КулЛиб электронная библиотека 

Покушение [Владимир Харитонов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Владимир Харитонов Покушение

Шел март 1996 года. На дворе стояло хмурое утро, и погода была, как обычно в это время, неустойчивой. Мог пойти обильный снегопад, как в январе, или моросящий дождь, а то и выглянуть солнышко, по которому все соскучились за зиму. Сергей Владимирович Галкин проснулся, как обычно, в семь тридцать утра. Сделал ставшей уже привычной утреннюю зарядку. Она включала в себя комплекс упражнений с гантелями, двухпудовой гирей и наработку ударов по воздуху в стиле каратэ руками и ногами. Затем он принял душ, смыв с себя пот, почистил зубы.

Жена Наташа приготовила на завтрак омлет и чашечку горячего кофе. Кроме ее в квартире никого не было. Сын Виктор пытался найти свое счастье в Москве, подыскав себе временную работу и место жительства. Дочь Марина была в школе №17, недалеко от дома, в четвертом классе. Сергей вышел на улицу в десятом часу утра и направился в свой гараж, где его ожидал российский вездеход «Нива». Жил он с семьей в небольшом провинциальном городе Кинешма на Волге с 1979года. И все его устраивало в этой жизни: и трехкомнатная квартира на улице Социалистической, и красивый и уютный город, и работа частного юриста.

Правда, до 1992 года он работал в милиции, где ему очень нравилось, дослужился до должности начальника уголовного розыска и звания майора. Но в силу семейных обстоятельств он был вынужден уволиться по собственному желанию, и встретить «проклятые девяностые» на гражданке. Зарабатывал консультациями и оформлением различных юридических документов. А самым прибыльным занятием было оказание помощи по возврату денег, данных в долг под определенный процент. Можно сказать, что страна в целом переносила это повальное увлечение своих граждан, как болезнь. Одни доверчиво давали – другие нагло не возвращали. Возвратом долгов занимались все – и бандиты, коих расплодилось в это смутное время немало, и милиция, если усматривались признаки мошенничества, и Суды, и частные юристы.

К десяти часам утра Галкин подъехал к своему офису на улице Ленина. Клиентов пока не было, и он перебирал свои рабочие документы, которые беспорядочно лежали на разных полках шкафа и стола. Примерно в одиннадцать часов в комнату к Сергею зашли его знакомые Виктор Пенкин и Игорь Калошин. С ними он по вторникам и пятницам вечером ходил в спортивный зал на АЗЛК, заниматься карате – отрабатывать удары на грушах и проводить спарринги между собой. В спортзале обычно собирались еще человек пять, любителей рукопашного боя и сторонников здорового образа жизни.

Пенкин показался очень возбужденным, по нему было видно, что произошло что-то неординарное.

– У меня полчаса назад бандиты отняли машину, – почти выкрикнул он.

Галкин порекомендовал ему успокоиться и рассказать все по порядку. Виктор поведал следующее: « Как обычно, я сегодня с раннего утра таксовал на своей желтой «копейке». В половине девятого в салон сели четверо не очень трезвых граждан. По их разговорам между собой и наколкам на руках, я понял, что все они ранее судимые и, по-видимому, авторитетные в определенных кругах люди. Часа два я их возил в разные точки города, а затем кто-то потребовал, чтобы я их напоследок отвез в деревню Луговое. Так далеко ехать я не хотел без предварительной оплаты. Тем более что они еще не расплатились за поездки по городу. Тогда они силой вытащили меня из машины, кто-то из них сел за руль, и они уехали. Было это в районе поселка Чкаловский. В милицию обращаться я не хочу».

– Почему же ты не применил приемы каратэ, – спросил Галкин.

– Мне подумалось, что у кого-нибудь из них есть нож и он может ударить в спину – ответил Виктор, – да и последствий побоялся – мести со стороны бандитов.

– Ну что – же, поехали на моей машине искать твоих обидчиков, – предложил Сергей.

Все трое сели в «Ниву» и поехали на место, где и произошло, со слов Пенкина, разбойное нападение. К счастью бандиты далеко уехать не смогли. Здесь же, на улице 50-летия ВЛКСМ, они врезались в небольшую металлическую ограду. Машина заглохла, а они, как ни в чем ни бывало, в салоне распивали спиртные напитки. « Наглость, граничащая с глупостью», – подумалось Галкину. Он подогнал свою машину рядом с желтой копейкой и вышел из салона. Угонщики Сергея хорошо знали в лицо, по работе в милиции, знали и его крутой нрав. Поэтому, увидев его вместе со своими друзьями, попытались запереться изнутри, да кто-то на заднем сиденье не успел нажать на кнопку. Галкин открыл дверь и увидел пьяных Николая Марголина, по кличке «Марго», Сергея Тимохина, – «Тимоха», Леонида Маркова, – «Марка» и Вячеслава Тихонова, – «Тихий». Действительно, все были ранее судимы за преступления против личности, как говорится, наглые до крайности и невосприимчивы к разговорам воспитательного характера.

Юрист силой вытащил Марголина из машины. Тот замахнулся рукой, видимо, хотел показать стиль «пьяного мастера», но был сражен ударом в челюсть наповал. Пенкин и Калошин помогли вытащить остальных разбойников и все, кроме Маркова, улеглись на асфальте, слегка покрытым тающим снегом. «Марка» оказался самым хитрым, он зашел в лужу по колено и отказался выходить на сушу, приглашая желающих подраться к себе. Ноги мочить никто не захотел, и когда каратисты вернулись к машине, Леонид предпочел убежать, бросив товарищей на произвол судьбы. «Копейка», не смотря на некоторые повреждения от столкновения с оградой, завелась. Виктор с Игорем уехали на ней, а Галкин на своей машине вернулся в офис. А на мокром асфальте остались лежать три неподвижных тела…

И все бы ничего – все остались живы, лишь слегка побиты, да у Марголина челюсть оказалась слабой для хорошо поставленного удара, сломалась в двух местах. С кем он после этого встречался, доподлинно никому неизвестно, но кто-то из уголовных авторитетов Кинешмы посоветовал ему смыть позор кровью, не своей, естественно, а Галкина. «Марго» по характеру был трусоват и сам что-то сделать побоялся, но нашел человека, который за небольшие деньги согласился стать киллером и застрелить обидчика. Помимо денег, он попросил найти ему боевой пистолет и патроны. Стрелять душегуб научился на службе в армии в одной из «горячих точек», и делал это довольно хорошо.

По иронии судьбы новый немецкий пистолет системы «Вальтер» Марголину продал тоже бывший работник милиции Андрей Смирнов. Но это выяснится много позже. К пистолету прилагался фирменный глушитель, чтобы звук выстрела не привлекал внимания посторонних случайных свидетелей. Стрелок подошел к делу основательно: выяснил режим работы Галкина, где он живет, где находится гараж. А тот беззаботно жил своей обычной жизнью, мести со стороны криминалитета он никогда не боялся.

По пятницам Сергей ездил к своему другу Николаю Михайловичу Мерзоеву на станцию технического обслуживания автомобилей в сауну, в которой любили попариться и сотрудники станции после рабочего дня, и близкие друзья – братья Смирновы Юрий и Вадим, и Сергей Горелов. Однажды маляр по покраске автомобилей заметил Галкину, что на его машине местами облетела краска за зиму, и предложил свои услуги по устранению этой обычной для российских машин неприятности. Только о конкретном дне и цене за работу надо было договариваться с директором Мерзоевым. Ну, с этим никаких проблем не возникло – между походами в сауну решили, что машину Сергея возьмут «в работу» 17 апреля в самом начале рабочего дня, то есть в девять часов.

А 16 апреля день выдался солнечный, с утра и до самого вечера. Галкин после работы своими руками вымыл «Ниву» так, что она, как говорится, блестела, словно новая. Зато и места на кузове, где облетела заводская краска, стали видны еще лучше и сильно портили и внешний вид машины, и настроение ее владельца. Очень надеялся Сергей, что и на другой день, в среду, будет такая же солнечная погода и проблем с покраской никаких не возникнет.

Но не зря говорится: «Человек предполагает, Бог располагает»… Выйдя из своей квартиры на улицу в восемь часов утра, Галкин расстроился. Шел мокрый снег с дождем и просвета от туч на небе даже не намечалось. Он верил в то, что людям часто посылаются «знаки с небес», предохраняющие их от бед…, но как и все русские надеялся – « авось пронесет». Поэтому он не стал звонить своему другу и отменять намеченную работу с его автомобилем. «Теперь придется, по приезду на станцию технического обслуживания, брать ведро с водой и заново мыть машину», – подумал Галкин. С вечера Сергей приготовил новый красивый спортивный костюм черного цвета, но пришлось одеть и кожаную куртку, так как было довольно прохладно.

Подойдя к своему гаражу, расположенному возле предприятия электрических сетей (ПЭС), он увидел незнакомого парня, лет двадцати четырех, невысокого роста и среднего телосложения. Тот стоял на углу забора частного дома, с правой стороны от гаражей, с целлофановым пакетом в руках и внимательно рассматривал Галкина, как будь-то, хотел о чем-то спросить. Одет он был в темную болоньевую куртку и темные брюки, на голове спортивная шапочка. Сергей открыл дверь в свой бокс… и сразу вспомнил, что забыл ключи зажигания у себя в квартире. Обычно он их оставлял на видном месте возле автомобиля. «Если кто-то и взломает гараж с целью угона или кражи машины, то хоть проводку не повредит, заведет ее ключом. Я потом ее все равно найду», – размышлял он. А тут намыл машину и по забывчивости забрал ключи с собой. Это был второй «знак с небес», которого вовремя он не заметил. Сергей запер дверь гаража и направился к себе домой, на улицу Социалистическую.

И это, как ни странно, спасло ему жизнь…. По плану киллера, о котором стало известно позднее, стрелять он хотел, когда намеченная жертва войдет в свой бокс, чтобы после этого запереть его внутри и оставить умирать. Сергей обычным шагом шел вдоль бетонного забора ПЭС, который был слева от него. Справа – картофельные поля, а дальше, метрах в ста – асфальтовая дорога, по которой шли на 2-ю фабрику редкие прохожие. И вдруг буквально ниоткуда раздался голос: « Он догоняет тебя». Он был какой-то «бесцветный», без каких-либо эмоций, можно сказать – компьютерный и не очень громкий. Галкин невольно обернулся. Его действительно догонял быстрым шагом незнакомец с целлофановым пакетом в правой руке. Но что Сергей должен был сделать? Как среагировать на предупреждение, которое, возможно, просто почудилось?

И он, не прибавляя шага, двигался дальше…. Вдруг снова тот же голос произнес: «Он тебе стреляет в спину». Галкин резко обернулся назад. Незнакомец был метрах в двух от него с вытянутой правой рукой, которая была внутри пакета…. И раздался негромкий хлопок выстрела. Сергей ощутил резкую боль в спине, как будь-то, в нее воткнули раскаленный докрасна металлический прут. Ему показалось, что он услышал шипение, подобное тому, когда горячий металл окунают в воду…. и запах паленого мяса. Первым ощущением было что-то нереальное, будь-то, он стал ниже ростом, сантиметров на двадцать, сдулся, как проткнутый воздушный шарик. Мир вокруг на какое-то мгновение «поплыл», стал сюрреалистичным. Но вскоре «картинка» перед глазами восстановилась. Галкин грудью пошел на убийцу со словами: «Сволочь, что же ты делаешь?». Тот производил какие-то манипуляции рукой в пакете, однако второго выстрела не последовало, и он побежал. Сергей попытался догнать стрелка, но дышалось очень тяжело и, сделав несколько шагов, он остановился.

А по асфальтовой дороге шла женщина, лет тридцати. Одета она была просто – в серенький плащ с пояском и синий платочек на голове. Возможно, спешила на работу. Раненый через картофельное поле пошел ей наперерез. Подойдя почти в упор, попросил: «Девушка, а вы не позвоните в скорую помощь, меня сейчас ранили».

– Хорошо, позвоню с ближайшего телефона, – как-то рассеянно ответила она, при этом смотрела не на Галкина, а за его спину. Сергей обернулся, … и ствол с глушителем уперся ему в грудь. «Киллер решил завершить начатое дело прямо при свидетеле», – подумалось юристу в этот момент. Было очень странно оттого, что страха перед смертью абсолютно не было. Возможно, это происходит со всеми, кто слишком близко к ней подходит…. Воображение рисовало перед глазами скромный памятник на могиле, с его фотографией и записями даты рождения и смерти. Убийца растерянно жал на курок пистолета, но выстрела не было. От волнения он не заметил, что патрон перекосило в патроннике, и надо было просто передернуть затвор.

А Сергею пассивное ожидание смерти быстро наскучило. Он вспомнил, что зачем-то всю свою сознательную жизнь тренировал свой дух и тело, отрабатывал различные удары руками и ногами для защиты себя и своих близких. И явно не для того, чтобы какой-то мерзавец вот так просто взял и убил его. Галкин привычным движением руки запустил хук справа. Ему показалось, что кулак движется очень медленно, как в замедленной съемке, и что убийца успеет увернуться. Но тот неожиданно рухнул на асфальт, выронив пистолет. Сергей схватил его и по первому порыву направил на неподвижно лежащее тело, нажав на спусковой крючок. Но он допустил ту, же ошибку – не передернул затвор, и выстрела, к счастью, не прозвучало. Ведь это было бы « умышленное убийство из чувства мести человека, находящегося в беспомощном состоянии». Сроки за такие еступления давали весьма большие.

Случайная свидетельница происходящего стояла неподвижно, словно завороженная. Она была явно напугана и не понимала, что происходит.

– Вы не могли бы дать поясок от своего плаща, связать преступнику руки, – обратился к ней Сергей, – а то, возможно, я вскоре потеряю сознание. А он очнется.

Женщина сняла пояс и подала Галкину. Тот не спеша откинул оружие подальше, перевернул убийцу на живот, связав его руки за спиной, и сел на него верхом.

– А кто же вызовет скорую помощь? – обратился он к девушке, заметив, что она не собирается никуда идти и ждет, по-видимому, свой кушачок.

– Я попросила позвонить вон тех, мужчину с женщиной, – ответила она, показав рукой в сторону удаляющейся пары.

Между тем, киллер очнулся и стал извиваться, словно змей, пытаясь освободить руки и встать. Ему удалось сползти с дороги на снежную, но грязную обочину. Жестким ударом кулака в затылок Сергей отключил его на время. Он заметил, что рядом с девушкой уже стоят еще четыре человека, две женщины и два мужчины не старше пятидесяти лет. «Как много зрителей и ни одного помощника», – подумалось Сергею. Незадачливый убийца вновь пришел в себя. Он неожиданно и резко перевернулся на спину под Галкиным и, изогнувшись невероятной дугой, пытался укусить его за лицо. « И впрямь, как змей»,– мелькнуло в голове раненного юриста. Он схватил соперника рукой за горло и стал его душить. Однако это оказалось совсем не просто. Связанный преступник извивался всем телом, и терять сознание не собирался. Тогда Сергей большим и указательным пальцем, что есть силы, схватил за кадык своего врага и стал сдавливать. Тот вскоре обмяк, перестал дышать и его открытые глаза неподвижно смотрели в небо….

Вот когда Сергею стало по-настоящему страшно. Ему представилось, что он идет к Богу … с трупом на плече. Зрители безучастно смотрели на происходящее. Галкин с силой пару раз надавил на грудную клетку в область сердца и легких своего убийцы и тот задышал. А когда совсем пришел в себя, то опять стал отчаянно пытаться вырваться. Именно в этот момент подъехал милицейский Уазик, из которого выскочили два незнакомых Сергею рядовых сотрудника правоохранительных органов. Прямо у них на глазах он двумя хлесткими ударами рук в очередной раз обездвижил соперника. Не поняв ситуации, подбежавший милиционер своим кирзовым сапогом ударил в лицо сидящему юристу. Тот отлетел метра на два и стукнулся раненной спиной о дерево, при этом потерял сознание.

Когда очнулся, ударивший его милиционер извинился и сказал, что вот-вот примчится скорая. На преступника сотрудники надели наручники, отдав, наконец, поясок владелице. Подъехала машина скорой помощи. Сергей сам залез в ее салон к медикам и по их просьбе разделся до пояса для осмотра. Краем глаза он увидел, что милицейский Уазик вместе с задержанным преступником поехал в сторону отдела милиции. Со слов фельдшера, рана была небольшая, круглая, крови снаружи практически не было. Тем не менее, он сказал, что надо ехать в хирургическое отделение, сделать рентгеновский снимок. Галкин выставил категоричное условие, чтобы сначала заехать к нему домой и предупредить жену. Как не сопротивлялись медики, но в итоге согласились.

Когда подъехали к дому, Сергей один поднялся на второй этаж, позвонил в свою дверь. Вышедшая на звонок жена вдруг побледнела. Руки ее супруга были в крови, но… это была чужая кровь.

– Меня ранили, ты поедешь со мной в хирургию? – спросил он. Она молча одела свое пальто, вышла на лестничную площадку и заперла входную дверь. В хирургическом отделении прием вел хороший знакомый Галкиных – Синицын Владимир Иванович. Он смерил давление – 120/ 80, пульс – 72 удара в минуту, осмотрел рану на спине. С учетом стрессовой ситуации все показатели были в норме.

– Надо все-таки сделать рентгеновский снимок, – сказал он, – но у рентгенолога заболел муж, он лежит с сердечным приступом в больнице на Томне. Она отпросилась на сорок минут, навестить его. Давайте пока сделаем УЗИ.

Галкин с хирургом прошли в кабинет специалиста, однако,… осмотр с помощью их аппарата никаких повреждений внутренних органов не обнаружил.

– «А был ли мальчик?» – в задумчивости произнес Синицын, – возможно только поверхностное ранение. После рентгена, если повреждений не найдем, перевяжу и пойдете домой. Подождите у кабинета.

Сергей очень обрадовался тому, что услышал от доктора. Смущала боль в спине и несколько затрудненное дыхание, но врач сказал, что возможно сломано ребро – это не страшно. Минут тридцать Галкин с супругой сидели у рентгеновского кабинета. Он рассказал ей, что произошло в это злополучное утро. Вскоре подошла очень грустная женщина, лет сорока пяти, и зашла в кабинет. Следом подошел и хирург. Он пригласил с собой Сергея. Но как только включили аппарат, и тот встал под его лучи, Синицын официальным тоном спросил: «Вы сами подниметесь на второй этаж?».

« Значит, не пронесло…и предстоит операция», – подумал юрист. А вслух сказал: «Конечно, поднимусь, но если проводит симпатичная медсестра, я не откажусь». Так он пошутил, увидев молодую медицинскую работницу, которая так же зашла в кабинет. Галкин продолжал балагурить и шутить, пока поднимались по лестнице. В каком-то кабинете на втором этаже медсестра велела раздеться до пояса и стала брить лохматый живот и спину Сергея, обильно смазывая йодом в местах будущих разрезов. Когда закончила, сразу повела его в операционную комнату. Там уже находились несколько врачей и их ассистентов, неузнаваемых в медицинских масках. Над хирургическим столом горел яркий свет. Кто-то велел юристу раздеться догола, надеть специальные штаны из мягкой ткани и такие же сапоги на ноги и лечь спиной на операционный стол. Руки и ноги зафиксировали. «Распяли, как на кресте», – подумал Сергей. Яркий свет слепил глаза…

Года за два до этого Галкин уже был в подобной ситуации, ему вырезали разорванный мениск на левом колене. А предшествовало этому следующее: кто-то из тех, кого Сергей лишал свободы, работая в милиции, решил отомстить. Он попросил своих друзей навестить его ночью по месту жительства и побить, как следует. Четыре отчаянных отморозка согласились сделать это. Около трех часов ночи они позвонили в нужную им квартиру. Дверь открылась без каких-либо вопросов, и они вломились вовнутрь. Галкин попытался ударить левой ногой ближайшего бандита в голову. В каратэ этот удар называют «маваши». Но он, думая, что спросонья растяжка плохая, промахнулся. Нога пролетела выше цели, и при этом что-то противно хрустнуло в колене. Зато два удара с обеих рук с разворота уложили двоих нападавших на пол прихожей. Не ожидая такого активного сопротивления, оставшиеся на ногах «мстители» выскочили в коридор. Сергей за шиворот рубашек следом выволок лежащих визитеров. Жене крикнул: «Запри дверь и не открывай никому, что бы ни случилось».

Сам в семейных трусах встал на лестнице выше своих незваных гостей. Его боевая стойка, хоть и полуголая, решимости хулиганам не прибавляла. Они поспешно приводили в сознание отключившихся на время товарищей, помогая им встать на ноги. Лестница была достаточно узкая, двум человекам встать во фронт одновременно невозможно. Возникла небольшая пауза. И вдруг… открывается дверь квартиры Галкиных, супруга Сергея – Наташа больше не могла находиться в полном неведении о происходящем и выглянула на лестничную клетку. Полуголый боец, опасаясь, что его половину бандиты возьмут в заложники в собственной квартире, с криком бросился в атаку. Он наносил удары руками и ногами, визитеры, как говорится, посыпались вниз, как горох. Они еле унесли ноги, поспешно выскочив из подъезда на улицу. А семья Галкиных вернулась в свою квартиру. Надо было успокоиться и постараться заснуть. «Как хорошо, что мы разрешили дочери остаться ночевать у своей подруги», – сквозь полудрему подумал Сергей.

А на другой день колено левой ноги опухло и болело. Вместо работы юрист направился в травматологическое отделение, где определили разрыв мениска. Назначили день для операции, а перед ней надо было сдать несколько анализов и полежать в стационаре пару дней. Был жаркий летний день. Галкин гулял по парку при больнице, когда увидел несколько столпившихся людей возле открытого окна. А из него был слышен мат и крик: «Фашисты! Изверги!». Сергей подошел и из любопытства спросил: «Что происходит?». Мужчина лет сорока пяти ответил: « Да оперируют одного ненормального».

– А разве операцию делают без наркоза? – удивился Галкин.

– На дураков наркоз не действует, – отшутился тот.

– А что оперируют? – уточнил юрист.

– Да, мениск разорванный удаляют,– услышал он в ответ.

Знал бы кто, как Сергею захотелось домой, к жене и дочери. Как он ругал себя и судьбу за травму, полученную в своей квартире, где он мирно спал и никого не трогал. Но изменить уже ничего было нельзя, и он, в конце концов, просто смирился с неизбежностью. Немного походил по асфальтированным больничным дорожкам, полюбовался листочками на старых деревьях, подпирающих своими кронами небо, успокоился и через какое-то время вернулся в свою палату. Она была рассчитана на восемь больных. Вскоре в нее привезли и прооперированного молодого человека. Ему было около двадцати пяти лет, довольно высокого роста, но среднего телосложения. А вот взгляд его показался юристу слегка туповатым. Он всегда каким-то шестым чувством быстро определял недалеких людей, старался с ними не общаться. Парень попросил медсестру пригласить врачей, которым он грубил в операционной, чтобы извиниться перед ними. Никто, конечно, не пришел. А когда молодой человек попытался стонать от боли и жаловаться медицинской сестре, то мужики в палате резко предупредили: «Будешь так себя вести, выставим вместе с кроватью в коридор». И тот затих. Галкин подумал: «Вытерплю любую боль без стонов и после операции поблагодарю врачей». И видно «засело» это в его голове….

На следующий день утром медсестра пригласила юриста в операционную. Но как только надели маску на лицо и попросили глубоко вдохнуть, он уснул…. Никакой боли, конечно, не ощущал. Но чудилось Сергею в затуманенном сознании, что он белое огромное облако, плывет неторопливо по небу, созерцая вокруг. Каким-то образом он видел себя, и беспокоило только одно – размеры своего «нового тела». Ему непременно хотелось знать, где его собственное «Я» кончается,…но это облако было бесконечным во всех направлениях, насколько хватало взора. Когда Галкин стал «возвращаться» в свое привычное тело, то стал говорить «спасибо». При этом в отдалении он услышал какой-то смех и повторил несколько раз слова благодарности, подумав, что его просто не расслышали. Когда открыл глаза и пришел в себя, то увидел, что находится в своей палате, в окружении соседей по койке. Они смотрели на него и смеялись. Оказалось, что минут двадцать он говорил им «спасибо», но никто не мог понять, за что. А вот поблагодарил ли врачей в операционной, Сергей так и не узнал. К вечеру боль в загипсованной на всю длину левой ноге стала достаточно сильной и какой-то ноющей, но он терпел.

После вечернего обхода, кто-то из больных предложил скинуться на водку. «Футболисты», так в шутку звали тех, кому операцию делали на ногах, попросили «боксеров», тех, у кого были загипсованы руки, сбегать в ближайшие ночные ларьки за наркотическим зельем. Две пол-литровых бутылки водки на семерых не так уж и много, но заснуть они реально помогали. Молодому «нытику» не наливали, неизвестно, что он спьяну может выкинуть.

Пора, однако, продолжить рассказ о том, как из Галкина извлекали пулю. Перед операцией ему сделали укол, затем надели маску на лицо и велели глубоко дышать. Он уснул. Искаженное сознание «рисовало» нереальную картину. Перед глазами чудились какие-то падающие сверху кубики с цифрами: – 22, 36, 4, 85, 11…Размеры граней, как Сергею показалось, были примерно тридцать на тридцать сантиметров и цифры на них довольно крупные. Они падали в беспорядке на землю и образовали при этом целую гору. Галкин пытался уловить хоть какую-то закономерность в цифрах, но ему это не удавалось. Как долго продолжилось это видение, Сергей определить не мог. И вдруг появилась какая-то возрастающая боль, сначала еле заметная и где-то в области спины, но затем она становилась все более сильной и как бы разливалась по всему телу. Всюду боль, боль и боль. Казалось, она была внутри и снаружи. Кто-то буквально рвал его органы в разрезанном теле. Появилось затуманенное каким-то дурманом сознание, которое усиливалось вместе с болью. Больной стал слышать голоса врачей: «Режу здесь…зажим…тампон…иглу…». Операцию проводил сам Синицын Владимир Иванович, и Галкин начинал узнавать его голос. Как это могло быть? Почему так больно? Анестезиолог, видимо, вколол недостаточную дозу обезболивающего средства. Время от времени он должен был проверять зрачки оперируемого, но шла реальная борьба за жизнь, и было не до мелочей. Сергей хотел кричать, но язык не слушался, руки ноги тоже онемели, …а терпеть уже не было сил. Наконец, на спине стали зашивать разрез. «Раз – шов…, два – шов…, три…», считал Галкин. Всего получилось семь, затем голос Владимира Ивановича: « Переворачиваем». Сергея положили на спину, но из нее явно что-то торчало. Позже окажется, что это была силиконовая трубка, выведенная из простреленного насквозь левого легкого. Жидкость, которая может скапливаться после операции должна куда-то стекать.

Затем послышалось: « Скальпель… режу здесь…Крючок Фарабеса…». Последнего слова больной не знал и раньше никогда не слышал, но запомнил. Между тем хирург стал что-то резать в полости живота. Все, больше нет сил терпеть… Сергей пытался вдохнуть воздух – не получается и…все исчезло. И боль, и голоса врачей…. Умер…. Наступила клиническая смерть от болевого шока. Хирург делает прямой массаж сердца и легких. Вдох…еще один – ожил, и острая боль вновь пронзила все тело. «Но как же все-таки сладок воздух, которым мы дышим», – подумалось страдальцу. Между тем, врач что-то протыкал иглой внутри, и боль опять становилась нестерпимой. Но Галкин знал теперь, что делать. «Устану терпеть, уйду за грань», – подумал он и почему-то был уверен, что сможет это сделать по своему желанию. Наконец, долгожданное: « Все. Зашиваем». Сергей опять стал считать: «Раз-шов, два…три…», и вновь … пропали все ощущения. Как будь-то, выключили свет. Небытие…

Хирург в замешательстве: разрезать швы и повторить прямой массаж легких и сердца или попробовать реанимировать снаружи. Выбрал второй путь, и …больной вновь вернулся к жизни. Затем юрист ощутил, что его куда-то везут… «Надеюсь не в морг», – подумалось ему. Вскоре онемение тела стало проходить. Галкин открыл глаза. Он лежал один в палате. Рядом на табуретке сидела жена Наташа и держала его за руку. Еле слышно пересохшими губами он произнес: «Привет…». Родные глаза, смотрящие на него, были полны слез. Но боль не уходила, и Сергею приходилось напрягать остатки сил, чтобы удержать сознание в этой реальности. По крайней мере, так ему казалось. Операция шла непрерывно три с половиной часа – было зашито левое легкое с обеих сторон, желудок и полностью удалена селезенка. Ее повредило осколками ребра от удара пули. Саму пулю, со слов Синицина, они не нашли. Вероятнее всего, она провалилась в желудок, в стенке которого и застряла при выстреле.

Пришла медсестра и сделала укол какого-то медицинского наркотика. Боль, наконец, отступила и юрист заснул. Проснувшись, он ждал медсестру, как ангела, понимая, что только она может облегчить его физические страдания. « Двое суток между жизнью и смертью»,– так обозначил хирург этот период много позже. Осматривая свое потрепанное тело, Сергей увидел, что из него торчат четыре силиконовые трубки – из спины, полости живота, носа и…полового органа. Их кончики находились в баночке на полу с каким-то желтым раствором. Больше всего раздражала трубка для опорожнения мочевого пузыря. На вторые сутки Галкин ее просто выдернул. Со слов жены, он знал, что в коридоре по очереди дежурят его товарищи и партнеры по каратэ. Они боялись, что Сергея кто-то придет добивать. Юрист попросил жену пригласить их в палату, чтобы помогли ему подняться.

Вошли самые близкие друзья – Игорь Шамалов и Сергей Фурсаев. Они очень аккуратно помогли Галкину сесть. Но он сразу встал на ноги и, зажав правой рукой три трубки, выходящие из тела, чтобы в них не попал воздух, и неожиданно направился к двери. Присутствующие так растерялись, что никто не произнес ни слова. Раненый вышел в больничный коридор и, придерживаясь левой рукой за стену, медленно направился в сторону туалета. С правой стороны за столом, стоящим прямо в коридоре, сидела дежурная медсестра и что-то писала в регистрационном журнале. Появление больного из реанимации произвело на нее буквально шокирующее воздействие. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но не смогла, и Галкин проплелся мимо.

В туалетной комнате обычное пятиминутное дело заняло у него не менее двадцати минут, а затем он стал возвращаться тем же путем к себе в палату. У стола медсестры стояло уже еще шесть молодых женщин в медицинских халатах. Видимо дежурная пригласила своих коллег поглядеть на чудо – чудное. Все смотрели на Сергея, а когда он прошел, кто-то из них произнес ему вслед: «Как терминатор…». Галкину было приятно удивление этих симпатичных девчонок, и он улыбнулся.

Вскоре пришли знакомые сотрудники милиции из отдела по борьбе с организованной преступностью – Сергей Мыльников и Александр Сорокин, они участвовали в расследовании покушения на своего бывшего руководителя. Когда Галкин работал начальником уголовного розыска, оба были его подчиненными. Они «по дружбе» поделились своей оперативной информацией, что заказчиком выступал Николай Марголин. Но это Сергей знал и без них, а вот давать какие-либо письменные показания он категорически отказался. Хотелось сначала во всем разобраться самому, да и как следует обдумать, что и когда говорить. Оперативники назвали и данные стрелка – Александр Сидоров, дали его адрес. В общем, юрист планировал все рассказать только на будущем суде Сидорова…

На пятые сутки поглаживаний жены по руке Сергею стало мало, и он наметил с дежурившим у палаты другом Николаем Красновым ночной побег к себе домой. Чувствовал больной себя нормально, вот только температура подводила, тридцать семь и шесть десятых постоянно…. Значит что-то внутри, не хотело заживать и Синицын пугал возможной операцией по устранению этой причины. После вечернего обхода врачей, Галкин улучил момент, когда дежурной медсестры в коридоре не было, и вышел на улицу. Оставшиеся две трубки, торчащие из тела, он зажал обычными канцелярскими скрепками. Прямо у входа в лечебное заведение его ожидал Краснов на российской «девятке», который и доставил Сергея к жене и дочери. На другой день, в половине восьмого утра таким же путем он вернулся в больницу. Крался, как вор, вдоль коридора, но бдительная дежурная медицинская сестра беглеца остановила и сказала: « Срочно зайдите к Синицыну. Он из-за вас и домой не уехал, сидит в своем кабинете».

Даже не догадывался юрист, что доктор, которого он знал не один год, умеет ругаться матом. Он стоял и терпеливо слушал, что думает по поводу такого поведения больного Владимир Иванович. Когда у того, наконец, закончился запас матерных слов, он сунул градусник подмышку Сергея. Тридцать шесть и четыре! И… врач улыбнулся. При этом больного перевели из реанимации в обычную палату, зато и ночевать ему теперь разрешалось дома. Надоевшие силиконовые трубки хирург удалил, а на девятые сутки после операции выписал Галкина из больницы. Велел только дня через четыре приехать, чтобы снять медицинские швы. Но Сергей так соскучился по тренировкам, что не удержался и в этот, же день, в обычное время, приехал в спортзал. Друзья ему обрадовались, но крайне удивились, когда он стал надевать спортивную форму. А юрист подошел к боксерской груше и потихоньку начал ударять по ней руками. Ярко красные шрамы виднелись на спине и животе…

Между тем, следователь прокуратуры Сергей Павлович Кривошеев решил провести очную ставку между киллером и его жертвой. Ситуация, когда обвиняемый дает признательные показания, а потерпевший нет, ему казалась ненормальной, и он данным следственным действием хотел ее исправить. Повесткой вызвал к себе в рабочий кабинет Галкина и спросил, надумал ли тот давать показания. Получив отрицательный ответ, озвучил свое решение. Они вместе прошли в отделение милиции в следственный кабинет при изоляторе временного содержания (ИВС). Дежурные по ИВС Галкина знали и поздоровались с ним за руку. А он при этом им шепнул: «Во время очной ставки выключите свет в кабинете». На вопрос: «Зачем?», ответил неопределенно: «Узнаете». А сам кабинет представлял собой каменный склеп без единого окна. Внутри – два стола, с небольшими лавочками по обе стороны. Ножки у этой скудной мебели намертво заделаны в пол… Выключатель находился в коридоре.

Следователь сел за первый стол рядом с единственной дверью. Напротив себя пригласил присесть Галкина. За второй стол, у дальней от входа стены, усадили Сидорова, а напротив его разместился адвокат Эдуард Галуян. Сергей попросил у следователя разрешения сесть хотя бы боком по отношению к неудачливому убийце, чтобы «посмотреть ему в глаза». И…в этом момент в комнате погас свет. В невольно возникшей тишине послышались три удара, раздался чей-то крик, следователь выскочил в коридор к выключателю. Когда вновь стало светло, все участники очной ставки сидели на своих местах. Только у Сидорова из носа и губы текла кровь, и на груди красовался отпечаток кроссовки подозрительно похожий на обувь Галкина. Серьезное следственное действие было сорвано. Что интересно, Сидоров написал в правоохранительные органы заявление о причинении ему легких телесных повреждений. Вот только установить лицо, причинившее ему их, так и не представилось возможным.

Кинешемский городской суд признал Сидорова виновным в попытке умышленного убийства и приговорил его к семи годам лишения свободы…

Печальной оказалась судьба и у заказчика убийства – Николая Марголина. Примерно через месяц после того рокового выстрела он со своими тремя друзьями около двух часов ночи направлялся к себе домой. Все были пьяные. Вдруг возле его подъезда кампанию встретили два незнакомых им молодых человека среднего роста и телосложения. Горел уличный свет, видимость была удовлетворительной. Незнакомцы, не говоря ни слова, руками и ногами легко уложили всех на землю. Затем троим дали «ногой под зад», и они убежали, а «Марго» три раза за руки и ноги подбросили вверх, и ни разу не поймали. Приземление было жестким. Где-то на плече образовалась сильная гематома, которая спровоцировала гангрену, и он вскоре умер. Сергей узнал про это печальное событие от каких-то общих знакомых. «Не рой яму другому», – подумалось ему. А от Пенкина Сергей узнал, что месяца за два до этих событий, другой таксист катал «Марго» по городу весь день. Когда попросил расплатиться, то пришедший в ярость бандит ножом проколол все четыре колеса у машины. Вот таким человеком был покойный…

Три товарища Марголина несколько раз приходили на тренировки Галкина и его друзей, видимо с целью опознания своих обидчиков,… да так никого и не узнали.