КулЛиб электронная библиотека 

Неверные [Элеонора Рожкова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Элеонора Рожкова Неверные

Глава 1. Вероника

Вероника не могла уснуть, она смотрела в потолок, по которому изредка пробегал, словно незваный гость, свет от фар проезжающих автомобилей. Девушка перевернулась на бок и посмотрела в окно. Вокруг было все так привычно, эти светлые шторы, большие окна, телевизор на противоположной стене, полки с книгами, которые никто не читал, и стояли они с тех времён, как поставил их туда для декора дизайнер интерьера.

Вероника снова перевернулась, на большой мягкой кровати с широким изголовьем. Все выглядело так, как она всегда и мечтала, черпая вдохновение в американских семенных фильмах об идеальном доме. Именно с такими мыслями и желаниями, делался ремонт уже как минимум восемь лет назад, когда они купили свою большую квартиру мечты.

Все было хорошо, все было легко… но почему вдруг стало так тревожно? Всем своим женским нутром, она чувствовала, что-то изменилось и теперь никогда не будет прежним. Ощутила именно сейчас, в данный момент и теперь она не могла уснуть, так как не могла нащупать ту самую брешь в спокойной размеренной жизни, которая засквозила и дала сбой.

Вероника посмотрела на мирно спящего на соседней подушке мужа. Она его любила, любила всей своей тонкой душой, с самого первого дня. Молодая женщина помнила до мельчайших подробностей, их первую встречу.

Ей было всего восемнадцать, Вероника училась на первом курсе института. В один из октябрьских дней, она сидела в кафе с одногруппниками, когда зашёл он. Никита оказался старшим братом одного из друзей. Он посмотрел на Веронику и завис, вот так просто, улыбнулся широкой белозубой улыбкой, она тогда удивилась, что клыки у него были чуть больше, чем привычно это видеть у людей, но это так ему шло, как волчонок.

Темненький, короткостриженый, чуть взъерошенный, смуглый, высокий, с родинкой над губой, красивой такой, аккуратной, в нем было все как она мечтала, когда была девочкой. Влюбилась она сразу, вот в ту секунду, как увидела эти клыки, родинку и взгляд песочных глаз, тёплых, манящих… Затем, он взял ключи от своей машины, как оказалось у младшего брата и ушёл. Больше она не могла думать ни о чем другом, и спустя примерно минут пятнадцать, в своих фантазиях, говорила ему: «Да!»

Вечером он ей позвонил, взял номер у брата и пригласил в кино. Все было по классике, просто и легко, без надрывов и сложностей. Полгода они встречались, затем полгода жили вместе, снимая квартиру в спальном районе Москвы. В Новый год он сделал ей предложение, после боя курантов, после того как она уже выпила бокал шампанского с сожженным желанием на листке, где было написано: «Выйти замуж за Никиту». Молодой человек обещал ей, что он волшебник, который будет исполнять её желания, с этой минуты… и как можно было ему не поверить, ведь он исполнил самое заветное в этот миг!

Никита не обманул её, и сдерживал своё обещание. Через год у них родился сын Костя, самый красивый и желанный мальчик в мире, как минимум сама Вероника, была в этом уверена. Никита много работал, создавая для своей семьи идеальные условия. Он быстро добился успеха, заняв руководящую должность в крупной компании. Их семья ни в чем не нуждалась, ни в деньгах, ни в любви, было все.

Вероника протянула руку, и провела по гладковыбритой щеке мужа, который с годами становился красивее, мужественнее, сексуальнее. Он был настоящим мужчиной, и что парадоксально, до сих пор оставался мужчиной её мечты. Она не могла представить кого-то другого на его месте, и если бы у неё не было Никиты, тогда бы она о нем мечтала. Мужчина во сне нахмурил брови, что-то пробурчал и отвернулся на другой бок.

Девушка улыбнулась, снова легла на спину. Ну почему так тревожно? Зачем она что-то ищет. Все подруги восхищаются их семьей и стабильность. Муж всегда дарит цветы, они ходят на свидания, у них есть секс. Но последние пару месяцев, она стала чувствовать себя манекеном. Они оба как манекены, куклы, и ими кто-то играет.

Так получилось, что ещё не успев закончить институт, Вероника сразу поступила в другой, институт брака… семьи. Она не работала ни дня, она не знала, что такое работа, так как родила, декрет, а потом уже по накатанной… муж хорошо зарабатывает, им на все хватает.

Два месяца назад, сыну исполнилось четырнадцать, именно тогда, Вероника впервые осознала, она уже давно не в декрете. И ей давно не надо нянчиться с сыном. Стало страшно, странно, неприятно… Она задала себе вопрос: «А кто я? Что я вообще делаю? Чем занимаюсь?»

Вроде бы как все окружающие подруги, ходила на пилатес, йогу. Суетилась дома, создавала быт, встречалась с подругами, ходила в гости, родительские собрания, футбол сына. Все обычно, дни пролетали один за другим. И вот уже тридцать четыре года, зрелая девочка.

Полгода назад, ради шутки, подруга затащила её в школу фотографов, в которой преподавала. Веронике так понравилось, что она решила пойти учиться. Это впервые, когда у неё появилось её личное странное хобби. Муж посмеялся, но поддержал, подарил ей на день рождения отличную камеру.

Последний месяц, Вероника ездила ассистировать подруге, которая делала как индивидуальные фотосессии, так и для модных журналов. Подумав о своем хобби, ей стало так хорошо, что захотелось пойти отвлечься, не смотря на позднее время, погрузиться в мир красоты и приняться за ретушь.

Никита был увлеченным мужчиной, он играл в теннис с коллегами, участвовал в марафонах, забегах, профессионально занимался плаванием, а каждую пятницу был чисто мужской день. Они собирались компанией и всю ночь играли в покер. Это лишь малейшая часть, из того, что она вспомнила, не беря в счёт, что у него была работа, корпоративы, командировки и всё из этого вытекающее. Рядом с мужем, у неё появлялись комплексы, что она не интересная, скучная, пустая… некрасивая?

Как так получилось, что яркая и веселая девчонка в школе и институте, стала такой обычной, просто текущей по жизни. Стала манекеном. Именно полгода назад, перед тем как пойти учиться на фотографа, она ощутила тёплый холод от мужа. Они не ругались, у них не было споров, они поддерживали друг друга. Он все также улыбался, но все же намного чаще пропадал на работе, и прикосновения были другие, объятия и поцелуи. Однажды он заметил, что, обнимая, она в него вжималась.

– Что случилось? – спросил Никита.

Она не знала тогда, что ответить, ей хотелось быть ближе, но куда ещё ближе, если они обнимаются? Потом он уснул, и тогда впервые она задумалась, что хочет заполнить эту пустоту чем-то. Она захотела стать кем-то ещё, помимо жены и мамы. Вероника решила, что все эти проблемы в отсутствии у неё своей личной жизни, и в этом виновата лишь она. Никита никогда не сажал её на привязь, да и зачем, она никуда от него и не дергалась. Вероника растворилась в нем с первого дня, что теперь не знала кто она, если без Никиты?

Тут снова свет озарил потолок, но это был не гость от фар машин, это был телефон мужа. Последние несколько недель, по ночам, у него загорался телефон. И словно именно этого маячка, она ждала и сейчас. Вероника никогда не ползала в телефон мужа, всегда считала это дном… тупиком… это же значит недоверие? Как она могла не доверять Никите? Её волшебнику, её второй половине, её мужу и другу…

Но эти мысли не успокаивали. Вероника села на кровати и поставила босые ноги на пол с красивым педикюром на тонких пальчиках. Она посмотрела на них, сжала, разжала пальцы, горько усмехнулась. Тревожно, нехорошо… всегда успокаивала близость сына. В нем она тоже растворялась, а вернее в любви к нему.

Вероника встала, обошла кровать, снова загорелся телефон. Не удержалась, подошла к тумбочке со стороны мужа, и пока горел экран, прочла «МТС». Стало стыдно за свои мысли. Она вышла из комнаты и прошла по коридору, освещенному блеклым дежурным светом.

Ника остановилась у двери, ведущей в детскую сына, на ручке которой висела надпись: «Не входить». Но она вошла.

Костя спал, раскинувшись на всю кровать, он был высоким, и уже перегнал по росту мать. Комната освещалась маленьким ночником, такой большой мальчик, а до сих пор не любил темноты.

Девушка подошла к сыну, вытащила из ушей наушники, выключила в телефоне музыку и отложила его на рабочий стол. Мальчик не шелохнулся, она накрыла его, и собралась уже выйти, как снова обернулась на сына, на его чёрную кудрявую макушку, торчащую из-под одеяла.

И ему она уже становилась не нужна, сейчас его интересовали встречи с друзьями, он влюбился в девочку из класса на год старше, и дома пропадал в телефоне в переписках с ней. Вероника знала, так как аккуратно следила за его социальными сетями и телефоном, но не лезла с разговорами. Все чаще он прятался в наушниках, закрывался в своей комнате. Сын взрослел, и ему уже было не до обниманий с мамой, говоря друг другу по очереди ласковые слова, и смотря глазами полного обожаниях.

Быстро… дети растут очень быстро, и ты не замечаешь, как их мир становится шире, чем мир под названием «Мама». Счастье, радость, забота, грусть, сопереживание, защита, любовь… теперь сын искал эти чувства, эмоции не в ней, а во внешнем мире. Он любил её так же сильно, как и она его, но не нуждался теперь в ежедневном подтверждении этого. Костя просто это знал, что мама его любит, и ему этого хватало.

Вероника вздохнула, и вышла за дверь, тихо прикрыв за собой. Она вернулась в коридор, и проходя мимо зеркала, задержалась, посмотрев в своё отражение при тусклом свете. Она была все ещё молодой, свежей, стройной. Ника приподняла шелковую майку от пижамы, и посмотрела на живот, талию. Она не была спортивной, скорее подтянутой, с мягкими женскими изгибами, вполне соблазнительными. Красивая небольшая грудь, тонкие плечи. Вероника опустила майку и провела рукой по темным, почти черным, кудрявым волосам. Она обладала красивыми, среднего размера локонами, длиной по плечи, так случилось, длиннее они не росли. Но Ника не мечтала о длинных косах, ей нравились они такими, легко укладывались и благодаря тому, что вились, всегда были объемными.

Молодая женщина подошла в плотную к зеркалу и посмотрела на своё лицо. Улыбнулась. Все та же слишком широкая улыбка, острый нос, при этом, на самом кончике вздергивался вверх и становился курносым. Чёрные широкие брови, из-под которых блестели ярко-голубые глаза, большие, но глубоко посаженные, от чего получался томный вдумчивый взгляд.

Вероника смотрела себе в глаза, и снова ощутила тревогу. Глаза были напуганные, чем-то неизвестным и до конца неуловимым. Чувство, что она может потерять что-то дорогое не покидало.

Девушка нахмурилась. Она поспешно направилась в кухню, и сев за любимый островок, о котором тоже когда-то мечтала, включила ноутбук. Сразу на экране высветилась съемка, которую подруга проводила без неё, но скинула снимки, чтобы Вероника училась ретуши. У неё тогда не получилось приехать. Ольга снимала для модного журнала польского актера Луказа Новака, широко известного и востребованного в России.

Вероника зависла на красивом, немного наглом лице актера. Глаза. Под глазами залегли тени, что ещё больше подчеркивало глубину взгляда, и совсем не портили внешность. Глаза. Глаза у него были добрые, и даже через экран, казалось, он пронзительно смотрел прямо на неё, и ещё чуть-чуть и заговорит с девушкой. Она испытала волнение, таким живым казалось лицо мужчины, либо фантастическая работа подруги, либо Луказ потрясающий актёр, а может быть то и то?

Вероника не смотрела фильмы с ним, хотя он мелькал почти на всех постерах кинопремьер, и был заложником образа красавчика разбивающего сердца. Не самый любимый образ мужчин для Вероники. Она любила лишь похожих на своего мужа, классической красоты, с открытой улыбкой, чистым юмором, душа компании. Как же она любила мужа.

Никита. Снова задрожало сердце, значит получилось на мгновение отвлечься. Сообщение от «МТС»? Она посмотрела на часы, которые показывали «2:30». Ну какие сообщения в два часа ночи от «МТС»? Вероника не удержалась, встала и быстрым шагом направилась в их с мужем спальню, в красивую, светлую, идеальную… делать что-то совсем нехорошее.

Вероника остановилась в дверях, смотря на вытянутое тело мужа, который все также сладко спал, не подозревая о терзаниях жены. Сердце стучало о грудную клетку, что казалось разбудит всех вокруг, и словно умоляя её просто лечь спать.

Дрожащей рукой, девушка провела по волосам, закусила нижнюю губу, почувствовала, как вспотели ладони…, она не могла решиться. Зачем? Ведь муж не давал никакого повода для ревности… вдруг это просто её кризис, личный… может надо поговорить с мужем? Но разве мужчины признаются? А в чем он должен признаться, это она что-то ищет, это её фантазия разыгралась не на шутку?

Глава 2. Лора

– Я сегодня осознала, – гордо подняв подбородок, заявила Лора. – Я любви хочу.

– Так в чем проблема? – отдав меню официанту, спросила Анна. – За тобой толпы ходят, выбирай.

– Вон наш Кирилл, – Даша помахала рукой симпатичному бармену. – Я все ему глазки строю, а он с тебя их не сводит.

– Это все не то, ну какой бармен, Даша!? О чем ты? – возмутилась девушка. – Я и какой-то бармен!

– Зря ты так, – заступилась за Кирилла Даша, – он красивый, добрый, и ты видела его Инстаграм? Он вообще-то музыкант, пишет песни и поёт под гитару, его даже звёзды не раз репостили.

– Это не для меня, это все детские шалости! – Лора прикрыла свои миндалевидные, вытянутые глаза, обрамлённые густыми ресницами, и вздохнула, – Не хочу, то что есть, не интересно! Все легко, а мне хочется добиваться, страдать, трепетать от мыслей о нем, чувствовать себя глупее, хвататься за телефон в надежде.

– Вечно тебе надо что-то посложнее, – прокомментировала Анна. – Моего забирай, устанет рука хвататься за телефон.

– И в свои двадцать четыре года, я имею два высших, руководящую должность, идеальное тело и прекрасные волосы, – она посмеялась от своих же слов, проведя рукой по гладким, прямым волосам цвета насыщенного шоколада, – Но вот ни разу в жизни, я не переживала из-за отношений с мужчиной, уже через месяц, они готовы на мне жениться.

– И кто же предложил жениться в итоге? – Даша все ещё дула губы, так как очень симпатизировала бармену Кириллу, и хотела его защитить.

– Что ты, я до этого не довожу, вовремя ускользаю, – отмахнулась Лора. – В общем, хочу влюбиться.

– Бред Питт, вот думаю кто тебе подойдёт, – рассмеялась Аня.

– Не сомневаюсь, что и он бы на меня запал, – парировала девушка. – Только он не в моем вкусе, я темненьких предпочитаю. Вот как он!

Девушки ужинали в модном ресторанчике в самом сердце Москвы. Это была уже их традиция, отмечать пятницы в женской компании. Поэтому знали и бармена Кирилла и официанта Антона, который всегда придерживал за ними любимый столик. В пятницу здесь было особенно уютно, выступали музыканты, горели огни, вкусно пахло, стоял гул голосов гостей, который не раздражал, а наоборот, создавал особую атмосферу.

Лора, по паспорту Лариса, была ещё той штучкой. Уверенная в себе красавица. Девушка шла абсолютно твердым шагом по жизни, сметая преграды на своём пути. Умела дружить, умела веселиться, но абсолютно не умела влюбляться. Быстро становилось скучно. Куда бы Лора не пришла, вокруг неё сразу создавалось общество, её приглашали на мероприятия, она всегда была на виду.

Лора мельком посмотрела на бармена Кирилла. На самом деле, он был ей симпатичен, но этого, она не могла признать даже себе, не то что подругам. Но ей нравилось приходить сюда и красоваться перед ним, ловить его взгляд на себе. Она ревновала его внимание, когда с ним флиртовали девушки у бара, а он им улыбался, ведь все внимание должно быть приковано к ней.

Да, Кирилл смотрел на неё, но когда она подходила к бару, что-то заказать, не пытался проявить настоящий интерес, было лишь холодное дружелюбие или наоборот, колкие шуточки. Лора решила, что просто он стесняется такой шикарной девушки как она, и правильно. Она и бармен? Смешно.

– Кто? – подруги тут же обернулись к барной стойке, проследив за красивым пальчиком Лоры.

– Кирилл? – удивленно вскинула брови Даша. – Ничего не понимаю.

– Да отстань ты со своим барменом! – огрызнулась Лора. – Видите четырёх мужчин возле бара, в костюмах? Вот тот тёмненький нравится.

– Он старше тебя лет на пятнадцать, ты решила папика найти? – усмехнулась Анна.

– Не папика, а зрелого мужчину, – ответила Лора. – И не на пятнадцать он меня старше, думаю, чуть поменьше.

– Мужчины бывают зрелые? – продолжила Аня. – Мне кажется они что в двадцать пять, что в тридцать пять.

– Но он, конечно, красавчик, такой сексуальный, – Даша поерзала на диване, она была пышной девушкой, с большой грудью и немного мужественным лицом. – Но Лора, мужчины его возраста либо женаты с детьми, либо в разводе, но с детьми. Это геморрой.

– Да что ты сразу заходишь с минусов, давай с плюсов, он чертовски хорош, и от него веет неприступностью, – прервала её Лора.

– И как ты собираешься привлечь его внимание? – поинтересовалась Аня. – Вот я вижу, что он здесь реально с друзьями общается, а не в поисках знакомств, например, как его друг, который каждую в этом зале уже оценил.

– И нас кстати тоже, – ответила Лора, – Он что-то сказал про нас ему, и мы встретились взглядом.

– И что? – возмутилась Анна, – В его взгляде было желание познакомиться?

– Нет, – Лора улыбнулась и отпила коктейль, – Но оценку я увидела.

– Оценивают все друг друга, но это ничего не значит, – Даше явно не нравилась эта затея.

– Я в дамскую комнату, – Лора поднялась, улыбнувшись красивыми губами с ярко выраженной птичкой и приподнятыми уголками.

– Лора, – покачав головой, проговорила Даша, но Лора видела в глазах подруг любопытство, и это её подзадоривало, ведь она всегда берет, что хочет.

Лора убрала, такие прямые, блестящие волосы за уши, хитро прищурила глаза с тонкими аккуратными стрелочками. Она вся была такая тоненькая, хрупкая, невысокая, тонкие кисти, тонкие пальчики.

Но было столько манящей сексуальности в её хрупком, невесомом теле, в движениях, что она завораживала даже женщин, и Лора знала это. Лора знала свою силу притягивать внимание и активно пользовалась этим.

Лицо девушки было особенным, словно матового, идеального цвета кожа, но если присмотреться, то можно было увидеть легкую россыпь веснушек на тонком носике. С её профиля хотелось рисовать картины, длинная тонкая шея, красивый изгиб и выраженные ключицы. Красивая изящная редкая птичка.

Легкой походкой, чуть покачивая бёдрами в классических брюках кремового цвета, на шпильках туфель лодочек в тон. Шелковая белая блуза, словно невзначай спадающая с плеча, подчеркивая отсутствие лямки от нижнего белья, намекая на отсутствие его вовсе.

Путь в уборную лежал через компанию тех самых мужчин. Сердце Лоры заколотилось от азарта. Это были те самые эмоции, которые она искала… захватило дыхание, в ушах стук, довольная еле заметная улыбка…

Лора опускает голову, замедляется, и словно невзначай касается плечом мужчину, сидящего на барном стуле. Ей повезло, прошла компания, и ей пришлось прижаться плотнее к своему объекту. Лора слегка пошатнулась, и вскинула руку ему на плечо, и все словно невзначай, с такой легкостью…

– Извините, – произнесла она смущенно, томно подняла глаза и скользнула рукой по мужчине, почувствовав, как он напрягся и нахмурился, – Не хотела вас потревожить.

Он продолжал хмурится и смотрел прямо ей в глаза. Его друзья тоже замолчали и смотрели на неё. Затем мужчина смерил Лору надменным взглядом, словно все это ему было неприятно.

– В следующий раз аккуратнее, – и он просто отвернулся к друзьям, продолжив тему, на которой она их оборвала.

Лора почувствовала впервые себя так неловко. Раньше ей обязательно улыбались, предлагали помощь, старались придержать, лишь бы к ней прикоснуться, а не этот надменный взгляд и брезгливая фраза. Стало так обидно, она почувствовала, что злится. Лора резко развернулась и снова подошла к компании неприветливых мужчин. Её избранник удивленно посмотрел на неё, и наклонил голову в бок.

– Почему вы так брезгливо со мной говорили? – неожиданно напала она.

– Я? – он усмехнулся.

– Вы! Словно я в чем-то виновата! – Лора прищурила глаза. – Вы меня подозреваете?

– Я? – снова спросил он и рассмеялся, – Вы, конечно, забавная.

– Просто я уважаю себя и не поняла чем заслужила такой тон и взгляд!? – она приблизилась к нему, рассматривая мужественное гладковыбритое лицо.

Ухоженный. Любит себя и знает, что привлекателен. Он поднял руку и почесал подбородок, словно задумался. Блеснуло кольцо на безымянном пальце. Девочки правы, он был женат.

– Девушка, идите куда шли, или вам что-то нужно? – недоумевая, мужчина снова нахмурился и скрестил руки на груди. Закрылся.

– Подскажите, мне кажется или он снова брезгливо общается? – Лора пошла ва-банк, обратившись к его друзьям, которых явно вся эта ситуация забавляла. – Я что-то сделала непозволительное?

– Девушка, хотите мы поменяемся с ним местами, и облокачивайтесь на меня, сколько хотите? Хоть ходите туда-сюда! – растянувшись в улыбке, произнёс тот самый друг, который оценил всех в этом баре, и у которого тоже блестело кольцо.

Клуб женатиков. Сомнительное общество, в этом она была согласна с подругами, но рядом с ним, у неё перевернулось все внутри, колени задрожали, а его запах дурманил. Разве может мужчина так вкусно пахнуть? Его холодность, ещё больше будоражила и заводила, рождала неконтролируемый азарт.

– Нет, благодарю – ответила Лора, – Меня ждут подруги.

– Очень жаль, – ответил приветливый друг, – Если что, возвращайтесь.

Лора бросив последний недовольный взгляд на молчаливого мужчину, в глазах которого читалась легкая насмешка. Она видела, что он все понял, каждое её действие, каждый её взгляд, и почему она была так рассержена. Словно её внимание, было для него обычным делом. И возможно его поведение, было идеальным способом избавиться от охотниц за его персоной. И он был прав, беспроигрышно, она уже не подойдёт к нему снова, гордость не позволит. Лора привыкла, что от неё таяли, млели от её внимания, а тут насмешка?!

Девушка шла в сторону подруг, замерших в молчаливом ожидании, думая, что им расскажет. Не та история, которую хочется гордо рассказывать подругам, и именно та история, на которую получаешь комментарий: «Я тебе говорила!»

– Ну что? – первая спросила Даша, как только Лора села за стол, гордо подняв подбородок.

– Женат, – после паузы, она пожала плечами, но обиду и досаду было сложно скрыть, – Там вечеринка женатиков.

– Отшил, – Аня вздохнула, – Лора, дорогая, ты прекрасна, просто это не мальчики, которые влюбляются как в омут, и млеют от внимания. Он мужчина, уже гордый, знающий себе цену.

– Он мне понравился, – тихо, словно заговорщицки, произнесла Лора, – В близи он ещё лучше.

– О чем вы говорили так долго? – поинтересовалась Даша, – Мы по его лицу ничего не поняли.

– Я на него наехала, – Лора сама улыбнулась от нелепости ситуации, как она на такое решилась?

– За что? – Даша снова округлила свои глаза как у совы.

– За то, что он был ко мне холоден и равнодушен, – Лора закрыла лицо ладонью и покачала головой, не веря, что так и было. Состояние аффекта.

– Смотри, тебе очень повезло, – Даша улыбнулась, – Все как ты хотела, увидела того самого, познакомилась, поругалась, почувствовала себя глупой, отшил, сердце затрепетало, на этом закончим?

– Конечно закончим, – Лора посмотрела на подруг, и положила руки на колени, – Что я могу ещё сделать? Он мне явно дал понять: «Гуляй, девочка!»

Лора подняла коктейль, призывая девочек чокнуться за первое в жизни поражение, и дав себе обещание, не смотреть больше в его сторону. Было стыдно, немного унизительно.

Потягивая коктейль, она кинула взгляд в сторону Кирилла, который болтал с двумя девушками и мило улыбался. Красивый он, молодой. Волосы цвета темного шоколада, слегка волнистые, удлиненная стрижка, челку он всегда скидывал набок, быстрым движением. Зелёные глаза, прямой нос, ямочка на подбородке, красивые руки. Особенно кисти, длинные пальцы, ярко выраженные вены… Лора представила его с гитарой, наверное, красиво наблюдать за его пальцами на струнах? Надо найти его Инстаграм, про который говорила Даша.

Лора резко отвернулась. Бармен так и не посмотрел на неё, не дав насытиться мужским вниманием. Везде поражение, не её вечер. Девушка посмотрела на подруг. Даша что-то рассказывала, наверное, снова наполовину выдуманную историю о новом поклоннике в офисе. О мифических взглядах, конфетах на столе, и нерешительности пригласить её на свидание. То, что это надуманные истории, решили они с Анной, но не мешали подруге их сочинять, слушать было интересно, да и расстраивать Дашу не хотелось. Да и может они не придуманные? И девушки недооценивали свою подругу?

Лора никак не могла вступить в разговор, так как погрузилась в свои мысли, а затем, не сдержавшись… посмотрела в его сторону. Вздохнула и замерла. Он смотрел прямо на неё, прищурив взгляд и также наклонив голову на бок. Увидев, что Лора заметила его внимание, не растерялся, или испугался, а лишь завис на пару секунд смотря ей в глаза. Чуть незаметно улыбнулся, посмотрел в пол, а затем вернулся в диалог к друзьям.

Девушка вернула внимание подругам и с довольной улыбкой вернулась в беседу. В груди все расцвело и трепетало. Стало так хорошо, хотелось смеяться как дурочка и танцевать. Он обратил на неё внимание, значит она его заинтересовала. Лора знала! Знала! Она не могла оставить его равнодушным. Она никого никогда не оставляет равнодушным!

Примерно через пол часа, мужчины громко и весело смеясь, покинули заведение. Больше их взгляды не встречались. Больше он на неё не смотрел, даже на выходе.

Примерно ещё через пол часа, девушки тоже решили разъехаться. По домам, без продолжения вечера. Лора вообще не любила ночные тусовки, ей были больше по душе посиделки в модных кафе и ресторанах до полуночи.

Подруги пошли в дамскую комнату. Лора, оставшись одна у гардероба, накинула на плечи пиджак от костюма. Она оглядела себя в зеркало, и убрала волосы за уши. Улыбнулась.

– Красивая, – раздался мужской голос, – Я не совру.

– Врешь, – она повернулась и осмотрела Кирилла с ног до головы, – Вы все однажды соврёте.

– Уходишь, даже не попрощавшись? – он облокотился на стену, скрестив руки на груди.

– Я и не здоровалась, если ты не заметил, – она игриво ухмыльнулась, Лора всегда общалась с мужчинами флиртуя, в этом была она вся.

– Забавно тебя отшил сегодня женатик, – бармен криво усмехнулся, – Не по зубам оказался?

– Ты теряешь субординацию, – Лора разозлилась не на шутку, она недобро прищурила глаза, – Твоё место за баром, я постоянный гость, не подруга. Не забывай об этом.

– А то пожалуешься руководству? – он оттолкнулся от стены и попятился назад, смотря на неё, – Всего вам доброго, надеюсь вам все понравилось?

– Постой, – произнесла она, копаясь в сумочке, затем подошла к нему, и своей тонкой ручкой положила в нагрудный карман клетчатой рубахи пятьсот рублей, – Это тебе на чай.

Теперь его унизила она, указав на его место. Довольная собой, смотря на него снизу вверх, девушка ждала реакции. Он откинул челку в сторону, поклонился головой, развернулся и ушёл.

– Кирилл? – раздался голос Даши сзади.

– Да, хотел узнать, все ли нам понравилось, – Лора улыбнулась подругам. – На чай ему оставила, не переживайте.

Девушки вышли на улицу. Даша и Анна хотели поехать в караоке, но Лора данные развлечения не любила, и отказалась.

На улице было уже тепло, лишь прохладный легкий ветер, указывал на начало мая. Весна. Все расцветает и оживает. Лора тоже хотела расцвести, она безумно хотела ярких эмоций. Девушка медленно шла вдоль улицы к припаркованной машине, слушая стук своих каблуков.

Кирилл. Как ей хотелось вцепиться сейчас в его смазливое лицо. Впервые она получила от мужчины отказ, и он ткнул её в это лицом.

– Забавная, – снова потревожил её мужской голос со стороны дороги.

– Вы? – Лора осмотрелась по сторонам, а потом снова посмотрела на мужчину в дорогом автомобиле. – Надеюсь вы решили извиниться за свой тон?

– Давай считать так, – он кивнул головой и посмеялся, – Садись.

– Я на машине, – растерявшись, ответила она.

– Ну и что? – он пожал плечами.

Лора улыбнулась, медленно, но красиво подошла и села в машину, в которой так вкусно пахло. И как же вкусно пахло от него. От близости этого мужчины, все вокруг трепетало. Рядом с ним она чувствовала себя словно в опасности, но опасность другая, она будоражила. Взрослый, сильный, мужественный. Становилось неловко от его близости, и это тоже приносило особое удовольствие.

– Подвезу тебя домой? Можно? – спросил он и улыбнулся широкой улыбкой.

– Мы даже не знакомы? – она смотрела прямо на него, наслаждаясь происходящим внутри себя, – Я Лора.

– Лора, – повторил он, смотря на неё в ответ, – Давай допустим, меня зовут Марк.

– Марк, – Лора сразу почувствовала подвох, но это его право, и кивнула головой, – Приятно познакомиться.

Она назвала адрес, он положил руки на руль и тронулся с места. Лора посмотрела на кольцо на безымянном пальце. Имя скрыл, а тот факт, что женат, нет. Она так и смотрела на кольцо, пытаясь понять, что чувствует. И понимала, что ничего не чувствует по отношению к этому.

Лора ещё не знала, что такое брак и чем он отличается просто от отношений. А что такое отношения? Люди встречаются, расходятся. Значит и с женой разойтись могут. Дети? А может их нет в браке, или дети уже взрослые?

– Со мной ещё никто так оригинально не пытался познакомиться, – прервал он молчание, – Нагло, смело, да ещё и облапала меня.

– Вела себя как мужчина? – она вскинула брови.

– Возможно, – он перестроился и отвлёкся на дорогу, – Но мне понравилось.

– Да? Я этого не заметила. Впервые я чувствовала себя так, словно я была прокаженная, а моя близость наводила отвращение, – Лора скорчила свой красивый носик.

– Я женат, – произнёс он, резко и четко, от этого тона, побежали мурашки по коже. – И я был с друзьями, с кем мы дружим семьями, кто вхож в мой дом. Я никогда не унижу свою жену, даже мыслью у этих людей, что я могу её обманывать. Я никогда не унижу себя перед ними, ставя свою жизнь под сомнение. И я был с тобой ещё ласков и терпим. Так как ты хотела бы, чтобы я отреагировал?

– Вежливо, – просто произнесла девушка.

– Вот не надо мне этих сказок, я был вежлив, просто холоден и тебя это обидело, – он снова улыбнулся, словно тирады про жену и не было вовсе.

«Женат! Женат! Женат!» – билось в её голове. Вот она и услышала это вслух от него. Надо, наверное, попросить вернуть её обратно. Она посмотрела на профиль взрослого, но словно по-мальчишески молодого мужчину. Дыхание замерло и Лора поняла, что она не хочет выходить из машины.

Они заехали в её двор, он остановил автомобиль чуть дальше от подъезда, заняв пустое место на парковке. Затем вышел из машины, и пока обходил её по кругу, у Лоры была мысль: «Зачем он вообще привёз ее домой, дав понять, какой он идеальный семьянин, и что делать с её машиной у ресторана?»

Марк открыл дверь и подал ей руку. Лора вложила кисть в его ладонь, и по телу растеклось томное тепло, сдавливающее грудь, от его прикосновения. Она встала так близко к нему, что ещё чуть-чуть, и её грудь коснётся его. От осознания данного факта, Лора испытала сильное возбуждение, о существовании такого, она даже не догадывалась.

Мужчина это чувствовал, он молча, но как хищник смотрел на добычу. Ещё секунда и он прижал её к машине, поцеловав, как в фильмах… так страстно, так пугающе, что Лора потеряла весь здравый смысл, отвечая с такой же страстью. Его большие мужские руки, без каких-либо приличий, гуляли по её телу, по шелковой рубашке, в которой она была словно голая… Она была такая хрупкая, такая маленькая, и такая податливая обжигающим рукам Марка.

– Марк, – хрипло прошептала она, оторвавшись на секунду от него, – Поднимешься?

Глава 3. Вероника

Вероника поняла, что не может справиться с собой, ситуация вышла из-под контроля, и она врала себе… ведь решила залезть в телефон мужа, ещё до того, как они легли спать. Когда они ужинали, он что-то рассказывал, а она смотрела на Никиту, и не слышала ни единого звука. Лишь мысли о его телефоне и о том, что она там может найти. В её голове играла бурная фантазия, что в какой-то момент, она чуть не поверила в то, что эти сообщения от миллиона любовниц существуют.

Почему ей так казалось? Она не знала, ведь муж не давал ни малейшего повода, но она была уверена, что найдёт то, что ищет. И не могла уснуть, потому что ждала, когда он забудется крепким сном. И вот она сделала шаг на встречу к желанному предмету, протянула руку и ощутила в ладони холодную тяжесть смартфона.

Вероника знала пароль от телефона мужа. Он никогда его не скрывал, ведь Никита, возможно, был уверен, что жена туда не полезет. И она раньше никогда туда не лазила. Но ей было необходимо знать, что там? Тогда она успокоится. Но успокоится ли? Она на мгновение снова представила, что найдёт… а что будет дальше делать? Не решила. Забыла об этом подумать.

Но телефон был уже в руке. Она ввела пароль. Осветив потолок и свое лицо холодным светом экрана. Не отходя от кровати, вот так стоя рядом со спящим мужем, Вероника открыла сообщение.

«МТС»…

Это правда было сообщение от сотового оператора. Но как так? Вероника словно ощутила разочарование, словно её чувство азарта было не удовлетворено. Молодая женщина судорожно залезла во все мессенджеры, социальные сети… даже лишила девственности электронную почту! Ничего! Там ничего не было, все прилично, неприличными были лишь пошлые шуточки Андрея, друга семьи, в их мужском чате… да, она осквернила даже его… но где, как ни там искать компромат… которого не было.

Девушку прошиб холодный пот, пальцы рук дрожали… Разочарование и стыд… теперь она была ужасна, в сравнении со своим мужем. Ведь она подвергла их сомнению. Она нарушила границы. Она осквернила любимого мужа своими домыслами. Стыд. Это все от безделия, тупости быта, бессмысленности её жизни. Она ничто. Пустое место. И ей так хотелось, чтобы муж был хуже.

Вероника положила телефон обратно. Не переживая, что он заметит прочитанные сообщения от МТС, потому что не заметит. Кто вообще заходит в обычные сообщения в современном мире?

Вероника посмотрела на мужа, а затем в окно. Надо учиться жить заново. Надо развиваться, учиться, работать, увлечься спортом, что угодно… лишь от безделия не сходить с ума, не искать адреналина от разборок с мужем. Прыгнуть с парашютом? Как вариант…

– Ника? – услышала она хриплый голос Никиты, который перевернулся на спину, и приподнявшись на локтях, сонно смотрел на неё, – Что стряслось?

Такой взъерошенный, сексуальный, безумно притягательный. Родинка над чувственными губами и глубокий взгляд из-под бровей. Неужели на него не вешаются молоденькие девочки и он остаётся равнодушен? Отказывалась верить. И тут же снова стыд, снова её фантазия подвергала сомнению их любовь и верность друг другу. Комплексы. Это же её комплексы?

– Ника? – снова позвал он, в голосе были более напряженные нотки от её молчания. – Тебе нехорошо?

– Никита, – прошептала она, – Я люблю тебя.

– И я люблю тебя, – он протянул руку, взяв её ладонь и потянул на себя, – Ты меня напугала.

– Просто не спится, – девушка села сверху мужа, а он тут же прошёлся руками по её телу, скользя по шелковой майке, обхватив ладонями грудь.

Вероника испытала мгновенное возбуждение от близости и прикосновений мужа. Его запах, такой родной, его тепло, такое манящее. Хотелось раствориться в нем, слиться воедино и никогда не отпускать. Он резким движением перевернул жену и навис над ней. Ника видела, как набухла вена на его шее, она любила это вену, прижиматься к ней губами и чувствовать, как она пульсирует. Такой добрый и ласковый муж, в постели превращался во властного мужчину, и ей это нравилось.

Никита был первым и единственным мужчиной в её жизни. Она не знала никого другого, и всегда была уверена, что ей дико повезло с мужем. Ведь она знала, что такое наслаждение и удовольствие от близости. Даже в фантазии, она не пускала никого другого, было стыдно, некомфортно, и страшно прикоснуться к чужому обнаженному мужчине даже мысленно.

Но последнее время, она стала замечать в себе интерес к общению с другими мужчинами. Неожиданно захотелось флиртовать. Хотелось подтверждения своей женской силы, что она ещё интересна, привлекательна. Что ей тоже могут увлечься, влюбиться. Что она тоже может снести голову от страсти к себе. Стыдно. Это все от скуки и безделия. Нужно срочно собой заняться. Все эти мысли разрушительны для их идеального счастья. Ведь они правда идеально счастливы?

Больше не было мыслей, так как она растворилась в близости с мужем, жадно впивая в него пальцами, желая как можно сильнее ощутить его тело… Ника поцеловала его в плечо, желая почувствовать вкус его кожи.

* * *
– Никиту? Ты подозреваешь Никиту? – недоумевала Лена, подруга Вероники и по совместительству жена друга Никиты. – Ника, ну ты чего? Про него даже Игорь говорит, что тошнит от того, какой весь приличный.

– Лена, да знаю, мне так стыдно, не представляешь, – Вероника закрыла лицо руками и покачала головой, – Я залезла в телефон мужа. Какой позор!

– Ну по этому поводу не парься, не позор, я к своему лажу периодически, доверяй, но проверяй, знаешь ли! – посмеялась Лена. – Но до сих пор ни на чем не поймала, иногда кажется, что он знает, что я лажу в телефон, не меняет пароль и даёт мне время насладиться чтением, оставляя один на один с этим гаджетом! Беспокоится о нашем семейном счастье, видимо.

– Я даже представить не могу, что Игорь может переступить грань, он так холоден с другими женщинами, даже с нами, жёнами друзей, – Ника отпила кофе из картонного стаканчика и посмотрела на футбольное поле с трибун, где сейчас проходила тренировка их с Леной сыновей.

– Слушай, даже у самого целомудренного могут быть такие черти, я своего знаю, женщины к нему льнут, иногда переживаю что сорвётся, вот и держу руку на пульсе, – Лена посмотрела на подругу, – Ты не одна с такими переживаниями, это нормально, ты не плохая. Нет ничего хорошего в недоверии, конечно, но что бы обретать доверие, порой нужно подтверждение в верности.

Ника взяла паузу, нахмурившись, словно внимательно наблюдала за сыном, но при этом витая в своих мыслях. Затем она быстро посмотрела на Лену. Молодую женщину нельзя было назвать красавицей, скорее у неё была интересная внешность. Рыжеватые волосы, густые, непослушные, чаще в тугом хвосте. Волевой подбородок с ярко выраженной ямочкой, конопатая, а глаза серо-зелёные. Фигура крепкая, не толстая, правда кость широкая, так как она вся была подтянутая. Игорь, её муж, откровенно привлекателен, они, казалось, совсем не подходили друг другу. Но в его любви к жене никто не сомневался, он Лену на руках носил и превозносил как самую красивую женщину в мире. При этом от Игоря у Ники стыла кровь в жилах, было в нем что-то… но что? Объяснить она не могла, но он её настораживал.

– Со мной вообще что-то не так, – Вероника закуталась глубже в шарф, сегодня было пронзительно ветрено, не смотря на солнце, – Игорь говорил, что они делали в пятницу?

– Да, сидели в баре каком-то, – кивнула головой подруга, наблюдая за своим сыном, – Не люблю их барные посиделки, лучше покер.

– И я не люблю, – ответила Ника.

– А что с тобой не так? – неожиданно задала вопрос Лена.

– Я не могу ответить на этот вопрос, просто чувствую, что нужно что-то, и вроде понимаю что, но что? – и Ника сама рассмеялась своим словам.

– Теперь поняла, и правда все сложно, – Лена тоже посмеялась, – Ты же вроде фотографируешь? Нашла увлечение, это так круто, может нас как-нибудь семьей поснимаешь?

– Да, с удовольствием, – Вероника улыбнулась, вспомнив про любимое дело, – Вот в четверг иду на кинопремьеру с подругой и учителем по совместительству.

– Вау! А что за фильм? И кто пригласил? – оживилась Лена.

– Луказ Новак. Ольга его снимала недавно.

– Новак, ну до чего он хорош! Все фильмы с ним смотрю, – на лице подруги было столько обожания, что Ника чуть не рассмеялась, – Он, наверное, единственный, с кем бы я точно изменила мужу и честно бы созналась, и я уверена, Игорь бы меня понял.

– Ну красивый он, да, ретушировала его фото, и без ретуши хорош, но ни одного фильма с ним не смотрела, – Вероника пожала плечами, – Он как-то мимо меня.

– Вот теперь и мне кажется, что с тобой что-то не так, – Лена рассмеялась, – Ещё одного пригласительного нет?

– Нет, извини. Я ещё не сообщила Никите, что хочу пойти, и без него. Я! И без него?! – Ника собрала в хвост волосы, которые мешали и лезли в лицо от ветра.

– А разве это проблема? Никита не похож на деспотичного мужа, – подруга нахмурилась, – У него же много развлечений, если мне мой муж не врет об их постоянных встречах парнями.

– Да знаю я, но я никогда никуда без него не ходила! Ну, после 21:00 так скажем, днём дел много без мужа, но это не вечеринки с фуршетом и холостой подругой, – Ника снова посмотрела на сына, темные длинные локоны Кости, привлекали взгляд и его было легко найти в толпе.

– Иди-иди, с твоими сейчас тараканами в голове, это то, что нужно, чтобы перегрузиться и выкинуть дурь из головы, – Лене явно нравилась затея подруги, – И расскажи Новаку про меня, автограф возьми.

– Я сомневаюсь, что могу тебе это пообещать, но если вдруг, то не забуду о тебе, – Ника зарядилась веселым настроением Лены, и немного расслабилась, после вчерашнего происшествия с телефоном мужа. – Наши пошли в раздевалки, тренировка закончилась.

* * *
Вероника накрывала ужин на стол. Костя с Никитой играли в приставку и конечно же в футбол. Кроме девочек, у сына был футбол, который он был готов «есть» на завтрак, обед и ужин… и в середине мая, у него снова сборы, уедет на целых три недели. Ника не любила сборы, в доме без сына, было как-то совсем пусто. Никита работал, нередко приезжал только к ночи. И было так одиноко в этой большой квартире. Порой скучаешь по тем временам, когда были подростками, и можно было позвать подружек на ночёвку.

Ника посмотрела на мужа. Она немного нервничала, так как хотела сейчас спросить про четверг. Девушка тоже думала, что Никита возражать не будет. Но не покидало ощущение, что она снова школьница и отпрашивается у родителей на вечеринку, кровь приливала к щекам, а сердце замирало.

– Никита, – начала она разговор, когда Костя доел и ушёл, уткнувшись в телефон, в свою комнату, – Я хотела тебя спросить?

– Надеюсь это не связано с твоими похождениями этой ночью, – он улыбнулся, – Ты меня напугала.

– Прости, не хотела, – Ника занервничала ещё больше, вспомнив причину своей бессонницы.

– Я сначала подумал, что ты лунатишь, – рассказывал он, как что-то забавное. – Просыпаюсь, а ты надо мной стоишь.

– Да-да-да, – Ника закрыла глаза и постаралась успокоиться, – Но я честно не об этом?

– А о чем тогда? – он положил вилку и прищурил глаза. – Снова меня пугаешь?

– Меня пригласили в четверг на кинопремьеру, с Ольгой фотографом, – сразу изложила суть темы Ника, – У нас же никаких планов?

– Никаких, давай сходим, я пораньше с работы вернусь, – тут же ответил муж.

– Ты неправильно понял, – Вероника поджала губы, вздохнула, – Меня пригласили одну, без тебя.

– В смысле? – Никита нахмурился. – Что это значит без меня? С каких пор?

– Ты чего? – девушка удивилась, услышав недовольный тон мужа. – Ты против?

– Не могу сказать, что мне это нравится, – он пожал плечами.

– Я также могу сказать, что мне не очень нравятся твои пятничные посиделки с друзьями в баре, – парировала Вероника, удивившись самой себе, так как впервые была причина дерзить мужу, – Но это твоё личное мужское время, почему у меня не может быть своего?

– Прости, просто непривычно, что у тебя появилось желание куда-то идти без меня, – он улыбнулся, а хмурая морщина на лбу разгладилась, – Там будет столько интересных мужчин, а ты у меня такая красивая, ревную.

– Ты сомневаешься в доверии ко мне? – удивилась Вероника.

– Нет, не сомневаюсь, – Никита отпил из стакана воды, – А ты? Почему тебе не нравятся мои посиделки в баре? Раньше ты об этом не говорила.

– По тем же причинам, – ответила Вероника, убрав волосы за уши, – Ты красивый, сексуальный мужчина, а столько молодых и веселых девчонок. И я не понимаю, как в шумных местах общаются с друзьями? Туда ходят снимать друг друга.

– Может быть, но не мы, Андрею захотелось выпить, и мы выбрали вполне комфортное место поболтать, – Никита пристально смотрел на жену, заметив и румянец, и напряженный взгляд, – Вероника, я люблю тебя, и нет никого веселее и красивее тебя. С парнями я встречаюсь, чтобы побыть в мужской компании, не более.

– Вот и я в четверг составлю компанию подруге и преподавателю, – твёрдо произнесла Ника. – Я чувствую, что мне это необходимо, тоже иметь свои развлечения.

– Я не могу тебе запрещать, только будь на связи, и я тебя заберу, хорошо? – Никита продолжал смотреть в глаза жене.

– Не вижу в этом необходимости, но если тебе будет так спокойнее, конечно, забирай, но тогда, когда решу я, – Вероника сама удивилась своей решительности и твердости.

– Спасибо за ужин, – Никита приподнял бровь и усмехнулся, затем встал из-за стола, прошёл в гостиную, и завалился на диван, закинув ноги на журнальный столик.

Вероника убрала грязную посуду, загрузив в посудомойку, немного прибралась и выдохнула. Она была вся напряжена, и видела, что Никита это почувствовал. Ей все ещё было стыдно за телефон мужа, и она стояла в состоянии обороны. Только Никита явно не понимал, что происходит, что за напряжение в его сторону.

Девушке было стыдно за своё грубое поведение, она тихонько подошла к дивану, села рядом с мужем, подогнув под себя ноги.

Ника провела рукой по волосам мужа, они были такие густые и жесткие, всегда немного топорщились в беспорядке, но он это использовал, как модную укладку. Никита посмотрел на неё и улыбнулся, закинув руку ей на плечи и прижав к себе. Девушка удобно устроилась на груди мужа, слыша его сердцебиение и чувствуя его тепло. Веронике стало так спокойно, хорошо, это самое лучшее место на земле из всех, которые она знала.

– Я люблю тебя, муж, сильно-сильно, – Ника улыбнулась, гладя его по животу. – Спасибо, что поддерживаешь меня в моем увлечении.

– Я же самый лучший муж в мире, разве могу поступать по-другому? – Никита поцеловал девушку в макушку.

* * *
Неделя проходила обычно, ровно, в суете постоянных забот. На какой-то момент, Ника и забыла, о том, что приглашена на светское мероприятие. Но вечером в среду Никита напомнил, и у Вероники появились мысли отказаться.

Снова стало некомфортно, что она туда собралась без мужа. Ещё более некомфортно было от того, что Ольга бы достала ей билет на Никиту. Но это она не хотела, словно Ника поставила себе цель, постараться создать себе жизнь, отдельную, без Никиты.

Девушка хотела познакомится с собой, узнать, как она общается с людьми, заводит контакты, чувствует себя и о чем думает. Веронике казалось, она идёт на свидание с самой собой. И это не обеденные посиделки в кругу жён, а именно вечеринка с холостой подругой, в абсолютно новом для неё обществе.

Почему-то ей казалось, что Никита чувствует неладное, происходящее с его женой. Он словно больше наблюдал за ней исподтишка, она это видела. Приезжал раньше с работы, и это тоже не осталось незамеченным. У них был невероятный секс в ночь перед вечеринкой, и она это оценила. Но проснувшись, ещё тверже решила, что хочет пойти.

* * *
Вероника, следуя за Ольгой, прошла в холл кинотеатра Октябрь. На красной дорожке возле пресс-вола мелькали звезды представленного сегодня фильма, рядом с ними толпились фотографы и журналисты. Ольга была сегодня без фотоаппарата, и как она сказала, что в этот вечер она отдыхает, а не работает.

Оля взяла два бокала шампанского и протянула Нике. Вероника приняла, так как хотела чуть-чуть расслабиться. Она вполне комфортно себя чувствовала в чёрном классическом комбинезоне, идеально сидевшем на её фигуре, с открытыми плечами, но длинными рукавами. Зауженные укорочённые брюки комбинезона доходили до щиколоток, а на ногах идеальные туфли лодочки.

Ника была сегодня в парикмахерской, и неожиданно стала обладательницей челки, длинной такой, падающей в глаза и распадающейся по середине. Сейчас это выглядело восхитительно, даже с её волнистыми волосами, так как укладка была сделана профессиональным мастером. Но что будет, когда она останется один на один со своей новой прической, не знала?!

Вероника не заметила, как они оказались в компании знакомых Ольги. Среди них были журналисты, продюсеры, фотографы, все творческие, модные, просвещенные. Все были дружелюбны и веселы, но Ника пока заняла позицию наблюдателя и слушателя. В какой-то момент, она осознала, что Никиты не хватает. Но это был лишь момент…

Затем был закрытый показ фильма, после которого были представлены создатели киноленты, и конечно главный виновник – Луказ Новак.

Ну да, Лена права, красивый. Высокий, очень высокий, особенно для её ста шестидесяти пяти сантиметров. Волосы в модной стрижке, что он невзначай запускал в них пальцы, отводя назад, и они рассыпались беспорядочными идеальными прядями. Да, те же темные круги вокруг глаз, придавали чуть болезненный вид, но благодаря этому, глаза казались невероятными, пронзительными, словно видели тебя на сквозь, и именно тебя, хоть взгляд и пробежался лишь мельком.

Он был заложником избалованных вниманием и деньгами персонажей, красавчиком и повесой. И новый фильм не исключение. Но он идеально справлялся с этой ролью, когда смотришь на него в жизни, казалось, перед тобой стоит его персонаж. Только менее веселый, и более уставший, словно он улыбался толпе, а сам мечтает свалить и выспаться, или это его круги под глазами наталкивали на такие мысли?

Далее следовал фуршет, звёзды и гости смешались в vip-зале. Ника поглядывала на часы, время приближалось к полуночи. Никита пока не беспокоил. Появились мысли уехать, она удалилась в уборную, решив после написать мужу.

Собираясь покинуть кабинку, как она услышала, что кто-то ругается, один, неприличными словами, но с невероятно приятным акцентом. А потом резкий сильный удар. Вероника аккуратно вышла, увидев забрызганный пол, разбитый смартфон в раковине и упершегося на неё мужчину. Его высокая фигура склонилась над телефоном, на лице ухмылка. Он повернул лицо в её сторону, и из-за взгляда его пронзительных глаз, как на тех самых фото, которые она недавно ретушировала, она снова испытала то самое волнение.

– Извините, – с очень сильным, но безумно приятным акцентом, произнёс Луказ, распрямив спину, – Я не знал, что здесь есть кто-то.

– Ничего страшного, – Вероника выдавила улыбку, – Считайте, я ничего не видела.

– Меня походу любимая женщина бросила, – он коротко рассмеялся, а вместо пронзительного взгляда, появился непривычно потерянный.

– Ну, значит вы не умеете влюбляться, если любимый человек, вас бросает, – Вероника сделала несколько шагов в сторону выхода, так как с этим высоким мужчиной было тесно в данном пространстве, и перестало хватать воздуха, – Поздравляю с премьерой.

– Девушка, постойте, – услышала она этот невероятно очаровательный акцент уже в спину.

Но Вероника вышла и почувствовала, что в сумочке вибрирует телефон. Она засунула в неё руку и достала его, на экране высветилось имя мужа. Ника только захотела ответить, и попросить забрать её, как на телефон легла крупная, но вполне изящная, мужская ладонь и забрала его.

– Мне нужно ответить, – произнесла она, смотря в глаза актера, которому зачем-то понадобилось её внимание.

– Только не говорите, что замужем, – он улыбнулся, словно забавной шутке. – И это звонит муж.

– Именно, – Вероника кивнула головой, но не могла оторвать взгляд от этого интересного человека.

– Шутите? – он взял ее правую руку и перевернув, посмотрел на пальчик, на котором красовалось изящное колечко. – Сегодня точно не мой день. Вы здесь с кем?

– С подругой фотографом, она вас недавно снимала, а я занималась ретушью фото, – Ника медленно потянула руку, пытаясь освободиться из этой тёплой, сухой ладони, но он с силой сжал её пальцы, – Да что вам надо от меня?

– Хотите сказать, я вам не нравлюсь, и вы не испытываете влечения ко мне? – неожиданно прямо спросил Луказ.

– Вы, конечно, привлекательны, – Вероника растерялась, вопрос застал её врасплох, – Но привлекательных много, как и незамужних, а я в их список не вхожу и мне пора убегать с этого бала домой.

– Забавно, вы меня отшили, – актёр приблизился к Веронике и навис над ней, положив руку на талию, – Но я все же попробую позвать вас сейчас сбежать со мной с этого праздника? Без грязных намеков, просто пострадать какой-нибудь ерундой, поесть уличной еды, я вам поплачусь о разбитом сердце, а вы о супружеской жизни?

– Мне не о чем плакаться, я счастлива в браке, – Ника вообще не понимала, почему продолжает этот разговор, но ей льстило внимание такого известного и красивого человека, а также любопытство, почему она? – И, по-моему, вы застряли в своих персонажах, описывая все, что вы предлагаете, как кадр из сегодняшней ленты.

– А разве кино снимают не о жизни? Почему так не может быть на самом деле? Может мы сами не позволяем себе быть героями своего кино? При этом, все мечтаем быть теми ребятами из счастливых кинолент. Мое предложение ещё в силе, ну что?

Глава 4. Лора

Лора зашла в свою маленькую квартиру, не включая свет, бросила ключи на коридорный столик, сняла пиджак. Внутри все дрожало, но внешне она не подавала вида, держась холодно, немного надменно. Всегда, когда ей было немного страшно, она пряталась за этой высокомерной маской.

Девушка развернулась и посмотрела на Марка, молча наблюдавшего за ней. Пространство между ними накалилось и она, боясь, что смелость может отступить, подошла в плотную к мужчине сама. Лора провела своими изящными кистями вверх по его груди, такой твёрдой и приятной, даже сквозь рубашку. Тоненькими пальчиками, острыми ноготками, она пробежалась по шее, чувствуя, как она напряглась от её прикосновений. Из-под длинных ресниц, девушка томно посмотрела в глаза совершенно незнакомого мужчины, но такого манящего, обещающего сжечь её дотла. Но ведь она именно этого и хотела?

В её голову закрались сомнения, и смелость стала отступать. Лора ощутила себя маленькой девочкой. Но Марк словно это почувствовал, он подхватил девушку как пушинку, она была такой легкой. Он её поцеловал, наступая на неё и углубляясь в квартиру.

Их близость была невероятной, вся пикантность их знакомства, весь шлейф недоступности и невозможности быть вместе, усиливали чувства. Словно они только познакомились, и уже прощались, и после секса расстанутся навсегда, отдаваясь друг другу как в последний раз.

Лора даже не знала, как его зовут на самом деле, и имя Марк ему совершенно не шло. И сама мысль, о близости с незнакомцем, будоражила девушку. Словно он вовсе не существует, и это лишь игра её воображения. Благодаря этому, раскрепощение дошло до максимума, свобода тела, свобода мысли. Фейерверк! И провалилась в неизвестность, невесомость, откуда не хотелось возвращаться…

Но реальность настигла быстро… она посмотрела на профиль вспотевшего мужчины. Красивый, но такой чужой, во всех смыслах этого слова. Марк сел на кровати, обернулся и улыбнулся девушке. Затем встал и начал одеваться. Вот так. Быстро, без нежностей в кровати, про совместный сон, даже не могло быть и речи.

Лора подтянула одеяло и прикрылась, вдруг неловкость упала на плечи полным грузом, и ей даже захотелось, чтобы он побыстрее ушёл, покинул её маленькое убежище.

– Милая квартирка, – неожиданно произнёс он, оглянувшись, – Похожа на тебя, вся такая маленькая и утонченная. С огромным самомнением, чтобы в единственной комнате сделать спальню с большой кроватью.

– Гости могут и на кухне попить чай, – пробубнила она, ей не понравилось это сравнение, да и вообще, сомнительный комплимент, после близости, – Будешь чай?

– Нет, – гость усмехнулся, как чему-то очень нелепому, – Мне пора домой.

– А вообще эта квартира не моя, я её снимаю, – Лора встала и накинула на себя халат, который лежал на кресле рядом с кроватью, – Я счастливая обладательница ипотеки, и совсем скоро въеду в свою квартиру, на которую заработала сама.

– Какая гордая трудолюбивая пчёлка, – Марк растянулся в улыбке, застегивая рубашку. – Похвально!

– Мне не нужна твоя похвала, – томно улыбнувшись в ответ, тихо произнесла девушка.

– А если эта похвала будет о том, что секс был прекрасен, и я не сожалею, что дождался тебя? – он накинул пиджак, который сидел на нем идеально, вытягивая и без того высокую стройную фигуру.

– Такая похвала будет уместна, спасибо, но лучше это назвать благодарностью, – Лора подошла к нему ближе, – А вот про сожаление торопиться не буду, наша близость и правда была прекрасна, но это не значит, что завтра я не буду сожалеть.

– Сожаление плохое чувство, – он прищурил глаза, но улыбка не сходила с лица, – Сделанного не отменишь, надо находить плюсы и извлекать уроки.

– Обязательно подумаю об этом завтра, а сейчас мне пора спать, я абсолютный жаворонок, и сегодня я нарушила все свои принципы, – Лоре хотелось, чтобы он скорее ушёл.

– Ты и правда похожа на редкую утреннюю птичку, наверное, секс ранним утром с тобой, ещё большее удовольствие, – Марк повернулся и отправился в коридор.

– Но мы этого не узнаем, ведь Марк засыпает ночью, а утром просыпается другой человек? – идя за ним, задала вопрос девушка, а сама почувствовала, как дрожит внутри.

– Забавный вопрос, – он повернулся к ней в дверях, обув ботинки, и поправив темные волосы, – Кто знает, может я захочу как-нибудь с тобой позавтракать у тебя.

– И как ты меня найдёшь? – спросила Лора.

– Я знаю один большой секрет, – он подошёл к девушке и взял её за остренький подбородок, – Я знаю где ты живешь.

– Даже номер мой не возьмёшь? Не оставишь свой? – впрямую спросила Лора, в голосе сквозила претензия.

– Чтобы ты отправила мне свои пикантные фото порадовать жену? – он рассмеялся. – Пожалуй нет!

– Я разве похожа на такую? – возмутилась она.

– Честно? Да. Ты похожа на тех девушек, которые не хотят быть в тени, делить вторые позиции, и желающие указать, что ты есть жене, типа случайно, – совершенно будничным тоном произнёс Марк, – И чаще, я с такими не связываюсь. Но ты меня очень удивила, заинтриговала, так скажем.

– Все что ты говоришь, отвратительно, никогда не выйду замуж, – нахмурив бровки, вымолвила Лора. – Ненавижу, когда меня держат за дуру.

– Не все такие как я, честно, так что не зарекайся, – он открыл дверь, – Я тоже не плохой, просто я такой. Я люблю женщин, а главное они любят меня. И кстати, жену за дуру не держу, она у меня умная красивая женщина, другую бы не выбрал.

– Марк, сколько тебе лет? – неожиданно спросила девушка.

– Тридцать восемь, – тут же ответил он. – Молодой?

– Я примерно так и думала, – Лора скрестила руки на груди. – Я моложе.

– Победила! – кинул он и рассмеявшись, вышел за дверь.

– Конечно победила, ты же меня дождался, не смотря на весь цирк в баре, ты мой трофей! – она взяла ручку двери, желая закрыть.

Марк лишь снова рассмеялся и махнув рукой, пошёл в сторону лифта. Лора тихо прикрыла дверь и глубоко вздохнула. Трофей? Да, именно, она получила, то что хотела… но разве этого она хотела? Надо чётче формулировать свои мысли и желания.

Лора вернулась в свою единственную комнату-спальню и осмотрелась. Она и правда не понимала, почему все делают в однокомнатных квартирах гостиные, и спят на убогих диванах. Чтобы принимать гостей? Неужели вся жизнь должна строиться, чтобы гостям было удобно? Посторонним! Они что, на кухне посидеть не могут?

Эгоистка… наверное, вот что он имел ввиду. Но разве здоровый эгоизм – это плохо? Она же никому не вредит этой большой кроватью! Но где грань здорового эгоизма? Сейчас она взяла чужое, которое принадлежит другой семье. Но тоже глупости! Он сам не против браться, и как она поняла, для него это не в новинку.

Надо срочно ложиться спать, иначе завтра отёкшее лицо с мешками, куда больше её расстроит, чем наличие жены у этого загадочного персонажа. Лора легла в кровать и закрыла глаза, тут же появился его образ… сердце заколотилось, дыхание участилось… кажется она влипла!

* * *
Короткий стук в дверь выдернул Лору из глубокого сна. Девушка нехотя открыла глаза, и увидела совсем ранний рассвет за окном. Время, когда она любила просыпаться, но не сегодня… сегодня она хотела отдохнуть подольше…

Лора не торопясь свесила ноги с кровати, зевнула, потянулась, провела рукой по волосам. Затем накинула халат, обула тапочки… она очень любила тапочки, и у неё была целая коллекция, на разное время года, так как ноги почти всегда были ледяными и мёрзли. Круглый год девушка спала под тёплым пуховым одеялом, нет, ей было не жарко, ей было абсолютно комфортно.

Часы показывали: 8:02. Лора нахмурилась, задумавшись, кого это могло принести в такую рань в субботу. Зевнув, она все также медленно прошла к двери и заглянула в глазок. Но там никого не было. Может ей показалось? Нет, она точно слышала стук. Лора открыла дверь, никого, опустила взгляд вниз и увидела потрясающий букет. Он был не огромным безвкусным в стиле «дорого-богато», а утонченным, среднего размера, с изящно переплетенными веточками, на которых словно только расцвели нежно розовые и белые цветы, пионовидные розы… это было так красиво.

Лора взяла букет, не отрываясь разглядывая его, и вдохнув нежнейший аромат свежести. Она заметила воткнутый конверт с карточкой. Девушка прошла в квартиру, поставила букет на стол в кухне и достала записку:

«Этот букет словно гнездышко райской птички, а ты так похожа на такую птичку! И я так переживал, что ты пропустишь утро, поэтому позаботился о твоём пробуждении. Твой ночной трофей»

Лора улыбнулась, было приятно, безусловно. Марка было сложно проанализировать, сделать вывод о том, какой он… Галантный подлец? Наверное да, и именно такие мужчины ей были интересны.

Девушка прошла в ванную и увидев отражение, недовольно цокнула язычком. Мешки под глазами были на месте, тут как тут. Лора умылась, прибегла к патчам, в действие которых не особо верила, но ей просто нравилось ими баловаться. Свои шелковистые волосы она собрала в тугой хвост. С такой прической её лицо становилось ещё острее, и обычно это значило, что она настроена воинственно.

Кофе машина написала, что недостаточно зёрен. Лора открыла шкаф, в поисках новой пачки. Но её тоже не оказалось. Снова цокнула язычком и закатила глаза. Решила поехать позавтракать одна, она любила данный приём пищи разделять с самой собой, это, наверное, ещё привычка из детства.

Поехать? Машина осталась в центре. Тут Лора ахнула и судорожно открыла телефон с приложением паркинга.

– Вот черт! – громко выругалась она.

Получается она заплатила за секс с Марком круглую сумму, если учесть, что час парковки в центре стоит 380 рублей. Девушка закрыла глаза и постаралась отдышаться: «Она сильная и независимая, она может позволить любые траты, если это принесло ей желаемое!»

– Ну уж нет! – произнесла она вслух, решив записать его в список должников.

Лора быстро надела объемный короткий свитер цвета сирени, ниспадающий с плеча. Она любила вещи крупной вязки, которые ещё больше подчеркивали её хрупкость, словно она утопала в них. Джинсы клеши на высокой талии, кроссовки. Вызвала такси до ресторанчика, в котором они вчера отдыхали.

Девушка ехала в машине, смотря в окно. В телефон, к сожалению, не могла, её сразу укачивало. И время в пути ей казалось самой пустой тратой.

Завтраки в одиночестве…

Так случилось, что её мама умерла, когда она была совсем маленькой. Она помнила лишь некоторые картинки, где был её образ, но никаких определенных воспоминаний. От чего она умерла? Это была тайна покрытая мраком, лишь по определенным рассказам, девушка знала, что мама была психологически нестабильна… и лишь догадывалась, что мама сама решила покинуть этот мир.

И вот маленькую Лору воспитывал папа, который все время был на работе, а часто уезжал на вахты, и отсутствовал по несколько месяцев. Отец был человек замкнутый, говорил мало, только по делу. Ласки, кроме как потрепать по голове, от него особо не было. И когда однажды он вернулся из командировки, и увидел красивую девушку подростка, словно испугался и стал сторониться, ведь потрепать по голове, было уже не уместно? Но так решил он… а она ждала.

Лора прикрыла глаза, и вспомнила лицо отца. Он был тогда ещё молод, а казался ей уже таким старым. От сложной работы, руки были грубые, а лицо доброе, но все в морщинах. Лишь яркие голубые глаза, говорили, что он тоже был когда-то мальчишкой, у которого были мечты. Но установки, куда ему, парню из маленького провинциального города, его путь лишь работать, делать сложную работу, и тогда кто-то мифический, его за все труды наградит.

А кто ему вколачивал эти мысли? Конечно бабушка, уверенная что честные люди есть только на заводе. Именно бабушка растила маленькую Лору, пока отец работал «честным и хорошим» человеком. Лоре не покупали красивые вещи, наряжали только на праздники, а так девочка должна была одеваться чисто и практично. Бабушка не была плохим человеком, она любила внучку, пекла вкусности, но она была жертвой советских устоев и правил «домостроя».

Но Лора, как только перешла в стадию подростка, хотела красиво одеваться. Уже в четырнадцать, девушка начала работать, бабушка это поощряла. Лора ухмыльнулась. Бабушка не знала, на что Лора хотела тратить деньги. Она раздавала листовки днём, разносила газеты, клеила объявления… бралась за любую работу, которую давали подростку. А ночью пересчитывала в тайне деньги и прятала их. Когда сумма была накоплена, девушка купила себе свой собственный смартфон.

Тогда она получила постоянный доступ в интернет, погружаясь в красивый столичный мир, и поставила себе цель поступить в Москву. Когда бабушка узнала, она весь день пила сердечные капли и вздыхала. Ведь по её устоям, в Москве не живут хорошие трудолюбивые люди, там живут одни воры и преступники. Бабушка не со зла, она правда была хорошей, так она проявляла заботу, вот просто с такими застрявшими в голове устоями.

Усердию Лоры не было предела! Она на отлично закончила школу, уже плотно подрабатывала ассистентом в кадровом отделе. Тогда она точно решила, что хочет работать в HR, стабильная работа, интересная работа. Подбор персонала, корпоративные мероприятия, обучение… в этой профессии она могла прокачать все свои способности. И именно так она и поступала.

И вот ей семнадцать, она собирает вещи, бабушка причитает. Но Лора решила, поступила, получила место в общежитии. Уговорить остаться в бесперспективном городишке, девушку было невозможно. Она выросла самостоятельной и решительной.

Приехал отец, бабуля думала будет ей подмога, но отец молчал, а потом поддержал дочь, и взяв вещи и загрузив в старенький автомобиль, отвёз на вокзал. Он махал ей своей крупной ладонью в след удаляющегося поезда. Девушка кротко махнула и спряталась за занавеску, делая вид, что занята, но сама краем глаза подглядывала за папой. Тот стоял, пока поезд не скрылся.

Уезжая, Лора позаботилась, чтобы ничто ее не тянуло назад. Она не встречалась с мальчиками, не заводила дружбу. Никаких воспоминаний, никаких сожалений.

Бабули в живых уже не было лет пять. Отец жил там же, работал, встретил женщину. Лора была этому рада, не тяготила ответственность за одиночество отца. Периодически старалась ему помочь, он отказывался, тогда она отправляла деньги на праздники, вместо подарка. И вот прошло семь лет, она ни разу не ездила домой. Она больше не видела родных. И иногда казалось, ее жизнь и детство не были связаны с ней вовсе.

В Москве она быстро обросла друзьями, поклонниками. И здесь она позволила себе развернуться, словно так много лет держала себя в клетке. Она оперилась, превратилась в ту самую «райскую птичку». Одно в ней осталось, от бабушки, что надо работать, чтобы достичь стабильности. И она работала с первых дней. Работала и училась, закончила вуз, потом второй, к концу которого уже была руководителем HR-отдела компании европейского уровня. Владела двумя языками, английским и французским, летала в командировки, набиралась западного опыта, внедряла в Москве. И вот в тот день с подругами, решила, что все хорошо, и теперь можно самой влюбиться… но цель видимо указала неверно?

Лора погрустнела, как и небо над столицей… и лишь голос водителя вернул её из грёз, указав, что они прибыли. Девушка быстро выпорхнула из автомобиля, вдохнула аромат весеннего города и улыбнулась… это был её город, это было самое правильное решение, уехать сюда, это был её дом!

– Я удивился сегодня с утра, увидев твою машину, – раздался знакомый мужской голос.

– Это ты, привет, – Лора обернулась на потревожившего её молодого человека.

– Хотела увидеть кого-то другого? – Кирилл засунул руки в карманы чёрных джинс.

Девушка осмотрела с ног до головы красивого парня, с красивыми руками, в клетчатой зелёной рубахе, сверху чёрная кожаная куртка косуха. Он откинул рукой длинную темную челку, волосы слегка вились и так красиво ложились, а иногда челка падала на лицо, придавая ему совсем мальчишеский вид, но не делая его менее привлекательным. Почему она так щетинится на любое его внимание? Может потому, что он ей и правда нравился, и ей это совсем не нравилось?

– Того кого хотела увидеть, уже видела, – пробубнила она и отвернулась в сторону.

– Выглядишь не выспавшейся, или это первое утро, когда я тебя вижу и ты всегда такая? – съязвил он.

– Прекрасный комплимент, теперь я ещё больше хочу продолжить наш диалог, – Лора вскинул бровь.

– Да ладно, таким образом я намекаю, что хочу тебе сварит самый бодрящий ароматный кофе, – он дружелюбно улыбнулся, – Правда у меня смена, и я буду по другую сторону бара, но зато не буду докучать своей компанией.

– Я хочу кофе, – честно призналась она и улыбнулась в ответ, – Пойдём!

Лора зашла в кафе рука об руку с Кириллом, и осознала, что ей и в самом деле приятна его близость. Она села за барную стойку. Молча улыбаясь, он приступил к приготовлению обещанного кофе. Молодой человек повязал коричневый фартук и закатал рукава рубашки.

Бармен. Как жаль… Лора была уверена, что из таких профессий нет выхода, эти люди становятся заложниками быстрого дохода и потом теряются в обычном мире… девочки говорили увлекается музыкой? Ещё менее стабильно, все это баловство, работа должна быть практичной. И видимо это в ней говорила её бабушка.

Кирилл поставил перед ней чашку ароматного кофе с нарисованным там смайликом, таким кривым и нелепым.

– Надеюсь, это не мой портрет? – усмехнулась девушка.

– Мой, – ответил молодой человек, уперевшись руками в барную стойку.

– Зелёные, глаза абсолютно зелёного цвета, лишь на одном зрачке пара карих крапинок. Брови прямые, как расчесанные, так ровно, что можно было подумать, это работа его рук. Нос острый, словно нарисованный, если бы не небольшая горбинка, но казалось она не должна быть там. Перелом? Как знать.

– Ты же вчера работал, почему с утра снова ты? – вдруг спросила девушка совсем о другом.

– Я вчера был до двенадцати, потом уехал, практически следом за тобой, – Кирилл так пронзительно посмотрел на Лору, потом ухмыльнулся и покачал головой.

– Кирилл! – услышали они женский голос с другого конца барной стойки, а следом веселый смех.

Естественно, девушки любили приходить к нему на утренний кофе, и скорее всего, это было обычным делом для него. Может девушки вообще знали график его работы? Кирилл двинулся к компании из трёх симпатичных и слишком веселых девиц. Он так был приветлив, смеялся и было видно, ему нравилось внимание личных гостей. Молодой человек ни разу на неё не посмотрел, даже не кинул торопливый взгляд.

Вот он так всегда… она чувствовала его интерес, но он быстро обрывал общение и словно флирт, который ей казалось был, лишь её фантазия. И сейчас была такая же ситуация, что Лора почувствовала себя дурочкой. Это дико бесило! Какой-то бармен заставляет её себя так чувствовать. Она снова посмотрела на Кирилла, который уже готовил для своих подруг что-то бодрящее. Никакого внимания, словно он уже забыл о её существовании.

Лора взяла своими тонкими пальчиками маленькую ложечку, заглянула в чашку с нетронутым кофе. Затем со психа размешала этот кривой смайлик, который ей сначала показался очень милым. Встала с барного стула, и тихо, словно летела, а не шла, покинула зал ресторанчика.

– Лора, все хорошо? – догнал её Кирилл в небольшом коридоре у гардероба, который сейчас не работал.

– Да, а что-то не так? – невозмутимо спросила она.

– Ты не притронулась к кофе и убила смайлик, – он улыбнулся, но смотрел, прищурив глаза.

– Кофе был паршивый, – резко ответила девушка.

– Не правда, это был самый вкусный кофе в мире, – Кирилл покачал головой.

– Слушай, что тебе до меня, правда? Ну что ты побежал, выясняешь что-то? – сорвалась она. – Я тебе нравлюсь? Ты странный.

– Ой, нет, – он нервно откинул волосы, – Я с такими как ты не связываюсь.

– Что это значит? Я второй раз за сутки это слышу! Будто я связываюсь с такими как ты, бармен!

– Хотела обидеть? Не получилось, ведь я знаю, что я бармен, – он опять улыбался, и её уже бесила его манера общения, – Не связываюсь с такими, потому что ты, как бы сказать, не в моем вкусе. Не, я не про внешность, красотка ты редкая, характер, понимаешь? Как только подберу слова, расскажу.

– Но я вижу особое внимание с твоей стороны? Ты не до конца честен, – настаивала Лора.

– Ты интересная, очень, и да, мне нравится обращать на тебя внимание, – он развёл руками, – Но почему ты любое внимание расцениваешь как подкат, может это знак дружбы? Хоть ты и вся такая сильная и важная, ты мне кажешься совсем беззащитной, и словно за тобой надо присматривать, чтобы ты не вляпалась.

Лора молчала, ей казалось они говорили на разных языках, и она реально не понимала, что он говорит. Отшивает её? Кирилл, бармен? Но как он может её отшивать, если она даже не заинтересована в их отношениях. Он вызывал в ней больше эгоистичные желания абсолютного внимания к своей персоне. Ей просто надо было знать, что он по ней сохнет. И сейчас её система полетела. Дружба? Это он издевается или правда рассматривает её как друга? Сердце колотилось от злости, и было как-то неприятно в груди. Хотелось кричать, стукнуть, обидеть Кирилла!

– И чего ты молчишь? – заглянув ей в глаза с высоты своего роста, спокойно спросил Кирилл. – У меня кстати день рождения в пятницу, заглядывайте с подругами в четверг поздним вечером, будут в основном те, кто хочет меня поздравить. Ну что?

Глава 5. Вероника

Вероника смотрела на профиль мужа, ведущего автомобиль по ночной Москве и подпевающего веселой песне по радио. Она растянулась в улыбке, наблюдая за таким домашним, в толстовке и спортивных штанах, мужчиной. Его темные волосы, украшенные на висках серебром седины, были взъерошены, в подстаканнике стоял горячий чай в термокружке.

Ника чувствовала себя хорошо, безопасно, тепло, сбежав с этого странного мероприятия… почему странного? Она была там без мужа… Да, ей хотелось побыть одной и получить личного внимания, но сразу нарвалась на максимум, на самого Луказа Новака, который по неизвестным причинам, решил выбрать именно её. Но теперь же она сыта желанным вниманием? Наигралась?

Перед глазами девушки, снова возник этот его пронзительный взгляд, и все внутри сжалось. Эти чувства по отношению к другому мужчине были для неё новы, она испытала к нему именно влечение. Ей так стало стыдно перед мужем за эти мысли. Для неё это было равно измена, это было порочно, неправильно. Но от чувства недоступности, эта пикантная ситуация с Новаком будоражила ещё больше. Выплеск адреналина в кровь зашкаливал, заставляя учащаться дыхание.

– Как вечеринка? – неожиданно спросил Никита. – Я ждал, что будешь рассказывать взахлёб, а ты молчишь.

– Я рада, что она позади, – Ника улыбнулась мужу, и погладила его по ноге, – Без тебя это не то.

– Челка! Я все думаю, что-то в тебе не так, а ты подстригла челку, – воскликнул мужчина.

– Тебе не нравится? – тут же переспросила девушка.

– Почему? Очень круто, – Никита взял руку жены со своей ноги и поцеловал.

* * *
Ника зашла в квартиру, следуя за Никитой, и вдохнув запах дома, улыбнулась. Ощущение крепости. Молодая женщина разулась и прошла до комнаты Кости, заглянула. Сын уже спал. Как всегда, был включён компьютер, наушники в ушах. Ника все выключила, убрала, накрыла сына, по привычке потрогав его лоб.

Эта странная привычка осталась с ней ещё с младенчества Кости. Он часто температурил, Нику это пугало, она тяжело переносила простуды мальчишки. Не спала ночами, трогая лоб, уверяясь, что сын не лихорадит, что ему не нужна помощь. И после, когда он засыпал, прежде чем покинуть его комнату, девушка трогала его лоб, спинку и руки, испытывая такое своё странное счастье, чувствуя приятное тепло здорового ребёнка. Вот и сейчас не удержалась… Она улыбнулась своему безумию, и покинула комнату такого уже взрослого сына.

– Неужели спит? – спросил Никита, завалившись на диван, его освещал лишь свет работающего без звука телевизора.

– Да, сегодня же была тренировка, в эти дни сон побеждает, – Ника села в ногах мужа и вытянула свои на журнальный столик. – Вы завтра опять отдыхаете в мужском кругу?

– Андрей выиграл какую-то крупную сделку, хочет снова собрать нас в баре, и возможно завтра мне придётся выпить, – честно признался Никита.

– Снова бар, – тихо прошептала она. – Лучше покер.

– Ну прошлый раз мы после бара поехали играть в покер, – Никита пытался отшучиваться, – Вот и припозднились. Жена, в чем дело?

– Мне не нравятся ваши походы в бар, – она пожала плечами, – Почему-то беспокойно от этого. Не сердись на меня за это, правда, я говорю, что чувствую.

– Хочешь я буду ходить через раз? – он сел и посмотрел на жену.

– Хочу, – она посмотрела на него в ответ, – А завтра уже считается?

– Нет, – Никита рассмеялся, – Завтра я Андрею обещал.

– Значит, в пятничный вечер я снова одна, даже Косте со мной не интересно, он отпросился ночевать к другу с четырнадцатого этажа, какую-то новую игру на приставку купили, – пробубнила Вероника.

– А чего вы жёнами свой круг по интересам не организуете? – Никита решил, что сделал оригинальное предложение.

– Честно, мне не очень интересно с ними, кроме Лены, – Ника посмеялась, – Ладно, созвонюсь с Ольгой, может к ней на какую-нибудь съемку впишусь.

– Пойдём в кровать, но сначала вам дамочка надо принять душ после своих грязных похождений, – мужчина, смеясь встал, протянул руку жене и поднял с дивана.

* * *
01:45 ночи…

Вероника снова смотрела в потолок, на котором вновь гостили лучи света изредка проезжающих автомобилей. Она не могла уснуть. Молодая женщина посмотрела на мужа… он был прежним, в его повадках и привычках ничего не изменилось, даже в его взгляде и прикосновениях к ней. Ника стала осознавать, что проблема в ней, словно она на что-то прозрела, что-то изменилось у неё… так как он жил в своём привычном ритме.

При всем этом, она продолжала его подозревать. Пока не осознала, в чем именно. Но было что-то, что она не замечала ранее…

* * *
– Никита, это что? – Вероника положила листок, товарный чек, о доставке цветов.

– В смысле, я же дарил тебе цветы в субботу, забыла уже? – Никита поднял глаза на жену, оторвавшись от завтрака.

– Но здесь написано, что ты заказывал два букета, – Ника чувствовала, что все внутри начало дрожать, – А букет стоит один.

Вероника выбрасывала букет, это были шикарные нежные пионовидные розы в коробке, которая служила им вазой. И видимо при отправке, случайно, или нет, товарный чек положили в коробку. И сейчас, когда Ника перевернула эту коробку, из неё вылетел этот злосчастный клочок бумаги.

– Ника, да что за подозрения?! – улыбка покинула лицо мужа, он медленно поднялся из-за стола. – Что ты хочешь сказать?

– Я? – спокойно переспросила девушка, крепко держа в руке чек, – Ничего, я хочу услышать, что значит два букета в чеке? Ты приехал так поздно в ту ночь, потом я узнала, что зависал в баре, и этот букет с утра…

– Вероника, успокойся, – Никита взял за плечи жену, – Если честно, твоё недоверие меня оскорбляет, и я даже не знаю пока как реагировать. Тот факт, что мне сейчас придётся оправдываться, меня унижает. Но я это сделаю, потому что люблю тебя. Второй букет заказывал Игорь. Мы сидели играли в покер, я увидел, что он заказывает цветы и присоединился. Так как чувствовал себя виноватым, что задержался допоздна.

– Значит, второй букет должен быть у Лены? – тихо спросила Ника.

– Именно, – ответил Никита и пошёл в коридор, бросив недоеденный завтрак, – Можешь опуститься до проверок и узнать у неё.

– Ты не доел, – Веронике стало не по себе, осознав, что они ссорятся, и что она выпустила своё недоверие на волю.

– Спасибо, уже сыт, – мужчина накинул пиджак и посмотрел на жену, – Займись чем-нибудь, а то начинаешь меня напрягать.

Никита вышел из квартиры, оставив растерянную Веронику с тарелкой в руках, одну. На автомате, она выкинула еду из тарелки, поставила её в посудомойку. Снова взяла чек, и психанув, кинула его в ведро, но промахнулась, и он упал лишь рядом с ним. Поднимать было лень. Ника боролась с желанием позвонить Лене. Но Никита так пристыдил. Ника зажмурила сильно глаза. Это все ужасно! Никогда они не ругались с Никитой из-за такого, никогда она не высказывала ревность.

Девушка налила себе чай, гибискус, сладкий, она очень его любила. Она прошла в зал и села на мягкий светлый диван. Ника посмотрела на телефон, и заметила, что руки дрожали. Но она быстро набрала сообщение мужу:

«Прости, я не права. Я люблю тебя»

«Все ок, Ника. Люблю. Буду поздно» – тут же ответил он.

Вроде немного отпустило, чуть потеплело в груди. Утро было совсем раннее, Ольге звонить ещё глупо, она всегда спала до обеда, так как ночью занималась ретушью. Была пара часов побездельничать. Так хотелось просто поваляться и посмотреть кино. Какое?

Вероника зашла на известный онлайн кинотеатр, и начала листать отечественные фильмы. Один фильм с Луказом, второй… Ника не заметила, как стала нервно качать ногой. Захотелось посмотреть, понаблюдать за ним, услышать этот обволакивающий голос с акцентом.

Ника осмотрелась по сторонам, задержалась на входной двери… словно планировала нашкодить, и боялась, что её поймают, застукают. Пульс участился. Убедившись, что никто не планирует ловить её с поличным, она нажала пуск…

На экране появился он, сразу, крупным планом, и конечно его взгляд из-под прямых бровей, темные круги, которые гримеры словно подчеркивали ещё больше, создавая ему загадочность.

Вероника от напряжения заерзала, ей снова казалось, что он смотрит на неё сквозь экран… именно на неё… только на неё… В сцене он затягивается в последний раз и выкидывает сигарету… Интересно, он курит в жизни? Он так это правдоподобно делал, словно это было для него привычно. Затем он улыбнулся, под его глазами разбежались лучики, а лицо стало такое тёплое, доброе… Доброе? Правильное ли это слово в его характеристике? А сколько ему лет?

Вероника тут же забила в поисковик имя актера и прочла, что ему всего двадцать восемь, моложе на целых шесть лет. Когда она успела стать такой взрослой? Ведь только вчера она была совсем молодой девочкой, которой могли списать глупости, на возраст… а теперь, словно цена ошибок и проб выросла, ведь уже взрослая, должна иметь голову на плечах и отвечать за свои поступки. Ника откинула эту самую голову на спинку дивана, но почему сейчас хотелось быть маленькой и эмоциональной, как никогда? Очень хотелось ярких эмоций, хотелось дрожи в руках, и чтобы перехватывало дыхание в груди от страха и любопытства… от непредсказуемости и возможности, не иметь режима и расписания. Люди придумали взрослых. Люди притворяются взрослыми. Внутри каждого из нас напуганный ребёнок, желающий праздника и развлечений.

Веронике было страшно от этих мыслей, словно что-то сломалось в ней, словно механизм, работающий раньше, как часы, забарахлил. Она посмотрела на экран, где главный герой уже бесстыдно целовался с главной героиней, и это так её смутило, что Ника выключила телевизор… Ника словно ощутила этот поцелуй на своих губах, и быстрым движением прикоснулась к ним… и снова этот прилив адреналина, словно что-то горячее и бурлящее растеклось по всему телу… стыдно! Девушка сильно зажмурила глаза, так ей было стыдно от своих фантазий.

В её поток странных мыслей ворвался звонок. Она взглянула на экран телефона и улыбнулась.

– Доброе утро, – ответила Ника, – Оля, ты так рано?

– Ника, есть интересное предложение по работе, можешь в обед со мной в центре встретиться? – сразу по делу сообщила Ольга.

– Да, конечно, пришли сообщением адрес, я подъеду, – согласилась Вероника, радуясь, что появились планы.

– Целую, обнимаю, до встречи! – и подруга прервала звонок.

Вероника надела кирпичного цвета водолазку, заправила её в синие джинсы, сверху накинула длинный клетчатый коричневый пиджак, на ноги казаки. Волосы подколола в низкий пучок, потратив немало времени, чтобы уложить челку, как ей нравится. Она знала, что это будет проблемой, но не могла отрицать, что челка освежала её и выглядела очень стильно.

Уже готовясь выйти за дверь, Ника не обнаружила ключ от квартиры. Она пробежала в кухню, чертыхаясь на себя, что поленилась снять обувь. Ключи оказались там. Девушка положила их в маленькую сумочку, а потом посмотрела в сторону раковины и зависла. Как загипнотизированная, открыла дверцу, где стояло мусорное ведро и подняла чек… расправила его и положила в сумку. Зачем? Ей все же казалось, не все так просто с ним, и эта какая-то зацепка к разгадке чего-то тайного. Стыдно, стыдно, стыдно… за все эти мысли… но она уже не могла остановиться.

* * *
Ольга. Яркая блондинка с резким каре и всегда яркими губами. Она была креативна, мобильна, наполнена энергией… она всегда куда-то торопилась, с кем-то встречалась, общалась, чему-то училась. Она была совсем другой, чем основной круг общения Вероники. Ольга была словно глоток свежего воздуха, глоток свободы для Ники.

В далекие студенческие годы, они вместе учились, а вернее в параллели. Ольгу знали все, она быстро стала популярна. И однажды, когда была лекция у всего потока, девушки оказались рядом и просмеялись пол лекции, пока их не выгнали за дверь. Они не расстроились, попили кофе в университетском парке. Ольга предложила поснимать Нику… тогда она только училась фотографии. Эти снимки до сих пор у Вероники были самыми любимыми.

После замужества Вероники, они потерялись на несколько лет, а четыре года назад, столкнулись в одном ресторанчике в самом центре столицы. С тех пор они не расставались. Ольга не торопилась становиться другом семьи, она была именно отдельной подругой Вероники.

Оля помахала рукой, подзывая к небольшому, но уютному столику у окна. Вероника, как всегда, испытала счастье, от встречи с подругой, и быстрым шагом направилась к ней.

– Я уже заказала тебе любимый кофе на кокосовом, – первое, что она произнесла, – Садись, у нас буквально пять минут до прихода заказчика.

– Ого, так у нас официальна встреча, – Ника села за стол, и сделала глоток любимого нежнейшего напитка, – Спасибо.

– Да, и скажу, меня несколько удивило, что он обратился ко мне с такой идеей, – она пожала плечами, – Но идея шикарная. Там будет два дня, прям целых рабочих дня. У меня в этом месяце, к сожалению, проблема с датами, есть только одна свободная, и то я оставляла окно для себя. Тогда, он сам, представляешь, предложил поделить дни с тобой, как он сказал «моей помощницей». Ему очень понравились последние работы и твоя ретушь, а искать кого-то он не хочет. И попросил о сегодняшней встрече, чтобы познакомиться с тобой и если все хорошо, обсудить детали.

– А кто такой смелый заказчик, что решился довериться мне? – Вероника рассмеялась.

– Я бы не поддержала эту идею, если бы не была в тебе уверена, – отмахнулась Оля, – Это Луказ Новак. После того, как ты уехала вчера, он сам подошёл ко мне, мы разболтались. И вот он предложил данную идею. Какое-то у тебя нерадостное лицо? Ты чего? Это же нереально круто! У него будут спрашивать, кто-кто??? Кто сделал эти фото!? А он будет говорить, что ты. Нервничаешь, что не справишься? Даже не думай, ты уже очень хорошо снимаешь!

– Оль…

– Добрый день, – прервал Нику мужской голос, с таким мягким акцентом.

Вероника подняла глаза на Луказа, на его лице была широкая улыбка, глаза горели цветом золота и авантюризмом… его явно вся эта ситуация забавляла. Она сама сказала ему на мероприятии, что Ольга её подруга, а она помощница.

– Луказ, привет, – поздоровалась Оля, – Знакомься, это моя волшебница Вероника. Ника, это Луказ, чью идею мы будем выполнять.

– Мне кажется, Вероника не очень рада, – он сел на стул, положил руки на стол, и продолжая улыбаться, заглянул Нике в глаза.

– Я немного удивилась, извините, – откашлявшись, произнесла девушка.

Вероника почувствовала себя немного в ловушке. Случайность это или нет? Было ли его вчерашнее внимание к ней с каким-то смыслом, или это ей показалось? Говорить ли Ольге о своих переживаниях, или сделать вид, что они не знакомы? Он же так и делает…

– Ольга, мы на самом деле с Вероникой знакомы, вчера на вечеринке успели перекинуться парой слов, – неожиданно произнёс он, обратившись к Оле.

– Так это же ещё лучше! Никакой неловкости, отбросим в сторону, – рассмеялась подруга.

Ника улыбнулась, и вроде бы да, между ними лишь диалог длиной в пару минут. Но мысленно, за эти сутки, они с ним уже целовались, обнимались, и ей было очень стыдно за это минимум несколько раз.

– А в чем суть идеи съемки? И когда? Вдруг я должна буду быть с семьей? Вдруг у Никиты какие-то планы? – держась, как можно спокойнее, спросила Вероника.

– Я уверена, Никита отложит планы, и подстрахует тебя, не вижу проблем в твоём муже. Они вообще какая-то суперидеальная семья из рекламы майонеза, – отшутилась Оля, Луказ посмеялся, но бросил быстрый взгляд на Нику…

Что этот взгляд значил? Снова она ищет подтекст? Ей так будет очень сложно, если она не возьмёт себя в руки… но он такой красивый и притягательный. Его хочется потрогать, волосы казались мягкими, в отличии от волос Никиты. Его внешность было сложно описать, вроде бы такие неидеальные черты лица… но все вместе, это было так красиво, как искусство.

Легкая небритость на лице, родинка на выраженной скуле. Глаза посажены чуть глубже, от чего возможно и создавались тени вокруг глаз, а вот брови красивые, ровные. Губы не пухлые и не тонкие, средние, без яркого контура, но притом казались такими мягкими, и будто видно какие они тёплые… как такое может быть? Она не знала, как и не знала, почему её так к нему тянет. Наверное, потому что известный актёр? Ника задумалась. Нет. Это очень привлекательно, но нет. Может, потому что запретно? Непозволительно? Вот это ближе…

– Так вот, в чем идея, – вернул её в реальность этот красивый певучий голос, – Мой менеджер плотно ведёт мои социальные сети и постоянно требует от меня контент. Я ленивый. Не люблю фотографироваться просто, типа вот он я, вот пью кофе и собираюсь на съемки. И у меня родилась идея, провести два дня с фотографом, один выходной, где мы просто снимаем мои будни, дом, прогулку, может встречу с друзьями, и один день рабочий, съемка, сборы суета, возня… Как взгляд на меня со стороны, понимаете? И тогда, надеюсь контента моему агенту хватит на полгода, а потом и повторить можно будет. Нужно в самое ближайшее время, вот хоть завтра? Ну что?

– Луказ, вы нам скажите точные даты, когда рабочие, а когда выходные, и именно какие подойдут под съемку? А мы с Вероникой обсудим, кто и когда из нас может? Хорошо? – резюмировала Оля.

– Да, я вышлю сообщением, – Луказ откинулся на спинку стула, вытянув длинные ноги. Он провёл рукой по волосам, убрав их назад, посмотрел в сторону и столкнулся взглядом с двумя девушками за соседним столом, те ему улыбнулись и помахали рукой, он тоже махнул им рукой в ответ. Ника также заметила, что исподтишка его фотографируют.

– Вот черт! – выругалась Ольга, взглянув на телефон, – Луказ, Ника, простите, мне бежать пора, сильно опаздываю. Не обидитесь на меня?

– Нет, Ольга, конечно нет, – тут же ответил Луказ, опередив Веронику, – Я пока подробнее расскажу Нике, что хочу.

– Луказ, да мне все понятно, – тут же ответила она, – Я думаю мы тоже можем собираться.

– Убежала! – Ольга кинула воздушный поцелуй и выбежала из кафе, оставив их наедине.

– Вероника, ну что ты так встревожена, – растягивая слова, спросил Луказ, – Может я просто хотел ещё и извиниться за своё поведение вчера?

– Ничего страшного, ты же не знал, что я замужем, и я понимаю, расставание с любимым человеком, наверное, сложный момент, – Ника села обратно на стул и посмотрела на мужчину, который нарушил её покой.

– Наверное? Никогда ни с кем не расставалась? – он внимательно смотрел на неё, поджав губы.

– Никогда, моя первая большая любовь муж, мы рано поженились и до сих пор живем вместе, – Ника гордо посмотрела на Новака.

– Как скучно, – проговорил он, – Не ты… но как можно ни разу не испытать чувства расставания, переживания, это такие сильные эмоции, они не менее сильные чем сама любовь, встречи, первый секс между партнерами. А потом мысли, позвонит или не позвонит? А может самому набрать? Эмоциональные сообщения! Скажешь негативные, нервные эмоции? Нееееет… в этом тоже что-то есть, в этой боли и страданиях, последних словах друг другу, попытках удержать, словно это шанс открывать себя нового, чувствовать жизнь.

– Очень интересно, но я рада, что моя жизнь наполнена более счастливыми красками, – Ника тихо посмеялась. – Может твоя профессия вызывает у тебя желания испытывать вот это все, что ты описал?

– Может быть, – он снова облокотился на стол и посмотрел на Нику, как прям с экрана телевизора, не хватало только сигареты в руках, что сердце Ники сжалось, по телу пробежала предательская дрожь, он ухмыльнулся, словно заметил, – Поработаешь со мной? Ближе меня узнаешь, может найду ответ на твой вопрос… совместим приятное с полезным?

– Почему я? Много фотографов, желающих с тобой поработать, я уверена.

– Четно? Меня в последнее время, бесят люди, ну те, которые окружаю, иногда я теряю границы, где уже работа, где моя частная жизнь. С кем я играю в дружбу и любовь, а с кем нет. И не хочу работать, с теми, кто вокруг, сейчас. Они не плохие ребята, я уверен. Но мне глоток воздуха хочется, другого общения. И ты мне понравилась. Совсем другая, такая сосредоточенная, аккуратная, – откровенно признался Луказ.

– Может это потому, что я замужем? И в счастливом браке? – тут же переспросила Ника.

– Ох, наивная, знала бы ты столько счастливо замужних ищут со мной точек соприкосновения, – актёр ухмыльнулся. – И вот ты мне приятна, ты не будешь меня раздражать целый день рядом, и мне показалось, что с тобой, я смогу почувствовать себя просто человеком.

– Я подумаю, обещаю, дай мне время до завтра, – произнесла Вероника, – Мне нужно обсудить с мужем.

– Обсуждай это не с мужем, а с собой, чего тебе хочется, – вставил своё слово Луказ.

– Нет, так в паре не пойдёт, в паре нужно считаться с чувствами и интересами другого. Я знаю, что муж меня поддержит, но он должен знать, что его мнение для меня важно, – ответила девушка.

– Возможно, я если честно не знаю, что такое быть в паре и находиться так много времени лишь с одним партнером, – признался Луказ.

– Поверь, это куда большее наслаждение чем расставаться.

– Откуда тебе знать? Ты никогда не расставалась, не теряла и не уходила.

– Один – один! – согласилась Вероника, немного расслабившись и улыбнувшись. – Я думаю, нам пора расходиться.

– Торопишься? – он поднял вопросительно брови, и это было так привлекательно.

– Да, есть дела, – соврала Вероника, так как этот мужчина нравился ей все больше, и ей это совсем не нравилось. – Ольга спонтанно меня сорвала на встречу.

Они вышли из кафе под взгляды гостей за столами. Ника всё-также замечала, что его фотографируют. Но Луказ вовсе не обращал на это внимания. А Вероники было не по себе от камер… словно всегда под прицелом.

На улице Луказ закурил… значит он курит. Значит не играл такую легкую дружбу с сигаретой. Увидев взгляд Вероники, он нахмурился, и поправил ворот пиджака. Он был одет довольно небрежно, но все так прекрасно на нем смотрелось. Белая льняная рубашка на выпуск, сверху серый пиджак, легкие брюки, кеды.

– Тебе не нравятся курящие мужчины? – спросил он.

– Да мне все равно, главное муж не курит, – она пожала плечами.

– Значит тебе не нравятся курящие мужчины, – усмехнулся Луказ.

– Ладно, мне пора, – Ника осмотрелась по сторонам, – Сообщу о своём решении.

– Номер мой запиши, – тихо, и немного растягивая слова, произнёс он, возможно Луказ так говорил от того, что русский не был его родным языком.

Вероника достала телефон, готовая записывать. Но он снова, как прошлым вечером, положил свою крупную утонченную кисть на её телефон, и забрал его. Сам ввёл свой номер, записал и позвонил себе.

– Я часто игнорирую сообщения и звонки от неизвестных номеров, – прокомментировал он свой поступок, вернув телефон девушке.

– До свидания, Луказ, – Ника начинала нервничать, ей срочно нужно было сбежать.

– До встречи, Вероника, – и снова этот его взгляд, что Ника поджала губы, развернулась и быстрым шагом направилась к машине.

Вероника села за руль и начала глубоко дышать, пытаясь расслабиться. Она вся дрожала, и только сейчас осознала в каком была напряжении рядом с молодым актером. Снова это чувство страха и стыда… так хотелось скинуть ответственность за свои мысли на кого-то… тут телефон пропищал, оповестив, что пришло сообщение. Вероника открыла телефон, и увидела на весь экран фото, своё, с Луказом, со вчерашнего вечера, когда он её приобнял за талию и смотрел этим своим взглядом.

«Ты познакомилась с Новаком? Ты дала ему мой номер, как обещала?)))» – сообщение было от Лены.

Ника трясущейся рукой, тут же набрала ей.

– Привееееет, – веселым голосом ответила Лена.

– Откуда у тебя это фото? – пытаясь быть непринуждённой, спросила Ника.

– Я же на фан странички его подписана, кто-то был на вечеринке из поклонников, в инстаграм нашла, – призналась Лена, – Ну, каков он?

– Хороший парень, мы всего пару минут пообщались, поблагодарил за ретушь фото, правда любит нарушать личные границы, как ты видишь на фото, – спокойно отвечала Ника, а у самой от страха вспотели ладони, – Я ничего не говорила Никите о нашем с ним знакомстве.

– Не волнуйся, не скажу я ничего Игорю, да и в тебе сомневаться также глупо, как и твои сомнения в Никите, – сказала Лена, развеяв все страхи, – Кстати, стало легче на счёт сомнений?

– Лен, тебе Игорь дарил цветы в субботу, после их посиделок? – не удержалась Вероника.

– Даааа, а что такое? Опять подозрения?

– Хорошо, – Вероника выдохнула, – Просто из моих выпал чек, там было написано, что заказали два букета. Вот Никита, сказал, что второй у тебя.

– А не у твоей вымышленной любовницы, я поняла, – рассмеялась Лена, а потом Ника услышала возню в трубке, – Так, у меня тоже в цветах чек, вот идиоты, я про доставку, разве так можно? Слушай, у меня в накладной написано, что заказали один букет.

– Думаешь ошибка? – спросила Ника.

– Конечно, они же идиоты, – абсолютно утвердительно ответила подруга, – Завязывай со своими темными мыслями, может заскочишь ко мне вечерком на бутылочку красного? Наши все равно допоздна, как я поняла.

– Я позже тебе наберу, как доберусь до дома, – и Ника положила трубку.

Вероника была растеряна и не могла тронуться с места. Она снова открыла фото, присланное Леной, внимательно рассмотрела его. Получилось очень интимно, напряжённо. Ужас! Ника смачно выругалась, что сама удивилась, о знаниях таких слов.

Она снова достала товарный чек. Вроде бы букет был у Лены, это правда… но у неё была другая накладная. Так хотелось позвонить и выяснить, по какому адресу этот букет уехал. Тогда она точно отстанет от мужа, если эти цветы уехали к Лене.

Но отстанет ли? Врет самой себе… почему бы не поставить точку прямо сейчас? И согласится на работу с Луказом, как она может сомневаться в своей верности и любви к мужу? Так же, как и сомневаться в нем? Хватит! За эту неделю, она измотала себя этими странными мыслями, самокопанием, поисками… но руку грел злосчастный листок бумаги.

Глава 6. Лора

Лора продолжала смотреть на Кирилла, отказываясь вообще понимать, что он говорит. Какой день рождения? Какая дружба? С ней мужчины хотят дружить, если только она их держит во френдзоне. Она ему не нравится? Не связывается с такими? Лора внешне оставалась спокойна, но внутри все кипело от злости на этого заносчивого парня. Она была обижена! Он задел её до глубины души…

Девушка не знала, что ей руководило, но эти губы в доброй улыбке, которая для неё была как издёвка… Ей захотелось его поцеловать! Проверить его реакцию, свою… шаг, ещё шаг… она подошла в плотную, и видела, как он нахмурил брови и затаил дыхание. Её действия застали его врасплох. Кирилл, явно не понимал, что она задумала. Он ждал, что она либо гордо согласится на его предложение, либо гордо молча уйдёт, ведь это поведение, было свойственно ей. Лора могла с этим согласиться.

Но с девушкой происходило что-то неладное последние сутки. Её система дала сбой. Не те связи, не те поступки. Действия лишь по желаниям, каким-то глубоким, диким, незнакомым. Лора взяла его за лацканы рубашки и потянула к себе. Она была маленького роста, а он высокий, ей самой до него дотянуться было невозможно. Кирилл поддался и наклонился к Лоре. Девушка облизала губу, вдохнула и поцеловала его.

Это было очень приятно… его вкус. Жвачки? Легкие следы никотина? И сладковатый тёплый вкус, его вкус… Она почувствовала себя девчонкой студенткой. Движение губ, он снова ответил, но не притронулся к ней, а она все также держала его за рубашку. Лора чувствовала, что он напрягся, что его тело реагировало на неё, его телу она нравилась… но Кирилл резко замер и отодвинулся от неё, аккуратно убрав тонкие изящные кисти девушки с себя.

– Нет-нет-нет, – он все также хмурился и нервно улыбнулся. – Я же сказал, мне все это с тобой не нужно. Я не шутил и не заигрывал.

– Твоё тело говорит об обратном, – Лора продолжала настаивать на своём, потому что просто не знала, как себя вести, впервые её отшивали, говорили это так убедительно.

– Так я же сказал, ты очень красивая, а я нормальный гетеросексуальный парень, конечно, я реагирую. Но не хочу с тобой связываться, даже просто ради секса, – Кирилл отступил назад, – И я честно предлагаю тебе дружбу, так как больше, между нами, ничего не может быть.

– Я ничего не понимаю, – Лора пожала хрупкими плечами, внимательно смотря в зелёные глаза Кирилла, – Ну тогда пусть этот поцелуй будет вместо чаевых, за твой паршивый кофе.

– Кофе был прекрасен, – тут же ухмыльнувшись ответил он, – Но за такой поцелуй, я должен тебе новый. Слишком дорого.

– Не надо этой глупой лести, просто пустой ничего незначащий поцелуй, больше как любопытство, – Лора вернула самообладание и стиль их общения, – Было интересно, что я почувствую. Ты прав. Ничего. Дружить? Не забывайся, бармен. Я твой гость, и прошу не нарушать данные границы. Мне хватит фраз: «Здравствуйте! Что будете? Вам все понравилось? До свидания!» Помнишь?

– Вообще-то это ты ко мне полезла с поцелуями! – в этот раз он не сдержался в эмоциях и возразил.

– Это ты лезешь ко мне со своей дружбой, каким-то нелепым желанием присматривать и все в этом роде. Сеешь в моей голове путаницу, хотя между таким как ты и мной, просто ничего невозможно, даже дружба! – Лора достала из сумочки деньги, и снова положила ему в нагрудный карман. – Это за твой неудавшийся кофе. И запомни, я не вот эти твои поклонницы, которые торчат у бара поджидая смены, заглядывая тебе в рот в поисках твоего внимания и взгляда. Ты перепутал меня с кем-то.

– Ты ждёшь и ловишь мой взгляд, – просто ответил он, криво ухмыльнувшись, но она видела, что наконец-то задела его, и ему было сложнее держать эту дружелюбную маску.

– Я? Тебе показалось, – уверенно соврала она, – Возможно, это ты ловишь мой взгляд, а натыкаясь на него, думаешь, что он обращён к тебе. Следи лучше за собой.

– Вот именно поэтому я не связываюсь с такими как ты, – Кирилл посмеялся, – Вынос мозга.

– Да, потому что не потянешь, – огрызнулась Лора, – Можешь как хочешь оправдывать свою слабость. Довольствуйся своими фанатками, легко и доступно, в принципе, тоже позиция. Почему нет? Но ко мне не лезь со своими глупостями. Это ты вынос мозга.

– Всего доброго, Лора, – Кирилл снова натянул на себя свою гостеприимную улыбку, – Надеюсь вам все понравилось, и вы вернётесь вновь.

– Не все, кофе ужасен, бармен заносчив, но я вернусь. С наступающим, – Лора развернулась, и быстрым шагом покинула заведение.

Девушка вышла на улицу, и замерла, решив отдышаться. Она услышала, как сзади отворилась дверь кафе и развернулась. Это снова был он, напряжен, губы сжаты. Теперь Кирилл подошёл к ней, взял за лицо, словно, чтобы у неё не было шансов вырваться и наклонившись, поцеловал. Куда увереннее чем она его, настойчивее… и сама не ожидав от себя, Лора ответила, прильнув к нему ближе. Хотя мысленно уже представляла, как отошьёт его в этом случае. Но её тело совсем не хотело слушать разум.

Собрав всю волю в кулак, Лора уперлась руками ему в грудь и оттолкнула. Она смотрела ему в глаза с удивлением и недоумением, молча требуя оправдания его поступку.

– Я теперь понял почему ты меня поцеловала, – Кирилл сам начал своё признание, – Так пробесила эта твоя холодность. Захотелось потешить свою самолюбие и почувствовать, что ты отреагируешь на меня. Видимо мои слова вызвали в тебе тоже самое, да? Но зато я теперь верю, что твой поцелуй ничего не значил, лишь эгоистичное самоудовлетворение. Принято. Ты выиграла.

Лора молчала, она не знала, что ответить, и решила сделать вид, что он прав. Ведь в его словах была огромная доля правды, почему она его поцеловала. Но девушку снова задело то, что он тоже не от глубокой влюбленности поцеловал её.

– Детский сад, – пробубнила Лора, и развернувшись, не торопясь, пошла к своей машине.

Больше он её не догонял, лишь у машины, девушка оглянулась на дверь, его там уже не было. Вот они молодые парни, даже объяснить не может своих поступков. Лора ещё больше убедилась, что ей нужен взрослый мужчина, четко знающий что и от кого хочет. Даже если он женат, он точно знал, что хочет её.

Кирилл испортил ей настроение ещё больше, и казалось, его ничем уже не спасти. Хотя нет, чашка кофе, может хоть немного исправить ситуацию.

* * *
Вечером встреча с подругами. Каким-то образом они сломили её на поход в караоке. Раз она решила ломать созданные годами правила, почему бы и не разделить досуг с подругами? Но нет, это было ужасно. Темно, шумно. Она не любила петь и никогда этого не делала. Слушать как поют другие, теперь она точно знала, что не любит ещё больше. Глупые нелепые попытки знакомств. В этом она совсем не нуждалась. Мужчин за последние сутки ей хватило.

Лора удивлялась, что подругам это нравилось. Казалось, они искренне веселились и не попадая ни в одну ноту, главное погромче, орали в микрофон. Лучше бы она всего этого не видела, так как до двенадцати, они больше походили на принцесс, чем на всю эту тыкву.

Она уехала, сказав, что болит голова. Про Марка не рассказала, про Кирилла подавно. Но так хотелось поделиться, а не все это караоке.

* * *
Лора потягивала бокал шампанского на фуршете в кинотеатре октябрь. Позади сложная рабочая неделя, но благодаря ей, вся дурь из головы была выбита. Марк не появлялся, Кирилл тоже, а она была слишком гордая, чтобы о себе напоминать.

Даша вся трепетала, одергивая поглубже своё пышное декольте. Лора не понимала зачем? Полная грудь подруги, совсем не казалась привлекательной, на её месте, она бы лучше скинула несколько лишних килограмм. Лора думала так не со зла, Лора думала правду, и на свои мысли имела полное право, они её не смущали.

Даша выискивала взглядом Новака, который словно сквозь землю провалился, после премьерного показа. Аня была с ним знакома, и обещала Дашу представит ему. Только зачем? Ведь очевидно, что ему это будет не интересно, он всегда с такими красотками актрисами. И вот Даше не терпелось с ним встретиться, наверное, затуманила себе разум розовыми фантазиями.

– Говорят, у него проблемы в отношениях с этой актрисой, из сериалов, Алисой, – прошептала заговорщицки Даша, как будто это кроме неё было кому-то интересно.

– Да-да, и у тебя есть шанс, – не без сарказма, прокомментировала Анна, – Даш, расслабься, давай отдохнём. Как вернётся Новак, мы обязательно увидим.

– Я вообще не понимаю, чего девушки на нем повернулись, – Лора пожала плечами, – Не вижу в нем ничего особенного.

– Ты ни в ком не видишь ничего особенного, словно мужчины, пустое место, – заступилась за всю сильную половину человечества Даша, – Зато вон тот женатый, прям особенный. Но он тебя отшил.

– Ага, отшил, а потом поджидал на улице, – впервые Лора сказала об этом подругам.

– В смысле? – Аня округлила глаза. – И что было?

– Прекрасный секс был, – без тени видимого смущения, которое было лишь внутри, призналась Лора. – И я скажу да, вот в нем есть что-то особенное, может поэтому и женат, таких забирают в первую очередь.

– Вот черт, Лора, не играй с огнём, может быть очень больно, – Даша явно забыла про Луказа Новака.

– Да брось ты, Даш, – отмахнулась Лора, – Главное мне в ту ночь было хорошо.

Девушки промолчали, но очень многозначительно посмотрели. Лора хотела рассказать подругам, так как пока она держала все в себе, это казалось особенным и таинственным. А так она надеялась, облегчить груз, который носила внутри. Она была уверена, чем легче и незначительнее это преподнесёт, таковым это и окажется. Но она думала о Марке все эти дни. Ждала, если и не его утром на пороге, то хотя бы цветы. Тот букет до сих пор радовал её по утрам, но при этом напоминал о том, что было. Было прекрасно. Вспоминая их близость, глаза сами закрывались, яркие страстные сцены всплывали в голове. Даже сейчас, сердце застучало громко, ритмично.

– Кстати, у твоего любимчика Кирилла, в пятницу день рождения, – перевела тему Лора, потому что перед её глазами, встал образ этого напыщенного бармена.

– А ты откуда знаешь? – удивилась пышногрудая подруга.

– Случайно услышала в баре, – Лора улыбнулась. – Я пойду в туалет.

Лора решила, что пора покинуть эту унылую вечеринку, с которой похоже сбежал даже сам Новак. Завтра работу никто не отменял, хоть она и предупредила руководителя, что с утра может задержаться. Она отправилась к дальним туалетам, уверенная, что там не будет очереди, а может и вообще никто туда не доходит.

Какого было её удивление, когда она увидела высокую фигуру Луказа Новака, догоняющего совершенно неизвестную дамочку. Точно не актриса, мелковата для модели. Лора замерла и старалась присмотреться, но не смогла признать кого-либо популярного в ней. Тем временем Новак, взял за руку девушку, что-то говоря… Этой особе было некомфортно, напряжение Лора чувствовала даже издалека. Актёр обнял за талию неизвестную, нависнув над ней. Между ними происходила страсть? Они выясняли отношения?

Лора исподтишка достала телефон и сфотографировала их. Пара даже не заметила, так была увлечена друг другом.

Но тут таинственная спутница Новака, освободилась из его рук, что-то сухо сказала, и ответив на телефонный звонок, оставила знаменитого красавчика одного. Тогда Лора тоже двинулась, словно не заметив эту сцену, и пройдя мимо Луказа, который засунув руки в карманы, и слегка ссутулившись, смотрел в сторону удаляющейся от него фигуры. Луказ сутулился, видимо из-за роста. Красивый, было в нем что-то магическое, таинственное и при этом тёплое. Спорный персонаж, сложно было описать парой слов. Но Лоре он не нравился, в этом она не лукавила.

«Нашла потеряшку. Теперь знаете где его искать» – Лора отправила сообщение и фото в их общий чат с девочками.

«А она красивая?» – тут же пришло сообщение от Даши.

«Да… но ничего особенного. И он уже один, налетайте».

* * *
Стук в дверь разбудил Лору, когда лучи солнца уже осветили горизонт, намекая на рассвет. Девушка села в кровати. Снова решила выспаться, воспользовавшись тем, что отпросилась у руководителя. Не вышло.

Она встала, накинув на обнаженное тело халат, зевнула, и просунув в тапочки ноги, пошла встречать утреннего гостя. Лора посмотрела в глазок, но тот был закрыт. Девушка немного испугалась и занервничала.

– Кто там? – хрипло спросила она.

– Марк.

– Лора тут же открыла дверь, не до конца уверенная, что ещё не спит, и это все ей не снится. Он стоял за дверью, такой свежий и красивый, в идеальном костюме, гладковыбритый. Совсем темные волосы, темные глаза, сейчас они казались почти чёрными.

Марк не ждал приглашения, он тут же прошёл в её маленькую квартиру. Которая на его фоне, казалась такой девчачьей, раньше Лора этого не замечала, но раньше она и не приводила сюда мужчин. В этом он у неё первый, как и в том, что он женат. Он женат. Все это плохо… ну почему если плохо, то сразу так сексуально, волнующе, что перехватывает дыхание… от его запаха, от того, как вздымается его грудь при дыхании.

Он просто прошёл в её комнату, она молча прошла за ним. Мужчина медленно снял с себя пиджак и кинул его на стул. Затем приблизился к наблюдавшей за его действиями девушке и поцеловал. Страстно. Без прелюдии. Жадно, словно был голоден. Он снова нахально, без тени смущения, прошёлся по её стройному телу руками. Одним движение развязал легкий халат, и увидев обнаженное тело, улыбнулся. По её телу пробежала дрожь, прерывистое дыхание из груди, её безумно возбуждало происходящее.

Лора без смущения скинула халат на пол, наблюдая как он расстегивал рубашку. Идеально выглаженную, идеально белую. Затем она сама подошла к нему и расстегнула ремень на брюках, пуговица, молния…

– Доброе утро, – хрипло произнёс он, лёжа рядом и тяжело дыша, после их близости.

– Мог и сообщение отправить, – усмехнулась она, перевернувшись на живот, и уперевшись на локти, посмотрела на лежащего мужчину.

– Не мог, не-а, – Марк лениво улыбнулся, прикрыв глаза, – У меня нет номера.

– А я предлагала.

– Тогда бы было не интересно, так пикантнее, – он покачал головой, и посмотрел на неё из-под полуопущенных ресниц. – Та мысль, встретить с тобой утро, не выходила у меня из головы. Казалось, это должно быть прекрасно.

– Ожидания оправдались? – она облизала распухшие от поцелуев губы.

– Оправдались, – он приподнял руку, погладил её по щеке, большим пальцем провёл по губам, – Теперь я знаю, как это и будет легче.

– А может, теперь ты знаешь, как это и будет хотеться ещё больше? – она прищурила и без того вытянутые раскосые глаза.

– Об этом я не подумал, – Марк снова усмехнулся и откинулся на подушке, – Ты прекрасна. Правда. Было бы глупо себе отказывать побыть с тобой.

– Ты сегодня не торопишься? – удивилась она, что он продолжал спокойно лежать на её кровати.

– В прошлый раз надо было домой, торопился, а сегодня дела на работе подождут, – Марк вздохнул, – Мне нужен был отдых.

– Домой. К мирно спящей, ничего не подозревающей жене. Каково это? – Лора поджала очерченные губки, в ожидании ответа.

– Жена как раз таки душит в последние дни своими подозрениями. Проверяет телефон, ищет улики, на что-то намекает, – мужчина потёр рукой лоб, а затем сильно зажмурился. – Как будто ей чего-то не хватает?

– Так она же не зря подозревает, – Лора поразилась его мыслям, – И может ей не хватает тебя? Уверенности в тебе?

– Нет, я идеален и аккуратен, ни разу не дал в себе усомнится, ни разу в моем телефоне не было сообщений от других женщин, – Марк покачал головой, – Это в её голове что-то неладное, видимо скучно, ищет приключений.

– А ваша близость? – не унималась Лора.

– С сексом у нас все отлично, прошлую ночь я был полностью её, – так же уверено продолжал он.

– Как так можно? – вырвался мучающий девушку вопрос.

Лора поражалась его спокойствию, она ощутила укол ревности, ведь он только что, откровенно сказал, что занимался сексом с другой, и словно это абсолютная норма.

– Мы мужчины полигамны, находясь в постоянных отношениях, мы ломаем свою сущность, это против природы, – по его голосу было слышно, что он был полностью уверен в своей правоте, – Но я люблю жену, и поэтому не обижаю ни природу, ни её.

– Иногда мне кажется, это мужчины придумали, что мы моногамны, а вы нет, – Лора села в кровати, совершенно не стесняясь своей наготы, – Так легче нас стыдить, управлять нами, ты же девочка, тебе не прилично просто познавать партнеров, ты должна хотеть замуж и детей, если отдалась тому или иному мужчине. И за столько лет данной философии, мы сами в это так искренне верим, передавая под коркой сознания эту правду поколение поколению. Какие-то рабыни.

– Хочешь сказать, ты легко можешь познавать близость с мужчинами ради секса? Вот прям как мужчина, как охотница ради добычи? – его явно заинтересовал этот разговор, но он напрягся, это тоже было видно.

– Возможно, могла бы, но я же девочка, я ещё взращена мыслями и верой, в моногамию, выйти замуж и народить кучу детей одному единственному, стыдя себя, лишь за мысли о другом мужчине, ведь это неприлично, значит я неправильная женщина. А главное, простить измену мужу, если вдруг узнаю, ведь ему бедненькому так сложно, ведь он от природы полигамен, это мне повезло быть моногамной, – Лора гордо подняла острый подбородочек, – И, к сожалению, это сидит слишком глубоко, чтобы разрушить данные стереотипы.

– Интересное предположение, но ведь для вас правда так лучше, вы должны быть чисты, вы будущие жены и мамы.

– Кому так лучше, вам мужчинам, чтобы мы так думали, или нам женщинам? Кому мы должны? – Лора сверкнула глазами. – А вы не мужья и отцы? Вам ненужно быть чистыми? Ну почему вам можно, а нам нельзя?

– В тебе говорит молодость и максимализм, – отмахнулся Марк. – Почитай ученых, доказано о моногамии и полигамии.

– И все эти ученые были мужчинами, – теперь отмахнулась она, – Сговор против женщин, нереальных масштабов. Заставить женщин стыдиться своих желаний, умно, гениально и очень трусливо!

– Ты так говоришь, словно я писал эту философию, словно моих рук дело, – Марк откровенно смеялся, чем начинал злить Лору.

– Да, ты несёшь как знамя эту философию, гордясь тем, что ты мужчина, значит и на твоих плечах ответственность за это. Думаешь у жены нет мыслей о других мужчинах? Ей не хочется ощутить внимание и прикосновения другого мужчины? Тогда вы мужчины большие глупцы. Тогда нам изменять вам намного легче, вы из-за раздутого самомнения, даже не заметите. Мы женщины долго прячем желания за гендерным воспитанием, но, если нам дать возможность, подтолкнуть заглянуть глубже, в свои инстинкты, мы увидим, что нас тоже манит разнообразие.

– И что по твоему мнению нужно делать? Тебя послушаешь, получается человек не может быть в паре, – он тоже сел в кровати.

– Любить и уважать друг друга, уважать себя и свой выбор, нести ответственность, или тогда вообще не женись, не позволять друг другу начать искать свои животные инстинкты. Ведь именно разум, возможность выбора, нас отличает от животных? Это ты читаешь психологов, расскажи мне, – Лора отвела шелковистые волосы за ухо.

– Я люблю и уважаю свою жену, – его темные глаза сверкали молнии.

– Ложь, ты здесь, а значит твоя любовь – это ложь, – Лора наклонила голову на бок, – Заниматься два раза в неделю сексом и покупать новое платье, не значит любовь.

– Да что ты знаешь о браке и любви? – Марк нахмурился.

– Ничего, я предполагаю, говорю, как я бы хотела.

– И поэтому ты пристала к женатому мужчине?

– Я пошла на поводу у своих желаний, поступила как мужчина. Это же ты женат, а не я замужем, ответственность на тебе, – Лора улыбнулась и взглянула из-под длинных ресниц. – И не я люблю и уважаю твою жену, а ты.

– Ты, конечно, маленькая стервочка, ни один мальчик с тобой не справится, – он тоже улыбнулся, ему явно нравилось смотреть на девушку.

– Но, а ты не мальчик, верно? – она поняла к чему он ведёт.

– Конечно, я мужчина, – Марк встал с кровати. – Мне пора. Сегодня длинный день, ещё вечер в кругу друзей.

– Снова клуб женатиков? – Лора тоже встала и надела халат.

– Да, у друга какая-то крупная сделка, празднует, – он застегивал рубашку, – В том же месте, так что, если вдруг вы тоже будете там, ты умная девочка. Мы не знакомы.

– Как не знакомы? Прошлый раз познакомились, можно и поздороваться, – она вскинула бровь.

– Тогда не обижайся вновь на грубость и брезгливость, так ты это назвала? А ты тоже туда собираешься?

– У моего друга бармена день рождение, так что возможно заскочу, – она кивнула головой, теперь ей хотелось поехать туда, хотя не собиралась, назло Марку.

– Друг бармен? У тебя? – Он накинул пиджак и ухмыльнулся, прищурив глаза. – С тобой мужчина дружит? Не смеши. Просто ждёт момента.

– Я тоже всегда так думала, пока не столкнулась с ним, – честно призналась девушка.

– Посмотрю на этого сумасшедшего сегодня, – Марк поцеловал Лору и покинул её квартиру.

Лора растерянно осмотрелась, в окно пробились яркие лучи солнца. Пора собираться на работу. Надо как-то ненавязчиво предложить подругам поход в бар к Кириллу. Они с того дня с ним не виделись. Удивительно, она испытывала неловкость из-за той истории с поцелуями.

Девушка открыла телефон, в котором подруги уже договаривались о вечернем походе в бар, и ждали лишь её ответа. Она улыбнулась, довольная, что не пришлось быть инициатором. Слишком много чести Кириллу.

* * *
Почему вы у бара, а не за нашим столом? – Лора опоздала, задержалась на работе, потом заехала домой.

– Мы же поздравить Кирилла приехали, – возмутилась Даша, – Будем поближе к имениннику.

– Не вписывайте меня в клуб его поклонниц, – фыркнула девушка.

– Лора, добрый вечер, – услышала она знакомый голос молодого человека, – Какая честь, все же приехала поздравить меня?

– Нет, я приехала встретиться с подругами, – неожиданно огрызнулась она, но потом улыбнулась, – С днём рождения. Сколько же тебе сегодня?

– Двадцать пять, юбилей, – он откинул челку назад и налил бокал красного. – Твоё любимое, угощаю, – Кирилл подмигнул и удалился к другим гостям, поклонницам, мило им улыбаться, смеяться, смотреть своими зелёными глазами.

Он смотрел и говорил с ней, как всегда, как ни в чем не бывало. И это выбивало из равновесия Лору. Как у него это получается? Внутри она вся кипела. От ревности и обиды… Ей хотелось грубить, обидеть его сильнее… неужели он так сильно задел её чувства? Ей даже захотелось принципиально добиться его, чтобы думал о ней, звонил, страдал… а она будет неприступной… она будет лишь его мечтой. Казалось, только тогда уйдёт её обида на него!

– Кстати, твой женатик тут, – вернул её в мир голос Ани, – Какие у вас правила? Знакомы или нет?

– Никаких правил, – Лора крутила в руках бокал, – Я играю лишь по своим, и буду действовать, как хочу.

Лора посмотрела на другую сторону длинной барной стойки, и увидела эту самую компанию в костюмах. Марк не видел её, смеялся над шуткой друга, а затем что-то оживлённо рассказывал. Сегодня в их руках были бокалы с виски, и более шумное настроение. Пиджак Марк повесил на спинку барного стула, оставшись лишь в той самой рубашке, в которой он был утром. Мужчина словно почувствовал, что на него смотрят и повернулся, встретившись с ней глазами.

Абсолютно холодный незаинтересованный взгляд, даже предупреждающий не подходить. Буквально пара секунд и он отвернулся, продолжив беседу с друзьями, как ни в чем не бывало. Никогда в жизни она не испытывала такого разочарования, что Кирилл, что Марк… словно они с ней играли, а она не успевала.

Лора посмотрела на себя в отражении окна. Она была как всегда прекрасна. Легкое чёрное платье на запах, открывающее длинные стройные ноги, изящные туфли. Идеально гладкие прямые волосы, были убраны за остренькие ушки. Но что с ней случилось, сразу двое мужчин, не молили её об отношениях, а наоборот, держали на расстоянии.

Девушка резко допила бокал вина. Она срочно хотела что-то предпринять и завоевать чьё-либо внимание. Только не могла определиться кого, Кирилла или Марка? Или сразу двоих?

– Кирилл, – позвала она бармена, облокотившись на барную стойку и томно посмотрев в его сторону.

– Сейчас, – кинул он, и лишь когда договорил с другими гостями, подошёл к ней, – Чем могу быть полезен?

Лора закусила губу, смотря на этого красивого молодого парня. Она действовала с горяча, не продумывая плана действий. Девушка бросила быстрый взгляд на Марка, а потом вернула внимание к Кириллу. Но он уже прищурил свои зелёные глаза, видимо заметив этот беглый взгляд в сторону мужчин. Затем, он тоже облокотился на барную стойку и приблизился так близко, что она почувствовала тепло, которое от него исходило. Молодой человек ухмыльнулся, но Лора держалась спокойно, не давая ему насладиться своей растерянностью. Она услышала «ой» из уст Даши, которая только заметила развернувшуюся перед ней картину.

– Что хочешь, чтобы я сделал? – тихо спросил он, но Кирилл был так близко, что она слышала каждое слово.

– Налей мне ещё, – она без стеснения разглядывала его лицо в близи.

– Это все? – спросил бармен.

Глава 7. Вероника

Вероника просто на просто сбежала от Лукаса домой, и лишь закрыв за собой дверь, почувствовала себя в безопасности от самой же себя, от своих мыслей, от своих эмоций. Он пробуждал в ней что-то из глубины, что-то животное… он будил в ней желание.

Девушка прошла в квартиру, села на диван, и увидев телевизор, снова вспомнила лицо Луказа, смотрящего на неё через экран. От своих мыслей не убежишь. Сердце забилось, словно ощутив себя в ловушке. Она не знала, как поступить с Никитой, первой ему показать фото в интернете, или понадеяться, что это пройдёт мимо мужа?

Она вообще не знала, как начать с ним разговор о фотосессии. Почему-то ей казалось, что Луказ таким способом придумал, как встретиться с ней вновь. Но тут же стало стыдно, за такие мысли, это было слишком самонадеянно.

– Мам, привет, – голос сына, который пришёл из школы, напугал Нику, – Ты чего сидишь?

– Я не слышала, как ты вошёл, задумалась, – Вероника встала с дивана, – Привет, сыночек! Кушать будешь? Подгореть?

– Ага, я пока переоденусь, поем и уйду к Антохе на четырнадцатый, – Костя улыбнулся, заведя длинные вьющиеся волосы за ухо, а у Ники сжалось сердце от восхищения красотой сына.

– В школе все хорошо? – дежурно спросила она, так как была совсем растеряна от всего, что происходило с ней.

– Да, все обычно, – мальчик пожал плечами, – А у вас с папой? Он сегодня опять в мужской тусовке?

– Да, мои мужчины сегодня по своим мужским тусовкам, – усмехнулась Ника, – Давай, иди переодевайся.

Костя, закинув рюкзак на плечо, ушёл в свою комнату. Вероника радовалась, что сын немного отвлёк её от самой себя. Она разогрела еду, накрыла на стол, включила телевизор с какой-то музыкальной передачей, создавая отвлекающий шум.

Затем сын поел, рассказывая о предстоящих футбольных сборах, на которые он уезжал уже через неделю. У них было семейное правило, никаких телефонов за столом, это позволяло пообщаться с Костей. Как не пытайся быть близок к ребёнку, проявлять внимание, стараться быть родителем-другом, наступает момент, когда они уходят в общение с друзьями. Их начинают интересовать телефоны, компьютеры, прогулки. У Кости, к счастью, был ещё спорт. С родителями им словно становится стыдно делиться своими мыслями и чувствами.

Но Вероника не сдавалась, и старалась не терять связь со своим мальчишкой. Много ему помогая, поддерживая, слушая, и чуть больше разрешая, чем порой хотелось. Как например, сегодняшняя ночевка у Антона. Дерзкий этот его друг Антон. Но к счастью Рома, сын Лены и Игоря, тоже будет на этом сборе, а значит двойной контроль и бдительность.

– Мам? – позвал Костя, уже стоя в дверях.

– Что, сыночек? – ответила она, выйдя в проем дверей.

– Я люблю тебя, – Костя протянул свои длинные подростковые руки, призывая обняться.

– И я сыночек, очень тебя люблю, – Вероника прижала своего сына и поцеловала в лоб, – Если что звони, я рядом.

– Съездила бы тоже отдохнула, чего ты одна дома, с подружками там встреться, – Костя улыбнулся и открыл дверь, – Я на четырнадцатом.

Костя ушёл, а Вероника осмотрелась в просторной красивой квартире, сейчас освещённой лучами весеннего солнца. Сын прав. Она не будет сидеть сегодня дома. Ольга как-то странно и загадочно сегодня убежала, не позвав её на съёмку и бросив с Луказом. Так что звонить, навязываться не хотелось.

Лена! Лена звала к себе. Это было идеально, сыновья вместе, мужья тоже вместе. Словно в одной лодке переживаний. Вероника набрала подруге и сообщила, что приедет.

Лена обрадовалась, сообщив, что уже ставит пару бутылочек красного в ожидании. Вероника начала отходить от происшествий за последние сутки. И даже казалось, что встреча с молодым актером, приятный, но тревожный сон.

Сын. Это все внимание сына и его волшебные объятия. Дети. Это непросто. Это сложно. Но это прекрасно. Объятия детей заставляют забыть все страхи и невзгоды, лишь в объятиях детей, чувствуешь, что можешь покорить все вершины.

Ника послушалась сына, сын плохого не посоветует. Она поправила челку, вновь вытянув её, так как для вьющихся волос, это было испытание. Надела платье футляр цвета изумруда, прическу не меняла, почему-то хотелось быть красивой, словно она тоже шла в бар или ресторан. Накинув коричневый кардиган крупной вязки, девушка вызвала такси, так как сегодня она собиралась выпить с подругой, и кто знает сколько выпить.

* * *
– Почему мы никогда с тобой так не делали? – спросила Лена, разливая в бокалы.

– Они сидели у барной стойки вдоль панорамных окон двадцать шестого этажа элитного жилого комплекса. Квартира у их была шикарной, пределом мечтаний, это когда пространство реализовано по кайфу, и когда тебе не жалко просторов, таких как широкий холл или место на барную стойку вдоль окна.

Лена, как и Ника была сегодня в красивом платье. Лене хотелось праздника, Вероника эта чувствовала, она видела некую потерянность в глаза подруги, такую же, как и у неё.

– А давай, каждую пятницу, как и у наших мужчин, сделаем традицию нашего дня, – предложила Вероника, сделав глоток вина, – И я бы не ограничивалась домом, выберем любимы ресторан?

– Это то, чего мне не хватает, – призналась подруга, – Я, честно, чувствую себя одиноко, каждую пятницу. Рома тоже живет своей жизнью. У мальчиков моих жизнь бурлит. Я сейчас езжу на собеседования, решила поработать, правда удаленно.

– Мы с тобой дружим, а не делились своими переживания, – Ника допила бокал, – Те же мысли, те же чувства.

– Ника, расскажи про Новака, прошу! – Лена долила бутылку по бокалам. – Он правда так прекрасен?

– Да, даже лучше, – честно призналась девушка.

– Ты меня прости, но на фото, кажется, между вами такие эмоции, будто за плечами бурный роман, – Лене словно было не ловко за эти слова, и она закусила губу.

– Нет, романа между нами нет, – Вероника улыбнулась, – Мы правда впервые вчера встретились. Он расстался с девушкой, переживает, наверное, был немного не в себе.

– И на вот этом фото, он делиться с тобой данной информацией? – Лена вскинула брови.

– Да, я случайно застала в туалете их телефонное расставание, – Ника говорила чистую правду, лишь врала интонацией, что её это не волновало, – Видимо, он был встревожен.

– Он расстался с Алисой? – Лена распахнула глаза. – Такая красивая пара, вместе в фильме снимались.

– Как я поняла, да, – Вероника пожала плечами, но вспомнила девушку из фильма, который смотрела дома, и почему-то подумала, что это и есть Алиса, уж слишком страстно и правдоподобно целовались.

– Никите не будешь рассказывать? Как он отреагировал на твою вечеринку вообще? – у Лены получалось задавать самые волнующие вопросы.

– Не знаю. Надо рассказать, я думаю, так как Луказ предложил мне работу, – Нике хотелось поделиться и обсудить это до разговора с мужем, ещё с кем-то, – Сделать ему личную съёмку, проведя целый день с ним, говорит нужно для контента в социальных сетях, менеджер просит. А я не могу решиться, пока держу в состоянии «я подумаю».

– Ты дура? Говори да! – воскликнула Лена, – Это такой шанс и в работе, и лично отвлечься от будней, провести время в актерской среде. Это же мечта.

– Мне важно мнение Никиты, я не хочу, чтобы он чувствовал себя некомфортно, или обманутым. Вдруг ему кто-то покажет фото, и он решит, что я, не дай Бог, поглядываю налево, – произнося каждое слово о своих переживаниях, девушке становилось легче, – Поэтому, сначала поговорю с ним, расскажу, как это важно для меня. Уверена он поймёт.

– Сомневаюсь, – неожиданно произнесла Лена, – Я думаю, он будет против.

– Почему? Я как раз не думаю, что будут проблемы, если я с ним обсужу, – настаивала Ника.

– Это у вас раньше поводов не было для проблем, ты живешь семьей и всегда возле мужа, а тут личные дела, да ещё с красавцем мужчиной! А если покажешь это фото, – подруга покачала головой. – Вероника, не смей отказываться от этого предложения! Даже если Никита скажет «нет»! Не спрашивай его, а ставь перед фактом, что у тебя есть работа. И он должен тебе доверять.

– В этом и проблема, я не могу понять, это моя паранойя и неумение общаться с другими мужчинами, – Ника поерзала на стуле, и видимо вино предало смелости для откровений, – Но мне кажется, он нарушает личные границы, флиртует. Его взгляд мне кажется двусмысленным, от этого неловко.

– Он же актёр, – Лена растянулась в умилительной улыбке, – Он сам по себе весь двусмысленный, не переживай. А главное держи свои границы. Если он нарушает их, так и скажи: «Спасибо, но держи себя в руках!»

– В том-то и проблема, я пока не понимаю, это я паранойю или он правда, ну, сама понимаешь, – Вероника допила бокал и тяжело вздохнула, – Это меня расстраивает и пугает.

– Ника, да даже если с тобой он флиртует, это не преступление! С тобой заигрывает сам Луказ Новак, мечта миллионов девушек, и я в их числе, насладись вниманием, – Лена так легко все это говорила, что ситуация и правда казалось легкой. – Пугает её внимание Новака! Это ты меня напугаешь, если откажешься!

Ника решила умолчать тот момент, что её пугало не внимание Луказа, а её реакция на это внимание. Словно она не доверяла самой себе, и сомневалась, как она может убедить мужа доверять, если сама робеет как школьница перед молодым актером. Может, если поговорить с мужем, вся эта интрига запретного флирта исчезнет, и станет легче. Именно на это она и рассчитывала.

Тут на кухонном столе завибрировал её телефон. Лена как раз стояла там, брала ещё одну бутылочку красного. Она подняла телефон и широко распахнув глаза, посмотрела на Нику.

– Луказ! Это он? Если я отвечу, можно? Я его голос услышу? – восхищенно воскликнула подруга.

– Зачем он звонит? – Вероника резко встала со стула.

– Ну, я не могу тебе дать ответ на этот вопрос, – Лена смотрела на горящий экран телефона, не торопясь отдавать его хозяйке. – Если он ждёт твоего решения, говори да! Разберёшься с мужем потом.

– Ты мне дашь телефон? – Вероника протянула руку, пытаясь унять в ней дрожь.

– Ой, да, – подруга телефон отдала, но отходить не собиралась.

– Алло, – откашлявшись, ответила Ника.

– Надеюсь не потревожил семейный покой? – ну почему его голос так действовал на неё, она слышала, как он усмехнулся, и снова взял паузу. – Привет.

– Ещё раз здравствуй, – проговорила Ника, смотря на Лену, которая закусила губу и прислушивалась к его голосу. – Что-то срочное?

– Я понял, что не могу ждать твоего ответа, согласись, прошу! Поработай со мной? – Луказ рассмеялся. – Ты поговорила с мужем?

– Нет, – Ника выдохнула, – Ещё не поговорила, муж вернётся поздно. Я завтра тебе позвоню. Хорошо?

– Позвони мужу, – настаивал Новак, но с его акцентом это звучало так певуче, ласково, – Это же важно! Важно для тебя? Это же твоя работа. Ты любишь свою работу?

– Луказ, но я и мужа люблю, – девушка нервно рассмеялась, так как из-за присутствия подруги, было некомфортно.

– Я же не предлагаю тебе ничего непристойного, лишь мою компанию на день через объектив, за это я тебе ещё и плачу, – теперь актёр попал в самую точку, он сказал то, что хотела услышать Вероника, что это всего лишь работа.

– Хорошо, Луказ, давай поработаем, – Лена восхищенно открыла рот и бесшумно захлопала в ладоши, как девчонка, – Ты прав. Только предупреждаю, я совсем новичок в фотографии.

– Я не сомневаюсь в тебе, – Новак улыбался, она слышала, – Я выслал Ольге дни, сообщите мне, когда все решите. Не затягивайте. До скорой встречи?

– Да, – ответила Вероника, – До скорой.

Вероника положила трубку, и лишь сейчас почувствовала, что вспотели ладони, а к щекам прилила краска. Она впервые сама приняла такое решение. И когда согласилась, почувствовала, как сильно она этого на самом деле хотела. Целый день с камерой, да ещё и с таким заказчиком.

– Поздравляю! – глаза Лены горели от восторга, и она открыла вторую бутылку вина.

– Лена, мы же напьёмся, – Вероника рассмеялась. – Ты чего это налегаешь сегодня?

– Ой, раз уж ты делишься, и я поделюсь. Так скажем у нас много поводов. Мы с Игорем решили во второй раз стать родителями, и это моя последняя вечеринка с алкоголем, перед беременностью, – Лена вся светилась счастьем.

– Поздравляю! Это так прекрасно, вы замечательная красива семья! – Вероника обняла подругу, ощущая смешанные чувства, от максимальной радости, до томящей грусти.

– А вы с Никитой, почему не решаетесь? – девушки снова сели на диван.

– Не знаю, честно, просто не говорили об этом и все, – Вероника развела руками, – А сейчас, мне кажется, я не хочу. Впервые, кажется, нашла любимое дело, впервые решилась на какие-то личные дела. Я немного забыла кто я, а сейчас стала обретать себя. Не могу сказать, что нравлюсь себе новая, ещё не привыкла, но мне нужно время. И может через года два, можно уже и за вторым. Мы молодые ещё с Никитой.

– Ну да, вы помоложе нас, ну вот как раз, как и мы года через два и решитесь, – Лена улыбнулась, вглядываясь в лицо Ники. – Хотела спросить, ты больше не докапывалась по второму букету? Заинтриговала меня.

– Нет, я решила отстать от мужа с этим недоверием, это оскорбительно, мне дико стыдно за такое поведение, учитывая, что Никита никогда не давал повода, – призналась Вероника, но немного лукавила, так как чек она, так и оставила пока в сумке.

– И правильно! Я что-то после нашего разговора, тоже до Игоря докопалась, и высказала, что мне не нравятся их посиделки в баре, – Лена отвлеклась на пару глотков вина, она умела так говорить, с такой интонацией, что казалось все так просто и легко, – Тоже немного кошки скребут из чувства вины. Учитывая, что он сам вчера сказал, что хочет второго ребенка. Я периодически его контролю, но так открыто, давно не возмущалась.

– Прости, это все мое влияние, – Ника извиняющиеся свела брови, – Просто я первопроходец, и даже не знала с кем ревностью делиться. Не знаю, почему в один миг, мои розовые очки треснули, и я осознала, что не все так просто и сказочно, и что все эти вещи обманов и предательств, могут коснуться и меня.

– Иногда мне так хочется взять, и завалиться к ним в этот бар! – высказалась Лена.

– Не сегодня, мне нужно быть паинькой женой, мы повздорили утром, а я хочу завтра поговорить о съемке Новака, – Ника посмеялась над самой собой, – Но после, обязательно сделаем это. Типа случайно, мимо проезжали.

* * *
3:00 часа ночи.

Никиты ещё не было дома. Вероника вертелась с боку на бок и не могла уснуть. Все казалось неудобным, подушка, кровать и все позы для сна. Легкое опьянение от вина уже развеялось, оставляя лишь след шумом в голове. Идеально было бы сейчас спать… но она не могла.

Встала, попила воды, посмотрела в окно. Еле сдерживалась, чтобы не написать сообщение мужу, до сих пор чувствуя себя виноватой за утро. Посмотрела на экран телефона, открыла мессенджер и набрала сообщение: «Не могу без тебя уснуть».

«Я скоро буду, не переживай. Жив и здоров. Люблю» – тут же ответил Никита.

Вероника медленно дошла до комнаты сына. Комната была пуста. И молодая женщина задумалась, что не такая плохая идея, завести второго ребёнка. Ещё столько лет счастья, пока эти ручки обнимают тебя, пока в этих огромных детских глазах ты видишь, что весь мир для него «Мама».

Ника села на кровать Кости, затем прилегла, и удивилась, как было удобно, в этой узкой подростковой кровати. Она накрылась одеялом, почувствовала запах сына от подушки, закрыла глаза, улыбнулась и уснула, забывшись сладким сном.

Вероника почувствовала, словно оторвалась от земли, и покачиваясь летела. Она тут же открыла глаза. Это был Никита, он нес её на руках обратно в их комнату.

– Ты дома, – Вероника улыбнулась сквозь сон, – А я подумала, что летаю во сне.

– Не хочу спать без тебя, – пробормотал мужчина и обдал её ароматом виски.

– Ты пахнешь алкоголем, – сонно добавила девушка.

– Ника, поверь, ты тоже, – он тихо посмеялся и уложил её на кровать.

Никита тяжелым грузом упал рядом, лёг на живот, закинув ногу на одеяло и буквально через минуту сопел. Ну как у него это получалось? И вот он снова спит, а она нет. Вероника подползла к мужу, уткнулась ему в плечо, вдохнула его родной запах. Губы сами непроизвольно растянулись в улыбке, она закрыла глаза и снова провалилась в глубокий сон.

* * *
– Никит, – Вероника завалилась на диван к мужу, который смотрел какую-то утреннюю передачу, где что-то долго и монотонно рассказывали, а за окном шумела первая майская гроза. – Я хочу кое-что тебя спросить?

– Опять какие-то подозрения? – напрягся мужчина и нахмурил брови, его карие глаза смотрели на неё так пронзительно, что Нике стало не по себе.

– Нет, – тихо прошептала она, и муж расслабился, хотя искра недоверия в его взгляде осталась. – Это о моей работе, у меня есть интересный крупный заказ.

– Интересно, – он выключил звук на телевизоре и приготовился слушать жену.

– Помнишь, я ходила на премьеру кино, так как нас с Ольгой пригласил Луказ Новак, вернее Ольгу, а она меня прихватила с собой, – Вероника решила начать издалека, – Там на вечеринке, я познакомилась с ним тоже. Приятный молодой человек, ему очень понравилась наша работа.

– О, подожди, – Никита поднял указательный палец, затем достал из кармана домашних штанов телефон и открыл фотографию, – В этот момент он тебе как раз говорит, как ему понравилась твоя работа?

Никита, с улыбкой и поднятыми бровями, показал жене фотографию, ту самую, с вечеринки, где она смотрит на актера, теми самыми глазами… Вероника была готова провалиться сквозь землю от стыда, но вдруг начала злиться внутри себя, все закипело от его издевательской улыбки.

– Да, все именно так, – смотря в глаза мужа, медленно произнесла она, – Теперь ты хочешь сказать, что не доверяешь мне?

– Вот, знаешь, нет! Я уверен, это фото вырвано из контекста, и даже если Новак и проявил излишнее внимание к моей жене, мне это только льстит, так как я не сомневаюсь в нашей любви и верности, – он убрал телефон и снова посмотрел на Нику, – Ведь это так?

– Да, конечно, – Вероника немного растерялась.

– И ты попрошу доверяй мне, и больше не надо таких проверок и вопросов, как вчера утром с букетом, меня это сильно задело, я если честно, долго не мог отойти, – признался о своих чувствах мужчина.

– Хорошо, – Вероника улыбнулась.

– Ну так что там по работе? – вернулся к теме муж.

– Новак предложил нам с Ольгой работу, и хорошо, что мы сейчас обсудили тему доверия! Так как я очень переживаю, и сказала ему, что сначала решу этот вопрос с тобой, прежде чем согласиться, – немного соврала девушка, так как ответ молодому актеру, она уже дала, – Так вот, ему для социальных сетей, нужен контент, красивые фотографии. Один день Ольга снимет, другой день я. Но мне нужно будет провести с ним весь день, и снимать все что он делает, от встречи с друзьями, до просмотра телевизора дома.

– То есть, ты поедешь к нему домой, вы там будете вдвоём, и ты будешь его фотографировать? – уточнил Никита.

– Да, все верно. Но это круто для моего портфолио, и деньги хорошие, я заработаю деньги фотографией! Круто же? – Вероника нервничала и ждала поощрения от мужа.

– При этом он в курсе, что ты как полгода держишь камеру в руках? – продолжал уточнять мужчина.

– Почти год, – поправила она его, – Если быть точнее. Да, в курсе, но ему нравятся мои работы, и ретушь, которую я сделала на его съемке.

– А почему тогда не Ольга снимет эти два дня? А ты сделаешь ретушь? – в голосе Никиты сквозили неприятные нотки, Ника начала это чувствовать.

– К сожалению, у Ольги есть лишь один день в этом месяце, и она не хочет упускать заказ, – уже с меньшим энтузиазмом продолжала Вероника.

– Именно поэтому ты будешь заменять, или Новак попросил тебя об этом? После вечеринки? – Никита уже не улыбался.

– Я не знаю, Никита, ну что за вопросы, мне Ольга предложила, и я решила, что это большая возможность, – Ника готова была расплакаться, Никита редко показывал свои клыки вне улыбки, обычно он любил исполнять её желания. – Так я могу дать согласие?

– Классное предложение, согласен, – он кивнул головой и включил звук на телевизоре, – Но нет, я не хочу.

– Почему? – Ника вскочила с дивана и недоумевая уставилась на мужа. – Ты только что распинался о доверии! Ты мне не доверяешь!?

– Ника, любимая, тебе я доверяю, всецело и полностью, но ему нет, – Никита пожал обнаженными плечами, – пойми, он позавчера к тебе жался, судя по этому фото, ты скорее всего его отшила. И вдруг, сразу прилетает такое предложение, да ещё как искусно придумано, провести с ним весь день, а не пару часов в студии.

– Никита, не говори глупости, у него на ладони половина актрис и моделей, что ему от меня хотеть, – снова лукавила Ника, хотя сама чувствовала это внимание от Луказа. – Это просто я! Зачем ему извращаться с такими идеями.

– Зря ты так о себе, ты красивая, сексуальная, настоящая, – мужчина проговаривал каждое слово. – Звони своей Ольге и отказывайся.

– Нет, – резко ответила Ника, – Я решила, что хочу отснять этот материал. И я сделаю это.

– Я тебе сказал своё мнение, дальше поступай как знаешь, но и я буду тогда поступать, как угодно, мне, – словно обижено произнёс муж.

– Ты и так себе позволяешь многое, а я наконец-то тоже обрела что-то своё, и ты хочешь меня этого лишить, – Ника сорвалась и пошла в сторону спальни, решив, что хочет одеться, взять кофе и проветриться.

Вероника надела джинсы и кофту, сверху накинула легкий плащ. Не забыв взять большой зонт. Девушка со психа вышла из дома. Никита продолжал сидеть на диване и смотреть телевизор, возможно, уверенный, что она позлиться, остынет, и откажется от съёмки. Но нет! Она теперь ещё больше была уверена, что согласиться на работу с Новаком. Если бы Никита с радостью её поддержал, тогда бы она испытала угрызения совести, так как чувствовала сверхвнимание от актера.

Ника села в машину и поехала в сторону любимой кофейни. Она могла бы пройтись, но вождение машины её всегда успокаивало. И пусть на пару минут, но девушка отвлеклась.

Вероника зашла в ещё совсем пустое кафе. Утро субботы. Москва ещё спала, после пятничной веселой ночи. Она села за барную стойку и заказала ароматный кофе на кокосовом молоке. На душе было совсем нехорошо. Почему-то она была уверена, что Никита не будет против, не моделировала варианты ответа в обратном случае. Его запрет застал её врасплох. И правда? Что он может сделать, если она будет снимать? А она будет снимать, это принятое решение.

Ника вспомнила образ Новака и улыбнулась. Ей так хотелось его увидеть, услышать голос и о чем-нибудь поговорить. Он был такой эмоциональный, чувственный, тёплый и притягательный. Необычный человек, он завораживал и окутывал. Веронике тут же стало стыдно за свои мысли, за реакцию своего тела, которое словно потеплело от мыслей о молодом актере, и она начинала привыкать к этому томящему стыду.

Вероника открыла сумочку, чтобы достать деньги. Но в руках оказался чек… тот самый злосчастный чек. Сердце сжалось, она испытала дикое желание узнать его тайну, что скрывал этот клочок бумаги. Звонить сама она не хотела, актриса из неё так себе.

– Молодой человек, Алексей, – прочла она имя на бейдже у бармена, – Помогите мне, я вас отблагодарю, обещаю.

– Что у вас стряслось? – совсем молодой, примерно лет двадцати Алексей, посмотрел на Веронику.

– Можете позвонить вот в эту цветочную компанию, и сказать, что заказывали цветы, один букет пришёл по адресу, я сейчас напишу по какому, – Ника взяла у бармена ручку и написала свой домашний адрес, – А вот второй потерялся, адресат уверяет, что ему цветы не пришли. И пусть скажут, по какому адресу цветы были доставлены. На чеке есть номер заказа, я думаю им этого будет достаточно.

– Почему сами не позвоните? – Алексей улыбнулся.

– Я боюсь, – честно призналась она. – Ведь это меня возможно обманывают.

– Ну давайте попробуем, – молодой человек принял телефон Вероники и набрал по указанному номеру, а дальше случился диалог.

Алексей так легко и непринужденно сказал все, что она просила. На другом конце была девушка менеджер, и без тени сомнения, согласилась помочь найти потерянный букет.

Вероника видела, как бармен писал второй адрес, и уже с первых букв поняла, что это не адрес Лены. Это был совершенно незнакомый адрес. Значит второй букет существовал. Сердце стукнуло, сильно, словно пнуло изнутри в грудь и замерло.

Тот, кто ищет, всегда найдёт, и она нашла… нашла то чувство боли и страха, почти ощущая вкус предательства. И что теперь с этим делать? Что делать с этим адресом? С этими знаниями? Бросить все, не искать, пойти просто поговорить с мужем? Признаться? И тогда Никита может замести следы, и снова обернуть все так, что она будет чувствовать себя виноватой, ревнивой сумасшедшей.

И вспомнив, как Никита последние дни реагирует на все её слова, усомнилась в здравом разговоре. Поехать по адресу? А что она скажет, когда ей откроют дверь? А что она почувствует, если увидит там другую женщину? Красивую и молодую, например?

Готова ли Вероника уйти от мужа? Если узнает, что он ей изменяет? Готова ли она простить ему измену, если он раскается и попросит дать ему шанс? Ника никогда не была так потеряна и растеряна. Плакать не хотелось, был лишь сдавливающий в груди страх, страх о возможной боли, страх о возможных переменах.

Молодая женщина подняла глаза на бармена, который наблюдал за ней и не тревожил. Листок с адресом он положил рядом с её чашкой кофе.

– Спасибо, – тихо ответила она и улыбнулась, вы мне сильно помогли. – Можно счёт?

Алексей молча принёс счёт, и как-то с грустью и волнением в глазах, посмотрел на Нику. Она оставила ему хорошие чаевые в благодарность, за абсолютно нехорошие новости. Девушка взяла со стола листок с адресом неизвестной и вышла на улицу.

Дождь закончился, под ногами разливались огромные лужи, в которых казалось город утопал. Защипало глаза… захотелось с кем-то поговорить, открыться… хотелось почувствовать тепла.

Завибрировал телефон в сумочке. Ника достала его, на экране высветилось имя подруги фотографа.

– Алло, – ответила девушка.

– Ника, подскажи, завтра сможешь взяться за работу с Луказом? Он просит начать раньше и у него завтра свободный воскресный день, – сразу к делу перешла Ольга.

– Дай мне час, я тебе перезвоню, – произнесла растерянная девушка.

– Хорошо, – согласилась Оля, – Жду. Целую.

Вероника села в машину, наступив в глубокую лужу и промочив ноги. Но в своих мыслях, девушка даже не заметила этого. Что делать? Что делать? Что делать? Снова завибрировал телефон. Это был Луказ. Прочитав его имя на экране, стало так тепло в груди. Она бы хотела именно его увидеть сейчас, поговорить, ведь он казалось много чего знает о расставаниях…

Глава 8. Лора

Лора закусила губу, смотря в эти красивые зелёные глаза Кирилла, которые терпеливо ждали. Он словно понял, чего она хочет. А она совсем не понимала, чего хочет он, и зачем играет в её игры, пусть и по каким-то своим правилам.

– А что ты хочешь предложить? – она томно посмотрела на его губы, Кирилл чуть повёл челюстью в бок и ухмыльнулся.

– Могу тебе подыграть, – он убрал прядь шелковистых волос девушки за ухо, – Хочешь позлить женатика, да?

– А тебе зачем это? – она провела рукой по лацкану его клетчатой рубашки, совсем другой, нежели у Марка, – У тебя столько поклонниц, распугаю?

– Не распугаешь. Ты даже не представляешь какие они стойкие и бойкие, боюсь, наоборот, подтолкнёшь на решительные действия, – Кирилл красивый, и Лоре жутко не нравилось, как её тело на него реагировало, – Так что сыграем друг другу на руку, мы же друзья.

– Нет, мы не друзья, – прошептала девушка, находясь все также близко у его лица, – Брось эти глупости. Говоришь бойкие, решительные действия, сыграем на руку? Ты же не пользуешься девушками ради секса?

– Кто тебе такое сказал? – он нахмурил брови. – Ещё как пользуюсь.

– Ты сам, в то утро, что со мной просто даже ради секса связываться не будешь, – она посмотрела на его шею, и почему сильно захотелось прикоснуться к ней губами.

– Милая Лора, это правило коснулось лишь тебя, – он растянулся в улыбке.

– И чем я обязана такому особому отношению? – возмутилась она, чуть не позабыв об их игре.

– Тебе же нравится чувствовать себя особенной, – проговорил Кирилл на ухо девушки, что она почувствовала, как его губы коснулись его, – Наслаждайся.

– Кирилл, – услышали они женский голос, окликнувший его.

– Сейчас подойду, – ответил он, и оттолкнувшись от барной стойки, налил Лоре бокал вина, а затем игриво подмигнув, пошёл встречать других гостей.

Лора ощутила досаду, ей безумно нравилась эта игра. Или может ей нравился Кирилл? Нет, просто он попал в цель её желаний. Девушка попробовала представить их отношения, вот она с ним встречается, ждёт со смены в баре, пока он болтает с поклонницами и взбалтывает коктейли. Вот она работает как взрослая на работе, а он как пацан курит у подъезда и брынчит на гитаре. Это все, что она знала о нем, но этого было достаточно, чтобы вспомнить, что её ничего не может связывать с ним.

– Это что было? – в этот раз возмутилась Аня.

– Мы даже перебивать вас не стали, было интересно, вы здесь этим займётесь или домой поедите, – воскликнула Даша, – У вас отношения?

– Девочки, я и бармен? Давайте не будем повторяться, я просто заказала бокал вина, – Лора села на стул и улыбнулась.

– Ты как с цепи сорвалась с того дня, подруга, – Аня нахмурила брови, – Ты хотела влюбиться, эмоций, а это что?

– Пока получаю эмоции, – Лора уже улыбнулась дружелюбнее, – Кирилл просто подыгрывает мне, между нами, ничего нет.

– Подыгрывает для чего? – Даша поставила пустой бокал и опять поправила своё слишком глубокое декольте.

– Позлить Марка, – ответила Лора.

– А ты ему рассказала про вас с Марком? – удивилась Анна. – Откуда он знает, что нужно подыгрывать? И почему Марк, который тебя отшил, как думает он, должен на это реагировать?

Лора пожала плечами, и ужаснулась, почему сама не задалась этим вопросом. Кирилл не мог знать, что у неё что-то было с женатиком, значит и игры никакой нет. Девушка посмотрела на Кирилла, который смеялся в компании девушек, не забывая готовить коктейли и для других гостей.

Лора перевела взгляд с улыбающегося бармена, который, как всегда, на неё даже не посмотрел, на Марка. Они сидели напротив друг друга, разделённые толпой гостей, сквозь которую их взгляды столкнулись. Марк помрачнел, его глаза стали совсем темными. Он скрестил руки, закрылся, выпал из общего веселья компании. Мужчина смотрел на неё, а затем на Кирилла. Смотрел надменно, изучающе.

Лора ждала, когда его чёрные глаза, вновь вернутся к ней. Она поерзала на стуле, довольная, что они с Кириллом произвели нужный эффект, стёрли эту маску безразличия, пробудили ревность. А теперь Марк заложник своих эмоций, к ней подойти не может, позвать её тоже… даже смс написать… ведь он не берет номера других женщин.

Девушка улыбнулась ему, вскинув свои красивые брови. Но Марк тут же отвернулся и вступил в разговор с друзьями. Лора разглядывала Марка, делая вид, что слушает щебетания подруг. По сравнению с Кириллом, он был весь тверже, жёстче. Ей нравился факт, что она знала, какой он на ощупь, знала его близость, знала его запах. Волна возбуждения пробежала по её телу, от нахлынувших воспоминаний о сегодняшнем совместном утре.

Она подумала о его жене, и ей так захотелось её увидеть. Как она выглядит? Насколько она красива? Как она общается и чем занимается?

В потоке своих мыслей, под щебетание подруг, Лора не заметила, как Кирилл исчез из-за барной стойки. Ей безумно хотелось узнать, откуда он знает, о ней и Марке и что именно знает?

Девушка, сказав, что надо позвонить, вышла из бара, в надежде увидеть на улице Кирилла. Она знала, что молодой человек курит, и возможно, он вышел сделать это грязное дело.

Лора вдохнула аромат весенней ночи, такой тёплый и прохладный одновременно. Она оглянулась по сторонам, и её интуиция не подвела. На приличном расстоянии от входа в заведение, у стены, стоял Кирилл. Один. Он курил, и что-то внимательно читал в телефоне. Его челка немного упала вперёд. Казалось бармен чем-то озадачен.

«Может подыскивает работу для нормального взрослого человека?» – колко подумала Лора и направилась прямо к нему.

– Бросай курить, – первое, что произнесла она, подойдя к молодому человеку.

– Другие девушки говорят, что мне это чертовски идёт, – он положил телефон в карман и снова затянулся.

– Задумайся, так ли ты им нравишься, возможно они желают тебе смерти, – Лора убрала волосы за уши и улыбнулась. – Кирилл?

– Что? – он затянулся в последний раз и затушил сигарету в урне. – Кстати, наш спектакль удался? Женатик сгорает от ревности?

– Откуда ты знаешь? – прямо спросила она.

– Знаю что? – Кирилл облизал губы и улыбнулся.

– Брось притворяться. С чего ты решил, что он должен ревновать? – снова задала вопрос Лора, который мучал её последние пол часа.

– Я видел вас, – он откинул челку назад, посмотрел на вход, а потом на девушку. – В ту самую пятницу, неделю назад.

– В смысле? Где? – возмутилась Лора.

– Я же сказал тебе, что смена закончилась в двенадцать, и я вышел следом за тобой, – он пожал плечами, словно его и правда это даже не задевало, – Ты села к нему в машину.

– И когда я приехала на следующее утро, ты знал? – Лора стиснула зубы, ей было некомфортно, что Кирилл узнал о её близости с женатым мужчиной.

– Да, утром я увидел, что твоя машина здесь, ну а потом ты сама приехала, – Кирилл достал телефон и посмотрел на пришедшее ему сообщение. – Бесконечные поздравления.

– И ты меня поджидал? – резко спросила она. – Вот чтобы поиздеваться надо мной, как ты и сделал?

– Поджидал грубое слово, но знаешь, да, ждал, было любопытно тебя увидеть, – Кирилл подошёл к ней ближе, – Но я не издевался над тобой, лишь хотел угостить кофе. Это твоя жизнь, твой выбор, пусть и сомнительный. Их компания постоянная тут, и всегда так мужик держался спокойно, дамочек среди них никогда не было. Пока он не наткнулся на тебя.

– И поэтому ты начал мне втирать про дружбу, что со мной бы никогда не вступил ни в какие отношения, что я тебе не нравлюсь? – Лора чувствовала, что дрожит изнутри, так задела её вся эта ситуация. – Это потому что я такая нехорошая, и связалась с женатым?

– Нет, все мимо! Мне правда все равно, с кем ты решила вступить в отношения. Не лучший выбор, конечно, но он твой. Если бы ты меня привлекала, я бы попытался замутить с тобой ещё задолго до этого. Но я вроде бы не давал причин думать, что влюблён в тебя? – он двинулся в сторону входа, а потом снова обернулся к Лоре. – Ах да, забыл, ты любое внимание к себе, расцениваешь как поклонение.

– Тогда зачем ты вообще какое-либо внимание мне уделяешь? – девушка уже ничего не понимала, она даже перестала обращать внимание на то, что их диалог звучит так, словно она в него влюблена.

– А почему ты решила, что я уделяю внимание только тебе? Может я со всеми своими гостьями так общаюсь?

– Не верю! – воскликнула она.

– Ну хорошо, за тобой правда любопытно наблюдать, смешная ты, надуманная, – он подмигнул ей, – Мне пора работать. Если вляпаешься, можешь мне позвонить. Я же все ещё предлагаю дружбу.

– У меня нет твоего номера, и он мне не нужен, бармен, – тихо пробормотала Лора. – И мы никогда не будем друзьями.

– Держи, не стесняйся, вдруг захочется поболтать, – он дал ей салфетку с номером своего телефона, – Не тебе правда писал, но и адресату в итоге давать не захотел.

– Ты очень странный, Кирилл, – Лора взяла эту салфетку и нахмурившись посмотрела на молодого парня, – Ты случаем не маньяк?

– Вроде бы нет, конечно, если это не касается музыки, – он изобразил как играет на гитаре.

Лора не смогла сдержать улыбку, тогда он рассмеялся и открыл дверь в бар. На самом входе, они столкнулись с выходящей компанией мужчин из пяти человек. С той самой, в который был Марк, и с которым этим утром у неё уже был секс. Кирилл не растерялся и тут же положил свою тяжелую руку на её плечи. Благодаря высокому росту, казалось её хрупкие плечи были идеальны как подставка. Впервые она была в такой нелепой ситуации, Лора всегда была аккуратна в своих связях.

– Кирилл, спасибо за отличный вечер и напитки, – пожал ему руку один из друзей Марка.

– О! Ты же та самая дамочка, в прошлую пятницу виделись, да? – воскликнул самый болтливый из их компании, она его хорошо запомнила. – Ты его подруга?

– Ага, моя, – вместо неё ответил Кирилл, – Подруга.

– С днём рождения, бармен, слышали краем уха, – к нему подошёл Марк и улыбнулся, так же дружелюбно, как и Кирилл улыбался в ответ. Затем Марк достал крупную купюру из кошелька, и вложил бармену в нагрудный карман рубашки, – Угости свою подругу чем-нибудь.

– Я вообще ей их отдам, она больше заслужила, – спокойно ответил молодой человек, а Лору пробесила двусмысленность слов. Но она понимала, что выходка Марка задела Кирилла, и он еле сдерживался.

Мужчины, махнув рукой и громко смеясь из-за очередной шутки болтливого друга, открыли дверь. Марк бросил на неё недовольный взгляд и последним вышел в след за остальными.

– Урод, – произнёс Кирилл, а Лора впервые слышала, как он ругается.

– Тебя задели его чаевые? – прокомментировала девушка.

– Есть немного, – он кивнул головой и убрал руку с её плеч.

– Мои чаевые тебя тоже так задевают, – она хитро прищурила глазки и довольно улыбнулась.

– Нет, твои чаевые это баловство, меня это забавляет, – Кирилл почесал лоб, – А вот он правда урод. У него жена дома, дети?

– Вроде бы сын взрослый уже, – Лора кивнула головой.

– Ладно, я за бар. Увидимся. – Кирилл словно помрачнел, и проведя рукой по волосам, ушёл в толпу, протискиваясь к бару.

Девушка, помедлив буквально мгновение, пошла следом за ним. Она начала переживать, впервые Лора видела истинную грусть Кирилла, а не только его дружелюбную улыбочку, которая её так раздражала.

Но на подходе к бару, все переживания развеялись. Ещё не успев дойти до рабочего места, он снова любезничал с гостьями, которые его обнимали, видимо поздравляли. Кирилл смеялся и словно грусть, блеснувшая в его глазах, была лишь её фантазией.

Лора не хотела здесь больше оставаться, но сегодня домой тоже не хотелось. Теперь ее квартира напоминала о Марке… надо было придерживаться правила, не приводить мужчин на свою территорию.

Девушка вернулась к подругам, которые уже были в компании новых знакомых. Она села на свой стул и заказала себе ещё бокал, и ещё, только не у Кирилла, не хотелось к нему обращаться. Грусть в его словах говорила об осуждении поступка Марка, а значит он осуждал её. Ведь она и была тем самым поступком. Лора выпила ещё бокал, и осознала, что уже пьяна. Давно она не чувствовала дурман в голове, так как обычно до того, как часы пробьют двенадцать, уезжала домой. А уже было за полночь… Стало любопытно, что там, превратится ли всё и она тоже в тыкву?

Подругам было не до её переживаний, и Лора была этому несказанно рада. Она пыталась больше не смотреть на бармена, и не знала, смотрит ли он на неё. Марк уехал. А значит и цель её визита окончена. Марк поехал домой. К жене… и возможно, займётся тем самым прекрасным сексом. Лора ощутила прилив желания, чтобы он оказался здесь… правильно, что не дал свой номер, она как раз в том состоянии, чтобы строчить сообщения и слать свои фото.

– Девочки, – неожиданно позвала она подруг, – А поехали все вместе в караоке?

– Ты хочешь в караоке? – Аня аж засмеялась.

– Да, обещаю, буду петь, что-то грустное и очень громкое, – кивнула она головой.

Идею поддержали все, даже прибившиеся к ним ребята. Симпатичные, веселые… но сегодня мимо… Лоре просто нравилось, что создавались декорации веселья, но к себе она никого близко не подпускала.

* * *
Темное шумное помещение, громкие голоса и звуки, запах кальяна вокруг. Она ненавидела это сладковатый запах. Но девушке правда захотелось попробовать переступить себя и покричать погромче.

Сначала Лора робко вышла в компании подруг, чувствуя себя на подпевках. Так как Аня и Даша были в этом опытные и раскрепощённые. А затем, девушка вошла во вкус, и уже смело, пыталась брать высокие ноты в песнях. Мимо, неумело, бездарно… но так становилось хорошо, крича «Медлячок, чтобы ты заплакала…» во что есть силы.

Следом был кальян, её первая затяжка этой страшной дымящейся башни. Лору напрягало, даже когда на нем меняли угли, она отодвигалась подальше, чтобы на неё не попала хотя бы искра. Так же девушка жутко не любила бенгальские огни, они даже вводили её в панику.

И вот она затянулась, как её учили всей толпой собравшиеся за столом. Лора испугано распахнула глаза и захлебнулась кашлем, откинув от себя жуткую трубку. Никогда, никогда она больше не притронется к кальяну, если сможет выжить и откашляться.

После страшной ошибки с первой в жизни затяжкой, стало плохо… тошнило, болела голова… настигла скука, больше было не весело кричать песни, и даже говорить не хотелось. Она пыталась прийти в себя с помощью воды, зависла в телефоне, бессмысленно листая ленту. Скучно… хотелось домой, но она боялась в таком состоянии ехать одна. Признаться подругам в своей слабости не хватало смелости. Почему? Лора не могла дать себе на это ответ. Но девчонкам было весело, и она не хотела обламывать им отдых.

Марк. Хотелось написать ему. Попросить приехать, а потом насладиться близостью друг друга. Но она не могла, в принципе, она не только его номера не знала, но и имени. Марк… оно ему не шло, это было не его имя. Ему бы подошло такое звучное, мужественное, резкое.

Лора открыла сумочку и достала помятую салфетку, на которой, слишком красивым почерком для мужчины, были выведены цифры номера телефона. Девушка забила эти цифры к себе в мобильный, и зашла в мессенджер. Она открыла чат с молодым человеком, нажала на иконку с фотографией. Черно-белая, характерная такая, его лицо, челка на глаза, брови нахмурены, затягивался сигаретой, от чего ярко выделялись скулы.

«Позёр!» – Лора закатила глаза, а потом заметила, что он «в сети»…

Это раззадорило… она испытала любопытство и ревность. На часах 2:34 ночи, а он в сети. С кем переписывается!? Может тоже женат? Лора тихо посмеялась своим мыслям. Но ревность не отступала, захотелось переманить его внимание на себя.

«Приедешь за мной?» – отправила сообщение девушка и закусила губу.

Галочки, говорящие об отправке сообщения, загорелись синим. Значит прочитал, что-то печатает… перестал. Вышел из сети. Минута… две… три… четыре чертовских долгих минуты. Появился в сети, снова вышел.

– Такой же урод! – выругалась она под нос, и только захотела убрать телефон в сумочку, как он завибрировал в руке.

«С тобой все нормально?» – пришло от него сообщение.

Она тоже решила не отвечать, напечатала просто буквы, чтобы он ждал сообщение, а потом удалила… вышла, довольно усмехнувшись.

«Лора, ты где?» – Кирилл был менее гордый, чем она, и не постеснялся отправить второе сообщение.

Девушка сфотографировала брошюру с надписью заведения и отправила ему.

«Серьезно?» – прислал он в ответ, что взбесило Лору, так как чувствовала издевательскую нотку и закрыв чат, убрала телефон в сумку.

Лора заказала себе чёрный сладкий чай, решив, что именно он ей сейчас поможет. И она была права, глоток за глотком, понемногу приходила в себя. Подругам старалась не давать повода усомниться в своём состоянии, держалась стойко, спина как всегда прямая, гордая осанка, острый подбородок чуть приподнят, легкий намёк на улыбку. Девушка твёрдо решила допить чай и вызвать такси до дома, с неё хватит, вечер затянулся.

– Кирилл? – вдруг она услышала голос Даши. – Как ты здесь оказался?

– Случайно, – он приветливо улыбнулся, засунув руки в карманы.

Лора медленно повернула на него голову и прищурила миндалевидные глаза. Он снова достал телефон из кармана и прочитал пришедшее сообщение.

– Бармен, – промурлыкала она, – А ты приехал!

– Ну ты же воспользовалась номером, который совсем тебе не нужен, – парировал Кирилл.

– Ну да, ты же приехал по первому зову девушки, которая совсем тебя не интересует, – тут же ответила Лора.

– Ты едешь? Я честно не люблю караоке, – решил прервать их препинания молодой человек.

– Нет, – она покачала головой, – Мне просто было интересно, как быстро ты примчишься.

– Кирилл вскинул бровь, развернулся и пошёл прочь от их столика, махнув всем на прощание рукой.

Его высокая фигура медленно удалялась.

– Лора, это правда ты его позвала? – спросила Аня.

– Ага, он уверяет, что я ему вообще не нравлюсь, а сам примчался, – Лора зло посмеялась, – Я и не нравлюсь.

– У него день рождения, – как всегда призвала к совести Даша, – Может он подумал, что у тебя что-то случилось? Это нечестно, он классный парень.

– Что вы за подруги, должны быть на моей стороне, – Лора встала, но чуть пошатнулась, – Ладно, пошла догоню. Просто хотелось немного поиздеваться.

Лора, чуть шатаясь, пошла следом за молодым человеком. Чувствовала она себя ужасно, и хотелось поскорее выйти на улицу. Даже если она его не догонит, то все равно поедет домой спать. Она тключит телефон, воткнет беруши, и будет спать долго, сладко, не позволив её будить… никому, даже цветам от Марка. Или самому Марку… хотя кого она обманывает, завтра выходной, а по выходным все женатики со своими семьями, так как нет предлогов.

Девушка вышла на улицу, и стало намного лучше. Тошнота, застрявшая в груди, отпустила. Лора оглянулась, ища среди шумных компаний Кирилла. Она была уверена, что он ещё покурит, прежде чем уехать.

Молодой человек сидел на подоконнике первого этажа заведения и курил. Забавно, но Лора словно интуитивно предугадывала его привычки. Аккуратно ступая, боясь упасть, девушка присела рядом.

– Очень много куришь, – она сморщила красивый остренький носик.

– Я курю только ночью, – он пожал плечами, даже не посмотрев на неё.

– Ночью надо спать, – утвердительно сказала девушка.

– Тебя отвезти? – он повернул на неё голову, она видела, что он был уставший.

– А давай, – Лора кивнула головой, – На чем ты? Велосипед? Самокат?

– Почти, – он кивнул головой в сторону дороги, но девушка ничего не увидела, – Пойдём.

– Нет-нет-нет! – запротестовала она, когда он подвёл её к своему транспорту. – Я не поеду на нем, ни за что! Мотоцикл? Ты серьезно? Да на нем только самоубийцы ездят!

– Я вроде живой, – он усмехнулся и не обращая внимания на протесты Лоры, одел шлем ей на голову и застегнул.

– Обещаешь, что я останусь живой? – Лора нервничала, но уже появился азарт, прокатиться на этом красавце мотоцикле.

– Да, – просто ответил он. – Адрес?

Кирилл сел на байк, надел шлем и посмотрел на переминающуюся с ноги на ногу Лору. Она глубоко вдохнула, продиктовала адрес, и решительно села на мотоцикл, стараясь максимально прикрыться. Увидев её неловкость, молодой человек снял с себя кожаную куртку и протянул ей. Девушка тут же взяла и накинула на себя, практически утонув в ней. Это её устроило, так как она максимально прикрылась.

Лора обхватила Кирилла руками, крепко прижала к нему колени. Это было волнительно, его близость, да такими частями тела… под ладонями она ощутила его твёрдый живот. Но затем бармен тронулся и от страха, она забыла обо всем. Было очень страшно… она зажмурила глаза, и отказывалась их открывать минимум пол пути.

Затем, она аккуратно, совсем чуть-чуть приоткрыла один глаз, второй… ветер играл волосах, шумел в ушах… оранжевые огни Москвы, витрины, проносились перед глазами. Девушка улыбнулась, и расслабившись, снова ощутила эту близость Кирилла. Может алкоголь, а может это она оправдывала так свои действия, Лора прошлась руками по его животу, сначала вверх… затем вниз… подобралась к линии джинс… но Кирилл резко дернул байк прибавив скорости, и словно немного отодвинулся.

Намёк она поняла, но это ещё больше раззадоривало девушку. Как так? Он до сих пор упирается! Она не могла это принять, ведь как минимум полгода жила, уверенная, что он сохнет по ней. Ей захотелось его получить… даже просто ради близости, и тогда он точно будет бегать за ней, а сама Лора даст ему отворот-поворот.

Доехали они быстрее чем на машине, и когда он припарковался во дворе, девушка почувствовала разочарование. Неужели он так просто уедет? Она слезла с мотоцикла, отдала куртку, неумело сняла шлем, и попыталась поправить волосы. Её пошатнуло, тошнота приблизилась к самому горлу. Девушка испуганно сорвалась с места, успев добежать лишь до дерева на газоне, когда ком подкатил… и её вывернуло. При мужчине… её… прекрасную Лору… но ей было так плохо.

Девушка почувствовала, что Кирилл аккуратно собрал её волосы и погладил по спине. Она не хотела поворачиваться. Ей было стыдно, очень стыдно! Никогда не было так стыдно… и как она теперь собирается его очаровывать?

Стоя к нему спиной, она выпрямилась, открыла сумочку и достала влажные салфетки. Вытерев руки, уголки губ, собрала всю смелость и гордость, которые в ней были. Лора повернулась к Кириллу, который снова снисходительно улыбался. Он отошёл к мотоциклу и взял бутылочку воды.

– Это все кальян, он меня добил, – сделав несколько глотков, прошептала она, – Первый и последний раз позволяю себе так издеваться над собой.

– Не переживай, ты все такая же красивая, честно, – произнёс молодой человек, пытаясь её поддержать.

– Спасибо, я домой, – Лора тронулась с места, обошла Кирилла, но почувствовала, что идти самой было сложно и остановилась.

– Тебя проводить? – предложил бармен, наблюдавший за ней.

Лора повернулась и посмотрела на него, высокого молодого парня, стоявшего возле своей игрушки, мотоцикла. Она кивнула головой. Тогда Кирилл подошёл и обняв её за плечи, повёл в сторону дома.

Они зашли в квартиру, молодой человек тут же остановился. Но Лора закрыла дверь, и нахмурившись, посмотрела на Кирилла. Ей не хотелось, чтобы он уезжал, но она не знала, что предпринять.

– Зайди на секунду, – она указала на комнату, – Я умоюсь.

Кирилл нерешительно прошёл вглубь комнаты, а Лора проскользнула в ванную. Она умылась, судорожно поправила волосы, и посмотрев на себя в зеркало, поняла, что все ещё пьяна. Девушка жадно хотела получить этого странного парня, который был рядом, но на вытянутой руке.

Лора недобро прищурилась и вышла из ванной, зашла в темную комнату. Кирилл стоял у окна, что-то писал в телефоне, снова отвечал на сообщения. С кем он все переписывается? Она не верила, что в три часа ночи, он все ещё получает поздравления. Это её раззадорило, ревность захлестнула, она подошла к Кириллу и встала напротив него, совсем близко. Он оторвал глаза от телефона и вопросительно посмотрел на неё. Он до сих пор был здесь, хотя мог уйти. Это любопытство или она его привлекает?

Лора решила проверить, она легким движением руки развязала невесомое платье, оставшись в одном красивом чёрном белье. Кирилл сдвинул брови, но сам оставался на месте, лишь убрал телефон в карман. Она сделала шаг к нему, планируя поцеловать, но он сделал шаг назад.

– Лора, – проговорил он, закрыв глаза и потерев ладонью лоб, – Прошу, оденься.

– Да что с тобой не так!? – возмутилась она.

– Да что с тобой не так!? – резко ответил он. – Я же сказал тебе, между нами, ничего не будет, не хочу, понимаешь.

– Честно, эта позиция ещё больше меня бесит, и я ничего не понимаю, – Лора чувствовала глубокую обиду, она прошла до шкафа и накинула футболку, решив, что этого достаточно.

– Я просто как-то задумался о наших отношениях, и вот не смог их представить, только и слышу как ты пилишь меня, вечно чего-то хочешь, у тебя такие стереотипы в голове, – он покачал головой, – Даже сейчас, ты же пристаешь ко мне, потому что хочешь получить! Потому что тебе нужно обладать вниманием к себе, и мне это не нравится. Поэтому не нравишься ты. Ты как мёртвая эмоционально. Но мне просто любопытно, что ты там прячешь за всей этой броней?

– А может это и есть я, вот такая? – Лоре стало так обидно, захотелось плакать, а она никогда не плачет.

– Тогда мне очень жаль тебя, – тихо произнёс Кирилл.

Как так получилось, что секунду назад, была обижена и оскорблён она, а в итоге сердитый Кирилл, воспринял её поступок как унижение? За все что он сказал, надо было бы его ударить! Но она так не хотела, чтобы он уходил. В эту секунду, она ощутила такую страшную холодную грусть, словно она совсем одна, совсем потеряна. Кирилл прошёл мимо неё, даже не взглянув.

– Останься, – прошептала она.

– Зачем? – он повернулся и посмотрел на девушку.

– Просто не хочу оставаться одна, – Лора почувствовала себя совсем маленькой девочкой. – Я обещаю лечь спать.

Кирилл скинул с себя куртку и посмотрел на её кровать. Она тут же забралась в неё, и накрыла ноги одеялом. Он подошёл, но не лёг, а сел в кровати, облокотившись на спинку. Лора легла ему на живот и обняла рукой.

Молодой человек не произнёс ни слова, а она слышала, как у него в кармане вибрировал телефон от сообщений. Он достал его и положил на прикроватную тумбочку. Лора улыбнулась, потому что он не ушёл, значит что-то к ней чувствовал, и не так уж она ему не нравилась. Она закрыла глаза, и почувствовала, как сильно хотела спать.

Лора была готова провалиться в сон, когда почувствовала, что он положил руку на её голову и аккуратно погладил. От этого движения, она захотела ещё больше к нему прижаться. Словно она под защитой, и он её оберегает… она не одна. И девушка забылась крепким сном…

Глава 9. Вероника

Вероника смотрела на телефон, который продолжал вибрировать в руке. Луказ был настойчив, он звонил уже во второй раз. Нике это было приятно. В отличии от Новака, Никита не звонил ни разу. Не пытался узнать, где она, как она… ведь жена впервые так себя повела? Раньше она не заявляла так явно своё «Я», раньше она не лезла в его жизнь вне дома… но что теперь делать, когда все изменилось?

Смелости поехать по адресу не хватало, было так страшно, что немели ноги. Как дальше жить? Нет, ей нужен день, ещё один день, чтобы пережить с этими мыслями. Может там не любовница? А коллега? Просто кто-то, кого он хотел отблагодарить. Она понимала, что это глупые мысли, хрупкие как мыльный пузырь, а правда жёстче… Эта правда многое сломает, а главное, может сломать её. Поэтому Вероника до сих пор сидела в машине, а не направлялась стучаться в дверь к беде.

– Луказ, привет, – ответила она на звонок, а сама чувствовала, как дрожит в груди, и голос предательски дрожал в унисон.

– Вероника, все хорошо? – спросил он, фирменно растягивая слова.

– Да-да, просто я за рулем, – произнесла она, – Что-то срочное?

– Завтра снимать приедешь? – озвучил вопрос Луказ, а Ника подозревала, что он звонил именно за этим.

– Это немного неожиданно, – ответила Вероника, – Так быстро.

– А чего тянуть? – он улыбался, в этом девушка была уверена.

Она закрыла глаза, и представила его лицо, этот пронзительный взгляд в которых казалось отражался целый параллельный мир, под названием «Новак».

– А хочешь сегодня увидеться? Давай прямо сейчас? У меня будет перерыв между съемками.

– Луказ, – Ника улыбнулась, словно всего ужаса, который происходил с ней сегодня, не было, – Нет, не смогу. Есть семейные дела. Спасибо большое за предложение, в другой раз, обязательно.

– А точнее завтра? – снова он задал вопрос, на который не получил ответ.

– Да, до завтра, – согласилась молодая женщина, которая уже ради принципа пойдёт снимать, так как ей хотелось показать мужу, что у неё тоже есть свои дела и своё мнение на этот счёт. – Если тебя не затруднит, отправь где и во сколько?

* * *
Вероника зашла домой. Была абсолютная тишина, которая словно окутывала квартиру. Из-за пасмурного дня, все казалось немного холодным.

Никиты дома не было. Уехал. Звонить не хотелось. Ника не понимала, что испытывает к нему сейчас. Но зайдя в их дом, крепость, семейное гнёздышко, все начинало казаться каким-то ночным кошмаром.

Ника прошла в комнату Кости, та тоже пустовала. По брошенным вещам на стуле, она поняла, что сын приходил домой. Вероника набрала ему, он сказал, что убежал гулять и в кино с одноклассниками. И это тоже хорошо, она не хотела, чтобы сын видел её такой растерянной.

Надо было поесть, она до сих пор не съела ни крошки, лишь недопитая чашка кофе в кафе. Ника без какого-либо аппетита посмотрела на еду в холодильнике, закрыла его. Села за любимый островок, провела руками по холодной столешнице. Подкатил ком к горлу, стало так холодно, грустно, обидно, а самое главное страшно. Она не была готова к другой жизни, совсем. Она жила в своём розовом мире, первая любовь, счастливый брак, семья… как она может с этим расстаться? Ведь она правда счастлива в браке. Муж заботится, проявляет все грани любви, обнимает, дарит подарки, цветы… проклятые цветы! Ну как так можно было оступиться? Погореть!

Нике было стыдно, но она жалела, что докопалась, что нашла так тщательно спрятанное от неё. Она могла жить дальше и наслаждаться. Что с ней произошло? Чего не хватало?

Почему однажды она проснулась, посмотрела на мужа, и ощутила, что чего-то не хватает, что есть какая-то пустота в глубине души… словно внутри была темная комната за закрытой дверью, и она её отворила. И выпустила что-то иное, другую свою сущность, другие свои желания, осознала страхи…

Щелчок входной двери, звон ключей, положенных на коридорную консоль. Ника подняла глаза на вошедшего мужа. Он встал в проходе, в спортивном сером костюме, непослушные волосы взъерошены, брови грустно разведены. Темные глаза смотрели на жену, и в них читалась растерянность.

– Ника, – он быстрым шагом подошёл к ней, взял в свои ладони её лицо, и стёр большими пальцами слёзы, – Прости меня. Я прошу тебя, я был не прав! Но я так приревновал, увидев вчера ночью это фото. Я проделал такую внутри работу, чтобы не быть безумным ревнивым мужем. Но когда ты сказала о совместном дне с Новаком.

Руки мужа были теплыми, такими родными, она отказывалась верить, что он ей изменяет. Что сейчас неискренен в своей любви, переживаниях и заботе. И она расплакалась ещё сильнее.

– Ника, ну что ты плачешь? Тебя кто-то обидел? Или ты из-за фотосессии? Конечно иди, снимай самые красивые фотографии, я не имел права тебе запрещать. Я повёл себя как глупец! Я так сильно тебя люблю, слышишь? – он заставил жену посмотреть на него. – И даже эту дурацкую челку!

– Ты же сказал тебе нравится? – неожиданно, именно на замечание о челке, она отреагировала.

– Ты какая-то другая с ней, словно чужая женщина в доме, – он улыбнулся, оголив свои клыки, красивые и хищные.

– Никита, – она пристально смотрела ему в глаза, – Я у тебя одна?

– В смысле? – он нахмурился. – Есть ещё Костя.

– Я единственная женщина в твоей жизни? – она практически не моргала, пытаясь увидеть эмоции в его глазах. – И я не про маму сейчас.

– А ты сомневаешься во мне? – возмутился мужчина.

– Просто ответь, прошу! – настаивала Ника.

– Ты единственная женщина, которую я люблю, и которой принадлежу, ведь я обещал тебе себя, – он также пристально смотрел на жену, и он так искренне говорил, без намёка на ложь.

Никита поцеловал Веронику, от мягкости и вкуса его губ, стало ещё хуже. Она совсем разрыдалась, не понимая, что делать. Может сказать ему как все на духу? Но ей было стыдно, что она что-то искала, боялась продолжить ссору, она так не любила ругаться, повышенных тонов, крика. Ей захотелось его обнять, как в последний раз, услышать его сердцебиение, вдохнуть запах… такой родной, роднее своего… свой запах она даже не знала, а его узнала бы из тысячи, миллиона…

– Ты такая красивая у меня, сексуальная, манящая, – почти шепотом говорил он, гладя её по голове, – Мне так нравится владеть тобой, оберегать тебя. И ты не думай, я доверяю тебе, но я представил себя на месте Луказа, и даже не знаю, как это смотреть на тебя без желания прикоснуться. Вот и повёл себя как осел. Ну прости ты меня.

– Все нормально, – ответила Ника, шмыгнув носом, – Я пойду умоюсь и переоденусь. Никита?

– Что? – Никита помог жене слезть с барного стула.

– А где ты сейчас был?

– А что такое? – муж тут же нахмурился.

– Просто я ждала звонка, думала переживаешь, – Ника пожала плечами, – А ты не позвонил, ещё и уехал.

– Вообще, я кинулся за тобой, но потом решил, что ты, наверное, захотела побыть одна, я был взвинчен, и мы бы сильнее поругались. Я тоже хотел подумать над своими эмоциями, успокоиться, – ответил мужчина, – Сделал несколько дел небольших, заскочив в пару мест по соседству.

– Понятно, – Вероника пошла в сторону спальни, но в голове сразу появились картины, как он выпускает пар по соседству с другой женщиной.

Обида и стыд… за все что происходило, за все мысли и действия, за все! Это все ужасно… а если там и правда любовница? Что сказать родителям? Друзьям? Косте… как же это все ужасно, низко… ведь она была уверена, что с ней этого никогда не произойдёт. Так хотелось ничего не знать. Не нужно искать, если не готов к правде.

– Ника, – в гардеробную заглянул муж, застав её сидящей в нижнем белье на пуфике, – Ты чего так долго? Может закажем что покушать или съездим поужинаем где-нибудь?

– Никуда не хочу, – она выдавила улыбку, – Чувствую себя уставшей. Завтра сложный день. Давай домой закажем?

– Хорошо, – Никита хотел выйти, а потом снова заглянул, – А почему сложный день завтра?

– Я поеду снимать Новака, и это с утра до самого вечера, – произнесла Вероника, и видела, как муж сжал челюсть.

– Завтра? Так быстро? Я думал, съемка только в обсуждении, – мужчина старался говорит спокойно, но он не мог скрыть своё недовольство. – Подозрительный он тип. И вообще, он знает, что у тебя семья?

– Да, это первое, что он обо мне узнал, – Ника усмехнулась.

– Ну тогда ладно, – Никита покинул гардеробную.

Весь субботний день Вероника пыталась держаться словно все в порядке. Никита к вечеру совсем расслабился, словно ссоры и не было. И может быть, Ника также себя чувствовала, если бы не тот факт, что она знала о букете для другой. Никита ни о чем не подозревал, что в это мгновение летит к черту его семья, в самое пекло ада, ведь он думал, все как обычно, жена довольна, а он молодец.

Вернулся Костя, веселый, румяный. Ника почему-то подумала, что он был на свидании, а не с одноклассниками. Но, наверное, делиться этим сейчас с родителями, казалось ему странным. Присутствие сына расслабило девушку на остаток вечера, даже показалось, что они снова счастливая семья. Смеялись, болтали за столом, заказали пиццу.

Но наступил момент, когда Костя отправился в свою комнату, когда было пора выключать везде свет, и лечь в одну кровать с мужем. Ника изначально отправила Никиту первым, сославшись на то, что нужно подготовиться к рабочему дню.

Она как никогда медленно проверила всю аппаратуру, сложила в рабочий рюкзак. Приготовила одежду, в чем не было необходимости. Девушка приняла душ, и тихо ступая по прохладному полу, вошла в спальню, в надежде, что муж уже спит.

Вероника аккуратно легла на подушку и накрылась одеялом. Она решила сегодня помочь себе и выпила успокоительные. Девушка повернула голову, чтобы посмотреть на мужа, но столкнулась с его взглядом. Никита, легким движением, подтянул её к себе. Он закинул на неё руку, уткнулся в шею и улыбнулся. Она слышала, как он улыбнулся. Но сейчас Вероника как никогда осознавала происходящее, и близость мужа напрягала, даже раздражала.

– Я соскучился за последнюю неделю, – произнёс он, поцеловав в плечо, – Словно мы совсем не были вместе.

– Есть такое, – прошептала она.

– Давай исправляться, в следующую пятницу я буду дома, и постараюсь пораньше приезжать с работы, – продолжил Никита.

– Было бы неплохо, – Вероника зажмурила глаза, так как будущее казалось теперь таким размытым, заоблачным.

– Я сегодня осознал, что могу тебя потерять, знаешь, – Никита испытывал необходимость выговориться, – Ты вот типа есть у меня, и я считал это нормой. Ведь ты жена! А увидел фото, этот поедающий взгляд этого актера, и прям что-то в моем сознании надломилось.

– Это фото вырвано из контекста, он так на меня не смотрит, – но Ника сомневалась в правоте своих слов. – Никита, мне пора спать.

– Почему ты так напряжена? Это вообще-то я должен быть обижен, – проворчал мужчина.

– Завтра ответственная съемка, я нервничаю, это первый мой самостоятельный рабочий день со звездой, вот и напряжена, – Вероника повернулась спиной к мужу, – Не переживай.

– Ты все сделаешь круто, я в этом не сомневаюсь, – Никита обнял её сзади.

Вероника хотела уснуть… быстрее, срочно, этот диалог был невыносим эмоционально. С ней он был таким идеальным мужем, со стороны можно лишь завидовать, и она тоже себе раньше завидовала.

* * *
Утром Никита повёз сына на тренировку, а Ника мчала по высланному адресу Луказом. Она посмотрела на себя в зеркало заднего вида. Хотелось быть красивой, но совсем не хотелось, чтобы он подумал, что она старалась. Поэтому она должна была выглядеть обычно. Вероника собрала вьющиеся волосы в хвост, так ей было легче работать, лишь челка теперь всегда требовала внимания.

День был ясный, тёплый, на Нике была легкая рубашка молочного цвета, заправленная в джинсы, кроссовки, как самая удобная обувь, когда впереди целый день на ногах.

Первая остановка была у Луказа дома, нужно было заснять его утро. Вероника из-за этого нервничала. Сразу к нему домой! Остаться наедине! Она припарковала машину возле элитного жилого комплекса с панорамными окнами. Посмотрела на часы, как всегда, была слишком пунктуальна. Порой ей хотелось опоздать, она специально тянула время, но… все равно приезжала вовремя, словно на подсознании, закладывала время на потянуть.

Ника вышла из машины, повесив тяжёлый рюкзак на плечо. В груди был трепет, и так было сложно понять от чего он? От того, что будет заниматься любимым делом или от желания увидеть Луказа?

Девушка поднялась на тринадцатый этаж и подошла к двери. Вдох. Постучала. Звонить не хотелось, звонок в дверь – это громко, Ника их не любила.

Медленно открылась дверь, а за ней такой сонный, такой красивый Луказ. Лишь в одних пижамных клетчатых штанах. Голый торс. В отличи от Никиты, он был высоким, а его тело вытянутым, рельефным. Босые ноги с длинными пальцами. Она посмотрела в его глаза, под которыми всегда лежали тени, и почему это было так привлекательно? Новак улыбнулся, и в один момент лицо изменилось, стало добрым, приветливым… сердце девушки забыло, как биться.

– Почему ты не одет? – первое что спросила она, пройдя в квартиру.

– Я только проснулся, прости, если смутил, – он пошёл в глубь квартиры, позвав девушку следовать за собой. – Да и тебе надо будет сделать снимки моего утра, а оно такое.

– Хорошо, – Вероника постаралась держаться спокойно и желательно на расстоянии, – С чего начнём? С пробуждения?

– Да, отлично! Тогда пошли в спальню, – он сам посмеялся этим словам. – Хорошо, что я поленился заправить кровать. А если честно, никогда не заправляю, меня прям бесит это.

Они зашли в просторную спальню, освещённую рассеянными лучами солнца из окон в пол. Мебели почти не было, кроме низкой широкой кровати со смятыми простынями глубокого синего цвета. Здесь было красиво, минималистично, мужественно и как-то кинематографично. Больше напоминало номер дорогого отеля, выполненного в темном дереве, но с мягким ковром.

– Иди в кровать, притворись, что спишь, – тихо произнесла Ника, доставая фотоаппарат, – Я пока прицелюсь.

– Честно, эта фраза звучит очень забавно, – Новак прибывал в отличном настроении, но лёг на подушки, подмяв под себя одеяло. Идеальная поза для сна, отметила Вероника.

– Мне нужен стул, – девушка проигнорировала его фразу.

Она выбежала в комнату-студию, где увидела барный стул. Она схватила тяжёлый стул и притащила в спальню, поставив посреди ковра, встала на него, и так перед ней открылся вид сверху на актера.

– Отлично! – радуясь, воскликнула она. – Притворись, что спишь. Отсюда отличные кадры получатся, свет идеален.

Он улыбнулся, а потом так идеально заснул. Он точно не по-настоящему это сделал? Луказ был прекрасен, в этих лучах солнца, на которых его каштановые волосы отливали золотом… легкая небритость… идеальный ровный цвет кожи. В какую-то секунду, Вероника поняла, что просто любуется им через объектив фотоаппарата. На лице проступил румянец, но как хорошо, что он «спал», и ждал от неё команды пробуждаться.

Ника делала кадр за кадром, и от того, что видела через объектив, разжигался азарт. Фотографии получались изумительными. Она попросила актера «проснуться», сесть в кровати, запустить руку в волосы, посмотреть в кадр, сесть, поставив ноги на пол, посмотреть в окно… это было потрясающе! Жадность к фотографии захлестнула Веронику, и она отвлеклась от мыслей о своём объекте.

– Хоть что-то выходит? Я переживаю, что модель я никчемная, – Луказ подошёл к девушке, смотря сверху вниз.

– Это чистый кайф! – она закусила губу и посмотрела на него горящими глазами, – И это только начало дня!

– Пойдём попьём кофе, я сварю нам, – он подмигнул Нике.

– Только накинь что-нибудь, хотя бы футболку, – попросила девушка.

– Я все ещё смущаю тебя? Да-да, я видел, что ты сначала смутилась, – Луказ и его акцент завораживали, – Ты очень милая. Муж был единственным мужчиной в твоей жизни? Вот прям он, и все?

– Эти вопросы смущают меня ещё больше, – честно сказала она, задрав подбородок, и сверкнув голубыми глазами из-под темных бровей. – Да, муж единственный мужчина в моей жизни.

– Так интересно, как это? – он послушно надел белую футболку. – Учитывая, что ты такая красивая. Сколько тебе? 26? 28?

– Спасибо, конечно, но ты промахнулся. Моему сыну 14 лет. Мне уже 34, взрослая девочка, – и произнеся это, она ощутила прилив сил, так как она правда уже взрослая, чтобы краснеть тут перед молодым парнем.

– Взрослая, да, – кивнул он красивой головой, а потом улыбнулся, прищурив глаза. – От этого ещё привлекательней. Ладно, пойдём пить кофе, и расскажи, как тебя муж отпустил на съемку? Чем пришлось пожертвовать? Уже видел наше фото в интернете?

– Фото видел, но он взрослый разумный мужчина, он мне доверяет, поэтому и отпустил, – лукавила Вероника, следуя за молодым актером. – Я же говорила, проблем не будет, просто такие вещи нужно обсуждать со своим партнером.

– Учитывая, сколько лет вы вместе, готов тебе поверить, – Луказ встал возле кофемашины и принялся за приготовление.

– А что мы все обо мне? Расскажи о себе, о семье, о Польше, – попыталась перевести тему разговора Ника, прицелившись фотоаппаратом, не собираясь упускать такие кадры.

– У меня уважаемая семья медиков, две старшие сестры, также пошли по стопам родителей, старший брат юрист, – Луказ поставил две чашки кофе на стойку островка.

У него тоже был прекрасный островок, о котором мечтаю все женщины мира.

– Как так получилось, что ты стал актером? – удивилась Вероника.

– К счастью, после трёх детей, мои родители были так заняты, что у них не хватило ни времени, ни сил на меня, – он посмеялся, откинув голову. – И я занялся тем, чем хотел с самого раннего детства. Ты что, совсем ничего обо мне не читала?

– Нет, – она помотала головой. – Прости, но до знакомства с тобой, я даже ни одного фильма с твоим участием не смотрела. Не подумай ничего плохого, я уверена, ты хороший актёр, просто к таким образам как твой, не лежит душа.

– А как ты думаешь, я отличаюсь от своих персонажей? – спросил Луказ.

– Честно, мне кажется, тебя самого очень много в персонажах, – ответила Ника, сделав несколько кадров Луказа за чашкой кофе, и тоже села за островок, напротив него.

– Я живу в мире кино, дружу с людьми из мира кино, и в принципе, кино – это моя реальность, да, – произнёс Новак, попивая кофе.

– Вкусный, очень вкусный кофе, – Ника улыбнулась.

– Этому научил меня отец, он всегда готовит для мамы по утрам чашку кофе, зная, как она его любит, – молодой человек посмотрел прямо на Веронику, и улыбнулся одними уголками губ. – Говорит, что не может позволить, чтобы рука другого мужчины готовила её любимый напиток.

– Скучаешь по родителям? – почему-то у неё родилась именно такая мысль.

– Я слишком рано вырвался из родительского гнезда, чтобы скучать, – Новак свёл брови, словно задумался. – Но я люблю о них вспоминать, как картинки такие, знаешь, когда они вместе. Мне нравится помнить именно их взаимоотношения, взгляды, прикосновения, заботу, а не внимание к нам, к детям. Именно воспоминания о их близости, наполнили меня счастьем и уверенностью в себе.

– Все что ты описал прекрасно, никогда так не думала, всегда оценивала своё счастье по вниманию родителей к себе, – Веронику так затронули его слова о родных.

– А какие у тебя родители?

– Обычные, ну как обычные, хорошие родители, любящие, заботящиеся о нас со старшей сестрой. Не могу сказать, что у меня есть такие воспоминания о контакте между ними как у тебя, может я просто слепа на это была, – Ника пыталась судорожно вспомнить о своих маме и папе, но не могла припомнить того, что описал Новак.

– Когда поедешь к ним в гости, – он отпил из чашки. – Понаблюдай. А потом расскажи, мне кажется, отношения между родителями очень характеризуют нас в личной жизни. Из примера родителей, мы берём, что нам нравится, или наоборот извлекаем то, что не хотели бы повторять в своих отношениях. Какие у вас отношения с мужем?

– Идеальные, правда. Мы всегда касаемся друг друга, когда я раздражена, устала, он всегда находит как меня поддержать, вот как ты описал про своих родителей, – Ника произнесла эти слова и погрустнела, так как в этот миг, она теряла все то, что было между ними с мужем.

– Почему такая грустная, когда говоришь об этом? Должна светиться от счастья, – сделал замечание Новак, не сводя своего пронзительного взгляда.

– Неважно, так получилось, – Вероника улыбнулась. – И так? Куда теперь передвигаемся, мы вроде снимаем контент, а устроили дружеские посиделки?

– Может, я придумал все это ради этих вот посидели, – Луказ опустил глаза.

– У меня были такие мысли, – Ника замерла, а сердце разгонялось в груди, но она решила принять это как шутку. – Но подумав получше, поняла, зачем молодому красивому популярному актеру, заниматься посиделками с замужней старой женщиной с детьми?

– М-м-м, как привлекательно звучит, – он рассмеялся, а голос так бархатно звучал, – любимый вид женщин. Хорошо, поехали куда-нибудь дальше. За окном прекрасный день. До встречи с моими друзьями ещё несколько часов. Ты, кстати, идёшь на эту встречу со мной.

– Луказ, а до скольких я с тобой? – Ника осознала, что она не задавала этого важного вопроса ранее.

– Пока не проводишь обратно домой, где взяла, туда и верни, – и снова этот двузначный взгляд, и эта улыбка.

– Тебе долго собираться? – Ника поднялась, решив, что их диалог затянулся, и пошел совсем не той дорогой.

– Нет, я быстро, – Луказ словно понял, что ей снова стало неловко, и покинул гостиную, скрывшись в дверях спальни.

Вероника подошла к окнам, из которых открывался шикарный вид. Затем оглянулась и прошлась взглядом по красивой светлой квартире, с элементами темного дерева. Она не осознавала реальности, и понимание этого, пришло именно в данный момент. Словно её жизнь разделилась на две части, и она наблюдала за всем со стороны, как за хорошим таким фильмом. Завибрировал телефон.

– Да, Никита? – ответила она мужу.

– Что делаешь? – спросил он, глупо усмехнувшись, явно нервничал.

– Работаю, а ты? – задала вопрос девушка.

– Жду Костю из раздевалки, потом поедем с ним в кафе или ещё какой ерундово пострадаем, будет день отца и сына, – на одном дыхании выпалил Никита.

– Это полезно.

– Поехали? – раздался голос сзади.

Вероника обернулась, и посмотрела на Новака. Он стоял в легких светлых брюках, в белом лонгслив с задернутыми рукавами до локтей. Он запустил руку в волосы и откинул их назад, на запястье блеснули часы на кожаном коричневом ремне и браслеты-фенечки. Он носил фенечки?

Волосы… Он мелированный? Только сейчас она осознала, что его волосы переливаются прядями, словно чуть выгоревшими на солнце. Но что-то подсказывало, что это прекрасная работа мастера.

– Ника, алло? – раздался встревоженный голос мужа в телефоне.

– Никита, все хорошо, мне пора работать, наберу позже, – тихо ответила она, и отключилась со связи. – Да, поехали.

– Муж? Нервничает? Красавица жена с красавчиком актером? Я бы с ума сошёл на его мечте, – он широко улыбнулся, показав ровные белые зубы.

– Как хорошо, что ты не на его месте, – отшутилась она, не зная, как ответит на замечания молодого человека.

– Почему же? Ты думаешь, я так плох в роли мужа?

– В роли, может и хороший, в актерских способностях я не сомневаюсь, но какой ты муж, я не знаю, – Вероника хотела поскорее покинуть дом Луказа, надеясь, что за его пределами, ей легче будет с ним общаться. – Я слышала, что люди из сферы кино, не лучшие партнеры по жизни.

– Но учитывая, что все мои бывшие актрисы, я с тобой соглашусь, – в отличии от девушки, Новака забавляли их странные диалоги. – Я уверен, что буду хорошим мужем, и нереально классным отцом.

– Я буду искренне радоваться за тебя, прочитав в новостях о твоей свадьбе, а пока, давай сменим локацию, – Ника улыбнулась, хотя ее улыбка, в сравнении с его, казалась ей ничтожной.

Молодые люди наконец-то покинули квартиру. Она фотографировала его во дворе, она снимала его переходящим дорогу, гуляя по улочкам в центре Москвы. Улочкам самого красивого города, как утверждал Луказ, а Ника не могла не согласиться. Он о городе знал куда больше, чем она, хотя родился в Варшаве. С ним Москва обретала другие краски, или этому была причина в солнечном дне?

Как она раньше всего не замечала? Словно воспринимала данностью город, в котором живет, родителей, которые её растили, и возможно свою семью? У неё всегда все складывалось правильно, идеально. Хорошая семья, она училась в гимназии, сидела за второй партой, словно не совсем отличница, но и не двоечница… а вторая парта – это хорошо, комфортно. Она всегда была привлекательной, за ней ухаживали мальчики, и родители каждого из них, были бы рады видеть её невесткой. Её любили учителя, и она ходила на вечеринки одноклассников. Все было так хорошо и идеально, что даже скучно.

У Вероники всегда были подружки и совместные ночевки. Потом институт, Никита… в общем, как и всегда. Идеальный муж, талантливый сын, она в свои тридцать четыре привлекательна. Решила увлечься фотографией, и сразу Новак становится её клиентом. Но вот жизнь решила ткнуть её носом, за то, что возможно не ценила, принимала как данность все что имела. Что более ужасное может случиться для женского счастья? Предательство… и возможно ли жить дальше с предателем?

Луказ затащил её в барбершоп, где он постоянно стригся. Она снимала, как ему немного оформили стрижку и уложили. Он много шутил, она много смеялась. Постепенно, она стала привыкать, что на них смотрят, что к ним подходят, и берут автограф у Луказа, а потом косятся на неё. Через какое-то время, она даже перестала замечать, что их постоянно исподтишка снимают.

Веронике стало так легко и весело с ним. Ника осознавала, что её безумно тянет к молодому актеру, у неё нет страха перед ним, как перед другим, абсолютно чужим мужчиной. Напротив, ей постоянно хотелось коснуться Луказа, хотелось, чтобы он обнял её… хотелось разжигать и разгонять тот трепет внутри, который робко бился в глубине, боясь вырваться наружу. Иногда, когда он снова начинал свои двусмысленные разговоры, шуточки, она чувствовала такое напряжение, что начинали стучать зубы.

Потрясающий, веселый, красивый, честный, открытый, манящий, гипнотизирующий Луказ Новак. Казалось, он говорил все, что думал, и не стеснялся, он вообще не стеснялся себя, словно ему нечего было скрывать, он жил в согласии со своим миром.

Вероника забылась. Забылась, что у неё есть другая жизнь, ощутив себя снова двадцатилетней, беззаботной и влюблённой? Она словно снова испытала эти чувства, когда тебе нравится молодой человек, ты ждёшь его взгляда, ты ждёшь намеков, чтобы убедиться во взаимной симпатии. И когда, направляясь к его друзьям в кафе, он взял её за руку, она не стала противиться, робко, но с радостью приняла его крупную кисть, растворившись в его тепле. Новак тоже делал вид, что все так и должно быть, и словно она не должна была его оттолкнуть, поставить на место.

Весь путь до кафе в центре Москвы, они прошли пешком… и потом, ей в любом случае, придется возвращаться к нему за машиной.

Большая веселая компания сидела на веранде. Девушки были укутаны в пледы, так как тёплый весенний день, плавно переходил в прохладный вечер. Вероника сразу заметила, что среди них много известных людей, актрис и актеров, и неожиданно занервничала. Луказ обнял её за плечи и подвёл к этому столику.

– Знакомьтесь, это Вероника, – представил он её друзьям.

– А ты не рассказывал нам про прекрасную Веронику, – сделал замечание Александр, она знала его имя, так как смотрела множество фильмов с ним. – Приятно познакомиться.

– Я фотограф Луказа, – она улыбнулась, и решила, если обозначить свою роль, ей будет проще, и на неё перестанут смотреть как на его новую девушку. – Сегодня снимаю его день, легальный папарацци. Поэтому не стесняйтесь, я буду вас фотографировать, но это все для Луказа, – Вероника снова стала замечать внимание от других гостей, и снова их кто-то фотографировал.

– О, вот как, – сделала замечание девушка, Веронике казалось, она её тоже где-то видела, – А мы если честно удивились, как быстро он отошёл от расставания с Алисой.

– А тебе вот надо напомнить, настроение испортить, – растягивая слова, обратился он к той самой девушке.

– Луказ, душка, не обижайся, но за время ваших отношений с Алиской, мы с ней стали подругами, – девушка дружелюбно улыбнулась. – Я просто разрываюсь между вами.

Вероника снова почувствовала себя неловко, и спряталась по другую сторону объектива, снимая Луказа в компании друзей. Она старалась держаться от него подальше, боясь, снова ощутить ту самую беззаботность.

Снова звонил Никита, спрашивая, когда она будет. Но Вероника не могла дать ему точного ответа, от чего слышала напряжённые нотки в голосе мужа.

– Мне все это не нравится, – не сдержался он. – Места себе не нахожу.

– Я же жду тебя по ночам, когда ты со своими друзьями отдыхаешь, а я работаю, – ответила она, раздражаясь. – Прекращай, ты меня отвлекаешь. Буду выезжать домой, наберу.

– Ника, да что с тобой? Ты мне изменяешь? – выкрикнул он в трубку. – Ты сама не своя последние недели две!

– Я?! – Ника аж задохнулась от возмущения. – Да как ты смеешь, такое обо мне говорить!? А ты? Верен ли ты мне?

– Я уже ответил тебе на этот вопрос.

– Я тебе тоже отвечаю, что нет, – произнесла она, – Легче стало?

– Нет, – прохрипел муж, – Совсем не стало.

– Это тупиковый разговор, – Ника обернулась на стол, за которым сидела компания Новака, и увидела, что Луказ за ней наблюдал. – Мне пора. Наберу как освобожусь.

Девушка вернулась к столу, веранда уже освещалась уютными вечерними огнями, и стало по-настоящему прохладно. Веронике хотелось уехать, но она была на работе, и не могла указывать Луказу на свои желания. Но он словно чувствовал её, поднялся и подошёл. Слишком близко. Так близко к замужним женщинам нельзя подходить.

– Тебе уже пора? – спросил он. – Можем уехать, если хочешь. Можешь вечерние кадры у меня снять в другой день, а сейчас просто поедем за твоей машиной.

– Нет, я досниму, – она покачала головой. – Ещё один вечер с тобой мой муж не вынесет, так что давай сегодня закончим. Но я бы поехала к тебе прямо сейчас.

– Хорошо, – он взял её за плечи и заглянул в глаза. – Ты такая грустная. Мне аж не по себе, чувствую себя виноватым.

– Луказ, все хорошо, даже не думай так, – Вероника попыталась улыбнуться. – Просто день затянулся, а есть ещё домашние дела, семья.

Они попрощались с друзьями Луказа, и отправились к дороге, к тому месту, куда вызвал актер такси. Вероника его немного сторонилась, чтобы он снова не взял её за руку, или того хуже обнял, у всех на глазах. У неё уже появились страшные мысли о том, сколько может появиться снимков в Инстаграм за сегодняшний день. И она не знала, как оправдываться перед Никитой в этот раз.

Новак смотрел на её профиль, когда они сидели в машине. Вероника это видела, но продолжала смотреть в окно. Молодой человек чувствовал, что она была напряжена, и не докучал ей разговорами.

Доехали они быстро. Прошли мимо её машины, которая верно ждала хозяйку. Удивительное чувство настигло Веронику, когда они зашли в его квартиру, теперь уже освещенную вечерним уютным светом. Ей показалось, что она вернулась домой. Почему-то было комфортно, захотелось забраться на диван и включить телевизор. Болтать с Луказом о том, как прошёл день. Да что с ней не так?

Вместо этого, она принялась за работу, попросив молодого актера, сесть на его уютный коричневый диван с мягкими подушками, включить телевизор. Ника снимала его в полумраке квартиры. Его лицо было прекрасно, он давал столько эмоций, казалось, человек делает обычные бытовые вещи, но в исполнении Новака, даже просто просмотр телевизора, превращался в какую-то историю. Смотря в его глаза, хотелось представлять, чем он был занят до, какие мысли в его голове сейчас, и что с ним случится потом.

Никита… а что он испытывает к этой девушке, которой отправлял цветы? Просто секс? Но зачем тогда цветы, чувствует себя виноватым и перед ней? А вызывает она у него такой трепет, как у неё Новак? Что хочется коснуться, так сильно, до ломоты рук… что хочется запустить пальцы в его шелковистые волосы и уткнувшись в них носом, почувствовать запах его шампуня?

Тогда она готова понять его измену… но, что тогда между ними, мужем и женой? Они же друг друга любят? В таком случае, могут ли они испытывать такие чувства к другим? Может это мимолетное, и тут нужно перетерпеть и в скором времени отпустит. Но Никита же не перетерпел? Муж явно ревновал, впервые в жизни он срывался на неё, значит боится потерять? Значит любит ее и хочет сохранить семью?

Вероника не заметила, как погрузившись в свои мысли, сидя на пуфике напротив Новака, перестала снимать. Но это заметил молодой человек. Он подошёл к ней и забрал фотоаппарат из рук. Она не сопротивлялась, а настороженно наблюдала за ним. Отложив камеру на диван, Луказ протянул руку и поднял её с пуфика… положил руку на талию, и смотрел в её голубые глаза, в которых казалось все читалось. Она боялась, что он видел её насквозь, этот молодой парень.

Новак убрал с её лица прядь волос за ухо, прошёлся пальцами по шее, она вздрогнула и перестала дышать, просто разучилась. Луказ, не отрываясь, смотря в глаза Вероники, словно совершенно не стесняясь своих действий, словно он совершенно не сомневался в них… Молодой человек поцеловал её… это было так прекрасно. Он был таким тёплым, сладковатым. Она ответила, и тогда Луказ стал смелее, прижав её к себе. Внутри девушки что-то взорвалось, как салют на день города, так это было грандиозно для неё.

Ника распахнула глаза, осознав, что она в квартире другого мужчины, на дворе поздний вечер, и она с целуется с этим мужчиной.

– Вот черт! – выругалась она, оттолкнувшись от Новака, и судорожно стала поправлять рубашку, пытаясь стереть с себя его следы.

– Ты хотела этого не меньше, чем я, – произнёс он, вскинув брови.

– И это ужасно, – её голос сорвался, и она поняла, что уже плачет, глаза так резко защипало, Ника растерялась и села обратно на пуфик.

– Настолько ужасен со мной поцелуй, что ты даже плачешь? – он сел на пол рядом с ней, взяв её руки в свои. – Или как я понимаю, с мужем не так все прекрасно?

– Луказ, мне кажется, он мне изменяет, – ей захотелось ему рассказать, и смотря в его глаза, она видела, что он не был безразличен.

– С чего ты взяла? – спокойно спросил он. – Может это лишь твои женские фантазии?

Вероника поведала ему в историю, с самого начала, как стала контролировать мужа и лазить в его телефон. Рассказала о своих чувствах, как ей за это стыдно. Открылась про свой страх узнать все до конца, и что в сумочке лежал адрес возможной любовницы.

– Ты узнала об этом вчера, и терзаешь себя домыслами уже сутки? – удивился молодой человек.

– Обними меня, – неожиданно попросила Ника, но это было то, что она сейчас желала, смотря на него. Словно пока она думает, что муж ей изменяет, она может позволить себе объятия с Луказом. А если она не узнает, каковы они, то просто не сможет жить дальше, и будет думать и фантазировать о его руках.

Новак тут же стащил её с пуфика к себе на пол, и усадив сверху, прижал к себе. Это было ещё лучше, чем в фантазиях. Она уткнулась в его шею, проведя руками по спине. В ответ он тоже аккуратно изучал её. Они сидели молча, прижавшись к друг другу, желая близости больше, глубже. Но она не могла себе этого позволить, для неё и это было слишком. Луказ словно понимал её чувства и не настаивал о продолжении.

– Поехали, – прошептал он ей на ухо.

– Куда? – она нахмурилась, так как ей совсем не хотелось возвращаться в свою реальность.

– По этому адресу, посмотрим кто там, – произнёс он. – Я уверен, ты одна так и не решишься, тебе нужна компания. И мне кажется со мной, тебе будет легче принять любую правду.

– Сейчас? – она была с ним абсолютно согласна, но решиться было так страшно.

– Я рядом, обещаю, – и снова он смотрел на неё своим глубоким взглядом, который обещал что-то невероятное, сносящее голову, и так хотелось узнать, что это.

Глава 10. Лора

Голова… как раскалывалась голова… казалось, внутри все трещало, и что-то вот-вот лопнет. Не хотелось открывать глаза. Отвращение к себе и своему телу заполняло сознание. Во рту ужасный привкус, хотелось воды. Очень сильно хотелось пить.

Кирилл! Здесь был Кирилл, когда она засыпала. Она помнила его тепло, запах сигарет и свежего воздуха, он пах именно так. Лора распахнула глаза, но никого рядом не было, даже намёка, что здесь вообще кто-то был ранее.

Девушка резко села, и пожалела об этом, так как треск в голове усилился. Комната была окутана серым пасмурным светом, за окном шумел дождь. Город отмывался от пятничного веселья его жителей.

«Ну и хорошо, что ушёл» – подумала Лора, так как не любила, чтобы кто-то видел её такой беспомощной и некрасивой. В зеркало смотреться она не хотела вовсе. Девушка спустила ноги на пол и зажмурилась. Ужас. Как она себя вчера вела… Она проявила слабость перед Кириллом. Она приставала к нему. Она попросила его остаться. Это немыслимо.

Лора зарычала и схватив подушку, швырнула в сторону. Она желала хоть чуть-чуть выплеснуть ту злость на себя, которая разрасталась в груди. Стыд. Она не повторит эту ошибку. Она больше не будет пить, как и ранее, так как не любит потерю контроля над собой, над своими правилами. Теперь, какой-то бармен возомнит, что что-то значит для неё.

Лора схватила телефон. Миллион сообщений от подруг, от пары поклонников с работы, но ни одного от него. Ни извинений за его поведение и грубость, за то, что уехал. Ничего.

Стакан воды и душ. Это была первая скорая помощь своему состоянию. Сегодня никаких вечеринок, как бы подруги не заманивали. Так нельзя относится к своему телу, это издевательство. Она слишком себя любила. Лора вообще не хотела видеть сегодня подруг. Ей было стыдно признавать свои ошибки, всё что она натворила за вчерашний вечер. Как и Кириллу, она не обнажала подругам свои слабости, проигрыши и неудачи. Для подруг она была всегда успешна и прекрасна. И тащить в свою кровать бармена, не вязалось с ней никак.

Сейчас Лора была уверена. Теперь только холод и пренебрежение в сторону молодого парня. Она была пьяна, и не отдавала отчета своим действиям. Никогда она больше не напишет ему первой, а если напишет он, не ответит. Теперь снова их будут связывать буквально пара фраз: «Добрый вечер! Что будете заказывать?».

Лора просушила свои шелковистые прямые волосы, убрала за уши, открывая острое личико прекрасной птички. И теперь, решилась внимательно посмотреть в зеркало. Было стыдно взглянуть себе в глаза. Но эти глаза её не предавали, и смотрели прямо, уверено, гордо. Многие годы она работала над своим взглядом, чтобы никто не мог что-то в них прочесть. Никаких страхов и сожалений.

Звонок в дверь вывел её из своих мыслей. Лора посмотрела в сторону двери из маленькой ванной и нахмурилась. Она никого не ждала. Лора тихонько подошла к двери, крадясь на цыпочках, чтобы взглянуть кто пришёл и сжимая в руке телефон, аккуратно заглянула в глазок. Снова раздался звонок в дверь.

Это были Аня и Даша. Видимо любопытство съедало подруг, и они перешли к решительным действиям. Вчера, на их глазах она уехала с Кириллом. Лора закусила губу. Она не хотела открывать и решила попробовать тихо уйти в комнату, словно её здесь нет. Так как что отвечать подругам на вопросы, Лора ещё не придумала.

Но в этот момент у неё зазвонил телефон, и как назло, он не стоял на бесшумном режиме. В маленький коридор наполнился громким звуком рингтона. Лора замерла зажмурившись, подруги казалось тоже. А затем, уже громко, постучали.

– Лора! Это мы! – услышала она голос Ани из-за двери.

Лора выдохнула, поправила волосы и открыла дверь.

– Доброе утро, – поздоровалась она, улыбнувшись, как ни в чем не бывало.

– Утро? Добрый день! Мы уже стали переживать, – возмутилась Даша и первой прошла в квартиру. – На сообщения не отвечаешь, дверь не открываешь, уехала в ночи с Кириллом.

– Он меня отвёз домой, спасибо ему, я вчера перебрала, – ответила Лора, пропуская Аню и закрыв за ней дверь. – И никаких интересных подробностей.

– Мы тебе кофе привезли, – Даша протянула стакан ароматного напитка.

– Спасибо, это кстати, у меня очень болит голова, – призналась девушка.

– Тогда может шампанского? Оно быстрее лечит, – посмеялась Аня и села на край кровати.

– Нет-нет, я больше не пью, – Лора помотала головой и села в кресло. – Это ужасно, девочки.

– Так, рассказывай, что у вас с барменом? – сразу задала вопрос Аня. – Что за игры? Ты реально попросила его приехать?

– Да, – Лора закрыла глаза и выдохнула, – Просто, он сказал мне, что я ему не нравлюсь, меня это задело. Дал мне свой номер, типа предложил дружбу. В общем, сильно задел. Ну я и написала. А он сразу примчался.

– И отвёз тебя домой? – продолжала допрос Даша, которая завалилась на кровать рядом с Аней. – И все? Поднялся?

– Мне было плохо, он проводил меня до квартиры, – Лора не хотела выдавать им подробности.

– Отшила парня у самой квартиры? – рассмеялась Аня, – Ты изверг!

– Никто никого не отшивал, – проговорила девушка, – Реально. Я же ему не нравлюсь, забыли? Играет в какие-то игры со мной.

– Ты? Не нравишься? Он что, гей? – возмутилась Даша, подойдя к открытому шкафу Лоры, рассматривая костюмы и платья, коллекцией которых она так гордилась.

– Я скоро так тоже буду думать, – Лора усмехнулась, – В общем, не порадую вас пикантными подробностями.

– Какое платье! – воскликнула Даша, достав миниатюрное красное платье известного бренда. – Я была бы в нем шикарна! Дай поносить?

Лора молча рассматривала Дашу с её пышными формами, большой грудью и пухлыми руками, думая, как так ответить, чтобы не обидеть? «Конечно была бы в нем шикарна, оно размера XS! Похудей!» – хотелось закричать Лоре на подругу. Для неё Даша была загадкой, подруга правда витала где-то в облаках, в мире своих фантазий или всё же притворяется? Эти таинственные поклонники, желание познакомиться с Новаком, уверенная, что может ему понравится, а теперь её платье, такое маленькое, изящное… на такую точеную невесомую фигуру как у неё.

– Хотя знаешь, красный не мой цвет! – произнесла Даша. – Я слишком яркая в нем, перебор.

– Лора подняла брови, и молча допила кофе, радуясь, что вообще ничего говорить не пришлось. Она перевела взгляд на Аню, которая наблюдала за ней, подняв бровь и ухмыльнувшись в сторону. Видимо, Анна все прочла с лица Лоры.

– Лора, – позвала Даша, поднимая что-то с пола, – Это что?

– А что там? – в руках подруги было что-то маленькое.

– Кольцо, и мне кажется обручальное, – ответила Даша.

Лора вскочила с кресла и подошла к подруге, взяв мужское обручальное кольцо. Она покрутила его в пальцах, нахмурив лоб. Девушка задумчиво посмотрела на Аню и Дашу.

– Это чьё? – спросила Даша.

– Ну женатика скорее всего, ведь только он был тут? – переспросила Анна.

– Конечно Марка, он же был у меня вчера утром, – Лора улыбнулась, и подойдя к косметическому столику, положила туда кольцо. – Я задумалась, почему он не спохватился и не ищет его?

– Может у таких козлов как он, есть запасные? – рассмеялась Аня.

– Да он не скрывает, что женат, даже выпячивает это, а ты типа принимаешь данный факт или нет, – ответила Лора. – Ну значит, скоро ждать гостя.

– Может, это он специально, знаешь, как в фонтан кидают монетку, что бы вернуться? – предположила Даша.

– Хороший вариант, – теперь рассмеялась Лора. – Фонтаном меня никто ещё не называл. Может пообедаем где-нибудь, я голодна?

– Давай посмотрим, вдруг что-то ещё обронил, узнаём о нем побольше, – Даша опустилась на колени и заглянула под кровать. – Лора?

– Да, там может быть не очень чисто, – девушка раздраженно вздохнула. – Пойдём уже!

Даша встала, и сердито посмотрела на неё. В руках подруги снова была находка – зажигалка. Она зажгла её и потушила, прищурив свои круглые колкие глазки.

– Ну и что? Может тоже Марк обронил? – Лора нервничала и злилась.

– Это не Марка, я знаю, чья она, – Даша насупилась. – Ты нас обманываешь?

– Обычная потёртая чёрная зажигалка, такая у каждого второго, – девушке не нравилось, что её поймали.

– Но только я видела, как вчера Кирилл крутил её в руках за баром, – произнесла Даша. – Совпадение?

– Лора? Двое мужчин за сутки в твоей квартире? Кровати? – Аня посмеялась, и подойдя к Даше, забрала у неё зажигалку. – Ну что ты так злишься? Это же прям идеальные истории для того, чтобы поделиться с подругами! У тебя их никогда не было. Я не помню, например. Ты всегда так аккуратна в связях. Ну как он, наша звезда бара?

– Я устала твердить, что между нами, ничего не было! – выкрикнула Лора, её унижали вчерашние воспоминания о Кирилле, она не могла признаться девочкам, насколько сильно, ведь он её отверг, а она попросила остаться. – Мне было плохо, он уложил меня в кровать и ушёл! Видимо и обронил эту чёртову зажигалку!

– Я понимаю твоих мужчин, ты очень красивый фонтан, и все хотят вернуться, – Аня продолжала подшучивать.

– Только мне этого бармена возвращение не нужно, – фыркнула она, – Можете забрать себе, хотя нет! Отдайте! Я сама ее выкину!

Лора схватила зажигалку, прошла в кухню и выкинула её в мусор. Она решила, что так она поставила точку.

– И пойдём поедим уже!? – обратилась девушка к подругам, которые наблюдали за ней в дверном проёме.

* * *
– Какие планы на сегодня? – спросила Лору Аня, поедая чизкейк. – Продолжишь развлекаться?

– Нет, точно нет, – Лора помотала головой, поев, она стала добрее, и тоже решила насладиться легким лимонным десертом. Ей нравился вкус лимона, после него не было ощущения тяжести, еда казалась легкой и свежей.

– Тогда кто сегодня в твоём плотном графике? – Аня снова намекнула на бурную жизнь подруги.

– Ань, перестань, – Лора посмотрела на девушку напротив. – Да, я что-то совсем не в ту сторону пошла. Но вовремя останавливаюсь.

– Завязываешь с женатиком? – тут же задала вопрос Даша.

– Нет, с ним пока не завязываю. Мне пока любопытно, и хороший качественный секс лишним не бывает, а Марк хорош, очень, – Лора взглянула на телефон, а затем перевернула его экраном вниз. – Но с алкоголем и вашем барменом точно завязываю.

– И значит наша пятничная традиция в любимом ресторанчике отменяется? – возмутилась Даша. – Ты типа его избегать будешь?

– Что за глупости? Ещё чего? Чтобы он возомнил, что я из-за него туда не хожу? – Лора широко раскрыла свои лисьи глазки. – Пятницы были и будут, только я, как и раньше, после посиделок еду домой, сладко спать.

Девушки отстали от Лоры и защебетали о чем-то другом. Она их не слушала, пыталась, но не получалось вникнуть. Собственные мысли заглушали все вокруг. Лора снова посмотрела на телефон, и поняла, что чего-то ждёт. Она перевернула его, увидела сообщение, и ещё не прочитав от кого, почувствовала надежду внутри. Но чего она ждала? Или кого? Все словно замерло внутри… но, когда она прочла на экране имя коллеги, испытала разочарование.

Это был её давний поклонник, руководитель одного из отделов продаж. Он единственный усердно продолжал за ней ухаживать, не робел, и настаивал на свидании. Она всегда отказывала, а он снова звал её поужинать вместе.

Лора не хотела идти в ресторан, в ресторане надо о чем-то говорить. Но девушка захотела сходить на свидание, отвлечься от бардака, который происходил в её идеальном мире и пообщаться с нормальным мужчиной. Александр красив, хорошо одевается, холост и у него достойная должность… тогда, почему нет?

Лора: «В ресторан? У меня сегодня совсем нет аппетита, спасибо»

Александр: «Снова отказываешь?))»

Лора: «Нет, не отказываю»

Александр: «Интересная ты конечно девушка. Хочешь, чтобы я ещё что-то предложил?»

Лора: «Я сама предложу. Пойдём в кино»

Лора решила, что это был единственный вариант, где ей не придётся общаться.

Александр: «Тогда встречное предложение. В кинотеатр под открытым небом? В Парк Горького?»

Лора: «Я согласна»

Александр: «Я как возьму, билеты напишу во сколько. Где тебя забрать?»

Лора: «Встретимся в парке, я сама приеду»

Лора решила, что хватит ей уже мужчин, которые знают, где она живет. Да и факт своей машины рядом, даёт чувство свободы, всегда можно сесть и уехать.

– С кем это ты там? – голос Ани оторвал Лору от телефона.

– На свидание пойду сегодня, – ответила она.

– Марк или Кирилл?

– Словно кроме этих двух, никого в мире больше нет, – Лоре всегда нравилось томить подруг. – А вы чем займётесь?

– Я со своим встречаюсь вечером, – ответила Анна. – Он вернулся в Москву, я даже отвыкла за эти три месяца от него. Почти перестала хвататься за телефон в ожидании хоть строчки.

– Я думала, вы уже расстались, – честно призналась Лора.

– Я тоже так думала, – Аня посмеялась, но было видно, что она переживала. – Надеюсь не расстанемся сегодня.

– Так мы что, сегодня порознь все? – взгрустнула Даша. – Ну ладно, тоже приму какое-нибудь предложение на свидание!

* * *
Лора подъехала к «Парку Горького» и смачно выругалась. Она совсем забыла какие здесь проблемы с парковкой. Найдя место не совсем близко от входа, она быстрым шагом направилась к месту встречи.

Саша, но он настойчиво требовал от окружающих, чтобы его звали Александр, уже ожидал её на месте. Его сложно было не заметить, не смотря на его невысокий рост. Блондин, волосы удлиненные, убраны за уши. Загорелый, его голубые глаза, казалось светились из-под светлых бровей. Но к его несчастью, Лора всегда предпочитала брюнетов. Хотя, в голове Саши, походу не укладывалось, что кого-то можно предпочитать, когда есть он.

При встрече, Лора позволила поцеловать себя в щеку, не ответив поцелуем взамен. Они направились к кинотеатру. Саша рассказывал о предстоящем фильме, и шел слишком близко, что Лора чувствовала, как его рука касалось о её плечо. Ей не нравилась его близость, и она уже жалела, что согласилась на все это.

Лора постоянно продолжала смотреть на экран телефона, проверяя время и в ожидании чего-то. Внутри скребли кошки, от того, что она ничего там не находила. Девушка злилась, что потеряла своё спокойствие, какая-то тревога овладела ей.

Была уже середина фильма, они сидели завернувшись в пледы, так как после захода солнца, стало совсем прохладно под открытым небом. Слишком много пар вокруг в обнимку. Да, это возможно романтично, сидеть завернувшись в плед и смотреть кино на деревянных мостках. Лора посмотрела на спутника. Её к нему совсем не влекло. Он пытался быть ближе, словно невзначай касаться её. Она видела, как Александр поглядывал на неё, периодически облизывая губы. Немного нервничал, думал о дальнейших действиях.

Лора не хотела никаких дальнейших действий. Ведь закончится фильм, он предложит где-нибудь посидеть… затем захочет погулять, будет стараться нарушить границы, провожая, полезет с поцелуями, сальными прикосновениями и намеками на секс. Мужчины порой даже просто приветствие с улыбкой, воспринимают как маячок, призыв к действиям. Лора была опытна в этих обхаживаниях, часто чувствовала себя добычей. А тут кино и с таким павлином как Саша, это же для него прям зелёный свет. Лора заерзала, прописав весь этот сценарий хода событий, и стала продумывать шаги отступления.

– Все хорошо? – Александр заметил беспокойство девушки, и положил руку на её стройную острую коленку.

Эта была та самая роковая ошибка со стороны мужчины. Саша подтвердил данным жестом все опасения девушки, подтолкнув на решительные действия.

– Да, – Лора резко скинула плед. – Знаешь, мне пора, правда. У меня личные дела, думала отвлекусь, не получилось. Приятного просмотра.

Немедля, она встала и пошла вниз по ступеням, даже не оборачивая. Но Лора испытывала такое же напряжение, как когда в темноте идёшь до включателя света, и кажется, кто-то из темноты настигнет и схватит тебя. Почему-то показалось, что Александр, от ущемлённого мужского достоинства, может догнать. Хорошо, что они работали в отделах, которые вообще друг друга не касались и им не приходилось контактировать постоянно, а лишь изредка сталкиваться в лифте и на корпоративах.

Лора успешно добралась до машины, затерявшись в толпе молодежи. Парк Горького – это большая яркая тусовка, это скопление всех субкультур, здесь царит дух молодости, открытости, свободы.

«Сука!» – получила она сообщение от Саши, направляясь домой.

«Согласилась, чтобы грубо слить? Не зря про тебя ходят слухи, что ты та ещё СУКА!» – тут же пришло второе сообщение.

Лора прочла и рассмеялась. В принципе, что-то такое она от него ожидала. Она решила ничего не отвечать, так как лишь получит порцию грязи в ответ. А ей не хотелось доставлять ему такого удовольствия, пусть все дерьмо, которое сидело сейчас в нем и просилось наружу, останется при нем, а не на ней.

Девушка зашла домой, включила ночник, который окутал в приятный тёплый свет её небольшую спальню. Она переоделась, умылась и залезла под пуховое одеяло. Лора всегда мёрзла и спала под тёплым одеялом, не смотря на то, какое время года было за окном.

По телевизору шёл любимы фильм «Красотка». Странно, что фильм про проститутку, вызывал в сердцах миллионов тепло, уют и романтику. Но вызывал же, правда? Оказывается, не всем нужны принцессы. Но кем была она, принцессой или проституткой? Лора немного поникла.

Встречи с Кириллом, напугали её, так как рядом с ним, из-за его взглядов, слов, поступков, обнажались внутренние страхи девушки. Словно она возвращалась к себе маленькой, а Лора так долго старалась убить в себе все из прошлого, и создала себя настоящую. Но кто эта Лора и чего она хочет на самом деле? Девушка не могла себе ответить. Главное, она точно знала, что хочет быть в безопасности и красоте.

* * *
Уже был воскресный вечер. Позади спортзал, салон красоты и СПА, день любви к себе и своему телу. Лора была уверена, что восстановилась после пятничного безумия.

Ни один из мужчин, бросивший свою вещь в «фонтан» не объявлялись, даже не звонили и не писали. Александр, к счастью, тоже вовремя остановился и больше её не беспокоил. Но она все ещё чего-то ждала и нервно поглядывала на телефон весь день.

Только она обо всем этом подумала, крутя обручальное кольцо в своих хрупких тонких пальчиках, как в дверь постучали. Именно постучали, за это она была благодарна, так как ненавидела звук звонка. Лора все время порывалась его отключить, но никак не доходили руки.

Лишь в одних трусиках и майке, без тени смущения, она отправилась к двери, чувствуя приятный аромат масел после массажа от своей кожи. Надеть сейчас одежду, было бы просто преступление против прекрасного и нежного.

Она посмотрела в глазок, и увидев его, не раздумывая открыла дверь. Он стоял в совсем непривычном виде для неё, спортивный костюм, почти домашний, на голове капюшон. Марк выглядел на лет 10 моложе, без этих пиджаков и рубашек, но Лора не могла сказать, что так ей нравилось больше. Возможно, её прельщала и возбуждала, как раз его официальность, холодность, неприступность. А этого парня уже хотелось приласкать.

– Что ты так на меня смотришь? – произнёс он, надменно нахмурившись, что мысли о том, что он жалкий мальчик тут же улетучились.

– Непривычно видеть в таком виде, – ответила она, пожав плечами.

– И не привыкай, – он усмехнулся и не дожидаясь приглашения, прошёл в квартиру, скинув кроссовки и пройдя дальше.

– Воскресным вечером, ты не дома? – спросила она мужчину, который сел на край кровати и скинул капюшон.

Нет, это был он. Взрослый, мужественный, сексуальный. Россыпь морщин от глаз, жесткий взгляд, знающий, что хочет от неё. Странный мужчина, словно две личности уживались в нем, так как в глазах, было что-то домашнее, прирученное, но при этом дух непокорного мустанга.

Жена уехала к родителям, вернётся только завтра, мне стало скучно и одиноко, – он словно сипло промурчал, – Вспомнил о тебе. Как ты хороша собой. Такая легкая, пластичная, сама у себя на уме.

– Я была права? – Лора подошла к нему и медленно села сверху, почувствовав, как он тут же откликнулся на её близость. Волна возбуждения прошлась по ней, и вдохнув его запах, она томно выдохнула.

– В чем права? – Марк тут же уткнулся в её шею, без смущения взяв за бёдра и прижав к себе.

– Что после близости со мной, будет ещё хуже, так как будешь хотеть ещё и ещё, – томно прошептала она, чувствуя эйфорию от маленькой победы, чувства легкого превосходства. – Так как будешь помнить, какая я…

– Хорошо, согласен, ты была права, – это было последнее что он сказал, дальше им было не до разговоров.

* * *
Он лежал, откинувшись на кровать, даже не успев раздеться, она лежала рядом. Секс с ним был слишком хорош, чтобы это заканчивать. Девушка опустила глаза на свою грудь, выглядывающую из-под легкой майки, и только сейчас заметила красные пятна, отпечатки его пальцев на своей нежной коже. Во время близости, она даже не чувствовала боли, а сейчас саднило. Лора поднялась, поправив майку и подошла к косметическому столику с зеркалом, осмотрев своё отражение и увидев следы на шее.

– Мне завтра на работу, я руководитель, давай поаккуратнее в следующий раз, – тихо произнесла она.

– Я аккуратно, через час уже ничего не будет, обещаю, – Марк тоже встал, поправив одежду. – Но тебе нравилось, я видел. Это особое удовольствие, наблюдать за тобой во время секса.

– Собираешься уходить? – спросила Лора, увидев, что он снова надел капюшон. – Снова набег?

– Честно, в пятницу, ты вывела меня из себя. Ты говорила, что бармен просто друг? – вырвалось из уст Марка. – Я два дня думал о том, что он тобой владеет.

– Мной никто не владеет, и ты тоже, если что, – огрызнулась Лора. – И даже если бы у меня было бы что-то с барменом, и что?

– Мне это не нравится, – ответил он.

– Это твои проблемы, – Лора усмехнулась. – Но, чтобы ты крепче спал, скажу, он даже мне не друг, не то чтобы любовник. Все что было в баре, шутки ради.

– Заставляла меня ревновать? – он подошёл к ней и резко прижал к себе, словно снова возбуждаясь.

– А получилось? – Лора довольно улыбалась.

– Не делай так больше, – просто сказал Марк. – Я оставлю тебе номер, но на нем я доступен лишь в офисе. Писать туда, когда совсем что-то срочное. Я возьму твой номер, чтобы дать тебе шанс знать, что я приеду.

– Ты возвёл меня в статус постоянной любовницы? – девушка вскинула брови. – А ты не думал, что мне это не интересно?

– Десять минут назад, я видел, что тебе это слишком интересно.

– Так может теперь я сыта? – продолжала она.

– Нет, я вижу все ещё голодный блеск в глазах, так что ты согласишься, – он говорил так уверено, и это слишком нравилось Лоре, она безмолвно согласилась.

Марк снова поцеловал её, сильно сжав за талию. Она могла поспорить, что специально оставлял следы. Затем, он достал визитку и положил на её косметический столик.

– Напиши на этот номер сообщение, желательно без подробностей, так я буду знать твой номер, – сказал Марк, а затем отправился к выходу.

– Марк? – окликнула его Лора.

– Что? – он развернулся и посмотрел на девушку.

– Ты ничего не потерял утром в пятницу? – она подняла на пальчике обручальное кольцо. – Нашла возле кровати.

– Кольцо? – Марк вернулся к ней и посмотрел на украшение. – Это не мое!

– В смысле? – возмутилась Лора.

– Это я должен тебя спросить, какой ещё женатый мужчина был у тебя в пятницу? – возмутился Марк.

– Если бы у меня был другой женатый мужчина здесь, я в принципе про кольцо не сказала бы, пока сами не спохватились, – стала защищаться Лора, но мысли о другом мужчине уже лезли к ней в голову.

– Так может тот мужчина скрывает, что женат, в отличии от меня? – Марк злился, она видела. – Я кольцо не снимаю!

– Не было у меня никого, – выкрикнула она от досады, – За кого ты меня держишь!?

– Не знаю, но с тем барменом ваши игры были слишком правдоподобны!?

– Как мне надоел этот бармен и разговоры о нем! – Лора злилась, но не на Марка или себя, а именно на этого бармена, двуличного лгуна. – У меня ничего с ним нет, все было фикцией, розыгрыш для тебя.

– Мне пора, – казалось, он успокоился, но недоверчиво продолжал смотреть на кольцо.

– До встречи, – Лора сжала кольцо в руке, желая спрятать его от глаз.

Марк ушёл, а Лора села на кровати и разжала кулак. Кольцо принадлежало Кириллу? Он женат? Как он смел заставлять её чувствовать себя порочной из-за связи с Марком!? А сам?! А что сам? Она ни разу не видела его в объятиях женщин, лишь ответный флирт на все заигрывания девушек. Он даже с ней держится в стороне. Все его истории, что он спит с девушками, лишь его истории, но она не видела подтверждения его словам. Но он позволяет девушкам приближаться, прикасаться к себе, нарушать границы! Его улыбки и взгляды порой недвусмысленны… в это не укладывалось в прекрасной голове Лоры!

Но он не искал кольцо… может было стыдно признать? Что его раскрыли?

Девушка не знала, сколько так просидела, когда в её дверь снова постучали, только более робко, словно надеясь, что она не услышит.

Лора решила, что это снова Марк… хотя прошло максимум пол часа после его ухода. Она не стала смотреть в глазок, а просто открыла дверь. Последние новости совсем выбили её из реального мира, что действия не вязались с мыслями.

Перед ней стояла девушка с букетом. Она протянула ей цветы, смахнув челку и так пристально посмотрела. Лора взяла цветы, смотря в голубые глаза гостьи, что-то в них задело её, столько было тревоги и любопытства.

– Снова пионовидные розы? – Лора вскинула бровь. – Тогда я знаю, от кого они, спасибо.

Девушка улыбнулась, кивнула головой и развернувшись, пошла к лифту. Но тут Лора поняла, что где-то её видела, лицо было так знакомо, особенно в профиль… и эта челка.

– Девушка, – резко позвала Лора.

– Да? – ответила мягким бархатным голосом гостья.

– Я вас видела, – Лора растянулась в улыбке, – У вас очень запоминающаяся внешность.

– И где мы могли видеться? – двери лифта открылись, но девушка туда не зашла, удивленно смотря на неё, из-под темных бровей.

– Вы были с Луказом Новаком на премьере, точно! – Лора уже забыла про свои невзгоды. – Тесен мир. Вы курьер? Даже представить не могу, что вас может связывать с известным актером? Между вами искры!

– Вы меня с кем-то путаете, – девушка улыбнулась, но глаза оставались такими же серьёзными, она снова нажала на кнопку лифта и двери открылись.

– Нет, не путаю, – продолжала настаивать Лора.

– Путаете, – повторила та и зашла в лифт.

Лора осталась стоять в растерянности. Показалось, она сейчас сама на съемочной площадке, и все что происходит вокруг, тщательно продуманный сценарий. Марк хочет каких-то отношений, Кирилл женат, а цветы привезла курьер у которой роман с самым популярным актером этого года… абсурд какой-то!

Глава 11. Вероника

Ника стояла в лифте чужого подъезда и давила на кнопку первого этажа, пока тот не открылся. Она увидела её, она существует, и совсем не выглядит как коллега, которую муж хотел отблагодарить, в этой шёлковой майке и с блестящими волосами.

Вероника села в свою машину, но на пассажирское кресло, так как Луказ был за рулем. Сама бы она не решилась сюда приехать, и свернула бы на полпути. Это была его идея купить букет, и даже идти он хотел вместе с ней, но тут разум подсказал, что это опрометчиво. Луказ Новак доставляет цветы?

– Ну скажи хоть слово? – Луказ улыбнулся и приподнял брови, смотря в потерянное лицо девушки. – Пауза затянулась.

– Она такая молодая, если бы не взгляд, я ей бы лет 19 дала, хотя я думаю, она ненамного старше. Она вся такая тонкая, такая томная, красивая, волосы блестят и пахнет как из рекламы Palmolive, я уверена, они там пахнут именно так! – Ника судорожно провела по себе руками, чувствуя, как её самооценка утекает под плинтуса, и пыталась её хоть немного задержать. – Она такая молодая, я ощутила все свои 34 года на себе.

– Ника, посмотри на меня, – Луказ поднял её за подбородок, – У меня ни одна актриса не вызывает столько интереса и желания, как ты! Я самый желанный актёр России, и я с тобой тут! – Он улыбнулся, явно надеясь её приободрить. – Причём здесь возраст? Ты магнетически прекрасна, и я уверен, муж это знает, оттого и сходит с ума весь вечер.

– Но он предпочитает другую женщину, – прошептала она.

– Это просто секс, он не предпочитает другую, у вас же с ним все хорошо, если бы не эта дамочка? – спросил Луказ.

– Ты его оправдываешь? – Ника вся напряглась.

– Нет, и мне это не выгодно, – Луказ снова улыбнулся. – Но я пытаюсь тебе объяснить, что муж здесь бывает, не потому что ты не так молода и прекрасна, я уверен, ты куда лучше.

– Она меня узнала, – неожиданно Ника вспомнила о странных словах любовницы мужа.

– В смысле? – Луказ был удивлён не меньше.

– Она видела нас с тобой на премьере, возле туалета и решила, что у нас роман?! – Ника сама не верила тому, что говорила.

Ты пошла ловить любовницу мужа, а в итоге она поймала тебя? – Луказ откинулся на кресло и рассмеялся. – Если бы мне принесли такой сценарий, я бы высмеял его за нереальность событий.

– Все ужасно, все так ужасно, – Ника почувствовала, как дрожит губа, она до сих пор не осознавала, что все что происходит с ней не сон. Она словно снималась в кино вместе с Луказом.

Завибрировал телефон, звонил Никита. Часы показывали 23:04. Ника смотрела на телефон и боялась отвечать. Луказ молчал, она была благодарна ему за это.

Ника закрыла глаза и представила Никиту. Она не могла поверить, что все это, творил он. Что был с другой женщиной, трогал её, ласкал, а потом приходил домой и так улыбался, как умеет только Никита. Так прижимался к ней, засыпая, после всех этих вечеринок в баре с друзьями. Казалось, она вообще не знает своего мужа… казалось, это другой, чужой человек, который творит страшные вещи.

Она знала Никиту добрым, заботливым, внимательным. При этом он был мужественным, за его спиной она всегда могла скрыться от любых невзгод. Воспитан, дипломатичен, аккуратен. В работе жесткий, упёртый, настойчивый.

Зачем? Зачем она начала искать? Может он поигрался бы с этой девочкой и стало бы это прошлым? У них же такая счастливая семья!

Но нет. Они больше не были счастливой семьей. Никита ей изменял, а она понимала, что её безумно тянет к молодому актеру, который сидел сейчас рядом и так смотрел своими невероятными глазами, а вернее взглядом из-под теней. Луказ Новак словно материализовался из фантазий и кино.

– Не ответишь? – хрипло спросил он, указав на телефон.

– Я не знаю, что ему сказать, – честно призналась она.

– Что будем делать? – снова задал вопрос Луказ.

– Я отвезу тебя домой и поеду к себе, – Ника открыла дверь машины. – Давай поменяемся местами.

Вероника хотела за руль, так она могла себя контролировать. Она подавляла дикое желание остаться сегодня у Луказа, забыться от кошмара, который происходи с ней. Хотелось притвориться кем-то другим, снова почувствовать себя девчонкой, как сегодня днем, когда они гуляли по улочкам Москвы. Это было так легко и прекрасно, слушать его мягкий тягучий голос и наслаждаться блеском глаз.

Обходя машину, они встретились с молодым актером на пол пути. Луказ обнял её, прижал к себе и крепко и нежно. Такой тёплый и обволакивающий, как и его голос, движения, манеры. Все в нем было прекрасно. Ника не торопилась покинуть его объятия, она прикрыла глаза, наслаждаясь моментом и слушая ровный стук его сердца. Ещё пару недель назад, Вероника не смотрела ни одного фильма с ним, а вот сейчас стоит в его объятиях.

Они словно в один момент решили, что пора уезжать, и отодвинувшись, сели в машину. После тёплой близости Луказа, Нике стало легче, казалось, он поделился своим спокойствием. Девушка уверено вела автомобиль к дому актера, путь уже был совсем знаком.

– Луказ, – тихо позвала она, почти подъезжая к месту. – А ты вообще водишь машину?

– У меня нет машины, если ты об этом, – он так вальяжно раскинулся на пассажирском кресле, было видно, как ему комфортно. – Я не особо люблю водить, мне больше нравится ездить с водителем или на такси. Ещё лучше, когда все в пешей доступности, поэтому и живу поближе к центру.

– Ты первый мужчина, из всех, с кем я знакома, кто не грезит держать руль дорогого автомобиля, – Ника пыталась отвлечься этим разговором.

– Мне кажется, ты просто знаешь мало мужчин, живешь там в своём идеальном домике, – и Луказ изобразил крышу дома руками, вернув её обратно на землю.

– Да, возможно, ты прав, но разве это плохо? – защитилась Вероника.

– Нет, и мне искренне жаль, что тебе пришлось из него выглянуть, – Луказ смотрел прямо на неё, что у девушки сжалось сердце, пульс участился от его близости. – Но я очень рад за тебя, что ты встретила меня.

– Приехали, – оповестила она. – Фотографии буду отправлять частями, так как материала много.

– А когда заберёшь фотоаппарат?

– В смысле? – Ника нахмурила брови. – Вот черт!

– Да-да, ты оставила вещи у меня, пойдём. – Новак открыл дверь и вышел из машины.

Вероника перевела дыхание, сильно зажмурилась. От происходящего, ей казалось, что она сильно пьяна, и словно теряла контроль над мыслями и поступкам. Она боялась подниматься к Луказу, так как знала, что захочет остаться. Домой тоже было страшно возвращаться, не хотелось выяснять отношения, что-то объяснять, умалчивать, прятаться.

Они вошли в квартиру, уже в третий раз за сутки. Нике предательски казалось, что они пришли домой, что она сейчас скинет кроссовки, залезет на его мягкий диван. Луказ сядет рядом, и она наконец-то уже запустит руку в его шелковистые волосы. Вместо этого, Ника прошла до того самого пуфика, где они с Луказом обнимались, где она впервые ощутила его поцелуй, и где до сих пор лежал её рюкзак.

Новак стоял возле дивана, и наблюдал за её неспешными движениями. Девушка закинула рюкзак на плечо и подошла к нему, смотря снизу вверх.

– Спасибо, Луказ, – улыбнувшись лишь губами, произнесла она. – И я рада, что именно ты, был сегодня со мной. И извини, что втянула во все это.

– Ника, – он закусил губу, а затем улыбнулся, – останься сегодня?

– Не могу, у меня пока есть семья и есть обязательства, – ответила она, но это стоило ей нечеловеческих усилий, так как внутри все кричало «ДА», скажи ему: «ДА».

Луказ это видел, она была уверена, что он все видел в её глазах, так как просто снял с её плеча рюкзак, и он снова упал на пол. Этот жест почему-то напомнил ей, как в тот вечер на премьере, он смело взял её руку, чтобы увидеть кольцо, как забрал её телефон, чтобы записать номер при второй встрече.

Она вспомнила, как он настойчив и решителен в своих поступках. Ника до сих пор была уверена, что вся затея с фото, родилась у него после их случайной встречи. Луказ был непрост, она в этом не сомневалась, иначе он не был бы Луказом Новаком. Молодой актёр брал все, что он хотел, и сейчас он хотел её.

Она не могла отрицать, что он был искренен в своей симпатии, в своих поступках, в своём желании. Луказ был прямолинеен и свободен, он знал себя, он был счастливым обладателем себя. И от этого был ещё привлекательнее. Прекрасный Луказ Новак. Как же Веронике хотелось прикоснуться к этому прекрасному.

Луказ подхватил девушку и посадил на спинку невысокого, такого мягкого дивана. Он поцеловал её! Он снова её целовал… Ника забыла, как дышать, она трепетала в его руках. Она жадно, и совершенно недостойно для замужней женщины, прикасалась к его телу. Оно было длинным, более вытянутым чем у Никиты, но более податливым её пальцам. Никита был твёрдым на ощупь, сухим, сильным. Луказ совсем другой, словно создан, чтобы им наслаждались, чтобы в его руках тонули и пропадали.

Разум девушки был совсем затуманен, она полностью отдалась ощущениям близости молодого красивого мужчины. Но постепенно, в её сознание стал пробиваться звук телефона, её телефона. Она повернула голову и посмотрела на мобильный, который лежал рядом с рюкзаком на полу. На экране улыбающееся лицо мужа, с его клыками, которые когда-то вскружили ей голову. Вероника попыталась вернуться к поцелую, испытав злость на мужа, но Луказ отодвинулся.

– Ответь, – выдохнул он. – Прошу.

– Зачем? – спросила она.

– Потому что ты если останешься сейчас, не ответив, то скорее это от злости на мужа, стресса, – откинув волосы назад, он посмотрел чуть помутневшим взглядом. – Я хочу, чтобы ты осталась именно со мной, а не из-за обиды на мужа.

Ника не стала спорить, она понимала, о чем его слова, это была правда. Девушка совсем не осознавала всего, что с ней произошло за эти сутки.

– Алло, – Ника подняла телефон и ответила мужу, поправляя рубашку.

– Ника, – просто выдохнул Никита. – Спасибо, что ответила. Я думал с ума сойду. Где ты? С тобой все хорошо?

– Да, я в порядке, – но Вероника почувствовала, как защипало в глазах и задрожала губа, голос сорвался, – скоро приеду.

– Девочка моя! Почему ты плачешь? Тебя кто-то обидел? – тут же возмутился Никита.

– Нет, что ты! Нет, я просто очень устала за последние дни, – Вероника уже откровенно шмыгала носом и вытирала слёзы.

Девушка услышала родной обеспокоенный голос мужа, такой любящий, готовый приехать и спасти её из логова дракона. Как же ей стало больно в это мгновение! Словно она осознала всю потерю, это была страшно, это было больно, в этот момент разбивалось её сердце. Эта боль перехватила дыхание! Как же захотелось все вернуть, чтобы они снова с Никитой были счастливы как раньше. Хотелось быть уверенной в любви мужа и наслаждаться этим. Нет, она не хотела верить во все что происходит… она не готова, она не может…

Вероника подняла заплаканные глаза на Луказа, который внимательно следил за ней. Он был вдумчив, отрешён. И Ника увидела чужого человека… и вот она в руках другого мужчины, которого видит третий раз в жизни, пусть и такого невероятного, как Луказ Новак. Все это сильно напугало девушку, все мысли и чувства… захотелось домой, в свою крепость, в свою кровать, и даже пусть там будет муж, но он же такой свой, родной!

– Ника, ты тут? – вернул её в реальность голос Никиты. – Хочешь, я за тобой приеду?

– Я буду через пол часа, – Ника старалась подавить слёзы, но руки предательски дрожали.

Вероника повесила трубку. Луказ не улыбался, губы сомкнуты в тонкую линию, тени под глазами стали ярче. Ника подняла рюкзак, вернув его на плечо и сделала шаг назад.

– Прости, – одними губами прошептала она. – Мне пора.

Луказ натянуто улыбнулся и кивнул головой. Вероника попятилась, затем резко развернувшись, направилась к выходу, снова громко шмыгнув носом и подавляя слёзы.

– Ника, – Новак окликнул девушку уже в дверях, – может и правда за тобой лучше Никита приедет? Или я довезу? Ты в таком состоянии…

– Я в порядке, – четко проговорила она. – За рулем я успокаиваюсь.

– Напиши мне сообщение как доедешь, – Луказу было некомфортно, он не знал, как поступить, она видела это.

– Я не уверена, что смогу тебе это пообещать, – честно ответила Ника.

В ответ молодой актёр кивнул головой, а она покинула его квартиру. Вероника быстрым шагом достигла своей машины, пытаясь ни о чем не думать. Она почему-то вспомнила детскую считалочку, и по кругу мысленно её повторяла.

Доехать до дома у неё вышло быстрее, чем она обещала мужу. В пути она бесконечно поправляла прическу, одежду, снова пытаясь стереть с себя следы Луказа. Она нюхала себя, распустила волосы, судорожно нюхала их. Но запаха Новака на ней не было, парфюмом он не пользовался, да и зачем? Он сам так маняще пах, казалось им невозможно было насладиться.

Как? Как Никита после измен возвращался домой? Она после одного поцелуя, сходит с ума. Её всю колотило, от мысли, что на ней могут быть следы преступления. Девушка снова посмотрелась в зеркало заднего вида. Вроде бы все хорошо, если не обращать внимание на покрасневший нос и слегка опухшие глаза от слез.

Вероника заглушила машину, и снова закинув рюкзак на плечо, шла по подземному паркингу. В ночной тишине, эхом раздавался стук её быстрых шагов. Она всегда торопилась покинуть парковку в столь позднее время, если приезжала одна. Возможно, эти страхи были навеяны фильмами ужасов или триллерами, они вызывали чувство тревоги. Идеальное место преступления, не ловит телефон и так пустынно.

Ника подошла к входной двери, до боли сжимая ключи в руке. Она снова судорожно прошлась свободной рукой по себе, пытаясь стряхнуть или поправить, что-то невидимое. И глубоко вдохнув, открыла дверь.

Квартира была окутана мягким полумраком. Скинув обувь и рюкзак, тихо ступая, девушка прошла в гостиную. Комната освещалась лишь светом телевизора и ночником у дивана. Никита сидел в кресле, и как только увидел жену, медленно встал и подошёл к ней.

Он смотрел в её глаза, а Нике казалось, что в его она видела страх, растерянность. Захотелось обнять мужа, утешить, сказать, что все будет хорошо, но не могла, они оба зашли довольно далеко, теперь она чувствовала себя причастной к его предательству.

Но Никита ничего не знал. Он не знал о том, что знала она. Он не знал о том, что было между ней и молодым актером. Возможно, он думал, что у Ники просто не заладилась неделя, депрессия, ПМС? Что угодно, но не то, что происходило с ней на самом деле.

Муж обнял Веронику, она почувствовала, как на выдохе, дрожь прошла по его телу. Дрожь от облегчения, что она дома. Девушка не удержалась, она тоже обняла мужа, крепко, впивая пальцы в его твёрдое тело, и расплакалась. Бесшумно, но так горько, плечи вздрагивали, футболка мужа намокла в мгновение. Никита ничего не говорил, словно чувствовал, что слова лишние. Муж лишь гладил её по голове, спине, целуя в макушку. Она знала, что он любил её… но как так можно?

Ника любила мужа, всем сердцем, которое сейчас так болело. Но это не помешало ей захотеть быть с Луказом? Оправдываться тем, что на это подтолкнула её измена мужа, не до конца будет честно. Не прикрывалась ли она изменой мужа, чтобы прикоснуться к Луказу? От этого она и плакала, так как совсем запуталась. Вероника ничего не понимала в своих чувствах и поступках, высунуть голову из крепкого уютного домика, оказалось куда страшнее и опаснее. Даже высунув просто нос, оказывается можно потеряться. А она плохо адаптируется к внешним изменениями, и теперь придётся знакомится со своим новым «Я».

Ника стала успокаиваться, дыхание выровнялось. Никита взял в ладони её лицо и улыбнулся. Под глазами разбежались морщинки, волосы, как всегда, взъерошены. Как он справлялся с ними перед работой, чтобы их уложить, Ника даже представить не могла. Девушка подняла руку и прикоснулась к скуле мужа. Никита другой, совсем ничего общего с Луказом. Тот был такой певучий, шелковистый, обволакивающий.

– Чай хочешь? – просто спросил он, не став ничего выяснять, высказывать претензии. – Заварю вкусный.

– Фирменный? – её губы дрогнули в улыбке.

– Конечно, – он так улыбался, что Ника снова стала сомневаться, не её ли это фантазия. Что та девочка, похожая на райскую птичку, с которой у неё тоже ничего не было общего, как и у Никиты с Луказом.

– Костя дома? – спросила она, муж в ответ кивнул. – Пойду загляну к нему.

Вероника пошла в комнату сына, а мужчина отправился заваривать обещанный чай. Она остановилась у закрытой двери, и вовремя опомнившись, постучала, стараясь уважать границы Кости.

– Привет, – тихо поздоровалась Ника, увидев сына за компьютером. – Уже поздно, завтра тренировка.

– Привет, мам, – Костя снял наушники и встал. – Что с тобой случилось? Ты плакала?

– Я и забыла уже, – рассмеялась она. – Устала очень, аж расплакалась.

– Сходи в душ, ты любишь, – Костя криво усмехнулся, и убрал вьющиеся волосы за уши.

– Ты прав, пойду смою сегодняшний день, – Ника подошла к сыну и обняла, они были уже одного роста.

Вероника расплылась в улыбке, как же прекрасно быть мамой. Она не знала, каково быть мамой дочки, но ей доставляло огромное удовольствие быть мамой сына. Молодой женщине нравилось видеть, как вырастает мужчина, как проявляются мужские чувства и эмоции. Ей нравилось видеть заботу в глазах сына, он уже был готов оберегать её как самый настоящий мужчина.

Но Ника читала много книг по воспитанию, и старалась не настаивать в их привязанности. Хотя никогда не отказывала себе в ласке к Косте, вот в таких объятиях, или сказать в тысячный раз слова любви, не смотря на замечание бабушек: «Ну он же мальчик, что ты все его обнимаешь и целуешь!»

– Давай, ложись спать, – Ника поцеловала в темную макушку сына. – Рано разбужу.

– Ты повезёшь меня?

– Да, папе завтра на работу, понедельник же, – Вероника улыбнулась и прошла к двери. – И завтра нам нужно будет проехаться по магазинам, ты уезжаешь на сборы уже в четверг, если помнишь.

– В школу не пойду? – оживился Костя.

– Почему? Я предупредила классного руководителя, что ты будешь к третьему уроку, – ответила она. – Тебя и так отпускают за две недели до каникул и проставят оценки. Давай не будем наглеть?

Ника стояла под струями тёплой воды, смывая остатки сегодняшнего дня. Вещи она поспешно закинула в стирку, волосы мылила уже второй раз, чтобы наверняка пахнуть собой, а вернее цитрусовыми нотками шампуня.

Она накинула халат и пошла в гостиную, пить обещанный мужем чай. Никита сидел на диване, на журнальном столике стоял заварной чайник, чашки и недозволенные сладости. Вероника села рядом с мужем, он вручил чашку ароматного травяного чая, положил её ноги к себе на колени, и начал ласково массировать. Это был запрещённый приём, она вообще не могла думать, когда муж прикасался к её ступням. Стало так хорошо, и девушка решила отдаться моменту. Если она до сих пор не решила, как быть? Тогда будет жить как обычно.

* * *
– Ника, делись, – потребовала Лена, как только они сдали сыновей на тренировку, а сами как обычно потягивали кофе на трибунах. – Каков он? Ну? Была у него?

– Лена, ты как школьница, честное слово, – Ника тихо посмеялась. – Хороший парень, одобряю твою симпатию к нему. Он такой какой есть. У него была, фотографировала же.

– Заигрывал с тобой? – Лена подняла брови.

– Конечно, он же актёр, любит нравиться, – кивнула головой Вероника.

– А Никита? Как это перенёс?

– Лена, все хорошо, у меня нет романа с Луказом, и муж не подаёт на развод, – ответила Ника.

– Ничего из тебя вытащишь, побаловала бы домохозяйку интересными подробностями, – Лена разочаровано покачала головой. – Какой у него дом, какие привычки?

– Лена, в его Инстаграм даже больше прочтёшь, чем расскажу я, – снова отмахнулась Ника, подколов непослушную челку невидимкой, так как вчера она поленилась просушить волосы, и они беспорядочно вились. – Лучше расскажи, как ваши дела с Игорем? Как провели выходные?

– Я с сыном у родителей была, вчера ночью вернулись. Знаешь, вроде вот все хорошо, как всегда, – Лена нахмурилась, – но после нашего того разговора, я словно снова паранойю, что у него кто-то есть. Сумасшедшая! Муж второго ребёнка хочет, усердно над этим работаем, а я от скуки о глупостях думаю. Я слишком мнительная.

– Ни к чему хорошему эта паранойя не приводит, брось ты это, наслаждайся семейным счастьем, – Ника вдумчиво посмотрела на подругу. – И извини за переложенную тревогу.

– Три дня воздерживались перед овуляцией, сегодня будем работать, – Лена рассмеялась. – Очень романтично!

– Нормально, – Вероника тоже рассмеялась.

– А как твоя паранойя? – задала ответный вопрос подруга.

– Портит лишь настроение и отравляет жизнь, – поделилась Ника, словно в шутку. – Но я учусь с ней справляться. Муж за руку не пойман.

* * *
Вероника зашла домой после того, как отвезла сына в школу. Садиться за отбор и ретушь она была не готова. Смотреть на фото, которые в картинках расскажут их совместный день с Луказом, она была не в силах. Девушка решила сделать себе выходной, сходить на йогу, массаж… Увидев вчера такую свежую и ухоженную любовницу мужа, ей дико захотелось сделать приятно себе.

Ника закинула свои вещи в стирку и увидела вещи мужа под своими. Та самая рубашка и брюки с пятницы, когда он снова отдыхал с друзьями, вещи, в которых он был с самого утра. Она достала белую рубашку и осмотрела её, никаких признаков другой женщины. Тогда она схватила брюки, но и на них ничего не было. Ника стала их нюхать, но они пахли лишь Никитой и немного алкоголем и никотином.

Веронику словно захватил дух охотницы, она побежала в гардеробную и осмотрела вещи, которые он ещё не кинул в стирку. Девушка проверяла карманы бесконечно ища улики. Но ничего! Ничего, что могло скомпрометировать мужа. Как же он идеально проворачивал все. Возможно, в офисе можно было бы что-то найти? Но если он так прекрасно прячет свою тайную жизнь, может эта девочка у него не первая? И он на протяжении долгих счастливых лет в браке вёл двойную жизнь? Нет… это все её фантазии, вновь!

Вероника села на пол гардеробной и осмотрела кучу разбросанных вещей. Дух охотницы не утолив голод снова, поскуливая, спрятался в свою конуру… а вещи складывать Нике.

Что делать? Ника не знала… разводиться она не хотела, поэтому до сих пор молчала. Но почему? Словно была готова замять это все… во всем была виновата её интрига с Луказом. Она будто на себе ощутила, почему мужчина может изменять.

Молодой актёр будил в ней странные желания. Она не хотела за него замуж и жить «долго и счастливо». Она просто хотела обладать им на какое-то время. Вероника четко осознавала, если она решится уйти от Никиты, она вообще больше не хочет замуж. Сын у неё есть. Тогда бы она посвятила жизнь своим увлечениям и желаниям.

Кошмар… она мыслила, как мужчина! Тогда может и нет такого сильного отличия между полами? Может это лишь гендерное деление самим человеком? Словно когда-то делили: вот это тебе, а это тебе… и до сих пор, что вручили женщинам, то они и несут. Но может женские потаенные желания также низменны, как и мужские?

Ника точно осознавала, что хотела Луказа. В двадцать лет она бы этого даже не поняла, захотела бы от него любви, там сложно понять своих чувств. Но сейчас, когда немного за тридцать, она сумела услышать свои желания, но они её безумно пугали… Тупик. Пока выхода из лабиринта она не видела, шла на ощупь. А значит, делать резких движений не будет.

Вероника встала с пола, спокойно собрала разбросанные вещи, что-то даже отправила в стирку.

– Вот черт! – выругалась она, сев в машину.

Только сейчас её осенило, а вдруг любовница мужа, решит рассказать ему забавную историю, как доставила ей цветы от него, девушка с фото с Луазом Новаком. И покажет то самое злосчастное фото, посмеиваясь, от забавности ситуации. Тогда муж узнаёт обо всем? Никита поймёт, что жена нашла то, что искала.

Ника от злости закричала, стуча кулаками по рулю, затем обессилено откинулась на сиденье машины, истерично смеясь. Луказ был прав, вся эта история была похожа на очень паршивый сценарий.

– Да плевать! – кинула она в воздух самой себе, и заведя автомобиль, отправилась по своим делам.

* * *
Впервые в жизни, Вероника была рада, что отправляла сына на сборы в спортивный лагерь. Ей не хотелось, чтобы он видел её растерянной, и девушке приходилось тратить много сил на поддержание здоровой атмосферы в доме. Костя уезжал на три недели, и Ника надеялась, что разберётся за это время со своими чувствами и желаниями.

Никита вёл себя привычно, но с работы приходил раньше, иногда задерживался с утра, иногда бросал вдумчивые взгляды, словно хотел что-то спросить, но не решался. Он боялся испортить устоявшуюся приветливую погоду в доме. Помогал готовить ужины, снова подарил цветы. Но они теперь её не радовали, а напоминали о той изящной маленькой леди. Красивая девушка, сексуальная.

Они спали в одной кровати, обнимались, занимались сексом. Разговаривали аккуратно, обходя острые темы. Ника удивлялась своему холоднокровию, и словно смотрела за собой со стороны, не веря, что это она сама. Оказывается, Вероника была опасной женщиной, умевшей залечь на дно.

Луказ не звонил и не писал. Она тоже избегала какой-либо о нем информации, не искала в интернете, и не садилась за фотографии. Она была уверена, что он не торопится, и вся эта задумка с фотосессией не горела. Но Вероника была ответственной, и просто придётся поработать в сжатые сроки, как при написании диплома.

И вот утро четверга… она проводила Костю и вернулась домой. Закончилась школа, тренировки, утренние подъемы и ответственность за настроение.

Вероника решилась сесть за фотографии, перекинув их на рабочий компьютер. Сердце сжалось, когда она увидела маленькие иконки фото. Клик-клик… Луказ Новак в своей большой смятой постели освещённый дневным светом из панорамных окон. Прекрасный Луказ… Ника почувствовала предательское томление внизу живота. Его взгляд, движения, как же он был гармоничен. В глазах молодого актера, была искра легкого доброго безумства, от чего его личная история на каждом снимке казалась ещё глубже. Вот он встал и варит кофе…

Так. Сосредоточиться. Ей нужно не вспоминать, а сосредоточиться на работе. Девушка закрыла глаза, потянулась, сделал дыхательную гимнастику. Затем снова открыла снимок с Луказом в постели и психанув закрыла компьютер. Зазвонил телефон. На экране высветилось имя подруги фотографа.

– Привет, – ответила Ника.

– Привет, потеряшка, – голос Ольги, в эту минуту, почему-то показался слишком звонким. – Не звонила с самой съемки. Ну как? Все ок?

– Да, вроде бы да. Луказа снимать легко, – проговорила Вероника откашлявшись. – А что-то не так?

– Да что ты сразу переживаешь, – подруга рассмеялась. – Я только говорила с Луказом, он всем доволен и теперь ждёт терпеливо фото. Я, кстати, снимаю его в субботу, мне достался съемочный день, рабочий. Не хочешь со мной?

– Оль, скорее всего нет, и муж не одобрит, и я не уверена, что Луказ поймёт, – ответила Ника.

– Луказ сам предложил, мне вообще кажется, что ты его привлекаешь, забавно, да? – девушка снова посмеялась. – Что думаешь?

– Луказу, я думаю, нравится нравиться, – снова повторила уже заученный ответ Вероника.

– Ну да, ты права, скорее всего, – без боя согласилась Оля. – Ты подумай, хорошо? Мне кажется, что это классная тусовка на съемках нового фильма!

– Хорошо, я подумаю, но скорее всего нет, – произнесла Ника.

– Тогда до связи, дорогая! – проворковала Ольга. – Передавай мужу привет, или не передавай! Как захочешь сама.

– Договорились, – Вероника улыбнулась. – Пока.

Ника повесила трубку и снова открыла компьютер. Этим звонком подруги, Луказ словно напомнил о себе, и что надо садиться за фотографии. Девушка навела курсор на первое фото, и теперь без стеснения разглядывала его. Захотелось поехать с Ольгой на съемки, а почему нет? Но даже не представляла, что сказать Никите. Муж геройствовал и отказался от посиделок в пятницу в баре с друзьями и даже от покера, так как обещал ходить через раз. Значило ли это, что и от любовницы? Уже звонила счастливая Лена, Игорь тоже оставался дома, вся их компания поддержала затею Никиты.

Крыть было нечем субботний поход с Ольгой к Луказу. Вероника закусила губу и посмотрела в окно, думая, как поступить. Врать о других планах не хотелось, лучше сразу сказать на съемки какой модели она так хотела поехать вновь.

Глава 12. Лора

Лора лежала в своей мягкой кровати и смотрела на кольцо в руке. Она не могла уснуть, глаза привыкли к темноте, и теперь, девушка четко видела украшение. Простое. Обручальное.

Кирилл? Нет… что-то здесь не так? Может он надевает его в баре, для отвода особо навязчивых поклонниц? Она раньше не замечала, так как в принципе, не было привычки смотреть на обручальные кольца мужчин.

Кирилл… он поселился в её голове, и она уже почти готова была смириться с этим фактом. Только это её злило… но что именно? Что её интригует бармен или то, что не может его получить? Лора перевернулась на спину, но кольцо не выпускала из рук.

Кирилл красивый, и он знает об этом. Сексуальный, что-то в нем было кинематографичное. Хотелось сидеть на крыше, он бы курил, держа сигарету длинными пальцами с ярко выраженными костяшками. У него бы так красиво напрягались очерченные скулы, а ветер трепал волосы, и её волосы, и она бы не заботилась о их идеальном порядке. Она бы вообще не старалась выглядеть идеальной, рядом с ним это глупо, его это не интересует. И они бы молчали, им лучше молчать, иначе начинают спорить и ругаться. Он сразу её воспитывает, а ей это не нравится, как какой-то бармен её учит жить. Её… идеальную Лору.

Кирилл добрый, умный и слишком правильный, что аж бесит. Но почему тогда он бармен? С его данными можно найти более презентабельную профессию, стать достойным человеком. Тогда бы она могла влюбиться? Но тогда бы у неё не было бы чем защищаться от его отказов, и было бы обидно? А сейчас все для неё забава. Она представила его в руководящем кресле, на нем дорогой идеально сшитый костюм. Лора сама поразилась, как он из парня, превратился в мужчину её мечты, но было одно НО… это был совсем не Кирилл.

Кирилл. Была в нем какая-то тайна, слишком он легко воспринимает её колкости. В свои двадцать пять, невозможно быть просто таким мудрым и уверенным, нужно что-то иметь под ногами и за спиной. И это кольцо… не так прост этот Кирилл и не такой уж он и правильный. Лора тяжело вздохнула.

Марк, вот Марк был абсолютно в ее вкусе. Все было в нем идеально, как она и представляет мужчину рядом с собой. Она даже не сомневалась, что он занимал руководящее кресло, и весь такой красивый и сексуальный, сидел в своём современном офисе. И вот они оба, такие идеальные и красивые, все ими восхищаются, а когда она приезжает к нему в офис, секретарши понимают, они ей не конкурентки. И Марку нравится её вздор и претензии, её идеальные платья и прически, она его умиляет этим. Но были одно «Но»! Марк был не её, он был чужим мужем, и он гордился своим статусом.

Марк даже обещать ей никогда не будет о том, что уйдёт из семьи. Он так этим кичится, что тоже бесит, и хочется, чтобы ещё больше привязался к ней, потому что Лора идеальная для него пара, и она не сомневалась, что он это понимает. Она была уверена, что с ней бы он перестал шляться по другим женщинам, потому что она с лёгкостью нашла бы внимание других мужчин, а этого бы он не позволил. Хороший был бы совет его жене, начать жить свою жизнь, пощекотать нервишки мужу. А он охотник, и стал бы охотиться за женой. Может она так и делает, и поэтому не замечает его измен? Его жене самой это выгодно? Она бы от души посмеялась, будь это правдой.

Девушка с цветами. Лора даже снова нашла фотографию той незнакомки с Новаком, долго всматривалась в неё. Одно лицо. Один человек. Но она была согласна с тем, что это абсурд, слишком много странностей на сегодняшний день. Лора решила, что это совпадение, и она правда что-то напутала. На этой мысли, девушка наконец-то погрузилась в сон, но так и не выпустив кольца из рук.

* * *
Лора поднималась в лифте бизнес-центра, держа в руках стакан с горячим ароматным кофе. Она осмотрела себя в зеркало, переживая, что бессонная ночь скажется на её внешнем виде. На ней были идеально сидящие кремовые брюки на высокой талии, белая блузка без рукавов заправлена в них. Волосы собраны в гладкий низкий хвост. На лице аккуратный легкий макияж. Все идеально. Все как она любила, и в чем чувствовала себя уверенно, как в броне.

Жители бизнес-центра тихо что-то обсуждали в лифте, стараясь не потревожить утро понедельника. Компания Лоры занимала три этажа башни, её офис находился на двадцать третьем. Тут двери лифта открылись на двадцать первом и зашла шумная мужская компания из трёх человек.

Лора подняла глаза и столкнулась взглядом с Александром. Он ухмыльнулся и кивнул головой, его друзья тут же посмотрели на неё, оценивая с ног до головы. Она смерила их надменным взглядом, все это ей жутко не понравилось. Лора снова внимательно посмотрела на Александра, пока их коллеги входили и выходили на двадцать втором этаже. Было в нем что-то пугающее, агрессивное, подлое. Она чувствовала от него опасность, и видимо поэтому не принимала знаков внимания ранее, не смотря на его привлекательную внешность. Зачем она согласилась на это кино?

Она не позволит ему испортить себе рабочий день. Она никому не позволит испортить себе этот понедельник. Лора гордо вышла из лифта на своём этаже, слыша за спиной перешептывания этой троицы. Если Саша задумал какие-то игры, из-за ущемлённого мужского достоинства, он не ту выбрал.

Так прошло несколько дней, она чувствовала в офисе витало что-то нехорошее. Девушка сидела с подругами за обедом. Лора поделилась с ними этой историей, и они подкинули ей отличную идею. Только она хотела действовать несколько аккуратнее.

– По твоим рассказам, сальный тип, – сделала вывод Аня. – Покажешь? Есть фото?

– Да, в WhatsApp, – Лора открыла их переписку и показала девочкам.

– Симпатичный, – поговорила Даша, и забрала телефон внимательнее посмотреть. – Очень симпатичный.

– Даш, забирай, скажу спасибо, – усмехнулась Лора. – Что-то я потеряла хватку, и все мои мужчины выбились из-под контроля. Даже на работе прилетело.

– Кстати, что там с Марком? – Аня отодвинула тарелку. – И с его потерянным кольцом?

– С Марком все нормально, там забавная история, – Лора закусила губу, не уверенная, рассказывать ли эту историю. – Он, кстати, сильно взбесился из-за Кирилла, цель побеждена. Приезжал в воскресенье и даже оставил свой номер.

– А с кольцом то что? Запасное? – настаивала Даша.

– Не его это кольцо, – Лора нервно усмехнулась. – Когда я решила ему вернуть его, и он понял, что у меня кто-то ещё был, тут он и взорвался из-за ревности.

– Лора! У тебя ещё один женатик? Ты с ума сошла? – Аня округлила глаза. – Марк, Кирилл, кто ещё?

– Никто, – прошептала она и многозначительно посмотрела на подруг.

– Не поняла? – Даша перестала жевать и нахмурила брови.

– Ну, девочки? Если оно не Марка, а в моей квартире был только он и Кирилл, чьё оно? – Лора хитро сузила свои лисьи глазки.

– Кирилл женат? Быть такого не может, – Аня нервно рассмеялась. – Может он носит кольцо на работе, чтобы отбиваться от поклонниц?

– Я тоже так думала, но кто-нибудь из вас видел на нем кольцо в баре? – Лора внимательно смотрела на подруг.

– Нет, я бы заметила, я все подмечаю, вы же знаете, – на лице Даши была растерянность.

– Ты позвонила Кириллу? Что он сказал? – Аня подалась вперёд и облокотилась на стол.

– Нет, я пока не знаю, хочу ли я вообще что-то знать, но заинтриговал, – Лора достала кольцо из сумочки и снова на него посмотрела. – Сам он не явился за потерей. И вот я думаю.

– Ревнуешь? – спросила Даша.

– Нет, совсем нет, скорее злюсь. Он так выказывает своё презрение ко мне из-за отношений с Марком, весь такой типа правильный, а сам? – Лора посмотрела на подруг и наклонила голову на бок. – А сам то походу женат, девочки! Даша, твой выход, ты постоянно его защищала, какой он добрый и классный парень!

– Этого быть не может, – Даша судорожно листала что-то в телефоне. – Я сейчас на его страничке в Инстаграм, там даже намёка нет. Правда у него в основном видео, и пальцев не видно.

– Дай сюда, – Лора выхватила у подруги телефон и уставилась на страницу бармена. – Он играет на клавишах? Я была уверена, что он гитарист. 150 тысяч подписчиков? Серьезно? Из-за 48 публикаций?

– Я же тебе говорила, его песни и музыка популярны на просторах интернета, но как я понимаю, это его хобби, он не строит карьеру музыканта, – Даша пожала плечами. – Он неактивно ведёт страницу, почти вообще не выкладывает сторизы. И он играет на гитаре, но больше на клавишах.

– Он может стать звездой, а стоит за баром? Да он дурак походу, – усмехнулась Аня. – Но что по поводу кольца?

– Нигде не видно правой руки, снимает себя с левой стороны, – растягивая слова, задумчиво произнесла Лора.

– Даааа, знает, что хорош с левой стороны, волосы так удачно падают, – протянула Даша, нагнувшись к телефону.

– Вот та фотка из WhatsApp, но курит он левой рукой, – Лора разочарованно вернула телефон хозяйке.

– Ага, он левша, – Даша забрала телефон.

– Он сегодня работает? У меня есть идея, где поужинать, – Аня вскинула брови.

– Нет-нет, без меня, – Лора помотала головой. – Я пока не знаю, хочу ли его видеть, и не знаю, как быть с кольцом.

– Вернуть, – тут же ответила Аня. – Это будет куда красноречивее слов.

– Возможно, но я не уверена, подумаю, – Лора помахала рукой официанту. – Засиделись мы с вами, мне пора разобраться с одним мерзким типом в офисе.

– Лора? – позвала Аня.

– Что? – Лора посмотрела на подругу.

– Скажи честно, ты не запала на Кирилла? – Аня всматривалась в красиво острое личико девушки.

– В бармена? – Лора нахмурила брови, задумавшись и взяв паузу. – Нет, я вчера думала об этом, почему я так много уделяю ему внимания? Но нет. Я не вижу себя рядом с ним. Отвечаю вам честно, так как этот вопрос звучит уже при каждой встрече. Для меня эта забава, интрига, развлечение.

Лора сказала правду, так говорил её разум. Но внутри все предательски дрожало и раздражало девушку, это чувство для неё было незнакомо, она не понимала его природы. Поэтому она не врала подругам, так как верила в эти слова. Увидеться она с ним боялась, так как в последнюю встречу, в ней что-то надорвалось. Рядом с ним она начинала чувствовать себя слабой, ранимой, уязвимой. Кирилл не мог ей нравиться, да и влюбиться в ещё одного женатого, это уже полный провал.

* * *
Лора! – к её угловому рабочему столу подскочила коллега, руководитель девушек с ресепшена. – Он переходит все границы!

– Марина, напугала, – Лора сердито посмотрела на коллегу-подружку, предводительницу длинноногих красоток. – Что такое?

– Девочки мне донесли, что наш Александр из отдела продаж, распускает слухи, что ты ходила с ним на свидание, в кино?! – Марина хлопала длинными ресницами.

– Ходила, да, но свиданием бы я это не назвала, – Лора отмахнулась. – От скуки приняла приглашение и свалила посреди сеанса.

– Только он говорит своим дружкам, что там под пледами под открытым небом, ты поработала ему ручкой, – Марина оглянулась по сторонам, этот диалог двух руководителей совсем не для ушей подчинённых. – Надя встречается с одним из его шайки.

– Что? – Лора аж задохнулась и тоже осмотрелась по сторонам. – Пойдём в переговорную и позови туда Надю.

– Это правда? – Марина закрыла за собой стеклянную дверь.

– Фу! Марина! Нет конечно! – Лора вскипела от злости. – Я даже прикоснуться к себе не дала, а его трогать!? Фу! Черт! Так, ты Наде написала?

– А вон она уже идёт, – к ним торопилась девушка, быстро перебирая ногами на высоких каблуках.

– Привет, – поздоровалась Надя, протиснувшись в переговорную. – Ты уже знаешь?

– Я сейчас тебе отправлю нашу с ним переписку, где я его кинула посреди встречи, а он поливал меня грязными словами, распространи среди девочек, и донеси до парней, – Лора тут же сделала снимки экрана с их перепиской с самого начала и отправила Наде и Марине.

– А сама что делать будешь? – спросила Марина.

– Поговорю с ним доходчиво, не буду пока публично унижать, – Лора почесала шею. – Спросите у девочек из их отдела, он у себя?

– Ага, Мила из продаж пишет, что он на месте, – Надя кивнула головой.

Лоре нравилось дружить с секретарями, девушки красивые, веселые, и всегда знали, что где происходит, кто с кем мутит и так далее. Это была основная её компания на всех корпоративах.

– Я так надеялась, что пятница закончится спокойно, – Лора поправила платье-пиджак глубокого изумрудного цвета. – Но нет. Ладно, я пошла.

– Так сразу? – удивилась Марина.

– А чего тянуть, я хочу, чтобы в выходные это не сидело в моей голове, как я ему работаю ручкой, – Лора снова почувствовала, как кипит. – Фу, даже представлять мерзко.

Лора стремительно покинула свой отдел, спустилась на двадцать второй в отдел продаж. Здесь был мужской рай, огромный отдел практически с одними мужчинами, все в костюмах, каждый пытается быть привлекательнее другого. Все куда хуже, чем в женском коллективе.

Как только она ступила в их логово, Лора увидела Александра. Он сидел в своей стекляшке и говорил по телефону, смеялся и крутил в руках карандаш. Девушка гордо прошагала к его кабинету, не обращая внимания на взгляды подчинённых. Какого черта у него есть своя личная стекляшка, пусть и маленькая, а у неё нет? Надо поднять этот вопрос с прямым руководителем.

– Саша, здравствуй, – поздоровалась она, зайдя в кабинет и прикрыв за собой дверь.

– Сейчас, договорю, – сказал он, подняв палец и мерзко усмехнувшись.

– Нет, сейчас, или я не пожалею тебя, созову всех твоих, руководство, распахну дверь и скажу то, о чем ты очень пожалеешь. – Лора подошла к нему в плотную. – Как ты понимаешь, я не ручкой пришла поработать!

– Я перезвоню, – сказал Александр в трубку, и поднялся с кресла. – Лора, да ладно тебе, пошутил.

– Нет, Саша, это не смешная шутка, – Лора сузила глаза и убрала волосы за уши. – И я вот что тебе сейчас скажу. Если ещё раз, ты обо мне пустишь грязные слухи, я напишу на тебя заявление о клевете, я сообщу руководству о сексуальном домогательстве на работе. Как минимум тебя уволят. Я обнародую нашу переписку и твои оскорбления, запрошу видео из кинотеатра, найму юриста и возьму тебя за яйца. Сейчас очень популярно отстаивать права женщин, поэтому удивишься, как из этой шутки, я раздую такого слона, что тебя родная мама стыдиться будет. Поэтому давай договоримся что, когда я приду в понедельник на работу, ни одного похабного взгляда в мою сторону не будет. А если не исправишь все это, ход моих действий тебе известен.

– Какая же ты опасная сексуальная штучка, – Александр сел на край стола, смотря на неё горящими глазами.

– Штучка? Ты серьезно? – Лора смотрела на него как на сумасшедшего.

– Да не в плохом смысле, я восхищён тобой, – он хлопнул крупными ладонями. – Я понял тебя. Был не прав, задела ты меня за живое.

– Хороших выходных, – она развернулась и постукивая каблучками, пошла к двери.

– Лора, – окликнул её Саша, девушка обернулась. – Так может проведём эти выходные вместе?

– Нет, – просто ответила она ему и покинула кабинет.

По покрасневшим щекам и ушам мужчины, она поняла, что он нервничал, и вся эта шутливо-игривая манера была защитной реакцией ущемлённого мальчишки. Александр услышал её и теперь проблем с ним не будет. Лора себя почувствовала снова в студенчестве, именно там, парни порой как дети, придумывали сказки. А нет, сказочников много и во взрослой жизни.

Лора чувствовала, что продолжала кипеть. Возможно, она пыталась отыграться на Саше, но истинная злость была на другого человека, и она томилась в груди. Лора не могла сосредоточиться на работе и делала ошибки. Она отложила все в сторону, смотря на прекрасный вид из окна. Да, у Александра была стекляшка, но его окна смотрели в окна другой башни. А у неё был угловой стол с шикарным видом на Москву. Так лучше. Не хочет она стекляшку, в которой придётся прятаться за жалюзи.

Марку Лора тоже не писала, так и не дав ему свой номер. Она это делала надуманно, чтобы понервничал, чтобы представлял, чем она так занята, что не может скинуть пару слов. Пусть думает, что забыла или занята, или так занята, что забыла. Марк всю неделю тоже не торопился с ней связаться, в гости не заезжал.

Лора взяла телефон в руки, и достав визитку, задумалась. Визитка. Громкое название маленькой бумажке с номером телефона. Конечно, он же не Марк. На настоящей визитке его зовут как-нибудь по-другому. Виктор? Нет. Может быть Андрей? Роман? Все не то.

Казалось бы, надо было написать бездушное сообщение, но это сложнее. Лора забила номер в строчку контакта, постукивая носочком туфельки по ножке стола.

«Лора» – она решила отправить лишь своё имя.

Он прочитал, сразу появились синие галочки у сообщения.

Марк: «Спасибо за обратную связь. Хороших вам выходных»

И все? Хороших выходных? Это намёк, что он не планирует с ней видеться? Лора поджала губы. Все не так!

Тут пришло сообщение от Ани в их общий чат. Девочки хотели сегодня встретиться в любимом месте, и что у Ани очень весомый повод, отказ не принимается. Только Лора хотела всеми правдами и неправдами отказаться, как подруга прислала сообщение, после которого уже нечего было сказать: «Леша бросил меня и снова свалил, теперь в Штаты. Мне нужно выйти из дома, я с ума сойду!»

Лора вздохнула, теперь точно придётся идти, и встреча с Кириллом неизбежна. Хоть она давно понимала, что Аня с Лешей вот-вот разойдутся, дело времени, но подругу надо поддержать. Как и Леша, Аня тоже не вела себя как монашка, и ей скорее было обидно упустить такого видного жениха.

Лора решила, что будет вести себя как ранее, сидеть за своим столом, и не обращать внимания на Кирилла. Она знала, что и он не будет настаивать на общении. Ей так хотелось снова казаться холодной, неприступной для него, для какого-то бармена. Надо было все возвращать на свои места.

Но вокруг Кирилла было столько тайн… это слишком интересно!

* * *
– За свободу, девочки! – Аня подняла бокал.

– Да ты особо и не чувствовала себя обременённой, – Лора улыбнулась, подняв бокал с безалкогольным коктейлем.

– Чувствовала, – настаивала Анна, сегодня она была во всеоружии, прекрасна и опасна, значит правда переживала, значит искала внимания, восхищения. – Так что Лора, я теперь с тобой в команде, хочу любви, эмоций!

– Добро пожаловать, – Лора рассмеялась. – А то я со всеми справиться не могу.

– Девочки, а где Кирилл? – спросила Даша, осматриваясь по сторонам. – Его сегодня нет? Лора, ты ему не писала?

– Нет, – Лора пожала открытыми плечами. – Может мы сегодня рано, и его смена не началась. Честно, все равно.

Лора врала. Она сама уже места себе не находила, от того, что он был не на месте. Девушка хотела, чтобы все было как раньше, а это значит, что каждую пятницу он стоит за баром.

Компании Марка тоже сегодня не было, на их месте расположились совсем другие молодые люди. Но может это к лучшему? Тогда она может переключиться на подруг.

Но Лора не могла успокоиться. Снова она встала, под предлогом, что хочет в туалет. Проходя мимо стойки персонала, она не удержалась и подошла к обслуживающему их официанту.

– Антон? – Лоре было неловко, так как с персоналом, она не особо любезничала.

– Повторить? – молодой человек удивленно поднял брови.

– Да, минут через пять, – Лора кивнула головой. – Подскажи, Кирилл здесь сегодня?

– Да, был здесь, – Антон посмотрел за бар. – Он принимал поставку, а потом я его не видел. Что-то ему передать как придёт?

– Нет, не надо, – тут же ответила она. – Это неважно.

Лора вернулась к подругам, но совсем сникла. Она зашла в их переписку, он был в сети. Девушка нервно постукивала босоножками под столом, внутри было такое томление, что осложняло дыхание. Лора натянуто улыбалась, но чувствовала себя, словно она сегодня брошенная женщина, а не Аня. Брошенная сразу двумя мужчинами.

– Лора, ты как себя чувствуешь? – неожиданно спросила Аня, спустя какое-то время. – На тебе лица нет?

– Мне что-то нехорошо, прости, – прошептала она. – Очень сложная неделя и нервный день.

– Этот Александр выпил много крови? – предположила Даша.

– Да, но к счастью, я надеюсь, все позади, – Лора решила, что Даша дала лучшее оправдание её состоянию. – Ань, ты обидишься, если я поеду домой? Я правда домой. Хотите, потом приезжайте ко мне. Только позвоните заранее, если не усну.

– Ты правда какая-то странная, так что езжай, – Аня нахмурилась. – Ты все равно бы сбежала уже через час как Золушка. Только как приедешь, напиши, что все хорошо.

Лора поцеловала подруг, накинула белый пиджак на оголенные плечи и отправилась к выходу. Она была сегодня в легком нежном платье, а на улице веяло весенней прохладой, не смотря на тёплый майский день позади.

Лора не сразу собиралась домой. Что-то ей подсказывало, что она знала где Кирилл, и хотела его найти. Зачем? Она не знала, но словно хотела закрыть сегодняшний день хоть немного по плану. Её обижало его исчезновение, лезли дурацкие мысли, что Кирилл специально прятался. Такое поведение было не в стиле Кирилла, но все же?

Девушка обошла курящую компанию возле входа, и пошла к концу здания. Она знала, что Кирилл часто курил на подоконнике панорамного окна, прятался от гостей и копался в телефоне. И ранее, до всего этого между ними недопонимания, когда она была уверена, что он в неё тайно влюблён, уезжая домой, видела его там в гордом одиночестве. И как теперь понимает, специально парковала машину в этом месте, чтобы пройти у него на виду.

Задумавшись, Лора не сразу поняла, какая картина перед ней развернулась. Кирилл и правда был там, сидел на том самом подоконнике, в своих джинсах и кожаной куртке, с закатанными рукавами. Она увидела его красивый острый профиль, прямой нос, выряженные скулы. У него было утонченное лицо, правильное, как под линейку нарисованное.

Лора замерла, пока он её не увидел, так как он был не один. Прямо перед ним, слишком близко, невыносимо близко, стояла девушка, закинув руки на плечи. Она улыбалась и трогала его волосы, красивые волосы, такого насыщенного шоколадного цвета. Кирилл тоже улыбался, словно ему нравилась эта близость.

Ничего общего у этой девушки с ней не было. Лора была утончённая, изящная, дорогая, ухоженная… а это была девчонка, в джинсах и топе, сверху накинута рубашка. Почему ей не холодно? Греется об Кирилла? Лора чувствовала, как сейчас взорвется. Она вся задрожала, стало совсем сложно дышать! Лора не могла поверить тому, что видела. Она была уверена, что это не жена.

Девушке захотелось плакать, так сильно, так горько. Возможно, впервые из-за мужчины… ее губа задрожала, плечи стали подергиваться, и от стыда и страха за своё состояние, она начала оглядываться, желая спрятаться.

Лора до этого момента, была уверена, что все его отказы, шуточки, взгляды, некая игра с ней. Но если он принимает знаки внимания от других, почему так настойчиво её держит на вытянутой руке. Она красивее этой девушки, и была уверена, что умнее и состоятельнее. Эта девчонка явно жила с родителями или подружками?! Глупая барная тусовщица!

Лора вовремя осознала, что злость переносит не туда! Подлый Кирилл! Она готова была его растерзать, вот только сначала надо забиться в угол и горько поплакать. Очень больно, вот в самой груди…

Девушка постаралась пройти незамеченной, обошла свою машину, и перед тем, как сесть за руль, позволила бросить последний взгляд на обидчика. Кирилл смотрел на неё через плечо спутницы, кивая головой, создавая вид, что поддерживает беседу. Увидев лицо Лоры, он нахмурился и словно вытянулся.

Лора быстро села в машину, не желая, чтобы он видел беспрепятственно текущие слёзы по её щекам. Девушка, торопясь отъехала, уже не сдерживая слезы. Она больше не хотела ходить в этот бар, не хотела видеть Кирилла, не хотела говорить и думать о нем. Она не хотела ничего, что много бы их связывать. Он просто самодовольный напыщенный болван, молодой самовлюбленный парень в образе правильного супергероя! Он был такой же, как и все, ничего особенного, лишь пыль в глаза…

Лора впервые не могла успокоить слёзы, словно что-то внутри взорвалось, и все изливалось наружу. Она трясущимися руками вела машину, и хотела скорее добраться до дома, спрятаться под одеяло и предаться своему горю.

Так вот что значит трепетать, страдать, чувствовать себя глупой, хвататься за телефон? Во всем виновата Даша! Когда она все это говорила вслух, она лезла со своим Кириллом, навязывая его ей. Со всеми мужчинами она была дерзкой, надменной, сексуальной, а с ним чувствовала себя нелепой дурочкой! Она не дура! Она и бармен, это неуместно и глупо. Надо просто выкинуть его из головы… это просто каприз, плохой и ужасный, который она так и не получила, от того и обидно.

Лора припарковала машину во дворе своего дома, судорожно закинула все в сумочку и вновь вышла в ночную прохладцу. По телу пробежала дрожь, Лора запахнула поплотнее длинный пиджак.

– Лора, – тихо, он не кричал, а просто произнёс её имя.

Девушка обернулась, так как молодой человек застал её уже на ступенях ведущих в подъезд. Она смотрела на него в недоумении, нервно стараясь поправить волосы, убрав их за уши, и вытирая слёзы с лица.

Кирилл сидел, облокотившись на свой мотоцикл. Он был встревожен, его глаза бегали по ней, словно в поисках каких-то ответов.

– Что ты здесь делаешь? – тихо спросила она, не двигаясь с места. – И как здесь оказался?

– Мой транспорт быстрее, – ответил он, словно этим было все сказано. – Что происходит?

– Ты у меня спрашиваешь? – она перешагнула с ноги на ногу. – Кирилл, что происходит?

– У меня? Ничего, – ответил он. – Ничего, что тебя бы касалось.

– Меня касалось? Ты издеваешься? Ты там обнимался с какой-то девчонкой! Ты! – выкрикнула она.

– И что? – он стоял в растерянности. – Ты из-за меня плачешь?

– Бесишь меня! Как же ты меня бесишь! Я рядом с тобой как дура какая-то, – она снова расплакалась. – Как ты смел обниматься там с этой девчонкой?

– Это моя личная жизнь, и тебя она не касается! – Кирилл развёл руками. – Почему я должен перед тобой оправдываться? Ты мне никто, как и я тебе! Что ты там в своей голове придумала?

– Тогда чего ты сейчас приехал? – процедила она сквозь зубы.

– Я испугался что тебя кто-то обидел, – ответил он.

– Хватит, – она истерично посмеялась. – Хватит играть в рыцаря-спасителя! Ты постоянно обижаешь меня, выставляешь какой-то неправильной. Я думала, думала… что между мной и тобой…

– Лора, очнись, – он сделал шаг к ней. – Я никогда не давал тебе повода, подумать, что испытываю к тебе что-то. Знаешь, девушки часто придумывают себе, что между ними и мной, какие-то особые отношения, торчат в баре, но это классика бара. Но ты пошла дальше! Я говорил тебе прямо, что встречаюсь с девушками, сплю с ними, и развлекаюсь с девочками из бара. Я не врал тебе.

– Но почему тогда так резок в отношении меня? – Лора продолжала плакать.

– Потому что ничего не хочу с тобой, – он был почти груб.

– Ты поцеловал меня! – выкрикнула она.

– Но ты это сделала первая! – крикнул он на неё. – Ты вздорная, самовлюблённая, избалованная, надуманная девчонка. Ты делаешь, что хочешь, думая, что все только и ждут твоего внимания!

– Ты не знаешь меня! – она подбежала к нему и толкнула руками в грудь, ей хотелось сделать ему больно, очень-очень… чтобы он хоть немного почувствовал то, что чувствует она.

– Как и ты не знаешь меня, не знаешь кто я, с кем я и как я! Все что ты там думаешь в своей голове, лишь твои фантазии, и прости, если не следую им, – он даже не шелохнулся из-за её толчка, твёрдо стоя на ногах.

– Ты женат! Женат! Я нашла кольцо! – она вытащила злосчастное украшение из сумочки и кинула ему в ноги, услышав короткий звон, от его удара об асфальт.

– И что? Насколько я знаю, тебя это совсем не смущает, – он издевательски ухмыльнулся. – Может стал ещё привлекательнее для тебя?

– Ты правда женат? – её голос сорвался, и она словно захлебнулась воздухом.

– Да, представляешь, какая незадача, – он поднял кольцо и покрутил его, а потом надел. – Смотри, идеально сидит.

– Как ты посмел меня порицать!? Ты сам отвратительное животное! И мне что-то подсказывает, что девчонка возле бара не жена? – теперь Лора злилась, ещё чуть-чуть, и она вцепится ему в лицо, красивое, идеальное лицо, своими острыми аккуратными ноготками.

– Но это ты связываешься с женатыми, а не я с замужними, – он защищался, она видела. – И да, та девочка у бара, не моя жена.

– Ты просто бармен! – плача, прошептала она, но не ему, а себе, она это повторяла себе. – Просто какой-то бармен!

– Из-за меня, Лора, эти слёзы из-за меня, – он убрал чёлку с лица и покачал головой. – Я просто бармен, да. Но что ты хочешь от меня? Ты сама знаешь ответ на этот вопрос? Что тебе надо, зачем я тебе? Встречаться со мной хочешь, сообщения друг другу писать? Или просто получить меня? Нравлюсь, потому что сопротивляюсь? Зачем, Лора? Полгода держалась, важничала, а тут сорвалась?

– Я не знаю, я ничего не понимаю, я достойна чего-то другого, лучшего, все это меня так унижает! – Лора была почти в истерике, она вся дрожала. – Я не приду больше в бар! Я никогда больше не напишу! Словно тебя и не было! Пфффф… Как страшный сон! Раз сама придумала, сама и развею свои фантазии! Уходи.

– Ты сложная, дико сложная, – Кирилл впервые не мог держать свою маску.

Она видела, как сжалась его челюсть, когда он отвернулся в сторону. Такой высокий, длинноногий, длиннорукий, такой красивый. Зачем она все это заметила? Зачем подпустила, познакомилась… что за бес в неё вселился в ту минуту? Но он такой таинственный, интригующий, персонаж из ночи… и курит… она ненавидит курящих, и сейчас он взял и закурил, а потом развернулся и пошёл к мотоциклу.

Лора поднялась в свою квартиру, не включая свет, не раздеваясь, не умываясь, легла на кровать сжавшись в комочек, казалось такой маленький и хрупкий на большой кровати. Не было сил ни на что, даже просто умыться, она лежала и плакала, тихо, иногда всхлипывая… в груди уже все болело, глаза, казалось, превратились в узкие щелочки… она видела, как слёзы блестят на длинных пушистых ресницах.

Звонок в дверь. Лора не шевельнулась. Затишье. Стук… настойчивый стук… она приподнялась, посмотрела на телефон, ни от кого сообщений не было. Стук превратился в незамысловатую мелодию, отбивая ритм. Лора сползла с кровати, вытирая слёзы. Тихо подошла к двери и посмотрела в глазок. Затем медленно открыла дверь. Зачем? Она не знала, лишь чувствовала, что хотела…

– Привет, – улыбнувшись, произнёс Кирилл, облокотившись о косяк двери.

– Не все сказал? – прошептала она. – Что тебе?

– Ты не вернула зажигалку, – он внимательно рассматривал ее, но девушке было уже плевать, как она выглядит. Все равно красивая, она была уверена.

– Я её выкинула, – честно ответила Лора, также рассматривая его.

– Мою любимую зажигалку? – он вскинул брови.

– Это была самая обычная зажигалка, – девушка нахмурила брови.

– А обычные вещи не могут быть любимыми? – он так и стоял, облокотившись на косяк, челка снова падала на глаза. – Она была особенная, если бы ты внимательнее присмотрелась, я там ножом вырезал узор.

– А тебя не уволят, что ты так легко покидаешь рабочее место?

– Я любимчик у руководства, они мне просят, – молодой человек усмехнулся.

– Кирилл, – она устало выдохнула. – Ты хочешь зайти?

– Не знаю, но я не смог уйти, – он пожал плечами. – Пустишь?

Лора растерялась и не торопилась его впускать. Она смотрела на Кирилла и чувствовала, как её сердце откликается на то, что он здесь сейчас, рядом… но разум говорил: «Гони его отсюда и никогда не подпускай! Он куда непонятнее Марка!»

Глава 13. Вероника

Вероника так и не решилась в этот день поговорить мужем о своём остром желании поехать на съемочную площадку с Олей. Не решалась, потому что знала, манит её совсем не работа, не фотография. Манит желание встретиться с Луказом. Просто написать ему или позвонить, не позволяла гордость и совесть, было совестливо перед мужем. Не хотелось делать шаг первой. А приехать на съемку с Олей, вполне реальная ситуация.

В пятницу, после работы, Никита пригласил Веронику на свидание. За ней должна была приехать машина, отправленная мужем. Он попросил девушку не садиться за руль: «Сегодня я буду тебя напаивать, так как у меня большие планы на красавицу жену».

Все это, казалось бы, очень романтичным, если бы не пара фактов, что муж ей уже изменял, а она желала изменены. Ника в течении дня стала ловить себя на мысли, что сожалела о своей просьбе у мужа ходить на посиделки с друзьями через раз. Она ещё не разобралась со своими планами и мыслями на счёт их брака, поэтому пока не подозревала, как себя вести.

Ближе к вечеру, Ника вернулась домой. Она не умела краситься и не любила укладывать волосы, поэтому перед какими-либо мероприятиями ходила в салон. Ей снова предложили подстричь чёлку, но она отказалась, твёрдо решив ее отрастить.

На кровати лежало платье футляр, с длинным рукавом, но глубоким декольте, цвета спелой вишни. Красивое платье, сексуальное. На платье была записка: «Ты у меня самая красивая и желанная… я люблю тебя».

Вероника взяла платье и прикинула к себе, обернувшись к зеркалу. Она задумчиво наклонила голову набок. Ника представила это платье на той изящной девочке размера XS. Интересно, ей он тоже дарит такие подарки? Что он сегодня ей отправил, извиняясь за своё отсутствие? Это платье было совсем не в стиле Вероники, но вот на любовнице мужа легко могла его представить.

Цвет платья шёл девушке. Надев его, она долго разглядывала себя в зеркало, оно так выигрышно подчеркивало её женственные округлые формы. Ника все ещё пыталась, найти хоть что-то общее между ней и любовницей… но ничего. Ни единой черты в лице. Вероника казалась себе грубее той девушки. Стройная Ника почувствовала себя крупной, по сравнению с хрупкой соперницей. Та была совсем как птичка, такая легкая, невесомая.

Вероника ухмыльнулась, видимо мужу захотелось чего-то совсем другого. Экспериментирует. Но и у Луказа не было ничего общего с Никитой. И Ника была готова согласиться, от этого ещё интереснее.

Пришло сообщение от мужа: «Тебя ожидает машина»

Ника поправила чёлку, прикоснулась рукой к волосам, которые были собраны в низкий изящный пучок. Молодая женщина улыбнулась самой себе красивыми губами с цветом помады спелой вишни, открыв ряд белых ровных зубов. Из неё получилась роковая красотка, Ника и забыла, что может быть такой. Девушка одевалась женственно в обычной жизни, но почему-то избегала ярких образов, словно боясь привлечь чьё-то внимание.

Туфли лодочки, изящная сумочка, и Вероника покинула квартиру. Пятничный вечер, который уже более года, она проводила одна, чаще за ретушью, или просмотром кино, чтением книги.

«Как я понимаю, ты доехала до дома в то воскресенье?» – неожиданно пришло сообщение от Луказа, когда она сидела на заднем кресле такси бизнес-класса, который мчал её на встречу с мужем.

Ника не торопилась отвечать и посмотрела в окно. Почему он написал именно сейчас? Девушка улыбнулась. Она была рада, что он появился в её жизни, в её мыслях. Ника не представляла, как бы справилась с изменами мужа, если бы не Новак, чтобы чувствовала, чтобы предприняла. Сейчас был баланс, Луказ восполнял и заполнял ту пустоту, которая образовывалась внутри. Он поднял ей самооценку, и после встречи с ним, она все чаще стала рассматривать себя, улыбаться своему отражению, прикасаться к себе… она узнавала себя заново.

Автомобиль остановился возле ресторана в центре Москвы. Водитель открыл дверь и подал девушке руку, помогая выйти. В паре метров стоял Никита и широко улыбался. Улыбка у него была все та же, как и в первый день встречи. Такой смуглый от природы, со своими темными непокорными волосами, которые сейчас лежали в идеальной укладке… хотя, она видела, как пара прядей пыталась выбиться на лоб. Она видела его тёплый любящий взгляд, и ярко выраженные морщины лучики, разбегающиеся от глаз.

Никита был ниже Луказа, но выглядел сильнее, его тело было опаснее. Опаснее для кого-то, но ей он ни разу не причинил боли, его жёсткие руки всегда прикасались с любовью.

Никита пошёл к ней на встречу в идеально сидящем костюме. Вероника подавила подступающий комок слез. Ну почему с ними произошло все что произошло? Она любила мужа, всем сердцем. Ника никогда не сомневалась, что это её мужчина и что они идеальная пара. До сих пор она не могла расстаться с этой мыслью.

– Вероника, как же ты прекрасна! – воскликнул он, восхищенно рассматривая жену.

– Спасибо, – ответила она, принимая руку мужа, всегда слишком тёплую, что казалось, у него повышена температура.

Никита продолжал улыбаться, идя немного впереди жены и не выпуская руки. Они зашли в ресторан, их встретила красивая девушка хостес и провела к небольшому столику. Ника любила современный формат ресторанов, где все теперь сидели ближе к друг другу, атмосфера была тёплой, свободной. Приглушённый свет, смех и разговоры гостей окутывали, легкая музыка создавала настроение. Это напоминало Европу и их совместные вылазки с мужем, спонтанные перелеты.

Вероника потягивала бокал красного сухого и слушала мужа. Она смогла расслабиться и наслаждалась прекрасным вечером. Ника не хотела ничего решать. Ника не хотела ничего выяснять. Ника не хотела брать на себя ответственность за свои знания.

Ника заметила, что ловит на себе взгляды мужчин. Она задумалась, в этом виновато платье и помада, или раньше тоже было так, просто она не видела мира дальше своего носа?

Вероника рассмеялась над очередной забавной историей мужа, он всегда умел её рассмешить.

Ника, – Никита опустил глаза в стол, а затем пронзительно, почти чёрными глазами, посмотрел на жену. – Ты любишь меня?

– Я люблю тебя, – ответила она, смутившись такой резкой смене темы разговора. – Почему ты спрашиваешь?

– Может тебя что-то не утраивает? Может ты хотела бы что-то изменить? – продолжал расспрашивать муж.

– Не буду скрывать, внутри меня что-то изменилось, мне захотелось иметь ещё что-то кроме семьи, например хобби, работу, – ответила она. – Ты сам сказал, заняться чем-нибудь, а не подозрениями к тебе.

– Сказал, да, – он кивнул головой. – Просто ты меня обидела. Сильно. Никогда не думал, что могу вызывать какие-то подозрения, что ты можешь усомниться во мне. Шестнадцать лет назад, встретив тебя, я знал, что это навсегда. И уверен в этом до сих пор. И так как я не вижу страшных ошибок за собой, которые могли подвергнуть наш брак сомнению, я решил спросить тебя. Уверена ли ты в нас до сих пор, если начала сомневаться во мне, а значит в нас?

– Никита, – Ника нервно осмотрелась по сторонам. – Просто дай мне время услышать себя, я погрузилась в самокопание, я учусь общаться с миром. Да, пришло странное осознание, что я словно не имею никакой личности, пустая. Вроде бы у меня есть все. Но нет себя. Я осознала, что Костя вырос и я слишком давно не в декрете, а привычки остались. Я так и выполняю одни и те же действия по кругу. А потом жду похвалы от тебя, от Кости, а вы, например, можете просто не прийти на ужин, что один с друзьями, что второй. Я сначала так глубоко обижалась, чувствовала себя ненужной. А потом поняла, просто пора тоже иметь жизнь вне дома. И вот учусь.

Ника была абсолютно честна с мужем, она правда чувствовала все, о чем говорила. Но почему умалчивала о его любовнице? Она не хотела, чтобы Никита знал о том, что она накопала на него. Тогда бы пришлось что-то предпринимать, уходить или прощать. Пока ей комфортно было так, без нужды в каких-либо действиях. Уйти от мужа она пока не решалась, но принимать то, что он делает… было тоже неправильно?

– Хорошо, – Никита улыбнулся. – Будь со мной откровенна. Я не хочу, чтобы между нами повисали секреты и недомолвки.

– Хорошо, – Ника тоже улыбнулась, а мысленно усмехнулась. – Тогда такой вопрос, какие у тебя планы на завтра?

– Хотел с друзьями в баню сходить, в покер поиграть, – признался муж. – Но, если ты хочешь, я откажусь и проведём эти выходные только вдвоём?

– Нет, я не против, – Вероника коснулась руки мужа. – Но тогда я поеду с Ольгой на съёмку. И у меня возникли сложности с отбором фото, хочу, чтобы она мне помогла.

– Интересная съемка? – поинтересовался Никита.

– Не столько интересная съемка, сколько мне важно учиться и мне это нравится, – Вероника улыбнулась.

Казалось, это был идеальный момент, честно признаться, что она поедет на съёмку Новака. Но Вероника не решилась, ей не нравилось давать козыри в руки мужа, чтобы он мог её чем-то упрекнуть. Пока ей больше нравились мысли, что в их паре творит что-то ужасное он.

– Значит, я в баню, а ты на съёмку? – Никита криво усмехнулся. – Надо привыкать, что теперь ты занята и не ждёшь меня дома.

– И завтра, возможно, я снова буду поздно, – Ника чуть наклонилась и посмотрела мужу в глаза. – Не надо мне звонить с упреками, звони, если только хочешь сказать мне что-то хорошее.

– Хорошо, значит и я могу завтра задержаться? – уточнил Никита.

– Получается да, – Вероника кивнула головой, – но будем на связи.

– Договорились, – Никита откинулся на спинку стула. – Но на сегодня, мой сюрприз ещё не окончен.

– И чем я заслужила такой праздник? – Вероника растянулась в улыбке.

– Хочу снова завоевать внимание своей жены, чтобы больше всего на свете, хотела ждать меня дома с ужином, – от слов мужа, Ника вскинула бровь. – Даже если находится на съёме с самым красивым парнем с экранов телевидения.

– Ну, тогда, я согласна, – Ника рассмеялась, так как муж очаровал её этим поведением, и в какой-то момент, ей показалось, что у них одно из первых свиданий.

После ресторана пара гуляла по вечерним улицам Москвы. Толпы людей, шумная молодежь, витрины кафе и магазинов, уличные музыканты. Из дверей открытых ресторанов и баров доносилась музыка, заманивая и обещая безудержное веселье.

На плечах Ники накинут пиджак мужа, а он в одной рубашке. Но Никита всегда такой горячий, и прохладный весенний ветерок его не беспокоил. Они были красивые и со стороны казалось такие счастливые, муж и жена, пара, которая дала друг другу клятвы любви и верности.

Они пару раз останавливались в летних кафе, выпить ещё по бокалу вина. Говорили, также много молчали, каждый в своих мыслях. Прошли кафе, где совсем недавно она сидела с Луказом. Но сейчас на том месте была совсем другая компания.

Гуляя, они дошли до дорогого известного отеля столицы, и Никита сообщил, что сегодня они останутся здесь.

– Давай вырвемся из стен дома? – он обнял Нику за плечи. – Давай почувствуем себя немного в другом мире? Развеемся, закажем вкусный завтрак в постель, а главное займёмся горячим сексом. Будем сегодня не мужем и женой, а любовниками?

Вероника не отказала, идея Веронике нравилась. Может это было вино, а может и сам вечер, будил в ней желание к Никите. Когда он был так рядом, совсем не верилось в то, что он ведёт двойную жизнь. А может они поэтому так счастливы, что все свои низменные желания он исполнял с другими женщинами? А ей доставалась лучшая версия мужа…

Никита мирно сопел на белоснежной подушке в номере дорогого отеля. Ника снова не спала, она снова смотрела в потолок. Вероника перевела взгляд на мужа, на таких белых простынях, он казался ещё смуглее.

Комок слез подступил к горлу и перехватил дыхание. Девушка словно в панике открыла рот и вдохнула, чувствуя, как легкие наполняются воздухом. Нет, она не могла стереть из головы знания о той девушке… которая так и стояла перед её глазами, гордо вздёрнув острый подбородок. Нике даже почудилось, что она снова чувствует её аромат…

В какой-то момент, девушке показалось все просто. Но во время близости, её накрыло новой волной обиды и отчаяния. Сегодня был редкий случай, когда Вероника имитировала наслаждение, чтобы это скорее закончилось… так как иногда, вместо себя, она видела любовницу и представляла их близость. Или на месте мужа оказывался Луказ.

Вероника встала и смело подошла к прикроватной тумбе возле Никиты. Она взяла его телефон, твёрдо решив, что если хоть что-то подозрительное найдёт, то сразу его разбудит. И тогда скажет ему все как на духу. Ника ввела пароль, в этот раз руки не дрожали, ладони не потели.

Девушка не знала, сколько времени провела в телефоне мужа, но снова так ничего и не нашла. Ни единого слова о другой женщине не было в сообщениях, не то, что сообщений от неё. На заставке телефона их семейная фотография, на повисшей с кровати руке обручальное кольцо. Образцовый идеальный семьянин. Эта девочка у него не первая, слишком идеально, слишком продумано.

Вероника подошла к столику, на котором стоял недопитый бокал вина, и выпила залпом, надеясь, что это поможет уснуть. Ей так хотелось с кем-то поделиться, выговориться обо всем, что наболело внутри… но никто не знал о том, что с ней происходило. Было так стыдно кому-то открыться, кому-то рассказать. И приходилось играть, пряча это напряжение внутри, а так хотелось быть свободной.

Луказ. Луказ знал обо всем, обо всех её переживаниях. Только он знал все подробности. Захотелось к нему, в эту красивую квартиру тёплого коричневого цвета, на мягкий диван… и трогать его, молодого сексуального чувственного актера, чья близость дарила уверенность в себе. Вероника твёрдо решила, что завтра поедет на съёмку с Олей, там и отберёт фотографии. Но честно признаться себе зачем она едет, пока ещё не могла.

«Да, со мной все хорошо» – ответила она на сообщение Луказа.

Как только нажала на кнопку «отправить», почувствовала трепет в груди, легкую волнующую тревогу, словно в ожидании праздника. Вероника улыбнулась. Она не ждала сообщение в ответ, ей хватило этого внимания, он о ней думал.

Ника легла в кровать, перевернув телефон экраном вниз, положила на тумбу. Вот теперь и у неё секреты, и она не хочет, чтобы муж увидел, что и от кого приходило на её телефон.

* * *
Солнце слепило глаза, и Вероника надела очки, ведя машину на съемочную площадку. Она не поехала с утра, хотелось, чтобы первым покинул дом Никита.

Вероника надела легкое зеленое платье на широких лямках с пуговицами по всей длине. День был жарким, солнце словно обжигало через лобовое стекло. Девушка провела рукой по распущенным волосам, которые щекотали открытые плечи.

Ольга звонила раз пять, так как с в компании Луказа провела уже почти пол дня. Нику немного удивляла настойчивость подруги, но может ей скучно?

Съемки проходили на улице. Было много людей, массовка, какая-то суета. Ника быстро нашла глазами Ольгу, которая так любила яркие цвета в одежде, и её морковного цвета комбинезон сразу бросился в глаза.

– Ты приехала! – обрадовалась подруга. – Взяла с собой фотоаппарат?

– Да, я же Никите сказала, что поехала на съёмку, – кивнула головой Вероника.

– Доставай, нужна помощь, – не церемонясь ответила Оля. – Очень крутые кадры, прям экшн снимают.

– И что за сцена? – Ника повернула голову в сторону происходящего действия.

Красивый Луказ, весь в чёрном, джинсы, футболка… волосы растрёпаны, но это явно была укладка, слишком идеально растрёпаны. В груди сразу защемило, она снова почувствовала волнение, которое нарастало с невероятной силой. Ника улыбнулась, зная, что его тоже тянет к ней.

Рядом с Луказом стоял дорогой автомобиль, безнадежно помятый, словно после аварии. Видимо Новак снова играл богатого и взбалмошного, который попал в неприятные обстоятельства. Значит, где-то должна быть невероятная красотка актриса.

Ника была права, к нему подошла длинноногая девушка с копной белокурых кудрей в красивом мини платье. Вокруг него такие красотки ежедневно, что Веронике стало немного не по себе, ощутив себя слишком простой, в отличии от этого лоска его подруг.

– Они с бывшей сегодня снимаются, – неожиданно произнесла Оля, выдернув Нику из размышлений. – Красивая пара, страсти между ними прям бушуют, что идёт им на руку здесь.

– Это и есть его бывшая? Мы же с ним познакомились, когда он разбил в туалете телефон, расставаясь с ней, – Ника улыбнулась Ольге. – Ты права, очень красивые. Словно люди из другого мира.

– Это на съемках, они здесь играют таких, – посмеялась подруга. – Но снимать их, огромный кайф. Так что бери камеру в руки.

Вероника послушалась, она снимала эмоциональную ссору актеров. Как смогла понять Ника, разбитая машина была причиной конфликта. Сначала, девушка подумала, что они так познакомились, но нет… это были заключительные сцены фильма. Таким образом герой догнал возлюбленную, после чего, следовали горячите поцелуи.

Вероника тут же опустила камеру. Снимать не хотелось, особенно зная, что они не просто актеры, а что эта пара была близка. Девушка ощутила ревность и обиду, и даже немного пожалела, что приехала, охваченная романтическими фантазиями. И вот она вспомнила что, когда молод, это не только прогулки, взгляды и свидания, это и переживания, ревность, недомолвки, расставания… про которые так много говорит Луказ.

Сцену отсняли и объявили перерыв. Прям рядом со съемочной площадкой было организовано небольшое кафе, где можно было попить кофе и что-нибудь перекусить. Ольга и Ника успели занять столик, так как вся массовка направилась подкрепиться.

– Чего ты так задержалась? Я думала ты с утра приедешь, – поинтересовалась Ольга.

– Я проводила Никиту, не хотелось вперёд него покидать квартиру, – честно призналась Вероника.

– Ты ему не сказала куда поехала? Сбежала? – Оля так все говорила, словно это была какая-то забавная ситуация. – Секретики от мужа?

– Он ревнует меня к Луказу, – Ника тоже усмехнулась и кивнула головой. – Сказала просто на съемки с тобой.

– Я бы тоже ревновала, Луказ так смотрит на тебя, – подруга заглянула в глаза. – Но зная твою преданность мужу, бедный парень, не достичь цели.

– Может быть поэтому и смотрит, – Вероника пыталась говорить непринужденно. – Так как недоступна. Посмотри какие девушки тут, даже в массовке, что ему до меня.

– Привет, – бархатный голос Луказа раздался над ними, он улыбнулся и остановил взгляд на Нике. – Рад тебя видеть.

– И я рада, – Ника улыбнулась в ответ, Луказ сел на свободный стул, не обращая внимания на взгляды массовки. – Решила попросить помощи у Ольги с отбором фотографий.

– Хочешь я помогу?

– Не думаю, что это хорошая идея, – Ника помотала головой.

– Мне кажется отличная, – вставила своё слово Ольга, посмеиваясь смотря на подругу. – Луказ точно лучше знает, на каком фото себе нравится больше.

– Ну может быть, – Вероника немного растерялась, но была рада, что подруга настаивала, и даже не догадывалась, что своими руками выполняла то, что хотела Ника. Девушка хотела остаться с Луказом, но предложить самой, никогда бы не набралась смелости. Теперь получилось, что она не хотела, но её уговорили.

– Тогда решили, как закончим съемки, поедем с тобой отбирать фото, – утвердительно кивнул своей красивой головой Луказ.

– А вы разве не допоздна снимаетесь сегодня? – удивилась Вероника.

– Нет, мне Луказ предложил разбить на два дня, так как у него скоро интересное мероприятие, театральная премьера и там будет смачный контент, – ответила Ольга. – Так что после съёмок тут, мы заканчиваем.

– С нами поедешь отбирать фото? – спросила Ника.

– Не, у меня сегодня редкий случай, я выкроила время на свидание, – подруга снова растянулась в улыбке.

– Луказ, – к ним подошла та самая бывшая. – Режиссёр зовёт, нам пора.

– И ты решила сама мне это сообщить, – Новак посмотрел на девушку, – Алиса, какая честь.

– Вот давай без своих язвительных комментариев, – актриса изучающе смотрела на его спутниц, а сама положила руку ему на плечо. – Пойдём, быстрей освободимся.

– Надеюсь ничего переснимать не надо, – Луказ встал из-за стола.

– Да ладно тебе, снова будет шанс меня поцеловать, – теперь язвила она.

– Не надо свои желания выдавать за мои, – Новак повернулся к Ольге и Нике, и улыбнулся, – Вероника, дождись меня, я наберу, как закончу.

Алиса снова с ног до головы окинула взглядом девушку и пошла в сторону съёмок, шагая длинными стройными ногами в босоножках. Луказ последовал за своей бывшей. Смотря на них, Вероника снова ощутила себя героиней какого-то кино, и наблюдала за всем происходящим со стороны. Так как по другим причинам, Ника вообще не понимала, как могла оказаться тут, особенно в таких условиях, в главной роли.

– Оля, ты как специально подталкиваешь нас с ним на встречи? – Ника решила поделиться своими чувствами с подругой.

– Может быть, но так хочется, чтобы ты вылезла из своего домика, – Ольга улыбалась. – Насладись внимание красивого популярного парня, я же не заставляю тебя переступать с ним границы.

– Свидание выдумка? – Ника нахмурилась.

– Расслабь лоб, морщина будет, большая такая, – Оля изобразила как хмурится Вероника. – Нет, я правда иду на свидание.

Сцену с поцелуем бывших переснимали. Ника снова наблюдала за поцелуем актеров, прислушиваясь к буре чувств внутри себя. Но потом, она представила себя на месте этой Алисы, и вместо ревности, почувствовала волну возбуждения. Тот факт, что потом они с Луказом поедут отбирать фотографии вдвоём, волновал её.

* * *
– И куда мы едем? – спросила Ника, смотря на комфортно расположившегося на пассажирском кресле Луказа.

– Ко мне, – утвердительно сказал он.

– К тебе? – Вероника не тронулась с места.

– Ну да, там комфортно, никто мешать не будет, – он внимательно наблюдал за ней, так фирменно растягивая слова. – Можем поехать к тебе?

– Нет, – Ника помотала головой и завела машину. – К тебе.

– А чем муж в субботу занят? Как я понимаю, вы все ещё муж и жена?

– Он с друзьями, – Вероника подняла спадающую с плеча лямку. – Давай не будем про Никиту.

– Хорошо, – согласился Луказ. – Буду любоваться тобой, пока ты ведёшь машину.

Она бросила быстрый взгляд на спутника, и тут же пожалела об этом, почувствовав, как вспотели ладони, участилось дыхание. Он был так хорош собой, при своих неидеальных чертах лица. Его взгляд так много говорил, ещё больше обещал. Голос гипнотизировал. Прекрасный Луказ Новак. Теперь она не могла оспаривать его особенность, теперь она понимала шум вокруг его персоны. Теперь походу она сама попала в список его поклонниц.

Когда они поднимались в лифте, Вероника не думала о фотографиях совсем. Она думала только о нем, что они останутся сейчас вдвоем, что она снова окажется в его квартире, которая так ей нравилось… она чувствовала себя там комфортно.

Луказ и Вероника зашли в освещенную вечерним солнцем квартиру, что она ещё больше окутывала своим теплом. В его доме чувствовалось уединение. Ника разулась и ступая по тёплому полу прошла в комнату, положила рюкзак возле того самого пуфика.

Она повернулась и посмотрела в глаза молодого актера. Он стоял буквально в метре от неё и смотрел совсем без намёка на улыбку. Его пронзительный взгляд заставлял пульс учащаться. Ника забыла, как дышать, голова закружилась от всех чувств, которые она испытала в одно короткое мгновение.

Они оба ехали сюда не ради фотографий, только сейчас, девушка позволила себе в этом признаться. И если бы он не преодолел сейчас это ничтожное расстояние между ними и не прикоснулся к ней, Ника испытала бы огромное страшное разочарование. Она хотела почувствовать его. И даже когда ощутила, как он прижал её к себе, до конца в это не верила. Все казалось фантазией. Но Луказ спустил и без того постоянно спадающую лямку платья с плеча, и поцеловал её в шею.

В этот миг, Ника вспомнила, как надо дышать, и жадно вдохнула воздух, наслаждаясь происходящим. Она хотела его! Безумно! Словно никогда ничего так не хотела! Никогда… или забыла? Но между ними было так все пикантно и особенно… запретно! От того ещё более желанно!

Его волосы… они были на ощупь такими, как она и представляла. Густыми и шелковистыми, мягкими, не смотря на укладочные средства. Она наконец-то запустила в них руку, прижимаясь к нему как можно крепче. Нике казалось она вся вибрировала, дрожала от нарастающего напряжения, томления от всех этих поцелуев.

Он целовался так многообещающе, сладко… словно наслаждался ей как самым вкусным десертом. Никаких других мыслей в ее голове не было, лишь только он и его близость. Как же она его хотела! Это сводило с ума.

Он посадил её на спинку дивана, не торопясь расстёгивая пуговицы платья, начиная снизу… открывая доступ к её ногам. Луказ медленно провёл по ним ладонью, заставляя от этих движений ещё больше томиться… а она мысленно торопилась, она так хотела ощутить его полностью. Вероника была уверена, что он это чувствовал, чем ещё больше заигрывал с ней, разжигал, сводил с ума… пока не настал момент, что она почти была готова расплакаться и молить его о большем.

* * *
Вероника не чувствовал никаких сожалений лёжа в кровати с красивым другим мужчиной, не мужем. Все, что между ними было, это так прекрасно, что если бы этого не случилось, то было бы страшным преступлением.

Он улыбался, смотря на неё и облокотившись на руку. Ника тоже молча наслаждалась им, этот мужчина был создан, доставлять удовольствие, даже просто смотреть на него было удовольствием. Луказ выбрал правильную профессию, он был обязан дарить прекрасное людям.

Никаких сожалений? Ну как так? Она же изменила мужу… но сейчас, она даже была благодарна, что муж изменял ей. В ином случае, она бы никогда не попробовала такого мужчину как Новак. Прекрасный Луказ Новак. Спасибо мужу за подаренную свободу. Сейчас она была наполнена счастьем и благодарностью к миру. Ей было так хорошо.

Нет. Она все также не хотела от Луказа детей и брака, она все также хотела иметь между ними всю эту пикантность. Чтобы у них были только он и она, и никаких посторонних лиц. Ей не хотелось кричать о них, рассказывать подружкам, это все лишь её, здесь никому нет места. Иначе магия исчезнет, разрушится, сотрется в прах…

За окном совсем стемнело, Никита так и не звонил. Либо показывал какой он послушный муж, либо сам был занят. Но нужно было собираться домой, и хорошо, если получится вернуться раньше, залезть в ванную и даже может выпить бокал вина, растягивая удовольствие.

– А тебе точно надо уезжать? – хрипло спросил Луказ, не желая её отпускать.

– Да, я же замужем, – ответила она.

– У мужа тоже есть другая жизнь, – он пожал плечами.

– Но муж всегда возвращается домой, – парировала она, покидая кровать.

– Впервые женщина так торопится от меня сбежать, – Луказ лениво улыбнулся.

– Мне правда надо домой, – Ника улыбнулась без стеснения рассматривая его на кровати.

– Ты вернёшься? – молодой актёр откинулся на подушки. – Хоть когда-нибудь?

– Ты приглашай, я подумаю, – Ника застегнула последнюю пуговицу платья, и не хотя пошла к выходу из спальни.

– А прощальный поцелуй? – Луказ выскочил за ней.

– Я боялась не предложишь, – Вероника была честна, без тени смущения отвечая на поцелуй Новака. – Пока.

– До встречи, – он подмигнул, провожая её взглядом.

* * *
Вероника была спокойна, почему-то она совсем не нервничала, не пыталась стереть с себя следы Луказа как в тот раз. Ей казалось, что она делает все верно, все шло так, как должно было быть.

Никиты дома ещё не было, часы показывали лишь пол одиннадцатого ночи. Ника, как и планировала набрала ванную, налила бокал вина и погрузилась в тёплую воду.

Она изменила мужу! Луказ был первым… Никогда, ни один мужчина не прикасался к ней кроме Никиты. Эйфория словно начала испаряться, и реальность стала давить на грудь. Надо как-то дальше жить, надо что-то решать… а надо ли? Ведь так хорошо сейчас, всех все устраивает. Она снова закрыла глаза и откинула голову назад…

– Смываешь усталость? – в её сознание ворвался голос мужа, Никита прошёл в ванную и сел на край. – А угрожала, что будешь поздно.

– Ты тоже не задержался, – Ника улыбнулась, рассматривая не менее красивого мужа, чем Луказ, просто совершенно другого.

– Хотел приехать домой и увидеть тебя здесь, – Никита прошёлся взглядом по обнаженному телу жены. – И это прекрасно, что ты дома. Мне так хорошо.

– Как баня? – задала вопрос Вероника, а сама пыталась прислушаться к своим чувствам.

Она любила мужа, и от него все также хотела семьи, и даже может быть ещё детей. Никита был идеальным мужем, с идеальной для этого работой, и с абсолютным чувством ответственности. Даже просто представив совместную жизнь с Луказом, со всеми этими съемками, вечеринками, актрисами… это сплошной стресс. Луказ был прекрасным любовником. И что теперь со всем этим делать? Вероника не знала ответа.

– Да все стандартно, – Никита встал. – Попарились, поржали, померились членами.

– Ты победил? – Вероника рассмеялась.

– А ты сомневаешься? – Никита улыбался, открыв свои клыки. – Я пойду переоденусь, встречаемся за чаем? Или продолжишь вином?

– Чай, я люблю твой чай! – тут же ответила она.

Вероника не могла перестать удивляться своим чувствам. Она словно перестала злиться на мужа, словно поняла его… а вдруг он испытывал такие же чувства, лишь влечение к той девушке, но любил жену, и хотел семью лишь с ней? Но это же ненормально, так в сказках не пишут? После этого люди не могут жить долго и счастливо…?

Ника задумалась, хватило ли ей этой близости с Луказом? И поняла, что нет. Она хотела его, теперь может даже сильнее. И так как это было тайно и запретно, разжигало страсть. Иметь секрет, это страшно, но дико волнующе… словно внутри всегда томится легкое возбуждение. И даже отношения с мужем теперь казались пикантнее… Ника открыла в себе что-то новое, совсем незнакомое. Но теперь она точно знала, с горяча ничего решать не будет. Сначала познает свои чувства и желания. Расстаться с мужем? Всегда успеет…

Глава 14. Лора

Лора закусила пухлую нижнюю губу, смотря сквозь полуопущенные ресницы, на которых до сих пор блестели остатки слез. Девушка оттолкнулась от двери и пошла обратно в комнату. Она не стала приглашать молодого человека или выгонять, просто оставив дверь открытой, желая, чтобы этот выбор он сделал сам.

Не сразу, через какое-то время, она услышала, как закрылась дверь, а затем раздались его шаги. Кирилл разулся и прошёл за ней. Он зашёл. Он остался. Почему? Почему? Ведь он так яростно твердил, что ничего от неё не хочет, что она ему не интересна. Но и она в ответ твердила, что ничего не хочет от бармена… а сама, тем временем, как последняя барная дурочка, выдумала себе какие-то отношения.

Лора села на край кровати в тёмной комнате, освещённой лишь светом Московской ночи из окна. Впервые за все время жизни в этой квартире, она испытала неловкость, что кто-то сразу оказывался в её спальне. Словно, впервые, она чувствовала вторжение в своё пространство, словно кто-то видел её обнаженной, беззащитной…

Кирилл сел рядом, вытянув длинные ноги и медленно заведя рукой волосы назад. Он не снимал куртку, она все также была в платье, казалось, они сидели на скамейке в парке, а не на мягкой кровати девичьей спальни. Его близость волновала её, запах так и манил. Свежесть и никотин… Лора снова подумала о том, чем он пах. Но не смотря на все это, девушка осознала, что не готова к близости с ним. И стало так стыдно за ту выходку неделю назад.

Нет-нет, Лора не была из тех невинных жеманных девушек, и относилась к близости с мужчиной, как к абсолютно нормальному процессу между мужчиной и женщиной. Даже если без обязательств, главное не во вред себе, а лишь когда это было в удовольствие двум. Как, например, у них с Марком. Но она не хотела от Кирилла просто близости, ей это было неинтересно, а даже скорее грустно. Переспать и разбежаться? Нет… лучше дальше их глупые игры! Но Лора знала, что Кирилл пришёл не за этим… но зачем?

Девушка посмотрела на его острый прямой профиль, он улыбался, сам себе, своим мыслям и не торопился делиться, казалось, он сейчас возьмёт и закурит, но они находились в квартире. Заметив, что она на него смотрит, молодой человек поднял глаза, и улыбнулся чуть шире. Какие добрые у него глаза… как такое может быть? Как вообще это сочетается с его внешностью? Но почему это её так злило? Лору порой прям бесил этот взгляд…?

Впервые девушка немного стала осознавать почему… потому что он не смотрел на неё со страстью, желанием. Он не пожирал взглядом, учитывая, что они вдвоём в спальне, и оба так привлекательны собой. Эта тёплая доброта во взгляде, такая холодная, как насмешка. И сейчас она осознала, он смотрел на неё так всегда, порой, ещё с небольшой щепоткой любопытства.

Лора нахмурилась, погрузившись в мысли и разглядывая лицо Кирилла. Он и правда никогда не был в неё тайно влюблён, это было лишь её желание и воображение. Какая дура! И все что с ними произошло за последние пару недель, случилось именно за этот отрезок времени.

Может быть поэтому, он вёл себя так нелогично, как и она? Потому что даже не планировал какие-либо между ними взаимоотношения, кроме встреч в баре? Кириллу ее внимание упало как снег на голову. Он проявлял к ней симпатию, как и к остальным. Чтобы она чувствовала себя его гостем и только? И даже не подозревал, что эта девчонка нафантазировала в своей голове. До того дня, пока она не поцеловала его, надменно думая, что одаривает его, словно снизошла.

Какая глупая вздорная дура! Ему никогда этого не было нужно…, и он не сгорал потом от чувств к ней, вспоминая их поцелуй, а скорее думал: «Что этой странной девчонке от меня надо?».

Он был прав, она пошла куда дальше остальных в своём воображаемом мире. И вот, этот бармен в её спальне, уже не впервые раз, и походу сам не понимает, что здесь делает. Лора сникла, все эти личные откровения ранили её. Но затем, она перевела взгляд сквозь Кирилла на себя в зеркало шкафа.

Красивая, яркая, сильная, сексуальная! Даже с заплаканными глазами, даже уже в безнадежно помятом платье. Она не все эти девушки в баре, она была особенная. Лора знала себе цену, и не собиралась робеть из-за мужчины, будь он бармен или миллионер.

Лора никогда не видела своё будущее зависимым от мужчины. Она хотела замуж, она хотела детей, но она обладала ярко выраженным эгоизмом. Его Лора взращивала и лелеяла в себе и пока не имела представления, как все это совмещать.

Последние года три, она совершенно не испытывала потребности в семье, родителях. Ей хватало себя, она была для себя всем, и ребёнком, и родителем. С появлением всех этих страстей в её жизни, она все чаще вспоминала детство, себя девочкой. Вспоминала, о чем мечтала и какой была, как дружила, как говорила…

Все пошло не так, как только она решила кого-то впустить в свою жизнь так близко, попробовать что-то почувствовать к кому-то. Сразу все не по плану, словно кто-то что-то безнадежно перепутал, смешал не совместимое, и никак не мог вернуть к порядку.

– Я устала, – неожиданно произнесла она. – Я хочу спать.

– Мне уйти? – Кирилл продолжал улыбаться. – Или хочешь, чтобы я остался?

– Оставайся, если хочешь этого ты, – Лора была довольно холодна, она смогла взять себя в руки. – Но если это желание из-за жалости, и ты думаешь, что я из-за тебя буду рыдать всю ночь, то нет, не надейся. Я просто лягу спать.

– Двадцать минут назад истерика и упреки, а сейчас такое спокойствие, – он изучал её. – Ты самая большая беда, которая могла со мной случиться в баре.

– Взаимно, – прошептала Лора. – И да, я помню, я абсолютно тебе не нравлюсь, и ты ничего от меня не хочешь. И даже это взаимно. Но ты здесь.

– И ты здесь, – тихо ответил Кирилл. – Но есть одна поправка, признаюсь, ты меня привлекаешь, и ты в моем вкусе, именно в этом и проблема, именно поэтому ничего не хочу.

– Теперь я вообще ничего не понимаю, – девушка внимательно смотрела в красивое лицо молодого мужчины. – Так если я в твоём вкусе, почему ты так категоричен?

– Потому что у меня чертовски паршивый вкус, вот совсем негодный, – он тихо посмеялся. – Он приносит мне лишь головную боль.

– Это все слишком сложно для меня, – Лора забралась на кровать и легла на подушку.

Кирилл снял куртку, откинул в сторону на пол и лёг рядом с Лорой. Они оба лежали, смотря в потолок и не зная что делать. Оба друг другу нравятся, но им это совершенно не нравится. Одному стоило уйти, другой его прогнать. Но у обоих не хватало на это смелости.

– И даже не будет никаких вопросов про кольцо? Девчонок у бара? – потревожил тишину Кирилл.

– Ты женат? – лениво бросила она вопрос.

– Да, – тихо ответил он.

Сердце Лоры так предательски сжалось от его слов.

– И ты жене изменяешь? – этот вопрос она еле выдавила из себя, так как она чувствовала давящую тяжесть в груди.

– Я даже не думал, как это ужасно звучит, но получается да, – Кирилл поджал губу и нахмурился. – Да.

– Подробности? – Лора усмехнулась, поняв, что она ничего не хотела выяснять, она ничего не хочет знать про его жену. – Хотя, меня это не касается.

– Без подробностей, – Кирилл больше не улыбался, девушка видела краем глаз, он поднял руку и посмотрел на кольцо на пальце, а затем снял и положил обратно в карман джинс. – Не касается.

– Снова потеряешь его, – прокомментировала Лора.

– Я об этом не переживаю, меня больше расстроила потеря зажигалки, – он криво усмехнулся. – Дешевой, обычной, но любимой.

– Ты называешь меня странной и сложной, Кирилл, – Лора перевернулась на бок и посмотрела на молодого человека, – ты хуже.

– Я не спорю, – он тоже перевернулся на бок, челка упала на глаза, и Лора не отдавая отчёт своим действием, прикоснулась к его волосам, убрав с лица.

Она медленно убрала руку, совершенно не беспокоясь о том, что подумает он. Лору пугала её реакция. Ей было так приятно его трогать, как же ей нравилась его близость, внутри все дрожало, звенело, кричало. Если бы он ушёл, она бы это пережила, и через неделю не помнила бы, кто такой Кирилл. Но она была рада, что он остался, сейчас ей было хорошо, не смотря на весь непонятный бред, который он нёс.

– Признаюсь, мне больше нравится, когда кольцо у тебя в кармане, – произнесла шепотом девушка. – А не на пальце. Словно его и нет.

– А на твоём друге кольцо не смущает? – тут же спросил он в ответ. – Просишь его снять?

– Нет, его статус меня не волнует, если честно, – Лора сама удивилась этому открытию. – И его кольцо меня не смущает.

– А мое смущает?

– Да, твоё смущает.

– Почему? – Кирилл нахмурился.

– Не знаю, я так чувствую, – Лоре хотелось его поцеловать, но она твёрдо решила, что никогда больше не сделает к нему первый шаг.

Девушка всматривалась в лицо бармена, пытаясь заметить хоть маленький намёк на то, что её желание взаимно. Но нет, все тот же добрый изучающий взгляд. И ни капли напряжения с его стороны, он явно не метался между выбором поцеловать её или нет. Да, он испытывал симпатию, любопытство… но не более?

Неожиданно, он протянул руку и прикоснулся к её лицу, проведя пальцами по скуле, щеке. Девушка вся замерла, боясь потревожить момент, спугнуть его. Она как маленькая птичка, пугливая, но отважная, наблюдала за молодым человеком. Кирилл изучал её. Странный парень! Раньше она легко раскусывала мужчин, чаще они так прямы в своих желаниях, а сейчас она убедилась, что совсем не понимает этого бармена.

Кирилл подтянул её к себе, Лора распахнула глаза, не зная, чего ожидать и как реагировать. Но он уложил её к себе на плечо, прижав рукой, а второй погладил по голове. В этом был весь Кирилл, и с ним было так хорошо, словно она снова маленькая Лора… но какая эта Лора? Девушка так и не могла вспомнить.

– Давай поспим, – прошептал Кирилл, удобно устраиваясь, но её из рук не выпуская.

– Снова исчезнешь? – Лора не хотела, чтобы он уходил, совсем.

– Не знаю, – она слышала, что он снова улыбнулся.

Девушка больше ничего не сказала. Она закрыла глаза, слушая ровный стук его сердца.

* * *
Настойчивый звонок телефона прорывался сквозь крепкий, такой сладкий сон. Лора никак не могла заставить себя проснуться, а телефон продолжал и продолжал крутить свою занудную мелодию.

Она открыла глаза и на мгновение забыла о телефоне, на подушке крепко спал Кирилл. Его лицо освещалось пробивающимися лучами солнца раннего утра. Волосы, такого насыщенно шоколадного цвета растрепались. Красивый, какой же он красивый… словно его рисовали, когда создавали. Кирилл ровно дышал, совсем беззвучно. Такой тёплый… она вдохнула его запах… его запах идеально ей подходил.

Снова телефон ворвался и спугнул всю магию момента. Кирилл даже не шелохнулся от звука мобильного. Лора нехотя покинула его объятия и сев на кровати, взяла в руки телефон. Номер был незнакомый, но по первым цифрам она поняла, что звонок из её родного города.

Девушка не торопилась брать трубку. Из дома ей звонили редко, привыкли лишний раз не беспокоить. Папа в принципе был ненавязчив и стеснителен. Лора испытала неприятно волнение, и пока она решалась ответить, телефон снова смолк. Девушка встала с кровати, подошла к окну и набрала на незнакомый номер.

– Лариса, это ты? – услышала она голос жены отца.

– Да, – холодно ответила Лора.

– Прости, что так рано звоню, да и Андрей, твой отец, просил тебя не беспокоить, – тараторила женщина, а потом голос сорвался и она тяжело вздохнула, – Но он очень плох, Лариса, ой… Лора, ты же не любишь Ларису. Мне кажется, он не выкарабкается, понимаешь. Он лежит в больнице, хорохорится, но я же вижу. И улучшений нет, совсем. Лора, ты слышишь?

– Да, – тихо произнесла девушка. – От меня что нужно? Лекарства? Деньги? Врач?

– Лора, ну что ты все про это, – у женщины был провинциальный говор, и она так картинно вздыхала. – Приезжай, пока есть возможность, к отцу. Он тебя очень любит, и даже сейчас просил не расстраивать, уверенный, что лишь мешает тебе.

– Я постараюсь договориться на работе, но не обещаю. Если что-то нужно ещё, звоните, – от страха за отца, Лора стала совсем холодной, со стороны можно было подумать, что она бесчувственна. Но страх сковал девушку, она никогда не задумывалась, что отца может не стать. Он был где-то там и у него все хорошо, жена, дом, работа.

– Ой, Лора, – снова вздохнула женщина, – если что звони.

Лора услышала гудки сброшенного звонка. Она опустила руку, но продолжала стоять у окна. Девушка была так растеряна, она совершенно не понимала, что ей делать. Снова ехать в свой родной город? Снова видеть эти провинциальные улицы? Чувствовать этот запах прежней жизни? Все это вызывало такую тревогу… казалось, если она снова туда попадёт, то не сможет вернуться назад, что-то схватит её и закроет там как в плену.

– Что случилось? – раздался тихий, хриплый голос Кирилла за спиной. Захваченная своими мыслями, девушка не услышала, как он встал.

– Кажется папа умирает, – прошептала она дрожащими губами.

– Это мама звонила?

– Жена отца, – также тихо говорила Лора, боясь, что расплачется. – Мама умерла много лет назад, когда я была маленькой.

Кирилл прикоснулся к её плечам, затем прижал к себе, не сказав больше ни слова. За это она была ему безумно благодарна. Лора развернулась и прижалась к его груди, здесь было хорошо, здесь было спокойно. Так хотелось спрятаться, и это тёплое место, руки Кирилла, оказались идеальны. Вдох, вдох, вдох… никаких слез.

– Далеко ехать? – спросил Кирилл.

– На поезде часов восемь, – ответила она. – Я провинциальная девчонка.

– Познакомишь? – задал странный вопрос молодой человек.

– С кем? – она хмуро посмотрела в светящиеся на солнце зелёные глаза Кирилла.

– С провинциальной Лорой, – он улыбался, ненавязчиво так. – Я думал ты Московская избалованная девчонка.

– Кирилл, ты даже не представляешь, насколько сильно ошибся, – Лора убрала волосы за уши, аккуратно освободившись из рук бармена.

– Едем за билетами?

– Какими билетами? Ты здесь при чем? – возмутилась девушка. – И я вообще никуда не собираюсь, у меня работа.

– Лора, ты должна поехать к отцу! – настаивал он.

– Ну это я уже решу без тебя, – огрызнулась она.

– Я могу поехать с тобой, хочешь? – Лора была растеряна от его предложения.

– Зачем? – девушка пожала плечами.

– Буду обнимать в нужный момент, – он смотрел прямо, не отводя взгляд. – Я же обещал быть тебе другом.

– А я тебе говорила, что мне эта дружба не нужна, – тут же ответила она, так как её дико бесили эти разговоры о дружбе.

– Я сейчас уйду, хорошо? А ты подумай, – Кирилл отошёл и поднял куртку с пола. – Я хочу поехать с тобой, и я хотел бы, чтобы ты съездила к отцу.

– А как же жена? Твоя важная работа бармена?

– Я с этим разберусь, – Кирилл пошёл к выходу. – Если что, я сегодня весь день в баре.

Кирилл ушёл, а Лора посмотрела на себя в зеркало. Ужаснувшись своему отражению, девушка пошла в душ, решив ничего не предпринимать, пока не приведёт себя в надлежащий вид. У неё внешний порядок, напрямую зависел с внутренним.

Лора провела этот день одна, наедине со своими мыслями, чувствами. Подруги звонили, но девушка не отвечала, написав в их девичий чат, что у неё сегодня нет возможности говорить, семейные обстоятельства. Посыпался миллион вопросов от подруг, но она ответила, что расскажет позже.

Она не перезванивала жене отца, та тоже больше её не беспокоила. Лора знала, что женщина опасается дочери своего мужа. Девушка давно обросла домыслами и стереотипами в родном городе, что холодная, расчетливая, резкая, городская и избалованная хищница. Что у неё богатые любовники, которые дарят ей все эти красивые побрякушки. Людям было сложно поверить, что молодая девочка, могла зарабатывать сама. Ведь тогда было бы невозможно оправдать свои неудачи.

Лоре это нравилось, что ее там сторонились, и даже бывшие одноклассники стеснялись добавляться в социальных сетях в друзья, лишь робко лайкали фотографии. Не только она себя не причисляла к их миру, но и они чувствовали также. Она там была чужая.

За окном уже был вечер, наступили сумерки. Лора открыла небольшой чемодан, и как ей казалось ещё ничего не решив, стала собирать вещи. Немного, только все необходимое, чтобы даже не было возможности задержаться. Туда и сразу обратно. Лишь увидеть отца.

Собирая вещи, она задумалась про предложение Кирилла. Оно казалось ей глупым, и даже недопустимым. Они никто друг другу, ничего не знают друг о друге. Но почему ей хотелось ему довериться? На самом деле, хоть головой она все отрицала, то сердцем чувствовала, что близость Кирилла ей была нужна, и она с удовольствием в нужный момент, пряталась бы в его руках. И он бы точно вернул её обратно, не дав болоту, родному городу, засосать на дно. Но нет. Ведь голова твердила, что это неуместно?

Звонок в дверь. Лора оглянулась в сторону коридора и поняла, что ей надоели эти неожиданные гости. Словно её крепость обрушилась, взяли штурмом. Она посмотрела на экран телевизора, где практически без звука шла популярная юмористическая программа. Девушка пошла к двери и не смотря в глазок, распахнула её, готовая уже ко всему.

На пороге стоял Марк, такой свежий и отдохнувший. На нем были джинсы, голубая льняная рубашка и легкий пиджак. Субботний Марк, в образе выходного дня.

Лора смотрела на него, и поняла, что это их последняя встреча, больше она ничего не хочет. И его она больше не хочет. Наигралась, хватит. Она ни о чем жалеет, но ей больше не нужна его близость.

– Привет, – она поздоровалась первой.

– Привет, – ответил он, и не дождавшись приглашения, зашёл в квартиру.

– Что тебя привело? – Лора прошла в комнату, решив его не выгонять, и продолжила собирать вещи.

– Соскучился, было свободное время, – он встал рядом и посмотрел на чемодан. – Уезжаешь?

– Да, командировка, – Лора не хотела посвящать его в подробности.

Марк прикоснулся к ней, Лора словно невзначай увернулась и прошла к столику, где стояла косметичка. Она видела вспыхнувшее возмущение в глазах мужчины, у него было жесткое лицо, и такие эмоции читались сразу.

– У тебя появился другой мужчина? – задал он прямой вопрос.

– Почему ты так решил? – кинула она через плечо.

– Цветы? Или это коллеги на работе? – он снова подошёл к ней.

– Это твои цветы, – Лора повернулась к нему. – В воскресенье вечером принесли, после нашей встречи.

– Я тебе ничего не отправлял, – резко произнёс он.

– Но девушка сказала, – Лора задумчиво посмотрела на букет. – Постой, она вообще ничего не говорила. Я просто решила, что это ты. Это забавная история, видимо, я так удивилась, кто мне привёз цветы, что даже не подумала спросить от кого.

– В чем забавность этой истории? – он вскинул брови.

– Мне цветы привезла подружка Луказа Новака, – Лора усмехнулась. – Представляешь какой бред. Я даже подумала, что мне показалось. Но я открыла их совместное фото и убедилась, что это она.

– Какая подружка Луказа? – Марк весь напрягся, его сильное тело словно готовилось к нападению. – Новак? Это актёр, который?

– Я их на премьере застала вместе, но она не актриса. Мне показалось, между ними такая страсть. Сейчас, подожди, – Лора взяла телефон и открыла фото, которое сохранилось в их чате с подругами. – Вот!

Марк медленно забрал телефон из рук девушки и посмотрел на экран. Его скулы напряглись, он весь словно затвердел.

– Ты уверена, что не ошиблась? – он вернул телефон девушке, Марк старался быть спокойным, но она видела, что здесь было что-то нет так. – Ты уверена, что именно эта девушка была здесь?

– Это же я их тогда сфотографировала, узнала её, мне интересно было, я успела её на премьере рассмотреть, – Лора с любопытством разглядывала Марка. – Ты её знаешь?

– Возможно, – он кивнул головой, облизал губы. – Но неважно. Между ней и актером что-то есть?

– Жена? – Лора распахнула глаза. – Это твоя жена…

– Это неважно, чья она жена, – он снова забрал у неё телефон и откинул на столик. – Я пришёл не за этим.

Марк резко прижал девушку, и запустив руку под волосы, крепко схватил за шею. В его глазах светилась злость, и ей это очень не нравилось. Но злость, смешалась со страстью, он её хотел. Только Лора ничего не хотела, и не знала, как освободиться. Ей почему-то стало страшно, она такая хрупкая в этих сильных твёрдых руках. Марк наклонился, чтобы её поцеловать, не обращая внимание на растерянное и напуганное лицо Лоры. Его волновало сейчас лишь его желание.

– Марк, стой, – девушка уперлась руками в каменную грудь. – Послушай. Я думаю хватит. Нам пора заканчивать с нашими встречами.

– Что? – прорычал он, и ещё сильнее сжал её шею.

– Ты меня услышал, – Лоре было больно, но она старалась не подавать вида.

– Тебе нужны отношения? Хочешь сходить на свидание? Может хочешь дорогих подарков, платье? Туфли? Сумочку?

– Нет, это я могу купить сама, – огрызнулась она. – Просто мне больше не нужны наши встречи. Я больше не хочу.

Марк прищурил свои темные глаза, всматриваясь в лицо девушки, словно ища подвоха. Видимо, он не увидел то, что искал, и со злостью прижал её к стене. Лора больно ударилась, а он продолжал сдавливать ее тонкую шею. Голова начинала кружиться, она схватилась за его руку, пытаясь оторвать от себя. Но он был словно животное, такой сильный, что её попытки были ничтожны. Он коленом разжал её ноги, желая любой ценой получить то, зачем приехал. И её отказ унизил его, задел, он не мог поверить, что девушка правда говорила ему «нет».

Когда она поняла, что сейчас он её унизит, сделает больно, получит своё… Лора смогла со свистом набрать полные легкие воздуха и закричала… громко, сильно, как-то не по-человечески. Девушка видела, что он испугался, и словно немного пришёл в себя ослабив хватку. Тогда она подняла ногу и ударила его коленом в живот.

Марк отпустил её и отошёл назад, тяжело дыша и смотря на скатившуюся по стене Лору. Он был ей так противен, что хотелось отмыться от его прикосновений, хотелось, чтобы он ушёл! Сейчас же! Иначе она бросится ему в лицо.

– Прости, – в его глазах читался страх и смятение. – Прости, я не хотел.

– Уходи! – закричала девушка. – Уходи, я сказала!

– Лора, я не знаю, что на меня нашло, – он сел на кровать, и закрыл лицо руками. – Прости.

– Уйди! Я требую! И никогда больше не возвращайся, – прошипела она, потирая рукой саднящую шею.

Марк поднялся и снова посмотрел на неё, сверху внизу. Лицо было холодным, каменным, по-мужски красивый, но опасный. Марк выругался себе под нос, и резко покинул квартиру. Его жена, возможно, не догадывалась, за каким чудовищем замужем. Или догадывалась… и пошла куда дальше, закрутив роман с известным актером?!

Лора истерично рассмеялась. Какой абсурд, словно она снималась в очередном остросюжетном фильме с Луказом Новаком. И даже осмотрелась, нет ли вокруг камер. А затем снова посмеялась над собой и своими мыслями. Паршивые сценаристы, нужно уволить, она явно не их любимая героиня. Жену этого Марка они откровенно больше любили… наградив красавчиком актером, а ей достался сплетник Александр, агрессивный Марк, и пусть и красавчик, и куда красивее этого Новака, но просто бармен Кирилл.

Кирилл… как только она о нем вспомнила, к саднящему горлу подкатил комок слез. Сейчас его руки были как-никогда необходимы. Лора хотела, чтобы он оказался рядом, вот так сидел и молча улыбался. Бесил её этим, но улыбался… она бы хотела узнать, каков он в отношениях, какой он, когда любит, какой он в близости… и да, Лора призналась себе, что он единственный, кого бы она хотела видеть в этом нелегком путешествии домой, кому хотела бы открыться и не боялась осуждения.

Лора встала и посмотрела в зеркало. На шее ярко горели свежие отпечатки пальцев Марка. Её нежная кожа всегда играла с ней злую шутку, требуя бережного отношения, не прощая грубости. Будут синяки.

– Урод! – выругалась она.

Девушка открыла шкаф, надела чёрную водолазку, джинсы. Она чувствовала, что срочно хочет покинуть дом, просто подышать воздухом. Надо было срочно менять квартиру, эта больше не была её крепостью. Но скоро девушка должна въехать в свою, и надо было немного переждать.

Суббота, тёплый московский поздний вечер. Лора села в машину, решив погулять в центре, хотелось смешаться с толпой, так ты становишься незаметнее. И так чувствуешь себя безопаснее. Возможно, она была напугана, но Лора не давала себе в этом отчета.

Ноги сами привели её к бару, где работал Кирилл. Открытые настежь окна заведения, на широких подоконниках сидели гости. Здесь было шумно, весело, беззаботно. Играла веселая ненавязчивая музыка. Место было популярным, столы всегда заняты, нужно было бронировать за неделю, как это делали они с подругами.

Лора не знала зачем пришла, что делать, и что говорить Кириллу. Но рядом с ним было не страшно. Она оглянулась по сторонам, заведя за уши свои идеальные шелковистые волосы. Кирилла не было на том самом подоконнике, значит скорее всего внутри. Но в бар она не осмелится войти. Девушка решила сама присесть на его любимое место, в конце дома на углу, немного вдали от бара.

Лора казалась такой крохотной на этом подоконнике одна. Она озиралась по сторонам, рассматривая, но не видя проходящих людей, гордо подняв свой острый подбородочек. Девушка решила, что посидит совсем чуть-чуть, если Кириллу здесь комфортно, то может и ей передастся это чувство спокойствия.

– Лора? – Кирилл смотрел на неё сверху вниз, вытирая руки в полотенце. – Я сначала думал мне померещилось.

Девушка подняла глаза и испытала детскую радость, увидев его. Волосы немного растрёпаны, щеки покраснели, на нём был фартук, а в руках полотенце.

– Привет, – улыбнувшись, поздоровалась она.

– Привет, – Кирилл сел рядом, вытянув длинные ноги в потёртых джинсах и кедах, он достал пачку сигарет.

– Извини, что заняла твоё любимое место, – произнесла Лора.

– Пользуйся, мне не жалко, – он улыбнулся, все ещё пытаясь оттереть руки.

– Да что у тебя с руками? – не удержалась от вопроса девушка.

– Я поставку разгружал, народа много, все заняты, пришлось самому, – он отложил полотенце, посмотрев на руки, на котором все также не было кольца. – Ты ко мне приехала?

– Нет, я случайно здесь оказалась, – Лора смутившись резко встала.

– Лора, что случилось? – Кирилл резко встал, держа в руках сигарету, так и не закурив.

– Ничего, правда, сложный день, да и вообще, сложный месяц выдался, – отвернув голову в сторону, ответила она. – Мне, наверное, пора.

– У тебя на шее синяки? – он протянул руку, чтобы отодвинуть ворот водолазки.

– Это ерунда, – она сделала шаг назад, подтянув ворот кофты повыше. – Ударилась. Кожа нежная.

– Лора, черт возьми, да что случилось? Ты не просто так приехала. Скажи ты прямо, – сорвался Кирилл. – Ты к отцу едешь?

– Да, – прошептала девушка, снова чувствуя предательский комок в груди.

– Ты хочешь, чтобы я поехал? – снова он задал этот вопрос.

Лора не могла решиться и просто молча смотрела в его глаза. Ей было сложно переступить через себя и признаться, что нуждается в нем, что хочет его защиты, что с ним ей безопасно. Но и дать отказ, просто не могла…

Глава 15. Вероника

Вероника смотрела на мужественный профиль Никиты. Мужчина смеялся, откинув голову назад, по телевизору шла одна из их любимых комедий. Ника сидела, закинув ноги на мужа, он одной рукой гладил ступни жены. Она пила вкусный ароматный чай.

Ника улыбнулась, наблюдая за Никитой. Удивительно, но все напряжение, которое было с ней последние пару месяцев, словно улетучилось. Ей не хотелось ничего больше искать и выяснять про мужа.

Все что произошло с ней за сегодняшний день, в данную минуту казалось сном, словно в тумане. Но это был её прекрасный сон, её секрет, который принадлежал только ей. Она закрыла глаза, расслабившись, и не заметила, как задремала на диване, в мягком свете от экрана телевизора.

Проснулась она лишь от того, что Никита, как всегда, перенёс её на руках на кровать. Сильный, твёрдый Никита, для которого это было так легко. Она всегда себя чувствовала защищённой этой силой. Он прижал ее к себе, вдохнул запах волос, погладил по спине, и устроившись поудобнее, уснул.

* * *
Вероника открыла глаза, и почувствовала аромат свежесваренного кофе. Их светлая, уютная спальня была наполнена ярким дневным светом. Ника села в кровати, откинув свои почти чёрные беспорядочные локоны назад. Она потянулась и улыбнулась, прикрыла глаза…

– Доброе утро, жена, – Никита зашёл в спальню, неся поднос с кофе и сырниками. – Завтрак в постель?

– Ты слишком романтичен в последнее время, – она наклонила голову в бок и посмотрела на мужа.

– Какие у тебя синие глаза, за столько лет, не могу перестать удивляться их цвету, – он сел на кровать, смотря прямо ей в глаза. – Я же тебе говорил, что хочу больше проводить вместе времени, мне показалось, что мы отдалились. Не шутим, не смеёмся, а для меня это показатель близости.

– Посмеяться, да, – Ника взяла кружку с кофе.

– А ещё давно никуда не улетали, вот просто, как раньше, покупали билеты и на три дня в Париж, – продолжал повествование муж.

– Год, мы год никуда не летали, – она кивнула головой. – Недавно об этом вспоминала.

– А давай, знаешь, что сделаем? – Никита достал из кармана широких домашних брюк два билета и положил на поднос. – Улетим в Рим? Только ты и я!

– Ты и я? Вот так? – Ника немного занервничала, поняв, что муж всерьёз перешёл в наступление. – Но работа? Дела? Костя?

– Я думал ты завизжишь от радости как раньше и бросишься мне на шею, – он улыбнулся, обнажив клыки. – Билеты на рейс через две недели, я возьму отпуск, я уверен, ты тоже сможешь на пару дней вырваться? Или Новак и Ольга взяли тебя в плен? Костя на сборах, мы всего на дня три-четыре, как раз вернёмся к концу смены. Мои родители подстрахуют здесь, он у нас уже не малыш, правда?

– Я видимо ещё не проснулась, – Ника выдавила улыбку.

Она не понимала, что чувствует. Вроде бы это невероятно потрясающий сюрприз от мужа, но они оба ведут двойную жизнь, и это он уже умеет играть роль идеального мужа, она пока не научилась.

– И? Мы летим? – Никита нахмурился, она видела, что его разочаровала реакция жены.

– Конечно! Никита, я в полном восторге, даже немного не верится, – Ника поставила кружку на поднос и обняла мужа, ощутив его твёрдое тело.

– Вот, так бы сразу! – он растянулся в улыбке. – Что сегодня делать будешь?

– А у тебя какие-то планы?

– Да, Игорь звонил, позвал в спортзал, может с Леной встретилась бы? – Никита посмотрел на жену из-под бровей.

– Ладно, я тебя поняла, Игорь не только друг, но и начальник, – Ника посмеялась. – Отказать не можешь. Я наберу Лене, позову куда-нибудь.

– Умница моя! – он быстро поцеловал Веронику и встал с кровати, жесткий волосы беспорядочно торчали. – Я пошёл собираться.

Никита быстро собрал сумку, надел спортивный костюм и покинул дом. Ника лениво сползла с кровати, ступая босыми ногами по прохладному полу, захватив поднос, она прошла на кухню.

Утро было идеальным чтобы сесть за работу. Она открыла компьютер и снова перед ней фото с Луказом. Её собственный прекрасный Луказ. Работать стало легче, с каким-то особым трепетом она отбирала фотографии, словно теперь она лучше видела и понимала, с каких сторон он был более красив.

Вероника поставила на загрузку фотографии, чтобы отправить их молодому актеру. Освободилось время, девушка не заметила, как оно пролетело и уже завтрак давно сменился обедом. Ника вспомнила, что обещала мужу позвонить Лене.

– Вероника, привет, – услышала она голос подруги.

– Привет, моя дорогая, – Вероника села на диван, поджав под себя ноги. – Как твои дела?

– Да вроде нормально все, немного с Игорем повздорили, – Лена вздохнула. – Может на йогу, а потом вместе перекусим где-нибудь? Есть время?

– Давай, – тут же согласилась Ника, – Встречаемся у центра Йоги?

– Да, занятие как раз через сорок минут, успеешь?

* * *
– Ну что у вас там стряслось? – спросила Ника, когда они сидели в кафе, после тренировки. – Что Игорь сегодня сорвал в зал Никиту?

– Да бесит меня, все ему не так, придирается, – Лена отмахнулась. – У него бывают такие периоды, слова не скажи. Может на работе что-то случилось. Не знаешь? Никита не говорил?

– Не-а, Никита вообще никогда не делится со мной текущими делами с работы, считает, что это не должно касаться жены, хотя мне иногда любопытно, – ответила Вероника.

– А вот Игорь часто переносит рабочее настроение на меня, устаю. Может любовника завести? – Лена рассмеялась. – Мечты! Кстати, как твои дела с Новаком?

– Мы снова вместе работали, была на съемочной площадке, – Ника решила немного поделиться и развеселить подругу, – Познакомилась с его бывшей, красивая такая! Они вместе снимаются в новом фильме.

– Да знаю я! Так и покрыто тайной, почему они разошлись, так как были помолвлены, – Лена тут же отвлеклась. – Но ходят слухи, что они видятся периодически.

– Прикольно, – Веронику немного укололи слова подруги. – Но сильной симпатии между ними я не увидела. Так что пролить свет над этой тайной не могу.

– Ты, кстати, вся светишься, впервые за последнее время, мягкая такая, – сделала комплимент Лена. – Прошла паранойя?

– Да, отпустило, больше не ищу, и тебе не советую, вдруг найдёшь?! – Ника посмеялась. – Вот что с этим делать?

– В шею гнать из дома! – фыркнула Лена, а Вероника пожала плечами.

– А ты бы смогла вот так с плеча порвать с мужем? Выгнать, как ты говоришь? – Ника задала вопрос, на который сама ответ найти не могла.

– Я ему за вымышленных любовницы порой даю жару, даже не представляю, чтобы было, если бы реально нашла? – подруга зло посмеялась. – А ты бы что сделала?

– Может тоже завела бы любовника, – усмехнулась Вероника, а подруга рассмеялась, как над самой смешной шуткой в мире. – Кстати, как ваша работа над малышом?

– Игорь столько проводит времени в офисе, что и сил не остаётся, – Лена улыбнулась. – Но я очень хочу малыша, да и Игорь тоже.

– Возможно, правда на работе стресс. Вот и у нас с Никитой были проблемы, я гнала на мужа, а у него может на работе что не так, – успокаивала подругу Вероника. – Может вам свидание организовать? Слетайте куда-нибудь? Расслабьтесь?

– А знаешь, ты права, – Лена кивнула головой. – Что я все на него перекладываю, надо мужу приятно сделать, его на работе напрягают, потом я. Ну, где тут станешь добрым и ласковым?

– А дети приходят в любви и гармонии, – добавила Ника.

– Точно! – Лена растянулась в улыбке. – Хорошо, что встретились. Мне прям полегчало. А Никита с Игорем, да?

– Ага, тоже, наверное, о нас болтают, так что все хорошо, – Вероника была рада, что немного приободрила поникшую Лену.

– Хороший у тебя Никита, добрый, любящий, – неожиданно сказала Лена. – Ты удивила меня, когда даже на него появились сомнения.

– Во всех нас есть сомнительные стороны, – Вероника опустила глаза в стол. – Просто кто-то хорошо их прячет, а у кого-то выходит не очень.

– А ты себя к каким относишь?

– Наверное, я умею прятать своих чертей, порой даже от самой себя, – Ника внимательно посмотрела на подругу, прищурив от солнечных лучей синие глаза. – Почему ты задала такой вопрос?

– Стало интересно, мы с тобой столько лет дружим, и у тебя словно всегда все хорошо, все по полочкам, идеальная картинка такая, понимаешь, – откровенно ответила Лена. – Ты и веселая, интересная, образованная, и вроде я тебя знаю, но совсем не знаю.

– Знаешь, Лен, я такая вот, какой ты меня видишь, а то что ты во мне не знаешь, я возможно и сама в себе не знаю, – Веронике было некомфортно от этого разговора. – Иногда, мне так кажется, ненужно копать слишком глубоко, если оно закопано, то возможно и должно там лежать. А если вдруг и просочилось, подумай, как не навредить этим себе и окружающим. Я аккуратная. Никогда об этом не думала, но именно это Новак сказал при знакомстве, что я аккуратная, а я не могла понять, что он имеет ввиду.

– Интересно как, – Лена аж подалась вперёд, она не была аккуратной, она была мощной, эмоциональной, напористой. – А это хорошо?

– Каждому своё, вот ты прекрасна такая, какая ты есть, в этом же и все удовольствие, что мы люди разные! Просто мы часто копаемся в других, типа вот он кажется таким, а вдруг другой. Наверное нет, человек такой, какой он есть с первого взгляда, все остальное мы вешаем на него сами, ну или наоборот не хотим замечать особенности сразу, а потом удивляемся.

– Игорь звонит, – Лена улыбнулась, видно было, что она ждала звонка от мужа. – Алло?

Затем подруга ворковала с мужем, улыбалась, как влюблённая девчонка. Оба остыли. Было приятно за ними наблюдать. Они ссорились, взрывались, но были вместе, живые. А они с Никитой выбирали аккуратную игру, без грязи и ссор. Может лучше бы разок сильно поругались?

Игорь не нравится Веронике, совсем. Она всегда его винила в том, что у них слишком много только мужских сборов, без жён. Но она не препятствовала мужу, так как Игорь был его руководителем, а потом это перешло уже в традицию. Ника даже не заметила, как пролетело несколько лет в таком режиме.

Так Никита дружил с Игорем, она с Леной, но семьями они не собирались. Нике казалось, Игорь вообще сторонился жён и не хотел объединять компании. Но Вероника не винила друга в изменах мужа, так как они взрослые люди, и выбор сделали сами. Никита сам так решил…

– Наши мужчины едут домой, – сказала Лена, положив трубку. – Игорь прям мягче стал по телефону, извинился за своё поведение, сказал, что не имел право переносить проблемы с работы в дом. Ну Никита, молодец! Я теперь сама Игоря к вам отправлять буду для перезагрузки.

– Значит и нам пора домой, мне ещё надо фотографии отправить Луказу, – Ника махнула официанту, попросив счет.

– На неделе к мальчикам в лагерь съездим?

– Да, конечно, мне Костя уже список прислал что ему нужно.

* * *
– «Фотографии восторг» – просила передать тебе мой менеджер, – мягким бархатистым голосом, растягивая слова, произнёс Луказ.

Они лежали у него в кровати. Их встречи проходили в обед или на завтрак, каждый день… а сегодня уже была пятница… это значит, что на выходные они расстанутся, так как муж вернётся домой, и сбегать незаметно будет сложнее.

Ника лежала на плече молодого человека, улыбаясь после их близости… они были идеально совместимы. Она подняла глаза на подбородок Луказа, покрытый легкой щетиной. Он как довольный сытой кот растянулся в улыбке, из уголков глаз разбежались лучики… Новак много улыбался, об этом говорила каждая морщинка на его лице.

Вероника притронулась к родинке на скуле, и снова запустила пальчики в его волосы. Она наслаждалась им, как самым вкусным десертом, а потом убегала в свой мир. Ей так было комфортно, Нике не нравилось участвовать в его жизни, она не стремилась общаться с его друзьями. Веронику устраивало все так, как есть.

– Вероника? – позвал он, проглаживая ее пальцами по обнаженной спине.

– Что? – Ника присела, готовясь выползти из тёплой кровати Новака, пора было уходить.

– Что у тебя с мужем? Ты молчишь, и больше ничего не рассказываешь, – Луказ приподнялся на локтях.

– А я больше ничего не ищу, взяла паузу, – она поцеловала молодого человека и встала. – Пускай все будет так, как есть, пока.

– Но он же тебе изменяет, – нахмурившись, произнёс он, его глаза сразу потемнели.

– Луказ, я ему тоже изменяю, – Ника застегнула джинсы и принялась к поиску футболки.

– Но он же первый начал, – не унимался актёр, наблюдая за её поисками. – Ты от него уходить не собираешься?

– А суть в измене, кто первый начал, тот и виноват? Не оба? – Ника выпрямилась, и выворачивая футболку, сдула непокорный локон с лица. – Я просто неопытная, не знаю правил. Пока не ухожу, уйти всегда можно, а вот попробовать что-то исправить?

– А действуешь как опытная. И я так понимаю, ты хочешь что-то исправить? – Новак напряжённо сел в кровати. – Ты со мной каждый день!

– И это так прекрасно, правда, Луказ, ну к чему этот разговор? – она смотрела на красивого молодого человека, который и сейчас выглядел как с обложки журнала.

– Ты любишь мужа? – спросил он прямо.

– Да, – она не врала. – Но понять смогла его, встретив тебя. И если буду судить его, тогда надо судить себя. А мне не хочется.

– А ты не думала о нас?

– Как о паре? – Ника вскинула брови.

– Ну да, – он пожал плечами.

– Луказ, ох… честно, нет. Я не люблю всю вот эту шумиху, я люблю комфорт, понимаешь. Я совсем не того склада, чтобы крутиться в твоём мире, – Вероника присела на край большой кровати. – Мы идеальные любовники, но пара? Ты можешь это представить?

– А зачем представлять, я из тех, кто берет и делает, – он откинулся на подушки, и рассмеялся. – Забавно, я получается, как любовница. Интересная роль, в такой ещё не был. Были у меня замужние, но они мечтали сбежать от мужа ко мне.

– А почему они хотели сбежать от мужа к тебе? Были несчастны? Влюблялись? Что они говорили? – Вероника продолжала смотреть на него сверху вниз.

– А ты не веришь, что в меня можно влюбиться? – он возмущённо вскинул брови.

– Нет, что ты, с тобой можно потерять голову и отказаться от всего, лишь бы ты был рядом, – Ника задумалась. – Просто мне интересно, что было внутри у этих женщин, почему они вообще начинали эти отношения? Мне до сих пор немного странно осознавать, что женщины изменяют.

– Ещё как изменяют, – рассмеялся Новак.

– Просто интересно, почему? Нас с детства воспитывают так, что девочки мужу не изменяют, так как в нас это даже природа не заложила. А вот мужчины изменяют, это как норма, – Вероника усмехнулась, – И только когда тебе переваливает за тридцать, ты понимаешь, что что-то здесь не так? Но так как нас воспитывали любить тех, с кем спим, не поэтому ли мы пытаемся привязаться к мужчине, даже любовнику, и хотим покинуть семью? Может нам это и не надо? Может нам просто хорошо иметь любовника? Но так ведь нельзя, это неверно!

– Почти у каждой замужней были какие-то претензии к мужу, – коротко ответил Луказ.

– Значит лишь в конфликте с мужем, невниманием, обманом, женщина дарит себе эту свободу? Интересно. И сразу привязываются к любовнику вместо того, чтобы вдохнуть свободы. Ведь одной оставаться неприлично, страшно. Кому ты нужна с детьми!?

– Как сложно быть женщиной, – протянул Луказ своим мурлыкающим голосом. – Но ты не забывай, со мной все проще, многие хотят обладать знаменитым красивым актером.

– Вот на это мне все равно, даже напрягает, что можем засветиться. Так как даже наше знакомство не осталось незамеченным. Но пикантности, конечно, придаёт, что мой любовник так прекрасен и знаменит, даже не стыдно в крайнем случае мужу признаться, тут и простить меня можно, – она тихо посмеялась.

– Вот кому не хочется отметиться со мной публично, ты тоже первая, – Луказ встал с кровати и совершенно не стесняясь наготы, прошел к креслу и взял с него домашние штаны.

– Какие планы на выходные? – Ника решила перевести тему.

– У нас закончились съемки, будет вечеринка, – ответил он. – Так что я ухожу в отрыв.

– И Алиса будет? – Вероника внимательно смотрела за Луказом. – Ваши поклонники надеются, что вы сойдётесь.

– Будет, конечно, мы с ней главные герои, – Новак в ответ также внимательно смотрел на неё. – Но твои поклонники могут не переживать, Алиска соскочила от меня к режиссеру.

– Она что, вот прям бросила тебя?

– Да, взяла и ушла, вот в тот самый день на премьере, – Луказ подошёл к Нике. – И я удивился, насколько мне плевать на наши отношения. Я походу чуть не совершил ошибку, может запутавшись в ролях, и не женился на нелюбимом человеке.

– Ты когда-нибудь вообще любил? – Ника разглядывала красивое лицо мужчины.

– Да, её звали Катя, красивая была такая, дерзкая, любила шоколад, – Луказ растянулся в улыбке. – А у меня не было возможности дарить ей постоянно шоколад. И она предпочла другого. Последний год в детском саду для меня был пыткой, я страдал.

– Очень смешно, – Ника взяла телефон с пола, положила в карман джинс. – Ну может тебе найти её? Может это та самая любовь?

– Хочешь смейся, я нашёл, когда года два назад был на родине, – Луказ развёл руки в стороны. – Она стала вот такая толстая! К счастью, можно в социальных сетях узнать об этом до встречи.

– Ну может она человек светлый, красивый внутри? – вступилась Вероника.

– Ну я же не за то, какой она человек, любил её в саду, – актер пожал плечами. – А за то, что она красивая.

– Значит и не любил, – подвела итог девушка. – Любят не за красоту.

– Вот не рассказывай, любят не за красоту, нет, но красота важна, это как один из пазлов любви. Мне должно быть приятно смотреть на мою женщину, и для каждого красота своя. Кто-то и крупных женщин любит, я нет. Она больше не красива для меня. И я не могу её полюбить. И давай так, я уверен, что муж у тебя привлекательный.

– Да, муж у меня красивый, спортивный, и мне приятно на него смотреть, и я уверена не только мне. – Ника не стала спорить, так как правда в его словах была.

– И уйти тебе сложнее от него, потому что он красивый, успешный, соответствует всем критериям идеального мужа, что ты даже готова его простить за измену. Я вижу, готова. Но будь он толстым, пузатым чуваком, с огромной лысиной, и даже пусть все также успешен в работе, ты бы ушла от него, попробовав красивого, спортивного, выносливого. Так что внешность сильно влияет на наши отношения. Наш избранник должен соответствовать нашим требованиям красоты, а вот они имеют права отличаться.

– С тобой сложно спорить, – Ника посмотрела на телефон, чтобы проверить сколько времени.

– Это потому что я прав, но ты не хочешь это признать, – Луказ как любой мужчина был напорист. – А у тебя какие планы?

– У мужа сегодняшний вечер с друзьями, побуду одна, хочется. Надо к сыну съездить в лагерь. Все по-бытовому. А сейчас Ольга просила заехать к ней в студию, – Ника пошла на выход, сквозь огромную комнату студию.

– Вероника, ты спишь с мужем? – задал он вопрос уже в коридоре.

– Да, – честно ответила она, открыв дверь. – Но я же не скрываю от тебя, что люблю его, Луказ. И да, наверное, я попробую что-то изменить в семье. Просто пока не придумала как. Нам есть за что побороться с мужем, мы хорошая семья. Прими это.

– Я буду думать о тебе, – Луказ поцеловал Нику.

– Я тоже буду думать о тебе, – Вероника улыбнулась и покинула своего молодого любовника.

На улице ярко слепило солнце, прекрасная майская погода, вот-вот и лето примет эстафету. Ника надела солнечные очки и двинулась к машине.

Открывая дверь автомобиля, ощутила чувство тревоги, словно за ней кто-то наблюдает. Девушка оглянулась по сторонам. Людей было мало, и никто даже не обращал на неё внимание. Она осмотрела припаркованные машины, никого подозрительного.

Вероника рассердилась на себя, так как скорее всего снова взыграла совесть и страх, страх что кто-то узнает о них. Луказ всегда был под прицелом камер, поэтому она не принимала от него приглашений в публичные места. Он словно не понимал, что может ей навредить, и вёл себя довольно свободно, как в принципе и в первый день знакомства. Луказ нарушал границы, трогал её, чем привлекал внимание к ней. Она могла бы с ним куда-то сходить, словно это деловая встреча, но Новак так не умел, или не хотел уметь.

Вероника заехала к Ольге, та предложила ей поработать ассистентом на крупной съёмке для журнала с известным брендом одежды, которая состоится лишь через месяц. Ника приняла приглашение, она любила такие съемки, там она по-настоящему отдавалась миру красоты, творчеству.

К часам пяти вечера Ника была дома. Но вставив ключи в замочную скважину, поняла, что дверь открыта. Вероника прошла в квартиру, и услышала голос Никиты, который говорил по телефону.

Девушка разулась и застала мужа в кухне, тот ещё не переоделся в домашнюю одежду, и был в рубашке и брюках. Сексуальный, сильный, зрелый. Луказ прав, то как выглядит Никита, усложняет ей выбор и не даёт решиться уйти от него. Ведь выглядит он идеальным мужем, мужчиной.

Никита повернулся и улыбнулся. Вероника бросила рюкзак с камерой возле островка, она всегда брала его на встречи с Луказом, и одевалась совершенно спокойно, обычно, словно для работы. Так ей казалось, она выглядит менее подозрительно.

– С Ольгой была? – спросил он, повесив трубку телефона.

– Да, – ответ был простым, врать не пришлось. – Ты дома? Я специально дела себе придумывала, думала тебя сегодня не ждать.

– А я хотел сделать тебе сюрприз, – Никита, улыбаясь, смотрел на жену. – Игорь решил сегодня пораньше закончить рабочий день. И мы отменили наше собрание, они же там над бэбиком работают с Леной. Да и у меня никакого желания на ночные приключения. Так что я сегодня дома.

– И чем займёмся? – Ника подошла к мужу и обняла, почему-то это все её настораживало, и она хотела убедиться, что он мягок, что он ничего не знает.

– Давай просто проваляемся, посмотрим что-нибудь, я честно устал за последние пару месяцев, было очень много работы, много переживаний, сейчас проект успешно закрыли, и можно немного выдохнуть, – Никита был мягок, казалось между ними все как прежде, все хорошо. – Вероника?

– Что?

– А может тоже заведём второго ребёнка? – тихо спросил муж. – Костя такой взрослый, мне кажется нам не хватает в доме топота малыша. Общаясь с Игорем, я понял, как сильно хочу второго ребёнка.

– Неожиданно, – потерянно произнесла Вероника. – Теперь мне нужно об этом подумать и представить топот ножек.

– Хорошо, недели хватит подумать? – он тихо посмеялся, – А потом мы улетим в Рим немного перезагрузиться.

– Тогда через неделю я тебе отвечу, хватило или нет, – Вероника старалась не показывать своей растерянности. – Может мне, наоборот, нужно сначала перезагрузиться, а потом я смогу дать ответ.

* * *
Воскресным утром Ника заехала за Леной, и они отправились в подмосковный лагерь к своим мальчишкам. Подруга так и светилась счастьем, она была полна сил и рассказывала, что они с мужем всю ночь работали над продолжением рода. Вероника видела, что у этой пары все было хорошо, но у самой в голове до сих пор стояли слова мужа.

Никита хотел второго ребёнка. После того разговора, он больше не напоминал об этом, но это не значит, что он передумал, это значит, что он дал ей время переварить эту информацию. Вероника, может быть, и обрадовалась бы такому предложению. Но они были в таких условиях? Они врали друг другу! Возможно, это был как раз тот идеальный способ сохранить семью? Дать новое дыхание? Вернуть принадлежность к друг другу? Но правильно ли это!?

Выходные прошли. Луказ не звонил и не писал, но в этом она была благодарна ему, так как хоть это правило он принимал, не нарушал её границы в домашние дни.

Понедельник. Вторник. Среда. Он молчал, она молчала тоже. Её стало беспокоить, не принял ли он их последний диалог за расставание? Но она ещё не прощалась с ним, ей нравилось с ним говорить, если расставаться, она хотела бы по-другому.

В среду вечером, ей позвонила Лена и эмоционально рассказывала, что Луказ оказывается в загуле. У него непрекращающаяся вечеринка с субботы.

– А ты откуда знаешь? – спросила Ника.

– Так столько уже актеров в сториз засветили эту вечеринку, – рассмеялась Лена. – Да и он выкладывал, ты не видела?

– Лен, я не слежу за ним, я с ним только работаю, – как можно спокойнее говорила Ника. – И я не подписана на Луказа, кстати. Вообще забываю про существование Инстаграм. Ну парень в загуле, молодой, холостой. А чего ты мне звонишь?

– Не знаю. Просто хотелось с кем-то это обсудить. А может завалимся к нему на вечеринку? Если ты ему наберёшь, он же тебя пригласит.

– Нет, я ему звонить не буду, – Ника усмехнулась. – И делать нам там нечего.

– Ох, я просто узнала, что в положении, и думала, что это прощание, перед доооооолгим декретом.

– Лена! Поздравляю вас! Это прекрасно, – Ника улыбнулась. – Но даже по такому случаю, мы не пойдём ни на какую вечеринку. Я Луказу не друг, он меня не приглашал, это неуместно.

– Ну ладно, попытка не пытка, – сдалась Лена.

* * *
Утро четверга. Вероника не находила себе место. Почему-то ей стало мерещиться, что она виновата в такой бесконечной вечеринке Луказа. За пару часов она нашла миллион фотографий с этого безудержного веселья. На фото было все! Толпы девчонок, его знаменитые друзья, море алкоголя. И везде, везде, абсолютно пьяные глаза её прекрасного Луказа Новака.

Вероника ждала, когда уедет Никита. Она была решительно настроена поехать к Луказу, надеясь застать его одного, рано утром. Ведь вечеринок рано утром не бывает?

Девушка припарковала автомобиль, прошла во двор, легко попала в его подъезд. Может её уже узнавали, а может сейчас туда проходил, кто хотел. Она поднялась на его этаж и остановилась перед дверью. Зачем она приехала? Она чувствовала какую-то вину перед ним. Ника твёрдо решила расстаться, снова убедившись, что жизнь вокруг него, совсем не для неё. Но и покинуть так просто его почему-то не могла.

Она постучала, никто не открыл. Наверное, после такого веселья, Луказ спал крепким сном. А может его вообще нет дома? Вероника нажала на ручку, дверь поддалась и открылась.

Ника осторожно прошла, тихо ступая по полу. Тишина. Была абсолютная тишина. Вероника заглянула в гостиную комнату, и от увиденного распахнула глаза. Эта уютная обволакивающая квартира, которая была для неё каким-то особым убежищем, где было так спокойно… приобрела совсем другое настроение.

Островок превратился в барную стойку, заставленную бокалами и бутылками. На мягком диване и креслах спали молодые люди и девушки. Везде валялись вещи, конфетти… или что-то в этом роде. Среди спящих Луказа она не нашла. Тогда, стараясь никого не разбудить, все также тихо ступая, прошла в спальню.

Она увидела то, что и думала увидеть. Луказ, правда одетый, спал в большой компании трёх девиц и ещё какой-то друг. Одеты были все. Все это напоминало студенческую вечеринку, правда богатой молодежи. Его бывшей, Алисы, здесь не было, хотя почему-то Ника думала увидеть именно её.

Вероника развернулась, решив уйти, словно её здесь и не было и поставив точку на их отношениях прямо сейчас. Она уже была не в том статусе, чтобы возвращаться в вечеринки. Ей по душе был домашний уют, сериалы и вкусный чай, вместо всего этого изобилия алкоголя.

– Ника? – услышала она голос позади себя, когда почти достигла коридора.

– Привет, – она повернулась и посмотрела в помятое, но все такое же красивое, лицо Луказа. На нем была несвежая белая футболка, джинсы, волосы падали на лицо.

– Хотела уйти? – он улыбнулся. – Даже не рассказав почему пришла? Соскучилась?

– Скорее переживала, – ответила она. – Я смотрю праздник по окончанию съёмок затянулся?

– Ты про это? – он оглянулся вокруг. – Да, это так всегда. Начинаю тусить и не могу остановиться, хоть вообще не начинай.

– Так я тебя ничем не обидела? – нахмурившись, произнесла она. – У тебя все хорошо?

– Ника, милая, – он подошёл ближе, – Ты решила, что я из-за тебя загулял? Из-за нашего последнего разговора?

– Может быть, немного, – ей стало неловко за свои мысли, поняв, что много на себя взяла.

– Нет, что ты! Ты меня ничем не обидела. У меня так всегда, – он тихо посмеялся, – дико люблю вечеринки и никогда не знаю, как остановиться. Алиса меня за это и бросила, после предпремьерной вечеринки, когда мы с тобой познакомились. Знала бы ты, как мне было плохо в тот вечер. Да ещё она позвонила и сказала, что её бесит мое безудержное веселье, что хочет спокойствия, а не это вот все. Ну и ушла к режиссёру, который старше ее на тринадцать лет. Только т-с-с, она не знает, что не в возрасте дело.

– Я даже не думала об этой твоей стороне, – словно самой себе, произнесла под нос Вероника. – Никогда не читала о тебе, знакомилась с чистого листа.

– Честно, я не думал, что ты придёшь, вот так, – он был ещё пьян, она видела по его красным глазам, которые нуждались в хорошем сне и отдыхе. – Даже как-то неловко.

– Не переживай, – она улыбнулась, смотря на этого красивого человека, который сыграл такую большую роль в её жизни, но и их фильм подошел к концу. – Я хотела попрощаться. И сказать тебе спасибо за все. Ты хороший, Луказ, несмотря на то что так сильно любишь свои вечеринки. Ты имеешь на них полное право, не вини себя за это, главное не потеряй себя в этом. Для меня ты мой прекрасный Луказ Новак.

Вероника подошла к Луказу, запустив в последний раз в руку в его шелковистые волосы и отвела их назад. Провела рукой по его скуле, прощаясь с его лицом. Он наклонился и поцеловал её, коротко, обдав ароматом виски и никотина, но она все равно чувствовала его вкус… вкус её Луказа, который останется с ней навсегда в её воспоминаниях.

– Прощай, – произнесла она, сделав шаг назад.

– До свидания, – он улыбнулся, – Я бы не зарекался.

Вероника спорить не стала, она знала, что это бесполезно, и улыбнувшись в ответ, покинула квартиру молодого актера, с которым они сняли своё короткое тайное кино. И эта картина останется только между ними, она не желала делиться с другими. Она отпускала его легко, может лишь с доброй грустью. Но ей пора возвращаться в реальную жизнь, и думать, что делать со своим будущим.

Ника сидела в машине, погрузившись в свои мысли. Она твёрдо решила, что хочет сохранить семью. Но для этого, надо что-то сделать с любовницей мужа, а также максимально постараться, что бы муж не узнал о её любовнике. Но что сделать с любовницей и как поступить, чтобы не появилась новая?

Брякнул телефон, пришло сообщение. Вероника лениво посмотрела на экран телефона. Сообщение с незнакомого номера: «Хочешь подробнее узнать об измене мужа? Могу рассказать, вдруг пригодится»

Сердце сжалось, а потом заколотилось, обжигая грудь. Во рту пересохло. Руки затряслись. Почему-то стало так страшно. Сообщение пришло просто на телефон, не в мессенджер. Вероника записала его и проверила в WhatsApp, но никакой информации об абоненте. Даже не было фотографии. Конечно, ей писали с левого номера, это было логично.

Вероника: «Кто это?»

Неизвестный абонент: «Давай встретимся через час? Зачем по смс, познакомимся поближе»

Ника опустила телефон. Было страшно, все тело дрожало. От чего? Что может развязка близка, ведь все это время она бежала от подробностей, а они постучались в дверь сами.

Вероника могла согласиться на встречу, и узнать все, как обещает ей таинственный абонент. Но кто это был? Его любовница? Она узнала её тогда, с букетом, и видимо было не сложно догадаться. Номер нашла у Никиты, пока тот мылся или спал. Но зачем ей это? Может он её обидел? Разозлил? А вдруг она беременна? Вот и второй ребёнок, а котором он мечтал.

Страшно, ей никогда не было так страшно…

Глава 16. Лора

Лора снова и снова судорожно убирала волосы за уши, но затем, так и не решившись что-то сказать вслух, сделала шаг назад, словно желая сбежать.

– Стой, – спокойно, но твёрдо произнёс Кирилл. – Ты на машине?

– Да, – девушка кивнула головой. – Но припарковалась я не здесь, я гуляла и дошла до тебя.

– Сядь пожалуйста на подоконник, я схожу в бар и вернусь, хорошо? – Кирилл подошёл ближе и наклонившись посмотрел ей в глаза.

В ответ Лора кивнула головой, покорной сев обратно на окно. Сбегать она не собиралась, девушка была рада, что Кирилл принял сам какое-то решение. Неважно какое, главное сейчас он будет рядом.

Молодой человек скрылся в баре, и вот Лора снова одна. Снова холодно, снова страшно, хотелось, чтобы он скорее вернулся. Минут через десять, она увидела, как Кирилл вышел, уже в кожаной куртке на футболку, на плече висел рюкзак. Он говорил по телефону и курил, затем к нему выбежал второй бармен. Кирилл что-то ему передал. Лоре показалось, что это были ключи. Молодые люди похлопали друг друга по плечу и попрощались. Кирилл выкинул сигарету в урну и откинув волосы назад, направился к ней.

Смотря на высокого, красивого молодого мужчину, Лора вновь испытала трепет. Она осознавала, что испытывала определенные чувства к этому странному бармену, про которого ничего не знала.

– Пойдём прогуляемся до твоей машины? – Кирилл протянул руку и поднял девушку с подоконника.

– А что потом? – Лора смотрела в его глаза, боясь, что он не предложит вновь поехать с ней.

– А потом, давай по классике, поедем на вокзал, купим билеты на ближайший поезд, затем к тебе, заберём вещи и отправимся в путешествие в твоё прошлое, – без утайки, откровенно разложил молодой человек.

– Но мы должны взять твои вещи тоже? – возмутилась она.

– Мы же на пару дней? – уточнил он. – У меня есть минимум в рюкзаке.

И не отпуская рук друг друга, они пошли в сторону её машины. Через центральные улочки, где было все как прежде: толпы молодежи, музыканты с гитарами, огни витрин… теплая субботняя ночь, время молодых, весёлых, в поиске приключений, ярких эмоций.

Они шли молча. Лора совсем не хотела говорить, она безмолвно была благодарна, что он рядом. Она вела Кирилла, он покорно следовал за ней, постоянно отвлекаясь на телефон и отвечая кому-то на сообщение. Этим он её все также бесил и напрягал. Но отправить его куда-то подальше не могла, так что терпела внимание к телефону.

– Дай ключи от машины, – неожиданно произнёс он, когда они были на месте.

– В смысле? – возмутилась девушка.

– Я сяду за руль, – просто ответил он.

– Почему ты?

– Мне так привычнее и спокойнее, это моя странность, не люблю быть на пассажирском кресле, – Кирилл говорил так честно, что Лора протянула ключи. – Спасибо.

– Ты странный, – пробубнила она, но покорно села на пассажирское кресло.

Кирилл тут же поправил под себя кресло, руль, зеркало… радиостанцию, и сорвался с места. Вёл он легко, быстро, девушка расслабилась, словно так и должно быть: он за рулем, а она рядом. Кирилл подпевал, и периодически кидал на неё взгляд с самой обворожительной улыбкой. Красивый голос, у него был невероятно красивый голос, мягкий. Лора тоже улыбнулась, было хорошо, словно сегодняшнего кошмара с ней не происходило. Она автоматически протянула руку к шее, поправив воротник водолазки.

– Не расскажешь? – это движение не укрылось от Кирилла.

– Нет, это будет мне уроком, – Лора отвернулась к окну.

– А ему будет это уроком? Или это односторонний урок?

– Я думаю ему хуже, – Лора усмехнулась. – Расскажу, не поверишь. Походу он думал, что только он изменяет жене, но, когда его жена нашла меня, а я её узнала, так как видела с любовником, но не знала, что она его жена. Звучит как полный бред, я понимаю. В общем, его психика оказалась не такой крепкой ко всему этому.

– Он тебя ударил? – Кирилл напрягся.

– Нет, – Лора улыбнулась. – Это он перестарался, с прощальными объятиями. Кирилл, он меня не обидел, честно, не знаю почему, но я не злюсь, не хочу мстить, и к тебе пришла не за тем, чтобы ты заступался. Постоять за себя умею сама. С ним я закончила, решила ещё утром, так как это все не для меня. Я впуталась в игру, примерила на себе эту роль, но это не я и мне это неинтересно. Я не умею быть любовницей, потому что мне, в принципе, было плевать на его жизнь, и я не ждала его внимания как благословения. Требовать чего-то постоянно от него? Даже мыслей не было. Может, потому что он сразу такие границы обозначил, я не знаю? Хотя мне показалось, что его стена пошатнулась и он чего-то захотел от меня.

– Забавно, в отличии от вас, у нас с тобой не было секса, но со мной ты придумала отношения и стала их выяснять, – Кирилл рассмеялся. – И это ещё я странный.

– Да, так случилось, что почему-то с тобой запуталась, – огрызнулась она. – Может почувствовала другую связь.

– Я понимаю, о чем ты, не переживай, – Кирилл припарковал машину, – я сам с тобой запутался, и виноват в том, что ты запуталась ещё больше.

– Как у тебя получается выворачивать так диалог, всегда, словно я твоя поклонница!? Мне иногда кажется, что всю эту типа симпатию к тебе, ты вложил мне сам, твердя что, между нами, ничего не будет, лишь дружба. Я никогда ничего не хотела и не просила, Кирилл, опомнись.

– Но я видел её в твоих глазах, и в этих постоянных гордых взглядах, – молодой человек смотрел на неё и оставался абсолютно спокойным.

– Как и я! Я видела в твоих глазах интерес к себе, и кидала на тебя взгляды, чтобы питать своё самомнение, так как ловила твои увлечённые мной глаза!

– Значит, все что между нам было мы придумали сами? – он убрал волосы назад и улыбнулся. – И никакой симпатии и интереса не существует.

– И что будем теперь делать? Дружить? – насмешливо кинула Лора.

– Как вариант, но сначала пойдём купим билеты, – Кирилл заглушил машину, – обожаю ночной вокзал, его запах, и вот тот звук, прежде чем говорят объявление. Романтичное место.

Теперь вёл он, и тянул девушку за руку за собой. После этого разговора, она пыталась прислушаться к себе и понять, что чувствует к Кириллу. Она не хотела запутаться, не хотела обманывать саму себя, она хотела честно осознавать зачем ей нужен этот человек.

Но тепло его рук и сила длинных пальцев так была приятна, не хотелось с ней расставаться. Лора посмотрела на его профиль, волосы, захотелось вдохнуть его запах… так хотелось узнать его в отношениях, какой он, когда твой? Он так прекрасен даже когда чужой и незнакомый… каков же он когда любит?

– Ближайший поезд через 40 минут, вас устроит? – спросила тучная женщина с нарисованными суровыми бровями.

– Нас устроит? – переадресовал вопрос Кирилл.

– Да, – тут же ответила она.

– За вещами мы не успеем.

– И хорошо, мы туда и обратно, не будет повода задерживаться, – Лора гордо вскинула подбородок. – Документы с собой, телефон с зарядным тоже, куртка в машине. И я уверена в моей сумочке найдётся множество необходимого на всякий случай, вот он тот самый случай.

– Ты так боишься задержаться? – Кирилл всегда улавливал саму суть.

– Я не хочу задерживаться! – резко ответила она. – Моя жизнь здесь, а там, это словно остановиться.

– Вы билеты брать будете или не занимайте очередь!? – фыркнула кассир.

– Вот тебе и вокзальная романтика, – пробубнила Лора, оглянувшись назад и не увидев ни одного человека за собой.

– В этом и есть романтика, Лора, – прошептал Кирилл, взяв ее паспорт. – Можно два билета и желательно в пустом купе?

– Тогда берите все купе, – проворчала недовольная женщина.

– Если нет пустого, тогда давайте все четыре билета, – со спокойной улыбкой, которая так всегда бесила Лору, но которая была так уместна сейчас, ответил бармен.

– А как же романтика поезда, люди, храп, запах яиц? – съязвила она.

– Нет, вот это я не люблю, там мне мешают люди, – Кирилл потянулся за своим паспортом, который ему вернули через окно, но Лора опередила и схватив его, сделала шаг назад с добычей.

Кирилл не дернулся за ней, лишь молча наблюдал. Лора кинула взгляд на молодого человека, затем открыла паспорт на странице с фотографией. Красивый, даже на фотографии в паспорте. Место рождения Москва… конечно.

– Романов? Ты Романов? Никогда бы не подумала, – произнесла она вслух, прочитав фамилию.

– Ты хотела узнать мою фамилию? Все? – без улыбки спросил он.

– Нет, – честно ответила девушка, листая дальше, и найдя то, что искала, ту самую злосчастную печать. – Женат.

– Ты думала я вру? – Кирилл наклонил голову на бок и закусил губу.

– Хотела найти печать о разводе, – ответила она, возвращая паспорт, а потом отдёрнула назад. – А дети?

– У меня нет детей, можешь проверить. Как и нет печати о разводе.

– Поверю, ведь до этого не врал, – Лора поникла, хотя пыталась ему этого не показывать.

Она правда думала, что он в разводе, тогда бы это все объясняло, тогда бы ей было намного легче, знать, что он никому не принадлежит. Лора отдала паспорт и быстро забрала свой, который протянула кассир. Нет, Лора не боялась, что Кирилл увидит её фото, она там была красива, другую бы фотографию она просто бы не отдала на документ. И Лора не была в том возрасте, который нужно скрывать. И фамилия у неё была самая обычная – Александрова. Вот так, он Романов, а она Александрова. В паспорте было лишь одно, что ей жутко не нравилось. Ее место рождения. Эту строку никогда и никак не исправить! И даже пусть они ехали сейчас туда, все равно не хотела, чтобы он прочёл.

Голос бровистой суровой женщины вернул её в реальный мир. Кассир повторила всю информацию по билетам и отдала их паре.

– Почему ты не злишься? – неожиданно спросила девушка. – Меня пробесило бы, если бы кто-то схватил мой паспорт и что-то выяснял.

– Ну это нормально, я ничего не рассказываю, зачем-то еду с тобой, женат, вот и ищешь ответы, – он пожал плечами. – Не вижу причин злиться.

– Зануда, – Лора закатила глаза. – В принципе за пол часа запускают в поезд, можем идти?

– Не, сначала мы должны перекусить, – Кирилл осмотрелся по сторонам, а затем потянул девушку за руку в сторону выхода к перронам.

– Ты хочешь травануться? – воскликнула она.

– И кто это тут зануда? – Кирилл рассмеялся. – О! Шаурма!

Молодые люди сидели на бетонном бордюре возле своего перрона и ели шаурму. Именно так, на Ленинградском вокзале, Лора съела свою первую в жизни шаурму. И ей было стыдно, стыдно признать, что это было безумно вкусно. Она всегда сторонилась, как она считала, «бедных» вещей. Даже в студенчестве, когда денег ещё не было, Лора ела один раз в день, но качественно. Готовила лишь хорошие и здоровые продукты. До сих пор она была занозой в кафе для официантов и поваров, спрашивая из чего и как было приготовлено блюдо. И вот её настигла шаурма, и она сидит на вокзале в ожидании путешествия обратно.

Кирилл смешил и отвлекал её как мог, придумав игру. Они смотрели на проходивших мимо пассажиров, и предполагали, кто может быть их соседями по купе, куда они еду и зачем. Но затем ему позвонили, он отошёл покурить. Лора видела, что Кирилл снова был в телефоне, с кем-то говорил.

Девушка на половине шаурмы почувствовала, что сыта. Она встала, выкинула остаток в мусор, поправила одежду, подтянула воротник на шее. Затем, посмотрела в билет, чтобы узнать вагон, и медленным шагом пошла по перрону.

Лора соврёт, если скажет, что не прислушивалась к шагам сзади, и если скажет, что не ждала, чтобы Кирилл скорее её догнал. Молодой человек не заставил себя долго ждать. Но он не спросил, почему она ушла. Она видела, что он был в своих мыслях, а на лице отрешенная улыбка.

– У тебя все нормально? – не выдержав, спросила Лора, когда они сели в своё пустое купе, пустое, потому что Кирилл купил четыре билета. Всему виной вредная женщина с бровями.

– Нормально, правда, – ответил он.

– Ты потерянный после телефонного разговора, – девушка не отставала.

– Есть вопросы, на которые приходиться тратить энергию, – все также размыто отвечал он.

– Почему ты нормально ничего не расскажешь?

– Расскажу, – Кирилл откинулся на спинку, – когда все закончится.

– А ты не сбегаешь со мной от себя? – Лора уперлась локтями в стол, подавшись вперёд. – Может ты не такой уж и герой?

– Может быть, но в компании сбегать веселее, – Кирилл смотрел прямо на неё, глаза его были спокойны. – Не переживай, я никуда не сбегаю, мне не от чего сбегать. Я правда просто хочу сейчас быть рядом.

– Ладно, принято, – Лора слегка улыбнулась и тоже откинулась назад, смотря в окно, только что тронувшегося поезда. – Ты сел по ходу поезда. А меня укачивает, когда я сижу против. Давай поменяемся.

– Иди ко мне, – Кирилл гостеприимно поднял руку. – Уже должна привыкнуть засыпать под боком.

– Я боюсь, что это вредная привычка, – ответила Лора, но приглашение приняла.

– Добрый вечер! Чай? Кофе? Будете? – к ним ворвалась проводник.

– Конечно, – тут же ответил Кирилл, обняв Лору, – чай.

– Ты хочешь чай? – спросила Лора, когда проводница покинула их купе.

– Нет, я хочу подстаканники, – он снова посмеялся, – Для полноты картины путешествия.

– А я спать, – Лора вздохнула, – моя многолетняя привычка ложиться спать до полуночи.

– А я, наоборот, привык жить по ночам, хотя стараюсь засыпать до трёх часов ночи, тогда, мне кажется, я рано уснул, – Кирилл посмотрел на Лору, она не удержалась и улыбнулась в ответ.

– Кошмар мы разные, – словно в воздух бросила Лора эти слова, затем взяла подушку со своего места.

В купе спальные места были заправлены, и ненужно было морочиться с этими пыльными матрасами. Лора положила подушку на колени Кириллу. Она легла, радуясь своему маленькому росту и хрупкой конституции, что смогла комфортно расположиться, и накрылась одеялом.

– Мы прибудем ранним утром, советую и тебе вздремнуть, – девушка закрыла глаза.

– Сначала дождусь чай, – хрипло ответил Кирилл, и погладив её по шелковистым волосам, снова посмотрел в телефон.

* * *
Лора проснулась ещё до прихода проводницы, и выйдя умыться, попросила не будить её спутника, желая Кириллу хоть немного доспать. Она просыпалась, когда он лёг к ней и обнял, это было около трёх часов ночи, а сейчас часы показывали лишь шесть утра.

Девушка старалась максимально привести себя в порядок. Волосы она собрала в низкий хвост, разбив на прямой пробор. Лора немного пожалела, что погорячилась на счёт вещей, вспомнив собранный чемодан дома. Но, к счастью, черная водолазка не мялась, хватило лишь пройтись влажной рукой и вернуть ей свежесть. За окном чувствовалась утренняя прохлада, и Лора мысленно порадовалась, что взяла из машины пиджак.

Когда она вернулась в купе, сонный, немного помятый и растрёпанный Кирилл потирал глаза. Перед ним стояла чашка горячего чая в подстаканнике, в которой плавала долька лимона. Он увидел Лору и улыбнулся, красивыми губами, как нарисованными, с выраженным контуром. Ну почему ему так шла утренняя помятость, усталость под глазами… что за несправедливость к женщинам?

– Заботливая проводница принесла мне чай, – хрипло и довольно произнёс он. – Давно меня так женщина не будила. Приятно.

– Я просила её не будить тебя, – проворчала Лора.

– А она видимо воспользовалась твоим отсутствием, – Кирилл улыбался, а Лору бесило, что молодая симпатичная проводница в форме ослушалась её. – Я попросил принести тебе кофе. Ты же вроде любишь кофе по утрам.

– Я не пью паршивый кофе, насколько ты помнишь, – Лора гордо села напротив, нарочито смотря в окно.

– Тот кофе был прекрасен, паршиво вела лишь ты себя, – сделал ей замечание Кирилл. – А вот за этот кофе, я отвечать не могу. Учитывая, что я явно приглянулся проводнице.

– У тебя слишком большое самомнение, – девушка посмотрела прямо в глаза своего спутника, – может это тебе показалось? Как и со мной.

– Я уверен, что не показалось, – неоднозначно ответил Кирилл, но Лора не стала уточнять о ком он.

* * *
– Ну нормальный такой обычный городок, и что ты так его ругаешь и не хочешь сюда приезжать? – нацепив на нос солнечные очки и закурив, сказал Кирилл, когда они вышли на центральную площадь вокзала. – Уютненько.

– Потому что мы ещё не достигли цели, – брезгливо оглядевшись вокруг, тихо ответила Лора, но даже сейчас, от увиденного её передернуло.

Вроде бы да, обычный город, только после Москвы, словно их перенесла машина времени, лет так на тридцать назад. Вроде бы все чисто, клумбы с цветами, вот только на дорогах так и не нарисовали разметку. Вроде бы обычные люди, ждут на остановке подъезжающий трамвай, автобус, маршрутки… только все такое старое, поношенное, словно все ненужное из больших городов, отправляли сюда, отбывать последние дни.

– И какая наша цель? – спросил Кирилл, подняв брови.

– Ну либо два часа на электричке из двух вагонов, либо на такси минут пятьдесят, – ответила она, тоже надев солнечные очки. – Что выберешь? Смотри, такси тут только для богатых, ценник похлеще чем в Москве.

– Поехали на такси, время бесценно, – тут же ответил молодой человек. – А куда мы едем?

– В место, которое гордо называет себя поселком городского типа, – прошептала себе под нос Лора, двинувшись к зданию вокзала.

– Вот это Джек Пот! Ты не то, что провинциалка, ты сельская девчонка? – Кирилл, улыбаясь, поспешил за ней.

– Так! – разозлившись на это замечание, Лора развернулась и ткнула пальцем в Кирилла. – Я не потерплю шуток об этом в свою сторону! Или можешь сейчас же брать билеты обратно.

– Самое больное, да? – Кирилл не отступал. – Почему ты это отрицаешь так? Что плохого?

– Не знаю, но меня прям колотит от мысли, что я отсюда, чувствую себя инородной здесь, и мы взаимно с этим местом испытываем к друг другу неприязнь, – чуть успокоившись ответила Лора, но она прятала глаза за темными очками.

В такси Кирилл уснул, скрестив руки, его длинные ноги не вмещались в маленькой машине, и он широко их расставил. Лора смотрела в окно, за которым был с детства знакомый пейзаж. Не скучала. Ни капли она не скучала по этому месту. И не приехала бы, если бы не отец.

Перед глазами появился родной по паспорту посёлок городского типа. Почему городского? Потому что на поле, среди частных секторов, построили двадцать пятиэтажек и одну девятиэтажку, которая считалась здесь центром. Вокруг неё были магазины, местный бар, за ней рынок выходного дня, а в ней самой гостиница.

Именно в центр, к этой местной высотке, такси их и привезло. Больница была недалеко, но Лора не хотела сразу вот так заходить. Она никого не предупредила, не позвонила и не сообщила, что приедет. Она даже не подумала, где остановиться, учитывая, что приехала сюда не одна, и даже не с женихом, не с другом, а с барменом… И зачем она его притащила с собой?

Лора повернулась на спящего Кирилла. Нет, она была рада, что он здесь, просто надо подумать, как его применить. Она протянула руку и потрясла его за колено.

– Приехали? – оглядевшись по сторонам, спросил он.

– Да, – оплатив такси, ответила Лора и вышла из машины.

– Какие у нас дальнейшие планы? – Кирилл улыбнулся.

– Я думаю взять в магазине попить, хочу какой-нибудь вредной газировки, – Лора сняла с себя пиджак, так как солнце начинало припекать. – И, наверное, разумно сразу к отцу. Может там все нормально, и мы уже сегодня уедем домой.

– Ты звонила его жене? Узнавала, где он лежит?

– Нет, на месте разберёмся, это маленький посёлок, думаю не потеряемся.

И вот они шли по центральной улице, собирая взгляды проходящих их мимо людей. Оба уставшие, помятые, но выделяющиеся на фоне спокойствия посёлка, как заблудившиеся рок-звёзды. Оба в чёрном, оба в очках, в правой руке Кирилла кожаная куртка, в левой сигарета. Гордая Лора, которая старалась не встречаться взглядом с местными жителями, не желая здороваться, если узнают, не желая ни с кем говорить.

Воскресное утро, толпы людей шли либо с рынка, либо на рынок. Болтали, разговаривали. Лора помнила, что это время, словно праздник для всего посёлка, когда можно себя показать, других посмотреть, обсудить что-нибудь.

– Мне с тобой? – спросил Кирилл у входа в здание.

– Знаешь, нет, – Лора посмотрела на спутника. – Думаю, туда мне лучше одной.

– Хорошо, – Кирилл улыбнулся. – Я поброжу неподалёку.

– Я позвоню как выйду, – ответила Лора и прошла во внутрь.

Для провинциальной больницы, эта была вполне приличной. Чистая, светлая, с большими окнами и длинными коридорами, почему-то напоминала старую школу. Только запах сразу врезался в нос, хлор и ещё какая-то гадость.

Лора откашлялась и подошла к окну информации. Там сидела добрая на вид старушка в огромных очках и с торчащими ушами. Она подняла глаза, которые сквозь толстое стекло как лупы, казались огромными как в мультиках.

– Да, доченька, чем могу помочь? – приветливо спросила бабуля, а Лора выдохнула, уверенная, что сложности найти отца у неё не будет.

– Подскажите, я только приехала из Москвы, у меня папа лежит у вас, Александров Андрей Николаевич. Говорят, совсем плох, и я, ничего не узнав, примчалась. Но где он и можно ли к нему, я не знаю, – Лора старалась быть максимально милой, это ей всегда давалось сложно, она привыкла быть четкой, по делу, без лишних эмоций.

– Так ты его дочка родная? – Бабуля подошла поближе. – Ай, какая красивая! А Надя говорила, что ты не приедешь. А я про тебя спрашивала у неё, помню же, что дочка была у Андрея, я же живу рядом с вами. Но ты меня и не вспомнишь. Чего я разболталась. В реанимации он… Ох… Последний год не вылазит оттуда. Но в этот раз совсем сердце подвело. Никак к нему, в реанимацию не пускают. Да и часы не приемные сейчас.

– Я приехала без вещей, вот так, просто села в поезд, чтобы увидеть папу, – Лора почувствовала, что губа у неё предательски затряслась, словно только сейчас осознала реальность болезни отца, словно почувствовала себя дочкой, маленькой девочкой. – Я же не могу его не увидеть. Мне даже остановиться тут негде.

– А чего раньше не приезжала? Надя говорит, что ты нос к верху задрала, и общаться не хочешь?

– Я оправдываться не буду, не за что, а если бы и было, то только перед отцом, – холодно произнесла она. – У него новая семья, я здесь чужая, всегда знала и чувствовала это. А мой дом в Москве. То, что меня не было здесь, лишь означает, что так нужно.

– Да я же не ругаю, думаю как тебе помочь, – старая женщина поставила карточку «перерыв пятнадцать минут» и вышла из регистратуры. – Накинь халат и пойдём со мной. Твой отец слова про тебя плохого не говорил, гордится так.

Лора молча последовала за быстро семенящей бабулей. Они поднялись на второй этаж, старая женщина попросила подождать у входа в реанимацию, сама скрылась за дверью. Буквально минуты через три, выглянула, осмотрела по сторонам и позвала Московскую гостью пройти.

Лора была уверена, что у этой женщины получится договориться. Село маленькое, здесь либо родственник, либо друг, либо сосед, либо враг, обязательно найдётся каждый. И девушке повезло, врагов у этой бабушки здесь не оказалось.

В этом коридоре было светло, пахло только вымытыми полами, линолеум ещё не просох, такой старый, расцветка под дерево. Тихо, лишь звуки приборов, редкие покашливания, хрипы, шёпот.

В палате с твоим отцом, лежит ещё мужчина, но он в себя уже четыре дня не приходит, – остановившись у дверей палаты, прошептала бабуля. – Поэтому смогла договориться. Заходи, только не пугай отца, у него же сердце.

Лора произнесла одними губами: «спасибо», и выдохнув, прошла в палату. В небольшой комнате было душновато, хотелось открыть окна настежь, но видимо боялись сквозняков. Отца она узнала сразу, он лежал с закрытыми глазами, но казалось не спал. Сердце девушки сжалось, как же давно она его не видела, и видимо, от чего она и бежала, так это от тех самых чувств в груди.

Он совсем не изменился: смуглая кожа и множество глубоких морщин на лице. Ему было всего пятьдесят шесть лет, седина лишь в висках, но он всегда выглядел старше, не смотря на сильное рабочее тело. Лора посмотрела на кровать напротив отца, и её передохнуло, казалось, она увидела смерть.

Врачи не верили в отца, они бы не положили смерть рядом с ним. Эта ужасная мысль посетила голову девушки, и комок слез сдавил горло. Она тут же тихо, но быстро подошла к кровати папы и села на стул, видимо оставленный врачом. Её руки тряслись, но она прикоснулась к крупной морщинистой руке, грубой и сухой, ногти были словно грязные, но Лора знала, такими они были всегда. Папа работал руками, и это лишь отпечаток его деятельности.

– Лора, – тихо произнёс отец.

Девушка подняла взгляд на папу и увидела эти яркие синие глаза, которые всегда блестели, и лишь они всегда были молоды.

– Привет, – улыбнувшись, спокойно сказала она, пытаясь не выдавать эмоции, не тревожить ни себя ни отца.

– Тебе сообщили, да? – он поджал губу. – Говорил же не отвлекать тебя.

– Папа, ну как не сообщать? Ты же болеешь.

– Подумаешь, – отмахнулся он, а потом закашлялся. – Залечили уже. Надя позвонила?

– Да, – Лора кивнула головой, – но я не говорила ей, что приеду. Я вот так, без вещей даже.

– Я рад тебе, – папа улыбнулся.

– И я рада, что я здесь, – ответила она.

– Красивая ты у меня, – неожиданно сказал отец и сделала паузу, – умная, сильная. Вот ко мне же не пускают? А ты все равно смогла зайти. Ты такая, если хочешь, добьёшься. Я никогда тебе ничего не говорил, но я всегда на тебя смотрел и знал это, и не хочу, чтобы ты отвлекалась от своих целей, – отцу видимо стало неловко, и он поерзал.

– Пап, знаешь, а я потерялась немного в последние дни, словно что-то упускаю, – Лоре захотелось поговорить с отцом. – Словно я себя не знаю, какая я, о чем мечтала в детстве?

– У всех бывает, но я скажу тебе, ты такая, какая ты есть! Ты всегда была дельная, всегда знала чего хочешь, если поставила цель, достигала её, – отец облизал губы. – И я восхищался тобой уже ребёнком, ты не искала чужие руки, чтобы достичь желаемое. Ты делала все сама, немного хладнокровно даже. Хотя с твоей внешностью, очень переживал за тебя, когда ты стала подростком. Такая красивая. Боялся влюбишься в деревенского дурака как я и забудешь о мечтах, а нет, моя Лора не такая. Моя Лора не откажется от себя и своих мечт.

– Прости, пап, прости, что не приезжала, – Лора опустила глаза в пол. – Но я здесь не на месте. Мне плохо здесь, мне страшно здесь. Прости что уехала, не взглянув на тебя, не попрощавшись с тобой, но все мне это сложно, вот все эти чувства.

– Этим ты в меня, мне тоже было так проще расстаться. Вот без слов. Мы же и так все понимаем? Зачем слова, – он вяло махнул рукой. – Хотя сейчас, я чувствую, что должен говорить с тобой. Неловко все это, слова говорить. Не извиняйся, все правильно ты делала. Ты у меня такая, и я горжусь тобой. Но ты бросай это дело, не любить это место, оно доброе. Оно не обязано быть твоим домом, хоть ты и родилась здесь. Но наш посёлок ни в чем не виноват. Здесь тепло. Здесь вон речка какая, красивая… вот бы искупаться! Да боюсь все уже.

– Перестань, – Лора неожиданно расплакалась и смахнула слёзы. – Ещё искупаемся, я приеду.

– Хорошо, – прошептал он, но его глаза говорили обратное, Лора видела, что он прощался. – Ты надолго?

– Не знаю, я не думала ни о чем, просто приехала, – она пыталась проглотить ком слез. – Я не одна, поэтому, думаю ненадолго.

– Не одна? С женихом? – папа постарался улыбнуться.

– Нет, это неважно, знакомый, просто поддержал, оказался в этот момент рядом. Ничего серьёзного.

– Поддержал, это хорошо, не забудь сказать спасибо, – просто ответил отец. – Не переживай, я тебя задерживать не буду. Спасибо что приехала. Для меня и этого много. И домой сходи, я твою комнату никому не даю, это моя комната отдыха. Там и вещи твои, альбомы с фотографиями. Посмотри их, увидишь, ты не потеряла себя, ты такая, какая была всегда.

Лора аккуратно пересела к отцу на кровать, обратив внимание на порванный пододеяльник, который уже просто устал от бесконечной стирки. Белье было жёсткое. Девушка неловко посмотрела в папины глаза, ей хотелось его обнять. Она маленькая часто сидела у него на коленях, а он трепал её по голове… а потом она превратилась в девушку…

Лора не хотела повторять ошибку прошлых лет, и преодолев себя, сделала первый шаг. Она наклонилась к отцу и положив голову на живот, обняла. Папа на какое-то мгновение перестал дышать, а потом поднял руку и погладил её по волосам, немного потрепав. Теперь ей стало хорошо, словно она сделала то, что ей нужно было так давно, и что она никак не могла получить.

Девушка поднялась и увидела мокрые от слез глаза отца. Сама Лора старалась держаться, не позволяя себе рыдать. Она не прощается, она лишь говорит: «привет». Значит и слёзы нечего лить.

– Иди, иди доча, – он улыбнулся. – А я посплю. Тебя и ждут, наверное, нехорошо заставлять ждать. И домой сходи. Моя звездочка.

– Отдохни, а я завтра приду, – Лора улыбнулась и поднялась.

В дверях Лора оглянулась, но отец отвернулся к окну и закрыл глаза. Наверное, прощаться для него было ещё сложнее, чем для неё. Теперь девушка была уверена, что приезд к отцу, правильное решение. Она никогда бы себя не простила, если бы не повидалась с ним. Жаль, что она так долго на это решалась.

* * *
– Лора, вот так сюрприз, – воскликнула жена отца, увидев девушку входящей на участок родного дома. – А чего не предупредила? Ой, и не одна.

– Спонтанное решение, – ответила она, оглядывая небольшой аккуратны огород во дворе, Надежда копалась в клумбе с цветами. – Мы ненадолго.

– Только к отцу не попасть, в реанимацию перевели, – женщина встала, рассматривая Кирилла. – Вот жду новостей.

Надежда не могла оторвать от молодого человека глаз, а тому словно было все-равно, он улыбался, но не навязывался, давая Лоре решать все самой, лишь следовал рядом.

– Я была у него, – ответила девушка, – меня пустили.

– И что? – та обеспокоено свела брови.

– Все хорошо, спасибо, что сообщила мне, – Лора напрягалась от этих разговоров, она была бы счастлива все это избежать.

– У нас остановитесь? – задала Надя вопрос, снова посмотрев на загадочного спутника.

– Да, – неожиданно для себя решила Лора, в эту самую минуту. – Билеты в Москву были только на завтра, поэтому мы переночуем здесь.

– Хорошо, я постелю вам, вместе? – женщина подняла брови.

– Да, – без смущения ответила девушка.

– Да чего мы тут стоим. Мои девчонки убежали гулять, пойдёмте покормлю вас с дороги, да может отдохнуть захотите, – засуетилась хозяйка дома. – Пойдёмте, пойдёмте!

Они зашли в дом, в котором когда-то жила она с бабушкой и отцом, жизни с матерью она вовсе не помнила. Но дом изменился, уже делали более свежий ремонт, мебель совсем другая. В доме свежо, хорошо проветрено, так всегда было, когда и она здесь жила, отец любил свежий воздух.

Скрип половиц, вот он был все тот же. Лора не сдержалась и улыбнулась. Доносилось редкое жужжание мухи, звуки деревни.

– Идите, умойтесь, руки помойте, я накрою, – указав на ванную, дала команду женщина. – Да-да, мы установили с отцом санузел, теперь все как у людей.

Молодые люди вместе вошли в тесную ванную, оба словно немного потерянные. Они взглянули друг на друга через зеркало и улыбнулись. Кирилл был немногословен, Лора была ему благодарна за это, так как пока не знала, что говорить. Но Кирилл словно наблюдал, что-то там думал в своей красивой голове, и это волновало Лору.

– Я хочу принять душ, а ты? – спросила неожиданно она. – И я не имею ввиду вместе.

– Я пойду пока развлеку хозяйку дома, – Кирилл посмеялся.

– Кирилл? – позвала она, а молодой человек вопросительно поднял брови. – У тебя есть запасная футболка? Я не хочу просить у Нади, я не перенесу на себе деревенскую футболку.

– Есть, сейчас принесу, у меня в рюкзаке парочка.

Лора приняла душ, помыв волосы шампунем со слишком простым названием, готовясь к тому, что будет сегодня без идеальной укладки. Вода была прохладная, напор слабый, но стало хорошо. Погода оказалась жаркой, и в чёрной водолазке она вскипела.

Лора слышала, когда Кирилл заглядывал в ванную, значит принёс сменную одежду. Но он принёс и полотенце, о котором она вообще не подумала.

Девушка снова надела джинсы, а сверху белую футболку Кирилла. Она была ей слишком велика. Лора не растерялась, она заправила её в джинсы, подкрутила немного рукава, пытаясь создать модный оверсайз.

Лора осмотрела шею в зеркале, отметин от Марка почти не осталось, как она и думала, это реакция её нежной кожи, а не синяки. Больше не тревожась об этом и просушив волосы полотенцем, вышла из ванной.

– Садись, покушай, а то вон какая худая, утонула в футболке, – тут же сделала замечание женщина. – Друг у тебя хороший, заботливый такой.

– Да, он такой, – Лора посмотрела на улыбающегося «друга» и села за стол.

В тарелках был налит жирный борщ с добротной ложкой сметаны. Хлеб. Жаренные котлеты и таз с овощным салатом. Лора спокойно отставила тарелку супа, и потянувшись за салатом, положила себе.

– И все? – тут же возмутилась женщина.

– Я не привыкла к домашней пище, боюсь заболит живот, извини, – без смущения ответила она. – Я поем салата, побольше, обещаю. Спасибо.

– Ну во всем такая ты… особенная, даже не накормить, – Надя вздернул брови и села за стол.

– Надежда, вы не обижайтесь, я поем, – ответил Кирилл. – Вот я соскучился по домашней еде.

– Видишь Лора, вот как надо своего мужчину кормить, а то сбежит, – Надя по-дурацки хохотнула.

– Он не мой мужчина, пусть бежит, – Лора всегда была груба в таких диалогах, они ее бесили.

– Так ты холост? Ой, у меня две дочери, выбирай, – Надежда явно была очарована гостем.

– Он женат, Надя, так что не вариант, – Лора не знала зачем грубила, но все это ей не нравилось, смущало.

Девушке казалось, что её порицают и не понимают во всем, она чужая, и ей было удобно подтверждать это своим поведением.

– Ну запутали меня, у городских и богатых свои причуды, – отмахнулась она и приступила за еду.

* * *
– Почему ты так ей грубишь? – спросил Кирилл, когда они вышли на улицу, решив прогуляться.

– Я привыкла так с ними общаться, они от меня тоже ждут такого общения, вот и все. Нам так проще.

– Тебе так проще, – прокомментировал он. – То, что они сельские, не значит, что плохие, другие.

– Я другая, я плохая, не они, – пожав плечами, ответила Лора. – Я правда рада, что они есть у отца. Они сняли с меня груз ответственности.

Молодые люди вышли из калитки на сельскую дорогу. Кирилл хотел прогуляться к речке, утверждая, что никогда в жизни не дышал таким свежим воздухом. Он тоже принял душ, сменив футболку и повязав клетчатую рубашку на бедрах. Он был так свеж, красив, а волосы непослушно падали на лицо. Кирилл закурил. Выглядел он колоритно на фоне деревенской дороги, пробегающих собак, детей на велосипеде. Молодежь, встречающаяся на пути, не стесняясь, смотрели на них, на новеньких.

Лора перекинула непослушные волосы на одну сторону, засунув руки в карманы, чувствуя себя нелепой во всем этом, словно она сама деревенский подросток, а не гламурная Московская красотка. Даже джинсы известного бренда сейчас стали на ней обычными джинсами.

Вокруг доносилось пение птиц, жужжание насекомых. Дорога, по которой они шли, делила частные сектора с многоквартирными домами. Затем они свернули на тропинку через поле, где паслись пара коров и одна привязанная лошадь. Кириллу явно нравилось все вокруг, он внимательно рассматривал все на своём пути, и больше не говорил с ней.

Лоре стало неловко, перед ним, за свою манеру общения. Но это была она, Лора, и он сам захотел поехать с ней, тогда зачем казаться лучше, чем она есть? Она его не держит, и легко отпустит, если этого захочет он. Да, будет грустно, и возможно даже будет скучать по его занудству, и этим рукам, волосам, бесящейся её улыбке, взгляду с высока, словно он умнее, и запаху… но не смотря на все это, если он захочет уйти, просить остаться она не будет.

Вечерело, небо становилось оранжево-розовым, безумно красиво… благодаря простору, можно было наблюдать длинную линию яркого горизонта, окрашенную садящимся солнцем. Ветер трепал волосы, Лора безуспешно пыталась убрать их за уши, а потом вовсе бросила это неблагодарное дело.

Они пришли на местный небольшой пирс, удивительно, на нем не было никого. Когда наступит лето, здесь будет не пропихнуться. Даже она с друзьями, когда была подростком, ныряла с него в воду.

Они сели на краю, Лора опустила руку и потрогала ледяную воду. Здесь царил запах детства, но от этого была лишь тревога. Девушка ушла в свои мысли, и не заметила, что Кирилл изучающе на неё смотрит.

– Что? – тут же спросила она, снова убирая волосы с лица.

– Расскажи, Лора подросток ходила сюда на свидания? Ты же нравилось мальчикам всегда, я уверен, – Кирилл улыбался, очень заразительно, что Лора усмехнулась.

– Конечно, естественно у меня были друзья, я ходила на свидания, и даже целовалась здесь, – она посмотрела на другую сторону берега. – У парней, я имела успех. Только вот бросала их на следующий день. Меня пугала мысль отношений, что я с кем-то должна что-то согласовывать. Помню, подруги отпрашивались у своих бойфрендов погулять с девочками. Что значит, отпроситься гулять? Почему это должен решать мой парень. И вот даже в тринадцать, я решила, что это не мое. Но, а в четырнадцать, я решила свалить отсюда, и зачем мне обреченные долгие отношения?

– А первый секс? Неужели никого здесь не осчастливила? – посмеялся Кирилл.

– Нет, я твёрдо знала, никакие воспоминания мне здесь не нужны, – Лора рассмеялась. – Я уехала в семнадцать, не видела причин вступать в интимные отношения.

– Как думаешь, ты сюда ещё вернёшься? – неожиданно спросил он.

– Честно? Если отца не станет, то и это место для меня исчезнет навсегда, я легко с ним распрощаюсь, – призналась Лора.

Тут Кирилл достал из кармана своё обручальное кольцо и покрутив в руках, замахнулся и выбросил в воду. Лора, раскрыв глаза, удивленно за ним наблюдала, совсем не ожидав такого поворота.

– Пора и мне с чем-то попрощаться, – просто ответил он, и улыбнулся, как ни в чем не бывало. – Оно стало меня тяготить, пусть идёт ко дну. Особенно, если мы не собираемся сюда возвращаться.

– Я больше не хочу задавать тебе вопросы по этому поводу, – прошептала Лора.

– Ты сейчас выглядишь, словно тебе пятнадцать. В этих джинсах и футболке, и ветер так классно растрепал тебе волосы, – Кирилл говорил все тихо, а Лора смотрела то в его глаза, то на красивые губы, которые были так близко. – Глаза встревоженные, на щеках румянец, и губы такие яркие. Если бы я тебя увидел такой в первый день, а не ту Лору в баре, наверное бы влюбился.

– Только одна проблема, та Лора никуда не делась, – прошептала она. – Та Лора и есть я. Первое впечатление, самое верное, оно показывает нас такими, какими мы хотим быть. А это и есть мы.

– Но эта Лора, тоже ты, – настаивал Кирилл.

Девушка не хотела с ним спорить, доказывать, что он обманывает себя. Лору, которая была сейчас перед ним, она в себе отрицает, она не нравится себе такой, простой. Сейчас она чувствовала себя, словно в чужой оболочке. Это оболочка давит её, как неудобная одежда, сковывает движения, портит настроение. Она очень хотела бы сейчас оказаться в Москве, надеть свой красивый костюм, уложить волосы и сходить с подружками на какую-нибудь модную выставку, концерт, кино…

– Я хочу тебя сфотографировать сейчас, можно, я очень прошу тебя, – неожиданно сказал Кирилл, достав телефон.

– Сфотографируй, – она пожала плечами и посмотрела в камеру, потом отвернулась, повернулась, а он все снимал, глупо улыбаясь. – Все, Кирилл, завязывай, правда.

Молодой человек и не подумал заканчивать, Лора попыталась отобрать телефон, но он отпрянул, рассмеявшись. Затем Кирилл схватил её и обнял, наведя камеру на них. Лора смутилась, увидев их рядом на экране телефона, и уткнулась ему в грудь, пряча лицо.

– Ладно, все, не снимаю, – ответил он, отключив камеру и убрав телефон. – Просто захотелось сохранить на память. Почему-то кажется, что это, что-то важное.

– Ты слишком сентиментален, – сделала она замечание, подняв на него глаза.

– Знаю, и мне это в себе очень нравится, – Кирилл улыбался, и от этой улыбки становилось так хорошо, ведь он часть её любимого мира, города, места отдыха, словно часть чего-то родного, что она прихватила с собой.

Они смотрели друг на друга, и Лора почувствовала, как учащается её пульс, пока стук сердца в груди, не заглушил остальные звуки. Она ощутила дикое томление, практически боль, от того, как захотела близости Кирилла. Он тоже перестал улыбаться и смотрел на неё, совсем другим взглядом.

Кирилл поцеловал её, впервые, со страстью, с желанием… без каких-то вторых смыслов и игр. Он поцеловал её, потому что хотел этого. Он прижал к себе её хрупкое тело, которое в этой безразмерной футболке, казалось ещё тоньше. Лора ответила сразу, без промедлений, прильнув к нему всем телом. Она так давно хотела испытать на себе его чувства, страсть, желание… почувствовать, какого это! Он слишком долго её томил… Как он был приятен на вкус, на ощупь… не смотря на уже пробившуюся за эти дни колючую щетину. Лора не могла от него оторваться, насытиться, готовая целоваться с ним здесь часами, как подросток, когда другое недоступно… чтобы губы были красные, распухшие и саднили…

Их потревожил смех приближающихся людей. Кирилл отстранился, но увидев протест в глазах Лоры, тихо рассмеялся. На их пространство вторглась небольшая компания старшеклассников, которые пришли на этот пирс. Лора понимала, что им вообще повезло здесь оказаться одним, и это было так хорошо, что она почти полюбила этот посёлок! А тут местная молодежь пришла, не во что не ставя их интимный момент, откровенно прогоняя как чужаков.

Кирилла словно это совсем не разочаровало, и он молча протянул ее с пирса обратно на тропу через поле. Но не зная зачем, Лора кинула недовольный взгляд на подростков, словно это их могло хоть немного смутить.

Кирилл обнимал её за плечи, и они молча шли по проселочной дороге в сторону дома. Смеркалось, жужжание всевозможных кузнечиков и сверчков раздавалось ото всюду, и эти звуки казались такими громкими, громче звуков большого города.

Молодые люди вернулись в дом, который был погружен в абсолютную тишину. Надежды дома не было, дочерей подростков тоже, скорее всего гуляли. В её комнате был разложен диван и застелен постельным бельём в мелкий голубой цветочек. Её комната и правда осталась прежней. Кирилл изучал фотографии на полках книжного шкафа, на которых была она, с отцом, с бабушкой, одна. Лора открыла шкаф, где лежали её вещи, той самой девочки, жившей в этой комнате. Стопка её глянцевых журналов, коллекцией которых она так гордилась, также занимали целую полку.

Рассматривать не хотелось, трогать вещи тоже, словно Лора боялась что-то потревожить. Она обернулась, и увидела, что Кирилл открыл крышку её старенького пианино. Лора совсем забыла о его существовании, он давно служил полкой для всякого хлама. Но скрыться от глаз музыканта инструменту не удалось.

– Пианино в твоей комнате? – спросил он, прикоснувшись к клавишам, и что-то быстро сыграл. – Совсем расстроено.

– Я целых два года училась в музыкальной школе, нет, меня не тянуло к музыке, просто в поселке ничего больше не было, чем увлечься, и бабуле нравилась идея «девочка за пианино», – Лора подошла к молодому человеку. – Но я вовремя бросила это занятие. У меня очень плохо получалось.

– Музыка – это прекрасно, – просто ответил он, сев за инструмент.

Кирилл смог из старого инструмента извлечь красивую мелодию, его пальцы на клавишах гипнотизировали. Он тихо запел. Кирилл это делал талантливо, он был в этом так органичен, словно именно сейчас она видела настоящего Кирилла. Но он резко оборвал мелодию и развернулся к ней. Лора замерла, она боялась снова спугнуть момент. Но он скользнул руками по её талии, подняв футболку, и нежно, практически не касаясь, поцеловал в живот… дрожь пробежалась по всему телу девушки, она вся покрылась предательскими мурашками.

Кирилл расстегнул верхнюю пуговиц ее джинс, скользнул молнией, открыв резинку красивых женских трусиков. Лора запустила руки в его волосы, прошлась пальчиками по шее, плечам, затем стянула с него футболку, оголив красивое, длинное, молодое тело… рельефные плечи и руки… Он поднялся, и не торопясь стянул с неё футболку, под которой не было нижнего белья. Кирилл изучал её в тусклом свете лампы на письменном столе. Лора себя не стеснялась, ей было приятно. Она также наслаждалась его близостью, ей нравилось на него смотреть, нравилось прикасаться…

Кирилл улыбнулся, прижал её к себе, и не отрываясь от поцелуя, начал наступать в сторону уже застеленного дивана…

* * *
Короткий стук в дверь разбудил Лору. Она нехотя открыла глаза, и первое что почувствовала, это тяжелую мужскую руку на себе. Кирилл… она улыбнулась, вспомнив обо всем, что между ними было… это было прекрасно, нежно, страстно… словно это было по любви? В ее детской комнате!

Снова стук…

– Лариса, проснись! – послышался встревоженный голос Надежды.

– Я сейчас, – ответила она.

– Лора посмотрела на телефон, было всего лишь пол восьмого утра… но она чувствовала, что выспалась, так как они с Кириллом, видимо уставшие за день, уснули сразу, не дождавшись даже полуночи и прихода всех домой.

Кирилл не шелохнулся, спал он крепко. Девушка выползла из-под его руки, встала, надела джинсы, футболку. Она планировала зайти сегодня к отцу, а после у них были билеты на поезд в Москву.

Лора вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Она прошла в кухню и от увиденного, у неё предательски сжалось сердце. Лора поняла, что произошло…

Надежда, вся заплаканная и опухшая от слез сидела за столом. Испуганные, так же с красными глазами и носами дочки, смотрели вовсе глаза на Лору. Девушка даже не догадывалась, как их зовут, хотя их знакомили не раз.

– Он умер, – выдавила из себя Надя и снова захлебнулась рыданиями. – Мой Андрюша! Как же мы теперь без него!? Ну как так!?

Лора молчала, страх и боль сковали её тело. Вчера отец сказал, что не задержит её, но зачем так поторопился? Подождал бы пока она уехала! Она не хотела всего этого видеть! Она не хочет ничего слышать! Она не хочет говорить! Она хочет домой, обратно…

Папа… больше у неё не осталось никого, она одна на всем белом свете… Мама, бабушка, папа… У отца не было ни братьев, ни сестёр, так и у неё не осталось ни дядь, ни теть… никого! И папа… Папа ушёл… Она осталась одна… Маленькая, хрупкая Лора…

Надя встала и попыталась обнять Лору, уверенная, что та нуждается в ласке. Только Лора не была приучена к этому, девушка попятилась назад.

– Ты на похороны останешься? – спросила растерянная Надя.

– Нет, я сегодня уеду, – прошептала Лора. – У меня билеты.

– Но твой отец умер! – женщина распахнула на неё непонимающие глаза.

– И теперь меня здесь ничего больше не держит, – ответила она. – Я приму участие в похоронах финансово, обязательно скажи, что будет нужно.

Надя смотрела на неё с непониманием и каким-то ужасом. Наверное, со стороны она казалась ей холодной, бессердечной… Почему она не плачет? Не бьется в причитаниях!? Ведь принято именно так! Но Лора переживала все по-своему, так как умела. Ей было так больно, что она хотела от этого убежать и больше этого никогда не чувствовать.

Девушка в дверях в комнату столкнулась с Кириллом, и видя его глаза, она поняла, что он все слышал. Лора быстро проскользнула мимо него.

– Соболезную, – тихо произнёс он, закрыв плотнее дверь.

Молодой человек был растерян, она видела, чувствовала. Видимо и он не осознавал, отправляясь с ней в путешествие, что отец девушки и правда может умереть.

– Спасибо, – прошептала она, рассматривая все по сторонам, не зная, что делать.

– Ты правда не останешься?

– Нет, – твёрдо сказала девушка, а потом распахнула шкаф. – Вот только заберу кое-что.

Лора стала доставать из шкафа фотоальбомы, тяжелые, она складывала и складывала их стопкой в руку. А затем повернувшись к Кириллу, сделала шаг, и вся стопка выскользнула и упала на пол. Альбомы раскрылись, какие-то фотографии рассыпались по полу. Фотографии, где улыбалась маленькая Лора, где она с бантами сидела за партой в первом классе, а может и во втором… где она с бабушкой, с папой. Где Лора подросток с друзьями. Девушка села на пол и стала сгребать все в кучу, но руки тряслись, фотографии выскальзывали…

Кирилл стоял в одних джинсах и наблюдал за ней. Как эта всегда смелая и яркая девушка, словно пыталась собрать свою жизнь, саму себя, починить и восполнить то, что не могла, этими альбомами, возможно пытаясь унести свою жизнь отсюда. И она разрыдалась, смотря на неподъёмную кучу фотографий вокруг себя. Но глаза застилали слёзы, все снимки стали размазаны, и она бросила затею все собрать. Она просто сидела и плакала, выпуская все, что болело, что душило, что мешало…

Кирилл подошёл и сел рядом с ней, прижав её маленькую голову с острым подбородочком к своей груди, провёл рукой по волосам, гладя по затылку. Это так напомнило, как делал отец, что Лора отпрянула. Словно стало страшнее, больнее…

Я думаю, тебе надо уйти, – неожиданно сказала она. – Все, приключению закончилось, больше не весело.

– Лора, в смысле? – Кирилл нахмурился. – Я хочу быть рядом, я не оставлю тебя одну.

– Нет, хватит, – она истерично посмеялась, – не хочешь! Глупости. Ты сразу сказал, что ничего от меня не хочешь. Так что лучше уйди сейчас.

– Почему ты решаешь за меня? – он судорожно убрал волосы назад. – А то, что между нами было? Не говорит ли о том, что…

– Ничего не говорит, это просто секс, – перебила его девушка. – Приятная такая случайность, ошибка! Ты меня с кем-то спутал, когда увидел девочку в джинсах и футболке, с растрёпанными волосами в деревенском пейзаже. Это ей ты был так очарован. Но это не я. Я та Лора, которой ты однажды сказал, что тебе жаль, если я такая и есть. Так вот знай, я та Лора, которая стояла перед тобой в кружевном нижнем белье, а не вот это все! Поэтому лучше уходи! Пока жалость к этой растрёпанный девочке, потерявшей папу, не завела тебя слишком далеко.

– Не совершаешь ли сейчас ошибку ты? – впервые Лора видела, что Кирилл не находил слов. – Ведь та Лора, которая была вчера со мной, что-то чувствовала.

– Только вернувшись в Москву, я буду самой собой, понимаешь? Буду раздражать тебя упертостью и заносчивостью, но это я! И приехав сюда, ещё больше в этом убедилась, что я всегда была такой, я не потеряла себя, не запуталась, не придумала свой образ, понимаешь? – Лора шмыгнула носом. – Я задала вопрос отцу: «Пап, ну какая я?» А он все подтвердил, знаешь, он вот так и описал меня, что я с рождения вот эта самая Лора! Лора, которая так тебе не нравится, ведь ты хочешь обычную нормальную девчонку, в джинсах и футболке, сразу вспомнила ту у бара, в пятницу. Это совсем не про меня! И ты не про меня! Я не мечтала о парне бармене, прости… Прости, что дала всему этому случиться, но в принципе? Я, как и всегда добилась того, что хотела! А сейчас я соберу вещи, и уеду отсюда навсегда, так как теперь я точно знаю, что нет здесь никакой части меня, забытой, потерянной… я забрала себя в Москву, тогда, когда мне было всего семнадцать лет. Умничка! Хорошая девочка! Я наконец-то это поняла…

Кирилл молчал, смотря ей в глаза, его челюсть была сильно сжата, тело напряглось. Затем он взял её за лицо и поцеловал, Лора готова была ответить на поцелуй, но вовремя уперлась руками и оттолкнула.

– Уходи, прошу! – выкрикнула она. – Надеюсь ты справишься, чтобы уехать из этого проклятого городка!

Кирилл встал, оделся, схватил свои вещи и вышел из её комнаты, оставив Лору среди своих фотографий. Она не знала почему, но испытала такой страх от его присутствия. Было так страшно от чувств, которые испытывала к нему, так как не желала их, боялась… Девушка не хотела меняться ради него, так бы она точно потеряла саму себя. Но Лора ценила себя, ценила труд, который она вложила в себя.

Она твёрдо решила уехать. Лора не хотела видеть папу мертвым, тогда он навсегда в её памяти останется живым. Она хотела иметь последним воспоминанием их разговор, а не его безмолвное тело… И ей плевать, кто что о ней подумает, это её жизнь, и только она знает, как её жить.

Лора поднялась, сняла с себя футболку Кирилла, но положила её к себе в сумку, надела свою водолазку, заплела волосы в тугой хвост. Солнечные очки помогли скрыть заплаканные глаза.

– Надя, я уезжаю, спасибо тебе за все, – произнесла она, снова зайдя на кухню. – Напиши мне, какая нужна будет помощь по похоронам, я неопытная в этом, полагаюсь на тебя.

– Лора, но это твой дом, – разведя руками, ответила растерянная женщина.

– Нет, уже давно нет, – Лора покачала головой. – Живите дальше свою жизнь в нем, ты жена моего отца и остаёшься ей, даже если его не стало.

– Но ты наследница, – продолжала та. – Собственник.

– Ну будет желание выкупить, звони, – девушка пожала плечами. – А жить я сюда никогда не приеду, я вообще вряд ли сюда когда-либо приеду.

Лора развернулась и покинула дом… дом её бабушки, дом её отца, но который не стал домом ей…

– Прощай, папа, – шепнула она, осмотрев участок. – Я люблю тебя.

* * *
Лора сидела в купленном купе Кириллом, ожидая отправления. Молодого человека не было, возможно, купил новый билет. И пусть Лора подавляла в себе желание увидеть его в дверях, мысленно была благодарна ему, что он послушался её.

Девушка открыла мессенджер, надеясь поймать его в сети и убедиться, что с ним все хорошо. Она была в нем уверена, Кирилл не потеряется.

Но открыв сообщения, она увидела, что ещё вчера, он отправил ей их совместные фото и видео, с того самого пирса… отправил сразу, как снял.

Лора зависла на своей фотографии, на своих глазах… Она так на него смотрит? Ужас… Но она правда была очень красивой на этих снимках, свобода и легкость были в её волосах, а не раздражающий ветер.

Видео… она смотрела на себя, словно впервые видела… словно она никогда не видела своего отражения в зеркале, или на фото с подружками… здесь она была другая, совсем другая. Он видел её такой?

Вместе они были едины, она видела это, она увидела себя со стороны рядом с ним… Губа задрожала, рассматривая его красивое улыбающееся лицо… и тоже свобода в волосах… его смех! Лора почувствовала, как по носу скатилась слеза. Но девушка не верила в них… не верила в его чувства к себе. Не верила в свои чувства к нему, так как тоже была не в полном сознании последние месяцы… Но теперь Лоре пора собраться и вернуться к своей прекрасной жизни!

Глава 17. Вероника

Вероника припарковала машину напротив входа назначенного места таинственным незнакомцем из сообщений. Это был популярный бар-ресторан в центре Москвы. Ника знала это место хорошо, именно здесь любил отдыхать Никита с друзьями по пятницам. Место было прославленное, столы нужно было бронировать за неделю, даже если ты звезда шоу-бизнеса.

Ника хотела побывать в этом баре, но почему-то ощущала это территорией Никиты, и сама не совалась туда, а он не приглашал. Она приехала раньше назначенного времени, входить не решалась. Страх не отступал, ведь она скорее всего встретиться лицом к лицу с правдой, которую она так тщательно избегала. Вероника почти решила на все забить, и жить дальше свою жизнь с мужем. Ведь он был идеальным мужем.

Вероника не заметила, как пролетело время, пока она была погружена в свои мысли. Надо было идти, оторвать как пластырь. Ну что может с ней случиться? Этот человек выбрал самое популярное место в центре, значит точно не маньяк. А информация? Она уже готова к любой, хоть там будет целая свора любовниц. Ника поняла за последнее время, она ещё тот крепкий эмоциональный орешек.

Ника заглушила машину и вышла в тёплый почти летний день. Легкий ветер тут же поселился у неё в волосах. Девушка откинула свои темные локоны и быстрым шагом направилась к входу. Приятный запах бара, легкая прохлада. Вероника осмотрелась по сторонам, в поисках миниатюрной брюнетки с острым личиком как у лисички.

– Вот черт! – выругалась она себе под нос, за столом возле окна, улыбаясь совсем неприятной улыбкой, сидел совсем другой человек.

Она осмотрела мужчину с ног до головы, все ещё уверенная, что эта встреча случайна. Но кому точно она не хотела попасться на глаза, так это ему, особенно с любовницей мужа. Ника улыбнулась в ответ, кивнула головой в приветствии, и снова огляделась по сторонам. Тут она услышала смех мужчины, он явно над ней потешался. Вероника отказывалась верить, что это именно он её ожидал. Ника не хотела, быть для него объектом насмешки, и она подошла к его столику. На столе стояла его чашка кофе, а также ещё одна, нетронутая.

– Привет, – поздоровалась Ника. – Ты здесь на обеде? Где Никита?

– Привет, – кивнул Игорь. – Хочешь, можем позвонить ему, позвать?

– У меня здесь встреча по работе, так что не могу составить компанию.

– Садись, давай вместе подождем твоего человека, – взгляд Игоря напрягал. – Пока поболтаем. Расскажешь, как дела? Ты же лучшая подруга моей жены.

– Как Лена? Я поздравляю тебя, что снова станешь отцом, – Ника села, пытаясь скрыть напряжение.

– Да, спасибо, – он кивнул головой. – Угощайся кофе, он для тебя.

– В смысле? – девушка нахмурилась.

– В прямом, – улыбка с его лица сползла, – давай, рассказывай, кого ждёшь? Какие мысли? Любовницу? А может самого Никиту? А может его лучшего друга… ах, да, это же я!

– Ты? – прошептала Вероника, смотря в почти чёрные глаза Игоря. – Зачем тебе выдавать своего друга? Что ты преследуешь?

– Сначала, пока я не рассказал подробности, поделись, что решила, вернуться к мужу? – Игорь откинулся на спинку стула.

Рост, комплекция, у них с Никитой были одни, и возможно, со спины, их можно даже спутать.

– Я в любом случае буду бороться за семью, я люблю мужа, – Ника нервничала, так как видела, что он знает явно больше её и подготовлен к этой встрече.

– Какие тирады! Припаси для Никиты, хорошо? – оборвал её Игорь. – Ладно, знаешь почему это место, почему сюда позвал? Здесь все началось. Мы были здесь, когда в нашу компанию вторглась та самая девушка, к которой ты, кстати, недавно возила цветы. Красивая, да?

– Да, – брезгливо кинула Вероника, ей хотелось встать и уйти, но она чувствовала, что не все так просто, и здесь для неё какая-то опасность.

– И именно в этот момент, не знаю на каком подсознательном уровне, начались твои поиски любовницы мужа, – Игорь наклонился к ней, уперевшись в стол, он был красив, но от него исходило что-то животное, хищное, что она поерзала на стуле. – А искала зачем? Как-то вяло искала, нехотя. Но нашла же, да? И как же это было тебе на руку.

– Я не понимаю о чем ты!? – воскликнула она.

– Признавайся, так наскучили будни с мужем, что захотелось другого мужчину? Я про актера! Бамс, бинго! В цель? Ты же у нас вся такая идеальная, примерная, тебе обязательно нужна была весомая причина к измене. А не копала дальше, боялась, вдруг муж не изменяет и тебе нельзя будет? Между нами, конечно, много общего, походу больше, чем с Никитой.

– Игорь, говори прямо! – Вероника дрожала от напряжения, кровь остыла, казалось она в страшном сне.

– Нет, не лишай меня такого удовольствия, – он покачал головой. – Скажи, ты правда думаешь, что можно так идеально изменять, как Никита, быть так хладнокровно счастливым с женой, тиская других девиц? Так все тщательно прятать, скрывать и врать в лицо? Хотя подожди, ты хоть раз, честно поговорила с мужем? Хоть раз спросила о той любовнице?

– Нет, – прошептала Ника, и чувствовала, как внутри все обрушилось.

– Но у вас же такие доверительные отношения? Никита так говорит о тебе, словно вы идеальны, во всем друг друга поддерживаете, честно признаетесь в эмоциях, учил меня, как надо обращаться с Леной, – Игорь посмеялся. – Но видимо, это плохие советы. Вдруг Лена будет вести себя как ты, мне куда лучше ее истерики и упреки.

– Это ты? – спокойно спросила она, так как казалось, внутри она погибла, не было сил чувствовать хоть что-то.

– Да, это я. Ты ловила своего мужа, а поймала чужого, – Игорь самодовольно улыбался.

– Это какой-то кошар! Злая шутка! Да ты животное! Зачем? У тебя же счастливая семья, будет второй ребёнок? – Вероника тоже облокотилась на стол.

– Я животное? А ты? Про себя что скажешь?

– А что я? – Ника попыталась прикинуться дурочкой.

– Лена постоянно говорила, что ты работаешь с Новаком, я сначала на эти истории не обратил внимания. Но затем, Лора, та девушка, показала мне твоё фото, рассказав забавную историю про букет. Сказала, что между тобой и этим актером, прям искры летят, – Игорь смаковал все сказанное.

– И что? Если я приглянулась актеру, не значит, что, между нами, что-то было, – Вероника была холодна, это она умела.

– Молодец, держишься. Но проблема в том, что я знал, что меня ты поймала, и мне нужно было себя обезопасить, пока ты не догадалась, что поймала не того мужа! Понимаешь, у меня же беременная жена, ей нужно спокойствие, – его лицо было таким наглым, что она впервые испытала желание ударить. – И мне не составило труда за тобой проследить. Каждый день, в течении недели, ты с ним встречалась! Даже я на такое не способен, а ты ненасытная дамочка. У меня десятки фотографий, и видео, для вашего с Луказом семейного архива.

– Мы разошлись с Луказом, – Ника говорила тихо, она пока не могла осознать происходящего, но и отрицать, уже не было сил.

– Пару часов назад, я видел тебя там, – уточнил Игорь. – Расставались?

– Именно.

– И что хотела дальше? Простить неверного мужа и жить долго и счастливо? Как все идеально у тебя, а тут я вмешался, – Игорь подвинул к ней чалку с нетронутым кофе. – Пей, или тебе может чего покрепче?

– Что ты хочешь от меня? – Ника чувствовала, что глаза щипало от слез, чувство своего ничтожества, брезгливость к себе просыпались и проедали грудь.

– Чтобы мы жили дальше свою жизнь. Я не лезу в твою семью, а ты в мою, считай мы квиты. Сделаем вид, что ничего не произошло. Не могу сказать, что я грежу о твоей дружбе с Леной, меня даже немного напрягает. Но надеюсь, тебе не хватит ума, надоумить её быть такой как ты.

– Как же ты с этим живешь!? Как ты приходишь домой?! Обнимаешь жену! Целуешь! Как? – Ника бесшумно плакала, даже не обращая внимания на свои слёзы, Игорь тоже их игнорировал.

– Задай себе эти вопросы, думаю ответы не будут отличаться. Я люблю жену, – ответил Игорь, – и признаюсь, испугался, что потеряю её, когда узнал, что ты накопала.

– А цветы, как же цветы? Ведь именно в чеке Никиты был второй букет!

– Вероника, я заказывал цветы любовнице, увидел Никита, конечно, он решил, что я жене отправляю, попросил тебе отослать. Затем, я подумал, ведь ты можешь Лене сказать, про цветы, что ваши мужья вас так порадовали. И заказал ей другой букет отдельным чеком. Все очень просто, могла бы просто задать вопрос мужу.

– Я задала, – произнесла Ника.

– И что он ответил? – Игорь вскинул брови.

– Что это ты заказывал цветы, – ответила Вероника, понимая, как была глупа.

Никита не врал ей. А она так вцепилась в мысль, что муж ей изменяет и проигнорировала момент, что заказывал букет Игорь.

– У тебя любящий, идеальный муж, который кроме своей жены, никого не видит и не слышит, который рвётся домой, и твердит, какая ты у него прекрасная. У Никиты нет любовницы, и он не так продуман, как я, чтобы умело это скрывать от своих друзей. Держи эту информацию, и живи с ней как хочешь.

– Это все? Ты все сказал? – устало спросила она.

– Можем переспать, хочешь? Терять нам нечего, такие тайны сближают, – он рассмеялся.

– Пошёл ты к черту! – кинула она сквозь зубы и встала.

– Так ты принимаешь мое предложение, что все это остаётся между нами? – она видела, что он тоже нервничал, за всем этим напыщенным поведением проскальзывала встревоженность. Просто Игорь был подготовлен, в отличии от неё.

– Если нет, узнаёшь от жены, – ответила она и развернулась к выходу.

– Ты со мной не шути, – Игорь вскочил, все спокойствие улетучилось.

– И что ты сделаешь? Ударишь меня? – Вероника рассмеялась. – А может попробуем жить честно? Дадим выбор нашим близким, жить им с такими предателями или нет?

– Только Лена меня скорее всего простит, а вот Никита? – Игорь выбрал верную тактику, доля правды была, но Ника не повелась.

– А может и Никита простит? И мы сможем с чистого листа. Чтобы не жить в страхе.

– Ты не сможешь, – покачал головой Игорь. – Приедешь домой, увидишь Никиту и возьмёт верх эгоизм. Желание жить дальше счастливо и беззаботно.

– Я не знаю, я не так опытна, как ты, – Ника хотела скорее покинуть это место.

– До скорой встречи, Вероника, – и Игорь, улыбнувшись, махнул ей рукой.

Не похожи они с Никитой, нет у него этих очаровательных клыков, и добрых морщинок под глазами, и тепла в самих глазах, хоть они и одного цвета. И волосы, у Игоря идеально лежали, а у её Никиты, постоянно норовили вырваться из укладки.

Никита… добрый, заботливый, сексуальный, мужественный… можно было перечислять бесконечно! Как она могла? Как она могла усомниться в нем? Как она могла заскучать? Не ценить…

Да, Ника слышала правду в словах Игоря… это она захотела острых ощущений, это из-за них она не спала по ночам. Это они её будоражили…, и она искала, искала возможные пути, чтобы вырваться на эту, как ей казалось, такую привлекательную свободу. Луказ. Она встретила его именно в момент этих внутренних колебаний… и она не перетерпела, не обдумала, не переждала… она кинулась в омут!

Никита… который ничего не подозревал, не понимал, что происходит с его женой. Чувствовал свою вину, переживал за её состояние, пытался развлекать, веселить, уверенный, что не додает жене, что жена загрустила. Что во всем виноват он! Чувствовал вину, за то, что приревновал… за то, что был честен в мыслях и чувствах. В отличии от неё… Неужели она такая?

Вероника познакомилась с своими чертями, поздновато, в свои тридцать четыре года. Она узнала, что может быть хладнокровной, действовать как мужчина. Узнала, что в ней присутствует эгоизм, умение думать лишь о себе. Узнала, что умеет быть продуманной, собранной. Что она умеет врать и притворяться. Словно она пережила все то, что должна была пережить в лет двадцать. Но в двадцать она стала мамой, женой… и это проявилось сейчас. Когда она созрела снова почувствовала свободу, снова захотела эмоций, влюбленности, легкости. Словно захотела в свои двадцать лет, и прожить их по-другому, хоть ненадолго. Но какой ценой? Об этом Вероника забыла подумать… какова цена, за мимолетное путешествие в двадцатилетие.

Вероника не могла пока поехать домой, было страшно увидеть Никиту, было страшно зайти в их квартиру. Завтра они должны улететь в Рим… Девушка приехала в Парк Горького и шла по набережной, смотря на молодых людей, они смеялись, катались на лонгбордах, ели мороженное… неужели ей так захотелось снова почувствовать эти эмоции? Неужели так сильно…

Молодость – она прекрасна и очень коротка. Это самый мимолетный этап жизни, в который так много нужно успеть… чтобы потом не жалеть! Не скучать! Не рваться обратно, прожить заново… надо прыгать с парашютов, влюбляться до сумасшествия, не бояться расставаться, знакомиться, гулять, ходить на вечеринки, ругаться, обижать, обжигаться… в молодости это не стыдно, потом ложится груз ответственности, когда становишься старше. В этом, наверное, и есть главное отличие молодых от взрослых, это ответственность…

Поэтому нужно в двадцать не спать ночами, просто издеваться над собой, в жажде приключений, и не отказывать себе! В молодости это уместно, молодым это прощают, молодых журят, но не упрекают, не списывают со счетов, уверяя, что ещё поумнеют. А она? Она уже не поумнеет? Она уже потеряна? Вероника не знала, как себя принимать и понимать.

Девушка никогда не думала, что сможет попасть в такую ситуацию. Ни одна девочка, мечтая о семье, не представляет, что вот дети подрастут, а она возьмёт и заведёт любовника актера. Девочки совсем не подготовлены к такому, ни к чувствам, которые могут возникнуть к другому мужчине, а особенно желание. Ни к тому, как с этим поступить, проигнорировать, переждать, действовать, отрицать!? Что?! Что нужно делать девочке? С мальчиками все понятнее, им вдалбливают как норму, если вдруг эти чувства у них возникают, и может поэтому выбор им даётся легче? И вот они герои, если устояли, если выбрали семью, жену… Ника даже испытала радость что у неё сын, что ей не придётся как-то объяснять дочери, чтобы она была к такому готова. Ведь оказывается, девочки не так сильно отличаются от мальчиков.

Вероника села на деревянных мостках пирса на набережной, на котором по вечерам собирались толпы танцоров, двигаясь в ритме под закаты солнца. Что ей помешало проживать эту молодость с Никитой? Вот прийти с ним сюда танцевать, встать на лонгборд, надеть неприлично короткое платье, сходить на концерт популярной группы… что ей мешало направить своё очарование на мужа? Влюбляться в него вновь и вновь? Ведь он прекрасен. Он лучший мужчина во всем мире. Он так красив. Ника вспомнила, что все это время почти не смотрела на мужа, избегала близости.

Вероника любила Никиту, что даже малейшая мысль, о том, что потеряет его, что причинит ему такую боль, что из-за неё он испытает самое страшное предательство… разбивала ей сердце, становилось больно физически. А ещё Вероника любила себя, и лишить себя Никиты? Разве это возможно? Никита… Что же теперь делать?

– Прости, прости меня, – шептала она себе под нос.

Слез уже не было, ветер с воды высушил их. Она не расскажет Лене про Игоря, это их жизнь. Может Лена давно уже все знает, и её саму устраивает эта игра, она женщина не глупая, далеко не глупая. И может не такой Игорь и продуманный, аккуратный, как он думает. Зря Игорь так старался, следил за ней, она бы в любом случае не пошла бы к его жене. Не взяла бы на себя такую ответственность, решать судьбу семьи.

Ей было так стыдно перед Никитой за то, что его руководитель, будет знать об измене жены. Игорь темный, сам у себя на уме, он ей никогда не нравился… он непредсказуемый… Но казалось, они с Никитой дружили по-настоящему. Может Никита знал другую сторону Игоря? Ведь и Лена за что-то его любила.

Луказ… то, что было между ними, было прекрасно. Но очень, очень дорого стоил ей Луказ Новак. За него она не переживала, она знала, что отпустил он её легко, он вообще оказался довольно легкий. Он живет здесь и сейчас, моментом, ради чувств, эмоций… И наверное, именно этого она и хотела, поэтому так быстро сдалась. Потому что с ним было все легко и красиво, ничего не обременяло их отношения. И если бы не Игорь…

Но есть и плюсы! Муж ей не изменял, не придавал, он любил её. Веронике не нужно учиться ему доверять, не нужно ничего решать с его любовницей. Но Ника вообще ничего не могла решить, она встала, осмотрелась по сторонам. Девушка остро ощутила, что хочет увидеть мужа, посмотреть ему в его чёрные глаза. Без него, она ничего не решит и не поймёт, как быть дальше…

– Дорогая, привет, – услышала она голос мужа, после коротких гудков. – Собрала чемодан?

– Привет, – ответила она и улыбнулась, она слышала, что Никита улыбается тоже. – Нет, ещё нет. Никит, а ты сможешь освободиться пораньше сегодня?

– Во сколько именно? – тут же задал он вопрос.

– А вот почти сейчас?

– Игорь, – услышала Вероника в трубке, а потом голос его друга, от чего сердце сжалось. – Я поеду, хорошо? Справишься без меня? – затем до неё донёсся смех Игоря, видимо он пошутил, так как Никита тоже рассмеялся. – Ника, а куда приехать?

– Я недалеко, приедешь в Парк Горького, я тут гуляю, – ответила она.

– Хорошо, купи мне мороженное, помнишь какое? – Никита прибывал в хорошем настроении, в отличии от неё.

– Конечно, ванильное с шоколадной крошкой в хрустящем рожке.

– Все верно, скоро буду, уже выхожу из офиса.

Вероника медленно пошла ко входу, чтобы встретить мужа. По пути она взяла любимое мороженное мужа, побаловав и себя клубничным и мятным. Это были её любимые вкусы, но почему-то она так давно не покупала себе мороженное. И куснув холодного десерта, улыбнулась, испытав удовольствие. Возможно, надо чаще себя баловать приятными и глупыми мелочами, тешить своего внутреннего подростка, чтобы не срываться так по-крупному, как сделал это она.

Последние несколько лет, она сама создала какие-то границы своей личности, стала консервативней в одежде… но теперь ей захотелось легкое короткое платье в мелкий цветочек, голубое, ведь ей так идёт голубой цвет, подчеркивает синеву глубоких глаз! Хотелось легкости в себе, в своих поступках… хотелось перестать держать себя в клетке, которую ей создал не муж, а она сама, придумав стереотип, как должна выглядеть и вести себя жена.

Она забыла тот факт, что Никита влюбился в веселую девчонку в институте, которая всегда нравилась мальчикам, которая красила губы красной помадой, надевая красный берет. И может ещё чуть-чуть, и даже идеальный Никита бы сорвался на измену. Ведь она чувствовала, что порой он словно охладел. Но это охладела она, заражая его, повесив ярлык, каким должен быть муж. Откуда это все взялось? Ведь они были молоды, просто начали ранний путь во взрослую жизнь. Теперь она знала, для этого ненужно душить своего внутреннего ребёнка… иначе все может обернуться катастрофой.

Никиту она увидела сразу. Он шёл на встречу к ней быстрым шагом и растянувшись в приветливой улыбке. Сердце Вероники заколотилось, дыхание участилось, было ощущение, что за плечами нет пятнадцати лет брака, словно ей снова нужно добиваться этого мужчину, хотеть понравиться ему, привлекать его и всеми силами стараться удержать.

– Ну, я тут, – от ветра, его непокорные волосы вырвались из-под укладки и растрепались, предавая мальчишеский вид. – Ты меня удивила.

– Никита, – Вероника смотрела на мужа самыми влюблёнными глазами, не любящими, а именно влюблёнными. – Я люблю тебя!

– Ты меня пугаешь, – Никита рассмеялся. – И так смотришь?! Все хорошо?

– Да, вот тебя увидела и понимаю, что я такая счастливая, – Ника улыбнулась, – извини меня за эти пару месяцев. Я вела себя недостойно. Я совсем потерялась в своих желаниях.

– Любимая, да что ты, перестань, – Никита свёл свои темные брови на переносице. – Ты правда меня пугаешь, словно развод сейчас попросишь!

– Нет, я с тобой не разведусь, если только этого не попросишь ты, – Вероника откинула волосы назад. – Но я должна извиниться за свои домыслы, за подозрения.

– Лучше извинись за чёлку, – отшучивался Никита, он всегда, когда чувствовал себя неловко, шутил, Вероника это знала.

– И за чёлку извини, – Ника кивнула головой.

Он смотрел на неё любящими глазами, словно его девочка чем-то тешится, что-то там себе придумывает, капризничает, а он принимает и наблюдает. Никита даже представить не мог, какой каприз она себе позволила, и какой каприз решила позволить сейчас.

Вероника смотрела на мужа, и поняла, что не сможет, не сможет признаться, не сможет отпустить, не сможет представить, что он может быть счастлив с кем-то другим. Нет! Он её мужчина, и она хочет, чтобы он счастлив был рядом с ней. Этот чертов Игорь был прав, что увидев Никиту, она примет именно такое решение. И плевать, что она станет заложником своей совести. Плевать на все внутренние угрызения, но она слабая, она не расстанется с мужем.

– И ты не должен чувствовать себя виноватым, на нашем свидании, ты сказал, что будешь добиваться меня! Не надо! Я твоя! Полностью, – Ника хотела все это сказать. – Это я хочу тебя добиваться, радовать, думать о твоих чувствах. Не давать угасать этому блеску в глазах, когда ты смотришь на меня.

– Так может в таком случае, лучше мы будем думать друг о друге? – заглядывая в синие глаза жены, проговорил он.

– Да, ты прав, – Ника закусила губу и закивала головой. – Я люблю тебя, Никита! Сильнее чем когда-либо. Я впервые представила, за все года нашей жизни, что могу тебя потерять. Стало так страшно, плохо, больно, что попросила тебя приехать сейчас.

– Да почему ты должна меня потерять? Я разве давал тебе повод?

– Но я же сказала, что со мной что-то происходило, я в чем-то подозревала тебя, искала, накручивала себя, рвалась проводить время без тебя! Но поняла, что мне все это ненужно. Мне без тебя ничего не нужно!

– Вероника, ты моя женщина, я выбрал тебя! И за эти пятнадцать лет, ничего не изменилось, я так же уверен, что ты моя женщина. МОЯ! – Никита протянул свободную от мороженного руку, и обнял её. – Моя.

* * *
Вероника и Никита шли на посадку самолета. Они крепко держались за руки. На Веронике было легкое голубое платье в белый цветочек. Она так хотела такое платье, что задалась целью, и с самого раннего утра поехала искать. И Вероника его нашла, именно такое, какое рисовала в своих фантазиях. На ногах легкие белые кроссовки, на голове беспорядочные локоны, челка подколота невидимкой.

В руках она держала бесценное, своего мужа. Который был такой сильный, мужественный, любящий. Нет, она его никому не отдаст… она проявит эгоизм, и может кто-то бы ткнул в неё пальцем, обозвал бы плохим словом… но это её жизнь, а не кого-то! И только она знает, как её жить. Ей и правда, стало всё равно на чужое мнение. Больше она не представляла порицающий мир вокруг! Больше ее не заботило, кто и что о ней подумает. Она хочет быть счастливой… и будет… Да, может завтра, через неделю, месяц, она будет думать и чувствовать по-другому. Но она с этим разберётся завтра, через неделю, месяц… А сейчас она будет счастливой!

Глава 18. Лора

Поезд тронулся. Лора испытала чувство паники, словно что-то забыла, очень-очень важное… хотелось вскочить и нажать стоп-кран, крича машинистку, чтобы ещё чуть-чуть, совсем немножко подождал.

Она посмотрела на дверь, как же она ждала, что он зайдёт. Но видимо Кирилл устал заходить, она попросила уйти, и он ушёл… Именно в это мгновение, она поняла, что все! Их игры закончились, и теперь все по-настоящему… она прогнала его. Она проиграла его.

Девушка заплакала навзрыд, поджав колени к себе, и обняв их крепко-крепко.

* * *
Прошло две недели с той странной и тяжелой поездки. Лора до сих пор не виделась с подругами, не ходила в бар… встреч с Кириллом не искала, даже не смотрела больше те фото и видео, не заходила к нему в Инстаграм.

Лора твердо решила, что Кирилл лишь этап в жизни. Она ушла в работу, полностью, с нездоровым остервенением, приезжая раньше всех, и уезжая позже. Девушка ещё с большем рвением старалась выглядеть идеально, дорого, ухоженно… словно смывала с себя все следы той поселковой девчонки.

Она осмотрела опустевший офис, поняв, что тоже пора отправляться домой. Но сегодня была пятница.

Подруги в чате строили планы, куда им отправиться сегодня в поисках весёлых приключений. Уговаривать Лору уже не пытались, лишь лениво предлагая присоединиться. Ей вообще казалось, что они обиделись, вопросов больше не задавали. Она их понимала. Лора ничего не рассказывала, ничем не делилась. На их месте, она бы удалила себя из чата. Но девушки видимо ещё верили в неё, и за такие жёсткие решения, как кого-то удалить, к счастью, обычно отвечала она.

Она остро ощущала, что за те два дня, с ней что-то произошло, что-то вскрылось, или надломилось, смотря как это воспринимать. Лора боялась показаться в таком состоянии подругам, какой-то сентиментальной, слабой.

Лора чувствовала любовь к девушкам, хотя ранее, даже не задумывалась об этом, воспринимая их должным. Оказывается нет, она ими дорожила. Возможно, осознание того самого тотального одиночества, что она совсем одна… никого, у неё больше нет никого, усиливало это чувство. Ей это не нравилось, она стала бояться, что любовь, которую она чувствует к людям, ложная. Что она просто ищет тепла… от того с ещё большим рвением сторонилась любых отношений, даже дружбы. Лора была совсем запутана в своих чувствах. Казалось это тупик.

– Женщина моей мечты, я вот был уверен, что ты все ещё здесь, – на край её стола, неожиданно присел Александр.

– Встань с моего стола, мне это не нравится, – тихо сделала замечание Лора и откинулась на стул.

– Да хватит щетиниться, ну сглупил разок, ты вообще людей не прощаешь? – Саша так и не встал со стола, словно проверяя её.

– Саш, я устала, – Лора выключила компьютер. – Давай сразу к делу.

– Спонтанное решение, хочу пригласить тебя на открытие нового модного местечка, – Александр улыбнулся. – Мероприятие закрытое, но у меня есть пригласительные.

– Ты за старое? Серьезно? – Лора вытянулась как струна, сжав в руке карандаш, словно готовясь к нападению.

– Тише, тише! – молодой человек поднял руки, словно сдавался. – Я реально пытаюсь загладить вину и подружиться. Можешь взять подруг, отдохни, я за тобой наблюдаю, ты какая-то не своя.

– Я ещё не поняла, где подвох, – Лора сузила и без того лисьи глазки, – но все равно откажусь. У меня переезд, не до вечеринок.

– Я внесу тебя в списки, и скину адрес на телефон, вдруг передумаешь, – Саша встал со стола и попятился назад, – Будет нужна помощь с переездом, не стесняйся.

Лора решила просто промолчать, казалось с этим молодым мужчиной слова просто бесполезны. Буквально через минут пять после его ухода, пришло от Александра сообщение: «Можешь удалить предыдущую переписку, вот обнули, словно ничего не было? Начнём сначала?»

Лора молча удалила те мерзкие сообщения, которые были ранее от него, но ему в ответ ничего не написала.

«Отлично, спасибо. Я знаю, что ты удалила. В следующем сообщении пришлю адрес, я внёс тебя в списки, и ты можешь прихватить с собой пару человек. Отдохни. Можешь даже не здороваться там. Хотя, лучше поздоровайся. Ладно, все! Надеюсь, увидимся и ты поздороваешься» – пришло следующее сообщение.

Лора вскинула брови, пожала плечами и стала собираться домой, не желая никуда ехать и ни с кем общаться. Стук ее каблучков эхом раздавался по опустевшему офису. Она покинула помещение последней. Лора ответственно погасила свет.

Наступление выходных её пугало, так как проснувшись субботним утром, надо думать, чем заполнить день. В будни было проще, окунуться в работу и вынырнуть чтобы лечь спать. В лифте было шумно, так как он собирал всех засидевшихся в бизнес-центре. Они обсуждали планы на вечер, ночь… смеялись, дружили…

Лора подняла глаза и посмотрела прямо в своё отражение в зеркале лифта. Лицо восковое, ни единой эмоции. Девушке не понравился свой взгляд на себя, неприятный, колкий, и она отвернулась. Красивая, даже в таком состоянии она была красивая. За эту мысль Лора ухватилась, пытаясь себя успокоить.

Девушка вела машину в сторону дома, но грусть поглощала её все больше. В квартире тоже было пусто, все заставлено коробками. В воскресенье она переедет в свою новую квартиру. В свою! Квартира, которую она купила сама. Да, это была небольшая, но светлая студия в хорошем новом районе, на шестнадцатом этаже, с большими окнами, прекрасным видом, и чтобы дневной свет всегда гостил в её доме. От этих мыслей стало лучше, она улыбнулась, но подниматься в эту квартиру не хотелось. Она любила её, но та уже не была крепостью, слишком многому она позволила просочиться к ней за дверь.

Лора подошла к подъезду, но заходить не стала. Девушка присела на скамейку, на улице смеркалось. Был тёплый летний вечер, а во дворе удивительно тихо и пусто.

Лора поправила накинутый на плечи пиджак и осмотрелась по сторонам. То, что отца не стало, она приняла и осознала, у неё не было заблуждений, что это сон или неправда. Было грустно, больно, страшно? Да, но все эти чувства она принимала. Возможно, кто-то бы со стороны сказал, что она бесчувственна, не бьется в истерике от горя, ведь принято именно так. А она не видела в этом смысла, ничего и никого не вернёшь, а если вернёшь, чего тогда рыдать? Ночи в поезде ей хватило, она проплакала за все последние десять лет.

Давило лишь одно, осознание одиночества. Некому позвонить, не к кому приехать в отчий дом, спрятаться, подумать, и пусть она и ранее этого не делала, но была возможность. А теперь нет и ее… теперь у неё есть только она. И она твёрдо себе дала обещание беречь себя, любить, быть внимательной, заботиться, не забывать о своих желаниях, баловать себя… Она самое дорогое, что у неё есть! Но только чего она хотела? Точно не работать нон-стоп…

– Мяу, – раздалось жалобное пронзительное мяуканье рядом с ней, почти пищание. – Мяу.

Этот резкий звук, который ворвался в её одиночество, напугал девушку. Она осмотрелась, потом наклонилась и увидела у края скамейки, под самой ножкой, маленький чёрный комочек. Котёнок был совсем крохотный, черненький, но с белыми лапками, грудкой и пятнышком на лбу. Уши казались непропорционально большими и розовыми, как и рот, который открывался при мяуканье.

– Иди сюда, кс-кс, – позвала его Лора и протянула руку, – какой ты крохотный.

Но котёнок ощетинился и зашипел, взгляд стал такой опасный, хоть и испуганный. Этот комок предупреждающе поднял лапу, готовый к драке.

– Ну и сиди там один, не пищи так жалобно, раздражаешь, – фыркнула Лора, кинув недовольный взгляд на животное. – Больно надо.

Лора выпрямилась и снова посмотрела вдаль. Котёнок замолчал, словно понял её слова. Может зря она с ним так резко? Просто он такой маленький, совсем один, ему страшно, и он показал ей, что готов за себя драться, если она захочет его обидеть. Может, он хочет внимания, но просто боится принять, хотя попросил… он же просил мяуканьем?

Но вдруг она почувствовала, как что-то коснулось ее руки. Лора испугано дернулась, но сразу замерла, как и это крохотное создание, смотря прямо ей в глаза. Оказывается, он бесшумно залез на скамейку и осмелился подойти к ней, и даже попробовать залезть на руки. Неужели он испытал к ней жалость? Она показалась ему ещё более напуганной, чем он сам?

Лора подняла руку, чтобы погладить по этой непропорционально большой голове с острыми ушами. Котёнок в страхе пригнул голову, но не убежал. Лора аккуратно провела по пушистому комочку рукой, он был такой приятный, нежный и хрупкий. Поняв, что ему нечего опасаться, он смело перелез на колени к Лоре и свернулся комочком.

Девушка сначала растерялась, своими грязными маленькими лапками, он точно запачкал дорогие светлые брюки… ведь запачкал? Но тут котёнок замурчал, так томно, стало так приятно, так успокаивающе. Лора улыбнулась и расслабилась, принявшись чесать его за ушками.

Лора всегда была против питомцев дома, и ассоциировать себя, как даму с кошкой не хотела, поэтому никого не заводила. А это оказывается так приятно. Такой маленький и такой смелый в отличии от неё. Она сама как трусиха, поджала хвост и спряталась ото всех. Настолько, что даже боялась открывать чат с подругами, не заглядывала в переписку с Кириллом, ведь там можно увидеть, что он в сети, нажать на просмотр фото и видео… а это опасно, это вызывает чувства.

Ну почему он не решился ей написать? Приехать? Она ждала, что он снова музыкально постучится однажды ночью. Лора, наверное, и хотела скорее сбежать отсюда, чтобы не ждать. Не идти по двору и не вспоминать о нем, как он вот тут и вот тут стоял со своим мотоциклом. И не ждать этого проклятого стука в дверь!

Но зная себя, если бы он сразу пришёл или позвонил, скорее всего, она ощетинилась бы, решив, что это жалость и послала бы его куда подальше. Ведь это так унизительно, что кто-то хочет её пожалеть, побыть рядом, поддержать, да? Видимо и он её знал, и не приезжал… Или не знал, решил да ну к черту эти заморочки с ней и вернулся к жене? Лора сама тихо посмеялась этим мыслям. Почему-то она была уверена, что к жене он не вернулся, в отличии от Марка.

Робким движением руки, Лора открыла переписку с подругами. Те шутили между собой, читая их сообщения, Лора улыбнулась. Она соскучилась по сказкам Даши о тайных поклонниках и колким шуточкам-замечаниям Ани. Они до сих пор не решили куда идти, в тексте она увидела, что в их любимый бар-ресторанчик без неё девушки не хотели, что это было не то, невесело.

Лора снова погладила нового друга, который поднял на неё свою острую мордашку и так пронзительно посмотрел. Девушка улыбнулась ему, но ей стало неловко от этого взгляда. Тогда Лора листнула вниз и остановилась на их переписке с Кириллом. Она открыла чат, он был коротким, и одним движением пальца смогла пролистнуть в самое начало, когда, написав ему пьяной из караоке, в итоге её тошнило вон за тем деревом на парковке, а он стоял рядом, поправляя волосы. Дура!

И снова в глаза бросилась их совместная фотография. Лора открыла её и почувствовала такую боль в груди, словно она была настоящей, физической. Даже в фотографии чувствовалось движение, словно она была живая. Лора посмотрела самой себе в глаза и тут же закрыла телефон. Руки дрожали, ей так захотелось прямо сейчас сесть за руль и поехать к нему…

Тупик! Где забота о себе? Как правильно, поехать к нему или держаться подальше? Как разобраться, в каком случае позаботиться о себе или баловать себя? А если он снова выстроит ту дистанцию, предложит дружбу? Она не внесёт, снова быть отверженной им…, и она твёрдо знала, дружба ей не нужна, тогда не надо ничего!

– Мяу! – сердито пропищал котёнок, от этих мыслей, Лора перестала его гладить, и ему видимо не понравилось.

– Что мяу? Нам пора прощаться, я пойду домой, – ответила она ему.

Лора подняла невесомое тельце животного и поставила на скамейку. Так стало холодно на ногах, в том месте, где лежал этот чёрный комочек. Котёнок непонимающе смотрел на Лору, поджал под себя лапки и лёг, снова жалобно мяукнув.

– Но я не хочу домашнее животное, понимаешь? – Лора злилась на него и на себя, за чувства, которые котёнок в ней вызывал.

– Мяу!

– Я много работаю, и меня часто не будет дома.

– Мяу!

– Я бываю злая и колючая.

– Мяу!

– Ты будешь царапать мне мебель и гадить на ковёр!

– Мяу!

– Что мяу? Это значит будешь?

Котёнок молчал, словно понимал, что в этом вопросе решалась его судьба. Лора попыталась сделать шаг в сторону подъезда, но не выдержала. Она взяла хрупкое создание на руки, он тут же заурчал. Девушка прижала его к себе, понимая, что не желает с ним расставаться.

– Пойдём в магазин, купим тебе еды и лоток, ты пообещал ходить в лоток, – Лора строго посмотрела на кота, пока тот в ответ не мяукнул.

Рядом с домом был большой супермаркет с отделом товаров для животных. Она взяла несколько видов корма, лоток, наполнитель, на упаковке которого обещали, что он маскирует запах и не липнет к лапам, а также мягкое место для сна.

– Какой прелестный котёнок, – прокомментировала продавщица на кассе. – Я кошек люблю, у меня их три.

– Это не мой, это временно, – кинула Лора, словно стесняясь того, что она приютила животное, что о ней хорошо подумают.

* * *
– И так, я пока не знаю, как тебя называть, – обратилась она к своему новому другу. – Но вот твой лоток и делать свои грязные делишки сюда. Нагадишь, найду тебе новый дом. Вот твоя кровать, спать здесь! А теперь пойдём, покормлю, что будешь, рыбу или крольчатину?

Лора стояла на кухне и смотрела, как кот жадно уплетал положенную ему еду. Она была рада, что он был здесь, словно теперь она не одна. Но ведь правда, она не одна, у неё теперь есть кот! Без друзей, мужа, зато с котом. Лора тихо посмеялась, все это звучало ужасно. Дома сидеть не хотелось, желание встретиться с подругами было все сильнее. А может уже хватит анализировать свои действия? И просто поддаться желанию?

Лора: Девочки, привет! У меня есть предложение куда сходить. Мне подкинули проход на открытие нового заведения. Скину адрес, встречаемся там через час? Согласны?

Даша: Но через час уже 23:00? Ты же всегда уезжаешь до полуночи…

Лора: Сегодня не сбегу. Обещаю. Задержусь.

Аня: Давай кидай уже адрес, время бежит, не успеем собраться.

Лора улыбнулась, почувствовав прилив радости внутри, словно она не с подругами решила встретиться, а бежит на свидание.

– И так, друг мой, я уеду на несколько часов, ты спи, хорошо? Не хулигань, – обратилась к коту девушка и пошла в душ, смыть усталость, освежиться.

* * *
Лора приехала на такси, не желая вести машину, и уже шла к ожидающим её подругам в самом центре столицы. Новое заведение, было недалеко от того самого бара, которого так сторонилась Лора, как огня.

На Лоре был легкий желтый комбинезон с длинным рукавом, но с глубоким декольте. Девушка обладала аккуратной красивой грудью, она не стеснялась носить такие вещи, зная, что выглядит изыскано, а не пошло.

– Мы уже стали забывать, как ты выглядишь, – первое, что произнесла Даша.

– Зашла бы ко мне на страничку, освежила бы память, – колко, но с улыбкой ответила Лора.

– Мы соскучились, – резюмировала Аня.

– Ладно, я тоже, – Лора привычным движением убрала шелковистые волосы за уши. – Пойдём?

Лора назвала охране свою фамилию и их тут же пропустили. Они прошли в небольшое заведение, это был приятный барчик с уютным интерьером, много зелени, дерева и приглушённого света. Столы были заняты, у барной стойки так же толпились гости. Лора даже немного растерялась, не понимая, куда им приткнуться. Но тут она столкнулась взглядом с Александром, который стоял в компании трёх друзей, двое были из офиса.

Саша выжидательно смотрел на неё, криво улыбаясь. Лора также не отводила взгляда, думая, как поступить, и в итоге в приветствии кивнула головой.

– Кто это? – тут же спросила Аня. – Красавчик! Новый поклонник?

– Старый, – кинула Лора. – Это тот самый Александр с работы, с которым я имела неудачное свидание.

– О-о-о, а он правда хорош собой, лучше, чем на фото, – вставила своё слово Даша.

– Это он пригласил нас сюда, между нами что-то типа перемирия, – ответила Лора.

– Может присоединимся к ним? – прямо спросила Аня, увидев, что он жестом их пригласил.

– Зачем? – возмутилась Лора.

– Ну во-первых, там компания красивых парней, не нужны тебе, подумай о нас, во-вторых, с ними явно будет веселее в новом месте, – привела доводы Аня.

– А если это снова какая-то его ловушка? – продолжала осторожничать девушка.

– А ты что, какая-то глупая дура, чтобы в неё угодить? Особенно с нами? Раскусим на раз-два, – заверила Аня, у которой явно загорелся глаз на Сашу, но и у Даши тоже.

Лора сдалась, и они подошли к бару, где конечно же её сразу узнали коллеги и осторожно поздоровались. Лора представила подруг. Аня без стеснения стрельнула глазами в Сашу, что это не укрылось ни от кого, а мужчина растянулся в довольной улыбке.

– И что здесь особенного, в этом новом месте? – задала вопрос Лора.

– Ну это заведение одного знакомого, а ещё, сейчас покажу, чем оно отличается от десятка других таких, только возьмём с собой выпить. Вина? – спросил Саша, осмотрев девушек.

– Почему нет, – ответила Аня, Даша тоже согласилась, Лора лишь пожала плечами, но угощение приняла.

– Пойдёмте, – Саша встал, девушки и его друзья последовали за ним.

И то, что они увидели, правда их удивило. Панорамные двери за баром вели в закрытый внутренний дворик, где было много зелени, которую явно специально высаживали. В центре росло большое дерево, а от него расходились гирлянды, приятно освещая пространство и создавая вечернюю магию. Скамейки, диваны, высокие круглые столики, приятная танцевальная музыка, а главное запах гриля.

Это был огромный круглый гриль на огне, на котором жарили незамысловатые блюда: сосиски, котлеты, делая тут же на обжаренных булочках хот-доги и бургеры. Но это все так пахло и выглядело, а повар так фирменно и круто делал своё дело, что хотелось срочно съесть что-нибудь такое вредное. На барной стойке были бесплатные напитки в честь открытия, которые разлеталась в мгновение.

Лора расслабилась и улыбнулась, они заняли один из столиков в уютном зелёном уголке. Аня и Александр нашли общий язык, они оба были напористы и резки, так что через какое-то время, Лора заметила их уже неслучайные случайные прикосновения. Даша тоже не скучала, на удивление, ребята из офиса оказались классными. Казалось, только сейчас, они также как и она смогли расслабиться в ее присутствии, и теперь веселили их забавными историями.

– Это место реально может стать нашим новым постоянным, – протянула Аня, допивая второй бокал. – Я прям наслаждаюсь атмосферой.

– Да, мне тоже нравится, – кивнул головой Лора. – Саша, спасибо за приглашение.

– Это значит, ты приняла мою руку дружбы? – тут же спросил коллега.

– Возможно, – Лора улыбнулась, отпив глоток вина.

– Только надо нового своего бармена искать, – рассмеялась Даша. – Но боюсь нового Кирилла будет сложно найти.

– Кирилла? – переспросил Саша.

– Да, это бармен из соседнего заведения, куда мы постоянно ходили, – ответила Аня. – Мы прикипели к нему.

– Здесь тоже будет такой Кирилл, не переживайте, – отмахнулся Александр.

Лора тут же напряжённо вытянулась и бросила недобрый взгляд на Дашу. Но вовремя взяла себя в руки, хотя казалось от Ани её реакция не укрылась. Через некоторое время девушка решила пройтись до уборной, путь в которую вёл через основной зал. Но до места назначения она так и не дошла… Лора увидела его и замерла.

Кирилл стоял в компании друзей у бара, не за баром, а именно как гость, у бара. Из-за высокого роста, он возвышался над всеми. Красивый, какой же он магнетически красивый, даже в просто длинной чёрной футболке и джинсах. Он смеялся, беззаботно, ему правда было весело. Впервые они были как два гостя в одном заведении. Как бы тогда она на него отреагировала, если бы в первую встречу, они бы увиделись по одну сторону бара?

Лоре казалось, она покинула реальность, забыла кто она и куда собиралась. Она стояла и смотрела на него, как он откидывает назад волосы, своими длинными пальцами, что-то оживленно рассказывает… и принимает поздравления? Он что-то празднует? Но день рождения у него уже был?

Девушке так хотелось подойти к нему, но сделав шаг, вовремя очнулась. Теперь хотелось сбежать, но он её опередил. Обняв своих друзей и подруг, махнул рукой и отправился на выход. Лора медленно следовала за ним, держась на безопасном расстоянии. Она видела, как он сел на мотоцикл и уехал. Работать? Ведь пятница, вечер… А может у него новые отношения, и как когда-то к ней, он уехал к новой знакомой.

– На тебе лица нет, – тихо спросила Аня, когда Лора вернулась. – Тебе нехорошо?

– Я видела его, – ответила Лора.

– Марка? – предположила подруга.

– Какого Марка? – переспросила Лора, а потом усмехнулась. – Забыла про него. Я встретила Кирилла.

– И что? Поздоровалась? – недопонимала Аня.

Лора просто подняла на неё глаза и закусила губу.

– Вот черт! – выругалась подруга. – Серьезно? Кирилл? Ты из-за него пропадала.

– И с ним, – кивнула Лора, – я даже не знаю, как начать свой рассказ, что со мной было за это время. Мне так страшно поделиться.

– Так, берём Дашу и выходим на нейтральную территорию, будешь делиться, вот увидишь, станет сразу легче, в себе переживать не советую, – Аня отодвинулась от Лоры и осмотрела их компанию. – Я очень извиняюсь, но нам девочкам, на некоторое время нужно удалиться. Вы нереально классная компания, и мы ни в коем случае не сбегаем. Александр, запиши мой номер и скинь сообщение, чтобы я могла с тобой связаться, потому что не прощаюсь и уверена сегодня найдёмся. Сейчас есть веская причина.

– А куда мы? – недовольно спросила Даша.

– Надо, – просто ответила Аня, а затем продиктовала Саше свой номер телефона.

Девушки вышли на оживленную улицу, Даша все также сердито ворчала, уверенная, что это какие-то игры Лоры. Увидев симпатичное кафе с простенькой летней верандой, они перешли прогулочную дорогу и заняли местечко, заказав официанту по бокалу красного.

– Мы готовы слушать, – Аня закурила электронную сигарету, Даша молча на них смотрела.

– Сложно, – Лора ухмыльнулась и нервно поправив волосы, посмотрела в сторону.

– Ты главное начни, – посоветовала подруга.

– Я влюбилась, – призналась Лора, это было так сложно произнести, так как даже самой себе она в этом не признавалась.

– В Марка? – воскликнула Даша. – Или в Сашу?

– Даш, ну совсем с ума сошла? – воскликнула Лора и посмеялась, немного расслабившись.

– Я порой не знаю, что от тебя ожидать, – призналась подруга.

– Нет, не в них, а в Кирилла, – произнесла Лора, глубоко вздохнув.

– Когда? Как? Мы видели его на прошлых выходных, обычный такой Кирилл был, как всегда добр и приветлив, – ляпнула, не подумав Даша.

– Даша! – одернула её Аня.

– Да ничего, нормально. Ну а вот я в отличии от Кирилла, не была в прошлые выходные приветливой и доброй, и в принципе по этой причине мы с вами не виделись две недели.

– Лора, что у тебя произошло? – Аня заглянула ей в глаза.

– Две недели назад, когда я уехала из бара, в общем на следующее утро мне сообщили, что мой отец умирает, совсем плох.

– Как папа сейчас? – Аня отложила сигарету.

– Папа умер, – Лора нервно усмехнулась.

– Ты никогда не рассказывала про семью, словно у тебя её нет, и так странно слышать, про твоих родных, – честно призналась Даша. – Соболезную.

– Я всегда держалась в стороне от семьи, а вернее у меня был только отец. Не переживайте, я в порядке, правда. Я приняла утрату и осознаю её, просто очень много вопросов осталось. В основном к себе.

– Но, а Кирилл здесь причём? Как ты могла влюбиться в него за это время.

– Кирилл был со мной. Я не хотела ехать к отцу, боялась. Он купил билеты на поезд и отправился со мной, – Лора сделала паузу, смотря в округлившиеся глаза подруг.

– Продолжай, – прошептала Аня.

Лора продолжила… Она рассказала все, абсолютно все, о папе, об их последнем разговоре, о своих чувствах, страхах, о родном доме и детских воспоминаниях… Аня была права, начав говорить, Лора не могла остановиться. Она периодически делала паузы, а девушки не мешали, понимали, что ей нужно отдышаться.

Лора не утаивала ничего про Кирилла, про все его слова и действия, про свои чувства. Про то, почему прогнала… потому что было стыдно, что он видит её такой слабой, жалкой, одинокой. Было страшно открыться, ведь даже смелая и успешная Лора не была ему особо нужна, и он держал границы. Да и чего таить, от своих убеждений ей тоже было сложно отказаться и связаться с барменом. Она рассказала, как проревела в пустом купе практически всю ночь напролёт. И что больше, после этого, она не плакала, все, лимит был исчерпан. Что все эти дни она ушла в работу, так было легче… до сегодняшнего дня. Ведь она была уверена, две недели – это тот самый срок, чтобы забыть мужчину. Марка она забыла, да. С Кириллом не вышло.

– Покажи фото, – неожиданно попросила Даша, шмыгнув носом и вытирая слёзы. Смотря на растроганную подругу, Лора улыбнулась. – Где вы вместе. Очень хочется посмотреть.

Лора снова зашла в их переписку с Кириллом и открыла фотографию, на которой уже себе нравилась, и не казалась чужой странной девчонкой с влюблёнными глазами, смотрящими на Кирилла, словно на конфету.

– Я никогда не могла представить вас вместе, вы казались такими разными, что и в серьез твои игры с ним не воспринимала, – произнесла Даша, рассматривая фото. – Но вы вместе невероятные! Вы так подходите друг другу. Ты здесь такая красивая. Мы тебя такой не знаем, а Кирилл знает. Лора, ну зачем ты его прогнала?

– Я только сейчас поняла, – Аня пристально посмотрела на Лору. – Он всегда тебя интересовал, именно ты хотела ходить в этот ресторанчик, тебе нравилось с ним флиртовать, ты ждала его оценки, да?

– Проблема в том, что я реально сама этого не осознавала и придумала себе, что это он по мне сохнет, – Лора допила бокал. – В этом и проблема, инициатором всего была я, а ведь он сопротивлялся.

– Ой, Лора, вяло он сопротивлялся, скажу тебе, – резко ответила Аня. – Явно не одна ты в этой игре была заинтересована.

– Ты сказала спасибо? – снова задала неожиданный вопрос Даша.

– Спасибо? – подруги произнесли это в унисон, смотря на Дашу.

– Да, тебе папа сказал сказать спасибо, – настаивала Даша. – Это же последнее, что он попросил.

– У них был секс после этого, хорошая благодарность, – вступилась Аня.

– Это не то! Надо сказать спасибо, честно, мало кто решился бы на такой поступок, был бы рядом и не сбежал, – Даша словно злилась на подруг за непонимание. – Так ты сказала спасибо?

– Нет, – покачала головой Лора, она понимала, о чем говорит подруга.

– Он здесь недалеко, я уверена уехал к себе в бар, можем пойти и ты скажешь: «спасибо», – Даша была упёрта в этом решении.

– Но он же может меня послать, может ему ненужно мое «спасибо»? – Лора не была готова к встрече с молодым человеком.

– От спасибо он не откажется, Кирилл воспитанный молодой человек. И мы же не ради отношений идём говорить спасибо, не ради выгод, а ты просто сделаешь, что должна.

– Ничего я не должна! – возмутилась Лора, чувствуя себя загнанной в угол.

– Даша, отвали! – огрызнулась Аня. – Лора сама решит кому и что говорить. Что ты к ней привязалась, ты давишь? Хочешь, чтобы она опять пропала, но теперь на год? У них явно с Кириллом не шутки и мутки, и даже уже не флирт. Тут все посерьёзнее. И тут нельзя просто прийти, я бы честно не смогла. Да и у меня ничего не было подобного. Но как представлю себя на месте Лоры, у самой ноги подкашиваются.

– А чего ты боишься, Лора? – задала вопрос Даша. – Время не помогло, что дальше будешь делать?

– Ещё подожду, – ответила Лора.

– А не поможет! Знаешь почему, потому что ты за него думаешь о том, что он думает. Лучше пусть сейчас скажет, что ты ему не нужна, чем ты ещё долгие месяцы будешь искать ответ на вопрос нужна или нет!? И да, Аня, именно, у них все непросто, это невероятно, то что между ними, и надо быть дурой, чтобы это спустить в унитаз. Они просто обязаны быть вместе! Ты видела это фото и видео? Я теперь места себе не найду, если они вот так разойдутся.

– Да что на тебя нашло!? – Аня снова набросилась на Дашу.

– Ты права, – тихо ответила Лора. – Даш, ты права.

– Я? – Даша прикоснулась рукой к своему пышному декольте. – Я права? Ты про меня?

– Да-да, я должна сказать «спасибо», и о том, что чувствую, и пускай он решает, что с этим делать, – Лора резко встала.

– Что, пойдём? Вот так сразу? – Аня медленно встала.

– А чего ждать? Я прекрасно выгляжу, во мне пара бокалов, вполне готова к разговорам, – Лора поправила свой невесомый желтый комбинезон, – Ну, идём?

Подруги тут же подорвались и отправились в след за Лорой, которая уже переходила дорогу. Лора всегда была решительна в своих действиях. Было ли ей страшно? Безумно, каждый раз. Но этот страх ещё больше разжигал азарт. Так и сейчас, все трепетало внутри, ноги шли сами по себе, она их не чувствовала.

И вот они возле такого родного заведения, где, как всегда, толпились гости, панорамные окна распахнуты, подоконники заняты веселыми компаниями. Лора осмотрелась в поисках мотоцикла на парковке. Он стоял прямо напротив, значит она права, он уехал на работу. С какой легкостью он покидает рабочее место, хотела бы она увидеть его начальство…

– Девочки, наверное, дальше я справлюсь без вас, – произнесла Лора у входа.

– Ты не зайдёшь? – удивились они.

– Нет, вы заходите, если что я наберу, – твёрдо ответила Лора. – У меня с ним свои места встречи.

Подруги неуверенно переглянулись, но послушались и вошли во внутрь заведения. Лора посмотрела на мотоцикл, потом на любимый Кириллом подоконник в конце дома. Его там не было. Девушка не понимала до конца, что предпринять, но действовала интуитивно. Она не пошла к окну, она подошла к мотоциклу и села на него. Казалось, этот тяжелый железный конь даже не шелохнулся от невесомой Лоры.

Она смотрела прямо на вход, почему-то она была уверена, что он должен выйти. Но Кирилл не выходил, она словила несколько любопытных взглядов от девиц, заходящих в бар. Лоре стало неловко, все показалось глупой идеей. Девушка заглянула в мессенджер, решаясь ему просто написать, что ждёт его.

– Привет, – услышала она голос Кирилла, совсем рядом. – Мне сообщили, что какая-то гламурная девица заняла мой байк. Я почему-то был уверен, что это ты. И это правда ты.

– Привет, – Лора подняла на него глаза, и вся затрепетала. – Я надеялась, что тебе донесут на меня.

– Да, это проще, чем просто предложит увидеться, – он ухмыльнулся.

– Кирилл, я хотела сказать «спасибо», – она слезла с мотоцикла и посмотрела снизу вверх в его спокойное лицо.

– Пожалуйста, – ответил он, не задав ни одного вопроса, и так внимательно смотря на неё, без улыбки.

– Да, сегодня ты не многословен, – кинула она в сторону. – Я привыкла что ты ведущий в диалоге.

– Ты ждёшь от меня какого-то наводящего вопроса? – Кирилл вскинул брови.

– Хотя бы, – Лора пожала хрупкими плечами, она нервничала, все было куда хуже, чем она представляла. – Говорят, что именно вопросы, это знак в заинтересованности диалога.

– Ты пришла просто поблагодарить? – задал он вопрос, улыбнувшись.

– Это было спонтанное решение, я увидела тебя в новом заведение неподалёку, – Лоре было неловко под его взглядом, за которым никогда не поймёшь, что он чувствует. – У меня нет заготовок. А сказать хочется много.

– Уверена, что хочется?

– Ты сбиваешь меня столку своими такими вопросами, – она судорожно поправила волосы. – Но я хочу. А ты хочешь меня послушать?

– Не знаю, – Кирилл пожал плечами, а затем достал сигарету и закурил. – Но любопытно, я готов.

– Ты думал обо мне с последней встречи? – она задала этот вопрос, а сердце с болью, редкими ударами, билось о грудь.

– Думал, – в подтверждение он кивнул головой.

– Почему не пытался со мной встретиться, если думал?

– Лора, может я думал, что не хочу больше встречаться? – он тихо посмеялся, увидев, как она поджала губы. – Шучу. Ты попросила уйти, звучало очень искренне. В твоих словах была правда, что думать о нас, под давлением тех обстоятельств неправильно. Я правда задумался, не поддался ли я сочувствию, интимности.

– И что? И что ты решил? – она прищурила лисьи глазки.

– А говорить вроде пришла ты? Дерзай, – Кирилл затянулся.

– Ладно, зная тебя, ты не ответишь, – Лора сделала глубокий вдох. – Я скучаю. Но я напугана. Я думала, что заигралась, и спустя пару недель, забуду кто ты такой. Не получается. Если появляется свободная минута, это ужасно. И то, что между нами было, это было как-то по-другому. Вот черт, говорить сложнее, чем кажется.

– Ты хочешь сказать, что у тебя ко мне чувства? Зная тебя, тебе сложно такое произносить вслух, – Кирилл улыбался, но не торопился даже намекнуть на какие-либо чувства со своей стороны.

– Да, у меня походу к тебе какие-то сильные чувства, – Лора решила, что отступать уже некуда и приблизилась к нему, он никак не отреагировал.

– У тебя всегда были ко мне чувства, просто разного характера, – Кирилл откинул волосы назад. – Я всегда это знал.

– Ты ужасен, Кирилл! Снова строишь так диалог, словно я какая-то твоя сопливая поклонница, – Лора взбесилась, начиная жалеть, что пришла.

– Лора, ищи положительные стороны, ты ломаешь свои тупые стереотипы, о том, каким человек должен быть и чем заниматься, вот влюбилась в простого бармена! Представляешь? В парня в джинсах и футболке, разливающего коктейли за баром, – он так странно это говорил, что Лора напряглась, пытаясь найти подвох.

– Да, но это остаётся проблемой, то что ты бармен! Я не могу представить наши отношения, и как бы я не пыталась примерять их на себя, не получается. Понимаешь? Вот я Лора, работаю по утрам, а вот ты Кирилл, работаешь по ночам, и постоянно окружён выпившими девицами. Вот мы встречаемся с моими коллегами, а я им говорю: «Это мой мужчина, Кирилл, он бармен»! И я подумала, да, я хочу с тобой отношений, но как? Кирилл, ты же можешь увлечься музыкой, серьезно! Ты невероятно талантлив, красив и ты можешь этим зарабатывать, оставив барную стойку.

– Знаешь, Лора!? Проблемой остаётся лишь твой заносчивый характер. Твои странные убеждения. Я никогда не предлагал тебе отношения, чтобы ты вообще смела рассуждать о нашем будущем, а особенно о моем, – она видела, что Кирилл зол, впервые она увидела, как он злился.

– Ты не так меня понял, Кирилл, – Лора растерялась и готова была расплакаться. – Хотя знаешь, да, я вот такая! Вот такая заноза, и я могла бы притвориться что другая, но нет. Это я буду тебя обманывать. Я много ворчу, веду себя надменно, и бываю резка. Но это не значит, что я плохая, злая, бесчувственная. И да, у меня к тебе чувства, сильные, я ужасно скучаю, я вот сейчас стою и жду, что ты возьмёшь и обнимешь меня, пошутишь, и скажешь: «поехали отсюда». Я буду ворчать, приставать к тебе, или что я там ещё обычно делаю. И если я тебе не нужна такая в роли твоей девушки, и не смей хоть слово говорить про дружбу, я тебя ударю, так как ты как друг мне не нужен. Я все равно буду приставать и доставать тебя. И да, я посмела подумать, после нашей близости, что у тебя есть ко мне взаимные чувства. Прости, если ошиблась. Хотя, чего я извиняюсь? Не прости, а благодари, что такая как я, признаётся тебе в этом всем! Потому что я считаю себя крутой, яркой, умной и шикарной девушкой!

– Я всегда ценил скромность в девушках, – Кирилл рассмеялся, но обнимать её не бросился, как она себе представляла. – Лора, Лора… ты застала меня врасплох сегодня.

– О, Кирилл, вот так да, – к ним подошёл Александр, смотря то на неё, то на Кирилла, которому пожал руку. – Вы знакомы? Москва маленькая деревня. Лора, так вот куда ты сбежала?

– Да, Лора? Вот куда ты сбежала? – Кирилл, посмеиваясь, посмотрел на девушку.

– Александр мой коллега, и это он нас с подругами, сегодня пригласил на открытие того самого нового бара, – Лора не знала, как себя вести и что говорить, в её голове не укладывалось, что эти двое могут быть знакомы. – А вот откуда вы знакомы?

– Учились вместе, – ответил Кирилл, – Александр правда постарше на пару лет.

– А, постой, это и есть ваш любимый бармен Кирилл? – Саша рассмеялся, словно случилось что-то очень забавное. – И судя по вашим лицам, вы здесь точно не новый коктейль обсуждаете, я не вовремя?

– Ты вообще здесь откуда взялся? – Лора готова была развернуться и уйти, все это было слишком, даже для неё.

– Мне Аня написала, сказала, что вы здесь, – Саша вскинул руки, словно сдаётся, так как знал уже недобрый тон Лоры. – Ладно, не буду мешать. Ты Кирилл аккуратнее, она мощная девушка, шутки плохи. Ещё раз поздравляю, с новым заведением! Шикарное место.

– Тот бар Кирилла? – Лора вскинула брови и посмотрела на Сашу.

– Ага, ну как и этот, в принципе. Кирилл всегда был звездой вечеринок, не желая этого, он любит скромничать, – Александр подмигнул старому знакомому, но увидев лицо Кирилла, который замер и боялся шевельнуться, распахнул глаза. – Вот черт! Кирилл, прости! Она не знала? Она думала, что ты реально просто бармен? Ты смог завлечь эту шикарную женщину как просто бармен? Высший пилотаж! Да, ты красавчик, но я же тоже хорош. Лора, как так?

– Саша, уйди, – закрыв глаза, произнесла она. – Я тебя очень прошу уйти. Вот прямо сейчас.

Александр нервно прочесал затылок, а затем послушно развернулся и пошёл во внутрь. Лора молча смотрела на Кирилла, а он смотрел на неё. Они явно оба думали, что говорить дальше. Пока Кирилл не рассмеялся, потерев ладонью лоб и нервно смахнув волосы.

– Тебе смешно!? – воскликнула Лора, она вся дрожала от злости. – Ты разыграл весь этот спектакль!?

– Да ладно тебе, смотри, проблема с недостойным парнем решилась, теперь меня можно представлять коллегам, как ресторатора. Кстати, была репетиция, с одним коллегой я уже познакомился. Тебе не кажется все это смешным? – но Кирилл явно не весело смеялся, и говорил все это колко. – Больше того скажу, я не то, что ресторатор, я ещё и сын обеспеченных родителей, все проблемы, которые у меня возникают, я себе сам устраиваю, даже неудачные браки. Ну что, теперь сомнений нет, можно в меня влюбляться?

– Лучше бы ты был барменом, теперь ты мне кажешься придурком! Это все игры для тебя, да? Приключения со мной были как экскурсия, по ту сторону? Наверное, когда я тебя прогнала, ускакал на радостях, в свои идеальный мир?

– Ты дура? – выкрикнул он. – Неужели ты так не уверена в себе? Неужели ты реально думаешь, что я такой?

– А я не знаю, что думать! – ощетинилась Лора. – Я вообще не знаю кто ты! Вообще! Чувства у меня к вымышленному человеку, а про тебя я ничего не знаю. Не уверен, походу, ты в себе, и не только я прячусь, ты вообще наглухо закрылся в шкафу.

– Да я не искал никаких отношений, понимаешь! Я ещё не разобрался на тот момент со старыми, сторонился как огня девушек, которые выводили меня на что-то более серьезное. Я не хотел никому ничего говорить, открываться. Я стоял за баром, так мне становилось легче, быть среди людей, говорить с людьми, флиртовать. Спал с легкими девушками. Но ты же как заноза, настойчивая, решительная, требовательная, пробилась. Я решил, ну ладно, посмотрим, буду плыть по течению. Откуда я знал, что так занесёт?

– Кирилл, да пошёл ты! – кинула Лора, не желая все это понимать, ей казалось, что слишком поздно он все это говорит и она решила уйти.

– Извини, – он сделал шаг на встречу к ней и схватил за руку, – Это правда было нечестно. Ты задала вопрос, думал ли я о тебе? Каждый день, я каждый день ждал, что ты вот так придёшь, как сегодня. Я каждый день думал, что скажу, и не знал как. Я знал, что ты разозлишься на запоздалую правду, не знал с чего начать. Потом, как и ты решил забить, переждать. Но ты не выходила из головы. Я много умничал, что это ты заинтересована во мне. Я честно был не меньше, хоть и не сразу это сам себе признал. А потом занял эту дурацкую позицию дружбы, так я чувствовал себя в безопасности. А ещё да, прости, я не могу отрицать, меня забавляло видеть, как ты сохнешь по бармену! Но это же правда забавно? Ну?

– Нет, – Лора покачала головой. – Мне не смешно.

– Надеюсь, потом посмеёшься. Так вот, мне всегда очень легко доставались девушки, правда. За барной стойкой, я примеряю на себя роль обычного парня, и мне это нравится. Я так уходил от своих проблем, и не стоит судить меня строго. Быть просто барменом и нравиться девушкам, даже интереснее, чем быть богатым парнем. За барной стойкой я оказался, просто захотев в студенческие годы зарабатывать свои деньги. Любил вечеринки, втянулся. В двадцать два меня дёрнуло жениться на девушке с параллельной группы в универе. Был влюблён как безумный, она была главной красоткой на потоке, и конечно выбрала меня в свои парни. Но через некоторое время сообщила, что планирует свалить в Испанию на пмж. Я сделал предложение от страха ее потерять. Мои родители были против, отец настаивал на брачном договоре. Я влюблённый дурак, считал это неприемлемым, и к счастью, отец лишил меня всего, на время этого «нелепого барака», как выразился папа. Что ты думаешь? Мы поженились, а она в конце курса, сообщила, что в Испанию она как планировала, так и уезжает, и если я хочу, могу поехать с ней. Но и у меня была здесь жизнь, я как раз открывал своё первое заведение, свою студию звукозаписи. Мы приняли решение жить на две страны. А через полгода, она позвонила и сообщила, что предлагает жить свободно, так как она не планирует себя ограничивать в действиях. Я запросил развод, она долго молчала, а затем кинула мне в ответ, что требует разделить имущество, нажитое в браке. А за год, я успел купить машину, мотоцикл, открыть ресторан и студию. Были в шоке все, от родителей до ребят соучредителей. Повторюсь, к счастью, отец меня отовсюду вычеркнул до брака. В общем, наши споры с ней длились почти два года. И три месяца назад она приехала в Москву, ежедневно выносила мне по телефону мозг, от этих сообщений у меня уже пухла голова. Я так мечтал избавиться от неё. – Кирилл резко замолчал, смотря на хмурую Лору. – Тебя это вообще интересует? Я забыл спросить.

– Ты развёлся? – спросила она, все также хмуро.

– Да, правда откупился машиной, и у меня теперь только мотоцикл, – ответил он, улыбнувшись.

– Мне плевать, я и не знала, что у тебя есть машина, как в принципе, если бы ты лишился бара, наследства, о которых я так же не знала.

– Забавно, вот барменом я тебе нравился, и ты почти смирилась, а как узнала, что я не так прост, стоишь с непробиваемым лицом, – Кирилл развёл руками.

Лора поняла, что интуитивно, всегда чувствовала в нем уверенность в себе и в своей жизни, все его действия говорили о том, что он уверен в своём завтрашнем дне, от того это жутко раздражающие спокойствие на все её замечания. Лора понимала, что всегда видела в нем воспитание хорошей семьи, то как он говорит, двигается, смотрит и улыбается. Она всегда чувствовала, что здесь что-то не так, но может ей нравилось, быть хоть в чем-то «выше» его? Так как иначе она бы чувствовала себя недостойной, и никогда бы не согласилась, чтобы он поехал с ней… она бы умерла от стыда привезти его в родной дом… Может его игра, пошла на пользу им двоим? Девушка была готова разреветься здесь и сейчас…

Лора освободила руку, обошла его, слегка коснувшись плечом, но сделав пару шагов обернулась. Кирилл смотрел на неё, сжав челюсть. Он был растерян. И так красив… Высокий, волосы цвета насыщенного шоколада, челка снова падала на лицо, а он, движением руки, убрал ее назад. Прямые черты лица, но не острые, плавные, идеальные, но теперь совсем не родные, теперь он казался чужим незнакомым человеком.

– Я чувствую себя унижено, это все нечестно, и все эти слова слишком поздно. Я приходила лишь в бар, а ты влез мне в душу, притворяясь другим человеком. Все твои признания меня не трогают, теперь ты мне кажешься избалованным мальчишкой, которому весело играть в игры, только я не игрушка. Забавно знаешь что? Я казалась тебе избалованной, а все вышло наоборот. Я казалась тебе ненастоящей, а все оказалось наоборот. – Лора закусила губу, а затем развернувшись, просто пошла вниз по улице, желая скорее смешаться с толпой, не обращая внимания на взгляды мужчин, так как она очень эффектно выглядела в этом желтом комбинезоне.

С каждым шагом, отдаляясь от Кирилла, ей все больше казалась это история абсурдом, а все что происходило с ней за последний месяц паршивым кино. Лоре хотелось смеяться, она была готова рассмеяться в слух, не боясь выглядеть сумасшедшей. Она потерла лоб, пытаясь сдержать смех.

– Я не прощу себе, если позволю вам пройти мимо и не попытаюсь познакомиться, – вырвал из своих мыслей девушку голос незнакомого мужчины.

Лора повернула на него голову. Перед ей стоял красивый молодой мужчина, не мальчик. На нем была светлая рубашка, светлые брюки, на руке дорогие часы, а на лице широкая белозубая улыбка. Темные удлиненные волосы лежали идеальной волной за ушами. Смуглая кожа и ярко-голубые глаза, нос с горбинкой. Мужчина словно нарисовался из фантазий Лоры, ведь именно такого она представляла рядом с собой с самого детства и чуть не отклонилась от своих целей.

– Умоляю, не откажите угостить вас бокалом чего-нибудь вкусного, – видимо пауза затянулась, пока Лора его изучала, и мужчина совершил еще одну попытку. – Я выскочил за вами вон из того ресторана, бросив друзей, а я обычно хороший друг.

– Вы не женаты? – Лора решила сразу задать волнующие вопросы, и посмотрела на правую руку.

– Нет, – он рассмеялся, – там мои друзья, и если вы не откажете присоединиться, они подтвердят.

– Вы не музыкант, не бармен и всему тому подобное? – Лора не удержалась, и сама рассмеялась, так как эти вопросы звучали нелепо.

– Надеюсь, когда-нибудь вы обязательно расскажите забавную историю, откуда эти вопросы, – он улыбнулся в ответ, откровенно любуясь Лорой. – Меня зовут Сергей, а вас?

– Лора, – произнесла девушка.

Она приняла приглашение мужчины из её девичьих мечт, присоединиться к нему и его друзьям. И вот Кирилл прав, не прошло и часа, а она чувствовала, что готова посмеяться над всей их историей, как над чем-то забавным. Посмеяться над тем, что сохла по бармену. Для нее Кирилл так и останется навсегда барменом, хорошим парнем, добрым, заботливым и порой странным, но этого Кирилла больше не существует, его больше нет. Там в баре есть Кирилл, но это уже совсем другой человек и совсем другая история, не её история. А Лора себе не изменяет, Лора такая, какая есть. Она не примеряет на себя роль другого человека, она является собой, теперь она это понимала как никогда. Красивая, яркая, смелая, упертая, умная, решительная Лора, прекрасная грациозная птичка.


Оглавление

  • Глава 1. Вероника
  • Глава 2. Лора
  • Глава 3. Вероника
  • Глава 4. Лора
  • Глава 5. Вероника
  • Глава 6. Лора
  • Глава 7. Вероника
  • Глава 8. Лора
  • Глава 9. Вероника
  • Глава 10. Лора
  • Глава 11. Вероника
  • Глава 12. Лора
  • Глава 13. Вероника
  • Глава 14. Лора
  • Глава 15. Вероника
  • Глава 16. Лора
  • Глава 17. Вероника
  • Глава 18. Лора