КулЛиб электронная библиотека 

Зачем я тогда пошёл с ними [Андрей Гринин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Андрей Гринин Зачем я тогда пошёл с ними

Зачем я тогда пошёл с ними? Да, мне нужны были деньги, да и устал я сидеть в застенках Башни. Говорят, что на третьем курсе боевой магии Университета отправляться в найм опасно. Некоторые из моих товарищей уже разбрелись по экспедициям археологов, а кто зарабатывал, подчиняя мышей и топя их в воде (денег с этого занятия хватит на один ужин). Я же долго думал, чем мне заняться.

Вся работа, подходящая студентам моего курса была разобрана, и я решил найти работенку в трактирчике “Смелый Гоблин”, где часто собирались искатели приключений. Зайдя внутрь, я увидел стандартную картину: едящие и пьющие посетители, управляющий, принимающий заказы за стойкой и повара, которые за незакрытой дверью что-то готовили.

В дальнем от двери углу сидел мужчина средних лет, с чёрной короткой бородой и в лёгкой одежде, подходящей для исследования секретов подземелий. Я сразу догадался, что он предпринимает какую-то экспедицию. И решил подойти:

– Простите, – робко сказал я ему.

– Да? – спросил он меня.

– Я ищу работу, а вы похожи на того, кто ищет наёмников.

– Ах, да. Как-же я сразу не подумал. Можешь присоединиться к нам, плачу сотню за этот поход, вся провизия за мной.

– Согласен, – не раздумывая, ответил я.

– Нам, конечно, познакомиться бы, но вижу ты маг из Университета, а значит показа твоей карточки будет достаточно, – сказал он, смотря на то, как я достаю карту из кармана.

– Да, конечно, держите, – протягивая карту, сказал я.

– Хм, интересно, – посмотрев на карту, сказал он и задумался, – боевая магия и курс третий, а значит я, увы, не могу нанять тебя.

– Вы должно быть шутите?!

– Да что там, конечно, нет, а твои учителя знают, что ты в таком опасном месте? – на его лицо натягивалась улыбка.

– Если так, то могу и по простому договору, – разозлено сказал я.

– Ой, ну да, ну да, конечно, можешь! А звать меня Робио.

Я забрал карту обратно и подписал договор, предварительно прочитав, конечно. Мы отправились через два дня.

Я ни с кем не говорил, кроме самого Робио. Большую часть пути я ничего не делал, разве что во время привалов разжигал огонь и помогал в охоте при помощи магических стрел.

– Как у тебя это быстро получается! – сказал один из наёмников Мик.

– Да, что там. Как-то раз на отряд, в котором я раньше состоял напал один маг, так он вызвал такую огненную бурю, что кожа товарищей впереди обуглилась мгновенно, я же отделался ожогами на руках и груди, так и половина леса сгорела! – поделился своим печальным опытом наемник Лекс.

– Он ведь всего на третьем курсе, что ты от него хочешь? – произнёс Робио.

– А что он вообще может? – спросил Лекс и посмотрел на меня с вызывающим видом, – может ты никакой не студент, а лгун и обманщик?

– Возможно, а давай проверим его способности? – произнёс Робио, призывая меня к действию.

– Да, давайте, -я был человек не азартный, но желание показать себя взяло верх, и я согласился.

Было около полудня второго дня нашего похода, я, Робио, Лекс и другие собрались около леса, было придумано задание, в котором я должен был при помощи магии одолеть медведя.

Я не взял с собой никакого оружия и пошёл к месту предполагаемой берлоги. Солнце было высоко в небе и грело всё, кроме этого густого леса. Берлога была близко, около восьмисот футов от лагеря.

У берлоги я и вспомнил насколько это опасно, отходить обратно было поздно, да и бесполезно, так как медведь с лёгкостью меня нагнал бы, и я пошёл дальше. Берлогой у этого медведя было небольшое углубление в земле под деревом, крышей которой являлись корни упавшего дерева.

Я подходил к берлоге всё ближе и ближе, всё время повторяя слова заклинаний. Из берлоги не было слышно ни единого звука, либо медведь затаился в засаде, либо в берлоге его не было. И вот я рядом с берлогой, хочу посмотреть внутрь, держа руки наготове в боевой стойке, готовый в любой момент призвать магическую стрелу. Правда, я ни разу еще не был в таких ситуациях, когда страх заставлял руки дрожать и затмевал разум мыслями о грядущем. Превозмогая страх, я заглянул внутрь, как и ожидалось, в берлоге медведя не было, и уже было с облегчением вздохнул.

Вдруг за спиной я услышал истошный крик. Крик был человеческий, это был крик боли. Страх прошёл по всему телу, после чего я с трудом обернулся и увидел, как большое черное пятно что-то агрессивно рвёт. И это был человек, который к этому моменту начал превращаться в ужасную кашу из мяса и крови. Меня начало рвать от вида кровавого зрелища, но пересилив рефлекс я сосредоточился, произнёс слова Вспышки и послал сигнал вверх, чтобы предупредить лагерь об опасности. После чего повернулся к чудовищу, которое продолжало рвать уже бездыханное тело и, произнося заклинание Волшебной стрелы, ринулся вперёд.

Чудовище резко повернулось на меня и показало свою натуру – это был некогда умерший и ныне воскресший медведь, с ужасными шрамами по всему телу, что, благодаря моим теоретическим знаниям, я быстро сообразил. Также благодаря этой же теории, я помнил, как уничтожать этих тварей: надо было любым образом уничтожить хранилище магии, которое и создавало жизненные силы этому монстру, а обычно таким хранилищем являлось сердце. Стрела ударила медведя в туловище и вырвало небольшой кусок кожи с шерстью. Чудовище ужастно зарычало и бросилось в мою сторону, после чего следующая стрела вонзилась ему в глаз, тем самым лишив его ориентации в пространстве и дало мне фору для чего-то более сильного и сложного, вроде сгустка огненной энергии. Правда, не успел я закончить заклинание, как монстр подбежал ко мне и, встав на лапы, был готов оставить мне жуткий шрам на лице, чтобы в дальнейшем разорвать меня на куски. Я был в ужасе и с закрытыми глазами молился Крамиру. Вдруг что-то тяжелое, жесткое, мокрое рухнуло на меня, я почувствовал боль в ногах, а потом перестал чувствовать вообще что-либо.


***

Я проснулся от тепла огня, который разожгли Робио и другие. Я испытывал странное ощущение, вроде засохшей земли на теле, но, когда открыл глаза и осмотрел себя, обнаружил, что это запекшаяся кровь по всему телу. Кровь пахла гнилью, видимо, это была кровь того самого медведя. Я чувствовал себя нормально, боли в ногах не было.

Робио, увидев, что я проснулся подошёл ко мне и сказал: “Мы нашли небольшую реку неподалеку ты бы мог сходить и смыть с себя всю гадость” .

Я встал, и чуть хромая пошёл за Робио, который направился в сторону реки. Около пяти минут мы шли по еле заметной тропе в лесу, после чего свернули на очень старую, заросшую деревьями, но широкую дорогу. Материал, из которого была сделана дорога, был до боли знаком всем тем, кто хоть раз был в Университете. Любой, кто был там, сразу поймет, что это Орочий гравий, о котором уже сорок лет (на момент рассказа) твердит около центрального входа старый археолог Данте.

Орочий гравий, грислап или grislapo на академическом – это темного цвета камень, который через несколько сотен лет после добычи меняет свой цвет на серо-зеленый, от того и получил народное название “Орочий”, а гравием его прозвали, за его вид.

Дорога из грислапа вела нас вплоть до реки, после чего мы свернули, а дорога пошла дальше, и по видимому Робио даже не замечал её, и я решил спросить его об этом при первой возможности.

Робио остался наверху и закурил какую-то гадость, а я проскользил по камням к реке и начал сначала стирать одежду, после чего смыл с кожи всю кровь. Затем я разжег небольшой костер из веток своей магией, положил одежду около огня, дабы она высохла, сел на камень и заговорил с Робио:

– Так, я бы хотел обсудить дальнейший план действий и узнать, что произошло, кроме того, что знаю я сам, – сказал я Робио, который только докурил свою трубку и был готов слушать.

– Ну что сказать, Мик решил сходить за тобой, думал за твоей спиной будет безопасно, правда в его голову не пришло, что медведь может быть не в берлоге, а где-либо ещё, – сказал Робио, как бы издеваясь над глупостью покойного Мика.

– Значит тот, кого убило это чудовище и был Мик?! Ужас какой, упокой его душу Крамир. – тогда я ещё верил, что Крамир вообще является богом.

– Да, но по крайней мере он спас жизнь более приоритетному члену команды, надеюсь, не напрасно, – сказал Робио, видимо пытаясь положить на меня вину за смерть Мика и подтолкнуть к более усердной работе, – а что касается планов, так я уже не знаю, стоит ли продолжать путь так далеко, может найдём другие руины для, кхм, “изучения”.

– Да, кстати об этом. Часть пути до реки мы шли по древней дороге, как я заметил, она очень неявна, но судя по материалу – это руины, построенные из материала, который добывается орками далеко на севере, – пытаясь заинтересовать и показать свои знания, сказал я.

– Дорога к Орочьим руинам говоришь? Это интересно, но только вот скажи, чем выделяются эти самые орки? Я не читал научных книг, а лишь ползаю по руинам, о которых говорят в тавернах и в твоей магии не разбираюсь.

– Мы орков мало изучали, и я могу сказать только, что они не разбирались в классических школах магии, но в “Формулах магических уравнений по теории Драйта”, можно видеть отдельную формулу высчитывания соприкосновений силы Граммо с силой интеллектуального отражения орков, что может подтолкнуть на мысль, опираясь на простое умозаключение, что эта самая сила интеллектуального отражения рассчитывается не по стандартной формуле, а с добавлением дополнительных коэффициентов и даёт оркам другие возможности в магии, но скорее всего это моя логическая ошибка, так как это может быть связано с системой Рокула, а “Базовые знания системы Рокула с комментариями и упрощениями” я так и не осилил, – погружаясь в свои мысли и забыв про то, что собеседнику это не интересно и непонятно, бормотал я.

– Жутко интересно, особенно про эти ура что-то там, но тебе не кажется, что времени, то у нас мало. Можно быстрее? – зевая, нетерпеливо спросил Робио.

– Да, конечно, если кратко, то орки обычно по части физического оружия, ну, вроде секир и булав, причём сделанных из прочных металлов, ну, например, вспомнить только детскую книгу “Кровавый меч Дикарши – королевы орков с Жестких Холмов”, – услышав с детства знакомое название, Робио подобрел.

– Ну что, если там будут подобные мечи, то мы сможем дорого их продать, и я принимаю решение идти туда.

– Когда вернёмся в лагерь, я могу подготовить план и заклинания для этого похода.

– Мое решение, идём, – воодушевленно произнес Робио, даже не дав мне собрать вещи.

Я быстро собрал вещи, но вместо того, чтобы быстро идти в лагерь, решил более внимательно осмотреть дорогу. Я аккуратно снял слой земли, после чего ещё раз внимательно осмотрел дорогу, но камень всё ещё казался знакомым грислапом, я отковырял несколько камней, дабы постараться более подробно изучить сначала в лагере, а затем у археологов в Университете.

Придя в лагерь, я поздоровался со всеми, зашёл в палатку и целый день только и занимался тем, что изучал раздел орков в “Путеводителе для странствующих магов”, который захватил с собой из Университета и продумывал варианты того, что может случиться. Правда, после нескольких часов мне в голову пришла крайне опасная мысль – надо отправиться изучать дорогу, да и почему я сразу, то не подумал об этом.

Я вышел на улицу и пошёл к Робио, дабы попросить его об этом:

– У меня есть просьба, но она довольно сложная, – чуть боясь, сказал я.

– Что, какая просьба?

– Надо понимать, что я точно не знаю, что нас может ожидать, а следовательно, хорошо подготовиться к грядущему не получится, и я хочу, чтобы ты отправил кого-нибудь исследовать дорогу.

– Ну, тогда я с радостью удовлетворю твою просьбу, – сказал Робио спокойным голосом, после чего посмотрел на других членов команды и крикнул: “Эй, парни, кто из вас хочет отправиться посмотреть на руины?”. После его слов все побросали свои дела и с криками “Я” подбежали к Робио записываться, возможно с надеждой найти любое сокровище.

– Я пойду обратно мне нужно кое-что рассчитать, хорошо? – обратился я к Робио, но он уже не обращал внимания на меня и что-то обсуждал с остальными.

И вот я опять в палатке, но на этот раз решил заняться изучением камней, собранных мной на дороге.

Через несколько часов, я уже закончил все изучения, и пришёл к выводу, что этим камням со времени их добычи около четырёх тысяч лет, а добыты они в довольно холодных местах. После этого в палатку ворвался Робио, и, сказав “ мы вернулись!”, вышел обратно.


***

Я взял перо, пергамент и вышел на улицу. Все наши обсуждали увиденное, Рунген и два его подельника, с которыми я не разговаривал и имена не уточнял, взахлёб, ощущая некую власть, рассказывали о чудесных, выполненных из золота статуях и руинах полных сокровищ, а остальные жадно поглощали истории о великих богатствах и наполнялись азартом.

Я, конечно, не верил их рассказам, не могли остаться такие большие хранилища секретов близко к большим городам, а особенно с Университетами полными археологов. Скорее всего это либо иллюзия, либо храм, либо охраняемое властями место погребения, но как бы там ни было, все они пойдут вперед, а без их помощи мне не вернуться обратно.

Через некоторое время, казалось бы, бесконечных обсуждений, Робио заметил, что сокровища сами себя не достанут и все мигом собрали вещи, спрятали провизию под камнями у реки. Все вооружились своими дубинками, железными мечами и только в руках Робио я заметил стальной, сверкающий магическими искрами меч. Сам я взял только свою книгу заклинаний и, идя сзади, повторял всё то, что может мне пригодиться.

Через полчаса ко мне подошёл Рунген и подозвал вперёд, дабы я поговорил с Робио. Я обошел всех и начал идти рядом с Робио. Робио незаметно просунул бумагу мне в руку и жестом отправил обратно в конец толпы. Я незаметно положил записку в книгу и начал её читать:

“После того, как я с Рунгеном и его ребятами отправился к этой гробнице, меня и их начало подташнивать у первых ворот, я думаю это яд, вроде того из “Меча Дикарши”. Затем я увидел чудный меч, испорченный какой-то нацарапанной гадостью. Ребята Рунгена явно это заметили и всю дорогу смотрят косо, будто пытаясь убить. Теперь же я думаю, что у них сразу был затеян некий план по убийству меня, тебя, Лекса и моих честных ребят из города, теперь же я понимаю, что мои ребята меня предадут тоже и вся эта орава бандитов убьет меня и тебя, так что в этих руинах старайся держаться подле меня. ГЛАВНОЕ ДЕРЖИСЬ РЯДОМ”

Стоило мне дочитать эти слова, как группа, ушедшая далеко вперед, прошла через первые врата, и я в целях защиты наложил на себя заклинание, которое быстро уничтожило все ядовитые пары около меня. Так я прошёл через ворота без рвоты, что в дальнейшем позволило логически поразмыслить над происходящим.

Я догнал и перегнал группу, идя около Робио, и не отходил от него уже до входа в руины.

Придя, мы увидели небольшую гору, явно выбивающиеся из привычного густого леса. И, правда, вход “охраняли” две статуи людей в одежде магов и посохами в руках, правда, они были не из золота, а из камня, который только от света солнца выглядел золотым, а сейчас во время приближения ночи, он был жёлтого цвета, сверху покрытый стеклом.

Все дивились нетронутому произведению искусства, но каждому хотелось скорее приступить к разграблению. Я хотел получить возможность хоть немного зарисовать статуи методом Алиона, но всем, видимо, не терпелось проникнуть внутрь.


***

Наёмники набросились на тяжелую металлическую ржавую дверь и минут десять пытались открыть её; сначала вовнутрь, а затем на себя, пока дверные петли не соскочили и дверь рухнула во внутрь, никого не придавив.

Робио дал знак входить, а сам подошёл ко мне, кивнул и мы вместе вошли.

Внутри нас встретил длинный коридор, уходящий в даль, зал был тускло освещен магическим огнём. Здание выстроили так, что магическая энергия не проходила во внутрь, над входом висели магические камни, которые по-видимому создавали магический барьер, сами огни “сжигали” попавшую сюда энергию. Я попросил Робио снять камни, дабы я не терял своего магического преимущества. Он тотчас дал приказ, но тех, кто полез за камнем ударило током; когда после нескольких попыток каждый отказывался лезть, Робио приставил меч к спине парнишки, у которого здесь не было друзей, которые заступились бы за него и закричал: “Ты, лезешь, иначе тебе конец, слышишь, конец! Быстро, ты подставляешь всех нас, мы можем погибнуть без этого камня”. Делать было нечего, и парень полез, он встал на упавшую и покосившуюся дверь, подпрыгнул и с истошным криком упал наземь с кристаллом в руках. Каменная арка рухнула на него и раздавила его насмерть. Отряд с ужасом смотрел на окровавленное тело, заваленное камнями.

Несколько секунд все смотрели на бездыханное тело парня. Я заметил, что в глазах Робио полыхала ярость, граничащая с кровожадностью. Он без зазрений совести выхватил уже кровавый кристалл из рук и швырнул его мне, я, в шоке от произошедшего, с трудом поймал его. Посмотрев на него, меня начало сильно рвать, голова начала раскалываться, и я выпустил кристалл из рук, боль прекратилась, но шок от случившегося не исчез.

Когда мне полегчало, в меру порядочные члены экспедиции похоронили бедолагу в склепе из обломков арки. И все двинулись дальше, сам я начал держаться подальше от Робио, с опасением наблюдая за всеми, благо моя магия вернулась ко мне, и я был готов защищаться в любой момент.

Мы прошли большой зал, зашли в другую комнату с лестницей вниз. На лестнице света не было, но мы пошли дальше, не зная, что ждёт нас. Пройдя вниз, мы не увидели ни одной комнаты, то есть было несколько дверных проемов, но они были обрушены.

Мы были близко к новому источнику света, когда по лестнице пробежали странные волны, она начала исчезать с конца, и пять наёмников с криками улетели вниз, с ними был и Лекс, мы же, Робио, я, Рунген и оба его подельника, успели отступить к безопасному проходу между этажом и лестницей.

Снизу раздались крики с мольбами о помощи, но через мгновение всё снизу озарилось огнем, и крики стихли, на нас же сверху начал опускаться странный, зелёный газ, я собрал все силы, дабы при помощи магии создать поле с защитой от яда, но не успел. Образованный щит закрыл только меня и Рунгена. В ушах раздался шум, и я закрыл глаза.

Открыв глаза, я увидел, как Робио спорит с подельниками Рунгена. Сам Рунген лежал подле стены с разбитой головой. Стоило мне подбежать к Рунгену и проверить пульс, как один из подельников полетел вниз, другой же был схвачен Робио за голову. Робио, весь в крови держал последнего за шею и был готов сбросить его в пропасть, его глаза были налиты кровью, и я уже не узнавал того, с кем я пошёл в эти руины, тогда Робио, хоть и был тщеславен, горд, но он не был так кровожаден, он казался простым, жадным искателем приключений.

Я крикнул: “Стой, прекрати, ты же его убьешь”, но Робио не желал слушать, тогда я подбежал к нему и начал вырывать бедолагу из рук Робио, но тот оттолкнул меня ногой, я упал, с криком, закрыл глаза и разрыдался, то что я слышал было ужасно: Робио с криком бил своего заложника об что-то.

Я уже хотел просто взять, пустить огненную стрелу в Робио и начать выбираться, но понял, что вокруг тишина, и лишь вода журчала вдали; я открыл глаза.

На полу не было ничего кроме крови, видимо, Робио скинул тела, и лишь кровь покрыла весь этаж, но на месте обрушенной стены, уже был проход в небольшую комнату с троном на котором сидел Робио и злобно смотрел на меня, его глаза вспыхнули яростью, я подготовил руки к выпуску огненной стрелы, но, встав, Робио начал шататься, пока не рухнул на землю, его тело начало тлеть, гнить, превратилось в скелет, а скелет распался в пыль, в этот момент перед троном возник пьедестал для меча, а трон растворился, и за ним показалась дверь, ведущая в цветущий сад.

Я встал, подошёл к выходу и заглянул в него.

Это был сад с дворцом, райскими фруктами, вкусной пищей, стоящей на столе. В саду суетились слуги, вдруг еду заменил тронный зал с двумя тронами. На одном троне сидела прекрасная эльфийка в королевских одеждах, и хотя второй трон пустовал, я отчетливо представлял себя на нём. Кто-то явно хотел заставить меня идти туда, но я сопротивлялся, чудные виды сменялись друг за другом, пытаясь завлечь меня туда, но, собрав свои силы, я отвернулся и заметил лежащий на каменном полу меч и странным образом отталкивающий пьедестал. И, собрав всю волю в кулак, я поднял меч и вернул его на место, в глазах почернело.

Очнулся я в постели в незнакомой таверне. Около меня сидел доктор на стуле, а в дверях стоял слуга. Мне объяснили, что я неизвестным образом появился на пороге и меня уложили спать, что я дрожал и повторял непонятные слова.

Вскоре я вернулся в Университет, несколько недель пролежал с жаром в своей постели, и в течение года ходил к психологу, и еще долго мне снились кошмары, с которыми я столкнулся.