КулЛиб электронная библиотека 

Гарем стервозных мажорок 3 [Руслан Аристов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

Виктор очнулся — его привела в сознание острая боль в спине, которая сочеталась с нехваткой воздуха.

«Где я? Почему так трудно дышать?» — парень попробовал повернуть голову, но ему почти не удалось этого сделать — очень болела шея. — «Сволочи, нацепили наручники и рот мне заклеили», — дышал он через нос, тяжело.

Помещение оказалось довольно просторное, пыльное и явно в состоянии ремонта, при этом ярко освещённое как утренними лучами солнца, так и тремя мощными светильниками. Парень сидел на стуле посреди зала, который сразу навёл его на мысль про супермаркет — напротив него, метрах в двенадцати, стояли замотанные в транспортировочный целлофан какие-то полки разного размера и высоты. В нескольких местах виднелись горки плитки и сложенные друг на друга мешки с надписью «Портландцемент 50 кг».

«Какой-то церковнославянский шрифт. Меня в тазик с цементом хотят закатать?» — судорожно вздохнув, подумал Виктор — его спина, голова и шея просто разламывались, при этом что болело сильнее — определить ему было трудно.

Сзади послышались шаги и через пару секунд — ещё одни звуки, более выраженные, как будто от каблуков по плитке, и через секунду с его рта грубо сорвали повязку — помимо воли он чуть вскрикнул.

«Это действительно больно — когда отрывают клейкую ленту со рта. Я крепко попал, и Энджи даже не узнает, что со мной случилось», — грусть и досада от осознания этого факта перемешивались в душе Виктора с гневом и жаждой драки.

Однако через несколько секунд некто, кто сорвал с него повязку, вышел вперед и стал перед ним — парня накрыло изумление, смешанное с тревогой и страхом.

«Мне конец, наверно — не стоило спать с Анжеликой, вот как чувствовал же!» — сглотнул Виктор ком в горле, увидев старшую сестру своей пассии Стеллу, выражение лица которой не выражало ничего хорошего.

Одета она была в какой-то легкий спортивный костюм из сиреневого трикотажа с узорчатыми медными вставками на груди и рукавах, но лицо было без косметики — выглядела она хоть и симпатичной, но очень сонной и недовольной.

— Ну привет, мальчик! Какой-то ты помятый, уставший и совсем непривлекательный, — скрестив руки и надменно глядя парню в глаза, произнесла Стелла. — Но почему-то одет, как аристократ.

«Она явно хочет сделать со мной нечто плохое за прошедшую ночь. Но откуда она узнала так быстро — неужели Энджи меня сдала? Или в квартире была прослушка?» — Виктор ощутил, как начинают холодеть конечности. — «Энджи не могла!»

— Для кого непривлекательный? — закашлялся Виктор, который сейчас лихорадочно раздумывал, как если не выпутаться — шансов пока на это он не видел, то хотя бы вести нить разговора таким образом, чтобы не злить похитительницу.

— Для меня, — с холодной улыбочкой вымолвила Стелла. — Или для моей нежной, доверчивой, экспрессивной и немного вспыльчивой, но прекрасной младшей сестрички, которая подобрала тебя на какой-то помойке и нормально приодела, как я вижу.

Виктор решил промолчать и чуть скривил губы — ему пришла мысль, что эта опасная стерва с насыщенно-медным цветом волос и взглядом из расплавленной же меди знала не так много, как ему могло бы показаться, а поэтому появлялось поле для маневра в разговоре.

— Вопрос только — зачем ей сейчас понадобился именно такой домашний питомец, как ты? — медный отблеск в глазах похитительницы стал каким-то зловещим.

Виктор ощутил прилив крови к лицу и сжал зубы.

— У неё спроси, Стелла — ради этого не обязательно похищать человека, лупить в него из магопарализатора и увозить непонятно куда, — глубоко вздохнув, постарался без раздражения в голосе ответить парень, хотя её фраза разозлила его.

— Я так и сделаю — не сомневайся, — неприятно улыбнувшись, Стелла сделала три шага к парню, чуть наклонилась и положила ладонь ему на правое бедро — в непосредственной близости от достоинства, и чуть сжала её. — Я желаю услышать это от тебя — и я это услышу, можешь мне поверить! Рассказывай давай, пока я добрая и даю тебе возможность изложить всё добровольно, сохранив здоровье!

«Полегче, сучка — руки она тянет туда, куда не надо», — пронеслась тревожная мысль — Виктора бросало от медноволосой в дрожь, а мышцы груди и ног начали ныть, вспомнив их первую, болезненную, встречу.

— Хорошо, я расскажу! — вздохнув, парень начал медленно и неторопливо рассказывать стоящей с холодно-недоверчивым выражением лица Стелле самую поверхностную версию — как они познакомились с Анжеликой в «Марков-Плаза», как она вознамерилась выйти за него замуж против его воли, и как они страдают от последствией магоатаки Стеллы и пьют лекарства.

— На мой взгляд — чистейшая, незамутненная чушь, очень похожая на весьма корявую, шитую белыми нитками сказочку. Он нас за идиоток держит, поскольку явно не договаривает минимум три четверти реальных фактов, — послышался голос сзади, от которого парень вздрогнул.

«Эта сука Вельцева тоже сейчас здесь. Она что, работает на Стеллу, ручная контрразведчица, что ли?» — поразился он. — «Хотя чему я удивляюсь?»

— Ты зачем в меня стреляла из магопарализатора, садистка? На каком основании? — прохрипел Виктор, попытавшись повернуть голову на голос — у него не получилось из-за спазма в шее.

— Молчать, пёс плебейский! — послышался голос Вельцевой и в этот же момент Виктор глухо вскрикнул — контрразведчица несильно ударила его чем-то по шее, которая и так весьма болела.

— Катя — ты полегче, не увлекайся, — резко подняла ладонь Стелла.

— Стелла Георгиевна, давайте ему отрежем что-нибудь или загоним иголочки под ногти — и он сразу всё расскажет. Мы сейчас просто теряем время, — заявила Вельцева.

— Язык себе отрежь, бестолочь, — негромко произнес Виктор, которого накрывала злость, смешанная со страхом, но он не смог промолчать.

«Попал на ровном месте и совсем ни за что. Скорее всего, они убивать меня не будут вот прям сразу, но наши с Анжеликой расклады им тоже знать необязательно. Поэтому я буду молчать, а они меня будут пытать — чудный намечается день».

Сзади послышалось разозленное «хам» и в этот же момент сильный удар обрушился Виктору на левое плечо — парень глухо вскрикнул.

«Что там у неё за дубинка такая?»

— Катя — достаточно пока! Отойди от него на три шага, а то дай тебе волю, так ты и места живого не оставишь… — взмахнула рукой Стелла и чуть сдвинула брови, наблюдая за Виктором.

— Как скажете, Стелла Георгиевна, — блондинка, как услышал Виктор по стуку каблуков, отошла от него.

Парень несколько раз вздохнул и попытался привести мысли в порядок, наблюдая исподлобья, как медноволосая сестрица Анжелики достала сигаретку, подкурила от очень изящной, явно золотой зажигалки и медленно обошла вокруг него, в конце коснувшись пальцами его правого уха.

— Это у нас сейчас такой флирт, да? — поинтересовался он и через мгновение получил сильнейшую пощёчину.

— Ты очень рискуешь сейчас, мальчик — если я не узнаю правду, то тебе конец. Ты меня хорошо понимаешь? — в голосе Стеллы угроза смешалась с обидой.

Виктор несколько секунд смотрел на медноволосую стерву, потом кивнул и опустил взгляд.

— Я так и думала. Теперь отвечай про Анжелику с Ариной — насколько они близки и как давно? — властно спросила Стелла.

— Откуда мне знать? — парень постарался сыграть удивление.

— Ты был в квартире Анжелики абсолютно голый, — с некоторой нервозностью сказала медноволосая, на мгновение опустив взгляд. — Кому, как не тебе, знать её пристрастия?

— Мы с ней знакомы три дня, ты это вообще понимаешь? Я просто купался! — удивлённо покачал головой Виктор.

— Я начинаю терять терпение от твоей лжи — соври мне ещё раз, и ты очень пожалеешь! — Стелла надменно откинула голову чуть назад, холодно глядя в глаза Виктору.

«Выдавать тайну Анжелики — это будет с моей стороны некрасиво, несмотря на всё её фортели. Постараюсь молчать до последнего», — решил разозленный Виктор — у него начали ощутимо болеть запястья, скованные наручниками.

— Наручники снимешь, может? Тогда и поговорим, — он поднял взгляд на Стеллу.

Девушка чуть сжала губы, потом кивнула.

— Хорошо, но берегись, если ты решишь играть в молчанку! — медноволосая, секунду поколебавшись, сделала знак ладонью и через пару секунд Виктор ощутил, как её спутница подходит и снимает с него браслеты.

— Стелла Георгиевна, при обыске я нашла у него вот это, — послышался голос Вельцевой и почти в этот же момент она подошла к старшей сестре Анжелики. — Телефона у него с собой не было.

Виктор, который начал растирать свои запястья, смотрел, как она передаёт ей пачку денег и бумажечку. Стелла развернула листик и изменилась в лице — она сильно побледнела.

— И чего же ты молчала?

— Вот сейчас сказала! — Вельцева закашлялась и отвела взгляд от медноволосой.

— Эндемиоцитин?! — вопросила изменившимся голосом Стелла и посмотрела на парня с ужасом — ему стало не по себе. — Ты шёл за этим, да?

«Ну, теперь уже что-то отрицать глупо. Придётся беседовать более откровенно и конструктивно — смысла молчать и запираться нет, да и Анжелика меня ждёт с лекарством. Может, удастся договориться — она ведь должна хоть немного пожалеть младшую сестру».

— Да, лекарство нужно Анжелике, и да, я шёл как раз в аптеку, — Виктор пожал плечами.

— Ах ты долбанный плебейский ублюдок — зачем ей такой специфический и опасный препарат? Ты что, переспал с моей сестрой и она залетела от тебя, недостойный плебей? — с ненавистью выкрикнула Стелла, подошла к нему и схватила за горло.

«Ничего себе клешни — задушит же, сука», — Виктор попытался сбросить её руки, но это было очень непросто сделать отекшими руками. Её ногти впились ему в горло.

— Отвечай мне, иначе отведаешь моей магии — я тебя привяжу вниз головой и буду весь день мучить, — прошипела медноволосая, глядя в глаза парню — при этом руки она почти разжала, но не убрала.

— Позвольте принести веревку и шокер, Стелла Георгиевна? Магию можно оставить на сладкое, зачем на него тратить вашу драгоценную энергию?! — снова подошла к ней Вельцева.

— Да, неси, — Стелла разжала руки, отвесила парню сильную пощечину, выпрямилась и вздохнула — её волосы немного растрепались.

Виктор услышал удаляющееся цоканье каблуков. Стелла чуть отошла, сложила ладони замком и в этот же момент метнула в него взгляд, полный какого-то осознания, перемешанного со злостью.

«Сопоставила факты и вспомнила про ночь магозачатия, что ли? Так она вроде не знает, что я тоже из магоодаренных», — недоумевал парень. — «Утро перестаёт быть томным — они с каэршей реально больные на голову маньячки-мажорки, которые спокойно меня нашинкуют в капусту, поэтому пора переставать корчить из себя партизана».

— Пока этой суки здесь нет — я могу тебе кое-что рассказать, если ты пообещаешь меня не убивать и не калечить, — несколько секунд подумав, негромко произнёс парень. — Это — секретная информация.

Стелла отрывисто дышала и смотрела на Виктора — её зрачки были расширены, а в глазах будто плавилась медь.

— Хорошо, это сэкономит время, — кивнула она. — Говори, и тогда я тебя не уничтожу — даю слово.

Виктор, собравшись с духом, вздохнул и начал рассказывать свою историю отношений с Анжеликой — начиная от того, как она заинтересовалась им пару месяцев назад и заканчивая тем, что было сегодня ночью. Про поездку на ипподром он решил умолчать.

Парень как раз закончил говорить, когда послышался стук каблуков — это пришла Вельцева.

— Катя, убирай это и быстро неси портативный спектролимбометр, — сделала царственный жест кистью Стелла.

После этого она дрожащей рукой достала сигарету, немного прошла и присела на какой-то запыленный ящик метрах в пяти правее от Виктора, рядом с таким же распакованным, из которого виднелась бежевая плитка.

— Ничего себе! Будет исполнено, Стелла Георгиевна, — послышался удивленно-недовольный голос блондинки.

Виктор со злорадством наблюдал, как медноволосая стерва, чуть не уронив зажигалку, закуривает и нервно затягивается сигаретой.

— Я думаю, что ты поставила в квартире сестры прослушку, да? — Виктор смотрел, как медноволосая почти незримо покачала головой, отрицая предположение. — Значит, твоя цепная болонка просто следила за Энджи и выцепила меня случайно? — поинтересовался он.

— Энджи? Болонка? Нет, я приказала Вельцевой взять под наблюдение младшую после моего визита — я хотела тебя выловить, что и получилось только сейчас, — пролепетала она, будто в полусне или забытьи, но секунд через несколько явно спохватилась — её лицо исказила гримаса злости и отчаяния: — Ты вообще понимаешь, Витюша Колчак, какой пиздец вы натворили и чем это грозит в ближайшей перспективе в политических раскладах, в том числе международных?

— А ничего, что Энджи мне самому ничего не сказала и я узнал всё это по факту, вчера ночью, после ипподрома? Я думал, что будет просто секс. Кроме того, по документам я не Колчак, и поэтому у неё есть формальное право на брак.

— Право на брак, — тихо повторила Стелла — её лицо выражало растерянность. — Вы, кобели, только и думаете о сексе, а сейчас, когда девочки сами на вас кидаются, вообще охамели и взяли бога за бороду. Мир сошёл с ума!

— Давай только без драматизма, — поморщился Виктор. — Я в этом виноват, что ли?

«Она очень потрясена и растерялась от того, что я — из младших восточников. Надо этим воспользоваться. Теперь уж она мне точно ничего не сделает, а будь я реально простым студентом — меня бы сейчас тут умножили на ноль и концов бы никто не нашёл, скорее всего».

— Не хами мне — я хоть и не могу тебя уничтожить теперь, но очень больно могу сделать и сделаю это с радостью, можешь поверить — и проверять не советую, — Стелла изящно отбросила окурок и повернула голову к парню.

— Между прочим, уважаемая леди Стелла, — произнес Виктор уже с плохо скрываемой, но злой иронией, — твоя сестра сейчас очень страдает и ей нужен этот препарат, а поэтому мне нужно поскорее в аптеку!

— Рот свой закрой, ублюдок! — Стелла порывисто встала, подошла к Виктору и отвесила ему пощечину. — Как ты вообще посмел её тронуть своими грязными щупальцами…

«Спокойно, спокойно», — парень постарался сдержаться и ему с трудом это удалось.

— У вас с сестрой — много общего, — сказал он через несколько секунд, потирая щёку.

— Ты — ебучий восточник, а это хуже, чем быть плебеем или пляшущим на школьных праздниках клоуном! Ума не приложу, как Алла могла дать малой наводку на тебя, зачем? Какой ужас! — зрачки Стеллы были расширены, она явно не могла отойти от шока и говорила вслух о чём-то своём.

— Слушай, любезная — я знать не знаю ваши внутрисемейные отношения, но как я говорил — у меня очень серьезные проблемы с памятью после этого ритуала, и поэтому я даже в общих чертах не представляю, в чём состоит анонсированный тобою в ближайшей перспективе политический пиздец. Просветишь, может?

Вместо ответа Стелла подошла к парню и отвесила ему ещё одну пощечину — она явно вошла в раж, но когда замахнулась снова, Виктор перехватил её руку и посмотрел в глаза — снизу вверх. Медноволосая дернулась всем телом и попыталась вырвать запястье, но парень не позволил — в этот момент послышались шаги и выкрик блондинки:

— Отпусти её, плебей поганый, иначе убью!

Виктор, чуть поколебавшись, отпустил запястье, и почти в этот момент его огрели сзади дубинкой по тому же плечу, что и в прошлый раз — он скривился от боли и вскоре глухо застонал.

— Всё нормально, Катя, — подняла ладонь бледная, как мел, Стелла.

— Стелла, милая — ты в порядке? Он покушался на тебя? Зачем надо было снимать наручники?! — обеспокоенная блондинка на глазах парня выронила телескопическую дубинку, подбежала к медноволосой и взяла её за руки.

«Ах, какие комедиантки — Стелла Георгиевна, ля-ля-ля, а по итогу — Энджи с Ариной номер два. Этот мир реально сошёл с ума, но тут ничего не поделаешь — дефицит мужчин есть дефицит, а любви хочется всем, тем более девушкам», — Виктор смотрел, как Стелла быстро отдернула руки, отвернулась и отмахнулась, но получилось у неё неубедительно.

— И после этого ты смеешь ещё осуждать Энджи с Ариной? — язвительно поинтересовался парень, потирая ушибленное плечо.

— Пошёл нахер, немытая таёжная козлина — это вообще не твоё собачье дело, — ответила дрогнувшим голосом Стелла, не оборачиваясь.

— Выражения выбирай, стерва невоспитанная! Совсем невменяемая?! — холодно ответил Виктор, которого начали весьма раздражать подобные оскорбления.

— Молчать, пёс поганый — вот теперь тебе конец, — с перекошенным от волнения и злости лицом подошла к нему сбоку Вельцева и сильно пнула ногой в бедро.

Парень еле удержался, чтобы не упасть на бок вместе со стулом. Блондинка в этот момент начала доставать из кобуры скрытого ношения свой магопарализатор.

«Культурные девушки, цвет аристократии — просто нет слов, один сплошной стыд», — у Виктора немного полегчало на душе — девицы явно вышли из себя и поэтому крупно прокололись. — «Надеюсь, их планы относительно моей ликвидации пошли под откос».

— Вельцева, стоять! — послышался выкрик Стеллы и взволнованная блондинка, отойдя на три шага от парня, полуобернулась к ней. — Быстро успокойся!

— Почему? Плебейский ублюдок нас раскусил, его теперь нельзя отпускать живым!

— Катя, он нифигашеньки не плебей — я всё потом расскажу! — подняла Стелла обе ладони и блондинка нехотя опустила пистолет-парализатор, уже направленный на Виктора.

— Ты уверена? Этот негодяй не должен знать наш секрет…

— Катя, замолчи уже и подготовь прибор — надо замерять его магокэф, — властно произнесла Стелла.

— Как скажешь, — в голосе блондинки послышались непонимание и обида.

У Виктора немного отлегло от сердца, когда через минуту более-менее успокоившаяся блондинка поставила рядом с его стулом черный чемодан-чехол и извлекла из него уже знакомый ему прибор темно-коричневого цвета.

«Не только у Иры есть такой торсионный спектролимбометр, оказывается», — Виктору хватило пары секунд, чтобы понять по внешнему виду — приборы были аналогичные.

Стелла нервно расхаживала в пяти шагах от них — она достала телефон и что-то прочитала, и когда спрятала его, помрачнела ещё больше.

— Зачем это всё? Времени в обрез, а тебе совсем не жалко сестру? — Виктор чуть не отдернул руку, на которую Вельцева, присевшая на корточки, нацепила датчик. — Что это за прибор такой?

— Рот свой закрой, — огрызнулась контрразведчица, — иначе снова окажешься в наручниках.

— Я должна проверить, действительно ли ты тот, за кого себя выдаёшь, — разъяснила Стелла — она остановилась и стала наблюдать, закинув руки за спину.

«Натуральная фашистка — ей в кино можно играть без подготовки».

— Я чего-то не знаю? — подала голос Вельцева, которая начала цеплять датчики.

— Потом расскажу, Катя — сейчас надо торопиться, и если всё, что он наплёл — правда, то надо ехать в аптеку, а потом — к сестре.

— Знаешь, Стелла — я не люблю, когда меня играют втёмную, — довольно дерзко заявила блондинка. — О чём речь вообще?

— Да замолчи уже — сама сейчас всё увидишь, — произнесла медноволосая не терпящим возражений тоном.

— Слушаюсь, достопочтимая леди! — недовольно ответила Вельцева и парень видел, что она обижается и злится.

«Стройная каэрша, но жуткая стерва и натуральная злодейка — она меня бы завалила без тени сомнений, если бы получила санкцию. Интересно, как давно она на побегушках у Стеллы и как давно они закрутили роман?»

— Долго ещё? — недовольно спросила минуты через три Стелла — всё это время она наблюдала, как блондинка неумело подсоединяет манжету, датчики и провода в разъёмы.

— Я таким ещё не пользовалась, это новейшая разработка — придётся подождать, ясно? — довольно нервно ответила Вельцева, которая присела на корточки и с инструкцией в руке безуспешно пыталась включить прибор.

— Быстрее давай — моей сестре очень плохо! — нетерпеливо воскликнула медноволосая и отошла присесть на ящик.

«Ирина его несколько минут настраивала в гораздо лучших условиях, а эта лесбо-бляндинка будет полчаса ковыряться — по ней видно», — наблюдал Виктор ещё минуты четыре или пять, как у блондинки не выходит подключить всё по правильной схеме.

— Дамы, можно внести деловое предложение? — чуть охрипшим голосом нарушил он тишину.

Вельцева, погруженная в чтение инструкции, вздрогнула всем телом и подняла голову. Стелла удивленно на него посмотрела и через несколько секунд покивала.

— Раз прибор этот — уникальный, как вы говорите, предлагаю поехать в аптеку за лекарствами, а потом домой, к Анжелике — там всё и замеряете, что вам надо, — пожав плечами, заявил Виктор.

Вельцева привстала с корточек и со злостью бросила на пол два неподключенных провода:

— Ну обалдеть, оно ещё и говорит! Стелла, позволь мне его заткнуть?

— Оно? — оскорбился Виктор. — На себя посмотри, бестолочь некомпетентная — прибор не можешь…

Контрразведчица перебила его сильной пощечиной.

— Спокойно, Катя! Отойди от него! — выкрикнула явно раздраженная Стелла.

Вельцева развернулась, отошла на несколько шагов вперед, потом так же взволнованно развернулась обратно и откинула голову:

— Знаешь что? Сама сейчас будешь этим заниматься — мне давно пора быть на ипподроме, а я по твоей просьбе сидела в засаде с пяти утра, дорогая моя!

Стелла встала и быстро подошла к ней, став напротив и закрыв блондинку от взора Виктора своей фигурой. Он услышал несколько слов, которые они произносили громким шепотом, активно жестикулируя: «мало времени», «ипподром», «опергруппа», «я тебя люблю, не злись», «только на два часа».

После этого обе девушки сделали пару шагов к Виктору, и блондинка, откинув назад свои волосы, сняла пиджак, отцепила кобуру и протянула её Стелле, глядя при этом на Виктора:

— Если вздумаешь дернуться или что-то выкинуть, то к вечеру покинешь этот мир, уяснил? Выполняешь все распоряжения Стеллы Георгиевны, и если я узнаю, что ты чем-то её огорчишь — мы останемся с тобой наедине, и ты узнаешь, что я совершенно не такая добрая, как она! Ты понял?

— Ага, давно это понял, — покивал Виктор, у которого будто упал камень с души.

«Странное у них определение доброты, н-да. Но сеструха Энджи всё же более-менее адекватная, хотя по первой встрече она такое впечатление не произвела».

— До встречи, Монетка — прибор полностью на тебе, отвечаешь за него — я заеду к вам! — с этими словами блондинка поцеловала в щечку Стеллу, и метнув гневный взгляд на Виктора, закинула пиджак через руку и пошла к выходу, цокая каблуками.

«Куда она так спешит — на ипподром, что ли? Она стройная, попастенькая, хотя сучество просто зашкаливает — даже Стелла не такая стерва на её фоне, хотя куда уж круче», — парень немного проводил её взглядом, потом перевёл взгляд на сестру Анжелики.

— Понравилась, да? — холодно поинтересовалась медноволосая, держа в руке кобуру с магопарализатором.

— Мне нравится Анжелика, — отрезал парень и через пару секунд Стелла нервно, скептически усмехнулась.

«Вроде бы гроза миновала — но теперь эта дрянь всё о нас узнает, а я не разбираюсь вообще в их семейно-клановых раскладах», — Виктор немного потянулся — всё тело очень затекло, а ещё и сильно болело в двух местах — спина в месте магоудара и левое плечо.

Стелла тем временем сняла спортивную кофту, оставшись в одном черном лифчике, и нацепила кобуру — довольно профессиональным движением, как отметил парень.

— Хм, — хищно улыбнулась она, глядя в глаза Виктору, потом перевела взгляд на прибор и добавила: — Чего расселся? Ты временно помилован — собирай прибор, едем в аптеку, а потом к Анжеле. И без резких движений, иначе никакая милиция тебя не спасёт — ты понял?

— Да, — Виктор холодно улыбнулся и миролюбиво поднял ладони.

— Прибор собирай — аккуратнее и побыстрее, — медноволосая подняла с пола телескопическую дубинку.

«Да уж, вертел я на трубе такие игрища — валить надо из этого мира, где половина девок — суки и садистки, а вторая половина — озабоченные лесбиянки, и только одна Лиза — нормальная, но она — не для меня», — Виктор присел на корточки и начал собирать прибор — настроение у него было стоическое.

Минут через пять, постаравшись как можно более аккуратнее сложить всё по ячейкам в чехле-чемодане, Виктор объявил наблюдавшей за ним Стелле, что можно ехать.

— Вперед иди — вон туда, к правой двери, и без глупостей, — девушка дубинкой показала направление.

Когда они вышли из помещения, Виктор, державший чемоданчик обеими руками, огляделся — они находились в самом начале какого-то одноэтажного квартала, довольно зеленого — много деревьев и кустов, с богатой на вид застройкой и вычурными заборами, с широкой улицей.

«Богатенький квартал — где это мы? Похоже на какой-то полудостроенный магазин», — парень обернулся посмотреть, откуда же они вышли.

— Вперёд давай — на ту сторону, — велела Стелла, которая уже успела запереть дверь в помещение.

Они прошли по широкой и явно новой асфальтовой дорожке, засаженной густыми кустами с обеих сторон, к тротуару.

«Это что за раритет вообще? Сколько же она стоит?! Поразительно!» — через несколько секунд взгляд Виктора примагнитился к стоящей напротив них тёмно-алой, поблескивающей в лучах солнца, машине — такой красоты и элегантности он давно не мог припомнить.

— А что это ты рот открыл? Нравится машинка, да? — весьма ехидно поинтересовалась мажорка.

— Да, такие редко увидишь, — изумлённо покивал Виктор и повернул голову к медноволосой: — Твоя, я так понимаю?

— Ты угадал, мальчик! Но ты не прав — такие не просто редко увидишь, а вообще не увидишь — в России такая машина всего одна, и как видишь — она моя, только моя, — в голосе Стеллы было типичное женское самодовольство.

— Рад за вас, прекрасная леди, — иронично усмехнулся Виктор. — Едем?

— Вперёд! — Стелла небрежно взмахнула уже сложенной дубинкой.

Машина вблизи оказалась ещё более красивая, чем даже на расстоянии — Виктор был поражён и восхищён. Купе было двухместное, похожее на виденные им в фильмах довоенные классические версии самых дорогих машин, а боковая линия кузова была с ярко выраженным обтекаемым крылом и заостренной, немного сужающейся задней частью — дизайн пробудил в нём воспоминания о лучших автомобилях из первой половины прошлого века.

Виктор не выдержал и обошёл её вокруг, краем глаза заметив, как сестрица Анжелики не без удовольствия наблюдает за ним. Справа, на задней стороне небольшого багажника, была золотистая надпись очень изящным шрифтом — «Duesenberg Luxfemo S17», посередине, в качестве эмблемы — золоченый орёл с расправленными крыльями.

«Какой отпадный люксовый спорткар — в моём мире такие по пальцам руки можно пересчитать! Плоский контур, мощные колеса и куполообразные места для пассажиров, подчеркнуто длинный капот и массивная радиаторная решетка — глаз радуется такому дизайну. Неужели и „Дюзенберг“ здесь сохранился и процветает, как я вижу? Вот такую тачку я себе хочу!» — машина парня восхитила, а про этого производителя автомобилей он когда-то читал, когда был в межведомственной опергруппе, расследовавшей дело о контрабанде антиквариата.

— Может, хочешь что-то спросить? — иронично поинтересовалась Стелла, которая стояла возле уже приоткрытой двери водителя и не скрывала самодовольную улыбку.

— Как открыть багажник? — качнув головой, усмехнулся Виктор, хотя спросить он хотел совсем о другом.

Мажорка засмеялась, села в машину и через пару секунд плавно открылась дверца багажника — парень поставил туда чемоданчик-чехол, захлопнул её и прошёл вперёд.

После секундного колебания он открыл дверь и сел в машину.

Глава 2

В салоне стоял запах гвоздично-виноградного благовония — очень легкого, приятного, кружащего голову и в некотором смысле вдохновляющего на позитивное настроение — несколько секунд Виктор медленно дышал, просто наслаждаясь. После этого парень оглядел салон — качество было на самом высшем уровне, каждая деталь радовала глаз и демонстрировала инженерный гений создателей этого шикарного автомобиля, а кресла были изумительно удобными и вызывали желание сидеть в них вечно.

— Будет ли с моей стороны нескромностью спросить — где это вы меня допрашивали и где мы сейчас вообще находимся? — Виктор повернул голову к девушке.

— Будет! — пожала она плечами и завела машину.

— Но я всё-таки спрошу, — парень решил быть настойчивым.

Стелла чуть скривила правый край губ, и это можно было расценить как ухмылку или недовольство.

— Если скажешь сестре об этом месте — я тебя закатаю в цемент и буду медленно погружать в реку.

— Хорошо, я ничего не скажу, — Виктор вскинул на миг брови.

«О чём речь сейчас?» — ему оставалось только гадать.

— Этот магазин, который я сейчас строю — подарок Анжелке на предстоящий день рождения. Я хочу подарить ей небольшой бизнес по продаже люксовой одежды, — пока Стелла это проговаривала, машина мягко тронулась и начала движение по улице этого райончика.

— Хм, ты это говоришь без энтузиазма, уж извини, — недоверчиво хмыкнул Виктор.

— Знаешь, не бери на себя слишком много, мальчик, — с холодной иронией ответила Стелла через несколько секунд.

— Знаешь, я не телепат!

— Чё? — медноволосая повернула к нему голову на миг и вскинула бровь.

— Судя по тому, что я видел — ваши отношения довольно натянутые. Ты без малейших угрызений зарядила в меня и в сестру своей очень болезненной магией, — проговорил парень.

Стелла громко вздохнула, и как показалось Виктору, глухо зарычала. Машина между тем набирала скорость.

— У нас сложные отношения, но это не значит, что я её не люблю и не желаю ей счастья! — отчеканила хозяйка машины.

Виктор несколько секунд смотрел на девушку, отметив её очень красивый и в чём-то даже благородный профиль.

— Что такое? — Стелла, нахмурившись, повернулась к нему.

— На дорогу смотри, — немного нервно ответил парень через несколько секунд — впереди показался знак перехода, и на зебре были дети и мамаша с коляской.

Когда через несколько секунд они подъехали к переходу, то Стелла затормозила и её лицо омрачилось — ещё одна стайка гомонящих детишек была на тротуаре и они с секунды на секунды должны были переходить дорогу.

— Не любишь детей? — вырвалось у Виктора, который как раз смотрел на неё.

— Ты с ума сошёл? Что ты несёшь? — Стелла ударила ладонями по рулю и повернулась к нему — в её глазах был гнев.

— Просто предположил, — парню стало слегка неудобно от собственной реплики.

— Я хотела детей, но у меня не сложилось из-за бывшего мужа — такого же кобелирующего мудака, как и ты, — в глазах девушки снова начала закипать и расплавляться медь.

«Видимо, после развода она и подалась в лесбы», — Виктор закашлялся — это был для него неожиданный наезд.

— Знаешь — не обобщай, ладно?

— Рот свой закрой и сиди, иначе пешком сейчас пойдёшь — и это тебе ещё крупно повезёт, — в голосе девицы было раздражение.

«Очень она нервная и вспыльчивая, это у них явно семейное. Дети — тема явно болезненная, судя по всему, поэтому надо быть поделикатнее. А квартал — довольно богатый, ухоженный — магазин в таком месте может рассчитывать на успех. Где это мы находимся?» — Виктор погрузился в разглядывание окружающего пейзажа.

Минуты через три они выехали из квартала и свернули направо — дорога оказалась среди какого-то парка. Виктор, разглядывая из окна пейзажи, далеко вдали, в некоторой низине, заметил комплекс зданий и овал беговой дорожки.

— Это ипподром вон там, справа? — поинтересовался он у дамы-водителя.

— Да. Скоро доедем до развязки, выедем на шоссе — и сразу в аптеку, — довольно нейтрально ответила Стелла.

— И зачем было так далеко меня увозить? Ты понимаешь, сколько времени мы потеряли? — начал злиться Виктор.

— Молчать! Ты виноват, ты и ответишь в случае чего!

— Да пошла ты, Стелла! Твоя сестра страдает…

— Я этого не знала, дебил! — громко перебила его водитель — в её голосе была нервозность.

— Выбирай выражения, — оскорбился парень. — Или ты считаешь, что твоя сестра способна полюбить дебила?

Машина резко свернула к поребрику и затормозила. Стелла с выражение злого недовольства уставилась на Виктора — её взгляд не предвещал ничего хорошего. Он выдержал и глаза не отвёл.

— Знаешь — ты сейчас играешь с огнём, паренёк. Даже если ты и высокопоставленный восточник, то это не значит, что тебе кто-то вообще разрешал смотреть на мою принцессочку-сестру, не говоря о том, чтобы лапать её и трахать, как это незаконно сделал ты, скот! Я могу тебя уничтожить, как надоедливое насекомое! — в голосе медноволосой появилась ненависть.

«Какая же она нервная сука — с ней невозможно конструктивно общаться. Видимо, мой пока что бывший клан сидит в печенках у Корниловых и их прихлебателей, и это надо выяснить во всех подробностях — это явно политические противоречия самого высокого уровня. И я — в самом эпицентре этого пиздеца».

— Тебе ни капельки не жаль сестру, для которой это будет сильным ударом? — Виктор постарался придать голосу стоическую обреченность.

— Переживёт и найдёт себе что-то получше, или вообще забьёт на парней и переключится на нормальных девочек, а не дроздовское рыжее отребье, — надменно процедила сестрица Анжелики, не отводя пылающий медью взгляд от него.

— Ты цинична, как патологоанатом, Стелла, — через несколько секунд молчания ответил пораженный Виктор.

Девушка довольно неожиданно для него засмеялась — и смех этот его совершенно не порадовал, поскольку в нём угадывалось уязвленное самолюбие и какой-то душевный надлом.

— Лучше замолчи — по-хорошему советую, — сквозь зубы процедила она.

Виктор пожал плечами и начал смотреть в окно. Переход опустел, машина тронулась и начала быстро набирать скорость. Вскоре проехали один из поворотов в сторону ипподрома — он был перекрыт, там стояла милицейская машина и двое вооруженных автоматами сотрудников с полосатыми палочками в руках. Парню конструкция оружия была незнакома — но это явно были не укороченные калаши.

— Вовремя мы вчера ушли с ипподрома, — негромко произнёс Виктор, который обернулся назад, когда они оставили позади этот импровизированный блок-пост.

— Что-что? Ты об этом не говорил в магазине, — в голосе Стеллы было незамутнённое удивление и обеспокоенность.

Виктор кашлянул и начал смотреть в окно — они уже выехали на шоссе, ведущее в сторону аптеки и дома Анжелики, и местность была относительно знакомой.

— Ты что сейчас сказал, а? — повторила она через десять секунд.

«Она явно не в курсе — кто меня за язык тянул», — Виктор удивлялся сейчас самому себе.

— Да, мы ездили вчера на ипподром, — нехотя произнёс парень.

— Ты с ума сошёл, ублюдок? Тебе кто позволял её туда везти? — с нотками истерики спросила мажорка.

Виктор поразился настолько, что несколько секунд смотрел на медноволосую — она даже на миг повернула к нему голову и их взгляды встретились.

— Ты мозг включи, прекрасная леди — повезла меня Анжелика по приглашению Инги, и как раз по пути мы заехали в «Асторию» за вот этим, — Виктор показал на свою одежду.

Стелла сжала губы и пару минут ехала молча — Виктор видел, что вскоре надо будет свернуть, чтобы заехать в аптеку.

— Мне Вельцева рассказала, что на ипподроме серьезно пострадало около сотни человек, в том числе несколько аристократов и жокеев, в том числе — Инга, — нарушив молчание, с надрывом в голосе заявила девушка.

— Инга пострадала? — неприятно поразился Виктор. — Ты с ней знакома?

— Не тупи, мальчик — конечно знакома! Она очень приличная и целеустремленная девушка, а из-за вчерашних беспорядков сейчас лежит в токсикологии на Сокольниках.

«В больнице имени братьев Бахрушиных, что ли? Там есть токсикология, но в моём мире, а здесь разве тоже?» — Виктор переваривал информацию — ему было жаль Ингу.

— И в каком она состоянии? — спросил он через полминуты. — Почему в токсикологии?

— Средней тяжести, отравилась угарным газом, — вздохнула Стелла, которая как раз притормозила на светофоре и через несколько секунд свернула в сторону аптеки.

Улица была Виктору знакома — именно сюда он и спешил утром.

— Мы за неё болели — она победила в отборе, сидели с ней в одной ложе, но она ушла раньше, а потом и нам пришлось выбираться из того хаоса.

— Потом расскажешь, в квартире, — нервно ответила Стелла и притормозила возле двухэтажного здания «Магцентраптека № 8» — неоновая вывеска сейчас не горела.

«А она волнуется, хоть и пытается это скрыть за маской грубости».

Посмотрев на Виктора, мажорка уверенным движением отстегнула ремень:

— Уверена, что вы ещё и бухали, да?

— Да, было дело, — не стал отрицать Виктор.

— Здесь сиди — я куплю всё, что надо, и поедем! — вздохнула Стелла.

— Как скажешь, — пожал плечами парень, который не без содрогания вспоминал вчерашние события.

Ждать пришлось не очень долго — медноволосая управилась менее, чем за десять минут, и вышла из аптеки с объёмным свертком под рукой. К удивлению Виктора, следом за ней вышёл пожилой мужчина в одежде провизора и начал что-то говорить, легонько кланяясь при этом — Стелла отмахнулась, не соизволив обернуться.

«Видимо, дочке президента легче получить нужные препараты, а особенно вот этой дочке — я бы не рискнул встать у неё на пути, когда она в таком настроении. Хотя бывает ли она в другом?» — этого парень не знал.

Открыв дверь, Стелла несколько неуклюже села на своё место и сразу же положила сверток ему на колени — он оказался увесистый.

— Этот шалман надо закрыть и снести! — процедила она со злостью, заводя машину.

— Ты же всё вроде купила — что опять не так? — хмыкнул Виктор.

— Они не хотели отпускать эндемиоцитин и стабилизатор для капельницы, пока я не показала паспорт — хватило и водительских прав, но я потеряла минимум три минуты, а я этого очень не люблю, — с глухим гневом начала пояснять мажорка, разворачиваясь посреди дороги — прям напротив аптеки.

«Что она творит?» — поразился Виктор — одна из машин чуть не врезалась им в бок, успев затормозить в последний момент — водитель сигналил и высунулся из окна, потрясая кулаком.

— Всё нормально, успокойся, — неодобрительно покачав головой, заявил парень.

Машина начала быстро набирать скорость — Стелла явно хотела проскочить на зелёный.

— Ничего не нормально, — так же глухо ответила она сквозь зубы, поворачивая на уже приличной скорости влево, на шоссе.

«Решительная дамочка — ей похер на правила движения. Странно, но я с ней общаюсь, да и она со мной, как хорошие знакомые или даже приятели — без какого-то барьера или скованности, хотя она ведёт себя предельно недружелюбно и некультурно», — отметил Виктор особенность общения с медноволосой — такая манера его самого сейчас крепко удивляла.

Пока ехали и сворачивали к дому Анжелики, парень открыл сверток и рассмотрел содержимое — тонкая фиолетовая упаковка с надписью «Эндемиоцитин», несколько небольших упаковок с травами, какие-то ампулы, три шприца, запечатанная стеклянная бутыль и что-то ещё на дне.

Когда подъехали, припарковались прямо за машиной Анжелики и вышли, Стелла открыла домофон своим магнитным ключом и пропустила Виктора вперёд.

«Бля, вот Энджи с рыжей удивятся, когда увидят эту мегеру вместе со мной. Сюрприз будет колоссальный», — поднимаясь по лестнице впереди Стеллы, парень жалел о том, что не захватил с собой свой планшет — можно было бы предупредить обеих девиц.

— Звони давай, а я постою вот здесь, — довольно грубо велела медноволосая, когда они поднялись на третий этаж и были возле квартиры, и отошла на шаг влево от двери.

Дверь открылась примерно через минуту — Арина, закутанная в халатик, всплеснула руками:

— Вик, ну капец — тебя за смертью только посылать! Где ты был почти два часа? Почему не взял телефон? — в её голосе была легкая паника, а на лице — растерянность.

Парень не успел ничего сказать — на сцену вышла Стелла.

— Ну привет, рыжая дрянь — и снова ты здесь! — зловеще выговорила она и чуть оттолкнув Виктора, вошла в квартиру.

— А-ах… Ты… Откуда? — парень видел, как Арина бледнеет и в панике делает два шага назад — в сторону кухни.

— Думала — я опять не узнаю ничего? — сказав это со злостью, медноволосая отвесила Арине пощечину, отчего та вздрогнула всем телом.

— Алё, заканчивай руки распускать, досточтимая леди! — заявил взволнованным голосом Виктор, который стоял чуть сзади.

«Я ведь могу ей заломить руку, но потом будет писец, скорее всего, если она применит магию», — он стоял прямо сзади, вплотную к незваной гостье — сверток можно было быстро положить на тумбочку при надобности.

— Ты свой рот поганый закрой, пока я тебя на ноль тут не умножила, — раздраженно полуобернулась к парню Стелла.

Арина начала всхлипывать, закрыв лицо ладошками.

— Чего ты рыдаешь, дрянь бесполезная? — грубо обратилась к ней Стелла, одной рукой держась за косяк, другой — снимая черный кроссовок.

— Анжелике плохо, она лежит на кровати с полуоткрытыми глазами и не отвечает, только стонет, — сквозь всхлипы ответила Арина.

— Вы оба — бесполезный паноптикум тупорылых деградантов, — прорычала Стелла, разувшись и выхватив пакет из рук Виктора. — Врача почему сразу не вызвали, чудовища? Мне ты почему не позвонила, дура?

— Милая запретила, — пролепетала Арина и снова удостоилась пощечины.

— Какая она тебе милая, шалава ты сочинская?! — Стелла направилась прямо в комнату.

— Я не шалава, — замотала головой всхлипывающая, ненакрашенная Арина и секунду поколебавшись, пошла за незваной гостьей.

«За что она её так ненавидит? Это что-то межклановое или чисто личное?» — Виктор никак не мог понять причины глубокой неприязни Стеллы к Арине.

Быстро разувшись, парень зашёл в ванную, быстро умылся и побежал в комнату. Стелла уже была возле кровати — раздвинув занавески, она уже выложила содержимое пакета на левый край кровати и сейчас за ноги подтягивала Анжелику поближе к краю — халат закатился, обнажая её классные бедра. Арина стояла чуть правее, опустив плечи и сжав руки в замочек.

— Вы что, бухали здесь всю ночь? Воняет вином, пятна везде, — прошипела Стелла, которой не без труда удалось подтянуть сестру к краю кровати.

— Немножко, — дрожащим голосом ответила Арина, пока Виктор шёл к ним.

— Немножко? Не лги, сука — ты её постоянно спаиваешь! — с раздражением ответила Стелла.

— Что с ней? — парня поразил вид бледной, лежащей недвижимо с полуоткрытыми глазами, Анжелики.

— Похоже на алкогольное отравление, усугубленное неудачной дефлорацией в запретный день. Ты виноват, урод беспамятный — кто вообще так делает? — повернула медноволосая голову к парню — в её глазах была пылающая медью ненависть.

— Я не виноват, не надо гнать — откуда я мог знать про этот день магозачатия? — сжал кулак Виктор и стал чуть сзади Арины.

— Об этом вы мне потом расскажете, а сейчас ты — будешь держать капельницу, становись слева и не дергайся, — сказала ему Стелла, — а ты — тупая рыжая мокрощель с ушами, — медноволосая уже перевела взгляд на Арину, — будешь распаковывать шприцы, систему и подавать мне ампулы.

Виктор решил не спорить и сделал, как было сказано — через несколько секунд Стелла вручила ему прозрачную литровую бутыль без этикетки, которая напомнила ему виденную в кино советскую бутыль для капельниц. После этого старшая сестра дала подзатыльник Арине, которая сразу же начала брать в руки и распаковывать шприцы, иголки и систему для капельницы.

— Стелла, а откуда ты вообще знаешь, что надо делать? У тебя же нет диагноза и с чего ты взяла… — начал было говорить Виктор, но мажорка выпрямилась и с гневом взглянула ему в глаза:

— С того, баран, что я проходила подготовку на военного магомедика в корниловском корпусе, в отличие от тебя, тупорылого восточного ушлепка-изгоя, — с этими словами она начала нащупывать вену на левой руке Анжелики.

«Ничего себе — новости. А так и не скажешь — сучка стервейшая, мажорка, хамка, а поди ж ты — типа медик. Наверно, они и познакомились с Вельцевой на учёбе — они явно ровесницы на вид», — почему-то предположил Виктор — чуйка подсказывала ему именно это.

Тем временем Стелла взяла один из шприцов — десятку, как рассмотрел Виктор, и набрав из ампулы чуть синеватое лекарство, медленно ввела Анжелике содержимое в вену — брюнетка при этом застонала, а Арина — запричитала.

— Заткнулась! Сейчас я ввела магостабилизирующий хлорид калия с водно-обогащённым диазепамом — она скоро придёт в себя, потом капельница почистит ей кровь, а потом будет таблетки уже пить. Всё будет нормально и вам повезёт, — зажимая проспиртованной ваткой место укола и переведя взгляд на Виктора, с некоторым облегчением заявила Стелла.

— Повезёт? — пропищала Арина.

— Я вас не убью прямо тут! — непринужденно пояснила медноволосая и хищно улыбнулась.

После этого несколько минут она готовила капельницу, введя туда препараты из двух других ампул, и после того, как запустила процесс, велела Виктору стоять и не дергаться, заявив, что скоро она придёт из ванны и у них будет серьёзный разговор.

Глава 3

Виктор ощущал себя слегка на измене — ситуация была очень двоякая и от медноволосой стервы ожидать можно было чего угодно. Держа капельницу, парень перевёл взгляд с лежащей Анжелики на приунывшую Арину.

— Рыжая, а ты давно знакома с ней? — поинтересовался он через несколько секунд.

— Я бы не сказала, что мы особо знакомы — старшие сестры Анжелы очень не любят наш род, это всё тянется ещё с семидесятых, с каких-то там политических и экономических разногласий, когда мой дед забрал у Корниловых власть на несколько лет.

— Ничего себе, — присвистнул Виктор, для которого это стало новостью. — А как же вы с Энджи закрутили всё это дело, раз такое положение?

— Ну, сейчас уже всё не так плохо — мы, Дроздовские, пока что состоим с Корниловыми в политической коалиции против Марковых и Колчаков, — при этих словах Арина на секунду запнулась, — и старые обиды давно развеяны новыми делами, но на семейном уровне ни мы их, ни они нас очень не любят — постоянная борьба за влияние на магонефтегазовую отрасль. А нам с лапочкой — вообще пофиг на эти старые истории, у нас с ней взаимное притяжение с первого взгляда.

«Как и все крупные семейно-олигархических кланы — Корниловы, Дроздовские, Марковы, Колчаки-Пепеляевы, Деникины, Алексеевы — все друг друга не переваривают, но периодически вынуждены вступать в шаткие союзы с другими против кого-то — таковы реалии олигархическо-парламентского государства с региональными преференциями кланов и сложной экономической моделью, завязанной на экспорт ресурсов, финансовую и военно-политическую зависимость от европейских союзников, а по факту — хозяев этих кланов, плюс Америка и Япония имеют большое влияние на внутреннюю политику», — довольно неожиданно для Виктора пришло озарение из памяти, которое его несколько шокировало. — «Взять даже мою семейку — японские лоббисты в чистом виде, давно и плотно завязаны на кланово-парламентский режим Японии, магократический сёгунат, если можно так сказать, который жёстко враждует за власть с японским же императорским домом. Недаром Мисаки так во мне заинтересована, ведь клан Фукуда — одни из самых ярых противников императорской автократии и приложили большие усилия после годов анархии и хаоса, чтобы свести роль правящей династии к магическо-церемониальной, что им и удалось в начале этого века. В Японии такая же сложная и несбалансированная конституция, как и у нас сейчас, что очень устраивает институционально состоятельные, имперско-мессианские магодемократии Запада. Неоколониальная модель, только под новым, магическим и гендерным, соусом. Ничто не ново под Луной».

В памяти парня начал всплывать огромный пласт информации — по текущим экономическим, финансовым и военно-политическим реалиям в РКДР, Европе и мире — Виктор даже на несколько секунд закрыл глаза, глубоко вздохнул и сжал капельницу обеими руками, настолько сильно его накрыло. При этом он ощущал некое непонятное вдохновение, будто бы информация обрабатывается естественным образом, структурируется и даёт ему ощущение спокойной силы.

«Видимо, опять после стресса у меня блоками возвращается память. Ну его нафиг, такое счастье, хотя информации интересной — море, теперь уже есть, где искать и от каких точек отталкиваться в ситуации с моей семейкой, и мозги сами собой всё обрабатывают, как центральный процессор», — вздохнул он, пытаясь в полной мере осознать это новое ощущение.

Анжелика жалобно застонала и её левая стопа нервно дернулась, будто от щекотки.

— Что с тобой, тебя пытали? — через полминуты парень услышал обращённый к нему сочувственный вопрос Арины.

— А, нет, немного, — открыл глаза Виктор — рыжая сидела на краю кровати, сдвинув закрытые халатиком ножки, и положила ладонь на бедро Анжелики.

— Это как? — Арина хлопала ресничками.

— Всё нормально, рыжая, — улыбнулся Виктор, хотя ощутил, что получилось у него не так уверенно, как он хотел. — За что тебя Стелла так не любит?

Арина чуть сжала свои немного припухшие губы, потом весьма эротичным жестом поправила шикарные огненно-рыжие волосы, вздохнула полной грудью и стрельнула глазками в парня:

— Я думаю, что она просто ревнует Анжелочку ко мне!

Виктор даже чуть приподнял брови и несколько секунд глядел ей в глаза — он обалдел от такой заявки.

— Да, а что тут ещё думать? — невинно-томным голосом вопросила Арина.

«А она умеет выкосить под дурочку, когда надо».

— Рыжая, не наводи тень на плетень и говори, как есть! — чуть более сурово заявил Виктор.

Арина немного стушевалась и даже опустила взгляд — она явно была готова заговорить, но послышались шаги в коридоре и через несколько секунд в комнату вошла Стелла — с чашкой кофе в руке, судя по аромату.

— Ну что вы, бестолочи — не напортачили здесь без меня? — поинтересовалась она довольно весело.

Виктор кашлянул, Арина отвела взгляд и убрала руку от Анжелики, которая тихонечко посапывала.

— Анжелика уже более спокойно и ровно дышит, — сказал через полминуты Виктор — он чуть искоса наблюдал за уже чуть накрашенной Стеллой, которая явно выглядела пободрее.

— Вот и продолжай держать, и будешь сейчас отвечать на вопросы! — Стелла подошла к одному из кресел возле компьютерного стола и села, закинув ногу на ногу.

«Блин, как училка и школьник, или как директрисса и какой-то подчинённый», — Виктору не понравилось такое положение. — «Я психологически и визуально сейчас в более подчинённом положении — классика психологии делового общения. Надо это как-то нивелировать».

— Какие вопросы? — ответил он холодно.

— Какие я посчитаю нужным задать, — высокомерно ответила медноволосая и изящно отпила кофе.

Виктор постарался придать лицу спокойное выражение, и краем глаза смотрел, как Арина пытается раствориться в пространстве или хотя бы сделать вид, что её здесь нет.

— Рыжая мокрощель — с тобой тоже будет разговор, — чуть повернув голову к Арине, заявила Стелла, при этом изящно взмахнув ладонью.

— Я тебя не боюсь, — негромко ответила Арина, но её голос дрогнул.

— Очень зря, шалавистая дрянь, — вкрадчиво ответила старшая сестра Анжелики.

— Вообще-то она девственница, — произнес Виктор, чтобы отвлечь внимание незваной гостьи от рыжей.

— И как это мешает ей быть шлюхой? — деланно удивилась Стелла.

«Выглядит она сейчас крайне высокомерно», — отметил парень.

— Никакая я не шлюха, а ты, а ты… — выкрикнула Арина и закрыла личико ладонями.

«Да она её просто выводит из себя, тупо провоцирует, а глупышка ведётся», — дошло до Виктора, и он удивленно качнул головой.

В следующую секунду он поймал на себе иронично-понимающий взгляд Стеллы.

«Опасная сука — она с нами играется. Что же ей надо?»

— Молчать, дрянь! — взмахнула Стелла пальчиком в сторону рыжей, но смотрела на Виктора.

Арина расплакалась, Виктору стало её жалко.

— Может хватит тиранить девчонку? — нахмурился он, глядя на стерву в кресле.

Анжелика застонала и заворочалась — игла чуть не выскочила из вены, парень среагировал и присел на край кровати, немного опустив капельницу.

— Сейчас закончим капельницу и подключим этот прибор — я очень хочу узнать, что же он покажет и кто же ты реально есть. А то в последние месяцы ходит много тревожных слухов по Москве, знаешь ли, мальчик! — Стелла с довольной улыбкой потерла ладони.

— Каких ещё слухов? — Виктору удалось прижать руку Анжелики, чтобы она ею не дергала.

— Опасных слухов, — чуть сжала губы медноволосая, на несколько секунд замолчала и продолжила после пристального взгляда на парня: — Про запрещенные ритуалы, которыми наказывают собственных младших детей — но это не слухи, а достоверные факты, — Стелла подняла указательный палец, — про межклановые заговоры, в которых смешалась магия и политика, про неких избранных магов из младшеньких, которые якобы способны овладеть все более явно пробуждающейся новой магией…

Примерно на минуту Стелла замолчала, задумчиво глядя куда-то поверх парня — он тоже замолчал и задумался над её словами, начав сопоставлять те факты и воспоминания, которые были ему уже известны.

«Ира с Лизой что-то подобное намеряли своим прибором, какую-то мою способность — может это оно и есть?» — голова Виктора просто пухла сейчас от всего произошедшего и услышанного.

Анжелика жалобно застонала и несколько раз глубоко вздохнула — парень с тревогой смотрел на неё.

— Лекарство начинает действовать, — прокомментировала Стелла.

— Что за новая магия? — поинтересовался Виктор через несколько секунд.

Медноволосая мажорка перекинула ногу за ногу — при этом Виктор машинально оценил её фигуру как очень сексуальную.

— Она не совсем новая, и никто ещё толком не понимает, что это такое — новая магическая стихия или же сочетание генетических факторов и действия определённой стихии, — заявила она довольно туманно.

— Не понимаю, Стелла, — пожал плечами Виктор.

— Значит, не забивай себе голову — сейчас стабилизируем сестру, потом будем замерять твои показатели, вот тогда всё и станет понятно, — медноволосая отмахнулась и достала свой телефон.

Виктор скептически ухмыльнулся и решил сосредоточиться на капельнице. Картина в его голове складывалась довольно логичная и очевидная, и минут через двадцать молчанки, тяжелых вздохов лежащей Анжелики и всхлипываний Арины парень довольно ярко осознал своё положение.

«Если это действительно так, как я предполагаю — офигеть же можно, меня из этого водоворота никто не выпустит и все заинтересанты будут тянуть ко мне свои щупальца — и эти барышни, и Хельга с Хуангом, и Мисаки, и Ирина, да и моя семейка, но явно попозже. Вопрос только — зачем же они со мной бывшим так поступили, родственнички? Что это — ошибка, семейные интриги, опасная кланово-магическая игра или многослойный политический заговор?» — понемногу приходя в себя и успокаиваясь, раздумывал Виктор.

Ещё через несколько минут, когда капельница была пуста на две трети, Анжелика сильно закашлялась и открыла глаза.

— Солнышко, я здесь, я здесь, — сразу начала причитать затихшая и погрустневшая Арина, сжав её ладонь

— Пи-и-ить! — жалобно простонала брюнетка.

Стелла, сидевшая будто бы в полудрёме, очень резво встала, подошла к парню и выхватив капельницу из его рук, велела ему идти на кухню и принести воды.

Виктор не стал пререкаться — он был рад, что Анжелика пришла в себя.

Глава 4

Следующий час прошёл бурно — у Виктора уши заворачивались от тех выяснений отношений, которые устроили обе сестры, при этом он узнал кое-какие интересные нюансы из семейных отношений, которые только укрепили его в сделанных выводах. Арина тем временем забилась в кресло около шкафа и старалась не отсвечивать. В конечном итоге перманентная перебранка крайне упертых и характерных девушек закончилась тремя пощечинами Анжелике от Стеллы, и парню пришлось вмешаться — он оттащил медноволосую в буквальном смысле слова.

«Не такая она и разъяренная, как хочет казаться — она явно переигрывает», — отметил Виктор, который уже взял себя в руки и пришёл к своему обычному состоянию — флегматичной, немного остранённой хладнокровности.

— Прекращай, Стелла — ты старшая сестра или кто? Анжелика и так настрадалась, хватит её тиранить, — властно и веско прохрипел он на ухо Стелле, которую крепко обхватил сзади, не давая размахивать руками. Её попка уперлась ему в пах.

— Пусти меня, негодяй, иначе ты за всё поплатишься, — прошипела в ответ медноволосая мажорка, но явной попытки вырваться из сковывающих объятий не сделала, только взмахнула головой.

Бледная и распатланная Анжелика, сидящая на краю кровати, закрыла своё чуть припухшее, красивое личико — она громко зарыдала.

— Хватит, Стелла — ты же умная девушка, будь немного добрее, — шепотом произнёс парень, которого немного взволновал аромат волос медноволосой и её спортивно-упругая фигура, а вернее сказать — попка.

— Быстро убрал лапы и отпустил меня, мальчик, — с угрозой ответила барышня, и в этот раз Виктор выпустил её из захвата.

Стелла недовольно фыркнула и выбежала в коридор. Виктор подошёл к Анжелике, присел рядом с ней и нежно прижал к себе — она ещё пуще расплакалась. К ним подошла Арина и тоже села возле брюнетки — ему пришлось утешать обеих девушек минут пятнадцать или больше.

После этого послышался звонок, потом звуки открываемой двери и радостный вскрик Стеллы.

— Кого там принесло ещё? — дрожащим голосом вопросила Анжелика, которая уже более-менее пришла в себя.

— Сейчас посмотрю, — Виктор аккуратно высвободил её из объятий, поцеловал в щеку и поднялся.

Как оказалось, приехала Вельцева — парень как раз вышел в коридор и увидел, как двое его похитительниц обнялись, и это были объятия отнюдь не дружеские. Виктор тихонечко кашлянул, и медноволосая отпрянула от своей подруги.

— О, а вот и наш подопытный, — холодно взглянув на него, процедила блондинка.

— Да, источник всех наших проблем, — пристально посмотрела на него и Стелла.

«Так и есть, вероятно — сейчас выяснится то, что намеряли в прошлый раз Ирка с Лизой, и они вообще тут обалдеют. А ещё этот бета-тест, эта Хельга, а ещё Мисаки — как это всё разгребать?» — у Виктора пока не было какого-то явного плана, поскольку не было полной картины происходящего, хотя куски мозаики понемногу складывались.

— Я пока умоюсь, а ты, — Вельцева показала пальцем на Виктора, — быстро сделай мне очень крепкий кофе.

— Официанта нашли, что ли? — парень немного прибалдел от такого тона — привыкать к подобному обращению он не собирался в принципе, хотя вынужден был себя сдерживать вот уже сколько времени, учитывая всё нюансы этого мира и своё крайне шаткое положение.

«Ничего, овладею ситуацией, наберусь сил — я им покажу, кто тут хозяин», — со злостью он взглянул на подручную Стеллы, которая быстро разулась и пошла в ванную.

Виктор прошёл на кухню — там уже сидела на диванчике Стелла и что-то увлеченно набирала в своём телефоне. Он подошёл к одной из полок, достал початую пачку молотого кофе, добавил в турочку воду и сахар и стал возле плиты.

Через пару минут на кухню зашла контрразведчица — она была одета не в свой стильный утренний костюмчик, а в какую-то черную униформу с красными и белыми вставками на груди и рукавах, явно не парадную. Виктор оценил её как что-то среднее между полицейской полевой и курсантской по дизайну — там были уменьшенные погоны, другие знаки различия и разнообразные эмблемы.

— На ипподроме просто пиздец — каждый час находят тела, — сообщила она Стелле, плюхнувшись на диван и выставив вперед свои стройные ноги.

— Много? — через несколько секунд поинтересовалась Стелла, не отрываясь от телефона.

— Восемь обычных гражданских, ещё трое — аристократы разного рода продвинутости, и ещё один — из нашего ведомства.

— Вот как? — лениво вопросила медноволосая, уткнувшись в телефон и улыбаясь краем губ.

— Капитан Марков из пятого департамента, нашли в одной из представительских лож. Но он не пострадал от пожара, а вместе с ещё одной девушкой был застрелен.

При этих словах Виктор, следивший за закипающим кофе, повернулся к обеим девушкам — как оказалось, Вельцева смотрела на него.

— За кофе следи, мальчик, — усмехнулась она.

— Ты сказала — капитан Марков? — немного ошарашено переспросил парень.

— Да, и что? — Вельцева, разминая стопы, скептически смотрела на него.

— А то, что этот капитан и его компашка сидели вчера в одной ложе с нами, — заявил Виктор и в этот же момент услышал шипение кофе — напиток сбежал.

— Мой кофе! — вскрикнула контрразведчица.

— Что ты сейчас сказал? — почти одновременно с ней спросила Стелла с тревогой в голосе.

Виктор убрал турку с плиты — на чашечку там ещё оставалось, и повернулся к медноволосой:

— Вчера с нами в одной ложе был этот капитан со своей компанией, они к нам прицепились, но конфликт закончился ничем, хотя он поначалу пытался быковать!

Стелла с любопытством и испугом смотрела на него.

— Быковать? — удивленно переспросила Вельцева, которая уже села не так расслабленно и нахмурилась.

— Да, они себя громко вели и мы сделали им замечание, он начал размахивать удостоверением, но потом одна из его спутниц явно узнала Анжелику, и всё утихло, — пояснил Виктор.

— С ума сойти — может, это был заговор с целью убийства моей сестры или Павлика? — панические нотки в голосе Стеллы парню совсем не понравились.

— Может быть всё, что угодно — директорат РСК держит расследование на контроле, в конце концов этот капитан на побегушках — один из приближённых Маркова-Девятого, а у него хватает врагов даже в собственном клане, — ответила Вельцева. — Совершенно случайно мне удалось узнать, что наша служба внутреннего контроля что-то подобное предполагала уже давно — черная касса на ипподроме крутится огромная, всё это вкладывается в облигации с целью обмена на валютные боны для марковских делишек с англичанами.

Виктор поставил чашечку с ароматным кофе на блюдце и поднёс Вельцевой — она краем губ благодарно улыбнулась, хотя сразу же постаралась сделать непроницаемое лицо.

— Недаром у меня душа была не на месте, а тут ещё и ты так резко появился в жизни Анжелики, — заявила Стелла, при этом выглядела она очень расстроенной.

— Директор Марков не допустит, что кто-то не из его клана получил полный доступ к расследованию — как же меня задолбала эта вся наша идиотская структура, когда какой-то клан захватывает ведомство и устраивает кормушку только для своих, — покачала головой контрразведчица и отпила кофе. — Как бы я хотела, чтобы всё было иначе, по-другому, с равными условиями для всех, а не только приближенных.

«Хех, у них тут аналогичные проблемы, хотя в моём мире всё далеко не так печально по сравнению со здешней чистой и незамутненной клановостью и семейственностью, умноженной на магократию. Как тут вообще функционирует государственный аппарат при таких вводных?» — Виктора не переставали поражать реалии этого мира.

— Мне даже страшно подумать, с чем может быть связан такой заговор, — с холодным испугом произнесла Стелла, проведя ладонью по своей щеке. — Неужели всё зашло так далеко и это связано с предстоящей Ночью Слияния Миров?

Глава 5

Виктор с интересом смотрел на Стеллу — его глубоко поразила как её интонация, так и выражение лица, которое демонстрировало широкую гамму эмоций.

Через несколько секунд парень деликатно кашлянул:

— А о чём сейчас идёт разговор — что за Ночь Слияния?

Стелла посмотрела на него так, будто увидела привидение или не понимала, где она сейчас находится.

— Парень, ты точно тот, за кого тебя хотят представить? Это типично плебейский вопрос! — вместо неё ответила Вельцева.

— А можно не хамить, любезные дамы? Вопрос абсолютно нормальный — я действительно не знаю, о чём идёт речь! — несколько раздраженно ответил ей Виктор.

«И как я ещё тут крышей не потёк? Они реально заколебали, все эти барышни высокого происхождения и плохого воспитания. Не хотел бы я жить в мире матриархата», — пронеслась у него мысль, которая сразу же дополнилась осознанием, что он и так уже здесь живет и минимум год обречен на это вот всё.

— Скажи ему, — негромко сказала медноволосая и откинулась на спинку диванчика, театрально прикрыв глаза.

Вельцева, отпив кофе, закинула ногу на ногу, иронично взглянув при этом на Стеллу.

— Ну раз ты разрешаешь, — блондинка повернула голову обратно к Виктору, — расскажу, хотя это строго конфиденциальная информация!

— Да рассказывай уже — мне можно, — усмехнулся парень.

— Ладно, совсем даже не каждый высококэфный аристократ посвящён в эту тему, не говоря уже о не слишком одаренных умом и талантами младших детках… — начала говорить контрразведчица, но раздался телефонный звонок — какая-то явно переделанная классика.

— Я пока выйду в коридор, — бросила Стелла и быстро встала, прикрыв от Виктор экран.

Парень глубоко вздохнул и не спрашивая разрешения, сел на её место.

— И? — повернулся он к Вельцевой — в её глазах на миг промелькнул странный блеск, но она сразу чуть развернулась к нему.

— Как гласят легенды…

— Так легенды или информация? — перебил её удивленный Виктор — у него чуть было не начал дергаться глаз от такой манеры изложения. — И про плебейский вопрос ты явно пошутила, да?

— Просто послушай и не перебивай, — на мгновение растерялась Вельцева, но вздохнула и нахмурилась. — Эта информация сама по себе запретная, она имеет множество умолчаний, домыслов и мистификаций, потому что от этого напрямую зависит благополучие наших главных кланов, да и не только их — всё это происходит в мировом масштабе.

Виктор был действительно заинтригован — он кивнул и вопросительно приподнял бровь, ощутив при этом, что ему нравится парфюм собеседницы, что-то среднее между тройным одеколоном и нежнейшими цветочными французскими духами.

— В секретной справке для ответственных сотрудников РСК сказано, что Ночь Слияния Миров — это некое, ещё очень плохо изученное явление, которое происходит с непонятной периодичностью и заключается в том, что особо избранные маги из могущественных семейств при совпадении ряда факторов могут подключать своё сознание к Всемирному Контуру Благодати и черпать из параллельного мира разнообразные данные, которые потом помогают развиваться отраслям экономики, технологиям, культуре и всему прочему в нашем мире.

— Ничего себе, — выдохнул Виктор. — А что это за параллельные миры?

Вельцева допила кофе, и поёрзав на диванчике, уселась поудобнее.

— Достоверно известно, — она неожиданно и резко взглянула парню в глаза, — что такой параллельный мир — один, и он очень похож на наш, но технологически более развит и не имеет магии — там не было падения астероида в сорок девятом. Много современных технологий вроде компьютеров и телефонов заимствованы оттуда и как ты сам видишь, если не слепой, технологии эти сильно выбиваются в своём развитии на фоне общего состояния экономики. Особенно преуспели в развитии этих технологий американцы и японцы, как ты понимаешь.

Виктор ощутил, как покрывается холодным потом — он не отводил взгляд, и через несколько секунд собеседница сама это сделала.

— С ума сойти, — пораженно произнес он, чтобы разговор поддержать.

— Ну как достоверно — опять же из того, что я читала. Реальную информацию знают президент и некоторые люди из наших главных семейств, а что там и как на самом деле — я и представить себе не могу, — блондинка чуть нахмурилась.

«Ей крайне неприятна эта тема, она её пугает, барышня явно разнервничалась».

— Так что за ночь то?

— Ближайшая такая ночь — двадцать второго июня этого года, после трехлетнего перерыва, и это значит, что очень многие готовы перегрызть глотки конкурентам ради того, чтобы иметь стабильный канал, обеспеченный ресурсом. Негласно, конечно — от этого все проблемы и есть.

— Да, дела. А что за ресурс такой? — через несколько секунд поинтересовался Виктор довольно мягким голосом.

Вельцева несколько секунд смотрела на него, как на неуча, но явно взяла себя в руки.

— Обогащенный всеми стихиями жидкий концентрат криоторсионного эндейса, который каждая семья с определённым уровнем магокэфа ежегодно сдает в Институт Контура после ритуала синтеза и распределение которого происходит на секретном заседании президиума Думы и Совета Республики при участии президента и премьера. Как ты сам понимаешь, людей с кэфом меньше шестидесяти там просто нет, и каждый представляет какую-то серьезную корпорацию или отрасль, и каждый требует — мне, дайте мне!

«Интересный способ дани в общак», — Виктор что-то смутно припомнил из глубин памяти на этот счёт.

— Почему не дать всем?

— Потому что это крайне дефицитный ресурс, которого едва хватает для пары-тройки человек, — в голосе блондинки послышалось незамутненное возмущение такой недогадливостью парня.

— А как происшествия вроде вчерашнего помогут этим замечательным людям получить этот криоэндейс?

— Какой ты наивный, — нервно засмеялась Вельцева и замолчала, мотнув головой.

— Продолжай, раз начала, — недовольно ответил парень.

— Борьба идёт такая, что кровь льётся рекой — ты будто не в России родился, — удивленно качнула она головой и продолжила через несколько секунд: — Если вчера хотели действительно что-то сделать с сестрой Стеллы, — она кивнула головой в сторону комнаты, — похитить или убить, то инициатор всего этого безобразия посчитал именно её избранным магом Корниловых, и что она является носительницей магического дара Слияния в предстоящей ночи. Вот потому её и пытались нейтрализовать — и ещё будут пытаться!

— Ты хочешь сказать — каждый раз это разные люди в этом Слиянии? — поразился Виктор, который от удивления подвернул под себя ногу и облокотился локтем на спинку дивана.

— Конечно, — ответила контрразведчица. — Достоверно неизвестно, чтобы этот дар проявлялся повторно, во всяком случае — два раза подряд, и поэтому методом исключения враг Корниловых, который хочет получить их долю, решил, что это именно Анжелика.

— А кто в прошлый раз был этим одаренным у Корниловых и остальных?

— Ну ты даешь, парень — откуда же я знаю? Знаю, что дорогая, — Вельцева неопределенно кивнула в сторону коридора, — в двенадцатилетнем возрасте обрела этот дар перед тогдашней ночью и это именно она смогла выкачать тогда из Контура критически важные технологии в медицинской сфере, — постепенно перешла на шепот Вельцева.

«Какая-то она слишком разговорчивая для каэрши при исполнении. Что это — обычная бабская склонность к разбалтыванию секретов или нечто большее? Зачем вообще они мне это рассказали? Очевидно, у медноволосой сучки на меня были изначально какие-то планы, и не факт, что она увидела меня впервые только в прошлый раз», — сделал некоторые быстрые выводы Виктор.

— Так что тебе очень повезло, что ты вообще ещё жив, — через несколько секунд заявила Вельцева, выведя его из раздумий.

Парень вопросительно посмотрел ей в глаза.

— Стелла полагала, что ты — какая-то приманка или работаешь на наших врагов, и они тебя специально внедрили в окружение Анжелики.

У Виктора забилось сердце и похолодело в солнечном сплетении, появилось ощущение тяжелого кома — именно эта версия, сейчас озвученная, подспудно его волновала и постоянно не давала расслабиться.

«В глубине души нечто такое я и предполагал — всё это слишком хорошо и похоже на сказку было», — вздохнул парень. — «Хотя сказочка с привкусом принуждения, поэтому не факт», — через несколько мгновений он немного успокоился.

— А кто эти враги конкретно?

— Да кто угодно — может даже и Колчаки с Марковыми, может кто-то из южных кланов, а может — и кто-то из-за рубежа. Слишком многим не нравятся наши успехи в магонефтегазе и успешная политика президента Корнилова на внешней арене, — с некоторым придыханием заявила Вельцева.

Виктор хотел обоснованно ответить, что семейству Колчаков отечественные успехи в экономике вряд ли бы стали поперёк горла, но в этот момент на кухню зашла Стелла — она взволнованно размахивала правой рукой, в которой был зажат телефон.

— Звонил начальник личной охраны отца — по секрету рассказал мне про одну интересную наводочку, — заявила она, возбужденно прикусывая нижнюю губу.

— Серьёзненько, — веско покивала Вельцева.

— И на счёт тебя тоже сказал, что ты явно не при делах и не подстава, — перевела Стелла взгляд на Виктора и иронично улыбнулась.

— Ну спасибо и на этом, — ответил парень, пораженный тем, по какой тонкой ниточке он ходил и ходит — очевидно, что за дочкой президента присматривали гораздо более пристально, чем думала она сама.

«Как я мог повестись на её разговоры? Наивный чукотский юноша», — поразился открывшимся глубинам Виктор и в тот же момент почувствовал некоторое облегчение — ситуация медленно, но верно прояснялась.

— Выдвигаемся? — контрразведчица резво встала и прошла к столу, чтобы поставить пустую чашку.

— Вообще-то мы хотели замерить вот этого индивида, — с сомнением в голосе произнесла Стелла, на лице которой отображалась борьба предбоевого возбуждения с чисто женским любопытством.

— Стелла Георгиевна, вы уж определитесь конкретнее, будьте добры, — с легкой язвительностью произнесла Вельцева, переведя взгляд на Виктора.

«Заколебал меня этот скрытый флирт», — Виктор улыбнулся ей краем губ, не меняя позы на диване. — «Скорее всего, это неосознанная бабская состязательность, не могу же я нравится прямо всем и всегда — я ведь их младше чисто по паспорту».

— Ка-а-ть, ну не обижайся, — довольно нежно произнесла Стелла, подошла к блондинке и положила ей руки на талию.

Под удивленный взгляд Виктора девушки несколько секунд смотрели друг другу в глаза, но целоваться не стали, только поулыбались чему-то своему.

«Страсть просто витает в воздухе — подруги серьезно привязаны друг к другу. Но зато на Энджи с Ариной она катит по полной», — который раз с возмущением подумал парень про все эти двойные стандарты.

— Что ты пялишься? — уже довольно дружелюбно спросила Стелла, когда разомкнула объятия и взглянула на него.

— Да так, — пожал плечами парень.

— Говори! — уже более строго потребовала медноволосая, при этом стоящая рядом Вельцева улыбалась во всю.

— Не могу понять твоих претензий к Энджи с Ариной… — начал медленно говорить Виктор, но Стелла его перебила:

— Да как ты смеешь сравнивать вообще? Это абсолютно другое, не лезь не в своё дело, — в голосе мажорки послышалось злое возмущение.

«Ну конечно, кто бы сомневался. Ладно, пора заканчивать с этой дикой дичью и как-то настраивать отношения с этими двумя ярчайшими стервозами — они явно имеют на меня виды и сделают предложение, от которого не получится отказаться», — Виктор миролюбиво поднял ладони, вздохнув при этом.

— Как скажешь, достопочтимая леди!

Мажорка недовольно поморщилась и показала рукой в сторону коридора.

— Идём в комнату, будем измерять, — озвучила Вельцева парню её жест. — А твоя сестрица — такая же неотразимая красотка, как и ты? — обратилась она уже к медноволосой.

— А тебе меня мало, что ли? — засмеялась Стелла. — Вот сейчас и увидишь, только ротик не разевай, не для тебя цветок растили, ясно?

Явно повеселевшие барышни вышли в коридор, и Виктор, со скептической улыбкой наблюдавший за ними, пошёл следом через несколько секунд.

«Как оказалось, для меня. Но вот какая будет цена — вскоре мне и предстоит узнать. Надо впредь доверять своей чуйке, она меня никогда не подводила и явно сохранилась здесь каким-то чудом», — раздумывал он, пока шёл за подшучивающими друг над дружкой гостьями в комнату. — «Интересно, как быстро смогут определить, что я — из этого самого параллельного мира?! И смогут ли вообще? Пока что вся свистопляска по поводу этого моего мира — это серьезнейшая позиция, ради которой некоторые заинтересованные лица готовы мочить конкурентов, включая дочь президента, поэтому мои знания, которые они добывают через такие сложности, становятся платиновой акцией. Будем смотреть», — повеселевший Виктор зашёл в комнату и смотрел, как Арина, державшая голову Анжелики у себя на бедрах, с испугом смотрит на Вельцеву, чуть приоткрыв свой красивый ротик.

— А это что за чудо сисястое? — с явным интересом в голосе спросила Вельцева, уже держащая в обеих руках чемоданчик с прибором.

— Кто вы такая и что вам здесь надо? — неуверенно ответила Арина, и на последнем слове её голос сорвался.

— А ну замолкла, рыжая дрянь, и ушла с глаз моих, — цыкнула на неё Стелла.

— Эй, не трогай малую, ты уже заколебала, — послышался тихий, но очень недовольный голос Анжелики — она лежала с краю, свесив правую ножку.

Арина начала аккуратно высвобождать голову брюнетки, чтобы подняться.

— Рот свой закрой и лежи молча, дуры кусок, — грубо ответила Стелла, подошла к кровати и отвесила рыжей подзатыльник.

— Полегче, Стелла Георгиевна, — раздался слегка недовольный голос Вельцевой, которая с интересом смотрела вслед Арине — та выбежала из комнаты, закрывая ладонями лицо и зацепив локтем Виктора, который несколько секунд молча стоял на входе в комнату.

Парень также молча прошёл к столу с компьютером и сел в кресло, закинув ногу на ногу — ему окончательно остоебенили все эти женские дрязги.

Стелла недовольно начала ходить возле кровати, нехорошо глядя на сестру.

— Как себя чувствуешь, Анжелика? — не так нежно, как он хотел, спросил парень у лежащей на краю кровати младшей мажорки.

— Плохо, любимый, голова просто раскалывается, — простонала в ответ брюнетка и в этот же момент получила ладонью наотмашь по оголенному бедру от Стеллы.

Раздался вскрик.

— Нехер было трахаться в такую ночь непонятно с кем, — прошипела медноволосая — она явно снова начала сильно злиться.

— Забыла тебя спросить, — чуть ли не плача прошептала Анжелика и закрыла глаза.

— Оставь её в покое, ты совсем охренела? Ей же плохо! — вскочил Виктор и подошёл к кровати, намереваясь оттолкнуть медноволосую и защитить брюнетку.

«Это они от магии такие невыдержанные истерички, что ли?» — он не мог понять, вернее привыкнуть, к таким быстрым перепадам настроения у местных девушек.

В этот же момент парень почувствовал, как сзади его руку захватили профессиональным приёмом.

— Сядь на место и не дергайся, пока тебе не разрешили, — это была Вельцева.

— Руку отпусти, — с угрозой ответил Виктор и увидел жест Стеллы, после которого рука стала свободна.

— Успокойся и садись в кресло — времени у нас мало! — заявила медноволосая довольно спокойным тоном.

Виктор сел обратно в кресло и Вельцева поставила чемодан-чехол на стол, небрежно отодвинув клавиатуру.

Глава 6

Распаковка и настройка прибора заняли значительно больше времени, чем предполагал Виктор — и сама Стелла, которая несколько раз вмешивалась, и Вельцева оказались в итоге девушками, не слишком подкованными в пользовании подобной системой — и манжету одели неправильно, и присоски, оставив на груди парня несколько необязательных следов. По понятной причине он не стал облегчать им работу и только изредка брал в руки инструкцию и исправлял совсем уже очевидные ляпы.

Всё это заняло около часа, прежде чем получили первый результат измерений, похожий на правду. Анжелика уже пришла в себя и даже ушла на кухню, умудрившись чуть не упасть на прибор, когда подошла целовать Виктора. К началу измерений они с Ариной пришли и довольно скромно сели на край кровати — раздраженный вид медноволосой явно не способствовал к конструктивным разговорам.

— Ну ничего себе, какой у нас тут мальчишечка сидит, оказывается, — с язвительной иронией процедила Стелла. — Восточник с редкой врожденной способностью и большим, но скрытым магокэфом.

Виктор пожал плечами и улыбнулся — единственная польза от этой процедуры была такова, что появилась возможность измерить свои показатели в динамике.

— Слишком это всё хорошо, Стелла — сейчас я уменьшу показатель лимбосканирования и мы сделаем новый замер на предмет общей стабильности, — произнесла Вельцева, которая колдовала рядом с прибором — на её лице было выражение, будто она не спала неделю и только что съела лимон.

— Вы можете нормально сказать, что всё это значит? — через минуту нарушила молчание Анжелика — в её голосе было любопытство и решительность.

— Ну как минимум — переспала ты с ним не зря, распутная бестолочь — потенциал у него действительно есть, — неприятно улыбнулась Виктору медноволосая и повернулась к сестре: — Потенциал стихии воздуха огромный, но прибор показывает, что имеется ярко выраженная нестабильность эндейса.

— Ты нормально объяснить можешь? — скривила свои чуть припухшие и ненакрашенные губки Анжелика.

— О, какая же ты бестолковая, — Стелла театральным жестом прикрыла лицо правой рукой.

«Она сама не слишком разбирается в этих делах, но надо же держать младшую в тонусе», — предположил сидящий с обнаженным торсом Виктор — присоски на груди его раздражали, было немного зябко.

— Наверно, вы и сами не знаете, в чём дело, — неожиданно вмешалась Арина — в её голоске послышалась даже легкая дерзость.

Виктор наблюдал, как медноволосая поворачивается и смотрит на неё с удивлением — будто заговорила домашняя кошка.

— Помалкивай, дрянь, пока я добрая, — сказала мажорка без злости и перевела взгляд на младшую сестру: — Прибор показывает избыточную мощность эндейса относительно общего уровня магокэфа, который сейчас заблокирован ритуалом — сто шестьдесят маго-килокулон-паскалей, и это очень необычно, такое крайне редко встречается и может быть как эффектом от ритуала, так и врожденной патологией. Эндейс ложной личности сейчас — шесть запятая три эмкапе.

— Патологией? — переспросил Виктор, которому словечко резануло слух.

— Или настоящим даром — зависит от области применения, — усмехнулась Вельцева, которая что-то внимательно настраивала на панели прибора, почти ежесекундно сверяясь с инструкцией.

— Так звучит лучше, — кивнул парень. — Продолжай, — он взглянул в глаза медноволосой.

Стелла недовольно нахмурилась и явно собралась ответить колкостью, но её перебила Анжелика:

— А, я вспомнила из курса магофизики, что так вообще бывает. Какой у него сейчас показатель магокэфа ложной личности?

— Сколько ложная и заблокированная, что там за кэфы? — повернулась Стелла к Вельцевой.

— Три запятая один и семьдесят восемь запятая четыре единицы, — ответила блондинка, стоящая в позе березки недалеко от Виктора.

— Это значит, что показатели мощности эндейса примерно в два раза больше показателя магокэфа — сейчас у тебя эндейс вроде как шесть с копейками на ложной личности, да, милый? — Анжелика задумчиво смотрела на парня.

— Угу, и что? — кивнул он.

— А то, что при скрытом показателе, заблокированном с помощью ритуала, если говорить по сути, сто шестьдесят эмкапэ к текущему скрытому кэфу в семьдесят восемь — то всё почти в пределах нормы и пропорция соблюдается, хоть и с небольшой погрешностью, — взмахнула кистью брюнетка.

Виктор скептически улыбнулся. Несколько секунд все молчали, явно разжевывая информацию.

— Небольшой погрешностью? — нарушил тишину возмущённый голос Вельцевой — она выпрямилась и повернулась к сидящим на диване девушкам. — Даже показатель в пять сотых соотношения эндейс-магокэф в пользу эндейса — это уже повод для беспокойства, приёма дорогущих блокаторов и изматывающих тренировок, а здесь счёт идёт на несколько десятых. Основы магофизики — это не твоё, девочка!

— Что-о-о?! — вскочила Анжелика — в её голосе было возмущение. — Ты кто такая вообще — я с тобой на ты не переходила и сюда не приглашала!

«В гневе малая хороша», — в который уже раз отметил Виктор некую привлекательность своей пассии в такие моменты.

Сидящая Арина вцепилась обеими руками в ладонь брюнетки — та с гневом смотрела на Вельцеву, которая не отводила взгляд и напряглась всем телом.

«Решение зависит от старшей», — с интересом наблюдал за этой перепалкой Виктор.

— А ну сядь на место, бестолочь, и рот свой прикрой, пока тебя не спрашивают, — без малейших колебаний рявкнула Стелла на сестру, подошла к блондинке и что-то прошептала ей на ухо.

— Да пошли вы, — обиженно, со слезинкой в голосе ответила Анжелика и села — Арина её приобняла и начала утешать.

— Вообще-то здесь хозяйка — Анжелика, и вам стоит быть повежливее и вести себя уважительно по отношению к ней, — заявил парень, глядя на Стеллу.

— Это тебя не касается, — весьма спокойно ответила медноволосая — Виктор ожидал большей агрессии.

— Это вопрос не только вежливости, но и культуры поведения — вы ссоритесь на ровном месте, перепалки ради статуса, а между тем ты сама сказала, что дело — очень серьезное и речь идёт о покушении, — твердо и четко произнес парень, глядя в красивые глаза Стеллы.

Медноволосая мажорка, чуть приобнявшая контразведчицу, нахмурила брови и вопросительно посмотрела на него.

— Он прав, — неожиданно повернулась Вельцева. — Сейчас не время для ссор и препирательств.

Виктор с понимающей улыбкой развел руками. Вельцева развернулась, подошла к сидящим девушкам и протянула руку:

— Извините меня, достопочтимая леди — давайте не будем ссориться! — издевку в голосе блондинка скрыть не смогла.

Анжелика, глядя на неё снизу вверх, не без колебаний пожала протянутую руку. Следом Вельцева протянула руку Арине — парень смотрел, как Арина напряженно смотрит ей в глаза, и потом тоже неуверенно пожимает.

«Как-то она долго с рыжей ручкается — на несколько секунд дольше, чем диктуют приличия, и смотрят они друг на друга излишне долго», — усомнился Виктор, глядя на покрасневшую Арину, которая через несколько секунд отвела взгляд. — «Не хватало ещё веселенького лесби-треугольника или даже квартета для окончательной плавки моего мозга».

— И в чём я была не права? — через несколько секунд обиженным голосом вопросила Анжелика.

— В трактовке соотношения показателей эндейса и магокэфа, — довольно вежливо ответила ей Вельцева.

— Вы о чём сейчас речь ведёте? Дело вообще не в этом. Что ты там намеряла по существу, Катя? — вмешалась раздраженная Стелла, которая сейчас сидела примерно напротив Виктора и нервно сортировала оставшиеся лекарства.

— Ну, по существу я уже всё сказала — это действительно сильный маг, а вот насчёт генетической способности — всё очень интересно…

— Какой ещё генетической способности? — удивленно перебила её Анжелика.

— Не томи, Катя — что там за способности у этого восточника?

Виктора начала окончательно раздражать такая манера общения со стороны Стеллы — при всём этом он ясно осозновал, что сдерживается из последних сил.

— Как показывает прибор, у нашего Виктора имеется врожденная генетическая способность, которая, тем не менее, очень диссонирует с его мощным потенциалом, — заявила Вельцева и победно обвела взглядом собравшихся.

— Катя, ты что, задрачиваешь? — с нетерпением в голосе вымолвила медноволосая.

— Ладно, поинтриговать уже нельзя, — иронично произнесла Вельцева и повернулась к Виктору: — У вас, уважаемый господин Колчак-младший, имеется заблокированная ритуалом способность, которую можно активировать и развивать, будучи в нормальном состоянии — использование своего эндейса для коррекции своего же голоса при помощи специальных заклинаний, — торжественно произнесла она.

— Ну и что? Что это в итоге даёт — возможность работать зазывалой на ярмарке или продавать сладкую вату в Ялте на пляже летом? — ударила кулачком по дивану, на котором она сидела, Стелла.

— Не злись, — недовольно ответила ей Вельцева.

— Например, можно петь, — негромко произнес Виктор.

Через несколько секунд общий гам затих — все четыре девушки посмотрели на него.

— Петь? — с ужасом переспросила Анжелика. — Какое, нахер, пение?

— Не только. Много есть разных вариантов — как законных, так и не очень, — произнес Виктор. — Но дело не в этом — главный вопрос, как теперь вернуть мои способности и отменить действие ритуала?

В комнате воцарилась напряженное молчание — Виктору даже стало немного не по себе от напряженных взглядов четырех девиц, направленных на него.

— Я вот думала, что у тебя умение, связанное с военными, или на худой конец, с промышленными возможностями, — с крайним недовольством вымолвила Анжелика.

— Ну уж извини, моя милая, — развёл руками Виктор.

— Ты передумала выходить за него? — подначила её Стелла.

— Нет конечно, у нас любовь, — вспыхнула Анжелика и отвела взгляд, потом через несколько секунд посмотрела на Виктора исподлобья.

«Определённо», — сдержался парень, чтобы не засмеяться. — «Вопрос моего потенциально превосходящего магокэфа и отмены прав на брак поднимать пока не буду».

Следующие несколько минут Вельцева пыталась настроить прибор на уменьшение показателя лимбосканирования — что это такое, Виктор даже не представлял и отдаленно.

— Нет, не хочет наш приборчик работать на этих настройках, — сдалась она после пяти попыток, при этом в процессе последней парень ощутил хорошенький разряд током в правую часть груди.

— Хватит уже — если не умеешь, лучше не берись, — Виктор недовольно сорвал присоски, снял манжету и встал.

Вельцева фыркнула, но промолчала — видимо, ей самой это всё уже надоело.

— Милый, как ты? — подошла к нему Анжелика.

— Нормально, — парень приобнял её за талию. — А как ты себя чувствуешь, лекарство подействовало?

— Да, мне уже лучше, — брюнетка обняла его и смотрела в глаза — взгляд её был многообещающий.

— Идём на кухню, — предложил Виктор — ему остро захотелось её облапать и целовать.

— Мы водички попьём, а вы тут собирайтесь и можете катиться по своим делам, — заявила хозяйка квартиры, глядя на старшую сестру.

Стелла недобро смотрела на неё, и поэтому Виктор взял брюнетку за руку и потянул за собой в коридор. Анжелика кокетливо засмеялась.

— Пойдем в ванную, нам надо умыться, — прошептала она.

— Хех, — усмехнулся парень — они были как раз возле двери, — на что это ты намекаешь?

— Сейчас зайдём — и сам узнаешь, — брюнетка нащупала выключатель и открыла дверь.

Виктор хлопнул её по попке, когда она заходила. Через несколько секунд он, при ярком свете, рассмотрел, что девчонка была достаточно бледная, хоть и пыталась показать, что она в тонусе.

— Давай целоваться? — снова развернулась она, и Виктор увидел веселые искорки в её прекрасных глазах.

— Милая, сначала будем умываться, а потом плюхнемся на диван, заварим кофе и будем обниматься, хорошо? — парень чуть приобнял её за талию, сказав это мягко и убедительно.

— Хорошо, — голосом капризного ребенка произнесла брюнетка, на несколько секунд опустила взгляд, потом чуть приподняла голову, слегка её наклонив, и прошептала немного кокетливо, немного застенчиво: — Поможешь мне снять пеньюар? Чувствую, что голова немного кружится…

— Помогу, милая, — Виктор, к собственному удивлению, даже не смутился.

«Кайфовая ситуация, если бы не эти досадные обстоятельства и две мегеры в соседней комнате», — думал он, помогая девушке решительным движением снять одеяние.

Через несколько секунд Анжелика осталась в черных трусиках, на её обнаженной левой груди были видны следы засосов.

— Ого, — Виктор очень нежно провел кончиком пальца возле соска.

— Это ты вчера пооставлял своими поцелуями и пальцами, разве не помнишь уже, как меня соблазнил? — ответила с легчайшим придыханием брюнетка и провела своими пальчиками по его пальцам.

Виктор несколько секунд стоял, отдаваясь приятному моменту — он чувствовал сильную нежность к девушке, она очень его заводила, а сейчас момент был особенно пикантным.

— Быстро купаться, Энджи, — через несколько секунд приятного, легчайшего возбуждения, парень пришел в себя.

— Эй, — девчонка сжала своей ладошкой его пальцы, потом хихикнула, развернулась и красиво перекинув ножку в ванну, повернула голову: — Если буду падать, лови меня.

Виктор засмеялся и его настроение окончательно стало хорошим — промелькнуло предчувствие, что сегодня будет крайне интересный день. Парень подхватил свою пассию за локоть и помог забраться в ванну — девушка, несмотря на всё, была довольно слаба, и он это ясно ощущал сейчас. Подав ей любимый шампунь, он включил воду и сделал её немного прохладной.

— Эй, я же замерзну и заболею, — недовольно произнесла буквально через пару десятков секунд Анжелика, сидящая в ванне, и чуть надула губки.

— Терпи, это тебя взбодрит. Потом пойдём пить кофе — я сварю очень вкусный лично для тебя, знаю один классный рецепт, — ответил парень, любуясь обнаженной красотой своей подруги, которую он поливал из душа — сам этот процесс очень успокаивал и настраивал на какой-то духовно-эротический лад.

— Только для меня, значит? — брюнетка обеими руками намыливала свои волосы.

— Даже не сомневайся.

Водные процедуры под такой кокетливый разговор заняли ещё минут семь, и Виктору самому захотелось принять душ, но он решил это сделать потом, после Анжелики — он помог ей выйти из ванны, при этом она очень элегантно оперлась обеими ладонями на его ладони, закутал в халат и немного растер.

— О, я сейчас начну таять, не останавливайся, — проворковала очень довольная брюнетка.

«Как кошка довольна», — улыбался Виктор, закончив легонько облапывать через халат красавицу-брюнетку.

— Хорошего понемногу, милая, — прошептал он ей на ушко. — Иди на кухню и поставь чайник, потом найди кофе — ты говорила, что у тебя есть особый бразильский, и я приготовлю.

— Да, есть, зерна с помощью птичек обрабатывают, я еле достала через посольство, — чуть удивленно ответила девчонка, попытавшись повернуться — она стояла спиной к Виктору, но он не дал, удержав её за талию. — А почему ты со мной не купался?

— Чтобы не затягивать это всё на час, — нежно прошептал парень и хлопнул брюнетку по попе: — Живо на кухню, я скоро.

— Ну ладно, — девушка мотнула головой и улыбаясь, вышла из ванной.

«С ней надо поласковее, она отлично реагирует на нежности и становится послушной и податливой», — в очередной раз убедился Виктор.

Быстро раздевшись, он настроил прохладный душ и с огромным удовольствием намылился каким-то гелем из «целебных алтайских трав», как гласила надпись мелким шрифтом на изящной этикетке. Прохладный душ очень бодрил, особенно больше всего пережитого, начиная от вчерашнего вечера и заканчивая не менее экстремальным утром.

«Неужели беспорядки на ипподроме — это реально ради покушения на Анжелику? Или это какая-то игра Стеллы и её опасной подружки-стервы с холодным взглядом — меня разводят? Слишком всё непонятно, начиная от охраны самой Анжелики — нулевой, на мой взгляд, и заканчивая нашими с ней приключениями с момента знакомства — всё это слабо вяжется в логику избранной от клана. И слова самой милой надо проверять и перепроверять после её ночного сюрприза», — наслаждаясь прохладной водой и мягким, пряным запахом явно каких-то трав, лениво раздумывал Виктор. — «Павел проговорился, что она — любимица отца, она мне говорит, что в семье её ни во что не ставят, но при этом она обещала ему решить серьезный вопрос — надо выяснять».

Уже почти вытершись и надев халат, парень собрался идти на кухню — чайник наверняка уже закипел, но в этот момент открылась дверь и весьма бесцеремонно вошла Анжелика.

— Я соскучилась и хочу кофе, — заявила она, поглядывая чуть исподлобья, с кокетливой искоркой в глазах.

Виктор не успел даже улыбнуться — она подошла к нему, обвила руками шею и начала целовать, и через несколько секунд он инстинктивно обхватил её за талию. Через несколько секунд легкий поцелуй перетёк в довольно страстный засос, и Виктор уже положил руки на упругие ягодицы девушки.

— А что это здесь происходит такое, а? — их обоих привёл в чувство надменный голос, при этом Анжелика даже вздрогнула всем телом и чуть отпрянув от парня, выдохнула.

Скрестив руки, с недовольным выражением лица на входе в ванну стояла Стелла. Виктор увидел в её глазах уже знакомые капельки раскалённой меди.

Глава 7

Виктор нежно сжал ладонь Анжелики — он ощутил, как девушка медленно выдыхает и явно берёт себя в руки.

— А что это ты себе позволяешь, сестрица? — довольно дерзко произнесла она через мгновение, повернув голову к Стелле.

— Быстро прекратили свои телячьи нежности и вышли на кухню — два раза повторять не буду, — высокомерно процедила медноволосая мажорка и гневно взглянув в глаза сестре, удалилась в сторону кухни.

«Соскучиться в таком обществе никак не выйдет», — Виктору стало даже немного весело.

— Идём, а то она сегодня сильно злая, сильнее обычного, — уже чуть нервно вымолвила Анжелика, взяла парня за руку и потянула за собой.

Не успев зайти на кухню, Анжелика с недовольством начала высказывать сестре всё, что она о ней думает — цензурных слов там было мало, а вот эпитетов «сука бессердечная», «ты мне завидуешь» и тому подобное — выше крыши. Виктор, пожав плечами, решил в это дело не вмешиваться и прошёл к плите — для приготовления кофе по его особому рецепту был нужен кипяток и щепотка корицы. Достав с полки очень красивую, пеструю упаковку бразильского кофе, аромат которого мог привести в восторг весь квартал — настолько он был сильный, парень увлекся процессом приготовления, и буквально через пару минут его вывела из относительного спокойствия звонкая пощечина и обиженный вскрик Анжелики.

— Знай своё место и не бери на себя слишком много, — холодно сказала Стелла, грубо отпихнув младшую сестру на диван.

Анжелика обиженно всхлипывала.

— Эй, алё — ты чего её бьешь, уважаемая? Какое у тебя вообще право? — Виктора разозлила подобная несправедливость и методы воспитания.

— Абсолютно такое же, как и в отношении тебя — хочешь что-то оспорить? Не советую — целее будешь! — высокомерно заявила Стелла, странно глядя Виктору в глаза.

Парню стало немного не по себе — он хорошо помнил её магические возможности, применённые на этой же кухне, и повторить эти ощущения не пылал желанием.

— Откуда в тебе столько злости?

— Ах ты невоспитанный негодяй… — Стелла начала поднимать правую руку, но как раз в этот момент на кухню вошла Вельцева:

— А что это за потрясающий кофейный запах? С ума сойти, я просто в восторге, — громко произнесла она, явно желая разрядить ситуацию.

— Желаете бразильский кофе из элитного зерна, леди? — предложил ей Виктор.

— Да, очень, — кивнула ему Вельцева и подошла к Стелле, которая немигающим взглядом смотрела на парня — она положила ей ладонь на плечо.

Через несколько секунд медноволосая стерва явно пришла в себя и сжав губы, молча присела на диван, не взглянув на блондинку.

«Блин, они же себя явно не контролируют в порыве эмоций — злить этих сучек в конечном итоге будет себе дороже, а не злить их не получится, они вспыхивают от малейших мелочей, как стог сена», — Виктор со всей ясностью начал осознавать своё нелегкое положение. — «Стелла! У неё что, совсем такой недотрах или она слишком хорошая актриса?» — на этот вопрос у Виктора ответа пока не было, при этом он совершенно ясно отдавал себе отчёт в том, что Стеллу он бы в принципе трахнул — темперамент в ней угадывался вулканический, а чисто внешне она была очень красивой, когда не злилась.

— Нам пора ехать, — заявила Вельцева.

В это время Виктор начал разливать кофе по чашечкам — от аромата приятнейше кружилась голова, кофе был явно крайне необычный.

— Вот и катите уже, а то заколебали — вас никто сюда не звал, — обиженно проговорила Анжелика.

— Молчать, — взглянула на неё Стелла и повернула голову к Вельцевой: — Сейчас и поедем, и этого мальчика тоже возьмём, — небрежно кивнула она в сторону Виктора.

— Что ты сказала? Куда это вы его возьмёте, змеи подколодные? — вскочила Анжелика и стала перед сестрой, положив кулачки на пояс.

— Успокойся и иди отдыхать, младшая — ты спасибо скажи, что я вообще этим занимаюсь. Как была бестолочью избалованной, так и осталась, — вздохнув, ответила ей Корнилова-старшая.

— Змеи?! — тихо хихикнула Вельцева, прошла к столу и взяла свою чашку напитка.

Несколько секунд продолжалась немая сцена, потом Анжелика повернулась к Виктору — на её лице было выражение детской обиды и недоумения.

— Ипподром — это могло быть покушение на тебя, — сделал многозначительное выражение лица Виктор и кивнул на Стеллу.

Анжелика, довольно неожиданно для парня, прикрыла ротик ладонью и довольно нервно повернулась к сидящей на диване сестре.

— Да, дурочка избалованная — а ты как думала? Чего ты вообще туда поехала? — произнесла Стелла с улыбкой победительницы.

— Мне Инга позвонила и пригласила, — начала лепетать Анжелика, на несколько секунд замолчала и недоумевающе начала смотреть на сестру, потом на парня.

— Инга в больнице, она пострадала, и ещё куча народа — всё из-за твоей легкомысленности, — покивала медноволосая.

— Инга? Что с ней, где она? — вскрикнула Анжелика и закрыла лицо ладонями.

— В больнице она, пострадала, — неприятно-язвительным тоном вымолвила Стелла и поднялась с дивана.

— Я должна поехать к ней, — расплакалась хозяйка квартиры.

Виктору стало жаль свою пассию.

— Успеешь ещё, а пока что дома сиди, соблюдай постельный режим и пей таблетки, бестолочь, — безапелляционно заявила Стелла, грубо взяла сестру за руку и потянула за собой в коридор.

«Ингу надо бы проведать — она приятный человек и не заслужила случившегося», — мысленно согласился с Анжеликой парень.

— Семейные отношения не всегда бывают простыми и теплыми, — через полминуты молчания произнесла Вельцева, попивая кофе возле окна, опершись попкой на подоконник — на её лице было написано явное наслаждение.

— Просто надо быть добрее друг к другу — и половина проблем решится сама собой, — отрезал Виктор.

— А ты неглупый парень, — с легким удивлением ответила контрразведчица.

— Что вас удивляет? — Виктор пожал плечами.

— Да много чего — ты одна сплошная загадка, — Вельцева пристально смотрела на парня несколько секунд. — Можешь обращаться ко мне по имени, когда мы не на людях.

— Учту.

«Блин, я же в халате, поэтому она на меня так смотрит, но не только в глаза», — дошло до него через несколько секунд.

Скептически ухмыльнувшись, он допил поразительно вкусный, бодрящий и какой-то вдохновляющий кофе и пошёл в комнату — ему не хотелось надолго оставлять Анжелику наедине с сестрой. Однако в комнате он застал довольно интересную картину — лежащую в кровати брюнетку и сидящую на краешке Арину, которая молча и испуганно кивала головой в ответ на какие-то наставления Стеллы, которые она явно делала, выразительно жестикулируя.

— Отвечаешь за неё ты, — услышал парень окончание фразы, подойдя поближе.

Арина испуганно покивала и отвела взгляд от медноволосой.

— Вот и ты, — повернулась к парню Стелла. — Едешь с нами!

— Ну поехали, раз вы настолько неспособны разобраться в этом деле без меня, — холодно ответил Виктор.

Стелла громко выдохнула, угрожающе подняла указательный палец правой руки, но промолчав несколько секунд и с гневом глядя на парня, кивнула и пошла в коридор, сделав небрежный жест, чтобы Виктор шёл за ней.

Парень подошёл к Анжелике — ему пришлось забраться в кровать, чтобы поцеловать её и сказать несколько нежных слов. Девчонка была огорчена, но пара поцелуев и комплиментов её успокоили и настроили на отдых.

Арине он тоже положил руку на плечо и попросил не нервничать и присматривать за Анжеликой — рыжая благодарно улыбнулась и коснулась своими пальцами его ладони. Парню она показалась беззащитно-нежной в этот момент, на кратчайший миг ему захотелось взять её прямо здесь, закинув ноги на плечи, но нежно.

«Что Энджи, что Стелла совсем морально запинали рыжую — она, такая красивая, породистая и стройная деваха с изумительной красоты губами и шикарными сиськами, сейчас выглядит и ведёт себя, как школьница-изгой среди гопоты. Хотя у неё тот ещё характер, но её крепко обуздали, слишком она слабовольная как для магички высокого ранга», — Виктор поразился изменениям, которые произошли с Ариной за эти три дня — это бросалось в глаза. — «А может, это побочка от той пьянки ещё?»

Виктор снова вернулся в ванну и на кухню, пройдя мимо уже одетых и готовых к выходу дамочек.

— Заранее нельзя было одеться? — недовольно вопросила Стелла.

Парень посчитал этот вопрос риторическим и прошёл в ванну, потом на кухню — он довольно быстро оделся в полюбившийся ему аристократический костюм — выглядела одежда ещё довольно свежо после вчерашних и сегодняшних приключений, причесался, взял из холодильника бутылку минералки, свою сумку-чехол и пошёл к выходу.

Стелла недовольно фыркнула — она явно была в нетерпении, но ничего не сказала и начала закрывать дверь. Вельцевой уже не было.

«Ключи она у Энджи забрала — такой себе домашний арест, я смотрю», — совершенно не удивился парень такому подходу старшей сестры.

По лестнице спустились молча, и Виктор всеми фибрами души ощущал плохое настроение Стеллы, которая спускалась сзади. Когда они вышли из подъезда, ему в глаза бросилась уже знакомая машина, в которой его утром караулила контрразведчица — она уже сидела за рулём.

— Садись сзади — поедем с Катей, чтобы не привлекать лишнего внимания, — произнесла Стелла.

— Твой «Дюзенберг» мне нравится больше, — Виктор иронично взглянул на мажорку — выражение её лица было задумчиво-пессимистичным.

— Я за тебя несказанно рада, — ответила Корнилова-старшая, открывая переднюю дверь похожей на «Волгу» машины, — но когда купишь себе такой же, то будешь кататься, где и когда душа пожелает.

Виктор со смешком открыл дверь и уселся на заднее сидение. К его удивлению, салон оказался весьма комфортабельным и даже по-своему стильным, а сидения были из натуральной кожи в светло-бежевом оформлении. С левой стороны стоял чехол-чемоданчик с прибором.

«Что же это за машина такая? В дизайне что-то от „Волги“ и мощных маслкаров из семидесятых — „Понтиака Файрбрайда“ и „Форда Мустанга“. Наверно и двигатель форсированный, иначе и быть не может, если это ведомственная машина», — удобно устроившись на сидении, лениво раздумывал Виктор, пока машина разворачивалась в сторону шоссе. — «Да, движок просто зверский, сколько же в нём?»

Когда свернули в сторону «Золотого полиса» из переулка, то он утвердился в свой догадке — скорость набрали за несколько секунд.

— Прекрасные дамы, а куда мы всё-таки едем? — вежливо поинтересовался Виктор, когда стали на первом от дома светофоре, до которого доехали значительно быстрее, чем он обычно с Анжеликой.

Стелла кашлянула и уставилась в окно, а Вельцева немного повернула голову:

— К северу от марковских казарм живет один интересный человечек, ещё из старой школы, вот мы для начала и едем с ним потолковать, — пояснила она.

— Интересный чем? — Виктор посчитал ответ не слишком информативным.

— Расскажи ему, раз он с нами, — слегка нервно сказала Стелла, не отворачивая голову от окна.

— Как скажешь, — произнесла Вельцева, замолчала и тронулась.

Виктор ощущал, что на этой машине можно набрать скорость под сотку за считанные секунды.

— Человек этот раньше, ещё в восьмидесятых, эмигрировал в Россию из Румынии, но как оказалось, работал на сигуранцу — как известно, в Румынии реальной властью обладает сигуранца, которая полностью контролирует королевский двор…

— Как у нас — контрразведка? — саркастично перебил её Виктор.

Вельцева недовольно вздохнула и даже чуть притормозила — как раз проезжали мимо «Золотого полиса», но был зеленый на светофоре.

— Держи карман шире, — спокойно ответила она и продолжила: — Так вот, дядечка этот очень многое знает по завязкам наших кланов в Европе, а особенно с Румынией, и поскольку он и наш человек — агент второго департамента…

— Двойной агент? — с интересом в голосе перебила её Стелла.

— Да, а как иначе? — не без удивления взглянула на неё Вельцева. — В делах разведки только так и бывает, да и отказаться он не мог — в девяностые годы наша служба держала за глотку очень многих в Европе, — как отметил Виктор, это было сказано с ностальгией и легкой завистью в голосе.

Несколько секунд Виктор молчал, сопоставляя известные ему факты и наблюдая из окна за стайками девушек-юнкеров в марковской униформе, которые направлялись по тротуару вдоль парка к зданию «Полиса».

«Как бы не привлекая внимания этих двоих узнать, получится сегодня или завтра увидеться с Лизой?» — его сердце немного защемило, да и просто соскучился за сестрицей. — «А ещё те две сестры, одна из которых хочет со мной пошпилиться в воскресенье», — сразу же вспомнил он и остальной ворох проблем.

— То есть ты хочешь сказать, что события на ипподроме имеют какой-то европейский след? — спросил парень, чуть подавшись вперед корпусом в сторону водителя.

«Классно у неё волосы пахнут, очень тонкий аромат тропических фруктов, но ощущается только вблизи».

— Нельзя сказать однозначно — в оперативных сводках этого месяца я не видела каких-либо фактов на этот счёт, а поверь — мы плотно мониторим ФЭФ, Румынию и Польшу по агентурной линии, но вот с дядечкой неформально пообщаемся — он хоть и на пенсии давно, но дело знает и голова у него варит так, что многим молодым бы такую ясность ума, — неспешно пояснила Вельцева.

— И директор Марков знать об этом не будет, что очень важно в нашей ситуации, верно? — добавила со злостью Стелла.

— Если по линии твоего отца нам санкционировали эту встречу, то будем рассчитывать на лучшее — марковский клан и так обладает слишком большой, несбалансированной властью, и рога им надо обломать — как для их собственной пользы, так и для пользы всей России, — промолвила Вельцева. — Да и в самой РСК пора давать дорогу молодым и компетентным.

Виктор неслышно засмеялся и откинулся на спинку сидения — намеки блондинки на саму себя были уж слишком прозрачными.

«Почему след должен быть европейский, а не японский, например? Есть ли он вообще? Кстати, Мисаки — а если её каким-то образом свяжут со мной? Это такое расследование, в котором главное — не выйти на самого себя и это при том, что я вообще не при делах. А вот насчёт моей семейки — сложно сказать, слишком всё странно с виденной мельком матерью, Лизой и таблеткой памяти, очень всё странно и непонятно», — тяжело раздумывал парень, когда свернули на Флотский и впереди показалось знакомое очертание казармы.

Улица была свободна, и Виктор не без удовольствия наблюдал за манерой вождения Вельцевой — она явно с трудом сдерживалась, чтобы не дать волю всей мощи этого мотора, хотя ехали и так нормально, не меньше восьмидесяти.

Возле здания казармы юнкеров было очень много, при этом очень многие шли с мороженым в руках в сторону автобусной остановки. Виктор было подумал, что это какой-то праздник или что-то подобное, но машина довольно быстро преодолела расстояние от казарм и автобусного круга до развилки, и его охватил легкий мандраж — Вельцева резко притормозила и свернула вправо, и через три или четыре сотни метров они заехали в густой, красивый парк, который при ближайшем рассмотрении оказался коттеджным посёлком, отлично скрытым от посторонних глаз.

«Очень интересное место, здесь веет стариной и спрятанными тайнами», — Виктора на миг охватило интересное чувство, которое он сам толком не смог понять.

— Надо будет прикупить себе здесь домик, если появится в продаже, — негромко произнесла Стелла.

— Угу, будем в нём массаж друг другу делать и пить чай с малиновым вареньем по вечерам, читая вслух стихи Бальмонта, — засмеялась Вельцева.

— Остаётся только заработать денежки, — вздохнула медноволосая.

Минуты через три, свернув в какое-то ответвление, подъехали к вычурному, высокому забору из ещё явно царского красного кирпича. Ворота были закрыты.

Глава 8

Вельцева вышла из машины и подошла к висящей возле ворот коробке — Виктора совсем не удивило, что внутри неё оказался телефон.

Через три минуты им открыли ворота. Метров семьдесят проехав по асфальтовой дороге, машина остановилась у большого фонтана, который хоть и был наполнен водой, но сейчас не работал.

«Интересное, я бы сказал, поместье — дорога вокруг старого фонтана, большой сад, беседки и трехэтажный особняк с колоннами у входа и лепниной, и он не выглядит обветшалым, а скорее наоборот — приятная, ухоженная старина», — по первому впечатлению Виктору здесь понравилось.

Возле машины их встретил некий служащий — грузный человек лет пятидесяти с седой бородкой, облаченный в серый костюм американского покроя. Вельцева с ним тихо переговорила. Служащий жестом пригласил их следовать за собой, ко входу в это здание. Виктор, следовавший за этим человеком и Вельцевой, заметил, что Стелла себя чувствует явно не в своей тарелке — она шла рядом с ним и сжав губы, немного нервно поглядывала по сторонам.

Пройдя по длинной аллее, засаженной каштанами и ясенями, они поднялись по небольшой лестнице и служащий открыл дверь, пропуская их вперед.

Слева от двери Виктор заметил небольшую табличку, которая почти сливалась со светло-бежевой отделкой здания — «Пансионат „Тишина“, Москва, Управление делами Министерства общественной безопасности и госконтроля Р.К.Д.Р.».

«Это многое объясняет — мне сразу все это здание показалось ведомственным, от него за версту несёт чем-то подобным. Значит, закрытый пансионат для особо важных отставников или кого-то ещё», — сделал очевидный вывод парень, когда они зашли внутрь.

Вестибюль оказался довольно светлый и просторный, без лишней мебели, выложенный плиткой и застеленный темно-красными дорожками — они вели к двум лестницам по бокам большой, отделанной деревом стены напротив входа. Сама эта стена поразила Виктора — это был своего рода стенд из темного, старинного дерева с резьбой и вязью, украшенный огромным, явно очень дорогой работы, флагом РКДР — традиционным триколором с золотистой бахромой по краям и вышитым гербом посередине, который особенно приковал взгляд парня: двуглавый черный орел с рубинового цвета глазами и золотисто-белым георгиевским крестом на груди держал в своей правой лапе серебристый меч, в левой — пучок ликторских фасций.

«Это явно очень дорогостоящая вещь — каждая деталь красиво и подробно вышита, и рубины явно настоящие. Получается, скипетр заменили на меч, а державу — на фасции, и орел черный, более хищнический на вид, будто осматривает местность в поиске добычи и готов напасть. Что же это символизирует?» — на мгновение задумался впечатленный увиденным Виктор — до этого он как-то не обращал внимания на здешнюю государственную символику, хотя мельком видел её на облигациях и деньгах.

Правее от флага, в окружении более десятка красивых лампад — зеленых и фиолетовых, стояла изящная мраморная колонна с водруженным на неё бюстом.

«Это чей бюст, Дзержинского?» — снова прибалдел Виктор. — «Здесь? Откуда? Не, вроде на Колчака похож, а вроде и нет».

— Какая ценная и раритетная вещица, таких всего девять во всем мире — их делали из чистого серебра в Ватикане, как раз в лето перед обретением магии, — чуть толкнула его локтем Стелла, выведя из легкого ступора — в её шепоте было восхищение.

И действительно, когда они пошли за служащим в сторону левой лестницы, Виктор рассмотрел бюст поближе и успел прочитать надпись на табличке — это оказался бюст Гая Юлия Цезаря, действительно из серебра и с очень впечатляющий проработкой деталей.

«Да в нём полста кило металла, никак не меньше. А работа очень тонкая, с вниманием к каждой мелочи. Наверно, делали копию с оригинального мраморного бюста, и сделали великолепно», — бюст Виктора восхитил и дал ощущение холодного спокойствия.

Когда поднялись на второй этаж и оказались в просторном, пустом коридоре, служащий показал руками на массивную дубовую дверь в конце коридора, слева:

— Вам туда. Господин Иоаннидис сейчас в библиотеке — он почти все дневное время проводит там. Если пожелаете чай, позвоните в звонок.

— Благодарю вас, — с любезностью кивнула ему Вельцева.

Служащий еле заметным, почтительным кивком откланялся и пошел обратно вниз по лестнице.

— Занятное местечко, я краем уха слышала о парочке таких, — с почтительным шепотом произнесла Стелла, проведя ладонью по огромной темно-коричневой портьере, которая закрывала большое окно.

— Ну, я бы на старости предпочла жить более свободно и где-нибудь возле моря, — покачала головой контрразведчица. — Пойдемте! — показала она рукой на дверь.

— Нормальный пансионат, почти курорт для людей с особыми заслугами и большими знаниями и способностями, — констатировала Стелла.

«Хорошо, если пансионат, а не почетная тюрьма», — Виктор пока что был настроен скептически, хотя обстановка ему нравилась — здесь ощущался уют и комфорт.

Подойдя к двери, Вельцева тихонечко постучала и через несколько секунд открыла её.

— Проходите, — из глубины помещения раздался немного скрипучий, но ещё выразительный баритон с мягким, еле уловимым акцентом.

Виктор вошел за девушками, которые остановились почти возле двери — зал библиотеки оказался большим. Огромные полки из темного дерева вдоль стен, две больших люстры, завешенные портьерами три окна, несколько различных столов и кресел посреди зала, красивые ковры, камин напротив входной двери.

«Шикарная библиотека, как в старинных замках — здесь можно сидеть неделями в кресле, пить чай и читать, закинув ноги на пуфик возле камина. Не хватает только шкуры медведя или тигра, а ещё бара с коньяком и ромом», — Виктору здесь понравилось с первого взгляда.

Нужный им человек находился недалеко от камина — он сидел в глубоком кресле боком ко входу, рядом с круглым столом, на котором высились три стопки книг и стояла резная шкатулка, щедро украшенная янтарем и рубинами.

Зал был более чем просторный, и человек здесь явно был один — Вельцева, чуть взмахнув кистью, направилась к нему.

— Добрый день, господин Иоаннидис, мы к вам по важному делу, вас должны были предупредить… — довольно неуверенно произнесла блондинка, встав в зоне видимости для человека.

Виктор и Стелла стали чуть сзади и ещё толком не видели его, только руку на подлокотнике.

— Здравствуйте! Кхе, присаживайтесь, не стесняйтесь, — немного скрипуче ответил человек.

«Интересный у него акцент, мягкий и почти неуловимый, но до конца он не смог избавиться», — Виктор рассмотрел сидящего в кресле дедушку, пока они рассаживались по стульям напротив него.

Несколько секунд помявшись — парень видел, что она чувствует себя неловко, Вельцева произнесла:

— Господин Иоаннидис, я штабс-капитан Вельцева из второго департамента, и вчера случилось крайне тревожное происшествие — я и мои друзья хотели бы узнать некоторую интересующую нас информацию.

Старичок, закутанный в плотный темно-серый халат, чуть пошевелился и неслышно кашлянул — Виктор понял, что ему явно за восемьдесят, если не больше — умное лицо, аккуратная седая бородка и бакенбарды, взгляд черных глаз — вполне ещё цепкий.

«Похож на Алена Делона был в молодости, наверно, ну или наоборот», — сравнение пришло на ум парню само собой.

— Значит, полковник Виноградов не информирован о нашей беседе? — негромко произнёс старичок, и Виктор увидел, как Вельцева на несколько мгновений стушевалась.

«Что за полковник — её начальник департамента, наверно?» — предположил парень.

— Но это не важно, — дедок не без труда поднял на пару секунд правую кисть с зажатыми в ней очками. — Можете обращаться ко мне — Антон Игнатьевич, и не стесняйтесь — все мои собеседники могут рассчитывать на полную конфиденциальность. С кем имею честь? — он перевёл взгляд на Виктора и Стеллу.

— Стелла Песочникова и Виктор Иволгин, — отрекомендовала их чуть покрасневшая Вельцева.

«Хреновенько она к беседе готовилась — чего было спешить и ломиться сюда вот так?» — сделал малоприятный вывод Виктор.

— Ах, Песочникова, всё ясненько, — чуть более медленно проскрипел старичок. — Не ожидал. Знаком я с вашим батюшкой, мы с ним хорошо поработали в конце восьмидесятых по краковской эвакуации, да. И потом тоже бывало дело.

— Простите, вы знакомы с моим отцом? — пораженно вымолвила Стелла и растерянно взглянула на подругу.

— Мне звонили из администрации от его имени касательно консультации визитёров, а вы, прекрасная барышня, очень на него похожи — и брови, и губы, и фамилия в некоторых кругах известная, — тихонько засмеялся Иоаннидис. — И ваша тоже, молодой человек, и поэтому всё это крайне интересно в общей мозаике вероятностей и объясняет поспешность этой встречи, — неожиданно для парня дедок взглянул на него с каким-то пониманием и сожалением.

«Н-да, загадочный дед — он явно не простой двойной агент, а какая-то крайне крупная шишка на пенсии», — Виктор решил помалкивать и просто слушать, краем глаза рассматривая и библиотеку, и лежащие на столе стопки книг — названия были очень интригующие. Шкатулка тоже была весьма загадочная. — «Скорее всего дед — сильный маг, от него что-то такое исходит, аура некая, и книжки соответствующей тематики — такие бы и мне хорошо почитать».

— Тогда вы знаете, почему мы приехали — моя сестра в опасности, — ответила Стелла с легким нетерпением.

— Да, меня проинформировали о вчерашнем происшествии, и сам я многое ощутил, и вот что я об этом думаю…

Глава 9

Примерно минут тридцать старичок, который решил начать издалека для полной ясности, как он выразился, рассказывал о текущих кланово-политических раскладах в разрезе международной политики, и Виктор поймал себя на том, что реально заслушался, и как он видел — девушки тоже.

«Магия влияет на балансы в этом мире значительно более серьезно, чем я мог себе представить, поэтому все так сложно с гендерными проблемами, экономикой и всем остальным», — Виктор был поражен фактами, которые он услышал сейчас от рассказчика.

Выходило так, что острые внутриполитические противоречия сводились к противостоянию мощных кланово-магоолигархических группировок в государственной иерархии РКДР. Эти клановые образования, сложившиеся после разгрома большевизма и упрочившие своё положение на исходе годов хаоса, контролировали целые отрасли экономики, ориентированные на экспорт в соответствующие страны-покровительницы и зависимые от критического импорта из них же: англофилы — марковский клан и его сателлиты, хотели получить большинство в парламенте, реформировать пока ещё формально единую правящую партию в свою пользу и единолично определять внешнюю политику на ближайшую пятилетку, чему остро противились франкофилы в лице корниловского клана и японофилы-колчаковцы.

Кланы Дроздовских — четвертый из самых крупных, Деникиных, Алексеевых, казаческие, кубанские и более мелкие экономически ориентировались как на эти группы, так и на Германию, Италию и Штаты, и даже на Аргентину с Бразилией, Голландией, Бельгией, Испанией и Турцией, и поэтому выжидали, планируя своевременным вмешательством склонить чашу весов в нужную им сторону, ослабляя таким образом мощь главных кланов с целью передела собственности и влияния в свою пользу. При этом все крупные кланы остро ненавидели друг друга и каждый избирательный цикл входили в непрочные тактические союзы против остальных, что периодически приводило к досрочным выборам из-за интриг и предательств.

Старичок на уточняющий вопрос Виктора пояснил, что сейчас складываются реальные предпосылки для союза корниловцев и колчаковцев против марковцев при выжидательном нейтралитете дроздовцев, что при успехе этой комбинации может на длительное время ослабить британские позиции по всему периметру российской границы, если удастся отодвинуть марковцев от руля ключевых ведомств и некоторых ключевых отраслей экономики.

— Британия может и не оправиться от такого удара в долгосрочной перспективе — Япония и Штаты вошли в тесный блок и планируют вовлечь пребывающий в раздробленности Китай в свою орбиту, что неминуемым образом повлечет крах британской колониальной империи в ближайшее десятилетие, поскольку в британской Индии начнется национально-освободительное движение, инспирированное японцами. Молодой африканский хищник — Родезия, при малейшем ослаблении хватки из Лондона вцепится в их южноафриканские владения с очень ценными местами силы, что также приведет к цепной реакции распада колониальной империи и выходу на передовые магоэкономические позиции Франции и Штатов, и всё это при молчаливом потворстве полной скрытых реваншистских и антибританских настроений Германии, чего англичане крайне страшатся.

Виктор, очень смутно припоминая реальный процесс распада английского колониализма в своем мире, спросил:

— Антон Игнатьевич, а как же тогда сформировался и существует блок «Антанта-Центр»? Против кого он реально направлен, если внутри членов этого военного блока настолько непримиримые противоречия?

Старичок немного закашлялся и довольно помахав указательным пальцем, попросил Вельцеву организовать чай или что-то покрепче — девушка встала и прошла к столу возле окна, к звоночку и телефону.

— Очень хороший и четкий вопрос — в вас виден прирожденный политический талант, молодой человек, вы не стесняйтесь его развивать, — заявил дедок.

Виктор учтиво кивнул — он был польщён.

— В учебных заведениях и даже в нашем МИДе по понятным причинам этого не расскажут, — продолжил Иоаннидис, — но для любого непредвзятого наблюдателя очевидно, что само объединение Антанты и бывших Центральных держав в единый военный союз после окончания эпохи хаоса не могло привести ни к чему иному, кроме как к полной недееспособности такого монстра, раздираемого внутренними противоречиями и старыми язвами. Конечно, Германию, Австрию и Венгрию таким образом интегрировали в мировую систему безопасности, но компенсацией за поражение в войне и Версаль это не стало, как мы видим с высоты прошедших лет. Поэтому я убежден, что в самое ближайшее время блок ждет очень болезненный распад — в худшем случае для них, а в лучшем — трансформация в нечто иное на базе франко-итало-германского союза, направленного как против Британии, так и против её восточноевропейских сателлитов. Штаты и Япония вообще не заинтересованы даже в таком формальном объединении европейских империй, им жизненно необходимо стравить Британию с остальной Европой, и вот поэтому роль России становится критической в балансе международных раскладов, особенно с учетом магического фактора.

Старичок, как видел Виктор — уже немного утомленный, примолк — в библиотеку как раз вошел служащий и принес на подносе большой заварник, укутанный полотенцем, четыре чашки, сахарницу, вазочку с вареньем и какое-то песочное печенье.

— Пахнет бергамотом и липой, — констатировала Стелла, которая с явным удовольствием встала и взялась налить всем чай.

— Это очень полезное сочетание для стариков стихии воздуха, — засмеялся их собеседник.

— Ну не такой вы и старый, — улыбнулась ему Вельцева — она тоже привстала, подавая ему чай и варенье.

Несколько минут пили чай и доброжелательно шутили, и Виктор видел, что девушки дедку понравились в плане манер и обходительности, чего парень от них решительно не ожидал, особенно от высокомерной сучки Стеллы.

«Девки не такие стервозные суки и дуры, как могло бы показаться с ракурса моей ситуации. Умеют быть милыми, когда хотят, ну или когда надо», — парень, наблюдая за происходящим, наслаждался вкусным чаем и обдумывал услышанное.

— А что вы думаете насчет событий на ипподроме, Антон Игнатьевич — моя сестра была там, а она очень важна нашей семье для предстоящей Ночи Слияния? — осторожно возобновила беседу Стелла, когда все напились чаю.

Старичок несколько секунд смотрел перед собой, потом отложил очки на стол и сложил ладони домиком:

— Как вы знаете, милая барышня, у меня есть определенный магический талант, и поэтому я скажу вам, как есть, ни больше и ни меньше из моего видения — действительно покушались на вашу сестру, а этот смелый юноша её спас, — дедок показал на Виктора, — и судьба благоволит семьям Корниловых и Колчаков — звезда нового союза взошла, скрепленная огнем и страстью, на пользу России.

— Ничего себе, — тихонько вымолвила Вельцева.

— Стоят за этим Марковы — ищите через Девятого, но его играют старшие родственники, и британцы через своего агента Хуанга, — уже более тихо и устало проговорил старичок.

— Простите, вы сказали Хуанга? — поразился Виктор, который вынужден был поставить чашку на стол — рука немного задрожала.

— Да, мой давний знакомец. Я ощутил его присутствие в Москве, он рядом где-то. У него самая известная в мире корпорация в сфере высоких технологий, а на самом деле — ширма для опытов и разработок украденных в прежних Слияниях технологий, чтобы оболванивать молодёжь. Хуанг, агент влияния высочайшего класса, работает под эгидой разведок американцев, британцев, французов, немцев и японцев — это их очень ценный актив на паях и фигура в определённом смысле самостоятельная, но активы его корпорации могут стать для них предметом раздора, если вы постараетесь, — с испугавшим Виктора зловещим пафосом произнес дедок.

«Похоже на предсказание или даже программу действий», — парень напряженно смотрел на старичка.

— Это многое объясняет, — мрачно произнесла Стелла, потирая подбородок.

— Слишком многое стоит на кону — действуйте разумно и не поддавайтесь низменным страстям, — поднял палец Иоаннидис, потом вздохнул и опустил голову — он явно очень утомился.

«Пора отчаливать, дедушка явно использовал какую-то магию, чтобы нас проинформировать, пусть отдыхает», — догадался Виктор.

— Огромное вам спасибо, дорогой Антон Игнатьевич, — Стелла поднялась, подошла к креслу и взяла в руки ладонь дедушки.

— Передавайте батюшке моё почтение, — с трудом прошептал Иоаннидис и прикрыл глаза.

— До свидания, Антон Игнатьевич, — с чувством произнес Виктор, хотя был не уверен, что дедушка его слышит.

— До свидания и спасибо, — промолвила Вельцева.

Все трое молча спустились вниз. Возле бюста Цезаря их уже ждал служащий:

— Антон Игнатьевич очень сильно устал. Надеюсь, это того стоило, — сказал он, многозначительно глядя на Стеллу.

— Можете не сомневаться, — немного растерянно кивнула она.

— Я вас провожу, — служащий показал рукой на выход.

Садились в машину и ехали до самых казарм молча — Виктор обдумывал услышанное и выводы сделал в отношении себя малоутешительные, а девушки довольно напряженно молчали, при этом Стелла выкурила две сигареты. Когда повернули на Флотский, она полуобернулась к парню:

— Что думаешь?

— Суровый дед! — пожал плечами Виктор. — Я так понимаю, он совместил какой-то политический анализ со своими видениями?

— Да, так и есть, наверно. Я давно слышала, что у нас в стране имеется пара-тройка людей, которые с помощью сильнейших заклинаний могут обрабатывать информацию на тончайших уровнях, но это предельно энергозатратный процесс.

— Союз Корниловых и Колчаков — сильно сказано, — усмехнулся Виктор.

— Да, — скептически скривилась Стелла, — горы надо свернуть для этого, но иначе марковские возьмут полную власть на пять или больше лет, а дрозды примкнут к ним, и они нас развинтят.

— Как будто в России что-то другое было — вечная грызня кланов, — вмешалась Вельцева — она лихо гнала по Флотскому.

— Сейчас вопрос стоит ребром, Катюша, и я это ощущаю точно так, как твой язык на моих сосках позавчера, — вздохнула медноволосая.

Водитель заливисто засмеялась.

«Барышни без комплексов, я тут уже совсем свой для них, видимо», — Виктор откинулся на сидении, раздумывая про Ли Хуанга — ему сразу, изначально показалась странной ситуация с этим бета-тестом, но теперь многие моменты сошлись в целостную картину.

Минут через семь подъехали к «Золотому полису».

— Я вас высажу здесь, а сама покачу в департамент, — объявила Вельцева, которая уже пристроилась в крайне правый ряд и включила поворот.

— Ну здрасьте, Катя! — недовольно посмотрела на неё Стелла.

— Пешком пройдешься к сестре, достопочтимая леди — я реально спешу, — водитель свернула вправо и притормозила чуть дальше автобусной остановки.

Виктор вздохнул — ему было лень идти от «Полиса» домой. Девушки обнялись, расцеловались в щечки, и когда вышли из машины, Стелла показала на торговый центр:

— Пойдём пообедаем, что ли?

— Ну пошли, раз предлагаешь, — парень и сам понял, что перекусить и выпить сейчас не откажется.

Пришлось переходить через два перехода, пока вышли к торговому центру сзади, со стороны парка. Подойдя ко входу, они увидели множество юнкеров, стоящих перед входом и снующих в здание и обратно.

— Здесь хороший ресторан есть на третьем этаже, там отличные омары — что скажешь? — явно повеселевшая Стелла улыбнулась парню и обеими руками взяла его под руку.

— Идём!

«Ну и дела — что это у неё за приступы доброты?» — пораженный Виктор проследовал с ней через огромный вестибюль к уже знакомому лифту, немного смущаясь от взглядов таращившихся на них многочисленных марковцев.

Глава 10

Возле того самого лифта, через который они с Анжеликой везли рыжую к врачу, стояла группа марковцев в бейсболках. Стелла, к тому времени отпустившая руку парня, довольно вальяжно к ним подошла и окинула высокомерным взглядом.

«Эти не при исполнении», — вспомнил Виктор различия в головных уборах юнкеров.

Высокая блондинка-юнкер, явно старшекурсница, окинула недовольным взглядом парня и медноволосую, но приставать явно не решилась.

Когда приехал лифт и юнкеры вошли, Стелла и не подумала заходить.

— Я лучше подожду и поеду нормально, чем вот с этим вот всем, — произнесла она через губу, но негромко, что всё же вызвало недовольное шушуканье юнкеров.

Виктор не стал спорить — его всё это уже успело крепко утомить, и как он предполагал, дальше в плане местных женских закидонов ситуация проще не будет.

«Вообще любые девицы в силу своей природы хотят от мужчины решительности, будь они хоть магички, хоть истерички, хоть на десять лет старше, хоть с недотрахом — поэтому надо с ними со всеми поменьше миндальничать», — пришла ему очевидная мысль в голову, которую он в эти дни в силу шока от ситуации не использовал как руководство к действию.

Попали в уже знакомый ему коридор на третьем этаже только минут через пять, и парень с легким трепетом прошёл мимо того места на боковом входе в ресторан, откуда он видел матушку.

— Пойдём вон туда, прямо, — показала Стелла на приоткрытую темно-бордовую занавеску прямо напротив них — там виднелась дверь.

— Не вопрос, — Виктор сам взял её под локоть и снова начал рассматривать просто огромный зал этого ресторана — он всё так же впечатлял своими размерами и стилистикой.

Негромко играла осовремененная классическая музыка, и парень предположил, что это нечто из Вивальди.

— А что это ты меня лапаешь, мальчик? — с кокетливо-деланным недовольством поинтересовалась мажорка, когда они подходили к занавеске.

— Это когда такое было? — усмехнулся Виктор, отшторив занавеску и открывая дверь в индивидуальный кабинет.

— Не маловат ли ты для подобных взрослых развлечений? — засмеялась и сама Стелла. — Хотя нет — ты тот ещё совратитель младших сестриц.

— Пойдём уже обедать, — парень улыбнулся краем губ, жестом приглашаю барышню заходить.

Стелла, сделав удивлённое выражение лица, зашла внутрь, и парню пришла мысль хлопнуть её по попке, но он в последний момент удержался — лёд ещё настолько не растаял, а от взбалмошной мажорки можно было ожидать чего угодно.

«Да и вообще — мне и Анжелики с Ариной с головой хватает, не говоря уже про остальных», — окончательно одумался он.

Кабинет оказался раза в два более просторный, чем в «Триумфаторе», и оформлен был в немного мрачноватых бордовых и малиновых тонах, что однако не давило на эмоции, а скорее успокаивало и настраивало на неспешную трапезу под хорошее красное вино.

Стелла, с явным удовольствием плюхнувшись на комфортабельный темно-коричневый диванчик, вжала кнопку звонка посреди стола.

Виктор присел напротив неё, продолжив рассматривать помещение и краем глаза наблюдая за медноволосой мажоркой — в настолько хорошем настроении ему ещё не приходилось её видеть. Она как раз что-то искала в сумочке.

Официант пришла довольно быстро — это оказалась женщина далеко за сорок, одетая в стильный бело-бордовый костюм и со сложной, закрученной к верху причёской. Когда она учтиво поздоровалась, от Виктора не укрылось, что она окинула их обоих весьма скептическим взглядом.

— К сожалению, уважаемая леди, омаров сегодня уже нет, но я могу предложить вам тушеное акулье филе с барбарисом, дижонской горчицей и мексиканской паприкой — сегодня это наше фирменное блюдо, — ответила она Стелле, когда та пожелала омаров.

— Ну здрасьте, вот это новости! — широко раскрытыми глазами посмотрела на неё мажорка. — Я всегда считала вас нормальным заведением, а оказалось — обычный шалман.

Виктор про себя тихонько вздохнул и откинулся на спинку дивана — ему было лень встрявать в эту перепалку, а Стелла была в своём репертуаре.

— Извините, никакой у нас не шалман, — с обидой в голосе ответила женщина, — если вас что-то не устраивает, вас здесь никто не держит!

— Вот позвоню сейчас Алёне, и тогда узнаете — держат меня или не держат, — начала заводиться медноволосая, но как-то вяло. — Вам в заводской столовой на окраине работать посудомойкой — и то бы я не доверила, не говоря уже о «Неаполе».

— Алёна Игоревна в отъезде, если вы имеете честь вести речь о владелице нашего прекрасного заведения, поэтому можете звонить хоть в Мосторгнадзор, хоть в Лигу Наций, — приосанившись, с пафосным достоинством ответила официантка, из чего Виктор сделал вывод, что обслуживание с легким хамством — явно фишка заведения, а не баг.

— Ладно, давайте акулу и вино под неё, гарнир тоже, потом кофе и мороженое, — помолчав несколько секунд, махнула рукой Стелла, чем утвердила Виктора в его догадке.

Солидно кивнув, официантка удалилась. Мажорка, чуть исподлобья бросив взгляд на Виктора, достала сигарету и закурила.

— Ещё и сигареты закончились, — с явным раздражением она смяла довольно красивую пачку и бросила её в сторону двери.

— Что это сейчас было? Интересная манера обслуживания, — с иронией произнес парень, глядя на медноволосую — будучи слегка растерянной, она выглядела мило.

— Да просто пиздец, извини что так говорю, — в голосе Стеллы было недоумение. — Я уже раза три обращала внимание Алёны на поведение персонала, но она и ухом не ведёт. Объявить бы бойкот им, но люди сюда толпами валят, а обслуживание только хуже и хуже, — она глубоко затянулась сигаретой.

— Какой Алёны? — полюбопытствовал Виктор.

— Алёнка Май-Маевская, моя хорошая знакомая и племянница нынешнего министра иностранных дел, она этот «Неаполь» три года назад открывала с большими приключениями — то искала пайщиков, то место искала, то ремонт делала, то персонал со всей России подбирала — как видно, вообще не угадала, — пояснила мажорка. — Не заведение, а цирк с хамьём.

Виктор, снова откинувшись на спинку очень классного дивана, засмеялся.

— Что? — удивилась Стелла.

— Раз ничего не меняется, значит — так и задумано, а раз народ толпами валит, то значит — все находят в этом некую изюминку.

— За такие деньги? — поразилась она.

— Почему нет — для разнообразия, — парень пристально смотрел в глаза девушке, пока она не отвела взгляд.

Через несколько секунд раздалась трель — Стелла нехотя достала из сумочки свой телефон и взглянув на экран, поморщилась.

— Ну что ещё? — ответила она довольно грубо, приняв вызов.

Разговор продолжался около минуты — звонила Анжелика, которая беспокоилась о Викторе.

— Привезу я тебе его в целости и сохранности. Уймись уже и таблетки выпей дневные, — мажорка сбросила вызов и экспрессивным движением бросила телефон куда-то на диван.

— Как моя милая? — поинтересовался Виктор.

— Как обычно — мозг мне выносит своими бреднями.

Несколько секунд Стелла, нахмурившись, смотрела на парня.

— Ты реально не знал про ночь особого зачатия? — неожиданно спросила она.

— После того, как мы приехали с ипподрома, я хотел лечь спать, но девчонки были очень активны. Я вообще не планировал секс с твоей сестрой в ближайшие дни — не люблю настойчивых и навязчивых девиц, которые предлагают принудительный брак.

— Ха-ха, — звонко засмеялась медноволосая. — Отвыкай от старых привычек, сейчас время смены гендерных ролей, и вам, мужчинам, надо бы учитывать реальность, а не быть в плену старых стереотипов.

— Не надо этого феминизма, — поднял ладонь парень.

В дверь тихо постучали и не дожидаясь разрешения войти, уже знакомая официантка зашла с большим подносом. Молча расставив приборы, бокалы, вино, соусницу и два фарфоровых блюда с едой, она нехотя пожелала приятной трапезы и удалилась.

— И не беспокойте нас без приглашения, — сказала ей вслед Стелла.

Бутылка итальянского «Кьянти Классико 2018» была уже откупорена, поэтому Виктор налил вино в бокалы.

«Еду мы сами должны себе насыпать? Действительно, странное обслуживание», — парень ножиком-лопаткой насыпал себе аппетитный шмат филе, потом положил себе горячую картошку-пюре из второго блюда и полил всё это соусом.

— Поухаживаешь? — Стелла протянула ему свою тарелку.

— Легко, — парень насыпал и ей.

— Люблю горчичный аромат, — с удовольствием принюхавшись, сказала девушка и подняла бокал: — Будем здоровы — ты извини меня за сегодняшнее утро, немного погорячилась!

Для Виктора это было неожиданно услышать — он как раз пробовал кусочек акульего филе и чуть не поперхнулся.

— Твоё здоровье, — сглотнув, произнёс он и поднял бокал. — Перегибы бывают, но хорошо то, что хорошо кончается, — они чокнулись.

Некоторое время молча наслаждаясь едой и вином, Виктор снова обдумывал слова старичка.

— Не уверена, что всё вообще закончилось и тем более хорошо, — нарушила молчание Стелла — она аккуратно вытирала губы салфеткой, откинувшись на диване.

Виктор, отхлебнув вино, вопросительно приподнял бровь.

— Меня очень беспокоит то, что мы сегодня услышали, — девушка тоже отпила из бокала.

— Кхм, ну давай рассуждать трезво — насколько вообще можно доверять словам этого дедушки?

— Не думала об этом, — мажорка потерла правую щеку. — Рассказал он всё очень чётко и ясно.

— Вариант первый — кто-то попросил его сказать именно так, это мог быть как друг, так и враг — пока не рассматриваем…

— Почему? — неуверенно перебила Стелла.

— Вариант второй, — Виктор поднял ладонь, — доверять можно и дед рассказал нам реальный фактаж и направление действия, а лично я думаю, что это именно так…

— Ну допустим, — вяло перебила его девушка — на неё явно подействовал сытный обед.

— Дело не в допустим, а в том, что фактически он рассказал самые общие вещи, а вот всё остальное придется делать нам всем, если мы хотим докопаться до истины — начиная от мотивов моей семьи и заканчивая возвратом моих способностей, а также анализом политической ситуации и клановых балансов, о чём лично мне известно в самых общих чертах. Надо начать с ипподрома — кто и как покушался на Анжелику?

— И? — Стелла с интересом смотрела парню в глаза.

— Было ли это действительно покушением, хорошо и качественно замаскированным под беспорядки, или же это стечение обстоятельств и дедушка ошибся или солгал, выдавая желаемое за действительное?

— Откуда же я знаю? — поразилась Стелла и вздохнув, начала наливать себе вино.

— Мне тоже плесни. Так вот, пусть твоя Вельцева действует по своим каналам — у неё для этого все полномочия, а мы должны наведаться к Инге — это именно она позвонила Анжелике за пару часов до мероприятия и пригласила её.

— Ну, я не думаю на Ингу, что ты такое говоришь, — мажорка потерла ладони.

— Всякое может быть — начиная от того, что всё это — случайность, заканчивая принуждением или злым умыслом.

— Откуда ты всё это знаешь вообще, мальчик? — с подозрением в голосе поинтересовалась Стелла.

— А ты думаешь, твоя сестра просто так меня выбрала?

— Теперь я ни в чём не уверена уже, — барышня отпила добрых полбокала и заела кусочком филе.

Примерно минуту сидели молча — Виктор, допив вино и доев рыбу — изысканно-вкусную и острую, думал о том, что в итоге ему делать с этим бета-тестом в свете информации, услышанной про фирму Хуанга.

— Учитывая твою ситуацию с ритуалом и потерей памяти, я могу попробовать небольшое служебное заклинание из моего военно-медицинского арсенала, хочешь?

— В смысле? — встрепенулся Виктор, вырванный из раздумий.

— В коромысле, — немного передразнила Стелла. — Диагностическое заклинание на предмет стабильности эндейса, в твоей ситуации как раз можно попробовать, хотя оно и не совсем профильное, конечно, — пояснила она.

— Ну давай попробуем, если это безопасно, — очень неуверенно ответил парень, удивленный её предложением.

— Двигайся к стене, — промолвила мажорка и начала аккуратно вставать из-за стола — её чуточку пошатывало.

Через несколько секунд Корнилова-старшая плюхнулась на диван рядом с Виктором, чуть правее от него, обдав легким ароматом парфюма и винным амбре.

«Блин, спокойно — и не забывать про Анжелику», — парень ощутил, как сердце забилось гораздо быстрее.

— Так, закрой глаза и расслабься, — доброжелательно велела Стелла.

— Ну, э…

— Глаза закрой, говорю, и дыши ровно — я положу тебе ладонь на грудь, чтобы нащупать сосредоточие твоего эндейса с помощью заклинания, — немного томным голосом прошептала медноволосая ему в ухо.

— Хорошо, — неохотно ответил парень, вздохнул и закрыл глаза, сожалея о том, что согласился на это.

Буквально через двадцать секунд Виктор ощутил, как приятная, мягко-упругая ладонь легла ему на пах, именно туда, куда он не ожидал.

— Кхм, грудь немного выше, тебе не кажется? — спросил он тихо.

— Тишина и спокойствие, — услышал он шепот мажорки, которая значительно сильнее сжала его достоинство.

Глава 11

Несколько секунд Виктор сидел в легком оцепенении — ситуация была хоть и приятная по-своему, но при этом во весь рост вставал этический момент — это была сестра Анжелики, что придавало всему происходящему налёт будущих разборок с битьём посуды, криками и непонятными последствиями.

— Э-эм, — парень чуть шевельнулся, ощущая на своей шее горячее дыхание Стеллы, — ты классная и красивая леди, конечно, но как же Анжелика — я бы не хотел разбивать ей сердце?!

Стелла чуть отпустила хватку, засмеялась и ещё ближе придвинулась к нему:

— Ну во-первых — это приятно, что ты переживаешь за её чувства, это очень меня радует, во-вторых — мы ей ничего не скажем и Кате тоже не скажем, и в-третьих — это ни к чему нас не обязывает, исключительно расслабон для здоровья на фоне романтического обеда — у меня этого дела давненько не было.

— Ну не знаю, здесь как-то неудобно, да и вообще… — Виктор решил сделать вид, что он сомневается и смущается.

— Всё нормально будет, не переживай — я хорошо знаю свою сестру и уверена, что мы с ней разберемся в случае чего — я всю вину возьму на себя, — закончив говорить, Стелла начала ещё более активно массировать достоинство парня и провела кончиком языка по его щеке.

Виктору всё происходящее очень нравилось, как нравилась и сама Стелла — несмотря на свой несносный характер и эгоистично-хамскую манеру поведения, чисто в плане стиля, фигуры и внешности она была очень привлекательной девушкой, но больше всего парню нравилась её красивая шея, белоснежные зубы и цвет кожи — такой же, как у Анжелики, только ещё и с легким медным отливом. Про глаза и говорить было нечего — в них можно было смотреть и смотреть, наслаждаясь глубинами бушующей там меди.

— Ну хорошо, раз всё по секрету — тогда вперёд, разве такой красотке откажешь? — Виктор повернул голову к ней и Стелла, не теряя времени, впилась в его губы очень настойчивым поцелуем.

«Рот и губы у неё очень выразительные», — слегка полупьяно думал Виктор, уже полуобняв барышню за талию и активно засасывая — целоваться она умела значительно лучше Анжелики, хотя и той никак в этом умении не откажешь.

— Я сразу решила с тобой переспать, когда увидела тебя тогда на кухне — такой агрегат не должен простаивать, — прошептала медноволосая, когда закончили целоваться. — Повезло сестрице.

— Он и не простаивает, — усмехнулся Виктор, ощущая, как эрекция становится уже почти каменной — сама ситуация очень его возбуждала.

— Хочу быстро, страстно и без излишних нежностей, — выдохнула мажорка, и умудрившись кое-как привстать и не свалить задницей стол, полустянула свои штаны из сиреневого трикотажа и трусики, которые оказались черными.

Виктор сделал тоже самое, чуть приподняв зад — член уже стоял на полную и требовал удовлетворения.

— Облокотись на спинку дивана, — томно прошептала Стелла и несколько секунд смотрела на член, потом взглянула в глаза парню — ему понравились восторг и предвкушение в её красивых глазах.

«Поза наездницы без лишней оголенности», — Виктор, глубоко дыша, наблюдал, как девушка проводит холеными ладошками по своим крепким бедрам, приспуская штаники с трусами ниже колен, и начинает взбираться на него.

— Какой он горячий и упругий — это то, чего я долго хотела, — медноволосая, томно вздыхая, уперлась своим сладким местом парню в член и начала немножечко ерзать.

— Ты уже вся мокрая, прекрасная леди, — Виктор, вжавшись в диван, положил обе ладони на попку партнерше и ощутимо примял.

— А-ах, это кайфово, но попрошу без синяков — кожа у меня очень нежная, — продолжая легонько ерзать и покрывать своей смазкой член, прошептала Стелла и начала покусывать парню правое ухо.

Виктор, одной рукой поглаживая её попку и талию, другой нащупал своего дружка и поводив головкой по её горячему, влажному лону, направил головку в горячий, тугой плен.

— А-а-ах, вот это размер, блин, как туго идёт, — с удовольствием, но и с нотками сладкой боли в голосе простонала мажорка ему на ухо.

— Расслабься, девочка — и тогда скоро привыкнешь, — парень правой рукой взял её за волосы сзади, чуть оттянул голову и провел кончиком языка по губам.

— Вот это класс, никакие игрушки с этим не сравнятся, — Стелла, чуть приподнявшись, положила руки на плечи Виктору и начала медленно насаживаться на его член.

Девушка выбрала очень осторожный и медленный темп — она не была узкая, как Анжелика, конечно, но Виктор не хотел ей причинить болезненные ощущения и положив руки на талию, просто её поддерживал. Стелла, откинув голову назад, постепенно наращивала и глубину проникновения, и темп — уже минуты через три этого приятнейшего процесса парень ощутил, что член входит почти по полной программе.

«А она страстная деваха, вон как постанывает и глазки закатывает — её бы поставить голую раком на траходроме Анжелики и отодрать с расстановкой, по полной, чтобы извивалась и кричала, как шлюшка», — Виктор ощущал, как щель партнерши все более мокреет и становится менее тугой под его напором.

— Ах, как это приятно, оказывается — трахаться вот так вот спонтанно, в публичном месте, — страстно прошептала девушка, чуть взмахнув головой. — Я с бывшим мужем и половины удовольствия не получала за всё время, как сейчас с тобой, мальчик…

— Можешь называть меня по имени, не стесняйся, — Виктор сжал её ягодицы, потом шлепнул сразу по обеим, вызвав благодарный стон девушки — на несколько секунд она даже обмякла всем телом, но снова начала насаживаться на стояк, вжав свои ладони ему в плечи.

Следующие три или четыре минуты Стелла ощутимо ускорила темп и дышала, откинув голову и раскрыв ротик.

— Нас ведь могут заметить, — парень уже сдерживался из самых последних сил, чтобы не кончить.

«Блин, а если и она от меня залетит?» — как-то поздновато вспомнил он про отсутствие контрацепции, и решив не сдерживаться, начал насаживать медноволосую более жестко и быстро. — «Вот это сейчас кончу».

— Да, да, могут… Да-а, да-а-а, — на протяжении нескольких секунд Стелла протяжно стонала и громко вскрикнула в конце — её тело обмякло, и Виктор начал изливаться прямо в неё с легким рыком.

Пару минут так и сидели, пока член совсем не обмяк, потом Стелла, отводя взгляд, аккуратно встала и промокнув себя между ног несколькими салфетками, натянула трусики и штаны. Виктор сделал тоже самое, потом налил себе остаток вина и с удовольствием выпил.

— Как-то мы без контрацепции… — произнёс он, когда мажорка присела на своё место за столом.

— Мне не так просто забеременеть, поверь на слово, — вздохнула она и полезла в карман за сигаретами. — Напомни мне сигареты купить.

Виктор, немного отдышавшись, потянулся всем телом и предложил:

— Кофе?

— Если хочешь — закажи себе, мне не хочется, — зевнула Стелла. — Я бы прошлась.

— Хорошо, можно и так, а кофе я дома сварю, — согласился парень — ему тоже захотелось на воздух, ибо сейчас между ними витала некая неловкость.

Мажорка нажала звонок. Официантка пришла через пару минут и недовольно оглядевшись, стала в трех шагах от стола, вопросительно глядя на Стеллу.

— Счёт — побыстрее, — процедила она.

— С вас девятьсот сорок три рубля, леди, — взглянув в свой блокнот, чопорно заявила официантка.

— Сдачу оставьте себе — на улучшение сервиса, — Стелла, фыркнув, достала из сумочки бумажник, извлекла две купюры по пятьсот рублей и протянула женщине.

— И вам всего хорошего — будем счастливы вас видеть вновь, — с ощутимой иронией сказала тётя и кивнув Виктору, удалилась из кабинета.

— Охренеть сервис, — чуть ли не присвистнул парень.

— Дойдут у меня руки и до этого шалмана, ох дойдут, — Стелла начала вылезать из-за стола, и Виктор, взяв свою сумку, подал ей руку.

Проходя по ресторанному залу в сторону того самого бокового коридора, Виктор заметил, что людей стало больше, и людей очень хорошо одетых. В коридоре Стелла взяла его за руку и так они дошли до лифта — ждать пришлось совсем недолго.

Выходя из лифта, мажорка как-то незаметно отпустила его руку.

— Предлагаю просто полчасика прогуляться и поболтать, — довольным тоном предложила она.

— Легко, — Виктору было всё равно на этот счёт, а после хорошего обеда и довольно хорошего, хотя и крайне неожиданного секса, можно было и погулять.

«Надо пройтись через тот парк, который в моем мире — имени Воровского и который мы постоянно проезжаем. До него идти придётся прилично, как вообще до квартиры».

Свернув из коридора в вестибюль в сторону выхода, лоб в лоб столкнулись с русоволосой, стройной девушкой в марковской форме, в берете и с нарукавной повязкой на левой руке «5-й женский учебный батальон, военная милиция».

— А ну осторожнее, — с угрозой заявила юнкер и отступив на шаг, уставилась на парня.

— Спасу от вас нет, от чернышек безмозглых, — с недовольством заявила Стелла. — Совсем остатки мозгов прожигаете в своей богадельне?

Виктор вытаращился на девушку — она была ему знакома, и через пару секунд пришло осознание, где и когда они познакомились. Она тоже явно его узнала.

— Вот так встреча, гражданин — а где это вы успели приобрести такой дорогой костюмчик? — вымолвила юнкер, с изумлением глядя на Виктора.

— И вам привет, — парень скептически ухмыльнулся — девица была третьим номером из того самого патруля Ирины Марковой, с которым он столкнулся в самые первые часы своего пребывания в этом мире, а потом и в парке.

«А как её зовут вообще? Сейчас она тоже в патруле, но без Ирки? Непонятно».

— Ты знаком с ней? — заложив руки за спину и надменно глядя на девицу, спросила Стелла.

— Да, доводилось пересекаться, — подтвердил Виктор.

— Предъявите ваши документы, гражданка, — переведя взгляд на Стеллу, решительно потребовала юнкер.

Только Виктор хотел смягчить ситуацию, предвидя реакцию своей спутницы, как она с возмущением ответила:

— Пошла в прямую кишку, чернышка бесполезная — не доросла ещё, чтобы мои документы смотреть. Молочко от бешеного бычка на губах сначала оботри, поняла? И быстренько встань смирно перед старшей по званию!

— Гражданка, ещё одно слово — и вы горько пожалеете о своём поведении, — с угрозой произнесла русоволосая юнкер и положив руку на прицепленную к поясу дубинку, отошла ещё на шаг назад.

«Видимо, такова моя участь здесь — всех мирить», — вздохнул Виктор и встал между девушками.

— Давайте успокоимся и не будем делать резких движений, договорились? — сказал он чётко и решительно, поглядев на обеих девушек.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, а люди, прохаживающиеся в вестибюле, понемногу начинали пялиться на них.

— Только из уважения к Ирине, — сказала юнкер с намёком, посмотрев Виктору в глаза, — но скажите своей невоспитанной и малокультурной спутнице, что в Японии за такое поведение в отношении сотрудника при исполнении её бы уже положили лицом в пол и заковали в антизаклинательные наручники, несмотря на статус и магокэф.

— Что ты там тявкаешь? — воскликнула Стелла, но Виктор поднял ладонь, успокаивая мажорку.

— А при чём здесь Япония? — спросил он чисто для того, чтобы сбить накал.

— В прошлом году меня, как лучшего курс-юнкера в области процессуального права, послали в Японию на стажировку, так вот там, — с нажимом в голосе и глядя на Стеллу, начала пояснять девушка, — есть специальное полицейское подразделение, перед которым трепещут все аристократы.

— Что за глупости? — пораженно произнесла Стелла, переведя взгляд с девицы на Виктора.

— Это не глупости, гражданка, а насущная необходимость, чтобы пресекать поведение граждан вроде вас, которые позорят высокое звание новой аристократии и вместо достойного поведения полностью развращены властью и статусом — вот прямо как вы!

Стелла, сложившая ладони замочком на уровне живота и ставшая в менее высокомерную позу, с сильнейшим изумлением смотрела на русоволосую. Виктора тоже удивила её речь, и он, пользуясь моментом, получше её рассмотрел — рост не меньше метра семидесяти, спортивно-стройная, очень миловидное лицо с выразительными губами, умные серо-голубые глаза и грудь размера третьего или немного меньше.

«Очень ладная, Ирине совершенно не уступает по фигуре. Они довольно похожи и типажом, и формой губ и носа».

— Что я слышу? Это пропаганда анархизма и необольшевизма? — Стелла потрясенно посмотрела на Виктора, потом перевела взгляд на девушку. — Я всегда подозревала, что в марковских заведениях творится что-то нехорошее, — помахала она пальцем в её сторону, — но не ожидала, что дело дойдёт до прямой измены!

«Стелла решила тут устроить уже политический конфликт, что ли? Почему нет — заняться ей нечем, день удался, сестра подождёт».

— Вы в своём уме, дамочка? — с презрением произнесла юнкер. — Какой ещё необольшевизм, что вы несёте? В Японии это называется полицией магического контроля и существует лет тридцать уже, и они имеют исполнительные полномочия в отношении всех граждан с магокоэффициентом от десяти единиц и выше. Хотите сказать — японцы глупее нас?

— Не слышала я о таком, — заявила Стелла. — К чему ты вообще это говоришь? Расскажи ещё сказки про японцев с ушами кошек или чего-то подобного, — мажорка издевательски улыбнулась и торжествующе взглянула на Виктора.

— Обращайтесь на вы, уважаемая. Сказки про японцев с кошачьими ушами — это совсем не сказки, я собственными глазами видела двоих таких — несколько десятилетий назад в городе Фукусима произошла ужасная магическая авария, — холодно глядя на Стеллу, заявила юнкер. — А говорю я к тому, что в нашей стране ой как нужно подобное спецподразделение в составе нашей милиции, чтобы вы и вам подобные не вели себя, как деревенские девки в Эрмитаже.

«Ох, убрала так убрала, Стелла явно теряет форму после расслабончика», — Виктору девица начала даже нравится. — «Но что за японцы с какими-то ушами, о чём вообще речь идёт?»

— Что… Что ты себе позволяешь? — чуть не задохнулась от возмущения Корнилова-старшая. — А ну быстро покажи свои документы — ты мне за всё ответишь.

Юнкер, мельком взглянув на Виктора, достала из нагрудного кармана сложенную вдвое плотную бумагу и протянула медноволосой мажорке.

— Так! Добровольное вспомогательное патрулирование, курс-юнкер Виктория Образцова, те-те-те, ху-ху-ху, — начала читать Стелла, потом свернула бумагу и отдала резким движением. — Ясно с тобой всё — под видом добровольного наряда шатаешься по своим делам да по ресторанам, а ещё к мальчикам пристаёшь.

Пока она читала, русоволосая симпатяшка-юнкер выразительно посмотрела на Виктора — в её глазах он уловил какую-то иронию.

— С вами тоже ясно, гражданка — не судите по себе. Можете идти, я вас не задерживаю, — холодно произнесла Виктория.

— Да уж попробовала бы, — на миг откинула голову Стелла и посмотрела на парня: — Пойдём!

— Всего хорошего, — промолвила русоволосая и глядя на Виктора, чуть отошла в сторону, давая им пройти.

— До свидания, — он легонько кивнул ей.

«Да, неожиданная встреча — почему она не с Ириной на полигоне? С другой стороны — чего я ожидал, идя в „Полис“? Это же вотчина черных, как и весь парк, поэтому хорошо ещё, что я Лизу сейчас не встретил или тех близняшек озабоченных», — с некоторым облегчением думал парень, пока они со Стеллой удалялись от здания к пешеходному переходу.

Перейдя дорогу, минуты четыре шли молча и медленно — Виктор видел, что мажорка кипятится, хотя пытается это скрыть, рассматривая проезжающие машины — она шла по левую руку от него, ближе к дороге.

— Может, надо вернуться и зарядить ей охлаждающе-останавливающим заклинанием? Она наверняка в «Неаполь» пошла, да и сигареты я забыла купить, — будто обращаясь самой к себе, проговорила Стелла.

«Так, надо унять её — заколебала уже», — сразу решил Виктор.

— Это каким таким зарядить?

— Которым я вас приложила позавчера — моё фирменное, я очень долго над ним работала, оттачивала технику и расход эндейса, — скривив губы, пояснила мажорка.

— Возвращаться мы не будем, — твёрдо сказал парень. — Кстати, а я таким могу овладеть?

Стелла посмотрела на него с обиженным недовольством, но ничего не ответила и ещё минуту они шли молча.

— Теоретически можешь, раз ты тоже стихии воздуха, — неожиданно сказала она и взяла его под руку. — Но легко не будет — это опасная техника и если её неверно применять, удар придется на тебя самого.

— Хочешь сказать, ты знаешь эти ощущения, которыми угостила меня и Энджи?

— Ха, несколько раз приходилось лежать в ознобе, — нервно засмеялась Стелла.

Минуты через две поравнялись с парком, который был на другой стороне шоссе. Виктор рассмотрел несколько высаженных березами аллей, уходящих в разные стороны, парочку газетных киосков и ларьки — пивные или для мороженого. Парк оказался столь же большим и унылым, как и в его реальности, разве что здесь не было видно памятников и здания кинотеатра. Людей было довольно немало — они сидели на скамейках с газетами и прохаживались по аллеям.

«Не, не пойду — опять дорогу переходить», — Виктор поленился совершать подобный маневр, а мажорка шла, погруженная в свои мысли.

— Стелла, — он тронул её за плечо, она чуть вздрогнула.

— Что?

— Расскажи про концентрат эндейса или как ты там говорила?!

— А, ты про Ночь Слияния? — девушка, чуть притормозив, обеими руками поправила свои волосы и потом перевесила сумочку на другое плечо.

— Угу.

— Ну, насколько я знаю, у нас торсионно-обогатительный коллайдер расположен на Новой Земле, там где великое место силы и осколок астероида, но у нас в стране нет торсионного стихийного загустителя, и компоненты сгущения мы покупаем в Швейцарии, а это дорого.

— Хм, опасная зависимость, — удивился Виктор.

— А что поделаешь — мы не самая передовая страна, видишь ли, так и живём. Это всё — секретные вещи, поэтому я знаю немного на этот счёт, в пределах общих сведений из обучения, — Стелла, чуть ускорив шаг, замолчала.

— И что же? — пройдя шагов десять, снова спросил Виктор.

— Блин, я не знаю, Витюша — во всем этом сжижении и последующем получении концентрата несколько техномагических этапов, и про них знают только высшие руководители, — неуверенно произнесла медноволосая.

— Не знаешь или не хочешь рассказывать? — взяв её под руку на правах любовника, вкрадчиво поинтересовался парень.

— Не знаю, правда. Сам поищешь в сети нужную инфу, только напомни, чтобы я дала тебе доступ своего уровня, — немного кокетливо ответила Стелла.

— Ну хорошо.

— Курить хочу, блин, — вздохнула девушка, — а как назло, поблизости никаких киосков не видать. Надо было вернуться в «Полис».

Остаток пути до поворота к подъезду Анжелики прошли под неспешный рассказ Виктора про события на ипподроме. Шли неспеша, наслаждаясь теплым солнышком и видом парка на другой стороне дороги, который закончился метров за четыреста до поворота в переулок.

Когда подошли к подъезду, Стелла, уже несколько минут явно глубоко погруженная в какие-то свои размышления, повернулась к парню и посмотрела ему в глаза:

— В общем, что было, то было — повторим или нет, посмотрим как-нибудь по настроению. Я сестре ничего не скажу и шантажировать тебя этим не буду, но ты сам можешь ей рассказать, если сочтешь нужным.

— Приятно слышать. Захочешь — повторим, раз это без обязов и чисто для здоровья, — улыбнулся ей Виктор. — Было очень зажигательно.

— Взаимно, — несколько секунд мажорка смотрела ему в глаза. — Ну идём тогда, — кивнула она на дверь подъезда.

— Да, — покачал головой парень. — Кстати, а где твой «Дюзенберг»?

— Что? — Стелла, уже стоящая возле двери с задумчиво-печальным выражением лица, обернулась и начала смотреть на то место, где должна была стоять машина: — Блядь, ну пиздец! Что вообще происходит?

Виктор почесал нос и подбородок — шикарного автомобиля определённо не было там, где его оставили утром.

Глава 12

Пару минут Виктору пришлось успокаивать потрясённую мажорку.

— Моя машина, она ведь защищена специальным заклинанием, — чуть ли не всхлипывала она.

После этого они поднялись на третий этаж и Стелла несколько раз вжимала кнопку звонка, но никто не открыл.

— У тебя ж ключи есть, — напомнил ей парень.

Войдя в квартиру, Виктор ожидал увидеть Анжелику — он по ней ощутимо соскучился. Однако квартира оказалась пуста — ни брюнетки, ни рыжей не было.

— Ну и где эта дурочка, которой надо соблюдать постельный режим после столь серьёзных лекарств? — сдерживая ярость, вопросила Стелла, драматически размахивая ладонями.

— Кто тебе мешает ей позвонить? — недоуменно пожав плечами, Виктор разделся до футболки и пошёл в ванную — ему остро хотелось умыться холодной водичкой, а ещё лучше — принять душ.

Умываясь, он услышал громкий, возбужденный голос медноволосой мажорки и решил уже ничему не удивляться. Зайдя на кухню, он увидел Стеллу — она сидела на диванчике, закинув ногу на ногу, и сжала телефон, глядя потрясенным взглядом в окно.

— Что такое?

Несколько секунд мажорка не реагировала, но потом повернулась к парню и с возмущением заявила:

— Ты представляешь, эта младшая бестолочь взяла мою машину, и они вместе с этим рыжим дроздовским отродьем поехали к Инге! Ты представляешь? — ещё раз потрясенно произнесла она, покачивая головой.

— То есть как это взяла? — поразился Виктор. — Во-первых, у неё своя есть, во-вторых, ключи же у тебя?!

Стелла громко выдохнула и бросила смартфон на диван.

— Она смогла подобрать заклинание — я кодировала систему безопасности семейным эндейс-контролем, и она сказала, что подобрать оказалось не так сложно, как она думала — ты вообще представляешь? Я не знаю, что с ней сделаю! — в голосе Стеллы была ярость.

— Вообще нет — впервые о таком слышу. Но в этом есть и приятный момент…

— Какой это? — мажорка довольно грубо перебила парня.

— Ну во-первых — Анжелика сообразительная и находчивая магичка, а во-вторых — мы сейчас наедине и в комнате имеется очень удобная, свободная кроватка-траходром, — Виктор поднял на миг брови.

— Ты серьёзно? Ха-а-ха, — Стелла немного истерически засмеялась, но через несколько секунд взглянула на парня уже более пристально: — Серьёзно?

Парень кивнул.

— Так пойдём!

— Пойдём, — Виктор с улыбкой подошёл к девушке и протянул ей ладонь — она изящно протянула свою.

Уже через минуту они страстно целовались в комнате возле траходрома, а ещё через две Виктор разделся сам и помог раздеться Стелле — её фигура его очень возбуждала, поскольку она была девушкой относительно худенькой и весьма спортивной.

Повалив её на край постели, парень несколько раз провёл языком от живота к аккуратным, красивым сисечкам размера около третьего или меньше, несколько раз затягивал губами медного цвета твердые соски, лаская их языком, и одновременно проводил ладонью по бедрам и между ног — там вскоре был потоп.

«Обалдеть, какая ароматная кожа, такая нежная».

Когда Стелла стала совсем тяжело дышать, он стянул с неё трусики, сжал бедра — она призывно вскрикнула, и довольно бесцеремонно поставил её раком, сильно шлепнув ладонью по упругим ягодицам. Пристроив свой набухший стояк, Виктор начал входить сначала медленно, но через пяток фрикций начал натягивать её глубоко и жестко, не сдерживая собственное желание и страсть — девушка вздрагивала и трепетала, тихонько постанывая.

Минут через семь или больше такого ритма Стелла громко вскрикнула и сжав кулачки, начала кончать с протяжно-томным вскриком — парень ощутил это по дрожи её тела и пульсации вагины. Он сам продержался не сильно дольше и тоже разрядился в неё, взяв её за шикарные волосы, которые сейчас были распущены.

Несколько минут лежали почти в обнимку, стараясь восстановить дыхание и понемногу целуясь.

— Это было нечто, — прошептала Стелла, потягиваясь всем телом — её глаза лучились довольством. — Где ты этому всему научился?

— Разве этому нужно учиться? Врожденный талант — он или есть, или ты не в этой лиге, — улыбнулся парень, поглаживая её шею и плечи.

Вскоре раздался телефонный звонок — обнаженная Стелла, кинув загадочно-кокетливый взгляд на парня, встала, и слегка виляя бедрами, подошла к столу — именно там она оставила свой телефон.

Виктор с удовольствием наблюдал за ней — её фигура отличалась от фигуры сестры в более изящную сторону — она была чуть более худенькая и высокая, но от этого привлекательная совершенно по-иному.

«Она такая вся более изящная, более эстетически выраженная по сравнению с Энджи, которая сама по себе — красавица и секси», — Виктор путано пытался сформулировать различия между сестрами, лежа на боку — обе ему дико нравились, и обе были очень хороши по-своему.

— Они уже выехали — поговорили с Ингой, — слегка нахмурившись, повернулась к нему Стелла, демонстрируя по-девичьи стоячую, классную грудь, красивый животик и талию.

— И что же? — улыбнулся Виктор и перевел взгляд ей между ног — там тоже было красивое зрелище.

— Говорит, узнала кое-что интересное, приедет — расскажет. Голос очень расстроенный, — ответила Стелла, улыбаясь краем губ и ладошкой закрывая низ животика.

— Значит, пора в душ. Кстати, а почему ты называешь её и Арину — лесбийским отродьем? — Виктор тоже сел на край постели, чуть расставив ноги.

— Я думаю, ты понимаешь, — проговорила она, задержав взгляд на его уже спокойном достоинстве.

— Нет, вообще нет, — иронично улыбаясь, покачал головой парень.

Стелла, улыбнувшись ему в ответ, подошла к кровати, присела и начала натягивать трусики, потом повернула голову к парню:

— Как ты сам заметил, я и сама не чужда этому греху, но не потому, что я такая от природы, а потому, что природа заставляет нас, девушек, быть такими — всё из-за влияния магии на гендерный баланс, — она выразительно взмахнула бровями.

— Греху?

— Образно говоря, — девушка надела трусики и вытянула правую ножку — стройную и сексуальную, демонстрируя её парню и покрутив стопой. — Было бы больше мужиков — была бы иная ситуация, а сейчас даже те мужики, что есть — те ещё фрукты скороспелые, поэтому лучше быть одной или же с хорошей девушкой, если не получится никого найти.

Виктор благожелательно усмехнулся и провёл ладонью по её бедрам.

— Сестре, несмотря на её довольно тяжелый характер, я желаю счастья, а потому не могу одобрять в принципе, что она связалась с этой тупой, капризной и бездарной мандой из дроздовского клана — это всё пагубное влияние детской дружбы.

— В каком смысле? — не очень понял Виктор.

— Ну, в то время наши кланы были в политической коалиции и некоторые дети тогда очень сблизились — у нас под Москвой было имение, где разные родовые ветви корниловцев и дроздовцев очень плотно контактировали друг с другом, полагая, что альянс получится очень прочным и долговременным — планировалось несколько очень перспективных браков даже.

— И что плохого в этом? Нормальное дело, полезные контакты даже сейчас. Да и Арина — не такая уж дура, хотя до Анжелики, а тем более до тебя — ей очень далеко.

— Спасибо, — Стелла была явно польщена.

— Я так понимаю, сейчас с дроздами у вас не сильно хорошо?

— Гораздо хуже, чем десять лет назад — к несчастью, мы тогда не смогли поделить некоторые сферы в лесхозе, магонефтегазе и торговле оружием, коалиция рухнула и всё пошло в разнос, после этого марковцы набрали силу и сейчас на пути к пику могущества, — тяжело вздохнула медноволосая. — Кто же мог знать…

«С другой стороны — у вашего клана есть президентский пост, что тоже немало, хотя я очень сомневаюсь, что здесь такая же сильная президентская вертикаль, как в моем мире», — задумался Виктор, которому предчувствие подсказывало, что система власти в этой России значительно более децентрализованная и сложная в плане сдержек и противовесов. — «Надо конституцию почитать будет вдумчиво — это многое даст в плане понимания политических реалий, а значит — и клановых раскладов и ближайших перспектив. Судя по всему, это олигархическая республика с крайне мутной избирательной и партийной системой».

— Пойдём в душ, — Виктор поцеловал Стеллу в плечо.

— Сестре с тобой очень повезло — ты спокойный и выдержанный, а ещё шикарный любовник, — вздохнула она и провела ладонью по его волосам, немного их взъерошив.

В ванной, которую решили принять совместно, Виктор поинтересовался про то самое заклинание, под предлогом которого Стелла его соблазнила.

— Намыль мне лопатки, — полуобернулась она к нему.

— Не томи, прекрасная леди, — одной рукой взяв её за плечо, другой он нежно намыливал ей спинку ароматным гелем.

— Попробовать можно, но я очень опасаюсь того, что услышала при измерении твоего потенциала — там может быть нестабильность эндейса, которую тебе лучше не тревожить до восстановления способностей, которое само по себе под большим вопросом.

— Что это значит? — немного севшим голосом спросил Виктор — ему очень не понравилось услышанное, поскольку он вспомнил, что нечто такое говорила Ирина Маркова в кафе.

— Давай выйдем, ты сделаешь кофе и я всё расскажу, — Стелла хлопнула его по бедру.

Водные процедуры заняли ещё минут десять, и когда Виктор и мажорка оделись, наконец, и были уже на кухне — парень поставил чайник, Стелла произнесла, сидя на диване:

— Насколько я поняла из измерений, у тебя имеется травматическое сжатие эндейса, обусловленное последствиями ритуала, — она взмахнула ладонью, — и поэтому я думаю, что это связано с твоей генетикой. Хотя сами по себе эти ритуалы и их влияние — совсем не исследованы, чтобы ты понимал.

Виктор, полуобернувшись к ней, вопросительно развел руками.

— Как показал прибор, твой реальный магокэф за сравнительно небольшой промежуток времени скачет в весьма больших диапазонах, а магокэф твоей ложной личности — примерно тройка, и я как медик могу предположить, что это означает только одно… — Стелла замолчала, загадочно глядя парню в глаза.

— Ну что же? — Виктор был уже в нетерпении.

— А то, что разблокировать твои способности могут те, кто их заблокировал, поскольку ритуал — сам по себе конкретно мне неизвестный, но я могу предполагать три наиболее подходящих, и этот ритуал очень сложный, и вообще неясно, почему эти способности у тебя проявились — для этого нужен был легкий катализатор после попытки мощной активации.

— В смысле? — нахмурившись, Виктор помешивал кофе.

— Вы с Анжеликой что-то принимали в последние два дня?

— Да, какие-то обогащенные стихией огня травки, которые купили с ней в аптеке.

— Хм, странно, — закинув ногу за ногу, Стелла нахмурилась и оперлась подбородком на кулачок.

Через минуту кофе был готов — аромат по кухне развеялся умопомрачительный. Виктор, налив кофе по чашечкам, свою поставил на стол, а вторую принес Стелле.

— Спасибо, — взяв кофе, она пристально посмотрела на него.

— Что такое? — Виктору стало слегко не по себе от её пристального взгляда.

— Знаешь, после сегодняшнего ты можешь мне доверять значительно больше, чем тебе кажется, — произнесла она веско.

— И-и?

— Мне, как магомедику, военному — заметь себе, совершенно ясно, что ты что-то не договариваешь!

— О чём ты, Стелла? — парень, сглотнув комок в горле, настороженно посмотрел ей в глаза.

— Вот смотри, — она отпила кофе и показала жестом, чтобы он садился рядом с ней — вздохнув, Виктор так и сделал, — совершенно же очевидно, что обогащенная стихией огня травка — это уже последствия, а вот что выступило реальным катализатором процесса — вот это вопрос. Понимаешь, о чём я?

— Примерно, — покивал Виктор.

— Ну так рассказывай — всё между нами. Между прочим, ты мог рассказать это ещё в магазине утром, будь я более настойчива и менее гуманна, — Стелла, выставив ладонь перед собой, сложила губы бантиком и подула на ногти.

«Блин, она очевидно догадывается о таблетке памяти — ладно, расскажу, один хрен — мы уже с ней не совсем и чужие, даже чуть ближе, чем с Энджи — с ней я трахнулся только один раз, а с медяшей — уже два», — парень решил рассказать про ситуацию с дуэлью, Лизой и Ирой.

— Монеткой тебя называют из-за красивых медных глаз и волос? — поинтересовался он, собираясь с духом.

— Ну да, но это только Катюше позволено и ещё паре человек, — засмеялась Стелла. — Рассказывай, я же вижу, что всё очень непросто.

Виктор отпил кофе, вздохнул и начал выкладывать свою историю уже в полном варианте, начиная от знакомства с Анжеликой в «Марков-Плаза», инцидентом в парке, Лизой с таблеткой памяти и виденной им матерью в ресторане «Неаполь».

— Ну пиздец, Витюша — ты мальчик просто нарасхват, — потрясенно вымолвила Стелла, которая слушала крайне внимательно и не перебивала. — Это сучка, что мы сегодня встретили — из того патруля третья, значит? — уточнила она.

— Да. И сама Ира — на учениях в Кубинке, но давай пока Энджи не будем об этом говорить.

— Энджи, — нежно усмехнулась медноволосая. — Ладно, не будем — с этими отношениями ты разбирайся сам, но учти, что на твоём месте марковским девицам я бы совсем не доверяла — как поговаривают, в последние годы британцы ориентировали их клан на увлечение, скажем так, левыми идеями, которые чуть не довели нас до катастрофы сто лет назад, и как ты слышал сегодня из уст той наглой сучки, — Стелла произнесла это с легким раздражением, — процесс явно зашёл очень далеко.

— В чём именно далеко?

— Как я слышала, марковский клан хочет демократизировать нашу систему, — медноволосая произнесла это с сильнейшим презрением, — мол, больше прав плебеям, больше социальных расходов, сокращение армии и милиции…

— И что в этом такого плохого? — перебил её Виктор.

— Держи карман шире, мальчик, — засмеялась мажорка. — По факту они хотят установить свою диктатуру под этими лозунгами, чтобы в хаосе и мутной воде проворачивать свои делишки — торговать национальными интересами, проворачивать разные схемы на тотализаторах, отдавать наши месторождения в концессии, посылать войска за интересы Британии в разные жопы мира, обнулить статус магоаристократов, изменить баланс в партии.

— Каким образом? — спросил Виктор, чтобы поддержать разговор — он был слишком поражен услышанным.

— Очень просто — нарезав выборные округа правильно, можно кормить с лопаты плебеев за их долю голосов и получать стабильное большинство по региональным спискам и по мажоритарке.

— Ну не знаю, — пораженно ответил Виктор, который совсем не ожидал услышать этого всего. — Сильно сложно и опасно — вообще это всё. Зачем такой риск?

— Поверь, для них это вопрос решенный — они полностью на крючке у англичан и работают в их интересах, поэтому марковский клан и стал так опасен — он вышел за рамки допустимого и покусился на саму нашу систему и стабильность! — Стелла произнесла это с жаром и положила ладонь на руку парня.

— И что же делать?

— Пока не знаю, будем разбираться, но сначала мы должны спасти их молодежь — все эти восторженные юнкеры с идеями равноправия, совершенно ложными и неправильно понятыми, могут и должны служить правильным интересам — нашим!

«Нашим — это каким именно в такой ситуации? Корниловским, колчаковским или общероссийским? Или моим личным? Или лично твоим, Стеллочка?!» — Виктора речь впечатлила, но и заставила о многом задуматься. — «Видимо, меня играют все, кому не лень».

— Легко сказать, — произнёс парень.

— Посмотрим. Сначала будем заниматься твоей ситуацией и этим покушением, потом займёмся фирмой Хуанга, а дальше видно будет. Ты с нами, Виктор Иволгин-Колчак? — пафосно вопросила Стелла, пристально глядя ему в глаза и взяв своей ладонью его свободную.

Только парень хотел покивать, как раздался звонок дверь, который сразу же сменился настойчивым стуком.

— Наверно, сестрица нервничает и немного ревнует, — с тонким сарказмом заявила Стелла и добавила: — Прошу тебя не вмешиваться в наши отношения, у меня свои к ней подходы, которые не всегда кажутся гуманными.

— Пощечины, удары магией? — сдерживая смех, поинтересовался парень.

— Педагогика легкой не бывает, так что просто не вмешивайся, хотя бы по возможности — она сложный человек, нестабильный, и зачастую опасна и сама для себя, и для окружающих, — поднявшись, Стелла поставила чашку на стол и пошла по коридору в прихожую.

Так и оказалось — это была Анжелика. Не успев зайти, брюнетка начала громко ругаться с сестрой. Виктора теперь уже совершенно не удивило, что секунд через двадцать это закончилось пощечиной со стороны Стеллы.

Глава 13

Ещё некоторое время Виктор наблюдал за девушками из кухни, но когда снова начались крики, решил вмешаться. Сестры стояли в прихожей, Арина — ещё за дверью.

Одетая в строгое платье серого цвета, Анжелика сейчас стояла, упершись кулачками в бока, и с недовольством глядела на Стеллу.

— Привет, милая — как ты? — Виктор подошёл к брюнетке и поцеловал её в щеку. — Что опять за ссоры?

— Привет, мой милый, — девушка положила Виктору ладони на плечи и на несколько секунд прижалась лбом к его щеке и шее. — Вечно она недовольна…

— Рот свой закрой и иди ляжь в кровать, — бросив гневный взгляд на сестру, заявила Стелла, развернулась и пошла в комнату.

Виктор пристально посмотрел в глаза брюнетке.

— Я хотела как лучше, — пролепетала Анжелика, опустив голову.

Арина, одетая в легкое белое платье, тем временем зашла в прихожую — она тоже отводила взгляд.

— Угнать машину сестры — не самый разумный поступок, тебе не кажется? Тем более, у тебя своя есть, — произнес парень доброжелательным тоном.

— Знаешь, она меня достала своим отношением, — Анжелика топнула ножкой. — Мы с Аришей поначалу просто решили проведать Ингочку, но когда вышли и я увидела эту машину, просто не смогла себя сдержать — мне о такой и мечтать не приходится. И представь, у меня с четвертой или пятой попытки получилось подобрать заклинание — там был код на памятную для этой стервы дату, и завела я тоже с помощью заклинания — в «Дюзенбергах» есть такая функция, прикинь, — в голосе брюнетки не было и капли раскаяния. — Бомбическая машинка!

— Ясно. Как там Инга?

Анжелика нахмурилась и вздохнула, потом мотнула головой и ответила:

— Ой, очень нехорошо. Сейчас мы переоденемся с Птичкой и расскажу — будь любезен, позови мою мегеру-сестру на кухню — пусть комнату освободит, — кивнула она в сторону своей комнаты.

— Хорошо, — Виктор легонько провел ладонью по её попке.

Когда парень вошёл в комнату, Стелла закончила какие-то дела с лекарствами — они были аккуратно разложены в две стопки, и она что-то писала на небольших листочках.

— Малая просит нас с тобой побыть на кухне — они переоденутся и расскажут нам новости про Ингу, — произнес парень, подойдя к медноволосой.

— Она меня просто выводит из себя — как можно быть настолько безответственной? — со злостью вопросила Стелла, заканчивая подписывать листочек.

«Латынь, что ли? Ну и почерк — типично врачебный», — краем глаза Виктор взглянул на написанное, но ничего не разобрал.

— Пойдём ещё кофе выпьем, — пожал он плечами — её вопрос был явно риторический.

— Ладно!

Молча разминувшись с выходящими из ванной девушками, Виктор и Стелла зашли на кухню.

— Кофе будешь?

— Да, — кивнула мажорка, плюхаясь на диван.

Виктор решил сварить сразу четыре порции и поболтать пока со Стеллой про магию — о магии этого мира он не знал почти ничего, как это ни парадоксально, либо же ещё не вспомнил, но скорее всего — не знал, учитывая раздолбайский характер предшественника.

— Стелла, а какие наиболее оптимальные способы пополнения эндейса? — повернулся он к скучающе-задумчивой мажорке через минуту.

«По сути эндейс — это мана, тут точно гадать не надо, даже в некоторых местных играх она так именуется, в которые бывший я играл, но как она измеряется, пополняется и контролируется носителем — это вопросец».

— А ты разве не знаешь? — чуть встрепенувшись, с легкой подозрительностью во взгляде поинтересовалась Стелла.

— У меня реально проблемы с памятью после этого всего дела с ритуалом, а из того, что я помню — я предпочитал купания в бассейне, бильярд и компьютерные игры всем прелестям обучения, даже самого элементарного, — с ироничным сожалением ответил парень.

По взгляду мажорки он понял, что она вроде как поверила ему.

— Это типично для молодого поколения, особенно младших, не надо далеко ходить, — иронично усмехнувшись, Стелла кивнула в сторону комнаты, — поэтому я и не удивлена в твоём отношении.

— Спасибо за понимание, конечно, но ты по сути мне расскажешь? — Виктор тоже решил подержать её тон.

Медноволосая поёрзала на диване, усаживая поудобнее свою классную попку, и взмахнув ладонью, начала говорить:

— Прежде всего, у магов с магическим коэффициентом в пятнадцать единиц и выше все зависит строго от стихии — у каждой стихии способы пополнения, контроля и использования разнятся, поэтому если говорить о нашей стихии, воздушной… — начавшую рассказывать Стеллу перебил шорох в прихожей. — Ладно, потом расскажу, — нахмурилась она и повернув голову, выкрикнула: — Голову себе не сверни, рыжая кобыла!

Первой на кухню вошла Арина, одетая в свой халатик, следом — Анжелика, но уже в серо-серебристом халатике в обтяжку — Виктор такого ещё не видел на ней.

— А чем это вы здесь занимаетесь вообще? — с подозрением в голосе спросила брюнетка.

— Муму надрачиваем, разве не видишь? — довольно грубо ответила Стелла и когда обе девушки стушевались, показала на диван: — Садитесь и рассказывайте!

Виктор сдержался, чтобы не засмеяться, и помешивая кофе, смотрел на девчонок — Арина села ближе к стене и сложила ручки на бедрах, как школьница, а Анжелика, сев между ней и сестрой, закинула ногу на ногу, выставив аппетитное бедро парню на обозрение.

— Короче, мне стало получше, и я решила проведать Ингу… — начала говорить Анжелика, но осеклась от взгляда старшей сестры и опустила голову.

— Всё нормально, милая — рассказывай, это очень важно, — вмешался Виктор, не давая вставить реплику Стелле.

— Ну, когда мы приехали в больницу Бахрушиных — пришлось ещё поискать место для парковки, но потом мы поднялись на третий этаж — оказалось, что Ингуличка в токсикологии, там её маму встретили, поговорили…

— Ближе к делу! — перебила её Стелла.

— Эй, не перебивай, — возмутилась Анжелика. — Так вот, у Инги нашей сильный ушиб левой ключицы и предплечья — её ударили чем-то, подозрение на перелом двух ребер и сильное отравление угарным газом, но сегодня она хоть уже может немного разговаривать. На капельницах, бедняжечка, — всхлипнула брюнетка, у которой на лице отражалось сочувствие и страх.

Виктор, выключив кофе, уже понял, что Анжелика в порыве эмоций будет рассказывать о чем угодно, но не о существенных деталях — где эти травмы Инга получила и что она сказала ей по существу.

— Речь идёт о возможном покушении на тебя, Анжелика, — произнёс он строго, — зачем ты вообще туда поехала без спроса?

— Захотела и поехала, знаешь ли — она моя подруга, — обиженно ответила брюнетка.

— И моя тоже, — неожиданно вставила реплику Арина.

Виктор тяжело на неё посмотрел, отчего рыжая отвела взгляд и зажала ладони между коленей.

«Может, это она Энджи и подговорила?» — мелькнула у него мысль.

— Что конкретно она тебе сказала по поводу неожиданного приглашения на скачки? — он решил поставить вопрос конкретно.

Анжелика мельком взглянула на Стеллу, которая пристально смотрела на неё, и стрельнула глазками в Виктора:

— Не надо её подозревать, милый — она такая же жертва, как и я!

— По сути говори, — прошипела Стелла.

— Ой, ладно, — Анжелика дернула плечиком и откинулась на спинку дивана. — Я у неё осторожно выяснила этот вопрос — я же не дура, знаете ли, и она сказала, что помощник Маркова-Девятого по прозвищу Кубинец в середине дня пришёл в комнату отдыха жокеев и объявил, чтобы они срочно обзванивали всех, кого знают из аристократов, чтобы получилась хорошая посещаемость и хорошая касса. И он подходил конкретно к Инге с этой просьбой-указанием, и ещё к парочке девушек.

— Краем уха я что-то слышала об этом Кубинце, — потерла ладони Стелла.

— Ну да, я тоже слышала много ещё во времена моих занятий спортом — известный аферист, и что интересно, он точно знал, что мы с Ингой давно знакомы.

— Давайте не будем строить далеко идущие выводы на этой информации — слишком всё неявно, — поднял ладонь Виктор. — Всё их мероприятие зависело от звонка Инги тебе и от твоего согласия, поэтому версия эта интересная, но шаткая.

— Ничего шаткого — все знают, как я люблю скачки и не пропускаю таких солидных мероприятий, у меня ведь своя ложа, — фыркнула Анжелика.

— Не в этом дело, — поднял голос Виктор. — Сначала надо выяснить — действительно ли это было покушением на тебя, и если да — причастен ли и каким образом этот Кубинец и Марков-Девятый.

— Я думаю, что Девятый наверняка полуночным рейсом вылетел в Хельсинки — он то проходит по делу как свидетель, — сказала Стелла.

— То есть как это — свидетель? — прибалдел Виктор. — Кто вообще процессуальный руководитель всего расследования?

— Прокуратура, конечно, кто конкретно — без понятия, — скривила губки медноволосая.

— Откуда ты такие слова знаешь? — тихонько поинтересовалась рыжая, взглянув на парня исподлобья.

— Да, откуда? — поддержала её Анжелика.

— От верблюда! Молчите и слушайте, — цыкнул парень на обеих подружек. — Про Девятого — точная инфа? — перевёл он взгляд на Стеллу.

— Мне Катя сказала, — пожала плечами Корнилова-старшая.

— Значит, тупик — Кубинец этот явно улетел с ним, — развел Виктор руками.

— Нет, я так не думаю, — покачала головой Стелла, — потому что Катя говорила, что он правая рука Девятки и ведёт все его закулисные и грязные делишки в Москве, и у него хватает мест, где можно затаиться. Тем более, он даже не фигурант расследования.

— Ничего себе, следствие, — Виктор был неприятно впечатлён. — Выходит, надо искать этого Кубинца, но другое дело — найдём мы его и что в итоге? Здрасьте, а вот и мы, пришли к вам с посылкой? Силовой поддержки у нас нет, не считая твоей Кати, — почесав подбородок, парень посмотрел в глаза Стелле.

Анжелика разочарованно вздохнула, а Стелла, откинувшись на спинку дивана — потянулась всем телом.

— Вообще-то есть — найти несколько бойцов проблемы не составит, — объявила она, загадочно глядя на Виктора. — Проблема — найти Кубинца.

Парень, начавший разливать ароматный кофе по чашкам, вопросительно взглянул на неё.

— Мой двоюродный братец Валентин — начальник лагеря спецподготовки Первой Корниловской Ударной…

— Наш братец, — встряла Анжелика и захлопала в ладоши: — Едем к Валику, сто лет его не видела!

— Ты никуда не едешь, а остаешься дома и пьёшь таблетки, — непререкаемым тоном заявила Стелла.

— Но…

— Выйди в комнату и ляжь в кровать, — гаркнула медноволосая, и Анжелика подорвалась настолько бодро, что Виктор не успел даже удивиться.

Арина поднялась было за ней, но Стелла столь же быстро встала, перегородила ей дорогу и взяла рыжую за волосы.

— Ай-ай, больно очень, — запищала та.

— Я тебя предупреждала утром? — с угрозой прошипела медноволосая.

«Надо вмешаться», — Виктор поставил турку и подошел к ней чуть сзади.

— Спокойно, — прошептал он ей на ухо.

— Я не виновата, правда-правда, — попыталась мотнуть головой рыжая — выглядела она испуганной.

— Ладно, иди — но если ещё раз ты позволишь ей выйти из квартиры и нарушить режим лечения, то берегись, сучонка, — Стелла грубо отпустила Арину.

— Я поняла, — закивала рыжая и чуть не сбив Виктора с ног, выбежала с кухни.

— Жестко ты с ней, — парень неодобрительно взглянул на мажорку.

— Как видишь, иначе они не понимают — заклинание они подобрали, видите ли! А эта ещё и корчит из себя паиньку, — ноздри Стеллы расширились. — Так что, поедешь со мной к Валику? Он сейчас в Москве.

Виктор хмыкнул — сейчас он стоял напротив Стеллы и смотрел ей в глаза.

— Мне бы твоя помощь очень пригодилась — ты мальчик умный, как это ни странно, — тихо сказала она.

«В принципе, почему бы и не поехать? Как раз поговорю про эндейс и магию», — решил парень.

— Я пока перекушу и выпью кофе, а ты разберись с лекарствами для моей милой, — подчеркнул он последнее слово, глядя собеседнице в глаза, — и можно ехать!

— Идёт. Сделай и мне пару бутеров, — уже выходя из кухни, попросила Корнилова-старшая.

Перекусив бутербродами с кофе, парень отправился в комнату к Анжелике, пока кофейничала Стелла. В комнате были задвинуты шторы, стоял запах какого-то сладковатого лекарства, а сама Анжелика вместе с Ариной были в глубине кровати, в полумраке — Виктор залез поцеловать её и сказать пару ласковых словечек.

Арина была в халате, а вот Анжелика — только в нижнем черном белье, немного прикрытая легким покрывалом.

— Здесь пахнет сексом, не находишь? — прошептала она, обняв парня за шею.

— А чем мы занимались ночью? — постарался увести разговор с опасного направления парень. — Отдыхайте, барышни, и чтобы больше никаких нежданных поездок — это сейчас небезопасно!

— Я поняла, поцелуй меня, — некоторое время они целовались.

— Ты с этой змеёй опять едешь? — с недовольством спросила Арина.

— Она не так плоха, как ты думаешь, а вы тоже хороши — как можно было вообще додуматься про её машину?! С головой надо дружить или как? — хлопнув рыжую по ляжке и улыбнувшись Анжелике, парень отправился одеваться.

— Захотелось, — хихикнула брюнетка.

Уже через пять минут Виктор и Стелла были на улице — мажорка с тревогой осматривала свою машину, но ни единой царапинки там не нашла.

— Лагерь на западной окраине города, так что ехать будем мимо ипподрома, — объявила она.

— Вперёд! — Виктор с удовольствием сел в «Дюзенберг».

Глава 14

Движение на шоссе было довольно интенсивным — Виктор впервые увидел здесь, в этом мире, отдаленное подобие привычного ему дорожного трафика.

— И как ты обязан знать просто с элементарного школьного курса магофизики, у каждой стихии способы восполнения эндейса отличаются, порой довольно существенно, — неспешно рассказывала ему Стелла про основы местной магии, поскольку парень завёл об этом разговор почти сразу.

— Стелла, дорогая леди, — ответил Виктор с легкой язвительностью, — если бы я знал или правильнее сказать — помнил, я бы не спрашивал. Ты вообще понимаешь, что из меня сделали практически новую личность? А таблетка памяти — лишь частично вернула некоторые знания и ощущения?

Стелла вздохнула и мельком взглянула на парня — их взгляды встретились.

— Давай определимся — пока что ты явно не способен восстановить свои магические способности даже до способа использования наиболее безобидных заклинаний, ты это понимаешь?

— Не знаю, — пожал плечами парень.

Пока доехали до поворота к «Астории», Виктор узнал от мажорки необходимые ему основы, которые расставили по местам некоторые его догадки: эндейс в этом мире играл очень значительную роль в экономике, а не только в магических способностях местных одарённых, поскольку существовали дорогостоящие технологии его сжижения и использования как магического стабилизатора в промышленности и высоких технологиях — Стелла мельком сказала, что полученные в прежних Ночах Слияния технологии из параллельного мира базировались на использовании эндейса и служебно-промышленных заклинаний.

— Хочешь сказать, что эти наши телефоны, телевизоры, компьютеры — всё получено оттуда, с этого якобы другого мира? — поразился парень, который только сейчас окончательно осознал масштаб технологической отсталости этого мира от его настоящего, хотя для этой отсталости было множество объективных причин.

— К сожалению, самое ценное добывается не нами, а западными странами и Японией, хотя я не скажу, что мы пасем задних — нам кое-что удается достать для магонефтегаза, фармацевтики и других базовых отраслей, а в области электронно-маговычислительной техники за последние пять лет сделан серьезнейший прорыв — благодаря политике моего отца и нашего клана! Но от того мира мы отстаём по всем параметрам лет на тридцать в среднем, насколько я слышала.

— Компьютер Анжелики из этой серии? — усмехнулся парень.

— Между прочим, и телевизор тоже, так что зря смеешься — это очень мощная и продвинутая штука, огромных денег стоит, и разработки не прекращаются ни на минуту — в этой Ночи Слияния как раз и стоит вопрос, куда бросить драгоценнейший ресурс криоторсионного эндейса — на электронку, фармацевтику или магонефтегаз, оттого и такие события происходят, — подъезжая к «Астории», разъяснила Стелла.

«Так вот в чём основная проблема — борьба отраслевых группировок за долю пирога, ведь кто получит нужные данные, тот и сделает рывок в развитии. Будь я представителем электронно-вычислительной отрасли, зубами бы вцепился в такую возможность», — парню эта фраза мажорки на многое открыла глаза.

— А что это вообще за мир? Может, это сказки какие-то? — внутренне потешаясь, спросил Виктор.

— Откуда мне знать? — удивилась Стелла, которая почему-то начала перестраиваться в ряд для поворота к «Астории».

— Ну ты же вроде как была избранной и что-то выкачала, как мне рассказала твоя каэрша?!

— А что это так грубо — каэрша? — возмутилась Стелла. — Катя — очень хороший человек.

— Я ведь не спорю и прекрасно это заметил, когда она меня огрела по шее в вашем магазинчике, — улыбнулся парень.

«Когда барышня захочет уйти от ответа — она прицепится к любому слову».

— Знаешь что — давай ты не будешь гнать на Катю? — возмущённо заявила Стелла, однако Виктор уловил в её голосе нотки театральности.

— Хорошо, не будем!

— Заедем в «Асторию», мне надо кое-что сделать и купить!

Не успел Виктор не то что возразить, а даже сообразить, как мажорка резко свернула на стоянку «Астории-Лакшери-Плаза» и не сбавляя скорости, поехала в сторону свободных парковочных мест недалеко от центрального входа.

— Мы ехали по делу, нет? — разозлился парень.

— Ну, не нервничай, это всё быстро — я ведь не могу появиться перед Валиком без хорошего макияжа?! — немного кокетливо ответила Стелла.

— Но он же ваш братец, или как?! — поразился Виктор.

— Девушка должна быть красивой в любой ситуации! — резюмировала Стелла и увидев ближайшее свободное место, начала парковаться.

Парень огляделся — по сравнению со вчерашним вечером машин было поменьше, но было несколько человек в милицейской форме у входа, которые глазели на их машину. Через несколько секунд он увидел сбоку и микроавтобус в милицейской расцветке, стоящий возле правого угла здания.

Порывшись в своей сумочке, Стелла нахмурилась и взглянув на Виктора, чуть наклонилась к нему и открыла бардачок, приложив к дверце ладонь. Пока парень насладился ароматом её волос и даже провел пальцами по спине, она достала кожаный кошелёк и извлекла оттуда ощутимую пачку купюр.

— Ого, — прокомментировал Виктор.

— Не успеваю зарабатывать, тают как вода, — засмеялась мажорка, хлопнув его ладонью по бедру. — Идём?

«Сидеть в машине одному? Не, лучше с ней», — решил Виктор, которому тоже уже захотелось пошариться по «Астории».

— Пошли, — пожал он плечами, вышел из машины и перекинул свою сумку-чехол через плечо.

Подходя ко входу, он обратил внимание, что огромные неоновые вывески — «Астория-Плаза» и «Russian Luxury», сейчас не подсвечивались. Стелла, проходя мимо ментов, не удостоила их взглядом, хотя пара девиц в форме пялились и на неё, и на Виктора — ему такое внимание не понравилось.

— Нам на третий этаж, там есть неплохой спа-салон — макияж, массаж лица, маникюр, другие массажи очень классные, — с легким предвкушением заявила Стелла и показала рукой на большую лестницу справа, перила которой были украшены резными головами орлов по бокам: — Нам туда!

«Знакомая лестница», — не без удовольствия вспомнил Виктор вчерашний приезд сюда.

— Массаж лица и всё остальное — так мы до вечера не управимся. Давай расставим приоритеты всё-таки — что важнее, дело или косметические процедуры? — произнес парень, когда бодренько поднялись на третий.

— Я образно сказала, — вздохнула мажорка, — поэтому не переживай — всё как можно быстрее. Уже и помечтать нельзя?

— Зачем мечтать, когда можно сделать завтра по полной, разве нет?

— Тебе не хватает романтичности, Витюшик, — усмехнувшись, покачала головой Стелла.

Парень еле сдержался, чтобы не засмеяться.

Заходя с лестничной площадки в коридор — двустворчатая дверь была открыта настежь, парень увидел слева огромную коробку с необычным кнопочным меню и перемигивающимися датчиками выше экрана. Надпись «Республиканский Сберегательный Банк» красивым шрифтом на боку навела его на мысль про банкомат.

Коридор оказался очень просторный, виднелось несколько стеклянных витрин и огромная металлическая дверь в конце.

— О, я и забыла про банкомат, у меня же карта с собой, — прокомментировала Стелла. — Нам вон туда, — показала она на открытую стеклянную дверь метрах в пятнадцати спереди, по правой стороне.

Подойдя к большой стеклянной перегородке с открытой дверью, Виктор прочитал надпись золотистым цветом непосредственно на стекле — «Luxury SPA Imperial».

«Откуда в олигархо-аристократической республике, если называть вещи своими именами, такая тяга к эстетике имперского периода в названиях? Этот салон — явно для городской магоэлиты, судя по убранству», — задумался Виктор, когда они вошли в относительно просторный вестибюль с несколькими диванами, креслами и журнальными столиками.

Ему понравился запах — смесь хорошего кофе и различных благовоний. Стелла нажала кнопку возле большой двустворчатой двери с очень красивым, насыщенно-синим узорчатым стеклом.

— Вит, посиди пока здесь — мужчин туда не пускают, а я могу тебе заказать что-нибудь.

— Хм, — удивился парень, — тогда пива.

— Пива? — чуть скривилась мажорка. — Лучше воды с обогащенной воздухом эссенцией лимона.

Парень не успел возразить, как дверь открылась и оттуда вышла весьма полненькая, но миловидная блондинка лет тридцати с вздернутым носиком и очень вычурной причёской, одетая в свободное белое платье с узорами, стилизованное под халат.

— Ах, боже, Стелла Георгиевна, дорогая моя — вы так давно у нас не были! — всплеснула она руками. — Вы бы позвонили, я бы встретила вас у входа!

— Хах, привет, Неличка, — усмехнулась Стелла, — рада видеть. Но я ненадолго — организуйте моему спутнику стаканчик холодной лимонно-воздушной минералки.

— Конечно, конечно, проходите, — блондинка раскрыла дверь, пропуская Стеллу внутрь помещения, потом повернулась к Виктору: — Прошу, присаживайтесь, досточтимый господин, вода будет через минуту, — любезно показала она на ближайшее кресло.

— Благодарю, — кивнул парень.

«Интересный тут вообще сервис — всё чуть ли не по записи, за закрытыми дверями», — растянувшись в удобном кресле, подумал парень.

Очень скоро эта самая Неличка вынесла ему на подносике хрустальный стакан с какой-то шипучкой.

— Прошу, — подошла она и поставила поднос на журнальный столик, и как заметил Виктор, кинула на него пару взглядов — парфюм у неё оказался довольно приторным.

— Как долго продлятся процедуры Стеллы Георгиевны? — поинтересовался он.

— Обновление маникюра и повседневный фирменный макияж — не больше часа, уважаемый господин.

— Пиво у вас есть?

— К сожалению, — развела руками дамочка, — не держим-с!

— Почему мужчинам нельзя войти к вам?

— Понимаете, у нас очень строгая лицензия на этот счёт и наши магические расходники рассчитаны исключительно на прекрасный пол, мужчинам они могут быть даже вредны, поэтому мы очень щепетильно соблюдаем правила!

— Ясно, спасибо, — кивнул парень, который не уловил обмана в словах дамы.

«Блин, и теперь мне торчать здесь тупо час, попивая эту странную шипучку-минералку?» — Виктор недовольно посмотрел на стакан. — «Хотя стоп, я ведь могу и почитать новости, и позвонить Лизе, пока меня никто не слышит», — эта мысль его взбодрила.

Посидев пару минут и глядя на минералку, которая шипела и даже не думала выдыхаться, Виктор не без опаски взял стакан в руки и принюхался — запах был лимонно-успокаивающий, поэтому он отпил маленький глоточек.

«Вкусно!» — водичка оказалась холодной и вкусной, с привкусом перебродившего лимона. — «Кстати, банкомат — надо посмотреть свои карты, которые у меня валяются в бумажнике — что там и как, может, есть бабки?» — отпив полстакана, парень встал, взял сумку и направился в коридор, к банкомату.

Пин-коды он вспомнил ещё вчера — они совпадали с годом рождения, и достал из бумажника обе карты — «Московского Муниципального Банка», при этом одна из них была подписана как «кредитная студенческая». Сами карты были с магнитными лентами и представляли из себя более плотный кусок пластика, чем привычные ему, и номера были пятнадцатизначные — двенадцать цифр и три латинских буквы в конце.

«Не вижу я тут всяких лейблов типа Виза-Мастеркард, поэтому хрен знает, подходят ли карты разных банков к другим банкоматам? Надеюсь, что да, должна же быть здесь какая-то общая платежная система, раз Энджи вчера расплачивалась картой этажом ниже», — поколебавшись немного, Виктор сначала вставил кредитку.

Банкомат, помигивая датчиками, с шумом проглотил карту, и через несколько секунд на довольно небольшом экране высветилось требование ввести пин-код. Виктор не без опаски ввёл год рождения, банкомат затрещал и замигал, но код принял.

«Уважаемый Виктор Иволгин, ваш баланс — минус сто тридцать шесть рублей семьдесят три копейки, немедленно внесите минимальный платёж, иначе ваши счета будут заблокированы с 5 июня 2020 года», — с раздражением прочитал парень.

Достав из бумажника сто пятьдесят рублей полтинниками, он нажал «внести на счёт» и поднес деньги к купюроприёмнику — банкомат, щелкая и мигая, их принял со второго раза.

Вторая карта, просто «студенческая», оказалась с нулевым балансом — парень не поленился посмотреть историю платежей и увидел, что минимум половина и так скромной стипендии уходила на кредитку.

«Бля, вот это удружили родственнички с этим ритуалом и жизнью на одну стипендию», — помрачневший Виктор спрятал обе карты в бумажник. — «Надо Лизе позвонить», — придумал он способ поднять себе настроение.

Выйдя на лестничную площадку, он достал свой планшет и набрал номер Лизы — ответила она со второго раза, когда он уже хотел сбросить звонок.

— Привет, братец! — раздался в трубке голос-колокольчик, который сразу же успокоил парня.

— Привет, милая, как ты?

— Ой, вот только вышла из аудитории. Вит, а где это ты пропал сегодня? Я очень вчера переживала и до сих пор волнуюсь.

— Всё нормально, солнышко, за это даже не переживай, — постарался уверенно произнести парень.

— Я соскучилась, давай сегодня встретимся? — голосок стал особенно умильным.

Виктор, на пару секунд убрав трубку от уха, вздохнул.

— Лиза, насчёт сегодня — правда не знаю, а завтра — обязательно увидимся, хорошо?

— Хорошо, — парень слышал, как девчушка вздохнула. — Меня о тебе спрашивали.

— Ира?

— Нет, не она, а одна из близняшек, с которыми мы повздорили возле «Полиса» — Алина по-моему, сегодня утром.

— Вот как. И что сказала?

— Ну ничего такого, но мне это показалось подозрительным. У тебя с ней дела какие-то?

— Нет, не переживай, — уклончиво ответил Виктор. — Я разберусь с ней. Какие новости от Ирины?

— Ой, они там отрабатывают стрельбу, защиту и взаимодействие с легкой техникой, но она сказала, что на днях вернется — привет тебе передавала, — более повеселевшим голосом ответила Лиза.

— Ты ей тоже передавай. Обнимаю, сестричка — вечером спишемся.

— Рада тебя слышать, братец. Всё, я побежала в библиотеку, пока!

— Пока, милая, — Виктор подождал, пока Лиза сбросит звонок и тоже отключился.

«Эта шлюховатая целка Алина явно решила идти до конца — что же, придётся с ней без лишних нежностей — я подобной херни не потерплю», — решил он, возвращаясь в салон.

Допивая минералку, которая и не думала выдыхаться, Виктор лениво осматривал зал-вестибюль — на журнальном столике напротив себя он увидел какие-то рекламные материалы. Поднявшись, он подошёл туда и взяв тонкий журнал, сел там же на диван — надпись на глянцевой обложке «Luxury SPA Imperial — магический самоконтроль до полного экстаза» его весьма заинтриговала.

«Смотря о каком экстазе идёт речь, конечно, но не будем о пошлостях», — усмехнувшись, он открыл журнал из хорошей бумаги.

Бегло его пролистав — всякая рекламная чепуха для дамочек, он остановился на статье «Алтайский массаж для чародеек стихии воздуха» — закинув ногу на ногу, парень принялся лениво читать.

"Знаменитый алтайский массаж — очень полезная, гармонизирующая и расслабляющая процедура. Если вы — одарённая маг стихии воздуха, двухчасовой сеанс снимет напряжение, улучшит настроение, избавит от стрессов и глубоко проработает все ваше тело: поверхность кожи, мышцы, суставы, специальные точки и каналы накопления эндейса.

Мастерицы нашего салона обучались у самого Темекея Чоросагана, легендарного алтайского шамана стихии воздуха, который достиг совершенства в своих практиках и активно использует тибетские техники магической йоги, которые имеют тысячелетние истоки ещё домагических практик.

Традиционный алтайский массаж с обогащенным стихиями воздуха и огня эфирным маслом с экстрактами вода-авокадо, воздух-жожоба, земля-зверобой и огонь-календула уравновешивает энергию, тело и ум и оказывает потрясающее по своей благотворности действие на различные органы и системы организма, особенно нервную систему, на каналы накопления эндейса. Масляный массаж балансирует все энергии тела, равновесие которых обеспечивает наиболее эффективное использование вашего эндейса благодаря непревзойденному арсеналу методов: специальное дыхание, йога-массаж суставов, разнообразные техники проработки мышц, косметический массаж лица жемчужными раковинами из Берега Слоновой Кости, рефлексотерапия, работа с меридианами каналов вашего эндейса, массаж черноморскими ракушками ваших пяток и стоп, антицеллюлитный массаж, разнообразные холодные и горячие компрессы, прогревания, массаж чакр обогащенными нефритовыми палочками из Хотана. Использование специальных благовоний усиливает эффект массажа и является одной из лечебных процедур алтайской магической медицины.

Алтайский массаж позволит Вам, достопочтимая леди стихии воздуха: улучшить состояние и укрепить потенциал основных суставов; сбалансировать и очистить энергию своей стихии; научиться правильно дышать и расслабляться, раскрепощать тело; разработать полсотни основных мышц без изматывающих тренировок; расслабить тело и ум, наполниться энергией воздуха; улучшить настроение, убрать стрессы, бессонницу. Кроме того, процедура имеет ярко выраженный косметический и омолаживающий эффект.

Если ваш магический коэффициент — выше тридцати двух единиц, наш алтайский массаж будет особенно вам полезен, поскольку он: глубоко расслабляет, прорабатывает не только тело, но и энергию воздуха на самых глубоких уровнях; увеличивает эластичность связок и суставов, снимает излишнюю нагрузку и напряжения после боевых тренировок; хорошо восстанавливает, питает и смазывает слишком сухие и хрустящие суставы, устраняет в них боли и дискомфорт; специальными методами убирает блоки в теле и энергетических каналах; балансирует все негативные энергии тела, устраняет возможный дисбаланс от действия универсальных магических стимуляторов, блокаторов и стабилизаторов; увеличивает и восстанавливает устойчивость и ясность ума, удовлетворенность и счастье.

Если ваша интимная жизнь не такая прекрасная, как бы вам хотелось, специальный массаж чакры удовольствия наполнит вас энергией и свежестью, уравновесит многие функции и системы вашего тела, сбалансирует эмоции, устранив самые глубокие и тонкие причины вашей неудовлетворенности".

На этом абзаце Виктор и закончил читать, поскольку уже еле сдерживался от двух вещей — засмеяться в голос и записаться на этот чудодейственный массаж. Загвоздка была в том, что массаж этот предназначался только для женщин.

Глава 15

Поскучав пару минут, Виктор решил провести время с пользой — почитать новости. Он зашёл на новостной портал и принялся листать ленту, начав с текущих политических событий, и сам не заметил, как сразу же углубился в чтение.

«По неофициальному сообщению из штаб-квартиры „Единой и Неделимой России“ нашему агентству, некоторыми сибирскими и кубанскими окружными партийными организациями настойчиво ставится вопрос о досрочном съезде партии, на котором влиятельные семьи потребуют рассмотреть вопрос утверждения новых границ избирательных округов. Согласно информации от нашего источника из штаб-квартиры партии на Неглинной, реальной целью возможного досрочного съезда станет передел мест в общереспубликанском выборном списке и назначение досрочных выборов поздней осенью этого года по новой системе, поскольку есть весомый предлог — аморфная и невнятная финансово-экономическая политика премьер-министра Витольда Слащёва уже привела к кризисной ситуации в бюджетной сфере. Премьер, который является глубоко компромиссной фигурой и был поставлен четверкой главных семей как сугубо временная и проходная фигура, смог нарастить аппаратный вес и удерживается в кресле уже третий год, что, однако, до недавнего времени устраивало все заинтересованные группы, которые разделили министерские портфели и сферы влияния. Как сообщает наш источник, в кресло премьера метит сенатор Антон Колчак, омский префект, который покинул этот пост одиннадцать лет назад с огромным скандалом и теперь намерен триумфально вернуться на общероссийский политический олимп.

Мы будем и дальше следить за развитием политической ситуации — с каждым днём она становится всё более острой, и общество имеет право на объективную информацию».

Виктор, отложив планшет, встал и прошелся по вестибюлю — он был глубоко поражён прочитанным.

«И почему это я ещё не вспомнил, что мой папаша, оказывается — бывший премьер?! Что там за скандал был?» — парень нервно сжал кулаки, потом почесал подбородок и вернулся в кресло. — «Получается, что слова дедка про союз Корниловых и Колчаков — это хороший политический анализ подковёрного баланса сил, который практически сложился, судя по этой статейке, или же реально пророчество? Непонятно. Надо катить в библиотеку и почитать их местную конституцию и многое другое — что из себя представляет система власти здесь?! Это явно не президентская республика, совершенно очевидно, хотя президент имеет серьёзный вес, конечно. Похоже на семибоярщину, или если брать наши девяностые — семибанкирщину».

Виктор взял планшет и продолжил чтение из ленты новостей.

«По сообщениям „Рейтерс“, предстоящий 28–30 июня этого года в Брюсселе саммит блока «Антанта-Центр» помимо официальной части будет иметь и закрытую, поскольку вопросы, которые будут рассмотрены в текущей повестке, имеют крайне противоречивый характер — позиции ФСША, Великобритании, Канады, Голландии и Дании (так называемая группа «морского превосходства») по ситуации в Северной Мексике и колониальным вопросам кардинально расходятся с позициями Италии, Франции, Германии и Австрии (так называемая группа «континентальной мощи»).

Каждое из заинтересованных крыльев военно-политического блока оценивает ситуацию к собственной выгоде, и от этого будет зависеть направление развития блока на ближайшие три года — будут ли направлены основные средства из совместного оборонного бюджета на финансирование военно-морской программы, и тогда многомиллиардные подряды получат британские и американские корпорации, или же будет сохранен курс на наращивание сухопутных вооружений, и тогда львиная доля финансирования пойдёт европейским оружейным компаниям.

Брюссельский источник „Рейтерс“ из Верховного Консультативного Совета блока сообщил, что основные тезисы будут обговариваться за закрытыми дверями, однако официально всё будет решаться голосованием в несколько раундов — правительства Бельгии, Венгрии, Польши, Чехословакии, Югославии, Румынии и Родезии официально сохраняют нейтралитет по вопросам «общеблоковой трехлетней программы вооружений», а на самом деле — вынуждены лавировать между двумя основными группами. Всё решится в кулуарах.

Как пишут в немецкой прессе, поражение в этом вопросе может стать окончательной точкой в феерической карьере рейхсканцлера Лизелотты Штреземан и привести к досрочным выборам, что негативно скажется на существовании блока как единого целого, поскольку немецкая оппозиция, лидирующая в опросах, выступает за создание общеевропейских сил безопасности без оглядки на морские и заокеанские державы с их колониальными проблемами.

В качестве наблюдателей на официальную часть саммита приглашены представители Аргентины, Турции, Швейцарии, России, Финно-Эстонии и Японии».

Виктор почесал голову — информация была интересной чисто для общего кругозора, поэтому он с политической ленты не без труда переключился на экономическую — меню раза с пятого смогло распознать нажатие.

«Срочно! По ещё непроверенной информации нашего агентства, отказ японского танкера „Asahi Okura“ сегодня ночью подать сигнал „SOS“ привел к экологической катастрофе у берегов Сахалина. Береговая охрана Японской Империи сообщает, что несмотря на заявления экипажа о том, что танкер шёл пустой на заправку в нефтеналивной терминал „Asahi Oil“ в южносахалинский порт Отомари, на нём перевозили крупную партию дизеля, обогащенного промышленным эндейсом стихии воды, и теперь топливо из поврежденных сильным штормом цистерн вытекает в бухту — танкер сел на мель в двух морских милях южнее порта, опасно приблизившись к берегу.

Как известно из наших источников в РСК, порт Отомари является крупной перевалочной базой контрабандного обогащенного топлива из Японии в РКДР, японские и российские криминальные дельцы уже несколько лет плотно сотрудничают в этой сфере.

Как предполагают эксперты РСК, контрабандный дизель может принадлежать влиятельному во Владивостоке криминальному дельцу Осьминогу, которого считают связанным с омским кланом».

Последний абзац Виктор перечитал два раза — почему-то он вызвал в нём сильнейшее возмущение.

«Какой омский клан? Он там один — Колчаки-Пепеляевы! Это что, моя семейка промышляет контрабандой дизеля с магоприсадками, что ли? Хм, хер его знает, может и так, а может и нет — похоже на черный пиар, явно заказная статейка в свете политических противоречий», — пронеслись у него первые мысли. — «Как бы подробнее выяснить? И может ли быть новость с пылу с жару быть заказной? Новость — нет, а вот оценка — да. Хотя если это агентство — государственный монополист в сфере информации в этом куцем интернете, то либо они стараются угодить всем кланам, либо достигли того уровня, когда всё это лавирование стало реально независимой прессой — достаётся всем», — парень сдержался, чтобы не рассмеяться.

Прикинув, что Стелла ещё минут тридцать как минимум будет красить губы, Виктор решил позвонить Анжелике и попросить её порыться в компьютере на её гражданском уровне допуска.

Дозвониться удалось со второго раза — парень насчитал восемь гудков и хотел уже сбросить вызов, но ему ответили заспанным голосом:

— А-ах-лло!

— Арина? Ты спала, что ли? — удивился Виктор.

— Ну да, а что тебя удивляет? — голос Арины был заспанный.

— Энджи спит?

— Угу, таблетки выпила и отрубилась.

— Тогда не буди — нужна твоя помощь, рыжая!

— А-ах, рыжа-а-я, — начала зевать Арина. — Никакая я не рыжая, понял?

«Она меня решила вздрочнуть, что ли?» — парень начал раздражаться, но вздохнув пару раз, взял себя в руки.

— Ладно, Арина — ты поможешь или как?

Несколько секунд в трубке раздавалось сопение.

— Ладно, а что делать?

— Ариша, включи комп и зайди на какой-нибудь форум или из дальневосточных, или из омских — высокого уровня доступа, поищи информацию про криминального дельца Осьминога!

— Блин, Вит, ты прикалываешься? Я в этом ничего не понимаю, какие форумы…

— Аришенька, — перебил её парень, — просто включи комп и делай всё, что умеешь — ты же умная, красивая девушка — справишься!

— Ну ладно, убедил, — рыжая улыбнулась — Виктор почувствовал это по её голосу.

Добрых десять минут у парня ушло на то, чтобы подождать, пока девушка включит комп, потом пока найдёт хоть какое-то подобие нужного форума — таких оказалось всего два, омский и крымский, и всё это под причитания, нытьё и вздохи.

«С ней надо иметь железные нервы — выпороть бы её ремнем», — пришла ему мысль.

— Так, вот нашла кое-что, — ещё минуты через три раздался недовольный голос Арины.

— Ну?! — Виктор чуть привстал и поудобнее уселся в кресле.

— Форум «Омский Щит», шестой уровень доступа, подписка дорогая как по мне. Тема прошлого года про дороговизну водного дизеля. Читать?

«Водный дизель? Это жаргон такой, наверно».

— Да!

— Делец из Владивостока Степан Семенов по прозвищу Осьминог с помощью продажных российских чиновников занимается поставками водного дизеля из Японии и Голландской Ост-Индии, а также воздушного угля из Маньчжоу-го по схеме «прерванный транзит». Таможенные чиновники оформляют магообогащенное жидкое топливо и уголь для экспорта в Польшу, Румынию и ФЭФ, а на деле все вагоны разгружают в Чите, Иркутске и Омске. По данной схеме Осьминог еженедельно отчитывается непосредственно бывшему премьеру, а теперь республиканскому префекту и сенатору Антону Колчаку. Фактически, Осьминог-Семенов под прикрытием старшего омского клана…

— Это что значит? — перебил Виктор старательно бубневшую Арину.

— Блин, милый, — девушка хихикнула, — но не только мой, я откуда знаю? Если не ошибаюсь, семеновский клан — это младшие партнеры твоего омского, но я в политике вообще ноль.

— А, ясно. Продолжай.

— Те-те-те, ага, вот — смог развить серьезную агентурную сеть в ряде важных министерств РКДР. О постоянной поддержке со стороны российских чиновников данной незаконной схемы можно судить по тому, что все остановки и разгрузки не дошедших до европейских стран вагонов с углем и цистерн с дизелем видны в контрольных отчетах служащих Республиканских Железных Дорог, которые попадают в дирекцию, а оттуда — на стол министру транспорта, — Арина замолчала.

— И дальше там что, Арина? — в нетерпении спросил парень.

— Оказывается, твоя семейка — это бандиты и коррупционеры, да? — с ощутимым ехидством поинтересовалась рыжая.

«Блядь, только от неё не хватало подъёбок», — Виктор, переложив планшет на другое ухо, сжал раза четыре кулак и постарался успокоиться.

— Рыжая, прекращай шутить — вообще сейчас не в тему! — постарался парень ответить поспокойнее.

— Эй, а чего ты такой злой? — по голосу девушки он понял, что получилось не слишком спокойно.

— Я не злой, Аришка, просто меня твой голос прекрасный взволновал — продолжай.

— Ну ла-а-дно, — зевнула рыжая и продолжила чтение: — Несмотря на публичную огласку в прессе, таможенные чиновники продолжают выписывать липовые экспортные документы для Семенова, а высокопоставленные сотрудники милиции и контрразведки банально не видят или не хотят видеть масштабной схемы уклонения от уплаты налогов. Как заявила депутат Госдумы от Новороссийска Инесса Дроздовская-Шеина…

— Кто-кто, Дроздовская? — перебил девушку пораженный Виктор.

— Ну да, моя тетя двоюродная, — ответила рыжая после небольшой паузы.

— Подожди, так эта статья — пропаганда вашей семейки против моей, что ли?! — произнес парень.

Арина залилась смехом. Смеялась довольно долго.

— Блин, ты такой веселый. При чём тут это? Я в политику не вмешиваюсь и мне это всё — тупо побоку, понимаешь? И это не статья, а писульки неизвестно кого на форуме.

«Раз форум с дорогой подпиской и высокоуровневый — то известно или можно выяснить. Очевидно, что это — черный пиар дроздов против моих. Это становится очень интересным всё».

— Ладно, Ариш — что там тётя заявила?

— Тётя заявила, что подобные нелегальные поставки наносят существенный урон топливно-энергетической отрасли и способствуют хронической недозагруженности наших магонефтеперерабатывающих предприятий, что совершенно недопустимо и требует жесткой реакции парламента и правительства.

— Это было в том году, да? — уточнил Виктор.

— Ну да, прошлой весной помечена тема.

— И что, отреагировали тогда парламент и правительство?

Арина снова залилась смехом, а в конце — даже закашлялась.

— Вит, ты шутишь? Ты меня разбудил, чтобы это спросить? Да откуда я знаю, блин! — Виктор понял по голосу, что девушка крайне развеселилась. — Так, будешь мне должен.

— Ты о чём?

— Я придумаю, а пока что не бери в голову, — снова засмеялась Арина.

— Ещё есть что-нибудь про Осьминога или про топливо на этом форуме?

— На этом не вижу, — ответила рыжая после паузы, — а на другом — что-то есть.

— Что за форум?

— Ну, называется он «Деловая Керчь», тоже шестой уровень доступа и подписка.

«Угу, явно дроздовский форумец».

— И что там?

— Тема датирована прошлым августом, про систему госзакупок что-то.

— Ну, читай!

— Блин, мальчик наш, ты издеваешься? Там «Война и мир» по объему, — пробормотала рыжая.

— Аришка, давай — мне приятно слушать твой голос, — легонько вздохнул Виктор.

Увещевать рыжую ему пришлось минуты полторы — она реально раскапризничалась и заявила, что боится сорвать голос.

— Ладно, — кашлянула Арина. — Директор Республиканского экспортно-контрольного агентства Валентин Орловский подал в отставку прямо на заседании профильного комитета Думы…

— Это когда было?

— Ну в августе же прошлого года. Вит, не перебивай, — недовольно ответила девушка.

— Не буду.

— По сообщениям государственной и партийной прессы, причин для отставки было несколько, но неофициально основной считают слишком сильную близость чиновника к омскому клану и криминальному дельцу Степану Семенову по прозвищу Осьминог — благодаря их влиянию чиновник саботировал перспективную и дорогостоящую программу создания Единого центра контроля и отслеживания сырьевого экспорта в практически реальном режиме… — Арина резко вздохнула и закашлялась.

— Что с тобой, рыжая?

— Пить хочу, блин, — сообщила девушка.

— Потом. Дочитай и свободна.

— Ты тиран, тебе говорили об этом? — в голосе Арины проявились нотки плаксивости.

— Не выдумывай и читай! — всё это парня уже заколебало.

— Проект стоимостью в двадцать восемь миллионов рублей, основанный на самых современных электронно-вычислительных маготехнологиях, потерпел крах — странным образом на тендере выиграла подставная фирма, связанная с Осьминогом, как выяснили в РСК, а средства были якобы потрачены на приобретение оборудования в дочерней фирме корпорации всемирно известного предпринимателя и мецената Бруно Ли Хуанга, а на самом деле были закуплены компьютеры пятилетней давности через Финно-Эстонию, а большая часть суммы исчезла в неизвестном направлении. Запуск Единого центра должен был состояться в апреле 2019 года как мера поддержки государства для наших сырьевых экспортеров — получившие доступ компании могли в режиме почти реального времени видеть закупки, доставки и отгрузки в Азии, Африке и Европе…

— И что бы это дало? — задумчиво перебил Виктор бубневшую Арину.

— Э, что? Ты меня спрашиваешь, Вит? — удивилась рыжая.

— Это я так. Что думаешь об этом?

— Думаю, что ты мне очень должен теперь — я два часа тут мучаюсь и голос срываю, — с легкой капризностью в голосе заявила Арина.

— Два часа? — засмеялся Виктор. — Ох и рыжая выдумщица! Ладно, спасибо тебе, отдыхай.

— Спасибо в бокал не нальёшь. Пока, — девушка сбросила вызов.

«Тридцать шесть минут», — посмотрел Виктор на таймер звонка. — «Рыжая — кадресса ещё та. Интересный этот товарищ, Семенов-Осьминог. Получается, он клиентелла моего папаши, если называть вещи своими именами?! Кроме того, моя семейка в контрах с дроздами, это следует из духа новостей и этих статей».

Пару минут он размышлял о прочитанном и услышанном, когда довольно неожиданно открылась дверь и вышла Стелла.

— Ого, как шикарно, — отдал должное Виктор — мажорка выглядела великолепно.

«Накрашенная она даже моложе Энджи выглядит, как так?»

— Правда? — вскинула она брови и улыбнулась.

— Ты и так — красивая, но макияж подчеркивает все твои достоинства, — Виктор солидно покивал.

— Ну спасибо, — явно довольная Стелла поправила сумочку и предложила: — Поехали?

— Давно пора, — парень сложил планшет, встал и подал ей руку.

«Красота требует финансовых жертв, но только лишь бы не из моего кармана», — на выходе из «Астории» Стелла проговорилась, что всё это счастье обошлось ей в полторы тысячи, и Виктор окончательно прибалдел.

Глава 16

Уже спустившись на первый этаж, Виктор с легкой иронией заявил, что курить, пить и волноваться после таких процедур — это себе вредить.

— Точно, сигареты надо купить, — воскликнула Стелла и оглядевшись, пошла к ближайшей галантерейной лавке, или скорее, бутику.

Там задержались минут на десять — мажорка увлеклась рассматриванием хрустального сервиза из горного хрусталя. Продавщица, довольно полненькая и круглолицая шатенка, начала уверять её, что это лучший австрийский хрусталь, какой только можно найти во всей Москве.

— Может быть, это якутский, кто его знает?! — походив по бутику и насмотревшись на различные товары, начиная от часов-хронометров и заканчивая какими-то сложными и малопонятными магическими инструментами, подошёл к ним и вмешался в разговор Виктор.

По выражению лица Стеллы он видел, что она колеблется и уже явно готова выложить очень крупную сумму за этот сервиз, довольно громоздкий сам по себе — продавщица очень умело присела ей на уши.

— Якутский? — с негодованием переспросила продавщица, вытаращившись на парня. — Мы такого не держим, только лучшее и только из Европы, любезный господин — у нас австрийский поставщик!

— Охотно верю, — усмехнулся Виктор и коснулся локтя мажорки: — Мы за сигаретами пришли, разве нет?

— Да, дайте две пачки «Magna Aurora», — растерянно посмотрев на Виктора, повернулась к продавщице Стелла.

— Извините, достопочтимая леди, но эти сигареты вредны для тех, у кого гражданский магокоэффициент ниже тридцати восьми единиц — я обязана проинформировать! — как-то приосанившись, произнесла с легкой опаской продавщица.

— Я знаю, — улыбнулась ей Стелла, — всё нормально.

— Тогда одну минуточку, — кивнула девица и пошла в сторону своей кассы — там был очень стильный прилавок с сигаретами, трубками и пачками с табаком.

«Тут не то что презервативы, тут сигареты просто так не купишь — что за мир такой? Одни ограничения и бюрократия», — несказанно поразился Виктор такому унылому уровню сервиса в элитном вроде бы магазинчике.

Однако наблюдая за продавщицей, которая ключом открыла дверцу на нижней полке, он пришёл к выводу, что наверняка это оправданно какими-то соображениями магической безопасности, иначе это было никак не объяснить.

— Идём к ней, — прошептала Стелла.

Через минуту продавщица развернулась к мажорке и с сожалением в голосе объявила, что искомых сигарет нет, и предложила другие взамен.

— Попробуйте новые — «San Medellín», только недавно получили из Мексики через французского поставщика — исключительно для граждан с магокэфом от тридцати пяти и выше, очень крепкие и ароматные — господа и дамы, которые попробовали, очень рекомендуют, — начала разъяснять продавщица, достав с полки металлический коробочек кактусного цвета, украшенный рисунками разноцветных сомбреро и лошадиными подковами.

— Ну не знаю, — в голосе мажорки было сомнение, — дайте пачку.

— К сожалению, мы продаём их в фасовке по восемьдесят штук, — показала продавщица на ящичек. — Берите и не пожалеете, вы потом к нам будете возвращаться, потому что в России только наше заведение торгует этой маркой эксклюзивно. То есть абсолютный эксклюзив, достопочтимая леди, — в голосе девицы появился легкий пафос.

— Ну хорошо, возьму на пробу, хотя я привыкла к «Авроре», — подумав несколько секунд, вздохнула Стелла. — Сколько?

— Семьсот тридцать рублей, леди.

«Ну её в пень, я ей кто — нянька? Её же деньги и здоровье», — поразился цене Виктор, но решил забить на это дело, ибо там где есть слово «эксклюзив» да ещё и втридорога, не устоит никакая женщина, а тем более такая, как Стелла.

Расплатившись наличкой и забрав коробочек, пошли на выход — как оказалось, открывался он очень просто и удобно, и уже выйдя из здания, медноволосая держала в руке специфически ароматную сигарету с фильтром ярко-медного цвета.

— Слушай, а они мне уже нравятся, — помахала она сигареткой.

— Кури на здоровье, — скептически глядя на неё, ответил парень.

Подойдя к машине и достав из сумочки зажигалку, Стелла подкурила, затянулась и сразу же закашлялась.

— О-ох, вот это самосад — что они такое в них кладут, иголки от кактусов и лошадиный навоз? — выдохнув и глядя на сигарету, вопросила она со слезами в глазах.

— Хм, ну так давай пойдём и вернём, — предложил Виктор. — Развели тебя конкретно, прекрасная леди — хорошо, что макияж не потёк!

— Это долго, совершенно несолидно и не приличествует такой известной леди, как я, — помотала головой Стелла и к изумлению Виктора, ещё раз затянулась — и снова закашлялась.

— Что ты делаешь?

— Нормальные сигаретки, уже привыкаю, — подняла она ладонь, откашливаясь.

— Ты издеваешься, Стелла? — парень открыл дверь и оперся на неё рукой, с пристальным интересом глядя на девушку.

— Да шучу я, — помотав ещё раз головой, улыбнулась мажорка — широким жестом она выкинула ещё почти целую сигарету на асфальт и открывая свою дверь, посмотрела на парня: — Я вообще бросаю курить, потому и курю легкую «Аврору», а эти подарю Валику, чего уж там.

— Я вот не пойму — семь сотен для тебя не деньги, что ли?

— Деньги, но возвращать не пойду — а с дурочкой этой я как-нибудь посчитаюсь, когда буду в этом районе, мало ей не покажется — будет знать, кому всякий неликвид рекомендовать!

Когда уселись в машину и начали выезжать со стоянки, Виктор задумался о том, что в принципе мешает высокоранговым магам, а тем более из таких влиятельных семей, просто плевать и забивать на законы и творить всё, что душа пожелает. Вопрос он озвучил Стелле, когда выехали на шоссе и начали набирать скорость.

— Такое и было в годы хаоса, и мы ушли от этого ценой огромных жертв, да и магия у нас крайне сложная и даже технологичная, я бы сказала — это не прям волшебство или чары из сказок, когда ты пуляешь огненными шариками в кого хочешь и когда хочешь, вот поэтому и нужны законы и высокая гражданская сознательность. То, что ты предлагаешь — это анархия и путь в никуда, понимаешь?

— Я ничего такого не предлагаю, — засмеявшись, поднял ладони парень, — а просто интересуюсь в свете твоей покупки сигарет, когда тебя явно нахлобучили.

— Что это за выражение такое? — с недовольством взглянула на него мажорка.

— Ладно, твои же деньги, проехали, — пожал он плечами, решив не сыпать ей соль на рану.

Когда проезжали мимо ипподрома, Стелла пораженно прокомментировала:

— Ого, какой пожар здесь был, вон ещё справа дымится!

Виктор с легким ужасом осматривал пейзаж — огромный комплекс зданий ипподрома в центре и справа выглядел совершенно не так симпатично, как вчера — на первых этажах не было стекол, стены были закопчены, а на стоянке виднелись обгоревшие остовы машин, десятка полтора. Возле центрального входа стояли ещё две пожарные машины и милицейские микроавтобусы.

— Нормально пофестивалили господа игроманы — мы были вон там, — полуобернувшись боком к Стелле, начал рукой показывать Виктор, — потом с ложи спустились вон туда, к кассам, а оттуда с дракой прорывались через вход к машине — почти вон там она стояла, видишь две сгоревших, — рассказал он диспозицию мажорке.

— А ты даже больший молодец, чем я думала — на тебя можно положиться, как я вижу, — в голосе Стеллы парень услышал благодарность и уважение.

— Вопрос в том, что это вообще было, и почему на таком серьезном и многолюдном мероприятии не было милиции? — Виктор обратно откинулся на спинку сидения.

— Не было милиции? — удивилась мажорка. — Совсем?!

— Ну да, реально не было, насколько я помню, не видел даже завалящего патруля, — ответил парень, при этом он действительно сейчас не мог вспомнить, видел ли он вчера хоть каких-то ментов до начала беспорядков или нет.

«Вроде их не было, насколько я помню», — в памяти он ощутил какую-то лакуну, легкий провал.

Проехав ипподром, свернули на шоссе, которое Виктор назвал бы Звенигородским — как оно называлось сейчас здесь, он не знал. Дорога была практически свободной, не считая пары грузовиков явно армейского образца, которые им попались на встречу. Прилегающее пространство вдоль шоссе было застроено относительно слабенько — всего пара многоэтажек в окружении не слишком привлекательных одно- и двухэтажных домов, которые перемежались с какими-то складскими и промышленными зданиями довольно унылого и обветшалого вида.

«Да, здесь вам не такой застроенный район, как у меня», — вздохнул он, когда проезжали по мосту, с которого была видна железнодорожная станция Пресня — ничего из тех пейзажей, что были в его мире, здесь не было и близко, всё было значительно более устаревшим и серым на вид. — «Хотя бы шоссе — примерно на месте Звенигородского, и на том спасибо».

— Нам ещё долго ехать?

— Нет, база в Серебряном Бору, там есть военная зона.

Ехали как минимум под девяносто — дорога, как ни странно, была очень хорошая, без следов выбоин. Виктор прикинул, что ехать ещё минут десять, поэтому решил кое-что уточнить насчёт Анжелики.

— Стелла, можно нескромный вопрос? — нарушил он молчание.

— Я девушка скромная, поэтому да, — засмеялась медноволосая.

— Скажи, почему ваше семейство сделало из Анжелики изгоя? — Виктор постарался выразиться пожестче.

— Что?! — удивленно воскликнула Стелла и повернула к нему голову, хотя гнала очень быстро: — Кто тебе такое вообще сказал?

— Кхм, сама Анжелика рассказала, как все её обижают, третируют и лишают законной доли семейного пирога.

— О боже, сама Анжелика, ха-ха! А ты не замечал, что она склонна к драматизму и преувеличению?

— Как и всякая девушка, разве нет? — с иронией ответил Виктор.

— Знаешь, я понимаю твой скепсис, но даже я не настолько эмоциональна бываю, как младшая.

— Так в чём же дело в её отношениях и с тобой, и с семьёй?

— Она — не изгой, проблема в том, что она сама считает себя изгоем, понимаешь разницу? — с пылкостью произнесла Стелла, вцепившись обеими руками в руль.

— Не особо, — пожал плечами Виктор, очень довольный тем, как вывел собеседницу на откровенность.

— В данный момент времени — она официально наказана, длится это уже больше года, но этого никто не хотел делать — она всё-таки любимица отца и он периодически с ней общается, но её, как бы это сказать, эгоизм, неуравновешенность и… — Стелла запнулась.

— Инфантильность? — подсказал парень.

— Именно — в точку! Её эгоизм, неуравновешенность, лень и инфантильность привели к тому, что она живет отдельно и ей поставлены четкие критерии того, что надо сделать, чтобы заслужить прощение и возвращение права посещать семейное поместье или жить в нём. Как ты понимаешь, я поставлена её контролировать, и как ты видишь, палку я не перегибаю, давая ей максимум свободы.

— Не перегибаешь палку? — усомнился парень. — А как же постоянные наезды на Арину и тот случай на кухне, когда ты нас отмагичила?

— Отмагичила? — засмеялась мажорка. — Откуда такие словечки?

— Уходишь от ответа, Стелла, — краем губ улыбнулся ей Виктор. — И ничего смешного — было больно.

— Зато полезно для просветления, — отрезала мажорка. — Арина — тупая сучка и редкая лентяйка, и крайне капризная эгоистка — ты просто её плохо ещё знаешь. Они как с детства подружились, так и морочат друг другу головы уже сколько лет, так что за рыжую дрянь ты не переживай — недавно они крупно поссорились и я уж думала, что совсем расстались.

— Я и не переживаю, просто сам факт. Мы вчера сидели в ложе с неким Павлом, мужем Аллы…

— Ну, муж нашей более старшей сестры, Павлик из «Мосэнерго», и что? — слегка удивилась Стелла.

— Судя по их разговорам, он считает Энджи очень влиятельной, — деликатно выразился Виктор.

Впереди показался лесок и мост через Москва-реку, и мажорка начала ощутимо сбавлять скорость.

— Как сказать. А о чём шёл разговор? — поинтересовалась она.

— О делах, я точно не знаю…

— Наверно, Павлик просил решить вопрос с госфинансированием? — в голосе Стеллы послышался сарказм.

— Ну — допустим, — Виктору стало сейчас слегка неловко.

— Так пусть решает с отцом и с центробанком — он тот ещё кадр, хоть и хороший спец-магоэнергетик, и с сестрой у них любовь. Приплетать Анжелику — идея не самая хорошая, поскольку даже Аллочка не может сейчас никак повлиять на отца.

— Почему?

— Там сложный комплекс вопросов в самом энергосекторе, и всё это завязано на текущий баланс в парламенте, так что отец может бы и рад, но пока не может помочь, а Павел со своей колокольни этого не понимает и отстаивает свои узкие корпоративные интересы.

— Теперь ясно, — покивал Виктор.

Через минуту они как раз свернули с шоссе и въехали в довольно густой лес — никаких указателей не было.

«Угу, до потенциального Живописного моста мы не доехали, а пошли прямо, вдоль Карамышевской набережной, будь она здесь такой же, как в моём мире».

— Где это мы?

— Скоро будем на тренировочной базе, — всматриваясь вперёд, ответила девушка.

Когда проехали мост и углубились в лес, Виктор поразился тому, насколько он оказался густой и плотный — ощущение было такое, будто настал глубокий вечер. Однако проехав ещё метров семьсот и повернув вправо, на грунтовку, вскоре уперлись в шлагбаум, от которого в стороны уходил забор из еле видимой металлической сетки с колючей проволокой сверху.

Из просторной темно-зеленой будки вышел и направился в их сторону военный — молодой парень в кепи, темно-оливковой форме с синими вставками и с винтовкой за плечом.

«Они что, реально вооружены винтовками до сих пор? Пусть даже модернизированными, но всё же», — Виктора потряс этот факт, увиденный вживую. — «Это явно полевая армейская форма, довольно таки подходящая для леса, но корниловские знаки различия хорошо видны».

— Добрый день! Это запретная зона, вам нельзя здесь находиться! — подойдя к машине со стороны водителя, заявил военный.

— Здравствуйте, я хочу видеть ротмистра Корнилова, — девушка протянула военному свои водительские права, которые достала из сумочки.

Парень в форме, прочитав документ и мельком взглянув на Стеллу, кивнул:

— Я доложу господину ротмистру о вас, ожидайте! — он вернул документ и пошёл обратно к будке, из которой тем временем вышел второй солдат.

«Ротмистр? Это же вроде кавалерийский чин, если я не ошибаюсь?! Блин, почему нельзя было позвонить заранее?» — вздохнул Виктор и озвучил этот вопрос мажорке, которая барабанила пальчиками по рулю.

— Не умничай, Вит, ладно? Валик на полевые учения никогда не берет телефон и запрещает это делать подчинённым — такие у него правила! Могла бы — позвонила, знаешь ли!

— Так он кавалерист?

— Блин, ты шутишь или совсем не учил элементарных вещей?

— Память, — постучал парень пальцем по своему лбу.

— Ах да. Это бронекавалерийский батальон усиления, но честно говоря, мне и самой не нравятся эти вестернизированные названия, когда можно было бы назвать этот род войск красиво и по-русски — мотострелки.

— Абсолютно с тобой согласен — так почему бы этого и не сделать?

— Это вопрос политический — американцы и французы не оценят такого шага, у нас есть определённые стандарты подготовки по их методикам, и техника у нас французская в этой ударной дивизии — новейшие легкие танки усиления пехоты с антизаклинательной бронезащитой.

Виктор не стал вдаваться в этот вопрос, поскольку военный вышел из будки и бегом направился к ним, при этом шлагбаум начал подниматься.

— Проезжайте прямо, леди, через четыреста метров советую поставить машину на опушке — иначе дальше увязнете в песке. Когда выйдете — свернёте налево по указателю и спуститесь к реке — господин ротмистр на водной площадке, — чуть наклонившись к окну машины, показал он, потом выпрямился и козырнул.

— Спасибо, — кивнула Стелла и мягко тронулась вперёд.

Проехав по всё более сужающейся дороге, довольно скоро выехали на небольшую опушку — там стояло несколько джипов, которые напомнили Виктору американские «доджи» сороковых годов, и с десяток палаток темно-зеленого цвета, расположенные вдоль густых кустов напротив въезда — возле них суетились очень по-летнему одетые девушки и немного парней.

«Не рановато ли для купального сезона?» — усомнился Виктор, разглядывая купальные костюмы явно армейского образца — они совпадали с цветом униформы, которая была развешена на бельевых веревках справа от палаток.

Притормозив, Стелла взяла сумочку и коробку с сигаретами, и когда они вышли, заперла машину. Виктор потянулся и вздохнул — стоял ни с чем не сравнимый запах пока ещё весеннего леса с костром и легкими нотами болота.

— Ага, вижу вон указатель, но проще спросить у кого-нибудь, — показала она рукой на стоящий недалеко от палаток указатель со стрелочками. Подойдя к палаткам и проходя вдоль них по тропинке к указателю — иначе было не пройти, чуть не натолкнулись на девушку, которая весьма неожиданно вышла из казалось бы закрытой палатки перед ними и хотела было потянуться — она зевала.

— Аа-э, здравствуйте! Мне нужно на водную площадку к ротмистру Корнилову, — немного оторопев, обратилась к ней Стелла. — Подскажете?

Виктор тем временем быстро рассмотрел девушку — ростом с Лизу, одетая в облегающий купальный костюм, который явно не мог скрыть её шаров четвертого размера и красоту фигуры, хоть и немного плотной, она смотрела на Стеллу своими огромными зелеными глазищами, почти мгновенно зажав в своих кулачках свои довольно толстенькие, длинные косички русого с золотистым оттенком цвета.

— А вы кто такие будете? — спросила она с подозрением в голосе и еле уловимым, легчайшим оканьем, и Виктор поймал себя на мысли, что и Лиза говорит примерно так, да и вероятно, что и он сам.

«Да нет, я вроде бы даже и чуть-чуть не окаю, не замечал за собой такого».

— Мы родственники, по делу, — чуть ли не скривившись, произнесла Стелла.

— Хм, ну идите за мной, я провожу — мне всё равно на водную, — зевнула девица и снова намотала край косички на пальцы левой руки.

«Зачем она это делает, блин?» — Виктор, который шел впереди Стеллы по небольшому спуску и периодически подавал ей руку, рассматривал очень впечатляющий попец девушки в купальнике и то, как она сматывает и разматывает свои косички, или даже сказать, косы, поочередно на разные пальцы левой руки — делала она это явно автоматически.

С каждым шагом всё более слышно было гам, крики и запах костра. Спуск закончился довольно неожиданно и они все трое вышли на площадку, или пляж — Виктор с первого взгляда так конкретно и не определил.

— Палатка командира вон там, — повернувшись к ним, девушка показала рукой на довольно объемную палатку, возле которой было несколько человек, игравших в пляжный волейбол, огромный стол и метрах в двадцати левее, ближе к воде — два костра с большими котлами на них.

— Спасибо, — улыбнулся ей Виктор, взглянув в глаза.

Пока шли к палатке, парень держал Стеллу за руку и рассматривал пейзаж — по сути это был огромный, хорошо очищенный пляж, оборудованный под спортивно-тренировочную площадку человек на сто минимум. На берегу стояли несколько лодок, а ближе к середине реки — довольно высокая металлическая башня синего цвета с полуоблезлой краской — оттуда явно ныряли и спускались по тросу, который уходил куда далеко вправо, за заросли. Народа было человек сорок, из них явно больше половины — девушки в купальных костюмах.

— О, а вот и Валик, — усмехнулась Стелла, когда они были шагах в двадцати от палатки — оттуда вышел здоровенный брюнет лет тридцати пяти с небольшой бородкой, в накинутой на плечи форменной светло-зеленой рубашке с вышитыми корниловскими погонами и с бутылкой вина в руке.

Оглядевшись, он зевнул, потом его взгляд упал на Виктора и Стеллу — мужик широко улыбнулся и развел руки. В это время сзади послышалась команда «строиться», но Виктор не стал оборачиваться.

— Какая красавица, с каждым годом всё более хорошеешь, — пробасил этот Валик и двинулся к ним. — Как тебе удаётся?

— Ах, братец, как я рада тебя видеть — где это ты пропадал? — чуть ли не пропищала счастливым голосом Стелла и раскрыв руки, приобняла его.

Они расцеловались — Виктор, деликатно став чуть в сторонке, рассматривал и самого офицера, и окружающий пейзаж.

«Прохладно ещё тут устраивать купания, как по мне, но кто их знает, этих военных, как у них со здоровьем?!»

— Тренировались долго в Крыму, потом в Карелии лазил по чаще и зарослям, теперь вот вернулся готовить молодняк — две роты новых раздолбаев, — рассказывал тем временем Валик, уже отпустив Стеллу.

— Мог бы и позвонить, и заехать!

— Монетка, ну ты ж знаешь, как я не люблю все эти родовые церемонии, весь этот пафос — мне лучше тут, на природе.

«Офицеры предпочитают крепленое винцо», — Виктор разглядел этикетку на бутылке — это была «Мадера».

— Посидели бы в кафе — я ж не тяну тебя в поместье, — усмехнулась Стелла. — Кстати, мой спутник, — повернулась она к Виктору, — господин Виктор Иволгин, он же Колчак, близкий друг Анжелики.

— Жених, значит? Ну парень, конкретно ты вляпался — я тебя поздравляю, — засмеялся своим мощным басом Валик.

— Валентин, не смущай парня, пока он не передумал, — с легкой усмешкой сказала Стелла. — Мы вот как раз к тебе по этому делу, можно сказать — помощь нужна.

— Хм, какая? Свечку подержать? — на полном серьёзе заявил ротмистр и отпил из горла внушительный глоток вина.

Стелла, как видел Виктор, чуть не сложилась от смеха, да и ему самому юмор зашёл.

— Уже поздно — они и сами справились, — отсмеявшись, ответила медноволосая.

Валик тем временем оглядел площадку и нахмурился, потом повернулся к играющим в волейбол и жестом кого-то подозвал. Подбежала худенькая девица лет восемнадцати.

— Комвзвода-два — быстро её ко мне!

— Есть! — вытянулась девица и сразу же побежала куда-то взад — Виктор не стал оборачиваться.

— Сейчас, сестрица, подожди — в палатке поговорим, — уже не так громко произнес офицер, за кем-то наблюдая.

Через несколько секунд послышалось шуршание — чьи-то шаги по песку, и сзади Виктора, который из деликатности не стал оборачиваться, раздался голос со знакомым легчайшим оканьем:

— Вахмистр Иволгина по вашему приказанию прибыла, господин ротмистр!

— Так, Аня, я тебя предупреждал?

— Насчёт чего? — голос говорящей ощутимо дрогнул.

Виктор не выдержал и полуразвернулся — уже знакомая ему девушка с зелеными глазами и косичками стояла навытяжку, демонстрируя всю красоту своего действительно шикарного бюста.

— Насчёт того, что я косы твои обрежу под корень, если ты будешь так делать, — грозно заявил офицер, и Виктор видел, как деваха опять явно хотела сделать характерный жест руками к косам, но еле-еле себя сдержала.

— Больше не повторится, господин ротмистр! — через несколько секунд твердым голосом заявила девушка — её щеки уже были красными.

— Смотри мне! — поднял палец Валик. — Так, почему у твоего взвода утром не было заплыва на два по пятьсот?

— Осмелюсь доложить — вода была холоднее положенного, господин ротмистр!

— Все остальные почему-то не замерзли, поэтому берешь свой взвод прямо сейчас, одеваетесь и выдвигаетесь на полосу препятствий — отрабатываете до отбоя проход под колючкой. Первый час — в противогазах, ясно?

— Так точно. Разрешите выполнять?

— Подожди, — офицер нахмурился и перевёл взгляд на Виктора, потом обратно на девушку-вахмистра: — Вы родственники, что ли?

Девица с очень выраженным удивлением на лице посмотрела на Виктора — их взгляды встретились.

«Она напряглась — что-то скрывает? Родственники, но как? Маловероятно — я бы помнил, наверно», — сомневался сейчас парень.

— Не могу знать — молодой человек не был мне знаком до этого момента, — ответила она, глядя на офицера. — С чего вы это взяли, господин ротмистр?

— Фамилии у вас совпадают! — пробасил офицер.

Стелла тоже повернулась и изучающе посмотрела на девицу.

— А откуда вы родом? — поинтересовался Виктор.

— Из Омска, — негромко и очень неохотно ответила вахмистр, и её зрачки ещё больше расширились, когда она посмотрела на Виктора.

— Ладно, свободна, Иволгина, — махнул рукой ротмистр и девушка, ещё раз стрельнув глазами в Виктора, ответила «есть» и очень быстро ретировалась. — Идемте в палатку, гости дорогие — у меня там шашлык, вино и почти домашний уют.

Стелла, покачав головой и усмехнувшись, взглянула на Виктора, легким кивком приглашая его заходить.

Глава 17

В палатке оказалось очень уютно — был и ковер, и раскладные стулья, и стол с едой посредине, и тумбочка, и топчан с матрасом, и вешалка для формы, и стойка с оружием, и несколько деревянных ящиков, сложенных в три ряда по три. Виктор сразу унюхал заманчивый запах недавно приготовленного шашлыка — он был разложен в большой деревянной пиале посреди стола.

— Проходите, располагайтесь, дорогие гости, — пробасил Валик. — Можем на ты, не стесняйся, тут все свои, — посмотрел он на Виктора.

— Легко, — кивнул парень.

Когда расселись за стол, Стелла достала коробку с сигаретами:

— Братец, это тебе — ужасный самосад, но как раз для нашего магоуровня — кури на здоровье! — протянула она коробку офицеру.

Валик заржал, забирая коробку.

— Узнаю тебя, сестрица! Винца?

— А что пьём хоть? Я ведь за рулем, — на лице медноволосой проявилась легкая неуверенность, перемешанная с заинтересованностью. — Ты с утра расслабляешься?

— Ну да, имею право. От стакана португальской мадеры под шашлычок ещё никому хуже не становилось, — уверенно заявил Валик, достал из-под стола ещё одну бутылку вина, открыл её валяющимся на столе штопором и начал наливать в стоящие на столе бумажные стаканчики из стопки.

«Посуда здесь одноразовая не из пластика, а из какого-то очень плотного картона, пищевого, наверно, и вилки деревянные — весьма экологично и удобно», — отметил Виктор.

— Лучок свежий, полевой — угощайтесь! — показал офицер на аппетитные головки свежего зеленого лука, разложенные на тарелке возле шашлыка.

— Ну ладно — уговорил, — махнула рукой Стелла, взяла стакан с вином и произнесла, поглядев на Виктора: — За встречу и за знакомство!

— Будем здоровы! — кивнул Валик, обводя взглядом гостей.

Все трое чокнулись и выпили.

«Вот это винцо — вкуснотища, хоть и крепленое. У себя в мире я такого качественного давненько не пил», — Виктор почти сразу ощутил, что начинает приятнейше хмелеть.

Шашлык оказался замечательным — отлично прожаренная на углях свинина с ароматными специями, ещё теплая.

— Ну рассказывай, где ты фестивалил, — произнесла Стелла с набитым ртом.

— Последняя командировка — пока ещё не наша Карелия, на границе с финским укрепрайоном, — отхлебнув треть стакана, начал рассказывать офицер. — Я там пробыл три недели со своими унтерами, и дней десять назад лазил на самой линии границы — ноги еле унёс!

— В смысле? — Стелла перестала жевать и вопросительно уставилась на собеседника.

— Я точно не знаю, что произошло, но дело было вечером, мы с одним из погранцов вышли на наблюдательную позицию и нас чем-то накрыло…

— Валик, чем? — Стелла во все глаза смотрела на собеседника, зажав в руке надкушенную головку лука — Виктор отметил, что она реально взволнована.

— Не могу ничего сказать точно, но ощущение было такое, что меня поставили раком, сзади загородили ломом по копчику, а спереди — в челюсть кулаком. Что-то ударно-магическое, я с таким не сталкивался ещё, — в голосе Валика послышалась легкая печаль.

— Ну даёшь! — помотала головой Стелла и с хрустом откусила лук. — И что?

— Что? Пару дней с кровати не мог встать, потом пропил блокаторы водные, в баньку сходил — и попустило, — глубоко вздохнул Валик и взял бутылку: — Ещё вина?

Виктор кивнул, мажорка тоже.

— В общем, не нравятся мне эти эстонско-финские оборонительные приготовления — у них явно что-то английское имеется, такому мощному магооружию в этой чухони взяться просто неоткуда. Будем! — поднял стакан Валик.

«Так мы до дела вообще не дойдём», — все снова чокнулись, и Виктор ощутил, что беседа идёт немного не в ту степь.

— Мне и самой не нравится вся это свистопляска — отец Инги там воландится, пропаганда по телеку начинает давать накал, — вымолвила Стелла уже чуть заплетающимся голосом.

— До войны не дойдёт, но серьёзное пограничное обострение из-за того места силы вполне возможно, — пробасил офицер.

— Ладно, надо будет — повоюем, — махнула рукой Стелла. — Мы к тебе по делу, Валик — Анжелика реально в опасности.

«Ну наконец-то», — вздохнул Виктор, прожевывая вкуснейший шашлык.

— Что-о? Кто посмел? В порошок сотру! — будто церковный орган, проревел офицер.

— Спокойно, Валентин! — подняла ладонь мажорка, но чуть опустила голову. — Поможешь уладить?

«А она уже немного под градусом», — Виктор смотрел и на девушку, и на Валика — тот и так был достаточно под мухой. — «Бухал с утра, наверно», — парень под столом нащупал ногой пару пустых бутылок.

— Хоть сейчас! — заявил Валик и Виктор уже было думал, что он грохнет кулаком по столику, что было бы фатально для стоящей на нём еды.

— Не, братец, не сейчас — мы этого гада ещё толком не нашли, но вот в самые ближайшие дни нам будет нужна надёжная силовая поддержка, — начала пояснять Стелла, переводя взгляд с Виктора обратно на Валика.

— Не вопрос — раскатаем, кого скажешь.

— Не хотелось бы тебя втягивать, — чуть скривила губки девушка и выразительно посмотрела на Виктора.

«Что за интриги?» — не совсем понял он, отпивая вино.

— Не вопрос, сестрица — это же Анжелика, ради неё умножим на ноль кого угодно! Надо — я и сам пойду, либо дам тебе несколько своих архаровцев — оружия у нас хватает левого, сама знаешь!

— Я бы и рада, Валик, но с нами будет Катя… — вздохнула Стелла, и как показалось Виктору, довольно нервно отпила вино.

Виктор с удивлением смотрел, как кровь приливает к лицу офицера — Валик взял вилку и наколол кусок мяса, целиком положил в рот и начал яростно жевать, потом запил огромным глотком мадеры.

— Ты с ней ещё того, встречаешься? — мрачно вопросил он через полминуты.

— Ну да. Забудь про прошлое, вроде на ней светом клин сошелся — не по мальчикам она, — с легкой грустью в голосе произнесла Стелла.

— А я ведь её любил. Вот лучше бы ты нас не знакомила тогда на той вечеринке, — Валик взял бутылку, но та оказалась уже пуста — он её бросил возле стола, встал, подошёл я стопке ящиков и извлёк ещё одну из ближайшего верхнего.

«Так это ящики с вином — кучеряво живут господа офицеры», — с изумлением наблюдал за ним Виктор.

Открыв штопором ещё одну бутылку мадеры, Валик налил вино в стаканы, при этом немного расплескав часть содержимого на стол, и поднял свой стакан:

— За любовь — ну её в пень, лучше без неё!

Стелла залилась смехом, прикрыв ладошками лицо.

— Определённо, — улыбнувшись офицеру, покивал Виктор — они чокнулись с ним и парень опрокинул в себя стакан ароматнейшего вина, сразу же взяв кусок мяса с пиалы.

«Трезвый образ жизни мне здесь не грозит», — в его голове уже был приятный туман.

— Любовь — она такая в наше время, бисексуальная, — отсмеявшись, промолвила Стелла и отсалютовав стаканом, немного отпила. — Думаю, Катька будет рада тебя видеть.

— Ну не знаю, — грузно усевшись на стул, заявил Валик. — Не хочу теребить душевные раны.

— Братец, какие раны, нафиг? Тебе девок мало, что ли? — с легким ехидством спросила Стелла.

— Девки — девками, а высокие чувства — это совсем иное, тебе ли не знать, Монеточка? — с обманчивой теплотой в голосе поинтересовался офицер, откинувшись на спинку стула.

— Монеточка? — не удержался и переспросил Виктор.

— Ну да — она же вся медная, разве не заметно? — захохотал Валик. — Это я придумал прозвище.

— Угу — гад! — засмеявшись, Стелла толкнула его кулачком в плечо. — Всю жизнь мне испортил.

Смеялись и шутили минуты две.

— Ладно, теперь — купаться! — объявил офицер.

— Что? Ты издеваешься?! — выпрямившись на стуле, раскрыла глаза Стелла.

— Сестра, ты что думаешь — я вас таких пьяных отпущу на машине? Карман держи шире!

— Водителя нам дашь, — еле ворочая языком, ответила Стелла.

— Не пойдёт! Купаться и отдыхать, а вечером поедете, — хлопнул в ладони Валик.

— У меня купальника нет, — зевнула мажорка.

— Значит — голая, — засмеялся Валик.

— Вот ещё, — вспыхнула мажорка и неуверенно взглянула на Виктора.

— Надо немного протрезветь, — покивал он.

— Дело говорит парень — отдохните, потом раздевайтесь и в воду! — Валик легонечко хлопнул ладонью по столу.

Купаться таки решили. Ещё минут сорок посидев в палатке и более подробно обговорив дело — Стелла пьяненько рассказала офицеру некоторые важные нюансы, и после этого он пригласил их освежиться. Немного поломавшись, уже весьма пьяная мажорка разделась, оставшись в нижнем белье. Виктор разделся до трусов, у него очень приятно и очень сильно кружилась голова, поэтому он с огромным удовольствием зашёл в воду — весьма прохладную, как оказалось, и немного пахнущую болотом.

«Это из-за камыша на том берегу — плохой проток воды, наверно», — думал парень, пару раз занырнув и делая небольшой заплыв — голова от этого очень прояснилась, вода очень бодрила.

Купались долго, потом к ним присоединились ещё с десяток подчинённых Валика. Наплававшись, сели на песок, ещё немного теплый.

— Можно теперь в волейбол сыграть — два на два, — предложил офицер, усевшись на прохладном уже песке и массируя затылок.

— Братец, я на такую физкультуру сегодня совсем не рассчитывала, — зевнула Стелла.

«Шикарная у неё всё-таки фигурка — умеет она себя подать, как пантера на солнышке», — Виктор не без восхищения наблюдал за мажоркой.

— Предлагаю пари, — вдруг пришла ему в голову идея.

— Какое? — повернула голову мажорка.

— Я и ты играем против тебя, — Виктор перевёл взгляд на Валика, — и если выигрываем — ты лично участвуешь в операции!

— Какой ты изобретательный парень, — покачал головой Валик, потом пятерней провёл по мокрым волосам: — Почему нет?

— Так что, играем? А то я замерзла уже! — в легком возбуждении чуть подогнула ножки Стелла.

— А что взамен, если я выиграю? — Валик придвинулся к ней.

— А что хочешь?

Виктор смотрел, как офицер ещё ближе приближается к мажорке и что-то говорит её на ухо, а Стелла чуть приоткрывает рот и смотрит на него.

— Так что, идёт?

— Не знала, что ты настолько извращенец, — покачав головой, неуверенно ответила мажорка и бросила взгляд исподлобья на Виктора.

«Что же там такое?» — парень был заинтригован.

— Играем? — негромко вопросил Валик.

— Да, это того стоит — по рукам, — Стелла выставила ладонь и офицер легонько хлопнул по ней.

— Тогда идём! — офицер бодренько поднялся на ноги и потянулся.

Подойдя к площадке, минут десять решали, по какой системе играть — любительской или официальной. Сошлись на любительской, в три раунда: первые два — до пятнадцати очков, третий — до десяти, если понадобится. Валик взял себе вторым номером довольно высокого парня.

— Так не пойдёт — должна быть девушка, иначе условия не совсем равные, — подошёл Виктор к Стелле и постарался негромко это сказать, пока офицер отвлекся на распоряжения.

— Ты прав, кстати, — кивнула мажорка и приблизившись к игровой площадке, заявила: — Братец, девушку бери, мы должны быть в равных условиях.

Минуты две шутливо препирались насчёт этого, но в итоге офицер сдался и подозвал одну из молодых девиц, плотненькую шатенку с веснушками.

— Ты давно вообще играла? — поинтересовался Виктор у Стеллы, которая грациозно начала разминаться, выставив свои шикарные полупопия ему на обозрение.

— В зале с месяц назад, мы с Катей иногда устраиваем спортивные деньки — теннис, волейбол, гимнастика. А ты?

— Давненько, — вздохнул Виктор, поскольку играл он в последний раз в волейбол в прошлом августе на пляже в Анталье.

— Я на тебя рассчитываю — не подведи меня, это ты предложил, — хоть и тихо, но весьма серьезно произнесла медноволосая.

— А что на кону?

— Поверь, лучше тебе не знать, — усмехнулась Стелла.

— Это очень мотивирует, — засмеялся Виктор.

Игра сразу пошла тяжело — они пропустили четыре очка всухую со старта. Кроме того, сидящие на песке подчинённые Валика аплодировали каждому его успеху.

— Блин, Виктор, соберись давай — ты же это предложил, — немного офигевшим голосом произнесла Стелла.

— Я?! Ты не ленись и не бойся испачкаться — потом отмоешься, прекрасная леди, — парировал парень. — Прикрывай заднюю зону и пошевеливайся.

— Ладно, — чуть нервно ответила мажорка.

Несколько раз мяч отлетал к воде. Минут через двадцать пять игры счёт был десять на семь в пользу Валика.

— Может, сразу сдадитесь? — предложил он под смешки своих подчинённых.

— Ты ещё сам попросишь пощады, — со злостью ответила Стелла, и Виктор понял, что она начала заводиться.

Первый сет закончился с разницей в три очка в пользу двойки Валика.

— Перерыв пять минут, — ухмыляясь, офицер прошёл в палатку.

— Вина хочешь, леди? — поинтересовался Виктор у присевшей на корточки Стеллы.

— Пусть он побольше пьёт, хотя в его случае — это стимул, а не тормоз, — в голосе мажорки было недовольство. — Подайте нам воды, — повернулась она к подчинённым братца.

— Не любишь проигрывать?

— А кто любит? — удивилась Стелла.

— Так соберись и выкладывайся — его девица плохо отбивает левой, если ты заметила, а он — ленится бегать, рассчитывая на силовые подачи и на её мобильность.

— Хорошо, я тебя поняла — будем их гонять на левый край, — вздохнув и встав, ответила Стелла — Валик как раз вышел из палатки, а им подали воды в стаканах.

Солнце уже садилось. Второй сет выдался очень напряженным и продолжительным, и по ощущению Виктора, играли около часа с учётом приостановок на поднос мяча. Выиграли с разницей в два очка.

— У вас нет шансов, — полным ехидства голосом заявила Стелла, тяжело дыша.

— Темно уже, может сдашься, Монетка?

— Карман держи шире! Надо будет — при факелах поиграем, — хихикнула мажорка, изящно наклонившись и потирая себе колени, которые она не пожалела во время этого раунда.

— Узнаю тебя, — оскалился Валик.

Третий сет пошёл бодро — Виктор, который уже немного запыхался, с удовольствием наблюдал, как Стелла начала ещё больше выкладываться и не жалеть себя. Через двадцать минут игры они вели восемь очков против пяти, и Валик запросил тайм-аут.

— Продолжаем в том же духе — давненько я так не напрягалась, и мой макияжик уже растекся, а он был водостойкий.

— Ты и так красивая секси, — уверил её Виктор, поскольку от макияжа Стеллы уже не осталось и следа.

— Про-о-о-должаем! — громогласно объявил Валик.

За пять минут ему и девице удалось отыграть два очка, но собравшись, Виктор и Стелла выиграли со счетом десять против восьми.

— Да-а-а! Вот так вот, братец, знай наших! — выкрикнула мажорка после победной подачи и опустилась на песок, тяжело дыша.

После небольшого отдыха пошли купаться — вода была уже ощутимо прохладная, и Виктор явственно ощущал стрекот цикад — он любил такую вечернюю пляжную романтику.

«Было бы чуть потеплее, но и так — просто зашибись», — ненадолго окунувшись, он вытирался принесённым полотенцем.

Уже в палатке Валик предложил чай, но Стелла, достав из сумочки телефон, отказалась и сказала, что им надо срочно ехать. Виктор, стоявший рядом, увидел уведомление о нескольких пропущенных звонках.

— К тебе хрен дозвонишься, Валентин! — уже одетая мажорка заявила офицеру, который просто накинул на себя рубашку.

— Я завтра утром включу телефон — мне с ковровского завода должны звонить. Ты тоже звони в любое время, — покивал Валик, сидя за столом и отхлебывая чай.

— Проводишь нас?

— Конечно — идём, — офицер неспешно встал и обул стоящие возле винных ящиков берцы — на босу ногу.

Распрощавшись с Валиком, который долго тискал в объятиях Стеллу, он и мажорка сели в машину, включили фары и начали осторожно разворачиваться. Пока выехали за пределы тренировочной базы, прошло ещё минут десять.

— Анжелика звонила, и от Кати несколько пропущенных было — она пишет, что скоро будет в квартире и ждёт меня, есть информация.

— У Энджи? — зевая, переспросил Виктор — устал он конкретно, хотелось спать.

— А где ещё? Гнать я не буду, вино ещё полностью не выветрилось.

— Ты меня успокоила, — снова дико зевнул Виктор. — Я буду смотреть на тебя и на дорогу — вперёд, леди-победительница!

— Хах, ну ладно, — улыбнулась мажорка.

По дороге Виктор спросил, что же было на кону с её стороны в ответ на ставку Валика, но Стелла с улыбкой ушла от ответа и сказала, что это слишком безнравственно, чтобы такое озвучивать.

«Потом узнаю», — решил парень.

К дому Анжелики приехали минут через двадцать пять — дороги были довольно свободные, и Стелла вела вполне уверенно и не гнала — Виктор даже предположил, что не такая она уж и пьяная была, как хотела показаться.

— Катя уже приехала, — произнесла мажорка, и Виктор увидел уже знакомую псевдо-«Волгу» контрразведчицы.

Глава 18

Когда Виктор и Стелла поднялись на третий этаж и позвонили, дверь открыла Анжелика.

— Милый, я очень соскучилась, — сходу кинулась она нашею парню, но через несколько секунд отстранилась: — А чем это от вас пахнет? Болотом?! Фи! — отойдя на шаг назад в коридор, брюнетка вытаращилась и на парня, и на сестру.

— Иди отдыхай уже. Катя где? — довольно миролюбиво ответила Стелла, разуваясь при этом.

— Заколебала меня твоя Катя — сидит и грузит нас с Ариной уже полчаса, у меня уже уши вянут, а малую она вообще задрочила. Чаю хотите?

— Да, организуй чайку с бутербродами, милая, — кивнул Виктор.

— Очень легко, — улыбнулась Анжелика и упорхнула на кухню — там горел свет.

«Надо выкупаться и костюм постирать, а то действительно болотцем попахивает», — разувшись, потянулся он — всё тело приятнейше побаливало, как всегда бывает от хорошей, активной нагрузки в удовольствие.

— Кто первый купаться? — поинтересовался Виктор у медноволосой.

— Странный вопрос — я, конечно, — пожала она плечами и сразу отправилась в ванную.

Находясь в прихожей, парень достал планшет — ни сообщений, ни пропущенных ни от Лизы, ни от Иры, ни от девок-близняшек не было. Часы показывали двадцать пять минут девятого.

Зайдя на кухню, парень увидел разложенные в большом блюде на столе заварные пирожные. Анжелика, одетая в один из своих многочисленных халатов, стояла возле электроплиты, а Арина сидела на диване со страдальческим лицом, при этом напротив неё на стуле сидела Вельцева.

«Что это за игра в допросы?»

— Добрый вечер, дамы! А что это вы делаете?

— Добрый! — на миг повернула голову Вельцева. — Будь так любезен — не мешай сейчас нам, мы на спор практикуем одно интересное заклинание.

— Ну ладно, занимайтесь, — развел ладони прибалдевший Виктор и поймал сосредоточенный взгляд Арины.

Он прошёл к окну и положил свою сумку-чехол на подоконник, ещё раз взглянув на рыжую, которая сидела с таким лицом, будто её хотели заставить проглотить лягушку.

«Пирожные кремовые — давненько я таких не ел. Что тут за дела вообще?» — подойдя к брюнетке, Виктор приобнял её за талию и поцеловал в шею.

— А что тут за дела? — спросил он шепотом.

— Да эта Катя зацепилась с рыжей из-за какого-то учебного заклинания и сейчас сидит и задрачивает её — они поспорили на большие деньги.

— Ничего не понимаю, — Виктор одной рукой провёл по ягодицам Анжелики, отчего она чуточку вздрогнула.

— Пусть лучше её, чем меня — такая дотошная тётка, — очень тихо ответила девушка.

— Тётка?

— Ну, не знаю, девка, — Анжелика хлопнула ладонью по руке Виктора.

— Соблазняют твою рыжую у тебя на глазах.

— Думаешь? Хи-хи, — усмехнулась Анжелика. — Ты сходи в душ, милый, а то мой халатик болотом пропахнет. Где вы вообще так измазались?

Виктор шепотом рассказал про поездку и посиделки с Валиком, потом про игру.

— Хотела бы и я так отдохнуть, но из-за этих таблеток у меня всё тут болит, — посмотрев на Виктора умильным взглядом котенка, брюнетка коснулась низа своего живота.

— А ведь могли просто трахнуться, без этого всего мазохизма, — парень положил сверху на её ладонь свою.

— Нет, не могли! Магически одаренные дети — это важно! — надув губки, заявила Анжелика и отвернула голову.

«Что-то я не готов к такому счастью в таком молодом возрасте, хе-хе», — зевнув, Виктор оставил брюнетку и пошёл к полочке возле холодильника — взять пульт. — «Но уже поздно думать — надо теперь готовиться».

— Я телек включу, — проинформировал он окружающих.

Поскольку все промолчали, включив телевизор, он подошёл к столу, сел на стул, и закинув ногу на ногу, начал листать каналы.

«Какое-то предельно унылое телевидение — ни тебе фильмов, ни передач интересных, какие-то программы про надои, засолку грибов, варку варенья, подковку коней, великую степь, приготовление кумыса», — немного прибалдел парень от увиденного контента, пока нашёл знакомый логотип новостного канала.

Показывали какую-то рекламу, вернее её окончание — про преимущества службы в армии по контракту для женщин. Не успел Виктор вникнуть в это, как появились часы и секундная стрелка через семь секунд показала время — 20–30.

«Чё-то напоминает советскую заставку, только тут цвета другие», — смутно вспомнил парень и взял с блюда пирожное.

— Выключи ты эту скукоту, милый, — развернулась к нему Анжелика.

— Спокойно, я хочу посидеть, отдохнуть и посмотреть новости, — поднял ладонь парень. — Кому не нравится — идут в комнату.

— Вот такой ты, — Анжелика демонстративно отвернулась.

— Именно такой, милая. Где мой чай?

— Заварила уже, секунду подожди.

— «Уважаемые зрители, сегодня мы начнем наш выпуск со срочных и в чём-то трагических новостей!» — заявил патетическим голосом одетый в строгий черный костюм ведущий.

— Ну-ка, ну-ка, — беря второе пирожное, произнёс Виктор — они действительно оказались кремовыми и очень вкусными. — Милая, долго мне чай ждать?

— Одну минутку, любимый!

— «Тревожные и даже трагические новости из Веймарского Рейха приходят чуть ли не ежеминутно — как сообщают международные информационные агентства, с самого утра в Свободном государстве Мекленбург-Шверин, что на севере Германии, проходят крупнейшие за последнее пятилетие политические демонстрации — в этот раз против достройки последнего участка стратегически важного морского трубоэнергопровода „Балтийская энерголавина“, хотя как утверждают эксперты — ситуация непосредственно связана с возможными досрочными выборами в рейхстаг. Уже к полудню в города Росток и Висмар съехались десятки тысяч демонстрантов — и не только из Германии, но также из Польши, Австрии, Дании и Голландии. Мероприятие, заявленное под патронажем оппозиционной партии консервативных экологов, через несколько часов переросло в потасовки, а далее и в беспорядки — на митингующих напали проправительственные отряды „Радикальных свободных феминисток“, что привело к множеству пострадавших. Как сообщает „Рейтерс“, уже в шестнадцать часов из канцелярии рейхспрезидента поступил приказ ближайшим подразделениям рейхсвера вмешаться в ситуацию. По состоянию на восемнадцать часов сообщается о том, что прибывшие войска открыли огонь по обеим сторонам беспорядков, счет раненых идёт на десятки, если уже не на сотни, горит центр города Висмар, а в заявлении канцелярии рейхспрезидента Гинденбурга указывается, что ответственность целиком и полностью ложится как на правящую коалицию, так и на оппозицию, и что если порядок не будет восстановлен через партийные механизмы влияния, президент воспользуется конституционным правом и введёт своё прямое правление на три месяца, назначив досрочные выборы. Для России — это очень тревожная новость, поскольку вопрос финансирования достройки трубопровода компаниями „Сименс“ и „Рейнметалл“ повиснет в воздухе — эти корпорации как раз и являются объектами нападок протестующих. Кем реально инспирированы все эти события — огромный вопрос, на который должны ответить германские органы правопорядка», — неспешно и читая с нескольких бумаг, рассказывал ведущий.

— Блин, милый, тебе это не надоело? — удивленно спросила Анжелика, подавая парню чай на блюдечке.

— Очень интересно, между прочим, — искренне пожал он плечами и хлопнул девушку по попке.

— Я пока в комнату пойду — не могу эту муть слушать, — заявила брюнетка и проведя пальцами по щеке парня, пошла на выход из кухни.

— Катя! — позвал Виктор, не оборачиваясь.

— Я занята. Что?

— Что ты знаешь про этот трубопровод?

— Пожалуйста, не мешай нам и спроси что-нибудь полегче, — последовал ответ Вельцевой.

«Ну, рыжую спрашивать смысла вообще нет», — Виктор отхлебнул чай и взял третье пирожное, продолжив слушать новости.

— «Продолжают поступать пока ещё достоверно не подтвержденные, но очень тревожные новости из Северной Мексики — информационное агентство „Техас Миррор“ сообщает, что боевики нарко-террористической группировки „Обретение Ацтлана“ сегодня днем якобы установили полный контроль над городком Сьюдад-Куатемок в штате Чиуауа. Правительственные войска бежали на запад, в сторону столицы штата, и на север, по трассе. Как предполагают журналисты агентства, следующими целями боевиков может стать как столица штата — одноименной город Чиуауа на западе, так и несколько небольших городов на севере. Не исключено, что группировка может объявить этот городок временной столицей своего так называемого государства. Более подробную информацию мы планируем получить завтра по официальным каналам».

— Ка-а-ть! — Виктору стало немного скучно. — Что ты об этом думаешь?

Ответа не последовало и парень повернулся — обе девицы явно играли в какие-то странные гляделки и были явно погружены в это. По ощущению парня — становилось как-то прохладно.

— «Продолжаем обзор новостей из Латинской Америки — в регионе происходят очень серьезные сдвиги, невидимые на первый взгляд, но имеющие важное значение для баланса сил в мировой экономике. Как сообщает венесуэльское информационное агентство «Боливар Пресс», два дня назад в столице этого государства Каракасе состоялся экономический форум латиноамериканских производителей магообогащенного лития, незамеченный широкой западной общественностью. В форуме приняли участие представители Аргентины, Венесуэлы, Чили, Мексики, Боливии и Колумбии. Чилийский министр промышленности и ресурсов Фернандо Гарсиа-Перес предложил кардинально изменить мировую литиевую промышленность, создав альянс латиноамериканских литиевых гигантов из числа стран, представленных на форуме. По словам министра, уже в этом году должен состояться международный конгресс литиевых производителей, цитирую — «в целях укрепления позиций альянса и борьбы с диктатом иностранцев». Представители Чили и Боливии предложили создать общий латиноамериканский рынок сырого и обогащенного лития, открытый для всех стран региона, что позволит провести форсированное развитие литиевой магопромышленности во всей Латинской Америке. На данный момент страны-участники форума лишь добывают и частично магообогащают металл, но не производят готовые товары с высокой добавленной стоимостью.

В латиноамериканском «литиевом треугольнике», а это Боливия, Чили и Аргентина, находится до тридцати миллионов тонн разведанного лития, готового к быстрому магообогащению и поставкам на быстро растущий мировой рынок. Только в Аргентине и Чили за прошедшее десятилетие было добыто около пятисот тысяч и обогащено около двухсот тысяч тонн лития, который имеет критическое значение как для черной и цветной металлургии, так и для бурно развивающейся промышленности аккумуляторов и полупроводников.

В позапрошлом году в мексиканском штате Сонора германо-японский консорциум «Рейнметалл-Аюкава» обнаружил новое месторождение лития, ориентировочные запасы которого могут достигать семнадцати миллионов тонн. Добычу и обогащение лития непосредственно в Соноре консорциум планирует начать через два года с начальной партии в сорок тысяч тонн, но подобные известия уже побудили кардинала Альмонте, президента Мексики, замахнуться на создание государственной литиевой компании.

По оценкам отраслевых экспертов из лондонского Сити, создание «латиноамериканского литиевого альянса» осложняется тем, что на данный момент государственный контроль за добычей металла существует только в Чили, Венесуэле и Боливии. Большая часть аргентинского и мексиканского лития добывается иностранными частными корпорациями — преимущественно японскими и немецкими, и они будут избегать нарушения цепочки поставок в мировых масштабах«, — под размеренный голос диктора Виктор чуть не заснул.

«Литий, обогащение — для чего оно вообще нужно?» — он и близко не представлял.

— «Тревожные сообщения приходят из Токио, столицы Японской Империи — по неподтвержденной информации „Рейтерс“, резко ухудшилось состояние престарелого императора Акэрохито, который вот уже больше года пребывает на больничной койке — по сообщениям анонимных источников, он якобы впал в кому. Его Императорское Величество, или как его называют сами японцы — Тэнно Лунного Света, уже очень давно потерял реальную власть и выполняет магическо-церемониальные функции, однако амбициозная принцесса Мива-Акионо, его старшая внучка, которая, по оценкам местных экспертов, ожидаемо станет регентом при своём малолетнем брате-кронпринце, готова сражаться за реальную власть с местной проамериканской магоклановой олигархией, имея германскую поддержку и опираясь на тайных сторонников в олигархическом парламенте, армии, госаппарате, корпорациях, а также в мафиозных группах и даже в загадочных религиозных культах, о которых широкая мировая общественность узнала лишь в том году и культурный шок от которых до сих не прошёл. Всё это грозит сильнейшей внутриполитической дестабилизацией не только в Японии, но и в её зависимых территориях, что может негативно сказаться на экономическом положении нашего Дальнего Востока и Забайкалья».

«Интересно, Мисаки чем сейчас занимается?» — лениво подумал парень.

Далее пошли какие-то внутренние новости про ожидаемый в этом году урожай зерновых и бобовых, и Виктор начал уже откровенно и дико зевать, поскольку его серьезно клонило в сон. Послышался шум открываемой двери ванной, и через несколько секунд на кухню вошла Стелла, одетая в халат и с обмотанной полотенцем головой.

— А что это такое? — недоуменно спросила она у Виктора, несколько секунд поглядев на Катю и Арину.

«В душе не ебу», — хотел ответить Виктор, но сдержался и просто развёл руками.

Он отхлебнул чай, доел пирожное и лениво поднявшись со стула, пошёл в ванную.

— Сама у них спроси, — сказал он тихо, проходя мимо Стеллы в ванную.

Раздевшись и кинув одежду возле стиральной машины, первым делом парень подошёл к умывальнику и открыв холодную воду, с наслаждением умылся.

«Интересно, кто такая эта сисястая девица по фамилии Иволгина — она как-то странно на меня посмотрела», — с удовольствием выдохнув, Виктор посмотрел на себя в зеркало. — «Круги под глазами — надо сегодня хорошо выспаться».

Помассировав себе уши, Виктор залез в ванну, присел и начал наполнять её не слишком горячей водой — он разлегся и его начали одолевать разные мысли.

«Я слишком доверчив — Анжелика сходу меня развела, и теперь я уже сам к ней даже привязался, не говоря о Стелле — её надо ещё раз обязательно отодрать, только уже по полной. А Мисаки эта — кто она вообще такая и что от меня хочет? Лиза, Ира — все что-то от меня хотят, и все обо мне знают больше, чем я сам. Но ничего, сейчас моя самая главная задача — вернуть себе этот пресловутый магический потенциал, и тогда условия диктовать буду я, а не мне».

Минут пятнадцать парень, будто в легкой нирване, мыл голову, намыливался гелем и получал удовольствие от купания. Выйдя из ванны и взяв один из висящих там махровых халатов, пофиг что женский, он тщательно вытер голову и только собрался выходить, как услышал вопль.

«Что ещё за хрень?» — сердце у него на миг ёкнуло.

— Я выиграла, выиграла! Я! Я! — послышались чьи-то крики.

«Арина? Чего она так орёт?!» — поразился Виктор, зевнул и вышел из ванны.

Как оказалось, на кухне были все четверо девушек — Анжелика и Стелла стояли около холодильника с удивленно-ошарашенными лицами, Вельцева сидела на стуле, прикрыв ладонями лицо, а Арина возле диванчика исполняла что-то вроде победного танца — Виктор обратил внимание, что её сиськи, скрытые халатом, очень эротично тряслись в такт.

— А что это за веселье происходит? — поинтересовался парень, облокотившись на дверной косяк.

По его ощущению, на кухне было очень прохладно, будто кондиционер работал весь день на полную мощность.

— Оу, Вит — я выиграла спор! Выиграла, и теперь вот эта леди, — Арина небрежно показала на Вельцеву, — торчит мне три штуки! Ха-ха-ха, воздух побеждает, — сжав кулачки, залилась смехом рыжая.

Виктор вопросительно взглянул на Анжелику со Стеллой, но они обе развели руками.

— Вы все, — Арина обвела рукой всех, начиная от Виктора и заканчивая девушками, — считаете меня какой-то дурочкой, а я — очень умная на самом деле!

— Однозначно, кто бы сомневался, — пожал плечами Виктор, сдерживая зевоту. — О чём вообще речь, рыжая?!

— Да, да — я умничка! — Арина стала возле Вельцевой и начала ей рассказывать какие-то магические вещи.

«О чём она говорит? Неужели всё так сложно с этой долбанной магией? Но рассказчица она такая себе, явно что-то путает», — Виктор, слушая рыжую, начал ощущать, что у него вянут уши.

— Арина, стоп, стоп! — поднял он ладонь минуты через три словоизлияний рыжей и удивляясь, чего молчат сестры Корниловы, которые сели за стол пить чай.

— Что?! — обернулась она к нему.

— Ариша, солнышко — слезь с броневика, — произнёс парень и тут же понял, что мемасик могут и не понять.

Видимо, так и получилось.

— Что-что?! — осеклась и удивленно переспросила Арина, уставившись на парня.

«Надо разрядить обстановку».

— Слезь с трибуны, рыжая, — Виктор понял, что уже не может остановиться, при этом краем глаза видел, как Энджи и Стелла начали улыбаться.

— С какой трибуны? Так я же… — пролепетала Арина растерянно и перевела взгляд на девушек.

— Речи заканчивай свои толкать революционные, как товарищ Ленин когда-то, — уже чуть ли не смеясь, заявил парень.

Арина вытаращилась на него, потом непонимающе нахмурилась и неуверенно повернулась к Анжелике со Стеллой:

— Это тот анархист на тачанках, с которым воевали наши предки?

Виктор ощутил, что еще несколько секунд — и он ляжет на пол и будет бить ластами и орать, как тюлень в брачный сезон — настолько рыжая его развеселила.

— Ну пиздец, рыжая — у тебя ай-кью ненамного выше температуры тела, хотя я всегда это знала, — сквозь сдавленный смех констатировала Стелла. — Не ожидала я от тебя таких глубоких познаний в истории.

Все, кроме Арины, смеялись минуту или больше.

«Да, ничто так не сплачивает, как общий смех над кем-то», — отсмеявшись, Виктор подошел и сел на диван, легонько зацепив ладонью попку Арины.

— Не обижайте мою Птичку — иногда она очень тупит, — сдерживая улыбку, вымолвила Анжелика.

— Знаете что — идите-ка вы все нахер, а особенно ты, — ткнув пальцем в сторону брюнетки, обиженным голосом заявила Арина, взмахнула головой и выбежала в коридор, чуть не сбив Виктора с ног.

«Да, весело с ними, с девчоночками-лесбияночками», — парень обратил внимание на Вельцеву, которая с недовольным лицом сидела на стуле.

— А что там у вас был за спор? — спросил он у неё, развалившись на диване.

— По поводу учебного заклинания охлаждения воздуха — эта барышня сказала, что магам земли предотвратить такое не под силу, и я решила с ней поспорить на эту тему — на интерес, конечно, — вздохнула Екатерина.

— И что?

— Довольно долго у меня получалось блокировать её усилия, но эта рыжая зараза оказалась весьма сильна — она ведь воздушная, ну и прорвала мою блокировочную защиту, — неохотно пояснила Вельцева. — Мне не хватило пяти минут до победы.

— Ну дела. А с чего ты вообще решила, что сможешь выиграть? — удивился Виктор.

— Уже не раз так делала во времена учёбы в корпусе, Стелла не даст соврать, — кивнула она в сторону сестриц.

— Угу, хорошая земля в большей части бьёт воздух, но рыжая не такая бездарная, как мне казалось, — услышал Виктор голос Стеллы и поднял глаза на неё — она ела пирожное.

— А с чего вам казалось, что она бездарная? Она очень крепко зарядила по мне в «Эскрайме», — Виктор откинулся на спинку дивана.

— Да? Почему мне не сказали? — вздохнула Вельцева.

— Мне было интересно поглядеть, чем это кончится, — произнесла с набитым ртом Анжелика. — Лишние деньги никогда не помешают.

«Интриги, однако», — улыбнулся Виктор.

— Кать, а Кать — а какая у тебя зарплата? — поинтересовался он.

Вельцева вздохнула, выпрямила осанку и тяжело взглянула на Виктора:

— Маленькая и недостаточная!

Виктор услышал сдавленный вскрик Стеллы и взглянул на неё — выронив пирожное себе на колени, она засмеялась.

— Знаешь, Монета — ничего смешного я не вижу! — заявила Вельцева.

— Ну, не обижайся, лапуля — уладим вопрос, — махнула рукой Стелла. — Иди чай пить, твои пироженки — просто отпад.

— Ну ещё бы — я брала в «Тульской выпечке», — вздохнула Вельцева, поднялась, и взяв свой стул, пошла к столу.

«Поесть ещё пироженок или пивка накатить? Оно хоть есть в холодильнике, интересно?» — потягиваясь, раздумывал Виктор, но вставать не стал.

Пару минут девушки молча пили чай, слушая довольно приятную европейскую музыку с телевизора. Виктор, сосредоточившись на ритме спокойной, красивой мелодии, прикрыл глаза и ощутил, что начинает дремать, однако его привёл в себя голос Стеллы.

— Катюш, что там насчёт этого Кубинца, о котором ты говорила? — спросила она.

— Есть кое-что интересное — как я смогла выяснить, у них есть небольшая транспортная фирма со складом на южном пригороде Москвы — они через неё прокручивают поставки кормов для лошадей и всё подобное, так вот — Кубинца этого якобы видели там пару дней назад, как следует из отчёта, — отпив чай, начала рассказывать Вельцева.

— Не густо. Сейчас он может быть неизвестно где, — произнес Виктор.

«Сплошное разочарование и потерянные следы, если допустить, что действительно было покушение, а не стечение обстоятельств».

— Вообще-то у них там офис, как следует из отчёта информатора, — ответила Катя.

— И что это склад? — спросила Стелла.

— Насколько я знаю — это огромный складской комплекс в южном Чертаново, его построили в семидесятых ещё, когда включили эти места в городскую черту, — пояснила Вельцева.

— Случайно не Сумские склады? — Виктор видел, как Стелла уставилась на Катю, спросив это.

— Ну да, а какие ещё? — удивилась блондинка.

— Так они огромные — есть конкретное место?

— Стелла, конечно есть — за кого ты меня принимаешь? — удивилась Вельцева.

«Завтра и поедем, значит», — вздохнул Виктор — ему чего-то хотелось, а чего — он и сам сейчас не мог понять.

— Надо ехать! — вмешалась в разговор Анжелика.

— Нет, поедем завтра — я договорюсь с Валиком и поедем, — покачала головой медноволосая.

На некоторое время воцарилась тишина — Виктор прислушивался к ритмам, доносящимся с телевизора.

Парень пришёл в себя от того, что кто-то его тормошил — открыв глаза, он увидел лицо Анжелики.

— Ты хочешь спатки, дорогой?

— Да, пора бы уже, — потянулся Виктор и осмотрелся — девушки ещё сидели за столом.

— Дамы, а что известно про этого Кубинца вообще? — спросил он, обращаясь к Стелле и Кате.

Обе повернули к нему голову.

— По нашим данным — это сын бывшего кубинского посла. Будучи малолетним, он с родителями остался в России после очередного переворота на их острове в девяностых годах. Имеет характерную внешность и говорит на русском почти без акцента. С ранних лет работал с структурах, связанных с ипподромом, — рассказала Вельцева.

— Завтра на склад едем? — парень перевёл взгляд на Стеллу.

— Да. Я созвонюсь с Валиком, заеду за тобой и покатим. Будь готов с утра.

«Я как пионер — всегда готов», — подумал Виктор, но промолчал и кивнул.

— Я тоже хочу, — произнесла Анжелика.

— Прекращай это, — повысила голос Стелла. — Сидишь дома, пьешь лекарства и не дергаешься — тебе понятно?

— Да, — пискнула брюнетка.

Виктор взял её за ладонь и притянул к себе, усадив на диван, и начал демонстративно гладить её волосы и плечи.

Стелла недовольно уставилась на них.

— Кстати, да — у вас там два тела с огнестрелом, верно? — поинтересовался Виктор у Вельцевой.

— Ну да, я об этом говорила.

— Известно уже, кто их уконтрапунктил?

Анжелика засмеялась при этих словах и ткнулась головой парню в плечо.

— Пока идёт расследование, экспертизы, — пожала плечами блондинка и повернула голову к Стелле: — Тебя домой отвести или здесь заночуешь?

— Домой, конечно домой, — встрепенулась Анжелика.

Стелла, посмотрев на неё, недовольно скривила личико, потом покивала.

— Ладно, дамы — до завтра, я спать, — зевнул Виктор, лениво поднялся и забыв про своё желание навернуть пива, пошёл в комнату.

— Милый, я сейчас, подожди немного, — услышал он голос Анжелики уже в прихожей.

Зевая, Виктор дошёл до комнаты и войдя, выключил выключатель, оставив почти полный мрак.

— Эй, зачем? — возмутилась Арина, которая сидела на краю кровати с какой-то книжкой на коленях.

— Не знал, что ты вообще читаешь книги, — буркнул парень и отодвинув занавеску, залез на кровать-траходром, увалился на подушку и обнял её.

— Ну ты и хам, — услышал он реплику Арины.

— Спокойного сна, рыжая, — тихо произнес он.

— Массаж хочешь, может? — уже сквозь сон услышал он голос рыжей.

— Хочу!

Через полминуты он ощутил нежные и горячие ладони на своей спине, но очень скоро полностью отрубился.

Глава 19

Виктор проснулся резко — чей-то локоть уперся ему в бок и прервал красивый, красочный сон, который сразу же выветрился из головы. По его ощущению — была глубокая ночь или же раннее утро.

«Рыжая, блин — ну что за дела?!» — покрутив головой, парень обнаружил лежащим себя на спине, при этом Анжелика лежала к нему спиной от него слева, а Арина, в вольной позе березки и в белом пеньюаре — справа, и как раз её локоть уперся ему в бок.

Виктор с трудом зевнул — ощущение во рту было такое, будто несколько енотов устроили показательную драку за территорию.

«Жбан как ломит, что ж такое? Я ведь ещё слишком молод, чтобы вот так страдать от похмелья», — поморщился он, вспоминая, сколько они выжрали вина на тренировочной базе. — «Надо встать отлить и пивка в холодильнике глянуть — это точно поможет. Интересно, шампанское ещё осталось?! Должно бы — мы много тогда брали».

Ободренный этой мыслью, он начал очень медленно и аккуратно высвобождаться из довольно плотного плена двух красоток по бокам.

— Э-э, что-о? — послышался сонный и недовольный голос Арины.

— Лежи и спи, все нормально, — тихо произнёс Виктор, аккуратно продвигаясь на край кровати.

«Прохладно или мне кажется? Конечно — ночь же», — встав с траходрома, парень увидел, что балкон был приоткрыт, ярко светила луна, а халата на нём не было — вероятно, девицы сняли халат с него спящего.

Вздохнув и стараясь ничего не зацепить в темноте, Виктор чудом добрался до коридора, поёжился и опираясь на стенку, пошёл к кухне — голова побаливала характерной ноюще-туповатой болью — когда и перепил, и недоспал потом.

«Хорошо хоть не тошнит, это крепко радует», — уже около ванны он решил зайти, прополоскать рот и умыться, и взять себе ещё халат.

Проделав эти процедуры и облегчившись в ванную — в туалет идти было лень, парень вышел и включив свет на кухне, сонно зажмурился и направился к холодильнику. Поиски пива были недолгими и безуспешными — его просто не было.

«Тогда шампусик, а ля гер ком а ля гер», — выбора другого не оставалось, кроме как взять с нижней полки бутылку французского шампанского и немного всяких вкусностей — нарезанный сырок, красную рыбку, какие-то бутербродики с паштетом и зеленью.

Взяв в одну руку шампанское, в другую — тарелочку со снедью, ногой он захлопнул холодильник, обернулся и чуть не выронил всё это добро на пол — в двух шагах от него стояла Арина в белом пеньюаре, без косметики и смотрела на него широко открытыми глазами. Её лицо было очень бледным.

— Блядь, рыжая! Напугала же — как ты так тихо подобралась? — сглотнув ком, спросил Виктор.

«Откуда она здесь взялась, почему я не услышал её?»

Несколько секунд Арина смотрела на него пустым, немигающим взглядом — Виктору даже захотелось отступить на шаг, но он понимал, что упрется в холодильник.

— Трахни меня! — ещё через несколько секунд странных гляделок заявила девушка.

Виктор чуть откинул назад голову, растягивая шею, которая немного ощущалась затекшей.

— Арина, с тобой всё хорошо? — осторожно спросил он.

— Сейчас ты меня трахнешь! — повторила сисястая красотка.

Несколько секунд Виктор смотрел на неё, и его попустило — Арина была заспанная и без макияжа, и совершенно не страшная ведьма, как ему на миг показалось.

— Милая, давай сядем и выпьем шампусика, ладно?

— Хорошо, — механически произнесла Арина, кивнув.

Виктор подождал, пока она присядет за стол, достал с полки два стакана, потом как можно более тихо открыл шампанское — получилось неплохо, и разлил напиток по стаканам.

— Ну, рыженькая красотуля — за твоё здоровье! — поднял он стакан.

— Хи-хи, спасибо, — даже немного покраснела девушка, чокаясь.

Выпили — парень ощутил, как вкуснейший напиток отлично пошёл и сразу придал бодрости. Он закусил сыром.

«А рыжая уже и румянцем залилась, явно пришла в себя», — смотрел он на Арину, которая поставила полупустой стакан на стол и опустила взгляд.

— Значит — секс? Вот прям так, без ничего, без подготовки, да? — с легким ехидством поинтересовался парень — никакого секса он сейчас и даром не хотел.

— Я хочу красиво и без боли, — на несколько секунд подняв взгляд и чуть запинаясь, тихо произнесла Арина.

Виктор вздохнул и налил себе ещё один стакан — одного ему показалось мало. Он жестом предложил Арине, но она отказалась.

— За хороший секс, — парень поднял стакан, чокнулся с рыжей и залпом выпил половину — в глазах уже начало проясняться. — Прямо сейчас?

— Ты прав, извини. Я пойду спать, — быстро вымолвила Арина и попыталась встать, но Виктор среагировал и удержал её за руку.

Девушка уже была довольно пунцовая и отводила взгляд.

— Рыжая, зая моя, успокойся! — Виктор встал, подошёл к ней и положил руки на плечи. — Если ты действительно захочешь хороший, классный секс — я сделаю это красиво, умело и максимально аккуратно, но для этого мы хорошо подготовимся и желательно должны быть наедине, понимаешь?

Арина неуверенно покивала, потом произнесла:

— Я хочу, чтобы Анжелика была рядом!

— А не боишься, что она ревновать будет? — Виктор чуть пригнулся и тихо произнес ей это на ухо.

— Она не будет, ты не понимаешь…

— Поясни! — парень чуть сжал её плечи и отпустив, вернулся за стол — ему остро захотелось есть.

Откусив половину бутерброда и запив его шампанским, он вопросительно смотрел на девушку.

— Налей! — Арина, вздохнув во всю грудь, показала рукой на стакан.

Виктор налил ей полный и долил ещё себе — шампанское его очень взбодрило, хотя голова начинала немного кружиться.

Молча чокнулись и выпили — рыжая взяла сыр и бутерброд, и с аппетитом закусила.

— У нас настолько близкие отношения, что тебе, как и любому мужчине, этого просто не понять, понимаешь? — почти дожевав, начала она говорить.

— Смутно, — парень развел ладони.

— Понимаешь, раз я была при её первом сексе, то и она должна теперь быть при моём, иначе разорвется та ценная и хрупкая ментально-магическая связь, которая у нас есть с детства.

— Что за связь?

— Эта связь немного усиливает наш магический потенциал, и кроме того, является важным, как это сказать… — наморщилась рыжая, сжав кулачок.

— Критерием?

— Нет.

— Нюансом, фактором? — попробовал уже угадать Виктор.

— Вот — фактором, — хлопнула пальчиками по столу рыжая. — Точно. И фактор этот — отношения между нашими семействами, которые сейчас на совсем плохом уровне, но я очень хотела бы это исправить, и моя, — на миг запнулась рыжая, — дружба с Анжеликой — это очень важно, хоть это и не видно на первый взгляд.

— Ох, рыжая, да ты целый политик — так складно всё обрисовала, — засмеялся Виктор. — Давай допьём — за твоё здоровье, — поднял он бутылку с остатками шампанского, и Арина покивала.

«Не такая она и дурочка сама по себе, просто очень обидчивая и довольно уязвимая, можно сказать — слабохарактерная», — допивая ароматно-кисленький напиток, думал Виктор.

— А почему у вас со Стеллой такие напряги? — поинтересовался он.

— Она меня не любит, — голос рыжей дрогнул, и она одним махом допила остаток шампанского.

— В каком плане?

— Ну вот знаешь, как это бывает — несовместимость у людей. Так и у меня с ней — она заносчивая, придирчивая и стервозная, а ещё у неё дикий недотрах и она бесится по этому поводу, я так думаю, — почесав носик, ответила рыжая. — А ещё она видит, что я нравлюсь этой Кате — и ещё больше бесится.

«Тоже фактор, почему нет. Но сейчас с недотрахом уже получше, надеюсь», — глядя на Арину, парень улыбался.

— Что? — засмущалась она.

— Катя — тоже стерва.

— Не факт, совсем не факт, — краем губ улыбнулась Арина и на миг взглянула исподлобья.

— Пойдём спать — ты мне массаж хотела сделать, — потянувшись, предложил Виктор.

— Я хотела тогда, и сделала, а ты отрубился. Сейчас я хочу спать.

— Как скажешь. Идём? — поднявшись, Виктор протянул руку рыжей.

Кокетливо улыбнувшись, она протянула свою ладонь. Погасив свет на кухне и идя чуть спереди, уже в коридоре Виктор развернулся — и рыжая уперлась в него своим бюстом.

Он решительно прижал её к стенке и начал целовать взасос, потом начал покрывать поцелуями шею, одновременно дав волю рукам и лапая её большие, упругие сиськи.

— Ах, нет, прошу, нет, — тяжело дыша, шептала Арина.

— Ты же хотела…

— Нет, давай потом, пожалуйста, — довольно жалобно прошептала она.

«Не брать же её силой, тем более она совсем ещё девочка», — Виктор, который только начал возбуждаться, ощутил, что его настрой резко пропал.

— Ты очень сексуальная мадемуазель, — прошептал он ей на ушко, и она вздохнула.

Ещё раз сдавив её классные груди, он взял её за руку и молча повёл за собой в комнату.

— Извини, — прошептала рыжая уже возле кровати.

— Не парься, милая — захочешь, всё сделаем, договорились? — Виктор повернулся к ней и приблизил своё лицо к её личику.

— Как скажешь, Вик, — она провела пальцами по его плечу. — Давай спатки?

— Вперёд, — парень, пропуская её, легонько хлопнул по отличной заднице. — Ложись возле Энджи.

Пока рыжая залазила, став раком и вертя при этом попкой, Виктор ощутил, что он счастлив — на миг накатило ощущение безмятежности и полной удовлетворенности. Даже легкая винная отрыжка не смогла перекрыть это ощущение.

Забравшись на кровать, Виктор лег на живот правее рыжей, на её место — через несколько секунд он ощутил её ладонь на своей спине.

— Да, давай, — прошептал он и поудобнее обняв подушку, под легкие касания Арины довольно быстро заснул.

Снилось ему огромное, красивое поместье в стиле барокко, расположенное на берегу широкой реки. Там жарили мясо, отдыхали, общались, а где-то на пляже слышался голосок Лизы. После этого Виктор, плескавшийся и паривший над водой, услышал чей-то строгий голос, говорящий кому-то, что «литий — это основа основ современной магопромышленности и тот, кто контролирует добычу и поставки лития, тот сможет диктовать волю всем остальным, поскольку потребление будет расти огромными темпами».

После этого он увидел Лизу, сидящую в купальнике с коктейлем на края огромного, шикарного бассейна, и только хотел подбежать к ней, как сон начал растворяться и его вернул в бренную реальность дребезжащий металлический звук.

Виктор открыл глаза — девушек рядом уже не было, однако буквально через пятнадцать секунд в комнату ворвалась Анжелика, как он видел из-за занавески, и выключила будильник.

— Милый — подъём! — жизнерадостно проворковала она, подходя к постели. — Завтрак готов, и Стелла уже звонила — велела через полчаса тебе быть готовым к выезду.

— Велела? — переспросил Виктор, не без труда ворочая языком — голова, по ощущению, была тяжеловата.

— Ну, просила, не знаю. Сказала — одеться попроще, и поэтому я приготовила твою прежнюю одежду, — Анжелика залезла на кровать и поцеловала его в губы. — Откуда у тебя такой перегар? — с подозрением спросила она через пару секунд.

— Пили вчера. Как себя чувствуешь? — Виктор провёл ладонью по её попке.

— Нормально, таблетки помогают. Когда и что вы пили?

— Энджи, милая, не грузи — организуй лучше кофе, — потянувшись, попросил Виктор.

— Ах ты гад такой непослушный, хи, — Анжелика уперлась ладонями ему в грудь на несколько секунд, потом начала вылезать с кровати.

«Надо сейчас шампанского навернуть, а то голова отвалится. Надо же было Арине проснуться так не в тему», — вздохнув и потянувшись, парень лениво полез на выход.

Застегнув халат — было немного прохладно, он решил идти умываться, пытаясь вспомнить сон. Дойдя до ванны, он вспомнил про литий и через несколько мгновений вспомнил вчерашние новости.

«Стоп, стоп! Одному мне кажется странным совпадение, что как только мексиканцы захотели организовать свою госкомпанию по добыче лития, как у них организовался их „Ацтлан“?! Новости вчера шли одна за другой, всё же довольно очевидно», — упершись лбом в дверь ванной, медленно и туго соображал он.

— Тебе плохо, Вит? — услышал парень голос Арины, доносящийся с кухни.

— Нормально, — он повернул голову — рыжая сидела на диване, вытянув ножки и кушая бутерброд. — Кофе побыстрее, барышни!

Зайдя в ванную, он слева увидел свою аккуратно сложенную старую одежду на полочке. Скинув халат и немного пошатываясь, он решил принять душ, открыв воду похолоднее. Это произвело неприятный эффект — парень начал чихать, голова ещё больше закружилась, поэтому он включил почти горячую и так скупался.

Это его немного взбодрило — он вылез, довольно медленно вытерся и завернув торс в полотенце, вышел из ванной на кухню.

— Времени не так много милый — ты должен хорошо покушать и быть бодрым и собранным, — произнесла Анжелика, сидя за столом — она пила кофе с пирожным.

«Какие-то интонации, будто она мне жена», — недовольно подумал Виктор.

— Э, милая, пиво есть? — спросил он, подходя и садясь за стол.

— Нету. Зачем? — удивилась брюнетка.

— За шкафом. Что есть?

— Знаешь, не надо мне грубить, милый! — девушка нахмурилась, поставила чашку с кофе и встала из-за стола, взмахнув головой.

— А кто грубит, милая?

«Бля, какие они все чувствительные», — парень ясно осознавал, что настроение было достаточно тяжелое и паршивое — утро сходу не задалось.

— Ты грубишь! — с легкой злостью ответила Анжелика.

«Надо встать и утешить её, заодно и шампусик возьму — там ещё две бутылки холодных», — вспомнил Виктор.

Не без труда привстав, он подошёл к брюнетке и обнял её, хотя она попыталась увернуться.

— Ты мне такой не нравишься, — заявила она.

— А такой? — Виктор поцеловал её в шею, держа в объятиях — она пыталась вырваться, но не слишком активно.

— Нельзя столько пить, милый, — он услышал в её голосе плаксивые нотки.

— Мы и не пьём, моя лапочка — мы культурно отдыхаем, — Виктор снова поцеловал её в шею, потом в губы. — Шампанское — это нектар богов, — произнес он, и пока брюнетка чуть расслабился, бросил её, подошёл к холодильнику и достал бутылку шампанского.

— Эй, тебе же на дело ехать, — услышал парень голос удивленный Арины.

— Пить будешь? — повернулся он к ней.

Арина отвела взгляд.

— Она не будет! — заявила Анжелика и сложив кулачки на поясе, исподлобья смотрела на него.

— Как хотите, — Виктор пожал плечами, открыл бутылку — пробка вылетела в сторону Арины — та вскрикнула, и отхлебнул прямо из горла, и подождав несколько секунд — сделал ещё один здоровенный глоток.

— Сам со Стеллой разбирайся, знаешь ли, милый, — холодно произнесла Анжелика.

— Вот теперь — порядок, — парень ощутил, как тяжесть в голове уступает место легкому, напряженно-утреннему просветлению. — Теперь — кофе и еда.

— Служанку себе нашёл? — в голосе брюнетки послышалась обида.

— Пожалуйста, милая, — улыбнулся Виктор, глядя ей в глаза.

После этого он прошёл к столу и сел.

«Как хорошо, но пить таки реально надо меньше, насколько это возможно в таких обстоятельствах», — потягивая шею круговыми движениями и массируя себе мочки ушей, решил парень.

Анжелика подала ему большую чашку ароматного кофе, вчерашние пирожные и несколько бутербродов с паштетом и сыром — Виктор с удовольствием втягивал в себя эти приятные запахи.

Раздалась телефонная трель — брюнетка подошла к левой части кухонного стола и взяла свой телефон.

— Привет, да — он готов и ждёт вас.

Виктор, повернув голову, наблюдал за выражением её лица — она очень мило хмурилась и морщила лоб.

— Да, и будьте очень осторожны, это почти бандитский налёт, а не веселая прогулка. Пока.

Она сбросила вызов и взглянула на парня:

— Не нравится мне это дело — похоже на какие-то бандитские разборки.

Виктор, отпивая кофе, почесал затылок:

— Не думал об этом в таком аспекте. Но вы же магички из самой влиятельной семьи — вам можно, разве нет?

— Вообще-то мы живем в стране с законами для всех — магов, плебеев, а не по беспределу, — чуть наклонив голову вправо, неуверенно ответила Анжелика.

— Ага, законы классные — женить на себе незнакомого парня, — засмеялся Виктор и услышал, как засмеялась Арина.

— Закон — это когда законно, понял? Женить — законно! А вы сейчас будете из магопарализаторов пулять непонятно в кого и непонятно зачем — понимаешь разницу? — разозлилась Анжелика.

— В каком плане? — удивился Виктор и глядя на девушку, откусил пирожное.

— Сестра говорит, что Валик организовал небольшой арсенал. Я с тобой выйду — хочу с ним поздороваться!

— Никуда ты не выйдешь, милая — тебе сказано сидеть дома, ясно? — послышался весьма решительный голос Арины с дивана.

Виктор удивленно обернулся — рыжая выглядела сейчас настроенной весьма решительно.

— Забыла тебя спросить, вот ещё, — скривилась Анжелика.

— Так, Энджи — она ведь права. Стелла ясно сказала тебе носу из дома не показывать, забыла? — вмешался Виктор.

— Н-нет.

— С Валиком потом увидишься, после дела.

— Ну ладно, — вздохнула Анжелика и на несколько секунд отвернулась.

— Я пригляжу за ней, не переживай, Вит, — услышал он голос Арины.

— Замётано, рыжая! — парень поднял два пальца.

За пару минут закончив завтрак, он поцеловал молчащую и насупленную Анжелику, кивнул рыжей и пошёл в ванную — там он облачился в привычный джинсовый костюм, раздумывая о словах девушки, что их акция является довольно таки незаконной.

— Милый, они приехали — ты скоро там? — услышал он голос брюнетки.

«Может, меня используют или хотят подставить?» — думал парень, закончив одеваться и ещё раз умывшись.

Довольно быстро распрощавшись с Анжеликой — они поцеловались в прихожей, он обулся и бегом спустился вниз. Открыв дверь подъезда, он увидел стоящий прямо напротив, у бордюра, микроавтобус черно-зеленоватого цвета, или скорее даже минивэн, который напомнил ему некую смесь советских гражданских и немецких военных машин такого типа.

«Раскраска явно военная, маскировочная», — определил он, подходя к минивэну и улыбаясь троим людям — Валику, Стелле и Кате.

— Утро доброе, — расплывшись в улыбке, поздоровался с ним за руку офицер — одет он был в темно-оливковый, довольно свободный и даже стильный камуфляж.

Легонько пожав руки девушкам, Виктор обратил внимание, что они одеты точно так же.

— Хороший прикид, — отдал он должное, глядя на Стеллу, которая закрутила волосы в тугой пучок. — Вам очень к лицу, — перевёл он взгляд и на Вельцеву, которая зажала кожаную сумочку под рукой.

— Корниловская полевая нового образца, скоро введут по всем корниловским частям, — прокомментировал своим жизнерадостным басом Валик.

«А по другим — марковским и дроздовским — нет? Интересная тут структура унификации и снабжения в армии», — мимоходом подумал парень, но уточнять не стал.

— Анжелика жаждет тебя видеть, пришлось её удерживать даже, — краем губ улыбнулся он, глядя в глаза офицеру.

— Закончим дело — и будем бухать хоть до утра, — засмеялся Валик.

Виктор непроизвольно поморщился, что вызвало легкий смех у всех троих.

— Поехали? — предложила Стелла.

— Да, устроим наш бандитский налёт на этого гада, — покивал Виктор.

«Магия магией, но это мир с вполне конкретными законами и бандитские налёты здесь явно не принято устраивать за здорово живешь, будь ты хоть маг, хоть плебей», — снова задумался парень.

— У нас всё абсолютно законно, — зажав обеими руками сумку, заявила Вельцева.

— Да? Дамы и господа, а никого не смущает вопрос чисто формальный законности нашего мероприятия? — Виктор скептически скривил губы и оглядел окружающих. — Спрашиваю чисто из любопытства.

Вельцева засмеялась:

— Я смотрю — ты большой специалист в процессуальных вопросах, да?

— И что здесь такого? — насупился Виктор. — Мы планируем и хотим осуществить вооруженный налёт, по сути.

И Вельцева, и Стелла, и Валик рассмеялись.

— Если тебя успокоит, парень — вот ордер, — через несколько секунд достала Катя из сумки плотную черную папку, а из неё — лист бумаги.

Виктор разглядел текст и печать с гербом.

— Это что? — нахмурившись, спросил он.

— Утром я подумала, что именно ты озаботишься вопросами законности и гуманности, ну и заскочила мимоходом в горсуд — организовать ордер, чтоб ты не переживал, если вдруг спросить надумаешь, — с озорством улыбнулась Вельцева, глядя на парня.

Виктор уже начал понимать, что над прикалываются, но не мог понять — в чём именно состоит веселье, ибо ему опять хотелось или пива, или чего-то покрепче — и это его слегка удивило и обеспокоило.

— В смысле, заскочила? — парень уставился на блондинку. — В суд?!

— В коромысле, — смеясь, передразнила его Стелла. — Родной дед Кати — судья Деникин, председатель Мосгорсуда. Ещё вопросы?

— Так бы и сказали, дамы, — пожал плечами Виктор. — Мы же не бандиты какие-то — вламываться на склад. Меня это немного смущало, не скрою.

— Проснулся, не успел опохмелиться — и резко засмущало? — облокотившись рукой на минивэн, чуть не захлебнулась от смеха Стелла. — И в какой момент этого прекрасного утра ты осознал, что мы можем нарушить законные права и свободы месье Кубинца?

— Я успел, кстати, — усмехнулся Виктор — глядя на медноволосую, ему и самому стало немного весело.

— Мы можем делать всё, что захотим — это чрезвычайный судебный ордер по вопросам госбезопасности, действует сегодня на всей территории города, — помахала листом Екатерина. — Полная индульгенция.

— Но увлекаться мы не будем, всё-таки, и если получится, то решим вопросы без лишнего насилия, — заявила Стелла, явно машинально поправляя волосы. — Поехали уже!

«Ничего себе, гуманистка», — уж от кого, а от неё Виктор не ожидал этого услышать.

— Вперёд, — Валик бодро побежал за руль.

Поскольку впереди, в кабине минивэна, кто-то уже сидел, Виктор пропустил девушек в открытую дверь микроавтобуса и залез последним, захлопнув дверь и усевшись на ближайшее сидение. В задней части минивэна он увидел знакомую девушку, одетую в такую же униформу, как у всех.

«Иволгина, надо же», — он улыбнулся и приветственно махнул ей, она кивнула в ответ.

— Ехать нам минут тридцать, если без пробок, и подольше, если на развязках будут заторы — вы пока с парализаторами ознакомьтесь, выберите себе по душе модели, — повернулся к ним Валик. — Огнестрел постараемся не применять.

— Давай, братец — не томи, едем! — возбужденно хлопнула в ладони Стелла.

Виктор повернул голову к кабине и лобовому стеклу — водитель включил ритмичную музыку и двинулся, начав резко разворачиваться в сторону шоссе.

Глава 20

Интерлюдия — Ирина Маркова, утро 17 мая 2020 года, Москва.

Выйдя из ресторана «Никольский» после крайне неприятного разговора с отцом, расстроенная Ирина сжала в руках сумочку и критически посмотрела на своё отражение в огромном панорамном стекле.

«Военная форма мне идёт гораздо больше, как и мотоэкипировка», — хотя деловой костюм был дорогим и красивым, она не чувствовала себя комфортно в гражданской одежде. — «Блин, пойду прогуляюсь — сейчас мне надо остыть и успокоиться», — решила девушка — от обиды хотелось кричать и рыдать, но она сдерживала себя.

Медленным шагом идя в сторону огромного, помпезного здания Министерства общественной безопасности, расположенного на Лубянской площади, девушка прокручивала в голове разговор с отцом.

— Ты у меня в печенках сидишь, Ира, — говорил ей отец, медленно разрезая стейк — на его и так суровом лице было выражение колючей холодности. — Ты или помогаешь семье, или я отправлю тебя служить в Оймякон или Дербент, чтобы тебе жизнь малиной не казалась!

— Ты несправедлив ко мне, отец, — ответила девушка, ощущая накат обиды — сдерживая дрожь в руке, она отпила минеральную воду из бокала.

— Ты сама выбрала судьбу военную, Ира, хотя от тебя я ожидал, именно от тебя, — поднял ножик отец, — что ты пойдешь по пути благородной работы контрразведчика и когда-нибудь займешь моё место в кабинете директора службы.

— Алена или Таня пусть занимают, а я хочу быть и буду военной! — произнесла девушка, еле сдержав дрожь в голосе.

Она видела, как отец тяжело вздохнул и резко взглянул ей в глаза — её всегда крайне пугал такой его взгляд.

— Вижу, ты продолжаешь своевольничать. Значит так — сегодня вечером у тебя очередная нелегальная гонка, верно?

«Он всё-таки знает, хотя этого следовало ожидать, на что я надеялась вообще?!» — начала впадать в панику девушка, но постаралась взять себя в руки.

— Да, — неохотно кивнула она — отрицать было глупо.

— Хочешь ты или нет — сегодня ты послужишь одной перспективной комбинации, которая важна для всего нашего рода, либо же прямо после экзаменов в июне я устрою так, что ты уедешь в Акмолинск, Оймякон, Дербент или Уссурийск — куда твоя душа пожелает, ясно?

Ирина тяжело вздохнула, собрав в кулак всю свою волю и сдержавшись, чтобы не ответить колкостью, что стало бы фатальной ошибкой в её ситуации.

— Да, ясно! Что надо делать? — вздохнув, глухо спросила она и опустила взгляд.

— Гонки ваши начинаются за час до полуночи за южной окраиной Чертаново, так? Ты обязательно должна участвовать и привлекать к себе побольше внимание — это будет твоё алиби, так сказать.

Ира с тревогой смотрела на отца — она сейчас совершенно не понимала, к чему он клонит и что это за игры.

— Я не понимаю, — пожала она плечами и наколола вилкой маринованный грибочек.

— Тебе и не надо ничего понимать, Ира — тебе надо всё сделать точно, чётко и по инструкции! В половине девятого вечера ты должна быть на ипподроме, но без своего мотоцикла, который ты заранее поставишь в своё обычное место. Ты купишь себе подчеркнуто дешевую и плохую мотоэкипировку синей или бордовой расцветки и приедешь на дешевом такси на ипподром, там тебя встретит один из помощников нашего Девятого, его называют Кубинец, и он вручит тебе запечатанную бордовую коробку-контейнер с обогащенными препаратами, которые надо провести около двух вот этих мест и потом вот здесь, возле усиленного опорника милиции… — отец достал из кармана пиджака небольшую карту и показал её девушке, потом подробно и доходчиво рассказал про маршрут отхода и японский мотоцикл, который даст Кубинец и которым придётся управлять. — Ты должна уйти от милицейской погони любой ценой!

— Но зачем такие сложности? И почему я? — с усталым изумлением спросила Ира, выслушав всё это — она вообще не понимала, для чего это всё.

— Затем, дочка, что я тебе говорил — гонки эти тебя погубят, но раз ты настолько хорошая гонщица стала, я решил твои таланты поставить на службу семье, раз от тебя всё равно никакой пользы никому нет.

«Блин, за что он так со мной? Вот за что? Он никогда меня не любил, никогда», — девушка отвела взгляд и тяжело вздохнула — от обиды у неё чуть не перехватило дыхание, но слезинки всё же выступили по краям глаз.

— А если меня схватят? — чуть дрогнувшим голосом спросила она.

— Значит, ты не настолько хороша, как я о тебе думал — выгонят тебя из марковского, будешь на гражданке находить себе применение, на ипподром может быть устроишься — за лошадками ухаживать, — усмехнулся отец.

«Очень смешно!» — Иру покоробила эта его угрожающая ирония.

— Я сделаю, — через несколько секунд ответила девушка.

— Сделай — это в твоих же интересах! Ты сама это выбрала, когда не послушала меня и не поступила в Академию РСК, — прожевав кусочек стейка, произнес отец и пристально посмотрев на неё, холодно добавил: — И мужа себе найди, наконец, а то тошно уже слышать о твоих подруженьках.

Ирина ощутила, как её щеки даже под макияжем покрываются краской.

«Наверно, я вся уже пунцовая», — с ужасом подумала она.

— Не подведи меня. Свободна! — отец взмахнул кистью.

— До свидания, — пролепетала Ирина, и собравшись с духом, встала и гордо взмахнув головой, вышла из индивидуального кабинета.

Чуть не плача от обиды, девушка пошла к выходу из ресторана, напичканного оперативниками контрразведки — она сразу определила несколько человек из личной охраны отца за разными столами, да и сам ресторан назывался «Никольским» в честь старого названия Лубянкой площади и был самым дорогим и элитным заведением в Москве.

«Какой ужас! Неужели он настолько меня не любит и решил вот сейчас отыграться на мне за всё? И прямо перед моими экзаменами, когда я получу уже офицерские погоны и назначение на практику», — быстро проносились у неё мысли, пока она шла по тротуару, ловя на себе взгляды хорошо одетых девиц.

Раздумывая про план, Ирина вообще не понимала, для чего это всё — что за контейнер, зачем вообще такие сложности с этой маскировкой и провокацией погони. Подойдя к перекрестку и оглядевшись, она поймала себя на мысли, что держит путь к штаб-квартире правящей партии.

«Если он сказал про препараты, то объяснение может быть только одно — это что-то или ценное, или запрещённое, а насколько я помню, в опорнике патрульной милиции в северном Чертаново есть довольно мощные стационарные лимбоспектральные уловители, японские, кстати. А это значит, что проезжая вдоль опорника, а иначе там и не проедешь, прибор даст сигнал тревоги и за мной пустят один или два экипажа — ну зашибись, удружил папенька!» — с полной ясностью представила себе картину девушка, отчего у неё на несколько мгновений перехватило дыхание. — «Зачем это всё? Зачем так рисковать моей репутацией и карьерой? Почему так тяжело быть младшей в семье?» — ответов на эти вопросы не было.

Увидев резные скамейки напротив старинного здания, в котором располагались различные офисы, девушка купила бутылку минералки в изящном киоске и пошла присесть. Зажав холодную бутылку в руках, Ирина наклонилась и смотрела в асфальт — ситуация всё ещё не укладывалась у неё в голове, а план и логика действий пока что у неё не складывались.

— Извините, вам плохо? — через несколько минут такого неподвижного сидения её вывел из задумчивости довольно приятный женский голос.

Ира подняла голову и увидела девушку, или женщину — сходу возраст был неясен, в стильном и дорогом деловом сером костюме, с кожаной папкой под рукой.

— Ах, нет, всё нормально, просто задумалась о своём, — ответила Ирина, немного смутившись.

— После полудня обещают плюс двадцать два, а вы уже сидите на солнышке, — улыбнулась незнакомка.

«Кто она такая? Ей лет двадцать пять, не меньше, выглядит очень привлекательно», — окинула взглядом незнакомку Ира — ей понравилось её аккуратное каштановое каре и помада в тон.

— Всё хорошо, не беспокойтесь, — вяло улыбнулась Ирина — ей сейчас хотелось побыть в одиночестве.

— Может быть, я могу вас пригласить в хороший ресторан и чем-нибудь угостить? — помолчав несколько секунд и улыбнувшись, предложила незнакомка.

«О боже, это она со мной знакомиться, что ли? Будто мало мне Дашки, Вики и лапочки Лизы для поцелуйчиков», — вдруг поняла Ирина.

— Я только что из «Никольского» — поэтому увы, — ответила Ира. — Извините, я не знакомлюсь — у меня есть близкие подруженьки, — подчеркнула она последние два слова, которые в последние годы стали жаргонным обозначением более чем дружеских отношений между девушками.

— Видите, я всё-таки не ошиблась в вас, — чуть шире раскрыв глаза и улыбнувшись, заявила дама.

«Ну что она от меня хочет вообще?» — Ирина сжала бутылку в ладонях.

— О чём вы говорите, леди, и что от меня вообще хотите? — уже чуть более грубо ответила она.

— Вы прямолинейная — это мне нравится, — констатировала дама, улыбнувшись. — Меня зовут Светлана Витковская, я юрисконсульт по вопросам семейного и наследственного права, у меня офис вот в этом здании, — показала она рукой на старинную пятиэтажку.

— Очень приятно, я Ирина, — нехотя ответила девушка.

— Мне тоже очень приятно, Ирина! Знаете, я вот вижу, что вы чем-то удручены — у меня есть кузина, она замечательный психолог…

— Мне не нужно! — покачав головой, недовольно перебила её Ира.

— Вы очень стильная девушка, и поверьте, я разбираюсь в моментах, когда человеку плохо, — уже более громко произнесла эта Светлана. — Возьмите мою визитку и звоните в любое время — я не скрою, вы очень мне приглянулись, Ира, — дама достала из карманчика серебристую визитку и протянула Ирине.

— Спасибо, — взяв визитку, Ирина взглянула в глаза незнакомке — они были светло-карие и с паволокой.

— Я буду ждать вашего звонка, Ирочка, — улыбнулась дама.

— Хорошо, я позвоню, только не обещаю, что скоро, — вздохнула Ирина, выпрямляя осанку — она ощутила, что поясница чуточку затекла.

— Хорошего вам дня! — улыбнулась Светлана, взмахнула холеной ладонью и развернувшись на каблуках, решительно пошагала в сторону старинного здания.

«А она стройняша, чувствуется стиль и умение себя подать. Юрисконсульт по семейным вопросам — наверно, выгодная работа в наше время семейных раздраев и родительского беспредела», — немного проводив взглядом новую знакомую, Ирина открыла воду и сделала несколько глотков. — «Меня реально склеили на улице, как девочку — ну дела», — удивившись этому факту, который немного поднял ей настроение, она вызвала такси через приложение — надо было ехать в казарму и готовиться к делу.

Глава 21

Интерлюдия — Ирина Маркова, день и вечер 17 мая 2020 года, Москва.

В казарму Ирине необходимо было вернуться по трем причинам — переодеться, забрать стоящий там мотоцикл и привлечь к этому делу Вику Образцову или Дашу Маевскую, на которых всегда можно было положиться, поскольку довольно часто и Вика, и вторая напарница по её патрулю и комнате — Даша, участвовали с ней в гонках в качестве группы поддержки. Собственно, Вика или Даша и была нужна для того, чтобы перегнать мотоцикл в гараж на южной окраине Чертаново, которым она пользовалась с разрешения своего кузена — Маркова-Девятого.

Однако уже по пути она решила, что тягать подруг по магазинам — это будет жестоко, поэтому попросила таксистку развернуться и ехать в ближайший знакомый ей магазин экипировки недалеко от центра. Однако там нужных расцветок не оказалось, и в итоге только в третьей точке на западной окраине города она нашла искомое.

Ирина злилась на отца — всё это обошлось ей в два часа времени и почти тысячу рублей за корявенькую бордовую мотоэкипировку со шлемом и оплатой такси.

Доехав до ворот казармы только к двум часам дня и проходя по широкому плацу в своём деловом костюме, столь для неё непривычном, она через несколько минут заколебалась отвечать на вопросы знакомых — «а чего ты такая грустная?», «ты полюбила каблуки?», «уходишь на гражданку?» и тому подобные.

Ирина влетела в комнату — большую и уютную, рассчитанную на четверых юнкеров и расположенную в левом крыле на третьем этаже казарм. Бросив сумку на кровать, девушка с удовольствием начала снимать модельные туфли с каблуками, которые она терпеть не могла, потому что давно отвыкла от них.

— Бедные мои ступни, — выдохнула она, взглянув на Вику Образцову, которая сейчас лежала на койке в одних только трусиках, с книгой в руках и закинув одну стройную ножку на другую.

— На тебе лица нет, Иришка, — с удивлением констатировала Вика. — А я плавала одна и скучала, — многозначительно вымолвила она.

«Классные у неё ножки», — Ирина очень долго не позволяла себе признаться, что дело здесь не только в эстетике, и когда у них дошло до поцелуев на третьем курсе, она норовила её бедра гладить, очень этим смущая подругу. — «Как обычно она любит делать в выходной — наплавалась до изнеможения в бассейне и читает про любовь».

— Сегодня я не могла, ты же знаешь — папенька! — вздохнув, многозначительно посмотрела она на подругу.

— Требует жениха? — усмехнулась Вика и отложив книгу, начала потягиваться.

— Если бы только это. В общем, нужна твоя с Дашкой помощь!

— А что делать? — зевая, спросила Вика. — Дашка уехала в библиотеку, у неё там встреча с кем-то.

— Блин, с кем? — Ирина уже успела раздеться до нижнего белья и повесила костюм в шкаф.

— Секретики — так и сказала!

— Ого, неожиданно. И надолго она?

— До вечера вроде бы.

— Ладно, без неё тогда. Викуля, придётся много поездить сегодня, — немного виновато произнесла Ира, глядя на подругу.

Образцова демонстративно вытянула ножки, потянулась и похлопала себя по бёдрам, бросив на Иру дерзкий взгляд.

— Я тут книгу про любовь читаю — между гладиатором и патрицианкой. Так романтично.

— Если они разного пола — не поспоришь, — краем губ улыбнулась Ирина.

Виктория залилась смехом.

— Да, госпожа старший курс-юнкер, ты сегодня точно не в настроении. Так что делать надо?

— Сейчас отдохнем, потом поужинаем и возьмём мой «Харлей» — поедем на ипподром, к кузену-Девять, а вот потом ты поедешь на нём в гараж и будешь меня там ждать до полуночи, а я буду делать кое-что другое, — скептически улыбнувшись, разъяснила Ирина.

— Оу, что я слышу? Ты доверишь мне своего орла? — резко присела на край койки Вика.

— Ты против?

— Фигушки! Я хоть сейчас готова!

— Сейчас ещё очень рано — часов после семи будем выдвигаться.

— А что делать будешь? — поинтересовалась Вика.

— Когда сделаю — тогда расскажу, мадам курс-юнкер, — подмигнула ей Ирина. — А если нет — узнаешь из новостей.

— Я прямо заинтригована, — выдохнула Виктория, пристально глядя на неё.

— Я тоже.

Ирина очень любила у Виктории такие качества, как умение хранить секреты и не задавать лишних вопросов.

— Кстати, я мадемуазель, — засмеялась Образцова. — Так что, пойдём гонять второй курс?

— Не, сегодня им повезло и пусть наслаждаются выходным, — покачала головой Ирина. — Я вздремну, разбудишь меня в шесть.

— Как скажешь, — улыбнулась Вика.

Ирина, сняв бюстгальтер, улеглась на живот, обняла подушку и начала думать о том, как и где бы побыстрее найти жениха — на ум приходил только симпатичный парень, которого она часто видела в парке и который понравился ей с первого взгляда довольно уже давно.

«Я не решусь к нему подойти, хотя закон на моей стороне — как бы его не увели», — под эти мысли она уснула.

Разбудили её мягкие прикосновения и голос Виктории.

Приняв по очереди душ, девушки оделись в черные спортивные костюмы с белыми полосками, взяли свертки с экипировкой, два шлема и пошли в столовую на втором этаже.

— Ой, здравствуйте! А где это вы пропали, госпожа старший курс-юнкер? — сидя спиной ко входу, услышала Ирина сзади от себя приятный голос-колокольчик.

— Привет, Лиза! — повернула она голову. — Почему пропали?

— Второй курс ждал и боялся, что вы сегодня их выгоните на плац, — сложив ладошки, застенчиво проговорила Лиза.

— Кандидат Пепеляева, лично для вас мы можем это устроить хоть сейчас и до самого утра, — очень строго произнесла Образцова.

Лиза растерянно посмотрела на неё, потом перевела взгляд на Иру.

— Да шутит она, — засмеялась Ирина и следом за ней — Вика. — Садись, чаю попьём.

Пока пили чай, поболтали с первокурсницей Лизой Пепеляевой — она очень понравилась Ире как человек, потому что прошлой осенью на тренировке проявила себя очень благородно, и Ирина решила взять над ней шефство, поскольку девушка была из Омска, а для тамошних аристократов было совсем не характерно поступать в московские военно-учебные заведения. Тренировки по фехтованию их сблизили, и иногда Ирина с удовольствием целовала девчушку, хотя та поначалу дико стеснялась, но потом и сама начала проявлять инициативу.

«Первый поцелуй был таким романтичным», — вспомнила Ира, как помогала ей снимать защитную экипировку после вечерней тренировки, а в раздевалке никого уже не было.

Сейчас Лиза подошла попросить конспект по военной тактике эпохи наполеоновских войн.

— А твой где? — удивилась Образцова.

— Я не всё успевала записывать, потому что не всё понимала, — ответила Лиза и опустила голову.

— Спокойно, краснеть не надо — прогуливала так прогуливала, — подняла ладонь Ирина.

— Я не прогуливала, — растерянно помотала головой шатеночка.

Виктория засмеялась, прикрыв ладонями лицо.

— Ну если нет, тогда завтра получишь — подойдешь на большой перемене в нашу комнату, — сдерживая улыбку, произнесла Ира.

— Спасибо. А вы куда-то едете? — полюбопытствовала девчушка, оглядев их костюмы и посмотрев на свертки и шлемы.

— Да, развеяться надо, — кивнула Ирина, допивая чай.

— Ну тогда приятного вечера. Разрешите идти, госпожа старший курс-юнкер?

— Идите, кандидат, — улыбнулась Ира.

Когда Лиза вышла из столовой, обе девушки взяли свои свертки, шлемы и направились к боковой лестнице, ведущей на нижний уровень, в подземный гараж — там Ира с разрешения дяди-Пятого, начальника казармы, хранила свой мотоцикл.

— Интересно, почему она приехала из Омска сюда, а не поступила в каппелевское у себя на месте? — спросила Вика, пока они спускались.

— Мало ли как бывает — может, ей захотелось самостоятельности.

— В смысле — подальше от родителей?

— Да, что в этом удивительного в наше время? — удивилась Ира.

Возле двери, нажав сигнальную кнопку, стояли пару минут.

— А ты с ней целовалась, наверно? — с подозрением в голосе спросила Вика.

— С чего ты взяла? — Ирина не ожидала вопроса.

— С того, что никакие первокурсники добровольно не решатся подойти к злобной мегере Марковой, не говоря о том, чтобы осмелиться просить конспект.

— Ого, прямо вот так — злобной? — иронично улыбнулась Ира.

— Ты не ответила, — вскинула бровь Вика.

В это время щелкнул замок, который открыли изнутри.

— Да! — сказала Ирина, открывая металлическую дверь.

— Могла бы мне сказать.

— Вот сказала. Просьба — не приставать, она очень стеснительная и воспитанная, — кивнув дежурному и пройдя несколько шагов по бетонному полу, — произнесла Ирина.

— Хм, и в мыслях не было, — твёрдо ответила Вика. — Мне и тебя хватает.

Подойдя к мотоциклу, Ирина испытала обычный легкий трепет и восторг — свой «Harley-Davidson FemoMagic Cruiser 2015» она обожала. До поступления в Марковское у неё был скутер, а мотоцикл был подарком матери на совершеннолетие — это мать с четырнадцати лет, после проявления врожденной способности, приобщала её к миру гонок, несмотря на неодобрение отца. Сама эта модель была рассчитана на максимальный тюнинг, в том числе магический, и Ирина много времени посвятила усовершенствованиям и адаптации мотоцикла под себя и свою манеру езды, что позволило ей понемногу развивать свой врожденный дар — способность выдерживать перегрузки и ясно мыслить на высоких и сверхвысоких скоростях.

Девушки быстро надели поверх костюмов экипировку — Ирина бордовую, а Вика — экипировку Ирины.

«Можно ли так делать? Как бы не спалиться — бордовая эта очень запоминается», — мелькнула у Ирины запоздалая мысль.

Юнкер знаком показала дежурному, что можно открывать ворота, завела мотоцикл и посадила сзади Викторию, которая приобняла её за талию.

Выехав на Флотский, девушка начала набирать скорость и доехав минуты за три до шоссе, свернула в сторону «Золотого полиса». До ипподрома доехали почти за полчаса — пришлось постоять в заторах на развязке и возле «Астории».

Притормозив перед поворотом на ипподром, Ирина начала рассматривать ансамбль зданий, уже почти скрытый вечерним полумраком — ей нравился этот нежный ампир. Огромная стоянка была почти пуста, однако возле правого крыла центрального здания, под большим фонарем, она увидела стоящий мотоцикл и пятерых человек. Один из них активно жестикулировал и явно произносил какую-то речь.

«Кузен явно в ударе, строит своих лакеев, наверно. Но почему он сейчас здесь?» — Ирина без труда узнала в высоком, худощавом мужчине своего двоюродного брата.

— Степа сегодня здесь, хрен бы его побрал, — произнесла Ирина, чуть повернувшись к подруге — голос через шлем звучал глухо.

Девушка ощутила, как подруга хлопнула её по плечу в знак поддержки. Мотоцикл газанул, и Ирина медленно начала спускаться в сторону группы людей — остановилась она в пятнадцати шагах от них. Сначала сошла Вика, следом она, поставив «Харлей» на ножку и снимая шлем, который оказался довольно неудобным и с плохой вентиляцией.

— О, а вот и моя красавица-кузина — с корабля на бал! — оглядев стоящих рядом людей, развел руки Марков-Девятый, и хищно улыбаясь, сделал несколько шагов ей навстречу.

«Вот конь — не может без своих подколок», — Ирина кузена недолюбливала.

— Спасибо, Степа, — тем не менее, вежливо и с улыбкой ответила она. — Как дела, что нового?

— Дела плохенько — не тот сейчас денежный поток, как в прошлом году, но в конце месяца будут такие скачки, что мы очень сильно поправим свои дела — вот увидишь, какое тут будет представление. Приглашаю, кстати — будем в моей ложе наслаждаться.

Ирина покивала, осматривая кузена — одетый в стильный и дорогой серый костюм с узорами из серебра, выглядел он немного младше своих тридцати двух лет, потом посмотрела на стоящий сзади него мотоцикл, людей и поставленный на землю небольшой контейнер бордового цвета метрах в семи от них.

— А кто эта красотка? — усмехнувшись, Девятый кивнул на Вику, которая сняла шлем и стояла возле «Харлея».

— Моя подруга и одногруппница Виктория, — холодно ответила Ирина.

— Такая хорошенькая, ладненькая — вы с ней как сестры, я смотрю! Фигурки идеально похожи, и цвет волос почти одинаков, — в серых глазах Степана, который таращился на Вику, Ирина увидела искру заинтересованности.

— Так, ты давай роток не разевай, ясно? Уйми аппетиты крокодильи, кузен — не для тебя цветочек! — сказала она твёрдо.

— Ой, ой, похвалить уже нельзя? — поднял Девятый ладони, бесцеремонно улыбаясь. — Я же вижу, что у тебя с ней отношеньки и всё такое.

— Отношеньки? — поразилась Ира — её задела эта реплика. — С чего ты взял?!

— Да по вам всё видно. Ты не стесняйся этого признавать, не обманывай сама себя, хотя, — Марков-Девятый поднял палец, — лично я считаю, что отношения и надо начинать со лжи — потому что ложью они в конечном итоге и кончаются.

Ирина не нашлась, что ответить, поэтому кашлянула в кулачок.

— Да ты спец по отношениям, Степа — скольких ты жен уже наладил?

— Я же не виноват, милая кузина, что они дурные и алчные стервы, — развел руками Девятый и громко засмеялся.

— Ну да, уж конечно ты точно не виноват, — язвительно ответила девушка.

«Он под кайфом, что ли?» — судя по тому, как засмеялся кузен, Ира предположила, что он навеселе, поскольку все в роду знали, что он лентяй, алчный сибарит, любитель веществ, женщин и алкоголя.

— Так, ладно — я рад тебя видеть, конечно, но пора мне, — Степан развёл ладони и веско ими помахал, — принимать решения, работать и трудиться на благо нашего семейства неблагодарного. Вот Кубинец, — кивнул он в сторону стоящего ближе всех к бордовому ящику брюнета, — он введёт тебя в курс дела, выполняй всё четко и как сказано — твой батя велел тебя контролировать, любезная кузина!

— Знаешь что, кузен-контролёр — иди уже отдыхай, или работай, — заявила Ира, ощущая, что начинает заводиться — Степа умудрился её выбесить буквально за три минуты.

— Пойду в кабинет, дела у меня, да и продрог я, — сдерживая зевоту, заявил Степан и жестом подозвал человека.

«Блядь, двадцать градусов сегодня, продрог он», — чуть сжала губы Ира. — «Вмазаться спешит».

К ним подошёл невысокий, спортивный парень лет двадцати семи, как прикинула Ирина, с курчавыми черными волосами и смугловатой кожей.

— Алехандро, введи сестрицу в курс дела, потом ко мне зайдёшь, — велел Степан, кивнул Ирине и развернувшись, пошёл к центральному входу, жестом подозвав человека из группы.

— Буэнос ночес, сеньорита, — с поразившим Иру легким акцентом произнес парень, улыбнувшись и учтиво ей кивнув. — Как вы уже знаете, дело довольно рискованное.

«А он очень милый, хотя староват для меня, конечно».

— Добрый вечер! Можно просто Ирина, — взглянув в насыщенно-карие глаза собеседника, улыбнулась девушка. — Вообще-то — только догадываюсь. Что в этом ящичке?

— В этом контейнере, сеньорита Ирина — почти двести грамм обогащенного стихиями воды и земли замороженного жидкого эндейса — это полуфабрикат, который используется в ювелирной и военной промышленности. У него очень сильное ультра-торсионное излучение, которое легко могут уловить соответствующие приборы.

— Ничего себе. Откуда он у Степана и зачем? — поразилась девушка, однако через пару секунд вспомнила слова отца.

«Если я не ошибаюсь, это сырьё строжайшего учёта и стоит оно минимум четыре сотни за грамм».

— Как бы это сказать, сеньорита Ирина — совсем недавно сеньора Степана попросили из очень уважаемого ведомства, — Алехандро сделал многозначительное выражение лица, — сохранить этот товар, при этом кое-где его засветив.

— Я поняла, что за ведомство. Засветить для чего? — нахмурилась девушка.

— Это должно попасть в милицейские сводки — всё, что я знаю, сеньорита, простите, — развел руками Кубинец. — Проблема в другом — это излучение небезопасно для слабых магов и обычных людей.

— Вот как?

— Если у человека коэффициент меньше пятнадцати единиц, возможна потеря сознания от близкого нахождения рядом с этим полуфабрикатом.

«Ясно, почему я понадобилась папеньке — у меня кэф тридцать один, меня ему не жалко», — кольнула неприятная догадка Ирину.

— Всё понятно — с этим проблем не будет. Что конкретно мне надо сделать?

Кубинец достал из кармана небольшой листок и развернул его — это оказалась карта. Он ясно и доходчиво рассказал девушке, в какое время и где надо быть, в какое время проехать через опорник милиции и несколько вариантов отхода при разном развитии погони, вплоть до утопления мотоцикла или товара в небольшом пруду.

— Что за мотоцикл? — спросила она.

— «Кавасаки Фемо 016-ск» — отличная скоростная модель, очень простая и комфортная в управлении.

— Я знаю о них, но не каталась ещё. В общем, я всё поняла — контейнер будет в гараже в условленное время.

— Всего хорошего, сеньорита. Я пойду закрепить контейнер, с вашего позволения, — улыбнувшись, учтиво поклонился Кубинец и пошёл к японскому мотоциклу.

Ирина подошла к подруге и своему мотоциклу.

— Вика, тебе надо поехать в наш гараж и ждать меня там, это займёт часа два или три примерно, а потом поедем на гонку — подготовь орла, хорошо?

— Что-то ты невеселая.

— Нет, всё нормально — давай, — Ира похлопала по плечу. — Забери мой телефон, — она достала и протянула его подруге.

— Хм, ладно, — Вика без вопросов спрятала телефон, надела шлем, завела мотоцикл и села. — Класс! — послышался через шлем её голос.

— Давай, — хлопнула её Ира и когда та стартовала, пошла к Кубинцу.

Все получилось значительно более легко, чем Ира ожидала — два с половиной часа выдались насыщенными и адреналиновыми, особенно сильные эмоции она испытала, проезжая опорник и слыша через несколько секунд сигнал тревоги там.

После езды на японце девушка всеми фибрами души ощущала накативший от ситуации восторг — новый мотоцикл и заклинание контроля скорости её не подвёли и она оставила далеко позади милицейских преследователей уже через десять минут погони — план был выполнен безукоризненно.

«Классно я от них ушла — им бы машины помощнее закупить», — радовалась Ирина, сбавив скорость и свернув на узкую улочку, в знакомые лабиринты складских кварталов на юге Чертаново. — «Теперь папенька пусть мне хоть слово скажет насчёт моих гоночных пристрастий».

Вскоре она свернула в переулок и направилась к огромному складскому комплексу, в глубине которого была станция техобслуживания и перевалочный склад, которые арендовал Девятый для своих нужд. Девушка заехала на территорию комплекса, подъехала к одному из многочисленных складов в глубине, посигналила и ей очень быстро открыли ворота гаража. Как оказалось, внутри была не только Вика и несколько человек из персонала, но и Кубинец, который ждал её — он учтиво её поздравил, поблагодарил и забрал контейнер, унеся его куда-то вглубь большого гаража.

— Знаешь, он мне внушает беспокойство, — тихо произнесла Вика, обняв её.

— Да вроде обычный тип — работает на кузена.

— Теперь на гонку?

— Да, мы уже немного опаздываем — теперь будет ночь победы! — засмеялась Ирина.

Переодевшись в свою мотоэкипировку и сложив в пакет бордовую — её надо было выбросить, она нашла в шкафчике для Вики плотную мастерку, потом взяла один из двух своих же старых шлемов, которые пылились на полке, дала ей и они поехали на кольцевую — старт нелегальной мотогонки с крупными ставками намечался очень скоро.

Глава 22

Минивэн оказался сравнительно комфортный, хотя внутри было душновато. Сзади Виктор заметил несколько ящиков и коробок.

«Ящики компактные, маркировка вроде как указывает на магическое вооружение», — рассмотрел он находящееся в салоне добро.

Ехали по шоссе — от «Золотого полиса» свернули налево.

— Итальянцы нам поставляют брак. Когда уже наши магнаты соизволят нормальные военные полуавтобусы запустить в производство?! — громко ругнулся Валик через пять минут пути, когда мотор заурчал и на несколько секунд они заглохли.

— Чем тебе этот не нравится? — лениво повернула к нему голову Стелла — она как раз открыла ящик, стоящий возле её сидения, и достала магопарализатор — осматривая его, она переговаривалась с Катей по поводу характеристик.

— Тем, что мотор не выдерживает заявленного срока службы, а ремонт потом влетает в монету, а деньги ещё поди выбей из дивизионного казначея! — ответил водитель.

Стелла усмехнулась.

«Интересные штуки — похожи на обрезы от винтовки Мосина и стреляют резиново-обогащенными пулями. Такой пулькой и убить можно, если в голову попасть», — Виктор слегка поежился, поскольку на себе успел испытать действие этого нелетального оружия — в более облегченном гражданском варианте.

— Я с такого не стреляла, только с гражданских, — через минуту вымолвила медноволосая, положив обрез обратно в ящик.

— Нормальная модель, хоть и не немецкая, конечно, — заявила Катя. — Я один раз применяла на задержании, — блондинка выразительно посмотрела на Виктора.

— Было больно, и это была неоправданная жестокость с твоей стороны! — чуть скривив губы, сказал парень.

— Не твой случай. В тебя я попала из гражданской модели — поверь, ощущения ты не спутаешь, — улыбнулась Катя, будто это было смешно.

— И в чём же разница? — спросил Виктор.

Как следовало из пояснений Вельцевой, гражданские парализаторы были менее травматичными и болезненными. Это оружие называлось СБП-016М — «самозарядный боевой парализатор магический образца 2016 года», и было самой новой отечественной моделью — производилось пока ещё небольшими партиями на ковровском оружейном заводе для нужд армии и милиции. Немецкие модели были значительно более качественными, дорогими и сбалансированными, но понятное дело, что немцы направо и налево их не продавали.

— Как им вообще пользоваться? — спросил парень, глядя на обеих девушек.

— Вопрос довольно хороший, Вит, — усмехнулась Стелла, подняв глаза, — потому что в твоей ситуации не совсем понятно, как это будет — это оружие принципиально рассчитано на использование людьми с кэфом больше двенадцати единиц, то есть с соответствующим потенциалом эндейса в конкретный момент.

— Поясни, будь любезна!

— Обладатель магопарализатора военного образца использует специальное заклинание спряженности с оружием, и тогда оно будет работать в штатном режиме, понемножку расходуя твой эндейс.

— И как мне быть? — Виктор почесал голову.

— Ну, на месте посмотрим — ты вообще умеешь стрелять? — Стелла скептически смотрела на него.

— Умею.

— Где научился? — полюбопытствовала Катя.

— У себя, э-э, дома.

С задних сидений послышался шорох и легкий кашель — все повернули туда головы.

— Извините, но заклинание можно сделать без проблем, лишь бы у человека был минимально необходимый запас эндейса, иначе будет эффект магического удара по нему самому, — смущаясь и чуточку окая, произнесла сидящая там девушка.

— Аня, да? — улыбнулся ей Виктор.

«Вахмистр Иволгина — интересно, почему Валик взял именно её?»

Девица покивала.

— Минимальный запас — это сколько? — парень смотрел на неё.

— От двадцати эмкапе, но мы испытывали и при пятнадцати — было довольно терпимо, хотя магоостанавливающая способность пули была слабее.

— Пуля всё-таки резиновая, и это уже хоть что-то, если стрелять метров с тридцати и ближе, — вставила реплику Вельцева.

— Может, стрелять и не придётся вообще, — неуверенно произнесла Стелла.

Остановились где-то на светофоре — надо было свернуть налево на перекрестке. Сквозь тонированное стекло Виктор смотрел на незнакомый ему район и машины на дороге.

— Ишак тупорогий, куда ты лезешь, — послышался недовольный рык Валика, потому что откуда-то сзади выскочил мотоцикл и перегородил траекторию.

К удивлению Виктора, мотоциклист показал Валику, который высунул голову из окна, непристойный жест и дал по газам.

— Ну вы видели этого ушлепка? — офицер ударил по рулю так, что минивэн затрясся.

— Спокойно, братец — забей, — заявила Стелла. — Наш зеленый, поехали.

— Вот он мне попадётся когда-нибудь, — Валик резко двинулся и начал поворот влево.

Минуту ехали молча, Виктор откинулся на спинку и пару раз глубоко вздохнул — было душновато.

— У кого такой перегар? — недовольно вымолвила Вельцева и выразительно взглянула на него.

— У кого угодно может быть, — пожал плечами парень, который мысленно настраивался на дело, при этом в голову лезли разные мысли.

— Мы вчера немного выпили, — ответила Стелла.

— Это не похоже на вчерашний, — поморщилась Вельцева.

— Забей, Катя! — заявил Виктор.

— Угу, — блондинка начала демонстративно махать ладошкой перед своим лицом.

«Реально перегар, что ли? От шампанского? Вот лишь бы доколупаться», — Виктор смотрел в окно на местами довольно мрачноватые и бедные, а местами — на довольно интересные с архитектурной точки зрения дома и сооружения.

— А ты всё такая же придирчивая, Екатерина, да? — секунд через сорок послышался ироничный басок Валика.

— А ты всё такой же невоспитанный козёл, да? — почти мгновенно ответила Вельцева.

И Виктор, и Стелла перевели на неё взгляд — она сразу же слегка стушевалась.

— Узнаю тебя — совсем не меняешься, — засмеялся офицер.

— Монета, я ведь могу быть и не такой вежливой, — сжав губы и глядя на Стеллу, негромко произнесла Катя.

— Господа и дамы — тишина, если захотите уединиться и пообщаться — после дела, а сейчас — молчим и думаем о том, как не получить пулю, — явно сдерживая смешок, сказала Стелла, чуть повернув голову к водителю.

— Получить пулю? — встрепенулся Виктор — он как раз начал зевать.

— Ну да — а ты как думал? Люди Маркова-Девятого — это бандиты, у его фирмы, на которую оформлен склад, официально с десяток спецразрешений на оружие и гражданские парализаторы, — произнесла Вельцева.

— Пулю — в смысле пулю или магорезинку? — решил уточнить парень.

— Какую повезёт, — засмеялась Стелла.

— Извини, а что тут смешного? — Виктор начал ощущать, что он чего-то не догоняет.

— Антизаклинательные бронежилеты у нас за задними сидениями, я разве не сказал? — послышалась громкая реплика Валика. — Рации — тоже, и немного огнестрела.

— Нет, не сказал — ведь это же ты, — ответила Вельцева.

Стелла и Валик засмеялись — Виктор не понимал причины, его это начало тревожить.

«Вроде и трезвые, и не под чем-то — что тут смешного? Может, нервы?»

Пока ехали, Виктор между делом ещё расспросил про оружие и характеристики, потом поинтересовался насчёт объекта — сведений у Кати было мало, только общий план комплекса на листке с печатью и названия фирм-арендаторов, потом рассматривал довольно уже удручающие пейзажи и слушал перебранку Валика и Кати — они явно дышали неровно друг к другу.

— Заколебал уже, — тихо прошипела Вельцева, когда они заехали в пыльный и мрачноватый район одноэтажной застройки.

— Я даже не начинал ещё, — раздался смех Валика.

Через несколько минут такой езды парень увидел серую двухэтажку — немного в глубине от дороги, стоящие возле неё на стоянке несколько милицейских машин и мотоциклов, будку для дежурного, ещё одну странного вида будку недалеко от неё и закрытый шлагбаум. Метрах в двадцати спереди, на самой дороге, была видна милицейская легковушка и мотоцикл, там же прохаживались трое в форме, с оружием на груди и с оранжево-черными полосатыми жезлами в руках.

— Чертановский опорник, — объявил Валик.

«Милиция, что ли? А у нас — целый арсенал», — Виктор пару раз вздохнул и постарался взять себя в руки — самочувствие было нормальное, но всё-таки недостаточно бодрое.

— Я разберусь, если тормознут, — заявила Вельцева.

Буквально через секунды две Виктор увидел, как один из ментов поднял жезл и показал на обочину.

— Разбирайся, — послышался веселый бас водителя — машина затормозила.

К ним через несколько секунд подошёл сотрудник, похлопывая себя жезлом по ладони. Он прошёл вдоль окна, и Виктор рассмотрел как форму — стандартных милицейских цветов этого мира с погонами, нарукавными знаками и фуражкой, так и оружие — оно было явно автоматическое и незнакомой парню модели, с откидным прикладом и прямоугольным магазином. На поясе у милиционера висел небольшой прибор, который парню показался знакомым — прибор помигивал.

«Лимбоспектрометр или как там его называют?» — вспомнил он. — «А магазин похож на бельгийский от „FN FAL“, но это вроде как пистолет-пулемет на вид. Хрен его знает, с оружием тот полная неразбериха, очень немного совпадений с моим миром».

— Прапорщик Борисов, — услышал тем временем Виктор голос патрульного и увидел, как он козырнул. — Предъявите ваши документы, гражданин.

— Одну минуточку, — Валик зашевелился и повернул голову в салон.

Вельцева довольно бодро поднялась и негромко ругнувшись, не без труда открыла дверь, спрыгнув на землю.

— Республиканская служба контрразведки, — послышался её громкий и звонкий голос.

Разговор продлился минуты три — Виктор слышал, как Екатерина поясняла про ордер и спецзадержание. В конце концов сотрудник разрешил им ехать без досмотра, взмахнув жезлом.

Блондинка запрыгнула обратно в машину.

— Вот они обнаглели в последние годы, после того, как снова отпочковали МВД от МОБ, — когда двинулись, с недовольством произнесла Вельцева. — Это твой папенька придумал, между прочим — с его подачи закон приняли и увеличили им полномочия, — упрекнула она Стеллу.

— Не, а я здесь каким боком, Катюша? Мне ты это зачем говоришь?! — в голосе и на лице Стеллы Виктор уловил легкую обиду и удивление.

— Извини, дорогая — я просто расстроилась от того, что нашу службу менты уже не уважают так, как раньше, — покачала головой контрразведчица.

Стелла хмыкнула и отвернула голову.

«Каждый день — что-то новенькое. А девки — занозистые, никогда не упускают случая поддеть друг друга».

Дорога начала понемногу петлять в очередной одноэтажной застройке. Через минуту оказалось, что свернули не туда и уперлись в тупик — Катя не упустила возможности прокомментировать это, как и умственные способности водителя.

Ещё несколько минут ехали практически молча.

— Остановочка, дамы и господа — судя по карте, мы почти у цели, — притормозив, объявил Валик.

— Где уже мы? — Стелла полуразвернулась к водителю.

— В километре от объекта — местного складского комплекса. Дальше либо проводим разведку, либо вламываемся нагло и с шумом.

— Какой вообще у нас план? — вмешался Виктор.

— Мозговой центр у нас — вот, — Валик окинул рукой Стеллу и Катю, — а моё дело — доставить, вломить, увезти в целости и сохранности!

Девушки переглянулись.

— Итак, дамы, каков наш план? — Виктор в упор посмотрел на Стеллу.

— Подъезжаем, заходим, находим Кубинца, пеленаем его или допрашиваем на месте. Если сопротивление — подавляем, — весьма уверенно ответила Стелла.

— Сколько их там? — взмахнул кистью парень.

— Откуда мне знать?! — удивилась Стелла.

— Тогда разведаем для начала? — Виктор чуть подался корпусом вперед.

— Как?

— А какие вообще предложения? — громко поинтересовался он.

Несколько секунд все молчали.

— Поскольку там несколько больших складов и станций техобслуживания, заезжаем через общие ворота и подъезжаем к первому ближайшему складу или гаражу, осматриваемся и действуем по ситуации, — неуверенно произнесла Вельцева.

— Слишком много свидетелей получается, — протянула Стелла.

— У нас ордер, — ответила Катя, — и менты с опорника уже в курсе — торопиться на вызов не будут.

— Сейчас выедем из квартала, станем на дороге и облачимся в броники, потом спокойно заезжаем на территорию и действуем по обстановке, — пробасил Валик.

— Замечательный план, — вздохнул Виктор.

«С кем я связался, блин?!»

Так и сделали — Валик остановил минивэн возле небольшой лесополосы на дороге. Все вышли, а сам водитель бодро побежал к задней двери.

— Что тут у нас есть? — Виктор подошёл туда же, девушки — за ним.

— Вот броники — антизаклинательно-противопульные, поэтому от гражданского парализатора спасут, вот три женских карабина, а вот моё любимое, — Валик расстегнул плотную сумку, — немецкие пистолеты-пулемёты, я дорого и долго их закупал! — он потряс в руке оружием, извлеченным из сумки.

«Вот это уже интересно — какой-то пистолет-пулемёт или автомат, выглядит довольно новеньким и современным, почти как в моем мире», — оружие Виктору понравилось с первого взгляда.

— Что это такое маленькое? — со скепсисом в голосе спросила Катя.

— Стыдно не знать, госпожа штабс-капитан, — оскалился Валик. — Это — знаменитая полицейская модель «Erma MP-83/011», которая по штату нашим спецчастям и милиции не полагается, естественно, но я за свои деньги по спецразрешению купил десять единиц через хорошего знакомого в Веймарском Рейхе, и мне устроили поставку, — демонстрируя оружие, охотно и увлеченно рассказал он.

— И в чём проблема, братец? Пусть наши ведомства закупят такое в нужных количествах или наши оружейники сделают подобное, — пожала плечами Стелла.

— Какая ты умная, кузина — настоящий стратег, — засмеялся офицер. — Я уже два года наседаю на ковровский и тульский заводы, чтобы они сделали нечто подобное, хотя бы по лицензии, но как вы верно догадались, — с улыбкой обвел Валик взглядом всех стоящих, — вопрос с тех пор не продвинулся ни на шаг, — офицер уверенным движением вставил магазин.

— Сколько патронов в магазине? — Виктор был очарован оружием.

— Двадцать, — Валик взвёл затвор.

— Я его возьму — это самое то, что мне надо, — заявил Виктор.

— Огнестрел используем только в самом крайнем случае и в идеале — по конечностям, нам бойню тут устроить только не хватало, — громко сказала Стелла. — Все это понимают? Припрется какая-нибудь пресса, и потом целый месяц будут писать на форумах, что дочь президента бесчинствует и грабит невинный народ.

— Как скажешь, шефиня, — засмеялся Валик, протягивая оружие Виктору. — Возьми ещё два магазина, — достал он из сумки рожки. — Девять миллиметров, двадцать патронов, скорострельное, два режима стрельбы, откидной приклад, прицельная дальность — сто пятьдесят метров.

Виктор с легким трепетом взял оружие — пистолет-пулемёт отлично лег в руку и очень понравился парню: очень похожий на знаменитый немецкий пистолет-пулемёт MP-38, только гораздо более компактный, с укороченным стволом, укороченным магазином и значительно более эргономичным откидным прикладом, который и позволял, наверно, вести прицельный огонь на озвученные сто пятьдесят метров.

— Вот это вещь! — объявил довольным голосом Виктор, прицелившись в дерево.

— Ты мне нравишься, парень, — усмехнулся Валик.

— Мы возьмем парализаторы, — объявила Стелла.

Минут за пять все облачились в бронежилеты — довольно неуклюжие и тяжеловатые, как показалось Виктору, потом снова переговорили насчёт плана — решили заехать на территорию, провести визуальную разведку и действовать нахрапом.

— По коням, дамочки и господа, — хлопнул в ладони Валик.

Виктор взял из сумки ещё два снаряженных магазина в нагрузку к имеющимся.

Глава 23

К главному въезду в складской комплекс приехали минут через семь — было движение грузовых фур, а дорога в парочке мест становилась односторонней — Валик матерно критиковал планировщиков и строителей.

— У моего бывшего сокурсника был случай в Питере — купил он квартиру, значит, в новостройке, ну — элитный квартал, дом повышенной комфортности и всё такое, по льготной ипотеке для военных, значит…

— Мы уже поняли, что дорогу эту строили козлы — не утруждайся, Валентин, — язвительно произнесла Катя.

— Ты дослушай, — азартно продолжил офицер. — И значит, поднимается он месяца через четыре после новоселья к соседу сверху — громко они шумели, и видит, что у соседа, значит, большая такая кладовая на том месте, где у него стена, — Валик умолк и начал сигналить.

— Братец, это всё очень увлекательно, — Стелла полуразвернулась к нему, — но ты просто сдай назад и пропусти эти две фуры, потом нормально проедем.

— Да, так вот, сокурсник мой звонит в строительную фирму, и они ему говорят, что кладовая есть — все как в документах, все сдано по плану.

— Валик! — с угрозой выкрикнула Катя.

— Дайте ему досказать, — засмеялся Виктор. — И что там было?

— В итоге ломает он эту стену, а там оказывается — чтобы вы думали? — Валик повернул голову к сидящим в салоне, заодно медленно сдавая назад.

— Сундук с золотыми слитками? — предположила медноволосая.

— Ага, и бутылка рома! Кладовая, только под завязку, под самый потолок, набитая строительным мусором. Вот такие ушлепки, как из той стройбригады, планировали и делали вот эту дорогу и весь этот гнусный складской комплекс.

Стелла и Виктор засмеялись.

— Давайте сосредоточимся на задании, — через несколько секунд недовольно произнесла Вельцева.

— Он уже год судится с фирмой, но что-то пока без результата, — закончил Валик и двинулся вперёд.

— Блядь, я сейчас в него из парализатора ебну, — заявила Катя, глядя на Стеллу — в её голосе Виктор уловил злое недовольство и понял, что она реально может это сделать.

«Н-да, начинаю узнавать родные реалии», — усмехнулся про себя парень услышанной истории — он с интересом наблюдал за лицом блондинки. — «Эмоции Катька не скрывает — Валик её реально бесит».

— Спокойно, — подняла ладони вверх Стелла.

Виктор рассматривал мрачные серые строения по обеим сторонам дороги, скрытые обветшалым забором. Примерно через две минуты смогли проехать к огромным, раскрытым воротам.

— Так, заезжаем и сразу сворачиваю вправо, к первым рампам. Оттуда осматриваемся и действуем дальше, — уже вполне четко и серьезно пробасил Валик.

На территорию склада заехали без препятствий. Остановились возле ближайшей рампы, немного не доезжая — там стоял какой-то грузовик на разгрузке.

Как понял Виктор, сама территория этого огромного комплекса была открытая, разные склады и гаражи арендовались многими компаниями, и конкретно их цель была метрах в двухсот пятидесяти от центрального въезда, по левой стороне.

Валик достал бинокль и начал смотреть куда-то влево. Виктор тоже осматривался через окно — возле разных складских помещений стояли фуры, грузовые и легковые машины, сновали люди.

— Слишком много народа, но наш объект — склад под номером «двенадцать» с двумя рампами и большой гараж рядом с ним. На первый взгляд — они закрыты, движения я не наблюдаю, — медленно говорил офицер.

— Что делаем? — спросила Стелла.

— Что делаем, значит — подъезжаем к боковому входу на этот склад, вскрываем дверь и заходим внутрь с оружием на изготовку, дальше — по ситуации. Готовы, дамы и господа? — с подъёмом в голосе произнес Валик.

— Да-а, вперёд! — выкрикнул Виктор, сжав оружие.

«План, конечно, так себе — но раз не я командую, то просто вломимся, а там видно будет», — отбросил он сомнения.

Минивэн мягко тронулся по направлению к нужному складскому зданию. Виктор внутренне приготовился — от осознания предстоящего риска в голове начало проясняться. Когда машина остановилась в нескольких метрах от двери в боковой стене с надписью «Только для сотрудников», Валик скомандовал:

— Выходим! — и выскочил самый первый, за ним — сидящий на переднем сиденье парень.

Виктор открыл дверь и вышел из салона, сразу же взяв оружие на изготовку — как он видел, спутник Валентина уже стоял возле двери с неким подобием сканера, который он приложил к приборной панели и что-то делал в меню. На поясе у него висели ещё два прибора, один из которых показался Виктору лимбоспектрометром или чем-то подобным.

Секунд через двадцать панель замигала разными датчиками, потом полностью зажглась зеленым и погасла.

— Контрольная система обезврежена, командир! — заявил этот парень.

— Заходим — за мной! — Валик повернул голову к Виктору и девушкам, потом рывком открыл дверь и вошёл внутрь с боевым парализатором на изготовку.

Следом за ним пошла девушка-вахмистр с парализатором, и уже за ними — Виктор.

Здание внутри оказалось огромным, очень пыльным и почти пустым — в разных местах стояло несколько гидравлических тележек потасканного вида, какой-то явно газовый погрузчик и стояли немногочисленные штабеля с неизвестными деревянными и металлическими ящиками. В сделанном из какой-то крашенной фанеры помещении на противоположной стороне от входа, ближе к заезду на рампы, горел свет — через два окна виднелись силуэты сидящих за столом людей.

— Объект прямо перед нами в тридцати метрах — Игорь стоит у входа и держат под надзором весь склад, остальные разошлись в цепь на пять шагов и за мной, — послышалась не очень громкая команда Валика.

Все сделали так, как он сказал, и с оружием на изготовку быстро пошли к этому помещению — там началось движение и через несколько секунд открылась дверь.

— Без приказа не стрелять! — велел Валик, наведя оружие на бородатого типа в синем рабочем комбинезоне, который вышел с какой-то монтировкой в руках и пройдя пять шагов, остановился.

— Лечь на землю! — выкрикнул Валик.

Следом за типом вышел ещё один — молодой парень в расстегнутой робе и с явно гражданским парализатором в руке.

Виктор навел на него пистолет-пулемет, ощущая всплеск адреналина, но Валик выстрелил первым и без всяких предупреждений — раздался протяжный, глуховатый выстрел. Через мгновение типа отбросило к стенке, он выронил оружие и свалился на пол, как мешок с картошкой. Второй тип неуверенно помотал головой, потом бросил монтировку и поднял руки.

— Не стреляй, начальник, мы ж ничего такого… — не успел прокричать он, как подбежавшие Валик и Иволгина сбили его с ног и уложили мордой в пол.

— Сколько вас здесь? — Валик заломил ему руку.

— Двое нас, двое, мы дневная дежурная смена, — простонал тип, кривясь от боли.

— Что в этих ящиках?

— Спрессованный корм для лошадей, седла, сбруя, — закашлялся тип.

— Виктор, Аня — проверьте помещение. В случае опасности — стрелять без колебаний, — поднял голову Валик на Виктора.

— Есть, командир, — улыбнулся Виктор и держа на прицеле дверь, двинулся вперед.

Он услышал легкие шаги сзади и на миг обернулся — девушка-блондинка с боевым парализатором шла за ним, прикрывая его.

Отработанным ещё со времён учебы движением Виктор вошел в помещение, готовый в случае малейшей опасности спустить курок, однако внутри никого не было — свет горел на полную, на ближнем к нему столе стояла закуска, несколько бутылок пива и лежали игральные карты.

— Чисто! — громко выкрикнул он, обернувшись к двери, потом пошел внутрь — его заинтересовал сейф и несколько полок с документацией, а также старенького и потасканного вида компьютер, а вернее сказать — явно электронно-лучевой монитор на дальнем столе.

Уже намереваясь подойти к компьютеру, парень на миг обернулся и увидел, что девушка-блондинка пристально смотрит на него.

— Что-то не так? — нахмурился он.

— Нет, всё нормально, — чуть вскинув бровь, ответила девушка-вахмистр.

— Мы раньше встречались, до вчерашнего дня? — не придумав ничего лучше, спросил Виктор.

— Очень сомневаюсь — я бы запомнила, — покачала девушка головой.

Послышался крик Валика — он звал всех к себе.

— Нас зовет господин ротмистр, — кивнула она головой в сторону двери.

— Пойдёмте, — Виктор показал жестом, что пропускает её.

«Странная немного девушка — что-то она недоговаривает. Аня Иволгина из Омска, красотка с классной грудью и прикольным говором, военная — разве это простое совпадение? Вчера мы явно случайно встретились, но я её не припоминаю — это пока что факт, а сама она явно не горит желанием что-то сообщить мне, если даже знает».

Пока Виктор и остальные собирались вокруг Валика и типа в комбинезоне, так и лежащего на полу, Стелла пошла к недвижимому типу возле стены.

— Как любезно поведал нам этот достойный представитель рабочего класса, сеньор Алехандро Диаз-Карденас, он же Кубинец, ещё вчера днём приехал сюда на военном грузовике, вернее — в расположенный дальше гараж, — Валик махнул рукой в дальний конец склада, — вывез несколько больших ящиков и забрал с собой пять человек. Что было в ящиках? — Валик пнул типа.

— Не знаю-ю, господин Кубинец мне не докладывает, я просто работаю на складе и вожу погрузчик, — простонал тип.

— Этот в отрубе, без капельницы или специального заклинания в себя не придёт ранее, чем через два-три часа, — послышался голос Стеллы — Виктор смотрел, как она осматривает второго пострадавшего типа.

— В гараж есть отсюда проход?

— Коне-ечно, дверь в правом углу, открывается магнитной карточкой, но у рабочих склада доступа туда нет.

— Игорек — разберись, — посмотрел Валик на парня, который вскрывал первую дверь.

— Одну минуту, командир, — покивал парень и быстро побежал к дальнему углу — склад был довольно большой по площади.

— Лежи здесь и не дергайся — уяснил? — с угрозой пробасил Валик и снова пнул типа.

— Да, да, я понял, — выкрикнул он.

Валик посмотрел на Стеллу и кивнул ей, чтобы она заканчивала возиться со вторым работником — Виктор так расценил его выразительный жест.

Вахмистр Иволгина пошла вслед за офицером.

— Что у вас за документация там? — спросил он у лежащего типа.

— Обычные документы — акты приемки, отгрузки, бухгалтерия — мы же большой склад, обслуживаем ипподром, — с легким хрипом простонал тип.

— Кубинец часто бывал в этой вашей каморке? — Виктор присел на корточки недалеко от лежащего.

— Господин Кубинец иногда заходил, он же ответственное лицо нашей транспортной компании, начальник же.

— Ясно. Катя, — парень перевёл взгляд на Вельцеву, — взглянуть хочешь на доки?

— Можно, — пожала плечами Катя — она сейчас стояла со скрещёнными на груди руками и недовольно смотрела на Стеллу. — Но давай сначала в гараж?

— Так, давайте-ка разделимся — вы со Стеллой тут остаётесь, смотрите комп, доки и приглядываете за этими кренделями, а я с Валиком — в гараж, — заявил Виктор.

— Хе, какой ты шустрый. Не маловат ещё командовать? — скептически усмехнулась Вельцева.

— Ты здесь до вечера блуждать хочешь? — скривил край губ Виктор.

— Ладно, я же не против, — улыбнулась контрразведчица.

— Начальница, можно встать, холодно же, — простонал тем временем тип.

— Лежать и не дергаться — работает контрразведка, — грозно заявила Екатерина, подмигнув при этом Виктору.

Он усмехнулся и кивком показал, что идёт к Валику — там наблюдалось оживление.

Пока он шёл, рассмотрел склад — ему доводилось бывать по делам службы в своём мире на современных складах, и этот очень и очень не дотягивал даже до худших образцов — пол здесь был с трещинами и выбоинами, не было этажей для хранения, было очень пыльно и душно.

Когда он уже почти дошёл, то увидел, как этот парень, Игорь, победно вскинул руку и взглянул на Валика.

— А где мои прекрасные дамы? — поинтересовался офицер у Виктора.

— Твои? — улыбнулся Виктор. — Допрашивают пленных и изучают документы.

— А чьи? Я с Катькой уже ого-го сколько знаком — такая, скажу тебе, стерва — ей палец в рот не клади, да и другое — тоже не стоит, — вздохнул офицер.

— Я в курсе — романтическую историю нашего с ней знакомства я как-нибудь расскажу.

— Романтическую? — иронично улыбнулся Валик.

— Очень. Заходим? — Виктор кивком показал на дверь.

— Я — первый, ты — за мной, Иволгина — замыкаешь. На счёт три — раз, два, три, — довольно быстро пробасил Валик, вскидывая парализатор.

«Веселый он чел», — Виктор еле успел сосредоточиться.

Пройдя сквозь небольшой, но как ни странно — даже освещённый коридор, они оказались внутри относительно просторного помещения — парню это показалось не гаражом, а целым СТО, но довольно кустарным на вид.

Валик и Иволгина обошли с оружием на изготовку помещение.

— Чисто! — произнес офицер.

— Командир, здесь какой-то вход, — послышался голос девушки из дальнего левого угла — там было темно.

В помещение зашёл Игорь — с пистолетом-парализатором в руке. Виктор и Валик направились к девушке, при этом парень рассматривал полки — там были какие-то мотоциклетные шлемы побитого вида, перчатки валялись — одна из них бордовая и очень грязная, отвертки, несколько открытых ящиков с инструментами, пустые бутылки от минеральной воды.

— Да, придется лезть, — почесав голову голову, пробасил офицер — это оказался не вход, а некий лаз.

Сзади раздался высокочастотный писк — Виктор нервно обернулся, остальные тоже.

— Командир, спектрометр показывает некое ультра-торсионное излучение, но показатели странные — будто это остаточное излучение чего-то очень сильного, — сняв с пояса один из приборов, сказал Игорь.

— Что это значит?

— Не могу знать. Надо лезть и искать источник.

— Это может быть опасно, — почесал подбородок Валик. — Ладно, полезу я — насколько я помню, излучения такого типа не опасны для высококэфных магов.

Подъемная дверь оказалась весьма тяжелой — металл был довольно толстый, и Виктор с Валиком открыли её не без труда.

Нагнувшись и посветив фонариком, взятым у Игоря, вниз, Валик произнес:

— Довольно глубоко и прохладно, и здесь крепление для лебедки, — показал он пальцем. — Придется лезть. Посветите мне, потом подадите прибор, — он отдал фонарик Виктору.

Осмотр подвала, или погреба — Виктор так и не понял толком, занял минут десять, и комментарии Валика были довольно забавными — парень давненько не слышал такого изящного мата.

— Там вина — бутылок четыреста на полках, и вина довольно интересного, — начал рассказывать Валик, когда вылез. — Но судя по следам на полу, а пол там земляной, забирали они не вино, а какие-то тяжелые ящики. Возле одной из пустых полок прибор показал двести сорок маго-тесла-кулон излучения — что говорит о том, что там явно стояло нечто весьма интересное.

— Почему это? — удивился Виктор.

— Двести сорок маго-тесла-кулон торсионки ультра-диапазона — это явно остаточное излучение, никак иначе это трактовать нельзя, — пробасил Валик, отряхивая руки.

— Ясно, что ничего не ясно, — констатировал Виктор. — Давайте ещё раз здесь всё осмотрим и пойдём к нашим барышням.

Так и сделали, но не нашли ничего — Виктор повертел в руках черный мотоциклетный шлем с треснувшим защитным стеклом.

Минут через пять все четверо уже были возле каморки. Виктор и Валик зашли туда. Как оказалось, Стелла и Катя перебазировали работников внутрь — усадив их на стулья, они связали им руки и завязали глаза — второй, которого вырубили из парализатора, был уже в сознании и стонал.

— Ну как, что-то нашли? — поинтересовалась Вельцева, которая держала в руке несколько сложенных вдвое листов.

Валик кивнул на дверь, предлагая выйти — так и сделали. Отослав Игоря и Аню в каморку к пленным, он рассказал девушкам про излучение в гараже.

— Двести сорок в подвале и примерно сто пятьдесят — сверху? Я могу ошибаться, конечно, но это кое-что мне напоминает — была восемнадцатого числа ментовская сводка по этому району… — нахмурилась Вельцева.

— Не томи, Катя! — властно вымолвила Стелла.

— Две недели назад с завода по сжижению эндейса в Туле пропала партия очень ценного полуфабриката…

— Как это — пропала? Это же режимный объект, насколько я знаю! — вытаращилась на неё Стелла.

Валик улыбнулся и выразительно посмотрел на Виктора.

— Блядь, а я о чём говорю?! — явно разозлилась блондинка. — После этого следы пропажи всплыли на опорнике в Чертаново — это как раз тот, что мы проехали — излучение было характерным для такого рода обогащенного двумя стихиями сжиженного эндейса, однако погоня ничего не дала — преступник ушёл на мотоцикле. Последующие поиски тоже ничего не дали, однако на следующий день был доклад из двух военных институтов, что их приборы тем вечером зафиксировали излучение примерно в пятьсот пятьдесят маго-тесла-кулон, как и на опорнике.

— И что это значит? — уже не выдержал Виктор, поскольку не понял из её рассказа ровным счётом ничего.

— А то, что сейчас мы явно напали на след этой пропажи — это очень ценный полуфабрикат, и хоть он относительно недорогой по себестоимости — примерно четыреста рублей за грамм, на черном рынке его можно продать в десять раз дороже, если знать — кому.

— Да похер на эту пропажу — к нашему делу это какое имеет отношение? — возмутилась Стелла.

— Прямое, блядь! — прошипела Вельцева — Виктор видел, что она явно сдержалась, чтобы не топнуть ногой. — Включи мозг, милая!

— Ты меня подзаебала уже, Катя — если не можешь нормально объяснить, так и скажи, — скрестила руки на груди Стелла.

«Ого, они сейчас тут устроят спарринг», — Виктор наблюдал за обеими девицами — обе были раздражены. — «Ещё и Валик скалится», — на лице офицера было написано веселье.

— Ладно, для непрофессионалов поясню, — победно окинула взором всех стоящих Екатерина. — Поскольку мы в логове Кубинца, который связан с событиями на ипподроме, где была твоя сестра под прямой угрозой, и в этом гараже найдены следы важного полуфабриката, который может быть использован для той самой ночи, — блондинка произнесла эти слова очень многозначительно, — то цепочка вырисовывается очевидная — клан Марковых стоит за всеми этими событиями, и это теперь — доказанный факт! Понимаешь?

Валик усмехнулся, а Виктор смотрел, как Стелла неуверенно пожимает плечами — он и сам пока что слабо улавливал связь.

— Это и так было понятно, — неуверенно произнесла медноволосая, взглянув на Виктора.

— Это была одна из версий, а сейчас она — вполне становится основной и рабочей, а ещё вот это я нашла в документах, пока ты занималась херней с этим отребьем и играла в гуманного доктора, — Вельцева потрясла листками в руке.

— Что это? — спросила Стелла.

— Договор на поставку сорока тонн обогащенной стихией воды нефти в Германию через фирму «Чертаново-Транс-Логистика», то есть вот эту ебучую шарашку, — блондинка обвела рукой всё помещение.

— Да, это довольно странно — фирма вроде как занимается поставками кормов на ипподром, — показал Виктор рукой на ящики.

— Вот именно! — довольно улыбнулась Вельцева. — А ещё для торговли даже простой нефтью за границу надо иметь лицензию, не говоря уже про обогащенную.

Стелла недовольно выдохнула и отвернула голову, скрестив руки на груди.

— Самое главное — смотрите сюда! — Вельцева развернула листок и ткнула пальцем куда в шапку.

— Написано по-немецки что-то, — пригляделся Валик.

— Вот именно! Контрагент — фирма «Baltish Wechselschaltung Helsinki», что переводится примерно как «Балтика Реверс Хельсинки», но даже не это главное, хотя уже говорит о многом — посмотрите на банк! — в голосе Кати слышалась патетика.

Виктор присмотрелся к надписи — «Weimar-Bonn Gemeinschaftsbank АG».

— Веймар-Бонн бла-бла банк, — прочитал тем временем Валик.

— Не бла-бла, а это тот самый заговор, который и следовало ожидать и который я так долго ждала и надеялась — вот она, моя блестящая карьера!

— Какой заговор? — сквозь зубы спросила Стелла.

— Этот банк — карманный банк Абвера, вы это вообще понимаете? — Вельцева обвела всех победным взглядом.

На несколько мгновений воцарилась тишина — все, открыв глаза, смотрели на контрразведчицу.

— Ничего себе новости, — пораженно вымолвила Стелла.

— А значит что? И фирма — подставная, раз всё оформлено через Хельсинки — традиционную вотчину Абвера, а значит — что и поставка тоже липовая и дело явно пахнет большой изменой, — заключила Катя.

— Я бы на твоём месте так не радовался, — через несколько секунд молчания произнес Виктор.

— Почему? — удивилась Катя.

— Потому, что при таких раскладах человек по фамилии Марков во главе вашей богадельни умножит тебя и нас всех на ноль, — развел руками парень.

— Богадельни? — поразилась блондинка и вздохнула: — Не знаю, я об этом не подумала. На нашей стороне — правда и вот эта прекрасная и блестящая Монетка, — кивнула она на Стеллу.

— Так чё делать будем? — пробасил Валик.

Глава 24

На несколько секунд воцарилось молчание.

«Надо бы передавать это дело в официальные руки — пусть этим папаша двух моих красавиц занимается», — с легкой тревогой подумал Виктор.

— Начнем с того — что мы вообще здесь делаем? — вопросительно поднял он бровь.

— В смысле? — удивилась Стелла, доставая сигарету. — Анжелику спасаем!

— Я не за это, — махнул рукой парень. — Почему занимаемся этим делом мы, а не охрана твоего папеньки или какое-нибудь профильное ведомство?

— Хех, вопрос на ящик коньяка, — засмеялся Валик и тоже полез в карман — через пару секунд он извлёк оттуда серебряный портсигар и красивую зажигалку.

Стелла вздохнула и переглянулась с Вельцевой.

— Я скажу так — если бы всё можно было сделать официально, ну или почти официально, — медноволосая многозначительно посмотрела на Виктора, — всё так бы и сделали. Но ситуация такова, что решать надо так, как это делаем мы.

«Странная логика — я не вкуриваю».

— Не понимаю, — пожал плечами Виктор.

— Просто поверь мне на слово — так и проще, и меньше огласки, и безопаснее. Все крупные семьи под надзором друг у друга, везде шпионы. А когда мы найдем что-то стоящее, вот тогда можно и подключать более серьёзные службы, понимаешь? Вы все — понимаете? — Стелла обвела взглядом всех.

— Мне — равнозначно, — засмеялся Валик. — Повеселились зато.

— Мне можно не объяснять, — криво усмехнулась Вельцева и выразительно посмотрела на Виктора.

— А мне можно и объяснить, — сказал парень.

— Вит, ситуация очень сложная, а магическо-политический баланс — очень хрупкий, поэтому перед Ночью Слияния по официальным каналам мы не можем вести расследование, где будет фигурировать Анжелика, — вздохнула медноволосая мажорка. — Все кланы встанут на уши.

— Ну ладно, не в этом дело. Вы понимаете, — посмотрел Виктор на Стеллу и Катю, — что у нас очень мало возможностей — без тебя мы на след этих двух козлов не выйдем, — он посмотрел блондинке в глаза.

— Я сделаю всё, что надо — но это не раньше, чем завтра будет по Кубинцу, а может и позднее, — со злостью в голосе ответила блондинка.

— Раз только завтра, то сегодня едем гулять — Анжелика нас ждёт, да-а? — с улыбкой пробасил Валик и сделал попытку хлопнуть Катю по попе — та его саданула по руке.

Стелла немного растерянно взглянула на них и покивала.

— Если Марков-Девятый — уже в Хельсинки, то Кубинец — где угодно может быть. Единственная зацепка — эти документы, — заявил Виктор.

— Я буду наводить справки, сказала уже, — нахмурилась Вельцева. — Давайте собираться, что ли.

— Да здравствует информация, — усмехнулся Виктор.

— Я тоже кое-кого поднапрягу, — улыбнулась медноволосая.

— Едем отдыхать и отмечать наши успехи, — хлопнул в ладони Валик. — Жаль, вина сколько пропадает в подвале.

Девушки засмеялись.

— Можешь себе взять ящичек, пока мы с Екатериной пороемся в компе, — произнес Виктор.

— О, идёт, — офицер хлопнул его по плечу, выпуская густой клубок дыма. — Вперёд!

— Что ты за херню куришь? — Вельцева поморщилась и неодобрительно покачала головой, глядя на Валика. — Навоз с соломой?

— Нормальные сигареты — эксклюзив из Мексики для магов выше среднего. Я ему подарила — мы с Витом выбирали, — произнесла Стелла с загадочно-неловкой улыбочкой.

«Ох и Стеллка — как нашкодивший котяра Том сейчас улыбается», — Виктор поразился её выражению лица и улыбке, сразу вспомнив пару моментов из «Том и Джерри», когда кот пытался скрыть свои косяки.

В каморке, из которой Валик забрал пленных работничков поднимать вино из подвала, Виктор с Катей пробыли около часа — в компьютере, который поразил парня своей медленной и неспешной глючностью из конца его девяностых и операционной системой «Врата-012-коммерческая», не оказалось ничего интересного, только складские документы — бланки и план бухгалтерских счетов очень сильно отличались от привычных ему. Между делом он беседовал с блондинкой, которая тщательно просматривала папки на полках, и многое для себя уяснил.

— Нам и так очень повезло, что мы нашли банковский след — вероятно, они при своей эвакуации пропустили эту папку, — утешила его Катя, показав на открытый сейф.

— Странно это всё — вся эта загадочная ночь, похищенный полуфабрикат и люди из марковского клана, которые точат зубы на Анжелику, моя ситуация, бета-тест и Хуанг, а ещё слова Иоаннидиса — слишком тугой клубок завязался, — промолвил парень.

— Гораздо туже, чем ты думаешь — папаша этого Кубинца тоже весьма непрост.

— Ещё и папаша? — Виктор уставился на контрразведчицу.

— Они с супругой долго жили у нас, когда новые власти объявили его в розыск, но в десятом году уехали в Мексику, забрав двух дочерей, однако здесь остался этот его сын.

— И чем он необычен, папаша этот?

— По нашей информации — непроверенной, так скажем, — Вельцева сложила ладони домиком на миг, — из того, что я читала в архивах и сводках — посол Карденас имел связи с одним из колумбийских наркокартелей в бытность…

— Ничего себе, — пораженно перебил её Виктор и откинулся на спинку стула. — Каким образом?

— Дашь досказать? — иронично улыбнулась блондинка.

— Конечно, прекрасная леди, — парень улыбнулся и взмахнул ладонями.

— Так вот, до назначения в Россию Мануэль Диаз-Карденас несколько лет возглавлял Департамент Внутренней Безопасности тогдашней правящей на острове партии, то есть что-то вроде большевистского ЧК, если на наши деньги, и как ты понимаешь — такая работа способствует широким возможностям к личному обогащению.

— Это да, — покивал Виктор, — но при чем здесь картель? Куба — это не транспортная развязка для…

— Ха-ха, — залилась смехом блондинка. — А нулевая безналоговая игорная зона в Гаване, куда слетались и слетаются богачи почти со всего мира? А где богачи — там и оборот, и потребление, и много чего ещё. Куба — игорно-кокаиновый рассадник был и остаётся, несмотря на периодическую смену местных диктаторов!

— Проще говоря — Кубинец нам попался непростой, что даёт остроту и пикантность всей этой истории. Что ещё известно о нём и его папаше?

— Больше толком ничего — он работает на Марковых, а значит — хорошо прикрыт.

— Тебе придётся навести более подробные справки, леди-каэр, — внимательно посмотрел на неё Виктор.

— Чтобы я без тебя делала?! — улыбнулась Катя, изящно облокотившись ладонью на стол и с ироничной улыбкой глядя на него.

Вскоре послышались голоса и шум — оказалось, что Валик успел нагрузить минивэн вином под самую завязку. Отпустив работников и велев им помалкивать, под недовольные реплики Стеллы и язвительные комментарии Екатерины тронулись в обратный путь.

Три ящика пришлось отдать ментам на опорнике — простояли минут двадцать, дело чуть не дошло до конфликта — документов на перевозку вина не было.

— Вот такой он мудень — это для тебя сюрприз, дорогая? — в конце пути блондинка прокомментировала всю эту затею с вином и корявую езду в ответ на успокаивающие слова Стеллы — минивэн был дико перегружен и доехали каким-то чудом, и всю дорогу блондинка злилась и материлась.

— Договоришься ведь, Катюша — посажу тебя на кукан, пищать будешь и просить добавки, — посмеялся Валик.

— Да был бы он у тебя! — вспыхнула Вельцева, но как видел Виктор — замолчала после легкого хлопка Стеллы по её ладони.

— Если хочешь — сейчас зайдем к Анжелочке и проверим, — пробасил Валик.

— Иди ты… — запнулась Вельцева, и Виктор смотрел, как она заливается краской, опустив глаза.

«А они довольно веселой могут быть парочкой — такой себе раздолбайный весельчак Валик и надменная стервоза Катя — буйство и гармония темпераментов».

Когда подъехали к подъезду, Валик вытащил ящик с вином и предложил это же сделать Виктору. После этого он велел Иволгиной и Игорю ехать в лагерь.

— Теперь можно и отдохнуть, — сжав ящик, заявил с улыбкой офицер Виктору, пока Стелла открывала дверь подъезда.

— У нас и так хватает своего бухла, а вот жратвы надо бы заказать, — покивал парень, ощущая легчайшие колики в области печени.

Когда поднялись на третий этаж, позвонили и дверь открыла Анжелика — вопли радости были такие, что слышно было на весь квартал, наверное — Виктор даже по доброму позавидовал Валику, поскольку брюнетка его настолько радостно уж точно не встречала.

— Кузен, ты такой загорелый, — щебетала в прихожей Анжелика, одетая в довольно прозрачный халат.

Пока Виктор и Валик относили вино на кухню, брюнетка успела поссориться с сестрой — Виктор услышал их недовольный разговор на повышенных тонах.

— Ого, а это у нас кто такая? — стоя возле холодильника, уставился Валик на вошедшую на кухню в чуть приоткрытом халате Арину.

— Арина Дроздовская, подруженька Анжелики, — отрекомендовал её Виктор.

— Э-э, здрасьте, — растерянно улыбнулась Арина. — Мы с Анжеликой — близкие подруги.

— Классные у тебя сиськи, девочка-дроздовочка, — широко улыбнулся ей Валик. — Сисястая рыжушка — ой хороша, просто прелесть!

Виктор смотрел на выражение лица рыжей — сначала она непонимающе улыбнулась, потом явно растерялась и с неуверенным удивлением взглянув на него, машинальным жестом прикрыла ладонями грудь, хотя та и так была прикрыта халатом.

— Я пойду, наверно, извините, — пролепетала она с застенчивой улыбкой и быстро вышла из кухни.

«Ну и цирк — Валик рыжую наглухо засмущал», — Виктор просто обалдел.

— Подруженька — ох и Анжелика. Вот что за времена, вот скажи? — засмеялся офицер, хлопнув парня по плечу.

— Мужиков явно не хватает, а те, что есть — то бухают, то игроманят, — взмахнул ладонью Виктор. — Вот и не хватает вдвойне.

— Вот мне можешь не говорить — с каждым годом всё больше и больше девок набираем в армию, пиздец какой-то. Вроде как говорят наши ученые, что это магия влияет на херовую рождаемость мальчиков, но я думаю — всё это феминистки придумали немецкие, — заявил Валик. — Вино трофейное будешь? — он начал вскрывать один из ящиков, которые они поставили под подоконник.

— Буду, — покивал Виктор. — Что именно придумали немецкие феминистки?

В коридоре послышались голоса девушек, и через несколько секунд — звук воды из ванной.

— Ну, про эту хрень с хромосомой и плохой рождаемостью мальчиков из-за магии, — Валик извлек из ящика бутылку красного вина.

— Ну, дружище — давай сейчас сядем все, навернем вина под закуску и обсудим эту тему, потому что дефицит парней — явно есть, а наши ебучие брачные законы — вообще нечто, — развёл руками Виктор. — Просто так они бы не появились, не будь явной нехватки мужиков.

— Парень, ты мне нравишься, — широко ухмыльнулся Валик. — Как думаешь, Катька мне даст сегодня?

Глава 25

Несколько секунд Виктор смеялся.

— Начнем с того — сильно оно тебе надо? У тебя вон сколько девах классных в подчинении, да и вообще…

— Нравится она мне, понимаешь? Тянет к ней, — перебил его Валик.

На кухню зашли Стелла, Катя и Анжелика.

Виктор, поглядывая на них, подошёл к подоконнику и достал планшет — там был пропущенный с номера, который дала ему Алина во время их прогулки по парку. Он поставил аппарат на вибро.

— Блин, я так рада тебя видеть, — улыбнулась брюнетка, глядя на Валика. — Ну рассказывайте, как съездили?

Рассказывать начала Стелла, потом Катя.

— Вы мне дадите сказать? — удивленно перебил их Валик.

— Ну! — ухмыльнулась Вельцева.

— Ты не нукай, контрразведка — твои косяки! — заявил Валик.

— Иди нахрен, — нахмурилась блондинка и села на диван.

«Ситуация перестаёт быть дружелюбной — надо перевести разговор в более нейтральное русло», — решил Виктор.

— Давайте пообедаем, дамы и господа? Милая, организуй нам вкусняшки — сейчас сядем, дернем винца и поболтаем, — предложил он.

— Какое вино — она таблетки пьёт, — покачала головой Стелла, глядя на сестру.

— Ой, ничего страшного, — Анжелика подошла к Виктору и обняла его — он положил ей руку на талию и поцеловал в шею.

— Зая, будь вежливой и спокойной, хорошо? — прошептал парень ей на ушко.

Анжелика провела кончиком языка по его уху, что он расценил как согласие.

— Сейчас я всё организую — вкусняшек у меня полно, шампанское есть, давайте отдохнем и поговорим, — предложила она, чуть отстранившись от Виктора. — А ещё вы вина притащили, ничего себе, — обратила она внимание на два ящика.

— Ну так, малая — старались, — пробасил Валик, разведя руками. — Дамы, я скупаюсь, а вы давайте — трудитесь и показывайте свои лучшие кулинарные качества, — офицер потрепал за волосы Анжелику.

— Ты ещё и сексист, — заявила Вельцева. — Хотя что от тебя ожидать, от хама небритого…

Валик предостерегающе помахал ей указательным пальцем, выходя в коридор.

— Так-с, дамочка — я вас попрошу к моему кузену не обращаться в подобном тоне, — повернулась Анжелика к Кате.

— Ротик свой закрыла и быстро занялась едой, эгоистичная дрянь — ты Катюше спасибо скажи, — сразу же взвилась Стелла.

— Пожалуйста, — фыркнула Анжелика и с обиженным видом открыла холодильник.

— Леди, вы займитесь едой и не ссорьтесь — и так хватает проблем. Я пойду переоденусь, — произнес Виктор.

— Ты мне разве не поможешь? — надула губки Анжелика.

— Справитесь — вас здесь трое, — отмахнулся Виктор и пошёл в коридор.

«Ну и Анжелика — характер несносный, она совершенно не понимает, когда надо промолчать», — брюнетка его немного разозлила своим поведением.

Зайдя в комнату, парень начал раздеваться — он решил надеть халат и потом тоже принять душ. Было не слишком светло — шторы были плотно закрыты.

«Пахнет лекарствами, духами и какой-то легкой эротикой», — запах в комнате был довольно пикантный, но очень приятный.

— Что ты делаешь? — послышался чуть грустный голос Арины.

— А, рыжая?! Где ты там? — чуть вздрогнул Виктор.

Через несколько секунд девушка показалась из-за занавесок и села на край траходрома.

— Переодеваюсь. А вы чем занимались? — парень разделся до трусов и сложил свою старую одежду на один из стульев вдоль боковой стены.

— Ну, переживали за вас, в карты играли. Нашли вы этого негодяя?

— Нет, не нашли — он удрал, но нашли зацепку, поэтому всё только начинается. Где тут у вас халаты? — Виктор показал рукой на массивный шкаф.

— Ой, да вот же, — Арина нехотя встала и приблизившись к Виктору, открыла одну из створок. — Выбирай любой.

— Ага, благодарю, — парень оглядел гардероб и достал довольно стильный черный халат. — Что такое, чего ты такая вялая? — повернул он голову к девушке — лицо Арины было задумчивым.

— Я боюсь, — тихо ответила она.

— Хех, кого или чего? — удивился Виктор. — Мы же с тобой, Аришечка, — он тронул её ладонью за плечо, потом провёл по волосам.

— Этот дядька с грубым голосом — он будет ко мне приставать, — пропищала рыжая и отвела взгляд.

Виктору стоило большого труда, чтобы удержаться и не заржать. Пару раз вздохнув, он накинул халат и сделал более-менее сочувственное выражение лица.

— Арина, хочешь я тебе тайну открою?

— Тайну?! Хочу, — ответила с легким придыханием девушка и кивнула.

— Этот дядька по имени Валик влюблен в Екатерину…

— Да ладно, серьезно? А когда он успел? — довольно громко и удивленно спросила рыжая и раскрыла глаза.

— Они очень давно знакомы, — улыбнувшись, развел ладони парень.

— Ну ничего себе дела. А как давно? — нахмурилась Арина и уперла кулачки себе в бока.

«Так, рыжая уже пришла в себя», — Виктор сдерживался, чтобы не засмеяться.

— Ну вот скоро сядем обедать, и сама всё у них выведаешь. А что, ты разве Стеллу уже не боишься?

— Э, в смысле?

— Ну, Катька же — с ней, да?!

— Посмотрим ещё, — выдохнула Арина. — Она мне денег должна за спор, поэтому мне пофиг, кто там и как.

— А ты хочешь взять деньгами или потребуешь натурой? — улыбнулся парень. — Денег у тебя вроде как много…

— Вот ещё — скажешь такое, Вит! Как тебе не стыдно? — Арина легонько ударила его кулачком в плечо и выбежала в коридор.

«Ну и дела — рыжая повелась на Катьку, тут целые бермудские любовные треугольники оформляются. Весело, будем наблюдать».

Из коридора послышался звук открываемой двери, потом вскрик Арины — Виктор сделал вывод, что ванная уже свободна.

Дойдя до двери, он слышал из кухни голоса и смешки.

— Я быстро скупаюсь, — объявил он, заходя в ванную.

— Уже всё готово, милый — давай скорее, — послышался голос Анжелики из глубины кухни.

Зеркало и пол были щедро забрызганы. Виктор разделся, открыл душ и сделал воду не слишком горячей. Купание заняло минут семь, и слыша голоса и раскатистый смех Валика, он поторопился вытереться и облачиться в халат.

Зайдя на кухню, он увидел, что стол придвинули к диванчику — гости как раз на него и сели, Арина села со стороны окна, Анжелика — поближе к холодильнику.

— Ну, давайте за встречу, — объявил Валик, привстав и начав разливать вино по бокалам.

Пока Виктор присаживался, рассмотрел очень красивую этикетку с готическим шрифтом — вино оказалось испанским, незнакомой ему марки — «Cabernet Priorat 2016».

— Мы им не отравимся? — поинтересовался он, улыбнувшись и беря бокал.

— А с чего бы? — удивился Валик.

— Вообще-то он прав, — нахмурилась Стелла, взглянув на парня. — Мало ли что это за вино. Кроме того, оно стояло в зоне излучения сами знаете чего.

— Так, без паники — ты ж не думаешь, что они его специально для нас облучали и оставили? — Валик повернул голову к медноволосой. — Это дорогущее испанское каберне — чтоб ты знала, кузина.

— Вот откуда ты знаешь, что оно безопасное? — нервно ответила ему Корнилова-старшая.

На несколько секунд все замолчали — кто улыбался, кто задумчиво вертел бокал в руке.

— Это паранойя у вас, наверно, — довольно неожиданно для Виктора произнесла Арина, взглянув на Стеллу.

— Че-его? — медноволосая чуть приоткрыла рот от удивления. — Ты охренела, дурочка?!

— Так — за встречу и за успехи, ура-а-а! — Анжелика чокнулась со всеми, до кого дотянулась и сразу отхлебнула солидный глоток.

Виктор и Арина последовали её примеру, а Валик вообще выпил свою порцию залпом и сразу наколол себе несколько кусочков сыра и сухой колбасы.

«Очень ароматное вино, с легким послевкусием груши», — вкус и запах напитка парню понравились.

— Ладно, будем живы, — махнула рукой и Вельцева, отпивая из бокала.

— Очень вкусное вино, отличное — зря панику разводили, — заявила через несколько секунд Анжелика, прожевав кусочек вяленого мяса. — Ну рассказывайте толком, что там и как было — надо меня было брать!

— Не надо было! — отрезала Стелла, которая отпила из своего бокала лишь малюсенький глоточек.

— Я налью ещё, а Катюша расскажет, да? — приподнялся Валик.

Между ним и Катей сидела Стелла, и Виктор по лицу блондинки видел, что она немного напряжена таким соседством.

Блондинка что-то прошептала на ухо старшей Корниловой.

— Рассказывать буду я — нам надо определиться с дальнейшими действиями, потому что это всё — очень серьёзно, моя неразумная и эгоистичная сестрица, — произнесла медноволосая, глядя на Анжелику.

— Эй, знаешь что… — сразу же вспыхнула брюнетка, но Виктор чуть наклонился к ней и сжал её ладонь, посмотрев ей в глаза.

— Вот так уже лучше — будем здоровы, — отсалютовала бокалом Стелла.

Когда выпили и закусили — кто чем, Анжелика откинулась на спинку стула:

— Ну так что вы там нашли — не томите!

Стелла, зажав вилкой кусочек вяленого мяса и разрезая его ножичком — Виктор отметил, что только она из всех сидящих взяла ножик, начала рассказывать, иногда взмахивая вилкой и обводя взглядом всех присутствующих.

— И в итоге мы имеем вот такую сложную ситуацию с покушением на тебя: информацию от Иоаннидиса по политическим раскладами, ваш с Витом бета-тест в этом весьма сомнительном мероприятии Ли Хуанга в «Марков-Плаза», след Абвера в делишках Девятого и Кубинца, след Девятого в похищении важного для Ночи Слияния полуфабриката, который можно использовать как один из стабилизаторов реакции синтеза при последней стадии получения концентрата криоторсионного эндейса, самого Виктора с его поразительной ситуацией и вашим знакомством, — мажорка чуть взмахнула вилкой, — а ещё его проблемы с памятью после семейного ритуала, усугубленные и твоими неправильными действиями, и опасными действиями с сильнейшим стимулятором его родственницы… — вдруг осеклась медноволосая и взглянула на Анжелику, которая внимательно её слушала, покручивая почти пустой бокал.

— Какой ещё родственницы? — удивленно спросила брюнетка и перевела взгляд на парня.

«Бля-я, ну приехали — Энджи ещё не знает про Лизу и про таблетку возвращения памяти», — через миг осознал Виктор, ощущая, как вдруг похолодело в груди. — «Я же ей вроде как не говорил, насколько я помню», — он ощутил легкий страх из-за того, что точно этого не помнил.

Стелла сжала губы, и чуть исподлобья на миг виновато взглянув на Виктора, отпила из бокала большой глоток и отвела взгляд.

— Я сам расскажу, — произнес парень немного севшим голосом и посмотрел в глаза Анжелике: — Помнишь день нашего знакомства и особенно вечер?

— Да, — покивала Анжелика, с тревогой глядя на него.

— Я тоже помню — милая тогда очень пострадала, — послышалась реплика Арины.

— В общем, эта девушка, Лиза, которая была секундантом Марковой, это именно она дала мне эту таблетку возвращения памяти.

— Я эту маленькую дрянь найду и уничтожу — обрежу под корень её косы, выщипаю брови пинцетом и выпорю так, что она месяц не сможет сидеть, — заявила Анжелика. — И каким хреном она тебе дала ту таблетку или что это такое? — девушка непонимающе обвела взглядом всех сидящих за столом.

— Короче, Лиза — моя двоюродная сестра оказалась, — выдохнул Виктор. — Мать приставила её присматривать за мной, а сама Лиза хотела поступать на магомедика в Омске — она очень добрая и совсем не любит военку.

На несколько секунд воцарилось молчание — все смотрели на Виктора и Анжелику.

— Блядь, но как это возможно вообще? Я всё равно её накажу! — в глазах брюнетки было незамутнённое удивление, переходящее в шок.

— Ты её и пальцем не тронешь, тебе ясно? Вспомни, как ты себя тогда вела, Анжелика, — веско сказал Виктор. — Лиза защищалась, и даже мне было страшно за тобой наблюдать.

— Что? Ты её выгораживаешь и покрываешь, значит? Может, ты ещё и эту суку Маркову будешь защищать? — Анжелика бросила вилку на стол, её бокал опрокинулся. — Вот так ты ко мне относишься, да? — перешла она на крик, выскочила из-за стола и побежала в коридор.

Через несколько секунд Арина тоже встала и бросилась за ней.

— Нихуя себе драма, — парню послышалась негромкая, удивленная реплика Валика. — Что происходит вообще?

Виктор вздохнул и в общих чертах рассказал ему про день их знакомства и про вечер дуэли.

— Реально так и было? — на лице Стеллы была тревога. — Она реально так себя вела, а потом сказала, что не помнит?

— Да, — развел руками Виктор.

— Что это значит? — поинтересовался Валик.

— Ничего хорошего — побочный эффект врожденной способности Анжелики. Побочка туманит ей мозг и действует на память, когда она злится, а как ты видишь — злится и нервничает она часто, как и все мы, между прочим, — похлопав пальцами по столу, пояснила Стелла. — Тут и высокий кэф влияет, и курение, и отсутствие регулярной половой жизни…

— Поняла, Катя — так что я тебе помогу с этим делом, — поднял палец Валик.

— Нахер сходи, дурень невоспитанный, — ответила Вельцева.

Виктор усмехнулся и качнул головой.

— Ничего смешного, кузен — магия многое нам дала, но и побочки — очень неприятные и ещё плохо изученные, — лицо и голос Стеллы были очень серьезными. — У вас, мужиков — проблемы с воспроизводством мужской хромосомы, так-то.

— Это все бредни феминисток — почему у нас, а не у вас? Вы ж рожаете девок одних! — возмутился Валик.

— Кто из нас магомедик — я или ты? — вскинула бровь Стелла.

— Ладно, лень спорить, но ты не права, кузина. Давайте ещё вина? — махнул рукой офицер.

— Я схожу к Анжелике, вы тут пока не налегайте сильно на бутылочку, — Виктор встал и направился в комнату, потому что по лицу Стеллы видел, что она готова нормально так зацепиться по этому вопросу.

Уже в коридоре Виктор услышал голоса и плач. Зайдя в комнату, он включил свет — заплаканная Анжелика сидела с краю кровати, а Арина гладила её по голове, стоя рядом.

— Энджи, я и так собирался тебе сказать. А в тот вечер ты была не права и сама полезла к Лизе.

— Не помню я ничего такого, не выдумывай — помню, что эта девка меня оскорбляла и потом напала на меня, — всхлипнула брюнетка.

— Я тоже это помню, — подтвердила Арина.

— Рыжая, ты охерела или как? — поразился парень. — Ты вообще пришла гораздо позже, поэтому рот свой закрой!

Арина обиженно отвернула голову.

— Не трогай мою Птичку, — заявила Анжелика.

Виктор подошёл к девушкам и погладил брюнетку по голове.

— Милая, вот просто поверь мне на слово — ты такое исполняла в тот вечер, что меня не удивляет твоё желание это забыть. Всё, хватит дуться, красавицы мои — пойдёмте пить вино.

— Знаешь что… — капризно отвернула голову мажорка.

— Всё, милая — идём. Рыжая — тоже иди, — хлопнув по заднице Арину, парень взял за обе ладони Анжелику и потянул на себя — пару секунд посопротивлявшись, она сдалась и встала.

Пропустив вперёд Арину и нежно сжав ладонь Анжелики, он довёл её до кухни. Взглянув на Вельцеву, парень увидел на её лице раздражение и досаду.

— Всё нормально, дамы и господа! — объявил парень. — Продолжаем разговор по существу.

— Ты знаешь, что он — сексист? — кивнула Катя головой на Валика, обращаясь к Виктору.

— Хм, я в таком же шоке, как и ты, леди. Кто бы мог подумать? — усмехнулся парень, подмигивая офицеру. — Наливайте, что сидите скучаете?

— Эй, сисястая, подай вино и штопор, — обратился Валик к Арине.

Арина растерянно посмотрела на всех, но через несколько секунд так и сделала.

— Валентин, вот я с тебя обалдеваю — как так можно общаться с благородными девушками? — с раздраженным укором в голосе вопросила Вельцева. — Тебя жизнь ничему не учит?

— А что, благородная не может быть красивой и сисястой, как… — запнулся Валик, взглянув на рыжую. — Тебя как звать, рыжушка?

— Блин, братец — её зовут Арина, ну как так можно? — удивилась Анжелика. — Или вас не представили?

— Да нормально всё, проехали, — произнесла рыжая — она уже была пунцовая.

— Вот, о чём и речь, — развела руками Вельцева. — Такое отношение к женщинам — недопустимо!

«Сейчас они опять заведутся за свой феминизм, тем более все девки — обидчивые и всё воспринимают на свой счёт. Надо как-то разрядить ситуацию», — ясно понимал Виктор.

— Катя, дело не в отношении. Мы все здесь — свои, и делаем сейчас огромное и важное дело, которое, я напомню, — парень поднял палец, глядя на блондинку, — очень опасное и ещё совсем не в нашу пользу. Понимаешь?

— Да, — кивнула Вельцева. — Ты прав, хоть и мал ещё. Это даже удивляет.

— Мал? — возмутилась Анжелика. — За кого ты нас считаешь, душенька?

— А ещё ты мне проиграла спор, леди, а я тоже — маленькая, — хихикнула Арина, усаживаясь на стул.

— Кстати, да — где наши деньги? — Анжелика, раскрыв глаза, смотрела на Катю.

Блондинка развела руками и посмотрела на Стеллу.

— Сегодня же оформлю перевод тебе на карту, дрянь ты неблагодарная. Не стыдно? — заявила медноволосая. — Давайте выпьем и продолжим разговор — мне надоели все эти препирательства, — в её голосе Виктору послышалась угроза.

— А чё за спор? — спросил Валик, наливая всем вино.

Арина, застенчиво улыбнувшись, рассказала.

— Стареешь, Катя, — констатировал офицер. — Купи себе столовый набор из серебра с присадками обогащенного лития, говорят — помогает земляным стабилизировать эндейс.

— Я его наебну сейчас, Монета, — прошипела Вельцева, сделав движение в сторону Валика, однако Стелла её остановила.

— Кто говорит? — поинтересовался Виктор, глядя на Валика.

— Я читал в журнале, — ответил тот.

— Бля, да хрень это всё несусветная — если и помогает, то на десятую долю процента, — громко сказала Стелла. — Давайте по делу говорить, и так только бухаем и ссоримся.

— Кстати, насчёт лития и всех этих присадок — помнишь, Катя, как мы вчера новости смотрели? — Виктор перевёл взгляд на блондинку, которая макала в соус кусок вяленого мяса.

— Не особо, мы заняты были, — кивнула она головой на Арину.

— Я к чему говорю — ты на складе сказала про папашу Кубинца и его связь с колумбийским картелем, и папаша этот уехал вроде как в Мексику, а в Мексике сейчас — заварушка с этим Ацтланом. Тебе не кажется это странным?

На миг воцарилась тишина, и парень ощутил, что все смотрят на него.

— Ацтланом? Вит, милый, не напоминай, — с дрожью в голосе вымолвила Анжелика и отхлебнула вино из бокала.

— Вообще не вижу взаимосвязи, — уставившись на парня, скептически ухмыльнулась Катя.

Стелла тоже вопросительно подняла бровь.

Виктор поднял палец, отхлебнул вина и наколол пару кусков колбасы, закусив.

— В новостях было ясно сказано, что правительства латиноамериканских стран хотят подмять под себя добычу лития, чтобы самим продавать его сырым и обогащенным, как сейчас это делают западные корпорации на их территории.

— И что? Причем здесь папаша Кубинца?

— А то, что кубинцы, колумбийцы и мексиканцы уже чуть ли не начали воплощать этот план, а конкретно в Мексике тамошний президент уже создал госкомпанию по добыче в каком-то из их штатов, и почти сразу у них нарисовался этот Ацтлан. Улавливаешь?

— Нет, — вскинув брови, покачала головой Катя. — Ты на солнышке не перегрелся, Вит?

— Что ты хочешь сказать? — устало спросила Стелла.

— Продолжу мысль. Кубинец работает на Девятого, который связан некими деловыми отношениями с подставной фирмой Абвера в Хельсинки. Очевидно, что они не рассчитывали вчера на провал своей затеи, — Виктор кивнул на Анжелику, — и планово были вынуждены дать по тапкам, хотя они и так бы дали и в случае успеха.

— Типа, если бы нас там поубивали? — с дрожью вымолвила Анжелика.

— Именно. Так вот, цепочка: похищение полуфабриката и его следы в гараже, покушение на Анжелику, связь Девятого и Кубинца с Абвером, германские корпорации по добыче лития в Мексике и планы местных по национализации отрасли, Ацтлан и его успехи, демонстрации в самой Германии, папаша Кубинца в Мексике — улавливаете связь? — Виктор, увлеченно жестикулировавший, оглядел присутствующих — на их лицах понимания не было.

— Блядь, Виктор! Ты прикалываешься? — через несколько секунд ответила Вельцева.

— Ещё раз — смотри внимательно, на пальцах. Та поставка нефти в пользу Абвера, её явно курировал Кубинец, а значит и Девятый, а значит — и весь их клан, а значит — у них налажено сотрудничество с Абвером, а значит — и папаша Кубинца явно при делах, потому что иначе быть не может. Надо только понимать, для чего будет использована та нефть. А ещё слова Иоаннидиса про фирму Ли Хуанга и её статус — и эта фирма взяла нас с Энджи в оборот.

— Ага, мы там познакомились, — заулыбалась Анжелика.

— Что-то я запутался, — объявил Валик. — Будем здоровы, — он поднял бокал.

«Бля, я и сам уже запутался — что я сказать им хотел? Что у меня чуйка, что сон Анжелики, весь этот Ацтлан и текущие события у нас — теоретически связаны через Ли Хуанга и папашу этого Кубинца, раз он имеет связи здесь через сына и в Мексике?! Ну хрен его знает — может, это моя фантазия разыгралась?!» — усомнился и сам Виктор, отпивая вино.

— Я тоже не очень понимаю, — кивнула Стелла.

— А я примерно понимаю — у нас есть информация о том, — почесала щеку Вельцева, — что немецкие фирмы в Латинской Америке работают в тесной спайке с Абвером, и в Мексике для немцев всё непросто складывается по добыче минеральных ресурсов, в том числе лития. Но Вит, ты уж извини — ты слишком смело приплёл сюда Кубинца и Девятого на основе одной лишь и пока ещё неподтвержденной поставки обогащенной водой нефти. Ацтлан этот — вообще к нам никаким боком.

— Возможно. Но предчувствие мне подсказывает, что копать надо в этом направлении, — Виктор поднял бокал, салютуя всем, — и работы у нас, мальчики и девочки — просто пиздец, понимаете?

— Ну и? — пожала плечами Стелла.

— Нам надо как-то разделить наши усилия, но и держаться в очень тесной координации. Лично я хотел бы заняться этой фирмой Хуанга — помнишь его выступление, милая? — парень посмотрел в глаза Анжелике.

— Да, ты показал тогда настоящие лидерские качества и я сразу поняла — ты должен быть моим, — улыбнулась брюнетка.

— Я должен поехать на этот бета-тест!

— Что? Нет, нет, я тебя не отпущу, — улыбка сразу сошла с лица девушки.

— Это может быть очень опасно — ты это вообще понимаешь, Виктор? Забыл слова дедушки вчера? — вздохнула Вельцева.

— Нам надо искать зацепки, и где-то найдется след — и по ситуации с Энджи, и по моей и моей семейки. Давайте сделаем так… — хотел продолжить Виктор, но его перебил звук вибрации, доносящийся с подоконника.

— Я отвечу — это мне, — сжав губы в улыбке, парень поднялся, подошёл к сумочке-чехлу и извлёк планшет — звонила Лиза.

Глава 26

Взяв планшет, парень сказал сидящим за столом, что выйдет в коридор — уже там он ответил на звонок.

— Привет! — постарался он улыбнуться.

— Привет, братец. Как дела? — голос девчушки был удрученный — Виктор это сразу почувствовал.

— Хорошо, а как твои? Я по голосу слышу, что ты чем-то очень огорчена, милая — рассказывай давай, — отойдя в прихожую, произнес парень.

Несколько секунд девчушка молчала, потом вздохнула.

— Алина подошла ко мне недавно и сказала, что если ты сегодня с ней не встретишься, то будет очень плохо для тебя, — голос-колокольчик окончательно потерял жизнерадостность.

— Опять эта Алина! Я видел её пропущенный. Лиза, дорогая, если она ещё к тебе пристанет — просто скажи, что я ей позвоню, и не бойся её — я всё улажу и тебе не о чем переживать! Ты поняла?

— Да, братец, спасибо! — голос девушки чуть повеселел — Виктору это понравилось. — А мы сегодня увидимся? Можно в парке погулять будет, давай?

— Пока не знаю точно, но может быть вечером у «Полиса» и увидимся, я соскучился, — Виктор постарался говорить бодро и уверенно.

— Хорошо, ты меня успокоил. Тогда я буду ждать твоего звонка — я тоже скучаю. Пока, Вит!

— До связи, милая!

«Эта злоебучая Алина — надо её поставить на место сегодня, чтоб не доёбывала малую», — Виктора очень огорчила услышанная информация. — «Придётся с ней встретиться сегодня, а уже половина второго — до вечера не так и много времени», — он ещё точно не решил, какие примет меры против наглой близняшки.

Возвращаясь на кухню, парень думал о том, как бы спетлять, не вызывая острой реакции Анжелики, которая тихим сапом уже присвоила себе права его жены.

— Кто звонил? — спросила брюнетка, с подозрением глядя на него.

— Лиза. Надо будет сегодня с ней увидеться, — улыбнулся краешками губ Виктор.

— Ну вот ещё, придумал такое, — Анжелика бросила льняную салфетку на стол и скрестила руки на груди, всем своим видом показывая недовольство.

— Прекращай, милая — это всё очень важно и для меня, и для всей нашей ситуации, — садясь за стол, обвел рукой всех присутствующих Виктор. — Нам надо определиться с приоритетами.

— Я с тобой пойду, — заявила брюнетка, надув губки.

— В этом нет нужды, Энджи. Давай сейчас не об этом думать, — чуть поднял голос Виктор и сдвинул брови, глядя на девушку.

— Весело тут у вас, одни семейные драмы, — пробасил Валик. — Пойдём покурим, Монета? — чуть потянувшись, предложил он Стелле.

— Можете курить здесь, — предложила Анжелика.

— Поверь, лучше выйти в коридор, — усмехнулась Стелла.

— Тогда я с вами, — заявила брюнетка.

Они поднялись и под комментарии Валика пошли в прихожую. Виктор остался за столом с Ариной и Катей — блондинка с удивленно-недовольным выражением лица смотрела в коридор, вслед Анжелике.

— За успех нашей предстоящей деятельности, или операции — даже не знаю, как правильно назвать, — улыбнулся Виктор девушкам, поднимая бокал.

Чокнулись и выпили — парень видел, как щечки Арины порозовели и она поглядывает на блондинку, которая откинулась на диване, поигрывая полупустым бокалом в руке.

— Знаешь, Виктор — ты явно парень неглупый, — проведя пальчиком по губе слева, произнесла Катя. — Я подумала над твоими словами по всей этой взаимосвязи — моё чутьё подсказывает мне, что это довольно широкий заговор, связанный и с кланово-корпоративными балансами, и с политической ситуацией, которая очень сложная сейчас — в партии намечаются большие перемены.

— Да, наконец-то наша семья получит достойное представительство, — хихикнула Арина.

И Виктор, и Катя перевели на неё взгляды.

— В каком плане? У вас несколько министерств, крупная группа в Думе и контроль над несколькими отраслями и портами, — вскинув бровь, поинтересовалась Вельцева.

— Мы, Дроздовские, достойны большего, — чуть заплетающимся голосом вымолвила Арина. — Машину себе хочу, как у этой медной мегеры, — кивнула она головой в сторону коридора.

— Кхе-кхе, поосторожнее с выражениями, девочка, — иронично заявила Катя и с улыбкой посмотрела на Виктора. — Вряд ли ты готова столько учиться и впахивать, как Стелла.

— Ой, насмешила, — махнула ладонью Арина. — А ты откуда вообще знаешь про мою семью это всё, мадемуазель? — рыжая отпила из бокала и с подозрением уставилась на Катю — как видел Виктор, блондинка явно обалдела от такой постановки вопроса.

— Просто прекрасное в своей непосредственности дитя, — иронично улыбнувшись, повернула голову к Виктору контрразведчица.

Парень улыбнулся и пожал плечами.

— Вино такое вкусное, я допью, вы не против? — не дожидаясь ответа, Арина вылила оставшееся в бутылке себе в бокал. — Ты не ответила, — отхлебнув, она посмотрела на Вельцеву.

— Я из рода Деникиных и работаю во втором департаменте контрразведки — это тебе говорит о чём-нибудь, рыжая куколка?

Арина чуть не поперхнулась вином и вытаращилась на Вельцеву — Виктор с интересом наблюдал за изменением выражения на её лице.

— Ого, тогда понятно, почему ты со стервой, — рыжая многозначительно посмотрела в коридор.

— Что тебе понятно? — в голосе Вельцевой послышалось ироничное нетерпение.

— Вы друг друга явно стоите. А я думала, что ты не такая, что ты просто у неё на побегушках, — шмыгнула носом Арина и допила вино. — Мне тебя даже жалко было.

Через несколько секунд её накрыла икота.

— Сыром закуси, — посоветовал Виктор — ему немного надоел этот флирт, он поднялся и пошёл включить телевизор.

— Ты, девочка, прежде чем делать сложные выводы, сначала трижды подумай — обычно проще всего спросить, а не гадать, — услышал он полный веселья голос Вельцевой.

«Весело Катьке — нашла себе забаву», — парень включил телек, намереваясь найти какую-нибудь музыку.

Однако музыкальный канал транслировал какие-то хоровые пения, поэтому он начал их листать, вскоре попав на выпуск новостей.

«Здесь вроде бы колхозникам как классу неоткуда взяться, но оформление музона — соответствующее, я такое видел по советскому тэвэ — ужос-ужос».

— Ещё вина? — спросил он у девиц, которые неспешно беседовали друг с другом — Вельцева явно прикалывалась над порядком окосевшей Ариной.

— Да, давай, — икнув, покивала Арина. — Кто меня так вспоминает?

— Твоя печень, наверно, — произнес Виктор, откупоривая третью бутылку.

Налив вино девушкам и себе, Виктор присел, отхлебнул глоточек, закусил колбаской и начал вникать в новости — выпуск был в самом разгаре. Закончив рассказывать про аварию танкера на Сахалине, ведущий перешёл к международному блоку.

— «По достоверным сообщениям „Рейтерс“ и разных источников, обостряется кризис на бразильско-колумбийской границе. Недавно пришедшая к власти в Бразилии антиамериканская военная хунта полковника Дутры явно неспособна справиться с внутренними противоречиями — новое правительство решило к острому внутриполитическому и социальному кризису добавить ещё и кризис военный, начав стягивать элитные подразделения к местечку Трес-Фронтерас — знаменитому стыку границы трех государств, где расположено одно из тридцати шести важнейших мест силы. Колумбийские и перуанские представители заявили, что не потерпят подобной агрессии и запросят помощи у военного блока „Антанта-Центр“ в случае агрессивных действий нового бразильского режима».

— Такое же происходит и у нас в Карелии? — лениво поинтересовался парень, чуть повенув голову к Вельцевой.

— Я бы так не сказала — наши претензии к финнам абсолютно обоснованны, они неоднократно нарушали соглашение, — последовал её ответ.

— О чём вы говорите вообще? — капризно и чуть пьяно вопросила Арина — она откинулась на стуле и прикрыла глаза.

— О том, что как-то сильно пахнет большой войной, судя по новостям, — произнёс Виктор.

Арина открыла глаза, несколько секунд немигающим взглядом смотрела на него, потом икнула, зажала ротик ладонью и неловко встав, побежала в туалет.

— Очень культурная девушка — могла ведь и не вставать, — усмехнулась Вельцева.

— Ты её три назад не видела — она видно ещё не отошла от той пьянки, ей нельзя столько вообще пить.

— Вино очень хорошее, кстати, — пожала плечами блондинка, взяла бутылку и плеснула себе половину бокала. — Дроздовские против политических изменений, они выступают за статус-кво.

— Можно вопрос, Екатерина? — несколько секунд помолчав, он резко посмотрел в глаза девушке.

— О Валике — нельзя, — улыбнулась она.

— Нет, о твоём департаменте…

— Вот как?

— Да. Расскажи мне про вашу эту контрразведку.

— Прям про всю? — Вельцева была явно в хорошем настроении — она чуть поерзала на диване. — Про всю — не расскажу, поскольку сама многого не знаю, а про мой департамент — легко! Спрашивай, не стесняйся.

— Как ты попала на службу, чем занимаешься там и чем занимается твой департамент?

— Пять лет назад мы со Стеллой окончили корниловский корпус в Питере — она военно-медицинский факультет, а я — военной юстиции. Мы получили погоны, ну и мои родственники по деникинской линии — двоюродный дядя был тогда министром общественной безопасности, устроили меня сначала в питерское отделение РСК, а через три года я получила чин капитана и перевод в Москву, в центральный аппарат второго департамента.

— Так Стелла — тоже офицер?

— Хах, ну а что тебя удивляет? Конечно же да, она работает в профильном военно-магомедицинском институте, но ты сам у неё лучше спроси — это секретный объект, знаешь ли.

— Да, так будет более этично, — согласился Виктор. — Второй департамент — чем знаменит?

— Как это чем?! Мы — экономическая, промышленная и транспортная безопасность и надзор. Я возглавляю специальную аналитическую референтуру — оценка и купирование угроз, оперативные планы противодействия, общий и перспективный анализ ситуации, — повела правой бровью блондинка, изящно отпивая вино.

«Ничего себе девочка-блондиночка. Она умеет скрывать и дозировать инфу — барышня очень загадочная. Значит, здесь нормальное слово „отдел“ назвали „референтурой“ — на немецкий или французский манер, что о многом говорит».

— Референтуру? — протянул Виктор. — Отдел, если говорить по-русски?

— Ну да. Это ты своим предкам предъяви претензию, когда они вводили такую структуру под влиянием французов, — понимающе усмехнулась она.

— Твоим — тоже можно. Сто раз могли бы поменять уже, — Виктор отсалютовал бокалом. — То есть ты — девочка не простая, Катя — за три года стала руководителем отдела в центральном аппарате?!

Вельцева залилась смехом — по её лицу парень видел, что она польщена.

— Нет, конечно, скажешь такое — назначили меня всего три месяца назад — исполнять обязанности пока что, и сам отдел, референтура — очень небольшая ещё, её совсем недавно создали в рамках реорганизации всей РСК. Надеюсь, что меня официально утвердят — это будет хороший трамплин для карьеры.

— Трамлин, — Виктор почесал подбородок. — А кто занимается политической сферой?

— Э-э, если ты про конкретный департамент — занимался четвертый, но поскольку у нас сейчас сложная реорганизация в рамках бюджетной экономии и уменьшения функций дублирования с МВД, то вроде как и четвертый, но сейчас он значительно более ослаблен, чем раньше. А что?

— Да вот интересно стало. Слушай, Катя, а где вообще можно почитать про полную структуру РСК и МОБ? В библиотеке и в обычном интернете я таких сведений явно не найду…

Из туалета послышались не очень эстетичные звуки. Вельцева взглянула на него с некоторой опаской, как ему показалось, выпрямила осанку и предложила:

— Выпьем?

— Да, — парень подлил ей и себе вина, они чокнулись.

— Как ты понимаешь, это секретные сведения, но есть один форумец, назовём его так, очень высокого уровня доступа… — чуть прикусив нижнюю губу, девушка замолчала.

— И ты мне с удовольствием дашь возможность туда зайти — так, очаровательная Катюша? — улыбнулся Виктор, чуть наклонив влево голову.

Вельцева залилась веселым смехом, покачала головой и отпила вино.

— Ты милый парень, конечно, но это будет слишком даже для меня. Давай мы вернемся к этому вопросу позднее — я вообще не понимаю, зачем тебе это нужно, — она с пристальным интересом взглянула парню в глаза.

В коридоре послышался шум открываемой двери и раскатистый басистый ржач.

— Твои слова про реорганизацию навели меня на одну интересную мыслишку, — взмахнул бровями Виктор.

— Какую это?

— Потом расскажу — лично тебе, — улыбнулся Виктор, поворачивая голову в сторону входящих на кухню.

— А Птичка где? — удивилась Анжелика.

— Фонтанирует от избытка впечатлений, — показала рукой Катя в сторону туалета.

— Бля, ну и дела. Как вы допустили это, милый мой? — брюнетка подошла к парню и положила ему ладони на плечи, начав чуть их массировать.

— Как ты себе это представляешь — ротик ей надо было завязать? — Виктора позабавил вопрос, хотя думал он сейчас о своей идее — она была настолько неожиданная и смелая, что у него дух захватило.

«Главное, что положение сестриц, Катьки и Арины позволяет это сделать — таким образом мы объединим если не все наши семьи, то часть фракций внутри них», — думал он. — «Надо поскорее почитать про структуру РСК и её текущий функционал, и уже тогда думать предметно».

— Так, хватит бухать, народ — давайте решать по существу наши вопросы и планировать дальнейшие действия, — хлопнув ладонью по столу, объявила Стелла.

Глава 27

Все присутствующие засмеялись.

— Мы и не бухаем, — заявила Анжелика, продолжая делать парню легкий массаж шеи — ему очень это нравилось.

Валик и Стелла пролезли обратно на диван, к своим тарелкам.

— Планы у нас очень простые — я вклинюсь в фирму Хуанга, а вы — продолжаете искать Кубинца и выяснять подноготную всех его делишек и прорабатывать известные нам факты, — Виктор обвёл рукой сидящих на диване.

— Раскомандовался, — усмехнулась Катя.

— Он по делу говорит, — произнесла Анжелика.

«Моя умница. Надо с ней быть поласковее, а то я привык к её стервозным выходкам, однако в нужные моменты она меня поддерживает», — подумал парень и нежно провёл пальцами по кисти девушки — массаж она не прекращала.

— Хорошо, так и сделаем, — подняла ладонь Стелла — при этом она нахмурилась. — Виктор — фирма Хуанга, Катя — розыск Кубинца, я — выясню про похищение этого полуфабриката по своим каналам, Валик — силовая поддержка, Анжелика — будешь сидеть дома в качестве координатора.

— Эй, я не согласна, — в голосе брюнетки парень услышал капризные нотки. — Я с милым тоже хочу на бета-тест, это будет весело и прикольно!

— С ума сошла? Это не шутки, малая — ты сидишь дома, иначе я скажу матери и она вообще запрет тебя где-нибудь в бункере — ты этого хочешь? — слегка прибалдела Стелла.

Виктор ощутил, как брюнетка вжала пальцы, точнее ногти, в его плечи — было довольно больно. Он легонько похлопал её по руке.

— Извини, — прошептала девушка и добавила более громко: — Это несправедливо!

— Зато безопасно! — заявила Стелла и посмотрела в глаза Виктору.

— Милая — твоя сестра права, поэтому придётся потерпеть, — он поддержал медноволосую. — Ты же с Ариной, вам тут не скучно.

— Угу, очень весело, — фыркнула Анжелика.

Не успел Виктор повернуть к ней голову, как она пошла на своё место, села и налила себе немного вина.

— Ты не увлекалась бы, — многозначительно вымолвила Стелла, кивнув в сторону туалета.

— Птичка ещё с прошлой пьянки не отошла, ей позволительно, — улыбнулась краешками губ брюнетка.

— Ладно, за успех наших дел! — подняла бокал Вельцева. — Пора уже разбегаться — дел у нас полно, — она повернула голову к Стелле.

В коридоре послышался шум открываемой двери, потом второй.

— Схожу гляну на рыжую, — докушав сыр, сказала Анжелика.

Парень через полминуты тоже поднялся и пошёл за ней. Зайдя в ванную, он увидел Арину, которая облокотилась ладонями на умывальник и смотрела на себя в зеркало. Анжелика стояла рядом, положив ей руку на плечо.

— Как самочувствие, рыжая? — поинтересовался Виктор.

— Ну его нафиг, эти ваши пьянки — больше ни капли в рот, — простонала Арина.

— Хм, смотря какой капли, — усмехнулся Виктор и пошёл обратно на кухню. — Стелла, глянешь рыжую, может? Ты ж вроде как врач, — обратился он к старшей сестре.

Стелла, которая с бокалом в руке сидела, закинув ногу на ногу, недоуменно взглянула на него и подняла бровь.

— Глянь, ты же врач, — засмеявшись, толкнула её в плечо Вельцева.

— Клятва Гиппократа на рыжую дрянь не распространяется, — ухмыльнулась медноволосая.

Виктор вздохнул и многозначительно посмотрел на неё.

— Ладно, гляну скоро — я и так собиралась. Давай, — показала она парню на его бокал.

— Ваше здоровье, дамы с господами! — Виктор со всеми чокнулся.

Медноволосая через пару минут пошла в ванную — скоро там послышался разговор на повышенных тонах.

«Пора бы уже и за компом посидеть несколько часиков, а потом — на встречу с Лизой. Хотя нет, сначала назначу встречу сучке Алине, решу с ней вопрос, потом погуляю с Лизой — надо много чего выяснить у неё», — думал парень, поддерживая застольную беседу — гости уже решили собираться и ехать к Стелле, при этом Катя даже позволила Валику положить ладонь на её бедро.

Ещё минут двадцать посидели, обсуждая операцию на складе, при этом Виктор не без удивления смотрел, как Вельцева то позволяет Валику её немного лапать, то бьёт его по ладони — но уже без злости, с кокетством.

— Ладно, собираться пора — отлично посидели, — потянулся Валик.

Из коридора послышался шум — Виктор привстал и увидел, что сестры тащили рыжую в спальню, а она очень даже противилась.

— Милая такая девочка, — мечтательно произнесла Катя и зевнула, прикрыв рот ладошкой.

«Пора за комп — седьмой уровень доступа Энджи меня прямо заждался, куча вопросов ждёт исследования», — Виктора тоже потянуло зевать.

— Спать хочется. Пойду в спальню — даже интересно, что они там с рыжей делают, — объявил он, встал из-за стола и медленно пошёл по коридору.

«А винишко нормальное, по шарам накрыло плавно и красиво», — ему вдруг захотелось спать.

— Бестолочь, лежи и пей эти таблетки, а ты — смотри за ней, — ещё в коридоре услышал он голос Стеллы.

Зайдя в комнату, парень увидел, что Анжелика и Арина маячат за занавеской, а Стелла с недовольным видом закладывает блистер каких-то таблеток обратно в пачку.

— Так, а ты, — посмотрела она на него, — смотри за ними и не позволяй вставать и тем более лезть к вину. Надо сказать Валику, чтобы забрал его нахер своей солдатне!

— Что за тон, леди? — удивился Виктор. — Понежнее! А вино не трожь — оно вкусное.

Стелла с гневом посмотрела ему в глаза, покачала головой и молча вышла из комнаты.

«Все такие нервные. Надо будет ещё раз её оттрахать, а то антистервозного эффекта ненадолго хватает, видно», — Виктор подошёл к кровати и немного отдернул синенькую занавеску — Арина лежала на спине, согнув ноги в коленях и постанывала, Анжелика — левее неё на боку, что-то читая в телефоне.

— Достала она меня, — произнесла брюнетка негромко.

— А как ты хотела, зая?! — усмехнулся Виктор. — Отдыхай, а я за компом посижу, почитать надо много всего.

— Я вот читаю про пользу кефирно-огуречных масок, — проговорила девушка и начала зевать.

— Надеюсь, что их не надо пить, — улыбнулся парень. — Поспи, красотуля!

Анжелика тихонько хихикнула и Виктор задернул занавеску. Со стороны прихожей послышался шум — он вышел туда.

— Мы поехали, завтра созвонимся, — сказала ему Стелла, которая уже обулась и держала в руках свою сумочку.

Виктор покивал, потом крепко пожал руку довольно уже бухому Валику — офицер улыбался и смотрел на Катю.

— Пока! — кивнула парню Вельцева.

Он тоже улыбнулся ей краешками губ.

— Виктор, следи за ними обеими, пожалуйста, — выходя, попросила Стелла. — Если что — звони мне.

— Всё будет нормально. Вы дальше праздновать? — поинтересовался парень.

— Ко мне поедем, а там видно будет, — усмехнулась мажорка. — Всё, Вит, пока! — произнесла она довольно нежно.

— Хорошо вам отдохнуть, — Виктор захлопнул дверь, немного постоял, потянулся и решил пойти на кухню.

Налив себе полный бокал вина, он взял в нагрузку тарелку с сыром и мясом и пошёл в комнату.

«Теперь релакс — комп, инет, инфа. Кстати, надо потом Алине позвонить, часика через два не забыть бы», — думал парень, подходя к столу с компьютером. — «Блин, забыл у Валика расспросить про эту Иволгину», — вспомнил он.

Усевшись поудобнее, Виктор включил компьютер и отхлебнул вина, наблюдая за загрузкой. Начать он решил с форумов, которые сохранились в памяти после разговора с Ариной — надо было выяснить и про собственную семейку, и про Осьминога, и про Хуанга, и много чего ещё — седьмой гражданский уровень доступа Анжелики в местный интернет позволял это сделать.

Пролистав каталог форумов от пятого уровня доступа и выше, он выбрал первый, на который не требовалась подписка — «Экономика сегодня». Это оказался довольно интересный агрегатор новостей и статей.

«Бывший финансовый директор Керченского порта Валерий Шеин после громкого увольнения все равно продолжает реализовывать свои схемы, пользуясь покровительством своей жены, депутата Думы Инессы Дроздовской-Шеиной.

Оперативники РСК расследуют одну из таких схем, связанную с деятельностью открытого паевого товарищества „Черноморперевалка“ — это частное буксирное предприятие вело деятельность в Керченском порту вплоть до августа 2019 года, а сейчас продолжает работать в других портах черноморской зоны, предоставляя буксирные услуги для операций, связанных с входом, выходом и перемещением судов в акваториях портов льготной экономической зоны.

По данным сотрудников II-го департамента РСК, ОПТ „Морперевалка“ на основании заключенных с иностранными компаниями договоров чартера и фрахта, арендует буксиры и якобы выплачивает иностранным владельцам фрахтовую ставку с учетом льготного налога на полученную прибыль, который уплачивается в госбюджет РКДР по льготной ставке 8 %. Схема заключается в том, что: а) иностранные владельцы буксиров — несколько сомнительных турецких фирм, которые и принадлежат Шеину и его жене через подставных лиц, как предполагают в РСК, а это значит, что: б) налоговая льгота по закону „Про Азово-Черноморскую специальную экономическую зону“ получена незаконно, и реальная ставка налога на прибыль должна была составить 32 % за последние три года деятельности фирмы. Потери бюджета оцениваются в 37,6 млн. рублей за 2016–2019 годы. Следствие продолжается», — с некоторым удовольствием вычитал Виктор и откинувшись на спинке стула, взглянул на кровать — он очень хорошо помнил подколку Арины про «бандитскую семейку».

«У тебя точно такая же семейка, рыжая», — усмехнувшись и заев вино кусочком мяса, подумал парень. — «А масштабы у них там сладкие, раз только по вилке налогов получилось спионерить тридцать семь с копейками лимонов, и это не говоря про то, сколько они спиздили на схеме с фрахтовой ставкой. Сколько же у них там оборот на этой перевалке, миллиарды в год? И это какая-то захудалая депутатша из дроздовского клана с мужем, какая-нибудь клановая периферия — сколько ж зарабатывают их дроздовские министры и остальные родственнички рыжей?!» — парень почесал себе затылок, впечатленный цифрами.

Размышляя о масштабах, которые наверняка не меньшие и у его семейства, он продолжил листать форум.

«Американо-японская корпорация «Amazung» на новейшем заводе в Сеуле начала производство экспериментальной партии 90-нанометровых монокристаллических пластин, спроектированных на основе новейших достижений в магоэлектронике. Ожидается, что чипы на основе этого технического процесса смогут повысить мощность вычислений на 147 %, если брать в качестве базы самый мощный из имеющихся в мире чипов производства британо-американской компании «Magic-Micro-Devices» — восьмиядерный многофункциональный процессор «Core Tualatinium-8-018».

Новые пластины будут созданы с использованием совершенно прорывной и новаторской технологии MGAA (Magic-Gate-All-Around) — по расчётам магоинженеров, при таком способе производства транзисторы получат необычную форму, что даст мощный прирост энергоэффективности.

Позавчера представители «Amazung» заявили на конференции производителей магоэлектроники в Токио, что этот новый технологический процесс должен привести к сокращению размера новых чипов на 18 %, повышению эффективности параллельных вычислений на 40 % и снижению энергопотребления на 28 %.

Эта информация вызвала фуррор, и по сообщениям «Рейтерс», первым заказчиком крупной партии новых процессоров и системной логики планирует стать традиционный и очень крупный клиент «Amazung» — транснациональная корпорация «Quantum Magoelectronics». Её пресс-секретарь, Амалия Ли Хуанг, подтвердила информацию журналистам «Рейтерс» о том, что предварительные контракты уже заключены, и «Quantum Magoelectronics» планирует через свои дочерние фирмы всемерно развивать игровой сектор, который с помощью нового оборудования получит колоссальный прирост в качестве и удобстве игрового процесса. Кроме того, корпорация планирует сосредоточиться и на сугубо научной деятельности, и на решении проблем банковского сектора — там тоже ожидается прорыв, если будет подписано международное соглашение «О синхронизации национальных платежных систем», что позволит создать ISTMP — «Международную межбанковскую систему передачи информации и совершения платежей», которую очень давно пытаются внедрить ведущие корпорации Америки, Европы и Японии».

Прочитав эту новость, Виктор в эмоциональном возбуждении отхлебнул большой глоток вина и встал из-за стола, сжимая и разжимая кулаки.

«Только подумал про Ли Хуанга, и на тебе — всплыла какая-то Амалия в ещё одной корпорации. И при этом они — клиенты здешнего аналога нашего „Самсунга“, насколько я понимаю. Получается, что слова дедка про „британского агента влияния Хуанга“ — это нихрена не фантазии, а очень даже имеют под собой основание, судя по составу связанных с его именем фирм — вот эта „Quantum“ явно материнская корпорация, и судя по их интересам в банковской сфере, они хотят замутить нечто вроде SWIFT из моего мира, а это ого-го какая поляна и какие перспективы! Получается, что вся эта Ночь Слияния — это вполне реальная вещь, и здешний народец пионерит из моего мира всё самое лучшее из достижений глобализации», — остановившись напротив портрета Анжелики, висящего на стене, парень усмехнулся. — «Если так размышлять, то сфера магоэлектроники — это наиболее перспективная отрасль здешней мировой экономики, а значит, все усилия в Ночи Слияния надо бросать туда, а не на магонефтегаз — нефть качать много ума не надо. Так-с, надо выяснить, кто из кланов на каких отраслях конкретно сейчас завязан, а особенно — моя семейка, это становится всё очень интересным».

Вернувшись за компьютер, Виктор зашёл в «Яхугугл» и поискал сведения про Амалию Ли Хуанг — её открытая биография оказалась довольно стандартной для её уровня: девушка двадцати восьми лет, родилась в Цюрихе, степень по маркетингу в Гарварде, свободно владеет тремя языками, работает в «Quantum Magoelectronics» уже пять лет, родная племянница Бруно Ли Хуанга, крупного акционера корпорации и креативного директора одной из дочерних фирм.

«Красивая барышня, похожа на дядюшку разрезом глаз, легкий азиатский шарм чувствуется», — Виктору понравились её фотки, которые удалось найти.

По комнате разносился легкий винный аромат, а со стороны кровати слышалось почти неуловимое сопение — девушки явно заснули. Посидев ещё минут сорок, почитав текущие экономические новости и поискав разные данные, парень забрал посуду и пошёл на кухню — задачка про «кто из каких кланов на каких отраслях завязан» оказалась значительно более сложной и трудоёмкой, чем он думал — в открытом доступе ценной информации было мало, только косвенная, но для полной картины ему бы потребовалось много часов очень вдумчивого мониторинга и аналитики.

«Надо себе нормальный телефон купить, а то этот кирпич таскать с собой — совсем не дело», — подумал он, доставая планшет — надо было позвонить Алине. — «Хотя Лиза говорила, что здесь вшита программа слежения, типа мать за мной наблюдает. А это значит, что как минимум она — в курсе того, где и с кем я нахожусь», — глубоко вздохнув, Виктор положил планшет на подоконник и оперся на прохладную поверхность ладонями. — «Я забывал об этом, или скорее просто не обращал на этот факт должного внимания, а ведь он — очень даже весомый в моей ситуации, потому что я совершенно не знаю, что происходит в моей семье и может быть так, что моя семейка меня играет в тёмную — я тупо как инструмент или расходный материал. Так это или нет — ключевой для меня вопрос. Иначе получится как с Анжеликой — она мне плела, что она изгой, а это совсем не так оказалось. Может и я — никакой не родовой изгнанник, а какая-то циничная операция моего папаши или всего клана. И если это так — имею ли я право его за это осуждать или семья и её интересы — прежде всего? Не знаю. Надо выпить», — терзаемый этими размышлениями, парень открыл ещё одну бутылку вина и сделал из горла несколько глотков — голова у него начала приятно кружиться.

Постояв так пару минут и глядя в окно, парень взял планшет и набрал номер Алины.

— Я слушаю! — гудков через шесть ответила она.

— Привет, это я! Ты что творишь? — Виктор решил не миндальничать.

— Ой, вы посмотрите, кто звонит, — в голосе девицы Виктор услышал язвительные нотки. — Ни ответа, ни привета…

— Алина, я тебе говорил, что мы встретимся — ты какого хрена Лизу трогаешь?

— Я соскучилась и решила тебя немного простимулировать, — Алина неприятно усмехнулась — Виктор это почувствовал и ещё больше разозлился.

— Значит так — я тебе советую поубавить пыл, ты меня поняла? Сегодня в восемь встречаемся на входе в «Золотой полис».

— Эй, а меня ты не хочешь спросить, могу я или нет? — удивилась девушка.

— Захочешь встречу — сможешь! — отрезал Виктор.

— Эй, эй, — в голосе Алины послышалась растерянность, — я в восемь не могу, давай в шесть!

— Я не могу в шесть! Либо в восемь, либо переносим на другой день!

— Вот ты какой упрямый, — с явной досадой проговорила Алина. — Ну ладно, давай тогда завтра днём, после пар.

— Во сколько?

— В два часа возле «Полиса».

— Хорошо, до связи. И не вздумай цепляться к Лизе, ты меня поняла?

— Ты понежнее будь, я на нежность реагирую, — в голосе девушки Виктору послышалось напряжение. — Пока!

— Давай! — парень сбросил вызов.

«Сучонка! С такими стервами надо только жестко, никаких поглаживаний по чувству собственной важности. Завтра я ей устрою что-нибудь веселое. Так, а сегодня я тогда с малой погуляю», — решил он, набирая номер Лизы.

— Алло! — ответил голос-колочкольчик.

— Ещё раз привет, солнышко. Как ты там?

— Читаю учебники, чай пью.

— Лиза, часов в семь или восемь тебе будет удобно возле «Полиса» увидеться?

— А может возле «Триумфатора»?

— Можно и там, почему нет, — постучал пальцами по подоконнику парень, глядя в окно. — Назови время.

— Давай в семь, а то завтра начинается последняя учебная неделя, выспаться хочу.

— Хорошо, милая, тогда в семь возле «Триумфатора», — улыбнулся Виктор.

— До встречи, братец, пока-пока! — засмеялась девушка и сбросила вызов.

«Так, у малой надо много всего узнать, да и успокоить её насчёт этой Алины», — снова облокотившись ладонями на подоконник, Виктор смотрел в окно. — «Вообще, реально говоря, перспективы у меня в это мире — атомные! Хоть в магоэлектронку, с моими-то знаниями, хоть в ментовку, хоть в энергетику, к этому Павлику, хоть в игровую сферу — везде работы непочатый край, везде деньги. Весьма широкий выбор и главное — найти наиболее перспективную точку приложения усилий. За этот годик я тут такого наворочу, чувствую, что мой двойник тут обалдеет от результатов. Другой вопрос, захочется ли мне потом обратно в мой мир?» — Виктор ощутил, как впервые у него зародилось сомнение на этот счёт.

Глубоко вздохнув, он постарался отбросить эти мысли, и довольно неожиданно из-за большого дерева слева от окна на его лицо упали лучи солнца. Чуть прижмурившись, Виктор усмехнулся и увидел вышедшее из-за облаков солнце, будто обрамленное короной из листьев.

«Весеннее солнышко моих головокружительных приключений», — почему-то подумал он, и на душе у него стало очень легко. — «Незабываемые весенние деньки, но уже завтра — первый день лета, и это будет летнее солнце моего возвышения».

* * *
Окончание третьего тома. Продолжение следует…

Ruslan V. Aristov, специально для Author.Today, редакция от 24.07.22

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/130601


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Nota bene