КулЛиб электронная библиотека 

Пробудись и Живи [Сергей Южук] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сергей Южук Пробудись и Живи

Глеба разбудил сигнал будильника.

Переливы нежных восточных мелодий в сочетании со звуками водопада, раздающиеся из динамика смартфона, ничуть не способствовали желанию открывать глаза и подниматься с дивана, несмотря на то, что звуки эти, несомненно, были призваны делать процесс пробуждения более приятным. Глеб приподнялся и протянул руку к тумбочке, на которой лежал телефон, чтобы отключить эти тошнотворно-приятные сигналы. В этот момент с груди пробуждающегося сползла книга, за которой он заснул накануне ночью. Подчиняясь закону притяжения, книга скользнула на край дивана, а затем, сделав оборот в воздухе, плашмя грохнулась на пол, примяв страницы твердым переплетом. Отключив будильник, Глеб принял сидячее положение, и первым, что бросилось ему в глаза после слепящего дисплея телефона, была та самая книга, обложкой кверху лежащая на полу. Шрифтом на восточный манер на глянцевой обложке было выведено название: «Пробудись и живи».

– Ага, уже пробуждаюсь и оживаю, – буркнул Глеб, вставая с дивана и направляясь в ванную.

С ироничным упреком он вяло поприветствовал свою копию в отражении – мужчину лет тридцати пяти, с темными волосами, обыкновенной мужской стрижкой – ни короткой, ни длинной; с фактурными, слегка выступающими скулами, неравномерно, с небольшими проплешинами покрытыми щетиной; подбородком, слегка разделенным надвое аккуратной неброской бороздкой; густыми темными бровями над карими глазами, в уголках которых за ночь скопилась и закисла песочная субстанция. В общем, приятная наружность Глеба в этот утренний понедельник – впрочем, как и во вторник или, скажем, в четверг – была обременена печатью недосыпа и депрессии, что в той или иной степени свойственно практически любому жителю мегаполиса.


Прохладная вода из-под крана окропила лицо Глеба, был слышен шум пенящейся струи – почти как водопад из будильника. Мозг Глеба постепенно переходил в активную фазу, начали пробуждаться и обретать ясность мысли, которые, словно рой пчел, жужжали в голове, хаотично мелькая и сменяя друг друга. Тут мысль о книге, за которой вчера заснул Глеб, заставила его сосредоточиться на этом предмете размышлений более внимательно. В мгновение ока вспомнились наиболее яркие образы, рожденные в процессе вечернего чтения. Но почти сразу и эта мысль утонула в бездне просыпающегося сознания, как вода из-под крана, утекавшая в отверстие раковины.

В голове фоном крутились эти мысли, словно работающий телевизор, который не смотрит его владелец, но он слышит, что телевизор работает. Другое автоматические действие заключалось в чистке зубов. Прополоскав рот со звуком, похожим на мотор игрушечной машинки, Глеб приободрился, но все еще хмурился от недосыпа. Он заострил внимание на одной мысли, громче всех шумевшей в голове. Эта мысль была связана с содержанием книги, которое он прокручивал во время утренних процедур. Короче говоря, Глеб вспомнил, что в этой чертовой книге говорится о том, что неплохо было бы вам, идиотам, наконец-то взять на себя ответственность за все происходящее в вашей жалкой жизни (книга передавала эту идею, конечно же, более философским и гуманным языком, но Глеб воспринял ее именно так)! О том, что все происходящее дерьмо – это хорошо, это, мать вашу, превосходно, и не ровен час, может довести до оргазма!

Глеб в трусах и в майке вышел из ванной, наклонился над диваном и поднял книгу. Разгладил смятые листы, выправил загнутые уголки, перелистнул несколько листов в сторону начала, затем вперед. Быстро бегая глазами по тексту, Глеб нашел то, что искал:


«Прими происходящее! Вселенной виднее, как лучше! Пусть даже самое паршивое на первый взгляд происшествие радует тебя, ведь ты не можешь знать наверняка, куда оно тебя приведет, поэтому отбрось сомнения и следуй этим знакам Вселенной! Радуйся и живи моментом, и ты, в конце концов, обретешь счастье и покой! Попробуй прямо сегодня! Пробудись и живи!»


Захлопнув книгу, Глеб небрежно бросил ее на диван. Книга, прокрутившись в воздухе, как бумеранг, плюхнулась на мягкую подушку, но содержание только что прочитанных строк, как и подобает бумерангу, словно вернулось к Глебу неким откровением.

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше. Вселенной виднее… как лучше. Ну, ну, – задумчиво бормотал Глеб и, уже одетый в белую рубашку и темно-серые брюки, направился к двери, навстречу новому дню.


Глеб был холостым, иногда встречался с девушками, но нечасто. Шумным компаниям и бурному веселью он предпочитал уединенные вечера у себя в квартире, и не столько потому, что это ему нравилось, сколько из желания скрыться от чужих глаз, от мира, от самого себя. Но пару месяцев назад он осознал, что хочет перемен, и перемен кардинальных. Однако он не знал, как привлечь эти перемены и жил по накатанной: ходил на работу к девяти часам и возвращался после шести, пил пиво дома перед телевизором, иногда вел переписку на сайте знакомств, временами перед сном читал книгу. И вот ему в руки попала книга «Пробудись и живи». Он купил ее в книжном магазине, когда среди полок с разнообразным чтивом, ему бросился в глаза этот призывный заголовок. Что бы это ни значило, особенного впечатления книга на него не произвела, даже наоборот, вызвала бурю циничных и колких замечаний в адрес автора, но, по какой-то неведомой причине, Глеб решил последовать совету и, ради эксперимента, в течение сегодняшнего дня воспринимать все происходящее как должное и нечто положительное. Он принял это решение не питая никаких иллюзий, напротив, он жаждал разоблачения этой глупой идеи.

С характерным монотонным писком отворилась дверь подъезда – игра начинается! Глеб спустился по ступенькам подъездной лестницы и оказался на тротуаре, вымощенном фигурной плиткой красного и темно-серого цвета – так сочетается для Глеба пиво с красным вином в пятницу вечером.

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше… как лучше, Вселенной виднее… – бурчал себе под нос Глеб, почему-то слегка нервничая.


Бизнес-центр, в котором находился рабочий офис Глеба, был расположен примерно в десяти минутах ходьбы от дома. Глеб шагал, мысленно переключившись на более приземленные проблемы, нежели смысл бытия и законы Вселенной – сегодняшний отчет по работе, оплата кредита, надо бы позвонить маме. Да, позвонить маме. Нет, оплата кредита! Мама дорогая!

С родителями Глеб общался нечасто, если не сказать редко. Он и сам не осознавал, в чем заключался затык в общении, но затык был глухим, как пробка в бутылке дешевого шампанского, которая не поддавалась даже после порядочной встряски. Так что наш Глебушка в дежурном порядке позванивал маман и, убедившись, что здоровье в порядке, говорил, что «на телефоне садится зарядка», и нажимал на кнопку «завершить мать его вызов».

Вдоль тротуара по дороге проезжали машины, периодически образовывая пробку перед светофорами, и затем, так же быстротечно, со звуками «би-би», «дрынь-дрынь» и «сам ты мудак» уезжали прочь, сменяясь новой очередью. По пути на работу череда кофейных лотков сменялась аллеей, по обеим сторонам огороженной высокими тополями. Все невероятные события, которые случились далее с Глебом, разворачивались поздней весной, поэтому деревья были наряжены в пышную зелень и провожали слегка покачивающимися макушками нашего пробуждающегося. И тут, метров за десять до конца аллеи, Глеб разглядел, что привычный путь перекрыт: по всей ширине аллеи расположилась дорожная техника, которая громко грохотала и дребезжала, а вокруг нее суетились пять или шесть человек в оранжевых жилетах, надетых поверх рабочей одежды – проход был закрыт, шли ремонтные работы. Стрелка специально установленного знака указывала направление обхода. Глеб взглянул на часы и, убедившись, что времени еще достаточно, фыркнул:

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше! – и пошел по стрелке указателя.


Чтобы обойти огороженный участок, нужно было обогнуть его по периметру, каждая сторона которого равнялась примерно кварталу.

«Они там что, раскопки ведут, что ли?!»

Таким образом, путь до работы стал длительнее примерно на пятнадцать минут – не смертельно – еще раз посмотрел на часы Глеб. Несмотря на то, что путь от дома до работы занимал совсем немного времени, Глеб предпочитал выходить из дома за час до начала рабочего дня. Так можно застать офис еще пустым, и, следовательно, зайти в общее помещение можно будет без сопровождающих взглядов, смешков, или, что еще страшнее, полного безразличия – по крайней мере, так казалось Глебу. Нет, Глеб не был социофобом! Он работал менеджером по продажам (не важно, чего, пусть будет, коровьего дерьма) и довольно гармонично и непринужденно носил личину добродушного и небезразличного к чужим проблемам малого, общаясь как с коллегами, так и с клиентами ровно столько, сколько того требовали манеры и общий сценарий пьесы. В коллективе он вовсе не слыл «тем странным парнем». Не был он и отшельником – свой обед он мог разделить с коллегой №4 или №9, при этом мило беседуя и даже пару раз искренне посмеиваясь во время совместного ланча (а потом он еще негодует, откуда у него изжога!) В общем, он просто любил приходить на работу пораньше. Но в этот весенний день все пошло не по сценарию. Видимо, режиссер отошел в сортир минут на сорок. Возможно, придя в офис, в общем кабинете Глеб уже застанет коллегу №2 и коллегу №6 – тогда придется обменяться любезностями о минувших выходных, что не входило в его планы, да еще и в сраный понедельник! Но тут он вспомнил: прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше! Что ж, возможно. Однако для этого надо еще найти обходной путь!


Последовав указателю дорожного знака, Глеб оказался на малоизученном массиве местности, словно спутник, сошедший с орбиты материнской планеты, хотя в последние два года вращался где-то неподалеку.

Несмотря на перспективу встречи с нежелательными субъектами на работе, Глеб осознал, что у него вагон времени, а переживать по мелочам тем более нет надобности – впереди рабочая неделя, надо бы поберечь нервы. И как раз в след за этими размышлениями, среди мало знакомых домов, магазинов и всевозможных забегаловок, он уловил приятный аромат кофе. Глеб даже почувствовал себя персонажем из рекламы – дурацкая ситуация, когда какой-то дурак, по-дурацки шагая, так же по-дурацки замирает, как вкопанный, потому что своим дурацким носом унюхал дурацкий аромат ду-рац-ко-го кофе!!! Тем не менее, возможность выпить чашку горячего напитка в новом месте показалась ему интересной, или как минимум незаурядной, поэтому он, достаточно быстро отыскав источник приятного раздражителя своего обоняния, толкнул стеклянную дверь кофейни.


Глеб даже не успел насладиться предвкушением от ближайших десяти минут в этом временном пристанище приятных эмоций, как ощутил резкий толчок, а через мгновение почувствовал кипяток на грудной клетке. В этот момент ему показалось, что он грудью прислонился к раскаленной трубе в машинном отделении паровоза – горячий кофе ошпарил ровно то место, где час назад лежала новая книга, когда в его слух ворвался звук ненастоящего водопада.

Дезориентация выбила Глеба из потока жизни, но через несколько мгновений он вернулся в реальность, ощущая жжение и прилипшую к коже ткань рубашки, и, прижимая руку к груди, исподлобья глядел на упитанного и высокого – выше Глеба примерно на голову – рыжего незнакомца. Незнакомец, как и Глеб, стоял, опешив, и сжимал в рук пустой бумажный стакан из-под кофе, содержимое которого было призвано приятно обжигать нёбо, но неприятно обожгло туловище Глеба. Над стеклянной входной дверью тревожными переливами звенели колокольчики. На мгновение взоры немногочисленных посетителей кофейни обратились к источнику суматохи.

– Аа-а-а-ай, ну надо же! Прости меня, дружище! Аа-а-аа, черт! Ты в порядке? Не сильно обжегся? – засуетился вокруг Глеба рыжий толстяк. Глеб молчал. – Не знаю, как так вышло. Отвернулся, наверное, на секунду, поворачиваюсь, и тут ты. У тебя есть платок?

– Да все нормально, – буркнул Глеб, сжав указательным и большим пальцами мокрую рубашку, прилипшую к груди, и быстрыми движениями кисти стараясь остудить место ожога. – Ниче, ниче, нормально все. Да, я уверен. – Прочие посетители потеряли интерес к сцене и развернулись обратно к экранам смартфонов, или хуже того – к своим мыслям.

Убедившись, что он не нанес сколько-нибудь значительного ущерба своей случайной жертве, рыжий ухмыльнулся и сказал:

– Вот, держи. На химчистку хватит, – и сунул Глебу в свободную руку купюру в тысячу рублей. – Еще раз извини, – и вышел на улицу. Прекратившие было хаотичный звон колокольчики над дверью снова заискрили мелодией.

Глеб так и стоял у входной двери, пока выходившая наружу пара не вынудила его посторониться. Кофе на рубашке остыл, как и желание Глеба экспериментировать с новыми вариантами утреннего досуга. Грудь не пекло, но на белой рубашке теперь было на одно огромное грязно-коричневое пятно больше, чем до того, как он сюда вошел. Очевидно, необходимо вернуться домой и переодеться. Взгляд на часы. Восемь двадцать три.

– Время есть, но надо поторапливаться, – уже на улице подумал Глеб и повернул в сторону дома.


Вся эта ситуация, конечно, повлияла на настроение Глеба, и само собой, не лучшим образом: быть залитым кипятком здоровым, хоть и с хорошими манерами амбалом, да еще и когда отнюдь не планировал оказаться в этой точке координат – не самая прекрасная вещь на свете! Да еще и бегать туда-сюда, как последнему придурку – кому это понравится, да еще и в понедельник утром?! Глеб сделал глубокий вдох и, зашагав в сторону дома, процедил сквозь зубы:

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше!


Довольно странно, проживая в шаговой доступности, не иметь ни малейшего представления о том, где ты находишься. Но именно эта мысль пришла Глебу в голову, когда он замешкался, вспоминая, с какой стороны он сюда пришел. Квартира Глеба находится на третьем этаже многоэтажного дома, поэтому смотреть на эту местность с высоты птичьего полета, или хотя бы комариного, ему не приходилось. К тому же балкон квартиры выходит на противоположную сторону – там располагается автономная электростанция, огороженная забором и знаками по периметру: «не влезай, убьет!» Изображение черепа на фоне желтого треугольника красноречиво предупреждает об опасности – все по ГОСТу. В общем, пейзаж что надо! Как бы там ни было, знакомство с новыми местами в этот день не принесло Глебу удовольствия.

Припомнив дорогу, Глеб быстрым шагом направился в сторону дома. Ему навстречу шли люди – мужчины, женщины, старики и дети держали путь по своим самым важным, самым любимым и ненавистным делам, к своим мечтам и страхам, от дома до работы, с рынка до дома, от рождения к смерти. Мимо пробегали ряды печатных и овощных киосков. Нежно грело весеннее солнце. Тучи разошлись и надо головой Глеба, а когда он нащупал в кармане брюк шелестящую купюру, он еще больше приободрился.

– А мужик все-таки молодец! Возместил, так сказать, ущерб! Лишним не будет, не все так плохо. Правда, на новую рубашку не хватит. Интересно, эта отстирается? Тогда можно было бы попить внепланово пивка сегодня вечером!

Уже стал слышен грохот ремонтной техники на аллее, как вдруг Глеб испытал новое потрясение, и уже гораздо более сильное. Когда он пересекал переулок, образованный двумя соседствующими многоэтажками, со спины к нему кто-то подкрался, – судя по тому, что произошло далее, довольно отвратительный субъект, – и, взяв горло в локтевой захват, поволок трепыхающегося, как рыба на крючке Глеба в переулок.

Глеб только и успел разглядеть темно-серый рукав из грубой шершавой ткани. В следующий момент все его инстинкты были направлены на то, чтобы просто дышать. Проковыляв под гнетом чужой воли несколько шагов, Глеб оказался в затененном тупике и, будучи все также со сдавленным горлом, увидел еще одного незнакомца. Он не разглядел его внешности, в глаза только бросилось, что он был побрит на лысо, и от чего-то сразу стало ясно, что он заодно с его мучителем. Только эти обрывки мыслей успели пронестись во встревоженном сознании Глеба, как он получил сокрушительный удар кулаком в живот:

– Что он тебе сказал? Толстяк в кофейне. Говори! – эти слова дошли до Глеба, словно плохой сигнал радиоприемника. Точнее, он четко расслышал каждое слово, но мозг отказывался интерпретировать их как цельное предложение. Мозг Глеба был занят – он качал кровью его сердце. Похитители продолжали пытку.

– Спрашиваю еще раз, – новый удар полетел Глебу в ребро. Глеб, стиснув зубы, хрипел и корчился, – что тебе сказал тот человек в кофейне? – Тут инстинкт самосохранения помог Глебу обрести ясность мышления, и он, преодолевая шок, выдавил из себя:

– Он… он ск… сказал «п-прости, извините… П-прости меня, дружище, за то, что пролил на тебя… к-кофе».

– Все понятно, – только и ухмыльнулся лысый. В следующий миг в его руке блеснул какой-то предмет. Глеб ощутил в плече укол иглы. Затем, поняв, что дело совсем плохо (эх, Вселенная, Вселенная), попытался руками освободиться от захвата, но тщетно. Заметавшись, как зверь в западне, пытаясь причинить хоть какой-то урон своему мучителю, все еще державшему его в захвате, он топтал его стопы, пробовал быть локтем в живот, но, после пятнадцати секунд безуспешных усилий, почувствовал, что сознание покидает его, и обмяк, как будто вырубился перед телевизором после одиннадцатой банки пива.


И только кирпичные стены глухого переулка стали свидетелями Глебовых мучений. Свидетелями того, как после ввода снотворного его перетащили в неприметный синий фургон и увезли в неизвестном направлении. Хотя, если посмотреть на ситуацию шире, кирпичные стены были не единственными наблюдателями сего происшествия. Из неизмеримых глубин вечности за этими жуткими делами еще наблюдала равнодушная, холодная, безразличная Вселенная…

Тусклый свет сознания замерцал в бездне небытия. Глеб с трудом открыл глаза, все еще слепленные страхом. Его движения были скованны, словно он все еще спал, и во сне старался убежать от монстра, но движения вязли, будто в зыбучих песках. Его расфокусированный взгляд камнем упал на пол – он увидел свои запыленные туфли. Вокруг стоял голубой полумрак. Глеб сидел на стуле, и в следующий миг ощутил на запястьях холодную сталь – его руки за спиной были скованы наручниками. Мысли о последних событиях каскадом выстроились в хронологическом порядке: ремонт дороги, пролитый кофе, вспышка гнева, смирение, принятие, нападение, растерянность, страх. Это последнее чувство со всей силой первобытного инстинкта теперь застучало в его висках. Он начал учащенно дышать, быстрым рывком поднял голову и затряс скованными руками в безотчетной попытке освободиться и убежать прочь. Затем он услышал голоса и замер. В эти минуты Глеб был близок к животному состоянию – все его ресурсы и инстинкты были сведены лишь к выживанию. Голоса приближались, но слов было не разобрать. Со скрежетом отворилась старая металлическая дверь, расположенная левее Глеба, и в комнату вошел уже знакомый ему лысый – он его сразу узнал. Следом за ним появился высокий тип с выражением лица как у монстра Франкенштейна. Глеб даже разглядел шрам на шее, не хватало только болтов в висках. Вероятнее всего это был подло напавший со спины похититель.

– Ну что, очнулся? – ухмыльнулся высокий тип со шрамом. Все существо Глеба превратилось в концентрированный комок тревожного ожидания. Жлобы с довольными ухмылками то переглядывались между собой, то обращали блестящие от азарта глаза на связанного пленника. В комнате повисло молчание. Тишину робко содрогали только скрипы стула, на котором сидел Глеб. Тут он не выдержал и волнительно произнес:

– Что… что вам нужно от меня? В чем дело? Где я нахожусь?

– Ты задаешь слишком много вопросов, – заговорил лысый. – В то время, как должен давать ответы. Точнее один ответ всего на один вопрос. Попробуем, а, Глеб?

«Знает мое имя. Должно быть, рылся в моей сумке и нашел документы».

– Парни, богом клянусь, я не знаю, что это за тип, который окатил меня кипятком, я его впервые видел! – выпалил Глеб, сразу догадавшись о чем идет речь. Я…

Глеб не договорил. Глубоко дыша, он смотрел на тех, в чьих руках, как он смутно начал догадываться, находится его жизнь. Было очевидно, что на него пытались оказать психологическое давление и, черт их побери, у них это здорово получалось!

Театральная пауза в спектакле под названием «Глеб в полной заднице» оборвалась репликой высокого со шрамом на шее:

– Глеб, мы с моим напарником по достоинству оценили твою преданность клану. Но ты должен отдавать себе отчет, что с нами лучше не играть в эти шпионские игры. Ты знаешь, что было с твоим предшественником – тут он провел большим пальцем по своему горлу, имитируя отсечение головы. Это смотрелось несколько комично, учитывая тот факт, что на его шее уже был шрам от уха до уха. Глеб, как загипнотизированный укротителем змей, не отрываясь смотрел на длинного и пытался уловить суть.

«Клан? Какой еще клан?»

– Говори, что он тебе сказал?! – вдруг взорвался лысый, оказавшись почти лицом к лицу с пленником.

Не успел Глеб снова промямлить о своем полном неведении, как со стороны двери раздался игривый, но низкий мужской голос:

– Мальчики, зачем вы пудрите голову этому невинному агнцу? Давайте просто скажем ему как есть: нам нужна его голова. И головы всех его приближенных. – Лысый и длинный почтительно расступились, открыв Глебу вид на нового участника этих, с позволения сказать, переговоров. Взору Глеба предстал пожилой человек с длинными, причесанными назад и сплетенными в хвост седыми волосами, одетого в элегантный черный костюм в тонкую белую полоску. В правой руке загадочный старче держал черную блестящую трость с набалдашником в виде змеиной головы, но при этом не хромал, а, напротив, легкой и изящной походкой приближался к троице. Очевидно, трость служила аксессуаром этого стильного господина. Однако что-то подсказывало Глебу, что чувство сострадания у этого человека развито далеко не так сильно, нежели чувство стиля. Глеб начал судорожно вспоминать молитвы, которые ему еще в детстве читала мама, но в его воспаленном уме, словно жалкий пшик, вместо бурного потока всемогущих мантр, всплыло только: «прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше!»

Тем временем старик приблизился вплотную.

– Хм, какой славный экземпляр! – он бесцеремонно схватил Глеба за челюсть, слегка вертя его голову то влево, то вправо. Кожу лица неприятно обжигали холодные пальцы и золотые перстни, их венчавшие. – Как я понимаю, он пока ничего не сказал? – не отрывая взгляда от Глеба спросил глава сего предприятия. – Видишь ли, мой дорогой! Мы в любом случае получим то, что находится в твоей славной черепной коробке, – он уже не держал Глеба за подбородок, а прикоснулся указательным пальцем к его голове. Кожу виска царапнул длинный ноготь указательного пальца, – а потом убьем. Да, да, именно так. – Кровь в жилах Глеба застыла. – Вопрос только в том, насколько быстро это произойдет. Понимаешь, Глеб? Быстро или медленно. Как ты хочешь умереть?

– Я… я не хочу умирать, пожалуйста, не надо. Я ничего не знаю, клянусь вам! – голос Глеба дрожал, как старая стиральная машина в режиме быстрой стирки.

– Конечно, конечно! Никто не хочет умирать! Ни я, ни эти славные ребята, ни птица на ветке дерева, ни муха не стекле. Всеми движет великий инстинкт выживания. А все ради чего? Ради продления рода! Чтобы твои клетки были переданы потомству и продолжали жить и размножаться. Ты знал это, Глеб? Знал, что инстинкт выживания и желание потрахаться тесно связаны? У тебя уже есть потомство, Глеб? Отвечай же!

– Нет. Нет потомства.

– Не верю! – старик с тростью изобразил наигранное удвиление. – Юноша в полном расцвете сил, и без потомства? Да ты должен награждать им каждую встречную женскую особь! – Двое его вассалов по-шакальи захихикали. Глеб молчал. Он вдруг подумал, насколько же безобидными были все его проблемы! Все эти рабочие моменты, отношения с коллегами, его действительно немногочисленными женщинами, эта чертова рубашка! Все это оказалось такой ерунда! Нашлась нужна молитва! Точно, точно! Именно то, что нужно!

«Господи, если я выберусь отсюда живым, клянусь, что начну новую жизнь!»

Тем временем старик продолжал свою издевательскую проповедь. В его холодном взгляде горела какая-то дьявольская искра. Он одновременно пугал и притягивал, словно бездонная пропасть.

– Ну ладно, полноте. Не обижайся. Что же нам теперь делать, парни? Не могу же я лишить жизни человека, не оставившего потомства! Ладно, Глеб, давай, отвечай на вопрос и, может быть, – на этих словах он сделал акцент и поднял вверх указательный палец, – ты выйдешь отсюда живым.

Сердце Глеба радостно затрепыхалось. Забрезжила надежда! Он начал обретать хладнокровие, хотя понимал, что радуется преждевременно.

– Господа, послушайте. Послушайте же! Если бы я знал, о чем идет речь, я бы сразу же выполнил вашу просьбу, честно! Но клянусь своей жизнью, что я понятия не имею, кто тот мужик в кофейне! Я просто шел на работу, увидел, что на дороге идет ремонт и пошел по другому пути, затем решил зайти в кофейню, чтобы просто попить кофе! И тут этот мужик…

– Стоп, стоп, стоп, – упреждающе поднял руку старик. Затем медленно опустил ее к своей трости, которую держал в другой руке, потянул за ее позолоченный эфес и в полутьме блеснуло тонкое лезвие. В следующую секунду острый наконечник клинка был прижат к горлу Глеба. Надежда выбраться отсюда стремительно таяла.

Глеб много раз слышал, что перед смертью вся жизнь пролетает перед глазами. Он слышал эту фразу в кино, в каких-то неправдоподобных рассказах и бог знает где еще. И вот теперь он оказался на месте всех этих людей, на краю смерти вдруг обретших способность пересматривать как на перемотке этот фильм с собой в главной роли. Но перед глазами Глеба не пролетала его жизнь. Перед ним пролетали его упущенные возможности. Возможность улучшить отношения с пожилыми родителями. Возможность взять себя в руки и в короткие сроки добиться повышения на работе, или вообще сменить деятельность, ведь ему всегда нравилась перспектива иметь собственный видео-блог и делать обзоры на разные сорта пива! Возможность завести серьезные отношения. Возможность переехать. Возможность жить! Все эти мысли бурей снесли его старые представления и шаблоны, оставив после себя не новые перспективы, а руины. Глеб вдруг осознал, что до этого момента как будто спал наяву. Теперь, когда сон стал кошмаром, он больше всего на свете желал пробудиться. Пробудиться и жить. Глеб плакал. Он обмочился. Старик все сильнее давил острием сабли на горло. Лысый и длинный отчужденно наблюдали.

– Хорошо, я все скажу! Я все скажу! – старик удивленно склонил голову на бок и опустил холодное оружие, если не считать дьявольского взгляда.

– Последний шанс, Глеб.

Глеб смотрел на этих людей, не понятно откуда и за какие грехи появившихся в его жизни буквально на ровном месте. Он не понимал, как, за что и почему оказался тут. Его мозг отказывался выстраивать цепочки причинно-следственных связей, все события последнего часа не поддавались какой-либо логике. Осознавая, что сейчас он, очевидно, умрет, Глеб какой-то частью своего сознания искал ответы на эти вопросы. И, так и не найдя, их, сказал:

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше!

Трое палачей в недоумении переглянулись.

– Глеб, что ты сейчас сказал?

Глеб более уверенно, уже без дрожи в голосе, повторил:

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше! – Старик, не веря своим ушам, смотрел на Глеба. Он приходил в ярость. А Глеб, находясь уже в исступлении, кричал:

– ПРИМИ ПРОИСХОДЯЩЕЕ, ВСЕЛЕННОЙ ВИДНЕЕ, КАК ЛУЧШЕ!!!

В унисон Глебу гневно закричал и дьявольский старик, замахнулся саблей и, нервно тряся ей какое-то время в воздухе, направил весь свой гнев в удар по шее Глеба, и в следующий миг его голова покатилась по полу.


Мы так и не узнаем, что за люди похитили и, в конце концов, погубили бедного Глеба. Не известно также и то, какие цели они преследовали, какую информацию хотели от него получить и как в дальнейшем ею распорядиться.

Замыкая на ключ дверь своей квартиры сегодня утром, Глеб понятия не имел, насколько резким и губительным будет переход от обыденной, скучной действительности к зловещему безумию. На обезглавленное тело, покоящееся на стуле взирали трое похитителей во главе с дьявольским стариком, сжимавшем в руке кованый клинок, с которого на каменный пол капала кровь, словно слюна с челюстей ужасного монстра.

– Что ж, – значит таков исход, – уже абсолютно спокойным тоном произнес старик и перевел взгляд на свою свиту. – Этому телу мы найдем практическое применение. Свяжитесь с Доктором, – он протянул визитную карточку. Длинный взял ее и начал разглядывать. – Доктор с удовольствием заплатит за этот венец эволюции приличную сумму, а потом на черном рынке перепродаст на органы вдвое дороже. А то и втрое!

С этими словами длинный достал телефон и начал набирать номер, а лысый, сняв тело со стула, начал упаковывать его в огромный целлофановый пакет. Подняв с пола голову, лысый вопросительно посмотрел на своего хозяина.

– Нет, голова Доктору не нужна. Избавьтесь от нее.

Выйдя из темного помещения на улицу, лысый и длинный сощурили глаза – весеннее солнце было в зените. Погрузив тело в машину, а голову, уложенную в тряпичный мешок и взяв с собой на переднее сиденье, пара злодеев выехала за пределы электростанции, миновав высокий сетчатый забор, на котором висели знаки «не влезай, убьет!»

Черные черепа провожали уезжающую прочь черную «Тойоту Дюна». Куда отправился старик – неизвестно. Наверное, обернулся черным вороном и, зловеще каркая, улетел на поиски новой жертвы своих темных чар, а может быть, отправился выпить чашку ароматного кофе после нервного утра.


День клонился к закату. Мистические тени начали свои дьявольские игры с человеческим воображением. Над городом сгустились тучи, придавая ему нуарную атмосферу, и даже господин По с мрачным удовольствием снял бы тут квартирку в поисках вдохновения.

Раздался глухой раскат грома. Где-то за чертой города, в полутьме сумерек, словно сошедших из другого измерения, по шоссе проехал автомобиль. Из его окна на полном ходу вылетел и покатился по пустой равнинной местности небольшой мешок, из которого вылетела и по инерции покатилась по земле человеческая голова. Вокруг каркали вороны. Невысокая желтоватая трава покачивалась на ветру. Безумие, но то ли окружающая атмосфера так возымела действие на потенциального стороннего наблюдателя, то ли все произошедшие сегодня события, апофеозом которых была отрубленная голова в безлюдном поле, так на него повлияли, а может быть, все вместе… Только в шуме начинающегося дождя, в освещенной на миг вспышкой молнии тьме, случайный прохожий мог бы поклясться, что отрубленная голова, едва шевеля губами, простонала:

– Прими происходящее, Вселенной виднее, как лучше.


В окно палаты детской больницы пробился луч света, не признавая на своем пути никаких преград. Являя собой всепроникающую жизнь, луч преломился в стекле окна и осветил палату: белые стены составляли основу строгого больничного убранства, тарелка свежих фруктов на тумбочке, стул для посетителей и койка. На койке лежал мальчик, лет пяти, худощавый и, очевидно, измученный длительной болезнью. Мальчик спал. На безмятежном лице лежала печать совсем недетских страданий. Медицинское оборудование, подключенное к маленькому пациенту, издавало ритмичные пищащие звуки. Дверь в палату тихонько отворилась. Вошла женщина в белом халате, в сопровождении лечащего врача. Женщина была взволнована, как любая мать в столь драматичный момент.

– Ну вот, операция прошла успешно. Скоро ваш мальчик будет жить полноценной жизнью. Снова. Впрочем, как и вы – улыбаясь, говорил доктор.

Женщина смотрела на сына полными слез глазами. То были слезы счастья и долгожданного освобождения, даже избавления.

– Спасибо, доктор! Огромное вам спасибо! – Она повернулась к доктору и скоромно, но решительно прижалась к его груди. Доктор слегка приобнял ее одной рукой.

– Надо сказать, вам крупно повезло! Внезапно появившийся донор сердца для вашего малыша – огромная редкость! Я бы сказал, что не припомню подобного случая за все годы своей практики. Обычно очередь приходится ждать годами и, конечно же, многие ее не дожидаются. Так что благодарите не меня, а Бога! Вселенную, если хотите. Или в кого вы там верите.

– Да, конечно доктор, конечно! – Переживая катарсис, женщина ощущала, как с ее плеч исчезает колоссальный груз, который она носила все время сердечной болезни сына. Ему ставили страшный диагноз, он был на волоске от смерти, когда, в один прекрасный день раздался телефонный звонок, и ей сообщили, что нашли донора, тогда как еще вчера о таком счастье нельзя было и мечтать.

– Думаю, трех дней под нашим присмотром хватит. За это время мы подберем реабилитационные программы, пропишем лекарства, и домой!

В этот момент мальчик застонал и зашевелился. Из-под одеяла показалась грудная клетка, увенчанная аккуратным операционным швом. Женщина подошла к сыну и склонилась, продолжая рыдать и смеяться сквозь слезы. Присев на стул, расположенный рядом с койкой, она взяла просыпающегося от наркоза сынишку за маленькую ручку.

– Просыпайся сынок! Пробудись и живи!