышение ее щелочности на целую единицу – это еще одно свидетельство необъятности нашего творческого потенциала.

Однако наибольший интерес у меня начинало вызывать то, чего не случилось во время больших экспериментов.

Как обычно, при проведении различных больших экспериментов я изучала свою аудиторию, но, когда целью была вода, с моими участниками не происходило никаких примечательных изменений ни во время, ни после, ничего похожего на то, как они менялись при миротворческих экспериментах. Несколько из них плакали от сильных эмоций, а другие чувствовали мощную связь с другими «намеревателями», но любые переживаемые ими визуализации имели отношение главным образом к двойным чашкам или в лучшем случае к водным массивам поверхности Земли, и никто, похоже, не испытывал тех драматических переживаний, как при участии в «Миротворческом эксперименте». Эти «намереватели» могли чувствовать больше связи с мировыми запасами воды и больше оптимизма относительно возможности очистить загрязнения в окружающей среде – многие из наших читателей сообщали об ощущении единения с водой или даже о переживании насыщенного вкусового ощущения, словно они пробовали вино во время эксперимента «Воду в вино», – и тем не менее во всех остальных отношениях их жизнь никак не изменилась. Кроме некоторой умиротворенности во время эксперимента, большинство людей не ощутили долговременных изменений в своем настроении, и почти никто не испытал одного из тех мистических переживаний, которые меняют жизнь, как это происходило во время или после миротворческих экспериментов. Большинство заявили, что они чувствовали себя лучше один день и радовались тому, что сделали что-то, что в конечном счете могло пойти на пользу планете («Меня наполняет надежда, что это может принести пользу в целом по очистке планеты»), но они быстро забывали об этом. Очень немногие почувстовали изменение в своих отношениях или в самих себе. Никто не испытал чувства вселенской любви, никто не бросался обнимать незнакомцев, ничья жизнь не преобразилась так или иначе.

Как записал один ветеран, участвовавший еще в ранних исследованиях, эти водные эксперименты ощущались совсем по-другому: «В «Миротворческом эксперименте» было фото с детьми. Их глаза говорили со мной».

Я начала сознавать, что для того, чтобы вызвать эффект отдачи, цели наших экспериментов должны включать один важнейший элемент – других человеческих существ.

Часть V Башни-близнецы как символ мира

Целительство идет дальше болезни и симптомов и охватывает жизнь во всей полноте.

ДЕЙРДРЕ МОНТЕЙЛЬ

Глава 14

Эффекты отдачи возникали и в моих группах «Силы восьми». Каждый раз, как Каролина Кавазос направляла свое намерение на кого-то из группы, она также получала пользу. Связь между ее намерением на Йоли и большой удачей для себя казалась безошибочной. Намерение на Йоли состояло в улучшении ее отношений с мужем, чтобы она чувствовала больше поддержки в своих предпринимательских интересах, а не просто ограничивалась ролью жены и матери. Каролина направила намерение на то, чтобы бизнес Йоли начал развиваться и муж поддерживал ее. После этого Каролине позвонил один из клиентов, которого она не слышала уже несколько лет, и стал приходить к ней еженедельно. Как сказала Каролина, этот единственный звонок «изменил мою финансовую рутину».

Я также стала отмечать, что многие люди в нашем круге переживали те же эффекты, что и цель их намерений. На одном семинаре на Ближнем Востоке мы направляли намерение на исцеление Махуда от артрита правого бедра. Четверо человек из нашей группы, у которых также был артрит, почувствовали значительное улучшение после направления намерения.

Я хотела еще раз проверить этот эффект отдачи в очередном большом «Эксперименте по миротворческому намерению», и теперь, накануне сентября 2011 года, у меня появилась очевидная цель. Как и большинству американцев, мне приходилось заново переживать ужас 11 сентября 2001 года в каждую годовщину прошедших девяти лет, когда телеканалы неумолимо транслировали знакомые всем события: немыслимо синее безоблачное сентябрьское небо; первый самолет врезается в Северную башню словно в результате катастрофической ошибки; второй самолет, таранящий Южную башню через 17 минут, подтверждает, что это вовсе не ошибка; тела, летящие друг за другом из окон 100-этажного здания; спустя полчаса замедленное обрушение двух башен в облаках сверкающей черной пыли. Все это были образы, которых-нам-никогда-не-забыть, и Америка верила, что должна цепляться за них для того, чтобы должным образом выражать почтение мертвым, но, когда тем летом на горизонте замаячила десятая годовщина, я преисполнилась намерения предложить альтернативу.

Идея «Миротворческого эксперимента 9/11» возникла внезапно, в результате одной случайной встречи, когда я согласилась выкроить время, чтобы увидеться с другом моего друга на курорте Миравал в городе Тусон, в штате Аризона, где я остановилась на время проведения конференции. Таджик Гринберг, добродушный парень с дредами, собранными в узел, слегка за тридцать, подпрыгнул ко мне от стойки, чтобы представиться. Как основатель компании Planet Coexist, сказал он мне, он устроил эту встречу, чтобы обсудить амбициозные планы, которые возникли у него с друзьями по поводу десятой годовщины, а именно – гигантский фестиваль в Сиэтле под названием «Единое событие» (One: The Event), в ходе которого пройдет глобальная активность, направленная на то, чтобы преобразить день страха в день любви, прощения и единства. «Единое событие» планировалось провести с размахом, включая выступления ораторов и живую музыку в Университете Вашингтона и Мемориальном стадионе Сиэтла, что также должно было транслироваться по всему миру через веб-каналы при содействии других многочисленных миротворческих организаций.

План состоял в том, чтобы «повернуть волны страха и злобы в сторону любви и гармонии», согласно официальному пресс-релизу от организатора этого мероприятия, Лоры Фокс, а также «изучить то, что неисправно в наших текущих системах» и «что может сделать каждый из нас, чтобы внести свой вклад в претворение наших визионерских решений в жизнь».

Таджик слышал об «Эксперименте по намерению» и надеялся, что он станет кульминацией его мероприятия в виде некоего глобального миротворческого акта. Было ли мне интересно? Я окинула взглядом прикид Таджика, сборную солянку его просторной одежды, пеструю экипировку и древние сандалии. У меня были серьезные сомнения в том, что он со своими коллегами сможет вытянуть такое масштабное и сложное мероприятие, пока он не выпалил на одном дыхании ряд хорошо известных и очень авторитетных эволюционных и активистских организаций, которые уже согласились принять участие в «Едином событии»: Shift network, Pachamama Alliance, Four.Years.Go, а также церковь Агапе и многие другие. Когда утро переходило в день, я стала склоняться к согласию – и тому была веская причина. За несколько следующих месяцев Таджик докажет, что он экстраординарный сетевой работник.

Я потратила несколько дней на обдумывание того, как «Эксперимент по намерению» сможет лучше всего вписаться в намечавшееся мероприятие, а затем вспомнила о докторе Салахе аль-Рашеде. Кувейтец из уважаемой семьи, Салах собственноручно вел за собой движение за человеческий потенциал в арабском мире. Он учился в Великобритании и США и после получения докторской степени по психологии в Восточном мичиганском университете вернулся домой и учредил центр, чтобы делиться своими знаниями, почерпнутыми на Западе, проводя семинары и обучающие программы по саморазвитию и духовности. Салах также являлся хорошо известным активистом, призывавшим к миру в таких местах, как Палестина, в то время как другие фигуры, занимавшие высокие посты, подобно ему, требовали репрессий, подпитывая конфликт. В 2010 году он основал организацию «Салам» (то есть мир), которая теперь насчитывала несколько тысяч членов и имела свои отделения в 40 арабских городах по всему Персидскому заливу – от Газы и Каира до Эр-Рияда и Абу-Даби, – и каждая из этих групп собиралась раз в неделю вживую или по Интернету, чтобы совершать молитвы на благо мира. Книги самого Салаха, включая роман о просветлении, являются бестселлерами во всех государствах Персидского залива. После того как он запустил свои теле– и радиопрограммы, Салаху, необычайно высокому и импозантному бородачу с черными волосами, собранными в короткий хвост, стало практически невозможно показаться в Кувейте без того, чтобы кто-нибудь не попросил у него автографа. Он – это, по всем понятиям, Дипак Чопра Ближнего Востока.

Я познакомилась с ним в 2009 году, после того как он побывал на одном из моих семинаров. Тогда Салах с женой Сарой, управляющей его центром, посетил лондонский офис моей компании, чтобы предложить мне тур по Кувейту в следующем году. На нас произвела впечатление эта очаровательная пара, и мы с мужем согласились, решив предпринять это путешествие.

Но так случилось, что Брайан не смог выкроить свободное время, и мне пришлось отправиться одной. Прибыв в аэропорт Кувейта в следующем феврале, я моментально впала в панику и принялась одержимо оглядывать плотную толпу арабов в традиционной одежде, выискивая Салаха, его жену или кого-либо с табличкой с моим именем. Наконец я услышала, как меня кто-то зовет, но этот человек был мне незнаком. Когда Салах с Сарой приходили в наш офис, на них была одежда западного образца, но тот, кто звал меня, был одет в традиционный арабский тауб и красный, в полоску головной убор бедуина, а на женщине рядом с ним был черный хиджаб и никаб, и только по глазам можно было узнать ее.

Когда мы добрались до отеля, Салах показал комнату, где мне предстояло выступать на следующий день, и дал несколько культурных наводок.

«Мужчины будут сидеть с одной стороны, женщины – с другой, – сказал он. – Не пытайтесь пожать руку мужчине. Когда будете проводить практические упражнения, позаботьтесь, чтобы мужчины находились отдельно от женщин, и не просите их прикоснуться к участнику другого пола. И сделайте для них паузу в 11 часов утра на молитву».

Когда на следующий день я вошла в эту комнату и поднялась на сцену вместе с переводчицей, молодой женщиной из Сирии, одетой в нечто, напоминавшее серое пальто на молнии, и с плотно повязанным платком на голове, нас встретило море черных фигур с правой стороны, где сидели женщины, и белых с красным – с левой стороны, где расположились мужчины. Посетители обоих полов имели хорошее образование – среди них было много докторов, адвокатов и других профессионалов, и здесь присутствовали представители каждой нации Персидского залива – от Саудовской Аравии до Палестины.

Я обвела их взглядом – интеллигентных, вежливых, ожидающих – и подумала о том, что собираюсь преподать им: силу мысли для воздействия на их реальность. Это будет интересно.

Но уже в течение первого дня я была поражена их увлеченным проникновением в эти современные идеи о силе внушения, что по их ощущениям идеально накладывалось на религию, те или иные аспекты которой возникали практически в каждом разговоре. Во время утренних перерывов мужчины направлялись в угол комнаты, вставали на четвереньки, поворачиваясь лицом в сторону Мекки, и припадали к полу в молитве. После чего они тихо возвращались на свои места, даже представители таких консервативных стран, как Саудовская Аравия, и радостно вникали в мои явно западные идеи в духе нью-эйдж.

Моя аудитория оказалась крайне любознательной, но за эти два дня никто не задавал вопросов больше, чем я сама: Почему вы молитесь в 11 утра? Почему вы носите такую закрытую одежду? Что вы носите под этим черным плащом? (Ответ: Gucci). Закрытая одежда способствует снижению случаев изнасилования? Как вы относитесь к тому, что вам не позволяют садиться за руль? Как бы вы разрешили арабо-израильский конфликт? Волны любви с их стороны в ответ на все мои расспросы были поразительными, словно в благодарность за мое желание быть понятой. Под конец мне пришлось купить чемоданчик, чтобы сложить туда все полученные подарки: фотографии в рамках одной из посетительниц, прижимающей меня к себе; изысканные серебряные и бирюзовые украшения; модели традиционных арабских кораблей тех времен, когда Кувейт был главным портом; религиозные артефакты, включая сувениры из Каабы, расположенной в Мекке, святейшем месте для всех мусульман.

Салах организовал еще несколько семинаров в Дубайе и Турции, и всякий раз я влюблялась в свою аудиторию. Его последователи были идеальной группой, чтобы составить сильный противовес «Аль-Каиде».

За лето мы с Салахом выработали план призыва к созданию новых башен-близнецов Востока и Запада, в знак единства всех вероисповеданий и солидарности во имя мира.

Это была идея Салаха – открыть мероприятие выражением извинений от имени всех арабов, но я сказала ему, что Запад также должен принести извинения. Как бы Америка ни почувствовала себя оправданной за вторжение в Афганистан после атак 9/11; факт был в том, что потери афганцев превышали американские. Большинство жителей Запада не сознавали того, что порядка 100 000 невиновных афганцев были убиты, ранены, задержаны или депортированы из-за войны, развязанной маленькой группировкой арабских радикалистов, державших в страхе своих же соотечественников. Миротворцы, такие как мой друг Джеймс О’Ди, бывший директор Вашингтонского бюро Международной амнистии, который выступал свидетелем на открытых судебных процессах в таких раздираемых войной областях, как Руанда, убедили меня в том, что одним из скорейших способов восстановления согласия является искреннее и публичное извинение за прошлые ошибки.

* * *
Когда мы начали планировать «Эксперимент 9/11», я тщательно старалась придерживаться схемы «Эксперимента по миротворческому намерению» 2008 года. Мы будем повторять наше намерение каждый день в течение восьми дней, как делали в 2008 году, и привлечем к участию главных членов нашей исходной научной группы: Гэри, Роджера и Джессику Аттс.

Салах и я были единодушны относительно цели – ею должен был стать Афганистан. Ко времени проведения нашего эксперимента война бушевала уже почти десять лет. Гильменд и Кандагар в Афганистане, две крупные провинции на юге и два главных оплота «Талибана» удерживали первенство по потерям как среди военного, так и гражданского населения среди всех областей страны. В обеих провинциях не так давно звучали взрывы террористов-смертников, а кроме того, эта область Афганистана, граничившая с Пакистаном, являлась крупнейшим в мире рынком опиума и целью террористических атак извне. Те, кто участвовал в борьбе против сил НАТО, действовавших под эгидой «Война против террора», представляли собой смесь из бойцов «Талибана» и воинственных родоплеменных группировок, вовлеченных в торговлю опиумом. После миротворческой инициативы 2010 года, предпринятой тогдашним афганским правительством с «Талибаном» и не оправдавшейся, и, после того, как НАТО предприняло в ответ новые наступательные операции, насилие усилилось.

Copperstrings спроектировали веб-платформу, практически идентичную той, которую мы применяли для «Эксперимента по миротворческому намерению» 2008 года, но с двумя отличиями: у нас будут два комплекта тех же веб-страниц – один на английском и один на арабском языках, – и мы арендуем еще более мощный сервер, чтобы застраховать себя от отказа сайта. Поскольку «Единое событие» все три дня планировалось транслировать по Сети, Таджик связал нас с женщиной, только что открывшей телестанцию в Интернете. Она предложила нам с Салахом вести ежедневную прямую трансляцию эксперимента, подключая наше вещание к веб-трансляции самого события.

Что касается вещания, Салах мужественно начал с извинения от имени всех арабов за то, что они были недостаточно бдительны, чтобы предотвратить эти атаки, а я принесла ответные извинения от имени Запада за «агрессивную и насильственную реакцию на события 9/11» и предложила дать взаимные обещания «работать во избежание насилия и политической и экономической эксплуатации, предоставляя альтернативу войне и экономическому и политическому превосходству Запада любой ценой». И оба мы пообещали «работать для большей толерантности к различиям всех вероучений и мировоззрений».

Когда настало время для намерения, на веб-страницах открылись изображения афганского мальчика в окружении белых голубей и рукопожатия двух рук – европеоидной и арабской – символа сближения Востока и Запада.

На этот раз наш «Эксперимент по миротворческому намерению 9/11» привлек участников из 75 стран – от Исландии до Бразилии и от Калифорнии в США до Индонезии, включая каждое арабское государство на планете. Люди участвовали всеми возможными способами; через гигантский экран на месте проведения «Единого события»; с горных вершин; во время церемонии курения трубки мира коренных американцев. Один мужчина, который был за рулем во время проведения эксперимента, каждый день делал остановку, чтобы принять участие. («Я всегда чувствовал энергетический сдвиг в течение десяти минут после часа от начала эксперимента», – сказал он.) В итоге в «Едином событии» приняли участие много тысяч человек, учитывая одновременные трансляции, и еще семь тысяч подписались на наш веб-сайт и десятки тысяч настроились на мою ежедневную веб-трансляцию.

Это был, несомненно, самый масштабный эксперимент по воздействию разума на материю за всю историю.

На третий день «Эксперимента по миротворческому намерению» я приободрилась, узнав, что США подтвердили планы на открытие своего представительства в Катаре, в городе Доха, для проведения мирных переговоров «Талибана» с Западом. Но после окончания эксперимента 18 сентября нам снова пришлось запастись терпением на три с половиной месяца и позволить событиям разворачиваться своим чередом до истечения 2011 года, чтобы мы могли определить, оказало ли наше намерение какие-либо воздействия. Тем временем мне предстояло найти кого-то из военных сил Америки, кто пожелал бы раскрыть нам подлинные цифры.

* * *
Ни одно официальное лицо, причастное к американскому конфликту, не хочет говорить о жертвах. Я потратила несколько месяцев, подбираясь к представителям практически всех крупных организаций, вовлеченных в «Войну против террора»: Госдепартаменту США; МООНСА (Миссия Организации Объединенных Наций по Содействию Афганистану), которая занималась подсчетом потерь среди гражданского населения; правительству Афганистана; миссии объединенных сил внутри Афганистана и различным департаментам внутри НАТО. В итоге это привело меня к Международным силам содействия безопасности (МССБ), миссии НАТО, которая была учреждена Советом Безопасности ООН первоначально для обучения афганских формирований, но полномочия которой переросли в управление боевыми операциями в этих регионах.

Большинство организаций не желали раскрывать все свои цифры – МССБ заявляли, что у них не имеется таблиц с информацией о военных потерях, которые они могли бы обнародовать, но у них имелась масса данных о вражеских атаках и потерях среди гражданского населения. МООНСА имела месячные данные по отдельным секторам страны за 2009 и 2010 годы, но не за 2011-й.

Когда я окончательно надоела МССБ, меня допустили к ее официальному пресс-секретарю, немецкому генералу по имени Карстен Якобсон, от которого было чуть больше толку, хотя он был уклончив относительно каких-либо сведений. Якобсон предупредил меня, что статистика жертв военных действий не совсем надежна, поскольку, когда солдат получает ранение, его обычно отправляют на родину и объединенная армия НАТО не имеет дальнейших сведений о том, выжил он или умер. В итоге, главным образом, чтобы избавиться от меня, он направил мне официальный отчет из базы данных объединенной информации сетевой станции афганской миссии НАТО о развитии войны за несколько лет вплоть до 13 января 2012 года, и я наконец получила возможность добыть ежегодный отчет МООНСА за 2011 год о потерях среди гражданского населения. Оба ряда данных могли представлять подчищенную версию военных потерь, но, поскольку я использовала их для общего сопоставления, они по крайней мере должны были обеспечить последовательность.

Оба отчета в значительной степени облегчили нам работу: сравнительные потери среди военных и гражданских, а также различные виды вражеских атак с потерями за прошедшие годы и комплексный анализ тенденций в различных видах насилия, так что нам не понадобилось привлекать профессора статистики для получения окончательных цифр. Статистика в этих отчетах содержала численность атак со стороны противника в различных секторах Афганистана, включая Юг, цель нашего намерения, а также численность использованных самодельных взрывных устройств, включая мины, основной способ, которым афганские боевики борются с военными силами НАТО, заодно вызывая более 60 процентов потерь среди гражданского населения, согласно МССБ. По всем этим сведениям мы могли проанализировать ситуацию в сентябре 2011 года и в течение двух последующих месяцев по сравнению с тем, что происходило в течение месяцев и нескольких лет до проведения нашего эксперимента.

И снова мы были поражены огромным снижением уровня потерь среди гражданских и военных после «Эксперимента по миротворческому намерению 9/11», в особенности в наших двух провинциях. По гражданским потерям, согласно статистике НАТО, в августе 2011 года были убиты 440 человек, но в сентябре это число снизилось до 340 и продолжало снижаться в течение октября (290) и ноября (201), представляя падение на 22 процента, 14 процентов и 30 процентов соответственно, по сравнению с предыдущим месяцем. Все три числа находились намного ниже среднего показателя смертности (374), имевшего место за 28 предыдущих месяцев, с октябрем 2011 года на 23 процента ниже обычного и ноябрем на 46 процентов ниже обычного. Фактически в ноябре 2011 года произошло второе по величине уменьшение гражданской смертности с начала 2009 года. В целом между сентябрем и ноябрем 2011 года гражданские потери снизились в среднем на 37 процентов по сравнению с уровнем потерь за август 2011 года.

В отношении вражеских атак цифры НАТО показывали, что атаки с применением взрывчатых устройств снизились на 19 процентов, оставшись на том же уровне в октябре, и продолжали снижаться далее на 9 процентов в ноябре и еще на 21 процент в декабре. Это окончательное число было на 16 процентов ниже, чем средний уровень атак с сентября 2009 года по декабрь 2011 года, плюс предыдущие годы.

Вероятно, самая интересная тенденция к снижению была связана с общим количеством атак, начатых «Талибаном». Месячные цифры за 2010 год показывали устойчивое возрастание атак (до 80 процентов в целом за 2010 год), но затем данные выравнялись и почти не менялись до начала 2011 года, когда уровень атак начал неуклонно карабкаться вверх – и так продолжалось до августа. После нашего эксперимента в сентябре наметилась стремительная тенденция к снижению, и между октябрем и декабрем 2011 года смертность резко упала, так что общее число атак, начатых врагом за прошедшие три месяца 2011 года, оказалось на 12 процентов ниже по сравнению с тем же периодом за 2010 год.

Как отмечалось в отчете за второе полугодие: «Это самая продолжительная неуклонная тенденция к снижению атак, начатых врагом, зафиксированная МССБ».

Фактически по отношению к остальным областям на юго-западе – цели нашего намерения – отмечалось величайшее снижение смертности по сравнению с периодом с сентября прошлого года: экстраординарное снижение на 790 процентов за предыдущие месяцы и снижение на 29 процентов за весь год по сравнению с 2010-м. Эта тенденция удерживалась в октябре (частота атак была на 500 процентов ниже), ноябре (на 400 процентов ниже) и в декабре (на 300 процентов ниже).

Но еще более впечатляющими делал наши результаты тот факт, что большое понижение уровней насилия произошло только в провинциях Гильменд и Кандагар, являвшихся целью нашего намерения, но не по всей стране. Общая численность военных потерь по всей стране подпрыгнула вверх в декабре 2011 года, после двух атак смертников во время празднования дня Ашура в Кабуле и Мазари-Шарифе, а на Востоке атаки со стороны «Талибана» повысились с 2010 по 2011 год на 19 процентов.

Но опять-таки что это означало? Как и в случае эксперимента 2008 года, ничего определенного. Вы выстраиваете гипотезу, и когда она подтверждается, вы должны проверить ее снова. Вы проверяете ее снова, она подтверждается, и вы должны проверить ее еще несколько раз. Только после того, как результаты повторяются четыре, пять, шесть раз, вы можете продемонстрировать кривую, которая представляет некоторый интерес. И опять-таки существовал миллион с хвостиком всевозможных обстоятельств, которые могли быть причиной снижения уровня насилия. С одной стороны, фактом было то, что США и НАТО уже начали сворачивать афганскую войну, хотя это не объясняло такого отчетливого снижения насилия именно в наших двух провинциях. Несмотря на множество потенциальных переменных величин, результаты все же казались убедительными, в частности в отношении того, что мы провели количественную оценку «запроса намерения» – как это было сделано и в 2008 году в «Эксперименте по миротворческому намерению» для Шри-Ланки, – прося людей попытаться понизить насилие как минимум на 10 процентов. Взглянув на данные по всей стране, мы увидели, что они последовательно показывают среднее снижение уровней потерь как раз примерно на 10 процентов.

Помимо непосредственного анализа уровней потерь я также попросила Роджера Нельсона проверить, имелись ли какие-нибудь показатели какого-либо эффекта по сети генераторов случайных событий проекта «Глобальное сознание» за восемь дней нашего коллективного намерения, как мы это делали для нашего эксперимента 2008 года. Нельсон связал вместе данные, чтобы выстроить последовательность, которая включала все показания приборов за все двадцатиминутные периоды за восемь дней, уделяя в каждом из них особое внимание десятиминутным периодам действительного направления намерения. После третьего дня он обнаружил крайне устойчивую тенденцию – общую тенденцию показаний, нараставших ежесекундно в периоды времени, которые мы рассматривали как одинаковые.

«Большинство отклонений негативные», – написал он мне, что означало, что средний показатель меньше ожидаемой сотни, примерно как если подбрасывать монетку, которая постоянно выпадала бы решкой. Когда Роджер связал вместе отклонения, линия на графике показала устойчивое направление вниз. «Устойчивая тенденция отображает последовательность, – написал он мне, – что, в свою очередь, предполагает эффект, который не случаен»[96].

Роджер предупредил меня, что размер эффекта очень мал по сравнению с внутренним «шумом», или случайными данными. «Отклонения, встречающиеся в наших графических показаниях, представляют собой сочетание возможных эффектов и обычного рандомного возмущения», – написал он мне. Один такой эксперимент нельзя интерпретировать сам по себе.

Но, сравнив полученные результаты с данными «Эксперимента по миротворческому намерению» 2008 года, он обнаружил практически идентичную отрицательную тенденцию в совокупном графике отклонения. «Эта схожесть между двумя экспериментами способствует интерпретации негативных отклонений, наблюдаемых в текущем наборе данных, в качестве эффекта, связанного с намерением», – написал он мне.

Что-то здесь определенно происходило, как и в нашем «Эксперименте 9/11», но было и кое-что еще, что я начала отмечать на Facebook, Instant Messenger и в двух опросах, проведенных среди участников, об испытанных ими переживаниях, как на английском, так и на арабском языках. Получалось, что мы нашли еще один способ приблизить окончание войны.

Глава 15

С первого дня участники образовали поразительную связь между собой, даже более мощную, чем во время «Эксперимента по миротворческому намерению» 2008 года, – для большинства это была наимощнейшая связь в их жизни.


«Словно я был кусочком металла, который притягивало к магниту не от мира сего, от локтей и до кончиков пальцев», – сказал Логан Томас Сатт из Швейцарии.

«Словно мое тело было окутано белым сиянием, и белая колонна соединяла его (и тела всех) с нашей целью», – написала Кэти Картизано.

«Словно я была в бесконечной воронке молитвенной энергии всех, кто удерживал фокусировку, как при внетелесном переживании», – написала Линда Корнуолл из США.

«Словно я плавала в океане доброй воли, любви, надежды», – написала Симона из Румынии.


Они чувствовали, будто их тела электризуются, и многие дрожали, как если бы реально замерзли, и у вас холодок по коже, а по всему телу мурашки прокатываются волнами. Они стали различать внутренние звуки, словно у них в голове были люди, шепчущие что-то. Многие открыто рыдали во время и после эксперимента, словно погрузились в мировую боль, усиливавшую их собственные ощущения. «Я не был телом в этот (очень долгий) момент», – написал Саад Альдусари. После того как Мишель Комб прочитал намерение вслух, он почувствовал такую боль в горле, что не мог говорить. «Это самое сильное ощущение близости к «Богу», – написал один из участников.

Перед самым началом эксперимента Логан Томас Сатт написал своей сестре, попросив ее сесть за компьютер, и выслал ей ссылку, хотя она не была практикующим медитатором и никогда не пыталась направлять намерение. После она позвонила ему и сказала, что пришла в такое волнение во время эксперимента, что ее партнер спросил, почему она так плачет. Она словно смотрела на фотографию, вызывающую печаль. «Я сказал ей, что чувствовал себя точно так же», – поделился он.

У участников были странные галлюцинации, потрясающе подробные утопические видения в перспективе личного восприятия, они чувствовали себя словно В СВОИХ ТЕЛАХ, но при этом ПРЯМО ТАМ, в целевой области в Афганистане.

«Белая энергия мира выстреливала из всех нас, сливаясь в широкий луч света и надежды!» – написала Амаль Фа.

«Люди, трудящиеся вместе, чтобы отстроить школы, больницы, и жизнь, и страну, полную любви и мира!!!» – написала Дэбби Калп Хиггинс.

«Афганистан как первейший источник Всеобщего Мира для всех», – написала Корнелия Сальвато-Кобер из Австрии.

«Дети, бегущие за рекой… слышала пение птиц и видела школы и университеты в Кандагаре и Гильменде… затем я увидела Запад и Восток в естественном единстве, совсем никаких различий», – написала Фатима Мосенс.

«Белые птицы мира, вылетающие из эпицентра катастрофы 9/11, охватывая весь мир», – написал Тарик Муджит.

«Вся озлобленность политиков в Вашингтоне и США растворяется, как шоколад», – написала Мэриди Бродфут из США.

«Джордж Буш с Кондолизой Райс и [Дональдом] Рамсфелдом живут и отдыхают со всеми людьми Афганистана и выпивают вместе как друзья».

«Арабы и американцы… все бросают свое оружие в огромный кратер, и все трудятся, засыпая его землей, а затем ставят знак, на котором написано: „Здесь лежит Война, почившая навеки”», – написала Линда Родригез.


Позже на этой же неделе я заметила кое-что еще. Тысячи человек продолжали настраиваться на сетевую телестанцию, с которой мы объединились, чтобы выходить в ежедневный эфир для обновления нашего мероприятия. Во время эфира, дополненного тематическим чатом Instant Messenger, многие из наших западных участников начали переписываться на английском и добавлять в друзья людей из арабских стран – и то же происходило с арабской стороны. Неприязнь и подозрительность к арабам начинали преображаться в любовь и приятие. Люди Запада начали желать арабам всех благ: «Ante diemen fee kalbi (вы всегда в моем сердце)». Они ощутили взаимосвязь с жителями арабских стран, словно поддержку с правой стороны, людей, на которых можно практически опереться, братьев издалека. Их отношение к Ближнему Востоку начало меняться: навсегда Афганистан станет для меня синонимом Мира. Боль от 9/11 и затянувшаяся озлобленность исчезали.

«Во время переписки с людьми из Египта, Саудовской Аравии и многих других ближневосточных стран – когда мы желали друг другу мира и выражали любовь – я расплакался, – написал Джон Дэвис из Тусона. – Это было очень благотворно для меня, гражданина США».

Более того – и этому нельзя было не поразиться, – одни только слухи о нашем эксперименте вызывали положительные эффекты даже среди тех, кто не принимал в нем участия. Мэй Линн О’Хара Росси посещала свой книжный клуб во время недели проведения «Эксперимента по миротворческому намерению 9/11». Ее друзья высказывались о том, как они перегружены негативными эмоциями по поводу 9/11.

«Я сказала им, что есть большая группа людей, работающих над тем, чтобы эта годовщина способствовала укреплению мира в Афганистане, – написала она, – и они на самом деле были рады узнать, что происходит такой эксперимент!»

Сэмюэл из Нью-Йорка, преподающий для большой группы студентов с Ближнего Востока, рассказал им о нашем эксперименте. «Они были весьма удивлены и хотят продолжения», – написал он.

Многие арабские участники выражали желание дружить с Западом: «Мы братья, мы всегда будем с вами. Хотя я не знаю вас, я чувствую связь с вашими чистыми душами».

«Это такой день, в который мы все ощутили утрату… – написал Бахарех. – Ваш Бог – это мой Бог. Мой Бог – это ваш Бог».

Вслед за Салахом и другие арабы стали приносить извинения американцам, выражая общую точку зрения: «Миллионы арабов и мусульман солидарны с ним».

«За шесть минут, – написал Кхуд Абдулла, – он сказал то, что я пытаюсь сказать уже столько лет».

Они начали выражать друг другу сожаления. Один из моих респондентов, чувствуя претензии со стороны людей, не соглашавшихся с ним, извинился за то, что не разделяет их взглядов. «Они вдруг восприняли это нормально, – написал он. – Было ли это извинением?»

Обе стороны начали обсуждать на Facebook идею того, как достичь мира между Востоком и Западом: «Оставить понятия «Восточный» или «Западный», воспринимать Восток и Запад как Мир, Они и Мы – это ОМ».

Как и в случае миротворческого эксперимента 2008 года, участники этого эксперимента привнесли мир в свою жизнь, в частности в свои взаимоотношения. Три четверти моих участников говорили о том, как новообретенное чувство мира улучшило их отношения с самыми разными людьми:


«Семейные отношения».

«С соседями».

«С сестрами».

«С двоюродным братом».

«С собаками».


Они стали лучше ладить со своими клиентами, бывшими мужьями, родственниками, соседями, с которыми обычно спорили, даже с подчиненными. «Мой муж среди недели сказал, что я стала более отзывчивой и открытой. Небольшой беспорядок не напрягал меня». Многие дали себе слово разрешить затянувшиеся конфликты с другими людьми и преодолеть разлад, даже если кто-то причинял им боль. Саад отпустил негативную энергию, которую испытывал к своему другу, и простил его.

«В первый день я пожала руку подруге, с которой мы долгое время не разговаривали, – сказала Сьюзан Алторп из Спокана. – Мы держались за руки во время всего эксперимента, а когда закончили, обнялись».

Треть участников стали лучше ладить с людьми, которые обычно вызывали у них неприязнь или с которыми имелись разногласия. Затянувшийся конфликт с мужем перерос в «открытую конфронтацию, но затем мы быстро пришли к разрешению и согласию». Споры, продолжавшиеся годами – из-за несчастных случаев, с землевладельцами, золовками и невестками, – внезапно разрешались. Один из участников никак не мог разделить деловые установки коллег или выполнять указания менеджеров, если был не согласен с ними, но теперь обнаружил, что ему «легче принять их». Другие начали проявлять терпимость к людям, с которыми обычно не ладили: «Я почувствовал сострадание к моей отнюдь-не-пушистой начальнице».

«Я постоянно переключался между изображением целевых областей и «воинственной» энергией, испускаемой моим соседом, – написал Стивен Джастин из Нью-Орлеана. – Я чувствовал, что «Эксперимент по миротворческому намерению» исправит ОБЕ ситуации».

Люди как с Востока, так и с Запада пережили мощное раскрытие сердца, и снова большинство ощутили любовь ко всем, с кем контактировали.

Они испытывали более мирное чувство ко всем, сердечную открытость, которая продолжалась между медитациями на намерение. Они становились более открытыми, довольными и спокойными с другими людьми, менее озабоченными тем, что думают, чувствовали больше ясности и доброты в личных вопросах, возрастание сострадания и эмпатии к другим. Они ощущали «смягчение» образа мыслей, большую чуткость, их сердца стали более открыты в целом, и им было легче «отпускать вещи».

У многих совершенно преобразилось отношение к другим людям. Они почувствовали, что в состоянии видеть людей и ситуации более ясно, отмечая, когда начинают судить других или себя. Многие обнаружили, что злоба стала более неестественной, чем раньше, они более склонны к извинениям и прощению, не напоминают себе о том, что другие сделали им плохого, и теперь не принимают все так близко к сердцу. Они почувствовали необходимость отпустить прошлую боль, больше полагаться на ощущения, больше слушать без суждений, больше делиться своей личной правдой.


«Я вижу себя во всех, кого встречаю, переживаю их чувства, испытываю сострадание».

«Признал необходимость расширять мою Любовь на ВСЕ Человечество».

«Стал ощущать большую связь с незнакомыми людьми и мировым сообществом».

«Больше сострадания ко всем людям».

«Стал более открытым для контакта с незнакомцами».


И опять же эти позитивные эффекты, казалось, распространялись на другие области жизни. Многие заявляли, что в их жизни случались личные чудеса, наступали самые креативные периоды за последние пять лет или духовный квантовый скачок, позволивший развить интуицию и чуткость к другим, достичь улучшения в навыках целительства, как сказал один терапевт.

«Моя жизнь, – написал Абдул, – изменилась самым прекрасным образом».

Они ни за что не хотели оставлять чистую любовь их круга и заканчивать эксперимент, но, сделав это, многие ощутили надежду для своей страны и остального мира и великую страсть быть инструментом перемен, всепоглощающую необходимость продолжать концентрировать усилия на Гильменде и Кандагаре или совершать осязаемые вклады в другие мировые области, такие как Руанда, Конго и прочие места на Африканском континенте.

«Я должен найти здесь других людей, которые хотя делать это на постоянной основе», – написал Мартин Лутц.

«Я чувствовала, – написала Роуз Смитфилд, – что являюсь частью решения».

* * *
Я начала смотреть на «Эксперимент по миротворческому намерению 9/11» как на гигантское упражнение в межкультурной молитве.

Великий индийский революционер Махатма Ганди, который говорил, что все религии ему «дороги как близкие родственники», утверждал силу совместной молитвы представителей разных вероисповеданий:


«…религия не означает сектантства. Она означает веру в организованное моральное правительство вселенной… Такая религия превосходит индуизм, ислам, христианство и т. д. Она гармонизирует (изменено с целью упрощения) их и делает реальными».


Библия ясно говорит о силе групповой молитвы, предполагая, что она может вызывать божественное наставничество и покровительство и предотвращать бедствия [97], и недавнее двухлетнее исследование, проведенное на национальном уровне учеными Американской социологической ассоциации, обнаружило, что группы сообществ в США, принимающие к себе представителей разных вероучений – таких как христиан, иудеев и мусульман, – считают совместные молитвы «сближающей культурной практикой».

«Мы говорим не о поверхностных упражнениях для укрепления коллектива, – сказала профессор социологии Коннектикутского университета Рут Браунштайн, изучавшая данное явление. – Эти практики занимают центральное место в групповой культуре и со временем сливаются воедино, по мере того как участники отмечают такие качества, которые объединяют всех в группе, способствуя созданию общих ритуалов, имеющих значение для всех»[98].

3 мая 2015 года межрелигиозная организация «Новая земля», занимающаяся укреплением связей между мусульманами и евреями, организовала мероприятие под названием «Две веры, одна молитва», чтобы объединить их в общей молитве. Они начали с двадцати с чем-то человек обеих вер, молившихся вместе на пляже в Лос-Анджелесе, собирая все больше и больше верующих обеих религий в течение дня, пока перемещались на общественном транспорте в пять других точек. И к тому времени, как они собрались на ужин в центре Лос-Анджелеса на крыше Сити-Холла, их группа насчитывала несколько сотен человек, с мусульманами, читавшими свои ночные молитвы Иша, и евреями, читавшими свою литургическую поэзию Пиют.

«Это было как «Момент озарения», – сказала одна из участниц, Марьям Салими. – Мы молимся единому Богу, почему же мы не делаем это все время вместе?»

Но даже в таких «мероприятиях по сближению» никто не исследовал силу эффекта отдачи коллективной молитвы, ее способность исцелять личные травмы самих целителей.

Эллен Хори, одна из участниц, обнаружила, что такое упражнение способно исцелить ее давнюю скорбь от потери двух друзей. Во время эксперимента она плакала, не останавливаясь. Ее близкий друг, Ли Шапиро, и его звукооператор, Джим Линделоф, были убиты в Афганистане в 1987 году, когда снимали документальный фильм. И их тела так и не были возвращены на родину.

«Я все время видела их образы. Эта энергия казалась такой огромной, – написала Эллен. – Это было насыщенным переживанием для меня».

Жизнь Тони Сапирштейн пошла под откос, когда ее сестру с детьми убил отец детей всего за несколько недель до катастрофы 9/11. В ее глазах наш миротворческий эксперимент спас ей жизнь.

«Случилась перемена, которая на секунду уничтожила всю мою веру, пока любовь сообщества и знаки вселенной не восстановили ее и не наполнили меня большей благодарностью, чем когда-либо, – написала она. – В тот день я источала во вселенную Любовь интенсивней кого-либо, пока мое сердце одновременно разбивалось и воспаряло. Мир помнил наши скорби. И много жизней изменилось навсегда».

Я не знала, может ли мой эксперимент ставить себе в заслугу упрочившийся мир в двух южных провинциях Афганистана. Но если можно было полагаться на отклики моих участников, сам акт направления намерения создавал мир в их сердцах, который, казалось, входил в их жизнь и преображал их и их видение Востока и Запада. Для многих, испытавших это переживание, кем бы они ни были, оно оказалось чрезвычайно целительным, легко устранив идеологические водоразделы.

Собственный итог эксперимента становился все менее значимым; подлинное целительство происходило среди самих участников. Акт совместной молитвы сам по себе сплачивал воедино Восток и Запад, подтверждая свою чрезвычайную силу преображения и давая такую большую надежду всем этим людям.

«Спасибо тебе, мир, – написал Яссер Эль-Карамани. – Ты все еще хорошее место, со всеми этими мирными людьми».

Я не знала, ответил ли Бог на нашу молитву о мире, но несомненно, что наши молитвы позволили нам увидеть Бога – и хотя бы проблеск рая на земле.

«У меня было чувство, что, хотя у нас и имелась конкретная «цель», – сказала Эйми Лоззаро, – мы исцеляли всех и везде, сразу».

Часть VI Эффект зеркала

Жизнь – это святость и суета сует, печаль и смех, ум и живот – все перемешаны вместе. Великий Дух не хочет, чтобы мы тщательно сортировали их.

ONEWORLDINSIGHT.COM

Глава 16

Муж Энн Ландбом умер в конце 2013 года, всего через три недели после того, как у него диагностировали редкую форму рака. Хотя его онколог был уверен, что эта форма поддается лечению, на пациента оказало большое влияние пессимистическое отношение его домашних сиделок и их мрачные прогнозы, в частности постоянные причитания о том, что у него уже никогда не будет полноценной жизни и он наверняка не сможет водить машину. Энн беспомощно смотрела, как ее муж поддается болезни.

Его скорое угасание и смерть привели к тому, что Энн пришлось свернуть процветавший бизнес мужа и выехать из их новой квартиры в Готенбурге, в Швеции. Внезапно она столкнулась с финансовыми трудностями. Почти всю первую половину того года она была шокирована и подавлена по поводу столь драматично и внезапно изменившихся обстоятельств ее жизни.

В 2009 году, когда ей было чуть за шестьдесят, она посетила один из моих семинаров и испытала глубокое преображение в группе «Сила восьми». Весь ее вид изменился: кожа засияла, она почувствовала себя моложе, у нее появились силы, как раньше, и ее здоровье небывало улучшилось. «Мое самочувствие было настолько хорошим, что я стала привлекать в свою жизнь то, что хотела, и даже мои отношения улучшились», – сказала она. Друзья и даже врач отметили эту впечатляющую перемену в ее здоровье и внешнем виде. Эти изменения удерживались в течение примерно полугода, но, когда она вернулась к «прежним привычкам», все медленно вернулось на круги своя.

Через несколько месяцев после смерти мужа, все еще охваченная шоком и скорбью, она вспомнила о том переживании и решила присоединиться к нашему крупномасштабному эксперименту, нацеленному на улучшение здоровья человека с посттравматическим синдромом стресса. После участия в эксперименте ее отупляющая скорбь внезапно прошла.

«После вашего последнего эксперимента это все ушло, – написала она. – Я не могла поверить. Это просто поразительно».

Впервые за несколько месяцев Энн смогла хорошо выспаться и проснулась полная сил, чувствуя себя счастливой.

«Весь негатив и даже моя скорбь после смерти мужа, казалось, уже не давили на меня так сильно, как в прошлые месяцы, – сказала она и отметила как самое лучшее. – Я снова ощущаю течение жизни».

После эксперимента она решила начать новую карьеру: заняться организацией семинаров об энергетическом лечении в Готенбурге и Стокгольме.

Благодаря Энн у меня появилась еще одна важная догадка об эффекте обратной отдачи в моих больших экспериментах, на что я не обращала должного внимания раньше. Ее прозрение возникло во время первого большого эксперимента, который я проводила на человеческом существе. До того момента я из осторожности не проводила экспериментов на людях по той простой причине, что была не уверена, получим мы положительный или отрицательный результат, в частности после того, как мы стали свидетелями возрастания насилия после эксперимента в Шри-Ланке. Это должно было потребовать самых осторожных, «черепашьих» шагов, и возможность проверить догадку представилась мне в октябре 2013 года, когда меня пригласили провести несколько лекций на Гавайях.

* * *
Вдоль Бишоп-авеню, среди современных высоток из стекла и металла в центре Гонолулу, стоит причудливое архитектурное сооружение, здание компании Dillingham Transportation, являя собой прекрасный пример итальянского неоренессанса и памятник самым знаменитым на Гавайях предпринимателям, Бенджамину Франклину Диллингему и его сыну Дяде Уолтеру, которые были достаточно умны, чтобы понять, что эту сонную горстку островов можно преобразить в современную «дойную корову» за счет сахарного тростника и все, что им требуется, это средство для его перемещения с одной стороны островов на другую. Отец построил железные дороги, а сын с помощью собственной строительной компании и связей в политических кругах осушил болотистые земли, развил несколько портов и завершил работу по превращению островов в источник прибыли. На двух этажах над аркадой с каменными сводами, украшающими здание Диллингемов с позолоченным лобби в стиле ар-деко, в маленькой угловой анфиладе размещаются офисы еще одной команды отца и сына с не менее дерзкими целями: изменить облик современной медицины, используя новейшие видеотехнологии.

Как и Диллингемы, Друэны являются переселенцами, канадскими французами из Квебека, и доктор медицины Пол Друэн вел практику на протяжении 25 лет, совмещая лучшее из традиционной и альтернативной медицины. Скептический взгляд старших коллег, растущая фрустрация по поводу их узколобости с ее тотальным нежеланием признавать значимость любого вида альтернативной медицины и возможного значения новых открытий в области квантовых эффектов в биологии привели его к большой идее: создать университет, дающий профессиональным медикам возможность изучать новые научные открытия и альтернативные теории лечения, чтобы применять эти знания в своей карьере.

Планы доктора Пола стали обретать форму после того, как он объединил усилия со своим сыном Алекси (которому в то время был 31 год), получившим ученую степень в области фильмопроизводства и телевидения и имевшим свою большую идею: сделать университет полностью виртуальным. Он будет снимать фильмы о ведущих авторах, академиках и практиках, читающих лекции перед зеленым экраном о квантовой физике или своих работах в различных областях альтернативной медицины, чтобы внедрять эти курсы на iPad, которые будут автоматически предлагаться каждому студенту. Благодаря Алекси с его перфекционизмом и технической виртуозностью зеленый экран преобразился в современный телевизионный отдел новостей, и лекции презентовались на профессиональном уровне, дополняемые слайдами Power Point.

К тому времени этот дуэт переместился в Гонолулу, где процесс аккредитации сопряжен с меньшей бюрократической волокитой, и окрестил свое новорожденное предприятие Квантовым университетом интегративной медицины. На сегодня этот университет принял 6000 студентов, многие из которых написали свои докторские диссертации. «Я – форма, он – содержание», – говорит Алекси, указывая на доктора Пола, как его называют студенты, неутомимого 65-летнего человека с сильным французским акцентом и залихватской улыбкой, регулярно ведущего множество курсов на Квантовом телевидении.

Студентам и преподавателям предоставляется единственная возможность в году пообщаться вживую на ежегодной университетской конференции, и именно там в октябре 2013 года я познакомилась с Друэнами и начала прикидывать возможности проведения «Эксперимента по намерению» с ними на их веб-платформе. Однажды вечером за ужином с Друэнами и другими выступавшими на конференции доктор Джеффри Фаннин, руководитель Центра усиления когнитивных функций, щедро предложил пожертвовать своим временем для всего проекта и найти нескольких добровольцев, желающих принять участие в эксперименте. Джеффри Фаннин имеет ученую степень доктора психологии, испытывает особый интерес к нейробиологии и обладает приличным опытом в изучении и картировании с помощью ЭЭГ мозговых волн при умственных расстройствах, таких как тревожность, депрессия или синдром гиперактивности с дефицитом внимания. Поскольку Квантовый университет имеет собственную телестанцию, Друэны могли транслировать это событие по сетевому телевидению, и Алекси заверил меня, что у них имеется более чем приемлемая пропускная способность для тех тысяч человек, которые, по нашим ожиданиям, должны принять участие в эксперименте. Кроме того, как неустанный изобретатель он планировал расширить ту сторону мероприятия, которую мои британские соседи называют «хлебом и зрелищами»: он был вполне уверен, что сумеет показать эффекты в мозге наших участников в реальном времени.

Пока мы обдумывали, как добиться такого сложного технического решения, два пациента доктора Фаннина, страдающие тревожным расстройством, великодушно предложили себя, по сути, в качестве подопытных для экспериментов с использованием, по любым меркам, весьма нетипичной терапии: силы мыслей незнакомцев.

Один будет целью, другой – контрольным участником; но ни одному из них не будет известно, кого мы выбрали в качестве испытуемого. В течение нескольких месяцев до эксперимента Алекси помогал освещать это событие, рассылая бесчисленные оповещения на Facebook, и к тому времени, как мы были готовы начать, у нас набралось более 7000 подписчиков.

Алекси приготовился решить величайшую для себя техническую задачу. 24 апреля, в день проведения эксперимента, его камеры должны будут показывать поочередно полиэкранное изображение Джеффри, подключенного по скайпу; меня на другом экране также через скайп; доктора Пола, председательствующего в студии; и обоих пациентов, подсоединенных к приборам ЭЭГ. Кроме того, прибор ЭЭГ также будет подключен к Марио, нашему «намеревателю», сидящему в соседней комнате и почти не задействованному в трансляции, который будет участвовать вместе с нашей аудиторией в направлении намерения на выбранную цель, чтобы мы смогли сравнить его мозговые волны во время направления намерения с мозговыми волнами нашей цели.

Мозговые волны человека движутся с различной скоростью: от самых медленных, обозначаемых как дельта и тета (4–7 Гц, или циклов в секунду), возникающих во время глубокой медитации и сна, далее через альфа-волны (8–13 Гц), также возникающие во время легкого сна или медитации, и до бета-волн (около 13–40 Гц), возникающих при выполнении ежедневных когнитивных заданий, и гамма-волн (выше 40 Герц), возникающих в состоянии крайней фокусировки внимания. Работа Джеффри позволяет переводить результаты показаний ЭЭГ в томографию, или кЭЭГ (количественную ЭЭГ), показывая различные частоты мозговых волн человека и сравнивая их с «нормальными» мозговыми волнами, и его оборудование может отображать в реальном времени процентное соотношение определенных мозговых волн, испускаемых человеком в настоящий момент. Для нашей трансляции Алекси также установил дополнительный экран, наведенный на оба прибора ЭЭГ, показывая процентное соотношение различных мозговых волн, активных на данный момент, которые отображались в виде сверкающих разноцветных полосок, вытягивающихся и сжимающихся горизонтально.

В день эксперимента благодаря мастерству Алекси все экраны прекрасно работали. Нашей целью, выбранной произвольно, стал Тодд Восс, ветеран военных кампаний в Персидском заливе и Афганистане. Тодду после возвращения домой поставили диагноз ПТСР. Он страдал глубокой депрессией и повышенной бдительностью. В какую бы комнату Тодд ни вошел, он чувствовал, что садиться можно только спиной к стене, и все время выискивал возможные опасности. Кроме того, у него были проблемы со сном. Ассоциация ветеранов посоветовала ему принимать горы медикаментов, но Тодд знал, что лекарства принесут только временное облегчение, а он намеревался найти решение своей проблемы без использования препаратов. Нашим намерением стало понизить тревожность Тодда как минимум на 25 процентов, а также сфокусироваться на повышении альфа-волн в его мозге (альфа-волны означают спокойствие и умиротворение).

При картировании вся частотная активность человеческого мозга представляется в виде «карты» из 30 «головок» различных цветов – и каждая из них представляет ту или иную частоту мозговых волн. Зеленый цвет представляет частоты, соответствующие в основном «нормальному» состоянию; и еще целая цветовая радуга используется, чтобы показать, насколько мозговые волны отклоняются от нормы (красный, к примеру, означает отклонение на несколько уровней выше нормы; синий – на несколько уровней ниже).

Джеффри провел картирование мозга Тодда и Кэти Мартин, контрольной участницы, перед экспериментом, во время эксперимента, сразу после его завершения, а также через несколько недель, в середине мая.

Мы попросили нашу аудиторию сконцентрироваться на повышении числа альфа-волн Тодда, которые отображались в виде бирюзовых полосок, растягивая их и делая более отчетливыми. Во время эксперимента благодаря полиэкрану мы зачарованно наблюдали за эффектами нашего коллективного намерения в реальном времени, глядя, как бирюзовые полоски начинают растягиваться.

Картирование мозга, сделанное до эксперимента, выявило области мозга Тодда с частотной сигнатурой, характерной для ПТСР. Однако различные карты мозга, сделанные во время «Эксперимента по намерению», показывали, что после нашего намерения альфа-волны Тодда возросли на три стандартных отклонения над нормальным уровнем. И самым впечатляющим было то, что область мозга, сильнее всего подверженная ПТСР, была почти полностью нормальной во время эксперимента.

Другие анализы показали, что мозговая когерентность – способность мозговых волн к улучшенной совместной работе продолжительное время – также возросла.

После того как доктор Фаннин разработал то, что называется независимой проверкой t-критерия для определения статистической значимости эксперимента, он обнаружил, что вероятность случайного получения результатов составляет меньше одного процента.

Подобные эффекты не были заметны на картах мозга Кэти или Марио, нашего «намеревателя»; их альфа-волны практически не изменились. Это, похоже, исключало возможность того, что достигнутые изменения могли возникнуть вследствие эффекта плацебо, в частности потому, что ни Кэти, ни Тодд изначально не знали, кто из них является целью намерения, а кто контрольным участником.

Первоначальные результаты очень обнадеживали, но пришлось признать, что у нас имеются определенные сложности с планом клинического исследования. Одна из сложностей с экспериментами такого типа, затрагивающими новые достижения в медицине, состоит в том, чтобы найти добровольцев и, кроме того, уложиться в определенную сумму денег.

В отношении потенциальных целей Джеффри ограничивался своими пациентами, которые проявляли желание принять участие в таком эксперименте, и почти все они уже проходили у него лечение. Тодд Восс уже успел пройти два вида тренировки мозга, одну с доктором Фаннином, и часть этой тренировки включала обучающие техники для повышения активности мозговых альфа-волн. Однако когда симптомы возобновились, доктор Фаннин решил, что Тодд является подходящим кандидатом для нашего эксперимента.

Неделю спустя после эксперимента Тодд сообщил, что замечает у себя значительные улучшения – он чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы запланировать довольно продолжительное путешествие. Его клинический опыт и недавнее картирование мозга были впечатляющими, но, поскольку ранее Тодд уже обучался методам, предназначенным для достижения того же эффекта, которого мы пытались достичь силой внушения, нельзя было с уверенностью заявить, что любые изменения в его мозге возникли исключительно за счет наших умственных усилий, а не благодаря его собственной тренировке.

Было приятно осознавать, что состояние Тодда улучшилось, но еще более интригующая сторона этой истории открылась мне, когда я связалась с нашими участниками через несколько недель. На этот раз почти пятая часть сообщала о тех или иных существенных физических улучшениях.


«У меня застарелая травма канала запястья, и я ощутил большое облегчение. Даже спал лучше».

«Я мучилась из-за колена почти три года. После этого эксперимента вся боль, какая была, ушла полностью».

«У меня хроническая патология спины и коленей, и я чувствую себя лучше».

«Последние 10 дней у меня нормальное пищеварение (у меня были запоры почти 20 лет)».

«Боль в бедре уменьшилась, словно я приняла болеутоляющее».

«Боль в колене полностью прошла».

«Больное бедро, похоже, идет на поправку».

«Полагаю, что мое тело «перенастраивается» каким-то образом».

«У меня были проблемы с толстой кишкой, но больше их нет:)».

«Длительное улучшение состояния кожи».

«Больше не испытываю седалищные боли».

«Я лучше сплю, приступы тревожности и паники исчезли».

«Страдал ревматоидным артритом последние несколько лет… Вижу слабые, но регулярные признаки улучшения. Уменьшились боль и тревожность».

«Чувствую себя так, словно наконец готов разобраться со своим ПТСР на физическом уровне».


В последующие недели открылись еще более поразительные результаты. Почти половина наших участников сообщали об улучшении в своих отношениях: с клиентами, бывшими мужьями, родственниками, соседями, родителями. И на этот раз главная особенность заключалась не просто в общей умиротворенности, но в исцелении старых ран. Сандра возобновила отношения с матерью, с которой обычно общалась только по телефону несколько раз в году. «У нас получился такой разговор, как никогда за всю мою жизнь».

Двое участниц наладили отношения со своими сестрами, простили прошлые обиды и стали смотреть друг на друга «новыми глазами» («Я нахожу общий язык со старшей сестрой, а этого никогда не было. Как будто ее сердце смягчилось или раскрылось»). Один из участников исправил отношения с коллегой по работе. Мари восстановила связь со своим мужем. («Муж смотрит на меня такими глазами, словно мы только вчера познакомились, и это так приятно!»)

«Моя жизнь – все в моей жизни: здоровье, отношения, внешний вид, энергичность, счастье, открытость и т. д. – постоянно улучшается, – написала Софи. – Я так явно изменилась».

Я думала об Энн, рассказавшей о своей скорби, ушедшей после эксперимента, – и меня осенило.

Воздействие на участников отражало характер самого намерения. Если они молились о мире, мир входил в их жизнь.

Если пытались исцелить кого-то, исцелялись сами. Фокусировка на исцелении кого-то вызывала своего рода зеркальное исцеление.

Глава 17

Такой же зеркальный эффект возникал в наших кругах «Силы восьми». На одном из моих семинаров в городе Марсдене в Нидерландах Бет упала и растянула лодыжку и запястье, так что ее выбрали в группе из 11 человек на роль объекта исцеления. Когда же она вступила в круг, то осознала, что действовала одновременно и как отправитель намерения, и как получатель.

«Почувствовав руки участников на себе, я подумала, что, наверно, мне тоже стоит присоединиться к ним, раз уж это я. Ощутив вливающуюся в меня энергию, я решила быть одиннадцатым человеком вместе с десятью другими, и тогда почувствовала, что моя энергия стала частью всей этой энергии».

Бет больше не была отдельной сущностью. Она была и отправителем, и получателем одновременно.

Теперь мне стало ясно, что конкретный эффект отдачи, испытываемый нашими участниками, определялся объектом внимания, и это вызывало зеркальное исцеление.

В своей прошлой книге «Связь» я писала об открытии итальянского нейробиолога Джакомо Риззолати, установившего, что, когда мы наблюдаем некое действие или эмоцию другого человека, у нас зажигаются те же самые нейроны, как если бы мы сами выполняли это действие или испытывали эту эмоцию [99]. Он назвал эти имитирующие мозговые волны «зеркальными нейронами», но то, что происходило с моими участниками, казалось чем-то бо́льшим, нежели простым эффектом отражения. Они не просто отражали свои намерения. Они настолько сильно отождествляли себя с объектом своего намерения, что словно сливались с ним, как если бы это же происходило с ними.


«Я… чувствовала кровь на вкус и запах, словно я была в Афганистане и потеряла семью».

«Тодд Восс, я постоянно слышу это имя у себя в уме. Как будто он стал частью меня».

* * *
Я размышляла о том, как подобное отождествление должно влиять на мозг. Вызывает ли это какие-нибудь постоянные изменения? Ричард Дж. Дэвидсон, психолог из Лаборатории эмоциональной неврологии при Висконсинском университете в Мэдисоне, со своим коллегой, Антуаном Лутцем, научным сотрудником Французского национального института здоровья и медицинских исследований, чрезвычайно увлечены работой мозга на пределе возможностей – как это бывает при нетипичной, долговременной практике, в частности при длительных занятиях медитацией, – и тем, как нейронные связи и структуры такого мозга продолжают обновляться в течение жизни, в зависимости от направленности мыслей.

«Область мозга, управляющая движением пальцев скрипача, увеличивается по мере повышения его мастерства. Подобный процесс, похоже, происходит, и когда мы медитируем», – написали они однажды в журнале Scientific American [100].

Работая с монахами и буддистами, связанными с далай-ламой, Лутц и Дэвидсон изучали, какие области мозга изменяются в процессе фокусировки внимания, когда медитатор концентрируется на вдохах и выдохах; в процессе осознанного наблюдения, или памятования, когда участники удерживают ежесекундную осознанность всех ощущений, включая мысли, чтобы выработать меньшую реакцию на них; или в процессе медитации благодетельной любви, когда медитатор фокусируется на ощущении сострадательной любви ко всем другим людям.

Каждый тип медитации дает проработку определенного участка мозга с различными частотами. Медитация фокусировки внимания и благодетельной любви, похоже, активирует очень быстрые частоты (бета 2 при 20–30 Гц и гамма-волны при 30–50 Гц), что обеспечивает лучшую приспособляемость мозга к интенсивному фокусу, тогда как осознанное наблюдение задействует очень медленные волны (тета-волны 5–8 Гц), так что мозг расслабляется и становится меньше занят реагированием на происходящее во внешней среде.

Объект фокусировки имеет свойство улучшать мозг примечательным образом. Сфокусированное внимание и осознанное наблюдение развивают у медитаторов повышенную перцептивную осознанность: фокусировку на внешней жизни и осознанное наблюдение за внутренней жизнью.

Как я обнаружила, когда писала об этом в «Эксперименте по намерению», в процессе сострадательной медитации, когда возникает страстное желание излучать любовь на все вокруг, мысли такого рода заставляют мозг воспарить в перенасыщенное состояние повышенной восприимчивости [101].

Мозг начинает работать в лихорадочном возбуждении. Исследование мозга монахов, проведенное Дэвидсоном, показало продолжительные вспышки высокочастотных гамма-волн или повышение частоты циклов до 25–70 в секунду. Подобного темпа мозг достигает только при сосредоточенном внимании, когда пытается пробиться через кратковременную память к чему-то, во время мощных вспышек интуиции. При такой скорости все мозговые волны начинают синхронизироваться между собой, достигая состояния, необходимого для повышенного внимания, и тогда оба полушария начинают действовать более синергетически [102].

Наши круги «Эксперимента по намерению» и «Силы восьми», похоже, извлекали пользу из сочетания сфокусированного внимания и благодетельной любви, поскольку у нас имелась и альтруистическая цель – исцелить что-то, и фокус – на конкретном человеке или ситуации, как, например, на регионе, раздираемом войной. Как показал Дэвидсон в своем исследовании монахов, достижение высокого гамма-состояния активирует левую переднюю область мозга, связанную с переживанием радости, и проработка этой «счастливой» зоны, похоже, вызывает устойчивое эмоциональное улучшение [103]. Это может объяснить, почему участники описывали такое стойкое чувство блаженства после участия в эксперименте. Состояния мозга, достигаемые при этом, могут порождать такие эффекты в человеческих эмоциях на постоянной основе.

Возможно ли, чтобы мои участники переживали некий эффект «мозговых гамма-волн», обычно переживаемый только монахами, посвятившими годы сострадательной медитации? Было ли это тем самым неизвестным звеном, порождающим такие большие перемены в жизни людей?

Таня Сингер, руководитель кафедры социальной нейробиологии в Институте когнитивной психологии и нейрофизиологии Макса Планка в Лейпциге, в Германии, возглавляет проект ReSource Project, крупномасштабное исследование, участникам которого преподают процедуру Восточной и Западной умственной тренировки, разработанную Матьё Рикаром, французским буддистским монахом, а также клеточным биологом и близким коллегой далай-ламы. По прошествии 11 месяцев группу участников обследовали, чтобы понять, изменила ли что-либо такая тренировка в их жизни и взаимоотношениях.

После всего одной недели практики сострадательной медитации участники исследования Тани Сингер стали более контактными и склонными помогать тем, кто находится в нужде, что они продемонстрировали в ходе виртуальной «просоциальной» игры, разработанной для проверки и измерения их желания и готовности помогать другим [104]. У медитаторов Сингер возросло желание помогать даже при отсутствии перспективы личной выгоды, и они стали более восприимчивы к сигналам бедствия от окружающих – и все это говорило о том, что у них повысилось стремление к сближению с другими.

Это, несомненно, согласовывалось с переживаниями моих участников «Экспериментов по миротворческому намерению», большая часть которых чувствовала повышенную готовность налаживать контакт с другими, включая незнакомцев, хотя это не требовало почти годичных тренировок – достаточно было всего лишь одного десятиминутного сеанса направления намерения.

Нейробиолог Марио Борегард называет состояние активности мозговых гамма-волн «океаническим», позволяющим выходить за пределы нашего маленького «я», приближаясь к чему-то большему.

Его недавние эксперименты предполагают, что эти гамма-частоты заразительны. Он внедряет скрытые гамма-частоты в музыку, которую дает прослушать добровольцам во время медитации, после чего измеряет их мозговую активность. Неоднократно состояние мозга слушателей свидетельствовало о «резонансном отклике», повышенном процентном соотношении таких же высоких частот. Простое прослушивание этих скрытых частот, даже если вы не знаете об этом, стимулирует ваш мозг на их имитацию [105].

«Если вы изменяете мозговые волны, – сказал он мне, – вы изменяете самоопределение человека. Ваше собственное «я» смещается и увеличивается».

Переживая это океаническое состояние, они переходят от малого «я», которое волнуют исключительно собственные реакции на внешний мир, к большому «Я».

«В этом расширенном состоянии они могут легче отпускать хронические эмоциональные паттерны и ограниченные убеждения, – говорит он. – И им становится легче испытывать вселенскую любовь».

У одной из участниц его исследований, 65-летней женщины, сын совершил самоубийство в 17 лет. С тех пор прошло 25 лет, но она по-прежнему страдала от чувства вины из-за того, как умер ее сын. После пребывания в состоянии гамма-волн, по словам Марио, она наконец-то освободилась от скорби и почувствовала готовность жить дальше.

Так что в наших кругах люди, весьма вероятно, испытывали моменты синхронности гамма-волн, что могло оказывать целительное воздействие и способствовать усилению естественного чувства радости. Но эффекты, переживаемые моими участниками, казалось, выходили за пределы медитации. Что такого было в этих кругах, что вызывало подобный эффект? Было ли это само групповое переживание или акт альтруистического целительства? Роберт Чалдини, бывший психолог из Аризонского университета и автор книги «Психология влияния», утверждает, что чувство взаимосвязи усиливает альтруизм: у людей возникает естественное желание помогать друг другу, когда они теряют свою индивидуальность и временно входят в состояние единства [106].

Лутц и Дэвидсон обнаружили, что практика сострадательной медитации вызывает повышение активности в определенных областях мозга – височно-теменном узле, префронтальной коре и верхней височной борозде, – которые обычно активируются, когда мы испытываем альтруистическое стремление помогать кому-то. Альтруистические мысли об исцелении также, по-видимому, изменяют некоторые зоны мозга – орбифронтальную кору, вентральный стриатум и переднюю поясную кору, – все они связаны с состраданием, позитивными эмоциями и даже с материнской любовью.

Я понимала теперь, почему люди налаживали свои отношения и испытывали больше радости от жизни, пройдя через это переживание, но что можно сказать о переживаниях, позволяющих исцелять собственные физические недуги?

Обширные исследования говорят о том, что медитация оказывает прямое воздействие на тело, способствуя уменьшению воспалительных процессов и изменению функционирования важных энзимов, включая теломеразу, которая влияет на продолжительность жизни клетки. В работе Тани Сингер в рамках проекта ReSource Project у ее медитаторов отмечалось укрепление иммунной и нервной системы и понижение уровня гормонов стресса.

Но это было еще не все. Эти целительные эффекты были сиюминутными. Любовь должна быть больше в наших группах «Силы восьми» и «Эксперимента по намерению», и это создает добродетельный круг исцеления. Вполне возможно, что в пределах групп намерения люди наконец-то могут спокойно отдавать и даяние может в конечном счете составлять весь смысл такого упражнения, тот аспект намерения, который оказывается величайшим целителем.

Пришло время перевернуть эксперимент с ног на голову. Вместо того чтобы изучать результат – получение, – мне нужно было изучать процесс – акт даяния.

Глава 18

Джордж казался безнадежным случаем. Ему поставили диагноз глиомы низкой степени злокачественности – опухоли мозга, и поскольку он являлся специалистом по медико-биологическим исследованиям с университетской практикой, ему был прекрасно известен прогноз болезни: лечения не существует; медленный, но устойчивый рост в течение нескольких месяцев; и – без вариантов – гарантированная смерть в течение двух лет, без относительно возможной терапии. Хирургическое вмешательство исключалось, а химиотерапия или облучение по большей части не приносили пользы.

Не находя выхода в официальной медицине, Джордж стал искать чуда, что привело его на конференцию первой Северо-Американской церкви пятидесятников. Там, когда группа священников молилась за него, Джордж ощутил, как его пронизывает Святой Дух. Он почувствовал сильнейший жар и вибрацию, подобно электрическому удару, отчего упал и заплакал. Джордж был так захвачен этим переживанием, что стал посещать все конференции Церкви пятидесятников в любой области Северной Америки. Словно преданный фанат, он каждый раз выстаивал очередь, чтобы отдаться исцелению, и каждый раз после молитвы священников над ним испытывал ту же реакцию, подобную удару молнии. Каждые три месяца Джордж приходил к своему лечащему врачу, чтобы пройти МРТ-сканирование, надеясь увидеть какие-то изменения в лучшую сторону, но опухоль продолжала расти.

К 2004 году, не теряя оптимизма относительно пользы молитвы, Джордж решил принять участие в поездке священников на Кубу, организованной движением «Глобального пробуждения», отделением Пятидесятнического возрождения Виноградной церкви, учрежденным Рэнди Кларком, священником из церкви Сент-Луиса, в штате Миссури. Кларк стал нечаянным творцом так называемых Благодатных возрождений в Торонто в 1994 году, начавшихся с собрания из 160 человек. Когда Кларк призвал сойти Святой Дух, прихожане внезапно затряслись, их стал разбирать смех, и они повалились на пол, словно в опьянении, и многие заявляли о чудесных физических или психических исцелениях. Слухи расходятся быстро, и вскоре десятки тысяч со всего мира нахлынули в Торонто, чтобы принять участие в ночных сеансах целительных молений, которые Кларк проводил уже 12 лет. К тому времени, как возрождение исчерпало себя, порядка трех миллионов человек заявили, что ощущали экстраординарные эффекты.

Состояв в одной из групп священников на Кубе, Джордж участвовал в совместных молитвах за человека, имевшего серьезные проблемы со зрением, едва ли видевшего дальше полуметра перед собой. После 15 минут молитвы зрение этого человека настолько улучшилось, что, по его словам, он смог разглядеть объекты на расстоянии 7 метров без очков. Также они молились за женщину, настолько больную и истощенную из-за рака яичников, что она не могла ни есть, ни ходить. Во время молитвы она испытывала те же ощущения, что и Джордж, но после падения к ней вернулись силы и способность ходить. Опухоль, до этого легко осязаемая, больше не прощупывалась.

Джордж был так впечатлен этим переживанием, что, вернувшись домой, начал молиться за исцеление других людей при каждой возможности, иногда посвящая этому все вечера и выходные. Он также продолжал посещать конференции Пятидесятников в США и записался на новые путешествия с «Глобальным пробуждением» и другими миссионерскими организациями в Латинскую Америку и Африку, но все больше уделял внимания молитвам за других. Когда Джордж уже не справлялся со всеми людьми, обращавшимися к нему за помощью, он создал целительную группу, которая оставалась как минимум на час после воскресной службы, чтобы молиться за множество страждущих, ожидавших в очереди.

К этому времени (по прошествии двух лет) врач Джорджа отметил, что его опухоль перестала расти фактически она начала уменьшаться, и у него пропали все ранние симптомы. В течение следующих восьми лет он продолжал жить, и симптомы не возвращались; на самом деле в его последнем медицинском заключении по результатам сканирования даже отсутствует слово «опухоль», факт, подтвержденный Кэнди Гюнтер Браун, доцентом религиоведения при Индианском университете, которая документировала случаи, подобные этому, для своей книги «Испытание молитвы»[107].

И хотя это исцеление не было таким немедленным или драматичным, как те многие, что он наблюдал, Джордж, как и Рэнди Кларк, который описал его историю в своей книге «Моментальные перемены», приписывал поворот в своем здоровье совокупному эффекту всех молитв, прочитанных за его исцеление, ставших подобно сберегательному счету, который внезапно достиг критической массы процентной ставки.

Но, как я это вижу, дело было не в количестве молитв, прочитанных за исцеление Джорджа, не в том, что за него молились на стольких конференциях и в миссионерских поездках. Джорджу стало лучше в тот момент, когда он начал молиться за других.

* * *
Я понимала, что трансцендентная природа групп «Силы восьми» и больших экспериментов могла до некоторой степени объяснить удивительные целительные эффекты, происходившие на моих глазах.

После «Эксперимента по целительному намерению» я начала считать, что, возможно, имеется еще одна мощная сила, которой я до сих пор не уделяла внимания, проявляющаяся в моих экспериментах и вызывающая все эти чудеса: сила обратной отдачи от молитвы за других людей.

Проблема была в том, что подтвердить такое трудно. Доктор Шон О’Луар, ирландский католический священник с ученой степенью по трансперсональной психологии, случайно наткнулся на такую тему, как обратный эффект молитвы. Особое любопытство О’Луара вызывало влияние молитвы на психическое и умственное здоровье, чему не уделялось внимания в научных исследованиях, и он, будучи практикующим священником и клиническим психологом, решил с особой тщательностью изучить этот вопрос.

О’Луар планировал сфокусироваться на том, переживают ли люди, за которых молятся, какие-либо изменения в своем психологическом состоянии, будь то тревожное расстройство или депрессия, и в общем умонастроении, и, когда он дал объявление о поиске добровольцев в газетах Сан-Франциско в области залива, откликнулись 406 человек. Девяносто из них, выразившие желание совершить молитву, прошли курсы подготовки, включавшие определенные техники направления намерения и визуализации, как это делаю и я на своих семинарах.

Молитва, несомненно, оказывала позитивное влияние на участников исследования. У всех 406 добровольцев было отмечено улучшение по всем объективным и субъективным показателям физического и психологического здоровья. Но когда О’Луар взглянул повнимательней, он увидел, что те, кто молился, чувствовали себя даже лучше, чем те, за кого они молились. И хотя объем молитв не имел значения для тех, за кого они читались, он был важен для самих молящихся. Чем больше молитв они совершали, тем лучше становилось их здоровье.

О’Луар был изумлен результатами. «Тогда получается, что совершать молитву полезней, чем быть объектом молитвы», – заключил он неохотно [108]. «Расчетный счет» молитвы был прямо противоположен тому, что представлял Р. Кларк. Кумулятивный эффект вашего процентного счета полностью определялся объемом ваших молитв за других.

Значит, если целительные эффекты, переживаемые моими участниками, являются своего рода побочным продуктом альтруизма, тогда что может вызывать эффект отдачи? Карл Пиллемер из Корнеллского университета как раз интересовался темой альтруизма в отношении к целительству – интересовался достаточно сильно, чтобы посвятить значительную часть своей жизни единственному исследованию. Он привлек почти 7000 пожилых американцев, многие из которых захотели внести свой вклад в проекты, направленные на решение экологических проблем, таких как загрязнение окружающей среды мусором и токсичными отходами, тогда как многие другие добровольцы старательно избегали подобной работы. Пиллемер следил за состоянием здоровья всех этих 7000 человек в течение 20 лет – и он не был разочарован. Под конец своего исследования он обнаружил, что его добровольцы сохраняли лучшее здоровее, большую физическую активность и меньше подвергались депрессии по сравнению с другими [109].

Посвящая свое время работе на общее благо, мы, очевидно, получаем нечто большее, чем просто теплое и приятное ощущение; это укрепляет как разум, так и тело.

Фактически наше здоровье улучшает внимание к кому-либо помимо себя самого. Как это было с Джорджем; если вы страдаете каким-то недугом, вы с большей вероятностью излечитесь от него, если обратите свое внимание на кого-то еще. К такому заключению пришла команда из Университета Буффало в результате одного исследования. В течение пяти лет ученые изучали более 800 человек, подверженных сильному стрессу, сопоставляя состояние их здоровья с тем, насколько они помогали другим людям за пределами своего дома, включая родственников, друзей и соседей.

Помощь другим людям действовала, словно жилет безопасности. Когда люди сталкивались со стрессовыми ситуациями, такими как болезни, финансовые трудности, потеря работы или смерть близкого человека, те, кто оказывал помощь другим в течение предыдущего года, умирали реже, чем те, кто этого не делал. Фактически контраст между теми, кто помогал другим, и теми, кто этого не делал, был поразительным. Сталкиваясь с очередной стрессовой ситуацией, те, кто решал не протягивать другим руку помощи, повышали вероятность своей смерти ни много ни мало на 30 процентов [110].

Как обнаружил отец О’Луар, направлять внимание на другого человека особенно полезно для психического здоровья и также верно обратное: у людей, сфокусированных исключительно на себе, чаще бывают депрессия, тревожные состояния и плохое настроение [111]. Фактически, если вам нужно выбрать между тем, чтобы что-то отдать или принять, можно с уверенностью утверждать, что для вашего здоровья будет лучше, если вы решите что-то отдать. Одно исследование пожилых американцев продемонстрировало, что те, кто больше отдавал, болели меньше, чем те, чья доброта не шла дальше того, чтобы принимать что-то от других [112]. А одной из моделей поведения в группе психически больных пациентов, основанной на религиозных заповедях и связанной с улучшением психического здоровья, было оказание другим религиозной помощи [113].

Кроме того, даяние, похоже, имело решающее значение для долголетия. Исследование пожилых людей, проводившееся в Стэнфордском университете, в Калифорнии, показало, что уровень смертности у тех, кто участвовал в общественных работах в качестве добровольцев и, в частности, состоял в религиозных группах, был почти на две трети ниже, чем у их ровесников, не занимавшихся ничем подобным – и, как отметили исследователи, такое положение вещей «только частично объясняется склонностью к здоровому образу жизни, физической активностью, религиозностью и социальной поддержкой»[114].

Есть что-то такое в желании приносить пользу кому-то без всяких условий или личной выгоды, что укрепляет здоровье и благополучие лучше чего бы то ни было: диеты, образа жизни, социальной поддержки или религиозных верований.

Из всех отдельных факторов образа жизни альтруизм, похоже, является универсальным средством, гарантирующим долгую и здоровую жизнь.

Акт даяния также сильно способствует чувству счастья. После того как политолог Роберт Патнэм из Гарвардского университета написал свою революционную книгу «Боулинг в одиночку», поразившую американцев анализом общественных структур по всем штатам, исследователи из Школы управления им. Джона Ф. Кеннеди решили выяснить, что именно составляет основу того, что они называют «общественным капиталом» – чувство счастья, тесно сплоченные коллективы и довольные жизнью люди, – и провели исследование 30 000 членов различных сообществ по всей Америке.

Результаты исследования оказались настоящим откровением. Если вы не находитесь за чертой бедности, деньги для вас не играют особой роли. Для американцев с годовым доходом не ниже 75 000 долларов ощущение счастья почти не связано с банковским счетом. Американцы с уровнем дохода ниже этой цифры чувствуют себя несчастными просто потому, что они с трудом могут оплачивать счета, но, как только они достигают этого уровня, дальнейшее повышение благосостояния не приносит им особой радости. Это разделение – между способностью и неспособностью платить по счетам – оказалось единственной точкой, соединяющей деньги каким-либо образом с чувством довольства жизнью.

Но был выявлен один фактор, приносящий величайшее чувство удовлетворения и счастья, – это оказание помощи другим. Фактически люди, стремящиеся делиться своим временем или деньгами, имеют на 42 процента больше вероятности для счастья, чем те, кто не стремится к этому [115].

Имеется физическая составляющая в чувстве радости, переживаемом людьми, когда они помогают другим, которую психологи называют «кайф помощника». При опросе волонтеры часто описывают ощущения, физически схожие с теми, которые они испытывают при активных физических упражнениях или при медитации: в организме выделяются эндорфины, те самые химические вещества из мозга, вызывающие приятные ощущения, которые справляются со всеми биологическими эффектами стресса [116]. И хотя исследователи продолжают утверждать, что подобное альтруистическое поведение требует непосредственного контакта с другими, наши эксперименты показали, что это также действует и в виртуальном режиме, когда для установления необходимой связи достаточно одной фотографии.

Альтруизм способствует нашему здоровью и счастью, можно даже сказать, что быть альтруистом – это самая надежная гарантия долголетия, но связано ли это как-то с тем, почему мои участники переживали такие существенные изменения в своих отношениях, в частности с незнакомыми людьми? Чтобы выяснить это, мне нужно было исследовать нечто фундаментальное: что происходит с людьми, когда они отказываются от себя ради других. Короче говоря, мне нужно было узнать чуть больше о биологии праведности.

Глава 19

Я поставила перед моими группами «Силы восьми» необычную задачу: отвлечься от себя. Перестать направлять намерение на кого-либо в группе, включая самих себя, и сфокусироваться на другом, при том что у меня уже был на уме один конкретный «другой». 8 декабря 2015 года четырнадцатилетний Люк Томас расстался со своей первой любовью и в приступе подросткового экзистенциального страха совершил экстравагантный жест, сбросившись с конструкции высотой 12 метров на твердую землю.

Люк чудом выжил, но все в его теле было переломано. После падения у него был поврежден череп, таз, голени, пятка и локоть. Помимо всех этих сломанных костей у него была травма мозга, повреждение в правом легком, двоение в одном глазу, инфекция в груди, повреждение нижнего отдела позвоночника и нарушение иннервации кишечника и мочевого пузыря. Люку сделали несколько срочных операций на позвоночник, таз, локоть, и теперь ему помимо прочего нужно было восстанавливаться. И все это накладывалось на его суицидальное умонастроение. Он боролся, но ему недоставало воли к жизни. Его приемный отец Майкл де Грут связался со мной и попросил провести эксперимент по намерению для Люка.

Этот случай имел отношение и ко мне, вероятно, больше, чем любой другой. В то время моя дочь тоже была подростком и жила со мной. Ведь такое могло случиться и с ней. Или с кем угодно из ее друзей. Я определила Люка на «Намерение недели», и он стал целью моих групп «Силы восьми» в воскресенье 10 января, а Майкл начал публиковать еженедельные комментарии о текущем состоянии здоровья сына.

Сразу после нашего намерения в воскресенье вечером Люк разволновался – его родители сочли это последствием группового целительства. Днем позже воспалительный процесс в груди начал стихать, медсестры перестали давать Люку антибиотики, и он стал лучше спать. Повысилась его осознанность, и он начал задавать больше вопросов о своем выздоровлении и пытался представить себя дома и в школе.

Я попросила аудиторию направить еще одно намерение на Люка в следующее воскресенье, и Майкл снова прислал мне подробный отчет о его здоровье. Состояние мозга после травмы стабилизировалось. Перелом локтя заживал, и Люк уже мог использовать руку, чтобы держать грузы, насколько это было возможно. Воспалительного процесса не наблюдалось, и он смог отказаться от болеутоляющих и антибиотиков. Двоение в левом глазу прошло, и состояние кишечника улучшилось. Люку разрешили перемещаться с кровати на кресло-каталку. Внезапно ему захотелось поскорее выздороветь и вернуться к занятиям в спортзале.

Майкл прислал фотографию Люка в кресле-каталке, исследующего палату и больницу – «большое достижение!» – и еще одну, на которой он «давал пять» трем своим лучшим друзьям, пришедшим его навестить.

Все развивалось в правильном направлении, когда Майкл написал мне очередной отчет, сообщив о том, что Люк все еще не контролирует свой кишечник и мочевой пузырь, и это причиняет ему множество неудобств и боли. Приходилось использовать катетер с мочеприемником, и существовала опасность выведения стомы и применения калоприемника. Настроение Люка было хуже некуда. Внезапно он стал то и дело говорить, что не хочет больше жить. Позже в тот же день Майкл написал мне снова, подтверждая, что Люк находился не там, где нужно «в эмоциональном плане».

Мы провели третий сеанс намерения 24 января, и через несколько дней получили сообщение от Майкла.

«Разум и тело Люка существенно отреагировали на целительное намерение в 6 часов вечера в воскресенье. Дело в том, что жена отметила существенное улучшение в его настрое именно в 6 часов вечера, как раз в момент вашего намерения», – написал он.

В тот момент, сообщал Майкл, настроение Люка преобразилось. Он начал разговаривать с матерью более позитивно, а вскоре после этого у него возникла существенная реакция в кишечнике, после чего прошла боль. Четыре предыдущих дня он отказывался вставать с кровати, но сразу после намерения испытал побуждение направиться в терапевтический спортзал. Он стал болтать с матерью о том, чтобы вернуться в школу, и о том, как он проведет летние каникулы с семьей.

«Это поразительный прогресс, учитывая, что у него были суицидальные мысли только в прошлую пятницу!» – написал Майкл.

На следующей неделе Люка снова прооперировали, и, принимая во внимание все его улучшения, можно было рассчитывать, что ему разрешат ходить. Но самой поразительной была перемена в его настроении. Его мать отметила, что Люк стал очень «уверенным в себе и позитивным».

«Это существенный шаг вперед!» – написал Майкл.

Позже на той же неделе у Люка сняли катетер, и ему больше не нужно было использовать мочеприемник, что еще сильнее укрепило его дух и самочувствие. Теперь его эмоциональное состояние было устойчивым, даже обнадеживающим. Он представлял, как вернется в школу и проведет летние каникулы. Он не возражал против того, чтобы остаться на второй год.

Было ли тут дело просто в хорошем лечении или мы каким-то образом внушили Люку желание жить? Майкл и его жена Клэр были убеждены, что эта перемена в Люке была результатом целительного намерения.

«Эти улучшения были настолько внезапными и совершенно неожиданными», – написал Майкл.

Я же могла сказать только одно об этом крутом развороте с Люком: это не было эффектом плацебо. Люк совершенно не верил в то, что мы делали. Как и большинство его ровесников, он считал веру своих родителей в силу целительства дурацкой.

В числе тех, кто совершал целительные бдения для Люка, были Айрис и Энди, и, как только они начали фокусироваться на другом человеке, их жизнь стала меняться. Айрис избавилась от хронического запора, а Энди фокусировка на Люке и других помогла достичь прорыва, который ей был так нужен.

За последние полгода она перепробовала все, что могла, чтобы избавиться от старых привычек, не дававших ей достаточно зарабатывать на жизнь. Вступив в группу, она поделилась своим совершенно особым намерением, которое хотела бы направить на собственный заработок. «Легко и радостно я позволяю ежемесячно стекаться ко мне от 20 000 долларов и больше множеством разных способов, – таково было ее намерение. – Я получаю высокую компенсацию за выполнение любимой работы, которая для меня словно игра». Другим ее намерением было «попытаться расчистить путь для нового бизнеса, выступать, обучать и заниматься целительством после закрытия собственного магазинчика подарков в 2013 году».

Ни одно из этих намерений, которые группа направляла на нее, не действовало. Энди даже пыталась, как я предлагала, вернуться в «начальный момент», когда она впервые стала испытывать ограниченные мысли о себе, и представить, как изменяет эту ситуацию каким-либо образом. Энди вспомнила один особенный момент из своего детства, когда в ней укоренилось это чувство, что ей вечно не хватает денег. И до настоящего времени в ее жизни не произошло больших изменений в плане достатка.

Тогда она начала экспериментировать с альтруизмом – перемещать свое внимание на Люка и других людей за пределами группы, и внезапно у нее случился прорыв. «Через два дня после этого я получила неожиданное предложение заниматься разработкой продукции и стратегией одной онлайн-организации, связанной с развитием человеческого потенциала, то есть выполнять любимую работу, которая будет приносить мне деньги за то, что я буду делать с радостью, словно это для меня игра!» – сказала Энди. Но затем она поняла, что это для нее не идеальный вариант, и ей хватило храбрости для откровенного разговора с главным управляющим, после чего она отказалась от этой работы и приняла другое предложение – обучаться коучингу у известного и уважаемого наставника «с безукоризненной репутацией и целями, соответствующими ее собственным».

* * *
Дачер Келтнер, психолог из Калифорнийского университета в Беркли, посвятил свою жизнь тому, чтобы опровергнуть распространенное мнение, что человеческие существа жадны по своей природе, по одной простой причине: мы во всех отношениях здоровее и счастливее, когда не жадничаем. В своей книге «Рожден быть хорошим»[117] Келтнер приводит слова Конфуция о развитии жэнь, китайского понятия, означающего, что тот, кто заботится о своем «моральном облике», должен стараться «привести к совершенству хорошее в других».

Жэнь представляет собой, по сути, эффект отдачи: ваше высшее благополучие, ваша глубинная природа фактически определяются тем, насколько вы помогаете преуспеть другим.

Чтобы понять, как это действует, Келтнер предлагает обратить внимание на функцию блуждающего нерва, одного из самых длинных в теле, начинающегося в мозге и проходящего через сердце, легкие, мышцы лица, печень и пищеварительные органы. Келтнер отмечает, что блуждающий нерв выполняет три функции: объединяет все системы сообщения, связанные с заботой об организме; замедляет сердечный ритм, нивелируя эффекты активности автономной нервной системы из разряда «борьба-или-бегство» в ответ на тот или иной стресс; и отвечает за выделение окситоцина, нейропептида, связанного с чувством любви, доверия, интимности и благоговения. Если окситоцин – это «гормон любви», как его часто называют, то блуждающий нерв, как считает Келтнер, это нерв любви – и такую гипотезу подкрепляет работа Криса Овиса, одного из аспирантов Келтнера в Калифорнийском университете в Беркли. Крис решил установить, способствует ли блуждающий нерв обретению безусловной любви человеком и лучшему приятию различий между ним и другими, и с этой целью он организовал уникальный исследовательский проект, задействовав группу своих знакомых студентов из университета.

В ходе исследования Крис показывал одной группе студентов фотографии голодающих детей – крайние примеры из неблагополучных частей света. Как только студенты увидели этих детей, их блуждающий нерв заработал в полную силу. Однако такого эффекта не возникало в другой группе студентов, которым показывали фотографии, рассчитанные на то, чтобы вызвать «гордость за свою школу», то есть яркие моменты студенческой жизни или спортивных событий университетской команды.

Но самый интересный эффект возник, когда студентам показали фотографии 20 различных групп незнакомцев, заметно отличавшихся от них: демократов, республиканцев, святых, осужденных правонарушителей, террористов, бездомных и даже студентов из конкурентного Стэнфордского университета. Студенты, испытавшие перед этим приступ любви благодаря своему блуждающему нерву, ощутили гораздо большее чувство общности со всеми этими разрозненными группами, нежели студенты, которым показывали фотографии, стимулировавшие гордость. Действие блуждающего нерва помогло устранить разделительный барьер, побуждая студентов больше фокусироваться на сходствах, а не на различиях, и чем интенсивней работал их нерв любви, тем сильнее возрастало чувство общности. Даже студенты, определявшие себя как демократы, внезапно находили сходства между собой и республиканцами.

Более внимательное изучение результатов выявило нечто еще более замечательное: первая группа студентов испытывала величайшее чувство человеческой общности со всеми нуждавшимися – бездомными, больными, престарелыми; тогда как те, у кого была активирована гордость, гораздо охотней идентифицировали себя с группами сильных и богатых людей, таких как адвокаты или другие студенты из частных университетов [118].

Когда у нас зажигается блуждающий нерв, мы, вместо того чтобы идентифицировать себя с людьми, наиболее похожими на нас, склонны испытывать близость с другими, в частности с теми, кто нуждается в помощи – и большую готовность оказывать им помощь.

Исследование, проведенное в Стэнфордском университете, выявило схожие эффекты в группе добровольцев, обученных простой буддийской медитации на сострадательную любовь. Сперва их попросили представить двух человек, любящих друг друга, которые стоят по обе стороны от них и излучают свою любовь, а затем перенаправить эти чувства любви и сострадания на фотографию незнакомца. После этого простого упражнения, как показал ряд тестов, медитировавшие участники испытывали большую готовность к сближению с незнакомцами, чем участники, выполнявшие подобное упражнение, но без медитации на сострадательную любовь [119]. Всего лишь простая демонстрация любви ко всем живым существам активирует нерв любви и побуждает человека направлять это чувство во внешний мир.

Это позволяло объяснить, почему моя аудитория чувствовала гораздо большую открытость к незнакомцам после участия в целительных экспериментах. Сострадание, пробужденное в участниках экспериментов по миротворческому и целительному намерению, могло активировать отдел нервной системы, вызывавший большую готовность к сближению со всем человечеством.

Тем не менее меня по-прежнему озадачивало долговременное целительное воздействие экспериментов по намерению, пока я не наткнулась на самое захватывающее из всех исследование о преобразующих эффектах альтруизма. Его провели психологи из Университета Северной Каролины в городе Чапел-Хилл, которые решили исследовать вероятные будущие различия в здоровье между людьми, живущими в свое удовольствие (то есть так, как мы все мечтаем), и людьми, чья жизнь подчинена особому смыслу или задаче.

Ученые исследовали экспрессию генов и психологические состояния 80 здоровых добровольцев из обеих групп. И хотя члены обеих групп имели много общего в эмоциональном плане и заявляли, что весьма довольны жизнью и не испытывают депрессии, профили их генной экспрессии оказались совершенно различными. У искателей удовольствий психологи с изумлением обнаружили высокие уровни воспаления, являющиеся признаком дегенеративных заболеваний, и пониженные уровни экспрессии генов, связанных с синтезом антител, отвечающих за реакцию организма на вторжения извне. Если не знать, кто эти люди, можно было бы посчитать, что перед нами генные профили людей, подвергающихся всяческим бедствиям или переживающих жизненный кризис: низкий социально-экономический статус, социальная изоляция, диагноз опасного для жизни заболевания, недавняя потеря близкого человека. Все эти люди являлись идеальными кандидатами на сердечный приступ, болезнь Альцгеймера и даже рак. Через несколько лет они должны были начать валиться с ног, точно осенние мухи.

Тогда как люди, жизнь которых была не столь шикарна и свободна от стресса, но наполнена значением и смыслом, обнаруживали низкие уровни воспаления и пониженную регуляцию генной экспрессии, связанной со стрессом, что указывало на вызывающе хорошее здоровье [120].

Если бы вам пришлось выбирать один из двух путей, заключили ученые, то, отдав предпочтение смыслу вместо удовольствий, вы, несомненно, выбрали бы здоровую жизнь [121].

Все это представляется полнейшей нелепицей для людей Запада с их упорным стремлением к материальному благополучию, но речь идет о том, что действительно делает нашу жизнь «осмысленной», и ярче всего это видно на примере того, что помогает больным людям чувствовать себя лучше – тот аспект жизни, который способен повернуть вспять серьезное заболевание. Ученые из Бостонского колледжа обнаружили это, когда пытались выяснить, почему пациенты с хронической болью и депрессией испытывали значительное улучшение в своем состоянии и настроении, как только начинали помогать другим, находившимся с ними «в одной лодке». Как они неоднократно объясняли это, вся суть была в «установлении связи» и ощущении «чувства значимости»[122]. Стремление помогать другим людям является, пожалуй, тем элементом, который наделяет нашу жизнь величайшим чувством значимости.

В биологическом отношении активация блуждающего нерва и повышение уровня окситоцина, как это происходит, когда мы проявляем доброту или сострадание к другим, оказывают заметное целительное воздействие на организм, как я обнаружила впоследствии. Дэвид Гамильтон, автор книги «Почему быть добрым полезно», исследовал целительные эффекты повышенного уровня окситоцина и обнаружил свидетельства того, что он снижает воспаление, стимулирует иммунную систему, способствует пищеварению, понижает кровяное давление, ускоряет заживление ран и даже помогает восстанавливаться сердцу после инфаркта [123].

Защитные свойства окситоцина настолько сильны, что он может надежно охранять нас от нападения бактерий. В одном революционном исследовании, проведенном в Венском университете, в Австрии, десяти здоровым мужчинам ввели болезнетворные бактерии, а затем эти же бактерии вместе с окситоцином. При первом введении бактерий у мужчин обнаруживались признаки стремительно растущего уровня провоспалительных цитокинов – показатель повышенного воспаления. Однако уровень цитокинов значительно уменьшился, когда вместе с бактериями был введен окситоцин [124]. Окситоцин даже играет ключевую роль в переводе недифференцированных стволовых клеток в зрелые клетки, что также способствует заживлению и обновлению [125].

Само по себе чистое даяние без всяких условий – такая редкость в нашем современном обществе – может также иметь целительную силу, как это обнаружил Франсуа Готье из Университета Квебека в ходе исследования трех примеров исцеления на фестивале современного искусства «Горящий человек». Этот фестиваль проводится каждое лето в пустыне Блэк-Рок в Неваде на некоммерческой основе. Устроители предоставляют помимо самого пространства только туалеты и аптечки первой помощи, а также рельефное изображение горящего человека. Посетители должны сами заботиться о еде, питье и укрытии, а поскольку на фестивале не допускается никаких денежных операций, кроме входной платы, это провоцирует изощренную систему бартера и дарения, куда относится и целительство. Сами по себе «дарение» целительства и «преобладание социальных взаимодействий» оказались мощнейшей терапией для многих людей, прибывающих в пустыню, чтобы избавиться от душевных и телесных недугов. «Когда «горящие люди» безвозмездно работают во имя целительства и блага других, они все вместе работают для своего же блага и исцеления», – отмечает Готье [126]. Но здесь также имелся еще один фактор, не учтенный ни в каких исследованиях. Акт альтруизма моих участников совершался в рамках гигантской виртуальной молитвенной группы, что, по-видимому, давало некое усиление целительной силы. Разумеется, во всех священных книгах основных мировых религий прослеживается долгая традиция, описывающая целительные эффекты подлинной веры и групповых ритуалов. Было отмечено, что у людей, регулярно посещающих церковь и молящихся вместе, наблюдается нормальное кровяное давление [127], крепкая иммунная система [128], они быстрее выписываются из больниц [129], и вероятность смертности у них на треть ниже, даже с учетом всех прочих факторов [130]. Ученые полагают, что современные двадцатилетние парни и девушки, никогда не посещающие церковь, по всей вероятности, проживут на семь лет меньше тех, кто отстаивает службу чаще раза в неделю [131].

Но дело не просто в религиозном рвении или нахождении в сообществе; коллективная духовная практика, по-видимому, не менее важна, чем эффект группы. Одно исследование израильских коммун кибуцев выявило, что у живущих в религиозном кибуце и молящихся вместе уровень смертности в два раза ниже, чем у тех, кто живет в нерелигиозном кибуце [132]. Как и группы людей, ставящих на первое место в жизни осмысленность, прихожане отличаются более сильной иммунной системой по сравнению с теми, кто редко ходит в церковь, что подтверждают пониженные уровни интерлейкина-t (IL-6) в их плазме. Повышенные уровни IL свидетельствуют о склонности к одному из дегенеративных заболеваний: болезни Альцгеймера, диабету, атеросклерозу или СПИДу [133].

Религиозная вера укрепляет организм сама по себе, но, похоже, не так сильно, как групповая молитва.

На самом деле аспект коллективности в молитве может быть основополагающим фактором в получении целительных эффектов. Рич Дим, который справился с неизлечимым заболеванием в 1985 году, стал изучать молитву и целительство, в частности собрания евангелистов в сельском Мозамбике. Предстоятели на молитве вызывали слепых и глухих людей, пришедших на собрание, для целительного прикосновения, и присутствовавшие там врачи измеряли их слуховую и зрительную активность как перед, так и сразу после молитвы. Все они были на молитвенных собраниях, среди других людей, и всех их лечили прикосновением. Из десяти почти слепых у всех, кроме одного, улучшилось зрение, и так же у всех почти глухих, кроме одного, улучшился слух. Затем ученые сравнили эти результаты с результатами исследования целительства тех же недугов путем внушения и гипноза. И хотя те исследования достигали статистической значимости, они бледнели в сравнении с результатами, достигнутыми коллективной молитвой [134].

Сейчас уже ясно, что альтруизм раскрывает в нас все высочайшие эмоции. Он даже может быть той самой эмоцией – чувством, что жизнь хороша и жить хорошо, – которая в максимальной степени определяет человеческую природу и привносит в наше бытие порядок и смысл. Это может даже быть ключом к тому, будем ли мы жить или умрем. Но мощные преобразующие механизмы, действующие в моих группах намерения, очевидно, связаны с уникальной силой групповой молитвы в сочетании с осознанным отказом фокусироваться на себе.

Все это было высказано еще в раннем христианстве, все эти наставления Святых Отцов настолько нам знакомы, что уже давно воспринимаются словно слова на поздравительной открытке от компании Hallmark: Как хотите, чтобы с вами поступали… Любите ваших ближних, как самих себя. Фокусируясь на ком-то другом, целитель исцеляет сам себя.

Все эти исследования подводили меня к еретической мысли. Может быть, жизнь по принципу «хочу и получу», как все мы привыкли, в конечном счете убивает нас. Я хочу, я получу – и вот, мы получаем по заслугам. Ключ к долголетию и здоровью в том, чтобы идти по жизни, наделяя ее смыслом, выходящим за рамки удовлетворения собственных потребностей. Я стала думать о том, насколько опасными в конечном счете могут быть некоторые положения теории «самосовершенствования». Вся эта фокусировка на себе в итоге может ужасно сказаться на вашем здоровье, при том что в ней нет никакой необходимости.

Самый быстрый способ переписать сценарий своей жизни – это просто протянуть кому-то руку помощи.

И если это правда, тогда вся предпосылка движения нью-эйдж о силе намерения – воспринимать вселенную, по сути, как ресторан, в котором у вас безлимитный кредит, так что вы можете заказывать любое блюдо по своему желанию, – оказывается ложной.

Получение того, что вы хотите в своей жизни, начинается с готовности отдавать.

Как однажды написал мой муж, Жан-Поль Сартр ошибался. Ад – это не другие. Ад – это думать, что есть другие [135]. Брайан говорил о том простом факте, что мы все являемся единым сознанием и думать, что мы отделены друг от друга, – это неверно. Я бы только добавила пару слов в заключение. Когда вы видите себя в других, испытываете единство с другими, оказывается, что другие люди – в частности та маленькая группа, которая молится вместе с вами, – это ваше спасение.

Часть VII Год намерения

Сострадание – это антитоксин души.

ЭРИК ХОФФЕР [136]

Глава 20

Лори Финлэй Хэмилтон, привлекательная женщина 55 лет с золотисто-каштановыми волосами, имела основания для беспокойства в каждой области своей жизни, кроме одной – брака. Они с Марком признали друг в друге родственные души с первого момента знакомства и уже через шесть недель знали, что поженятся. Но Марк, вдовец с тремя подростками, травмированными внезапной смертью их матери от кровоизлияния в мозг, нес с собой немалое бремя. Каждый из этих детей ставил определенные трудности перед Лори как приемной матерью, притом что ее отношения с собственной мачехой, крайне требовательной женщиной, вышедшей замуж за отца Лори через полгода после смерти ее матери, были непростыми. Лори была очень близка со своими четырьмя внуками и хотела быть ближе к двум приемным дочерям и приемному сыну.

Помимо этих сложных отношений у Лори были серьезные проблемы со здоровьем: вирус герпеса Эпштейна-Барр и синдром хронической усталости в течение 13 лет.

«Я продолжаю вести нормальную жизнь и даже путешествую, хотя большую часть времени чувствую себя довольно изможденной», – сказала она.

И было еще порядка 250 других людей, самых обычных, как вы и я, чья жизнь складывалась не вполне так, как им бы хотелось, и кто, надеясь что-то изменить, согласился участвовать в самом радикальном эксперименте из всех.

Вплоть до того времени я проверяла эффекты «Силы восьми» только на протяжении выходных дней, и мои группы почти исключительно фокусировались на физическом исцелении. Однако я начала задумываться о том, что бы случилось, если бы группа «Силы восьми» держалась вместе в течение года. Изменило бы это членов группы, как и объектов их намерения? Начало бы все в их жизни исцеляться?

Я объявила о запуске телесеминара «Мастер-класс» в 2015 году, который должен был начаться с курса обучения, после чего мы бы организовали участников в маленькие группы и отслеживали их прогресс в течение 12 месяцев. Такой долговременный эксперимент в естественной среде позволил бы подвергнуть силу групп универсальному испытанию. Это стало бы моей собственной гигантской двойной чашкой, в которой я бы подробно наблюдала за ходом эксперимента месяц за месяцем в течение всего года.

Каждой группе мы дали греческое имя – Тритон, Хронос, Гелиос, Протей, Морфей, – распределили их по гугл-тусовкам или скайпу и напутствовали собираться по крайней мере раз в неделю. Каждую пятницу я давала им новые задания по электронной почте и каждые шесть недель устраивала телефонную конференцию, чтобы ответить на вопросы и проверить их дальнейший прогресс. Члены группы должны были по очереди направлять намерения друг на друга, а затем переключаться на внешние цели и заполнять месячные формы, чтобы определить, пересекались ли эти намерения тем или иным образом с какой-либо большой переменой в здоровье участников, их отношениях, карьере, финансах или жизненных приоритетах. Всех их предупредили не придумывать никаких эффектов, которых не было в действительности.

В течение нескольких недель после образования этих кругов и усвоения новых правил большинство групп сплотились; в течение нескольких месяцев я начала получать обратную связь – и одной из писавших мне была Лори.

В то время как Лори начала наш курс, она оставила попытки посещать спортзал. В прошлом после упражнений ей нужно было вздремнуть или весь остаток дня у нее было жуткое самочувствие – «словно за этот час я истратила всю дневную энергию»; большее, на что она была способна, это выгуливать собаку дважды в день по десять минут. Она имела квалификацию инструктора и куратора по персональному росту, но была просто не в состоянии работать большую часть времени. И словно ей было мало проблем, обследование по методу МРТ с контрастным веществом подтвердило наличие у нее в груди двух уплотнений. И хотя анализы показывали, что уплотнения не были злокачественными, термография выявила возможность малигнизации.

На момент начала нашего курса несколько анализов Лори подтвердили, что содержание в ее организме тяжелых металлов, губительно воздействующих на эндокринную систему, чудовищно превышено и имеются признаки Stachybotrys chartarum, или черной плесени, превышающей нормальный уровень в 150 раз – и ни малейшего предположения о причине всех этих недугов. За все годы, прошедшие после постановки диагноза, Лори старательно пробовала различные виды альтернативной медицины, но не достигла особых успехов в том, чтобы вернуть себе прежнюю энергию.

Помимо собственного здоровья Лори также переживала за Марка, у которого имелась предрасположенность к полноте, и он с трудом придерживался здоровой диеты. Марк был врачом-аллопатом и заядлым скептиком, но относился с пониманием к интегративному подходу Лори к своему здоровью. Как и многие врачи, сфокусированные на здоровье других, он пренебрегал собственной диетой и лишь изредка посещал спортзал.

На момент начала нашего курса Лори, входившая в группу Тритон, имела длинный список очень конкретных пожеланий: существенно улучшить свое здоровье и уровень энергии; построить более глубокие отношения с приемными дочерьми и сыном; вдохновить Марка сбросить 20 кг, переработать его диету и регулярно заниматься с инструктором; и достичь большей ясности в том, как лучше применять свои профессиональные навыки. Но когда у нее обнаружили уплотнения в груди, это стало первой задачей. В августе – на четвертый месяц – она попросила свою группу сфокусироваться на том, чтобы найти и обезвредить источник ее усталости и чтобы два уплотнения в груди просто растворились.

Поначалу в ее здоровье не возникало никаких перемен. После детокс-диеты в течение лета она увидела, что уровень тяжелых металлов в ее организме снизился на 99 процентов, но уровень энергии оставался прежним. Если что-то и поменялось, то явно не в лучшую сторону. Две поездки – на свадьбу племянницы, в штат Юта, и к другой племяннице, в Вашингтон, в округе Колумбия, – совершенно вымотали ее.

При поддержке своей группы Лори предприняла ряд альтернативных мер – чистку печени, соковую диету, занятия цигун, акупунктуру и клинический мониторинг – и продолжала тем временем выполнять регулярные сеансы намерения и визуализации, в которых представляла, как два уплотнения в ее груди растворяются, словно песчаные горки под сильным ветром.

26 августа у Лори случился первый прорыв. Повторное сканирование груди показало, что уплотнения полностью исчезли.

Несмотря на такое позитивное развитие, уровень ее энергии оставался неизменным, и она почувствовала себя еще более истощенной после поездки в Денвер, когда обнаружила, что едва может подниматься по ступенькам.

«Я готова была разрыдаться, – сказала она. – Мои ноги были словно вареные макаронины».

Вернувшись домой в Атланту, Лори начала искать причину своего недомогания. Возможно, дело было в обезвоживании из-за повышенного расположения Денвера над уровнем моря, что могло повлиять на запасы гликогена в ее печени, источника энергии, дающего мышцам силы двигаться. Это было моментом озарения. Анализы, проведенные врачами-натуропатами, показали, что ее догадка была верной: печень не производила или не выделяла гликоген должным образом.

В тот же месяц Лори сделала еще одно жизненно важное открытие, обнаружив источник грибка в своем организме. Она вызвала на дом экспертов, и они нашли следы черной плесени на чердаке, за стеной душа, около ее уборной и спальни, где она проводила по многу часов каждый день. Лори сразу же расправилась с плесенью и устранила источник сырости, а душ заменила.

«Я наконец-то добралась до корня проблемы – в подземном течении была плесень», – сказала она.

За время между этим открытием и натуропатическим лечением печени в ее здоровье наметилось преображение.

«В течение одной недели я снова стала набирать вес! – сказала Лори (а ведь ей не удавалось сделать это целый год). – И теперь я могла заниматься упражнениями несколько дней в неделю и НЕ разваливаться на части».

Во время отпуска в тот же месяц Лори каталась на велосипеде, катамаране и гидроцикле, справлялась с активной фитнес-программой и подолгу гуляла с собакой. Ее сон, раньше прерывистый, также начал улучшаться.

К концу октября улучшения Лори достигли момента, когда клинический мониторинг выявил, что ее возраст на клеточном уровне составляет 35 лет – «неплохо для 55-летней, чей организм совсем недавно пережил кошмарную перегрузку тяжелыми металлами, герпес Эпштейна-Барр и черную плесень».

Той же осенью Лори нашла в себе достаточно сил, чтобы вернуться к работе и принять несколько новых клиентов, а к седьмому месяцу у нее случился прорыв с Марком. Во всех аспектах их отношений была полная близость, кроме одного: вопросы его здоровья, источник стольких неприятных разговоров в прошлом. В октябре Марк удивил ее, решив по собственному изволению оформить подписку на «Таунсендскую эпистолу для врачей» – журнал, посвященный альтернативной медицине. Они принялись обсуждать эту тему и впервые поговорили в позитивном ключе о его здоровье.

«Он почувствовал поддержку и уважение и записался на прием к новому интегративному врачу по поводу своего здоровья, – написала она. – И это тот самый парень, что говорил: „Я не верю ни в какую подобную чушь”!»

Жизнь Лори преображалась и в других направлениях. В течение этих месяцев она научилась ставить границы при общении с требовательной мачехой, стала спокойнее с приемными детьми и перестала чувствовать себя «козлом отпущения».

В ноябре группа Тритон начала направлять намерение на ее семью, чтобы они лучше ладили между собой, в то время как сама Лори направляла намерение на «изменение сценария» своих отношений с двумя приемными дочками. В течение месяца она отметила, что с младшей Кортни у нее случаются доверительные телефонные разговоры – гораздо более доверительные, чем за прошедшее десятилетие. А затем, в том же ноябре, они всей семьей пробыли вместе неделю в Денвере, сделали формальное семейное фото и провели лучшее время за многие годы. Тогда же они с Марком случайно проехали мимо дома, выставленного на продажу, в Брекингридже, примерно в часе езды от двух из трех их детей, живущих в Денвере. Они уже много лет говорили о том, чтобы приобрести недвижимость в доходных целях, но дальше разговоров дело не шло. В этом доме имелось пять спален и три раздельные жилые площади, словно сделанные по заказу, чтобы звать в гости всю ее разросшуюся семью.

Пока они переходили из комнаты в комнату, сын Марка заметил, что, поскольку двое из них уже в Денвере, Лори тоже могла бы перебраться сюда, и это замечание поддержала их младшая дочь. В итоге Марк и Лори не купили этот дом – в нем было немало такого, что представляло риск для ее здоровья. Но они нашли другой дом неподалеку, схожий по удобствам, и внесли первый взнос. Старшая дочь всегда сохраняла дистанцию в отношениях с Лори, но, услышав эту новость, заявила, что, если все собираются осесть в Денвере, она бы тоже могла перебраться сюда.

«Словно моя группа помогла мне найти идеальный дом для нашей семьи», – написала Лори.

Так были ли все эти достижения результатом намерения группы Тритон? Лори пришлось дать общественное обязательство «перед вселенной» через свою группу, и это побудило ее к более пристальному поиску причин недугов и заставило действовать с еще большим рвением.

«Что я заметила, – говорит она, – это то, что мои намерения продолжают питать мое стремление к исцелению. Другими словами, я дала слово/выразила намерение вслух, и это наделяет меня большим рвением. Я не знаю, работает ли само намерение или оно поддерживает мою сосредоточенность на выполнении плана по исцелению, – говорит Лори, отмечая, что это также помогло ей начать двигаться к новым целям. – Я стремилась к этому многие годы, но теперь чувствую себя полностью заряженной, чтобы выполнить обязательство и внести вклад в пользу мира. Мне нужно быть здоровой, чтобы сделать это».

Групповое намерение подарило Лори крылья и придало стимул, чтобы понять источник ее проблем.

Нечто подобное случилось у Митчелла Дина. Митчелл Дин, 44 лет, страдал от депрессии, сколько помнил себя. Будучи клиническим психологом, он относил это на счет своего драматического рождения: он застрял в родовом канале матери на 20 часов и его пришлось вытаскивать щипцами. В то время госпиталь Джонса Хопкинса практиковал кормление по расписанию, и пока его мать приходила в себя после хирургического вмешательства, его кормили три дня подслащенной водой, придерживаясь строгой схемы.

«Это, должно быть, вызвало очень сильное оцепенение, – сказал Дин. – Как бы я ни вопил, я не мог добиться помощи или еды, отчего человек начинает уходить в себя».

Дина любили в семье, и он был прилежным студентом, получавшим хорошие оценки, но все детство, как и потом, в зрелые годы, жизнь причиняла ему массу неудобств. Временами он погружался в глубокую депрессию, день за днем вынашивая суицидальные мысли. Дин никогда не говорил о них – ему не хотелось причинять боль родителям или теперь, когда он был взрослым, жене и девятилетнему сыну. Тем не менее, если рядом с ним проезжал автобус, Дину часто хотелось, чтобы тот заскочил на тротуар и сшиб его. Быть психологом, страдающим депрессией, трудно вдвойне, а поскольку Дин являлся интегративным терапевтом, то за годы перепробовал все, что было можно, – от диет, пищевых добавок и китайских трав до хиропрактики, но ничего не помогало.

Вскоре после того, как группа Гелиос, куда входил Дин, направила намерение на избавление его от патологии, он испытал внезапный порыв обратиться к хиропрактику, и тот взял у него 46 анализов. Когда пришли результаты, 45 были в порядке, но 46-й показывал, что одна из систем фильтрации в его печени не работала. Это означало, что какие-то токсины, попадавшие в его тело, направлялись прямиком в мозг. Дин начал новый курс китайской медицины, диеты и пищевых добавок – и на этот раз они сработали.

И наконец, у него произошел настоящий прорыв; хотя депрессия возвращалась периодически на день-другой, постепенно она стала отступать.

«Умом поехать, – подумал Дин в какой-то момент, – мне намного лучше».

Но самый значительный эффект он испытывал всякий раз, когда удерживал целительное намерение на кого-нибудь.

«Просто такое ощущение, как будто мне навстречу движется счастливая судьба, – сказал он. – Во мне возникает какой-то новый центр, я чувствую себя более заземленным, более подключенным – словно по кабелю духа».

Элисон Мэвинг, 54 лет, живущая в Бельгии, страдала витилиго (в простонародье «пегая кожа») с 1991 года. В то время как она присоединилась к группе, пятна покрывали все ее тело. Несколько видов лечения, которые она перепробовала за годы, дали некоторый результат, но ничего по настоящему не помогало. Хотя Элисон уже привыкла жить с этим, ей хотелось по крайней мере выяснить причину недуга. В течение первых семи недель курса, пока она удерживала намерение понять причину проблемы, Элисон наткнулась на несколько статей и книг, в которых говорилось, что недостаток определенных витаминов и минералов, как это было у нее, может вызывать такие аутоиммунные патологии, как пегая кожа, – и ей никогда не попадалось такой информации раньше, ни в одной книге.

На четвертом и пятом месяце курса, после того как она попросила группу сфокусироваться на исцелении ее недуга, Элисон обнаружила несколько статей, утверждавших, что причиной пегой кожи является недостаток витамина D. Она сделала анализ крови, и, хотя все показатели были в норме, как считал ее врач, они оказались гораздо ниже тех, которые указывались как здоровые в прочитанной ей статье. Элисон начала принимать пищевые добавки с витамином D. Почти сразу же пигментация кожи на руках и ногах начала восстанавливаться. Это было явно заметно на фотографиях, сделанных с разницей в месяц, которые Элисон показывала мне и своей группе. В октябре ее сестра, также страдавшая витилиго, начала принимать витамин D, и у нее пигментация кожи начала восстанавливаться. «Это был двадцатилетний поиск лекарства», – написала Элисон.

Будучи домохозяйкой, Элисон держала магазинчик товаров для рукоделия, не приносивший особого дохода. Ей очень хотелось найти цель жизни, и она надеялась, что это будет как-то связано с альтернативной медициной, ее страстью. В ноябре, пройдя курс Воссоединительного целительства в Брюсселе, Элисон приняла решение стать профессиональной целительницей.

«Я чувствую, что нашла цель жизни», – сказала она.

В это же время ее отношения с двумя взрослыми сыновьями, мужем и сестрой – в чем состояло другое ее намерение – существенно улучшились.

«Мои отношения с сестрой еще никогда не были настолько хорошими», – говорит она.

Группа Морфей особенно фокусировалась на помощи Диане по восстановлению здоровья. У нее были проблемы с дыханием и ишиас, отчего совсем не оставалось сил, и женщина мучилась хронической бессонницей. К концу сентября здоровье Дианы полностью переменилось – до такой степени, что терапевт внес изменения в ее схему приема лекарств. Боль сильно уменьшилась, и у Дианы получалось спать до пяти часов кряду. К декабрю она могла ходить по бакалейным магазинам, ездить по делам и готовить – все то, чего раньше делать не могла. Она настолько окрепла, что отправилась в национальный парк и побывала на паре экскурсий.

Для Элисон, Дина, Дианы и Лори намерение оказалось тем стимулом, что помог им найти корень проблем со здоровьем и преодолеть их.

Для Джоанны Броквэй поддержка группы стала бесценным упражнением на доверие. Двадцатидвухлетняя дочь Джоанны, Джесси, параатлет, была отобрана сборной Канады к участию в соревнованиях на метание диска, толкание ядра и метание копья на Всемирных играх Международной спортивной федерации колясочников и ампутантов в Стадсканале, в Нидерландах, в 2015 году. Джесси родилась со смещенными бедренными суставами, отчего подвижность ее ног была ограничена. Она стала заниматься спортом всего за два года до того, в «день доброй воли», и в итоге выиграла две золотые медали, установила рекорд среди канадских женщин по метанию диска на национальных соревнованиях и в 2014 году стала чемпионкой мира среди молодежи с ограниченными возможностями по метанию диска и толканию ядра.

Джоанна планировала сопровождать Джесси в Нидерланды, а после соревнований отправиться вместе в путешествие по Европе. Во время одного из наших телесеминаров, после того как участники были разбиты по группам, Джоанна соединилась с Айрис и Линетт. И хотя формально они были из разных групп, женщины стали «подружками по намерению», общаясь по телефону и Интернету. Перед поездкой Джоанна попросила Айрис и Линетт удерживать намерение на их с дочерью безопасность и благополучие, чтобы они легко находили транспорт «милыми и неожиданными способами» и чтобы их путешествие было наполнено «щедрыми, синхронными» моментами. Женщины решили удерживать намерение на то, чтобы Джоанна нашла деньги на билет. «И внезапно, неожиданно начали возникать средства; мне снова и снова доставались деньги удивительными способами», как вспоминала Джоанна. Она была так впечатлена, что решила довериться силе намерения своих подруг и не строить планов относительно транспорта, кроме трансатлантического перелета.

Первый проблеск везения случился, когда управление «Канадской атлетики» продлило дату обратного рейса Джесси без наценки. Транспорт для Джесси из амстердамского аэропорта Схипхол к месту проведения спортивных игр в Стадсканале был оплачен, а транспорт Джоанны – нет. При необходимости она могла взять в аренду машину по тарифу 300 долларов за 3 часа пути, но ей хотелось по возможности избежать лишних трат, и она решила ничего не заказывать.

«Раз Айрис и Линетт удерживали свое намерение для нас, я чувствовала себя окрыленной и верила, что случится что-то интересное», – сказала она.

И так получилось, что тем же рейсом в Европу летела мать еще одной девушки-атлета из Канады, и она заказала машину. Женщины разговорились, и Джоанна предложила ей свою компанию в пути и половину оплаты за проезд. Во время игр они вместе ездили на ежедневные спортивные мероприятия и вместе питались, а после тренировок водили дочерей на ужин и осмотр достопримечательностей.

Несмотря на то что Джоанна расплачивалась бонусами, набранными в «Бест Вестерн», менеджер отеля счел нужным представиться ей, сам вписал ее в журнал и поселил в просторном номере повышенной комфортности с огромным балконом и панорамным видом на город – самом шикарном из всех номеров в отеле.

Во время поездки Джоанна поддерживала связь с Линетт и Айрис, которые продолжали удерживать намерение для них обеих, и это, похоже, шло на пользу и ее дочери. Джесси выиграла золотую медаль за метание диска и бронзовую за метание копья, а кроме того, ее так часто фотографировали на этих играх, так что на нее обратила внимание сама Нелли Куман, легендарный голландский спринтер и основатель «Игр Нелли Куман».

После соревнований и нескольких дней, проведенных в Амстердаме с дочерью за осмотром достопримечательностей, Джоанна узнала, что Джесси всегда хотела увидеть Париж. Неожиданно для себя она предложила купить билеты на экспресс-поезд «Талис», шедший до Парижа следующим утром. И хотя они заказали билеты в последний момент на поезд, который всегда переполнен, им достались изумительные места в особом застекленном вагоне с удобными креслами и столиками. Прибыв в отель, они снова расплатились бонусами, и их поселили в чудесном просторном номере с панорамным видом на Сену.

Однажды они собрались посетить Эйфелеву башню и с досадой увидели огромную очередь, медленно продвигавшуюся к лифту. Внезапно к ним обратились охранники и провели прямо к заднему лифту, который поднял их на самый верх башни. Подобная удача сопутствовала им при катании на катере, за едой в ресторанах и в поездках по различным местам. Им никогда не приходилось ждать в очереди, даже при том, что это был самый разгар туристического сезона в Париже. Когда однажды ночью они потерялись в городе, перед ними чудесным образом возникло такси и отвезло их в отель. В последнее утро в Париже менеджер отеля обрадовал их обедом за счет заведения.

«Это может показаться обычным везением, но это не так, – говорит Джоанна. – Случилось много синхронных моментов, давших нам то, что нужно, именно тогда, когда нужно. Мы прекрасно ладили с людьми, менеджер отеля «Бест Вестерн» обращался с нами как с дорогими гостями, мы нашли идеальную попутчицу. Плюс нам достались прекрасные места на всех наших рейсах и поездах даже при том, что мы заказывали их по отдельности, и нам в последний момент удалось взять билеты на переполненный поезд «Талис». У нас были идеальные столики в ресторанах, чудесные номера в отелях с потрясающими видами, словно мы сами выбирали каждую комнату. Мы чувствовали себя в безопасности, даже когда потерялись ночью».

И самым лучшим было то, что за все путешествие они потратили деньги только на общую стоимость одного билета на поезд туда и обратно, ежедневные расходы и перелет.

Для Карен, 49 лет, матери-одиночки с двумя дочерьми, групповое намерение стало трамплином, придав ей храбрости уйти с работы, которая позволяла только оплачивать счета, и вернуться к занятиям, которые она действительно любила. Хотя Карен являлась индивидуальным практиком рейки и исследователем энергетической и холистической терапии, в частности хиропрактики, это занятие приносило ей мало финансовой прибыли, и к началу нашего курса она устроилась работать на полный день инструктором по вождению.

«Я всегда чувствовала, что работа с энергией – это моя цель, а обучение вождению – способ заработать на жизнь, – сказала она. – Мне нужно было оплачивать счета, так что я отказалась от практики и посвятила все свое время работе инструктором по вождению».

Когда Карен начала годичный курс, она мучилась от боли в нижней части спины и коленях из-за многочасового сидения в машине. У нее не оставалось времени почти ни на что, кроме еды и сна. Недостаток подвижности также привел к тому, что она стала набирать вес даже при том, что ела немного. И, несмотря на то что у Карен было много друзей, из-за загруженности на работе и домашних дел у нее почти не оставалось времени на общение.

К концу седьмой недели курса боль в спине и скованность в шее стали настолько невыносимыми, что Карен пришлось оставить работу инструктора.

Однажды во время телесеминара, когда она вместе со всеми направляла намерение на одного из участников, Карен переполнили вибрации любви группы, омывающие ее, точно волны.

Как только групповой сеанс завершился, она посмотрела вниз и увидела перед собой брошюру об исследованиях энергии. И у нее в уме вспыхнули слова: Как ты могла отказаться от этого?

«У меня катились слезы, и я знала, что пора вернуться к этому», – сказала она.

Поскольку из-за боли в шее Карен могла находиться за рулем лишь очень недолго, у нее образовалось свободное время, чтобы вернуться к своим исследованиям энергии и разработать курс дистанционного обучения.

«Я усвоила тонну информации о реальном создании фильмов, качестве видео и аудио плюс как монтировать видео, – написала она. – Кроме того, я стала собирать исследования по работе с энергией. Я чувствовала такое оживление».

Теперь, когда Карен не работала, у нее наконец появилось время на кофе с друзьями, и она завела несколько новых знакомств. Она даже выбралась в поездку на целый день с хорошим другом, чего не позволяла себе многие годы. Теперь Карен могла подолгу общаться с дочерьми и снова стала звонить матери каждый день, что было невозможно раньше, при ее загруженном рабочем графике. К лету боль в шее у Карен стала проходить, и она наконец смогла совершать ежедневные утренние прогулки, что помогло ей сбросить вес.

Единственным минусом было то, что теперь она не получала зарплаты, и ей пришлось полагаться на свои сбережения. Однако, когда отец Карен, с которым они не разговаривали семь лет, узнал о ее травме, он связался с ней и перевел денег, чтобы поддержать в непростой ситуации. Карен была не просто благодарна ему за эту помощь; эта возобновившаяся связь, по ее словам, «сгладила углы между ними».

Когда настала осень, Карен помимо радости от возросшей близости с матерью, дочерьми и друзьями стала получать вести от давних знакомых, которые стали присылать ей ссылки на исследования. Перед ней начали открываться различные перспективы роста.

«Я теперь вижу себя этакой ученой совой в области энергетических/холистических наук, – говорит она. – У меня есть рабочий веб-сайт, я веду регулярный блог, и число моих подписчиков растет».

В итоге Карен все же вернулась к работе инструктора по вождению, чтобы оплачивать счета, но уже не на полную ставку, как раньше, оставляя время для себя.

Подобно Карен, Мелисса Фандэниш, 50 лет, из города Тега Кей, в Южной Каролине, присоединилась к мастер-классу с конкретным намерением найти возможность для новой карьеры. На момент начала мастер-класса у нее на работе сложились нездоровые отношения с менеджером, и она чувствовала себя между двух огней в коллективе, который, похоже, был не в состоянии взаимодействовать для общего блага клиентов. Кроме того, продукция, которую она продвигала, имела ограниченный срок службы и, вероятно, должна была устареть в течение нескольких лет.

«Я не знаю, какую должность хочу занимать и как начать поиск. Я чувствую, что застряла», – написала Мелисса в начале лета.

В июле, после установления в группе намерения найти осмысленную работу, Мелисса получила электронное письмо от коллеги. Она знала, что эта женщина имела опыт в поиске работы, и, набравшись храбрости, спросила, не могли бы они встретиться для личного разговора. Встретившись с ней, Мелисса призналась, что хочет сменить работу. И так совпало, что эта женщина как раз искала кандидата на одну должность, которая идеально подходила для Мелиссы.

«Я попросила описать работу, подумала об этом сутки и решила согласиться, – говорит Мелисса. – В течение недели она устроила для меня четыре собеседования и презентацию. Я тут же получила предложение с гораздо большей зарплатой, чем ожидала».

Мелисса начала работать на новом месте в августе.

«Моя новая работа изумительна, – говорит она. – Я там уже два месяца, и я в восторге от своего менеджера, начальства, коллег, общей культуры и непосредственных обязанностей. Я на самом деле не думала, что можно найти что-то такое, что настолько бы нравилось и так стимулировало».

Помимо новой работы группа Протей сфокусировалась на очень конкретном запросе: помочь Мелиссе продать ее BMW M3 за 5000 долларов и именно такому человеку, который любит BMW.

«Вдруг, откуда ни возьмись, мне позвонил джентльмен из Колорадо. Мы приятно пообщались, и он сказал: «О’кей, я хочу купить эту машину!» А я в ответ: «Отлично, сколько вы даете за нее?» – и он: «5000 долларов». Кроме того, я была очень рада, что продала свою BMW любителю этой марки».

Мелисса решила установить еще одно, столь же конкретное намерение насчет машины своей сестры, выставленной на продажу три месяца назад и до сих пор не получавшей предложений. Через три недели после намерения Мелиссы ее сестра продала свою машину за 10 000 долларов, как и хотела, и тоже любителю BMW.

Так группа помогла Мелиссе вернуть любовь к жизни.

«После всего этого я себя чувствую словно на волшебной волне. Все случается так легко, и я наслаждаюсь жизнью».

Их отношения с сестрой стали ближе и глубже, и она начала регулярно медитировать. Она даже направила тайное намерение на одного человека, чтобы у них начались отношения.

«Через неделю или две приятель моей сестры устроил ланч и пригласил меня и своего соседа по комнате. Мы с соседом прекрасно поладили. У нас прошло первое свидание, и мы были на седьмом небе от счастья».

Поддержка группы также помогла Джули Кинг, диетологу, подняться на новый уровень в своей карьере в области биорезонансного целительства. Одним из ее намерений было довести до ума веб-сайт и улучшить свою практику целителя, и во время наших занятий Джули пережила озарение. Биорезонанс подразумевает ввод в компьютер данных с карточек с определенной информацией для диагностики пациентов. Что, если она создаст карточки намерений и клиенты смогут скачивать их с веб-сайта? Сделав задуманное, она увидела существенные улучшения у своих пациентов.

«По сравнению с апрелем, когда начинался мастер-класс, я стала другим человеком. Теперь я создаю карточки намерения, больше опираюсь на энергетическую основу, подбирая диету своим клиентам, и вижу значительные изменения в людях – долговременные страхи и модели мышления смягчаются или проходят», – написала она.

Роберт Моралес, 67 лет, из города Бомонт, в Калифорнии, смог поправить здоровье в результате работы в группе Гелиос. На момент начала курса у него были проблемы с сердцем (аритмия), простатой, поджелудочной железой, левым коленом и различные сложности с мочевыводящими путями, и он не мог спать.

Кроме того, у него диагностировали диабет второго типа. Он попросил группу направить намерение на его здоровье. В октябре Роберт также попросил о содействии некоторых членов группы, чтобы снять боль в его левом колене. В течение приблизительно восьми-десяти дней боль в колене утихла.

«До сегодняшнего дня у меня нет проблем с этим коленом», – сказал он.

Затем 9 декабря Роберт слег с гриппом – как он считал, вследствие усталости и переработки помимо прочего. Из-за гриппа он мог пропустить обычные сеансы по четвергам в группе Гелиос и попросил участников направить намерение на его выздоровление.

11 декабря Роберт проснулся и почувствовал себя настолько хорошо, что направился на работу. Ощущение было такое, словно с его плеч сняли огромный груз. У него улучшился сон; сердцебиение пришло в норму, и по ночам его больше не мучила аритмия. Симптомы простатита почти прошли – он вставал только раз, тогда как раньше бегал в туалет ночи напролет. И он впервые за долгое время смог есть мясо без каких-либо последствий.

«Словно я был абсолютно нормальным, без всяких проблем. Я чувствовал себя исцелившимся и полным сил. Эти пять дней стали одними из лучших за очень долгое время».

Роберт с женой переживали финансовые трудности, так что он попросил нескольких членов своей группы о содействии. Не прошло и месяца, как супруги получили по почте чек от своего банка на 2475 долларов.

«Банк должен был нам что-то вернуть после покупки дома в этом году, но мы не знали точной суммы и даты».

Видя такую поддержку и внимание со стороны группы, Роберт попросил об улучшении его отношений с женой и о том, чтобы церемония индейцев Лакота, которую они проводили для благословения своего дома, прошла хорошо. Благословение, на котором присутствовали 40 человек, прошло благополучно.

«Наши отношения заметно сдвинулись с мертвой точки, – написал Роберт. – Мы могли находиться рядом, не переругиваясь и не обмениваясь колкостями, и стали относиться друг к другу с большей любовью».

А Энди групповое намерение помогло расстаться с мужем с минимальной болью и разногласиями. Они уже согласились на развод, но не принимали никаких конкретных шагов к тому, чтобы это сделать. Через несколько месяцев после вступления в группу Энди связалась по Интернету с адвокатом по делам о разводе, и их первая встреча прошла хорошо. После второй встречи с адвокатом Энди узнала, что у ее мужа серьезные отношения с другой женщиной. Это послужило важным стимулом, и супруги решили сказать детям, что разводятся, после чего муж Энди съехал от них. При поддержке своей группы она смогла остаться сильной, несмотря на бестактные высказывания некоторых членов ее семьи.

Нина Барретт, сотрудник службы пробации в Техасе, где наркомания остается серьезной проблемой среди бывших правонарушителей, попросила свою группу направить намерение на то, чтобы положительные результаты анализов ее клиентов, проходящих произвольное наркологическое тестирование, снизились на 50 процентов – и вскоре она получила желаемый результат.

К Труди частично вернулся слух.

После сеанса намерения группы Ахелой дочь Розы Уайт, которая родила двух детей раньше срока и с осложнениями и работала на тяжелой работе, родила третьего ребенка через 15 минут после прибытия в больницу. Сама же Роза продала свой дом за две недели и нашла дом своей мечты в городке с такими инициалами, как ей хотелось (GB).

Беверли пришла в группу, когда у нее оставались последние 200 фунтов. После намерения на улучшение финансов она случайно встретилась с человеком, сообщившим ей, что всякий, кто раньше работал на страховую компанию «Ллойд из Лондона», мог обратиться к ним за помощью при необходимости. А Беверли как раз работала на эту страховую компанию, так что она подала заявление. И хотя компания крайне избирательна в отношении заявителей, она выбрала ее, «и ей выслали прекрасный чек», по ее словам. Как раз вовремя. Как раз когда я так нуждалась.

Месяц за месяцем число экстраординарных преображений росло. Мне оставалось провести последний эксперимент, вперить последний взгляд во внутреннюю часовую камеру, чтобы понять устройство механизма в сердце всего этого.

Глава 21

Доктор Гай Рикман, президент Университета жизни, любит будоражить умы, и он сразу дает понять это на домашней странице веб-сайта университета, называя его местом для «визионеров, неотступно преданных подрывным социальным инновациям». Он и его научные сотрудники видят себя революционерами здравоохранения, побуждающими студентов перенаправлять свои усилия от «лечения болезни» по принятой схеме к достижению целостного (холистического) благополучия. Рикман и другие сотрудники в УЖ относятся к лагерю хиропрактиков, верящих в витализм, в то, что все системы во вселенной, как об этом говорится в университете, «сознательны, сами развиваются, сами поддерживаются и сами исцеляются». Так что виталисты видят свою работу в том, чтобы просто устранять препятствия в виде смещенных спинных позвонков, блокирующих свободный поток этой энергии, словно ветви, засыпавшие железнодорожный путь.

Рикман, 70-летний мужчина с суровым лицом, является гигантом мануальной терапии. Заняв должность президента в 2004 году, он схватил университет за горло и за десятилетие преобразил группку бетонных зданий, расположенных на лесистой окраине городка Мариетта в штате Джорджия, в крупнейшее учебное заведение мануальной терапии в мире. Одним апрельским вечером 2015 года я сидела за столом вместе с Гаем и несколькими членами преподавательского состава после выступления в Университете жизни, и за распитием особенно памятной бутылки красного вина из его частной коллекции Гай предложил университетские резервы для изучения происходящего в моих группах «Силы восьми», предоставив кафедры биологии и психологии со всем их научным измерительным оборудованием в мое распоряжение.

Меня ошеломил такой щедрый жест.

Это было именно то, что я искала с 2007 года: заслуживающий доверия университет, желающий заниматься изучением моих экспериментов «Силы восьми».

Для начала мы позволили себе немного радужных мечтаний – исцелять взрослых с болезнями сердца, или детей с аутизмом, или даже заключенных в рамках новой университетской программы в тюрьме штата Джорджия, – и все же мы должны были признать, что такие цели, при всей их значимости, являются для нас косвенными. Как я считала, наиболее важным предметом нашего изучения было не открытие, что мы можем воздействовать на получателя, а исследование, что происходит внутри отправителей. Гай помог мне связаться с доктором Стефани Салливан, нейробиологом, психологом и директором Центра доктора Сида Э. Уильямса по исследованиям в области мануальной терапии, которая имела внушительный опыт в проведении научных экспериментов. При ее содействии мы организовали простое исследование нескольких групп «Силы восьми», составленных из добровольцев из студенческого сообщества. Я давала группам «Силы восьми» простые инструкции по скайпу или YouTube, один из членов группы соглашался быть целью, и остальные участники направляли на него или нее намерение, так же как я делала это на своих семинарах. Стефани исследовала диаграммы мозга одного из «намеревателей», полученные методом количественной электроэнцефалографии (кЭЭГ), используемым для измерения различных паттернов мозговых волн – перед, во время и после группового намерения. Все участники заполняли формы, описывая свое настроение перед и после сеанса намерения, чтобы мы могли провести оценку любых изменений.

Для того чтобы наше исследование имело научную достоверность, Стефани решила провести десять испытаний с различными людьми, и каждый из них должен был участвовать в наших группах «Силы восьми» впервые. После чего она сравнивала показания кЭЭГ с теми, которые были взяты у людей, участвовавших в исследованиях медитации, чтобы понять, вызывала ли моя процедура направления намерения какие-либо отчетливые изменения. Даже при том, что это не было полностью контролируемым испытанием, у нас все же имелось приличное предварительное исследование, которое могло дать нам определенные подсказки относительно возможных причин того, почему участники моих экспериментов испытывали такие преобразующие жизнь эффекты. А после этого мы оценивали показатели иммунной системы и прочую биологическую активность как у отправителей, так и у получателей, чтобы выяснить, происходили ли у них какие-либо другие значительные изменения.

Первые результаты Стефани прислала в начале февраля 2016 года.

«На данный момент результаты совершенно поразительные», – написала она.

У наших участников обнаружились свидетельства глобальных изменений мозга, по ее словам, значительно отличавшихся от нормальных, но полностью противоположным тем, которые происходили во время медитации. Мозговые волны в диапазонах альфа и тета, которые возрастали при медитации, у наших участников понижались. И хотя пиковая альфа-частота обычно очень устойчива и сдвиги случаются довольно редко, во время нашего эксперимента все участники испытывали большие скачки в пиковой альфа-частоте – один во время сеанса «Силы восьми» и один после.

Согласно исследованиям, пиковая альфа-частота соответствует высокой когнитивной функции и интеллекту; внезапные сдвиги в сторону увеличения связываются с радостью или злобой, а в сторону понижения – со страхом и печалью. Пациенты с болезнью Альцгеймера или травмой мозга демонстрируют пониженную пиковую альфа-частоту. Похоже, наши участники устанавливали некие важные связи.

Величайшие изменения произошли во всей правой теменной доле мозга, отвечающей за чувство отдельности нашего «я» от всего остального; в затылочной области, обычно отвечающей за зрение; и во фронтальных областях мозга, отвечающих за исполнительные процессы, такие как планирование и принятие решений. И после эксперимента, когда сеанс был окончен, гамма-волны, эти сверхмощные диапазоны, возрастающие у буддистских монахов Ричарда Дэвидсона, изменились и сохраняли это повышенное состояние. Что-то определенно сместилось, и возможно, что надолго. Участники могли переживать экстатическую радость и повышение способности к построению умственных образов. Это состояние также может способствовать более ясному принятию решений относительно своей жизни.

Не подлежало сомнению, что члены группы переживали измененные состояния сознания. Мои участники «Силы восьми» не теряли осознания самих себя, как монахини Эндрю Ньюберга во время молитвы; они обретали повышенную осознанность своего высшего «я», и они не испытывали Священного Единения с Богом; они испытывали Единение друг с другом. Фактически такая сигнатура мозговых волн была идентична той, которую Эндрю Ньюберг обнаружил во время периодов глубокого просветления.

Мои участники переживали момент экстаза, который затем преображал их жизнь.

Наиболее близкое исследование к этому, которое мне удалось найти, было проведено психологами из Института развития человека общества Макса Планка в Берлине в Германии, изучавшими показатели ЭЭГ различных пар гитаристов при игре одновременно «единым созвучием». Мозговые волны каждой пары достигали высокой степени синхронистичности и синфазности, то есть одновременно пиков и спадов в определенные ключевые моменты. Целые области двух мозгов порождали синхронизированные паттерны, в частности фронтальные и центральные, но также височные и теменные [137], те, что управляют нашим чувством ориентации в пространстве, и в данном случае синхронистичность предполагала, что гитаристы начинают испытывать чувство единства между собой.

Эта же команда ученых продолжила изучать гитаристов во время совместной импровизации и обнаружила то, что получило название «паттерна гипермозга» – склонности мозгов к работе в тандеме настолько близком, что они начинают напоминать единый гигантский мозг – в частности, когда оба гитариста играют одновременно [138]. Другие ученые – из Ланкастерского университета в Великобритании и из Университета им. Г. д’Аннунцио в Кьети и Пескаре в Италии – получили те же результаты при изучении общего мышления, или того, что они называют «командные ментальные модели», между группами жонглеров. Пары жонглеров не только вырабатывают паттерн гипермозга, но также достигают координации сердечных и дыхательных ритмов [139].

В случае моих групп «Силы восьми» это уже не было собранием отдельных личностей. Границы, разделяющие их, были стерты. Это была сверхмощная совокупность, супергруппа. Участники не просто соединялись – они сплавлялись. Стефани провела стандартное научное тестирование добровольцев, измеряющее любые изменения в физическом или умственном здоровье. У нескольких человек отмечались боли различного вида: мигрени, боли в суставах или спине. У большинства из них боль прошла.

Но изменения, испытанные в группах «Силы восьми», могли также излучаться в их окружение. Константин Коротков усовершенствовал чувствительное устройство, которое шутливо окрестил «Спутник» в честь первого Советского космического спутника, запущенного в 1957 году. Его устройство наводило на мысль о проекте Роджера Нельсона «Глобальное сознание», уместившемся в единственном приборе, поскольку Константин уверял, что оно могло измерять воздействие человеческих эмоций на окружающее пространство.

«Спутник» представлял собой антенну особой конструкции для прибора газоразрядной визуализации (ГРВ), также разработанного Константином, который он обычно называл «интегральный определитель среды». Вкупе с ГРВ это высокочувствительное устройство предназначалось для измерения любых изменений в атмосфере относительно любых изменений в людях, занимающих это пространство. Константин утверждал, что маленький датчик мог улавливать емкостное сопротивление, или способность удерживать заряд, окружающей среды благодаря своей крайней чувствительности к изменениям в электромагнитных полях.

Поскольку человеческие эмоции связаны с активностью автономной нервной системы, любые изменения в ней влияют на циркуляцию крови, потовыделение и другие функции, что в конечном счете меняет общую электропроводимость тела. Константин, изучив огромный объем свидетельств, демонстрирующих воздействие на здоровье человека солнечной активности, тектонических нарушений и растяжений и окружающего электромагнитного поля, утверждал, что верно и обратное: изменение эмоций влияет на электрические параметры окружающего пространства, что, в свою очередь, улавливает датчик его «Спутника».

«Изменения в функциональном состоянии организма человека ведут к изменению в… распределении поля вокруг тела, химическом составе окружающего пространства из-за выдыхаемого воздуха и выделения продуктов обмена веществ через кожу», – пишет он в статье о своем изобретении [140]. Согласно его теории, «Спутник» способен улавливать даже малейшие изменения окружающей среды.

Константин посвятил несколько лет испытанию своего устройства в ходе экспедиций в Перу, Колумбию, Эквадор, Индию, Мьянму, Сибирь и др., прежде чем удостоверился, что оно достаточно чувствительно для оценки характеристик местной среды со специфическими особенностями, обнаружив вариации в сигнале датчика во время восходов и закатов, а также перед бурей. В 2008 году он провел ряд измерений с помощью этого устройства в различных областях России – Новосибирске, Бердске, Иркутске и Абакане, – при этом используя семь независимых устройств «Спутник» во время полного солнечного затмения. Все семь устройств показали схожие графики активности перед затмением, и все схожим образом стабилизировались после затмения.

Самой интригующей из заявленных возможностей этого устройства является его способность измерять сублиминальные (подсознательные) психологические и эмоциональные реакции групп людей. Константин проверял свое изобретение во время множества различных групповых мероприятий – религиозных церемоний, занятий йогой, групповых медитаций, музыкальных выступлений и даже публичных лекций – и обнаружил статистически значимые изменения в показателях устройства, соотносимые с длительностью проводимых мероприятий и коллективных эмоций; чем выше изменения сигнала «Спутника», тем сильнее эмоциональный заряд в данном помещении. В одном исследовании, подобно Роджеру Нельсону с его ГСС, он обнаружил большие изменения в показаниях своего прибора во время интенсивной медитации. Кроме того, он продемонстрировал влияние сублиминальной эмоции на заряд комнаты с помощью одного простого исследования воздействия звука низкой интенсивности на группу добровольцев. Студентов попросили прийти в классную комнату и просто работать за компьютерами, в то время как Константин без их ведома включил устройство, издававшее звук низкой интенсивности 20 Гц, на пределе слышимости человеческого уха, но достаточный для сублиминального раздражения.

После завершения исследования студентам раздали анкеты для оценки их умственного и эмоционального состояния, включая их восприятие своего здоровья и настроения. Результаты однозначно показали, что они испытывали стресс во время эксперимента и это отразилось в изменениях, отмеченных «Спутником». Таких изменений не отмечалось у контрольной группы студентов, находившихся в тех же условиях, но без звука, или даже рядом с третьим «Спутником», подвергшимся воздействию того же звука 20 Гц, но в пустой комнате.

Во время двух моих семинаров, на которых присутствовал Константин, он включал «Спутник» и также измерял некоторых участников перед и после сеансов в группах «Силы восьми». В обоих случаях уровень стресса у людей значительно понижался и изменения заряда комнаты отчетливо регистрировались.

Эффекты групп «Силы восьми» воздействовали на участников, но также и излучались вовне, посылая волны доброй воли.

То же самое происходило, когда Роджер Нельсон включал свое устройство ГСС во время наших сеансов в группах «Силы восьми» – на двух конференциях в Болонье и Риме. И каждый раз эффекты все возрастали и возрастали по мере продолжения группового занятия. Это было каким-то пугающе отчетливым перемещением от произвольности к упорядоченности.

Отдача и принятие, принятие и отдача.

* * *
Мои группы по мастер-классу продолжали собираться каждую неделю, даже по прошествии года, полного чудесных вихрей преображения. Терри неожиданно позвонил давний клиент и спас ее финансовое положение: «я уже практически была бездомной и вдруг получила устойчивый доход агента по продаже недвижимости». Тур Линды «Выращивай пищу и зарабатывай» получил продвижение в полном согласии с намерением группы Тритон, и крупный колледж стал применять в преподавании ее методику. Отец Мелиссы, отдалившийся от семьи, неожиданно перевел ей 10 000 долларов, и она получила еще 10 000 словно с неба, когда компания, на которую она работала когда-то, выкупила ее пенсию. Лорин инвестировала средства в компанию DynaCERT, занимающуюся снижением дизельных и прочих выбросов крупногабаритных двигателей, и после ее намерения такие крупные корпорации, как Volkswagen, и правительство Канады начали серьезно обсуждать этот вопрос. Помимо таких больших подарков судьбы были и более скромные успехи, причем чудеса стали чаще случаться после того, как я попросила участников перестать направлять намерение на себя. Бизнес Жуана стал набирать обороты; Джули регулярно выполняла медитацию «впервые за всю жизнь»; Пегги сбросила пять килограммов, как и хотела; Андрэ провела рождественские праздники без ссор с матерью; инициативная группа Джуди по продвижению здорового питания также получила необходимую поддержку; проблемы с пищеварением Кристи исчезли; Мари начала привлекать новых клиентов без всяких усилий; у Бев произошло поразительное примирение с братом после долгого периода отчуждения; у Айрис прошел хронический запор; к Каролине стали по жизни стекаться деньги; у Кей совершенно прошла бессонница. Члены семьи, друзья, даже домашние животные тоже получили пользу от наших групповых намерений. Муж Джейн начал работать над новым проектом, за который не решался браться много лет; муж Лорин смог продать кооперативный дом за первоначальную цену; свояченице Элейн, у которой были проблемы со здоровьем, в итоге не понадобилась пересадка печени вопреки всем ожиданиям, и она была на пути к полному выздоровлению, а ее зять также смог избежать планировавшейся хирургической операции на пищеводе; матери Карен удавалось контролировать уровень сахара в крови, и она смогла нормально питаться; котенок Мелиссы, который родился с недоразвитыми легкими, теперь почти был здоров; лошадь Джейн Калипсо спасалась много раз. А Доун помимо всяческих возможностей для бизнеса, возникавших самыми немыслимыми способами, пережил «большой сдвиг – такое труднообъяснимое чувство, что все хорошо. Я доволен своей жизнью. Меня переполняет радость и благодарность».

Из 150 регулярных участников моих групп почти каждый достиг некоего существенного сдвига. Какова вероятность случайности всех этих 150 «персональных чудес», произошедших в течение года почти у 100 процентов участников?

Многие впервые нашли смысл жизни, или улучшили отношения со всеми окружающими, или обнаружили, насколько они сами усложняли себе жизнь.

«Я принимаю ответственность на себя при общении с другими людьми и стараюсь помнить о кнопке „пауза”», – написала Джоан Джонсон.

Мои группы по мастер-классам проводили собственные эксперименты, поскольку я ставила перед ними все более серьезные задачи. Группа Протей провела эксперимент по усилению дождей в городе Шарлотт и окрестностях, чтобы помочь растительному миру, и Мелисса оценила месячную норму осадков за год и недостаток среднемесячной нормы. Когда они начали эксперимент, Шарлотт с окрестностями страдал от сильной засухи с годичным недостатком в 36 см дождя. После начала их эксперимента по намерению в сентябре начал идти дождь, медленно, но устойчиво. Ко второму месяцу в этой области превысился объем среднемесячных осадков, а к декабрю, через три с половиной месяца, выпало более 30 см дождя, по большей части восполнив годичный недостаток.

У зятя Мари к Рождеству обострилась язва на ноге, причинявшая ему невыносимую боль. Группа Морфей решила направить на него целительное намерение через воду, которую Мари влила в его питьевую воду, о чем он не знал. Выпив ее, он больше ни дня не страдал от сильной боли.

Что же такое происходит в группах, что позволяет достигать всех этих изменений? Какова вероятность того, что все это происходит лишь по чистой случайности?

Я больше не задаюсь вопросами. Я просто принимаю свою миссию посланницы.

Большинство участников говорят о бесценной поддержке группы, позволившей им начать изменения в каждой области жизни. Многие не могут сдержать слез, рассказывая о том, как много группа значит для них – «моя семья по намерению», как назвала свою группу Эллен Бернфелд. Группа «Силы восьми», по словам Эллен, помогает ей «вновь забираться на эту лошадь каждый раз, как я падаю с нее».

«Есть что-то очень глубокое в этом процессе удержания намерения на других, когда ты произвольно соединяешься с массой незнакомых людей, с которыми вас не связывают ни учеба, ни дети», – сказал Митчелл Дин.

Как и большинство участников мастер-классов, Митчелл раньше не встречал никого из своей группы, но теперь ощущает с ними сильную близость, особенно с Робертом Моралесом, его «приятелем по намерению». Митчелл делился с ним своими проблемами и как-то раз написал ночью, когда не мог заснуть. На следующий день Роберт ответил: «Не волнуйся, в 4:30 утра я тебя прикрыл». И теперь, когда Митчелл узнает, что у кого-то проблема, он сам говорит: «Я поработаю над этим для тебя».

«Все дело в процессе отдачи, – считает Митчелл. – Я чувствую себя лучше весь день, когда работаю, скажем, над чьим-нибудь простатитом».

Элейн Райан, 61 год, из городка Катона в штате Нью-Йорк, сформулировала это, пожалуй, лучше всех: «Однажды вечером у меня перед глазами возник образ нашей группы в виде отдельных кусочков, которые затем стали сливаться в ядро, которое росло, становясь однородным и единым, и этим ядром был Гелиос. Так что каждую неделю мы надстраиваем ядро и становимся более однородными, крепкими и сфокусированными на цели нашего намерения. Я замечаю, что думаю о членах группы или о группе как о единой части моей жизни, как о едином поле энергии, состоящем из отдельных личностей, идущих своими путями».

Я попыталась провести еще один большой эксперимент по миротворческому намерению в сентябре 2012 года, в самый разгар президентских выборов, с их непременным обливанием грязью конкурентов. Я хотела провести его под эгидой «Исцелим Америку» и выбрала своей целью то, что рассматривала как средоточие насилия Америки: конгресс США. Для начала в июне я обыграла эту идею на ток-шоу «От побережья до побережья», а затем в сентябре на однодневном мероприятии по телесети Gaiam тысячи наших зрителей направляли намерение на два округа близи здания Капитолия, в которых отмечался постоянно растущий уровень преступности. После чего нам оставалось усесться и ждать целый год, пока мы сможем сравнить цифры из полицейских отчетов за 24 предыдущих месяца и 12 последующих.

В следующем сентябре мы провели анализ данных. Преступления с применением насилия, цель нашего намерения, сократились на 33 процента, начиная с сентября, когда мы стали направлять намерение, вопреки тенденции двух предыдущих лет, при том что преступления против собственности продолжали расти. А в день после намерения на ток-шоу «От побережья до побережья» впервые за все время, что они знали друг друга, спикер палаты от республиканцев Джон Бейнер обнял своего заклятого врага, бывшего спикера от демократов Нэнси Пелоси.

Это сделали мы?

Разве «мы» что-то делали?

Короткий ответ: кому какое дело?

Теперь, используя научные методы, я продемонстрировала, что групповое намерение оказывает экстраординарное воздействие как на отправителей, так и на получателей, но мне было известно ничуть не больше о точной причине этих чудес.

В чем тут дело: в самом намерении, в возрастании силы молитвы в группе или просто в факте публичного заявления своего намерения, как полагала Лори Хэмилтон?

Есть что-то в обещаниях, данных друг другу, что может обладать большей силой, чем обещания, данные самим себе. Они наделяют нас храбростью, как считают виталисты Гая, чтобы у нас хватило решимости убрать ветви, лежащие поперек нашего пути. Заявление, данное в присутствии малой группы, создает контакт со вселенной – мы даем зарок стать лучше, чем сейчас. И, кроме того, нам дают силу поддержка и связь с другими людьми, условие столь же необходимое для человеческого духа, как кислород для тела. Самое фундаментальное обещание, которое мы даем друг другу, самый базовый из наших социальных контактов – это поддерживать друг друга в невзгодах. Я буду твоим свидетелем. В каждый момент жизни нам нужно знать, что где-то там кто-то прикроет нашу спину, и это знание перерастает в уверенность, когда группа незнакомых людей объединяется, чтобы исцелить нас.

Мне нравятся доказательства в моей работе, но после всего, что я узнала об этом явлении, я утратила свой скептицизм, потребность подогнать некую научную основу под все, что нельзя объяснить рационально. Что-то в нашей жизни просто находится за пределами понимания, и когда люди сходятся вместе, чудеса просто случаются, такие чудеса, которые нельзя свести к сумме конкретных фактов и наблюдаемых данных, к работе блуждающего нерва или мозга. Я пришла к вере в то, что чудеса не индивидуальны, но происходят в результате коллективных усилий, особенно когда мы преодолеваем свои жалкие границы.

Я оставила попытки объяснить магию. Достаточно видеть, пусть даже малыми проблесками, что она есть.

Я стала свидетелем многих чудес благодаря этому проекту: это все говорит о том, что наш мир и внутренний потенциал намного грандиозней того, что нам предлагает Ньютон или признают современные ученые. Я наблюдала своими глазами, как сознание в виде коллективной активности способно преодолевать время и пространство и как умы соединяются через любые расстояния, когда фокусируются на единой точке. Это соединение никак не связано с дистанцией, но оно всецело определяется созидательным потенциалом группы. Все, что для этого нужно, это выразить свое намерение через homothumadon – единым страстным, экстатическим голосом.

Я видела экстраординарную силу маленькой группы, дающую надежду и исцеление каждому участнику. Я поняла, что самое мощное преобразующее состояние из всех – это альтруизм. Когда мы перестаем концентрироваться на себе, то получаем величайший целительный потенциал. Теперь я верю, что групповое намерение на самом деле может исцелить мир, но не так, как сперва представляла это. Цель намерения не так уж важна. Важна способность отпустить любые соображения личной выгоды – это сработало для Митчелла Дина и многих других. Суть целительства – в участии, в горячем желании молиться в один голос.

Намерение является своего рода светским вариантом молитвы. Только вместо того, чтобы полагаться на Бога («Да будет воля Твоя»), мы признаем созидательную силу в нас самих и пытаемся взять на себя ответственность за свою судьбу. Нас приучили воспринимать молитву как в высшей степени индивидуальное занятие – как твое личное общение с твоим творцом. Но для меня теперь очевидно, что мы усиливаем это частное слово во всех отношениях, когда молимся совместно с другими людьми. Когда человек просит об исцелении, в наших глубинах отзывается потребность в целительстве. Мы даем обязательство друг перед другом стараться сильнее в следующий раз. Каждый раз, участвуя в целительстве, мы исцеляем и себя самих.

Французский антрополог Лоран Денизо из Католического университета Лиона, изучавший вечера «чудес и исцелений», организуемые Международной ассоциацией целительствующих священнослужителей, как-то раз назвал ритуальные целительные сообщества «вечеринками чудес», подразумевая, что собирание людей в группы является необходимым фактором чудесного исцеления.

«Хотя пастор-целитель обследует толпу, как врач пациентов, и призывает Святой Дух, – пишет Денизо, – не само это действие вызывает исцеление, а тот факт, что оно осуществляется в молитвенном собрании»[141].

Болезнь – это не только испытание себя, но также испытание отношений, существующих в данном коллективе. Забота о теле больного также означает заботу о связи, которая делает это тело целью группы. Больное тело – это нарушенный личный космос человека, и оно преображается, когда другие люди устанавливают с ним связь. Оно увеличивается соразмерно этой связи, и тогда болезнь перестает быть частью личного космоса, растворяясь в космосе общем. Когда человеческая связь становится частью целительного процесса, она, по сути, действует как спасательный выход.

Лоран Денизо считает, что болезнь является частью нашего маленького «я», четко отделенного от всего окружающего, но в присутствии группы отдельный человек признает себя частью большего целого. Болезнь определяется, по сути, как чужеродная материя в этом идеальном единстве, точно заноза, торчащая из пальца, и тогда группа, как гигантский пинцет, помогает бережно извлечь ее.

Не так давно, когда я слушала песню One группы U2, меня вдруг поразила простая мудрость этих слов: «Мы должны поддерживать друг друга». Основная идея песни, разумеется, в том, что мы являемся «одним», хотя и не «одним и тем же», но теперь я понимаю, что эта строчка о поддержке друг друга говорит не об обязательствах, она говорит о нашем праве. Способность поддерживать друг друга дает нам возможность исцелиться.

Размышляя обо всей своей работе, связанной с намерением, я думаю о том, что пытался донести до нас Иисус. Не важно, религиозны вы или, как я, имеете более светское понимание духовности, Его слова продолжают отзываться в вас.

Не скромничай, когда дело касается твоего исцеления или исцеления мира. Это слишком большое предприятие, чтобы браться за него в одиночку. Найди себя настоящего и свою величайшую силу среди людей.

Часть VIII Упражнения «Силы восьми»

Если мистическое переживание меняет вашу жизнь, вы ведете свои дела подобно великим мистикам.

АБРАХАМ МАСЛОУ

Глава 22

Создание вашего собственного круга «Силы восьми»
Соберите группу от 6 до 12 друзей-единомышленников, верящих в возможность исцеления силой намерения. Это могут быть знакомые из книжного клуба, церковные прихожане или соседи.

1. Спросите, не желает ли кто-нибудь из вашей группы, у кого имеются какие-либо проблемы со здоровьем (психические или физические), стать целью целительного намерения. Пусть такой человек, решивший стать получателем намерения, подробно опишет свое заболевание.

2. Уделите некоторое время тому, чтобы выработать формулировку намерения, которое вы будете удерживать все вместе.

3. Соберитесь в круг. Возьмитесь за руки или поместите получателя намерения в центр, и пусть все остальные прикоснутся к нему одной рукой, подобно спицам колеса.

4. Всем членам группы нужно закрыть глаза и сосредоточиться на вдохах и выдохах. Каждый должен очистить свой разум от посторонних мыслей, а затем удерживать в уме формулировку намерения, представляя всеми органами чувств получателя намерения здоровым и благополучным во всех отношениях. После этого все члены группы должны направить свое намерение вовне через сердце. Получатель намерения должен оставаться открытым для получения намерения. (Следуйте методике «разогрева», указанной ниже, а для подробных инструкций обратитесь к книге «Эксперимент по намерению».)

5. По истечении 10 минут мягко заканчивайте направлять целительное намерение и дайте всем некоторое время, чтобы «вернуться» в комнату. Сперва попросите получателя намерения описать свое самочувствие. Испытал ли он какие-либо изменения, положительные или отрицательные? А после этого своими ощущениями могут поделиться все остальные члены группы. Отмечайте любые ощущения явного единства, а также любые улучшения в состоянии как отправителей, так и получателей намерения.

6. Со временем начинайте выбирать цели вне вашей группы.

7. Каждый месяц тщательно отмечайте любой прогресс в вашей жизни: в здоровье, отношениях, карьере, жизненных целях. Можете посмотреть примерные бланки для заполнения на веб-сайте: www.lynnemctaggart.com.

Разогрев
Далее представлены выдержки из программы, разработанной мной для максимального усиления вашего намерения. Полное описание программы представлено в книге «Эксперимент по намерению».

Хотя природа намерения такова, что любая фокусировка может оказать некое воздействие, научные свидетельства предполагают, что вы станете более эффективным «намеревателем», если будете верить в этот процесс, правильно сфокусируете внимание, успокоите ваш разум, соединитесь с объектом вашего намерения, визуализируете результат и мысленно проработаете и отпустите его, доверяясь самому процессу.


1. ВЫБЕРИТЕ ПРОСТРАНСТВО ДЛЯ НАПРАВЛЕНИЯ НАМЕРЕНИЯ

Некоторое число научных исследований предполагает, что ваше намерение действует быстрее и лучше, если вы каждый раз направляете его, находясь в одном и том же месте. Выберите место для направления ваших намерений, в котором вам будет комфортно, такое место, где вы и ваша группа сможете сидеть в тишине и медитировать.


2. СФОКУСИРУЙТЕ ВАШ РАЗУМ

Разогрев связан с развитием способности направлять внимание с максимальной интенсивностью, ежесекундно. Один из самых верных способов развить это в себе – практиковать удержание концентрации на настоящем и фокусироваться на своих пяти чувствах в ходе выполнения повседневных дел. Вы можете практиковаться в отключении постоянной внутренней болтовни вашего ума и концентрироваться на ваших чувственных восприятиях, занимаясь повседневными делами: принимая пищу, стоя в очереди, одеваясь и направляясь на работу. Одно хорошее средство приучить разум к настоящему – это «войти в свое тело» и проверить его всеми органами чувств. Со временем вы научитесь направлять намерение вместе с другими членами группы с максимальной интенсивностью.

Сядьте на стул в удобную позу. Дышите медленно и ритмично, вдыхая через нос и выдыхая через рот (медленно выдыхайте весь воздух), так, чтобы ваши вдохи были той же длительности, что и выдохи. Расслабьте живот, чтобы он слегка выдался вперед, затем медленно втяните его, словно пытаясь коснуться пупком спины. Это позволит вам задействовать диафрагму.

Повторяйте цикл каждые 15 секунд, но не нужно делать это через силу или перенапрягаться. Продолжайте это в течение 3 минут, а затем понаблюдайте за собой. Продолжайте это в течение 5–10 минут. Начинайте фокусировать внимание на дыхании, затем медленно проверьте все ваши пять чувств. Как выглядит настоящий момент? Каков он на слух? На вкус? По ощущениям? На запах? Практикуйте это по нескольку раз.


3. УСТАНОВИТЕ СВЯЗЬ

Прикосновение или спокойная фокусировка на сердечных или сострадательных чувствах к другому – это мощное средство создания «гипермозга» между людьми. Если вы направляете намерение на члена вашей группы, для начала установите с ним эмпатическую связь, уделив время разговору на личные темы. Возьмитесь за руки для более глубокой связи или помедитируйте вместе какое-то время.


4. БУДЬТЕ СОСТРАДАТЕЛЬНЫ

Применяйте следующие методы, чтобы пробудить чувство вселенского сострадания во время сеанса намерения в группе «Силы восьми».

• Сфокусируйте внимание на своем сердце, словно посылая в него свет. Наблюдайте, как свет распространяется от вашего сердца по остальному телу. Пошлите себе любящую мысль, такую как: «Пусть я буду здоров и свободен от страданий».

• На выдохе представляйте белый свет, лучащийся из вашего сердца. И думайте при этом: «Я ценю доброту и любовь всех живых существ. Пусть все будут здоровы». Как рекомендуют буддисты, сперва думайте обо всех, кого любите, затем о близких друзьях. Дальше переходите на знакомых и, наконец, на тех, кто вам явно не по душе. И всякий раз думайте: «Пусть они будут здоровы и свободны от страданий».


5. СКАЖИТЕ ВСЕЛЕННОЙ, ЧЕГО ИМЕННО ВЫ ХОТИТЕ

Сформулируйте ваши намерения максимально конкретно – чем подробней, тем лучше. Если вы хотите вылечить безымянный палец левой руки, назовите этот палец и укажите, что именно с ним не так.

Выразите намерение и выскажите, что вы хотите изменить – кого это касается, когда и где. Руководствуйтесь опросником репортера, чтобы быть уверенными в том, что вы ничего не упустили: кто, что, когда, где, почему и как. Нарисуйте картину этого или сделайте коллаж из фотографий или журнальных картинок. Поместите это изображение на видном месте.

Не стесняйтесь открыть свое намерение членам группы и позвольте им удерживать его для вас, пока вы будете удерживать намерение для них. Торжественно пообещайте вслух перед группой, что вы сделаете все, что в ваших силах, чтобы это намерение стало реальностью.

Как говорят многие участники моих мастер-классов, публичное обещание «всей вселенной», данное в группе, заставляет их работать усерднее по выполнению своих намерений и все доводить до конца.

Если вы пытаетесь добиться карьерного роста, не говорите что-то вроде: «Хочу, чтобы деньги сами стекались ко мне». Это слишком расплывчато.

• Если вам нужно, чтобы больше людей подписали вашу программу, уточните, сколько именно.

• Если что-то на работе не складывается, опишите, что вас не устраивает. Коллектив? Маркетинг? Ваша роль? Выясните этот вопрос и сфокусируйте свое намерение на его изменении.

• Если вы хотите конкретную работу, дайте полное и подробное описание ее специфики.

• Если ваш доход неустойчив, просите совершенно конкретную работу, которая, по всей вероятности, даст вам стабильный заработок.

• Если вы хотите встретить своего особенного человека, опишите его или ее. Подробно. Опишите его личностные и физические характеристики.


6. ДЕЛАЙТЕ УМСТВЕННУЮ ПРОРАБОТКУ

Лучший способ направлять намерение – это визуализировать его результат всеми пятью органами чувств. Вы можете создавать любые умственные картины: нового дома, новой работы, новых отношений, лучшего здоровья или настроения. Представляйте себя (или цель своего намерения) в новых жизненных обстоятельствах, которые хотите создать.

Визуализации не должны быть строго визуальными. Кто-то из нас кинестетик и обладает обостренным осязанием; кто-то аудиал и воспринимает мир в звуках. Ваша умственная проработка должна опираться на то, какие органы чувств у вас наиболее развиты.


7. ВЕРЬТЕ В ПРОЦЕСС

Не позволяйте вашему рациональному уму говорить вам, что намерения не работают. Прочно удерживайте в уме желаемый результат и не позволяйте себе думать о неудаче. Имеются исследования экстремального намерения, показывающие, что сила веры позволяет людям совершать экстремальные действия.


8. ВЫБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ ВРЕМЯ

Имеются свидетельства того, что намерения действуют лучше в те дни, когда вы чувствуете себя счастливым и довольным во всех отношениях. Конечно, не всегда есть возможность ждать хорошего настроения; иногда нужна сила намерения, чтобы почувствовать себя лучше. Но, если есть возможность, лучше подождите, пока будете чувствовать себя «на коне».


9. НЕ МЕШАЙТЕ ЧУДУ

Войдя в медитативное состояние вместе с группой, забудьте о своем «я» и позвольте себе слиться с целью вашего намерения. Когда у вас оформилось намерение, выскажите его ясно и отпустите.

Не думайте о результатах. Эта сила исходит не от вас – вы просто позволяете ей проявиться.

Коротко:

• Войдите в пространство вашего намерения.

• Разогрейтесь с помощью медитации.

• Максимально сфокусируйтесь через осознанное наблюдение за текущим моментом.

• Настройтесь на одну волну, фокусируясь на сострадании, и создайте осмысленную связь.

• Выразите ваше намерение в подробностях.

• Проведите умственную проработку каждой особенности вашего намерения, используя все органы чувств.

• Визуализируйте свое намерение во всех подробностях как свершившийся факт.

• Выберите правильное время – дни, когда чувствуете себя счастливыми и довольными.

• Не мешайте чуду – подчинитесь силе вселенной и отпустите результат.

Как проводить групповые занятия «Силы восьми» виртуально
Вот несколько идей для начала:

1. Установите определенные дни и периодичность встреч и придерживайтесь графика.

Решите, как часто будет собираться ваша группа – ежедневно или еженедельно (я рекомендую собираться не реже раза в неделю), и придерживайтесь выбранного времени. Затем решите, как вы хотите собираться – в режиме онлайн, как аудиогруппа или видеогруппа. Все три варианта возможны с помощью Google Hangout или скайпа.

2. Назначьте своего веб-мастера, чтобы к нему всегда можно было обратиться при возникновении проблем с сервисами Google Circles или Google Hangout.

Такой человек сможет помочь каждому, у кого возникнут сложности с техникой в плане быстродействия.

3. Заранее запишите свои главные намерения на месяц или год и по очереди делитесь ими на встречах.

4. На встрече для начала расскажите о себе и о том, чего вы надеетесь достичь благодаря участию в группе в течение года.

5. Начинайте с вопросов, обмена мнениями и обсуждений особенностей работы, усвоенных вами из этой книги и подобных ей, таких как «Эксперимент по намерению» и «Связь».

Это поможет вам лучше осознать свой мыслительный процесс и значение того факта, что мы направляем и получаем информацию ежесекундно. Что это на самом деле значит для вас? Как это связано с успехами или неудачами, происходившими в вашей жизни?

6. Оставьте время для вопросов, с которыми вы обратитесь к группе.

7. Оставьте время для практических занятий.

На первых двух сеансах разбейтесь на пары и практикуйте направление и получение мысленных образов простых объектов, имеющих для вас какое-то особое значение – положительное или отрицательное. Получателям: пытайтесь интуитивно почувствовать не только сам объект, но и эмоцию, которую испытывает к нему другой человек. (Забавно время от времени попытаться «передать» объект, вызывающий у вас отвращение.)

8. Подробно записывайте в журнале, что вы направляли и что получил ваш напарник.

Затем отправители и получатели меняются ролями.

9. Подробно записывайте в журнале, что отправил ваш напарник и что вы получили.

Сохраняйте эти записи, потому что вам понадобится фиксировать свои успехи в течение года.

Эксперименты «Силы восьми»
Соберите группу друзей, которым будет интересно попробовать несколько упражнений на групповое намерение. Создайте пространство намерения, где вы будете каждый раз собираться. Выберите групповую цель вашего сообщества.


ПОСЛАНИЕ В БУТЫЛКЕ

Попросите одного из членов группы налить в банку простой воды и «вложить» в нее свой объект в течение 10-минутной медитации по намерению (в течение этого времени медитатор должен просто фокусироваться на названии своего объекта и представлять его при помощи пяти чувств). Напишите название объекта на бумаге, сложите ее, чтобы слова не было видно, и оберните вокруг банки, закрепив резинкой.

Пусть «намереватель» возьмет банку и покажет группе (если вы общаетесь через Google Hangout или скайп). Если же вы общаетесь через Facebook, сфотографируйте банку и загрузите изображение на страницу группы.

Другие члены группы должны сфокусироваться на банке и попытаться интуитивно почувствовать нужное слово.


НАПРАВЛЯЙТЕ ЛЮБЯЩИЕ МЫСЛИ НА РАСТЕНИЯ

Попытайтесь провести эксперимент на прорастание, чтобы увидеть, можете ли вы ускорить рост растений или улучшить их здоровье силой своего намерения.

1. Закажите два набора семян.

2. Высадите оба набора.

3. Направляйте любящее намерение на один из наборов семян.

4. По прошествии двух недель измерьте ростки в обоих наборах. Посмотрите, какие ростки окажутся выше.

Попросите одного из членов группы взять на себя ответственность за покупку семян, высаживание растений и их измерение. Он/она может даже загружать изображения семян и рассады на страницу вашей группы в Facebook или Google Hangout. Назначьте время для группового направления намерения на семена. А через две недели измерьте рассаду и посмотрите, что из этого вышло.


ОЧИСТКА ВОДЫ

Простейший способ продемонстрировать изменения в чистоте воды – это измерить ее уровень pH. Уровень pH жидкости определяется концентрацией ионов водорода относительно универсального стандарта и показывает кислотно-щелочной баланс образца.

Чем уровень pH ниже 7, то есть нейтрального значения, тем выше кислотность данной жидкости, а чем выше 7, тем выше щелочность. Уровень pH воды, по большому счету, довольно статичен, так что даже крохотные изменения на сотую или тысячную долю единицы по шкале pH поддаются измерению; изменение на целую единицу или больше по шкале pH будет означать огромный сдвиг, который едва ли может возникнуть из-за ошибки в измерениях.

Вот как можно провести такой эксперимент в вашей группе.

1. Назначьте кого-то ведущим эксперимента по намерению.

2. Попросите ведущего купить в аптеке немного лакмусовой бумаги для измерения уровня pH. Пусть он наполнит два стакана водой из-под крана и пометит их разными символами. Выберите один стакан в качестве цели группового намерения, а другой будет контрольным.

3. Пусть ведущий проведет измерение уровня pH в обоих стаканах воды.

4. Сфотографируйте целевой стакан и загрузите изображение на страницу вашей группы в Google Hangout или Facebook.

5. В назначенное время попросите всех членов группы направлять намерение на повышение уровня pH воды на целую единицу. Представляйте, что это вода из чистого горного источника.

6. После завершения сеанса намерения подождите еще несколько минут. Затем измерьте уровень pH воды. Посмотрите, есть ли какие-то изменения. (Не переживайте, если не заметите особых изменений – лакмусовые бумажки далеко не так чувствительны, как научное оборудование, которое использовали мы.)


Направляйте информацию о любых экспериментах по намерению, которые вы проводите, на сайт: www.lynnemctaggart.com

Примечания

1. Wilber, Ken, Foreword, in Schlitz, M., et al, Consciousness & Healing: Integral Approaches to Mind-Body Medicine (Elsevier, 2005).

2. TM experiments.

3. G. Schwartz, et al, «Accuracy and replicability of anomalous after-death communication across highly skilled mediums», Journal of the Society for Psychical Research, 2001; 1–25.

4. G. Schwartz…

5. Линн Мак-Таггарт, «Поле», полное описание ранних работ: глава 3.

6. Линн Мак-Таггарт, «Эксперимент по намерению», глава 12.

7. International Journal of Parapsychology, 1964; 6: 473–498.

8. Journal of Parapsychology, 2003: 279–298.

9. Journal of the Society for Psychical Research, 2002; 66: 129–43

10. Journal of Parapsychology, 2003: 279–298.

11. Non-locality was considered to be proven by Alain Aspect et al’s experiments in Paris in 1982.

12. Линн Мак-Таггарт, The Bond, глава 1 (Free Press, 2011).

13. S. D. Kirlian SD, V. K. Kirlian «Photography and visual observation by means of high frequency currents», J Sci Appl Photogr 1964; 6: 397–403.

14. Самая главная работа Короткова: Human Energy Field: study with GDV Bioelectrography. Backbone Publishing Co., NJ, 2002; K. Korotkov, Aura and Consciousness – New Stage of Scientific Understanding. – St. Petersburg, St. Petersburg division of Russian Ministry of Culture, State Publishing Unit «Kultura»,1999.

15. L. W. Konikiewicz, L. C. Griff, Bioelectrography – A new method for detecting cancer and body physiology, Harrisburg: Leonard Associates Press, 1982; G. Rein, «Corona discharge photography of human breast tumour biopsies», Acupuncture & Electrotherapeutics Research, 1985; 10: 305–8. «K. Korotkov, et al., «Stress diagnosis and monitoring with new computerized «Crown-TV» device», J. Pathophysiology, 1998; 5: 227.

16. K. Korotkov, et al, «Assessing Biophysical Energy Transfer Mechanisms in Living Systems: The Basis of life Processes», The Journal of Alternative and Coplementary Medicine, 2004; 10 (1): 49–57.

17. P. Bundzen, et al. «New technology of the athletes’ psycho-physical readiness evaluation based on the gas-discharge visualisation method in comparison with battery of tests’ // «SIS-99»/ Proceedings, International. Congress – St. Petersburg, 1999: 19–22; P. V. Bundzen, et al, «Psychophysiological Correlates of Athletic Success in Athletes Training for the Olympics», Human Physiology, 2005; 31 (3): 316–23; K. Korotkov, et al., «Assessing Biophysical Energy Transfer Mechanisms in Living Systems: The Basis of Life Processes», Journal of Alternative and Complementary Medicine, 2004; 10 – (1): 49–57.

18. Clair A. Francomano, M.D.; Wayne B. Jonas, M.D. (ed, Ronald a. Chez), Proceedings: Measuring the Human Energy Field: State of the Science. The Gerontology Research Center, National Institute of Aging, National Institutes of Health, Baltimore, Maryland April 17–18, 2002.

19. S. Kolmakow, et al «Gas discharge visualization technique and spectrophotometry in detection of field effects», Mechanisms of Adaptive Behavior, Abstracts of International Symposium, St. Petersburg, 1999: 79.

20. Интервью с Коротковым, March 2006.

21. L.P. Semikhina and V. P. Kiselev, «Effect of weak magnetic fields on the properties of water and ice, Zabedenii, Fizika, 1988; 5: 13–7; S. Sasaki, et al, «Changes of water conductivity induced by non-inductive coil», Society for Mind-Body Science, 1992; 1: 23; Tiller Conscious.

22. Consciousness and Physical Reality (in Russian), 1998; 3 (1): 51–8; J of Alternative and Complementary Medicine, 2003; 9 (1): 25–37; J of Applied Physics, 2004; 95 (&): 3334–3338).

23. Dr. M. Emoto, The Hidden Messages in Water, Atria, 2005.

24. D. I. Radin, et al, Effect of distant intention on water crystals»,Explore, September/October 2006, 2 (5): ppages; D. I. Radin, et al, «Water Crystal replication study, Journal of Scientific Exploration; 2008; 22 (4): 481–493.

25. The full title of Newton’s major treatise was the Philosophiae Naturalis Principia Mathematica, a name which offers a nod to its philosophical implications, although it is always referred to reverentially as the Principia.

26. M. Hall, The Secret Teachings of All Ages: An Enclyclopedia Outline of Masonic, Hermetic, Qabbalistic and Rosicrucian Symbolical Philosophy. Tarcher/Penquin, 2003: 584; 590–591.

27. C. Spurgeon, «The Church on its Knees».

28. Barnes, Albert. «Commentary on Acts 1:14». «Barnes’ Notes on the New Testament». «http://www.studylight.org/commentaries/bnb/view.cgi?bk=ac&ch=1. 1870.

29. Jamieson, Robert, D.D.; Fausset, A. R.; Brown, David. «Commentary on Acts 1:14». «Commentary Critical and Explanatory on the Whole Bible». «http://www.studylight.org/commentaries/jfb/view.cgi?bk=ac&ch=1». 1871–8.

30. Poole, Matthew, «Commentary on Acts 1:14». Matthew Poole’s English Annotations on the Holy Bible. «http://www.studylight.org/commentaries/mpc/view.cgi?bk=ac&ch=1». 1685.

31. «Commentary on Acts 1:14». «Cambridge Greek Testament for Schools and Colleges». «http://www.studylight.org/commentaries/cgt/view.cgi?bk=ac&ch=1». 1896.

32. Llloyd John Oglivie, Drumbeat of Love (Word books, 1976): 19–20.

33. L. Oglivie, Drumbeat of Love (Word Books, 1976): 20.

34. Matthew Black, An Aramaic Approach to the Gospels and Acts, Peabody, Massachusetts: Hendrickson Publishing 1967: 10.

35. http://www.studylight.org/commentary/acts/2–1.html#acc

36. http://www.studylight.org/commentary/acts/2–1.html#acc

37. M. C. Dillbeck et al. «The Transcendental Meditation program and crime rate change in a sample of 48 cities», Journal of Crime and Justice, 1981; 4: 25–45.

38. J. Hagelin, et al., «Effects of group practice of the Transcendental Meditaiton program on preventing violent crime in Washington, D. C.: Results of the National Demonstration Project, June – July 1993», Social Indicators Research, 1999; 47 (2): 153–201.

39. W. Orme-Johnson et al., «International peace project in the Middle East: the effects of the Maharishi technology of the unified field», Journal of Conflict Resolution, 1988; 32: 776–812.

40. Update footnote about Jahn and Dunne.

41. R. G. Jahn, et al, «Correlations of random binary sequences with prestated operator intention: a review of a 12-year program», Journal of Scientific Exploration, 1997; 11: 345–367.

42. SRI LANKA’S RETURN TO WAR: LIMITING THE DAMAGE Asia Report № 146–20 February 2008: http://www.refworld.org/pdfid/47bc2e5c2.pdf

43. Paul Tighe, «Sri Lanka Battles Tamil Rebels in Land, Air and Sea Attacks», Bloomberg, September 18, 2008: http://www.bloomberg.com/apps/news?pid=newsarchive&sid=aq0MUmQ01f6o

44. Beauregard, M. and O’Leary, D. The Spiritual Brain: A Neuroscientist’s Case for the Existence of the Soul, 2007:

45. Maslow, A.H., Religions, Values, and Peak-Experiences (Stellar Books, 2014: 33).

46. A. Newberg, Enlightenment: 40.

47. McTaggart, L. The Field: the Quest for the Secret Force of the Universe (HarperCollins, 2001): p. 6–7.

48. W. James, The Varieties of Religious Experience. New York: The New American Lib rary, 1958: 67, quoted in A. Greeley, Ecstasy: A Way of Knowing, Prentice Hall, 1974: 8–9.

49. A. Greeley, Ecstasy: A Way of Knowing, Prentice Hall, 1974.

50. Dr. A. Newberg and M. R. Waldman, How Enlightenment Changes Your Brain: The New Science of Transformation (UK: Hay House, 2016): 43.

51. Newberg, A. Why God won’t Go Away (Ballantine, 2001): page 103.

52. Newberg, Enlightenment, op cit: 52.

53. Newberg, op cit.: pp. 118–119.

54. Newberg, op cit, pр. 121–122.

55. Newberg, op cit, pp. 126–127.

56. Livinston, K. Religious practice, brain, and belief», Journal of Cognition and Culture, 2005; 5: 1–2.

57. Newberg, Andrew, MD. What We Believe What we Believe: Uncovering Our biological need for Meaning, Spirituality, and Truth (Free Press, 2006): 195.

58. Newberg, ibid: page 200–205.

59. Underhill, E. Mysticism, etc.

60. Newberg, Enlightenment, op cit: page 91.

61. A. Newberg, Enlightenment, op cit; 91.

62. As quoted in Levin, J. «The Transcendent Experience: Conceptual, Theoretical, and Epidemiologic Perspectives», EXPLORE, 2005, 1 (2): 89–101.

63. A. Greeley, Ecstasy: A Way of Knowing, op cit.

64. A. Newberg, Why God Won’t Go Away, op cit: 108; Enlightenment, op cit: 64–5.

65. J. Levin, «The Transcendent Experience».

66. H. S. Lewis.

67. Ibid.

68. G. Harris, «Healing in Feminist Wicca», in L. L. Barnes and S. S. Sered, eds, Religion and Healing in America (Oxford University Press, 2005): 258–261.

69. T. J. Kaptchuk, «Placebo studies and ritual theory: a comparative analysis of Navajo, acupuncture and biomedial healing», Philosophical Transactions of the Royal Society B, 2011; 366: 1849–58.

70. Ted J. Kaptchuk, «Palcebo Studies and ritual theory: a comparative analysis of Navajo, acupuncture and biomedical healing», Philosophical Transactions of The Royal Society B Biological Sciences; 2011; 366 (15672) 1849–58.

71. Robbie Davis-Floyd, «Research Paper on Rituals», unpublished, citing: d’Aquili, Eugene G., et al. The Spectrum of Ritual: A Biogenetic Structural Analysis, New York: Columbia University Press, 1979.

72. T. J. Kaptchuk, «Placebo studies and ritual theory: a comparative analysis of Navajo, acupuncture and biomedial healing», Philosophical Transactions of the Royal Society B, 2011; 366: 1849–1858.

73. E. Durkheim, Les Formes Elementaires de la Vie Religieuse, Paris: Alcan, as quoted in R. Fischer, et al, «The Fire-Walker’s High: Affect and Physiological REesponses in an Extreme Collective Ritual», 2014: PLoS ONE 2014: 9 (2): e88355.doil:10.1371/journal.pone.0088355

74. J. Haidt, et al, Hive Psychology, Happiness, and Public Policyt, The Journal of Legal Studies, 2008; 37 (S2): S133-S156.

75. S. Tewari, et al., «Participation in Mass Gatherings Can Benefit Well-Being: Longitudinal and Control Data from a North Indian Hindu Pilgrimage Event», PLoS One, 2012.

76. Ibid.

77. Fischer, op cit.

78. B. Bittman, et al, «Composite effects of group drumming nusic therapy on modulation of neuroendocrine-immuyne parameters in normal subjects».

79. Stevens, quoted by S Krippner in Schlitz, M., et al, Consciousness & Healing: Integral Approaches to Mind-Body Medicine (Elsevier, 2005).

80. P. Reddish, et al., «Let’s Dance Together: Synchrony, Shared Intentionality and Cooperation», PLos ONE, 2013; 8 (8): e71182. Doi: 10.1371/journal.pone.0071182; S. S. Wiltermuth and C. Heath, «Synchrony and cooperation».

81. Quentin D. Atkinson and Harvey Whitehouse, «The cultural morphospace of ritual form», Evolution and Human Behavior, 2011, 32 (1): 50–62.

82. Deirdre Meintel and Geraldine Mossiere, «Reflections on Healing Rituals, Practices and Discourse in Contemporary Religious Groups», Ethnologies, 2011; 33.

83. Ibid.

84. J. W. Pennebacker, «Wiriting about emotional experiences as a therapeutic process, Psycholo Sci, 1997; 8: 162–66; J. W. Pennebacker, ME Francis. «Cognitive, emotional, and language processes in disclosure, Cogn Emot. 1996; 10: 601–626, as references in J. Levin, «How Faith Heals: A Theoretical Model», Explore, 2009; 5 (2): 77–96.

85. H Diensfrey. «Disclosure and health: an interview with James W. Pennebacker», Adv Mind Body Med, 1999; 15: 161–3.

86. Carroll B. Nash, «Test of Psychokinetic Control of Bacterial Mutation», Journal of the American Society for Psychical Research,1984; 78: 145–152.

87. E. Stanley, «Liquid water: A very complex substance», Pramana Journal of Physics, 1999; 53 (1): 53–83.

88. www.lsbu.ac.uk/water.

89. Roy paper on structure.

90. Roy correspondence.

91. B. Grad, «Dimensions in «Some biological effects of the laying on of hands’ and their implications», in H. A. Otto and J. W. Knight (eds), Dimension in Wholistic Healing: New Frontiers in the Treatment of the Whole Person (Chicago: Nelson-Hall, 1979): 199–212.

92. L. N. Pyatnitsky and V. A. Fonkin. «Human Consciousness Influence on Water Structure», Journal of Scientific Exploration, 1995; 9 (1): 89.

93. Zuyin L (1997) Scientific QiGong Exploration. Amber Leaf Press, Malvern, PA, as reported in R. Roy, et al. «The Structure Of Liquid Water; Novel Insights From Materials Research; Potential Relevance To Homeopathy», Materials Research Innovations, 2005, 9–4: 1433.

94. B. Grad, «The „laying on of hands”: implications for psychotherapy, gentling and the placebo effect», Journal of the Society for Psychical Research, 1967; 61 (4): 286–305.

95. Ibid.

96. http://teilhard.global-mind.org/intention.110911–18.html

97. Acts 13: 1–23, Ezara 8: 22–23 and Jona 3: 6–10; as quoted in Seven Benefits of Praying Together by Dr. Jonathan Oloyede, ONLINE.

98. Ruth Braunstein, et al. «The Role of Bridging Cultural Practices in Racially and Socioeconomically Diverse Civic Organizations», American Sociological Review August 2014 vol. 79 no. 4 705–725.

99. V. Gallese, et al, «Action recognition in the premotor cortex», Brain, Vol. 119, No. 2, 593–609, 1996.

100. Matthieu Richard, Antoine Lutz and Richard J. Davison, «Mind of the Meditator», Scientific American, November 2014, pp. 39–45.

101. L. McTaggart, The Intention Experiment: Using Your Thoughts to Change your Life and the World (Free Press, 2007): 70.

102. Линн Мак-Таггарт.

103. A. Lutz, et al., Long-term meditators self-induce high-amplitude gamma synchrony during mental practice. Proceedings of the National Academy of Science, 2004;101 (46).

104. Leiberg S, Klimecki O, Singer T (2011) Short-Term Compassion Training Increases Prosocial Behavior in a Newly Developed Prosocial Game. PLoS ONE 6 (3): e17798. doi:10.1371/journal.pone.0017798

105. Интервью с Борегаром.

106. R. B. Cialdini, et al., «Reinterpreting the Empathy-Altruism Relationship: When One into One Equals Oneness», Journal of Personality and Social Psychology, 1997; 73 (93): 481–494.

107. George is a pseudonym, but his story was documented by Candy Gunther Brown, an associate professor of Religious Studies at Indiana University and published in her book Testing Prayer: Science and Healing (Harvard University Press, 2012).

108.

109. S.O’Laoire, 1997An experimental study of the effects of distant, intercessory prayer on self-esteem, anxiety and depression, Alternative Therapies on Health and Medicine 3 (6): 19–53.

110. K. Pellimer, «Environmental Volunteering and Health Outcomes over a 20-year Period, The Gerontologist, 2010; 50: 594–602.

111. Poulin, M. J., & Holman, E. A. (In press) Helping hands, healthy body? Oxytocin receptor gene and prosocial behavior interact to buffer the association between stress and physical health. Hormones and Behavior. Poulin, M. J. (In press). Volunteering predicts health among those who value others: Two national studies. Health Psychology. Poulin, M. J., Brown, S. L., Dillard, A., & Smith, D. M. (In press). Stress does not predict increased mortality among those who give to others. American Journal of Public Health.

112. N. Mor and Jennifer Winquist, «Self-Focused Attention and Negative Affect: A Meta-Analysis», Psychological Bulletin, 2002; 128 (4): 638–662.

113. W. M. Brown, et al. Altruism relates to health in an ethnically diverse sample of older adults, The Journal of Gerontology Series B: Psychological Sciences and Social Sciences, 2005 May;60 (3): P.143–52.

114. H. G. Koenig, «Religious coping and health status in medically ill hospitalized older adults», Journal of nervous and Mental Disease, 1998; 186: 513–21.

115. D. Oman, et al, Volunteerism and Mortality among the Community-dwelling Elderly, Journal of Health Psychology, 1999 May;4 (3): 301–16. doi: 10.1177/135910539900400301.

116. REF.

117. Allan Luks, «Helper’s High: Volunteering Makes People Feel Good, Physically and Emotionally», Psychology Today, October 1988.

118. D. Keltner, Born to be Good: the Science of a Meaningful Life (WW Norton and Co, 2009).

119. D. Keltner, Born to Be Good: The Science of a Meaningful Life, 2009, W. W. Norton and Company: pp. 232–235.

120. C. Hutcherson, et. «Loving-Kindness Meditation Increases Social Connectedness», Emotions, 2008; 720–728.

121. B. L. Fredrickson, et al. «A functional genomic perspective on human well-being», PNAS, 2013; 110 (33): 13684–13689.

122. P Arnstein, et al, «From chronic pain patient to peer: benefits and risks of volunteering», Pain Management in Nursing, 2002 Sep; 3 (3): 94–103.

123. Hamilton: Kindness.

124. M. Clodi, et al, «Oxytocin alleviates the neuroendocrine and cytokine response to bacterial endotoxin in healthy men», American Journal of Physiology, Endocrinology and Metabolism, 2008; 295: W686–91, as reported in D. Hamilton, Why Kindness: страница 90.

125. Hamilton: Kindness. Страница 108.

126. François Gauthier, «Les HeeBeeGeeBee Healers au Festival Burning Man. Trois récits de guérison», Ethnologies, 2011; 33 (1): 191–217.

127. Koenig H.G, et al. 1998. The relationship between religious activities and blood pressure in older adults. International Journal of Psychiatry in Medicine 28: 189–213.

128. Koenig HG, et al. 1997. Attendance at religious services, interleukin-6, and other biological parameters of immune function in older adults. International Journal of Psychiatry in Medicine 27: 233–250.

129. Koenig, H.G., and Larson, D.B. 1998. Use of hospital services, religious attendance, and religious affiliation. Southern Medical Journal 91: 925–932.

130. Oman, D., and Reed, D. 1998. Religion and mortality among the community-dwelling elderly. American Journal of Public Health 88: 1469–1475.

131. R. Hummer et al. «Religious involvement and U. S. adult mortality», Demography 1999; 36: 273–285.

132. Kark, JD., G Shemi, Y Friedlander, O Martin, O Manor and SH Blondheim. 1996. Does religious observance promote health? mortality in secular vs religious kibbutzim in Israel. American Journal of Public Health 86: 341–346.

133. H. G. Koenig, et al, «Attendance at religious services, interleukin-6, and other biological parameters of immune function in older adults», International Journal of Psychiatry in Medicine, 1997; 27: 233–50.

134. C. G. Brown, et al. Study of the Terapeutical Effects of Proximal Intercessoy Prayer (STEPP_ on Auditory and Vistual Impairements in Rural Mozambique, Southern Medical Journal, 2010, 103; 864–69.

135. B. Hubbard, The Untrue Story of You (London, UK: Hay House, 2014) and the act of altruism itself may have been healing and helped to increase a natural sense of joy.

136. «If you want to be happy, practice compassion. If you want others to be happy, practice compassion». The Dalai Lama Prayer studies of group prayer.

137. Group effect of the circles. The altruistic impllse comes when we step out of our own individuality and into a place of oneness.

«Life is holiness and everyday humdrum, sadness and laughter, the mind and the belly all mixed together. The Great Spirit doesn’t want us to sort them out neatly.» a. Oneworldinsight.com

138. U. Lindenberger, et al, «Brains swinging in concert: cortical phase synchronization while playing guitar», BMC Neuroscience, 2009; 10: 22.

139. V. Müller, et al. «Intra– and Inter-brain Synchronization during Musical Improvisation on the Guitar, PLoS One, 2013.

140. E. Filho, «The Juggling Paradigm: A Novel Social Neuroscience Approach To Identify Neuropsychophysiological Markers Of Team Mental Models», Frontiers n Psychology, 2015; 8: 799; http://dx.doi.org/10.3389/fpsyg.2015.00799

141. L. Denizeau, Soirées miracles et guérisons», Ethnologies, 2011, 33 (1): 75–93.



Оглавление

  • Пролог
  • Часть I Пространство возможностей
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  • Часть II Экстрасенсорный интернет
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Часть III Священный миг
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  • Часть IV Святая вода
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  • Часть V Башни-близнецы как символ мира
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  • Часть VI Эффект зеркала
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  • Часть VII Год намерения
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  • Часть VIII Упражнения «Силы восьми»
  •   Глава 22
  • Примечания