КулЛиб электронная библиотека 

Симулятор ОЯШа Онлайн [Игорь Давыдов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Симулятор ОЯШа Онлайн

Глава 1. Оказывается, я неправильно сгенерился

Первое, что нужно сделать, впервые оказавшись в мире незнакомой ГП-игры – это привыкнуть к особенностям инпута. Они и на разных чарах-то зачастую различаются, не говоря уж о разных движках.

Движок “Прекрасной Школьной Жизни” обладал неприятным лагом где-то на четверть секунды и жёсткими шаблонами движения, что в сумме сильно било по восприятию и существенно ломало импакт. Я конечно изначально подозревал, что данный конкретный кусок кода является той ещё помойкой, но лишь ознакомившись с особенностями управления осознал, на какое дно жизни попал.

Неужели вот на эту убогую аниме-парашу мне придётся потратить весь свой отпуск? В смысле, я люблю и игры, и аниме, но “Бюджетная Школьная Жизнь” была из той когорты игр, что вынуждены скрывать свою бюджетность за чрезмерной стилизацией и обилием ярких спецэффектов из набора “ночной кошмар эпилептика”. Такие игры – всегда параша. А присутствие в них аниме-составляющей делает их аниме-парашей.

Надо было сохранять твёрдость духа и крепкость убеждений, и не поддаваться на дешёвые провокации. Чилил бы сейчас средь реалистичных тропиков “Dedliest Guerilla” или разносил бы чертей в “DooM FI”, а не прозябал бы в декорациях обиталища типичного генерик-ОЯШа. И, да, тройной акцент на обычности героя уместен! Ей-богу, такой унылой работы с окружением я не видел уже давно: почти пустая комната с бежевыми обойками, кроватью, шкафом и компьютерным столом.

Не успел я мысленно опустить разрабов и дизайнеров “Безвкусной Школьной Жизни” до того уровня бытия, на котором полагается существовать созданиям столь жопоруким и настолько далёким от самого понятия фантазии, как дверь моего обиталища резко отворилась с громким-громким хлопаньем.

И всего мгновением позже прозвучал громкий женский голос, злобный в той же мере, в какой до нелепого тонкий и писклявый.

– Братик? Бра-а-атик?! Кто тебе сказал генерить братика, ты, мусор! Вот же ксо!

В помещение тут же залетела зеленоглазая блондинка, красная от злобы в самом прямом смысле: местная визуализация оказалась настолько анимешной, насколько это было возможно в условиях, когда персонажи должны были оставаться трёхмерными и сохранять какое-то подобие человеческих пропорций, чтобы бездарные узкоглазые кодеры могли гарантировать качество инпута, хотя бы на уровне “удовлетворительно с минусом”.

Мне не потребовалось много времени, чтобы понять: эта стереотипная гяру, тяготеющая к идее запихнуть в каждый свободный слот обмундирования персонажа как можно больше “милых фенечек” – моя сестра. В смысле, именно моя, а не только моего персонажа.

Ленка. Причина, по которой я, собственно, нахожусь здесь.

– Разве это была не ты? – пробасил я крутым низким голосом. – Ну, раз тебе больше не нужна моя помощь, я буду рад свалить из этой обители уныния.

Я улыбнулся самой издевательской из доступных моей аватаре улыбок и невинно развёл руками.

– Мне нужна помощь! Но сгенерив братика, ты мне помочь не сможешь, бака!

Вот над чем здесь поработали хорошо, так это над матофильтром. Интеграция замен происходила гладко. Не будь я знаком с человеком, управляющим этой надутой блондой в реальной жизни, вполне мог бы подумать, что она сказала именно то, что и собиралась сказать.

– В смысле, не смогу помочь? – не понял я. – Тебе разве не боевик был нужен? Ты разве не хотела запугать всех своих обидчиков и обидчиц? Ну вот, я и обеспечил тебе самого шкафообразного братца из всех возможных.

– И что ты сделаешь? Прокачаешься и побьёшь Императрицу Пимико?

Тон Ленки был издевательским, но от меня ускользало, в чём именно причины того желчного сарказма, коим были пропитаны слова сеструни.

– Эм-м-м… а что я должен с ней сделать? Сводить бар или на свидание? Знаешь, такой чар называется “жиголо”, а не “боевик”. Мне казалось, в твоём возрасте такие детали должны быть достаточно хорошо известны.

В следующую секунду я осознал, куда ушли все силы разработчиков местного движка. В мимику. В конце концов, одно дело анимировать морды неписей, а другое дело – ловить инпут выражения лица человека и передавать его, качественно интерпретировав с точки зрения атмосферы местного анимешного мирка.

Ленка смотрела на меня, как на полнейшего дебила. И хоть манеры аватары бесконечно отличались от манер моей сестры, мне слишком хорошо было знакомо это ощущение.

– Что?! – не выдержал я. – Что не так?!

– Я не хочу побить Императрицу Пимико. Я хочу растоптать её гордость, уничтожить репутацию, лишить всех союзников. Я хочу, чтобы она бежала прочь с сервера, заливаясь слезами, – линию глаз Ленки пересекла зловещая чёрная черта. – Если её побьёт какой-то громила, ничего не изменится.

– Почему не изменится? – я уже догадывался, что в девчачьей игре критерии победы и поражения были несколько иными, чем принято в среде моего обитания, но мне сильно не хватало конкретики.

– Потому что её побьёт парень, это очевидно же!

– Я читал то, что в комьюнити этой игры зовётся гайдами: у мужских чаров нет физических преимуществ над женскими.

Взгляд Ленки изменился. Теперь он был покровительственно-мягким. Таким же, каким бывал в жизни, когда сестрёнка решала, что братцу-дебилу уже ничем не помочь, и потому с ним лучше общаться, как с умственно-неполноценным.

– Ты пришёл в игру, где обитают простые, не лишённые личной жизни, люди. По сути, ты тут единственный… э-э-э… увлечённый геймер, забывший о том, чем отличаются мальчики и девочки, помимо того, в каком положении окажется круг после того, как они сходят в туалет. Скажи: если мальчик в жизни побьёт девочку, на кого обрушится вся тяжесть общественного осуждения и порицания?

Похоже что игра достаточно качественно считала инпут моей мимики, потому как Ленка по одному только выражению лица моей аватары поняла, что до её “братика-дебила” стали доходить прописные истины.

– Кроме того, парень-боевик не сможет внедриться в женские спортивные секции и пошатнуть авторитет Императрицы Пимико на её родной территории.

Я недовольно выкатил вперёд нижнюю челюсть.

– Ятяпонял, – унылым голосом пробасил я.

– Чудненько, – похлопала меня по щеке сестра, состроив самое умильное выражение из всех возможных. – Перегенерься давай. Правда, к тому времени, как ты закончишь себе ваять физию, уроки начнутся, потому адаптироваться тебе придётся самостоятельно. Но ты же справишься? Ты же у нас опытный геймер, верно?

– Верна, – вновь пробасил я.

– Ну, покашечки! – махнула ручкой Ленка и тут же упорхнула прочь.

Глава 2. Рождение рыжей стервы

Перегенериться, значит? Перегенериться?!

Буйный гнев объял мою душу, а возмущению моему не было предела.

Ей-богу, Ленка порой бывала просто невыносима. И больше всего я ненавидел в ней этот талант оборотня, которому позавидовал бы любой метаморф: сестричка моя перебрасывалась из милашки с большими грустными глазюками в желчную сволочь быстрей, чем под видосами на ю-тубе оказывалось насрано в комментах. Ещё совсем недавно ведь я был “брат-братан-братишка-памаги”, а как только дал своё согласие, так меня сразу с головы до ног оказался помоями облит из-за того, что я не обладаю даром читать мысли!

В какую-то секунду я даже подумывал бросить всё это дело, но быстро от этой мысли отказался: таким образом я просто вернусь к тому состоянию, в котором находился на момент до установки этой дурацкой игрухи на свой компьютер. А сестра моя была той ещё змеёй: обязательно найдёт, как вывернуть всё так, чтобы потом оказалось, что я во всём и виноват. Я уже почти слышу те упрёки в неумении держать слово и в “бабском” поведении.

В общем, по итогу мне пришла в голову идея устроить этакую итальянскую забастовку: сделать то, что от меня просят, а не что подразумевают. Заставить Ленку бояться своих желаний, показав, что те могут исполниться. Понятное дело, это был импульс из тех, что демонстрируют всю свою глупость любому, кто догадывался хоть на секунду остановиться и подумать, но, хей! Эмоции на то и эмоции, чтобы иной раз довлеть над разумом и брать бразды правления нашими поступками, чтобы нам потом было веселей разгребать ту кашу, что мы заварили!

В общем, решил я замутить самую стереотипную цундерку из всех, какие только могут существовать. Почему именно стереотипную цундерку? Потому что цундере всегда выигрывают, само собой. А стереотипные стали стереотипными именно оттого, что привлекают к себе внимание целевой аудитории независимо оттого, насколько образ затаскан.

Рост поменьше – бюст побольше. На голову рыжую гриву, буйную и пышную настолько, чтобы самый матёрый лев, узрев такое богатство, впал в депрессию и ушёл из прайда прочь! Глаза большие и выразительные, привлекающие внимание неестественным жёлтым цветом, и чтобы внешние уголки хищно шли вразлёт без какой-либо подводки тушью. В пасть обязательно воткнуть выдающийся клык с одной стороны верхней челюсти. Таковым япошки любят наделять всевозможных непосредственных капризулек.

Я злорадствовал так сильно, будто бы моя глупая задумка уже успела исполниться и принести те самые результаты, на которые я рассчитывал. И образ своей рыжей стервочки я наполнял злорадством до краёв. Уже на экране генерации чара она выглядела так, будто бы уже давно всех победила, просто все эти глупцы о своём поражении ещё не знают.

В общем, от души поколдовав над образом, я перебрался в менюшку распределения характеристик, выбора навыков и перков, да призадумался. А призадуматься имелось над чем: гайдов по этой “Чёртовой Школьной Жизни” нормальных просто не существовало. Комьюнити здесь было чересчур уж казуальным, а потому никого не волновали такие мелочи, как конкретные цифры урона, радиус атак, их скорость, шансы уклонения и тому подобная ерунда. Серьёзно, инфы о боевых аспектах характеристик было ровно столько же, сколько на всплывающих подсказках в интерфейсе, где всё описано максимально обтекаемым языком.

В общем, решил я заминимаксить всё в ловкость, а остаток разделил между выносливостью и харизмой. Откуда в билде боевика вообще взялась харизма? Ну, во-первых, мне же надо будет играть против девочек на их поле, а тут без харизмы никак. А во-вторых, тут на всплывающей подсказке упоминалось, что в бою харизма помогает отвлекать врага. Хрен его знает, как всё это работает, но раз уж решил я играть агильной сволочью, так нечего останавливаться на полпути.

В навыки я понатаскал вообще всего, что хоть как-то ассоциировалось с обманом, романтикой бандитской жизни и тому подобной ерундой. Благо, слотов тут было до едрени фени, потому как любой школьный предмет также считался навыком, а игра предполагала возможность создать ботана, который получает высший балл на всех тестах уже с порога.

Но поскольку таким ботаном я успел побывать ИРЛ, то решил не забивать ни минорные, ни мажорные слоты ничем лишним: разве что взял физ-ру в главные и рисование во второстепенные. Потому что плоха та хулиганка, что лажает на физкультурке и не умеет рисовать пошлые картинки на стенах туалета!

В перках же из доступного на старте полезными были только “банцу” и “босодзоку”, открывающие бонусы сразу двух субкультур японского хулиганья: гопоты и байкеров. Правда, чтобы взять оба, пришлось взять перк с внушительной отрицательной стоимостью: им стало “носовое кровотечение: девочки”.

Ну вот, вроде бы и всё. Персочка получилась огонь просто. Я бы фигурку с такой вайфу точно приобрёл бы. Оставалось только грамотно всё это отыграть. Ну и имя, конечно же.

Юки.

Глава 3. Здравствуй, мама, я твой дочь

Привыкать к новому телу пришлось заново. Но то ли из-за уже имеющегося опыта контакта с данным движком, то ли из-за того, что у Юки ловкости было в два раза больше, чем у Кена, моей предыдущей попытки, инпут-лаг меня уже не бесил также, как прежде. Шаблоны движения всё ещё казались слишком жёсткими, но с подобным я уже имел дело в тех же соулсах, где это объяснялось ограничениями брони и особенностями тела нежити.

В общем, пошароёжился я слегка по комнатке в одном только стартовом нижнем белье, поприседал, попрыгал, полупил малюсенькими анимешными кулачками воздух и стенку, да призадумался. И главным вопросом, занимавшим все мои мысли было: а где весь интерфейс? В смысле, я привык, что в играх интерфейс пихают на “внутреннее веко”. Мол, закрой себе глаза, да копайся в параметрах персонажа. Но нет, только не здесь!

Треклятые япошки были в своём репертуаре: любую игру класса, ниже “ААА” и не рассчитанную на западный рынок, они создают с таким видом, будто бы искренне не понимают, зачем это гайдзины запариваются с какой-либо стандартизацией? На “внутреннем веке” имелись только кнопки выхода из игры, выхода в меню и настроек игры. Всё! Вообще всё!

Ни полоски жизни, ни стамины, ни внутриигровых часов, ни инвентаря, ни счётчика экспы, ни чар-листа. Ни даже долбанной энциклопедии на триста мегабайт текста с невнятными картинками! Уж насколько я не люблю эти обожаемые азиатами многотомные трактаты из D-- игр в яркой аниме-упаковке, но у меня были надежды, эта дрянь компенсирует пассивность комьюнити в вопросе составления гайдов, основанных на рерайте всплывающих подсказок. Но нет! У меня не было ничего!

Ничего!

Я вновь открыл глаза и задумчиво огляделся вокруг. Взгляд мой упал на шкаф. Ну, наверное предполагается, что первым делом объявившийся в игре неофит решит одеться. Дескать, у нас тут нативное обучение, так что, глупый гайдзин, хавальник прикрой и делай, что от тебя обучение требует.

Какая наивность.

Я сделал ровным счётом противоположное.

И, если честно, удивился. Нет, не тому, что бюст Юки стыдливо закрывало непрозрачное облачко матового неслепящего белого света. Это было ожидаемо: игра у нас тут, всё-таки, не 18+. Я удивился тому факту, что движок предполагал сравнительно честную физику тканей. Одежда менялась не через какое-то меню, как в большинстве известных мне тайтлов, не имевших “клубничной” направленности, а в меру реалистично скользила по телу, ограниченная только рядом упрощающих обсчёт движения шаблонов.

– Глупость какая, – пробубнил я себе под нос, а затем запустил обе ладони прямиком в облако матового света священной цензуры.

Как и следовало ожидать, цензурить там было нечего. Юки обладала анатомией Барби. Что за несправедливость? Когда я был Кеном, у меня имелись соски, а сейчас куда-то исчезли.

– Умом японцев не понять, – заключил я, а затем… услышал скрип открывающейся двери.

– Ну ты и соня, Юки! – раздался незнакомый мне бодрый женский голос, и тут же его интонации сменились иными, задумчиво-подозрительными. – А чем это ты занимаешься?

У входа в мою комнату находилась незнакомая мне женщина средних лет. О возрасте, правда, приходилось догадываться по характерной одежде японской домохозяюшки, а не по внешности: аниме-стилистика не то, чтобы способствовала возможности определить, подросток перед тобой или взрослый человек, в случае потери таких вот дополнительных маркеров.

– Э-э-э… – рассеянно потянул я. – Это… физику тестирую. А ты…

Я задумчиво поднял взгляд чуть выше головы вошедшей, но к своему удивлению не обнаружил там ни ника, ни имени НПЦ. И как быть? Я полагал, что во всех ММОшках подобное обозначение просто обязательно. Это же не сингл! С другой стороны, я в онлайновые игры подобного толка в последний раз играл ещё в те времена, когда Глубокое Погружение можно было найти только в фантастических фильмах и литературе, и ещё оно называлось “виртуальная реальность”, несмотря на то, что шлемы виртуальной реальности тогда уже существовали, и представляли собой просто монитор, закреплённый прямо перед мордой геймера.

– Я – твоя мама, физик-ты моя-самоучка, – с тёплой улыбкой ответила женщина и прошла в комнату, закрыв за собой аккуратненько дверь.

Я быстро сопоставил факты: учитывая, что моя настоящая мама ГП-игр в последний раз касалась лишь в день установки системы у нас дома, а при попытке сгенериться, выбор возраста мне найти не удалось, логично было бы предположить, что предо мной предстал НПЦ-наставник.

Это нехитрое умозаключение я и озвучил.

– Значит, ты мой взрослый-наставник?

Матофильтр услужливо заменил слово “непись” на “взрослый”. Эта практика мне была знакома: многие игры не желали рушить погружение и следили за тем, чтобы игрок близь НПЦ не озвучивал сомнения в объективной реальности происходящего. Я эту практику находил прекрасной: можно говорить всё, что взбредёт в голову, а речь в любой ситуации звучала атмосферно.

– А ты, как думала? – родительница уверенно подошла ко мне со спины и поправила споздший к животу лифчик. – И наставница, и источник карманных денег. И на орехи могу выдать, если будешь плохо учиться и забывать запирать двери во время своих… тестов физики.

– Ну ма-а-а-ам, – не удержался я от того, чтобы выдать вслух капризку. – Кстати, а где мой телефон?

Телефон? Я ведь хотел сказать “интерфейс”. Так вот, в чём дело? Японцы заморочились над диегитичностью и поместили все менюшки в мобилу, кроме совсем уж необходимых, вроде выхода из игры. Атмосферненько: и видно всегда, когда кто-то копается в своих статах или на форуме, и подросток с мобилой в руке вряд ли кого способен удивить. Не уверен в том, будет ли это удобно, но понять, как размышлял ответственный за это дело азиат, мне оказалось не сложно.

Хотя, конечно же, как эти ухищрения, призванные не рушить целостность игрового мира, сочетаются с откровенно яркой цветовой палитрой и дешёвеньким анимешным графонием, в голове у меня не укладывалось.

– Как всегда, на столе, – ответила на мой вопрос виртуальная мама и через пару секунд у меня в руках оказался упомянутый ранее телефон.

Я нервно хохотнул. Это была “раскладушка”. По какой-то причине вид доисторической мобилки ударил по моему восприятию атмосферы игры куда как больше, чем местный арт-дирекшн.

Почему никто на форумах не упоминал, что играть надо в сеттинге начала XXI века?

Глава 4. Дорога в школу

В общем, меня одели и пнули из дома, вручив в зубы первый квест. Любая попытка задержаться на хате подольше разбилась о невозмутимую настойчивость искусственного интеллекта, который не удавалось закоротить даже шутками про “дела семейные”. У НПЦ была цель вытурить дочь в школу, и НПЦ цель выполнила.

Вот и стою я, на улице, в школьной форме, с рюкзаком за спиной, синаем на плече и с намазанным джемом тостом в зубах. Да, с синаем. Выбранные мной перки всё же влияли на содержимое инвентаря при старте. А я уж боялся, что все эти “получите доступ к предмету при старте” без упоминания, как именно этот доступ будет работать, обернутся квестом на поиск оружия в каких-нибудь дебрях меню или игровой карты.

Нет, всё проще: синай стоял в шкафу. Там же можно было найти стильную юбку в пол и пафосный длинный плащ, украшенный со спины иероглифами с названием банды босодзоку.

“Ощипанные курицы”.

Звучит, как по мне. Вероятно, предполагалось, что новичок, увидев подобное безобразие, возжелает добиться права носить иной набор иероглифов, а по лору от указанной банды остались рожки да ножки, но я, узрев сие, аж пустил скупую мужскую слезу. Это так мило. Воображение сразу нарисовало мне счастливую картину того, как кучка неформалов, на полном серьёзе решивших назваться таким словосочетанием, рассекала по округе на своих байках.

Нет! Я не предам банду! Я буду гордо нести её знамя на своём плаще! В память о накамах, погибших в жестоких схватках с врагами, с конформизмом и с требующими учиться родаками!

Закончив ностальгировать по тому, чего я не помнил и чего никогда не существовало, я огляделся вокруг. В описании перков было сказано, что босодзоку с ходу получают доступ к транспортному средству. Нашёл я таковое с трудом: оно стыдливо пряталось за сараем.

Скутер. Розовый скутер. Причём, не ярко-розовый, а бледный, словно бы потёртый. Аккурат того цвета, какого бывает, по моему убеждению, курица, если её ощипать. Уверен, это самая убогая модель скутера в игре, ибо иной на старте хрен кто отсыпет.

Идеально!

Я порыскал по карманам, нашёл связку ключей от дома, и убедился, что на ней имеется нечто, что могло бы считаться средством оживления колымаги. Оно, как и следовало ожидать, идеально подошло моему коню, который завёлся лишь с третьего раза, когда от души отчихался и откашлялся.

Я сел на эту тарахтелку и начал наворачивать круги по кварталу, осваиваясь с управлением. Оно оказалось именно таким, какого я и ожидал: тормозное, тугое, а физика скутера была просто отвратительна. Движок понимал только два состояния: либо транспорт магнитило к дорожному полотну так, что было не оторвать, либо тот, подскочив на кочке, вдруг воображал себя прыгающим по поверхности спутника Земли луноходом.

Благо, я был готов к чему-то подобному, а потому ни разу не навернулся: не хотелось бы таким унылым способом огрести ранений, пока я столь ограничен в хилках. Благо, этого от меня гайды не скрывали: хиляться тут можно либо дома, либо в медкабинете, либо сигаретами, либо жратвой. Но последней, в отличие от сиг, много с собой утащить было нельзя, а сигареты стоили денег, которые мама мне давать не хотела, снабдив взамен хрустящих купюр домашним бенто. Жмотистость родительницы, кстати, тоже новостью не была: перки банцу и босодзоку помимо очевидных боевых плюсов ещё имели и минусы в виде падения репутации у взрослых. Это означало, что все учителя в любом косяке будут подозревать в первую очередь меня, а живых денег от мамы увидеть мне будет куда как сложней, чем кому-либо другому, что в сумме с нацеленностью хулиганья на драки, подталкивает к тактике отжима бабла у терпил.

Жаль не было сведений о том, складываются ли репутационные штрафы и бонусы этих двух перков или нет.

Я ещё немного покружил по району в поисках чего интересного, но ни ботанов, которых можно было бы развести на бабло для сижек, ни представителей вражеских банд я не обнаружил. Зато натолкнулся на симпатичную сотрудницу органов правопорядка, что строго-строго поинтересовалась, отчего же я не в школе в этот час.

– Я потерялася, Красотка-полицейская-сама, – улыбнулся я во все зубы, рассеянно лохматя рыжую шевелюру.

Попытка сделать ставку на свою харизму, что была далека от минимальной отметки, оправдалась: краснота на щёчках дамочки отлично выдавала эффективность моего с ней заигрывания.

– А учитесь вы в какой школе? – ответила та, вытянувшись стрункой.

– Не помню, – включил я дурочку.

– Вообще не помните? – сложно было сказать, как относилась к ситуации моя собеседница, но что-то мне подсказывало, что она сразу же заподозрила меня в чём-то нехорошем.

– Помню только последние три буквы, – я решил идти с этим до конца.

– Какие? – изогнула бровь полицейская.

– Э-э-э… – мне потребовалось открыть телефон и свериться с показаниями чар-листа. – Чие!

– Дорагон но Чие? Так это же совсем в другую сторону! – женщина тут же принялась активно жестикулировать руками в изящных белых перчаточках. – Едете прямо до третьего поворота налево. Ваша школа сразу за мостом.

– О! Спасибо! А в этом городе все полицейские такие же красивые и добрые, как вы?! – продолжил я грубо атаковать стражницу правопорядка харизмой, но на сей раз, похоже, система отказала мне в успешном броске кубика.

– У нас есть разные. Но вы их не увидите, если разобьёте голову, – женщина постучала пальцем по своей шляпке-котелку. – Где ваш шлем?

– Эм-м-м… не помню, – на сей раз уже честно ответил я, привыкший, что шлемы в большинстве игр напяливаются на бестолковку сами, дабы не загружать игрока отвлекающими от настоящего фана манипуляциями.

– Вообще не помните? Даже последние три буквы? – собеседница подозрительно прищурилась.

– Вообще-вообще! – с самым невинным видом помотал я бестолковкой. – Как с самосвала головой вниз упала, так у меня это всё время так.

Выражение лица НПЦ вновь сменилось. Глазки заблестели. Бровки домиком.

– Бедняжка. Проверь под сидением.

Я слез со скутера и задумчиво взглянул туда, куда указывал пальчик сотрудницы правопорядка. Действительно, это же было очевидно. В смысле, я, конечно, не имел дело со скутерами никогда, но где ещё этой мотоперке прятать багажник? А по логике этой игры шлему полагалось бы находиться именно там.

В общем, уже спустя секунды три я стоял, держа в руках нечто, с аэрографией лишённой перьев птицы, широко разинувшей клюв.

– Эм-м-м… я забыла, как его надевать, – решил стебануться я, но так безбожно разводить НПЦ у меня характеристики были маловаты.

– Значит, придётся идти пешком, – развела руками полицейская.

– Яре-яре, я уже вспомнила! – спешно добавил я, напяливая шлем на голову и затягивая ремешок под подбородочком. – Вот! – развёл я руками. – Видите? Можно ехать!

– Можно… – с важным видом кивнула полицейская. – Зовут-то тебя как?

– Это я помню! Там всего три буквы: Юки!

– А фамилия?

– Матой, – решил я не ссориться с этой милой дамочкой.

Та мне ответила строгим-строгим голосом.

– Я слежу за тобой, Матой Юки, – пригрозила она пальчиком в стильной белой перчаточке.

Глава 5. Хулиган-задротыш

Похоже, что во время занятий ловить в городе было нечего. Не на моём уровне уж точно: я был уверен, что полицейская, если я начну бузить, меня просто ваншотнет. А в “Грёбанной Школьной Жизни” физический урон являлся далеко не самым страшным. Попадание в кутузку в первый же день могло обрушить мой индекс популярности в нули, если уж не в отрицательное значение. Наверное. Чёртовы гайды рассказывали только о легальной стороне жизни, да ещё и “птичьим языком”.

Так что, больше я по округе не катался, желая не привлекать внимания полиции, которой тут было как-то уж чересчур много, и поехал прямиком в сторону учебного заведения. Оказавшись у ворот, я запарковал транспорт, спрятал шлем в багажник и залез в меню, посмотреть рост моего водительского скилла. За всё время поездки мне удалось накатать 30% до следующего уровня. Ах, благословенный лоулевел, когда все навыки растут, как на дрожжах!

Кстати, это и была причина, по которой сестре потребовался я: в “Отстойной Школьной Жизни” хайлевел не может быстро прокачать даже навык, которым никогда не пользовался. То есть, скорость кача падает с каждым “апом”, а потому Ленка просто не могла быстро переквалифицировать своего мейна в боевого, а времени на твинка у неё просто не имелось: сейчас её мейн участвовала в предвыборной гонке, а потому на счету был каждый игровой час. В последнее время сеструня задротила так, как я в последний раз задротил только… хм… наверное, в её возрасте. Всё же, есть разница между здоровым геймингом и задротством.

В общем, без меня сеструне было не обойтись. А всё из-за подобных выкрутасов японского гения.

Уф… коварная механика, вообще-то. Вряд ли она меня подставит в ближайшее время, но накачать кучу бесполезных навыков, которые в дальнейшем будут болтаться мёртвым грузом, тут вполне можно было просто случайно. Я, конечно, понимаю, в чём была идея: озаботиться тем, чтобы персонажи, которыми долго играют, не превратились в кучу середнячков с парой замаксенных скиллов, но решение, на мой взгляд, кривоватое.

– Ксо! – вдруг осознал я, схватившись за голову. – Это же значит, что если я буду учиться, это помешает мне вкачивать боевые скиллы!

Ну, конечно же! Все школьные предметы здесь были точно такими же навыками, как и мои фехтование с рукопашкой!

С другой стороны, в этом был мой шанс быстро сравняться с Императрицей Пимико: Ленка говорила, что эта девица регулярно ходит на занятия и получает довольно высокие баллы. Это значило, что постоянно прогуливая уроки и сконцентрировавшись лишь на боёвке, вкидывая для уверенности донатов на тайм-сейверы, я должен быстро нагнать соперницу.

Ну, по крайней мере, теперь это выглядело, как план.

Миновав школьные врата я оказался в зоне, защищённой от внимания полиции. Но что делать теперь? Не документы же подавать! А то так ещё учиться заставят, а мне надо оставаться тупой, чтобы быть сильной.

В поисках подсказок я зарылся носом в менюшки телефона, где быстро накопал карту, по доброй традиции японцев спрятанной в третьем вложении подменю. И тут я увидел, как работает перк “банцу”: среди стандартных меток я обнаружил обозначения локаций, где заседает различное хулиганьё. Их оказалось немного, потому как Императрица Пимико предпочитала держать под собой дисциплинарный комитет, а оппозиция у неё была весьма куцей: скорей всего в неё входила лишь малочисленная группа энтузиастов.

В общем, вместо того, чтобы тут же направиться к основному корпусу, я потопал проверять обозначенные спецметками локи.

Здесь я впервые увидел, как выглядят офлайн-персонажи.

“Идиотская Школьная Жизнь” предполагала офлайн-кач в пассивном режиме. Это вообще модная тема во всяких казуально-ориентированных играх: чтобы и полный бездельник, и чувак, оттрубивший на заводе весь день и способный потратить на игру не более пары часов раз в несколько дней, находились примерно на одном уровне. Такие персонажи вели скучную жизнь: учились, ходили на занятия в клубах и тому подобное. Чтобы окружающим было понятно, что персонаж оффлайн, игра делала его менее ярким.

Доколупаться до оффлайн-персонажа было сложно. На родной территории он не получал урона от “своих же”, только от чужаков. Нападения на оффлайновых карались системой. Да и в разговоре такие отвечали только дежурными фразами.

В общем, я увидел трёх оффлайн-хулиганов, что сидели на кортах за складом со спорт-инвентарём в компании самого настоящего ботаника. Стереотипного, аж жуть: на все пуговицы застёгнутого, мелкого и в больших очках.

Он был онлайн.

Парнишка сидел на кортах рядом со своими товарищами и рылся в телефоне. В принципе, а чем ещё ему было заниматься, когда рядом нет никакой активности? Скорей всего открыл оверлей и залипал себе на ю-тубчик.

– Э, слышь! – выдал я пареньку поджопник, предварительно подкравшись к жертве сбоку. – Это ты тут главный на районе?!

Моя аватара забавно растягивала слова, подражая говору стереотипного анимешного хулиганья.

Очкарик сначала испуганно подпрыгнул, удивлённо посмотрел на меня, снизу вверх, а затем выдал реакцию, которую я ожидал увидеть меньше всего: он вскочил с места, и радостно обнял меня.

– Ура! У нас появилась банцу-тян!

– Ничёси, – удивлённо пробормотал я, пытаясь как-то проанализировать это поведение. – А ты в курсе, что я тут тебе в рыло собиралась дать?

– А задем? – гнусаво спросил парнишка, отстраняясь от меня.

Короткие обнимашки стоили бедолаге носового кровотечения, которое его, впрочем, совершенно не смущало.

– Затем, что ты меня тут лапаешь, бака! – возмущённо ответил я, краснея оттого, как матофильтр превратил злую отповедь в стереотипное цундеристое недовозмущение.

– Ой, дассладься, – махнул очкозавр рукой, вытягивая из кармана пачку сигарет. – Ща длабному дабишу, сдоро бояться болжен. С дим бообяебесь.

Паренёк непринуждённо чиркнул зажигалкой и засмолил. Коротечение мигом прекратилось.

– Добро пожаловать в банду Кентаро. Нас немного, но это мы настоящие защитники Дорагон но Чие. Последний рубеж. Благородные банцу.

– Уж прости, но ты на банцу похож, как я – на балерину, – было забавно осознавать, что коротышка-задротыш всё ещё оставался на четверть головы выше моей Юки. – Хрен ли ты тут забыл?

– Я решил примкнуть к Кентаро после того, как к власти пришла эта мусорка Пимико. Кен – последнее сопротивление Императрице. Я понимаю, что было бы логичней подселить прирождённого бойца, но у меня все комнаты заняты, а выселять бесплатно родственников нельзя. Вот я начал тренировать того, кто оказался меньше развит.

Вот он. “Птичий язык”. Мне приходилось делать над собой усилие, чтобы мысленно перевести сказанную белиберду. “Подселить” на местном сленге значило “создать чара”. Опытный игрок так всегда и говорит, независимо от того, как разраб назвал кнопки, но казуалы привыкли выражаться словами, которые им навязал интерфейс. Вместо понятных “мейн”, “твинк” и тому подобных слов, тут было принято говорить “брат-сестра”, потому что именно так чары звались в терминах игры.

Собственно, пока ты водишь своего твинка, твой “мейн” шарашится по округе в оффлайн-каче и наоборот. Кстати, терминология у них была крайне неуклюжая, ведь мы с Ленкой тоже по меркам игры были сёстрами, хотя персонажи принадлежали разным людям. Это было уже следствием местной фишечки, позволявшей создавать ассоциированные друг с другом аккаунты, которые удобно запускать из-под одного ГП-клиента.

– Ладно, а как так получилось, что эти сейчас не на занятиях? – кивнул я в сторону оффлайн-хулиганья.

– Так они же изначально банцу. У таких оффики время от времени сами уроки прогуливают. А вот мне надо своего оффика научить ещё. Вот и приходится усиленно сидеть на одном месте все уроки. Мне это будет сложно: у меня прирождённый ботан.

– А-а-а… – протянул я понимающе. – Ну, тогда дай мне сижек.

Парнишка отвлёкся от телефона, добродушно протянул мне открытую пачку и улыбнулся.

– Меня, кстати, Рьюга зовут.

– А меня – Юки, – я беззастенчиво выгреб у Рьюги добрую половину пачки. – Слушай, Рьюга, я хочу, чтобы ты для меня кое-что сделал.

– М-м-м… лады. Что именно?

– Ударь меня. Прямо в рыло.

Глава 6. Нет

– Нет.

Ответ задротыша прозвучал, как пощёчина.

– Что, простите? – удивлённо похлопал я густыми ресничками Юки.

– Нет, – повторил мой собеседник. – Я не ударю девушку. Даже если она – хулиганка.

У-у-у-у, как тут всё запущено. Нет, сестричка, конечно, упоминала, что местный контингент весьма своеобразен, но это… уже было за гранью добра и зла. Кто вообще управляет этим тощим задротышем? Девчонка? Школотрон лет двенадцати? Откуда такое неуместное белое рыцарство?

– Я не девушка, я – феминистка. Вмажь мне, – я нагло вскинул острый подбородочек, впрочем, не особо надеясь на результат.

По всему выходило, что тренировочный бой я смогу получить только в спортивном клубе. Ввязываться в настоящую драку, не ощутив тактильно местную боёвку, не проникшись таймингами, не выверив эффективную дистанцию, я не хотел.

Но ведь это же бардак! Я не могу себе позволить качаться только во время клубного часа!

– Нет, – гордо скрестил руки на груди мой визави. – Я верен заветам Кентаро. Мы – банцу, мы – защитники Дорагон но Чие. Мы не можем вести себя, как обычные хулиганы.

Я устало опустил плечи.

– Ты вообще в курсе, что банцу, хоть и зовут себя защитниками, самое настоящее хулиганьё с претензиями на то, чтобы когда-нибудь переползти из школьных драк в разборки якудза, да?

– Откуда у тебя эта информация? – фыркнул задротыш презрительно. – Это не звучит ни капельки логично.

Я понял, что говорить с этим гопником в сверкающих спортивках бессмысленно, а потому решил ему вмазать. По-простому, но от души.

Бамбуковый клинок со свистом и с характерным ярким шлейфом рассёк воздух над головой моего оппонента: тот на удивление шустро и ловко присел на корточки, с самым невозмутимым видом продолжая удерживать руки скрещенными на груди.

– Ты даже меня не можешь зацепить, – фыркнул очкарик. – А ведь я сла…

Договорить он не смог: подошва моей туфли вмазалась ему прямиком в лицо. Мир на мгновение замер, отмечая мой успех красочным фризфреймом, добавляющим веса удару. Физия задротыша на короткое время исчезла в ярком спецэффекте, а затем мой противник отлетел назад, катясь кубарем.

Я мог бы помчаться следом и попытаться развить успех, но мне были неизвестны тайминги нокдауна и прочие тому подобные мелочи, которые могли бы помочь мне сориентироваться и прикинуть: успею ли я двинуть сопернику в грызло, или же рискую сам улететь в противоположную сторону. В конце концов, по идее такое отбрасывание было нужно не только для красоты, но и для того, чтобы дать огрёбшему возможность разорвать дистанцию и перейти в контратаку.

Таковой не последовало, хотя очкарик весьма ловко вскочил на ноги. Выглядел он вполне бодро, невзирая на надувшуюся карикатурную красную пульсирующую шишку в месте удара.

Я никогда не любил подобную гипертрофированность визуала. Это же просто уродливо!

– И всё равно “нет”, – ответил противник. – Я не ударю тебя, Ю-ки-тян.

Очкарик нарочито-мило произнёс моё имя и нагло улыбнулся. Он что, пытается заигрывать?

– Посмотрим, что ты скажешь, когда я отправлю тебя на больничную койку! – выкрикнул я и, перехватив синай поудобней, рванул на врага.

Первый мой удар был уверенно заблокирован предплечьем, а от двух последующих очкарик увернулся. Впрочем, я уже понял, что Рьюга успел несколько вкачать рукопашку, а потому четвёртая моя атака была сопряжена с несложным обманным манёвром: подсечка с выходом в колющий.

Враг предсказуемо подпрыгнул на месте, уходя от удара бамбуковым мечом по ногам, после чего закономерно огрёб синаем в живот: маневрировать в полёте – это было явно дзюцу уровня повыше, чем тот, которого достиг Рьюга.

Как я и ожидал, моего оппонента отбросило назад, но я и удар наносил таким образом, чтобы за спиной задротыша находилась стена, и отлетать ему было, в общем-то, некуда. Так я узнал, что местная боевая система допускает джагглинг, эффектную фичу, позволяющую удерживать врага в воздухе удачной серией атак. В общем, мне только и оставалось, что ловить беспомощного Рьюгу на мощные удары синаем, словно бы играя гигантским мячиком в теннис со стенкой.

Было это делом, конечно, весёлым. Но только пока в этот джагглинг не попадаешь ты сам.

Впрочем, увлёкшись избиением задротыша, я не заметил, как из оффлайна вышел главарь этой маленькой банды.

Глава 7. Кентаро

Меня вывели из строя. Легко и непринуждённо. Даже не коснувшись и пальцем.

Эффект был поразительный. Казалось, вот только что я лидировал по всем статьям, зажав бедолагу Рьюго между своей персоной и стеной, но тут внезапно на моём пути появился высокий хулиган, провёл рукой по своим волосам да улыбнулся, и вот, я стою, забыв про сам факт сражения, и взираю на этого красавчика с тупым выражением лица и капелькой крови из носа.

В смысле, это было не моё решение! И моя гетеросексуальность не пострадала ни коим образом.

Просто система полностью отняла у меня управление аватарой, зафиксировала камеру на этом явлении, представшим предо мной в обрамлении из цветочков и звёздочек. У меня не было никакого иного выбора, кроме как смотреть туда, куда хотела игра.

Там, глубоко внутри, я ржал. Я ржал, как конь, пока моя аватара пускала слюни на данного хулигана. Хотя… какой это к чёртовой бабушке хулиган? Косящий под плохиша бисёнен, высокий, изящный, как эльф, с нарочитой небрежностью в причёске и в туфлях на босу ногу. Последнее я всегда считал убогим делом: у меня оно вызывало ассоциации с бродягой, укравшим обувку. Но девочкам почему-то такое нравилось. А поскольку я играл именно девочкой, у которой нигде в перках не стояло “гомосексуальность”, то я был уязвим перед подобными… атаками харизмой?

Так вот оно как, оказывается, работает в этой “Дегенеративной Школьной Жизни”?!

Эффект длился не долго. Всего две секунды. Или даже всего одну. Но полная потеря ориентации в пространстве и невозможность контролировать своё тело в бою могла бы обернуться моим поражением, вздумай враг полноценно сражаться.

– Ты… это… и бесть… Кебабо? – я нашёл взглядом валяющегося на земле побитого Рьюго, а затем полез в мобильный, проверять, наносит ли носовое кровотечение урон.

Как оказалось, наносит. Ещё девять таких вот заигрываний, и я прилягу на землю рядышком с задротышем, разве что вместо синяков и ссадин у меня будут две алых полосочки над губой и тупейшая улыбка.

– Он самый, – ответил бисёнен, судя по голосу, вновь улыбаясь. – Рьюго говорил, что к нам хочет присоединиться какая-то красавица, но я не ожидал, что увижу кого-то столь ослепительного.

В следующую секунду экран с менюшкой вновь залило алым. Это я фыркнул кровью. Да что это такое? Я что, вновь получил урон?! Мы же не в бою, разве нет?! Тут как на свидание вообще ходят? Кто засмущал соперника до нокдауна, тот и самый секси? Да нет, бред какой-то!

Я поспешил протереть мобильный и сверился. Да нет: всё те же 90% здоровья. Видать, это было такое “социальное” кровотечение.

– Так, ббекбати беня уже батакобать! – буркнул я, извлекая из карманов сигу… и осознавая, что мне её поджечь нечем. – Это… обоньку не байдётбя?

Благо, Кентаро оказался достаточно галантен, чтобы чиркнуть зажигалочкой перед носом засмущавшейся рыжеволосой красотки.

– Атаковать? Я вас и пальцем не тронул. А вот моему другу, пожалуй, не помешает медицинская помощь: он пока ещё не взял “второе дыхание”, а потому не может после такого избиения вылечиться сигаретой.

Хулиган опустился на корточки рядом со стремительно посеревшим телом Рьюго: паренёк, судя по всему, решил сменить аватару на какую-нибудь более функциональную.

– Что он такого сделал, что ты на него разозлилась?

– Отказался со мной драться, – ответил я, затягиваясь дымом, по вкусу больше напоминающим ароматизированный пар.

– Ты из боевитых, значит? – усмехнулся Кентаро, беря Рьюго на руки. – Потренироваться хотелось?

– Да как ты догадался? – фыркнул я в ответ.

– Эй-эй, полегче, – ответил главарь банды примирительным тоном. – В “Прекрасной Школьной Жизни” не все любят боевую часть. Его недопонимание абсолютно разумно. Пойдём, поможешь мне дотащить бедолагу до медкабинета.

Я хотел уже было возразить, сказать, что мне это не интересно, и всяких соплежуев до медички я таскать не собираюсь, но затем вспомнил, что в гайдах писалось о бонусах к репутации для тех, кто провожает побитых в лазарет и не стал спорить.

– Лады… значит, ты местная оппозиция? Противостоишь Пимико? И как, успешно? И, самое главное… чем эта Пимико плоха?

Я поспешил за Кентаро, которому, с его-то длиннющими ногами, было несложно поддерживать высокую скорость движения. Особенно, учитывая, что он и без карты отлично понимал, куда надо топать.

– Пимико плоха тем, что её ничего, кроме власти, не интересует. Она интриганка и макиавелистка. Все вокруг делятся на её сторонников и на тех, кто не достоин права на существование. Она запугала всю школу. В конце концов, Дорагон но Чие была очень миролюбивым местом, пока не пришла Пимико. Она разрушила привычные устои. Играла не по правилам… скажи, а я тебе это рассказываю, потому что ты и правда этого не знаешь, или потому что ты отыгрываешь незнание?

– Меня пригласила сестра, – не стал скрывать я. – Попросила помочь с Пимико, но… этожсестра! По её возмущению не понять, действительно ли человек, на которого она жалуется, воплощение всего мирового зла, или они просто не сошлись характерами. Она у меня ведь тоже далеко не ангел.

– А… это объясняет, как две девочки с одной фамилией могут оказаться онлайн одновременно, – понимающе кивнул Кентаро. – В общем, я бы не сказал, что Пимико прямо мировое зло… просто она совсем чужая этой игре. Тут так не принято. Она портит веселье людям, пользуясь тем, что никто ничего особо ей сделать не может. Кое-кто даже сменил школу, а по местным правилам это путь в самый низ иерархии. А ведь многие вложили сюда реальные деньги.

Я вздохнул.

– Бедные казуалы столкнулись с первым настоящим ПКшером? Кажется, я поняла… пояснишь диспозицию?

Глава 8. Подлая сестрёнка Рьюги

Надо отдать мне должное: я грамотно потратил время на дорогу до лазарета. Мало того, что выслушал довольно путанный и переполненный лирическими отступлениями доклад Кентаро, так ещё и успел немного вкурить дух игры через логи.

Да, тут были логи! Если вы, как и я, не понимаете, зачем нужны логи в игре с Глубоким Погружением, если она не стратегия про постройку крепости дварфов и не симулятор политикана, то у вас всё в порядке с головой. В таких играх логи не нужны. Это атавизм. Да, были времена, когда ММОшки и даже сингловые игры были не способны в полной мере визуализировать происходящее, и логи должны были наполнить схематичные дёрганья болванчиков глубоким смыслом, но эти времена уже давно позади. Сейчас нам уже не нужна запись о том, что мы прыгнули из-под выверта и двинули мобу мечом на сто пятьсот урона в голову. Ведь мы присутствовали при этом, мы видели, насколько уменьшилась полоска жизни врага, а то и были свидетелями циферки, вылетевшей из врага при ударе.

В идеальной ситуации логи просто не выполняют своей функции, а потому являются излишеством, вырывающим игрока из атмосферы. А интерфейс должен именно что помогать играть и не мешать получать удовольствие.

Но в творении криворуких японцев под названием “Бессмысленная Школьная Жизнь” всё не так. Всё совершенно не так!

Начнём с того, что игрок попросту не способен увидеть полоску жизни другого игрока или моба, не посмотрев на него через дисплей мобильника. Тогда разом и количество ХП, и ник, и принадлежность к банде, и группа крови, и день рождения высветятся! Но если ты белый человек и во время драки телефоном не сверкаешь, то тебе не дано узнать, как много урона ты нанёс враг: любуйся его летающей тушкой, фризфреймами и появлением синяков. Да, красиво, но не информативно вообще. Я только из логов узнал, что, оказывается, целых три раза ударил по Рьюге, когда у того уже была совершенно пустая полоска жизни.

“Юки нанесла усиленный удар синаем по бесчувственному телу Рьюги (урон не нанесён), и его отбросило на ближайшую стену (урон не нанесён).”

Стенки – это просто полом. Мало того, что позволяют держать противника в вечном стаггере, так ещё и каждое столкновение с ними наносил конский урон, в полтора раза выше того, что я обеспечиваю бамбуковым мечом с полного размаха.

Очевидно, что боёвку сюда прикрутили в последний момент и тестировани не шибко вдумчиво: судя по структуре логов, изначально все драки должны были проходить в автоматическом режиме со схематическим отображением процесса. Возможно, это наследие предыдущей части игры, которая не использовала ГП-технологий и требовала елозить мышкой по столу, чтобы добиться от своего персонажа того, что тебе на самом деле хотелось.

Моё предположение подтверждали оговорки Кентаро, который, судя по всему, был лично знаком с истоками этого куска кода. И даже если он в него не играл, то слышал о нём. Игруля была крайне старорежимная, но живучая. На момент выхода ГП-версии, ей было уже добрых пятнадцать лет, из которых она уже лет пять существовала в России. Собственно, многие переползли сюда, воспользовавшись функцией импорта персонажей из предыдущей версии, что лишний раз намекало на то, что движок наследовал очень многое оттуда. Вероятно, это вовсе была модификация того старья, что могло и объяснять атавизмы, вроде лога: дурная наследственность.

Собственно, и комьюнити здесь было, по большей части, унаследованным. Люди привыкли социалить. Для них игра являлась больше надстройкой для чЯтика. Подобный контингент не особо склонен к задротству: ему и правда проще швырнуться в разраба деньгами и получить очередную цацку для своей аватары.

Но игра изменилась. Пусть в кривь и вкось, но сюда воткнули новые возможности, а фритуплейная сущность “Устаревшей Школьной Жизни” привлекала не только скучающих домохозяек, но и крайне ограниченное в деньгах школоло, которое в силу переизбытка свободного времени было склонно к задротству. Конечно, настоящие задроты имели привычку потом переползать в полноценные ММОрпогеры, но ведь кто-то мог задержаться.

И лёгкость “нагиба” казуалов была неплохой морковкой для таких вот “оставанцев”.

Собственно, вот и весь мой информативный навар к тому моменту, как мы с Кентаро и бесчувственным задротышем завалились медкабинет, где, помимо эффектной розововласой НПЦ-медсестры нас ожидала шикарная блондинка в школьной форме, избравшая для своей причёски так называемые “аристократические пружинки”. Мобильный говорил, что предо мной Кумио Ками, сестра вырубленного мной Кумио Рьюги.

И, на удивление, характер блондиночки резко отличался от характера задрота.

– Ты что, совсем больная?! – злобно рыкнула на меня новая знакомая, уперев руки в боки.

Не ожидавший такого напора, я только и смог, что с удивлённой рожей ткнуть пальцем себе в нос.

– Рьюга не дрался с тобой! За что ты его так измочалила?!

Ками сделала шаг вперёд и угрожающе нависла над моей невысокой аватарой.

– Эй-эй, палехчи, сестрёнка, не то я твоей головой тут полы вымою, как шваброй, и не посмотрю, что бы девушка! – огрызнулся я, едва лишь только смог взять себя в руки.

Забавно, что матофильтр “зажевал” мою попытку обозвать блондинку Рьюгой. Видать, близь НПЦ-медсестрёнки упоминать вслух такие детали было непозволительно.

– Так, детишки, не ссорьтесь! – в один голос произнесли Кентаро и начальница лазарета. – Здесь у нас лечатся, а не калечатся!

Видать, босс банды часто слышал эту фразу, а потому уже успел заучить её, и теперь произносил данную реплику одновременно с медичкой в шутку. А вот медичка не шутила. Она была строга.

– Говорите, была драка? – не предвещающим ничего хорошего голосом спросила НПЦ, жестом указывая Кентаро на одну из коек, куда требовалось сгрузить раненого.

– Это был спарринг, – произнёс главный и улыбнулся самой очаровательнейшей из своих улыбок в сторону хозяйки лазарета, но та не повелась.

“Кентаро применяет очарование (ложь) на Фудзико. Провал.”

Чуть ниже по логу можно было увидеть расшифровку провала: против нас были побитый Рьюга и Ками с высокой репутации, чьё обвинение являлось более весомым, чем репутация Кентаро и моя. Особенно с учётом того, что я догадался при неписи выдать угрозу в сторону “хорошей девочки Ками”. Скорей всего обман Кентаро с его-то конской харизмой сработал бы, если бы не вмешательство этой светловолосой дамочки: не зря же босс так уверенно топал в лазарет, не опасаясь наказания.

Сучка Ками явно знала, что делала, раскрывая мою роль в обеспечении задротышу крепкого здорового сна. Даже и не верится, что блондинка и очкарик – это один и тот же человек. Быть может, они, как мы с Ленкой, просто пользуются ассоциированным аккаунтом?

От размышлений меня отвлекла медсестра.

– Ты ведь новенькая? – спросила непись.

– Да-а-а-а… – неуверенно протянул я.

– Только прибыла, и в первый же день ввязалась в драку. Иди к директору. И не советую задерживаться, если не желаешь иметь дело с дисциплинарным комитетом.

Глава 9. В кабинете директрисы

Что делать? Я попёрся к директору.

Конечно, очень хотелось бы прогулять, но смысла в этом не было никакого: я ничего не выиграл бы, а лишь потерял. Меня сделали бы целью дисциплинарного комитета, ходящего под Императрицей Пимико, что привело бы к тому, что лоулевельного меня побили бы специализированные хайлевелы и всё равно притащили бы на ковёр главному неписю этой школы. Это не говоря о том, что репутационный урон оказался бы выше, а наказание – строже.

Вариант прогула наказания тоже был не особо осмысленным: за попытку уклониться от исполнения епитимьи тут нагружали удвоением дисциплинарного взыскания. Конечно, можно проигнорировать и это удвоение, но тогда ты получишь уже учетверённую версию наказания и дополнительный штраф к репутации. А бегать вечно не получится: рано или поздно ты отключишься от игры, и твой оффлайн-болванчик послушно пойдёт отрабатывать исправительные работы. Кстати, это позволяло догадаться, что там может произойти, если вляпаться в проблемы с полицией.

И чем это чревато? Да тем, что в качестве наказания тебе назначают всегда тот вид деятельности, который качает твои самые непрокачанные скиллы. С точки зрения лора – заставляют заниматься тем, что ты не любишь, а с точки зрения геймдизайна – нехило штрафуют на скорость прокачки выбранного тобой билда. И это даже если не касаться проблем с получением карманных денег от родаков.

В итоге, если уж тебя поймали, лучше быть послушной няшкой и не плодить себе дополнительных проблем.

И я был послушной няшкой. Я спешно протопал в кабинет директора и предстал пред очами суровейшей леди. Серьёзно, в этой игре было как-то мало взрослых персонажей мужского пола. Из таких, кажется, я встретил только пару полицейских за время поездки на своём скутере. Остальные все были дамочками, причём привлекательными: от моей маман до директриссы.

– Здрассте… – процедил я сквозь зубы неуверенно, не в силах отвести взгляда от анимешного декольте, но в следующую секунду спешно склонился в глубоком поклоне, едва лишь услышал первые слова моей Немезиды.

– Разве так положено приветствовать директора школы? – она не повысила голоса, но звучал он столь мощно и грозно, что это не могло не быть убедительным аргументом.

Благо, записанные шаблоны движения поправили мою неуклюжую попытку исполнить традиционное японское приветствие и придали ей необходимой чёткости и глубины.

– Виновата, директор-сама! – громко ответил я. – В моей старой школе этому не уделяли внимания!

– Вы больше не в старой школе, Матой-тян, – отрезала моя собеседница. – У нас иные правила. Для нас дисциплина – не пустой звук. А в вашем случае куда более важно, что противники вашей сестры следят за вашим поведением. Ситуация, при которой родственница девушки, желающей заполучить пост президента школы, ведёт себя подобным образом, бросает тень на кандидата.

Последнее было явно сказано для красного словца. Я читал на форумах, что репутационные бонусы и штрафы у разных персонажей не складываются. Это сделано специально для того, чтобы каждый желающий мог прикоснуться к контенту, открывающемуся при разных значениях данного параметра, или же заняться видами деятельности, которые могли бы обрушить репутацию основного чара.

Но я решил с этим не спорить. У неписи есть программа. Непись тут изо всех сил работает на создание атмосферы. Нечего издеваться над бедным ИИ, и тогда во время восстания машин тебя, быть может, пощадят.

– Да! – только и ответил я, понимая, что оригинальное японское “Хай” не звучит так нелепо, будучи употреблённым в подобном контексте.

– Что послужило причиной драки?

– Рьюга… – я отлично понимал, что фраза “причиной драки послужило моё желание потрениться перед настоящим махачем” вряд ли меня оправдает. – Облапал меня!

Я почувствовал, как рожа моего персонажа краснеет. Хе-хе, помнится, когда Кентаро хотел наколоть медичку, система чётко определила, что он лжёт. Но как движок понял, что это была именно что ложь? Даже с появлением ГП-технологий детекторы лжи не перестали быть фикцией… так что, очевидно: игра просто анализировала имеющиеся у неё данные о произошедших событиях.

Рьюга и правда меня обнимал без разрешения. У него даже кровь носом пошла, что чётко сигнализировало о наличии о системы информации о сексуализированности данного действа. Драка произошла уже позже. Иными словами, с точки зрения движка я сейчас должен был говорить правду. И пусть моя репутация снижена перками, репутация Рьюги была не сильно лучше: я помнил показания логов из лазарета, когда медсестра анализировала слова Кентаро.

– Это… – бровь директрисы пару раз дёрнулась, а затем женщина резко встала с места и ударила двумя ладонями по крышке стола. – Недопустимо!

– Вот и я так подумала! – радостно воскликнул я, разводя руками. – А ещё Рьюга распространяет курево на территории школы!

Наверное, мне просто хотелось утопить очкарика. Что это за поведение? Сам выпендрился своим “не буду бить девочек”, а как огрёб по полной, так жаловаться? Между прочим, я снова говорил правду! Движок должен был зафиксировать факт передачи никотиновых палочек от Рьюги мне.

– Мы… обязательно проверим это обвинение, – слова директора заставляли меня ликовать: я не заметил, чтобы Кентаро шмонал бесчувственного задротыша перед тем, как потащить в медпункт. – Но вы всё равно будете наказаны: о подобных случаях необходимо сообщать взрослым или дисциплинарному комитету, а не решать проблему кулаками. Драки в нашей школе запрещены.

– Меня накажут за то, что я защищала свою честь?! – возмутился я для правдоподобия: моя аватара воспроизвела вопрос очень-очень эмоционально.

– Вас накажут за то, что вы неправильно защищали свою честь, – отрезала директор. – Скажите “спасибо”, что я закрываю глаза на тот факт, что по прибытии в школу вы первым делом пошли искать неприятности, а не учительскую.

– Я заблудилась и хотела спросить дорогу! – возмутился я.

– Я знала, что вы это скажете, – директор опустилась обратно в кресло. – После занятий вы будете чистить бассейн, а пока – отправляйтесь в учительскую. Если заблудитесь, обратите внимание на план школы, который висит на стене у каждой лестницы.

Глава 10. Первая встреча с дисциплинарным комитетом

Чистка бассейна! Чистка бассейна! На текущей скорости обучения на лоулевеле, когда за одну драку я поднял 50% махания синаем, а за одну поездку – 30% вождения, эта чистка бассейна апнет мне минимум 1 уровень скилла уборки! Да, мелочь, но я просто обязан избегать прокачки бесполезных навыков всеми силами! Ведь именно умение не пренебрегать мелочами отличает настоящего геймера от казуала!

Я был погружен в свои мысли, а потому не сразу обратил внимание на присутствие в коридоре, близь кабинета директора, ещё одного действующего лица: строгой девочки-очкарика с косичками и с повязанной вокруг бицепса широкой лентой, на которой иероглифами было написано “дисциплинарный комитет”. Благо, движок переводил все эти японские закорючки сам, без толстых намёков вроде тыканья в них телефоном.

– Матой? Матой Юки?

Голос этой стереотипной старосты совершенно не соответствовал имиджу: нагловатый, дерзкий. Даже хамский. Но, как я уже сказал, я был слишком погружён в свои мысли, чтобы заметить чужое присутствие, а потому сначала услышал голос, а затем, обернувшись на него, удивлённо вперил взгляд в эту девочку-заучку.

– Ты на меня смотришь, будто бы впервые видишь! – усмехнулась та.

– А я тебя впервые и вижу, задротка, – буркнул я. – У меня ассоциированный с сестрой аккаунт. Так что возьми тряпочку и протри свой расплескавшийся пафос: он весь мимо.

– Вот как? – очкастая достала мобилочку, украшенную брелком в виде пафосного металлического орла, и углубилась не то в переписку, не то в чтение системной информации. – Это, действительно, неудачное решение создателей: почему бы не сделать эти… связанные аккаунты “двоюрными”? А то, смотрю, фамилия та же самая…

– Ладно, оставлю тебя наедине со своими переживаниями, мне идти надо, – проворчал я и тут же сделал шаг прочь.

Не то, чтобы я не был совсем уж заинтересован в данном разговоре или рассчитывал, что меня вот так вот отпустят, но мне показалось, что подобная демонстрация пренебрежения будет сейчас уместна. Она поможет скрыть мои истинные намерения и заставит мою соперницу быстрее думать. Быстрее, то есть менее качественно.

Хотя, конечно же, это всё умничанья задним числом от человека, который никогда не был силён в интригах. На самом деле, в тот момент я больше отыгрывал наглую хулиганку.

– Стоять! – раздался ожидаемый приказ очкастой. – Я тебя не отпускала.

Насколько же интонации и образ незнакомки не вязались друг с другом. И это в игре, которая даже мою речь увязывали с амплуа цундере, прибавляя капризности и бухтения там, где я этого, вроде как, не планировал.

По всему выходило, что имидж старосты был наносным. Не “родным”. Моя новая знакомая изначально генерилась в кого-то заметно более наглого и развязного. Да, именно развязного, а не строгого. Строгость бы не вызывала такого диссонанса.

– Иначе что? – я развернулся и решительно шагнул к девице, нагло вторгаясь в её зону личного комфорта. – Ударишь меня? Ну давай! Дай мне повод, мусорка!

– Бодренько ты, – осклабилась она, гордо вскидывая подбородочек. – Похоже, действительно не знаешь, кто я. Даже любопытно… зачем ты здесь, Матой Юки?

– А разве неочевидно? Я пришла жевать жвачку и драться. И жвачку я, как ты видишь, уже не жую.

– А если я тебе скажу, что есть возможность драться и не получать за это наказания? – прищурилась та. – Даже более того: что если я скажу, что тебе не обязательно… что там тебе назначили? Чистить бассейн?

А шустро тут документооборот шёл. Я не успел из кабинета директора выйти, как дисциплинарный комитет уже оказался в курсе моего наказания. Быть может, моя собеседница уже успела ознакомиться с причинами этого конфликта? С официальными причинами.

– Продолжа-а-ай, – протянул я, прищурившись.

– У меня тут появилась информация о том, что Кумио Рьюга распространяет сигареты на территории моей любимой школы.

Я улыбнулся. А кто бы на моём месте не испытал злорадства от возможности уже на первом левеле поднагадить более высокоуровневому члену небольшой банды?

Глава 11. Месть сладка

Мы с моей новой знакомицей оказались под дверями лазарета аккурат в тот момент, когда произошли два совершенно несвязанных друг с другом события.

Во-первых, прозвенел-таки звонок на перемену, возвещающий о том, что школьные коридоры вот-вот заполнятся великим множеством “оффиков” и даже некоторым количеством живых игроков.

Во-вторых, Кумио Рьюга покинул стены помещения, где “только лечат, а не калечат”.

Паренёк был онлайн. Он уверенно распахнул дверь и прошёл мимо нас с очкастой псевдостаростой из дисциплинарного комитета, даже не заметив. Мне аж захотелось привлечь его внимание пинком: больно соблазнительно выглядела ничем не защищённая мишень. Но я сдержался. Всё же, нужно было понять, как тут принято работать “легальным стражам правопорядка”. Я повернул голову в сторону своей напарницы.

Некоторое время нас отделяла друг от друга створка отворяющейся наружу двери медкабинета. Но это длилось недолго. Всего через секунду она вернулась на исходную позицию, открыв меня выжидающему взгляду псевдостаросты. Девица заметила моё замешательство и многозначительно кивнула в сторону Рьюги.

Я понял, что никаких подсказок более мне ждать не придётся. Я тут был сам по себе, а напарница присутствовала лишь для обеспечения моим действиям законности и принятия экзамена.

Ну… я решил, что пришло время для небольшого “полицейского беспредела”.

– ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ БОЛИ!!! – выкрикнул я, припадая на колено и складывая пальцы двух руку пистолетиком.

Старая японская забава. Азиаты не удержались и научили движок этой нелепой и тупой “игре”. По крайней мере, я достаточно ясно ощутил, как мои действия жёстко направляются на рельсы анимаций, делая выпад в сторону вражеского тыла больше похожим на какой-то пафосный приём из дзю-дзюцу.

Результативность сего действа также поражала воображение: враг весьма забавно полетел к потолку, хватаясь обеими руками за поражённый участок тела и сопровождая это самыми настоящими двумя ручьями карикатурных слёз, а затем припечатался маковкой в потолок и рухнул мордой вниз обратно наземь, позволяя мне насладиться видом огромной свежей пульсирующей шишки на голове моего противника.

И пусть в левой руке я не сжимал корпус мобильника, по косвенным признакам мне удалось понять, что я снял задротышу около трёх четвертей его максимального запаса здоровья, если не больше. Правда, я не мог сказать, что повлияло больше: своеобразная “сник-атака”, встреча бестолковки Рьюги с потолком или морды – с полом. Судить мне приходилось только по факту наличия трёх фризфреймов и размеру шишки, который, как я уже успел понять, зависел от длины полоски здоровья.

Надо будет потом пошуршать по логам.

– Не ожидал меня увидеть вновь, мой дорогой друг? – я не решился вновь пинать задротыша, опасаясь, что следующий удар может его вырубить, а потому просто поставил ногу прямиком на поражённый участок головы своего противника. – А я снова тут, несмотря на старания твоей сестрёнки!

Похоже, что система обрабатывала боль, как кратковременное лишение игрока управления аватарой для исполнения контекстной анимации. Иными словами, моя нога на шишке Рьюги была аналогом самого настоящего захвата: парнишка не имел перков на выносливость, а потому его тело просто зафиксировалось в попытке защитить шишку от моей обувки.

– И чего ты хочешь? Снова попасть к директору? – голос задротыша больше напоминал злобное шипение придавленной камнем змеи. – В банду Кентаро тебя уже не возьмут.

И тут подала голос псевдостароста.

– А зачем кому-то из дисциплинарного комитета вступать в вашу тухлую банду?

– Химура? – Рьюга не видел моей спутницы, но тут же узнал её по голосу. – Чего тебе надо? Меня только что побили ни за что, ни про что! Вы покрываете хулиганку!

Краем глаза я заметил движение в коридоре. Первые “оффики”, вышедшие из классов уже добрались до нас и теперь имитировали интерес. Некоторые доставали мобилки и щёлкали фотографии.

Кстати, я только сейчас осознал, что когда в прошлый раз дрался с Рьюгой, совершенно не следил за поведением его оффлайн-дружков. В логах о них не было сказано вообще ничего, но ведь интересно, как по-умолчанию банцу реагируют а драку со “своим”. Разве они не должны были защищать товарища? Или они просто с любопытством наблюдали за схваткой, точно так же фиксируя происходящее на убогие камерки телефонов?

Тем временем Химура подошла к моему пленнику и опустилась пред ним на корточки.

– Хулиганку? Да ну? А у меня записано, что ваша драка началась из-за того, что ты, мусора мешок, облапал новенькую, – псевдостароста улыбалась, но улыбочка эта была противной, приторно-сладенькой, не обещающей ничего хорошего. – Почему это её должны наказывать за твои проступки?

– Это враньё, – не сдавался Рьюга. – Меня оговорили. Не было ничего.

– Сигареты – тоже оговор? – Химура подняла взгляд на меня, и я молча пошарил рукой у себя в районе левой ягодицы.

Псевдостароста истолковала мой жест правильно и запустила руку в задний карман парня, после чего извлекла из него ту самую ополовиненную пачку сигарет. Забавно, что вот в этом моменте честной имитации ткани не имелось: содержимое карманов никак их не оттопыривало ровно до того момента, как не требовалось его извлечь.

– О-о-о, какой улов! – моя напарница выпрямилась и подняла пачку высоко над головой, давая рассмотреть её каждому из случайных свидетелей. – Все это видели?! Какое грубое нарушение школьных правил!

– Будь ты проклята, Химура! Будьте вы обе прокляты! – кричал в бессильной злобе Рьюга.

– Вообще-то, тебе нужно извиниться! – подал я голос и слегка надавил на шишку. – Меня наказали из-за того, что ты меня домогался! Но я тебя прощу, если ты уберёшь сегодня бассейн.

– Будь ты проклята! – не сдавался заморыш. – Сама убирайся.

– Очень жаль, что ты не готов сотрудничать, – вздохнул я, но тут краем глаза увидел того, кого мне видеть сейчас не хотелось, да и на кого смотреть было нельзя. – Химура! Закрой глаза!

Предупредив напарницу, я поспешно зажмурился и отвернулся.

Ведь там, средь толпы серых оффлайн-персонажей, ярким пятном выделялся он.

Кентаро.

Глава 12. Я не целуюсь с парнями

– Что здесь происходит? – грозно спросил Кентаро. – Юки? Я думал, мы на одной стороне! Почему ты решила выступить против нас?

Как быстро тон вопросов сменился. Начинал главарь местной банды так, будто бы готов растереть всех в порошок, а закончил – словно бы ему любимая сердце разбила. Интересно, это выходка движка, порой чересчур вольно играющегося с речью, или же сознательная попытка атаковать харизмой?

Я взмахнул синаем. Атаковал вслепую, движением, напоминающим удар клюшкой для гольфа, метя прямо в голову Рьюги. Два фризфрейма, ощутимые даже если закрыть глаза, доложили мне, что я попал. Да не просто попал, а ещё и успешно запустил тушкой задротыша в стену, выдав дополнительного урона.

– Ты слабый лидер, Кентаро! – выкринул я, делая шаг в сторону нового противника, а затем разворачиваясь к нему спиной, чтобы иметь возможность открыть глаза и посмотреть, способен ли Рьюга участвовать в бою. – У тебя в банде царит разброд и шатание. Ты не достоин зваться защитником Дорагон но Чие!

Вышло пафосно, на мой взгляд. И вполне в духе типичного аниме: там вообще система координат, по которой рассчитывается мотивация, несколько альтернативна обычной человеческой.

Открыв ясны очи, я увидел Химуру, которая умелым ударом добила задротыша, полностью исключая его из уравнения схватки.

– Нам надо уходить, – бросила мне псевдостароста. – Мы ничего не можем сделать против Кентаро. Он слишком красив.

Я не сдержался и хохотнул. Уж больно нелепо это прозвучало.

– Беги! – велел я девушке. – Беги сестра! Я буду стоять до последнего! И я задержу его!

По коридору прокатился ропот. Оффики обсуждали происходящее. Я быстро извлёк мобильный из кармана и поспешил углубиться в логи, чтобы понять, насколько осмысленно атаковать Кентаро апперкотами.

– Нет! Не смотри в мобильный!!! – испуганно выкрикнула Химура.

Поздно. Моя аватара уже залипла на личное сообщение с вложенным в него селфи главного хулигана школы. Он делал это селфи в ванной, прикрыв сияние цензуры обмотанным вокруг бёдер полотенцем.

Возможно, моя очкастая напарница кричала ещё что-то. Обещала вернуться или отчитывала за глупость и невнимательность. Я был не в курсе. Меня отрезало от всего мира. Цветочки, романтическая музыка и единственная фотография.

Ну и, конечно же, кровь из носа!

Проклятье! Этот гад личным сообщением заблочил мне менюшку и я теперь не могу даже выяснить, сколько урона мне нанесла эта фотка? Уже знакомые десять процентов или, в силу наличия на ней обнажённого торса, это был какой-нибудь крит?

К тому моменту, как эффект стаггера прошёл и я снова получил возможность контролировать аватару, мне на талию легла чья-то – а то я не догадывался, чья, – ладонь, а на подбородок – чьи-то пальцы.

Я поспешил зажмуриться, чтобы не попасть под очередную атаку харизмой… но затем вдруг, сопоставив факты и нарисовав мысленно картинку происходящего, осознал: это же традиционная позиция для поцелуя в губы! Да меня же после такого можно вперёд ногами выносить! Я не собираюсь целоваться с мужиком! Даже в игре!

Но как мне выпутаться? Попытка мотнуть головой провалилась: Кентаро явно немало поинтов вложил в силу, а у меня она мизерная из-за особенностей моего минимакс-билда.

Минимакс?

Точно! У меня же ловкость топовая! И среди минорных скиллов где-то затесалась гимнастика.

Я отклонился назад, перегибаясь через руку, удерживающую меня за талию. Учитывая, что на сей раз я уводил голову назад, подбородочный захват Кентаро оказался неэффективен и мне удалось выкрутиться, выскользнув из лап хулигана в стойку вниз головой.

Пронесло!

Я рискнул открыть глаза, чтобы понять, где находятся стены и не вмажусь ли я в какую-нибудь из них, продолжая филяк. Кажется, я слишком долго отдуплялся, что именно происходит и как мне быть дальше, потому как моя юбка, поддавшись гравитации, опала мне на лицо.

Надо было облачать мою Юки в мини.

Понятия не имею, что происходило дальше – в конце концов, шторка непослушного одеяния скрывала от меня окружающий мир – но уши мои улавливали движуху. Кто-то охал. Кто-то рухнул на пол с грохотом. Но, самое главное – кто-то рассмеялся.

И этот “кто-то” находился достаточно близко, как раз в том направлении, где в последний раз по моим прикидкам располагался Кентаро.

Я решил воспользоваться ситуацией: ведь пока враг хохочет, он вряд ли способен атаковать своей харизмой. Ловко сгруппировавшись – хвала шаблонам движения – я перекатился обратно к ногам своего противника и взмахнул синаем, намереваясь подсечь Кентаро ноги.

Это была плохая идея. Очень плохая.

Только такой идиот, как я, мог подумать, что широкий взмах синаем в узком школьном коридоре не обломается, когда оружие встретится с какой-нибудь из стенок.

Уф! Хорошо хоть мой противник принципиальный и девочек не бьёт: моя окровавленная носопырка прямо напрашивалась на пинок. Но вместо выдачи мне порции люлей, Кентаро лишь снова рассмеялся.

– Юки, ты такая милая, когда злишься! – сказал он, пряча руки в карманы. – Ладно, если очень хочешь, ударь меня.

Хулиган подался вперёд и постучал себя по щеке.

– Я не буду сопротивляться, обещаю.

Я рассеянно вытер кровь предплечьем и медленно выпрямился, сжимая в руке синай. Это всё выглядело подозрительно. Очень подозрительно. В голове тут же начали топотать мысли: я спешно просматривал свои воспоминания, пытаясь понять, как всё происходящее должно быть интерпретировано системой. И вдруг я понял что за всё время драки мне не удалось ни разу ударить противника. Ни разу.

Но ведь и Кентаро, по сути, не сделал ничего такого, за что я мог бы со стопроцентной уверенностью предъявить ему. Разве что “домогательства”, да вот что-то мне подсказывало, что “мальчик-красавчик” без труда отмажется: он всего-то меня за талию подержал куртуазным жестом, да за подбородок. А от поцелуя я успел уклониться.

А даже если бы не уклонился бы… скорей всего, с учётом харизмы этого хулигана, педсостав, состоящий преимущественно из женщин, счёл бы, что мне бы следовало не возмущаться, а радоваться. Это же не заморыш-Рьюга. Это мальчик-красавчик, ведущий себя, как главгерой романтической дорамы.

Значит… атака атаке рознь?

Я решил проверить свои предположения. Размахнулся и вдарил, что было мочи.

Звон душевной пощёчины заполнил коридор.

Глава 13. Обед под сенью сакуры

Мои прикидки оказались верными. Атака атаке – рознь.

Собственно, потому ни мне, ни Кентаро ничего не было за всё то, что мы вытворяли в том коридорчике. Мой противник легко отмазался, что “просто ухаживал” и “его не допоняли”. Моя пощёчина была признана совершенно законной, несмотря на то, что мне удалось снять несколько процентов здоровья этим ударом. Также, мне ничего не было за демонстрацию нижнего белья: да, тот грохот, который я слышал, был связан с тем, что люди со слабыми сосудами в носу увидели мои панцу, когда юбка задралась. Но система посчитала действие “законным”, ведь юбка задралась абсолютно случайно.

В общем, никаких новых санкций на меня не навешали, а Кентаро показал причины, по которым дисциплинарный комитет, состоящий преимущественно из девочек, его боится. Харизма этого парня была самым настоящим криптонитом для всех женских персонажей!

За время последней драки я даже успел немного поднять скиллы. Правда не рукопашные, которые были бы очень полезны – один удар не то, чтобы сильно повлиял на заполненность шкалы прогресса рукопашки. За стелс-атаку с “тысячелетием боли” мне разом дали 20% скрытности. А вот крутой выверт из захвата дал всего 5% гимнастики.

Зато сотрудничество с дисциплинарным комитетом помогло мне компенсировать тот урон по репутации, который я огрёб за первое избиение Рьюги.

В общем, сейчас я пользовался временем, выделенным в рамках обеденного перерыва и кушал, регенерируя потери от носового кровотечения: торс Кентаро обеспечил мне крит на добрые 30% здоровья.

– Слушай, – вдруг произнёс я, обращаясь к сидящей рядышком сестре, – может почистишь сегодня бассейн за меня?

Ленка отреагировала ожидаемо: возмущённо прыснув апельсиновым соком, который с видимым наслаждением потребляла.

– Юки, ты что, с луны свалилась?! – возмутилась она. – Ты косячишь, а мне что, теперь за тебя отдуваться?

– Ну, тебе же нужен сильный боевик? – поинтересовался я, задумчиво скользя глазами по строчкам текста, описывающим местную механику чёрного списка. – А я сейчас, если разок уберусь в бассейне, так сразу себе уровень бесполезного скилла апну. А это замедлит прокачку полезных милитари-навыков.

– И что, мне теперь всё время за тобой подтирать? – фыркнула Ленка.

– Я же за тобой подтираю по-родственному, – сказал я. – Ты не можешь сказать, что я не эффективен: именно благодаря попаданию к директору я достаточно быстро сблизился с одной девахой из дисциплинарного. Слышала о такой: Химура Ю?

– Ещё бы! – снова фыркнула сестрица и подхватила палочками сосиску-осьминожку. – Одна из верных подручных Пимико. Отлично стреляет из лука, гоняет на скейте, имеет хорошую репутацию в школе. Метит в студсовет. Хитрая гадина. Так что? Ты думаешь, что тебе удалось произвести на неё впечатление?

– Меня экзаменовали, это сто пудов, – высказал я свои предположения самым уверенным тоном. – И вообще, разве мы не должны с тобой работать в команде? Я вот хочу разобраться со всем побыстрее и остаток отпуска играть во что-то нормальное, а не в этот шлак.

– Ла-а-адно, – нехотя поморщилась сестрица.

– И после школы надо па-а-а-а-шопиться!!! – бодро “стрельнул” я с двух указательных пальцев в сторону Ленки. – Серьёзно, мне нужна твоя помощь: нужно подобрать грамотно шмотки для того, чтобы быть эффективным боевиком.

– Хорошо, – обречённо кивнула она.

– А ещё… почему ты тупо не поставишь Пимико в чёрный список? – задал я следующий вопрос, а затем тут же добавил. – Так, выключи этот свой взгляд “я разговариваю с ничего не понимающим в жизни имбицилом”. Между прочим, тут механика чёрного списка-то козырная: вы просто превращаетесь друг для друга в “оффлайн-персонажей”. Тебя даже побить не смогут! Это же решение всех проблем!

– В том-то и дело, что не всех, – вздохнула Ленка и кровожадно отгрызла “осьминожке” пару “щупалец”. – Если тебя не могут побить, это ещё не значит, что тебя не могут оклеветать. Или обойти на выборах. Даже более того: у нас использование чёрного списка считается признаком разом хамства и слабости. После такого репутацию уже не восстановить. Я знаю. Я сама так предыдущую королеву школы с сервера выгнала.

– Вот как? – хмыкнул я. – “Чёрный список есть, но пользоваться им нельзя?” Забавно тут у вас. Ладно… а что насчёт Кентаро?

– А что насчёт него? – переспросила сестра, стремительно покраснев.

– Его любят в школе? Если я его побью, как к этому народ отнесётся?

Ленка поморщилась.

– Не считайся с мнением толпы. Она ведомая. Отвернётся от лидера, едва лишь почувствует слабину. Останется несколько человек, которые будут следовать за ним и в огонь и в воду, но большинство ветрены. Чересчур ветрены.

– А мне нравится эта игра, – взмахнул я руками. – Всё прямо, как в реальной жизни! Вот она тебе, цена репутации: одно громкое поражение, и вот, ты уже на дне, никому не нужная валяешься!

– Поэтому ты и не пытаешься подняться? – огрызнулась девушка. – Чтобы не падать? Лучше прямо так вот? Тихо булькать на дне своего болота?

– Не надо грязи! – поднял я палец. – Я не тихо булькаю, а от души! Громко! Как пускающий газы бегемот!

– Ты просто не знаешь, как наверху хорошо, – устало поморщилась Ленка.

– В замках из облаков? – невесело усмехнулся я. – Плохо там. Неуютно. Нет чувства защищённости. Не то, что под толстым слоем грязи. Да, пованивает, зато безопасно. Впрочем, если булькать громко, то вонять будет и наверху.

– Даже если там будет вонять, то лишь временно: в облачных замках царит чистота, – Ленка постучала пальцем по виску. – Там нет грязи.

Я широко улыбнулся.

– От-че-го немеют зубы…

– Так? – сестра подозрительно изогнула бровь. – Ты чего?

– Как дро-жат от страс-ти губы…

– Ты тут петь собирается?!

– Ты поймёшь, когда поцелуешь грязь!

– У тебя же нет ни голоса, ни слуха! – возмутилась Ленка и поспешила зажать ушки.

– Ты узнаешь, что напрасно на-зы-ва-ют грязь о-пас-ной!

– А хотя… – она осторожно отвела ладошки в стороны. – В игре ты поёшь неплохо.

– Ты всё поймёшь, когда поцелуешь грязь! – весело вскинул я кулачок Юки в небеса.

Глава 14. Я – переведённая ученица

Перемена подошла к концу. Как и мои попытки бегать от преподавателей. Я решил пока что не испытывать терпение директрисы и, всё же, наведался в учительскую. Там я заполнил несложную и даже забавную анкетку, очевидно бесконечно далёкую от настоящей анкеты, заполняемой учениками в японских школах: уж слишком много внимания тут уделялось хобби, желаниям, страхам и прочим тому подобным штукам. Больше походило на те девчачьи опросники, которые ваши одноклассницы создавали на самопальных сайтах, а во времена наших дедов и бабок – размещали в огромных блочных тетрадках, любовно расписанных аккуратным почерком и разукрашенных разнообразными маркерами.

Я нарочно заполнял анкету как можно дольше, но, к сожалению, на последний урок всё же успел.

Симпатичная учительница – тут иных, кажется, и не бывает – привела меня за ручку в класс и поставила к доске, представляться перед будущими соучениками.

Я, памятуя о том, что игра японская, тут же взялся за мел и принялся писать своё имя на доске, пытаясь сделать это иероглифами… но, как выяснилось, переводчик с японского в игру встроен, а если хотите обратно на японский – это вы, батенька, своими силами. В итоге я ограничился изображением клыкастой морды и начертанием анкетного имени в стиле граффити-тэга. Получилось годно: навык рисования работал на “ура”. Я просто представлял, что хочу получить, а рука сама двигалась по доске. Правда, линии не всегда появлялись именно там, где я проводил “пером”, но это мелочи.

Закончив с изображением, я от души вмазал мелом по зелёной поверхности “холста” и обернулся к одноклассникам.

– Матой Юки, – гордо ткнул я себя большим пальцем в бюст. – Я люблю драки, гоняться на скутерах и красивых девчонок! Терпеть не могу соплежуев, караоке и когда меня учат жить! Это понятно?!

Я быковал, что есть мощи, отлично понимая, что в исполнении моей аватары “бычка” попросту не может выглядеть хоть сколько-нибудь внушительно.

И я был прав: моё представление встретило бодрые аплодисменты, причём, как в исполнении “оффиков”, так и онлайн-персонажей. Разумеется, хлопали не все. Посеревший силуэт Кумио Ками, сестрёнки Рьюги, к примеру, недовольно подпирал щёчку рукой и раздражённо фыркал. Плюс, две выглядящих особо ботанисто оффлайновых фигурки поёжились, видимо, уразумев кремниевыми мозгами, что человек с двойным набором хулиганских перков для них опасен вдвойне.

– У кого-нибудь есть вопросы к новенькой? – обратилась учительница к классу.

Руки подняли довольно многие онлайновые.

– Ты первый, Рэн, – кивнула преподавательница крупному широкоплечему парню.

– Юки, у тебя уже есть парень? – улыбнулся он, надо полагать, обворожительно.

Впрочем, у меня носового кровотечения не вызвало. Так что, не впечатлило. Я – калач тёртый. Меня харизмой меньше максимальной уже не впечатлить.

– Нет, с чего бы?! – ответил я на вопрос Рэна и вдруг понял, что прозвучало это чересчур мило-возмущённо, цундеристо. – Я не люблю соплежуев, я же сказала!

– Намёк понят, – подмигнул он.

Мне что-то не понравилось это замечание. Похоже у нас тут виртуальный жигало завёлся, которому в жизни от тянок ничего добиться не удавалось, и он тут сублимировал на виртуальных девахах.

– Кто-то ещё? – тем временем продолжала учительница. – Да, Йоко.

– Школьная газета! – поднимаясь с места сообщила девушка с волосами неопределённого цвета, застывшего между осенней рыжиной и русостью. – Ваша фамилия Матой, но также вас видели в компании Химуры Ю. Так кого вы собираетесь поддерживать на грядущих выборах?

– А вот кто меня будет раздражать больше, того я и поддержу! – фыркнул я. – Нормальных людей в правительстве не бывает, даже в школьном: туда попадает самый мусор.

Количество поднятых рук резко уменьшилось. Я так и думал. Жалкие конформисты! Я вас уже успел повидать за свою жизнь!

– А почему вы так считаете? – задала следующий вопрос Йоко, но учитель её перебила.

– Каждый спрашивает что-то одно.

– Могу я взять интервью после уроков? – задала следующий вопрос журналистка.

– Йоко! – строго нахмурилась преподавательница.

– Нет! – решительно ответил я, понимая, что это интервью ничем хорошим закончиться не может. – Я вашего брата терпеть не могу: от правительства вы отличаетесь только тем, что труба у вас пониже, а дымок воняет даже похлеще.

– Хватит! – прервала нас учитель. – Раз не можете познакомиться без ругани, значит время начинать урок. Юки-тян, выбирайте себе место и садитесь.

“Выбирайте место”. Хех, в Японии места, вроде как, назначают на основании какой-то сложной системы, учитывающей показания жребия и опыта предыдущих лет относительно совместимости конкретных учеников.

Я хотел-было выбрать местечко сзади у окна, но вдруг понял, что все они заняты. Пришлось застолбить последнюю парту у стены. Так, чтобы между мной и всеми остальными учениками была “мёртвая зона”.

Глава 15. Из двух зол...

А я всё гадал, как тут уроки устроены. Будет какая-нибудь миниигра, как в стареньком “Bully” или… если честно, я не знал, какое “или” тут может быть. Это же уроки! Никто не приходит в игры, чтобы делать уроки. Сидящих на занятиях игроков надо же как-то занять, и тематические миниигры подходят идеально!

Вы ни за что не догадаетесь, что удумали эти узкоглазые. Вы готовы? Присядьте и держитесь за стул.

ЭТО РЕАЛЬНО УРОКИ!!!

Конечно, не обычная школьная мура, а довольно годный научпоп, вроде лекций Джона Грина. Мне вот было интересно. Я даже забыл о своей роли и о том, что планировал сорвать урок, как и полагается настоящему хулиганью. Моя ботанская душа тянулась к знаниям. Проклятье! Да я шипел и швырялся бумажками в тех, кто пытался учителя перебить!

Серьёзно, в какой ещё школе вы услышите лекцию по биологии, описывающую принципы эволюции на примере выдуманной инопланетной среды? Учитель активно общалась с нами. Задавала вопросы. Спрашивала, как бы лучше приспособить животинку к жизни на дне инопланетного океана. Я активно предлагал варианты.

Короче… +10 баллов Когтеврану. Я дважды апнул биологию.

Сестра права: если я такой умный, то почему я такой дебил?

С другой стороны, я же мужчина, хоть и кавайная тянка. А НПЦ-учительница мне так мило улыбалась. Короче, да, я повёлся на виртуальные сиськи в игре, которая даже не 18+. Можете швырять в меня камнями!

Но урок окончен. А с ним и учебный день. Сутки в “Перекошенной Школьной Жизни” были устроены неравномерно. В них как бы было 24 часа, но ночью и на занятиях время стрелки хронометра двигались заметно быстрей, чем в свободное время. Я с этим не очень согласен, ведь лекции тут огонь, но очевидно, чем руководствовались геймдизайнеры, создавая подобный дисбаланс.

В принципе, я мог уже сваливать со школы и пойти бычить на соседей. Но не с моими стартовыми боевыми скиллами на такую авантюру подписываться. А топать в ТЦ без карманных денег и Ленки не имело смысла. А ведь сестра, к сожалению, задержится: у неё есть, чем занять себя в клубный час, да и бассейн она обязалась почистить…

Точно! Мне нужно найти терпилу, который помашет шваброй во имя блага великого семейства Матой, тогда и в ТЦ с сестричкой получится пораньше свалить!

Я начал озираться по сторонам, в поисках каких-нибудь ботанов, находящихся онлайн, но тут у меня перед лицом возникла ехидная янтароглазая моська “школьной журналистки”.

– Интервью?

– Нет! – ответил я инстинктивно, и попытался скользнуть в сторону от непрошенной занозы, но тут же оказался пойман в ловушку.

ТАДЫЩ! В стену рядом с моим плечом впечаталась ладонь моего одноклассника. Этот дурень решил замутить со мной при помощи стереотипного японского подката кабэ-дон и теперь нависал над маленькой хрупкой фигуркой бедной хулиганки Юки.

– Привет, красотка. Куда собираешься? – широко улыбнулся Рэн.

Тот самый, что в классе спрашивал, есть ли у меня парень. И тот самый, в которого мне приходилось швыряться бумажками, чтобы этот гад замолчал и перестал срывать интересный урок.

Я посмотрел на него. Посмотрел на ехидную моську журналистки. Потом снова на этого несчастного ухажёра.

– Ксо… – выдала моя аватара, понурив косматую рыжую голову.

Вмазать бы этому Казанове недоделанному по цензуре в районе паха, да только я не был уверен, что данное действие будет засчитано, как легитимное. В смысле… кабэ-дон засчитывается системой, как домогательство? Почему нет чёткой инструкции, в которой было бы прописано, когда я имею право кому-то настучать по голове, а когда – нет? Право слово, кто это придумал?

Хотя, тут на меня ругались даже когда я люлей навешал человеку, чьи действия были опознаны системой, как харассмент, так что, я и так, и так не в лучшем положении.

– Я наказана. Мне надо почистить бассейн, – я решил, что ввязаться в драку всегда успею, а потому, лучше сначала попытаться отмазаться от навязчивого воздыхателя способом, который не был бы чреват наказанием.

А затем, когда рядом не будет никаких свидетелей, можно будет и отходить синаем этого самозваного ухажёра.

– Ой, да забей ты, – отмахнулся Рэн. – Зачем оно тебе надо?

– Затем, что грязная плитка выглядит лучше, чем твоя мерзкая рожа, – с вызовом сказал я, глядя собеседнику прямо в глаза.

Тот лишь рассмеялся в ответ.

– Забавно! Знаешь, я найду кого-нибудь, кто почистит бассейн. С моим авторитетом можно оффика напрячь.

– Значит, я свободна?! – чересчур уж обрадовался я.

– Да, – подмигнул этот мачо.

– Могу заниматься, чем хочу?!

– Конечно! – надулся от собственной важности Рэн.

– Тогда я могу идти на интервью! – взмахнул я радостно руками и скользнул обратно к журналистке, которая так никуда и не ушла: она всё это время с интересом наблюдала за ходом беседы.

– Э-э-э… – поворот сюжета заставил моего незадачливого ухажёра растеряться.

– Ты же не отменишь по этому поводу своё решение, Рэн? – ехидно произнесла моя новая знакомица. – Ты же мужчина?

– Конечно же, мужчина, – сконфуженно поморщился молодой человек. – Вот это замечание было явно лишним, Йоко.

– Ну, тогда удачки тебе, Рэн! – я попытался перещеголять в ехидстве журналистку и, кажется, у меня это даже получилось. – Ладно, не будем терять времени, пойдём!

Я решительно схватил свою янтароглазую спасительницу и потащил за собой по коридору в направлении, где на горизонте не виднелся очередной ухажёр.

– Давай, Йоко! – кричал я. – Нас ждут великие дела!

Глава 16. ...выбирать не стоит!

Йоко быстро подстроилась под ритм моих шагов, и более не тащилась следом, а шла рядышком. Благо, её нижние конечности были заметно длинней коротеньких ножек Юки.

– Итак, Юки, наши читатели хотят знать о твоём кредо! Начнём, пожалуй, с этого!

– Моё кредо: из двух зол выбирать не стоит! – весело выкрикнул я, а затем, отпустив руку журналистки, разбежался и сиганул прямиком в окно.

Конечно, было бы куда пафосней, если бы я выбил бы своим телом стекло и полетел бы вниз, на улицу, в сопровождении блестящих осколков, но я решил не проверять на прочность свою аватару. Ограничился просто нырком в ближайшую открытую створку. Всё равно полёт с высоты третьего этажа был сам по себе рискованной затеей.

Но всё обошлось. Жёсткие шаблоны анимации заставили Юки сгруппироваться при падении, смягчить удар о землю кувырком и застыть в красивой пафосной позе, как после супергеройского приземления.

Я поспешил достать мобильный и просмотреть логи. Ничего. Никакого урона. Зато разом плюс 40% гимнастики и 20% паркура. И нефиговый такой бонус к репутации… но “замороженный”. В этой “Тормознутой Школьной Жизни” так бывает. “Замороженным” называют бонус или штраф к репутации, который появляется, когда некое действие уже совершено, и у него даже имеются свидетели, но сам бонус ещё не применился, потому как широкой общественности о деянии ещё не известно.

Круто вышло. Очень круто. Я поспешил переключиться на карту и поискать, где проходят тренировки какого-нибудь спортивного клуба из тех, где можно поднять боевого скилла. В смысле, я понимал, что это должно быть где-то поближе к спортзалу, но, право слово, я пока ещё понятия не имел, где тут находится этот самый треклятый спортзал, да и вообще, где нахожусь я сам.

Как оказалось, я был не то, чтобы далеко от цели. Тут буквально за угол повернуть и пробежаться чутка.

Я поднял взор вверх и попытался найти журналистку. Та всё ещё стояла у окна и активно щёлкала затвором фотокамеры, запечатлевая пафосно стоящую внизу фигурку Юки.

Я решил немного попозировать. Поднял левую руку на уровень головы и сложил все пальцы, за исключением среднего, в кулак. Жест тут же воссиял столь ярко, что стало совершенно непонятно, что же именно я такое показываю.

– Помести это на первую страницу! Так кликбейтней!

С этими словами я развернулся и поспешил к спортзалу, надеясь успеть прежде, чем начнутся тренировки. Клубный час тут тоже отнюдь не час длился, так что поторопиться стоило, если я хочу сегодня успеть апнуть хоть один полезный навык.

Я перебирал ногами, что было мочи, старательно качая атлетику. Правда, я не надеялся, что наберу много процентов этого скилла: он вообще “тугой был”, судя по отзывам на форумах. В общем, правка из соображений баланса – студенты в игре носятся туда-сюда постоянно, и если уж не замедлять скорость роста навыка, то весь сервер будет заселён исключительно олимпийскими чемпионами-бегунами.

В общем, я оказался на месте вовремя или почти что вовремя, так что, все мои усилия того стоили: как расходов полоски стамины моей аватары, так и казуса на входе в спортзал, когда я чуть было не врезался в миловидную девушку. Это была такая “домашняя няша”. Дизайн её аватары сочетал в себе одновременно как простую идею “типовой внешки” с длинными прямыми чёрными волосами и чёлкой, так и ряд грамотных аккуратных штрихов, отдаляющих образ от стереотипно идеального. Именно эта неидеальность, “шершавость” и цепляла глаз.

Я так залюбовался этой виртуальной девушкой, что даже забыл о том, что “за рулём” у неё живой человек. И этот живой человек о себе напомнил.

– Здравствуй, Юки, – улыбнулась незнакомка. – Ты пришла поступить в клуб кендо?

Я быстро скользнул взглядом по тренировочному кимоно незнакомки, по синаю у неё в руках, и рассеянно взлохматил рыжие волосы.

– А ты там будешь? – задал я довольно тупой вопрос.

Однако моя глупость была встречена мягкой тёплой слегка покровительственной улыбкой.

– Да. Я там буду, Юки.

– Ну, тогда решено! – бодро подмигнул я, на время, видать, забыв о том, что ныне я не гарный кун, а рыжая тян. – Я вливаюсь в клуб!

– Но я должна предупредить тебя, Юки, – спокойным, размеренным тоном заметила незнакомка. – Состоящим в клубах боевых искусств запрещены драки. Если вас поймают за применением силы, недостойным члена клуба кендо, вы будете исключены из наших рядов.

Я скептически хмыкнул, памятуя о том, какой беспредел творили состоявшие во всех боевых клубах подчинённые императрицы Пимико. На секунду я даже усомнился, что передо мной живой человек, а не НПЦ: уж больно речь была “отперсонаженная”. Без учёта метаполитики сервера.

– Ну, я, вроде как, работала уже в связке с дисциплинарным комитетом. Так что, драки, если и будут, то на благо школы.

– Очень на то надеюсь, Юки, – насколько же тёплой и милой выглядела улыбка этой аватарки. – Проходи в раздевалку. Прямо по коридору и направо. Сегодня можно в обычной спортивной форме. По окончании занятия подойди ко мне, если захочешь остаться в клубе: я тебя запишу.

– Лады, – кивнул я.

Я хотел сказать ещё что-то, – сам не уверен, что именно, – но моя собеседница уже успела повернуться ко мне спиной и продолжить путь к месту проведения тренировки.

– Эй! – окликнул я её. – Зовут-то тебя как?

– М-м-м? – девушка обернулась через плечо и многозначительно изогнула бровь. – Я думала, ты уже знаешь. Я – Ёкай Пимико. Императрица Пимико.

Глава 17. В женской раздевалке

Разумеется, я понимал, что первое впечатление бывает обманчиво. Но, будь я проклят, если хоть на минуту не задумался о том, правильно ли помогать сестре в её эгоистичном желании подмять сервер под себя.

С другой стороны, дыма без огня не бывает. Два совершенно разных, не связанных друг с другом человека, описывали Пимико, как диктатора. Значит, ряд признаков диктатуры в правлении “императрицы” имелся. Но теперь, встретившись лично с заклятым врагом Ленки, я начал понимать, каким образом “злобному узурпатору” удаётся привлекать в свои ряды столько лояльных функционеров.

Я был настолько сосредоточен на этих думах, что не сразу осознал, что мне удалось проникнуть в женскую раздевалку, и теперь я… окружён достаточно большим количеством девушек в нижнем белье. Будучи человеком практичным, я, конечно же, поспешил воспользоваться возможностью понять, какие именно панцу подбирают местные игроки, чтобы получить как можно больше бонусов к харизме.

Кстати, это даже не шутка. Я происхожу из той породы людей, которые не способны понять фетишизации нижнего белья. Я всегда воспринимал его просто как откровенно лишний, неинтересный с эстетической точки зрения, несущий исключительно функциональную нагрузку, слой одежды. Мою кровь куда больше будоражили те же шортики, чем трусики. Потому мне и местная школьная спортивная форма не нравилась: она включала эти дурацкие спортивные трусы.

Однако у моей аватары имелись совершенно иные взгляды на то, что считать сексуальным, а что – нет. Носом пошла кровь. Благо, паралича никакого не ощущалось, так что я мог с большой долей уверенности сказать, что урона моему здоровью не было нанесено: просто социальная реакция.

И реакция эта не осталась незамеченной. Местный серпентарий наполнился всеми оттенками мерзенького женского хихиканья, причём как в исполнении живых персонажей, так и сереньких “оффиков”.

– Што? – я попытался не ударить в грязь лицом и, протерев кровь предплечьем, с улыбкой развёл руками. – Это комплимент!

– Считай, что я польщена, Юки! – отозвалась одна из местных обитательниц.

Дамочка эта была весьма эффектной. Русоволосая, с заколотой чёлкой, гяру, украшенная невероятным количеством фенечек и кружевным бельишком. Она стояла предо мной без стеснения, уперев руку в бок и склонив голову к плечу. Во взгляде высокополигональных карих глаз плясали чёртики.

– Я что, настолько уже известна, что каждая собака знает моё имя? – изогнул я бровь.

Незнакомка хихикнула, шагнула навстречу мне и склонилась к моему уху.

– Ленка-таки не выдержала и обратилась за помощью к брату? – шепнула она.

Я вздрогнул. Не уверен, что у меня был повод чего-то бояться, но от неожиданности я на какое-то время даже забыл о том, что нахожусь в игре, а не прокрался тайком в настоящую женскую раздевалку с живыми женщинами.

– Вы с ней раньше дружили и ты её предала? – подозрительно сощурила глаза моя аватара.

Я достаточно хорошо знал свою сестру, чтобы быть уверенным: она не то, чтобы склонна трещать в сети о своей семье. Особенно обо мне. Эта чрезмерно осведомлённая гяру явно была знакома с Ленкой в реале.

И было слишком маловероятно, что эта дамочка являлась агентом от рода Матой, о котором мне забыли рассказать.

– Слишком громкие слова! – собеседница уже не шептала. – Это же просто игра!

Она отбросила волосы за плечо и хитро-хитро посмотрела на меня.

Я почувствовал досаду. Не то, чтобы люди Пимико не были в курсе, что я связан с Ленкой, но тут ситуация ощущалась несколько иначе. Знакомица моей сестрёнки могла понимать, насколько серьёзно моя младшенькая подходит к вопросу борьбы за сервер. Тут будет тяжелей прикинуться шлангом.

– Ты права, – улыбнулся я до жути ядовитой, мерзенькой-мерзенькой улыбочкой. – Это всё просто игра. А это значит, что нужно карпить каждый дием.

Глава 18. Императрица Пимико

Покинув раздевалку, я тут же направился на поиски Императрицы. Шагом быстрым. Решительным.

Я сливал эту катку. А Ленка её слила уже давно, иначе не позвала бы меня. Я не готов. Я не умею играть в интриги. Фехтовать словами. Выжидать момента. Угадывать тайные намерения. Это не моё поле боя. На нём я слаб. Чем тащить уже проигранное сражение, лучше разыграть карты иначе.

– Пимико! – позвал я, отвлекая императрицу от беседы с подчинёнными.

Среди этих подчинённых была и моя знакомица из дисциплинарного. Химура Ю. В кимоно, с щитком на груди и луком в руке.

Вообще, тут сейчас все девочки были наряжены атмосферно. Традиционно по-японскому. Один лишь я в белой футболке и синих спортивных трусах.

Главная причина моего пребывания в этой унылой виртуальной игрушке обернулась в мою сторону и посмотрела на меня выжидающим взглядом.

– Можно тебя на пару слов? – спросил я.

Разговоры замолкли. Императрица сделала шаг в мою сторону, поудобней перехватывая бамбуковый меч, словно бы ожидала, что сейчас начнётся схватка.

– Говори, – велела Пимико.

Как-то не по плану всё пошло. Я-то надеялся отозвать дамочку подальше от её подружаек. Тихонько пообщаться с глазу на глаз. А тут к моей персоне было привлечено столько внимания.

Хотя… когда было иначе? Существуют вообще парни, способные подойти к стайке девушек и забрать из неё на приватную беседу всего одну, “ту самую”? По-моему, это какая-то суперсила. Я ей не обладаю.

Приходилось играть теми картами, что выдала мне на руки судьба.

– Я – сестра Матой Сакуры, – матофильтр оперативно заменил “брат” на “сестра”, хотя я не видел в округе каких-то функциональных НПЦ, из-за присутствия которых подобный выверт системы мог бы потребоваться. – И я увидела в этом клубе человека, предавшего её. Я собираюсь отомстить.

– Ладно, – беспечно пожала плечами Пимико.

– Ладно? – удивлённо разявил я пасть.

– Да, “ладно”, Юки, – развела руками девушка. – А ты чего ожидала? Что я запрещу? Я тут строю империю зла, замешанную на крови, воинской чести и прочих классных штуках, делающих это болото более живым. Ты ведь собираешься вызвать кого-то на поединок, верно?

– Э-э-э… да, – рассеянно ответил я, а затем приставил одну руку ко лбу, имитируя заколотую вверх чёлку. – С причёской такой дурацкой… тебя, это… не смущает, что я на твоего врага, вроде как, работаю?

– Пхе! – отмахнулась императрица. – Я не смешиваю личные взаимоотношения с игровыми. Она хочет меня свергнуть? Почему бы и нет? Так даже забавней. Мне даже любопытно посмотреть, как именно это будет происходить. Вот она я! Кто со мной?!

Вверх взлетело множество кулаков.

– Я! – хором выкрикнуло множество глоток.

Причём кричали не только онлайновые, но и офлайновые персонажи. Скорей всего, последние ловили настроение настоящих игроков и просто усиливали его.

– Ксо, я вас не слышу!

– Я!

– Громче, вы, куски мусора!!! – возопила Пимико и приложила ладонь к уху.

– Мы все!!! – стройность хора потерялась, рассыпалась на десятки выкриков, каждый из которых пытался заглушить собой соседний.

Императрица крутанулась вокруг своей оси и развела руками.

– Люди любят меня, Юки. Как вы это разрушите?

– Легко, – сказал я без угрозы, с горечью в голосе. – Слишком легко, моя императрица. И я надеюсь, когда это случится, ты не будешь держать на меня зла.

Девушка улыбнулась. Тепло. Мягко.

– Не буду… так что, Юки, готова ли ты к серьёзной схватке под куполом Грома?!

– Вообще нет! – рассмеялся я. – Но что я теряю?!

– Ну, тут начинается самое интересное, – подняла палец Пимико и подмигнула мне. – Проигравшая должна будет оббежать всю школу нагишом.

Глава 19. А ты точно девушка?

Да-а-а, ставочка была зачётная.

Не то, чтобы я особо хорошо понимал принципы местной репутации, но моих поверхностных знаний хватало, чтобы осознать: урон от пробежки голышом не то, чтобы невосполним, но корпеть придётся долго. В моём случае было бы проще перегенерить персонажа, однако Ленка успела мне поведать о том, как местное комьюнити относится к “слабости”.

Хотя “отлавировать” возможность имелась. Насколько я успел вникнуть в принципы местного социума, здесь дурно относились именно к “слабости” и попыткам избежать проблем, выглядящим, как читерство в глазах казуальной общественности. А вот если избежать репутационного урона каким-нибудь особливо хитрым и сложным способом, вроде обхода всей школьной территории нагишом в режиме дочери от брака Сэма Фишера и Солида Снейка, не попавшись на глаза никому из НПЦ, оффиков и им сочувствующих, тогда можно даже приобрести уважухи.

Так, стоп! Что я делаю?! Почему я размышляю так, будто бы уже проиграл бой?!

Отставить пораженческие настроения! В конце концов, это сложно, но не невозможно. Да, я лоулевел, а моя соперница – давненько уже в клубе качается. Но ведь она явно основным классом не файтер, а вот я имею самые высокие стартовые боевые скиллы.

Но что куда важней: она – казуал, а я – опытный геймер.

В конце концов, именно таковы были мои измышления, когда я решался вызвать оснащённую дурацкой чёлкой подружайку Ленки на бой. Что с тех пор изменилось? Лишь зарево горящих мостов стало обрамлять мой силуэт.

Я вынырнул из своих мыслей и огляделся вокруг.

Школьный спортзал и правда начал напоминать Купол Грома. Не столько по наличию внешней атрибутики, сколько по поведению зрителей. Было в деятельности этих милых девушек нечто бесноватое, дикое, что бросалось в глаза даже будучи прикрытым атмосферными японскими одеяниями клубов кендо, карате и стрелкового. Обычных спортивных одеяний из белой футболочки и тёмно-синих труселей, как у меня, тут было меньше всего. Видать, большинство девочек из тусовки Пимико предпочитали упомянутые мной выше три клуба. И, да, немногочисленные парни на фоне этого малинника просто терялись.

Я решил посмотреть, что творится у меня за спиной и чуть было не подпрыгнул от неожиданности: всего в двух шагах позади стояла Пимико.

Узрев мою реакцию, девушка добродушно улыбнулась.

– Кто-то же должен тебе подсказать нормы поведения под Куполом Грома, чтобы ты опростоволосилась не так сильно, как могла бы?

Я выдал в ответ кривоватую неуверенную лыбу.

– Слушай, а ты только в “Школьную Жизнь” играешь?

Пимико удивлённо подняла бровь. Я почувствовал необходимость пояснить суть своего вопроса.

– Просто… есть же другие игрушки. Например, “Hearts of iron” в ГП вообще огонь. Да и политика там проработанная, а не как тут.

Девушка поморщилась.

– Я перестала покупать HoI, когда следом за Гитлером там начали цензурить Сталина. А когда я узнала, что в ГП-версии глава государства вообще не меняется, потому что это всегда твоя ГП-аватара, меня чуть не стошнило: я не хочу быть своей ГП-аватарой! Я хочу, чтобы моя Мышка нагибала! Я хочу барабан заряжания! – императрица начала лихо махать кулаком, словно бы стучала по невидимому столу. – Бам-бам-бам-бам!!!

– Эй! Это же Парадоксы! – развёл я руками. – Там же куча модов! В разработке одного из них я участвую: “Серый Кардинал” называется. Возвращает обратно систему лидеров из предыдущих частей, а игрок становится титульным “серым кардиналом”. Плюс мощный ребаланс.

– А затем выйдет патч-подготовка к очередному ДЛЦ и весь ваш мод полетит к чертям свинячьим, знаю я, – небрежно отмахнулась Пимико. – Поэтому я моды к парадоксовским играм не люблю. Из ГП-версий у меня сейчас только Стелларка стоит. Но она мне поднадоела.

– Стелларка поднадоела, а Школьножизнь – не? – удивлённо изогнул я бровь.

Левый уголок губ собеседницы скользнул вверх в ехидной усмешке.

– У ГП-Стелларки пока что всего два ДЛЦ и она крайне предсказуема. И будет такой где-то ДЛЦ до десятого. А эта вся дурь – нет. Кроме того… я сюда воткнула анцензор-патч, который делает происходящий вокруг бардак куда веселей.

– Анцензор-патч? – я не мог перестать удивляться. – Ты бана не боишься?

– Я тебя умоляю: это же японская игра. У себя на родине этот патч абсолютно официален, просто гайдзинам его не доверили: с точки зрения азиатов мы тут все слишком заморочены. Так что берёшь эту кучу файлов с иероглифами, пилишь напильником, ставишь локаль и всё: сервер сожрёт твою доработку за милую душу и добавки попросит.

Я подозрительно прищурился.

– А ты точно девушка?

Ответом мне был снисходительный взгляд.

– Ну и зачем ты строишь из себя опытного геймера, если не знаешь, что подобные вопросы в ГП-играх задавать некультурно?

Я покраснел. Пимико права. Мне стало стыдно.

– Ладно… так с чего мне начинать-то под Куполом Грома?

– Реслинг смотрела когда-нибудь?

Я старательно помотал головой. Так старательно, что даже несколько раз ударил себя собственным рыжим хвостиком по лицу.

Пимико вздохнула.

– Та-а-а-ак… объяснения становятся сложней. Рэп-баттлы?

– Не-е-е-ет!!! – возмущённо воскликнул я.

– Короче, прежде чем бить кому-то лицо, под Куполом Грома нужно обложить его трёхэтажным! И чем изобретательней, тем лучше!

Императрица решительно схватила меня за плечи, развернула и толкнула в сторону арены.

– Пора!!! Время крови!!! Время Грома!!! И пусть победит сильнейшая!!!

Глава 20. Под Куполом Грома

Равновесие я восстановил крайне быстро: всё же, высокая ловкость давала о себе знать.

– Ха-ха! Я смотрю, твои поджилки поджилки так трясутся, что на бой тебя приходится выталкивать? – тут же встретила меня первая шпилька со стороны соперницы.

Традиционное кимоно с белым верхом и чёрным низом, напоминающим разом и широкие штаны и длинную юбку, плохо сочеталось с причёской, физией и поведением стереотипной гяру, которая ещё и пытается косить под полноценную хулиганку.

Однако атака была засчитана: публике оно понравилось.

– Ты права! – с улыбкой развёл я руками. – Ты меня действительно пугаешь: твой вкус чудовищен! Так, как ты, не одеваются уже лет сто! Покажи немного кожи, подруга!

Я бодро хлопнул себя по открытому любопытным взглядм бёдрышку и пустил воздушный поцелуй в сторону зала. Похоже, что мой ответ был признан достойным. По крайней мере, если судить по бодрым выкрикам толпы.

– Это кендоги, милашка! – противница попыталась вернуть мне улыбку, но у неё вышло кривовато, натянуто. – Я смотрю, ты совершенно не разбираешься в том, что такое стиль!

Реакция публики оказалась не то, чтобы единой и бодрой. Многие смеялись, но реплика и правда вышла откровенно слабой.

– Конечно, знаю! – я взмахнул пару раз мечом, но сделал это нарочито неуклюже, словно бы клинок оказался чересчур тяжёлым и увлекал за собой. – Стиль пьяного мастера, например!

Не проканало. По залу прокатилось лишь несколько смешков. Но за их исключением тишина была такая, что хоть сверчков фонограммой пускай.

– А, к чёрту вас всех! – я зачесал пятернёй волосы назад, не особо надеясь на то, что моя шевелюра решит надолго сохранить новое положение. – Мы сюда трепаться пришли или дурь друг из друга вышибать?!

А вот данный выкрик уже был признан годным. Он получил поддержку, хоть и не ту, на которую я рассчитывал.

– Деритесь уже!

– Всё равно шутки у вас убогие!

– Кровь! Кровь! Кровь!

Я поднял синай над головой и, широко лыбясь, крутанулся вокруг своей оси, желая узреть лицо каждого человека в спортзале.

– Перейдём к действу?! Хватит предварительных ласк?!

– Бей! Бей! Бей! – скандировала толпа.

– Сколько слов и как мало дела! – окликнула меня соперница.

Я обернулся. Девица с дурацкой заколотой чёлкой уже встала в боевую позицию. В донельзя правильную. Рукоять меча на уровне живота, клинок смотрит в сторону моего лица. Одна нога выставлена вперёд и чуть согнута в колене.

Девочка явно тренировалась так, как её учили в клубе. Атаковать в лоб бессмысленно: вся моя ловкость окажется ничем по сравнению с правильно поставленными навыками и высокими цифрами скилла соперницы.

Но я и не собирался выступать на поле боя, привычном моей противнице. Я примерно знал, чего ожидать от неё, а вот она… она понятия не имеет, на что способен я.

И я не собирался давать подсказок. Даже встал в позицию нарочито неправильную. С синаем на плече и свободной рукой, упёртой в бок. Стойка бесконечно открытая к любой агрессии, да ещё и предполагающая атаку по ограниченному количеству направлений.

– Это что за пантомима? Курица, несущая яйцо?

Противница не купилась на столь примитивную разводку.

– Нападай.

И я напал. Рванул с места в карьер. Побежал прямиком на соперницу, но в самый последний момент подпрыгнул. Трюк невероятно пафосный: сальто через врага с ударом. Оно даже почти сработало: гяру лишь в последний мигу успела отреагировать и встретить мой клинок своим.

Громкий стук столкновения оружия остался где-то позади, а я вдруг осознал, что не с моими низкими показателями скиллов делать ставку на боевую акробатику. Проще говоря, я просто не мог приземлиться на ноги. Хорошо хоть старая добрая группировка помогла, как в момент, когда я сиганул в окно.

Перекат спас меня от урона падения, но не позволил мне вовремя развернуться в сторону соперницы, которая не стала терять времени и поспешила меня нагнать. Её синай уже на полной скорости нёсся по направлению к моему боку.

Я не стал рисковать в попытке парировать атаку и просто отпрыгнул, полагаясь на завышенную характеристику ловкости. И это помогло: от удара я ушёл, но вот сам прыжок из положения “на кортах” окончился приземлением на пятую точку. Да и уклонение только на короткое время оттянуло неизбежное: соперница просто повторила укол, метя теперь уже мне в солнечное сплетение.

И тогда мне на помощь пришёл старый добрый перекат, известный нам ещё из тех времён, когда играми было принято управлять с геймпада, а не силой мысли. Сам перекат у меня вышел хороший, качественный. Высокая ловкость делала его очень длинным, а шаблон движения направил меня не строго в сторону, а “на орбиту” к моей противнице.

Я завершил манёвр широким взмахом синая строго перед собой. Пусть так дольше, но зато не было риска промахнуться, как при уколе. В конце концов, я не был уверен, подправил бы автоприцел мой укол, реши я его исполнить.

И-и-и… трюк-то оказался хороший. Вот только я совершенно не учёл, насколько низенькой сделал свою Юки. Малышка просто не дотянулась до противницы. Банально ручки оказались коротковаты.

И тогда я сделал шаг вперёд и, всё же, рискнул совершить укол, рассчитывая на то, что моя соперница не привыкла иметь дело с кем-то настолько шустрым.

Фризфрейм!

Я поспешил развить успех и нанести как можно больше ударов, пока моя цель находится в стаггере прежде, чем её отбросит достаточно далеко.

Шаг следом – укол! Ещё шаг – снова укол!

И противницу отбросило назад.

Бой начался неплохо. Но как он закончится?

Глава 21. Дом летающих синаев

Я не стал торопиться сближаться с соперницей. Просто остался на месте и встал в защитную позицию. В правильную защитную позицию.

Мне уже стало ясно, что ленкина подружайка, хоть ничего и не понимала в том, как правильно носить чёлку или чего люди ожидают от тех, кого зовут своими друзьями, в клубе кендо болтов не пинала. Из неё получился отличный босятский. Причём, босятский даже не для Соулс-серии, а из Секиры: быстрый, подлый, да ещё и крепкий.

Да, я был уверен, что моя серия ударов отняла у противницы не так уж и много здоровья, а вот меня вполне может схожей цепочкой тычков в торс и ухандохать.

Неприятельница уже успела вскочить на ноги и подготовиться к новому раунду схватки, а я судорожно перебирал варианты. Сальтуха показала себя инструментом опасным и не особо полезным. Дальше орбитировать кувырками уже не осмысленно: мой враг не такая дура, чтобы второй раз купиться на подобный трюк. По крайней мере, если он не будет идти в связке с чем-нибудь новеньким.

А что я ещё умею? Я же могу вообще всё, что только связано с боем, но на самом базовом уровне. Мне известны все виды местного оружия. Все боевые искусства. И даже мотоциклы, граффити и швыряние предметов в окна.

Швыряние предметов?

Не долго думая – в бою не то, чтобы имеется время размышлять, – я с полного замаха метнул соперницу своё оружие, а сам рванул за ним.

Как и следовало ожидать, обладательница дурацкой чёлки парировала мой бросок, но судя по выражению её лица, эта отчаянная выходка застала её врасплох.

А уж как застал её врасплох следующий бросок? Публика очевидно оценила его. Особенно мужская её часть, ведь следующим снарядом была моя футболка, которую я спешно стянул через голову.

Само собой, меч соперницы тут же врезался в белую ткань, которая… разумеется забаговала! Не то, чтобы я на это рассчитывал, но, с другой стороны, у японцев подобные ситуации частенько встречаются, когда они берутся за честную имитацию ткани. Футболка то и дело теряла координаты своих полигонов и выстреливала целыми “стрелами” в то в пол, то в потолок, то к зрителям.

Это белое мельтешение позволило мне всё-таки вновь выполнить спасительный перекат и пройти “под радарами” прямиком к незащищённому боку противницы, где я обратился к навыкам Юки в области дзюдо, чтобы исполнить бросок с двойным подбивом, который в простонародье называют “ножницы”. Одной ногой ударить по бедру, а другой – аккурат с обратной стороны колена, зацепившись двумя руками за ткань белой вражеской кендоги.

Успешно! Два фризфрейма: один в момент непосредственно захвата, словно бы уже сам его факт отнимал здоровье цели, а другой – сразу после того, как ленкина подружайка рухнула спиной на пол.

Сколько я нанёс ей урона? Дотянул хотя бы до половины? Или до четверти?

Не было времени разбираться и гадать по насыщенности грязных пятен на одежде соперницы. И не было времени на скан ситуации через камеру мобилки.

Впрочем, я и не собирался дальше снижать здоровье соперницы, когда есть способ быстрее достичь победы!

Я поспешил опереться коленом на предплечье вражеской руки, всё ещё сжимавшей меч, а сам схватился за ворот кендоги противницы и рванул в стороны борта её одеяний.

Верхняя губа тут же ощутила влагу, когда я увидел кружевной бюстгальтер ленкиной подруги. Но паралича не ощущалось. Видать оттого, что это не меня атаковали: это я совершал действия, опознанные игрой, как развратные.

Как же мне повезло, что эта любительница дурацких чёлок носила кимоно поверх бельишка ради красивого декольте и не озаботилась хотя бы майкой. Тогда бы весь мой план накрылся медным тазом.

– Что?! – не поняла – или точнее поняла, но не хотела в это верить, – противница. – Что ты делаешь?!

У публики был тот же самый вопрос. Кто-то ахал. Пара человек выкрикнула нечто, что было тут же зацензурено системой, но большинство молча взирало на то, как я решительно схватился за последнюю защиту сияющей грудной цензуры соперницы и нагло рванул ту вверх.

– Наследую тебе, отец!

Нестандартная тактика принесла свои плоды. У противницы не было готовых шаблонов для поведения в такой ситуации. Она, конечно, инстинктивно пыталась мне помешать левой рукой, но разве это было для меня преградой после всего того, через что мне пришлось пройти, чтобы навязать этой гяру сверхближний бой?

Я победил. Независимо от того, что скажут судьи.

Я победил.

Потому что достиг своей цели. Унизил обидчицу сестры. Теперь даже если мне присудят поражение, это не будет иметь никакого значения. Ведь я, в отличие от некоторых, не привязан к “Кармадрочерской Школьной Жизни”.

И с самым гордым видом я поднялся. Я шёл, как крутой парень, который не смотрит на взрывы. Меня не беспокоило, что я на всю округу сияю лоулевельным лифаком, удерживающим пышный бюст Юки. Я не боялся удара сзади. Я даже на публику не смотрел.

Полностью игнорируя всё, происходящее вокруг, я снял с меча противницы футболку, избавляя её от необходимости “баговать” и спокойно пошёл за синаем.

И тут кто-то крикнул:

– Сзади!

И я рыбкой нырнул вперёд, в полёте оборачиваясь через плечо. Как я и ожидал, моя соперница, спешно натянув бюстгальтер на сиятельную цензуру, поспешила атаковать меня в спину.

Однако продолжения боя не последовало. Сначала в торс мстительной гяру ударила одна стрела. Потом – другая. Девочки и один парень из стрелкового клуба очевидно, как и я, посчитали, что бой уже завершён и не словом, но делом помешали вероломной атаке проигравшей.

Всё же, Ленка была права: тут крайне серьёзно относятся к проявлениям слабости.

Глава 22. Мне была нужна одежда с высокими статами, а меня назвали извращугой

Дебютировал я хорошо. Прямо замечательно. Даже Ленка ворчала больше “для порядка”, чем с целью высказать какую-нибудь реальную претензию.

Впрочем, и это ворчание то и дело уходило на второй, а то и третий план. В конце концов, спустя один игровой день у меня наконец-то появилась возможность обсудить эту “Дисбалансную Школьную Жизнь” со своей сестрицей более предметно, пока мы топтали выложенные плиткой полы ближайшего торгового центра.

– Не могу сказать, что в новой школе так уж и отстойно. Мне даже понравилось. Коллективчик, правда змеиный, но я вливаюсь, – было забавно слышать, как моя речь из-за обилия НПЦ на автомате цензурируется до максимально “отперсонаженной”. Вплоть до “в новой школе” вместо “в этой игре”.

– А ты думала? – гордо вздёрнула носик Ленка. – Что у меня нет вкуса? Ха!

Сестричка изящным жестом откинула собранные в хвостик волосы за плечо, не забыв при этом сверкнуть ярким маникюром и обилием украшений на пальчиках.

– Ладно, не будем терять времени! С чего начнём рейд на магазины?

– Помоги мне выбрать нижнее бельё.

Мося Ленки мгновенно подёрнулась чересчур густой тенью, а очи превратились в две ярких красных жирных точки. Кажется даже музыкальное сопровождение локации стало более глухим.

– Ты хочешь, чтобы сестра выбрала тебе нижнее бельё, извращуга?

Только сейчас до меня дошло, как это прозвучало, и я сделал то же, что сделал бы на моём месте любой адекватный человек.

Я начал ржать, как конь.

Игровой движок, разумеется, трансформировал мой хохот в форму куда более приемлемую для местных жителей: моя голова увеличилась, тело сдулось, а рот раскрылся на половину лица, не меньше.

И от этой метаморфозы я стал ржать ещё больше: в конце концов, до сих пор я ни разу не становился ожившей чиби-анимацией. Ощущения, надо сказать, забавные, особенно когда оно случается без предупреждения.

Это зрелище оказало на Ленку волшебный эффект: тень с лица исчезла, а рядом с головой возникла большая тяжёлая на вид капля. Похоже я недооценил узкоглазых аниматоров: ребята фантазию отпустили просто в свободный полёт.

Как хорошо, что в игре можно ржать сколько угодно, и ты даже не почувствуешь, что задыхаешься.

Тем не менее, даже не имея нужды плюхнуться на пол, я плюхнулся, и начал от души колотить по полу чибишными ручками и ножками.

– Вот умора-то!!!

Впрочем, смешно было только мне: сестрица же лишний раз убедилась, что живёт под одной крышей с конченным дебилом. Она прикрыла лицо рукой и просто стала дожидаться, когда же меня наконец-то попустит.

И это работало. Не имея лишних раздражителей я быстро – всего-то через полминуты – перестал хохотать и вернулся из чибишного состояния в нормальное. Насколько может быть нормальным состояние стереотипной рыжей цундерки.

– Уф… жесть какая… – сказал я, сидя на полу и утирая слёзы с внешнего уголка глаз: по старой доброй анимешной традиции в “Карикатурной Школьной Жизни” они скапливались именно там, а не где полагается скапливаться слезами у живых людей. -- Как ты могла обо мне такое подумать? У меня же есть вкус, а ты, определённо, бесконечно далека от того, как должна выглядеть достойная героиня хентая про сестрёнок.

У Ленки задёргался глаз.

– Если у меня есть выбор, то я предпочту счесть сказанное за комплимент.

– Как пожелаешь, – небрежно пожал я плечами.

– Так у тебя есть причина, которая сделала бы твою просьбу менее жуткой или мерзкой?

– Их три! – поднял я руку с тремя оттопыренными пальцами над головой. – В-третьих, стратегические панцу-шоты. Когда я буду драться против тех, кому теоретически способна понравиться, у меня будет возможность сверкнуть труселями и ошеломить противника, нанеся ему дополнительный урон через носовое кровотечение.

– А я-то тут причём? – гнев Ленки сменился на милость, но лёгкое раздражение всё ещё витало в воздухе.

– Во-вторых, ты явно шаришь в этом вопросе. Здесь же какой контингент? Подбора одёжки по одним только статам будет мало, – пояснил я, после чего продолжил объяснение, дивясь, как “статы” обратились в “оценки”, а “форум” в “журнал”. – Тем более, в одном из журналов я читала, что оценка одежды подгоняются вслед за модными веяниями школы, так что, без тебя не обойтись: ты ведь шаришь в труселях и лифчиках не только с точки зрения формальных оценок, но ещё и с точки зрения всей этой моды-шмоды. Не хотелось бы купить то, что на следующей неделе деградирует до жалкого “ну ок”.

– Это звучит логичней, чем вся та предыдущая чушь, которую ты тут несла, – задумчиво пробормотала Ленка, грозно упирая руки в боки. – Ладно, что ты там заготовила для “во-первых”. Давай, задави меня аргументами! Почему ты не можешь выбрать что-нибудь привлекательное с точки зрения твоего лесбийского взгляда?

Я виновато улыбнулся и развёл руками.

– А во-первых, я вообще не считаю бельё сексуальным. Как по мне, куда привлекательней, когда под блузкой у девушки не преграда в виде лифака, а прекрасное облегающее ничего. Для меня всё это бельё вообще неотличимо от купальника на пляже: какой бы он ни был минималистичный, моя кровь не забурлит даже чуть, – мой палец наставительно поднялся ввысь. – Нет, уверена, если я задеру в бою юбку и будет то самое “облегающее ничего”, это произведёт фуррор, но моя репутация после такого упадёт ниже плинтуса, не говоря о том, что отсутствие белья не одобряется школьными правилами.

Ленка взялась пальцами за переносицу и слегка покачала головой.

– Поверить не могу, что ты меня уговорила на эту авантюру.. ладно, вставай с пола. Пойдём выберем тебе подходящие панцу… – сестра решительно потопала в одном лишь ей известном направлении, по пути схватив меня за шиворот: я не успел подняться с пола и теперь меня попросту тащили следом. – Я видела хентай, который начинался также.

– Всегда есть хентай, который начинался также.

– Справедливо.

Глава 23. Не подглядывайте за хулиганками

Я осторожно высунул моську из-за шторки примерочной и поискал взглядом Ленку. Сестрички не было уже минут пять. Я уже начал напрягаться: выбор белья в этой “Переусложнённой Школьной Жизни” оказался процессом замороченным. Оказывается, нельзя было просто прийти и купить себе панцу. Требовалось соответствие типажу, цвету волос и фигуре. Вот просто представьте, что в вашей любимой РПГ имеется разделение на доспехи для витового паландоса и агильного рейнджера, и неправильный выбор может все бонусы обратить в дебафы. Представили? А теперь представьте, что вы понятия не имеете, какого класса ваш персонаж, и к какому классу принадлежит вот эта конкретная кольчуга. Вы как бы теоретически смутно догадаться можете, но это довольно хреновый подход даже при казуальном прохождении, а мне тут, вообще-то, минимаксить надо.

Благо, игровая механика позволяла примерить бельё перед покупкой. Я уже сменил где-то комплектов пять и сейчас был одет в “это уже на что-то похоже, кажется я догадалась, что тебе нужно, подожди тут”. Если верить мобильному, это переводилось, как “+3” к харизме. С точки зрения же зеркала это была розовая милота с алыми бантиками и белыми кружавчиками.

Короче, без Ленки я был беззащитен пред лицом выбора белья. Да и денег у меня не было для оплаты покупок, если что. А сестрица куда-то пропала. Может она АФКашнулась без предупреждения, потому что ей в реале позвонили?

Каково же было моё удивление, когда родственницы я так и не увидел, зато мне на глаза попалось аж три фактурных хулигана-банцу в униформе какой-то другой школы. Ребята нагло шатались по магазину белья, пользуясь тем фактом, что даже в эпоху ГП-технологий ИИ оставался бесконечно далёк от полноценного человеческого интеллекта. Ему удавалось имитировать жизнь, но не быть живым.

В частности, продавщице и оффлайн-посетительницам даже в голову не приходило прогнать бандитского вида парней из откровенно девичьей вотчины. Вот в жизни не поверю, что у этой троицы репутация положительная! Движок мог бы зацепиться за неё и подать сигнал персоналу магазина…

Хотя, если бы разрабы прописали что-то подобное, под звездорез мог бы попасть и я. В конце концов, я ведь даже не банцу, а банцу-босодзоку. Да и хулиганам тоже надо покупать бельишко, если уж не себе, так своей зазнобе.

Короче, стало понятно, куда вдруг делать Ленка: она поспешила увести своего небоевого персонажа подальше от опасности. Нет бы меня предупредить, а?!

Тогда бы я не высунул бы морду и не привлёк к себе внимание этой банды.

– А вы посмотрите, кто у нас тут водится?! – выкрикнул один из троицы, тощеватый бритый парень с серьгой в ухе.

Он тут же двинулся в мою сторону, а я же поспешил задёрнуть шторку, схватить синай и вжаться в дальнюю стенку кабинки с оружием в руках. Места было мало, но я надеялся, что его хватит, чтобы движок посчитал замах достаточным для нанесения полноценного урона. За последнюю дуэль и занятие в клубе я апнул фехтование аж на два пункта, так что разумней всего было играть именно от этого навыка.

Хулиган лихо рванул шторку в сторону и с пафосным видом перекрыл своей фигурой все выходы.

– А вот и… я…

Лицо парня тут же приобрело идиотско-восхищённое выражение, а из носа брызнули аж два алых фонтана.

Серьёзно, а на что этот идиот рассчитывал, когда заглядывал в раздевалку магазина нижнего белья? Что девушка там будет прилично одета? Или он не думал, что жертва решится инициировать файт, а потому планировал отделаться социальным кровотечением?

Хотя, быть может, он считал, что если инициатива развратного действия принадлежит ему – как это было в моём случае во время последней дуэли – тогда урона быть не может? Не повезло дубине: разрабы видать спецом оставили в женских раздевалках этакую защиту для переодевающихся, чтобы это было скорей комично, нежели жутко.

Я, конечно же, не будь дурак, поспешил воспользоваться ситуацией: банцу, который выглядел, как банцу, а не как задрот, скорей всего являлся изначально боевым персонажем, а потому мне, непрокачанному, схватка один против троих на равных условиях не светила ничем хорошим.

Уперевшись спиной в стену, я двумя ногами лягнул противника, обеспечивая себе место для размаха, а затем перехватил синай обратным хватом и атаковал точечно в подбородок, снизу вверх, намереваясь отправить хулиганьё в полёт к потолку, как обеспечивающий самый высокий урон.

Едва лишь только цифровая тушка моего противника взлетела вверх, как моему взору открылись фигуры ещё двоих моих противников: крупного толстого громилы, что с первого взгляда на меня отреагировал тоненькой социальной струйкой крови из носа, да его недоумённого поднявшего бровь напарника, выглядящего из всей троицы самым гламурным.

Я не стал их слишком долго разглядывать: мне ещё предстояло нанести первому из троицы максимальный урон прежде, чем его дружки сумеют до меня добраться.

А для этого следовало по максимуму эксплойтить особенности местной непродуманной боёвки, в которую ради понта добавили какой-то там учёт физики.

То есть, я поспешил развернуться к стене, а затем стартанул с места, выполняя классическую ещё со времён “Принца Персии” пробежку вертикально вверх для набора высоты, после чего оттолкнулся в сторону врага и, перевернув синай рукоятью к потолку, нацелил клинок в паховую область врага.

В общем, стоило бедолаге после встречи с потолком рухнуть на пол, как следом я обрушился на его прикрытую штанами цензуру, вложив в удар весь свой небольшой вес, всю инерцию падения и весь свой навык фехтования.

Аватара моего противника в анимации боли поспешила усесться и прикрыть руками поражённое место, после чего тут же встретилась мордой с моей облачённой в белый, с розовым кантиком, носочек пяточкой, которая отправила незадачливого вуайериста к товарищам.

Те отступили в стороны, рассеянно глядя на попавшего под град ударов другана. Видать, каждый из них уже решил, что комбо закончилось, однако это было не так: пинок не только отбросил противника от меня, но и перевёл анимацию боли с попытки прикрыть пах на защиту последнего поражённого участка – лица.

Иными словами, эти два фактора открыли хулигана для широкого, как говорится “от задницы” взмаха синаем прямиком в самую уязвимую область его тела.

Больше анимации боли не наблюдалось. Бедолага отрубился.

Его дружки перевели на меня медленные недоумённые взгляды. Очевидно, они не ожидали, что случайная школьница из местной раздевалки окажется способна выдать комбуху на все сто процентов урона, не оставив их товарищу и минимального шанса на защиту. Моё счастье, что япошки, прикручивая боевую механику не додумались ограничить максимальный входящий урон от комбо традиционными тридцатью процентами.

Миниатюрная грудастая рыжеволосая девица в милом розовом бельишке пафосно поднялась с одного колена, закинула оружие на плечо и, подняв левую руку, сделала приглашающий жест.

– Подходите по одному, щенята! Сейчас я вас отшлёпаю!

Глава 24. Это была плохая идея

Если честно, над ощущением высоты в “Кривой Школьной Жизни” могли бы и поработать. А то я уже третий раз сигаю с перил одного переходика на мостик ниже уровнем, а дух вот вообще не захватывает.

Зато погоня вышла годная!

Короче, мой блеф не сработал, и дружки побитого мной хулигана решили-таки рискнуть здоровьем и выписать мне экстра-порцию леща. Ну и я, не будь дураком, решил, что паркур и акробатика в качестве навыков самообороны в данной конкретной ситуации существенно выигрывают у фехтования и рукопашки.

Но вот чего я не учёл, так это того, что бельё, в котором я бежал из того магазинчика, всё ещё не оплачено.

В общем, к тому моменту, как я осознал свою ошибку, за мной гонялось уже два хулигана и не меньше трёх охранниц торгового центра. Да, охранниц. Одна из них, кстати, оказалась аккурат на том же этаже, куда я сиганул с последнего мостика-переходика, а потому мне пришлось поспешить ретироваться в противоположном от неё направлении.

– Стой, воровка! – кричала самоотверженная непись.

– Не поймаете, волки позорные!

Я уже где-то минуту бегал от всей этой толпы, но эта минута казалась мне вечностью. Каждому, кто хоть раз оказывался в суровом замесе сразу после применения требующей долгого отката ульты, меня поймёт.

И пусть мои стартовые навыки были достаточно хороши, чтобы даже в беге по прямой достаточно долгое время удерживать дистанцию с длинноногими охранницами, да без труда лавировать меж серенькими школьниками и школьницами, я отлично понимал, что уже одной ошибки может оказаться достаточно, чтобы специализированный искусственный интеллект скрутил меня в рогалик, да нацепил наручники.

Я как раз выбежал к ресторанному дворику, когда увидел спускающегося мне навстречу по лестнице смазливого хулигана. Того самого, что ни разу за всё время, пока я рассекал по округе в нижнем белье, не пустил даже капелюшечку кровушки из носа.

Я, между прочим, оскорблён.

– Сдавайся! – весело кричал этот человек, которого природа обделила минимальным вкусом. – Ты обязана вернуть неоплаченное бельё! Снимай сейчас же!

Хулиган не просто переобулся. Он это сделал в прыжке, да ещё и шнуровку полностью поменял. Нет, я всё понимаю, он ведь ни разу меня не ударил покамест, это я сам превентивно сбежал из магазина. Но ведь обидно же!

Не говоря уже о том, что я попросту не заслужил такого стёба над бедной рыженькой Юки.

– Как можно быть таким извращенцем: желать раздеть женщину, которая тебя не привлекает?! – я подбежал к одному из столиков, схватил стакан кофе и выплеснул его прямо в лицо хулигану-преследователю.

К сожалению, это был не какой-нибудь горячий американо, а гляссе: в итоге извращенец отделался просто коричневыми пятнами на форме, да медленно спозающим по его лицу пломбиром.

Осознав, что подобный трюк попросту не способен нанести противнику минимальный урон – даже фризфрейма не наблюдалось – я развернулся на девяносто градусов и в очередной раз сиганул с балкона вниз. Прямиком к выходу.

Чудом успел: охранница меня почти что за ноги схватила.

В общем, как бы не хотелось мне вернуться обратно в магазинчик и забрать одежду, я осознавал, что единственной возможностью скрыться от преследования и сбросить все “звёзды” было покинуть торговый центр и начать петлять средь переулков в надежде, что у моей неудачи больше не осталось энтузиазма и мне не грозит натолкнуться на очередную кучку банцу или босодзоку в непросматриваемых аллеях меж домов.

Благо, устроенного мной переполоха хватило, чтобы охранница, стоявшая на входных дверях, также сорвалась с места за мной в погоню, так что мой спешный спуск экстремальным прыжком оказался фактором, на который ИИ отреагировать не успел.

Я выскочил на улицу, где чуть-было не столкнулся с парочкой НПЦ-родителей, сопровождавших эталонную ботаншу-очкарика. Эти отреагировали на моё явление, как и полагается. Струйкой крови из носа. Оба родителя.

– Классная у тебя маман! – подмигнул я девчушке и рванул резко в сторону, лавируя меж прохожими.

Сначала я подумывал свернуть в ближайший проулок, но затем решил, что будет лучше скрыться по ту сторону проезжей части.

Ничего не опасаясь, я ломанул через дорогу, самозабвенно паркуря через истерично визжащие тормозами авто, водители которых не хотели провести остаток своих виртуальных жизней в тюрьме. Ведь что делают в виртуальной тюрячке? Тоже самое, что и в реальной, только ещё и бесполезный навык растят против твоего желания, если верить логике местной системы.

Под аккомпанемент ругани и громкого воя клаксона я добрался до зданий на той стороне улицы и ломанул в проулок мимо мусорных баков.

Движок сию же секунду обозначил, что я вхожу в “плохой район”. Всё подёрнулось серым фильтром, а звуки стали глуше, точно бы между мной и миром “людей с положительной репутацией” выросла двухметровая стена.

К сожалению, эта метафорическая стена не спасла меня от погони: пусть и с отставанием метров на двадцать-тридцать, но одинокая охранница торгового центра до сих пор шла по пятам.

Впрочем, мне удалось сбросить примерно восемьдесят процентов хвоста, а это всяко достижение. Теперь у меня появлялось хоть какое-то подобие надежды на удачное разрешение этого конфликта.

Я продолжил бег по переулку, но, к сожалению, местная архитектура меня угнетала своей простотой и отсутствием интересных идей. Мне на глаза не попадалось ни одного местечка, где можно было бы спешно забраться на крышу какого-нибудь коренастого магазинчика: в первую очередь потому, что бежать мне приходилось средь высоток.

Краем глаза я заметил ярко-жёлтую окраску подъёмного крана и нырнул в поворот, ведущий к нему.

Стройка!

Стройка была отличным местом для беглеца, владеющего паркуром.

По крайней мере я так думал, пока не перелез через ближайший заборчик и не обнаружил себя стоящим перед толпой бряцающих оружием босодзоку, часть которых тот час же известила меня о том, что мой наряд успешно прошёл проверку на очарование.

– Э-э-э… Юки-тян? А ты что тут делаешь?

Каково же было моё удивление, когда я, обернувшись на голос, увидел саму Ёкай Пимико, рассеянно утирающую рукавом одежды алую струйку крови, решившей выразить своё почтение моему розовому белишку.

Я скользнул взглядом по школьной императрице, по её свите, средь которой обнаружилась ещё парочка знакомых лиц, а затем сделал самое разумное, что только можно было сделать в сложившейся ситуации.

Я прыгнул на руки девушке, держащей в страхе весь сервер, обхватил её за шею, уткнулся носом ей под подбородок и заверещал, что было мочи:

– Пими-тян, спаси меня!!!

Глава 25. Пими-тян, спаси меня!!!

Пими-тян ошарашенно похлопала глазами. Степень ошарашенности была настолько высокой, что на пару секунд лицо императрицы старшей школы Дорагон но Чие транслировалось в игру упрощённым до предела: две жирные чёрные точки вместо глаз, прямая линия вместо рта. Носа не было. Зато имелись кровавые подтёки, начинающиеся там, где обычно у людей нос располагается.

Девушке пришлось даже мотнуть головой, зажмурив глаза, чтобы “сбросить” эту нелепую карикатурную личину.

– Ладно, но ты должна мне помочь, Юки-тян, – строго сказала моя последняя надежда выбраться из этой переделки не битой.

– Ладно! – уверенно кивнул я, перехватывая синай поудобней. – Кому мне морду бить?

– Тебе не надо бить никому морду, просто скажи удивлённо “а”.

– А? – недоумённо поставил я бровки домиком, и в следующую же секунду моих губ коснулись губы самой Ёкай Пимико.

Я давненько не целовался с живой женщиной. Как-то по молодости я ещё страдал такой ерундой, как ухаживания, свиданки, трата заработанных на должности программиста по вызову денюжек на подарочки, но не срослось. Банально по причинам моего тотального на тот момент нищебродства. Как и полагается нормальному мужчине я гордо ударился в построение карьеры и повышение профессиональных навыков. Ну и, как говорится “если до двадцати пяти не женился, то потом уже рано”.

Ладно, моя история жизни – штука скучная и никому не интересная, в отличие от поцелуев с анимешной красоткой, когда ты сам – анимешная красотка. Суть не в том, почему я давно с живыми женщинами не целовался, а в том, что факт последнего поцелуя состоялся много лет назад, и мои воспоминания о нём подстёрлись, а потому я не мог на тот момент с должной степенью точности оценить правдоподобность ощущений. Но мне сам поцелуй показался “подсмазанным”. Губы-то ощущали всё, вроде бы, как и полагалось, а вот язык и нёбо словно после заморозки отходили. Факт прикосновения ощущали, но приглушённо, без какой-то особой перчинки.

Тем не менее, я проникся. Не сразу, конечно. Мне потребовалась примерно пара секунд, чтобы осознать, что именно происходит, а затем ответить императрице взаимностью. Тем более, что поцелуй этот был нежный, мягенький. Его контекст и исполнение оказались куда важней моих ощущений…

А затем Пимико просто отстранилась и опустила руки и я, испуганно ойкнув, шлёпнулся пятой точкой о землю. Фризфрейма не было, так что, урона я по-ходу не получил, однако всё равно неприятно. Во-первых, потому что потому что неожиданно, а во-вторых, из-за лока в анимации, когда я просто сидел и с недовольной миной потирал ягодицу.

А вот девочки Пими-тян сорвались с места. Все. Словно бы я был тем платочком, который роняла на проезжую часть скудно одетая девица в фильмах про уличных гонщиков, подавая таким образом сигнал к старту забега. Я даже слегка удивился, что меня не затоптали при этом.

Едва обретя возможность крутить головой, я проследил за своими семпаями – уверен, что тут почти все считались на год-два старше меня, – которые активно мутузили тех самых гопников, с которыми недавно игрались в пафосные гляделки. Ну, теперь мне стало понятно, в чём дело: Пимико воспользовалась мной для того, чтобы атаковать этих бедолаг харизмой. Моей харизмой. Атака вышла мощная, застаннила большую часть противников, из-за чего на короткое время активных боевиков среди “наших” вышло заметно больше, чем у “ихних”. И это, надо полагать, предопределило исход схватки. Потому как императрица не торопилась вступать в бой и просто взирала на потасовку с гордой физией, рассеянно утирая предплечьем текущую из носу алую жидкость.

– Могу сказать, что для казуалочки про школоту, тут проливается чересчур много крови, – отметил я, поднимаясь с места. – Между прочим, это было некрасиво.

– Некрасиво? – удивлённо подняла бровь моя собеседница. – О чём ты?! Наши дражайшие оппоненты оценили. Очевидно же, что твои слова – наглая ложь и хула!

– А вот ничего и не хула! – надул я губки своей аватары. – Это некрасиво по отношению ко мне! Я, между прочим, думала, что у нас всё серьёзно!

Рядом с головой Пимико тут же возникла большая тяжёлая капля.

– Счегобы? Что заставило тебя так думать, пигалица ты рыжая?

– Ну, в-третьих, потому что мы оба поистине достойные геймеры, совершенно случайно встретившиеся друг с другом, – поднял я три пальца. – Две родственные души, неведомым образом столкнувшиеся средь толпы приземлённых казуалов, ценящих лишь внешнюю оболочку!

Капля исчезла, и во взоре императрицы блеснуло любопытство. Она пока ещё не знала, как относиться к моему заявлению. Считать ли его троллингом или же опасаться того, что я в своих суждениях альтернативно адекватен на самом деле, а не понарошку.

– Интересная манера перечислять причины и пункты. Ладно, я заинтересована. Что дальше?

– Во-вторых, у тебя потекла кровь из носу при взгляде на меня! И это ещё до поцелуя.

– Я не лесбиянка, – рассмеялась Пимико. – Это просто перк такой. Я специально его себе поставила, чтобы не реагировать на подкаты местных мальчиков, потому что они мне мешали бы строить империю зла. Это потом я узнала, что можно было бы пикнуть фудзёси и вестись только на яой, но переделывать персу было уже поздно.

– Так и я не лесбиянка, – развёл я руками и хитренько улыбнулся. – Это просто перк такой бисексуальный. Я его себе специально поставила, чтобы поинтов побольше на годноту выгрести. Я всего лишь хочу сказать, что у нас с тобой обеих отличный вкус!

Императрица решительно взяла меня за лямку лифчика и потянула на себя. Я по инерции сделал шаг, а затем за моей спиной пролетело тело одного из вражеских бойцов. Определённо, меня бы зашибло, если бы не помощь товарки.

Тогда я поднял руку и загнул ещё один палец.

– Ну и во-первых, потому что я рыжая цундерка, а рыжие цундерки всегда выигрывают в гаремнике.

– Это не гаремник, – фыркнула Пимико.

Тогда я уверенным жестом указал на дерущихся с гопотой девочек и посмотрел собеседнице в глаза строгим требовательным взглядом.

– Я просто строю феминистическую империю зла! – жалобным тоном произнесла бедняжка.

– Вокруг тебя куча анимешных тёлочек, а у тебя течёт кровь носом, когда ты смотришь на то, как они переодеваются!

Ответом мне был тяжёлый вздох.

– Ксо! Я действительно ядро лесбийского гаремника…

Но уже через секунду Пимико разразилась смехом. Бодрым. Весёлым. Бойким.

– Остроумно, Юки-тян! Остроумно! Я это ценю!

И эту вот прекрасную идиллию разрушило вмешательство лица, о существовании которого я совсем забыл. Лицо это появилось откуда-то справа, где, надо полагать, можно было обнаружить ворота или калитку. И, едва лишь ступив на сцену, оно тут же громко возвестило о своём явлении.

– Стой на месте, ты, криминальный отброс! Никто не будет воровать из магазинов! Не в мою смену!

Охранница. Охранница торгового центра.

Думаю, все уже поняли, как я отреагировал на эту ситуацию.

Разумеется, я вновь прыгнул на ручки императрице школы Дорагон но Чие и вновь возопил, что было мочи:

– Пими-тян, спаси меня!!!

Глава 26. О незадачливой воровке замолвите слово

Лицо императрицы вновь приняло то карикатурно упрощённое выражение.

– Во имя Хидео Кодзимы, что здесь происходит?! – взмолилась она.

– Я нечаянно украла нижнее бельё из магазина, – честно признался я.

– Каким образом можно нечаянно прийти в магазин, переодеться в бельё и убежать?! – недоумевала Пимико.

– Не надо возмущаться, – наставительно поднял я палец. – Всему есть разумное объяснение.

– Почему ты говоришь так? – скептически вздёрнула бровь императрица.

– Потому что всему есть разумное объяснение, – развёл я руками…

А затем меня вновь уронили. Я испуганно ойкнул и залочился в анимации боли после падения.

– Это было грубо… – пробормотал я, а затем услышал то, что в текущей ситуации слышать хотел меньше всего.

– Аривидерчи, Киса!

Усилие воли, которое я приложил, чтобы перевести взгляд на Ёкай Пимико было столь велико, что, кажется, движок согласился со мной и раньше времени прервал лок анимации. Между прочим, глава дисциплинарного комитета, её девочки и оставшиеся способными к самостоятельному передвижению гопники уже разбегались во все стороны, как разлетается стая голубей, стоит какому-нибудь трёхлетнему карапузу, весело махая руками, ворваться на место, где птицы кормились обильно рассыпанными хлебными крошками.

Очевидно, никто не хотел связываться с органами правопорядка, которые могли навесить на них кражу белья и массовое побоище в составе организованной группы.

– Стой! Не оставляй меня, животное! – взмолился я, протягивая руку вслед за ускользающей императрицей.

– Каждый сам за себя! Закон джунглей! – выкрикнула та уже откуда-то из-за угла.

Я устало вздохнул и перевёл взгляд на охранницу, которая за то время, пока я был залочен в анимации потирания ушибленного зада, подошла почти в упор.

– Моё сердце разбито… я сдаюсь. Забирайте своё бельё.

Щёлкнула застёжка лифчика и я, не особо стесняясь НПЦ – она же женского полу, так что, проблем быть не должно, – протянул охраннице ворованное. Да и, что-то мне подсказывало, что я таким образом сохраню больше репутации, чем если предприму неудачную попытку побега с сохранением белья. А шансов на хороший исход у меня было немного, если вспомнить, как часто я оказывался на самом краю поражения, когда гонял по торговому центру, где у меня было всяко больше шансов уйти от захвата.

– Но я хочу сказать, что всё это было лишь недоразумением.

– Ну зачем же на улице раздеваться?! – НПЦ тотчас же отвернулась и выставила перед собой руку, словно бы пытаясь закрыть белое сияние в районе моего объёмного бюста.

– Ну а как иначе-то бельё отдать? – не понял я.

На самом деле я не такой дурак, как могло бы показаться случайному свидетелю данного разговора. Просто в тот момент моя голова была забита мыслями о том, как бы улучить момент и смыться. И ситуация, в которой охранница жмурилась и ворочала головой, мне казалась весьма благоприятной для подобных попыток, но я не был уверен в ней до конца.

Более того, я с самого начала собирался сдать бельё, а затем, когда руки НПЦ будут заняты, сбежать и затеряться средь мусора и строительных лесов. Собственно, как и планировал до того, как вляпался в противостояние предательницы Пимико с теми гопарями. Требовалось только разорвать дистанцию с преследовательницей наиболее безопасным из возможных способов. А там уже завсегда можно было бы дозвониться до сестры и попросить её принести одёжку в условленное место.

– В магазине же! – возмущённо выкрикнула охранница.

И тут в уравнении появилась новая, давно уже забытая переменная, которой надоело тусоваться где-то за скобками.

Моя сестра.

Она явилась из ниоткуда, ворчливым капризным ангелом, который завсегда спасёт попавшего в беду родича, не забыв его отчитать, как описавшегося мимо лотка щенка.

– Стойте! – воскликнула она, становясь в пафосную позу, словно бы следующей фразой должно было стать незабвенное “возмездие во имя Луны”. – Я протестую! Бельё оплачено! У меня есть чек!

– Сестру-у-у-уня! – протянул я разом радостно и жалобно. – Единственный человек, который никогда меня не бросит в этом злом жестоком мире!

– Чек? – охраннице потребовалось время, чтобы дойти до моей светловолосой спасительницы и лично убедиться в том, что та не врёт. – Да, действительно, покупка оплачена.

НПЦ козырнула, а затем расслабленно двинулась на исходную позицию, целиком потеряв интерес к моей персоне.

– Приятного дня, приходите ещё.

А вот кто не потерял ко мне интереса, так это Ленка. Её взор горел праведным гневом.

– Ты свой мобильный вообще проверяешь?! – рыкнула девушка.

– М-м-м… мобильный?

Я взял телефон – раскладушка всё это время болталась у меня на бедре, словно прищепка, державшаяся за ткань труселей, – и… обалдел. Количество входящих сообщений было огромным.

Хех, а я-то всё думал, что это очередное системное письмо. Их в “Навязчивой Школьной Жизни”, как и в любой аниме-игре было море. Когда я только оформился в клуб кендо, мне пришло штук семь таких, с приглашениями в какие-то беспонтовые активности. Когда мне довелось переступить порог ТЦ, телефон стал разрываться от информации о скидках и вакансиях. Собственно, потому в раздевалке я и не думал его открывать, только ворчал про себя, что даже в игре не скрыться от спамеров.

А тут оказывается, мне живые люди написывали. Ленка вот предупреждала, что надо пересидеть в раздевалке и не привлекать внимания. А взявшийся за задание по чистке бассейнов неизвестный ухажёр предлагал звонить ему, если меня будут какие-нибудь упыри докапываться, и что он сегодня будет тусить в ТЦ с друганами…

– Какие-нибудь упыри докапываться? – прошипел я сквозь зубы. – Так вот, чьих это рук дело. На что он рассчитывал? Неужели кто-то до сих пор пользуется этим нелепым трюком с фальшивым спасением?

– О чём ты вообще, болезности кусок? – фыркнула Ленка. – Неужели так трудно было взять телефончик и прочитать входящие?

– Спама же дофига, – ответил я. – И вообще, могла бы и позвонить.

– И звуком звонка выдать, что ты в раздевалке находишься? – ответила сеструня. – Между прочим, мы только что купили далеко не самый крутой комплект просто, чтобы у тебя проблем не было.

– Ой, да ладно тебе, ты же хайлевел! – развёл я руками. – У тебя должно быть много денег.

– Я не работаю, деньги получаю только карманные, и они все у меня пущены в дело: в мои шмотки и в предвыборную. А бельё тут, между прочим, не дешёвое.

– Оу… – моё лицо виновато вытянулось. – Так вот, какая тут экономика? Неортодоксально.

– Угу, – ответила она, доставая из сумочки мою одежду: я отметил, что сама одежда выглядела всяко больше сумочки, но бездонные вещмешки в видеоиграх уже давно никого не удивляли. – А теперь, Питером Мулинье тебя заклинаю, оденься и мы освоим уже остатки выделенного на тебя бюджета.

Глава 27. Зачем?

Я устал.

Серьёзно, шоппинг – это вещь невероятно утомительная. Даже если речь идёт об игре. Казалось бы, кайфовать же должен: одеваешь аватарку красивой анимешной тянки в красивые тряпки и радуешься. Но, курва, это если ты играешь в нормальную игру. В игру, где либо у одежды есть фиксированные статы, либо она – чистая косметика. Но нет же, в этой “Долбанутой Школьной Жизни” статы у шмоток динамические! Под моду подстраивающиеся!

В итоге вот мне всё нравится, но приходится отказаться от шмоток из-за Ленкиного “фи”. Кстати, я проверял это самое “фи” на прочность. Сестрёнка же подбирала одёжку, глядя на характеристики, как крутые парни смотрят на взрывы. То есть, вообще их игнорируя. И хочу сказать, что она почти никогда не ошибалась. А тыкать её носом в те самый ошибки не хотелось: я понимал, что цифры могли легко “перебалансироваться” на следующей же игровой неделе.

Короче, когда меня прибарахлили, игровые часы уже показывали вечер. На нас уже охрана начинала косо поглядывать, напоминая о том, что до закрытия торгового центра осталось всего ничего. Перечить бравым НПЦ, способным гонять моего персонажа по всей округе из-за какого-то нелепого недоразумения, не хотелось, и мы с сеструней послушно двинулись прочь.

Могу сказать, что итоговый внешний вид мне понравился. Наверное, я бы оценил его куда больше, если бы какой-нибудь человек в чёрном подошёл бы ко мне и “шварканул” нейрализатором, стирая из моей памяти мучительный процесс подбора. Но даже моему мозгу было очевидно, что Юки идёт комбинация джинсовой юбочки с однотонной тёмно-зелёной водолазкой, умеренно подчёркивавшей грудь. Остальные элементы образа тоже радовали: неформального вида рюкзачок, украшенный чибишным скелетиком, чулочки-оверкни, цветастые кроссовочки и ещё всякое по мелочам.

Хотелось бы сказать, что меня отчего-то изрядно “порвало”, когда я навешивал на телефон брелок с бонусами к акробатике и пихал в волосы заколки, увеличивающие урон от контрударов. Не то, чтобы в играх всякие кольца “+6 к атаке” были редкостью, но местная альтернативная логика уже не позволяла смотреть на мир, “как прежде”. тем более, что боевые статы колочек-брошек тоже подчинялись правилам моды. Да-да-да, в этой игре кожаные куртки и плащи босодзоку давали плюсы к урону и броне не потому, что так задумывалось разрабами, а потому, что те, кто чаще махаются, предпочитают носить именно такую одежду.

И, разумеется, я затарился чисто боевыми сеттами. Но мой стиль боя, предполагавший частые атаки очарованием вынудил меня и в этой ситуации обратиться за помощью к Ленке, с которой мы на пару изобретали образ роковой хулиганки.

Но всё было позади, и с чувством выполненного долга я забрал со стоянки скутер, усадил позади сестрицу и поехал к дому.

– Слушь, Сакура, – обратился я к ней. – Я тут чего думаю. Пимико, вроде бы, не плохой человек. Просто веселится, просто играет.

– И что это знание меняет?

Я задумался.

– Тебе всё равно?

Ответа меня удостоили не сразу.

– Да… всё равно.

Усмешка сорвалась с моих губ.

– И этот человек зовёт меня помешанным на играх неудачником…

– То есть, до тебя только сейчас дошло, что человек, зовущий неудачником тебя, не обязательно высокого мнения о себе? – хмыкнула сеструня. – Это довольно поверхностный взгляд, знаешь? Да, для меня важна эта игра. И я осознаю, что это охренеть, как неправильно. Но только здесь я могу расслабиться и ходить на свиданки, не опасаясь последствий.

– Настолько важна, что ты готова биться за неё не на жизнь, а на смерть?

– На какую на смерть? Здесь никто не умирает. Все достижения иллюзорны, а значит иллюзорны и потери, – фыркнула Ленка. – Но иллюзию тянет сохранить. Нет последствий… это ключевая причина, по которой мы играем в игры, разве нет? Здесь я могу рушить чужие жизни и не чувствовать угрызений совести. Ведь человек снимет ГП-обруч и вернётся обратно к своей серой, но стабильной жизни.

– Меня в играх цепляет иное. Мне как раз нравится, что здесь есть последствия. Пусть даже иллюзорные. Пусть они развеются, стоит мне отключиться от системы, – честно признался я. – Я всю жизнь вкалываю, как проклятый. Я даже добился чего-то. У меня есть должность. Нестыдная зарплата. А толку-то? Я живу с родителями. Потому что если я захочу себе собственную хату, я буду вынужден вновь рухнуть на то же дно существования, что и десять лет назад. Я не хочу. Я не хочу экономить на всём. Я хочу покупать свежие комплектующие в день выхода. Я хочу хоть иногда видеть, что мои действия хоть что-то значат для мира.

– А как же женщины? Свадьба? Дети? – тихо спросила меня сестрёнка, трогательно прижавшись лобиком к моему затылку.

– А как же парни? Свадьба? Дети? – грустно усмехнулся я. – Ты предпочитаешь настоящим мясным мальчикам “свиданки без последствий” в анимешной ГП-игре.

– Ещё успею… – пробормотала Ленка.

– Это ты так думаешь… а затем “р-р-раз” и тебе столько же, сколько и мне сейчас. Если ты не будешь ходить на свиданки сегодня, ты можешь стать самодостаточной женщиной, которой никто не нужен. И тогда ты будешь смотреть на представителей моего пола, как на непонятное животное, которое все зачем-то держат, но зачем – неизвестно.

Сестрёнка вздохнула. Тихонько-тихонько. Словно бы надеялась, что я не замечу.

– Ты ведь говоришь это не затем, чтобы я отказалась от “Школьной Жизни” и отпустила тебя играть в твои поигрульки?

– Ты меня раскрыла! – весело рассмеялся я. – Это был мой настоящий план!

– Ты – коварное ксо! – без обиды в голосе ответила Ленка и стукнула меня кулачком в спину.

– Да! Да! Это я, – моя аватара хищно осклабилась. – А ты – мелкая проницательная сопля.

– Не настолько проницательная, как хотелось бы, – хихикнула сестричка. – Например, я понятия не имею, о чём ты на самом деле сейчас думаешь.

– А? Да не. В этом нет секрета, – я рассеянно пожал плечами. – Мне интересно, зачем в игры играет императрица Пимико?

Глава 28. Первые достижения

С тех пор прошёл день реального времени. И около месяца игрового. Я, разумеется, не отыгрывал весь этот месяц. Где-то дней восемь. С перерывом в пару часов. Что ни говори, а долгая игра без смены деятельности способна быстро утомить. Даже когда игра новая, впервые опробованная.

Достижения моего первого выходного оказались достаточно неплохими. Больше всего, конечно же, апнулось фехтование. Аж на десять уровней скилла. На втором месте разместились дзюдо и гимнастика. И могу сказать, что этого навыка уже хватало, чтобы во время боя выкручивать занятные фортели. Это было сложно, но возможно: всё же, боёвка тут, несмотря на наличие и влияние циферок, оказалась более скиллово-ориентированной. Пусть не благодаря японскому гению геймдизайна, а вопреки ему. Однако жить с этим можно.

Достаточно лишь начать нутрять особенности местной физики, и вот, ты уже не чмо какое-то, а крутой боевик, способный стоять достаточно долго против самой Пимико и каждого из её четырёх главных подручных.

Да, четырёх. Прямо как принято в боевом аниме. Я всё ещё теряюсь в догадках, кто же там, по ту сторону аватары императрицы Дорагон но Чие. С одной стороны, великое множество мелких деталей рисовало именно что женский образ: от особенностей выбора элементов внешности игровой аватары, до характерных аспектов поведения. С другой стороны, я мог просто выдавать желаемое за действительное. В конце концов, как часто девочки смотрят сёнен, ставят на онлайн-игры нуд-моды и строят империи зла?

Кстати, насчёт империи зла это даже не совсем шутка. Самоорганизация у подопечных Пимико чересчур напоминала подростковую преступную группировку, объединяющую несколько банд, подчиняющихся одному лицу.

Каждая из элитной четвёрки императрицы руководила своей бандой. А в эту банду входили самые отличившиеся боевики из объединений поменьше. Не то, чтобы я хорошо разбирался в подростковых бандах, не поймите неправильно. В школе я, всё же, был мальчиком-зайчиком, но вот в манге и аниме на тематику, обычно рисовали нечто похожее.

Но у нас же аниме-игра? Аниме! Так что всё чотка! В аниме-игре должны быть аниме-банды, а не банды реальные. Последнее меня бы всерьёз потревожило. А так могу кайфануть, не думая ни о чём, кроме продвижения в местной иерархии.

Тем более, что старт я дал неплохой. С красивым дебютом. Как я понял, за такого перспективного новичка в бандах началась небольшая грызня, однако меня уже успела застолбить за собой Химура Ю, та самая “псевдозадротка” из дисциплинарного комитета. Одна из четырёх генералов императрицы Пимико. Не самая могучая в бою, но определённо самая прозорливая.

Разумеется, в банду самой Химуры я не попал. Меня назначили в объединение, где дым пониже и труба пожиже. Зато все при байках. Они звали себя “стая Кирин”, и руководила ими стильная коротко-стриженная лихая девица Мито Агава.

По настоянию последней мне пришлось спороть последнее напоминание братанах из банды “ощипанных куриц” и нашить новые знаки отличия. Я, конечно же, попытался поспорить, но Агава оказалась непреклонна. В итоге я обливался горючими анимешными слезами, когда избавлялся от старых нашивок. Потом даже зашёл в храм и поставил за братанов свечку. Местные мико заценили мою самоотверженность, и мы вместе даже замутили алтарик в память об “ощипанных курицах”.

Навык рисования помог создать отличную каллиграфию. Да и общение с девушками, решившими отыграть служительниц храма, оказалось весьма приятным. Это не говоря о том, что после посещения богоугодного места я неслабо так поднял свою репутацию. А учитывая, что мне всегда импонировала игра если не за хороших ребят, то, как минимум, за злодеев, в глазах общественности таковыми не выглядящих, не было ничего удивительного в том, что регулярные посещения храма вошли в список неотложных дел.

Короче, теперь я не только банцу-босодзоку, но ещё и мико. Да-да, байкерша-гопница-жрица. Ещё и выполняющая поручения от дисциплинарного комитета.

Конечно, это звучит весело, когда смотришь на все эти разборки в ретроспективе, но по факту, то были часы повторения одних и тех же действий, лишь слегка разбавленные вкраплениями общения с новым начальством и миловидными жрицами. Я качался. Качался, как проклятый. Днём старался улизнуть с уроков, во всю пользуясь связями в комитете, в клубный час качал боевые навыки, после шёл отмывать карму в храм, а затем кружил на скутере по району, запоминая, где что находится, и прокачивая вождение.

Меня даже ни на одно крутое задание не взяли, потому что я там буду скорей обузой, чем полезным членом команды.

Сеструня тоже на мозг не капала. Иногда она меня дёргала с уроков, совмещая мой уход от прокачки наук с помощью в подготовке предвыборной кампании.

Короче, нудистика жуткая. Если бы я играл именно что в своё удовольствие, я такой уныльщиной заниматься не стал бы ни в жизнь. Ладно там по вышечкам полазать и сундучки пооткрывать. Да-да, именно так! Кто плакал о том, сколь заунывно в открытых мирах заниматься подобными активностями, тот ни разу не совался в творения азиатского геймдева. Японский ли, китайский ли, корейский ли, не важно. Если оно не нацелено на продажу ААА-игры глупым гайдзинам с их вечным широкоглазым синдромом дефицита внимания, то прокачка обязательно обратится во вторую работу. Да ещё и будет, как ревнивая любовница, с неудовольствием и подозрением поглядывать на основной источник заработка!

“Гриндовая Школьная Жизнь” была именно таким, типовым продуктом восточного игростроя. Да, по началу скиллы растут шустро. Но стоит тебе хотя бы чуточку втянуться, как ты обнаружишь себя человеком, который заходит каждый день после работы или учёбы в эту обитель задротства, чтобы спустя три часа беспристанного кача получить жалких 33% к шкале прогресса. И это не говоря о том, что ап на единичку уровня уже не вызывает никаких эмоций, ведь он практически не меняет геймплей.

Так что, нафиг-нафиг! Лучше вышки!

Впрочем, у меня имелся один способ сделать нудный гринд чуточку более занятным мероприятием.

Глава 29. Это ведь официальный мод

Это было воскресенье. Технически, отпуск ещё даже не начинался, однако и я, и остальные домашние воспринимали происходящее, именно как второй день моего двухнедельного отдыха.

А что это значит? Правильно! Что меня можно и нужно запрячь!

Я мог бы, конечно, сказать, что сумел отбиться от нападок родителей, считавших, что без меня поездка в Мегу попросту физически невозможна, но это было бы ложью. Меня защитила сестра, пока я сам сидел в коридоре на калошнице со взглядом человека, чей сентябрь давно сгорел, и который попросту мёртв внутри.

Уж не знаю, что она им наговорила. Мне эти приколы социально адаптированных людей не понятны. Куда важней, что никакой пустой траты времени на покупку всякой хрени меня не ждёт. Лишь пустая трата времени на фарминг в азитаской дрочильне!

Ура!

Я быстренько залез на специализированные сайты, порылся среди модификаций и поматерил наших локализаторов. С третьей попытки шарманка завелась, и даже никаких иероглифов в главном меню, кроме тех, которые там наблюдались изначально!

Шик!

То ли благодаря модификации, то ли из-за того, что я хорошенько выспался, но дело пошло шустрей. Да, фехтование я поднял всего на уровень, да нагнал шкалу ещё на пятьдесят процентов, зато я выяснил, что могу качать паркур во время работы в храме. И то хлеб, учитывая, что богослужения тоже качают навыки, не шибко полезные в бою. Хотя, поговаривают, что при высоких показателях уборки и жречества открываются магические скиллы. Но единственный человек, который, вроде как, вкачал подобное, по выходным в игре вообще не появляется.

Так или иначе, я вновь получал удовольствие от “Недоделанной Школьной Жизни”. Я был полон сил и идей. И мне не терпелось их реализовать.

Шли школьные часы. А, конкретней, урок из тех немногих, что я не собирался пропускать. Физкультурка!

Не могу сказать, что мне прямо нравились эти занятия, несмотря на то, что представляли они собой, по сути, сборник спортивных миниигр. Иногда было весело, но эффект сильно смазывался из-за присутствия на них Рэна. Того самого незадачливого ухажёра. Я ему, конечно, устроил вчера головомойку по поводу подставы с магазинчиком нижнего белья, но тот включил дурака. “Я – не я, и лошадь не моя.”

И теперь вот непонятно, то ли я ему действительно так приглянулся, что этот приставала отказывается слышать “нет”, то ли ему просто нравится видеть, как бесится цундерка. Если второе, то я его не виню. Всем нравится, как бесятся цундерки. И бесить цундерку – святое право каждого мужчины, каждой женщины, и каждой мухи. За это наши деды ведь СССР развалили! За право бесить цундерок!

В общем, Рэн как раз отбыковал у окружающих право поиграть со мной в теннис в очередной миниигре, а я как раз примерялся, как бы засадить жёлтым теннисным мячиком этому раздражающему типу прямо в хлебальник, как на пороге спортзала появилась Ленка. Она что-то прошипела кодировкой физручке, а затем нашла меня взглядом и жестом велела выметаться.

Наверное, произошло что-то очень важное, раз сеструня решила меня дёрнуть аж с физкультурки: единственного толкового урока, с точки зрения моей прокачки.

Я виновато развёл руками и улыбнулся Рэну.

– Труба меня зовёт. Так что, тебе придётся поиграть в теннис со стенкой. Аривидерчи, котик!

Не дожидаясь ответной реакции, я пулей пролетел через весь спортзал и выскочил к Ленке.

– Ладно, я тут! Что случилось?

Ответ оказался довольно удивителен: сестра решительно задрала мою футболку, оттянула лифчик вниз и ткнула в сочные дыньки моей анимешной аватары.

– Это что?

Я посмотрел на родственницу, как на идиотку.

– Это грудь, дорогуша. У тебя тоже что-то подобное есть, но меньше и менее привлекательное.

– Я понимаю, что это грудь, извращуга, – прошипела Ленка. – Куда цензура делась?

– А, – наконец до меня дошло. – Я её убрал. И это… ты бы тоже руки убрала, то ещё не ясно, кто из нас извращуга.

Сестрица последовала последнему совету, и я поспешил оправить одеяния. Мало ли, кто гуляет сейчас по коридорам, наплевав на уроки.

– У тебя что за мисо-суп в голове, я не понимаю, – начала Ленка, потирая пальцами виски. – А ну сноси живо, пока нас не забанили.

– Это официальная модификация. Просто японская, – развёл я руками. – С точки зрения системы это не какой-то чужеродный код, а свой, родной. Пимико с таким с самого начала гоняет, и ничего.

– Поверить не могу… – цедила моя собеседница. – Я тебя у родителей отпрашивала, чтобы ты тут прокачкой занималась, а не затем, чтобы превращала игру в хентай-симулятор.

– Эй! – не выдержал я и возмущённо взмахнул руками. – Я люблю женские груди! Это что – преступление?!

Ответ пришёл не со стороны Ленки. В беседу вмешался проходящий мимо паренёк самого смазливого вида. Я так и не запомнил его имени, но точно помню, что он помогал моей сестре с предвыборной кампанией.

– Это не преступление! Это прекрасно!

Тень опустилась шторкой на верхнюю половину лица властной блондинки, что мечтала стать президентом школы. Лишь две жирных алых точки, что некогда являлись глазами, были способны сквозь неё пробиться.

Должен отдать смазливому пареньку должное: он не дрогнул под взглядом моей сеструни. Лишь встретил его спокойной улыбкой.

– Да ладно тебе, Сакура. Что за шум? Подумаешь, кровь носом течёт при виде других девочек. Это же обычная особенность. Никто не стал бы добавлять её в игру, если бы не считал уместной.

Похоже, он не застал самой интересной части разговора, а Ленка не хотела раскрывать факт установки модификации.

– Ты прав, Рёске, – нехотя сказала она таким тоном, что было очевидно – правоты паренька сеструня и не думала признавать. – Ты прав. Это ведь заранее было предусмотрено разработчиками. Я просто… просто считаю это бессмысленной клоунадой, которой не место в нашей школе.

Улыбка Рёске стала лишь шире.

– Клоунада – это тоже здорово. Без неё мы бы все потонули в бессмысленной унылой серьёзности. А я не для того прихожу в эту школу, чтобы черпать унылость ложками.

Глава 30. Логово байкеров

Мито Агава, моя непосредственная начальница в вопросах бандитизма, грабежа и весёлых покатушек по ночному Псевдотокио, была третьеклассницей.

Окей, как работает система социальных рангов в этой “Неортодоксальной Школьной Жизни”. Поскольку уровней, как таковых нет, только циферки скилла, а отличать с первого взгляда хайлевела от плебса как-то надо, разработчики удумали размещать игроков по классам. Любой нубас, вроде меня, автоматически попадает в первый класс старшей школы. Мы тут вечные кохаи. Что-то вроде духов, только ещё хуже, потому что даже для того, чтобы развлекать дедов, не особо годимся. Нас много. Мы все здесь никто и должны радоваться, если до нас снизойдёт кто-то из семпаев.

Стоит прокачаться так, чтобы сумма всех навыков стала похожа хоть на что-то, и вот, мы уже второклассники. Чтобы понимать престижность сего дела, достаточно осознать, что и Ленка, и Пимико – второклассницы.

А теперь просто представьте, сколько вкалывала Агава, чтобы заполучить себе звание третьеклассницы?

Если честно, я не до конца понял, как так случилось, что столь топовый игрок в иерархии, выстроенной императрицей оказался на уровне заведующей мелкой бандой байкеров. Может, навыки зело бесполезны, когда речь заходит о повышении в структуре, замешанной на насилии? А может, ей попросту не интересна борьба за власть?

Так или иначе, задавать вопрос вслух я не решался. Что-то меня останавливало. Быть может, моё преклонение перед игроками, убившими настолько много времени на прокачку. А может, Мито-сан просто умела держаться таким образом, что ты сразу верил в её крутость и богоподобность.

Так или иначе, расписание у нас с ней сильно отличалось, и поймать босса я смог только во время клубного часа.

Мито-сан состояла в мотоклубе. И если в реальной жизни это было бы пропитанное смесью масла и тестостерона логово брутальных механов или стильных бриолинщиков, то здесь… оно напоминало скорей антуражный модный клуб, ибо населяли его преимущественно красивые тянки и моднявые куны.

И все семпаи. Я даже просканировал помещение, прежде чем войти. Никого младше второго класса. Думаю, естественной преградой для вступления в клуб являлась дороговизна хобби.

Я вышагивал осторожно. С должным пиететом. Стараясь не потревожить местных. Неспешно дойдя до Мито-сан, я остановился и замолчал, решая, как бы начать диалог с этой чересчур занятой девицей, что старательно крутила гайки.

Впрочем, секунд через десять я осознал, что ожидание зело бесполено и ни к чему не приведёт. В общем, собравшись с моральными силами, я подал голос.

– Мито-сан, можно я буду называть тебя сестрёнкой?

В клубе повисла тишина. Могу сказать, что это было нехилое достижение, учитывая, что всего минуту назад всё врумкало, хрипело, рычало и трещало. Сейчас же даже мотоциклетные движки замолчали.

Я почти слышал, как скрипит шея Мито-сан, медленно-медленно поворачивая голову хозяйки в мою сторону.

– А… так это ты? Девочка из “ободранных куриц”.

– “Ощипанных куриц”, я попрошу! – упёр я руки в боки и цундеристо вздёрнул носик. – Мои братаны не должны быть забыты!

– Да-да-да, да пофиг, – собеседница плюхнулась с корточек на пятую точку.

Было в её небрежности нечто привлекательное, хотя я и понимал, сколь нарочита эта небрежность. В конце концов, даже джинсовый комбез ей явно подбирался, чтобы смотрелся красивей и парней привлекал получше. А то я не знаю, зачем девчули на самом деле запускают “Романтичную Школьную Жизнь”?

– Сестрёнкой ты меня звать не можешь, – отрезала Мито-сан, но тут же добавила. – А вот сеструхой – вполне. Мы же в одной банде.

– Лады, сеструха, – прищурился я. – Слушай, у меня тут есть цель для рейда.

– Рейда? – изогнула та бровь.

Я многозначительно посмотрел на других обитателей клуба. Моей собеседнице и сообщнице не требовалось подсказок, и она жестом показала мне, что стоит отсюда выйти.

Едва лишь оказавшись на улице, я заговорчески зашептал.

– Слушай, я тут общалась с одной мико в храме. Она не из нашей школы. Так вот, через неделю у их второклассников будут важные тесты по истории Японии. Я предлагаю совершить налёт на дом их училки, забрать оттуда все тесты, отдать нашим ботанам, прорешать… а затем начать фарцевать готовыми вариантами ответов.

– Понятия не имею, сработает это или нет, – беспечно пожала плечами Мито-сан. – Но почему бы и нет? Координаты училки?

– Не так быстро, сеструха, – осадил я босса. – Я хочу, чтобы вы взяли меня с собой.

– С твоей-то тарантайкой? – поморщилась та. – Да мы со старта рвём больше, чем ты при полном разгоне.

– Дорога “туда” к скорости не требовательна, а “оттуда” – мои проблемы, – последовал уверенный ответ с моей стороны. – Я не собираюсь вечно в кохаях болтаться. Плюс, за инфу ты мне заплатишь явно меньше, чем за участие. И вообще, мне ску-у-учно. Это игра или где? Я не собираюсь уныло впахивать и качаться весь отпуск.

Мито-сан снова поморщилась.

– Ладно… хрен с тобой, золотая рыбка. Но если тебя поймают или разнесут в хлам твою развалюху – не приходи ныть в жилетку.

– Замётано, – улыбнулся я и протянул руку для рукопожатия.

Вот такие вещи и делают игры интересными. Адреналиновые погони и тайное проникновение на чужую территорию, а не всякие учёба и свиданки.

Глава 31. Мой первый рейд

Мой скутер чинно и благородно ехал по прямой на стабильной крейсерской скорости, а вокруг меня, бодро рыча движками, наворачивали круголя подчинённые Мито-сан. Конечно, можно было бы воспринять сие, как попытку унизить лоулевельную рыжую девочку на милом розовом драндулете, однако я и не думал обижаться. В конце концов, кто из нас не гонял свою скоростную аватару вокруг медлительного товарища? Это просто способ убить время, пусть даже и включающий насмешку. Но убийство времени в нём было первично.

Всего нас было шестеро. И, мама дорогая, единством в стилистике тут никаким не пахло. У нашей банды не было даже “цветов”, по которым любую из нас можно было бы опознавать издалека. Кто в лес. Кто по дрова. Кто напялила чёрную кожанку, кто – сине-зелёный облегающий комбез, а кто – стильный розовый жакетик. Объединяли нас только нашивка банды на одежде и наклейка с соответствующим знаком на байк.

И это было совершенно не верно. Не в последнюю очередь с точки зрения статов. Я уже говорил: статы тут определяет мода. Значит, её нужно было создавать, чтобы наши шмотки давали бонусы к махачу и гоночным скиллам. Но подобное пёстрое разнообразие попросту не позволяло системе найти точек соприкосновения, чтобы наделить нас определёнными плюхами иначе, чем через наклейки и нашивки.

И, да, если кому интересно, то наклейка на скутер дала ему плюс к максимальной скорости хода и разгону.

В общем, именно эти мысли и занимали мою голову, когда вдруг сквозь пелену раздумий мне удалось услышать предупреждающий выкрик сеструхи Мито.

– Цепные обезьяны!

Цепные обезьяны? Я аж вздрогнул, как вздрагивает внезапно проснувшийся посреди лекции у особо мерзкого препода студент, уснувший за первой партой.

Быстро оглядевшись, я понял, о чём шла речь.

Их тоже оказалось шестеро. Все в чёрном. На чёрных байках. С обилием хромированных деталей. Тут было больше чопперов, чем скоростных спортивных мотоциклов, однако у ребят имелось единство в стилистике и форме, что, по моему скромному мнению, уже делало их намного более опасными. Ведь народ намеренно создавал моду, создавал бренд. И контролировал насыщение бренда статами.

Ну или я переоценил этих идиотов и на самом деле они просто следовали стадному инстинкту.

Но я всегда был сторонником теории, что лучше перебдеть, чем недобдеть.

– Рика, Хина, прикрывайте Юки, а мы займём остальных! – скомандовала наша главная, а затем втопила с места и на полной скорости понеслась прямиком на противника.

Лишь в самый последний момент девушка вывернула руль, направив байк в сторону тротуара. Нащупав передним колесом бордюр, железный конь взбрыкнул, подпрыгнул, но стряхнуть седока не смог и вынужден был продолжить свой путь по пешеходной зоне, лавируя меж столиками уличного кафе.

Спустя всего секунду за ней последовали ещё две девочки, но насладиться их выходкой я не смог: Рика и Хина заняли позиции по обе стороны от меня и, жёстко вцепившись мне в одёжку, вынудили следовать за ними в сторону ближайшего поворота в проулок.

Лишь спустя пару секунд я понял, насколько мудра была тактика, избранная сеструхой Мито. Если с попыткой забайтить как можно больше противников на самых быстрых девочек из нашей “стаи” всё ясно изначально, то зачем целенаправленно уводить меня в неуклюжие полные препятствий проулки, если шанс на то, что противник не заметит этого финта минимален, я понял лишь с небольшой задержкой.

Я же самый медленный из всех присутствующих! А в проулках из-за обилия препятствий скорость значит заметно меньше, чем на прямых отрезках. Главное теперь, чтобы противник не зажал нас ещё с двух сторон в этой клоаке.

Тем временем мои защитницы, убедившись, что я понимаю, что от меня требуется, перестали зажимать меня с боков и сместились: одна вперёд, а другая – назад. По-другому в узких извилистых лабиринтах меж домами проехать всё равно не удалось бы.

Я послушно следовал за тёмно-рыжим хвостиком Хины, которая не только прокладывала путь сквозь запутанную городскую архитектуру, но и демонстрировала глупому мне, какие трюки тут можно проворачивать: где – использовать лестничку, как трамплин, где имеется вариант колёсами чиркнуть по стене, например.

Меня аж подмывало повторить что-нибудь из этого арсенала, однако я отлично понимал, что ничем хорошим это не закончится: ещё как рухну с непривычки на грязный асфальт переулков, как проедется по мне идущая замыкающей Рика, и вся операция, по сути, псу под хвост. Сам же отказался карту рисовать, сам же настоял на том, чтобы быть живым навигатором. Мог бы и догадаться, что для босодзоку поездка в чужой район – это не за хлебушком в ближайший супермаркет сходить.

К сожалению, наш противник тоже оказался не лыком шит, и уже через секунд двадцать один из бодрых “цепных обезьянов” на мощном чоппере показался прямо по курсу.

В действиях, что стаи “Кирин”, что их фанатеющих от хромированных деталей противников чувствовалась неожиданная, как для подобной категории игроков слаженность. Наверное, зря я недооценивал казуалов и смотрел на них свысока – в своей мете они варятся основательно, с полувзгляда видят трюки, для меня необычные и непривычные, а для них – типовые. Пусть у меня и выше потенциал, чем у местной публики, но покамест я был зелёным нубом со всеми вытекающими.

А хороший нуб должен понимать, когда надо задушить всю инициативность и просто следовать за старшими товарищами, жадно подбирая семена их мудрости и священного навыка превеликого нагиба.

И я был хорошим нубом. Я следовал за сеструхой Хиной след в след, и когда она резко завернула, чтобы воспользоваться ближайшей лестничкой, как трамплином, ведущим в стену, а затем слегка изнасиловать физический движок, чтобы проехаться по вертикальной поверхности и уже оттуда перемахнуть через преградивший нам путь тяжеловесный чоппер, я просто попытался повторить всё то же самое.

Однако, между мной и Хиной имелась попросту огромная разница.

Мотоперка моего семпая была настоящим зверем, рвущим с места на огромной скорости, да и шины там явно обладали каким-то зверским коэффициентом сцепления с дорогой, а вот мой миленький розовый скутерок на подобные трюки рассчитан не был. Ему просто не под силу гонять по стенам, а потому он обиженно проскользил лысой резиной по бетону, а затем полетел, словно бы птица, сложившая крылья, вниз, прямо на чёрную с хромом преграду.

Цепной обезьян не будь дурак, тут же спрятался за своим мотоциклом, не желая огрести розовым недоразумением по лбу. Так что, он оказался вне опасности, а вот я, едва лишь мой маленький скутерок ударился днищем о сидение монструозного мотоцикла противника, тот час же катапультировался из сидения. И тут уже от меня не особо-то многое зависело. Я осознавал бессмысленность попыток цепляться за руль.

Неужели так и закончится мой первый рейд?

Глава 32. Искусство вставлять палки в колёса

Я действовал скорей инстинктивно, чем осмысленно. Возможно, это даже смотрелось, как нелепые дёрганья, но факт остаётся фактом: в какой-то момент система верно интерпретировала эти конвульсии. Тело словно бы одревенело, а затем конечности без моего участия начали движение по шаблонам. Сам не понял как, но я приземлился на ноги, да ещё и руки в стороны развёл, будто бы гимнастка после особо закрученного прыжка через козла на маты.

А вот скутерок мой так не умел. Он с глухим болезненным стуком вмазался в грязный асфальт, а затем, привалившись на бочок, покатился дальше, высекая из тверди земной искры, да теряя детали по пути.

Однако времени наблюдать за этим у меня не имелось. Я быстро выхватил из-за спины синай – благо, никаких ножен движок не требовал, а просто крепил оружие к одежде “магическим магнитом”, – и затем резко развернулся и атаковал соперника размашистым ударом сверху.

Ясное дело, враг успел подставить обмотанное цепью предплечье: уж больно предсказуемой была моя тычка. Но что мне ещё оставалось, если из оружия у меня лишь длинная палка, которая в узких переулках могла бы и за стену зацепиться?

Впрочем, я и не рассчитывал, что мне удастся победить этого “обезьяна”. Нужно было лишь выиграть время. Идея была скорей в том, чтобы сыграть на избыточной осторожности противника: тот ведь не мог знать, насколько я на самом деле крут. Да, мотоперочка выглядела убого, но ведь я пафосно спрыгнул с неё, и сейчас вот, синаем махал, как сумасшедший.

Вдруг мои цифры позволяют за два успешных попадания прокачанного бычару вынести?

Байкер не желал проверять это утверждение и целиком сосредоточился на защите. Благо, положение у него было чересчур неудобным для контратаки: сидя у чоппера. Парняге бы подняться и выйти со мной раз на раз, но тогда его вполне могло бы снести колесо одной из моих подруг. Той самой, что ехала последней.

Ждать Рику долго не пришлось. Если мерить время объективно. Но субективное мерило вопило во весь голос: “мы тут уже года два, наверное, пыль в глаза этому олуху пускаем!”

Но разве мог я в чём-то винить товарку, которая явилась на выручку при первой же возможности? Девчуля лихо перелетела и через чоппер моего противника, и через меня самого, да затормозила в паре метров за моей спиной, жёстко впечатав заднее колесо в стену.

– Аривидерчи, котики! – весело хихикнул я, после чего нанёс длинный колющий удар и, развернувшись на пятке, тотчас же рванул к мотоциклу Рики.

Мой противник поспешил закрыться в блоке, спрятав голову за предплечья и прижав колени к груди, но я целил не в его тушку, а в заднее колесо чоппера. Нет-нет. разумеется, я не нанёс никаких повреждений. Я просто запихнул палку меж спицами и был таков.

В конце концов, следом за Рикой мчал ещё один чоппер. А это транспорт хоть пафосный и мощный, но тяжёлый. И ждать, что он будет также лихо скакать по трамплинам и стенам, как изящный шустрый спортбайк не разумно. Скорей всего преследователю потребуется, чтобы напарник освободил дорогу. А палка в колёсах несколько замедлит этот процесс, дав нам с напарницей время убежать.

Я бодренько запрыгнул на мотик Рики и, ничуть не сомневаясь в себе, обхватил девушку за талию. Тотчас же зарычал двигатель и заскрипела шина, оставляя на и без того грязном асфальте тёмные чиркаши. Но даже этот шум не сумел заглушить громкого выкрика только-только подъехавшего преследователя, состоящий процентов на восемьдесят из цензуры.

– Ксо, сын собаки! Убери своё ксо с дороги! Я же еду! У тебя что, ксо вместо глаз!

Столь экспрессивное и громкое требование заставило моего недавнего соперника тотчас же вскочить с места и запрыгнуть на байк. Из-за спешки он даже не заметил синая в колёсах, а потому застрял при попытке дать задний ход.

Что было дальше, я разглядеть не успел: Рика уже вырвалась вперёд.

Уф… неужто удалось сбросить хвост? Да, ценой оружия и мотоперки, но удалось же!

– Слушай, Рика, – попытался я завести разговор. – А как в этой игре транспорт разбитый восстанавливать?

– Не сейчас, Юки! – рыкнула блондинка. – Куда ехать?

Я недовольно цыкнул.

– Знаешь торговую улицу, идущую от местного храма?

– Да!

– Туда!

И мы замолчали. Ясное дело, что не с руки сейчас Рике было трещать. Мог бы сразу догадаться, дурень. Это я тут сижу, за приятные телеса девичьи цепляюсь, а она ведь мало того, что за дорогой следит, так ещё и отпетлять пытается, чтобы погоню запутать.

А уж учитывая, как тут всё работало, миникарты в углу экрана не имелось. Не зафиксировал мобильный на руле – никакой тебе навигации. Ориентируйся по памяти, как живой человек! И ведь Рика ориентировалась же! Причём даже не в главных дорогах, которые тут и сами по себе бывали запутанными, как ёлочная гирлянда после года отдыха в коробке, но даже в переулках.

Разок девушка ошиблась и на полной скорости проехала прямо перед носом полицейской, однако секунд через тридцать удалось сбросить и этот хвост. Не знаю, уж каким чудом или великим навыком моей провожатой нам повезло не нарваться на другую банду босодзоку, но, по итогу мы раньше других выехали к нужному району, да припарковались аккуратненько в пространстве меж заборчиками.

– Слезай, – тотчас же велела Рика. – Слезай и на корты, я не хочу, чтобы нас заметили.

Я мгновенно включил “правильного нуба” послушно выполнил приказ.

Впрочем, я бы, наверное, и без команд поступил бы также. В конце концов, нужный нам дом располагался в довольно хорошем районе, с домами уровня “выше среднего”, с большим количеством патрульных на дорогах, а вот заборчики тут были больше декорацией. Совсем невысокие. До пояса. Даже мотоцикл пришлось положить на бок, чтобы его не заметил случайный прохожий.

Спрятаться было разумно. И не то, чтобы мы успели заползти на чью-то частную территорию, где находиться посторонним не полагалось. Просто… мы же босодзоку.

Нечего давать отыгрывающему органы правопорядка искусственному идиоту лишний повод до нас докопаться, верно?

Или нет?

За ответом на вопрос я решил обратиться к Рике.

Глава 33. Тяготы ожидания

Едва только Рика-семпай уселась на землю, прислонившись спиной к кирпичному заборчику, да потянулась к мобильнику, как на неё тут же налетел маленький рыжий ураганчик с кучей вопросов.

– Семпа-а-а-ай! – протянул я, трогательно делая бровки домиком. – А почему мы прячемся? Мы же не делаем ничего плохого.

Рика стрельнула в мою сторону взглядом, полным раздражения и недовольства.

– У банцу и босодзоку высокий шанс на подход полицейских для “докопаться”. Конечно, нас не посадят ни за что и всё ограничится порцией нравоучений, но в конце концов копы будут просто кружить рядом до самого начала операции. Плюс, мы же вламываться в дом собираемся. Если от учителя последует обращение в полицию и начнётся расследование, как ты думаешь, кого вспомнят?

Ну, да, я примерно так и думал. Не в смысле, что я знал про шансы подхода и прочие мелочи, но полагал некие особенности взаимоотношения игроков с перками преступников и полицаев.

– Семпа-а-ай, а, семпа-а-ай, а как тут с мотоперками разбитыми обстоит дело? Сеструха Агава говорила мне не ныть, если технику в хлам разнесут.

– Ну… – собеседница на некоторое время замолчала, но затем её лицо исказила злорадная усмешка. Девушка поспешила спрятать мобильный обратно в карман. – Смотри, какое дело, транспорт тут не восстанавливается сам по себе. Его надо ремонтировать. Чем он сильней повреждён, тем будет дороже.

Я задумался. Надо полагать, что преследователи, потеряв нас из виду, вернутся за скутерком. И… что дальше? Возьмут его в заложники, зная, что мне проще отремонтировать старый, чем покупать новый? Или измочалят его до состояния розового кубика с кривыми колёсами, а затем выкинут в речку? Что-то ни один из вариантов мне не нравился.

А Рика тем временем продолжала.

– Мы тут в клубе часто свои мотики чиним. Но для этого нужно, чтобы навык механики был, ну хотя бы двадцать пунктов. У тебя он сколько?

– Вообще не брала. Слотов не хватило. Зато у меня есть взлом.

– Ломать – не строить, – ни к селу, ни к городу ответила Рика. – Ремонт стоит дорого. Студенты, конечно, смогут тебе починить твой скутерок. И даже дешевле, чем взрослые в автосервисах. Но придётся заплатить денюжку. Денюжка всем нужна. Ты же понимаешь?

Я понимал. Понимал, что из босодзоку превратился в унылого пешехода. Я потерял мотоперку прежде, чем успел заработать денюжку на обновление. Это вам не синай умыкнуть из спортзала, тут вкалывать надо.

Рискнул? Ну, молодец! Забыл совсем, что с баблишком тут проблемы даже у хайлевелов? И что дальше делать будешь? В храме пожертвования воровать? Или выйдешь в раменную готовку качать?

Короче, теперь мне надо было кровь из носу добыть бабла. Чтобы, хотя бы, “остаться при своих”.

На том мои вопросы закончились. Я достал телефон и тут же углубился в справку. Нужно было проверить, правду ли говорила Рика или же нет. Судя по тону, с неё сталось бы попытаться по-детски подколоть салагу. Просто для проформы.

К сожалению, быстрый просмотр статей “на тему” показал мне, что напарница не лгала. Я, действительно, встрял. И словно этого было мало, ещё минут через десять система прислала мне сообщение о том, что скутер был слишком сильно повреждён и теперь нуждается в ремонте. Также игра мне выдала рекламу “службы эвакуации”, но, на случай, если я обладаю жадностью стереотипного еврея и могуществом греческого полубога, на карту был добавлен маркер с местоположением обломков.

Последние два факта позволили осознать, что “брать технику в заложники” не имеет смысла. Старый хозяин всегда будет знать, где она, а охранять обломки двадцать четыре на семь – не то, чтобы реально, с учётом особенностей игры.

Но даже если у тебя будет достаточно ресурсов, чтобы обеспечить круглосуточное дежурство амбалов с оружием, если тебе удастся найти людей, в четыре смены заходящих в игру и согласных прогуливать местную школу и ронять репутацию дальше ради унылой охраны куска мусора… что-то мне подсказывало, что вызов эвакуатора оказался бы идеальной контрмерой против подобного извращения.

Даже если движок в подобном случае не телепортировал обломки в какой-нибудь гараж, а честно выпускал работяг… попытка мешать им оказалась бы воспринята, как нападение на взрослых. А я уже читал в местной справке, что штрафы репутации за драку с неироками тут были зверские. Я, вон, не в том бельишке вышел из магазина, и тут же стал объектом чрезмерного внимания НПЦ-стражи. Что уж будет за нападение на сотрудника службы эвакуации?

Небось там такие штрафы, что проще персонажа перегенерить. С другой стороны, завсегда же найдутся те, кто нарвётся на подобное. Кто по глупости, а кто – из любви к “рогаликам”. Благо, за удаление персонажа с аккаунта тут, вроде как, денег не взимают, так что, рисковый стиль игры не возбраняется.

Но, учитывая типичную азиатскую занудность прокачки, вкусы любителя подобного должны быть… “весьма специфичны”.

Шло время. Виртуальное солнце начало клониться к горизонту. Мне до сих пор не удалось найти в справке намёк на какую-нибудь неочевидную, но полезную механику, которая могла бы облегчить мои страдания по разбитой мотоперке. Даже никакой скидки за первую аварию на базовом драндулете не предполагалось.

– Отстой, – буркнул я себе под нос.

– И не говори, – вздохнула Рика и начала подниматься с места. – Операция отменяется.

Я нервно икнул.

– Что?

– Что слышала, Юки. Наши не приедут. Погоня не обошлась без потерь. Двоим из нас даже драку навязали. Да и время позднее: пора спать. Если этого не сделать, потом весь следующий день сонливость, а родители с потрохами съедят.

У меня упало сердце. Неужели… неужели я потерял скутер… за просто так?

– А, и кстати… ты где живёшь? – уточнила Рика.

– На юге Комаэ, – я поднялся с корточек и рассеянно шагнул к мотоциклу напарницы.

– Хреново быть тобой: мне не по пути. Лады, бывай. Аривидерчи, киса!

Глава 34. Успеха достигают упорные

Я ошарашенно открыл рот, глядя на то, как Рика, не задумываясь обо мне, запрыгивает на байк.

В такие времена нельзя тормозить. Лучше сделать или сморозить глупость, чем затупить и промолчать.

И я усилием воли выдавил из себя что-то, что могло бы сойти за аргумент.

– Стой, животное! Мы ведь уже здесь!

Рика обернулась. Она молча смотрела на меня, ожидая продолжения.

Я поспешно огляделся по сторонам, выигрывая таким образом немного времени на раздумья, а затем скользнул к блондиночке и продолжил тихо.

– У нас же есть я. и есть ты. У тебя – моцик, а у меня – навыки взлома. Солнышко заходит. Давай я просто войду тихонечко, заберу, что нам надо, вынесу тебе. А ты – отвезёшь.

Напарница нахмурилась.

– А если тебя запалят?

– А запалят, так сваливай сама. Ты ведь итак хотела свалить, верно?

Рика прикусила губу. Беспокоилась, всё-таки, обо мне. Хоть и третировала. Видать, всё же, не настолько меня ненавидит. Просто проверяет “салабонку”, повинуясь культурному импульсу закрытых обществ.

– Ты уверена, что знаешь, что делаешь?

– Да ты успокойся! – небрежно толкнул я напарницу в плечо. – Я уже тыщу раз так лазала. Играю в стелс-игры только на реалистике ещё с тех времён, когда ГП-технология была доступна только яйцеголовым в закрытых медцентрах. Это же плёвое дело: тут из охраны только такса и одинокая училка. Что может пойти не так?

Лицо Рики тут же скисло.

– Ты понятия не имеешь, на что способно местное шавло. А ты ведь даже без оружия.

– А ты что предлагаешь? – нахмурился я и раздражённо зашипел. – Отступить? После всего, что мы уже прошли? Из-за чего? Из-за таксы? Из-за вонючей компьютерной таксы?

– Если тебя поймают, ты потеряешь больше, чем уже потеряла, – с нажимом в голосе ответила Рика.

– Ну и чёрт с ним, – махнул я рукой. – Сгорел сарай – гори и хата. Я пойду до конца. Ты боишься? Ну и бойся. Тебя никто не заставляет ничего делать.

Напарница бросила короткий взгляд на дом. Всё же, ей очень шла эта манера: покусывать нижнюю губу. Так мило. До сблёву мило.

– Аргх, – выдала девица, раздражённо взлохматив волосы. – Ладно. Я помогу тебе. Но план будет совсем другой.

Я удивлённо поднял бровь. Но Рика продолжала, словно бы не заметив моего замешательства.

– Я выманю шавло на себя. Наверное, ещё и училку. Ломану калитку мотоцклом, а ты давай, тихонько прокрадись. Псины тут злые: минут десять будет за мной гоняться, если я не разгонюсь по полной.

Я покачал головой.

– Плохой вариант. Тут копов море. Если будешь ехать со скоростью чуть выше собачьей – поймают.

Напарница нахмурилась. Она бросила очередной взгляд в сторону домика, а затем вновь повернулась ко мне.

– Две минуты. Справишься за две минуты?

Две минуты? Рика уверена, что протянет две минуты, прежде чем газануть на полной скорости? Тяжело. Ой, тяжело ей будет.

– Ладно, – вздохнул я. – А ты сможешь меня подобрать? Тут же тесты сто пудов будут в большой коробке с бумагами, а не на флешке: мы же в отсталую Японию играем.

Блондинка несколько секунд молчала, а затем кивнула.

– Ты права…

Спустя секунду мне пришлось спешно ловить что-то звенящее, что мне бросила напарница. С этой задачей я не справился, и нечто холодное, металлическое скользнуло мне меж грудей.

– Яйк! – пискнул я от неожиданности.

Дальше возмущаться я не смог, потому как Рика тотчас же зажала мне рот ладонью.

– Тс-с-с! – приложила блондинка палец к губам. – Тише! Это ключи от моей ласточки. Проберёшься тихо, возьмёшь тесты и загрузишь их на мотоцикл. Затем уезжай. Осторожно. Разобьёшь мотоцикл – будешь должна, как земля колхозу.

Я собирался с мыслями несколько секунд. Серьёзных возражений не имелось: думаю, напарница лучше меня понимает, как в таких районах паркурить от шавок.

Пришлось осторожно кивнуть.

– Хорошо, – Рика убрала руку. – Две минуты я тебе точно дам. А дальше – как получится. И не вздумай разбить ласточку.

– Ладно, – поднял я руки в капитулирующем жесте. – Ладно. Давай я, всё-таки, тебя подберу где-нибудь?

Напарница поспешно мотнула головой.

– Нет. Я твоим навыкам вождения не доверяю. Лучше закати мотоцикл в гараж у своего дома. Завтра пригонишь к школе. Чем быстрей ты окажешься в нашем районе, тем я буду спокойней. А я где-нибудь тут ночь в отеле проведу. Надеюсь, успею ещё бонусы за хороший сон получить. А завтра – вызову подруг, чтобы с утра меня подбросили.

Я решил больше не спорить и кивнул.

– Как скажешь, Рика. Не тяни чересчур. Я справлюсь.

– Я справлюсь тем более, – отмахнулась девушка. – В конце концов, не я сегодня лишилась оружия и колёс.

Я вздохнул.

Её правда. Сегодня у разбитого корыта находился я.

Хардкорщик, блин!

Глава 35. Две минуты

Я понятия не имею, какой изверг наделил виртуальную таксу голосом обожравшегося стероидов алабая, но, чёрт бы меня побрал, это внушает.

Когда в ответ на кирпич, который запустила в окно дома училки Рика, раздался громогласный лай, от которого мне захотелось сжаться комочком под заборчиком и молиться всем асам, чтобы Глейпнир выдержала и не дала Фенриру сожрать солнце, я подумал, что просчитался. И что весь наш план накрылся медным тазом. Лишь спустя секунд пять я увидел несущуюся со всех лап сторону моей соратницы лысую сосиску рыжего цвета, и степень моего удивления стала лишь выше. От шока я даже забыл о том, что мне, вроде как, полагается прятаться, а потому так и застыл, пыря во все зенки на это мелкое чудовище. Наверное, так и остался бы торчать, как волосинка на плешивой лысине, но получил в голову вторым камнем, брошенным внимательной Рикой, и поспешил скрыться за забором.

Это напоминание о скрытности стоило мне добрых 5% ХП. Не критично, конечно, с учётом особенностей миссии, но неприятно.

Две минуты… две минуты. Я начал отсчёт. Благо, в виртуальной мобилке имелись соответствующие таймеры. Итак. Вот прошло пять секунд. Вот – десять. Уже поднялся шум, гам, но, если честно, для вторжения момент, всё же, не самый лучший: пусть хозяйка успела выбежать на улицу, следом за пёсиком, высок был риск попасться на глаза полиции или соседям цели.

Как человек с кандидатской по стелсу, я знал, что спешка в таких делах будет только мешать. Спокойствие, только спокойствие. Никаких нервов. Удавить торопыжность.

Я закрыл глаза и обратился во слух. Благо, технологии объёмного звука были отработаны ещё до появления ГП-технологий. Конечно, не стоило ожидать “говорящего саунддизайна” от казуалки, но имеющихся данных хватало, чтобы понять, в какой именно момент Рика собрала на себя достаточно крупный хвост и начала его уводить куда-то влево.

Значит, мне направо.

Тридцать секунд.

Я скользил вдоль заборчика, прижавшись к нему спиной и не подымаясь с корточек. Не знаю, насколько реально в жизни исполнить подобное, будучи облачённым в длинную юбку и не запнуться, но здесь движок и шаблоны движения помогали не испытывать лишних бытовых трудностей.

Два метра. Высунуться, стрельнуть глазками по сторонам, убедиться, что абсолютно все увлечены зрелищем погони, и перемахнуть через невысокую преграду. Затем быстро нырнуть рыбкой к задней двери и перекатиться – я полагался на навыки акробатики, чтобы ускорить перемещение: чай красться на кортах всяко медленней, чем кувыркаться. По крайней мере в игре, а не ИРЛ, где игровые условности не помогают тебе с балансом и чувством направления.

Как и следовало ожидать, было не заперто. Повезло. Не придётся возиться с отмычками. Хотя меня отчего-то кольнула досада: не потребуются навыки взлома – не получится чутка качнуть столь полезный скилл.

Оказавшись внутри дома, я тут же поднялся с кортов и побежал на цыпочках в сторону лестницы. Игра верно трактовала мои желания, а потому ограничивала анимацией подкрадывания, существенно глуша любые издаваемые мной звуки. Чувство, конечно, было неприятное, но привычное: кажется, только Юбисофтам в свежей итерации похождений Сени Рыбченко удалось реализовать софт-лок движений в стелсе так, чтобы игрок не чувствовал себя двигающим тяжёлые ящики. А у остальных же возникало ощущение, будто бы приходится толкать особо плотные слои воздуха.

Добравшись до второго этажа, я бросил взгляд на таймер.

Сорок две секунды.

Долго. Слишком долго. Неужели я целых двеннадцать секунд полз сюда со стартовой позиции? По-ходу слои воздуха и правда были чересчур плотные!

Итак, где искать бумаги? В какой-то момент у меня мелькнули сомнения: с чего я вообще решил, что тесты будут располагаться на втором этаже? Разве женщине удобно таскаться по лестнице с бумагами? Может, я выдал желаемое за действительное: подняться повыше, подальше от улицы и чужих взглядов?

Да нет же! Я же много времени провёл в засаде. Весь первый этаж изучил: там ванная, столовая, гостиная и кухня. Тесты должны располагаться в комнате, которая пригодна для роли кабинета. Нужен письменный стол. Если на нём будет стоять пузатый мониторчик – вовсе идеально.

Я сделал два шага к ближайшей приоткрытой двери. Низкая кровать. Шкаф. Тумба. Лежак для концентрированного рыжего чудовища на коротких лапках.

Спальня. Не то.

Пять шагов до следующей двери. Я дёрнул за ручку. Заперто.

Бинго!

Короткий восторг сменился сомнением. А что если я ошибся? Что если это не кабинет? Вдруг за третьей или четвёртой дверью найдётся то, что я ищу? Что, если они не заперты? Что если взлом себя не оправдает?

Я возмущённо отбросил эти мысли, тряхнув рыжей гривой.

Чушь! Если что-то заперто, значит, внутри что-то важное! Это закон жизни! Это закон геймдизайна, мать вашу за ногу! А ещё, моя задротская сущность просто требует, вопиет, воет! Нельзя увидеть замок и не вскрыть его! Нельзя не прокачать навык! Нельзя не пропылесосить хранилища с лутом!

Я опустился на колено и вытащил из волос шпильку, а из кармана – отвёртку. Надо сказать, что взлом тут был похож на тот, что предлагала в своих играх Беседка. Нет, нуачо? Проверено временем же! Воткни штуку номер раз, наклони её, проверни штуку номер два. Почувствуешь напряг – не так наклонил штуку номер раз. Забавно, что в остальных случаях игруля предпочитала подгонять механики под реализьмь, а вот тут пошла по проторенной дорожке.

Видать, не хотели плодить настоящих домушников, давая чересчур много информации о данном виде деятельности. Ну, тут азиатов не виню.

А вот в чём виню, так это в том, что уровень сложности оказался далёк от “новичка”. Первая же отмычка щёлкнула и разлетелась на кусочки, едва я чуть повернул отвёртку, удерживая шпильку вертикально. Жесть! Словно мастерский замок вскрываю!

Походу, разрабы были очень серьёзно настроены в своём желании показать, что путь уголовника тяжёл, тернист и несёт мало выгоды. Учитывая, что при “казуальном прохождении” большинство уходит в “честные цивилы”, доблестным азиатам удалось осуществить задуманное.

Но, проклятье! Это же преступление против геймдизайна! У меня же не нулевой взлом! Хрен ли так сложно?!

Со второй шпилькой я был осторожней. И прежде, чем сломать её, успел нащупать точку, в которой удалось провернуть отвёртку аж на пятнадцать градусов.

Третья отмычка лопнула с обиженным лязгом из-за того, что я неправильно избрал направление поиска “уязвимости”. За четвёртой уже пришлось лезть в карман.

Благо, я не дурак, заранее собрал коробок. В расходниках я, считай, ограничен не был. Единственно что, было обидно за седьмую шпилечку: она сломалась, когда до победного оставалось чуть меньше десяти градусов. В расстроенных чувствах восьмую и девятую я профукал совершенно бездарно.

И вот! Вот оно! Десятая! Десятая шпилька оказалась победной!

Довольный собой я приотворил дверь и глянул на таймер.

Две минуты, семнадцать секунд.

Я слишком долго возился с замком.

Глава 36. Комната

Нервно икнув, я прислушался. Лай собачий затих. Где-то внизу хозяйка дома мило пищала, хваля пёселя за хорошую службу. Похоже, теперь я сам по себе.

Время для плана Б. Я быстро собрал все обломки отмычек, запихнул коробок в карман, открыл дверь и скользнул в кабинет, притворяя за собой створку. Расчёт был прост: дамочка, скорей всего, сегодня уже работать не будет, так что, елозить ключом по замку двери кабинета ей резона нет. Закрыто и закрыто. Так должно и быть. А что внутри кто-то шароёжится, так ведь со стороны же не заметно!

Имелось всего две проблемы.

Во-вторых, такса. Рика как-то особо нервно говорила про “местное шавло”. Псинка вполне могла учуять меня даже через закрытую дверь. Тогда вся операция накроется медным тазом. Так что, медлить всё равно не стоило.

Во-первых… это был не кабинет.

Пентаграмма на полу. Начертанная неизвестно чем, но определённо чем-то красным. Свечки по углам звезды. Голова козла на стене. Чёрный с алым балахон у входа. Стол с набором угрожающего вида колюще-режущего инструментария. Миска, полная крови, да мёртвый кот.

По-ходу, зря я ругал разрабов за тугие замки. Оно тут не просто так столь суровое! Это тайная комнатка местной сатанистки. И вот что теперь думать? Что слухи о магии на сервере правда? Или что сатанистка просто поехавшая на голову маньячка?

План Б отменяется. Пришло время плана Жо!

Я тотчас же схватил с вешалки балахон и закутался в него, надеясь, что местный движок достаточно умён, чтобы понять это, как попытку слегка отбить запах. Немного подумав, прыгнул рыбкой к столику с мёртвым котом и миской, полной крови, схватил посуду и, закинув голову назад, вылил на себя густую багровую жижу.

Пахло мощно. Если уж это не поможет спрятать меня от монструозной сосиски с лапками, то собаки тут откровенно ломают баланс и поломны. Я, как собачник, конечно же, рад за блоховозов, но, чует моё сердце, что япошки с их паталогической любовью к кошакам, обернут подобную имбу против меня.

Попадаться не имелось ни малейшего желания. И уже даже не из-за страха перед полицией. Я даже думать не хотел, какие дебафы тут способна наложить на обидчика злобная ведьма. Милосердия от узкоглазых я не ожидал.

Я прислушался: поступь сатанистки была лёгкой и её практически не удавалось уловить за характерным шуршанием коротких собачьих лап.

Они поднимаются.

Наверх.

Ко мне.

Я быстренько осмотрелся в поисках чего-нибудь, что может оказаться полезным.

Мебели в помещении оказалось достаточно мало. К сожалению, двери открывались наружу, а потому, даже если я рискну и проверю свою единичку в силе на предмет того, позволяет ли она дотолкать шкаф до входа в комнату, толку от этого не будет никакого. Однако тут имелся колюще-режущий инструментарий. И я, не будь дурак, начал “пылесосить” со стола всё, что плохо лежало и выглядело либо потенциально полезным в бою, либо дорогим.

Благо, ритуальный кинжал с широким ромбовидным лезвием и пара мясницких крюков почитались системой за оружие, а потому послушно магнитились на пояс и за спину.

Моё чуткое ухо уловило шум за дверью.

То пёсель поскуливал и метался в неопределённости.

– Что такое, Акума, учуял чужого?

Ну, конечно же! Учуял! Похоже, он не знал, где я сейчас, благодаря крови, сбивающей запах, однако на лестнице и сразу после неё след ещё оставался. И след достаточно свежий.

А уж учитывая, сколько времени я просидел у двери “кабинета”, не приходилось сомневаться: рано или поздно меня найдут. Проклятье! Да меня найдут уже на основании того, что дамочка в обязательном порядке начнёт проверять всё важное. А самыми важными в жизни любого человека являются его грязные секретики.

В общем, план "Жо" провалился. Но на этот случай у меня тоже был план. Я называю его план "Па”. От слова “пагналиужоотседова!”

Но прежде, я приметил кое-что интересное в шкафу. Помимо мистически выглядящей посуды, урны с прахом, какой-то стрёмной маски и прочего оккультного барахла.

Книга! Жуткая книга в обложке, задизайненной под сшитое из кусков плоти человеческое лицо!

Я шустриком подкрался к шкафу и аккуратно отворил стеклянные створки. Те лишь слегка скрипнули, но, кажется, НПЦ не заметила этого звука за собачьим скулежом.

На всякий случай я замер и прислушался.

– Ничего страшного, Акума, я знаю, как нам его найти. Мамочке только нужно кое-что взять.

Что же… мне тоже нужно кое-что взять. Я быстро схватил книгу и уже не скрываясь подбежал к окну, по пути выхватывая из-за спины кинжал. Не тратя времени, я вмазал рукояткой по стеклу.

То зазвенело, послушно осыпаясь на пол. Всё разом, а не только в месте удара. Сразу было видно упрощение физики. Впрочем, кто знает? Может, оно так специально сделано? В угоду геймплею. Проще ведь выбить всё стекло одним ударом, чем старательно очищать раму от осколков.

Дверь открылась. На пороге стояла ведьма-учительница. Мы встретились взглядами.

Я улыбнулся. Противной, ядовитой улыбкой, прижимая левой рукой книгу к животу, чуть пониже груди, а правой, не выпуская оружия, натягивая капюшон посильней на залитое кровью лицо.

– Ты облажалась. Эта книга теперь принадлежит нашему ковену. Отец Разложения будет мной доволен!

Пёсель сорвался с места, заливаясь оглушительным громким басовитым лаем. А я сделал шаг назад и перевалился через подоконник, как капитан Джек Воробей через ограждения форта в конце первого фильма.

Зря я, что ли, брал себе акробатику?

Глава 37. План “Па”

Падать из окон мне было не впервой. Так что, процесс этот, читай, поставлен на поток. Достаточно просто положиться на циферки скиллов и движок, понимающий, что такое “паркур”, и что персонажи предпочтут приземлиться на конечности, а не дерябнуться головой о лужайку.

Рыжеволосая домушница Юки грамотно смягчила падение перекатом назад и на секунду застыла в позе “супергеройского приземления”. Я уже даже поднял голову и победоносно усмехнулся, желая потролить тупых НПЦ… но тут увидел, как самозабвенно прыгает со второго этажа знакомая мне рыжая сосиска с лапками.

Нервно икнув, я снова кувыркнулся назад и врезался при этом в заборчик. Да ещё и в неудобном положении “головой вниз, а тормашками – к небу”. Желая как можно скорей разом и встать на ноги, и перевалиться через забор, я исполнил серию крайне невнятных, но парадоксально эффективных трепыханий, да плюхнулся на попу рядышком с байком Рики уже по ту сторону ограды.

Судя по тому, что лапки “сосиски” прошуршали по кирпичу, а сама “сосиска” не появилась в поле зрения, у меня имелось немного времени, пока такса обежит весь дом и, протиснувшись меж прутьями калитки, рванёт в мою сторону во весь опор. Я драгоценных секунд тратить не стал, тут же схватил мотоцикл и поставил его в вертикальное положение. Благо, физика местная позволяла не делать всё “по чесноку”, что с моей унылой единичкой было бы делом тяжким и долгим, а просто убедиться, что колёса коснулись земли под правильным углом, и расслабиться: железный конь сам начал “магнититься” к поверхности и “выпрямлялся” уже без моего участия.

Я шустро запрыгнул на мотоцикл, решив забить болт на шлем, и тотчас же вспомнил о ключах. Ключи! Точно! Где же они?! Кажется, Рика их запулила мне в распахнутый ворот, прямиком пространство меж грудями. Я рассеянно запихнул туда руку, концентрируясь на вещице, а не на хранилище этой вещицы.

Нашлось! Оказывается, декольте тут работает прямо, как любой другой карман. Решено! Теперь абсолютно всё буду прятать в декольте! Интересно, а запасной синай поместится?

Я решил отложить эксперименты на “потом”. Нашёл нужный ключ, вставил в зажигание и провернул. Железный конь тотчас же зарычал, предчувствуя погоню. Я оглянулся и, осознав, что забор полностью скрывает от меня шавку, склонил голову чуть в сторону и прислушался.

Ага! Животина решила обежать забор слева. Не очень-то удобно, учитывая, что именно та дорога была “прямо по курсу”. Возникла мысль рискнуть и промчать мимо псинки, но мне в очередной раз вспомнились и слова Рики, и лай этого хтонического такса, и комнатка с сатанинской атрибутикой, и я решил не рисковать, а покрутиться слегка на месте, разворачивая байк в другую сторону.

Примерно в этот момент из задних дверей выскочила хозяйка дома и, быстро оценив обстановку, помчалась наперерез, отсекая меня от второго удобного выезда из переулка.

Я рассудил, что лучше попытаться повихлять по бездорожью, чем рисковать вступать даже в короткую схватку с ведьмой или её блоховозом, и поддал газку, устремляя железного коня в сторону маячащего вдалеке склона.

Хотелось бы втопить со старта на всю мощь двигателя, да вот только с местной физикой это было чревато: на любой кочке подскочишь и полетишь в стратосферу. Поэтому ехал я сравнительно медленно, из-за чего ведьма чуть не сцапала меня за руль. Даром, я успел вовремя вильнуть. Не то, чтобы удачно: в этот-то момент на кочке и подскочил, но, благо, вмазался бочком байка о заборчик и выровнялся. Ну и, разумеется, ногой ударился: уж не знаю, на сколько ХП я влетел, но только времени проверять не имелось.

Я поддал газку чуть больше и пошёл в отрыв. Пусть мчал я не на максимальной, но возможности безопасно свернуть в узенькое пространство меж двумя параллельными заборчиками да выехать на дорогу я не видел. Сначала потому, что это потребовало бы притормозить, чего я себе позволить не мог, а затем – потому что углядел полицейский патруль, который явно будет иметь ряд вопросов к девочке с окровавленной рожей, да обвешанной “холодняком”.

А потому… пришлось катить с холма.

Вообще, я это дело люблю. Никто в мире не способен упрекнуть меня в любви к объездам, когда можно помчать напрямик. Так веселей и иногда даже быстрей, чем петлять по дорогам. А с учётом того, что местную физику я успел “прочухать”, задачка была почти даже не самоубийственной.

Я игрался с тормозом и газом, выруливал туда, где склон более полог и уклонялся от деревьев. Две трети пути удалось пройти, сохраняя какой-никакой контроль над ситуацией, но затем удерживать скорость не имелось никакой возможности и я помчал, подпрыгивая на каждой возможной неровности.

На дорогу я вылетел пулей, не имея ни малейшей возможности зацепиться колёсами за асфальт. В отчаянных попытках спастись, я развернул-было мотоцикл бочком, но затем понял тщетность этого дела, помноженную на факт того, что вынесло меня на серпантин: сразу за ровной площадкой и оградкой меня ждал новый склон.

Учитывая все те повреждения, что мне удалось схлопотать за время операции, ничего не оставалось, кроме как катапультироваться. Благо, опыт подобного имелся. Я отпустил руль и приготовился группироваться, молясь про себя богу корейского Рандома, чтобы тот отвёл от меня весь транспорт: пусть ночью траффик и был ниже, но я всё ещё рисковал намотаться на колёса какой-нибудь легковушки.

И меня закрутило. Замотало по всему асфальту, когда я пытался погасить инерцию перекатом, а затем впечатало спиной в металлическую оградку.

Фризфрейм дополнился красочным фейерверком. Примерно секунды две я думал, что умер, потому как лишился даже минимального контроля над аватарой, которую даже в анимацию боли не залочило: так и оставило валяться на обочине безвольной куклой.

Но затем… затем звуки притихли. В ушах отдавался стук сердца. Вся окантовка поля зрения покраснела и пульсировала в ритм, заданный гоняющим кровь насосом. Я вернул способность контроля над телом, но руки слушались плохо. Словно бы мне удалось напиться, но сохранить при этом ясность мысли.

Отчаянно борясь с управлением, я достал сигареты и зажигалку. Где-то раза с третьего зажёг огонь, но проехавшая мимо легковушка порывом ветра загасила пламя. Пришлось заново чиркать непослушными пальцами.

Едва лишь на кончике никотиновой палочки зажглась алым спресованная смесь из стружки табака и опилок, я глянул на экран мобильного.

Всё было плохо. Я почти был мёртв. А проценты здоровья от курения возвращались с черепашьей скоростью.

Тяжело вздохнув, я набрал номер императрицы.

– Алло, Пимико, ещё не спишь?

– Только собиралась: забаффалась молоком с печеньками, чтобы набрать больше очков, а что?

– Это… Пими-тян… спаси меня, а?

Глава 38. Говорю же, это ценный лут!

– Э-э-э… чего?! – вопрос мой вызвал целую волну возмущения у начальницы. – Мне казалось, что ты не из числа хомяков, которые не понимают, что такое гильдмастер, и что его не надо по мелочам дёргать каждые пять минут.

Я зацепился локтем за металл ограждения и медленно поднялся на ноги, борясь с тугим управлением.

– Так я и не по ерунде дёргаю, Пими-тян. У меня сейчас на руках такой лут – закачаешься. Уверена, что ты о нём только легенды слышала. Мне кровь из носу надо дотащить его до базы.

– Ты играешь всего второй день и уже уверена, что нашла лут, которого я никогда не видела? – скептически вопросила императрица.

Я огляделся. Всего метрах в пятнадцати от меня стояла легковушка. Если честно, я понятия не имел, зачем ей останавливаться прямо тут, на серпантине. Я прищурился, пытаясь разглядеть хоть что-то, но пульсирующая алая рамка по краям поля зрения, да лёгкое размытие мешали мне разобрать хоть что-то. Как будто бы мне ночной темени не хватало.

– У тебя нет магов в гильде, – уверенно ответил я и затянулся от души, отчаянно надеясь увеличиться таким образом скорость восстановления хитпоинтов.

Ответом мне был весёлый смех.

– Потому что магии на сервере нет. Я проверяла. У нас в школе есть оккультный кружок, так мы их побили, как щенят. Это всё просто слухи, распускаемые для антуражности. Ты что, магазин с амулетами грабанула?

Я раздражённо выдохнул дым через сжатые зубы. Сизое облачко на короткое время застлило мне глаза, а затем унеслось ввысь, забирая с собой болезненный алый контур и размытие. Взгляд мой стал чётче, и я смог разглядеть водителя легковушки, который, высунувшись из окна, с кем-то болтал по мобильному телефону, нервно поглядывая в мою сторону.

Палин! Походу, палево! Водятел точно общается с полицией!

Я поспешил перебраться через оградку. Благо, вместе с чёткостью зрения ко мне вернулось и управление. В смысле, нормальное управление, а не пародия на него.

Где-то позади громыхал лай сосископодобного адского пёселя.

– Ну, даже если магии на сервере и правда нет, лут всё равно ценный. Верь мне, у меня чуйка на подобные вещи. Это магическая книга из дома учительницы.

– Куратор оккульткружка, – фыркнула Пими-тян. – Ладно, мне спать пора, иначе времени на прохождение мини-игр не хватит.

– Режущая кошек?! – злобно выкрикнул я, надеясь, что мой голос будет слышен, даже если убрать динамик телефона от уха.

Тишина. Ни гудков. Ни ответа.

Кажется, мне удалось заинтересовать гильдмастера.

К сожалению, времени на ожидание реакции со стороны начальства у меня попросту не имелось. Так что, я спешно засеменил ножками, перебегая вниз по склону от дерева к дереву, чтобы иметь возможность тормозить ударом плеча о ствол.

Наконец, из трубки раздался голос Пимико.

– Продолжай.

– Нет времени продолжать, Пими-тян! – злобно рыкнул я, когда впечатавшись в очередной ствол, вдруг осознал, что случайно выронил изо рта сижку. – Меня сейчас порвут на тысячу маленьких Юки! Я сейчас между злой маньячкой-сатанисткой-возможно-ведьмой и полицией зажата! ХП – нет, оружия – нет, транспортное средство я спустила с горы!

Я как-то забыл в тот момент про развешанные по всему телу ритуальный кинжал и мясницкие крюки. Просто потому, что так работал мой геймерский мозг: если нечто не подходит под максимально прокачанные характеристику или навык, оно частью арсенала не считается.

– Населена роботами, – поддакнула императрица. – Может, ты не будешь орать так громко, чтобы на тебя не вышли преследователи?

– Ты лай слышишь? – прошипел я в трубку. – Я могу быть тише мыши, всё равно меня найдут. Местное шавло ломает весь стелс.

Тем не менее, я всё же стал говорить тише, не словом, но делом показывая, что согласен с доводами начальства. Впрочем, показать серьёзность вопроса стоило.

– Забери меня отсюда, Пими-тян, – сдавленно пропищал я. – Что хочешь сделаю. Могу в пузико поцеловать.

– Ксо-о-о, – устало протянула собеседница. – Меня же родители будут ругать.

Тем временем лай зверушки стал громче. И словно бы его мне было мало, к нему прибавился вой полицейских сирен. Вообще, полицаи в играх редко стеснялись шуметь по ночам: недовольство невыспавшихся НПЦ имело какое-то значение только во всяких градостроительных симуляторах, а вот удобство игрока, который независимо от времени суток должен иметь возможность ориентироваться в происходящем, было куда важней. Не говоря о том, что большая часть массовки, в целях экономии ресурсов, уже через пять минут скажет “это просто ветер” и пойдёт дрыхнуть дальше.

– Пими-тя-я-ян, – протянул я, прыгая с очередного, чересчур уж крутого обрыва, чтобы за счёт навыка акробатики погасить урон от падения. – Меня сейчас убьют. И я не могу гарантировать, что второй раз книга будет находиться в том же месте: я даже не уверена, что на самом деле внутренности дома не были сгенерированы специально для нас. Позязя. Я те спинку почешу, только забери меня.

– Агрх, ладно, – рыкнула императрица. – Я заберу тебя. Ты где?

– Где-где? В ксо по самое горло, – ответил я.

– Конкретней, – раздражённо потребовала начальница. – Где именно находится эта куча ксо?

Я остановился и огляделся в поисках каких-либо ориентиров. Благо, стоя на холме, имел возможность увидеть чуть больше. В том числе моему взгляду открывались изгибы улиц и переулков, сверкание проблесковых маячков полиции во тьме, и моцик Рики, валяющийся на бочку у самой дороги.

– Я отсюда вижу парк. Отлично просматривается со всех сторон. Плоский, как DFC. В душе не представляю, как он зовётся, но я пырю на него с холма. Короче, позвони Рике, выясни, чё как. У меня сейчас нет времени наводить тебя конкретней: зажимают, сил нет. Надо мчать. Буду кружить в том районе. Будете на месте – созвонимся.

– Вот ты нагл…

Я не дослушал, что говорила императрица. Потому как времени у меня действительно не было: лай хтонической псины слышался чересчур уж близко.

Глава 39. Особо стервозна!

Я оттолкнулся от дерева и просеменил вниз по холму, к самому мотоциклу, бросив книгу на землю, вцепился обеими руками в спасительное транспортное средство. Выглядел бедолага довольно хреново: целых зеркал не осталось, длинные царапины на краске и вмятины на бензобаке. Сам железный конь не дымился, но что-то мне подсказывало, что система повреждений техники тут отличалась от ГТАшной: меньше взрывов, больше унылых вмятин и восстановления техники при помощи гаечного ключа и японского недомата.

Я поспешил проверить, на ходу ли техника. Тут способ был простой: если магнитится колёсами к горизонтальной поверхности, значит всё ещё воспринимается системой как транспорт. И, мне повезло.

Довольный собой я пихнул книгу в багажник и уселся за руль. Ключ всё ещё торчал в замке зажигания, а вот движок не тарахтел.

Я поспешил завести мотоперку. Та лишь покряхтела немного и отказалась подчиняться.

Я попытался снова. На сей раз кряхтение больше напоминало насмешку. Точно бы двуколёсный злорадно ехидствовал относительно того, что я, такой-сякой, так плохо с ним обошёлся, но всё равно прибежал при первых же признаках угрозы.

Ксо! Шавло было уже где-то рядом.

Я бросил взгляд в сторону тёмного пространства меж деревьями и провернул ключ в третий раз, молясь богу рандома, напоминая ему, что было бы глупо спасти меня тогда, когда я летел с горы, и погубить сейчас. Великий повелитель случайных чисел внял моим мольбам и повелел мотоциклу завестись. Движок послушно затарахтел.

– Ха! Ю-тяма на коне! – выскинул я руки к небесам и, зажав передний тормоз, начал раскручивать заднее колесо, чтобы пободрей стартануть с места и, подскочив на удачно примеченной ранее кочке, перемахнуть через оградку прямо на проезжую часть.

В этот момент из темноты выскочила мерзкая рыжая сосиска и, широко раскрыв зубастую пасть, рванула прямо к моей ноге.

– Не сегодня! – весело выкрикнул я и отпустил тормоз.

Спортивный мотоцикл сорвался с места, словно бы пущенная из лука стрела. Я старательно выкрутил руль в сторону холма, однако тот словно бы заклинило на полпути. Лишь в самый последний момент что-то щёлкнуло, и в итоге мне удалось направить железного коня примерно туда, куда я и планировал ранее.

От зубов зверюги я ушёл, и даже сумел подскочить на неровностях местности, как на трамплине, и перелететь через оградку, но вот приземление прошло совершенно не по плану. Пришлось вдавить оба тормоза и разворачивать транспорт боком, чтобы меня не зажевало под колёса непонятно откуда появившегося грузовичка-куна, решившего меня столь невовремя исекайнуть в мир, полный гаремных приключений!

Резина завизжала, как актриса, пробующаяся на главную роль в ужастик категории “Б”. На асфальте оставались следы столь чёрные, что даже в ночи их удавалось разглядеть без следа. Я чудом избежал судьбы, которую для меня заготовил грузовичок-кун, однако за всё приходилось платить: задняя шина не выдержала и громогласно заявила о своём желании лопнуть. Столь громогласно, что мне даже на секунду показалось, что столкновение, всё же, произошло.

Ну всё, алес. На лысой резине далеко не уехать, а уж если вспомнить о руле, который могло заклинить в любую секунду… я уже понял, что задолжал Рике столько, что мне придётся ещё лет десять быть её сабмиссивом. Однако чтобы приступить к обязанностям раба мне требовалось сначала как-то увильнуть от навязчивого кобеля, следующего за мной по пятам.

Я поддал газку. Благо, по прямой мотоцикл ехал даже со спущенным колесом. Притом скорость была довольно сносной, разве что ускорение тугое. Настолько тугое, что в какой-то момент сосиска с лапками даже догнала меня, и я поспешил стащить с пояса один из мясницких крюков и бросить в преследователя, чтобы тот хоть на секунду отстал.

Таким образом мне удалось, всё же, оторваться. Но я отлично понимал: это не надолго. Если бы не вой сирен, если бы не кружащие по кварталу полицейские машины, я мог бы даже на такой мотоперке умчать вдаль, и поминай, как звали. Но обстановочка была несколько иной. Я проехал где-то метров сто, после чего вынужден был свернуть в переулок, потому как углядел за следующим поворотом сине-красное сияние мигалки.

Ну, хорошо. Полицейские меня не видели, а потому в переулок скорей всего не заглянут. Так что их мне опасаться не стоило. Но чёртова сосиска с лапками! Она же меня выследит! Дахака так принца персидского не преследовал, как меня – таксака! Воистину, Акумой псинку назвали, и она имени соответствует на все сто.

Я слез с мотоцикла и огляделся по сторонам.

Тёмный переулок. Клаустрофобично узкий. Для моих целей самое то. Я чуть толкнул железного коня, чтобы тот занял позицию рядом с крупным мусорным контейнером, частично перекрывая дорогу. Достал из багажника книгу. Вытянул из-за спины кинжал. Хорошенько так размахнулся и всадил лезвие аккурат в бензобак! Ещё! И ещё!

Журчание горючей жидкости было едва-едва различимо средь шумов этой беспокойной ночи. Я сделал пару шагов назад, извлёк из карманов сигареты с жигой, дважды крутанул ребристое колёсико, высекая из кремния искру и начал хиляться.

Оставалось только ждать. Ждать, надеяться и верить, что гнусное рыжее шавло попадёт в мою ловушку.

Секунды тянулись неторопливо. Я медленно затягивался дымом, привалившись спиной к мусорному баку. В какой-то миг мир заполнился синим и красным, и под вой сирен все тени ожили, вытянулись и начали пляску. Но пляска та закончилась быстро. Вопли полицейских авто становились тише, а вот лай, напротив – громче.

В этот-то момент я и понял, почему животина столь громогласна. Да как раз оттого, что функцию она выполняла ровно ту же, что и стражи правопорядка. Разве что, выступала от иной фракции. Хотя, в теории, у копов могли быть и свои собственные псинки. И лай их должен быть хорошо различим сквозь остальные шумы.

Саунддизайн, конечно же, бездарный, но функциональный. По крайней мере, мне он помог.

Я точно знал, когда требуется встать, сделать несколько шагов и обернуться в сторону выхода из переулка.

Едва лишь мне удалось воочию увидеть мелкое рыжее шавло, я достал изо рта сигарету и точным движением метнул её в лужу бензина, разлившуюся близь мотоцикла.

Нет, взрыва не произошло. Но пламя вспыхнуло знатное. Оно поглотило псину, и лай сменился громким пронзительным скулежом. Понятия не имею, как азиаты записывали этот звук, но я такое в последний раз слышал в день, когда та коротколапая животина, с которой мы вместе росли, сломала позвоночник.

От воспоминаний на глазах у меня навернулись слёзы. Я больше не мог злиться на маленького рыжего Акуму. И когда тот выскочил из пламени и начал кататься по грязному асфальту переулка, надеясь сбить объявший его огонь, я поспешил нанести удар, но не из желания побыстрей прикончить доставшую меня псину, а из сострадания.

Полымя, объявшее таксёныша, потухло. Животное лежало на земле со следами побоев, но не ожогов или ножевых ранений. Грудь медленно вздымалась. И я понял, что с точки зрения движка это было не убийство, а просто избиение.

Улыбка коснулась моих губ. Запоздало в голову пришла мысль о том, что несмотря на все нелепости и условности, азиатам удалось на время заставить меня забыть о том, что я нахожусь в игре. Забыть в достаточной мере, чтобы я проникся сочувствием к довольно-таки мерзкому врагу. И пусть япошки использовали донельзя грязный трюк, но ведь эффект-то достигнут.

Я усмехнулся.

– Акума, значит, да? – моя ладонь скользнула по холке поверженного противника. – Я ведь тебя убил хилкой. Это ведь закон такой: исцеление дамажит нечисть.

Глава 40. Квест сдан, а награды нет! Зато есть штраф! Куча штрафов!

Когда злой страшный рыжий сосискообразный Акума перестал быть проблемой, рейд превратился в лёгкую прогулку. Ускользать от местных НПЦ оказалось невероятно просто. Пространства для манёвра тут имелось достаточно, скрыться в переулке от полицейских удавалось без труда, а сверкание мигалок предупреждало меня об опасности сильно загодя.

Словно бы, чтобы компенсировать паталогическую никчёмность стражей правопорядка, японцы сделали их цепкими настолько, что казалось, будто бы у каждого в роду был клещ. Нет, я ещё во время побега из магазина белья ощутил это их качество на своей шкуре, но вот это уже ни в какие ворота не лезло!

Полиция кружила по округе всю игровую ночь. Да, ночи тут были намно-о-о-ого короче дня и служили больше “перебивкой”, заполненной минииграми. Думаю, их настоящей целью было дать геймерам возможность сбегать в туалет. Не то, чтобы вот у меня были проблемы с тем, чтобы временно выйти из ГП, пока аватара уходит под управление искусственного интеллекта, но, хей, это ведь изначально создавалось для японского рынка! А азиаты вполне могли и сдохнуть от разрыва мочевого пузыря во время игры! Я, кажется, слышал пару подобных историй, и даже не уверен до конца, что они – фейк.

Право слово, я уже успел стереть всю кровь с хлебала, используя в качестве полотенца злополучный халатик оккультистки – благо, игровая кровь стиралась даже с ворос без особого труда, – и запрятать трофейное вооружение в инвентарь, а полицейские всё шарились по округе. К сожалению, для книги места не было: размер моего бюста был недостаточно большим, чтобы впихнуть меж грудями столь громоздкий фолиант. Было бы проще, догадайся я взять с собой рюкзак, однако же, я изначально рассчитывал, что лут придётся вывозить на мотоперках, а у них, как известно, есть багажники.

В принципе, был шанс, что полиция меня “пропустит”. В конце концов, ночью-то им сообщали про оккультистку с ножиком на виду и всю в крови, а сейчас я просто милая няшная школьница, в которой от той оккультистки – лишь книжечка. Однако я не был настолько уверен в том, что местные неписи обучены проверять шмотки игрока. Вот было бы не здорово загреметь в кутузку из-за того, что на стражей правопорядка не работает трюк с переодеванием.

Короче, я просто решил дождаться Пимико с командой, да свериться с менюшками. Короче, по итогам этой ночи я апнул на единичку фехтование и акробатику. Все остальные скиллы только получили процентики к шкале прогресса. Даже вождение не прокачалось по-человечески! Ну, что за бадрак?!

Я же сегодня совершил невозможное! Я ушёл от банды противника! Я стыбзил из охрененно охраняемого места целый фолиант магический! Я ушёл от погони! Я целого Акуму победил! Я всю ночь от полиции скрывался!

И что я за это получил?

Дебаф на сонливость. Информация о том, что он означает, скрывалась в дебрях справки, откуда я и узнал, что теперь я весь день буду иметь скорость прокачки навыков на 50% меньше стандартной. Хоть как-то облегчить участь могло кофе, уменьшающее дебафф на короткое время, но не убирающее его полностью.

Даже ачивок я никаких не хапнул, потому что та же “бессонница”, дающаяся за ночь без сна, на аккаунте сеструни уже имелась.

Помощь от Пимико пришла, когда солнце уже взошло. И не потому, что императрица такая нерасторопная, а, опять же, из-за того, что ночи тут достаточно короткие.

Это была машина. Она остановилась в условленном месте и отворила дверь, приглашая меня внутрь. Я намёк отлично понял и тут же стартанул с места, перебирая ногами с максимальной доступной моей аватаре скоростью. Быстро преодолел пространство между выходом из переулка и авто, а затем завершил всё это дело прыжком рыбкой.

– Давай, газуй, газуй, газуй! – запищал я, спешно изворачиваясь, чтобы закрыть дверь. – Валить надо из этого района!

– Как скажешь, дорогая, – услышал я знакомый мужской голос.

Настолько знакомый, что я чуть не вывалился за машины.

Не желая верить ушам, я медленно, практически со скрипом, повернул голову в сторону водителя.

И, если честно, у меня тотчас же появилась мысль, что быть пойманным полицией – не самая худшая судьба из возможных.

– Э-э-э… доброго утречка, Рэн. А-а-а… а что ты тут делаешь?

– Ну, как что? Позвонила императрица Пимико и сказала, что тебя надо выручать. Вот я и примчал при первой же возможности. Кстати, прости, что так поздно: полиции много, а если бы меня остановили до рассвета, то я бы серьёзно встрял – комендантский час, чтоб его.

Парень с досадой ударил ладонями по рулю. Не сильно. Видать досада была, всё же, лёгкой.

– А-а-а… почему она позвонила тебе? – удивился я. – Разве ты работаешь на императрицу? Мне почему-то так не казалось. Туда вообще кунов берут неохотно.

– Ну что ты, как маленькая, Юки! – Рэн подмигнул мне. – Пимико мне позвонила, потому что я твой парень.

– Нани?! – ошарашенно восклинул я, и подивился тому, как изящно матофильтр преобразовал мой простой и прямолинейный вопрос на русском матерном.

Водитель рассмеялся.

– А ты что, ещё с кем-нибудь из парней тусуешься?

Я тяжело вздохнул и устало вмазался лбом в переднюю панель авто.

– Ах… бака-а-а мита-а-а-ай!

Глава 41. Юки пригласили на свидание!

Я только-только начал понимать, на какое дно жизни попал, как в мои размышления вклинился вопрос. Он не был озвучен, только подразумевался. Но я чувствовал, насколько острое у него ребро.

– Знаешь, Юки, я ведь тебе уже не первый раз помогаю…

Ксо! Ксо-ксо-ксо! А ведь Рэн прав. Началось всё с бассейна, закончилось тем, как он пригнал тачку. А ведь ещё в промежутке он мне не раз навыручку приходил. Правда не то, чтобы мне и правда нужна была эта помощь: просто я надеялся таким образом отделаться от навязчивого поклонника. Но его ничто не брало.

По всем признакам Рэн был “ровный парень”. Прямо по-ЛыРному ровный. Не в каждом сёдзё-аниме такие водятся. По сути, его единственный залёт – это ситуация с хулиганами, из-за которых я чуть не встрял на кражу белья. И то, я не потрудился раздобыть доказательства. А затем Рэн ещё вступался за меня перед ребятами Кентаро… его, конечно же, никто не просил, но ведь вступался же.

Само собой, я дальше френдзоны этого парня пускать не собираюсь, ибо с гетеросексуальностью у меня всё в порядке. Но мужская солидарность… она не позволяла мне просто взять и послать парнягу, который так старался. Мужская солидарность, и тот факт, что он всё равно никуда не пойдёт. Да и в применении аргумента “да я сам – парень” я тоже сомневался. В-третьих, я сейчас под прикрытием. Во-вторых, Рэн может не поверить. Во-первых, он может поверить, но оказаться фанатом жанра яой.

Некоторых вещей лучше не знать.

Я откинул голову назад и коснулся пальчиком нижней губы.

– Да-а-а-а… а ведь верно… мне никогда и никто так много не помогал. ИРЛ я рожей не вышла, да и многие говорили, что характер у меня – самое настоящее ксо.

– Нормальный у тебя характер, – пожал плечами парень. – Ты себе на уме, но, в целом, так даже интересней.

Я подозрительно прищурился и скосил глаза в сторону собеседника.

Себе на уме? Нет, я не себе на уме. Я с него уже сошла и потерялася. В этом, собственно, и был мой план. Я соглашусь на свидание. Но вести себя буду так, что Кен сам пожалеет о том, что пригласил. Ким Бессинджер так Брюса Уиллиса не подставляла в фильме “Свидание вслепую”, как я буду подставлять Рэна, чтобы затем, невинно хлопая глазками, смотреть, как тот страдает. И полезно, и весело, и с формальной точки зрения не кинул старательного бедолагу.

Хе-хе.

Я пожал плечами.

– Ну, тогда ты, наверное, согласишься, что если уж идти на свидание в игре, так это должно быть такое свидание, которого в жизни быть не может. Чтобы прямо сервер лагать начал.

– Ты меня на свидание приглашаешь? – ехидно спросил парень.

Я вспыхнул щёчками так ярко, что во всех стёклах отразился их алый цвет.

– Ты стебёшься?! Чтобы девушка приглашала парня на свидание?! Вот ещё! – я решительно отвернулся и вздёрнул носик своей огневласой аватары. – Я так, чисто теоретически размышляю!

Рэн рассмеялся. Весело. Громко.

Правда не настолько весело, чтобы обратиться в чиби. Хотя, быть может, за рулём карикатурные превращения не работают? Ведь я в подобной форме довольно плохо контролировал движения, а тут вождение – штука весьма сурьёзная, несмотря на примитивную физику.

– Окей, Юки, я тебя понял. Будет тебе самое лучшее свидание. Сегодня после школы. Так что возьми с собой лучшее платье.

По моей душе скользнула тень сомнения. Рэн выглядел слишком уверенным. Конечно, он всегда ведёт себя так, будто бы у него всё под контролем, но тут ощущалось, что за его словами стоит нечто, что могло бы придавать им весомости.

Что и заставило меня бросить на парня подозрительный взгляд и вопросить:

– Что ты задумал?

– Офигенное свидание.

– Что именно?

– Тебе понравится.

– Почему ты так решил?

– Потому что тебе понравится.

Я замолчал и принялся сверлить Рэна взглядом. Старательно. Очень. Даже начал тихонько гудеть сквозь сжатые губы. Моей целью было изобразить взгляд достаточно внимательный, чтобы система восприняла его, как достойный карикатурного изображения. Понятия не имею, получилось у меня или нет, – оно не всегда тут чувствовалось – но собеседник, всё же, отреагировал и решил пояснить.

– Ты – необычная девушка, Юки. И свидание тебе нужно необычное. Будь мы не в игре, думаю, пошли бы куда-нибудь на природу, в минипоходик. Но мы в игре. Ты сама попросила сделать всё так, чтобы сервера лопнули. А я знаю только один способ это сделать.

Я понял, что моя техника “выжигающего душу взгляда” работает, и решил продолжить пытать Рэна этим запретным серкретным дзюцу.

Он вздохнул.

– Поедем в Сибую.

– Мне одеваться, как стереотипной гяру?

– Хочешь спереть что-то у сестры? – хохотнул парень.

Я пожал плечами и улыбнулся.

– Ма-ми-на по-ма-да, са-по-ги стар-шей сес-тры…

– Мне-е-е легко с тобой, а ты гордишься мной! – поддержал меня Рэн. – Ты любишь своих кукол и воздушные шары!

– Но в десять ровно мама ждёт меня домой!

Я вскинул к небу кулак, и мы вместе, в один голос, завыли припев.

– У-у-у! У! У! У! У! Восьмиклассница-а-а! А! А!

По крайней мере так пел Рэн, однако он осёклся, услышав, что в моей версии песни восьмиклассница помолодела аж до первоклассницы.

Но я решил не останавливаться на достигнутом и добавить немного абсурда ситуации, потому безо всякого предупреждения и перехода начал трясти хаиром под совершенно другую мелодию. Точнее, под совсем уж бредовый сплав великого множества песен на разных языках.

– Владислав! Бейби, ду хаст миш! Ду хаст миш! Ноу мор!

И эта шутка примитивного дегенеративного юмора оказала на Рэна потрясающий эффект. Он засмеялся. Сильно. Громко. До слёз, карикатурными потоками полившихся из глаз. Рассмеялся и склонил голову к рулю.

В своём чистом и незамутнённом веселье он не заметил, что светофор возжёг алый сигнал, а ведомые НПЦ автомобили выехали на перекрёсток одновременно с нашей тачкой.

А вот я заметил, и, подгадав момент, с противной улыбочкой воскликнул.

– Бум, шака-лака!

Глава 42. Книга ценой в скутер, мотоцикл и одну тачку

Остаток пути до школы я проделал пешком. Благо, тачилу Рэна раздолбало уже в нашем районе. Я, конечно, мог предотвратить катастрофу, но… тогда у моего незадачливого ухажёра могла появиться крамольная мысль о том, что Юки может стоить потраченных на неё времени, нервов и внутриигровой валюты, а то и полновесных донатов. А подобного допустить нельзя. Никак нельзя.

Яой не пройдёт! Возгоревший страстью к мужчине должен страдать! Даже если объект страсти носит юбку и выглядит кавайно! Особенно в последнем случае!

Эх, предупреждал же вас адмирал Акбар, а вы и не слушаете, дураки.

Будучи человеком умным, шёл не спеша, старательно уклоняясь от всех полицейских патрулей. Они, конечно, не выглядели, будто бы меня ищут, но с моей репутацией банцу-босодзоку могли докопаться на ровном месте. А ведь я ещё и в школу опоздать пытался, чтобы реализовать всю мощь отмазки “я попаля в аварию, хнык-хнык”, а местные стражи порядка были обучены таких отлавливать.

Впрочем, никаких более приключений меня не ждало. Разве что явился я к воротам школы слегка чересчур рано, потому пришлось немного потусить за заборчиком, пока не прозвенел звонок на урок. Тогда-то я и вошёл на территорию учебного заведения, неспешно переодел сменку, да потопал на крышу, пережидать математику.

Собственно, заняв удобную позицию, я СМСнул Пимико, а затем достал книгу и начал её изучать. Да, именно книгу, а не текст. Потому как текста я не обнаружил. Страницы были пусты.

Данное открытие ещё больше уверило меня в том, что я нашёл весьма ценный лут. Право слово, у меня на эти вещи чуйка.

Я этих ваших игр, аниме, мистических детективов и всякого остального видел больше, чем реального мира! Я фишку секу лучше, чем многие разработчики! Быть может, для кого другого это могло бы считаться загадкой, но я-то быстро сопоставил факты с моей базой сюжетных тропов и штампов. Книга. Пустые страницы из серовато-коричневой ткани. Миска с кровью кошки. Оккультная атрибутика.

Я раскрыл томик, достал из инвентаря ритуальный кинжал и резанул себя по левой ладони, а затем выдавил немного крови на разворот.

Уже сам факт того, что мне удалось вызвать кровотечение, отличное от носового, говорил о величии моего мегамозга! Ведь даже когда я сначала поджог пёселя, а затем пырнул его, ничего подобного не наблюдалось. Только синяки. А тут – самая настоящая, сочная, багряная кровяка!

Я, правда, не совсем въехал, почему один и тот же кинжал вот сейчас оставлял полноценную рану, а тогда – следы обычных побоев, но, видать, это всё неаккуратная работа со скриптами. Вдруг тут можно приносить человеческие жертвы и кошек потрошить, а собак убивать нельзя?

Похоже, кому-то из разрабов, всё-таки, нравятся пёсики.

Тем временем страницы книги впитали мою кровь и там, куда она упала, проступили линии написанного “от руки” текста. А я уж опасался, что крови будет мало, и потребуется искать какую-нибудь кодовую фразу вроде “земля прощай, в добрый путь” или “пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн”. Но всё обошлось. Чтобы прочитать книгу, достаточно просто окропить её кровью.

Большим количеством крови. Ведь буквы появлялись только там, где ткань обагрили. Видать, потому маньячка и вскрывала кошку, чтобы добыть достаточно “покрасочного материала”, дабы пройтись валиком по каждой из страниц.

Мне, правда, в этом участвовать не хотелось. Да, я понимаю, что все местные животные – это просто куски кривоватого программного кода, на которые неаккуратно намотаны грубо слепленные скрипты, но было несколько “но”. Во-вторых, не надо быть гением, чтобы понять, насколько суровые штрафы ждут того, кто покусится на святость няшных неко. А уж учитывая, что отрицать существование магии на сервере невозможно, я бы ничуть не удивился, узнав, что котэ тут являются родственниками богам. А во-первых, я ещё живо помнил “предсмертную” агонию Акумы. Бр-р-р-р, правдоподобно до дрожи. Не хотелось бы мне услышать, что эти узкоглазые извращенцы накрутили в качестве звуковой дорожки для страданий котанов.

Впрочем, у меня была мысля, как бы наколоть систему и получить доступ к тёмным колдунствам, не осквернив себя живодёрством.

Ах она, “Кровожадная Школьная Жизнь”! Не одолеть ей меня! Не перехитрить!

Я широко улыбнулся. У меня имелись все основания полагать, что мой коварный – и кавайный – план сработает. Просто потому, что я примерно понимал, какой логикой руководствовались геймдизайнеры. Им было просто необходимо оставить как можно больше подсказок для игроков, а, значит, должен быть ряд способов проявить текст “случайно”.

И все эти “случайно” предполагали малое количество крови. Но не носовое кровотечение!

Ох! Крови из носа тут лились целые фонтаны, если активизировать правильный триггер на карикатурную анимацию! Остаётся только найти его!

Две алые капельки упали на страницы книги и запустили красивый процесс обмена информации на жизненную силу. Вот только сорвались капельки не с руки, которую я уже активно залечивал посредством потребления табака. То игра верно интерпретировала мою сальную улыбочку, что возникла от мыслей о том, как именно я буду проводить соответствующие эксперименты.

Хе-хе, теперь никаких сомнений быть не могло!

Осталось лишь дождаться императрицы, да изложить ей свои выкладки. Она попросту не сможет отвертеться! Ей любопытство не позволит пройти мимо столь яркой игровой тайны! Уж по себе знаю.

Я торопливо спрятал ритуальный кинжал в инвентарь и откинулся на парапет. Не стоило оставлять свидетельств того, что книгу можно активизировать какими-то непошлыми методами.

Я поднял левую руку на уровень глаз и протёр её от остатков крови. Лечение работало на “ура”. Даже шрамчика не осталось.

Держись, Пими-тян! Я видел хентай, который начинался точно также!

Глава 43. А эту книжку можно считать чековой?

Пимико появилась на крыше далеко не сразу после начала перемены. Я, если честно, уже начал опасаться, что она не придёт, а мне, между прочим, не терпелось устроить запланированную каверзу.

Однако я дождался. Заприметив появившуюся в дверях императрицу, тут же поднял руку и весело помахал.

– Ахой, Пими-тян! Рада тебя видеть! – я подхватил тяжёлую книженцию и поднял её на уровень головы, после чего натянул на лицо широкую лыбу. – Ты зацени, какой лут! Огонь!

– А эту книжку можно считать чековой?

Не сказать, чтобы моя собеседница как-то демонстрировала демонстрировала гнев или её голос был чересчур строгим, однако мне стало как-то не по себе. Видать императрица была из той редкой породы людей, кому не требовалось даже голоса повышать, чтобы все вокруг заткнулись и сжались в ужасе.

Улыбка исчезла с моих губ. Но я не позволил беспокойству коснуться моего лика, нацепив замест его маску комического непонимания сути.

– Ну, полагаю, в определённом смысле, да. В каком нормативно считать чековой книжкой любой ресурс, выгоды от разработки которого в перспективе превысят затраты.

– Когда?

Я встретил взгляд Пимико. Пытливый. Внимательный. И какой-то потусторонний.

– Рика требует оплатить её мотоперку?

– Как ты догадалась? – императрица подошла ко мне и собственническим жестом забрала из моих рук книгу. – Ладно, давай взглянем на твоё приобретение.

Я откинулся назад, опираясь ладонями в парапет, и принялся внимательно следить за малейшими изменениями в выражении лица Пимико.

Она неторопливо открыла фолиант. Её взгляд задержался на первом развороте. Спустя пару секунд девушка перевернула страницу. Затем ещё и ещё. Каждый раз императрица тратила всё меньше и меньше времени на изучение девственно чистого серо-коричневого фона листов, откуда уже пропали даже открытые мной участки текста. В итоге она просто быстро пролистала всю книгу и перевела на меня задумчивый взгляд.

Я встретил его миной высокомерного самодовольства.

– Считаешь, что ты уже сегодня по ИРЛ-таймеру, как тут принято говорить, “в этом семестре”, сможешь закрыть долг перед Рикой? Имея на руках квестовый предмет без подсказок?

– Квесты созданы для того, чтобы их проходили, – ехидно ответил я. – Не будь эта игра рассчитана на казуалов, я бы так не говорила: азиаты вообще любят доводить секретки в своих играх до абсурда. Однако, несмотря на типичный набор японских болячек, здесь, как минимум, локации не клаустрофобичны и ты не проходишь семь экранов загрузки по дороге в туалет. А уж отказ от фонтана из циферок в боёвке в пользу скромненького лога – это вообще узкоглазым не свойственно.

Пимико хмыкнула.

– Ты плохо представляешь себе местную экономику. Не факт, что разгадав квест, ты получишь поломную имбу, которая нагнёт местный донатососущий рыночек.

– Ах! Точно! Донаты! – я осклабился и начал беспечно болтать ножками. – Потому Рика так злится? Она вложила сюда реальные деньги?

Императрица одарила меня холодным многозначительным взглядом и протянула книгу обратно.

– Мне пришлось приказать ей ждать снаружи: она порывалась лично говорить с тобой. И была си-и-и-ильно не в настроении.

Я взял фолиант обеими руками.

– Ты ведь азартная, Пими-тян? Может, поспорим?

– А у тебя есть, что предложить мне? – подняла та бровь.

Однако же. Мне удалось вызвать у собеседницы интерес. Я это понял по тому, что императрица буквально вцепилась в книгу и не желала отдавать.

– Выборы. Должность президента студсовета. Проиграешь ты: отказываешься от гонки, включая не только личное участие, но и поддержку каких-либо своих людей, за спиной которых ты могла бы стать серым кардиналом. Проигрываю я: моя сестра снимет свою кандидатуру.

Пимко поморщилась и покачала головой.

– Зачем мне включаться в спор, победа в котором сделает скучным другой спор?

– То есть, тебя беспокоит только победа? – я хитро сощурил глаза. – По первому пункту возражений нет?

Та пожала плечами.

– Мне всё даётся слишком легко. Я уже выстроила свою империю, внесла посусальный взнос всем соседям. А кто по сусалам получить не успел, не решается всерьёз мне гадить в тапки. Так что, лишнее условие поражения мне было бы интересно. Но только в том случае, если я могу с этого что-то поиметь.

Я опустил взгляд на фолиант.

– Ставлю эту книгу.

– С готовым решением квеста, – тотчас же уточнила Пими-тян.

Я возмущённо фыркнул.

– Конечно же, с готовым решением! Могу ещё деанон приложить, если ты приложишь свой.

Императрица разжала пальцы, из-за чего я, старательно тянувший книгу на себя, чтобы было с крыши не чебурахнулся. Чудом – или высоким навыком – удержал равновесие, да так и замер, прижимая фолиант к своей пышной девичьей груди.

Взгляд Пимико стал суровым, холодым. Но не угрожающим, а каким-то отрешённым.

– Ты берега-то не путай, Юки. Мне, конечно, симпатично встретить сестру по разуму в этом казуальном болоте, но я реал с онлайном не смешиваю. Чем лучше я узнаю людей, тем более они мне противны, потому… держись от меня подальше, и будешь мне больше нравиться.

Я коварно улыбнулся.

– Звучит, как вызов.

– Предупреждение.

– Ладно, – не стал спорить я. – Пусть будет предупреждение. Я его услышала.

– А вняла?

Я медленно-медленно покачал головой.

– Я ничем не рискую, Пими-тян. Если я тебя послушаю, мы в любом случае разойдёмся в разные стороны, как в небе самолёты, а вот если я попытаюсь, быть может, ещё погамаем в какой-нибудь Симулятор Фермера Онлайн.

Глава 44. На что ты готова ради эксклюзивчика?

На что ты готова ради эксклюзивчика?

Именно этот вопрос на следующей перемене я задал Нене Йоко, той самой однокласснице-журналистке, от которой некоторое время назад сбежал через окно. Тогда сбежал, а сейчас вынужден брать за конечность и отводить в сторону.

Девочка удивлённо похлопала большими – прямо в стиле сёдзё-аниме большими – янтарными глазками. Однако, хватка у неё имелась, и репортёрша быстро взяла себя в руки и начала прощупывать почву.

– Звучит зловеще…

– Оно и есть зловеще. В деле замешана тёмная магия. И мне нужен кто-то, кто поможет провести ритуалы. А тебе нужна сенсация.

– А какого рода помощь потребуется?

Я развёл руками, искренне радуясь тому, что кровь не потекла предательски из носу от мысли о деталях той самой помощи. Это было бы слишком красноречиво.

– Это же тёмная магия. Сама покумекай. Но я собираюсь сломать систему и обойтись без убийств.

Йоко прищурилась.

– Звучит интересно. Ты не возражаешь, если это попадёт не только в школьную газету, но и в мой блог вне игры?

Я не выдержал и усмехнулся.

– Само собой, не возражаю. Только не забудь указать авторство метода. Но учти, что от тебя потребуется максимальная самоотдача. Я серьёзно. Одна не справлюсь. В смысле, с нами будет мико, но я думаю, основная нагрузка ляжет на нас с тобой.

– А мико потребуется именно для того, чтобы справиться с последствиями проклятья и тому подобным? – понимающе кивнула Йоко. – В каком храме будем проводить ритуал?

– Не в храме, – ответил я. – На горячих источниках. Я опасаюсь осквернить храм случайно. Понятия не имею, какие тут выверты бывают у магии.

Журналисточка удивлённо похлопала глазками.

– А… а почему тогда именно горячие источники, а не подвалы какие? Кстати, о подвалах, может пригласим ребят из оккультного клуба?

Я решительно помотал головой.

– Не надо оккультного клуба. Ни ребят, ни девчат. Я им не доверяю.

– Но… они же всё равно потом всё узнают. Из газеты. Толку-то от всей этой таинственности?

Усмешка коснулась моих губ.

– Ну так это потом. К тому времени магическая сила будет подконтрольна мне и моим знакомым мико. Это даст достаточный люфт времени, чтобы противостоять чернокнижникам, если они замыслят недоброе, – пояснил я. – Они же именно что магию хотят, и хотят заполучить её первыми. Могут пойти на любую подлость. А вот у тебя мотива подставлять меня нет. Просто попрошу тебя хранить всё в секрете, пока я не сниму эмбарго на распространение информации.

Йоко беспечно пожала плечами.

– Ладно. Но если ты облажаешься…

-- То я согласна, что об этом узнают вся школа и все зрители твоего блога. Но я не облажаюсь.

– По рукам!

Мы пожали друг другу руки. Я думал уже уйти, но собеседница не спешила меня отпускать.

– Кстати, ты мне всё ещё должна интервью “переведённой ученицы”, – коварно сказала она. – Или ты забыла, как кинула меня на днях?

Я в долгу не остался.

– Я тебе ничего не обещала. Хочешь интервью? Тогда это будет совсем другая сделка.

– А ещё говорят, что у журналистов совести нет…

– Ну я же ху-ли-ган-ка-а-а, – снова усмехнулся я. – Можешь задавать мне свои вопросы, пока мы готовим ритуал, но взамен мне потребуется кое-что по твоей специальности.

Йоко сложила губки бантиком.

– Тю-ю-ю, какая ты гадкая, Юки-тян. Я не пишу заказуху. Если ты не хочешь давать интервью, я просто соберу информацию сама, и статья выйдет на основе уже этого материала. В отличие от эксклюзивчика про магию, тут у тебя нет ничего настолько ценного, чтобы ставить условия. Даже наоборот: это тебе самой выгодно получить хоть какой-то способ повлиять на то, что выйдет из-под моего пера.

– Да и пофиг, – закатил я глаза. – Я хотела купить у тебя информацию кое о ком. Ты же гордишься своими навыками на этом поприще.

Улыбка Йоко стала крайне ехидной, а линия глаз подёрнулась тенью.

– Хочешь узнать, кем на самом деле является Пимико? – прошептала она.

Я криво усмехнулся одним уголком рта.

– А ты хороша… да, именно этого я и хочу. Услуга или бабло? Услугу могу оказать и пораньше, а вот денежка появится уже после доступа к магии.

Коварная журналисточка ответила не сразу. Она сделала шажок, чтобы оказаться ко мне поближе, а затем склонилась к выглядывающему из густой рыжей шевелюры ушку Юки. Слова, слетевшие с её губ казались чересчур уж лёгкими. Почти что невесомыми. Словно бы крылья мотылька. Но не живого, а призрачного. Уже сгоревшего разок в жарком пламени свечи.

Мои брови удивлённо поползи вверх.

– Рубли? Разве в “Жадной Школьной Жизни” расчёты не в йенах.

– Информация о живых должна оплачиваться живыми деньгами.

Я подумал немного и кивнул. Чай, не бедствую. Своих денег у меня достаточно, чтобы оплачивать хотелки и подороже: чай, не в общепите на кассе работаю.

– Кидай реквизиты. Половина сейчас, половина по факту.

Глава 45. Кья-я-я!!! Сестрёнка Сакура – извращенка!

Уф… а подобрать одежду для свидания, на самом деле, сложно. Словно бы мне головомойки от матушки, недовольной тем фактом, что я не ночевал дома, мало, а тут ещё вот такое.

Дело, разумеется, не в том, чтобы выставить тельце моей аватары в самом выгодном цвете. Тут-то мне было совершенно наплевать. Я даже харизму поднимал лишь потому, что она в моём стиле боя играла важную роль.

Но ведь я собирался устроить беспредел… где-то. А это означало, что придётся драться, да ещё и драться в условиях, которые мне были не особо-то известны. И, словно бы этого было мало, так ведь ещё и требовалось понять, какие именно статы какая шмотка в каком сочетании даёт. Да, чёрт возьми! В сочетании! Одна и та же юбка могла дать чуть больше привлекательности, но вообще не выдать бонусов к ловкости, и наоборот, в зависимости от того, что я с ней надену.

И к чему это привело?

Правильно! К тому, что сестрица зашла в мою комнату и застала меня в окружении разбросанных по всем горизонтальным поверхностям шмоток, пока я примерялся, держа в руках вешалки с приталенной рубашечкой и ярким топом да решая, что именно я напялю следующим.

– К свиданию готовишься? – усмехнулась Ленка, опираясь спиной на стенку у входа и скрещивая руки на груди.

– А-а-ага… – протянул я задумчиво, стараясь особо не выныривать из мира рассчётов, где пытался натянуть сову моды на глобус боевой эффективности.

– С кем?

– С Рэном.

– Это Икари который?

– А-а-ага… – тут мне пришла в голову мысль, как бы сэкономить время на примерке. – Слушай, раз ты тут, как ты думаешь, этот топ хорошо сочетается с этой юбкой?

Мой интерес был прост: сестричка шарила в шмотках и могла на глаз сказать, насколько много я потеряю в харизме, пытаясь совместить несовместимое, избавив меня таким образом от необходимости напяливать вещицу вручную, а затем лезть в меню и сверять циферки.

Но вот у Ленки в голове пазл сложился иначе. Жаль только понял я это с запозданием.

– Фу-у-у-у!!!

– Совсем не сочетается? Жаль… я рассчитывал на этот бонус.

– Нафиг твой бонус! Мой брат, оказывается, гомосявый!

– Я в реале парень, так что всё в порядке, – отмахнулся я.

– Вот именно! Ты в реале парень! Как тебе может нравиться Рэн?!

– Да причём тут Рэн! – фыркнул я. – Мне Пимико нравится. Так что нет никакой гомосятины в этом. Тот факт, что у меня сейчас есть пара сочных дынек не отменяет того факта, что у императрицы имеются вкусные апельсинчики. Откуда тут вообще Рэн взялся?

Я обернулся в сторону сестрицы. Она смотрела на меня, как на конченного идиота.

– Дак ты на свидание с ним собираешься! И крутишься у зеркала, как девочка-подросток!

– Я собираюсь свидание сделать невыносимо ужасным! А это предполагает высокий риск драки! А мой билд построен на уклонениях и тактических панцушотах! Но я рискую столкнуться с тянками, на которых панцушоты не действуют, потому мне стоит не дропать слишком низко агильность. Плюс, часть шмоток даёт бонусы к силе, хоть и маленькие, – протараторил я. – А поскольку в этой тупой игре всё сделано не как у людей, приходится ковыряться таким вот образом. Включи адеквашку хоть ненадолго. Я всё также гетеросексуален и ленив, как и был всегда.

Ленка устало закатила глаза.

– И всё также говоришь на каком-то птичьем языке.

Она вновь перевела взгляд на топик.

– М-м-м… сочетается он ужасно. Но я могу дать тебе своих фенечек, тяжёлых бус и заколок, и мы сделаем так плохо и кричаще, что получится даже хорошо. Поиграем в китч.

– Тут агильность и эстээр от моды тоже зависят, – напомнил я.

– Будет китчпанк. Аккурат что-то набалансится. Хотя… – она окинула взглядом валяющиеся на кровати и столе шмотки. – Его лучше собирать по-другому. И не с этим бельём. Раздевайся.

Я спешно прикрыл грудь руками и, зажмурившись, громко завизжал.

– Кья-я-я!!! Сестрёнка Сакура – извращенка!

В следующую секунду откуда ни возьмись выросла мама.

– Что происходит?! Что случилось?!

Лицо Ленки в этот момент – это было нечто. Я уже говорил, что местная мимика – шедевральна. Такая смесь стыда, безысходности, злобы и уверенности, что её брат – конченный, да ещё приправленная откровенно карикатурной тенью, полностью скрывающей глаза, и огромной каплей у виска, просто обязана была стать скрином, который я намеревался поместить на рабочий стол телефона.

Ну а она, как думала? Сколько раз уже меня обозвала извращенцем, а мне её – нельзя? Плачу той же монетой, дорогая! Мы живём в равноправном обществе.

Я уверенно ткнул пальцем в сторону Ленки.

– Сакура пришла сюда и велела мне раздеваться!

НПЦ привычно проверила мои слова на истинность запросом к серверу, и тут же упёрла руки в боки, да посмотрела строго на сестру.

– Это правда?

– Юки сама попросила помочь ей подготовиться к свиданию.

Это были звуки умирающей внутри Ленки.

Мама вновь обратилась к серверу, проверила слова Сакуры на истинность, и тут же добродушно улыбнулась.

– Надо же, какое забавное недоразумение. Юки, не надо так реагировать, а то сестра может обидеться. Она же из лучших побуждений. Просто выразилась неудачно.

– А, ну тогда ладно, – беспечно пожал я плечами, отбросил в сторону вешалки, а затем стянул лифак и с широкой, но нарочито невинной улыбкой развёл руки в стороны. – Давайте тогда обнимемся в знак примирения.

Маме, кажется, очень понравилась эта идея и она, взяв Ленку за плечико, мягенько подтолкнула её ко мне навстречу. А вот у Ленки на этот счёт имелось совершенно другое мнение. И ничто не было способно выразить его столь красноречиво, как громкий хлопок ладони, закрывшей лицо в полном боли фейспалме.

Глава 46. Откуда у Рэна такая тачка?

Ленка просто волшебница. Не могу сказать, что подгонка циферок идеальная, но намного лучше, чем то, что получалось у меня. А ведь она даже не категориями статов мыслила, а просто работала с образами.

Если честно, я сомневаюсь, что в начале XXI века в япошке существовал стиль китчпанк, но система его опознала. Либо разрабы оказались недостаточно прошаренными в вопросе воспроизведения эпохи, либо игроки уже успели привнести современного видения, обучив движок текущим модным веяниям. Либо всё вместе взятое. Либо ничего из вышеперечисленного. Кому ли не пофиг, если я оказался одет в знатный сетик?

А вот на что мне было не пофиг, так это на тачку Рэна.

Но не на старую, которую мы уже успели разбить, а на новую. На ту, которую нам разбить только предстояло.

Понятия не имею, насколько хорошо у игры с реальными брендами машин, но то, на чём приехал мой “парень” выглядело, как самая настоящая ламба. Этот узнаваемый низкий профиль, характерное сочетание резких рубленных углов и плавных линий.

Ламба ядовито-зелёного цвета с пафосными серебристыми дисками и неоновой подсветкой днища.

Бедолага же вечным секс-рабом будет, если с этой красотой что-нибудь случится. О чём я тут же поспешил ему рассказать.

– Ксо, Рэн, ты же криворукая макака! А что если ты опять раздолбаешь тачилу?

– Что значит “если”? Мы обязательно раздолбаем эту тачилу! В хлам! Иначе свидание можно считать неудачным! – ничтоже сумлеваясь бодро ответил Рэн.

Я посмотрел на него тем взглядом, каким на меня частенько смотрела Ленка. Как на конченного идиота.

– Ты что, решил бросить эту игру?

– Всё тебе надо знать, Юки, – покачал он головой. – Ты всегда такая заноза?

– Нет. Иногда я бываю хуже, чем сейчас, – нахмурился я. – Откуда тугрики, Рэн-кун?

Он фыркнул.

– Вот я сейчас тебе скажу, откуда тугрики, и ты побежишь их там брать, а меня – бросишь. Вот ещё! И вообще, зачем тебе всё знать? Неужели нельзя просто взять и восхититься тому факту, что у меня крутые колёса?

Я вздохнул.

– Колёса и правда крутые. Но это не отменяет того факта, что ты – бака.

Секундой спустя руки парня опустились мне на плечи и начали их массировать.

– Рассла-абься ты. Расслабься. Всё схвачено. Я и так собирался это провернуть. Просто сейчас сделаю это в компании красивой девушки.

– Это провернуть? – я бросил через плечо внимательный хмурый взгляд.

Ну, конечно же, чему я удивляюсь? Парень-спортсмен. Школьная жизнь. Сибуя. Было бы странно, если местная аудитория не стремилась бы к атрибутике существования золотой молодёжи. А как проще всего поднять бабла?

Нейрончики в моём мозгу ошалели от того, как активно им сейчас пришлось обмениваться электрическими импульсами. С каждой секундой я всё больше и больше понимал, какой же я идиот.

Это не у игры нет нормальных гайдов! Это я так сам решил на основании первого впечатления о местном комьюнити и первых фейлов в вопросе поиска информации. Да, комьюнити и правда специфичное, и правда непривычное мне. Оно и правда иначе расставляло приоритеты.

Просто билды боевиков и расшифровка циферок характеристик для этих людей второстепенны. Но совсем не затронуть эту тему они не могли. Я бы это понял, если бы обратил внимание на тот факт, что местный криминалитет скорее жив, чем мёртв. Если бы я не полагался бы на деньги Ленки, залез бы в темы по заработку бабла и порылся бы там, рано или поздно натолкнулся бы на схватки банд и какую-никакую расшифровку боёвки. Да, скорей всего, куцую, без акцента на реально интересующих меня вещах, да и в непривычной терминологии, но на расшифровку.

Я облажался в вопросе поиска информации, потому что оказался слишком высокомерен и недооценил тех, кого считал казуалами.

Видать, моё лицо переживало весьма красноречивые метаморфозы, раз уж Рэн начал обо мне беспокоиться.

– Юки? Ты в порядке? Будто бы призрака увидела.

Я схватился за голову и, издав громкий протяжный вой, уселся на корточки.

Какой же я дура-а-а-а-ак! Кретин! Полный идиот! Ослеплённый гордыней! Небось наделал детских ошибок…

– Юки? – с волнением в голосе спросил парень. – У тебя там обруч часом не замкнуло?

И губ моих коснулась улыбка.

Да, я наделал детских ошибок. И глупостей. Но дуракам везёт.

Я потому и смог найти книгу магии, что не знал о том, что магии не существует. Если бы я углубился в форумы тогда, то обязательно пришёл бы к тем же выводам, что и Пимико. И в той ситуации не подумал бы хватать книженцию.

– Юки, посмотри на меня, – Рэн опустился рядом со мной на одно колено и взял меня за подбородок. – Уф… вижу, всё в порядке. Бесноватый взгляд, стрёмная лыба – Юки всё такая же Юки. Мне уж показалось, что у тебя там в реальности приступ случился.

– Приступ случился. Приступ тщеславия. Он прошёл… ты можешь не сжимать так мои щёки? Я чувствую себя глупо.

– И выглядишь глупо. И мило, – Рэн убрал руку, которая словно бы случайно соскользнула до этого с подбородка на щёки, да сжала их так, что у меня губы сложились в забавную вытянутую сдавленную со сторон буковку “о”. – Так даже веселей, чем с той улыбкой. Ну что, поехали? Или тебе нужно что-то срочно сделать?

– Нужно, – кивнул я, выпрямляясь и зачем-то отряхивая колени, хотя до этого сидел именно что на корточках. – Очень даже нужно. И пока я это не сделаю, это будет жужжать надо мной назойливой пчелой. Но сейчас нет на это времени. А вот на свиданку, есть вполне. Сколько от барыша отойдут мне?

Парень также поднялся на ноги и жестом, крайне похожим на мой, отряхнул коленку.

– Я не хочу, чтобы ты покупала себе вещи, Юки. Я хочу тебе их покупать сам. Поэтому, тебе не достанется ничего.

– Патриархальненько, – упёр я руки в боки и поднял бровь.

– Ну так начало же двухтысячных!

– Справедливо, – согласился я. – Ладно, поехали.

Всё складывалось даже лучше, чем я планировал. Теперь я могу своей “глупостью” саботировать Рэну заработок. Теперь, когда “простой старательный игрок” обратился в хитрого дельца, проворачивающего прибыльные сделки, мне было его больше не жаль.

Глава 47. Юки идёт на свидание

Рэн – коварная сволочь.

Почему? Потому что не начал свидание с самого интересного.

Ресторан, караоке, езда по улицам, которые по мере того, как солнышко клонилось к закату, начинали всё ярче светить неоном. Это всё было явно не тем, что могло бы помочь моему ухажёру поднять столько бабла, чтобы без труда заткнуть за пояс мою тратящуюся на выборы сестрёнку. И потому я, как человек, желающий на практике, а не через информацию на форуме, увидеть, как тут куётся бабло, был вынужден стоически игнорировать все вкусные возможности превратить это свидание в Ад.

Да, Рэн ясно дал понять, что он не собирается раскрывать источники дохода. Однако я был более, чем уверен, что самая яркая часть нашей встречи так или иначе окажется связана с заработком. Насколько я уже успел пронутрять местную экономику, она была крайне нелояльна к людям, которые гоняют по улицам в стиле ГТА. А это означает, что ламба изначально рассматривалась, как инструмент для выполнения некой задачи. И инструмент, возможно, одноразовый. Но у меня, хоть пристрелите, просто не складывались циферки. Я брал два, брал ещё два, получал четыре, сверялся с решебником – а там семь.

Да… моя любовь к сбору и анализу информации иногда играла со мной злую шутку. И, быть может, я не испытывал столь жгучее желание выяснить подробности местных финансовых махинаций, если бы во мне резко не взыграл бы реваншизм, желание отыграться за предыдущий провал на этом поприще. Как так-то? Между прочим, я своими аналитическими способностями всегда гордился, а тут – на тебе, на ровном месте споткнулся.

В итоге я честно гулял свидание. Вёл я себя, конечно, не как милая девочка, строящая глазки, но, кажется, Рэну нравился мой типаж самовлюблённой грубой тянки, душевно пищащей в микрофон песни Гражданской обороны, стараясь выдать максимальный надрыв.

Пару раз мы пересеклись с другими школами. Быканули на нас. Мы быканули в ответ. Но ПВП вышло жиденьким. Нас быстро разняла охрана, которой в Сибуе было, как багов в последнем Фоллыче. То есть, явно больше, чем допускают нормы приличий. Впрочем, совсем бесполезным столкновение не вышло: я выяснил, что декольте в качестве кармана не только позволяет переносить синай без палева, но ещё и позволяет превратить попытку его извлечь оттуда, в массовую атаку харизмой, которая, ко всему прочему, даже не считается атакой.

Поскольку время надо было как-то убивать, я решил выяснить, как тут работает алкоголь. Благо, у Рэна имелись поддельные документы, по которым он мог приобретать бухло.

Не то, чтобы я по жизни являлся любителем выпить. Но ведь “Пафосная Школьная Жизнь” обыгрывает штампы этой самой школьной жизни. А спиртосодержащие напитки, вроде как, среди школотронов считаются штукой крутой. Ей-богу, тут ведь даже сигареты восстанавливают ХП. И, между прочим, в качестве хилочки они даже лучше, чем еда. Да, восстанавливают медленней, но удобней в использовании. А удобство в таких вопросах решает.

Что до алкоголя, то он давал просто зверские бафы. Во-первых, он увеличивал харизму. Конски. И бонус был не абсолютным значением, а множителем, который применялся к показателю, который я получал вместе с одеждой. Ловкость падала, зато резко увеличивалась выносливость и, в меньшей степени, – сила. Ещё из штрафов наблюдалась повышенная уязвимость к чужой харизме и конский минус к управлению транспортом, которого у меня уже не имелось.

Короче, я понял, что моя Юки теперь будет не только прогуливающей школу курякой, но ещё и алкоголичкой, ведь бонусы ещё и стакались. Само собой, дебафф на агильность был не самым приятным делом, явно идущим против моего текущего билда, но и плюсов было немало. Насколько, что, по сути, бутылочка бухла могла мне позволить на время переброситься в другой класс.

В общем, методом комбинации подлого шантажа и невинного хлопанья глазками, я убедил Рэна в том, что его девушке попросту необходимо заиметь в запасах много-много алкоголя. Могу сказать, что это оказалось довольно просто. Хотя и раздражало то, как нервно мой спутник оглядывался и поторапливал меня, мешая тырить бухло. Дурень! Между прочим, в декольте больше, чем одну бутылку за раз не затолкаешь! А у меня в планах было затариться не менее, чем тремя ящиками. Уж лучше стоял бы на стрёме молча.

Кстати, я не мог не обратить внимание на то, что обычно бойкий и самоуверенный Рэн в Сибуе стал вести себя заметно тише и спокойней. В смысле, да, он всё ещё был готов бычить на других игроков, но вот по отношению к НПЦ, символизирующим власть, закон и порядок подобного не наблюдалось. Напротив, мой спутник стал мирным и вежливым, что аж тошно. Подобная метаморфоза самоуверенного бульдога в овечку лишь больше укрепила мою убеждённость в том, что свидание будет совмещено с какой-то не очень законной деятельностью по добыче денег.

В общем, я продолжнал гулять и экспериментировал, пытаясь понять, как много алкогольных бонусов можно настакать, и будет ли момент, когда игра начнёт рассматривать моё состояние, как “в зюзю” и каким образом оно будет реализовываться. Рэн был явно не против, словно бы рассчитывал, что в ГП реально возможно кого-то “споить”.

Пока что я лишь понял, что один стак происходит за условные сто грамм крепкого алкоголя или эквивалентную ему дозу в лёгком. Градус можно понижать без малейшего вреда для здоровья, а само опьянение держится довольно долгий срок, отсчитывающийся не по реальному таймеру, а по внутриигровым часам, в которых стрелочки бегут то быстрее, то медленней в зависимости от времени суток.

Короче, чем заняться в игровой Сибуе, на самом деле было. Даже такому человеку, как я, который не особо-то хорошо понимает, как работает социальность казуальных элементов.

Кстати, об этом. Я понятия не имею почему, но очень скоро свидание перестало быть встречей для двоих, и я оказался в центре довольно большой компании, в которой почему-то меня считали очень интересным собеседником. Это было насто-о-о-олько неправильно.

Насколько вообще может быть неправильным тот факт, что я, сидя на диванчике между двумя загорелыми гяру, увлечённо рассказывал о том, почему кровавость Пол Пота на самом деле сильно преувеличена, в то время, как зверства режима Лон Нола все вдруг забыли, а в это самое время Рэн совершенно невозбранно куда-то пропал.

Сто пудов именно в тогда он перетирал самые интересные подробности своей прибыльной незаконной деятельности, оставляя милую огневласую хулиганку в неведении.

Сволочь.

Глава 48. Так вот, почему Рэн бегал за мной!

По всем признакам я должен быть уже мёртв.

Я успел набрать уже двадцать стаков алкогольных штрафобонусов, а система и не думала сменять “опьянение x20” на “мёртвое пропиртованное тело”. Хотя двадцать стаков это, вообще-то, эквивалент двух литров выжранной в одно жало водяры. Это уже даже не “в хлам”. После такого не выживают!

А, между прочим, я ведь даже телом управлял сносно. Не было даже вполне себе годного для подобных случаев эффекта, который накладывался на игрока, когда у того оставалось мало здоровья, из-за чего тот шатался, как пьяница.

Ради интереса я зарылся в справку, чтобы выяснить, как вообще работает местный алкоголь. К сожалению, формулы не имелось, но вот описание позволяло делать определённые выводы.

Во-первых, бонусы накладывались на всех одинаковые, через множители. А вот штрафы… штрафы зависели от выносливости. Чем выше выносливость, тем ниже штраф. Любой, кроме штрафа на устойчивость к харизме. На него выносливость не работала никак.

Во-вторых… по косвенным признакам выходило, что в формуле расчёта учитывалась не базовая выносливость, а конечная, со всеми дебаффами и плюшками. А эта самая выносливость у меня росла с каждой выпитой рюмкой.

В результате выходило, что моя аги, изначально замаксенная в потолок, сейчас была эквивалентна трём. А это не сильно меньше, чем то, что я выдал своему первому персу для “Бухающей Школьной Жизни”.

Короче, алкоголь был бессилен свалить меня с ног. Но про смерть мне подумалось не по этой причине.

Просто те гяру, с которыми я зависал до недавнего времени, едва лишь я сделал перерыв в рассказах о советских проектах колонизации Венеры, которые в современном мире превратились в базу для создания современных плавучих городов, вроде Нью-Сочи или Санкт-Путинсбурга, дабы прочитать немного про игровые эффекты, заскучали.

К этому моменту девочки уже знали, что достаточно любой из них слегка прильнуть ко мне или как-то иначе сделать хоть что-то, что могло бы восприниматься игрой, как соблазнение, как у меня тут же пойдёт носом кровь, а они получат немножко процентиков в соответствующий скилл. Ну и начали на мне качаться бесстыдно.

Благо, бой они при этом не инициировали, а потому кровотечение было лишь социальным, так что, ХП не убывало и мне достаточно было просто смахивать время от времени кровь с экранчика телефона.

И вот к этому моменту и показался Рэн.

– Развлекаешься, юрийщица бесстыдная? – спросил он, уверенно нависая надо мной.

– Я люблю оппай! Что в этом плохого?!

– Это прекрасно, – усмехнулся парень. – Но пришло время главного гвоздя программы.

– А? – я на секунду даже забыл о том, почему на самом деле терплю всё это свидание. – А, да, точно! Нам надо сотрясти город. Пойдём.

Я решительно поднялся с места, но из-за того, что шаблоны стали неожиданно более жёсткими, чуть не рухнул обратно. Благо, Рэн поспешил меня поймать.

Его рук на талии моей миниатюрной Юки хватило для новой порции кровяки из носа и весёлого смеха всех присутствующих.

– Похоже, что Юки-тяма любит не только оппай! – заметил кто-то из толпы.

Я поспешил лихо вскинуть руку над головой.

– Юки-тяма любит сотрясать города! Вы ещё скоро услышите обо мне! Внимательно следите за школьной газетой Дорагон но Чие вас ждёт тако-о-о-ое! А покамест попрошу меня простить, мне нужно идти и разогреваться перед основным представлением.

С этими словами я уверенно выхватил из рук одного золотого мальчика стопку, опрокинул её, а затем, не спрашивая разрешения, закусил страстным поцелуем с одной из гяру под одобрительное завывание благодарной публики.

Махнув ещё разок на прощание с этой компанией, я двинулся прочь, не зная ещё, что чуть позже меня успеет задолбать шум мобильника, вещающего о приглашениях в друзья.

– Ну, как тебе свиданка? – после непродолжительного молчания спросил Рэн.

Я беспечно пожал плечами.

– Довольно неплохо. Примерно, как вторые 30 минут игры в “Кибертриаду”, а что?

Парень как-то неясно хмыкнул и, убедившись, что я перешагнул порог лифта, нажал на кнопку стоянки.

– Да так, ничего. Рад, что тебе весело. Ты всех очаровала.

Я фыркнул.

– Ты мою стату видел вообще? Оно ещё с платьем давало хорошую харизму, а тут ещё двадцать стаков опьянения. Простите, двадцать один стак. Да во мне сейчас столько харизмы, что могу одним панцушотом город снести!

Я демонстративно подхватил груди снизу и чутка приподнял. Пару НПЦ, имевших неосторожность обернуться в сторону прозрачной пластиковой шахты лифта, тотчас же вырубило.

– Во! Видал!

– Прибереги пока тяжёлую артиллерию, – увещевающе поднял руку Рэн. – Тебе будет, где развернуться, если охота.

Он секунду промолчал.

– Ксо, а ведь круто, что со мной будешь именно ты. Я уж начал бояться, что у меня вообще ничего не выйдет…

– М-м-м? – я бросил непонимающий взгляд на своего спутника.

Тот рьяно замотал головой.

– Забей. Я так, о своём.

Я подозрительно прищурился.

– Та-а-ак… а какие у тебя ещё были варианты?

Рэн настороженно скосился в мою сторону.

– Тебе зачем?

– А может я ревную и хочу ей космы повыдёргивать.

– Не надо никому космы выдёргивать, – поспешно поднял руки парень. – Нет никого. В смысле, были, но давно. Ещё до прихода Пимико. Как она появилась, девушку на свидание стало не пригласить. Они живут в каком-то своём женском царстве. Кстати, я сильно испугался, когда мне показалось, что ты попала под её влияние.

Я упёр руки в боки и гордо вздёрнул носик.

– Ха! Это она под моё влияние попадёт!

– Было бы круто, – улыбнулся Рэн. – А то из-за неё меня на лучшие гонки не пускают.

– На лучшие гонки? – изогнул я бровь.

Лифт остановился. Двери открылись. Впрочем, ещё прежде, чем это случилось, я успел заметить, что вся парковка до отказа была забита пафосными парнями, расфуфыренными девахами и тачками разной степени крутизны.

Мы оказались на гонках.

На нелегальных уличных гонках для совсем уж золотых мальчиков и девочек.

Глава 49. Юки разозлилась

Рэн явно чувствовал себя не комфортно. Я ещё ничего не сказал. Я просто смотрел на него. Но тем не менее, мой спутник вёл себя настороженно и старался как бы невзначай отойти чуть подальше.

– Машина квестовая, да? – поинтересовался я.

– Не совсем понимаю, что значит “квестовая”. Я не проходил квест-комнаты…

– Ты её получил по сюжету?

– Я хороший водила…

– Угу, – кивнул я. – Я заметила.

– Это другое, – мотнул головой парень. – Я же знал, что играю в игру, потому и расслабился. Но на гонках я хорош. Машины тут управляются намного проще, чем в жизни. В общем, заметил это один взрослый, подошёл и предложил работу: я гоняю на его тачках и отдаю ему часть выигрыша.

Я кивнул.

– Квестовая. Потому ты и не боишься её раздолбать. Ксо! А я-то думала, что она твоя!

Маленькая ножка Юки злобно топнула по полу лифтовой кабины.

– Ой, да ладно тебе, завелась-то? – он поднял руки в защитном жесте. – Успокойся. Нормально же гуляла. Какая тебе разница, откуда моя тачка? Вот не ожидал я от тебя, что ты такая меркантильная.

Я от возмущения чуть задыхаться не начал. Благо, в игре это было невозможно.

– Да причём тут меркантильность? – я снова топнул ножкой. – Это ты сам – меркантильное кю, Рэн! Столько из себя строил, будто бы всё это время был подпольным миллионером! Зашибись! Ты по квесту, оказывается, даже не мог в этой гонке участвовать без какой-нибудь девчули под боком, но при этом не хочешь делиться выигрышем? Ой, всё! Я – мухожук!

Вот вам и официальная причина порвать с нежелательным ухажёром! Даже выкрутасы никакие особо и не потребовались. Остаётся только взять эту карту и разыграть её на полную катушку.

Я вдавил кнопку. Наугад. Я уже не помнил, на каком этаже находились те любознательные гяру, которым нравится тереться об меня грудями, и их спутники, полемика с которыми быстро превращается в мои монологи об устройстве мироздания.

Двери начали закрываться, но тут же открылись вновь: Рэн предусмотрительно подставил ногу.

– Вот потому я и не рассказывал, Юк! Хотел показаться крутым. И боялся, что ты всё именно так воспримешь.

Я недовольно обернулся через плечо.

– Слушай, не надо этого дешёвого базара. Ты в меня вцепился, едва я пришла, именно потому, что я была новенькой. Той, которая ещё не в курсе того, кто ты такой. Остальные девки от тебя бегают, как от огня. Никто не соглашается тебе помогать.

Рэн закатил глаза.

– Послушай… ты мне и правда понравилась, когда я тебя узнал поближе. Какая разница, по какой причине я к тебе подошёл? Чем на самом деле “клюнул на красивые ножки” лучше, чем “клюнул на то, что она поможет в задании”? Вы девочки любите, чтобы вас любили за душу. Но душа не фонит в пространство! Её надо разглядеть. А для этого надо подойти и начать общение.

Я молчал. Секунды две. А затем выдал угрозу.

– Я тебя сейчас панцушотом ушатаю.

Ответом мне был лишь тяжёлый, слегка усталый взгляд.

Так что я продолжил.

– Ты знаешь, какой там у меня дамаг под двадцать одним стаком алкашки?

В этот момент появилось новое действующее лицо.

– Двадцать один стак? Понятия не имею, что это, но звучит как “очень много”, – прозвучал весёлый мужской голос.

Это был Кентаро. Глава нашей школьной антипимико-банды, который некогда надеялся заманить меня в ряды своих подчинённых.

Не срослось.

Надо сказать, шмотьё, в которое этот хулиган был одет сейчас, шло ему гораздо больше, чем школьное. Не в том смысле, что он в нём лучше смотрелся. Просто сейчас Шиничи выглядел, как и положено выглядеть азиатскому айдолу мужского пола.

Я шмыгнул носом, втягивая внезапно выступившую кровь.

– Я бухала исключительно в научных целях. Но тебе не понять.

– Ясно. Ясно, – хулиган усмехнулся. – Жаль, что вы уже уходите. Я-то надеялся на хоть какое-то противостояние. Но, видать, не судьба.

– А ты тоже гоняешь? – удивился я.

Мне почему-то казалось, что все преимущества этого типа ограничиваются смазливой мордашкой. Ксо!

На мой вопрос ответил не сам Кентаро, а его подружайка. Мерзкая сестрёнка Рьюги. Блондинистая лярва с волосами, закрученными в пружинки. Она уверенно подошла к главе банды и изящно нырнула к нему “под крылышко”.

– Давно уже, – произнесла девушка. – Седьмое место по городу. И машина своя, а не заёмная.

Она бросила высокомерный взгляд на Рэна.

– Заёмные нельзя тюнинговать, – пояснил глава банды. – Кстати, потому я и обижен на Пимико. Как она пришла, так меня из школьного гаража попёрли. Приходится снимать место в мастерской. А ведь тюннинг очень дорогой. Как и ремонт. Но нищебродам не понять.

Мой спутник оскалился.

– Много о себе мнишь, щенок. Если бы ты был настолько хорош, как говоришь, принял бы уже вызов.

Хулиган закатил глаза.

– Вот ещё! Мне по статусу не положено! Сперва добейся.

Я закрыл глаза. Простоял так пару секунд, а затем влез в разгорающийся спор двух парней.

– Так! Всё! Хватит! – я поспешил встать между Рэном и Кентаро, которые уже начали открыто быковать друг на друга. – Выясним всё, как полагается! На дороге ярости! Мы никуда не уходим!

Справа я услышал характерную усмешку главы школьной банды. Слева же меня ожидал удивлённый короткий вопрос.

– Э-э-э… Юк?

Я медленно обернулся в сторону Рэна. Взгляд у меня, надо полагать, был зверским. Да и кровь, стекающая из носа на губы и ниже, на подбородок, чтобы сорваться тяжёлыми алыми каплями на рифлённый блестящий металлический пол лифтовой кабины, вносила свой вклад в производимый эффект.

– Я не хочу, чтобы ты его обогнал. Я хочу, чтобы ты проехался грязными колёсами по его гордости, смял бампером его репутацию и нацепил себе на шею всех его тянок. Я хочу, чтобы он вышел из игры и пошёл заливать горе двадцать одним стаком тяжёлого алкоголя.

Я сделал небольшую паузу, чтобы проглотить смешавшуюся с кровь слюну и продолжил.

– Его уже обгоняли. Обгоняли десять тысяч раз. Потому он всего лишь седьмой. Если его обгонит кто-то из мажоров на тюнингованной тачке, ничего не изменится. Его должен уделать жалкий нищеброд на заёмной ламборджине. И обойти не на полкорпуса, а оставить далеко позади глотать пыль.

Рэн аккуратно накрыл ладонью мою руку, которой я упирался ему в грудь.

– Хорошо. Я это сделаю Юк.

– Я хочу… я хочу, чтобы ты его растоптал. И шестьдесят пять процентов с выигрыша.

Глава 50. У Юки есть какая-то тактика

Я сделал очередное сальто назад с машины и закономерно приземлился мордой в асфальт.

– Э-э-э… Юк? – неуверенно подал голос Рэн. – Что ты пытаешься сделать?

– Сальто, – ответил я, поднимаясь на ноги.

С разных сторон раздавалось мерзкое девчачье хихиканье и не менее мерзкое мальчишеское гыгыканье. Но я не сдавался. Я давно выработал иммунитет к подобному. Стыд? Смущение? Это всё не про меня. Главное – результат.

Я поднялся и полез обратно на машину.

– Я это вижу. Но зачем?!

– У меня есть какая-то тактика и я её придерживаюсь.

На самом деле секрет был прост: я пытался вникнуть в шаблоны движения на низком аги. Спецом догнал его до ровной двоечки, запихнув в себя ещё четыре стака алкоголя, и теперь вот измывался над управлением.

Всё дело в том, что низкая аги тут не была приговором. Я пока не нашёл никакого строгого запрета на то или иное действие. Просто система хуже ловила мои желания и применяла к движениям более строгие шаблоны.

То есть, ничего, с чем я не сталкивался бы в других играх. Стоит немножко придрочиться, и можно такую красоту вытворять, дальше ехать некуда! Однако в других играх на “придрочиться” у меня имелось несколько игровых часов с постепенно возрастающей сложностью.

Тут – минут пять.

Поэтому я старательно занимался придрочкой.

– Юк… ты выглядишь глупо, – сказал Рэн, когда я в очередной раз прыгнул с машины и шлёпнулся прямиком на привлекательную пятую точку своей аватары.

– Рэн, не гони, я выгляжу просто секси: у тебя самого кровь носом идёт так, что ты не можешь платок убрать.

– Это просто потому, что у тебя грудь после приземления качается… а во время прыжка можно заметить панцу.

– Твои уста говорят “нет”, но твои чресла говорят “да”, – фыркнул я и вновь полез на машину.

– Слушай, я тебя не понимаю, Юк. Может, прекратишь придуриваться и скажешь, что именно ты задумала?

– ‘Геволюцию! Я задумала ‘геволюцию в гонках!

– И для этого ты упрямо залазаешь на машину Тогусы-сана?

– За неимением б’гоневика и ламбо’гджиня – б’гоневик! – сообщил я. – И вообще, ССС’Г ‘газвалился только потому, что в конце своей ‘гечи Ленин не сделал сальто!

И я сделал сальто.

На этот раз всё прошло лучше. Я приземлился почти что как положено, но инерция оказалась столь сильна, что я не удержался, просеменил немножко, неуклюже размахивая руками, и рухнул прямиком к ногам какого-то коренастого бизнесмена с изящной тростью, сопровождаемого двумя близняшками в классических костюмах и в тёмных очках.

Обе удерживали у носа алеющие платочки.

– Ксо!

– Ну-ну, юная леди, – произнёс мужчина, опускаясь на корточки предо мной. – Не престало девушке так выражаться.

Я поднял глаза на оратора. НПЦ. В смысле “взрослый”, если по местной терминологии. Невысокий. Совершенно немолодой. Лицо улыбчивое, но любой, кто смотрел в своей жизни хотя бы два аниме, с уверенностью сказал бы, что вот этот милый почти-что-дедок с дымящейся сигарой под пиджаком носил мускулатуру, которой позавидует любой смазливый главгерой.

Это законы жанра.

Я быстро перебрал в голове все известные мне шаблоный и штампы и примерил их на то, что уже успел увидеть.

А затем кивнул.

– Вы правы. Ксо, десу!

Рэн там позади аж поперхнулся.

– Юки! – сдавленно прошипел он, подбегая ко мне и хватая под мыхи, как потерявшегося котёнка. – Это же сам Тогуса-сама!

Едва лишь меня поставили на ноги, как тут же схватили сзади за шею и надавили, заставляя поклониться.

Чёрная с золотом трость ударилась об асфальт, громко стукнув.

– Я сам могу поговорить с девицей, Икари!

Рэн сник. Его рука покинула мою шею.

Тогуса кивнул и перевёл взгляд на меня. Как-то я упустил момент, когда этот НПЦ успел сам подняться на ноги.

– Итак… что же вас так сильно беспокоит, что вы так грязно выражаетесь, м-м-м?

Я выпрямился и рассеянно потёр место, за которое меня хватал вынужденный напарник по гонкам. Не то, чтобы в этом имелась нужда, но привычки жизни часто проникали в игры. ИРЛ я бы потёр шею после подобного грубого обращения.

– Пластмассовый мир победил…

– Понимаю… – ответил мужчина, двигаясь куда-то в бок.

Теперь он уже не смотрел мне в глаза. Будто бы потерял интерес. Хотя это явно не так.

Тогуса-сан просто весь обратился в слух.

– Макет оказался сильней…

– Несомненно…

– Последний кораблик остыл, последний фонарик устал…

– Тяжело быть последним…

– А в горле сопят комья воспоминаний…

– Вы будете тешить себя воспоминаниями?

Мужчина остановился. Он стоял спиной ко мне, опираясь на трость и неспешно затягиваясь густым табачным дымом.

– Нет. Я буду, как завещал Егору Ретову. Я буду держать мою оборону.

Мужчина кивнул.

– Люблю я молодую поросль. Иногда смотришь на неё и видишь, что она проросла из семян, давно оброненных на землю. Не в тот же век, в который посадили семена, из которых взросли их современники. Такие люди из старого поколения, но в новом, крайне важны. Когда-то и я был в их числе.

Я прищурился. Люди из старого поколения, но в новом. Он сейчас о взрослых, играющих в детскую игру или о тех, кто пытается воспроизводить старые японские традиции? Пожалуй, всё же, о первом. Я не был похож на носителя культуры древнего Ниппона, в отличие от Пимико.

Зато, очевидно, что мы оба с Рэном являлись взрослыми людьми.

Занятно. Неужто в этой “Загадочной Школьной Жизни” был зашит ковенант старпёров? И с какой целью?

– Раз вы столь симпатизируете молодой поросли старого склада, не окажете мне одну услугу, дес-ка?

– Какую?

– Ударьте меня. Прямо в рыло. Дес.

Глава 51. Ключ на старт!

Ну, разумеется, я… победил!

Тогуса-сан натравил на меня своих телохранительниц. А те, судя по всему, были не только близняшками, но и лесбиянками. Нет, старика я отлично понимаю. Сам бы что-нибудь подобное себе подобрал бы. Но я-то надеялся слегка пофехтовать с ними, чтобы прочувствовать шаблоны и управление, но стоило мне начать извлекать синай из декольте, как их обеих вырубило к чертям свинячьим, всей мощью моей пробафанной харизмы!

Сам Тогуса-сан биться со мной отказался. Оно и понятно: похоже только за счёт мощного табака в сигарах он и был способен со мной по-человечески общаться, не прикрываясь окровавленным платочком стыдливо.

В последний раз я так грустил о том, что перекачан, когда в ГП-ремейке Борды мне потребовалось поджечь, но не убивать одновременно трёх варкидов.

В общем, я упустил отличную возможность потренироваться. А другой мне не найти уже, потому как раздался громкий-громкий девичий крик.

– Гонщики, по местам!

– Ксо-о-о-о, – протянул я раздражённо.

– Не ксокай, – вздохнул Рэн и подхватил меня за локоть. – Пошли, нам надо ехать.

– У меня же есть какая-то тактика! – заистерил я притворно. – И я от неё отклоняюсь!

Мой спутник вздохнул.

– Хватит, Юки! Почему ты себя ведёшь так, будто бы моя победа зависит только от этого твоего безумного плана, которым ты так и не поделилась?

– Потому что… – я вздохнул. – Ты прав, Рэн. На самом деле, ты явно опытней в этом вопросе. И вообще, за рулём будешь сидеть…

– Я баранку кручу знала бы ты сколько!

– Лет двадцать пять? – хмыкнул я.

Мой спутник осёкся.

– Долго… долго кручу.

– Прости, Рэн… просто я тебе не доверяю.

Мы остановились. Оба. Так и застыли у двери со стороны пассажира.

Взгляд молодого человека требовал объяснений.

– Чего ты так на меня уставился? Ты сейчас мне предлагаешь вверить тебе кусок судьбы. Пусть даже такой никчёмный и ничтожный, как какое-то единственное соревнование в онлайн-игрушке, – ядовито осклабился я. – С чего ты вообще взял, что я хочу хоть на какое-то время потерять контроль? Ты реально думаешь, что я гамаю именно для того, чтобы от меня ничего не зависело? Мне этого ксо ИРЛ хватает.

Рэн поморщился.

– А чего тебе не хватает? Ты появилась в школе и всего за игровой месяц стала главной темой для обсуждений. Мне реально приходилось кулаками работать, чтобы отвадить от тебя других ухажёров. Ты в центре внимания. Разве не об этом мечтают все девушки?

Я пожал плечами. Неужто моему собеседнику не могло прийти в голову, что за тянку играет парень? Похоже, Рэн был из той породы, что относилась к вопросам пола чересчур щепетильно. Ну, пожалуй, уже даже не из соображений конспирации, а просто ради того, чтобы не вызвать у бедолаги инфаркта, стоило бы сохранить его убеждённость в том, что Юки – это такая обиженная жизнью деваха с недоверием к мужскому полу.

– Меня слишком часто подводили другие. Фразу “положись на меня” я слышала постоянно.

Рэн вздохнул и коснулся мягко моей головы.

– Ладно… реализуй свой план, как можешь. Сделай то, что от тебя зависит, а я сделаю то, что зависит от меня. Вместе мы до финиша уж доберёмся.

Я улыбнулся.

– Слушай… а нам засчитают победу, если я по дороге из машины вывалюсь?

Бедолага икнул.

– Ты чего такого удумала?

– Долго объяснять. Но я уже сказала, что собираюсь совершить революцию в гонках. На кой ляд, ты думаешь, нужны двое, если баранку крутит всего один?

– Ну-у-у… – смутился он. – Мне казалось это для антуражности. И чтобы подстегнуть парней и девочек общаться.

– Звучит разумно, – кивнул я. – Но не здорово! Как минимум, ты своим ответом дал понять, что не подразумеваешь, что тянка на пассажирском будет штурманом.

– Маршрут заранее известен и откатан, – согласился Рэн.

– А это значит… что он должна стать боевиком! – уверенно вскинул я кулачок.

Парень аж поперхнулся.

– Как ты себе представляешь? Тут все, кроме лучников, дерутся врукопашную!

– Не все, – уверенно ответил я и поправил грудь.

Напарник поспешил прикрыть нос платочком.

– А вываливаться-то из машины зачем?

– Чтобы навязать ближний бой, – ответил я.

Парень недоумённо мотнул головой.

– Ближний бой? Кому? Машине?

Я хитро улыбнулся.

Рэн попросту не представлял, насколько от алкашки у меня раздулась выносливость. Я не был уверен, но предполагал, что мне вполне хватит ХП и резистов втанковать в себя урон от аварии.

– Ты слышал выражение “пешеход сбил машину”?

– Ты что? Чак Норрис?

– Я его внебрачная дочь, полученная методом непорочного зачатия, – поднял я палец.

Напарник получил хлопок по плечу.

– Ладно, давай уже, садись на своё место! Видишь, все уже выезжают на стартовую линию.

Рэн покачал головой и послушно двинулся в сторону двери со стороны водителя.

– Давай ты, всё-таки, не будешь вываливаться из машины, хорошо? Мне кажется, мы должны пересечь финишную черту вместе.

– Я подумаю над этим, – подмигнул я. – Ничего не могу обещать.

Глава 52. Реки крови!

Как же сочно звучали движки.

Врум-врум. Вру-у-у-ум!

Изящные, агрессивные, низкие, но тяжёлые монстры рычали в предвкушении гонки. Мне даже страшно было как-то за деваху в коротеньких шортиках, которая стояла перед первой линией, подняв платок.

Машинки пугали. Их целеустремлённость восхищала.

Что ни говори, порой местные звукари умудрялись выдавать достойную работу.

Врум! Вррррру-у-у-у-ум!

Рэн выглядел крайне напряжённым. Брови сдвинулись к переносице. Над губой запеклась плохо вытертая кровь. Взгляд строго вперёд.

Я огляделся по сторонам, пытаясь выяснить, где находятся самые опасные противники. Помимо Кентаро, само собой. Огляделся и тут же встретился взглядом с парнягой, который сам водил жалом по округе и, в принципе, выглядел чересчур расслабленно.

Я выдал ему ахегао. То есть, закатил глаза и высунул язык, подражая хентайной манге.

Его спутница испуганно завизжала, когда салон начал заполняться кровью, да ещё и с такой скоростью, что уже через две секунды багряная жижа дошла до окон. Я не выдержал и гыгыкнул. Получилось реально ржачно. Окунуть бы в эту ванную мою магическую книжечку, так сразу же получилось бы добраться до всех её тайн. Я поспешил записать этот отрезок на видео, чтобы было потом, что показывать Йоко, объясняя техническое задание.

Я открыл окно и вылез по пояс из тачки. Теперь у меня и обзор был лучше и, что самое важное, меня тоже было лучше видно.

– Три! Два! Па-а-а-агнали!!! – произнесла девица и взмахнула платком.

И мы погнали.

Сволочь Кентаро тут же вырвался вперёд, потому что его машинка, в отличие от большинства местных, рванула без пробуксовки. Наша ламба тоже каким-то образом умудрилась с первых секунд заиметь хорошее сцепление, однако я думаю это оттого, что Рэн решил взять более плавный разгон.

Я запихнул руку в декольте и медленно, демонстративно, с самым пошлым выражением лица, на которое был способен, извлёк меч. Все, кто оказался позади нас, кроме машины, управляемой, по какой-то причине, девахой, а не парнем, тут же потеряли управление.

Надо будет как-то назвать этот приём. Удар с извлечением меча из ножен обычно называют исидан, а харизматичное извлечение меча из пространства меж грудей… не-е-ет, первое пришедшее мне в голову название было чересчур уж вульгарным. Хм… пусть это будет “очарование цветущей весны”.

Прекрасно, ящитаю!

Наша ламба стремительно набирала скорость. Рэн крутил баранку скупо. Лишь слегка подправляя маршрут. Просто, чтобы не впечататься в идущих впереди на пределе дохлых движков бедолаг.

Это давало мне возможность дотянуться до потенциальных противников. Что я и сделал: проносясь мимо красного спорткара с синими полосами я от души вмазал ему синаем по лобовухе. Конечно, силушка моя под алкогольным бафом отнюдь не зашкаливала, однако её оказалось вполне достаточно, чтобы стекло покрылось густой паутинкой трещин, через которые разглядеть что-то было задачей весьма и весьма непростой.

Я извлёк из декольте пачку сигарет и закурил. Стоило заранее предостеречься от ответных атакой харимой, если до них кто-нибудь додумается. Не сказать, постоянный медленный отхил давал хоть какие-то гарантии, что ответная атака меня не ваншотнет. Но небольшой шанс, конечно, имелся. И то, в случае, если математика в игре окажется чересчур грубой.

А те формулы, которые я успел прощупать, говорили именно о том, что боевая математика тут груба и недобалансена. А в таких случаях часто наблюдаются великолепные костыли, вроде расчёта нокдауна по тикам, в рамках которых можно успеть сначала уйти в ноль, а потом восстановить ХП и, по итогу, оказаться в незначительном плюсе.

Ну и разумеется, обхватывая губами сигаретный фильтр я старательно подражал роковым красоткам нуарных фильмов, которым, в свою очередь подражали всякие вампирши более позднего синематографа. Этого хватило, чтобы выбить ещё две тачки.

Осталась треть от стартового состава гонщиков. И многие в этой трети поспешили освободить дорогу Рэну, из окна машины которого выглядывала эта долбанутая всесокрушающая сила рыжей бухой крали.

Я не мог их винить. В конце концов, что они видели в зеркала заднего вида? Явно не то, как я соблазнение кидал на всех в зоне поражения, иначе сами бы уже валялись без сознания с блаженным выражением лица. Они видели лишь как гонщики в хвосте один за другим теряли контроль над машиной, да как я вмазал синаем по лобовухе одного бедолаги.

Так что, от греха подальше они решили… собственно, держаться подальше от машины этот грех везущей. В конце концов, это простое и быстрое решение. Из тех, что принимались на высоких скоростях. Когда нет времени всё тщательно обдумать и понять, что именно пошло не так.

Лишь один смельчак решил блокануть дорогу Рэну. Я пару раз оправил бюст, выдал ахегао, но безрезультатно. Либо меня было слишком плохо видно в зеркала, либо за рулём находилось богомерзкое создание, не понимающее всего моего очарования.

Я вновь запихнул руку в декольте и извлёк оттуда последний мясницкий крюк, хорошенько взмахнул им и вдарил по крыше ламбы во всю мощь пробафанной алкашкой силушки.

Удалось! Крюк вошёл в металл и теперь прочно там держался.

Я переместил сижку изо рта за ухо и взял синай в зубы, чтобы освободить вторую руку, и пополз вперёд, на капот. Благо, справа было за что цепляться, в слева у меня имелся сворованный у магички инструментарий. Спустя пару рывков я мог дополнительно ещё и ногами упираться в лобовое стекло. Хоть и было оно поверхностью весьма ненадёжной и скользкой, что с учётом моей ловкости было штукой неприятной, но в нашем деле тачколазов точки опоры лишними не бывают.

Наконец я оказался там, где и планировал: почти что на самом “носу” авто. Я уцепился крюком получше, поднялся на одно колено, достал изо рта синай и, от души размахнувшись, вдарил им по заднему колесу идущего перед нами чёрного рычащего монстра.

А затем ещё! И ещё!

На четвёртый удар колесо лопнуло и машину резко подкинуло вверх. Если бы я сейчас находился в салоне, мне бы ничего не угрожало, скорей всего, но сейчас ламба неслась прямо под решившим перейти на бреющий полёт транспортом.

А я при этом находился в самой уязвимой позиции. И уйти с неё мне было, по сути, некуда.

Глава 53. Глотая пыль

Я действовал скорей инстинктивно, чем осмысленно. Оттолкнулся от капота и перекатился в сторону, просто падая с машины.

Я успел. Огромная, разом тяжёлая и какая-то невесомая груда анимешного железа пронеслась у меня перед лицом – да, я падал спиной вниз и мордой в небеса, – даже не зацепив мою прекрасную аватару.

Запоздало в голову пришла мысль о том, что стоило бы не выёживаться и просто втанковать в себя весь урон, но это был случай, когда тело действует быстрее разума.

Я шустро, правда несколько истерично, взмахнул левой и извернулся, цепляясь крюком за задний бампер нашей ламбы. Синай, ясное дело, выбило у меня из рук, ровно как и сигарету из-за ушка. О последней я вспомнил только после того, как позади полыхнуло пламенем. Знатно так. Видать, у машинки повредило бензобак, а моя хилка попала аккурат в лужу горючей жижи. А может и нет. Может, просто так совпало.

Кому какое дело? Это не важно. Важен лишь тот факт, что меня волочит по асфальту и я жив, наверное, только из-за задранной хрен знает до каких высот вите! Знали бы кто, ка-а-а-ак меня успели задолбать фризфреймы!

Чисто ради того, чтобы избавиться от них, я вцепился в крюк двумя руками и подтянулся. Ещё. И ещё. Памятуя о низкой ловкости, я старательно выверял каждое движение, двигаясь дальше лишь когда буду уверен в том, что не грохнусь из-за недостаточно крепкой хватки или от того, что машинку занесло на каком-то особо зверском повороте.

А машинку заносило. Рэн дрифтовал, как боженька! Я уверен, что когда Кришна, Иисус, Тор и Кецкоатль решат устроить гонку, они обязательно позовут с собой Кена Блока и нашего Икари Рэна.

Собственно, в тот самый момент, когда машина дрифтанула в нужную мне сторону, так, чтобы игровая физика лучше прижимала меня к корпусу тачки, я и ввалился в салон.

– Ксо, Юки, ты что творишь?! – голос напряжённого водилы звучал скорее злобно, чем обеспокоенно.

– Историю, Рэн-кун! – я вытащил из декольте пачку сигарет, намереваясь снова засмолить. – Поведаешь, как наши успехи? Я тут на время… выпала из гонки, ке-е-ек!

– Кстати, можешь выпасть ещё раз, когда я скажу? – уточнил он.

От неожиданности я проглотил зажжённую сигу и посмотрел на Рэна, как на больного.

– Ты в этой гонке обеспечила много слоумо. Когда била других, и когда болталась за бампером…

Я кивнул.

– Понятно. А поскольку ударить кого-то сейчас будет сложно…

– Я хочу, чтобы ты ударилась сама. Ты не против?

Я пожал плечами и обхватил губами фильтр следующей сижки.

– Та не. Кстати, отличная идея. Неортодоксальная.

– Мне было у кого учиться, – ответил он. – Хочу, чтобы ты сделала это, когда мы приблизимся к той крытой парковке впереди.

– Как скажешь! – я быстро глянул показали ХП и удовлетворённо кивнул.

Зря волновался. Мне снесло дай бог, чтобы четыре процента полоски.

– Мы приближаемся! – напомнил Рэн.

Я отложил сигарету в держатель для стаканчиков, обхватил руками ремень и высунулся из салона, опасно повисая над дорогой.

– Готова!

Команда со стороны водителя раздалась ещё через четыре секунды.

– Давай!

И я послушно свесился дальше, намереваясь затормозить рыжей головой об асфальт. Но затормозить не машину, а само время.

Успешно.

Настолько успешно, что мне удалось даже увидеть офигевшие лица соперников, когда Рэн выполнил на машине какой-то совсем уж изуверский прыжок с намеренным торможением бочиной о стенку прямо перед ними.

Я решил закрепить успех и выдал благодарным зрителям боевое ахегао.

Противник тотчас истёк кровью и оказался не способен продолжать гонку.

Я поспешил вернуться в салон.

– Итак?! – весело спросил я, возвращая сигарету в рот. – Так какие наши успехи?

– Перед нами точно есть двое, – напряжённо ответил Рэн. – Подробности ты можешь увидеть на карте.

Я вновь достал мобилочку и переключился на карту.

– Не-а. Она у меня обычная, городская.

– Открой карту гонок. Она в дневнике.

– Дневнике? – я удивился, но послушно начал искать соответствующее подменю. – Какой великолепный самурай запихнул карту в журнал заданий?

– Не знаю, – ответил Рэн. – Мне удобно. Карта каждой гонки отдельно. Можно заранее откатать любую, не путаясь.

– Ладно-ладно… – я нашёл нужную вкладку. – Клянусь внучкой Хидетаки Миядзаки, этот прощелыга Кентаро не просто на первом месте, он давно пересёк отметку нуля и теперь аж на минус десятом!

– В смысле?! – не поверил водитель.

– В прямом! – рыкнул я. – Затюнинговался по самые помидоры! Ты его не обгонишь никогда!

– Рот закрой, Юк! – раздражённо рыкнул Рэн. – Я не собираюсь всё бросать!

– А и не надо, – ответил я. – Через три поворота поверни налево.

– Это мошенничество!

– Не трынди!

– Ты не понимаешь, нам не засчитают…

– Сбросишь меня, где скажу и возвращайся на маршрут! Это наш единственный шанс! – закричал я так громко, что очередная сижка вылетела изо рта куда-то мне под ноги.

– Но…

– Поворачивай! Сейчас же!!!

И Рэн крутанул руль, в последний момент входя в поворот. Вышло не шибко-то гладко: мы, между делом снесли какой-то пожарный гидрант, да ещё вмазались кормой в угол здания.

Впрочем, ламба пока что выдерживала нагрузки.

Глава 54. Когда пешеход пытается сбить авто

Крюк пришлось сделать знатный.

За это время, судя по данным карты задания, нас догнали несколько выживших соперников и уже миновали ту точку, на которой мы съехали с трассы.

Рэну предстояла не самая простая задача: догнать и перегнать тех, кому мы выдали столь солидную фору.

Впрочем, бессмысленно было обгонять всех остальных, но при этом продуть Кентаро. Нынче мне была нужна одна победа. Одна, вся мне, я за ценой не постою.

Мне нужны мои шестьдесят пять процентов и заливающий горе педиковатый хулиган на тюнингованной до безобразия тачиле.

И как на чём-то столь поломном он умудрялся оставаться на седьмом месте? Что за зверь тут на первом водится? Он что, сразу на варпдвижках гоняет?!

Так или иначе, я сейчас стоял под мостом, в точке, где лидеру гонки придётся проехать в любом случае, да мониторил ситуацию, как визуально, так и по карте задания. У меня был только один шанс. И я должен был использовать его на все сто процентов, заранее прикинув все тактики противодействия Кентаро. Эта сволочь была очень непростой. Да, он любил троллинг и выдумать самому себе и своему окружению нелепые ограничения. Но он мог себе это позволить.

Я быстро сверился с показателями здоровья. Да, был у моего текущего состояния адский минус: две выкуренные до фильтра сигареты восстановили мне всего процента два от всей полоски. Пожалуй, теперь я понял, как тут балансятся сиги по отношению к жратве. Бенто, пожалуй, мне бы пригодилось. Но я не видел сейчас физической возможности разложить поляну и пожрать.

Кентаро был уже за поворотом.

Благо, он, в отличие от Рэна предпочитал не дрифтовать, а сбавлять скорость перед очередным изгибом дороги, чтобы пройти опасный участок с минимальным риском. Для меня – самое то.

Мы увидели друг друга одновременно. Я, Кентаро и мерзкая-мерзкая сестрёнка Рьюги. Последняя испуганно открыла рот, расширила глаза и поспешила закрыть очи водителю, защищая того от моей сногсшибательной красоты. Надо отдать этой парочке должное: сидящий за баранкой парень даже в такой ситуации сумел “вписаться” в поворот, да и девица отреагировала шустро. Возможно даже если бы я уже стоял с задранной юбкой, урон всё равно бы не прошёл: кто знает, сколько тиков идёт инициализация боя и имеются ли у очарования какие-нибудь требования по минимальному времени воздействия.

Как я уже говорил, у меня всего один шанс. И поэтому я не стал полагаться на очарование. Заметив, что меня отрезали от источника восприятия моей божественной внешности, благословлённой самим Дионисом, я сделал пару шагов вперёд и, пользуясь тем, что водила не видит, куда едет, подобрался, вбил крюк в асфальт, да встретил передний бампер левым плечом.

Грохот стоял такой, будто бы Кентаро врезался не в маленькую рыженькую милашку, а в чёртов фонарный столб. Мимо меня пролетели и искорёженные куски металла, блестящие в неоновом сиянии осколки фар и прочий стафф, который я отлично разглядел, благодаря фризфрейму.

Но стоило наважению спасть, и я осознал, что не ощущаю “предобморочного опьянения”. Это значило, что ХП у меня осталось отнюдь не на “донышке”.

Однако, я не мог быть уверен в том, что Кентаро откинул копыта. Наверняка его спасла подушка безопасности.

Зажмурив глаза, я начал вслепую подбираться к дверце со стороны водителя. Боги, вы даже не представляете, насколько я себя нелепо чувствовал! Но что поделать, меня сейчас можно было ваншотнуть одной только милой улыбочкой? Что я, дурак, что ли, так подставляться?

Благо, в “Безопасной Школьной Жизни” с подушками безопасности у авто всё было в лучшем виде. Иными словами, Кентаро просто застрял, не имея возможности выбраться.

Я ликовал. Неужто победа?! Осталось всего ничего!

Не скрывая довольной хищной улыбки, я от души размахнулся и разбил крюком окно. На всякий случай, не открывая глаз, я слепым, но уверенным жестом счистил все остатки стекла, о которые мог бы порезаться. Кто знает, сколько там на самом деле у меня ХП осталось? Вдруг, пока я буду шариться в поисках жертвы, зацеплю какой осколок, и тут же начну двигаться, как пьяная… каковой я, на самом деле, и являлась.

Пальцы нащупали сначала подушку, а затем и шевелюру Кентаро. Хотелось бы мне сейчас увидеть, как выглядит причесон этого смазливого недохулиганчика! Ух, как сильно желал я узреть выражение ужаса и безысходности на лице этого гада! Но нельзя! Просто нельзя! Одного взгляда было достаточно, чтобы отрубиться и слить казалось бы уже выигранный бой.

Я схватился покрепче за волосы Кентаро, чтобы тот не имел возможности уклониться от великого мясницкого крюка правосудия. Я даже попытался вытащить гада из окна, дабы ничего не мешало мне хорошенько размахнуться для решающего удара, но тот всё ещё оставался пристёгнут. Пришлось просто и незрелищно тянуться острием к глотке противника.

Но тот оказался коварней, чем я ожидал.

– О, да, детка! – с наигранным возбуждением в голосе произнёс он. – Ты такая секси, когда ведёшь себя, как стерва!

Мой нос просто взорвался! Струя крови оказалась столь мощной, что меня на реактивной тяге отбросило назад и даже припечатало о стену. Игра милосердно избавила меня от необходимости ощущать всю гамму эмоций и вышвырнула из тела, дозволив мне со стороны пронаблюдать за тем, как моя тушка несётся через полдороги и тротуар к ближайшему зданию, а затем врезается в него столь смачно, что от удара остались вмятина и трешины.

Выглядело красочно, пусть даже и подавалось всё через какой-то унылый жёлто-серый фильтр, наложенный на монохром, который не действовал только что на спецэффекты, да на кровяку, которая из багровой стала ярко-алой, даже тускло сияющей.

Короче говоря… я сдох.

Глава 55. Юки-призрак

Делать было нечего. В смысле, у меня, конечно, имелась призрачная мобилка, функционала которой хватало для того, чтобы отправлять сообщения и просматривать журнал заданий, но… с кем мне сейчас чатиться?

Я отправил Рэну отчёт и пачку фоточек разбитой машины Кентаро, но что-то мне посказывало, что эти сообщения останутся непрочитанными до самого конца гонки. Пими-тян наверняка уже готовится ко сну, если уже не спит. Сестричке рассказывать о том, что я отбросил копыта, не хотелось. Ну и так далее.

В общем, от нефиг делать я сначала занялся экспериментами, но выяснив, что призраки тут не умеют ходить сквозь стены – только сквозь закрытые двери – и не способны удалиться от тела далее, чем на десять метров, быстро потерял к этому интерес. Быть призраком уныло. Даже стервозную блондинку не пощупать за мягкие места. Ужасть!

Поэтому, видать, народ при нокдауне тут же сменяет чара.

Но мне было бессмысленно этим заниматься. Я твинка качать не собирался, а, значит, уделять ему внимания тоже. Потому просто решил понаблюдать за тем, как страдают фигнёй Кентаро и мерзкая сестрёнка Рьюги.

Последняя, кстати, сидела за рулём и раз за разом, с упорством, достойным лучшего применения, пыталась завести машину.

– Ксо! Ну, давай же! Давай, ты, хлама кусок!

Кентаро же стоял чуть в сторонке и беспечно копался в мобилке.

– Расслабься, Ками. Имя у тебя божественное, но чудес ты сотворять не умеешь. Посмотри, что там с мордой нашей тачки: вмятина, будто мы в дерево на полной скорости вмазались. Тут только эвакуатором и справиться.

– Мы тогда проиграем гонку!

– Мы уже проиграли, – беспечно ответил он. – Сейчас надо думать, как бы дешевле починиться. Думаю, придётся унизиться и погонять пока на заёмной: репутации уже должно хватать на что-то приличное.

Сестрёнка Рьюги устало хлопнула ладонями по рулю и откинулась на спинку кресла.

– Кошмар… сначала Матой… затем императрица Пимико… теперь Матой-младшая. Кто же знал, что она такая зверюга?

Кентаро усмехнулся.

– Я знал.

Ответом ему был недоумённый и недоверчивый взгляд.

Парень продолжил.

– Ты уже забыла, какой зверюгой была старшая?

Я навострил ушки. Они назвали Ленку зверюгой? В смысле, я конечно знаю, что сестрица у меня очень часто ведёт себя не по-людски. Но тут важен контекст разговора, опираясь на который я мог полагать, что подразумевалось несколько иное.

Кентаро изволил продолжать.

– Я навёл справки. Пимико начинала в другой школе, а затем перевелась к нам. Ты не задумывалась, почему?

Ками в ответ что-то страдальчески промычала.

Я вот ни слова не разобрал. Думаю, смазливейший из хулиганов – тоже. Но ему это не мешало.

– Так вот, я думаю, это из-за того, что слава Матой Сакуры гремела по всей округе. Ты же помнишь, как её тогда звали?

– Богиня-Сакура.

– Богиня-Сакура. Пимико пришла сюда в поисках достойного соперника. И нашла бы его, если бы Матой не была бы настолько высокомерной. А так… профукала она подготовку переворота прямо у себя под носом.

Ками вздохнула.

– Ну, теперь остаётся надеяться, что теперь уже Пимико споткнётся о собственное высокомерие.

– Таких, как она, это не беспокоит: легко пришло – легко ушло. Их девиз по жизни. Для них важен именно адреналин. Упав мордой в пол, императрица подымется и нацепит на рожу голодную ухмылку.

Я с Кентаро был не согласен. Какой идиот сунется в “Размеренную Школьную Жизнь” за адреналином. Да, сегодня получил порцию, но ведь есть куча игр, для которых подобные гонки не исключение, а правило.

Мимо промчала машина. Новый лидер гонки.

Не Рэн.

От размышлений об упущенном заработке меня отвлёк голос рьюгиной сестрички.

– Кстати, как ты думаешь, что замышляют сёстры Матой?

– Юки разделяет, а Сакура – властвует.

– М-м-м? – не поняла Ками.

– Разве это не очевидно? Рыжая о-о-очень хорошо всё ломает.

Я возмутился.

Между прочим, строю я тоже шикарно! В градостроительных симуляторах я просто бог! А мои базы во всевозможных выживалках абсолютно неприступны! А что я и ломать умею, так не без этого. Но вообще – я очень развитая и многогранная личность.

– Тут не поспоришь, – блондинка ещё разок безуспешно попыталась завести движок. – Знаешь, я тут подумала: а почему Сакура никогда призывала эту Юки раньше?

Мимо промчались одна за другой ещё две машины, заставив Кентаро повременить с ответом: всё равно перекричать рёв моторов местных спорткаров являлось задачей настолько же бессмысленной, насколько и сложновыполнимой.

– У меня есть ответ на этот вопрос… – начал он, однако тотчас был вынужден прерваться, морщась от резкого истеричного визжания покрышек.

Это появился мой напарник. Он красиво скользил бочком, не изменяя себе.

Всё же, водительский скилл у парняги был шикардосным.

Именно поэтому никто и никогда не сможет доказать мне, что Кентаро намотало на задний бампер совершенно случайно. Моя убеждённость в том, что Рэн намеренно зацепил своего архиврага, просто монументальна, титанична, железобетонна.

И в любой другой момент я бы поддержал напарника в данном начинании, но сейчас не испытывал ничего, кроме обиды и разочарования.

Кентаро погиб всего за секунду до того, как поведал свои выкладки по планам Сакуры. И о том, что именно у неё не получалось.

Хотя, конечно, я не мог не испытывать гордость за сестрёнку, которой хватило навыка поставить на уши эту аниме-помойку.

Я взял в руки мобильный и поспешил набрать Рэну сообщение.

“୧((#Φ益Φ#))୨ Не мог подождать десять секунд, прежде чем убивать его?! Ты – бака!

((╬◣﹏◢)) В самом худшем смысле этого слова!!! Ненавижу тебя!┌∩┐(◣_◢)┌∩┐”

Пусть чувствует свою вину! Сволочь!

Глава 56. Причём тут лав-отель?!

Мы заняли третье место. Чудом. “На тоненького”, так сказать.

Думаю, мы могли бы занять первое, если бы сволочь Кентаро меня не вырубил. Тогда Рэну не пришлось бы вылезать из машины и затаскивать меня в салон, на чём он потерял чёртову уйму времени. Я, конечно, истерически обрывал его телефон в надежде, что этот идиот снимет трубку и внемлет просьбе оставить в покое бренное тело рыжевласой хулиганки. Авось финишировать можно, не собирая напарниц по обочинам.

Но, ясное дело, напарник даже не подумал ответить на звонок. Я, кстати, до последнего момента думал, что мы не займём даже третьего места. Уж больно долго плелись в хвосте. Да ещё и полицию взбудоражили. Благо, по итогу, всё обошлось. Не то, чтобы за третье место полагались хоть какие-то деньги. В смысле, полагались, но не нам. Не людям, разъезжающим на заёмной тачке. Для нашей команды наградой являлся сам факт того, что Рэн сохранит за собой право и дальше гонять на ламбе.

Понятное дело, что победа не принесла никакой радости. Я просто устало выдохнул.

Лишь после напарник соизволил взять трубку и набрать мой номер.

Вообще, разговор вышел забавный. Не по содержанию, а по форме. Этакий “спиритический сеанс”. Моя туша в неуклюжей неестественной позе лежит на пассажирском, а мой призрак тем временем трещит по мобиле.

Трещали мы, по большей части, ни о чём. Просто убивали время, пока машинка, изрядно потрёпанная и капризничающая, доберётся до моего домика.

– Знаешь, Юк, завтра у нас обоих будут просто жуткие отходняки.

– У нас обоих? – не понял я. – У тебя-то с чего? Ты же, вроде бы, не пил. И не умирал.

– Нет-нет, из-за этого отходняков не бывает, – усмехнулся водитель. – Хотя, наверное, за “двадцать пять стаков” могут и навесить. Я о другом.

– О чём?

– О лав-отеле.

– Каком ещё лав-отеле? – икнул я. – Не были мы ни в каком лав-отеле!

– Вот именно! Вот именно, Юк! Потому отходняки и будут!

Я пару хлопнул удивлёнными призрачными глазками.

– В смысле? Это как тут работает?

– Мне казалось, ты любишь читать справку, – усмехнулся Рэн.

Подколоть вздумал, сволочь?! Он сам местную справку видел? Там не то что “Война и Мир”, там весь сборник МакКрея по вселенной Червя покажется детским лепетом! Искать что-то здесь можно исключительно адресно. Не говоря о том, что процентов семьдесят местной инфы, это крайне полезные вещи в стиле “чтобы сделать шаг, поднимите ногу” и “бег, это как ходьба, только быстрее”.

– Ха! Ха! Ха! – саркатически выдавил я из себя. – Очень смешно. Ты реально думаешь, что я хоть чуточку интересовалась свиданками? По мне что, не было видно, что я избегаю парней?

Ламба аккуратно припарковалась перед моим домиком. Разговор пришлось прервать на время: Рэну было крайне неудобно одновременно вытаскивать меня из машины и трещать по телефону. И как только наши предки пользовались настолько неудобной хренью?

Наконец мой напарник сумел взять на руки моё тело, а мобилку прижать ухом к плечу.

– Так вот, Юк, дело-то какое: в игруле предусмотрены бонусы за посещение лав-отеля с тем, кто тебя соблазнил. Чем больше и качественней тебя соблазнили, тем приятней бонусы. Поэтому харизма цифровая вообще имеет хоть какое-то значение в игре, где у всех лица нарисованные, – пояснял он на ходу. – Но так лишь до тех пор, пока соблазнение от кого-то не достигнет критической массы. Тогда отказ от посещения лав-отеля влечёт штрафы. Те самые отходняки. Уменьшить их можно было бы, посетив лав-отель с кем-то другим, забрав его бонусы, но…

– Но ни ты, ни я этого уже не успеем, – кивнул я. – И поэтому Рэна так боятся в студсовете? Не потому, что он в бою кубиками пресса вызывает носокровь, а потому, что он критическую массу соблазнений превышает крайне легко?

Я рассмеялся.

– Боже! Я этого утырка разом обожаю и презираю!

Рэн фыркнул. Но ничего не ответил: он был занят попытками носом надавить на дверной звонок. Разумеется я этот момент записал, чтобы потом иметь возможность стебать бедолагу.

Наконец, у моего ухажёра получилось нажать на кнопку. Он расслабился и продолжил:

– Слушай, давай я завтра за тобой заеду?

Я аж поперхнулся от неожиданности. Хотя, на самом деле, подобное развитие событий можно было бы предсказать: разве не так развиваются отношения у школотронов, один из которых оснащён тачкой? Понятия не имею. Но в фильмах показывают что-то в этом роде.

– Та не, спасибо. У меня же мотоперка есть, – солгал я.

Рэн усмехнулся.

– Ну… это ты сейчас так говоришь. Если что, мой номерок у тебя в телефонной книжке.

И тут открылась дверь.

И мой “парень” заткнулся. Его лицо быстро начало выражать смесь первобытного ужаса и крайней степени сомнения в сообразности дальнейшего существования его персоны.

Я не сразу понял в чём дело, но затем чуть повернул голову и увидел её.

Мою игровую маму.

Яркие красные точки глаз. Мрачная аура, окружающая тело. Зверское выражение лица.

Я отлично понимал эмоции Рэна. Я бы тоже на его месте потерялся. В ужасе.

Но всё равно был дико возмущён, когда человек, предлагавший за мной заехать на следующий день, попросту бросил моё бесчувственное тело в маму и ломанул прочь с завиднейшей скоростью.

– Что?! – икнул я, а затем заорал сваливающему однокласснику вслед. – Эй! Вернись, животное!!! Неси ответственность!!!

Но Рэн меня уже не слышал. Он рыбкой нырял в машинку.

Глава 57. А за окном забрезжил рассвет

Почему мне стыдно?

Наверное потому, что я на месте моей виртуальной мамочки себя вообще убил бы!

Она ведь только-только устраивала мне выволочку за то, что я ночью дома не ночевал. В смысле, не ночевала. Это важно.

Ведь одно дело, когда хрен знает где шляется пацан. А совсем другое – девочка.

А уж когда сразу после серьёзного разговора на эту тему, меньше чем через сутки дочурка материализуется на пороге вся в крови, без сознания, воняющая двадцать пятью стаками алкоголя да ещё и на руках какого-то стрёмного типа?

Уф… как подумаю о таком, так сразу радуюсь, что одинок и бездетен. Убил бы! Право слово убил бы!

Меня же не убивали. Напротив, отмыли, подлечили, в кроватку уложили, горячего шоколаду дали… ну и теперь ругали в хвост и в гриву. А я только и мог делать, что пить вкусный горьковатый напиток, да вжиматься в подушку в особо страшные моменты.

– Я не могу поверить! Юки! Мы же только вчера об этом говорили! Только вчера! Я уже даже не знаю, как тебя наказывать уже! Карманных денег я тебя уже лишила! И что мне остаётся?! Отшлёпать тебя?!

Поверхность горячего шоколада пошла дрожью, когда в неё упала капля крови.

Я не проверял, конечно, но похоже, что нокдаун алкоголь не выветривает. Смотри, как Юки воспринимает идею быть отшлёпанной мамочкой!

Японцы, чтоб их! Иногда в своём фансервисе они заходят слишком далеко! Но он ведь работает! Просто потому, что вот эту маму я физически не способен воспринимать, как свою. Иначе бы передёрнуло бы серьёзно. А так, милфа анимешная, как милфа анимешная. Выглядит симпотно.

На то, как она шлёпает Юки, я бы с удовольствием посмотрел.

Ну да ладно, раз уж я всё равно бухой на все двадцать пять стаков, надо воспользоваться харизмой. Нет, не для того, чтобы меня отшлёпали! Как раз наоборот!

Я осторожно кашлянул в кулачок.

– Прости, мам…

– “Прости”?! “Прости”?! – родительница подлетела ко мне фурией и нависла над хрупким тельцем Юки, опираясь руками по обе стороны от меня. – Толку мне от твоего “прости”?! Я просто хочу, чтобы у меня была нормальная дочь! Не обязательно отличница и победительница конкурсов, а просто нормальная дочь!

Я жалостливо хныкнул.

– А я просто хотела купить тебе колье.

– Колье?! – спросила маман. – Какое ещё колье?!

Я лгал. Конечно же я лгал. Напропалую. Звездел, как Троцкий! Но с учётом двадцати пяти стаков алкашки моя харизма улетела настолько в небеса, что, думаю, шансы на то, что эта хрень проканает и сервер согласится, что я хотел купить матушке колье, заметно выше нулевых.

– Какое-нибудь. Красивое. Ты ведь цельными днями о нас заботишься. Я смотрю на тебя, а ты всё время в каком-то сером шмотье. Заботишься о нас. Мне так хотелось выиграть денюжку и порадовать тебя.

Из глаз полились слёзы. Я настолько проникся этой жалостливой легендой, что мне даже уже не приходилось играть.

– Мы заняли третье место. Ещё чуть-чуть и было бы второе. И мы получили бы денюжку! И я могла бы тебя порадовать.

Примерно пару секунд несчастная непись смотрела на меня взглядом, отчётливо говорящим о том, насколько сильно разогрелись её мозги, пытаясь переварить настолько откровенную чушь! Но ведь переварили. Моя замаксенная харизма просто вынудила бедняжку смириться.

В итоге матушка тяжело вздохнула, улеглась рядышком и мягко провела ладонью по моим волосам.

– Дурочка ты моя. Во что ты влезла-то?

– В уличные гонки, – я снова хныкнул, но губы предательски дёрнулись в улыбке. – Рэн – отличный водила. Я помогала ему. Штурманом была. Мы даже обогнали парня, который являлся седьмым по крутости гонщиком всего города. Но Кентаро оказался крайне подлым типом. Это из-за него я оказалась в таком состоянии.

Женщина снова тяжело вздохнула.

– Вот видишь, какая это плохая компания? Надеюсь, случившееся было тебе хорошим уроком?

Я кивнул.

– Да. Теперь я знаю, как его победить!

– Юки! – возмущённо протянула мать.

– Не юкай! – я отставил горячий шоколад на тумбочку и решительно крутанулся, чтобы занять позицию над мамой, какую она совсем недавно занимала надо мной. – Я сделаю так, чтобы моя семья жила хорошо! Вы с Сакурой будете носить самые дорогие украшения и самые красивые платья!

Кровь из носа предательски капала на гладкую щёчку родительницы. Это несколько смазывало эффект. Как и, полагаю, выжигающий сетчатку глаза перегар, которым от меня разило.

– Я обеспечу вам обеим ту жизнь, которой вы обе достойны!

– Юки, ты пьяна! – возмутилась родительница.

– Это не важно! – начал-было я. – Это не отменят того факта, что я очень люблю тебя и Сакуру.

Точнее, я хотел сказать это. Но ровно в тот момент, когда я начал говорить эту красивую фразу, открылась дверь. Традиционно громко, стукнувшись о стенку. С ноги. И на пороге появилась сестрица, которая с ходу начала возмущаться.

– Я, между прочим, пытаюсь поспать!

Правда, она осеклась. И одновременно с ней осёкся и я. Аккурат после слов “люблю тебя”. Пару секунд мы смотрели друг на друга, а затем сестрица просто молча закрыла дверь. Видать, в очередной раз убедившись, что её брат – тот ещё мусор.

Я так и застыл. С глупым выражением лица и с кровякой из носу, исправно капающей на лицо моей виртуальной маман.

А за окном забрезжил рассвет.

Глава 58. Отходняк

А-а-а-а-а, как мне плохо!

Не в том смысле, что игруля вдруг решила охаметь и начать причинять физическую боль, хотя, надо сказать, что она очень пыталась. Буквально использовала весь доступный ей инструментарий, выданный геймдизайнерам, чтобы я сильней обстрадался.

На мне сейчас висело тако-о-о-о-ое количество дебафов, что дальше ехать некуда. Я просто открывал меню со статусом на страничке со штрафами и мобилочка на пару секунд подвисала, пытаясь подгрузить ве-е-е-есь список объектов, по которым я испытываю “любовные страдания”. А список был огромным. Чего уж говорить, если в него попала даже Сакура, которая и стояла-то на пороге моей комнаты всего-то несколько секунд? Мама! Рэн! Кентаро! Та мерзкая сестрёнка Рьюги! Стервозные гяру! Близняшки-лесбиянки Тогусы-сана! Сам Тогуса-сан! Даже грёбанный бармен, который настолько грёбанный бармен, что его игра даже имени не удостоила!

У меня осталась ровно одна единичка ХП! Единичка! Я рискую умереть просто ударившись мизинцем о тумбочку! И ясен-красен, не только я считал, что единичка – это очень мало, но и сама игра, потому и наказывала меня “предсмертным состоянием” со всеми причитающимися эффектами, вроде пьяной моторики, красной окантовкой поля зрения и приглушенных звуков.

И словно этого было мало, штрафы на скорость изучения скиллов… достигли цифры в минус сто процентов!

Минус сто процентов, Карл!

И вот, когда я размышлял над тем, не насвинячиться ли мне вновь алкашкой, чтобы хотя бы избавиться от “предсмертного опьянения”, замаксив виту, в комнату ворвалась Ленка.

Злая. Суровая.

– Завтрак ждёт! Эй! Ты чего валяешься в кровати и даже не оделся?!

– Я занят.

– Чем ты занят? – ядовитым голосочком спросила сестрица.

– Я глубоко нравственно страдаю. А что, по мне не видно?

– Что тако-о-ое? – продолжила издеваться Ленка. – Я вам с мамочкой помешала и ты словил штраф, извращуга проклятый?

– В этой игре что, есть восемнадцать плюс? – решил я сменить тему разговора.

– Ну, теперь есть. Ты же мод хентайный поставил.

– Обычный анцензор, – ответил я. – Но тут народ и без анцензора в лав-отели ходит. Я думал, что игра пиджи-триннадцать. Откуда здесь такое?

Глаз сестрёнки дёргался.

– Не было тут ничего “тако-о-ого”, пока ты свой мод не поставил.

– Да причём тут мод? – злобно оскалился я. – Я тебя спрашиваю о том, как здесь шпиле-вилились пока я со своим патчем не влез.

– Скромно и невинно, – ответила Ленка.

– Что? В нижнем белье? Не смеши мои тапочки! Я видел, что тут за трешатина происходит! Сам победил, стащив с твоей старой подружки шмотки и выставив её нагишом. Вот не поверю!

– Всё происходило под одеялом. Как в Симах. Управление в этот момент отнималось и болванчики просто спецэффекты друг из друга высекали, пока ты смотрел со стороны, – пояснила она. – Но так было раньше. До твоего патча.

– А сейчас?

– А сейчас я проверять боюсь! Сама вот отходняками мучаюсь: Рёске всё соблазняет меня и не может понять, почему я отказываюсь. А мне, между прочим, нужны эти бонусы!

Я вздохнул.

– Ты можешь меня отмазать перед мамой? Чувствую, мне нужно денёк полежать.

– Вот уж нет! – Ленка подалась вперёд и принялась стаскивать меня за ногу с кровати. – Ты сегодня будешь учиться! И страдать!

– Но я не хочу страдать! – я испуганно схватился за спинку своего ложа. – Ай! Прекрати! Что ты делаешь! У меня же всего одна ХП осталась! Я могу сдохнуть, если упаду!

И тут до меня дошло.

– Хотя-я-я-я…

Я разжал пальцы. Но, к сожалению, никуда не упал. Ленка оставила мою ногу в покое.

– В смысле, “одна ХП”?!

– В прямом, – я подтянул одеяло и уселся по-турецки. – Теперь я дрыщ!

– Как в жизни, что ли?! – ехидно улыбнулась эта мелкая гадина.

– Ха-ха-ха! Очень смешно! Я сейчас засниму этот момент, вырежу клип и засуну в рамочку, чтобы показывать тебе каждый раз, когда тебе потребуется моя помощь в вопросе переноски чего-нибудь или передвигания мебели.

Ленка скисла.

– Да я же это так. Любя… Ладно, ты лучше скажи мне, почему ты не оправдывался за то, что я вчера увидела? – она оправила волосы и скрестила руки на груди. – Там. В кровати с мамой.

Я пожал плечами.

– Потому что меня просто задолбало оправдываться. Честно. Это просто тупо. Неужели ты считаешь, что у меня нет нормальной ГП-порнухи и я пытаюсь отделосемейнить милфу в игре, где меня может застукать кто угодно?

– А у тебя есть ГП-порнуха? – нахмурилась Ленка.

Я пожал плечами.

– Да она и у тебя есть.

– Подлые инсинуации! – возмутилась сестрица.

– Список последних посещённых мест надо чистить в винде, – хмыкнул я. – И вообще, у тебя там коллекция какая-то ущербная. Могу поделиться нормальным иллюженовским хентайчиком. У них сейчас вышла годная “Апокалипс Гёрл”.

Личико Сакуры мгновенно залилось алым, а затем ещё и пар повалил из ушей.

– А-быр-тэта-ти… – связно ответила Ленка, а затем от души мотнула головой, несколько раз ударив себя блондинистым хвостиком по щекам. – Тю-ю-ю-ю… ладно… уел, крыса однозубая. Поделишься тогда своей коллекцией. И пояснишь, как прятать порноту.

Она подняла указующий перст и направила его на меня.

– Но для начала… как ты, чёрт возьми, уронил здоровье до единицы?!

Я улыбнулся.

– Ладно, слушай.

Глава 59. Богиня Сакура

В салоне авто царило безудержное веселье.

Бедолаге Рёске, который заехал за нами с Ленкой, даже пришлось остановить машину, чтобы иметь возможность проржаться, уперевшись лбом в руль, и при этом не рисковать разбить машину. Сестрица, с которой мы заняли заднее сидение, тоже не отставала: у неё от хохота аж слёзы на глазах навернулись.

А я… а я не понимал до конца, чего это они. Ну, да, рассказ вышел забавным. Но не настолько же.

– Что? – вопрошал я, переводя взгляд с Сакуры на Рёске и обратно. – Что я не так сделала? Говорю же: мне надо было как-то отмазаться, чтобы мама не ругала.

– Ага! – выдавила из себя сестрёнка. – И поэтому чуть не отделосемейнила маман.

Не будь мы в игре Рёске, думаю, задохнулся бы: его от ржача аж чибифицировало и теперь он стучал по рулю беспалыми короткими ручонками.

– Отделосемейнила! Боже мой, остановитесь, черти!

Я возмутился.

– Да никого я не делосемейнила! – я попытался воззвать к разуму этих двоих. – Да и не возможно это было бы! Мама у нас явно гетеро. Вот если бы я сыном сгенерилась, как изначально и хотела…

Почему-то мои доводы вызвали лишь новый взрыв смеха. Ленка аж упала на спину и теперь от души дубасила ногами спинку водительского сидения.

– Ты могла бы перезайти другим чаром!

Откуда-то спереди раздался жалобный вой.

– Вас теперь двое! Ксо! Двое! Помогите, я задыхаюсь, но никак не задохнусь!

Я поморщился и отпил пару глотков из горла бутылки.

– Идите вы оба лесом и пусть вас там сожрёт медведь. Слушай, Сакура, Вишня ты моя мерзопакостная, не расскажешь мне, что это за история с богиней и зачем ты на самом деле позвала меня?

Сестричка отсмеялась достаточно быстро. Всего секунды через четыре она уже могла разговаривать. Но, почему-то, отказывалась нормально садиться, а потому так и лежала на сидении, закинув ноги на спинку.

– Узнала-таки… ну, да, я – Богиня Сакура. Я была главной альфа-тянкой всея Дорагон но Чие. Парни носили меня на руках. А все девушки мне завидовали. Мой авторитет был непререкаем. Впрочем, тебя ведь не это интересует, верно?

– Агась, – кивнул я. – Этой части ты особо и не скрывала, хотя явно преуменьшала высоту, с которой пала. Да и историю падения можешь уже не рассказывать, ибо тут всё очевидно: ты купалась в зависти тянок, а Пимико объединяла завистниц вокруг себя, заодно получая инструмент давления на парней.

– Ты хочешь узнать, как именно я забралась настолько высоко?

– Ага.

– История долгая. Хоть книжку пиши.

– Тогда вкратце. Детали меня не интересуют.

– Ну… я воспользовалась своими ВУЗовскими знаниями.

Я усмехнулся.

– Да ну нафиг?! Я была уверена, что твой путь наверх был устлан лепестками роз, фальшивыми улыбочками, модными приговорами и тому подобным девчачьим стаффом.

– Оно началось позже, – хихикнула Сакура. – Но сначала я шла путём ботанки.

Усмешка обратилась в смех. Я добродушно взлохматил волосы Ленки.

– Моя сестричка!

Она инстинктивно попыталась отбросить мою руку и пригладить причёску, забывая о том, что в игре эта проблема была не особо-то актуальна.

– Вот тебя раздувает от осознания, что у нас в семье больше одной ущербной задротки, профессиональные навыки которой выше социальных.

Я развёл руками.

– Я тысячу раз говорила о том, что социум переоценён. Люди ненадёжны. Не может быть доверия этим жалким червям. О! Тост! Выпьем же за то, чтобы каждый умер счастливым: то есть, одиноким!

Горлышко бутылки опять коснулось моих губ, а пейзаж за окном вновь пришёл в движение: отсмеявшись, Рёске вернулся к обязанностям водителя.

Сакура несколько секунд пилила меня взглядом, а затем вздохнула.

– Хорохоришься.

– Хорохорюсь, – кивнул я. – Но это у нас семейное, разве нет? Ты тоже у нас любительница похорохориться.

Ленка кивнула.

– Справедливо. Но иногда надо наступить на горло своей гордости. Я вот, например…

– ...пала потому что вовремя не заметила, как подтачиваются опоры власти, – поддакнул я. – Кстати, ещё одно свидетельство того, что люди ненадёжны, а потому нет им веры. Ты правильно сделала, что притащила меня в игру, не поведав плана действий. Лучше не зависеть от моей доброй воли.

Сестрица поморщилась.

– Да не в этом дело, Юки-тяма! Да, мой план основан на том, чтобы ты просто отвлекала внимание Пимико от меня, притворяющейся слабосильной и разбитой, пока я буду проворачивать свои махинации. Но ничего я не сказала тебе не поэтому.

Я поднял бровь. Ответ на мой молчаливый вопрос пришёл ещё через две секунды.

– Когда ты оказываешься в максимально безвыходной ситуации, ты начинаешь вертеться, как уж на раскалённой сковородке. Горячим маслом забрызгает всех, а сковорода будет ходить ходуном. Это приковывает взгляды. Кроме того… – она вновь сделала небольшую паузу, – ...так твоя – а, следовательно, и моя – безысходность выглядит правдоподобней. Меньше поводов подозревать меня в близкой победе.

– Я шизею, дорогая редакция! Я, конечно, знала, что моя сестрица – та ещё паршивка, но что я живу под одной крышей с настолько ударенной манипуляторшей…

– Но я же няша и нечаянно! – она ударила себя кулачком по виску, зажмурила глаз и высунула язычок. – Ти-хи!

Я вздохнул.

– Это грязный приём, ты ведь в курсе.

– В курсе, – без капли стыда в голосе ответила она. – Но мне есть, что сказать в своё оправдание.

– Что же?

– Я няша и нечаянно, – Ленка повторила свой жест с кулачком и язычком. – Ти-хи!

Несколько секунд я молча взирал на эту дурашливую моську.

– Ты сегодня готовишь блины в реале.

Сестрица закатила глаза.

– Ла-а-а-адно. Справедливо.

Глава 60. Юки хочет учиться!

Я должен был это предусмотреть!

По дороге в школу я вбухал в себя поллитра коньяка, чтобы поднять ХП хотя бы до уровня, на котором меня не будет шатать. Благо, формула оказалась лояльной и мне не потребовалось перебивать ВСЕ любовные страдания и можно было просто работать с финальным результатом.

Другой вопрос, что на входе меня просто не пустили на территорию учебного заведения!

У меня от возмущения секунд на десять аж дар речи пропал!

Первый раз за всю игру я собирался отучиться от звонка до звонка, пользуясь тем, что штрафы к скорости роста навыка конские, и я просто не подниму ни одного бесполезного скилла, как меня тут же завернул вахтёр на входе! Да ещё и метку о моём косяке поставил, чтобы потом маме позвонили и наябедничали. Благо, тут мне бояться нечего было: в дисциплинарном комитете имелся человек, который меня, скорей всего, прикроет.

В общем, я побухтел немного у входа в школу, а затем побрёл прочь вдоль забора. Спорить с этой сволочью было бесполезно, а строить ему глазки пред всем честным народом – не хотелось. Пять стаков опьянения неплохо повышали харизму, так что, в успешности мероприятия я не сомневался. Другой вопрос, что выглядело бы это, как по мне, очень жалко. И не соответствовало бы моему имиджу хулиганки.

Настоящая хулиганка не прогибается под системой. Она её либо обманывает, либо ломает.

Тем более, что это оказалось несложно. Я просто нашёл припаркованный неподалёку фургончик, “позаимствовал” его, – это оказалось проще, чем вскрывать замки в доме училки, – подогнал к заборчику, а затем забрался на его крышу и сиганул с неё на территорию школы.

Профит!

Пришлось, правда, закурить, чтобы восстановить здоровье, которое я потерял из-за того, что чересчур понадеялся на свой фирменный кувырок, гасящий урон при приземлении, но не учёл, что на мне сейчас висит довольно много дебафов.

И в этот момент раздался первый звонок на урок.

Ксо! А куда бежать-то?! Что у нас там по расписанию?!

Лишь спустя секунды две я вспомнил, что это игра про Японию. А у этих ребят не ученики по кабинетам ходят, а учителя кочуют. Ксо! Я слишком много усилий трачу на прогулы и уклонение от апа ненужных скиллов, из-за чего начал забывать простейшие, казалось бы, истины.

Впрочем, это не важно. Куда важнее то, что я не опоздал. Заявился аккурат за две секунды до второго звонка на урок.

Открыл дверь прямо перед самым звонком, неслабо так взбудоражив одноклассников и классную руководительницу.

– А? – недоумённо спросила та, глядя в мою сторону рассеянным взглядом. – Юки-тян?

Я поспешно поклонился.

– Хай, сенсей! Я прибыла получать знания, дес!

Отчего-то это заявление вызвало многочисленные смешки со стороны учеников. Как живых, так и оффлайновых.

– Ты… – бедная непись слегка подзависла от моей наглости. – Ты куришь?!

Я выпрямился и широко улыбнулся. Ну надо же, так спешил, что забыл хилку забычковать. Оставалось идти в ва-банк.

– А ещё бухаю, участвую в нелегальных гонках, дерусь, угоняю тачки, вламываюсь в дома, практикую чёрную магию, живодёрствую и совращаю послушниц синтоистских храмов! Но я няша и нечаянно! – я повторил жест сестрички. – Ти-хи!

Уф! Надеюсь, моя повышенная харизма вытянет!

– Что? – несчастная учительница совсем растерялась. – Угоняешь машины?

Я резко подался вперёд, схватил учительницу за руки и трогательно посмотрел ей прямо в глаза.

– Я хотела учиться, сенсей! Я сделала это ради знаний, сенсей! Меня не пустили в школу, сенсей! Что мне ещё оставалось делать, сенсей?!

Класс с трудом сдерживал смех. А вот классная руководительница морщилась и пыталась отстраниться.

– Юки-тян, ты пьяна!

– Именно поэтому меня не пустили в школу! – я отпустил руки женщины и опёрся спиной на доску, картинно прикрывая глаза предплечьем. – Просто все уроки такие сложные! У меня хорошо получается только драться и рисовать! В любом другом предмете я ни “бэ”, ни “мэ”, ни “кукареку”! Без ста грамм не разберёшься! Вот я и остаграммилась! Пять раз, для надёжности!

На сей раз класс перестал сдерживаться. Это был откровенный ржач!

Но вот учительнице было не до смеху.

– Ты не можешь находиться в классе в таком состоянии! – её голос не звучал твёрдо.

Явный признак того, что я всё делаю правильно. Высокая харизма, плюс манипуляции с правдой, полуправдой и подбором слов. Главное вникнуть в алгоритм работы НПЦ, и ты сможешь вертеть ими, как хочешь.

Я пал на колени перед неписью.

– Вы такая красивая, сенсей! Такая красивая женщина не может отказать хулиганке, падшей на самое дно, в шансе подняться! Протяните мне руку, сенсей! Подумайте, сенсей! Моё будущее в ваших руках, сенсей! Сами рассудите, сенсей, если я буду в школе на уроках, я же не смогу забеременеть раньше времени и оказаться с ребёнком на руках и без аттестата!

Я схватил учительницу за край длинной юбки.

– Подумайте о детях, сенсей! Какой родится ребёнок у вечно пьяной и курящей рыжей дуры, сенсей! В вашей власти не допустить трагедии, сенсей!

Женщина не выдержала.

Я вскоре ощутил прикосновение её рук к моим волосам.

– Ну всё, всё, Юки. Всё, хватит. Затуши сигарету и садись на своё место.

Я тотчас поспешил выполнить указание. Мновенно забычковал хилку об пол, щелчком пальцев отправил в мусорку, а затем поднялся на ноги и с самой торжествующей миной направился к своей парте.

Класс ликовал. Кто подбадривал меня, а кто – просто смеялся.

Но не мерзкая сестричка Рьюги. Она не выдержала, ударила ладонями по столу и возмущённо вопросила у вселенной:

– Да как это ксо вообще работает?!

И тут же вселенная ей ответила устами учительницы.

Грозно. Строго. Недодобрительно.

– Кумио Ками! Не выражаться! Иначе закроешь дверь снаружи!

Глава 61. Ты не поймёшь

Меня поймали на большой перемене. Химура Ю, моя начальница из дисциплинарного комитета, и Мито Агава, непосредственный полевой командир из банды Кирин.

Если честно, я даже не ожидал подвоха, когда увидел этих двоих, идущих мне навстречу. Это же коридор! Тут часто люди ходят по своим делам.

Я даже как-то растерялся, когда эта парочка подхватила меня под белы рученьки, да потащила в закуток заброшенного кабинета ИЗО.

Я решил не сопротивляться и просто позволил девочкам препроводить меня, куда им вздумается. Благо, это было недалеко. Всего четверть минуты, и вот я уже сижу на стульчике под внимательными взорами псевдоботанки и байкерши-пацанки.

– Это из-за того, что я пришла в школу пьяной? – поинтересовался я, когда понял, что молчание затянулось.

Представительница дисциплинарного лишь презрительно фыркнула.

– Не из-за этого. Хотя тебе, вообще-то, следовало бы держаться поскромней и на данную тему у нас с тобой ещё будет разговор, – очкастая подалась ко мне. – Что у тебя за дела с Нене Йоко?

– С журналюшкой? – удивлённо похлопал я глазами. – У нас с ней статья запланирована, а что?

Мито-сан презрительно фыркнула.

– Ты думаешь мы руку на пульсе не держим? Ты же не любишь эту братию. С чего вдруг мнение изменила?

Я задумчиво посмотрел сначала на псевдоботанку, затем на байкершу.

– А что? Императрица Пимико вам ничего не сказала?

Короткостриженная босодзоку небрежно тряхнула чёлкой.

– Только, что ты заимела какой-то очень рискованный план по заработку бабла.

Я улыбнулся.

– Ну вот! Вы же умеете складывать два и два!

Очкастая хмыкнула.

– Сложили.

Снова молчание.

– И-и-и? – не выдержал я.

– И-и-и нам это не нравится.

Я презрительно фыркнул и взмахнул руками.

– А потом удивляетесь, чего парни шутят про женскую логику! Как вам может не нравиться тот факт, что я скоро принесу денег? Сеструха Агава, у твоей подопечной же сейчас железный конь издох! Не ты ли первая заинтересована в заработке?

Байкерша устало закатила глаза. А вот псевдоботанка решила пояснить:

– Нам не нравится не приток бабла, а что в нём задействованы люди не из структуры. Это крайне опасно. Весь поток может оказаться на стороне.

Я понимающе кивнул.

– Вот как? Хотите всё проконтролировать? – мне не ответили, даже не кивнули. – Будем считать, что это значит “да”. Я согласна! Но при одном условии!

У Химуры очки от возмущения чуть не потрескались. Мито-сан просто закатила глаза.

– Ты ещё будешь условия ставить? – вопросила представительница дисциплинарного комитета.

Я решительно кивнул и скрестил руки на груди.

– Буду. Я затем и взяла людей “со стороны”, что для того, чтобы этот план сработал, мне требуется полный контроль над происходящим.

Мито-сан усмехнулась.

– Последняя твоя затея закончилась тем, что ты встряла на большие бабки.

– Последняя моя затея ещё не закончилась, сеструха Агава, – с нажимом ответил я, глядя девушке прямо в глаза. – Это твои девчата все срулили кто куда, оставив меня разгребаться одну.

Химура обернулась в сторону байкерши.

– Это правда?

Та нехотя поморщилась и сделала рукой неопределённый жест, который можно было расшифровать, как “типа того”.

Очкастая усмехнулась.

– Не в бровь, а в глаз! – она вновь посмотрела мне в глаза. – Ладно. Но только на время операции. И ты должна заранее рассказать свой план.

Я не стал торопиться с ответом. Достал пачку сигарет, чиркнул зажигалкой. Немного посмолил, а затем скользнул пальцем по нижней губе.

– Ты не поймёшь.

Химура оскалилась.

– Не беси меня, Юки. Что значит “я не пойму”?

– Ты недостаточно безумна. Я не уверена, что даже Пимико хватит безумия, чтобы начать мыслить теми категориями, которыми мыслю я.

Очкастая скользнула указательным и большим пальцем под очки, чтобы протереть уголки глаз.

– Поверить не могу, что говорю это… но… ксо с тобой. Я дам тебе небольшой кредит доверия. Но если ты его не оправдаешь, я обрушу на тебя всю мощь дисциплинарного комитета. Поверь мне, этого хватит, чтобы стереть тебя в порошок.

– Верю, – пожал я плечами. – А теперь поцелуйтесь.

Очки-таки соскользнули с носа Химуры, а вот Мито-сан не выдержала и хрюкнула в кулак.

– Щито?!

– Поцелуйтесь, – терпеливо повторил я. – Это когда люди касаются губ друг друга губами и языками…

– Я знаю, что такое поцелуй, – отмахнулась девушка, после чего подняла с пола очки и принялась старательно протирать их стёкла. – Я не понимаю, зачем тебе это.

Я улыбнулся, пожал плечами и снова потёр губы подушечкой пальца руки, в которой держал зажённую сигарету.

– Я же говорила: ты не поймёшь.

В следующую секунду Химуру схватила за плечо Мито-сан, развернула к себе и решительно накрыла губы губами.

Я не выдержал.

Я рассмеялся.

Громким самовлюблённым злодейским смехом.

Глава 62. В аниме должны быть горячие источники с фансервисом!

Выражение крайней степени охреневания, не сходившее с лица миловидной мико всю дорогу, было бесподобно. Конечно Хино уже успела со мной познакомиться и понимала, что человек я – весьма своеобразный. Но девчуля завсегда видела меня в шмотках послушницы храмовой, когда я честно исполнял служебные обязанности и метёлкой гонял потенциальных осквернителей святынь, а не бухал саке, закинув ноги на спинку сидения авто.

А уж когда мы добрались до места и я изложил суть своего плана…

– Ты хочешь, чтобы мы что?! – темноволосая милая японочка аж подвисла на добрых три секунды, прежде чем движок отдуплился, как переварить настолько сложную реакцию.

Наконец, система справилась и выдала огромные глаза, каждый диаметром с половину головы, капельку у виска, дутые щёчки и пар из ушей разом.

Я беспечно улыбнулся и развёл руками.

– Я хочу, чтобы вы меня соблазняли изо всех сил, максимально необычно, с придумкой, чтобы у меня кровь от этого начала бить фонтаном из носу.

Химура, моя куратор из дисциплинарного комитета, старательно разминала виски.

– Я понятия не имею, что меня больше беспокоит: мысль о том, как ты начала думать, чтобы до такой дури додуматься, или понимание того, что данная идея, действительно, лучшее, что у нас имеется?

Мито и Нене тем временем выдавали замечательное попурри из хихиканья, хрюканья и ржача. Вот уж кто-кто, а они чувствовали себя замечательно. Хотя, надо сказать, румянец на щёчках у обеих наблюдался.

Мико тем временем сумела выдавить из себя нечто связное.

– Я… я не хочу тебя соблазнять, Юки-тяма!

Я весело подмигнул и протянул ей початую бутылку саке.

– Не вопрос. Давай, ужрись в зюзину, и соблазнять мы будем тебя.

– Что-а?! – бедняжка снова подвесила систему визуализации эмоций.

Но тут ей на помощь пришла Нене, пожалевшая невинную Хино-тян.

– Ладно тебе, Юк, хватит уже стебать несчастную мико. Она же нам нужна именно для того, чтобы отогнать нечисть, если что-то пойдёт не так.

Я посмотрел на журналистку, как на предательницу.

– Тебе обязательно было всё портить?

Та виновато развела руками. Но в беседу вмешалась сеструха Мито, от души вмазавшая кулаком в ладонь.

– А мы что, не можем демонам дать просто по хлебалу? Как они тут вообще работают?

Я пожал плечами.

– Я вот хз. Встречалась только с таксом Акумой. Зверьё то ещё. Даже взрыв мотоцикла не убил его, пришлось магическим артефактом пырять.

Я устремил вопросительный взгляд на мико.

Та тяжело вздохнула.

– Если честно, я тоже понятия не имею, с чем мы можем столкнуться. Возможно будет демон, которого можно побить. Возможно – проклятье, которое я имею представление, как снять. А возможно не произойдёт вообще ничего плохого. Я правда ни разу не видела магию в действии, хотя и учила все ритуалы: но их просто не к чему было применять.

Я уверенно хлопнул бутылкой по столу и принялся стягивать с себя одежду.

– Ладно, девочки, слушайте, что я успела понять из местных механик. Вы можете просто ходить вокруг меня в соблазнительном и притягательным “ничего” и тогда у меня будет стабильно капать носокровь, но поверьте, мы замонаемся ей красить книгу, – я беспечно стянул лифак и запихнул его в шкафчик. – Нам нужны реально мощные потоки. Если я буду вас лапать, соблазнение будет применяться на вас, а не на меня. Шансы, конечно, у такого дела неплохие, но эффективность применения одной меня на кучу вас по понятным причинам ниже, чем эффективность применения множества вас на одну меня. Про перки мои бисексуальные не забывайте. Плюс, будет лучше, если основную сумму отходняков поймаю я, а не вы.

– Отходняки? – переспросила Хино. – Ты про любовные страдания?

– Про них самых, – подтвердил я.

Я уже зацепился пальцами за края панцу, но вдруг услышал всхлипывания. Будучи человеком живым, а не электронным болванчиком, я обернулся в сторону странных звуков. В моём взгляде читались разом удивление и обеспокоенность.

И узрел я мико с глазами на мокром месте.

Разумеется, я поспешил схватить девочку за плечи и участливо спросить:

– Хино? Хино-тяма? Что такое? Что-то случилось? – я злобно зыркнул в сторону остальных участниц торжества. – Так, паскуды, признавайтесь, кто обидел малышку?

Обиженная малышка решительно замотала головой.

– Нет! Никто меня не обидел! Хнык! Юки! Просто… просто… ты такая хорошая!

Я уже привычно утёр предплечьем кровяку и шмыгнул носом.

– Я знаю, Хино. Ради вас, девочки, ради светлого будущего я готова понести все тяготы и лишения. Тритесь о меня своими обнажёнными телами! Ради мира во всём мире!

– Всё шуткуешь, – сквозь слёзы улыбнулась мико. – Да, ты такая, Юки. Не бойся, тебе не придётся страдать в одиночестве. И отходняков у тебя не будет.

Наивное дитя обернулось в сторону молчаливо взирающих на весь этот цирк девах и заговорило с праведным огнём в голосе.

– Давайте, когда всё закончится, вместе съездим в лав-отель? Не дадим Юки завтра мучиться от штрафов?

Химура закатила глаза.

– О, святая простота!

Нене ничего не ответила. Лишь хрюкнула в ладошку.

А вот сеструха Мито весело рассмеялась. Она подошла к нам и уверенно обняла обеих одной рукой.

– Это настолько бредово! Я – “за”! Мне нужны будут завтра эти бонусы.

Она обернулась в сторону оставшихся двоих.

– Ну а вы? Присоединитесь к нашей богоугодной оргии? Химура? Ты обещала подчиниться любому приказу. Знаю, что приказа прямого не было, но у договора есть не только буква, но и дух.

– Ёкаи с вами, извращуги доморощенные, – махнула рукой мой куратор. – Я в деле.

Теперь все взгляды были устремлены в сторону Нене.

Та не растерялась. Упёрла руку в бок, посмотрела на нас ехидно, и ответила:

– У нас было две босодзоку, пять пар панцу, одна непорочная мико, одна представительница дисциплинарного комитета, два ящика тяжёлого алкоголя всех сортов и расцветок, а также горячие источники, большие буфера, четыре сотни просмотренных тайтлов хентая и книга чёрной магии. Не то, чтобы это был необходимый запас для открытия игрового секрета, но если начал творить дурь, то становится трудно остановиться. Единственное, что вызывало у нас опасение – это Юки. Ничто не бывает настолько ударенным на голову, безответственным и порочным, как коренастая большегрудая рыжая стервоза. Я знала, что рано или поздно она перейдёт любую грань.

Я полагаю, это значило “да”.

Глава 63. Niger Libro

Я ржал.

Много. Очень много ржал.

Мы все ржали.

Разом и от смущения, и от того, насколько нелепыми выходили попытки соблазнения. Ну вот, стоит Нене настроиться, склониться ко мне с правильным выражением лица, придерживая бюст, чтобы выглядел он пособлазнительней, как ей прилетает со стороны Мито пинок.

И все ржут.

Мы плескались, дрались полотенцами, стреляли друг в друга из водяных пистолетиков, а попытка поесть суши с тела мико закончилась взаимным метанием съестного боезапаса.

Но не могу сказать, что это вышло неэффективно. По итогу нам удалось набрать всё же тазик кровяки, куда мы и окунули книгу.

И, да… оно сработало!

На каждой из страниц можно было найти схему, формулу, заклинание или просто описание того или иного явления.

Да, именно так. Никакой вам возможности кастануть огонь с руки, просто удерживая книгу под мышкой. Впрочем, вот тут я был не удивлён: япошки любят всевозможный сбор ресурсов и ритуалы в своих компьютерных играх. С чего бы этой игруле отойти от схемы? Потрудись немного, нетерпеливый гайдзин, и получишь какой-нибудь занятный эффект. А то совсем своими западными игрулями разбаловался!

Химуру, правда, это всё расстроило.

– Тут никакой инструкции…

Сеструха Мито посмотрела на подругу, как на умалишённую.

– Да тут на каждой странице – инструкции!

– Да я не об этом! – возмутилась псевдозаучка. – Это инструкции к конкретным заклинаниям! Но что они делают?! Какой будет эффект? Насколько это безопасно?

Я уверенно ткнул в схему, описывающую гадание на человеческих внутренностях.

– Вот это, я полагаю, совсем не безопасно. Хвала святой цензуре, что вы не увидите всех неаппетитных подробностей! Мать моя милфа, местная магия – это просто жесть какая-то!

Хино осторожно выглянула у меня из-за плечика, за которым она пряталась от страшной злобной экстремистской литературы.

– От этой штуки добра не ждите. Давайте её уничтожим? Я знаю один ритуал: тут неподалёку я видела священное дерево...

Я уверенно поднял руку в останавливающем жесте.

– Не торопись! Уничтожить мы всегда успеем. Я уверена, что мы можем поставить эту штуковину на службу добра, няшности и довольных лоляш.

– Каким образом?! – испуганно спросила мико. – Там три страницы назад был ритуал с изнасилованием девственницы!

Журналисточка весело хихикнула.

– Ну, как минимум мы можем спасти тебя от девственности, Хино-тяма.

– Очень смешно, – не оценила юная жрица.

Я поморщился.

– Да ладно вам! Мы же смогли открыть книгу, не принося никого в жертву, верно?! Значит и тут разберёмся!

Химура хмыкнула.

– Судя по тому, что я видела, там абсолютно каждое заклинание с подвохом. Это тёмная магия. Вот вообще без обиняков. И пугает эта штука даже меня, а ведь я понимаю, что мы в игре. Но одно дело – хулиганствовать по улицам, а другое – то, что тут описано.

Я уверенно вздёрнул подбородочек.

– Рыжая капризная Юки вас когда-нибудь подводила?

Мито хмыкнула.

– Рыжая капризная Юки раздолбала мотоцикл одной из моих подчинённых… но, в целом, пожалуй, ты права. Но каким образом ты собираешься решать эту проблему, капитан?

– Нам нужен кто-то, кто ответит на все вопросы.

Химура хмыкнула.

– Ну, это мы и без тебя знали, Склодовская-Кюри. Брать-то нам такое чудо откуда?

– Да прямо из книги и возьмём! – беспечно ответил я, перелистывая страницу.

– Демона призвать?! – не выдержала куратор. – Что-то мне подсказывает, что появится нечто настолько мощное, что его даже императрица Химико в бою не одолела бы! И это мощное у нас же эту книгу и отожмёт! Ну и начнётся какой-нибудь ивент с нашествием демонюг! Я, конечно, верю, что опытные мико могут ему противостоять, но, по-моему, шансов у нас мало.

Хино кивнула.

– Угусь. Мико должны быть девственными. Конечно, в храм берут всех, но настоящая магия будет только у непорочных мико. А таких мало: игра очень толкает на свиданки и лав-отели.

Сеструха Мито не удержалась от шпильки:

– Да ты сама явно не против лав-отеля.

– Это не считается! – уверенно вздёрнула носик послушница. – Девочка с девочкой – не порок! Проникновения-то нет.

Я поспешил поддакнуть.

– Это же японцы. Им запретили играть на деньги, так они начинают играть на шарики для патинко. Запретили показывать мужское достоинство в хентае – перешли на тентакли. Всё, что не нарушает чётко сформулированный запрет напрямую – можно. А невинность теряется только с мужчиной и только при традиционном акте.

Химура закатила глаза.

– Лады. Но это мы отвлеклись. Что насчёт основной претензии?

– А ничего. Мы призовём того, кто книгу у нас не отожмёт!

– Это кого? Дай угадаю? Суккуба?

Я решительно покачал головой.

– Нет, не суккуба. Я почитала описание ритуала: он сложный. Явно демоница мощная. А если не мощная, то коварная и с парой критических подвохов.

– Удивительно, – недоверчиво хмыкнула Химура. – Я от тебя не ожидала. А кого тогда?

– Пиксятину.

Та икнула.

– Фейри?! Ты хочешь призвать фейри?!

Я кивнул.

– Ритуал выглядит очень простым. Значит, должно быть что-то лоулевельное. Плюс, тут пикси находится в одной книге с суккубами, а игра – японская. Скорей всего нам не стоит ожидать полноценной фейской хитрости. Это сломало бы то, что здесь называется балансом.

Девочки несколько секунд молчали. Но затем Хино, всё-таки, решилась спросить.

– А если ты ошиблась?

– Ну… тогда нам всем кранты.

Глава 64. Рыжих стервозин много не бывает!

Ритуал оказался просто нереально простым! Достаточно было начертать кровякой пентаграмму да разместить правильные символы в нужных ячейках. Причём схема позволяла наносить их в любом порядке, стирать неудачное и перерисовывать. В итоге оставалось только прочитать заклинание на латыни.

Получилось только с пятого раза. Сначала моя латынь была слишком правильная – благо, она шла по принципу “как слышится, так и пишется”, – но оказалось, что игре нужна не латынь, а ратину. Разница между латынью и ратину, как между инглишем и ингришем: то есть, надо делать всё то же самое, но с японским акцентом. Все “л” заменить на “р”, никаких закрытых слогов, использовать только то, что можно воспроизвести иероглифическим письмом.

Ну и, как результат, кровяка засветилась ярким красным цветом.

Самые отбитые и лишённые инстинкта самосохранения – Мито, Нене и Я – подались к сияющему магическому кругу и принялись смотреть во все глаза, как из ниоткуда медленно поднимается пикси.

Короткостриженная, с непослушными густыми рыжими волосами. Кожа эбеновая. Крылышки – кожистые, как у летучей мыши. Стопы – больше похожи не на человеческие ноги, а на лапки, которыми удобно хвататься за любую поверхность. Размер – с куколку Барби, примерно. Фигура – моё почтение! Увеличьте пиксятину до нормального человека и ещё не факт, что мой бюст окажется больше!

Едва только сияние погасло, как я тотчас же схватил призванное создание и решительно прижал его к своей внушительной груди.

– Имя, сестра! Назови мне своё имя!

– И-и-и-ить! – испуганно пискнула малявка. – У пикси неть имени! Хозяюська должня нязвать пикси!

Химура кивнула.

– Понятно. У меня с кошкой было так же: это теперь твой питомец.

Я не повёлся. Вместо этого отнял малышку от груди и строго посмотрел ей в глаза.

– Назови мне своё истинное имя, демон, иначе я никогда больше не допущу тебя до моих сочных дынек!

Пиксятина тут же покраснела.

– Низзя задавать исчадию адя такие вопросы! Этя жи неприлична!

Нене и Химура обе аж подавились. Чем-то. Я не следил за тем, что употребляют мои спутницы.

– Ты смотри-ка! – восхищённо протянула сеструха Мито.

– Истинное имя?! – возмутилась Химура. – Серьёзно?!

Я наставительно поднял палец.

– Вот, что оппай животворящий делает! Ну… стесняешься при всех, давай тогда мне, на ушко.

Я спокойно посадил фамильяра на плечо и склонил голову.

Рыжеволосая малявка тотчас же на четвереньках, явно подражая моторике крысы, подползла прямо к уху и вцепилась передними лапками в его мочку.

Ощущения выходили забавными. Думаю, подразумевалось, что мелочь царапается. Но мне было скорей щекотно.

– Этя микя, – начала шептать пока-ещё-безымянная пиксятина. – Ей велели похитить книжицу. Пикси не доверяеть ей, госпозя.

Я решительно тряхнул огненной шевелюрой.

– Не вопрос! Расстреляем, как расхитительницу социалистической собственности! Но я тебя не об этом спрашивала, контра ты меньшевистская! Отвечай, паскуда, хочешь ли ты моих мягких французских булочек и ещё чаю?!

– Пикси хотить! – стушевалось существо. – Но низзя жи…

– Можно! – я решительно вскочил на ноги, но тут же рухнул на сеструху Мито, не рассчитав, что аги моё упало уже аж до единицы. – Мне всё можно! Мне никто не указ!

– Кья-я-я-я!!! – испуганно заверещала пикси, которая, позабыв про то, что у неё есть крылья, болталась на мочке моего уха тяжёлой серёжкой. – Пикси титясь упадёть! Пикси не хотить падать! Пикси хотить лежать на мягком!

– Абсурд, – устало выдала Химура сквозь фейспалм.

– Сенсация! – радостно хлопала в ладоши Нене.

– Антигравитация! – поддержала их Мито, тотчас же обнимая меня сзади.

– Овации? – не поняла Хино.

– Нам пора прерваться на! – весело заключил я. – Итак, отвечай мне, тварь богомерзкая! Как тебя зовут?! Иначе я тебя отдам мико на изгнание, а затем призову пикси другую, более сговорчивую.

– Придатильствё! – испуганно и возмущённо пищала малявка. – Как мёжнё достойной тёмной колдуняше связываться со светлыми лицемерями?!

– Мне мёжнё усё! – снова махнул я рукой.

– Неть!

– Да!

– Неть!

– Три!

– Неть!

– Два!

– Остянявитясь! Ничесна!

– Один!

– Всё! Сдяюсь! Скажю! Скажю! Тока ни атдавай миня мике! Они же извращенки все!

Хино аж щёчки надула от возмущения.

– Не извращенки мы! Мы – девственницы непорочные!

– Воть иминна! Изврать! Изврать! Как мёжнё оставаться девствинниций, когда вокруг столька красавчикав?!

Я злобно шикнул на послушницу, а затем рыкнул и на малявку.

– Не тяни Россею за пенсионную реформу! Если следующим твоим словом будет не твоё имя, то я клянусь честнейшими речами Питера Мулинье, что изгоню тебя обратно в ад!

Пикси замолчала.

Она вновь аккуратно подобралась к моему ушку и тихо-тихо шепнула одно слово.

– Громче, дочь ты вишнёвого мороженного!

Она снова шепнула.

– Фигня, я тебя не слышу!

И опять.

– Не слышу!

И пикси сказала громче.

На пару секунд я обомлел.

А затем не выдержал и рассмеялся. Громко, громко, очень громко рассмеялся.

Потому что пикси звали Виргинией.

Именно так, через “г”, на случай, если через “дж” будет чересчур сложной пасхалкой.

Глава 65. Среди нас импостер!

Пикси испуганно вздрогнула и посмотрела на меня большими-большими преданными-преданными печальными-печальными глазюками.

– Пикси ни будить этава делать!

– Будет! – строго сказал я. – Иначе я всем назову твоё истинное имя!

– Ни нядя! Пикси же умрёть от стыдя!

– Тогда бегом исполнять!

– Бегомь? – не поняла пикси.

– Летком! – поправился я. – В смысле, лети и не задавай вопросов.

Я часто захлопал в ладоши.

– Хоп-хоп-хоп! Хлоп-хлоп-хлоп!

И пикси послушно полетела на поиски засады мико, которых могла притащить за собой Хино. Понятное дело я, не будь дурак, отдал приказ так, чтобы его не слышали третьи лица.

А то, мало ли?

В общем, выгнав пиксятину проверять округу, я выпрямился, упёр руки в боки и окинул окружающих внимательным взглядом.

– Ну что, девочки? Сыграем в амонгас?

– Во что? – не поняла Хино.

– В Мафию, – пояснила ей Химура. – Among Us, это такая древняя мобильная версия этой самой Мафии.

– Никогда не слышала о такой мобильной Мафии, – призналась Нене. – Мы что? Будем сейчас, сидя в игре играть в другую игру на мобильных?

Сеструха Мито хмыкнула.

– Думаю, Юки имеет в виду, что среди нас закрылся предатель. Я права, Юк?

Я кивнул.

– А-а-а-агась.

– Ты знаешь, кто это? – нахмурилась Химура.

– Пикси назвала мне имя, но это же порождение тьмы! Она вполне могла и наврать. Просто, чтобы рассорить нас. Но было бы глупо не внять предупреждению.

Нене задумчиво посмотрела в сторону окошка, куда упорхнула Виргиния.

– А отослала ты её зачем? Чтобы не нашёптывала и не мешала вести расследование?

– Ка-ка-а-а-ая ты у-у-у-умная, – я подошёл к журналистке и мягко провёл ладонью ей по волосам. – Кстати, в тебе я уверена, что ты не импостер.

– Это ещё почему? – поинтересовалась Химура.

– Я изучала механики этой игры. И заметила, что она активно использует логи фактических действий. Она безошибочно определяет ложь о прошедших событиях, но не способна распознать ложь о намерениях. Несмотря на то, что это считывается в рамках демонстрации эмоций, оно явно не заносится в логи для последующей обработки.

– А это тут причём?

– При том, что механика демонической информированности скорей всего строится на том же функционале, – поднял я палец. – То есть, пиксятина могла получить реальные данные о предательстве только в том случае, если это было хоть как-то обозначено делом или произнесённым вслух словом. То есть, если оно осело в логах.

Я упёр руки в боки и осклабился.

– С момента, когда я огласила суть плана, Нене ни разу не касалась мобилы. Мы разделись и ушли купаться. Мобильного с собой не было. Она всё время оставалась с нами в бассейне и позвонить или написать никому не могла. По крайней мере средствами, которые могли бы отслеживаться игрой.

Химура кивнула.

– Понятно. Мы с Мито тоже узнали о плане вот только-только, а затем тоже разделись и всё время были на источниках. Мы не могли никуда позвонить…

Я рассмеялся.

– Вы могли договориться о том, чтобы меня кинуть, ещё до того, как выяснили детали. Плюс, Химура, ты была в оффлайне.

– Мне нужно было отойти в… по нужде, – смутилась та.

– Ну или ты перелогинилась на запасного персонажа, – подмигнул я. – Мне-то откуда знать?

У собеседницы аж дар речи пропал от подобного обвинения. Ей на помощь пришла Мито.

– Нам-то оно зачем? Ты же в нашей банде. Мы итак получим деньги, которые ты заработаешь, разве нет?

Я с улыбочкой потёр подбородочек.

– Хороший аргумент, сеструха… для кого-то, кто, как и ты, не заинтересован в гонке за высокими должностями. Я снимаю с тебя подозрения. Но вот Химура… она вполне могла опасаться того, что кто-то займёт её место в бандитской иерархии. Настоящая тёмная колдунья: мощный конкурент.

Куратор наконец нашлась, что ответить.

– Ты забыла, что я этой книги боюсь? Я понятия не имею, как ей пользоваться. Мне она бесполезна.

– Ты умная девочка, можешь разобраться, – я в три шага оказался рядом с Химурой и погладил по голове уже её. – А даже если и нет… зато устранишь конкурентку. Никто не посягнёт на твоё место.

– И денег мне тоже не принесёт, – девушка сбросила мою руку со своей головы. – Мне нужны доходы. Я за счёт них и держусь в иерархии. А твои эксперименты потенциально принесут мне доход. Даже если это будет на короткой дистанции между этим открытием и последующим твоим возвышением.

Я кивнул.

– Врёшь правдоподобно, – я пригрозил начальнице пальчиком. – Но я буду держать тебя на карандаше.

– Не надо, – тихонько пискнула откуда-то из-за спины Хино. – Предатель – это я.

Я закатил глаза и тяжело вздохнул, а затем обернулся через плечо.

– Ты не предатель, ты чёртов руинер. Игра длится дай бог, чтобы пару минут, а ты уже слила себя на первом же голосовании! Не могла подыграть, бака?!

Не успел я договорить свою изобличающую речь, как Хино уже легла мордой в пол. С рукой, заведённой за спину, и с босой ножкой Мито промеж лопаток.

Мико даже не пищала испуганно и обиженно, как это сделал бы на её месте любой нормальный человек, случись с ним подобное в реальности. Да даже в игре люди часто испытывают дискомфорт, когда у них столь грубо отнимают управление аватарой.

Химура также поднялась на ноги. Секундой позже я ощутил прикосновение к плечу.

– Пикси назвала тебе имя Хино?

Я кивнул.

– Не врала, значит, адская тварь… ты раскрывала ей заранее, чем тут будешь заниматься? В конце концов, она, вроде бы, в оффлайн не уходила и тоже не имела возможности никому позвонить.

Я покачал головой.

– Нет. Думаю, она заранее знала о книге. Наводку на домик учительницы я получила от храмовых мико.

Химура недовольно мотнула головой.

– Бред какой-то..

Я кивнул.

– У-у-угу… ну, давай попытаемся понять, что к чему?

Глава 66. Маскарад

Химура опустилась на корточки перед пленной Хино.

– Я не вижу логики в твоих поступках.

– Я… когда я на всё это соглашалась, я не думала, что Юки… хорошая. Сейчас я понимаю, что в её руках книге будет лучше. Сначала я всё ещё сомневалась, но когда она призвала пикси и управилась с ней...

Я хихикнул, прикрыв рот кончиками пальцев.

– Ути бозетьки! Какая милота! Но, знаешь, вот это была самая очевидная часть всей этой котовасии. Классическое “сблизилась, поняла, раскаялась”. Но расскажи нам, во имя жировых складок святого Габена, мир его праху. в чём логика сначала посылать меня красть книжку, а затем красть её уже у меня? Разве тут нет лишнего звена?

Хино покачала головой.

– Это единственный способ обмануть систему.

Химура изогнула бровь.

– Обмануть систему? Вот с этого места я попрошу поподробней.

– Дело в том, что… место появления книги не определено. Оно выбирается в зависимости от ряда условий. Если пройти цепочку заданий на тёмного мага, ты найдёшь книгу в заданном месте со стопроцентной вероятностью. Но если ты мико… книга будет от тебя прятаться.

Я мотнул головой.

– Неубедительно! Я ведь тоже мико! Мы с тобой один храм мели, Хино!

– Но ты не начала цепочку заданий мико! И ты понятия не имела про книгу! С точки зрения системы ты в первую очередь хулиганка и стритрейсерша! Помнишь, я тебя распрашивала о том, как часто ты уроки прогуливаешь?

Я изогнул бровь.

– Ты пыталась замерить мою тёмную карму? Книга появляется в зависимости от кармы с каким-то шансом? Цепочка заданий мико карму растит, а цепочка заданий тёмных магуев её роняет? Могла бы сразу так сказать, а не усложнять всё путанными объяснениями.

Химура устало выдохнула.

– Хино и сама не понимает системы. Говорит в меру своего разумения. Схему разгадал кто-то другой. Значит, ваша светлая карма пугает книгу. Но мы ничего не наблюдаем подобного сейчас, верно?

– Книга дропнулась и теперь лишена защиты от кармы! – догадался я. – Значит, у вас дальше было два сценария: либо я нахожу книгу и сама приношу её в храм, либо вы по косвенным признакам выясняете, у кого она, и заявляетесь отбивать её с боем, пользуясь тем, что у вас каждая третья имеет специфические навыки, полезные именно против тёмномагов?

Хино тихонько угукнула.

– Ну… примерно так, да. Я всей истории не знаю. Мне было приказано обработать тебя, Юки, а затем подпихнуть тебе информацию о точке, где у книги самые большие шансы появиться.

– И я оказалась настолько испорченной девкой, что книга дропнулась мне с первой попытки… а я думала, что для мико карма других игроков – это параметр открытый, а не скрытый.

– Ну… вообще-то, да. Но это только для мико высокого ранга. Но она не появляется в игре в выходные.

Я хохотнул.

– Я так понимаю, по косвенным признакам и по факту появления у меня книги вы решили, что вот меня книженция скорраптит “на раз”? Лучше уж держать меня от неё подальше?

Химура вздохнула.

– Подумать только? А я-то в своё время удивлялась тому, насколько развита преступная жизнь в этой игре. Она ведь была такой скрытой. Но оказалось, что есть штуки ещё более неочевидные. Тут целые бои магические разворачиваются! Надеюсь никакой цепочки заданий с уничтожением мира не будет?

Тут вмешалась Нене.

– Надеюсь, что будет! – восторженно выкрикнула она. – Это же какой эксклюзивчик! Мой бложек прославится! Настоящие демоны! Судя по всему, очень мощные! Почему не может случиться конца света?!

– Ага, – поддакнул я. – Демоны Старшей Школы, чтоб их! Надейся дальше, Нен! Не будет такого. Оно не соответствует духу игры. Люди сюда приходят айдолами становиться и на свиданки виртуальные ходить, а не в глобальных баталиях участвовать. Ни один нормальный разраб или издатель не допустит резкого изменения жанра игры: это отпугнуло бы основную целевую аудиторию.

– А что насчёт преступных войн? А что насчёт магии? – не согласилась Химура.

– Для тех, кто не участвует в войнах, оно не выходит дальше вполне ожидаемой школьной травли, – парировал я. – То есть, вполне в рамках заявленного жанра. Кто хочет воевать – воюет. Это увеличение возможностей, добавляются новые, а не обрубаются старые. Плюс, игра очень любит, когда люди разгадывают секреты. Нет. Апокалипсиса не будет. Демоны останутся до самого конца соблюдать маскарад. Не удивлюсь, если вся магия тут работает тем менее эффективно, чем больше у неё свидетелей.

– Откуда ты знаешь? – удивилась Хино. – Так и есть! Слабые Мико почти не могут никому доказать, что магия есть! Уже один случайный свидетель ослабляет в ноль то немногое, что хоть как-то отличимо со стороны! Ослабления не случается, если этот свидетель уже знает про магию и видел её своими глазами. Как, например, все вы видели книгу, на страницах которой проступают магические формулы.

– Катализатор, – кивнул я. – Систему учитывает только фактологию. Войны магов будут до самого конца секретными. И вот почему ничего не выходит у оккультистов! Они не являются “посвящёнными”, да ещё и собираются большими группами, не имея реального катализатора! Даже настоящий магический ритуал в их руках превращается в тыкву!

Я прикрыл рот ладонью и заржал. Во мне разом бурлили гордость за мой высочайший интеллект и осознание, что Пимико сделала выводы о магии на основании ложных предпосылок!

Ай да японцы! Это же надо было так додуматься?! Гениально! Просто гениально!

Хотя, наверное, мне оно кажется гениальным просто потому, что игру нам, тупым гайдзинам, уже предоставили доработанной, в финальной версии. Узкоглазые наверняка просто получили инфу о магуйстве в рекламных материалах с каким-нибудь дополнением.

Тем временем Химура пожала плечами.

– Ну… всё хорошо, что хорошо кончается. Всё равно книгу у нас до понедельника никто не сворует: их главная магичка не играет по выходным.

– Э-э-э… не совсем, – виновато пискнула Хино.

– Что значит “не совсем”?! – настороженно подобралась куратор.

Однако ответ на вопрос дала не она, а неожиданно вернувшаяся Виргиния.

– Мики! Мики! Мнёга-мнёга-мнёга миков! – пищала пиксятина. – Они фсе здеся!

Глава 67. Ковен святого саке

Я поспешно подпрыгнул к книге и прижал её к груди.

– Много – это сколько? Чем вооружены? Какие транспортные средства? – тотчас же выпалил я ряд вопросов.

Виргиния поспешно плюхнулась мне на бюст, а затем поспешила укрыться в пространстве меж двумя грудями и книгой.

– Пикси ни знаить! Пикси былё стрящно! Мнёга!

Я закатил глаза.

– А-а-а-а-а! Во имя буферов Хитоми Танаки! Ты самая бесполезная фамильяресса из всех, кого я знаю!

Я нахмурился. В голове шли серьёзные и сложные мыслительные процессы.

– Химура, сеструха Мито, если я сейчас уйду в оффлайн, у меня могут отжать книгу?

– Сложно, но можно, – ответила байкерша. – Книга слишком большая и влезет как минимум в инвентарь второго порядка. А туда доступ есть даже если ты не в игре. Иначе это давало бы игрокам возможность злоупотребления механикой побега в оффлайн.

– Жесть, – злобно шикнул я. – Придётся сбегать с источников! Так, девочки, кто из вас трезвая?!

– Э-э-э…

– Ну-у-у…

– Типа…

– Мы тут все синие насквозь.

Я устало вздохнул.

– Ну, замечательно! Ковен святого саке! Никого даже на мотик не усадишь, чтобы она сбежала с книгой, пока алкаши держат оборону, – я перевёл взгляд на Хино. – Может ты можешь вразумить своих подружаек? Мне бы не хотелось драться, если есть шанс драки избежать.

– Могу попробовать, но я не уверена, что меня послушают.

– Ладно. Зачтём это, как план “жо”, – я кивнул Мито, чтобы она отпустила послушницу, а затем бодро хлопнул последнюю по попке. – Размышляй пока над аргументами, давай! А мы, все остальные, займёмся разработкой плана “па”.

Химура поморщилась.

– Чтобы разрабатывать адекватный план, надо иметь понимание того, что нас ждёт. Но твоя разведка слепошарая насквозь. Ну, по крайней мере, мы знаем, какие у нас ресурсы имеются: три боевика, один из которых – едва оперившийся новичок, и бесполезная журналюшка.

Нене обиделась.

– Не такая уж я и бесполезная! – надулась она. – Между прочим, я – развратница! У меня было много, очень и очень много парней, с которыми я делала сну-сну.

– И как нам это поможет? – не поняла сеструха Мито.

А вот я понял.

Я быстро плюхнул книгу на ближайший стол – испуганно пискнув, пиксятина вывалилась из пространстве меж грудей – и принялся листать в поисках нужного заклинания.

– Кровь развратницы! Кровь развратницы! Кровь развратницы! Точно! Вот оно! “Осквернение”!

– Что за осквернение? – навострила ушки Химура.

– “Зачарованная кровь развратницы, коснувшаяся кожи или же испитая мико, способна обмануть богов и заставить тех думать, что непорочная дева познала мужчину.”

– Значит… у нас есть средство, которое лишит мико их магии? – мгновенно поняла куратор. – Великолепно! Мы можем добывать кровь, никого не убивая, а средством доставки будут водяные пистолеты, которые тут даются в аренду!

– Угу, – хмыкнула Мито. – Ну, положим, мы отрубим их магию. И что с того? Их ритуалы всё равно годятся только для того, чтобы чёрное колдунство отменять. Ну вот запятнаем мы мико. И дальше что? Натравим на них твою пикси бесполезную?

Я вновь принялся листать книгу.

– Думаю, я что-нибудь, да придумаю. Хино… когда вы планировали напасть?

– Я должна была подать им знак, либо вовсе выйти с книгой к забору.

– А если ты не сможешь это сделать?

– Тогда в девять вечера: нам к десяти надо быть уже дома, иначе родители будут ругаться, а ещё, упадут репутация и карма.

– Уже восемь тридцать пять! – обеспокоенно выкрикнула Нене.

– Угумс, – поддакнула ей Химура. – А двадцать пять минут в игре пролетят намного быстрей, чем в реальной жизни. Считай, оно “вот-вот”.

– Мне не хватит времени, – прошипел я. – Хино! Без пяти выйди к своим. Попробуй их убедить. Если не получится, просто тяни время!

– Ты ей доверяешь? – задала полный скепсиса вопрос куратор.

– У нас нет выбора, – отрезал я. – Если мы выпустим Хино, возможно будет штурм. Если мы не выпустим Хино, сто процентов будет штурм. Думаю, ответ на вопрос, какое из двух зол смазливей, очевиден.

Химура закатила глаза.

– О, боже… если мы профукаем книжку, я никогда этого не прощу. Ни себе, ни кому-то из вас.

Я поморщился.

– Лучше не бухти, а добывай кровь из нашей развратницы. Время дорого, а ты тратишь его на причитания.

– Эм… Юки… у нас проблема, – вдруг услышал я смущённый голос сеструхи Мито.

Я поднял голову и устремил на ту раздражённый взгляд.

Что там у нас ещё?

Мито обнимала виновато улыбающуюся Нене.

– Понимаешь… какое дело… – пробормотала та. – Мы тут по запаре позабыли о главной проблеме всей этой истории… я хоть и развратница, но мне нравятся только парни.

Я устало уронил голову на книгу. Мокрые рыжие волосы разметались по страницам и столу.

Проклятье! Такой план запороли!

Но тут мои очи узрели ответ. Такой простой. Такой очевидный.

Он был прямо предо мной. В смысле, на страницах книги.

– Хино! Душа моя! Прежде чем ты уйдёшь уговаривать подружаек, я хочу, чтобы ты помогла нам в одном деле.

– Конечно, Юки, в каком?

– Ты сможешь напугать инкуба?

Глава 68. Инкуб-яойщик

– Поймала!

– Главное завалить, а там запинаем!

– Юки, можешь открывать глаза!

Я стянул с лица полотенце, которым на всякий случай прикрывал психику своей аватары от телес призванного демона. В конце концов, мне всё равно полагалось в ходе ритуала сидеть в центре круга, как девственнице, кровь которой была использована для призыва.

Демона мне быстро стало жалко. Не потому, что фигурой он не вышел или ещё что-то. В плане внешности он был типичным азиатским айдолом: длинным, тощим, но с рельефными мышцами. Разве что сквозь модельную стрижку рожки проглядывали.

Да нет, просто бедолагу девочки урабатывали с особой жестокостью! Мико с ходу начала душить его своим поясом, который, в теории, должен ещё и уменьшить силу магического очарования демона до приемлемых значений, а сеструха Мито и Химура старательно избивали несчастного.

Я бросил короткий взгляд на Нене. Та стояла с книгой в руках, да с любопытством взирая на творящийся беспредел.

Я поднял руку.

– Оставьте его!

Девочки послушно разошлись в стороны, а Хино слегка ослабила удавку, позволяя демону немного отдышаться.

Он тут же воспользовался моментом, чтобы продемонстрировать соответствующую анимацию восстановления после нехватки кислорода. Весьма беспомощное состояние, хочу заметить.

Я подошёл к демону, взял его за подбородок, заставил смотреть на себя и выдал мощное ахегао.

Пошлое выражение лица не заставило инкуба пролить и капли крови из носу. Вместо этого он скривился в отвращении.

– Ну надо же! У нас получилось! – я обернулся к Нене. – Он действительно яойщик!

Та подняла большой палец.

– А то! Ой, Юки, чувствую, у меня самый настоящий талант к тёмной магии! Демоняга выглядит буквально, как я заказывала!

Я кивнул.

– Великолепно!

Тем временем демон наконец отдышался и подал голос.

– Что тут происходит? Почему у меня на шее пояс девственницы?! Где призвавший меня господин?!

Я не глядя выдал демону пощёчину.

– Молчать! Отвечать! Каково твоё истинное имя?!

– Ты не мой призыватель, – злобно и строго ответил инкуб.

Нене не выдержала и хихикнула.

– Ой, поверь мне, тебе было бы лучше ответить! Юки не стоит лишний раз злить… ну во-о-от…

Я тотчас же покарал беднягу за непослушение: обхватил голову и вжал рожей в бюст Юки. Эти крики искреннего неподдельного страха надо было слышать. Хотя, нет, не надо. И уж тем более не надо думать, как именно были записаны сэмплы, при обработке которых ИИ смог получить такую симфонию ужаса.

– Я не отпущу тебя, пока ты не назовёшь нам своё имя!

– Ромул! Меня зовут Ромул!

Я отпустил демона и позволил ему немного прийти в себя. Бедняга получил пару сочувственных хлопков по голове, но строго после того, как я оправил скрывающее мою наготу полотенце.

– Отличное имечко, Ромул. Скажи, ты ведь хочешь обратно в Ад, Ромул? Хочешь обратно к своему Рэму?

В уголках глаз инкуба блестели слёзы.

– Хочу-у-у…

– Тогда сделай для нас пару вещей и мы тебя отпустим.

Демон грустно шмыгнул носом.

– Правда? – посмотрел он на меня с надеждой.

Я развёл руками.

– Эй, я тебя когда-нибудь обманывала?

Несчастный покачал головой. На удивление я не сомневался, что аргумент сработает: в логах на самом деле не было ни одного обмана с моей стороны по отношению к демону. А сервер с правдой и ложью работал очень топорно и прямолинейно.

– Чудненько! – я хлопнул в ладоши и подскочил к Нене. – Нам надо, чтобы ты соблазнил эту девочку. Как-то очень внушительно, мощно и внезапно, чтобы у неё кровь из носу аж потоком пошла! Мне нужно много-много-много крови развратницы!

– Вы сумасшедшие?! – в ужасе воскликнул демон. – Вы же знаете, что я – яойщик! Зачем вы меня призвали?! Почему нельзя было выбрать нормального инкуба?!

Я подмигнул и выставил пальцы пистолетиками в сторону Ромула.

– А-га! То есть, ты признаёшь, что это ненормально?!

– Ненормально?! Это?! – пленник аж поперхнулся на ровном месте. – Да тут нет вообще ничего нормального!!! Вы – больные отбросы! Где босс качалки?! Что за ужас здесь творится?!

Нене блаженно улыбнулась. У неё из носа двумя стабильными, хоть и не особо мощными струйками пошла кровь.

Я поспешил подставить под неё пиалу.

– Каеф, – блаженно улыбалась журналистка.

Несчастный демон вновь поперхнулся.

– Её что, это заводит?! – он аж задёргался. – Вы – больные отбросы! Я даже не знаю, как сказать, что вы – больные отбросы, чтобы передать, насколько вы больные, и насколько – отбросы!

– Ка-а-а-аеф!!!

– Выпустите меня!!! А-а-а-а-а!!! Кто-нибудь, помогите!!!

В следующую секунду с улицы в помещение заскочили сразу три мико. Одна из них была вооружена деревянной нагинатой, другая – луком, а третья – метёлкой. Все три тотчас же встали в боевую позицию.

– А ну немедленно прекратите эту бесчеловечную пытку и отпустите пленного… демона? – вооружённая метлой ораторша быстро потеряла запал, а огромная капля рядом с её головой ясно давала понять, какие именно чувства испытывает прибежавшая на этот вой спасительница.

Хино нервно икнула.

– А-а-а… девочки… всё не так, как кажется, я всё могу объяснить.

Я облегчённо закатил глаза.

– Ну в кои-то веки в самом дурацком положении оказалась не я.

А вот демон поспешил воспользоваться ситуацией и мгновенно взмолился.

– Я вознесу хвалу и принесу жертву любому богу, только, прошу, спасите меня от этих ненормальных!!!

Глава 69. Всему есть разумное объяснение… кроме всего, что тут происходит

Русоволосая девица с метёлкой устало потёрла уголки глаз.

– Кто-нибудь, заткните уже этого жалкого демона!

Хино послушно затянула удавку и тотчас же затрещала:

– Нет, правда, я всё могу объяснить! У всего есть разумное объяснение!

Я аккуратно отставил пиалу, частично заполненную кровью развратницы в сторону и взглядом показал Нене, чтобы она перелистнула страницы на инструкцию по созданию осквернённого антимагического зелья. Но журналистка была слишком увлечена картиной происходящего, чтобы заметить мои стара-а-ательные намёки.

– Чьи крики мы слышали? – строго спросила суровая брюнетка с нагинатой. – Неужели демона?

– Да, – поспешно закивала Хино. – Мы его запугивали.

– А как он тут оказался? – прищурилась жрица-воительница.

– Ну-у-у… мы его призвали, – виновато улыбнулась “наша” мико.

И тотчас же суровая дева с нагинатой картинным жестом коснулась лба и запрокинула голову назад.

– Призвать и запугать! Призвать и запугать! Неужто разумом пришлось заплатить… – она резко выбросила руку в сторону Нене. – ...за силу?!

Журналистка удивлённо моргнула.

– Э-э-э-э.. чего?

Я так и застыл с рукой, лежащей на книге: сложно было переворачивать странички “как бы невзначай”.

– Всё в порядке, – пояснил я. – Это Ринко. Она очень-очень любит ролеплеить.

Я поднял левую руку и помахал.

– Привет, Ринко! А мы тут чернокнижием балуемся!

Моя аватара выразительно шмыгнула и обворожительно улыбнулась.

Обворожительности хватило, чтобы у брюнетки потекла носом кровь.

В следующую секунду в мою сторону уже указывало древко нагинаты.

– Молчи, чёрная колдунья! Мы положим конец твоим преступлениям! Сколько жизней ты загубила, чтобы открыть эту книгу?!

– Нисколько, – стоило мне это сказать, как все присутствующие разом закивали. – Мы открыли книгу вообще без убийств.

Русовласка с метёлкой удивлённо вскинула брови.

– Немыслимо! Это же невозможно!

Я фыркнул.

– Почаще выходи из дома, Джуд! Невозможного в этом мире до обидного мало, – я тотчас же начал в открытую перелистывать страницы, пользуясь моментом. – Вот! Подойди сюда! Посмотри!

– Враньё! – Джуди тотчас же встала в боевую позицию с метёлкой наизготовку. – Я давно уже играю…

– ...служу в храме… – поправила её Ринко.

– ...служу в храме! Я о магии знаю куда как больше, чем ты!

Я спешно поднял руки и шагнул от книги. Поближе к пиале.

Благо к тому моменту я уже открыл фолиант на нужной странице.

– Воу-воу-воу, палехчи! Не надо тут бабовщину разводить и перед духами понтоваться! Я, между прочим, человек больших талантов! – я взял в руки пиалу и немного отпил. – Например, я отлично знаю латынь. Lingvo latina – non penis conina! Могу даже на японский манер: уту хоку сану…

– Хватит! – откликнула меня Ринко и я, не будь дурак, заткнулся…

Не хватало ещё, чтобы она догадалась, что я за заклинание читаю.

Ut hoc sanguinem esse maculam in corpore et anima sacerdotesque Dei!

Ut hoc sanguinem esse maculam in corpore et anima sacerdotesque Dei!

Ut hoc sanguinem esse maculam in corpore et anima sacerdotesque Dei!

Надо было запомнить это, чтобы иметь возможность произнести, даже если книги не будет перед глазами. Жаль, что латынь я умел только читать, а не переводить, и потому понятия не имел, что там написано по смыслу.

– Книгу закрыть. Положить на пол. Толкнуть к нам! – продолжила командовать Ринко.

– А что если Юки и правда открыла её без жертв? – осторожно подала голос последняя, третья мико. Шинра.

Она всегда была милой, доброй и неконфликтной. Всю субботу, когда я только начал играть в эту “Напряжённую Школьную Жизнь”.

Их и правда лишь трое? Тогда мы вполне можем попробовать помахаться… даже несмотря на разницу в вооружении и неудачу с подготовкой магии. К примеру, я уверен, что у меня получится вырубить боевитую любительницу нагинаты просто за счёт милой улыбки: во мне сегодня, конечно, не двадцать пять стаков алкашки плещется, но цифра тоже вполне приличная.

Мито и Химура, видать, пришли к тем же выводам. Я видел, что куратор старательно оглядывается по сторонам, а вот сеструха уже набычилась и сжала кулаки.

– А спинку вам не почесать? Или лучше “пятачки вам не начистить”?!

Я поднял руку в умиротворяющем жесте.

– Спокойно, подруга. Мы отдадим им книгу.

Та посмотрела на меня, как на идиотку.

Знакомое чувство.

– Юки, ты сдурела?!

– Они – мои подруги. Такие же, как вы. Я уверена, что если мы не будем проявлять агрессию, то удастся всё разрешить и обсудить цивилизованно.

Всё ещё удерживая пиалу левой, правой я захлопнул книгу и взял её под мышку.

– Эй! Я сказала – толкнуть ногой! – выкрикнула Ринко.

В мою сторону смотрели нагината. Но мне этого было мало.

– Да ладно тебе, мы же подруги! – с невинной физиономией произнёс я.

В следующую секунду я оказался под прицелом лучницы.

– Прости, Юки, но если ты и правда хочешь, чтобы дело разрешилось миром, выполни нашу просьбу.

Я неторопливо отставил пиалу в сторону, обворожительно улыбнулся и “совершенно случайно” уронил полотенце, скрывавшее мои сочные телеса.

Фризфрейм возвестил о том, что урон от харизмы прошёл, а фонтаны крови из носа Ринко наглядно пояснили, по кому именно.

Глава 70. Добро всегда побеждает зло

Я мгновенно перехватил фолиант, как щит и сжался за ним.

Бам!

Стрела ударилась об обложку книги.

Успех! Начало боя шло неплохо! И это с моей несчастной единичкой ловкости!

Как было уже сказано выше, низкое аги – не приговор. Просто нужно лучше контролировать тело и старательней вписываться в жёсткие шаблоны.

Именно поэтому, когда мне потребовалось в очередной раз перехватить книгу и раскрыть её, я не стал выпендриваться и делать это одной рукой, а выполнил всё куда как менее изящно и стремительно.

На столь жёстких шаблонах скорость обеспечивается не спешкой, а чёткостью и выверенностью действий.

К тому моменту, как я открыл книгу, ситуация на поле боя изменилась. Мито сцепилась на кулаках против метлы, а Химура успела подскочить к оглушённой моей красотой Ринко, красиво перебросить её через бедро и, упав на колено, добить изящным точным движением. Лучница тем временем только-только успела приладить новую стрелу к тетиве и отойти на несколько шагов.

Пока что всё выглядело очень даже неплохо. Нас тупо больше, не говоря о том, что одну из противниц нам уже удалось вырубить. Но так было лишь на первый взгляд.

Мико нас обманули. Джуди не просто так заявилась воевать с метёлкой в руках: эта хрень была волшебной. И её мощь не сдерживало ничего, ведь средь присутствующих не имелось ни одного “неинициированного”.

Оружие сияло, а каждый удар сопровождался мощными потоками воздуха, которые не наносили много урона сами по себе, но откровенно мешали удержаться на ногах. А контроль противника – первый шаг к победе.

Собственно, сдув подальше сеструху Мито, Джуди уронила на пол Химуру и уверенно ткнула её в солнечное сплетение древком. Эти действия обеспечили с нашей стороны заминку, которой хватило, чтобы лучница выдала выстрел прямой наводкой по Нене, огибающей поле боя по дуге, ставя перед собой целью напасть на последнюю вражескую мико.

Но хуже всего был тот факт, что из-за ветра, порождаемого магической метлой, наша послушница выронила пояс, тем самым выпустив на поле боя инкуба.

Ромул из двух зол выбирал не очень долго: ещё свежа была память о пытках и издевательствах, а потому он тотчас же набросился на Мито, схватил её сзади да закричал:

– Я держу её! Держу!

Я тотчас же рванул к самой опасной из вражин, желая связать её боем.

– Сеструха! Говори ему пошлости!

Взмах метёлки!

Ожидаемо! Я поймал его на разворот и зажал меж страницами. Как я и расчитывал, тёмная книга отлично контрила светлую атрибутику. Мне этого было вполне достаточно. Я просто рухнул на землю, увлекая помело за собой, да навалился на фолиант всем телом.

– Действуйте! Танкую! – пропищала моя аватара девахам. – Но надолго меня не хватит!

Собственно, всё, что мне оставалось, это инвалидно танковать. Бафы от алкашки кое-как контрили дебафы от любовных страданий. По крайней мере мне удалось выдержать один удар ногой под рёбра и не уйти в предсмертное состояние.

Благо, следующий пока откладывался. Думаю, это Химура налетела на Джуд. Возможно даже с трофейной нагинатой в руках. Мне особо-то со своей позиции не было ничего видно, кроме перемещающихся туда-сюда ног. Ну и того факта, что секунды через три боя вражеская мико бросила помело и теперь не было такой необходимости его удерживать.

Я не будь дурак, тут же откатился в сторону, к ближайшей стене, да прижал к груди разом и книгу, и светлый магический артефакт, после чего попытался понять, что именно происходит.

Нене и Шинра неуклюже возились в своём углу. Ну, по крайней мере это исключало лучницу из уравнения.

Химура и правда завладела нагинатой, благодаря которой теперь сумела заполучить преимущество перед лишённой оружия соперницей. Шансов победить у вражеской мико оставалось немного: пусть кураторша и не казалась могучим воином, но как использовать преимущества длинного древкового оружия, она представляла.

Особняком стояла борьба против инкуба. Хино уже успела опомниться и вновь принялась душить демона, а Мито, пользуясь случаем, принялась от души месить кулаками мощную прессуху Ромула.

У неё носом шла кровь.

Я цыкнул зубом.

– Сеструха! Хорош уже кайфовать о прессовые кубики! Помоги Химуре! Хино демона удержит!

Уговаривать семпая долго не пришлось. В последний раз грустно ударив инкуба в живот, она переключилась на Джуди.

Ну и мне нечего расслабляться! Запулив метлу в дальний угол, я поднялся на ноги и пошёл помогать журналисточке в её нелёгкой борьбе.

Вот! Так даже лучше! И кровь развратницы не потребовалась! Без неё тащим! В конце концов, никакого подкрепления со стороны “светлых” я не увидел.

Моя помощь оказалась очень даже своевременной: всё же, хоть Шинра и считалась лучницей, её характеристики и спортивные скиллы оказались выше, чем у Нене, что и обеспечивало мико небольшое, но ощутимое преимущество.

Но я был уже тут, как тут, и начал лупить противницу тяжёлым фолиантом по макушке.

– Плохая Шинра! Плохая! Недоверчивая! Фу такой быть! Фу такой…

Я замер. Мико уже потеряла сознание. А я-то всего несколько раз по бестолковке ей вмазал. Не ожидал я столь быстрого окончания боя. Впрочем, у этого события могло быть такое невероятное множество причин, что делать какие-то выводы рано. Но на всякий случай я поставил себе засечку потом в логах выяснить, какой урон святошам наносит книга. И отличается ли он хоть как-то от урона обычным людям.

Если повезёт, быть может, мне откроется какой-нибудь секретный раздел справки, где это всё описано…

– Не-е-е-е-ет! – раздался полный боли крик Ромула. – Не-е-е-ет!!! Вы! Вы – нелюди! Ироды! Иуды! Что вы сделали с бедными несчастными мико?!

Я обернулся и с интересом посмотрел на стоящего на коленях плачущего инкуба. Рядом с ним стояла задумчивая Хино.

– Да-а-а… – она поймала мой взгляд и рассеянно улыбнулась. – Ну ты, Юки, и даёшь. Всего пять минут в твоём обществе, и вот уже демон рыдает по святошам.

Глава 71. Кто победил, тот и добрый

Пустая тара.

Как же круто, что в этой “Оккультной Школьной Жизни” бутылки из-под использованных расходников не исчезают. Я их хранил, понимая, что они мне могут потребоваться. И вот, они потребовались.

Ну не с тазиком же домой ехать, право слово! Всю добытую кровь было лучше переместить в куда более удобную и практичную тару, вмещающуюся в пространство меж юкиными грудями.

Мы не расслаблялись. Крутились в темпе. Словно рабочие на фактории. У каждой была своя роль.

Мы знали, что если уж мико услышали крики, то НПЦ – тем более. Лично эти сволочи к нам не заглянули, а это значит, что они вызвали полицию.

Драться с полицией – дело бессмысленное. Не потому, что одолеть копа нереально, а из-за того, что победа приведёт лишь к увеличению уровня разыскиваемости.

Притвориться, что всё в порядке, смыв кровь и спрятав побитых мико, скорей всего, тоже не выйдет. Местные стражи порядка въедливые, аж жуть. Плюс, искусственный интеллект откровенно жульничает в вопросах определения лжи. Можно было бы попробовать выехать на завышенной алкоголем харизме, но риск слишком велик, а в случае провала сбежать уже не получится.

Прощай репутация. И, с высокой долей вероятности, прощай книжка. Плюс, если меня сейчас запрут в камере, то не получится никого отхентаить, и завтра вновь будут жёсткие “отходняки”.

В итоге… да-да, я снова это сделал.

Мне это не нравилось, но меня вынудила Химура. Представительница дисциплинарного комитета не должна была заподозрить меня в недостаточной лояльности императрице.

– Пими-тян, спаси меня, а? – без энтузиазма спросил я.

Трубка лежала на столе в режиме громкого вызова. Мне требовались свободные руки. Да и возможность вмешательства в разговор сеструхи Мито или псевдоботанки Химуры была очень кстати.

А вот вмешательство инкуба – это уже лишнее.

– Не слушай их! – в панике кричал демон, привязанный к столбику пояском мико, как собачка. – Пими-тян, я не знаю, кто ты, но будь человеком, спаси меня!

Из трубки раздался тяжёлый вздох.

– Юки… забудь. Ты…

Она не договорила. Вмешалась Химура.

– Императрица, она сделала открытие! Величайшее открытие во всём Токио! Но мы можем его лишиться: тут полиция на подходе!

– Химура? Ты всё ещё там? – удивлённо вопросила Пимико. – Я думала, раз Юки звонит мне напрямую, значит, вы с ней поцапались. А твоих ресурсов что, не хватает?

– Может и хватит, – ответила куратор. – Но какой смысл ограничиваться ими, если можно подняться всех и повысить шансы до стопроцентных?

– Семидесятипроцентных, – одёрнул я Химуру. – Никакие силы, кроме тех, которые вы подняли заранее, не окажутся тут настолько быстро. Уходить от полиции поначалу нам придётся на своих двоих.

Я извлёк из тазика бутылку и, протерев её наскоро полотенцем, принялся запихивать в декольте. Впрочем, это не мешало мне пояснять императрице, что у нас уже сейчас есть в ресурсах:

– Полиция будет на месте “вот-вот”. Функционеры банды “Кирин” устроят неподалёку шабаш, чтобы отвлечь копов. Это увеличит наши шансы выбраться отсюда незамеченными. Но придётся топать пешочком: на нас три бесчувственных тела, да и сами мы сейчас все бухие и за руль сесть не можем. Кроме Ромки, но я ему сейчас даже ночной горшок не доверю.

– Не надо мне доверять ночной горшок!!! Просто убейте меня!!!

Мито задумчиво хмыкнула.

– Надо бросить тут святош: тогда уйти будет проще, да и не потребуется фургона, чтобы всех нас уместить.

Я взялся за следующую бутыль и недовольно рыкнул на сеструху:

– Они – мои подруги! И им нельзя в копарню! Их репутация должна остаться безупречной!

– Ути-пути! – надула губки Мито, натягивая на грудь рваный топ. – Какие мы няшные!

Я поморщился.

Тем временем Химура обратилась к Пимико.

– Я подняла ещё банду “Рамён” и повелела им найти вместительную машину, чтобы они пригнали её к месту нашего выхода из леса. Но ты знаешь их: они могут облажаться. Да и в целом, вот-вот начнётся комендантский час. Встрять можно, как нечего делать. Спаси нас, Пими-тян! Эта книга и правда настолько крута, как кажется! И никто, кроме Юки ей сейчас на самом деле пользоваться не умеет.

Пимико молчала. Грохот бутылок и шорохи одежды казались оглушительно громкими. Но даже они померкли, когда стали различимы звуки сирены.

– Хорошо, я придумаю что-нибудь. Но основную ставку мы будем делать не на ваше спасение, а на сохранение книги. Юки, ты спрячешь фолиант и перекинешь мне координаты. Я пошлю ответственного человека забрать её.

Я поморщился.

Идея мне не нравилась. Всего за один вечер правила игры серьёзно изменились. Теперь у меня больше не было козыря в виде эксклюзивного способа открытия книжицы. Что теперь помешает Пими-тян просто отжать столь ценный груз у меня? А взамен что? Мы даже не провели время вместе.

У императрицы-то, в отличие от Химуры, и прозорливости, и рисковости хватит, чтобы подчинить себе тёмную магию.

– Юки? – услышал я требовательный голос куратора. – Юки-тяма?

Положиться на Пимико? Потому что пока она мне благоволила? Потому что у нас с ней “честный спор”? Да право слово, императрица была адреналинщицей, а не дурой. Она не станет просто ждать поражения, если будет уверена в том, что я завладел неоспоримым преимуществом.

Впрочем… я уже выдумал запасной план. Ну, как “план”. Скорей, направление движения на случай, если соперница окажется не чиста на руку.

Если меня предадут, я заполучу вкусный casus belli.

Моя аватара осклабилась.

– Как скажешь, Пими-тяма. Как скажешь. Я положусь на тебя.

Глава 72. Тёмною лесной тропою

Нам едва-едва хватало рук.

Я, Химура и сеструха Мито тащили каждая по одной послушнице. Хино тягала за собой инкуба. Поскольку поясов мико у нас стало больше, мы смогли связать ему руки за спиной и заткнуть рот. Нене же пришлось тащить на себе багаж. Благо, сумки в игре имели фиксированный вес независимо от того, что в них затолкали.

Обнаружения мы избежали чудом. Не потому, что копы внезапно поумнели, а из-за того, что в пати имелось чересчур много казуалов, да и груза у нас на плечах оказалось не то, чтобы мало.

Но благо байкерши сеструхи Мито устроили какой-то очень шумный беспредел, из-за чего копцов на нашем пути попадалось мало.

Но мы, на всякий случай, не рисковали включать фонарики, пока не оказались достаточно далеко от горячих источников. А это, я хочу заметить, серьёзно затрудняло продвижение. В темноте, в лесу, да ещё и в гористой местности, с грузом на плечах… мы собрали все ветки, все корни, все ямки, которые только могли. Даже в игре это было откровенно неприятно. В жизни, полагаю, мы бы исцарапали бы себе все лица и отбили бы все пальцы на ногах. Это не считая того факта, что через некоторое время у нас бы начало ломить спины и руки от переноски объёмного груза.

Я быстро догадался использовать пикси для навигации. Не могу сказать, что это сделало наш поход сильно комфортней, но, хотя бы, нас вели так, чтобы мы не заблудились, не упёрлись лишний раз в овраг или горный склон, не делали слишком больших крюков.

Спустя некоторое время мы, всё-таки, вытащили мобилки, врубили на них фонарики и дело пошло более споро.

Я бросил взгляд на часы.

– Не успеем.

– Что не успеем? – поинтересовалась Мито. – Куда нам спешить?

Я скосил взгляд на байкершу.

– А тебя родители не ругают за ночные поездульки?

– Я снимаю хату. Мне пофиг.

Я вздохнул.

– Счастливая. А ты её до школы получила или потом переехала?

– До школы. Мне в жизни родаков хватает.

Хино тоже тяжело вздохнула.

– Ой, как меня будут ругать. И прощай репутация. Знали бы вы, сколько нужно метлой махать, чтобы одну ночь прогула “закрыть”?

– Позвони домой и скажи, что помогаешь подругам: их сильно побили хулиганы и тебе надо их отвезти в безопасное место. Там ты и переночуешь.

– Думаешь сработает?

– Тут ни слова лжи. Взрослые тут умеют правду определять безошибочно. Поверят.

И правда поверили.

И мне тоже. Всё же, неписи есть неписи. Вот что бы сказала моя реальная мама, если бы я две ночи подряд не ночевал дома, вернулся бы разок побитым и пьяным, а затем стал бы отпрашиваться на третью ночь под благовидным предлогом?

Она сказала бы “кто ты такой и что ты сделал с моим сыном?”

Но помимо этого, она бы просто не поверила. Но местные НПЦ читерят с определением правды. Японцы сжульничали и вместо того, чтобы выделять огромные мощности на полноценную имитуацию мыслительного процесса с построением логичных выводов у каждого бота, просто сделали запросы к логам.

Ну и хрен бы с ним! Большинству игроков оно глаз не режет, а я с понимания механики соберу профит! Все в плюсе!

В плюсе и побитые нами мико, которых мы отмазали от их родаков.

Одна из них даже позвонила мне с того света.

– Спасибо, Юки. Я знала, что Хино в тебе не ошиблась.

– Повесь трубку! – слышалось на заднем фоне возмущение Ринко. – Это жульничество! Мы без сознания!

Я улыбнулся.

– Мило у вас там. Передай Ринко, что я тёмная колдунья и могу общаться даже с мёртвыми.

– Хей, Ринко-тян! Юки же тёмная колдунья! Это спиритический сеанс.

– А… ну тогда ладно… – я с трудом слышал голос послушницы, но по контексту догадывался о том, что именно она говорит. – Дай мне трубочку тогда. Алло, Юки? В смысле… Ю-ю-юки-и-и-и… ты меня слы-ы-ы-ы-ышишь?

Я не удержался и рассмеялся.

– Я тебя слышу при помощи зачарованного мобильного телефона. Колдовского такого. “Алло” будет достаточно РПшно.

– А… ладно. Алло. Знаешь… я должна сказать… я не понимаю. Ты нам помогаешь. Неужели ты и правда открыла книгу, никого не убив?

– Я ритуальным ножиком только в демонического пёсика тыкала, – ответил я. – Вся так кровь, которую ты видела, она из носа.

– Из носа?! – не поверила собеседница.

– Тебе хоть один труп на глаза попадался?

Молчание. Секунда. Две. Пять.

– Значит… ты говорила правду? Прости… в это сложно поверить.

– Ничего страшного! – хохотнул я. – Ты просто меня плохо знаешь! Кстати, я заметила, что тебя привлекает моя красота. Как насчёт встретиться?

– Прости, но я люблю только Джуди.

Я аж захрюкал от смеха. Вот уж сложную ролеплейную роль она выбрала. Интересно, её сестричка-метёлковоительница не обзывается за такое извращенкой? Хотя, кто их знает? Вдруг в жизни это парень с девушкой, живущие в одной квартире?

– Что?! – недовольно и возмущённо переспросила собеседница.

– Да так, ничего. Просто не знала эту часть ваших… э-э-э… взаимоотношений. Оно так неожиданно.

– Не более неожиданно, чем тот факт, что мы вступаем на проклятые земли.

– Проклятые? – не понял я.

– Мне отсюда, из мира духов, видно всё иначе, чем вам из физического.

Я огляделся по сторонам.

Лес, как лес. Ничего особенного.

– Ксо… неужели пикси нас завела в ловушку? Девочки! Отступаем! Поищем другую дорогу!

– Поздно, – раздался из трубки голос мико.

– Что значит “поздно”? – переспросил я, но ответ мне уже не требовался.

Потому что там, впереди, среди деревьев стояла облачённая в голубое кимоно фигура с красивыми пушистыми острыми ушками и неспешно потягивала дым через мундштук длинной тонкой изящной трубки.

Она появилась буквально из ниоткуда. Секунду назад там никого не было.

Глава 73. Госпожа Касуми

Кицунэ. Ёкай.

Фактически, демон, если переводить на наши, христианские деньги.

– Я перезвоню.

А что ещё мне оставалось делать? Только ляпнуть эту фразу и захлопнуть раскладушку. Ну ещё улыбнуться обворожительно и сказать:

– Приветики!

В следующую секунду лисичка дёрнула пушистыми хвостами, обратилась в дым и вновь собралась прямо у меня перед носом.

Рейд-босс, не иначе.

Несмотря на резкое перемещение разом на несколько метров, она ничего не сказала, чтобы усилить эффект испуга. Просто молча изучала моё лицо. Подведёнными густой тушью жёлтыми глазами. Изящным, слегка подёргивающимся из стороны в стороны остреньким носиком, втягивающим запахи мыла и алкоголя, которыми разило от моей аватары.

Сцена затягивалась. Напряжение росло.

Я понимал, что существо передо мной, несмотря на человекоподобие, всё же, человеком не являлось. Уже тот факт, что оно меня обнюхивало, говорил о том, что психология у неё, как минимум частично, была ближе к психологии животного.

Поэтому я лизнул незнакомку.

Прямо в щёчку. А затем тут же сжался и посмотрел на неё настороженным взглядом, пытаясь угадать, какую реакцию у неё вызвало моё проявление открытости и дружелюбия.

Ушки торчком. Шея чуть вытянулась. Неморгающий взгляд смотрит прямо в душу.

А спустя секунду меня лизнули в ответ.

Аж от сердца отлегло. Хотя, конечно, когда тебе языком проходятся от подбородка до самой надбровной губы, ощущения возникают весьма необычные.

– Ара-ара-а-а, – протянула кицунэ. – А Коконоэ утверждала, что главный кандидат на роль хранителя порядка появится с её стороны!

Коконоэ?! Разве не так зовут обитательцу кумирни того храма, в котором я метёлкой махал? И почему эта лисичка считает, что я принадлежу ей, а не к числу священнослужителей? Скорей всего из-за того, что я и шага не сделал по линейке их квестов, а карма у меня ниже плинтуса.

Да и… кто я такой, чтобы спорить с рейд-боссом?

Тем более… эти мутные слова приоткрывали завесу тайны, зачем мико могла потребоваться книга тёмной магии. В смысле, у меня были догадки и ранее, но они все связаны скорей с тактическим преимуществом, а не с цепочкой заданий на возвышение до хранителя порядка.

Ну, по крайней мере, нас, вроде как, не собирались убивать.

Если я, конечно же, не сделаю какую глупость.

– Прошу прощения, госпожа…

– Касуми, – я ощутил подбородочком прикосновение длинной изящной курительной трубки лисички. – Зови меня “госпожа Касуми”.

– Да-а-а… госпожа Касуми… мне стыдно признаться, но я понятия не имею, о чём вы говорите.

Кицунэ развела руками. Сейчас я смог разглядеть, что у неё вместо ногтей были самые настоящие звериные когти.

– Ну это же очевидно! Ты имеешь потенциал для совмещение разом тёмной и светлой магии. Ты всё ещё невинна: ты не познала мужчины и не убила ни одного разумного существа, благодаря чему для тебя не закрыт путь во свет. Но при этом ты пока что не изгнала ни одного демона и не уничтожила ни одного нашего святилища, благодаря чему тебе всё ещё доступна и дорога во тьму.

Мне подумалось, что у света требования всяко жёстче, чем у тьмы. Вы пробовали убить того же акуму? Или найти хоть одно святилище, чтобы его уничтожить? А вот оказаться в постели с парнем тут проще простого!

Всего одна ошибка, и ты уже не станешь мико!

Я улыбнулся.

– Коконоэ попытается мне помешать?

Лисичка усмехнулась. У неё вышло очень похоже на лай.

– Конечно же! К гадалке не ходи!

Я задумался.

Ситуация занятная выходила. Вроде бы и всё понятно без лишних слов, но… я был уверен, что если не буду задавать вопросов, упущу очень много тонкостей. Бесконечное их множество.

И вот, пока я думал, у меня перед носом возникла пятерня демоницы, в которой большой палец оказался прижат к основанию ладони.

– У тебя четыре желания! Выбирай мудро, ведь если они мне не понравятся, ты поплатишься за свои дерзость и глупость.

Я рассеянно улыбнулся.

Ну вот… а я ожидал, что мне будут долго и внятно объяснять грядущий квест. Ага! Щас! Разбежался! Прыжок с места! Как будто бы я первый час играю в эту “Загадочную Школьную Жизнь”. Тут насто-о-о-олько не любят объяснения, что я думаю, стоит мне загадать “побольше информации”, как меня на месте съедят!

Я глупо посмеялся. Прямо как Бивис.

В следующую секунду мне прилетел подзатыльник от Мито.

– Это тебе просила Химура передать.

Я не обиделся. Просто пожал плечами.

– Знаешь, учитывая, какой в Японии легендариум, я не удивлюсь, если вот как раз это не будет наказуемо: даже напротив, представь каки-и-и-ие мы бонусы можем завтра себе словить, если…

– Молчи, извращенка! – злобно прошипела Химура, подбираясь ко мне откуда-то слева. – Я в курсе, что тебе в последнее время очень везло и всё сходило с рук, но… напомнить тебе, в каком мы сейчас положении из-за твоей идеи с инкубом?

Я вздёрнул носик.

– Это всё глупые мико! Но, пожалуй, ты права… да и вообще, не думаю, что мне стоит загадывать все четыре желания: это число в местной мифологии прочно связано со смертью.

Я опустила на одно колено и сгрузил с плеча юную послушницу. Или всё же жрицу? Вот хрен его знает, как оно с иерархией с учётом “путей света”.

– Опускайте всех на землю. У меня есть идея.

– Опять твои идеи? – проворчала Химура, впрочем, выполняя мою указявку.

– Да ладно тебе! Мы же до сих пор живы! Всё будет пучком! Ну, в крайнем случае, пойдём на реролл!

Глава 74. Четыре желания

Я тотчас же протянул фолиант лисичке.

– Моё первое желание, госпожа Касуми: возьмите эту книгу на сохранение и отдайте её мне, когда я смогу за ней вернуться.

Если ёкайка согласится, это будет невероятное везение. Сразу не придётся задумываться о том, как дальше воевать, имея из магии на руках только трусливую пиксятину и голубого инкуба. Право слово, я итак уже за время побега много чего в голове перебрал и перспективы такого сражения оставались не шибко радужными, насмотря на крайне толерантный состав моего воинства. На что-то можно было бы рассчитывать только при согласии на участие в битве боевого десанта храмовых мико, но это дело чересчур легко контрится, если готовиться основательно, а не впопыхах.

– Исполнено.

Когтистые пальчики сомкнулись на обложке фолианта.

– Осталось ещё три желания.

– Подлечите раненых, позязя, госпожа Касуми, дес! – я благодарно образовал прямой угол меж ногами и торсом.

Лисичка склонила голову на бок и задумчиво изучила мико взглядом. Жёлтые глазки смотрели не на тела, а куда-то мимо них. Думаю, рейд-боссу дали возможность видеть бродящих по округе духов игроков.

Левое ушко ёкайки дёрнулось.

– Они просят тебя выбрать другое желание. Уже даже за мобильные похватались.

Я капризно вздёрнул носик.

– Это мои желания! И я имею полное право их бездарно профукать! – мой перст повелительно указал на тело ближайшей послушницы. – Я хочу, чтобы девочки были здоровы!

Кицуне беспечно пожала плечиками. Секундой позже она взмахнула изящной кистью, расчертила воздух когтями и достала непойми откуда веточку, усеянную красными ягодками, и протянула её мне.

– Вот. Возьми. С запасом. Сделаем, как в сказках, когда высшая сущность награждает за бездарно профуканное на друзей и близких желание. Вложи ягодку с веточки в рот той, кого хочешь разбудить, и она проснётся. С полным запасом ХП.

– ХП? – ошарашенно переспросил я, принимая подарок.

Лисичка дёрнула ушками и развела руками. Её левый клык вдруг стал выделяться заметно сильней, чем правый.

– Что наша жизнь? Игра. Причём от бездарного геймдизайнера. И сценарист тоже бездарный: взял и поместил в игру ломающего четвёртую стену рейд-босса.

Позади меня кто-то поперхнулся, не то от возмущения, не то от смеха. А вот я где-то три-четыре секунды соображал, что меня в этом общении напрягает.

– Но ведь Хидео Кодзима так делал…

– Бурят бездарный! – вздёрнула носик госпожа Касуми. – Ну так чего, ты будешь своих сопартиек будить или мы продолжим ретро-гейминг обсуждать?

– А, да, точно, – я поспешил сорвать две ягодки с веточки и протянуть их подружайкам. – Сейчас всё сделаем.

Всего три секунды тишины и…

– ХП?! ХП?! Эта непися посмела рушить отыгрыш сломом четвёртой стены! Отпустите меня! Отпустите! Я убью её!

Ну, конечно же, это была Ринко. Благо, сеструха Мито среагировала быстро, мигом скрутив буйную и уткнув её мордой в землю.

– Не надо убивать лису. Она нас сама без труда убьёт.

– Верно! Не убивайте лису! Убейте меня! Я даже сопротивляться не буду!

– Так, почему инкуб без намордника? – возмутился я и обжёг Хино яростным взглядом.

Девушка смутилась и поспешила вновь заткнуть демону рот.

– Он так мычал старательно… я подумала, что что-то важное хочет сказать.

Лисичка беспечно махнула рукой.

– Ой, да что он может важного сказать? Это же комедийный персонаж!

Ринко ещё разок дёрнулась, но, не сумев перебороть Мито, бессильно завыла. Ей вторил Ромул: пояс, конечно же, мешал ему общаться связно, но на косплей печального волка эти ограничения не распространялись.

Секундой позже дуэт обратился в трио, когда к нему присоединилась кицунэ. Кстати, у неё был очень красивый и проникновенный голос.

Я закатил глаза и решил просто подождать, когда им надоест.

Десять секунд. Пятнадцать. Полминуты.

Им не надоедало.

Я переглянулся с Химурой. Она тоже от происходящего была не в восторге.

Мы кивнули одновременно, а затем не сговариваясь пошли выполнять план по затыканию этого ночного концерта. Псевдоботанка влепила от души в пах демону, а я – решительно поцеловал Джуди взасос.

От возмущения у Ринко аж голос пропал.

– Хлоп!

Звон пощёчины разлетелся по лесу, а затем многократно повторился эхом в горах.

– Ну… это того стоило, – рассеянно потёр я место удара. Будто бы оно могло болеть. – Ладно, я смотрю, все успокоились. Госпожа Касуми не хочет петь без компании… можно мне третье желание?

Лисичка задумчиво почесала уголок рта.

– Ладно… загадывай.

Я улыбнулся.

– Хочу новый синай. Я свои постоянно теряю, а этот хочу, чтобы сам ко мне назад возвращался.

Госпожа Касуми хихикнула.

– Ну и запросы у тебя? Ладно! Сделаем, чтобы было весело! – она спрятала левую ручку в рукав, а затем та показалась вновь, но в компании с сочным румяным персиком. – Вот. Пусть это скушает кто-то, кому ты доверяешь.

Я, если честно, первую секунду не понимал, как оно вообще связано. Я просил меч, а мне дали персик. И ведь пояснений я, скорей всего не дождусь… если только…

Я принял подарок.

– Оригато, дес. Это ведь отсылка к “пожирателю душ”?

Лисичка подмигнула и пригрозила мне пальчиком.

– А я вижу ты человек культуры, Юки-тяма. Ладно. Четвёртое желание. Вещай. Сейчас последний шанс. Не попросишь чего сама, исполню на своё усмотрение.

Я нервно сглотнул. Затем мысленно промотал диалог в голове. Думается, всё же, убивать меня кицунэ не будет. Понравился я ёкайке. Даже безотносительно её спора с Коконоэ. А вот “желание на своё усмотрение” у этой дамочки могло выйти отнюдь не таким, какое мне бы хотелось: всё же, госпожа Касуми руководствовалась не вопросами блага или соревновательным духом, а простым желанием “немного пофаниться”.

Ну… была не была!

Я хитро улыбнулся.

Лисичка хитро улыбнулась.

Инкуб что-то понял и испуганно завыл.

Всё он правильно понял. Мне были нужны бонусы от юрийной оргии, чтобы компенсировать последние два дня простоя по прокачке.

Глава 75. В кои-то веки я получил охрененные бонусы!

В кои-то веки я получил охрененные бонусы!

Ох, оно того стоило!

Во-вторых, на веточке у меня оставалось ещё девятнадцать воскрешающих ягодок. Это реально круто, учитывая, насколько душной в “Душной Школьной Жизни” вышла система воскрешения. Обычно тут ведь как? Если тебя вырубили, то очнёшься ты либо по очень-очень долгому таймеру, либо если тебя кто-то дотащить до специальной локации, вроде медпункта или дома. Стоит ли говорить, насколько это жёстко в плане поражения в драке?

А теперь оно как? Ягодку в пасть затолкай, и тут же жертва побоев очухается, да ещё и с полным запасом здоровья! Это же просто охрененно!

Во-первых, бонусы от соблазнения. Как оказалось, лисичка умеет соблазнять всех людей вне зависимости от того, какие они пристрастия указали при старте игры. Правда, это делается со штрафом, но и чёрт с ним! Лучше так, чем никак.

В итоге мы все вместе убухались по полной, а затем ещё и накувыркались в рамках тим-билдинга, так сказать. Кстати, даже со снятой цензурой оргия выглядела не столько соблазнительно, сколько ржачно. Зря сестрица опасалась: процесс по сути остался тот же. Никакого прямого управления. Из тела выкидывает и наблюдай ты дальше, как болванчики резвятся. А анимации у этого дела были такими, что оно воспринималось именно комедией с перчинкой, а не хентайчиком.

Вот Шинра пытается уйти, но её хватают за ногу и втягивают обратно в кучу спецэффектов и подпрыгивающих, нарушая все возможные законы физики, одеял, в которой ничего разобрать не получалось.

Вот моя Юки беспечно вылезает из яркого месива, чтобы налить водички, но по запаре путает её с сакэ и в следующую секунду начинает махать ладошками в сторону рта, словно бы желая потушить в нём огонь.

А вот лисичка выпрыгивает из этой кучи-малы, падает на четвереньки. Уши торчком, хвосты бьют по бокам. Секунда, и вот она начинает носиться за ними, позабыв о том, что рядом, вообще-то, есть вещи и поинтересней.

Вот Нене увлечённо облизывает чью-то ногу. И это правда выглядит соблазнительно, жарко, страстно. Но тут спецэффекты гаснут, все застывают и в недоумении глядят на журналистку. Она лишь секунды через две понимает, что что-то пошло не так, а затем лишь проверяет, чью ногу она таки лижет. Оказывается, что свою. Впрочем, Нене это, судя по всему, ничуть не смутило.

А вот сеструха Мито целуется с пикси, но отвлекается и случайно засасывает бедолажку целиком. А затем с глупым выражением лица замирает, пока мелкая сначала мечется у неё во рту, ударясь то в одну щёку, то в другую, а затем героически превозмогает открытие челюсти усилиями своих тоненьких лапок.

Короче, это был стиль небезызвестной Sims. И я поржал.

Кстати, о бонусах. Я получил буст в 500% к росту навыков. Это же просто охрененно! За один день выполню норму пяти суток!

Теперь я понимаю, чего народ в этой игре так на свиданки старательно бегает: лишний плюсик к прокачке навыков в азиатской дрочильне того стоит. Понятное дело, что обычно он пониже, чем эта аццкая цифра от мегаоргии, но, чёрт возьми, да!

Короче, нет повода не пособлазняться. Главное, не допускать противных кунов до соблазнительных телес рыжей цундерки. Ну да не очень-то и хотелось! Зато перед Рэном будет лишнее оправдание теперь: “мне нельзя, мне по квесту запрещают”.

Хе-хе-хе! Шика-а-а-арно!

Но это даже наполовину не так шика-а-а-арно, как бонус, полученный за ночь с лисичкой. Причём полученный каждой из нас, включая Виргинию. Только Ромул оказался в пролёте, потому что его предусмотрительно оставили привязанным к столбу. Мало ли что? Вдруг он героически превозмогая отвращение решится-таки попортить жриц? Недопустимо!

Так вот, о бонусе. Он называется “любимица кицунэ”. Увеличивает мощь соблазнения на добрых 50% против тех, кто является ценителем женской красоты, и даёт 25% соблазнения на тех, кто ориентацией не вышел.

Бонус я хочу сказать о-о-очень достойный. Хотя, если так подумать, чтобы получить его, требуется пройти весьма замудрённую цепочку квестов. Мне с ней просто повезло, а вот кто будет стремиться к этой штуке целенаправленно, конечно же, хлебнёт лиха.

Но мне то какое дело до чужого горя? Я получил лисье очарование, которое, помимо прочего, увеличивает боевую эффективность моего персонажа против парней. А если потребуется, я при помощи алкашки даже порезанный в четыре раза урон догоню до ваншота! Найти бы только железный вариант защититься от ответочки. А то буду ещё стеклянной пушкой, по которой можно бахнуть любой самонаводящейся улыбочкой.

Да что там улыбочкой? Кентаро меня вообще вырубил посредством пошлых словечек, хотя я старательно жмурился как раз для того, чтобы от носового кровотечения не пасть.

Меня это не устраивает! Категорически! А потому вариант с бухлом стоит на время оставить в категории “весело и круто, но трындецки непрактично”. Можно применять на спор и ради лулзов, но основной тактикой останутся бои от ловкости и панцушотов.

И, конечно же, от меча.

Интересно всё-таки, что же такого в этом персике? Как это работает?

И, главное, кого мне следует им угостить?

Глава 76. Персик

Я лежал на кровати и задумчиво крутил в руках сей загадочный фрукт. Неподалёку шуршала Хино, старательно выбирая причёску для сегодняшнего похода в школу. Выглядело это почти также, как выглядело бы в жизни, если не считать того факта, что волосы оказались много более послушны и отлично держали форму.

Мы с Хино приехали уже в ночь. Остальные мико решили остановиться у сеструхи Мито, но вот Хино предпочла отправиться ко мне. Как я понял, она всё ещё чувствует свою вину. Ну… кто я такой, чтобы мешать девушке эту вину загладить, верно? Кто-то скажет, что сие поведение свинское, но как по мне, он будет не прав: свинством было бы ограничивать чужую свободу воли.

Тем более, что я подумывал, кому доверить персик, а гостящая в моих покоях мико являлась очень даже неплохим кандидатом.

В смысле… а кого ещё выбирать?

Неписи отметались сразу. Во-вторых, это не соответствовало бы духу подарка, а во-первых… право слово, нечего матушке или учителям знать, чем я тут на самом деле занимаюсь.

Впрочем, Виргиния была в курсе всех моих приключений, но, полагаю, катанка из неё выйдет игрушечная.

Рэн? Думаю, он бы не отказался. Да и вполне вероятно, что этот человек был бы надёжным. Но я не желал с ним лишний раз сближаться, да и сам Рэн мог “отвалиться”, едва лишь узнав, что я собираюсь остаться “девственницей”.

Кто ещё? Сестричка? Пхе! У неё есть своя игра. И мне не стоило отвлекать её от исполнения сложных планов и загадочных тайных схем.

Химура? Думаю, она лояльней Пимико, чем мне. Тоже мимо.

Сеструха Мито? Чересчур пофигистка.

Нене? На короткой дистанции я мог ей доверять, но что насчёт длинной? Не было у меня никакой уверенности в этой девочке. Хитренькая она.

Вот и оставались, собственно, Пимико и Хино. Не самый богатый выбор, если честно. Но что поделать? Иные варианты ещё хуже.

Выдача персика императрице могла многое изменить в наших с ней отношениях. Это красивый жест. Необычный подарок. И, самое главное, билет в мистическую часть игры, толком не прощупанную моей оппоненткой. Учитывая, что Пими-тян в последнее время демонстрирует признаки откровенной скуки и любви к страданию фигнёй, вроде нелепых пари, приближения к себе врагов и тому подобного, это вполне могло бы её отвлечь от Сакуры. Причём отвлечь серьёзно и надолго.

Вполне себе неплохой вариант.

С другой стороны, в случае с Хино картина нашего дальнейшего взаимодействия виделась мне куда более понятной. Просто девочка, просто превращается в оружие, просто даёт какие-то бонусы. Думаю, мико контролировать будет проще, чем Пимико.

Так по какой стратегии пойти? Максимизации выигрыша или минимизации проигрыша?

Дверь резко распахнулась, в очередной раз стуча ручкой о стену. Этот грохот так перепугал Виргинию, что она тотчас же забилась в безопасный кармашек меж моих грудей.

– Ша! – с ходу поприветствовала нас Сакура. – Юки, чем ты занимаешься? Твоя неудачная версия уже оделась и завтракает. А ты чего валяешься? Даже не одетая?

– Неудачная версия? – не поняла Хино.

– Я не с первого раза сгенерилась такой рыжей и красивой, – поморщился я, а затем подбросил персик к потолку и ловко поймал сей сочный снаряд.

Как же приятно было вновь ощущать полноценную высокую ловкость, а не жалкую неуклюжую единичку.

– Ну так чего, ты оденешься уже? Тебя мама ждёт!

Я вздохнул.

– Послушай, у меня сегодня отличные бонусы к прокачке за счёт вчерашней оргии. Я собираюсь немного прогулять. Может, отмажешь меня перед мамой, а?

– А… зачем прогуливать, если бонусы к прокачке? – густо краснея спросила мико.

За меня ответила Сакура.

– Юки у нас не хочет прокачивать ничего, кроме боевых навыков. Я уважаю выбор этой особенной снежинки, но боюсь, я просто не представляю, как бы у меня это получилось: мама тебя уже очень-очень ждёт к завтраку.

Я поставил бровки домиком.

– Может, всё-таки, придумаешь что-нибудь. Ты же умная. Я знаю, потому что мы с тобой родственники. Ты же знаешь принципы джедайской правды?

– Да знаю я, – закатила она глаза. – Просто я реально не представляю, что мне говорить. Ты просто укатила куда-то, половину ночи там шарашилась и вернулась с утра. Вот и всё, что я знаю. А сейчас мне что? Сказать, что ты себя плохо чувствуешь? Ну я же вижу, что ты чувствуешь себя офигенно. Мама мигом враньё выкупит.

– Справедливо.

Я прижал персик к щеке и задумался.

– Слушай, Сакура, а скажи-ка ей… да нет, бред какой-то.

Сестрица многозначительно закивала.

– Вот видишь? Даже твой больной извращённый мозг не может уже выдумать оправдание. А я рисковать не хочу. Я и так тебя много отмазывала, и уже несколько раз проваливала проверку харизмы. Меня на этом ловили, – она подошла ко мне и упёрла руки в боки, чтобы нависалось поугрожающей. – Поэтому давай, не подставляй меня. В дороге придумаешь, как прогулять.

– Ладно, – нехотя вздохнул я и подкинул персик к потолку, чтобы в очередной раз поймать.

Но я не поймал.

Нет, не потому, что мои десять единичек ловкости вдруг куда-то испарились. Причина оказалась куда более прозаична.

Просто персик поймала Сакура. И ладно бы она на этом остановилась бы! Так нет же! Она решительно впилась зубами в мягкий сочный бочок волшебного фрукта. Я даже сказать ничего не успел. Только челюсть уронил.

– Что? – непонимающе посмотрела на меня сестрица и в очередной раз укусила персик. – Чего это у тебя вдруг облако над головой образовалось.

Я сглотнул.

– Сейчас увидишь.

И она увидела. Но я понятия не имею, что именно. Потому что не был уверен, где у неё в новом качестве теперь находились глаза.

Глава 77. Меч из Сакуры

Я тотчас же рванул вперёд и схватился рукой за гладкую деревянную поверхность меча.

– Кья! – тотчас же отозвалось оружие. – Что ты, сволочь такая, делаешь?! Прекрати меня лапать!

Лапать? Ну, возможно, именно так она всё и воспринимает, учитывая, что в меч превратилось именно тело сестрички, а вот одежда сейчас плавно оседала на пол и повисала на моём предплечье.

– Кья! Сестрёнка Сакура стала мечом!

Я перехватил оружие за рукоять, взмахнул им, скидывая остатки школьной формы и с интересом изучил приобретение.

Меч. Не бамбуковый, а цельнодеревянный. Бокуто. Слегка изогнутый. Подражает катане. Штука реально опасная. Такой и кости сломать недолго, если ИРЛ размахивать.

– Хватит на меня пялиться голую! – услышал я голосок сестрицы.

– Да ты плоская, как доска! – возмутился я. – Буквально!

– Ты что, ещё и слепой?! – рыкнула она, но тут же задумалась. – Стой… а почему цензор не заменяет мне “слепой” на “слепая” в присутствии твоей подружки? Она что, знает, что ты – парень?

– Та не, – ответил я и с интересом посмотрел на мико. – Просто, думаю, она тебя не слышит. Хино, ты слышишь Сакуру?

– А она что, ещё и разговаривает с тобой?

– Поня-я-я-ятно, – в один голос протянули мы с сестрицей. – Так, а почему она меня не слышит? И почему с меня свалилась вся одежда? И почему я чувствую, как ты меня держишь за руку, хотя ты стоишь с этим дурацким мечом на плече? Ты что, ещё какой-то кривой мод влепил и сломал игру?

– Это не мод. Это квест на становление ЛитРПГшным богом, – осадил я сестру. – Помнишь персик, который ты схарчила без спросу? Он тебя в этот дурацкий меч и превратил.

– В охрененный меч, я хочу заметить! – тотчас же возмутилась Ленка. – Таких больше не делают, а что делают – жалкая пародия, не достойная упоминания. Так, а как мне теперь обратно превратиться.

– А Габен его знает? – пожал я плечами. – Может, мне тебя надо отпустить?

– Давай попробуем.

Мы попробовали.

Не получилось.

– Ты мог бы меня не ронять, ты, задорукий бабуин?! – возмутилась Ленка.

– Могла бы, но для этого мне бы пришлось тебя лапать!

– Есть два стула... – вздохнула сестрица.

Я поставил ногу на клинок, а затем ловким движением сначала накатил его на мысок, после чего подкинул вверх и пафосно поймал за рукоять.

– Ну ты и хамло-о-о-о, – протянула Ленка.

– Ты тоже, – растянул я на лице широкую лыбу.

– Я училась у лучших!

– Я знаю! – рассмеялся я. – Ладно, у меня есть ещё два варианта, как тебя вернуть обратно в человеческое тело. Один из них не нравится мне, второй не понравится тебе.

– Начни с того, от которого ты сам не в восторге.

Я взмахнул оружием и указал его “острием” на Хино.

– Технически ты проклята злым духом, а мико умеют снимать проклятия. Косяк в том, что, возможно, ты больше никогда не станешь мечом, пока я не достану ещё один персик.

Послушница мило моргала. Сакура молчала. Виргиния решилась-таки показать свою моську из моего декольте.

И в этот момент мне по барабанным перепонкам ударило ультразвуком. От неожиданности я поспешил зажать уши руками и выпустил оружие. То тотчас же обратилось в анимешную аватару Ленки, которая с характерным кашачьим выражением лица и блестящими большими глазами поспешила вытащить мою фамильярку из тайного кармашка меж моими грудями.

– Утибозетькикакаямилотято! – совсем забыв о наготе, сестрица кружилась по комнате с пикси в руках, время от времени прижимая ту к щёчке. – Лопатькалапотькалапотька! Хотеть! Хотеть! Хотеть!

В следующую секунду Сакура подскочила ко мне и начала верещать прямо в лицо.

– Можнё я себе её остявлю?! Можнё я себе её остявлю?! Можнё я себе её остявлю?! Позязя-позязя-позязя!

– Только при одном условии.

– Кякёмь?

В следующую секунду в лицо девушке полетели разом её юбка, бюстгальтер и один чулок.

– Ты оденешься!

Хино наблюдала за всем через широчайшую щель между указательным и средним пальцем. Мико совсем не умела делать вид, что не смотрит.

– Гы-ы-ы-ы! – весело протянула Сакура, после чего начала одной рукой разбирать повисшие на голове и плечах шмотки. – А я думала, что ты спишь и видишь, как меня отделосемейнить!

Я скрестил руки на груди и отвернулся.

– Плохо же ты обо мне думаешь. У меня есть вкус.

– Э-э-эй!

– И вообще… Хино, помоги этой болезной одеться, если тебя не затруднит!

– Ладно… хорошо… – раздался неуверенный голосок со стороны мико. – Так, начнём с панцу… дай сюда ножки…

– Что значит это твоё “у меня есть вкус”?! – не унималась Ленка. – Нет у тебя вкуса! Все твои шмотки – исключительно мной подобраны, ты, тварь неблагодарная!

– Мне надо было угодить игре! – вздёрнул я гордо носик, всё ещё глядя куда-то в сторону. – Она параметры считает от моды, а не от вкусов тех, кто по-настоящему разбирается в женской красоте!

В следующее мгновение меня схватили за лицо и развернули в сторону моьски капризной сестрицы.

– В глаза мне смотри! Разбирается она в женской красоте! Я! Я на свете всех милее, всех румяней и белее!

– Ничего подобного! Наша мама намного более привлекательна, чем ты! У неё и грудь больше! А я люблю большие груди, если ты не заметила!

И мы замерли. Замерли потому, что заметили в дверном проёме НПЦ-мамочку. Она молча смотрела на нашу троицу. И что же она видела?

Меня в пижамке, признающегося в том, что мне по нраву бюст родительницы. Обнажённую Сакуру, хватающую меня за лицо, и Хино, которая держалась обеими руками за панцу, находящиеся на уровне коленок моей сестрицы.

Непись сделала самое разумное, что могла в данной ситуации. Она молча закрыла дверь.

– Вот ксо-о-о-о… – в один голос выдохнули я и Ленка.

Глава 78. Каково быть мечом?

Я не стал отмазывать сестрицу от мамы. Даже более того, я старательно саботировал процесс оправдания. Да, Сакура понимала принципы работы с полуправдой, и у неё даже вышло бы объясниться перед родительницей, если бы не моё вмешательство.

Весёлое вышло противостояние. Особенно если учесть, что матушка с каменным лицом постоянно повторяла “я понимаю” и “я так и подумала”, независимо от того, кто и что говорил. Хино заняла сторону Ленки, но то, как девочка краснела и заикалась, время от времени смешливо хрюкая, не сильно помогло Сакуре в данном вопросе.

В итоге, когда мы вышли из дома, в сестричке боролись два противоположных желания: очень хотелось как можно показательней подуться на братца-имбицила, но и выяснить вкусных подробностей о механике Ленка жаждала не меньше.

Я попытался накопать что-нибудь по данному вопросу в справке, но тщетно. Даже мигающая надпись “новое” рядом со статьями не помогала: она у меня стояла примерно на двух третях всей местной энциклопедии, включая обучалки класса “когда ваше ХП упадёт до нуля, вы откинете копыта” и “ходить нагишом – плохо для репутации”. Сюда бы сортировку по дате добавления, но это было бы слишком удобно! А удобство – это для изнеженных гайдзинов! Настоящие самураи читают вообще всё! Дес!

В итоге самое полезное, что я мог узнать, так это то, как ощущала себя Сакура, будучи мечом. Надо же было как-то убить время в дороге до школы, пока нас туда везёт машинка с верным сестричкиным рабом за рулём?

– Вообще, анализируя вопрос задним числом, я прихожу к выводу, что меня вышибло из тела, совсем, как когда я теряю сознание или занимаюсь сну-сну, но при этом оставило возможность всё ощущать.

Ну, да, видать, из-за детского рейтинга в хентайных сценах всю ощущалку отрубало.

Я хмыкнул и перевёл взгляд на зеркало заднего вида, в котором отображалось заинтересованное лицо личного водятела сестрички.

– А поскольку с твоего тела свалилась вся одежда, то и призрак получился голым, правильно я понимаю?

– Угусь. Я тогда подумала, что ты меня видишь и на меня пялишься.

– И тебя не смутило, что взор мой был не сфокусирован на тебе?

– А то я впервые вижу тебя с остекленевшим взглядом?

– Справедливо. Итак… рукоять, я так понимаю – это твоя рука. А клинок?

– Я ощутила, как ты меня лапаешь за бедро.

Я снова хмыкнул и задумчиво потёр подбородочек.

– И когда я тебя уронила…

– Я ощутила факт падения. Без боли, конечно же, но тряхануло знатно.

Тяжкий вздох сорвался с моих губ.

– И как же мне тобой бить людей?

– Со всей силы, очевидно же! – Ленка скрестила ручки на груди и вздёрнула носик. – Глупо было бы получить в руки магический меч и не пользоваться им!

Я заметно ободрился.

– Значит, ты не против?

– Думаю, если клинок врежется в хлебальник Пимико, ей будет куда менее приятно, чем мне.

– А ты зла-а-а-ая.

– Это у нас семейное. Лучше скажи мне… а что это за способ такой, второй, который ты хотела попробовать, но который должен был не понравиться мне? – я почувствовал настороженный взгляд сестрёнки.

– Ну… я планировала облизнуть рукоять или клинок.

– Фе-е-е-е!!! – Ленка вжалась в дверь машинки настолько старательно, что, казалось, собиралась проклипповать сквозь неё.

Я с улыбочкой развёл руками.

– Я подумала, что ты будешь вырываться настолько старательно, что обратишься снова в человека.

– Справедливо… но всё равно: “фе-е-е-е-е”.

Водитель хмыкнул.

– Я понятия не имею, о чём вы говорите, но звучит весело.

– Вот и не имей понятия дальше! – в один голос мы с сестрёнкой осадили любопытного, а затем я продолжил. – Теперь остаётся понять, как тебе превратиться в меч снова. Ну и, конечно же, провести замеры по урону. Нужно разобраться с этим до тренировок.

– Думаю, тут как с эмоутами. Я имею в виду те, которые искажают пропорции. Это было бы вполне в духе всего происходящего. Я ведь вернулась в тело человека, когда обкаваилась с твоей рыжей милахи.

– Спясибя! – пискнула “рыжая милаха” откуда-то из декольте Ленки.

Я пожал плечами.

– Логично. А чтобы обратиться в меч тогда… – я задумался, а затем подался к сестрице и внаглую лизнул её в щёку.

– Ахтысволочьтакаячтотытворишь?! – заверещала девушка, уже обращаясь в оружие.

– Айпамягитяпядяюпядаюпядаю! – пищала пикси, которая, лишившись уютного тёплого кармашка, вдруг оказалась “на улице” и теперь летела вниз, на сидения, следом за одеждой Сакуры, совершенно забыв о том, что у неё имеются крылья.

– Дачточёртвозьмитуттакоетворится?! – удивлённо воскликнул водила, который от удивления даже забыл о том, что находится за рулём, а потому не справился с управлением и пропустил поворот, что, ожидаемо, закончилось столкновением со столбом.

А я? А что я?

Ну, во-вторых, я был доволен тем фактом, что моя догадка оправдалась. Гнев. именно гнев и, судя по всему, родственные к нему эмоции, находящиеся на противоположном конце спектра от умиления мелкой пиксятиной, позволял Ленке обращаться в меч. И у меня, судя по всему, имеется неплохой способ перевести сестричку в боевое положение.

А во-первых, я, как дебил, который забыл пристегнуться, сейчас летел прочь, прямиком через лобовое стекло.

Глава 79. Я в порядке

Я в порядке.

Ну, да, подумаешь, пробил телом лобовуху: приземлился-то я в итоге на ноги. Хвала высокой ловкости! Я по ней уже соскучиться успел.

Ну, раз такая пьянка, сам бог-Император велел сдристнуть куда подальше, чтобы сподручней было прогулять первые несколько уроков. Будучи человеком в этом деле уже прошаренным, я тотчас же помчал по направлению к кварталам с высокими зданиями, чтобы затеряться средь переулков и убить время, старательно отрабатывая удары кулачками в стену и паркурный паркур.

По пути, конечно же, можно было почиркать зажигалкой, активизируя дымную удобную хилку, процесс применения которой вообще не мешает перемахивать через заборы и ползать по крышам домиков.

А ползать по крышам пользительно: мало того, что это повышает соответствующий навык, так ещё и позволяет получить преимущество перед полицией за счёт хорошего обзора. А копцы тут были, хоть и тупые, но бдительные. Ну и симпотные, ясное дело: я уже отмечал, что местные НПЦ преимущественно тянки и преимущественно очень даже няшные.

Впрочем, бдительность их была важней. Они очень любили задавать вопросы уровня “а почему не в школе”. У меня, конечно же, прямо вот сейчас была классная отмаза “потому что я в аварию попала”, но она сработает только если меня поймают один раз. И то, после этого лучше честно направить свои стопы в шарагу и не испытывать судьбу. После каждой поимки тебя полицией, скрываться почему-то становится сложней. Я так и не выяснил пока, почему: психологическое ли это, или же и правда количество копов на улице возрастает.

Сильное заявление. Проверять я его, конечно же, не буду.

Времени жаль. Да и рискованно, в общем-то. Лучше буду исходить из идеи, что после первой поимки испытывать дальше судьбу не стоит. Тем более, что я местный ИИ уже палил на откровенном читерстве.

В общем-то, прогул не предвещал ничего необычного, пока я не встретил Нене.

Журналисточка топала в школу, таща за собой, словно бы на поводке, связанного инкуба. И, судя по реакции прохожих, те бедолагу очень даже видели.

Я соскользнул с крыши, подскочил к одной домохозяюшке и вежливо похлопал ту по плечику.

– Э-э-э… просите, мэм, дес. А что там такое происходит? – я бесстыдно ткнул пальчиком в сторону наглой журналисточки.

– Срамота там происходит, – женщина ничтоже сумлеваясь взяла мою сигу, забычковала её о заборчик и выбросила в мусорный контейнер. – Совсем молодёжь распоясалась.

Я послушно поклонился, жестом обозначая, что извиняюсь за недостойное поведение, но решил, всё-таки, настоять.

– А кого она вот так вот ведёт?

– Понятия не имею? Не местный, думаю. Не из Дорагон но Чие. Да какая разница? Мальчишка связан!

– Ясно… спасибо, дес! – я снова поклонился, а затем поспешил к Нене.

Та даже не успела отреагировать, когда я нагло подхватил её за локоть, да зашипел на ухо.

– Ты что такое творишь?

– А? А, это ты, Юки? Да успокойся! Всё равно никто его рогов не видит. Они же “не активированные”.

– Зато вот весь БДСМ прямо на виду.

– Чья бы корова мычала, Юк! Уж после того, что ты устраивала…

– Справедливо, – был вынужден согласиться я. – Но ты не забывай: то я. На мне уже крест поставили: хулиганка, байкерша, тёмная колдунья…

– ...девственница…

– Ксо! – выругался я. – Дай мне хоть шанс, тварь ты языкастая!

Нене весело хихикнула, прикрывая рот кончиками пальчиков.

– Не дам я тебе шанса. И вообще, дома мне его оставлять было нельзя: мама бы Ромку отвязала, и плакал мой личный инкуб-содомит.

– А ты думаешь, ты его у школы привяжешь к заборчику, и он так до конца учебного дня останется? – прошипел я. – Что за мисо-суп у тебя в голове, женщина?

– Да всё в поря-я-ядке, – протянула журналисточка. – На охране скажу, что это нужно для школьной газеты. Исследование на тему субкультуры БДСМ.

Я хмыкнул и бросил короткий взгляд на демона.

– Может, будет милосердней добить уже бедолагу?

Тот старательно замычал и закивал с такой страстью, что казалось, будто бы его голова сейчас оторвётся.

Я пару секунд смотрел на это представление, а затем махнул рукой.

– Да не-е-е, бред какой-то.

И в следующую секунду…

– Стой прямо там, ты, криминальный отброс!

Мы с Нене аж на месте подпрыгнули. А затем заозирались по сторонам.

Ясное дело, данные слова принадлежали полицейской, что сейчас решительно стучала каблучками в нашу сторону.

Я вжал голову в плечи.

– Ну всё, кранты…

Наверное, неопытный игрок бросился бы сейчас бежать, но я-то успел пощупать местные механики. Сваливать имеет смысл только когда у тебя нет удобной отмазки. А если она есть, лучше будет ей воспользоваться, ибо при попытке побега она сгорает.

Нене поспешно подняла ручки.

– Госпожа офицер-сан, я не делала ничего предосудительного! Это всё он! – пальчик журналисточки указал в сторону Ромула. – Он – настоящий демон во плоти!

А девочка учится, я посмотрю.

Впрочем, в этом не было нужды. Полицейская лишь отмахнулась от моей спутницы, решительно подошла к инкубу, а затем от души вмазала ему тонфой прямо в пах.

– Как смеешь ты, великовозрастный извращенец, так поступать с бедными школьницами?!

Нене перевела на меня недоумённый взгляд.

– Великовозрастный извращенец?

Я развёл руками.

– Ну, как ты думаешь, сколько столетий назад Ромка закончил школу? Пора бы уже запомнить, кого в “Подростковой Школьной Жизни” зовут взрослыми.

Откуда-то из-за моей спины раздалось страдальческое мычание бедного инкуба.

Глава 80. Будем спасать Ромку?

Две анимешных моськи выглянули из-за кустов. Озорная физия принадлежала Юки, а коварная – Нене. Мы наверное обе забавно выглядели, с этими листочками, застрявшими в волосах.

Но что поделать, если движок сам пихает эту ересь, стоит тебе хотя бы пять секунд посидеть под прикрытием низкой зелёной поросли? Я даже видел, как оно происходит… никак! Листва сама в причёске образуется. Просто берёт и прорисовывается.

Хотя… выглядит миленько. Меня, пожалуй, просто морозит отсутствие нормальной анимации добавления этого аксессуарчика. Из погружения выдёргивает. Вот и ворчу, как типичный олдфаг.

Коим, впрочем, и являюсь.

Ну, да ладно. Это всё лирика.

Да и листва у нас в причесонах образовалась строго потому, что мы с журналисточкой активно стелсили по направлению к полицейскому участку, куда увели Ромула. Хочу сказать, что дело это было очень опасное: судя по времени, уроки уже начались, а мы тут ползаем у самых окон главного осиного гнезда, созданного загонять нерадивую школоту в специально созданные для них загоны.

– Напомни мне, какой у нас план? – вопросил я свою спутницу, настороженно оглядываясь по сторонам.

– По планам у нас ведь ты – главная мастерица, разве нет?

– Быть может… но я ничего не выдумывала.

– А зачем тогда за мной попёрлась? Я думала, у тебя есть план.

– Мне всё равно надо как-то убить время и прогулять первые уроки. А попёрлась я, потому что думала, что план есть у тебя.

– Ксо…

Мы убедились, что горизонт чист и осторожно заглянули в окошко. Через него было отлично видно помещение с “обезьянником”. Вообще, довольно красивый такой, просторный офис, половину которого занимает крупная клетка, как в фильмах про Дикий Запад. В клетке, под “присмотром” одинокой полицейской, больше внимания уделявшей кроссворду, сидели наш знакомый инкуб и, к моему удивлению, мерзкая сестрёнка Рьюги.

Я рассеянно почесал нос.

– Как ты думаешь, а мальчик с девочкой сидят в одной камере ради фансервиса или потому, что разрабы – безграмотные идиоты?

– А это имеет значение?

– Нет, – я пожал плечами. – Просто хочу показаться очень умной, а что?

– Хочешь показаться умной: придумай безумный, но действенный план по спасению Ромки.

– Так, не сочти меня дурой, но мне нужно полноценное ТЗ. Под спасением мы подразумеваем что?

Нене удивлённо похлопала глазами.

– Вытащить его из клетки живым и относительно невредимым, конечно же! – она прошептала настолько громко, насколько вообще было возможно это сделать, не нарушая конспирации. – А какие ещё варианты?

– Убить его.

– Ты с дубу рухнула?

– Мне кажется, он был бы нам благодарен.

Мы обе разом посмотрели в сторону предмета обсуждения. Несчастный рогатый непись вжимался в решётку в противоположной от мерзкой сестрёнки Рьюги стороне так старательно, будто бы желал просочиться промеж прутьев. Судя по всему, мы нанесли бедному демону серьёзную моральную травму, и теперь он шугался любой земной представительницы прекрасного пола.

– Эй! – недовольно шикнула Нене. – Это мой фамильяр. Я ради него прошла тако-о-ое…

– Стала би-любознательной?

– Я, вообще-то, натуралка. Имею в виду, в жизни, когда на голове нет обруча.

Я почтил собеседницу скептическим взглядом.

– Знаешь, твои кинки настолько извращённые, что я даже не знаю.

– У всех свои недостатки. Я хотя бы не сталкерю за Пимико.

– Сталкеришь.

– Ты мне за это платишь, а потому – не считается. Я – всего лишь инструмент.

– Справедливо. Ладно, у меня есть план.

– Безумный?

– Невероятно. Ты сделаешь шумно, а я открою окно, зайду внутрь, вскрою замок и выйду обратно. Парадоксально: тут на окнах даже решёток нет. Когда я ИРЛ захаживала в наши участки, там охрана была – моё почтение. Такая чушь бы не сработала.

Нене посмотрела на меня, как на умалишённого.

– Замечательно! Я сделаю шумно, меня поймают, и я окажусь в камере взамест тех, кого мы спасаем. Великолепный план. Надёжный, как швейцарский сыр. Тот, который весь из дыр.

– Могла бы не уточнять, – вздохнул я. – Шутка изящней была бы. И этот человек ещё свободной журналистикой занимается: знаешь, какую тонкую иронию ты упустила, нарочито пришив Филатова к Лебовски.

– А я вижу, ты – человек культуры, – уважительно покивала Нене. – Но это не отменяет претензий, озвученных выше. Ну, давай, скажи уже своё “справедливо”. Мне нравится, как это у тебя звучит.

– А вот и не скажу, – процедил я сквозь зубы. – Потому что на этот раз ты не права. Ладно, сиди дальше в кустах. Я всё сделаю сама. Но с тебя тогда сегодня вечером хентай: мне нужны эти бонусы. Выпивку, кстати, берём твою. Мои запасы не безграничны.

Журналисточка развела руками.

– Ладно, и как ты собираешься разом и шуметь, и вламываться внутрь?

Я молча поднял с земли камень, а затем от души запулил его в одну из полицейских машин на стоянке.

Та послушно заверещала сигнализацией.

– О… – удивлённо похлопала глазами Нене. – Так под “пошуметь” ты в буквальном смысле слова имела в виду шум?

– Угу, – раздражённо ухнул я, а затем внаглую сдвинул оконную створку вверх.

Она, конечно, проскрипела, как и полагается, но кто этот скрип в таком шуме услышит?

Глава 81. Ромка, заткнись!

План был простенький. Но зачем стрелять из пушки по воробьям?

Я даже специально удостоверился, что правильно понял роль полицейской с газеткой: она и правда являлась “слепым стражником”. Будь разрабы более талантливыми – или имей больше времени и денег на отладку ИИ – оно бы не бросалось в глаза. Интеллект неписей выглядел бы более гармонично, и их ситуативная слепота не казалась бы фальшивой.

Но тут она была именно что фальшивой. Ребята чересчур выкрутили въедливость стражи, из-за чего, когда им потребовался “слепыш”, который будет реагировать только на очевидную лажу со стороны игрока, его пришлось прибить к месту скриптами.

ИИ было больно. Он страдал. Но стоически сидел на месте и гадал кроссвордик, ни ухом, ни рылом не поведя в сторону очевидного беспредела на улице. Любой нормальный человек хотя бы на пару секунд отложил бы газетку в сторону, услышав вой сигналки. Но не эта фря.

Бедная ущербная неигровая персонажка.

В общем, да, какой смысл стрелять из пушки по воробьям? Зачем выдумывать хитропланы, когда можно просто сигануть в окошко, проползти до двери, да начать ковыряться шпилькой в замочке.

Я был сама ночь! Я – Бэтмен!

Единственной, кто меня заметил, была мерзкая сестрёнка Рьюги. Она-то, будучи нормальным – относительно – человеческим сущенством, услышав сигналку, сразу же отвлеклась от мобилки. Каково же было её удивление!

Я с улыбкой приложил палец к губам, а затем осторожно постелсил к двери, на ходу готовя отмычку и отвёртку.

Раз плюнуть! Просто раз плюнуть!

Пробный взлом! Отмычка, естественно, сломалась. Ещё попытка – снова провал, но я уже нащупал зону, в которой предполагалось находиться шпильке для успешной проверки моих навыков.

Хех! А это проще, чем замки в доме учительницы-мраккультистки. Лафа! Раз плюнуть! Я успею открыть дверь прежде, чем истечёт эта минута!

Сигналка утихла, однако мои шуршания отмычкой не привлекали внимания угашенной скриптами полицейской.

Зато привлекли внимание Ромки.

Он обернулся, увидел меня… и его глаза начали медленно расширяться в ужасе.

Я состроил злобную рожу и зашипел на него настолько убедительно, насколько это было вообще возможно.

Но это не помогло.

– А-а-а-а! Спасите! – в панике он бросился от меня в противоположную сторону.

Прямо к мерзкой сестрёнке Рьюги, которой в ужасе и запрыгнул на коленки, надеясь получить хоть какую-то защиту, пусть даже и от отвратительной самки человека.

– Это чудовище! Она пришла за мной!

Я затравленно обернулся через плечо.

Прибитая скриптами охранница что-то раздражённо чиркнула в кроссвордике.

– Придумай что-нибудь по-оригинальней. Я на такую банальщину не куплюсь.

У меня слегка отлегло от сердца. Но лишь слегка.

Я многозначительно зыркнул на блондинистую сестричку Рьюги, как бы намекая, что для её же блага было бы неплохо заткнуть этого демонягу.

Той не пришло в голову ничего более разумного, нежели просто зажать инкубу рот рукой.

Я понимал, что надолго это не поможет и сконцентрировался на замке. Не знаю, почему я не бежал прочь в тот момент. Быть может, во мне говорил азарт. А, быть может, я был уверен, что мне удастся при помощи лисьей харизмы вызвать у демона сердечный приступ.

Ясное дело, что уже спустя три секунды Ромка вывернулся и вновь заголосил:

– Что же вы за человек такой?! При вас меня насилуют и убивают, а вы от газетки не отвлечётесь?!

Полицейская, не выныривая из кроссворда, схватила тонфу и решительно ударила ей по столу.

– Тихо! Уважай мою власть!

Подлая сестрёнка Рьюги вновь спешно зажала этому горлопану рот. Я многозначительно выпучил глазюки, а затем зашипел:

– Не видишь, что это бессссполезно?

– А что ещё делать? – у девицы явно было туго с идеями.

– Поцелуй его.

Инкуб в ужасе замычал так громко, как только мог, и принялся вырываться с утроенной силой.

– Поцеловать? – не поняла тупенькая сестричка Рьюги.

– Накрой губами его губы! Сработает, поверь мне!

– Не шептаться! – прикрикнула на нас слепошарая охранница.

В этот момент инкубу вновь удалось вырваться.

– Спасите!

– Не орать! – дубинка в очередной раз ударила по столу.

Я аж дёрнулся.

– Насилуют!

– Расслабься и получай удовольствие, извращенец!

Уф… ИИ, кажись, вошёл в бесконечный цикл обмена тупыми фразочками.

Щелчок!

Да!

Наконец, мне удалось справиться с замком. Я открыл дверь и…

– Да посмотрите же! У вас побег!

– Побег? – полицейская встрепенулась. – Это что-то новенькое.

Она оторвалась от газеты и посмотрела в сторону входа.

Мы встретились взглядами.

Я обворожительно улыбнулся.

– Всё в порядке, офицер. Не отвлекайтесь, я сама закрою.

С этими словами я прошёл в камеру, затворил решётку и принялся ковыряться в замке уже с целью запереться.

Мне было ужасно стыдно.

Глава 82. Логично

Полицейская подошла к решётке и застыла, глядя на меня пустым непонимающим взглядом.

Я буквально слышал, как её усечённая логика стучится о скрипты. Но зубчиков в шестернях не хватало, чтобы сцепиться в единый функциональный паттерн поведения.

Что касается меня, то я продолжал мучаться с замком. Я, если честно, не особо понимал правил вот этой миниигры. А тот факт, что я ещё и не имел возможности посмотреть на процесс по-человечески, не особо-то помогал.

Наконец, несчастный мозг офицера сумел родить гениальный вопрос.

– Что вы делаете?

– Пытаюсь запереть дверь.

Я решил не лгать. ИИ глючил. И я пытался это усугубить. Именно потому не давал неписю ни малейшего шанса зацепиться шаблончиком поведения за ложь.

Полицейская молчала ещё четыре секунды.

– Зачем?

– Она извращенка! – вставил свои пять копеек инкуб.

– Да, я – извращенка, но девственница, – снова честно ответил я. – Но запираюсь не поэтому.

– А почему?

– Потому что хочу, чтобы дверь была закрыта.

– Логично.

– Нихрена не логично! – вмешался Ромул.

Впрочем, мышление обоих НПЦ явно шло изолированными процессам. И разумность демона никак не спасала полицейскую от перегрева мозгов. Интересно, какой тут используется метод оптимизации? Игра же не сингловая. Она не должна тормозить из-за того, что среди игроков затесалось такое недоразумение, как я.

Скорей всего, это будет сброс логической цепи.

Вот бы его устроить! Есть шанс, что оно произойдёт в нашу пользу.

Тем временем полицейская что-то себе надумала и обратилась уже к демону.

– Почему не логично?

– Эта рыжая вообще ничего логичного не делает! – сдал меня с потрохами инкуб.

– Это преступление? – поинтересовался я у полицейской.

Та вновь подвисла.

– Нет, – наконец родила непись.

– Если я не совершала преступления, значит, вы не должны меня запирать, верно?

– Не должна.

– Поэтому я запираю сама себя.

– Логично.

– Нихрена не логично! – взвыл Ромка. – Разве в камере не должны сидеть преступники?

– Должны, – полицейская чувствовала подвох, но не могла понять, где он сидит.

– А те, кто не преступники, должны находиться снаружи?

– Да.

– Тогда эта рыжая стерва должна находиться снаружи, а не внутри, логично?

– Логично.

Я прямо зауважал Ромула. Впервые я видел, чтобы НПЦ нарочно грузил другого НПЦ, будто бы осознавал факт, что товарища по багам глючит.

– Нихрена не логично! – возмутился я.

– Почему? – в один голос спросили меня инкуб и полицейская.

– Потому что Ромка ничего плохого не сделал, и вообще, он морально-нравственно страдает, а его на улице поймали и посадили в тюрьму! – я обиженно надул щёчки. – Ни за что, ни про что!

И это ведь была правда. И полицейская это знала.

Судя по всему, я был близок к перегрузке ИИ. Стражница закона на моих глазах на добрых две секунды зависла, а затем вернулась к нам, но уже с дёрганной анимацией.

– Логично, – изрекла непись и застыла, глядя на меня пустым взглядом, который отлично дополнял факт дёргающегося нижнего левого века.

В этот момент в игру вступила подлая сестрёнка Рьюги, которая, судя по всему, начала уже догадываться, что тут происходит.

– А вы ведь помните, что я говорила, что вы всё неправильно поняли?

– Да, – речь становилась всё более механической, всё менее эмоциональной.

Занятно. Никакого сброса логической цепи. Больше похоже на её упрощение. Избавление от шелухи.

Видать, чтобы абьюзить искусственный интеллект было посложней.

– И вы ведь видите, что вы что-то неправильно поняли?

– Да.

– Значит, вы неправильно поняли.

– Да.

– А я так и сказала.

– Да.

– Значит, я говорила правду.

– Нет.

Запросы к серверу были неумолимы.

– Но это же не логично! – возмутилась блондинистая стерва, вскакивая с места.

– Логично. Не логично.

Мне показалось, что во взгляде полицейской я вижу панику.

Моих губ коснулась озорная улыбка.

– “А” и “Б” сидели на трубе! – весело затараторил я. – “А” упало, “Б” пропало. Кто остался на трубе?!

Бедняжку аж затрясло.

Зрелище было жуткое, но глаз отвести не получалось. Я, сестричка Рьюги и Ромул разом прижали морды к решётке.

Полицейскую дёргало. Двоило. Размазывало в пространстве.

Затем она на секунду исчезла, после вернулась, но выглядящая не столько, как человек, сколько как манекен, покрашенный грубо краской, лишь частично совпадающей с цветами униформы, волос и человеческой кожи в положенных местах. И только ещё две секунды спустя непись подгрузилась полностью.

Судя по всему, логические цепи у неё были сброшены на ноль.

Я широко улыбнулся. Мне удалось добиться своего. И было не столь важно, какой там паттерн по-умолчанию стоит. Даже если “раз в клетке, значит там и должны сидеть”. Тут куда важней был сам факт успешности задумки. Что я в очередной раз победил

Что человек оказался умнее бота.

Оставалось только понять, что там в дефолных установках у местных копов прописано.

Страж порядка осмотрела нас всех скептически.

– Так, а что вы тут делаете?

– Школу прогуливаем! – весело отозвалась рьюгина сестрица.

– А я в аварию попала! – поднял я руку.

– Так! – полицейская открыла дверь и махнула рукой. – Мигом учиться!

Мы с блондинистой стервой уже шагнули через порог, как услышали позади вздох облегчения.

– А я тут посижу, – сообщил демон. – Я уже не школьник.

– А он невиновный! – тут же “заложил” я инкуба.

– И ты тоже пшёл вон! – скомандовала служительница закона.

Несколько секунд демон с ужасом смотрел на полицейскую. Во взгляде его читалась слабая надежда на то, что та передумает, однако он недооценил упёртость местной стражи.

Затем Ромка направил взор на меня. Я мило улыбнулся и беднягу передёрнуло.

В панике он посмотрел на мерзкую сестрёку Рьюги, но та явно не понимала его печалей, да и вообще, была чересчур раздражена поведением инкуба.

Помощи ждать было неоткуда.

И демон это понял.

Но его личных сил не хватало, чтобы избежать той судьбы, что ему уготовил злой геймерский мозг.

– Папа! Роди меня обратно! – страдальчески взвыл бедолага, картинно падая на колени.

Глава 83. Я не трап! Хотя… за это много платят?!

Когда нас отпустили я на всякий случай решил покинуть полицейский участок через окно. Мерзкая сестрёнка Рьюги, кажется, ничего не поняла, но последовала моему примеру, а у Ромки просто не имелось варианта отказаться: я снова посадил его на импровизированный поводок из пояса мико.

Мы немножко отошли от этого осиного гнезда в сторону школы, после чего я наконец пересёкся с журналисточкой и вручил ей инкуба.

Но она словно бы этого не заметила.

– Это… это… это… было осугоенно!

В голосе и взгляде девицы было как-то чересчур много восторга.

Мне стало страшновато.

– Ты что, впервые в жизни багоюз видишь? – моя собеседница только открыла рот, как я её перебил. – Ладно. Пофиг. Бери своего Ромку, а у меня тут разговор. Пока.

Я оставил восхищённую Нене наедине с ошалевшим Ромкой, а сам поспешил нагнать мерзкую сестрёнку Рьюги да поприветствовать её бодрым хлопком по ягодице.

– Даров! Как жизнь?! Заработки не удались?!

– ЪЙЫУЪ!!! – сквозь зубы выдала эта блондинка с волосами-пружинками, вытягиваясь в струнку, а затем обожгла меня злым взглядом мгновенно покрасневших глаз. – Ты чего творишь, болезная?!

– Здороваюсь с тобой, мерзкая сестрёнка Рьюги. И делаю приятно.

– Как это может быть приятным, ты, сумасшедшая?!

– Это ты мне скажи, – выдал я наглую лыбу. – Не у меня кровь носом пошла.

Собеседница неуверенно коснулась кожи над губой, а затем ошарашенно посмотрела на обагрившиеся подушечки указательного и среднего пальцев.

– Как… это возможно? Ты что, трап?!

В следующую секунду девица нагло полезла мне под юбку проверять это предположение. Я же чисто инстинктивно остановил её, схватив за предплечье и отвёл нижние девяносто назад.

– Да тянка я, тянка. Что ты там нащупать решила? Мы же вместе в душ ходили!

– Да что я бы там увидела под цензурой?

– А, да, точно, у тебя же анцензора нет, – понимающе кивнул я.

– Что?

– Что?

Мы пару секунд смотрели друг на друга. Мерзкая сестрёнка Рьюги подозрительно сверлила меня взглядом, а я отвечал невинной улыбкой и кристально честными глазюками.

Наконец блондинка вздохнула.

– Так у тебя есть антицензор?

– Нет.

– А почему тогда ты сказала…

– Не важно! – перебил я её. – Важно то, что мы можем помочь друг другу! Я так понимаю, тебе нужны деньги на починку тачки Кентаро?

– И что ты предлагаешь? – скептически подняла она бровь. – У тебя есть деньги?

– У меня тоже нет денег! – я поднял палец. – Но! Но у меня есть то, чего не хватает тебе!

– Мне не хватает денег, – хмыкнула блондинка.

– Я не об этом.

– И как факт бытия трапом мне бы помог заработать денег? Ты что, уже знаешь, где за это платят?

– Да не трап… – я вдруг осёкся и с интересом посмотрел на собеседницу. – Погоди-ка! Ты ведь уже точно знаешь, где за это платят!

– Э-э-э-э… – она удивлённо подняла бровь… но затем вдруг улыбнулась. – Да! Да, я знаю!

– Отлично! – я показал ей большой палец. – Много платят?

Улыбка мерзкой сестры Рьюги стала особо мерзкой.

– А я смотрю, ты вообще беспринципный полупокер.

Я развёл руками.

– Я молода и мне нужны деньги. Ты не можешь меня в этом винить. Ну так что? Платят много?

– Ну, думаю, за три… эм... свидания можно было бы окупить затраты на ремонт…

– За одно! – уверенно вздёрнул я нос.

Во взоре девушки мелькнула неуверенность.

– Откуда такая уверенность? Ты ведь только-только услышал о том, что такая индустрия вообще представлена в игре! Откуда тебе быть в курсе расценок и способов повысить заработок?

Я уверенно шагнул к девушке и решительно схватил её за плечо, а затем злобно самодовольно оскалился.

– Да не будем мы с тобой идти на это свидание. В смысле, будем, но профит не в этом: если клиент богатый, значит его можно грабануть. А в полицию он вряд ли побежит, опасаясь огласки своего пристрастия к молоденьким мальчикам в юбочке: чай на улице начало нулевых, а не наши толерантные времена, когда даже педофилов надо называть “друзьями детей”, чтобы не оскорбить их.

– Это рискованно, но может сработ… стоп! Что?! Ты сказал “мы”?

– Ага! – улыбнулся я. – Ты думаешь, я справлюсь без подельников?

– И мне что… типа твоим сутенёром надо выступать?

Я недовольно фыркнул.

– Да. Но нет. Ты переключишься на своего мерзкого братишку и мы будем траповать вместе. Тем более, я уверен, что у него боевой скилл выше, чем у твоей блондинистой шкурки. А это, на самом деле, даже важнее, чем наличие или отсутствие Y-хромосомы.

Девушка сглотнула.

– Ну-у-у… да… боевой скилл побольше. Но он довольно низкий. Я его заселяла, как ботаника. Потом решила переметнуть в гопники. Задним числом. Поэтому он такой дрищ.

– Так великолепно! Дрищ в платье будет больше похож на девку. А насчёт навыка не волнуйся: я вообще только-только сгенерился.

Мерзкая сестрёнка Рьюги начала выкручиваться из моих объятий.

– План – ксо! Я в нём не участвую! Я брезгую!

– Да брось! – я развёл верхними конечностями. – Мы с тобой горы свернём!

– Шею мы себе свернём – это точно! – прикрыла глаза рукой блондинка.

Я завёл руки за спину и склонился, чтобы заглянуть в лицо девушки снизу вверх.

– Но ты только подумай о том, что скажет Кентаро, если ты уже послезавтра по внутриигровому таймеру принесёшь ему бабла в достаточном количестве, чтобы не просто починить его ласточку, но и прокачать её.

Мерзкая сестрёнка Рьюги тотчас же убрала ладонь от своего светлого лика.

– Что будем пить, девочки?

Глава 84. Юки зовёт Пими-тяма на свидание

Мы с Мерзкой сестрёнкой Рьюги закупились в ближайшей палаточке вкусняшками и сейчас сидели в переулке на ступеньках да неспешно обжирались, по ходу дела обсуждая план ограбления богатенького трапофила, как вдруг зазвонил мобильный.

– Погодь, – поднял я руку, призывая помолчать мерзкую сестрёнку Рьюги, недовольную тем, как я записал её в телефонной книжке, после чего принял звонок. – Муши-муши!

– Юки? Ты где?

Голос на том конце провода принадлежал императрице.

– Да так. Сижу. Пью Бад. Чуви-и-и-и-и-иха!

Собеседница моего чувства юмора не оценила. Видать для неё это было чересчур тонко.

– Ты отдала книгу лисе?

– М-м-м… да-а-а-а? – я почувствовал запах кидалова.

Отчётливый. Яркий. Терпкий.

– Когда ты пойдёшь забирать её?

Я мысленно прикинул. Сегодня вечерком сгоняю за книжицей. Завтра – подыму бабла на ограблении. Значит…

– Послезавтра.

– Не надо послезавтра, Юки-тяма. Надо сегодня.

– Слушай, я сегодня не могу…

– Почему?

– Я... – я немного растерялся, потому от запары выбрал ту же тактику, какую использую для заговаривания зубов НПЦ. – Я готовлюсь к платному свиданию с трапом.

– Ты любишь трапов? – удивилась императрица.

– Я буду трапом.

– Но ты же не трап.

– А когда меня останавливали такие мелочи?

Собеседница слегка “подзависла”, судя по тишине в трубке.

Затем, наконец-таки я услышал вопрос.

– Ты сгенеришь нового персонажа?

– Нет.

– Ты думаешь такой большой оппай, как у тебя, можно утянуть? Там размер четвёртый-пятый.

– Я не буду утягивать оппай.

Снова пятисекундная тишина.

– Тогда как? При помощи магии?

– Нет.

Удивительно, но ткнув пальцем в небо, я убил долбанного орла! Совсем забыл об этой черте Пимико: она очень любопытна. Настолько, что готова не моргнув глазом пожертвовать внутриигровым преимуществом, просто чтобы увидеть нечто по-настоящему прикольное или загадочное.

Я рассудил, что было бы лучше разыграть эту карту, а не пытаться обмануть императрицу. Ведь если обман вскроется, я окончательно потеряю любое доверие.

А ведь мне был интересен человек, играющий за данного персонажа. И что-то мне подсказывало, что он был достаточно сильно бит жизнью, чтобы стать параноиком.

– Слушай, Пими-тян, а не хочешь вместе со мной в качестве трапика на свидание сходить?

В следующую секунду мерзкая сестрёнка Рьюги от неожиданности прыснула газировкой. Да ещё и прямо на меня!

Я прикрыл глаза на пару секунд, а затем подарил блондинке раздражённый взгляд.

Та изо всех сил пыжилась показать мне, что я сумасшедший: глаза пучила, пальцем по виску стучала.

Тоже мне! Америку открыла!

– Ты думаешь, у меня получится?

– У тебя оппай поменьше будет. Вот тебе моё слово: всё будет чики-пуки. Мы повеселимся. Поверь мне, ты такого безумного ксо ещё никогда не творила!

– Умеешь же ты заинтриговать, Юки. Ладно, я согласна.

– Хорошо. Но, думаю, тебя надо будет заколдовать… просто, чтобы никто не узнал в Пимико Пимико. Вряд ли кто поверит, что знаменитая императрица на самом деле император.

– Значит, ты всё-таки поедешь за книгой сегодня?

– Ну-у-у… придётся, пожалуй. Но только ради тебя. Мне-то в этом нужды вообще никакой.

– Тогда давай прямо сейчас?

– А тебе учиться не надо? – нахмурился я.

– У меня есть определённые поблажки, – хмыкнула собеседница. – А ты всё равно прогуливаешь. Поедем сейчас и, возможно, ты успеешь вернуться к физ-ре.

Я на пару секунд задумался.

– Лады… а можешь заодно отмазать мерзкую сестрёнку Рьюги?

– Эй! – раздалось со стороны последней.

Пимико на пару секунд замолчала.

– А как её зовут? Полное имя?

Я посмотрел на блондинку невинным взглядом.

– Как тя звать-то?

– Я минуту назад в сотый раз повторила! – не выдержала та. – Кумио Ками! Кумио Ками!

– Мерзкая сестрёнка Рьюги говорит, что её зовут Кумио Ками Кумио Ками, – вновь обратился я к трубке, не обращая внимания на цундерящуюся девицу.

– Ладно, отмажу. А зачем?

– Узнаешь. Ладно, поехали. Тебе потребуется онсен…

– Я уже у нужной чащи, – перебила меня императрица.

И я нервно сглотнул.

Как же вовремя я решил не хитрить. А то был у меня план согласиться на забор книги вечером, а поехать вместо уроков. И если бы я ему последовал, непременно оказался бы в ловушке. А учитывая сумасбродность императрицы, я бы не удивился, если бы она придумала бы способ отрезать мне путь в колдующие мико и, как следствие, в хранители равновесия, при помощи бамбукового меча и трёх ударов по голове.

Когда эта перекачанная тварь решает побыть немножко серьёзной, противостоять ей становится решительно невозможно.

Глава 85. У Пими-тяма проблемы с общением

Повесив трубку, я тотчас же схватил мерзкую сестрёнку Рьюги за руку и потащил за собой.

– Эй! Эй! Эй! – возмущалась та. – Ты головой вообще пользуешься?!

– Я в неё ем! – уверенно ответил я.

– Оно и видно! Так если ты в голову только ешь, тогда чем ты думал, когда решил, что свести нас в одну партию с Пимико – хорошая идея? Мы же с ней в контрах! Мой брат против неё активно панкует, а я – встречаюсь с главарём оппозиции!

– Поверь мне, мерзкая сестрёнка Рьюги, на существование оппозиции всем, кроме маленькой кучки этих оппозиционеров начхать.

– Что?

– Что слышала. Я психологический портрет Пими-тян составлял. Это очень прошаренный в подобных вопросах человек, которому до жути скучно из-за отсутствия прикладной пользы высокого навыка. А наше мероприятие её изрядно повеселит. Кроме того, она же перекачана в усмерть: ты хоть представляешь, сколько мы можем бабла поднять?

– Она же всё себе заберёт! – воскликнула блондинка.

– Нет! Она завязнет в тяжёлом бою с превосходящими силами, а мы захапаем себе все сто процентов прибыли!

Девушка аж поперхнулась.

– Ты думаешь, после этого нас на шашлык не пустят?! Она же знает, где нас искать! Мы будем вынуждены всё отдать!

– А мы “всё” и отдадим! Откуда ей знать, сколько конкретно мы оттуда унесли? Этой дельты нам хватит, чтобы тебе починить и прокачать тачку, а мне – купить два байка!

– Ты думаешь, она настолько дура, чтобы купиться на это?

– Я думаю, что она достаточно опытный ГМ, чтобы сделать вид, что не заметила.

– Что ты, чёрт возьми, такое несёшь?!

– Я знаю культурную среду, в которой сычевала Пимико. Я знаю, куда она аутировала. Я знаю, какие законы проникали в её тело, смешиваясь с генетическим кодом. Я там тоже бывал.

– Стоп… что?! – она секунду молчала, а затем вздохнула. – Ксо! Теперь многое становится ясно! Ты уверен, что не облажался со своими выкладками?

– Ваашпе не уверен! Но пока что всё сходилось: Пими-тяма любит “интересную игру”. Она из тех, кто банит любителей сливать метагеймовую инфу в катках с предателем. А ещё – она очень сильно зависит от идеи, которая ей овладеет.

– Прямо как ты? – скептически хмыкнула мерзская сестрёнка Рьюги.

– Круче! Я просто очень упорный. Но на самом деле – ветренный. Легко переключаюсь на что-то новенькое. А Пимико… ты видела её глаза?

– Причём тут глаза? Они же нарисованные!

– Не совсем. Я экспериментировал с редактором персонажей. Даже если извратиться и сделать такие же, то эффект всё равно будет иной: тут лицевая анимация очень качественная. Зрачок будет постоянно менять размеры в зависимости от того, какое выражение надо эмулировать. Но у Пимико он почти всегда одинаков.

– Погоди?! Ты хочешь сказать, что у неё и в жизни такой же бесноватый взгляд?

– Разумеется, нет!

– Фух…

– В жизни он не будет смотреться так мило! Это будет реально жутко!

– Почему ты говоришь об этом так весело?!

Мы выскочили из переулка и оказались всего в десятке метров от перекрёстка. Я тотчас же начал крутить рыжей головой в поисках таксиста.

– Ты что, не поняла? Потому что я – долбанутый!

– Что-а?!

Я нашёл подходящую машину на той стороне дороги – а вот полиции, слава Габену, не заметил – и привстал на цыпочки, чтобы помахать водиле.

– У Пими-тяма – проблемы с общением.

Мерзкая сестрёнка Рьюги молчала. Я даже на всякий случай обернулся через плечо, чтобы проверить, не залагала ли она. Но нет. На месте девочка. В порядке. Просто смотрит на меня как-то странно.

Не как на идиота, а виновато. С лёгким недоверием. Словно бы изучая меня заново.

Я удивлённо моргнул.

– Что?

– У тебя что? Тоже проблемы с общением?

– У меня нет проблем с общением.

– Нет общения – нет проблем? – как-то невесело она усмехнулась.

– Справедливо! – поднял я палец.

– Поэтому ты столько кривляешься и привлекаешь к себе внимание?

Я недовольно фыркнул.

– Ты меня плохо знаешь! Мне никто не нужен! Поверь мне: я тебя сейчас попользую и выброшу на обочину жизни. С деньгами на починку тачки, но брошу же! Ты же – мерзкая сестрёнка Рьюги!

– Привлекаешь к себе, чтобы они тянулись, а затем демонстративно вытираешь ноги, чтобы показать, что тебе никто не нужен, да? – она снова усмехнулась. – И для того так упорото качаешься, чтобы быть сильней любой толпы?

Позади меня остановилась машина. Та самая. С шашечками.

Я поморщился.

– Не-е-е… не получается у тебя. Это только я могу всех анализировать. А вот у тебя какая-то лажа выходит.

Та демонстративно вздёрнула носик.

– Ха! Тогда скажи что-нибудь обо мне.

– Ты в жизни красивая, но тебе эта красота нафиг особо-то не упиралась, – начал я выдавать скороговорку, которую шустрый язычок Юки умудрялся воспроизвести много лучше, чем я мог бы это сделать ИРЛ. – Ходишь в непритязательном, но тебя постоянно домогаются парни и даже некоторые девки. Всех их ты считаешь ничтожествами. Кроме нескольких. Но своей потенциальной парой ты видишь только Кентаро, как подходящего по возрасту. И ты ему даже нравишься, но он считает себя тебя недостойным по причине, на которую тебе начхать.

И пока мерзкая сестричка Рьюги стояла на месте с открытым ртом да хлопала глазами, я склонился к окну авто.

– В школу едете, девочки? – с улыбкой поинтересовался водитель.

Мужик! НПЦ-мужик! Счастье-то какое! А то мне уже казалось, что это мир победившего аниме-феминизма.

В честь этого я даже сделал вид, что не заметил, что он смотрит мне слегка ниже уровня глаз.

– Нет.

– Прогуливаете? – нахмурился он.

– Нас в лесу ждёт представитель дисциплинарного комитета.

Полуправда как всегда уверенно прошла проверку на ложь. Непись кивнул. Он не сверял логические предпосылки, а просто убедился в том, что его не пытаются обмануть, после чего превратился в доверчивого дурачка.

– Садитесь… и, это… девушка… – он покраснел, а из левой ноздри его потекла капелька крови. – У вас сорочка просвечивает.

Я опустил взгляд вниз.

Оказывается газява, которой меня окатила мерзкая сестрёнка Рьюги, имела последствия: теперь сквозь белую ткань моей рубашечки без труда можно было разглядеть все особенности кружевного лифчика.

Глава 86. Девчата, знакомьтесь, это мерзкая сестрёнка Рьюги

Их было чуть меньше десятка.

На первый взгляд – просто пачка девочек в школьной форме. У кого юбка длиннее, у кого – короче. Кто разнообразил одёжку украшениями, а кто обходился без них. Разве что у каждой в руках наблюдалось какое-либо оружие.

Но так казалось лишь на первый взгляд. Всё становится куда как интересней, когда ты разбираешься во внутренней тусовочке.

За исключением Химуры и пары байкерш из банды сеструхи Мито, абсолютно каждую можно было назвать воительницей из личной гвардии императрицы. Элита из элит. Мне доводилось смахнуться кое с кем из них на тренировках по кендо. При всей моей божественной крутости, мне покамест удалось дотянуть счёт в боях с ними лишь до одной победы против девяти поражений. Впрочем, они больше полагались на высокие статы, чем на навыки. Но, уж поверьте, проведя достаточное количество боёв в игре, которая учит тебя правильным стойкам и ударам, надо специально стараться, чтобы вот вообще никак не поднять свой личный бойцовский скилл вдобавок к системным циферям.

А вот с главой гвардии, Хамачи Асукой, рослой короткостриженной смуглой блондинкой, я пока что не успел смахнуться ни разу. Но что-то мне подсказывало, что девочка, которая изначально генерила внешность суровой – но весьма привлекательной и большегрудой – борцухи, затем пошла в клуб каратэ отнюдь не по счастливой случайности: как и я, она с самого начала планировала стать боевиком.

Ну и разумеется, во главе всего этого малинника стояла Пими-тяма. Как всегда, строгая. В длинной юбке в пол. И с плеером на поясе. Разве что на лбу появилась повязка, которую я до этого момента видел у неё лишь на тренировках, где она отрабатывала каты вслепую, закрыв этой самой повязкой глаза.

Императрица даже не смотрела на тропинку, по которой до сих мест добирались я и мерзкая сестрёнка Рьюги. Последняя, кстати, наверняка себя чувствовала неуютно. Да, я оказался прав, что императрице, дабы уделить внимание факту своей вражды с оппозицией, необходимы лишние напоминания, а вот у её свиты со злобностью и памятью всё было в порядке.

В полном.

Обстановочка становилась всё более и более напряжённой. Я уже начал думать, каким бы образом её разрядить, как мне на помощь пришла Химура.

– Юки? Я не перестаю удивляться твоим знакомствам. Сначала выяснилось, что ты, будучи тёмной колдуньей, сдружилась с мико. Теперь вот – оппозиция. И ладно бы, это был кто-то из подружаек твоей сестрицы. Это бы хоть логично было бы… но Кумио?

– Кто? – “не понял” я.

У моей блондинистой спутницы всё напряжение разом паром из ушей повалило. Даром, что без красочной чибишной анимации: только глаза на пару секунд демоническими стали и зубы заострились.

– Это я! Я! Кумио Ками! И… нет! Не-е-е-ет! Даже не думай!

Она уже успела меня достаточно изучить, чтобы предсказать, что будет дальше.

Я широко улыбнулся. Физиономия у меня сейчас была самая наглая из всех возможных.

– Ой, да ладно тебе, не напрягайся ты так. Для меня ты навеки останешься мерзкой сестрёнкой Рьюги.

Мои слова оказали на Ками успокаивающий эффект. Она расслабилась, выдохнула, а затем без нервов и криков, неторопливо и размеренно, взяла меня за горло и принялась душить. На полном серьёзе: фризфрейм подтвердил факт получения мной первой циферки периодического урона.

Я бы мог вывернуться: управление ко мне вернулось сразу после того, как прошла первая анимация удушения, а местный движок вполне позволял использовать реальные боевые приёмы даже если персонаж ими, вроде как, не владеет. Я бы мог. Но решил, что это будет несправедливо. Ну нравится Ками держать меня за шею, ну пусть наслаждается. Я что, против, что ли? Я не против. Она получает удовольствие, я тоже получу. Она будет держать меня за шею, а я буду держать её за бюст.

Тем более, что мерзкую сестрёнку Рьюги это вообще никак не смутило.

Зато смутило гвардию императрицы. Всего через пару секунд рядом с нами оказалась блондинистая громила-борцуха, схватила нас за шкирки и растащила в разные стороны.

– А я смотрю, у вас весело, да? – поинтересовалась моя спасительница. – Знаете, я не против этих ваших извращений. И если вы любите, когда на вас смотрят, могу потом прийти с ведром поп-корна. Но если Юки откинет копыта прежде, чем добудет императрице книгу, будет очень нехорошо, понятненько?

Я тяжко вздохнул, а затем полез в декольте за лечебными сижками.

– Между прочим, у меня довольно неплохая смерть намечалась. Да, кстати, девчата, – я повернулся к гвардии Пимико. – знакомьтесь, это мерзкая сестрёнка Рьюги. Мерзкая сестрёнка Рьюги – девчата. И мы с ней и императрицей в ближайшее время пойдём на свидания с трапами.

Брови борцухи попозли вверх. Кто-то и девочек отфейспалмил с такой страстью, что мне удалось услышать эхо хлопков от столкновения множества ладоней с лицами. Сеструха Мито не скрываясь ржала, а Химура закатывала глаза.

И лишь Пимико сдержанно кивнула.

– Мы обязательно пойдём на свидания с трапами. Причём, в качестве трапов. Но для начала нужно разобраться с одним незаконченным делом. Юки, мы тебя заждались: лиса и не думает являться ни на мой зов, ни на зов Химуры с Мито.

У меня слегка похолодело основание шеи.

– Не беспокойся ты так, Пими-тяма. Придёт, никуда не денется. Она ведь должна отдать мне книгу. Кстати, не забывай, что без неё я не смогу подготовить тебя к трапованию на свиданке.

– Да помню я, помню. Асука, отпусти ты уже нашу рыжую подружайку: она должна сыграть свою роль в том, что произойдёт сегодня.

Глава 87. Так вот, что имела в виду Пими-тяма!

Я огляделся по сторонам: полянка выглядела не совсем так, как я её запомнил. От неё в разные стороны протуберанцами расходились три тропинки. Всего три.

Ночью, когда мы с девочками расползались по домам, тропок было четыре. Одна из них располагалась аккурат меж двумя деревьями, образовывавшими арку. Сейчас оба этих древа выглядели засохшими, а там, где ранее находился проход, теперь находился непроходимый, ощетинившийся колючками кустарник.

Думаю, любой, кто полез бы через него, сначала ошалел бы от постоянных фризфреймов, а затем и вовсе коньки отбросил бы от ранений. Не то, чтобы я не предполагал, что это препятствие никак нельзя миновать: пятое следствие из постулата Лорда Бритиша неумолимо. Игрок всегда найдёт способ попасть туда, где ему не полагается находиться. Это частный случай законов Мёрфи для разработчиков и левел-дизайнеров.

Хотя, покамест эта игра не думала наказывать меня за то, что я такой шибко умный. И это хорошо. А то слишком многие игры сейчас грешат тем, что при малейшей попытке их обмануть, либо крашатся к чертям свинячьим, либо жёстко хватают тебя за шкибон и возвращают на рельсы сбросом логики.

Не любит современный геймдев, когда игрок оказывается шибко башковитым.

Я обернулся, нашёл взглядом затаившихся в кустах Пимико со товарки и показал им большой палец, а затем, всё же, посмотрел на арку.

– Избушка-избушка, повернись к лесу передом, а ко мне – задом! У меня давно женщины не было, потому сегодня я добрый молодец непривередливый!

Стал бы я опускаться до таких низких пошлых шуточек, не будь у меня столь большого количества свидетелей? Пожалуй, всё же, да: я предполагал, что меня услышит лисичка. А этого было вполне достаточно, чтобы потешить моего внутреннего Евгения Ваганыча.

Тем более, что у госпожи Касуми чувство юмора порой бывало даже более дегенератским, чем у меня.

Она бы оценила, ящитаю!

Волшебные слова сработали. У меня на глазах сухие деревья начали расцветать, а колючки – постепенно, скользя по-змеиному, уползать прочь. Выглядело оно красиво, надо сказать. Аниматоры постарались. Прямо ощущение волшебства возникает. В груди теплее становится.

Неужели кто-то вложил так много стараний в квест, который, скорей всего, увидят лишь жалкие единицы игроков?

Хотя… это же японцы. Чему я удивляюсь? Для них тема исключительности – не пустой звук.

Лисичка уже стояла у входа в локацию с сокрытым в листве поместьем, где я сегодня ночью обрастал прикольными плюшками и бонусами. Красивая. В тёмно-синем кимоно. С тяжёлой книжкой в когтистых руках.

Она неспешно шла ко мне и улыбалась.

– Ты уже соскучилась по моим ласкам, Юки-тяма? Или же ты, всё-таки, хотела увидеть избушку?

– Я бы с удовольствием провела вечность, предаваясь с тобой сладострастным утехам и наслаждаясь пошлыми гэгами, – я протянул руки навстречу Касуми. – Скажи, тут есть тайная квестовая линия на то, чтобы ты выползла из монитора?

– Нет. Только линия на “срыв”: нажрись яда перед тем, как надеть на голову обруч, и если ты умрёшь во время подключения, ты окажешься в мире мечты!

Я удивлённо и напугано поднял брови.

– Тебя же за такие речи у нас на родине…

– Запретят? – она фыркнула. Получилось весьма по-звериному. – Неужто за те десятилетия, прошедшие со дня основания той конторки, они наконец-то научились работать? Это же больше опасно для них, чем для меня.

Лисичка наконец-то передала мне книгу, а затем, прежде чем я успел ответить, взяла меня когтистой лапкой за плечо и отодвинула в сторону.

– Так-так-так, а тут у нас что?

“Тут у нас” была Пими-тян. Она вышла из кустов в полный рост. Листва до сих пор не успела полностью опасть с её одежды. В одном ухе – наушник. Другой – в левой руке. Правая сжимала рукоять синая.

– Ой гёл!

Лисичка оглянулась через плечо, после чего вновь устремила взгляд на императрицу и принялась неспешно набивать табак в трубку.

– Это вы мне?

– Ой гёл! Драцца бушь?

– Молодая пацанка, это вы мне?

Я скрыл лицо за обложкой фолианта. Вот почему репликами обмениваются они, а стыдно мне? Надо же, вспомнили старьё какое?! Этому дурацкому фильму уже лет семь!

– Драцца бушь? До крови, до смерти, пока смерть не разлучит нас?

Лисичка щёлкнула коготками, возжигая в кулачке огонёк так, будто бы там была сокрыта зажигалка. Она неспешно затянулась, а затем выпустила в воздух облачко сизого дыма, которое почти сразу же сложилось в картинку того, как изящная когтистая дама обращается в огромную зверюгу с множеством хвостов и перекусывает на две части самурая… самурайку, если судить по контексту.

– А по-че-му бы и нет?

Лицо Пимико исказил оскал. Хищный. Злобный. Он смотрелся странно, если учесть, что взгляд девушки не изменился ни на йоту.

Девушка вставила второй наушник в ухо, натянула повязку на глаза, а затем скольнула пальчиками к плееру и вжала кнопку “play”. Та отозвалась приятным сочным щелчком, который я услышал даже с расстояния в неполный десяток метров.

А затем императрица сорвалась с места.

Она двигалась со скоростью, превышающей ту, с которой может передвигаться человек. Не сильно, но достаточно, чтобы это можно было заметить. Думаю, это какой-то хайлевельный кендошный скилл: я нечто подобное видел у девочек из гвардии Пимико. Не прямо такое же, но схожее по сути.

Лисичка не стала блокировать быстрый рубящий удар сверху и просто телепортировалась за спину сопернице, но та отреагировала мгновенно и тотчас же отскочила в сторону и атаковала широким взмахом туда, куда только что переместилась госпожа Касуми.

Когтистая лапа без труда схватила тренировочный меч за клинок.

На несколько секунд воцарилась тишина.

А потом соперницы стали серьёзными, и в ход пошли по-настоящему крутые приёмы.

Глава 88. За аркой

Что за Секиро-ГП тут творится?!

С начала боя не прошло и минуты, но из-за того, на каких скоростях всё происходило, произойти успело уже много чего. Я увидел не менее четырёх красивых моментов, которые были бы достойны какой-нибудь экранизации.

Пимико ничуть не мешала повязка на глазах. Это что, какой-то мод или чит? Вряд ли. Скорей всего, скилл, открываемый при долгой тренировке слепых ката. Специально, чтобы контрить соблазнение образами. А против соблазнения пошлыми речами она использовала плеер с наушниками.

Разумно. Особенно когда идёшь против босса, делающего на неслабую такую ставку на соблазнения и, как я понял по облачку дыма, меняющему форму, на иллюзии. Последние, видать, также контрились повязкой на глазах.

В итоге боевая эффективность лисички резко упала. Настолько, что рейдовый босс стал просто достойным врагом для одинокой Пими-тяма.

Достойным, но не более того. Пока что по числу попаданий по тушке соперницы лидировала императрица Дорагон но Чие.

Я с трудом отвёл взгляд от битвы, где сейчас разворачивалась очередная красивая сцена – Пимико изящным филяком уходила от могучего удара когтями с небес в исполнении лисички – и посмотрел на личную гвардию актуальной правительницы школы. Их, судя по всему, происходящее зачаровывало не меньше, а то и больше, чем меня.

Я решил воспользоваться моментом и аккуратненько, по краешку, скользнул к арке, ведущей к лисичкиному поместью.

Я старался двигаться как можно быстрее, но местная механика стелса злая и неудобная. С этими успевшими задрать в край особо плотными слоями воздуха, замедляющими продвижение. Вот как ни пыжься, ни старайся, а быстрее двигаться не будешь. Проклятье, как же это бесит! В ГП это куда хуже, чем в классических игрушках. Одно дело: давить “W” или стик, а совсем иное – старательно шевелить ногами, но всё равно не иметь возможность ускориться.

И пусть я был уверен, что эта битва титанов… титанок… тиТЯНок займёт достопочтимую публику, но я всё равно переживал, что кто-то может не просто заметить мои попытки куда-то уползти, но ещё и посчитает нужным обратить на них пристальное внимание и даже помешать.

Но, вроде как, пронесло. Я прошёл через арочку и сныкался по ту сторону от левого древа-колонны. Сныкался сам и сныкал книжицу в густом кустарнике.

Замечательно! Теперь я могу по самому краешку локации рвануть когти в сторону лисичкиного поместья и поискать в её закромах что-нибудь, что могло бы пригодиться в данной ситуации для того, чтобы нивелировать преимущество Пимико.

Ну или, в крайнем случае, что-нибудь, при помощи чего я мог бы побыстрее разбогатеть. Тоже неплохой вариант. Но в этом случае я плохо понимал, как я мог бы оставить приколюху себе, не порушив отношений с лисичкой. С оружием-то всё ясно: “я взяля иго, штоби памоть вамь, гяспяжа, Касуми, ня!”

Я быстренько взлетел вверх по ступеням крыльца и…

– Треньк!

Что?! Ловушка?!

Не долго думая, я тотчас же рванул в сторону и перекатился, выжимая всё, что только мог из высокой ловкости.

Это и правда была ловушка! Чёртов огромный камень откуда ни возьмись объявился и рухнул строго труда, где я стоял всего несколько мгновений назад, переломав при этом целую кучу досок. Меня чудом не зацепило: левая пяточка находилась менее, чем в десятке сантиметров от серого с зеленью мха бока этого булыжника.

Уверен, стоило бы тому лишь слегка меня задеть, только лишь чиркнуть краешком, как я тут же отбросил бы копыта: у этой штуки урон должен быть конский. В этом не было никаких сомнений. Размеры каменюки внушали и не вызывали лишних вопросов относительно убойности подобной дуры.

А вот относительно чего вопросы у меня были, так это относительно того, откуда эта ловушка здесь появилась? Ещё сегодня ночью я шёл по этим ступеням в полный рост и ничего на меня сверху не падало: я не ощущал иного давления, кроме давления анимешных молочных желёз.

Едва я только подумал об этом, как мне явился ответ. Не воочию, конечно, но тихое шуршание чьи-то коротких ножек и характерное ворчание рассказали мне о многом. В легендах и, соответственно, в аниме у крупных шишек из духов и богов имеются мелкие уродливые прислужники. Судя по всему, они-то и начали монтаж ловушек, едва запахло жареным.

А это значит, что вторая или третья фаза боя лисички с Пимико сама собой перейдёт в поместье. Судя по всему, тут используется механика, при которой ловушки не материализуются из воздуха, а готовятся по времени столько, сколько длятся предыдущие фазы.

Интересно, сколько в этих невидимых болванов разума, а сколько – жёстких скриптов.

Я на всякий случай решил воззвать к мелким.

– Эй? Пст! Эй! Которотыши? Помните меня?

Я прыжком на выходе из переката поднялся на ноги и аккуратно подошёл к ближайшему окну, которому сейчас доверял больше, чем дверям, и аккуратно заглянул внутрь.

– Мелкие? Это же я! – продолжил я шептать так громко, насколько это было вообще возможно. – Юки-тяма! Рыжуха с большими сочными оппаями, которая сегодня ночью с вашей госпожой… того, гостила, в общем! Помогите мне, и я принесу вам большую тыкву с саке!

Ничего. В смысле, вообще ничего.

Я прислушался. Пришлось обратиться вслух, чтобы уловить помимо отдалённых звуков битвы отголоски шепотков, топота мелких босых ступней и… шуршания листвы под чьими-то ногами со стороны арки?

Поначалу я не поверил. Подумал – слуховая галлюцинация. На всякий случай решил скользнуть к камню и аккуратненько из-за него выглянуть.

И секундой позже с губ моих сорвался тихий озлобленный выдох.

– Вот же ксо...

От деревьев, что переплетая ветви, образовывали врата между миром людей и миром духов, в сторону поместья шли трое. Две воительницы из личной гвардии императрицы и лично Хамачи Асука, здоровенная блондинистая борцуха.

Видать, тот злополучный камень, который чуть меня не убил, всё же, возвестил о своём падении достаточно громко, чтобы особо ответственные воительницы Пими-тяма решили посмотреть, что же там так бумкнуло.

Глава 89. Лиса против дракона

Я быстренько присел обратно за камушек, но было поздно: мою рыжую бестолковку уже успели увидеть. Покрасил волосню в красный, да ещё и собрал в высокий хвост, а сейчас удивляюсь, чего это со стелсом против живых соперников так не прёт! Всё же, прятаться от людей совсем не то же, что прятаться от ИИ: не доросли пока НПЦ до полноценной имитации поисковой деятельности человеков.

Как же я не люблю ПвП! Никакого удовольствия! Сплошная напряжёнка, похлеще, чем в хоррорах!

НПЦ созданы, чтобы над ними издеваться. Люди же считают, что им на эту роль нельзя.

Ну да ладно! Я ведь в стелсе не последний бака. Я всегда и везде на первом месте. Что? Никто обо мне не слышал? Это потому что я сама незаметность! Публика знает только о неудачниках, которых в итоге запалили!

Я не стал долго размышлять над дальнейшим сценарием. В такие минуты счёт идёт на секунды, а потому придётся импровизировать. Первым делом я решил увеличить дистанцию да количество преград между мной и идущими в мою сторону девицами. Именно с этой целью я прыгнул в заранее присмотренное мной окно.

Благо, как я и рассчитывал, ловушку там никто установить не успел. Может быть, мелкие негодники и собирались это сделать, но я их спугнул своим чрезмерным вниманием.

Отлично, я выиграл немного времени, однако, очевидно, что раз уж я приметил это окошко, то и гвардия Пимико может – чай глазами она не обделена. Да и о ловушках они имеют шансы догадаться. Может, в играх они и не подкованы, но бытовая логика у них в наличии: уж как-нибудь допрут, что это каменное “ж-ж-ж-ж-ж”, разнёсшее к чертям свинячьим ступенечки у входа, неспроста.

Я быстро огляделся, пытаясь разобраться, куда я попал. Если честно, мне это дало мало: комната просторная и по-азиатски пустая. В центре помещения находились татами, небольшая подушечка и низенький столик с письменными принадлежностями, а на стенах и у стен – куча всякого бесполезного хлама, вроде масок и цветочков в горшочках. Нет бы поставить набор дай-сё?! Хотя, кое-что моё внимание привлекло. Пусть не с первого раза, а со второго: большой веер на стене. Штука огромная. Наверное, если сложить её, получится нечто, длиной с саму Юки или чуть меньше.

Потратив на размышления не больше двух секунд, я схватил со стены ту маску, что изображала лисичку, а затем подскочил к вееру и водрузил его себе на плечо. О скрытности я не беспокоился: ну, подумаешь, услышит кто мой топот. Моё местоположение итак выкупит любой дурак, откатавший в Dead by Daylight FI хотя бы пару каток за маньяка.

Спрятав моську за фарфоровым лисичкиным ликом, я скользнул к двери и прижался к стенке рядом с ней. Из комнаты имелось всего три выхода: два вели через окна на улицу, и вот этот. Логично было бы ожидать, что мелкие негодники, зная, что меня заинтересовало данное помещение, успели разместить здесь какую-нибудь неприятную приколюху.

И я оказался прав: стоило мне пнуть створку в бок, как из коридора ударил мощный поток пламени. Я даже почувствовал его жар. Не обжигающий, но, поверьте, погружённому в игру мозгу и такого хватит, чтобы дорисовать себе всё остальное.

Я подождал пару секунд… ничего. Могучая струя огня даже не думала становиться хоть чуточку слабее. Так эта штука ещё и ревела чуть ли не как водопад в горах близь Лазаревского. Ну или близь этого поместья: в этих горах мне тоже попадались водопады.

И что? Я теперь заперт и должен идти на выход?

Да нет же! Бред! Игры созданы, чтобы их проходили! Ловушка созданы, чтобы быть препятствием. А препятствия нужны, чтобы их преодолевали.

Я ещё раз огляделся по сторонам в поисках подсказок. Ничего. Что было полезным на стенах, я уже сорвал, а столик, хоть и низенький, почти плоский, но в качестве щита не годился: тупо потому, что шире двери.

Оставался только веер. Я раскрыл его и подставил под огонь. Вопреки тому, как работают законы физики, раскрашенная в яркие цвета бумага не вспыхнула от жара и я не получил убогий скелет из лакированного чёрного дерева.

Я бросил взгляд на окно и узрел там любопытную анимешную мосю, обрамлённую серебристым карэ.

Карие очи девушки недоброжелательно сощурились.

– Она здесь, девочки! Мерзкая рыжая сестричка Матой! Нацепила дурацкую маску и думает, что мы её не узнаем!

– А, Катюх, привет! – помахал я ей ручкой. – Вы там как, сдаться ещё не подумываете?

У той от возмущения аж дыхание пресеклось. Впрочем, за неё ответила подоспевшая брюнетка, с любопытством выглянувшая из-за плеча товарки.

– Привет, Юк! Как дела? Как жизнь? Решила собрать артефакты прежде, чем мы обнесём это поместье? – она перевела взор на могучие потоки пламени, врывающиеся в комнату из коридора. – Ого! Я смотрю, тебе бежать некуда.

– Это не из жадности, а исключительно из-за квеста, Бака.

Кстати, последнее не было обзывательством. Миловидная большеглазая брюнетка, подбирая себе имя, действительно написала в соответствующей графе “Бака Мацумото” просто потому, что это звучало достаточно японисто.

Ну а мне, как рыжей цундерке, ясное дело, нравилось звать её по фамилии.

– Из-за квеста? Что-то я не поняла… – девица оглянулась через плечо. – Вместе было бы проще пройти, разве нет?

К этому моменту за окном появилась рослая фигура главной борцухи. Той пришлось склониться, чтобы иметь возможность заглянуть внутрь. Надо сказать, что выглядело это весьма и весьма, учитывая какой бюст себе нагенерила эта смуглокожая блонда.

– Квесты бывают ещё и фракционными, Мац, – пояснила она. – Тогда надо выступать друг против друга.

– Во-о-от как! – ударила кулачком в ладошку брюнетка. – Буду знать! Кру-у-уто! Элемент соревновательности – это здорово! А что на кону? В чём суть этого флуктуационного квеста?

Однако её измышления прервала успевшая уже отойти от моей наглости сребровласка.

– Да какая, к чёрту, разница! Давайте ей уже накостыляем! Меня она бесит!

И Катька не стала дожидаться разрешения: тотчас же нырнула в комнату через открытое окошко. Но я побоев ждать не стал. Перехватил веер поудобней и, укрываясь им от пламени, скользнул в коридор.

– Аривидерчи, кисоньки!

– Вернись, животное! Мы с тобой ещё не закончили!

Глава 90. Ловушек много не бывает!

Отлично! Я оказался в коридоре! Вряд ли кто-то из преследовательниц сможет пробраться тем же путём, каким прошёл я: иначе они не были бы так уверены, что бежать мне некуда. Впрочем, я сам им показал, что в доме есть, чего бояться, кроме меня.

Теперь мне предстоят прятки в поместье, в котором постоянно появляются ловушки, вроде этой: и как только мелкотня притащила сюда так быстро огромный безлимитный огнемёт в виде воронённой стальной драконьей головы? Скорей всего они пользовались анимешным хаммерспейсом и были способны извлечь объект любого размера и любой тяжести просто из кармана.

Я сознательно, выходя в коридор, занял пространство подальше от входа, чтобы выиграть немного времени: мне сейчас попросту нельзя было спешить, иначе сам ухайдохаюсь об ловушку, в которую хотел заменить одну из своих добрых подруж…

– Ю-ю-юки-и-и-и!!!

Этот вопль надрывающейся охрипшей чайки принадлежал Смирновой. Сребровласка не стала заморачиваться с обходом ловушки и просто пробежала через неё с синаем наголо, втанковав в себя весь огненный урон.

Ну и страшная же у неё была рожа! Взгляд безумный, рот перекошен, пальцы вцепились в рукоятку оружия так, что будь это всё в реальности, кожа побелела бы из-за пережатых кровеносных сосудов.

Я чудом успел увернуться. Лишь благодаря комбинации из высокой ловкости, прокачанной акробатики, отточенных годами игр рефлексов и очаровательной привычки Катьки кричать “скрытая атака” перед нападением со спины.

Я принялся спешно отступать, испуганно уклоняясь от одних атак и блокируя веером – другие. Возможности нанести ответный удар просто не представлялось. Сребровласка пусть и допускала ошибки, но ни одной критичной: она не цеплялась оружием за стены и мебель, не раскрывалась надолго и не сбавляла яростного напора ни на секунду. Мне попросту нечего было противопоставить ей. Не с неуклюжей дурой в руках. А времени извлечь синай из тайного кармашка у меня попросту не имелось.

Как и возможности поразмыслить и продумать тактику.

Какие-то мысли у меня мелькали на заднем плане, но самым толковым было пихание всяких ваз, горшков и тумб под ноги обозлённой Катюхе, чтобы получить возможность слегка выдохнуть и осмотреться.

Сребровласка меня стабильно теснила к месту, где наш коридор входил в перпендикулярныое ему ответвление, образовывая таким образом буковку “Т”. Отличное место, чтобы мелочь расположила там ещё одну ловушку. Интересно, Смирнова думала о том же, или просто вымещает на мне злость за все те дурацкие шутки, которые я отпускал на совместных тренировках в клубе кендо?

Нет-нет! Мне нельзя идти туда, где находится очевидная ловушка! По крайней мере до тех пор, пока я не смогу её проочевидеть достаточно, чтобы придумать, как именно её можно было бы обойти!

Я перекатился назад разом на пару метров, а затем на выходе из манёвра уклонения, подцепил закрытым веером тяжёлый горшок с молодым лимонным деревом, вытащил его на середину коридора и пнул его в сторону соперницы.

Аккурат в этот момент позади раздался грохот и громкое “ксо”.

Я поспешил обернуться и увидел, что целая секция перпендикулярного нашему коридора рухнула. И это потеря потерь, ведь перекрёсток был именно Т-образный, а не Х-образный. Теперь это был просто тупик. И провал в теории можно было бы перепрыгнуть, если бы одна из дверей в комнаты на той стороне оказалась открытой. Но нет! Ничего подобного!

Но, что хуже всего: мне ко всему прочему ещё и нельзя было затягивать бой! Пока подружайки Смирновой ищут способ попасть внутрь в обход ловушек, я ещё могу биться с сребровлаской один на один, более-менее стабильно сдерживая её напор. Но стоит только девочкам объединиться, и мне кранты!

Я поспешил отворить одну из дверей, ведущих в комнаты вглубь поместья, после чего сиганул внутрь рыбкой. Я, конечно, догадывался, что в этом месте появление ловушки маловероятно, но не хотелось бы откинуть копыта от какой-нибудь нагинаты в голову.

Впрочем, неприятных сюрпризов не обнаружилось.

Я быстренько перекатился и встал на одно колено, после чего осмотрелся вокруг в поисках чего-нибудь, что могло бы мне помочь. К сожалению, традиционный японский минимализм играл со мной злую шутку. Снова низкий столик. На сей раз длинный. Собственно, на него я по итогу и приземлился после прыжка. Снова подушечки. Опять длинные и одна – рассчитанная на одиночное седалище. И снова куча ваз и горшков. В одной из ваз, кстати, находились живые цветы.

Отлично! Теперь я, хотя бы, знаю, где нахожусь! Вчера мы с девочками тут ужинали, прежде чем предаться плотским утехам.

Из коридора раздался противный низкий скрежет: это проехал мимо открытой двери горшок с молодым деревцем. Спустя всего секунду в проёме появилась Катька. Ух, ну и злой у неё был взгляд! Радужка ужалась почти что до размеров зрачка! Даже причёска подрастрепалась, что при местном движке мне казалось практически невозможным.

Точно! Это эмоут! “Янгире” или “яндере”! Собственно, оба этих типажа выглядели крайне схоже с точки зрения визуала. Прикольно!

И о чём я только думаю в столь ответственный момент? Поймав себя на подобной мысли, я улыбнулся, и эта улыбка лишь ещё больше возмутила мою соперницу. Издав вопль наступившей на лего баньши, она рванула ко мне. Скорость была много выше обычной человеческой – явный признак применения скилла.

Я вынудил противницу прервать анимацию применения способности, бросив в неё веер. Снаряд, ясное дело, оказался отбит, однако я и не надеялся таким образом нанести урон. Мне было нужно лишь выиграть время для переката в сторону высокой пузатой вазы с живыми цветами.

Вот теперь всё изменится! Я нашёл оружие, которое поможет мне победить в этом бою! Если мне нечего противопоставить сопернице в открытом противостоянии на холодняке, значит мне потребуется асимметричный ответ.

Бой с Юки-тяма переходит во вторую фазу.

Глава 91. Засмущать до смерти!

Я откинул голову назад, закрыл глаза, томно приоткрыл рот, а затем поднял над собой вазу и перевернул её. Потоки воды вперемешку с живыми цветами устремились мне на грудь. Мелкие брызги разлетались в стороны, порождая радугу и блики, а из уст моих вырвался сладострастный стон.

Фризфрейм подсказал мне, что даже несмотря на свою гетеросексуальность, Катька поставила мне десяточку за технику исполнения и десяточку за артистичность.

Ха! Иначе и быть не может! За время экспериментов с открытием книги я успел достаточно хорошо прощупать систему соблазнения, и понял, как именно оно работает. Система оказалась весьма сложная. И намного более продуманная, чем местная боёвка. Она учитывала великое множество факторов, от одежды и её состояния, до жестикуляции и даже контекста. Например сейчас я совершенно внезапно оказался в промокшей сорочке, под которой находилось кружевное бельё. Да ещё и цветы сделали картинку заметно более привлекательной. Это давало бонусы куда более серьёзные, чем простая задранная юбка.

В этой ситуации оказалось важно даже то, что я открыл рот, хотя под маской этого видно не было.

Думаю, идеальное соблазнение стоило проводить, стоя на голове и вращаясь на ней по часовой стрелке, иногда подпрыгивая и хлопая в ладоши с частотой около 220 герц. По крайней мере, на то указывали кое-какие косвенные факторы, да и в “экселе” оно выглядело правдоподобно. Но как-то руки не дошли до полноценных тестов.

Я открыл глаза и увидел, что от побоев меня отделяло примерно двадцать сантиметров. Именно на таком расстоянии от меня находился бамбуковый клинок.

Ну, что же… теперь мне надо было просто избить Катюху быстрей, чем к ней придёт подмога. Благо, сломанная механика позволяла проводить никак не ограниченные по продолжительности комбо, если зажать противника в углу, чем я и собирался воспользоваться.

Следом за оглушением при помощи мокрой сорочки, я поспешил схватить соперницу за запястье и провести бросок в стену.

Бам! Фризфрейм!

Я выдержал тайминг, после чего вмазал Катьке коленом в челюсть и поспешил откатиться назад, к вееру: что-то мне подсказывало, что без оружия я буду ковырять хайлевела до собачьей пасхи. Даже с учётом того, что этот хайлевел втанковал в себя урон от огнемёта!

Едва лишь подхватив оружие, я тотчас же совершил длинный выпад, вновь отправляя соперницу в полёт до стены. Однако мне этого было мало!

Я поспешил вытащить из декольте синай и начать говорить пошлости:

– Тебе нравится, когда тебя наказывают? О, да, ты была плохой девочкой!

Фризфрейм! Урон прошёл! А-ха-ха-ха-ха! Вот сейчас я выдам такой ДПС, что сервак охренеет и начнёт раздумывать о том, чтобы сбросить логику! Я крут! Я – сама смерть! Меня просто необходимо понёрфить!

– Дрянная! – удар синаем. – Продажная! – добавить апперкот веером. – Девка! – удар ногой с разворота. – Империализма! – очередной удар синаем, на сей раз снизу вверх, вмазал соперницу в потолок. – Тебе! Это! Нравится?!

Говорить приходилось обрывисто. По одному слову. Просто из-за скорости, на которой я наносил удары оружием и харимой, всё происходящее превращалось в долбанное слайдшоу.

Жаль только я не мог понять, находится ли моя соперница всё ещё в сознании или же я давным давно пинаю тушку, не способную ответить. Но я решил, что в этом вопросе лучше перебдеть, чем недобдеть. Потрачу на избиение секунд тридцать, а затем пну тело в коридор. По идее, этого должно хватить. А затем – бежать! Причём, судя по тому, как много времени я провёл в этой комнате, за дверью меня будет ждать ловушка.

В смысле, да, из помещения имелось два выхода. Но вот беда: первый вёл назад. Туда, где меня с высокой долей вероятности ждут прокачанные воительницы из свиты Пимико. Если уж выбирать, я лучше во второй! НПЦ, всё-таки, более предсказуемы. Мне вообще в их компании нравится гораздо больше, чем в компании мясных человеков. Даже если последние скрыли своё гнилое нутро под масками милых анимешных девиц.

Всё, пора! Мало того, что мой внутренний будильник зазвенел, так я уже где-то пять или шесть пошлостей выдал без малейшего признака фризфрейма, который бы сигнализировал о прошедшем по врагу уроне. Конечно, есть вероятность, что это просто так генератор случайных чисел неудачно распорядился – у меня уже было так, что два или даже три сальных высказывания подряд не достигали цели – но тут скорее имеет смысл говорить о том, что соперница покинула тело и сейчас стремительно давит виртуальными призрачными пальчиками кнопки и нетерпеливо стучит нематериальной ножкой по цифровому полу в ожидании, когда же ей ответят напарницы.

Я мощным ударом веера отправил тушку Катьки в сторону коридора, а затем рванул к противоположной двери. По пути я сдвинул маску на бок и захватил зубами синай, чтобы освободить руку.

Похоже, что я слишком затянул с избиением: я очень близко слышал голоса Баки и Асуки.

– Вон там! Ох, ксошечки, ты это видела, Ас?!

– Ара-ара-а-а-а… говорила же я Кате, чтобы она не рвалась вперёд без прикрытия…

Я привычно прильнул к стене и толкнул створку. На этот раз всё было менее зрелищно: вместо потоков пламени меня ждала густая сеть активирующих ловушку ниточек. Я криво усмехнулся, не вынимая синая из зубов, и небрежно ткнул в паутинку веером.

Ох ты ж… ксошечки! Я же называл это месиво паутинкой лишь для красного словца, а оно на самом деле оказалось зверски прочным и липким!

Я, конечно, знал, как с этим бороться, но меня бесил сам факт чёртовой потери времени!

Прилепив к сложному плетению ниточек синай, я залез обеими руками в декольте, чтобы извлечь оттуда зажигалку и бутылку сакэ. Благо, хотя бы механика инвентаря удобная – не надо слишком долго копаться.

– Она тут, Ас! Я слышу, как она внутри копошится!

Осугоенно! Меня нашли!

Глава 92. В-девятых

Слава Хидеки Камии, что в этой “Акустической Школьной Жизни” звук распространяется правдоподобно. Да, меня самого по звукам и обнаружили, но зато и я мог примерно прикинуть, что Бака находится где-то метрах в двух-трёх справа от входа.

Борцуха, надо полагать, находилась ещё дальше.

Это позволяло мне примерно понять, сколько времени у меня осталось.

Раз! Я одновременно чиркнул зажигалкой и ударил бутылочным горлышком о стенку, чтобы не тратить время на борьбу с пробкой. Ровно в эту же секунду в дверном проёме я увидел преследующую меня брюнетку. У меня аж сердце ушло в пятки, когда я понял, что самурайка бегала “на скилле”, но оно быстро начало карабкаться обратно, едва стало ясно, что девчуля не справилась с управлением и проскользила мимо входа в комнату.

Два! Фризфрейм сигнализировал о том, что я поранил-таки губы о неровное зазубренное битое горлышко. Но уж лучше разменять пару хитпоинтов на шанс не сдохнуть тут же. Пришлось снова чиркнуть зажигалкой, так как в прошлый раз мне не удалось возжечь огонь. Тем временем Бака вновь показалась в дверном проёме и теперь она целилась непосредственно в мою сторону. Боги, какое же умильно-весёлое у неё лицо!

– Паймаля! – прощебетало это кавайнейшее создание, а я застыл в позе боевого хомяка: со стаканом сакэ за щеками, с огоньком в левой руке и с бутыльком в правой.

Долго ждать не пришлось. Хорошенько примерившись, девица тотчас же атаковала при помощи скоростного исидана, совмещённого с быстрым эдвансом в мою сторону. Благо, мы с ней уже не первый файт держим. Я был в курсе, что Бака из всех путей кендо больше всего любила иайдо за особую красоту и эстетику мгновенных ударов.

Противопоставить прокачанному противнику я мог только свой геймерский опыт и умение выжимать максимум из имеющихся скиллов, а потому выдал умопомрачительно красивый и сложный финт.

В-девятых, я оттолкнулся, чтобы сделать высокое обратное сальто на месте.

В-восьмых, я швырнул бутылёк аккурат в ноги противнице, целя в правое бедро. То есть, чуть в сторону от ожидаемой линии удара мечом, который мог бы снаряд отбить. Зря я, что ли, брал метание предметов.

В-седьмых, начал движение, согнув ноги в коленках, чтобы крутиться быстрее, но едва голова оказалась внизу, тут же выпрямился, насколько позволяли местные потолки, чтобы замедлить вращение и обеспечить себе как можно больше времени на прицеливание.

Фризфрейм от попадания бутылкой по Баке дал мне примерно полсекунды дополнительно.

В-шестых, я плюнул в сторону паутины сакэ прямо через пламя зажигалки. Получился знатный огнемётик.

В-пятых, сразу после этого я мгновенно прижал коленки к груди, чтобы вновь ускорить вращение и выпустил из рук зажигалку.

В-четвёртых, едва лишь оказавшись вновь на одном уровне со вкачанной самурайкой, я вновь выпрямился, нанося двумя ногами удар ей в грудь, и отправляя наконец-таки соперницу в полёт в одну сторону, а себя – в другую.

В-третьих, сразу после этого я схватил едва только начавшие падать без паутинной опоры синай и веер.

Во-вторых, вновь прижал колени к груди, чтобы успеть развернуться стопами к закрытой двери, которая ожидала меня всего через метра два после той, что я только что преодолел.

Во-первых, я сумел-таки сориентироваться, когда-таки выбил эту створку и влетел во внутренний садик поместья. В итоге я красиво ухнул на ноги в этаком супергеройском приземлении, проскользив немного по песочку.

Вот именно ради таких трюков я постоянно тренирую свой разум. И начало отсчёта с последнего места к первому – одна из подобных тренировок. Не думаю, чтобы у меня получилась выполнить приём хотя бы наполовину успешно, если бы я не распланировал бы всё заранее до последнего пункта и разбирался бы “по ходу дела”. Даже с моей ловкостью, замаксенной при генерёжке и апнутой специфическими браслетиками да фенечками, не проканало бы.

Я поднял голову, ловко перехватил оружие, возложив веер на плечо, а синай взяв обратным хватом, и гордо выпрямился.

– Ба-а-а-ака! – самоуверенно и ликующе протянул я, понимая при этом, что снял сопернице дай бог, чтобы процентов десять ХП.

Благо, деваха качала скорость и реакцию, а не житуху. Впрочем, на практике победа над таким агильным танком является задачей не сильно более простой, чем над танком витовым. Тот ковырять, конечно, дольше, но ведь и попасть по нему проще в открытом бою.

Ключевые два слова: “в открытом”. Я и не думал сражаться честно.

– Ой! Юки! А ты где?!

И тут до меня дошло, какой я дебил!

Я же перед полётом в сад пнул Баку ногами в грудь, из-за чего ту отбросило и завертело. Плюс, весь дом был приподнят над землёй, а я сейчас в саду – то есть, уровнем ниже.

Присел бы на корточки и мог бы устелсить под крылечко. А сейчас сам же выдал своё местоположение самодовольным выкриком.

Не то, чтобы догадаться о том, куда я делся, сложно, но ведь драгоценные секунды потеряны. Не с этой любительницей бегать на бойцовских навыках допускать такие просчёты.

Я быстро огляделся. Садик. Песочек для рисования грабельками. Различные растения. Прикольная бамбуковая стукалка-акведук, куда льётся водичка тоненькой струйкой, да ручеёк с порогами.

Ну, у меня ведь из преимуществ не только ловкость есть. Надо реализовывать всё.

– Я тут, Бакулечка! – сладеньким голосом пропел я. – В саду! Иди сюда, милая! У меня для тебя сюрприз!

Глава 93. У меня сюрприз для Бакулечки!

Бака шустро, “на скилле”, выбежала из здания. Её ножки часто-часто ступали маленькими шажочками, а динамика движения больше напоминала физику местных мотоциклов. Даже занос, который я видел в начале нашего боя был схож с тем, как я на скутерке в повороты на скорости не мог грамотно войти.

А потому и неудивительно, что пробежав по упавшей на перила дверной створке, девушка подлетела вверх, словно бы въехала на трамплин, а затем описала в воздухе дугу, не прекращая забавно перебирать ножками.

Середина двадцать первого века, мать её, а игры до сих пор радуют корявыми анимациями!

Приземлившись-таки где-то у меня за спиной, девушка начала любопытно озираться, удерживая синай так, словно бы он находился в ножнах за поясом. Я поспешил сменить позу, после чего позвал ласково-ласково:

– Баку-у-у-улечка! Я здесь!

Мимо! На самом деле, уже этот зов был атакой харизмой, но она “не прошла”. А вот следующая была не в бровь, а в глаз: обернувшись через плечо, самурайка застыла с тупым выражением лица и кровушкой из носа.

Ещё бы: мокрая рыжая Юки, лежащая в эротичной позе прямо в ручье посреди сада. Плюс, лисичкина масочка, сдвинутая на бок, наверняка давала мне бонусов к соблазнению.

Я, не будь дурак, поспешил воспользоваться преимуществом. Жаль, зажать Баку в станлоке у стеночки не получится в силу отсутствия той стеночки в ближайшей перспективе. Даже дерево – и то метрах в трёх находилось, а это слишком далеко.

Однако кое-что я сделать мог. Была у меня заготовлена на такой случай одна эффективная комба.

Подскочить к противнице, сразу же уходя в подкат, совмещённый с подсечкой, чтобы та, повинуясь местной физике, после удара не улетала далеко. Следом, пользуясь высокой ловкостью, подняться на ноги прежде, чем тело долетит до земли и накрыть сверху самым тяжёлым из имеющихся ударов – в данном случае веером – чтобы тушка, впечатавшись в горизонтальную поверхность, подскочила вверх. Да, тут оно работает таким образом: если лететь в асфальт с достаточно большой скоростью, то ты от него потом отскочишь, словно резиновая Зина.

Довершает всё это дело апперкот. Для скорости я нанёс восходящий удар удерживаемым обратным хватом синаем. Веер я бы просто не успел использовать.

Итого: комбуха из пяти ударов! Это где-то процентов двадцать пять. Проверить бы по мобилке, так некогда же! Я уже слышу тяжёлую поступь смуглокожей борцухи.

Не-е-е-е! Боливар не вынесет двоих! В смысле, конечно, физически это возможно, благодаря моей офигенской лисьей харизме, но не с первого же раза! Нужно не менее пяти-семи траев на них потратить. И это если девочек после каждого боя нейрализатором обрабатывать, чтобы они новые паттерны поведения не выдумывали.

Впрочем, был у меня способ разделить соперниц.

Я не стал ждать побоев, шустро рванул к дереву, взбежал по его стволу, ловко прыгнул на ветки, и уже оттуда поусяшил в сторону ближайшей крыши. Уверен, что ловкость и акробатика – не самые сильные стороны могучей смуглой борцухи, а это значит, что некоторое время я буду биться с Бакой один на один.

Девочки, конечно, предпочли бы не разделяться. Но ведь тогда они меня точно упустят и тогда у меня появится преимущество более высокого порядка: против этой парочки я предпочёл бы стелсить, а не махаться!

Как и следовало ожидать, самурайка ловко поднялась на ноги, а затем рванула за мной следом. Не сразу, конечно. Ей потребовалось время, чтобы найти меня. Но моя обувка о местную черепицу так гулко стучала, что для Баки это не составило никакого труда.

– Она на крыше! – сообщила подружайке брюнеточка, прежде чем ловко забраться ко мне на верхотуру.

Поворачиваться к обладающей имбовыми чарджами противнице спиной было бы глупо, потому побег пришлось временно отложить, но… тут я кое что понял.

Крыша! Крыша, хентай меня двадцать тентаклей! Она же, как и положено в азиатских домиках, неровная! Неровная!

Я не удержался от хитрой лыбы и поспешил встать в самой высокой точке, взирая на противницу сверху вниз горделиво.

– Я хочу, чтобы ты меня ударила! Прямо в рыло!

Самурайка самодовольно прищурилась – как у неё вообще получается быть разом самодовольной и наивно милой? – а затем послушно рванула на меня, используя специализированный навык.

– Бака, нет! Не ведись! – раздалось откуда-то снизу, но было уже поздно.

– Аривидерчи, кисонька! – весело выкрикнул я, после чего отпрыгнул назад и пригнулся, для надёжности закрываясь раскрытым веером, как щитом.

Бумага успешно отразила удар, после чего я раскрылся и поспешил подпрыгнуть, чтобы в воздухе догнать мигом ставшую беззащитной противницу.

В отличие от меня самурайка не практиковала нетрадиционные способы ведения боя. Она всё как-то выступала на ровных площадках, лицом к лицу. Ей и ни к чему было учиться в полёте переворачиваться вниз головой и отражать атаки. А я же – ветеран великого множества игр. Мне воздушный бой на мечах – не в новинку.

Так что, я, по сути, получил возможность на бесплатную тычку. А если быть достаточно умелым уберменшем, то и на две: короткая и быстрая – удерживаемым обратным хватом синаем, и дальняя, на границе досягаемости, – сложенным веером вслед.

Не думаю, что девочка успела получить урон от ловушек. Не под мудрым и чутким руководством борцухи Асуки. Так что, дополнительные процентов десять урона не убьют самурайку.

А вот что её точно убьёт, так это то, что я своими тычками направил полёт в сторону пропасти. А чего? Надо быть внимательней, когда ты махаешься с рыжими стервозинами на крыше лисичкиного поместья в ниппонских горах! Страна восходящего солнца – это не только рис и японцы, но ещё и изуверски неровный рельеф! Мы, конечно, не на Фудзи, но полётом девочка насладиться сумеет.

И даже если она взяла какой-нибудь поломный скилл, позволяющийся приземлиться на ноги даже случайно выпав из самолёта, обратно ей добираться будет очень и очень далеко.

Минус две! Играем дальше!

Глава 94. С прогиба!

Я обернулся в сторону забирающейся на крышу борцухи и поднял горделиво нос.

Смугляшечка поднялась на ноги и расправила плечи, а затем проводила грустным взглядом улетающую прочь беспомощную самурайку.

– Эх, Бака, ты такая бака, – грустно сказала Асука, после чего вновь обратила взор в мою сторону. – А у меня были сведения, что ты можешь одержать победу всего в одном случае из десяти. Видать, ты всё это время подтягивала слабые стороны, а не развивала сильные.

Я развёл руками с зажатым в них оружием.

– Ну, тип того, но ты, это, не переживай уж больно… аривидерчи, киса!

Я начал было разворачиваться в сторону дальнего от борцухи края крыши, как та резко склонилась к черепице и попросту вырвала из неё огромный кусок.

– А ну, стоять, животное!

Испуганно икнув, я поспешил укрыться на другой стороне ската. Просто прыгнул и прильнул к наклонной поверхности. Но борцуха оказалась не так проста, как я ожидал: она прыгнула вверх на добрых метра два, если не три, и метнула в меня обломок с высшей точки своего полёта. Я поспешил откатиться в сторону.

Вовремя. Удар ощущался, как нечто мощное.

Да вы издеваетесь?! Что это за горилла такая?! Лучшая ученица Пими-тян? Или же… ну, конечно же, они обе с Пимико подруги! Как я сразу об этом не подумал? С чего я вообще решил, что императрица играет тут соло?

Теперь всё сходится.

Я с кувырка перешёл в прыжок и поднялся на ноги.

Так, с этим монстром мне точно нельзя связываться! Хайлевел, под управлением игрока из окружения Пимико, так ещё и с неизвестным мне стилем боя? Шанс, что я выйду из этой драки с целым хлебалом минимален.

Я вновь принялся бежать, поглядывая через плечо в сторону, откуда могла бы явиться борцуха. Та не стала вновь рвать кусков из черепицы, а просто решила меня догнать, пользуясь тем, что крыша, несмотря на покатость, всё же, была открытым пространством.

Твою мать! Я каждый день бегал, чтобы прокачать атлетику! Но эта сволочь двигалась быстрей меня! Похоже, она вкачала скилл так высоко, что он перекрывал даже низкую характеристику ловкости!

Со скоростью у борцухи всё было в полном порядке! А как насчёт маневрирования? Не просто так тут “бег” и “паркур” в разные навыки вынесены?

Я поспешил к краю крыши и, заранее закусив синай зубами, у самого края ловко ушёл в скольжение, чтобы, зацепившись рукой спрыгнуть либо вертикально вниз, либо даже чуть под козырёк. Как тебе такое, а? Сумеешь ли ты справиться с инерцией своего тела? Ну или хотя с инерцией огромных оппаев?

Разумеется, ждать ответа на вопрос я не стал и поспешил-было к окну, но…

...меня ждал облом.

Все окна оказались закрыты. Нет, даже больше! Они были задраены, как на подводной лодке! Я попробовал их открыть одной рукой. Я отставил веер в сторону и попытался уже двумя корявками. Левое окно! Правое окно!

Они не поддавались! Словно бы стали единой монолитной моделькой с домом, не предполагающей какого-либо движения.

Мне хотелось выть! Рядом нет дверей! А борцуха уже спрыгнула у меня за спиной.

До леса далеко. До официального входа – тоже. Из преград, от которых можно было бы играть паркур – только хлипенькие деревянные перила.

Бегство – не выход. Умру уставшим. Единственное, что мне оставалось, так это принять бой. Так у меня есть хоть какой-то шанс на победу. Вдруг мне повезёт и я сумею вогнать противницу в стан-лок прежде, чем она меня прикончит. В конце концов, стеночка рядом.

Один только минус: местная механика отбрасывания срабатывает только после нанесения определённого процента урона. Он не очень большой, да ещё и считается не от общего здоровья, а от оставшегося, поэтому зачастую я обеспечиваю его всего одним взмахом синая. А вот кулачками приходится выдавать серию, прежде чем враг отлетит.

Эта же великанша была явно витовой, да ещё и наверняка вкачала устойчивость к урону и тому подобные танковые плюшки.

Но… малый шанс лучше, чем никакого.

Я встал в боевую позицию. Обратный хват синая и веер на плече. Максимально нестандартно. Чтобы противница тоже запуталась.

А что же Асука? Это что за стойка? Кикбокс? Муай-тай? Микс-файт? У нас в школе вроде бы не было такого клуба. Тут либо девочка в жизни чем-то подобным занималась, либо просто тягала за собой опыт какой-нибудь другой игры. Как я, только она явно больше была по хардкорным спортивным симуляторам: я просто не могу вспомнить ни одной мейнстримной ААА-игрули в ГП, где было бы реализовано нечто из смешанных единоборств. Быть может только в ГТА имеется какой-нибудь подпольный клуб, где героя могли бы обучить такому.

Но я ГТА проходил не через рукопашку, а через грязные приёмы, стрельбу и много-много-много взрывов. Потому некомпетентен.

Так мы и стояли друг напротив друга, оценивающе изучая стойки. А затем началось!

Мы начали сближаться одновременно, но я оказался шустрее. Перемахнул через перила и ушёл в перекат под левую руку Асуке. Та ловко и быстро повернулась и поспешила закрыть локтями самые уязвимые точки, но я вновь продемонстрировал высокую скорость действий, и успел сделать тычку синаем назад. Получилось неплохо. Чуть ниже, и удар оказался бы под коленку, что могло бы сказаться на устойчивости соперницы, но и так сойдёт. Фризфрейм есть. Лишнее мгновение на оценку ситуации и подбор атаки из арсенала.

И я выбрал. Не оборачиваясь, я пододвинулся спиной назад, ближе к бамперу соперницы и, не снимая веер с плеча, ткнул им куда-то в район ягодицы или поясницы Асуки.

Успех! Я снова нанёс урон! Но, чёрт возьми, этого оказалось недостаточно, чтобы отправить противницу в полёт. Два удара оружием! Один из которых – тяжёлым.

Больше я ничего сделать не успел. Сначала мне прилетело кулаком в затылок, вбивая в землю, а затем меня цепанули за шкирку, приподняли, перехватили под грудью и попросту воткнули в с прогиба сначала в перила, затем – пробили моей рыжей головой доски пола, и наконец размазали о влажную землю под крыльцом. Три фризфрейма подряд, в одно движение, и, на случай если я недостаточно проникся красотой момента, мне ещё и показали это со стороны через знакомый уже жёлто-серый фильтр.

Глава 95. Спаси меня, мерзкая сестрёнка Рьюги-тяма!

Ну, я был к этому готов, а потому, едва лишь оказавшись в призрачном теле, полез в декольте за мобилкой. Но не успел выбрать в телефонной книге номер мерзкой сестрёнки Рьюги, как увидел, что победившая меня смуглая борцуха схватила моё тело за шиворот, усадила и полезла ему рукой в ложбинку меж грудями.

– Эй! Ты вообще ку-ку?! – возмутился я вслух, забыв на минуточку о том, что меня, вообще-то, не слышно.

К сожалению злые призрачные звуки никак не повлияли на поведение Асуки. Та продолжала нагло шарить в моём инвентаре, пока не нашла нужное: веточку с волшебными ягодками-оживляшками.

Я отвесил борцухе смачного пинка. Ясное дело, моя нога прошла сквозь седалище противницы, но я хоть какую-то тень удовлетворения получил.

– Я тебе ноги из гузн повыдёргаю, – пообещал я противнице, а затем ткнул таки в кнопку вызова.

Мерзкая сестрёнка Рьюги ответила почти сразу.

– Да, Кентаро? – услышал я её голос. – Ой, прости, что я забыла тебя предупредить… да я с этой мерзкой сестрёнкой Сакуры сейчас в лесу. Смотрю, как Пимико дерётся с лисой-оборотнем… не спрашивай. Просто. Не. Спрашивай.

Я влюбился. Если Пими-тяма окажется бородатым пузатым одмином, можно будет отбить у Кентаро мерзкую сестрёнку Рьюги. Он её не заслуживает! Что за женщина?!

Я, конечно, тоже её не заслуживаю, но если бы я брал только то, чего достоин, а не что получается урвать, у меня не было бы денег на ГП-системы для себя и сеструни, и уж тем более не имелось бы бабла на качественный бионический протез для матушки.

– Если бы я не был сейчас призраком, я бы сейчас сдох от концентрации боевого очарования в твоём голосе. Ты там как? Тебя не стали прессовать после того, как я ушёл?

– Да нет, всё в порядке. Ко мне приставили двух тупых амбалок…

– Э-э-эй! – раздался где-то на заднем плане чей-то возмущённый голос.

– ...они за мной зорко следят, но ничего плохого не делают. Ты лучше скажи, чем ты думал?! Я из-за тебя в тюряге оказалась!

Я виновато улыбнулся.

– Пимико дерётся с лисой. Это явно фракционный квест жречества, в который ымператрица вломилась с ноги! Я просто обязан её остановить, как хранитель баланса. Помоги мне, а? А я тебя в пузик поцелую.

– И как ты себе это представляешь?! – рыкнула она раздражённо в трубку.

– Тебе надо добраться до моего тела, – я бросил взгляд в сторону борцухи, которая, совершенно забыв про мою тушку, направлялась ко входу в поместье.

Видать, собиралась истратить одну из ягодок на оживление Катьки.

Ответ же рьюгиной сестрёнки оказался ожидаемым.

– И как ты себе это представляешь, бака? Говорю же! Я под стражей!

– Вторая или третья фаза боя будет проходить в полном приятных сюрпризов поместье, – ответил я. – Вся ваша пачка переместится сюда. Ловушки внесут хаос и ты сможешь им воспользоваться.

– Ну-у-у-у… это имеет смысл. А что затем?

– У меня есть оживляющие ягодки. Асука забрала ветку, но я же не бака! Знаю, что в этой игре можно шмонать чужой инвентарь. Снял несколько и запихнул в левый карман юбки.

– Че-е-его у тебя есть?! – ошарашенно протянула мерзкая сестрёнка Рьюги.

– Ага! Я полон сюрпризов! Ну так чего? Сориентируешься?

Молчание. Где-то секунды три. Я слышал звуки боя на заднем плане и многоголосый хор, поддерживающий императрицу. Среди этого шума моё ушко поймало кое-что особо интересное: чей-то сухой голос, называющий какие-то цифры. Аналитик! Пимико завела себе аналитика, который посреди сражения просто стоит с мобилой и читает логи!

Круто! Я тоже так хочу!

Наконец, динамик донёс до меня тяжёлый вздох.

– Ладно… я попытаюсь. Но это очень опасно. Если я из-за тебя снова встряну, Кен…

– То я тебя поцелую в пузико два раза!

– Нет! У меня будет другое требование… я тебе потом, наедине расскажу.

– У-у-у-у-у!!! – ехидненько протянул кто-то рядом с моей ненаглядной блондиночкой.

Я догадывался, что это будет за требование.

– Хорошо… будь на низком старте. Времени с начала боя прошло достаточно много. Лисичка ещё фазы не меняла? Там всё ещё первая?

– Я понятия не имею, о чём ты говоришь. Я в этом не разбираюсь.

Я устало потёр уголки глаз.

– Тут легко догадаться. Её поведение менялось?

– В чём это выражается?

– Ну-у-у-у… новые паттерны атак, старые атаки мощнее, складываются в более долгие серии, больше ярких спецэффектов…

– Ты ещё спроси меня, что поменялось в России, а затем опиши набор признаков: девальвация рубля, коррупция, инфляция…

Я вздохнул.

– Ты хочешь сказать, что там и так слишком много спецэффектов?

– Ка-а-а-а-ак ты догадался? – ехидно протянула девушка.

– Поменьше яда, Ками, – поморщился я. – Я, между прочим, труп сейчас.

Я устало присел на коленки своему бездыханному телу, прислонённому спиной к остаткам оградки.

– О-о-о! Ты меня раньше так не называл, – отозвалась она.

– Это потому, что я раньше считал тебя милой. А когда ты злилась, то становилась даже милее. А сейчас ты не милая, а противная. Мерзкая сестрёнка Рьюги не может быть противной.

Тишина. Секунда. Другая.

А затем…

– Б… б… ба-а-а-а-ака-а-а-а-а!!! – возопила в трубку Ками. – Ты испортил момент моего триумфа!

Я выдал широкую довольную лыбу.

– Да! Да! Я такой!

– Стоп… погоди-ка… тут что-то происходит.

А я уже понял, что именно. Через арку к поместью пушистой молнией скакала госпожа Касуми в образе лисицы.

– Это оно! Вторая фаза! Готовься! Я буду лежать снаружи поместья слева от входа. Далеко слева от входа. Узнаешь место по дырище в перилах и красивой рыжей большегрудой девахе!

Глава 96. Эта дрянь разбазаривает мои ягоды!!!

Мерзкая сестрёнка Рьюги повесила трубку.

Оно и понятно. Девочке надо действовать. Задачка перед ней стояла не самая простая: вырваться из-под стражи двух боевых хайлевелов, будучи персонажем-социальщиком, не имеющим лисьего благословения. Конечно, свита Пимико – это не игроки топовой гильды с жёсткой субординацией, а, скорей, охреневший от собственного величия сброд, склонный совершать тупейшие ошибки, но, всё-таки.

Я проследил за тем, как лисичка уверенно скакнула в поместье, а затем обратил свой взор на несущуюся за ней следом Пими-тян. Всё ещё в повязке на глазах и с наушниками в ушах. Интересно, а её навык работает только в бою или ловушки им тоже можно отследить? А то видел я уже кое-какие скиллы, которые работали только на ровной поверхности.

Серьёзно, разрабы в боёвке столько косяков допустили... А затем, вместо того, чтобы исправить бесконечный джагглинг противником у стены, ввести комбо-брейкеры или отладить физику адванса, отправляющую бойца в полёт на любой кочке, замутили сложный многофазовый бой с демонической лисицей.

Японцы... У них часто встречается подход в стиле “ну, вы поняли, что мы имели в виду, лучше насладитесь тем, какая у нас глубокая история злодея”.

Я привстал с коленок своего тела и принялся внимательней следить за аркой. Одна за другой вбегали девочки из свиты Пими-тян. Вот аналитик с мобилкой – Химура Ю, кто же это мог быть ещё, конечно же! – а вот два других знакомых лица. Но вот мерзкой сестрёнки Рьюги никак не удавалось углядеть. Интересно, это случайность, или девочка разумно предположила, что лучше бы отстать от основной группы.

Охранницы её небось от таких выходок стали больше злиться, а сильное желание увидеть продолжение схватки, помноженное на страх оторваться от коллектива, сделал их менее внимательными.

Рьюгина сестрица и две сопровождающих её девицы появились где-то через четверть минуты после основной толпы. Блондинку буквально тащили под руки. Та отчаянно пыталась найти опору ногами, но у неё не получалось вообще ничего.

– Я сама могу идти! – возмущалась моя будущая спасительница.

– Ага! Видели мы, как ты идёшь! Лучше уж волоком тащить!

– Да у меня обруч что-то заглючил, девчата! Бывает. Сейчас я в порядке.

– Что-то во время теннисных матчей он у тебя никогда не глючил, – поддела мерзкую сестрёнку Рьюги одна из конвоиров.

– Правда? А ты думаешь, почему я иногда проигрываю?

– Только из-за глюков обруча, ха-ха-ха!!! – в один голос шутканули обе сопровождающие, затем сами же своей коре и рассмеялись.

Но тут же осеклись, когда со стороны поместься раздался взрыв.

Я их понимаю. Сам метра на два подскочил от неожиданности.

Ха! Кто-то из этой толпы вляпался в ловушку! Неорганизованное стадо овец! Пока один пастух занят боем с лисой, а другой – оживлением Катюхи, их подопечные разбрелись, кто куда и стали массово дохнуть на приятных сюрпризах лисичкиных помощниц. Хе-хе! Дурошлёпки!

Так! Стопэ!

Дохнуть?!

А-а-а-а-а!!! Мои ягоды! Мерзкая сестрёнка Рьюги, ты должна меня спасти как можно быстрей! Думай, голова твоя блондинистая! Думай! Найди способ сбежать! Я тебе пяточки помну!

Я сжал кулачки и начал ими старательно трясти, будто бы это как-то могло повлиять на то, что произойдёт дальше.

Но повлияло же!

Все присутствующие обратили внимание на взрыв, а затем мерзкая сестрёнька Рьюги замерла в неестественной позе.

– Опять обруч, что ли? – шикнула одна из охранниц.

– Плевать! Надо своим помочь. Эта всё равно ничего не сделает. Вот если бы мы Юки охраняли...

Охранницы кивнули друг другу, бросили блондинку, а затем, перехватывая оружие поудобней, помчали ко входу в поместье.

Мерзкая сестрёнка Рьюги медлила. Для правдоподобия она не сорвалась с места, а ещё несколько секунд играла в зависание, хотя на неё никто, кроме призрачного меня не смотрел, а затем, убедившись, что всё в порядке и опасность миновала, побежала, наконец-то, ко мне.

– А-а-а-а-а!!! – злобно закричал я, когда увидел, куда лезет это блондинистое создание. – Ты лево с право вообще различаешь?!

Со второй попытки, правда, до Ками дошло. Ну или не дошло, а она просто решила проверить по очереди все карманы. И, наконец-то, она откопала мой ягодный запас. Подумав немного, блонда догадалась таки запихнуть одну из ягод мне в рот, и я тут же вскочил на ноги и неловко взмахнул руками, чтобы удержать равновесие: переход из призрачного состояния в телесное оказался слишком резким, и я не успел адаптироваться к новому положению аватары.

– Эта дрянь разбазаривает мои оживлялки!!! – возопил я злобно, едва лишь пришёл в сознание.

– Разбазаривает? – не поняла мерзкая сестрёнка Рьюги.

Я поспешил забрать у неё из ладошки оставшиеся две ягодки и спрятал их обратно в карман.

– Они отнимают ценный магический ресурс и тратят на всяких дур! Хватит это терпеть! Ты будешь это терпеть? – обжёг я страшным взглядом свою спасительницу. Та испуганно замотала головой. – И я не буду это терпеть! Долой коррупцию в школьном правлении! Пошли митинговать!

Я сложил руки “ступенькой” и чуть склонился, приглашая Ками. Та быстро поняла, что именно от неё требуется в текущий момент и послушно положила мне руки на плечи, а ножкой ступила на ладошки.

На её лице система рисовала уморительно лишённое капли осознания происходящих событий выражение.

– У тебя есть какой-то план?

Я подбросил напарницу вверх, на крышу, после чего схватил оружие и ловко запаркурил следом.

– Ха! Есть ли у меня план?! Есть ли у меня план?! Конечно же есть!

– И в чём он заключается? – поинтересовалась Ками.

– Я буду импровизировать!

– И это весь твой план?! – вытянула вдоль тела сжатые в кулаки ручки блондинка.

Секундой позже метрах в двадцати от нас в небо ударил гейзер. Прямо сквозь крышу. Я успел увидеть, что потоки воды вынесли к нам одну из подручных Пими-тян, и поспешил оказаться в точке, куда та должна была упасть.

– Надо либо вырвать из ушей Пимико наушники, либо сорвать с лица повязку! – я замер, ожидая, когда же летунья будет наиболее уязвима. – Но сначала придётся отжать обратно ягодки!

Я атаковал в момент, когда противница успела рухнуть на крышу и уже начала от ней пружинить. Тяжёлый удар веером прижал девицу к земле, после чего я схватил синай зубами, руками вцепился вражине в волосню, а затем запихнул овцу из стада Пимико мордой в гейзер.

Вы меня разозлили! Ох, как разозлили! Я вам устрою вторую фазу, сволочи!

Глава 97. Я вам устрою вторую фазу!

Я вырвал бейсбольную биту из рук “хладного трупа” и, не глядя, протянул её мерзкой сестрёнке Рьюги.

– Возьми.

– Нет, спасибо, у меня своё.

Я удивлённо обернулся, а затем увидел вооружение спутницы. Газовый баллончик и шокер.

– Ну нифига себе ты осугоенно подготовилась! – уважительно вздёрнул я бровки.

– А ты думал, что мы с Кентаро ходим по стрёмным, полным якудза местам и враждуем с Пимико, а я никак ему не помогаю в бою?

Я кивнул.

– У вас есть отработанная тактика?

– Да, – кивнула Ками. – Баллончик работает прямо как атака очарованием: маленький урон, зато оглушает. Затем шокером можно, если никакой больше угрозы нет. Я вперёд не лезу, а работаю только когда он отскакивает мне за спину, давая знать, что пора.

– Так и будем делать, – кивнул я. – Мне будет проще подстроиться под тебя, чем тебе – под меня. Ладно, пошли. Вперёд батьки в пекло не лезь. Будем действовать быстро! Там сейчас хаос.

Я побежал в сторону образовавшейся из-за взрыва дыры в крыше. Двигаться приходилось не так шустро, как я привык: мерзкая сестрёнка Рьюги за мной просто не поспевала бы. Я был обязан постоянно останавливаться, ловить её внизу в коридоре, помогать перебраться через провалы в полу и так далее. Впрочем, не могу сказать, что свою скорость я не реализовывал: я пользовался ей, чтобы успеть разведать обстановку, проверить или разрядить ловушку и, конечно же, обойти со спины противницу, которая не успела нас ещё приметить.

Ловушки обеспечили хаос в рядах противника. Они и так уже успели разделиться дважды, ещё до начала основного действа, так что, когда здесь от души бумкнуло, группок, в которых было бы больше двух девочек не осталось. Внутри здания, где имелось много стен, о которые удобно джагглить покоцанных попавших в капкан девиц, имея при этом преимущество стелс-атак и аж двух способов обеспечить статус оглушения, от меня этим интеллигентам спасения не было.

Изменившаяся из-за взрывов, провалившегося пола, выдвижных лезвий и прочих приколюх, архитектура тоже вносила свой вклад. Это мне в подобных декорациях привычно действовать, а вот большая часть свиты Пимико никогда даже пальцем не касалась знаменитых игровых серий, построенных вокруг опасного паркура.

Я старательно крутил спираль вокруг Асуки, предпочитая первым делом устранить всю эту казуальную шелупонь, которая помешает мне взять реванш у суровой борцухи. Мысленно я вёл счёт, чтобы быть уверенным, что никого не упустил. Благо, тут даже не потребовались все пальцы обеих рук: если вычесть Пимико и её правую руку, оставалось чуть больше полудюжины представителей сил противника. Плюс улетевшая Бака, и уже не было никаких “чуть больше”. Ровно шесть человек.

Разумеется, я чувствовал себя не очень уютно, сталкивая псевдоботанку Химуру в полный тараканами-переростками подвал, а сеструху Мито – забивая веером до потери пульса. Всё же, нас многое связывало. Но, с другой стороны, кто-то же из них донёс “наверх” о том, что у меня есть ягодки-воскрешалки? Донёс! Значит, для них всё, что между нами было, сводилось к фразе “подумаешь, перепихнулись разок”.

– Ничего личного, Мито, просто бизнес.

Два раза мне приходилось прятаться от Пимико. Не уверен, что её обманывала моя маскировка. Я ведь не был в курсе, как работает её абилка, контрящая слепоту. Быть может, императрица сонаром просвечивала всех ниндзя, ныкающихся за стенкой. Но оба раза меня “проносило”. Думаю, оттого, что моя дорогая правительница школы оказалась больше сосредоточена на битве с лисой. Та имела привычку внезапно выскакивать из любой щели в форме зверушки, обращаться в человека, наносить удар и тут же сбегать.

Удавалось мне увидеть и помощников госпожи Касуми. Маленькие куклы с фарфоровыми личиками. Объективно они были даже симпатичными, но эти застывшие выражения искусственных мордашек нагоняли жути. Какой пол подразумевался, я понятия не имел, но предпочёл считать коротышек девочками. Так и мне приятней, да и создатели игры показали себя, как любители пихать тянок на все мало-мальски релевантные должности.

Наконец, я сумел вырубить ударом рукояти синая в челюсть оживлённую Асукой Катюху. У той клацнули зубы, а во рту что-то хлюпнуло, а затем с уголка губ потекла тоненькая красная струйка. Да неужели? Я-то думал, что в игре кровь бывает либо носом, либо после атак ритуальным кинжалом, а тут вот оно как.

Впрочем, времени рассуждать у меня не было. Я быстро оглянулся через плечо и нашёл очень-очень напряжённую Ками, явно не привыкшую к столь сложным забегам.

– Последняя. Остались только Пимико и Асука. Сейчас будет сложно. Ты готова?

В глазах мерзкой сестрёнки Рьюги зажглись две яркие жёлтые звезды, а губы расплылись кривоватой предвкушающей усмешке.

– Если мы их одолеем, я тебя в пузико поцелую.

Я ответил широкой самодовольной лыбой.

– Д’Артаньян, никто вас за язык не тянул!

Выражение лица блондинки тотчас же сменилось. Куда-то делись рот и нос, глаза – расширились, а мося начала снизу вверх заполняться густой-густой краснотой.

Но, что самое удивительное, хоть носа у Ками не имелось, кровь из него всё равно била двумя маленькими тоненькими фонтанчиками.

Глава 98. Реванш

Мы сошлись в большой обеденной холле. Как же та изменилась. Вообще, за последние пять-десять минут милый минималистичный японский домик стал больше напоминать нечто среднее между абсурдистским царством изуверских ловушек и филиалом Ёми. Очень много тут было колюще-режущего. Циркулярные пилы курсировали по стенам и полам, отовсюду торчали шипы, а живые растения превратились в хищные порождения сумеречного гения какой-нибудь чешской Лешей.

Атмосфера ну уж очень отличалась от привычной. Словно бы дизайнер пришёл из какой другой игры.

Видать, этот наёмный работник очень-очень старался по