КулЛиб электронная библиотека 

Если ты меня любишь, то докажи [Евгений Евдокимов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Евгений Евдокимов Если ты меня любишь, то докажи

Начало письма

Как и все что существует в нашей вселенной, имеет начало и конец. Звезды, хоть мы и видим как они горят в ночном небо, возможно уже сгорели, и до нас долетают их последние огни жизни; рушатся империи, как это происходит на наших глазах; великие личности умирают и оставляют после себя историю. Приверженцы гипотезы квантового бессмертия со мной не согласятся, но это уже их проблемы. Человек не может жить вечно, и каждому предначертан свой срок. И нам не известно, когда мы последний раз смотрит на мир живыми глазами. Кто-то умирает от неизлечимой болезни, кто-то от старости, кто-то от несчастного случая, а кто-то прибегает к самоубийству. Хотя, если так подумать, то последние как раз-таки и управляют своим временем, и только они знают, когда пришло время умирать. К сожалению или к счастью, мне известна дата и время моей смерти. Завтра утром, когда я допишу предсмертную записку, мне придется последний раз окинуть взглядом живой мир, сделать своей последний вздох, взять в руки нож, перестать мучатся и уйти в небытие. Я не знаю кто ты, читатель моей записи, но мне нужно поделиться с тобой всем сокровенным и важным, что произошло в моей жизни за последнее время. Мне не хочется тебя нагружать всей автобиографией, но я должен уважить тебя, и утихомирить твой пылкий интерес к моей скорой кончине. Ты же хочешь знать, почему я решил покончить с собой? Если твой ответ положительный, тогда я не буду тебя больше задерживать и перестану ходить вокруг да около, а сразу перейду к делу. Если я все правильно помню, то все началось месяц назад.

Неожиданная просьба

Было теплое июньское лето в Москве. Я проснулся в три часа дня с немного больной головой и легким похмельем, которое позже исчезнет за кружкой кофе. Встав с кровати и протерев глаза, я окинул взглядом нашу комнату. На столе, рядом с моим ноутбуком, стояли две банки из-под пива, на полу грязные тарелки, полупустые бутылки не дорогого коньяка и вина, и по всюду разбросанная одежда моего соседа. В комнате стоял настолько ядовитый запах, что мне хотелось блевать. Я открыл окно, высунул голову, чтобы подышать свежим воздухом, снова окинул комнату взглядом, чтобы найти свою одежду, надел брюки и вспоминал что вчера было. Мы вчера, с моим соседом, решили немного выпить. Точнее я выпил две поллитровые банки пива, а коньяк и вино мой сосед Егор. Привычный для многих вечер пятницы. Мы снимали комнату в девятиэтажке неподалеку от метро «Пражская». С нами еще жил хозяин квартиры, Антон Викторович, он редко появлялся дома из-за своей работы дальнобойщика. Можно сказать, мы снимали квартиру, в которую иногда приезжает хозяин, ночует несколько дней и снова пропадает на несколько месяцев.

Я принять душ, вернулся в комнату, взял телефон и направился на кухню. На кухне меня ждала неприятная картина – на подоконнике, с немного поникшей головой, сидел Егор с бутылкой минеральной воды в руках. Егор был весь грязный, словно валялся на улице, помятый, будто спал в одежде, так еще от него шел отвратительный, тошнотворный запах, по сравнению с ним, запах в комнате был куда более приятный, чем то что сейчас я чувствую. На прошлой неделе Егор отмечал свое двадцатилетие. Он на два года младше меня, и вчера решил продолжить отмечать свой второй десяток. Егор учится на графического дизайнера, а летом подрабатывает в одной из дизайнерских контор, проверяет качество печати, развозит по домам какие-то документы, короче, разнорабочий. Худощавый, с тоненькими руками толщиной с пятидесяти граммовой рюмки, не высокого роста, чуть выше любого седана, с волосами цветом протухшего апельсина, маленькими как одна рублевая монета глазами и при этом такими же идеально круглыми. Хотел бы я сказать, что у него собирательный образ дизайнера, но одежду он подбирал себе странную, порой ужасную на вид, так еще и с ужасным сочетанием цветов. Егор больше был похож на сисадмина или грузчика, нежели на человека, связанного с искусством. Хотя, на грузчика он похож больше, поскольку часто приходит домой пьяным.

– Тебе стульев не хватает? – Недовольно спросил я Егора, набирая в чайник воды и ставя на плиту.

– Олег, только не начинай, – сделав небольшой глоток минеральной воды, ответил Егор еле живым голосом. – У меня и так голова рассказывается, так ты тут еще со своими нравоучениями.

– Я и не начинал, – упрекнул я Егора. – Ты, кстати, куда вчера ушел? Я глоток не успел сделать, а ты куда-то исчез.

– Я же тебе сказал, что хочу еще раз отметить свой день рождения, – проговорил Егор сделав очередной небольшой глоток. После глотка минералки его голос на секунду стал нормальным, но потом снова принял умирающий возглас. – И когда мы пили, я тебе сказал, что пошел гулять.

– Ты мне этого не говорил, – отдернул я Егора, пока заваривал кофе. – Как ты мог вообще мне что-то сказать, если тебе было трудно и двух слов связать? Да и как ты вышел из квартиры? Ты был вусмерть пьяным.

– Я был нормальным, – медленно проговорил Егор, спускаясь с подоконника и присаживаясь за стол. – Я надел куртку, вызвал такси и поехал на Покровский бульвар. Там зашел в бар, – Егор ненадолго замолчал, видимо пытался вспомнить что было дальше. – А дальше я ничего не помню… Проснулся на кухне в обнимку с бутылкой, – Егор приподнял бутылку минеральной воды, показывая какую именно бутылку он обнимал.

– Завязывал бы ты пить, – сказал я недовольным голосом, попивая кофе.

– На себя посмотри, – дрожащим голосом проговорил Егор, отвернул голову и смотрел на вид из окна.

– Последний раз, когда я бухал до потери памяти, было большее полугода назад, – ответил я злобным, даже угрожающим голосам. – Вчера я решил немного с тобой выпить, поскольку на твой день рождения и не пил. А у тебя каждый второй день забывается из-за алкашки. Лучше завязывай бухать по-черному, и начни уже нормально работать. А то так и будешь бумажки по кабинетам носить и кофе всем наливать.

– Ой, ладно, проехали, – сказал Егор обиженным голосом, поскольку я сказал правду. В последнее время, мне все чаще и чаще приходится ему напоминать, что он не сможет вечно быть пьяным, и что нужно уйти работать в дизайн, а не быть чернорабочим. Но мои слова на него не действуют, и он все продолжает подчиняться словно рабы на Руси до отмены крепостного права. Я конечно не осуждаю работу обычных людей не связанную с творчеством а нацеленную на выполнение приказов, я и сам им работал, но когда у человека есть потенциал и он может быть лучшим в своем деле, как-то странно видеть его разносчиком кофе и бумаги.

После продолжительной паузы, Егор сказал:

– Ты, кстати, не опоздаешь? Ты же собирался пойти гулять.

Я сделал последний глоток горячего кофе, поставил кружку возле раковины и посмотрел на время в телефоне.

– Успею, – ответил я. – Не думаю, что пятиминутное опоздание все испортит.

Взяв на кухне пачку сигарет и зажигалку, я собирался пойти покурить на балкон, но вдруг Егор сказал:

– Подожди, – Егор попытался встать со стула, но как он встал, балансируя на ногах и упираясь рукой об стол, рухнул на стул и продолжил. – Ты не мог бы оплатить штраф?

– Опять? – безэмоционально спросил я. – Что ты на этот раз натворил?

– Да так, ничего особенного. Все в том же баре. Перебрал немного.

Я не стал спрашивать у Егора сколько нужно заплатить, а лишь вышел на балкон, положил рядом пачку сигарет, созвонился с администрацией бара, они без лишних вопросов рассказали что случилось и я перевел им деньги на счет. На этот раз Егор пощадил меня. Пришлось заплатить всего лишь пятнадцать тысяч. Один раз мне пришлось разбить его пьяный дебош на две выплаты, поскольку у меня на руках не было такой большой суммы. Если вы спросите, почему это Егора до сих пор впускают в бар, зная что он набедокурит, то все очень просто. Я с ними договорился и они прекрасно знают, что любой ущерб будет возмещен без лишних вопросов.

Вернувшись в комнату, я открыл свой шкаф и начал искать нормальную, не сильно помятую, одежду. Две верхние полки были забиты моими прочитанными книгами, а на двух последних полках валялась скомканная одежда. Я не любил складывать вещи, и после каждой стирки я брал и кидал одежду в шкаф. Подобрав подходящее из гардероба одеяние для прогулки, а именно: черные шорты, белая футболка и черная рубашка; я бросил все это на кровать и решил собрать рюкзак. Позавчера вечером я прочитал книгу «Save me» от Моны Кастен. Как бы сильно не хвалили авторку и ее роман, мне хочется забыть прочитанное как страшный сон. Я посмотрел на полку над кроватью с еще не прочитанными книгами, и решил почитать что-нибудь из классики, но не русской, а зарубежной, и взял Эрнеста Хемингуэя «Иметь и не иметь». Положив книгу в рюкзак, я начал одеваться.

Пока я надевал шорты, из коридора доносился глухой, непонятный звук, словно кто-то блюет. Сложив два плюс два я понял, что это организм Егора просит о пощаде, и я начал молиться, чтобы он в этот момент находился не на кухне, а в туалете. Я оделся, подошел к своему столу, открыл нижний ящик и достал оттуда активированный уголь. В коридоре, возле двери в туалет, стоял Егор. Я подошел к нему, дал активированный уголь и пошел обувать кроссовки. Пока я обувался, Егор еще раз побежал в туалет. В какой-то момент мне стало его жалко, но я вспомнил, сколько раз я предупреждал о последствиях постоянного бухича, и с чистой душой вышел из квартиры.

Мне нужно было встретиться с Олей и Кристиной. Мы познакомились неделю назад, в одном из московских баров. Я тогда следил за Олегом, во время его дня рождения, чтобы он по пьяни не на бедокурил или не выпил больше дозволенного. Оля и Кристина пришли вдвоем по тому же поводу, но только они отмечали Олин день рождение, ей исполнилось девятнадцать, тогда как Кристине было двадцать один. В тот день я не пил, у меня не было желания напиться, да и идти в бар тоже не хотелось, но пришлось. Оля и Кристина вместе учились на архитектора-дизайнера. На днях мне написала Оля, и предложила прогуляться с ней и Кристиной. Я был не против, и мы договорились встретиться в Сокольниках, а оттуда пойдем туда, куда глаза глядят.

Прочитав несколько страниц книги «Иметь и не иметь» в метро, я вышел на станции «Сокольники». Не найдя в кармане и в рюкзаке сигарет, я вспомнил, что оставил их на балконе. Я зашел в магазин, купил сигареты, закурил и пошел в сторону парка. Оля и Кристина должны были сидеть возле центрального фонтана. Подойдя к месту встречи и окинув все происходящее вокруг взглядом, я увидел белые, отражающие на свету как зеркало Олины волосы, одетую в ядовито красное платье, на левой руке были белые часы и в белых кроссовках, на неуместно толстой подошве. Я никогда не понимал ее любовь к обуви с высоким подъемом, поскольку Оля и так было примерно метр девяносто, а с такой обувью, мне кажется, она могла спокойно достать до крыши любого здания. Оля махала мне рукой, а рядом с ней, на лавочке сидела Кристина. Кристина не была похожа на Олю. Она была чуть ниже Оли, но все еще высокой. Кристина не любила обувь с толстой подошвой, а предпочитала носить легкую обувь, как например сейчас: на ней были кеды приятного мягкого розового оттенка, напоминающий закат солнца, только менее выразительно; так же на ней были брюки легкого, успокаивающего голубоватого оттенка, бежевая, напоминающая теплый песок у моря, рубашка с длинными рукавами и солнцезащитные очки с моим любимым цветом синим цветом, похожим на сумеречное небо. Если Оля любила красить волосы в различные неестественные цвета,(на своем дне рождении она показала фотографии, на которых она была то с красными, то с синими или желтыми волосами), то Кристина не разделала ее любовь, и ходила с каштановым, или черным, как тень от яркого солнца цветом волос. Я направился в их сторону, а они пошли ко мне на встречу.

– Ты чего так долго? – С небольшим упреком спросила Ольга и приобняла меня. Мне было немного неудобно ее обнимать в ответ, поскольку на высокой подошве она была выше меня, и я почти упирался лицом в ее грудь.

– И тебе привет, – надменно поздоровался я с Олей и отошел от нее на шаг. – Мне уже и на пять минут нельзя опоздать?

– Конечно можно, – сказала Ольга с маминой улыбкой, которая собирается тебя отчитать, только не подавая вида. – Но ты опоздал не на пять минут, это во-первых. А во-вторых: ты мог нас и предупредить.

– Привет, – я посмотрел на Кристину и сделал вид, будто не услышал последние Олины слова.

– Привет, – сказала Кристина и сделала неуверенный шаг от меня, словно сначала попыталась подойти ко мне, но в последний момент передумала. – Ты какой-то потрепанный, с тобой все в порядке? – Вопрос от Кристины прозвучал так, словно она спросила не ради вежливости, а ей действительно интересно что со мной случилось. Ее интонация показалось мне немного странной, но я не стал на этом заострять свое внимание.

– Все нормально, – ответил я Кристине, пытаясь поправить одежду. – Просто я недавно проснулся, поэтому и выгляжу немного потрепанным.

Кристина улыбнулась в ответ. На долю секунды мы обменялись взглядом, но Кристина резко отвернула голову и начала смотреть по сторонам, словно кого-то пыталась разглядеть среди прохожих. Ее щеки слегка покраснели, а пальцы затряслись. Она спрятала свои руки в карман и продолжала смотреть по сторонам. Со странным выражением лица; приподнятой одной бровью, немного раскрытым ртом и дергающимся носиком, Оля несколько секунд понаблюдала за Кристиной. Позже Оля закатила глаза, раздосадовано опустила голову, словно ожила увидеть что-то интересное, как в фильме, но в итоге ничего не получила, посмотрела на часы и сказала:

– Так что, куда пойдем?

– Я был бы не против поесть, – ответил я, достав сигарету и нервно ища зажигалку. Когда я ее нашел, то подкурил сигарету, и продолжил говорить. – Если вы, конечно, не против, то пошлите. Я угощаю.

Кристина и Оля не стали возражать, и были только рады бесплатно перекусить. Мы направились к ближайшему кафе в парке. Сначала Оля и Кристина шли впереди и о чем-то нервно, но очень тихо разговаривали, я же шел позади, курил сигарету и наблюдал за ними. Мне было смешно наблюдать, как Оля не наклоняет голову, а практически опускает все туловище, когда Кристина в свою очередь сильно задрала голову, лишь бы они услышали друг друга. Когда они перестали вести диалог, то присоединилось ко мне и шли рядом. Идти рядом друг с другом получалось нелепо. Когда Оля делала один шаг, мне с Кристиной приходилось делать два, а то и три шага. По пути в кафе мы разговаривали о пустяках. Я не думаю, что если тебе не рассказать, как мы обсуждали изменившийся парк или сегодняшнюю погоду, или очередную не важную деталь, то это хоть как-то повлияет на раскрытие истории. Лучше я опущу несколько неважных моментов, и сразу перейду к чему-то более важному.

После перекуса в кафе; я поел пирог черникой и попил кофе, а Оля с Кристиной решили попить коктейль, я был доволен, что наконец-то поел и с удовольствием закурил сигарету, когда мы вышли на улицу. Мы сделали несколько шагов от входа в кафе, как Оля повернулась ко мне и спросила у меня:

– Прости, что я лезу не в свое дело, но, у тебя есть девушка?

От этого вопроса у меня выпала сигарета изо рта, а мимо проходящие люди наступили на нее. Я посмотрел на невозмутимое Олино лицо; ни один мускул на ее лицо не дрогнул, что нельзя было сказать о Кристине. Она покраснела быстрей, чем пролетают падающие звезды, глазами она нервно бегала по сторонам, а руки были скрещены и сильно прижаты к груди. Я достал новую сигарету, закурил ее, и только тогда ответил на ее вопрос:

– А зачем тебе это знать? – Мой голос немного дрожал, и именно поэтому я выглядел неуверенно.

– Если у тебя есть девушка, то возможно, она сейчас недовольна, что ты гуляешь с незнакомыми девушками, а не с ней, – Оля говорила четким и поставленным голосом, проговаривая каждую букву. Она пристально рассматривала мое лицо, и пыталась что-то разглядеть, но судя по всему, у нее ничего не получалось. Тогда Оля посмотрела на Кристину, и я не осознанно тоже посмотрел на нее. Кристина теперь отвернулась от нас и смотрела на небо. Снова повернувшись ко мне, Оля продолжила. – А если у тебя нет девушки, то ты, наверно, сейчас находишься в поисках, я права?

Нервно покуривая сигарету, я думал, что сказать Оле. Я подозревал, что она не просто так начала интересоваться моей личной жизнью, и это явно было как-то связанно с Кристиной. Я путался в догадках и не мог прийти к окончательному выводу. Через несколько секунд я все же ответил Оле, и говорил то, что первое приходило в голову;

– Все что ты сказала, это не про меня, – я старался ответить Оле так, будто меня не задевает ее вопрос, и у это меня получилось. Мой голос больше не дрожал, а лицо было каменным, словно не живым. По нему невозможно было понять, что я на самом деле испытываю. Оле это не понравилось. Она больше не было такой уверенной, а ее глаза только и могли как бегать. Докурив сигарету я продолжил. – Я никого не ищу, и мною никто не недоволен.

– Пойми меня правильно, я просто…

– Оля! – Возмущенно крикнула Кристина, сверля Олю взглядом. Она подошла к ней и спокойным голосом проговорила. – Успокойся, пожалуйста.

– Как скажешь, – растерянным голосом проговорила Оля и удивленно посмотрела на свою подругу. Та прошептала ей что-то на ухо, а потом посмотрев на меня проговорила. – И куда мы дальше пойдем?

– Может просто прогуляемся по парку? – Предложил я посматривая то на взъерошенную Кристину, то на испуганную Олю.

– Ладно, – холодно ответила Оля и пошла вперед.

Я посмотрел на Кристину, она поправляла волосы и повернув ко мне голову, наши взгляды снова встретились. На этот раз Кристина не стала прятать глаза, и смотрела на меня сначала недовольным взглядом, но за мгновение ее глаза были как у ребенка, такими же наивными и любопытными. Позже она аккуратно повернула голову вперед и пошла догонять Олю. Я пошел за ними, и через несколько секунд мы уже шли рядом.

Гулять долго нам не пришлось. Стоило было выйти из территории парка, как Кристине кто-то позвонил, и ей с Олей пришлось срочно куда-то поехать. Мы втроем дошли до метро, попрощались и разъехались.

Стоило мне было сесть в метро, как я тут же забыл про все что было в парке и погрузился в чтение книги.

Когда я приехал домой, и вошел в квартиру, то меня встретил громкий храп Егора. Стараясь не разбудить соседа, я на цыпочках вошел в комнату, тихо переоделся, взял свой ноутбук, сел на кухне и начал работать. После окончания одиннадцатого класса, я никуда не поступил. Мне всего лишь двадцать два года, через четыре месяца мне должно было исполниться двадцать три, а я сменил уже около двадцати, а то и больше профессий. Грузчик, продавец-консультант, оператор сотовых связей, менеджер в фитнес-клубе, помощником геодезиста – кем я только не работал. Сейчас я работаю редактором в издательстве. За эту работу я должен благодарить Сашу. Мы с ним познакомились на дне рождении у нашего общего знакомого. Саше тридцать два года, но по нему и не скажешь. Он выглядит и чувствует себя на двадцать пять лет. Моего роста, но в отличии от меня, он крупного тело сложения, с небольшой лысиной и окрашенными в серый, как у дождливого неба цвет волосами. Все празднество мы провели обсуждая книги, различных писателей и поэтов. Немного поговорили про историю, но ни я ни он не были сильны в этой теме, и мы быстро сменили тему. После окончания вечеринки, мы с Сашей обменялись номерами, и на следующий день он позвал меня работать в издательство редактором. Сам он работает либо директором, либо кем-то еще, но я точно не знаю, что при этом он имеет большое влияние в этом издательстве.

Мне нужно было прочитать, потом проверить, а позже исправить ошибки одной из книг, которое наше издательство решило выпустить. Книгу я прочитал. Она про парня, который хочет стать великим спортсменом, но из-за полученной травмы во время драки у него ничего не получается, и он начинает тренировать своего друга, который в конце истории становится Олимпийским чемпионом. Книга интересная, но я был не согласен с некоторыми формулировками, и взяв на себя смелость, решил что-то изменить, а что-то и вовсе убрать.

Я уже было собирался ложиться спать. Было одиннадцать часов, а мне завтра вставать в шесть часов утра и ехать на работу. Я отнес ноутбук в комнату, вышел на балкон покурить, и только я закурил сигарету, как тут же мне написала Оля:

Оля – Не спишь?

Я – Нет. Что-то случилось?

Оля – Мне надо с тобой поговорить, но не по переписки и не по телефону. Я могу к тебе сейчас приехать?

Я – У меня сосед спит, да и я собирался ложиться.

Оля – Потом поспишь. Я через тридцать минут буду у метро. Встретимся там.

Я – А разговор не может подождать до завтра?

Оля – Не может, потому что я уже еду. Все, жди меня у входа.

Я – Ладно.

Я нервно докурил сигарету, выбросил окурок в стеклянную банку и пошел одеваться. Мне не хотелось никуда идти, и поэтому я оттягивал выход из квартиры как можно дольше. Когда я оделся, то вернулся на балкон и выкурил еще одну сигарету, и только тогда начал медленно покидать квартире, предварительно положив пачку сигарет в карман. Медленно зашнуровав шнурки на кроссовках я вышел из квартиры.

Вечер был прохладным, и пока я шел к метро, успел десять раз пожалеть, что не надел куртку. Когда я подходил к метро, то увидел Олю возле входа торговый центр. Я перешел через дорогу и шел к ней. Она была одета в тоже самое в чем и была еще несколько часов назад, только добавился один элемент одежды, на ее плечах лежало белое пальто, видимо она знала, что будет прохладно. Она была вся встревожена, нервно постукивала ногой и быстро что-то печатала на телефоне.

– Что там такого случилось? – Расторопно спросил я Олю, когда подошел к ней. Мне было холодно, и я хотел как можно быстрей вернуться в квартиру. – Почему именно сейчас нужно встретиться, а не завтра днем, как все нормальные люди?

– Это связанно с Кристиной, – ответила Оля так, словно для меня это что-то должно значить. Оля убрала телефон во внутренний карман пальто и начала его надевать, продолжая нервно постукивать ногой.

– А что с ней? – Холодно спросил я у Оли, закуривая сигарету. – Мы же несколько часов назад виделись, и с ней все было нормально. Что вы уже успели натворить?

– Если Кристина узнает о нашем разговоре, то она убьет меня, – тихо сказала Оля, словно рядом стояла Кристина и подслушивала нас. – Но как ее подруга, я не могу молчать…

– Ты никогда не можешь молчать, – грубо перебил я Олю.

– Не перебивай, – проговорила Оля, посмотрела по сторонам и продолжила. – Слушай, Кристина рассталась со своим парнем два месяца назад…

– А я тут причем? – Я снова перебил Олю. Мне не хотелось слушать историю про Кристинино разбитое сердце. К тому же, я понимал, чем может закончиться Олин монолог, и хотел как можно дольше не слышать те слова, после которых мне будет не ловко.

– Ты здесь не виноват. Не перебивай меня, – Оля говорила быстро и взволнованно. – Если честно, то я даже рада, что Кристина рассталась со своим бывшим козлом. Его зовут Костя, и они встречались еще задолго, до нашего с Кристиной знакомства. Если я правильно помню, то они встречались больше четырех лет. И когда Кристина познакомила меня с Костей, то он мне сразу не понравился, – Оля остановилась, достала из кармана пальто сигарету и закурила. – Кристине не говори, что я курю. Но сейчас не об этом. Короче, Костя был чудовищем, а не человеком. Он не стеснялся бить Кристину даже в день нашего знакомства. Как потом мне рассказала Кристина, Костя и при ее родителях несколько раз ударил, но получил от ее отца хороший удар кулаком по морде. Костя вечно оскорблял Кристину, принижал и ущемлял во всем, в чем только можно было. Он запрещал ей общаться с парнями из нашего курса. Костя был настоящим уродом, и Кристина долго его терпела. Но после того как они расстались, Кристина долго не могла прийти в себя, и никого не подпускала к себе. Она перестала общаться с друзьями, и боялась общаться с любым парнем, даже если это был ее давний знакомый. Она не выходила гулять, поскольку боялась увидеть бывшего, и думала, что он снова начнет ее избивать. Иногда не отвечала на мои звонки или сообщения, потому что думала, что ей пишет этот козел через меня. И вот, неделю назад, когда мы с ней впервые, за долгое время, вышли погулять, отметить мой день рождения, мы познакомились с тобой. Как я уже говорила, все это время Кристина ни с кем из парней не разговаривала, она их сторонилась, но не тебя. Может это алкоголь на нее так подействовал, или что-то еще, но ты был первым парнем, с которым Кристина заговорила спустя почти два месяца. Она подпускала тебя к себе, общалась с тобой, и на ее лице появилась улыбка, которую я давно хотела увидеть. Кристина светилась от счастья. Я не знаю, как это у тебя получилось, но ты сделал невероятное. Когда мы разошлись по домам, Кристина мне по секрету рассказал, что ты ей понравился. Она мне всю неделю выносила мозг про тебя. Показывала книги, в которых ты был редактором, пересказывала твои истории, говорила, что ты милый, умный и кучу всего остального. Я устала выслушивать дифирамбы в твою честь, и решила вас двоих свести. Поэтому я тебе и предложила сегодня погулять. И вот, сегодня, когда мы гуляли, я думала, что Кристина расскажет тебе о своих чувствах, но она перенервничала и испугалась. Чтобы ты знал, Кристине никто не позвонил. Она не справилась с нервами, и решила прекратить прогулку. Так вот, к чему я тут распинаюсь, ты сможешь позвонить Кристине и сказать, что она тебе нравится? Ей бы это очень сильно помогло. Возможно, ты сможешь ей помочь, и она снова научится любить и быть счастливой.

Как только Оля закончила свой монолог, я сел на рядом стоящую лавочку и закурил сигарету. Я не знал что ей сказать, и поэтому молча сидел и обдумывал только что услышанное. Мои чувства смешивались. Я искренне сочувствовал Кристине. Мне и в голову не могло прийти, что она могла стать жертвой абъюза. Возможно, я был бы рад помочь Кристине, но Олина бестактность отбила у меня желания лечить чужое разбитое сердце. Хотя и Олю можно понять. Она беспокоится за свою подругу и, судя по всему, Оля готова пойти на все, лишь бы помочь Кристине.

Погрузившись в свои мысли я и не заметил как тлеющий огонь от сигареты доходит до моих пальцев. Выбросив окурок в рядом стоящую мусорку я начал искать Олю взглядом. Увидев ее рядом сидящую со мной, я даже немного испугался.

– Так ты предлагаешь мне помочь Кристине, – я на секунду замолчал, проговорив следующие слова про себя в потом вслух, – признавшись в чувствах, которых на самом деле та и нет?

– Ну, не совсем, – Оля закурила сигарету и я последовал ее примеру. – Просто мне показалось, что Кристина тоже тебе нравится. По крайней мере, я это заметила в баре. Конечно, ты мог проявлять ей внимание из-за алкашки, но ты в тот день не пил. Я не предлагаю тебе идти на перерез своих чувств. Если я тебя насильно заставлю встречаться с Кристиной, то это будет хуже чем с ее бывшим.

Я попытался вспомнить тот день в баре и узнать, на основании чего Оля пришла к выводу, что Кристина мне нравится. Но у меня ничего не получалось. Да, с Кристиной я общался больше чем с Олей, но это потому, что у нас было больше общих тем для разговора. Да и Кристина, если ее сравнивать с пьяной Олей, была адекватней и с ней диалог шел проще.

– Но если тебе Кристина не нравится, то наш разговор лучше забыть, – проговорила Оля и встала с лавочки.

Оля повернулась ко мне и была готова попрощаться со мной, но я не позволил ей попрощаться со мной и сказал:

– Я не сказал, что не хочу помочь Кристине. Мне не раз приходилось видеть абъюз со стороны парней в сторону своих девушек. И некоторым девушкам я смог помочь вырваться из рук безумца. Но мне кажется, что решать проблему таким радикальным способом – неправильно. Может для начала мне стоит ближе познакомится с Кристиной и помочь ей не как парень, а как друг?

Я не верил своим словам. Что я там не раз видел? Кому я там помогал? Что за бред я только что сказал. Как мне вообще в голову пришли такие слова? Зачем мне все это? Да, я знаю что такое абъюз и все остальные модные слова, но я никогда не видел такое девиантное поведение в живую. Что такое абъюз я знал только по подкастам и не многочисленным интервью жертв абъюза.

Оля снова села на лавочку, несколько секунд подумала и сказала:

– Может ты и прав. Я даже об этом не думала. Просто я хотела свести вас двоих, словно я старая сваха, и мне казалось, что у меня все получится, – Оля снова замолчала, сделала серьезную мину и проговорила. – Может ты и прав. Тут же неважно, будешь ты ее парнем или новым другом, так или иначе, с тобой она чувствует себя спокойней и уверенней. К тебе она будет открыта. И даже в роли друга, ты сможешь ей помочь. Я же права?

– Не знаю, – беспокойно сказал я. На этот раз я старался сначала обдумывать свои слова, прежде чем их произнести вслух. – Ты же сама сказала, что я нравлюсь Кристине. Просто, если я начну относиться к Кристине как к другу, то она окажется во френдзоне. Разве я не сделаю только хуже?

– Я не знаю, – уставшим голосом проговорила Оля. – Мне кажется, лучше решить это в следующий раз.

– Согласен, – проговорил я вставая с лавочки. Следом за мной встала Оля, мы попрощались и разошлись по домам.

Я развернулся и пошел домой.

По дороге домой я обдумывал Олины слова. Мне было искренне жалко Кристину. То что она пережила и врагу не пожелаешь. Судя по рассказал, быть жертвой абъюза, как по мне, тоже самое, что и операция без наркоза, только врач ошибся и тебе приходится лечить не только первоначальную болезнь, но и новую.

Помочь Кристине было бы не плохо, но я не знаю как. Что мне делать. Да и стоит ли вообще мне лесть в чужую жизнь? Это Оля попросила о помощи для Кристины, а не сама Кристина. Непрошенная помощь еще никому не помогала, а делала только наоборот хуже. Я не знаю что мне делать.

Я пришел домой, умылся, и без ответа на свои вопросы я лег на кровать и уснул под храп Егора.

Мне пришлось проснуться в холодном поту и со съедающим изнутри чувством вины. А все из-за сна. Мне приснилось, что это именно я избивал Кристину, всячески унижал ее, заставлял чувствовать ее неуклюжей и не верной, а позже каждой ссоры подходил к ней, извинялся и уверял, что такого больше не повториться, тут склейка и я снова издеваюсь над ней. Триггером моего пробуждения послужил мой удар Кристине по голове, после которого она упала на пол и кровь начала вытекать из ее головы.

Я не собираюсь описывать свой сон в подробностях, мне все еще страшно вспоминать про него. Поверьте, это был ужасный сон. Обычно про такие сны никому не рассказывают и они остаются со своих хозяином. Так что лучше пойдем дальше.

С трясущимися руками я взял телефон – на часах было три часа ночи. Одевшись в темноте, я вышел на балкон, закурил сигарету и зачем-то снова стал вспоминать тот ужасный сон. Я слышал, что сны это наше бессознательное, и если правильно его интерпретировать, то можно узнать что ты на самом деле переживаешь или испытываешь к человеку. Но корректно расшифровать послание моего сна у меня не получалось. Я не желал Кристине зла, а только наоборот – сожаление. Мне и в голову не пришло бы издеваться над Кристиной, вести себя как абъюзер или газлайтер, я наоборот хочу помочь ей, но вот только не могу решить как именно. А может это вещий сон? Что если, мое общение с Кристиной приведет ее к смерти или я полностью уничтожу психику человека? Вдруг на бессознательном уровне я понимаю чем может обернуться моя помощь, но на сознательном уровне я этого не понимаю? Нет, сны вещими не бывают. Если попытаться понять, к чему может привести моя помощь Кристине через сон, будет тоже самое, что гадать на кофейной гуще. Этим пусть занимаются экстрасенсы, конспирологи, нумерологи, инфоцыгане и остальные отобрать деньги у бедных чтобы стать богатыми. Мне хочется верить, что я прагматик. Делаю выводы без потусторонней помощи, а благодаря небольшим знаниям психологии, прочитанных книг и прожитой жизни.

Пока я размышлял, наступило утро.

Из балкона я сначала услышал шаги, потом шум воды из-под крана, а позже открылась дверь на балкон и вошел Егор

– Ты чего тут делаешь? – Спросил Егор, доставая из кармана свою пачку сигарет и закуривая. – Ты что, за ночь выкурил все сигареты?

Посмотрев на рядом лежащую мою пустую пачку, Егор достал из кармана сигарету и протянул ее мне. Я взял его сигарету и тоже закурил. Пока мы курили, я вкратце рассказал ему о вчерашней прогулке с Олей и Кристиной и о последующем вечернем разговоре с первой. Про сон я решил ему ничего не рассказывать, как я уже писал «такие сны обычно остаются с их хозяином»

– Да уж, – сказал Егор после моей истории. – Ну и денек у тебя выдался. Я даже не знаю, что тебе и сказать.

– Я сам не знаю, что мне делать, – сказал я и мы пошли на кухню. Пока мы стояли на балконе, чайник закипел, и мы заварили себе по кофе. Из-за моего монолога, мы потеряли много времени, и не успевали приговорить завтрак. Когда мы сели за стол, то я продолжил. – Я хочу помочь Кристине, но я боюсь сделать только хуже. Мы вчера с Олей обсудили все возможные сценарии и у нарратива печальный финал. Вот как бы ты поступил на моем месте?

– Я не ты, и сразу бы отказался, – сказал Егор, попивая кофе.

– Что ты хочешь сказать? – удивленно спросил я у Егора.

– Я тебя знаю чуть больше года, и я еще ни разу не видел, чтобы ты отказал кому-то в помощи. И не важно какую. Если тебя кто-то просит о помощи, ты всегда помогаешь, – Егор сделал глоток, видимо для того, чтобы обдумать свои слова. – Как ты сам сказал, у твоей помощи будет печальный финал. Если бы меня попросили о помощи, и я знал, что сделаю только хуже, то отказался бы и больше об этом не думал. Но с тобой все по-другому. Ты всю ночь провел на балконе обдумывая вчерашний день. Любой другой человек спокойно бы спал, но не ты.

– По-твоему я какой-то самаритянин? – недоверчиво спросил я у Егора.

– Что-то типа того. Но ты не подумай, что это плохо. Просто ты так устроен.

Егор встал со стола, допил кофе одним глотком, помыл кружку, направился к выходу из кухни, но резко остановился и поддерживающим голосом проговорил:

– Я не думаю, что твоя помощь может навредить Кристине. Ты же ей не желаешь зла.

Егор вышел из кухни, повернул налево и пропал с моего поле зрения. Я же продолжал сидеть на кухне и обдумывал его последние слова. Может Егор прав? У меня нет цели усугубить Кристинино положение, а как раз-таки наоборот, я хочу ей помочь. А страшный сон это всего лишь сон, без двойного послания?

Пока я сидел на кухне, напротив двери в ванную остановился Егор и громким голосом сказал:

– Ты лучше бы на работу собирался, а не рассиживался тут.

Он прав. Я посмотрел на время в телефоне, понял что под гнетом рефлексии я смогу опоздать на работу, и пулей вылетел из кухни, даже не помыв за собой кружку. Взяв одежду из шкафа, надев ее, положив в рюкзак ноутбук, кошелек и пару книг (книгу по работе и Эрнеста Хемингуэя), я пошел на работу.

В метро я читал одну из книг, какую именно точно не помню, но чтение помогло мне на некоторое время забыть про Олю и Кристину. Приехав в офис (мне не хочется говорить, где находится офис, но я могу сказать одно, это было десятиэтажное здание, со стеклянной крышей, немного темными, мрачными стенами, сделанные из холодного металла, с небольшими вкраплениями белого и синего цвета, в котором издательство арендовала четвертый и пятый этаж. Зачем им два этажа, мне все еще не понятно, поскольку все работают на четвертом этаже, а на пятом ничего толком не происходит). Я зашел в свой небольшой кабинет, и увидел элегантно сидячего темноволосого Сашу на моем кресла. На нем была белая рубашка с непонятными рисунками, коричневые обтягивающие брюки и черные кроссовки, которые больше подходят для бега, а не для похода на работу. Саша закинул ногу на ногу, одной рукой держал книгу перед глазами, а вторую поправлял очки. Я подошел к своему столу, положил рюкзак и спросил:

– Тебе удобно?

– Привет, – спокойным, я бы даже сказал, издевательским голосам проговорил Саша, вставая с кресла, кладя книгу на стол и позже протягивая мне руку. – У тебя потрепанный вид. Всю ночь работал?

Саша окинул меня взглядом, дабы рассмотреть всю потрепанность моего внешнего вида.

– Лучше бы работал, – ответил я Саше сонным и немного нервным голосом. – А ты что тут делаешь?

– Опять бухал? – Недовольно спросил Саша и подошел ко мне пытаясь унюхать запах перегара. – Я же тебя предупреждал, если будешь продолжать бухать, то тебя уволят.

– Я не пил, – грубо ответил я Саше и нервно начал доставать ноутбук и книгу по работе и класть на стол. – Просто вчера выдался сложный день.

Когда Саша устраивал меня на работу, он запретил мне пить по-черному, и я ему пообещал, что если и буду пить, то немного. Еще не было ни дня, чтобы я нарушил свое обещание. Я всегда приходил на работу трезвым и свежим. Мне не хотелось терять эту работу. Пожалуй, это единственное место, в котором мне комфортно. Я люблю читать книги, а работа редактора позволяет мне это делать каждый день, и при этом еще и платят. Конечно, нужно искать ошибки, общаться с авторами своих творений и объяснять им, что та или иная строчка сюда не подходит, что ее нужно либо заменить, либо исправить. Но если за любимую работу, мне нужно терпеть такую мелочь, то я готов работать редактором хоть всю жизнь. И если честно, мне не хочется подводить Сашу. Он единственный кто поверил в меня, и позволил мне стать человеком.

– Может расскажешь? – Встревоженно спросил Саша. – А то я давно не видел тебя таким потерянным.

На этот раз я мог не спешить, и рассказал Саше все до мельчайших подробностей. Саша слушал меня внимательно и не перебивал. Когда я закончил свой монолог, то Саша предложил выйти на улицу и покурить. Пока мы спускались на улицу, то по дороге не проронили ни слова. У Саши был серьезный вид. Я еще не видел его таким, и меня это напугало. Видимо, Сашу это история задела и он обдумывает ее не меньше чем я, а может даже и больше. Закурив сигарету на улице, Саша сказал:

– Фатум преподнёс патовый расклад, – Саша сделал долгий затяг сигареты и продолжил. – На первый взгляд, мне нечего тебе и посоветовать. Ты сам то что думаешь?

– Я не знаю что мне делать, – сказал я испуганным детским голосом. – У Кристины печальная история – жертва абъюза. Мне хочется ей помочь, но я боюсь сделать только хуже. Мне казалось, ты мне подскажешь что делать. Егор, конечно, меня успокоил, сказал, что моя помощь ей не повредит. Но я все же не уверен.

– Если так подумать, – задумчивым голосом сказал Саша, – то Егор прав. Но только отчасти. Ты не просто так боишься ей навредить. Сам же говорил, что не испытываешь к Кристине сильных чувств, а только сострадание, но в хорошем смысле, как друг. Если ты начнешь с ней встречаться и играть роль влюбленного парня, то ничего хорошего из этого не выйдет. А если ты для начала начнешь с ней просто общаться, для начала как другом, то все может пройти мирно и без потерь.

– Но если я оставлю ее во френдзоне, разве это не разобьет ей сердце?

– Нет. Она же тебе не признавалась в своих чувствах? – Оживленно спросил Саша.

– Я узнал об этом от Оли, – ответил я Саше, пытаясь понять к чему он клонит.

– Вот и замечательно. Если вы начнете общаться, но не как девушка с разбитым сердцем и холодным как лед парнем, а как друзья, то все будет нормально. Вы оба, если так можно сказать, будете находиться во френдзоне. Сам подумай, если бы тебе Оля ничего не рассказала, и ты начал бы общаться с Кристиной, тебе пришла бы в голову мысль, что ты отправил девочку во френдзону?

– Нет, потому что я не знаю что она ко мне испытывает.

– Вот именно. Кристина не знает, что ее тайна раскрыта. То есть, ты для нее друг, который ей нравится. И при этом, она не находится во френдзоне.

– Если я начну общаться с Кристиной, то это будет выглядеть как общение двух друзей, – я начал ходить кругами и обдумывать Сашины слова вслух. – По крайней мере, так будет думать Кристина. А мне стоит держать рот на замок, представить что я ничего не знаю, и просто дружить с Кристиной. Ты про это говоришь?

– Да, – радостно ответил Саша. – К тому же, это будет сказано не в обиду тебе, но у Кристины может пропасть к тебе интерес как к парню. Возможно девочка еще не до конца разобралась в своих чувствах, и любой интерес к противоположному полу, расценивает как влюбленность. Поэтому не все так плохо.

Я ненадолго замолчал. Саша был прав. Нашу дружбу с Кристиной я рассматривал не под правильным углом. Оценивая общение с Кристиной под призмой – я знаю что ты ко мне испытываешь – я не обратил внимание, что Кристина не знает всю правду. Для нее, ее чувства остались в секрете от меня, соответственно, любое наше взаимодействие, она будет изначально расценивать как общение двух друзей. Почему же я сам до этого не додумался?

– Как думаешь, мне стоит ей сейчас написать? – Спросил я у Егора.

– Все зависит от того, что ты хочешь ей написать, – ответил Саша и ушел словно в кино.

Я сел на рядом стоящую лавочку, достал телефон и долго смотрел на свое отражение на черном экране. Я не слышал шум города, не слышал собственных мыслей, даже отражения своего лица я не видел. Была лишь пустота. Все это ощущалась как медитация, а которую я непроизвольно погрузился и не собирался выходить из транса. Но как только я вернулся в настоящий мир, то открыл телеграмм и начал печатать Кристине:

Я – Привет. Слушай, мне показалось, или ты вчера была немного нервной?

Я отправил сообщение и стал дожидаться ответа. Через пару минут Кристина прочитала сообщение и начала печатать. Мое сердце начало биться сильнее обычного. Кристина печатала не долго, и уже через минуту пришел ответ:

Кристина – Привет. Ну, если говорить правду, то тебе не показалось. Просто Оля вела себя немного взбудоражено, ты, наверное, этого не заметил. К тому же, я ждала важное сообщение. Кстати из-за него нам и пришлось с Олей уехать. Так что не бери в голову.

Я – А что за сообщение? – Я знал, что Кристине на самом деле никто не писал и не звонил, поэтому мне хотелось узнать, что она придумает.

Кристина – Не думаю, что тебе это будет интересно. Я надеюсь, ты вчера не обиделся, что нам пришлось вот-так спонтанно прекратить прогулку?

Я – Нет. Если вы ушли по действительно важному дело, то я не имею право обижаться.

Кристина – Вот и здорово. Ты, наверное, сейчас занят. На работе сидишь, а я тебе мешаю.

Я – Нет. Ты мне не мешаешь. К тому-же, это я тебе написал. Значит, у меня есть время на разговор.

Кристина – Здорово. А я дома сижу, смотрю видосы на ютубе. Может ты знаешь Куплинова. У него классные видел по играм.

Я – Нет. Впервые слышу.

Кристина – Блин, я даже тебе немного завидую. Просто, когда ты начнешь его смотреть, то я уверена, что тебе понравятся его видео.

Я – Возможно. Надо будет посмотреть.

Кристина – Я тебе скину несколько его видео. Они тебе точно должны понравится.

Через несколько минут Кристина прислала ссылки на видео и написала:

Я – Вот. Мне эти видосы больше всего нравятся. Я как раз и узнала о нем через эти видео.

Я открыл первую ссылку на видео. Игра называется Wick. Я добавил видео в свой плейлист «Смотреть позже» и вернулся в переписку.

Я – Хорошо. Вечером посмотрю.

Кристина – Я надеюсь ты не боишься, что тебе ночью будут снится кошмары, а то это хоррор игра – в конце сообщения стоял смеющийся смайлик.

Я – Мне и без хоррор видео снятся кошмары.

Как только я отправил свое сообщения, я тут же захотел его удалить. Кристине не надо было знать, что мне снятся кошмары, в которых она в главных ролях. Но удалять сообщение было поздно. Кристина его прочитала и уже что-то печатала.

Кристина – И что за кошмары, – в конце сообщения стояло несколько волнующихся смайликов.

Я – Ничего нового. Всем такие снятся. Монстры, пришельцы, падение с обрыва и все такое.

Кристина – Мне тоже иногда снятся кошмары. И таких кошмарных снов, я уверена, никто никогда не видел.

Я прочитал сообщение и думал, стоит ли спросить про эти кошмары, или лучше сменить тему? Мне не пришлось долго думать. Я решил убить двух зайцев. Но на секунду я все же замедлил. Я думал позвать Кристину погулять, и размышлял, стоит это делать или нет. Вспомнив Сашины слова я все же решил написать:

Я – Интересно что же за эксклюзивные кошмары тебе снятся. Может мы сегодня встретится и ты мне все расскажешь?

Кристина – Я не против. Надо будет только у Оли спросить, свободна она сегодня или нет.

Ответа от Кристины не приходило больше десяти минут. За это время я успел сходить в ближайший магазин, купил сигарет и вернулся к офису. Сев на лавочку и достав телефон мне тут же пришло сообщение от Кристины.

Кристина – Мне жаль, но наверное не получится. Оля сегодня идет гулять со своим парнем. Сегодня видимо не получится.

Я – Может тогда погуляем без Оли? Ты же вроде как согласилась.

Кристина – Если ты согласен погулять без Оли, тогда можно и погулять. Ты до скольких работаешь?

Я – В шесть часов я освобожусь. Так что, можем в семь часов встретиться в парке Горького и там погулять.

Кристина – Хорошо. Тогда встретимся в семь часов у главного входа?

Я – Ну да.

Я отправил сообщение и вернулся в свой кабинет. Как Саша и сказал, он сидел у меня в кабинете на моем кресле и ждал меня. Я все ему рассказал, даже показал нашу переписку.

– Вот и отлично, – сказал Саша вставая с моего кресла. – Побудете пока друзьями, а дальше посмотрите что из этого может получится, – после небольшой паузы Саша продолжил. – Ладно, я не буду тебе мешать. Помимо спасения чужой жизни, тебе надо еще и работать. Поэтому не буду тебе мешать.

Саша вышел из кабинета и оставил меня одного. Я включил ноутбук, пододвинул к себе книгу, открыл нужную страницу и уже было собирался начать работать. Как вдруг, мне пришло сообщение от Оли.

Оля – Мне только что написала Кристина. Это правда?

Я – Я не знаю, что тебе написала Кристина, но мы решили сегодня прогуляться.

Оля – Спасибо тебе большое. Честно. Я не знаю, что ты придумал, но я уверена, что ты поможешь Кристине.

Я оставил последнее Олино сообщение без ответа и вернулся к работе.

К концу рабочего дня, я проверил еще десять страниц, а завтра планировал закончить работу над этой книгой. Я вышел на улицу, закурил сигарету и увидел Сашу, стоящего возле своей машины. Он предложил подвести меня до парка Горького, но я отказался. Мне хотелось побыть одному, и обдумать все несколько раз. Саша не стал настаивать, и уехал домой.

Когда я приехал и встал у главного входа в парк, то нервно начал искать Кристину взглядом. Осознав, что ее поблизости нигде нет, я задумался: могу ли я влюбиться в Кристину? Первые несколько минут я примерял на себе марены поведения влюбленного человека. Постоянные мысли о человеке, желание обнять или поцеловать своего партнера, не уставать от бесконечно болтовни и т.д. Насколько бы усердно не работало мое воображение, у меня не то что не получалось представить себя влюбленного в Кристину, я даже не смог увидеть нас двоим стоящих рядом, даже случайно стоящих в одной очереди в магазин. Тогда я решил прибегнуть к другому методы. Перечислить все плюсы и минусы Кристины, и исходя их результат понять, приятна ли мне Кристина как человек, не говоря уже как партнер. Для начала я решил перечислить все плюсы. Она красивая, это нельзя отрицать. Немного застенчивая, но мне от это не горячо и не холодно. Учится на архитектора-дизайнера, значит Кристина творческая личность. Веселая. Да, во вчерашней прогулке она была сдержанной и нервной, но когда мы познакомились в баре, Кристина была душой компании. Начитанная. Опять-таки, хоть мы вчера и не разговаривали, но в баре нам с Кристиной пару раз удалось поговорить о книгах. Порой мы сильно увлекались обсуждением книг, что даже напрочь забыли про Олю. Ладно, с плюсами все понятно, их предостаточно. А что же с минусами? Возможно, к минусам можно было бы отнести созависимость. По крайней мере, большинство жертв абъюза были созависимы от своего партнера. Но можно ли это отнести к минусам? Скорее всего нет. Это больше похоже на неопытность и отсутствия самоиндетификации. Нет четких границ личного пространства. Но если походить к психологу, то все можно исправить и стать самостоятельной личностью. Может быть Кристинин минус – наивность? Кристина уверена, что я не знаю о ее чувствах ко мне. Она считает, что о ее секрете знают только два человека: сама Кристина и Оля. А может это я наивный дурак? Что если все это продуманный план? Вдруг Кристина с Олей договорились, и весь вчерашний разговор с Олей был частью плана, и на самом деле меня обвели вокруг пальца? Тогда я сам наивный паренек. Нет. Наивность это точно не минус, по крайне мере сегодня. Какой тогда минус существует у Кристины? Почему мы, при знакомстве с человеком, замечаем либо хорошее, либо плохое? Почему у нас не получается сразу разглядеть архетип человека? Ладно, с минусами понятно то, что ничего не понятно. Вроде бы минусы есть, но их можно исправить. Хотя нет, исправить звучит как-то патриархально и с ноткой империализма. Если для меня это минус, значит я должен завладеть человеком и не по его инициативе изменить человека. Надо заменить слово исправить на… Не знаю. Ничего не надо менять по чужой прихоти. Если для меня это минусы, значит мне надо разобраться с собой. Надо покончить с перечислением плюсов и минусов. Это бессмысленно. Хотя почему бессмысленно? Теперь я уверен в одном точно, Кристина мне интересна как человек. Но это не то, ради чего я начал все эти размышления. Я вылечил один из симптомов, но все еще не выздоровел. Я все еще не могу ответить себе, нравится мне Кристина или нет.

Пока я был погружен в свои мысли, прошло уже больше тридцати минут, а Кристины все еще не было. Я уже начал было думать, что она не придет. Если честно, то отчасти мне хотелось, чтобы Кристина не пришла. Возможно, я был бы рад, что наша прогулка закончиться так и не начавшись. Но стоило мне помечтать, что наша встреча так и не состоится, как я разглядел Кристину в толпе прохожих. Ее трудно было не заметить. Она шла ко мне легкой походкой, улыбаясь и сверкая глазами от счастья. Она была одета в зеленое платье, белые кеды и с небольшой белой сумочкой в руках. Кристина была необычайно красивой, и выделялась среди толпы не только своей походкой или красивым нарядом. Она была единственной, кто был по-настоящему счастлив. Смотря на то как Кристина идет ко мне, я позабыл обо всем. Я никого больше не видел, кроме нее. Все прохожие исчезли и была только Кристина. Чем ближе Кристина подходила ко мне, тем сильней начинало биться мое сердце. В какой-то момент я подумал, что влюбился в нее, но мне просто нравилось смотреть на красивое создание, с которым я сейчас проведу остатки дня.

– Привет, – сказала Кристина и нежно обняла меня. Ее волосы пахли чем-то мягким и приятным, а духи напоминали запах свежих роз. – Прости, что немного опоздала.

– Ничего страшного, – ответил я Кристине. – Будем считать, что мы сровнялись. Вчера я тоже заставил тебя с Олей ждать меня.

– Как прошел твой день? – Спросила Кристина и мы пошли в парк.

– Ничего нового. Редактировал книгу, и завтра планирую с нею покончить. А у тебя как дела?

– Как еще могут проходить каникулы у студентов? Весь день залипала в инстаграме, посмотрела несколько видео на ютубе, кстати, ты посмотрел видео Куплинова?

– Нет. Мне некогда было.

– Да, ты прав. Просто я привыкла, что все сейчас отдыхают и у всех много свободного времени. Прости, я не хотела тебя обидеть.

Обидеть меня? Чем же Кристина могла меня обидеть? Ее извинения прозвучало как-то странно и неуместно. Поэтому я решил не заострять на этом своем внимание, даже не удосужился поправить ее, и решил сменить тему разговора.

– А как так вышло, – сказал я, пытаясь на ходу придумать тему для общения, – что ты старше Оли на два года, но при этом вы одногруппники?

– Олю отдали в школу в шесть лет, а я не сразу поступила в универ, – ответила Кристина. – Мы не сразу стали подругами. Поначалу мы друг друга не замечали. Но со временем мы стали больше общались, находили общие темы, и стали близкими подружками.

– Обидно, что ты не смогла сразу поступить, – ответил я Кристине немного грустным голосом. Когда мы познакомились в баре, то Кристина рассказывала как сильно она любит свой ВУЗ, и как сильно мечтает работать архитектором-дизайнером. Наверно сложно пережить поражение на пути к своей мечте. Словно пройти долгий путь, дойти до дракона, но в битве проиграть ему, и только спустя год вернуться к нему, и победить его, но уже не ради своей цели, а ради мести. – Если так подумать, то ты целый год потеряла.

– Потеряла и потеряла, – радостно ответила Кристина, словно для нее это ничего не значит. – У всего есть свои плюсы. Если бы я поступила сразу после школы, то не познакомилась бы с Олей, – Кристина резко замолчала, словно отдернула себя от соблазна проговорить лишнее. И только после не длительного молчания, Кристина спросила. – А ты будешь поступать, или продолжишь работать?

– Я не вижу смысла куда-либо поступать, – спокойно ответил я Кристине. Я уже давно для себя решил, что учеба мне не нужна. И каждый раз, когда меня спрашивают про учебу, я говорю одни и те же слова. – Работа есть, крыша над головой тоже. Лучше я буду уделять больше времени работе, и смогу добиться повышения, нежели поступлю в вуз, стану студентом, и заново начну строить карьеру.

– Возможно ты прав. Кстати о работе. Я недавно прочитала книгу, в которой ты был редактором, возможно я не все понимаю в литературе, но я посмотрела интервью писателя, и он хорошо о тебе высказывался. Говорил, что ты помог ему красиво завершить историю, что ты подсказал ему как лучше исправить сюжет и так далее. Ты случайно не задумывался написать собственную книгу?

Кристинин вопрос заставил меня на мгновение вернуться в прошлое, когда я еще встречался с Полиной. Мне тогда было семнадцать лет. Кристина как и Полина любила книги, особенно ей нравились книги Луизы Олкотт. Любимая ее книга была «Маленькие женщины». Полина всегда хотела иметь младших сестер, именно сестер, а не братьев – она так сильно хотела именно сестер, что ее раздражали мысли о существовании братьев. Такое вот проявление мизандрии. Но ни братьев, ни сестер у нее не было. Она росла единственным ребенком в семье. И из-за этого Полина часто грустила. Я решил сделать необычный подарок для нее, и написал книгу, в которой у Полины было три сестры, как у Луизы Олкотт. Взяв несколько сюжетов из оригинальной книги, пропустив их через призму современности и добавив несколько своих идей, я написал свою первую книгу. Полина была счастлива прочитав эту книгу. Она даже сделала для нее обложку, сходила в типографию и там ей напечатали две книги, одну она подарила мне, а другую оставила у себя.

Пережив один из не многочисленных моментов из прошлого, я вернулся в настоящий мир, в котором есть Кристина и я ответил на ее вопрос:

– Один раз я написал книгу. Но это была пародия, нежели оригинальная история, – я не хотел рассказывать Кристине про Полину и про свою книгу, поэтому решил ей немного солгать. – Если честно, я не хотел писать книги. У меня не получается придумать захватывающий сюжет и интересных персонажей. Но зато у меня получается помогать авторам. Выступая в роли критика-редактора, их книги становятся бестселлерами.

– Я не верю, что ты не сможешь написать интересную книгу. Я уверена, если ты возьмешься сейчас писать книгу, то у тебя все обязательно получится.

– Мне бы твой оптимизм.

Весь вечер мы мило разговаривали. На мое удивление, время пролетело незаметно. Я даже и думать перестал, что мне нужно помочь Кристине. Словно синдром спасателя решил покинуть чат и позволил мне насладиться моментом, а не переживать о будущем.

Наша прогулка закончилось в метро. Нам с Кристиной нужно было есть в разных направлениях. Ее поезд приехал немного раньше моего. Мы попрощались, обняли друг друга напоследок и разошлись. Когда приехал мой поезд, я сел за свободное место, достал книгу и всю дорогу пытался ее прочитать, но у меня не получалось сосредоточиться. То я отвлекался на воспоминания связанные с Полиной, то я непроизвольно повторял вчерашний разговор с Олей, то я думал о Кристине и о том ужасном сне. В итоге, я и страницы не прочитал.

Приехав домой и войдя в квартиру, я почувствовал запах горелого. Запах пыл насыщенным и неприятным. Я разулся, положил рюкзак у входа и пошел на кухню, откуда собственно и доносилась вонь.

– Ты чего тут делал? – Недовольно спросил я у Егора прикрывая нос ладонью. Я окинул взглядом кухню и увидел испорченную сковородку на плите, коробку из-под замороженных котлет, а рядом с коробкой, на тарелке, лежали две котлеты. Егор же стоял возле раковины, и мыл посуда.

– Я ужин готовил, – спокойно ответил Егор и выключил воду.

– А что ты сделал со сковородкой? – Я взял сковородку, а на ней были следы подгорелого, причем со внутренней и внешней стороны. – Ты как умудрился ее испортить?

– Я жарил котлеты, вышел на балкон покурить, а когда вернулся, то все сгорело, – Егор продолжал говорить невозмутимым голосом, но при этом держался от меня в нескольких шагах. Он смотрел на сковородку в моих руках и периодически уклонялся от нее, когда я ее вертел в своих руках. – Я отошел всего лишь на пару секунд, а тут вот такое произошло.

Я открыл нижний шкафчик под раковиной, выкинул в мусорное ведро сковородку и пустую коробку из-под котлет.

– Теперь с тебя еще и новая сковородка, – твердо сказал я Егору и пошел в комнате переодеваться.

Вытащив содержимое из рюкзака, надев домашнюю одежду – синие спортивные шорты и черную футболку – я снова пошел на кухню. Егор помыл посуду и сидел в телефоне за кухонным столом. Я подошел к холодильнику, достал оттуда вчерашний ужин в контейнере, поставил разогреваться его в микроволновку и вышел покурить на балкон. Только я закурил сигарету, как на балконе появился Егор и спросил:

– Ты где был?

– С Кристиной гулял, – спокойным голосом ответил я Егору.

– Я же говорил, что ты согласишься с ней встречаться, – Егор тоже закурил сигарету и после небольшого молчания продолжил. – Как Саша на это отреагировал?

– Я с ней не встречаюсь.

– А зачем ты тогда с ней гулял? – Неразборчивой интонацией спросил Егор. Толи в интонацию он вложил вопрос, толи любопытство, толи все сразу.

Я вкратце рассказал Егору наш диалог с Сашей и вернулся на кухню. Достав из микроволновки контейнер с ужином, по пути захватив вилку, я сел за стол и уже было собирался поесть, но Егор сел напротив меня и сказал:

– Вот оно что. А как же страх все испортить? Или тебе уже все равно?

– Мне не все равно, – ответил я Егору немного дерганым голосом. В ту же секунду я взял свой голос под контроль, и уже говорил уверенным, даже хладнокровным голосом. – Я же с ней просто общаюсь, как с другом. К тому же я уверен, что через неделю другую, Кристина поймет, что ей не нужны отношения, и дальше дружеского общения дело не дойдет.

– Ну, я не уверен – задумчиво ответил Егор. Я опустил голову и понял, что так и не прикоснулся к еде. А слова Егора заставили меня полностью забыть про ужин и я ждал продолжения его слов. – Вы с Сашей умные люди, начитанные, да и каждый из вас старше меня, но вы оба кое-что не учитываете.

– Чего же? – озабоченно спросил я у Егора. Неужели Егор смог заметить то, что мы с Сашей не увидели? А вдруг он знает больше? Мне не терпелось услышать ответа на мой вопрос, и каждое его последующее слова, я впитывал как губка.

– Смотри, – Егор на секунду замолчал, перевел дыхание и продолжил. – Мы смотрим на ситуацию только с одной стороны. То есть с твоей. Тебе рассказала Оля правду и через день ты решился помочь бедной Кристине. Но что нам известно о самой Кристине и Оле? Что если, они обе с самого начала все это задумали, просчитали все до мелочей, и твоя сегодняшняя прогулка с Кристиной, на самом деле, было их частью плана. Если я прав, то ты просто так не отвертишься от Кристины. И через неделю другую вы будете общаться не как друзья, а как парень и девушка.

– То есть, ты хочешь сказать, что все что сейчас происходит – это Олин и Кристинин план? – спросил я у Егора если сдерживая смех.

– Ну да, – радостно ответил Егор. Видимо он был уверен в своей гипотезе как никогда раньше и считал, что это единственное верное мнение.

Я вспомнил, когда я ждал Кристину то думал точно также как и Саша, но уже спустя первых минут прогулки я понял, что это все СПГС и не стал об этом думать.

– Ладно, маленький Шерлок. С твоей фантазией, ты мог бы написать неплохой детектив, не хуже чем у Агаты Кристи, – сказал я встав со стола и убрав так контейнер с ужином обратно в холодильник и уже было собирался пойти спать, но напоследок я сказал. – Если честно, то тоже думал над этим. Но на самом деле все не так, как ты себе представляешь.

Егор больше ничего не сказал.

Я принял душ, еще раз покурил на балконе и только потом пошел спать. Только я лег на кровать, как завибрировал мой телефон. Взяв его в руки, я увидел сообщение от Оли:

Оля – Я не знаю почему ты согласился помочь Кристине, но спасибо тебе. Мы только что встретились, и я давно не видела Кристину такой счастливой.

Тут же у меня в голове всплыли слова Егора о «плане по захвату моего сердца» и написал Оле:

– А ты разве не была на прогулке со своим парнем?

– Когда я возвращалась домой, Кристина предложила ненадолго встретиться. Тогда-то она мне и рассказала про вашу прогулку.

– Ну ладно.

Я отправил сообщение, половил телефон на тумбочку и уснул.

Я снова проснулся раньше будильника. Но не за несколько часов, как это было вчера, а за несколько минут. Мне снова приснился страшный сон. На этот раз в нем не было Кристины. Это был сон с воспоминаниями о далеком прошлом, когда я встречался с Полиной. Правда, самой Полины в нем не было, зато была книга, о которой я вчера вспоминал. Это была моя книга. Я пришел к Полине домой. Дома никого не было, да и дом выглядел странно. Все зеркала были занавешены тряпками, в углу, прям возле входа в квартиру, стояла Полинина фотография, с черной лентой в углу. Я медленно, с опаской, вошел в Полинину комнату, а она была пуста. Ни мебели, ни окон, ничего, словно мягкая комната в психбольнице, только стены не из мягкого материала, а из бетона, но такие-же кристально белые. Через несколько секунд, словно по волшебству, посреди комнаты появилась книга, моя книга, которую я написал для Полины. Я подошел к ней, взял ее в руки, открыл ее на месте закладки. Текст был неразборчив, словно написан первоклассником от руки. Я попытался разобрать хоть одно слово, но вдруг, слова начали пропадать, а на их место появлялись следы крови. Когда слова полностью исчезли, из книги полилась кровь, как в дешевых ужастиках. Я бросил книгу и попытался выйти из комнаты, но двери не было. Она пропала. Из книги все также лилась кровь. Вдруг, тишину нарушил чей-то крик. Я начал к нему прислушиваться, и с каждой секундой он становился все ближе и громче. Это был женский крик. Голос был знакомым, но я все еще не мог понять кто кричит. Вдруг, в комнате стало тихо, но секунду спустя я услышал Полинин голос, ели живой, заплаканный и истеричный. Полина сказала: «не надо» и после ее слов выстрел из ружья. Я посмотрел на книгу. Из нее больше не лилась кровь. Я подошел к ней, вытер кровь со страницы и прочитал слово: «Пощади». Потом я проснулся и ловил воздух ртом. Когда мое дыхание нормализовалось, я судорожно стал искать телефон. Через пять минут должен был прозвенеть будильник. Я его заранее выключил, оделся и вышел на балкон.

Я старался забыть этот сон и не думать о нем. И на этот раз у меня получилось. Как только я докурил сигарету, я уже думал о чем угодно, но не о сне.

Вкратце

Я думал, как лучше вам рассказать события следующей недели, в подробностях или нет, и решил быть не многословным.

Всю неделю мы с Кристиной гуляли только вдвоем. Один раз к нам должны была присоединиться Оля, но в самый последний момент она передумала и осталась дома. За всю эту неделю Кристина ни разу не упомянула своего бывшего парня. У нас только один раз зашел разговор про отношения, но и то случайно. Мы обсуждали только что просмотренный фильм в кинотеатре, – как же я давно не был в кинотеатре. Последний раз это было в моем родном городе. Лет семь назад, а то и больше. Мы тогда с друзьями после школы решили сходить на какой-то новый фильм, я уже не помню какой. Но я прекрасно помню, что мы пожалели потраченные деньги. Фильм был ужасным до отвращения. Это был какой-то новый голливудский хоррор, а по итогу картина больше смахивало на комедию с примесью всей новой этикой, лгбтк+ (тогда еще это движение называлось лгбт), толерантный расизм (это когда угнетают не темнокожих, а белых. Сейчас это очень сильно развито. За примерами далеко ходить не надо. Вспомните современную премию «Оскар» и вы все сразу поймете). Поймите меня правильно, я не расист и не гомофоб, просто когда проблему начинают эксплуатировать в коммерческих целях, да еще и с радикальным подтекстом, это все превращается не в защиту прав человека, а в огромную дойную корову. Только ее кормят не травой, а оскорблёнными чувствами, и выдает эта корова не молоко, а деньги. Но давайте вернемся ко мне с Кристиной. – После кинотеатра мы обсуждали поведение двух персонажей. Кристина оказалась осведомлена всеми новыми терминологиями из психотерапии, и слова абъюз или газлайтинг она использовала не как что-то оскорбительное по отношению к человеку, а как поведение нездорового человека. И в разговоре мы узнали, что слушаем один и тот же подкаст «Мы расстались». Это было пожалуй наша действительно первая точна соприкосновения. У нас все появилась общая тема для разговора, и через этот подкаст, мы узнали друг друга намного лучше. Все дошло до того, что я медленно но верно начал испытывать к Кристине чувства. Она стала мне нравится не как друг, а как девушка. И все наши случайные соприкосновения пальцев в метро, – когда заходит толпа людей и все люди вынуждены встать вплотную друг к другу, – или когда Кристина клала свою голову ко мне на плече, наши объятия при встреча стали лично для меня значимыми и по-своему дорогими. Кто бы мог подумать, что одно увлечение может открыть дверь к большому количеству общих увлечений, и дружба станет нечто большим. (Ты читатель можешь мне возразить и скажешь, что это не правда, у вас уже было общее увлечение – книги. Во-первых, это моя история моей прошлой жизни, мне незачем тебе врать, а во-вторых, с книгами у нас общего толком то и не было. Мы читаем разные книги. Кристина больше читает фантастики, ей нравится представлять необычайные здания из других планет. Кристина говорит, что она вдохновляется такими книгами и придумывает дизайн дому, памятнику, церкви, торговому центру или просто огромному и футуристичному сооружению, в котором не обязательно кому-то находится. А я в свою очередь не люблю фантастику, да я ее и не читал. Как-то желания не было. Мне больше нравится читать в которых есть персонажи или события, которые могут происходить в реальном мире. Так что хоть мы и читаем книги, но совершенно разные.) К концу недели я уже начал задумываться над своими чувствами к Кристине, и уже было собирался ей признаться, но она меня опередила.

Кошмары и влюбленность

Понедельник – новая неделю, новая жизнь – по крайней мере для меня. Закончился очередной рабочий день. Мы вчера с Кристиной договорились встретиться возле метро, неподалеку от моей работы. Я вышел на улицу, попрощался с Сашей, закурил сигарету и вдруг, у меня зазвонил телефон. Сначала я подумал, что это Кристина, но это был Олин номер. Я ответил на звонок, приложил телефон к уху.

– Кристина рядом? – Встревоженно спросила Оля. – Говори быстрей, она рядом с тобой или нет?

– Нет, она должны быть возле метро, – испугано ответил я Оле и собирался было спросить: «что случилось», но Оля ответила на мой вопрос, даже не услышав его.

– Так, слушай, ты пока не торопись к Кристине. Если ты опоздаешь на несколько минут, ничего страшного не случится. Короче, Кристина собирается сказать тебе, что ты ей нравишься. Что ты собираешься делать?

– Кристина собирается сказать… – повторил вслух Олины слова. Она что-то говорила в трубку телефона, но я ее не слушал, а только и делала как непроизвольно повторял «собирается сказать» и думал, что же делать дальше. Поначалу я собирался оставить Кристину во френдзоне. Но за эту неделю все изменилось. Я сам начал влюбляться в Кристину. Да, это было постепенно и мои чувства не стали еще крепкими, они все еще ели удерживались на ногах, но они все же были, и мне хотелось встречаться с Кристиной.

– Ты чего молчишь, – Оля прокричала в телефон так сильно, что мне пришлось выбраться из своих мыслей и наконец ответь ей.

– Ты уверена, что Кристина собирается…

– Ты дурак или как? – Перебила меня Оля. – Я сейчас гуляла с Кристиной и мы обсуждали тебя, стоит ли ей делать первой шаг или лучше подождать? Я пыталась отговорить Кристину от признаний, но она меня не стала слушать и решила, что сегодня же скажет, что ты ей нравишься. Я у тебя еще раз спрашиваю, что ты собираешься делать?

– Давай ты это узнаешь это от Кристины, – проговорил я и бросил трубку.

Положив телефон в карман я увидел, как сигарета между пальцев сгорела и мне пришлось ее выбросить и закурить новую.

Пока я шел к метро, Оля мне не звонила и не писала, хотя я ожидал обратного действия. Подойдя к метро и посмотрев на часы я понял, что пришел на несколько минут раньше, и сев напротив входа на лавочку, ждал Кристину.

Прошло не больше десяти минут, и я увидел выходящую из метро Кристину, с выделяющейся из всей массы людей радостной походкой, идущей ко мне. Я плохо помню во что именно была она одета, но я запомнил ее легкую и счастливую улыбку, влюбленный взгляд (последний раз я ловил на себе точно такой же взгляд несколько лет назад, только тогда это была Полина). Я не знаю как именно вам описать ее внешний вид. Здесь даже дело не во внешнем виде, а в настроении, эзотерики еще ее называют аурой. Кристина всем своим говорила прохожим, что она счастлива и никто не сможет у нее этого отобрать. Смотрев на Кристину сложно было бы поверить, еще несколько месяцев назад, она жила с разбитым сердцем и параноидальным страхом к людям. Сейчас она другая. Словно прошлой Кристины больше нет, и есть только веселая, любящая жизнь Кристина.

Я встал с лавочки и пошел к ней на встречу. Мы обнялись и наше объятие не было таким как раньше. Это было теплое и нежное объятие, которое я давно не ощущал. Я не хотел отпускать Кристину, и мы стояли несколько минут в молчании, погруженные только в объятия, словно они сами говорили все за нас. Но мы же люди, и нам мало человеческих объятий и ментальной связи, нам надо все обговорить, как бы это сухо не звучало, и Кристина, не отпуская меня сказала таким нежным и мягким голосом, что я готов был слышать ее голос всю свою жизнь:

– Я не хочу от тебя ничего скрывать. И я не знаю как правильно сейчас тебе признаться, но…

– Я тоже тебя люблю, – опередил я Кристину.

Конечно, на тот момент я еще не любил Кристину как это показывают в фильмах и кино, демонстрируя это чувство как что-то яркое и светлое. В мое случае это все еще было влюбленность, до любви еще было далеко, но мы же не можем сказать, что я в тебя влюбился и начать отношения, нужно сказать, я тебя люблю. Такие вот глупые правило навеянные из прошлого.

Кристина немного отпустила меня, слегка подняла голову и смотрела на меня мокрыми глазами, из которых вот-вот побежит счастливая слеза.

– Это правда? – спросила меня Кристина все таким же нежным голосом.

– Правда, – ответил я и аккуратно пальцем протер ей глаза.

И мы поцеловались. Это был наш первый поцелуй, который остался у меня в памяти на всегда.

После мы взялись за руки и пошли гулять. Мы не шли в конкретное место, а просто гуляли по Москве. Мы были счастливыми и влюбленными. Эта прогулка не была похожа на остальные. Если еще вчера мы гуляли по парку и разговаривали как друзья, то теперь это осталось в прошлом. Сейчас мы влюблены вдруг друга и казалось, что это навсегда.

Мы гуляли до ночи, пока нам не прошлось разойтись по домам.

Когда я приехал домой, Егор уже спал. Я не стал долго бродить по сонной квартире, и тоже лег спать.

Спать мне пришлось не долго, кошмарный сон снова пришел в гости.

Мы гуляли с Кристиной по Старому Арбату. Сначала все было нормально. Шумный Арбат, из разных кафешек и магазинов доносилась музыка и смешивалась во что-то невнятное, вдоль улицы стояли картины, ходили люди в ростовых костюмах различных персонажей из мультфильмов, все они раздавали листовки и созывали прохожих, улица была забита семьями, друзьями, влюбленными парами или одинокими людьми. Все как наяву. По началу мне было сложно отличить сон от яви. Но все изменилось в один момент. Кристина мне что-то рассказывала и вдруг, среди толпы, я разглядел Полину. Мою Полину. Это точно была она. Полина целенаправленно шла к нам навстречу. Но ее походка не сулила ничего хорошего. Кристина заметила, что я смотрю на кого-то и спросила меня: «Кого ты там увидел». Испуганным голосом я ответил: «К нам идет Полина, моя бывшая девушка. Но это не может быть она. Полина умерла пять лет назад». Как только я замолчал, Полина тут же исчезла и Кристина резко остановилась, сжала мою руку так крепко, что я не мог освободиться от ее хвата. Я повернулся к ней, и вокруг все изменилось. Старый Арбат больше не был живым, он умер. На улице никого нет, только я и Кристина. Солнце больше не светило и все погрузилось во тьму. Даже луны со звездами не было видно, хотя они и так редко радуют Москву своим визитом. Кристина смотрела на меня устрашающим, мертвым взглядом. Она все также держала мою руку и не собиралась ее отпускать. Неожиданно тишина сменилась на женские крики, точно такие же как и в моем прошлом сне. Это были Полинины крики. Я осмотрелся по сторонам, в надежде увидеть Полину, но вокруг никого не было. Вдруг Кристина заговорила, но не своим голосом, а Полининым.

– Ее ждет тоже самое, что и меня.

– Кого ее? Кристина, что с тобой? – Испуганным голосом спросил я у Кристины.

– Прости, но ты потеряешь Кристину, также как потерял меня, – Кристина продолжала говорить Полининым голосом.

Я не знал что делать. Я снова попытался высвободить свою руку, но у меня ничего не получалось. Я начал звать на помощь, и на мои крики подошла Полина, освободила меня от Кристининой хватки, взяла ее за руку и поглаживая ее волосы проговорила:

– Ее ждет тоже самое, что и меня. И виноват в этом будешь только ты.

Я пытался было что-то сказать, но не мог, мой рот исчез. Там где должны быть губы, только кожа. Тогда я попытался освободить Кристину, но видимо сделал только хуже. Как только я дотронулся до Полининой ладони, в ее другой руке появился нож и она вонзила его в Кристинин живот. Кристина же стояла как статую, не двигалась, не моргала, ничего не говорила. Из нее текла кровь, но Кристина не сопротивлялась. Полина продолжала вставлять в Кристину нож, пока я не проснулся.

Открыв глаза я увидел передо мной Егор. Он кричал на меня, тряс со всей силы, видимо пытался разбудить. Как только он увидел что я открыл глаза, сразу же отпустил меня, сел на кровать и что-то говорил, но я слышал лишь шум, словно после удара по голове. Я попытался встать, но у меня не получалось. Тогда Егор помог мне сесть на кровать. Постепенно я начал понимать что говорит Егор. Как только я пришел в себя, я сразу же описал ему свой сон. Мы сидела на моей кровати и не собирались из ее вставать. Как только я закончил свой монолог, я почувствовал, что мое лицо полностью в слезах. Протерев лицо я посмотрел на Егора и он испуганным, немного заикающимся голосом сказал:

– Тебе надо сходить к врачу. Слышишь? Сегодня же утром сходи к психологу. Попроси Сашу найти тебе врача. Я уверен, у него есть знакомые. Ты меня понял?

Я лишь кивнул ему головой и больше мы с Егором не разговаривали. Прежде чем вернуться в свою кровать, Егор сначала, видимо, сходил покурил, немного посидел на кровати и лег спать. Я же не мог уснуть, и даже встать с кровати. Как только я положил голову на подушку, перед глазами стояла картину, в которой Полина безжалостно вонзает нож в Кристинин живот.

Я не знаю сколько я пролежал на кровати наблюдая эту ужасную картину, но как только прозвенел будильник в телефон, я медленно встал и пошел умываться.

Закончив с утренними процедурами, я взял телефон, посмотрел на время, было семь часов утра. Но помимо времени, я увидел уведомление, это было сообщение от Кристины. Она его написала еще час назад. Открыв сообщение я прочитал:

Кристина – С добрым утром. Как спалось?

Вместо того, чтобы не волновать лишний раз Кристину, я решил ее нагрузить с самого утра и рассказать ей всю правду:

Я – Для кого-то оно может и доброе, но не для меня. Я всю ночь не мог уснуть из-за кошмарного сна.

Кристина – Ого. Что же тебе приснилось?

Я уже начал описывать свой сон, но за секунду да того как я собирался отправить сообщение, меня будто ударили игрушечным шокером и я тут же стер сообщение, осознав что пока Кристине лучше об этом не знать и написал:

Я – Да так. Может быть потом расскажу. Кстати, а ты чего не спишь?

Кристина – Я решила начать заниматься спортом, и подумала, что утренняя пробежка будет в самый раз. А по поводу твоего сна, то мы можем сегодня встретиться после твоей работы и ты мне все расскажешь.

Я – Посмотрим. Ничего обещать не буду.

Кристина – Еще как расскажешь. Ладно, я пошла на пробежку. Люблю тебя, – в конце сообщения Кристина поставила три сердечка.

Я – И я тебя, – свое сообщение я оставил без смайликов. Не потому, что я не люблю Кристину, а потому, что мне не нравится смайлики. А не нравятся они мне потому, что я их не понимаю. Это может прозвучит глупо, но это так. Я не понимаю когда смайлик уместен в сообщении, какой смайлик подходит под сообщение, а какой нет, я не знаю в каком количестве их нужно отправлять. Возможно, я слишком серьезно отношусь к смайликам, но по-другому у меня не получается.

Я положил телефон на тумбочку и пошел собираться на работу.

Сегодня мы с Егором вместе вышли на работу. Он поехал на автобусе, поскольку его работы была неподалеку от дома, а я, как обычно, сел в метро и стал читать книгу. Приехав на работу и зайдя в кабинет, я снова увидел Сашу за моим креслом.

– Привет, – радостно поздоровался Саша. – Ну что, как продвигается эмоциональная помощь Кристине?

Только сейчас я понял, что ни Саша, ни Егор еще не знают, что мы с Кристиной встречаемся. Никто из них двоих даже не подозревал, что она мне нравится. Когда Саша или Егор спрашивали про меня и Кристину, я говорил, что все как обычно, погуляли и разошлись по домам. Но со вчерашнего дня все изменилось.

– Ну, дружеская эмоциональная помощь зашла в тупик, – задумчивым голосом ответил я Саше.

– Это как понимать? – Спросил Саша удивленным голосом. – Вы с Кристиной больше не общаетесь? Ты все испортил, как и предполагал? – Саша не спрашивал, а истерично кричал. Видимо Саша сильно переживает за Кристину, даже больше меня.

– Нет, – спокойным голосом ответил я Саше. – Никто ничего не испортил. Просто мы больше не друзья.

– Ты больной или как? – Недовольно спросил Саша. – Хватит устраивать тут дешевый саспенс, и говори что с вами случилось.

– Я говорю, ничего особенного. Просто мы начали встречаться.

Саша замолчал. Он встал с моего кресла, немного прошелся по кабинету, снова сел на кресло и недовольным голосом сказал:

– Я попросил без саспенса. Говори как все было.

Я рассказал Саша все что только было возможно. Я решил не молчать про сон и посвятил его в очередной ночной кошмар.

Все это время Саша внимательно слушал. У меня сложилось впечатление, что он не просто слушает меня, а съедает каждое мое слово как Pac-Man ягоды. Когда я закончил свой монолог, Саша предложил выйти на улицу и покурить.

– И какого черта ты молчал? – Недовольно спросил Саша. – Я думал, что ты продолжаешь просто дружить с Кристиной, а в итоге ты за неделю успел в нее влюбиться и вы стали встречаться.

– Ну, прости, что твой лик не был удостоен церковной службе, – иронично ответил я Саше. – Я и не знал, что ты выступаешь в роли батюшки и мне нужно ходить к тебе на исповедь.

– Ладно, проехали, – после короткой паузы сказал Саша. – То что ты стал встречаться с Кристиной, это конечно здорово. Но меня пугает твой сон. Прошлый раз, когда тебе приснилась Кристина, ты ее избивал. Сейчас тебе приснилось, что ее убивает Полина. Я не думаю, что это просто случайности и …

– Ты веришь в эзотерику снов? – Перебил я Сашу.

– В эзотерику нет, но вот в бессознательную, как и ты, конечно же верю. Я не думаю, что тебе снятся вещие сны, но то что тебе снится, нельзя назвать нормальным. Может ты возобновишь походы к психологу?

Да, было время, когда я ходил к психологу. Это было не давно. Полгода назад. Тогда мне тоже снились кошмарные сны. Во всех моих снах либо умирала Полина, либо ходила мертвой. Я почти месяц не мог нормально спать. Ну, не то чтобы я не мог спать. Спал я нормально. Просто иногда из-за этих снов, утром мне было плохо и я мог позволить себе несколько банок пива. Когда я рассказал Саше о своих снах, он сразу же меня отправил к психологу и мы все проработали, по крайней мере мне перестали сниться кошмарные сны, а если и снились, то я научился их быстро забывать и снова ложиться спать.

– Я не уверен, – сказал я Саше после продолжительно паузы. – В прошлый раз все было критично. Я не мог и одну ночь спокойно поспать. А снова идти к психологу из-за двух кошмарных снов, (я не рассказывал Саше о недавнем сне про Полину, точнее про книгу) мне кажется глупо.

Саша тяжело выдохнул, выкинул сигарету и сказал:

– Делай как считаешь нужным.

Я выбросил сигарету и мы пошли в офис.

Весь день, я работал над книгой. К концу рабочего дня, я отправил отредактированную книгу на утверждение автору и главному редактору. Когда я вышел из офиса, то я увидел Кристину. Она сидела на лавочке возле офиса и с любопытством смотрела по сторонам. Я удивился ее появлению. Сначала я подумал, что это сидит обычная девушка, просто очень сильно похожая на нее, но как только увидел как она нежно поправила волосы, я сразу же понял, что это точно она. Я медленно подошел к лавочке и аккуратно сел рядом. Кристина заметила меня, когда я старался незаметно сесть. Она меня обняла и мы поцеловались.

– Ты чего тут делаешь? – Спросил я у Кристины.

– Решила удивить тебя, и забрать с работы, – весело ответила Кристина. – У меня получилось?

– Конечно, – мы встали с лавочки и пошли в сквер, который был неподалеку от офиса. – Кстати, как прошла твоя утренняя пробежка?

– Сначала было все нормально, но уже через десять минут, у меня начал болеть левый бок, и мне часто приходилось останавливаться. В итоге, я пробежала десять километров. Конечно, ноги у меня все еще гудят, но оно того стоило.

Мы пришли в небольшой сквер, я купил себе и Кристине по мороженному и мы сели на лавочку.

– Кстати, у меня для тебя кое-что есть, – сказала Кристина. Она достала из своей сумки небольшой, запакованный в упаковочную ленту прямоугольный параллелепипед, и вручила его мне.

– Что это? – Спросил я Кристину приняв подарок.

– Распакуй, тогда и узнаешь, – сказала Кристина немного дрожащим от волнения голосом. Она волновалась, но ее глаза светились от счастья.

Убрав упаковочную ленту и положив ее рядом собой, я увидел книгу, повернутую ко мне спиной. Развернув ее лицом к себе, на меня смотрела надпись «Александр Блок. Сборник стихотворений». Либо Кристина узнала, что мне нравятся стихи Блока, либо это просто совпадение. Да и к тому же, это был именно тот сборник, который я так себе и не купил.

– Как ты узнала? – Спросил я Кристину немного дрожащим от удивления голосом.

– Может ты и не помнишь, – сказала Кристина радостным голосом, – но при первой нашей встрече, ты говорил, что любишь стихи Блока, даже рассказал одно из его стихотворений.

Мне стало немного неловко. Кристина сделала мне подарок на второй день наших отношений, и я не знал, как ее за это отблагодарить.

– Я даже и не знаю что и сказать, – проговорил я, все также дрожащим голосом.

– А прочитай мне одно из стихотворений, – сказала Кристина и положила свою голову на мои колени, а ноги закинула на скамейку.

Я наугад открыл книгу, и мне попалось стихотворение «В дюнах». Одной рукой я держал книгу, а второй медленно гладил Кристинины волосы.

– Красивое, – проговорила Кристина, когда я закончил его читать. – А тебе нравится?

Я знал этот стих наизусть. Пожалуй, это было одно из моих любимых стихотворений Блока. Сам не могу понять почему, но сейчас, после прочтения, этот стих задел меня куда сильней, чем это было при первом прочтении.

– Это одно из моих любимых стихотворений, – спокойным голосом ответил я Кристине.

Я отложил книгу и поцеловал Кристину. Мы еще немного посидели на лавочке и вдруг Кристина спросила:

– Так что за кошмарный сон не давал тебе поспать?

Я не знал как ответить на ее вопрос. Рассказать правду или уйти от вопроса? Недолго думая, я решил быть с Кристиной откровенным, и описал ей весь сон в мельчайших подробностях.

– Какой ужас, – испуганным голосом сказала Кристина. – Теперь я понимаю, почему ты не захотел сразу его рассказывать. Я надеюсь, что больше тебе кошмары не будут сниться.

– Я тоже на это надеюсь, – ответил я.

Мы посидели еще несколько секунд в тишине и Кристина спросила:

– А как давно вы с Полиной расстались?

Ее вопрос поставил меня в ступор. Ей действительно интересно поговорить о моих прошлых отношениях? Я конечно слышал и читал, что говорить о прошлых отношениях с новым партнером это нормально, но мне как-то стало некомфортно.

Кристина, видимо, заметила мой дискомфорт и сказала:

– Ты ничего плохого не подумай, просто мне интересно, почему она все еще тебе снится, да еще и в таких ужасных снах.

Проглотив воздух я все же сказал:

– Мы расстались почти пять лет назад и …

Тут я себя остановил. Мне не хотелось сейчас рассказывать Кристине о трагичной истории, может быть потом она все узнает, но сейчас лучше прошлое оставить при себе.

– И знаешь, мне самому интересно, почему она мне приснилась, – кажется я выкрутился. Вроде бы Кристина осталась довольна ответом и больше она не говорила о Полине.

Посидев на лавочке еще несколько минут, мы пошли гулять по городу. В какой-то момент, я предложил Кристине провести ее до дома. Она согласилась, и мы пошли пешком. Уже стемнело, пока мы дошли до ее подъезда. Я поцеловал Кристину, мы попрощались и разошлись. Когда я сел в метро, то решил почитать стихи Блока, а не Хемингуэя. К сожалению, все стихи мне уже известны, некоторые из них даже знал наизусть, но мне все равно хотелось их перечитать. Кристина сделала действительно приятный, так еще и неожиданный подарок. И когда я приехал домой, то начал думать, что же я могу ей подарить.

Я лежал на кровати, положив ноутбук на живот и лазил по различным интернет-магазинам. Мне все никак не могло прийти в голову, что же подарить Кристине. Она учится на архитектора-дизайнера, но придумать подарок связанным с ее будущей профессией, у меня не получалось. В комнату вошел Егор и спросил:

– Что ты там ищешь?

– Да, так. Подарок для Кристины, – ответил я Егору, не отводя глаз от ноутбука.

– А что за повод? – Егор сел на мою кровать и смотрел на экран моего ноутбука.

– Кристина подарила мне книгу, – я взял ее из тумбочки возле кровати и дал Егору. – Вот я и решил, что нужно сделать ответный подарок.

– А тут поподробней. С чего это она дарит тебе подарки? Вы встречаетесь?

У меня снова вылетело из головы, что Егор ничего не знает про нас с Кристиной. Я вкратце все ему рассказал, мне не хотелось долго зацикливаться на истории, поскольку мне было важно найти подарок для Кристины.

– А какого хрена ты молчал все это время? – недовольно и в тоже время возбужденно спросил Егор. – Ты говорил, что вы просто друзья. А тут оказывается, что она тебе нравится и я последним узнаю о вашем романе?

– Я забыл тебе рассказать, – зачем-то я начал оправдываться перед Егором, ведь это моя жизнь, и ему не обязательно все знать обо мне. Хотя Егор и половины не знает.

– Ахеренно. Он забыл сказать. Я вот тоже возьму и забуду тебе поделится с тобой важным событием…

– Проехали, – перебил я Егора. – Ты лучше подскажи, что мне Кристине подарить.

– Ладно, – Егор тяжело выдохнул, еще раз посмотрел на монитор ноутбука и сказал. – И ты хочешь, подарить ей банальный браслет? – С ухмылкой спросил Егор, положив книгу на тумбочку. – Я все понимаю, ты давно ни с кем не встречался, но дарить браслет, это как-то скучно.

– А что не так с браслетом? – Я посмотрел на монитор ноутбука, чтобы убедиться в своих словах. Браслет красиво выглядел, без лишней мишуры. Да и стоит он не дорого. Десять тысяч за браслет. Как по мне, это нормально. Но все же, мне хотелось услышать предложение о Егора. – А что ты предлагаешь? – Я захлопнул ноутбук, отложил его в сторону и недовольно посмотрел на Егора. – Вот что мне подарить Кристине? «Банальный браслет», как ты его обозвал, я хотел подарить, потому что человек всегда любил украшения. Разве это не логичный подарок?

– Логичный, но не уместный. Если она архитектор, то подари ей графический планшет. Сейчас покажу ахеренный планшет.

Егор взял мой ноутбук, положил его к себе на колени и начал искать графический планшет.

– Вот, смотри, – Егор протянул мне ноутбук. – Если ты хочешь сделать подарок для художника, что лучше подари графический планшет, ну или новый ipad, только про стилус не забудь.

Я посмотрел на этот графический планшет. Выглядел он прикольно. Поскольку я прафан в графических планшетах, его характеристики мне ничего не говорили, но ценник на планшет был конский. Сто тысяч за графический планшет. Я конечно знал, что быть художником это дорого, но не на столько же.

– А нет чего-то подешевле? – Спросил я у Егора.

– Есть, – ответил Егор из своей кровати. – Но если ты хочешь ее удивить, то этот планшет самый лучший.

Тогда я посмотрел на цены ipad, и удивился не меньше чем от графического планшета. Помимо самого ipad, у нему нужно же купить чехол и стилус, а это еще дороже.

Я еще раз посмотрел на графический планшет, потом на ipad и решил, что все же подарю браслет. Вернувшись на вкладку ювелирного магазина, я решил найти розничные магазин неподалеку от моей работы. В десяти минутах ходьбы, был торговый центр, и там была точка ювелирных магазинов. Я решил что завтра, во время обеда, пойду в этот торговый центр, и куплю этот браслет. Я выключил ноутбук, покурил на балконе и лег спать.

Спал я не долго, мне снова приснился кошмарный сон. И снова не обошлось без Полины.

Мы с Полиной гуляли по скверу, именно по такому же, по которому мы вчера с Кристиной гуляли. Все происходило один в один, как и вчера. Мы купили мороженное, сели на лавочку, Полина подарила мне подарок, это оказался точно такой же сборник стихотворений Блока, я прочитал стихотворение «В дюнах», отложил его в сторону и Полина, лежа у меня на ногах спросила:

– И зачем ты ей все рассказал?

– А почему я ей не должен был рассказывать? – Спросил я у Полины.

– То есть, я больше не твоя девушка? – Полина села, закинула ноги на лавочку и скрестила их.

– Вообще то ты умерла.

– Но мы с тобой не расстались. Разве ты мне или я тебе сказала, что мы расстаемся?

– Так, ладно, – я встал с лавочки повернулся к Полине и сказал. – Это опять кошмарный сон. Это все не по-настоящему.

– Если это сон, то почему я могу сделать тебе больно? – Вдруг у Полины в руках появился нож и она воткнула его мне в живот.

Я скорчился от боли и руками начал сжимать порез. Кровь просачивалась через мои ладони. В глазах потемнело и голос Полины доносился для меня словно из другого мира.

– Ладно, успокойся.

Как только Полина это сказала, боль исчезла. На руках не было следов крови, да и одежда была чистой.

Полина подошла ко мне, обняла и шепотом на ушко сказала:

– Лучше брось Кристину. А то сон станет явью.

И после этих слов я проснулся. Посмотрев на время в телефоне я понял, что спал два часа. Я вышел на балкон, покурил сигарету и снова лег спать.

Утром я проснулся без тревоги или страха. Я спокойно встал с кровати, выполнил все утренние процедуры и пошел на работу. Я чувствовал себя нормальным, словно никакого кошмарного сна и не было.

Во время обеда я пошел в торговый центр. Зашел в ювелирный магазинов и купил золотой браслет. Он был без бриллиантов, алмазов или других драгоценных камней. Браслет был выполнен в минималистичном стиле и с аккуратной, тоненькой надписью «I Love You». Браслет мне красиво упаковали, отдали чек в руки и, выйдя из торгового центра, я сразу же его выбросил. Пока я шел в офис, то написал Кристине и мы договорились встретиться сегодня и снова погулять, но на этот раз по Нескучному саду.

Когда я вернулся в кабинет, то там сидел Саша и доедал свой обед.

– А куда ты ушел? Я тебе тут обед заказал, а тебя нет, – сказал Саша с набитым ртом лапши. Он практически всегда пользовался доставкой блюд из ресторана или кафе. Сам Саша не умеет готовить, или как он говорит, просто не любит и у него на это нет времени.

– Я ходил в ювелирный, покупал Кристине подарок, – ответил я Саше и положил подарок на стол.

– И по какому же поводу? – Спросил Саша, отложив свой обед в сторону и взял в руки упакованный подарок. – И что же там?

– Браслет, – ответил я Саше и взял свой обед.

Саша еще несколько секунд покрутив в руках подарок, положил его на стол и сказал:

– Так по какому поводу такие дорогие подарки?

Я рассказал Саше про вчерашний, неожиданный подарок от Кристины, даже достал книгу из рюкзака и дал Саше. Он прочитал одну страницу, отдал мне книгу и продолжил слушать мою историю вчерашней прогулки и выбора подарка. Про сегодняшний кошмарный сон я ему ничего не рассказывал. Не хотелось его лишний раз беспокоить.

– Ну и правильно сделал, – сказал Саша, когда выкидывал коробку из-под своего обеда. – И когда вы собираетесь встретиться?

– Кристина к шести часам должна подъехать к офису, и мы поедем в Нескучный сад, – ответил я Саше, доедая свой обед.

– Вот и замечательно, – сказал Саша, забирая свой телефон из-за стола и направляясь к выходу из кабинета.

Саша вышел из кабинета, закрыл за собой дверь, и оставил меня одного. Я же вымыл руки, и принялся обсуждать книгу с автором, которую вчера отправил на утверждение редактуры. Почти до конца рабочего дня мы сидели и обсуждали каждую станицу книги, пока я не устал и не предложил ему завтра продолжить обсуждение.

Когда закончился рабочий день, я вышел на улицу где меня ждала Кристина. Под вечер стало прохладно, и Кристина пришла в бежевой худи, черных свободных брюках и белых кроссовках. Я подошел к ней, обнял, поцеловал, взял за руку и мы пошли в сторону метро.

– Ноги сильно болят, после вчерашней прогулки? – Спросил я Кристину, когда мы повернули за угол офиса. Просто я заметил, что Кристина идет очень медленно, и немного хромает.

– Ничего страшно, – стиснув зубы, ответила Кристина.

– Давай присядем, – сказал я Кристине, и повел ее к ближайшей лавочке. Мы сели на лавочку, я взял Кристину за руки, посмотрел ей прямо в глаза, и увидел облегчение, когда мы сидели. Потом я продолжил говорить. – Слушай, мне не надо, чтобы ты храбрилась предо мной. Я буду тебя любить такой, какая ты есть. И если тебе сейчас тяжело ходить, то ты так и скажи. Вместо прогулки по парку, мы можем пойти в кинотеатр, или поужинать в кафе. Только не делай себе больно.

Кристина сделала глубокий вдох и сказала:

– Хорошо, я не буду хорохориться, – с небольшой улыбкой проговорила Кристина. – Просто, я не хотела портить нам свидание, поэтому терпела боль в ногах. Ты хотел, чтобы мы погуляли по парку, а перечить твоему жеванию, мне не хотелось.

– Больше так не делай, – сказал я Кристине, и поцеловал ее. – Мне не важно, где мы будем гулять. Главное, чтобы ты была в порядке, – я посмотрел на Кристинины глаза, и я еще никогда не видел их такими красивыми. Карие глаза наполнились блеском, которого я раньше никогда не видел. Мне казалось это необычным, но очень красивым. Я решил, что сейчас подходящий момент, чтобы подарить Кристине браслет. Сделав небольшой вдох, я продолжил. – Раз уж мы не идем в парк, то я это сделаю сейчас.

– Что сделаешь? – Удивленным голосом спросила Кристина.

– Сейчас увидишь, – я отпустил Кристины руки, снял рюкзак, открыл его, и достал оттуда браслет в подарочной упаковке и протянул его Кристине. – Это тебе.

– Что это? – Спросила Кристина, и начала взволнованно распаковывать подарок. Сняв упаковку и открыв коробочку, Кристина достала браслет. – Спасибо большое, – Кристина поцеловала меня и начала надевать браслет. У нее не получалось его застегнуть, и я помог ей. Кристина положила голову ко мне на плечо и крутила запястье рассматривая браслет. – Какой он красивый, – нежно проговорила Кристина. – А по какому случаю, такие дорогие подарки?

– Ты мне вчера подарила книгу, – ответил я Кристине, – вот я и решил, сделать тебе приятное.

– Не надо было так тратиться. Но все равно, спасибо, – Кристина еще раз меня поцеловала и снова положила голову на плечо.

Мы молча сидели на лавочке. Кристина продолжала любоваться браслетом, а я смотрел на нее. Я и представить не мог, что такой банальный подарок, может сделать человека счастливым. По сути, это просто браслет, от которого нет толка, разве только красоваться перед знакомыми. Но для Кристины этот подарок, видимо, значил больше, чем я мог подумать.

– Знаешь, – сказала Кристина опустив руку с браслетом и смотря куда-то вперед, словно она что-то увидела, – мне еще никто из парней не дарил такие подарки. Мой бывший, – голос у Кристины стал надрывистым, словно она хочет заплакать, и я слышал как она тихо хлюпает носиком. Она протерла глаза и продолжила. – Костя мне ничего толком не дарил. Несколько раз подарил плюшевого медведя, но и то, потому что я попросила. Эта тварь только и умела как пользоваться мной. Я всегда дарила ему дорогие и не очень подарки в надежде на то, что он обратит на меня внимание и сделает что-то приятное для меня. Но я так ничего от него и не получила. Единственное, что он мне подарил, это море моих слез и разбитое сердце, – Кристина отвернула голову и смотрела совершенно в другую сторону. Она сдерживала слезы, но у нее это плохо получалось. Я обнял Кристину и ждал, когда она продолжит говорить. – Мне было больно, когда мы были вместе, но я терпела. Знакомые говорили: «потерпи и все у вас будет нормально. Дай ему время, и он исправится. Все стерпится и слюбится». Чего я только не слыша со стороны псевдо-друзей. Только Оля и мои родители мне говорили, чтобы я его бросила. Только они поддерживали меня в трудные минуты. Когда я знакомила родителей с Костей, то он подрался с папой, и ушел домой со сломанным носом. Если бы не Оля и мама с папой, то я все еще была бы с ним, – Кристина приложила свои ладони к моим, сделала глубокий вдох и продолжила. – Этот придурок, часто меня бил, оскорблял, всячески унижал. Он не стеснялся все это делать при наших друзьях. Постоянно ссорился с моими родителями. Именно из-за него, я перестал верить в любовь, и начала бояться всех парней на свете. Мне было страшно с кем-то заговорить. Я два месяца просидела дома. Мама с папой ухаживали за мной, даже водили к психотерапевту, – вдруг я вспомнил свой сон, в котором я избивал Кристину. Сон пролетел перед моими глазами. Мне стало страшно и в тоже время больно. Когда я вернулся в реальность я понял, что пропустил Кристинины слова, и попытался снова продолжить слушать ее историю. – Я не верю в любовь, – Кристина повернулась ко мне лицом и смотря прямо в глаза продолжила. – То есть, я не верила в любовь. Когда мы с тобой познакомились, все изменилось. Можно сказать, что ты спас меня. Ты снова научил меня верить не только парням, но и людям. Ты снова научил меня любить. Ты только что показал, что в отношениях можно не только отдавать, но и принимать любовь. Если мне кого-то и не хватало в моей жизни, то только тебя. Еще недавно, я не знала тебя, а сейчас, я и дня не могу прожить без твоих объятий, поцелуев или сообщений, – Кристина нежно обняла меня и шепотом проговорила. – Я люблю тебя, и всегда буду любить.

Тут меня словно ударило током. На секунду мне показалось, что это говорит не Кристина, а Полина. И что мне не признаются в любви, а угрожают смертью человека.

Но когда я пришел в себя, то видел только Кристину, и ее заплаканные глаза. Кристина история меня очень сильно задела, хоть я ее уже и слышал от Оли. Кристина поделилась со мной своей болью, и выставила меня положительным персонажем своей истории, без которого ее жизнь была бы ужасна. После ее истории, Кристина стала для меня еще более важным человеком в моей жизни. Я проникся ее историей, и мне стало ее жалко. На долю секунды, мне захотелось рассказать Кристине про Полину. Так сказать, тоже поделится печальной историей, но мне не хотелось нагружать ее, и поэтому я промолчал. Когда я сделал глубокий вдох, то разрушил молчание, которое повисло между нами.

– Я тоже тебя люблю, – сказал я Кристине, обнимая ее. – И мне очень жаль, что тебе пришло пережить такие ужасные вещи.

– Прости, что я тебя так нагрузила, – сказала Кристина отпустив меня и положив свои руки на колени. – Все как-то само собой получилось.

– Ничего страшного, – ответил я Кристине, и взял ее ладони. – Мне наоборот приятно, что ты мне доверяешь.

– Спасибо, что выслушал меня, – нежно проговорила Кристина и поцеловала меня.

– Может поедем в кинотеатр? – Предложил я Кристине, после небольшой паузы.

– Я согласна, – игриво ответила Кристина, встала с лавочки и потянула меня метро. Она шла так быстро и уверенно, словно у нее больше не болят ноги.

Мы сели в метро, и поехали в кинотеатр, который был неподалеку от Кристининого дома. Я купил два билета на комедию, но фильм оказался скучным, и уже через тридцать минут мы вышли из зала, и пошли в сторону Кристиного дома.

– Слушай, а может мы завтра погуляем вчетвером? – Предложила Кристина, когда мы подходили к ее дому. – Ты, я, Оля и Егор. Мне кажется, будет весело.

– Не думаю, что Егор согласится пойти гулять, – ответил я Кристине. – Он не любит гулять по городу. Если бы мы пошли в бар, то Егор бы согласился, а так он будет против.

Кристинино предложение было заманчивым, но мне не хотелось брать с собой Егора. Егор хороший человек, но мне и так хватает каждый день видеть его в квартире. Да и гулять вместе и Олей и Кристиной в присутствии Егора, может обернуться плачевно. Егор может выпить и рассказать Кристине с Олей то, чего им обеим, пока что, лучше не знать. В основном мне не хочется, чтобы он проболтался про Полину или еще какую-нибудь историю из моего прошлого.

– Жаль, – ответила Кристина. – Ну ничего, тогда погуляем втроем. К тому же, мы с Олей уже третий день не видимся, а это единственный способ быть рядом сразу с двумя моими любимыми людьми.

– Может, ты спокойно погуляешь с Олей? – Предложил я Кристине. – Я думаю, что вам все-таки будет комфортней, если вы будете вдвоем. Мне не хочется вам мешать.

– Не говори глупостей, – проговорила Кристина. – Ты не будешь мешать. Я же говорила, что хочу быть рядом с любимыми людьми. Так что завтра, мы с Олей придем забирать тебя с работы, и вместе пойдем гулять.

– Ну ладно. Я тогда пойду. До завтра, – я поцеловал Кристину и стал ждать, когда она зайдет в подъезд.

– Пока. Я люблю тебя, – сказала Кристина и закрыла дверь подъезда.

Мне не хотелось ехать домой на метро, и поэтому я вызвал такси.

Машина приехала ровно в тот момент, когда я докурил сигарету. Пока я ехал в такси, мне написала Оля:

Оля – Ничего себе ты подарочки даришь, – в конце сообщения Оля оставила три улыбающихся смайлика.

Я – А что, мне теперь и подарки нельзя дарить?

Оля – Можно конечно. Просто я не привыкла, чтобы Кристине парень дарил подарки. Костя даже на Кристинины дни рождения ничего не дарил, а ты просто так сделал подарок. Я так счастлива за вас двоих, – Оля оставила три сердечка.

Я не стал отвечать на ее сообщение, и ждал приезда домой.

Когда я приехал домой и зашел в квартиру, Егор как обычно сидел на кухне.

– Ну что, подарил? – Крикнул Егор из кухни, пока разувался.

– А зачем так кричать? – Спросил я Егора и пошел на кухню.

– Так ты в коридоре был, вот я и крикнул, – спокойным голосом ответил Егор. – Кристине понравился подарок, и вообще, что ты ей подарил?

Я вкратце рассказал Егору про подарок и поход в кинотеатр. Мне не хотелось говорить ему он бывшем Кристинином парне, и про завтрашнюю прогулку я ему тоже ничего не сказал. Егору не нужно быть в курсе всех событий. Он все равно уже завтра забудет о нашем разговоре.

– Может тогда немного выпьем? – Предложил Егор, доставая из холодильника почти пустую бутылку коньяка. – Так сказать, отметит подарок.

– Ты можешь и отметить, а мне еще надо поработать, – ответил я Егору, направляясь в свою комнату. На самом деле мне не надо было работать. Я просто хотел посидеть один.

В комнате я достал ноутбук, все-таки посмотрел видео Куплинова, потом взял книгу, прочитал десять страниц и лег спать.

Следующий рабочий день я провел за обсуждением отредактированной книги. Саша сегодня уехал на какое-то собрание, и его не было весь день. Возможно, оно и к лучшему. Я впервые за последние несколько дней смог побыть на едине. В мой кабинет никто не заходил, мне никто не звонил и не писал, я даже на обед не ходил. Я отдавал себя работе. Во время моей редактуры, автору пришли в голову некоторые поправки в характер, а соответственно, и в сюжет книги. Сегодня у нас тоже не получилось закончить работу над его книгой. И в конце рабочего дня мы решили завтра встретиться и в очном формате все обсудить.

Рабочий день закончился, я вышел на улицу и никого не увидел. Кристина и Оля должны были прийти и ждать меня возле офиса, но их не было. Я позвонил Кристине, но она не взяла трубку. Тогда я ей написал, но ответа так и не было. Я начал переживать. Может с ними случилось что-то? Вдруг они случайно встретились с Костей и он снова начал избивать Кристину? Сев на лавочку и закурив сигарету я начал себя успокаивать, но не получалось. Мысли были странными, а порой пугающими до такой степени, что мне не хочется их описывать. Но когда я докурил сигарету, и собирался было снова позвонить Кристине, как из-за угла появились она и Оля.

– И где вы пропадали? – Испуганным голосом спросил я Олю и Кристину, когда они подходили ко мне.

– Оля долго не могла выбрать одежду, – ответила Кристина и поцеловала меня. – Я надеюсь, ты не сердишься?

– Нет конечно, – сказал уже спокойным голосом. Я и взял Кристину за руку. – Как нога, все еще болит?

– Немного побаливает, но терпимо, – ответила Кристина. – Слушай, ты не против, если к нам присоединится Олин парень? Устроим двойное свидание.

Конечно я против. Вчера с Кристиной мы договаривались, что будем мы втроем: Я, Кристина и Оля. С нами мог быть еще и Егор, но я не стал брать его с собой. И вдруг, к нам присоединяется четвертый лишний, парень Оли, о котором вчера и речи не шло. Если бы я знал, что придет какой-то незнакомый человек, я лучше бы взял с собой Егора и позволил бы ему поиздеваться над новеньким.

Как бы сильно мне не нравилась эта затея, у меня все равно нет выбора. Если я сейчас выскажу свое настоящее мнение, Кристина может обидеться и мы поссоримся, а мне этого не хочется. Поэтому, мне остается только терпеть. Я сделал короткий вдох и сказал:

– Я не против. Но в следующий раз, лучше предупреждайте заранее.

– Прости, – сказала Кристина. – Все спонтанно получилось. Мы вышли из метро, и шли к тебе, как вдруг Оле позвонил ее парень и предложил погулять. Оля долго не думая предложила ему погулять вчетвером: ты, я, Оля и ее парень. Он согласился. А сейчас я предлагаю тебе устроить двойное свидание.

– Раз все уже договорили, то я не буду возражать, – ответил я Кристине.

– Вот и отлично, – проговорила Кристина и поцеловала меня.

– Если вы уже обо всем договорились, – неожиданно заговорила Оля, – то пошли к метро. Паша скоро должен будет подъехать.

После Олиной просьбы мы пошли к метро. Когда мы подошли к метро, то Оля увидела Пашу и помахала ему рукой. Он пошел к нам на встречу, убирая телефон в карман пиджака. Паша был одет в дорогой деловой костюм: пиджак с ужасно неприятным оттенком синего, словно человека вырвало синим красителем, строгая белая рубашка, воротничок которой был так сильно заострен, что им можно было порезаться, кричащий красный галстук, прямые синие брюки со стрелками и черные туфли, с очень длинным кончиком. Паша выглядел как вампир из мира Пелевина. Весь деловой, всем своим видом показывает, что он выше всех, и что он уже знает о нас все. Возможно он уже успел всех нас искусать и знает наше прошлое лучше нас самих. Я не произвольно провел рукой по шее, ожидая найти укус вампира, но я ничего не почувствовал. Либо Паша высококлассный вампир, либо моя фантазия играет со мной в злую шутку.

Я не понимал, зачем он так разоделся. И как позже оказалось, его никто не понимал. Сам Паша был моего роста, но спортивного телосложения, с темными, коротко постриженными волосами, с потухшими голубыми глазами и немного выпирающей вперед нижней челюстью. Оля подошла к Паше первой, обняла его и спросила:

– Ты зачем так оделся?

Паша посмотрел, что мы были одеты в обычную одежду; кто-то в джинсах, кто-то в спортивных брюках, все в кроссовках и футболках, и только Паша весь деловой.

– Ты меня пригласила на двойное свидание, да? – слащавым, низким и ужасно медленным голосом проговорил Паша. – Вот я и решил одеться, как это требует нынешняя ситуация, да? – в конце он приподнял свой подбородок и с призрением посмотрел на меня.

Когда Паша заговорил, я ожидал услышать в его словах познания дискурса и гламура, но в итоге я услышал обычные человеческие познания дискурса́ и гламура́. Никакой он не вампир Пелевина. Его выдало его неуместное «да» в конце каждого предложения. Как же меня бесит, когда без причин говорят “да”. Это московская привычка меня выводит из себя. Каждый раз, когда неуместно вставляют “да” мне кажется, что человек дает мне право на какой-то выбор, но это иллюзия выбора, поскольку ты всегда должен отвечать “да”. Я заставил Сашу с Егором перестать говорить каждый раз “да”, так и Пашу перевоспитаю и научу грамотно разговаривать.

– Прошу прощение, милорд, – проговорил я спокойным и специально плебейским голосом, подойдя к Паше и слегка наклонив голову, – к великому сожалению, нас никто не успел осведомить, что к нашему торжеству, присоединится ваше высочество. Мы не успели подготовится, и поэтому, от лица всех собравшихся, приношу прощения, – я слегка издевательски наклонился. – Я надеюсь, пир во время чумы, – произнося слова «чумы», я рукой показал на нас, так сказать, на тех самых представителей чумы, – вас не сильно отвлечет, и мы сможем угодить вашим желаниям.

Я посмотрел на быстро краснеющего Пашу. Он старался смотреть на меня невозмутимо, но получалось криво. Его красные щеки уже горели, лоб покрылся испаринами и нижняя челюсть то выпирала еще больше вперед, то возвращалась назад. Я повернул голову на сдерживающую смех Олю, а позже и на улыбающуюся Кристину.

– Ах, да, я не представился, – мой голос резко стал нормальным, и я больше не играл роль слуги, – Я Саша. Парень Кристины. А ты, наверно, Паша? – Я протянул ему руку, но он ее не пожал, а попрятал свои руки у себя за спиной.

– Приятно познакомиться, – недовольно, и даже с презрением проговорил Паша. Он окинул меня взглядом и продолжил. – Ну что, сядем в машину, да?

– А ты водить умеешь? – спросил я Пашу.

– Мне не надо водить машину, – надменно но все же низким, почти писклявым голосом проговорил Паша. – У меня есть водитель, да? – Паша показал рукой на свою машину, возле которой стоял водитель и охранник. Это была BMW пятерка. Она была красного цвета с желтыми суппортами и синими дисками.

– Ну, математика тебе бы не помешала, – сказал я Паше с небольшой улыбкой. – Нас четверо, плюс твой водитель и охранник, уже шестеро. Все в машину не влезут. Кому-то придется ехать с тобой, а кто-то будет добираться своим ходом.

– Значит так тому и быть, да? – Паша пошел к своей машине. Сделав пару шагов он обернулся, понял что за ним никто не идет и сурово посмотрел на Олю.

– Простите его, – улыбаясь сказала Оля. – Мне придется поехать с ним. Мы можем встретиться на Новом Арбате, и там погулять. Что скажете?

– Мы согласны, – сказала Кристина. Она подошла ко мне, обняла мою руку и продолжила. – Вы езжайте, а мы сейчас приедем.

– Хорошо. Только Олег, пожалуйста, больше так над ним не издевайся. Это было смешно, но он обидчивый как ребенок, – сказала Оля и пошла к Паше.

Мы с Кристиной подождали когда они уеду и я вызвал такси к Новому Арбату.

– А что с Пашей не так? – спросил я Кристину, пока мы ждали такси. – Он всегда такой?

– Не переживай, – сказала Кристина. – Он точно также выпендривался, когда мы первый и последний раз вместе гуляли с моим бывшим. Паша всегда старается выставить себя лучшим при Оле.

– Странный он немного, – сказал я и закурил сигарету.

– Нормальный, – задумчиво проговорила Кристина. – Просто ему надо привыкнуть к тебе. И я тебя прошу, не издевайся над ним. Было смешно, но не надо. Паша – глупый и наивный парень, но это не делает его плохим. Сегодня он будет ходить как павлин, а в следующий раз, он будет простым и адекватным.

– Поверю тебе на слово.

Я докурил сигарету и через несколько минут подъехало наше такси. Мы сели с Кристиной сзади и под музыку из радио, смотрели в окно.

– Странно все это, – сказал я нарушив молчание.

– Что именно? – спросила Кристина.

– Когда я жил в своем городе, то мы таких как Паша, зазнавшихся снобов, избивали. Не толпой, конечно. Кто-то один бил, а другие стояли вокруг и наблюдали за этим.

– И ты хочешь тоже самое провернуть и сейчас? – взволнованно спросила Кристина.

– Нет. Ни в коем случае. Просто раньше меня такие люди раздражали. И мне даже было весело наблюдать так таких как он, спускают с небес и заставляют быть «нормальными». Сейчас же мне не хочется избивать его или хоть как-то сделать ему больно. Да, пошутить над ним можно. К тому же, он первым начал выставлять нас ничтожеством. Но мне не хочется выходить за рамки дозволенного. Ты понимаешь? Только пошутить над ним и все.

– Я тебя понимаю. Когда я училась в старших классах, к нами пришла новенькая. Вся деловая, расфуфыринная, в дорогих шмотках. Делала себя царевной, и всех девочек пыталась пристыдить. Она только и делала как смеялась над нами, что мы не можем позволить себе одеваться также как она. Правда, длилось это все не долго. Она замутила с «самым крутым» парнем в нашем классе, я же считала что он главный козел. Они встречались не больше трех месяцев, а потом он ее бросил. Так она давай закатывать каждый день концерты. То слухи про него запускала, то пыталась унизить при всех одноклассниках. А он в ответ долго молчал. Но потом он устал все это терпеть, и высказал ей все, что мы о ней думаем. В тот момент мне не было ее жалко. Я даже наоборот, поддакивала. Мы всем классом начали издеваться над ней. Я испытывала чувство справедливости, и даже гордости. Через неделю она забрала документы и перешла в другую школу. Когда я об этом узнала, то мне стало стыдно перед ней. Да, она вела себя по-свински, но и мы поступили не лучше. Она одна пыталась унизить парня, а мы всем классном растоптали ее. Короче, после этого случая, я как-то проще отношусь к таким людям. Они же не виноваты, что у них идеальная жизнь, но ужасное воспитание.

В ответ я лишь поддерживающе кивнул и мы больше с Кристиной не разговаривали.

Когда мы подъезжали к Новому Арбату, то увидели Оля и Пашу и попросили водителя остановить машину напротив них. Водитель согласился, остановил машину, мы вышли из ее и подошли к Паше с Олей.

– И куда пойдем? – Спросил я у Оли с Пашей.

– Можем сходить в «МДК», – предложил Паша. По его выражению лица было понятно, что он не хочет идти в книжный магазин, но зачем-то все же позвал. – Оля сказала, что ты много читаешь и работаешь редактором, и сможешь порекомендовать книгу, да?

А теперь понятно. Кристина мне рассказала о Паше, и попросила меня больше не издеваться над ним, а Оля, в свою очередь, также промыла мозги Паше. В этом нет ничего плохого, но я не могу понять, как у женщин это получается? Либо у них есть телепатическая связь, и они всегда могут сговориться, либо я чего-то не понимаю. Просто если бы парни оказались в такой ситуации, когда девушки знакомятся друг с другом, они бы и слова не проронили, что бы те подружились. А девушки всегда это делают синхронно. Порой это пугает.

– Что правда, то правда, – сказал я закуривал сигарету. – Но тебе не нужно делать что тебе не хочется. Слушай, если ты хочешь подружиться, то вот тебе мой совет, будь проще. Не веди себя как жуткий сноб. Да, ты выглядишь как франт, и в любой другой ситуации твой внешний вид и поведение сыграли бы тебе на руку, но сейчас это выглядит очень глупо. И вот еще, следи за своей речью, в то твое постоянное “да” часто бесит людей – я посмотрел на покрасневшее Пашино лицо и продолжил. – Если у вас много времени, то мы можем пойти в сторону «Сити», или к патриаршим.

– Пошли тогда к «Сити»… – Паша видимо собирался сказать “да”, но отдернул себя. Позже он подошел к своей машине, что-то сказал охраннику и водителю. После того как он от них ушел, они поехали в сторону Сити.

Мы с Пашей шли сзади, а Оля с Кристиной впереди. Оля и Кристина мило разговаривали и иногда поворачивали голову к нам. Паша же в свою очередь шел опустив голову вниз. Его поведение никак не склеивалось. Было амбивалентное чувство. С одно стороны, он весь в деловом костюме и должен идти в перед в высоко поднятой головой, с серьезным взглядом и смазливым, но в тоже время гордым голосом. Словно в фильмах. Но Паша не был таким. Поначалу он вел себя по шаблону, но сейчас он был совсем другим. Застенчивый, молчаливый, наверно, испуганный. Поникший взгляд, неуверенная походка и долгие тяжелые вздохи. Мне хотело разговорить его, но в голову не приходили слова для диалога. Я хотел оставить Пашу наедине со своими мыслями и уйти в Оле с Кристиной, но вдруг Паша спросил:

– А ты давно работаешь редактором, да? Ой, прости.

– Ничего. Главное практика и со временем ты избавишься от вечного “дакания”, – ответил я Паше. – А что работы, то я работаю не больше четырех месяцев, и надеюсь, что меня не скоро уволят, – выдержав небольшую паузу я продолжил. – Кстати, а ты, наверно, студент?

– Да. Я учусь на юриста в «МГУ», – гордо проговорил Паша поправляя галстук.

– Оно и видно. Без обид, но все юристы в «МГУ», как бы это мягко сказать, мажоры.

Пашу это задело, но он понимал, что я говорю правду.

– Если так подумать, – спокойно сказал Паша после недолгого молчания, – то ты прав. У нас действительно все из богатых семей. Но мы же не виноваты, что родились с деньгами.

– Нет, – ответил я. – Но карт-бланш на свинство вам тоже никто не выдавал.

– Слушай, если тебя задело, что я пришел весь деловой и показался тебе заносчивым снобом, то прости, – Паша остановился и протянул мне руку. – Я вижу, что ты нормальный человек, и мне не хочется с тобой ссорится.

– Все нормально, – проговорил я, пожал ему руку и похлопал по спине. – Я тоже бы хотел перед тобой извиниться, но нет.

Паша немного улыбнулся и мы пошли нагонять Олю и Кристину. Я подошел к Кристине и взял ее за руку. Я увидел неописуемой красоты Кристинину улыбку, ее карие глаза были такими яркими и красивыми, что мне сложно было оторвать от них взгляд. Паша шел рядом с Олей. Всю дорогу до «Сити» мы разговаривали о разном. Порой шутили, порой обсуждали политику, немного о литературе и неважном. Паша все реже и реже стал говорить “да” через каждое слово. Когда мы были неподалеку от «Сити», Оля с Кристиной решили сфотографироваться на фоне высоток, а мы с Пашей стояли в сторонке. Кристина заставила меня сделать несколько совместных снимков. Поначалу мне было некомфортно позировать, особенно целоваться на камеру. Просто я в принципе не люблю фотографироваться. Позировать и кривляться на камеру, у меня не получается. Но когда я видел счастливые Кристинины глаза, я тут же забыл про свои комплексы и пошел фоткаться. Оля пыталась уговорить Пашу на их совместные фотографии, но у нее ничего не получалось. Тогда мы с Кристиной присоединились к Оле, но мы тоже потерпели фиаско. Когда мы дошли до «Сити», то, после длительных уговоров, Паша согласился и мы сделали одну совместную фотографию на фоне «Золотой башни» и пошли в «Афимол». Мы попили кофе, немного поговорили и разъехались по домам. Оля поехала с Пашей на его машине, а мы с Кристиной поехали на такси до ее дома. Кристина вылезла из машины, зашла в свой подъезд, и таксист повез меня домой. Пока я ехал в такси домой, то мне написала Оля:

Оля – Еще раз спасибо тебе. И за Пашу, что перестал над ним издеваться. Кстати, ты ему понравился. Как человек. А то понапридумываешь себе всякого и начнешь над ним издеваться. И за Кристину. Я уверена, что у вас это не на один месяц.

Я ничего не написал в ответ и убрал телефон в карман. Через несколько минут, Оля снова написала:

Оля – Но пожалуйста, если у вы все-таки расстанетесь, не разбей ей сердце. Сделай так, чтобы все прошло мирно.

Я – Надеюсь, что до этого не дойдет, – ответил я Оле и окончательно убрал телефон.

Я так сильно устал за сегодняшний день, что когда приехал домой, то не стал разговариваться с Егором, а сразу лег спать.

Переломный момент

Мы с Кристиной встречаемся уже чуть больше двух недель. За это время, ничего серьезного не случилось. Хотя нет, вру. За все эти две недели мне не снились кошмары. Пожалуй, это единственное значимое изменение. Хотя нет, опять вру. Мне теперь не стыдно брать с собой Егора на совместные прогулки. Несколько раз мы впятером (я, Кристина, Оля, Паша и Егор), ходили в бар и вся наша дружная компания каждый раз оставалась там до утра. С Кристиной мы почти также каждый день гуляем. Пару раз нам пришлось отменить прогулки, поскольку мне нужно было утвердить отредактированную книгу с автором, а потом и с главным редактором, в итоге книга готовиться к выпуску; но и у Кристины были свои дела, ей пришлось уезжать в гости к родственникам с родителями. Несколько мы раз ходили в кинотеатр, выбирали нам одежду или просто шатались по магазинам, один раз вдвоем гуляли по ночной Москве и вернулись домой только днем.

Кто бы мог подумать, что Олина просьба может перерасти в такие нежные чувства. Я любил Кристину всем телом и душой. Возможно, я Полину так сильно не любил, как люблю сейчас Кристину. Она важный и значимый человек в моей жизни. Если так подумать, то мы оба друг другу помогаем. Кристина несколько месяцев боялась парней и не верила, что сможет снова влюбиться, а я несколько лет жил с мыслью, что я не смогу полюбить человека, поскольку травма прошло очень сильно засела во мне, и только сейчас я действительно смог отпустить прошлое. Ну, по крайней мере я так думал. К сожалению, все вернулось на круги своя. Так что давайте я расскажу, что было дальше.

Когда закончился очередной рабочий неделя, и Кристина как обычно ждала меня возле работы, мы пошли гулять. Вечер был прохладным, а на Кристине была только зеленая футболка, с короткими рукавами и с необычным принтом, словно этот рисунок был скопирован у Малевича, черные брюки и белые кроссовки со вставками различных оттенков зеленого. Я заметил, что ей прохладно, и снял с себя рубашку. Оставив на себе только футболку, я накинул рубашку на Кристинины плечи. Кристина поблагодарила и после небольшого молчания сказала:

– Может ты завтра придешь ко мне в гости?

Кристинино предложение заставила меня встать в ступор. Я растерялся, поперхнулся воздухом и начал долго кашлять. Мои уши покраснели, и мне стало так душно и жарко, что пот моментально начал лить из меня как из ведра. Я не был готов к такому. Мне казалось, что посиделки друг у друга дома еще не скоро дойдут до нас. Вы не подумайте ничего плохого. Я люблю Кристину и хочу быть с ней, но перспектива остаться наедине в квартире, меня пугает. Просто, я не готов перейти на так называемый «новый уровень отношений». Мы классно проводим время гуляя в парке, ужиная в кафешке и т.д. Лично мне сейчас этого хватает. Но, видимо, Кристине этого недостаточно.

Кристина постучала меня по спине и я пришел в норму.

– А не рано? – спросил я, когда сделал глубокий вдох и вытер пот со лба. – Просто, мы встречаемся чуть больше двух недель, а ты меня уже зовешь к себе домой.

– Ну, я же зову посидеть, посмотреть фильм или поболтать, – спокойным голосом ответила Кристина. – Мы с тобой еще не готовы к более серьезным отношениям. Ты, судя по твоей реакции, тоже так думаешь.

– А как же твои родители? – Спросил я, пытаясь найти хоть какую-то причину, по которой я мог бы не прийти к Кристине домой. – Я не думаю, что они будут рады увидеть у себя дома незнакомого человека.

– Они сегодня уезжают на дачу, и приедут только послезавтра вечером, – сказала Кристина и просунула руки в рукава рубашки. – Так что, мы можем провести весь субботний день вместе и если захочешь, то ты сможешь остаться у меня с ночёвкой.

– То есть, ты предлагаешь, что бы мы завтра были весь день вместе? – Мой голос дрожал, а сам я остановился и повернулся к Кристине. – И ты хочешь чтобы я остался у тебя на ночь?

– Я тебе предложила остаться у меня ночевать. Выбор остается за тобой. И если ты не хочешь приходить ко мне, то я буду тебя уговаривать, – немного обиженным голосом сказала Кристина и скрестила руки перед грудью.

Я посмотрел на Кристинину и увидел недовольные, злые глаза, нервно дергающуюся нижнюю губу, и постукивающие пальцы об руку. Мне еще никогда не удавалось застать Кристину в плохом или в злобном настроении.

Но если говорить о возможности прийти к Кристине домой, то мне конечно же, не хотелось этого делать. Еще раз повторю, я и представить не мог что Кристина, спустя две недели наших отношений, пригласит меня к себе в домой. Мне казалось, что дальше прогулок на по городу, наши отношения никуда не уйдут. Но видимо, я обсчитался. Сказать Кристине правду – нельзя. Она обидится. У меня не было выбора, и мне пришлось идти на жертвы, ради любимого человека.

– Я хочу прийти к тебе домой. Просто это было неожиданное, и поэтому я растерялся, – сказал я Кристине, после продолжительной паузы и обнял ее. – Мне и в голову не могло прийти, что ты так скоро позовешь меня к себе в гости.

– Прости, если я тебя напугала, – проговорила Кристина смотря на меня снова влюбленным глазами. – Тогда я жду тебя завтра у себя. – Кристина поцеловала меня и спустя несколько секунд достала телефон и посмотрела на часы. – Ой, мне кажется пора идти домой. Ты не против, если мы сейчас разойдемся?

– Ты уже уходишь? – Спросил я Кристину.

– Мне нужно родителей проводить, – сказала Кристина убирая телефон в карман. – Они через час должны будут уехать.

– Ну, ладно. Давай я тебе тогда вызову такси, – я достал телефон из кармана и вызвал Кристине такси.

Через десять минут подъехало такси, я поцеловал Кристину, она села в машину и уехала домой. Я же пошел к метро. Когда я сел в вагон метро то понял, что моя рубашка осталась у Кристины. Мне не хотелось ей писать, поскольку боялся, что Кристина снова заговорит о моем завтрашнем везите к ней домой. Я был растерян и хотел, чтобы со мной что-то случилось, лишь бы не быть у Кристины дома. Мне в голову пришла мысль, наврать Кристине и сказать, что я заболел, но тогда я подумал, что она может приехать ко мне домой, чтобы вылечить меня, и тогда все будет еще хуже. В итоге я решил попробовать смирился с ситуацией, и планировал завтра приехать к Кристине домой, и забрать у нее свою рубашку.

Когда я вышел из метро, то хотел закурить, но мои сигареты закончились, а полная пачка лежала дома. Войдя в квартиру, я сразу пошел на кухню, взял сигареты и вышел на балкон. Я нервно закурил сигарету и на балконе появился Егор.

– Ты чего такой потерянный? – Спросил Егор, тоже закуривая сигарету. – Олег, с тобой все в порядке?

Я не сразу ответил Егору. Поначалу я смотрел вниз, на проходящую мимо влюбленную пару. Они были счастливыми, даже порой наивно влюбленными. Возможно мы с Кристиной иногда также выглядим со стороны. Парню и девушке на вид был не больше двадцати лет. Я присмотрелся и увидел у обоих на пальцах были обручальные кольца. Тогда я сосредоточил свое внимание на поведение парня, пытаясь понять, любит ли он свою уже жену, или играет роль? Как бы я не пытался найти отторжение в его поведение в сторону девушки, у меня ничего не получалось. Парень нежно держал свою жену за руку, шел с ней рядом в такт но не как солдаты, сурово притопывая создавая серьезный вид, они шли так легко, что их шаги не были слышны, хотя он и девушка были в обуви на каблуках. Глаза у парня сверкали от счастья находится рядом с любимым человеком. Ну или мне так казалось. С высоты сложно разглядеть мелкие детали. С его лица не спадала легкая улыбка. А его голос звучал не как у всех парней, а как-то по-своему красиво. Это был не легких бархатистый, и не твердый басистый, а нежно влюбленный голос. Парень любил свою жену, хотя и был моего возраста. В какой-то момент я захотел быть таким же счастливым как этот парень и не бояться перейти на «новый уровень». Этот парень решил перейти «на новый уровень» и он счастлив. И я тоже хотел испытывать такие же сильные чувства к Кристине, как этот парень к своей жене.

Вдруг, парень с девушкой повернули за угол и пропали с поле зрения, и я мог услышать Егора:

– Олег, ты меня слышишь? – Егор потряс меня за плечо и продолжил. –Так что с тобой случилось? Что-то с Кристиной стряслось?

Я повернул голову к Егору, увидел его бешеные и в тоже время растерянные глаза.

– Кристина пригласила меня к себе домой, – мой голос звучал как-то наигранно, он был пластмассовым, словно я не человек, как кукла. – Я понимаю, мы встречаемся и все такое, но звать к себе домой, как по мне, это уже перебор.

– Успокойся, – сказал Егор, докуривая сигарету. – Может она тебя просто так пригласила. Кристина не дура, и не станет тебя знакомить со своими родителями. Вы встречаетесь две недели. Какие тут могут быть знакомства с родителями.

– Ее родители уехали на дачу, – сказал я и посмотрел на окурок между двух пальцев. Я и не заметил, как сгорела моя сигарета. Выкинув окурок, я достал новую сигарету и закурив продолжил. – Они должны будут приехать только послезавтра вечером. И Кристина предложила остаться у нее с ночёвкой.

– А, ну тогда тебе вообще не зачем волноваться, – немного возбужденно проговорил Егор и выкинул окурок. – Ну, покувыркаетесь на кровати одну ночь, что тут такого? Вы, как не крути, парень и девушка. Так что это нормально. И не из-за чего переживать.

– Ничего не будет, – холодным голосом проговорил я. – Кристина сама сказала, что еще не готова.

– Тогда я вообще не понимаю, почему тебе стоит нервничаешь. Посидишь с Кристиной у нее дома. Побудете немного вдвоем…

– А если я этого не хочу? – грубым голосом перебил я Егора. – Меня устраивает, что мы гуляем почти каждый вечер, – я на секунду замолчал, закурил сигарету, немного успокоился и мой голос стал обычным. – Просто, когда мы будет дома у Кристины, то останемся одни. Нас никто не будет отвлекать, ничто не будет мешать. Мы останемся вдвоем в закрытом помещении и… Я сам не знаю чего хочу. У меня нет желания, быть с Кристиной на едине. Я просто к этому не готов. Быть вдвоем на улице, это одно, мне это нравится. Но остаться тет-а-тет в квартире, не для меня.

– Да ладно тебе, – сказал Егор, после небольшой паузы. – Ты придешь к Кристине, посидишь у нее несколько часов, а потом приедешь домой. Я не думаю, что у Кристины серьезные планы на тебя. Еще раз, вы встречаетесь чуть больше двух недель. Может она тебя так проверяет? Кто его знает, может после завтрашней посиделки, Кристина захочет расстаться? Поймет, что ты не тот человек, и вы разбежитесь. Не накручивай себя. Все будет нормально.

– Как может быть все нормально? – Прокричал я в ответ Егору, выбросил бычок сигареты и вышел на кухню, со всей злости захлопывая за собой дверью.

– Ты чего так распсиховался? – спросил Егор следуя за мной. Он схватил меня за плечо и повернул к себе и продолжил. – Если ты боишься сближаться с Кристиной, потому что думаешь, что в скором времени ее потеряешь как Полину, то перестать тогда мучить девочку. Кристина тебя любит и идет на все, лишь бы быть с тобой рядом. А ты, из-за своего эго не хочешь прощаться с прошлым. Тебе давно пора забыть все что было раньше, и начать жить нормальной жизнью.

Я смотрел на Егора, на его дергающийся правый глаз, видел как его ноздри сильно расширяются при вдохе, то как злобно он смотрит на меня и чувствовал правым плечом его крепкий хват. Мне нечего было сказать Егору. Можно сказать, он поставил меня в тупик. Егор говорил правильные вещи. Возможно я себя обманываю и все еще не отпустил Полину? Что если я действительно боюсь еще сильней сблизиться с Кристиной, только лишь потому, что смогу снова потерять любимого человека?

После длительного молчания я сказал:

– Мне надо подумать.

Я убрал его руку с моего плеча и пошел в ванную. Приняв душ и выйдя из ванной, я посмотрел на кухню, и увидел недовольного Егора. Он сидел в телефоне и что-то печатал. Я не пошел на кухню, а направился в комнату и лег спать.

Кошмары снова вернулись. Я проснулся посреди ночи и снова прокрутил в голове сон.

Я приехал к Кристине домой. Квартира была квинтэссенцией всего. Дверь в квартиру была точно такой, как и у меня. Прихожая чем-то напоминала квартиру из моего родного города. Кухня была один в один как у Саши, а Кристинина комната была как у Полины. Мы легли на Кристинину кровати, включили видео Куплинова и через секунду Кристина резко встала и вышла из комнаты. Я поставил видео на паузу и стал ждать Кристину. Вдруг, дверь открылась и через нее вошла в комнату Полина. Она села рядом со мной и окидывая комнату взглядом сказала:

– А помнишь, как ты первый раз ко мне пришел домой? Мы тогда первый раз с тобой потрахались. А позже включили какой-то фильм и смотрели его. Тогда мои родители тоже уехали на дачу. И ты даже остался у меня ночевать, но нам вдвоем было не до сна.

Полина встала с кровати, взяла книгу со своего стола. Это была та самая книга, которую я написал для Полины.

– А Кристине ты не делаешь такие подарки, – Полина перелистывала страницы книги и продолжала говорить. – Во, это моя любимая строчка: Старшую сестру звали Полина. Она любила своих младших сестер так сильно, что готова была для них сделать все что угодно. Порой мне казалось, что она своих сестер любит больше чем меня. Я люблю Полину сильней всех на свете. И я уверен, что никого на свете не смогу полюбить также, как ее.

Полина положила книгу и снова селя рядом со мной.

– А ты был прав. Ты любишь Кристину меньше, чем когда-то любил меня. Ради меня ты был готов пойти на многое, но не на все.

Вдруг мы с Полино очутились в ее школе. Все было в крови и трупах детей. Откуда-то доносились звуки стрельбы и крики детей о помощи. Полина отошла от меня на несколько шагов и проговорила отвращенным голосом:

– Например. Ты не решился меня спасти. Хотя мог.

И тут резко послышались выстрелы у меня за спиной. Я повернул голову назад, но никого не было, тогда я посмотрел на Полину и ужаснулся. Полинино тело было расстреляно с ног до головы. На ней не осталось и живого места. Из нее текла кровь и виднелись следы от пуль. Полина упала и больше не шевелилась, хотя она была жива, я видел как ее грудь медленно подымается то в верх, то вниз. Я пошел к Полине, и попытался закрыть раны своей одеждой, но кровь все продолжала течь и не собиралась останавливаться.

Полина повернула голову ко мне, посмотрела на меня заплаканными глазами и умирающим голосом сказала:

– Ты не спас меня. А остался стоять на улице и ждал, когда я умру.

После ее слов я проснулся.

Мое сердце колотилось так сильно, что готовы было выпрыгнуть из меня. Руки тряслись а глаза были занавешены слезами. Я попытался успокоиться, но ничего не вышло. Протерев трясущейся ладонью глаза, я вышел на балкон, выкурил разом три сигареты, и только тогда смог немного успокоиться.

Когда я вернулся в кровать мне казалось, что я не скоро усну, но как только голова дотронулось до подушки, я тут же уснул.

Проснувшись рано утром от Сашиного звонка, он попросил приехать на работу и помочь ему с книгой, я быстро заварил себе кофе, покурил на балконе, позавтракал, умылся и поехал на работу.

Приехав на работу, я сразу пошел в Сашин кабинет, дернул дверную ручку, но дверь не открылась. Его не было на месте. Я позвонил Саше и узнал, что он опоздает на несколько минут. Сидеть напротив Сашиного кабинета мне не хотелось, и поэтому я вышел на улицу покурить. Пока я курил на улице мне хотелось, чтобы время тянулось как можно дольше, лишь бы не приезжать к Кристине домой. Но моему желание не было суждено сбыться. Пока я курил сигарету, то не заметил как Саша приехал на работу, и стоял у меня за спиной. Без лишних вопросов мы пошли в его кабинет и просидели за работой почти четыре часа.

Когда мы закончили работу, то Саша предложил поехать к нему на дачу, но я отказался, хотя очень сильно хотел поехать с ним. Саша хотел узнать, почему я отказываюсь, поскольку раньше я был только рад поехать с ним на дачу, но мне ничего в голову не пришло как сказать, что я себя плохо чувствую.

– Так, давай рассказывай, что случилось.

– Ладно, – на второй раз я решил рассказать ему, почему я на самом деле не мог поехать к нему на дачу.

Саша выслушал меня и после сказал:

– Ну ладно. Я все понимаю.

– И это все что ты можешь сказать? – Сердито спросил я у Саши.

– А что ты от меня хочешь?

– Обычно ты даешь мне советы и помогаешь разобраться в ситуации, а тут ты решил обойтись «Я все понимаю».

– Слушай, если бы мне было что-то сказать, я бы не стал молчать. Сейчас я вижу, что ты себя накручиваешь. Твой любимый человек пригласил тебя в гости. Твоя девушка хочет побыть с тобой без посторонних людей. Это нормально. К тому же, твой визит к Кристине не говорит о том, что вы обязательно должны будете переспать. Посидите в уютной обстановке, побудете вдвоем, поболтаете, посмотрите фильм, а потом ты едешь домой. Что в этом плохого? Если ты боишься сближаться с Кристиной, то это тоже нормально. У вас двоих разный тем развития отношений. Так получилось, что девушка идет чуть быстрей тебя. Если ты еще ее не догнал, то можешь попросить ее подождать, а потом дальше вдвоем пойдете в одном темпе.

– Не знаю я, – неуверенным голосом сказал я. – Может мне стоит бросить Кристину и не, как ты говоришь, просить ее замедлить темп?

– Ты меня не понял, – сердито сказал Саша. Сделав глубокий выход, спокойным голосом Саша продолжил. – Так, не надо бросать Кристину, особенно если ты ее любить. Ты же ее любишь?

– Конечно – твердым голосом сказал я.

– Тогда поезжай к Кристине домой. Не надо устраивать драму на пустом месте. Давай, садись в машину. Я тебя отвезу.

Мы сели в машину и молча доехали до Кристининого дома.

Приехав к Кристининому дома, Саша собирался что-то мне сказать, но в итоге мы лишь попрощались. Я подошел к двери подъезда, медленно набрал номер квартиры, позвонил в домофон и Кристина, без лишних вопросов открыла мне дверь. Подымаясь на лифте на седьмой этаж, у меня было ощущение, словно в мое сердце вонзили тысячу и одну иголку. Мне было невыносимо больно. Я хотел вырвать себе тревожное сердце, и заменить его на более спокойное и неживое. Когда открылась дверь лифта, я увидел Кристину и мне стало еще хуже. На мгновение, я перестал ощущать свое тело, а Кристина предстала передо мною медузой Горгоной. Один ее влюбленный взгляд, заставил меня окаменеть. Сердце больше не чувствовала боль, оно перестало биться. Воздух в моих легких стал тяжелым и обжигающим, пальцы рук оледенели и стали невыносимо тяжелыми, а глаза перестали различать образы и цвета, я видел все совсем иначе, словно был под наркотой.

– И чего ты застыл? – Спросила Кристина наивным голосом. – Или ты решил покататься на лифте?

Ее голос оживил меня, хотя мне казалось, что Кристина говорила из другого конца бесконечного туннеля. Я пулей вылетел из лифта и за моей спиной он сразу же закрылся. Я обнял Кристину так сильно и крепко, словно не видел ее несколько сотен лет. Наш поцелуй был не мимолетным, как это обычно бывает, а нежным и теплым. Я почувствовал легкость в своем теле. Сердце снова забилось, воздух стал легким, пальцы разморозились и я снова мог различать образы и цвета.

Кристина взяла меня за руку и повела в квартиру. Она провела небольшую экскурсию по своим владениям. Она не была такой, какой я ее видел в своем сегодняшнем сне. Квартира небольшая, но и нельзя сказать, что маленькая. Это была стандартная квартира, которая мало чем отличалась от миллиона таких же квартир в нашей стране. Две комнаты, одна гостиная, в которой спят ее родители, другая комната принадлежит Кристине, просторная кухня, ванная комната и балкон. Кристина сказала, что я могу курить на балконе, что я сразу и сделал после экскурсии. Докурив сигарету, я вышел из балкона и попал в гостиную. Оглядевшись по сторонам и не увидел Кристину, я принялся искать ее в другой комнате. Она сидела в своей комнате на кровати и включила какое-то видео Куплинова. Я сел рядом с ней и Кристина пододвинулась ко мне, обняла меня и по началу мы смотрели видео. Но уже через несколько минут, мы не смотрели видео, а лежали на ее кровати и болтали. В один из моментов, Кристина решила спросить меня:

– А почему вы с Полиной все же расстались? – Кристина смотрела на меня с таким энтузиазмом, что мне даже стало немного не по себе.

Кристинин вопрос меня немного напугал. У меня в голове тут же пробежал сегодняшний сон. Мне стало страшно и не по себе. Я нервно вышел из Кристининой комнаты, быстро пошел на балкон, предварительно взяв сигареты, и закурил. Через несколько секунд на балконе появилась Кристина. Она обняла меня сзади и сказала:

– Прости, если я тебя задела за живое. Я и подумать не могла, что тебя так сильно плохо от этих воспоминаниях. Когда я первый раз тебя спросила про Полину и ты толком не ответил на мой вопрос. Я решила, что ты просто не хочешь об этом со мной говорить. Но если тебе больно об этом рассказывать, то мы можем вернуться в комнату и продолжить смотреть Куплинова.

Молча докурив сигарету, мы вернулись в Кристинину комнату и сели на ее кровать. Включив еще одно видео, Кристина села рядом со мной, взяла меня заруки и сказала:

– Может поговорим о чем-то другом? Как работа? Уже доделали книгу?

Я не отвечал. Все это время я молчал не потому, что не хотел говорить с Кристиной. Я подбирал слова, чтобы рассказать Кристине про Полину.

– Я даже и не знаю, с чего и начать, – я ненадолго задумался. Перед моими глазами пробежали воспоминания того ужасного дня и я продолжил. – Мы с Полиной расстались, примерно, три года назад. Хотя, это и нельзя назвать разрывом отношений. Никто из нас не сказал: «мы расстаемся» или «я тебя больше не люблю». Мы не успели. Наверно ты слышала или читала в новостях и все еще помнишь тот случай, три года назад, когда в мае в школу ворвался ученик и устроил там «колумбайн». Так вот, Полина училась в этой школе. Это был обычный день. Утром мы с Полиной списались и договорились, что я встречу ее после уроков и мы пойдем гулять. Она как и я училась в одиннадцатом классе, только в другой школе. Я плохо помню, какой у меня был урок, но я отчетливо помню, как мне позвонил Полинин отец, я вышел в коридор и он сказал, что у нее в школе неизвестный устроил пальбу. Я тут же вернулся в кабинет, взял рюкзак, выбежал из кабинета, мне в спину что-то кричала учительница, но я ее не слушал и побежал к Полининой школе. Ее школа была в двадцати минутах ходьбы от моей. Но я бежал так быстро, что уже через пять минут был у ее школы. Вокруг все было отцеплено, повсюду полиция, скорая, машины Россгвардии и толпа обычных людей. Люди сбежались из соседних домов, приехали родные детей, которые учатся в этой школе. Я начал ходить между людей, в попытке найти Полининого отца. К счастью, он меня заметил и сам пошел ко мне. Полинин отец схватил меня двумя руками за плечи и велел идти обратно в школу, но я его не послушался и стоял рядом с ним. Мы стояли с ним на улице, вглядывались в школьные окна в надежде увидеть там Полину, но вместо этого мы слышали, как из школы доносятся детские крики и звучи выстрелов. Я начал кричать на полицейских: «почему вы ничего не делаете?», «почему вы стоите здесь а не там?». Но сотрудники мне не отвечали. Они велели мне стоять подальше от школьного забора. Я уже было собирался перелезть через забор и вытащить из школы Полину, но неизвестный мужчина схватил меня, и отвел в сторону. Ко мне снова подошел Полинин отец, схватил меня за руку мертвым хватом и не отпускал до тех пор, пока из школы не вытащили стрелка. Мы с Полининым отцом собирались пойти в школу и найти там Полину, но нас все еще не впускали. Тогда мы стали наблюдать, как одного за другим, на медицинской тележке, выкатывали тела детей, накрытых тряпкой. Мы с Полининым отцом провожали взглядом эти тележки и надеялись, что там не лежит Полина. Когда из школы всех вывели, мы пытались найти Полину среди толпы, но ничего не получилось. Тогда мы обратились к полицейскому и сказали, что не можем найти Полину. Мы назвали ее фамилию, и нам сказали, поехать в больницу. Приехав в больницу, нам сказали, что Полина умерла. У нее было несколько пулевых ранений. Одна пуля в районе живота, другая в голове. Мы не поверили словам врача и требовали, чтобы нас отвели к Полине, но нам отказали. Я начал рыдать. Полинин отец сдерживал слезы и пытался успокоить меня. Мы вышли на улицу и он дал мне сигарету. Тогда-то я первый раз и закурил. Мы сидели возле больницы и ждали, когда приедут мои родители и мама Полины. Нам так и не показали Полинино тело, а лишь передали закрытый гроб. Всех детей, которых убили хоронили в закрытом гробу. Во время похорон, я чуть было не прыгнул в яму, в которой уже лежал Полинин гроб. Через несколько недель после похорон меня положили в больницу. Все то время я ничего толком не ел и не пить. Я ничего не мог делать. Я лежал на кровати и смотрел на потолок. Я перестал ходить в школу. Не пошел сдавать ЕГЭ. В итоге, я так и не окончил одиннадцать классов. Пролежав в больнице месяц, мне пришлось несколько месяцев ходить к психотерапевту. И когда я немного пришел в себя, снова начал гулять, есть и пить, то купил билеты в Москву. Первые два года я только и делал как бухал. Я спал на вокзалах, иногда у новых знакомых или в баре. Подрабатывал то грузчиком, то продавцом, то еще где-то. Долго я нигде не задерживался. Как только мне выплачивали зарплату, я начинах бухать и долго не появлялся на работе. А после длительного запоя я приходил на работу, и меня вышвыривали. Только сейчас я перестал пить и нашел нормальную работу. Мне сложно было пережить Полинину смерть. Она была моей первой, и долгое время единственной девушкой. Я ни с кем не хотел встречаться, пока не встретил тебя. Ты та девушка, в которую я влюбился спустя три года. И мне не хочется потерять тебя.

Кристина смотрела на меня с застывшей слезой на щеке. Я приобнял ее и долго не отпускал. Мы легли на кровати и лежали в тишине, изредка нарушая тишину всхлипываниями. Кристина перестала сдерживать слезы и плакала, пряча свои слезы в моих объятиях. Когда Кристина перестала плакать, я отпустил ее, приложил свою ладонь к ее щеке, и аккуратно вытирал слезу большим пальцем. Кристина пододвинулась ко мне и положила голову на мою грудь так, чтобы она могла смотреть на меня.

– Мне очень жаль, – нежно проговорила Кристина и посмотрела на меня печальным взглядом. – Я думала, что это у меня печальная история первой любви, но я ошиблась. Я себе и представить не могу, какого это пережить такую боль, – Кристина начала медленно гладить меня по щеке и что-то очень тихо проговаривала.

– Знаешь что самое ужасное? – Беспристрастно проговорил я.

– Что же?

– Я виноват в Полининой смерти.

– Это как? – Встревоженно спросила Кристина.

– Я мог пробраться в школу и спасти ее. Но я побоялся. Когда меня схватил тот мужик, я даже обрадовался, что мне не придется лезть в тот ужас. Мне хотелось, чтобы меня кто-то остановил и не позволил лесть в школу. Но если бы я не испугался, то смог бы спасти Полину. Я предполагал, где она могла бы быть. Если бы я оттолкнул того мужика ногой и перелез через забор, то Полина была бы жива.

– А если бы у тебя ничего не вышло? Что если бы тебя тоже убили? История не любит сослагательного наклонения. И мы не может знать, выжил бы ты или нет. Даже если бы ты выжил, то не факт, что у тебя получилось бы спасти Полину.

Я ничего не сказал в ответ, а лишь молча стал смотреть в потолок.

Еще несколько минут мы молча лежали на кровати, смотря друг другу в глаза. Кристина несколько раз пыталась разрушить тишину, но как только ее губы начинали шевелиться, она сразу замолкала. Но, судя по всему, набравшись смелости, Кристина все-таки сказала:

– А как ты думаешь, что сейчас с Полиной?

– В каком смысле? – Недоумевая спросил я Кристину.

– Ну, как ты думаешь, она сейчас счастлива и живет в другом мире, или она исчезла? – Кристина повернула голову и теперь смотрела не на меня, а на потолок. – Если говорить про меня, то я не верю, что после смерти мы просто исчезаем. Не может быть такого, что прожив на земле осознанную жизнь, мы просто пропадаем. Мы не можем умереть и забыть все то, что с нами было. Первые друзья, первая влюбленность, первые поцелуи, первые ссоры с родителями или друзьями, первый школьные уроки. Мы не можем все это забыть. Если после смерти мы все это забываем, то зачем мы тогда вообще живем? Зачем жить, если все потом исчезнет и никогда не вернется? Я уверена, что после смерти, мы попадает в тот мир, в котором все намного лучше чем здесь. Если честно, то я верю, что после смерти, мы попадем в мир, который сильно похож на Нарнию. Да, наш мир похож на Нарнию.

– Это как?

– Ты читал Хроники Нарнии?

– Года четыре назад прочитал. Но я все равно не понимаю о чем ты говоришь.

– Помнишь последнюю часть? В конце мы узнаем, что Нарния, которую мы знали на протяжении всей истории, не настоящая, а, так скажем, виртуальная. Когда ненастоящая Нарния была разрушена, Аслан отправил всех в настоящую Нарнию, в которой все было точно также, только все были живы и там никто не умирал. Мир Аслана был настоящей Нарнией. Мне кажется, что мы сейчас живет в ненастоящей Нарнии, а после смерти попадаем в Мир Аслана. Он выглядит как наш мир, только там все по-настоящему счастливы. И я уверена, что Полина, и все другие люди, сейчас живут именно в том мире, в котором все друг друга любят.

Я посмотрел на Кристину и увидел ее сияющие глаза. Мне казалось, что она смотрит на белый полок и видит тот самый мир, о котором только что говорила.

– Знаешь, – проговорил я смотря на Кристину, – раньше я не задумывался, что стало с Полиной после ее смерти. Но после твоих слов мне не хочется, чтобы Полина исчезла в пустоте. Хочется верить, что она сейчас живет там, куда мы тоже попадем. В Мир Аслана. Полина сейчас там счастлива больше, чем это было при жизни.

– А что с твоими родителями? – Кристина повернулась ко мне и любопытным взглядом продолжила. – Ты с ними общаешься?

– Я их не видел с тех пор, как уехал в Москву, – ответил я Кристине.

– Почему ты им не позвонишь? Они же переживают за тебя.

– Не знаю. Мне стыдно им звонить. Я уехал в Москву ничего им не сказав. Все это время я только и делал что бухал. Я только сейчас начал становиться человеком. Если я им и позвоню, то только когда буду уверен в своем завтрашнем дне. А сейчас я не хочу их тревожить.

– Я бы так не смогла. Даже если бы я была наркоманкой, я все равно была бы с родителями. Да, мне было бы стыдно перед ними, но я уверена, они помогли бы мне вернуться к нормальной жизни. Они уже вернули один раз меня к жизни, когда я чуть было не покончила с собой.

– Ты сейчас серьезно? – Встревоженным голосом спросил я у Кристины и сел на кровати. – Ты пыталась покончить с жизнью?

– Ну, не то чтобы покончить. Ты знаешь что такое селфхарм? – холодно проговорила Кристина. – Сейчас покажу.

Кристина встала с кровати, повернулась ко мне лицом и немного приподняла футболку. Я увидел небольшие шрамы на животе, но их было очень много. Я пододвинулся к краю кровати и медленно провел пальцем одному из шрамов чтобы убедиться, что он настоящий. На ощупь он был немного странным. Если все шрамы немного выпирают над кожей, то этот наоборот, находился ниже, словно неглубокая яма. Я взял Кристинину ладонь, которой она придерживала футболку, и медленно опустил край футболки. Кристина села ко мне на колени, повернула голову ко мне, и смотря прямо в мои глаза, заговорила таким же холодным голосом:

– Когда мы с Костей расстались, то мне было плохо. Я никогда себя так ужасно не чувствовала. Я не ощущала себя живой. Я вообще ничего не чувствовала. Не было чувства голода, боли, страха, теплоты или холода. Порой я просыпалась и не могла встать с кровати, потому что не чувствовала своего тела. Все как у тебя после смерти Полины. И в один из таких дней, я сама не знаю почему, мне захотелось порезать себя. Не убить, а сделать себе больно. Почувствовать хоть что-то. На протяжении нескольких недель, каждое утро, когда родители уходили на работу, я брала на кухне нож и оставляла на себе эти порезы на животе, чтобы родители ничего не увидели. Ты сочтешь меня дурой, но мне нравилось это чувство. Я ощущала как нож режет мою кожу, как кровь вытекает из раны, а позже как все это заживает. Мне это безумно нравилось. Но как-то раз я переборщила. Это было в субботу. Я рано проснулась, на автомате взяла нож, приподняла футболку поднесла его к животу и уже была предвкушать чувство жизни, но моя рука дернулась и нож вонзился в меня. Мне было больно, и в тоже время приятно, – Кристина приложила руку к шраму, словно снова ощутила ту боль. Кристина смотрела на меня и продолжала говорить. – Я попыталась его вытащить, но у меня не получалось. Руки тряслись и ослабли. Я медленно пошла в спальню к родителям. Каждый мой шаг отдавался ужасной больною, словно нож с каждый разом все глубже и глубже вонзался в меня. Когда я их разбудила, то папа медленно вытащил нож, а мама вызвала скорую. А дальше я помню все отрывками. Папа приложил свою футболку к порезу, потом меня везли на медицинской тележке, а дальше я лежу на кровати под капельницей. Меня неделю не выписывали из больницы. Сначала я проходила обследования, а потом работала немного лечилась у больничного психотерапевта, но после того как меня выписали, меня записали к другому психотерапевту, и у него я лечилась больше месяца, – Кристина ненадолго задумалась и продолжила. – Ты только никому не говори. Я даже Оле про это ничего не сказала.

После Кристининой истории, я странно себя чувствовал. Было ощущение, что во мне борются два очень сильных чувства: «сожаление» и «страх». Мне стало жалко Кристину. Она оказалось слабой и была не готова к разрыву отношений. И из-за это чуть было не покончила с собой. Но я тут же начал думать о другом. Что если мы с Кристиной расстанемся, и она снова начнет резать себя, или еще хуже, решить покончить с собой? В голове тут же пробежали все мои последние сны. А сон, в котором Полина вонзала нож в Кристину, пугал меня еще сильней. Что если все мои сны были пророческими? Я начал переживать за Кристину и пообещал себя, что ни смотря ни на что, даже если я разлюблю Кристину, я никогда не сделаю ей больно и ни за что ее не брошу.

– Ну, я надеюсь, сейчас ты больше не занимаешь этим? – обнимая, спросил я Кристину. – Просто мне не хочется проснуться и узнать, что ты умерла.

– Не переживай, – проговорила Кристина и положила на меня голову. Она больше не держала за левый бок, а обняла меня. – У меня пропало желание, вредить себе. Селфхарм теперь в прошлом.

– Пообещай мне, что ничего с собой никогда не сделаешь? – Я решил перестраховаться и взять с Кристины обещание. –А если в голову придут опять дурные мысли, ты мне обо всем расскажешь. Я тебе не оставлю одной и всегда буду рядом.

– Обещаю, несмотря ни на что, если мне в голову придут дурные мысли, я сразу тебе расскажу, – проговорила Кристина спокойным голосом.

Я немного успокоился и старался больше не заводить разговор об этом. Все оставшееся время мы смотрели фильм по телевизору, высмеивали абсурдность происходящего на экране, немного перекусили, и вскоре я собирался идти домой.

Когда я обувался, Кристина сказала:

– Слушай, может мы завтра погуляем? Я, ты и Оля.

– Как в прошлый раз? – спросил я Кристину. – Сначала нас будет трое, а потом появится четвертый?

– Нет, – с мимолетной улыбкой проговорила Кристина. – Паши на этот раз не будет. Погуляем втроем, по Филевскому парку, там мы вместе еще не гуляли.

– Хорошо, – ответил я, когда уже обулся и собирался выходить. – Тогда до завтра.

– До завтра, – ответила Кристина и поцеловала меня.

Я приехал домой, и в квартире никого не было. Я быстро обошел все квартиру, даже в комнату Антона Викторовича зашел, но никого не нашел. Я взял телефон и собирался было ему позвонить, как от него пришло сообщение: «Олег, я ушел гулять. Не знаю когда вернусь». Я не стал отвечать на его сообщение, а положил телефон на тумбочку рядом с кроватью, умылся и лег спать.

Я проснулся рано утром от страшного сна. За все это время я уже должен был привыкнуть к этим ужасным снам и спокойно к ним относиться, но каждый новый сон, был ужасней предыдущего.

На этот раз мне приснилось, что я был на Полининых похоронах. Все было как и на настоящих похоронах. Тогда хоронили не только Полину, но и других учеников погибших во время расстрела. В тот день было выкопано десять могил, возле каждой могилы стояли родные и знакомые погибших детей. Я стоял напротив Полининого гроба. Слева от меня были Полинины родители, а справа мои. Мы стояли напротив могильной ямы, в которой уже лежал закрытый гроб. Трое мужчин взяли лопаты и начали засыпать яму, как вдруг за моей спиной прокричал знакомый женский голос. Я обернулся но никого не увидел. Прошло еще несколько секунд и снова прозвучал женский голос. Обернувшись очередной раз я увидел медленно идущую ко мне Кристины. Из левого бока у нее торчал нож, обе руки по локоть были в крови, вся одежда измазана застывшей кровью. Я побежал к Кристине навстречу, но она упала на землю спиной и почти не двигалась. Я встал на колени возле Кристины и аккуратно приподнял ее голову. Сняв с себя пиджак и свернув я подложил его Кристине под голову. Медленно вытащив нож, я снял себя рубашку, оставшись в одной белой футболке, я приложил ее к ране. Кристина попыталась что-то сказать, но ее голос был слабым и тихим. Я повернул голову в надежде позвать кого-нибудь на помощь, но никого не было. Кладбище опустело. Не было ни сотрудников кладбища, ни родственников погибших, ни машин. Только гробы и одна, все еще не закопанная могила. Положив свою ладонь под Кристинину голову, я ее немного приподнял и начал просить ее не умирать. Кристина ничего в ответ не говорила, а лишь смотрела на меня угасающим взглядом. Вдруг на мое правое плечо кто-то положил ледяную ладонь. Я резко повернул голову и увидел Полину.

– А я тебя предупреждала, – мертвым голосом проговорила Полина.

Ее кожа была бледной, а глаза пустыми. Полина неимоверной силой оттолкнула меня, подняла Кристину, взяла ее за руку и повела в сторону к своей могиле. Я побежал за ними пытался вырвать Кристину от Полины, но у меня ничего не получалось. Тогда я попытался освободить Полинину руку от Кристины, но как только я дотронулся до ее холодной и мертвой руки, меня словно ударило током и я отпустил Полину, и снова схватив Кристинину руку начал тянуть ее на себя, но все было тщетно. В одной из последних попыток высвободить Кристину, я за что-то зацепился ногой и упал, наблюдая как они вдвоем подходят к могильной яме. Кристина и Полина остановились напротив ямы и синхронно повернули ко мне головы. Кристина смотрела на меня заплаканными глазами, а Полина недовольным и злым взглядом. Я понимал что они хотят сделать и снова попытался подбежать к ним и взять Кристинину руку не дать ей прыгнуть в яму, но как только моя рука была в сантиметре от Кристининой руки, они обе прыгнули в могильную яму. Я сделал медленный и шаткий шаг вперед. В могиле лежала Кристина и Полина. Они не держались за руки, и были в метре друг от друга. Обе мертвые но с открытыми, пугающими глазами. Я огляделся вокруг и через секунду тоже прыгнул в яму. Я упал, ударился головой о что-то твердое и стал медленно отдаляться от своего тела. Через несколько секунд я уже смотрел на могилу в которой лежало три трупа: Полина, Кристина и я.

После увиденного я проснулся в холодном поту. В неудачных пытался сделать вдох, я лежал на кровати словно меня охватил паралич. Пролежав бы бездыханным но кровати еще несколько секунд, я бы умер, но мои легкие резко начали наполняться воздухом и я снова мог двигаться. Встав с кровати и посмотрев в сторону кровати Егора, в надежде его увидеть, я увидел лишь пустую комнату. Попытавшись сделать шаг вперед, я потерял равновесие и упал на пол ударившись головой об деревянный угол своей кровати. Не знаю почему, но моя голова не болела. Вместо этого все начало кружиться и меня начало тошнить. Сдерживая рвоту внутри себя я пополз к туалету. В туалете из меня вышла вся вчерашняя еда. Мне кажется, я просидел возле толчка больше часа. Под конец из меня уже выходила вода. Когда меня отпустило и меня больше не рвало, я попытался покурить на балконе, но как только я закурил сигарету, то меня снова вырвало, но в этот раз я не добежал до туалета, и рыгал на улицу. Я выкинул сигарету, в ванной ополоснул горло и снова лег на кровать. И снова, как только моя голова коснулась подушки, я сразу же уснул.

Проснулся я ближе к вечеру. Через час мне нужно было выходить и ехать в Филевский парк чтобы встретиться с Кристиной и Олей. Днем мне стало намного лучше, словно ничего и не было. Я надеялся, что ночная посиделка в обнимку с унитазом мне приснилась. Но когда я вышел покурить на балкон, и увидел следы рвоты то понял, что все было наяву. Я вытер пол на балконе, и только тогда покурил. Вернувшись в комнату я осознал, что Егор все еще не пришел. Позвонив ему на телефон, услышал лишь гудки. Когда я оделся, и собирался было выходить, то позвонил ему еще раз, но он все также не отвечал. Мне не хотелось забивать голову Егором, и поэтому спокойно поехал в Филевский парк. Приехав на станцию “Багратионовская”, я вышел на улицу и увидел Кристину пытающуюся удержать Олю и при этом не упасть вместе с ней. Я подбежал к ним, положил Олину руку к себе на плечо, правой рукой взял ее за талию и повел ее к ближайшей скамейке. Я учуял едкий запах алкашки, и меня немного передернуло, а глаза за мгновение стали мокрыми. Я хотел закрыть себе нос, но руки были заняты.

– Что случилось? – спросил я Кристину, когда тащил пьяную Олю.

– Оля только что рассталась со своим парнем, и решила податься во все тяжкие, – уставшим, запыхавшимся голосом проговорила Кристина, пытаясь идти рядом со мной не отставая.

Мы дошли до ближайшей лавочки, я посадил Олю, сел на корточки на против нее и слегка ударил ее по щеке, чтобы заставить посмотреть на меня. С Егором это работало, и на Олю это тоже подействовало. Ее пустой взгляд сосредоточился на мне. Кристина села рядом с Олей на лавочку и придерживала ее.

– И какого черта ты так нажралась? – Спросил я Олю, когда она смотрела на меня пьяными прозрачными глазами.

– У меня праздник, – пьяным, медленным, ели разборчивым голосом проговорила Оля. – Я теперь одна, и могу делать все что захочу, – Оля начала падать со скамейки, но мы с Кристиной ее поймали.

– И чего ты хочешь? – Недовольным голосом спросил я у Оли. – Напиваться до потери пульса?

– И это тоже, – Оля начала икать, но тут же перестала. – Сейчас пью, а потом блюю.

Я повернул голову к спокойной и холодной как лед Кристине. Она все еще продолжала держать Олю, и всячески успокаивать, то легонько похлопывает по спинке, то ласково погладит по голове, то шепотом что-то проговорит.

– И что нам с ней делать? – Спросил я у Кристины.

– Мы можем отвезти ее домой, – ответила Кристина спокойным голосом. – Я всегда так делаю, когда Оля сильно напивается.

– Это уже не первый раз, когда она так нажирается? – Возмущенно спросил я у Кристины.

– Ну да, – Кристина продолжала говорить так, словно ничего не произошло. – Поверь мне, это она еще в нормальном состоянии. Один раз, нам пришлось ей скорую вызывать.

– Хорошо. Только скажи куда вызвать такси, – Кристина назвала адрес Олиного дома, я резко встал, отошел от Оли с Кристиной, нервно закурил сигарету и стал вызывать такси.

Пока я вызывал такси, то Оля легла Кристина не колени и начала громко реветь. Оля кричала на всю улицу, и материла своего бывшего парня. Кристина начала успокаивать ее, но ничего не получалось.

– Прости меня! – Заплаканным голосом прокричала Оля. – Это я попросила Олега начать встречаться с тобой. Прости меня. Ты мне говорила, не лезь куда тебя не просят, но я тебя не послушала. Прости меня!

Оля продолжала реветь но она больше ничего не говорила. Я посмотрел на невозмутимое Кристино лицо и начал переживать. У меня выпала сигарета из рук, и я даже не заметил куда именно. Я стал переживать, что Кристина теперь знает правду и решит расстаться. Но Кристина никак не отреагировала на Олины слова. Я запаниковал и Кристина увидела панику в страх в моих глазах.

– Успокойся, – с небольшой улыбкой проговорила Кристина. – Когда Оля напьется, она часто говорит всякую ерунду. В последний раз Оля говорила, что беременна двойней от Паши. При этом, сидел рядом Паша и говорил, что это не правда. Олю это не устроила, и она заставляла меня пойти и купить ей тест на беременность. Мы его купили, и когда Оля сдала тест, то была одна полоска. Олю это тогда сильно расстроила и начала говорить, что потеряла детей. Короче, лучше не верить пьяной Оле.

Кристинины слова меня успокоили, но тревожность все еще осталась.

Через несколько минут приехало такси. Когда водитель увидел, что ему придется вести пьяную девушку, то у него сделался сердитый взгляд. Мы кое-как посадили Олю на задние сидение. Кристина селя вместе с Олей, а я сел впереди. Как только мы тронулись, то Оля сразу же заснула и спала до конца поездки. Всю дорогу, водитель недовольно поглядывал на зеркало заднего вида и высматривал сонную Олю. Кристина тихо смеялась каждый раз, когда водитель смотрел на Олю.

Когда мы приехали к Олей домой, то она все еще спала. Я вытащил Олю из такси, и на руках понес ее домой. Кристина шла впереди и открывала двери, вызывала лифт и звонила в дверной звонок. Дверь нам открыла Олина мама и помогла нам донести ее пьяную дочь до кровати. Я аккуратно положил Олю на кровать, закрыл дверь ее комнату и мы с Кристиной ушли. Олина мама настаивала, чтобы мы остались, но не смотря на ее уговоры, мы ушли.

Наша прогулка втроем окончилась так и не начавшись, и поэтому мы с Кристиной решили погулять вдвоем. Кристина жила неподалеку от Олиного дома, и поэтому мы пошли пешкой до ее квартиры.

– А из-за чего Оля и Паша расстались? – Спросил я у Кристины, когда мы вышли из Олиного двора.

– Оля мне ничего толком не рассказала, – ответила Кристина. – Но я могу догадываться, из-за чего все произошло.

– И из-за чего? – спросил я Кристину, закуривая сигарету.

– Как бы это странно не прозвучало, но из-за тебя, – ответила Кристина и с улыбкой посмотрела на меня.

– То есть, как это из-за меня? – Удивленно спросил я у Кристины. – Я несколько дней не виделся ни с Пашей, ни с Олей. Как я мог что-то сделать?

– Ты ничего не сделал. Просто, когда мы устроили двойное свидание, Паша начал вести себя очень странно. Он мог не отвечать на ее сообщения, не отвечать на ее звонки и отказывался гулять с ней. Паша старался не замечать Олю. Даже когда они были вместе, то он ее не слушал, вечно перебивал и называл ее глупой. Паша говорил только о себе, а на Олю ему было все равно. Видимо, Оля устала все это терпеть, и решила порвать с ним. Единственное, что мне сказала Оля так это то, что это она рассталась с Пашей, а не он с ней.

– А я тут причем? – спросил я у Кристины. – Я же не говорил Паше, чтобы он плохо относился к Оле. После нашего последнего двойного свидания, я с ним не общался. Как я мог повлиять на Пашу?

– Тебе и не нужно общаться с ним, – спокойно проговорила Кристина. – Просто, первый раз ты выставил Пашу дураком. На последнем двойном свидании, ты, скорее всего случайно, выставил Пашу ребенком. Взял на себя всю инициативу и не давал Паше быть «мужиком». Короче, Паша проиграл в битве самцов. Его это сильно задело, поскольку он смог выставить себя в лучшем свете даже когда мы гуляли с Костей. А тут, Паша впервые проиграл. Ему это не понравилось, и он решил таким образом высказать свое недовольство. У Паши такие тараканы в голове, что тебе лучше и не знать.

После стирки грязного белья, мы почти всю дорогу до Кристининого дома обсуждали разные темы и старались больше не вспоминать Олю и Пашу.

Когда Кристинина квартира было неподалеку, мы повернули за угол и шли прямо, пока Кристина крепко не сжала свою ладонь и резко не остановилась. Я посмотрел на Кристину и увидел, что она нервно всматривается вперед. Мне стало интересно, что она там такое увидела и повернул голову вперед. К нам на встречу шел парень, что-то держа обеими руками. Он был слишком далеко, и поэтому я не смог его разглядеть. Тревожным и тихим голосом Кристина сказала:

– Давай пойдем обратно.

– Почему? – Спросила я, и посмотрел на Кристину. Было видно, что ей страшно, и скорее всего из-за идущего в нашу сторону человека.

– Там впереди Костя, мой бывший, про которого я тебе рассказывала, – сказала Кристина дергающимся голосом.

Я повернул голову вперед и начал приглядываться. На улице было темно, и к сожалению, фонари на улице плохо светили. Когда этот парень был достаточно близко, чтобы я смог разглядеть его, но достаточно далеко, чтобы у нас с Кристиной была возможность незаметно уйти, то я увидел плотненького паренька, с косичкой на голове, в серых джинсах, черных кроссовках и белой футболке. Руки у него были в крови, а костяшки разбиты. Как оказалось, он ничего обеими руками не держал, а потирал одну ладонь другой. Чем ближе Костя был к нам, тем сильней Кристина сжимала свою ладонь.

– Он нам ничего не сделает, – сказал я Кристине и мы пошли прямо.

Кристина замолчала и опустила голову вниз. Я чувствовал, как она вся трясется от страха, и мне это не нравилось. Кристина боялась Костю сильней смерти, и меня это разозлило. Я смотрел вперед и пытался поймать Костин взгляд, но он не смотрел на меня. Его взгляд был направлен на Кристину. Мы с Кристиной остановились, я повернулся к ней лицом а к Косте спиной.

– Чтобы не случилось, ты только не мешай мне, хорошо? – Попросил я Кристину и поцеловал.

– Хорошо, – ответила Кристина и посмотрела на меня глазами напуганного ребенка.

– И куда это ты идешь? – спросил Костя грубым и дерзким голосом. Он оттолкнул меня от Кристину и встал напротив нее. – Ты чего отвернулась скотина?

– Рот свой закрой, – сказал я Косте, схватил его за плечо и повернул к себе. Кристина быстро отошла от Кости и встала за моей спиной. – Слышь, чухан недоросший, фильтруй базар, пока в табло не получил. Иди куда шел, пока еще можешь.

– Ты перед кем тут петушиться решил? – Костя вырвался из моей хватки, поднял свою голову, выпрямил спину и толкнул меня. – Для своей подстилки стараешься?

Я ничего ему больше не сказал, а только ударил Костю кулаком по лицу. Костя сразу же упал и ударился головой об тротуар. Он не успел понять что произошло, как я уже положил одно свое колено на него, другой уперся об асфальт и начал кулаком бить по его лицу. Я бил изо всех сил, стараясь разбить его лицо так, чтобы даже врачи не помогли ему. Сначала Костя пытался сопротивляться мне, пару раз ударил рукой меня по лицу, но ему это не помогло. В какой-то момент, Костя начал что-то бормотать. Он еще несколько раз попытался меня ударить, но в итоге он опустил руки и больше ими не шевелил. Я понял, что Костя нам больше ничего не делает и перестал его избивать. Костино лицо было все в крови, и чистого места не осталось. Он кое-как встал, протер дрожащей ладонью лицо, но это не помогло, тогда он снял футболку и вытер ею лицо. Нос у Кости был сломан, и смотрел непонятно в какую сторону, он выплюнул пару зубов, и кончиком пальца дотронулся до правого глаза, который опух до такой степени, что перекрывал половину лица. Костя посмотрел на меня и пошел в противоположную сторону. Когда его не было видно, тогда я мог расслабиться и обратить внимание на свою руку. Моя правая ладонь горела от боли. Вся ладонь была красная от крови. Кристина подошла ко мне, достала из сумки влажную салфетку и начала аккуратно протирать мою ладонь. Она потратила всю упаковку салфеток, но все равно не получилось полностью смыть кровь.

Когда Кристина выкинула последнюю влажную салфетку, то мы сели на лавочку. Кристина взяла мою ладонь и начала дуть на разбитые костяшки. Все мои костяшки были разбиты. Если постараться, то можно было разглядеть белую точку на коже, похожую на кость. Позже Кристина перестала дуть на мою ладонь, села по ближе и положила свою голову ко мне на плечо. Я слышал, как сильно бьется ее сердце, и видел, как дрожат у нее руки.

– Спасибо, – сказала Кристина и посмотрела на меня. Я больше не видел страха на ее лице, а лишь небольшую взволнованность. – Я боялась, что он снова накинется на меня и начнет избивать, как это было раньше. Но ты не дал меня в обиду. Конечно, ты немного переборщил, не надо было его так сильно избивать, но уже ничего не изменить.

– Ну, извините, – ответил я Кристине массирую правую ладонь. – Мне не нравится, когда мою девушку оскорбляют.

Кристина аккуратно поцеловала меня в губы и нежным голосом сказала:

– Больше меня никто не будет оскорблять и обижать. А если кто-то и посмеет, то я сразу буду звонить тебе. Договорились?

– Хотелось бы, чтобы это был первый и последний раз, когда мне приходится драться из-за тебя, – ответил я.

– Мне тоже, – сказала Кристина.

Мы сидели молча на лавочке и смотрели на горящие вдали фонари. Кристина взяла мою руку и медленно поглаживала ладонь.

– Может ты зайдешь ко мне? – предложила Кристина.

– А как же твои родители? – спросил я, посмотрев на Кристину. – Разве они буду рады увидеть у себя дома незнакомого парня, который к тому же еще весь в крови?

– Они должны приехать в одиннадцать часов, – ответила Кристина и встала напротив меня. – Так что ты можешь спокойно зайти и смыть с себя всю кровь.

– Я не против, – проговорил я и мы пошли к Кристине домой.

Мы зашли в ее квартиру и я сразу пошел в ванную смыть с себя засохшую кровь. При хорошем освещении, не то что на улице, в ванной комнате я увидел, что следы крови остались не только на ладони, но и на моей футболке, и меня это напугало. Я старался смыть ее, но у меня ничего не получалось. В итоге, мои руки были чисты, остались раны на правой ладонь с разбитыми костяшками, а моя футболка была полностью мокрой с несмываемыми следами крови.

Я вышел из ванной и Кристина, увидев на мне мокрую футболку с кровью, сказала:

– Таким тебя нельзя отпускать.

– Я знаю, – ответил я, пытаясь вытереть кровь с футболки. – У тебя случайно нет лишней футболки?

– Нет, – сказала Кристина и замолчала.

Я стоял и все еще старался оттереть следы крови, но делал только хуже.

– Хотя, подожди, – проговорила Кристина и пошла в свою комнату. Я пошел следом за ней и увидел, что она что-то ищет у себя в шкафу. – Держи, – проговорила Кристина и протянула мне мою рубашку.

– Откуда она у тебя? – спросил я Кристину взяв свою рубашку. Я начал снимать футболку и Кристина тут же отвернулась.

– Ты не помнишь? – спросила Кристина опусти вниз голову. – Ты недавно дал мне ее надеть, когда мне было холодно.

– А я уже и забыл про нее, – проговорил я застегивая последнюю пуговицу на рубашке. – Извини, но ты не могла бы отвернуться?

– Зато я не забыла, – сказала Кристина и повернулась ко мне. – Это было так мило, когда ты дал мне свою рубашку.

Когда я надел рубашку и стал застегивать пуговицы, Кристина подошла ко мне и начала поправлять воротник рубашки. – Я еще вчера хотела вернуть рубашку, но как-то вылетело из головы.

– Ничего страшного, – проговорил я и поцеловал Кристину. – Зато сейчас пригодилась.

Я обнял Кристину и мы простояли в тишине и объятиях несколько минут, пока Кристина не сказала:

– Тебе пора идти. Скоро мои родители приедут.

Я поцеловал Кристину и пошел в коридор обуваться. Мы еще раз на прощание поцеловались и я пошел домой.

Когда я подошел к своей квартиры, то услышал глухой звук музыку доносящийся за дверью. Я открыл дверь и меня тут же ударил ужасный, едкий до слез запах спиртного, а громкая музыка немного оглушила меня. На несколько секунд у меня закружилась голова и мне пришлось облокотиться об стену. Как только голова перестала болеть, и я более-менее адаптировался к происходящему, не разуваясь пошел на звук музыки. Я зашел на кухню, и увидел пьяного Егора в море бутылок из-под пива и виски. Он сидел за столом с громко включенной музыкой из колонки и бутылкой виски в руках. Я подошел к колонке, выключил музыку, отобрал у Егора бутылку и спросил:

– Какого черта ты тут устроил? – Я выбросил бутылку в мусорку и открыл дверь на балконе чтобы выгнать запах спиртного.

– Олег, ты чего? – Ели разборчиво проговорил Егор. – Выходной у меня, а это значит, что надо отметить. Отдай бутылку.

– Ты один все это выпил? – Спросил я у Егора, выбрасывая остальные бутылки в мусорный пакет.

– С корешами, – сказала Егор пошатываясь на стуле.

– С какими еще корешами? – Я перестал собирать бутылки и подошел к Егору. – Меня не было несколько часов в квартире, а тебя не было почти сутки. И когда я вернулся домой, то ты привел своих друзей и вы начали бухать?

Егор что-то сказал мне, но я ничего не услышал, поскольку пошел в нашу комнату из которой доносились громкие голоса. Там сидело несколько парней, одна девушка и все они держали с бутылки в руках и сигаретами во рту.

– Вы что тут забыли? – Спросил я у ребят.

– Мы к Егору пришли, – грубо проговорил один из парней и подошел ко мне в плотную. Парень был агрессивно настроен, и его суровый взгляд меня раздражал. – А ты собственно кто?

– Хозяин этой квартиры, – проговорил я и схватил этого парня за шкирку потащив его к выходу. Открыв дверь квартиры, я выкинул его на лестничную площадки. Он упал и собирался было пойти ко мне и дать отпор, но прямо перед его носом я закрыл дверь и пошел к остальным. Я вернулся в комнату и сказал. – Вы сами уйдете или вам тоже надо помочь?

Все остальные молча встали, все также держа в руках бутылки и вышли из квартиры. Парень, которого я выгнал первым шел ко мне и собирался было меня ударить, но я его опередил и первым дал ему по морде. Он снова упал и ему помогали встать остальные. Захлопнув за ними дверь я тут же пожалел, что ударил его. Мои костяшки и так болели, но после последнего удара они заболели еще сильней.

Я вернулся в комнату, открыл все окна, взял с пола пакет и начал собирать весь мусор. Наведя порядок в комнате, я вернулся на кухню и подошел к Егору.

– Ты ничего не попутал? – Спросил я Егора и дал ему пощечины. От этой пощечины моя рука заболела еще сильней, но я старался не обращать на нее внимание.

– Зачем же бить? – Со слезами на глазах спросил Егор и приложил руку к щеке.

– Это я тебя еще не бил, – сказал я и схватил Егор за шкирку как провинившегося кота и повел его сначала в ванную, подержал под холодным душем его голову и отвел в комнату. Я посадил его на кровать, закрыл окна, подошел к Егору и стоя напротив продолжил. – Еще раз позовешь своих друзей, или кто они там для тебя, то будешь сам разговаривать с Антоном Викторовичем. Ты меня понял?

Егор попытался встать с кровати, но у него ничего не получилось. Пьяная голова не позволила ему встать на ноги, и поэтому он протянул мне руку и сказал:

– Я тебя понял. Но можно я еще один глоточек сделаю, и лягу спать?

– Спи давай, – сказал я и толкнув Егора за голову положил его на кровать.

Стоило Егору дотронуться головой до подушки, как он сразу же уснул. Я вышел из комнаты, закрыл дверь и начал прибираться на кухне. Я собрал все бутылки в мусорный пакет и вынес весь этот мусор сразу на улицу. Когда я вернулся домой, то на всю квартиру стоял храп. Я вышел на балкон, выкурил несколько сигарет, умылся и пошел спать. Стоило мне лечь на кровать, как Егор начал реветь во сне и орать. Я разбудил его, дал еще раз пощечины и вернулся на кровать. Егор больше не издавал посторонних звуков, и я мог спокойно поспать.

Утром, когда мне нужно было выходить из квартиры и идти на работу, я разбудил Егора. К счастью, он быстро проснулся.

– Вставай, – сказал я, когда Егор проснулся.

– Чего тебе? – Спросил Егор сонным голосом.

– Вставай, – я начал громко говорить и дал ему еще раз пощечины. Это помогло и Егор встал с кровати. Держась левой рукой за кровать, а правой балансируя, он смотрел на меня туманным взглядом. Я дал ему еще одну пощечину, но уже не так сильно как в прошлые разы, и этого оказалось достаточно, чтобы Егор немного пробудился и его взгляд был сосредоточенным на мне. – Сегодня хозяин квартиры приезжает. Если не хочешь сегодня спать на улице, то приберись в квартире.

– Все будет нормально, – шатаясь сказал Егор. – Только не кричи. Я приберусь в квартире и все будет шикарно.

– Я попробую отпроситься с работы и пораньше приеду, помогу тебе с уборкой, – сказал я надевая рюкзак. – И только попробуй сейчас уснуть. Если в квартире будет грязно, я выброшу тебя вместе с твоими вещами в окно.

– Я не буду спать, – сказал Егор направляюсь в ванную. – Ты работай, а я приберусь. Хотя, подожди. А ты не мог бы еще раз прописать леща.

Я дал ему пощечины, как он и просил. Егор взялся за щеку окно рукой, а другой рукой пожал мне руку. Егор пошел в ванную, а я на работу.

Хозяин квартиры один раз приехал с работы, а вся квартира была обставлена бутылками из-под пива, виски, водки и шампанского. На кухне стояли пакеты с мусором, который мы не выносили больше двух недель. Вся квартира была пропитана сигаретным дымом. Я спал на кровати в обнимку с пустой бутылкой из-под водки, Егор спал на полу, положил голову на свою блевотину, а всем остальным телом лежал на своей моче. Зрелище было не то что противное, а тошнотворное. Антон Викторович тогда очень сильно разозлился. Разбудил он нас ударом кулаком по лицу. Заставил выбрасывать весь мусор и наводить порядок в квартире. Мы драили квартиру два дня. Нам даже пришлось покупать две новые кровати, поскольку прошлые мы сломали когда убирались в квартире. Антон Викторович еще тогда хотел нас выселись, но мы с ним договорились, за немалую сумму, и он разрешил нам остаться снимать комнату дальше, но с одним условием, если еще раз в квартире будет такой беспорядок, то мы пулей выселяемся из квартиры.

Приехав на работу, я решил сначала зайти к Саше и отпроситься уйти с работы пораньше.

– Привет, – сказал я, когда зашел в его кабинет. – Ты не занят?

– Нет, проходит, – ответил Саша положив телефон на стол. – Ты какой-то встревоженный. Что-то случилось?

– Сегодня приезжает хозяин квартиры, а у нас не квартира, а притон для алкашей, – сказал я Саше, садясь на кресло. – Егор вчера решил отметить свой очередной выходной и забыться. Если в квартире будет беспорядок, то нас выселят, а мне этого не хочется. Можно я уйду сегодня пораньше, чтобы прибраться в квартире?

Саша немного помолчал, и сделав глубокий вдох сказал:

– Зачем тебе вообще эта квартира? Зарплата тебе позволяет снимать не комнату, а всю квартиру. Да, хоромы ты не потянешь, но самую простую квартиру на окраине Москвы, тебе по карману. Может ты лучше съедешь, и не будешь больше мучится с Егором?

– Было бы здорово, – сказал я. – Но у Егора не высокая зарплата, и он не может себе позволить снимать квартиру отдельно, а снимать комнату одному ему не нравится. Бросить его на амбразуру, я не могу.

– Это конечно похвально, что ты всем помогаешь, но кто поможет тебе? Ты помогаешь Егору с жильем, и при этом терпишь все его выходки. Ты его даже на работу устроил. Может ты перестанешь думать об остальных, а задумаешь над тем, что тебе действительно хочется?

– Так я смогу уйти пораньше? – Спросил я у Саши, не отвечая на его вопрос.

– Да, конечно, – ответил Саша, посмотрев на метя тяжелым взглядом. – Можешь после обеда идти домой.

Я поблагодарил Сашу и собирался уже выходить из кабинета, как Саша проговорил:

– Кстати, у нас завтра собрание. И лучше бы тебе не опаздывать.

– Я постараюсь, – сказал я и пошел в свой кабинет.

Поработав до обеда, я пулей вылетел из офиса и на такси поехал домой. Приехав домой, Егор, как и обещал, убирался в квартире. Я переоделся и начал ему помогать. Мы вымыли пол в каждом углы квартиры, отодвигали кресла, кровати, столы, шкаф, тумбочку, лишь бы пол был чистым, словно это новая квартира. Из шкафа мы все вытащили и протерли его не только снаружи, но и внутри. Протирали все подоконники и всю мебель. Пропылесосили все комнаты и даже вынесли ковер на улицу, чтобы выбить из него грязь. Вымыли всю посуду и холодильник. Из холодильника выкинули почти все продукты и пошли в магазин за новыми. На балконе убрались и выкинули весь пепел от сигарет. Мы отдраили всю квартиру до блеска. Квартира еще никогда не была такой чистой. Даже когда мы с Егором заселялись, то квартиры была в худшем состоянии.

Только ближе к вечеру мы окончили уборку. Мы вышли с Егором на улицу покурить, поскольку не хотели пачкать чистую квартиру.

– Если Антону Викторовичу что-то не понравится, – сказал Егор уставшим и немного запыхавшимся голосом, – то я его убью. Я спрячу его тело в шкафу, а шкаф выброшу в Москву реку.

– Я тебе помогу, – ответил я Егору с уставшей улыбкой.

Больше мы не разговаривали, а молча сидели на лавочке у подъезда и курили. Когда мы докурили сигареты, и планировали вернуться домой, то мне позвонила Кристина:

– Привет. А ты где? – Недовольным голосом спросила Кристина.

– То есть как это где? – Ответил я Кристине. – Я дома. А ты где?

– Я вообще-то возле твоей работы. Стою тут больше часа и жду тебя. И почему это ты не на работе?

– Прости, я забыл тебе сказать. Сегодня приезжает хозяин квартиры, вот я и отпросился с работы чтобы убраться в квартире.

– Может я приеду к тебе и помогу?

– Нет, не надо. Спасибо. Мы уже закончили. Ждем Антона Викторовича, чтобы заключить новый договор аренды.

– Ладно. А когда он приедет?

– Через тридцать минут должен приехать, – ответил я Кристине, предварительно посмотрев на время в телефон. – Но надеюсь, что он приедет пораньше.

– Будем надеяться, – проговорила Кристина и после короткой паузы продолжила. – А как долго вы будете заключать договор?

– Заключить договор не долго – сказал я, Кристине и увидел идущего мужчину вдалеке. Я начал присматриваться к нему, и чем ближе он был, тем сильней я убеждался, что это шел Анатолий Викторович. – Просто, нам нужно будет показать квартирую. Антон Викторович будет проверять каждый угол, на наличие пыли или грязи. А это может затянуться на час, если не больше.

– Слушай, у меня сейчас родители уехали в отпуск, – сказала Кристина. Я присматривался с идущему ко мне силуэту и теперь я был полностью уверен, что сюда идет Антон Викторович. – Они приедут только через две недели. Так что ты можешь все это время пожить у меня, а не с Егором. Как тебе такая идея?

– То есть, как это уехали в отпуск? – спросил я Кристину. – Они же только вчера вернулись из дачи.

– Да. Но оказалось, что они уехали на дачу как раз во время отпуска. Так что скажешь, ты приедешь ко мне?

Антон Викторович подошел ко мне и нервно ждал, когда я закончу разговаривать по телефону.

– Давай я тебе потом перезвоню, – сказал я Кристине и не дожидаясь ответа положил трубку.

Антон Викторович был мужчиной невысокого роста, с лысиной на голове, с лишним весом и дурацкой одеждой из девяностых. На мое удивление, он был с пустыми руками. Антон Викторович приехал без пары сумок с одеждой, ни рюкзака, в котором всегда лежат документы. Насколько я помню, он уезжал с сумками и рюкзаком, а сейчас без своих вещей. Единственное что у него было в руках, так это ключи от квартиры. Меня это насторожило.

– И что это ты тут делаешь? – Спросил Антон Викторович. Его суровый и недовольный голос не предвещал ничего хорошего.

– По телефону разговаривал, – осторожно ответил я Антону Викторовичу.

– Поговорил? – Спросил Антон Викторович, посмотрев на меня злобным взглядом. – Тогда пошли в квартиру. Посмотрим, что вы там натворили.

Я ничего не сказал ему в ответ, а лишь молча последовал за Антоном Викторовичем. Он шел впереди меня и что-то бормотал себе под нос, с призрением осматривая подъезд. Когда мы зашли в лифт, то я опустил голову и нервно постукивал ногой.

Мы зашли в квартиру и Антон Викторович громко сказал:

– Егор, а ну иди сюда!

Егор выскочил из комнаты и встал напротив Антона Викторовича в нескольких шагах от него. Я отошел в сторонку и медленно подходил к Егору.

– Так, ребятки, – сказал Антон Викторович и пошел на кухню. – Плохи ваши делишки.

– Это почему? – Спросил я и следом за Антоном Викторовичем пошел на кухню. – Что-то случилось?

– Сейчас все случится, – грубо сказал Антон Викторович и сел за стол.

Я посмотрел на растерянного Егора, встал напротив Антона Викторовича, и стал ждать, когда он продолжит говорить.

Окинув кухню оценивающим взглядом, проведя пальцем по столу и посмотрев на балкон, Антон Викторович сказал:

– Не долго вам осталось жить в моей квартире.

– Как это понимать? – Мой голос звучал грубо и в тоже время неестественно. – Вы нас выселяете? И на каком это основании? На прошлой неделе я с вами созванивался, и мы договорились о продлении договора еще на полгода вперед. Я отправил вам задаток, а остальную часть собирался отдать сегодня. И что это выходит, вы нас выселяете и забираете наши деньги?

– А ну-ка, малой, слухай сюда, – Антон Викторович встал со стала, подошел ко мне вплотную, уперся лбом об мою голову, смотря на меня свирепым взглядом продолжил. – Вы сейчас оба идете в свою комнату, собираете свои манатки и валите из этой квартиры. Деньги я вам верну. И не горячись, а то растаешь.

Егор облокотился об стенку и смотрел на меня с Антоном Викторовичем затуманенным взглядом. Он был в панике и не знал, что нам придется делать дальше.

– Вы нас выкидываете на улицу по среди ночи? – Спросил я, пока Антон Викторович повернулся ко мне спиной и искал что-то во внутреннем кармане куртки. – И куда нам идти? Почему вы нас не предупредили. Мы хотя бы квартиру нашли.

– Это уже не мои проблемы, – ответил Антон Викторович, достал деньги из куртки и положил их стол. – Я даю вам два часа на сборы. Вам все понятно?

Антон Викторович повернулся, посмотрел на меня недовольный взгляд и молча пошел в свою комнату и закрылся на замок.

Я подошел к столу, взял деньги, пересчитал их и отдал все застывшему у стены Егору. Мне не хотелось жить вместе с Егором. Саша прав. Я действительно жертвую собой, чтобы помочь остальным. Вчерашняя выходка Егора была последней каплей. Это уже не первый раз, когда я ему помогаю. Да, последние несколько недель все было спокойно, но за каждым штилем наступает буря.

– Тут и твоя половина, – сказал Егор дрожащим голосом и начал отсчитывать свою половину.

– Забери их все. Тебе они нужней, – ответил я и пошел в нашу комнату собирать свои вещи.

– То есть, как это нужней? – спросил Егор следуя за мною, дрожащими руками держа деньги.

– Тебе этих денег хватит чтобы снять квартиру, – ответил я Егору, доставая чемодан из-под кровати и кладя его на кровать. – Первый месяц ты точно сможешь оплатить. Или ты можешь начать снимать комнату, тогда этих денег хватит на несколько месяцев.

– А ты? Что ты будешь делать? – Егор сел на свою кровать и смотрел на меня пустым взглядом.

– Я не знаю. Но с тобой я больше не смогу снимать комнату, – ответил я Егору, и начал вытаскивать свою одежду из шкафа. – Прости, но мне нужно пожить одному.

Егор молчал и смотрел как я складываю одежду в чемодан. Я повернулся к нему и сказал:

– Сейчас мне надо будет найти место, где я смогу переночевать, – у меня из головы вылетело Кристинино предложение пожить у нее. Я планировал пойти переночевать ночь либо на работе, либо у Саши, а утром пойти искать квартиру.

– А мне куда идти? – Егор впал в истерику и начал рыдать. – Куда мне идти? Ты можешь у Кристины остаться на пару деньков, или у Саши. А мне куда идти? Я останусь совсем один. И ты планируешь, вот так оставишь меня одного в такой ситуации?

– Что мне еще с тобой делать? – Яростно спросил я у Егора и бросил одежду на кровать. – Я и так вечно за тобой приглядываю, вытаскиваю тебя из любой передряги, даже работу тебе нашел. Я снимал с тобой комнату, потому что ты попросил, хотя я мог давно переехать на квартиру. Егор, возьмись уже за голову, перестань за нее хвататься каждый раз, когда что-то идет не по плану. Начни думать и действовать. Решай свои проблемы сам. А сейчас ты можешь снять кровать в хостеле, а утром найти себе либо комнату, либо квартиру. На этот раз решать придется только тебе. А лучше всего, начни собирать свои вещи. А то сидишь тут, слезы распустил и ничего не делаешь.

Егор ничего не сказал в ответ, а лишь молча начал собирать свои вещи.

Через час мы собрали свои вещи. У меня был один большой чемодан с моей одеждой и еще одна не менее большая, но очень тяжелая сумка, полностью набитая моими прочитанными и не только книгами, и еще рюкзак, в котором лежали документы, ноутбук, зарядки и вся остальная мелочь. Егор же все свои вещи уместил в одном чемодане и рюкзаке. Мы отдали ключи Антону Викторовичу, вынесли сумку с чемоданами на улицу, сняли рюкзаки и положили их на чемоданы и начали думать, что нам делать дальше.

– Я нашел хостел неподалеку, можешь там переночевать, – сказал я и показал на телефоне где находится этот хостел. – Если надо, то я могу заказать тебе такси.

– А ты где собираешься ночевать? – Спросил Егор, закурив сигарету и протянув одну мне.

– Надо подумать, – ответил я и взял сигарету.

Я начал перебирать в голове возможные варианты. Первое что мне пришло в голову, так это переночевать у Саши. Но мне не хотелось его тревожить. Саша и так мне много с чем помог, и мне не хотелось нагружать его очередной своей проблемой. Потом я подумал, что можно переночевать в хостеле с Егором. Но меня удручала перспектива спать в хостеле. Я не привереда, но жить в хостеле, даже одну ночь, мне не хотелось. Даже если бы это был самый лучший и дорогой хостел в мире, я предпочел бы ночевать на вокзале. Сам не знаю почему, но мне не нравятся хостелы. Даже само название «Хостел», звучит противно и мертво. И тут я вспомнил про Кристину и ее предложение пожить у нее. Конечно я понимал, что Кристина посчитает мою ночевку у нее, как очередной новый шаг в наших отношениях, но переждать ночь у Кристины, было самым оптимальным. По крайней мере, рядом будет человек, которому я доверяю. Я достал телефон, отошел от Егора и позвонил Кристине. Кристина ответила на мой звонок после первого гудка.

– Привет, – сказал я.

– Привет, – ответила Кристина. – Ну что, договор заключили?

– Нет. Нас выселили из квартиры.

– Как? И где ты сейчас находишься? Почему ты все еще не приехал ко мне?

– Я поэтому тебе и позвонил…

– Ничего больше не хочу слышать, – перебила меня Кристина. – Через сколько минут ты приедешь?

– Ну, примерно через час, – ответил я Кристине. – Мне надо сейчас помочь Егору с жильем. И как только мы решим его проблему, я сразу поеду к тебе.

– Хорошо. Как будешь подъезжать, напиши мне. Я помогу тебе с вещами.

– Хорошо, – проговорил я и посмотрел на печального Егора. – Скоро приеду.

Я убрал телефон в карман и пошел к Егору. Он не отходил от наших вещей и нервно выкуривал одну сигарету за другой.

– Ты едешь к Кристине? – Спросил он, когда я к нему подошел. – Я не против. Только скажи, где находится этот хостел.

Я назвал ему адрес и вызвал такси до хостела. Мы молча сидели возле наших чемоданах и ждали такси. Через несколько минут приехала машина, я помог погрузить в нее чемодан Егора, мы попрощались и я вызвал такси для себя. Моя машина приехала примерно через десять минут, и когда водитель вышел из машины, то извинялся за задержку. Он помог погрузить вещи в багажник машины, удивился, насколько тяжелая сумка по сравнению с чемоданом, и мы поехали до Кристины. После череды извинений за опоздание, водитель решил спросить у меня: «И куда это вы собрались в такое время?», на что я ему ответил: «К девушке переезжаю». Таксис одобряюще покачал головой и дальше мы молча ехали до самой квартиры. В какой-то момент, водитель включил музыку, и он тихо начал подпевать. Меня это немного позабавило и я ненадолго забыл, что меня выселили из квартиры. Но как только я вспомнил, что мне нужно где-то жить, то я сразу достал телефон, и начал искать квартиры. Я нашел несколько приемлемых квартир, добавил в раздел “любимые” и убрал телефон в карман. Когда я приехал к Кристине, водитель вышел из машины, вытащил все мои вещи из багажника и еще раз извинился за задержку.

Я позвонил Кристине, закурил сигарету и стал ее ждать напротив подъезда. Кристина вылетела из дома и подбежала ко мне. Она крепко меня обняла, словно меня не из квартиры выселили, а из войны приехал.

– Какой ужас, – сказала Кристина и окинула взглядом рядом стоящий большой чемодан и сумку. – Как ты себя чувствуешь?

– Сам еще не понимаю, – ответил я Кристине и выкинул недокуренную сигарету. – Все произошло очень быстро, и я не успел все осознать.

– Не переживай, мы справимся с любыми проблемами, – сказала Кристина и попыталась поднять сумку. – Что у тебя там?

– Книги, – ответил я Кристине и взял сумку. – Если хочешь помочь, то возьми рюкзак. Он полегче будет.

Кристина надела рюкзак и пошла открывать дверь подъезда. Одной рукой я нес сумку, а другой, держа за ручку, катил чемодан. Когда я занес сумку и чемодан в подъезд, то Кристина побежала к лифу, вызвала его, и пока я дошел до Кристины, лифт приехал и, с небольшими трудностями, я занес сумку и чемодан. Пока мы подымались на лифте, Кристина положила голову ко мне на плечо, и смотрела на меня через отражение в зеркале. Когда мы поднялись на седьмой этаж, то я с легкостью вытащил сумку и чемодан. Кристина вышла последней из лифта, подошла к двери, открыла дверь и она зашла домой.

– Сумку и чемодан, можешь поставить в гостиной – проговорила Кристина, придерживая дверь. – Разуваться не обязательно.

Я взял свои вещи, и послушавшись Кристину, отнес все в гостиную. Кристина зашла в гостиную, положила мою рюкзак на чемодан и мы пошли в ее комнату.

– Если ты устал, то можем сейчас лечь спать, – сказал Кристина когда мы вошли в ее комнату.

– Мне пойти в гостиную? – Спросил я, окинув комнату взглядом и не увидев ни второй кровати, ни надувного матраса, ни другого места на котором можно было спать.

– Не надо, – сказала Кристина сев на кровать и слегка постучала по матрасу ладонью. – Ложись рядом со мной. Мне не зачем тебя стесняться. Мы же встречаемся, так что спать на одной кровати, это нормально.

Я опешил. У меня пропал дар речи, мое тело онемело, а мысли испарились. Я не знал что делать дальше. Мне не хотелось делить с Кристиной постель. Вернее хотел, но не сейчас. Мне казалось, что сейчас не время для этого. Но мне ничего не оставалось, как очередной раз пойти против своих принципов и подчиниться Кристининым желаниям. Но я все же попытался избежать участи проснуться с Кристиной в одной кровати.

– А ты уверена? – Спросил я. – Еще недавно ты сама говорила, что мы оба еще не готовы перейти к более серьезным отношениям. А сейчас ты предлагаешь мне спать у тебя, так еще и на твоей кровати.

– Все что я говорила, было в прошлом, – ответила Кристина. – Сейчас я хочу, чтобы ты пожил вместе со мной. К тому же, мне так будет спокойней. Пока родителей нет дома, я буду в безопасности, под твоим присмотром. А то что мы будем спать на одной кровати, еще ничего не значит. Так что успокойся.

– Если тебе так будет спокойней, – сказал я, медленно садясь рядом с Кристиной и приобняв ее, – то я могу остаться на несколько дней у тебя. Но ты же понимаешь, что мне рано или поздно придется съехать и снимать квартиру?

– Мы можем вместе снимать квартиру, – сказала Кристина положив голову на мои колени, а ноги положила на кровать. – Я начну подрабатывать, и мы вдвоем будем оплачивать аренду. Будем жить вместе, и нам никто не будет мешать оставаться вдвоем.

Меня начало воротить от Кристиных планов на наше будущее. Она противоречит сама себе. То говорит, что еще не готова к более серьезным отношениям, то хочет со мной жить. Я люблю Кристину, но ее спешка меня пугала. Я хотел было попросить Кристину не торопить события, как мне советовал Саша, но мне не хватало смелости ей все высказать.

Я не хотел продолжать обсуждать нашу с Кристиной возможность жить вместе, и чтобы больше об этом не разговаривать, я сказал:

– Давай об этом завтра поговорим. День и так выдался сложным, а мне завтра еще на работу.

– Ты прав, – сказала Кристина. – Я пошла в ванную, а ты пока можешь взять все что тебе нужно.

Кристина встала с кровати и пошла в ванную. Я же пошел в гостиную и в сумке начал искать шампунь, полотенце, зубную щетки и сменную одежду. Когда я достал все что мне было нужно, Кристина вышла из ванной и сказала: «Можешь идти умываться» и зайдя в свою комнату захлопнула дверь.

Я старался мыться как можно дольше, чтобы как можно меньше провести время с Кристиной в постели. Выйдя из ванной я подошел к двери в ее комнату, досчитал до десяти и только потом зашел в комнату. Тихо открыв дверь, я увидел спящую Кристину, повернутую лицом к стене. Она спрятала все тело под одеялом и была видна только голова. Губы крепко сжаты, глаза закрыты и только частое дыхание нарушало тишину в комнате. Не успел я закрыть за собой дверь, как Кристина повернулась ко мне и сказала:

– Я не сплю, – шепотом проговорила Кристина. – Иди, ложись.

Кристина немного подвинулась к стенке и отодвинула одеяло. Я нехотя лег на край кровать, положил телефон на рядом стоящую тумбочку, укрылся одеялом и повернулся лицом к Кристине.

– Спокойно ночи, – тихо и ласково сказала Кристина.

– Спокойно ночи, – ответил я и, сам того не замечая, поцеловал ее в губы.

Мы несколько секунд смотрели друг другу в глаза. В темноте было трудно увидеть всю красоту Кристининых глаз, но даже в темноте можно было понять, что ее карие глаза все также сверкают от счастья и все также красивы.

Уже через минуту Кристина уснула обнимая меня. Даже спящей Кристина была красивой. Нет, теперь я точно уверен, что люблю Кристину. Влюбленно прошла и на ее место пришло настоящее чувство, которое я давно не испытывал, чувство любви. Аккуратно проведя пальцем по Кристининым волосам, я закрыл глаза и уснул.

На следующий день, рано утром, прозвенел мой будильник. Я его выключил и положил телефон рядом. Моя попытка сразу встать с кровати провалилась – Кристина лежала на мне. Я медленно и аккуратно положил ее на кровать, а сам пошел собираться на работу. Мне не сразу удалось найти свою одежду. Ожидая увидеть возле кровати табуретку со своей одеждой, как это было в съемной комнате, я увидел лишь тумбочку. Окинув комнату Кристины взглядом я увидел свою одежду. Взяв ее и тихо, на носочках выйдя из комнаты, принялся одеваться. Позже я пошел умываться, доставать из чемодана чистую одежду. Переодевшись я взял свой рюкзак, вытащил все ненужное из него, оставил только две книги, ноутбук и кошелек. Когда я обувался в коридоре, то из комнаты вышла Кристина прикрывая себя одеялом и сонным голосом спросила:

– Ты куда так рано?

– На работу, – ответил я. – Можешь дальше спать. Я приду только вечером.

– Хорошо, – Кристина подошла ко мне, поцеловала и пошла в свою комнату. – Я буду ждать. Ключи возьми на тумбочке.

Кристина пошла дальше спать, а я взял ключи и побежал на работу.

Когда я садился в метро то вспомнил, что у нас сегодня на работы будет собрание, и на него нельзя опаздывать. Я посмотрел на время и понял, что не успею на собрание. Если я вызову такси, то попаду в пробку, и поэтому мне ничего не оставалось, как добираться до работы на метро. Когда мне нужно было делать пересадку, то я пулей вылетал из вагона и бежал на следующую станцию. В итоге, я опоздал на полчаса. Я вбежал в свой кабинет, то собирался оставить рюкзак и побежать на концовку собрания, но я увидел недовольного Сашу. Он сидел не как обычно, за моим столом, а напротив него, на кресле для гостей.

– И где ты пропадал? – недовольно спросил Саша. Он не вставал с кресла, а лишь сурово наблюдал, как я подхожу к своему столу и начинаю разгружать свой рюкзак. – И почему ты весь помятый? Снова начал бухать? Я же тебе сказал, если будешь пить, то я тебя уволю.

– И тебе привет, – с ухмылкой ответил я Саше. – Вместо того, чтобы снова и снова демонстрировать свое недоверие и пренебрежительное отношение ко мне, лучше бы сначала выслушал, а потом начал критиковать.

– Окажите мне тогда честь, – грубо проговорил Саша, – послушать вашу историю, которая послужила вашему опозданием на работу, и к тому же, способствовало вашему не появлению на собрании у начальства.

Я сел за стол, Саша повернулся ко мне, сел по удобней и я начал рассказывать, что со мной вчера случилось. В процессе моего долгого монолога, Сашино выражение лица все также было недовольным. Я не мог понять, почему, зная правду, он все еще не доволен? Неужели, Саша мне не верит и считает все это выдумкой? Мои мысли путались в догадках.

– Ты мне не веришь? – Спросил я Сашу, когда закончил монолог.

– Что ты за человек? – Спросил Саша недовольным голосом. – Почему проблемы от тебя не отходят? Что не день, то новые приключение.

Саша сделал глубокий вход, встал с кресла, немного походил по кабинету, подошел ко мне и потом сказал:

– Наш отдел сокращают. На собрании мы решали, кто попадет под это сокращение. Десять человек будут вынуждены сегодня покинуть наш офис навсегда.

– И кого-же уволили? – Нервно я спросил.

– Сначала хотели уволить тебя, – сказал Саша и сурово посмотрел на меня. – Ты не пришел сегодня на собрание, плюс один из сотрудников сказал, что у тебя пьяный скелет в шкафу, отсутствие образования и малый опыт работы редактором. Потом я вступился за тебя и сказал, что это твое первое опоздание на работу, отсутствие образование не делает тебя глупым, под твоей редактурой вышли книги, которые сейчас являются бестселлерами, и к алкоголю ты давно не имеешь никакого отношения. Но как бы я не старался, в итоге, через споры, мы пришли к выводу, что тебя стоит отклонить от должности редактора.

– Ты сейчас серьезно? И ты ничего не мог поделать? – Яростно спросил я у Саши. – Ты просто взял и позволил этим упырям уволить меня? Спасибо тебе за помощь.

Я встал со стула, оттолкнул Сашу в сторону и взял рюкзак. Я был зол на Сашу. Я не хотел его больше видеть. У меня было только одно желание, как можно скорей убраться из этого места и больше никогда здесь не появляться. Я начал складывать в рюкзак свои вещи, но Саша выхватил у меня из рук рюкзак и сказал:

– Вместо того, чтобы снова и снова демонстрировать свое недоверие и пренебрежительное отношение ко мне, лучше бы сначала выслушал, а потом начал критиковать. Разве не это ты мне сказал несколько минут назад? – Проговорил Саша с издевательской интонацией, положил мой рюкзак на рядом стоящее кресло и продолжил. – Мы уволили тебя, чтобы ты занял новое место в нашей компании. Ты переезжаешь в другой отдел. Теперь ты под мои руководством.

– Ты шутишь? – Спросил я у Саши, присаживая на кресло. – Ты опять что-то придумал, и решил поиздеваться надо мной?

– Хотелось бы, но это правда, – проговорил Саша и отошел от меня, увидев на себе мой злобный взгляд.

Я сделал тяжелый, злобный, глубокий вдох, сел на кресло, опустил голову вниз, смотря как машинально начала отбивать нервный ритм моя нога, сложил ладони на затылке, и досчитал до десяти я сказал:

– Тебя здесь прибить или как? – Я медленно поднял голову и смотрел на улыбающегося Сашу в конце кабинета. – Зачем тогда весь этот спектакль одного актера? Вроде бы умный человек, а устроит тут мелодраму как в дешевом сериале.

– Мне казалось, что так будет весело, – ответил Саша отходя все дальше и дальше от меня. – Видел бы сейчас вое выражения лица.

– Здесь нет ни грамма веселья, – я встал с кресла и пошел к двери.

– Ты куда? – спросил Саша, когда я вышел из кабинета.

– На улицу, – ответил я Саше. – Мне тут мозг выносили, и ты предлагаешь мне сидеть на месте?

Саша пошел следом за мной. Он шел сзади, и даже когда мы были вдвоем в лифте, Саша держался от меня как можно дальше. Мы вышли на улицу, закурили сигареты и поначалу ничего друг другу не говорить, но когда я докурил первую сигарету и собирался закурить вторую, то я сказал:

– Обязательно было устраивать этот концерт? Теперь ты доволен?

– Не знаю как ты, а я доволен, – Саша весь светился от увиденного. Он чуть было не довел меня до сердечного приступа, и при этом стоит предо мной как ни в чем не бывало, и улыбается во все тридцать два.

– Да пошел ты, – с небольшой улыбкой я ответил Саше, слегка ударил его по плечу. – В следующий раз, я так же буду издеваться над тобой.

– Как страшно, – проговорил Саша и подошел к двери офиса. – Давай, докуривай и пошли в твой уже бывший кабинет. Нам надо собрать все твои вещи и перенести их в новый кабинет.

– А зачем ты мне помешал изначально собирать вещи, когда я был зол на тебя? – спросил я Сашу, когда выкинул недокуренную сигарету и шел к нему.

– Ради эпичности происходящего, – ответил Саша, когда мы шли к лифту. – Согласись, прикольно же получилось.

– Не прикольно, – закатив глаза ответил я Сашу.

Мы зашли в лифт и начали подыматься. Пока мы шли к кабинету, то меня поздравили несколько сотрудником. Мне было приятно, и в тоже время немного некомфортно. Мы зашли в кабинет и начали собирать вещи.

Собрав все что мне принадлежит в коробки, мы перенесли их в новый кабинет. Теперь я работаю неподалеку от Саши, точнее в соседнем кабинете, а на против меня кабинет главного редактора.

Разобрав коробки и разложив все по местам, я пошел в кабинет главного редактора. Я подписал новый договор, и теперь являюсь сотрудником в совершенно другом отделе. Мне теперь не придется помогать убогим авторам изменить их книги и привести их в порядок. Теперь я буду работать с именитыми авторами и помогать им усовершенствовать их книги. Мы с Сашей немного отметили мое повышение и новый кабинет, а после работы я поехал к Кристине. У меня было идеальное настроение, и, как мне казалось, его ничто не может испортить. Но я ошибался.

Я приехал к Кристине домой, позвонил в домофон и Кристина грустным голосом проговорила: «Входи». Сначала я не придал ее голосу никакого значения. Я поднялся на лифте на седьмой этаж, позвонил в дверной звонок, Кристина открыла дверь и отошла.

– Привет, – сказал я, когда вошел в квартиру. – У меня для тебя есть новость.

– Привет, – грустно сказал Кристина, подошла ко мне и обняла меня, ее объятие было холодным, а поцелуй был неаккуратным, мимолетным, и даже противным. Кристина отвернулась и подошла к дверному проему своей комнаты и встав у двери продолжила. – И что за новость.

– Меня повысили, и теперь я работаю в другом отделе. В Сашином отделе. Если мы начнем вместе жить, то тебе не придется устраиваться на работу. Моей зарплаты хватит, чтобы оплатить нормальную квартиру, – я сам не понимаю, зачем сказал это, ведь мне не хотелось жить с Кристиной.

– Я тебя поздравляю, – ее голос Кристины становился все печальней. Кристина развернулась, скрестила руки перед грудью, печально опустила голову и зашла в свою комнату.

– Что-то случилось? – Спросил я Кристину, когда зашел в ее комнату.

– Нам надо поговорить, – Кристинины глаза начали наполняться слезами, а голос стал сдержанным и холодным. – Присядь пожалуйста, – она положила одну руку на кровать, а второй протирала застывшие слезы.

Я медленно начал подходить к Кристине, оглядываясь по сторонам. Я сел рядом, попытался взять Кристину за руку, но как только наши руки соприкоснулись, она отдернула ее так резко, словно ее ударило током, и прижала руку к своей груди.

– Я тебя прошу, сначала выслушай меня, а потом говори, – Кристина сделала тяжелый глоток, выпрямила спину и смотрела прямо мне в глаза своим заплаканным взглядом. – Пойми, мне это далось не легко, но это единственный выход из ситуации, – Кристина взяла мои ладони, и слегка подвинулась ко мне. – То что я скажу тебе дальше, не пришло мне в голову только сегодня, но именно сейчас я окончательно смогла разобраться в себе и понять, что со мной происходит, и в чем я сейчас больше всего нуждаюсь. Я тебя прошу, ты только не злись, и пойми меня правильно, но нам нужно расстаться, – Кристина замолчала.

Ее слова прозвучали как гром среди ясного неба. Я не понимал, почему она решила прекратить отношения именно сегодня. И вообще, почему мы расстаемся? Неужели, Оля ей все рассказала, и теперь Кристина знает, что я начал с ней общаться из жалости? Или я где-то неправильно поступил? Мне стало больно в груди. Я хотел было встать, но ноги не подчинялись мне, а голова начала гудеть так сильно, словно я нахожусь в порту а все корабли решили подать сигнал. Я несколько минут сидел на кровати и смотрел в пол, пытаясь немного себя успокоить. Как только меня отпустило и я смог говорить, я тут же сказал:

– Ты задумывалась над этим и раньше, но сегодня, насколько я понимаю, была крайняя точка. Что такого случилось, что ты решила меня бросить? – Мой голос звучал растерянно и неуверенно. Я смотрел на Кристину и видел, как падает одна ее слеза за другой. Я протер ее слезы, и сам начала плакать. Я попытался сдержать слезы, но они бесконтрольно текли и не собирались останавливаться.

– Ты как никто другой, должен знать правду, – сделав глубокий вдох Кристина продолжила. – Ты мне нравился и нравишься до сих пор, но мы расстаемся не из-за тебя, а из-за меня. Я виновата, что нам с тобой придется больше не быть вместе. Тебе известно, что до тебя у меня был мудак а не парень, и я была жертвой абъюзивных отношений. Когда мы с тобой только познакомились, то ты мне показался милым и симпатичным парнем, но на тот момент я не хотела отношений, поэтому не стала к тебе приставать, а даже пыталась сторониться тебя, но у меня в тот вечер ничего не получилось. После того, как мы разошлись, я рассказала Оле о своих чувствах к тебе, и она мне посоветовала, повстречаться с тобой, чтобы выбраться из депрессии и снова научиться любить. А если бы это не помогло, то просто бросила бы тебя. Мне не хотелось использовать тебя ради своей выгоды, и поэтому я отказалась от Олиной идеи. Я купила несколько книг под твоей редактурой, и показывала их Оле. Я уже тогда влюбилась в тебя, но быть рядом с тобой, значит использовать тебя, а мне этого не хотелось. Но спустя почти две недели, ты сам мне признался в чувствах, и я решила, что стоит попробовать побыть в отношениях, раз уж ты сам мне это предложил. И я была счастлива. По-настоящему счастлива. Я еще ни разу не была такой счастливой как с тобой. Жизнерадостная, счастливая, уверенная в себе, и самое главное, я любила тебя, и это было взаимно. Все твои подарки и наши с тобой прогулки были лучшими моментами в моей жизни. Но чем дольше мы с тобой встречались, тем больше я убеждалась, что неосознанно использую тебя. Сейчас, я не хочу тебя больше держать и издеваться над тобой. Ты мне во многом помог и я чувствую себя как никогда лучше. Правда. Спасибо, что все эти дни ты был рядом со мной. Ты снова показал мне, что я могу любить и что меня могут любить, но я по-прежнему не хочу быть в отношениях. Сейчас мне нужно уделить больше времени себе, а не другому, пусть и любимому, человеку. Может через несколько месяце, или чуть больше, мы сможем снова встречаться, но сейчас нам надо разойтись и не трогать друг друга.

Я не мог сидеть на месте, и поэтому встал с кровати и начал нервно ходить по комнате. Мое чувство боли сменилось на гнев. Как оказалось, все это время я не просто помогал Кристине выбраться из ямы самоуничижения, а выполнял Олин план. Оля с самого начала все это запланировала, и она была готова пойти на все, чтобы вернуть свою подругу к нормальной жизни. А Кристина решила не брать на себя ответственность и не слушаться Олю, а дождалась момента, когда удача сама к ней повернется лицом, и в случае чего, ее не будет мучать совесть. Я чувствовал себя использованным презервативом. Мною воспользовались и выбрасывают на помойку. Я был зол и на Кристину, и на Олю.

– Как же здорово вы все придумали, – гневно сказал я, после продолжительного молчания, постукивая ногой стоя напротив Кристины. – Вышли сухими из воды. Молодцы.

– О чем это ты? – Недоумевая спросила Кристина.

– Вот только не надо притворяться, – я замолчал, нервно отошел от Кристины и продолжил. – Я думал, Оля попросила меня помочь тебе, только потому что она сама это захотела, а оказалось, я выполнял твои прихоти. С самого начала, я делал то, что хотела ты, но боялась признаться себе.

– Я тебя все равно не понимаю, – Кристинин голос звучал как у ребенка и казалось, что она сейчас заревет.

Я хотел сделать Кристине больно, как только что она сделала больно мне и поэтому сказал следующее:

– А ты как будто не знаешь, что Оля попросила меня подыграть тебе, – я начал кричать на Кристину, не скрывая злости. – Если бы не Оля, я бы тебе не написал и мы бы не встали встречаться. Хотя подожди. Мы и не встречались. Что бы знала, в этих отношениях любила только ты. Я к тебе относился как к другу. Все это время, я был с тобой из-за жалости к тебе. Оля мне рассказала твою печальную историю, еще задолго до тебя, и только поэтому я был с тобой. Меня попросили помочь, и я помог. Но как оказалось, вы вдвоем все это придумали, и пользовались мной. Помогай после этого людям.

– То есть, все эти слова, подарки и прогулки были ненастоящими. Ты меня не любил? – Спросила Кристина заплаканным голосом, прикрывая лицо ладонью.

– Повторяю для тупых, ты была для меня другом, а не девушкой.

– И все что между нами было, все твои слова и признания в вечной любви, были враньем? Пошел вон из моей квартиры, – Кристина крикнула на меня с неземной злобой. Она вскочила с кровати и начала бить меня. Я ничего не стал делать, а молча пошел за своими вещами.

Пока я выносил свои вещи в коридор, я слышал, как Кристина истерично ревет в своей комнате. Когда я обувался, то с Кристининой комнаты доносился не только плач, но и звуки, словно Кристина кидала в стену все что ей попадалось под руку.

Я вышел на лестничную площадку, захлопнул за собой дверь под Кристинин плач. Спустившись на улицу и нервно закурив сигарету, я позвонил Саше.

– Ты дома? – Эмоционально спросил я у Саши.

– Да, а что случилось? – Ответил Саша.

– Можно я у тебя переночую. Мы с Кристиной расстались.

– Зачем спрашиваешь? Конечно приезжай.

– Через час приеду.

Я вызвал такси и начал курил одну сигарету за одной. Даже на улице я слышал, как Кристина ревет и кидается вещами. Мне хотелось как можно скорей отсюда уехать, и никогда больше здесь не появляться. Я не хочу видеть и слышать Кристину, Олю и все что с ними связанно. Меня трясло от злости. Когда приехала такси, то я с особой злостью погрузил чемодан с самкой в багажник, нервно захлопнул дверь багажника, сел в машину и поехал к Саше. Приехав к Саше, я извинился перед водителем, что так сильно хлопнул дверью, и оставил ему чаевые. Поднявшись на Сашин этаж, я позвонил в дверной звонок и тут же дверь открылась предо мной. Саша помог занести мои сумки, мы их оставили в комнате, в которой я буду ночевать, а потом пошли на кухню.

– Что у вас случилось? – Тревожно спросил Саша, наливая чай в кружки. У Саши дома не бывает алкашки. Саша выпивает только во время отпуска или когда едет на дачу.

Я все ему рассказал, и даже немного преувеличил. Саша молча слушал, пока я в порыве гнева, жестикулируя руками чуть было не разбил его кружку и не сломал стол, рассказывал, почему мы с Кристиной расстались.

– А разве это плохо? – Спросил Саша, когда я закончил свою историю.

– Ты это о чем? – Недоумевающе спросил я у Саши.

– Мне кажется, все идет к лучшему. Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты начала думать о себе, а только потом об остальным. Ты вечно всем помогаешь. Оплачивал Егора выкрутасы, устроил его на работу и делили, по его просьбу, комнату. Потом тебе подвернулась Кристина. Ты и ей решил помочь. Да и сколько было случаев, когда ты помогал кому-то в ущерб самому себе? Ты вечно всем помогаешь. Но за эти два дня все изменилось. Егор ушел из твоей жизни. Теперь ты живешь отдельно. Ты расстался с Кристиной, еще меньше забот. Все что сейчас произошло, идет тебе на пользу. Ты сбросил огромную гору с плеч, которую сам же и понес.

– Но ты же мне помогаешь. Почему мне нельзя другим помогать?

– Я не ты. Я не помогаю всем подряд. Если бы я был тобой, то никого бы не уволили. Всех кого сегодня уволили, были из моего отдела. Я не собираюсь им всем помогать. Мне это не нужно. Я помогаю только тем, кто в этом действительно нуждается, а не тем, кто притворяется жертвой. Ты талантливый парень с умной головой. Я помогаю тебе, потому что у тебя большой потенциал. К тому же, ты никогда не просишь о помощи, пытаешься все решить сам. А если и просишь о помощи, то только в крайних случаях, как сейчас.

Саша взял сигарету и мы пошли на балкон. Прикурив сигарету он сказал:

– Так ты любишь Кристину?

– Да, – ответил я Саша прикурив сигарету.

– Может она права?

– В чем?

– Может вы все же будете встречаться. Пройдет несколько месяц, может год, и вы снова будете вместе?

– Я не знаю. Я вообще ничего не знаю. Просто обидно. Я был с Кристиной все это время. Сам впервые за несколько лет влюбился и был счастлив. Да, не все у нас было идеально, но побороться за счастье стоило. Мне казалось, что у нас все будет хорошо, но я ошибся. Знаешь, мне больно только от одной мысли, что все это время Кристина пользовалась мной.

– Тебе сейчас стоит отдохнуть и все обдумать, – сказал Саша после непродолжительного молчания. – Завтра на работу можешь не приходить. Я всем скажу, что ты приболел. А сейчас ложись спать. Мне не хватало, чтобы ты мне тут всю квартиру разгромил.

Я не стал спорить с Сашей, и сразу пошел спать. На мое удивление, я уснул довольно-таки быстро, хотя когда я ложился в кровать, то не мог усидеть на месте.

Неожиданное письмо

Последующие две недели были самыми лучшими в моей жизни. Сначала я искал квартиру, и нашел ее на второй день после расставания с Кристиной. Я снял однокомнатную квартиру, на Севере Москвы. Устроил небольшое новоселье, позвал Егора и Сашу. Уже на второй день проживания в квартире я понял, насколько же классно просыпаться в своей, пусть и съемной, квартире. В квартире всегда было чисто, никто мне не мешал читать или работать. Мне не нужно было за кем-то следить и делить комнату. Вся квартира была в моем распоряжении.

На работе все шло как никогда лучше. Первые три дня на новой должности давались мне тяжело, но благодаря Сашиной помощи и поддержке, я освоился, и уже под конец первой рабочей недели я справлялся со всеми обязанностями.

Как ни странно, но у меня появилось больше свободного времени, и я даже стал заниматься спортом. Ну, как заниматься. Заставляю себя каждое утро выходить на улицу и пробегать несколько километров. Купил себе гантели и начал выполнять базовые упражнения. Поначалу мне не нравилось вставать по утрам и бегать, а после работы приходить и заниматься с гантелями, поскольку тренировки давались мне очень тяжело и болезненно. Но уже на пятый день тренировок, я начал чувствовать себя лучше, тренировки проходили легче и я даже начал задумываться, чтобы бросить курить.

После новоселья несколько раз виделся с Егором, мы сходили в бар, и я не выпил ни одной капли спиртного. Мне не хотело пить. Егор заставлял меня выпить хотя бы одну рюмку, но я не мог, в меня не лезло. В итоге, я окончательно бросил пить.

Егор, кстати, поменял работу. Устроился работать графическим дизайнером, и тоже снял квартиру. Конечно, его квартира была гораздо меньше моей, и ремонт в ней делали последний раз двадцать лет назад, но Егору нравится.

За все эти две недели, я не вспоминал ни об Оле, и тем более о Кристине. Егор и Саша хотели об этом поговорить, но я их попросил больше не напоминать про их существование, и они, как настоящие друзья, меня услышали.

Вся моя жизнь медленно, но верно, становилась все лучше и лучше. Я был по-настоящему счастлив. Мне казалось, что теперь я всегда буду жить так как мне захочется, и ничто не сможет испортить все то, что я начал приобретать. Но как и всем моим предыдущим планам, им не было суждено сбыться.

На второй неделе после разрыва отношений с Кристиной, вся моя жизнь очередной раз изменилась, и снова не в лучшею сторону.

Заканчивался рабочий день и я уже было собирался поехать домой. Я подождал Сашу в коридоре и вы вместе пошли на улицу.

– Ну что, дома тебя ждут очередные тренировки? – спросил Саша, когда мы подходили к лифту. – Как думаешь, может тоже начать заниматься спортом?

– Почему бы и нет, – сказал я и нажал на кнопку, означающая “вызов лифта”. – Мы можем после работы ходить в зал. Кажется, на первом этаже офиса есть спортзал.

– Надо подумать, – проговорил Саша и мы зашли в лифт. – Хотя это было бы не плохо, ходить вдвоем в качалку. К следующему лету мы так накачаемся, что на пляже нам все будут завидовать.

– Купим абонемент в спортзал? – спросил я у Саши и выходя из лифта встал напротив вход в спортзал.

– Пошли. Все равно ничего не теряем.

Мы с Сашей зашли в спортзал и купили абонемент на три месяца. Выходя на улицу, мы договорились каждый день, после работы, заходить в зал и заниматься по часу. Когда мы вышли на улицу, то закурили по сигарете и планировали заехать в ближайший торговый центр и купить спортивную одежду с обувью, но к нам подошла Оля. Я не сразу ее узнал. Оля была одета во все черное. Она впервые пришла не накрашенная, так еще и вид у нее был неживой, холодный, отталкивающий и, в какой-то степени, даже устрашающий.

– Нам надо поговорить, без лишних ушей, – холодным голосом сказал Оля. – Отказ я не приму.

Я посмотрел на удивленного Сашу и потом с небольшой улыбкой проговорил:

– Извини, но мне некогда. У нас с Сашей дела, и нам надо ехать. Если что, то можешь позвонить или написать, – я посмотрел на недовольное Олино лицо и мы с Сашей направились к его машине.

Оля была у нас за спиной, Саша уже открыл машину и мы садились в ее, как Оля громким и охрипшим голосом, словно она сдерживает слезы сказала:

– Кристина умерла.

Я застыл. Я снаружи закрыл дверь машины, и начал обдумывать Олины слова. Мне не хотелось верить в Олины слова и поэтому я подумал, что она снова что-то придумала, лишь бы я помог ей. Я смотрел на неподвижную Олину спину и спросил:

– Чего? Ты, наверное, шутишь? – Я посмотрел на испуганного Сашу. Он тоже закрыл дверь машины и стоял как вкопанный. – Ты опять что-то придумала, и пытаешься меня втянуть в свои проблемы. Прости, но на этот раз я не поведусь.

Я открыл дверь машины, нервно сел в нее и не успел я закрыть дверь, как Оля повернулась по мне лицом и сказала:

– Кристина умерла две недели назад, – заплаканный голосом сказала Оля. На ее лице были слезы и вся она тряслась от горя. Ее губы были сжаты до посинения, а глаза прятались за слезами. – Если это для тебя шутки, то я лучше пойду.

Оля пошла в сторону метро, но я выскочил из машины, подбежал к ней и схватил за плечо, но Оля отдернула мою руку, остановилась и повернулась ко мне. Она стояла передо мной и по ее выражению лица я понял, что на этот раз Оля не врет.

Мне стало страшно и я не знал что мне делать. Я посмотрел на Сашу, но он лишь с недоумевающим лицом наблюдал за происходящим. Он облокотился об машину и смотрел то на меня, то на плачущую Олю.

– То есть, как это две недели назад? – Спросил я Олю дрожащим голосом. – Мы с Кристиной расстались две недели назад, и она была жива. Ты видимо все перепутала. Кристина не могла умереть две недели назад.

– Могла, – холодным голосом проговорила Оля вытирая слезы и смотря на меня недоверчивым взглядом.

Я еще раз посмотрел на Сашу. Мне казалось, будто он догадывается, что случилось с Кристиной, но боится, что его предположение может оказаться правдой, и поэтому ничего не говорил.

– Хорошо, – проговорил я. – Мы можем зайти ко мне в кабинет и там поговорить.

Мы молча пошли в мой кабинет. Я шел впереди и пытался понять, как могла умереть Кристина. В голову приходила мысль о том, что она на этот раз она смогла покончить с собой, но мне эта версия не нравилась, и я старался не думать о ней. Мы зашли в кабинет, Оля села за стол, я напротив нее. Она начала ковыряться в сумке и достала оттуда сложенный в несколько раз листок бумаги и протянула его мне.

– Разверни и прочти, – уставшим голосом проговорила Оля. – Это от Кристины.

Дрожащими руками я взял этот листок. Сомнений больше не могло быть: Кристина покончила с собой. Я медленно развернул листок и начал читать:

«Я не знаю, кто именно будет читать эту записку: мама, папа, Оля, Олег. Но я знаю точно, что кто бы это ни был, он будет осуждать меня за мой выбор. Возможно, кто-то узнает о моей смерти, начнет упрекать себя зато, что он не смог быть со мной рядом и не помог мне. Ну, а кто-то просто начнет жалеть меня, говорить, что я была молода, у меня все еще было впереди, и что моя жизнь только начиналась. Не важно, к какому из типов людей вы будете принадлежать, у меня к каждому и вас огромная просьба, примите мой поступок, или, если вам удобно, то проступок. Не надо думать, что вы могли все исправить. Все давным-давно предрешено. Знайте, это мой личный выбор. Выбор, который я приняла сама, без чьей-либо помощи и подсказок. И еще раз, не надо упрекать себя, что вы не помогли мне. Сегодня, когда я это пишу, я не нуждалась в вашей помощи. Меня нельзя было спасти. Если бы я этого не сделала сегодня, то сделала бы завтра или в любой другой день. К счастью или сожалению, ничего нельзя было бы исправить. Процесс был запущен еще несколько месяцев назад, и его никак нельзя остановить. В прошлый раз я не собиралась умирать, а просто делала себе больно. Я любила причинять себе физическую боль. Селфхарм был частью меня. Тогда меня спасли родители, и за это я им благодарна. Благодарна, потому что мне тогда не хватало смелости признать, что мне надоело жить. Я расскажу, почему я решилась покончить с собой на этот раз. Ведь, если вы читаете это, то вам должно быть интересно, почему все так случилось? Почему я решила покончить с собой? Как ни странно, то все очень просто, по крайней мере для меня. Последние несколько месяцев, я не жила, а существовала. Когда мы с Костей расстались, весь мир разрушился. (Вы знаете, почему мы расстались и я не вижу смысла все рассказывать по новой). Последующие два месяца после расставания, я ничего не чувствовала. Ни боли, ни страха, ни любви, ни тепла. Если так подумать, тот я уже в тот момент умерла. Моя душа умерла, а тело осталось жить. Но неожиданно для меня, в моей жизни появился Олег. Я думала, что он сможет спасти меня, воскресить мою душу. И поначалу, мне казалось, что у него это получается. Но я ошибалась. Да, Олег научил меня снова любить и доказал, что я могу быть любимой. Он единственный человек, которого я любила сильнее всех. Меня не интересовала своя жизнь, мне было важно знать, что с ним. Я жила не ради себя, а ради Олега. Мы встречались не больше месяца, но это были самые лучшие дни в моей жизни. И я счастлива, что мои последние дни, были такими счастливыми и наполненными смысла. К сожалению, мы расстались. Так всегда бывает. Люди сходятся и расходятся, пока не найдут свою истинную любовь. Для меня Олег был тем человеком, с которым я хотела, и до сих пор хочу быть. Я его любила. Но как оказалось, Олег не любил меня. Я думала, что когда мы возьмем паузу в отношениях, то потом сможем жить вместе. Но я ошибалась. То, что со мной случится дальше, когда я закончу все это писать, никак не связано с Олегом. Да, он мне сделал больно, когда мы расстались, но я не держу на него зла, и я не хочу больше терпеть ту боль, которая причиняет жизнь. Точнее, которую я причиняю вам. Олег был рядом со мной, чтобы помочь мне. И я ценю его заботу. Даже несмотря на то, что он меня не любил, у него хорошо получалось играть влюбленного парня. Но находясь со мной рядом, он был вынужден страдать. А я не хочу, чтобы любимый человек страдал из-за меня. Это касается не только Олега. Мама, Папа, Оля. Вы втроем терпели меня, помогали мне, а я вам лишь мешала. Из-за меня, вы не спали ночами, тратили свои силы и нервы на меня. Но мне не нужны такие жертвы. Простите меня Мама и Папа. Я не хотела причинять вам боль, но поверьте, это будет последний раз, когда вам придется немного поплакать из-за меня. Я уверена, вам будет намного лучше без меня, и вы сможете стать счастливыми. Как по мне, то лучше вылить все слезы сразу, чем потом, каждый день видеть пусть и живую, но в тоже время мертвую дочь. Прости меня Оля. Ты навсегда останешься для меня лучшей подругой, даже несмотря на то, что ты наговорила Олегу. Прости меня Олег. Я не хотела, чтобы ты страдал из-за меня. Прости что не сдержала обещание. Я должна была тебе написать и попросить помощи, как мы и договаривались. Но я не хотела заставлять тебя снова страдать. Если бы я тебе позвонила, то тебе пришлось бы снова мучить себя и спасать меня. А я не хочу чтобы ты страдал. Я не хочу делать тебе больно. И пусть это будет первый и последний раз, когда я не сдержала свое обещание. До встречи в Нарнии. И напоследок, Олег, я знаю, ты меня ненавижу, но я тебя все еще люблю».

Лист бумаги был разорван в самом низу. Я заметил, что там было еще что-то написано, были видны следы ручки.

Дочитав Кристинину записку, я пытался протереть слезы, которые больше напоминали реки на лице, но мои пальцы врослись в Кристинину предсмертную записку, и у меня никак не получалось отпустить листок. Мое дыхание стало редким, и даже противным. Мне казалось, что я вдыхаю кровь, а выдыхаю смерть. Мое сердце билось очень быстро. Настолько быстро, что я чувствовал, как оно каждый раз ударяется об ребра. Лоб покрылся испариной, а во рту все пересохло. Я положил предсмертную записку и несколько секунд смотрел на ее пустым взглядом, представляя в голове, как Кристина, сидя за свои столом проводит ручкой по этому листу, превращая его в свои последние слова. Я не мог поверить, что Кристина умерла. Я посмотрел на Олю и спросил:

– Здесь не хватает… – я протер глаза, проглотил слезы и еще раз сказал. – Письмо оборвалось. Здесь должно быть продолжение. Что там было написано?

– Кристина хотела, чтобы ты это не читал, – проговорила Оля. – Я оторвала ту часть, которую тебе лучше не знать.

– Почему? Что там было написано?

– Не твое дело, – сурово проговорила Оля.

– И когда все случилось? – мой голос был тихим, и по большей части я прохрипел, а не проговорил свой вопрос.

– Через три дня, после того как вы расстались, – злобно ответила Оля и пододвинула к себе Кристинину предсмертную записку. Она смотрела на нее несколько секунд, но, как мне показалось, не читала. Олины глаза не бегали по тексту, а лишь смотрели на листок. Через минуту, Оля продолжила. – Знаешь, мне не важно, что ты там наговорил Кристине про меня, я не знаю почему вы расстались и знать не хочу, я хочу знать лишь одно – теперь ты доволен? Ты убил Кристину, и только ты виноват в случившемся. Не смотри, что там написала Кристина, – Оля ударила ладонью по записке. – Я знала Кристину. Она специально не стала нам все рассказывать, чтобы защитить тебя. Даже перед смертью, она думала о тебе. Думала о том, что ты ей сделал. Кристина любила тебя, и защищала тебя в последние секунды своей жизни. Но ей это не помогло. Мы все прекрасно понимаем, что если бы не ты, то я сейчас гуляла бы со свое подругой, а через несколько недели мы бы вместе пошли на учебу. Но вместо всего этого, я разговариваю с тобой, и пойду в институт одна, и больше никогда не смогу поговорить или хотя бы обнять Кристину. Кристина не захотела, чтобы ты получил по заслугам. Нам стоило бы обратиться в полицию, и написать на тебя заявление. Но мы поступим лучше. Ты продолжишь жить на свободе. Но только на твоей совести смерть любимого многими человека.

Я смотрел на разъяренную Олю. В тот момент мне хотелось схватить ее, и вышвырнуть из своего кабинета. Но я понимал, что этим поступком мне ничего не добиться, и поэтому, выдержав паузу и немного успокоившись, я сказал:

– Мне не важно, считаешь ты меня виноватым или нет, но я хочу знать, как это случилось? Как она покончила собой? Расскажи мне все что ты знаешь.

– Она… Она… Короче. Когда вы расстались, Кристина позвонила мне в этот же день, и с заплаканным голосом вкратце рассказала про твою ночевку у нее, и что на следующий день она решила с тобой расстаться. Точнее, она хотела взять паузу, но ты ее не послушал, а наговорил всяких гадостей про нее и про меня. Я решила, что не буду на нее давить, а лучше подожду, когда она успокоиться и все расскажет. Если честно, то Кристина сама попросила не трогать ее несколько дней. Она хотела побыть одна и все обдумать. Я, к сожалению, послушалась ее, и не звонила и не писала ей почти две недели. После нашего с ней разговора, Кристина не появлялась в сети. Я позвонила ей несколько дней назад, но она была недоступна. Я начала переживать, и три дня назад поехала к ней. Я знала, что должны приехать ее родители, и когда приехала к Кристине домой, то планировала подождать их у входа в подъезд. Но мне повезло. Мне не пришлось их долго ждать. Когда я приехала, то увидела ее родителей у входа в подъезд. Я окрикнула их, они остановились, и мы все вместе начали подниматься к ним домой на лифте. Как только открылась дверь лифта, нас сразу атаковал ужасный запах, словно что-то гниет неподалеку от нас. Мы вышли из лифта, попытались понять, откуда исходит этот запах, но у нас ничего не получалось. Эта вонь заполонила весь этаж, и было ощущение, что из каждой квартиры доносится этот запах. Но стоило нам подойти к Кристининой квартире, мы сразу поняли, что вся эта вонь исходит именно оттуда. Меня это насторожила, а Кристинины родители, как мне кажется, знали, как мог появиться этот запах в их квартире. Кристинин отец судорожно начал искать ключи от квартиры в карманах, достал ключ, быстро открыл дверь, и мы все втроем мгновенно оказались в их квартире. Я окинула взглядом квартиру, пытаясь понять откуда исходит этот запах, но Кристинины родители сразу побежали в ее комнату. Я следом пошла за ними, и мы втроем увидели Кристину. Она лежала на полу, а вокруг нее, словно по обведенное тело по контуру, засохшая кровь на ковре, и большой кухонный нож рядом с левой рукой. Левая рука была в мелких порезах на запястье и с небольшими следами засохшей крови, но правая была изуродована полностью. Кристина разрешала себе правую руку от локтя до ладони. Вся рука, от начала и до конца, была в крови. На правой руке и чистого места невозможно было найти. Я закричала так сильно, что тут же потеряла голос, а следом за мной закричала и Кристинина мама. Она бросилась к ней и начала обнимать ее, просить Кристину, чтобы та встала, но это не помогало. Кристинин отец подошел к ней и немного приподнял ее, а она висела в его руках и не шевелилась. Он положил ее на кровати и сидел рядом с ней, держа Кристину за ладонь. Кристинина мама продолжила сидеть возле лужи крови и рыдала, а я взяла телефон и позвонила в скорую. Пока ехала скорая, Кристинина мама лежала рядом с ней, обнимая ее и целуя, умоляя ее проснуться. Она рыдала, и не было видно конца ее горю. Кристинин отец сидел рядом с ними, и продолжал держал руку, испачканную кровью. Вскоре приехала скорая вместе с полицией. Врачи увезли Кристину, а полиция начала осматривать комнату. Они нашли записку на ее столе и дали нам троим прочитать ее. Ни у кого из нас не получалось прочесть записку из-за слез. Тогда один из сотрудников взял у нас листок и начал читать в слух. Когда он прочитал последнюю строчку, то он планировал поехать за тобой, но я, сама не знаю зачем, отговорила его. Я сказала, что этого не нужно делать. Кристина не хотела бы видеть тебя за решеткой. Мою идею не поддерживали Кристинины родители, но я их смогла переубедить и полицейские уехали, оставив нам записку.

Оля замолчала, и в кабинете воцарилась мертвая тишина. Я больше ничего не слышал. Даже когда Оля встала с кресла, и медленно, почти неживой походкой пошла к выходу, я ничего не слышал. Я провожал ее взглядом, боясь что-то сказать. Мне было страшно и в тоже время очень больно. Я еще никогда себя так не чувствовал, как сейчас. Я понял, что все мои проблемы, кажутся такими пустыми и никчемными. Даже Полинина смерть для меня казалась чем-то посредственным, по сравнению с Кристининым самоубийством.

– Завтра Кристинины похороны в двенадцать часов. Кладбище неподалеку от их дома, – ничего больше не сказав, Оля вышла из моего кабинета и ушла. Но через несколько секунд она вернулась в кабинет, подошла ко мне и положила на стол браслет, который я подарил Кристине, когда мы только начали встречаться. Перед моими глазами пробежал тот день, когда я покупал его, дарил Кристине и помогал надеть. – Я совсем забыла сказать. Это одна из ее просьб, которую Кристина попросила выполнить. Когда вы расстались, Кристина хотела вернуть тебе его, но так и не смогла. Он был на ней, когда она покончила с собой, – сказала Оля и вышла из кабинета и больше не возвращалась.

Я взял браслет и начал его рассматривать. На нем были небольшие следы крови и меня это напугало. Перед моими глазами встала картина мертвой Кристины. Меня передернуло так сильно, словно ударили током. Позже я взял в руки Кристинину предсмертную записку и еще раз ее перечитал. У меня все никак не укладывалось в голове, что Кристинина могла покончить с собой. Я и представить не мог, что это возможно. Когда мы расстались, я не желал Кристининой смерти. Я же наоборот просил, чтобы она рассказал мне, если захочет что-то с собой сделать.

Внутри меня была пустота, которая позже сменилось на чувство вины. Кристина дала понять, что это из-за меня она покончила с собой. Если бы я не наговорил ей тех слов, а промолчал и мы бы мирно разошлись, как она этого хотела, то ничего бы не случилось. Кристина продолжила бы жить своей жизнью, радовалась каждому моменту, видеться с родителями и проводить свое свободное время со своими друзьями. Но я все испортил. Я действительно убил человека.

– Мне очень жаль, – проговорил Саша, когда зашел в мой кабинет. Я даже не заметил, как он появился у меня в кабинете.

– Кристина умерла по моей вине, – сказал я, сдерживая слезы. – Она покончила с собой из-за меня.

– Такого не может быть, – Саша подошел ко мне и приобнял. – Кристина любила тебя, и она не могла покончить с собой из-за тебя. Кто угодно мог это сделать, но не Кристина.

– На смотри. Это ее предсмертная записка, – я протянул Саше листок, а сам держал в руках Кристинин браслет.

Прочитав записку, Саша положил ее на стол, сел на против меня и в кабинете повисла тишина. Изредка были слышны мои тяжелый вдохи и падающих слез на стол. Меня всего трясло. «Я убил Кристину» – эти три слова крепко засели в моей голове. Они съедали меня изнутри. С каждой секундой мне становилось все хуже и хуже.

Я посмотрел на Сашу и увидел его застывший взгляд на записке. Его глаза были пустыми, в них ничего нельзя было разглядеть. Тишина в кабинете начала меня угнетать еще сильней. Мне казалось, что я тоже мертв. И набравшись смелости, я сказал:

– Завтра похороны.

– И ты пойдешь на них? – Спросил Саша после короткой паузы.

– Я должен, – проговорил я и передо мной снова стала картина мертвой Кристины. – Может я смогу чем-то помочь ее родителям.

– Я тебя одного не оставлю, – ответил Саша нервным голосом. – Мы поедем вместе, хочешь ты этого или нет.

Посидев в кабинете еще несколько минут, мы вышли из офиса сели в Сашину машину и он повез меня домой. По пути, Саша предложил, остаться переночевать у него, но мне сейчас хотелось побыть одному. Мы с Сашей договорились, что он заедет за мной и мы вместе поедем на похороны.

Я зашел домой, разулся, зашел в комнату и увидел мертвую Кристину. Она была вся в порезах, а вокруг нее следы засохшей крови, как рассказывала Оля. На секунду мое сердце перестало биться, а мое дыхание стало таким редким, что я почти не дышал. Я резко закрыл глаза, в надежде больше этого не увидеть, но среди темноты, я отчетливо видел мертвую Кристину. С закрытыми глазами мне становилось только хуже, и я медленно начал открывать глаза. Когда я открыл глаза, то в моей комнате никого не было. Мне полегчало и мое тело пришло в норму, но теперь каждый раз, когда я моргал, перед моими глазами всплывал образ мертвой Кристины. В квартире стало не хватало воздуха, и тогда я открыл окна. Мне начало казаться, что стены в квартире сжимаются и пытаются раздавить меня, и тогда я выбежал на балкон. Пока я бежал на балкон, то у меня начала кружиться голова до такой степени, что когда я проходил через дверной проем, я ударился головой об угол. Я вышел на балкон, трясущимися руками закурил сигарету. Смотря на проходящим мимо балкона людей, я слышал, как каждый из них отчетливо говорит «Я убил Кристину». Я выбросил сигарету, вернулся в квартиру, но все еще продолжал слышать три ужасных слова «Я убил Кристину». Я не понимал, откуда доносятся голоса. Они окружали меня, и сдавливали меня. Я попытался пройти в свою комнату, но стоило мне было сделать шаг, как я потерял сознание, и последнее что я слышал все те же три слова.

Я проснулся с ужасным звоном в голове. Мне приснился страшный сон. Я не видел кошмарных снов с того момента, как меня бросила Кристина.

Я стоял у порога в Кристинину квартиру. Из квартиры доносился женский плач. Я протянул руку к двери, но вместо меня, дверь открыла женская рука. Проводя руку взглядом от начала до конца, пытаясь понять кто же открыл дверь, я увидел Полину. Она с грустным лицом посмотрела на меня и сказала:

– Пошли. Такого ты еще не видел.

Полина первая зашла в квартиру а я пошел следом за ней. Она остановилась возле двери в Кристинину комнату и холодным голосом проговорила:

– Теперь твоя очередь.

Полина встала сбоку от двери и я открыл ее. Как только я открыл дверь, я тут же увидел Олю, мужчину и женщину, видимо это были ее родители, и лежащую на полу Кристину. Все как и рассказывала Оля: вокруг Кристининого тела была кровь, руки изрезаны и рядом лежит нож. Я подошел к телу Кристины, сел напротив ее и провел рукой по ее окровавленной и изрезанной руке. Я посмотрел на Олю, Кристининых родителей. Они не обращали на меня внимание. Оля держала руку, Кристинина мама гладила Кристину по лицу и что-то говорила, а Кристинин папа сидел рядом со своей женой, одну руку положил на Кристинин живот а другой держал за талию свою супругу. Я повернулся к Полине и она подошла ко мне. Села рядом со мной, также провела рукой по Кристининой изрезанной руке и сказала:

– А я тебя предупреждала. Но ты меня не послушал. Всего этого могло и не быть. Если бы ты не стал с ней встречаться, то все обошлось. Пошли покажу.

Полина взяла меня за руку и повела в коридор. Только мы вышли из Кристининой комнаты, как все вокруг изменилось. Кристина обувалась, ее родители стояли возле нее а за дверью стояла Оля. Сильный всплеск свела и вот мы оказались на улице. Кристина и Оля гуляли вместе по городу, ели мороженное и смеялись. Снова всплеск света и мы в универе в какой аудитории. Кристина и Оля сидят вместе и что-то записывают. Очередной свет и вот мы снова в Кристининой комнате. Она спит у себя на кровати. Полина подошла к Кристине, поправила одеяла и сказала:

– Она могла быть живой. Все было бы прекрасно. Кристина бы окончила вуз, устроилась бы на работу, вышла замуж, обзавелась детьми. Она могла прожить ту жизнь, о которой любой человек может только мечтать. Счастливая жизнь, в которой много любви. Все это могло быть с ней, если бы ты меня послушал. Но вместо счастливой жизни, она мертва.

Кристина исчезла с кровати и оказалось на полу в своей крови. Вокруг нее все также сидели Оля и Кристинины родители.

Полина подошла ко мне вплотную и раздосадовано сказала:

– Ты похоронил меня, теперь похоронишь и ее. Два трупа любимых людей по твоей вине. И врагу такого не пожелаешь.

После этих слов я проснулся. Я встал с пола, но звон в ушах все еще стоял. Через несколько секунд я пришел в себя и вместо звона слышал дверной звонок. Я вспомнил, что должен приехать Саша, и пошел открывать дверь. Как позже я понял, Саша приехал немного раньше, чем мы договаривались. Я открыл дверь и увидел не Сашу, а Кристину. Она была цела и невредима. Кристина была одета в ту самую одежду, в которой она пришла гулять в-первый раз в Сокольники. На ней были кеды приятного мягкого оттенка розового, напоминающий закат солнца, только не такой яркий, брюки легкого, приятного для глаза розового оттенка, бежевая, напоминающая теплый песок у моря рубашка с длинными рукавами и солнцезащитные очки с моим любимым цветом синим цветом, похожим на сумеречное небо. Но в руках у нее был нож. Кристина замахнулась им и направила острый конец в меня. Я зажмурил глаза, в ожидании ощутить в себе холодный нож, пронизывающий мое тело, но вместо этого, ощутил мужскую ладонь у себя на плече. Я открыл глаза и увидел Сашу, одетого в черный пиджак, черную рубашка и черные туфли.

– Ты как себя чувствуешь? – Спросил Саша, встревоженным голосом и убирал ладонь с моего плеча.

– Не очень, – ответил я Саше, отойдя с порога и пропустив Сашу в квартиру. Он медленно зашел домой, с нездоровым любопытством оглядываясь по сторонам. Я закрыл дверь и продолжил. – Я вчера, видимо, сильно перенервничал, и потерял сознание. Утром я очнулся на полу.

– Голова сильно болит? – Спросил Саша разуваясь и проходя на кухню.

– Честно, я не знаю что хуже: больная голова или ощущение, что из-за тебя умер человек, – сказал я Саше и пошел следом за ним на кухню.

Саша сел за стол и продолжал оглядываться по сторонам. Я же подошел к плите, поставил чайник чтобы заварить кофе.

– Олег, присядь пожалуйста, – тихо сказал Саша. Я его послушался и сел напротив него. – Я тебя прошу, не кари себя в содеянном. Как-то слишком религиозно прозвучало. Да, я и не то хотел сказать. В общем, ты не виноват, что сделала Кристина. Ты ее не заставлял убивать себя. Она сама приняла решение и сама его выполнила. Кристина не написала, что покончила с собой из-за тебя. Она никого не винила и у всех просила прощения. Кристина сломалась, и она была не готова к таким событиям. Ей было больно, и она захотел больше не чувствовать боль. Я тебя прошу, не наделай глупостей. Я не думаю, что Кристина хотела видеть тебя в таком состоянии.

Когда Саша закончил свой монолог, как раз закипел чайник и у меня было время обдумать его слова. Наливая каждому по кофе, я пытался поверить Сашиным словам, но у меня не получалось. Кто бы что не говорил, это из-за меня Кристина покончила с собой, и только я виноват в ее поступке.

– Обещаю, глупостей я не натворю, – ответил я Саше после долгого молчания.

Я задумался, про какие глупости Саша имел ввиду? Неужели он думает, что я снова начну бухать по-черному и заброшу работу? Или он думает, что я тоже покончу с собой как Кристина, словно по эффекту Вертера? Так или иначе, но я не собираюсь снова уходить в запой, и уж тем более покончить с жизнью.

Допив свое кофе, я пошел в свою комнату одеваться, а Саша пошел ждать меня на улице. Я оделся почти точно также как и Саша, только без пиджака. Когда я обувался и уже собирался было выходить, перед глазами появился браслет. Я на секунду застыл, пытаясь вспомнить где лежит браслет, вернулся в свою комнату, взял рюкзак и начал искать браслет. Он лежал рядом с запиской. Я достал браслет, и сам не знаю зачем, надел его, а записку сложил в несколько раз и положил в задний карман брюк. Позже я вышел на улицу и закурил сигарету.

– Ну ты как, готов? – Спросил Саша докуривая сигарету.

– Да, – спокойно ответил я, поправляя браслет на руке. – Правда, немного страшно, но я справлюсь.

Я докурил сигарету, мы сели в машину и поехали на кладбище.

Всю поезду до кладбища, мы молчали. Я смотрел на сменяющийся пейзаж за окном и думал, а могу ли я покончить с собой, как это сделала Кристина? И если могу, то как я это сделаю? В голове кружились вопросы о суициде, но ответов так и не было. Я не смог ответить самому себе, могу ли я покончить с жизнью?

Когда мы приехали на кладбище, то я и забыл про суицид. Мы оставили машину на парковке возле кладбища, я позвонил Оле и спросил, где они находятся. Она пообещала подойти ко входу и проводить нас до погребальной ямы. Через несколько минут подошла Оля. На ней было черное платье, черный платок на голове и черные туфли с невысоким каблуком. Оля посмотрела на меня осуждающий взглядом, потом на Сашу и, ничего не сказав, повела нас к остальным. Еще у входа в кладбище я вдалеке увидел большое количество людей. И чем ближе мы к ним подходили, тем больше их становилось. Они прорисовывались как в старой игре. Я не могу сказать, сколько точно пришло людей, поскольку они все были одеты в черное, и очень сильно были похожи друг на друга и из-за этого сливались.

Когда мы подходили к остальным, то нас увидел Костя, и быстрым шагом направился к нам. Он тоже был весь в черном, но одежда была на нем не деловая, а уличная: черные треники, черные кроссовки и черная футболка. В правой руке он держал почти пустую бутылку коньяка.

– Ты чего тут делаешь? – Спросил Костя и толкнул меня в левое плечо.

– Успокойся, – проговорила Оля и встала между мой и Костей. – Он имеет право проститься с ней. – Оля повернулась к Косте и положила руки на его плечи, пытаясь удержать его на месте. Костя стоял не уверенно, и постоянно пошатываясь стоял то на одной ноге, то на другой.

– Ничего он не имеет, – сказал Костя и оттолкнул Олю в сторону так сильно, что она упала и ударилась головой об землю. К ней сразу подбежал Саша и помог ей встать. – Это из-за тебя Кристина умерла, – проговорил Костя, подойдя вплотную ко мне и смотря прямо в мои глаза. Я почувствовал перегар исходящий от него. Мне стало противно и я начал отходить от Кости, пытаясь подойти к Оле и Саше, но Костя мне не давал проходу. – Ты убил Кристину! – Прокричал Костя и ударил меня бутылкой по голове.

В глазах резко помутнело, а в ушах все звуки смешались. Я слышал и крики, и чьи-то шаги, но они звучали вдалеке и ели разборчиво. Вдруг, шум в моей голове затих и я отчетливо слышал три слова «Я убил Кристину». Это был мой голос. Я произносил их снова и снова. Еще несколько секунд я попытался удержать на ногах, но я больше не чувствовал ноги и упал на землю. Через мгновение я почувствовал, что на мои легки что-то давит и пьет меня по лицу. Я пытался разглядеть мутный силуэт перед глазами, но я видел лишь черное пятно, и громкий, невнятный мужской голос. Я понимал, меня бьет Костя. Я не мог сопротивляться, а даже если бы и мог, то все равно позволил бы ему бить меня до потери пульса. Я не знаю как долго меня бил Костя, но в какой-то момент я больше не чувствовал давления на легкие, и меня больше не били по лицу, но я все еще продолжал видеть черный силуэт и слышать неразборчивый, но на этот раз женский голос. Спустя несколько секунд, я мог различить голос, и это был Олин голос; еще через секунду, мутные силуэты исчезли и на из место пришла четкая картина. Передо мной была Оля, а не черное пятно. Я попытался встать с земли, но мне не хватало сил, и я мог только сидеть. Слева от меня были слышны голоса. Я повернул голову и увидел, как Саша избивает лежачего на полу Костю. Вдруг к Саше и Косте подошли мужики и начали отводить Сашу подальше от Кости. Я еще раз попытался встать, и на этот раз у меня получилось. Я подошел к Саше и начал отталкивать от него всех людей. Ко мне вернулись силы, и я начал их бить и мы с Сашей уже избивали нескольких мужчин. Не знаю откуда у меня было столько сил, но как только у меня получилось уложить двух мужиков, у меня появился доступ к Косте. Я подошел к нему и стал ногой бить его по ребрам до тех пор, пока меня не схватили и не увели в сторону. Меня держали три мужика. Они меня не били, а просто держали. Ко мне подошла Оля и сняв платок с головы, стала вытирать следы крови с моей руки. Я повернулся к Косте и увидел вокруг него толпу мужиков, пытающихся его поднять и унести. Среди толпы я узнал Пашу. Он посмотрел на меня недовольным взглядом и пошел со всеми остальными. Я начал искать Сашу взглядом и увидел его рядом с собой. Он сидел на земле и вытирал следы крови с ладони.

– Ты как? – Спросил Саша, когда увели Костю.

– Нормально, – ответил я и приложив руку к голове. – А ты как?

– Лучше чем этот придурок, – ответил Саша массажируя ладонь, на которой еще остались следы крови. – Зачем вообще приводить пьяных людей на похороны?

– Чего тут делают Паша и Костя? – Спросил я у Оли, убрав руку с головы и рассматривая ладонь, пытаясь разглядеть следы крови. Моя голова сильно болело, но мне повезло, я отделался лишь сильным ушибом.

– С Кристиной все пришли проститься, – сказала Оля, смяв платок в кулаке и выбросив его в сторону. – И даже ее и мой бывший. Вернее, с Кристиной пришли проститься сразу два бывших, – проговорила Оля и пошла вперед.

Оля отвела нас к храму, возле которого стоял кран. Мы с Сашей помыли руки и последовали за Олей.

Мы начали подходить к погребальной яме. Когда мы проходили мимо людей, тоже одетых во все черное, то я постоянно ловил на себе недоверчивый, а порой и злобный взгляд. Я заметил, как Саша начал суетится и смотрел по сторонам. Видимо Саша переживал и не хотел, чтобы кто-то из толпы набросился на меня, как это было с Костей.

Оля остановилась в нескольких метрах от гроба, стоящего на высокой деревянной подставке. Рядом с ним стоял мужчина и женщина.

– Это Кристинины родители. Если хочешь, то можешь с ними поговорить, – сказала Оля и ушла.

Сначала я засомневался, подходить мне к ним или нет. Если Костя, бывший парень Кристины, так отреагировал на мое появление, то мне было страшно представить, что они со мной сделают. Но так или иначе, я должен был подойти к ним, и выразить свое соболезнование и предложить свою помощь. Отчасти, я за этим и приехал.

Я сделал глубокий вдох, и пошел к Кристининым родителям. Саша остался стоять и смотреть по сторонам. Я подошел к ним и проговорил:

– Здравствуйте, я Олег, – как только я произнес свое имя, Кристинины родители сразу же развернулись, посмотрели на меня оценивающим и недоверчивым взглядом.

Кристинины родители были точно такими же, какими я их видел в своем сне. Кристинин отец был высоким, на две головы выше меня, казался немного худым из-за своего роста, с каштановым цветом волос, если к его волосам поднести каштан, то каштан затеряется среди волос, с голубыми, но очень сердитыми, злыми, и в тоже время печальными глазами. А Кристинина мама была совершенно другой. Она была ниже меня, но ненамного, с серыми волосами, словно пепел от сигарет, (локон немного вылазил из черного платка на голове) с темными глазами, словно ее глаза это один больной черный зрачок. Они, как и все, оба были одеты во все черное.

– Я Петр Витальевич, – спокойным голосом проговорил Кристинин отец и протянул мне руку. – А это моя жена Полина Александровна.

– Примите мои соболезнования, – сказал я растерянным голосом, пожимая ему руку. – Если я могу вам чем-то помочь, то вы только скажите. Мне не сложно оплатить всю церемонию или еще как-то помочь материально. Вы только скажите. Я вам не откажу в помощи.

Петр Витальевич и Полина Александровна посмотрели на меня осуждающе и отец Кристины, спустя короткое молчание сказал:

– Спасибо тебе, но ты и так уже помог.

– Я не знал, что все так закончится, – мой голос звучал не уверенно, и я произнес слова так, словно намеренно обидел Кристину, чтобы в конечном итоге она умерла. – Я не хотел сделать больно ни вам, и тем более Кристине. Позвольте мне хоть как-то загладить вину.

Полина Александровна спрятала лицо за платком и опустив голову немного вниз ушла, оставила меня с Петром Витальевичем тет-а-тет. Он подошел ко мне поближе и грубым голосом сказал:

– Нам твоя помощь не нужна. И свои подначки можешь оставить при себе. Если ты думаешь, что дав нам деньги, ты сможешь загладить вину, то ты глубоко заблуждаешься. Ты лишил нас дочери. Из-за тебя, Кристина наложила на себя руки. Я не хочу видеть твои деньги. Я хочу, чтобы тебя, всю твою оставшуюся жизнь, мучала совесть. Ты заслуживаешь страдать и сгорать от горя, – Петр Витальевич замолчал и начал уходить от меня, но он остановился, развернулся и продолжил. – Можешь попрощаться с Кристиной. Я тебе не буду мешать.

Петр Витальевич ушел, оставив меня наедине с Кристиной. Я начал жалеть, что приехал сюда, но мне нужно проститься с Кристиной и попросить у нее прощения. Сделав пару неуверенных шагов вперед, я подошел вплотную к гробу. Я не сразу опустил голову, а поначалу смотрел в даль. Примерно в десяти метрах от меня, было небольшое скопление людей, пришло около десяти человек. Я слышал, как они плакали (хотя возможно мне показалось). Все они встали возле могилы, которую только что сделали. Рядом с могилой стоял мужик в потрепанной и грязной одежде и с лопатами в руках, а еще один мужик клал венки на могилу. У меня в голове не укладывалось, что через несколько минут, мы все также будем стоять возле Кристининой могилы и наблюдать, как кладут венки.

Я последний раз посмотрел в даль и немного наклонив голову вниз, увидел мертвую Кристину. На ней была та самая одежда, в которой она вместе с Олей пришла гулять в Сокольники, и когда она мне померещилась вместо Саши. Брюки мягкого розового оттенка, бежевая рубашка и белые кеды. Я не мог поверить, что она мертва. Я хотел, чтобы она сейчас проснулась, вылезла из этого гроба и пошла гулять с Олей, как это было три недели назад. Ее неживого серого цвета кожа, с ели заметными синими венами, закрытые глаза, но не как у спящего, напряженно закрытыми глазами, а расслабленными, неподвижными глазами (я вообще не понимаю, как можно сравнивать спящего человека с мертвым), и холод, который шел от нее, заставили меня заплакать. Я не скрывал слезы, а ревел на виду у всех. Я знаю, что так делать нельзя, но я все же провел ладонью по ее серой и холодной щеке, поцеловал ее в губы и слабым голосом сказал:

– Прости меня, – сказал я, и увидев как упала моя слеза на ее губы, и дрожащим голосом проговорил. – Я люблю тебя.

Это было не пустыне слова. Потеряв Кристину раз и навсегда я понял, что все наши проблемы, по сравнению с этим, пустяки. Да, мы с Кристиной жили в разном ритме наших отношений, но это можно было исправить, да, я мог подождать несколько месяцев чтобы потом снова начать встречаться с Кристиной. Все это можно было исправить. Но сейчас ничего нельзя изменить. Кристину не воскресить. Она умерла. Мне хотелось снова услышать ее смех, хотел поговорить с ней о не важным вещах, погулять с ней по парку держась за руку, обнять и поцеловать. Но этого больше никогда не случится.

Я снял браслет со своей руки и надел его на Кристинину. Даже на мертвой Кристине, он смотрелся лучше чем на ком-либо другом.

Протирая пальцами слезы на глазах, и поцеловав Кристину в лоб, я пошел к Саше. Я ощущал на себе недовольные и злые взгляды, но мне было все равно на них. Они могли сколько угодно сверлить меня своими глазами, Кристину все равно не вернуть. Если бы моими страданиями можно было бы ее вернуть, я бы без раздумий позволил издеваться надо мной, лишь бы Кристина была жива.

Я встал возле Саши, он мне ничего не сказал, а лишь положил свою руку мне на плечо и пододвинул к себе и мы отошли назад, встали за спинами у всех.

Как оказалось, я был последним, кто пришел проститься с Кристиной. И когда я отошел, то к могиле подошли двое мужчин, закрыли гроб, прибили его гвоздями и начали медленно опускать его в яму. Все вокруг начали рыдать. Мужчины пускали слезы, изредка из убирая с лица, а женщины приложили платок к лицу и плакали в него. Кристины родители и Оля стояли ближе всех в яме, и они что-то громко говорили, но я не мог разобрать. Я же стоял подальше от всех, молча смотрел как медленно опускают гроб и закапывают его. Внутри меня была пустота, и я больше ничего не чувствовал. Когда на месте ямы появился невысокий выступ, то мужчины поставили крест и начали класть венки. После того, как могила была готова, то все по очереди подходили к ней. Кто-то клал искусственные цветы, кто-то гладил крест, кто-то говорил что-то шепотом, а кто-то делал все сразу.

Когда на кладбище никого уже не осталось кроме меня и Саши, то мы вдвоем подошли к могиле. Я посмотрел на крест и увидел надпись, которая меня очень сильно напугала, что я даже не хочу ее цитировать. Там ничего ужасного не было написано, только имя, фамилия, отчество, дата рождения и смерти, и короткая эпитафия. Я опустил голову и смотрел на венки. Их было очень много, и на каждом было что-то написано.

Мы с Сашей молча стояли и смотрели на могилу несколько минут, но спустя время Саша сказал:

– Я не был с ней знаком, и никогда ее не видел, даже на фотографии, но судя по твоим рассказам, она была замечательным человеком. Мне жаль, что Кристине пришлось так мало прожить. Я уверен, она смогла бы много достичь, но жизнь распорядилась иначе. Страшно потерять единственного ребенка, лучшего друга и любимого человека. Но смерть нам не подвластна.

У меня перед глазами пронесся мой сон, в котором Полина показал мне, что могло быть с Кристиной, если бы она была жива. Мои глаза навернулись слезами и в голове снова стали звучать три слова: «Я убил Кристину». Я упал на колени и закрыв ладонями лицо, стал рыдать. Я плакал долго и мне никто не мешал. Саша стоял в сторонке и ничего не говорил. Когда я немного успокоился, то заплаканным голосом сказал:

– Кристина была лучшей. Она могла много добиться, но я все испортил.

Саша ничего не сказал, а лишь присел возле меня и смотрел на могилу.

Через несколько минут, когда Саша выкурил сигарету он спросил:

– А что ты туда положил?

Не вставая с колен и не поворачиваясь к Саше, я протер руку, на которой еще недавно висел Кристинин браслет и сказал:

– Браслет. Я вернул Кристине браслет.

Саша тяжело выдохнул и сказал:

– Пошли. Сколько не стой на коленях, Кристину все равно не вернуть.

Я послушался Сашу и медленно стал на ноги. Отряхнув колени и взглянув на могильный крест в последний раз, повернул голову к Саше и увидел его идущего впереди. Медленно переставляя ноги я шел за ним.

Всю дорогу домой мы ехали молча. Когда Саша довез меня до квартиры, мы с ним попрощались и я дал ему обещание, что со мной все будет хорошо. Но стоило было Сашиной машине пропасть из поля зрения, как я набрал Егору и предложил ему через час встретиться в баре. Он согласился. Я вызвал такси и поехал в бар. Встретив Егора у входа в бар, он у меня спросил:

– Ты чего так вырядился? И что с твоим лицом?

– На похороны сходил, – ответил я Егору пустым голосом, когда мы заходили в бар.

– То есть как это? Кто умер? – Спросил Егор встревоженным голосом.

– Кристина, – мне казалось, что мой голос звучит как-то отдаленно, словно я говорю из другого мира. – Она покончила с собой две недели назад, и сегодня были похороны. И самое ужасно, что она это сделала из-за меня. Я виноват, что Кристина умерла.

– Этого не может быть, – растерянно сказал Егор. – Ты накручиваешь себя.

Я достал из заднего кармана брюк Кристинину предсмертную записку и дал почитать Егору. Пока он ее читал, я успел выпить несколько бокалов пива. Дочитав записку, Егор спросил:

– А зачем ты это держишь у себя в кармане? И вообще, она не винит тебя. Тут так и написано, – Егор пальцем показал на строчку: «Выбор, который я приняла сама, без чьей-либо помощи и подсказок». – Так что не надо думать, что это все из-за тебя.

– Все прекрасно понимают, что это случилось по моей вине, – сказал я Егору, сделав глоток пива. – Оля, Кристинины родители – все они мне сказали, что это я виноват, и что это на моей совести. Меня бывший Кристины ударил на похоронах по голове стеклянной бутылкой, – я пальцем показал на синят.

– Не важно что они сказали, – сказал Егор. – Главное, что написала Кристина. Если Кристина написала, что это не из-за тебя, значит так и есть.

– Ты дурак, или притворяешься им? – Злобным и громким голосом я спросил у Егора. – А ты не подумал, что она это специально написала, чтобы меня никто не трогал? Она до последнего вдоха думала обо мне и не хотела, чтобы у меня были проблемы. Кристина заботилась обо мне, даже когда умирала. А я повел себя как последняя скотина.

Я резко встал, опрокинул стол, и вместе со столом упали бокалы и разбились. Егор успел сделать шаг назад и его не задело, но сидящих за соседним столиком мужиков облило остатками пива. К нам тут же подлетел охранники и стали держать тех мужиков, который враждебно были настроены против меня. Те мужики начали брыкать и собирались устроить драку с охранной, но их вышвырнули с бара и в тот самый момент ко мне подошел администратор. Он повернулся к Егору, недоверчиво посмотрел на него и собирался было отчитывать его, но я раньше заговорил:

– Это я устроил.

– Ты? – Повернувшись ко мне спросил администратор удивленным голосом. – С тобой что-то случилось? Может тебе помочь.

– Все нормально, – нервно ответил я и достал кошелек. Вытащив оттуда несколько пятитысячных купюр я отдал эти деньги администратору и продолжил. – Надеюсь этого хватит.

Он молча взял деньги и смотрел как я ухожу.

– Ты куда? – Спросил Егор идя за мной.

– От сюда подальше, – Грубым тоном ответил я Егору. – И не вздумай идти за мной.

Я вышел из бара, вызвал такси и поехал домой. Я был пьян и зол на всех. Но моя злость длилась не долго.

Когда я приехал домой, то моя злость сменилась на чувство вины. Я вспомнил Кристину, а в частности ее записку. Я начал залить по всем карманам, в попытке найти предсмертную записку, но у меня ничего не вышло. Тогда я пытался вспомнить, где она может находиться и вспомнил, что записка осталась у Егора. Мне хотелось вернуться назад в бар и отобрать у него записку, но передумал, и решил зайти в магазин и купить несколько банок пива. Но когда я зашел в магазин с мыслью, что мне нужно всего лишь две балки пива, то вышел с полным пакетом разной алкашки. С полным набором выпивки, я вернулся домой. Как только я перешагнул порог, то сразу открыл банку пива и выпил ее залпом. Потом я выпил еще одну банку, но на этот раз на кухне. После пива я выпил вино, и сделав пару глотков коньяка, я очнулся утром в кровати.

Открыв глаза я тут же пожалел, что вообще проснулся. Моя голова так сильно болела, что я не мог не то что встать с кровати, мне сложно было пошевелить рукой. Недолго думая, я решил еще немного поспать. Я закрыл глаза и среди темноты резко появилась мертвая Кристина лежащая в гробу. От увиденного меня вырвало прямо на себя. Вся моя одежда и кровать была в рвоте. Я не переодевался со вчерашнего дня. И как ни странно, но благодаря тому, что меня вырвало, мне полегчало и я мог встать с кровати. Я пошел в ванную, прихватил с собой наволочки и покрывало, снял с себя всю одежду и закинул в стиралку. Искупавшись под теплым душем, я пошел на кухню и увидел пустые бутылки. Медленно, трясущимися руками я брал каждую бутылку и выбрасывал ее в мусорный пакет. Чтобы выбросить весь мусор и немного прибраться на кухне, мне потребовалось почти три часа. После уборки, оставив открытым окно на кухне, я вернувшись в свою комнату, взял таблетки от головы и выпил их. Через несколько минут мне полегчало. Я попытался вспомнить, что вчера было когда начал пить коньяк, но ничего не получалось. Все мои воспоминания оборвались на коньяке. Просидев на кровати еще несколько минут, я вспомнил Кристину, и в моей голове начали звучать три слова: «Я убил Кристину».

Они преследовали меня. Я всем телом ощущал их. Я убил Кристину. Я пытался подумать о чем-то не связанном с Кристиной, но это не помогало. Я вышел через кухню на балкон покурить. Пытаясь отвлечь свою голову от трех слов. Мне ничего лучше в голову не пришло, как начать считать проезжающие мимо машины. Но из-за этого мне стало только хуже. Из каждой машины, и от каждого прохожего, я слышал «Ты убил Кристину». Я выкинул сигарету, вышел с балкона, сел в углу на кухне, закрыл уши, в надежде избавиться от этих слов, но мне ничего не помогало. Я начал нервно бормотать себе под нос что-то неразборчивое, какой-то набор звуков никак не связанных между собой. Мне казалось я просидел на полу несколько часов, поскольку времени я больше не ощущал. Эти три слова все били меня изнутри и били. Каждая буква ощущалась как вонзающийся нож в тело. Мне было больно слышать эти три слова.

Но в какой-то момент все стихло. В моей голове была тишина. Я убрал ладони от ушей и ничего не слышал. Наступило молчание. Я уже было собирался обрадоваться, но моему ликованию не было суждено проявить себя. Лучше бы я продолжал слышать три слова, чем все то, что случится дальше.

Когда я встал с пола и собирался пойти в свою комнату, я услышал женский голос. Это был Кристинин голос. Она что-то говорила, но ее слова было сложно разобрать. Я пошел на Кристинин голос и пришел в свою комнату. Только я встал у порога, как посреди комнаты стояла она – Кристина. Я окинул ее взглядом и на ней не было ни царапины, ни следов крови, ничего. Кристина выглядела здоровой и нормальной, вот только она почему-то плакала. Я пошел к ней и собирался было обнять ее, но стоило расстоянию между нами исчезнуть, и мне оставалось только прижать к себе Кристину, как тут же она меня толкнула и начала еще громче плакать.

Я потерял равновесие и упал на спину. Я не вставал, а лишь сидел на полу и стал рассматривать Кристину. На первый взгляд с ней все было нормально. Кристина была одета в тоже самое во что она пришла на наше первое свидание и во что она была одета на похоронах. Как только у меня в голове прозвучало слово «похоронах» я увидел у Кристины в левой руке нож. Кристина посмотрела на меня заплаканными глазами и дрожащим голосом сказала:

– Если ты меня любишь, то докажи.

Кристина поднесла нож к руке и я тут же зажмурил глаза. Я слышал лишь как Кристина орет от боли. Я боялся открыть глаза и не открывал их до тех пор, пока не стало тихо. Открыв глаза я ожидал увидеть окровавленную Кристину, но вместо это я увидел лишь пустую комнату. Кристины нигде не было. Я встал с пола подошел к место где только что стояла Кристина и снова услышал Кристинин голос. На этот раз голос доносился из кухни. Я побежал на кухню, и там стояла Кристина. На этот раз она предстала предо мной точно такой, какой описала ее Оля. Вся в крови, с немного изрезанной левой рукой и полностью изуродованной правой рукой. Вокруг нее была лужа крови, а в левой руках все тот же нож. Кристина смотрела на меня холодным и в тоже время жадным взглядом. Она подошла к столу, положила нож и повторила:

– Если ты меня любишь, то докажи.

Я начал медленно подходить к ней но как только между нами было расстояние в один шаг, она исчезла. Я гляделся по сторонам – в квартире было пусто. Опустив голову на пол, в ожидании увидеть кровь, я лишь увидел грязный пол. Тогда я решил повернуть голову на стол, куда только что Кристина положила нож. Как и в случаи с полом, я рассчитывал увидеть пустоту, но я ошибся. На столе лежал именно тот нож, который Кристина и положила. Дрожащими руками я взял его и услышал Кристининым «Если ты меня любишь, то докажи». Я снова оглянулся по сторонам в надежде увидеть Кристину, но никого не было. Но потом наступило молчание.

В квартире было тихо, тихо как в гробу. Я не слышал биения своего сердца, не чувствовал как мои легкие наполняются воздухом. Я стоял на месте и крутил в руках нож. Сам того не замечая, я порезал свою ладонь этим ножом. Мне не было больно. Я смотрел как капает кровь из моей руки, и мне было забавно это наблюдать. «Так вот что такое селфхарм» – подумал я. Я подошел к зеркалу и увидел в отражении Кристину. Она была все также в крови и в порезах. Кристина повторяла мои движения. Я повернул голову налево, она повторила за мой, я поднял руку, она сделала тоже самое, я приложил нож к руке, но Кристина не сделала так же. Она подняла нож выше и показала краем ножа на начало своего пореза и сказала: «Теперь твоя очередь». Я опустил голову вниз, посмотрел на свою руку и увидел, что нож находился на том же самом месте, где и находился Кристинин нож. Я поднял голову чтобы убедиться в этом, но было только мое отражение. Кристина исчезла. На этот раз окончательно я понял, чего от меня хочет Кристина. Но я решил, что если и повторять за Кристиной, то и письмо тоже нужно оставить.

Я вернулся в свою комнату, положил рядом нож, включил ноутбук и начал печатать:

«Как и все что существует в нашей вселенной, имеет начало и конец. Звезды, хоть мы и видим как они горят в ночном небо, возможно уже сгорели, и до нас долетают их последние огни жизни; рушатся империи, как это происходит на наших глазах; великие личности умирают и оставляют после себя историю. Приверженцы гипотезы квантового бессмертия со мной не согласятся, но это уже их проблемы. Человек не может жить вечно, и каждому предначертан свой срок. И нам не известно, когда мы последний раз смотрит на мир живыми глазами. Кто-то умирает от неизлечимой болезни, кто-то от старости, кто-то от несчастного случая, а кто-то прибегает к самоубийству. Хотя, если так подумать, то последние как раз-таки и управляют своим временем, и только они знают, когда пришло время умирать. К сожалению или к счастью, мне известна дата и время моей смерти. Все закончится через несколько секунд, как только я поставлю точку. Так что всем пока».

Я встал со стола взял нож, закрыл глаза и увидел Кристину. Она стояла и показывала что нужно делать. Я уже было начал за ней повторять, но в квартире зазвонил дверной звонок. Я открыл глаза, простоял в тишине несколько секунд в надежде, что мне показалось, и в квартире опять зазвонил дверной звонок, но после звонка последовал знакомый мужской голос «Олег, открой, это Антон». Этого не может быть – подумал я. Я закрыл ноутбук, спрятал нож под подушкой и пошел смотреть в дверной глазок. За дверью действительно стоял Антон. Я открыл дверь.

– Чего так долго? – С улыбкой на лице спросил Антон.

Это был действительное Антон. Парень моего роста. В отличии от меня, у него была сильно развита растительность на лице. Да, у него не было бороды как у мусульман, но ухоженная борода, как у европейцев, была при нем. Каштановые волосы, с прической «полубокс» – почти налысо по бокам и слегка длинные волосы сверху (Антон в свое время меня задалбливал названием своей прически, поэтому я и запомнил). Антон не был качком, но тело его все равно было подтянутым. В черных джинсах, синей рубашке, белый кедах и в очках. Да, Антон не сильно изменился зато время, которое мы не виделись.

– Просто я испугался, – растерянно ответил я Антону.

Я пропустил Антона в квартиру. Пока он разувался он пристально разглядывал квартиру. Видимо он что-то искал. Мои мысли были лишь обо дном, хоть бы он не догадался.

Мы с Антоном зашли на кухню, я предложил ему кофе и он согласился. Я заварил нам по кофе, поставил рядом с ним стакан и сел напротив него. Вроде бы все шло как положено. Я не подавал виду, что собирался покончить с собой, и вес себя как обычно. В какой-то момент мне показалось, что все пройдет как по маслу, но как только Антон сделал глоток кофе он сказал:

– Ты вчера бухал?

– С чего ты это решил? – Растерянно спросил я. Я прикрыл рот ладонью, чтобы Антон не чувствовал запах перегар.

– Можешь не прикрывать рот – Антон сделал глоток кофе, подошел к кухонному гарнитуру и начал открывать все нижние шкафчики. Я смотрел как он открывает и закрывает каждую дверь и чем ближе Антон был к шкафчику, за дверь которого находилась мусорное ведро, тем сильней начинало биться мое сердце. Как только Антон открыл дверь за которой лежали все бутылки, мое сердце остановилось. Антон наклонился, спокойно достал бутылку из-под пива, выбросил ее обратно в ведро, закрыл дверь и сказал:

– Будут какие-нибудь оправдания?

– Это Егор вчера приезжал, – сказал я жалостным голосом, словно умолял Антона поверить моим словам.

– Хм. А может был кто-то другой? Например… Полина?

– Ты чего? Полина же умерла.

– Вот и я тоже так думаю. Полина умерла, но она все еще приходит к тебе во снах.

– Откуда ты знаешь?

– Ну, Егор рассказал, с которым ты вчера бухал в баре, а потом ушел и оставил вот это.

Антон подошел ко мне, положил Кристинину предсмертную записку и сел за стол.

– Может расскажешь кто такая Кристина?

Я взял в руки Кристинину записку и стал ее перечитывать. Прочитав записку я положил ее на стол, посмотрел на сурового Антона и сказал:

– Мы с ней встречались. Хотя ты и так знаешь все знаешь.

– Ну хотя бы сейчас ты не врешь, – сказал Антон и после короткой паузы продолжил. – Кристина тоже теперь тебе мерещится? Это она посоветовала тебе покончить с собой?

Невозмутимый голос Антона меня напугал. Чертов детектив. Начитался Агаты Кристи и считает себя следователем.

– Не смешно, – неуверенно ответил я.

– Так я и не смеялся. Куда нож спрятал? – Спросил Антон и посмотрел на то кухонный гарнитур, на столе которого лежал нож.

– Какой еще нож? – я пытался показать, что Антон ерунду говорит и что уже не смешно, но Антон был настроен серьезно.

– Я еще раз спрашиваю, – Антон подошел к кухонному гарнитуру, взял оттуда подставку для ножей, в которой как раз-таки и не хватало одного ножа, того ножа, который сейчас у меня под кроватью, и поставил подставку на стол рядом со мной. Как же меня порой бесит его умение замечать мелкие детали во всем. Антон сел на свое место и продолжил. – Где нож?

Я молча смотрел на подставку для ножей и перебирал в голове варианты отмазок. Если сказать, что я выкинул нож, он не поверит. Антон знает, что я бы пошел сразу и купил бы новый. Если сказать, что он испачкался и лежит в посудомойке, Антон тут же полезет искать нож в посудомойке. Если я скажу, что никакого ножа не было со дня моего заезда, он не поверит как и в случае если бы я сказал, что выкинул его.

Я не знал что делать. Сказать правду нельзя. Иначе у меня ничего не получится. Соврать тоже не получится, Антон знает меня как облупленного. Я в замешательстве.

Пока я раздумывал, что же сказать Антону, он допил свое кофе и сказал:

– Нож у тебя в комнате? На кухне его нет, значит у тебя в комнате.

– Нет у меня никакого ножа, – неуверенным голосом ответил я.

Антон молча встал со стало и направился в мою комнату, я пошел за ним. Встав между кроватью и столом, Антон повернулся ко мне и спросил:

– В тумбочке или под подушкой?

Вот же умная скотина – подумал я.

Не дожидаясь моего ответа, Антон начал рыться в тумбочке. Я же стоял и наблюдал как он ищет нож там, где его нет. Мне не хотелось ему мешать. Но и перепрятать нож мне тоже не хотелось. Пусть Антон найдет нож, а там посмотрю что будет.

Вывернув всю тумбочку, проверив каждую книгу, каждую полочку, каждый угол, Антон, как и требовалось ожидать, не нашел нож. Убрав все обратно и закрыв тумбочку, он подошел к кровати, поднял подушку и увидел там нож. Положил подушку в сторону и взяв нож в руки он ничего не сказал. Антон поменялся в лице. Он больше не был агрессивно настроен, его глаза не горели поиском и движения не были больше острыми. Антон стал мрачным, испуганным. Глаза потухли и больше не горели, движения стали неуклюжими и неуверенными. Видимо Антон до последнего надеялся, что никакого ножа не найдет, и что его попытки доказать мое желание покончить с собой обернуться провалом. Наверное, Антон был готов оказаться главным дураком на земле, лишь бы не найди подтверждения его догадке.

Антон сел на кровать держа нож в руке. Он смотрел на нож несколько минут. Не проронив ни слова, я чувствовал всем телом, что сейчас испытывает Антон. Его молчание было живым. Раздосадованное молчание бродило по комнате, задевая все своим плечом.

Я сел на кресло за столом, повернулся к Антона и не отводя глаз от ножа Антон сказал:

– Я тебе помешал? Ты же собирался сделать все сейчас. Если бы я опоздал на несколько секунд, то было бы поздно. Я прав?

– Да, – ответил я Антону холодным голосом. – Ты успел прийти и все испортить.

– Что испортить? – Спокойным но разочарованным голосом спросил Антон. – Испортить твою очередную попытку умереть? Сколько раз я уже вытаскивал тебя?

– Вот только не надо начинать свою песню про…

– Не уж, ты еще раз ее послушаешь, – перебил меня Антон. – Я уже тебя дважды вытаскивал из петли. Сейчас, случайно как и раньше, в третий раз. Твои попытки суицида это не разовая акция, а систематичное желание умереть как можно раньше. Это твоя константа. Ты больше не можешь жить без мысли о смерти. Ты ищешь причину умереть. Первый раз ты собирался повеситься когда убили Полину. Не знаю как, но я снова оказался в нужном месте в нужное время. Я вытащил тебя из петли. Мы с твоими родителями водили тебя к психотерапевту, лечили тебя, думали что ты здоровый и разрешили уехать тебе в Москву. Ты уехал в Москву, от тебя ни привета ни ответа несколько лет. Полгода назад мне звонит Саша и говорит, что тебе плохо и что тебе нужна помощь. Мы с Сашей до сих пор не понимает, как ты додумался дать ему мой номер. Я бросаю работу, еду к тебе, а открываю дверь, а ты снов пытался покончить с собой, закинулся таблетками. Мы с Сашей промываем тебе желудок, отвозим в больницу и снова ты ходишь к психологу. Спасаем тебя от кошмарных снов с Полиной. Вроде вылечили. Прошло полгода, я снова приезжаю по Сашиному зову и живу вот это, – Антон протягивает нож вперед и трясет им перед моими глазами. – Сегодня ты решил воспользоваться ножом. И что мне остается сделать? Снова вести тебя к психологу, чтобы ты снова бросил проходить терапию и через некоторое время опять попытался убить себя? Ты издеваешься или как?

Пока Антон перечислял все мои попытки покончить с жизнью, я не произвольно вспоминал происходящее. Первый раз я решил покончить с собой из-за самоуничижения. Из-за моей трусости, умерла Полина. Я уже писал, что мог пробраться в школу и спасти Полину, но я побоялся и позволил убить ее. Я чувствовал себя виноватым и решил самоубийством искупить вину перед всеми, а главное, перед Полиной. Но, как сказал Антон, он случайно меня спас. Мне оставалось оттолкнуть стул из-под ног и все бы получилось. Но в квартиру зашел Антон и вытащил меня из петли. Я уже не помню, зачем он пришел ко мне домой, но это и не важно. После первой неудачной попытки, я ходил к психологу, а позже уехал в Москву. Вот только Антон ошибается. Терапевт меня не вылечил. Я смог его обмануть и доказать что я здоровый. Когда я переехал в Москву, как вы уже знаете, я много пил. Очень много пил. И если бы не Антон с Сашей, то я умер бы еще полгода назад. Все могло произойти через две недели как Саша устроил к себе на работу. Я все также продолжал пить. Мог прийти на работу во время жесткого отходняка, мог начать пить на работе. Короче, до увольнения оставалась одна бутылка пива и все. Но пил я не из-за хорошей жизни. Все это время мне мерещилась Полина. А когда я был пьяным, мне казалось, что Полина рядом со мной. Я пил чтобы поговорить и побыть рядом с Полиной. Особенно мне тогда нравилось спать, поскольку мне всегда снилась Полина, хотя и не всегда в хорошем смысле. Но в последнее время мне часто снились кошмары. В них Полина просила, чтобы я умер. И как-то утром, мне была так плохо от самообмана, что я решил снова покончить с собой, как это хочет Полина, и быть по-настоящему с ней. Я выпил несколько бутылок пива, выпил какие-то таблетки, это были даже не мои таблетки, я зашел в комнату хозяйки квартиры и выпил почти все ее таблетки. К счастью тогда снова появился Антон, но с Сашей. Они меня откачали и я снова начал ходить к психотерапевту. На этот раз я не стал притворяться здоровым человеком, а действительно хотел выздороветь, избавиться от демонов в голове. Мне это помогло. Это было недавно. Я перестал пить таблетки и ходить к психологу несколько месяцев назад. А перестал я ходить к психологу, поскольку чувствовал себя здоровым. Но я ошибся. (Да, когда я вам рассказывал про свой прошлый поход к психологу, я соврал. Я вообще думал, что не буду вам рассказывать про Антона, и что всей правды вы не узнаете, но чем ближе мой конец, тем больше я хочу быть откровенными с вами).

Когда Антон замолчал, он положил нож на кровать, подошел ко мне и сказал спокойным голосом:

– Пошли. Саша нас ждет внизу. Поживешь пока у него, а там посмотрим что с тобой делать.

Антон взял меня за руку и собирался потащить за собой, но я, не вставая с кресла, отдернул свою руку, к счастью Антон не сильно сжал свою руку, и недовольным голосом я сказал:

– Может хватит уже? Может ты перестанешь меня «спасать»? Если бы не ты, все этого могло и не быть.

– Ты винишь меня в том, что ты все еще жив? – Сердитым голосом спросил Антон. – У тебя вообще мозг перестал думать? Ты недоволен тем, что все еще живой?

– Да. Мне надоело жить. Когда ты уже это поймешь, – я встал с кресла, подошел вплотную к Антону и говорил глядя ему в глаза. – Я не могу больше жить. И дело тут не только в Полине. Ты даже не знаешь кто такая Кристина. И почему она умерла. Хочешь узнать почему Кристина умерла? Потому что я ее убил. Если бы я молча ушел и ничего бы не сказал, в желании сделать Кристине больней чем она сделала мне, она была бы жива. Из-за меня умирает второй любимый человек, – из моих глаз текли слезы, а голос стал надрывистым и охрипшим. – Я второй раз хоронил любимого человека. Я дважды видел как закапывают гроб человека, который еще недавно был самым важным для меня. И я второй раз в жизни вижу мертвого человека перед глазами. Если ты думаешь, что я по собственному желанию собираюсь убить себя, то ты ошибаешься. Тогда меня просила об этом Полина, сейчас меня об этом просит Кристина, и я не могу им отказать. Если бы ты задержался на пять минут, этого разговора не было. Ты зашел бы в квартире, а здесь на полу лежало бы мое тело в своей собственно крови. Если бы не ты, я бы больше не мучался. Ты думаешь мне нравится слышать чужие голоса и видеть ужасные сны? Я хочу от них избавиться, но у меня не получается. Я так больше не могу. Ты понимаешь? Я устал. И если ты мог друг, пожалуйста, дай мне спокойно умереть.

Антон ничего не сказал. Он молча вышел из комнаты, обулся в коридоре и встал у двери. Я смотрел на его спину и видел как он тяжело дышит. Видимо он собирался с мысли и пытался подобрать нужные слова, но чтобы произнести их в слух, ему потребовалось немало усилий.

Открыв дверь и не поворачиваясь ко мне лицом, заплаканным голосом Антон сказал:

– Как твой друг, я даю тебе спокойно умереть. Прощай. Может еще встретимся, в «Нарнии», или куда там собиралася попасть Кристина.

Антон вышел из квартиры, захлопнул за собой дверь и больше я его не видел.

Я вернулся в комнату, включил ноутбук, перечитал предсмертное письмо и решил его немного исправить:

«Как и все что существует в нашей вселенной, имеет начало и конец. Звезды, хоть мы и видим как они горят в ночном небо, возможно уже сгорели, и до нас долетают их последние огни жизни; рушатся империи, как это происходит на наших глазах; великие личности умирают и оставляют после себя историю. Приверженцы гипотезы квантового бессмертия со мной не согласятся, но это уже их проблемы. Человек не может жить вечно, и каждому предначертан свой срок. И нам не известно, когда мы последний раз смотрит на мир живыми глазами. Кто-то умирает от неизлечимой болезни, кто-то от старости, кто-то от несчастного случая, а кто-то прибегает к самоубийству. Хотя, если так подумать, то последние как раз-таки и управляют своим временем, и только они знают, когда пришло время умирать. К сожалению или к счастью, мне известна дата и время моей смерти. Завтра утром, когда я допишу предсмертную записку, мне придется последний раз окинуть взглядом живой мир, сделать своей последний вздох, взять в руки нож, перестать мучатся и уйти в небытие. Я не знаю кто ты, читатель моей записи, но мне нужно поделиться с тобой всем сокровенным и важным, что произошло в моей жизни за последнее время. Мне не хочется тебя нагружать всей автобиографией, но я должен уважить тебя, и утихомирить твой пылкий интерес к моей скорой кончине. Ты же хочешь знать, почему я решил покончить с собой? Если твой ответ положительный, тогда я не буду тебя больше задерживать и перестану ходить вокруг да около, а сразу перейду к делу. Если я все правильно помню, то все началось месяц назад».

Написав первый абзац я не знал, стоит ли говорить тебе всю правду? Надо ли разжевывать мою причину самоубийства, или оставить все догадки следователю? Но я побоялся, что следователь неправильно расшифрует мою причину смерти, и поэтому я решил тебе все рассказать.

Не знаю, поверишь ты мне или нет, посчитаешь мою причину смерти оправданной или нет (самоубийство нельзя оправдать), мне уже все равно. Ты можешь стоить догадки и теории. Находить несостыковки в моей жизни, выдумывать события и т.д. Не важно. Я рассказал тебе правду. Ту правду, которой многим не хватает. Таким как я, самоубийцам, не нужна веская причину чтобы убить себя. Мы готовы спрыгнуть с этажа квартиры из-за любой мелочи. Будь-то задолженность в банке, непонимание с родителями, проваленный экзамен, буллинг в школе, печальная любовь. Это все мелкая проблема, которую можно решить, но мы этого не хотим.

Сейчас за окном утро, семь часов утра, и я пишу последние строки. Если ты думаете, что мне померещилось, и что у меня голова поехала и т.д. То возможно ты и прав. Но мы этого уже никогда не узнаем. Может души умерших на самом деле живут среди нас, и во снах они разговаривают с нами, а когда мы уже и сами готовы умереть, мы начинаем видеть их? Кто его знает. Но одно я могу сказать точно, если бы не Кристина, то я бы не смог все так описать. Все это время, которое я описывал свои последние месяцы жизни, Кристина помогала мне все восстановить. Сейчас Кристина стоит у меня за спиной и ждет, когда я допишу эти строки. Не красиво, заставлять даму ждать, поэтому я прощаюсь с тобой, мой дорогой читатель. Мне было приятно с тобой поболтать. Прощай. Возможно, мы с тобой увидимся.