КулЛиб электронная библиотека 

Поберегись! Принцесса наступает! [Волопас] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Поберегись! Принцесса наступает!

Глава 1. Как попасть в сказку, инструкция для чайников

В жизни случается множество странных, не поддающихся логике вещей. Например, вчера ты бурно праздновал выпускной, а сегодня уже проснулся в девичьем теле. Стройное, ладное, кожа будто фарфор — первой мыслью наверняка будет: «Да я бы такую штучку...»

Только никакую штучку ты уже «не» — нечем. Именно в этот момент Ване, прожившему всю жизнь в мужском теле, пришлось в рекордные сроки избавиться от похмелья и понять, что что-то тут явно не так. В большой роскошной комнате, в которой он очнулся, было огромное зеркало: игнорируя всё вокруг, Ваня понёсся к нему и чуть было не упал в обморок.

Как тут не упасть?! Да у любого нервы сдадут! Ваня был уверен, что он обычный тощий парень с щетиной, волосами по всему телу и ростом сто девяносто восемь (а это, между прочим, его гордость!). Но почему на него смотрит низенькая девица с длинными золотыми кудрями и огромными голубыми глазищами?

И не только глазищами. Будь эта ситуация немного более нормальной, парень бы присвистнул.

Совсем допился! Не надо было соглашаться на соревнование «кто кого перепьёт» — перебрал шотов, и посмотрите, что получилось! Теперь бы узнать, что это за хрень и как из неё выпутываться; только вот у Вани, пытавшегося свыкнуться с мыслью, что он как-то сменил тело за ночь, в голове был сплошной белый шум.

Ну и ну, до чего медицина дошла! А в обратную сторону эти чудеса работают? И значит ли это, что где-то должна гулять маленькая девчушка в теле ростом без малого два метра? Что она, чёрт возьми, собирается делать с его телом, а?

Размышления прервало гудение в голове. Ваня прижался лбом к зеркалу и прохрипел:

— Воды...

Почему-то вышло пискло — аж самому стыдно стало, что это за птичий голосок?

Зато так парень и узнал, что у него, оказывается, есть целый штат слуг (которые ему всё и пояснили) и хренов собственный дворец. И звали его теперь не Иван Кукухин, а Офелия Ротенгейл, единственная дочь короля этой страны... где бы эта страна ни была.

И всё это ненавязчиво подводило его к выводу, что он теперь ни много ни мало попаданец. Самый настоящий.

Но почему в девчонку?! Почему не в какого-нибудь короля или рыцаря, почему ему досталось это?! Это противоречит всем канонам книг про попаданцев — так просто не бывает!

После непродолжительной истерики Ваня хотел утопить свою печаль в вине, но не получилось. Главная горничная, подозрительно похожая на завуча по прозвищу Мегера Кощеевна, ворвалась в комнату, опасно цокая каблуками, и дала Ване-Офелии сильнейшую затрещину.

— Ваше Высочество! Делегация из соседнего королевства ждёт, а вы всё ещё прохлаждаетесь! Не смущайте своего отца, явитесь в обеденный зал.

Ваня пожал плечами и направился к двери, когда его схватили за плечо.

— Куда раздетая?! — взревела горничная. — Что это за вид?! Позор!

— Да я же одет...ая, — отозвался Ваня. На нем было длинное розовое платье из воздушной ткани да какие-то туфли-тапки на ногах. Волосы и расчёсывать не надо: похоже, Офелия обладает этой суперсилой принцесс просыпаться с идеальной укладкой. Правда, как все эти персонажи из мультиков, из-за которых сестру было от телевизора не отодрать. Даром что семилетка.

— Вы в ночнушке! — взвизгнула другая служанка, просвещая нового владельца тела принцессы о назначении его наряда.

Ваня с сомнением глянул вниз. Да она даже не прозрачная, чего так орать?

— Ладно, дайте мне быстренько что-нибудь накинуть и я пойду.

Быстренько. Ха-ха-ха, быстренько! У Вани была девушка — он-то должен был знать, что на их языке значит слово «быстро». Сначала его натёрли липким пахучим маслом, затем разодели и чуть не задушили. Корсет, серьёзно? У него и так талия хлеще, чем у любой элитной дамы по вызову — что тут ещё утягивать?!

Затем причесали. А казалось, что волосы вырывают. Ваня был уверен, что совсем облысеет к концу процесса, но как-то умудрился этого миновать. В конце концов его ноги запихнули в тесные-тесные туфли на шпильке и сказали идти.

Идти Ваня по понятным причинам не мог.

— Быстрее, Ваше Высочество! — шикнула главная горничная. — Наследница престола, а заставляете всех ждать.

— Если я наследница престола, молчи в тряпочку, а не ори на меня, — ядовито отозвался недовольный ситуацией Ваня, прежде чем с усилием сделать несколько довольно неграциозных шагов. Так вот, зачем нужна это огромная юбка — чтобы шатающихся ног никто не видел!

— Да как вы смеете, Ваше Высочество? Разве так ведут себя леди?

«Да, я же такая леди. Конечно же, чаепития с Лизой научили меня ей быть, — закатил глаза Ваня, снова вспоминая младшую сестру. — Вот, что происходит, когда ты старший брат. Допился чая из пластиковой посуды, называется».

— Скажи мне, — пропыхтел Ваня, пытаясь удержаться на ногах. — Ты спишь с королём?

— Да как вы могли подумать... — горничная гневно схватилась за сердце.

— Ну тогда ты спишь с королевой?

— Говорить такое о вашей покойной матери...

— Ясно-ясно, — протянул Ваня. — Тогда что ты о себе возомнила, а? Оставь меня в покое, и без тебя тошно.

А было и в самом деле тошно. Вчера выпускник, сегодня принцесса — вот счастья-то привалило. Тьфу!

— Ладно, ведите меня, куда хотели, — наконец решил Ваня. Всё равно деваться было некуда.

«Только то, что я выгляжу, как принцесса, не значит, что я буду вести себя как она, — подумал он. — И вообще, может, я ещё найду способ снова стать мужчиной».

Одна из служанок повела Ваню в обеденный зал. Одна беда: бегала она резво, а вот новоявленная Офелия за ней не поспевала. Ну никак — скорее, ноги сломаются, чем кто-то сможет ходить с этими высоченными каблуками.

А на лестнице Ваня и вовсе решил, что настал тот день, когда он сломает шею.

Но не сломал. Чудо, не иначе — добрался до дверей обеденного зала он на своих двоих, и, когда эти самые двери открылись, показывая ему просторное помещение с длинным столом, накрытым такой кучей еды, что хватило бы на три свадьбы маминой сестры, Ваня застыл.

— Батя?

Король, сидевший во главе стола, вспыхнул.

— Офелия! Где ты понабралась таких слов?

Ваня молчал. Перед ним точно был его отец. Только гладко выбритый да вымытый. Не в майке и трениках, а в царственном наряде и короне, да и сидел он в приличной позе, держа в руках бокал вина. Это тебе не валяться на диване с бутылкой пива.

И кто это сделал из обезьяны человека? Ваня ему руку пожмёт. А мать увидит, и вовсе расцелует!

— Офелия! Сядь уже, — шикнул отец.

Вырвавшись из оцепенения, Ваня моргнул и сел на стул поближе к отцу. Напротив сидело четверо человек: некий бородач в короне, парень лет двадцати с прыщавым лицом, и двое ровесников первого. Делегация соседнего королевства была одета в чёрное; глянув на одежду отца, Ваня понял, что их цветом явно был белый.

Чёртова сказка.

— Итак, наконец-то моя дочь присоединилась к нам, — заявил отец. — Теперь мы можем обсудить помолвку Офелии и вашего сына, Роланд.

Ваня, который только пригубил вина из своего бокала, сплюнул прямо на стол. Кто мог его в этом обвинить? Что значит помолвка? Папаша, ошибочка вышла: твоя дочь — сын!

Кто в своём уме захочет, чтобы его отымели?! Да ещё и... Да ещё и вот это!

— Батя! — воскликнул парень (или уже не парень). — Это ещё что такое?!

— Ш-ш! — король чуть не подпрыгнул. Ваня знал его как Дмитрия Кукухина, но теперь быть уверенным ни в чём нельзя. — Чего ты меня перебиваешь? У нас такой союз на кону, знай своё место!

— А я знаю своё место. У тебя что, много других потенциальных наследников? Ты хочешь, чтобы эти девственные усики правили твоей страной? Ну-ну, — Ваня резко указал в сторону принца, который тут же прикрыл рот.

— Ричард, твоя дочь... — заговорил король Роланд. Что за глупые имена? Насобирали всего самого ожидаемого и радуются. — Невоспитанная девчонка!

— А вы невоспитанный мужик, — фыркнул Ваня. — Нет ничего проще, чем наехать на девочку, да? Гостям самим бы лучше знать своё место! И если этот кусок дерьма с прыщавой рожей ко мне хоть притронется, я отрежу ему и руки, и то что пониже рук! Тьфу!

В своём крике Ваня выразил всё своё разочарование, копившееся с самого утра. Он больше не мог терпеть: ему страшно хотелось показать кому-нибудь, как же его достал абсурд происходящего.

Конечно же, папаше это не понравилось. Родной отец устраивал подставу за подставой: кто бы знал, что он отправит свою обожаемую единственную дочь в темницу до конца дня?

Для поведения Вани это был ожидаемый исход, но отчего-то он всё равно не ожидал ничего подобного. Ему и ремня-то перестали давать давным-давно, не маленький. И тут на тебе!

И вот, улегшись на подстилку из сена, Ваня думал.

Но в голове ничего не было. Он не учёный, в переселении душ ничего не понимает. И как с жтим разбираться, искать какую-нибудь страшную ведьму?

...

А это мысль!

Ваня хотел бы воодушевлённо вскочить, да только вспомнил, что его заперли. Настоящее подземелье! Было бы воодушевляюще, если бы ноги под платьем не мёрзли. Продувает, знаете ли, а из-за того, что она такая широкая, ткань даже вокруг ног не обернуть.

Хоть бы что-то кроме стрингов выдали, носки или панталоны. Или им и правда плевать, если принцесса заболеет и умрёт?

Ваня вздохнул.

— Мне бы штаны...

***

К вечеру его отпустили. Под конвоем он дошёл до кабинета короля. Ваню впустили внутрь; дверь громко захлопнулась, заставив его вздрогнуть.

Кресло на колесиках медленно поворачивалось, как во всех этих мрачных фильмах...

Кресло на колёсиках?

«Это ещё что за хрень? — не понял Ваня. — Или это уже у меня галюны?»

Галлюцинаций, к сожалению, не было. Было только вполне современное кресло на колёсиках, не в пример средневековый кабинет и отец с очень разочарованным лицом.

— Офелия! Сядь, — скомандовал он, и почему-то Ваня почувствовал, что в этот раз стоит его послушаться.

Это напоминало то самое «Ваня, сядь-ка на диван», когда отец предпринял попытку рассказать ему «что бывает между мальчиками и девочками». Единственной задачей Вани, уже знающего это на практике, было не проболтаться, что отец немного опоздал, и не засмеяться.

Ваня послушно сел на вполне нормальное кресло и уставился на короля. Тот крутился в кресле, будто в замедленной съёмке, и явно наслаждался процессом.

— Заморский товар, — пояснил король. — Идеально, чтобы пугать министров.

«Ну да, пивное пузо их уже не напугает», — мысленно согласился Ваня.

— Здорово. Итак, на счёт этого... Как его? На счёт девственных усиков. Я думаю, что придушу его, так что подумай, отец... — произнёс парень, внимательно глядя на отца.

— Когда ты стала такой, Офелия? — вдруг король поднял руки, печально обращаясь к потолку. Или к хрустальной люстре. — Мой изящный цветок, известная на весь мир принцесса, самая завидная невеста на континенте!

— Бать... — пискнул Ваня, потому что речь его крайне нервировала. Он, конечно, слышал, как изредка трезвый отец говорил, что не будет на свете мужика, который заберёт у него Лизочку, но слышать это в свой адрес было неприятно.

Король схватил какую-то бумажку со стола и принялся зачитывать:

— Юная принцесса Вильфема Офелия Ротенгейл известна не только своей изящной красотой, делающей её подобной хрупкой фее, но и манерами, тихим голосам и услужливостью. Так же она талантливая вышивальщица и танцовщица, исправно посещает храм и скромно стоит позади отца, где бы её ни увидели.

Ваня скривился. Что за чёрт?! Он должен быть вот этим? Да ну, пошли вы все! Принцесса принцессой, а в душе он Иван Кукухин, и им оставаться и собирается!

— Ну хватит...

— Где всё повернуло не туда? Что стало с моей дочерью? — спросил король. — Неужели так и выглядит девичий переходный возраст?

И тут Ваня хотел возразить — видок у Офелии явно постарше. Да ей самой не меньше девятнадцати: похоже, они с Ваней одногодки.

Ещё минут двадцать Ваня слушал, как его отец (иди отец Офелии? Да ведь нет никакой разницы!) ноет, как изменилась его дочурка, прежде чем его наконец отпустили и увели в его комнату, чтобы подготовить ко сну.

Хоть бы поесть чего дали. Ваня не девица, есть, как птичка, чтобы сохранить эту талию, он не собирается — желудок, вон, уже часа четыре его бурчанием мучает.

Именно поэтому, подгадав момент, когда все слуги уйдут, Ваня выскочил в коридор как был — в ночнушке. Ничего сквозь неё не видно, и ладно. Чего орать, что разврат? Вот заглянул бы кто под его платье, пока он был в темнице — это был бы разврат. Там трусишки такие тонкие, что их вообще будто бы нет.

Сказочка, называется.

Конечно же, в коридоре Ваня ни на кого не наткнулся. А чего он ожидал, что кто-то будет охранять принцессу? Пф-ф, о здравом смысле тут никто не слышал.

Ваня с трудом нашёл кухню. Помогло то, что для дворца жилище Офелии и её отца было не таким уж и большим. Ваня проскользнул в помещение, радуясь, что внутри нет ни одной кухарки, и принялся шарить по кастрюлям, надеясь найти что-нибудь сытное.

И почему тут толком ничего нет? Кузня в замке должна ломиться от готовой еды!

Наконец одна из сковородок порадовала его десятком жареных свиных ребрышек. Не теряя времени, Ваня схватил пару штук и с наслаждением вцепился в кусок мяса. Новое тело такое тощее, он будто вообще не ел ничего, кроме травы!

Решив, что умыться можно будет и у себя, Ваня побрёл назад, наслаждаясь ночной трапезой. И кто бы знал, что за одним из поворотов его встретит кто-то весьма неожиданный.

— Девственные усики? — буркнул Ваня, уставившись на принца, подозрительно гуляющего по чужому замку среди ночи.

— Ваше Величество... очаровательная леди Офелия... — выдавил принц. Звучало неискренне. Ваня не обижался. В каком месте он — «очаровательная»?

— Пф, парень-усишки. Чё ходишь, вынюхиваешь что-то? — настороженно спросил Ваня. Он тут, конечно, первый день, но свой дворец хотелось бы и оставить своим.

Принц (ещё раз, как там его зовут?) тут же замотал головой.

— Как я могу? Просто... гуляю. А вы не хотите присоединиться? Я знаю, что у нас не случилось любви с первого взгляда, но...

— Гуляешь... — протянул Ваня и сделал шаг вперёд, ткнув в чистый камзол парня с усишками жирным рёбрышком. — А ты знаешь, что я ем? Рёбра моих предыдущих ухажёров. Заруби-ка себе это на носу и отрасти яйца к тому моменту, как решишь ухлёстывать за кем-то ещё. Не похож ты на сердцееда.

Принц сглотнул. Конечно, вряд ли хоть одна леди вела себя так с ним. Но Ваня вам не леди. То, что ты в женском теле, не значит, что ты знойная девица! Ваня так просто никому не отдастся.

— Леди Офелия, вы так грубы, — с сожалением произнёс принц. — Я вас чем-то обидел?

— Существованием своим ты меня обидел, — буркнул Ваня. Подумать только, в новом теле, да сразу обзавёлся женихом! Надо же кого-то в этом обвинить? Прости уж, парень-усишки, но кто-то должен был стать козлом отпущения. — Слушай внимательно, ты должен взять руки в ноги и свалить отсюда так быстро, как только сможешь. И думать забудь о помолвке, иначе я их тебя шашлык сделаю. Понял?

Принц опасливо кивнул.

— Я услышал вас, леди.

— Ясно, в одно ухо влетело, в другое вылетело, — фыркнул Ваня и прищурился. — А что это за бутылёк с зелёной жижей у тебя в нагрудном кармане?

Принц молчал. Кажется, даже вспотел, заставляя Ваню нахмуриться.

— Ничего такого.

— Да? Точно не яд?

Глаза принца забегали. Точно лжёт — уж Ваня знал, шкодливая Лиза реагировала так же. Затем принц влруг потянул к Ване руку, и тот понял, что в этом маленьком девичьем тельце легко попасть в беду.

Ваня сделал самое разумное, что только мог придумать его мозг, совершенно уставший после всех свалившихся на него событий.

Он врезал коленом по паху принца и побежал.

Глава 2. Сводным сёстрам здесь не рады

Жизнь у принцесс, оказывается, тяжкая. С одной стороны, ты полностью уверен, что иностранный принц хотел сделать какое-то подозрительное дерьмо. С другой, тебя считают маленькой мнительной дурочкой. О каком доверии идёт речь?

Охрана, конечно, медлила, но пришла на помощь, когда принц-усишки схватил Ваню и попытался влить что-то ему в рот. Схватить-то принца схватили, но обвинения...

Было легче поверить, что Офелия сошла с ума. Это не так далеко от правды, но всё равно неприятно. Ваня уже был бы готов решить проблему простым дворовым мордобоев, но руки-лапша просто не были достаточно сильными, чтобы зотя бы сломать принцу нос.

«Не ожидал я от тебя такой подставы, бать... — с сожалением подумал Ваня, глядя, как принц и его папаша переговариваются в углу. — У тебя же под носом какие-то придурки шушукаются! Ну конечно, будь я в в своём настоящем теле, меня бы послушали».

В общем, быть принцессой — задача не из лёгких. Ване точно не нравилось, ноль из десяти.

Пришлось избегать иностранную делегацию до самого дня, когда они наконец-то сдались и уехали. Тогда-то Ваня и смог счастливо выдохнуть: одна из проблем его повернувшейся на сто восемьдесят градусов жизни устранена.

Это, конечно, не значит, что теперь будет легче.

Ваня жил-обживался на новом месте, только вот решения проблемы не предвиделось. И вот в один совершенно ужасный солнечный день отец вызвал его в главный зал. Ваня явился, всё ещё помня несколько часов наедине с сырой камерой, соломенной подстилкой и крысами; иногда он не мог понять, любит король свою дочурку, или всё-таки нет.

И, когда Ван, оказался на месте, он решил, что полностью склоняется ко второму варианту. Это что за баба на троне? Королева, кажется, мертва. И вдруг появляется незнакомка, о которой во дворце слыхом не слыхивали, и тут же падает на заветное сидение, которое даже для Офелии было недоступно.

А Ваня проверял!

Прищурившись, парень тряхнул золотыми кудрями (потому что за неделю с лишним понял, что это что-то вроде женского жеста доминирования) и уставился на даму. Высокая, статная, с красными губищами, длинными чёрными волосами и лисьими глазами.

И почему-то подозрительно похожая на соседку Людмилу Васильевну. Для своих — Людочку или теть Люду.

Тут, пожалуй, стоит вспомнить, кто она вообще такая. Разведённая дама с двумя дочерьми возраста Вани; мать, сгроворившись с тётей Людой, пыталась посватать Ване сначала одну, затем другую.

Не сложилось. Ну никак. Вообще.

А потом, кажется, тётя Люда пыталась на отца замахуться, но быстро это дело бросила — пузо старшего Кукухина не имело свойства соблазнять женщин.

Но в этом мире отец был королём, что несколько сглаживало перспективу его охмурить. И ладно бы Ваня оставался сыном (за маму обидно, но ведь её тут и вовсе нет), но быть дочерью в такой ситуации...

Он вам что, хренова Золушка? Нет, спасибо, Ваня на это не подписывался!

Так они и смотрели друг на друга секунд десять, прежде чем Ваня повернулся к отцу со взглядом: «Бать, это что опять такое?!»

Стоит заметить, выглядел он в этот момент глупо. Одно дело, когда двухметровый парень глядит исподлобья с таким видом, будто сейчас кто-то получит по щщам. Но миниатюрная девушка с тонким, бледным тельцем, разодетая в (хоть и самое удобное и лаконичное из всех, что нашёл Ваня) в платье с бантами, не внушала никакого чувства страха.

Напротив, таинственной незнакомки в теле тёти Люды хотелось рассмеяться. Она-то думала, что ей и её обожаемым дочерям придётся конкурировать с этой «изящной любимицей мужчин», но всё это — просто пустые слухи! Пусть Офелия и хороша, но какой мужчина позарится на девицу, которая позволяет себе позу мульчишки с улицы и это мерзкое выражение лица? Смех да и только!

— Это кто? — Ваня беззастенчиво указал на даму пальцем. Он, значит, видит её впервые в жизни, а она уже на троне, как будто мёдом ей там намазано. И какой же надо иметь уровень наглости?

Ох, погодите-ка... Нет-нет, спать-то король может с кем угодно, но не позволять же столько каждой любовнице?!

— Милый, у твоей дочери нет никаких манер, — покачала головой тётя Люда... Или не она. Или она? Сложно всё это — Ваня даже не хотел об этом думать. — Не то что мои драгоценные Розалина иВильгельмина.

Розалина и Вильгельмина... ну ясно, кто у неё любимица. Впрочем, если бы у Вани был брат, которого бы обозвали каким-нибудь Людовиком, он бы задумался, стоит ли ему завидовать.

— Конечно, Бетти, — смиренно закивал король. — Офелия, как ты себя ведёшь? Это неприемлимо! Лучше поздоровайся со своей мачехой, как следует.

«Я так и знал, — подумал Ваня. — Ну кто бы сомневался?»

— С каких пор у меня есть мачеха? — спросил он вслух. — Что-то раньше никто о ней не заикался.

— Офелия, — вздохнул король. — Не спорь с отцом! Ты подрываешь мой авторитет!

«Я видел тебя с похмелья, о каком авторитете речь?» — фыркнул Ваня, пристально глядя на эту... Бетти.

Что ж, если она попытается им помыкать, сама узнает, что такое кошмар.

С того дня жизнь Вани стала очень странной. Король резко пропал с радаров; где ни встретишь его любовницу, вечно у неё оправдания на счёт его отсутствия.

Подозрительно, очень подозрительно. Но из-за того, что корона была отдана Бетти (какого черта в этой стране такие тупые законы?!), перечить женщине никто не имел права.

Поэтому сейчас Ваня стоял, загнанный в угол двумя капризными девицами, размышляя, как с ними разделаться. Потому что Бетти могла мнить себя главной, но он не знойная девица, чтобы ждать, пока его жизнь превратится в глупый сказочный сюжет. Нужно действовать первым — пусть бегут из дворца, сверкая пятками.

— Ты меня слушаешь? Освобождай свою комнату. Я не собираюсь жить в гостевых покоях, — сварливо сказала... как там её? Носатая дочурка Бетти.

Ваня фыркнул. Нихрена себе, разбежалась — она тут пару дней а уже возомнила себя не пойми кем!

И вдруг он широко улыбнулся.

— Уверена? Тебя не смутят некоторые неудобства? — произнёс он сахарным голосом, будто задабривая истерящую сестру.

Носатая гордо кивнула.

— Неудобства? Ха! Какие неудобства, ты просто не хочешь делиться со своей новой старшой сестрой!

Ваня скрипнул зубами, когда сестра носатой (тоже не красавица,но ухватиться не за что; её придется просто называть Вильгельминой. Кто, во имя всего святого, раздаёт людям этого мира имена?) закивала и принялась поддакивать.

— Точно-точно, Розалина. Эта идиотка пытается тебя одурачить — зачем вообще её слушать?

Сколько смелости!

И всё же, потирая руки, Ваня позволил выселить его в крыло прислуги. Почему? Потому что папаша, как всегда, исчез. Сейчас он как никогда напоминал Ване родного Кукухина старшего — мать вечно жаловалась, что вечно он пропадает, когда нужен.

Хотя, у самого Вани с этим проблем не было — когда кто-то должен был научить его рыбачить или раздавать тумаки дворовым мальчишкам, отец всегда был тут как тут.

А вот сейчас его не было. Ваня утешал себя мыслью, что этот мужик только носит лицо отца. Да и вообще, взрослый же парень. Пусть и в теле девицы, но разве ж он не справится с парой задир?

Но у него было время подготовиться: хорошенько смазать петли тайного прохода между комнатами королевских особ, чтобы не скрипели (вообще-то, это он обнаружил уже на второй день во дворце — знал же, что искать) и пройтись по лесу с загадочной белой банкой, маниакально хихикая.

Как хорошо, что его никто не видел!

Поэтому, когда наступила ночь, Ваня выскочил из своей новой тесной комнатушки и отыскал ближайшего охранника — молодого мальчика ростом с саму Офелию. «Прекрасно, — подумал он, зажимая ему рот и утаскивая обратно в спальню. — Как же мне повезло, ещё и с первого раза!»

Наконец он отпустил охранника, наслаждаясь замешательством на веснушчатом лице. Уперев руки в бока, Ваня скомандовал:

— Раздевайся.

— Ч-что?! — взвизгнул тот. — Ваше Высочество, не положено!

Ваня фыркнул, прежде чем шикнуть на него.

— Тише! Тут стены картонные. Ишь, чего удумал. Придержи мыслишки! И почему я не китайская принцесса? Были бы вокруг одни кастраты — на душе было бы спокойнее. Раздевайся, говорю, мне твоё тряпьё нужно. Чё встал? Давай живее!

Подгоняемый «нежной принцессой Офелией», парень живо выскочил из штанов и всего остального и уперся вхглядом в пол — должно быть, сгорал со стыда.

— Да чего ты... Первый раз что-ли перед девчонкой в трусах? — фыркнул Ваня. — Ничего, переживёшь. Ну накинь что-нибудь из моего шкафа, до казарм уж добежишь.

Охранник сначала покраснел, затем побелел и наконец выдавил:

— Так я ведь мужчина, а вы...

— Слушай, парень, — заговорщицки прощептал Ваня, уже натягивая чужую одежду. И делал он это с хаметным облегчением. Штаны! Сапоги! Запах пота и никаких духов! Если бы не грудь, уже чувствовал бы себя нормальным! — Ты от этой бабы, захватившей власть, избавиться хочешь? Тогда слушай меня, и не выначивайся. Слушай, а тебе сколько лет?

— Я... Шестнадцать, — покорно выдавил охранник.

— Ага... — Ваня уже застёгивал куртку. — А пискло говорить можешь? Как девочка. Давай, молодой ещё, точно можешь!

— Ну... — парень замялся. — Наверное.

В голове Вани уже сформироваося план. Шитый белыми нитками, зато хоть какой-то!

— Натягивай платье, — приказал он. И платок на голову обязательно. Живее! И не топай, как слон, все же услышат! Скоро тебя сменят?

— Через два часа, — пискнул парень, покорно разбирая брошенную «принцессой» кучу юбок. Противостоять напору наследницы престола ему было слишком страшно.

— Сойдёт, — решил Ваня. — Одевайся быстрее, чего морозишься? Давай хоть как-нибудь, чтобы сверху было видно.

Сам Ваня тем временем спешно зажигал лампу, чтобы поставить её на подоконник. Затем он поставил стул возле окна и выудил с полки скучный томик стихов, чтобы гордо протянуть его охраннику, едва успевшему натянуть платок.

— Садись у окна и тихонько читай стихи. И открыть его не забудь, чтобы тебя видели! На всякий случай мне нужно алиби.

Охранник вздрогнул. Что, чёрт возьми, имела в виду леди Офелия под «избавиться от этой бабы»?!

— Ты мне тут не дрожи. Ты уже мой сообщник. Выбора нет, — зловеще произнёс Ваня и хихикнул. Не бойся, это будет то ещё зрелище.

Убедившись, что парень делает, как велено (а имитировать писклый голосок он умел; если что, Ваня просто скажет, что приболел), он взял банку, стоявшую на столе (а заодно и бутылочку рядом с ней), прошмыгнул в коридор и добежал до зала с гобеленами, чтобы прыгнутл прямо за один из них, пока охранник у больших дверей зазевался.

Глупый сказочный мир — беда тут с безопасностью

Ваня по памяти добрался до своей старой комнаты — признаться, это единственная дорога, которую он выучил. Когда он приоткрыл дверь-зеркало, носатая сводная сестра уже храпела; Ваня хмыкнул и прокрался внутрь.

Пришло время действовать.

Сначала он заглянул в ящик, где хранилась косметика. Куча глупых вещей, назначения которых он не понимал. Зато знал, что это прекрасное место, чтобы выпустить нескольких муравьёв, сидевших в маленьком бутыльке.

Совсем немного. Десятка три или около того. Это стоило целого часа, потраченного на их ловлю — знал же, что однажды навыки, полученные, когда ему приходилось развлекать себя самому на даче, пригодятся.

Детская выходка, а приятно. Нужно же эту девицу отсюда выкурить. Что ещё делать Ване, убить её?

Ну нет, он пока ни к чему подобному не готов.

Затем пришло время настоящей выходки. Ваня открыл банку и улыбнулся нескольким парам глаз, уставившимся на него изнутри.

— Что ж, проверим, как леди боятся змей, — весело сказал он, прежде чем выпустить нескольких ужей.

Он же не какое-то чудовище — ужики, разве что, напугают эту идиотку до ужаса

Закрыв пустую банку, Ваня посмотрел на нерешительно расползающихся змей и скользнул за зеркало. На сегодня его миссия выполнена.

Он вернулся в свою комнату к измученному охраннику; с одной стороны, никто не подозревал, что это он, с другой же, всё равно было как-то неловко.

— Ну что, под окнами кто-нибудь ходил? — шёпотом спросил Ваня.

Парень кивнул.

— Охрана несколько раз, — тизо ответил он. — И горничная приходила, спрашивала, всё ли нормально. Я её не впустил, Ваше Высочество.

— И правильно, — кивнул Ваня. — Это из-за двери можно сказать, что ты девочка с простудой. Так... обычный стрёмный трансвистюга.

— Ваше Высочество! Это же вы приказали...

— Я, я, — махнул рукой Ваня. — Ну, давай вернём тебя штаны. Слушай, ты знаешь, где прикупить такие? Не могу уже в этих юбках... Бр-р...

— Я вам достану, Ваше Высочество! — пропищал парень, скидывая платок с головы.

Ваня хохотнул. Приятно иметь слуг.

Но иметь бубенцы всё-таки приятнее

***

Не прошло и часа, как где-то вдалеке истошно завизжали. Взъерошенный (специально, потому что глупые сеазочные волосы сами по себе никак не лохматились) и сонный, Ваня выбежал в коридор в ночнушке и тапках. В этот раз совершенно специально.

Его тут же встретило несколько служанок, выбежавшиз на шум. Две из них попытались успокоить его и увести, но у них ничего не вышло. Затесавшись среди кучи людей, бросившихся на визг, Ваня добрался до когда-то принадлежащей ему комнаты, чтобы не без удовольствия уставиться на носатую, вцепившуюся в какого-то незадачливого гвардейца.

— Змеи! — кричала она. — У меня в комнате змеи! Что вы стоите, поймайте их!

Ваня фыркнул. А нечего было его бесить.

— Розалина! — из-за угла выскочила вторая сестра; она бросилась утешать старшую. — Что случилось? Держу пари, это всё эта нахалка Офелия!

— Леди Офелия всю ночь пробыла у себя, — робко возвразил кто-то из гвардейцев. — Мы видели её в патруле. Правда, её голос... Но, без сомнения, это была она.

«Да вы тут все слепые, — в замешательстве покачал головой Ваня. — Не могу поверить, купились!»

— Верно, леди Офелия ни при чём, — закивал кто-то ещё.

Ваня выдохнул. Замечательно.

Он тихонько вернулся в комнату в крыле прислуги и выловил по дороге пару напуганных горничных. Сделав преувеличенно испуганный вид, он сказал:

— Она разозлила её! Так и знала, нельзя пускать её в ту спальню — призрак моей матери может извести кого угодно!

Одна из девушек охнула.

— П-призрак?!

— Да, призрак. Она будет мучить кого угодно, если её рассердить!

Легко напугать девушек историей о призраке. Особенно если это средневековые девушки.

На следующее утро измученными выглядели все, кроме довольного Вани. Должно быть, потому что камер наблюдения тут не существовало (о кресле с колёсиками лучше не вспоминать), так что и обвинить Ваню в том, что он начал изводить сводную сестру, никто не мог. На завтраке парень наслаждался бледным лицом Розалины, пока Бетти агрессивно на него хмурилась. Злится? И правильно. Что посеешь, то и пожнёшь. Сначала она возомнила себя главной, а потом что, выдасть Офелию замуж? Зло нужно пресекать на корню.

***

А пока он думал, как бы ещё поиздеваться над новыми членами семьи, оказалось, что ни нарядных платьев, ни драгоценностей у него теперь нет. Что ж, невелика потеря (хотя, стоит признать, что обладание настоящими драгоценными камнями создавало некое приятное ощущение богатства); зато у Вани появилась замечательная новая идея.

Именно поэтому он смиренно тёр одно и то же окно до самого вечера (ему, конечно, приказали работать, но он не обещал делать это качественно); затем, когда троица женщина удалилась на какое-то женское мероприятие (на которое, конечно же, не взяли Офелию), парень решил действовать.

Ваня добрался до отцовского кабинеты, оценил охрану и хмыкнул. Идиоты; будет легко прокрасться мимо них.

Глава 3. Принцесса и союзник выходят на дело

— Ваше Высочество, что происходит? — робко спросил вчерашний охранник, пока Ваня нарезал круги вокруг него.

— Мозговой штурм, — отозвался тот, потирая виски. Во что превратилась его жизнь? Он должен думать, как бы ему найти работу, а не как бы спасти свою жизнь принцессы от злой мачехи! Мир поистине жесток... с другой стороны, отец был куда лучше какой-то злющей женщины на троне, так что Ване пришлось расставить приоритеты. — Смотри... слушай, как тебя зовут?

— Ноэль, Ваше Высочество, — отозвался охранник, чувствуя головокружение от вихря юбок, бегавшего вокруг него. Он искренне надеялся, что эту странную картину не застанет кто-нибудь ещё. Повезло же ему дежурить у заброшенной башни — тут как раз никто не ходит.

Кроме принцессы. Как леди Офелия вообще его нашла? Ноэль начинал её бояться.

— Значит, Ноэль. Смотри, одно дело показать наглым девицам, что им тут не рады. Но это исключительно ради моего душевного спокойствия. С другой стороны, у меня есть идея, как выгнать отсюда их мамашу, но мне нужно, чтобы кто-нибудь её оценил. Не то чтобы я в себе не уверен, — Ваня подошёл к Ноэлю и приобнял его за шею, заставляя согнуться. — Кстати, что ты делаешь сегодня ночью?

— Я... Я дежурю здесь до полуночи, потом смена и в казармы, — покорно ответил Ноэль. — Ваше Высочество, а почему я вообще в этом учавствую?

Ваня вздохнул.

— Я тоже задаюсь таким вопросом, но у меня нет выбора! Мне нужен союзник, а ты, кажется, не стукач, — объяснил он. — Ну и днём я видел...ла, как эта Бетти щедро раздаёт горничным золото. Же-енщины... Ты же не поведёшься на золото? Ты же верен своей принцессе, да?

Ваня слегка сжал шею Ноэля, заставляя его кивнуть и прохрипеть:

— Конечно, Ваше Высочество!

Внутренне же он кричал: «Что это за вопрос?! Что я вообще должен был сказать? Почему именно мне так не повезло? Говорила мама, нечего тебе во дворце делать, но нет, Ноэль, у тебя же юношеский максимализм чешется... И что, теперь я миньон леди Офелии?!»

— Отлично, — нервно хохотнул Ваня, заставляя Ноэля икнуть. — После смены караула сразу ко мне. Надо пробраться в кабинет отца, чтобы я мог...могла отправить одно письмо. Значит, что от тебя требуется...

***

Ноэль сглотнул. По его скромному мнению, принцесса Офелия была очень странной. Он, конечно, не общался с ней раньше — куда уж какому-то молодому гвардейцу говорить с принцессой. Но все знали, как мила и изящна дочь короля, все всегда об этом судачили. Так что это за обман? Все эти слухи о принцессе — огромная лживая реклама того, чего даже не существует!

Милая? Да ни в жизнь! Леди Офелия хоть и хороша собой, но она такая страшная!

Ноэль никогда не хотел здесь быть. Красться по дворцовым коридорам, вместо заслуженного сна, да ещё и чтобы проникнуть в кабинет короля... Совершает он преступление или всё-таки нет? Или да? Или нет? С одной стороны, он делает что-то, запрещённое законом. С другой, он ведь не может не подчиниться принцессе.

Да и вообще, это всё чтобы вернуть короля на трон и избавиться от этой женщины, как-то заполучившей корону...

Ноэль окончательно запутался. Всё-таки надо было идти в сапожники: и копеечка всегда есть, и в случае чего не при делах.

— Заткнись, ты нам всё дело испортишь, — шикнула леди Офелия, застыв у поворота.

Ноэль сглотнул.

— Я же ничего не сказал...

— Ты очень громко думаешь, — сообщила принцесса и задумчиво выглянула из-за угла. Всего на секунду; вдруг Ноэль подумал, что сейчас, с серьёзным лицом, расправленными плечами и широко расставленными ногами она вовсе не кажется хрупкой девушкой. Кому скажет, засмеют — в самом деле, кто увидит в леди Офелии нехарактерную мужскую сторону?

Тем не менее, Ноэль её прекрасно видел, и она его пугала. Женщины вообще так себя не ведут, не носят гвардейскую форму и не устраивают противозаконные вылазки.

Если все они скрывают внутри себя что-то подобное, Ноэль никогда не женится. Нет, спасибо.

— Почему они такие внимательные, только когда мне нужно туда войти? — пробурчала леди Офелия себе под нос и будто бы погрузилась в себя, думая о чём-то, чего Ноэль точно не хотел слышать. — Глупые принципы глупого мира... Ноэль, есть у тебя монетка?

Парень вздохнул и потянулся к своему денежному мешочку, чтобы оторвать от сердца маленькую бронзовую монету. У него очень маленькое жалование, каждая копейка на счету — за это хоть заплатят?

Леди Офелия живо выхватила монету у него из рук, прежде чем толкнуть Ноэля за ближайшую штору и швырнуть вещицу куда-то в сторону лестницы.

Это был ужасно сомнительный план, но Ноэль, чувствующий, как грудь леди Офелии прижалась к его груди (потому что ему не повезло быть ростом с молодую девушку, чёрт подери эту генетику!), об этом не думал — он не мог думать вообще ни о чём, кроме того, что он на пороге смерти.

Не трогать — а то ему руки отрежут!

И не смотреть — точно приговорят к выкалыванию глаз!

И почему первый раз, когда женское тело оказалось так близко, должен выглядеть именно так? Может, это и изящная леди Офелия, но это...леди Офелия!

Вдруг принцесса схватила Ноэля за шкирку и потащила к двери кабинета Его Величества, потому что стражники... побежали за монеткой?

Вау, а Ноэль думал, что это он не очень умный.

Не прошло и пары секунд, как они прошмыгнули в почему-то даже не запертое помещение. Ноэль недоумевал — может, всё дело в мистической удаче принцессы?

Дверь захлопнулась. Леди Офелия, тащившая Ноэля на буксире, наконец поставила его на землю и махнула рукой в сторону многочисленных подсвечников.

— Зажигай!

Ноэль предусмотрительно зашторил окна, прежде чем зажечь одну свечу. Тем временем леди Офелия уселась на странный заморский трон Его Величества и очень странно улыбнулась во весь рот.

— Стул с душком современности! Сюда бы ещё компьютер, и будет замечательно.

Во имя всего святого, что она пыталась сказать?

— Ваше Высочество, что вы собираетесь сделать?

Леди Офелия, потянувшаяся к стопке нераспечатанных писем королю, принялась перебирать их, читая имена отправителей.

— Приглашу во дворец гостей. Должны же люди познакомиться с Бетти, верно? Не напомнишь, из какой семьи была королева?

Ноэль чуть не подавился. Леди Офелия ударилась головой?!

...

Вообще-то, это всё объясняет.

Но это не повод просто взять и успокоиться!

— Леди Офелия, вы что, не помните? — осторожно спросил парень.

Принцесса пожала плечами.

— Ну и что, если это правда? Ты всё равно никому не скажешь. Жить же хочешь?

Ах, желание жить — веская причина не лезть в дела принцессы, какой странной она бы ни выглядела.

— Графство Рофлок, Ваше Высочество, — выдавил Ноэль, будучи совершенно побеждённым. — Граф Эйдель Рофлок приходится вам дедом.

— Вот видишь, какой ты нужный, — улыбнулась леди Офелия, достала лист бумаги с пером и принялась что-то писать. Стоит признать, почерк у неё был ужасный — ничего ужаснее Ноэль в жизни не видел. — Ещё бы сомневался во мне поменьше, и вообще было бы идеально.

«Да как же мне в вас не сомневаться? — покачал головой парень. — Вы же как будто одержимы, а я стал вашей жертвой!»

Наконец принцесса закончила своё письмо и довольно показала его Ноэлю.

— Вот и всё! Простой и действенный план. Кстати, ты его отправишь.

Ноэль вздохнул, прежде чем взглянуть на текст. Леди Офелия что, никогда не держала в руках перо?! Да ни один дворянин в жизни не станет читать письмо, оформленное таким образом!

— Что не так? — нахмурилась леди Офелия. — Чего ты так уставился?

— Давайте я перепишу, — предложил Ноэль, смирившийся со своей участью. Он, конечно, не славился красивым почерком, зато умел обходиться без огромных клякс на бумаге.

***

До этого дня Ноэлю никогда не приходилось сбегать откуда-то через окно. Он искренне думал, что они с леди Офелией навернутся и помрут, но сегодня смерть обошла их стороной. Довольная принцесса отправилась в свою комнату; Ноэлю же предстояло проспать пару часов, чтобы успеть отправить письмо до начала утренней смены.

И ещё и сделать это на свои кровные! Что значит «пусть доставят с гонцом»?! На это уйдут все его сбережения!

Тем не менее, перечить принцессе Ноэль решительно не мог — страшно.

Глава 4. Принцесса, союзник и дизайнерская мысль

— Ваше Высочество, я устал, — честно признался Ноэль, жуя кусок хлеба. Удивительно, что принцесса вообще принесла ему еды... эх, мужские мечты; он и сам понимал, что она просто захватила перекус себе и сжалилась над его жалким голодным видом. — Скажите, что мы сейчас делаем?

— Прогуливаем обед во дворце, конечно же, — честно ответила леди Офелия и пнула камень, валявшийся на дороге. Она оказалась редкостным проглотом, и половины буханки хлеба, куска сыра и яблока не стало в рекордные сроки. Казалось, будто во рту принцессы была какая-то бездонная дыра.

Выглядели они странно — оба в гвардейской форме. Девица в штанах — вообще вещь странная, доселе местными невиданная. Ещё чуть-чуть, и горожане начнут сворачивать шеи; Ноэль подумывал сказать леди Офелии, что её план по маскировке провалился, если все обращают на неё внимание.

Вообще-то, свой обеденный перерыв Ноэль планировал потратить на сон, но ему не повезло попасться на глаза принцессе. Обычно говорят, что нужно понравится какой-нибудь знатной особе, и тогда-то будет тебе счастье, но, очевидно, это так не работало — Ноэлю внимание принцессы приносило только неприятности.

К тому же, последние несколько минут его занимал вопрос, является ли ношение гвардейской формы кронпринцессой нарушением закона. Да? Нет? Ноэль был не силён в... во всех этих умных штучках. Кто он, знаток законов? Да вот ещё, обычный сын сапожника.

Вдруг леди Офелия скривилась и тихо произнесла:

— Фу-у, они что, правда это делают? Я думал, это сказка!

Ноэль проследил за её взглядом, чтобы увидеть, как кто-то выливает на улицу ведро нечистот. Этого, конечно, было недостаточно, чтобы убить его аппетит — в таких городах, как столица королевства, перед обедом можно было увидеть вещи и похуже.

— Вам не стоит смотреть, принцесса. Давайте вернёмся во дворец.

— Нет-нет-нет, ни за что, — вдруг замотала головой леди Офелия и нагнулась к парню, чтобы заговорить шёпотом. — Я подсыпала слабительное в ингредиенты для обеда, так что Бетти и её дочурки... хе. Я хочу избегать возможности есть во дворце как можно дольше, и тебе того же советую. А то откуда мне было знать, куда пойдут те продукты?

Лицо Ноэля вытянулось в праведном ужасе.

— Что вы сделали?! Леди Офелия, вы же отравите весь дворец! Это жестоко!

— Пф-ф, с местным уровнем гигиены разница будет небольшой, — пробурчала под нос принцесса, закатывая глаза. — Успокойся, это была только индейка, виноград и торт. Вряд ли это подадут кому-то, кроме этих «королевских особ». Ты бы знал, как они ведут себя за столом... Лиза швыряется едой и то грациознее.

— Лиза? — переспросил Ноэль.

Принцесса махнула рукой.

— А, да забудь.

Парень покачал головой. Принцессу это явно веселило, а вот он был в ужасе. Образ милой и изящной принцессы давно был безвозвратно разрушен. Что это за монстр? Во что она превратилась?

Чёрт возьми, Ноэлю платят слишком мало, чтобы он мог иметь дело с леди Офелией!

***

Действительно, ему должны были дать целый сундук золота за этот непосильный труд. Двое суток спустя (о событиях двухдневной давности во дворце говорить не принято, но виновника чудом не нашли) он стоял в комнате леди Офелии, пытаясь понять, почему теперь его задачей стала оценка её наряда.

Ах... он тот самый мальчик-подружка, который до последнего надеется, что девушка разглядит в нём что-то большее? Тогда хорошо, что Ноэль с самого начала ни на что не надеялся — леди Офелия действительно может заставить кого угодно разочароваться в женщинах.

Наконец леди Офелия вышла из-за ширмы, и Ноэль чуть не уронил челюсть на пол.

Конечно же, не от её неземной красоты.

— Почему вы одеты в лохмотья?! — в ужасе воскликнул Ноэль, припоминая, что хоть принцесса и лишилась почти всех своих вещей, её шкаф был полон вполне нормальной одежды. Но это рваное грязное платье, лицо, измазанное сажей, и растрёпанные волосы... что за чёрт?!

— Это выглядит достоверно? — обрадовалась принцесса. — Ноэль, рот прикрой — муха залетит. Ты что, забыл? Родственнички вот-вот приедут!

— В этом и дело! — замахал руками парень. — Скорее переодевайтесь! Если граф вас увидит...

Леди Офелия фыркнула.

— Думай, думай! Он и должен увидеть, как ужасно со мной обращается Бетти! Если она не слушается меня, то нужно звать тяжёлую артиллерию в виде старого богатого родственника!

Ноэль с сомнением отозвался:

— Я не уверен, что это хорошая мысль... при всём уважении, Ваше Высочество.

— Смотри, у меня появится союзник, и мне не придётся отбирать корону в одиночку. Я слышал... я слышала, что тут есть какой-то дворянский совет, который можно призвать только в крайнем случае. Старикан насмотрится на ужасы, которые творятся во дворце, решит, что надо срочно забирать переданную Бетти корону, и совет признает тот якобы подписанный королём документик незаконным. Тада-ам!

Ноэль вздохнул. Очевидно, его мнения никто и не спрашивал, и у леди Офелии просто чесался язык рассказать кому-нибудь о своём плане.

— Ваше Высочество... ужасы? Поэтому вы так оделись?

— Да!

— Но почему в пять утра?

Принцесса вздохнула.

— Вечно ты придираешься к мелочам. Ты знаешь, когда тут будет старикан?

Ноэль, которому и пришлось перехватывать гонца с ответным письмом, кивнул.

— В семь часов.

— Верно! А тут все любят поспать как раз до половины седьмого. У нас где-то полтора часа, чтобы изуродовать дворец, так что руки в ноги и вперёд — нас ждёт много-много дел.

Ноэль сморщился от ужасных выражений, появившихся в речи принцессы, и вдруг застыл в страхе.

— Что значит изуродовать дворец?!

Принцесса красноречиво указала на пару ящиков в углу.

— На что я, по-твоему, потратила столько денег за последние дни? Хватай, тащи, у меня нежные тонкие ручки, — скомандовала она.

Оплакивая самого себя, потому что он наверняка будет казнён уже до полудня, Ноэль принялся выполнять приказ принцессы. Может, он и мог бы отказаться уже сейчас, но...

Ноэль посмотрел на глупо улыбающуюся леди Офелию. Как он мог бросить её наедине с этим? Они собираются сделать ужасную глупость — ну и ладно! По крайней мере, он выполняет свой долг, как гвардейца, следуя за наследницей престола до конца.

Даже если это будет очень бесславный конец.

Ноэль вздохнул, следуя за принцессой к самому главному залу. У больших дверей спали двое стражников — парень глянул на них с недоумением и повернулся к леди Офелии.

Та пожала плечами.

— Что? Ты думаешь, что это я?

Ноэль дёрнул бровью. Не то чтобы он гений, но он же не настолько глуп!

— Ладно, на этот раз ты угадал, — фыркнула леди Офелия. — Просто немного снотворного в пиве. Никто не откажется от выпивки от принцессы.

— Вы знали расписание стражи? — округлил глаза Ноэль.

— А? Нет, я просто предложила выпивку всем, кого нашла, где-то пару часов назад в казармах. Тебе не осталось, извини.

Ах... так вот что за две бочки ему пришлось катить во дворец вчера вечером...

— Хватит думать, ставь уже, — фыркнула принцесса.

Послушавшись, Ноэль опустил ящики на пол и открыл первый, обнаруживая внутри огромную кучу розовых бантов и лент совершенно отвратительного цвета ветчины.

— Это...

— Ужасно, — сказала принцесса за него. — Уверяю тебя, этот зал превратится в кошмар любого дизайнера, если мы тут это раскидаем. Давай живее, у нас ещё другие помещения остались. Ты пока пришей бантики к гобеленам, а я раскидаю по углам немного земли.

С этими словами принцесса махнула рукой в стороны завёрнутой в ткань иглы и ниток, а сама принялась открывать большую банку, которую несла в руках.

— Пришить? А вы..?

— Я что, по-твоему, умею? Будет криво-косо, лучше ты. Твой же отец обувь делает? Давай живее, ты собираешься каждую минуту застывать?

Ноэль вздохнул. Ну хотя бы мешочек серебра?

Глава 5. Десять тысяч причин не быть сказочной принцессой

— Господи, — Ноэль прикрыл глаза, глядя на обеденный зал, который выглядел хуже, чем когда-либо. Обязательно ли было капать воском от свечей на столешницу? Кажется, леди Офелия ожидала, что это будет заметно и очень трудно очистить. — Помилуй. Я надеюсь пережить этот день. Возможно, жениться, купить дом и дожить до пенсии... Пожалуйста...

— Что ты там бормочешь? — леди Офелия стукнула парня по плечу. Хватай ящики, нужно ретироваться.

Ноэль и не возражал — совсем скоро они выкинули доказательства того, что именно они подпортили несколько залов, у кладовой, и вернулись в комнату принцессы обходными путями. Всё потому что слуги уже начинали ходить по замку, да и стража не могла дремать вечно. Шёпот заполнял коридоры — его было слышно почти отовсюду, потому что десятки слуг и горничных увидели результат работы Ноэля и леди Офелии.

Ещё хуже было то, что всего через пару минут у ворот остановился экипаж — это заметила сама леди Офелия, чуть не выпавшая из окна. Даже в десятки рук никто не устранил бы результат полуторачасовой работы за те минуты, пока удерживать графа Рофлока было не так неуважительно. Скорее, начался бы хаос. Ноэль работал здесь не первый год — он-то знал, как это работает!

Вдруг леди Офелия закашлялась, отпрянула от окна и чуть было не свалилась на пол. Ноэль успел подхватить её, но та только шлёпнула его по руке, бормоча что-то про «приёмчики из романтических комедий».

— Что случилось, Ваше Высочество? Врача?

— Врача, врача... Тут врачом ничего не исправишь. Я не ждал такой подставы! — леди Офелия прикусила губу и указала рукой на окно.

Ноэль послушно выглянул, чтобы обнаружить, как граф Рофлок поднимается по лестнице к главному входу. Прямо за ним следовал молодой человек и пожилая женщина в темном платье; последняя осматривала замок, мерно обмахиваясь веером. Вид у неё был такой, словно её привезли прямиком в выгребную яму.

— Это кто такая? — резко спросила леди Офелия. — Кто эти двое, а? Я приглашал... Я приглашала только старика! У него что, есть ещё дети?

Ноэль задумчиво мотнул головой.

— Нет, леди Офелия... Я слышал, ваша покойная матушка была его единственной дочерью.

— Ну вот! Это распространенный сюжетный ход, конечно, это так, — леди Офелия снова принялась нести бред и кивнула самой себе. — Но какая-то посторонняя женщина с юношей моего возраста... Скажи-ка, почему у меня плохое предчувствие?

Ноэль вздохнул. Определённо, принцесса была слишком нервной! Что, по её мнению, могло пойти не так? Ну пригласил граф Рофлок знакомых — чего так убиваться?

***

А повод убиваться Ноэль узнал гораздо позже.

Начать стоит с того, что план леди Офелии сработал. Это было удивительно — Ноэль думал, что подобная клоунада никогда не подействуют, но граф Рофлок был в ужасе от того, что короной завладела какая-то женщина с улицы. Несмотря на то, что Бетти всё ещё (формально) ей владела, граф приказал бросить её в темницу, и королевская стража его послушала. Вот что значит авторитет! Ноэль грустно подумал, что проверни такое леди Офелия, никто и не подумал бы подчиниться — она, всё-таки, всего лишь дочурка Его Величества, а не граф.

Судя по тому, как леди Офелия довольно громко скрипела зубами, она думала о том же самом.

Сразу после этого граф Рофлок ворвался в покои короля, чтобы обнаружить, что тот явно на последнем издыхании. Бетти, мерзкая женщина, отравила его сразу после того, как уболтала отдать ей корону. Его Величество был ещё жив, но как много времени ему осталось, никто не знал.

Именно поэтому граф Рофлок решил обсудить сложившуюся ситуацию со своей внучкой, королевским советником (где ж он был всё это время?!) и герцогиней Милесс, которая как раз решила навестить королевский дворец в то же время, что и граф.

Да ещё и своего сына привезла. Ноэль был не очень умён, но почему-то он начинал смутно понимать, что же так взволновало принцессу.

Ноэль немного волновался. Самую малость. Леди Офелия, всё-таки, не женщина, а ходячая неприятность — с неё вообще лучше глаз не спускать. Именно поэтому Ноэль прошмыгнул в зал для переговоров вместе с другой охраной, пристроился у стены и принялся наблюдать.

Леди Офелия собиралась сесть во главе стола. Неслыханная дерзость; с другой стороны, она была ближайшей родственницей умирающего короля и имела на это полное право. Но её планы нарушил граф Рофлок, плюхнувшийся на это место.

Ноэлю показалось, что глаз леди Офелии дернулся, прежде чем она совсем не изящно опустилась на соседний стул.

Вообще-то, из-за пышного платья никто не знал, что ходит принцесса не совсем маленьким женским шагом, но сегодня она и вовсе была в тоненьких лохмотьях. Ноэль был уверен, что леди Офелия не надела ни одного подъюбника. Сейчас было отчётливо видно, как девушка расставила ноги на стуле; глаза герцогини Милесс смешно округлились, пока она за этим наблюдала.

Граф Рофлок прокашлялся.

— Мне жаль это признавать, дорогая внучка, но твой отец вот-вот окончит свой земной путь. Ещё не время оплакивать его, но уже пора подумать о будущем нашей страны. Я имею в виду того, что унаследует корону.

Леди Офелия почти незаметно закатила глаза.

— При всём уважении, дедо... кхем, дорогой дедушка. Я достаточно взрослая, и у меня нет братьев. Кто ещё станет следующим правителем? Тут и выбирать не из кого.

Граф Рофлок прищурился. Воцарилось молчание; будь они на улице, можно было бы услышать сверчков. Охранники боялись даже чихнуть. Будь это любая другая леди, Ноэль бы удивился, но он провёл с леди Офелией несколько дней — ради бога, ну конечно он знал, что она совершенно сумасшедшая! Кому ещё придёт в голову сесть на трон, будучи молодой незамужней женщиной? Это тебе не вдова или любовница короля, которой всё сходит с рук.

— Я вижу, моя внучка немного глупа, как и все молодые девушки, — терпеливо произнёс граф Рофлок. — Но если это была шутка, я признаю, что она была довольно необычной. Милая Офелия, конечно же леди вроде тебя не может править — в конце концов, ты же не мужчина.

Ноэль был уверен, что принцесса могла бы тут же начать доказывать, что она самый настоящий мужчина. Конечно, если бы не то, что доказать это было никак нельзя — доказательства, подпрыгивающие под лифом платья, налицо.

Принцесса была немного больна. Ноэль никогда не слышал о болезни, заставляющей женщину вести себя как мужчина, но она несомненно существовала и поразила принцессу. А раз уж такое дело, тут ничего не поделать — судя по её лицу, соглашаться с графом леди Офелия не собиралась.

Да и её глаз точно дёргался — уж теперь Ноэль был уверен, что ему не померещилось.

— И что же вы хотите, сами сесть на трон? — выплюнула леди Офелия совсем не как леди.

— Что за глупости? — граф махнул рукой. — Конечно же, ты должна как можно скорее выйти замуж. И у меня как раз есть кандидатура. Что ты думаешь о Даймоне, сыне герцогини Милесс? Выдающийся молодой человек, он станет прекрасным королём. И кровь у него хорошая. В твоём возрасте лучше не воротить нос от женихов, Офелия — мало того, что страна без короля останется, так ещё и тебе давно пора задуматься о следующих наследниках престола...

Принцесса позеленела. Последняя фраза вывела её из себя — она хлопнула руками по столу и прорычала:

— За кого вы меня принимаете? Я, по-вашему, девица, мечтающая выйти замуж и вышивать крестиком? Ага, с радостью! Я буду королём, и точка — никаких левых мужиков на троне точно не будет! Это не обсуждается!

— Что за девушка? — возмутилась графиня Милесс. — Что за воспитание? Кричит, как крестьянка! Тебе, милочка, срочно нужно прийти в себя!

Её сын принялся поддакивать, пока зал не сотряс громкий голос графа Рофлока:

— Что ты несёшь? Ты хоть понимаешь, какой это бред? Ты выйдешь замуж, и точка!

— Сначала покажите мне закон, по которому я не могу наследовать трон и обязана это делать, — фыркнула леди Офелия. — Да кем вы себя возомнили: чтобы граф указывал принцессе, когда и за кого она должна выходить замуж? К вашему сведению, я никогда и ни за что не позволю мужику меня трогать! Я что, выгляжу, как гомик?

Слова «гомик» никто не знал, но Ноэль подозревал, что это какое-то ругательство. Парень с интересом наблюдал, как граф Рофлок краснеет от ярости, прежде чем королевский советник (серьёзно, да чем он там занимался всё это время?) робко заговорил:

— Прошу меня простить, но возразить принцессе действительно нечем. Одно дело, созвать совет, чтобы судить захват власти новой женой короля... Другое дело, законное наследование короны единственной принцессой. И в своде законов нет ни одного о том, что принцесса должна выйти замуж.

Советник смущённо пожал плечами под яростными взглядами графа и герцогини. Леди Офелия торжествующе хлопнула в ладоши и спросила:

— Вот именно! Слушай, советник, где ж ты был, когда был нужен?

Королевский советник прочистил горло.

— Вообще-то, последний месяц я был в отпуске.

Леди Офелия вздохнула.

— Я так и знал, что где-то был полезный nps, который где-то потерялся...— пробурчала она себе под нос.

— Это неправильно, — заявил граф Рофлок. — Неправильно и ненормально. Я этого не одобряю.

— Тогда вы можете уехать прямо сейчас, — предложила леди Офелия. — Спасибо за помощь с Бетти, но дальше я и сама управлюсь. И мальчика своего забирайте. В короли собрался? Нет уж, не выйдет!

Выгнать графа Рофлока было тяжело. Герцогиня Милесс, с другой стороны, искреннее считала, что всё это — прихоти молодой девушки, которая вот-вот передумает.

Плюясь от досады, граф Рофлок сдался и куда-то умчался, оставив леди Офелию, сжимавшую корону, в зале для переговоров. Принцесса весело хихикала, не выпуская из рук головной убор; наконец она повернулась к королевскому советнику и спросила:

— Вот скажите честно, почему граф смог швырнуть Бетти в темницу, а я нет? Стража ко мне недостаточно лояльна?

Королевский советник печально пожал плечами.

— Вы всегда считались не наследницей трона, а будущей женой следующего короля. Власти у вас действительно не было... Даже сейчас, пока Его Величество ещё жив, будет тяжело.

Леди Офелия пожала плечами.

— Ничего, прорвёмся.

Советнику было поручено подготовиться к суду над Бетти; леди Офелия же схватила Ноэля и потащила его в свои покои — конечно же, те, которые были в крыле слуг. Из прежних ещё не выкинули вещи одной из дочерей Бетти.

— Ну и бред! Я даже не девчонка, почему меня хотят женить! Точнее, выдать замуж. Гадость какая, как представлю, аж тошнит, — леди Офелия сунула в рот два пальца, показывая степень своего отвращения к ситуации.

— Ваше Высочество... — вздохнул Ноэль. — Вообще-то вы очень даже, ну...

Леди Офелия ткнула себя в грудь. Та подпрыгнула, будучи весьма и весьма упругой.

— Да, я вижу. Где все эти речи, что важно то, что внутри, а не внешняя оболочка? Мне бы сейчас очень не помешало. И ведь представляешь, готовы кому угодно сосватать, хоть первому попавшемуся! Что девственные усики, что это прыщавый — ну и женихи, конечно, один краше другого. А у меня ещё были комплексы...

— Но леди Офелия... Главное, что всё обошлось. А вы в самом деле хотите... — Ноэль неопределённо взмахнул руками. — Ну, быть королевой? Это так странно.

Принцесса фыркнула.

— Глупые сказочные стандарты! Я буду делать, что хочу. В самом деле, я же не нарушаю законы. Ты что, хочешь того прыщавого дрища на троне? Я как его у алтаря представлю, меня аж передёргивает.

Подумав, Ноэль кивнул. Что-то сын герцогини до короля не дотягивал — несолидный какой-то, что ли.

— Ваше Высочество, вы несомненно правы.

— Это ты где такую фразу подцепил? — скривилась леди Офелия. — Знаю я этот тон — только не надо мне поддакивать.

Наконец они добрались до комнаты — впихнув Ноэля внутрь, принцесса хлопнула дверью и помчалась к постели, чтобы устало упасть на подушки.

— Я вовсе не поддакивал, — оскорбился Ноэль. — Я старался быть вежливым.

— А я не буду стараться. Я скажу честно: мне сватают каких-то придурков. Что за лицо? Всё равно никто не слышит, — леди Офелия вздохнула. — Ну и денёк. Хоть книгу пиши: «Десять тысяч причин не становиться трансгендером».

Ноэль в недоумении приподнял бровь.

— Транс-кем?

— О, парниш, — нежно сказала принцесса. — Надеюсь, ты никогда не узнаешь, что значит это слово.

— Я поверю вам на слово.

***

Суды в королевстве были быстрыми. Особенно в замке — в обычной ситуации его бы проводил сам король, но он не мог в силу всем известных обстоятельств. Королевский советник, человек ужасно компетентный, но имевший привычку вечно где-то пропадать и никогда не приходить вовремя, быстро собрал всё что мог против Бетти. Леди Офелия (не переодевшаяся, но нацепившая корону) быстро признала её виновной, слушая защиту вполуха.

Тоже самое сделали и члены совета, несколько влиятельных дворян, по удачному стечению обстоятельств быстро собравшиеся в замке. Среди них был даже граф Рофлок, хоть он и казался ужасно рассерженным.

Бетти была казнена без всякой жалости. Её дочерей изгнали их дворца; Ноэль считал, что это довольно сурово. С другой стороны, не надо было тянуть лапы к короне. Нашла хорошую партию — и хорошо, зачем же короля травить?

Когда всё закончилось, леди Офелия потянулась, потёрла поясницу, сетуя на «королевскую осанку при людях» и приказала подать ужин прямо в её спальню. Затем подмигнула Ноэлю; он понял это, как что-то вроде: «Вот видишь, справляюсь же!»

***

Через неделю король скончался. В королевстве объявили траур. Леди Офелия устроила грандиозные похороны. Она выглядела по-настоящему грустной, когда смотрела на гроб и бездыханное тело Его Величество. Отозвав Ноэля в сторону, чтобы уединиться без кучи безразличных гостей, она призналась:

— Я вроде не сентиментальный, но он действительно похож на моего отца... Точная копия, разве что одет прилично.

Ноэль понятия не имел, что она имела в виду, но для приличия кивнул. Леди Офелия продолжила жаловаться:

— Эти всё приходят и приходят. Ладно соболезнования выражают неискренне, но могли бы хоть не напиваться, как свиньи, и не хихикать по углам. Это им что, рядовой корпоратив? Совсем уже обнаглели.

Ноэль снова кивнул. Он давно понял, что это его основная работа. Охранять замок и принцессу? Ну конечно же нет — главное, кивать, даже если непонятно, о чём она говорит. Ему за это даже зарплату прибавили!

Хотя, возможно леди Офелия просто заметила, что он худой, как скелет. Так и сказала в день прибавки: «Ты хоть бы мяса поел, а то на тебе форма висит. Из такого защитничка ничего не выйдет». Ноэль хотел бы поспорить. На чьи деньги они закупались в городе? С такой разницей в достатке это как-то нечестно, разве нет?

Леди Офелия не могла перестать жаловаться до самого конца похорон. Ноэль весело подумал, что это она ещё не знала, что ждёт её на коронации. Прямо на следующий день принцессу разбудили до рассвета и разодели в самое огромное платье с юбкой, едва влезавшей в дверные проёмы, и корсетом, для ношения которого рекомендовалось удалить ребра четыре. Это уж не говоря о высокой причёске, не дававшей леди моргать, или гигантском слое макияжа.

Проще говоря, Ноэль ещё никогда не видел леди Офелию такой злой. Казалось, ярость была осязаема — она исходила от будущей правительницы такими тёмными тучами, что даже протестовавшие против коронации дворяне не посмели и пискнуть. Ноэль из понимал — леди Офелия умела быть страшной. Ох, пронесло же её неудавшимся женихам — а ведь могли так попасть!

И всё же, леди Офелия стала королевой. Глядя на это, Ноэль не мог не подумать: «Какие ещё странности ждут нашу страну в ближайшее время?»

Глава 6. Рацари, драконы и... принцессы?

Ваня летел.

Вообще-то, это было довольно необычно. За свою короткую жизнь он летал на самолёте всего два раза. Ну, в одну сторону и домой, если это считается. Все знают, как это бывает: в один прекрасный день мама решила, что ей обязательно нужна моретерапия, иначе кто-нибудь (батя, конечно, кто же ещё?) умрёт в результате некого несчастного случая. Но на тот далёкий опыт семейного путешествия этот полёт ни капельки не походил. С основном, потому что прямо под маленькими ножками Ивана, закованными в узкие туфли, была земля.

Земля-то конечно была, но в паре километров от Вани. Вот это уже было странно. Конечно, не страннее того, что сам он отчасти висел между зубами огромной крылатой ящерицы.

Точнее, дракона. Какого хрена?

Полёт продолжался час или два. Всё это время Ваня пытался представить, что это глупый причудливый сон. Не получилось. Аж до того самого момента, когда дракон приземлился в пещере на вершине какой-то весьма небольшой горы и швырнул его (Ваню, конечно же) в гигантскую позолоченную клетку.

Позолоченная клетка среди кучи монет и драгоценностей. Замечательно. Ваня точно не собирался искать никакой здравый смысл.

С другой стороны, ему казалось, что его королевский зад и не менее королевская грудь вот-вот будут отморожены. Глупые платья — никаких панталонов, сплошные голые ноги да туфельки. Декольте — вообще худшее изобретение человечества, учитывая то, что никакой практической пользы Ваня пока не видел. Знал же, что надо было надеть мужской костюм, но ведь все хорошие мысли доходят, только когда для них уже слишком поздно!

Дракон, конечно же, не собирался останавливаться на достигнутом. Он выдохнул в Ваню столб дыма и пророкотал:

— Теперь ты принадлежишь мне, принцесса!

Ваня застыл, пытаясь понять, как и через что вообще говорило это существо. Не получилось. Он, конечно, не был силён в биологии, но предполагал, что это должно работать как-то по-другому.

— Ты кого принцессой назвал? — огрызнулся Ваня.

Дракон моргнул.

— Что значит кого? Леди Офелия, принцесса, известная своей красотой и изяществом на весь континент. Конечно, это ты.

Ванч закатил глаза. Новости так медленно доходят до монстров!

— Пф-ф. Я уже два дня как королева, ясно тебе?

— Ты? Королева? Кто же теперь правит страной? — в недоумении произнёс дракон.

— Что значит кто? Что у тебя с интеллектом? Я, кто ж ещё!

— Так я и поверил, — фыркнул дракон. — Кто теперь король?

— Нет короля, — развёл руками Ваня. — Глупости какие, как будто я выйду за кого-то замуж. Тело телом, а я, вообще-то, ещё не переметнулся в другую лигу. Предпочитаю женщин, что б ты знал.

Дракон уставился на королеву так, будто перед ним был инопланетянин. Ваня отчасти его понимал: кажется, он разрушил всё, во что верила эта ящерица, за каких-то две минуты.

— Я в это не верю, — наконец изрёк дракон. — Многие пытались меня обманут, но ещё никто не говорил такого бреда. Я дождусь, когда за тобой придут. Тщеславные мужчины имеют привычку всё разбалтывать.

С одной стороны, это, конечно, было так — похвастаться чем-нибудь любили все мужчины в замке. Только вот кто из них бросится спасать свою королеву, та ещё загадка. Ни особо преданных воинов, ни невероятных силачей Ваня пока не видел. Уж точно не за те два дня, пока безуспешно отшивал десятки женихов и пытался понять, кто разворовал казну.

Министра финансов надо было казнить, а теперь он, наверное, успеет уехать из страны. Ваня сплюнул: вот же не повезло!

Дракон улёгся спать с чувством выполненного долга. Зачем ему вообще принцесса? Это оставалось загадкой. Дождавшись, когда ящерица начнёт храпеть, Ваня попытался вскрыть замок и пролезть между прутьями клетки, но ни то, ни другое ему не удалось.

Вот же невезуха!

Ваня уселся в углу клетки, пытаясь согреться. Было ужасно холодно; минуты тянулись, как часы, а на помощь никто не приходил. Нелегко быть слабой женщиной! Кто вообще решил, что сюжет с украденной девушкой это романтично? Ни хрена — особенно когда ты не чудесный спаситель, а сама девушка!

Ночь была долгой. Утро и того дольше. Ваня был уверен, что скорость полёта дракона была так себе, а эту гору и вовсе можно было увидеть из окна одной из дворцовых башен, но спасать его никто не спешил. Он провёл целый день, безуспешно игнорируя хихиканье дракона над монетами. Самым интересным развлечением был подсчёт, сколько черепов и костей можно рассмотреть в горе драгоценностей.

Не то чтобы это было обнадёживающе.

К вечеру Ваня начал вполуха слушать размышления дракона о разнице между несколькими совершенно одинаковыми рубинами, которые тот мусолил уже пару часов. Утомительно и скучно, зато хоть не тишина. Своего рода человеческий голос в темнице — хоть и не совсем человеческий.

На закате на пороге пещеры наконец кто-то появился. Кто-то весьма знакомый; Ваня прищурился, пытаясь его рассмотреть. Тем временем юноша обнажил меч и обратился к дракону, игнорируя сидевшую в клетке королеву:

— Грязное чудовище, я пришел убить тебя! Я спасу принцессу Офелию и стану её мужем!

Дракон открыл пасть и оскалился; они были готовы вступить в схватку не на жизнь, а на смерть, когда прозревший Ваня воскликнул:

— Так, стоп-стоп-стоп! Девственные усики, ты что ли?!

Принц оскорбился.

— Принцесса, у меня есть имя!

— А у меня есть титул! Королева Офелия, к твоему сведению. Могу я получить хоть немного уважения? — хмыкнул Ваня. — И вообще, что это за речи? Меня спросить, значит, забыли?

— О чём вы, при... королева Офелия? — девственные усики почесал затылок. — Вы что, не хотите, чтобы вас спасали?

— Вообще-то, очень хочу, — признал Ваня. — Но что-то я не припоминаю, что обещал кому-то замужество. Ты амбиции-то поумерь, усишки. Уж мой королевский трон тебе точно не светит.

— Вообще-то, граф Рофлок сообщил, что...

— Он что, король? — дёрнул бровью Ваня. — Его заявления не имеют никакой юридической силы. Я королева, и мной никто не распоряжается. А теперь возвращайся в мой замок, повтори это в глаза графу и найди стражника по имени Ноэль. Пусть он за мной идёт.

Принц уставился на Ваню широко раскрытыми глазами.

— Так вы и этот простолюдин...

— Ты чего там навыдумывал? Ноэль тут единственный, кто понимает, что ему со мной ничего не светит. Так что давай, иди. И если встретишь кого-нибудь, прущего за моей рукой и сердцем, смело разворачивай. Мне такое спасение не нужно.

Конечно же, принц девственные усики тут же развернулся и сбежал. Ваня ни о чём не жалел. И вообще, он жизнь этому мальчишке спас — усишки для дракона как-то хиловат.

Когда усики исчез из виду, дракон фыркнул и звучно расхохотался. Ваня рыкнул:

— Вот только не надо надо мной смеяться!

Затем он вздохнул. Его плечи опустились; он искренне надеялся, что Ноэль хотя бы до этой пещеры дойдёт живым. На самом деле, Ноэль не такой уж и сильный. Веса побольше, чем у принца девственных усиков, да и только.

Вторая ночь прошла ещё хуже, чем первая. В основном, потому что дракон куда-то улетел, и без его туши стало ещё холоднее. Но к утру он вернулся, свернулся клубком, как огромная чешуйчатая кошка и уснул.

К середине дня Ваня понял, что дело идёт невероятно медленно. Могли бы спасать и побыстрее. Сам он снова попытался расковырять замок заколкой, но то ли навыки у него были так себе, то ли замок был слишком хорош — ничего не вышло.

К полудню у пещеры наконец появилось ещё двое гостей. Рыцарь в сияющих доспехах (буквально!) с мечом наперевес и прячущийся за ним Ноэль. Ноэль тоже был экипирован, но у него явно тряслись коленки. Ваня нежно вздохнул — ничего, он ещё слепит из него воина, и тогда будет в королевстве хоть один мужик.

— Кто такие? — звучно спросил дракон.

Неизвестный рыцарь сглотнул.

— Я, э... Пришла... То есть, я пришёл спасти королеву Офелию!

Вышло не очень, но он хотя бы старался.

— Леди Офелия! — воскликнул взволнованный Ноэль. — Вы в порядке! И дракон в порядке!

Ваня и дракон переглянулись.

— А что с ним должно было случится? — спросил первый.

Ноэль пожал плечами.

— Ну... Я думал, вы ему горло уже перегрызли... Вы, леди Офелия, такая страшная.

Дракон раздражённо взмахнул крыльями.

— За кого вы меня принимаете?!

— За посредственного дракона, который даже не может отличить принцессу от королевы, — честно признался Ваня. — Слушай, если тебе нужна принцесса, слетай в соседнее королевство, забери кого-нибудь поприятнее. Ноэль прав, я же тебе мозги выем чайной ложечкой. Ты уверен, что хочешь этого?

Дракон фыркнул.

— Пытаетесь меня уболтать? Да я вас всех сожру! — прорычал он.

Вдруг доселе молчавший рыцарь замахнулся и швырнул свой огромный меч, даже не вынутый из ножен, прямо в голову дракона. Тот попал в точку между глаз; дракон отшатнулся и упал ничком. Очевидно, он был ещё жив; способ убить дракона был нестандартный и не то чтобы действенный.

— Ой! — пискнул рыцарь; даже через шлем было слышно, что голос у него был очень писклявый. — Это случайно получилось!

— А сразу так нельзя было? — громко спросил Ваня и указал на замок, висевший на двери клетки. — Ноэль, ну-ка найди ключ в куче золота. Он где-то рядом с рубинами. Вы, сэр, добейте дракона, пожалуйста. Если, конечно, не собираетесь на мне жениться — в таком случае, как-нибудь без вас управимся.

Рыцарь принялся махать руками.

— Н-нет, вовсе нет! Я, вообще-то, не люблю девушек!

— Голубой что ли? — прищурился Ваня. — Ну, Ноэля я тоже не обещаю. Он, вроде, нормальный парень.

— Леди Офелия! — вспыхнул Ноэль и закашлялся. — Да как вы вообще подумали!

Рыцарь снял шлем, под которым было вполне приятное, но всё ещё мужское лицо, и промямлил:

— Вы неправильно поняли! Я вообще-то, девушка!

— Неубедительно, — скрестил руки на груди Ваня. — Впрочем, меня можно переубедить.

Рыцарь пожал плечами.

— Да я сама вижу, что неубедительно... Понимаете, это как-то так получилось... Вы ведь королева? У вас случайно нет каких-нибудь волшебных штук, меняющих пол? А то между ног болт... Ну, как-то неприятно.

— Хотел бы я знать, — вздохнул Ваня, наблюдая, как Ноэль копается в куче драгоценностей в поисках ключа. — Вернусь в королевство, обязательно поищу. У меня тоже, знаете ли, есть такого рода проблемка. А вас как зовут?

— Анна, — представился рыцарь. — Ну то есть Фридрих, но вообще-то Анна.

— Ну а я королева Офелия. Для своих Иван. Сопроводите нас в замок, сэр Анна?

— С радостью, — отозвался рыцарь. — Знаете, мне так нужна ванна с мылом и шампунем!

Вдруг дракон принялся ворочаться и приоткрыл один глаз. Ноэль подпрыгнул и завизжал; Ваня хлопнул себя по лбу.

Самое важное, как обычно, забыли!

***

Уже после того, как дракон был чудом убит, Ваня узнал, что растерянного рыцаря Ноэль подобрал где-то под горой. Сам гвардеец идти в одиночку побоялся, вот и вцепился в первого воина, заявившего, что ни на ком жениться не намерен. Ваня был впечатлён; работа Ноэля на границе профессионализма и непрофессионализма была не так уж и плоха.

Уже на следующий день, когда королева Офелия вернулась в замок, гвардейцы и граф Рофлок получили разнос за то, что никто не отправился за правительницей. По крайней мере, без надежды взять её замуж. Это было тяжёлое время: в конце концов, королева Офелия могла быть гарпией, когда этого хотела.

А через два года королева Офелия нашла ведьму, искусную в колдовстве, способном изменять тела людей. Тут же королева Офелия стала королём Офелием. Тогда же сэр Фридих превратился в леди, а затем и в королеву Анну. Ноэль, которому пожаловали земли, прежде принадлежавшие кому-то из активных ухажёров прежней королевы, был почти уверен, что всё королевство ждёт от него чего-то похожего, только потому что он был близок с этими двумя.

Ноэль был уверен, что дружить с психами и быть психом — разные вещи. А он вообще считал себя слишком нормальным; стоило посмотреть на окружавших его людей, как Ноэль понимал, что со всеми неизменно что-то не так. Взять хоть королевскую чету: пол сменили, что за неслыханное дело? С другой стороны, казалось, будто всё вернулось на круги своя: вмиг поведение короля Офелия и королевы Анны перестало выглядеть ненормальным.

К тому же, это стоило обморока графа Рофлока. Ноэль точно этого не забудет; не то чтобы он понимал, почему королева (король? К этому сложно привыкнуть) так недолюбливает дедушку, но если Офелий был счастлив, почему бы и нет?

По крайней мере, Ноэль женился на женщине (настоящей, он спрашивал!) и смог перевезти свою семью в большое и красивое поместье из их старого городского домишки с мастерской на первом этаже. Он считал это невероятным успехом!

А потом наступило то, что называют «долго и счастливо». Ну, если восстановление их объективно ужасного королевства можно так назвать.

Глава 7. Невероятная жизнь нового Вани Кукухина

Разговоры на лавочках — неотъемлемая часть жизни любого двора. А во дворе пятого дома на улице Скворцова было о чём поговорить! Стоит сказать, что тем для разговора прибавилось с того для, как к Кукухиным вдруг приехала скорая, забравшая их по общему признанию замечательного сына в больницу на несколько суток. Что случилось, никто не знал, но, как водится, и забывать об этом никто не собирался. Особенно зная, что Ивана, молодого человека в расцвете сил, вдруг будто подменили.

— Слышали, что с Ванькой стало? — спросила Инга Владимировна с третьего этажа. — Я с ним вчера в подъезде пересеклась. Нормальный был парень! А теперь и маникюр, и духи, и причёска по нынешним модам. Одежда вся новая, даже какая-то девчачья. А раньше был такой хороший мальчик...

Анна Валерьевна, соседка Кукухиных по лестничной площадке, покачала головой.

— Я в прошлую пятницу спичек заходила одолжить, у самой кончились. Открывает, а сам в маске для лица! У меня дочь такие накупает пакетами, но чтобы мальчик... Леночка выбежала, тоже в такой — говорит, брат её учит ухаживать за собой и устраивать чаепития. Не пойму, головой что ли ударился? Совсем недавно, вроде, был совершенно нормальным.

Евгения Васильевна, пожилая женщина из соседнего дома, предположила:

— Может, от армии косит?

— Да зачем? — махнула рукой Инга Владимировна. — Всегда говорил, пойдёт. А сейчас, вон, кажется на какой-то факультет моды и дизайна собрался — это мне его мама сказала.

— А я вот что думаю, это точно какой-то гипноз. Или рептилоиды. Я вчера по телевизору видела, они такое с людьми делают! — заявила Анна Валерьевна. — Ваня в последнее время на меня так смотрел, будто и не узнавал вовсе. Ещё помните, скорая к Кукухиным приезжала? Так это у него две недели назад было что-то с нервами, у Ваньки.

— Может, он на фоне подготовки к экзаменам того? — Евгения Васильевна покрутила пальцем у виска. — Свихнулся? Дети нынче совсем нежные пошли. То с крыш прыгают, то пьянки устраивают. Вот и этот туда же.

— Отца его жаль. И мать тоже, — вздохнула Инга Владимировна. — Ума приложить не могут, что с сыном стало. Будто подменили мальчика.

— Приветствую, уважаемые леди. Как ваше здоровье?

Старушки чуть не подпрыгнул, когда перед ними возникла высокая фигура Вани, улыбавшегося во весь рот, блестевший от прозрачного блеска. Самого Ваню это, кажется, не смущало. А его сестрёнку, державшую его за руку, и вовсе — она была только рада, что её брат вдруг стал куда более милым, чем раньше, и их интересы теперь пересекались.

Леночка вообще ни о чём не беспокоилась — куда уж первокласснице?

— А... Хорошо, Ваня. А ты как? — Инга Владимировна натянуто улыбнулась.

— Благодарю за беспокойство, у меня всё хорошо. Веду сестру на занятия классическим танцем, — сообщил парень.

— Братик сказал, что все юные леди должны уметь танцевать! Особенно принцессы, — гордо добавила Лена и указала на пластиковую корону из магазина игрушек. — А я настоящая принцесса.

Ваня хихикнул, прикрыв рот рукой. Совершенно по-женски; в последнее время он вообще вёл себя, как девица.

— Верно. Прошу простить, но нам пора идти. Леди было бы неприлично опаздывать.

Наблюдая, как фигуры Вани и его весело подпрыгивающей сестры удаляются, старушки могли только покачать головами.

Наверное, дело всё-таки в рептилоидах.


Оглавление

  • Глава 1. Как попасть в сказку, инструкция для чайников
  • Глава 2. Сводным сёстрам здесь не рады
  • Глава 3. Принцесса и союзник выходят на дело
  • Глава 4. Принцесса, союзник и дизайнерская мысль
  • Глава 5. Десять тысяч причин не быть сказочной принцессой
  • Глава 6. Рацари, драконы и... принцессы?
  • Глава 7. Невероятная жизнь нового Вани Кукухина