КулЛиб электронная библиотека 

Кукла в гробу [Саша Серебро] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Саша Серебро Кукла в гробу

Рассказ посвящается человеку, которого я ещё не нашёл, но в скором времени желаю найти. (На случай, если ты действительно существуешь, то ищи меня, как Создателя Сновидений)

Чтобы ты не делал, они никогда не будут ценить этого…

Он резко выскочил на дорогу прямо под колёса едущей навстречу машине. Но, слава богу, всё обошлось, поскольку его вовремя успел схватить за ворот прохожий и оттащить его на тротуар. Машина промчалась мимо, напоследок разбрызгав воду из лужи. Прохожий недовольно потряс юношу.

– Что же это вы вытворяете, молодой человек! – воскликнул он. – Ну разве так можно!

– Пусти меня… – невнятно промямлил в ответ юноша. – Отпусти!

Прохожий заглянул юноше в глаза, по-прежнему не отпуская ворота его одежды. Лицо юноши было раскрасневшимся, а глаза потускневшими и полуприкрытыми. Хоть зрачки юноши и были направлены прямо в лицо мужчины, он явно не видел его.

– Да ты пьян! – заключил прохожий.

– Пусти! – повторил юноша, вяло попытавшись вырваться.

– Нет, нет, дружище, – ответил прохожий. – Так дело не пойдёт. Тебя же ноги еле держат! Давай я помогу тебе. Где ты живёшь?

Юноша промямлил в ответ что-то невразумительное. Прохожий медленно и задумчиво покивал головой.

– Ясно… – заключил он.

Прохожий решил внимательнее изучить одежду юноши. Старое поношенное пальто, залатанное в некоторых местах не на один раз, в одном из карманов дырка, пуговицы не все на месте. Из-под пальто торчал красный вязаный шарф, забрызганный краской. Так же через плечо юноши была перекинута сумка, из которой торчали кисти и холст. Мужчина заметил на холсте надпись и тут же расплылся в улыбке.

– Кажется, я знаю где ты живёшь, – заключил он.

Юноша покачнулся и чуть не упал. Мужчина тут же подхватил его, закинул одну из его рук к себе на плечи и, без промедления, двинулся с ним вперёд.

Мужчина дотащил юношу до мастерской одного пожилого художника. Хозяина дома не оказалось, а поэтому мужчине пришлось отпереть дверь найденными в кармане юноши ключами. Он зашёл внутрь и усадил юношу в свободное кресло. Юноша почти тут же погрузился в сон.

Мужчина зажёг свет и осмотрелся. В комнате повсюду стояли картины. Их было очень много. Одни стояли на мольбертах, другие на предметах мебели, третьи вовсе просто на полу.

Мужчина положил ключи на стол и пригляделся к стоящей на нём картине. На картине была изображена девушка, гуляющая с собакой. Картина переливалась разными цветами радуги. Она была яркой и пёстрой. Цветы, окружающие девушку, казались живыми и настоящими. Собака вот-вот была готова выпрыгнуть за рамки картины. Но в то же время всё это казалось каким-то ненастоящим, фальшивым. В картине не было жизни. Она была какой-то мёртвой и холодной. Мужчину поразило это. Как картина могла быть живой и мёртвой одновременно?

Он перевёл взгляд с этой картины на другую. Семейный портрет на фоне цветущего сада. Мужчина заметил, что у всех членов семьи лица между собой поразительно похожи. Они имели какие-то странные черты тёплого добродушия, соседствующего с холодным презрением. Причём, лицо девушки, гуляющей с собакой, имело абсолютно те же самые черты! Портрет опять же пытался казаться ярким и весёлым, но он скорее бросал смотрящего на него в дрожь, чем радовал.

Мужчина пробежал взглядом по другим картинам. Дети, играющие с мячом, мужчина в цилиндре, девочка с воздушными шариками, девушка на качелях, мальчик с корабликом… Одно и тоже на каждой картине! Везде безобидная милота, соседствующая с мертвой холодностью.

Мужчина двинулся вперёд, пытаясь найти хоть одну картину не похожую на прочие, но как бы он ни старался, везде было одно и то же. Вдруг его взгляд уткнулся в картину, стоящую на мольберте у самой стены. Она была завешана полотном. Мужчине это показалось немного странным. Почему эту картину, в отличие от прочих, решили завешать?

Он медленно приблизился к ней. Он случайно наступил на тюбик с краской, коих валялось очень много возле картины. Из тюбика с неприятным звуком выдавилась красная краска. Опустив взгляд в пол, мужчина заметил прямо под картиной лужу, образовавшаяся от пролитой красной краски. Это было странно. Капли краски стекали в лужу прямо из-под полотна по ножкам мольберта. Что ещё было примечательно, так это то, что эта краска давно засохла. По-видимому, картина несколько дней уже стояла здесь. Мужчина медленно протянул руку и дотронулся до полотна. Он сжал пальцы и уже собирался сбросить его, как вдруг позади раздался голос юноши:

– Не трогай!

Мужчина резко обернулся. Его глаза встретились с широко открытыми зелёными глазами юноши. Юноша только проснулся и сидел в кресле, с ужасом уставившись в глаза незнакомцу. Его ярко рыжие волосы были взлохмачены, а лицо было ужасно бледным. Он громко и нервно дышал. Мужчина рассеянно опустил руки.

Юноша заметил, что кожа у незнакомца была поразительно бледная, из-за чего появлялось чувство, что он мёртв. Лицо мужчины обрамляли длинные белоснежные волосы. Взгляд… Да, у мужчины был странный взгляд. Абсолютно пустой, отречённый. Будто этого человека кто-то опустошил. Лишил его всех чувств. Одет он был довольно опрятно, хоть одежда на нём была далеко не нова. Этот незнакомый ему человек заставил его своим нахождением здесь в страхе сильнее вжаться в кресло.

– Кто ты такой? – воскликнул пугливо юноша.

– Ты не знаешь меня, – не сразу ответил незнакомец. – Мы не знакомы с тобой.

– Что ты делаешь у меня дома? – спросил юноша, пугливо осмотревшись по сторонам.

– Наша встреча с тобой неслучайна, – ответил незнакомец, медленно приблизившись к юноше. Юноша не сводил с него своего испуганного взгляда. – Ты хотел убить себя, верно?

Юноша, лишь заслышав эти слова, тут же нахмурился и посмотрел в сторону.

– Тебя это не касается, – твёрдо сказал он.

– А вот тут ты ошибаешься, – возразил незнакомец.

Юноша вновь посмотрел на него. Незнакомец сложил пальцы домиком, уставившись на своего собеседника своим пустым мёртвым взглядом.

– Я провожаю людей на тот свет, – сказал он.

Эти слова заставили юношу снова напрячься. Ему вспомнилось всё до мельчайших подробностей, что произошло перед тем, как он бросился под колёса машины. Неужто этот странный незнакомец всё знает? Он что, не человек? Юноша задрожал. Чтобы как-то это скрыть, он сильнее впился пальцами в подлокотники кресла, но незнакомец всё равно заметил. Он усмехнулся.

– Не бойся, – сказал он. – Я сам никогда не был на том свете, но я работаю с мёртвыми людьми. Их я знаю хорошо.

После этих слов, до юноши вдруг дошло, что за человек стоит перед ним. И как это он сразу не понял! Это его немного успокоило.

– Гробовщик, – тихо произнёс он. – Ты гробовщик?

Незнакомец выпрямился, не сводя с юноши своего пустого взгляда.

– Верно, – ответил он.

Гробовщик отошёл от юноши к окну, уставившись на картину, происходящую за ним. Юноша не сводил с гробовщика заинтересованного взгляда. Он ждал, когда тот спросит его о том, кто же он, но гробовщик молчал. Тишина окутала комнату. После нескольких томительных минут молчания юноша не выдержал и спросил:

– А тебе не интересно узнать, кто я?

Гробовщик медленно перевёл взгляд с окна на юношу. Юноша от этого взгляда снова ощутил себя неловко. О, эти пустые глаза! Этот тупой и уничтожающий взор! Юноша вжал голову в плечи, смущённо посмотрев на гробовщика.

– Ты художник, – произнёс тихо и медленно гробовщик. – Правда все твои картины мертвы. В них нет жизни. И из-за этого дела твои идут не очень хорошо. Я прав? Сколько картин тебе удалось продать?

Юноша помедлил с ответом.

– Ни одной, – бросил сердито он.

–Я так и подумал. – Гробовщик снова уставился в окно. – Что же тебе мешает вдохнуть в свои картины немного жизни?

– Они итак живые! – воскликнул юноша. – Просто вы ничего не понимаете в искусстве!

Гробовщик усмехнулся, и его глаза неестественным образом блеснули. По спине юноши пробежал холодок, и он шумно сглотнул слюну. Гробовщик полностью развернулся в его сторону и растянул на лице кривую улыбку, что напугало юношу ещё сильнее.

– Я ничего не понимаю в искусстве? – осведомился гробовщик. – Как и другие десять или нет двадцать твоих заказчиков? Так?

Юноша ничего не ответил, уставившись на гробовщика широко открытыми глазами. Гробовщик осклабился. Он вынул из кармана пачку сигарет, взял из неё себе одну сигарету и закурил. Пока он всё это проделывал, юноша не переставал внимательно следить за ним. Гробовщик выпустил струю дыма и сел на стул напротив него. Его пустые глаза снова встретились с наполненными страхом глазами юноши.

– Все люди на твоих картинах имеют одно лицо. – Гробовщик повёл рукой с сигаретой в сторону. – Кто она? – Он подался немного вперёд. – Расскажи мне о ней.

Юноша сильнее прижался к спинке кресла, чтобы находится подальше от лица гробовщика. Гробовщик же не сводил с него глаз, ожидая ответа. Юноша какое-то время молчал, но потом, поняв, что его не оставят в покое, всё же произнёс:

– Она красивая.

Гробовщик усмехнулся. Он откинулся на спинку стула и выпустил очередную струю дыма.

– Как ты узнал о ней? – спросил он.

Юноша нахмурился. Ему не нравилось то, что этот человек находился в его доме, а также ему не нравилось то, что он спрашивал о таких вещах, о которых ему не хотелось рассказывать.

– Увидел на улице, – бросил недовольно он.

– И тут же влюбился? – дополнил гробовщик.

– Нет, – помотал головой юноша. – Не влюбился. Это было нечто другое.

– И как же называется это «нечто другое»?

Юноша задумался. Он уставился в пол перед собой, пытаясь подобрать этому чувству определение, что сделать было не так-то просто. Гробовщик поднял глаза в потолок и выпустил очередную струю дыма, ожидая ответа. Юноша медленно поднял голову.

– Вдохновение! – воскликнул вдруг он. – Да, это было вдохновение!

Гробовщик перевёл глаза с потолка на юношу.

– Она была так прекрасна, – продолжил юноша, расплывшись в улыбке. – Я ещё ни разу в жизни не встречал таких красивых людей!

– Была? – уточнил гробовщик.

Улыбка с лица юноши постепенно сползла, и он злобно посмотрел на своего собеседника.

– Была, – прошипел он.

На лице гробовщика вдруг заиграла какая-то странная жутковатая улыбка. Юноша испуганно выпучил глаза. Он почувствовал себя крайне неловко.

– Она умерла, – сказал гробовщик.

Юноша не сводил с него глаз. Он ответил не сразу.

– Да, умерла! – крикнул недовольно он.

– Это кое-что объясняет, – заметил гробовщик, снова приложив сигарету к губам и указав глазами на картины.

Юноша, догадавшись о том, что имел ввиду гробовщик, помотал головой и ответил:

– Эти картины были нарисованы до того, как она умерла.

Гробовщик непонимающе уставился на него. Он открыл было рот, чтобы вновь что-то спросить, но не знал что, а потому закрыл его, задумчиво приложив к нему сигарету. Юноша расплылся в улыбке, впервые за всё время их диалога взяв верх над своим собеседником. Гробовщик, после нескольких минут молчания, наконец вздохнул, выпустив струю дыма, и спросил:

– Как давно она умерла?

Этот вопрос заставил улыбку с лица юноши тут же исчезнуть. Юноша нахмурился.

– Две недели назад, – ответил он. – Неделю назад её похоронили.

Глаза гробовщика вновь блеснули, но не тем жутким огоньком, который до смерти напугал юношу, а огнём какого-то небывалого восторга, словно гробовщик что-то вспомнил.

– Девушка! – Он воскликнул это так резко и громко, что юноша невольно вздрогнул, непонимающе округлив глаза. – Девушка с очень красивым лицом! Я помню её! Ей ещё заказали дорогой гроб. Она лежала в нём, обложенная красными розами и на их фоне её безумно красивое лицо выглядело очень неестественно. Она выглядела, как размалёванная… кукла. Точно, как кукла!

Гробовщик засмеялся, что ужасно не понравилось юноше. Юноша сурово посмотрел на него исподлобья.

– Она не кукла! – возмутился он.

Гробовщик взглянул на него и тут же попытался подавить смех, прикрыв рот рукой. Юноша не сводил с него своего разгневанного взгляда. Гробовщику от этого взгляда стало так неловко, что он вдруг поднялся с места и снова подошёл к окну, по дороге бросив окурок в урну. Однако, юноша заметил, что улыбка с его лица по-прежнему не сходила.

– Как скажешь, – бросил гробовщик. – Пускай не кукла.

Юноша всё так же не сводил с него глаз, ожидая какого-то продолжения. Через несколько минут молчания, оно последовало.

– Ты хоть раз разговаривал с ней или только наблюдал за ней со стороны? – поинтересовался гробовщик.

– Случилось как-то один раз, – ответил юноша. – Я показал ей свои картины и рассказал о чувствах, которые испытывал к ней.

Гробовщик усмехнулся, снова прикрыв рот рукой, но юноша всё равно заметил и недовольно закатил глаза. Чтобы хоть как-то немного усмирить гнев юноши, гробовщик спросил:

– И что она сказала?

– Она была жутко холодной…

– Что?

Гробовщик повернулся лицом к юноше, непонимающе посмотрев на него. Он хотел убедиться в том, что ему это не послышалось. Юноша же больше не смотрел на него. Он уставился в пол и словно говорил не с ним, а сам с собой.

– Холодная, как ледышка, – говорил он. – Абсолютно пустая и бесчувственная. И лицо было каким-то ненастоящим, фальшивым, словно это и не лицо вовсе, а просто маска. Оно ни разу не изменилось за всё то время, как я смотрел на неё. Безупречное лицо. Полностью лишённое жизни. Она была пустой. Да! Бездушной. Просто пустышка! Она безупречна, идеальна, а потому и пуста. –Юноша поднял глаза на гробовщика. – «Пустая трата времени, – сказала она мне. – Я слишком далека от тебя, а потому нам никогда не быть вместе. Тебе никогда не познать меня, – говорила она. – Сожги всё! Это глупость, которую необходимо уничтожить».

Юноша, вздохнув, снова опустил глаза в пол. Гробовщик удивлённо приоткрыл рот. Он не сразу смог собраться с мыслями.

– И что ты?..

– Разочарование, – ответил юноша, не поднимая взгляда. – Я был разочарован в ней. Я вложил в эти картины всю свою душу. Я так хотел постигнуть её, а она оказалась не такой, как я думал. Она разочаровала меня.

– Отчего же ты не уничтожил картины? – спросил гробовщик.

Юноша медленно поднял голову и бросил на гробовщика такой взгляд, что тому стало очень неловко от заданного вопроса. Гробовщик впился пальцами в подоконник, испуганно посмотрев на юношу. Глаза юноши были широко распахнуты. В них читался ужас, перемешанный с каким-то безумным очарованием. Он слегка подался вперёд.

– Я видел её, – прошептал он.

– Кого? – не понял гробовщик.

– Её, – повторил юноша. – Сегодня, я был на кладбище. Мне было грустно, и я пришёл на её могилу. Я плакал. Я был в отчаянии. Мне было ужасно плохо и тут… я услышал голос. Женский голос. Холодный, лишённый эмоций. Он говорил со мной.

– Голос… – выдавил из себя гробовщик, шумно сглотнув слюну. От той интонации, с которой говорил юноша, от его ужасающего взгляда, гробовщик в конец концов совсем потерял контроль над собой. Он привык к мёртвым людям, и не боялся их и тем более не верил в истории с ожившими мертвецами, но голос юноши. Юноша говорил так, что ты сам собой начинал ему невольно верить.

– Что он говорил?.. – спросил дрожащим голосом гробовщик.

Юноша наклонил голову набок, заинтересованно разглядывая своего собеседника. Гробовщик стиснул зубы, чтобы как-то унять внезапно появившуюся дрожь.

– «Зачем пришёл, – произнёс юноша, криво улыбнувшись. Эта улыбка придала его лицу ещё больше устрашения. – Я же просила», – сказала мне она. И тут я почувствовал, что кто-то положил мне руку на плечо. Холодную руку. Ледяную. Я медленно обернулся и увидел её. Это была она. Пустой взгляд, пустое лицо. Она выглядела один в один также, как и при нашей последней встрече. Я был удивлён. Поражён. Я медленно поднялся на ноги, сбросил её руку с плеча. Я посмотрел ей в глаза и сказал: «Ты умерла? Тебя больше нет. Что ты здесь делаешь?» Она ничего не ответила и лицо её тоже не изменилось. Она стояла передо мной. Безупречная, холодная, мёртвая… Я дотронулся до её лица, погладил её волосы…

Юноша замолк. Гробовщику в конец совсем стало плохо. Юноша показался ему необычным человеком. Он был далёк от этого мира, что и пугало больше всего. Будто и не человек вовсе…

– И как ты объяснишь это? – спросил неуверенно гробовщик.

– Никак! – ответил юноша. – Я убежал оттуда. Бежал со всех ног. Не оборачиваясь. А потом я зашёл в ближайший бар и напился там, а дальше ты и сам знаешь.

Гробовщик покачал головой.

– Почему? – прохрипел он. – Почему ты хотел это сделать?

Юноша усмехнулся.

– Испытать хотел себя, – сказал он. – Испробовать это на вкус. Каково это, быть мёртвым и бесчувственным. В полной мере понять её.

– И как?

Юноша посмотрел в сторону завешанной картины. Гробовщик, вслед за его взглядом, устремил туда свой.

– Думаю, теперь можешь взглянуть, – сказал он.

Гробовщик посмотрел сперва на него, а затем неуверенно двинулся в сторону картины. Он медленно приблизился к ней и дрожащей рукой до тронулся до полотна. Гробовщик резким движением сдёрнул его. Полотно тяжело упало на пол. До гробовщика только сейчас дошло, что это была вовсе не краска. Краска куда гуще. Это была лужа крови, а под полотном был сокрыт портрет. Портрет девушки, лежащей в гробу. Портрет, нарисованный кровью, которой было как-то подозрительно много. У гробовщика перехватило дыхание.

– О боже… – произнёс рассеянно он.

– Нравиться?

Гробовщик резко обернулся. Юноша поднялся со своего места и стоял теперь в нескольких шагах от него, безумно улыбаясь. Гробовщик развёл руками, попятившись.

– Идеально, – произнёс юноша, довольно осмотрев картину. – Особенно когда не с чем сравнить. Она стала нравиться мне больше, после того, как я смог ощутить себя на её месте.

– Ты… – выдавил из себя гробовщик.

Юноша медленно перевёл глаза с картины на него, не переставая улыбаться.

– Вообще, я никому никогда не показывал эту картину, – проговорил он. – Ты первый, кто узнал о её существовании.

Гробовщик испуганно выпучил глаза, попятившись от юноши ещё на несколько шагов. Юноша наклонил голову набок, не сдвигаясь с места.

– А ты точно помнишь, куда положил ключи? – усмехнулся он.

Гробовщик взглянул на стол. Ключей на нём не оказалось. Он пугливо перевёл глаза со стола обратно на юношу. Юноша развёл руками.

– Мы оба привыкли работать с мёртвыми людьми, верно?

25 апреля 2021 г.