КулЛиб электронная библиотека 

Платье для невесты [Римма Капинус] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:




Я, как обычно, засиживалась на работе допоздна. Все коллеги разошлись по домам, кто к семье, кто к любимому коту, все вернулись к своей привычной жизни после трудового дня. А что я? У меня были только работа да учёба, маячил впереди долгожданный диплом. А за учёбу нужно платить. Вот и убивалась сверхурочно, давно позабыв, что и у меня может быть простая человеческая жизнь.

Ткань под пальцами лихо скользила по столу, швейная машинка утробно клокотала, послушно выполняя строчку за строчкой. Ещё один ремонт – и домой, а завтра – в универ. Стрелка на часах дрогнула и переместилась на цифру девять. Я вздохнула, ещё час и не уеду домой, надо бы поднажать. На следующей неделе нужно будет вносить очередной платёж за обучение.

Я быстро поставила последнюю закрепку и встряхнула сарафан. Да, это уже сарафан, а не цветастый кусок ткани, бытовое волшебство, а я волшебница. Посмеявшись над такими мыслями, повесила сарафан на стойку с готовыми заказами, не забыв прикрепить имя клиента и подписать свое, а то ещё какая-нибудь наглая Оксана с другой смены присвоит себе мою работу. Знаем, плавали….

В голове против воли всплыли воспоминания. Ох, неприятно тогда всё вышло, но дело прошлое. Получила молодая портниха незабываемый жизненный урок – не щёлкай клювом. Хорошо, что начальница у меня справедливая и понимающая.

– Ты ещё здесь, трудяга? – стоило только вспомнить.

Я повернулась на голос. Наталья Павловна стояла в дверях, надевая перчатки. Красивое у неё пальто, конечно. Я шила, сама. Гордость зашевелилась внутри.

– Ещё полчасика, Наталья Павловна.

– Ох, девочка, отдохнула бы ты хоть немножко. Три года все пашешь как ломовая лошадь. Я тебе где столько заказов возьму, придется уволить слишком усердного сотрудника. – Мы вместе рассмеялись. Своя шутка. – Не забудь всё выключить и закрыть. Завтра забегай после занятий, зарплату получить. Знаю же, что не терпится с последним долгом разобраться.

Начальница за время работы, кажется, выучила график платежей в университет. Говорит, это видно по моему дёрганому лицу за месяц до дня икс. А я и не спорю. Все эти финансовые обязательства страшно нервируют: за комнату плати вовремя, а то выселят, за универ – не то отчислят. То, что мне попалась такая понимающая начальница, дар богов, не иначе. Родных нет, некому поддержать. Так и живу неприкаянная.

– Отдохну, когда диплом получу, – улыбнулась я женщине. – И в отпуск уйду!

– Я тебя сама в него выгоню, а то где это видано, устроила тут себе каторгу, – женщина поправила перед зеркалом яркий шарфик. Какая же она эффектная в свои пятьдесят! Отличный мне пример в назидание – нечего постоянно в драных джинсах да безразмерных футболках таскаться. Ещё чуть-чуть, ещё немножко… и заживём!

– До свидания, Настя, не забудь….

– Всё выключить, утюги выключить, сигнализацию включить, – скороговоркой выдала я.

– Именно! – с легким смешком ответила Наталья Павловна.

– До свидания.

Женщина вышла, оставив меня одну править в этом швейном царстве.

Вернувшись к столу, я уже представляла, как буду делать приталивание пальто, это несложно и недолго, как раз успею на последние маршрутки до дома. Можно, конечно, и пешком дойти… но после двенадцати часов смены, да дополнительной работы спина гудит немилосердно.

Надо будет после диплома начать ходить в бассейн! Точно, так и поступлю. Деньги на личную жизнь у меня наконец-то появятся, а может, даже и повышением одарят, и будет совсем хорошо! Улыбаясь собственным мыслям, не заметила незваного гостя, точнее, гостью.

– Кхм-кхм, – раздалось за спиной, я даже подпрыгнула на месте.

В мастерской стояла сухонькая старушка, очень приличного вида. Седые волосы убраны под тонкий платок, легкое голубое пальто с кружевами, туфельки-лодочки. Старушка теребила веревки бумажного пакета и смотрела, что называется, прямо в душу.

Та-а-ак, я глубоко вдохнула.

–Простите, но мы закрыты и не можем принять заказ. Администратор будет только с утра. Приходите завтра.

А сама сделала в голове пометку, впредь проверять дверь. Хотя на сто процентов была уверена, что Надежда Павловна всегда её закрывает.

– Деточка, помоги, богом тебя прошу! Тут работы совсем чуть-чуть. Я бы и сама, да глаза уже не те, понимаешь….

– Женщина, я же….

– Я заплачу, сколько нужно, даже больше. У внучки завтра свадьба, а я ей платье обещала, вот, – она потрясла пакетом. – Оно счастливое. А в химчистке пуговицы срезали, и как теперь!

Было что-то в этих грустных глазах и подрагивающих старческих руках, дрогнуло мое сердечко, не выдержало. Старушка приличная, в отчаянии. Видимо, хотела порадовать любимую внучку. Как тут с каменным лицом отказать? Эх, не волшебница я, а фея-крестная. Точно говорю.

– Показывайте, что у вас там.

А посмотреть, действительно, было на что! Платье в пол из струящегося шелка, стыдливо прятавшегося за слоем шикарного кружева. Длинный рукав, оканчивающийся кружевной манжетой. А горловина с воротником стойкой так щедро расшита стеклярусом и бисером, что и украшений не надо. И все это в моем любимом, бледно-фиолетовом цвете. Я завистливо прикусила губу. Красота! Повезло её внучке, жених и платье, сказочное. В моей-то жизни никакой любви, только выживание.

Проблема нашлась сразу, рядышком в пакетике. Пуговки на застёжке спинки отсутствовали, лежали отдельно. Я прикинула в уме и решила, что за полчасика как раз управлюсь.

– Хорошо, э…. – замялась я, так как неожиданный клиент так и не представился.

– Ангелина Витальевна, – поняв заминку, отрапортовала старушка.

– Хорошо, Ангелина Витальевна, сделаю. Как вам его передать?

– О, деточка, так я живу в соседнем доме, как закончишь, позвони, прибегу.

На том и порешили. Старушка каллиграфическим почерком написала номер телефона на клочке бумаги и смущенно улыбнулась, сунула мне его в руку и живенько удалилась. Я немножко постояла, разжала кулак, да так и остолбенела – помимо бумажки с номером там были и деньги, ни много, ни мало, а пятитысячная купюра. Сунув деньги в карман, решила при следующей встрече вернуть и взять всё по прайсу, плюс за срочность.

Платье расстелила на столе и ещё немножко полюбовалась. Какое оно всё-таки волшебное, везёт кому-то. Ангелина Витальевна с гордостью говорила, что платье это заговоренное: кто в нём замуж выходит, обретает мир да покой в семье, истинную любовь до самой гробовой доски. Сказочно? Очень даже. Ещё немного повздыхав, перебирая складочки кружева, я принялась за работу.

Руки двигались шустро, иголка плясала в пальцах и маленькие жемчужные пуговки, одна за другой, занимали свои законные места. Когда последняя ниточка была обрезана, я любовно пробежалась пальцами по стройному ряду застёжки.

Поддавшись порыву, схватила платье в охапку и подошла к зеркалу в примерочной, приложила на себя. Кра-со-та…. Цвет, крой – все идеально. Глаза в соседстве с таким цветом вспыхнули травянистой зеленью, и даже мои серовато-русые волосы приятно оттенялись.

Плюнув на приличия, я быстро стянула футболку и джинсы и, пока не передумала, влезла в платье. Оказалось идеально по размеру. Это и будет платой «за беспокойство». Можно хоть разочек такую красотищу примерить!

Застегнув все до единой пуговки, спасибо занятиям йогой на дому, я поправила воротник и только успела выругаться, как порезала палец о стеклярус. А когда по привычке сунула его в рот и уже собиралась рассмотреть себя со всех сторон ни примерочной, ни зеркала рядом уже не было. Нет, зеркало было, но не привычный кусок стекла, а громадина в позолоченной раме.

– Госпожа, все готовы, ждут только вас! – пискнул кто-то в стороне.

Медленно, словно в тумане, повернулась на голос и провалилась в темноту.

Я, в общем, не из пугливых барышень, ношу с собой перцовый баллончик и умею им пользоваться, не боюсь пьяниц на тёмных улицах, всё же живу в отдаленном районе, у них тут свой менталитет. В обмороки, уж точно, никогда не падала. Но всё это? А что вообще произошло? А ну, я требую объяснений! И в этом мне, точно, помогут приглушенные голоса, доносящиеся из темноты. Пора бы приходить в себя.

Голова болела жутко! Попробовав пошевелиться и открыть глаза, к постоянной ноющей боли добавилось ещё немного, для полноты картины, видимо. Точно, сотрясение. Голоса, впрочем, на мои жалкие попытки прийти в себя не обращали никакого внимания, так как были поглощены спором. Глаза решила пока не открывать, мало ли что происходит. Я тут элемент интерьера, не обращайте на меня внимание. То, что я вляпалась по самую макушку, не вызывало сомнений. Что же делать? Хотелось немного поскулить от накатившего страха, но, взяв мужество в кулак, отбросила эти бесполезные желания.

Голоса были неблизко, но, точно, в одном со мной помещении. Кто-то яростно шипел, выплевывая слова, а кто-то сбивчиво пытался объясняться…. Вот я и послушаю, может, мне чего объяснят. Говорили тихо, а головная боль мешала сосредоточиться. Ну хоть лежала я на чём-то мягком, на том спасибо.

– Да как ты вообще посмел лезть в мои дела?! – донеслось раздраженное шипение.

– Да я, да я… помочь тебе хотел! Скоро себя до изнеможения доведёшь, ещё чуть-чуть – магическое истощение будет!

– Я что, просил о такой помощи?! Сваха нашлась, демон тебя раздери!

– Мальчики, давайте потише…. – встревоженный женский шёпот попытался успокоить спорщиков.

– Чуть барьер не порвал! А если бы заклинание не выдержало? – вновь напирал мужчина.

Я навострила уши. Заклинание? Куда это я попала? В дурдом – вот точно. Переработала – окончательно крыша поехала. Говорили же мне отдохнуть…. Ну хоть палата удобная, одеялко вон какое мягкое. Кое-как сдержала нервный смешок, но, видимо, меня раскрыли. Спорщики замолчали.

Да, пора бы уже прийти в себя для приличия, а то подслушивать нехорошо. С трудом разлепив глаза, я прищурилась от яркого света и терзающей головной боли. Может, в этом доме душевнобольных хоть лекарство дадут? Когда глаза привыкли к свету, рядом с кроватью обнаружилось большое окно с лиловым небом, солнцем, луной и все разом. Нет, точно крыша поехала. Эх, не видать мне выстраданного диплома, как пить дать.

Повернув голову, я наткнулась на три внимательных, настороженных взгляда таких же, как небо, глаз. Всё, вот теперь стопроцентное ку-ку. Я начала страдать подозрительным дальтонизмом. Крепкое сознание, закалённое книжками фэнтези, больше не собиралось меня покидать, чувствовала это. Но, надо бы читать этих книжек поменьше, авось крыша поехала бы по-другому. Но в принципе и так хорошо, цветастенько, весело…. Я вновь нервно хихикнула.

А понервничать было зачем. На краешек кровати аккуратно опустилась дама с большой буквы, в роскошном лазурном платье, волосы причудливо уложены на голове, словно корона, такая величественная и тонкая, что я даже устыдилась её разглядывать.

Поодаль стояло двое мужчин, точнее, один мальчик-подросток, а вот второй…. Кого-то он мне напоминал. Словно мы уже встречались. Я силилась вспомнить, но больная голова имела другие планы.

Младший переминался с ноги на ногу и смотрел… виновато? Щуплый подросток, в просторной рубахе с кружевными манжетами. Светловолосый, как и все остальные визитеры. Мальчик теребил рукав, и опасливо косился на стоящего рядом мужчину.

Второй же был высокий, лицо словно выточенное из мрамора, и две тугие косы на плечах спускались до самой талии. Я мысленно присвистнула, вот бы и мне такое богачество. Одет почти так же, за исключением застегнутого под самое горло жилета, придававшего ещё большей строгости. Ох уж эта профессиональная болезнь, даже у галлюцинаций одежду рассматриваю!

Глаза незнакомца смотрели с неким интересом и удивительной тоской. Что-то шевельнулось в памяти, но звонкий женский голос выбил мысль.

– Милая, как вы себя чувствуете?

– Голова… болит, – матерь божья, и это мой голос. Да, дверь скрипит приятнее.

– Ох, конечно же! – защебетала дама и, подозвав младшего, что-то шепнула на ухо. – Сейчас принесут лекарства. Это же надо! Такой неподготовленный и резкий переход не пройдет бесследно.

Мальчишка убежал, а я только собралась уточнить, что за переход такой, но меня опередили.

– Совсем растеряла манеры, не представилась! Я Аметра, обращайтесь по имени, дорогая. Это мой старший сын – Гелидор, – она кивнула в сторону «каменного изваяния», – Младший сын Эвклаз убежал вам за лекарствами. Вас же как величать?

– Настя…. Анастасия.

– Какое красивое и диковинное имя, да и вы тоже. Повезло мне с невесткой.

Я подавилась воздухом от такого неожиданного заявления. Какая ещё невестка? Кто – Я? Чёрт подери! Я с ужасом уставилась на молчаливого мужчину, а он опустил глаза. На такой радостной ноте в комнате вновь появился Эвклаз, гремя подносом с разными скляночками. Графин опасно накренился, но Аметра ловко подхватила его и, плеснув в стакан, добавила туда же несколько разноцветных жидкостей. Я с интересом за всем наблюдала.

– Выпейте, Анастасия, это снимет боль и восстановит силы.

Я с сомнением покосилась на протянутый стакан, но принимать не спешила, мало ли что.

– Ох, девочка, не будь такой недоверчивой, мы же почти семья! – дама перелила немного жидкости в пустой стакан и осушила его одним глотком. – Убедилась?

Я лишь кивнула, как болванчик, и приняла стакан. Горло пересохло, а прохладная вода была как нельзя кстати. И тут, словно заботливая рука погладила по голове, снимая боль. Я удивленно посмотрела вначале в стакан, затем – на женщину.

– С-спасибо.

– Не за что дорогая. Все тебя так долго ждали…. Пожалуй я удалюсь и позволю виновникам каяться в грехах.

Аметра подмигнула и грациозно скрылась за дверью. Я растерянно хлопала глазами, рассматривая братьев. С женщиной в комнате было как-то спокойнее. Галлюцинация, вернись! Мы обменивались взглядами, но молчание никто не решался нарушить. Дело затягивалось. Я присела на постели, подтянув ноги к груди и завернувшись в одеяло, как в кокон.

– Я приношу вам искренние извинения! Вы вправе отнять мою жизнь, ведь именно я виноват во всей сложившейся ситуации!

Гелидор подал голос неожиданно, опустившись на одно колено. Мне даже пришлось привстать, чтобы разглядеть этот перфоманс. Мужчина, парнем я бы его не назвала при всем желании, хоть и был молод, но веяло от него какой-то силой. Он склонил голову, отчего длинные косы мазнули по полу. Сказать, что я была в шоке от всего происходящего, значит ничего не сказать. А коленопреклоненный Гелидор вообще вбивал последние гвозди в крышку гроба.

– Нет! – вскрикнул мальчишка, – Это все я! Я во всём виноват, и в том, что лез не в свое дело, и в том, что под строжайшим запретом сделал портал! Не сердитесь на Гелиора, леди Анастасия, он ничего не знал! – и столько мольбы в этих больших детских глазах. Так, я совсем запуталась.

– Может, перед тем как искать виноватого, мне всё же объяснят, что тут происходит? И встань…те, мне ничего не видно. Я от такого нервничаю.

Я запнулась, не зная, как правильно обратиться к мужчине. Вроде бы галлюцинация моя, но уж больно высокопоставленная. Гелидор медленно поднял голову, и я успела заметить тень печали, промелькнувшей на его лице, прежде чем оно приняло свой привычный каменный вид. Он что, жалеет, что я отказалась от расправы? Маньяк. Э, нет, пусть мне вначале всё-всё объяснят. Отползла обратно в свой дальний угол и закаталась в одеяло, выжидающе смотря на мужчину, но начал разговор Эвклаз.

– Анастасия, простите меня, я совсем не желал вам зла! Просто брат столько лет страдает, совсем в себя ушел, я и хотел помочь

– Добром вымощена дорога в ад…. – процитировала я совершенно на автомате.

– Вы ведь суженые! Настоящие! – продолжил Эвклаз, не обращая внимание на потемневший взгляд брата. – Он как увидел вас во сне десять лет назад, так и покой потерял, совсем извел себя! А мы, когда поняли что вы, леди, из другого мира… и жизнь у вас там другая, совсем плохо все стало.

– А ну марш отсюда! – Гелидор рявкнул так, что даже я чуть не дала деру. Эвклаз сжался, но еще раз посмотрел на меня, а уже после выбежал за дверь, оставляя нас наедине.

От таких историй я совсем раскраснелась, и то, что мы с новоиспеченным суженым остались вдвоем, а я в постели, радости не добавляло. Я нервно сжала край одеяла. Эвклаз так и не ответил на мой вопрос, а лишь добавил новых. Другой мир? Суженый? Куда я вообще попала?

Гелидор молча отошел к двери, скрипнул засов, а я внутренне вздрогнула и натянула одеяло до самого носа. На удивление, я не чувствовала угрозы от него, но сама ситуация…. Мужчина сделал какой-то пасс рукой, и стены комнаты вспыхнули на секунду.

– Он там, точно, подслушивает, да и матушка…. – Гелидор пододвинул высокий стул ближе к кровати. – Думаю, мне стоит объясниться.

– Да уж, не помешает. У меня очень много вопросов накопилось.

– Я понимаю и раскаиваюсь, что так бесцеремонно разрушил вашу жизнь, леди.

– Давай без «леди» и «выканья», а то скоро глаз начнёт на нервной почве дёргаться, – перебила я его. – Просто Настя, ладно?

– Хорошо.

– Ну, раз хорошо, начнем по порядку. Кто ты? Что это за место? Что за история со свадьбой? И подробно, развернуто.

Я старалась говорить твердо и серьезно, а сердце билось как сумасшедшее. Голова была ясная, как никогда, и либо у меня чертовски реалистичные галлюцинации, либо… я очень крупно вляпалась.

– Вы, – я сурово посмотрела на Гелидора, – ты в замке Верделит, а я наследный принц Гелидор Верде, как ты уже поняла, мой брат тоже принц, но он более свободен в выборе жизненного пути. Подался в науку, неуёмный….

Я слушала этот мягкий хриплый голос и плыла. Да… принц, замок.

– А коня у тебя белого нет? – выпалила и тут же прикусила язык.

Гелидор посмотрел на меня совершенно удивленными глазами.

– Есть, Мерт зовут.

Я кое-как сдержалась, чтобы не засмеяться. Принц на белом коне, значит. Дела-а.

– Прости, продолжай. Что за история с другим миром?

– Ну, – принц настороженно следил за моими попытками скрыть улыбку. Ну не объяснять же ему, что это всё от нервов! – Мы из разных миров. Мой мир называется Цикрон, а вот как твой… не знаю.

– Земля, – я задумалась, подбирая слова. – По крайней мере, люди называют свой мир Земля.

И вот мы подошли к опасной границе, суженый-ряженый….

– Десять лет назад, во сне, ко мне пришла девочка со странными словами: « На новом месте, приснись жених невесте», – повторил он слово в слово суеверную поговорку моего детства. Я обратилась в слух, выискивая в закромах памяти хоть намёк на эту историю. – Девочка была маленькая, да и я сам не старше её. Она пришла в мой сон и так нагло заявила, что теперь я жених и обязан найти её.

Я вначале опешил, но, проведя целую ночь в разговорах, проникся. А когда она расплакалась, рассказывая о бабушке, я обнял её и понял, моё сердце с ней связала сама богиня Судьба, я должен, нет, обязан найти её. Она не должна была быть одна, ведь я смогу быть рядом.

На последнем предложении его голос дрогнул. А я молчала, протянув непослушные руки к графину, осушила на треть. Теперь понятно, откуда это лицо так знакомо….

Когда мне исполнилось четырнадцать, бабушка скончалась, оставив меня совсем одну в этом огромном враждебном мире. Я целыми днями плакала, а после похорон пришли из социальной службы – оказалась в детском доме. Не самое счастливое место, скажу я. От чувства бесконечного одиночества, впервые засыпая на жёстком матрасе, пахшем подвалом, как сумасшедшая шептала в темноту тот самый старый глупый заговор. Я очень не хотела быть одной.

И сон пришел. Озеро, заросшее смешной цветной травой, розовая вода, совершенно непонятный мир. И мальчик с двумя тугими белыми косами. Он был первый, кто обнял меня по-настоящему тепло после бабушки, обещал найти и всегда быть рядом. Но так и не нашёл.

Жизнь потела своей грязной серой массой сквозь меня, а когда я вырвалась на свободу, начала работать как проклятая, только бы не возвращаться к чувствам беспомощного и одинокого ребенка, лишь бы выжить. Специальность выбрала ходовую – менеджмент. Удовольствия никакого, но стабильная зарплата. Да и подработку нашла. Бабушка очень любила шить и меня приучала. Всегда говорила « Шей да пори, не будет простой поры». Да так всё и завертелось. Тут некогда вспоминать про волшебный сон в дни горя и одиночества.

Я не могла поверить, лишь потому, что уже верила в каждое его слово. Потому что подсознание вспомнило Гелидора раньше, чем я сама.

– Долго же ты меня искал…. – тихо сказала я.

– Прости.

На том и закончили. Я попросила принца закрыть за собой дверь с той стороны, а сама свернулась в клубочек, наблюдая, как солнце и луна вместе плывут по небу, в странном волшебном вальсе. Так и заснула, под гнётом мыслей, опустошивших меня до дна.

Когда ночь спустилась на Верделит, ко мне пришли гости. Кровать чуть прогнулась под весом, а я резко вынырнула из дремоты и удивленно взирала на посетительницу. Ангелина Витальевна сидела рядышком, на постели, и яркий лунный свет сочился сквозь хрупкое старческое тело. Женщина улыбалась мягко, а радость залегла глубокими морщинками в уголках глаз.

– Вы…. – только и смогла выдавить из себя.

– Ох, деточка, совсем забыла! – всплеснула руками старушка видя непонимание на моем лице.

Женщина сложила ладошки лодочкой и медленно провела по лицу, словно умываясь лунным светом. Через секунду передо мной сидела не заказчица, а бабушка, моя, родная, любимая бабушка. Я не сдержала всхлипа, и эмоции ринулись на волю водопадом слез.

– Ну, будет тебе, Настенька! Какая же ты у меня красавица выросла! Не плачь, не плачь, опухнешь вся наутро, а замуж как? – ворковала бабуля, а я лишь крепко её обнимала, подвывая в ответ. – Ну всё! – строго заявила бабушка, отдирая приставшую намертво меня и вытирая слезы прозрачным платочком.

– Ба-а-ба…. – я всхлипывала, послушно позволяя за собой ухаживать.

– Так, Настюш, держи себя в руках, у нас не так много времени. Ох, матерь божья! Ты спишь в подвенечном платье! Все измялось! – бабушка укоризненно посмотрела на меня, качая головой. И я вновь почувствовала себя так, словно не оправдала ее надежд. Ы-ы.

– Бабуля, какая свадьба…. – начала было я, но спорить под серьезным взглядом перехотелось.

– А такая. Суженого звала?

– Звала, – покорно согласилась я.

– Парень-то какой хороший, совсем измучился тебя искать. Миров-то ого-го сколько! Уж бабушка-то все видит! Да и сама вон, кожа да кости. Измотала ты себя, не щадишь совсем. Настенька, нельзя так, беречься надо. А суженого, раз звала, так и бери пока тёпленький, – бабуля лукаво улыбнулась. – Да и я уже не смогу за тобой постоянно приглядывать. Пора тебя замуж выдавать, а то со своей работой так и не соберёшься. Гелидор мальчик хороший и любит тебя, правда. Дай ему шанс.

Она погладила меня по волосам, и я наконец-то почувствовала себя дома. Но сватают меня тут вообще без зазрения совести!

– Ну, ба!

– Не спорь. Свадьбу завтра сыграем, сердце моё перестанет болеть за кровиночку, уйду с миром. А то никакого покоя даже в посмертии с такой внучкой!

Мы переглянулись и рассмеялись, так легко и непринуждённо, словно не разделяла нас пелена смерти, не было этих долгих одиноких лет.

– Ты опять оставишь меня одну? – я печально посмотрела на прозрачный силуэт.

– Вот уж неправда! Не одну, а с мужем, которым бабушка довольна. Да и братец его, вон какой головастый, так всё здорово придумал.

– Всё так быстро происходит! Я же его совсем не знаю! Какая свадьба?

– Вот уважите стариков и будете знакомиться, тебе же его в кровать ни кто не подкладывает, так, колечками обменяетесь, а у меня душа спокойна будет, – безапелляционно заявила бабуля.

– Ну, ба!

– Не «нукай» тут, – она наклонилась и легонько поцеловала в лоб, провела морщинистой ладонью по волосам. – А теперь, спи.

И я заснула как убитая.

Утро сообщило о себе, осторожно постучавшись в дверь. Я разлепила глаза и потянулась за графином. Волшебство или нет, а желание чистить зубы и умываться никуда не делось. Встав с постели, оглядела комнату. Было тут всё достаточно аскетично: кровать, стол, стул и, конечно же, зеркало. Вот к нему я и направилась первым делом.

Мда, платье было мятое, сейчас не помешал бы утюг. Утюг! Я же не выключила на работе утюг! Паника накрыла с головой. А если пожар? Там же проводка старая!

За дверь я вылетела как пуля и тут же врезалась в препятствие. Препятствие немного пошатнулось, и вместе мы рухнули на пол. Спасибо, что я хотя бы сверху. Ещё один удар головой будет явно не на пользу. Подняв голову, чтобы понять, кого зашибла, встретилась с прищуром лавандовых глаз. Гелидор, одной рукой потирал пострадавший затылок, а другая…. Я вспыхнула от смущения, ощутив, как крепкая мужская рука прижимает за талию. Гелидор заметив этот ступор, совершенно не по статусу ойкнул и руку убрал, позволяя мне подняться. И сам, немного кряхтя, принял вертикальное положение.

– Извини… я не специально.

– Да ничего, – я искоса посмотрела, как он потирает спину. Всё же знатно приложило об пол. – Я вообще зашел вещи свои взять.

– О, так это твоя….

– Да, моя.

Ну дела. Свалилась в другой мир, отняла комнату у принца и спала в его кровати. Я попыталась расправить безнадежно мятое платье, но это всё нервы.

– Проходи, конечно, – сделала шаг в сторону, пропуская Гелидора вперёд.

Принц куда-то нажал на пустой стене, и, тихо щёлкнув, она открыла совершенно настоящую потайную комнату. Внутри оказалась гардеробная и маленький кабинет. Какой-то уж больно засекреченный кабинет; не совладав с природным любопытством, я шагнула внутрь.

В комнате было очень даже просторно. Мужчина на меня не смотрел, выдёргивая какие-то вещи с вешалок и копаясь в ящиках комода. Не прогонял и хорошо. Пройдя чуть глубже, я обомлела – на дальней стене висел маленький, но очень хорошо написанный портрет. А поняла я это по одной простой причине – на портрете была я, моложе, конечно, но настолько похожа, что мурашки пробежали по спине. Я вспомнила вдруг о ночном разговоре и совсем растерялась.

– Настя, прости, что так бесцеремонно влез в твою жизнь, – раздался за спиной голос. Я могла сделать всего один шаг назад и почувствовать чужое тепло, но не стала. – Тебе не нужна моя любовь, я понимаю. Эвклаз уже готовит всё для безопасного возвращения в твой мир.

И сколько тоски в голосе. Ох уж эти влюбленные мужчины! Большой и суровый, а такой не решительный. А сердце ёкнуло. Вернуться домой. Где только этот мой дом? В старенькой съёмной комнате? Уж точно нет. В этом странном месте? Не знаю пока. Но, вспомнив бабушкино лицо и улыбку, возможно, стоило попробовать.

Я тоже тебя ждала, дурак ты эдакий.

Я поверила тому пареньку из сна и ждала, когда мой принц на белом коне приедёт и прогонит то тяжёлое одиночество.

Я помнила каждое слово того разговора и не посмела бы забыть.

Я же все-таки верю в чудеса. Глупая.

– Ты всё время говоришь, что любишь. Почему? – задала я самый волнующий вопрос.

– Я видел твою чистую душу, такую добрую и прекрасную. Каким-то волшебным образом я понял, что нет никого, кто бы смог заменить тебя в этой жизни. Влюбился, как мальчишка. Да я и был мальчишкой! А когда увидел тебя живую, реальную. Я же ведь искал, много миров перетряс, поверь, у меня есть на это силы. Да всё впустую. Всё это странно, нереально и с трудом поддается критическому мышлению, но на то она и любовь, – чуть хрипловатым шепотом ответил Гелидор.

Повисла тишина. Я размышляла о превратностях судьбы, о том, что пора завязывать с фэнтези и что полностью согласна с каждым словом.

– Можно я останусь? – робко прошептала я.

А вместо ответа принц порывисто обнял меня, шагнул вперед и спрятал в своих руках. Эти объятия отличались от тех, что были во сне. Здесь всё понастоящему. И я позволила себе расслабиться под гулкие удары его сердца, почувствовать себя не одинокой, любимой и нужной. Мы успеем узнать друг друга, успеем найти причины для ссор и примирений. Всё успеем. А сейчас можно постоять вот так, чувствуя, как родственная душа предназначенная тебе судьбой, наконец-то рядом. Ну и шуточки у этой богини….

– Кхм-кхм, я, конечно, не желаю нарушать эту долгожданную идиллию, но у нас со вчерашнего дня всё готово к свадьбе, – королева мать стояла подперев косяк, со сложенными на груди руками и посмеивалась, – и леди Анастасия, ваша бабушка очень настаивает. Даже Его Величество уже совсем проникся.

Мы с Гелидором переглянулись и совершенно беззастенчиво рассмеялись. Ну дурдом какой-то! Всё нн как у людей!


Июнь 2019