КулЛиб электронная библиотека 

Розет Тын Тыныч. Пролог [Артём Ющенко] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Артём Ющенко Розет Тын Тыныч. Пролог

В мире существует много розеток, но таких сказочников как Розет Тын Тыныч вряд ли, где можно откопать. Дед Розет был старой и уже потрепавшейся от времени розеткой. Остатки засохшей еды, шерсти и даже скотча были лучшими друзьями Розет Тын Тыныча. В основном он служил лишь для самого ни в чем не повинного чайника, с которого пила Айнур, по совместительству бабка, живущая с не здравомыслящей розеткой. Тын Тыныч ещё с молодости был выдумщиком и достаточно одарённым мыслителем. Порой его цитаты можно запросто разбивать на мудрые и бессмысленные мысли. Жертвами его фантазии были приборные Вилки, Тарелки, кухонные принадлежности и не только. Чего только не несла наша розетка абсолютно беспамятным существам. Ещё далеко в молодости, Розет Тын Тыныч был источником питания для огромного лампового телевизора. С тех пор и началась отрадная и в то же время облыжная жизнь розетки.

– Дед Розет Тын Тыныч! – кричала приборная Вилка чайника. – Дед Розет Тын Тыныч!

– ХРРЪ… ХРРРЪ… – громко сопел дед Тын Тыныч.

– Дед Розет Тын Тыныч! Дед Розет Тын Тыныч!

– ХХРРРРЪЪ… ХРРРРЪЪ…

– Дед Розет Тын Тыныч!

– Калейдоскоп жжёный, жуль разорался?! – возмутился Кактус на окне. – Давно что ли не гнули!?

– Да я просто уточнить у деда хотел тут вещь одну… – развернувшись ответила Вилка.

– Что ты там уточнить хотел? Спит Тын Тыныч, неделю подряд с твоим же чайником провозился, дай деду перерыва хоть!

– Я не виноват, что Айнур не умеет отключать приборы!

– Тебя послушай ты ни в чём не виноват.

– Хрръ… Хрръ, кхх, АКХЪ… АААКХХХЪЪ… – прокашлялся Розет Тын Тыныч. – Х… Чуть не замкнул…

– Дед Розет Тын Тыныч! – вскрикнула Вилка.

– Чего тебе от меня ещё надо вампир электронный?!!!

– Да я не виноват Розет Тын Тыныч, это всё Айнур, я ж вам ещё тогда внутри сказал.

– Да хоть Азог Осквернитель! Я когда тебя вижу уже провода начинают окисляться!

– Ну дед Тын Тыныч!

Розет Тын Тыныч был хриплой и порой даже грубой розеткой. К сожалению (или к счастью) это было его неотъемлемой фишкой с самого создания его же. Все это было из–за проблем с проводкой именно в квартире Айнур. Как говорит Розет Тын Тыныч: "Эта БАБКА ничего адекватного кроме постельных клещей и вшей своей блохастой засранки НЕ ПОЛУЧИТ в этом доме!". Живёт Айнур вместе со своей кошкой по имени Люська. Рыжая потаскуха не раз убегала с дома. Она убегала к очередным бродячим котам, от которых потом сама же и окатывалась на десяток другой. Айнур была не против такого пополнения. Она выращивала котят как родных, а следом и брала на рынке за одного котёнка цену в четыре бутылки молока. Она выдавала обычных котят за редких и собственно выводящихся лично у неё в доме. Глупо и наивно. На её аферу никто кроме таких же как она сама (То есть бабушек) никто к сожалению, не вёлся. Обычно коты и кошки приносят своим хозяевам рыбку, (Еду) возможно даже какие–то необычные и ценные вещи с целью благодарности всего проделанного. Кошка Люська принесла в дом вши и мандавошки, которые она подцепила в очередном мусорном закутке. Каждый день вши грызут бабку, от чего та даже и не вдупляет кто же кусает её по ночам. "Да больно ОНА кому нужна!" – к слову.

– Я твоё ж же кормило! – тарахтел Розет Тын Тыныч. – Пожалей ж ты старичка Боровичка, шишка ты берёзовая!

– Да я уточнить хотел у ва… – бубнила Вилка, её говор прервало шорканье тапок по полу.

– Проголодалась Суська Люська… – бормотала себе под нос Айнур. – Ну иди иди, кскскс… КСКС…

Люська неохотно перебиралась за Айнур ведь она уже наперед знала, что сегодня будет есть. В основном её же хозяйка наливала кошке только заваренный крепкий и горячий чай, а на закуску бросала ей обертки от сосисок. Это было живодёрство, со стороны Айнур, но кто кому что докажет?.. Кошка докажет?.. У неё лапки, что она может доказать?.. Нуу… Только если обращаться в пушистый патруль… Хотя…

Бабка схватила Вилку в свою старую и дряхлую руку и потянулась к розетке. («Вот скотобаза!») – подумал Розет Тын Тыныч. Вспомнив про то, что чайник пустой, Айнур бросила Вилку и схватила чайник. Она поднесла его к раковине и включила воду. Вилка упала в раковину, на дне которой был жирный и ржавый осадок подсолнечного масла с примесью гречневой каши и волос. Она набрала полный чайник воды и мокрыми руками подобрала грязную Вилку. («ТЫ ЖЕ НЕ СОБИРАЕШЬСЯ ВСТАВЛЯТЬ МОКРУЮ ВИЛКУ?!») – непроизвольно возник вопрос у Тын Тыныча. Айнур как в ни в чем не бывало вставила мокрую вилку в розетку. («#@₽%# ТЫ #@%=&*!!!») Из розетки послышался тихий, но очень выразительный треск. Он был схож с постреливанием сучьев деревьев, которые были брошены в костёр. Ничего нового, Айнур не обратила внимания на душераздирающий треск розетки, она включила чайник и открыла холодильник достав из него упаковку сосисок.

– Со… Сосис… Сосиски… У д, дома…

Стоя перед бабкой, сквозь брови кошка глядела на безнадежные надежды человека в попытки чтения хоть чего–то. Ей было лет может шестьдесят два, ну это так, к слову. Не исключено что и на старости лет разум человека немного подсыхает, но… В данном случае я так не думаю…

Айнур медленно повернулась до Люськи и будто дразня смотрела на неё. Вскрыв упаковку сосисок своим ногтем, та достала одну из сосисок. Она демонстрационно надорвала обертку и извлекла оттуда сочную и по внешнему виду туалетную сосиску. Держа ее в двух пальцах, она все также продолжала дразнить кошку тряся самой сосиской. Чайник закипел, Айнур заметила, она пригнулась до кошки, и прямо перед её же мордой съела сосиску. Поплямкивая и ухмыляясь она встала из–за стола и выключила чайник. Достав из кухонного ящика небольшое блюдце, Айнур налила в него кипятка, наверх которого бросила обёртку от сосиски.

– На еш… – пробубнила Айнур, аккуратно поставив блюдце на пол.

Жалостными глазами кошка глядела на Айнур и пыталась выудить хоть одну сосиску, но алчности бабки было достаточно чтобы обрушить все планы Люськи. Бабка выключила чайник и пошаркивая тапками, ушла обратно к себе в комнату, напевая под нос какую–то непонятную песню, на своём же выдуманном мозгом языке.

– #@!*%= *#@&!= ! – ругался Розет Тын Тыныч.

– Та угомонись ты дед, – спокойно произнёс Кактус. – Её уже ничего не изменит.

– Кх… Хх… Фуууух… В следующий раз я этой *#@%= такой сюрприз устрою! Организую ей встречу с роднёй #@%=!

– Я была бы явно не прочь такому сюрпризу! – сказала Люська, запрыгнув на стол.

– А ТЫ ЧТО МОЛЧИШЬ?! – воскликнул Розет Тын Тыныч. – НИ ШИША НЕ ДЕЛАЕШЬ!?

– Хе, – ухмыльнулась Люська. – А что, по–твоему, я должна сделать?

– Вцепится в эту котлету за икру и расцарапать до мозга костей!

Кошка закатила глаза и пошла прочь со стола.

– Дед Тын Тыныч, а, дед Тын Тыныч! – вновь продолжила Вилка. – Ну до расскажи же ты историю, ну я прошу тебя!

Розет Тын Тыныч глубоко вздохнул и усталыми глазами взглянул на Вилку от чайника.

– Вот знаешь, – произнёс он. – Вот ты как шило в заднице, тобой бы кошельки делать!

– Ну Розет Тын Тыныч!

– Ладно… – снова вздохнул Розет Тын Тыныч, глубоко погружаясь в свою историю.

Хоть Розет Тын Тыныч и был целиком и полностью сказочником и выдумщиком, истории, которые он выдумывал на ходу были бесценны. Сюжет таких историй менялся за считанные фразы, вопросы, только стоило кому–то хоть что–то произнести как сюжет тут же набирал новые обороты и так могло продолжаться вечно. Грань фантазии Розет Тын Тыныча, к сожалению, существует, но когда она настигнет его, остаётся лишь только догадываться.

– Это было во времена, когда ещё копейка стоила десять таких же копеек. Возможно, вы не поймёте, что я вам сейчас сказал, но знаете, это не столь и важно в целом та. Это было в далёком прошлом, тогда я уже был в полном расцвете сил, ещё тогда я не знал, что значит короткое замыкание, грязь, износ, проблемы с проводкой… Эх… Это было золотое время… Какие–то люди в белых халатах завезли ко мне какой–то… Кх, необычный прибор. Как сейчас помню, достают вилку и раскатывают огромную катушку из проводов, не прошло и секунды как они уже подключили её. Моё создание будто бы переместилось в это необычное устройство. Внешне оно было похоже знаете на аквариум какой–то… То ли шкаф прозрачный такой, стеклянный… Даже на Айнурку может смахнуло бы… Моё сознание будто бы стало единым с ним. У меня появились руки, я начал чувствовать ими каждую вещь, которую мне давала эта небольшая сходка людей в белых халатах. Я уже будто бы прижился в теле. Они ушли, и оставили меня наедине с собой. У меня в комнате была какая та рельса по которой ездить надо, так и не понял, что это было. Режимы бег двадцать, тридцать километров в час, вообще ни шиша не понял, но мне понравилось. Я встал на неё, потыкал что–то, поездил, и тут снова зашли эти люди. Они отключили вилку этого прибора, и я тут же словно по воли ветра улетел обратно в стену… Я был в шоке, этот прибор дал мне шанс двигаться и… И–и…

– Ии…? – перебил Кактус.

– Ии… И… Вот ну какого беса ты меня отвлекаешь?!

– Я никогда такого не слышал просто, – ответил Кактус. – Это похоже на что–то за гранью реальности.

– Ну послушай, – возмутился Тын Тыныч. – За гранью реальности это возможно твоё умственное развитие, а вот то, что я рассказываю это абсолютная правда!

– Так я и не спор…

– ДА ВСЁ, – перебил Розет Тын Тыныч. – Вот сам все дальше и рассказывай!

– Та дай ты мне догово…

– Вот как ТЫ МЕНЯ ПЕРЕБИВАЛ, теперь и Я БУДУ ТАК ТЕБЯ ПЕРЕБИВАТЬ!

– Угомонитесь вы уже! – влезла Вилка. – Розет Тын Тыныч, ну не обращайте вы на него внимание, до расскажите же мне хоть историю!

– Ага, щаз я тебе и историю расскажу, и покажу, и нарисую #@&*, и на проводах отмечу, я тебе щаз всё сделаю обязательно ага, да конечно бе… – не закончил Розет Тын Тыныч.

В доме Айнур отключили свет. Розет Тын Тыныч тут же потерял связь с питанием, теперь он находился в режиме отдыха. В это время, он в основном занимается лишь сном, ну бывает, что иногда он ещё выделяет время на сон, и ещё немного времени на… Да, сон, а на что же ещё?


Телевизор который смотрела Айнур внезапно потух. С громким скрипом она вскочила с дивана.

– Опять?!.. – воскликнула Айнур на весь дом.

Испугавшись от тона, Люська забежала на кухню. Она запрыгнула на стол.

– Где Розет Тын Тыныч?!.. – воскликнула кошка.

– Ха, – усмехнулся Кактус.

– Нет, – ответила Люська. – Только не говорите что у нас выключили свет!..

– У нас свет выключили…? – спросила Вилка.

– … Вы… Если эта ворчливая перемычка окажется у меня в комнате, я его лично перекоратаю скрепкой!

– Откуда такая вражда?.. – спросил Кактус.

– Я живу здесь уже… Се… Шесть лет, – произнёсла Люська. – И как вы поняли я его знаю столько же!

– И…?

– И я готова что угодно сделать, лишь бы не слышать этот ворчливый тон снова!

Около входа послышалось дзылинделение ключей.

– Так… Как только свет включиться, ты, – указала кошка. – Кактус, подашь мне какой-нибудь знак! А теперь я пошла!

Кошка спрыгнула со стола и подбежала к входной двери. Пытаясь попасть ключом в замок, Айнур прокляла всех соседей, в том числе и домкома, к которому она как раз и собиралась. *ЦОК* Характерный звук попадания ключа в замочную скважину. С негрубой силой Айнур отперла дверь. Кошка тут же ринулась по лестнице прямиком вниз. Она бежала с бешеной скоростью, пытаясь как можно быстрее сбежать от хозяйки. Айнур убрала ключи в халат. Выйдя из квартиры она слегка прикрыла дверь. Схватившись за поручи, она начала медленно спускаться по лестнице, направляясь в девятую квартиру, квартиру домкома. Спуск был далёкий, Айнур жила на пятом этаже, когда в то время домком жил на первом.

Без Айнур, света и даже проворной кошке Люськи в квартире было как-то пустовато. Кромешная тишина и даже духота.

– Как ты думаешь, это на долго? – спросил Кактус.

– Не знаю, – ответила Вилка. – У меня есть один вопрос.

– Валяй!

– Это… Что эта кошка имела в виду?

– Хг… Ты про то что Розет Тын Тыныч может оказаться в другом месте?..

– Эх… Да… Это правда?..

– Я честно сказать сам не знаю, – ответил Кактус. – Меня же самого сюда буквально несколько недель назад перенесли с балкона. В любом случае нам будет чем развлечься, поверь мне!

– Угу…

*ТУК–ТУК* Дверь никто не открывал. *ТУК–ТУК* *ТУН–ТУН–ТУН*

– Кто там апять ломится дорагая? – послышался грузинский голос за дверью.

– Иди открой Армен!

Спустя несколько секунд, дверь открылась.

– Вай дорагая, ты кто такая? – удивлённо произнёс Армен.

– Где свет рожа волосатая?.. – набросившись на волосатый голый торс грузина, воскликнула Айнур. – ГДЕ СВЕТ ПСИНА КУДРЯВАЯ?!..

– Айнур угомонись! – выбежав из-за спины Армена, воскликнул домком. – Что случилось?!..

– Где свет Надя?!.. – глядя на полураздетого домкома произнесла Айнур. – ГДЕ МОЙ СВЕТ?!..

– Айнур, угомонись, отпусти моего Арменку! – успокаивая подтягивала к себе грузина Надя.

Айнур отпустила кудрявые густые волосы Армена и уставилась на Надю.

– Айнур… Хгм… Послу… Сейчас, подожди…

Надя закрыла дверь. Спустя некоторое время она вышла одетой на лестничную площадку. Она открыла ящик, который висел рядом с её дверью. Щелкая счётчик, она периодически просматривала к себе в квартиру.

– Армен, ну что ты стоишь как лось в лесу? Попробуй включить свет, я же не вижу работает ли он вообще!

Армен пощелкал выключатель на входе, ничего. Домком закрыла счётчик, а затем на замок ящик.

– Айнур, – вздохнув произнесла она. – Посиди пока у меня дома я сейчас в соседний подъезд и назад.

Надя провела соседку в дом и усадила её за стол на кухне.

– Армен, – произнесла она приспустив подбородок. – Если в моё отсутвие ты…

– Дарагая мая, красавица с ювилирного магазына, – произнёс Армен пристально смотря на Надю. – Я?! Нэкогда!

Надя кивнула. Она подошла к Армену и демонстративно укусила его за бровь.

– Ты мая лъвыца с вокзала!

– Кхм… Армен!

– Аой…

Облившись стыдом, Надя вышла из квартиры и заперла дверь снаружи.

В комнате зависла тишина. Айнур медленно бегала глазами по кухне, осматривая каждый столовый прибор. Грузин встал из-за стола и включил электрическую плиту. Набрав в глечик воды, он поставил её кипятится.

Пока Армен стоял спиной, Айнур заглянула под стол и накатила пару банок варенья, аккуратно спрятав их себе под юбку.

– Кофе…? Чай…? – развернувшись спросил Армен.

– Да! – испуганно ответила Айнур.

– Чафе…? – ухмыльнувшись спросил Армен.

– Д… Да!..

– Я тоже люблю чафе, тебе две ложки сахара?..

– Да.

Армен достал одну из кружек и положил в него пакетик чая, засыпав наверх четыре ложки кофе. Зачерпав ложкой сахар, он добавил его в кружку, затем залил кипящей водой.

За дверью квартиры послышались мяуканья.

– По тише Родик! – шепотом произнесла Люська. – Пердунья услышит, каждого кастрирует дважды!

Тихо и бесшумно несколько десятков котов быстренько проскочили мимо квартиры домкома и поднялись на пятый этаж.

– Закрыто! – воскликнул Нисись. – Надула нас вша морозная?!

Люська ловко подпрыгнула и открыла дверь.

– Старческий маразм прогрессирует, – обратилась Люська к котам и кошкам. – Если вы будете орать на весь подъезд, Нисись! Или на всю квартиру, нас стерилизуют каждого!..

– А мне покашать, – ответил Долбыня. – Я и так стерилизован!

Люська подошла до кота.

– Значит, в путь дорогу отсюда!

– Да ладно тебе, всё будет нормально! Так ведь?

Коты и кошки хором замурчали на весь подъезд.

– Да заходите уже вы! – раздражённо произнесла Люська. – Иначе нас с поличным тут ещё перед дверью поймают!

Бродячие животные вошли во внутрь квартиры, Люська закрыла дверь изнутри, не замыкая замка. Каждый из котов кто куда разошелся, некоторые запрыгнули на диван, а некоторые решили поноситься по квартире. Долбыня заметил патефон, который стоял на шкафу, ловкими прыжками он взобрался на него и достал одну из пластинок.

– Внимание! – привлёк он внимание на себя, глядя на всех сверху.

Долбыня поставил пластинку. Патефон заводился по механизму кручения, достаточно было сделать несколько оборотов и он тут же бы начал воспроизводить музыку, но самой иглы которая бы это все считывало не было. В голову пришла лишь одна идея, использовать коготь как иглу. Долбыня завёл механизм и подставил свой коготь под углом. Сквозь скрип пластинки, патефон начал воспроизводить музыку.

*Тан–Тадададан–Тан–Таа–ааа–н–Тан–Дан*

Вода закипала. Армен снял глечик с плиты и с шипящим звуком воды разлил его по кружкам. Схватив их он поставил кружки на стол, открыл холодильник и достал недоеденный тортик.

– Будэш тортыг дарагая?.. – спросил он глядя на Айнур.

– Да.

Айнур схватила торт и поставила его на стол. Армен присел и взял небольшой кусок торта.

– Эта мой любимай торт, Пьяная Вишня!

Следом он надкусил кусочек и погрузился во блаженства вкусосочетания. Ликерная вишня в сочетании с сочными, пропитанными коржами покрытыми лёгким до безумия приятном кремом… Верхушка торта была выжрана неизвестно кем, но наверняка вкус её был вкусным, ничем не меньше чем сам оставшийся торт.

Айнур надломила небольшой кусок торта и попробовала. Ярко выраженная ликерная вишня уже не казалось блаженной. Послевкусие масла, чересчур сладкий крем. Возможно дед Айнур был невероятным дегустатором, разобрать вкус и аромат на составляющие это чистокровный дар рода.

– Не пьянит! – произнесла Айнур, собирая языком остатки торта с десны.

– Вай… – удивился Армен, приподняв свои брови. – Мэня Армэн звать красавыца! А тебя как лебэдь маих моладых лэт?..

– Айнур, – ответила она, протянув свою руку. – Для тебя Айнур Илшатовна!

– Айнур Илшатовна… – возрадовался Армен, чуть ли не вылизывая ей руку. – Я вас…

– Ну хватит, хватит! – забрала Айнур руку. – Дай мне лучше денег!

– Канечна дарагая, тебе хоть горы дам! Хоть базар отдам! Хоть в ро…

– Базар так базар! – перебила Айнур.

Грузин встал. Он достал из кухонного шкафа документы и листая бумаги нашёл подходящий лист.

– Вот дарагая, – ответил он. – Подпышы сдэсь и… И сдэсь…

Айнур схватила бумаги.

– Так… Ага… То есть теперь я буду твоим заместителем?..

– Да конешно, я выжу у тэбя атлишна полушаица!

– Ладно, – ответила Айнур, она достала ручку, которую всегда носила с собой на крайний случай и подписала документы.

Грузин попытался выхватить у неё свои же документы но Айнур слишком резко схватила их и убрала к себе в лифчик.

– Там будет надёжнее! – строго ответила она Армену.

– Отдай маи дакументы, ведьма горная! – воскликнул Армен, лапая Айнур за грудь.

– Извраще–еее–не–еее–ееец! – кричала на всю квартиру Айнур.

За дверью послышалось внезапное дзылинделение ключей, дверь тут же открылась. На порог вбежала Надя, её дыхание было не ровным, она застала Армена за тем как он лапает Айнур.

– Ах ты паршивый пёс! – воскликнула она.

Надя подбежала до Армена и мигом вцепилась своими ногтями в его лицо.

– Пёс ты грузинский! – кричала она.

– Наденька… Ай вай… Дарагая… Пастой!..

Армен отбивался как мог, но могущество Нади было явно выше на поинтов так двадцать уж точно, нежели чем у Армена. В этой суматохе Айнур постукала по плечу Нади.

– Где свет?!

– А… На входе ключ… Псина арменская!..

– Ай дарагая завязывай… Ай…

– На входе ключ… Все переключатели вверх потяни!.. Ключ потом занеси и вали отсюда шалава престарелая… От моего… А… Арменки!..

Сквозь битву Айнур прошла ко входу и взяла весящие на стене ключи и вышла на лестничную площадку. Открыв ящик она добралась до основного счётчика. Все переключатели были пронумерованы. Но вот выключены были далеко не все. Свет был включён лишь в девятой квартире, остальные переключатели были на нуле. Айнур переключила все спущенные переключатели и закрыла счётчик. Приоткрыв дверь она бросила ключи и медленно начала подниматься по лестнице.

Свет в квартире Айнур зажегся. Радиатор холодильника глухо загудел. Кактус мигом восклицал на всю кухню:

– ДА БУДЕТ СВЕТ!

Музыка пластинки заглушала говор Кактуса, никто его не слышал.

Кухонная розетка внезапно начала искриться, небольшое время спустя из неё пустился дым. С громким треском она лопнула.

– Розет Тын Тыныч! – громко воскликнул Кактус. – Нет!

Вилка испуганно взглянула на розетку и мигом чуть ли не взлетела до потолка.

– Розет Тын Тыныч!..

На громкое нытье Кактуса и Вилки на кухню забежала Люська.

– Что случилось?!.. – запрыгнув на стол воскликнула Кошка.

Из розетки шёл дым, запах гари покрывал всю кухню своим ядким ароматом. Глаза кошки значительно изменились, на вид она была не в самом стабильном состоянии. Банка валерьянки, кошачьей мяты и горы корма значительно сказывались на её здоровье.

– Розе… Тын Тыныч…

Кошка шокировано глядела на розетку, грусть и отчаяние в её глазах с каждой секундой переполняло душевное состояние Люськи.

– Люська… – расстроено произнёс Кактус. – Свет включился, розетка неожиданно заискрилась…

– Розет Тын Тыныч… – произнёсла Люська. – Лучше его я никого не знала… Мы прошли с ним… Через что мы с ним только не прошли…

Входная ручка медленно опустилась, дверь незначительно приоткрылась. Пластинка в патефоне без остановки играла одну и ту же музыку. В квартиру зашла Айнур. Люська испуганно спрыгнула со стола и мигом умчалась с кухни. Музыка прекратилась. Шоркая тапками Айнур зашла в зал. По центру комнаты лежала Люська, никого больше здесь не было. Айнур осмотрела зал, ничего подозрительного помимо расцарапанной пластинки она не обнаружила. Она ушла на кухню, Люська тут же вскочила.

– Родик! – шёпотом позвала Люська. – Валите к чертям собачьим отсюда!

Из-за шкафа сквозь пушистые зады высунулся Родик.

– Как мы отсюда выйдем?!..

– Да мне начхать!.. Через балкон по проволоке на рынок катитесь!

Родик вылез из-за шкафа и помог Люське открыть дверь балкона. Словно чумные, коты и кошки вылезли из-под шкафа, дивана и даже ковра. Стойкий аромат кошачьей мочи покрыл зал врозь. Качаясь со стороны в сторону коты сменили свою дислокацию на балкон.

– Спас… ИК… Сибо…

Родик запрыгнул на натянутую проволоку и балансируя по ней растворился в горизонте вместе со своими котами и кошками.

Айнур схватила Люську за шкирку.

– Ах ты паршивка плешивая… – воскликнула она держа кошку над балконом. – Ты розетку мне всю испортила!..

Дым от розетки покрыл всю кухню, запах был невыносим. Бросив кошку на балконе, Айнур закрыла её изнутри и убежала на кухню.

– Кактус! – кричала Вилка. – Мы горим!

– Нужно свет отключить #&@=! – громко воскликнул Кактус.

Айнур забежала на кухню, дышать здесь было невозможно, в квартире начался пожар. Надо было взять только самое ценное. Схватив чайник и кактус с кухни, Айнур забежала в свою комнату, на компьютерном столе стоял системный блок. Отключив все провода Айнур кое как подняла его и выбежала из горящей квартиры. На лестничной клетке собрались её соседи в том числе и домком.

– Это что такое Айнур?! – воскликнула Надя.

– Пожар в квартире! – воскликнула Айнур. – Пожар!


После пожара в квартире Айнур прошло несколько недель. Пожар был успешно потушен, все вещи в квартире были полностью сожжены пламенем, а вот кошке Люськи удалось сбежать по проводам. Теперь её обитель и место пропитания есть рынок. Вступив в банду Родика, она обеспечила себя тёплым домом и временами приятным ароматом постели. А вот Айнур пришлось на время переехать до своего сына, который жил поблизости к рынку. Попала Айнур на много не мало 4.000.000 руглёвых, во время когда средняя месячная зарплата в городе 6.000 руглёвых. К счастью у её сына была очень хорошая подруга которая работала на ярмарке. Хоть у Айнур и были документы что она зам, вряд ли бы она что-либо сделала, ведь сам заместитель ничего толку и не может сделать без добра самого главного, того кем и замещают. Запутанные условия в документах, но в целом понятно. Это ещё хорошо что Армен не стал рассказывать эту историю Нади, иначе исход мог бы быть плачевен. Отношения Айнур и Армена (По совместительству главному на ярмарке) были не самыми обильными, поэтому Айнур не стала говорить каждому прохожему в том числе и сыну что она есть заместитель самого Армена. Тяжёлые времена Айнур всё же наступили. Работать не хотелось, но деньги иметь и собирать хотелось, а трудится к сожалению она не хотела. Слишком много слова "хотела", как сказал бы Розет Тын Тыныч: "Хотеть – хочется, работать – не хочется!"

Новый дом был действительно домом а не квартирой как привыкла Айнур. Кактус теперь временно красовался на подоконнике со стороны сада. Здесь было много растительности, Гладиолус, Фейхоа и даже маленькое Денежное Дерево, которое помимо опавших листьев в дом ничего больше и не приносило. А вот чайник одиноко лежал на третьем этаже в кладовке. Помимо него в кладовке были ещё многие бытовые и даже не бытовые приборы. Все они в то или иное время оказались ненужными, на их замену пришли новые, более функциональные, нежели они сами.

– С приплыздом! – воскликнул сдувшийся Баскетбольный мячик. – Я смотрю ты новенький, кем бывалый?

– Я с другой квартиры… – расстроено произнесла Вилка от чайника.

– И что же тебя принесло к нам? – с самой высокой полки спросил Утюг. – Ты как оказался в нашей кладовке?

Дверь в кладовку внезапно отперлась.

– Ещё… Агх… Бесполезная вещь, – произнёс Жорик (Сын Айнур) поставив на стол горшок.

С громким хлопком дверь в кладовку заперлась, Жорик ушёл.

Вилка взглянула на горшок.

– Это же горшок Кактуса!

– Кого? – спросил Баскетбольный мяч.

Теперь Кактус был на полных правах об стояльцем сада Жорика, поэтому он и выделил ему новый и шикарный горшок. Его новыми товарищами по близости стали Гладиолус – Таратендий и Денежное Дерево – Редис. Кактус шикарно вписался в их владения, он украшал их и придавал некую уникальность всему саду.

– Вот и ещё один партизан, – произнёс Таратендий. – Кактус?.. Я истинно глаголю?

– Да… – расстроенно произнёс Кактус. – А ты кто?.. Никогда таких как ты не видел…

– Я Гладиолус, – ответил Таратендий. – А это мой друг Редис, по совместительству он Денежное Дерево.

– Правильно говорить Валютное Древо! – поправил Редис.

– Ну либо же так сударь!

– Замечательная у нас компашка… – глубоко вздохнув произнёс Кактус. – Однако…

Вдали послышался скрип калитки, это Айнур несла системный блок, который был спасён чуть-ли не прямиком с огня.

– Жо–о–ри–и–ик! – тяжело звала Айнур. – Жорик! Пёс поганый!

С дома выглянул Жорик, он мигом заметил мать и подбежав до неё схватил системник в свои руки и понёс его в дом.

– Ох… – тяжело неся компьютер бурчал Жора. – И что же это… У тебя за компьютер?.. – поставив на стол закончил он.

– Та мне и знать будто! – восклицала Айнур. – Кум втюхал за десяток! Ну я и взяла!

Достав из-под стола отвёртку, Жора начал откручивать корпус.

– Ты что творишь! – испуганно воскликнула Айнур, долбанув Жору по руке.

– Да успокойся мам, я посмотрю что по составляющим!

– Я тебе посмотрю щас! Компьютер не трожь!

– Да не сгорит же он мам угомонись блин!

Жорик открутил два винта на корпусе и вынул пластинку. Взглянув на комплектующие, Жору накрыл шок.

– GTX 8090G?! – выпучив глаза осматривал Жора. – Так ещё и шестнадцать гигов оперативы?!

– Какие корпоративы, ты чего несёшь! – замахнувшись рукой воскликнула Айнур.

– Да мам, – пригнувшись ответил Жора. – Этому компьютеру цена в тысяч пятьсот, если не меньше!

– Сколько–сколько?! – шокировано переспросила Айнур.

– Тут одна видеокарта почти столько сейчас стоит. Если ещё немного под шаманить так оно и будет стоить… Ну примерно…

– Сколько ты сказал?!!! – схватив за майку ещё громче воскликнула Айнур.

– Тысяч пятьсот руглёвых!.. Не меньше мам!

Айнур отпустила сына.

– Ты давай, это… Шамань тут и я его пойду сдам к чертям!

– Послушай мам, я на нём заработаю больше чем он стоит!.. Так ком…

– Так заработай!!!

– Так кому же он ещё нужен у нас в городе… Мне… Мне нужно время на ремонт… На настройку…

– Сколько тебе надо?!!!

– Комплектующие пока прейдут, очистка…

– СКОЛЬКО?!!!

– Н… Н-н-н… Неделя от силы, за несколько дней управлюсь думаю!

– Хорошо, – активно кивая головой ответила Айнур.

Забрав с собой компьютер, Жорик поднялся на второй этаж к себе в комнату. В это время Айнур решила пойти на ярмарку до знакомой сына, звали её Тайожная Обрисия Павловна, она торговала орехами, кешью, фисташками и много чем бобовым. Захватив с собой новую сумочку, Айнур направилась на ярмарку.

– Так как ты здесь оказался?.. – спросил Баскетбольный мяч. – И что ты вообще такое?!

– Вилка я… От чайника…

– Так почему же ты Вилка? – спросил Утюг на верхней полке. – Ты же можешь быть самим Чайником!

– Чего? Это как это так?..

– Однажды я тоже был Вилкой от утюга, я даже не представлял какого это быть самим Утюгом… Новые локации и даже места теперь заметны мне…

– Так как мне Чайником стать?! – восклицала Вилка глядя на Утюг.

– Для этого ты должна выполнить мои два пожелания!

– Агх… Ла–адно…

– Первое пожелание! Ты должен переместить меня в сад!

– Куда?!.. – воскликнула Вилка. – Так как я это тебе сделаю?!

– Да как угодно!.. Хоть собственными физическими силами!

– Зачем тебе этот сад скажи мне?!

– Был у меня один друг, повидаться мне с ним надо… И да, именно в сад на подоконник, никуда кроме! С ним лучше только через подоконник общаться!

– Ооххх… – вздохнула Вилка. – Хх… Окей…

Погода на улице была солнечной. Все растения сада приятно потребляли лучи ультрафиолетового солнца, красиво возвышаясь над приятной голубизной неба, по которой текли нежные и мягкие словно мороженное облака.

– Какая же сегодня прекрасная… У-ах… Погода… – потянулся Мухомор под деревом. – ДЛЯ РОЗЫГРЫШЕЙ!

Отрыв небольшой окоп около дерева, Мухомор достал запасённую ещё с прошлого времени банку краски.

– УАХА–ХА–ХА–ХА–ХААА!..

Рыночный гул мог запросто посоревноваться с несколько сотней заведённый машин в помощь к которым пришли бы ещё столько же собак. Если описать это всё одним словом, то слово "вакханалия" отлично подошло бы в данный контекст.

– Помидоры покупаем и редиску забираем, базилик, укроп и лук!.. – призывал народ Лабрех Февронтьевич.

Вместе со своей женой, Шпахи торговали на входе в ярмарку. Травы и всякие приправы были на Жанне Эдуардовне, а картошка чеснок, лук, батат и многое другое было на самом Лабрех Февронтьевиче. Качество товаров было на высшем уровне, поэтому и цены временами загонялись под сутулых собак, живущих рядом с мэрией.

– Покупаем травы, свёклу и чеснок, а на суп приправы, красный лук, морковь! – призывала вслед за мужем Жанна Эдуардовна.

Пройдя чуть дальше стояло место Пердунова Горнобека Зургеновича, хоть он и не был таким известным как семья Шпахов, но всё же покупатели не раз приходили к нему за помидорами, баклажанами и даже бананами. За исключением Шпахов, к которым покупатели приходили раз, а то и бывало два в месяц, Горнобека Зургеновича покупатели навещали чуть ли не каждый день. Авторитет и прекрасное качество продуктов были неотъемлемой частью торговли Горнобека. Отзывы покупателей были наверное выше самых высших процентов существующих в ста процентах.

– Баклажаны, бананы, помидоры, огурцы! Чуть ли не даром отдаю дорогие подходите!

– По чем это помидорки у вас? – спросил один из покупателей.

– За пять руглей кило!

– Давайте мне пару килограмм!

Горнобек явно недооценивал свои товары, но всё же благодаря ему люди и могли шикарно жить.

Пройдя ещё дальше, Айнур заметила пустое место, рядом с ним стояла женщина. Подойдя до него Айнур поприветствовали:

– Это ты Айнур? – спросила женщина.

– Да, – ответила Айнур. – Это я!

Женщина выложила пару пакетов с орехами на пустую ячейку.

– Я Обрисия Павловна, – произнёсла женщина. – Мой ореховый бульвар не далеко от Райки! – показала рукой она на ячейку, которая находилась буквально в девятнадцати метрах от нового места Айнур. – С Жориком я договорилась, – непроизвольно прикусила губу Обрисия. – Поэтому ты мне ничего не должна!.. Только… Найди свои товары и продавайте хоть что угодно!..

– Да без проблем! – ответила Айнур, взмахнув рукой.

– Это отлично, – продолжила Обрисия. – Я буду навещать тебя временами.

Тайожная развернулась и ушла на своё место. С виду женщина она была очень даже и привлекательная, но в целом возраст оставался возрастном. (Тридцать два как никак)

Развернув все пакеты, Айнур заметила небольшое покрывальце. Она растелила его у себя на столе и красиво выложила все орешки, переданные Обрисией Павловной. Грецкий орех, фундук, миндаль, арахис, кедровые орешки и даже макадамия, прекрасный ассортимент подумала Айнур.

– Так что?.. – спросил Утюг. – Придумал как будешь вызволять меня отсюда?

– Хг… Нуу… – думала Вилка. – А урони-ка ты вон тот предмет который рядом с тобой! – указала она на огнетушитель.

– Да без проблем!

Утюг подвинулся до огнетушителя, затем опрокинул его на пол. С громким грохотом, он упал на хрупкие доски, от чего те не выдержали. Огнетушитель упал прямо на лестницу, с каждым последующим оборотом перебираясь с одной ступеньки на другую, с одной на другую, с одной на другую, до тех пор пока окончательно не в долбился в стену. От громкого грохота из своей комнаты выглянул Жорик.

– Чего?..

Переведя свой взор на кладовку, он обнаружил крупную впадину, которая ввела по обратную сторону дома.

– Это каким образом произошло?..

Спустившись по лестнице Жора подобрал огнетушитель и вместе с ним кое как забрался в кладовку.

Тишина. Лишь дырень с колесо самосвала процветала в полу дивными красками, местами торчащими раскисшими рейками. Осмотрев полку Жорик ничего не заметил, но тогда как же мог упасть огнетушитель? Достав из горы коробок стремянку, он убрал огнетушитель на место.

– И как же ты ещё… Агх… Упал…

Увидев руку Жоры, Утюг подумал это его шанс. Он обвил его своим кабелем и крепко прижав к себе опрокинулся в самый низ. Рука Жоры начала тянуть его в самый низ. В доме послышался ещё один громкий грохот.

– Что это там такое? – удивлённо испугался Кактус.

– Шкаф наверное упал… – не мудрено произнёс Гладиолус, приоткрывая свой девятнадцатый глаз.


Звук сирены. Слыша душераздирающий вой Жоры, соседи соседа решили вызвать скорую помощь на дом. К удивлению она приехала быстро, обычно скорые не приезжают так быстро как приехала эта скорая. Почему вообще скорою назвали скорой, если она временами вообще не скорая? Ну назовите вы себя протяженная помощь! С такими сроками спасения от скорой можно и успеть вокруг галактики несколько световых оборотов сделать.

– Как твоя нога? – мило спросила молодая медсестра. – Ты возможно ушибся?..

– Н–н-н-н… Н-не… Нет! – заикаясь смущался Жора. – Вс… Вс-сё в порядке!

– Ладно… – ещё умилительнее произнесла медсестра. – Меня… Люся… А?.. А тебя?..

– Меня Жоник… То есть я имел в виду Жотрик!.. Нет не Жотрик я…

– Очень приятно Жорик! – засмеялась Люся. – Ладно, нам уже пора…

– Агм… Х–хорошо…

Любовная линия?! Да ну! Даже не знаю что будет с этой парой, но начало у них достаточно… Милое…

– Так! – воскликнул Родик посреди кошачьей базы. – Ярмарка… До меня доходят слухи что на ярмарке появился новый человечишка…

– Кто это босс?

– Это вам и предстоит узнать, Люська! – воскликнул Родик, указав на Люську. – Ты и идёшь на разведку с Долбыней!

– Ага, – кивнула Люська. – Уже встаю бегу, ага!

– … Я сказал. Ты! Идёшь! На! Разведку!

Как ни в чём ни бывало Люська запрыгнула на гамак и расслаблено прилегла.

– Долбыня! – воскликнул Родик, указав на стену позади его.

– Вы уверенны босс?..

– Люська?.. – ухмыльнувшись спросил Родик.

Всё также как ни в чём ни бывало Люська отдыхала в гамаке, не подозревая ни о чём тёмном.

– … Хм… Уверен!

Шлёпнув мягкой лапкой по стенке, Долбыня достал кирпич, торчащий после удара и замахнулся на Люську.

– Кхем–Кхем… – послышался голос позади Родика.

Всех котов тут же накрыл огромный силуэт тени. Медленно развернувшись, позади Родика стояла Зина Аркадьевна.

– Ой ты мой пупсичек! – схватив на руки Родика ласкала его Зина Аркадьевна. – Ты мой сладенький пряничек с кондитерского магазинчика!

Неловко стоя с кирпичом, Долбыня незаметно вставил его обратно в стену и мигом подбежал до Зины Аркадьевны.

– Долбыньчик! – воскликнула она схватив ещё одного кота к себе на руки. – Вы же мои голодненькие!.. Погодите… А это кто?.. – внезапно заметила Зина Аркадьевна Люську, которая словно мороженное в жаркий день развалилась по среди гамака.

Ярмарочные будни у Айнур проходили без толку. Товаром никто не интересовался, а самой Айнур и в помине.

– А это ещё кто? – послышался грубый мужской голос позади Айнур.

Она обернулась. Перед ней стояло два охранника.

– Глухая?! – спросил другой.

– Вы кто такие?!

– А разве не видно?

Охранник достал документы и быстро показав их тут же убрал, испуганно осматривавшись по сторонам.

– Плати за место! – воскликнул другой охранник.

– Конечно сейчас я вам всё оплачу!

– Ты будешь здесь шутки шутить?.. – спросил один из охранников. – А-А-А?!!!

– Послушай нас, – продолжил другой. – Или плати, или страдай!

– Ничего нету, ни сена, ни пшена… Гуляйте скоты, гуляйте!

– Да я тебя… Да я…

– Тьфу на тебя!.. На коленях извиняться будешь!..

– Вы давайте в будку возвращайтесь, псы! А то хозяин пропажу заметит и по городу искать будет!

Охранники агрессивно взглянули на Айнур. Нервно выдохнув, они пошли прочь от её прилавка.

– Иш что… – ухмыльнулась Айнур. – Охранники, ага…

Сад Жорика как обычно пустовал. Растения, деревья и в целом вся флора гардена скучно проводила своё время. С дерева возвышаясь над землёй спускался какой–то крупный Паук. Он был как шарик от тенниса, такой же крупный, но навряд ли такой же прыгучий.

– Ну что взял?.. – шептался Мухомор совместно с Пауком.

– Да конечно взял обижаешь! – хыхыкая произнёс Паук.

– Давай, вот краска, – протянул небольшую банку краски Мухомор. – Прямо с дерева пульнешь её на Гладиолуса и его друга придурка Редиса…

Достав с маленькой сумочки таблетки, Паук протянул их Мухомору.

– От всех болезней? – спросил Мухомор.

– Тихо ты!.. Уши повсюду!..

Паук схватил банку краски. Оглядываясь по сторонам он бес палевно вскарабкался с достаточно небольшой банкой краски обратно на дерево.

– И что ты сделал с Утюгом?! – восклицал на всю кладовку Баскетбольный мяч. – Где он теперь?

– Угомонись ты уже, – ответила Вилка. – Сейчас гляну…

Ползя по доскам как змея, Вилка выглянула в самый низ проделанной дырени.

– Ты что там делаешь? – спросила она глядя на Утюг, лежащий посреди четвёртой ступеньки лестницы.

– Так ты сам сказал зацепиться! – взглянув на Вилку воскликнул Утюг.

– Когда я это сказал? Скажи мне?!

– Так…

Из своей комнаты вышел Жора. Улыбка на его лице доходила до ушей.

– Люся… Агх… Какая же ты красивая!..

– Это он что–ли про нашу кошку?! – подслушивая сверху, удивилась Вилка.

– Утюг?.. – заметив посреди лестницы Утюг, удивился Жора. – Ах точно!..

Спустившись по лестнице Жорик подобрал его, подложив его себе под подмышку.

– Ты мой герой! – обнимая его болтал Жора.

– Так этот Утюг ещё и нашу Люську знает?!

Жорик начал радостно танцевать с Утюгом необычный танец, который на ходу приходил ему в голову, прыгая на месте то два прыжка, то один, а затем и вовсе кружась на месте напевая третью симфонию Картошки.

Перебирая свои мохнатые лапы Паук ловко взобрался на самую высокую ветку дерева, растущего в саду. Он осторожно просочился сквозь листья и медленно выглянул. Он принялся осматривать территорию.

– Редис, Гладиолус… Так–так–так… – хыхыкая себе под нос искал растения Паук. – Редис, Гладиолус… Редис… Вот они!

Танец Жорика плавно переходил во двор, он радостно плясал совместно с Утюгом танец жизнерадостного рахита. Нога уже по всей видимости и не болела даже, не уж то рахит оказался симулянтом?

– Люська… – замечтался в своих мыслях Жорик. – Аххх…

– Люська?! – удивившись воскликнул Кактус. – А кошку он нашу откуда знает?!

– Кошку?.. – ухмыльнулся Гладиолус. – У вас есть кошка?..

Кружась с Утюгом Жорик плавно сближался со своими растениям, он вовсе и не успел заметить как он уже чуть ли не растоптал их от счастья.

– Фуух… – приостановился он. – Чуть было не уп…

Речь Жоры прервал резкий удар банкой краски об голову. Яркая жёлтая краска растеклась по его лицу словно кефир, наливаемый в чашку трясущимися руками. Он поставил Утюг на подоконник и взглянул на верхушку дерева. Испуганный Паук мигом спрятался в листву.

– Упс… Хых…

– Кто это сделал?! – восклицая на весь двор оглядывался Жорик. – Я тебя найду ты слышишь!.. Ты где?!..

На улице пошёл дождь.

Накормив всех котов, Зина Аркадьевна обратила значимое внимание на Люську. Та была будто неприкосновенной королевой, не дающей себя даже и тронуть. Кошка не ела ни корм, ни суп, ни каши. Как только Зина Аркадьевна пыталась приблизиться к ней, та уже удирала в другой угол базы, по пути обсыкая всё подряд, в том числе и каблуки, которые Зина Аркадьевна приобрела у Зургенчика по скидке аж в четыреста руглей.

– Родик откуда здесь эта рыжая красотка? – спросила Зина Аркадьевна.

– Люська! – воскликнул Родик.

– Я слышала! – ответила Люська. – Повторять не обязательно!

– Охх вы мои пушистые мурлыки… Понимала бы ещё я о чём вы болтаете…

– Познакомься ты с Зиной Аркадьевной, она прекрасная женщина!

– Да, – продолжил Долбыня. – Она и покормит и погладит так ещё и в тепле уложит!

– Нет уж, – отмурлыкалась Люська. – С меня достаточно бабок в жизни!

Пока Люська болтала Зина Аркадьевна незаметно проскользнула ей за спину и внезапно схватив её напугала кошку.

– ААА–ААА–ААА! – заорала во весь голос Люська. – ОТПУСТИ МЕНЯ–ЯЯЯ!

– Не переживай моя пугливинькая… – задобряла Зина Аркадьевна приятно поглаживая Люську. – Я не причиню тебе вреда кися…

– ВЫПУСТИ МЕНЯ ЗООФИЛКА СТАРЧЕСКАЯ! – всё громче шипела Люська, всячески пытаясь выскользнуть из-под рук доброй кормилицы.

Люська была самостоятельной кошкой. Если вспомнить что её воспитанием занималась Айнур аж целых шесть лет, то можно было бы с полной уверенностью сказать что Люська переняла большую часть характера своей хозяйки. Она настолько привыкла к своей любимой Айнур, (Хоть и паскудной) что разлучить их уже было не в силах. Её поведение и поступки были одиозными, амикошонствованными а временами Айнур и вовсе манкировала своим поведением перед её единственной кошкой Люськой, которая явно всем сердцем любила свою первую и единственную хозяйку.


Ни одного посетителя и даже покупателя. Айнур было абсолютно по барабану на то что её товарами никто даже и не интересовался. Она коротала своё время самой обычной и бессмысленной игрой в морской бой. Играть против себя самой же было достаточно увлекательно, ведь любая внезапная мысль постоянно подсказывала положение кораблей. Какой вообще тогда смысл играть в это?..

– А почём орешки бабка? – прервал игру один из посетителей.

Это был небольшой мальчик который с виду еле тянул на лет двенадцать.

– Да какая я тебе бабка! – воскликнула Айнур, прервав свою игру. – Бабка у тебя в гробу!

Айнур вовсе и не заметила как позади неё стоял по всей видимости отец безукоризненного ребёнка. Она медленно развернулась. Бугай ростом в два метра с высоты уставил свой взгляд на Айнур. Он смотрел явно не на неё, он пытался высмотреть её собственное эго, дабы хоть как-то поставить на место пожилую, возможно даже престарелую грубиянку.

– Аэ… Уээ… Кхм…

Бугай неровно осмотрелся по сторонам, будто пытаясь обнаружить хоть единого свидетеля, но все кто проходил мимо явно не хотели ввязываться в чужие проблемы. Айнур спасла лишь Обрисия Павловна, которая по чистому стечению обстоятельств решила навестить свою новую подопечную.

– Кхм–кхм, – постучала по спине двухметрового шкафа Тайожная. – Вас что-нибудь интересует?..

Мужик медленно повернулся и вмиг узнал знакомый голос.

– Обрисия?..

– Не верю своим глазам!.. – воскликнула Обрисия Павловна глядя яркими зелёными глазами на своего бывшего коллегу, по совместительству бывшего владельца большинства мест, в том числе и где сейчас находилась Айнур. – Мишка!

Михаил и Обрисия тепло обнялись. Сквозь объятия радости и воспоминаний о прошлом, Тайожная подмигнула Айнур, постепенно отводя своего давнего знакомого в сторону.

– Как же я давно тебя не видела мой дорогой! – улыбнувшись произнесла она. – Пойдём, на наше старое место!

Ребёнок подбежал до отца и вместе со своей давней знакомой они ушли в сторону прилавка Тайожной.

Трепетно отмывая краску в ванне Жорик энергично тёр лицо мочалкой. Отмывая последний налёт краски с бровей он выключил кран и вытерся мягким махровым полотенцем. (Вовремя успел, сейчас бы всё засохло) Одежда на нём уже высохла. Стирка бы вряд ли помогла бы избавиться от такого яркого пятна краски, но всё же он решил бросить свои вещи в стиральную машину. («Не я эту войну начал, семейка Уфнупий…») Он ушёл на кухню и открыв холодильник достал мекстуру "Эльмунафальмуцит", которая была запасена в холодильнике на самый краснейший случай. Эльмунафальмуцит – это транквилизирующая жидкость, выведенная (В прямом смысле слова) путём скармливания корове специально выведенной травы, (Нутруницитской травы) секрет создания которой таинственно скрыт всему миру. Жорик вытащил кастрюлю с не разогретой пюрешкой и закрыл холодильник. Он решил не жалеть микстуру. Он вдоволь пролил чуть ли не до усрачки приятной (Нет) жидкости своим соседям.

Разогрев целую кастрюлю этой бадяги, он красиво разложил её по тарелкам, предварительно смазанных очередной пачкой препарата "От всех Болезней".

– И где этот Утюг? – спросила Вилка, высматривая лестницу.

В старом шкафу послышался тихий еле слышный шорох. Вилка взглянула на шкаф.

– Что это такое?..

– Шкаф, – ответил Баскетбольный мяч. – Ну не дирижабль же!

– Дерижабль, – усмехнулась Вилка. – Ага!

Неприятный шорох в шкафу вновь потревожил внимание Вилки. В этот раз он был громче, выразительнее. С тихим скрипом дверца шкафа медленно отперлась. Вилка и Баскетбольный мяч пристально смотрели в одну точку – шкаф. С каждой миллисекундой взора их разум туманился все сильнее и сильнее. Духовное состояние приборов медленно приходило в негодность. Внезапное появление тени из шкафа заставило вернуть все обратно.

Фривольной походкой из шкафа вышла волосатая до крыльев Моль.

– Вечер в хату петушары, – пафосно произнесла Моль. – … Что раскисли как лимон?

– А–а… – вспомнил Баскетбольный мячик. – Жёнфс Моторный приветствую вас!

– Взаимно, – ответила Моль. – Что за окорок в паре?..

Мяч задумался.

– Это Вилка, – ответил он. – Он у нас тут новенький!

– Вилка значит… – икнул Жёнфс, потирая свои длинные усы. – Значит не знаком с правилами?

– Правилами?.. – переспросила Вилка.

– Не знаешь значит?!..

– Знаю! – рефлекторно ответила Вилка.

Паника внутри Вилки навела суеты, лишь поэтому пульт управления был на секунду вырван страхом.

– Первое правило! – воскликнула Моль.

В кладовке повисла тишина.

– ПЕРВОЕ ПРАВИЛО! – ещё громче повторил Жёнфс Моторный. – Кантуженый что ли?!

Вилка испуганно бегала глазами вдоль всей кладовки до тех пор пока ей в мысль внезапно не пришли слова Розет Тын Тыныча.

– Блатной значит?! – воскликнула она приподнявшись над Молью. – Марасить под дождём будешь, меня слушать и не глохнуть!

– Да как ты сме…

– Есть у меня один кореш… Утюг… Знаком помалёху по пьяне общались… Ам… Сейчас ты летишь в сад и передаешь ему послание от меня! Понятно?!

– Конечно понятно! – ответил Жёнфс. – Так он вон на полке лежит! – указал он лапкой наверх.

– Где?! – резко развернувшись лицезрела Вилка полку.

Моль резко взлетела и мигом схватила кабель Вилки. Она обвила его вокруг чайника и напрягая свои бицепсы схватив сам чайник. Подлетев к огромной впадине (Дыре от Утюга) Моль повисла над ней.

– Блатным жаргоном взять меня хотел?! – воскликнула она. – Откисай!

В это время Жорик выходил с кухни.

Моль не щадила незнакомцев, медленно ослабив свои лапы, она отпустила чайник. Фарфоровая посуда с громким грохотом вдребезги разбилась на маленькие кусочки. Целебное картофельное пюре было раскидано по дому а кусочки тарелки и вовсе разбегались по всему этажу, в том числе и лестнице.

Жорик молча стоял с удивлённой физиономией. В его глазах можно было увидать ярость. Даже наверное не только в глазах. Раздувшаяся вена, которая вылезла откуда не возьмись с тряской бегала по лбу Жоры. Сосуды в глазах постепенно лопались, в доме послышался дверной звонок. И снова… И снова… И снова… И снова… В дверь кто-то ломился, этот "кто-то" пристально трезвонил в дверь. И снова… И снова…

Жорик вернулся обратно в спокойное состояние и с застывшим лицом спустился до двери. Дзынь–Дзынь ДЗЫНЬ–ДЗЫНЬ ДЗЫНЬ–ДЗЫНЬ

Дверь медленно отперлась, по другую сторону стоял некто не знакомый для Жорика. Капли дождя стекали прямиком на порог дома, он был в капюшоне.

– Айнур здэсь живёт?.. – прозвучал грузинский голос.

– Вы кто такой? – спросил Жорик.

– Вазможно вам знакома фамылыя Хачипутарян? – приподнял голову незнакомец.

– Нет.

– Ясна… Передайтэ Айнур что её искал Армен… Она поймёт! – грузин протянул слегка промокшее письмо и спокойным шагом ушёл из сада.

Жорик громко хлопнул дверью. Оставив письмо на входе он поднялся по лестнице и подобрал чайник.

– За что мне это всё?! Что плохого я сделал в этой жизни не так, скажи мне Чайник!?..

Жорик отнёс его на кухню и оставил его там, подхватив с собой пару тряпок и ведро со шваброй.

Дождь в саду шёл проливным ливнем. Небольшие растения и даже грибы медленно погружались в дождевую слякоть.

– И часто у вас так?.. – спросил Кактус.

– Бывает раз, бывает два, бывает не бывает в месяц… – ответил Гладиолус умываясь каплями дождя.

– Славно… – привздохнул Кактус.

Начало новой жизни в саду уже не так сильно отчаивало Кактуса. Память о квартире надолго останется с ним самим. Новые товарищи были не такими как Вилка и Розет Тын Тыныч, но всё же загрустить с ними можно было конкретно.


Смутные воспоминания, Люська и другие коты и кошки банды очнулись в непонятном для них месте. Каждый из них мало что помнил, они оказались в клетках. Они ехали в грузовой машине в неизвестном направлении. Машину дико трясло со стороны в сторону. Дороги в Верхнем Благодуинске были мягко говоря не очень. Ямы на каждых пяти метрах были одной из ярких достопримечательностей города. Шум бьющихся о друг друга клеток выбивал из себя.

– Ро… Агх… – сильная головная боль и в целом не благое состояние не давало Люське произнести и слова. – Родик… Где мы?!..

– Да мне та… Откуда знать?..

Вся банда котов была разбросана по клеткам в фургоне. Несколько десятков котов не до конца понимали где они находятся. Зина Аркадьевна воспользовалась доверием котов и кошек, тем самым переиграв их всех.

– Зина Аркадьевна!.. – скаля свои острые зубы произнесла Люська. – Доверие да?.. Родик, а?!..

Родик вздохнул.

– Эта бабка снова обдурила нас…

– ВСМЫСЛЕ СНОВА?!.. – перебила Люська. – То есть она ещё и не первый раз вас ОБЪЕГОРИВАЕТ?!

– В прошлый раз она… Звала нас за собой… Ну мы как болваны последние побежали за ней… А из-за угла собака выскочила… Волосатая как тряпка половая!..

– Перекусала всех нас… – продолжил Долбыня. – Задницы как помидоры были…

– Так она нас ещё завела…

– Всё–всё–всё! – вновь перебила Люська. – Мне этого было достаточно… Чтобы сделать выводы что вы бакланы!..

Машина резко притормозила. Клетки разбросались по фургону как тетрисе. В машине происходил непонятный хаос. Клетки казались попрыгунчиками, которые энергично отпрыгивали внутри фургона, создавая при этом громкий и душераздирающий "МЯЯЯУ". Естественно коты и кошки внутри были недовольны, ведь не каждому будет приятно если его самого поместят в нечто похожее на миксер.

Несколько замков с выразительным щелчком отперли дверь фургона. Незнакомый человек в грязном костюме и бейсболке с нашивкой лося принялся вытягивать клетки с животными одну за другой, бросая при этом каждого из них на грубую землю. Энергии и сил у котов и кошек вовсе не хватало даже и чтобы хоть выразить малое недовольство, каждый из них словно вмазанный расслаблено лежал в клетке. Разглядеть личность сквозь тёмные солнечные очки было не особо и возможно. Седая борода гицеля доходила до груди. Пару кос в корнях плавно доходили до самого края бороды. Длинные и всё такие же седые волосы давали уже хоть что–то.

– Б2!.. – азартными глазами взглянула на игровое поле Айнур. – Ранила!.. Хех, а то!.. В2!.. Убила… Ха–ха, как-то ты слабо, даже не почувствовала!.. Да, не мой день видимо…

Кхм… Да, шизофрения прогрессировала далёкими шагами. А может ей просто скучно… Ну бывает же такое когда скучно начинаешь болтать с самим собой… Ну развлекаешь себя так временами… Кого я обманываю…

Слова Розет Тын Тыныча оказались пророческими: "Рано или поздно Айнур и с шизофренией породниться!". Да уж, ну а кто ж знал!

– Айнур?! – послышался писклявый голос позади Айнур.

– Нет! – воскликнула Айнур. – Нет, нет, НЕТ!

Небольшая бабушка подошла к прилавку, держа в своих руках пару пакетов наполненных овощами и фруктами, порой даже ягодами.

– Айнур! А я тебя и не узнала! Если бы не лишай который у тебя на пол шеи расходится я бы хрен бы и поняла!

– Угу, – немного привздохнула Айнур. – Чё те надо Тавгатовна?

– У тебя ячейка просто шикарная! Ну ей богу, откуда ж у тебя такие владения?

– Ты мне зубы давай не заговаривай, чё надо?

– Ну ты не гостеприимная Айнур, ей богу! Я тебя просто не узнаю!

– … Тебе орехи чё ли нужны?

– Ну знаешь, не отказалась бы! Мне давай наверное весь прилавок, ну ей богу, что мелочиться!

– Да что ты бубнишь, у тебя денег как у сутулой собаки! Не гроша же небось!

– Ну Айнур! Ты чего, ну ей богу!

Айнур непроизвольно оскалила зубы, она неровно взглянула на Тавгатовну. Завернув все орехи по кулькам она выставила их на стол.

– Пять тысяч руглёвых!

– Сколько?! У Тайожной такие же точно орехи в цену в раза два меньше!

– Кризис в городе знаешь ли… Сейчас же белки орехами запасаются, на людей не хватает!

– Ну да, ну да точно! Ей богу, точно!.. Ну ладно, сойдёт! – махнула она рукой.

Тавгатовна поставила полные пакеты на прилавок и кое как запихала все орехи.

– Ну ладно, в расчёте!

Тавгатовна развернулась и спокойным шагом пошла дальше по своим делам. Айнур резко вскочила из-за стула и мигом подбежала до неё, схватив её за пакеты.

– Ты куда это пошла собака не крещённая!

– В смысле куда? Домой, а куда ещё ей богу! – повернулась она.

– Слышишь ты, деньги плати мошенница!

– Да кто ещё из нас мошенница! – воскликнула Тавгатовна. – Котята где балаболка?! А?!

– Какие котята дура! Ловите дуру! Крыша у бабки поехала, ловите её, я держу! – кричала на всю ярмарку Айнур.

– Я уже полгода жду котят дура! Я за них тебе молока шесть бидонов, так ещё и за бронь три тысячи дала!

– Реально дура! – воскликнул Айнур. – Деньги платить не хочет, чушь собачью несёт люди! Помогите!

Всё-таки внимание прохожих и в том числе торговцев было привлечено Айнур. Покупатели судорожно обернулись на происходящее, на ярмарке повисла гробовая тишина. Айнур отпустила свою подругу.

– Мошенница ты старческая! Бог тебя покарает! – смачным харчком плюнула под ноги Тавгатовна. – Мои глаза бы тебя не видели!

– Значит так ты Тавгатовна!

– Для тебя я теперь Лариса Ахатовна!

Тавгатовна неуважительно развернулась и спокойным развалочным шагом пошла дальше по своим делам. Айнур быстро прошлась глазами по всем людям, которые пристально наблюдали за их диалогом. Впервые за тридцать лет ей стало внезапно неловко. "Действительно не день, а праздник!" – сказал бы Розет Тын Тыныч. Она развернулась, позади неё стояла Тайожная. Вместе с Михаилом она смотрела на неё с грустными и слегка неловкими глазами. Все люди ярмарки морально душили Айнур. Ей было безумно не ловко, ситуация была действительно падкой.

– … Прости меня… – произнесла Айнур.

Не сильно энергичным шагом она просочилась сквозь толпу и вовсе c не весёлым настроением ушла прочь с ярмарки.

Запутанная Вилка неловко глядела на закрытый холодильник, который стоял чуть ли не в притык к ней.

– Агх… Акхъ… – слегка подпрыгивала она, пытаясь хоть немного сдвинуться в другую сторону.

– Тебе тяжко друг? – послышался до безумия приятный голос. – Может тебе помочь?

– … Знаешь… Агх… Было бы славно!

Бесшумный но достаточно тяжёлый шаг запрыгнул на не особо крепкий столик, который стоял впритык к холодильнику. Аккуратными движениями мягкие и пушистые лапы пододвинули чайник на девяносто градусов.

– Ну как, лучше?

Это был шикарнейший чёрный кот. Чёрная шерсть и прелестные янтарные глаза безумно сочетались с его физической формой. Припухлость, скорей даже достаточно сильное ожирение безумно подходило ему, хоть он и выглядел будто шарик от регби.

– Вау, – удивилась Вилка. – Спасибо тебе огромное!

– Астофир, – распутывал провода кот. – И кто же это тебя так?

– Очень… Агх… Фуух… – распутал Вилку кот. Очень приятно Астофир, это всё Жмых сделал!

– Жмых? – удивился Астофир. – Это кто?

– Моль такая с размером в сдутый Баскетбольный мячик! Он себя Жмыхом назвал!

– А, – энергично кивал кот. – Жёнфс Моторный.

– … Да именно он!

– Да, он у нас… Кхм, такой да-мн…

Астофир спрыгнул со стола, от чего тот обратно выровнялся. Перебирая маленькими пушистыми лапами он прилёг на свой мягкий пуфик, который лежал в уголке кухни.

– Я так понял, – потянулся он. – Ахх… Ты наш новый друг?

– Не совсем, – ответила Вилка. – Планов задерживаться здесь у меня нету, мне нужно попасть в сад!

– В сад? Зачем?

– Мне нужно к Утюгу попасть, у нас с ним есть уговор!

– Понятно, уговор важнее денег это да…

– А может… Ты мне сможешь помочь…?

– И как ты это себе представляешь? Я кое как тебя распутал… Ох… Тяжела жизнь жирного кота…

– Жирного? Я бы так не сказал, она тебе очень кстати!

– Очень кстати, шикарный кот… Никто не знает и уж тем более понимает какого это так жить, я толком и по дому проносится не могу нормально, лежу тут целыми днями…

– Эх… – вздохнула Вилка. – Ладно…

– Возможно ещё не всё… Агх… Потеряно…

Астофир кое как достал из-под пуфика своего любимого плюшевого карася. Он положил его себе на живот. Прошло некоторое время, постепенно закрывая глаза он засыпал на ровном месте.

– Ты что делаешь? – внезапно потревожила Вилка.

– А, что?! – резко вскочил Астофир. – А это ты… Фу–ух… – вздохнул он. – Не пугай меня так больше!

– А что ты делал?

– Знаешь, – тяжело дышал кот. – Терапия карасём единственное что успокаивает мои панические атаки… Тяжело… – вновь вздохнул Астофир.

Пагубный образ жизни подвёл кота Астофира к сильному ожирению. Мало того что он не мог адекватно зевнуть, так он ещё и вовсе не боролся со своими вредными привычками. Ожирение прогрессировало, постепенно превращая кота в арбуз. Такой образ жизни мало кого доводил до счастья в том числе и свободы в движениях. Силы Жорика по борьбе с ожирением его собственного друга Астофира были абсолютно идентичны с тем что если бы он захотел научить кота летать как воробей. (Бестолково)

Дождь постепенно стихал, на дворе постепенно вечерело. Растения в саду полностью политые водой расслаблено закрыли глаза, наслаждаясь столь прекрасным моментом. Никакой эмпатии и уж что на то было расслабления, Кактус не чувствовал. Неровно стоящий Утюг на подоконнике не внушал никакого доверия.

– А ты ещё кто? – решил спросить Кактус, повернувшись до Утюга.

– Зови меня Утюг, – произнёс тот. – Я тебя не узнаю, ты

новенький?

– Да… – не весело кивнул Кактус. – Ты видать тоже?

– Не совсем… Можно сказать старый друг!

– Ясно, – повернулся обратно Кактус.

Гладиолус приоткрыл свой четырнадцатый глаз.

– Знакомый голос слышу я! – произнёс он, медленно повернувшись на подоконник.

С небольшой улыбкой Утюг глядел на Гладиолуса, от чего тот от неожиданности открыл все свои глаза.

– УТЮГ?! – шокировано воскликнул Таратендий.

– Хех, я же обещал что я вернусь!

Удивлённый Гладиолус тут же начал будить Редиса, от чего листья того посыпались будто снег с неба.

– Да ты что делаешь! – воскликнул он. – Я тебе щас всё лепестки оборву!

– Обернись!

Денежное дерево медленно повернулась на подоконник.

– УТЮГ! – воскликнул Редис. – Утюг!

Радостно восхвалённый Утюг улыбчиво глядел на своих старых друзей.

– А как ты… – удивился Редис. – А как?

– Помог мне там один придурок! – засмеялся Утюг. – Я ему пообещал что покажу как Чайником стать а тот уже был душу продать мне! Ха–ха!

Глаза Кактуса испуганно выпучились а рот и вовсе шокировано открылся.

– Чайником?! – с огромными глазами обернулся тот.

– Ну да, – улыбнулся Утюг. – Он ещё тупее Баскетбольного мяча!

– Подожди, ты имеешь в виду Вилку?!

– Да, а ты откуда…?

Глаза Кактуса застыли на месте. В мыслях проскочило постоянное нытье Вилки, от которой вяли даже уши. В его глазах проскочила яркая искра, искра надежды.

– Где он!? – воскликнул Кактус, переведя взгляд на Утюга. – ГДЕ ОН ГОВОРИ!?

Утюг ухмыльнулся.

– Ты его знаешь? – спросил он.

– Д, да! – громко воскликнул Кактус. – Он мой единственный друг!

– Хех, – ухмыльнулся Утюг. – Ну понятно!

– Так мы будем продолжать? – спросило Денежное дерево. – Мы же даже не закончили в прошлый ра…

– Да какой продолжать, закройся! – перебил Кактус. – Где Вилка!?

– Это уже не важно, – отдалялся от темы Утюг. – Главное что я здесь!

– Да мне срать что ты здесь! Где мой друг!?

Утюг явно не хотел продолжать тему, он пытался всячески съехать с тем от столь навязчивого Кактуса. Упорство Кактуса было несравнимо с упорством Розет Тын Тыныча. Возможно это и было как раз одним из его главных недостатков с которыми он жил всю свою долгую жизнь. На его месте, Розет Тын Тыныч бы уже просквозил бы все возможные вопросы а то и угрозы в сторону Утюга, но к сожалению…

С режущим звуком калитка дома медленно открылась. Расстроенная Айнур прошла мимо сада, не пнув даже дерева. *ТУК–ТУК–ТУК–ТУК* Дверь плавно отперлась, усталый Жорик стоял по ту сторону порога.

– А вот и ты… Как первый рабочи…

Айнур расстроено оттолкнула Жорика. Со спущенной головой она ушла к себе в комнату на первый этаж. Усталый Жора стоял посреди порога открытой двери, капли остаточного дождя стекали по водостоку, тем самым поливая оставшиеся живность в саду. Расслабленное лицо, опущенная челюсть, перевязочная травма и мешки под глазами, ему стоило бы следовать действиям своей мамы и лечь спать. День на ярмарке и не только, вовсе не удался. Не с той ноги встал, магнитные бури, ретроградный Меркурий, на что ещё можно было свалить и так уже испорченный в хламину день?


*ХЛОП* Поймавшую банду котов рассадили по двум вольерам. Опилки под лапами которые были полностью пропитаны саками прошлых животных этого места были единственным атрибутом этого места. Прутья нечто похожего на клетку расходились по горизонтали и вертикали. На улице ночь, бородатый мужик, которого коты решили назвать Пёс, внимательно пересчитывал только привезённых.

– Родик, – яростно смотрела на Пса Люська. – Дела очень плохи… Нам нужно выбраться с этого сраного гадюшника!

Ничего кроме шипения рыжей кошки Пёс не понимал. Язык пушистых был не подвластен такому смертному в роде него. Все пойманные коты пытались всячески закрыться от до безумия неприятной для рецепторов вони. Кто-то пытался зарыться в опилки, только лишь потом поняв что чем ближе клад, тем сильнее запах. Закрывать нос было единственным решением в таких непредвиденных обстоятельствах.

– Конечно надо!.. – сквозь шерсть лапы болтал Долбыня. – Меня сейчас больше волнует как тебе не приторно от этого запаха?!..

– Поверь мне, я нюхала ещё куда хуже запахи! Иммунитет Отшельника у меня уже ещё в три года выработался!

– Тридцать два, тридцать три, – досчитал Пёс. – Ага…

С громким клацаньем своих каблук подобных подков (Ботинков) бородатый мужик растворился в горизонте территории вольеров. Люська раздражённо подбежала впритык к железным прутьям вольера и высунула свою голову пытаясь высмотреть куда идёт этот Пёс.

– Это наш шанс блохастые!.. – сквозь пушистую шерсть воскликнул Родик. – Нас больше!.. Мы физически сильнее!..

– Да тихо ты, – прищуривалась Люська. – Ещё один!

С небольшой силой, Люська аккуратно просочилась сквозь железные прутья вольера. Тихо перебирая своими лапами она скрылась в тени параллельно стоящих от котов вольеров. Ещё один незнакомый человек подошёл до вольеров, он повторно начал пересчитывать всех котов. Один за другим, он был одет в ту же самую форму и даже бейсболку. Шрам расходящийся у него по всей щеке выделял его от другого гицеля.

– Ну что убедился?! – эхом послышался громкий грубый голос Пса.

– Да я тебя… – ухмыльнулся стоящий перед вальером гицель. – Заново теперь считаю!

– ХА–ХА–ХА! – засмеялся тот. – Тридцать три я же тебе говорю!

Некоторое время спустя и он наконец досчитал. Энергичным шагом он ушёл за угол вольеров, в ту сторону которую же и пошёл Пёс.

– Да всё правильно! – эхом раздавался его голос.

– Ну, а я тебе что говорил!

– Да ну тебя!

Тихо перебирая свои лапы дальше вдоль вольеров, Люська наткнулась на огромный информационный стенд. Коты оказались в городском приюте "Гвоздь", к слову находящемуся в двенадцати километров езды от базы, находящейся в близи к рынку. Злости на Зину Аркадьевну не хватало. Ладно та Люська, но коты живущие за счёт её доброты уж точно доверяли ей свои маленькие и пушистые жизни. Время на часах, висящих над стендом показывало десять часов вечера. Глубоко вздохнув Люська направилась обратно к вольерам. Грубая лапа с мимо проходящего вольера схватила её за шкирку тем самым будто рассекретив партизана. Трясущаяся кошка закрыла глаза и положившись на судьбу полностью расслабилась. Тяжким образом, лапа пропихнула кошку к себе в вольер и легонько поглаживая её спокойно отпустила. Скукоживаясь сморщенная кошка испуганно развернулась, перед ней сидели две дворняжки. Одна из них была чёрно–белой, а вот другая параллельно инь-яню была бело–чёрной.

– Мы смотрим ты такая незаметная…? – спросила чёрно–белая.

– … Мы даже сами тебя сначала не заметили! – продолжила бело–чёрная.

Люська спокойно расслабилась.

– Это Алхын, – произнесла чёрно–белая. – А меня звать Галмын… Послушай, мы слышали о чём вы там говорили…

– … Да! Честно говоря мы уже здесь который день, тут просто ужасно!..

– … Так ладно бы ещё вольер вонючий будто от скунса, так тут не еда а помои кошачьи!..

– Ближе к делу, – продолжила за Алхына Люська.

– Кхм… Мы тоже хотим отсюда свалить к чертям!.. Хотя даже лучше будет обратно во двор, к чертям нинада!

Люська засмеялась.

– Вы меня… Собаки, напугали!.. Теперь вы просите ещё и сбежать совместно?..

– Так мы не за просто так, – произнёс Галмын. – Доставай!

Алхын убежал в угол вольера и энергично начал рыть опилки, разбрасывая их по всей территории.

– Сейчас секунду… – тянул время Галмын. – … Угу…

Несколько минут неловкого ожидания. Алхын наконец достал ту самую вещь, ради которой это всё и начиналось. Он подбежал до Люськи и протянул ей эксклюзивную лимитированную золотую рыбку, которая выпускалась лишь в тройном тираже на весь мир. "Северный Каракал" был единственным в мире кошачьим кормом, который выпускал настоль масштабный призовой фонд. Миллионы руглёвых, сотни серебряных и лишь тройка золотых рыбок были эксклюзивом для больших упаковок корма. Удачи и шансов на победу в такой лотереи были ничтожно малы, но никогда не были равны нулю. Самый настоящий оригинал одной из золотых рыбок находился в лапах у самой обычной дворняжки. В глазах Люськи виднелся безумный азарт и воспоминания, о том как она вскрывала этот корм в магазине пачка за пачкой, в надежде найти хоть единственный приз. Хотя бы путёвку, хотя бы годовой запас корма… По всей видимости удача самой обычной дворняжки была намного выше удачи Люськи, возможно это было и к лучшему.

– Отку… ОТКУДА У ТЕБЯ ЗОЛОТАЯ РЫБКА!? – чуть было не сошла с ума Люська.

Её глаза вылезли на лоб, она явно не ожидала такого исхода событий.

– Это не важно, – перехватил рыбку Галмын. – Сначала ты нас вызволяешь от этого как ты сказала…

– … "Гадюшника"!.. – добавил Алхын.

– … Да… А затем и наша часть уговора в деле!

Удивлёнными глазами Люська бегала то туда, то сюда, до тех пор пока всё же не решилась.

– Договорились, – взглянула она в глаза Галмыну. – Но для этого… Придётся немного постараться… – ухмыльнулась кошка.

Стрекот кузнечиков и еле слышный "Угу" Совы раздавался на весь район Жоры. Некоторые птицы порой издавали звуки, но следом за ними они тут же засыпали. На дворе ночь, Айнур и уж тем более сам Жора уже спали, лишь Пауку живущему на дерево постоянно насиделось на месте. Ему надо было постоянно что-то делать, что-то совратить, безудержный какой-то. Под грубым хрустом ветки, тот медленно спускался с дерева. Вся фауна сада спокойно отдыхала, в том числе и его друг Мухомор. Паук аккуратно и бесшумно спустился на землю. Оглядываясь по сторонам, тот мигом умчался в сторону небольшой дырки в заборе, находящейся рядом с калиткой. В этом районе машины проезжали не так уж и часто, а ночью и подавно. Пройдя сквозь отверстие в заборе, Паук перебрался через дорогу, естественно по пешеходному переходу и медленно но верно растворился в горизонте прекрасной и дивной ночи.


Громкий кошачий визг приглушённый собачьим воплем озарил весь приют "Гвоздь". Яркое шоу Люськи Галмына и Алхына оказалось незамеченными. Как бы они не пытались орать, вопеть а то и шипеть, люди работающий здесь не слышали их ни в коем разе. Позывной Пёс активно качал головой вместе со своим другом Шрамом. Громкий концерт рок выступления шумно голосил в ближайшей с наушниками округи. Никто помимо остальных животных не слышал эти жалостные и уж тем более наигранные эмоции. Шоу трёх артистов было замечено огромным Медведем, который с громким и оглушающим голосом заорал на весь приют:

– Да за что же мне это такое!

Громкого говора Медведя будто не хватало для того чтобы устроить бунт. Заметив в Медведе потухшую звезду, Люська просочилась через вольер.

– Ты куда…? – послышался позади голос Алхына.

Люська энергично подбежала до вольера с Медведем.

– Потапыч! – шёпотом потревожила она Медведя. – Ты конечно извиняй что тревожу, но я хотела бы пообщаться с тобой…

Медведь поднял свои грустные и до дребезга красные глаза.

– Что и тебе надо от меня? Каждому что-то от меня надо… – хныкал Медведь. – Но никому не интересно что мне надо!..

Расстроившись вовсе небольшой историей Медведя, Люська пролезла к нему на территорию. Она медленно подошла до него и мурлыча под нос легла рядом с ним. Медведь вздохнул. Он начал слегка поглаживать лежащую рядом с ним кошку, ему явно не хватало внимания. Настроение и по всей видимости жизнь Медведя была не слишком приятной. Пренебрежённое отношение к нему сильно сказалось на его характере и не только. Отчаянный взгляд, местами опавшая шерсть, взъерошенная голова и в целом не благое с виду состояние… Медведь был добряком, это заметно…

– Рядом со мной кто-то хочет сидеть… – навзрыд воскликнул Медведь. – Мне рады!..

Слезы радости и горечи стекали с Медведя прямиком на Люську. Капля за каплей, Люська отчаянно глядела вдаль. Душевная грусть настигала и её.

– Я не верю что это правда происходит со мной!..

Люська подняла голову и с полностью пропитанными слезами глазами взглянула на Медведя.

– Мишутка…

Стекающие по лицу слёзы грусти не давали произнести и слова. Кое как переборов это отчаянное состояние Люська приподнялась с места.

– Так, – произнесла она. – А ну прекращай!.. Твои слёзы не стоят ни единой капли пролитой по этой грустной ситуации!..

Медведь зарыдал ещё сильнее.

– Миша! – воскликнула Люська, схватив Медведя за лапу. – Если ты меня слышишь прекрати хоть на мгновение, выслушай меня!

Вытирая слёзы Медведь прекратил рыдать. Слёзы продолжали течь ручьём, Медведь пытался контролировать ситуацию.

– Ты! Именно ты! Запомни, ты не должен вечно выполнять хотелки всех в округе, ты должен жить так, как желает твоя душа!.. Хочешь что–то? Делай! Нету желания делать? Не делай! Не ставь кого-то и уж тем более что-то, превыше себя Мишутка!

Продолжая протирать слёзы, Медведь успокоился, он тяжело вздохнул.

– … Возможно я действительно что-то не так делаю…

– И поверь мне… Как только ты начнёшь жить по-своему, твоя жизнь в миг наладиться! Все те кого ты звал "друзьями" уйдут из твоей жизни, они поймут что ты! Что ты уже не такой наивный и исполнительный как был до этого!.. Им станет невыгодно с тобой общаться!..

Медведь схватил к себе на лапы Люську и крепко обнял её.

– Спасибо тебе Люська, – продолжая вытирать слёзы произнёс Медведь. – Я помогу тебе…

Медведь отпустил кошку и схватился за железные прутья своими мощными лапищами.

– Откуда ты…?

Раздавая громкий вопли Медведь с корнем выдернул уже не намертво прибитые прутья. Швырнув их в сторону, он обернулся до Люськи.

– Я их задержу, всё в твоих силах!

Медведь убежал за угол вольеров, по пути выгибая прутья, давая хоть какой-либо путь. Вдали послышался ор Пса и Шрама, им явно не поздоровилось.

Ловким прыжком Люська выпрыгнула с вольера и подбежала до вольеров котов и кошек.

– Быстрее! – воскликнула Люська. – У нас не так много времени!

По команде Люськи коты и кошки мигом выбежали из плена. Кучка пушистых хвостиков собрались вокруг Люськи, та тревожно перечитывала каждого.

– Тридцать два, все на месте!

Ловким прыжком Люська перепрыгнула через всех котов, она подбежала до вольера Галмына и Алхына.

– Идём! – воскликнула она стукая по клетке мягкой лапой.

Лапа Галмына переступила по другую сторону вольера и с достаточно энергичным усилием он кое как вылез из вольера.

– А ловко ты это его, я даже поверил!

– Заткнись! – оскалила зубы Люська.

– Ладно-ладно, я не хотел обидеть!

Обильные упорства Алхына были попросту бессмысленны, его пузо оказалось чересчур большим, чтобы пролезть через прутья.

– Ты что, – испугался Галмын. – Давай пролезай!

Галмын и Алхын были братьями с детства. Веселое, временами тяжёлое прошлое осталось у них в памяти навсегда. О том как они зашугивали котов, бегали по радиационным лужам, оббегали весь город по несколько раз на скорость и ещё много чего было в жизни этих двух весельчаков.

Вместе с Галмыном Люська схватила застрявшую собаку за обе лапы. Тянут потянут, вытянут не могут. Шустрые коты под командованием Родика в темпе схватились за друг друга. Огромная колона состоящая из тридцати с лишним котов и кошек крепко схватилась за Люську. Пушистые создания динамично тянули со всей только возможной силой.

– Раз, три!.. – командовал Родик. – Раз, три!.. Раз три!.. Раз триии!..

С реактивной скоростью Алхын вылетел из оков прочных прутьев. Все коты кучно отлетели в сторону. Радостная Люська просочилась сквозь котов и вылезла из этой кучи пушистых хвостов.

– Получилось, – тяжело дыша произнесла она.

– Это только начало! – воскликнул Родик, указывая лапой на Шрама и Пса.

Двое в кровь разодраных мужиков с яростными глазами выбежали из своей обители.

– Вот *%#@! – воскликнул во весь голос Пёс. – Ловим их пока они не сбежали!

Люська напугано вскочила.

– Бежим быстро!

Двое собак пулей уже метнулись вдоль вольеров, пробегая информационный стенд они принялись взламывать замок двери. Лапы сбежавших котов и кошек сверкали как никогда. Огромная толпа животных кучно столпилась около выхода, все они трепетно ожидали когда же наконец собаки вскроют дверь. Постоянно заедающий везде где только можно ноготь Галмына не доставал лишь немного до вскрытия последней личинки. С каждой секундой двое грозных сторожей приближались до котов всё ближе и ближе.

– Нам нужно больше… Времени!.. – старался изо всех сил Галмын.

Люська оглянулась на двух собак, они максимально своим возможностям пытались выбраться отсюда. Родик, Долбыня, Нисись да и не только, все коты были напуганы. Момент икс наступал на лапы, выбора не было. Люська резко драпанула с места несясь прямиком на двух гицелей. Время замедлилось, прыгучим и достаточно амортизированным прыжком она летела в паховую область обоих мужиков. Перестроившись в полёте в позу морской звёзды та чуть ли не с корнем сильно вонзилась в яйца обоих гицелей. Время возвращалось в обратное состояние. Шрам и Пёс с громким грохотом повалились на твёрдый бетон. Боль была невыносимо нестерпимая. Вопли этих двух раздавались на весь приют, Пёс схватил Люську.

– Аагх… Плохая киса!.. – он схватил ее за шкирку и ударяя кошку об бетонный пол продолжал мычать от боли.

– Люська! – воскликнул Родик. – Я помогу!..

Из-за спины гицелей медленно вышел Медведь. Крепкие стяжки от Медведей не смогли выдержать и одного Медведя. Он грубо схватил обоих мерзавцев и отпустил кошку.

– Беги Люська, – произнёс Медведь. – Мы ещё встретимся не переживай!..

Медведь яростно швырнул тех двоих обратно в сторону их обители. С оглушающим звоном Шрам ударился головой об один из прутьев. Медведь оскалил свои клыки и с громкий рокотом побежал за страдающими от боли гицелями.

Испуганный Родик подбежал до Люськи.

– Ты как?! – испуганно трясся тот.

– … Агх… Всё нормально…

*КЛАЦ* С громким клацем дверь приюта отперлась. Радостный Галмын выбил двери и выбежал наружу.

– СВОБО–О–ОДА–А–А! – вопел он во всю.

Родик схватил Люську себе под опеку. С тяжким вздохом он положил ее себе на спину.

– Не стоит… – неподвижно произнёсла Люська. – Я и сама… Доберусь…

– Ты уже добралась! – воскликнул Родик. – Героиня хвостатая!..

– Быстрее вы там! – кричал Галмын с улицы.

Побег двух дворняжек и всего на всего тридцати трёх котов и кошек оказался успешным. Не будь бы Медведя, сбежать бы вряд ли получилось. Повреждения которые Люська получила от ударов не были критичными. Лишь временное оглушение не давало ей полностью прийти в себя. Сбежавшие животные энергично бежали в сторону леса, который виднелся на горизонте. Яркий лунный свет озарял весь путь будто направляя таких настырных и хитрых животных на удачу. Им удалось! Хвосты котов и кошек красиво распушались под порывом свободного ветра, когда в то время гладкие хвосты собак на счёт этого пока ещё нечего не надумали.


Громкое "КУКАРЕКУ" соседского Петуха каждое раннее утро будило весь район. В мыслях большинства соседей Петуха уже проскакивали мысли о том как того совершенно случайно насмерть заденет ковшом от бульдозера, а может и вовсе случайно зальёт коровьем навозом. Он был той самой звездой, которая была самой ненавистной для всех отдыхающих. Кудахтанье а да именно кудахтанье этого Петуха не прошло и мимо Айнур. Громкий вопль сумасшедшего Петуха мог запросто вытащить любого даже с сонного паралича. Продрав свои глаза с самой рани Айнур поднялась с кровати. В первую очередь она закрыла окно. Шоркая своими тапками та поднялась на кухню и достав с холодильника последний батон сервелата спустилась в гостиную и включила телевизор. Срочный выпуск вестей Верхнего Благодуинска зазвучал на весь дом.

– Я Фуфаня Клубетова и это срочный выпуск вестей прямиком из банановых лагун!.. Хе-хе, шучу! Конечно же из Верхнего Благодуинска!..

– … Кикимора измазаная!.. – периодически комментировала Айнур, безжалостно потраша сервелат.

– Мэр города официально объявил Верхний Благодуинск самостоятельным городом, не знаю кто дал ему права на такие высказывания, но всё же это сказал сам мэр!..

– … Да я этому мэру в рот срала!..

– Амбар Удмурия Опермахова и ближайшие к нему три гектара земли были полностью изъяты мэром нашего города, официальную причину Давтстан Ихватович пока не указывает!..

– … С жиру бесятся, что там указывать!..

– Приют "Гвоздь". Прямиком с городских владений опять же Удмурия Опермахова сбежал Медведь, два пса и тридцать три кота!.. Пушистые создания сбежали в неизвестном для глаз направлении!.. Откуда у нас столько котов в городе?

– … Очередные пушистые ублюдки бегства устроили. Эх… Была бы это Люська я бы всё бы отдала за эту… – чуть было не пробрало на слезу Айнур. – Ох, засранку любимую!..

– А на этом всё, с вами была Фуфаня Клубетова и я передаю слово своему товарищу по команде, Сосик?..

– Да Фуфаня, – прозвучал лёгкий грузинский акцент ведущего прогноза погоды. – Спасибо, я Сосик Ляшкокикян и немного о погоде! Дожди, дожди, дожди… Конечно же прекратятся, в ближайшее время…

– … Ещё один клоун…

– … погода заведует в ближайшее время жару! Пекло в +45 надвигается на Верхний Благодуинск обильными оборотами! Запасайтесь кепками, панамками, холодной водой и будьте здоровы!

Срочный выпуск новостей завершился также внезапно как и появился. На телевизоре продолжалось развлекательное ток–шоу "Игра в Детектива", цели которой были выяснить причину убийства того или иного игрока. Усложнения, прочая ересь… Айнур выкрутила звук телевизора до двойки и встав с дивана поднялась по лестнице. Крупная дырень посреди кладовки которую Айнур сперва не заметила красовалась над её правым ухом.

– ЖО–О–РА–А–А! – заорала на весь дом Айнур. – ЧТО ЭТО ЗА ДИЧЬ!?

На часах почти шесть утра, в отличие от Жоры, Айнур было достаточно для сна и шести, а то и временами четырёх часов, в то время когда Жорику надо было минимум восемь. (Здоровый сон) В комнате Жорика послышался грохот. Шорканье тапок по ту сторону и дверь медленно открылась.

– Что случилась мам…? – сонно протирал кисляки Жора.

– НА НАС МЕТЕОРИТ УПАЛ! – орала Айнур.

– Да не ори мам блин, это просто огнетушитель и утюг упал с кладовки…

– А, ну если огнетушитель и утюг то хрен с ними!..

Шоркая своими старыми и уже приевшимися дряхлыми тапками Айнур ушла на кухню. Разбудила всех и ушла по своим делам, зашибись блин!

Открывая холодильник, она совершенно случайно заметила свой чайник. Что-то Айнур только по второму разу доходит, не уж то карточка пополнилась маразмом? Она взяла на руки свой старый и добрый чайник, который прожил с ней достаточно долгое время.

– Не поняла… Тебя же Жорик в кладовку убирал!.. ЖО–О–РИ–И–ИК! – вновь заорала Айнур.

Жора зашёл на кухню.

– Да что опять случилось, инопланетяне!?

– Откуда этот чайник здесь стоит, ты же его убирал в кладовку!

– Кладовку?.. А, так… Пусть здесь стоит, всё мам не марочь мне голову!

– Говори, – замахнулась Чайником Айнур. – Как он здесь оказался?!..

– Он упал с кладовки, – вздохнул Жорик. – Всё?

– Так, это ты уберёшь обратно в кладовку, а я пожру ещё!..

– Да всё я понял! – выхватил Чайник Жора.

Сонной походкой он вернулся к себе обратно в комнату, громко хлопнув дверью он подал знак что ему надо было выспаться.

– Жорику то, Жорику сё, – бубнил Жорик, поставив чайник на стол. – Жорик пожрать, Жорик блин чини, да идите вы все… – пыль на кровати поднялась, с приглушённым говором Жорик уткнулся в подушку. Сна действительно не хватало. Нету сна – нету энергии, нету энергии – нету желания, нету желания – нету делу, нету делу – в магазин за сервелатом шуруй… И хлеба подхвати.

Поедая сервелат Айнур заглянула в холодильник.

– Посмотрим что у нас тут…

Холодильник Жоры был по уши набит едой, мало ли какие случаи в жизни были. Он был олицетворением маленького магазина, стоящего далеко в пустоши. Сладкое, солёное, молочное, замороженное, да здесь даже овощи были! К сожалению холодильник стоящий дома у Айнур был полной противоположностью холодильника Жорика. Может поэтому и вела себя Айнур как дикий человек сбежавший с каменного века? Помимо плесени в холодильнике Айнур хоронили засохших муравьёв. Сам холодильник был не настроенным. Адское пекло в холодильнике жарило не хлеще чем гриль, на котором Айнур жарит пельмени с маслом. Даже черти, привыкшие жить в жарких условиях категорически отмахивались от места жительства у Айнур. Несмотря на все трудности, они впервые были готовы расторгнуть договор с Дьяволом а то и вовсе продаться в рабство на всю жизнь какому-то богослужителю. Так ладно же ещё температура, но вонь то ли саками обезьяны, то ли саками немытой обезьяны било в нос хуже санитарии Гастрономов. Естественно такая как сейчас жизнь у своего сына Айнур нравилась больше. Кому же блин не понравится жить за чужой счёт?

Айнур достала пару пачек майонеза с кетчупом и остатки уже единой докторской колбасы кто-то мягкий и приятный тёрся об её ногу. Она опустила голову и заметила кота.

– А ты ещё кто такой? – удивилась Айнур. – Жрать хочешь?

Астофир добродушно мяукнул и пристальным взглядом уставился на остаток докторской колбасы.

– Колбаски захотел что ли?.. – улыбнулась Айнур.

Кот завилял хвостом и подошёл до Айнур ещё ближе.

– Ну вот пойдёшь и купишь себе, – закрыла Айнур холодильник. – А я жрать хочу!

Айнур выложила продукты на стол и наотмашь порезала оставшиеся кусок колбасы. Жалостными глазами Астофир вытягивал хоть что-то от Айнур, в этот раз у него, в отличие от Люськи получилось. Айнур бросила ему остаток собственно недоеденного сервелата. С грозным рычанием, Астофир крепко вцепился в людской дар и вернувшись к себе на пуфик продолжил потрошить изделие за Айнур. С радостно настроенными глазами Айнур достала батон, («Джекпот!») – подумала она, глядя уже на нарезанный батон. Она включила духовку на 190 градусов и достала из холодильника ещё сыр и маленький зубчик чеснока. Разрубив чеснок на две части она смазала им весь хлеб. Майонез, выдавив майонез в небольшую чашу, Айнур смешала его с сладкой молотой паприкой, которой в шкафчике было пачек пять не меньше! Перемешала. Она вдоволь добавила этой консистенции на намазанный чесноком хлеб и открыла сыр. Нарезав его средними кусочками она по площади разложила его на бутерброд. Это делалось с той целью чтобы сама приготовленная консистенция не превратилась в нечто внешне подобное на карамельный сироп. Заложив сверху ещё сыра, Айнур забыла про колбасу. («Хрен с ней») – подумала она. Оставшуюся колбасу Айнур решила бросить коту, который заметно даже ещё не наелся сервелатом.

Готово, большая партия бутербродов была погружена на противень. (Предварительно постеленный и ничем не смазанным пергаментом) Духовка уже успела разогреться, Айнур поместила бутерброды во внутрь и принялась ожидать прямиком перед стеклом духового шкафа.

Прошло минут пять, нарезанный сыр начинал постепенно таить. Айнур открыла духовку и потрогала хлеб, он был ещё мягким. Официальная готовность назначилась бы тогда, когда края хлеба превратились бы в нечто подобное корки сухариков. Прошло ещё некоторое время Айнур вновь открыла духовку и потрогала хлеб, готово! Прихватив кухонное полотенце она свернула его в пару раз и достала противень. Тянущийся сыр, хрустящий хлеб, а вкус та какой! Аж слюнки потекли… (Возможно нет, не спорю)

– Твою мать а кофе…? – вспомнила Айнур.


Самодельные бутерброды всё же были прекрасны. Айнур оставила на столе пару бутербродов для Жорика. С чего это такая внезапная доброта? Наверняка уже нажралась старуха, всё-таки до этого же она ещё практически батон сервелата навернула. Бросив грязные тарелки в раковину, Айнур поскакала дальше в ванну. Она зашла в неё и заперлась изнутри. В доме издался громкий звук зажигания колонки, следом за которым по всей ванне забрызгалась вода.

Прошло пару часов. Глаза Жорика лениво открылись, он проснулся. Сладкие потягушки, куда же без них. В доме тихая тишина, окна в нём закрыты, лишь напевание Айнур слышалось по всему второму этажу. Надев свои тапки, он вскочил с кровати и открыл дверь. *Ай–райтай Тай–дай–дай* Голос Айнур исходил из ванны.

– Всё в порядке? – постучал в дверь Жорик.

Грохот дуршлага в ванну тут же оглушил всё помещение изнутри.

– КАКОГО БЕСА ОРЁШЬ!? – заорала Айнур на всю ванну. – ВСЁ НАСТРОЕНИЕ ИСПОРТИЛ!

Колонка отключилась. Тихое шипение испепеляющего огня издалось из колонки, которая находилась на кухни. Из ванны было слышно стекание последних капель воды. С издающимся скрипом, оттуда вылез кто-то тяжёлый. Хлюпы воды заставляли думать что по ту сторону двери находилась лужа в которой прыгали бегемоты совместно плавая со свиньями. Спустя несколько минут дверь аккуратно открылась. Из ванны вышло густое облако пара из-за которого виднелась лишь рука открывшая дверь ванны. Словно ёжик из тумана, из ванны вышла Айнур, держа в руках не нож а полотенце.

– Фух, – выдохнула Айнур, выйдя из ванны в халатике.

В своих мокрых тапках она прошла мимо Жорика и спустилась вниз по лестнице, энергично вытирая себе голову. Мокрые следы ввели прямиком к Айнур, Жорик молча наблюдал за своей в край обуревшей мамкой.

Туман из ванны был гуще пара из бани. Жорик прошёл в ванну и включил вытяжку. По всей ванне были мокрые лужи, на одной из которой он чуть сам было и не под скользнулся. Перебираясь сквозь эту череду испытаний, Жорик кое как разобрался где сама ванна. Выткнув плотно сидящую в воде пробку, вода из ванны начала медленно стекать. Выключив свет, он вышел из ванны и раскрыл на распашку дверь, помогая вытяжки по скорее избавиться от пара, совместно с конденсацией на зеркалах. Спокойными шагами, вслед за мокрыми следами Айнур, Жорик шёл прямиком в её комнату. Дойдя до неё, дверь была открыта, окошко было приоткрыто на проветривание а сама Айнур уже лежала с укутанной головой на постели, намазавшись сметаной.

– Мам это что за лужи в ванне? – спросил Жорик.

Айнур приоткрыла глаза.

– Огурцы неси! – воскликнула она.

– Мам хватит уже! – взбесился Жорик. – Я спросил! Ты бегемот что ли чтобы так мыться?!

– Слышишь, – приподнялась с кровати Айнур. – Тебе та какая разница!?

– Значит так, – произнёс Жорик. – Чтобы никому не было никакой разницы, каждый будет платить за себя! Мне не нужны счета с окончанием на четыре нуля!

– Ага, конечно!

Жорик подошёл до Айнур и присел на кровать. Он вздохнул.

– Ладно мам, хватит. Как прошёл вчера день?

Айнур обратно легла на подушку.

– Принеси огурцов.

– Ну мам!

– Принеси огурцов и расскажу!

– Агхъ! – разозлился Жорик.

Он вскочил с кровати и спустя некоторое время принёс целый огурец.

– Вот на мам! – протянул он огурец.

– Зачем мне целый огурец? – взглянула она на Жорика. – Мне тоненько нарезанный неси!

– А чем… Да б… Ла–а–адно!..

Агрессивной походной Жорик ушёл на кухню и вернулся обратно уже с нарезанной тарелкой огурцов. Айнур схватила тарелку и принялась грызть огурцы. Жорик вновь присел на кровать.

– Я думал ты будешь их…

Айнур поглащала огурцы с неимоверной жалостью. Порой казалось что она сбежала с голодного края.

– Ладно, всё! – потряс головой Жорик. – Как работа, ты встретила Обрисию?

– Да, – плямкала Айнур. – Красивая женщина я тебе так скажу! Когда та я была такой же. Даже красивее!

– … Так, кхм… Что… Как ты, освоилась там?

– Да, всё отлично!

– Ну и славно, – выдохнув, улыбнулся Жорик. – Я честно сказать думал что ты даже и дня там не продержишься!

– Ага. – хрустела огурцом Айнур.

Жора активно покачал головой.

– … "Ага"!? – внезапно сменилось его настроение на противоположное. – Рассказывай как вчера прошел твой первый день, и почему ты ещё не на ярмарке!?

Айнур вздохнула.

– Не пойду я туда больше вообще.

– ЧЕГО!? – воскликнул Жорик.

– Прикатилась туда одна… Давняя подруга кароче…

– И!?..

– Ну и… – почёсывала голову Айнур. – Кароче я не работаю на ярмарке, всё!

Поворачивая головой со стороны в сторону Жорик яростно выдохнул.

– Что случилось объясни мне нормально! Что за подруга!?

– Отвяжись! – закрыла глаза Айнур. – Уход отсюда!

Жорик поднялся с кровати и вышел из комнаты Айнур.

– И дверь закрой за собой! Не в лифте роди…

Жорик хлопнул дверью, приглушив раздражающий говор своей матери. Он схватил телефон, лежащий на входе и вспомнил про письмо. («Потом») – подумал, он, набирая номер своей, можно сказать знакомой Обрисии.

*Ту–ууу–н… Ту–ууу–н… Ту–ууу–н…* *Пилик*

– Ало, слушаю.

– Обрисия, это я Жора. – ответил Жорик, отчасти смущаясь болтая по телефону.

– А, – вспомнила Тайожная. – Я узнала… Ты снова хочешь…

– Нет–нет–нет! – перебил он. – Мне нужно… Кхм… Ты вчера встретила мою маму?..

– Я поняла, ты по поводу Айнур значит звонишь…

– Ну, да–мн… Настолько всё…?

– Твоя мама вчера конечно задала тут концерта на всю ярмарку… – засмеялась Обрисия. – Сегодня такой наплыв покупателей. Боже мой, моими большими орехами так никто никогда не интересовался как сегодня!

Жорик покраснел. Амфиболия от Тайожной звучала чересчур двусмысленно. Всё сказанное в этой фразе полностью совпадало с её прекрасным природным даром… Так, не будем зацикливать внимание на её притягательности!

– … Значит… Всё в порядке и она может выходить снова на работу…?

– Да конечно, Жоричек! Мы тут с Мишей ей наготовили столько товара! Уже чуть ли не мерч готовы уже составлять!..

– Хех… – прозвучал нервный смешок от Жоры.

– Столько покупателей даже у Шпахов в самый продуктивный день не бывает, а ЭТО только за ПЕРВЫЙ ЧАС ОТКРЫТИЯ! Давай, пусть она приходит, её тут ждут все!..

– А по чём грецкие орехи? – слышался голос одного из покупателя.

– Грецкие по двести пятьдесят.

– Так были же по сто!

– Так до этих орехов сама Айнур касалась! – воскликнула Тайожная. – Вот и цена такая!.. Так всё Жорик, я жду твою маму, давай у меня покупатели!..

*Пип–пип–пип–пип–пип*

Оставив телефон на входе, Жорик спокойно выдохнул. («Не уж то всё настолько прекрасно…») Подойдя до комнаты Айнур, Жорик спокойно приоткрыл двери.

– … Кхм… Мам…?

Айнур испуганно подпрыгнула с кровати.

– ЧЕГО!?

Тяжело дыша она глядела на Жорика испуганными глазами. Сметана на её лице постепенно засыхала, Жорик неловко взглянул на свою мать.

– Ты давай одевайся… Тебя на ярмарке поклонники уже заждались.

– Поклонники…?

– Тайожная сказала что… Ну в общем после вчерашнего конфликта… Мам, иди на ярмарку сама разберёшься всё!

– Та не пойду я туда! – воскликнула Айнур, поднявшись с кровати.

– Кароче, – произнёс Жорик. – Сегодня я приду на ярмарку, если тебя там не будет…

– Да понятно–понятно! – воскликнула Айнур. – Если так… Что там с МОИМ компьютером!?

– Там, всё трудно… Нужны…

– ЧТО С НИМ!?

– Время надо ещё. Сегодня я проверю всё, закажу детали… Не долго ещё дума…

– Да всё понятно!

Она вскочила с кровати и в развалку ушла в ванну. Пролёжанная яма кровати Айнур расходилась до её дна. Пылевые клещи были заживо потреблены в пропёрданый гостевой матрас. Жорик красиво заправил кровать своей матери. Он вышел, закрыл двери и отправился к себе обратно в комнату. Спустя полчаса Айнур смыла всю маску, припудрила носик и наконец ушла на ярмарку.


Жизнь в доме медленно но верно процветала. Растения поглощали лучи ультрафиолетового солнца периодически кимаря в саду. Скучная и непродуктивная жизнь фауны была действительно бессмысленной. Все дремали, один лишь Кактус был погружён в свой мир раздумий.

Мысли о плане побега с этого сумасшедшего места приходили один за другим, но ни одна из мыслей не подходила под реальность Кактуса. Портальное устройство для перемещения в любой уголок галактики на этой планете люди ещё не изобрели. Телепортация с помощью матричного распадения кода была возможна но не здесь. Оплодотворение ДНК самого себя было действительно хорошей идей, осталось только сбросить ядерную бомбу и всё будет, НО НЕТ. Возможно фантазия Кактуса была построена на комиксах вселенной Мистические Существа, но всё же это выдумки… Наверное.

Внезапная мысль проскочила меж иголок, она озарила Кактуса.

– ТОЧНО! – воскликнул он.

Испуганный Утюг вырвался с сонного астрала и чуть было на то не упал в самый низ. Его провод повис вдоль подоконника, расходясь до самой земли.

– Ты чё разорался!? – обезумевшим взглядом Утюг опустил глаза на затылок Кактуса.

Незаметно ухмыльнувшись, Кактус развернулся до Утюга и с грустными глазами взглянул на того.

– Вилка… – начал захлёбываться в постепенно поступающих слезах Кактус. – Мы с ним выросли в бедной семье… Нас постоянно травили, бросали… Через что мы только не прошли…

Взгляд Утюга стихал, он начинал проникаться в отчаянную историю зелёного игольчатого товарища.

– … Розет Тын Тыныч… Мы потеряли нашего главного и лучшего друга и советчика… Какие же мы обузы!..

С каждой выговоренной фразой, слова Кактуса казались всё натуральнее и натуральнее. Фейковые эмоции постепенно покрывались настоящими, он словно рогатая гадюка с пауком на хвосте заманивала жертву к себе. Утюгу было очень жаль, он сильно проникся в слова Кактуса что даже и не заметил как тот внезапно для него вцепился иглами в его кабель. С резким и сильным движением Кактус вышвырнул Утюг в самый низ прямиком на землю, повалив его на бок.

– А–а–а–а–а!..

Тень от Кактуса начала казаться больше, она полностью озарила Утюга. Тот словно зашуганная кошка прижавшаяся в углу переулка глядел на него своими трясущимися глазами.

– Т–ты… н–ненадо… – молил Утюг.

Грубо достав из себя острую иглу, Кактус поднёс её к кабелю.

– Где, мой, друг? – грубо оскалился Кактус.

– Я–я н–незнаю…

Немного вонзив иглу в кабель Утюга, он продолжил.

– Где, мой, друг?

Визжа от боли Утюг рассказал всю историю произошедшую между ним и Вилкой. Резко вынув иглу Кактус обратно вставил её к себе в шевелюру.

– Хорошо, – выдохнул он. – Значит теперь ты доставляешь меня в кладовку.

– Н–но я н–не знаю как это с–сделать… – трясся Утюг, пытаясь хоть как-то хотя бы повернуться.

В этот раз Кактус грубо вынул несколько иголок.

– Нет–нет–нет–нет–нет–нет!.. – завопил Утюг. – Я помогу, я в–всё сделаю!..

Держа в своих двух иглы, Кактус пафосно плюнул на землю смачный харчок. Длинной струёй он медленно стёк по его телу. Часть его всё же попало на землю, но внешне, это было лишним.

С грустными и уставшими глазами Жорик достал одну из плашек компьютера. Восемь гигов чистейшей оперативной памяти помещённой на прекраснейшую плату с не менее наипрекраснейшими составляющими. Да, это был зверь в клетке, он был не достоин такого. Пощёлкав в своём компьютере, на одном из б/у сайтов он заметил пару плашек оперативы, продаваемой сразу же и оптом. Шестьдесят четыре гига на двоих было не плохо и цена была привлекающая. Это казалось всё странным, почему бы не доплатить и не взять уже новое и совершенно работающее составляющее, зачем иной раз тратить нервы и время на не факт что работающий элемент? Всё бы ничего если бы не бюджет. Денег у Жорика хватало только на оперативную память. С заменой термопасты, очисткой от пыли и переустановкой ПО он бы справился и на раз.

"DDR4 частота 3200 mhz, цена торг. звонить по телефону"

Чуть по выше описания в объявлении был прикреплён номер. Жора привстал из-за стола и отключил свой телефон с зарядки который всю ночь был подключен к системному блоку. Приятные звуки фортепиано при наборе номера замораживали. Как будто не номер а симфония, Жорик нажал на вызов следом за ним пошёл гудок.

Гудок за гудком, номер не отвечал, он снова набрал номер. Гудок за гудком, гудок за гудком…

– Ало, – послышался резкий и перепуганный голос по ту сторону телефона.

– З–здравствуйте, – промямлил Жора. – Владимир Лев…?

– Дальше.

– … Кхм… Я звоню по поводу вашего объявления… Операт…

– Оперативки?

– … Да, мы можем где-нибудь встретиться чтобы я смог проверить её работоспособность…?

– Конечно, приходи.

– Куда…?

– Ко мне.

– А где вы живёте?..

– Около птицефермы, там встретимся.

– Х–хорошо… Я буду свободен через может часо…

– Через пол часа, я пока что занят.

– Л–ладно, договорились…

Продавец положил трубку. Глубоко вздохнув Жорик положил телефон на стол. Он так вылупил глаза что казалось даже что они выпадут. К сожалению со своим характером Жорик ничего не смог поделать, доброе сердце и наивность всё же брали верх над ним. Пыль с системника возвышалась в комнате. Яркий свет солнца с окна выделял всю летающую живность и не только, комната погрязла в солнечных ваннах. Жорик поднялся со своего кресла и устало прыгнул на кровать. Перевернувшись на спину он уставился в потолок. («И почему же всё так происходит…? Я даже и слово внятно и уверенно произнести не могу…») Да уж, с какой то стороны он был прав, мямля да и только, но с другой его можно было и понять. И вовсе не только его, в нашем мире много таких людей как он, а то и вовсе есть и хуже, и пуже, поэтому не стоит расстраиваться, нужно идти только вперёд и уже наконец взять себя за свои… Мозги, не яйца.

Подходя до ярмарки Айнур как обычно проходила мимо своего любимого места где сидела и торговала котятами. Хоть это и было нелегально за это её никто не осуждал. Уже невооружённым взглядом Айнур заметила что людей здесь значительно больше чем в обычные и даже предпраздничные дни. Огромные толпы блуждающие по ярмарке с весёлыми лицами высматривали каждый товар и уголок торговцев в надежде лицезрения звёзды по имени Айнур. Тавгатовна знатно развела огонь в камине у которого полностью забит дымоход. Никакого желания показывать себя саму на этой ярмарке не было. Подойдя в этом переулке до знакомого коллекционера она встала впритык к его столу. Дивные монеты ещё с прошлых поколений, уже давно не выпускаемые производством металлические машинки с небольшими прожилками от коррозии и много чего другого мелкого. Здесь был действительный рай для коллекционера и любителя украшать интерьер.

– Слыш, – прошептала она. – Принципов! Мне нужна накидка.

Перепуганный Семён Принципов удивлённо взглянул на Айнур.

– Что, ты не любишь своих фанатов?

– Я сказала. Мне нужна накидка.

Принципов достал из-под стола тёплое махровое одеяло на котором раньше лежали старые и грязные монеты. Сейчас эта накидка служила для утепления ног в прохладную погоду, поэтому эта вещь была действительно для него важна.

– По старой дружбе, – переглянувшись по сторонам протянул одеяло Семён. – Только чтобы вернула!

Айнур накинула тёплое одеяло на себя и уже спустя момент почувствовала все чудеса света.

– Это ты мне специально дал чтобы я… – во весь голос чуть ли не выдала себя Айнур. – … Это ты мне специально дал тёплое одеяло чтобы я к чертям спарилась в +45?

– Не фигово ты придумала, – он стянул с Айнур тёплое одеяло которое только что дал ей по доброй душе. – Иди давай отсюда!

Почесавшись за правый бок Айнур переосмыслила свой поступок и выхватила одеяло обратно.

– Ладно, – махнула она. – Сойдёт!

В быстром темпе её след постепенно растворялся в горизонте близкого товарища коллекционера, лишь выкрикнувшее: "Вернёшь скотина!" заставило Айнур прибавить свой шаг.

Время поджимало, Жорик поднял свою задницу с кровати и схватив телефон решил найти на картах птицеферму. Сколько лет уже он живёт в Верхнем Благодуинске, времени и памяти на запоминания улиц у него не было. До встречи пятнадцать минут, птицеферма в четырёх километрах от дома. Ему ещё повезло что он жил рядом с остановкой. Жорик достал из шкафа барсетку, в которую следом положил телефон, салфетки и на всякий случай перцовый баллончик. "Бережённого бог бережёт, а не бережённого краб ущипнёт!" – да Розет Тын Тыныч, вы правы.