КулЛиб электронная библиотека 

Теперь вы знаете, кто я. Том I [Андрей Еслер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1. В которой герой возвращается в родной город

Дорога под колёсами авто сменилась с гладкого асфальта на щебёнку. Сразу стало шумно, мысли разбежались в разные стороны, будто испуганный косяк рыб.

За окном открылись виды на тянущиеся к горизонту рисовые поля. Свет отражается от заполненных водой каналов, колосятся на солнце стройные побеги, атмосфера говорит о спокойствии и благоденствии. Именно так я много раз представлял Японию.

Извилистый путь ведёт к стоящему на холме домику, оформленному в традиционном стиле. Пышные, словно юбки средневековой дамы, крыши со всех сторон обвешаны водостоками, чуть ниже зелёный газон окружает выложенный каменными плитами дворик.

Но как бы эта картина ни настраивала на спокойный лад, повод для моего визита был далеко не мирным.

Живущий здесь глава японского синдиката Икомо Сакамото кое-что задолжал человеку, на которого я работал.

Почему работал? Потому что он умер ровно неделю назад.

Именно семь дней было у Сакамото, чтобы вернуть то, что ему не принадлежало.

Старик много раз говорил, что нельзя брать в долг. “Берёшь чужое, а отдаёшь своё”. Сакамото решил, что своё не отдаст, и вот я здесь.

Машина мягко притормозила напротив входа. Помощник вышел и с достоинством открыл передо мной автомобильную дверцу. Не так быстро, как я бы того хотел, чёртовы традиции. Когда старик поручил мне найти ассистента, я даже не думал, какие проблемы это за собой повлечёт.

Высокий, спортивно сложенный, с зализанными назад волосами — Калум сохранял спокойствие: его челюсть была квадратной, а губы вытянулись в горизонтальную линию. Калум был помешан на статусе и олицетворял собою истинного дворецкого. Только вот за окном не семнадцатый век. Подобное поведение бросалось в глаза, но пришлось смириться. Калум взял на себя работу, которая никогда меня не прельщала.

Он стал моим управляющим, бухгалтером, водителем, вёл счета, бронировал жильё и билеты, покупал машины, занимался подделкой документов… Перечислять можно долго.

Я вздохнул и выбрался из салона, поправляя полы пиджака и галстук.

Дверь отошла в сторону, и мне навстречу вышла девушка в традиционном наряде — кажется, гейши. Толстый слой косметики не позволял прочитать её эмоции. Она поклонилась и повела рукой в сторону входа.

Внутри уже ждали. Сакамото устроился на веранде, наблюдая за плавающими в пруду карпами.

Одет в костюм тройку, на запястье сверкают дорогие часы, волосы уложены прямо как у Калума, который остался возле автомобиля. На щеке у главы синдиката темнел рисунок — пасть дракона, часть большой татуировки. Ящер тянулся от груди до лица, облегая плечи и шею.

— Приветствую тебя, Ворон, — Сакамото даже не повернулся в мою сторону, лишь поднял глаза от смартфона и посмотрел на поля. — Присаживайся.

Я сел рядом с ним, доставая из портфеля документы. Пачка бумаг упала на стол.

— Ты знаешь, что делать.

— К сожалению, да, — вздохнул он. — Но я не стану это подписывать.

Удивить меня не так-то просто — за свою жизнь я повидал много дерьма. Вот и сейчас, меня ничуть не тронул его отказ. Ответ был предсказуемым, более того — в тайне я его ждал.

— Это — последняя воля старика, он хочет собрать своё наследие воедино. Не вынуждай меня делать свою работу.

— Мёртвому ни к чему деньги, наша договорённость не имеет силы, — Сакамото впервые посмотрел на меня, его взгляд полон решимости. — А сила сейчас на нашей стороне, никто не сможет взыскать долг с синдиката, кроме самого барона.

— Ты правильно заметил — мёртвым не нужны деньги, — я пожимаю плечами. — Передам его сыну твой отказ. Он будет разочарован.

— Щенок не знает, во что ввязывается, — лицо Сакамото исказилось в презрительной гримасе. — Пусть попробует забрать силой, нам есть чем ответить.

— Хорошо.

Встаю, собираю бумаги, аккуратно укладывая их в кожаный портфель.

— Айза тебя проводит.

— Я найду выход.

Голос Икомо останавливает меня у двери.

— Ворон, — он встал, заложив руки за спину. — Ты уверен, что не хочешь работать на меня?

— Я работаю только на себя.

— Понимаю.

Сакамото согласно прикрывает глаза.

Выхожу во двор, где Калум уже тянется к дверце машины. Над головой пролетает небольшой самолётик, распыляя над роскошными домом смесь керосина с парой масел для минутного горения, а не вспышки. Теперь надо быстро уехать отсюда, нос уже уловил запахи разлитого топлива, скоро здесь станет жарко.

Авто несёт нас вниз по склону, Калум мягко тормозит у обочины в километре от резиденции Сакамото.

Вижу, как возле дома на холме мельтешит многочисленная охрана особняка. Самолёт пролетает ещё раз, щедро поливая поместье и часть прилегающих территорий горючим.

Меня отвлекает звонок. Беру трубку, чтобы услышать жизнерадостный голос младшей сестры — Лизбет.

— Джек, дорогой, у меня для тебя отличная новость! — щебечет она.

Прижимаю смартфон к правому плечу. Калум уже открыл багажник, где в чехле покоится противотанковый гранатомёт.

— Да? Какая же это новость? — наигранно удивляюсь, одновременно доставая оружие и вскидывая его на свободное плечо.

— Я нашла платье! Представляешь?! Теперь точно оно. Ты не забыл про свадьбу? Убью тебя, если не прилетишь! — голос Лизбет звучит настолько радостно и счастливо, что мои губы невольно растягиваются в улыбке.

Точно, свадьба… Я почти забыл. Последняя неделька выдалась сложной.

Прицеливаюсь, одновременно отвечая:

— Рад за тебя, малышка, — звук выстрела прерывает её ответ. Громкий хлопок — и в сторону дома Сакамото летит ракета.

— Что у тебя там происходит!? — взволнованно спрашивает сестрёнка.

— Ничего, просто кому-то давно пора починить выхлоп в своём корыте.

— А, ну хорошо… — тревога из её голоса исчезает. — Так ты прилетишь?

Ракета достигает дома, происходит взрыв, звук которого на таком расстоянии доносится только через пару секунд. Горючее сделало своё — земля мгновенно вспыхивает ярким пламенем, постройки выгорают быстро, оседая пеплом, выживших нет. Лиз не обратила внимания, наверное, решила что снова чей-то неисправный глушитель.

В таком аду никому не выжить. В таком аду когда-то окажусь и я.

— Конечно. Как может быть иначе?

— Люблю тебя!

— Я тоже тебя люблю, сестрёнка, — кладу трубку. — Двигаем домой, Калум.

— Так точно, босс.

Мой помощник тонко улыбается и открывает дверь.

Уже через час мы были в аэропорту, где возле выхода на посадку растянулась длинная очередь. Люди громко переговаривались. Их настроение было отвратительным, и я даже догадывался почему.

Отъезжая от резиденции Сакамото, я зафрахтовал один из рейсов, только что вернувшихся из Америки. Пришлось здорово заплатить, выкупая большую часть мест, чтобы самолёт вылетел, но вариантов больше не было. Иначе я попросту бы не успел, при перелёте почти в сутки.

Вы уж извините, но я попаду на свадьбу к любимой сестре.

— Задержка на два часа, это чертовски долго… — возмущался полноватый мужчина, то и дело вытирая выступивший на лбу пот.

— Моя страховая отсудит приличную сумму… — потирал ладони сгорбленный не менее грузный индивид с немытыми волосами.

В конце очереди переговаривались двое — обвешанный сумками парень лет двадцати пяти в квадратных очках и красивая девушка с длинными белыми волосами, стянутыми в хвост.

Красотка скучающе смотрела на возящихся с багажом грузчиков через стекло. На улице стояла жара, и асфальт был настолько горячим, что над ним преломлялся свет.

— Мы опаздываем на конференцию… — раздраженно выдохнул очкастый.

— Я и так это знаю, Алан, и злюсь не меньше тебя, — в подтверждение она топнула ногой и отвернулась от порядком опостылевших потных спин стоящих в очереди людей.

Взгляд беловолосой упал на шагающего парня в идеально сидящем костюме-тройке — правда, без пиджака. Молодой, едва ли старше неё, он шёл налегке, а чуть позади него держался его ровесник в простом чёрном смокинге. Он катил чемодан и нёс на сгибе локтя пиджак, очевидно, принадлежащий приятелю. Точнее, нанимателю, если судить по увиденному.

Парочка направилась к вип-входу, минуя длинную очередь.

— Эй! Куда без очереди?! — прокричал толстяк.

Работник аэропорта, встречающий пассажиров, безмолвно снял ленту, открывая вход на посадку и уважительно поклонился в лучших японских традициях.

— Совсем охренели… Из-за этого типа мы тут стоим битые два часа?! — не унимался толстяк.

— Урод! — выдохнула красотка, когда наглец проходил мимо.

Неожиданно вип-клиент остановился, отрывая взгляд от смартфона, и посмотрел в её сторону.

— Почему? — спросил он, пронзая её взглядом.

— Потому что это не по-человечески… — только и нашлась, что сказать девушка.

— Да, она права, — кивнул её приятель с сумками.

— Я плачу за билет ровно столько, сколько и ты, твой друг и ещё пятьдесят человек с этого рейса, — усмехнулся наглец. — Чартерный рейс такой протяжённости даже не назначили бы, не укомплектовав. Получается, ты летишь за мой счёт. Всё ещё считаешь, что я урод?

Красотка растерялась, подсчитывая в уме сумму. Её лицо побелело, сравнявшись цветом с волосами.

Незнакомец тем временем заинтересованно на неё взглянул. Просканировал взглядом с ног до головы, остановившись на груди, будто рассматривал породистую лошадь. Изучал как товар на полке, а не человека.

— Загляни ко мне, место семь, ты знаешь, какой класс.

Сказав это, он удалился под тихую брань простаков из очереди.

Когда посадка была завершена, а самолёт тронулся на взлётную полосу, в дверь седьмого места в самом начале судна постучали.

Я взял из ведёрка со льдом шампанское и пошёл встречать гостью. За порогом стояла уже знакомая беловолосая стерва из очереди. Вид у неё был гневный. Видимо, она накрутила себя ещё больше и теперь желала высказать накипевшее.

— Ты думаешь, что я какая-то шлюха?! Я пришла сказать тебе, что ты…

— Поможешь открыть бутылку?

* * *
Через двенадцать часов в дверь снова постучали. Глухой голос, принадлежащий Калуму, предупредил:

— Босс, мы заходим на посадку.

Я лежал в кровати и курил. Потянулся за пепельницей, затушил сигарету, слушая, как из маленькой душевой доносятся звуки падающей воды.

Через минуту оттуда вышла беловолосая красотка.

Её имя Салли — магистр, летящая на конференцию. Группа халатоносцев, гениев от астрономии, будет что-то обсуждать в Нью-Йорке на протяжении трёх дней.

— Не могу поверить, что пошла на это… — с неким восхищением произнесла она, стирая с кожи капли воды, отчего её грудь маняще заколыхалась. Ох, если бы у меня были силы на ещё один заход, но, увы, посадка уже через полчаса. — Кто ты такой?

— Я же назвал своё имя. Меня зовут Джек, — я потянулся и достал пачку сигарет, прикурил ещё одну и выдохнул дым в потолок.

— Джек, Дже-е-е-к, — она покатала имя на языке, как вино или коньяк. — Кто же ты на самом деле?

— Обычный парень.

— Обычный парень?! — Салли расхохоталась.

Она отбросила полотенце и легла поперёк кровати, положив голову мне на живот. Я вложил сигарету в её протянутую руку. Салли затянулась и вернула её, удовлетворённо прикрыв глаза.

— Мы ещё увидимся?

— Нет.

Я встал, поднимая штаны с пола.

— Точно не хочешь ещё разок? — Салли выгнулась на смятой постели, раздвигая ноги.

— Нет, мне пора собираться.

Достаю кошелёк, вытаскиваю несколько сотенных купюр и кладу их на кровать.

Салли гневно хмурится.

— Я же сказала, что не шлюха!

— Но ты пришла.

Она открыла рот, но сразу же его закрыла, провожая меня задумчивым взглядом.

Вода смыла пот и зарядила бодростью. Когда я вышел из душа, Салли уже не было. Всё правильно, она поняла намёк.

Впрочем, денег тоже не было.

По прилёту мы с Калумом направились к стоящей на парковке машине. Усевшись на мягкое сидение, я забылся сном ещё до выезда из аэропорта.

* * *
— Ворон, Ворон, — покачал головой Олег. — Ты мог бы просто выбить из этого узкоглазого долю. Но ты просто убил всех.

— Это последняя воля старика, он хотел, чтобы Сакамото заплатил за дерзость.

— Всё-то ты воспринимаешь буквально, дружище, — поморщился Олег.

— Я делаю свою работу.

— И это прекрасно, — Олег встал. — Долгие годы старик любил тебя даже больше, чем родного сына.

Новый глава мафии улыбнулся, будто его это совсем не заботило.

— Мы стали с тобой настоящими друзьями, и, надеюсь, ты продолжишь работать на меня.

Это был не вопрос, а утверждение. Я уже представлял, как изменится лицо Олега, когда он узнает, что наша совместная работа — это лишь его мечты.

— А вообще, мы с тобой можем забрать у них всё, — Олега понесло.

Будучи очень красивым, он наслаждался собой, а особенно — своим голосом, каждый раз, когда говорил. Активно жестикулируя, он развёл руками, будто показывая, сколько они могут взять.

— Нью-Йорк станет не единственным нашим штатом. Раньше ты работал на моего папу, царство ему небесное. За долгие годы ты стал карающей дланью, настоящим цепным псом. Для тебя убить человека — как для меня плюнуть. Мне нужен такой как ты! Понимаешь? Тем более у меня есть одна работёнка…

Видимо, подобная речь должна меня покорить, но не сегодня.

— Нет, не понимаю, — ледяное спокойствие в моём голосе слегка охладило начинающего повелителя Америки. — Я больше не работаю на мафию, возьму перерыв.

Мои слова шокировали Олега, он секунд десять просто смотрел на меня, а потом рассмеялся.

— Что же ты тогда будешь делать, друг мой? — его акцент и упор на нашу мнимую дружбу начинали раздражать.

Я точно знал, что не все русские так выражаются. По крайней мере, его отец не был таким, я искренне уважал старика, мы были близки. Но его не стало, и пора заканчивать карьеру. На исходе он будто чувствовал, что смерть близко, и говорил: “Женя, подумай о старости в окружении своих близких. Если ничего не изменишь, ты закончишь в могиле… Богат не тот, у кого много, а тот, кому достаточно”.

Он всегда называл меня Женей, не забыв свои корни даже в другой стране, возглавляя крупнейший клан мафии в центральной Америке.

Я искренне полагал, что Вертинский желает мне добра, и прислушался к его совету. С мафией пора завязывать, у меня есть ещё куча работы. Буду играть в теннис, куплю домик и машину без крыши, заведу кота.

— Ты хорошо подумал? — прищурившись, спросил Олег.

— Да, мне больше нечего сказать.

Встреча закончилась, и я, оставив недовольного Олега в одиночестве, вышел на улицу, где меня ждал Калум.

В квартире было пусто, она сияла чистотой и пахла ароматизаторами. Домоправительница постаралась на славу.

Лизбет ждала меня уже сегодня, а значит, пора собираться.

Натягиваю кеды и джинсы с футболкой вместо привычного костюма и спускаюсь на подземный паркинг.

Путь домой занял около часа, и, учитывая пробки, это даже отлично.

Машину оставил на обочине, не став парковать рядом с гаражом. Большой двухэтажный дом выглядел уютно. Я не мог выбросить его из головы, как бы ни старался.

— Кто у нас тут приехал!

Пока меня одолевал ступор перед входом, дверь распахнулась и в мою сторону помчалась босоногая девушка. Чуть ниже моего плеча, чёрные вьющиеся волосы, приятное лицо и большие глаза.

— Привет, рад тебя видеть, — только и успеваю сказать до того, как сестра крепко меня обнимает. — Задушишь ведь, я не такой крепкий, как папа или Майк.

Лизбет отстраняется, держа меня за плечи.

— А ты и не выглядишь хлипко. Если бы я не знала, кем ты работаешь, подумала бы, что спортсмен.

— Ты мне льстишь, но продолжай, — улыбаюсь. — И почему ты без обуви?

— Какой прок в этом великолепном газоне, если по нему нельзя бегать босиком? — Лиз обвела рукой зелёный ковёр, и её смех разнёсся далеко по улице.

Мы пошли к дому.

В гостиной уже собралась почти вся семья: отец, мама и бабушка. С ними сидел какой-то незнакомый парень.

Слышу, как позади скрипнула половица — совсем негромко, но достаточно, чтобы понять — кто-то подкрадывается.

Меня хватают за шею и мгновенно скручивают. Задыхаюсь в медвежьих лапах Майка. Если бы я хотел вырваться, то увернулся бы. Но выходить из привычного для близких образа не входит в сегодняшние планы.

— А-а-а-а… Расслабился совсем, Джеки! — прогрохотал Майк. — Меньше надо сидеть за компьютером и больше ходить в зал.

Могучий парень, отрада отцовских глаз, военный в хер знает каком поколении. Я искренне улыбнулся, пожимая крепкую руку Майка.

— Отец, — киваю. — Мама.

Объятия мамы не такие удушающие, но очень приятные. Бабуля даже расплакалась при виде своего непутёвого внука. Отец же не повернулся, продолжая смотреть телевизор.

— Джек, это мой парень, Макс, — представила бойфренда Лизбет.

— Приятно познакомиться, — пожимаю ему руку.

Темнокожий, ростом чуть выше меня. Макс неуверенно улыбается мне. Видимо, Лизбет много рассказывала о втором брате и он хочет построить верное впечатление.

— Рэд, поговори ты с сыном хоть сейчас! — мама пытается достучаться до отца.

— Нечего мне с ним обсуждать, ему же не нравится моя работа, с хера ли мне тогда любезничать с такими? Знаешь, сколько подобного дерьма сейчас? Либералы, демократы… — отмахнулся отец, буднично смешав меня с грязью.

Позиция отца так и не изменилась. Каждый раз входя в этот дом, я подспудно жду, что будет иначе.

— Он твой сын! — мама пытается ещё раз.

— К сожалению, — проворчал Рэд, так и не оторвав глаз от телека.

— Пошли лучше со мной, я тебе кое-что покажу, — Лизбет тянет меня за руку.

Сестричка не дает разгореться пожару новой ссоры.

Покорно следую за младшей сестрой.

Мы вышли из дома, где Лиз достала ключи из кармана. Гигантский внедорожник у гаража пикнул.

— Новая тачка? Крутая… — похвалил я.

— Подарок Макса, правда, огроменная, да? — радостно кивнула Лиз. — Когда я сказала ему, что, если у меня будет маленькая машина, отец вычеркнет меня из завещания, он пригнал этого монстра.

Мы рассмеялись. Отец и правда мог что-то такое исполнить, его попытки милитаризировать семью неуклонно росли, как и его возраст.

Отставной военный, сын военного и внук военного. Если бы он довольствовался тем, что Майк пошёл по его стопам… Но нет.

— Не обращай внимания на отца, — Лиз пристегнулась и сдала назад. — Он это не всерьёз.

— Действительно. Не разговаривать с сыном пять лет, это не похоже на временную придурь.

— Он любит тебя.

— А я люблю его — какой-никакой он мой отец. Но я тогда сказал правду, всё, что думал. Он хочет, чтобы я попросил прощения, но мне не за что извиняться.

— Ты перегнул. Но сейчас не об этом. Как твоя работа?

Лиз свернула разговор о скандале пятилетней давности. Мы выехали на дорогу и покатили в соседний район, к свадебному салону.

— Отлично, потихоньку наращиваю профессионализм, — уклончиво ответил я.

Перед глазами тут же всплыли подробности последнего задания. Глава японской мафии, пылающий дом и триста четырнадцатый перелёт за последний год.

— Ты никогда не рассказываешь о работе, — укорила сестра.

— Ничего интересного, одна скука. Наверняка, ты слышишь много историй из жизни отца или Майка. Уберегу тебя от этой ноши.

Лиз улыбнулась.

— Они все о войне, конфликтах и службе. Иногда мне хочется узнать о другой жизни, обычной.

— Она скучная.

— Ты бы не стал заниматься скучным делом.

— И то верно.

Мы доехали до салона за считанные минуты.

— Красивое?

— Оно великолепно! У меня нет слов… — я действительно был поражён.

— Так и думала!

Лизбет сияла, она крутилась передо мною в свадебном платье и была чудо как хороша.

— Я хочу, чтобы ты повёл меня к алтарю… — неожиданно сказала она, когда достаточно похвасталась платьем.

— Почему я? — удивление било ключом. Отец, наверняка, разозлится.

— Потому что я тебя люблю, братик, — она подошла и чмокнула меня в лоб, хоть ей и пришлось встать на цыпочки. — То, как обходится с тобой папа, неправильно. Хочу преподать ему урок.

— Перевоспитать такого упрямца, как он? Задача не из простых.

— Я никогда не отступала перед трудностями, — довольно улыбнулась Лиз. — Так это да? Ты отведёшь меня?

— Конечно, как пожелаешь, — смиренно соглашаюсь.

— Уи-и-и-и-и!

Сестра снова лезет обниматься. Я не против, она, пожалуй, один из немногих лучиков радости в моей жизни.

— Едем домой.

У дома родителей я увидел Макса. Он ходил туда-сюда возле гаража и с не самым радостным видом с кем-то спорил по телефону.

— Всё в порядке? — киваю в сторону жениха Лизбет.

— Да, он постоянно с кем-то на связи. Макс — фондовый брокер, это часть его жизни.

Заметив нас, Макс тут же свернул разговор.

— Привет, детка, — он поцеловал Лиз в щёку.

Вместе мы вошли в дом, где царила предсвадебная вакханалия. Завтра утром мы должны выехать в ресторан и по совместительству отель, где уже полным ходом идут приготовления.

— Ай! Сукин сын! — раздосадованно прошипел отец, всё ещё сидящий у телека.

Я впервые с приезда поинтересовался, что же он смотрит.

— Он полюбил это варварское шоу, — прошептала мама, когда мы оказались на кухне. — Убийцы, преступники — сброд, собранный на странной планете, где все убивают всех.

— Ты про Перегринус?

— Да, планета-чужак… — подтвердила мама.

— Он всё-таки в прошлом военный, ему не хватает адреналина, — попытался оправдать увлечение отца я, хоть и не знал зачем.

— Ладно бы он сам смотрел это шоу, так он и Майка подсадил, — неодобрительно проворчала мама. — Ох уж эти мальчики. Слава богу, сынок, что ты не такой, я каждый день молюсь за тебя.

Она сгребла моё лицо в ладони и печально вздохнула. Оставалось только промолчать. Не могу представить, что случится, если она узнает о моей работе. Это разобьет ей сердце.

— Давай я тебя покормлю.

Домашняя еда таяла во рту — наслаждение и только.

Мама отменно готовит, никакие рестораны не заменят её простой лазаньи, с каждым годом я понимаю это всё лучше.

Я находился на кухне один, смакуя семейное блюдо, когда вошли отец с братом. Они активно обсуждали шоу, направляясь к холодильнику.

— Говори, говори, — передразнил отец. — Этот красный точно всех порвёт, видел его выучку? Хоть мне и не хочется признавать, он, похоже, бывший военный. Если он сунется на нижние уровни, ему будет чем ответить этим уродам…

— Тут мало одного навыка, — не согласился Майк. — Надо быть прирождённым убийцей и работать в одиночку, чтобы перекосить столько народа.

Я помалкивал и уплетал лазанью, стараясь не обращать внимания на их спор. Парочка новоявленных фанатов достала пиво и приложилась к бутылкам, ненадолго погружая кухню в тишину.

Но, видимо, разговоры о шоу уже порядком надоели Майку, и он обратился ко мне.

— Эй, Джей-Джей, ты смотрел последний выпуск шоу с Перегринус? Там полный отвал башни, зэки режут друг друга, словно звери…

— Нет, я не смотрю подобные шоу, нет времени, — слегка приврал я.

Мне действительно неинтересно смотреть шоу с планеты чужака. Но не говорить же им, что мне и в реале хватает убийств.

— Какой занятой, — проворчал отец. — Пойдём, Майк, посмотрим ещё эпизод, пока женщины занимаются сборами.

— Нет, постой, мы должны показать малышу Джеку несколько эпизодов, — загорелся брат. — Пойдём, братишка, ты должен кое-что увидеть.

— Я не хочу, правда, — отвечаю уже твёрже.

— Да брось ты его, он, поди, на маникюр опаздывает, — отец добродушно хлопнул Майка по плечу. — Пошли лучше вдвоём, бери ещё пару бутылок.

— Ты иди, я сейчас вернусь, — кивнул он отцу, нагружая того бутылками с пивом.

Рэд взглянул на Майка и вышел из кухни.

Только когда шаги отца стихли, а в гостиной зашумел включённоый телевизор, Майк посмотрел на меня. Его лицо исказилось в гневе.

— Почему ты такой, а?! — громоподобным шёпотом спросил он. — Я стараюсь вас помирить, а ты ёрзаешь, как девица!

Мне было неприятно, но за несколько лет я привык к подобному. Сейчас стоит морально подготовится к долгому и нудному спору.

— Мне это неинтересно, Майк, можешь не тратить время. Лучше смотри шоу, а то пропустишь что-то важное, — я не удержался от шпильки.

— Тебе неинтересно наладить отношения с отцом? — переспросил Майк. — А что тогда тебе интересно, если не твоя семья?

— Не передёргивай мои слова, Майк, — я поморщился. — Вы все моя семья, даже если папа так не считает. Но я не могу врать самому себе.

— Врать самому себе?! Это что за новомодная херня? Может, ещё скажешь, что мы тебя притесняем и нам надо быть толерантнее? Джек, ты съехал с катушек вдали от дома. Папа давно не злится на тебя за то, что ты стал долбаным айтишником, а не военным, как все мужчины в нашей семье…

— Кто сказал, что мне нужно прощение? — иронично уточняю. — Ты думаешь, я должен извиниться за то, что выбрал своё будущее сам? Если это так, ты ещё тупее, чем я думал.

— Не меняй тему, мы говорим о мире, а не вспоминаем прошлое.

— Так, давай проясним сразу. Отец не разговаривает со мной вот уже пять лет, но конфликт между нами идёт все десять. Я не приму его точку зрения. Да, я мог стать военным и пойти по его стопам. Но я не буду служить государству, которое не ценит этого.

— Тебе нужна оценка? Верни зад в школу, Джек… Наша семья поколениями служит лишь потому, что мы защищаем страну, в которой живут наши близкие. Этого не купишь.

Майк мимоходом попенял на мой подарок — ключи от дома в районе получше. Впрочем, отец выбросил ключи в мусорку и теперь жилище простаивает, а я ежемесячно плачу налоги в надежде на то, что папа образумится.

— А затем это же государство отказывает в кредите на лечение Лизбет, — я не хотел переходить на больную тему, но Майк задрал нравоучениями. — Толку-то от такой службы, когда ты не способен помочь своей дочери. Толку от страны, которая выкидывает тебя, словно старого пса. Толку от страны, если ты живёшь в сраном пригороде на грошовую пенсию и выкидываешь конверты с деньгами, которые шлёт тебе родной сын!

Конец моей речи прозвучал громче, чем я хотел.

Майк нахмурился и сделал шаг вперёд. Я встал из-за стола, мы оба были на взводе.

— Повтори, что ты сказал, — пугающе спокойно произнёс Майк. — По-твоему, наш отец не помог Лиз? А ты весь такой хороший?

Так, похоже, я перегнул.

— Я не это имел в виду, ты понимаешь. Сколько он обошёл порогов, пока ему не выдали ссуду?

— Болезнь Лиз для всех нас стала неожиданностью, — Майк высился надо мною, всё так же спокойно чеканя слова, словно вбивая гвозди в доску. — Я откладывал девяносто процентов денег на лечение, мы с женой забрали сына из садика, чтобы сэкономить. Мама продавала мебель, отец ходил по банкам… А где был ты, Джек? Где был ты, сукин сын?! И теперь ты хочешь сказать, что отец в чём-то не прав, считая тебя грёбаным слизнем?! Он помог ей, а не ты! Пока тебя не было, мы все вместе боролись за её жизнь. Твои деньги были нужны тогда, а не сейчас… Ты был нужен семье в то время, а не сейчас!

— Полегче, — предупредил я.

— Я ещё не начинал.

После этих слов мне в лицо прилетел здоровенный кулак морпеха.

Упал стул, я повалился на пол, но быстро сориентировался и перевёл взгляд на Майка, который, видимо, хотел приложить меня ещё раз.

— Сын, успокойся! — из гостиной уже спешил отец.

— Убирайся отсюда… — выплюнул Майк. — Ты нам не нужен, как и твои деньги!

Глава 2. В которой герой узнает кое-что о Максе

Ночевать пришлось у сестры, так как в родительском доме места для меня не было. Отец успокоил Майка, а мама дала мне платок и пакет льда, чтобы унять боль и остановить кровь из разбитого носа.

Бить брата я не собирался, хоть и давно знал, что, встреться мы один на один, шансов у него не будет. Но семья — это единственное, что делало меня человеком.

Лизбет разволновалась и отчитала Майка. Было смешно видеть, как маленькая и хрупкая девушка рычит на громилу почти в три раза больше неё. Брат смутился и принёс извинения под гневным взглядом Лиз.

Пожалуй, я перегнул палку, когда напомнил о семейной трагедии.

Много лет назад, когда я был совсем юн, Лиз поставили страшный диагноз — опухоль мозга. После череды анализов мы выяснили, что образование операбельно, а значит, есть шанс. Проблема заключалась в том, что оно располагалось между мозговых полушарий, плотно оплетая одно из них. Такую операцию могли провести лишь два хирурга во всём цивилизованном мире. Но суммы, в которые бы обошлось лечение, повергали в шок.

Моя семья узнала страшную новость, потом получила надежду, а затем лишилась её.

Все впали в отчаяние, но начали собирать деньги. Мы никогда не жили богато, но в те времена едва хватало на еду.

Я спал на тонком матрасе в своей комнате. Потому что всю мебель мы продали, а дом уже заложили за кругленькую сумму и доживали в нём последний год, так как выплатить подобный долг было нереально.

Майк всерьёз задумывался о продаже почки, да и я тоже. Лиз постоянно плакала. Она похудела, и с каждым днём свет в её глазах угасал всё сильнее.

Отец ходил в банки — сначала в один, затем во второй. Он тряс медалями и надевал форму, он льстил и плакал, но никто не давал подобные суммы.

Если бы он не покинул службу после рождения Лиз, он бы, наверняка, смог воспользоваться связями. Но сейчас, когда он был отставным полковником, его влияние сводилось к нулю.

Именно тогда я решил, что не стану военным. Мне не нужна судьба, когда близкие мне люди умирают, а страна, которой я служил всю жизнь, глуха к моим мольбам.

Кажется, я один понимал всю иронию происходящего.

К семнадцати я был отлично подготовлен. Мне пророчили хорошую карьеру, гораздо лучшую, чем мог заслужить Майк. Но разочарование ело изнутри, оно затмевало все чувства, изменяя мою суть.

Я решился на грабёж. Моральные принципы не позволяли вредить обычным людям, поэтому моей целью стала банда мелких наркодилеров в соседнем районе, куда менее благополучном, чем наш.

Это оказалось на удивление просто: выследить подозреваемых, незаметно увязаться следом, понять, когда они вывозят с точки заработанную прибыль, и назначить дату.

Вооружившись ножом, я пошёл по привычному маршруту.

Высокий и тощий пацан направлялся к базе, чтобы вывернуть карманы и слить весь кэш, загрузиться новой партией и выйти на улицы.

Меня порядком трясло, но останавливаться я не собирался.

Когда парнишка зашёл в переулок и приблизился к двери, я скользнул следом, схватил лежащий у стены пакет с мусором и сделал вид, что иду к контейнерам.

Нарк осмотрелся по сторонам, его настороженный взгляд остановился на мне, но уже через мгновение он постучал, полагая, что ничего опасного поблизости нет.

Я аккуратно положил мешок, натянул на лицо маску Микки Мауса и побежал к нему.

Когда дверь открылась, татуированный латинос увидел не знакомого курьера, а меня. Рядом с моими ногами валялся вырубленный парень. Латинос получил головой в нос, а я вломился внутрь.

Меня встретил тёмный коридор с несколькими дверьми, в воздухе витал сизый дым, отдающий травкой. Я посмотрел под ноги — возле латиноса лежал дымящийся косяк. Затушив джойнт ногой, я прошёл по коридору.

За первой дверью меня встретила кровать с балдахином. Позади неё стоял светильник, поэтому я видел всё, что происходит на простынях. Собственно, догадаться было несложно — характерные стоны и гротескные тени не оставляли вариантов.

Вторая дверь вела в кладовку, а третья на кухню.

За столом сидели двое — оба с характерными тату и с бритыми головами. Третий участник небольшого кулинарного мероприятия что-то готовил в ложке, держа её над газовой плитой.

Вряд ли это блюдо из высокой кухни, скорее всего — героин.

Лысые за столом упали, когда первый получил удар ногой в грудь. У нарка перед плитой забегали глаза — он не хотел выбрасывать своё варево, поэтому просто отошёл на шаг.

Я вырубил всех, забрал у одного пушку, закрыл кухню и прошёл к последней двери.

На этот раз мне улыбнулась удача. Третья дверь вела к просторному помещению с металлическими столами, где шесть человек занимались фасовкой и подсчётом наличности.

Шуршала счётная машинка, играла музыка.

— Положи пистолет на стол, встань! На колени!

Оружие было только у того, кто считал деньги, пистолет лежал на столе, но он едва успел его поднять. Фасовщики сразу же сгрудились у стены, как только я ворвался в комнату, никто из рабочих не хотел стать жертвой бандитских разборок.

— Парень, ты не знаешь куда лезешь… — улыбнулся золотыми зубами латинос.

Я промолчал, сгрёб всю наличность и снова наставил пушку на стоящего на коленях главаря.

— Где остальное?

— Иди нахер! — он самодовольно ухмыльнулся. — Чем больше возьмёшь, тем мучительнее будет твоя смерть, амиго…

— А может, я хочу мучительно умереть?

Стреляю в бедро нарка, и тот сразу же сворачивается в клубок.

— Если не хочешь поймать следующую пулю лбом, говори!

— За картиной, пароль: два, пять…

— Вставай и открывай сам! Живо!

Латинос поднимается слишком медленно. Подхожу и встряхиваю его за плечо. Он тянул время и до конца надеялся на подмогу. Помощь и правда пришла — та сладкая парочка за балдахином. Дверь открылась, вошёл ещё один и моментально получил пулю в лоб.

Надежды больше нет, и раненый нарк идёт к сейфу, открывает его и начинает вытаскивать пачки мятых купюр.

Собираю всё в сумку — небольшой продуктовый шоппер, предусмотрительно взятый с собой. Удар по затылку отправляет нарка в нокаут. Закрываю дверь и бегу что есть сил.

Сейчас уже и не вспомнить, каким чудом мне повезло не нарваться на полный подвал наркоторговцев.

Позже я узнал, что это район мексиканцев. Местные называли их по-простому — “мексы”, те барыжили всеми психотропными, что пользовались популярностью: марками, лсд, героином, экстази. Как говорится, закрывали все торговые ниши.

Я обнёс одну из самых слабозащищенных точек, забрал кассу банды на триста пять штук. Капля в море, — море денег, которые нужны на лечение, — но это было только начало.

Изучая месторасположение фасовочных пунктов, где наркотики раздавали курьерам, я определил самые простые для взятия. Отследить их не составляло труда — для начала надо было найти дилера.

Дело несложное: заходишь в неблагополучный район, ищешь самого подозрительного человека, который либо стоит на углу, либо постоянно сидит в разбитой тачке, а затем следишь.

Второй точкой стал ночной клуб средней руки. По всем признакам охраняли его куда слабее, чем остальные пункты, — рассчитывали, что это очень оживлённое место и никто его не будет брать штурмом.

Тактически неверное решение, но картель и не мог мыслить военными стандартами, привитыми мне с раннего детства. Я действовал безрассудно, меня поджимало время, но моя подготовка в разы превосходила выучку наркоторговцев, что и позволило мне забрать грязные деньги.

У двери с табличкой “Вход только для персонала” даже не стояла охрана. Кухни с фасовщиками здесь не было, только готовые мешочки с порошком и несколько мексов.

Стратегию я использовал ту же: взял на прицел вконец оборзевших наркоторговцев и вежливо попросил отдать деньги. Не обошлось без пары ударов прикладом, но мексы быстро пошли навстречу, в шоке от такой наглости.

На выходе из кабинета ко мне привязалась девушка в обтягивающем платье, приняв за курьера. Едва оформившаяся малолетка с тонной косметики и несколькими вкладками в бюстгальтере, которые увеличивали объём маленькой груди.

— Эй, ты же с товаром… Поделись, а… — простонала она, блокируя путь к выходу. — Давай так, ты дашь мне полетать, я дам тебе покататься? Высоко взлечу, далеко поедешь.

Девушка провела ладонью по бедру, слегка задирая платье.

Молча проскользнув мимо, я нырнул в толпу танцующих и услышал её недовольный возглас:

— Кретин!

Подобных вылазок было много. Очень скоро я перешёл на другие районы. Налёты были быстрыми, но я старался сохранять трезвый рассудок, изучая противников перед каждым выходом. Пока удача не отвернулась и я не нарвался в наркопритоне на другую группировку.

Бандиты взяли притон, опередив меня на полчаса.

Когда я ввалился внутрь с пистолетом наперевес, меня встретили ощетинившиеся оружием парни в количестве десяти человек.

Так я встретил Сергея Владимировича Вертинского.

Близкие не знали, где я пропадаю, а я не спешил рассказывать.

Деньги были собраны за пару месяцев, после чего я покинул семью под предлогом обучения в другой стране. А точнее, отправился отдавать должок Вертинскому. Договорился с банком, через который мафия отмывала деньги. Они пошли навстречу и выдали отцу “кредит” под удивительно низкую процентную ставку.

Семья всё ещё думает, что я учусь и работаю заграницей, точнее в России.

Я и правда там был, но недолго — пока проходил обучение. Только вот не тому, о чём рассказывал. Люди главаря русской мафии обучали меня, как правильно убивать.

Мои навыки быстро позволили стать одним из лучших, после чего я понял, что могу действовать иначе.

Убитые были разного рода жуликами и бандитами, теми, кто вставал на пути клана, принадлежащего Сергею.

От воспоминаний, вызванных перепалкой с Майком, меня оторвала Лиз.

Мы приехали к большому дому в соседнем районе, где теперь жила сестрёнка со своим будущим мужем.

— Что за чертовщина! Я же сказала Максу, никакой работы, — проворчала она, увидев на парковке чужую машину.

Когда мы вошли в дом, Макс, приехавший раньше, с кем-то спорил.

— Я не понимаю, о чём вы говорите… — его голос доносился с кухни, куда мы и пошли.

— Тебе и не надо понимать, надо просто собрать деньги, — говоривший имел грубый прокуренный голос.

— Что происходит? — Лиз вошла на кухню, положила пакет с едой от мамы на стол и упёрла руки в бока.

— Ничего, детка, — как-то испуганно ответил Макс.

Его собеседник был типичным мордоворотом. Татуированный, в тёмных джинсах и обтягивающей футболке. В зубах он держал зубочистку. Изучающе глянув на нас, он задержал взгляд на мне, а затем вышел.

— Будь на связи, не теряйся, друг, — иронично бросил он, уходя.

Лиз показала мне комнату, после чего отправилась трясти Макса, чтобы узнать детали произошедшего.

Я присел на кровать и набрал Калуму.

— Да, босс! — жизнерадостно ответил тот.

— Мне нужно всё на мужа моей сестры. Имя — Макс, остальное найдёшь в досье на Лизбет. У него какие-то проблемы, подробности жду через пару часов. Есть у меня предчувствие, что он ввязался во что-то нехорошее. Не хочу, чтобы Лиз пострадала.

В середине ужина с сестрой и её женихом мне на смартфон пришло сообщение от Калума. Он хотел срочно созвониться.

— Извините, пожалуй, я пойду спать пораньше, — я встал из-за стола. — Перелёт слегка вымотал меня.

— Да, конечно, — сестра убрала недоеденное.

Поднявшись на второй этаж, в будущую детскую комнату, я позвонил помощнику.

— Ситуация непростая, — начал Калум. — Но ты невероятно вовремя. Буквально сегодня фирму поставили на нож, как бы сказали наши общие друзья. Какая-то русская банда, крышующая всё, до чего может дотянуться. Информацию о ней я не нашёл. Видимо, настолько маленькая, что не представляет интереса для мафии.

— Это даже хорошо, — задумчиво ответил я. — Значит, никто и не заметит их исчезновения.

— Босс, ты хочешь их убить? — живо спросил Калум. — Мне приготовить оружие?

— У меня в квартире есть всё необходимое. Узнай адрес, я решу эту проблему. Не хочу, чтобы сестре что-то угрожало.

— Данные будут через пару минут, у меня на примете уже три точки, где теоретически может быть их логово.

— Отлично. Положи в комплект очки ночного видения и костюм. Не могу уже ходить в этом хипстерском прикиде. Кажется, у меня аллергия.

Помощник рассмеялся и положил трубку.

Никто и не заметит моего отсутствия. Прикрыв дверь, я потушил свет и сложил подушки под одеялом так, чтобы было похоже, будто я сплю. Трюк детский, но, думаю, сработает.

Машину брать не стал, поймал такси до центра.

Калум сбросил адрес какого-то бара, где чаще всего мелькала эта банда.

Мой ассистент мог найти всё что угодно, особенно среди мафии. Клан Сергея насчитывал почти три тысячи членов, а их сеть информаторов была одной из лучших в городе. Выследить столь мелкую рыбёшку не составило труда.

На парковке под гостиницей ждала машина, оставленная Калумом. В багажнике нашлось всё необходимое. Маску брать я не стал — прятаться не входило в планы, сегодня свидетелей не останется. Переодевшись в любимую тройку, кинул сумку на сидение и надел тонкие кожаные перчатки.

Вырулив на оживлённую улицу, по ходу движения проверил обоймы и передёрнул затвор пистолета с глушителем. На переднем сидении лежала штурмовая винтовка М-4, классическое оружие американской пехоты.

С самых первых шагов в преступном мире я поменялся. Изменились навыки, а самое главное — во мне больше не было жалости к людям, преступившим закон. Но я смог сохранить себя в этой череде событий. Пришлось убивать не только преступников, хоть Вертинский и старался меня оградить от грязной работы. Я был белыми перчатками на окровавленных руках.

Входить в бар не стал, поискал чёрный ход для персонала, рядом с которым нашёл вторую дверь, ведущую в подвал.

В переулке проверил камеры, натянул кепку и точными выстрелами вырубил несколько глазков на высоте трёх метров. Сняв бейсболку, швырнул её в машину.

Подвал — как банально.

Мафия в городах, особенно такие незначительные группировки, всегда любила подобные места. Это потом они поднимались выше по этажам и заканчивали за столами управляющих компаний, занимая места в небоскрёбах и натягивая рубашки с накрахмаленными воротниками.

Щит с электричеством, судя по всему, находился внутри и, скорее всего, был подвязан на бар. Пришлось войти на кухню и окунуться в ароматы еды и выпивки.

Поварята удивлённо уставились на меня. Подношу палец к губам, указывая пистолетом на выход. Персонал понимающе снимает фартуки и выключает плиты. Удовлетворённо киваю.

Найти электрический щиток не составило труда. Разом опускаю все рычаги, погружая кухню, бар и подвал во тьму.

Выхожу на улицу и натягиваю на голову очки ночного видения.

Три пластинки взрывчатки крепятся в районе петель и замка. Отхожу за мусорный контейнер. Негромкий взрыв — и дверь сносит с петель.

Жду несколько минут, прежде чем из бара выбегает парочка громил, вертя головами. Очередь из винтовки забирает жизни, тела с негромкими криками падают на асфальт.

Подхожу к дымящемуся проёму, выпускаю ещё одну очередь в темноту.

Болезненный вскрик говорит о том, что предосторожность была полезной.

Прибор ночного видения на глазах, спускаюсь по лестнице, аккуратно перешагивая третьего бандита.

Ещё четверо находятся в небольшой комнате. Разделываюсь с ними быстро, последнему простреливаю ноги.

— Не ори. Здесь есть кто-то ещё?

— Да кто ты, мать твою, такой…

Выстрел в ногу — и снова вопль.

— Я задал вопрос.

— Нет, больше никого.

— Где вы ещё собираетесь? Адреса, имена, я жду.

— За городом есть заброшенный ангар… Всё, больше мест нет… У-а-а-а-а…

Бандит подвывает, отползая к стене.

— Я знаю ещё про одно место, не лги мне.

— Так какого хера ты меня-то спрашиваешь, сука?! — всхлипывает индивид, искренне считающий себя грозным мафиози.

— Проверяю. Последнее место, быстро, и тогда останешься жив.

— Гараж на Лейтон, дом двенадцать… — стонет он.

— Спасибо.

Выстрел обрывает жизнь последнего бандита.

Выхожу и осматриваюсь в переулке. Пора убираться.

До последнего места добирался дольше всего. Сначала решил заехать в гараж.

Плотные строи автомобильных кабинок. Нахожу двенадцатую. Изнутри доносится музыка. Второго выхода здесь нет, поэтому поступаю просто — стучу, ожидая реакции.

Через минуту кто-то приоткрывает дверь.

— Кто?

— Доставка.

— Я ничего не заказывал.

Появляюсь в щели. Мужчина, открывший дверь на цепочке, успевает увернуться, и пуля входит в его плечо. В щель сразу же летит парочка гранат.

Иду к машине, позади раздаётся громкий взрыв, и одноэтажный гараж оседает. Из соседних помещений слышу сигнализацию. Вышло шумновато, но, пока копы разберутся в чём дело, я уже буду далеко.

Перед ангаром достаю гранатомёт. Несколько выстрелов разносят последний из приютов мафии.

А теперь домой.

Машину сжигаю под мостом, вместе с вещами и оружием. Ловлю такси в километре от горящего авто.

Ночка выдалась жуткая, но ради спокойствия сестры я готов и не на такое. Даже скучно, после всех тех невыполнимых заданий.

Вернулся домой только под утро, почти засыпая под тихое радио.

Когда плеча коснулась рука таксиста, я чуть её не сломал. Оказалось, мы уже приехали. Три бессонные ночи выключили организм, стоило мне расслабиться. Сначала подготовка убийства Сакамото, затем самолёт, где Салли бы ни за что не дала заснуть, затем этот рейд по наркопритонам.

Я вышел из такси, прикрывая ладонью раскрытый в зевке рот, и потянулся. Дойти до дома и еле заметной тенью шмыгнуть в окно второго этажа — нетрудно. Особенно, если твоя сестра увлекается развешиванием декоративного плюща и весь дом покрыт сеткой-основанием.

Одеяло и подушки не тронуты, а значит, никто не заметил моего отсутствия.

Пора спать.

Глава 3. В которой есть люди, не любящие свадьбы

Проснулся я от мягкого прикосновения. Рука автоматически полезла под подушку, но нашла только пустоту. Через секунду я понял, что нахожусь в доме Лизбет.

— Вставай, соня, — радостно прощебетала мне на ухо сестра.

Затылка коснулся водопад волос, рука нежно потрепала мою макушку.

— Встаю, встаю.

— Спускайся завтракать.

Снова натягиваю футболку и джинсы, пытаясь сдержать рвотные позывы. Кто вообще носит настолько бесформенные вещи? Эта пытка продлится ещё двое суток: само бракосочетание, банкет и ровно один день ради приличия.

На часах семь, быстро спустившись, я закинул в себя яичницу с беконом и пару тостов.

Макс, Лизбет и я выехали из дома в восемь. Сестра отправилась за платьем, а также наводить красоту и всё в этом духе, а мы с Максом поехали к отелю.

На церемонии присутствовало около пятидесяти человек. Родственники, которых я видел максимум пару раз в жизни, друзья жениха и невесты, нанятый священник и оркестр.

Меня порядком трясло от волнения. Мы с Максом заехали за костюмами, после чего мне выдалась отличная возможность надеть нормальные шмотки и выйти из тщательно созданного образа айтишника-охламона.

Пока Макс примерял костюм, я взял самый дорогой из тех, что были. Не заказной, но подойдёт на пару дней. Всё бы ничего, но, кажется, Макс что-то заподозрил, глянув на меня немного странно. Видимо, продавец очень громко озвучил цену. Сам фондовый брокер не шиковал — понимаю, видимо, кошелёк в цепких ручках сестры, а она хорошо помнит наше детство.

Когда появилась Лиз, я замер в восхищении.

Сестра сегодня была чудо как хороша, поднимая в глубине моей души безмерную нежность и любовь.

— Как я выгляжу? — взволнованно спросила она.

— Будто спустившийся с небес Ангел, — честно и довольно шаблонно ответил я.

— Льстец, — засмеялась Лиз.

Мы ждали выхода к алтарю, нервно переглядывались и поправляли наряды.

Я боялся представить реакцию отца, когда он узнает, что не поведёт свою дочь к жениху. На деле же вышло не так ужасно.

Собственно, сам Рэд появился за минуту до выхода, одетый в смокинг с бабочкой, с зачёсанными назад волосами цвета серого неба и недовольным выражением лица.

Увидев меня, отец удивился.

— Что это значит? — он поднял бровь.

— Папа, вернись в зал, меня проводит Джек, — твёрдо заявила Лиз.

Отец сверлил нас взглядом.

— Не пожалей об этом, — кинул он и вышел.

В зале заиграла музыка, и мы вышли, направляясь к помосту, на котором стояла арка с цветами и уже ждал нарядный Макс. Святой отец — невысокий седовласый мужчина — ободряюще улыбнулся жениху и развёл руки, приветствуя невесту.

Я отметил, как с двух сторон к помосту направились два человека в тёмных костюмах. Нас остановили в метре от Макса.

— Джек Рэддингтон Уорон? — для проформы спросил один из мужчин, загородивших путь.

— Да, а что? — только и успел сказать я.

— Специальный агент ФБР, Брайан Трентон… У вас есть право… Молчание…

Слова доносились будто через слой ваты. Второй агент направился ко мне, вытаскивая наручники.

— Что происходит? Это ошибка! Вы не можете… — Лизбет заплакала. — Не надо…

— Всё будет хорошо… — попытался успокоить её я перед тем, как меня вывели.

— В чём его обвиняют? Вы его видели? Он же безобидный! — разорялся отец, будто это могло что-то изменить.

Трентон повернулся к папе.

— Вашему сыну вменяется массовое убийство.

Лицо Рэда посерело под цвет волос. Он посмотрел на меня с таким видом, будто перед ним стоял сам дьявол.

Ну, слава богу они не озвучили все обвинения. Там были бы тысячи имён.

Последнее, что я видел на свадьбе Лизбет, — это тяжёлый взгляд отца, Майка, спорящего с ещё одним агентом ФБР, и Лиз, успокаивающую маму.

Меня вывели из зала бракосочетания и усадили на заднее сидение чёрного внедорожника.

Машина тронулась.

* * *
— Вашему сыну предъявлено обвинение. Сейчас он находится на допросе, где проясняются детали убийства.

В офисе бюро собралось почти всё семейство Уорон.

Лизбет и Макс сидели поодаль от стола, а Рэд и Кассандра расположились прямо за ним. Глава семьи с беспристрастным лицом смотрел на заснятое нападение.

— Суда не будет, — утвердительно произнёс он.

— Не будет, — подтвердил начальник следственного отдела. — Мы долго вели эту банду, поэтому везде были хорошо замаскированные камеры слежения, которые и зафиксировали всё произошедшее.

— Что ему грозит? — прямо спросил Рэд.

— Депортация с планеты, — не раздумывая, ответил главный агент.

— Перегринус… — тихо прошептал Майк. — Это даже хуже смерти.

— У каждого заключённого на этой планете есть право вернуться. Всё честно, — скучающе сказал офицер.

— Вы видели хоть одного вернувшегося за десять лет? — прорычал Майк.

— Всё зависит от личных качеств человека, — с извинением улыбнулся начальник отдела, затем его лицо стало серьёзным. — Неудачник здесь, неудачник везде.

Кассандра заплакала, и, увидев слёзы матери, Лизбет совсем поникла, уткнулась в плечо Макса, лицо которого словно окаменело. Без пяти минут муж отлично понимал, какую банду уничтожил Джек. В голове Макса хаотично носились мысли — он даже не подозревал, на что способен безобидный, на первый взгляд, парень.

Очень скоро его ждёт сложный разговор. Лиз упорная, она пересмотрит запись и увидит громилу, который приходил к нему в день перед свадьбой.

Кассандра же не могла думать, в её голове стоял шум. Лицо женщины затвердело, а взгляд стал пустым и безжизненным. Она не могла решить, как относиться к собственному сыну.

Всех, кроме отставного полковника, охватил ступор.

Рэд смотрел ролик, раз за разом отматывая на момент с ликвидацией в баре. Техника и выучка говорили о том, что сын далеко не простой компьютерщик. Безукоризненно отработанные движения и ни капли сомнений. Будто парень делал подобное каждый день.

Неужели это его сын, его мальчик? Вместе с жалостью Рэда наполнял гнев, всё, чего он добился в этой жизни, сейчас рушилось. Его семья, его репутация, его принципы.

— Мы можем попрощаться? — хрипло спросил Рэд.

— Да, у вас будет такая возможность.

* * *
Я смотрел на себя в зеркале, за которым, наверняка, стояла парочка агентов. На стол, к которому меня приковали, был поставлен ноутбук, где проигрывалось видео моего нападения на бар, гараж, ангар.

— Вам предъявляется обвинение в жестоком убийстве сорока двух человек, входящих в организованную преступную группировку русско-канадского происхождения. Наказание за подобное преступление — изгнание на Перегринус.

Я рассмеялся, нервно и даже слегка истерично.

— Сейчас пригласят члена вашей семьи, вам дадут время попрощаться.

— Только одного?

— Да.

Агент забрал ноутбук и вышел. Потекли долгие минуты ожидания. Я гадал, кто войдёт в дверь, пока не появился отец.

Он вошёл и сел напротив, не сводя с меня глаз.

— Я разочарован в тебе, — он мгновенно постарел на несколько лет.

— Ты вырастил меня таким, — пожал плечами я.

— Я растил тебя защитником этой страны, а не преступником.

— Как неожиданно, не правда ли? — внутри меня зарождается смех.

Рэд ещё пару минут сидел, разглядывая своего сына, будто увидел в первый раз, а затем вышел.

В допросную вошла парочка агентов и сковала меня наручниками по рукам и ногам.

Когда мы покинули изолированную комнату, откуда-то сбоку ко мне бросилась Лиз.

— Джек! Джек! — кричала она, пока мама пыталась её утянуть. — Мы что-нибудь придумаем, не сдавайся…

Я скупо улыбнулся.

— Не беспокойся, просто живи сестрёнка, а я обязательно вернусь…

Отец опустил взгляд, Майк же смотрел на меня — задумчиво и хмуро. Они смеют осуждать меня? После того, как своими руками сотворили чудовище, которое я вижу в зеркале каждый сраный день.

Что-то заставило меня крикнуть:

— Посмотри на меня, папа! Ну же…

Он отвернулся, обнимая маму.

* * *
Меня одели в типовую форму заключённого, перед этим тщательно унизив. К счастью, брить налысо не стали, просто осыпали антибактериальным порошком и тщательно отлупили струёй воды.

Исполняли всё, к моему удивлению, две крупногабаритные дамы с хищными взглядами. Как мне показалось, очищение проходило куда дольше, чем требовалось.

— Посмотрим на тебя, повернись-ка… — хохотала одна.

— Убери руки, ну, чего ты стесняешься.

Я не стеснялся и, как только смог понять, что от меня хотят, просто развёл руки. Струи моментально стали куда мягче, даже температура воды повысилась. Если этим извращенкам хочется полюбоваться моим телом — пусть потешатся.

Меня заковали по рукам и ногам, после чего отвели к автобусу, где уже ждали около тридцати заключённых. Лица у всех не особо доброжелательные — такие преступники и были моими целями все предыдущие годы.

Присев в самом начале, на свободное место рядом с каким-то заморышем, я задумался.

Жизнь круто поменяла вектор за какие-то пару дней. Почти всё пропало, а меня везут на натуральную казнь.

Шоу Перегринус не представляло для меня какого-то интереса, но об этом феномене не знал только глухой, ослепший на оба глаза.

Планета-чужак в нашей Солнечной системе, где уже давно сформировался кружок знакомых небесных тел. Десять лет назад астрономы всего цивилизованного мира вдруг начали трубить о конце света. Сказки об апокалипсисе уже приелись, поэтому я не сразу обратил на это внимание и проверил информацию. Но когда по всем ТВ зациклили главную новость года, да и пожалуй столетия, интерес взял своё.

Перегринус — так назвали этот шарик, по размерам слегка превышающий Землю. С латыни “перегринус” переводится как “чужак”.

Но это ещё не всё. Вдобавок к целой планете, застывшей около Луны, в пустыне Мохаве появилась сияющая светом арка на высоте одного метра над землёй.

Странную аномалию принялись изучать, оставив путешествующее небесное тело на десерт. Почти через два года исследований выяснилось, что кротовая дыра — арка, портал — вела на Перегринус.

Правительство, конечно же, взяло ситуацию под контроль и совместно с правительствами других стран принялось изучать её работу.

Сначала отправляли животных, предметы связи, даже послали несколько добровольцев, но не получили отклика — никто так и не вернулся.

В этот время японцы изобрели передатчик, умеющий транслировать звуковой сигнал. Проблема заключалась не в работе аномалии, а в банальном расстоянии. Был задан неверный вектор — всё-таки Перегринус находился немного дальше обозримого мира”. До этих пор нашим пределом была Луна и редкие вылазки в сторону Марса, где картинку приходилось ждать двенадцать часов.

Сначала перекинули датчик, денно и нощно слушая, что происходит на той стороне. Когда были собраны первые данные, часть из которых утекла в сеть, наступила очередь людей.

В этот момент из-за тренировок и общей нагрузки я перестал отслеживать, что происходит с аномалией, пока не появилось шоу, названное в честь планеты-чужака.

Медиа всего мира здорово прикурили, так как это было чем-то невероятным. Даже короткие новостные дайджесты по исследованию Перегринуса били все рейтинги по просмотрам.

Боссы медиаиндустрии быстро смекнули, что пахнет деньгами, причём огромными. ТВ и стриминговые платформы начали мировую гонку за эксклюзивом.

По итогу в информационной войне победил НВО, выкупив все права и решив устроить нечто совершенно новое — реалити-шоу, аналога которому не было во всём мире. Взамен корпорация делилась данными с правительством, пока лидеры стран фиксировали всё происходящее и пополняли свои папочки с исследованиями.

Люди, оказавшись на той стороне, попадали в разрушенный город. Они описывали его как нечто созданное не человеком.

В какой-то момент богачей которые отправляли экспедиции, да и всех тех, кто отправлялся на ту сторону, смутил один момент.

Пути назад не было…

Никакой арки или портала. Они просто появлялись на той стороне из воздуха, теряя сознание на несколько часов. Кто-то до конца полагал, что где-то в городе вторая арка, уже ведущая назад, но пока её не нашли.

Более того, на той стороне люди либо исчезли, либо были убиты монстрами и опасностями нового мира.

Щепотку остроты добавлял тот факт, что Перегринус работал по очень схожему с компьютерными играми сценарию. На той стороне существовала система, которая активировалась при переходе. Находящиеся там люди, все как один, говорили, что видят характеристики: силу, выносливость, уровень жизни и прочее…

Зрители стонали, почти весь Китай замер в предвкушении. Оно и понятно: сотни новелл и фансервис по подобным сценариям будто готовили Азию к такому сюрпризу. Все требовали крови и зрелищ, а страны хотели информации.

Тогда какому-то клерку из департамента обороны пришла гениальная мысль: чипировать заключённых — осуждённых за самые страшные преступления и приговорённых к смертной казни, — а затем отправлять на ту сторону.

Идею около полугода активно муссировали в СМИ, после чего законопроект был принят.

Массовые акции, пикеты и митинги за права человека — всё это было. Но остановить закон не смогли. Желающих узнать, что кроется на Перегринусе, было куда больше, чем тех, кто ставил жизнь человека и его права выше наживы и развлечений.

Семь лет назад начали первую переброску. На Перегринус отправили сотню заключённых, и миллиарды людей застыли перед телеэкранами. Учёным, в кои-то веке спонсируемых не мизерными грантами, утекающими в карманы чиновников, дали кучу денег и заставили придумать прямой видеоканал.

Какие-то крохи информации поступали, но мне было не до того.

Немногие известные мне факты говорили, что меня ждёт ещё то приключение.

Планета с населением в больше чем сотню тысяч отборных головорезов и преступников, заслуживающих лишь смерти. Вот куда я направляюсь.

Даже пейзаж за окном не слишком отгонял тревожные мысли. Картина плачущей Лизбет стояла перед глазами, а в душе скребли кошки, как сказал бы Сергей Владимирович.

Я уставился в зеркало заднего вида. Водитель автобуса был благоразумно отгорожен решёткой. Зеркало, очевидно, было поставлено так, чтобы наблюдать за пассажирами. В крохотном кусочке стекла виднелись угрюмые лица осужденных, которые, наверняка, как и я, представляли, что их ждёт.

Сидящий рядом со мной парнишка выгодно выделялся из толпы.

Невысокий, со спутанными чёрными волосами, похожими на воронье гнездо, и бесконечно грустными щенячьими глазами.

Не самый типичный облик для преступника. Персонаж меня заинтриговал, хотя в теории должен напугать до мокрых штанишек. Подобные личности во всех фильмах оказываются самыми отбитыми и безумными.

Осмотревшись по сторонам, я прикинул маршрут, по которому нас везут…

— В аэропорт, — произнёс парнишка и сразу же пояснил, натолкнувшись на мой подозрительный взгляд. — Нас везут в аэропорт. До Мохаве почти полторы тысячи миль.

— А потом просто грудой свалят в арку, — догадался я.

— Сначала в лаборатории установят чипы для связи, а затем отправят на ту сторону, — он говорил и чуть не плакал. — Мы окажемся в городе, где, скорее всего, очень быстро погибнем. Ситуация там не самая простая.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

— Эй, малой… — на спинку его кресла легли две татуированные ручищи. — А ты не крыса ли часом?

Другие заключённые оживились. Сидящий сразу за мной крысоватый мужик лет сорока с татуировкой-каплей на щеке сразу же закивал.

— Я слышал о подстилках — они ездят с остальными, чтобы успокоить и объяснить ситуацию, — голос у него оказался тот ещё — вкрадчивый и гнусавый, словно у крыса был забит нос. — Им за это срок костят.

— Да?

Его подельник мог похвастаться развитой мускулатурой, бритым черепом и нацистским символом на щеке.

— Тогда мы его сейчас поправим, и о сроке думать не придётся…

Мимо моего плеча к парнишке потянулась здоровенная лапа, вторая же удерживала его за плечо.

— Ещё что-то знаешь о другой стороне? — спокойно спросил я.

— Д-д-д-а, — сдавленно просипел парень, когда ему сдавили горло.

— Хорошо, — я обернулся к бодибилдеру. — Убери руку, он мне пригодится.

— А мне нет, — прорычал тот и в подтверждение своих слов сжал ладонь.

— Видит бог, я предупредил.

Цепи между руками и ногами не хватало, чтобы дотянуться до его руки. Поднимаю ноги и хватаю его запястье, резко дёргаю вниз прибавляя вес тела, вырывая его руку из плеча, мимоходом ломаю ему нос о затылок пришибленного заморыша.

Вой разносится по салону, другие зэки оживляются, но очень быстро теряют интерес. Скоротечность схватки говорит остальным о многом, например о том, что игнорировать меня не стоит.

— Ты мне руку сломал, падла, — орёт качок, но действий никаких не предпринимает, баюкая сломанную конечность.

— Только вывихнул, ничего страшного. Надеюсь, её тебе никто не вправит и ты хорошо помучаешься.

Вижу в зеркале короткий взгляд водителя, который было потянулся к рации, чтобы связаться с конвоем. Поднимаю открытые ладони, после чего тот вешает устройство на место, продолжая путь.

— Держись рядом, — обращаюсь к вжавшемуся в стекло парнишке.

Говорить при всех не стал — подожду, пока нас не отправят на ту сторону и мы не окажемся наедине. Делиться информацией с потенциальными конкурентами не хотелось.

Горько усмехнувшись, я прошил взглядом постанывающего качка на заднем сиденье и стал смотреть в окно. Впереди короткий перелёт и полная неизвестность.

Самолёт сел, на выходе в лицо дохнуло сухим тёплым воздухом, несмотря на то, что на улице сгущались сумерки. Нагретая за день почва остывала. Перед нами предстал городок, возведённый здесь за долгие годы изучения кротовой норы.

Место кроме всего прочего славилось как туристический объект. Соответственно вокруг арки портала поставили кирпичный городок в Техасском стиле. Повсюду играла музыка, гуляли зеваки, а куча зазывал продавала постеры, модельки заключённых, покоривших сердца публики, и сладкую вату.

Смотря из окна автобуса, который вёз нас сквозь городок, я видел заинтересованные лица прохожих, понимающих, что скоро с той стороны прибудет.

У самой арки сновали люди в белых халатах, мелькали между расставленных палаточных лабораторий.

Нас вывели из автобуса, разделили на группы и отправили на вживление телекоммуникационного чипа, позволяющего наблюдать за носителем со стороны.

Я даже не представлял, как точно устроен мост. Медики не спешили что-то рассказывать, нас уложили на кушетки — меня и ещё трёх заключённых: заморыша, крыса и качка.

Введённая анестезия заглушила боль. Через час с небольшим всё было готово.

В затылке чувствовалось нечто инородное, но не более.

Когда сошёл обезбол, кожа слегка заныла, словно напоминая о хирургическом вмешательстве.

— Сядьте, — попросил доктор.

Он колдовал в планшете, кидая взгляд то на меня, то на висящий на штативе монитор.

Через несколько минут на экране появилось изображение. Изображение из моих, мать его, глаз! Это слегка удивило.

— Готово, — удовлетворённо подытожил доктор. — Заключённый семьдесят шесть готов к отправлению.

Обкатанная система пугала — скольких же они отправили, отрабатывая схему?

Всех заключённых снова собрали в кучу и провели по натянутому тканевому туннелю. Парнишка, владеющий необходимой мне информацией, покорно шёл следом, пугливо озираясь на других. В основном на баюкающего раненую руку громилу и его подельника.

Я потёр затылок, нащупывая пальцами стяжки швов.

Арка появилась неожиданно — сначала мы увидели выход, плотно стянутый молнией, а затем попали к самому порталу.

Провал впечатлял. Сияя ровным голубым светом, он походил на кусочек моря.

— Заключённые, прошу внимания!

Встретивший нас халатоносец поправил очки и продолжил:

— Вам в затылок вшит модуль связи, позволяющий транслировать изображение напрямую из вашей нервной системы. При извлечении чипа вы незамедлительно умрёте. Летальный исход гарантирован. Лучше не делать глупостей. Сейчас вы по очереди войдёте в арку, после чего окажетесь на другой стороне.

Инструктаж краткий, но максимально понятный.

Мы с заморышем оказались четвёртой парой. Перед входом я инстинктивно задержал дыхание, делая шаг внутрь.

Меня ненадолго накрыла темнота, дезориентируя в пространстве, но я сделал ещё шаг и резко провалился вниз.

Встреча с землёй была болезненной, но терпимой. Разглядеть ничего не смог — сознание выключилось, стоило мне оказаться на другой стороне.

Глава 4. Где герой знакомится с другой стороной

Проснулся от чужих голосов поблизости, голова нещадно раскалывалась, а во рту ощущался кошачий туалет.

— Думал, так просто отделаться? Держи его… — знакомый раскатистый бас.

— Этот придурок кусается! — обиженно засопел второй.

— Не рыпайся, сучонок!

Продираю глаза, я лежу абсолютно голый на небольшой кровати с пожелтевшим от времени или от чего похуже матрасом. Громила из автобуса и его приятель-крыс зажали в углу заморыша, стараясь выкрутить тому руки.

Комната небольшая — метров десять в длину и шесть в ширину. Кроме моей ещё пять кроватей, две свободны, а остальные заняты заключёнными, лежащими без сознания, как я минуту назад.

На кроватях железные дужки, сразу подмечаю, что конструкция хлипкая — могу выдернуть одну при желании.

Отвлекает назойливое пятно на краю зрения — куда бы ни повернулся, оно всегда со мной. Проблемы надо решать по мере поступления. Аккуратно поднимаюсь. Крыс и громила пока меня не замечают, а вот задохлик увидел, затих, в глазах торжество.

Опускаю ноги на холодный бетонный пол, встаю и тихо подхожу со спины.

— Эй…

Громила поворачивает голову.

Удар в челюсть отдаёт болью в кулаке, преступник валится на пол, будто подкошенный.

Крыс сразу же отпрыгивает в сторону, примирительно поднимая руки.

— Я ничего против не имею! — его глаза бегают — смотрит то на меня, то на лежащего в отрубе здоровяка.

Делаю шаг вперёд, сокращая расстояние между нами. Крыс замахивается, понимая, что драки не избежать. Ловлю его джеб на согнутую руку, перехватываю и следующим движением выламываю.

По комнате прокатывается вой. Крыс падает на пол, рядом с подельником.

Прикладываю его пяткой по голове, выключая незапланированную сирену.

— Урод! — парнишка в ярости пинает поверженного качка.

— Хватит, — приказываю ему. — Лучше объясни, где мы и что делать дальше.

Ещё раз приложив преступника, парнишка приглаживает упавшие на глаза волосы.

— Мы на Перегринусе.

— Это я уже и без тебя понял!

— Лучше посмотри в окно.

Оборачиваюсь и в конце комнаты вижу источник света — двухметровое окно.

Подхожу к нему, щурясь от яркого дневного света.

— Так вот ты какой, новый мир…

Снаружи раскинулся необъятный город, конца которому с высоты нашего этажа не видно. Судя по всему, мы в какой-то многоэтажке. Районы будто на ладони.

По первому впечатлению Перегринус ничем не отличается от обычного земного города — причудливая архитектура, слегка необычная на первый взгляд, но в целом именно так я представлял постапокалиптичный мир.

Большая часть зданий обвита плющом. Внизу вижу обширное пространство между зданием, где мы находимся, и другими, ближайшими к нему. Люди с такой высоты кажутся не больше муравьёв.

Город будто вымер — никакого движения, за исключением переброшенных преступников, снующих по улицам.

— Все стартуют здесь? — спрашиваю парнишку, устало присевшего на край кровати.

— Да, это стартовая лока, если по-простому — Башня, — объясняет он. — У тебя в левом углу должна быть пиктограмма с менюшкой, статы можно посмотреть там.

— Как её открыть?

— Просто пристально посмотри на неё.

— Легко сказать, — ворчу, будто старик. — Она постоянно ускользает.

— Рассей внимание и поймай, дальше будет проще.

Сосредотачиваюсь на задаче. Через минуту мне удаётся поймать неуловимую точку, и при ближайшем рассмотрении это и правда оказывается иконкой — небольшой ромбик салатового цвета слегка светится, будто папка на компьютере.

В воздухе открывается список параметров.

Имя: не выбрано

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 0


Эссенция души: 0/100

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Жизненная энергия: 100

— У меня сила, выносливость и ловкость по нулям, — сообщаю парнишке.

— На начальном этапе у всех так. Система активировалась при переходе и будет считать только те статы, которые ты заработаешь тут, — охотно пояснил он. — Самое важное — это эссенция души. Она позволяет прокачиваться.

— Прокачиваться? Звучит как компьютерная игра.

— Не просто как игра, это и есть игровая система, — парнишка смотрит на меня, будто на ребёнка.

— Как твоё имя?

— Зови меня Райан, — сообщает он, и сразу же над его головой возникает светящаяся надпись зелёного цвета — “Райан”.

— Мне тоже надо выбрать имя, — размышляю вслух.

Сосредотачиваюсь на пункте “Имя”, снова развернув меню.

Как же ввести инициалы?

Вопрос отпал сам собой, стоило так же заострить внимание на первой строке.

Ворон

Хотите выбрать имя Ворон?

Да. Нет.

Да.

Имя выбрано.

Снова смотрю на статы.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 0


Эссенция души: 0/100

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0

Жизненная энергия: 100

Отлично, имя выбрано.

— Что дальше? Давай уже уберёмся отсюда, пока этот сброд не пришёл в себя. Но сначала надо найти одежду… Где ты её взял?

Только сейчас я заметил, что Райан был одет, как и два преступных элемента, решивших прессануть его под шумок.

Одежда цвета хаки чем-то походила на комбезы заключённых — простая в исполнении но достаточно крепкая. Обувь — ботинки, напоминающие армейские. Всё выглядит новым, что удивительно.

А вот нижнего белья нет.

Оказалось, что комбезы лежали на кровати, рядом с каждым новоприбывшим. Быстро облачаюсь и натягиваю обувь.

— Валим, — Райан открывает дверь.

Снаружи широкий коридор с такими же дверями, как и та, из которой вышли.

Вокруг довольно чисто, но видно, что здание давно не эксплуатируется. Стены потрескались, кое-где темнеют пятна опавшей штукатурки.

Мы дошли до лифта, он привёл меня в недоумение — неужели ещё работает? Просторная кабинка с усталым скрипом спустила нас вниз.

Циферблат с этажами пронумерован. Вот только язык я не знаю, и выглядит он ни на что не похожим.

Спустились на первый этаж и вышли в просторный холл.

Первый этаж выглядит как приёмная банка. Много пространства, несколько лавок и навскидку около пяти окон со стойками, к которым то и дело подходили люди.

Куча людей вокруг в таких же комбезах, как на мне, но некоторые одеты в куртки и удобные штаны, а кое-где даже мелькали легкие кожаные доспехи явно ручной работы, слегка кривые и неказистые.

Вооружены участники реалити-шоу по-разному: кто-то с копьями, кто-то с ножами или мечами кустарного производства. Пара встреченных щеголяли с пистолетами, один даже таскал за спиной автомат. Лица у всех серьёзные, и на нас с Райаном никто не обратил внимания.

Лифт был двухкабинный, сразу за нами из второй вышли такие же ничего не понимающие заключённые.

В основном мужчины, но между ними затесались и девушки — дай бог каждый десятый был женского пола.

Люди за стойками, мелькающие в окнах, имели однотипную форму. В основном штаны болотного цвета, такие же футболки, поверх которых шли разгрузки необычной формы, покрывающие плечи. Разгрузки чёрные, куча карманов, явно не пустых. На поясе почти у каждого пистолет.

Мы направились на выход.

— Местные власти? — я кивнул в сторону окон.

— Да, первые прибывшие. В основном энтузиасты, напрочь отмороженные военные и бывшие калеки, — туманно ответил Райан, пробираясь сквозь заполненный холл к выходу. — Сейчас выйдем наружу и побеседуем. Нам полагается несколько порций еды и воды. Я очнулся пару часов назад и уже проголодался.

Я и сам чувствовал голод, поэтому был не против.

Дверей на первом этаже не было, лишь узкие проходы на их месте, где стояли такие же люди в форме, как и в окошках-кассах.

Выбравшись на улицу, я сразу унюхал запах еды. Возле башни, высоченного небоскрёба, развернулась полевая кухня. По-видимому собранная из разного рода хлама.

К кухне тянулась очередь из одетых в комбезы заключённых, каждый из них нёс поднос. Райан схватил два таких же, поставил на небольшую стойку и время от времени с шуршанием перемещал их дальше.

Сразу за нами пристроилась ещё пара человек.

— Проверь нагрудный карман, там есть талоны на питание.

В незаметном отделе на комбинезоне и правда нашлась парочка необходимых пластин. Выглядели они как кредитки, сделанные из материала похожего на пластик.

Еду раздавали двое военных. Мы получили две плошки с каким-то варевом, смахивающим на чечевичную кашу, потёртые алюминиевые ложки и четыре галеты.

Возле кухни были расставлены металлические столы с лавками. Мы заняли один, и Райан сразу же начал жадно поглощать варево, почти с животным урчанием. Аппетит недетский, несмотря на габариты парнишки.

Пока мой информатор ел, я смог внимательнее его рассмотреть.

Осунувшийся, он напоминал щенка. Большие горящие энтузиазмом глаза, аккуратные черты лица и субтильное телосложение.

Райан наелся и отодвинул тарелку. Скрежет металла о металл резанул слух.

К своей порции я пока не приступил, перемешивая варево и прикидывая, как скоро я побегу в туалет.

Райан окинул мою порцию голодным взглядом.

— Так, давай начнём с самого начала, — я пододвинул ему свою тарелку, а сам принялся жевать безвкусные и более привычные мне галеты. — Представь, что я вообще ничего не знаю.

— С какой луны ты свалился? — поражённо уставился на меня он, не спеша приступать к еде.

— А их много? — огрызнулся я. — Давай без этой прелюдии.

— Ладно, — покорно кивнул Райан. — Кстати, спасибо за еду. В общем, слушай….

Я обратился в слух, чтобы ничего не пропустить.

— Перегринус, как ты знаешь, планета. Она появилась в нашей Солнечной системе около десяти лет назад, её активное освоение же началось через три года. Сама по себе она очень похожа на Землю — здесь есть раса коренных обитателей, и ты очень скоро сам с ними познакомишься. Внешне они как мы, разве что слегка меньше. Ты уже, наверняка, обратил внимание на размер кроватей. Но сейчас не об этом, история этого мира полна дыр, никто не узнал чего-то особенного за эти годы. Начнём с базы. Здесь работает система, прямо как в компьютерных играх, причём в прямом смысле.

Райан съел пару ложек каши и поморщился, что убедило меня в правильности решения не пробовать эту гадость. Насытив первый голод, избалованные рецепторы поняли, что им подсовывают нечто мерзкое.

— Большая часть коренных превратилась в чудовищ, их называют голлумы, ну, ты понял почему… — видимо, Райан намекал на творчество Толкиена, с которым я был поверхностно знаком. — Многомиллионное мутировавшее население этого города сейчас бегает по улицам, а выжившие у них что-то типа деликатеса. Тварей можно убивать и лутать с них эссенции душ…

— Что-что? — не понял я странного жаргона.

— Ну, лут, выбиваешь с мобов… А-а-а-а, понятно, ты вообще не в теме, — Райан сокрушённо покачал головой. — Ну, тогда скажу понятнее.

— Да, будь добр.

— Убивая голлума, ты получаешь эски, эссенцию души. Она вылетает небольшим светящимся шариком. Тебе надо провести рукой, и она тут же впитается в тело. Ну или поместить её в контейнер, короче, это позже… В общем, когда первые колонисты прибыли, они зачистили эту локу…

— Что? — я начинал злится.

— Локацию, ну, это место, — пояснил Райан. — Дропаемся мы… Появляемся мы возле вот этой башни, прыгая в арку с той стороны. Это место стало первым чек-пойнтом, ну, мы все здесь оказываемся, а дальше — как повезёт. Здесь относительно безопасно, поэтому пока мы можем не переживать. Талонов хватит где-то на три дня, после чего будет сложнее.

— Почему?

— Придётся добывать еду в полях — точнее на просторах города. Искать что-то ценное, чтобы обменять на талоны. Местную кашу производят коренные, тут кроме людей проживает целая коммуна карликов, они занимаются растениеводством.

Я огляделся, силясь найти среди снующих людей инопланетных аборигенов.

— Позже увидишь, а пока давай о самом важном, — Райан щёлкнул пальцами, привлекая внимание. — Твоя эссенция души — это важный ресурс, его могут отобрать.

— Убив меня, как голлума?

— Да, — кивнул он. — Многие тут так и поступают — минусят себе подобных. Лёгкие эски, если простым языком.

— Какой у нас план действий?

— Тут каждый делает, что хочет, — усмехнулся Райан. — Если бы эти уроды в спальне сломали мне руку, никто бы ничего не сказал. Солдатики бы выписали штраф, но ничего более. Единственное, что здесь запрещено, — это убийства и драки с применением способностей.

— Способностей?

— Я же говорил, что всё тут как в игре. Так вот, кроме понятных уровней и прокачки, есть ещё и что-то вроде магии.

— Это как?

— Ну, есть разные классы. Некоторые из них подразумевают магические способности. Но, если думаешь, что сможешь кидаться огненными шарами, забудь. Способности куда слабее, чем знакомая нам по книжкам магия. Может, когда-нибудь, когда ты разовьешь навык до максимума, ты будешь способен на что-то подобное, но не сейчас. Некоторые из известных тут игроков, как по-простому нас называют на Земле, зажигают пламя в руке, замораживают воду в стакане, что-то в этом роде…

— И это запрещено? Почему? Выглядит безобидно.

— Представь, что ты промок, а затем какой-то игрок замораживает на тебе одежду. Считай, что ты труп. Потеряна подвижность, так ещё и прилетит неслабое обморожение. Ну, это как пример.

— А если заморозить кровь?

— Не выйдет. Кровь не вода, а навык работает строго по воде. А во-вторых, мало кто может влиять на организм другого человека, это требует соответствующего навыка.

— Но кто-то может… — задумчиво произнёс я.

— Да, некоторые на высоких уровнях исполняют что-то подобное. Хай-левелы, как их ещё зовут. Поэтому не перебегай никому дорожку.

— Какой-то абсурд, — признался я. — Как это возможно? Магия, навыки, система… Если бы не находился тут и не видел это странное меню, никогда бы не поверил.

— Привыкай, теперь это и твоя реальность тоже, — Райан расплылся в улыбке и потянулся. — Это другая планета, с которой произошло хер пойми что. Тут другие законы, и лучше допустить сразу всё что угодно. Так легче.

— Ты всё это знаешь из шоу?

— Что-то оттуда, что-то из форумов, где тусуются такие, как я, гики. В общем, нам надо держаться вместе, я буду помогать тебе на первых порах. Вместе мы сила, а порознь нас размажут.

— Перед тем как с тобой сотрудничать, я должен знать, за что ты тут. Может, ты какой-то к чертям отбитый псих.

— А похож? — Райан ухмыльнулся, стараясь сделать это как можно безумнее.

— На самом деле — да. Сам факт, что ты здесь, говорит о каком-то крупном преступлении.

— А ты сам расскажешь? — вкрадчиво спросил он.

— Нет.

— Почему? — ответ его удивил.

— Потому что я тебе нужен больше, чем ты мне. Придётся довериться.

Райан смотрел на меня несколько секунд, перед тем как неохотно пуститься в объяснения.

— До семнадцати я толком не выходил из дома. Смотрел аниме, читал и учился кодить.

— У меня похожая история, — признался я, слегка открываясь новому знакомому. — Только я целыми днями тренировался.

— По тебе видно, — кивнул он. — Видимо, твои предки слегка того.

— Отец — военный.

— Понятно. А у меня нет отца. Воспитывали мама и бабушка. В общем бабушки не стало, а мама не тянула — маленькая зарплата медсестры и постоянно меняющиеся бойфренды. Я стал кодить на заказ, пока для меня не открылся новый путь.

— Что-то взломал? — закономерно предположил я.

— Не просто что-то, а один из банкоматов на соседней улице. После чего почувствовал себя настоящим гением. Несколько лет занимался кражами, пока не встретил её. Красавица, умница — идеал. Кто же знал, что она подставная. В общем, меня попросили ломануть одну защиту. Мне она показалась странной, слишком нагружена, ну, я имею в виду защита. Но я справился, после чего узнал, что это правительственная система паспортного контроля. Меня повязали, тут всплыли остальные грешки, и я был признан опасным для страны. Было лишь два варианта: либо отправить меня сюда, либо обложить контролем и принудить к сотрудничеству. Но даже под колпаком я мог много чего наворотить, поэтому оказался тут.

— Сделаю вид, что поверил тебе.

— Я правда не псих, — серьёзно произнёс Райан. — Остальное тебе знать не надо. Всё, что я сказал, на восемьдесят процентов правда.

— Отличное начало, — со скепсисом ответил я. — Впрочем, принято. Но знай — попробуешь меня убить, пощады не будет.

— Не могу сказать того же. Если ты задумаешь прикончить такого как я, с трудностями не столкнёшься.

— Кое-что я уже понял. Давай осмотримся и подумаем, где взять оружие. Чувствую себя голым, — признался я.

— А вот тут первая сложность. Как ты заметил, большинство ходит с железом. Это не просто дань средневековой моде, а вполне себе обусловлено правилами. С огнестрелом сложно, через арку он не проходит. Поэтому люди используют только то, что находят здесь. Да и ограничение по уровню — пользоваться оружием ты сможешь только после десятого уровня, вот такой прикол.

— Мда, — я расстроился. — А на холодняк это не распространяется?

— Почти нет. Кроме обычных мечей и арбалетов, есть прокачанные, они усилены разными навыками. Большая, — очень большая редкость. Найдёшь такой — не сможешь использовать усиления, если нет маны.

— Маны?

— Магический запас. Шкала откроется после получения класса, если он будет предполагать эту способность. Главное, не торопись получать класс и внимательно изучай информацию.

— Как получить класс расскажешь позже, а сейчас у меня нехватка железа.

Мы встали и убрали посуду, складывая её на прилавок с другой стороны от того места, где получали еду.

Пока всё было не так страшно, как я предполагал. Убийцы не крошили друг друга в капусту, ходили ровно по линейке и не буйствовали.

Может, виной тому стоящие повсюду военные, контролирующие стартовую зону. Хоть какой-то порядок — сейчас я был благодарен этим людям.

Площадь вокруг башни огромная, поэтому обойти её всю за сегодня, судя по положению Солнца, мы не сможем.

В кармане болталось ещё восемь карточек с едой, а значит, время есть.

— Вот вы где! — раздался голос позади, не успели мы далеко отойти от кухни под открытым небом.

Райан смотрит назад, и его челюсть едва не касается земли. Стало даже любопытно, оборачиваюсь.

— Вы не подошли к стойке регистрации, вас надо внести в реестр, — незнакомая девушка надула губки, а я слегка завис.

— Д-д-а-а-а, всё, что скажешь, — завороженно пробормотал Райан.

Я понимал парня — девушка, которая нас окликнула, очаровывала с первого взгляда.

Длинные рыжие волосы, симпатичная мордашка, невероятных размеров грудь, зелёные глаза.

Всё это великолепие венчали тонкая талия и крутые бёдра. Воображать, какой вид открывался сзади, я даже не стал. Понятно, что задохлик сразу же пустил слюну.

Красота неизвестной ничуть не страдала от простых армейских штанов и ботинок. Футболка же, натянутая на бюсте, наоборот, подчёркивала все достоинства.

— Куда идти? — спросил я.

— За мной, — девушка резко развернулась, отчего распущенные волосы полетели веером, и пошла к холлу.

— За тобой хоть на край света, — мечтательно выдохнул Райан.

Мы пошагали следом за красавицей. Очевидно, заносить новоприбывших в реестр было её работой, так как она больше не проронила ни слова.

— Эй, Алиса, не хочешь сыграть?

Мы как раз проходили мимо небольшой лавки, где под навесом расположился мужчина лет сорока с коротким ежиком седых волос. Он окинул фигуру девушки хищным взглядом, подкидывая нож. Ещё несколько клинков висели на разгрузке.

— Отвянь, Фрэнк, — бросила Алиса, даже не смотря в его сторону.

Возле мужика стояла пара мишеней с многочисленными повреждениями.

— Что за игра? — вслух поинтересовался я, сравнявшись с проводницей.

Алиса косо на меня посмотрела, но спустя пару секунд снизошла до ответа.

— Фрэнк не выходит за пределы, он разводит всех в своём уголке. Соревнуется в меткости, бросает ножи. Понемногу собирает талоны на еду и меняет их на необходимые вещи.

Я принял информацию к сведению, задумавшись.

Мы дошли до холла, Алиса вошла в неприметную дверь и появилась уже другой стороны окна.

На стойке лежала кипа бумаг, в которые она и внесла наши имена, присвоив каждому номер.

— А компьютеров тут нет? — удивился я.

Алиса посмотрела на меня, как Райан, когда я задавал глупые, по его мнению, вопросы.

— С какой…

— Луны я свалился? — заканчиваю фразу. — Мне уже надоела эта присказка.

— Не задавай тупых вопросов и не будешь подобное слышать, — отрезала она. — А теперь вы свободны. Спальные места доступны вам ещё два дня, после этого срока будет взиматься плата.

— Кто-то может провести нам экскурсию? — сделал попытку я.

— Никто не станет это делать бесплатно, — пояснила она.

— А если так? — я вытащил одну из карточек, повертев её меж пальцев.

— Два талона и я расскажу, как всё устроено.

— Идёт.

Глава 5. В которой герой соревнуется в меткости и узнаёт об устройстве башни

Довольная Алиса требовательно выставила ладонь и пошевелила пальчиками.

Достаю пару карточек, и вкладываю их в её руку.

Я мог получить информацию от Райана, но если рыба сама плывёт к тебе в сети, почему бы не воспользоваться?

— Пошли.

Девушка сноровисто убирает карточки, выбирается из-за стойки, и мы снова выходим наружу.

— Это двор, — она обводит рукой пространство, — он окружает Башню. Её вы уже видели, там вы очнулись.

Мы свернули налево и пошли вокруг башни.

— За пределами двора территории кланов, — продолжила Алиса, смотря в ту сторону как-то недобро. — Там царят другие законы, нежели чем у Башни.

— В чём отличие? — спросил я.

— Там правит сила. Группировки, зовущие себя кланами, делят территории, и, соответственно, между ними лучше не вставать одиночкам. Хоть сюда и попали сотни тысяч людей за все эти годы, человеческий ресурс до сих пор в первой тройке по востребованности. Кланы активно занимаются рекрутингом, порою силой заставляя одиночек вступать в их ряды.

— А что на втором и третьем месте? — Райан решил заполнить пробелы в знаниях.

— Ты решил, что люди на первом месте? — Алиса переливчато рассмеялась, прикрыв рот ладошкой. — Прости, но новички порою такие смешные. На первом месте — женщины, на втором — сигареты. Это мой личный топ на основе наблюдений, не скажу, что во всём права. Даже буду рада, если это не так.

Алиса передёрнула плечами, будто по её спине прокатился кубик льда.

Я умел читать между строк. Если отец и не готовил меня с психологической стороны, то работа киллером развила мои таланты всесторонне.

Ей неприятна эта тема, а если принять во внимание тот факт, что Алиса ходячая секс-бомба, думаю, её пребывание тут выдалось непростым.

От упоминания сигарет резко захотелось курить.

Надо держаться: новая жизнь, новые правила, пора завязывать с дурной привычкой. Сказать проще, чем сделать, но, увы, где достать сигареты, пока неизвестно.

— По этой причине вы отгородились от остальной части города? Если за стеной кланы и там относительно безопасно, то значит, единственную угрозу представляют они, — озвучиваю свои догадки.

Стена, которую я упомянул, поражала.

Высотой с трехэтажное здание, сварена из металлического хлама. Кажется, я даже приметил остатки машин, только не очень привычных. По крайней мере, дверцу авто я отличить в состоянии.

Или не авто?

Ай, чёрт с ним!

— Почти так, Шерлок, — одарила меня ироничной улыбкой Алиса, слегка оборачиваясь. — Раньше стена служила убежищем для всех нас, пока здесь не накопилось много народа. Они решили, что вполне проживут сами. Как можно догадаться, разбирать её никто не станет. Вне зависимости от того, друзья мы или враги с кланами, мы в первую очередь люди, хоть и мало кто из местных может носить это звание. Стена — это одна из линий обороны, и мы все в тайне надеемся, что никогда снова не применим её по назначению. Выбирать не приходится, да и выбирать тут попросту невозможно. С одной стороны мы — если не люди, то… Пусть будет биологический вид. А с другой стороны — другой вид, враждебный.

— И я так понимаю, мы не выигрываем, — я с трудом произнёс “мы”, но стоит привыкать.

— Как догадался? — снова выплеснула стакан иронии Алиса.

— Нас зовут игроками, но мы играем по чужим правилам.

— А ты смышлёный, — хмыкнула Алиса. — Ладно, не задерживаемся, впереди много интересного.

Мы пошли следом за оплаченной проводницей. Я не собирался плестись в конце. Мало удовольствия, когда рядом с тобой идёт парень, которому едва стукнуло двадцать и пускает слюни.

Готов поспорить на сотню талонов — если Райан и видел секс, то только снятый заранее.

Алиса искоса посмотрела на меня, удивляясь такому перемещению. Вряд ли кто-то из известных ей мужчин согласился бы на подобное перестроение. Впрочем, мне абсолютно всё равно на эту девицу, По крайней мере, прямо сейчас. Гораздо важнее собрать информацию.

— С полевой кухней вы уже знакомы. На этой планете постоянное лето, поэтому мы не стали делать столовую в здании.

— Алиса, как дела? Не хочешь сыграть? У меня всё ещё есть нужная для тебя вещица, — со смешком выкрикнул Фрэнк, поглаживая ножи в разгрузке.

Мы постарались быстрее миновать надоедливого преступника.

— Если все здесь уроды, почему ты пошла нас выгуливать? — задал я зудящий в сознании вопрос.

— А почему нет? — Алиса пожала плечами. — Здесь мне ничего не грозит. Да и вы совсем не моего уровня. Скоро ты поймёшь, что всё здесь завязано на ресурсы, а возможностей заработать не так много, особенно в Башне.

— Даже талоны с едой?

— Особенно талоны с едой, — поправила Алиса.

Райан шагал, словно пришибленный, пока мы беседовали, — он явно влюбился в вид сзади. Алиса глянула на него из-под опущенных ресниц, отчего даже у меня сердце пропустило удар, а парнишка так и вовсе расклеился.

Мы шли по кругу, приближаясь к небольшой лужайке, где прямо на моих глазах из воздуха появился человек и тут же мешком упал на землю.

— Здесь мы все появляемся, — объяснила Алиса. — Это стартовая точка. Как видишь, портала здесь нет, та дыра на Земле — билет в один конец, поэтому обживайтесь и не надейтесь вернуться назад.

К упавшему тут же поспешила пара военных с самодельными носилками. Погрузили безвольное и абсолютно голое тело, и понесли в башню.

Я кивнул, приняв к сведению. Мы пошли дальше, Алиса периодически с кем-то здоровалась, но не забывала рассказывать.

— Внутри Башни много этажей, почти каждый из них под что-то приспособлен. Есть спальни, ещё две столовые, несколько библиотек — впрочем, местные книги мы не смогли перевести. Также в башне есть террасы, несколько из них предназначено для наблюдения, одна принадлежит лично руководству, ещё одна используется для тренировок, остальные же для выращивания растительной пищи.

— Кто руководит Башней?

— Бывший генерал Аарон Свифт, он появился на этой стороне одним из первых, возглавив военных и добровольцев — тех, кто пошёл следом. Они основали эту локацию и возглавили её управление, это самая стабильная группировка во всём городе. У нас есть законы, иерархия и многое другое от современного земного общества, что делает нас людьми.

— Вы берёте к себе преступников? — удивился я.

— Лишь немногих, — призналась Алиса. — Не все здесь заслуживают смерти. Один из лидеров Башни владеет ментальным навыком — она легко отличает ложь от правды, поэтому отбор максимально чистый.

— Это всё упрощает, хоть и не верится, — пробормотал я.

— Привыкай, это новая реальность, она будет удивлять тебя до самой смерти. Быстрая это будет смерть или нет, решать тебе.

— А что такое класс? Как его получить? — Райан тоже навострил уши.

— Классы, — Алиса поморщилась, и её взгляд расфокусировался. Видимо, она что-то смотрела в системе. — С ними не надо торопиться. Классы бывают разными, но они закладывают основу развития, потом появляются ветви, которые отвечают за направленность твоих навыков. В целом, всё.

— Я позже тебе объясню подробнее, — сказал Райан, довольный тем, что оказался полезен.

— Много знаешь об игре? — впервые обратила на него внимание Алиса.

— Достаточно, — скромно улыбнулся он.

— Фанат?

— Да, причём большой.

— Именно такие умирают первыми, — вздохнула Алиса. — Думают, что тут игры и забывают про кучу преступников.

— Не согласен! — возмутился Райан.

— Мне плевать, — лаконично ответила она и продолжила: — В общем, вам нужно знать лишь несколько вещей. Будьте максимально осторожны. Не выходите лишний раз за стену, там можно легко потерять голову, в прямом смысле. Здесь жизнь спокойнее, и, если ты полезен и ходишь на вылазки за нужными лагерю материалами, будешь жить долго.

За разговором мы обошли Башню и увидели с другой стороны почти примыкающее к ней здание. То, чему я стал свидетелем дальше, едва ли укладывалось в голове.

Возле строения играли два ребёнка. У них была светло-коричневая кожа и орехового цвета и заостренные ушки, торчащие чуть вбок и вверх.

Ростом около метра, с обыкновенными чертами лица, слегка раскосыми глазами, улыбка открывает ряд острых зубов.

Волосы платиновые, очень мягкие и чистые на вид.

Дети прыгали по нарисованным на асфальте квадратам. При нашем появлении девочка отбежала за спину мальчика, тот слегка оскалился и не сводил с нас взгляда.

— А вот это — местная коммуна коренных, как зовут этих недоросликов, — Алиса достала откуда-то пару галет и, присев, протянула ребёнку.

Пацан опасливо подошёл и выхватил одну галету, которая быстро исчезла в небольшом комбезе, как у военных, только с большим количеством карманов.

— Алиса! — к нам подбежал парень в такой же одежде, что и сама девушка, его дыхание сбилось, он упёр руки в колени и отдышался. — Там пришли искатели, есть кое-что для тебя… Ну, ты поняла.

На лице девушки явно боролись два желания: побежать к неведомым искателям или выполнить свою работу. Парень проницательно это подметил и быстро предложил:

— Я сам проведу по остальной территории, иди, — дружелюбно улыбнулся он.

— Спасибо, Кайл, — Алиса подошла и чмокнула довольного, словно обожравшийся кот, парня в щёку. — Увидимся вечером.

Райан проводил девушку печальным взглядом и недружелюбно зыркнул на Кайла.

Высокий, спортивно сложенный белозубый красавчик с голубыми глазами и светлыми волосами — прямая противоположность хакера.

— Меня зовут Джек, — я протянул руку, представляясь настоящим именем.

— Кайл, — ответил он.

— Это Райан, — указываю на спутника, но тот лишь отмахнулся.

— Отлично, я заменю Алису, проведу вас дальше.

— А куда она убежала и кто такие искатели? — пока тема была горяча, надо заполнить пробелы.

— Искатели ходят в необжитые районы города и собирают всякого рода полезные вещи. Сейчас они принесли много женских штучек, Алисе это понадобится… Девушки такие девушки, даже на другой планете хотят выглядеть красиво. Но если по правде, там часто попадаются средства гигиены и одежда, у Алисы не совсем… Стандартная фигура. Поэтому ей сложнее.

Кайл запнулся, судя по всему, не зная, как охарактеризовать объёмную грудь подруги.

— Ясно, — понятливо кивнул я. — Мы остановились на коренных, кто они?

— Коренные жители планеты, конечно же. Те, кто выжил после неизвестного нам катаклизма. Много не рассказывают, вынужденно примкнули к нам. Точнее, находились здесь раньше. Очень хорошие… Как это сказать? Фермеры и инженеры. Сейчас занимаются выращиванием плодовых культур, большая часть продуктов идёт через них. Здесь они живут, а сельским хозяйством занимаются на свободных террасах и крыше Башни, там куда безопаснее. Впрочем, Алиса почти всё показала. Места у нас не так много, дальше только гараж и склады, в остальном ничего интересного.

Мы пошли дальше, я кинул последний взгляд на детей и доску с листами бумаги у здания.

— А что это за объявления? — спросил я Кайла.

— Доска заданий, здесь коренные вывешивают задачи. Если им что-то нужно в городе, ты можешь выполнить поручение и получить оплату.

Мы дошли до гаража — он располагался как снаружи, так и внутри Башни.

— Машин немного, да и мест, где можно разогнаться, тоже. Мы используем около пяти экземпляров, чтобы патрулировать доступную часть города, в остальном они простаивают. Часть из них разобрана, из них достали аккумуляторы. Все автомобили исключительно электрические. На крышах многих есть солнечные батареи. Видимо, на ту часть космоса, откуда прибыла планета, местное Солнце оказывало большее влияние, поэтому и у аборигенов такой цвет лица и волос.

С другой стороны с их уровнем развития аборигены уже мы.

Авто оказались необычными.

Гладкие кузовы, больше походят на капсулы, часть из них одноместные, с тремя колёсами.

— Экскурсия завершена, есть ещё пара менее важных вещей, а также общие правила. Не убий, не укради, не прелюбодействуй… — Кайл процитировал Библию. — Хотя с последним без проблем, по желанию. В башне есть места, где оказывают определённые услуги, да и не только их.

Он подмигнул Райану, и тот сразу же покраснел.

— Где я могу достать оружие? И какое?

— Ну, огнестрел недоступен до десятого уровня, можно использовать холодное. Тут как повезёт, жди искателей Башни. Но ни в коем случае не ставь свои талоны на еду в разводе Фрэнка, — предупредил Кайл, махнул рукой и отправился по своим делам.

Мы остановились. Солнце ещё в зените, стоит поискать оружие.

— Идём, — зову Райана за собой. — Посмотрим, чем промышляет Фрэнк.

— Ты же не собираешься играть в рулетку?! — заволновался Райан.

— Нет, конечно, — успокоил я.

Мы вернулись к лавке Фрэнка, и только сейчас я понял, что это не просто лавка, а жилой фургон с небольшим навесом, под которым прохлаждался разводила, окидывая скучающим взглядом проходящих мимо заключённых, и изредка окликал новичков, легко вычисляя их по комбезам.

— Не хотите сыграть? — оживился он, стоило нам подойти.

— Нет, я хотел спросить, можно ли купить такой нож, как у тебя?

— Всё продаётся и покупается, — задумчиво выдал Фрэнк, пожёвывая губы. — Стоимость ты не потянешь, ты же только что вылез с той стороны. Выход один — играть…

Я заметил, что к нам направляется Алиса. Она быстро приближалась, пытаясь испепелить метателя ножей взглядом.

— О, сейчас будет весело, извините, парни, дела… — Фрэнк вальяжно вытянул ноги, развалившись на стуле.

— Ты, больной ублюдок! — с ходу наехала девушка. — На кой тебе бюстгальтер? Ты что, примеряешь бельё на досуге? Я так и знала!

Фрэнк дал ей выговориться, а после этого спокойно ответил.

— Мне он не нужен, — он ткнул пальцем в Алису. — А вот тебе не помешает. Верно?

— Что ты хочешь? — сходу начала торговаться она.

— Ты знаешь, расценки всё такие же. Поужинай со мной.

— Нет.

— Точно?

— Нет! Я же сказала. Со мной такие штучки не прокатят, — её лицо слегка покраснело от едва сдерживаемого гнева.

— Жаль, — наигранно опечалился Фрэнк. — А я всё жду и надеюсь. Кстати, два твоих лифчика тоже ждут.

— Какой же ты кретин! — Алиса развернулась и пошла обратно, понимая, что ничего не добьётся.

— Рано или поздно тебе придётся уступить, цветок мой, — ей вслед произнёс Фрэнк, ничуть не обиженный отказом. — Так, а теперь что касается вас. Либо играем, либо валите.

— Какие правила? — спросил я.

— Мишень там, — он показал на потрёпанную мишень на треноге. — Играл в дартс? У секторов такие же очки, бросаем по три раза, наберёшь больше — твоя взяла.

— Идёт, — соглашаюсь я.

— Джек, ты говорил… — зазудел Райан.

— Спокойно, я знаю, на что иду, — отмахнулся я.

— Он всё решил, не мешай, — бросил ему Фрэнк, перевёл взгляд на меня и добавил: — Дистанции бросков — десять, пятнадцать и двадцать пять. Мишень увеличена, попасть более чем реально. Что будешь ставить?

Я вынул все свои талоны и пересчитал. Один потратил на обед, два отдал Алисе, осталось шесть.

— Ставим по два талона?

— Хорошо, — кивнул Фрэнк, довольный собой. — Времени на подготовку будет мало: только разомнём руки, и я дам тебе пять бросков на разминку.

Я кивнул.

Взял нож, чтобы проверить баланс. В руках оказался обычный “кунай” — классика жанра, затёртый до дыр упоминаниями в боевиках клинок родом из Японии.

Баланс неплохой. Заточка тоже. Но обычно подобные используют для ножевого дартса на ярмарках, с дистанцией не более пяти метров. Мужик очень уверен в себе, судя по требованиям.

Разогреваю связки, прокручиваю кисть и разминаю плечевой сустав.

— Начнём? — насмешливо спросил Фрэнк.

— Да.

Где-то за спиной заскулил Райан, поминая мою глупость. Фрэнк только усмехнулся, отошёл к черте.

К нам подошла пара новоприбывших заключённых, один японец и американец. В зрительские ряды также влился военный — жилистый мужчина лет тридцати с седой бородой и лысым черепом.

Японец, судя по удовлетворённому взгляду, брошенному на нож, решил тоже испытать удачу.

Смотрю на мишень, вспоминая правила начисления очков.

Круг поделен на двадцать ячеек, в центре яблочко — оно даёт целых пятьдесят очков, а вокруг него зелёное кольцо — двадцать пять очков. Зона удвоения и утроения, дальше всё более чем знакомо.

Что ж, поехали.

Я сделал пять тренировочных бросков, существенно занизив свои навыки. Ножи летели ровно, правда впивались куда попало, а один и вовсе ударился рукояткой.

Чем больше я совершал бросков, тем больше расцветал разводила. Когда мы начали играть, мне стоило большого труда, чтобы не выпустить наружу довольную ухмылку.

Первый бросок Фрэнка попал в двадцатиочковую полосу, удваивая баллы, второй — в пятьдесят, а последний отправился в утроение двадцатки.

Сто пятьдесят баллов из ста восьмидесяти возможных в этой упрощённой системе.

— Хм, твоя очередь, сынок, — хмыкнул он, покосившись на лежащие на бочке талоны.

Я мрачно кивнул, изображая напряжение, и кинул первый раз.

Нож упал в зону семи очков. Расстроенно качаю головой.

Следующий бросок улетел за пределы поля, я незаметно участил дыхание, чтобы лицо залила краска.

Третий бросок выпал в двадцати пяти очковый сектор.

Притворившись, что расстроился, я махнул на талоны.

— Можно сыграть? — вежливо поинтересовался японец.

— Конечно! — воодушевлённо ответил Фрэнк.

Мы с Райаном остались наблюдать.

— Я говорил не играть, — сник тот. — Это же развод.

— Когда попрошу твои талоны, чуть поломайся и выложи все, — не обращая внимания, ответил я.

— Что? Ты в своём уме? Это не игра… — возмутился громким шёпотом Райан.

— Не переживай, у меня есть план, — приоткрыл карты я.

— И всё равно…

— Если не сделаешь, как я прошу, на защиту даже не надейся.

Последняя фраза подействовала.

Тем временем вокруг собралось ещё несколько человек, по большему счёту новички, но были и военные, решившие поразвлечься на бесплатном шоу.

Японец отстрелялся быстро. По навыкам он безусловно превосходил среднего игрока, но Фрэнк был куда лучше.

— Хочу реванш! — встрял я, когда Фрэнк убирал очередные талоны к себе в карман.

— Конечно, сынок, как я могу отказать!

Я снова кинул пару ножей в качестве разминки, после чего пропустил Фрэнка вперёд.

Мужик ухмыльнулся и бросил три раза, почти без перерывов. Пятьдесят, двадцать с удвоением, двадцать пять. Сто пятнадцать, не самый лучший результат.

Я показал себя куда хуже, примерно с тем же результатом, но в этот раз попал в утроение следом за Фрэнком, умножив свои тридцать очков. Разница составила всего два балла. Изобразив воодушевление, я быстро отдал Фрэнку два талона и выпалил.

— Ещё!

— Как скажешь, — согласился тот, но я заметил, как на его лице промелькнула тревога. — Сколько ставишь?

Я прикинул и поставил оставшиеся.

Мы бросили ножи. Фрэнк больше не скрывал талант — снова выбил семьдесят пять и утроил последние двадцать. Нож был большим, а мишень слишком маленькой — два раза попасть в пятьдесят трудно, иначе он бы это сделал.

— Я тоже попробую ещё, — вызвался японец после того, как я проиграл последнее.

Фрэнк только кивнул, а перед моими глазами появилась надпись:

Желаете принять класс: Метатель ножей?

Да. Нет.

Смахнув табличку, я уверился в том, что не всё так просто. У Фрэнка был навык метателя.

Японец отстал всего на двадцать очков. Фрэнк кидал вторым, поэтому я был убеждён в том, что это спланированное попадание. Так как после него японец завёлся и решил, что отыграется.

Когда представитель страны цветущих вишен и пути без цели продул, подошёл уже я.

— Ставлю…

— Постой, тебе же нечего ставить? Не так ли?

— Райан, отдай свои талоны, живо! Я верну, обещаю… — продемонстрировав нетерпение и злость, я забрал у того восемь талонов.

— Может, не стоит? — дал заднюю Фрэнк.

— Ты не позволишь мне отыграться? Это и правда развод, как я посмотрю.

В это время за нами наблюдало около тридцати новичков и десяти военных. Все одобрительно загудели. Где-то в толпе мелькнула огневолосая Алиса.

— Хорошо, — сдался он.

Мы размялись, после чего я предложил ему кинуть первым.

Фрэнк согласился и выкинул комбинацию. Пятьдесят, двадцать пять и удвоение пятнадцати. Сто пять. Очень хорошо.

Ну что, пришло время слегка спутать ему карты.

Глава 6. В которой герой заводит друзей и разводит врагов

Пока всё шло строго по плану, поэтому я расслабил тело и сосредоточенно швырнул нож.

На лице Фрэнка дрогнул мускул.

Выравниваю дыхание.

— Пятьдесят! — поражённо выдохнул японец, его глаза засияли азартом. — Отличное начало, парень!

Швыряю нож в утроение двадцатки.

— Да! — взрывается толпа.

— Сука… — негромко выругался Фрэнк, но тут же взял себя в руки, натягивая дежурную улыбку. — Пожалуй, на сегодня хватит.

— Мне только повезло, — я состроил оскорблённую мину. — Давай сыграем ещё разок?

— И какая будет ставка? — Фрэнк прищурился.

— Шестнадцать талонов еды против… — я задумался, точнее сделал вид, и поймал взгляд Алисы в толпе. — Против бюстгальтера…

Девушка показала пять пальцев.

— …пятого размера и пары метательных ножей.

— Откуда у меня такое возьмётся?

— Фрэнк, не строй из себя дурака! — выкрикнул присоединившийся к шоу Кайл. — У тебя всё есть.

— Ножи стоят по десять талонов, плюс лифчик, это как минимум тридцать.

— Один нож и двадцать талонов, — стал торговаться я.

— У тебя столько нет, к сожалению, — расстроенно развёл руками Фрэнк.

Ну, актёр!

— Кто хочет продолжения? Стоимость — четыре талона, — я повысил голос, обращаясь к толпе.

— Чи-орт с тобой! — с акцентом бросил японец, порылся в кармане и достал парочку. — У меня всего два. Давайте, народ, не жадничайте…

— Дам один, — отозвалась Алиса.

— А я добавлю остальное, — с царской интонацией произнёс Кай, за что схлопотал от неё подзатыльник.

— Добавит он… Тут всего один талон.

Фрэнку некуда было отступать, лицо разводилы стало каменным. Народ требовал зрелища, поэтому мы встали на позиции.

— Будешь кидать без разогрева, — зло проворчал Фрэнк.

— Как скажешь, — согласился я.

Метатель замахнулся и отправил нож в полёт. Лезвие чёрной молнией разрезало воздух и впилось в мишень.

— Пятьдесят… — ахнул японец.

Губы Фрэнка растянулись в улыбке.

— Сегодня я заработаю много талонов, — хохотнул он.

— Шестьдесят! — снова раздалось в толпе.

— Шестьдесят! — теперь уже тихо прошептал я.

Старый дьявол хорошо прокачал навык, собрал сто семьдесят очков из ста восьмидесяти.

— Сдашься сразу? — с наигранным дружелюбием спросил он.

Я смерил его взглядом, поигрывая скулами.

Отхожу к линии пяти метров — сейчас придётся выдать максимум в текущем положении. Выравниваю дыхание, расставляю ноги, приводя тело в нужное положение.

Замах, бросок — и нож смачно входит в край двадцатки, кольцо утроения.

Толпа резко взорвалась криками.

— А-ха-ха-ха, — безумно засмеялся японец. — Я верил, да…

Я поднёс палец к губам, призывая к тишине.

Новое движение, бросок. Нож втыкается рядом с первым, умножая очки на три, итого — сто двадцать баллов.

Вот тут уже никто не кричит, все замолчали, чтобы не разрушить атмосферу.

— Сдашься? — провоцирую Фрэнка.

— Чёрта с два, парень, кидай зубочистку…

— У тебя, помнится, есть ещё броски с пятнадцати метров. Готов пересмотреть наше пари?

— Что ты предлагаешь? — спросил метатель.

Все вокруг внимательно слушали, и наши голоса громко звучали в относительной тишине.

— Если я попадаю и выигрываю по очкам, ты будешь должен ещё один бюстгальтер и нож. Не ври, что их нет.

— Зачем мне это? Если я проиграю, то при такой сделке я проиграю больше, а выиграю ту же самую сумму, — усмехнулся он. — Или тебе есть что поставить?

— Ставлю на услугу. Я выполню одну твою просьбу.

— Что ты можешь? Ты только что появился, мясо, да и только! — сплюнул Фрэнк.

— Не думал, что ты такой трусливый, а вроде бы азартный человек… — я поцокал языком.

Проигнорировать подколку заведённый разводила не мог. Он решил действовать, но поставить такое условие, на которое я не соглашусь.

— Помоги мне бог, — сложил ладони он. — Но если ты проиграешь, ты убьёшь себя. Идёт?

Толпа забурлила, но моментально умолкла.

— Идёт, — я пожал руку Фрэнку при пятидесяти свидетелях.

Отойдя на пятнадцать метров, я развернулся и, почти не глядя, метнул нож.

Лезвие впилось ровно в двадцатку, умножая её на три.

— Бог тебя не слышит, дружище, — я подошёл и похлопал Фрэнка по плечу.

Я достал из мишени ножи, которыми пользовался.

Желаете принять класс: Метатель ножей?

Да. Нет.

Уверенно жму “Нет”.

— Расходитесь уже, — рычал Фрэнк. — Здесь не на что смотреть!

— Да, да, да! — прыгал японец. — Ворон-кун, поздравляю!

— Спасибо.

И уже тише обращаюсь к Райану:

— Как он узнал мой ник?

— У тебя же он открыт, над головой. Можно сделать так, что он будет виден, если ты представишься. Но так же можно выключить эту функцию насовсем, — быстро прошептал Райан. — Господи, она к нам идёт, Джек….

Я уже заметил приближение Алисы — она двигалась, лавируя между расходящимися после представления людьми.

— Не буду спрашивать как, но это было круто, — с улыбкой произнесла она, убирая упавшую на глаза прядь волос. — Но не думай, что я буду тебе должна.

— Не думал, — соврал я.

— Даже не надейся, что я пойду с тобой куда-то. Романтика в этом месте не приветствуется, — продолжила она.

— Не надеялся.

— И спать с тобой не буду, — подвела итог Алиса.

— Не надо.

Каждый ответ приводил мисс Местный Идеал всё в большее смятение. А вот Райан чуть ли не плакал, переводя взгляд с меня на Алису и обратно.

— Тогда что тебе нужно?

— Ничего, — качаю головой. — Просто не люблю придурков.

— Хм…

К нам подошёл Фрэнк, отдал мне карточки питания и два бюстгальтера.

— Сейчас нам пора, — прощаюсь с Алисой. — Увидимся.

— Если ты не сдохнешь, — парирует она.

— Постараюсь.

Мы с Райаном пошли к доске с заданиями от коренных. Мне было интересно, чем они платят.

— А что за иконка глаза справа в верхнем углу? — удивился я.

— Как что? Ты не пробовал на ней сконцентрироваться? — Райан обнял себя за плечи. — С кем я связался.?

— Так что?

— Он всё ещё не сделал этого… — проворчал себе под нос парень. — Всё просто, это наблюдатели. Если по-простому — зрители. Видимо, под тебя, наконец-то, запилили сервер, поэтому любой желающий может смотреть твоими глазами.

— Что за чертовщина? — разволновался я.

— Будто не знал, на что подписываешься. Но не волнуйся, ты никому не нужен, по крайней мере, пока не сделаешь что-то исключительное. Просто рассуди сам, сейчас твой профиль почти в самом конце списка из более чем сотни тысяч имён. Людям интереснее смотреть за теми, кто бегает там…

Райан показал рукой на город, темнеющий в свете уходящего к горизонту солнца.

— Меня кто-то смотрит, — протянул я. — Даже догадываюсь кто.

— Родственники?

— Скорее всего.

Мы дошли до доски, где на ветру развевались многочисленные листы с заданиями. Дети на этот раз не прекратили играть, только периодически бросали на нас заинтересованные взгляды.

— Так, посмотрим, — Райан начал перебирать листки.

Я пристроился рядом, читая знакомый текст. Часть заданий написана на неизвестном мне языке, другая же — на английском.

— Принести плоды ашура, — бормотал Райан. — Доставить кости голлумов, ножи… В общем, какие-то непонятные и, на первый взгляд, простые задания, понятно, почему они тут.

— Интересно, что на неизвестном языке, — проронил я, вытаскивая самый старый на вид лист бумаги. — Эй, вы можете помочь это прочесть?

Я обратился к коренным детям этого мира.

Девочка снова спряталась за спину своего защитника, а тот прищурился.

— Одна карточка, — выдвинул свои условия он на чистом английском.

— Идёт, — не раздумывая, согласился я.

Пацан подошёл и забрал протянутый талон.

— Здесь написано, что старейшинам нужны фильтры для воды, — быстро выпалил он, разглядывая карточку. Я уже его не интересовал.

— А почему оно так давно висит? — спросил я.

— Потому что с искателями пойдут наши, — пожал плечами смышленый ребёнок. — Такие задания не любят.

Я внутренне возликовал: что-то подобное мне и нужно. Вряд ли кто-то решит просто так рассказать нам о внешнем мире, а на это задание отправится целая группа коренных, которым нужна помощь.

— Мы берём это задание, куда дальше?

— Что? — удивился Райан. — Ты уверен? Оно не даром висит так долго.

— Для нас это отличный шанс, — пояснил я.

— Сейчас позову старейшину, — кивнул пацанёнок и убежал в здание.

— Ты можешь не идти, — увидев в глазах Райана сомнение, предложил я.

— Куда же мне деваться? — вздохнул хакер. — У тебя хотя бы ножи, а у меня — ничего.

— Это я не взял в расчёт, — задумался я.

К нам уже спешил невысокий коренной. Как величают этот народ, я ещё не знал, поэтому мысленно называл их прозвищем, которое использовала Алиса.

По нему было сразу видно, что он стар. Лицо покрыто сеткой морщин, мудрые глаза, рост выше, чем у детей, — больше метра, но меньше полутора. На фоне моих метра восьмидесяти он выглядел очень маленьким и едва доставал мне до груди.

Коренной подошёл, поклонившись.

Я не придумал, как поприветствовать его, поэтому тоже поклонился в азиатских традициях.

— Вы те люди, что хотели помочь нам? — певуче спросил он.

— Да, если позволите, — подтвердил я.

— Мы будем рады вашей помощи, — улыбнулся двумя рядами острых зубов старейшина. — Моё имя — Хелвин, вы пойдёте один?

— Я хочу взять своего спутника, но у него нет оружия. Вы можете с этим помочь?

— Нет, — просто ответил Хелвин.

— Придётся тебе дожидаться меня здесь, — развожу руками, а Райан начинает оглядываться. — Держись рядом с Алисой — она имеет влияние, тебя не тронут в её присутствии. Я скоро вернусь.

— Если вернёшься, — пессимистично выдал он.

— Дайте нам полчаса на приготовления. С вами пойдёт мой помощник, он доведёт вас до места и объяснит, что нужно.

Группа сопровождения в моих мечтах быстро сузилась до одного представителя инопланетян. Не густо, но и расстраиваться нет смысла.

Старик ещё раз поклонился, и я повторил за ним. Хелвин удалился, шурша подолом балахона, сшитого из той же ткани, что и комбез на мне.

— Теперь понятно, что тут нет какого-то ограничения по желающим, — тревожно произнёс Райан. — Они просто обозначают место. Я наблюдал за подобными вылазками. Скорее всего, локация очень трудная, раз это задание так долго висит.

— Посмотрим, — я поиграл ножом, прокручивая его на пальце.

— А что с Фрэнком?

— Что с ним?

— Ты нажил врага, — видимо, от одной мысли об этом Райан содрогнулся всем телом.

— Одним больше, одним меньше. Мне было нужно оружие, а он мухлевал, и все это знали.

— У него был класс, — догадался Райан.

— Да, метатель ножей.

— Но как тебе удалось победить? — непонимающе спросил он.

— Всё достаточно просто. Я, конечно, не играл в компьютерные игры, но примерно знаю, что к чему, — пояснил я. — Фрэнк опасался показывать навык новичкам, поэтому выбивал не максимум очков. Оставалось только подождать, пока он не убедится в том, что я не представляю опасности, и в нём не разыграется азарт. После чего я просто выбил максимум, правильно просчитав, что он не будет светить способность.

Остальные детали я расписывать не стал. Характер, поведенческая модель, то, как его снедали гормоны и как он хотел получить внимание. Я сам отмечал это, скорее, машинально, научившись за годы практики интуитивно определять кто есть кто.

— Но как ты попал с такого расстояния?

— В детстве мы с братом часто играли в подобное на ярмарках, чтобы раздобыть немного сладостей. Нас даже вносили в чёрный список на входе, чтобы мы не разоряли метателей. Откуда ему было знать, что я швыряю ножи с шести лет?

— А зачем ты забрал у него бельё? Тебе понравилась Алиса? — с волнением спросил Райан.

— Она, безусловно, красивая девушка, — я пожал плечами. — Но гораздо важнее — её знания и статус в Башне. Думаю, она будет полезным союзником.

Райан задумался.

— Не хотел бы я оказаться твоим врагом. Не могу представить, что творится в твоей голове. Со стороны это выглядело иначе.

— Ты жив, пока удивляешь противника, — отвечаю отцовской мудростью. — Когда он удивит тебя, шансы на победу сократятся.

Из зданий вышел уже знакомый полурослик.

— С вами пойду я, все помощники сейчас заняты, — спокойно произнёс он и уточнил: — Вы готовы?

Теперь крутой напарник из коренных, выглядящий опасно и многообещающе, превратился в одного старика. С каждым шагом всё хуже.

— Да.

Я кивнул Райану.

Мы со старейшиной Хелвином двинулись к стене, где виднелись открытые двери и постоянно входили и выходили люди.

Следуя за невысоким спутником, я смотрел по сторонам.

Всё ещё не верилось, что мы находимся в другом мире. Прямо передо мной идёт представитель инопланетной цивилизации. Мира, который разрушен и по неведомой причине оказался в нашей Солнечной системе.

Над головой светило ласковое Солнце, абсолютно не отличимые от земных, облака скользили по небесной глади. Разве что было слегка ярче, чем обычно, но глаза уже привыкли.

Люди обжили эти места, даже нашли подход к выжившим после катаклизма. Что произошло, пока мне неизвестно, но, полагаю, история как-то связана с той системой, что мельтешит перед глазами.

Башня за спиной отдалялась. Мы миновали ворота в стене, похожей на сотканное из лоскутов одеяло, и вышли за периметр.

Дозорные лениво скользнули по нам взглядами и ничего не сказали. Я видел, что большинство из них вооружены луками и арбалетами, но небольшая часть имела автоматы, примерно каждый десятый.

За стеной тянулась заброшенная улица. Примерно через сотню метров нам начали попадаться брошенные автомобили, на дороге россыпью лежали кирпичи и обломки разрушенных зданий.

Некоторые дома зияли оплавленными прорехами, другие же сохранили свой первозданный вид. Многочисленные, буйно растущие растения уже опробовали на вкус некогда жилые строения, оплетая их со всех сторон.

Дороги здесь кто-то расчистил, машины были отодвинуты, остатки кирпича и стекла сметены в стороны.

Наверняка, постарались люди из Башни. Позади нас зашуршал электромобиль, мы с Хелвином отошли в сторону. Мимо пронеслась машина, в салоне сидело несколько военных. На нас даже не обратили внимания.

Авто пролетело по улице и скрылось за поворотом.

Вдалеке виднелась ещё одна стена, куда крупнее нашей, до неё примерно один километр. Но мы не пошли к ней, а свернули следом за машиной.

В целом ситуация казалась куда менее ужасной, чем я себе представлял. Хотелось бы думать, что здесь можно спокойно существовать.

Я инстинктивно осматривался по сторонам, ожидая нападения. Если верить немногочисленным новостным сводкам, умереть здесь так же легко, как заработать простуду, гуляя абсолютно голым в феврале.

Шли недолго, буквально пару кварталов.

Неожиданно Хелвин остановился. Я чуть не споткнулся о него, но удержал равновесие и снова начал оглядываться, проверяя местность.

Старейшина встал перед люком, очевидно, ведущим в канализацию.

— Мы пришли, — сказал он, смотря на меня снизу вверх. — Под этой крышкой сеть водопровода и канализации. Отсюда до Башни восемьсот метров, мы уже сняли фильтры со всех каналов до этого места.

Внезапно перед глазами всплыла надпись:

Поступило сообщение от Хелвина.

Принять?

Да. Нет.

Привычно концентрируясь, открываю сообщение старейшины.

Ага, это карта канализации, всё до этого участка, а следом чертежи системы фильтрации и нужные мне бобины с фильтрами.

— Ты спустишься вниз, заберёшь нужные детали, затем вернешься и передашь их нам.

— Почему задание висело так долго? Если всё уже давно разведано и остаётся только забрать.

— Последние несколько раз никто не вернулся, — буднично сообщил старейшина.

Понимая, что дело пахнет керосином, пытаюсь съехать.

Такие детали надо было выяснить заранее.

— Я могу отказаться?

— Можешь, — согласно прикрывает большие глаза инопланетянин.

Тут же всплывает надпись.

Система любезно подсказывает о штрафе:

При отказе от задания представителя Арейни, Хелвина, вы не сможете брать другие поручения в течение трёх дней.

В принципе, терпимое наказание. Если прикинуть, сколько у меня талонов на питание… Да можно хоть неделю сидеть в башне.

— Фильтры понадобились не просто так, — размышляю вслух. — А если пропало так много людей, почему никто не пойдёт туда группой?

— Ходили, — ответил Хелвин. — Вы верно подметили, ситуация с фильтрами непростая. Очень скоро она грозит выйти из-под контроля, и тогда мы потеряем источник чистой воды.

— Вся Башня?

— Нет, только народ Арейни, — не раздумывая, ответил Хелвин и присел на капот разбитой машины.

— В Башне есть ещё один источник воды, поэтому люди не собираются никого посылать?

— Вы правы, — кивнул Хелвин. — Мы не можем повлиять на решение генерала.

Всё встало на свои места. Я специально взял старый лист бумаги, чтобы попытаться выполнить нестандартное задание, полагаясь на свои навыки. Кто бы мог подумать, что миссия окажется практически невыполнимой.

— Вы отказываетесь? — приняв моё молчание за страх, спросил Хелвин.

— Нет, я не откажусь. Если не смогу достать фильтры, постараюсь хотя бы понять, что там происходит. Но мне нужна информация.

Было приятно видеть удивление старика.

— Вы даже ничего не знаете о награде, — заметил он, будто бы хотел подтолкнуть меня к логичному решению.

— Порою дело не в награде. Мне куда важнее обзавестись здесь друзьями. Не всё можно измерить деньгами.

Судя по поведению, Арейни — так называется этот народ — довольно неплохая с моральной точки зрения раса. Он мог и не рассказывать, а просто отправить меня вниз, ведь люди тут не лучшие друзья, даже относительно чистые военные.

Моя откровенность заставила Хелвина задуматься.

Я не приобрёл друзей за годы работы наёмным убийцей, но не собираюсь повторять ошибки прошлого. Дружба — это всегда взаимовыгодный обмен. Тот, кто думает иначе, очень наивен.

— Каждый раз я думаю, что узнал людей, но ваш вид меня удивляет, — признался Хелвин.

— Вы узнали лишь одну нашу сторону, причём самую немногочисленную.

— Хорошо, пусть будет так, — кивнул он. — Но я не могу дать тебе информацию, у меня её просто нет. Мы держали связь с последними группами и слышали только крики.

— Негусто.

— Как твоё имя? — неожиданно спросил Хелвин. — Я хочу запечатлеть его в своей памяти — это событие и это решение. Мне приходилось слышать многое за то время, пока мы пытаемся достать новые фильтры. Кто-то ругался прямо на этом месте, кто-то оскорблял меня, были и те кто угрожал, но искать дружбы с Арейни не пытался никто.

— Джек, — представился я своим настоящим именем. — Буду первым вашим другом.

— Удачи тебе, Джек. Если ты откажешься, я пойму.

Хелвин поклонился и пошёл прочь.

Ещё раз думаю над сложившейся ситуацией. Ничего непонятно. По какой причине военные не горят желанием помогать народу Арейни?

Ведь все здесь находятся в одной лодке, и благополучие одной стороны зависит от благополучия другой.

Приоткрываю люк канализации. Что удивительно — почти нет неприятных запахов. Значит, канализацию не используют очень давно. В темноту провала ведёт металлическая лестница, осторожно спускаюсь по ней.

Ножи слегка мешают, а прикрепить их некуда — просто цепляю на большие пальцы и стараюсь не издавать громких звуков.

Добравшись до канала, твёрдо встаю на ноги, осматриваясь по сторонам и давая время глазам привыкнуть к полумраку. После дневного яркого света в канализации темно.

Оказываюсь в тоннеле. Горят желтоватые лампы — некоторые не работают, но света хватает, чтобы оценить ситуацию.

Я глубоко под землёй, здесь нет внешнего шума, слышны только моё дыхание и звук шагов.

Направляюсь в противоположную сторону от Башни.

Тоннель бетонный, по стенам ползут холодные на ощупь трубы водоснабжения. Иду, придерживаясь каналов, чтобы добраться до развязки, где стоят фильтры.

На первый взгляд, опасности нет, но расслабляться рано. По какой-то причине отсюда не вернулось несколько отрядов — как минимум три. Что-то убило их, и моя задача сделать так, чтобы это что-то не прикончило и меня.

Удобнее перехватываю ножи, готовый в любой момент вспороть противника от шеи до живота. Только вот это неизвестный мир и здесь у врага может не быть привычных органов.

По дороге в который раз думаю о том, что совершил глупость.

С другой стороны, успокаивают мысли, что всё делаю правильно. На этой стороне все — индивидуалисты, особенно в стартовой локации. К военным я примкнуть не смогу, для них я очередной преступник, приговоренный к смерти. Идти к кланам с пустыми руками тоже не вариант, а значит, надо заработать репутацию, собрать сведения и набрать несколько уровней.

Проверяю информацию.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 0

Эссенция души: 0/100

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0

Жизненная энергия: 100

Даже интересно, как здесь происходит набор уровней. В знакомых мне по слухам играх это — очки опыта, но здесь даже нет такой строчки.

Через сотню метров натыкаюсь на развилку. Тоннель, по которому я иду, пересекает другой, такой же.

И куда дальше?

Игнорирую повороты и иду прямо.

Меня не покидает ощущение, что кто-то скользит по мне взглядом. Выработанная с годами способность чувствовать слежку стала незаменимым помощником. Чужое внимание волнами окатывает спину, волосы поднимаются дыбом.

Резко разворачиваюсь.

Такие же желтоватые плафоны подсветки — и никого в пределах двадцати метров. А вот тёмные участки, куда свет не достаёт, начинают напрягать. Ощущение, что там кто-то прячется.

До боли в глазах смотрю в темноту.

В чёрном полотне загорается и тут же меркнет пара глаз.

Что за чертовщина? Отхожу назад, чтобы меня и неизвестного монстра разделяла полоса света.

Глаза снова загораются и гаснут.

Понимаю, что чудовище периодически бросает взгляд на фонарь, чем себя и выдаёт.

— Кис-кис-кис, — привлекаю внимание. Пора узнать, что же там скрывается.

— Р-р-р…

Слышу утробное рычание, будто монстр ждал приглашения.

Сероватая тень вылетает на свет и скачками направляется ко мне.

Голый маленький человек, сгорбленный будто собака, полностью лысый.

Чуть сгибаю ноги, чтобы поудобнее принять разогнавшегося уродца.

Глава 7. В которой герой сталкивается с новой реальностью

Приблизившись, монстр замахивается лапой, собираясь располосовать мне ногу.

Отпрыгиваю в сторону. Он слегка достаёт когтями, распарывая комбез. Но ранения нет, просто порвана ткань.

Бой усложняется тем, что противник не выше полутора метров и передвигается на четырёх конечностях, как зверь.

Ловлю момент, когда очередной удар проходит в сантиметре у пояса, — тварь метит в живот, — после чего пинаю по лапе и сокращаю дистанцию. Вытянутая вперёд рука с ножом оставляет глубокий порез на шее.

Отлично.

Кружим под фонарём, монстр не хочет приближаться, получив отпор. Удаётся рассмотреть его лучше.

Я слабо знаком с творчеством Толкиена, но этот уродец явно похож на голлума. Большие глаза, серая кожа, жилистые, ходящие ходуном мышцы и пасть, полная зубов. Волос нет, как и гениталий.

— Кис-кис… — его привлекает голос, и он бросается вперёд.

Реакция не подводит, как и всегда. Сколько таких рывков бывших спортсменов я пережил? Каждая вторая цель нанимала дюжину телохранителей, пытаясь отсрочить смерть. Бывшие мастера спорта международного уровня, получившие корочку бодигарда и полное право калечить по любому поводу.

Засаживаю нож в голову уродца, выбрав местом удара глаз. Лезвие входит в плоть по самую рукоять, сила противохода такова, что у монстра нет шансов.

Он, конечно, быстрее, чем человек, — пожалуй, быстрее каждого, с кем я дрался раньше, но животные инстинкты подводят. Голлум слишком предсказуем, каждое действие можно предугадать задолго до исполнения.

Чуть не падаю от навалившейся туши, делаю шаг назад. Несмотря на маленький размер, голлум очень тяжёлый.

Не обращаю внимания на убитую тварь, застываю на месте и сканирую окрестности взглядом.

Не хватало, чтобы появилась ещё пара таких гостей.

Поблизости никого нет, только тишина и слабый свет желтоватых фонарей.

Поворачиваюсь к убитому монстру, успевая заметить, как в полуметре над ним формируется ярко-жёлтый комочек света, будто маленькое солнце.

Вытаскиваю нож из глазницы.

Что теперь? Это странное свечение, видимо, подарок за убийство… Эски, так их называл Райан, эссенция души.

Концентрирую внимание на шарике, но ничего не происходит.

— Ладно, а если так…

Провожу ладонью, сметая шарик. Свет впитывается в ладонь с такой скоростью, что не успеваю ничего заметить, будто его и не было.

Получена эссенция души: 1 штука.

Использовать?

Да. Нет.

Конечно же да. Такую характеристику я видел в меню, и, если судить логически, сейчас процент эссенции должен повыситься.

После согласия внутри разливается приятный холодок.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 0

Эссенция души: 1/100

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0

Жизненная энергия: 100

Так вот, значит, как происходит прогресс в этом параметре.

Интересно… Судя по всему, чтобы заполнить всю шкалу, необходимо помножить на ноль сто таких уродцев.

Осматриваю тело на предмет ещё каких-нибудь неожиданностей, но ничего не нахожу — типичный труп.

Пора двигаться дальше. Да и ужин не за горами, а во мне всего пара галет.

Иду по коридору, всё так же придерживаясь труб. Сколько тут ещё может быть голлумов? В этих чёртовых катакомбах можно заблудиться. Мелькнула мысль сделать разметку на перекрёстках, когда я уже прошёл парочку из них. На углу виднелись росчерки чужих меток, кто-то пользовался подобной системой.

Меня память не подводила, но вот сколько ещё идти, неизвестно.

На очередной развязке я встретил ещё одного уродца. Монстр брёл так же тихо, как и я. Это оказалось полной неожиданностью как для меня, так и для голлума.

Тварь от удивления открыла пасть и выронила человеческую руку.

Довольное рычание прокатилось по коридору. Видимо, тварюшка очень обрадовалась, встретив свежего претендента на разделку.

На этот раз связываться с голлумом в рукопашную не стал — метнул клинок, пользуясь временным замешательством. Благо, мне удалось выйти из ступора куда быстрее, чем уродцу.

Нож с чавканьем вошёл в глазницу, и монстр упал на пол.

Организм даже не понял, что произошло, мозг отдавал команды быстро и на автомате. Сердце только-только начало усиленно стучать, чтобы обеспечить организм адреналином для рывка, но всё закончилось куда быстрее.

Над голлумом тут же всплыла искра эссенции — теперь я мог наблюдать за процессом во всей красе. Шарик размером с грецкий орех выплыл из зубастой пасти, поднявшись на полметра, и застыл, освещая немногочисленные тёмные участки в радиусе пары метров.

Я смёл эссенцию рукой.

Получена эссенция души: 1 штука.

Использовать?

Да. Нет.


Соглашаюсь принять. И сразу после проверяю столбик своих характеристик. Всё шаблонно: непонятно как работающий параметр эссенции души вырос ещё на процент.

Долго стоять на одном месте нет смысла. Перешагиваю мёртвое тело, застывшее в нелепой позе. Подхожу к руке, которую тащил этот засранец.

Мужская кисть, отхваченная почти до локтя.

Судя по тому, что кровь ещё толком не свернулась, убили бедолагу недавно. Можно проследить весь путь уродца, отмеченный каплями крови.

Решаю отклониться от маршрута, чтобы выяснить, что произошло.

Иду по следу, коридор ничем не отличается от предыдущего, разве что через несколько сотен метров замечаю остывающий труп мужчины. Не один я тут, видимо, занимаюсь исследованиями.

Тело разорвано на части, отсутствуют голова, рука, нога. А вот разгрузка цела, хоть и слегка заляпана кровью. Проверяю обстановку и начинаю снимать снаряжение.

Парень немаленький, с небольшим животом.

Подгоняю ремни под себя, натягиваю грязный жилет.

Отлично, уже не зря притащился в этот отстойник. А где же его оружие? Ищу глазами то, с чем этот смельчак решил покорить местные лабиринты.

В нескольких метрах от тела валяется пистолет. Поднимаю пушку.

Форма интересная, ствол больше похож на треугольник с двумя отверстиями, ни одно из которых не является декоративным. Удобная рукоятка, курок и незначительный для такого размера вес. Проверка магазина показала, что стрелок не успел им воспользоваться, восемнадцать патронов ровно лежат в своих лунках.

Это явно будет нелишним. А вот светящийся кругляшок ровно у предохранителя меня сильно расстроил. При ближайшем рассмотрении, система сообщила:

Использование огнестрельного оружия возможно с 10 уровня!

Надпись ничего не прояснила. Быстро проверяю, убираю предохранитель и пробую нажать на курок.

Всё верно, ничего не выходит. Оружие каким-то образом связано с системой. Вот почему так мало людей в Башне носят с собой огнестрел.

В этом мире разумные расы ушли не так далеко в производстве оружия, а вот его применение имеет существенное ограничение.

К сожалению, пояса на бедолаге не было, а значит, ствол крепился к ноге, очевидно той, которая отсутствует. Кобуры на второй ноге нет, как и, впрочем, ничего полезного.

— А ты налегке, дружище… — тихо шепчу себе под нос. — Куда же тебя несло?

Звучит двусмысленно, учитывая ту часть тела, которую тащил местный монстр.

Возвращаюсь к мёртвому голлуму. На обратном пути замечаю более старые следы крови, которые ведут дальше.

Снова перешагиваю монстра и следую по дорожке, отнюдь не из хлебных крошек. Да и я давно не маленький напуганный мальчик, поэтому ведьму сегодня ждёт сюрприз.

По пути натыкаюсь на ещё одну развилку, уже осторожнее подхожу к ней. Кряхтение и рычание подсказывают, что за углом происходит что-то интересное.

Выглядываю и натыкаюсь взглядом на спину голлума в паре метров. Тварь тащит половину туши ещё одного бедолаги, вцепилась зубами прямо как дикий зверь и пятится в мою сторону.

Проверять крепость своего черепа не хочу, поэтому делаю пару шагов в сторону противника и завожу нож перед ним, полосую по горлу. Тварь в последний момент что-то понимает, поворачивает голову. Лезвие не до конца рассекает горло и перерезает одну из мышц шеи.

Отпрыгиваю в сторону, уходя от вытянутых когтистых лап. Монстр покачивается и замедляется, из раны хлещет кровь. Пользуясь замешательством, кидаю в него нож.

На этот раз лезвие входит в лоб, едва ли проникая на сантиметр, — сила броска не такая большая, я надеялся попасть в глаз. Этого хватает, чтобы дезориентировать врага, после чего мне остаётся только его добить.

Шаг вперёд — и нож в глаз, готово.

Пойти поискать верхнюю половину неудачника? Пожалуй, я ведь никуда не тороплюсь, здесь у меня всё время этого мира.

Иду по дорожке из мармелада. Ну, не совсем мармелада, но цвет немного похож. По дороге нарываюсь на останки — часть кишки и руку. Ничего интересного.

Обратный путь примерно помню, поэтому не волнуюсь.

— Ну, здравствуй, моя милая Мэри… — припеваю вполголоса.

К сожалению, ничего из экипировки нет. Парень явно шагал налегке. Разве что рядом лежит боевая кукри, разновидность ножа. Помнится мне, как-то подрался в Непале с одним поклонником музея. Одна из первых вылазок. Меня обезоружили, пришлось орудовать образцом с одного из стендов.

Примеряюсь к кукри, убрав метательные ножи в разгрузку. Если этот день начался хреново, то заканчивается он уже куда лучше. Кроме кукри мне удалось снять с трупа перчатки.

В снаряжении первого парня нашлась пара запасных магазинов, поэтому жизнь почти удалась. Надо только набрать десятый уровень, а как это сделать — непонятно. Есть ощущение, что набор уровней связан с голлумами и выпадающими из них эссенциями. Но для проверки теории мне надо либо добраться до башни, либо убить ещё девяносто восемь уродцев.

С такими мыслями возвращаюсь к развилке.

Видимо, твари куда-то тащат добычу, стоит посмотреть на это место хотя бы в полглаза.

Иду по коридору, пистолет в разгрузке, от него сейчас толку мало.

На очередной развилке снова слышу шум. На этот раз сразу пара голлумов, они ничего не несут и быстро шлёпают в один из коридоров.

Драка выходит скоротечной.

Пропустив одного из монстров вперёд, я увидел, как, опередив своего товарища, тот сразу же начал принюхиваться. Пришло время действовать. Выбегаю к отставшему, уходя от размашистого удара лапой, и бью в шею.

Первый готов.

Господи храни королеву и те животные привычки голлумов, согласно которым они машут своими конечностями, будто граблями.

Второй разворачивается и шипит не хуже придавленной кобры. Быстрый рывок в мою сторону — туша летит с безумной скоростью.

Пропускаю его мимо, чтобы замедлить.

Скрежет когтей о бетонный пол намекает, что под такие лезвия лучше не попадать.

Тем не менее задача выполнена, у голлума не так много пространства для манёвра. Сокращаю дистанцию, делаю ложный замах, заставляя тварь отшатнуться влево, и пинаю в голову, едва успевая уйти от когтей.

Голлум растерялся, за что тут же получил рассечение на морде. Полоснув кукри, я окончательно дезориентировал тварь, оставалось только воткнуть нож в шею.

Полумрак освещают две эссенции души. Быстро принимаю их. Прогресс в шкале достигает пяти процентов, отлично.

Прикидываю направление, куда шли эти создания.

Судя по всему, у меня проблемы — идут они все ровно в ту сторону, где должны быть фильтры.

Со вздохом направляюсь туда же.

По пути попадается ещё несколько развилок, но, слава всем богам этого мира, я не встречаю неожиданностей. А вот дальше тоннель обрывается.

Едва успеваю прижаться к стене.

Ход заканчивается громадным узлом, куда стекаются все подобные каналы. Освещения тут немного: всё те же желтоватые плафоны и открытый люк на самом верху, откуда бьёт солнечный свет.

А вот происходящее куда интереснее. На горе человеческих останков мирно спит громадный голум, раз в пять превосходящий по размерам стандартного уродца.

Мускулистый, с огромной шеей и лапами, на которых клинками красуются когти, способные вспахать бетон.

Это что за бодибилдер мира голлумов?

Вокруг кучи останков, на которой лежит тварь, копошатся многочисленные голлумы поменьше. Монстры перемещаются тихо и опасливо, ползают, оставляют подношения в виде человеческих частей. Совершив действие, уродцы разбегаются по коридорам, видимо за добавкой.

А вот, похоже, и причина, по которой не возвращались местные. Думаю, детали пазла встали на свои места. Все посланники Арейни сейчас валяются здесь.

Натыкаюсь взглядом на сходящиеся в одно место трубы — правее горы костей. Видимо, здесь и находятся фильтры. Пробраться туда невозможно, безумием будет даже пробовать.

Кажется, эта миссия обречена на провал, но собранные сведения тоже можно продать.

Собираясь уходить, я присмотрелся к валяющемуся на полу хламу и приметил кроме многочисленного оружия и останков ещё и несколько открученных с системы очистки фильтров.

Похоже, стоит поблагодарить энтузиастов, которые постарались на славу и смогли скрутить несколько нужных мне деталей. Только вот достать их не представляется возможным.

Отхожу назад, стараясь не стоять долго на одном месте. Из этого канала может прийти опасность в виде снующих повсюду голлумов, которые, к счастью, не заметили меня в тени. Очевидно, они хорошо ориентируются, но вот свет от плафонов им здорово мешает.

Я стою как раз за полосой света, укрывшись в тени.

Медленно отступаю. Похоже, получить награду от коренных не получится, но я уже узнал немало, всё равно в плюсе.

Отойдя на приличное расстояние, останавливаюсь. Идея, пришедшая на ум, не оставляет в покое.

— Нет, Джек. Нет!

Открываю чертежи канализации, которые прислал Хелвин.

— Это тупая затея, Джек, тебе откусят жопу… — предупреждаю сам себя и тут же соглашаюсь. — Впрочем, рискнуть стоит.

Вспоминаю количество голлумов — сосчитать трудно из-за полумрака и постоянного движения, но их около трёх десятков, не больше.

Отхожу по коридору на пару сотен метров, чтобы шум не потревожил спящего гиганта.

Здесь и останавливаюсь, ожидая новых гостей.

Долгое время никто не появлялся. Видимо, добыча стала редкой и голлумы прочёсывают всё большие территории. Поэтому перемещаюсь подальше, на другой перекресток.

Движение здесь намного активнее, то и дело выбегают покидающие главный узел уродцы, шлёпая лапами по бетонному полу тоннеля.

Первого я встретил сразу же.

Наученный горьким опытом, встал за линией света от фонаря и приготовился ждать.

Голлум до последнего не заметил моего присутствия, лишь тормознул на пятне света под фонарём, принюхиваясь. Очевидно, что свет сильно мешает канализационным жителям, а значит, надо использовать это преимущество.

Удар в шею повалил тварь на пол, где она ещё около минуты конвульсивно билась в припадке, истекая кровью.

Кукри отлично перерубал шейные мышцы за счёт своего размера и веса, не оставляя голлумам и шанса.

Забрав эссенцию, я снова переместился.

На этот раз выбегающий со стороны узла монстр совсем не смутился наличию света. Да, он слегка промахнулся, пролетая в полуметре правее, но не более.

С ним я повозился подольше, устроив пляски в стиле средневековых гладиаторов.

На этот раз пришлось призадуматься.

Выделив один из коридоров, я достал кунай и залез на трубу, чтобы дотянуться до плафона. Конструкция фонаря простая — лампа находится внутри ванночки из закалённого стекла, которая, в свою очередь, крепится парой шурупов. Форма шляпки обычная, с горизонтальным минусовым навершием, нож отлично справился с извлечением, и я снял плафон.

Свет стал ярче, а его радиус значительно увеличился.

Позади меня как раз отсутствовала пара фонарей, гарантируя мне существенную затемнённую область.

Как только уродцы забегали на освещённый участок, я тут же негромко топал, привлекая их внимание из темноты.

Обрадованные, они спешили на звук, но их зрение восстанавливалось не сразу, поэтому монстры становились лёгкой добычей.

Голлумы, по моим наблюдениям, являлись не самыми умными обитателями канализации, но всё-таки смогли меня удивить. Второй претендент появился неожиданно, следом за первым. Я успел скрыться, но уродец заметил лежащего собрата, после чего остановился и стал водить башкой из стороны в сторону, пытаясь найти меня.

Шансов у него не было, но дальнейшее поведение твари удивило.

Он дождался следующего собрата и обменялся с ним утробным рычанием, после чего двинулся дальше, разведывая территорию самостоятельно.

Когда он вышел из-под света лампы, я напал и убил его, на миг пространство осветилось вспышкой вылетевшей эссенции. Второй тут же прыгнул следом, намереваясь разорвать меня на части.

Поглощаю эссенцию и отпрыгиваю в сторону.

Голлум появляется где-то рядом — едва различимая фигура на фоне следующего фонаря. Делаю пару шагов и пинаю, выталкивая назад, под фонарь, где тварь теряется, и игра вновь идёт по моим правилам.

Убитого пришлось оттащить, чтобы он не смущал следующих гостей.

Время шло, гора из тел увеличивалась. На втором десятке я существенно устал, хотелось пить, и, если голод я ещё мог игнорировать, жажда так легко не отступала.

Ещё одним сюрпризом стало то, что один из голлумов подобрался сзади. Очевидно, тварь удивилась, возвращаясь с куском бесформенной плоти — даже не представляю, откуда он это достал.

Убив его, я ещё около часа просидел в полном одиночестве.

Больше уродцы не приходили, а значит, пора разведать, что происходит в узле.

Перед походом к главному засранцу, отрезал пару голов тварей поменьше и щедро расплескал кровь у каждого из ответвлений. По плану это должно существенно сбить нюх преследующим.

Также собрал несколько камней — они изредка попадались на полу, их поиск не составил труда. То, что я считал полом, раньше было полноводным руслом для отходов жизнедеятельности многомиллионного народа Арейни.

Ступая как можно тише, добираюсь до логова, чтобы оценить ситуацию.

Старший голлум уже проснулся, он сидел, словно обезьяна, орудуя немалыми когтями и челюстями, и разрывал человеческую ногу.

Адреналин хлынул в голову, зрелище не из самых приятных. Я убивал, много и часто, но подобное видел впервые.

К моему удовлетворению, рядом никого не было. Значит, большинство голлумов я прибил, а та малая часть, что осталась, ищет добычу.

Пора действовать.

Отхожу на приличное расстояние, ровно до перекрёстка в тоннеле. Отсюда отлично видно свет в конце, где находится логово мутировавшего примата.

Достаю из кармана камень, кидая в сторону узла.

Несколько секунд ничего не происходит. Вынимаю ещё один снаряд и швыряю туда же. Он полетел дальше и, по ощущениям, вылетел в сторону голлума.

Давай же, прояви внимание, выйди…

Неясная тень заслоняет свет в конце тоннеля лишь на секунду. Словно примат пролетел на большой скорости.

— Чёрт…

Что есть сил бегу назад, минуя перекрёсток, сворачиваю, перепрыгивая линию из крови, которую активно расплескал перед операцией “Догонялки”. Голлум неожиданно быстрый, — невероятно быстрый для таких размеров. Если так подумать, он выше меня в полтора раза, да и крупнее, такой Кинг-Конг своего мирка.

По чертежам Хелвина ведущие к узлу тоннели образуют дугу, я бежал по второму каналу, чтобы добраться до логова главаря.

Позади раздался разъярённый вопль. Так, судя по всему, тварь наткнулась на гору трупов, не каждый будет рад потере такой рабочей силы. Ну, ничего страшного, буду считать, что у нас один-один. У него — гора из убитых людей, у меня — гора голлумов.

Выбегаю в узел.

Никого нет, повезло. Быстро оббегаю кучу останков, хватаю фильтры. Всего их четыре, диаметром с моё бедро, круглые, будто колёса маленького автомобиля, каждый килограмма по два.

Схватив фильтры, засовываю пару под разгрузку, а остальные несу в руках.

Пора делать ноги, даже отсюда слышно, как несётся этот бульдозер.

Ныряю в тоннель справа, это последний тоннель перед необозначенной на карте зоной, он ведёт в то место, где я встретил первого монстра.

Никогда не бегал так быстро.

Ощущение тревоги не отпускало, но пока я не понимал почему.

Гигант начал преследование. Теперь на кону стояла моя жизнь, не меньше.

Дыхание быстро сбилось, фильтры под разгрузкой давили на грудь и не позволяли набрать полные лёгкие.

Но останавливаться было нельзя.

Пробегая мимо одного из перекрёстков, увидел в ответвлении ещё одного голлума-рабочего, он тут же подключился к преследованию.

До лестницы добежал в режиме “Турбо”. Вот тут наступило время последнего этапа плана — выбраться.

Хорошо, что люк так и остался открытым. Кидаю один из фильтров наверх, он пулей выскакивает и падает за пределами видимости.

Второй кинуть не успеваю — меня настигает верный последователь культа орангутангов, голлум-младший.

Хватило времени отпрыгнуть, тварь на полном ходу пролетает мимо, задевая когтями. Плечо вспыхивает болью, а по коже начинает струиться тёплая кровь.

Тормозной путь у разогнавшегося уродца длинный. Трезво рассудив, подкидываю второй фильтр. Слава богу удачно.

Где-то недалеко ревёт громила, слышу его рычание будто у себя над ухом. Тварь поменьше пришла в себя после промаха и решила завершить начатое.

Встречаю её ударом в живот. Целиться нет времени. Две когтистые лапы впиваются в спину, но разгрузка держит удар, хотя монстру и удается её проткнуть. Успеваю прикрыться от пасти второй рукой, которую голлум решает попробовать на вкус.

Боль едва ли не парализует, нахожу в себе силы, чтобы провести ножом по его животу. Потроха падают вниз, словно мокрое бельё. Хватка голлума слабеет, он решает разорвать дистанцию, за что тут же платит высокую цену — кукри врезается в его череп, будто в свежесорванный кокос.

Уже слышу топот гиганта. Времени вытаскивать нож нет, спешно цепляюсь за лестницу и перебираю ногами, чтобы выбраться и закрыть люк. Когда нахожусь уже на самом верху, слышу звук удара о металл, лестница вибрирует, но я даже не собираюсь смотреть вниз.

Выпрыгиваю наружу, перекатываясь через раненое плечо. Вокруг никого, из канализации лезет гигантский монстр.

Позвать на помощь абсолютно некого.

Делаю два глубоких вдоха и достаю кунаи. Голова голлума уже появилась из провала, бросаюсь на него в последней атаке, втыкая оба ножа ему в глаза.

Тварь скована, она не может орудовать передними лапами, поэтому мне удалось нанести удар.

Неожиданно меня дёргает вниз, я не успеваю отпустить ножи, голлум валится обратно в канализацию, увлекая меня с собой. Падение короткое, не больше трёх метров. По пути вниз больно прикладываюсь плечом о лестницу, снова-таки раненым.

Туша голлума падает на бетон, я падаю на тушу, а затем скатываюсь на пол. Из лёгких выбивает весь воздух, всему виной — фильтры под разгрузкой.

На морально-волевых качествах дотягиваюсь до бока, расстёгиваю разгрузку.

Вдыхаю полной грудью, не забывая вертеть головой, чтобы не прозевать появление нового монстра.

Вокруг никого.

— Да, Джек, ты грёбаный придурок… — шепчу себе под нос.

Лежу около минуты, рассматривая выпавшую из гиганта эссенцию. Она размерами как две маленькие, висит и освещает порядочную часть коридора.

Пора валить.

Глава 8. В которой герой получает привет с другой стороны

Поднимаюсь и забираю сначала маленькую, а затем и большую эссенцию.

Получена эссенция души: 1 штука.

Использовать?

Да. Нет.

Получена эссенция души Высшего голлума: 1 штука.

Использовать?

Да. Нет.

От обычной эссенции этот параметр в меню вырастает на процент, а от эссенции громилы — сразу на пятьсот.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 3

Эссенция души: 241/300

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0

Жизненная энергия: 94

А неплохо меня подрали, система отняла шесть единиц жизненной энергии.

Отлично, разберёмся потом.

Снова застёгиваю разгрузку и лезу наверх.

Успокоение приходит, только когда задвигаю кругляш люка на место. На руках четыре фильтра, Хелвину придётся раскошелиться на награду, которая, к слову, не указана.

Солнце убирается за горизонт, а я ковыляю к ещё открытым воротам Башни.

Многие стягиваются к безопасной зоне — видимо, когда наступает ночь, просыпаются голлумы. Интересно, все уродцы так чувствительны к яркому свету или есть другие виды?

Шагая к воротам, я вдруг понял, как бесконечно мало знаю о новом мире. Если бы я уделял этому сраному шоу больше внимания, сейчас бы не попался на такой убийственный квест.

Детей возле коммуны нет, поэтому просто стучу в деревянную дверь.

Открывает незнакомая Арейни. Фигуристая, ростом не больше полутора метров, типичная мечта любого уважающего аниме школьника. Заостренные уши, длинные белые волосы и ладная фигурка, которую подчёркивают похожие на джинсы штаны и обычная водолазка.

— Кто вам нужен? — певуче спрашивает она.

— Хелвин, я выполнил заказ, — поднимаю руки, чтобы продемонстрировать фильтры.

От движения начинают болеть раны.

И без того большие глаза Арейни слегка округляются. Видимо эти кругляши им ой как нужны.

— Да, сейчас, проходите…

Она открывает дверь пошире, я нагибаюсь, чтобы не задеть косяк.

Прохожу короткий коридор, до холла, в котором стоят два огромных кожаных дивана. Обстановка приличная, всё чисто. Меня оставляют в одиночестве, Арейни куда-то убегает, топая ножками по лестнице, ведущей наверх.

Что странно, никаких посторонних звуков, будто в доме живут лишь Хелвин и его помощница. Даже тех же детей нигде не видно.

Вероятнее всего основной костяк коренных где-то в башне, это звучит логичнее всего, а здесь что-то типо дома.

Убранство дома Арейни существенно отличается от обстановки в жилище военных. Там так и воняет казармами, которые я не переношу с самого детства.

Домик в три этажа стоит прямо у стены, довольно обособленно. Внутри всё отделано деревом неизвестной мне породы, пергаментного цвета с жёлтыми прожилками.

Хелвин спускается спустя минут десять. Старейшина всё так же облачён в хламиду из грубой ткани, которая волочится по гладкому полу. Он устраивается на втором диване, напротив меня. Между нами металлический столик, на который я и ставлю фильтры, подняв их с пола.

— У вас здесь мило, — хотел было обвести пространство рукой, но плечо вспыхнуло болью. — Не думал, что наши расы так похожи.

— Это приёмная, мне сказали, что в вашем мире так принято, — степенно ответил Хелвин. — Я рад, что вы вернулись целым, Джек. Более того, вы пришли с фильтрами. Это очень поможет нашей коммуне. Извините за столь долгое ожидание. И перед тем как перейти к разговору об оплате, позвольте обработать ваши раны.

Тон Арейни звучит необычно: даже на Земле, среди цивилизованных людей, я редко слышал такую вежливость и участие, что уж говорить об этом мире. Когда рушатся подобные шаблоны, я искренне радуюсь.

Искоса гляжу на своё плечо — повреждение неглубокое, но саднит. Рваная рана на руке выглядит хуже, кисть угодила в пасть голлума-старшего по локоть.

— Было бы неплохо.

— Сиана! — чуть громче обычного произносит Хелвин.

Уже знакомая Арейни спустилась со второго этажа и присела рядом.

— Вам придётся обнажить верхнюю часть тела, — слегка покраснев, произнесла она. — Чтобы я могла лучше обработать раны.

Снимаю разгрузку, расстегиваю комбез. Холодные пальчики Арейни пробегают по руке и промывают рану бинтом, сложенным в несколько раз и смоченным в чём-то антибактериальном.

— Раны затянутся быстро, — замечает Хелвин. — Они уже на стадии заживления, но гораздо больший эффект будет после того, как вы получите соответствующий навык.

— Как его получить? — поинтересовался я.

— Навыки получают после класса, но почти все классы, так или иначе, имеют усиленную регенерацию. А некоторые и такие способности, как исцеление.

— Вот бы ещё знать, какой класс выбрать, — проворчал я, морщась из-за жидкости, шипящей в открытой ране.

— Всему своё время, — туманно ответил Хелвин. — Сейчас гораздо важнее, что произошло с другими нашими посланниками. Вижу, вы встретили опасного противника.

Старейшина намекал на ранения, которые обрабатывала его помощница.

— Там были голлумы. Кажется, так их называют?

— Да, жители Земли зовут их именно так, — кивнул Хелвин. — Я удивлён, их давно не видели под этой частью города. Видимо, случайность.

— Они были не одни, там был какой-то здоровяк. Хорошо, что это мне досталось не от него, — я указал на руку, которая побывала в пасти монстра поменьше. — Мне пришлось здорово побродить по подземелью перед тем, как я смог выманить его из логова и забрал фильтры. Убежать мне не удалось, он догнал у самого люка.

— Высший голлум? — оба Арейни переглянулись. — Я не ожидал чего-то подобного.

— Почему монстры оказались так близко к Башне? Если не ошибаюсь, канализация ведёт к этому месту. Военные могли бы самостоятельно зачистить эту зону. Помочь вам и получить опыт.

— Всё не так просто, — не удивил меня Хелвин. — Подземный ход к Башне надёжно перекрыт. Улицы перед стеной относительно безопасны, а вот канализация — нет. Военным, как вы их зовёте, гораздо важнее обеспечить безопасность внутри кольца, они не интересуются делами Арейни. А мы не интересуемся тем, что происходит внутри Башни.

Хелвин откровенничал, но мне была непонятна причина.

— Всё сложнее, чем кажется. Генерал Свифт посылал своих людей, но они не смогли решить проблему. Они попросту не вернулись.

— Для военных подобная вылазка не составила бы труда.

— Военные зачастую не выходят за пределы стен. Я знаю, что ваши власти ссылают сюда преступников. Их намного больше, чем жителей Башни, поэтому те остаются здесь.

— Давайте так, — я забрал у Сианы бинт, докручивая повязку самостоятельно. — Я просто встану и выйду вот в эти двери.

Показываю себе за спину.

— Мне не нужна лапша на ушах, я отлично понял намёк, просто выдайте мне мою награду, и мы закончим, — поднимаю руки в жесте мира, улыбаясь во все зубы.

Слушать эти сказки? Увольте!

— Что такое вешать лапшу? — заинтересованно спросила Сиана. — Зачем её вешать?

— Это значит обманывать и недоговаривать. Синонимов много… — поясняю ей я.

Хелвин выгоняет помощницу одним лишь взглядом, та кланяется и покидает нас.

— Что вы хотите услышать, Джек? — прямо спросил он.

— Я не вправе лезть в ваши дела, но, если вы обладаете какой-то информацией о задании, надо было её рассказать. Я мог встретить там что угодно и не справиться вовсе.

Хелвин молчал около минуты,

— Арейни не лгут, — начал он. — Я сказал полную правду — люди много раз спускались за фильтрами, но, с тех пор как там поселился высший голлум, никто не возвращался. Вы неправильно понимаете местную политику. Внутри стартовой зоны, как ещё называют Башню, есть чёткое деление на касты. Искатели, коренные, военные. Искателей можно сразу исключить, они заинтересованы в любой власти, поэтому выбыли первыми. Мы же стоим на своём, чтобы не потерять последнее, что у нас есть, — свободу. Народ Арейни признаёт власть генерала, мы выполняем все требования, но служить не станем.

— В чём же тогда проблема?

— Башня за последние годы изменилась, во многом благодаря генералу. Так получилось, что локация теряет влияние. Свифту не нравится, что большая часть товарооборота идёт через нас. Здесь ваш новый мир. Вы пока этого не понимаете, но такие люди, как генерал, поняли.

Я сверлил старейшину взглядом. Арейни что-то скрывает, но кто я такой, чтобы почти незнакомый разумный исповедовался мне в своих грехах?

Не суди, да не судим будешь, частенько говорил отец. Вот только его высказывание никоим образом не касалось меня.

Мне порядком надоел этот цирк, поэтому я решил его прекратить.

— Я скажу, что я понял, вам не обязательно мне отвечать. Исключая сказанное про генерала и прочие касты, ситуация мне более-менее понятна. Вам нужны ещё фильтры?

Хелвин опустил голову, подтверждая моё предположение.

— Генерал отправлял с вами самых низкоуровневых бойцов, которые стали жертвами голлума, потому что на Башню могут напасть. Так?

Старейшина снова кивнул.

— Поэтому в городе так безлюдно, конкретно на подконтрольных военным землях?

— Да, — вслух сказал старейшина и пронзил меня любопытным взглядом. — Браво, Джек, в логике вам не отказать.

Пропустив сказанное мимо ушей, я закончил:

— Остальное мне знать не нужно. Просто хочу понимать, от кого можно ждать подвоха. Думаю, добыть остальные фильтры будет не так трудно, но мне нужны помощники, которые донесут груз.

— К сожалению, не смогу выделить больше двух Арейни, — Хелвин развёл руками. — Но думаю, мы сможем вооружить вашего приятеля.

— Хорошо, оружие пойдёт в счёт оплаты, — уточнил я.

— Договорились, — Хелвин улыбнулся, отчего морщины на его лице углубились.

— Какая меня ждёт награда? — не стал оттягивать я. Видимо, Хелвин совсем стар, забывает основные договорённости.

— Её уже готовят.

— Тогда пойду к себе, — я встал, собираясь поспать.

— До завтра.

— Выходим рано утром, — предупреждаю старейшину. — Под землёй неважно, какое время суток. Хочу выполнить задачу как можно скорее.

Хелвин встаёт и кланяется. Как мне показалось, даже глубже, чем обычно.

Бесшумной тенью появляется Сиана, провожает меня до выхода и прикрывает за моей спиной дверь, простовато кивнув на прощание.

На улице сгущаются сумерки, люди спешат в укрытия.

Я посмотрел на Солнце, остановившись на секунду перед входом в холл. Первая ночь на этой стороне.

Проверяю статистику зрителей, всё так же — одна единица у иконки глаза.

Возле стойки с регистрацией Алисы нет, поднимаюсь на свой этаж, чтобы найти Райана.

У двери встречаю двух мордоворотов, едва не касающихся головами потолка. Не новички — снаряжение хорошее — и не военные, но и не простые преступники. Оба вооружены кортиками, глаза холодные, у таких день начинается не с кофе, а с паяльника и криков очередного должника.

Ещё четверо заключённых-новичков в комбезах стоят поблизости, не рискуя подходить. Делаю вид, что поправляю разгрузку на выходе из лифта, засовывая метательный нож в рукав.

При моём приближении один из громил молча открывает дверь.

Вхожу внутрь.

Скудно обставленное помещение с кроватями: на одной сидит Райан, на другой — неизвестный мне мужчина тридцати лет, забитый татуировками с ног до головы.

На полу кровавые разводы. Райан цел. Кто же тогда здесь подох? А что подох, я уверен, с такими кровопотерями не живут.

— Вот ты какой, птиц дорогой, — кряхтит татуированный.

Ростом он не выше меня, лицо забито чёрно-белыми писаниями на русском. Если не ошибся в переводе — молитва.

Он картинно щёлкает пальцами.

Иконка с количеством зрителей у меня пропадает.

— Сейчас мы полностью одни, — улыбается русский и протягивает руку, постукивая по кровати напротив. — Садись, будем говорить.

— Охренеть, связь пропала, даже не слышал о таком… — протянул Райан.

— Заткнись, один звук — и ты покойник, понял? — резко оскалился татуированный и пробормотал себе под нос: — Еб…чьий случьай, с кемъ прихотится рабъотат…

Русский выругался и продолжил:

— У меня для тебя послание от одного общего друга, Олега Владимировича, — проскрипел он, усмехаясь. — Он попросил передать, что помог тебе отойти от дел…

Я замер — этот русский говорил опасные вещи. Моё дыхание участилось, но я сдержался.

— Так вот, работа, которую он тебе предлагал, никуда не делась, более того, ты станешь исполнителем, — произнёс он. — Готов выслушать инструкцию?

— Да, — сам не узнаю свой голос.

— Первое задание такое — набери десятый уровень за одну неделю, затем получишь новые указания, — татуированный подмигнул. — И не подведи нас, я поставил на тебя. Рассказывать, что будет, если не выполнишь условие или откинешь копыта?

— Нет, — я стиснул зубы. — Что за условия и с-с-с-с чего это понадобилось Олегу?

— Дыши, дыши, — рассмеялся русский. — Ты теперь его сучка, он поставил на тебя, понимаешь? У больших боссов большие игры, они пустили твоего приятеля, а пешкой стал ты.

— У других тоже есть пешки?

Я быстро соображал, схема была мне понятна, о чём-то подобном я слышал не один раз. Самые влиятельные мафиози играют всю жизнь, но с приходом Перегринуса покер и бильярд быстро отошли на второй план. Теперь главы картелей, убийцы, все те, у кого были связи, влияние и деньги, играли по-крупному. Запускали нескольких игроков на другую сторону, после чего ставили деньги, дёргая за ниточки прямо из офиса. Следовало выяснить подробности.

— Да.

— Когда обо мне станет известно?

Логичнее всего, что игра ещё не началась, идёт подготовка. Сколько у меня осталось времени — вот первостепенный вопрос.

— Через неделю, когда вы увидитесь с другими.

— Понял.

Я приглушил эмоции, сорваться сейчас — значит дать погибнуть своим близким.

— Бывай, птиц, — меня хлопнули по плечу, и татуированный скрылся за дверью.

— Я в шоке, — пробормотал Райан. — Это кто ещё такой? И на что он тебя только что подписал?

— Сам ещё не знаю, — растерянно ответил я.

Иконка глаза вернулась, всё так же показывая одного зрителя.

Значит, Олег каким-то образом смог договориться с отвечающим за меня оператором, чтобы отдать приказ без лишних глаз и ушей.

— Похоже, мы крупно влипли, — заметил Райан. — Даже не знаю, радоваться или нет, с другой стороны, они грохнули того козла, который распускал руки.

В комнату стали входить заключённые, которых, по-видимому, отсюда выгнали русские.

— Хоть что-то хорошее, — я повернулся к Райану. — Завтра с утра мы выходим на миссию Арейни. А сейчас спать.

— Вот так просто? — воскликнул Райан, привлекая к себе заинтересованные взгляды, и уже тише продолжил: — Давай обсудим, что сейчас произошло!

— Ничего, что помешало бы нам поспать.

— Это называется ничего? — Райан чуть не подпрыгнул от возмущения. — Ты случайно не знаешь, где достать столько эсок? Напомню, чтобы поднять уровень до десятого, надо убить дохрена монстров!

— Значит, мы их найдём, — я отвернулся, собираясь поспать.

Раны, к удивлению, уже не давали о себе знать. Если не давить на них целенаправленно.

Райан какое-то время поворочался, а затем я заснул.

* * *
Проснулся через несколько часов. Слегка дезориентировала темнота, но затем я понял, что окна закрыты ставнями.

Не хотел бы я встретиться с тем, кто спокойно может проникнуть на высоту более чем в десять этажей.

Райан подлетел от одного прикосновения, я тут же успокоил его, чтобы у бедолаги не случился приступ паники.

— Спокойно, это я, нам пора…

Райан что-то проворчал, но быстро поднялся, проснувшись и поняв, где находится.

Мы вышли в освещённый коридор, дошли до лифта, спустились вниз.

Холл почти пустовал, только пара групп выстроилась у окна — наверняка, получали задания. К своему удивлению, встретил за уже знакомым окном зевающую во весь рот Алису.

— Привет, — кивнула она, когда мы проходили мимо. — Куда собрались в такую рань?

— К Арейни, — слил всю информацию Райан.

Алиса обворожительно улыбнулась:

— Задания у Арейни одни из самых простых, только не ходите за фильтрами.

Она вдруг заметила состояние моего комбеза.

— Где это тебя так приложило?

— За фильтрами ходил, — неохотно ответил я, выходя из холла.

— Постой, — позади раздались шаги. — Куда ты сейчас?

— Снова за фильтрами, — не стал скрывать я.

— В город выходить сейчас небезопасно, — предупредила Алиса. — Особенно пока не встало солнце, обычно голлумы днём спят, но сейчас дело в другом.

— Спасибо за предупреждение, — искренне поблагодарил я и пошёл дальше.

Алиса не отставала, она почему-то пошла следом за нами. Я не стал заострять на этом внимание.

Арейни открыли сразу, стоило мне постучать, будто и вовсе не ложились спать.

— Доброе утро, — поздоровался я.

— Входите, — улыбнулась Сиана.

Арейни провела нас в гостиную, после чего забрала Райана и увела куда-то дальше по коридору, где они пропали за дверью.

Алиса села рядом со мной.

— Что ты тут забыла?

— У меня разговор к Хелвину. Давно собиралась сходить.

— Понял.

Хелвин появился спустя минуты три. Он нёс в руках кружки с каким-то напитком, над которым витал пар. Старейшина кивнул, после чего поставил чашки перед нами.

— Рад вас видеть, Алиса, — Хелвин поклонился, я встал и повторил за ним.

Девушка удивлённо взглянула на меня, но ничего не сказала.

— Вы не говорили, что в нашей группе будет новичок, — поморщилась она.

— Джек не новичок, вчера он показал себя с лучшей стороны.

— И, видимо, с трудом унёс ноги, — Алиса обвела меня взглядом, намекая на многочисленные ранения. — То, что ты ушёл на своих двоих, уже многое значит.

— Джек выполнил задачу и решил проблему с пропавшими игроками, — проинформировал Алису старейшина. — Поэтому мы решили обратиться за помощью к вам. Учитывая обстоятельства, хороший опыт для вас.

Реакция Алисы была неоднозначной. Она взглянула на мои раны по-другому, видимо, пытаясь представить, кого я встретил.

В этот момент вернулись Сиана и Райан. Парню вручили арбалет, который он держал, словно младенца, с трепетным выражением лица.

Арейни же облачилась в плотные штаны и куртку. На голове — шлем с прозрачным стеклом, на поясе — пара свёрнутых телескопических дубинок.

— Сиана пойдёт с вами, — Хелвин встал, чтобы нас проводить.

— Отлично, просил помощников — получи помощников, — простонал я.

— Я тоже не особо рада такой компании, — Алиса застегнула ветровку.

— Чем ты вооружена? — поинтересовался я. — Почему Хелвин попросил тебя?

— Мой класс можно прокачивать, только помогая коренным, — призналась рыжеволосая. — Поэтому Хелвин подключает меня раз через раз.

— Так чем ты владеешь? — не унимался я.

Меньше всего мне сегодня хотелось нянчиться с недовольной красоткой.

— Вот этим, — Алиса вытянула вперёд руку с раскрытой ладонью и воздух перед ней замерцал.

В шаге от Алисы развернулся щит, будто состоящий из шестиугольников, как пчелиная сота. Он ровно сиял синим цветом, освещая довольное лицо хозяйки.

— Ещё вопросы? — спросила Алиса.

— Вопросов нет.

Глава 9. В которой героя нет

Утренний Нью-Йорк гудел клаксонами нетерпеливых водителей, сиренами машин скорой помощи, полиции, пожарных.

Кто-то сегодня горел, кто-то медленно оседал на пол в очереди за хот-догом, схватившись за сердце, в сотый раз обещая перейти на салат.

Чьи-то кровати пустовали, а кто-то спал сразу с парочкой девиц.

Работающая прослойка населения потихоньку вставала, чтобы успеть в душное метро, а кто-то, наоборот, только возвращался домой.

По ещё относительно пустому городу скользил чёрный седан, росчерком молнии отражаясь в тёмных витринах бутиков и стеклянных фасадах офисных зданий.

За рулём авто сидел молодой парень, которого можно смело назвать красивым. Зачёсанные назад волосы, выбритые виски и правильные черты лица.

Парня звали Калум, и сегодня он работал последний день.

Управляя машиной, он смотрел на прохожих, гадая, кто и куда направляется этим чудесным днём.

Таким способом Калум успокаивал себя, отгоняя мысли о том, что у него больше нет работы.

Служить в команде своего кумира — это работа мечты. Хоть в этой команде и всего два человека. Чего ещё можно пожелать? Калум до некоторых пор искренне считал, что жизнь к нему слишком благосклонна. Он не мог быть таким счастливым.

С другой стороны, он помнил, как всё начиналось. Как говорится, если долго идёт дождь, скоро появится солнце. Солнцем Калума стал тот день, когда он попал на работу к Джеку Уорону.

Люк Калум проработал на Ворона семь лет, но был связан с мафией куда дольше. В тринадцать лет босоногий мальчишка из Гарлема познал всю серьёзность жизни. Он как обычно прогулял школу при приюте святого Фредерика, после чего пошёл забрать товар у знакомого торчка на углу, чтобы уже к вечеру принести домой немного налички.

На маленького Калума никто не обращал внимания, он бегал, выполняя мелкие поручения для много возомнивших о себе курьерах. Взамен малец получал не деньги, а травку или порошок, который в полцены продавал прямо в своём доме.

Трудно ли найти зависимых в самой старой восьмиэтажке района?

Не по годам смышлённый голодранец решил задачу быстро. Он просто пошёл в прачечную, где провёл несколько часов.

После слежки появилось сразу три кандидата. Эти люди могли бы купить дозу. Как он это выяснил? Просто смотрел и вычислял тех, кто имел признаки зависимости. Кто-то совсем не скрывал свои вены, на которых не было живого места от уколов. Кто-то просто пугливо загружал бельё, закутанный с ног до головы, но на водолазке, на сгибе руки, виднелись розоватые пятна крови.

Выбрал две цели — сальноволосого парня живущего этажом ниже, и мать-одиночку с грудным ребёнком, которой едва ли исполнилось двадцать.

Паренька спонсировала бабушка, жили они неплохо, а молодая мамочка частенько принимала у себя парней и в деньгах тоже не нуждалась.

Так Калум с самого детства ступил на кривую дорожку, которая не могла не привести его к мафии.

Аппетиты росли, в пятнадцать старшая сестра уехала в колледж, и Калум остался с мамой один. Пришлось работать больше, чтобы платить за коммуналку и не питаться макаронами с сыром на постоянной основе.

В один момент Калум расширил базу клиентов, но вычеркнул из списка вдову с третьего этажа.

Мальчик рано стал мужчиной и перестал брать с неё деньги — он брал её тело. Мать ничего не подозревала, работая в соседнем районе уборщицей.

Какие у него были песпективы? Он хотел заработать на дом и увезти маму из гетто. Но для этого надо было продавать в промышленных масштабах и навсегда потерять самого себя.

За этими размышлениями прошёл ещё год, пока однажды Калум не увидел, как маму подвёз кадиллак местного наркодилера. Мальчишка, едва ли старше Калума, сколько ему, двадцать один?

Мама стала отлучаться, Калум запереживал.

Пару суток он ничего не ел, сидя дома. Несколько раз к нему приходила Джейн, оставляя ребёнка няне, — она хотела ласки и не прочь была купить дозу. Продав наркоту, Калум закрыл дверь перед недоумевающей девушкой, после чего около тридцати минут блевал в туалете.

Ему стало не по себе. Он никогда не представлял себя на месте тех, на ком зарабатывал.

Сейчас его матерью пользуется какой-то быстро поднявшийся барыга. Как это вчера делал с Джейн сам Калум. От этого становилось тошно.

В мозг Калума пришла неожиданная мысль, которая его огорошила, словно гром в ясном небе. А что если мама принимает? Он никогда не видел никаких следов, но вдруг он был слишком занят для этого?

Он стал судорожно перерывать вещи, проверять всё, до чего мог дотянуться. Не найдя ничего, он успокоился. Но только до вечера.

Когда мама не вернулась в восемь, затем в десять, затем в двенадцать, Калум вышел на улицу.

Он долго плутал по району, но не мог найти ни того продавца, ни маму. Обошёл пару её подруг и вернулся ни с чем.

Ещё за дверью он услышал, как разрывается домашний телефон. Калум вошёл и снял трубку. Ему сообщили, что его мама в больнице и за ним уже едут представители службы опеки.

Врачи не раскрыли подробностей, но Калум и сам всё понял. Грёбаный наркоша подсадил её на героин, чтобы она стала послушнее.

Отчаяние кипело, оно требовало выхода, толкая на необдуманные поступки.

Служба опеки никого не нашла, Калум пришёл в больницу и утвердился в выводах, после чего у него перед глазами потемнело от напряжения, а ноги стали слабыми и ватными.

Он быстро нашёл ствол, сторговал за остаток товара и возможно спас жизнь какому-то продавцу из круглосуточного. А после отправился прямиком к углу, где постоянно видел машину этого урода.

Сжимая спрятанный под курткой револьвер, Калум застыл у телефонной будки. Пошёл дождь, маленький убийца замер и никак не мог решиться, но одновременно он жутко боялся, что машина тронется и уедет.

Сколько красивых женщин сейчас отдаётся за пятёрку на каждом углу? В каждой он видел свою мать и будет видеть ещё многие годы. Пока Калум шёл к этому месту, он заметил троих. В Гарлеме правит сила, здесь другие законы.

Стоя под козырьком, Калум раскачивался с пяток на носки, думая, как лучше поступить. Машина незаметно для него тронулась от угла и остановилась напротив. Опустилось стекло, Калум увидел в тёмном салоне огонёк тлеющей сигареты.

Торчок приблизился, на его лицо упал слабый свет пасмурного дня.

— Что-то задумал парень? Потерялся? Я знаю тебя… — произнёс он.

По телу Калума прошла дрожь, он еле сдержался, чтобы не выпустить из рук пистолет.

— Садись, я подвезу тебя… — сказал наркоторговец, приглашающе открывая дверь.

Калуму ничего не оставалось, кроме как отпустить рукоять пистолета и сесть рядом с ним. В то время он логично решил, что вблизи добраться до цели будет проще.

Вот только у наркоторговца были другие планы, он сразу же перехватил и выкрутил его руку. На пол салона выпал пистолет.

— Задумал крупное дело, да?! — разъярённо прошипел нарк. — Решил кончить меня, так?

Калум молчал, его обуял страх.

Машина неслась по улицам, пока не остановилась возле притона. Калума вытащили и затолкали в коридор, он попал в одну из комнат, где его заперли. На полу был лишь старый тонкий матрас и какая-то бутылка с водой.

Он сидел взаперти, не понимая что будет дальше и его душили слёзы. Зачем он сделал глупость? Что теперь станет с его мамой? И как чёрт побери отсюда выбраться?

Калум ещё не понимал, что за ближайшие двадцать четыре часа его жизнь круто поменяется.

Дверь в комнату открылась и нарк снаружи толкнул нового пленника внутрь.

Люк Калум оцепенел, перед тем, как броситься в объятия своей матери.

Они стояли и плакали, крепко прижимая друг друга к себе.

Калум быстро понял, что сделали с его единственным на целый город родным человеком. Мать стыдливо прятала руки и полные эйфории глаза, ей было стыдно смотреть на сына со смесью обожания и безудержного веселья. Наркотики ломали волю и не таких сильных, поэтому оставалось только ждать, пока кровь внутри организма не очистится.

Они просидели так почти сутки.

Доминго, так звали нарка, решившего приручить одинокую красивую женщину для собственных утех, заходил каждые три часа. Он вкалывал мелкую дозу разогретого порошка, чтобы приучить организм к удовольствию.

Калума в этот момент держал хохочущий торчок, мекс, имени которого он не знал.

Проведя взаперти целые сутки, Калум отчаялся, смотря, как мама теряет сознания без сна. Порошок в её крови не давал ей спать, она была вымотана и активно потела, кончался очередной трёхчасовой период и у неё начинались отходняки.

Отчаявшись, Калум бросился на открывшего дверь нарка, вытолкнул того в коридор и что есть сил стал бить по лицу.

Удар, второй, третий. Видимо невольный надзиратель не ожидал такого отпора, поэтому и не успел ничего сделать.

Калум почти убил его, когда услышал, как одна из дверей недалеко от него открылась.

— Какого хера происходит?! Чо ты твою мать творишь?

Ещё один мекс скрылся за дверью и вышел с бейсбольной битой.

— Щас я тебе всыплю, урод…

Калум встал, оскалившись, словно хищник, дикий зверь, готовый продать жизнь подороже.

Мекс долго не решался напасть, видимо пытался объяснить себе, что перед ним обычный подросток. Понимая, что сам парнишка нападать не станет, мекс осмелел и двинулся вперёд.

Калум приготовился драться до последнего.

Нарк с битой остановился, посмотрев куда-то за спину Калума, парень услышал позади хлопки.

— Молодец, парень, а теперь позволь мне закончить… Если ты не возражаешь,

Калум бы не обернулся, но позади раздался звук, словно кто-то чихнул. Лоб мексиканца вдруг заимел незапланированное отверстие, тонкая струйка крови змеёй спустилась к подбородку. Он упал.

Люк как сейчас помнил проходящего мимо Ворона. Он был одет в традиционно чёрное, низ лица закрывает шарф, пальто развевается будто крылья.

Парень гадал, помнит ли Джек про этот случай? Наверняка, нет. Сколько он спас после и скольких спасёт в будущем…

Калум помогал не просто киллеру, он помогал человеку, который нёс на себе груз непонимания и умел любить. Он стал необходимым чудовищем сначала для своей семьи, а затем и для окружающих.

Сейчас, Люк Калум должен был исполнить последнее задание Джека, передать несколько документов его семье.

Авто тормознуло у дома в пригороде, где на крыльце развевался флаг Соединённых Штатов Америки.

Картина идеальна для патриотической пропаганды. Ровный газон, большой гараж и дом, подстриженные по последней моде кусты и плетёная изгородь, укрывающая от соседей.

Выскользнув из машины, Калум прошёлся до двери и постучал.

Дверь открыла осунувшаяся женщина лет пятидесяти, с карамельными завитыми волосами и умным лицом.

— Здравствуйте, меня зовут Люк, — обаятельно улыбнулся. — Я друг вашего сына, принёс вам послание от него.

— Майка? — недоумённо спросила она.

— Нет, Джека.

Лицо Кассандры Уорон, а это была именно она, изменилось.

Люк часто думал, какая она в реальности, мама его нанимателя. Он знал о ней всё, выполняя поручения Джека. Где любит отдыхать, какой размер носит, на что аллергия и какая из рук была сломана в детстве.

И так про каждого члена семьи. Калум был уверен, что после всего того, что узнал, он стал частью этого дома, его невидимым ангелом хранителем.

Выбрать подарок для Майка, пока Джек в Сингапуре, выпиливает стеклянный потолок над собравшимся советом директоров крупной строительной компании? Без проблем!

Спланировать “случайно” выигранную Кассандрой поездку на Сейшельские острова? Будет сделано!

Подстроить увольнение декана с кафедры Лиз на третьем курсе? Выполнено!

Старику не следовало кидать сестрёнке ворона грязные намёки. Калум специально не стал рассказывать Джеку всё, иначе пенсионер был бы мёртв уже к утру.

У Ворона редко оставалось время, поэтому всем занимался его помощник. Джек будто от чего-то бежал, брался за самую сложную работу и летал по всему свету, словно пытаясь что-то доказать самому себе.

Тем временем Кассандра прижала ладонь ко рту.

— Вы… — она искала слова. — Знали моего сына?

— О да, миссис Уорон, — произнёс Люк. — Я хорошо знал Джека.

— Мам? С кем ты так долго разговариваешь? — в прихожей за спиной Кассандры появилась Лиз.

Калум улыбнулся сестре Ворона. Знала бы она, как он её любил, не меньше чем сам Джек. Она и для него стала младшей сестрой, которой у Люка никогда не было.

— Здесь друг Джека, он принёс послание, — Кассандра всхлипнула, вытирая слёзы рукавом растянутого свитера.

— Не плачь, — Лиз подошла и обняла мать и обратилась к неуместно улыбающемуся Люку. — Давайте, что у вас там, нам сейчас некогда.

— Вот, — Калум вытащил конверт и протянул Лиз.

— Что там ещё? — к женщинам подошёл Рэд.

Сестра Джека уже вскрыла конверт.

— Завещание, — пробормотала Лиз.

— Завещание? — взревел Рэд.

Отец Джека схватил лист бумаги и смял его, кидая под ноги Калума.

— Нам ничего от него не нужно, и впредь, не появляйся и близко у этого дома! — пригрозил бывший полковник.

— Вы не вправе решать за всех, — спокойно произнёс Калум. — В завещание упомянуты все представители его семьи.

— Что ты сказал? — переспросил Рэд. — Все представители? Так вот значит Джек не представитель этой семьи, с тех самых пор, как взял в руки оружие и решил творить самосуд. А значит, мы не будет принимать это завещание.

— Папа! — воскликнула Лиз. — Прекрати!

— Нет, — решительно сказал Рэд. — Мне нужен мой сын, а не деньги, просто мой сын…

— Кем вы думали вырастет ваш сын? — спросил Люк. — Кем вы его растили?

— Какое это имеет отношение? — грубо ответил вопросом на вопрос Рэд.

— Я знаю ответ, — Калум не мог остановится. — Вы растили его убийцей, им он и стал.

— Что ты сказал? — Рэд вышел из дома, нависая над Калумом, словно башня.

— Что слышали, мистер Уорон, — выплюнул Калум. — У меня не было детства, Рэд. Я вырос в Гарлеме, потерял отца и работаю с двенадцати лет. Но даже я бы не хотел, чтобы у меня был такой отец как вы. Кем мог вырасти ребёнок, который к семнадцати говорит на трёх языках? Который умеет изготавливать взрывчатку у себя в гараже! Который может назвать сто способов убийства противника, весом больше чем он в два раза. Кого вы растили Рэд?

Отец Джека молчал, бессильно сжимая кулаки. Всё что сказал Люк было правдой и он это понимал, поэтому не мог поднять руку.

— Ответьте мне, Рэд, — издевался Калум. — Я бы не хотел иметь отца, который бы всё детство упрекал меня за мою слабость. Вы даже не смогли поговорить с ним, десять лет, Рэд. Вы молчали десять лет!

Все затихли, они были растеряны.

— А знаете за что мне обидно больше всего? — вдруг спросил собравшийся уходить Люк, Рэд молчал и не собирался затевать разговор. — Что больше всего он хотел заслужить ваше одобрение. Он вас так любил, что боялся ранить и сказать правду. Я только сейчас это понял. А мне всё равно и надеюсь… Джек простит меня.

На глазах Калума вдруг появились слёзы.

Ему действительно было не всё равно. Если история кончится именно так, они будут знать о Джеке кое-что хорошее.

— Какую правду? — усмехнулся побледневший Рэд. — Что он презирающий отца убийца? Бросивший семья в трудный момент слабак?

— Нет, правду о том, что не вы спасли Лиз, а он, — слова Калума заставили Рэда вздрогнуть. — Он собрал сумму, очистив целый район от наркотиков и убил всего одного человека. А вы убивали всю жизнь и вам всё равно не хватило сил, спасти дочь. Он так вас любил, что стал изгоем на целых десять лет, только чтобы не ранить.

Калум посмотрел на лист бумаги, затем развернулся и пошёл прочь, оставляя семью Уоронов. На сегодня все его задачи выполнены.

Он так задумался, что не заметил, как его догнала Лиз. Девушка села на переднее сидение, хлопнув дверь, от чего Люк поморщился.

— Расскажи мне о Джеке, — она взглянула на Калума глазами кота из Шрека. — Пожалуйста.

— Почему ты решила, что я его знаю? — усмехнулся парень. — Ведь его сестра ты.

— Я расскажу тебе про того Джека, которого знаю я, а ты мне расскажешь про того, которого знаешь ты.

— Звучит интересно, — рассмеялся Калум. — Тогда начнём с самого начала.

Глава 10. В которой герой снова бегает

— Как работает твой щит? — поинтересовался я, чтобы знать, как работают способности.

— Ничего серьёзного, — неохотно ответила она. — Радиус всего полметра, можно бить кромкой, режет не хуже меча. В остальном — есть откат, могу держать щит около десяти минут, восстановление в два раза дольше. Если использую минуту защиты, она будет восстанавливаться все две.

— Хм, полезная способность, — кивнул я.

— Мало кто так считает, — призналась Алиса. — Поэтому я редко выхожу куда-то.

— Я слышал, что в будущем способности значительно усиливаются, — ободряюще улыбнулся я, но по кислому выражению её лица быстро понял свою ошибку. — Твой навык трудно улучшать, да?

— Не просто трудно, а почти невозможно, — она вздохнула. — Когда я взяла класс “Защитница”, я даже не догадывалась, что это за подстава. И как сильно она повлияет на меня в будущем.

— Всё так плохо? — участливо спросил я.

— Мне засчитывается опыт лишь в команде с коренными, а заданий с их участием критически мало, — Алиса нахмурилась, ей было неприятно это обсуждать, но теперь она часть команды и я вправе знать её слабые и сильные стороны.

— Интересный эффект, почему он работает именно так?

— У меня есть несколько предположений. В описании навыка точно указано, что, лишь защищая, я смогу обрести силу.

— Слегка…

— Туманно? Высокопарно? — Алиса рассмеялась. — Увы, это так.

— Не повезло тебе, — включился в разговор Райан, наконец-то, перестав любоваться арбалетом.

Он так увлёкся, что даже не смотрел на Алису.

Наша четвёрка вышла на улицу и прошла мимо хмурых военных, стоящих на стене.

Снаружи всё говорило о нелёгком ночном бое. Тел голлумов, — настолько много, что я даже сбился со счёта.

— А я думал, встретил кучу этих уродцев внизу, — я содрогнулся.

— Сегодня была зачистка, обычно мы скрываемся и гасим свет на ночь. Но, видимо, командование решило повысить уровень бойцам, а может, само прокачивалось, — Алису не удивили беспорядочно валяющиеся тела.

— Удобный способ, — я представил, с какой скоростью может идти прокачка, если убивать так много голлумов.

— Не совсем, — откликнулась Алиса. — Здесь те, кого запланировано приманили из Башни, — те, кто скрывался в заброшенных зданиях, подвалах и канализации. Несколько сотен, не так много, даже на уровень не хватит.

— Почему? — я понял, что чего-то не знаю.

— Ты же на первом уровне, — снисходительно пояснила она. — Здесь тебе надо всего сто эсок, чтобы апнуться. На втором уровне тебе понадобится двести…

— На третьем триста? — уловил я.

— Я говорила, что ты смышлённый? До десятого уровня придётся много работать.

— Да, чертовски много, — я прикинул, сколько же надо на десятом, а именно такой уровень был у военных на стене.

— Пять тысяч четыреста, — поражённо прошептал я, но Алиса услышала.

— Это требование для десятого уровня, — кивнула она.

Райан поравнялся со мной. Я только сейчас вспомнил его вчерашние слова, которые я прослушал, слегка ошарашенный заданием Олега.

— Это почти нереально, — тихо сказал он. — Извини, мне жаль.

— О чём вы? — спросила Алиса, видимо, слегка обидевшись, что мы не посвящаем её в свои секреты.

— Это личное, — неожиданно твёрдо сказал Райан, но затем смягчился. — Прости.

Алиса демонстративно ускорилась, уходя вперёд вместе с молчаливой Сианой.

— Тут не всё так просто, — начал Райан, стоило любопытным ушкам Алисы удалиться. — Они не просто так патрульные, остальные жители имеют уровень куда ниже. Патрульные и охрана комплекса — это люди, которые обязаны иметь оружие, а значит, им надо получить десятый ранг. Наверняка, сегодня ночью они пытались привлечь побольше монстров, чтобы прокачать ещё одного военного.

Я молчал, мучительно представляя, что будет с близкими, если я не смогу выполнить задание.

— Чёрт-чёрт-чёрт! — выругался я, вспоминая рожу Олега. — Как мне это сделать, чёртов ты кретин, ответь!

— Не стоит его упоминать, думаю, это не улучшит положение, — остановил меня Райан.

— Да, ты прав.

— Мир куда больше, чем ты представляешь, — Райан пытался меня подбодрить. — Сиана сказала, что ты убил высшего, я слышал про такого. Сколько тебе выпало эсок?

— Пятьсот, — не думая, ответил я и уставился на улыбающегося парня. — Думаешь, здесь где-то бродит уродец с которого может выпасть ещё больше?

— Нет, — улыбка Райана стала шире. — Но я знаю, с кого может выпасть больше.

Мы дошли до люка, и разговор прервался сам собой. Я спешил выполнить задание, чтобы вернуться к обсуждению.

Спустившись, я осмотрелся по сторонам, проверяя обстановку.

Убедившись, что опасности нет, я позвал остальных.

К моему удивлению, Алиса и Сиана даже не воспользовались лестницей, прост упали вниз, прижав руки к груди.

— Вот это навык, — уважительно сказал я. — Красиво!

— А, ничего серьёзного, — Алиса сделала вид, что ей наплевать на похвалу. — Просто у меня хорошая ловкость.

— Ловкость? — переспросил я.

— Это такой параметр, у тебя тоже должен быть.

Я вызвал меню.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 3

Эссенция души: 241/300

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Жизненная энергия: 97

— Я давно обратил внимание на параметры, как их прокачивать?

— Как только ты получишь класс, у тебя появится возможность прокачивать стандартные характеристики персонажа. Но торопиться не стоит.

Очевидно, Алису очень беспокоит её класс.

Через несколько метров разговор стих, мы старались идти неслышно, разделившись и распределив зоны.

Мы с Алисой шли спереди, Райан и Сиана — сзади.

До самого узла с фильтрами нам не встретилось ни одного голлума. Пройдя дистанцию без единого столкновения, я здорово обрадовался. Но не расслаблялся, ведь трупы убитых мною монстров не могли испариться, кто-то их унёс.

О том, что вчерашняя вылазка была не просто плодом моей фантазии, говорили пятна крови на полу в том месте, куда упал высший.

В самом узле, где раньше был рукотворный, а точнее “лапотворный” трон мутированного примата, в куче костей ковырялись два голлума. Мы даже не остановились, а просто вышли на открытое пространство, привлекая их внимание.

Твари сразу же подняли головы, ноздри на их морде заходили ходуном.

Один из голлумов рванул вперёд, второй повторил манёвр с небольшим опозданием.

Алиса вышла навстречу несущейся опасности, а я контролировал другие выходы, пока Райан и Сиана смотрели на геройствующую красотку.

Алиса отнюдь не собиралась погибать. Она действовала обдуманно и расправилась с первым голлумом быстрее, чем я успел моргнуть. Согнула руку в локте, будто хотела показать твари неприличный жест, после чего на её запястье засветился щит, в который и врезался голлум.

Монстр словно слегка спружинил, после чего Алиса развернулась вокруг своей оси, поставила руку горизонтально и рубанула по морде не понимающего мутанта.

Щит разрубил его череп, мгновенно убивая.

Второй был уже на подходе, когда Алиса чуть согнула ноги и прыгнула. Её тело с лёгкостью взлетело вверх, будто она оттолкнулась от батута, и уродец остался ни с чем, прочертив когтями воздух.

Алиса приземлилась за спиной монстра, который уже отвлёкся на нас.

Не теряя времени, я метнул нож, засаживая его в глаз голлума.

Хотел сказать Алисе, что это было неплохо, но меня опередили.

— Охренеть! — фанатично выдохнул Райан. — Это было круто!

Алиса же скромно потупила глаза, пытаясь скрыть самодовольную улыбку. Изобразив книксен, она повернулась к нам самой большой и прекрасной ж… женской долей из всех, что я видел по эту сторону врат, и пошла к фильтрам.

Меня не покидало ощущение, что за нами следят.

Осмотр коридоров ничего не дал, поблизости никого не было. Думаю, голлумы были бы не прочь отведать свежего мяса и останавливать себя бы не стали. Значит, это не они.

Когда я понял, почему не могу определить вектор, резко стало как-то не до фильтров.

— Алиса…

— А?

Она шла за необходимым оборудованием, а я замер, рассматривая тёмные провалы коридоров за кучей костей. Темнота по моим ощущениям двигалась, с той стороны кто-то был и он не питал к нам тёплых чувств.

— Нам пора, — прошептал я.

— Куда?

— Домой, — я стал отступать.

Первым сообразил Райан, он быстро повернулся и побежал в мою сторону.

Сиана направилась за нами не сразу — невысокая Арейни добежала до Алисы, схватила ту за руку и только после этого кинулась следом за хакером.

Мы вбежали в туннель.

— Что ты творишь? — зашипела на меня Алиса, остановившись.

Сиана посмотрела на неё, затем на меня, на лице Арейни была беспомощность. Почему-то коренная поверила сразу.

— Бежим, бежим, бежим… — шептал я.

— Куда?!

Я кивнул ей за спину.

Из-за кучи останков выходили люди.

— Я не уверен, что они наши друзья, — добавил я.

Четверо бойцов в бронежилетах кинулись в нашу сторону.

— Твою мать! — запричитал Райан.

Мы побежали по туннелю что было сил. Сегодня я был благодарен, что нам не попадались голлумы — промедление могло стать фатальным для всей команды.

Я слышал тяжёлые шаги позади. Алиса бежала первой, судя по всему, у неё были прокачанные статы силы. Следом неслись Арейни и я, а потом — Райан.

Парень еле передвигал ногами.

Шаги за спиной не затихали. Преследователи бежали с молчаливой решительностью, словно зомбированные. Лучше бы они кричали, матерились, обещали разделать нас детской песочной лопаткой, но только не молчание.

Далеко убежать не удалось, я понимал, что нас догонят, поэтому негромко бросил:

— Врассыпную! По два…

Шансом будет больше: мы с Райаном останемся в одной группе, более быстрые девушки — в другой.

Я и хакер отстали, сворачивая в один из коридоров. Местность была знакомой, я примерно представлял, где мы находимся.

Если не ошибаюсь, дальше будет небольшой укромный закуток, там встречаются две ленты труб и образуют углубление в стене. В голове тут же оформился план действий.

Как и ожидалось, за нами кинулись два человека, мы забежали за следующий поворот, я остановил Райана, схватив за грудки, и резко сунул его в углубление, отчего тот едва слышно пропищал, выдыхая.

— Тихо!

Нам не удастся скрыться, я понял это ещё на первой стометровке. Каждый грёбанный день я узнавал что-то новое. Оказывается Алиса не простая и хрупкая девушка, а настоящий киборг. Вот и эти игроки далеко не так просты, бегают словно спринтеры и быстро сокращают дистанцию.

Я побежал дальше, ускорился и завернул за угол, ожидая преследователей. Попутно постарался восстановить дыхание, чтобы не выдать себя. Вдруг кроме всего прочего тут прокачивают слух.

Они пронеслись мимо Райана, как и ожидалось не обратив на того внимания. Мне оставалось встретить парочку любителей поиграть в догонялки.

Поворот тут единственный, туннель достаточно широкий, поэтому застать врасплох резким выпадом не удастся. А значит, надо действовать по-другому.

Резко выхожу из-за поворота, заставляя их замедлится. Сразу же бросаю нож, а затем и второй.

Один из клинков попадает первому преследователю в руку, впиваясь в бицепс, а вот второй лишь слегка чиркает его по шее. Попадание явно не критическое, да и попаданием это можно назвать с натяжкой.

Это не мишень, а подвижная цель, которая ко всему прочему пытается уйти от броска.

Снова убегаю за угол, обнажая кукри.

Преследователи входят в поворот куда медленнее и осторожнее, чем я ожидал. Эффекта неожиданности почти нет. У каждого из них на поясе по пистолету, но вооружились они обычными ножами. Ну, приступим к танцам.

Пока парочка не разошлась в стороны, заключив меня в клешни, прыгаю вперёд и раздёргиваю ближайшего мужика. Он ожидаемо пытается достать меня на выпаде, но лишь получает глубокий разрез на руке.

Прищурившись, мужик что-то шипит, плюясь словно змея.

— Ты сдохнеш-ш-ш-ш-шь!

Отвечать ему не стал, чтобы не сбивать дыхание.

Второй вышел из-за спины первого, удаляясь к левой стене, чтобы обойти меня. Надо действовать.

Делаю перекат вперёд и, пока порезанный смельчак растерянно делает шаг назад, выпрыгиваю, словно пружина. Его правая рука летит в мою сторону, ловлю размашистое движение, сжимая кисть, и втыкаю своё кукри по самую рукоять чуть выше паха и беспощадно проворачиваю.

Его слабый удар левой в живот не наносит ущерба, разгрузка у меня похуже, но простой кулак держит. Вторая рука ему не помогла, сыграло небольшое расстояние до стены, противник был зажат и не смог ударить в полную силу.

Минус внутренности, он не жилец. Второй нападающий хочет отомстить, но его останавливает выросшее из бедра оперение арбалетного болта.

Первый незнакомец с ножом во внутренностях что-то хрипит, но не выпускает свой клинок. Хватаю за кисть и выворачиваю руку в сторону второго, вгоняя лезвие прямо в горло его шипящего от боли дружка.

Не спешу вытаскивать нож из живота первого. Он скулит, сломанная рука — это довольно болезненно.

— Кто такие, откуда пришли, какая цель? — скороговоркой спрашиваю я.

— Ха… Ха… Ха-ха-ха-ха, — начинает смеяться тот.

— Ты ещё можешь уйти живым, — пытаюсь сыграть я на страхе перед смертью.

— Кому нужна жизнь, если мы в раю?

Он закрывает рот, его глаза расширяются.

За секунду до плевка понимаю, что он откусил себе язык. В меня летит смесь слюны, крови и приличный кусок плоти.

Это ещё что за херня? Перехватываю кукри и вынимаю из раны, сразу же втыкаю ему в глаз.

Вот и отлично.

Наблюдающий за происходящим Райан стоит в нескольких метрах от меня.

— Еб…нуться, такое на Нетфликсе не показывают, — бормочет он.

— Молодец! Ты вовремя, — похвалил я бледного Райана.

Он робко подошёл ближе, даже не думая перезаряжать арбалет. Шагает словно сомнамбула, наверняка, весь его опыт в подобном дерьме — это компьютерные игрушки. В крайнем случае — препарирование лягушки на биологии.

— Помоги мне забрать всё ценное. Вот этот, с ножом в животе поменьше, его броник будет как раз… Райан! Живо очнись!

— Д-д-да… — кивает он и начинает снимать снаряжение с языкастого.

К моему удивлению, из тела первого покинувшего нас парня с кукри в глазу уже поднимается эссенция души.

Провожу ладонью, забирая опыт.

Получена эссенция души: 1 шт.

Принять?

Да. Нет.

Поднимает шкалу сразу на пятьсот?

Да и выглядит как та, что выпала из стероидного голлума.

Через пару секунд отмучился и второй. Из него тоже вылетел плотный шар света размером с грецкий орех.

Получена эссенция души: 1 шт.

Принять?

Да. Нет.

Конечно же, принять.

— Не знаешь, почему выпавшие эссенции дают плюс пятьсот к прогрессу? — решил я отвлечь Райана.

— Они десятого уровня, — он ожил, смещая внимание от первых в жизни убитых людей на более приоритетные цели.

— Эти парни? — кивнул в их сторону я.

— Да.

— Понятно, готов?

Райан натянул бронежилет, пытаясь оттереть с него кровь, но только запачкался сам. По виду хакера легко понять, что он сейчас на грани. Если не успокоить, закатит истерику и выблюет весь завтрак из галет.

— Слушай меня, Райан!

Подхожу и отвешиваю смачную пощёчину.

— Там, в туннелях, ещё двое. Они враги! Мы на другой стороне. Где-то там наши товарищи, и, возможно враги уже догнали Алису и Сиану, зажали в углу. Или ещё чего хуже — наши напарницы мертвы.

— Мы должны спешить, — очнулся Райан.

— Верное решение! — хлопаю его по плечу. — А теперь дай мне это.

Беру из сумки на его бедре болт и перезаряжаю арбалет.

— Что будем делать? — сдержав рвоту, спросил Райан.

— Охотится, что же ещё? Ты ведь помнишь, что нам надо собрать дохрена эсок…

Где-то наверху прозвучал взрыв. Затем далёкий звук стрельбы.

— Что это? — испуганно спросил Райан.

— Похоже генерал дождался своих гостей, — пробормотал себе под нос я.

— Что? — переспросил Райан.

— На Башню напали, — уже понятнее выразился я. — Пошли быстрее, иначе нам будет некуда возвращаться. Если я всё правильно понял, нам надо как можно скорее выбраться из под земли.

— Почему?

— Потому что мы убили разведчиков.

Глава 11. В которой герой получает награду, но какой ценой

Мы забрали снаряжение и побежали что есть сил.

Пистолеты оставили за одной из труб: учитывая, что нам далеко до десятого уровня, толку от них будет мало. У меня уже набралась коллекция трофеев, а я нахожусь здесь всего сутки.

Пробегая один перекрёсток за другим, я останавливался, прислушиваясь к тишине.

Добравшись до того места, где мы с девушками разбежались в разные стороны, я услышал женский визг. Судя по голосу — Алиса. Что там происходит?

Уже медленнее мы пошли на шум, я жестами показал Райану держаться чуть позади. Перехватил поудобнее кукри и вошёл в туннель, из которого доносились звуки борьбы.

Канал освещён хуже других. Возможно, Алиса и Сиана решили здесь укрыться, но их поймали.

Далеко впереди, в неясном свете, виднелось несколько человек. Я остановился перед очередным фонарём, не собираясь выходить на свет.

Мы с Райаном замерли, я потянулся к его арбалету.

Парень едва дышал от страха, спрятавшись за моей спиной.

— Послушай, — тихо сказал я ему, пока позволяло расстояние. — Я стреляю и отдаю тебе на перезарядку, затем действуй как обычно.

— Как это? — затупил Райан.

— Примерно как в первый раз…

Он кивнул, да так, что я это не увидел, а услышал. Энергии ему не занимать.

Тем временем парочка налётчиков приближалась, они перемещались от одного освещённого участка к другому. Девушки сопротивлялись, но весьма слабо — видно, что слишком большая разница в силе. Враги очень скоро должны были нас заметить. Я не собирался давать им такой шанс.

Алиса громко ругалась и пыталась вырваться, за что получила пощёчину. Где-то за спиной заскрипел зубами Райан.

Арейни шла куда покорнее — видимо, понимала, что сопротивляться бессмысленно.

— Хм…

Один из мужиков задумчиво промычал, положив ладонь на груди Алисы. Второй бросил оценивающий взгляд, и они замедлились, как раз находясь в пятне света.

Отлично, ты будешь первым.

Второй решил присоединиться к дегустации, сделал шаг вперёд и вытянул руку.

Арбалетный болт вылетевший из темноты впился ему в шею. Немного не туда, куда я целился, но, учитывая незнакомое оружие, сделаю себе скидку. Передаю арбалет Райану и бегу вперёд, проскальзывая под фонарём, чтобы скрыться в новой полосе тени.

Приходится прижаться к стене, чтобы противник не увидел меня на фоне других ламп.

Освобождённая от захвата Сиана не растерялась, метнулась в тень и растворилась в темноте.

Мужик прижал Алису к себе и отошёл на пару шагов. Теперь он ожидал нападения с двух сторон: с одной крался я, а с другой пряталась Сиана.

Мы выпрыгнули одновременно; наверное, Арейни видят в темноте гораздо лучше людей, иначе это не объяснить.

Пока враг пялился на меня, Арейни чётким ударом своей телескопички вырубила его. Алиса, упав рядом с не отпустившим её мужиком, барахталась на полу.

Я протянул руку.

— Сама, — буркнула она и гибко поднялась.

— Нам надо уходить, здесь скоро будет много новых гостей, — я кивнул на мужика без сознания.

— Да, похоже, случилось самое плохое, — голос Алисы был тревожным. — Я думаю, они из секты завтрашнего дня.

После её слов Арейни резко побледнела. Это было очень заметно, учитывая цвет её кожи.

— Что ещё за секта? — спросил я на ходу, когда Райан закончил обшаривать труп и забрал ещё один нож.

Пистолет по старой традиции спрятали за трубу, и все вместе пошли на выход. Эски кстати я взял только с того, которого убил. Второго добила Арейни, забирая свою эссенцию.

Итого, задание Олега добраться до десятого уровня оказалось не таким невозможным. Статистика выглядела уже намного веселее.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: не выбрано

Уровень: 6

Эссенция души: 541/600

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Жизненная энергия: 97

— Сектанты верят, что мы в раю, — пояснила Алиса. — В основном это преступники с психическими отклонениями. Здесь многие из них получили силу, о которой раньше могли только мечтать. Безнаказанность, отсутствие контроля, всё это привело к тому, что они образовали одну из сторон.

Сверху стреляли: чем ближе мы подходили к выходу из подземки, тем отчётливее слышали звуки боя.

Арейни заметно нервничала, она так и молчала. И с каждым шагом угасала, сжимаясь, словно пугливый котёнок.

— Тебе страшно, это нормально, — сказал я, останавливаясь перед лестницей наверх.

— Секта завтрашнего дня очень плохо относится к Арейни, — Алиса слегка приобняла Сиану за плечи. — Они их убивают, где бы ни встретили. В завтрашнем дне считают, что Арейни знают расположение второго портала, который ведёт на Землю.

Я замер.

Каждый новый день преподносит много интересного. Секту понять несложно: если будет найден выход, сюда сразу же начнут приходить другие. Сначала это будет США, затем и другие страны. Америка при всём желании не сможет проглотить подобный кусок целиком.

Ценность этого места возрастет в разы, ведь неизученного здесь гораздо больше, чем того, что уже исследовали на Земле.

— Это правда? — спрашиваю я Сиану.

Она лишь кивнула.

— Наша коммуна не обладает такой информацией. Но наш народ долго изучал аномалию, и, возможно, где-то сохранились записи.

Она пожала плечами.

— Так, план следующий. Внизу оставаться нельзя. Если кто-то напал на Башню, они не ограничатся одним направлением. Мы уже встретили их внизу. Прорываемся и уходим.

Все покивали на мою речь, и я первым отправился наверх.

Люк был закрыт, и, слегка приподняв крышку головой, я выглянул.

Вокруг никого, а за углом, где пролегает дорога, ведущая прямиком к Башне, слышно выстрелы.

Открываю люк и покидаю канализацию, занимаю позицию снаружи.

Девушки и Райан тоже взбираются наверх, мы закрываем за собой люк и отбегаем к стоящей машине, чтобы спрятаться. Под ногами хрустит битое стекло, стрельба и крики не утихают — там развернулось настоящее сражение.

Мы не можем вернуться в коммуну — там сейчас идёт борьба между группировками. Нас убьют и не заметят: скорее всего, там самые прокачанные игроки с двух сторон.

Но идти в свободное плавание, в противоположную сторону от Башни, мне не хочется. Слишком мало информации об остальных районах.

— Есть другой вход в Башню? — спрашиваю Алису и Сиану.

— Да, он правее основного, — ответила Арейни.

Алиса кивнула.

— Отлично, мы можем пройти к Башне. Вопрос второй. А существует вход в Башню по канализационным каналам?

— Да… — протягивает Алиса. — Наверняка есть, но генерал, по идее, должен был перекрыть его.

— Надеюсь, перекрытие надёжное, — проворчал я. — Идём ко второму входу.

— Мы можем сократить через эти здания, — Алиса указала на стоящие рядом дома.

— Поехали.

Мы встали, перебежали дорогу и забрались в дом.

Нас встретили пыль и запустение, мы прошли первый этаж насквозь, чтобы оказаться в своеобразном дворике.

Пройдя и его, вошли в следующий дом.

Добравшись до другой улицы, мы поняли, что попасть в Башню нам не светит. У стены, где располагался второй вход, вели штурм несколько десятков человек. На нападающих редко огрызались патрульные со стены. Видимо, основная часть солдат сейчас у центрального входа.

— Нам надо помочь! — взволнованно произнесла Сиана. — Там мой народ.

Действительно, отбивались от сектантов не патрульные, а Арейни. Коротышки изредка показывались из-за стены. Я припомнил расположение зданий внутри кольца. Всё так, дом Арейни находится за этой частью стены.

Если сломается этот заслон, толпа убийц хлынет на территорию Башни и локация будет захвачена. Более того, судьбе коротышек не позавидуешь. Особенно, если всё именно так, как описала Алиса, а не верить ей нет смысла.

— Мы не можем им помочь. Если бы у меня были пистолеты… — сокрушённо покачал головой я.

— У меня есть, — неожиданно заявила Сиана, доставая оружие из-за пазухи. — Но я совсем не умею стрелять.

— Считай, что у нас ничего нет, — выплюнул Райан.

— Мой… — Сиана попыталась подобрать слово, но не смогла. Судя по всему, из-за разницы в языках ей было сложно. — Хелвин дал мне это на всякий случай.

Мы сидели на первом этаже здания, смотря на улицу, где в нескольких сотнях метров от нас маячили спины сектантов. Одни использовали оставленные авто как укрытия, ещё какая-то часть нападающих пряталась на первых этажах, как и мы, но куда ближе к Башне.

— А если так… — я повернулся к прикусившей губу Сиане. — Сними пистолет с предохранителя. Направь в сторону вон того парня…

Я приблизился и взял Сиану за руку, отчего та вздрогнула. Направив её пистолет, я прижался почти вплотную к её щеке, прицелился и чуть сжал её руку, заставляя спустить курок.

Пистолет знакомо кашлянул, пуля ушла в сторону стоящего на одном колене бойца, и тот почти сразу же рухнул, схватившись за плечо.

— Вот чёрт…

Я выругался, и мы с Сианой спрятались. Не ожидал, что попаду с такого расстояния. Тут метров сто пятьдесят, не меньше.

— К нам идёт пять человек, — отчиталась наблюдающая из другого окна Алиса.

— Займите второй этаж, — кинул я ей. — Райан, ты стреляешь, Алиса прикрывает. Мы будем тут.

Рыжеволосую и хакера будто ветром сдуло.

Мы с Сианой остались внизу.

— У меня есть предложение. Но мне нужна помощь, и, если получится, мы выживем.

— Я сделаю всё, что надо, — Сиана серьёзно кивнула.

Идея, которая пришла мне в голову, больше бы подошла для сцены из третьесортного боевика. Такое не работает в реальной жизни, но других вариантов нет.

Окидываю Арейни взглядом. Невысокая, метр тридцать, может чуть больше. Гибкая и стройная, весом не более сорока килограммов на вид.

— Я буду стрелять, но сделать это смогу только рядом с тобой, поэтому мы поступим так….

Арейни выслушала моё предложение, покраснела, но согласилась.

Я выглянул наружу. Пятёрка сектантов не определила наше местоположение и рассредоточилась. К нам отправился один, второй должен был проверить соседний вход.

— Не бойся, всё будет хорошо, — мои слова не успокаивают Сиану.

Вдруг вспоминаю свадьбу Лиз и то, как её глаза наполнились слезами. Я не смог её защитить, а теперь я далеко и Олег может добраться до неё в любой момент.

Настроение резко падает, меня охватывает злость.

Нагибаюсь, чтобы достать до уровня Арейни. Она забирается мне на спину. Притягиваю её к себе, плотно фиксируя связку. Видимо, сделал я это слишком резко, так как услышал болезненный стон.

— Всё в порядке, — тут же произнесла она.

— Готова? — в моём голосе уже нет тепла, я полностью сфокусирован. — Тогда начнём.

Поднимаюсь, Сиана сжимает мой торс бёдрами. Длина её рук слегка уступает моей, поэтому она перемещается правее и прижимается щекой к моему плечу, вытягивая свою руку вдоль моей руки.

Делаю пару шагов в сторону, чтобы уйти за стену. Стучу по ней, привлекая внимание вошедшего сектанта.

— Здесь, — коротко кричит он.

К нему спешит напарник, с улицы доносится вскрик боли.

— Второй этаж! — успевает выкрикнуть раненый, перед тем как его голос обрывается вторым выстрелом.

Стреляет Райан на удивление метко, надо будет его похвалить.

Слышу шаги того, кто вошёл в здание. Между нами стена, в ней приоткрытая дверь, я скрылся за ней. Как только слышу в непосредственной близости от себя шаги, стреляю сквозь своё ненадёжное укрытие. Дверь обзаводится отверстиями, как и противник.

Выхожу к нему, добиваю точным ударом в голову, его крик боли обрывается. Первые пули попали по ногам, одна пробила пах. Здесь не рыцарская дуэль, а война — правил нет.

Подбираю второй пистолет и движением руки за голову, отдаю притихшей Арейни.

— Держи при себе, сколько у нас в магазине?

— Шестнадцать, — пискнула она. — В этом восемнадцать.

— Хорошо.

Смахиваю вылетевшую над трупом эску, пополняя шкалу опыта.

С улицы доносится звук быстрых шагов, на первый этаж вбегает оставшаяся троица — они услышали выстрелы. Мы с Сианой перемещаемся дальше по первому этажу, минуя пару комнат и коридор, чтобы как можно сильнее растянуть преследующих.

Под ногами валяется разный хлам, место напоминает заброшенный офис. На полу лежат исписанные бумажные листы на всё том же незнакомом языке, перевёрнутые стулья, кресла, столы.

Занимаю один из коридоров, встаю так, чтобы видеть вход. Одновременно готовлю место для отступления.

Как только в коридоре появляется один из преследователей, он сразу же получает пулю в голову.

Не успевает тело упасть, как из него вылетает душа, формируясь в маленький клубочек. Бедняга даже не имел десятого уровня.

Эску подбирает чья-то вороватая рука, на доли секунды появившаяся из-за всё того же угла. Вот чёрт! Кажется кто-то хочет меня обставить. Ничего, поиграем ещё чуть-чуть. Мне очень нравится, как работает местный огнестрел, он выравнивает шансы на выживание, особенно между разумными.

Остальные появляться не спешат, вероятнее всего — ждут подмогу. Лучший враг — это мёртвый враг! Поэтому выход один — идти в сторону трупа, молясь, чтобы под ногой не хрустнула каменная крошка или ещё чего.

Где-то на середине пути в проход из холла, откуда и появился убитый мною сектант, вышел ещё один. Пистолет содрогнулся два раза, отправляя в ад и его.

А вот дальнейшее мне сложно объяснить.

Уже подходя к дверному проёму, я едва успел прикрыть глаза рукой. Мимо пронеслось ревущее пламя, будто в соседней комнате стоял настоящий дракон.

Посмотрев на опаленную стену, а затем на выход, я всё-таки решился туда выглянуть.

В ответ на моё любопытство снова дохнуло пламенем. Но я успел увидеть противника.

Тощая девчонка с рыжими нечёсаными волосами. Стоит и держит руки перед собой. Это же чёртова магия! Вот засада. Как только поток пламени стихает, снова подхожу и вытягиваю руку, стреляю несколько раз.

Готова.

Убеждаюсь в этом, осматривая мёртвое тело с дырой в районе переносицы.

Забираю эссенцию. Как здесь можно жить? Мне после нескольких убийств в людях видится только опыт.

Снова оказываемся в том месте, где всё началось. Смотрю в окно и вижу, что враги уже прорвались через защиту на входе: зияют распахнутые ворота, перестрелка уже во внутреннем дворе.

Сиана тоже это видит, она спрыгивает и что есть сил бежит в сторону Башни.

Ничего не остаётся, кроме как следовать за ней.

Удалившись от здания, в котором мы скрывались всего минуту назад, вижу, как оттуда выходят Алиса и Райан. Они бегут следом за нами, подбирая на ходу эски и вытаскивая болты из мёртвых тел.

Я опередил Сиану и остановился перед провалом в сваренной из кусков металла стене.

— Готова повторить?

Арейни быстро кивает, запрыгивая мне на спину.

Ступаю на территорию Башни. В доме Арейни слышна перестрелка, у входа стоит один из сектантов. Пуля входит ему в голову; видимо, он совсем забыл, что сзади кто-то есть.

Плюс одна жирная эска.

От основного здания Башни уже спешат военные Свифта. Значит, оставшиеся сектанты в доме. Когда солдаты приближаются, я отчитываюсь перед высоким чернокожим парнем с винтовкой.

— В доме ещё около пяти, по крайней мере, не больше.

— Мы разберёмся, — он кивает, и трое военных слаженно входят в дом.

Сиана сползает с меня — она хотела побежать следом, но я не пустил.

Военные выходят через минуту, как раз когда к нам подходят Алиса и Райан. Неожиданно понимаю, что выстрелы со стороны центрального входа стихли. Неужели нападение отбито? Даже не верится.

Один из военных отчитывается по связи:

— Нужна медицинская помощь, дом Арейни, да, есть сэр.

Они не обращают на нас внимания и тут же скрываются в провале ворот, выходя наружу. Видимо, зачищают последних выживших.

Слышу голос афроамериканца.

Сиана срывается в дом. Лечу следом.

Внутри разруха, кожаный диван, на котором мы не так давно распивали чай, пестрит отметинами от выстрелов. В гостиной и коридорах несколько тел — как нападающих, так и коренных.

Арейни забегает на второй этаж, я иду следом, задержавшись на минуту внизу.

Заранее понимаю, что произошло: на полу коридора второго этажа лежит Хелвин.

У старейшин изо рта идёт кровь — плохой признак. Подхожу ближе. Как же этот старик ещё дышит? Всё тело в кровоточащих ранах, но не от пуль, а от ударов ножом.

Небольшая Арейни словно стала ещё меньше, она держит его руку и плачет. Оттопыренные острые ушки поджаты. Они о чём-то переговариваются.

— Он хочет с тобой поговорить, — мертвенным голосом сообщает Сиана и идёт к лестнице.

— Лучше не надо, — тихо говорю Хелвину. — Проведи время с близкими.

— У… Мхеня… Кха, — он сплёвывает сгусток крови. — Нет времени.

Принять задание от старейшины Хелвина?

Внимание!

Статус задания: классовое


Невозможно принять.


Выбрать класс: “Метатель ножей”?

Да. Нет.

Перед глазами пролетело полотно системных уведомлений.

— У меня нет класса, — говорю Хелвину.

— Пообещай мне, — он бледнеет из-за слишком большой кровопотери. — Пообещай, что выполнишь задание, и я дам тебе класс.

— Обещаю, я это так не оставлю, просил бы ты об этом или нет, — честно ответил я.

— Х-х… Кха… Хорошо, — он умиротворённо прикрывает глаза.

Старейшина Хелвин желает выдать вам награду.


Задание успешно выполнено!


Принять?

Да. Нет.

Нажимаю Да.

Получен новый класс: Гравитон


Старейшина Хелвин желает выдать вам награду.


Задание успешно выполнено!

Принять?

Да. Нет.

Снова соглашаюсь.

Интеграция системы "Всевидящий" включена!


Принять изменения?

Да. Нет.

Быстро пробегаю глазами по строчкам оповещения, после чего отвечаю согласием. Всплывает проследнее уведомление.

Старейшина Хелвин желает дать вам задание “Месть Арейни”.


Описание: найти и убить всех представителей клана “Завтрашний день”

Временные рамки: не указаны

Награда: уникальный класс


Принять?

Да. Нет.

Чёрт тебя задери, Хелвин. Поднимаю глаза на Арейни. Его взгляд говорит о многом, он полностью уверен в том, что предлагает.

Что за класс такой, Гравитон?

Принять?


Да. Нет.

Принять уже, принять, что мне остаётся?

Глава 12. В которой герой узнаёт о себе нечто новое

Мы с Райаном ели едва ли съедобную кашу, перебирая ложками по дну тарелки. Вокруг ходили военные, собирая тела павших, как защитников так и нападающих.

Солнце перепрыгнуло зенит и стало клониться вниз.

После окончательной победы в небольшой локальном противостоянии, перед народом выступил сам генерал Свифт. Зрелище что надо.

Я впервые увидел главного управленца башни. А ещё стало понятно, сколько всего жителей в этой локации. Наружу выбрались почти все, кроме дозорных в самом небоскрёбе и уже находящих на стене патрульных.

В глазах пестрело от количества людей. Во дворе собрались почти две тысячи человек. Преимущественно военные. В остальном встречались пресловутые искатели, их выделял внешний вид и обособленность. Если военные больше тяготели к ровному построению и стояли вместе, искатели разделились на кучки. Да и броня у них отнюдь не военного типа, одеты кто во что. Тут и куртки и какие-то средневековые латы.

Все собрались во внутреннем пространстве, перешёптываясь и ожидая появления главного по тарелочкам.

Свифт слегка опоздал. Он появился из дверей Башни спустя несколько минут ожидания, заставляя всех замолчать.

Фигура не однозначная, волосы короткие, имеются залысины.

Мужчине уже под пятьдесят, но выглядит он крепко. Даже небольшой живот не портит общего впечатления основательности и надёжности. Широкие плечи, густые брови и сильный взгляд.

— Все мы знаем, что сектанты из секты “завтрашнего дня”, представляют угрозу для всех кланов, — с ходу начал он. — Сегодня мы отбили нападение почти сотни десяток. Но без потерь не обошлось.

Его взгляд стал тяжёлым.

— Мы потеряли около пятнадцати Арейни, четыре из них были старейшинами. Это непоправимая потеря. Потери среди военных озвучивать не буду, это второстепенный фактор. Не хочу, чтобы вы переживали ещё больше, всё-таки мы всего лишь стражи. Слуги народа, как на той стороне, так и на этой. По общему направлению были выяснены другие подробности нападения. Операция должна была стать одной из страшнейших диверсий. Секта хочет пошатнуть отношения с нашими союзниками, коренным народом этого мира…

Его речь была стандартной и от неё веяло политологией. Он долго объяснял, что все здесь очень хорошо отделались и что могло быть хуже.

Выслушав генерала, все разошлись, продолжив заниматься своими делами.

Военные принялись за дальнейшую уборку, а Арейни начали восстанавливать и отмывать свой дом.

В целом, всё выглядело так, будто ничего серьёзного и не произошло. Это слегка меня удивило, но я быстро сделал поправку на то место, где нахожусь.

— Я получил класс, — задумчиво сказал я Райану.

— Да? Круто! Какой? — загорелся парень.

— Гравитон.

— Что? — он растерялся. — Я ничего подобного не встречал.

— Теперь встретил, — я криво улыбнулся.

— Только не рассказывай никому о своих способностях, — тут же просветил хакер. — Любой тут может использовать знание о твоих навыках против тебя.

— Знаю, примерно так я обыграл Фрэнка.

— Всё верно. Хоть и жутко интересно, что у тебя за скилы.

Райан совсем не умел врать, он состроил лисью морду, я лишь просверлил его скептичным взглядом.

— Проверка пройдена, — Райан расплылся в улыбке. — Какой у тебя уже уровень?

Мне стало стыдно. Я и правда ещё не смотрел характеристики после получения класса. Даже не сразу вспомнил, какой получил уровень, что же там изменилось.

Имя: Ворон


Раса: человек


Класс: Гравитон


Уровень: 8


Эссенция души: 741/800

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0


Мана: 100


Жизненная энергия: 758

Здоровье просело ещё больше, возможно из-за истощения и кровопотери, всё-таки я здорово расшевелил раны. Но в целом, теперь я куда толще, чем был. Боли практически не ощущается. Раны выглядят, как вмятины на автомобиле, вызывая скорее боль душевную, нежели физическую.

— После получения класса, выросла жизненная энергия, появился пункт мана, — доложил я Райану.

— Отлично! Значит твой класс магический, хороший улов, — покивал головой он. — Жаль, что подобные классы трудно раскачать, по сути это имба.

— В чём трудность? — я решил закидать вопросами своего информатора, пока у нас было время.

— Магические классы, это бомба замедленного действия, — стал рассказывать Райан. — Они прокачиваются значительно медленнее и требуют куда больших вливаний эсок.

— Давно хотел спросить, какой тут максимальный уровень? И как происходит трансляция?

Вопросы достаточно интересные. Я почти разобрался со своими положением, но по эту сторону не всё так просто.

— При переходе нам вживили чипы. Эти устройства позволяют транслировать видеосигнал с нашей стороны. А дальше уже вопрос восприятия, контент охватывает почти все информационные каналы. Есть дайджесты на телевидении, есть стримы и целые каналы на видеохостингах, форумы и прочее.

— И любой может смотреть за любым? — я покосился на уведомление о своём единственном зрителе.

— Да, почти, — Райан правильно понял мой взгляд. — Судя по всему, за тобой смотрит кто-то близкий, кто отыскал тебя в списке трансляций. Список может насчитывать до полумиллиона стримов.

— Лучших смотрит больше, худших меньше?

— Как и в реальной жизни, — хохотнул Райан. — Всё как везде.

— А как популярные игроки становятся популярными? Выходит это чистой воды рандом?

— По большому счёту да. Новые имена всплывают практически каждый день, тем не менее, это капля в море. В основном всё зависит о глобальных уведомлений, тот кто так засветится, сразу получит кучу славы. В остальном новые имена открывают через старые, кто-то кого-то примечает, когда следит за своим героем.

— Героем, — я ухмыльнулся. — Так сейчас называют убийц?

— Именно, — кивает Райан.

— А что такое глобальные уведомления?

— Такие появляются, когда кто-то совершает нечто экстраординарное по меркам системы. Это сообщение видят все разумные без исключения. В общем, когда увидишь, точно поймёшь.

Мы замолчали, разом взглянув на отвратительную кашу.

— И чего эти Арейни в неё добавляют? — простонал Райан, вцепившись руками в волосы и горестно взглянув на соседний стол.

Рядом с нами сидела парочка искателей, судя по шмоткам. Оба в плотных куртках, относительно целое снаряжение, бронежилеты и оружие. Но главным тут был не образ, а то, что они ели. Оба парня уплетали жареное мясо. На вид не так плохо, а на запах ещё лучше.

— Не смотрите такими взглядами, — рядом со мной на лавку плюхнулась Алиса.

Совсем теряю навык, даже не заметил, как она подобралась.

Ходит девушка и правда бесшумно, но я банально пропустил мимо внимания остекленевшие взгляды парней рядом. Возможно глядя в такие безвольные глаза, я смог бы различить в отражении надвигающуюся защитницу.

— Это мясо голлумов, — пояснила Алиса, после чего нас с Райаном чуть не вырвало прямо на стол.

Заморыш поражённо смотрел то на мясо, то на Алису. Меня же больше всего впечатлила та непоколебимая уверенность с которой эти двое уплетали свою добычу.

Мда…

— Я сейчас… — Райан закрыл рот ладонями, его щёки надулись, глаза стали такими большими, что грозили вырваться из орбит.

Мой помощник побежал в уборную, а мы с Алисой остались одни. Я сразу понял, что в ближайшее время даже не стоит мечтать об изучении класса. А куда собственно спешить? Для начала мне было интереснее усилить сильные стороны, повысить ловкость и силу.

— О чём говорили, мальчики, — спросила она.

— Райан как раз рассказывал, как люди с земли наблюдают за нами.

Алиса поморщилась, скосила глаза и вздохнула.

— Лучше бы этой функции не было. Или её хотя бы можно было отключать.

— Тебе это не по душе?

— Кому такое понравится? — девушка покраснела. — Эти ублюдки смотрят за мной день и ночь, а уж сколько мне поступает разного рода предложений… Пошли они!

То, что за Алисой наблюдают, я пропустил мимо ушей. Гораздо интереснее другое.

— Предложения? — переспросил я.

— Да, с Земли в основном, — она поджала губы.

— Я не буду спрашивать, что тебе предлагают. Мне интересно, как происходит обмен сообщениями.

— А, это… Ничего сложного. Всё по тому же чипу, тебе поступает почти неотличимое от системного сообщение. Если по простому, почта. Всё это придётся разблокировать вручную. На раннем этапе, новички прилетают с залоченными ассистами, чтобы не сбрендили.

— Что это значит?

— Ну, тебе придётся поковыряться в настройках, тупица, — раздражённо засопела рыжая. — Системные параметры включаются по мере пребывания, когда мозг готов к дополнительной нагрузке. А вот ассист от разработчиков чипа можно разблокировать в меню.

— Кажется понял. А как они могут давать награду? Я слышал, это двусторонняя система.

— Через арку проходит определённый материал, чистая синтетика например, некоторые виды пластика и прочее. Военные контролируют пункт обмена, за выполнение зрительских требований, можно получать монеты, а после обменивать их в маркете. Это самый простой метод.

— Удобно, — признал я.

— Некоторые девочки никогда не выходят из Башни. Занимаются чем-то вроде вебкама, развлекают извращенцев, школьников и просто одиноких людей. Здесь они могут увидеть куда больше чем на Земле.

Алиса затихла.

— Спасибо, — поблагодарил я. — Кстати, зачем ты пришла?

— Всё затем же, выполнить задание. Фильтры! Ты ещё помнишь?

— Совсем забыл, — честно признался я.

— Так и думала, — она осмотрелась по сторонам. — Когда выходим?

Ещё несколько часов назад нас чуть не убили, а Алиса уже готова идти снова. Никак не привыкну в этому миру.

— Давай сходим сегодня, уверен военные уже всё подчистили.

— Хорошо, тогда я вернусь через пять минут. Задание ещё висит?

Я расфокусировал внимание, осматривая интерфейс, нашёл вкладку задания и открыл её.

— Да.

— Отлично!

Алиса ушла, а я задумался.

Всё вокруг казалось таким необычными и непонятным. Какие-то пункты, меню, помощь, система…

Точно! Система, вчера что-то такое было в уведомлении.

Если быть точнее, мелькало слово “всевидящий”.

Я приступил к поиску, рассматривая вкладки. Уже через минуту, мой мозг взорвался, тщетно и по третьему разу вглядываясь в одни и те же пункты.

Ничего нового, странно.

— Ну, пусть будет по твоему, — проворчал я.

Райан вернулся из уборной.

Парень выглядел, как лимон. Он сел рядом.

— Собирайся, готовь свой арбалет, мы возвращаемся в катакомбы.

— Что? Снова?

— Именно, фильтры не ждут.

Через десять минут мы все во второй раз за день покинули Башню, выходя за ворота.

Алиса сказала, что генерал и его люди зачистили канализацию в этом районе..

— Их было не много, — рассказывала защитница. — Диверсионный отряд, должны были пробраться и открыть ворота. Долбанные закатники, совсем страх потеряли.

— Почему закатники? Они же из секты завтрашнего дня, — решил прояснить я.

— Их частый лозунг, своего рода гимн, “никто не увидит заката”, — вместо Алисы сказал Райан.

— Что это значит?

— Если бы кто-то знал, они же чокнутые, — пожала плечами девушка.

Мы шли по улице, когда мимо пролетел байк.

Я успел рассмотреть одетую в тёмное фигурку, по формам явно женскую. Из под шлема наездницы торчали длинные распущённые волоса цвета ночи.

— Воронесса? Хм…

Алиса проводила девушку взглядом, пока та не скрылась в открытых для неё воротах.

— Видимо её люди помогали в защите, — снова сказала она сама себе. — Вот почему мы так быстро оправились и подавили наступление.

— Воронесса? — Райана озарило и он повторил другим тоном. — Вороне-е-е-е-е-с-с-са, чёрт, я увидел её лично! Чёрт!

— Что? — меня уже начинали злить такие моменты, будто я оказался на сходке клуба Толкиенистов и они разговаривают на придуманном автором языке.

— У тебя же фанатский ник, как ты можешь не знать? — удивился Райан.

Алиса кивнула, поддерживая заморыша.

— Какой-какой?

— Ну, Ворон, ты же так себя назвал, — Райан даже ткнул в меня пальцем.

— Если ты не знаешь о Воронессе, ты явно свалился с Луны, — покачала головой Алиса и спросила хакера. — Расскажешь своему приятелю?

— Слушай, — обречённо вздохнул он. — В реальном мире есть настоящая легенда про одного убийцу, зовут его Ворон. Он реально гений, убивает с самых пелёнок, главы корпораций, боссы мафии, нечистые на руку копы, серийные убийцы. Народ не сразу понял последовательность, но когда все смекнули, что он убивает только плохишей, он мигом стал популярен в сети.

Я слушал всё это и старался не выдать себя. Ещё как назло этот задумчивый взгляд Алисы, которая так и смотрит, отслеживая каждое шевеление.

Не хватало мне ещё тут славы, что несётся веером с Земли.

— Воронесса появилась два года назад и подняла тут всё с ног на голову, — горячо рассказывал Райан. — Не все сразу поверили, что Ворон, это её позывной на той стороне. А когда тут вскрылась вся подноготная, её прозвали Воронессой.

— Занятно, — я решил свернуть с темы.

Мы дошли до люка в молчании.

Алиса и Райан что-то обсуждали на неведомом мне языке. Парень перестал краснеть будто помидор и мог несколько секунд смотреть в глаза рыжеволосой. Та оценила стойкость и соблаговолила заговорить.

Хоть я и старался показать, что меня не интересует тема с подражателем, это не значит, что мне всё равно.

Какая-то наглая девица использует мою репутацию! Внутри поднималась волна гнева. Иррациональное и горячее словно раскалённый металл чувство.

Сейчас, на этой стороне у меня есть только имя и ничего больше. Отец разрушил детство, бывший босс разрушил жизнь, а на этой стороне у меня забрали имя.

Спустившись вниз, мы снова стали пробираться по канализационным туннелям. Старались двигаться тихо, чтобы в случае чего быстро убежать назад, как уже делали это. Но вокруг было пусто, нам даже не встретились тела убитых, если таковые были.

По дороге, я решил спросить у Райана ещё одну немаловажную деталь, чтобы отвлечься от дурных мыслей.

— Как мне прокачивать свои навыки? Ты сказала, что это будет возможно после получения класса.

— Просто когда будешь сгребать очередную эску, отправь всё в нужный навык. Если хочешь поднять силу, отправляй в силу, если ловкость, то в ловкость… Ну, ты понял…

Я кивнул. Мы прошли до узла, где не сразу поняли, что нас определили.

То, что это не закатники было ясно сразу. Парочка игроков громко переговаривалась, снимая наши фильтры.

— Да я… — Алиса зашипела, как рассерженная кошка.

— Нет, постой, — прошептал я.

Наученная прошлым опытом девушка остановилась, слушая меня.

— Что? — спросила она.

— Подожди, пусть они снимут все детали, а затем мы заберём их.

— Хм… — Алиса задумалась, но уже через секунду просияла. — Хорошая идея! Хвалю.

Мы отошли назад, так чтобы было слышно голоса преступников.

— Давай быстрее, чего ты возишься! — прикрикнул один на другого. — Нам ещё надо убраться отсюда, пока Воронесса не уехала.

— Кручу я кручу, — вяло просопел второй. — Итак быстро работаем.

— А надо ещё быстрее! — разорялся первый, судя по звукам, он даже не работал.

— Зачем такая спешка? Вояки не сунуться сюда, мальки так далеко не заходят, мы можем не спешить.

— Если нас застукают, Воронесса сможет разрулить, осёл ты такой. А если поймают без неё, порешают.

— А-а-а-а… — понимающе промычал второй.

— Снова эта Воронесса, — прошептал я, хотелось ударить стену, а лучше чью-то уродливую физиономию.

— Чего ты взъелся? — удивился Райан.

— Ничего особенного, — отмахнулся я. — Просто не верится мне в эти байки с ней.

— Многие не верили, — Алиса привалилась к стене, усаживаясь на пол. — Но она поставила всех на место и рассказала почти о всех известных убийствах. Некоторые из заключённых здесь встречались с Вороном, поэтому они подтвердили её личность.

— Даже так? — я прищурился, лицо дрогнуло, кривясь в презрении.

— Ага.

Ждать пришлось недолго, мы вышли в зал когда приспешники моего подражателя, точнее подражательницы, всё закончили.

Благо оба стояли спиной.

Подхожу неслышной тенью, прикладывая рукоять ножа к затылку мигом застывшего преступника.

— Не поворачиваемся или снесу башку, один выстрел и ты труп. Тебя это тоже касается!

Второй тоже принимает позу замершего суриката.

— Нехорошо, брать чужое! — прошипел я.

— Как чужое? — включил дурака ближайший ко мне. — Приятель, опусти ствол, поговорим…

— Интеллектуальная собственность называется! — буркнул я, заставляя преступников зависнуть.

— Что!? — непонимающе воскликнули оба.

— Ничего, — я ткнул первого в затылок. — На колени. Алиса, Райан, забирайте фильтры и уходите, я вас догоню.

Напарники подбежали и сгребли скрученные фильтры. Преступники передо мной только проводили их взглядами.

— А теперь закончим с вами, — продолжил я, когда парочка с фильтрами скрылась в туннеле.

— Давай без глупостей, — предложил первый. — Хотел бы нас убить, убил бы. Значит хочешь что-то ещё. Говори что, и расходимся, у меня коленки больные, мне стоять долго на твёрдом нельзя. Так чем можем помочь?

Повисла пауза.

— Расскажите-ка мне о Воронессе…

Глава 13. В которой герой расставляет точки

Из рассказа двух придурков я узнал всё что было необходимо.

Воронесса появилась относительно недавно, как и говорил Райан пару лет назад. Обладает хорошей подготовкой, смогла приструнить парочку весьма весомых здесь лидеров. Так же Воронесса, имени которой почти никто не знал, хорошо изучила меня.

Девушка знала практически всё, про убийства, организации, мои перемещения. Подобный масштаб поражал, просто невероятная осведомлённость.

Умела за себя постоять, быстро обрела силу и стала сколачивать свою собственную команду в виде клана.

Зачем ей понадобилось моё имя и эта история, я не понимал.

Руки так и чесались пристрелить наглую врунишку, но у меня даже не было доступа к оружию.

Парочка из клана Ворона… Она и клан назвала моим позывным в преступном мире! В общем много они не рассказали, не самые крупные пешки, что они могут знать.

Марать руки не стал. Убивать их причины не было, поэтому просто отпустил, обчистив как следует. Забрал оружие. У одного нашёлся пистолет, второй ходил с холодняком, — коротким ножом похожим на финку.

Оба зэка отправились куда подальше, а я нырнул в соседнее ответвление. Надо было ещё добраться до спрятанных пистолетов, лишними они не будут.

Когда дошёл до первого схрона, вытащил оружие и решил заодно остановиться и посмотреть характеристики класса. Место не самое приятное и безопасное, но судя по всему голлумов здесь хорошенько так подчистили. А значит мне ничего пока не угрожает.

Имя: Ворон


Раса: человек


Класс: Гравитон


Уровень: 8


Эссенция души: 741/800

Сила: 0


Выносливость: 0


Ловкость: 0


Мана: 100


Жизненная энергия: 767

Здоровье восстанавливается без прямого участия, это хорошо. Единственное, что я делал, это ел и не трогал повязки.

Открываю навык Гравитона, сосредотачивая внимание на нём.

Гравитон — класс системы, подразумевающий управление одним из элементов первостихий.

Скупое описание, ничего не скажешь. Смотрю доступные на этом уровне способности. На данном этапе можно вложить опыт в любую из них, а выбор крайне любопытный.

Маркер 1 ур — позволяет задавать вектор способностей.

Разворачиваю описание способности, чтобы углубится в чтение, но там ничего нет. Лишь надпись.

Включить информационные подсказки от системного ассистента?

Конечно же да.

На этот раз текста уже больше.

С помощью навыка “Маркер”, владелец может задавать направление любой из способностей ниже.

К способностям чуть позже, сейчас о навыке. Что если прогнать через ассистента описание класса? Инфы в этот раз снова больше. Очевидно наличие помощника как-то помогает увидеть скрытые на первый взгляд подробности. Спасибо Хелвину за хороший подарок, если это он.

Гравитон — класс системы, подразумевающий управление одним из элементов первостихий. Способности Гравитона безграничны, как и сила любой из первостихий. Разумный обладающий данным классом может напрямую воздействовать на гравитационные законы.

Очень интересно, но для начала надо прокачаться и выжить. Но презентация хорошая. Могущество, сила, чего ещё желать?

А вот и навыки на которые может воздействовать маркер, все они доступны к применению.

Баланс 1 ур — позволяет уменьшать или увеличивать массу в пределах своего тела на 1 кг.

Цена одного действия: 25 е. м


Левитация 1 ур — возможность отменять силу притяжения в рамках собственного тела, сроком на 10 секунд.


Цена одного действия: 100 е. м


Сжатие 1 ур — деформирует объект на который наложена способность. Радиус действия один миллиметр.


Цена одного действия: 100 е. м

Коротко. Даже ассистент не смог дать больше информации.

Обе способности имели такую же шкалу, как и у меня в профиле. А вот сумма требуемого опыта слегка расстроила. Каждая из способностей судя по всему имела такую же систему, как набор уровней. Значит для первого уровня потребуется сто голлумов, либо парочка раскаченных преступников.

Кажется сейчас стало понятно, почему на этой планете так опасно. Тварей поблизости не виделось, а вот люди есть. Легче убить одну десятку, чем завалить сто опаснейших созданий.

Я даже не представляю, что здесь могут противопоставить этой реальности простые люди. Очевидно, они становятся кормом. Жилет одного из них я и ношу, нож второго у меня в разгрузке.

Со способностями понятно, для их прокачки нужен опыт.

Итого, я могу воспользоваться любым навыком, но лишь раз. Маны у меня ничтожно мало и она не выросла с поднятием уровня, а значит прокачивается по другому. Ну конечно, всё не может быть так просто. Хоть это и напоминает компьютерную игру, на деле же всё куда реальнее.

Сделал себе заметку, разобраться с прокачкой маны. Забрав ещё одну заначку с оружием, решил, что пора возвращаться.

Снаружи было куда теплее, ласковые и тёплый воздух ласкал тело. После похода по канализациям, где сейчас было прохладно и довольно сыро, не смотря на пересохшие каналы, это настоящее блаженство.

Вернувшись в Башню, сразу же направился к ждущему меня у столовой Райану.

— Как прокачивать ману?

— И тебе привет, — парень внимательно осмотрел меня. — Ты в порядке? Я видел эту парочку, которую мы встретили внизу. Они какого-то хрена здесь.

— Да хер с ними, что с прокачкой? — я жаждал узнать способ как можно скорее. — И как быстро восстанавливается мана.

— О, вижу ты уже узнал что-то о классе, — усмехнулся Райан.

Совершенно не предназначенный для этого места задохлик иногда был поразительно дальновидным.

— В общем так, вопрос маны не совсем лёгкий, — начал он. — Я искренне надеялся, что ты выберешь не магический класс, учитывая твои навыки и подготовку, тот же метатель ножей стал бы сильным оружием.

— Так получилось, — я поморщился.

А что если действительно, класс не так хорош, как я думаю. Посмотрев ещё раз на перечисленные способности, я засомневался. Но отступать поздно, класс невозможно поменять, насколько мне известно.

— Давай уже рассказывай, — твёрдо сказал я, поторапливая хакера.

— В общем магических классов не так много, я говорил. Но не только потому, что их сложно применить, а ещё потому что они все требуют ману. Вот тут встаёт такая проблема. Получить магический класс с ходу практически нереально. Ты заметил, что твоя жизненная энергия выросла с получением новых уровней, мана будет расти так же, но с каждым новым уровнем.

— Это значит, что к десятому у меня будет всего три сотни единиц, — протянул я.

— Да, — кивнул Райан. — Ты не единственный, много кто охотится за маг-классами, но получив их на высоком уровне, прокачка становится во много раз сложнее, ты теряешь часть бонусов. Плюс насколько я знаю, чтобы трансформировать один навык в другой, требуется нехило так попотеть.

— Трансформировать?

— Ну, поднять уровень, это называется трансформацией. Больше не знаю. Зрители трансляций не могут видеть меню системы, которое видим мы. Даже не видят сообщений из коммуникационного чипа.

— Понял.

Сказать, что я расстроился нельзя. Ничего не даётся просто так, любой другой класс тоже бы потребовал немалых усилий для прокачки.

— Если бы ты взял какой-то навык на первом уровне, сейчас у тебя могло быть преимущество.

— Я был бы сильнее в семь-восемь раз, — заключил я.

— Именно.

— Ты уже второго уровня, — заметил я. — Планируешь брать класс?

— Не знаю, — поморщился парень. — Не так-то просто выбрать, но надо сделать это быстро. С тобой не замечу, как стану десяткой. Столько событий за какие-то сутки.

— Если бы я всего этого хотел, — проворчал я. — Ты так и не ответил, какой максимально известный уровень среди преступников?

— Двадцать второй, если не ошибаюсь, — Райан задумался, вспоминая всех высокоранговых игроков.

— Здесь первый уровень может убить десятый, в чём смысл получения уровней? — вопрос назрел давно.

— Главный смысл в получении доступа к оружию, но есть и другие мотивы. Система тут не игровая, как ты заметил, а более чем реальная. Просто так ничего не происходит. Уровни здесь по сути способ отсева, чем ты выше, тем больше лояльность системы. Это сложно объяснить, всё на уровне теорий и слухов. Но главная причина в барьере. Думаешь почему здесь так тихо? Мы в стартовой зоне. И называется она стартовой не просто так. Всё как в играх, вот почему эта параллель так популярна. Мы будто под куполом, радиусом в десять километров. Чтобы выйти за него требуется набрать десятый уровень. Затем будет второй периметр, там уже двадцатый, а затем третий и я полагаю четвёртый. На каждом уровне открывается всё больший радиус.

Я сидел и переваривал всё услышанное, тихо охреневая от всего происходящего.

— А с этого можно было начать?! — воскликнул я.

— С барьера? — Райан неподдельно удивился. — Но это же самая последняя по важности информация. Барьер и барьер, что с этого. Он не выпускает нас наружу, но и не пускает сюда высокоранговых монстров.

— Если мы растём в таком порядке, значит есть развитые монстры?

— Ну, конечно! Ты же сам не так давно встречался с высшим голлумом, — как само собой разумеющееся произнёс Райан.

— Бл…ть, — только и смог выдохнуть я.

Что за дурацкий мир? Прокачка, система, уровни, монстры, способности.

Голова шла кругом. А ещё этот Олег! Ублюдок никогда мне не нравился, но я придерживался субординации. Да и дорожки у нас пересекались не так часто.

Я видел его на общих собраниях. Редкие советы, куда меня приглашали или приёмы в доме Владимира.

Но сынок главного мафиози Нью-Йорка каждый раз исполнял что-то новое. Он мог пристать к чьей-то жене, оскорбить представителя другого клана или ещё чего хуже, устроить скандал с участием сразу десятка гостей. Вечно обнюхавшийся и поехавший кретин, ни добавить ни убавить.

И теперь этот козёл там, рядом с моей семьёй. Уничтожить моего отца, Лизи, маму или Майка для него так же легко, как выписать чек. Мне срочно надо найти отсюда выход.

Я полагал, что прокачаюсь и займусь изучением этой клоаки. А тут всплывает такая информация про барьеры.

— Получается, именно поэтому здесь так мало голлумов? — спросил я Райана.

— В общем и целом да, — подтвердил тот. — Твари высших рангов не могут попасть к нам, мы можем попасть к ним. Они меняются и могут эволюционировать, поэтому бывают особи куда сильнее своей локации.

— С твоих слов есть какой-то барьер, который не пускает нас при определённых обстоятельствах. Но и не пускает тварей в обратную сторону?

— Да, всё верно, — Райан улыбнулся. — У меня есть мысли на этот счёт.

— Какие же? — иронично спросил я.

— Я думаю, ясли это не этот уровень…

— Какие ясли?

— Ну, так называется стартовая локация с ограничением по уровням в некоторых играх. Чтобы новички могли спокойно познавать мир. Игроки в такой локе развиваются до десятого уровня, а затем выходят в большой мир.

— И?

— Ничего не напоминает?

— Напоминает, — проворчал я.

— Так вот, мне кажется тут стартовая лока куда больше, она охватывает весь город.

— Чтобы игроки приготовились перед выходом в большой мир? — предположил я.

— Бинго! — хлопнул в ладоши перед моим носом Райан. — Мы все здесь в одной лодке.

— Не могу представить барьер, что за технологии…

— А другую планету представить можешь? Обернись, мы уже на ней. А видел раньше антропоморфных монстров, жующих человечину на обед, завтрак и ужин? Вот же они. Может ты скажешь, что не видел других рас! Одна из их представительниц прямо за тобой!

— Что? — я обернулся. — Привет, Сиана.

— Старейшины хотят видеть тебя, — тихо произнесла она.

Арейни была расстроенной, нетрудно было догадаться, что девушка скорбит по Хелвину.

— Когда?

— Когда тебе будет удобно, — она подумала. — Если ты не против, можно сейчас.

— Чего это им от тебя понадобилось, — риторически спросил Райан.

Смотря на Арейни, я заметил идущих позади неё девушек. Алиса сопровождала какую-то незнакомку. На ней был кожаный комбез, не хватало только шлема, похоже это та самая Воронесса.

Алиса махнула мне рукой. Я выдавил улыбку, больше похожую на оскал. Подражательница это заметила, она взглянула на меня внимательнее, явно не понимая чем вызвана такая реакция.

Кроме этого я заметил уже двух знакомых зэков из канализации. Они спешили к Воронессе. На моих глазах эти двое подошли ближе и стали что-то говорить. Услышать трудно, а по губам я не читаю, но вот реакция Алисы стала показательной.

Девушка прислушалась, затем сложила руки на груди и иронично улыбнулась, кивая в мою сторону.

Два крысёныша тут же повернулись, на их лице отразилось понимание.

Воронесса что-то спросила, подчинённые ответили, девушка нахмурилась и направилась в мою сторону.

— Ой-йой, она идёт к нам, — заметил происходящее Райан.

Воронесса выглядела привлекательно, не уступая в красоте даже Алисе. Такая же высокая, гибкая, правда грудь куда меньше чем у рыжей. Длинные чёрные волосы распущены, глаза подведены стрелками, губы алые. И где она достала косметику?

Девушка подошла и встала рядом со столом.

— Так вот кто ограбил моих людей, — мягко сказала она.

Голос глубокий, но одновременно нежный. Думаю это маска. Как у гремучей змеи, когда та трясёт кольцами, отвлекая внимание. Говорит с лёгкой иронией и презрением, ирония мне понятна, а вот презрение нет.

Это меня разозлило.

— А местный генерал знает, что эти двое делали на его территории?

— У них было задание, — Воронесса усмехнулась, будто уже поймала меня и я заведомо проиграл. — Они дали его.

Она указала на стоящую рядом Сиану.

— У меня тоже, — ядовито ответил я. — Кто успел тот и съел.

Я отвернулся.

Чувствую, как за спиной переглянулись Воронесса и её подчинённые. Алиса как ни странно молчала. Она что, тоже фанатеет от этой воровки?

— Так не пойдёт, — через пару секунд произнесла Воронесса, обошла стол и встала напротив. — Ты должен отказаться от задания. Нам кое-что необходимо, мы заключили договор раньше, но смогли прийти только сейчас.

— Ваши проблемы, — я пожал плечами.

— Ты не понимаешь, — Воронесса внимательно посмотрела на меня. — Я заплачу, хорошо.

— Не интересует, — упрямо ответил я.

— Заплачу больше чем тебе дадут Арейни, — добавила она.

— Ответ тот же. Я уже сдал задание.

Сиана быстро взглянула на меня, мне этого хватило. Ещё конечно же дёрнулся Райан, поэтому я сделал выводы.

— Вы не сдали фильтры, — утвердительно сказал я глядя на сжавшегося Райана. — Точно, совсем забыл про эту сраную систему. Если бы вы это сделали, мне бы пришло уведомление.

— Прости, — поёжился Райан.

— И ты, Брут, — вздохнул я.

Алиса тоже обошла стол, останавливаясь в поле моего зрения.

— Мы как раз ждали тебя, чтобы договорится о цене. Мы готовы продать фильтры, Воронесса заплатит хорошую цену, — твёрдо сказала Алиса.

— Не интересует. Сколько можно повторять? — спросил я, начиная закипать. — Ничего, что бы предложила эта женщина, мне не нужно.

— Мы знакомы? — подозрительно спросила Воронесса. — Почему-то я не помню, как переходила тебе дорогу. С чего такая агрессия?

— Его ник, Ворон, — фыркнула рыжая предательница.

— Вот оно как, — лицо воровки озарилось догадкой.

Я молчал, Воронесса упёрла руки в бока и давила улыбкой.

— Поклонники, — фыркнула она. — Что ты хочешь? Только бег наглости, могу дать потрогать грудь.

— Ты переоцениваешь свою славу, — ответил я. — Как и свою грудь.

— Чуваааак… — тихо пискнул Райан.

Воронесса нахмурилась, похоже я её разозлил.

— Фильтры же у вас, просто передайте мне их, — обратилась она к Алисе и Райану.

Хакер поднял руки, указывая пальцами на меня. Алиса задумалась.

— Думаю мы договоримся, — произнесла рыжая.

— Сиана? — вопросительно смотрю на стоящую тут Арейни.

Я уже секунд десять вижу, как меняется выражение лица этой крошки. Кажется, сейчас кто-то обломится.

— Идём закрывать задание, — скомандовала Воронесса и пошла прочь, вместе с Алисой.

Я поднял бровь, смотря на Сиану. Девушка посмотрела вслед игрокам и её глаза на миг закатились.

— Чёрт! — слышу крик Воронессы, она быстро возвращается. — У меня пропало задание, это твоих рук дело?

— Ну, не рук, а скорее языка, — ухмыльнулся я. — А знаешь, зачем ещё нужен язык?

Алиса смутилась, Воронесса вскипела, её глаза метали молнии.

— Избавь меня от подробностей, извращенец.

— Язык нужен для того, чтобы послать тебя нахер. Долгого тебе эротического путешествия, — я искренне улыбнулся.

— Что? — взорвалась воровка чужих имён.

— Звездуй, звезда, — бросил я.

Глава 14. Где заваривается такая каша…

Всю свою сознательную жизнь Калум боялся.

Парню было двадцать пять, но он остался всё тем же маленьким мальчиком, бегущим от проблем. Даже когда сверстники издевались над ним, за слишком правильные черты лица или за обноски в которых он приходил, он терпел. Когда учителя вызывали его на беседу, спрашивая откуда синяки, он терпел. И когда этот тупой жиртрест Дуэйн Маккарти разорвал его рюкзак и выкинул все учебники, он терпел.

Все свои проблемы парень решал по другому. Черты лица всегда нравились девушкам, обноски не жаль было порвать или замарать, а ублюдочный толстяк Маккарти однажды встретил бомжа, который хорошенько его припугнул. Конечно же Микки не просто так наехал на пацанёнка, он получил от Калума порцию хорошей травки, исключительно по братски. Скурил хороший косячок, пока ждал малыша Дуэйна и выполнил работу.

Именно тогда Калум понял, что можно жить именно так. Он никогда не метил в лидеры, не хотел быть Мерлином, даже не Артуром, ему бы хватило просто места за круглым столом.

Лёжа в полутёмной комнате, он прогонял в памяти момент за моментом, чтобы найти хотя бы одну нить, уцепиться за неё и жить дальше. Работая на мафию, он никогда не задумывался о том, что будет дальше. И вот спустя семь лет, его жизнь догорает, а он давится пеплом разочарования.

Где-то на кухне, с компьютера был запущена трансляция с похождениями Джека, но помощник вот уже больше десяти часов не наблюдал за ней.

Почему так случилось? Калум не понимал.

Почему он чувствует себя опустошённым? Джек стал для него другом? Это нельзя было назвать дружбой. Кем-то близким? Самое близкое, что они делали, это сидели рядом в одной машине.

Но тогда почему ему так больно? Будто это не Ворон потерял всё, что у него было, а Калум.

Темнота не знала ответа, она копилась снаружи и погружая комнату в ничто. Огонь в душе Калума тоже гас, так же медленно, как на город опускалась ночь.

Огонь угасал, ему было тоскливо. Он будто вышел из матрицы и потерял всякий смысл.

Не помогала ни раскинувшаяся в кровати девушка, чья афро причёска причудливо растеклась по подушке, будто линии от взрыва. Не помогал догорающий косяк в пепельнице, даже стоящие в ряд бутылки у кровати тоже не помогали.

Он встал, едва не упал, покачнувшись от ударившей в голову крови. Достал косяк из пепельницы и медленно побрёл в душ.

Потекла вода, струясь по спине ледяными потоками, которые через минуту сменились горячими. Косяк в зубах тлел и наполнял комнату дымом, перемешиваясь с паром.

В ванную проскользнула гибкая темнокожая фигурка.

— Привет, — прошептала она, входя к нему.

— Уйди, мне не до этого, — простонал он.

— Я знаю, как тебе помочь.

Она опустилась на колени, откидывая волосы назад. Калум снова простонал, но уже не от сожаления или боли, а от удовольствия. Всё-таки лучшее, что придумал бог, это женщина.

— Лучше? — она поднялась спустя пару минут и облизнула губы. — Вижу тебе нужно ещё кое-что.

Она развернулась, выгибая спину и зашарила пальчиками у себя внизу, прикрывая глаза.

Калум затянулся, делая глубокий вдох и задержал дыхание, выкидывая косяк.

Девушка вскрикнула, не успев толком разогреться, когда он рывком вошёл в неё.

* * *
Она вышли из душа спустя полчаса, а Калум остался. Насухо вытеревшись он побрился и уложил волосы.

Выйдя из ванной комнаты, парень раскрыл шкаф, смотря на вечно тёмные костюмы.

Надев один из смокингов, Калум снова прикурил самокрутку бледно зелёного цвета и затянулся.

— Тебя ждать? — спросила подруга.

— Нет, — он вынул пару купюр, положив на стол. — Вот деньги на такси, скинь ключи в почтовый ящик.

Калум вышел из квартиры, прошёл к лифту, оставляя дымный след в воздухе. Дверцы кабины раскрылись, на парня глянули два выцветшие глаза, принадлежавшие полу безумной старухе этажом выше. Она поджала губы, отчего её подбородок затрясся.

— Здесь не курят, — она потянулась к кнопке, грузно опираясь на трость, чтобы закрыть дверь перед нарушителем её спокойствия.

— Мне похер, — кинул парень и вошёл.

— Я знаю тебя, — когда кабина тронулась, старуха начала капать на нервы. — С виду приличный парень, а куришь такую дрянь.

— Я ещё и пью.

— Ещё и пьёшь… — продолжила она.

— Занимаюсь беспорядочным сексом, — добавил Калум.

— Ещё и… — она поняла, что над ней смеются. — Какой ты мерзкий. Ты ещё так молод, тебе жить и жить.

Она покачала головой.

— Сегодня мой последний день, мисс, — парень козырнул ей двумя пальцами.

Лифт остановился, Калум вышел и направился на парковку.

Машина завелась, бардачок открылся и в руку парня оттянула тяжесть пистолета.

— Всё когда-то случается первый раз, — прошептал он.

Так же в бардачке нашлась россыпь маленьких бутылочек “джемесона” из гостиничного мини-бара. Взяв парочку, Калум свинтил сначала одну, затем и вторую крышку, залпом выпивая их.

— Отлично!

Ударив себя по щекам, он снова затянулся и передёрнул затвор глока. Посмотрев на себя в зеркало заднего вида, он безумно улыбнулся.

Калум слишком долго жил страхами. За всю свою короткую карьеру, он нашёл товарища, хоть тот и не знал о таком звании. Он не создал свою жизнь, но стал жить жизнью Джека.

Машина сорвалась с места.

Доехать до сестры удалось быстро. Может потому, что он топил педаль газа и не думал о штрафах? В этом есть доля правды.

Лара открыла дверь, кутаясь в мягкий халатик. Её лицо озарила улыбка.

— Калум! Сколько можно пропадать?

— Привет сестричка, — он бледно улыбнулся. — Ты должна знать, я люблю тебя и маму. Передай ей.

— Что-то случилось? — тревожно спросила она, оглядывая пустоватую улицу.

— Нет. Ещё нет.

— Расскажи мне всё, — она схватила его за руку.

— Не могу, — Калум сделал шаг назад, освобождаясь. — Про меня будут говорить много плохого. Обвинять и полоскать моё имя в СМИ. Знай, не всё это правда, а только восемьдесят процентов.

Он развернулся.

— Стой!

Останавливаться Калум не стал.

Парень поехал к Бруклинскому мосту, заехал под него и вышел, открывая включая камеру на телефоне.

К нему сразу же потянулись десятки живущих тут бомжей. Он шёл между них, освещая полумрак фонариком, пока не остановился перед отстойником.

Отстойник есть в любом бомжатнике в самом конце лежат больные и умирающие.

— Что ты хочешь? Парень?! — прохрипел сзади самый наглый бездомный. — Дай пару баксов или проваливай!

Калум вытянул из-за пояса пистолет. В свете горящих костров и фонариков все сразу увидели оружие и прыснули в сторону.

Он выжал весь магазин, расстреливая лежащих полумёртвых отбросов. Сидящие на налогах простых сводящих концы с концами работяг. Наркоманы и лентяи, просравшие свою жизнь и загибающиеся в луже собственной рвоты и горе грязных тряпок.

Когда глок клацнул отбойником, но выстрела не произошло, Калум опустил пистолет.

Он вернулся и сел в машину, бросая пистолет на сидение рядом. Развернулся и поехал в сторону ближайшего отделения полиции. Он не хотел тратить время и сомневаться в своём решении.

Остановившись на углу, возле симпатичной длинноволосой девушке в кожаной юбке, он дождался пока та подойдёт и наклонится.

— Желаешь развлечений, мальчик?

— Нужен грамм.

— Да?

Она с сомнением осмотрелась, но не найдя ничего подозрительного, снова взглянула на клиента.

— Есть где уединиться? У меня трудный день, а ночевать негде, ты мне я тебе… — она чуть расстегнула декольте.

— Садись.

Она села рядом, а только потом потянулась вниз, вытаскивая из под задницы пистолет.

— Это чо?

— Забей.

— Поехали?

— Сначала сыпь.

— Хорошо, — покладисто согласилась она. — Одна две?

— Просто высыпай.

— Куда? Давай на телефон.

— На сиськи себе сыпь.

Калум улыбнулся, он хотел оторваться в последний раз.

Проститутка подумала, но согласилась. И какая же у тебя жизнь, дорогуша, раз ты подписываешься на такой блудняк, подумалось парню.

Зарывшись в полную женскую грудь, он снюхал грамм, при этом рассыпав добрую половину.

— Поехали, — Калум ударил по рулю руками и выжал газ.

Ехать пришлось недолго. Полицейский участок был в километре.

Когда парень свернул на тротуар, девушка завизжала, а он расхохотался, на полном ходу сбивая шлагбаум. Пролетев парковку за пару секунд, машина врезалась в сам участок, проломив стену.

— Чо ты творишь? Придурок! — заорала проститутка, по её лбу текла кровь от встречи с панелью авто.

— Теперь тебе не придётся искать где спать этой ночью.

Калум расхохотался.

— Руки на руль! Я кому сказал…

— Выхожу, сэр, я выхо… ха-ха-хажу…! Прошу забрать мой телефон, в нём есть важная информация.

* * *
Воронесса вернулась, смотрит холодно, если бы взглядом можно было убить, я был бы мёртв.

Я сложил руки на груди, всем своим видом показываю обиженного парня.

На самом деле если бы я хотел показать своё недовольство, я бы просто убил её. Но тут что-то не так. Зачем главе клана задание от коммуны Арейни из стартовой локации. Причём она готова заплатить куда больше чем предложат сами коротышки.

Надо всеми силами цепляться за это задание и ставить ей палки в колёса. По крайней мере, пока я не пойму, что она задумала.

Анализируя мотивы, попытался собрать ещё больше информации.

— Не знала, что ты так можешь, — уже куда мягче сказала Воронесса, смотря на Сиану. — Так могут только…

— Старейшины, — закончила малышка. — Да, я старейшина.

— Вот как, — Воронесса полностью успокоилась, я видел, как она собирается затеять какую-то игру. — Насколько я знаю, этот титул у вас переходящий. Хелвин решил уйти и передать его тебе?

— Хелвин погиб, — ледяным тоном ответила Сиана.

Я наблюдал за диалогом девушек, чётко увидев, как побледнела Воронесса.

— Но, он… он… — она быстро собралась. — Соболезную.

Сиана ничего не ответила, сделала вид, что традиция людей говорить “спасибо” ей неизвестна.

— Я сама закрою это задание и выдам награду, если вы не против, — обратилась Сиана к Алисе, которая как и я, пыталась понять, что происходит.

— Не против ли я? — замешкалась Алиса, и беспомощно посмотрела на Воронессу.

— Это вопрос формальности, вы не имеете права голоса, — добила Алису новоявленная старейшина.

Я заметил, что к нам идёт генерал Свифт. Глава приближался прогулочным шагом, его взгляд бесстрастно сканировал всех присутствующих. Встречал я таких, отдаст приказ убить сотню человек и пойдёт доедать ланч.

— Вот вы где, — мужчина заложил руки за спину и кивнул подражательнице. — Воронесса.

— Мы почти закончили, — девушка откинула волосы назад. — Аарон, не расскажешь, кто это? Первый раз вижу его.

Она бесцеремонно указала на меня пальцем.

— Я его не знаю, — нахмурился генерал. — Алиса?

— Имя Джек, ник Ворон, прибыл вчера.

— Вчера? И уже взялся помогать, — Воронесса обрадовалась возможности. — Сиана, разве подобное возможно? Мы взяли у вас задание на сутки раньше, а вы дали такое же новичку. Вы сомневаетесь в моём клане?

— Нет, не сомневаемся, — Сиана была безразлична, Воронесса улыбнулась после её слов, но Арейни быстро поставила ту на место. — У нас нет какого-то предпочтения, мы даём задания, кто их выполнит нас не касается.

— И он его выполнил… Какой у тебя уровень? — она посмотрела на меня, как на насекомое.

— Восьмой, — ответил я.

Воронесса открыла рот, чтобы ещё что-то сказать, но тут же его закрыла.

— Когда он прибыл? — она повернулась, обращаясь к Алисе.

— Вчера, — рыжая уже чувствовала себя неудобно, зависнув между двух огней.

— Пойдём, обсудим всё у меня, — Аарон призвал Воронессу. — У нас много работы.

Главы кланов ушли, а Алиса осталась.

— Ничего не хочешь сказать? — спросил я у рыжей.

— Алиса, тебя ждут на стойке регистрации! — издалека крикнул уже знакомый мне Кайл.

— Ой, мне пора, — Алиса побежала прочь.

— Мы ещё поговорим, — проворчал я.

* * *
— Я же сказала, что у меня есть интерес в этом Хелвине, — раздражённо взорвалась Воронесса.

— Тебя услышали, — Свифт шёл рядом, стараясь успокоить девушку. — Но я не могу отвечать за всех людей, у меня не просто клан, здесь стартовая зона.

— Чёрт! — выругалась девушка. — Мне нужно было поговорить со старейшиной.

— Упустила что-то стоящее? — догадался Аарон.

— Важная деталь, но не сильно, — Воронесса взяла себя в руки. — Хелвин мог дать скажем так кое-что интересное.

— Наш договор в силе? Если да, то я могу кое-что придумать.

— Не уверена, интереса в этом месте теперь у меня нет и я не смогу поддержать тебя на собрании. У меня попросту не будет силы.

— Так награда Хелвина должна была тебя как-то усилить?

— Да.

— Что это? Ты можешь сказать? — настоял генерал. — Может подскажу, как решить проблему.

Воронесса засомневалась.

— Класс, это был класс, — выдохнула она.

— У тебя есть класс, — значит ты хотела его кому-то дать. — Не вижу причин для расстройства. Ты всё ещё можешь вывернуть ситуацию себе на пользу.

— Каким же образом?

— Пригласи этого Джека к себе в клан! — Аарон хохотнул.

— Но я не смогу ему доверять.

— А своему человеку бы смогла?

— Ну… Как посмотреть.

— Я уже знаю ответ. Не проморгай, а просто забери этого парня, иначе я предложу ему вход в клан военных.

— Но, папа?! — Воронесса ударила генерала кулачком в плечо.

— Спокойнее, не на людях же…

— Я поняла твой совет, спасибо!

Воронесса остановилась в холле, кивнула отцу и собралась уходить…

* * *
Калум пришёл в себя на другой стороне. Тело затекло от неудобной позы.

Голова болела, а во рту образовалась пустыня.

Парень поднялся, усаживаясь на задницу.

— С. ка…

В ногах лежал комбез и ботинки. Калум потянулся к ним и натянул одежду. Ботинки слегка узковаты, без носков в них очень скоро образуются мозоли.

Поморщившись от боли, он посидел и подождал, пока пройдёт головокружение, перед тем, как встать.

Путь до двери дался не просто, немного тошнило и ныл затылок.

Отправили его быстро. По новой судебной системе, точнее по её отсутствию, при неопровержимых доказательствах, преступников отправляют на Перегринус за считанные часы.

Тем не менее, формальности заняли достаточно много времени.

Больше всего Калум боялся, что он опоздал и Джек покинул стартовую зону. Ассистент кое-что знал о планете-тюрьме, поэтому был готов к увиденному.

Он смотрел за Джеком первые часы, а затем всё больше погружался в пучину отчаяния. Шли вторые сутки, надо как можно скорее найти своего нанимателя… Нет, скорее господина, которому Калум присягнул очень давно. Их последние похождения в Японии дали почву для размышления. Калум вдруг почувствовал себя иначе.

Добравшись до лифта, парень быстро спустился, быстро найдя окно регистрации.

В окне никого не было, поэтому пришлось поймать какого-то улыбчивого белозубого парнишку, который вызвался позвать регистратора. Калум помнил, что это обязательный ритуал и решил выполнить его как можно скорее.

Через пять минут к окну подбежала огневолосая красавица, быстро скользнув за стойку.

— Новенький, — утвердительно сказала она. — Имя…

— Калум.

— Ник…

— Калум…

— Точно?

— Да.

— Хорошо, — она подула на упавшую на лицо прядь. — Я внесу тебя в список.

— У меня вопрос.

— Да?

— Вы знаете Ворона?

— Вон она… — быстро ответила девушка, а затем вдруг затормозилась. — А про какого ворона ты?

Но Калум уже не слушал.

— Ворон, — произнёс он смотря на затянутую в кожаный комбез девушку в центре холла. — Он киллер на Земле.

— Нет, не он, а она, — Алиса расслабилась. — А я думала ты про одного приду..

— Она? — Калум был в шоке. — Ворон? Популярный наёмник? Убийца и гроза кланов?

— Д-д-да, — Алиса не понимала в чём дело.

— Мне надо поговорить с этой сучкой, — загорелся Калум и пошагал к черноволосой девушке.

— Эй, чего тебе надо? — выдающая себя за господина девушка повернулась, когда он схватил её за руку.

— Ты ещё кто бл. ть такая?

Глава 15. В которой каша густеет

— Эй, эй! Стой!

Алиса побежала следом за Калумом, закрывая за собой дверцу стойки регистрации.

Свихнувшийся новичок уже стоял возле Воронессы, что-то говоря ей. Когда Алиса приблизилась, она смогла услышать.

— Так, давай мы закончим этот цирк… — говорил он. — Ты не Ворон, даже близко.

— С чего ты взял? — возмутилась Воронесса.

— Потому что я знаю этого человека, — вдруг сказал он. — И поверь, если ты решила использовать его имя, будь готова к последствиям.

— Это моё имя, — твёрдо сказала Воронесса.

— Как скажешь, — Калум усмехнулся.

— Мне некогда спорить. Но позволь дать тебе совет. Если продолжишь в таком духе, долго здесь не протянешь.

Воронесса развернулась и пошла прочь.

— Ты больной? — Алиса была в шоке. — Говорить такое самой Воронессе.

— Воронессе? — Калум захохотал, а затем пробормотал. — Если он ещё не знает, это будет весело.

— Да, Воронессе! — Алиса сделала большие глаза, проигнорировав половину услышанного. — Она глава сильного клана, перейдёшь ей дорогу и жизнь может внезапно закончиться. Даже такая паршивая как эта.

— Я тебя понял, — серьёзно кивнул Калум. — А здесь нет кофе?

— Может тебе ещё виски? — скептично спросила она.

— А есть? — с надеждой посмотрел на рыжую прибывший.

— Нет!

— Чёрт, — Калум сник, схватившись за голову. — А знаешь парня, он назвался Вороном, такой высокий, каштановые волосы, глаза такие… холодные что-ли.

— Кажется знаю, — вздохнула Алиса. — Пошли.

Они вышли из холла, направившись к дому Арейни.

Там они застали почти зашедшего в дом Джека, тот обернулся и увидел странного новичка.

— Калум? — глаза парня расширились. — Ты чего здесь делаешь?

Таких проявлений чувств Алиса не видела давно, особенно среди мужчин.

Калум подбежал и обнял ничего не понимающего Джека.

— Мистер…

— Ворон, здесь я Ворон, — быстро сказал Джек.

— Рад вас видеть, господин, — Калум сделал шаг назад и поклонился.

— Ты это выбрасывай, — проворчал Джек, но было понятно, что он рад видеть своего знакомого. — Зря я тебя с собой в Японию тогда взял.

Ворон пошёл за Сианой, бросив Калуму.

— Сейчас вернусь.

Сияющий Калум потянулся.

— Сейчас бы кофе, — зажмурившись от удовольствия сказал он.

— Хм, ты как на курорте, — хмыкнул Райан, Алиса невольно кивнула. — А не на планете, где собраны тысячи преступников. Хоть понимаешь, куда попал?

— Важно не где, а с кем, — избито ответил Калум.

— Помирать вместе не страшно? — Райан почесал затылок, силясь понять логику нового знакомого.

— Примерно так, — ответил Калум. — Да и не так просто тут умереть, особенно с господином У… Вороном, короче.

— Почему это? — заинтересовалась Алиса.

— Он умеет выживать, — пояснил Калум. — Он вам что-то о себе рассказывал?

— Нет, — Райан мотнул головой, как болванчик, предвкушая интересный рассказ.

— Значит позже расскажет, — отрезал Калум.

— Кем он был на Земле? — спросила Алиса, включая чарующий голос.

— Если Ворон не стал говорить, мне не следует, я итак дров наломал, — горестно сказал Калум, не обращая внимания ни на тон красотки, ни на её декольте. — Ты только не говори ему, что я к этой девчонке подходил, Воронессе.

— Не скажу, если ты мне ответишь, — тут же стала торговаться Алиса.

— Бл. ть, — проворчал Калум. — Могу только сказать, что мы много путешествовали по работе.

— Мало, — командно заявила Алиса.

— Налаживали контакты, занимались трансфером высокопоставленных людей, всякое в общем, — добавил Калум, но разумно не стал уточнять, что трансфер предполагался всего в одну сторону, а пунктов назначения было два, Ад и Рай.

Алиса подняла бровь, окатывая парня скепсисом.

— Передавали послания, говорили в общем, нас посылали на встречи.

— Какая-то юридическая компания? — предположил Райан.

— Нет, — качнул головой Калум. — Скорее ближе к силовым структурам.

— Теперь понятно, откуда у него такие рефлексы, — произнесла Алиса. — Я имею шестой уровень и прокачала статы на силу и ловкость, но чувствую, что он меня уделает.

— В общем, это всё, — сказал Калум и сложил ладони. — Ты же не расскажешь?

— Нет, буду молчать, — Алиса сделал вид, что застёгивает рот на замок.

— Спасибо тебе.

В этот момент из дома Арейни вышел слегка рассеянный Ворон, погружённый в свои мысли.

— Эй, — окликнула его Алиса. — В какой сфере ты работал? Там, на Земле.

— В сфере ритуальных услуг, — буркнул тот.

Райан и Алиса переглянулись.

* * *
Аарон Свифт сидел на террасе, разгребая кипы бумаг. Перед ним раскинулась обжитая часть города, где мельтешили люди.

Кроме людей он видел барьер, который выглядел, как светящаяся линия. При соприкосновении со зданиями и землёй, барьер оставлял дорожку света, а в остальном был невидимым. Только когда в него врезалось что-то, чему нет пути, он покрывался волнами всё того же света, на секунды показываясь из воздуха. Словно круги на воде.

Бумаги надоели, особенно учитывая специфику этого места. Новые места, другая планета, задания полные неизвестных вещиц, магия, монстры и целый мир. Но лидер Башни почти всё время проводил в своей цитадели.

Откинувшись на стуле, он поднял глаза к небу.

Все эти списки утомляли, поставки провианта, учёт снаряжения и людского ресурса, координация, командная работа, тренировки… Но они были необходимы. Система, это то, что делает человека цивилизованным. Тут это нужнее, чем кажется. Анархия быстро развращает и сжигает всё в пламени инстинктов.

До генерала вся бюрократия доходит в очень урезанном варианте, поэтому ему ещё повезло. Он даже не представлял, как его помощница со всем этим разбирается.

Позади него раздались негромкие голоса, а затем лёгкие шаги.

— Снова радуешь старика своим присутствием? — задал он вопрос своей дочери.

— Конечно, — ответила она. — Всегда готова тебе угодить, особенно, если ты поможешь мне в одном маленьком деле.

— Чего ты хочешь?

— Мои владения далеко, — она махнула рукой в сторону города. — За барьером десяти, поэтому мне надо чем-то заняться с Джеком тут, на твоей земле. Я не сразу это поняла, а затем меня отвлекли, поэтому догнала тебя только сейчас.

— Ты хочешь проверить его и склонить к сотрудничеству? — сразу понял генерал.

Дочь кивнула.

— Не хочу просто так слоняться по районам, дай мне задачу, буду полезна.

— Двойная радость, — улыбнулся отец. — Есть у меня одно задание, но тебе придётся быть осторожной. А если он не согласится, что будешь делать?

— Согласится, — уверенно ответила Воронесса. — Я сделаю ему предложение от которого нельзя отказаться. Эта Арейни, которая приняла титул Хелвина неровно к нему дышит. Если старик передал класс новичку, все длинноухие будут лояльны к нему. Есть у меня один контакт среди них, он поможет с заданием.

— Какая ты хитрая, нашла шпиона даже среди коренных, — восхитился Аарон.

— Все разумные имеют один минус, программисты называют это баг, ошибка.

— И какую?

— Они любят обладать тем, чем не обладают другие.

— Удачи тебе, Ева.

Воронесса, а в миру Ева Свифт, покинула террасу.

По дороге к дому Арейни, она анализировала сегодняшние события. Одна ошибка за другой, она совершенно забыла, как общаться самой и как общаться с простыми новичками.

Там за барьером десятого уровня другая жизнь, более жестокая и непредсказуемая. Приехав к отцу, она будто оказалась в деревеньке, откуда когда-то уехала в большой город. Глуповатые сельские жители без амбиций и дети, которые когда-то либо выберутся, либо станут такими же.

Первой ошибкой было найти свою старую подругу, Алису. Не стоило переманивать её и заставлять закрыть задание в одиночку. Она даже не могла представить, что есть новичок, которому Арейни благоволят больше чем высокоуровневым игрокам.

Затем этот его глупый ник и острый язык. Вторая ошибка. Всё это вывело её из себя. Она потеряла контроль. Давно с ней не разговаривали в подобном тоне.

Ну и последней ошибкой стала недальновидность. Если бы не отец, она бы не сразу догадалась привлечь этого новичка.

Ева Свифт, её быстрый рост по уровням и сферам влияния помнили многие, даже спустя два года. Она появилась из ниоткуда, после чего ворвалась на самый верх.

Но сама Ева не гордилась подобным. Всё это заслуга её отца. Даже имя ей не принадлежит, сегодня ей впервые за последний год это напомнили. Стало не по себе, она почти забыла и сроднилась с этим простым прозвищем, но оно было больше чем её личность.

В целом история с заимствованием этого имени вышла более чем любопытная.

Мама умерла достаточно рано, отец пропадал на работе, но старался выделять как можно больше времени для воспитания дочери. Так получилось, что детство быстро закончилось.

Аарон не смог сделать чуда при всём желании. Он долго отходит от рано почившей жены, которую забрал рак и не стал искать спутницу. Когда он не работал, занимался и гулял с Евой, остальное занимала служба.

На этом фоне он стал быстро расти в должностях, через пару лет Аарона Свифта перевели в Интерпол, они переехали в Нью-Йорк, где стали строить новую жизнь.

Ева пошла в школу, Аарон снял квартиру недалеко от офиса и занял там управляющую должность, которая позволяла заниматься дочерью.

В школе маленькую мисс Свифт сразу же невзлюбили. Воспитываемая с восьми до двенадцати отцом, она стала прямолинейной и слегка закрытой. Одноклассники, жестокие дети — если по простому, быстро приняли это за деревенские замашки и заклеймили её.

В результате подобного стечения обстоятельств, Ева стала проводить с отцом ещё больше времени. Детство закончилось рано, не успев даже начаться.

Интересы отца рано или поздно стали влиять на дочь, они перетекали, словно песок в часах.

Уже в шестнадцать она поступила в военную академию, где выбрала направление международной разведки.

В восемнадцать получила первое практическое задание. К двадцати одному выпустилась и устроилась на работу в бюро отца.

Несколько лет жизни пролетели как по маслу. Много путешествий и заданий, адреналин и сплошные впечатления. Она стал подготовленным агентом, быстро растущим по званиям, не без содействия отца.

Когда начались проблемы, она не сразу заметила.

Одним прекрасным днём, отец неожиданно сообщил, что его боевой опыт нужен командованию. Его отправили в Ирак, где он провёл четыре года. Это стало неожиданностью, но Ева справилась. На место отца взяли другого, штабную крысу, бывшего начальника Калифорнийского Бюро Расследований.

Новичок упивался властью, казнил и миловал, перекроил отдел и делал всё, что хотел.

Он попытался залезть к Еве под юбку, а когда получил отказ, здорово испортил ей жизнь.

Неожиданно посыпались неуды, полетели палки в колёса и камни в лицо. Жизнь стала тяжелее, но Ева до конца противостояла бывшему главе КБР, стараясь не сорваться.

Когда вернулся отец, она потеряла два звания, слегка скатилась вниз, но продолжала работать. Новости, которые привёз папа, стали последней каплей.

Его комиссовали, обнаружив первые зачатки Альцгеймера.

Новость повергла Еву в шок, она в этот же день забрала вещи и ушла с работы. Ей даже не пришлось отрабатывать положенный срок, не говоря о контракте. Заслуги отца были велики, поэтому все закрыли глаза. Кто ещё будет заботиться о стальном Свифте, если не его единственная дочка.

Диагноз подкосил отца, он стал хандрить.

В этот момент Перегринус уже давно вошёл в Солнечную систему. Планету плотно изучали, а сидящий на пенсии Аарон читал все последние новости, где и нашёл интересное объявление. Преступники с Альцгеймером входили в этап ремиссии, не выказывали никаких симптомов на всём этапе наблюдения.

Шанс был мал, но Аарон за него уцепился.

Ева долго говорила с отцом, но не стала переубеждать. Если был шанс, даже такой маленький, они должны были его использовать.

Деменция прогрессировала быстро, Аарон увядал на глазах, не смотря на то, что ему едва ли было пятьдесят.

Сборы прошли быстро, он оказался на-той стороне в числе первых людей, где кроме прочего начала работать с государством.

А спустя несколько лет к нему переместилась и сама Ева. Её попросту подставили, решив списать. Решили, что без поддержки отца она ничего не сможет противопоставить.

Заявились к ней отрядом зачистки, после того, как Интерпол вышел на крупного фальшивомонетчика в Мексике. Глава отдела решил попросту крышевать этот нелегальный бизнес и отмывать целые вагоны денег в Америке.

Ева узнала об этом, её решили убрать.

Зачистив группу зачистки, девушка отправилась к вышестоящему руководству и выложила всё, что знала.

Большой босс покивал и принял к сведению, тщательно всё записав. А затем её кинули в камеру, после чего отправили на другую планету. Как позже поняла Ева, именно этот человек и был инициатором всего плана. Как она сразу не догадалась, бывшие коллеги слишком тупые, чтобы придумать такой план.

Теперь последние представители из семьи Свифтов были далеко и правосудие больше не сыграет с ними злую шутку. Они сами себе хозяева и не станут терпеть.

В планах семьи Свифт было много пунктов и один из самых важных, это усилить состав клана. А главное усиление было перед ней и сейчас смотрело на неё задумчивыми карими глазами.

Глава 16. Где героя начинает догонять его прошлое

— Рад видеть вас, Джек.

Арейни с золотистыми глазами уже ждал меня в знакомой по прошлому визиту гостиной.

Было непривычно видеть другого коротышку, я только к закидонам первого привык, а тут внезапная смена.

Он выглядел моложе Хелвина, его веки были полуприкрыты, отчего он выглядел, как минимум, хитро.

— Хотели меня видеть? — я поклонился, и старейшина повторил мой жест.

— Да, позвольте вас угостить, — он махнул на стол, где стояли две кружки.

Пригубив, я узнал напиток — травянистый и тёплый, мы уже пили его с Хелвином.

Сиана присела рядом. Она всё ещё горевала, её взгляд был отрешённым. Кажется, это ноша всех разумных рас — испытывать боль потерь.

— Я хотел бы поговорить о том, что случилось с вами за последние сутки. Но для начала хочу представиться, моё имя — Бланк, — он слегка растянул свои бледные губы, отчего его лицо разгладилось и стало ещё хитрее. — Так как вы выполнили задание Хелвина, я могу выдать вам награду.

Старейшина Бланк желает выдать награду!

Задание выполнено…

Награда: 100 эссенций души

— Ваша награда здесь, — в маленькой ладони Бланка, который больше походил на серьёзного подростка, нежели чем на старика, появилась небольшая капсула. — Это эссенция души.

Я принял металлический предмет. Размером с указательный палец, симметричный с двух сторон, продолговатый, с закруглёнными краями. В центре небольшое стеклянное окошко, откуда исходит свет.

— Капсула содержит сто эссенций. Каждому члену вашего отряда полагается награда, остальные могут получить её после вас.

Бланк сделал паузу, после чего продолжил, но его тон слегка изменился — стал серьёзнее:

— Я примерно понимаю, что вы получили от старейшины Хелвина, — наверное, Арейни намекал на класс. — Скажу вам, это великая награда, но она накладывает и большие обязательства.

Так, а сейчас, видимо, надо побыстрее скинуть этого ушлого типа с шеи, иначе он свесит ножки и будет ими болтать.

— Это не моё решение, а Хелвина — прерываю Бланка. — Ни о каких обязательствах речи быть не может, у меня есть условия получения награды.

— Условия? — Бланк заинтересовался, он не знал об этом.

— Да, у нас с Хелвином заключен контракт, выполнив который, я не буду ничего должен.

— Вы можете сказать его условия? — Бланк подобрался.

— Это не секрет. Мне надо уничтожить клан закатников. Кажется, так их здесь называют.

Маленького старейшину передёрнуло, его лицо застыло каменной маской, а ноздри хищно раздулись от тяжёлого дыхания. Затем он разом успокоился, но я успел сделать выводы.

— Хелвин, старый пройдоха, — Бланк снова натянул улыбку на лицо. — Я так и знал, что он попросит что-то подобное.

— Рад, что мы всё прояснили, — я встал, собираясь уйти.

— Постойте, Джек, — остановил меня коротышка. — У меня для вас предложение. Вы знаете, что класс можно передать?

— Конечно же нет, — буркнул я.

— Выданные Арейни классы могут быть переданы другому человеку. Это не приобретённый класс, — Бланк тоже встал, пряча руки в широкие рукава своего балахона. — Я думаю, мы должны передать этот класс человеку, который сможет выполнить столь сложное задание. Награда не заставит вас ждать.

— Не интересует.

Он совершает те же ошибки, что и подражательница. С ходу набивает цену и не может сдержать реакцию. Чем бы ни был этот класс, он нужен многим, а значит, я не могу упустить подобный инструмент влияния.

Выхожу на улицу, сталкиваясь на пороге лицом к лицу с Воронессой. В России я слышал хорошую поговорку: “Вспомни дерьмо…”.

Она окидывает меня взглядом из-под опущенных век, чем здорово напоминает Бланка. Её появление сразу следом за мной наводит на определённые мысли.

— Снова ты, — выдохнул я.

— Могу сказать то же самое, — она дождалась, когда я выйду, и скользнула внутрь.

Сиана осталась с Бланком.

— А теперь к тебе! — я ткнул пальцем в Калума. — Какого хрена ты здесь?!

Калум поднял глаза, полные отчаяния, и разом приобрёл вид побитой собаки, которую хозяин ко всему прочему хочет выставить за дверь.

— Ладно, не сейчас, — резко передумал я.

Дверь дома Арейни открылась, к нам вышла Сиана. Она молча дала по капсуле Райану и Алисе, почему-то пару секунд посмотрела на меня и ушла.

— Какие планы босс? — оживился Калум, улыбаясь во все тридцать с чем-то.

— Хотел где-то слить пушки, — я указал на разгрузку, где красовалось несколько пистолетов, собранных по схронам. — Но раз наша компания растёт, я подумываю оставить оружие себе.

— Компания? — Калум огляделся. — Не понимаю.

— Всё ты понял, ехидна белобрысая, — проворчал я. — Вот эти ребята с нами. Насчёт рыжей я не уверен, она, похоже, играет на две стороны, а лохматый точно с нами.

— Ну и славно. Зачем она нам, босс? — Калум снисходительно глянул на Алису. — От женщин одни проблемы. Помните ту дамочку в Сакраменто, так вот она…

— Завязывай, — предупредил я.

— Понял.

— Я, вообще-то, ещё здесь, — топнула ногой Алиса. — Моё мнение никто не хочет услышать?

— Нет! — разом ответили все трое, даже Райан был согласен.

Алиса прищурилась.

— Хм… Давайте проясним…

— Давай, — согласился я. — На мой взгляд, всё выглядит так, будто ты подыгрываешь своей подруге. Так вот, я прекрасно тебя понимаю. Ты местная, живёшь здесь и можешь дать нам триста очков форы в знаниях и опыте. Но мы стали командой, пусть и на тот короткий срок, пока ходили за фильтрами. Команда принимает решения вместе, если тебе не понятно. Решив за нас, ты лишилась доверия. Много ли для тебя стоит доверие таких новичков, как мы? Хм… Вероятнее всего, не очень. Если тебя не устраивает наша команда, покинь её, прямо сейчас. Мы справимся сами.

— Справимся, — кивнул Калум.

Я наблюдал, как выражение лица Алисы меняется. Она далеко не так проста, какой желает казаться. Наблюдение за её поведением, сказало мне больше, чем она сама.

Взять хотя бы простые факты. Что мы о ней знаем?

Красивая, — невероятно красивая девушка по эту сторону. Скорее всего, знакома с Воронессой. Алиса не из тех, кто бы подмахнул знаменитости лишь потому, что та популярна.

Класс защитницы объясняет, почему она осталась в стартовой локации и почему у неё такой низкий уровень. Она прокачивает базовые характеристики: ловкость, силу, жизненную энергию. Видимо, ветка класса ей не нравится, поэтому девушка сделала упор на саму себя. Чего стоят её акробатические кульбиты в подземелье.

Но как она сюда попала?

Алиса из добровольцев. Каждый раз при упоминании города по её лицу пробегает тень. Тот, кто сунулся сюда по своему желанию, так не реагирует, а значит, её что-то заставило.

Это что-то и надо использовать как рычаг влияния, если я хочу заполучить подобного игрока к себе в команду.

Пользы от неё больше, чем вреда. Она красива, чем отвлекает от себя львиную долю внимания. Уверен, местные даже не знают о её навыках. Идеальная шпионка, верность которой может стать моей, если я найду правильный подход.

Всё это необходимо, чтобы отыскать выход с Перегринуса и спасти близких. Мне нужны помощники, одному будет сложно обрабатывать информацию и пробиваться. Пока мы поиграем по правилам Вертинского-младшего, а затем исправим это.

Для начала надо исключить из битвы за ценного сотрудника Воронессу. Подражательница должна отойти на второй план, чтобы я мог действовать. Насчёт класса Алисы у меня была парочка теорий, стоит проверить их.

Тем временем рыжая задумалась.

— Ты прав, я поступила некорректно, — признала она, но тут же возмутилась. — Но я не понимаю, почему ты против? Она платила хорошую цену.

— Мне это неинтересно, и не просто так, — я пожал плечами. — Ты с нами?

— Мне нужно подумать, — ответила она и пошла в сторону Башни.

— Зачем она нам? — уточнил Райан.

— Думаю, очень скоро нам понадобится больше друзей, — напоминаю ему. — Особенно после десятого уровня.

— А-а-а… — тянет он.

— Что после десятого? — непонимающе спросил Калум.

— Олег. Всё дело в этом ушлёпке, — ввожу помощника в курс дела. — Он кое-что попросил.

Калум дураком не был и догадался за считанные секунды.

— Вот сука… — зло прошипел он. — Надо было грохнуть эту мразь! Знал бы, всадил бы в его жопу весь магазин…

— Ладно тебе, ещё успеется. Райан, нам нужен местный рынок. Раз мы разжились эсками, надо закупиться.

Логика максимально простая. Сотни эсок не хватит, чтобы что-то значительно усилить, а вот купить снарягу — в самый раз. У меня были навыки, которые можно прокачать на один уровень, но лучше одеть команду.

Райан так и щеголял в большом для его тушки бронежилете, Калум и вовсе был налегке.

— Идёмте, — хакер повёл нас внутрь Башни.

Мы вошли в холл и двинулись направо, минуя арку без дверей, которую я раньше не замечал.

Народу сегодня на первом этаже было куда меньше, чем вчера, особенно в холле. Когда мы вошли на рынок, стало понятно почему.

Огромное помещение, ранее бывшее залом для торжеств. Потолки в высоту метров семь, не меньше. На полу что-то вроде кафеля, причём его недавно мыли, судя по всему.

В зале площадью в полторы тысячи квадратных метров разбили целый торговый городок. Освещение не самое лучшее: в основном свет падает из окон под потолком и льётся из белых ламп по периметру.

Площадь разделена на секции, между которыми образовались целые улочки. Кабинки торговцев собраны из металлических листов, цветом напоминающих аллюминий.

Мы свернули на одну из улочек, присматриваясь к прилавкам. Тут можно было найти всё, чего бы ни пожелала душа! Многочисленные военные торговали всем: спальными принадлежностями, одеждой, оружием, мылом и бритвами, ножами и верёвками…

Это только прилавки в самом начале. Далее по улице мы увидели стоящий на месте одного из боксов автомобиль. Гладкие линии, четыре колеса и полностью прозрачная крыша.

— Покупай! Налетай! Есть ещё куча подобных моделей… Два цвета: благородное серебро и древесно-коричневый, — расхваливал свой товар пузатый продавец в комбезе новичка.

— И кому это надо? — прошептал Райан.

— Был бы товар, а спрос будет, — поучительно ответил Калум, услышав его.

Оставалось только бродить между стеллажами и прилавками, рассматривая всевозможные товары.

Мой мозг отмечал каждого продавца. Очень скоро стало понятно, что торгуют не только военные. Примерно двадцать процентов боксов занимают люди не в форме. Очень экономически выгодное построение, Свифт не позволяет “деньгам” уходить из его локации.

— Давай купим носки? — простонал Калум, завидев необходимый прилавок.

— Точно! — кивнул Райан.

Мы свернули, подходя к пользующемуся популярностью боксу.

Протиснувшись к прилавку, я взглянул на ассортимент однотонных носков цвета хаки и такого же исподнего.

— Нуждаетесь в бельишке, господа? — обратился к нам торговец с седыми висками и слегка блестящими глазами.

— Да, — ответил я.

— Две эски за один комплект вместе с носками, берёте? — быстро произнёс он, почти скороговоркой.

Учитывая количество народа вокруг, было понятно, почему он спешил.

Я кинул взгляд на других людей в очереди, никто не выказал удивления, а значит, нас не нагревают.

Купив три комплекта, мы пошли дальше — разведывать местность, улочку за улочкой.

Скучающего усача с грозным взглядом я заметил сразу. Он горой возвышался над прилавком, и становилось страшно за хлипкий табурет под ним.

Здоровенный зэк, одет в комбинезон, рукава закатаны; сильные, забитые татуировками руки уцепились за броник в районе шеи, будто ему душно. Взгляд скучающий, но такой суровый, что моя рука сразу же потянулась за кукри.

Вокруг громилы висят луки и арбалеты, а также виднеется пара жилетов и куртка. На прилавке ещё образцы, плюс россыпь болтов с разными наконечниками.

Мы подошли ближе, привлекая его внимание.

— Сколько за вот такой арбалет? — я указал на средних размеров машинку.

— Здрав будь, добрый человек, — пробасил он. — Все средние на прилавке по тридцать эсок, болты по эске за три штуки.

— А жилет на парня найдётся? — я кивнул в сторону Калума.

— Были бы эски, а я тебе всё что надо найду, — подняв брови, сказал он, что прозвучало угрожающе.

— Игорь! — раздался женский голос. — Ты всех покупателей мне распугаешь, дуболом эдакий…

К нам спешила гибкая высокая женщина, ловко лавируя в толпе.

— Я Елена, — она встала за прилавок, положив руку на плечо преступника. — Попросила мужа присмотреть за товаром.

Выглядит свежей, но возраст берёт своё. На ней рубашка и юбка в пол, под свободной одеждой угадывается стройная подтянутая фигура. Седая коса перекинута через плечо, покоится на груди. Глаза добрые, но холодные, как чистый родниковый источник.

— Мы хотели бы приобрести средних размеров арбалет, бронежилет для меня и кое-какую одежду, — Калум улыбнулся, обнажая белоснежные зубы.

— Прекрасно! — Елена обрадовалась. — Мы не так давно здесь, только начали торговлю. Поэтому сделаем вам скидку, чтобы заходили почаще.

— Если выживете, — добавил Игорь.

— Ну что ты такое морозишь?! — не разжимая губ, прошептала Елена, но все услышали. — Простите его.

— Да не за что, — сказал я. — У мистера Игоря хорошая позиция, иначе тут сложно.

Громила скользнул по мне заинтересованным взглядом.

— Одежду подобрать будет нетрудно, — продолжила Елена. — Подрезаем по размеру на месте, а вот с бронежилетом непросто. Я вижу, вашему спутнику не подходит его защита.

Она указала на Райана, тонущего в разгрузке.

— Я могу обменять ваш жилет на наш, если доплатите.

— Сколько?

— Пять эсок.

— Идёт.

— Что-то ещё?

— Пока не надо.

Елена пропала в боксе, перебирая одежду. Мы по очереди примерили обновки и остались довольны.

Когда Елена освободилась, я спросил:

— Вы сказали, что недавно тут, но уже открыли магазинчик?

— Нет, вы неправильно поняли, — улыбнулась Елена. — Мы недавно в Башне.

— А где были до этого? — поинтересовался я.

— В одном клане, — она пожала плечами. — Просто там стало неспокойно, вот и перебрались.

Игорь услышал мои расспросы, и я почувствовал его тяжелый взгляд.

— Не поймите неправильно, просто я новичок. Для меня ещё не существует ничего, кроме этого места.

Чувствую, как напряжение спадает.

— А ещё вы сказали, что можете достать что угодно, — добавил я.

— Это к Игорю, — Елена отмахнулась. — Он у нас отвечает за связи.

— А сразу и не скажешь, — проворчал я.

Подхожу к громиле.

— Мне нужна пара вещей, достанешь?

— Говори, — громыхнул он.

— Патроны вот к этому и примерная карта, если такая есть. А если нет, то нарисовать. Пару гранат или любой другой взрывчатки, но с детонатором. Вижу, в этом стволе есть резьба, значит, должен быть глушитель, он мне и нужен. Пока всё.

Выкладываю все пистолеты. Я ожидал, что он будет торговаться, но громила принял заказ молча, как сотрудник “Макдака”, а затем ответил:

— С патронами будет несложно, карта тоже есть, со взрывчаткой проблемы. Есть распотрошённая мина местного калибра, делают самодельные гранаты, берёшь? Глушитель поищу, но не обещаю, это самое узкое место твоего плана.

— Заказа, — поправил я его.

— Ну, ты же планируешь это где-то применить, — он окинул меня взглядом. — Судя по виду, план у таких как ты есть всегда.

— Как скажешь. В общем, мы пошли, когда прийти?

— Завтра после обеда.

— Хорошо.

Мы попрощались с парой русских и отправились прочь с рынка.

* * *
— Ты столько слов за год не говоришь, — проворчала Елена. — Чего ты с ним расчирикался?

— А чего бы не почирикать? — прищурился Игорь. — Надо было так, и всё.

— Ну уж нет, не надо мне этих секретов. Из-за них нам уже два раза пришлось бежать, сначала из родного города, а затем с планеты. Быстро выкладывай, что ты придумал?

— С чего ты взяла, что я что-то придумал?

Игорь дразнил жену, но продолжалось это ровно до того момента, пока она не злилась. Сейчас Елена готова была закипеть.

— Ладно-ладно, — Игорь опасливо поднял руки. — Я знаю этого парня.

— Откуда?

— Помнишь эту курицу, Воронессу? — намекнул он. — Она ещё приезжала к нашему бывшему главе.

— Ну и? — непонимающе смотрела на мужа Елена.

— Что я тогда сказал?

— Что никакой это не Ворон, а кукла ряженая?

— Именно, — довольно произнёс Игорь.

— Я тебя сейчас убью… — Елена прищурилась.

— Не Ворон она, хоть и пыталась выдать себя за него, — пояснил Игорь, глядя вслед скрывающейся за углом троице. — А это Ворон, настоящий.

— Чего? — Елена посмотрела в ту же сторону.

— Я пересекался с Вертинским, он всегда работал на него. Узнать этого парня не трудно.

— Ты не шутишь?

— Шутки кончились, дорогая, скоро тут будет весело.

— Твою мать, мы только осели, — взялась за голову Елена.

Глава 17. В которой герой выполняет общий квест

В доме на Лейтон стрит царила напряжённая атмосфера. Живущие здесь разделились на разные лагеря. Уже три дня ни одна из сторон не желала идти на контакт.

Вот и сейчас, две пары сидели в гостиной, не смотря друг на друга.

Лизбет и Кассандра, Майк и Рэд.

Все смотрели невнятное шоу по рядовому ТВ каналу. Женщины сидели справа, разместившись на диване, мужчины в креслах.

По центру стоял журнальный столик, где лежал пульт от телевизора, но никто не хотел брать его первым. Казалось, что тот лагерь, который сдастся раньше и переключит канал, проиграет в этой безмолвной и столь же бессмысленной войне.

Кассандра с надеждой смотрела на мужа, ожидая, когда тот примет волевое решение и сделает шаг. Она считала, что мужчина должен играть определяющую роль в любых отношениях.

Постаравшись передать это мировоззрение дочери. Кассандра потерпела неудачу. Брак Лиз и Макса был в современных реалиях, полностью игнорируя традиции. Что тут говорить, Лиз даже не готовила и не стирала. Лишь в исключительных случаях. В остальном хозяйство вела чопорная мисс Диливели, латиноамериканка родом из Мексики.

С Ди найти язык куда проще чем с Лиз. Кассандра порою хотела, чтобы дочь поучилась управлению у своей работнице. Но Лизбет отмахивалась и смеялась, Макс делал так, что нужда обходила их будущую семью стороной. Но Кассандра понимала, что всегда надо быть готовым к самому худшему. Она то уж точно знает.

С другой стороны, Лиз была смелее матери. Если бы сейчас здесь сидел Макс, она бы одним взглядом свила из него верёвку. Майк на это не реагировал, как бы сестра зло на него не глядела, он продолжал её игнорировать.

Мужчины потягивали холодное пиво, перед женщинами стояли лимонады. Кассандра пыталась отвлечься, шоу порядком надоело, поэтому она просто смотрела на расплывающееся пятно влаги из под стакана с холодным напитком.

— Срочное включение! — прямо в середину шоу ворвались новости. — Стали известны новые обстоятельства по делу Бруклинского карателя, пойманного прошлой ночью в… — ведущий сбился. — В полицейском участке.

— Какие новости Сэм? — в кадре наконец-то появились парень и девушка, заменив собой кроваво-красного цвета ленту, вызывающую тревогу.

Ведущая спросила напарника, всё ещё смущённого своей ошибкой.

— На данный момент убийца уже понёс наказание, — начала ведущий, идеально сложенный парень лет двадцати весьма с высоким лбом и кукольной причёской. — Ты знаешь, Лили, как работает современная система наказаний. Но о ней позже. Преступника отправили на Перегринус. И вот тут всем станет гораздо интереснее, наверняка, новости привлекут к парню повышенное внимание. Он станет локальной звездой. Надолго ли? Узнаем чуть позже. Личность преступника установлена, это двадцатипятилетний житель Нью-Йорка, Калум Синклер.

На экране появилось фото молодого улыбающегося парня. Кассандре в голову вдруг пришла забавная мысль. Почему убийц в новостных репортажах показывают улыбчивыми и жизнерадостными? Будто хотят развить в каждой матери этого города тревожность или намекнуть, что тот улыбчивый парень разносящий почту, может всадить в тебя десяток пуль.

Что-то знакомое царапнуло её сознание, но она не сразу поняла, что это.

— Это же тот парень, — неожиданно сказала Лиз. — Который пришёл от имени Джека.

Все замолчали.

Кассандра вспомнила. Да. Сомнений быть не может, это он.

Ведущие ещё около минуты активно обсасывали эту тему со всех сторон, показываю заблюренные фото с места трагедии, пока не переключились на другую новость.

Следующий ролик был о какой-то новой компании, которая вошла в долю стримингового сервиса от НВО. Новые инвесторы выкупили треть компании, что сразу же попало в заголовки.

Лицо Рэда стало мрачным.

— Дружки у него под стать, — проворчал он, но уже беззлобно.

— Может уже посмотрим как у него там дела? — спросил Майк.

— Мы не будем этого делать и точка! Вон, пусть его мать смотрит или восхваляющая убийцу сестра.

— Убийца? То, что он наказал каких-то уродов, не делает его убийцей! — в который раз начала спор Лиз.

— Не делает, — неожиданно согласился он, но дочь сразу поняла, что это западня. — Нельзя сделать почтальон почтальоном, нет курсов, где водителя такси делают водителем такси. Чёрта с два, убийство этих кусков дерьма даже не назвать повышением квалификации. Это как топить едва вылезших из суки щенков…

— К чему ты клонишь? — Лиз вскочила. — Хочешь сказать, он всегда был убийцей?

— Не хочу, а говорю, — пожал плечами Рэд, вздернув волевой подбородок и поджав губы.

— Папа прав, — добавил Майк.

— Он всегда для тебя прав, — обвинительно ткнула в брата пальцем Лиз.

— Сейчас и правда нет поводов для ссоры, — Кассандра вздохнула. — Я думаю твой отец и братья говорят правду.

— То-то же, — одобрительно заключил Рэд.

— Почему ты не веришь Джеку? — спросила Лиз.

— Он и не говорил, что не занимался убийством людей, — ответила Касандра.

— Его выучка, манера ведения боя, все эти деньги и постоянное отсутствие, — Рэд загнул четыре пальца. — Тебе перечислить ещё? Я не ошибался, я чувствовал второе дно все эти годы.

— Это лишь повод оправдать свою злость, — разгоряченно воскликнула Лиз.

— Злости давно нет, — горько ответил Рэд. — Просто мы из разного теста, понимаешь? Если хотите смотреть шоу, присматривать за ним, я не против. Но сам смотреть не стану, не хочу снова разочароваться. Человек оступившийся единожды, оступится дважды. Не хочу видеть, как сын превращается в одного из ублюдков, которым там самое место.

— Он не превратится, — пискнула Лиз.

— Превратится, — твёрдо произнёс Рэд. — Более того, я хочу, чтобы он превратился.

— Чтобы у тебя был повод и дальше ненавидеть его? — Лиз не сдавалась.

— Нет, — покачал головой Рэд. — Потому что иначе ему не выжить. Мы можем спорить и ругаться, детей не выбирают, как и родителей. Но ни один отец не будет желать своему ребёнку смерти.

Сказав это, Рэд поднялся из кресла и пошёл в гараж, где давно организовал себе логово для размышлений. Там постоянно пахло машинным маслом и бензином, но кажется мужчин только заводят такие запахи.

Кассандра вздохнула, смотря как Майк встаёт и идёт за отцом. Она не хотела подобного, не хотела видеть, как её семья раскалывается надвое, прямо как её сердце.

Она молча посмотрела на дочь. Та потянулась к сумке, доставая ноутбук, где без труда нашла трансляцию.

Картинка на экране шла из глаз Джека, он в данный момент о чём-то спорил с рыжеволосой девушкой.

Женщины стали с интересом смотреть за ним.

* * *
— Снова к Арейни?

Мой вопрос прокатился по холлу, где мы и встретили Алису.

— Сколько можно?

— Сколько нужно, — отрезала она. — Если не хочешь, можешь не идти. Тебя не заставляют, это просьба старейшины.

— Хорошо, я зайду.

— Я с тобой, босс, — кинулся следом Калум.

— Не стоит, останься с Райаном, — приказал я.

Сам же пошёл в сторону дома Арейни, какой раз за последние сутки. Если я не ошибаюсь внутри будет Воронесса, которая и затеяла весь этот фарс.

Так и вышло, стоило мне зайти, я увидел сидящую как ни в чём не бывало девушку. Она закинула ногу на ногу, выпрямила спину и попивала ароматное варево старейшин. Не хватало только оттопыренного мизинца и образ аристократке на выезде готов.

Напротив разместился Бланк.

— Присаживайтесь, Джек, — произнёс он.

— Зачем я здесь? — я тяжело упал в кресло, массируя заживающее после когтей голлума предплечье.

— У меня есть для вас задание

Получено задание от старейшины Бланка!

Сопроводить игрока Воронессу.

Награда: 50 эссенций душ

Срок выполнения: будет выставлен устно

— Хм… — вырывается у меня.

Смотрю на Воронессу, которая и не собирается скрывать, что это не её рук дело и отвечает вызывающим взглядом.

— Идёт, — зову за собой.

Мы выходим на улицу, где я быстро спускаюсь по крылечку и иду в сторону стены.

— Надо взять машину, — говорит Воронесса мне в спину.

— Не, мы прогуляемся, ведь это тебе нужно.

Я чуть замедлил шаг, выходя за стену. Девушка пристраивается рядом.

Идём так пару минут, пока стена позади не удаляется настолько, что я уже не слышу голосов людей. Пора начинать разговор.

— Я… — видимо Воронесса решила так же.

— Что тебе нужно? — перебиваю её.

— Награда от Хелвина, — серьезно отвечает она, без экивоков.

— Возьму у него её, а если не можешь, объясни мне всё.

— Разумно, — соглашается она. — Ты хочешь знать цену?

— Да.

Воронесса отправляется вправо, меняя направление. Как я и полагал, по пути мы выполним поставленную задачу. Я заработаю полсотни эсок, кроме всего прочего, прощупаю, насколько интересен для неё класс Хелвина.

— Он выдал тебе класс, верно? — начала Воронесса.

— Да, — не стал юлить я.

— Мне нужен этот класс. Но отдавать его просто так ты не намерен.

А она не такая глупая, по крайней мере находить простейшие логические связи. Видимо Воронесса почувствовала мой скептицизм и выдвинула уже куда более интересные условия.

— Я могу предложить многое, по меркам этого мира, — закинула удочку она. — Безопасное место для жизни в Гнезде, защиту клана, ресурсы для развития, помощь. Этого не так просто достичь, а ты получишь всё и сразу.

— Думаю мы оба понимаем, что цена слишком маленькая, — сделал свой шаг я.

Мы замолчали.

Я отвлёкся, Воронесса заметила это и воспользовалась паузой, подбирая аргументы.

А картина и правда открывалась весьма любопытная.

Свернув за угол, противоположный тому пути, который вёл к люку канализации, где я так часто бывал последние дни, сразу стало заметно, как изменился город.

Ближе к Башне, военные поддерживали иллюзию порядка, даже не разбитых улочках города Арейни. Сейчас же, мы удалились от стартовой локации почти на километр. Стали видны сильные изменения, которые и бросились в глаза.

Первый и самый главный фактор, на улицах появились люди. Они опасливо озирались, могли какое-то время идти вдоль дороги, чтобы потом пропасть в арке какого-то двора или двери здания.

Из окон на нас тоже смотрели, я чувствовал взгляды. Когда я поворачивался, то часто ничего не мог заметить.

Город напоминал смесь Нью-Йорка и Токио.

Дома стояли близко друг к другу, но обладали поистине колоссальными размерами. Многоэтажные, сотворённые из бетона, стекла и металла. Некоторые из строений были настолько высокими, что находясь рядом, я не мог увидеть верхушки.

Узкая дорога, максимум на четыре полосы, вела нас дальше.

Декорации сменялись, кое-где я слышал играющую из-за двери музыку. Где-то видел стоящего на перекрёстке парня, он курил и как мне казалось, не обращали ни на кого внимания.

Через несколько сотен шагов я увидел, как тощий и обнажённый по пояс мужчина в военной каске разговаривает сам с собой, повернувшись лицом в стену.

— Я так рад… Надо отдать сына в лучшую школу, я буду работать Мэри, обязательно буду… — обещал он стене, но та оставалась безмолвной.

Из коротких переулков на нас смотрели кучи разнообразного сброда.

Все постоянно провожали нас взглядами, видимо в их краях одетые как Воронесса люди встречаются не часто.

Сами бродяги одевались кто во что горазд. Старые поношенные куртки, на каждом третьем бронижелет, что удивительно, учитывая статус.

— Мясо, — проворчала Воронесса.

— Почему?

— Им не выжить. Все застряли до десятого уровня, а провели уже здесь пол жизни, — стала говорить она. — Их не убили только затем, чтобы не марать руки.

— Что ты имеешь ввиду?

— Они будут убивать себя сами, собирать эски и прогрессировать. А затем придёт кто-то ещё и убьёт скот, так их здесь называют.

Цинично, ничего не скажешь.

Девушка была всё в том же комбезе. Плотнее чем обычный, облегает всё тело, на бедре пистолет, на поясе нож. Комбез чёрный, видно, что усилен пластинами кевлара или чем-то подобным.

— Как тебе новый мир? — ехидно спрашивает она. — Кем ты был там, на другой стороне?

Пытается наладить контакт, но я вижу её старания.

— Программистом, — привычно соврал я.

— Здесь жизнь не из пикселей, правда? — Воронесса искренне наслаждалась. Она решила вдоволь насладится моим смятением.

Я ничего не ответил.

Мы подошли к двухэтажному зданию, каким-то чудом притулившемуся меж двух гигантов.

Внимание сразу же привязалось к окнам второго этажа. Они были залиты красной краской и светились изнутри. Я рассмотрел неясные тени, а подойдя ближе услышал звуки.

Судя по всему, здесь был бордель.

Окна второго этажа в высоту около двух метров, за ними занимаются сексом. Слышны стоны женские стоны, шлепки и характерные звуки соитий.

А вот внизу собралась настоящая толпа, окна на первом облепили преступники, они летели к ним словно мотыльки. Всюду раздавались довольные высказывания, восклицания, кто-то даже стучал.

Приблизившись, я понял в чём дело. Нижние окна имели прозрачные стёкла, за ними висели шторы, а вот между стеклом и тканью извивались танцующие стриптезёрши, то и дело заваливаясь на преграду и демонстрируя на потеху публике грудь на расстоянии нескольких миллиметров.

Мы остановились у загородившей проход публики. Тут каждый второй насмотревшись на товар, вставал в очередь.

Воронесса выдавила тонкую улыбку, и махнула рукой вперёд.

— Не поможешь даме? — она указала на собравшихся.

— А как же, “дамы вперёд”? — я ухмыльнулся, но пошёл.

Растолкав зевак, пробрался к широкой металлической двери, где стоял массивный охранник под два метра в высоту и как казалось в ширину тоже.

— Нам к Лысому, — сказала из-за моей спины Воронесса.

Охранник посмотрел на меня, затем на мою спутницу.

— Передай главному, что его тут хотят… — крикнул он куда-то назад в полутёмный коридор.

— Его все хотят, хы… — раздался оттуда голос, который нельзя было спутать.

Так звучит только что хорошенько обдолбавшийся нарк.

Хм, здесь есть наркотики? А вот это любопытно.

— Куда мы пришли?

— Скоро узнаешь.

Мы дождались, пока некто не слишком волосатый соизволит уделить прибывшим внимание. Охранник пустил нас внутрь, где мы сразу же повернули налево. Ещё одну дверь спустя, путь закончился. Здесь и обосновался местечковый глава борделя.

Помещение раньше было чем-то вроде бара. Стойка явно не подразумевает другого назначения. Комната пустовала, лишь массивный офисный стол и диван напротив него.

Лысый, ростом под два метра, но невероятно рыхлый с детским круглым лицом и пухлыми губами. Именно так выглядел сутенёр.

Он сидел на стуле за столом, подняв глаза к потолку.

— Ууу….уфффф… — вздыхал Лысый.

Воронесса прищурилась, а затем презрительно обратилась к нему.

— Заканчивай давай!

— Блин… — досадливо проворчал Лысый. — Сбила весь настрой. Чтоб тебя…

— Потом продолжишь.

Из под стола выбралась худая женщина лет тридцати в грязных обмотках на поясе. Она вытерла губы и посмотрела на нас безумными глазами. Худая до такой степени, что виднелись рёбра, осунувшееся лицо и дряблые груди.

— Понравилась? — увидев мой взгляд спросил Лысый. — Это Ангелочек, она у нас имеет самый рабочий рот. Улыбнись Ангелочек?

Женщина расплылась в беззубой улыбке, которая больше была похожа на оскал. Повернувшись к Лысому, она получила какой-то пакетик и вышла, вихляя задом.

— Воронесса? — он будто только её заметил. — Чем обязан такой чести, что сама принцесса этого лютого отстойника у моих дверей?

Моя спутница поморщилась, прозвище ей не слишком нравилось. Интересно почему?

— У нас квест на тебя, — кинула она, уточняя. — От Арейни.

— Коротышки? — он встревожился. — Нахрена я им сдался?

— Сценки разыгрывать будешь в другом месте, — Воронесса действовала уверенно, словно у себя дома. — Давай решим ситуацию, иначе придётся нам слегка надавить тебе на больную мозоль.

— А вдруг мне понравится? — расплылся в улыбке он.

— Я принесла оплату, — Воронесса вытащила целую обойму капсул на стяжке. — Каждая по десять эсок. Один контейнер, одна Арейни. Идёт?

Он что, использует Арейни для развлечений?

Я по другому взглянул на ублюдка напротив.

Глава 18. В которой герой триумфально возвращается (нет)

Сутенёр постучал по столу пальцами, делая вид, что задумался.

Он явно уже принял решение, но хотел потянуть время, чтобы оно выглядело ценнее. Как только Воронесса достала капсулы с эсками, я заметил, как по лицу Лысого скользнула тень удовлетворения. Он явно ждал этого, но виду старался не подавать. Зевнул и лениво осмотрелся по сторонам.

Фразу начал неохотно, будто делал одолжение.

— Это конечно маленькая цена, — сказал он и причмокнул, всё ещё изображая колебания. — Но так уж и быть, я продам тебе часть товара, хоть и не лучшую. Только из моего глубокого уважения.

Он слащаво улыбнулся, Воронесса едва заметно сжала кулаки. Эта парочка была знакома и раньше, а ещё они ненавидели друг друга. Впрочем, не удивительно. Местный держатель борделя неприятная личность, подражательница тем более.

Уверен, толстяк раньше был низкоранговым менеджером, которому каждый божий день вставлял его босс. Как он попал сюда дело десятое, но отрывается просто отлично, сублимируя свои комплексы.

— Идёмте, — Лысый грузно встал, помогая себе руками, от чего стол натужно заскрипел.

Он прошёл в соседнюю комнату, через другую дверь, имеющуюся здесь. Мы углубились в здание борделя. Лысый шёл впереди, обдавая нас кисловатым запахом пота. Воронесса отстала на пару шагов, и я её прекарасно понимал.

Далеко идти не пришлось, мы миновали короткий коридор и попали в большое помещение, разделённое на секции плотными занавесками.

Я сразу догадался, что здесь происходит. Этот огромный зал, главная рабочая зона сего заведения. На улице мы слышали, как за тонированными краской окнами стонут и кричат девушки, здесь всё иначе. Снаружи лишь прелюдия, приманка для многочисленного сброда. Красивая упаковка, фантик, бог маркетинга бы одобрил.

Эта комната контрастировала с тем, что могли себе представить посетители.

В приглушённом свете еле слышно постанывали девушки, в основном от боли. В противовес им слышалось сопение клиентов, редкие болезненные удары и всхлипы.

Мы шли между двух рядов, когда я увидел одну из работниц, благодаря приоткрытой занавеске.

Мне удалось рассмотреть пустой взгляд маленькой Арейни, над которой нависал гигантский преступник.

Коренная смотрела в нашу сторону, но я был уверен, она ничего не видела. Свет в комнатах для соитий был куда ярче чем в коридоре, я различил в стекающие из её глаз слёзы. Порванное ухо, несколько едва затянувшихся ран на груди в виде отпечатка от укуса.

Двухметровая образина над ней с одышкой двигала бёдрами, пристроившись между стройных ног, вяло и монотонно.

Всё это я увидел лишь на секунду, продолжая движение.

Подобное встречалось и на земле. Мне много раз приходилось вылавливать и убивать работорговцев, люди жестоки к другим людям, что говорить о чуждой им расе.

Пройдя через помещение, мы снова вошли в очередную дверь.

На этот раз комната была куда меньше всех виденных раньше. В ней сгрудились три десятка женщин и девушек разного возраста и происхождения.

В нос ударили запахи немытых тел, мочи и человеческих экскрементов.

На них лишь набедренные повязки, не более. У углу ведро для справления нужды, по центру комнаты ещё одно, с водой. Пить я так понимаю им приходилось сложив ладони лодочкой.

Спали они на полу, здесь лежала груда тряпья, заменяющая кровать.

Они смотрели испуганно и тут же сместились в один угол, хоть комната итак была маленькой для такого количества разумных.

Одна из женщина не смогла подняться, ей было за сорок, она отощала, как и все здесь. Попытавшись встать, упала, ударившись об твёрдый пол.

Девушка помладше с большими глазами дёрнулась в её сторону, собираясь выйти из общей кучи, но её придержали.

Лысый сделал два шага и пнул лежащую под рёбра. Воронесса рядом отвела глаза.

— Вставай уродина, — проорал сутенёр и повернулся к нам. — Она забавная, заберёте её? Отдам за пять эсок.

— Нет, мы пришли за Арейни, — скучающе ответила Воронесса. — Давай быстрее, время не ждёт.

— Вы… вы… кха-кха, — лежащая откашлялась, повернула голову к нам и спросила. — Вы видели человека по имени Лиам? Ему двадцать, высокий и…

Лысый ударил её в голову, словно та была футбольным мячом, разбивая нос.

— Заткнись, — с отвращением бросил он. — Тупая стерва! Как ты меня задолбала, твой сынок давно сдох, скорее всего, если он такой же убогий, как мамаша…

Я сжал зубы, но тем не менее, смог спокойно спросить.

— Она ищет сына?

Лысый повернулась, радуясь возможности поговорить.

— Да, прикинь? — он рассмеялся. — Сунулась сюда добровольцем. Глупое мясо, не умеет даже работать, под сорок ей, с мужем только по миссионерски трахалась… Ха-ха-ха!

Смех резко оборвался.

— Давай о деле, гони эски и забирай десяток вот этих, — он указал пальцем на Арейни, коих тут было много.

При ближайшем рассмотрении, я понял, что каждая из них прошла настоящий ад. Кровоподтёки и синяки встречались чаще, чем целые участки на теле. Тем не менее, среди них были пара целых девушек, которые и обратились к Лысому.

— Господин, разрешите нам остаться, пусть заберут других, — они указали на лежащую в углу Арейни, которая свернулась калачиком. Видно ей досталось. — И Эри, заберите Эри.

Последнее было сказано нам, но сутенёр услышал.

— Эри работает, — хмыкнул он. — Трудится в данную конкретную минуту.

— Пожалуйста, — две Арейни почему-то смотрели на меня.

— Я заменю Эри, господин, — одна из миниатюрных девушек свела руки вместе, от чего её груди стали больше и чуть выгнула спину. Её глаза были опущены, что выглядело эротично, но я был уверен, что в них плохо скрываемый гнев.

— Чёрт с тобой, маленькая развратница, — хохотнул Лысый. — Эту сучку и правда надо менять, она уже потеряла товарный вид. Совсем забыл, заработался.

Арейни вышла из комнаты, последний раз смотря на тех, кого мы должны были забрать, поднесла ладонь к губам, поцеловала и положила на грудь.

Остальные едва заметно кивнули.

— Пошли! НУ! — погнал проданных из комнаты Лысый, будто они были скотом.

Арейни вышли в зал, помогая той, что лежала в углу. Она практически обессилела и висела у них на плечах.

Лысый шёл впереди, когда мы дошли до знакомой приоткрытой комнатки, я понял, кто такая Эри.

— Вот это замена, уважуха…

Довольный преступник, которому сменили девушку ударил по рукам с Лысым. Шторка задёрнулась, я увидел покорно стоящую на коленях коренную, которая заменила собой подругу.

Эри едва стояла на ногах, парочка Арейни подбежали к ней, не давая упасть. Но их самих надо было держать, в таком плохом состоянии они находились.

Я сделал шаг вперёд и взял Арейни на руки.

Веса в ней совсем не много, где-то килограмм сорок-сорок пять, если бы её нормально кормили, она бы весила больше.

Лысый презрительно отворачивается, для него это уже списанный материал.

Мы выходим тем же путём, сутенёр ухмыляться в спину.

— Приходите ещё, — металлические капсулы в его руках позвякивают.

Проходим сквозь пару десятков человек, половина из которых в очереди за услугами, а вторая смотрит на стриптиз.

Один из преступников тянет руки к впереди идущей Арейни, его пальцы с длинными нестрижеными ногтями и забившейся под них грязью, царапают девчонке плечо.

Наглый урод не успокаивается на достигнутом, хватает обнажённую Арейни за грудь.

Руки у меня заняты, поэтому отправляю его на землю точным пинком. Зэк летит с кувырком, сбивает по дороге ещё нескольких зевак, от чего поднимается возмущённый гул.

— Ты чего?

— Охренеть!

— Я тебе щас…

Воронесса поворачивается, впиваясь в угрожающих взглядом. Все тут же затыкаются.

На какое-то время над ней появляется надпись.

Воронесса 19 уровень

— Это же она…

— Воронесса…

— Извините, — заключенный, которого я пнул, чуть ли не падает на колени. Желания устраивать разборки у него уже нет.

Надпись над спутницей гаснет, мы продолжаем путь.

До Башни пару километров, передвигаемся мы медленно.

На улице становится мрачно, на небе собираются тучи. Бродяги вдоль дороги суетятся, Воронесса прибавляет шаг.

— Надо добраться, пока не пошёл дождь, — она торопит всех.

Арейни тоже ускоряются, как могут, еле переставляя ноги.

— Голлумы? — догадался я.

— Да, хоть в этом слое и безопасно, они могут появится, — кивнула девушка.

— Слоем ты называешь круг до десятого уровня?

— Да. Слой, круг, уровень, все обозначают этот феномен по разному.

— Почему твари с других уровней не могут попасть сюда?

— Не знаю, — Воронесса жмёт плечами. — Некоторые выдвигают теорию, что город, это тренировочная площадка. Если бы твари уровнем выше забредали сюда, мы все были бы покойниками со старта. Появившись тут без оружия и с голым задом, выжить трудно.

— А как же высшие голлумы, с них падает больше эсок.

— Они эволюционировали на этом уровне. Такие твари самые опасные, на каждом слое есть такие. Слава богу, что тут только голлумы.

— А есть ещё какие-то мутанты?

— Есть, — кивает она. — Но самые страшные, это как обычно люди.

Мы как раз проходили между парой зданий, свернув в переулок. Хотели сократить, чтобы как можно скорее добраться до Башни, пока солнце ещё светит.

Впереди появились три преступника. Позади ещё три.

Наша группа замедлилась, Арейни сбились в кучу, бессильно оглядываясь.

— Лысый, — прошипела Воронесса и достала пистолет. — С дороги мрази.

Троицу на нашем пути это не смутило, я заметил в руках парочки по бокам метательные ножи. Все в бронежилетах. На удивление экипированные преступники.

— Убить всех ты не сможешь, мы успеем до тебя добраться, — насмешливо сказал главный, выходя вперёд. Пара по его бокам картинно играла ножами. Главный обратился ко мне. — Нам нужна только она, можешь проваливать.

Делаю испуганное лицо, смотрю сначала на него, затем на спутницу.

Воронесса не может удержать презрения, её лицо кривится. Купилась, решила, что я струсил и уйду.

— За мной стоит клан, а за тобой один лишь жирный кретин, — начала торговаться с устроившими засаду она. — Подумай дважды.

— Я не хочу торговаться, мне уже заплатили, — он подкинул одну из капсул, наверняка, даже ту самую, что передала Воронесса. — Эй ты, я сказал бросай это тело и проваливай.

Молча кладу Эри на землю.

Опускаю голову и двигаюсь в сторону троицы, чтобы пойти дальше по улице.

Кажется, пора проверить способности.

Стоило только подумать о навыках, я заметил их в виде иконок на периферии зрения.

Что же использовать? Активирую маркер. Стоит начинать с той способности, которая не уменьшает мои крохотные сто пунктов маны.

Перед глазами расцветает круг, я нахожусь в его центре, он двигается за мной, как луч прожектора. Куда бы я не кинул взгляд, этот предмет подсвечивается, подсветка бегает по кругу, вместе с движением глаз. Она выглядит, как маленькое пятно.

Медленно приближаюсь к главарю, он опасливо отходит в сторону. Не расслабляется, даже когда сила на его стороне, опасный противник.

Радиус “маркера” где-то три метра. Выбираю следующую способность, “сжатие”. А вот у сжатия радиус всего два.

Навожу маркер на главаря, как только он появляется в круге.

Вдруг понимаю, что в любой момент могу применить навык, стоит захотеть.

Вместе с моим взглядом по главарю бегает точка навыка “сжатие”.

Я ошибся, когда предположил, что можно будет бить прицельно. Могу выбрать только область, на которую буду воздействовать. Значит шанса промахнуться нет, если выбрать правильную часть тела.

Поднимаю глаза, вместе с этим, главарь начинает что-то подозревать.

Когда наши взгляды встречаются, он всё понимает.

— Валите ег…

Навык обрывает его жизнь, он дёргается и оседает на землю. Небольшой разрыв прямо в голове повреждает мозг, один миллиметр, это не много, но если повлиять на мозг…

Тут же разворачиваюсь и бросаю нож во второго. Ухожу перекатом, слышу два выстрела, Воронесса начала действовать. Второй нож входит в ногу третьего нападающего, бросил в прыжке.

Самого меня спасает чудо. Заключённый использует навык для метания, его нож впивается мне в плечо, голова оказалась недоступна, как я и планировал. Не обращая внимания на жгучую боль, выхожу из переката у него под носом и вспарываю глотку размашистым движением кукри.

Он не успел отойти, нога его подвела. Кукри вскользь задевает шею, но этого хватает, чтобы кровь хлынула водопадом.

Когда всё закончилось, резко разворачиваюсь назад.

Воронесса идёт назад по дороге, между расступившихся Арейни, чтобы забрать два светящихся шарика, вылетевших из тел.

Мне тоже предстоит подобная работа. Осматриваюсь по сторонам, перед тем, как спокойно собрать урожай из трёх светящихся сгустков.

Улов небольшой, лишь одна десятка, остальные ниже. Что странно, десяткой оказался не главарь, а один из метателей.

Принять эссенцию души?

Принять эссенцию души?

Принять эссенцию души?

Да. Нет.

Принимаю вознаграждение.

Использовать эссенцию души для повышения уровня навыка?

Выбрать навык…

Использовать для повышения характеристик?

Выбрать характеристику…

Так… Что мне усилить?

Быстро открываю описание навыков. Левитация, сжатие, баланс… Больше ничего полезного. Из характеристик тоже нет чего-то объективно важного. Думаю надо усиливать сильные стороны, а значит поднимаем ману.

Пробую выбрать характеристику для улучшения.

Использовать для повышения характеристики мана?

Да!

Невозможно повысить характеристику мана.

Как и ожидалось, здесь был подвох. Улучшение только посредством набора уровней.

Остаётся только улучшать способности.

Использовать эссенцию души для повышения уровня способности “Сжатие”?

Да. Нет.

Соглашаюсь, отдавая сотню эсок. Остальные четыреста пойдут на баланс уровня, как я это про себя назвал.

Способность “Сжатие” повышена до 2 уровня!


Радиус действия увеличен до 10 миллиметров


Расстояние действия 3 метра

Цена одного действия: 100 е. м


Отлично. Смотрю, когда же будет следующий ранг.

Всё это занимает не больше тридцати секунд, Воронесса уже идёт назад, поторапливаюсь, чтобы успеть раскидать эски куда надо.

Что вышло из сжатия?

Сжатие: 0/200

У меня есть ещё четыреста свободных очков, для получения девятого уровня, надо всего пятьдесят девять, продолжаем.


Использовать эссенцию души для повышения уровня способности “Сжатие”?

Да!

Способность “Сжатие” повышена до 3 уровня!


Радиус действия увеличен до 10 сантиметров


Расстояние действия 3 метра

Цена одного действия: 100 е. м

А вот расстояние не подняли, жаль… Но зато существенно повысился радиус и не увеличилась цена. Оставшиеся эски кидаю в уровень.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон


Уровень: 9


Эссенция души: 341/900

Сила: 0


Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 200

Жизненная энергия: 743

— Готов? — Воронесса уже рядом.

— Да.

— Пошли скорее.

Беру Эри на руки, мы продолжаем движение. Воронесса ободрала всех убитых, забирая разгрузки и оружие. Всё перечисленное она скинула на Арейни. Теперь мы выглядели, как табор каких-то военных беженцев из концлагеря. Голые и худые женщины, парень с трёхдневной щетиной и злыми глазами, черноволосая валькирия с пушкой.

По дороге осматривались по сторонам, чтобы не попасться на голлумов.

Заморосил мелкий дождик. Впереди показался поворот к вратам в Башню, чуть дальше по дороге виднелся знакомый мне люк. Солнце скрылась за тучами, ощущения такие, словно наступил поздний вечер.

Я услышал рык первым, справа из окна второго этажа на нас спрыгнула туша голлума.

Воронесса сбила уродца точным выстрелом, на землю упала уже бездыханная туша.

— Скорее! — крикнула она. — Мы должны укрыться, сейчас их станет больше.

— Если только нас не перепутают и не пристрелят, — ворчливо заметил я.

Внешний вид усталых и побитых Арейни был чем-то схож с голлумами.

Ещё один голлум выскочил из здания справа, но тут же был пристрелен Воронессой. Эски так и остались висеть в воздухе, интересно, сколько они пробудут в таком состоянии? Мы выбежали из-за поворота и помчались к вратам.

Пост на стене заметил нас сразу. За триста метров, они открыли стрельбу. Я не сразу понял, по чему они стреляют, пока не обернулся.

Позади навсегда замерли несколько голлумов, распластавшихся на асфальте. Мы вбежали в открытые патрульными врата, замедляясь и понимая, что оказались в безопасности.

Я посмотрел назад, на улицах было чисто.

— Сдай их Бланку, я скоро вернусь, — говорю Воронессе.

Она кивает не задавая вопросов.

Пора получить заветный десятый уровень.

Глава 19. В которой интерлюдии

За пределами Башни голлумов видно не было. Я шёл по дороге между брошенных автомобилей, готовый в любую секунду отреагировать на угрозу.

До борделя оставалось совсем немного. Уже был виден знакомый ориентир впереди.

Ножи приятно холодили руки. Моросил мелкий дождик, небо затянуло, далеко на горизонте виднелся просвет. Тучи не уйдут в ближайшие часы, а значит, я вполне могу встретить монстров.

Нападать никто не спешил. Даже странно.

Дождь усилился, меня чуть не оглушил раскат грома. Пахло сыростью, вода смешалась с пылью и источала определённый аромат.

План катился псу под хвост. Я хотел отойти как можно дальше, чтобы заставить голлумов изойти слюной и показать свои уродливые физиономии. Это стало бы отличной тренировкой. Но события разворачивались по другому сценарию.

Высматриваю ближайший к борделю дом.

Дверь выломана и висит на одной петле, внутри тихо и темно.

Перешагиваю порог, ощущая, как меня отрезает от дождя. Пахнет затхлостью, как и всё остальное в этом мире, интерьер не изобилует мебелью.

Всё, что могли, давно вынесли, а что не вынесли, то не представляет никакой ценности. Особенно в такой непосредственной близости к Башне.

Голые стены — не лучшая акустика, каждый мой шаг резонирует и прокатывается по помещению, режет слух. Тише идти невозможно — под ногами бетонное крошево.

Медленно двигаюсь в глубь коридора, давая глазам привыкнуть к встречающей меня темноте.

Посторонних звуков не слышу. Разыгравшийся на улице дождь, в двух шагах от меня, создаёт приличный фон. Потоки воды низвергаются с неба так, будто собираются затопить всю эту чёртову планету.

Раз в три секунды слышу раскаты грома.

Идея поохотиться загнала меня в природную ловушку. Надеюсь, пересидеть в этом доме удастся без особых проблем. Особенно, когда я начну отступать.

Пока я тешил себя этой мыслью. Позади раскатисто ударил гром, а затем сверкнула яркая молния. Она всего на мгновение озарила треклятый коридор, но мне этого хватило.

Прямо по курсу крались два уродца, опустив оскаленные пасти к полу так низко, что походили на две кляксы.

Я ломанулся в сторону, туда, где располагалась комната с окнами. До поворота оставался метр, и сейчас я пролетел его быстрее, чем олимпийский бегун.

Голлумы догадались, что просто так жертвы не бегают, а значит, их маскировка дала трещину. В дверном проёме позади меня образовалась давка. Тупые твари затормозили друг друга — они ринулись разом, сталкиваясь в узком проходе.

Я оказался в пустой комнате с парой окон, из которых поступало достаточно света для эффективной драки.

Метательные ножи всё так же были в руках. Недолго думая, метаю сначала один, а затем — второй.

Оба ушли в одного и того же монстра, один впился в корпус, второй — в шею. Тварь едва слышно взвизгнула и стала рваться ко мне. Пробка рассосалась, и оба голлума стартанули не хуже спринтеров.

То, что в нём целых два ножа, раненого монстра не беспокоило.

У меня же остался один кукри и большое желание не умереть.

С этим стандартным набором выживальщика я и принял неравный бой.

Неравный для уродцев, решивших устроить поздний завтрак, а не для меня.

Полупустая комната стала октагоном для боёв без правил. Перемещаюсь спиной к окну, надеясь, что сейчас полыхнёт.

Мои надежды и неловкие молитвы были кем-то услышаны. Возможно, даже самим Тором, скандинавским богом молний и грома. Раскат оглушил, вспыхнула молния, и готовые кинуться во второй и последний раз уродцы вдруг замедлились.

Довольно ухмыльнувшись, делаю несколько шагов вперёд, чтобы полоснуть одного по горлу. Задел, удар прошёл великолепно. Тварь замедлилась ещё сильнее, но остался и второй противник.

Надеюсь, я попаду в Вальгаллу, где буду вечно пировать за одним столом с Тором и столь же вечно его благодарить. Громыхнуло ещё раз, вспышка дезориентировала зашипевших тварей. Несильно, но достаточно для того, чтобы они пропустили мою следующую атаку.

Второй тоже получил удар, но на этот раз я не стал резать, а воткнул нож в глазницу, старым и проверенным способом.

Первый уродец умирал дольше, он барахтался на полу, изливая потоки крови.

Весь бой занял от силы двадцать секунд. За окном продолжает грохотать, а я собираю вылетевшие эски.

Принять эссенцию души?

Принять эссенцию души?

Да. Нет.


Использовать эссенцию для повышения способностей?

Кидаю всё в опыт для уровня, это — капля в море; если я хочу поднять его, лучшая цель — это люди.

До десятого, если не ошибаюсь, больше пяти сотен. Если собирать это на голлумах, будет сложновато.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 9

Эссенция души: 343/900

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 200

Жизненная энергия: 745

Способности: Сжатие 3 уровень, Левитация, Баланс, Маркер

Стоять на одном месте глупо. Надо продолжать путь.

Достаю ножи, вытираю их о тело павшего смертью глупых. Здание, в котором я нахожусь, примыкает к борделю, а значит, отсюда можно попасть прямиком в него.

Ещё во время первого визита, часом раньше, я заметил выходящие на крышу этого дома окна.

Если мне не изменяет память, надо выйти на третий этаж. Планировка тут, слава всем богам, один в один земная.

С перемещением проблем быть не должно. Прошло вот уже несколько минут, а никто так и не появился. Если бы поблизости были ещё голлумы, любопытство и голод привели бы их на кухню, где я сегодня исполняю роль драчливого холодильника.

Выглядываю в коридор, снова давая глазам привыкнуть к темноте.

Иду в глубь здания в поисках лестницы.

Нахожу её через несколько метров. Дома устроены тут странно. Они многоэтажные, но часто имеют прямые входы в квартиры на первом этаже. В общем, логику другой расы не понять.

Лестничная площадка залита тусклым дневным светом.

Начинаю подниматься, аккуратно переставляя ноги. С первой же ступени нос улавливает запах гнили. Чем я выше, тем сильнее запах.

На втором этаже вижу человеческие останки, собираю мозаику ещё один пролёт. Такое ощущение, что кто-то тащил рваный мешок с разделённым на десяток частей человеком, постоянно теряя что-то по пути.

Кости прилично обглоданы, валяются не первый день, запах источают именно они.

На каждом лестничном пролёте есть окошки, но только с третьего этажа. Они-то меня и интересуют.

Добираюсь до окна, пытаюсь открутить заржавевший механизм.

Удаётся не сразу, но миссия увенчивается успехом.

Теперь надо рассчитать прыжок так, чтобы не сломать и не вывихнуть себе что-то важное. И не заставить кое-кого лысого обратить на меня внимание.

Высота небольшая, около трёх метров. Высовываюсь в окно и цепляюсь за его край, растягиваясь, повисая на руках. Небольшой толчок от стены и мягкое приземление.

Быстро добежать до вентиляционной шахты, выходящей из крыши русской буквой “Г”, чтобы не привлекать внимание с улицы.

Вижу вход в бордель, дверь, ведущая в здание, закрыта. Перемещаюсь к ней и прислушиваюсь.

Внутри тихо, где-то далеко звуки разговора, но, учитывая, что здание двухэтажное, они могут быть далеко.

Дверца заперта изнутри.

На ум приходит лишь один вариант — слегка постучать по двери, чтобы привлечь чьё-то внимание.

Через минуту слышу тяжелые шаги, отхожу. Дверь открывается в мою сторону, обеспечивая отличное укрытие. Открывший не успевает ничего сказать, я появляюсь перед ним, будто из-под земли, и бью в живот, сбивая дыхание.

Он хватает меня за плечи, в ответ остаётся только взять его за голову и приложить об косяк.

Тело с пробитой головой оседает на пол. Достаю кукри, чтобы добить и забрать эссенцию.

Обычная эска? У него что, нет десятого уровня?

Что за бизнес у Лысого, если он набирает столь низкоранговый персонал? Впрочем, я уже видел его главные “активы”, что тут говорить о ведении дел.

Прохожу вниз. Обирать тело убитого не стал, ничего полезного на нём не приметил, а потерять время страшно.

Спускаюсь по короткой лестнице, попадаю на жилой этаж.

В коридоре слева и справа никого. Лишь куча дверей и слабо мерцающая подсветка в виде странных желтоватых бра.

Лысый на первом. Комната с рабынями там же.

Я здесь не за спасением, а за опытом; если придётся оставить всех и уходить — оставлю, не раздумывая.

А сейчас требуется найти человека, обладающего десятым уровнем, так прокачка будет куда веселее.

В целом я уже достаточно хорошо разобрался в том, как всё здесь устроено.

Первый слой, нейтральное место. Здесь по какой-то причине запрещены убийства. Вернее, понятно по какой, а вот как это регулируется — нет.

Скорее всего, следят за этим группировки, тщательно поддерживая порядок, ведь, если все начнут убивать, долго этот шаткий мир не продержится.

Многие глупо полагают, что головорезы и психи не боятся смерти. Три раза “ха”.

К примеру, живёт где-то в Техасе фермер, который каждые выходные ездит в городок, что в двадцати километрах от его дома. Пьёт там лучший, по его мнению, ликёр и возвращается к часу ночи, виляя машиной по пустой дороге.

Все считают его добрым малым. Он много работает, редко отдыхает. А то, что нелюдимый, так это из-за семьи, наверное… Точнее, от её отсутствия.

У такого должна быть семья… А как иначе?

Раз нет, значит, случилось что-то ужасное.

Все его жалеют — естественно, за спиной.

Это первая ошибка. Все преступники — социопаты, а от социопата до психопата один шаг.

Социопат хорошо понимает психологию человека. Даже если он не знает всех этих модных интернет словечек типа “абьюз” и “газлайтинг”. Не носит кардиганы и очки в роговой оправе. Не закончил Кембридж, плевать! Он ближе к зверю, чем многие могут подумать.

Интуиция — вот, что является главным козырем в руках такого человека. Он чувствует, как влияет на людей, чувствует меру дозволенного и вовремя останавливается, подтачивая оппонента, будто тупая пила.

Может, он завёлся в семье, ему нравится обижать жену, мучить кота и ругаться с соседями. В любом из этих вариантов процесс доставляет такому человеку удовольствие.

Наш фермер встречает на дороге студентку. Она ещё не училась в Кембридже, да и не будет учиться, иначе бы не шлялась вдоль дорог в самом провинциальном штате Америки.

По какой-то причине он лжёт ей, что едет до следующего города.

Разговор льётся рекой, под капотом тает дорога, и вот ему надо сворачивать к своему ранчо. Поворот приближается, его ладони потеют перед тем, как крепко перехватить колесо руля и дёрнуть его в сторону.

Она спрашивает, что он задумал. Он не отвечает. Только ловит её за руку, когда та пытается выпрыгнуть из замедлившей ход машины.

Через сутки он входит в подвал, где привязанная студентка давно обмочилась и просит его о пощаде.

Вот только фермер её не отпустит, как бы она ни сопротивлялась. Ему нравится это, доставляет такой кайф, рядом с которым порошок — детская игрушка.

Так о чём это я?

Социальная система даёт фермеру все возможности для совершения преступления. Ведь когда все играют по правилам, чтобы выиграть, достаточно первым их нарушить.

В этом его сила, в этом его слабость. Он не хочет лишиться игрушки.

Даже самых отъявленных психов можно держать в узде.

Возможно, преступления тут караются смертью, это вполне поубавит жажду крови.

Если психопат погибнет, он не сможет больше наслаждаться этой жизнью. Он наслаждается, я уверен. Иначе бы давно пустил себе пулю в голову и оставил бы свои мозги на стенах, будто Кобейн.

Психи живут в системе, и она их питает. В какой-то мере руководство этого места совершило ошибку. Нельзя было устанавливать правила, они будто создали аквариум для убийц. Если есть правила, их можно нарушить.

Впрочем, я слегка углубился в размышления, обдумывая план действий.

Спуститься так, чтобы меня не заметили, достаточно трудно.

Я не стал идти напролом по двум главным лестницам, а двинулся в сторону узкого спуска в самом конце коридора. Здесь лестница была из дерева и скрипела под ногами каждый раз, когда я на неё ступал.

Спустившись на этаж ниже, обнаружил, что нахожусь в подсобке.

Вокруг сгрудились швабры и вёдра, впрочем, ими долго пренебрегали, судя по виду и общему состоянию дома.

Замечаю ещё одну дверь. За ней слышится разговор парочки охранников.

— Так я ей и присунул… Кричала, будто кошка, — довольно хвастался один.

Второй не разделял романтики первого.

— Ну, конечно, тебе бы хер в задницу засунули, не так бы кричал, а, учитывая разницу в размерах, получается, ты кошке…

— Завали пасть!

— Всё-всё…

Второй рассмеялся, а затем добавил, видимо, стараясь смягчить собеседника:

— Люблю я этих коренных, это как спать с эльфийкой! Или феей…

Он произнёс это так мечтательно, что первый фыркнул.

— Какие ещё, к чёрту, эльфийки? Тебе пять лет?

— Забей, ты не понимаешь…

— Ладно, я пойду отолью, — перебил первый.

Я услышал звук удаляющихся шагов.

Аккуратно приоткрываю дверь. Слава всем богам, она не скрипит. За дверью, спиной ко мне, сидит любитель эльфиек, раскачиваясь на стуле и что-то насвистывая себе под нос.

Помещение чем-то напоминает комнатку, в которой нас встретил Лысый.

Распахиваю дверь. Она всё-таки предательски скрипнула в самый последний момент.

Зэк резко обернулся, от неожиданности он не смог удержаться на стуле и звучно упал.

Делаю пару шагов к нему, спеша заткнуть ему пасть. Нога передавливает упавшему горло, сминая трахею, и я переношу на неё вес. Позвонки под подошвой хрустнули, руки, держащие мою ногу, обмякли, противник испустил последний вздох и выключился.

— Ты опять еб…улся со стула? — и уже тише. — Вот придурок…

Я успел только забрать эску, смахивая сообщение. На этот раз преступник был десятого, поэтому в шкалу опыта свалилось сразу пятьсот пунктов.

Дверь открывается, и второй заходит внутрь.

— Опа, а ты ещё к…

Метаю нож, целясь в лицо. Расстояние небольшое, должен попасть.

Каково же было моё удивление, когда нож впивается не в лицо вошедшего, а в дверь позади него.

Высокий лысый парень латиноамериканской наружности улыбнулся, оскалив зубы.

— Хочешь со мной поиграть, гринго? — он эффектно размял шею, хрустнув позвонками. — Боюсь, у тебя не хватит ловкости…

Мы встали друг напротив друга. На бедре латиноса висел пистолет, но он не спешил им пользоваться. Хищник, прямо по книжке, психопат, наслаждающийся страданиями другого человека. В данном случае — меня. Он ещё не знает, что кайфануть сегодня не удастся.

Я отступил.

Срочно открываю “маркер”, а затем “сжатие”.

Загорается уже знакомый круг, обозначающий радиус работы способности.

Применяю своё тайное оружие. Латинос тут же падает, его глаза закатываются и становятся красными от лопнувших капилляров.

Теперь понятно, почему Воронесса так хотела заполучить этот класс. По сути, это сродни какому-то читу. И это лишь на начальном этапе развития, что же будет потом?

Самое главное — латинос десятого уровня.

С великим удовольствием поглощаю эску, снимая с него пистолет. Рукоять холодит ладонь, вызывая давно забытое чувство силы.

Условия для использования огнестрельного оружия выполнены!

* * *
На Лейтон-стрит царила уже другая атмосфера. Всё было иначе, и виной тому был видеопоток с планеты Перегринус.

Сидящие в гостиной мать и дочь завороженно наблюдали за другим миром глазами сына и брата — члена семьи, которого, как им казалось, потеряли навсегда.

— Что это за жестокий мир?! — Кассандра укусила свой же сжатый кулак, но не оторвала взгляда от монитора.

— Это другая планета, — пожала плечами Лиз.

— Зачем он идёт туда? — Кассандра пыталась понять. — Они же его убьют. Этих женщин уже ничто не спасёт, он должен понимать.

Джек в этот момент вошёл в дом, замерев на входе.

— А-а-а-а! — воскликнули обе женщины.

Когда Джек расправился с монстрами, они выдохнули.

— Что это за хренотень?! — спросила Кассандра.

— Мам, я знаю не больше твоего, — поморщилась Лиз. — Видимо, мутировавшее население планеты.

— А если и мы превратимся в таких? — с ужасом произнесла Кассандра.

— Не превратились же ещё, — буркнула Лиз. — Смотри, жесть…

— Они порвали не одного человека, — заметила Кассандра. — Судя по частям тел, там двое.

— Угу.

Тем временем Джек поднимался на второй этаж и даже не представлял, что за ним наблюдают его близкие. Он бы искренне не хотел этого.

— Как он попадёт туда? — почему-то шёпотом спросила Лиз.

— Сейчас узнаем.

Они услышали шаги.

— Господи… Господи… Закрывай, я не хочу на это смотреть! — в который раз запричитала Кассандра.

— А чего это вы смотрите? — спросил голос сзади.

Кассандра и Лиз тут же захлопнули ноутбук, оборачиваясь.

Майк и Рэд подошли незаметно.

— Я хотела посмотреть на сына, — сказала Кассандра. — Если он тебе безразличен, это ещё ничего не значит.

— И как, довольна? — спокойно уточнил Рэд.

Они с Майком заняли кресла.

— Да, — Кассандра вдруг поникла. — Он погибнет, мой сын погибнет…

Лиз обняла мать. Кассандра заплакала.

— Ну, ничего… — прошептала Лиз.

Рэд отвёл глаза, Майк же при виде слёз матери растерялся. Он никогда не видел, чтобы она плакала.

— Ничего страшного, мам, он справится, поверь.

Майк подошёл и тоже обнял Кассандру.

— Он, как обычно, полез в самую гущу, будто ему это надо… — прошептала Кассандра, роняя слёзы. — Всегда идёт туда, где бьют больнее. Сколько раз говорила, не вмешивайся.

Она заплакала ещё горше.

— Десяток дилетантов, половина из которых даже не имеет при себе оружия, ничего ему не сделает, — неожиданно заявил Рэд.

— Так вы смотрели?! — Лиз обвела мужчин гневным взглядом.

— Да, — признался Майк. Увиливать было бессмысленно.

Кассандра не обращала на это внимания, она, будто заведённая, говорила:

— Всегда… Всегда… Всегда… Когда он был маленький, ты очень ревновал, Майки, — она улыбнулась сквозь слёзы. — А потом ты пошёл в школу и весь год приходил с синяками. Когда в школу пошёл Джек, ты возвращался целым.

Майк смутился.

— Меня колотил маленький уродец Хамви, толстожопый иранец без тормозов, — признался он.

— Теперь вы не дети и он уже не маленький, — заметила Кассандра, от разговора ей полегчало.

— Но всё ещё уродец, — Майк улыбнулся.

— Что тогда произошло? — спросила Кассандра. — Отец запретил мне вмешиваться. Сказал, что мужчина должен уметь за себя постоять.

Майк мельком глянул на отца, который делал вид, что его подобные беседы не интересуют.

— Джек, это всё Джек, — признался Майк. — Когда он появился, то увидел, как Хамви бросил мне в затылок мяч в спортзале. Я упал и разбил нос. Тогда Джек к нему и подошёл. Все сразу заржали, первоклашка встал на защиту второклассника…

Майк замолчал, ему вдруг стало грустно.

— И что? — подтолкнула Лиз.

— Джек взял мяч, Хамви стоял у стены, Джек кинул мяч, Хамви увернулся, — Майк изобразил бросок, взгляд его затуманился, он был далеко. — Но когда Хамви выпрямился, мяч отскочил от стены и прилетел смеющемуся уродцу в затылок. Он упал на колени. Тогда Джек пнул его в лицо, разбивал ему нос и сказал: “Один-один”.

Повисла тишина.

— Ты никогда не рассказывал, — произнёс Рэд, всматриваясь Майку в глаза.

— Это не то, чем я горжусь.

— Разве надо рассказывать только о том, чем гордишься? — спросил Рэд.

— Тебе? Да, — вдруг признался Майк. — Я всегда так хотел заработать твоё одобрение, что рассказать подобное было страшнее смертной казни.

— Сынок, — Кассандра обняла Майка, — ты никогда не рассказывал.

— Как-то не представилось случая, — пожал плечами он.

— Когда меня вызывали в школу, я не пошёл, — сказал Рэд. — Мне передали, что мой сын надрал задницу какому-то эмигранту. Я сразу понял, о чём речь. После этого ты больше не возвращался побитый. Я не связал это с Джеком. Но у меня всегда было чувство, что он что-то скрывает.

Рэд вздохнул и отхлебнул пива.

— Я хочу посмотреть, как он там, — Майк потянулся к пульту, собираясь включить трансляцию.

Глава 20. В которой герой закладывает первый кирпич

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 10

Эссенция души: 43/1000

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 300

Жизненная энергия: 747/1000

Способности: Сжатие 3 уровень, Левитация, Баланс, Маркер

Вместе с уровнем восстановилась и мана. Это любопытно. Значит, мана напрямую связана с эссенциями, другого объяснения нет.

Магия мне понадобится, если я хочу выбраться отсюда живым.

Главная цель выполнена, десятый уровень получен. Но почему бы не задержаться?

Оттаскиваю тело ловкача в сторону и выхожу из комнатушки охраны.

Короткий переход по коридору и поворот. Оказываюсь в уже знакомой зале с шторками-перегородками.

Прохожу сквозь неё и натыкаюсь на ту самую дверь, ведущую в кабинет лысого. Если мне не изменяет память, за ней прихожая, где стоит один из охранников.

Взгляд падает на пистолет. Глушителя, к сожалению, нет, а жаль, всё было бы куда проще.

Убираю ствол в разгрузку, достаю нож. Открываю дверь и заваливаюсь внутрь, изображая подвыпившего гуляку.

— Эй! Сюда нельзя! — тут же останавливает меня охранник.

— Чувак, я всего-то искал, где отлить… — бормочу себе под нос.

— Нет, здесь нет туалета, иди назад, — он подходит, рассматривая моё лицо в свете тусклых ламп. — А я тебя знаю…

— Неправильный ответ.

Он приблизился на необходимое расстояние. Нож входит ему в шею, свободной рукой хватаю его за горло, чтобы он не успел позвать на помощь. Впрочем, с такими ранениями трудно кричать. Охранник пытается, но из его рта вырываются только клокочущие звуки, словно он полощет горло.

— Минус четыре, — тихо шепчу сам себе.

И этот меньше десятого, плюс сто эсок.

Останавливаюсь перед следующей дверью, прислушиваюсь.

За ней тишина — возможно, лысый один или его вовсе нет.

Резко распахиваю дверь, быстро осматриваю кабинет. Лысый здесь, сидит за столом и что-то пишет. Не знал, что эта туша умеет писать. А вот то, что у Лысого есть компания, сбивает меня с толку, но лишь на долю секунды.

Он расположился у единственного свободного от танцовщиц окна, покачиваясь на стуле. Афроамериканец, здоровенный, под два метра. Если сойтись с таким в рукопашной, оторвёт мне башку голыми руками и забьёт ею трёхочковый. Видимо, ещё один охранник.

Нож летит в него.

— Кто пожаловал! — довольно произносит Лысый.

Афроамериканец ловит мой нож, заинтересованно рассматривает его, а затем начинает чистить им ногти.

— Не ожидал, да? — Лысый расплывается в улыбке, отчего его лицо становится ещё более мерзким. — По глазам вижу, не ожидал. Думал, припрёшься сюда и почикаешь меня? Не на того напал. Забуэ, разбей этому придурку голову, хочу получить немного опыта. С паршивой овцы, как говорится…

Забуэ поднимается, похрустывая кулаками.

— Ого, какая здесь высота потолков? Два с половиной? — нервно отшучиваюсь. — Ему же явно тесно! Лысый, ты живодёр, я позвоню в “Гринпис”.

— При чём здесь “Гринпис”? — Лысый поднимает руку, останавливая подопечного. Или он тупой, или из меня херовый стендап-комик.

— Да потому что ты держишь у себя грёбаную гориллу!

— А-а-а-а, — Лысый улыбается. — Забавно. Может, сломать тебе руки и ноги и оставить в качестве клоуна?

— Не сегодня.

Достаю из-под разгрузки пистолет, направляю его на Лысого.

— А теперь быстро говори, сколько тут людей, — Забуэ делает шаг вперёд. — Скажи своему питомцу остановиться, иначе я сделаю в тебе новое отверстие.

— Сколько ты уже тут? — внезапно спрашивает Лысый.

— Это так важно? Заткнись…

— Ещё скажи что-то в стиле “вопросы здесь задаю я”, — хохочет он. — Видимо, не так давно, но уже набрал десятый и шастаешь с этой сучкой Воронессой. Прости, конечно, но она и правда редкостная дрянь…

— Вот тут я согласен, — бормочу я.

— И при всём этом, ты тупой, раз решил, что можешь угрожать мне пушкой. Забуэ, убей его.

Понимаю, что ничего не добьюсь, и решаю поступить иначе. Лысый мне не соперник, в отличие от Нетфликсовской версии Маугли. Он нужен как источник информации, поэтому перевожу прицел на рвущегося в последний бой охранника и стреляю.

В момент, когда решил первым делом убрать Забуэ, я не подозревал, как ошибаюсь.

Его тело вмиг посерело, за секунду до выстрела. Я не сразу понял, что произошло, и успел выпустить три пули, прежде чем в меня влетел поезд.

Он выбил из меня весь воздух. Казалось, что в районе груди теперь болтается смузи из внутренних органов.

В глазах потемнело, но это был не конец. Я врезался в дверь, которую так предусмотрительно закрыл. Выбив её, вылетел в коридор и упал на лежащего тут бандоса. Хоть что-то этим чудесным днём идёт мне на пользу.

В дверном проёме уже возвышался гигант. Его кожа была серой и напоминала камень, по ней расползлись прожилки и трещины.

— Что ты, мать твою, такое…

— Я Забуэ! — проорал он.

— Ты за…бал, если честно.

Он ринулся вперёд, а я — назад.

Связываться с этим каменнолобым в узком коридоре? Увольте.

Выбегаю прочь, в помещение для соитий. Один плюс в ситуации — став каменным, человекоподобное нечто замедлилось раза в два. Но это не сказка про черепаху и кролика, разве что они бы сошлись на ринге. В любом случае заяц там закончил не очень хорошо.

Думай…

Трещины. Точно. Он не из цельного камня, иначе как бы он двигался?

Мужик, ты на планете, где живут полутораметровые ушастые инопланетяне. Здесь возможно всё.

Добегаю до конца коридора и разворачиваюсь, приготовив парочку кунаев.

Они, один за другим, рыбками летят в приближающегося Забуэ.

Первый удачно попадает в щель на локтевом сгибе. Гигант издаёт вопль раненого Кинг-Конга.

— Вот-вот, а мне каково, а?

Тем не менее ножей больше нет, в магазине пистолета ещё около пятнадцати патронов, а кукри не предназначен для метания. Нет, если придётся сойтись в рукопашной, я достану нож, но не сейчас.

Пока пячусь, стреляя в сочленения каменного доспеха.

Забуэ только свирепеет и продолжает преследование. Я зря полагал, что будет трудно попасть, это оказалось легче, чем бросок ножа.

Пробегая мимо одной из комнатушек, занавешенной шторками, встретил старого знакомого. Он только-только получил новую девушку для развлечений.

— Чо здесь…

Бью ему в нос, после чего перекидываю через себя, швыряя под бегущий Забуэ-экспресс.

Треск кости, вопль, а я отступаю, продолжая отстреливаться.

Вот уже пятый выстрел, осталось около десяти патронов. Но я не делаю упор на ранения, а всего лишь тяну время. Способность должна закончиться, не может же он вечно пребывать в каменной ипостаси, это банально не особо удобно.

Я был прав, на втором круге по комнате Забуэ вдруг пропал.

Не выбежал из-за поворота.

Я встал посреди прохода, смотря на занавески то справа, то слева. Грудь болела — кажется, было сломано ребро. Жизненная энергия просела на добрые пятьдесят пунктов.

В целом я чувствовал себя более чем хорошо, что удивительно. Точно могу сказать, что столкновение с чернокожим громилой было равно ДТП с участием одного автомобиля, несущегося на скорости сорока миль в час, и одного меня, идущего по пешеходному переходу.

Ощущения были удивительными: я мог передвигаться и спокойно функционировать. Видимо, пока моя шкала хит-поинтов не просела до критического уровня. Кажется, так происходит в компьютерных играх, а моя новая реальность не что иное, как игра. Если верить теориям Райана.

С такими мыслями я пробирался вперёд, готовый к тому, что за одним из поворотов меня ждёт здоровяк.

Всё произошло иначе, чем я себе представлял: как бы я ни готовился, он застал меня врасплох.

Одна из занавесок, серых от времени и пыли, вспучилась, словно пытаясь меня проглотить. В привидений я не верил, поэтому среагировал по-взрослому, выпустив в неё несколько пуль.

На пол упала фигура, замотанная в кусок некогда белой ткани. На меня уставилась сидящая на грязном матрасе женщина средних лет.

— Мой поклонник, — нервно сказал я. — Простите за беспокойство, мисс, город под защитой.

Что на меня нашло? Юмор мне не чужд, но так много бреда я не нёс с семнадцати лет.

Возможно, так повлияла ситуация, Перегринус добивал меня каждый день. Новые и новые открытия, и чертовски неудобно совершать их на ходу, едва засунув ногу в одну штанину.

Над Забуэ загорелась эска. Хоть этот десятый уровень набрал, уже неплохо.

Забираю награду и иду к Лысому. Наши догонялки по залу слегка взволновали посетителей борделя. Некоторые выползли наружу, кто-то даже рванул по коридору в сторону выхода.

— Что за шум? — один из зэков появился из-за шторки.

— Свали, — проворчал я.

— Понял, — он поднял руки с раскрытыми ладонями и убрался.

Лысый не ушёл, он сидел в кабинете и, более того, очень удивился, когда меня увидел.

— Не ждал?

Я подошёл к столу и приложил Лысого по жирной морде рукоятью пистолета.

— Сука, лучше бы тебе сдохнуть от рук Забуэ, — прошамкал он разбитыми губами. — Тебя будут долго убивать, помяни мои слова.

— Какой ты болтливый, — наигранно удивился я. — Совсем не боишься?

— Боюсь, — признал Лысый. — Но только потому, что ты тупой. Такой и убить может, ведь не понимает, куда влез.

— А куда я влез? Просветишь?

— Я тебе чо, училка, что ли? На хрен иди…

— Мало ты боишься, друг, мало, — стреляю ему в колено.

— С-с-сука, — шипит он.

— Странно, я думал, ты будешь орать. Наверное, что-то не то с пушкой, сейчас ещё раз попробуем…

— Хватит!

— Ага, вот мы и нашли точки соприкосновения, — довольно произнёс я. — Мне кого-то ещё ждать? Или я положил всех?

— Ещё парочка на входе, ты их видел, но они не войдут без приказа, что бы тут ни произошло, — ответил Лысый. — Чего тебе надо? Давай, говори, иначе я истеку кровью и ты вообще нихрена не получишь.

— Во-первых, забрать твоих работниц, тех, что согласятся. А во-вторых, чтобы у тебя случилась амнезия.

— Амнезия, я так понимаю, выборочная?

— Правильно.

— Идёт.

— Быстро ты решил.

— То быстро, то медленно, давай уже, вали…

Кажется, он поверил, что выживет.

— Мне нужны твои запасы, просто так я не уйду. Эски, оружие?

Лысый помедлил, но затем встал и подошёл к стене, где в тон ей пряталась дверца сейфа.

— Всё тут, бери и проваливай, — проворчал он, ещё больше убеждая меня в правильности моего решения.

Обойдя его, я увидел лежащий пистолет с глушителем. Кроме пушки тут расположились несколько ампул с эссенциями, какие-то бумаги, три магазина и две пачки с патронами.

Я рассовал магазины по карманам, проверив комплект. Все заполнены, пачки с патронами ушли под разгрузку. Пора уже обзавестись рюкзаком.

Убрав свой пистолет, я поиграл новым, качнул рукой и направил его на Лысого.

Он что-то почувствовал, поэтому нырнул под стол, задняя стенка которого разорвалась от выстрела. Кажется у главаря был припасён дробовик.

Я ушёл перекатом. Пачка с патронами больно надавила на грудь. С шипением выпустил воздух сквозь стиснутые зубы и отправил пару пуль в то место, где, предположительно, прятался Лысый.

Его тело вывалилось из-за стола.

Отлично. В меня он не попал, что очень радует.

Весь этот спектакль был нужен для того, чтобы толстяк не препятствовал мне. Он ведь думал, что выживет, поэтому ему было не жалко показать сейф. Думал, что спокойно заберёт своё, как только наступит следующий раунд.

Но оставлять его в живых нельзя. Он не просто так тусуется именно здесь. Маленькая пешка, обладающая мизерной властью. Я, так или иначе, встречусь с тем, кто управляет фигурами на этой доске, но чуть позже. Не хотелось убегать от Лысого, который бы быстро собрал погоню.

Подняв короткий дробовик с помповым механизмом, я проверил магазин. Внутри осталось ещё четыре патрона.

Выглядываю из дверного проёма, осматривая вход. Передо мною два затылка, и оба тут же обзаводятся отверстиями, охранники падают лицом вниз.

Забираю эссенции, обе до десятого уровня.

Класть припасы уже некуда, взял дробовик в руки и ринулся к комнате с закрытыми невольницами. Помещение местной тюрьмы снова встречает запахом нечистот. Открываю дверь со словами:

— У вас есть уникальная возможность свалить из этого чудесного места.

Женщины боязливо подползают к стенам. Проходит около минуты перед тем, как они понимают, что это — реальность, а не игра воображения.

— Мне нужна помощь, найдите всех, кто готов уйти. Кто не готов, останется тут, заставлять не стану.

— Я помогу, — раздаётся голосок позади.

Оборачиваюсь, вижу ту самую Арейни, которая заменила собой Эри.

— Мишу, моё имя, — произносит она.

— Спасибо. Знаешь, где ещё есть выход? Кроме центрального.

— Покажу, — кивает она.

Я отвёл Арейни в сторону.

— Среди них есть любимчик хозяев? — я был не уверен, поймёт ли она слово “стукач”.

Она скосила глаза, указывая на уже виденную мною беззубую женщину. Та зло озиралась, её взгляд рыскал в поисках охраны.

Я достал пистолет и одним выстрелом отправил её в местный ад. Плюс сто эссенций, тоже неплохо.

Уже через десять минут мы были снаружи.

Колонна из тридцати девушек, десять из которых по происхождению Арейни.

По улице передвигались строго кучкой. Я кружил рядом, словно пастуший пёс, охраняющий свою отару овец от злых волков.

За время, которое я провёл в борделе, погода поменялась. На горизонте вырос просвет, дождь прекратился, стихла гроза.

Пробираясь между заброшенных зданий, я выискивал неясные тени. Заряженные пистолеты покоились в руках. Впервые за несколько дней я почувствовал себя защищённым.

Ничего так не внушает спокойствие, как пара стволов и три полных магазина.

В кармашках разгрузки лежали капсулы с эссенциями, в таком количестве, что было бы трудно сосчитать. По местным меркам я грабанул банк, не меньше.

В целом, если я всё верно просчитал, скоро жизнь станет куда интереснее.

Неясный план оформился. С момента появления Воронессы я понял, что от меня не отстанут. Чем больше она мелькала на фоне, тем сильнее во мне крепло это убеждение.

Оставалось только понять, на что она готова пойти и кто её друзья.

Генерал имеет к ней какое-то отношение, но пока не ясно какое. Он готов подыгрывать. А ещё у неё связи среди коммуны коренных, что очень сильный аргумент в её пользу.

Моя же цель проста — набрать десятый уровень и постараться выжить, чтобы обезопасить семью. Для этого мне мало уровня, который поставил как цель Олег, мне надо стать настолько сильным, чтобы гарантированно выиграть.

Конфронтация с Лысым подвернулась как нельзя вовремя. Если всё так, как я думаю, то люди, стоящие над хозяином борделя, найдут меня уже завтра. Вот тут будет разыграна карта с дамой пик — самой Воронессой. Она встанет на мою защиту и, скорее всего, приоткроет свои планы на класс Гравитон.

Единственный минус — вероятнее всего, придётся какое-то время играть по её правилами.

Если подвести краткий итог, я получил следующее.

Поднял уровень на землях генерала, который благоволит Воронессе. И меня точно не выдадут.

Дал Воронессе мотивацию, чтобы она заключила со мной союз, в виде защиты и помощи.

Достиг уровня, который требовал Олег, и на какой-то период отсрочил смерть близких.

Спас три десятка разумных из рабства, тем самым заработав себе имя. Кроме прочего, отношение Арейни ко мне изменится. А их дружба мне нужна, они главные обладатели информации по эту сторону портала.

Всё складывается, как нельзя лучше.

Мои размышления были прерваны волками, учуявшими овец… То есть голлумами. Они заметили передвигающийся шведский стол и с утробным рычанием ринулись на аппетитный ужин.

Добро пожаловать!

Глава 21. В которой герой возвращается

Когда на горизонте появились врата Башни, мы уже изрядно выбились из сил.

Дорога за нашими спинами была усеяна жилистыми телами голлумов.

Я разносил черепные коробки уродцев с олимпийской меткостью. Когда вся твоя жизнь проходит в тренировках и военной муштре, это несложно. Кажется, мы с отцом выезжали на полигон чаще, чем я ходил в школу. Тренировались с самым разным оружием, но основой была база, без излишеств. Штурмовая винтовка, распространённые армейские модели пистолета, Глок или Беретта, значительно реже — снайперская винтовка.

Привыкнуть к балансу нового оружия было сложно. Из-за небольших размеров местных жителей ствол пистолета и рукоять были короче на процентов двадцать, чем у тех, которыми я обычно пользовался.

Но наработать технику удалось быстро. Когда перед тобой то и дело мелькают отвратительные рожи голодных монстров, учиться нет времени.

Собирать все эски не стал, взял те, что лежали ближе всего. Окинул остальные взглядом и крепче стиснул зубы. Думаю, кто-то соберёт хороший урожай.

Очередной голлум вылетает со второго этажа. Его тело распластывается в полёте, челюсть оскалена, передние лапы готовы к встрече с землёй. Сегодня ему не повезло — пуля входит в лоб и выносит заднюю часть черепа с приличным куском мозгов.

Мы передвигаемся чётким строем, но слишком медленно, патроны заканчиваются куда быстрее. Девушки расслабились, почувствовав себя в относительной безопасности, и не мечутся из стороны в сторону при виде очередной зубастой пасти.

— Быстрее! — кричит патрульный над входом на территорию Башни.

— Куда уж быстрее, — ворчу себе под нос.

Потерь среди спасённых нет, что сильно меня радует. Если честно, до конца не верил, что твари останутся ни с чем. Всё-таки опыта работы в группе у меня мало, всё один да один.

Добравшись до ворот, прошли сквозь них. Все рабыни тут же свалились там, где стояли, мучительно хватая ртами воздух.

Двери позади нас с лязгом закрылись. Слышу глухой удар. Самый быстрый голлум влетел в них на полном ходу. Патрульные выцеливали халявную добычу, отстреливая уродцев одиночными.

Патроны здесь самый ценный ресурс, и неудивительно, что патрульные так бережно их тратят.

Разгрузку распирает настоящее богатство, делая меня похожим на девушку с большим достоинством в районе груди. Интересно, здесь есть налог или пошлина? Можно долго смеяться, но на земле я исправно выплачивал налоги со своих гонораров. Проводил наличные через подставные фирмы и получал чистую прибыль.

Когда ты наёмный убийца, тебя может подвести любая мелочь. Например, налоговая, неожиданно обратившая на тебя внимание, или неоплаченный штраф за парковку.

Но, если быть откровенным, всем занимался Калум. Моё участие в подобных делах было сведено до минимума — я бы не платил сто штук в год только за его улыбку.

Улыбчивый помощник уже спешил ко мне вместе с Райаном.

— Рад видеть, босс.

— Что ты его всё боссом зовёшь? — недоумённо нахмурился Райан.

— Потому что он мой босс, — пожал плечами Калум. — Впрочем, я уже вижу расклад. Босс, давайте я заберу ваши вещи, вы, наверное, сильно устали.

Я одобрительно глянул на Калума. Парень всегда понимал больше, чем показывал.

Аккуратно достав коробки с патронами, отдал их Калуму, стараясь не светить содержимым. По внешнему виду понять, что это, сложно. Серая пластиковая коробка без надписей или картинок.

— Жди меня в комнате.

— Понял.

— Что? — Райан переводил взгляд с Калума на меня и обратно.

— Пошли давай… — сквозь зубы произнёс Калум.

Парочка удалилась.

Я предусмотрительно перезарядил пистолет и как бы невзначай расстегнул кобуру.

Ко мне уже спешил сам Аарон Свифт в сопровождении вездесущей Воронессы. Я не верю в совпадения и не думаю, что самый занятой человек в Башне так быстро реагирует на появление новых личностей. Значит, он был предупреждён и ждал меня.

— Что здесь происходит? — сразу же спросил генерал, скрестив руки на груди.

— Спасательная миссия, — спокойно ответил я.

Некоторые солдаты и простые жители Башни заинтересованно сгрудились вокруг нас. Не каждый день увидишь, как генерал отчитывает никому не известного парня. Всем интересно, чем я заслужил такую честь.

Аарон нахмурился и посмотрел на собравшуюся толпу. У многих тут же нашлись дела, и любопытные зрители разошлись.

— Я повторю вопрос, но только один раз. Если ответ не будет получен, пеняй на себя, — предупредил он. — Что здесь происходит?

Вздыхаю, отдавая себе отчёт, что генерал не шутит.

Похоже, я вынужден ответить более развёрнуто. Начинаю доклад, скучающим тоном и с кучей канцелярщины:

— Эти люди были в борделе одного местного работорговца, прозвище Лысый, в двух милях отсюда. Мы с Воронессой навещали этого господина, и я понял, что условия живущих там людей мне не нравятся, а уж им — тем более. Многие из них находились там не по своей воле. Я решил исправить это недоразумение. По моим сведениям, вы контролируете весь слой десятого уровня, также называемый песочницей, стартовой локацией и так далее. Мною было принято решение освободить этих разумных, после чего доставить их на вашу базу…

Чем дольше я говорил, тем больше он злился.

— Так, сворачивай рапорт! — повысил голос Свифт. — Ты прекрасно понял, что я имел в виду.

Он не из терпеливых. Воронесса стоит справа от него и внимательно смотрит на меня, ожидая реакции. Надо прощупать грани дозволенного: если я нужен ей, она замнёт инцидент. Это покажет степень её влияния на генерала. В худшем случае меня просто выгонят из стартовой локации, десятый уровень у меня есть.

— А вы прекрасно поняли, что произошло, — всё так же спокойно отвечаю я. — Так, может, сэкономим друг другу время?

Свифт уставился на меня, будто его взгляд был секретным оружием, способным развязывать языки. Не дождавшись никакой реакции, генерал продолжил:

— Здесь есть правила, как и везде. Взять его под стражу!

Ко мне направились двое военных, появившихся будто из-под земли.

Всё так же скучающе достаю пистолет и поигрываю им. Убивать меня не станут, слишком я им интересен.

— Теперь всё ясно, — довольно произносит Аарон. — Решил развести меня, прикинувшись дурачком… Достиг десятого уровня. Я так понимаю, Лысый уже не жилец?

— Верно.

— Мне перестрелка не нужна, — заключает он, бросив мимолётный взгляд на Воронессу. — Но когда придёт запрос об этом инциденте, я не стану ничего скрывать. Если не уберёшься отсюда в ближайшее время, сдохнешь. Если убьёшь кого-то из моих людей, сдохнешь. Находиться можешь здесь ровно до тех пор, пока не приедут отвечающие за Лысого. Не советую их ждать, иначе…

— Сдохну? — усмехнулся я.

— Правильно, — серьёзно кивает он.

— Спасённых определить на довольствие, выдать одежду и места для проживания.

Аарон и Воронесса пошли в Башню, но я чувствовал, что сегодня ещё встречусь с кем-то из них. Пока есть время, глянул статистику.

Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 10

Эссенция души: 843/1000

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 300

Жизненная энергия: 800/1000

Способности: Сжатие 3 уровень, Левитация, Баланс, Маркер

Уровни я набирал бодро, но совсем забросил повышение характеристик, чем и надо заняться в ближайшее время.

Если бы все только и делали, что поднимали уровень, то далеко не один игрок давно бы достиг сотого. Но большинство повышают личные характеристики и способности, что тоже стоит определенных усилий.

* * *
Генерал Свифт, главный человек в собственноручно созданном лагере, вошёл в свой кабинет. Следом за ним вошла и его дочь.

Мужчина прошёл комнату насквозь и вышел на освещенную закатным солнцем террасу. В воздухе ещё витал запах прошедшего дождя, город блестел, будто покрытый бисером.

Уже через несколько часов, когда тьма накроет плотно стоящие строения, город засверкает по-другому — горящими глазами сотен голодных монстров.

Ева вышла следом за отцом и устроилась в кресле, ожидая, когда Аарон придёт в себя.

— Подобного я не ожидал, — наконец-то, начал он, спустя две минуты.

— Я тоже, — призналась Воронесса.

— Судя по уровню, он убил всех, — поморщился Аарон, будто съел что-то кислое. — Теперь сюда припрутся Апостолы и мне придётся с ними говорить.

— Это отличный шанс показать им, кто здесь хозяин, — подкинула идею Ева.

— Хозяин, — Аарон усмехнулся и повернулся к дочери. — Мне рассказать, как здесь делаются дела?

— Я и сама могу, — пожала плечами Ева.

— Вот и закончим на этом. Апостолы поставили свой бордель, даже мои мальчики там отлично проводили время и исправно платили по счетам. Но затем приходит чёртов выскочка и выносит этих дебилов. Может, пристрелить его, и всё?

— Нет, — твёрдо сказала Ева. — Он мне нужен, папа. Насчёт Апостолов не беспокойся, я сама разберусь с проблемой. Пока всё развивается как надо. Ситуация под контролем.

— Под чьим контролем? — Аарон сел напротив дочери и посмотрел на линию горизонта, изломанную разрушенными зданиями. — Ты можешь гарантировать, что всё идёт по твоему плану? Мой опыт подсказывает, что нас хорошо так провели. Этот новичок знает, что делает.

— Он может догадываться, что у него нужный мне класс, — нехотя призналась Воронесса.

— Не может и даже не догадывается, он знает. А ещё он знает, что его руки развязаны. От этого его уверенность и наглость, он понимает, что нужен нам больше, чем мы ему.

— Мы?

— Думаю, он догадался, что между нами что-то есть, но вряд ли связал по родственной линии. Скорее всего, думает, что мы спим, — просто ответил Аарон. — И будет хорошо, если он не поймёт, что ты моя дочь. Иначе у него будет ещё больше козырей.

— Не поймёт.

— Расскажи мне, зачем он тебе нужен? — прямо спросил Аарон.

— Я не могу, боюсь утечки, — Ева опустила глаза, но он даже не взглянул на неё.

— Значит, никто, кроме тебя, не знает о нём?

Повисла тишина.

— Вот, значит, как? — Аарон развеселился, подумав, что внезапно начинал брюзжать. Видимо, годы брали своё. — А отца посвятить ты не захотела. Есть люди, которым ты доверяешь больше, чем мне? Я рад, если это так. По эту сторону сложно найти чистых людей, от всех несёт гнилью, будто они давно уже покойники. Они и правда трупы, просто мало кто это понимает.

Ева почувствовала вину перед отцом.

— Не люди, — тихо сказала она. — Кроме меня, знают всего двое разумных, они Арейни из твоей коммуны коренных. Одна из них внучка Хелвина, второй — старейшина. Он стал информатором, принёс мне нужные сведения о классе.

— Внучку ты не купишь, старейшины тоже непросты. Правда, есть среди них один плут, Бланк, кажется, так его имя. Я бы на твоём месте убрал их, есть риск, что они проболтаются.

— Сиана точно этого не сделает, она не знает всего, а вот Бланк… Бланк всегда был себе на уме, — задумчиво произнесла Ева. — Мне нужно заключить с новичком контракт, он сделает свою часть работы и может быть свободен.

— Какой-то квест для его класса?

— Что-то в этом роде, — уклончиво ответила Ева. — Надо, чтобы он вступил в мой клан.

— Апостолы приедут завтра, думаю, их можно ждать к полудню. Ты можешь воспользоваться ситуацией. Они будут требовать его выдачи, я потяну время, а затем пошлём их на хрен.

— Угрозы не лучший вариант, — покачала головой Ева. — Оставлю это на крайний случай.

— Когда угрозы стали неэффективными? — наигранно удивился Аарон. — Мешать не буду, делай, что считаешь нужным. Я поддержу тебя. Но когда эти зэки начнут катить в мою сторону бочку, буду ждать твоей поддержки. Пора показать наш альянс и нашу силу.

— Согласна.

— Насчёт новичка, будь начеку, не нравится мне его догадливость.

— Мне тоже. Было бы гораздо проще, будь он тупым зэком, как большинство.

— Возможно.

* * *
Сразу после пикировки с генералом я направился в дом Арейни, точнее к одному ушастому, который задолжал мне пятьдесят эсок за задание с Воронессой.

— Рад вас видеть, Джек.

Бланк поклонился, я повторил его жест.

Старейшина не заставил себя долго ждать, он принял меня спустя несколько минут после моего прихода. Не успел я допить принесенное немногословной Сианой варево, как он зашёл в гостиную.

— Я пришёл за оплатой.

— Конечно.


Задание выполнено!

Награда: 50 эссенций душ

Сверкнула надпись, Бланк порылся в своей безразмерной мантии и достал капсулу со светящимися эсками.

— Воронесса получила столько же?

— Да.

— Тогда я жду сто эссенций сверху. Я привёл ещё десять Арейни.

Стоило видеть лицо маленького пособника лже-Воронессы. Его брови поднялись, а глаза распахнулись, выдавая охватившие его эмоции, но лишь на несколько секунд, затем на его физиономии снова установился штиль.

— Условия не были обговорены, — попытался увильнуть он.

— Значит, вы готовы оставить представителей своего вида в лапах преступников?

— Я этого не говорил.

— А мне показалось иначе.

Мы смерили друг друга взглядами.

— Как я буду выполнять задания Арейни, если не уверен в моральной стороне сделки?

— Мораль здесь не в чести, особенно среди вашего вида, — парировал Бланк.

— Разве я похож на остальных?

— Нет причин считать иначе.

— В противном случае Хелвин бы не дал мне класс, разве не так? — я прищурился.

Крыть Бланку было нечем.

Он поднялся и пошёл за эссенциями.

Так и надо было с самого начала.

— Зачем тебе это? — неожиданно спросила Сиана, молчаливой тенью стоящая рядом. — Если ты не такой, почему поступаешь точь-в-точь?

— Мне нужны ресурсы, — пожал я плечами, смотря в глаза внучке Хелвина. — На моей планете есть поговорка: «Нельзя выиграть у обманщика не обманывая».

— Воронесса, — понятливо произнесла Сиана.

— Да, именно она. Попросила дать нам общий квест. Я сыграл по их правилам, теперь пришло время им сыграть по моим.

Сиана больше ничего не сказала. Из коридора послышались лёгкие шаги, и к нам присоединился Бланк, несущий капсулу с сотней эсок.

— Спасибо, — иронично поблагодарил я, забрал контейнер и вышел.

В целом награда будет не лишней, хоть и сто пятьдесят эссенций — это очень мало. Подозреваю, что в пересчёте на еду картина куда радостнее, но в продуктах питания я не нуждался. Пока.

Я бы не заподозрил Бланка, если бы не та самая награда. Пять десятков эссенций? Это несерьёзно. Предполагалось, что наша с Воронессой прогулка займёт от силы час. И, конечно же, ничего и близко похожего на нападение в переулке не произойдёт.

Но случай распорядился иначе, нас едва не убили. Бланк и моя подражательница в сговоре, это очевидно. Кому тут вообще можно верить? Людям, которые прибыли совсем недавно. Даже Алиса, скорее всего, займёт сторону Свифта или Воронессы.

Очень вовремя на ум пришли ещё два варианта — Игорь и Елена. Два недавно перебравшихся сюда человека, обладающие ресурсами и навыками, а ещё опытом жизни на Перегринусе.

Неделя закончится через три дня, Олег выдвинет новые условия, и я хочу быть готовым.

Райана и Калума нашёл в комнате.

— Тут вообще бывает кофе? — стонал Калум, прохаживаясь из угла в угол, как запертый в клетке тигр.

Больше в комнате никого не было — лишь пара моих приятелей и восемь пустых коек.

— Какой у тебя уровень? — спрашиваю Райана, о Калуме и так всё знаю.

— Пятый, мне срочно нужен класс, — сокрушённо покачал головой тот. — Меня может убить почти любой.

— Что ты хочешь изменить с приобретением класса?

— Прокачать базовые характеристики, — как само собой разумеющееся выдал он. — Силу и выносливость, как минимум.

Желание очевидное. Особенно для того, кто всю свою жизнь был хилым.

— А ты? — я отвлёк своего помощника от душевных и физических терзаний. — У тебя что, ломка?

— Заметно? — прошипел он.

— Да.

Как тут не заметить. Калум покраснел, стал нервным, на его лбу выступила испарина, волосы напоминали сосульки, промокли и засалились. Он увядал, словно сорванный цветок. Скоро это может стать проблемой.

— Ты не можешь без кофеина? — уточнил я.

— ДА! — воскликнул он и картинно схватился за голову, падая на кровать.

— Насколько я знаю, это больше психологическая проблема, чем физическая.

— Босс, просто поговорите с ними, с Арейни… Говорят, у них есть очень похожие плоды, что-то вроде кофейных ягод. Я уже узнал, здесь кофе нет, но есть аналог. Подошло бы что угодно: энергетики, антидепрессанты, ксанакс, любое успокоительное.

Чем больше я его слушал, тем больше удивлялся.

— А я всё гадал, почему ты всегда такой улыбчивый… — пробормотал я, но Калум услышал.

Он выдавил мученическую улыбку — тень прежнего дружелюбия.

— Он меня задолбал, — признался Райан. — Мы протаскались по Башне три с лишним часа, пока этот нарк искал кофе.

— Я не наркоман! — решительно заявил Калум. — Брошу, когда захочу, просто сейчас нет желания…

— Ясно, — почти в один голос сказали мы с Райаном.

— В общем, слушайте, у меня идея, как нам укрепиться на этой стороне, — приоткрыл свой план я. — Мы вступим в клан.

— Какой ещё клан? — непонимающе спросил Райан.

— В мой, — торжественно заявил я.

Глава 22. В которой герой в грязи

— Что это значит? — спросил Райан. — Ты создаёшь клан?

— Что-то подобное, расскажу детали чуть позже, — отмахнулся я. — Давайте лучше о текущих делах. Вам надо подобрать хорошее снаряжение, выбрать класс и добить десятый уровень.

— Звучит охренеть как нереально, — застонал Райан.

— Что надо делать, босс? — с усталым энтузиазмом откликнулся Калум.

Разница между этими двумя становилась заметнее и заметнее.

— Сначала сходим к нашим друзьям с рынка.

— К тем русским?

— Да.

Я уточнил текущие уровни Калума и Райана; оба нуждались в чудовищном количестве опыта, а значит, нам надо его где-то набрать.

В голове созревал план. Центральным звеном в нём были Апостолы.

Картина понемногу вырисовывалась. Райан станет нашим координатором, Калум — моим секретарем, я — главным оружием.

Людей не хватает, поэтому надо ускориться, пока Олег не выкатил очередное безумное задание. Если он попросит снова набрать десяток уровней, я окончательно испорчу свою репутацию и отношения с местными. Ведь придётся убить кучу народа. А иначе Олег убьёт родителей, Майка и Лиз, чего нельзя допустить.

На Перегринус опускалась ночь, но рынок работал — плотно сгустившаяся за стенами тьма не мешала торговле. Горели холодные белые лампы, а людей вдоль рядов ходило даже больше, чем днём.

Игоря на месте не было, за прилавком стояла Елена. Увидев нас, она натянуто улыбнулась.

— С чем пожаловали сегодня?

Я осмотрелся, прицениваясь к лежащему на прилавке барахлу и гадая, чем вызвана её необычная реакция. Возможно, просто плохой день, не более.

— Два броника на этих парней, три рюкзака, три бутылки воды, пара бинтов и что-то обеззараживающее.

— И кофе, у вас есть кофе? — попытался обаятельно улыбнуться Калум.

— Нет, такого не водится, — ответила Елена, сочувственно смотря на поникшего парня. — Сама бы не отказалась от чашечки. Ещё какие-то пожелания?

— Перевязь для метательных ножей, три десятка арбалетных болтов и такой же арбалет, как у него.

Показываю на машинку Райана. В целом неплохой аппарат, до десятого уровня пойдёт.

— Надеюсь, вам есть чем заплатить, — проворчала Елена.

Я достал пару капсул с эссенциями, покрутил перед нею и убрал назад.

— Хорошо, — кивнула она и удалилась в глубь палатки, собирая наш заказ.

Перед глазами всплыла табличка.

Эссенция души: 500 шт.

Использовать для повышения уровня?

Да. Нет.

Использовать для улучшения характеристик?

Да. Нет.

Использовать для повышения уровня способностей?

Да. Нет.

Раньше повысить характеристики было невозможно.

Пока отказываюсь использовать эссенции, прикасаюсь к каждой капсуле, инспектирую добытое с огромным трудом.

Итого пятнадцать капсул, каждая содержит пятьсот эссенций.

За мной точно придут, теперь я уверен. Две сотни патронов, плюс семь с половиной тысяч эссенций, такое не прощают. По меркам Перегринуса это настоящее богатство.

В принципе, мне на всё хватит, включая небольшие улучшения. Читаю информацию по повышению характеристик. Акробатические кульбиты Алисы не выходят из головы, поэтому надо узнать цену.

Характеристики для улучшения: Выносливость, Сила, Ловкость

Стоимость улучшения: 1 ед. = 1 тыс. эссенций души

А вот расценки на улучшение характеристик вызвали шок. Теперь стало куда понятнее, почему никто не спешит прогрессировать по уровням; они прокачивают личную статистику. Видимо, это выгодное вложение.

Доступны три навыка для улучшения:

Баланс 1 ур. 0/100 — позволяет уменьшать или увеличивать массу в пределах своего тела на 1 кг.

Цена одного действия: 25 е.м.

Левитация 1 ур. 0/100 — возможность отменять силу притяжения в рамках собственного тела сроком на 10 секунд.

Цена одного действия: 100 е.м.

Сжатие 3ур. 0/300 — деформирует объект, на который наложена способность. Радиус действия — 1 миллиметр.

Цена одного действия: 100 е.м.

Улучшаю Левитацию сразу на три уровня, что даёт большее время, но не уменьшает расход. Эх, а так хотелось.

Затем поднимаю Сжатие. И снова никаких поощрений по расходу — видимо, он никогда не поменяется. Появилась приписка о расстоянии. Логично будет предположить, что с каждым уровнем способность улучшается на одну единицу от стандарта. Было три метра, стало шесть; был один миллиметр, стало шесть.

Баланс — самая неизученная способность. Поднимаю её на несколько уровней. На сладкое остаётся Маркер с туманным описанием “задаёт вектор способностей”. Пассивное умение, не требует улучшения.

Левитация 4 ур. 0/400 — возможность отменять силу притяжения в рамках собственного тела сроком на 30 секунд.

Цена одного действия: 100 е.м.

Сжатие 6 ур. 0/600 — точечно деформирует объект, на который наложена способность. Радиус действия способности 6 миллиметров. Расстояние действия 6 метров.

Цена одного действия: 100 е.м.

Баланс 5 ур. 0/500 — позволяет уменьшать или увеличивать массу в пределах своего тела на 5 кг.

Цена одного действия: 25 е.м.

Пять минут и почти три тысячи эссенций, чтобы улучшить способности класса. Надеюсь, Гравитон меня не подведёт.

— Держи, касатик, всё принесла, — произнесла Елена с одышкой, выкладывая на прилавок всё собранное.

— Отлично, сколько я должен?

— Пятьсот пятьдесят, — быстро ответила она, подсчитав всё в уме.

— А сдачу выдаёте? — поинтересовался я, протягивая контейнер.

Елена повертела его в руках.

Я добавил ещё один и сказал:

— Мне нужна взрывчатка и двадцать метров провода, радиодетонатор.

— Три сотни, — установила цену она. — Но детонатор будет с дальностью в пятьдесят метров, оборудования сильнее нет, сейчас с ним напряжёнка.

— Хорошо, сдача твоя, если ты забудешь, что продавала что-то подобное. И захвати промасленную тряпицу или кусок полиэтилена.

Елена засомневалась, но внимательно посмотрела на меня и кивнула.

— До скорого, — попрощался я. — Передавай Игорю привет от меня.

В комнату возвращаться не стали, пошли в общую столовую на первом этаже. Некий ночной вариант, ведь на улице сидеть небезопасно.

За длинной деревянной стойкой, которая была раньше ресепшеном, сейчас орудовал бармен. Возле неё сгрудились все те, кто не прочь был расслабиться и выпить.

Бар разнообразием не поражал, наливали тут всего два напитка. Какую-то настойку из корней местного растения и тёмное пиво, возможно, тоже из корней.

Бармен на вопрос о составе просто поставил перед нами напитки и, мрачно глянув, вернулся к работе. Сервис, конечно, на ползвёздочки, но хоть что-то.

Парни примеряли обновки. Райан получил более подходящий ему по размеру жилет и с интересом копался в застёжках.

— Надо как можно скорее заняться классами, Райан, что ты про это знаешь?

— Классы выдаются системой, — начал рассказывать он. — Ты уже заметил, когда отказался от класса метателя. Если делать что-то одно, рано или поздно система даст тебе возможность получить связанный с этим делом класс. Я знаю, что боевые классы она даёт значительно быстрее, чем ремесленные.

— Какой класс хочешь ты? Боевой?

— Точно не боевой, — содрогнулся Райан. — Лучше что-то ремесленное, а затем осесть в клане, честно трудиться и приносить пользу. Какой из меня боец?

— И то верно, — заметил Калум.

— А ты? — спросил я помощника.

— Боевой, — без сомнений ответил тот. — Так я смогу вас сопровождать, помогать, да и подозреваю, что, имея боевой класс, значительно легче выжить. Какой класс у вас, босс?

— Странный, — ограничился таким описанием я и переключился на Райана. — Арейни могут выдавать классы, верно?

Я давно это понял, но зачем-то уточнил.

— Да, они же коренные, система с ними работает иначе.

— Можно попросить выдать нам классы, — задумчиво произнёс я.

— Для этого нужен как минимум старейшина… — Райан тоже начал развивать эту идею. — Сиана! Точно!

— Да, — довольно кивнул я.

— Так ты всё продумал? — восхищённо протянул он. — Не обладая всей информацией, взял и разработал такой план…

— Босс может, — горделиво заметил Калум, будто расхваливали его.

— Чувствую себя бесполезным, — признался Райан. — С такими навыками мне точно не выжить. Зачем я вам нужен?

Он расстроился.

— Ты просто ещё не понял, как применить свои знания, — успокоил его я. — Уверен, что скоро мы выясним, как тебе лучше всего развиваться. В общем, закажите себе попить, я буду через час, навещу Сиану. Времени выжидать нет, завтра предстоит трудный день.

Я положил на стол выданную Бланком капсулу на сотню эсок и перекатил её к Калуму.

— Развлекайтесь.

Дверь дома Арейни открыла незнакомка, ростом меньше остальных, одета она была тоже в балахон старейшины. Она подняла голову, пытаясь сдуть упавший на лицо капюшон, и слегка запуталась в рукавах.

— Что тебе понадобилось в столь поздний час, человек? — взвыла, будто привидение, она.

— Я к Сиане, — сдерживая смех, ответил я.

Сложно не засмеяться и не оскорбить это маленькое чучело с торчащим из-под капюшона носом. Она и правда старейшина?

— А как вас зовут, о старейшина? — подыграл я.

— Лилиана, добрая и мудрая, одна из самых сильных и мудрых представителей Арейни, — без ложной скромности заявила она.

— Кажется, мудрая прозвучало дважды, — заметил я.

— Так и было задумано, чтобы подчеркнуть мою мудрость.

— Ладно.

— Лилиана! — позади неё в коридоре появилась Сиана, в тапочках и лёгкой ночнушке.

— Оу, — пискнула мелкая старейшина и захлопнула дверь. — Жди, человек, ибо Лилиане Мудрой надо решить одно дело!

Меня окатило волной воздуха.

— Лилиана Мудрая? А по жопе? — услышал я голос Сианы за дверью.

Кажется, система воспитания здесь не шагнула дальше Земной.

А может, мы — люди — просто нащупали идеальный вариант? Что если схема “по жопе” — это высшая ступень эволюции?

— Ну, Си-и-и-и!

— Ещё и мою мантию утащила!

Быстрые шаги, затем возня. Когда дверь открылась, меня встретила уже сама Сиана в своей мантии.

Позади неё, за угол, убегала мелкая воровка.

— Лилиана мудрая удаляется… По важным делам, — успела крикнуть она.

На мой вопросительный взгляд Сиана отреагировала сразу:

— Не спрашивай.

— Хорошо, как скажешь.

Мы прошли в холл, где Сиана села на диван напротив меня, поджав под себя босые ноги.

— Моим людям необходимо получить класс, — без экивоков начал я.

— Ты решил, что я смогу помочь, — утвердительно сказала она.

— А ты можешь?

— Да.

— Сколько это будет стоить? — решил прояснить я самый важный момент.

— Процедура требует энергии, мне потребуется около тысячи эссенций на одного, — Сиана поджала губы и добавила уже тише: — И совет об этом не должен будет знать.

— Хорошо.

— Тогда встретимся завтра вечером.

— Нужно рано утром, днём могут возникнуть дела.

— Это из-за убийств в городе? — спросила она.

— Откуда знаешь?

— Здесь уже все об этом знают, — вздохнула Сиана, забавно дёрнув ушками.

— Арейни, — вздохнул и я. — Совсем забыл про них.

— Забыл про тех, кого спасал? — удивилась она.

— Получается, что так. В общем, завтра приедут люди, на которых работал Лысый, состоится разговор, итогом которого станет чьё-то убийство.

— Они это так не оставят, — согласилась Сиана. — Может, тебе уйти? Десятый уровень у тебя есть, потеряешься в слоях, и тебя не найдут.

— Спасибо за заботу. Но это не мой вариант.

— Какие классы хотят твои люди?

— Один ремесленный и один боевой.

— Есть небольшая трудность: я не выбираю классы, но могу задавать направления. Система сама решает, что выдать. Я лишь молю о её благосклонности. Класс всё так же будет зависеть от интереса игрока.

— Мне подходит, — кивнул я. — Ещё один вопрос и одна просьба. Ты знаешь, как повысить характеристику маны и жизненной энергии?

— Знаю, в храме.

Если сперва я принял поклонение Арейни системе за нечто абстрактное, то сейчас здорово удивился.

— В храме? Где молятся системе?

— Не совсем так, — Сиана улыбнулась, впервые со дня смерти Хелвина. — Это сложно объяснить, завтра утром я провожу тебя туда, ты всё увидишь сам.

— А ещё мне нужно сегодня выбраться за пределы Башни и вернуться. И я был бы не прочь помыться. Можешь помочь с этим?

— Думаю, смогу.

Мы договорились, что Сиана встретит меня рано утром перед воротами, откроет и пустит в дом Арейни.

— Спасибо, — я поднялся. — Это всё, что я хотел узнать. Мне пора. Доброй ночи.

— Тебе тоже, — попрощалась Сиана.

Покинув дом Арейни, я не вернулся в комнату. Зашёл в бар и отдал Калуму капсулы с эссенциями, предупредив, что, если я не вернусь, он должен прийти к Сиане, получить класс и убраться отсюда как можно быстрее.

Зарядив три магазина патронами, я выскользнул в темноту двора и прошёл к стене, минуя свет фонарей.

Перемахнуть через стену было самым трудным.

Слепых зон почти не было, плюс сложности создавала её высота. Но здесь помог примыкающий к стене домик Арейни.

Как только я оказался с той стороны, затаился.

Расположившись у стены, под проходящими патрульными, опустил руки на ещё влажную землю, набрал полные ладони грязи и начал ею обмазываться.

Дело не из приятных, но по-другому нельзя. Голлумы очень чувствительны к запахам, особенно ночью, а мне требовалось заложить кучу взрывчатки.

К моему счастью, пошёл мелкий дождь. Если всё пройдёт гладко, он скроет мои следы.

Замаскировавшись, я посмотрел на стену и подождал, пока не пройдёт очередная пара патрульных. Быстрый бросок до ближайшего здания, а затем и дальше по улице.

Главное, не заходить в дома, ничего хорошего меня там не ждёт.

Ещё в подземельях я заметил, что твари плохо видят, особенно когда попадают на свет. Скорее всего, они в основном ориентируются по тепловому излучению.

Опираясь на эти выводы, я и придумал план — заглушить свой естественный фон грязевой маской и убить все запахи.

Добравшись до развилки, стал думать над тем, откуда завтра могут приехать Апостолы. Сделал ставку на бордель — они с вероятностью в сто процентов навестят его.

Скрывшись за поворотом, приступил к делу.

В моём распоряжении были две гранаты и странные полуразобранные мины с кулак размером.

Пока устанавливал взрывчатку, нарвался на голлума.

Уродец выпрыгнул из-за перевернутой машины. Его движения были дергаными и неуверенными. Мои глаза привыкли к темноте, и я видел его смутный силуэт.

Приготовив пистолет, решил дать ему подойти поближе, чтобы проверить свои гипотезы.

Чем ближе он подбирался, тем чётче становились его движения.

Подобравшись ко мне метра на два, он довольно хрюкнул и безошибочно прыгнул прямо на меня.

Получив пару пуль в туловище, он упал. Я добил его ножом, правда, тварь едва не снесла меня размашистыми конвульсивными движениями лап.

В остальном работа прошла штатно, без изъянов. Я связал проводом взрывателя всю гирлянду мин и гранат, после чего установил радиодетонатор.

Устройство, отвечающее за связь, представляло собой пару полуразобранных раций.

Завершив приготовления, я накрыл детонатор промасленной тряпицей и закопал.

За оставшееся время дождь отлично разгладит мои небольшие любительские раскопки. Насчёт следов я не беспокоился.

Каким бы ни был финал разговора с Апостолами, я буду готов к бою. Никто из них не должен уйти.

С такими мыслями побрёл в сторону Башни, минуя здания, в которых кто-то подозрительно рычал и устраивал драки.

Всё шло по плану.

Завтра Воронесса предложит мне вступить в клан. Апостолы станут угрожать, это создаст давление. Девчонка выступит в роли спасителя, после чего выдвинет свои условия.

Но она пока не подозревает, что давно и плотно вплетена в мой план, будто глупая мошка, запутавшаяся в паутине.

Глава 23. В которой всё идёт по нотам

Вернулся строго тем же путём, подождал пока Сиана откроет врата и вбежал внутрь. С этой стороны забраться было почти нереально, поэтому помощь старейшины пришлась как нельзя лучше.

Арейни провела меня в общину и позволила принять душ. Там же я выстирал одежду и помылся, после чего отправился в свою комнату, козырнув заспанным дежурным на входе в холл.

Скрываться не собирался, незачем.

Воронесса и генерал так или иначе всё узнают. Но не раньше, чем я проверну всё задуманное.

В холле встретил идущую к жилым этажам Алису. Увидев меня она решительно подошла.

— Мне нужно кое-что сказать.

— Прямо сейчас?

— А почему нет? Ты ведь не до туалета ходил, он есть на твоём этаже. Спрашивать где был не буду, но выслушать меня придётся.

— Я думал ты уже всё решила. То, как поступить дальше.

Намекаю на наш последний разговор, где я дал возможность присоединиться.

— Как раз об этом мы и будем говорить.

Ей было неловко, она обняла себя за плечи и осмотрелась, чтобы исключить лишние уши.

— Я говорила с Воронессой, она хочет, чтобы я вошла в твою группу и склонила к сотрудничеству с ней, — выпалила рыжеволосая.

— Знаю.

Она понимающе кивнула.

— Обдумав всё, я решила, что не стану этого делать. Лучше приму твоё предложение, если оно ещё в силе.

— Но ты не сразу так решила, верно? Что изменилось?

— Всё, — просто ответила она.

— Мне нужно больше информации, иначе я не смогу тебе верить.

— Ты вытащил тех девушек, хоть и не должен был. Не уверена, что она бы это сделала. Люди здесь быстро перестают быть людьми, тебя это проклятие пока не коснулось.

— Только поэтому?

— Это главная причина.

— Мало, — надавил я.

Алиса подумала и продолжила.

— Хочу принадлежать к крепкой группе, а не к большому клану. Чтобы если вдруг я окажусь на месте этих… — она сделал паузу, но продолжать ей и не нужно, я всё понял. — За мной вернулись. Для Воронессы я буду лишь расходным материалом, а войдя в клан сменю одну клетку на другую. Жить тут и каждый раз ждать подвоха. Я не смогу принести ей пользу, а значит будь я в том борделе, там бы и осталась. Всё просто. Ты предложил мне сотрудничество, видимо знаешь, как задействовать. Не похоже, чтобы у тебя не было плана.

Всё это она сказала прерывисто, а затем громко задышала, не поднимая глаз. Будто не верила, что решилась на подобное.

Не надо уметь читать мысли, чтобы понять о чём она сейчас думает.

А не ошибка ли это?

— Хорошо, — я отошёл в сторону, приложившись спиной и затылком к холодной стене. — Если ты с нами, слушай первое задание…

До утра оставалось около трёх часов, их я провёл максимально полезно, хорошо выспавшись.

Стоило солнцу подняться, как я разбудил Калума и Райана. Хакер в отличии от программиста встал несоизмеримо быстрее.

Я проснулся на полчаса раньше, предстоящий день и его события бодрили не хуже кофе. Кстати о кофе, как бы я не старался не забыть, вопрос Сиане не задал. Кажется, если не найти Калуму кружечку этого чудесного напитка, я рискую остаться без помощника.

Вот и сейчас, он едва продрал глаза, проснувшись с таким трудом, будто был атлантом, на чьих плечах громоздилась эта планета.

— Пойдём, нужна твоя помощь.

Калум хоть и выглядел полумёртвым, но быстро поднялся и отправился следом за мной.

Наша троица постучала в дом Арейни, где нас уже ждала Сиана.

Арейни выглядела уставшей и зевала, прикрывая раскрытый рот маленьким кулачком кулачком.

Мы молча проследовали за ней, впервые зайдя дальше чем гостиная.

Пять метров по коридору и поворот направо, где начинаются перила со спуском вниз. Судя по всему здесь местный подвал.

Неизвестный мне ритуал по получению класса напоминал магическое таинство. Вернее то, как я его представлял, будучи жителем Земли.

Мы спустились в дышащую сыростью комнатушку. Абсолютно пустую с четырьмя светильниками по углам, чем-то напоминающими канализационные. Комната высотой в четыре метра и блестящей статуей посередине, на этом описание можно было и закончить.

Закрывшаяся за нами дверь не уступала по толщине Райану. Разом стало тихо, настолько тихо, что как только мы остановились я услышал своё сердце.

Сперва я не понял, что вижу. На постаменте красовалось что-то похожее на современные бессмысленные арт объекты. Нечто вытянутое, цилиндрической формы, полтора метра от земли.

В обхват сантиметров семьдесят, отливает серебристым цветом, матовая, будто сделана из свинца.

Стоит это великолепие на каменном постаменте. Очевидно две эти детали из разных мест, как минимум, как максимум, я чего-то не понимаю.

— В храме стоит такой же, только больше, — произнесла Сиана, обращаясь ко мне. — Ты спрашивал, помнишь?

— Теперь вопрос снят, — пробормотал я. — Но, что это?

— Колонна системы, — произнесла Сиана, а затем заколебалась, очевидно размышляя, стоит ли говорить. — Такие колонны есть по всей планете, которую вы зовёте Перегринус. Я расскажу тебе о них, но позже. А сейчас, дай мне топливо.

— Топливо?

— Эссенции, — подсказал стоящий позади Райан.

Я порылся в разгрузке и достал четыре капсулы по пятьсот единиц.

Запасы истощались на глазах, было даже немного жаль.

Сиана приняла эссенции и повернулась к колонне, подойдя к ней вплотную. Только сейчас я заметил небольшой подъём перед колонной. Девушка встала на него, оказавшись чуть выше чем устройство и протянула руку. Её жест был наполнен непонятной мне силой, в этот момент она выглядела так, словно совершала главное действие в своей жизни.

Капсулы дождём выпали из разжатой ладони, падая на круглое навершие колонны.

Раздался звук металла о металл, Сиана отняла руку и стала ждать.

Прошло несколько секунд, перед тем, как раздался низкий звук, похожий на далёкий гул или на басс.

Нам мгновенно заложило уши. Надеюсь мы не разбудим всех Арейни раньше времени. Даже не представляю, что сейчас происходит и что за мощный будильник перед нами.

Звук оборвался, резко, совсем не так, как появился.

Контейнеры на колонне подлетели в воздух на десяток сантиметров и замерли ровными штыками.

Сиана развела руки, словно хотела обнять устройство, но не прикоснулась. Ей навстречу вылетели два поручня. Колонна трансформировалась, словно кубик рубика.

Конструкция наполнилась светом. От висящих в воздухе капсул потянулись белые жгуты энергии, будто маленькие плотные молнии, они упирались в колонну и исчезали в ней.

— Можете подходить, встаньте напротив, — произнесла Сиана.

Калум и Райан, шокированные не меньше меня обошли колонну по широкой дуге и встали в метре напротив старейшины.

— Не двигайтесь, мы начинаем… — предупредила Сиана.

— А почему… — начал было Райан, но тут же прикусил язык.

Два жгута силы вылетели из цилиндрического устройства и ударили парням в грудь.

Программист слегка дёрнулся, но не более.

Я завороженно наблюдал за тем, как происходит получение класса.

Всё заняло не более одной минуты, оба претендента на класс упали на колени, Сиана сняла руки и колонна снова собралась воедино, погасила свечение.

Из транса меня вывел звук упавших на пол капсул из под эссенций.

Они больше не светились, опыта внутри них не было.

— Готово? — спросил я у старейшины.

— Да, — устало ответила Сиана.

— А что с ними?

Указываю на парочку с застывшими глазами, они едва ли не пускали слюни. Будто в них вошла не энергия, а электрический разряд. А может и так, мне откуда знать?

— Они получили уведомление, сейчас происходит интеграция класса, скоро всё закончится.

Сиана устало опустилась на ступеньки перед колонной.

— Ты в порядке?

— Да, всё хорошо, просто устала, — ответила она и неожиданно продолжила говорить, признаваясь. — Я не могу спать после его смерти. Каждый раз, когда закрываю глаза, мне снится тот день.

Я молчал, говорить что-то было излишним.

— Каждую ночь я бегу, но не успеваю и его убивают. Во сне трудно понять, что это нереально. Каждый день я чувствую на себе взгляды тех людей, кто его знал и вижу их жалость. Они ждут, что я буду хорошей старейшиной, а я не готова к этому, понимаешь? Я этого не хотела.

Сиана замолчала.

— Ты терял близких, Джек?

— Нет, — ответил я.

Повисла тишина.

— Но я понимаю о чём ты говоришь. Хоть я не терял близких, но у меня была похожая ситуация. От меня ждали слишком многого, не того, что я хочу. Это сложно. Будто твоя судьба предопределена.

— Как ты поступил?

— Я взял судьбу под контроль. Никто кроме меня не может решать, как мне жить.

— Чёрт! — простонал Райан, заставляя нас переключиться.

— Класс получен? — первым делом спросил я.

— Я в порядке, да, спасибо, — проворчал хакер. — Класс получен.

— Тоже, — добавил Калум.

Оба встали и размялись, замолкая на долгие пару минут. Судя по взглядам, они проверяли статистику.

— Ну? — подогнал их я. — Какие классы, выкладывайте, довольны?

— Да, — в один голос признались они и рассмеялись.

— Нагнетатели херовы, — ругнулся я. — Колитесь, кто что получил.

— Манипулятор, — довольно сказал Райан. — Описания пока нет.

— Такое бывает, — кивнула Сиана. — Система развивается с каждым уровнем, появляются новые описания, функционал и характеристики.

Калум что-то изучал в меню.

Мы терпеливо ждали, пока он не произнёс:

— Защитник.

В груди появилось тянущее чувство.

— Вот срань! — выругался Райан. — Бесполезный класс, как у Алисы.

Я промолчал.

— Что за подстава? — спросил Калум. — Мне стоит начинать переживать?

— Думаю мы решим эту проблему, — бодро ответил я.

— Система выдаёт максимально подходящие по характеру классы. Даже если разумный об этом пока не подозревает.

— Так вот почему не все используют эту фишку, дело не только в высокой цене действия, — догадался я. — По сути, выбирая класс, есть больший шанс подобрать нужное, чем в этой рулетке.

— Не понимаю, какая рулетка? — захлопала глазами Сиана.

— Забудь, — я был раздосадован. — Мы решим это, в любом случае, спасибо за помощь.

Уже через минуту мы покинули дом Арейни, улыбнулись патрульным и вышли за пределы стены. Райан остался забрать завтрак, мы с помощником отправились к моей ловушке.

Я показал Калуму все мины, их точное расположение, после чего выдал радиодетонатор. Мы подобрали место дислокации, чтобы он видел проезжающих. В нужный момент он нажмёт на детонатор и взорвёт здесь всё.

Вернулись вместе, Калум ушёл позже, через проход возле дома Арейни, чтобы его видело как можно меньше людей.

Одежда неприятно липла к телу, поэтому до самого обеда я постоянно морщился, пока ткань не высохла.

Обедали с Райаном, Калум был уже на месте, ожидая меня в засаде.

Ели всё ту же непонятную кашу и галеты. Хотелось убить за стейк. Даже стал присматриваться к искателям, что ели жареных голлумов, но пока не перешёл на тёмную сторону.

В целом всё складывалось как нельзя лучше. Пистолеты были наготове, ману я не тратил и все способности оставались в быстром доступе.

По дороге назад думал о Калуме, молясь всем богам, чтобы он там не заснул.

Забежал к Сиане, чтобы уточнить про кофейные ягоды. В первый визит я про них совсем забыл, огорошенный новостями о новом классе Калума. Поэтому с вопросом о кофе запозднился.

— Такие есть, — кивнула она. — Я слышала, что у вас это целый культ. В нашем мире ягоды Сельми используются в медицине. Концентрат этих плодов добавляется в лекарства. Принимать его внутрь на постоянной основе не безопасно, нервная система рано или поздно даст сбой.

— Мы тоже добавляем его в лекарства, а кроме этого миллиарды людей начинают день с хорошей порции таких стимуляторов, — невольно улыбнулся я. — Такой мы не логичный вид.

Сиана посмотрела на меня с сочувствием.

— У нас тоже есть изъяны, мы не идеальные пришельцы, которых описывают на Земле. Не высшая раса, а просто такие же разумные со своими слабостями.

— Не сомневался, что ты меня поймёшь.

— Сейчас принесу концентрат, его не так много, но он нам почти не нужен. Фармацевтика заморожена, даже если мы получим доступ к цехам производств, концентрат Сельми нам не понадобится.

От Сианы я получил пол литровую пластиковую бутылку с тёмной и на вид вязкой жидкостью.

Про пропорции спрашивать было глупо, они не принимали их внутрь, да и разница в физиологии явно даст разные результаты.

Придётся выяснить всё опытным путём. А первым испытуемым буду я.

На завтраке попросил кружку кипятка. Быстро нагревшийся металл неприятно обжигал руки, тем не менее я донёс тару и добавил каплю раствора.

Упавшая порция кофе, как я по простому назвал концентрат ягод Сельми, повела себя как чернила, разошлась кляксой и стала красить воду.

Но на этом процесс не закончился, после этого вода внезапно закипела. Смесь стала гуще, будто поменяла плотность. Я отодвинулся подальше и наблюдал за химическим процессом, думая, верно ли поступил.

Из тары поднимался ядовитый запах гари. С каждой секундой он становился всё сильнее. Едкий и сковывающий рецепторы, будто в кружке жгли резину.

Райан боязливо встал и отошёл на пару шагов, вернувшись только тогда, когда жидкость замерла и перестала шевелиться.

Мы посмотрели в кружку, где теперь была похожая на чернила смесь.

— Попробуешь?

— Н-е-е-е-е-е… — Райан снова отодвинулся, будто думал, что я стану его заставлять.

— Как хочешь.

Я сходил к раздаче и принёс ещё одну кружку воды, но уже холодной.

Поставив посудину рядом, приготовился в случае чего запить варево.

Принюхавшись, понял, что делать этого лучше не следует. Концентрат всё ещё вонял, будто горелая покрышка. Надежды на то, что на вкус оно будет другим, росли с геометрической прогрессией. В конце концов, это не может быть на вкус хуже, чем на запах.

Отвернувшись и вдохнув полные лёгкие воздуха, как делал мой русский учитель перед распитием алкоголя, я сделал глоток.

Я чётко ощущал весь путь приготовленной мною субстанции. Он начался во рту, затем бурей пролетел по глотке, упал в пищевод, после чего затих на дне желудка.

На языке поселилась горечь, словно я лизнул большую таблетку анальгина.

Несколько секунд ничего не происходило. Я отслеживал каждый вдох и выдох, прислушивался к организму и ждал реакции.

— Всё в порядке? — тревожно спросил Райан.

— Т-с-с-с-с… — прикладываю палец к губам.

Внезапно сердце начало стучать в ритме чечётки и с силой баскетбольного мяча.

Мир сузился до одной единственной точки в лице обеспокоенного Райана, а затем расширился. Да так, что я увидел всё вокруг, будто имел ещё одну пару глаз на затылке.

Я вцепился руками в стол. Райан предусмотрительно отодвинулся подальше.

Кажется, это нельзя давать Калуму, слишком забористая штука…

Эффект от кофе продлился до самого обеда. Я боялся, что меня не отпустит, но глоток рассеялся и состояние пришло в норму.

Оставшуюся смесь я отправил в купленную у Елены бутылку, долил туда ещё столько же воды, возможно сейчас смесь будет не такой концентрированной.

Труднее всего было удержать себя на месте. Хотелось прыгать и бегать, танцевать и кривляться. Слава богу так, а ведь могли возникнуть другие желания, например — убивать.

За время под допингом я почистил всё своё снаряжение, раз триста разобрал и собрал пистолет и заточил метательные ножи с помощью камня.

Райан смотрел на всё это с широко открытыми глазами и подозрительно заинтересованно поглядывал в сторону смеси.

Когда я услышал звук работающих моторов, сразу понял, время пришло.

За стеной работала по крайней мере пятёрка двигателей и судя по звуку это были… Мотоциклы!

Воронесса нашла меня за столом и смерив изучающим взглядом, начала вербовку.

— За стеной два десятка Апостолов, это клан занимающийся крышеванием борделя, который мы вчера навестили. Угадай, по чью душу они заявились?

— Даже не представляю.

— Даю подсказку, по душу того, кто убил Лысого.

— И какое мне до этого дело? — продолжал я.

Она прищурилась, видимо думая о том, как такой тупица как я, мог выпилить пять не самых слабых громил.

— Ты можешь спасти свою шкуру, но придётся заплатить, — заявила она.

— И как же?

— Вступишь в мой клан, после чего выполнишь одно дельце, дальше можешь оставаться под крылом Воронов и спокойно жить дальше.

— Заманчиво.

— Другого варианта нет, сегодня Апостолы будут просить крови, Свифту придётся тебя отдать, чтобы не портить отношения с такой влиятельной группировкой. Он думает, что это верное решение.

— А что думаешь ты?

— Я думаю, что ты получил кое-что причитающееся мне и уже понял свою ценность, — неожиданно жёстко заявила она, не отводя взгляд. — Поэтому хватит ломать комедию.

— И что же мы с этим будем делать?

Она тонко улыбнулась, приняв этот диалог за торг.

— Сейчас мы пойдём к Апосталам и расскажем, как всё было на самом деле. После чего они уберуться отсюда и один новичок с уникальным для этих мест классом останется жив.

Я поднялся и пошёл к воротам.

За стеной уже выстроилась делегация прибывших. Полукруг байкеров в кожаных доспехах и пятёрка спешившихся предводителей напротив свифта.

Я обвёл взглядом пару десятков дорожных байков, особо не отличающихся от земных аналогов. Хорошие вещицы, наверняка, очень манёвренные и удобные.

Не думал, что здесь будет что-то подобное. Байки? Люди тащат в этот мир слишком много замшелых привычек.

Главный байкер имел рост под два метра и объёмное бочкообразное тело. На голове шлем, явно размера куда меньше чем нужно, едва налезшие на грузный зад штаны и плотная кожаная куртка. На бедре у него вместо пистолета висел дробовик, совсем такой же, какой я забрал у Лысого. Да и сам он напоминает мне кого-то… Точно! Это же более брутальная копия сутенёра!

Получается, передо мной родственники.

Добром это точно не кончится.

Мы сравнялись с генералом.

— Этот? — спросил байкер, указывая на меня.

— Да, — спокойно ответил Свифт.

— А ты чего тут забыла, детка? — не обращая внимания на остальных спросил кожаный.

— Загораю, — фыркнула Воронесса.

Байкер перевёл взгляд на меня, сочтя лирическую паузу законченной. Видимо решил попугать детскими трюками, учтём.

— Ты грохнул моего брата, знаешь об этом?

— Уже догадался.

— За это ты умрёшь, — скучающе обозначил он. Но я видел, что свин играет на публику, это представление нужно больше для его подчиненных, чем для меня. Нарочитое спокойствие, а внутри он горит. — Мы привяжем тебя за руки и за ноги к байкам, после чего разорвём на части.

— Интересные у вас развлечения, — всё так же невозмутимо ответил я.

— А ты не из робких да? — байкер приблизился.

— Есть повод пугаться? — я тоже сделал шаг назад, хоть у него изо рта и разит, но надо выполнить задачу, выбесить его. — Твой брат был конченым куском говна, не способным даже по человечески сдохнуть… Знаешь, он так орал и умолял меня…

Глаза Воронессы стали увеличиваться в размерах. Свифт попытался перебить меня.

— Он напал на моего союзника, на моей земле…

— Хватит! — проорал свин, а затем уже спокойно добавил, всё ещё глядя мне в глаза. — Мы заберём его, а затем прикончим. Это не обсуждается.

— Главное поторопись, — не останавливался я. — Иначе диабет прикончит твою жирную жопу раньше, чем ты убьёшь меня.

Я повернулся к Воронессе и генералу и указал большим пальцем за спину.

— Вот шутники да? По ублюдку могила плакала, а они приехали разбираться… Тут все такие?

— Привязать его к байку! — взревел свин.

Пара кожаных быстро переместилась ко мне и схватила под руки.

— Любите пожёстче? — всё ещё глумился я.

Удар в челюсть сотряс сознание.

— Не трогать, — прошипел свин. — Я сам им займусь.

— Виноват, — глухо произнёс ударивший.

Все переговоры катились к чертям. Меня схватили и плотно сковали по рукам, привязывая к седлу байка.

Сплюнув кровь, я посмотрел на Воронессу, подмигивая на прощание.

Генерал что-то ей шепнул и пошёл к Башне, Воронесса пошла следом, ещё раз взглянув на меня и покачав головой.

Мой план начал работу.

Воронесса не станет напрямую конфликтовать с Апостолами, Свифт не позволит. Кем бы генерал ей не приходился, она его послушает.

А вот я не ограничен в действиях. Уничтожив группу чужого клана, я получу что-то типа чёрной метки, после чего вся их агрессия будет завязана на одном человеке.

Воронесса не сможет не принять меня в клан, после чего станет врагом Апостолов. Начнётся конфронтация двух организаций, где я буду подливать масла в огонь. Диверсия для отвлечения внимания, а затем тотальная дискредитация.

Я раскачаю лодку изнутри, заставлю её же людей сомневаться в ней, а затем перехвачу руководство.

Она совершила ошибку, взяв моё имя. Но я благодарен ей. Воронесса создала для меня целый клан. А десяток другой последователей в этом мире никогда не будет лишним.

Это моё имя.

Моя жизнь.

И мой клан.


Оглавление

  • Глава 1. В которой герой возвращается в родной город
  • Глава 2. В которой герой узнает кое-что о Максе
  • Глава 3. В которой есть люди, не любящие свадьбы
  • Глава 4. Где герой знакомится с другой стороной
  • Глава 5. В которой герой соревнуется в меткости и узнаёт об устройстве башни
  • Глава 6. В которой герой заводит друзей и разводит врагов
  • Глава 7. В которой герой сталкивается с новой реальностью
  • Глава 8. В которой герой получает привет с другой стороны
  • Глава 9. В которой героя нет
  • Глава 10. В которой герой снова бегает
  • Глава 11. В которой герой получает награду, но какой ценой
  • Глава 12. В которой герой узнаёт о себе нечто новое
  • Глава 13. В которой герой расставляет точки
  • Глава 14. Где заваривается такая каша…
  • Глава 15. В которой каша густеет
  • Глава 16. Где героя начинает догонять его прошлое
  • Глава 17. В которой герой выполняет общий квест
  • Глава 18. В которой герой триумфально возвращается (нет)
  • Глава 19. В которой интерлюдии
  • Глава 20. В которой герой закладывает первый кирпич
  • Глава 21. В которой герой возвращается
  • Глава 22. В которой герой в грязи
  • Глава 23. В которой всё идёт по нотам