КулЛиб электронная библиотека 

Месть Пламенных [Ольга Дмитриева olyauskova] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1. Герцогство Тийредо

Местность, в которой они вышли из портала, напомнила Райге Но-Хин. Отряд стоял на заросшем травой лугу. Вдали виднелась дорога, за которой начинались рисовые поля. Райтон огляделся и скрипнул зубами. Пламенная с удивлением отметила, что принц положил ладонь на рукоятку хаотаки и сжал ее с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

— Лучшего места для выхода не было? — процедил принц.

Магистр холодно ответил:

— Куда смог дотянуться.

Взгляд Райтона продолжал скользить по полю. И было в нем что-то такое, что заставило Райгу спросить:

— А что это за место?

— Сакатокуса. Здесь я собственноручно обезглавил своих лучших друзей четыре года тому назад. Отсюда сутки пути верхом до Тийредо.

Его голос дрогнул. Райга положила руку ему на плечо и тихо сказала:

— Меч отпусти.

Принц скосил глаза. Казалось, он только сейчас понял, что вцепился в рукоять хаотаки. Медленно разжал пальцы и опустил руку. Магистр Лин бросил на него суровый взгляд и сказал:

— Думай о живых, мальчик. За твоей спиной друг, которому нужна помощь. В этой Сакатокусе можно найти телегу и лошадь?

Юноша тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и ответил:

— Мне там дадут все что угодно.

Он был прав. Стоило им войти в деревню, как все жители высыпали на улицы. Райтон ехал впереди. На них смотрели, как на оживших мертвецов. Наконец, вперед вышла пожилая женщина с худым, морщинистым лицом. На ней было черное траурное платье. Она низко поклонилась принцу и сказала:

— Говорят, что вы умерли, Ваше Высочество.

— Как видишь, нет, — скупо улыбнулся принц. — Моему другу нужна помощь. Телега с лошадью и кровевосполняющее средство.

Женщина еще раз низко поклонилась.

— Все, что пожелаете, Ваше Высочество. Также верно как мой сын служил вам, так и мы будем служить.

Райга заметила, что приземистый мужчина неотрывно смотрит на нее. Стоило женщине, говорившей с принцем, смолкнуть, как он сделал шаг вперед и сказал:

— Корабль, пришедший с Кайсу, принес интересные новости. Будто из моря вышел Райтоо, и на руках он нес свою златоглазую сестру с пылающей ладонью. Теперь на Райгу смотрели все. А, точнее, на ее золотистый левый глаз. Она заправила за ухо рыжую прядь и покосилась на принца.

По толпе побежали шепотки:

—… Манкьери…

— Рыжая…

— Глаза осени…

Райтон обернулся к Пламенной. На мгновение его правый глаз налился голубизной. Ее артефакт откликнулся такой же рыжей вспышкой. Принц тут же погасил оба Глаза, но люди уже видели. По улице прокатился слитный изумленный вздох. Райга укоризненно посмотрела на него. Ей казалось, демонстрировать свою силу не время, и не место. Но магистр Лин остался холоден и спокоен. Одобряет или не вмешивается?

Пока деревенские суетились, снаряжая телегу с лошадью, Райтон куда-то исчез. Магистр Лин стоял рядом с Ллавеном и задумчиво наблюдал за тем, как тот вливает Мирану очередной кровевосполняющий эликсир. Рубашка на темном уже набухла кровью.

Наставник спросил о запасной одежде у той женщины, с которой говорил принц. Та быстро принесла из дома целый ворох рубашек и брюк. Магистр Лин протянул ей золотую монету, но та торопливо открестилась:

— Не надо, господин. От сына остались. Он Его Высочеству верным другом был. Пусть его нынешнему другу послужат. Дайте только, Боги, здоровья пареньку.

Девушка с горечью подумала, что здоровья Мирану сейчас страстно желали все друзья.

Принца Райга нашла на местном кладбище. Здесь оно было но-хинским — с башенками для хранения праха. Райтон стоял перед одной из них, склонив голову. Девушка остановилась рядом и сочувственно сжала его плечо. Райтон покосился на нее и спросил:

— Тебе вроде бы запрещено ходить одной.

Райга пожала плечами:

— Благодаря тебе нас здесь считают едва ли не Богами.

— Для них мы — прямые потомки бога-прародителя, Шестиглазого Айну, — спокойно пояснил принц.

Они немного помолчали. Затем Райга осторожно спросила:

— Как ты думаешь, что произошло в королевстве, пока нас не было?

— Даже думать не хочу, — признался Райтон. — Надеюсь, что Иночи нам все расскажет. С телегой мы доберемся до Тийредо не раньше, чем завтра к обеду. Там есть целительская лаборатория, и Ллавен сможет начать работу над лекарством для Мирана.

Девушка кивнула.

— Ты знаешь, — начала она. — Я снова видела сон… Тогда, когда мы проходили предел. Видела падение Кеубирана. Его атаковали целые полчища ллио-хен. Судя по всему, в барьере вокруг Раввии все же есть какой-то проход или дыра. Вероятно, часть тех тварей, которых я видела в прошлом воспоминании Райлиты, перешли пустынь и пировали на останках после той войны. Скорее всего, Монолит соорудили в большей степени против этих монстров, чтобы они не просочились в королевство. А еще… Райлита сказала, что в Раввии убили одного из Танов.

Принц сжал кулаки и кивнул.

— Да. Райхо не прошел из-за того, что у него не было крови темных. Вероятно, по этой же причине попытались убить Мирана.

— Возможно, враг приложил руку к смерти его рода, — высказала предположение девушка. — Он уже сотни лет ждет возможности открыть двери.

Райтон отвернулся и медленно пошел обратно. Райга шагала рядом. У ворот кладбища их встретил магистр Лин.

— Поторапливайтесь, — холодно сказал эльф. — Миран теряет много крови. Чем быстрее мы попадем в Тийредо, тем лучше.

Ехали весь день, почти без остановок. На ночь отряду пришлось остановиться в чистом поле. Ллавен сварил ужин, развел небольшой костерок в стороне и начал в маленьком котелке варить какое-то снадобье. Миран больше не приходил в себя, его дыхание было рваным и прерывистым, а кровь продолжала сочиться из тех мест, где в его кожу впивались щупальца неизвестного вещества.

Рука магистра Лина все еще была плотно примотана к телу. Свой перелом он лечил сам, эльфийской магией. Ллавену разрешалось только помогать с перевязкой. Райтон медленно водил точильным камнем по клинку. Райга какое-то время рассматривала волнистую линию, которая отделяла закаленную часть клинка от незакаленной, а затем обратилась к наставнику:

— Жалко ваш меч.

Эльф только отмахнулся:

— Куплю новый, когда мы в следующий раз будем в Но-Хине.

Принц покосился на учителя и сказал:

— В Тийредо есть хорошие мастера.

— Посмотрим, — сухо ответил ему тот.

А Райга спросила:

— Тийредо — большой город?

Принц кивнул.

— Большой и портовый. Это центр торговли с Но-Хином. Герцогство отошло мне после гибели Эйторо Сакацу во время мятежа.

Райга вспомнила карту.

— Ичби где-то рядом?

— Мы — соседи, — подтвердил принц. Нас разделяет небольшая горная гряда, внутри которой находится Долина Духов.

Ллавен внезапно подал голос:

— Интересно, что все-таки произошло в королевстве.

Магистр Лин оборвал его:

— Давайте воздержимся от попыток угадать. Завтра днем все узнаем. Переливать из пустого в порожнее можно очень долго.

Адепты замолчали. Райга понимала, что каждого из них сейчас одолевают тяжелые мысли. Было очень страшно за Мирана, и еще страшнее от того, что теперь, почему-то, нельзя вернуться ни в школу, ни во дворец. Мир вокруг вдруг стал чужим и враждебным, будто за те дни, что они провели в горах, все вокруг перевернулось с ног на голову.

С этими мыслями Райга легла спать.

Разбудил ее чужой пристальный взгляд. Она тут же распахнула глаза и увидела, что в темноте светятся две зеленые точки. Над головой раздался тихий голос магистра:

— Это привратник в рыжем ошейнике. Кажется, ему от тебя что-то нужно.

Девушка выбралась из одеяла и поднялась на ноги. Пара пламенных светлячков учителя услужливо отлетели в сторону, освещая кошачью морду, огромные крылья и шесть непрерывно движущихся хвостов. Зверь перебирал лапами от нетерпения.

Райга присела на корточки и протянула ему левую руку. Привратник обнюхал ее, а затем обошел девушку и осторожно коснулся носом ее спины. Пламенная замерла, чувствуя через рубашку невесомые прикосновения зверя. Он тщательно обнюхивал те места, где еще вчера полыхали пламенные крылья.

Привратник отошел на пару шагов, и Райга встала. Потянулась к артефакту, и с радостью ощутила, что Глаз откликнулся сразу. Она попыталась вспомнить ощущения Райлиты. Свои она помнила хуже — в тот момент страх потери был сильнее всего. Вдоль позвоночника снова поползло жжение, и за ее спиной вспыхнули крылья. Пламя отбрасывало причудливые тени на морду животного. Сзади раздался восхищенный возглас принца.

— Вот это да!

Райга обернулась и увидела, что юноша сидит на своем одеяле и с интересом наблюдает за ней. Райтон поднялся и подошел к Пламенной.

— Выглядит потрясающе, — признался он.

Райга с сожалением закрыла глаз и погасила крылья. На мгновение появилось легкое чувство утраты чего-то важного, а ключ на шее немного потеплел. Привратник легко прикусил зубами руку девушки и потянул за собой. Она оглянулась на магистра Лина и беспомощно сказала:

— Кажется, он зовет меня куда-то.

Эльф бесстрастно ответил:

— Идите вдвоем. Позовешь, если нужна будет помощь.

Девушка кивнула и направилась в темноту за зверем. Райтон начертил два воздушных светлячка и пошел следом. Они пересекли луг и подошли к лесу.

Зверь углубился в него, раздвигая кусты крыльями. Адептам ничего не оставалось, кроме как идти следом. Райга каким-то образом понимала — зверь доволен тем, что принц пошел с ними.

Долго идти не пришлось. Через сотню шагов адепты оказались перед холмом, сбоку от которого виднелся темный провал. Привратник вильнул шестью хвостами и скрылся внутри.

Принц оглянулся на замершую Райгу и сказал:

— Идем?

Он протянул ей руку, но девушка категорично покачала головой, затем сцепила дрожащие ладони и шагнула следом за ним в темноту.

Удивительно, но несмотря на все произошедшее, страх как будто отступил. Она почти спокойно шагала по туннелю вслед за принцем и не чувствовала ничего. В голове было на удивление пусто. Будто все мысли разбежались. За эти два дня они столько пережили, что страх перед пещерами позорно капитулировал.

Коридор закончился небольшим, круглым залом десяток шагов в поперечнике. Там их ждал второй привратник. Он приветственно зарычал и подошел к Райтону, подставляя лобастую голову под руку принца. Тот потрепал зверя по макушке и спросил:

— Что ты хочешь от меня сейчас?

Зверь утробно заворчал и отправился к дальней стене. Два белых магических светлячка осветили идеально гладкую поверхность. На ней Райга увидела четыре углубления, напоминающие следы лап.

Привратники взмахнули крыльями и поставили лапы в эти углубления. Часть стены отъехала в сторону, и глазам адептов открылся еще один маленький зал, в котором стоял гроб. А на крышке его сиял хаотаки в бело-голубых ножнах. Привратник в голубом ошейнике прошел внутрь, сел рядом с мечом и выжидающе уставился на принца. Райтон последовал за ним. Пламенная тоже хотела войти, но второй привратник преградил ей путь. Девушка послушно замерла.

Принц негромко спросил у своего зверя:

— Ты хочешь, чтобы я взял его?

Тот заурчал в ответ. Тогда Райтон отвесил почтительный, на но-хинский манер, поклон мечу и осторожно взял его в руки. Ничего не произошло.

Юноша вернулся к Райге и заправил клинок за пояс, а свой хаотаки передал ей.

Райга приняла меч из его рук и спросила:

— Что это за хаотаки? И зачем он нам?

— Судя по всему, пара тому, который тебе дала да-ёи, — ответил принц. — И, похоже, тебе его тоже дали не просто так. Магистр Лин не зря учит тебя владеть им.

Райга тяжело вздохнула. Привратник в рыжем ошейнике подтолкнул ее носом к выходу. Стоило адептам покинуть пещеру, как звери тут же взмахнули огромными кожистыми крыльями и растворились в ночи.

Райга и принц вернулись к стоянке. Магистр Лин только вскинул бровь, когда увидел клинок. Прикасаться к нему он не стал, только попросил вытащить меч из ножен. Райга тут же вспомнила, что точно также он вел себя и по отношению к тому хаотаки, который ей дала да-ёи.

— Кажется, в этих местах есть какая-то легенда, связанная с мечом, — припомнил магистр. — Нужно будет расспросить местных. Ложитесь спать. Думаю, ночные прогулки на сегодня закончены.

Райга согласно кивнула, завернулась в одеяло и провалилась в сон.

К Тийредо подъехали к обеду. В сам город заезжать не стали, а сразу направились к замку но-хинской постройки чуть на отшибе. Стоило им подъехать поближе, как у ворот засуетились. Скоро через ров был перекинут подъемный мост, и отряд въехал во двор.

Там их уже ждал Иночи Райс в бордовой форме. В его взгляде светилась какая-то отчаянная, безумная радость. Стоило принцу спешиться, капитан бодро отрапортовал:

— Вверенный мне отряд гвардейцев по приказу вашей матери расквартирован в Тийредо.

Райтон ничем не выдал ни своего беспокойства, ни удивления. Только бесстрастно спросил:

— Что произошло за последние три дня, Иночи? Почему моя мать отдала вам такой приказ?

Мгновение он колебался, но затем доложил:

— Вы объявлены мертвым. Королю стало хуже. Его лечит господин Хвент. Ичби и Сага требуют немедленно возвести на престол вашего брата, Риовелла Джуби. Наш отряд официально расформирован вчера. Леди Манкьери объявлена пропавшей без вести. Приказом Магического Совета она отчислена из Алого замка за многочисленные пропуски. Сага носятся по всему Югу, пытаясь ее отыскать. Герцогство Тийредо передано во владения Ичби, но местные несогласны. Тийредо не желает подчиняться тем, в ком нет крови Хачби. Мне неизвестно, что сейчас происходит в столице, но господин Аллатриссиэль фуу Цайен Таа оставил вам письмо.

Несколько мгновений во вдовре царила полная тишина. Затем Райтон приказал:

— Подавайте обед. Выдели комнаты моим товарищам. Найди лучшего целителя и подай бумагу и кисть.

Иночи отдал честь и удалился, печатая шаг. Райтон повернулся к друзьям. Ллавен беспомощно посмотрел на него и спросил:

— Это что — война? Нас не было считанные дни.

Райтон промолчал. Тогда магистр Лин холодно спросил:

— Что будешь делать, мальчик?

— Мой отец еще жив, — твердо ответил принц. — А моя мать во дворце. Я не отдам трон Риовеллу. И не позволю нашему врагу открыть Дверь. Скоро они узнают, что зря меня похоронили.

Райга смотрела в полное решимости лицо принца и не могла найти слов.

Глава 2. Послания из большого мира

Сначала унесли Мирана. Ллавен ушел следом, чтобы устроить друга и поговорить с местными целителями. Райга шагала за плечом принца по коридорам замка, который и внутри до боли напоминал но-хинский Кейто-ро-матари — узкие коридоры, легкие раздвижные двери.

Правда, кабинет, в который их провел Иночи, оказался совсем обычным — массивный дубовый стол, удобные кресла, темное дерево книжных полок. И никаких циновок на полу. Внимание Райги сразу привлекли руны на корешках книг. Часть из них была на но-хинском.

Райтон опустился в кресло, расторопный слуга тут же подал ему письменный прибор и ушел. Принц отставил в сторону чернильницу и выжидающе посмотрел на Иночи. Тот сразу же выдал принцу серый конверт. Юноша быстро вскрыл его, достал сложенный лист бумаги и погрузился в чтение.

Пока Райтон изучал содержимое письма, Пламенные устроились в креслах. Огненный смерч то ускорял свое вращение, то снова замедлял. Только по нему Райга могла понять, что ее учитель тоже взволнован. Взволнован настолько, что не может успокоить свой источник и запустить резонанс. Девушка тоже была взволновата, и огрызок смерча внутри нее быстро раскручивался.

Райтон медленно положил на стол письмо. Его рука дрогнула.

— Проверь, как устроили Мирана и доложи мне. Через час получишь новые приказы, — обратился он к Иночи.

Капитан гвардейцев молча отдал честь и вышел, печатая шаг.

Райтон на несколько мгновений закрыл лицо руками. В комнате воцарилась тишина Райга вслушивалась в тиканье часов и неотрывно смотрела на принца. Наконец, он откинулся на спинку стула и устремил взгляд в пустоту.

— Что там? — спросил наставник.

Райтон скрестил руки на груди и медленно заговорил:

— Они были готовы… Я не думал, что все будет так быстро. Цанцю пришлось сдать нас Аллатриссиэлю, потому что началось все сразу. Его вызвали во дворец из борделя, стоило только вернуться. Вызвали весь старший состав ищеек и держали во дворце два дня под предлогом какой-то проверки. К этому времени отцу стало хуже, и с тех пор он не приходил в себя.

Лицо принца побелело, но он сделал над собой усилие и продолжил:

— Утром следующего дня из Сага пришла весть о моей смерти и пропаже Райги. Одновременно они получили протестную нота от Королевства эльфов с требованием, живым или мертвым, предоставить им Пятого наследника. А дальше… Все происходило очень быстро. Через полчаса было созвано срочное заседание Большого и Магического Советов. Вся власть перешла к Риовеллу. Глиобальда отстранили от руководства Алым замком “по состоянию здоровья”. Исполняющим обязанности директора назначен кто-то со стороны. Дело о покушениях на меня закрыто, Особый отряд расформирован, моя гвардия распущена, — он скрипнул зубами, но нашел в себе силы рассказывать дальше. — Правда, моя мать успела раньше. Она отдала Иночи приказ о передислокации, как только запахло жареным. И она там одна. В окружении гвардейцев, которые верны Риовеллу…

Райтон не выдержал. Поднялся и начал ходить по комнате, продолжая свой рассказ:

— На следующий день Райгу отчислили. С Рэуто сняли все обвинения, и теперь он вернулся в свой замок. Кроме того, несмотря на то, что Райгу признали пропавшей без вести, Сага при свидетелях заключили помолвку. Нас лишили всего. Всего!

В голосе принца прозвучало бешенство и лютая ненависть.

— Сядь, — резко сказал ему магистр Лин. — Тебе нужна холодная голова, чтобы принимать решения.

Райтон снова опустился в кресло и уверенно проговорил:

— Я должен спасти родителей. Я не отдам ему трон. Мерцающий лес поддержит меня?

— Сомневаюсь, — признался учитель. — Тайенуриэль не будет вмешиваться в дрязги людей, пока проблемы не коснуться эльфов напрямую. Он знает, что я жив. Мерцающему Лесу нечего делить с Риовеллом.

Райга взволнованно спросила:

— Что мы теперь будем делать?

— Для начала стоит выспаться и отдохнуть, — сказал эльф.

Райтон сказал:

— Я отдам приказ ввести в герцогстве военное положение и перебросить отряды на границу с Ичби. Нам нужен план, как вернуть все, что у нас отняли.

Магистр Лин поднялся и сказал:

— Часть людей потребует отдать тебе корону, если узнает, что ты владеешь Глазом Луны. Стоит тебе проехать по улицам Тийредо и показать его, как весь Восток пойдет за тобой. А

Юг — за Райгой, стоит им узнать, что она жива. Скальный Щит поддержит вас, если вы проявите достаточную силу.

— У него моя мать, — прошипел принц. — И здоровье отца в руках Хвента.

— А значит, и врага, — ответил наставник.

Затем эльф повернулся к Райге.

— Выйди. Пусть слуги проводят тебя в комнату.

Девушка послушно встала и покинула кабинет, но далеко уходить не стала. Отошла в сторону и оказалась на галерее, опоясывающей замок. С нее открывался прекрасный вид на двор, город, поля и море. Райга рассматривала незнакомый пейзаж. Тяжелые мысли одолевали ее. Рассказ принца оставил после себя мрачное послевкусие. Казалось, за те считанные дни, что их не было в королевство, привычный мир рухнул полностью.

Через полчаса за ее спиной послышались шаги, а затем раздался голос наставника:

— Я думал, ты ушла отдыхать. Тебя что-то беспокоит?

Райга повернулась к эльфу и заглянула в аметистовый глаз. Наверное, проще было рассказать о том, что ее сейчас не беспокоит. Но, неожиданно для себя, Пламенная спросила:

— Ученическая нить… Меня отчислили официально, значит, вы ее развяжете?

Магистр покачал головой.

— Нет. Я не сделаю этого, пока не выйдет срок твоей учебы.

Этот вопрос будто удивил его.

— Почему? — пытаясь скрыть облегчение, спросила Райга.

Наставник немного помолчал и ответил:

— Я сделаю все, чтобы вы закончили школу, как полагается. И, кроме того, — со вздохом признался эльф, — это будет весьма болезненно. Для нас обоих.

Райга поспешно отвернулась и снова устремила взгляд в окно. Хотелось задать ему тысячу вопросов об аиллиэцзай, но она сдержалась. Магистр подошел ближе, встал рядом с ученицей и тихо спросил:

— Я сейчас уйду в Мерцающий лес. Останешься здесь или пойдешь со мной?

Пламенная немного подумала, а затем повернулась к нему и серьезно сказала:

— Мне нужны мои вещи из Алого замка. В шкафу, под магическим барьером хранятся летописи, амулет для связи с Хунтой и Пылающий хаотаки. Судя по тому, что произошло ночью, он нам пригодится. Хорошо бы все это забрать.

Эльф коротко улыбнулся и вытащил горсть портального порошка. Райга проскользнула вслед за ним сквозь синий дым.

После всего произошедшего залитая солнцем Обитель Пламенных казалась нереальной. Райга шагала вслед за наставником по коридорам замка, и в ее голове не было ни одной мысли. Никого не встретив по пути, они быстро дошли до комнаты магистра Лина.

Взгляд девушки снова заскользил по накрытым магическим щитом полкам, полных всевозможных редкостей. Эльф торопливо коснулся синего камня… и ничего не произошло. Магистр нахмурился, добавил портального порошка, но портал снова не отозвался. На пороге появилась Силлириниэль. Служанка ощупала обоих Пламенных встревоженным взглядом и протянула записку магистру Лину. Тот пробежал ее глазами и сказал:

— Передай матери, что я сейчас приду.

Сил поклонилась и ушла.

— Что случилось? — настороженно спросила Райга.

Магистр Лин поправил повязку на сломанной руке и сказал:

— Похоже, над Алым замком раскинули сеть, полностью отрезающую порталы, даже стационарные.

— Что же делать? — растерянно спросила девушка.

— Пока не знаю, — ответил магистр. — Но путь в нашу комнату закрыт.

— А вдруг они уже пробрались туда и все забрали. Хаотаки, книги… — забеспокоилась Райга.

— Это невозможно, — покачал головой эльф. — Магический барьер, который ты видела вплетен в структуру камня. Им придется разнести пол замка, чтобы снять его. Я уже молчу про то, что умельцев, которые способны это сделать, в королевстве считанные единицы… Скальный Щит мог бы попробовать. И, пожалуй, из эльфов Дайентаринэль. Но тогда им придется перестраивать замок. Подозреваю, что они к этому не готовы. Иначе ловили бы нас там, а не перекрыли бы все порталы. Наверняка, им самим это доставило немало неудобств.

Райга нервно сцепила руки. Эльф коснулся ее головы в жесте утешения и заверил ученицу:

— Мы найдем способ попасть туда и достать все необходимое.

Следом пришла успокаивающая волна резонанса. Райга прикрыла глаза, наслаждаясь долгожданным спокойствием в источнике.

В этот момент дверь в комнату резко распахнулась, и на пороге появился Хаэтеллио. Райге показалось, что наставник едва слышно вздохнул. Затем эльф нарочито медленно убрал ладонь с ее головы и повернулся к брату.

Хаэтеллио смерил Райгу убийственным взглядом и обвиняюще спросил:

— Что она здесь делает?

— Пришла вместе со мной, — миролюбиво ответил магистр Лин. — Мы хотели попасть в Алый замок, но не судьба. Похоже, они перекрыли туда все порталы.

— Не ввязывайся в людские дрязги, — без обиняков заявил Хаэте. — Тайену просит тебя вернуться в Халариэн. Отправь ее обратно, пусть люди сами разгребают свои проблемы.

Магистр Лин спокойно посмотрел на него и спросил:

— Это приказ Тайену?

— Нет. Но я настаиваю. Пусть уходит.

За их спинами раздался голос Меллириссиэль:

— Линмэритэль разрешил ей бывать здесь.

Хаэтеллио обернулся и холодно посмотрел на эльфийку. Та прошла в комнату, одарив улыбкой всех присутствующих и поправила лежащие на черно-золотом хьяллэ золотистые локоны. После этого она аккуратно закрыла дверь и спросила, глядя сереброволосому эльфу в глаза:

— В чем дело Хаэтеллио? Чем она тебе так не угодила?

— Она — человек, — высокомерно вскинул голову эльф. — Вот, пусть к людям и отправляется.

— Она — одинокая девушка, за которой не стоит род. И, похоже, сейчас очень уставшая девушка. Она несет Пламя, не забывай. Думаю, вам с Линдереллио есть о чем поговорить и без нас. Идем, Райга.

Девушка молча отправилась за Меллириссиэль. Эльфийка прозорливо спросила:

— На тебе лица нет. Что-то случилось?

— Много всего случилось, — призналась Райга. — Мы прошли Предел, но…

Мать Пламенных взглянула на нее и сказала:

— Расскажешь мне все после отдыха.

Отдыхать у эльфов полагалось в ванной. Меллириссиэль вернулась, когда девушка выбралась из купальни и завернулась в тонкое бордовое хьяллэ, поданное Сил. От привычной обстановки клонило в сон. Служанка принесла поднос с едой и любимыми сладостями Райги, а также какое-то терпкое лекарство. Райга твыпила его без сопротивления, почти не морщась от горечи.

Меллириссиэль присела рядом с ней, и слово за слово, вытянула из девушки почти все подробности произошедшего. Рассказывать оказалось неожиданно легко. Трудно было только не выдать своих чувств и своего страха, когда она говорила про битву на вершине башни.

Как только Райга замолчала, Меллириссиэль коснулась ее головы и сказала:

— Бедное дитя. Останься здесь на ночь.

Но Райга покачала головой:

— Райтону тоже сейчас тяжело, не стоит его оставлять одного. У него отец лежит при смерти, а мать — заложница.

— А королевство — на грани войны, — вздохнула эльфийка. — Ваша история ходит по кругу. Не могу понять, зачем вы воюете против своих?

“А я — зачем вы уничтожаете темных,” — подумала девушка, но ничего не сказала. Только плечами в ответ пожала.

Когда Райга вышла из купальни в комнату, ее уже ждал магистр Лин.

— Вернешься в Тийредо или останешься здесь? — спросил ее наставник. — Мне нужно уйти в Халариэн и лично доложить обо всем Тайену.

— Вернусь в Тийредо, — с сожалением сказала Райга. — Райтону, наверное, нужна поддержка друзей. А Ллавен сейчас занят Мираном.

Магистр Лин согласно кивнул, без лишних вопросов провел ее обратно к людям, а сам ушел.

Райтона она нашла у постели Мирана. Темный все еще был без сознания. С него сняли рубашку, и Райга, с ужасом, рассматривала разрастающуюся то ли жидкость, то ли слизь. Щупальца незнакомого вещества все еще вонзались ему под кожу, но кровь уже перестала идти — эти места были густо намазаны какой-то зеленоватой мазью.

Ллавен проследил за ее взглядом и удовлетворенно сказал:

— Как я и думал, это эльфийское средство помогло. Теперь хотя бы кровь не идет.

Райга бросила еще один взгляд на бледное лицо друга и прошептала:

— Зачем ты это сделал, Миран? Хунта же просил не доверять ей. Я предупреждала!

Райтон окинул взглядом бордовое хьяллэ девушки и спросил:

— Что в Мерцающем лесу?

Девушка поведала друзьям о закрытом портале и добавила:

— Думаю, эльфы не станут нам помогать.

Райтон мрачно кивнул и сказал:

— Ты должна вернуть себе пылающий хаоткаки. Сердцем чувствую, что для закрытия двери нам нужны будут оба меча.

Девушка развела руками:

— В Алом замке осталось очень много полезного. Но как его теперь забрать?

— Если там сеть, отсекающая порталы, — Ллавен пожал плечами, — не знаю. Подозреваю, что если мы решим войти через главный вход, нам не будут рады.

— Нужно что-то придумать, — сказал принц.

Райга медленно заговорила:

— Интересно, чем сейчас занят Хунта Сид? Сеть, полностью отрезающая порталы школы — его рук дело или нет?

— Даже если так, то что? — не понял Ллавен.

— Тогда он сможет снять ее или оставить нам лазейку, — серьезно сказала девушка.

— А захочет ли? — осадил ее принц. — Серый помешан на благе рода. И благо сейчас на стороне тех, кто выбрал Ичби и Риовелла.

Девушка вынуждена была с ним согласиться, но про себя она продолжала думать о том, как попасть в Алый замок и вернуть свое. Меч, книги, амулет — это все было ей очень нужно. Они прошли четыре предела. Им предстоял путь в Кеубиран и… Последний предел в Манкьери. Опередить врага — вот, что было нужно сейчас.

Пламенная распрощалась с друзьями и отправилась в свою комнату. Уже на пороге ее догнал рослый гвардеец в бордовом. Кажется, его звали Лансом. Он торжественно вручил ей серый конверт и удалился. Райга сжала его в руке, рассматривая печать в виде дельфина, и тихо сказала вслух:

— Легок на помине. Что тебе нужно от меня, Хунтабере Сид? И как ты узнал, что я здесь?

Глава 3. Первый союзник

Райга сжала в руке конверт и сразу поняла, что в нем есть еще что-то, помимо собственно, письма. Она торопливо закрыла дверь в комнату и сорвала печать. Оказалось, что письма как такового там и не было. Райга вытащила маленький алый камешек на золотой цепочке и задумалась. Сид не черкнул ни строчки. Отправил только средство связи. Знал, что она не взяла его подарок с собой, или подстраховался? Надо расспросить гвардейца о том, где он взял конверт. Хунта мог передать его до передислокации отряда. Знал, что гвардия рано или поздно окажется рядом с принцем?

Девушка положила амулет на стол и задумалась. Она не знала до конца, как он работает. Кажется, Хунтабере не мог узнать где она. А поговорить с ним… Скорее всего, это принесет пользу.

Райга села в кресло, нерешительно подняла со стола маленький камешек и сжала его в ладони. Амулет стал ледяным, а в ее голове зазвучал до боли знакомый голос:

— Добрый вечер, без вести пропавшая.

В голосе ищейки звучала неприкрытая ирония.

— Что хотел? — ответила Райга вопросом на вопрос, минуя приветствия.

Кажется, юношу это оскорбило.

— Как всегда, помочь тебе, — обиженно сказал он.

— Обычно ты помогаешь себе, делая вид, что помогаешь мне, — фыркнула девушка.

И тут же устыдилась своих слов, вспомнив лицо Сида после того, как он разделил с ней второе пробуждение Печати.

Но юноша не стал напоминать ей об этом.

— Хочу встретиться с тобой, — уверенно продолжил Сид.

— Зачем мне это? — спросила Райга.

— Ну… Возможно, потому, что ты должна мне кое-что. Обещание, помнишь?

— Помню.

Райга ожидала чего-то подобного.

— Отлично. Значит, теперь нам нужно отыскать возможность встретиться. Я могу прийти туда, где ты находишься, хоть сейчас.

— Нет, — торопливо ответила Пламенная. — Если встреча, то на нейтральной территории. Предлагаю Мерцающий лес.

Серый вздохнул и с сожалением сказал:

—Туда мне хода нет.

—Ты же был там с хлайе Аллатриссиэлем.

— Ни мастер Алси, ни Цанцю сейчас не могут вернуться, — сообщил Хунта.

— Почему? — удивилась Райга.

— Долгая история. Но если коротко, в Мерцающий лес из королевства сейчас можно попасть только в один конец. У нас с тут что-то вроде траура и военного положения одновременно. Если уйдешь в Мерцающий лес, обратно уже не пустят.

— И они оба выбрали остаться здесь.

Райга не спрашивала. Просто констатировала факт.

— Разумеется. Это ищейки, Райга. Им тоскливо среди снобов-сородичей. Кроме того, оттуда они не смогут помогать тебе и твоим друзьям. Которые, на самом деле, живы, правда?

— Это не твое дело, — резко сказала девушка.

В ее голове прозвучал мелодичный смех юноши.

— У тебя так плохо получается врать, что это даже мило, — признался он. — Хорошо, это все не мое дело. Но вернемся к моему предложению. Где мы сможем встретиться, Райга Манкьери?

— Пока не знаю, — призналась Пламенная. — Мне нужно время на раздумья.

— Хорошо, — согласился Хунта, — но намекну, что затягивать не в твоих интересах. И не в интересах твои друзей, которые числятся погибшими. Свяжусь с тобой позже, Райга…

Девушка уже собиралась отложить камень, когда ищейка спохватился:

— Ах, да, забыл еще одно маленькое предупреждение. Расскажешь о нашем разговоре твоему учителю — сделка не состоится. И поверь, ты об этом будешь очень жалеть.

Камень потеплел, и Райга задумчиво отложила его в сторону. Ей решительно не нравилось происходящее. Но отказываться от предложения Сида в нынешних условиях было глупо.

Ее мысли были прерваны новой вибрацией амулета. Райга поспешно схватила алый камень и резко спросила:

— Что-то еще?

— Одна маленькая деталь, — сообщил Хунта. — Через неделю свадьба твоей двоюродной сестры и моего брата. Станем родственниками, в каком-то смысле. А мой братец получит титул Великого герцога Сага. Мой род много лет шел к этому возвышению. Надеюсь, ты понимаешь, какие проблемы для тебя создаст это событие? Не тяни с ответом. Игра перешла на другой уровень. И те, кто долго запрягает, в ней ничего не получат.

Камень снова стал теплым. Райга медленно опустила его на стол, и только после этого ее левая рука полыхнула. Великая герцогиня Сага. Великий герцог Сага. Пламенной казалось, что она давно смирилась со своей утратой. Но сейчас она ненавидела своих дядю и сестру до зубовного скрежета.

К счастью, долго думать об этом ей не дали. Раздался решительный стук в дверь. Девушка торопливо сунула камень в карман. Пока она шла к двери, в ее руках догорали остатки серого конверта. Воск печати осыпался пеплом следом.

На пороге стояли принц и Ллавен. Райга посторонилась, пропуская друзей. Она получше запахнула бордовое хьяллэ и забралась в кресло с ногами, сбросив обувь.

Райтон и Ллавен расположились в соседних. Принц выложил на чайный столик бело-голубой хаотаки.

— Мы должны вернуть твой меч, — заявил он. — Я чувствую, что он нам нужен.

— Но как? — пожала плечами Райга. — Проход в замок закрыт.

Райтон повернулся к Ллавену и спросил:

— Если мы не можем попасть туда порталом, возможно, туда сможет пройти Черныш?

Юный эльф вдруг стыдливо опустил глаза и признался:

— Не сможет. Я уже звал его.

— Почему? — нахмурилась Пламенная.

— На уровне снов и темной эльфийской магии вход в замок тоже перекрыт. Я не знаю, зачем он это делает. Возможно, предосторожность. Возможно, он что-то подозревает. А, возможно, что это инстинкт.

Райтон задумчиво сказал:

— Значит, в Алом замке сейчас есть его представитель? Или даже…он сам?

Ллавен покачал головой.

— Мы не можем этого знать. к сожалению, мы очень мало знаем о темных.

— Но в библиотеке Халариэна наверняка много книг на эту тему, — задумчиво сказала Райга. — Вот бы попасть туда и прочитать что-нибудь на эту тему.

Ллавен печально улыбнулся.

— Это тайные сведения. Даже я, будучи отпрыском королевского рода, не имел доступа к таким книгам. Только король и его родные братья могут коснуться древних летописей, где описаны истоки вражды темных и светлых.

Райга покачала головой и сказала:

— В любом случае, мы должны найти способ попасть в Алый замок. Было бы хорошо узнать, кто накладывал на него новую защиту.

— Уверен, что Сид причастен, — грустно улыбнулся Ллавен. — Сомневаюсь, что хлайе Аллатриссиэль теперь имеет в королевстве прежний вес.

Райтон задумчиво сказал:

— Связываться с ним опасно. Сначала нужно разузнать побольше о том, что происходит в Джубиране. Нам нужен свой человек в королевстве. Шпион. Кто-то, кто сделает ставку на мое возвышение, кто недоволен политикой Риовелла.

— Скальный щит предлагал мне помощь, — вспомнила Райга.

— И девушка из младших ветвей Азарио принесла Мирану то, что его сейчас убивает, — сказал принц, сжимая подлокотники кресла.

В комнате на несколько минут воцарилась тишина. Ллавен сидел, понурившись, Райтон внешне оставался бесстрастным. Но девушка чувствовала, что внутри него бушуют чувства.

Наконец, Пламенная нарушила тишину:

— У нас есть и другие соратники.

С этими словами она отодвинула рукав и показала друзьям браслет с треугольным черным камнем.

— Отряд расформирован, — нахмурился принц.

— Но это не обязательно означает, что все торопливо избавились от браслетов. Если Фортео носит его при себе…

— Давно ли ты начала доверять Рейлину? — удивился принц.

— С того дня, как он поставил на меня в поединке с Мириэлл, — серьезно ответила она.

— Сомневаюсь, что в нынешней игре он поставит на нас.

Девушка пожала плечами и настойчиво повторила:

— Попробовать же можно.

Райтон скептически покачал головой. вскоре юноши ушли. Райга коснулась ученической нити, ощутила и что наставник далеко. Затем девушка отправилась в постель. После всех волнений и тревог она впервые смогла крепко заснуть.

Утро не принесло облегчения. Магистр Лин так и не появился. Райга вспоминала слова Хаэтеллио и начинала бояться того, что эльфы убедят его остаться в Халариэне. Но затем вспоминала то, как наставник смотрел на нее тогда, в единственный момент откровенности, и немного успокаивалась.

После обеда друзья собрались в кабинете принца. Настроение у всех было подавленное. Неожиданно, на пороге появился Иночи Райс и доложил:

— Прибыл Акато Кадзу. Я не сказал ему, что вы здесь, но герцогство полнится слухами. Вас видели в Сакатокусе.

Райтон откинулся на спинку кресла и приказал:

— Впусти его.

Через несколько минут в кабинете появился но-хинец. Райга долго рассматривала его лицо и должна была признать, что она скучала по отряду Роддо и школьным денькам. Для нее они никогда не были беззаботными, но сейчас происходило слишком много всего, чтобы она успевала это осмыслить и принять. Прошлое уже казалось спокойным и понятным временем.

Но-хинец отвесил принцу глубокий поклон и произнес церемонное приветствие на родном языке.

Райтон ответил ему тем же, а затем спросил:

— Уже побывал на родине?

Бывший адепт Алого замка степенно кивнул и сказал:

— Люди их Сакатокусы несут весть о том, что Райтоо пришел в эти земли и привел с собой новое Пламя.

Райтон коротко улыбнулся. А затем его глаз окрасился голубым. Райга прикрыла рукой свой, чтобы сдержать ответное пробуждение. В глазах Акато светилось даже не обожание — благоговение.

Принц скупо улыбнулся и моргнул, усыпляя артефакт, а затем поднялся на ноги. И в этот момент взгляд Акато упал на хаотаки в бело-голубых ножнах, с которым принц теперь не расставался.

Юноша поклонился еще раз. Райге показалось, что ему пришлось сдержаться, чтобы не сделать этого на но-хинский манер — коснуться лбом земли, выражая глубокое почтение.

— Ты знаешь, что это за меч, — сказал принц.

Акато с придыханием сказал:

— На нашей земле он когда-то звался Скирини. Ледяной меч. Правда, он давным давно исчез. Остались только легенды о том, как Райтоо получил меч и крылья, чтобы обмануть злобных духов Фурикоран.

— Крылья? — переспросил Ллавен.

— Так говорят, — пояснил но-хинец.

Райтон многозначительно взглянул на Пламенную. Она прикрыла глаза в знак того, что поняла ход его мыслей. Крылья. Она научилась создавать пылающие крылья. Похоже, Райтон тоже обладал подобной силой.

Принц снова посмотрел на Акато и спросил:

— Зачем ты хотел видеть меня?

Юноша подобрался и официальным тоном заявил:

— Чтобы свидетельствовать от имени рода Кадзу и Кейто-ро-матари. До нас дошли отзвуки того, что творится с вашим Королевством. Император Но-Хина готов поддержать тебя на пути к трону. Но я бы на вашем месте полагался на собственную магию больше, чем на наши мечи и силу.

Лицо Райтона просветлело.

— Это хорошая новость, — сказал он. — Помнится, твоя тетя замужем за Луцием Райсом.

Юноша сразу понял его и с сожалением покачал головой:

— Герцогиня Нокихима очень хочет того, чтобы на трон взошел истинный потомок богов. Но герцог помнит про Мирана, так что…

Он развел руками, обвел глазами комнату и удивленно добавил:

— Кстати где он?

— Ранен, — скупо ответил принц. — Жаль, что Райсы не присоединятся к нам.

— Возможно, со временем герцог изменит свое мнение, — сдержанно ответил но-хинец.

Затем он, неожиданно, достал из-за пазухи сверкающий белизной конверт и вручил его Райге со словами:

— Я был на побережье. Эрига Хебито передала тебе письмо.

Девушка изумленно хлопнула ресницами и приняла из его рук конверт. С опаской и страхом развернула его — произошло столько страшного и нереального за последние дни, что Райга уже ничему не удивилась бы.

Но, к ее удивлению, письмо было коротким. Точнее, оно содержало всего несколько фраз, выведенных четкой рукой но-хинки.

“ Хайко болен. Все время зовет тебя в бреду. Мне кажется, это важно. Приезжай, если сможешь. Скучаю и жду тебя, Эрига.”

Акато в это время торопливо раскланялся и ушел.

Ллавен оптимистично сказал:

— Ну, вот, один союзник есть.

— Высокородный с крохотного острова? — переспросила Райга. — Чем он нам поможет?

— Посмотрим, — коротко ответил принц, прерывая их спор.

Райга встала и подала письмо принцу. Райтон пробежал его глазами и спросил:

— Поедешь?

— Не знаю, — покачала Райга головой. — Я нужна здесь.

— Если ехать в Но-хин, то это шесть ней. В лучшем случае. В худшем — восемь.

— В худшем — ты не доедешь, — сказал принц. — Мне все равно некуда больше идти. И пока у меня нет плана. Возможно, вы с наставником могли бы отправиться туда.

Девушка вновь ощутила беспокойство и подошла к окну.

— Если он вернется, — озвучила она свои тревоги.

Ллавен серьезно ответил:

— Вернется. Я сомневаюсь, что отцу или королю удастся уговорить его остаться в стороне. Но, несомненно, они попытаются.

Ллавен оказался прав. Магистр Лин появился в замке на исходе дня, и первым делом затребовал к себе ученицу. Девушка осторожно вошла в отведенную ему комнату. белые волосы и черные одеяния наставника контрастировали со светло-серой отделкой спальни. Эльф сидел в кресле, устало прикрыв аметистовый глаз. Он указал ученице место напротив и сказал:

— Расскажи коротко, что тут было без меня.

Девушка села и кратко пересказала эльфу последние новости. Письмо Эриги он, хмурясь, перечитал несколько раз.

— Кадзу — это хорошо, — наконец, сказал он. — Но ехать придется. Возможно, Видящий скажет тебе что-то важное. Правда, мне страшно представить, что может произойти в королевстве за неделю, если Риолвелл такого наворотил за три дня.

— Мы могли бы попросить Акато перенести нас туда порталом, — предложила Райга.

— Акато не так силен в них, но можно попробовать, — согласился эльф. — Раз он теперь наш союзник. Он остановился в городе?

Девушка кивнула и распрощалась с учителем.

После завтрака отправили посыльного к но-хинцу. Акато явился сразу же и заверил, что может перебросить магистра Лина и Райгу на побережье. Путешествие решили не откладывать. Вечером того же дня Райга шагнула вслед за наставником и Акато в дом рода Аккуро. Там они задерживаться не стали. Обменялись приветствиями с хозяином и отправились дальше.

Акато утверждал, что у него не очень хорошо получаются порталы. Но в этот раз все прошло без сучка без задоринки. Когда закатные лучи солнца осветили ворота дома Хебито, но-хинец вывел магистра Лина и Райгу прямо к ним.

Девушка снова ощутило беспокойство. Двор был непривычно тих. Служанка прибежала не сразу. Эрига вышла на террасу, хромая, и торопливо обняла свою племянницу.

— Хорошо, что ты приехала так быстро, — серьезно сказала бывшая Пламенная. — хайко очень плох. Все время говорит про тебя и Пламя. Идите сейчас. Ито дежурит в гроте у его постели и пустит вас беспрекословно.

Магистр Лин согласно кивнул и сказал:

— На обратном пути проверю гнездо фуатри. Идем.

Последние слова были обращены к Райге. Девушка зашагала вслед за учителем по тропе, ведущей к морю. Мысли понеслись вскачь. Несмотря на неприязнь к безумцу, его было жаль. А еще было совершенно не ясно, чего же Видящий хочет от нее.


Глава 4. Слова Видящего

Перед входом в пещеру Райга помедлила. Накатила уже забытая паника. Магистр Лин обернулся и, поколебавшись, протянул ей руку. Он старался казаться равнодушным, но в его взгляде проскользнули истинные чувства. Почему-то мысль о том, что шестисотлетний великий маг переживает, подаст ли ему ему руку девушка, казалась нелепой и забавной. Несмотря на усталость и тревоги последних дней, Пламенная улыбнулась. Вложила свою ладонь в его протянутую руку и позволила вести себя через пещеру.

Страх уже отступил, вместе с ним ушла тревога последний дней. В пещере оказалось легко ни о чем не думать. Райга молча шагала рядом с наставником, ощущала равномерное вращение огненного смерча совсем рядом и следила за роем пламенных светлячков, которые разгоняли темноту.

Очарование момента развеялось, стоило им оказаться внутри грота. Магистр Лин разжал руку и вошел первым. Райга последовала за ним. В дальнем конце слышался рокот волн. Хайко лежал на матрасе, рядом с ним сидела молодая девушка из дома Хебито. Кажется, невестка какого-то племянника Тогато. Имя ее было Итохико, но все домашние звали ее Ито-нэ. Она почтительно поклонилась вошедшим, не поднимаясь с колен и коснувшись лбом пола. Магистр Лин заговорил с ней на но-хинском, а Райга подошла и села на каменный пол грота с другой стороны постели безумца.

Похоже, Хайко мучил жар. По его вискам катились капельки пота, дышал он тяжело и прерывисто. Как только Пламенная оказалась рядом, белесые глаза распахнулись.

— Пришла… — прохрипел он.

—Да, — подтвердила девушка. — Вы хотели мне что то сказать?

Видящий скосил глаза на Ито и махнул рукой. Та торопливо поклонилась и вышла. А Райга с ужасом увидела, что одну из его рук по локоть оплетают знакомые черные линии метки ёи.

— Ваша болезнь началась из-за этого? — спросила она, указывая на пораженное предплечье.

Хайко скривился и прохрипел:

— Не важно… Не это важно.

— А что?

— Пора… собирать силу. Не только ваша магия нужна, чтоб закрыть дверь.

— Не только наша магия? — переспросила Райга. — А чья еще?

Рука видящего метнулась к ее воротнику. Прежде, чем Райга успела среагировать, Хайко вытянул цепочку с ключом и сжал медальон в ладони.

— Вот…рецепт. Рецепт спасения. Если у тебя не будет хотя бы одной силы — Двери не закрыть…

Магистр Лин опустился на колени с другой стороны от постели Безумного Змея и сказал:

— Кто он? Зачем ему открывать Двери? Это же верная смерть для людей. Для всего мира.

Хайко обратил взгляд на эльфа и хрипло рассмеялся:

— Причина? Несправедливость.

Магистр вздрогнул, и Райга вспомнила тот вечер, когда она впервые смогла создать магический кокон. “Несправедливо”,- сказала тогда она учителю.

— Чего он хочет? — поспешно спросила девушка, вспоминая бледное существо с черными волосами и немного заостренной формой ушей, которое видела во сне глазами Райлиты.

— Того же, чего и ты, — захрипел Хайко. — Справедливости. Возмездия. Чтобы его род процветал… и мог кроить мир по своему желанию…

— Где он? — продолжал задавать вопросы эльф. — Как его найти?

— Как мать и новорожденного связывает пуповина, так и он связан своей магией. Он может быть везде, но заперт в клетке. Тебе не нужно искать его, Щингин-хао. Он обязательно попытается отобрать у тебя самое дорогое, и твою жизнь в том числе.

Магистр Лин покосился на Райгу и негромко сказал:

— Она нужна ему живой.

Безумец хрипло рассмеялся и торопливо начал рассказывать:

— Она уже сказала тебе о том, зачем нужна ему. Но вы, тупицы, так ничего и не поняли. Он ждал вас там, среди врагов, где третий лепесток коснулся ее кожи. Живой? Конечно, живой. Поросенок тоже нужен тебе живым, пока не станет обедом… Через боль и кровь она написала тебе самое важное слово.

— Мы найдем его прежде, — холодно ответил эльф.

Хайко закашлялся и забормотал:

— Искать не придется… как река течет к морю, как все дороги Но-Хина ведут в Каядо, а бабочки летят к свету… Так и она однажды сама пойдет к своей смерти. И ты ничего не сможешь сделать, только смотреть…

Дальше он перешел на но-хинский. Райга пыталась уловить в бормотании Безумного Змея знакомые слова, но ей не удавалось это сделать. Лицо эльфа становилось все более мрачным, и девушка поняла, что он разобрал что-то еще.

Хайко резко оборвал бормотание и поймал Райгу за запястье. Девушка встретила взгляд белесых глаз. Безумец снова перешел на язык королевства:

— Твой брат… Должен набрать силу. Скирини предназначен ему. Пришло время… исполнить обещание, которое он дал водным драконам. Плата за твою жизнь… Пришла пора внести ее в полной мере. После того, как прорастет бамбук и до того, как зацветет сафлор, он должен сдержать слово. Иначе кара настигнет всех.

— Что он обещал им? — похолодела Райга.

— Это спросишь у него.

Силы оставили Безумного Змея. Он выпустил запястье Райги, его рука безвольно упала на постель, а глаза закрылись. Несколько минут Пламенные сидели молча. Затем магистр поднялся и направился к выходу. Райга поспешила за ним. Ито ждала их снаружи. Как только учитель и ученица покинули пещеру, девушка торопливо поклонилась, и проскользнуло обратно. Магистр Лин не стал задерживаться и пошел вперед. Райга шагала за его спиной, пытаясь уложить в голове все, что сказал им безумец. Наконец, она тихо сказала:

— Хайко тоже знает.

Ее голос дрогнул.

— Хайко многое знает, — бесстрастно ответил наставник. — Не думаю, что стоит об этом беспокоиться. Слова безумца на другом конце мира — последнее, что может заинтересовать моих родственников.

Они резко свернули с дороги и направились в сторону леса.

— Мы идем к оврагу, где было гнездо фуатри? — спросила Райга.

— Да. У нас нет времени ходить туда-сюда. Убедимся, что там не завелись новые, и переночуем у Эриги. Будем надеяться, что за ночь ни Райтон, ни его почти коронованный брат не подкинут нам сюрпризов. Кроме того… Все так усложнилось, что я не знаю, когда еще вы сможете увидеться. Порадуй ее.

Девушка вынуждена была с ним согласиться. После Тийредо, Но-хин, несмотря на болезнь Хайко, казался островком покоя и безопасности. Потом она вспомнила слова Безумного Змея и проговорила:

— Хайко сказала, что Райтон должен выполнить свое обещание… Так что, наверное, мы сюда еще вернемся. Правда, я не поняла, когда. Что значит “когда прорастет бамбук”?

Эльф терпеливо пояснил:

— Это но-хинское обозначение сезонов года. Примерно пятнадцатое-двадцатое мая. А сафлор цветет примерно тридцатого мая. Передадим это Райтону. Пусть решает, как поступить. Договаривался он. Надеюсь, у него хватило ума не обещать того, чего не сможет выполнить.

Когда Пламенные дошли до оврага, взошла луна. Магистр спустился туда первым, настороженно озираясь. Райга шла следом, собрав магию на кончиках пальцев. Но атаковать их не спешили. Эльф обошел овраг, заглядывая в каждый угол. Но не нашел и следа фуатри. Рага села на камень и обхватила колени руками. Магистр закончил осмотр и сел спиной к ее спине. Несколько минут они молчали, а затем наставник попросил:

— Не отвечай. Ты пыталась нарисовать руну “алтарь”, верно? Тогда, в городе орков.

Райга испуганно замерла. Печать налилась тяжестью. Девушке ничего не оставалось, кроме как замереть, стараясь не выдать себя не то что словом или движением, даже лишним вздохом.

— Через боль и кровь она написала тебе самое важное слово, — процитировал он слова Безумного Змея. — Ты пробудила Печать трижды, чтобы показать это нам. Алтарь. Он хочет принести тебя в жертву. Для чего? Что он хочет получить таким способом?

Райга зажала себе рот ладонью, пользуясь тем, что эльф ее не видит. Нельзя было ничего говорить. И, одновременно, ее затопило облегчение, потому что наставник догадался. Хотя бы об этом.

Магистр Лин запустил резонанс, пытаясь успокоить пустившееся вскачь пламя в источнике ученицы. Через несколько минут эльф оборвал пульсацию ученической нити и поднялся:

— Идем, — сказал наставник. — Эрига, наверное, беспокоится.

Бывшая Пламенная, и правда, не ложилась. Ворота распахнулись по первому стуку. Тетя стояла под магическим фонарем на крыльце дома и ждала их. Райга позволила Эриге заключить ее в объятия и пробормотала:

— Все хорошо.

Служанки быстро накрыли стол для позднего ужина. Райга медленно ела все подряд, даже то, что не любила, пока магистр Лин пересказывал Эриге последние события.

— Да, уж, — покачала головой бывшая Пламенная. — Попали в переделку… Император поддержит своего внука, не сомневайтесь. О вас слагают легенды. Очень не хочется, чтобы ты оказалась на передовой этой войны.

Она с грустью смотрела на Райгу.

— Войны пока нет, — спокойно ответил эльф. — Риовелл занят наведением порядка в стране. Его сторонники радостно потирают руки. А противники ждут и смотрят, куда подует ветер. Есть роды, которые не смирятся со слабым королем. Как только Райтон заявит о себе и покажет, что он сильнее магически, часть великих родов встанет на его сторону. Но у Риовелла в заложниках королева. Поэтому он попытается диктовать свои условия. Посмотрим, как долго нам удастся держать кота в мешке. Я попросил Тайену прислать в Джубиран еще одну протестную ноту. Но это все, на что брат готов пойти ради меня. Райтон умен. Он вовремя показал силу в деревне, и теперь его почитают едва ли не богом.

Райга отложила вилку и припомнила:

— И хаотаки. Акато едва не затрясся от восторга, когда увидел его. Скирини, кажется.

Эрига торжественно кивнула и сказала:

— Здесь об этом мече ходят легенды. Скирини, ледяной меч Райтоо. Говорят, водные драконы похитили его у императора Дэнму, и с тех пор начала угасать сила рода Хачби. Кто же знал, что соединение воздушного и водного родов даст такие плоды. Долгожданный отмеченный морем. Рожденный, чтобы править.

Девушка задумчиво кивнула, а затем достала из воротника цепочку с ключом и медальоном. Сжала в ладони плоский круг и задумчиво произнесла:

— Хайко сказал, что для спасения будет мало нашей силы. Скорее всего, он имел в виду силу артефактов-Глаз, то есть меня и Райтона. Если это — рецепт спасения, то как его расшифровать?

Эрига бросила взгляд на плоский круг в руке племянницы и нахмурилась.

— Дай взглянуть, — протянула руку она. — Рецепт, говоришь?

Райга неохотно сняла с шеи медальон и протянула его Эриге. Внутри поселилась какая-то странная пустота, которая требовала как можно скорее вернуть утраченное. Когда тетя вернула ей медальон и Райга снова набросила на шею цепочку, девушке едва удалось сдержать вздох облегчения.

— Это немного напоминает древние рецептурные таблички, — задумчиво сказала Эрига. — Только они деревянные, и там не цвет, а символы, которыми обозначают разные травы.

— Тогда что значат эти линии? — спросила Райга и провела пальцем по одной из черных полос.

Магистр Лин бесстрастно сказал:

— Если вспомнить слова Хайко о магии, то, глядя на эти цвета, в голову приходит только одно. Здесь обозначены виды магии, которые нужны для закрытия Дверей.

Райга посмотрела на плоский круг и вынуждена была согласиться.

— Вероятно, но тогда… Две черные, две голубые, одна рыжая, одна зеленая, одна коричневая…

— Две темные магии, две водные магии, одна пламенная магия, одна целительская магия, одна магия земли, — расшифровал наставник. — Но куда их нужно влить или поместить?

— И где взять две темных магии? — вздохнула Эрига. — Миран у вас один, и он болен.

Девушка подняла глаза на эльфа и увидела в его взгляде отражение своих мыслей. Носителей темной магии у них, на самом деле, было два. Главное, чтобы выжил Миран.

— Возможно, ответ на эти вопросы придет после прохождения следующего предела, — вслух сказала Райга.

— А сейчас вам пора спать, — добавила Эрига. — Акато прислал сообщение, что задержится в Кейто-ро-матари, и заберет вас отсюда завтра вечером.

Райга распрощалась с наставником и отправилась в постель. Тогато снова уехал, и Эрига постелила племяннице в своей комнате. Когда Райга села на свой матрас и начала расплетать косы, Эрига оказалась рядом и спросила:

— Тебя гложет что-то еще, верно?

Девушка подняла на тетю непонимающий взгляд.

— Ты рассказала мне не все? Случилось что-то еще? И оно беспокоит тебя не меньше, чем твоя миссия и проблемы королевства.

Райга торопливо опустила взгляд и ощутила, что ее щеки начинают пылать. Разумеется, ее беспокоило кое-что еще. Правда, большую часть времени она старалась об этом не думать.

“Да что же это такое, — с тоской подумала девушка. — Если Эрига меня насквозь видит, как я собираюсь скрывать это от эльфов всю оставшуюся жизнь?”

Она печально вздохнула и пробормотала:

— Все в порядке.

Тетя укоризненно посмотрела на нее и сказала:

— Не хочешь говорить? Ладно. Если вдруг решишь поделиться, я никому не скажу. Уже накрывшись одеялом, Райга подумала: “Знающих и так слишком много… Нас пятеро, Хайко, Сианул. Одно лишнее слово и случится то, чего я совсем не хочу.”

Она вспомнила Мерцающий лес, ту любовь и почтение, с которыми к магистру Лину там относились. Ее снова затопило сожаление. Нельзя позволить ему потерять все это. Но тогда ему придется потерять ее. И, кажется, никакой выбор здесь не будет правильным. Справедливым. Таким, какой устроил бы всех.

Линдереллио вышел на крыльцо на рассвете. Дошел до тренировочной площадки рода Хебито. Пара юнцов из местных составили ему компанию. Учебные хаотаки здесь ему не нравились. Но бой против четверки местных молодцов помог стряхнуть остатки сна. Какое-то время можно было жить сражением и ни о чем не думать. Не помнить о том, что говорил Хайко.

Стоило вернуть на место учебный клинок, как мысли вернулись. Она сама пойдет навстречу смерти… Слова Хайко пугали больше, чем что-либо. Только ровная пульсация источника на другом конце ученической нити, которая сообщала, что его обладательница крепко спит, немного успокаивала.

На террасе его встретила Эрига. В глазах бывшей Пламенной проскользнула тень беспокойства. Линдереллио всмотрелся в ее лицо, выискивая следы того, что и она теперь в курсе.

— У Райги все хорошо, за исключением того, что вы мне рассказали? — взволнованно спросила Эрига. — Мне кажется, будто ее что-то гложет, но она не делится, что…

“Не рассказала,” — удовлетворенно подумал Линдереллио. А затем бесстрастно ответил:

— Не понимаю, о чем ты.

Эрига вздохнула и повела его в дом. Райга вышла только к концу завтрака. Когда Эрига отправилась раздавать указания прислуге, девушка осторожно начала:

— Магистр Лин…

— Что? — откликнулся эльф.

— Я тут подумала… Целители не могут разобраться в том, что произошло с Мираном, это какая-то странная магия. Тогда, возможно, что-то смогут понять ищейки.

Райга старательно смотрела в сторону и комкала подол коричневого хакато, которое ей дала Эрига.

Линдереллио сразу понял, куда она клонит, и усилием воли подавил бешенство. Вращение огненного смерча внутри начало рывками замедляться.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

От тона его голоса повеяло могильным холодом, несмотря на бушующее внутри пламя. Ученица продолжила:

— Хлайе Аллатриссиэль и Цанцюритэль, наверное, сейчас под подозрением, и мы не сможем с ними связаться. Тогда, возможно, нам мог бы помочь Хунта Сид?

Магистр Лин посмотрел в ее лицо и устало сказал:

— Ты это не просто так говоришь, да? Он уже связался с тобой и что-то предложил? Ищешь способы сделать это так, чтобы я не узнал истинную причину? Чем он шантажирует тебя на этот раз?

Когда Райга опустила глаза и закусила губу, он понял, что попал в точку.

— Рассказывай все с самого начала, — потребовал магистр.


Глава 5. Выбирать не приходится…

Райга нервно потеребила кончик розовой косы и украдкой посмотрела на магистра Лина. Эльф сверлил ее ледяным взглядом. Стало ясно, что наставник видит ее насквозь.

— Ничего он не предлагал, — попыталась отпереться она. — Но Хунта считает, что править балом будет наше поколение и делал ставку на нас, а не на Риовелла. Так мне сказала его мать. Возможно, он станет нашим союзником сейчас. У него сильнейший дар ищейки.

Едва сдерживая раздражение, наставник ответил:

— Сиды идут к союзу с Сага. Напомню, что Сага сейчас на коне, и в нас род этого щенка больше не нуждается. Достаточно помочь Риовеллу, и они получат все, чего пожелают.

Райга грустно вздохнула и напомнила:

— В Святилище Тысячи Снов он пошел против хлайе Аллатриссиэля, чтобы помочь мне. Кроме того, он может помочь нам проникнуть в Алый замок и вернуть Пылающий хаотаки! Если привратники привели Райтона к Скирини, значит, эти клинки нужны для закрытия Дверей и обойтись без них не удастся. Защиту от порталов создавал Хунта. Если он смог оставить лазейку для врагов, то оставит и для нас.

— Главный вопрос — в обмен на что? — парировал эльф. — Сомневаюсь, что по доброте душевной. Как и в том, что плата за подобные услуги с его стороны будет приемлемой.

Райга отвернулась и замолчала. В словах наставника было зерно истины. Но и времени на раздумья почти не было. Упрямство эльфа неожиданно вызвало глухое раздражение. Девушка сухо распрощалась, встала и ушла.

На заднем дворе дома была привычная суета. Двое мальчишек лет десяти постигали науку владения мечом. Девушка стала наблюдать за ними. Мысль о том, что нужно вернуть свой клинок, начала грызть ее с новой силой. Доверять Сиду не хотелось. Магистр не выносил ищейку. Оставалась надежда, что ее послушает Райтон. Но без помощи магистра Лина соваться в Алый замок…

За спиной раздался голос Эриги:

— Что тебя гложет?

Райга повернулась к тете и вздохнула:

— Все и сразу. Скорей бы пришел Акато и провел нас порталом до Тийредо. Болезнь Мирана, события в королевстве… Впереди еще два Предела. И Райтон должен выполнить обещание, которое дал водным драконам. А я даже не представляю, что у него попросили.

Она опустила взгляд и подумала о том, что принц скрывает уже не мало. Он ничего не рассказывает о том, что видит во снах у Предела. А его, наверняка, точно также о чем-то предупреждают и указывают путь.

Эрига обняла племянницу и прошептала:

— Береги себя, моя дорогая. Ты — все, что осталось у меня от семьи. Последнее Пламя Юго-Востока. Ты должна выжить. Вернуть владения нашего рода. И дать ему новое начало.

Райга уткнулась в плечо Эриги и прикрыла глаза. Ей снова вспомнилось странное существо в луже крови, которое она видела глазами Райлиты.

— Обязательно, — прошептала девушка. — Я обязательно сделаю это, Эрига.

Акато появился на закате. На вытянутых руках юноша держал хаотаки. Косые солнечные лучи бросали алые отблески на рукоять, украшенную серебристыми треугольниками. Точно такие же складывались в замысловатый узор на ножнах. Магистр Лин принял меч из его рук. Затем вытащил хаотаки из ножен и придирчиво осмотрел клинок. Аметистовый взгляд скользнул по идеально ровной полоске на клинке. Учитель взвесил хаотаки в руках, сделал пару пробных взмахов.

— Кузнецы рода Щитакудо, как вы и просили, Щингин-хао, — почтительно сказал Акато.

Магистр убрал хаотаки в ножны, подвесил к поясу и кивнул.

— Предыдущий прослужил мне триста пятьдесят лет, — произнес эльф. — Посмотрим, так ли хорошо куют потомки старика Ханджо. А ей?

Он кивнул в сторону Райги. Акато тут же протянул девушке два хаиё в ножнах с такими же треугольными серебряными заклепками. Райга взяла их и вопросительно посмотрела на магистра Лина.

— Взамен утраченных, — пояснил магистр. — Никогда не знаешь, что и когда тебе пригодится.

Пламенная кивнула и подвесила клинки к поясу.

Сначала они шагнули во двор Кейто-ро-матари, и уже после этого магистр Лин сам открыл портал во внутренний двор Тийредо. Пока они шли к замку, Райга спросила:

— А вы продолжите учить нас порталам?

скосил на нее аметистовый глаз.

— Обязательно. И чем быстрее вы все их освоите, тем лучше.

Райтон ждал их в кабинете. Ллавена с ним не было. Принц сидел в кресле за письменным столом, но взгляд его блуждал. Юноша выглядел изможденным. Магистр Лин всмотрелся в лицо ученика и сказал:

— Тебе нужно спать.

— Мне нужно вытащить мать из дворца, — мрачно ответил юноша, решительно отодвигая бумаги в сторону.

— Риовелл ей ничего не сделает, — бесстрастно сказал магистр Лин. — Он не будет портить отношения с Но-Хином. Во всяком случае, пока.

— Все равно нельзя ее там оставлять.

Райтон сжал кулаки. Эльф спокойно напомнил:

— Не стоит рубить с плеча и принимать необдуманные решения. Райтихо-эме знает, что ты жив?

Принц отвел глаза и признался:

— Да. Я не мог заставить ее так волноваться.

Юноша запустил пальцы в волосы и добавил:

— Отец бы справился. Я во всем виноват. Он выглядел почти здоровым, когда мы виделись в последний раз. Я не думал, что Риовелл так быстро решится на такое.

— Ты все сделал правильно, — возразил эльф. — Рано или поздно Риовелл попытался бы устранить короля. И хорошо, что ты сказал матери. Поэтому она отослала гвардию, и это сыграло нам на руку. У тебя есть верные люди.

Райтон мрачно кивнул и положил подбородок на скрещенные пальцы. Магистр Лин опустился в кресло и указал Райге на соседнее. Девушка послушно села и впилась взглядом в лицо принца. Ей хотелось хоть как-то утешить друга. Но она хорошо понимала, что не выйдет. Во всяком случае, сейчас, она не могла найти для него слов утешения.

— Где Ллавен? — спросила девушка.

— С Мираном, — мрачно ответил принц. — Ему стало хуже.

Райга закусила губу и покосилась на учителя. Эльф поднялся и сказал:

— Схожу к нему сам. О том, что нам сказал Хайко, тебе расскажет Райга.

Когда наставник скрылся за дверью, Пламенная коротко пересказала принцу слова Безумного змея. При упоминании о долге перед водными драконами, по его лицу пробежала тень.

— Две темные магии… — задумчиво сказал принц. — Мирана нужно вытаскивать. Ради этого они и затеяли все. Наверняка, враг натравил Райсов на последних потомков Танов. Их артефакты, их кровь… Если бы Луций Райс не был так зол, что оставил тела, и если бы он не пощадил шестилетнего мальчишку без дара, то мы не прошли бы предел и не смогли бы закрыть дверь.

Райга решила ковать железо, пока горячо и высказала свою теорию:

— Если это не темная магия эльфов, а что-то раввийское, возможно, ищейка смог бы разобраться.

— Думаешь о Сиде? — понимающе спросил принц.

Райга покосилась на дверь и поманила принца к себе. Райтон удивленно вскинул бровь и подошел к ней. Девушка встала, заглянула ему в глаза и едва слышно прошептала:

— Хунта уже связывался со мной. Просит о встрече. Говорит, что это в наших интересах.

Райтон нахмурился.

— Что ты ему ответила?

— Ничего. Но он может быть полезен. И он уверен, что вы живы.

— Также, как и полезен, он может быть опасен, — мягко возразил принц.

Пламенная пожала плечами.

— Придется рискнуть.

Но Райтон покачал головой:

— Не знаю. Не уверен.

Райга отошла к окну и посмотрела в темный двор. Когда принц встал рядом, она спохватилась:

— А что ты пообещал водным драконам?

Принц оперся на подоконник и ответил:

— Очистить их древние владения от нежити и духов.

— Владения? Какие?

— Остров Окущимэ.

Райга забралась на подоконник и поправила кружевной рукав белой рубашки.

— Где это? — спросила она.

— Недалеко от Кайсу, — пояснил Райтон. — Там давно никто не живет. Ходят слухи, что там видимо-невидимо нежити и еще какая-то темная магия. Духи, ёи.

Она немного помолчала, а затем осторожно проговорила:

— Хорошо бы отправиться туда с Мираном. Подумай. Давай организуем встречу с Хунтой.

Райтон печально посмотрел на нее и напомнил:

— А если магистр засечет тебя? Ученическая нить, Райга.

— Значит, в этот момент он должен быть занят и не проверять ее, — упрямо сказала девушка.

Принц коротко улыбнулся.

— Я подумаю. Хорошо бы достать твой хаотаки и летописи из Алого замка. В твоих словах есть здравое зерно, но… может, тебе не стоит обманывать магистра Лина?

Райга отвела глаза. Чувство вины накатило с новой силой.

— Я рассказала ему все, хотя Хунта намекал, что я пожалею, если скажу магистру Лину. Но магистр и слышать ничего не хочет. Хунта последний раз, и правда, помог мне просто так. Рискуя, если не жизнью, то здоровьем. Хлайе Аллатриссиэль был в ярости.

Райтон согласился:

— Связываться с Серым рискованно. Но, подозреваю, что если ты сделаешь это в тайне от магистра, сама себя не простишь потом. Я поговорю с наставником позже. И ты не отступай. Договорились?

Пламенная торопливо закивала. В этот момент дверь распахнулась и на пороге появились магистр Лин и Ллавен. Юный эльф тоже выглядел уставшим.

— Как Миран? — тут же спросила Райга.

— Мне удалось остановить кровь, — ответил наставник. — Но это ненадолго. Нужно снять с него этот странный предмет.

Ллавен остановился рядом с Райгой и принцем, а затем сказал:

— Я уверен, что это не темная эльфийская магия. Мы с Чернышом изучили то, что нес в зубах привратник. Это как будто два куска одного и того же. Думаю, что если уничтожить один, второй либо исчезнет, либо ослабнет. Но, пока никакая магия не смогла навредить ему.

Райга подняла глаза на магистра Лина и сказала:

— Возможно, кто-то из ищеек сможет понять больше.

— И это будет не Сид, — отрезал эльф. — Нужно попробовать попасть в дом Цанцю или Ала.

Райтон покачал головой.

— Ищейки, обычно, закрывают свои дома от порталов. А на улице, наверняка есть шпионы. Вы слишком приметны. Самый невзрачный из нас — Миран, остальных легко узнать.

Ллавен скрестил руки на груди и сказал:

— Акато?

— Кадзу под подозрением, — возразил принц. — Он подданный Но-Хина. А Но-Хин поддерживает если не меня, то Тийредо. Если бы я не вернулся, местные попытались бы снова отложиться от королевства и стать частью Но-Хина. И, на этот раз, у Императора нет причин отказать им.

Райга задумчиво пощупала браслет на запястье и спросила:

— Адепты Алого замка могут отлучаться в столицу по делам?

— Смотря по каким, — ответил магистр. — На что ты намекаешь?

Райга многозначительно подняла руку, демонстрируя браслет с черным камнем и произнесла только имя:

— Рейлин Фортео.

— Не думаю, что он поддержит нас сейчас, — с сомнением сказал Ллавен.

Райга вспылила:

— Тогда предложите хоть какой-то рабочий вариант! Хунта вам не мил, Рейлин не мил, тогда на кого положиться? Эта штука убивает Мирана, надо пробовать все!

С этими словами она вылетела из кабинета. Остановилась только на галерее, вцепившись пальцами в подоконник и тяжело дыша. В голове звучали его слова: “Захочешь, чтобы мальчишка выжил — придешь.” Вот, только если она придет, то ее убьют. И он откроет Двери. А если не придет… Они не смогут закрыть Двери без магии Мирана.

Райга вспомнила то, как Серые читали ее в последний раз. Хунта, стоящий на коленях и сплевывающий кровь. Лианора Сид сказала, что Хунта никогда и ни о чем не просил мать, кроме как зачесть Райге экзамен. Да и тогда, когда ее похитили и отдалди троллям, она выжила только благодаря Сиду. Хотелось верить, что юный ищейка хочет видеть королем Райтона, а не Риовелла, рядом с которым стоят Ичби. Райга резко обернулась, чтобы пойти в свою комнату, и едва не уткнулась носом в грудь магистра Лина. Поглощенная своими мыслями, она не слышала, как он подошел.

Девушка отступила на шаг и мрачно спросила:

— Что?

— Пойдем на тренировку, — внезапно предложил эльф.

Райга изумленно захлопала глазами.

— Тебе легче станет, поверь, — бесстрастно добавил наставник.

Девушка скрестила руки на груди и пробурчала:

— Мне станет легче, когда я найду способ излечить Мирана.

Магистр устало вздохнул и снова повторил:

— То, что ты предлагаешь — опасно.

— Почему? Мы связаны ученической нитью. Вы будете рядом, и я смогу вас позвать. Кроме того, можно договориться, чтобы с нами был Райтон или Ллавен. Запрета говорить им не было…

Девушка тут же прикусила язык, но было поздно.

— Значит, он еще и требовал, чтобы ты мне ничего не говорила? — саркастично сказал наставник. — Мило.

— Вы обожгли его, — напомнила ему Райга. — Не удивительно, что он вас боится. Хунта Сид терпеть не может Ичби. Я думаю, что он на нашей стороне.

Аметистовый взгляд яростно сверкнул. Магистр резко отвернулся и бросил через плечо:

— Идем на тренировочное поле. Я обещаю подумать.

Райга несколько мгновений сверлила подозрительным взглядом спину удаляющегося эльфа, а затем, нехотя, направилась следом.

Вернулась в свою комнату Райга уже заполночь, с блаженным опустошением в обоих источниках. Противостоять магистру Лину пришлось на пределе силы. Райга уже хотела с чувством выполненного долга растянуться на постели, как вспомнила про Сида. Она достала из кармана маленький красный камешек и сжала его в ладони.

Несмотря на поздний час, в голосе ищейки не было ни капли сонливости:

— Надумала, без вести пропавшая? — бодро спросил Сид.

— Допустим, — сказала Райга. — Нужно встретиться на нейтральной территории. Где?

Ищейка, с сожалением, вздохнул и признался:

— Нейтральная территория в нашем королевстве закончилась. Есть ваша территория, есть наша, и она под наблюдением. Нет, уж. Если согласна, тебе придется прийти туда, куда скажу я.

— Я не умею ходить через порталы, — напомнила Райга. — Нужно назначить встречу там, куда я смогу дойти или доехать.

Хунта насмешливо сказал:

— Подозреваю, что сейчас тебя пасет не только твой учитель, но и капитан гвардии принца. Встретимся в порту Тийредо. Через два дня на рассвете туда придет корабль, “Посланница моря”. Приходи в порт и узнаешь, как встретиться со мной.

— С чего ты взял, что для меня это близко? — попыталась изумиться Райга.

Но ищейка только рассмеялся:

— Ты не умеешь врать, Райга. И даже недоговаривать у тебя получается плохо. Корабль простоит в порту сутки. Потом, увы, будет поздно и сделка не состоится. Думай быстрее.

Камень потеплел, и Райга задумчиво отложила его в сторону. У нее осталось совсем мало времени, чтобы уговорить магистра Лина.

Полночи Райга проворочалась в постели, прикидывая, стоит ли рассказывать об условиях Хунты магистру Лину или подождать его согласия. Скрепя сердце, после завтрака она отправилась признаваться.

Магистр сидел в кабинете Райтона. Эльф молча выслушал непокорную ученицу. Огненный смерч угрожающе раскручивался, но он не произнес ни слова. Принц нахмурился и сказал:

— Рискованно.

— Судя по всему, ему что-то нужно от меня, — задумчиво сказала девушка. — Это нам на руку. Можно будет согласиться на услугу в обмен на помощь для Мирана.

— Сомневаюсь, что он попросит что-то легко исполнимое, — холодно сказал магистр. — Впрочем, мальчишка умен. Интересно, о том, что наша смерть — подделка, он догадался сам или вытащил воспоминания Цанцю?

— Теперь придется идти, — сказал Райтон. — И, должен признаться, мне это совсем не нравится.

— Возможно, он станет сотрудничать, — напомнила Райга. — Он — ищейка, и может быть нашими глазами и ушами в Джубиране.

— Возможно, — согласился магистр Лин. — А, возможно, это — ловушка. И нам придется потратить много сил на то, чтобы ты в нее не попалась.

Разговор прервал резкий стук в дверь. В кабинет ввалился бледный, запыхавшийся курьер. Он упал на одно колено перед принцем и доложил:

— Ваше высочество, странные донесения с границы. — Нечто разорило деревню у Долины Духов… Вот… отчет.

Райтон принял бумаги и жестом отпустил гонца. Чем дальше он читал донесение, тем больше мрачнело его лицо.


Глава 6. Новости из Долины Духов

Когда принц отложил донесение в сторону, Райга спросила:

— Что произошло?

— На границе ночью вырезали целую деревню, — мрачно ответил принц. — Надо бы отправиться туда сейчас и проверить, кто это сделал. Из рассказа очевидца ничего не понятно.

Магистр Лин отбросил назад молочно-белую прядь волос и спросил:

— Куда?

— Херего… Это рядом с Долиной Духов.

— Это была нежить или… солдаты Ичби? — нервно спросила Райга.

— Это нам и предстоит выяснить, — ответил принц. — А того, кто составлял донесение, я разжалую. Нельзя докладывать так туманно.

Наставник оборвал их:

— Собирайтесь. Я перенесу вас туда сейчас.

Райга побежала в свою комнату за поясом с хаиё. Магистр Лин ждал у входа в замок. Райтон отдавал последние указания Иночи Райсу. Рядом с ним стоял мрачный

Ллавен с луком за спиной. Капитан гвардейцев взглянул на Райгу, отсалютовал принцу и ушел.

Наставник бросил на землю горсть синего порошка. Райга шагнула в портал вслед за ним. Они оказались на вершине холма, с которого открывался вид на деревню. Примерно половина была застроена домами в но-хинском стиле. Около разнесенных в щепки ворот несли стражу десяток солдат в темно-синих мундирах, крой которых чуть напоминал хакато. А, точнее, прямые накидки с широкими рукавами, в которых в Но-Хине ходили все, от мала до велика. Их название все время вылетало у Пламенной из головы.

Райтон обогнул магистра Лина, поправил бело-голубой хаотаки у пояса и первым начал спускаться с холма. Райга и наставник шагали за его плечами.

Командиром оказался растерянный мужчина лет тридцати пяти, с раскосыми глазами и квадратным подбородком. Судя по всему — наполовину но-хинец. Воины отсалютовали принцу, а командир еще и отвесил поклон.

— Ваше Высочество… — начал было он.

— Кто писал донесение? — резко спросил принц.

— Я и писал, — нервно ответил мужчина.

Райтон скользнул взглядом по нашивкам и сказал:

— Вы разжалованы.

Затем он оглядел его подчиненных. Посмотрел в глаза русоголовому крепышу с двуручником за спиной.

— Имя, — потребовал принц.

— Рико Ханк, Ваше Высочество.

— С сегодняшнего дня вы — капитан отряда. Доложите о том, что случилось.

Кажется, Райтон сделал правильный выбор. Ханк докладывал громко, четко и немногословно. Оказалось, что деревня была вырезана полностью. Кузнец из соседнего селения поехал к брату, но обнаружил сломанные ворота и разоренные дома. Мужик дураком не был и внутрь не полез. Развернул коня и погнал в ближайший гарнизон. Два отряда обнаружили следы борьбы и полное отсутствие жителей.

Принц внимательно выслушал его и скупо кивнул. А затем обернулся и сказал:

— Райга… Останься здесь, с Ллавеном.

Девушка не стала возражать. Проводила глазами удаляющиеся спины наставника и Райтона и повернулась к эльфу. Тот поправил лук за спиной и скрестил руки на груди.

Долго ждать не пришлось. Не прошло и получаса, как принц вернулся вместе с магистром. На вопросительный взгляд Райги эльф ответил:

— Мроу. Большая стая.

Райтон добавил:

— Они могут вернуться ночью и напасть на другие деревни.

Магистр Лин покачал головой:

— Пока они насытились. В деревне не осталось ни одного человека. Сожрали всех до последней косточки. Но через пару дней они снова проголодаются и придут. Лучше уничтожить их сегодня ночью.

— У нас всего два воздушника, — напомнила Райга, — и нет крови Мирана.

— Ну… — осторожно начал Ллавен, — это не совсем так.

Головы товарищей и учителя повернулись к нему.

— Наверно, это неправильно, — продолжил эльф, — но я собрал немного крови Мирана и сделал небольшой запас. Она же бесценна… на артефакты, например. Я использовал то же заклинание, что и моя мать…

Райга тут же вспомнила шкатулку с кровью, которую Хаэтеллио чернез нее передал Ллавену.

— У Иночи Райса сильная магия воздуха, — сказал принц. — Как и у Акато Кадзу. Отправимся сегодня.

После этого он повернулся к солдатам и начал отдавать приказы. Когда адепты снова поднялись на холм, Ллавен тихо сказал:

— Если мы разделимся, то я смогу вызвать Черныша. Он чует мроу и поможет нам. Райтон согласно кивнул, и шагнул в открытый магистром Лином портал.

На закате отряд начал собираться во дворе замка. К удивлению Райги, внизу их ждали не только Иночи Райс и Акато, но и Роддо. Обычно неунывающий юноша сегодня был мрачен. На его поясе тоже висел хаотаки, а на серо-стальном костюме не было и пылинки.

— Уже знаешь про Мирана? — спросила Райга.

Тот кивнул и укоризненно добавил:

— Это было жестоко — так исчезать. Я вас уже похоронил. Собирался отправиться в Сага, чтобы найти тебя, но отец приказал не вмешиваться.

Последние слова он процедил сквозь зубы. Девушка сочувственно улыбнулась ему и сказала:

— Ну вот мы здесь, живые и здоровые.

— Не все, — с грустью покачал головой Роддо. — Найти бы того гада, который это с Мираном сделал. Он бы навсегда запомнил, что нельзя трогать моих друзей.

— А как отец отпустил тебя сюда? — спохватилась Райга.

— Так я ничего не делаю, брата навещаю, — усмехнулся он. — И Акато, который тут по делам рода.

Но-хинец торжественно кивнул. Принц хлопнул по плечу Роддо и сказал:

— Я рад, что ты здесь. Сегодня воздушной магии нужно будет много. Стая большая. Они вырезали деревню до последнего человека.

Райтон обвел глазами своих бойцов. Помимо принца, Ллавена и магистра, с ними отправлялись двое Райсов — Иночи и Роддо, а также Акато и несколько матерых гвардейцев с сильной воздушной магией.

Принц коснулся бело-голубого хаотаки и объявил:

— Итак, отправляемся. Всем быть предельно осторожными. Сегодня с нами нет Мирана, только его кровь. Это значит, вы сможете сделать мроу видимыми, но для того, чтобы засечь их, придется приложить усилия.

Магистр Лин открыл портал, и весь небольшой отряд прошел сквозь синий дым следом за ним. Райга вдохнула полной грудью чуть сырой воздух. Похоже, здесь недавно был дождь. Они стояли на краю долины, вниз уходили остатки дороги, ветер шевелил траву, проросшую среди камней. Наставник начертил сложное поисковое заклинание из смеси эльфийской и пламенной магии. Когда оно вернулось, эльф сказал:

— Впереди остатки селения с кладбищем. Часть ушла туда. Другая часть, похоже, засела в роще к западу. Там тварей больше. Похоже, они хотят перейти хребет и напасть на еще одно деревню ближе к морю.

Принц все взвесил и приказал:

— Разделимся, как и договаривались. На вас — кладбище. Я поведу остальных на запад.

Магистр Лин степенно кивнул и сказал Роддо:

— Попробуй нагнать их порталом в два скачка, как я учил тебя.

Юноша серьезно кивнул. Иночи удивленно наблюдал за тем, как Райга отправляется в противоположную сторону вслед за магистром Лином и Ллавеном. Девушка услышала, как он обратился к принцу:

— Разумно ли отправлять их таким составом, Ваше высочество? Леди Манкьери не настолько сильна в воздушной магии.

Райтон ответил:

— Справятся. Не магией, так по старинке…

Дальше капитан гвардейцев возражать не решился.

Магистр начертил еще одно поисковое заклинание, а затем открыл портал. Райга шагнула вслед за ним. Как только синий дым развеялся, из темноты выскользнул крупный черный пес, вдоль хребта которого горел белый призрачный огонь. Райга погладила холодную голову Черныша. Она видела, как магистр дернул рукой, словно собираясь начертить заклинание, но все же сдержался.

Пес облизал лицо Ллавена и умчался вперед. Белый хвост мелькал впереди, пока отряд направлялся к виднеющемуся впереди но-хинскому кладбищу. Райга сжимала в руках пузырек с кровью Мирана. Заклинание, которое уберегало драгоценную жидкость, холодило ладонь. Даже в бессознательном состоянии Миран помогал им магией своей крови.

Когда отряд вплотную подошел к ограде, Ллавен замер и предупредил:

— Готовятся окружать. Учуяли нас.

Магистр Лин покосился на своего сородича.

— Сколько их? — спросил он.

— Двадцать… Нет, уже девятнадцать.

Наставник удовлетворенно кивнул и первым ступил на тропинку между полуразрушенных башенок с прахом. Каждые несколько шагов они по очереди чертили поисковые импульсы. Повезло, а, точнее, не повезло Райге.

— Атакуют! — крикнула девушка и встала спиной к спине с Ллавеном.

Широким жестом она плеснула кровью из пузырька, тяжелые капли падали в пустоту, прорисовывая серые тени. К западу громыхнуло дважды — отряд принца тоже начал битву. Райга ударила веером серпов, одновременно прикрывая себя и друга пламенным щитом. Магистр Лин уже сражался в круге серых теней. Новый хаотаки сверкал в неверном лунном свете, отрубая тварям лапы и хвосты.

Пламенная вложила в заклинание много магии, и серпы снесли головы сразу семерым мроу. За это время еще трое подобрались ближе и насели на адептов со всех сторон, изо всех сил стараясь сомкнуть на них длинные плоские челюсти. Райга сбросила щит и отбросила одного прочь воздушным молотом. на второго сзади прыгнул Черныш. Третьего Ллавен хладнокровно шпиговал стрелами, пока Райга не снесла тому голову лезвием ветра. Магистр Лин в это время с бешеной скоростью рубил мроу на кусочки. Черныш бросился ему на подмогу, увернулся от челюстей одного чудовища и разорвал глотку второму. Райга начертила еще одно самонаводящееся заклинание, и убила всех оставшихся тварей разом.

Наставник стряхнул с меча темную кровь нежити и убрал хаотаки в ножны.

— Отлично, — похвалил он ученицу. — Это все?

Последние слова были обращены к Ллавену. Темный пожал плечами и взглянул на Черныша. Пес тут же скрылся за остатками башенок.

В этот момент Райга почувствовала знакомое покалывание. Левый глаз полыхнул жаром, она ощутила где-то далеко, в стороне присутствие Райтона. А затем, на другом конце кладбища, мелькнуло что-то маленькое и красное.

Пламенная прикрыла глаз рукой и сказала:

— Похоже, там еще один амулет.

— Веди, — сказал наставник.

Райга осторожно пошла вперед. Черныш тут же догнал ее и потрусил рядом. Примерно на середине пути пес предупреждающе зарычал. Дневушка взмахнула пузырьком с кровью, разбрызгивая остатки, и начертила другой рукой воздушный молот. Позади тоже раздался утробный рык мроу, но оглядываться было некогда.

Вслед за первым уничтоженным мроу на нее прыгнули сразу трое. Черныш выскочил им наперерез. Пока пес боролся с самым крупным чудовищем, Райге удалось атаковать пару остальных. Начертить самонаводящееся заклинание она не успевала, так что первому снесла голову простым лезвием ветра, а второго отбросила в сторону еще одним воздушным молотом. Торопливо отпрыгнула, разрывая дистанцию, на ходу, с бешеной скоростью, создавая заклинание. Стрелы Ллавена одна за другой вонзались в атакующего зверя. Райга постаралась охватить взглядом тех, которые атаковали ее друга и сделала завершающий росчерк. Веер серпов ударил по всем, Черныш пронесся мимо Пламенной, спеша на помощь к магистру Лину. Райга хотела обернуться, когда наставник крикнул:

— Идите вперед! Мы справимся, эти — последние.

Ллавен схватил Райгу за запястье, и они побежали. Красный огонек пылал внутри одной из башенок для праха. Глаз Пламени вспыхнул, поджигая амулет. Черный камень треснул, кровавый огонек рассыпался сначала красным пеплом, а затем — мелкими крупинками серого. И в тот же момент она ощутила, что принц пробудил свой артефакт. От этого ее чувствительность как будто обострилась. Она видела еще дальше и лучше. Один за другим ее зрение выхватывало вокруг долины маленькие красные искры.

— Четыре… Шесть… Семь, — посчитала она. — Там еще семь амулетов по кругу. Мы должны вернуться к магистру Лину и уничтожить их все.

Девушка накрыла глаз ладонью и помчалась обратно, на ходу касаясь ученической нити. В ответ тут же пришла успокаивающая волна, и она едва не врезалась в эльфа.

— Справились? — спросил магистр Лин.

— С этим — да, — ответила Райга. — Но он здесь не один. Мне нужна ваша помощь, чтобы переместиться к следующим амулетам.

Дальше можно было не продолжать. Эльф понял ее без слов и молча протянул руку. Райга торопливо вцепилась в нее и закрыла глаза. На этот раз не было ни ошеломления от чужого видения, и никакой подстройки. Мир сразу окрасился сетью пламенных линий, ее внутренний ощущения соединились с этой картой, а лента силы спиралью ушла в одну точку. Райга распахнула глаза, чтобы увидеть, как разжимаются тонкие пальцы, крупинки синего порошка касаются земли, а затем столб синего дыма поднимается вверх. Девушка поспешила за наставником. На другой стороне она услышала отдаленный громовой раскат и сказала:

— Поторопимся… Чем быстрее мы уничтожим эти камни, тем лучше. Их так много и расположены они так неспроста.

Эльф молча кивнул и резко развернулся, выхватывая хаотаки навстречу новой опасности.

Глава 7. Сон

Это был не мроу. Из кустов шагнула высокая розовато-белая фигура с горящими алыми глазами — умертвие. В руках оно держало что-то вроде клинка из человеческой кости. Хаотаки магистра Лина рассек оружие нежити, но сама тварь проворно отскочила в сторону. Из-за спины умертвия вперед метнулась стайка скволлов. Пока Ллавен и магистр Лин одновременно выхватили луки, Райга начертила огромный огненный шар, который врезался в грудь умертвия. Оно взвыло, но отступить и не подумало, несмотря на то, что теперь в его груди зияла огромная обгоревшая вмятина. Следом тут же ударили семь коротких лезвий ветра.

Но даже это не остановило его. Костистые лапы потянулись к девушке, Райга уклонилась, на ходу создавая два новых заклинания. Щит воздуха прикрыл бок Ллавена от парочки подобравшихся скволлов, а огненный цветок раскрылся, добивая умертвие. Над ухом Райги клацнули маленькие острые зубки, тонкий коготь вспорол куртку на плече. Затем скволл рухнул ей под ноги, сраженный стрелой магистра Лина, и воцарилась тишина.

Эльф подошел к ученице и прошептал знакомую пару слов на своем языке. Его пальцы вспыхнули зеленью. Наставник легко коснулся плеча девушки, заживляя порез.

Райга благодарно посмотрела на него, накрыла рукой артефакт и пошла вперед. Ллавен тихо спросил:

— Почему ты не использовала Глаз Пламени для защиты?

— Я не знаю, сколько сил мне придется потратить, чтобы выжечь все амулеты, — ответила Райга. — Нужно торопиться.

На этот раз камень оказался зарыт в корнях раскидистого дерева. Ллавен прошептал что-то эльфийское, и корни дерева вытолкнули на поверхность чужеродный предмет. Райга распахнула глаз, и камень вспыхнул.

В этот момент она снова ощутила Райтона и близость к нему еще одного камня. Девушка повернулась и сказала наставнику:

— Еще один рядом с остальными. Нужно уничтожить сначала его.

— Какой именно? — спросил магистр Лин.

— Самая южная.

Эльф кивнул и открыл портал. Адепты шагнули следом за ним.

Это место Райге уже было знакомо. Рядом с этим кладбищем ее попытался похитить Рэуто. С неба накрапывал легкий дождик. Черныш не пошел за ними, и магистр сразу же начертил поисковый импульс. Роддо перетягивал плечо Акато, по которому струилась кровь. Ллавен тут же оказался рядом и начал чертить целительские заклинания. Еще недавно безукоризненно чистый костюм младшего Райса был перепачкан грязью и хлопьями праха, которые остались от мроу. Все поглядывали на принца, и в глазах их светился восторг.

Райтон подошел к девушке. Его правый глаз все еще сиял голубым, а поле рядом с кладбищем было усыпано ледяным крошевом.

— Справились? — спросил принц.

— Не чувствуешь? — ответила вопросом на вопрос Райга. — Где-то неподалеку амулет, приманивающий нежить.

— Амулет, приманивающий нежить? — нахмурился Роддо.

— Объясню позже, — предостерегающе вскинул руку принц. — Где он?

Райга прыжком преодолела низкую ограду кладбища и стала петлять среди башенок. Остальные поспешили за ней. Ближе всех держались принц и Ллавен. Но ничья помощь ей не понадобилась.

Камень оказался спрятан почти в центре кладбища, в одной из прекрасно сохранившихся урн с прахом. Башенка из гранита была украшена искусной резьбой, в которой угадывались руны и буквы — фамилия семьи на двух языках. Разрушать ее было жаль.

Райга помедлила, и принц опередил ее. Сосуд с прахом покрылся коркой льда и рассыпался, обнажая гладкий черный камень, в котором колебался крохотный алый язычок пламени. Райсы и Акато сгрудились вокруг них и со смешанными чувствами на лицах наблюдали за тем, как девушка сжигает амулет.

— Что это? — спросил Роддо, когда она снова прикрыла пылающий глаз.

— Амулет, который приманивает нежить, — бесстрастно пояснил принц.

Иночи нахмурился, разглядывая пепел, и сказал:

— Я никогда не видел ничего подобного.

— А мы видели, — сообщил Ллавен. — Много раз.

— Под гнездом фуатри на побережье Но-хина был такой же, — добавил Райтон.

Акато стиснул зубы и сжал ножны своего хаотаки. Минуту все пытались переварить новые сведения, а затем Иночи решился спросить:

— Ваше Высочество… Но кто же создает подобное?

— Мы не знаем его имени, — ответил принц. — Но именно этот человек виновен в болезни моего отца. И Риовелл поддерживает создателя этих амулетов.

Райга разглядывала мрачные лица юношей. “Только это не человек,” — подумала она, вспоминая заостренное ухо, которое видела глазами Райлиты.

— Я должен доложить об этом отцу, — процедил сквозь зубы Роддо. — Нельзя оставаться в стороне, когда в королевстве происходит такое.

Пламенная отогнала воспоминания и поторопила их:

— У нас еще пять таких же камней вокруг долины. Нужно спешить.

Райтон серьезно кивнул и погасил свой артефакт. Глаз Райги продолжил гореть, и это ее порадовало. Наконец, она перестала зависеть от принца. Магистр Лин отметил:

— Ты все лучше управляешь глазом. Куда дальше?

— Пойдем по кругу, по часовой стрелке, — решила девушка.

Наставник молча открыл следующий портал, и Райга заторопилась вслед за эльфом.

Разрушение трех амулетов прошло без сучка, без задоринки. Местность вокруг них оказалась пуста. Юноши напряженно наблюдали за тем, как Пламенная уничтожает один амулет за другим, но ничего не говорили.

На четвертом везение кончилось. Отряд вышел из портала перед заброшенной деревней. Роддо не удержался и присвистнул. И было от чего. Обломки домов и улицы были густо опутаны толстыми нитями тропы ликатрасов.

Магистр внимательно осмотрел ближайшую и сказал:

— Первая форма, но их тут очень много. Я сожгу тропы. Ликатрасы на вас.

Юноши согласно кивнули и собрали магию на кончиках пальцев. Райга нахмурилась и сказала:

— Камень примерно в центре этой деревне.

— Значит, будем двигаться туда, — кивнул магистр.

Затем он посмотрел на Райсов и предупредил:

— Никакого дождя.

Юноши одновременно кивнули русыми головами. Эльф начертил заклинание, и толстые нити занялись с краю. В тот же момент из-под земли стали появляться ликатрасы. Без нитей они были чуть более неуклюжи, но все еще опасны.

Райсы начертили заклинания почти одновременно. Белые линии ушли в небо. Почти мгновенно сгустились тучи. Молнии ударили в землю поражая ликатрасов. Райтон в этот момент ударил цепью ледяных молний. Первая волна атакующих существ рассыпалась.

Ллавен прошептал заклинание эльфийской магии и коснулся ладонью земли. Природа откликнулась охотно. Гибкие побеги вырывались из-под земли и хватали ликатрасов, позволяя Райге и Акато методично уничтожать существ. Девушка чередовала пламенные стрелы с огненными шарами.

Акато пользовался лезвиями ветра, но такого мастерства Райга еще не видела. Его лезвия двоились и троились в полете, складывались в сверкающие смертоносные мельницы. На следующей улице существ стало больше, и но-хинец создал такое же сверкающее белое колесо, которое покатилось, разрубая ликатрасов на куски.

Поток существ пошел на спад, и тут Райга ощутила, что красный огонек впереди начал удаляться.

— Кто-то пытается унести амулет! — крикнула она.

Райтон не стал терять время. Рука принца тут же обвила ее талию, россыпь ледяных снежинок размером с ладонь взмыла в воздух, а следом за ними прыгнул и юноша. В два прыжка они оказались над руинами.

Райга заметила, что один из ликатрасов убегает, зажав что-то в зубах.

— Вот он!

Следующим прыжком они оказались совсем рядом. Райтон выхватил хаотаки и одним ударом снес голову твари. Райга выхватила из осыпающихся челюстей нежити камень. Амулет охватило пламя. Но вместо того, чтобы сразу сгореть, камень лопнул. Неожиданно крупный язычок красного пламени метнулся прочь. Девушка упала на колени и прижала его к земле руками.

Тот будто ждал этого. Змейка кровавого огня скользнула по ее запястью, метнулась по предплечью. В голове у Райги пронеслись воспоминания о пределе в Бегроторе, о том, как это пламя душило ее и управляло Печатью. С локтя красный язычок прыгнул к шее. Но прежде, чем кровавый огонь достиг ее горла на этот раз, голубоватый клинок рассек его пополам.

Алый язычок пламени начал осыпаться хлопьями красного пепла. Девушка торопливо потянулась к артефакту, и хлопья вспыхнули, обращаясь прахом.

Райтон стоял над ней с голубоватым хаотаки в руке, и таким же светом сиял его правый глаз.

— Что это было? — напряженно спросил принц. — Что он пытался сделать с тобой?

Райга опустила взгляд, чувствуя, как наливается тяжестью Печать. К счастью, их разговор был прерван появлением наставника и друзей. Аметистовый взгляд задержался на светящемся клинке.

— Справились? — спросил учитель.

Получив утвердительные кивки, эльф тут же достал портальный порошок и сказал:

— Тогда не спим. Остался последний.

Райга с усилием поднялась и прошла следом за наставником сквозь синий дым. Райтон продолжал держать в руках обнаженный хаотаки. После попытки нежити удрать с камнем, девушка ждала подлянки и на этот раз. Но камень обнаружился у подножия одной из скал, окружающих долину.

Райтон внезапно преградил ей путь и сказал:

— Подожди. Хочу попробовать кое-что.

Райга послушно отступила в сторону. Принц сделал шаг к амулету и взмахнул хаотаки. Клинок на мгновение стал пронзительно-голубым, прошел через амулет, как нож через масло и рассек пополам язычок кровавого огня. Райга поспешно сожгла остатки.

Роддо наклонился и придирчиво рассмотрел пепел. А затем мрачно сказал:

— Отец должен узнать обо всем этом. Правда, он может не поверить мне на слово.

— Подумаем об этом позже, — оборвал их магистр Лин. — Нужно возвращаться в замок.

— Мне нужно проверить, как там Миран, — добавил Ллавен.

После этого никто не сказал ни слова. Райга погасила Глаз Пламени и почувствовала, что ее едва не шатает от усталости. Артефакт принца тоже погас, а голубой клинок вернулся в ножны.

Портал вывел их ко входу в замок. Усталые, но довольные собой, юноши разошлись по комнатам. В глазах товарищей поселилась тревога.

Ночью Райге снова снилась Цитадель. Она брела в одиночестве по уходящему вверх коридору. Он быстро сменился, превратился в уходящий вниз туннель. Девушка каким-то образом знала, что происходит. Понимала, что будет дальше, но не могла остановиться. В одном месте ей показалось, что на стене мелькнула алая но-хинская лилия, но даже это не помогло ей сбросить наваждение.

Зал с белым рисунком на полу снова встретил ее грудой мертвых тел и знакомых лиц с алыми глазами и розовыми волосами. Только теперь посреди всего этого в луже крови сидел он. Как и во сне Райлиты, она видела только рассыпавшиеся по спине и полу длинные черные волосы, кончик чуть заостренного уха и белую тонкую кисть руки.

Пламенная разрывалась между ужасом и желанием подойти поближе и заглянуть в его лицо. Она знала, что спит, но Райге все равно казалось, что это возможно. Тот самый голос заполнил зал.

— Приди ко мне, — требовал он. — Приди, и мальчишка выживет. Ты же не хочешь, чтобы из-за твоей слабости умер кто-то еще?

В тот же миг голову Райги пронзила боль. Она ощутила на своих висках чужие пальцы и распахнула глаза.

Рядом с ней лежал Ллавен. На его шее не было медальона в виде цветка, а надо лбом среди кремовых волос виднелась черная полоса. Его расширенные зрачки будто приковали к себе взгляд девушки, выпивая, вытаскивая из нее остатки сна, снимая наваждение. Райга закусила губу, чтобы не закричать от боли, и в этот момент что-то пошло не так.

Боль исчезла, и ее стало затягивать в какой-то туман, будто она проваливалась, тонула во взгляде Ллавена, в его расширенных зрачках. Инстинкт самосохранения кричал о том, что нужно встать, отодвинуться, хотя бы отвести взгляд, но она не смогла пошевелиться.

В этот миг знакомая рука с тонкими пальцами схватила Ллавена за шиворот, рывком выдернула из постели девушки и отбросила в сторону, как щенка. Магистр Лин опустился на кровать рядом с Райгой, швырнул следом амулет темного и резко сказал:

— Что ты делаешь? Надень его.

Затем тонкие пальцы легли на висок ученицы, которая в этот момент едва смогла пошевелиться.

— Тихо, — успокаивающим тоном сказал эльф. — Сейчас отпустит, не пугайся. Все хорошо.

Райга решительно отодвинула его руку и прохрипела:

— Ничего не хорошо. Что происходит?

Магистр Лин поднялся и сказал:

— Одевайся, зайду позже. Сначала разберусь с ним.

С этими словами он снова подхватил Ллавена за шиворот и вытащил его из комнаты.

Через портал Магистр Лин привел незадачливого родственника в свою комнату. Выпустил юного эльфа, набросил глушилку и спросил:

— Ты хоть понимаешь, что ты сделал?

Юный эльф серьезно кивнул. Его взгляд скользнул по расправленной широкой постели. Только сейчас он понял, что на магистре Лине надето только тонкое нижнее хьяллэ. Ллавен отвел глаза и сказал:

— Он угрожает ей. Требует, чтобы она пришла к нему в обмен на спасение Мирана.

— Ты имеешь ввиду… — помедлил наставник.

— Да, — кивнул Ллавен. — он снова зацепил ее через сон. И обещал спасти Мирана, если Райга сама придет к нему.

Магистр отбросил назад молочно белую прядь волос и спросил:

— Ты видел его?

— Почти нет. Кажется, часть воспоминаний принадлежала не ей.

Старший эльф мрачно кивнул и сказал:

— То, что ты увидел, важно. Но… тебе нужно быть осторожнее. Держи себя в руках. Ты делаешь рискованные вещи и можешь навредить Райге.

С этими словами наставник ушел. Ллавен поправил на шее медальон в виде цветка, смахнул пот со лба и отправился в свою комнату.

Райга сидела на подоконнике в бордовом хьяллэ, обхватив колени руками. После сна и магии Ллавена ее потряхивало. Короткий стук возвестил о приходе магистра Лина. Эльф появился на пороге в мрачном расположении духа. Девушка решительно посмотрела на него и заявила:

— Ллавен не виноват, он пытался помочь мне.

Эльф на это ничего не ответил. Помолчал несколько мгновений, а затем миролюбиво сказал:

— Отвернись.

Девушка послушно устремила взгляд в окно. Эльф подошел к ученице почти вплотную и тихо, проникновенно заговорил:

— Не делай этого, Райга. Мы найдем способ спасти Мирана. Не пытайся прийти к нему сама. Обещай мне, что ты не будешь этого делать.

Сердце девушки гулко стучало. Ллавен увидел ее сон и рассказал учителю? Тем временем, магистр настойчиво продолжал:

— Я согласился на твою встречу с этим щенком Сидом. Можешь попытаться уговорить его, но, пожалуйста, не иди сама в лапы врага.

Девушка изумленно обернулась и спросила:

— Почему вы считаете, что я хочу это сделать?

По лицу наставника пробежала тень.

— Предсказание, Райга, — напомнил он. — Помнишь, что сказал Хайко Хебито?

Слова безумца пронеслись у нее в голове. “Как река течет к морю, как все дороги Но-Хина ведут в Каядо, а бабочки летят к свету… Так и она однажды сама пойдет к своей смерти.” — сказал Хайко.

— Обещаю, — прошептала Райга. — Но мы должны найти способ спасти Мирана.

Магистр Лин отступил на шаг и спрятал руки в рукава хьяллэ. Он заверил ученицу:

— И мы его найдем. Обязательно. Скоро. Но сейчас важно другое.

— Что? — непонимающе спросила девушка.

— Каким-то образом он зацепил тебя через сон. Как это могло случиться? Мы должны понять, как он цепляет тебя. Раньше был Альбертин, который тоже мог быть проводником для его силы. Но сейчас… В Тийредо есть его сообщники, или сегодня случилось что-то еще, что помогло ему проникнуть в твой сон? Попытайся вспомнить.

Райга обхватила голову руками и начала перебирать события дня, пытаясь отыскать ключ к тому, как враг проникает в ее голову.


Глава 8. Сделка

Наконец, девушка прислонилась спиной к оконной раме и взглянула в аметистовый глаз учителя.

— У меня есть только одно предположение, — сообщила она, чувствуя, как наливается тяжестью Печать на пояснице.

— Какое?

— Там… Кровавый огонь из того амулета, который попытались унести, коснулся меня. Но я не уверена, что дело в этом.

Магистр нахмурился и спросил:

— Почему? До этого такого не случалось, или?..

Райга отвела взгляд. Она не знала, как рассказать наставнику о том, что произошло в Бегроторе и не пробудить Печать. Но, кажется, он понял главное.

— Хорошо, — бесстрастно ответил эльф. — Расслабляться нельзя. Если он управлял Хвентом и Эриком Литтеном, то он может подослать одного из своих слуг куда угодно.

Пламенная отстраненно кивнула и спросила:

— Получается, он знает, что мы живы. Интересно, знает ли об этом принц Риовелл?

Магистр спрятал руки в рукава хьяллэ и сказал:

— Думаю, в любом случае, пора прекращать прятаться и начать собирать союзников. Возможно, после того, что здесь видел Роддо, ими станут Райсы.

— Если бы они знали о том, что без темной магии двери не закрыть… — вздохнула девушка.

— Стоит хорошо подумать о том, что именно мы откроем союзникам, — серьезно сказал эльф. — Но демонстрация силы со стороны Райтона вышла отличная. Он показал им Глаз Луны. И легендарный для но-хинцев Скирини. Герцогиня Нокихима Райс будет в восторге. И, надеюсь, хоть немного заразит им Луция. Он очень любит жену.

Райга нервно потеребила кончик розовой косы и спросила:

— Вы разрешите мне встретиться с Хунтой?

— Разрешу, — холодно ответил наставник. — Но о том, как обезопасить тебя, нужно подумать. Он ищейка, лучший ищейка. Сид ставил защиту от порталов над замком. Если нечто подобное будет над кораблем… Это может быть очень опасно.

Райга покачала головой:

— Я думаю, мы тоже ему для чего-то нужны. Нужно выслушать его предложение и выставить свои условия.

Магистр сухо ответил:

— Что ж, будем полагаться на твои дипломатичеческие способности, неравнодушие к тебе этого щенка и… — его пальцы на мгновение коснулись ключиц ученицы. — Ученическую нить.

С этими словами эльф развернулся и ушел. Райга удивленно смотрела ему вслед, накрыв ключицы ладонью.

В порту Райга никогда не была. В Тийредо в это время года было уже почти также тепло, как в Сага. Во дворе замка вовсю цвели розы. А здесь, на причале, кричали чайки, пахло солью и рыбой. Каравелла “Посланница моря” стояла в самом дальнем конце порта. На флаге реял дельфин — торговое судно принадлежало роду Сидов.

Райга глубже натянула капюшон плаща и направилась к сходням.

Солнце уже садилось, окрашивая в розовый белые паруса, бросая красные отблески на воду. Девушку ждали. Стоило в ее руках блеснуть маленькому красному камешку, как подозрительные взгляды моряков сменились подобострастием.

Вслед за рослым лысым детиной Райга поднялась на борт. По шаткой лестнице она спустилась в брюхо корабля. Дверь в одну из кают распахнулась, и Пламенная вошла внутрь. Места здесь оказалось маловато. Узкая койка, крохотный столик и колченогий стул.

Сида она узнала не сразу. Вместо серой формы на нем была засаленная коричневая рубаха, наполовину распахнутая на груди, такие же мятые и залатанные брюки. Светлые волосы были подкрашены чем-то рыжим, и стянуты в хвост, серьга отсутствовала. Только взгляд серых глаз остался таким же. Серый развалился на койке, тасуя в руке колоду карт.

— Что это за маскарад? — поморщилась Райга.

— Прикрытие, — ухмыльнулся Сид. — Вот, только не надо морщиться, пахнет здесь нормально. В отличие от других кают.

Вокруг, и правда, витал легкий запах сандала. Юноша сел на кровати, сдвинулся к краю и хлопнул по ней ладонью, приглашая Райгу сесть. Но она категорически отказалась. Тогда ищейка встал и сделал шаг к ней.

— Не приближайся, — предупредила Райга. — И хватит расшаркиваний. К делу!

— Какая ты сегодня серьезная, — вздохнул Сид. — Впрочем, времени, и правда, мало. Настало время выполнять обещания.

— Что ты хочешь от меня? — подозрительно спросила девушка.

Юноша посмотрел ей в глаза и ответил:

— Пока только одного. Потребуй обратно свой титул у Иравель.

Райга пришла в замешательство и попыталась возразить:

— Это невозможно. Я отдала его добровольно, мою клятву засвидетельствовал весь Большой Совет Королевства. Отыграть назад просто так не выйдет.

— Ну, подумаешь, соврала и передумала, — махнул рукой Сид.

Пламенная продолжала непонимающе смотреть на него. К такому повороту событий она не была готова. Воспоминания об отречении встали перед глазами. Полный солидных мужчин зал, отчаяние, боль и жжение в пояснице. И единственный луч надежды — спокойный взгляд Глиобальда его уверенное “да” в ответ на просьбу юной девушки, которая в тот день стала никем.

— Да они меня даже слушать не станут! — нервно рассмеялась она. — Такие решения не имеют обратного хода. Только если доказать, что Сага причастны к чему-то серьезному.

— И они причастны, — напомнил Сил.

Девушка скрестила руки на груди.

— У тебя нет прямых доказательств, а Риовелл… поверит не нам.

Юноша сделал к ней еще один шаг и уверенно произнес:

— А убеждать никого и не нужно будет. Я хочу от тебя другого. Напиши, что отреклась под принуждением, потребуй вернуть титул и призвать Сага к ответственности. Можешь перечислить все-все перенесенные обиды, так даже лучше.

Райга скрестила руки на груди и скептически спросила:

— И куда мне его подать? В королевскую канцелярию? Сомневаюсь, что Риовелл даст такому обращению попасть на стол Большого Совета.

Хунта заправил за ухо рыжеватую прядь.

— Есть способ провернуть это так, чтобы попало. К твоему обращению должно быть приложено такое же требование Эриги Хебито на двух языках с подписями родов Хебито, Кадзу и Императора Но-Хина. И отправишь ты его через канцелярию Каядо. Тогда твое обращение не смогут проигнорировать. А копии нужно будет разослать в герцогства, которые тебя поддержат. Азарио, Райсы, Варгасы… Подумай, кому еще выгодно твое возвышение.

Райга постаралась успокоить колотящееся сердце и терпеливо проговорила, чувствуя, как наливается тяжестью Печать:

— Ты не понимаешь. Дело не в том, что я не хочу писать это обращение. Я просто не смогу его написать.

— И не нужно, — серьезно сказал Сид. — За тебя его напишет Серебряная Смерть. Тебе нужно будет только поставить подпись. Один раз. Потом я сделаю копии с помощью своей магии. Ее проверяет ищейка, так что подпись должна быть настоящей, и поставлена твоей рукой.

Пламенная резко отвернулась и будничным тоном сказала:

— Если я поставлю эту подпись, я умру.

— Я могу попытаться снять первое пробуждение Печати, — предложил он.

— Это не поможет, — с горечью сказала Райга. — Я пробовала все, понимаешь, все!

Она резко обернулась к Серому и быстро заговорила:

—Ты думаешь, я не пыталась никому рассказать? Не пыталась говорить, писать, пропеть, нарисовать то, что произошло со мной? Я умирала четыре раза, пытаясь найти способ.

Хунта проницательно сказал:

— Не думаю, что у Серебряной смерти нет средства на этот случай.

— Есть, — призналась девушка, — На один раз.

—Тогда — увы, тебе придется рискнуть и выполнить свое обещание.

Она несколько минут думала, а затем сказала:

—Хорошо. Но почти смерть — это слишком много для цены одного обещания. Тогда помоги нам в ответ.

Серые глаза ищейки сузились.

— Какого рода помощь тебе нужна от меня? — спросил он.

Райга торопливо пояснила:

— Миран болен. Его поразила странная магия. Похоже, раввийская. Посмотри, что это, и как ему помочь.

Хунта раздраженно сказал:

— Кажется, я предупреждал тебя, что парня нужно держать подальше от Азарио.

— Не вышло, — развела руками девушка.

— Идиоты! — процедил Серый. — Но ладно. Попробую. Но ничего не обещаю!

Он наставительно поднял палец.

— И еще одно, — продолжила Райга.

— Что?

— Помоги нам попасть в Алый замок. Мне нужно кое-что взять из комнаты.

Хунта возмутился:

— Это ты дала мне слово, я в своем праве! Почему я должен выполнять твои просьбы в ответ?

— Слушай, мне придется в десятый раз почти умереть, чтобы выполнить твое желание! — вспылила Райга. — Должна же я тоже получить хоть какую-то компенсацию! Если ты думаешь, что умирать легко, приятно или хотя бы не страшно, попробуй сам!

Ищейка думал долго. Наконец, он заправил за ухо рыжеватую прядь и сказал:

— По рукам. Но идти придется сейчас. Утром корабль уходит.

Райга согласно кивнула. Сид ругнулся и сказал:

— Жди здесь. Сейчас, договорюсь, чтобы папенькиного соглядатая отвлекли.

С этими словами он исчез за дверью. Райга присела на край койки и стала ждать.

Серый скоро вернулся, но лицо его было мрачным.

— Если хочешь, чтобы я выполнил твою просьбу, придется потерпеть.

— Потерпеть что? — не поняла Райга.

— Изобразить мою подружку, — не смог сдержать улыбки Сид.

— Нет!

Кажется, искренне возмущение девушки позабавило его. Серые глаза смеялись, а Хунта возмутился в ответ:

— Райга, ну сколько можно торговаться?! Дойдем до угла в обнимку, и я к тебе больше в жизни пальцем не прикоснусь. У меня здесь легенда, что ты — богатая вдовушка из местных, с которой у меня роман.

— Обещаешь, что больше не будешь менятрогать? — подозрительно спросила девушка.

— Обещаю, — серьезно ответил Сид. — Я тебе совсем не интересен, да?

Его вопрос застал Райгу врасплох.

— А что? — осторожно спросила она.

— Вир, мне, конечно, сказал, что у меня нет и шанса. Но вы, девушки — существа ветреные.

— Вир? — не поняла она.

— Вириэллио.

Райга вспомнила воспоминания, которые нахлынули на нее в Святилище Тысячи Снов и смех эльфа, который провожал ее обратно. Неужели он что-то видел? Но тогда… Он же может это слить эльфам в любой момент! Хотя, если ее принимали в Обители Пламенных всего несколько дней назад, пока не слил.

Хунта наблюдал за тем, как чувства сменяют друг друга на лице девушки, а затем грустно улыбнулся:

— Да ничего он не расскажет. Вир себе на уме. Ищейка старой школы. Считает, что все, что не нужно следствию, сливать не положено. Даже мне не слил, хоть и любит меня. Пойдем.

Когда они вышли на палубу, Хунта обнял Райгу за плечи и притянул к себе. Девушка бросила на него предупреждающий взгляд. Ищейка улыбнулся, но ничего лишнего себе не позволил. Они дошли так до поворота, а затем Райга торопливо стряхнула его руку и процедила:

— Надеюсь, обратно провожать тебя не потребуется.

В тот же момент из подворотни вышел магистр Лин. Райга испытала одновременно облегчение и жгучий стыд. Торопливо подошла к учителю и встала за его плечом. А затем сказала:

— Нам нужно попасть в замок. Там я расскажу вам, к чему мы пришли.

Эльф смерил Сида ледяным взглядом, но ничего не сказал, только молча открыл портал. Райга вздохнула с облегчением и прошла сквозь синий дым следом за ним.

Они вышли во дворе замка Тийредо и поспешили по темным полупустым коридорам в кабинет принца. Райтон сидел за столом, положив подбородок на скрещенные пальцы. Мрачный и уставший Ллавен стоял за его плечом. В охране принца не было нужды, и похоже, эльф занял это место просто по привычке. отсутствие Мирана еще больше бросалось в глаза.

Сид отвесил принцу почтительный поклон. Кажется, узнали его только по голосу, когда тот поздоровался.

— Что за вид? — подозрительно спросил Ллавен.

— Маскировка, — пожал плечами ищейка. — Уж простите, мой отец не на вашей стороне. Ему братца надо пристроить в Великие герцоги. Но у меня другой план, так что у нас с вами взаимовыгодное сотрудничество.

— Он согласился осмотреть ту штуку, которая не отпускает Мирана, — сообщила Райга.

— В обмен на что? — холодно спросил наставник.

Райга посмотрела на учителя, на угрожающее вращение огненного смерча внутри него. Затем на мрачные лица товарищей. Повернулась к Сиду и доверительно сказала:

— Постоял бы ты за дверью. Я им все сама расскажу.

На лице Сида появилось облегчение, и он торопливо вышел в коридор. Райга повернулась к товарищам. Их взгляды не предвещали ничего хорошего.

Пока Райга рассказывала о своих договоренностях с Сидом, в кабинете царила мертвая тишина. Только все сильнее и яростней вращался источник наставника. Болезненные волны чужой ярости и тревоги доходили до Пламенной по ученической нити. Когда она замолчала, эльф сказал только одно слово:

— Нет.

— Мне тоже это не нравится, — вздохнул Ллавен. — Но у нас есть лекарство, правда?

— Нет, — повторил эльф.

— Я уже пообещала, — напомнила Райга. — И он может спасти Мирана. И поможет нам попасть в Алый замок.

— Это слишком высокая цена, — сказал эльф.

— Возможно, Печать проснется только три раза, — осторожно начал Ллавен. — Это просто подпись под обращением. И она не рассказывает там о том, что случилось, только намекает на то, что сделала это под принуждением. Если писать достаточно обтекаемыми фразами…

— Все равно это ужасно, — сказал принц.

— Только нам не оставили выбора, — зло сказала Райга. — Нужно рисковать. Ну и… вы же будете рядом.

— Нет, — снова повторил эльф.

— Когда вы мне источник взламывали, я тоже могла умереть, — напомнила девушка. — И тогда, когда хлайе Хаэтеллио проводил разворот потока.

Магистр Лин долго молчал. Затем поднялся, взял листок бумаги и письменный прибор со стола принца, макнул кисть в чернильницу и начал писать. Вскоре перед Райгой лежало официальное обращение. Девушка пробежала глазами по листу и удивленно сказала:

— Вы оставили пустую строчку и не написали о том, что я сделала это по принуждению.

— И не буду. Подписывай. Возможно, так отдача от Печати будет меньше.

Он молча подошел к ученице, положил на столик лист бумаги, протянул ей кисть и встал рядом. Затем аккуратно выставил на стол три пузырька со снадобьями с разными крышками. Райга дрожащей рукой подняла кисть и макнула ее в чернильницу. Посмотрела на окаменевшие лица друзей, подняла взгляд на магистра Лина. Эльф вздохнул и сказал:

— Все будет хорошо.

Райга покосилась на своих товарищей и осторожно протянула левую руку наставнику. Они переплели пальцы, и после этого девушка одним движением вывела под документом подпись.

Хунта слонялся по коридору. Перед дверями в кабинет не было стражи. То ли эльф-изгнанник считался таким хорошим телохранителем, то ли принц считал, что в охране не нуждается. Изнутри доносились приглушенные голоса. Искушение подслушать было велико, но ищейка стойко держался и продолжал мерить шагами коридор.

Наконец, дверь отворилась. Из кабинета вышел бледный Ллавен. Эльф показал ему написанное ровным почерком Серебряной Смерти обращение с подписью Райги. Ищейка провел над ним рукой, пробуждая магию. Пальцы вспыхнули синим, и он ощутил, что подпись, действительно, поставлена Пламенной.

— Как она? — спросил Хунта у эльфа.

— Не важно, — отрезал он. — Идем к Мирану, ты обещал. Райга скоро будет в порядке.

— Печать проснулась только три раза, или? — спросил Серый.

— Не важно, — повторил Ллавен. — Ты получил свое. Делай копии, отправляй, куда хочешь. Это мы отправим в Каядо завтра утром, как ты и хотел.

Ищейка долго рассматривал странную субстанцию, которая запустила свои щупальца под кожу Мирана. Затем также долго и придирчиво — ту часть, которую эльф вытащил из зубов привратника. Ллавен боялся даже дышать, пока Сид водил над телом его друга пальцами, сияющими синим светом. Наконец, ищейка сказал:

— Думаю, я смогу отцепить это от него. Но мне нужна будет эльфийская магия.

— У меня есть эльфийская магия, — ответил Ллавен. — Сделай это прямо сейчас.

С этими словами он протянул руку Серому. Сид кивнул, и начал чертить заклинание.


Глава 9. Расплата

Ллавен напряженно наблюдал за тем, как синие росчерки складываются в голубоватую сеть над грудью Мирана. Ищейка работал четко и быстро. Наконец, его заклинание было завершено. Сид удовлетворенно кивнул и повернулся к эльфу.

— Давай руку, — сказал он, — и не сопротивляйся. Воспользуюсь твоей магией. И да, будет больно.

Ллавен с готовностью протянул ему ладонь. Серый переплел их пальцы. Эльф поднял вторую руку, шепнул пару слов, а затем она вспыхнула зеленым. В тот же момент чужая сила ворвалась в его источник. На мгновение от боли перехватило дыхание. Потом она пошла на спад. Ллавен наблюдал за тем, как его магия, подчиняясь Сиду, сплетается с определенными частями рисунка. Боль снова начала нарастать, и в этот момент случилось то, над чем бились целители все эти дни. Странная субстанция начала уменьшаться в размерах и втягивать обратно свои щупальца, которые впивались под кожу Мирана. Сид выпустил ладонь Ллавена и сделал еще серию быстрых синих росчерков. А затем протянул руку, и, рывком, оторвал странный предмет, съежившийся до размеров кулака, от груди Мирана.

На коже темного осталось пятно, напоминающее ожог. Из тех мест, где под кожу впивались щупальца, потекла кровь. Ллавен, превозмогая болезненные ощущения внутри источника, начал шептать заклинания, залечивая раны друга. Дыхание Мирана начало выравниваться.

Хунта, тем временем, окутал свою добычу синими линиями магии ищеек, затем достал из кармана мешок и сунул ее туда. Сгреб со стола второй подобный предмет и нахально заявил:

— Поисследую на досуге.

— Ну, нет! — возмутился Ллавен. — Это наше!

— Это я его снял. И это поможет мне узнать что-нибудь новое о магии врага, — снисходительно ответил ищейка.

— Ты не нашей стороне, а ведешь какую-то свою игру, — подозрительно ответил эльф. — Отдай. Все равно лаэ не разрешит тебе это вынести из замка.

Их препирательства были прерваны появлением магистра Лина. Эльф вышел из портала в тот момент, когда оба — и Ллавен, и Хунта — вцепились в мешок и каждый тянул его на себя. На эльфе на этот раз было другое хьяллэ. Тоже черное, чуть другого кроя — короче и уже, с прорезями на подоле, из-под которых виднелись черные же брюки и неизменные сапоги с серебристыми разводами. Сид удивленно посмотрел на магистра Лина, но ничего не сказал. Ллавен, пользуясь замешательством ищейки, вырвал у того из рук мешок и сказал:

— Это наше!

— Если я исследую этот предмет, будет больше пользы, — заявил ищейка.

Магистр Лин окинул взглядом освобожденную грудь Мирана, быстро сориентировался в ситуации и холодно сказал:

— Отдам Аллатриссиэлю при встрече. Не тебе.

— Да не будет он с вами встречаться, — вздохнул Сид. — Они с Цанцюритэлем под наблюдением. Отдайте. Клянусь, сейчас у нас общая цель.

— Устраивать скандал для того, чтобы расстроить брак твоего брата — не наша цель, — отрезал магистр. — Тем более, такой ценой.

Хунта, похоже, сложил два и два. Ищейка уже с пониманием оглядел новое хьяллэ наставника и сказал:

— Все-таки, она пробудила Печать четвертый раз.

Ллавен не решился ему ответить, чувствуя, как внутри закипает злость. Лицо наставника окаменело, и он холодно сказал:

— Лучше бы я сжег тебя тогда. Аллатриссиэль, конечно, не разговаривал бы со мной лет сто, но простил бы.

Хунта нервно дернул левой рукой, но удержался от того, чтобы убрать ее за спину. Магистр развернулся на каблуках, открыл портал и бросил через плечо:

— Идем. Отведу тебя на корабль.

Когда они ушли, Ллавен повернулся к другу и снова начал колдовать над ранами темного. Из тени в углу вышел Черныш. Помахивая белым хвостом, он подошел хозяину и ткнулся носом ему в локоть. Эльф мимоходом потрепал пса по голове и снова принялся за обработку ран. Черныш лег у его ног и широко зевнул.

— Тебе придется подождать, — сказал ему Ллавен. — Я должен дать Райге еще пузырек крововосполняющего средства.

Пес вильнул хвостом в ответ. Черныш был терпелив. Знал, что ему хватит времени, чтобы бродить с хозяином по дорогам чужих снов. А людей, которым снились сны, в замке было много.

Сначала Райга ощутила под щекой мягкую подушку. Затем услышала тихий стук чашек по столу и шорох чьих-то шагов. По какой-то причине она спала на животе. Девушка попыталась перевернуться, но спина отозвалась такой болью, что Райга тут же распахнула глаза. Взгляд ее зацепился за фигуру зеленоглазой эльфийки в медовом платье с воротником под горло.

— Сил… — прохрипела Пламенная, и тут же вспомнила все, что произошло.

… Печать пробудилась сразу. Упасть на колени ей не дал учитель. Эльф молча прижал ее к себе, и держал, пока волны боли накатывали одна за другой. После третьей Райга хотела сказать, чтобы он отпустил ее, но не хватило сил. Рубцы вскрылись моментально, кровь пропитала рубашку и хьяллэ наставника, но даже тогда он не разжал рук. Она снова ощутила, что не может сделать вдох, но, вместо страха, сразу пришла милосердная тьма…

Эльфийка мгновенно оказалась рядом и помогла ей сесть. Каждое движение вызывало боль, а о том, чтобы прислониться к чему-то спиной, не могло быть и речи. Силлириниэль торопливо размотала бинты и достала пузырьки с эльфийскими снадобьями. Райга помнила, каким мучением была первая обработка ран после того, как ей поставили Печать молчания, и приготовилась терпеть.

Но все оказалось совсем не так, как в прошлый раз. Сначала Сил осторожно коснулась ее спины каким-то амулетом. Судя по всему — с обезболивающим заклинанием. И только после этого начала промывать и обрабатывать раны. Не чувствовать боли во время этого было… странно.

Силлириниэль смазала раны какой-то горько пахнущей эльфийской мазью и наложила тугую повязку, замотав Райгу в бинты от пояса до шеи. Шевелиться было не очень удобно. Затем эльфийка торопливо подала Райге одежду. Девушка с ее помощью надела кремовую рубашку. С брюками она справилась сама.

Как только Райга кое-как добралась до стола и села на стул, неестественно выпрямившись, дверь распахнулась, и на пороге появился магистр Лин. Она посмотрела на эльфа и наткнулась на совершенно бесстрастный аметистовый взгляд. Наставник опустился в кресло напротив нее. Силлириниэль тут же поставила перед ним чашку, а перед Райгой — тарелку. Но девушка смотрела только на учителя.

— Спасибо, — серьезно сказала она.

Эльф только вздохнул в ответ и попросил:

— Ешь.

Райга послушно взяла ложку. Перед ней тут же появилась чашка очередного эльфийского лекарства, наверняка, противного на вкус. А следом, будто в утешение, тарелка ее любимого печенья с начинкой из розы. Девушка подняла глаза на Силлириниэль и поблагодарила ее на эльфийском. Та погладила ее по голове, улыбнулась и ушла, оставляя учителя и ученицу наедине.

— Мне жаль, что тебе пришлось испытать все это снова, — сказал магистр Лин.

— В этот раз все по-другому, — серьезно ответила Райга.

Она, и правда, чувствовала себя совсем иначе. В прошлые разы ей приходилось корчиться от боли у ног своих мучителей, и это было так унизительно. Каждый раз после этого она пробуждалась в доме Сага. Точно также, с адской болью в спине, с ноющими и кровоточащими рубцами. Ее лечили. Но никогда не заботились. Девушка помнила холодные, равнодушные лица прислуги, ухмылочки Рэуто, который приходил “к своей будущей жене”, поигрывая управляющим медальоном. Грубые движения Хвента, когда он лечил ее раны. И слащавые объяснения дядюшки, а затем злое торжество в глазах Иравель.

Но магистр, кажется, не понял, что девушка имела ввиду. Пришлось пояснить:

— Я была не одна. И обо мне заботятся.

О своих словах Райга тут же пожалела, когда магистр стиснул зубы в ответ, а в его взгляде полыхнула ярость.

— Они все ответят за это, — процедил эльф. — Сага, Рэуто, этот неизвестный темный.

Их разговор был прерван деликатным стуком в дверь. На пороге появились такие же белые от волнения и молчаливые Райтон и Ллавен. Райга сразу поняла, что в этот раз то, что она носила на спине, видели все.

Юный эльф начертил око целителя, а затем удовлетворенно кивнул. Райтон спросил:

— Как ты?

Пламенная хотела пожать плечами, но тут же скривилась от боли.

— Через несколько дней буду в норме, — заверила она принца.

Райтон бросил взгляд на магистра Лина и сказал:

— Мы попозже еще зайдем.

После этого он вышел из комнаты. Следом за ним исчез Ллавен. Девушка спохватилась:

— А что с Мираном? И… — она бросила взгляд на закатное солнце за окном. — Какой сейчас день?

Магистру пришлось приложить усилия, чтобы бесстрастно ответить:

— Сид смог помочь Мирану. Он идет на поправку. Порывается встать, Ллавен и Роддо соместными усилиями удерживают его в постели.

Райга вздохнула с облегчением и обеспокоенно спросила:

— А сам Хунта?

— Ушел, — процедил эльф. — Но этого мальчишку стоило сжечь еще в тот день, когда он первый раз появился рядом с тобой на Осеннем балу.

— На самом деле вы так не думаете, — укорила его Райга. — Миран бы умер без его помощи. И меня бы тролли принесли в жертву.

— Думаю, — холодно ответил наставник, — но сжигать, так и быть, не буду. Пока.

Она поспешила перевести разговор на другую тему:

— А какой сейчас день? Сколько я была без сознания?

Эльф поднял со стола чашку и ответил:

— Около суток. Я попросил Силлириниэль пожить в Тийредо и присмотреть за тобой, пока ты не поправишься. С утра Акато ушел в Но-Хин. Эрига уже составила обращение, его подписали главы родов Хебито и Кадзу. Завтра утром оно уже будет на столе Императора. Райтон отправил деду письмо с просьбой поддержать твои требования. Так что, вероятно, после обеда твое письмо уже будет в Джубиране.

Райга кивнула. На какое-то время разговор увял. Магистр, неспеша, прихлебывал чай, девушка медленно ела. Наконец, она отставила в сторону тарелку и поднесла к губам кружку с лекарством, которое ей дала Силлириниэль. В нос ударил отвратительный запах. Но Райга, задержав дыхание, залпом выпила снадобье. На вкус оно оказалось еще более отвратительным, и девушка торопливо сунула в рот печенье, надеясь прогнать вязкую горечь на языке.

Магистр Лин снова заговорил:

— Похоже, Сид решил не позволить своему брату стать частью рода Иравель. Из-за твоего прошения начнется разбирательство. Наверняка Риовелл решит, что ты скрываешься в Но-Хине, и нам это на руку. Даже если он кого-то пошлет туда, его соглядатаи ничего не найдут. Если ответ на твое прошение придет в канцелярию Каядо, его перешлют нам. Впрочем, уверен, что твой приятель принесет нам свежие новости раньше, чем Император Но-Хина. Надо отдать должное этому щенку, вынюхивать у него получается великолепно.

Райга укоризненно посмотрела на эльфа и сказала:

— Он — не мой приятель. Но помогает чаще, чем вредит. Мне не по душе его общество, но от него есть польза.

Только тут Райга заметила, что на эльфе сегодня надето хьяллэ другого кроя. Она тут же снова вспомнила пропитывающую рубашку кровь и его руки на своей спине. Затем мотнула головой, отгоняя воспоминания, и уверенно сказала:

— Это уже позади. Теперь нужно сделать так, чтобы он выполнил вторую часть своего обещания. А затем отправиться в Но-Хин, на остров, где раньше жили водные драконы.

— И отправиться туда разумнее с двумя хаотаки, — добавил магистр. — Поэтому будет лучше, если ты свяжешься с Сидом сегодня и спросишь про вторую часть своего обещания.

С этими словами магистр Лин поднялся и ушел. Райга осторожно дошла до кровати и достала из тумбочки маленький алый камешек. Сжала его в руках и тут же услышала настороженный голос Сида:

— Живая?

— Не твоими молитвами, — огрызнулась она. — К делу. Я сделала все, что ты хотел. Завтра начнется буря. Мне нужно попасть в Алый замок и забрать кое-что из своей комнаты. Лучше всего будет сделать так, чтобы мы могли попасть туда через портал в Мерцающем лесу.

Серый ответил:

— Защита от стационарных порталов там наверчена — ух! Я сегодня поглядел, прикинул, что и как… Кажется, твой друг умеет летать.

— Ну, допустим, — нахмурилась Райга. — При чем здесь это?

— Единственную прореху в защите я смогу сделать на высоте главной башни слева от ворот. Если вы откроете портал туда, вам придется или лететь, или впечатляюще расшибиться. Последнее, как я подозреваю, в твои планы не входит.

Райга спокойно ответила:

— Лететь — не проблема. Воспользуемся невидимостью. Лазейку оставь, а дальше мы сами.

— Хорошо, — ответил ищейка. — Завтра с утра я буду в Алом замке по делам. Оставлю там отложенное заклинание. Вам нужно будет за пару минут до полуночи пройти в школу и выйти в течении часа. Потом моя магия перестанет действовать. Окно в защите будет одно, и твой наставник сможет открыть портал только туда, настроившись на замок. Впрочем, в этом он без меня разберется. Поняла?

— Да, — ответила Райга.

— Тогда до встречи.

Медальон потеплел, и Пламенная отложила его в сторону. Затем она вздохнула и поплелась искать магистра Лина.

Похоже, снадобье, которое принесла Сил, тоже было обезболивающим. Довольно скоро девушка перестала чувствовать боль при каждом движении. Она уже бодрее дошла до комнаты наставника и постучала. Ей никто не ответил, и она отправилась дальше.

Магистра она нашла в целительском крыле, вместе с принцем и Ллавеном. Бледный и похудевший Миран сидел на постели и ворчал:

— Да сколько можно валяться в постели?! Такие дела творятся, а я отлеживаюсь!

— Тебе нужно восстановить силы, — убеждал его Райтон. — Мне понадобится твоя помощь в Но-Хине. Так что, твоя главная задача — выздороветь.

— Да здоров я уже, здоров, — продолжал бурчать Миран. — Носитесь со мной, как наседка с цыплятами.

Тут он увидел Райгу и замолчал. Девушка остановилась рядом с наставником и улыбнулась.

— Я рада, что с тобой все в порядке.

Темный отвел глаза и негромко сказал:

— Прости. Я виноват перед тобой. Ты была права. Но я был уверен, что это просто жидкость для изготовления портального порошка. Очень редкая и качественная.

— Она знала, чем тебя подкупить, — вздохнул Ллавен.

Но Райга снова вспомнила сцену, которую видела у дверей гобеленового зала и многозначительно посмотрела на темного.

— Эрилина слишком хорошо знала, на каких его слабостях играть, — сказала она. — Думаю, Скальный Щит, все-таки, ни при чем.

— Ичби хотел переманить меня к себе, так что, убивать не стал бы, — покачал головой Миран.

— Значит, Риовелл, Сага и компания, — подытожил принц.

— Не уверена, — сказала Райга.

— В чем? — не понял принц.

— Не уверена в том, что это дело рук Риовелла. У меня, почему-то, появилось ощущение, что он и сам всего не знает.

— Почему? — удивился Ллавен.

— Сомневаюсь, что открытие Дверей и последующее заполнение королевства змеями ему как-то выгодно. Риовеллу, наверное, обещают поддержку и власть в обмен на какие-то привилегии для Сага.

— Сага в этом тоже нет никакого резона, — возразил принц. — Но они служат врагу. Это не имеет значения, Райга. Ичби, Сага и Риовелл — вездесущие руки врага. И пора их обрубить. А затем уже пройти еще два предела.

Магистр Лин попытался сунуть руки в рукава, но, вспомнив, что на нем другое хьяллэ, сложил их на груди.

— Сначала нужно забрать из школы Пылающий хаотаки и летописи, — бесстрастно сказал эльф. — Дальнейший план действий составим позже.

Райтон, нехотя, кивнул. Его лицо стало отстраненным и замкнутым.

В этот момент в палату влетел один из местных воинов. Он торопливо упал на одно колено перед принцем и сказал:

— Ваше Высочество, приехали к вам. Не знаем мы его, и представляться не желает. Дайте приказ, пускать или нет.

Райтон нахмурился и сказал:

— Пойдем, посмотрим сначала, кого принесло так поздно.

Райтон направился к выходу. Ллавен строго сказал Мирану:

— Лежи. Сами разберемся.

Темный заворчал, но остался в постели. С колотящимся сердцем Райга шагала к воротам следом за принцем, пытаясь понять, кто и зачем нашел их здесь.


Глава 10. Подготовка

Двор освещали несколько крупных магических светлячков. Стража держала ворота закрытыми. Магистр Лин и Райтон поднялись на стену, чтобы посмотреть на ночного гостя. Райга и Ллавен остались внизу. Девушка отметила, что эльф выглядит немного странно. Его взгляд непрерывно бегал по двору, почти ни на чем не задерживаясь, а дыхание было учащенным, будто друга мучил жар.

— Что с тобой? — спросила Райга.

Взгляд Ллавена остановился на ней, и она снова увидела расширенные зрачки, которые делали глаза эльфа почти черными.

— Мне нужно лечь спать, — невпопад ответил он.

Девушка тут же вспомнила свое ночное пробуждение, пальцы эльфа на висках, затягивающий взгляд… И реакцию магистра Лина. Ее окатило страхом, но она усилием воли заставила себя не отворачиваться и продолжила смотреть в глаза другу. А затем успокаивающе сказала:

— Думаю, наоборот, тебе лучше не спать сейчас.

Райга сделала шаг к Ллавену. Юный эльф отшатнулся, и взгляд его стал извиняющимся и почти нормальным.

— Прости, — выдавил он. — Не приближайся, ладно?

Пламенная кивнула и отступила в сторону, продолжая наблюдать за эльфом. Ллавен медленно выдохнул и стиснул кулаки. Его взгляд перестал бегать, а зрачки сузились, но лицо все еще хранило незримую печать мира снов, с которым соприкасался эльф.

В этот момент в двух шагах от них открылся портал, из которого вышли магистр Лин и Райтон. Стража засуетилась, скрипнули открывающиеся ворота, и во двор замка въехал всадник. На крепком и высоком белом коне сидел такой же высокий человек в темно-фиолетовом костюме, с белой бородой до пояса, на котором висела неизменная пара гномьих топоров. Райга с облегчением узнала директора Глиобальда.

Он выглядел уставшим, но держался стойко. Обвел глазами адептов и первым делом спросил:

— Где Миран?

— В целительском крыле, но идет на поправку, — отрапортовал Ллавен.

Голос эльфа уже звучал совершенно обычно, как будто всего минуту назад это не он поддался своей магии.

Директор кивнул и его взгляд обратился к магистру Лину:

— Твои ребята из Бейсвиля передали документы. И я нашел в летописях своего рода кое-что интересное на тему, о которой ты меня спрашивал.

Эльф кивнул и сказал:

— Кажется, нам нужно многое обсудить. Дело не терпит отлагательств.

Совещание устроили в столовой. Глиобальд отказался от позднего ужина, поэтому Райтон отослал слуг и запер дверь. Следом на комнату упали невидимость и две глушилки — стихийная и эльфийская. Райтон сел во главе длинного стола, с одной стороны от него сел Магистр Лин, а с другой — Глиобальд. Райга заняла место рядом с наставником, Ллавен сел напротив нее. Юный эльф уже вел себя, как обычно. Лишь на мгновение Райге показалось, что в тени за его спиной мелькнули и тут же исчезли светящиеся белые глаза.

Глиобальд протянул магистру Лину пачку документов.

— Что было в школе, пока нас не было? — спросил наставник, принимая из его рук бумаги.

— При мне? Ничего, — ответил бывший директор. — Самое интересное началось после того, как я отправился домой. Серые перекрыли все порталы, включая стационарный в моем кабинете. Говорят, новый директор приехал через десять минут после того, как я покинул Алый замок.

— Быстро они, — сказал эльф. — У тебя остались соглядатаи там?

— Артуро регулярно справляется о моем здоровье, — многозначительно посмотрел на него Глиобальд.

Магистр рассеянно кивнул и спросил:

— И какие перемены принес новый директор?

— Сначала — почти никаких. Но пару дней назад они перекрыли коридор, в котором находится вход в твою комнату. Адептам запретили ходить в это крыло. Преподавателям настоятельно рекомендовали тоже самое. Но кто-то из общежития принес сведения, что там магическая ловушка с двухсторонней распаковкой на трех видах магии.

Райга удивленно распахнула глаза. Райтон бесстрастно сказал:

— Нужно больше подробностей. Мы собираемся туда.

— Мы собираемся туда завтра ночью, так что подробности нам нужны были еще вчера, — поправила его Пламенная.

Глиобальд с сожалением покачал головой.

— Если там начнут вертеться преподаватели или лояльные по отношению к вам адепты, они что-то заподозрят.

—Значит, нужен кто-то не лояльный к нам, — заявила Райга.

— Не лояльным незачем добывать до нас сведения, — удивленно посмотрел на нее Ллавен.

— Кстати, в каком положении сейчас Рейлин Фортео? — задумчиво спросила девушка. — И что там с браслетами особого отряда, их отобрали?

Директор задумчиво погладил бороду и сказал:

— Этого я не знаю, к сожалению…

— У гвардейцев и Акато браслеты на месте, — сказал принц. — Возможно, браслет Рейлина тоже не тронули. Но это рискованно. Он может сдать нас.

— Я бы не стал ему доверять, — согласился Ллавен и беспокойно поерзал на стуле.

— Ты его сам в отряд выбрал, а теперь — не веришь, — укорила принца Райга.

Магистр Лин отложил бумаги и сказал:

— Верность Рейлина обсудим позже.

— Что в этих бумагах? — заинтересованно спросила Райга.

— Продолжение истории нашего темного.

Все навострили уши. Учитель снова сделал попытку спрятать руки в рукава хьяллэ, а когда не вышло — нахмурился и скрестил руки на груди. Затем начал рассказывать:

— Напомню вам то, что удалось узнать, с самого начала. Итак, когда мы поняли, что нам противостоит темный эльф или полуэльф, я начал искать подтверждения этому. И обнаружил, что в тот год, когда пал Алый Жар, в одном из селений на границе родился мальчик с заостренными ушами. Самое неслыханное — его не признал никто из эльфов. Ходили слухи, что он ходил по ночам, а по достижении совершеннолетия убил свою мать и пропал.

Райга наблюдала за Ллавеном и видела, что от этой истории эльфу не по себе. Он сидел, неестественно выпрямив спину и не отрывая взгляд от лица наставника. Пальцы правой руки сомкнулись на медальоне в виде цветка с такой силой, что костяшки побелели. А магистр, тем временем, продолжал:

— Полуэльфы живут не больше трехсот лет, поэтому мальчик не мог дожить до наших дней и не мог унаследовать магию Алого Жара. И тогда Райга предположила безумную по эльфийским меркам вещь — что он мог похитить эльфийку и заставить родить себе наследника. Чуть позже я нашел подтверждение и этому. В то же время пропала одна из девушек, невеста, в том же районе. Чистокровная эльфийка. Если она родила ему наследника, то мы получаем существо, в котором примерно три четверти эльфийской крови. Сколько он проживет — неизвестно. Какова его магия — неизвестно. Но исключать того, что он каким-то образом взрастил в себе силу Алого Жара, нельзя.

Затем эльф многозначительно постучал пальцем по бумагам и добавил:

— Здесь — последняя часть этой истории. Триста лет спустя пропала еще одна девушка. В другом месте. Но тоже невеста, накануне… свадьбы, как это называют у людей. Ее не нашли. Это было на севере, и вину свалили на троллей. Рядом находятся владения Глиобальдов. И в ратуше есть запись о том, что примерно в то же время в городе действовал таинственный убийца. Мужчина, которого обвинили в этом, на суде кричал и плакал, что убивал не он, а некий “остроухий”. Само собой, ему никто не поверил. Таким образом, если наши теории верны, этот правнук Алого Жара имеет примерно семь восьмых эльфийской крови, владеет в какой-то мере магией темных эльфов и, благодаря крови Пламенных людей, обрел немалую силу. Если он и не бессмертен, то проживет очень и очень долго.

— Уже прожил, — поправил его Райтон. — И только мы можем противостоять ему.

Глиобальд задумчиво сказал:

— Тогда что ведет его? Месть? Почему он все это устраивает в Королевстве Людей, если ему насолили эльфы?

— Справедливость, — неожиданно для себя сказала Райга. — Хайко говорил, что он хочет справедливости.

Магистр покачал головой:

— Возвыситься в Королевстве Людей? Возможно, после завоевания вашего королевства и открытия воронок он натравит змеев на эльфов. Возможно, попытается развязать войну и свергнуть Тайенуриэля, чтобы возвысить свой род и стать королем. Мы можем только предполагать его истинную цель. Кроме того, нельзя забывать, что если это темный с полностью черными волосами, то он уже безумен. В его поступках нет привычной нам логики.

Райтон нахмурился и сказал:

— Не понятно, зачем ему нужна Райга. И почему — живой?

Наставник предостерегающе поднял руку и сказал:

— Не стоит развивать эту тему сейчас. Поговорим об этом позже. Сейчас нам нужно решить, как проникнуть в комнату, чтобы забрать летописи и хаотаки.

— Портал? — предложил Ллавен.

Глиобальд с сожалением покачал головой:

— Внутренние порталы тоже не работают. Магистр Лин вскинул бровь и спросил:

— Тогда где они проводят занятия по порталам.

Директор задумался.

— Кажется, магистр Гиттерн использует твой кабинет.

— Значит, там порталы действуют? — спросил Ллавен.

Магистр Лин терпеливо пояснил:

— Тогда Сид отправил бы нас в этот класс. И сеть такого типа начертить сложно. Предполагаю, что там используются амулеты или артефакты, нейтрализующие магию ищеек.

— Если это так, Рейлин Фортео должен знать об этом, — заявила Райга. — Думаю, можно попытаться связаться с ним.

Райтон покачал головой:

— Рискованно. Он может сдать нас Ичби, и тогда все пойдет насмарку.

Магистр Лин поддержал его:

— Его положение в роду очень шаткое. Рейлин будет держаться за тех, кто на коне.

— Но он видел силу Райтона, — напомнила Пламенная. — Сомневаюсь, что Риовелл показал ему что-то более впечатляющее, чем поле из ледяной крошки.

Наставник повернулся к ней.

— Возможно. но рисковать не будем.

Какое-то время они напряженно смотрели друг на друга, затем Райга нехотя опустила взгляд и сказала:

— Хорошо.

Эльф, казалось, был удовлетворен ее видимой капитуляцией и отвернулся. Но Райга продолжала думать. Ллавен сидел, опустив голову. Райтон подвел итог:

— Нужно подумать, как получить сведения из школы. Или готовиться к худшему и ориентироваться по ситуации.

— Впятером мы справимся, — уверенно сказал Ллавен.

Наставник посмотрел на своего младшего родственника и сказал:

— Впятером мы не пойдем. Вы с Мираном останетесь здесь.

— Вы можете быть ранены, — укоризненно сказал Ллавен. — Да и я могу помочь.

С этими словами он покосился на темный угол столовой.

— Именно поэтому ты останешься в резерве, — сказал магистр бросив взгляд на Глиобальда. — Ты — наш козырь в рукаве. твое существование я планирую скрывать от него до конца. А Миран слаб и ему нужен присмотр. Так что вы оба останетесь здесь. Мы пойдем втроем.

Глиобальд прокашлялся и сказал:

— Будь осторожен, Линдереллио. Ловушка на трех видах магии с двусторонней распаковкой… У вас нет земли и целительской без них.

Магистр холодно сказал:

— На месте разберемся.

Ллавен положил ладони на стол и осторожно заговорил:

— Если вы не хотите брать нас с собой, мы можем ждать вас в Эрисвиле. У меня есть надежные люди в Серой Сове, которые нас не выдадут. Мы с Мираном можем пойти туда сейчас или утром. Если с вами что-то случится, мы хотя бы узнаем об этом быстро и сможем помочь хоть чем-то. Будем на подхвате.

Глиобальд неожиданно поддержал его:

— А почему бы и нет, Линдереллио? Пусть ребята будут при деле. Если там, действительно, надежные люди…

Магистр Лин бросил на директора странный взгляд, повернулся к Ллавену и бесстрастно сказал:

— Не думаю, что это хорошая идея. Обещать не буду, утром решим.

Юный эльф с надеждой посмотрел на своего старшего родственника. Магистр внезапно коротко усмехнулся и добавил:

— Бегать за юбками, обычно, прерогатива Мирана. Не думал, что накануне важного дела, ты будешь отпрашиваться на свидание к дочери трактирщика.

Уши Ллавена стали пунцовыми. Он уже открыл рот, чтобы как-то оправдаться, но наставник не стал его слушать. Магистр поднялся и сказал:

— Сейчас всем пора отдохнуть. И расскажите новости Мирану. Глушилки только не забудьте поставить.

Он убрал документы за пазуху и снял заклинания со столовой. После этого он вышел из зала. Адепты распрощались с Глиобальдом. Райтон приказал слугам устроить гостя, а сам направился в целительское крыло. Ллавен и Райга поспешили за ним.

Миран и не думал спать. Стоило друзьям появиться в палате, как темный встрепенулся и устремил на них полный ожидания взгляд. Райтон запер дверь и набросил глушилку. Ллавен следом накинул эльфийское заклинание.

Затем принц коротко пересказал ему все, что сказал им учитель, включая просьбу Ллавена.

— А я не против посидеть в трактире, отличная идея, — согласился Миран.

Райтон посмотрел на Ллавена и усмехнулся.

— Свидание с дочерью трактирщика из Эрисвиля, значит? — с иронией спросил принц.

Райга вспомнила предыдущие отлучки эльфа и круглолицую служанку из Серой Совы. Как там ее звали, Лисса?

Миран тут же подколол друга:

— Что, и тебя поразила та самая вечная эльфийская любовь?

Ллавен посмотрел на него неожиданно спокойно и ответил:

— Нет. Моя эльфийская любовь, наверное, осталась в Мерцающем Лесу, и мне ее уже не суждено встретить. А Лисса…

Он накрыл ключицы ладонью и продолжил:

— Моя мать погибла, чтобы я жил. От меня отвернулись все. Мой источник был наполовину выжжен, я не мог пользоваться магией и по ночам страдал от боли после обрыва эйле… Лисса пожалела меня, и ничего не просила взамен. И не просит. Если ей сейчас хочется чувствовать себя возлюбленной прекрасного эльфа… Я могу ей это дать. Буду приходить, пока она сама этого хочет.

На несколько мгновений в палате воцарилась тишина, а затем Миран с напускной веселостью сказал:

— Эх, ты. На тебя такие девчонки вешаются в Алом замке, а ты их променял на дочку трактирщика?

Райтон укоризненно напомнил темному:

— На тебя одна тоже вешалась. Благодаря ей ты едва на тот свет не отправился. Неплохо бы, кстати, ее допросить…

— Ну так, может, вам из замка не только хаотаки прихватить, а еще и девицу, — подмигнул ему Миран.

— Мы хотели проникнуть туда без лишнего шума, — напомнила ему Райга. — Лезть в общежитие ради Азарио глупо.

Принц мрачно пообещал:

— Она ответит за то, что сделала, не сомневайся. Все ответят. Ичби, Риовелл, Сага… И Рэуто. За то, что они сотворили с Райгой, их нужно убить, как бешеных собак. Люди не должны делать такое с шестнадцатилетней на тот момент девушкой. Не в моем королевстве.

— Сначала тебе придется сделать это королевство своим и отнять его у Риовелла, — заметил Ллавен.

Райтон гордо вскинул голову и заявил:

— Нет. Это королевство мое по праву. Боги предназначили его мне. По древним законам трон получал сильнейший наследник. Тот, кто в состоянии защитить его. Сколько бы Риовелл не старался, каких бы помощников не нашел — мой долг помочь Райге закрыть двери и навести здесь порядок.

Райга посмотрела в напряженное лицо принца и заверила:

— Мы всегда поддержим тебя.

Оба темных торжественно кивнули. Принц слабо улыбнулся в ответ. А Миран добавил:

— Уговорите магистра взять меня. Не желаю отлеживаться здесь и пропустить самое интересное.

Ллавен пообещал. После этого адепты распрощались с Мираном и отправились по комнатам. Перед тем, как друзья ушли в сторону своих покоев, Райга снова заметила у эльфа странный блуждающий взгляд.

В комнате она медленно опустилась на кровать. Эльфийское лекарство все еще действовало — раны почти не причиняли боль. Только тугая повязка доставляла неудобства. Она коснулась ученической нити и убедилась, что магистр Лин в своей комнате и, кажется, выходить оттуда пока не собирается. После этого девушка закатала рукав и рассмотрела браслет с черным треугольником на запястье.

— Ну что, — сказала она вслух. — Избавился ли ты от браслета? И если нет, чем ты сейчас занят, Рейлин Фортео?

Глава 11. Выбор

Тийредо не спал даже ночью. Стража стояла на стенах и маршировала по двору. Райтон расположился в покоях хозяина замка, а его друзья заняли крыло для гостей. У всех входов и выходов стояли гвардейцы принца. Но внутри гостевой части их не было. Поэтому, когда Ллавен покинул свою комнату, никто не остановил его.

Эльф бесшумно проскользнул по коридору и замер перед комнатой Райги. Стояла глубокая ночь. Тот час, когда спят даже эльфы. Ллавен осторожно коснулся двери. За его спиной раздался голос наставника:

— Что ты тут делаешь?

Юный эльф резко обернулся и посмотрел в аметистовый глаз. Пламенные светлячки ослепительно вспыхнули над их головами. Ллавен инстинктивно потянулся к медальону под взглядом магистра Лина, но одернул себя и опустил руки.

— Хочу ей помочь, — ответил он.

— Каким образом?

Ллавен приложил палец к губам и зашептал:

— Не будите ее, пожалуйста. Я оставлял в ее сознании маяк. И сейчас хочу усилить его. Я не могу пройти в Алый замок сам, он закрыт на уровне снов и той стороны… Возможно, Черныш сможет сориентироваться по маяку, если Райга будет внутри. Тогда я смогу вытащить вас в случае проблем.

Магистр Лин с минуту думал. Молча смотрел на своего младшего родственника, а затем сказал только одно:

— При мне.

Ллавен с опаской посмотрел на учителя, но вынужден был согласиться. Он бесшумно открыл дверь и вошел в комнату. Райга крепко спала на животе, обняв подушку. Из-под одеяла торчали ее туго перебинтованные плечи. В лунном свете юный эльф увидел на тумбочке у кровати пустой пузырек из-под лекарства. Он поднес его к лицу и принюхался. Кажется, эльфийский восстановитель для источника со снотворным. Не должно помешать.

Ллавен осторожно снял медальон в виде цветка. Хотел опустить его на постель, но магистр, неожиданно, подставил руку. Юный эльф, поколебавшись, вложил свое сокровище в его раскрытую ладонь и повернулся к девушке. Аккуратно отвел в сторону рыжую прядь волос и коснулся ее виска.

Это было горячо. Как будто держишь руку слишком близко к костру. На этот раз Райге ничего не снилось. Пришлось тянуться к её сознанию и вызывать сон. После переживаний предыдущей недели это оказалось легко. Вот, только сон оказался отнюдь не приятный.

Ллавен осторожно перебирал мутные, тревожные образы. Искушение добавить им красок на мгновение стало болезненно острым, но эльф сдержался. Он почувствовал, как напрягся за его спиной наставник и осторожно выцепил самый яркий образ. Им оказалась Раввия. Райга брела по пустому городу совершенно одна, и куда бы она ни шла, её встречали полчища ллио-хен. Ллавен осторожно запустил в ее сон тонкий ручеёк своей силы.

Первую алую лилию девушка не заметила. Тогда юноша вырастил больше. Целое поле алых цветов мгновенно появилось перед Райгой. Жар стал нестерпимым, и Ллавен резко отнял пальцы от виска Пламенной. Магистр Лин стоял рядом и молча смотрел на руку своего младшего родственника. Ллавен поднялся, и пламенный светлячок осветил волдыри на подушечках его пальцев. Ему показалось, что наставник усмехнулся.

Юный эльф направился к выходу, но магистр поймал его за плечо. Набросил ему на шею медальон, и только после этого позволил выйти. За дверью Ллавен, наконец, прошептал заклинание и сделал несколько зеленоватых пассов, залечивая волдыри. Магистр Лин задержался у постели Райги. Немного постоял рядом, глядя на спящую ученицу, а затем вышел вслед за Ллавеном.

— Сделал, что хотел? — бесстрастно спросил он ученика.

Тот кивнул и сказал:

— Да. Надеюсь, сработает.

— Ты снова взбудоражил ей источник. Пришлось использовать резонанс. Надеюсь, колебания уйдут к утру. Завтра ночью ей понадобится сила.

Ллавен кивнул и пошел в свою комнату. Наставник двинулся в противоположную сторону.

На постели его ждал Черныш. Пес приветливо завилял хвостом. Ллавен лег на постель, не раздеваясь, и позволил холодному языку облизать свое лицо.

— Сейчас пойдем, — сообщил он псу. — У меня все получилось.

Заседание Большого Совета, на этот раз, было ужасно длинным. Рейлин откровенно скучал. Высокородным предстояло рассудить земельную тяжбу барона Сида с бароном Пфейцу. Если бы младший сын адмирала не должен был со дня на день стать Великим герцогом Сага, никто не стал бы разбираться в этом деле. Король Райсвелл оставлял подобные тяжбы на милость малой канцелярии.

Но Райсвелл все это время не приходил в себя. Поэтому весь Совет, зевая, слушал о том, в каком году и в каком поколении младшая ветвь Сидов с кем сочеталась браком, и по какому праву наследования земля должна отойти именно им, а не Пфейцу. Рейлин бросил взгляд на девушку, которая сидела напротив него. Черноволосая красотка внимательно слушала барона Сида, гордо вскинув голову. Великая герцогиня Иравель Сага жила в столице и посещала не только Советы, но и все светские мероприятия. Интересно, после свадьбы она отдаст эту тоскливую обязанность на откуп мужу или будет держать марку и дальше?

Рейлин рассматривал ее лицо, в котором угадывались знакомые черты. Они с Райгой были похожи. Только эта черноволосая, а та — рыжая, и цвет глаз… Юный герцог Фортео должен был признать, что, несмотря на разные глаза и розовый мертвецкий оттенок половины волос, рыжая была симпатичней. Иравель знала толк в украшениях и в косметике. Но у Райги был внутри стержень. Он был виден даже без магии, еще в тот момент, когда они сошлись на первом экзамене. Внутри нее горел такой же огонь, как и тот, который едва не погубил его отца.

Возмущения герцога Сида были прерваны появлением курьера. Бледный солдат вошел в зал и опустился на одно колено, приветствуя почти короля. Риовелл нехотя обернулся и спросил:

— Что такое?

Вслед за солдатом в зал вошли двое ищеек. Тот из эльфов, который младше, и старший сын барона Сида. Первый осматривался с интересом, а улыбка Хунтабере была холоднее льда. Курьер поднялся и объявил:

— Срочное послание из Но-Хина. Прошение… Требование… От рода Хебито. Подписано Императором.

Молодой человек был испуган и сбивался. Риовелл, похоже, и сам устал от трений союзников. Поэтому только махнул рукой и заявил:

— Читайте.

Курьер прокашлялся и хорошо поставленным голосом прочел:

— Я, Эрига Хебито, урожденная герцогиня Манкьери, требую удовлетворить прошение моей племянницы, леди Райги Манкьери и вернуть ей титул Великой герцогини, а также земли принадлежащие ей по праву рождения.

Затем курьер развернул лист и продемонстрировал совету подписи и личные печати родов Хебито и Кадзу, а затем точно такой же лист на но-хинском.

— Какое еще прошение леди Манкьери? — возмутился герцог Ичби. — Она отдала титул добровольно, в этом же зале.

Эльф из Серых сказал:

— Прошение леди Манкьери прилагается. Подлинность подписи проверена пятью ищейками, как полагается, и занесена в протокол.

Герцог Ичби нахмурился, а затем попытался придать своему лицу равнодушное выражение.

— Это не меняет дела, — отмахнулся он.

Тут со своего места поднялся Луций Райс. Он провел рукой по седеющим вискам и вкрадчиво сказал:

— Боюсь, что это меняет дело, герцог. Моя жена принадлежит роду Кадзу. У нас обширные родственные связи с Но-Хином, и я вынужден попросить зачитать прошение леди Манкьери. Не будете ли вы так любезны, господин…

— Цанцюритэль хаа Луйцзен Лю, — представился ищейка. — Разумеется.

С лица Иравель сбежала краска. Ее глаза хищно сузились, грудь высоко вздымалась. Тем временем, Серый взял из рук курьера еще один листок и начал читать:

— Я, леди Райга Манкьери, ищу справедливости у Большого Совета Королевства. Я требую вернуть мне титул Великой герцогини переданный мною же моей двоюродной сестре Иравель Сага, а также земли, по праву принадлежащие роду Манкьери. По причине того, что отречение от титула было исполнено мною не добровольно, а по принуждению рода Сага.

Ищейка развернул письмо к Большому Совету и добавил:

— Обратите внимание на почерк.

Скальный Щит, который сидел к нему ближе всех, прищурился и уверенно сказал:

— Серебряная Смерть.

— Верно, — кивнул Серый. — Письмо составлено хлайе Линдереллио фуу Акаттон Вал, не так давно признанного погибшим. И подписано леди Манкьери, считающейся без вести пропавшей.

Он обвел лица присутствующих многозначительным взглядом. Иравель, наконец, подала голос:

— Это возмутительно! Я протестую! Такие решения не имеют обратного хода. Она клялась в том, что передает титул добровольно, а теперь передумала и решила отыграть назад? Не выйдет!

Риовелл махнул рукой и сказал:

— Я составлю ответ для канцелярии Но-Хина позже.

Великий герцог Вейлис, который сидел по правую руку от Рейлина, поднялся. Поправил кружевные рукава камзола, тряхнул шапкой черных кудрей и негромко заговорил:

— Прошу прощения, господа. Но по Уложению Райхардта Джуби, до коронации Ваше Высочество не может принять такое решение самостоятельно. Пока действующий король не откажет, жалоба леди Манкьери может быть рассмотрена. При условии, что большинство Великих герцогов выразят свое согласие.

Рейлин краем глаза отметил, как холодная улыбка на лице Хунтабере Сида стала еще шире. Адмирал Сид вернулся на свое место и сверлил своего сына яростным взглядом. А герцог Вейлис в это время добавил:

— Лично меня очень волнует это дело. Поэтому я поддерживаю требование Императора Но-Хина и леди Манкьери. Призываю всех Великих герцогов встать и озвучить свое решение.

С этими словами Вейлис сел. Скальный Щит поднялся следом. Не сводя глаз с Ичби, он холодно сказал:

— Согласен, господа. Мы не можем оставить такое дело без внимания, тем более, что им заинтересовался Но-Хин, с которым у нас дружественные отношения. Не думаю, что Его Величество Райсвелл оставил бы просьбу тестя без внимания. Поддерживаю.

Стоило герцогу Азарио занять свое место, как Ичби вскочил и решительно возразил:

— А я против! Леди Манкьери и так имеет слишком много привилегий. Нужно было думать, прежде, чем отказываться.

— Я тоже возражаю, — поддержала его Иравель. — Я получила этот титул законно. Никакого принуждения или давления на мою сестру не оказывалось. Она, верно, сошла с ума…

В зале наступила тишина. Все головы, одна за другой, повернулись к Рейлину. Герцог Ичби с пониманием посмотрел на юношу и слащаво улыбнулся. Принц Риовелл довольно усмехнулся и бросил полный торжества взгляд на Вейлиса. Тот выглядел невозмутимым. Скальный Щит смотрел напряженно и, похоже, тоже не ждал поддержки от юноши.

Рейлин взглянул на Иравель. Девушка мило улыбнулась ему. Адепту снова померещились в ее чертах лица совсем другие, знакомые. А в голове снова будто бы прозвучал голос, который он слышал не далее, как вчера. “Пришло время выбирать сторону,” — сказала ему Райга. И на мгновение, он снова увидел в чертах лица ее сестры эти глаза — разные, золотой и алый, заглядывающие в душу.

Решающий голос. Пятый.

Рейлин медленно поднялся со своего места, обвел глазами зал и также медленно, стараясь скрыть дрожь в голосе, ответил:

— Род Фортео поддерживает и требование, и обвинения леди Райги Манкьери, выдвинутые роду Сага.

Все заговорили разом. Иравель облила его полным ненависти и презрения взглядом. Рейлин спокойно улыбнулся ей и мрачно подумал: “Должна будешь, Манкьери. Не сомневайся, спрошу по полной, не отвертишься.”

Эльфийский эликсир сработал как надо. Кажется, измученное сознание воспользовалось плачевным состоянием тела, чтобы взять свое. Проснулась Райга уже после обеда. Несмотря на то, что ночью им предстояла вылазка в Алый замок, ее не будили. Но стоило Райге умыться, как Силлириниэль вошла в комнату со стопкой чистых полотенец и одеждой. Мыться пришлось в обычной ванне, которая не шла ни в какое сравнение с эльфийскими купальнями. Раны на спине начали затягиваться, но щипало просто неимоверно. Силлириниэль снова использовала обезболивающий амулет, и только потом приступила к обработке.

Пока Сил ходила за обедом, Райга осторожно коснулась браслета с черным треугольным камнем. В ее голове прозвучал отрывистый голос Рейлина:

— Позже. Сейчас я занят.

Вчера юноша не дал ей никаких обещаний, но все же Райга надеялась, что Фортео встанет на ее сторону. Точнее, на сторону принца. Магистр Лин не был в этом уверен, но Рейлин видел змеев во всей красе, видел силу Райтона и ее собственную силу. А значит, должен понимать, что Риовелл не тот, на кого стоит делать ставку. Во всяком случае, в благоразумие юноши она верила крепко.

Из окна своей комнаты она наблюдала, как Акато и Роддо сражаются на хаотаки. Позже к ним присоединился Райтон. Даже с высоты второго этажа она любовалась его отточенными движениями. И с завистью думала, что ей такого не добиться даже за десять лет тренировок.

Наконец, браслет на ее запястье потеплел. Девушка торопливо накрыла его рукой и в ее голове зазвучал голос Рейлина:

— Слушай и запоминай. У меня мало времени…


Глава 12. Проникновение в Алый замок

На закате отряд собрался в кабинете принца. райтон привычно сидел за столом, заваленным целой горой отчетов. Магистр Лин и Миран расположились в креслах, а Ллавен сидел на подоконнике, устремив взгляд в пустоту. На эльфе снова было хьяллэ привычного кроя. Райга с трепетом оглядела товарищей. Наставник окинул ее холодным взглядом и обреченно спросил:

— Что на этот раз? Ты пообещала Сиду что-то еще?

Пламенная изумленно захлопала глазами и возмутилась:

— Нет! С чего вы взяли?

— У тебя на лице написано, что ты приняла без нас какое-то решение, осуществила его, и теперь не знаешь, под каким соусом подать мне последствия.

В голосе магистра звучала неприкрытая ирония.

Райга уязвленно сказала:

— Мое последнее решение помогло нам спасти Мирана.

— Да, но какой ценой? — возразил эльф.

Лица товарищей окаменели. Райга повела плечами и явственно ощутила наложенную Сил повязку. Затем она сказала, стараясь, чтобы голос звучал беззаботно:

— Со мной уже все впорядке. Благодаря вашим усилиям я жива и почти здорова. И мы снова в сборе.

Магистр Лин спрятал руки в широкие рукава хьяллэ и устало попросил:

— Не уходи от ответа. Что случилось?

— Ничего. Рейлин Фортео поделился интересными сведениями.

В глазах наставника отразилось понимание.

— Что ж, этого следовало ожидать. Как ты с ним связалась? Браслет Особого отряда?

— Да, — кивнула Райга и продемонстрировала черный треугольный камень на запястье. — Одно то, что он его не снял, говорит в нашу пользу.

— Или в пользу того, что он умен и заинтересован в том, чтобы мы ему доверяли, — поправил ее эльф.

Пламенная беспомощно обернулась к Райтону.

— Ты же сам его позвал в Особый отряд. Ну, хоть ты-то веришь Рейлину?

Принц, с сомнением, вздохнул:

— Я не знаю, Райга. В любом случае, что сделано, то сделано. Что ты сказала ему?

— Ничего, — обиделась девушка. — Только выяснила много интересного.

Магистр Лин указал ей на кресло и сказал:

— Сядь. И рассказывай по порядку.

Она послушно опустилась в кресло. По привычке откинулась на спинку, но тут же поморщилась от боли. А затем начала рассказывать:

— Сегодня прошел Большой Совет. Судя по всему, Хунта все рассчитал. Он подгадал так, что письмо из Но-Хина пришло прямо во время Совета. Ичби и принц Риовелл хотели отмахнуться, но нас поддержал Великий герцог Вейлис. Он напомнил, что по Уложению Райхардта Джуби, отказать Императору может только действующий король. И, если большинство Великих герцогов поддержит мое прошение, делу будет дан ход.

Райтон понимающе улыбнулся:

— Рейлин голосовал “за”.

Райга кивнула и продолжила:

— Не знаю, зачем Сид все это устроил, но Ичби и Сага в ярости.

Магистр Лин коротко усмехнулся.

— Похоже, этот щенок недоволен тем, что его брат женится на Иравель Сага. На днях у них свадьба. Не исключено, что из-за твоего прошения адмирал Сид решит отложить торжество. Барон не дурак, и не будет связывать сына браком без выгоды для рода. Младший Сид достаточно талантлив, чтобы поразить сердце более знатной девицы, чем Сага. Без титула Великих герцогов их род никому не нужен.

Райтон задумчиво сказал:

— Возможно. Что еще интересного рассказал Рейлин? Ты же связывалась с ним не для того, чтобы узнать светские новости?

— Разумеется, нет, — ответила Райга. — По моей просьбе он рассмотрел ловушку, которая стоит на нашем этаже.

Девушка протянула им лист с пометками.

— Я набросала схему того, что он смог увидеть. Там три вида магии с двухсторонней распаковкой, и наверчено много. Он не смог увидеть все, не было времени. Но заметил компонент выборочной распаковки заклинаний в зависимости от пола жертвы.

Она многозначительно обвела взглядом товраищей. Магистр Лин холодно подвел итог:

— То есть, если попадется девушка, ее предполагается поймать. А если юноша или мужчина — убить. Никто из нас ему живым не нужен, верно?

— Предполагаю, что так и есть, — сказала Райга. — Ловушка занимает весь коридор. Нам придется разделиться этажом ниже и пройти с двух сторон, чтобы выбить ключевые точки. Или… поискать другой путь.

— Может, рванем через окно? — предложил Миран. — У нас будет полет.

— Я думал об этом, — сказал наставник. — Но могут быть сложности. В рамах стоят артефакты, разрушающие заклинание невидимости. Если кто-то в наглую лезет в окно моей спальни, пусть он это делает хотя бы с открытым лицом. Во всяком случае, когда я устанавливал эту защиту лет триста назад, рассуждал именно так.

Миран хихикнул и сказал:

— Кто же знал, что тем, кому придется лезть в окно вашей спальни, будете вы сами.

Эльф бросил на него холодный взгляд.

— Для того, кто владеет порталами так хорошо, как я, и правда, сложно было представить подобную ситуацию. Но теперь все изменилось. И нам нужно найти способ попасть в комнату.

— В конце концов, если вы быстро снимете защиту с окна, — рассуждала вслух Райга, — можно и без невидимости повисеть.

Магистр покачал головой.

— Все зависит от того, что нас ждет в школе. Судя по тому, что они поставили защиту на коридор, враг понимает, что там осталось что-то ценное для нас.

Райга, вдруг, вспомнила слова своего врага. “Без Первой Летописи тебе не собрать круг, и, даже зная рецепт, не собрать нужную для него силу, “ — сказал он ей в Бегроторе.

— А может, там есть не только важное для нас, но и то, что поможет с ним справиться, — медленно сказала она, чувствуя, как наливается тяжестью Печать и начинают ныть раны.

— Молчи, — предупредил ее магистр Лин. — Если Печать проснется снова, ты сегодня не сможешь сражаться. Твой источник только успокоился.

Райга вздохнула и опустила взгляд. А наставник протянул руку. Девушка отдала ему лист со своими пометками и спохватилась, что там ничего не понятно из-за почерка. Но, похоже, для магистра Лина это не было проблемой. Несколько минут он изучал листок, а затем передал его Мирану. Ллавен встал у того за плечом, чтобы получше рассмотреть то, что принесла Райга. Наставник сказал:

— Крайне неудачная для нас конфигурация. Магия там — вода, воздух, пламя, у нас есть все эти виды. Но и пламя, и воздух нужно выбивать с двух сторон одновременно.

— Нам придется разделиться, — поняла Райга. — Я должна буду идти одна, чтобы вы с Райтоном смогли вскрыть ловушку с другой стороны.

— Я могу пойти с тобой, — тут же сказал Миран. — Ллавен может остаться на подхвате один. В Серой Сове надежные люди.

— Вот, именно — люди, — оборвал его магистр. — Девушка, может, и не будет сдавать своего избранника, а что думает ее отец и остальные постояльцы — неизвестно. Поэтому в Серой Сове вы останетесь вдвоем. Перспектива лезть через окно даже без невидимости становится все более привлекательной. Определимся на месте. Мирана и Ллавена в Серую Сову я отведу сейчас. Остальные пойдут со мной позже. Пока можно поспать.

Он многозначительно посмотрел на принца. Райга, в очередной раз, обратила внимание, что Райтон выглядит осунувшимся. Похоже, тревоги о здоровье отца и матери не давали ему покоя ни днем, ни ночью.

Магистр Лин, Ллавен и Миран ушли. Райга осталась с принцем. Он поднял на нее глаза и с напускной бодростью сказал:

— Иди отдыхай. После того, что ты пережила, нужно набраться сил.

— Я спала полдня, — возразила Райга. — Тебе самому бы отдохнуть. Неизвестно, что нас ждет в Алом замке. Мы должны вернуть летописи Пламенных и Пылающий хаотаки.

Райтон вяло улыбнулся и сказал:

— Лучше позову Роддо и Акато на тренировку.

Пламенная укоризненно покачала головой и ушла. В комнате ее ждала Силлириниэль с обезболивающим отваром. Райга безропотно проглотила снадобье и вытянулась на постели. Спать совсем не хотелось. Оставалось лежать, перебирая в уме все события последних месяцев и пытаться понять, что дальше предпримет враг.

В Алый замок отправились ночью из двора Тийредо. По двору маршировала стража. Отряд провожал молчаливый Иночи Райс. Капитан гвардейцев, кажется, хотел упросить Райтона взять его с собой, и остался недоволен отказом принца. Он посмотрел на Райгу и сказал:

— Будьте осторожны, леди.

Райга в ответ только улыбнулась и отошла к магистру Лину. Эльф бросил на землю горсть портального порошка. В этот момент Райтон вырастил льдину и начертил прыжковый полет. Райга заняла свое место рядом с принцем и начертила невидимость. Сверху полупрозрачного купола легло эльфийское заклинание наставника. Принц напомнил:

— Ледяные снежинки может быть видно. Будем осторожнее.

Он направил всего три снежинки в портал, и льдина рванула с места.

Хунта оказался прав — без полета с такой высоты они разбились бы о камни. Льдина вылетела из портала на уровне верхушки главной башни и тут же, в два резких скачка, ушла за конюшни. Магистр Лин и Райга сошли на землю. Райтон развеял и льдину, и заклинание полета. Эльф тут же прижался к стене конюшни и замер, прислушиваясь. Адепты встали рядом с ним.

Во дворе замка было непривычно шумно. Эльф сделал знак ученикам оставаться на месте и осторожно выглянул из-за угла конюшни, не снимая невидимость.

Райтон набросил на них глушилку. Эльф повернулся и сказал:

— Плохо. Там не меньше пяти Серых среднего уровня. Возможно, устанавливают новую защиту. Или нашли брешь, оставленную Сидом, и пытаются ее закрыть. Они могут создать нам проблемы. Особенно, если у них приказ схватить нас. У ищеек есть способы нейтрализовать почти любую магию. Не хотелось бы проверять, работают ли они на ваших артефактах. Нужно торопиться.

Эльф поспешил в противоположную сторону. Райга и принц следовали за ним. Они обошли конюшню, прокрались мимо загона для выгула коней и вышли на ту сторону замка, куда выходили окна их покоев. Здесь их ждал очередной неприятный сюрприз — под окнами тоже стояла стража. Райга прищурилась и поняла, что на шеях у них светятся синим светом какие-то амулеты с магией ищеек.

Магистр осторожно тронул девушку за плечо и поманил за собой. Им пришлось вернуться за конюшню. Там эльф заговорил:

— Либо их взбудоражило письмо, либо кто-то сдал нас. Вариантов немного — Фортео или Сид.

— Ставлю на Сида, — мрачно сказал Райтон. — Он всегда умудряется служить и вашим и нашим. Не исключено, что он загреб жар руками Райги, а сам сдал если не день нашей попытки вернуть свои вещи, то хотя бы сам факт того, что мы сюда собираемся.

Райга вынуждена была согласиться с ним. Магистр Лин сказал:

Это уже не имеет значения. Обратного хода нет. Попытаемся проникнуть в комнату. Будем надеяться, что в случае проблем, Ллавен сможет вытащить нас оттуда.

— Он же сказал, что не может пройти сюда, — напомнил принц.

Магистр посмотрел в глаза Райги и сказал:

— Прошлой ночью он установил в твоем создании какой-то маяк, который, возможно, поможет Чернышу пройти сюда.

Райга тут же вспомнила свой сон. Пустые, безжизненные улицы Раввии, по которым она металась в поисках друзей и наставника, но находила только ллио-хен. И алые но-хинские лилии с тонкими лепестками. Целое поле этих цветов среди пустыни.

Эльф, в это время, снова выглянул из-за угла, рассмотрел ищеек и решил:

— Придется обойти их.

Теперь они скрывались еще тщательнее. Короткими перебежками адепты вслед за наставником добежали до внешней стены, и вдоль нее, по широкому кругу, обошли ищеек. Затем, такими же короткими перебежками, они двинулись ко входу в замок.

На их счастье, снаружи двери еще никто не охранял. Магистр Лин начертил несколько поисковых заклинаний, пытаясь обнаружить магию, но ничего не нашел.

— Подозрительно, — изрек эльф.

— Очень похоже на ловушку, — согласился принц.

Они обменялись взглядами, и Райтон вытащил хаотаки. Эльф резко распахнул дверь и прыгнул внутрь, Райтон ворвался следом. Райга перехватила закрывающуюся дверь и проскользнула следом за своими товарищами.

Внутри стража была. Одного магистр уложил ментальной магией эльфов, второго Райтон прижал к стене, хаотаки проколол кожу на горле мужчины, показывая, что принц не намерен шутить и кричать не стоит… Наставник тут же оказался рядом и сунул под нос стражнику какой-то пузырек с эльфийским снадобьем. Тот сразу обмяк, и короткое эльфийское заклинание завершило дело.

Райтон и магистр Лин оттащили бесчувственных вояк в один из коридоров, ведущий в крыло слуг, а затем поспешили к лестнице на второй этаж. Когда они пробегали мимо двери в подвал, на мгновение затылок Райги обжег знакомый взгляд. Мелькнула мысль, что, возможно, Смотрящие пытаются их о чем-то предупредить, но тут же исчезла. Магистр Лин спешил вперед, ей ничего не оставалось, кроме как едва ли не бежать следом за эльфом.

Первый этаж был пуст, как всегда в этот час. На втором настало время разделиться. Магистр Лин на прощание смерил Райгу взглядом и красноречиво прикоснулся к ключицам. Девушка кивнула. Райтон на прощание сжал ее руку. Наставник начертил для нее заклинание эльфийской глушилки и прикрепил к невидимости, созданной Райгой. Райтон накрыл своим заклинанием себя и эльфа. После этого они ушли. Райга развернулась и осторожно начала красться вдоль стены к лестнице на третий этаж.

Она уже почти добралась до нее, когда услышала голоса. Впереди послышался раздраженный голос Ичби:

— И что это значит?

— На этаже кто-то использует эльфийскую магию, — ответил ему знакомый голос.

Райге понадобилось сделать усилие, чтобы вспомнить его. Кажется, это был тот самый ищейка, который был вместе с Аллатриссиэлем на экзамене. Тот, кто контролировал ее “обнуление”.

Девушка начала медленно пятиться назад. Через несколько шагов она развернулась и пошла быстрее, оставляя учителей позади. Она лихорадочно соображала, что делать. У ищеек были средства, чтобы подавлять магию. Попадаться не стоило. У Ичби самое неудачное сочетание магии — земля и вода. Не ясно, кто выйдет победителем без применения артефактов, и чем это кончится для школы. Вероятно, сюда сбегутся другие ищейки, и можно будет забыть о том, чтобы проникнуть в комнату без шума. Оставался единственный шанс спуститься на первый этаж, подняться по другой лестнице на второй и оттуда — на третий.

Девушка пронеслась по коридору, и за последним поворотом к лестнице, по которой они сюда пришли, услышала дружный топот ног. Незнакомый голос приказал:

— Герцог сказал, здесь кто-то бродит с эльфийской магией, ищем.

Райге ничего не оставалось, кроме как развернуться и броситься в общежитие. Мимо малиновой портьеры она пронеслась как раз тогда, когда в конце коридора показались Ичби и Серый. Девушка обнаружила, что совершенно не помнит, в какой комнате живет Рейлин Фортео, но он был ее последней надеждой.

Она повернула и влетела в пустой коридор общежития. Артефакт на стене мигнул, и ее заклинание невидимости разлетелось обрывками лент магии. Сзади раздался довольный голос ищейки:

— Вот она.

Райга швырнула назад пламенное заклинание и бросилась вперед, на ходу пытаясь сориентироваться и прикинуть, где должны жить третьеклассники. Она уже потянулась к браслету, чтобы вызвать Рейлина, когда чужая рука зажала ей рот, а другая обвилась вокруг талии. Райга тут же вцепилась в запястья незнакомца, ее левая ладонь моментально нагрелась, чтобы дать отпор. И тут же холодом обожгло палец розовое кольцо.


Глава 13. Ловушка в замке

Тот, кто схватил ее, зашипел от боли. Райгу резким движением втянули в комнату и закрыли дверь. Над ее ухом раздался голос Рейлина Фортео:

— Не жги меня, дура! Я тебе помогаю!

Дальше он бессильно выругался. Райга выпустила его руку и посмотрел на покрасневшее запястье юноши. К нему шагнул Марко и начал одно за другим чертить заклинания — обезболивающее, противовоспалительное, заживляющее. Райга обвела взглядом комнату. В юношеской спальне теснился весь отряд Рейлина. Лукиан спал, отвернувшись к стене. Или делал вид, что его не интересует происходящее в комнате. На краешке постели юноши сидела мрачная и злая Мириэлл.

Холод от кольца шел волнами, и Райга судорожно всматривалась в лица присутствующих, чтобы понять, кто на этот раз под влиянием врага. Потревоженные раны на спине болели. Не сразу девушка поняла, что не чувствует тяжести на пояснице, а значит, Печать Молчания все еще спит. и это обнадеживало. В прошлый раз, когда ее враг говорил через Хвента, Печать реагировала.

Рейлин повернулся к Пламенной и сказал:

— Какого змея тебя сюда понесло именно сегодня? Забыла любимые сережки?

— Нет, любимый меч, — огрызнулась Райга. — Тебя не спросила, когда и куда мне ходить. За мной идут Ичби и Серый. Сейчас они начнут проверять комнаты.

Словно в ответ на его слова в коридоре начали хлопать двери и раздаваться голоса. Рейлин выругался, повернулся к Мириэлл и попросил:

— Забери ее отсюда, пожалуйста.

Та нехотя кивнула, встала и распахнуло окно. Рейлин подтолкнул к нему Райгу и сказал:

— Надеюсь, ты только пещер боишься, а не высоты, Манкьери. Иди за Мириэлл, она выведет тебя отсюда.

— Мне нужно попасть в мою комнату, — напомнила Райга.

— Разберетесь сами, — рыкнул Фортео.

Мириэлл вскочила на подоконник и начертила заклинание. Подошвы ее сапог вспыхнули коричневым, затем тот же цвет окутал сапоги Пламенной. Блондинка прикоснулась к амулету на шее, и над ними вспыхнул голубоватый купол невидимости с глушилкой.

Раздался резкий стук в дверь. Мириэлл схватила Райгу за руку и потянула за собой. Девушка невольно шагнула с подоконника следом и… пошла по стене. Подошвы ее сапог как будто прилипали к каменной кладке. Окно за спинами девушек захлопнулось, и они пошли вверх. На минуту кольцо стало обжигающе холодным, и Райга испугалась, что враг, все-таки, вселился в Мириэлл. Но через несколько шагов холод сошел на нет. Блондинка, кажется, истолковала ее взгляд по-своему и неожиданно спокойно сказала:

— Не смотри вниз. Иди за мной, я тебя держу. Моя магия тебя держит. Это не страшнее, чем полет.

Райга обернулась назад и вместо того, чтобы разубеждать Мириэлл в том, что она боится, спросила:

— А кто живет в комнате над Рейлином и Лукианом?

Та удивилась, но быстро ответила:

— Первоклассницы. Моя дальняя родственница.

Райгу прошиб холодный пот.

— Эрилина? — переспросила она.

Мириэлл кивнула.

— А что?

Райга мотнула головой и сказала:

— Нет, ничего.

Но в голове ее билась только одна мысль: “Эрилина Азарио. Кольцо среагировало на Эрилину Азарио!” Райга шагала вслед за Мириэлл к окну своей комнаты. Внизу все также топталась стража. Чуть в стороне Пламенная остановилась и коснулась броши в виде плоского рыжего кольца у себя на воротнике. В ее голове раздался голос магистра Лина:

— Мы немного заняты, — прошипел эльф. — У нас ищейки на хвосте.

— Меня тоже обнаружили, — ответила Райга. — Скрываться долго не выйдет. Нужно использовать вариант с окном и бежать с помощью полета или другой магии.

При Мириэлл она не решилась упомянуть Ллавена. Но, кажется, магистр ее понял.

—Ты уже там? — уже спокойнее спросил он. — Мы будем через минуту.

— Жду, — ответила Райга и отпустила брошь.

Затем она повернулась к Мириэлл и сказала:

— Спасибо. Дальше мы сами.

Райга сделала пару шагов назад и вышла из круга невидимости. Взглянула вниз, на солдат. Затем на пустоту, в которой скрывалась под заклинанием ее одноклассница. Настало время показать силу.

Глаз Пламени откликнулся сразу. Вспыхнул, обдавая жаром веко. Сила легко хлынула в ее источник, вдоль позвоночника прошла волна жжения, после чего за ее спиной раскрылись огромные пламенные крылья.

В этот момент во дворе появились ищейки. Наверное, у них был приказ поймать ее. Наверное, их заклинания могли достигнуть третьего этажа. Но вместо того, чтобы действовать, все пятеро мужчин замерли. Один из стражников рухнул на колени и, открыв рот, смотрел вверх.

Райга взмахнула крыльями и почти мгновенно оказалась напротив своего окна. С другой стороны замка вылетела россыпь ледяных снежинок. В два прыжка Райтон и магистр Лин оказались рядом. Пламенное заклинание эльфа вспыхнуло, окно распахнулось, и Райга влетела внутрь следом за наставником и принцем.

Эльф тут же захлопнул створки, и на мгновение плотная вязь магического барьера вспыхнула на стекле.

Райтон смахнул пот со лба.

— Оторвались, — с облегчением выдохнул принц. — Придется провести чистку в рядах ищеек. Прямое невыполнение моего приказа.

— Аллатриссиэль тебе поможет, не сомневайся, — бесстрастно ответил ему наставник.

Райга, не теряя времени, погасила Глаз, подскочила к шкафу и начала распутывать магический барьер, который окружал ценные для нее вещи.

Магистр спокойно сказал:

— Можешь не торопиться. Чтобы войти сюда, им понадобится поднять Скального Щита с постели и разнести пол замка. Дорехиус очень плохо относится к ночным побудкам. А разрушение магической школы придется чем-то оправдывать.

Райга, наконец, справилась с барьером и начала собирать вещи. Сунула Райтону в руки стопку летописей, повесила на пояс белый хаотаки с гардой в виде языка пламени. А затем взяла из шкафа две шкатулки — ту, в которой были ключ и медальон, и другую, которую подарили друзья. Из второй она вытащила алый камешек на золотой цепочке, сжала его в руках и яростно прошептала:

— Если это ты сдал нас, Хунтабере Сид, тебе лучше не показываться мне больше на глаза.

После этого она, не дожидаясь ответа, бросила амулет в шкатулку и захлопнула крышку. Магистр Лин в это время успел сходить в библиотеку и вернуться. В руках у эльфа была шкатулка для магпочты и пара книг. Затем наставник коснулся рукой стены, и пламенные линии внутри нее пришли в движение, складываясь в еще более плотную сеть.

Райга несколько мгновений наблюдала за этим, а затем спросила:

— Что вы сделали?

— Усилил защиту, — пояснил эльф. — Мне слишком дорого это место, чтоб я мог позволить Ичби и его прихлебателям разрушить его.

— Что теперь? — спросил принц.

Магистр Лин достал из рукава амулет в виде плоского кольца и серьезно сказал:

— Ллавен, забирай нас. Мы в ловушке, надежда только на тебя.

Вечер Ллавену пришлось начать с приятного. Магистр отправил их с Мираном в гостиницу пораньше. То ли, и правда, считал это стратегически важным ходом, то ли просто решил удовлетворить просьбу племянника. Сначала пришлось уделить внимание Лиссе, и только потом отправиться к Мирану.

Юный эльф ожидал подколок со стороны друга, но, на удивление, тот промолчал. И вот уже несколько часов Миран мерил шагами небольшую комнату, ожидая того, что друзья выйдут на связь.

Ллавен сидел за столом. Перед ним лежала брошь в виде плоского кольца. Мысли эльфа витали далеко. Он чувствовал бурлящую внутри темную силу, и, вопреки обыкновению, не пытался подавить ее. Если придется вытаскивать друзей, лишней магии не будет.

Миран, похоже, чувствовал, что происходит с другом. Сначала темный бросал на него странные взгляды, а затем остановился у стола и спросил:

— Что с тобой?

Ответить Ллавен не успел. Брошь перед ним вспыхнула, и юный эльф торопливо сжал ее в руке. В голове прозвучал голос наставника:

— Ллавен, забирай нас. Мы в ловушке, надежда только на тебя.

— Пусть Райга вспомнит и представит свой сон, — ответил он магистру Лину и передал Мирану брошь.

Затем осторожно снял медальон, который ему оставила мать, и тоже отдал его другу. Черныш вышел из самого темного угла, помахивая белым хвостом. Ллавен обнял пса за шею и прислонился лбом к холодной дымной морде. Краем глаза он заметил, что Миран положил руку на спину пса. Эльф закрыл глаза и потянулся к бурлящей внутри темной силе.

Магистр спрятал брошь и повернулся к Райге.

— Ллавен попросил, чтобы ты вспомнила свой сон, — мягко сказал он. Девушка согласно кивнула. Перед ее глазами снова пронеслись картины прошлого, слившиеся с затаенными страхами — одиночество, пустые улицы Раввии. И целое поле алых лилий. Райга постаралась сосредоточиться на этой картинке. На мгновение у нее от усилий закружилась голова.

И в тот же миг пространство как будто подернулось черной дымкой, из которой шагнул Черныш. Миран и Ллавен шли рядом, касаясь головы пса руками. Магистр Лин тут же шагнул к ним. Заглянул в глаза своего младшего родственника, казавшиеся почти черными из-за расширенных зрачков, и сказал:

— Уводи нас всех.

Ллавен отстраненно кивнул.

— Держитесь за Черныша, — попросил он.

Как только руки друзей и учителя легли на спину пса, все заволокло черное марево. А когда Райга открыла глаза, они уже стояли в кабинете принца в Тийредо. Ллавен осоловело оглядел всех, и сказал невпопад:

— Мне нужно поспать.

После этого эльф закрыл глаза и начал заваливаться назад. Райтон и Миран подхватили его. Черныш тут же растворился в тени, помахивая белым хвостом.

— Унесите его в комнату, — сказал магистр Лин и открыл портал.

Райга пошла следом за юношами и с тревогой наблюдала за тем, как друзья укладывают Ллавена на постель. Миран одел на него медальон, и черные пряди исчезли. Пламенная повернулась к наставнику и спросила:

— Мне кажется, или у него стало больше черных волос?

Магистр прикрыл аметистовый глаз и признал:

— Да, вероятно. Его сила растет очень быстро.

Райга взволнованно сказала:

— Вы же давали ему какой-то замедлитель. Он не помог ему?

— Значит, без замедлителя его способности росли бы еще быстрее, — вздохнул эльф.

Затем он положил ладонь на голову ученицы и добавил:

— Мы ничего не можем сделать.

Райга упрямо качнула головой и сказала:

— В библиотеке Халариэна, наверняка есть ответы. Нужно искать. Ллавен не заслуживает этого. Он должен жить.

В аметистовом взгляде промелькнуло сочувствие. Пальцы на ее голове на мгновение сжались. Больше наставник ничего не сказал. Спрятал руки в рукава хьяллэ и вышел, оставляя растерянных и мрачных адептов возле постели друга. Райтон спохватился:

— Я летописи на столе в кабинете оставил. Заберешь их себе?

Девушка кивнула, а Миран добавил:

— А я пойду, Иночи доложу о том, что миссия прошла успешно. Что ж, теперь у вас две старинных магических железки.

Принц серьезно кивнул и сказал:

— Кстати, хотел кое-что проверить. Повторяй за мной.

Последние слова были обращены к Райге. Принц достал из ножен свой хаотаки. Его глаз вспыхнул голубым светом, и следом клинок также засиял точно такой же льдистой голубизной.

Райга повторила его действия и осторожно вытащила свой хаотаки из ножен. А затем потянулась к артефакту. Глаз Пламени откликнулся охотно. И следом за ним отозвался клинок. Медленно и неотвратимо рыжие всполохи поднялись от рукояти и охватили все лезвие. Девушка смотрела на хаотаки и не находила слов. Кажется, она не только вернула меч предков, но и обрела какую-то новую силу. Знать бы еще, получится ли ей управлять.

Глава 14.

Несмотря на усталость и нарастающую боль в ранах на спине, Райга не только унесла в комнату летописи, шкатулки и хаотаки, но и окружила их в шкафу магическим барьером. За этим занятием ее застал наставник. Магистр минуту стоял рядом, рассматривая, как девушка растит барьер, затем поставил на стол очередной пузырек эльфийского восстановителя со снотворным эффектом и ушел.

Наконец, магический барьер был закончен. Райга полюбовалась на свою работу, сложила в шкаф все свои ценности и хотела уже закрыть дверь, когда из шкатулки, подаренной друзьями, донеслось знакомое гудение. Сначала девушка не хотела доставать амулет, но красный камень продолжал призывно и настойчиво жужжать. Поэтому она неспешно открыла крышку и сжала ледяной алый камешек в руке.

— Выбрались? — раздался в ее голове напряженный голос Сида.

— Выбрались, — холодно подтвердила Райга. — Несмотря на то, что твои коллеги ослушались приказа принца и хотели помешать ему и магистру Лину.

— Знаю, — серьезно сказал ищейка. — Об этом и хотел предупредить. В Сером замке образовалась коалиция. Несколько ищеек лояльны принцу Риовеллу и творят то, что не полагается. Старшие уже недовольны. И это вам на руку.

— Тебе на руку то, что мы в такой ситуации, — буркнула Райга и замолчала.

Сид поспешно возразил:

— Это не так! Я вам помогаю.

— В обмен на мою почти смерть? — фыркнула Райга.

Хунта участливо спросил:

— Тебе было больно?

Райга поколебалась. Хотелось ответить, что да — больно и страшно. Но понимала, что боль и страх произошедшего немного притупляло, что рядом были друзья. И то, как заботилась о ней Сил. Поэтому, она сказала:

— Это не имеет значения. Все позади. Мы в расчете. Не беспокой меня больше.

— Я не сдавал вас, — поспешно заговорил Сид. — Они стали бдительнее после того, как вы зачистили Долину Духов.

— А об этом тебе кто донес? — подозрительно спросила Пламенная.

— Не важно, — отмахнулся юноша. — у меня свои источники. Надеюсь, ты получила, что хотела. Фортео вовремя поддержал тебя в Совете. Я думал, вы ненавидите друг друга.

— Это не твое дело, — устало ответила Райга. — Ты узнал все, что хотел? Я отправляюсь спать.

С этими словами Райга положила амулет в шкатулку и убрала ее на самое дно шкафа. Затем она нервно покрутила на пальце розовое кольцо и вспомнила, как оно реагировало на близость Эрилины Азарио. Нужно было так много рассказать наставнику, но сил не было совсем. Девушка кое-как разделась, выпила принесенное магистром Лином лекарство и провалилась в сон.

Ей снова снилось поле из алых лилий. На этот раз, его окружали зеленые луга, по небу бежали серые тучи. Ллавен стоял посреди поля и собирал цветы. В его руках уже была целая охапка алых цветов. Рядом с ним лежал Черныш, и но-хинские лилии щекотали ему бока.

Темный эльф поднял глаза на Райгу, и она снова увидела его неестественно расширенные зрачки. На мгновение ей стало страшно, но затем эльф заговорил привычным заботливым тоном.

— Не будите меня, — попросил он. — Мы скоро вернемся.

После этого он развернулся и начал медленно удаляться. Райга открыла глаза и села на постели. Уже рассвело. Похоже, завтрак она снова проспала — Силлириниэль расставляла на столе чашки. Райга торопливо вскочила, натянула одежду и, в ответ на недоуменный взгляд эльфийки, пояснила:

— Найду магистра Лина и вернусь.

Она ухватилась за ученическую нить и пошла по ней. Наставник обнаружился недалеко, в комнате Ллавена. Эльф стоял над постелью своего племянника и хмурился. Рядом стояли такие же хмурые Райтон и Миран. Райга плотно закрыла дверь и тихо сказала:

— Он просил не будить его.

— Когда просил? — удивился Миран.

Райга пояснила:

— Он пришел ко мне во сне вместе с Чернышом. Сказал, что скоро они вернутся.

Магистр коснулся лба Ллавена и сказал:

— Что ж, попробуем поверить ему и в этот раз. Позавтракала?

— Нет, — ответила Райга, — Сил ждет меня обратно.

— Мы составим тебе компанию? Расскажешь, что случилось в замке, пока ты была одна.

Райга торопливо закивала. Все вместе они пошли в ее комнату. Правда, сначала наставнику и юношам пришлось ждать за дверью. Силлириниэль настояла, что сначала нужно обработать раны. Через полчаса все расселись за столом в комнате Пламенной. Сил разлила чай, а перед Райгой поставила завтрак и лекарства.

Девушка торопливо пересказала им свои одиночные метания по второму этажу Алого замка. После этого она принялась за еду под укоризненным взглядом Сил. Магистр отхлебнул из своей чашки и сказал:

— Рейлин приятно удивил меня. Не зря я, все-таки, пощадил его отца. Мальчишке пришлось отдавать долги.

Райтон усмехнулся и добавил:

— И не зря Райга в пух и прах разнесла Мириэлл на школьном поединке. Кажется, леди Азарио больше всего уважает силу, и ей ее показали.

— А еще она видела мои крылья, — вспомнила Райга. — Хотелось бы посмотреть на ее лицо в этот момент.

Принц согласился:

— Они потрясающие. Мне кажется, ищеек и стражу ты тоже впечатлила.

Миран хихикнул и сказал:

— Как вы думаете, они до сих пор караулят нас у выходов, думая, что мы не сможем оттуда выбраться?

— Не исключено, — ответил наставник. — По их мнению, у нас нет выхода, кроме как прорываться с боем. Интересно, сможет ли наш темный враг увидеть следы того, каким способом туда проник Ллавен.

Райга поежилась, а затем тихо сказала:

— Возможно, Эрилина под влиянием врага, точно также, как в прошлом Эрик Литтен. Было бы здорово как-то поймать ее и допросить.

— Литтена мы тоже ловили, — напомнил ей Миран. — И этого, как его… Дейра.

Девушка покачала головой.

— Я знаю, но… Нужно что-то придумать.

— Нужно, чтобы ищейки что-то придумали, — сказал Райтон и отставил пустую чашку. — хочется верить, что хлайе Аллатриссиэль не потерял голову и продолжает расследование.

Магистр холодно усмехнулся:

— Думаю, пока у власти твой брат, у Ала с каждым днем все больше материала для обвинения. Вот только, пригодится ли он, зависит от тебя. От нас всех.

Райтон серьезно посмотрел в аметистовый глаз учителя и сказал:

— Я заберу у него трон. Вылечу отца и спасу мать.

В комнате воцарилась гнетущая тишина, а Райга поспешно перевела тему:

— Что теперь будет? какой у нас план?

Магистр спрятал руки в рукава хьяллэ.

— Ждать ответа на твое прошение, — бесстрастно сказал эльф. — Собираться в Но-Хин. Укреплять границы Тийредо. Искать союзников.

— И нас ждет пятый предел, — добавил Райтон. — Город, где не гаснет солнце. И мы пока не знаем, как попасть туда. Тоже порталом?

Райга покачала головой и сказала:

— Скорее всего, на этот раз, за Монолит нам придется отправиться если не на своих двоих, то верхом, как и за Харнар.

Она немного помолчала и, с сожалением, добавила:

— Мы так и не вернулись к Монолиту. А вы обещали.

Эльф, казалось, был немного озадачен претензией ученицы, и с иронией спросил:

— Хочешь пойти туда сейчас?

Райга взглянула в окно и ответила:

— Почему бы и нет?

— Я подумаю, — прохладно ответил наставник.

Миран фыркнул и уткнулся в свою кружку. Райтон отвернулся, пряча улыбку. Райга залпом осушила отвратительное эльфийское лекарство и поморщилась.

— Скорей бы проснулся Ллавен, — вздохнула она.

На этом завтрак закончился и все отправились по своим делам.

Магистр Лин появился в ее комнате снова два часа спустя. Райга, как раз, листала Первую летопись в поисках подсказок. Она немного удивленно посмотрела на учителя. Тот сначал стоял рядом и молча смотрел на нее, а затем сказал:

— Если хочешь, пойдем к Монолиту сейчас. Силлириниэль уговорила Райтона выпить снотворное. Мирана Иночи приставил к обязанностям гвардейца, и он охраняет принца. В ближайшие пару часов никому до нас нет дела.

Райга торопливо вскочила, вернула книгу в свое хранилище. Когда она закрыла шкаф, то обнаружила, что магистр все это время стоял рядом и с интересом рассматривал магический барьер внутри него.

— Плохо? — спросила Райга, вспоминая изящную и смертоносную вязь линий в стенах Алого замка.

— Хорошо, — отозвался эльф. — Большая часть эльфов и людей вокруг считает это занятие довольно скучным.

Девушка покосилась на шкаф и призналась:

— Мне нравятся магические барьеры.

Наставник задумчиво кивнул, бросил на пол горсть портального порошка и шагнул сквозь синий дым. Райга прошла следом. Сначала они вышли в небольшой роще.

Магистр открыл второй портал и пояснил:

— Далеко, в два скачка проще.

На этот раз, они вышли в двух шагах от огромной черной стены. Райга подошла и коснулась ее рукой, а затем прислонилась лбом. Холод порождал горечь в душе. Она снова думала о том, что когда-то здесь бушевало яростное пламя. Кеуби погибли и выжгли все артефакты. Девушка вспомнила ощущения из своего сна. При воспоминании о рассыпающемся стержне источника внутри Райлиты ее передернуло.

Холод стены вдруг стал совершенно невыносимым, и девушка, сама не понимая, зачем, пробудила Глаз Пламени. Почувствовала знакомый жар, а затем потянула силу. Жжение пробежало вдоль позвоночника, и за ее спиной снова раскрылись два огромных пламенных крыла.

Райга обернулась на учителя и увидела, что эльф стоит вполоборота к ней, тщательно обозревая равнину. Она взмахнула крыльями и взлетела на вершину стены. Несмотря на прошедшие годы, и здесь поверхность оставалась совершенно гладкой. Райга встала на край черной поверхности и посмотрела на равнину, похожую и непохожую на ту, что она видела во сне. Время стерло следы давно прошедшей битвы. Ничего не напоминало о том, что когда-то здесь закончилась история рода Кеуби.

За ее спиной с шипением открылся портал. Магистр Лин молча подошел к своей ученице и встал рядом. Райга покосилась на него, вздохнула и села на край стены, свесив ноги. Убирать крылья и гасить артефакт она не спешила. Безумно хотелось пролететь над бывшим полем боя, но она сдержалась.

Магистр Лин словно прочел ее мысли.

— Не нужно спускаться туда, — сказал эльф. — И не нужно чувствовать себя виноватой. Это не твоя миссия. Не твой провал. И, если уж на то пошло, не твой род.

— Остатки Кеуби влились в Манкьери, — грустно улыбнулась девушка.

Перед глазами снова встала картина из воспоминаний Райлиты. Тронный зал Кеубирана, и полуэльф с черными волосами, вокруг которого разгорался кровавый огонь. Разгорался из крови Пламенных. Райга не знала, сколько она просидела так. Магистр не торопил ее. Молча стоял рядом. Ветер трепал подол черного хьяллэ и длинные молочно-белые волосы. Аметистовый взгляд был устремлен вдаль. Наконец, Райга поднялась и погасила крылья, а затем тихо попросила:

— Вернемся.

Эльф кивнул и открыл портал. Сначала — в рощу, а затем уже в Тийредо, прямо в ее комнату. Прежде, чем уйти и оставить Райгу, наставник попросил:

— Если ты еще увидишь Ллавена во сне, расскажи мне.

Девушка пообещала.

Но друг ей больше не снился. Эльф проснулся на рассвете через два дня, притихший и отрешенный. Райгу распирало любопытство. Очень хотелось расспросить Ллавена о том, что он видит и куда уходит в снах, но она сдержалась.

Позже, в кабинете Райтона, магистр Лин спросил его:

— Наш враг сможет обнаружить тебя? Или то, что мы ушли с помощью темной магии?

Ллавен оскорбился:

— Разумеется, нет. Мы с Чернышом замели все следы.

Их разговор прервало появление Иночи Райса и Акато. Но-хинец вежливо поздоровался со всеми и вручил Райге запечатанный конверт с документами и гербовой печатью Королевства.

— Что это? — настороженно спросила девушка.

— Ответ принца Риовелла на твое прошение.

Райга распечатала письмо и начала читать.

— Что там? — спросил принц, когда она передала лист бумаги наставнику.

— Они назначили официальное слушание, — ответила Пламенная. — Через месяц мне предлагают явиться во дворец и доказать то, что я отдала титул не добровольно.

Печать на пояснице напомнила о себе, и Райга добавила:

— Но даже не представляю, как я смогу это сделать.

— Тебе и не понадобится это делать, — ответил принц. — За этот месяц нужно решить проблему с водными драконами и пройти еще один предел. После этого, если отец не придет в себя, Большой Совет коронует Риовелла. Точнее, попытается. А нам нужно будет явиться туда и показать, кто, по-настоящему, имеет право на корону.

Магистр Лин покачал головой, и ничего не сказал.

Акато осторожно предложил:

— Если у вас есть еще дела в Но-Хине, я могу быть вашим проводником. Я отведу вас в дом Хебито.

— Нам нужен остров Окущимэ, — печально улыбнулся принц.

Но-хинец изменился в лице. Райга посмотрела в расширенные от ужаса глаза Акато и спросила:

— Что-то не так?

Юноша помотал головой и начал сбивчивый рассказ.


Глава 15. Остров Окущимэ

— Много лет назад в Но-Хине правил Император Нокирай, — рассказывал Акато. — У него было шесть сыновей. По закону трон наследует тот, в ком сильнее всего проявлена магия предков. Это видно при рождении, и ребенку дают имя, несущее древний корень “рай”, что означает “свет”. Но в семье Нокирая ни один из пяти сыновей не носил такое имя. И наследовать ему должен был старший сын Охита. Случилось так, что Императора поразила неизвестная болезнь, и в тот же год жена родила ему шестого сына…

Миран прервал его:

— Погоди, так у него уже было шесть сыновей. Наверное, седьмого?

Акато пояснил:

— Нет, всего было шесть. Шестой родился в год его болезни. Жена Императора умерла в родах, но успела наречь сына Раймато. Узнав о ее смерти, Император Нокирай умер от горя. Охита взошел на престол. Но, по закону, должен был уступить трон брату по достижению им совершеннолетия.

Но-хинец сделал паузу, а Райга сказала:

— Что-то мне это напоминает…

Магистр Лин бросил на нее предостерегающий взгляд и сказал:

— Продолжай, Акато.

— Шестнадцать лет правил Охита. И все меньше ему хотелось отдавать брату трон. Он мечтал передать престол своему сыну, Миято. Тогда он сговорился с водными драконами, увез младшего брата на остров Окущимэ, где они обитали, заковал в цепи и запер в башне. Охита заключил договор крови с водным драконом Такоджиса, и тот пообещал стеречь Раймато и не дать ему вернуться.

Миран проворчал:

— Братская любовь у высокородных так себе…

Ллавен ткнул его в бок. Райга не сводила взгляд с напряженного лица Райтона. Принц не обратил внимания на слова друга и бесстрастно попросил:

— Продолжай, Акато.

Тот начал рассказывать дальше:

— Раймато умер в башне от истощения. Но сила его была также велика, как и его злость. После смерти он превратился в могущественного ёи, черного девятихвостого лиса. Он убил Такоджису и часть водных драконов, а потом сделал их своими слугами-ёи. Говорят, они до сих пор живут на острове и жестоко убивают каждого, кто решится ступить на эту землю.

Какое-то время все молчали. Затем магистр Лин сказал:

— Могущественный противник. Будет сложно.

Райтон поднялся и сказал:

— Отправимся туда через два дня. Я найду способ победить этого ёи. Ты проведешь нас туда, Акато?

Но-хинец снова округлил глаза от ужаса и выдавил:

— Я найду корабль, который согласится довезти вас. Но лучше вам не делать этого, Ваше Высочество.

— Я дал слово. Обменял его на избавление от метки ёи для Райги. И теперь не могу отступить, — пояснил принц.

— Мы будем вместе, так что справимся как-нибудь, — добавил Миран.

— Особенно, если кто-то не будет брать с собой подарки от сомнительных девиц, — выразительно посмотрела на него Райга.

Темный уязвленно ответил::

— Это было один раз! И я просто забыл его вытащить!

Магистр Лин поднялся на ноги и холодно сказал:

— Обсудим детали позже. Сейчас у нас тренировка по плану.

Тренировка вышла короткой и жесткой. Магистр снова заставил всех выложиться по полной, и только изрядно просевший источник наставника говорил о том, что его ученики выросли, и побеждать их эльфу становится все труднее. Даже с тем условием, что артефакты они не использовали. Райге очень хотелось где-нибудь попробовать свои новые крылья, и после тренировки она подошла к магистру Лину.

Тот выслушал ее просьбу и немного помолчал.

— Не думаю, что рационально тратить силу артефакта в преддверии Но-Хина, — сказал эльф. — Мы не знаем, как быстро он восстанавливается, и сколько сил тебе понадобится там. После того, как мы вернемся, я что-нибудь придумаю. Обещаю.

Райга вздохнула и ушла. По дороге в комнату она думала о том, что было бы здорово полетать за Монолитом.

В оставшиеся два дня Райтон занимался делами герцогства. Миран и Ллавен стояли за его плечами двумя безмолвными тенями, и Тийредо все больше напоминал Райге дворец. Караулы “бордовых”, бордовые мундиры товарищей и… деликатное внимание Иночи Райса, от которого она, при первом же случае, сбегала на тренировки. Вечером второго дня она даже с радостью побежала на тренировку с хаотаки, прихватив прежде ненавистный учебный меч.

Магистра Лина еще не было. Райтон стоял на краю площадки и переговаривался с Акато. Роддо как раз вбросил клинок в ножны, подмигнул Райге и ушел. Юный Райс предпочел остаться с братом и не возвращаться к отцу. Герцог Луций не был этим доволен, но если и пытался вернуть блудного сына, то не силой.

Когда Райга подошла к принцу, но-хинец сказал:

— Сделаю, Ваше Высочество.

После этого он ушел.

— О чем ты попросил его? — спросила Райга у принца, провожая юношу глазами.

— Увидишь завтра, — коротко улыбнулся Райтон. — Тебе это не очень интересно будет.

Девушка сдержала любопытство, и заговорила о другом:

— Ты думаешь, мы справимся с теми, кто обитает на острове? Духи водных драконов, и этот черный девятихвостый ёи.

Она невольно вспомнила про метку Рёго и тяжелую битву с семихвостым ёи. Райтон уверенно сказал:

— Духов драконов мы убьем. А что касается Раймато… У меня есть план, как справиться с ним. Доверься мне.

Пламенная удивленно посмотрела на принца, но спросить больше ничего не успела. Появился магистр Лин, пришлось доставать учебный меч и готовиться к очередной порции избиения.

Когда Райга вернулась в комнату, то на своей постели обнаружила Черныша. Пес лежал на ее кровати, повиливая белым хвостом.

— Вообще, сюда часто заходит Сил, — сообщила ему девушка. — И она же будит меня по утрам.

Тот подскочил к девушке, лизнул ее в лицо и прыгнул в угол, исчезая в тени. В ту же минуту Черныш вернулся, уже вместе с Ллавеном.

— Чем тебя дверь не устроила? — спросила Райга, оглядывая друга.

В облике эльфа ее что-то беспокоило, но она не могла понять, что. Даже глаза друга сейчас смотрели только на нее, и зрачок был нормального размера. Ллавен невпопад сказал:

— Двери другие. Не то.

— С тобой все в порядке? — забеспокоилась Райга.

— Да, — торопливо закивал эльф. — Прости, мы сейчас уйдем.

С этими словами парочка растворилась в тени. Пламенная задумалась о том, почему спутников темных эльфов назвали Тенями. Потому что они путешествуют по теням, или потому, что тенью следуют за своим хозяином?

В ту же минуту пришла Силлириниэль. Эльфийка вместо снотворного принесла Райге какой-то отвар и сняла бинты. Раны уже почти не беспокоили девушку, и в Но-Хин ей предстояло отправиться уже без повязки.

Порт города Тайсака встретил их пронзительным солнцем, ветром, запахом соли и криками чаек. Рыбаки и торговцы суетились на причале. Первые сгружали утренний улов, вторые отдавали резкие команды работникам, которые выгружали товар. Райга с интересом глазела по сторонам.

Акато повел друзей вдоль причала. В дальнем конце их ждала непримечательная шхуна. Капитан, похоже, нес в себе долю крови с контитнета — раскосые глаза дополняла светлая кожа и грубые, совсем не но-хинские черты лица. Мешочек с золотом перекочевал из рук Акато в широкую ладонь капитана, и тот уверенно кивнул. Затем он повернулся к отряду магистра Лина и на ломаном языке королевства сказал:

— Подниматься на борт. Я вас увезти, но причаливать к острову — нет. Лодка дам. Буду ждать три дня.

Эльф спокойно кивнул и заговорил с ним на но-хинском, проясняя какие-то детали. Акато в этот момент повернулся к принцу и подоспевший слуга подал но-хинцу узкий сверток.

— Все, как вы и просили, Ваше Высочество, — сказал юноша.

С этими словами он сбросил ткань. В его руках оказался меч. Он был похож на хаотаки, только немного короче. Черные ножны и такая же черная рукоять без украшений выглядели очень просто. Райга осмотрела оружие и спросила у принца:

— Что это? И зачем тебе это?

Райтон принял клинок из рук Акато, поблагодарил его на но-хинском и ответил Пламенной:

— Каваджищи. Короткий но-хинский меч, который носят вместе с хаотаки.

— Зачем он тебе? — спросил Ллавен.

— Увидите, — ответил принц, и сунул клинок за пояс рядом с бело-голубым хаотаки.

Адепты попрощались с Акато и взошли на борт. Напоследок но-хинец серьезно попросил их:

— Вернитесь живыми.

Райга придерживала у пояса Пылающий хаотаки и косилась на новый меч принца. Райтон заметил ее взгляд и улыбнулся:

— Я думал, тебя не интересуют железки.

— Меня интересует, с чего ты, вдруг, решил купить меч, — призналась Пламенная.

Миран удивился:

— А что такого? Деньги у него есть и, в отличие от тебя, Райтон любит оружие. Магистр Лин вон, клинок себе прикупил в прошлый раз, тебе парочку новых хаиё подарил.

Пламенная пожала плечами, но подумала, что Райтон, все же, купил черный клинок неспроста.

Плыли чуть больше суток. Райге досталась маленькая одиночная каюта, почти не пахнущая рыбой. Капитан, похоже, считался отчаянным среди местных. Как поняла Райга из его разговора с Мираном, все остальные отказались идти к острову даже за большие деньги и возможность послужить сыну принцессы Райтихо.

Близко подплывать не стали. Эрвино, так звали капитана, прикзал бросить якорь в отдалении от острова и дать отряду лодку.

— Ждать здесь три дня, — пояснил он Райге. — Ёи с острова ходить не мочь. Головы берегите.

Райтон поблагодарил его на но-хинском и спустился в лодку. Магистр Лин подал руку Райге. После того, как все устроились, Миран и Ллавен взялись за весла.

Окущимэ густо зарос лесом. Почти сразу за узкой линией пляжа начиналась сплошная стена деревьев, толстых и древних. Вскоре лодка уткнулась в берег. Юноши вытащили ее на песок. Райтон поправил у пояса мечи и сказал:

— Я обещал зачистить остров от духов, чтобы водные драконы снова могли жить здесь. Предлагаю разделиться и пойти с двух сторон. Так мы справимся быстрее.

Магистр Лин думал долго. Наконец, эльф сказал:

— Только если Райга пойдет с тобой.

Принц согласно кивнул. Магистр посмотрел в глаза ученице и сказал:

— Никакого геройства. Вызови меня, если почувствуешь, что не справляешься.

С этими словами он развернулся и пошел вдоль кромки леса. Райтон потянул Райгу в другую сторону и сказал:

— Не подставляемся, договорились? Бьем всех на расстоянии.

Девушка согласно кивнула и пошла следом за принцем.

В лесу царила неестественная тишина и пустота. Не слышно было ни одного птичьего голоса. Ни хлопанья крыльев, ни гудения насекомых, ни шороха лесных зверей. Только ветер лениво шевелил верхушки деревьев. Адепты поминутно чертили поисковые заклинания. Но нападение все равно пропустили.

Он упал на них с дерева. Черный, больше напоминающий змею, чем дракона. Такой же холодный и дымно-бесплотный, как и Черныш. Гибкое сильное туловище обвилось вокруг Райги, и левая половина ее тела тут же вспыхнула, сжигая напавшего ёи. Темная сущность взвизгнула и отбросила девушку прочь. На Райтона в этот момент попытались насесть еще двое. Дальше Пламенной стало не до того, чтобы следить за принцем. Змееподобный ёи оказался невероятно проворен и живуч. Она не успевала чертить заклинания. Огромная голова с дымным гребнем тут же атаковала, пытаясь вцепиться ей в горло. Райга выставила вперед левую руку и отпустила пламя, позволяя ему окутать не только руку, но и морду зверя. Ёи пронзительно завизжал и ударил хвостом. Райге не хватило времени даже начертить щит. Сама не зная почему, она выхватила хаотаки.

Глаз Пламени проснулся сам. Клинок мгновенно окутало рыжее сияние. Девушка полоснула своего врага по морде и тот завизжал тонко и пронзительно. К большой радости, Райга заметила, что раны, нанесенные клинком, у ёи не затягиваются. Райтон в двух шагах кромсал черные извивающиеся тела сияющим голубым хаотаки, и таким же льдисто-голубым цветом сиял его правый глаз. Призвав на помощь все свое искусство, девушка разрубила змея пополам и прыжком оказалась рядом с другом. Они с принцем встали спиной к спине. Райтон бросил:

— Ты справишься. Я помогу.

Дальнейшая битва превратилась в сплошную череду стремительных атак и ударов. Райга, как могла, отмахивалась Пылающим хаотаки. Скирини принца был вездесущ. Райтон успевал рубить своих ёи и помогать Райге. Когда, наконец, ёи перестали выползать из-за деревьев, принц вбросил в ножны клинок и поспешно погасил глаз. Райга сделала то же самое.

Поисковые заклинания они начертили одновременно. Заклинание Райги пришло ни с чем, а вот, Райтон тут же ударил цепью ледяных молний, уничтожая несколько крадущихся духов. Затем принц схватил Райгу за руку:

— Быстро идем. Больше нам не нужно их искать. По какой-то причине, эти существа жаждут убить нас. И, почуяв людей, не останутся в стороне.

Быстрым шагом они двинулись через лес. На этот раз, опасность заметила Райга. Огненные цветы раскрылись, охватывая новую группу духов. Райтон тут же атаковал следующих, снова цепочкой ледяных молний. А затем — веером серпов. Адепты побежали вперед, но далеко уйти не смогли. На этот раз впереди заворочалось что-то черное и огромное.

Это был огромный черный дракон, будто сотканный из дыма. Его глаза сияли алым. Вместо того, чтобы атаковать, он внезапно распахнул пасть и вытолкнул из нее несколько слов на но-хинском. Этот вопрос она понимала.

— Кто ты такой? — вопрошал ёи. — Зачем ты пришел сюда?

Ответ Райтона девушка разобрала приблизительно. Кажется, принц сказал, что он пришел кого-то освободить и мстить драконам. Райга не была уверена, что поняла смысл, а потом резко стало не до этого. Зверь атаковал. И снова единственное, что они успели — это выхватить клинки и пробудить глаза.

Убить этого оказалось не так-то просто. Сияющие клинки оставляли на теле исполинского духа зарубки, но не могли его уничтожить. Райге пришлось сражаться на пределе своих скромных возможностей. Хаотаки принца порхал вокруг нее. Райтон успевал не только прикрывать подругу, но и кромсать черную плоть ёи.

К тому времени, как им удалось порубить духа на куски, и те начали таять в воздухе, у Райги уже дрожали руки. Она с облегчением спрятала меч в ножны, погасила глаз и с горечью сказала:

— Я плохой помощник. Что ты сказал ему?

— Правду, — уклончиво ответил принц. — Идем.

До них донесся отдаленный треск деревьев и визг ёи. Райтон поторопил девушку:

— Идем. Нужно добраться до башни до того, как сюда приползут другие. С оставшимися разберемся после.

Райга поспешила за ним. Больше никто не показывался, пока они не вышли на прогалину.

Когда-то это, наверное, и в самом деле было башней. Теперь же от нее осталось только основание, которое гнилым пнем торчало среди поляны. Темной магии здесь было столько, что она почти осязаемо струилась вокруг. Клочья черного тумана плавали в воздухе, холодили кожу и обжигали горло. Райга приготовилась использовать два заклинания сразу, но Райтон взмахом руки остановил ее. А затем крикнул:

— Раймато!

Он появился из развалин почти сразу. Не верилось, что когда-то это был человек. Огромный черный лис, размером с жеребца, и девятью длинными пушистыми хвостами прыгнул на обломок стены и, внезапно, заговорил с ними на языке королевства:

— Что дети континента делают на забытом богами Окущимэ? — оскалился ёи.

Его глаза сияли алым, как и глаза ёи-драконов. И черной пасти торчали такие черные острые клыки. Он воинственно распушил хвосты и стал казаться от этого еще больше. Сзади послышался шорох. Райга оглянулась и увидела, что из-за деревьев выползают новые ёи. Она сложила пальцы, призывая свою магию, но принц снова остановил ее:

— Погоди.

Затем он спокойно повернулся, взглянул в алые, полные ненависти глаза лиса-Раймато и сказал:

— У меня есть к тебе предложение.

Райга, не веря своим ушам, взглянула на друга. “Предложение? К монстру? — подумала она. — Он что, серьезно?”

Глава 16. Черный лис

Черный лис раскатисто рассмеялся.

— Предложение? Что ты можешь предложить мне, человек?

Зверь одним прыжком оказался рядом с принцем и поднес к его лицу черную морду. Алые глаза впились в лицо юноши. Райтон не дрогнул и спокойно продолжил:

— Я знаю твою историю, принц Раймато. Тебе, младшему, должен был принадлежать трон) Но-Хина. По праву силы. По праву магии. По праву крови. Но твой брат заточил тебя здесь и сам стал править дальше.

Из пасти зверя вырвалось яростное рычание:

— И ты — потомок моего братца.

— Возможно, — ответил принц. — Но я — такой же, как и ты.

Лис лающе рассмеялся:

— Ты? Такой же, как я? Ты щенок но-хинки и чужестранца. Это говорит мой нюх.

— Верно, — не стал отпираться Райтон. — Моя мать — принцесса Но-Хина Райтихо. И я — младший сын короля Райсвелла Джуби.

Ёи внезапно сел и обернул лапы одним из хвостов.

— Это не делает нас похожими, — рыкнул лис.

Тогда Райтон стиснул кулаки и проговорил, едва сдерживая ярость:

— Я тоже — младший. Ни один из моих братьев не унаследовал магию предков. Ни один из них не получил “рай” в имени. Но сейчас именно мой старший брат травит отца и стремится силой отнять у меня трон. У меня, кто по воле богов должен стать королем.

Глаз принца наполнился голубым сиянием. Лис отшатнулся, вздыбив все девять исполинских хвостов. Райтон больше ничего не говорил. Артефакт продолжал сиять на его лице.

Ёи резко взмахнул хвостами, и духи драконов откатились назад, в чащу. Затем Лис снова подошел к принцу, тщательно обнюхал его и обошел по кругу адептов. Райга замерла и приложила все усилия, чтобы не вздрогнуть, когда черный нос зверя прошелся вдоль ее спины. Он чувствовал, что совсем недавно она создавала крылья? Неизвестно.

Затем ёи обнюхал оба хаотаки. Наконец, лис отошел в сторону и снова сел, помахивая шестью хвостами, а тремя обвивая лапы, словно кот.

— Чего ты хочешь от меня, мальчик, который несет глаз бога? — спросил он. — Зачем ты пришел сюда и привел свою златоглазую сестру?

Алый взгляд на мгновение задержался на Райге. Он пробирал до костей, и ей снова пришлось усилием сдержать дрожь. Райтон настойчиво повторил:

— У меня есть к тебе предложение.

Лис не шевелился, а продолжал сверлить юношу алым взглядом. Принц вытащил из-за пояса каваджищи, достал его из ножен и протянул вперед на вытянутых руках.

— Оставь это унылое место, — проникновенно заговорил Райтон. — Отпусти своих подневольных слуг. Пойдем со мной. Стань клинком, который поможет отвоевать мой трон. Не дай королевской крови Хачби во мне снова повторить твою судьбу.

На морде лиса появилось изумление и недоверие. Он сделал шаг вперед, тщательно обнюхал клинок в руках юноши и простые черные ножны. Райга затаила дыхание. От ёи шла волна темной силы. Лис поднял морду и негромко сказал:

— Моя магия — темная. Хочешь ли ты носить за поясом темный клинок рядом с божественным Скирини?

Райтон невозмутимо ответил:

— За мной и без того следуют темные. Магии той стороны я не боюсь.

Лис как будто усмехнулся, а затем издал странный, ни на что не похожий звук. После этого, в воздухе будто лопнула струна. Райга оглянулась и увидела, как духи погибших драконов развеиваются и облаками черного дыма возносятся в ясное небо. Затем лис склонил голову и прокусил запястье принца точно также, как Райгу укусила да-ёи.

Юноша не шевельнулся. Тягучие алые капли оросили землю. Ёи прошелся языком по запястью юноши и плавно перетек в клинок, который принц продолжал держать на вытянутых руках. Лезвие каваджищи стало черным, как ночь, а на рукояти вспыхнули два алых рубина.

Райтон молча поклонился клинку, продолжая держать его на вытянутых руках и убрал его в ножны. Скирини никак не отреагировал на соседство с темным духом. Принц смахнул пот со лба и тяжело опустился на землю. Райга тут же оказалась рядом. В отличие от укуса белой лисы, раны на запястье принца затягивались на глазах. Магия злобного духа лечила, и это было удивительно.

— Все в порядке? — обеспокоенно спросила девушка.

— В порядке, — слабо улыбнулся принц. — Это был очень рискованный ход. Но теперь я в расчете с водными драконами. И мы можем отправиться к следующему пределу. Там я должен догнать тебя.

Принц многозначительно посмотрел Райге за спину. Она не сразу поняла, в чем дело. Но потом ее озарило. Крылья. Райтон имел в виду крылья.

Принц медленно поднялся, и они побрели в ту сторону, откуда раньше слышали звуки битвы. Через пару минут им навстречу вышли взволнованные друзья. На их лицах читалось нескрываемое облегчение.

— Ёи-драконы исчезли, — сказал магистр. — Вы победили Раймато?

— Нет, — ответил Райтон и показал учителю клинок. — Заключили союз.

Брови эльфа взметнулись вверх, на лицах Мирана и Ллавена появилось непередаваемое изумление. По пути к берегу Райтон коротко пересказал им свой разговор с черным лисом. Магистр усмехнулся:

— Смелый ход. Это было рискованно.

— Игра стоила свеч, — улыбнулся Райтон. — Теперь у меня есть еще один союзник.

Он похлопал по ножнам каваджищи.

В этот момент отряд вышел к берегу. Адепты удивленно замерли. Из воды один за другим выходили водные драконы. Около двух десятков чудесных существ пересекали пляж и шли к лесу. Один из них направился в сторону принца. Магистр тут же оказался рядом и закрыл собой Райгу. На его пальцах вспыхнули голубые отсветы водной магии. Из-за его плеча девушка наблюдала, как принц осторожно касается морды молодого дракончика и внимательно смотрит в сверкающие глаза зверя. Почему-то ей казалось, что в этот момент они разговаривают. Затем водный дракон вслед за сородичами вошел в лес. Адепты во главе с наставником погрузились в лодку и начали грести обратно к кораблю.

На шхуне их встречали, как богов. Моряки видели плывущих к острову водных драконов. И теперь благоговейно падали на колени и касались палубы лбом. Все, включая капитана. Райтон принимал почести с молчаливым достоинством. Друзья и наставник стояли за его спиной.

Еще день они провели в плавании. Райга почти все время проспала на узкой койке в своей каюте. Случившееся снова отняло много душевных и физических сил. Друзья не будили ее. В день прибытия в город Тайсака девушка проснулась от того, что по ученической нити приходят глухие волны раздражения. Она встала и пошла искать наставника.

Эльф сидел на стуле в своей каюте. Притихшие юноши рядком расположились на узкой койке. На столе перед ними были разложены листы, испещренные пометками и знакомыми до боли странными схемами. Огненный смерч угрожающе раскручивался, магистр смотрел на своих учеников с презрением.

— Порталы? — понимающе спросила Райга.

— Да, — буркнул Миран. — И не надо так смотреть. Не все тут гении, знаешь ли.

Райга попыталась отправить по ученической нити волну сочувствия, но, кажется, это только еще больше разозлило магистра Лина. Он подхватил со стола свои записи. Мгновение, вспышка пламени — и листы осыпались хлопьями серого пепла.

— Вон, — сказал эльф и отвернулся.

Адептов как ветром сдуло. Отряд вышел на палубу корабля. На горизонте показалась темная полоска острова Кайсу.

— Не представляю, как нам это освоить, — пожаловался Миран.

— Через это прошли все, — напомнил ему принц. — Акато и Роддо справились. Мы тоже справимся. Ты же горишь желанием делать портальный порошок. Для этого тебе нужно понять, как работают порталы.

— Знаю, — ответил темный. — Но это трудно.

Райга сочувственно сказала:

— Я попробую объяснить вам по-другому, когда вернемся. У меня один раз получилось. Возможно, и рассказать об этом я смогу лучше, чем магистр Лин.

— Главное, лаэ об этом не говори, — посоветовал Ллавен. — Сомневаюсь, что если ты возьмешь на себя роль учителя, это его порадует.

Райга кивнула и отвернулась к морю. “Конечно, не порадует, — подумала она. — Я же собираюсь рассказать вам то, что вычитала в учебнике для пламенных эльфов. Запретные знания”

Похоже, магистр Лин как-то сумел связаться с Акато. Тот встречал их на причале. В его глазах светились безумная радость и удивление. Но-хинец приветствовал их на вежливом диалекте своего языка. Когда адепты шли через порт за отпрыском рода Кадзу, за их спиной вились шепотки. Похоже, слухи летели впереди корабля. Весь город уже знал о том, что водные драконы вернулись на остров Окущимэ, а черный лис Раймато повержен.

— О чем думаешь? — спросил Райгу принц, когда они вышли за пределы порта.

— Мы многое сделали для Но-Хина, — задумчиво ответила Райга. — Зажгли Источник, очистили вершину Фурикоран от ёи. Теперь Окущимэ. Страна, в которой родилась твоя мать, возрождается. Жизнь людей становится лучше.

— Да, согласился принц. — Осталось только вернуть тебе титул и возродить наше Королевство.

Акато покосился на Пламенную и сказал:

— Значит, это правда? Сага принудили тебя отдать наследие предков.

Девушка торопливо отвернулась, а магистр Лин ответил вместо нее

— Это не имеет значения. Все, что нужно она скажет только перед Большим Советом.

Но-хинец вежливо кивнул и больше ничего не спрашивал.

Райга, пользуясь случаем, порывалась еще раз оказаться в доме Эриги, но магистр отказал ей:

— Нам нужно подготовиться к путешествию, — пояснил эльф. — Так что, придется отложить это.

Девушка вынуждена была согласиться.

Акато перенес их сразу к воротам Тийредо. В замке их уже ждали. Кроме Роддо и Глиобальда во дворе их встречали Барру и Тесса. Девушка держала Роддо за руку, и ее глаза сияли, как звезды.

— Герцог Луций запрещает им видеться, — тихо пояснил Акато.

Райтон задумчиво кивнул, но ничего не сказал по этому поводу. Райга была рада тому, что с ними теперь еще один кусочек прошлой жизни — отряд Роддо в сборе. Не хватало магистра Чеку, но тот растил новых адептов в Алом замке. Оставалось надеяться, что у них все хорошо.

После сытного обеда в компании друзей и ванны Райга уединилась в комнате с Первой Летописью. Она медленно листала страницы, выискивая подсказки, оставленные предками. Просматривала ровные линии букв, завитушки, пометки Райсия, пытаясь найти хоть что-то похожее на код или шифр. За этим занятием ее и застал магистр Лин.

Эльф окинул взглядом книгу в ее руках и бесстрастно спросил:

— Ты не расстаешься с ней последнее время. Что ты там ищешь?

Райга опустила взгляд и закусила губу, понимая, что не сможет рассказать о словах врага.

Магистр, кажется, все понял и миролюбиво спросил:

— Если найдешь — сможешь поделиться тем, что узнала?

Девушка утвердительно кивнула, и это обнадежило эльфа. Он спрятал руки в рукава хьяллэ и спросил:

— Пойдешь со мной в Мерцающий лес?

Райга пожала плечами. Она скучала по уюту Хеллемилиорана, но чувство вины и неловкость затопили ее с новой силой. Эльф словно прочитал ее мысли и добавил:

— Ты хотела побывать в Халариэне. Мы можем пойти туда сейчас. У меня есть там одно дело, а потом я могу показать тебе город.

— А хлайе Хаэтеллио не будет против? — осторожно спросила девушка.

— Он в Хеллемилиоране, — бесстрастно ответил наставник. — Если идешь, собирайся. Силлириниэль уже там.

С этими словами наставник ушел. Райга немного удивилась тому, что эльфийка отправилась в столицу. Она торопливо переоделась в бордовое хьяллэ, переплела на скорую руку косы и вышла в коридор. Эльф ждал ее.

Магистр тут же открыл портал, и Райга шагнула за ним сквозь синий дым. Она ожидала, что снова окажется во дворце, поэтому ее удивлению не было предела, когда перед ней возникла серебристая решетка ворот, за которыми царила осень. Она изумленно повернулась к наставнику. Магистр ответил на ее вопросительный взгляд:

— Мне нужно кое-что найти здесь, в библиотеке. Я покажу тебе дом, если захочешь. Днем здесь есть прислуга, и они предупреждены о тебе. Можешь ходить, где хочешь.

— Я хочу в библиотеку, — поспешно ответила девушка.

Магистр вскинул бровь и сразу предупредил:

— Книги забирать отсюда не дам.

Пламенная сникла, но все равно поспешила за наставником. Осенний сад был прекрасен. Райга остановилась перед одним из кленов и поймала в раскрытую ладонь алый листок.

— Такие росли в Манкьери в тот день, когда я впервые увидел тебя, — неожиданно сказал за ее спиной магистр Лин. — Красных кленов там очень много.

Райга молча кивнула и сжала в руках листок. перед глазами пронеслось детское воспоминание, которое долго преследовало ее. Мерное покачивание, белая прядь у ее лица и кружащиеся в воздухе алые листья.

А потом вспомнила о серебристом листке эльфийского дерева, который она хранила в шкатулке матери. Интересно, пригодится ли он ей когда-нибудь? Надо было расспросить о его свойствах тройняшек. Она не сомневалась в том, что Вин все выложил бы, а если не он, то Вэн. А вот, магистр, наверняка, ничего не расскажет. Интересно, зачем он все-таки показал ей это дерево в тот день? Теперь Райга не могла отделаться от мысли, что эльф сделал это просто так, чтобы побыть вместе с ней и погулять по родному лесу.

И также было не ясно, зачем сегодня ее позвали в Халариэн.

Пламенная отправилась вслед за наставником в дом. Сегодня там, и правда, было оживленнее. Несколько эльфиек в однотонных небесно-голубых хьяллэ порхали из угла в угол и наводили порядок с помощью заклинаний бытовой магии. Магистра они приветствовали почтительными поклонами, а его ученицу провожали любопытными взглядами.

Когда Райга и ее учитель оказались достаточно далеко, чтобы их не слышали служанки, девушка задумчиво сказала:

— А вам, наверное, подошло бы голубое с серебром.

О своих словах она тут же пожалела. Спина эльфа окаменела, и он ничего не ответил. В библиотеке магистр начертил целый рой пламенных светлячков и пошел вдоль стеллажей с книгами.

— Простите, — тихо сказала Райга.

Он обернулся и покачал головой. А затем на мгновение коснулся рукой головы ученицы.

— Что мы ищем на этот раз? — спросила девушка.

— Мы — ничего, — ответил учитель. — Эту книгу смогу найти только я. В пятом ряду должны быть разные сказания нашего народа. Можешь почитать что-нибудь если хочется.

С этими словами эльф отвернулся и пошел вдоль полок. Тонкие пальцы задумчиво скользили по корешкам. Судя по рунам, это были книги на простом эльфийском, и ничего секретного в них быть не должно было. Райгу так и подмывало попросить наставника еще раз. Она подозревала, что книги на этих полках гораздо интереснее, чем те, которые ей предлагал посмотреть эльф.

Словно прочитав ее мысли, магистр обернулся и бросил на ученицу предостерегающий взгляд.

Девушка вздохнула и побрела по библиотеке, перебирая события последних дней. С тех пор, как они вернулись из Раввии, события понеслись вскачь. Беспокойство за Мирана, Ллавена, короля и королеву постоянно грызло ее. Кажется, спала девушка только благодаря эльфийским снадобьям и заботе Силлириниэль, которая ее ими снабжала. Как было тяжело Райтону, не хотелось даже думать. О том, во что выльется война двух братьев, Райга старалась не думать.

Она сама не заметила, как дошла до стены. Кажется, пятый ряд она пропустила. Нужно было вернуться, но ее внимание привлекли несколько книг в черных обложках. Древнеэльфийские руны на тисненых корешках большей частью были незнакомы. Она узнала только одну. Ту, которая означала “темный”.

Сердце девушки забилось чаще. Неужели… перед ней то, что так нужно Ллавену? Может быть, в этих книгах сведения о темных эльфах? Мысль о том, что ей нельзя ничего брать здесь, и вообще, магистр отправил ее не сюда, мелькнула и ушла. Рука сама потянулась к черным корешкам. Райга заколебалась. Брать или не брать?

Глава 17. Попытка номер…

Наконец, Райга решилась и осторожно коснулась корешка одной черных книг. Медленно потянула на себя, стараясь не произвести ни одного лишнего звука. Но в тот же миг изящная ладонь накрыла ее руку и решительно задвинула книгу обратно. Райга вздрогнула и оглянулась. Магистр Лин стоял рядом. В аметистовом взгляде светился укор.

— Зачем? — устало спросил он, продолжая прижимать ее ладонь к книгам на полке. — Ты же знаешь, что это запрещено.

Райга перевела взгляд на свою несостоявшуюся добычу и тихо ответила:

— С Ллавеном что-то происходит. Ему нужна помощь.

— Здесь ты не найдешь, как ему помочь, — бесстрастно ответил эльф.

— Я могу хотя бы попытаться, — возразила девушка.

— И снова нарушить законы эльфов.

Райга снова посмотрела на учителя и тихо спросила:

— Неужели вам совсем не жалко его? Он же ваш племянник. Он не виноват, что родился темным. Ллавен много раз помогал нам, и его магия нужна, чтобы закрыть Двери.

Пальцы наставника сжались на ее руке. Огненный смерч угрожающе раскручивался совсем рядом, по ученической нити приходила почти болезненная отдача.

— Я не спорю. Мальчишка жив только потому, что он приносит пользу. Но он может стать опасен. В первую очередь, для тебя.

Райга вспомнила свое ночное пробуждение, расширенные зрачки Ллавена, которые затягивали, словно болото. Но она уверенно сказала:

— Чтобы он не был опасен, ему нужно помочь.

Магистр Лин оторвал ее руку от книг. Девушка вздохнула, осторожно высвободила свою ладонь и стиснула кулаки. Эльф спокойно продолжил:

— Законы эльфов запрещают показывать подобные книги людям.

— Ваши законы вам же и создают проблемы! — вспылила Райга. — Если бы темных не убивали… Возможно, правнук Алого Жара не пытался бы открыть Двери сейчас.

Наставник спрятал руки в рукава хьяллэ и грустно улыбнулся:

— Если бы мы не убивали темных, возможно, никто из нас не родился бы. Бывают ситуации, из которых нет хорошего и правильного выхода. Остается выбрать меньшее из зол. Наш род выбрал такое.

Ученица развернулась к нему и вскинула голову:

— Если я прочту их здесь, никто не узнает, правда.

— Я читал эти книги, Райга, — терпеливо повторил эльф, глядя ей в глаза. — И я не нашел в них ничего.

— Вы не знаете, что происходит с Ллавеном, — продолжала упрямиться она. — Он вам ничего не расскажет. А со мной может поделиться.

Магистр устало вздохнул. Узкая ладонь легла на голову ученицы. Затем он сказал:

— Думаю, я нарушил уже достаточно эльфийских правил. Я обещаю, что поищу что-нибудь в библиотеке Халариэна.

Райга резко отошла о стеллажей и подошла к окну. Ветер шевелил листья алых деревьев. Пламенная забралась на подоконник, обхватила колени руками устремила взгляд через стекло. Магистр, кажется, был удовлетворен ее видимой капитуляцией, и ушел. Ученица продолжала внутренне кипеть, но фраза “я нарушил уже достаточно эльфийских правил” заставила ее подчиниться.

Магистр, похоже, чувствовал ее настрой. Через пару минут эльф вернулся, остановился рядом и примирительно сказал:

— Может быть, тебе будет интересно вот это.

Ученица медленно обернулась. Магистр Лин держал в руках книгу. Светло-голубая обложка с серебряным тиснением сообщала: “Выдающиеся представители рода фуу Акаттон Вал”. Во взгляде наставника светилось затаенное ожидание. Райга протянула руку и нехотя взяла книгу, стараясь не выдать свой интерес и волнение. Магистр усмехнулся, еще раз на мгновение коснулся рукой ее головы и снова ушел. Пламенная торопливо распахнула томик и погрузилась в чтение.

Магистр, конечно, знал, что заинтересует ученицу. Сначала девушка пролистала книгу, разглядывая портреты остроухих красавцев и красавиц с глазами всех оттенков аметиста и сирени. Кажется, книга была написана до войны с орками. На последней странице она обнаружила портрет трех юных эльфов. У старшего были темно-фиолетовые глаза и золотистые волосы. Его рука лежала на плечах сестры, с такими же темными глазами и еще более ярким золотистым оттенком волос. Младшему мальчику между ними на вид было лет двенадцать. Его молочного цвета волосы казались еще белее на фоне волос брата и сестры. Прямой аметистовый взгляд не был ни холодным, ни бесстрастным. Если бы не разговор в целительском крыле после того, как она смогла создать пламенный кокон, Райга была бы удивлена. Художник обладал несомненным талантом — портрет выхватывал суть, характеры и настроение юных эльфов. Сразу чувствовалось, что все трое были дружны и дорожили друг другом.

Райга опустила взгляд и внизу страницы прочла: “Лиатариэль, Этериэль и Линдереллио фуу Акаттон Вал.”

Она уже собиралась перелистнуть обратно и начать читать с первой страницы, как в двух шагах от нее открылся портал. Их синего дыма выплыла знакомая до боли серебристая фигура. Райга с тоской смотрела на луну среди трех облаков, вышитую на серебристом хьяллэ, потом взглянула в холодные серебристые глаза эльфа и сжалась, как кролик перед удавом. Меньше всего она ожидала увидеть тут Хаэтеллио.

Эльф был удивлен не меньше ее. Несколько мгновений он хлопал ресницами и смотрел на девушку, словно ждал, что она растворится в воздухе, как видение. Затем он огляделся вокруг, словно желая убедиться, что попал куда нужно. Задержал взгляд на красных и рыжих деревьях за окном и только после этого спросил:

— Что ты тут делаешь?

Искреннего удивления в его голосе было намного больше, чем презрения.

— Она пришла со мной, — раздался за его спиной голос магистра Лина.

Хаэтеллио резко обернулся и смерил взглядом своего брата.

— Ты пришел сюда? Я удивлен. Сколько лет ты не был в этом замке?

— Я уже был здесь с Райгой полгода назад, — равнодушно пожал плечами магистр Лин.

Он делал вид, что ничего не происходит, но взгляд эльфийского принца говорил об обратном. Хаэтеллио адресовал девушке еще один удивленный взгляд и снова повернулся к брату:

— Что вы делаете здесь?

— Ищу одну книгу, — сообщил ему магистр Лин. — После этого я обещал Райге прогулку по Халариэну. В прошлый раз у нее не было времени осмотреть город.

Райга наблюдала за тем, как неприязнь к ней борется в душе Хаэтеллио с радостью, что брат решился вернуться в отчий дом. Наконец, вторая победила.

— Что ж, не буду тебе мешать. Заходи во Дворец, когда отправишь свою ученицу домой, — сказал эльф, открыл еще один портал и ушел, не удостоив Пламенную взглядом.

Магистр Лин укоризненно посмотрел на нее и сказал:

— Теперь ты понимаешь, почему я был так настойчив?

Райга кивнула и спросила:

— Он узнал, что вы здесь, благодаря эйле?

— Верно. И, естественно, захотел узнать, что заставило меня прийти сюда.

Девушка задумчиво сказала:

— Кажется, он не ожидал увидеть меня здесь.

— Разумеется, — серьезно ответил эльф. — Впрочем, я тоже не ожидал, что моя мать будет снова играть на арфе. Но, кажется, ты влияешь на всех эльфов, которые тебя окружают, в той или иной степени. Вин сначала вычерпал свой личный амулет, потом подбросил тебе свой учебник.

Магистр покачал головой. Райга вздохнула:

— Я плохо влияю на эльфов, да?

Наставник коротко улыбнулся и заметил:

— С точки зрения Хаэтеллио? Однозначно. Но лично я рад, что ты смогла развеять тоску моей матери. Что бы ты сама сейчас не думала о Хеллемилиоране, лайе Меллириссиэль рада, когда я привожу тебя туда.

— Мне там тоже нравится, — призналась Райга и невольно опустила взгляд на раскрытую страницу книги.

Эльф тут же оказался рядом и сказал:

— Не думал, что ты начнешь с конца. Опережая твои вопросы — да, это мои брат и сестра. Они остались на поле боя вместе с отцом.

После этого магистр Лин спрятал руки в рукава хьяллэ и ушел. райга продолжила изучать книгу. В библиотеке они просидели долго. Жизнеописания эльфов оказались очень интересными. Впечатлял размах событий — за время жизни одного из эльфов в Королевствах Людей и Гномов менялись целые поколения. Наконец, пришла Силлириниэль и настойчиво потянула Райгу на обед.

Стол был накрыт на двоих в огромной столовой. Сил суетилась вокруг них, и в ее глазах была какая-то безумная радость. Эльфийки в голубых хьяллэ, похоже, ушли. когда девушка задала этот вопрос наставнику, тот подтвердил ее догадку:

— Да, они приходят только следить за порядком. Я вызвал повара впервые за 600 лет.

— Вы нашли то, что хотели? — спросила девушка.

Магистр кивнул и перевел разговор на другую тему. Что бы не искал эльф сегодня в библиотеке, для глаз и ушей его ученицы это предназначено не было.

После обеда они отправились на прогулку по эльфийской столице. Это был самый удивительный город, который она когда-либо видела. Типично эльфийская застройка посреди леса перемежалась с привычными людям городскими кварталами. Жили в них большей частью тоже эльфы. Над всем этим парило огромный голубовато-серый Дворец.

На Райгу здесь обращали гораздо меньше внимания, чем в Хеллемилиоране. Встречные эльфы кланялись ее наставнику, но ученицы хлайе Линдереллио здесь никому не была интересна.

Во Дворец Хаэтеллио приглашал только брата, так что после осмотра местных достопримечательностей магистр Лин открыл портал сразу к Райге в комнату. Девушка прошла через него в одиночестве, оставляя наставника в эльфийской столице. Она не решилась напомнить ему на улице, но надеялась, что магистр сдержит свое обещание. И сможет помочь Ллавену.

За день в замке почти ничего не произошло. Райтон после принудительного сна стал выглядеть получше. Короткий черный клинок висел у него за поясом вместе со Скирини. За несколько часов по замку успели разойтись слухи об их путешествии. Виной всему был то ли донельзя впечатленный Акато, то ли болтливый Миран. Правда, глядя на благоговение в глазах солдат, невозможно было сказать, что эти слухи не пойдут им на пользу.

Когда на улице совсем стемнело, Райга зашла в кабинет принца. Райтон с мрачным лицом сидел за столом, Миран и Ллавен стояли у него за спиной.

— Что-то случилось? — настороженно спросила Райга.

— Думаю, нужно вытащить мать из дворца до того, как мы уйдем к следующему пределу, — вздохнул принц. — Но пока я даже не представляю, как это сделать. Роддо расспросил братьев и отца. Она заперта в Крыле королевы, но теперь все входы и выходы охраняют люди, верные моему брату. Даже часть ищеек на его стороне.

— А часть — на твоей, — серьезно сказала Райга. — Хунта сказал, что старшие ищейки недовольны тем, что происходит. А, значит, кто-то из них может помочь нам. Вероятно, Сид мог бы и в охранной системе дворца оставить нам лазейку.

— Не выйдет, — отрицательно мотнул головой Райтон. — Защита замка создана ищейками прошлого и вплетена в камни, как и магический барьер в комнате магистра Лина. Нам придется разнести пол замка, чтобы попасть туда.

— А почему бы и нет? — подал голос Миран. — Тебе так дорог дворец?

— У нас может не хватить сил, — укоризненно посмотрел на него Ллавен.

— Смотря сколько мы их приложим, и как, — уверенно сказал тёмный. — Думаю, нужно действовать быстро и нагло. Вломиться во дворец с большим шумом, умыкнуть королеву и быть таковыми.

— Я сомневаюсь, что Риовелл не ждет от нас такого хода, — скептически посмотрел на него принц.

— Он может приготовить нам ловушку, — поддержала его Райга. — Но было бы интересно узнать, чем нам могут помочь хлайе Аллатриссиэль и Цанцю. В конце концов, они на нашей стороне, и всегда могут вернуться в Мерцающий лес до того, пока ты не вернешь себе трон.

Райтон с сомнением покачал головой:

— Я не думаю, что все так просто. Ты не понимаешь ищеек, Райга. Они, в первую очередь, верны государству. За это их и ценят.

— В интересах Королевства посадить на трон сильнейшего, — сказал Ллавен. — Но… я бы не стал рассчитывать на помощь хлайе Аллатриссиэля. А вот Цанцю…

Райга успокаивающе сказала:

— Возможно, какие-то идеи есть у магистра Лина? Я согласна, что Райтихо-эме стоит вытащить из дворца до того, как мы уйдем искать следующий предел.

Ллавен покачал головой и сказал:

— С другой стороны, Риовелл ничего ей не сделает, чтобы не получить войну с Но-Хином.

Миран фыркнул:

— Там того Но-Хина… Я бы на это не рассчитывал.

— Но это весомый аргумент, чтобы дед не оказывал мне военную поддержку, согласился принц.

Затем Райтон встал и начал ходить по комнате:

— Если бы мама была здесь, дед поддержал бы меня безоговорочно. Другое дело, что я хотел бы решить разногласия с Риовеллом по закону, а не затяжной войной. По древнему закону трон должен принадлежать мне. Великие роды могут короновать меня, а не Риовелла. Нужно только заполучить их безоговорочную поддержку.

— На его стороне тот, кто открывает воронки… — начал было Ллавен.

И в этот момент левый глаз Райги закололо. Она зажала артефакт ладонью и почувствовала уже забытое чувство давящей тревоги.

— Что такое? — настороженно спросил принц.

— Воронка. Одна. Недалеко, — выдавила Райга.

Она тут же схватилась за ученическую нить и ощутила на том конце очень далекий, почти неощутимый отклик. Затем девушка сжала брошь в виде плоского кольца на воротнике, но тоже не получила ответа. Райга опустила руки и беспомощно сказала:

— Я не могу связаться с магистром Лином. Он должен быть в Халариэне, что могло случиться?

Невозможность связаться с наставником обеспокоила ее не на шутку.

Ллавен задумался.

— Во Дворце есть несколько мест, где плохо работают амулеты и слабо ощущается эйле. Нужно подождать, когда они поднимутся от…

Эльф отвел глаза и замолчал. Девушка тут же вспомнила спуск к Источнику и то, что в этих местах не работает обычная магия. Жжение артефакта стало невыносимым. Райга еще сильнее прижала к нему ладонь и процедила:

— У нас нет времени. Я должна закрыть эту воронку до того, как змеи нападут на людей.

— Каким образом мы попадем туда? — спросил Миран.

— У Роддо должен быть портальный порошок, — серьезно ответила девушка. — А я… могу попробовать открыть портал сама.

Райтон несколько мгновений вглядывался в лицо Пламенной, и затем поддержал ее:

— Идем. магистр Лин нас догонит. Он сразу почувствует, что ты закрываешь воронку. Продержимся до его прихода. Или справимся сами. Не маленькие уже. Он боле двух лет растит из нас лучших.

С этими словами он первый покинул кабинет. Райга шагала следом за ним по широким коридорам замка Тийредо и начинала понимать, что ее ощущения от воронок тоже перешли на новый уровень. Она откуда-то знала, что воронка на этот раз большая, что змей там не один. И каждая минута промедления опасна для людей.

Роддо и Акато они нашли быстро. Юный Райс выслушал Пламенную внимательно, и тут же протянул ей мешочек с синим порошком.

— Подожди нас, — с сильным но-хинским акцентом проговорил Акато. — Мы пойдем с вами.

Ждать, пока друзья поспешно собираются, было невыносимо. Все это время Райга пыталась достучаться до магистра Лина. Наконец, амулет связи ненадолго ожил:

— Прости, я не могу сейчас прийти, — ответил эльф, и в его голосе прозвучала толика отчаяния.

Но он быстро справился с собой и продолжил уже уверенней:

— Мне нужно хотя бы несколько минут, пока не освободится Тайену. Продержитесь.

— Хорошо, — коротко ответила Райга и выпустила брошь.

Она оглядела выстроившихся перед ней товарищей, закрыла глаза, сосредоточилась и зачерпнула портальный порошок.

Все получилось. Она сразу ощутила сеть пламенных линий, начертила нужный узор и направила силу. Адепты вывалились из портала рядом с какой-то мелкой деревушкой. На поле перед ней простиралась широкая воронка, в которой толкался десяток змеев. Судя по крикам, несколько тварей уже были в деревне.

А на другой стороне воронки стоял Рэуто, и в руках его был уже знакомый медальон в виде ромба болотно-зеленого цвета.

— Да сколько же их у вас, — процедила Райга.

— На тебя хватит, — довольно ответил он. — Лучше не сопротивляйся.

— Лучше оставь ее в покое, — ответил Райтон, и в его правом глазу зажегся голубой свет.

Глава 18. Двойное нападение

Глаз Луны вспыхнул, и Райга не смогла больше сдерживать свой артефакт. Отвела ладонь, позволяя Рэуто лицезреть его. Вот, только, он совсем не был впечатлен.

— Не стоит торопиться, Ваше Высочество, — напомнил он, спрятав болотно-зеленый камень в ладони. — У меня есть способ не только доставить вашей подруге несколько весьма неприятных минут, но и поставить ее на грань между жизнью и смертью.

Змеи внутри воронки будто замерли, прислушиваясь к разговору людей. Райтон, не отводя взгляд от Рэуто, приказал:

— Роддо, Акато! Отправляйтесь в деревню. Помните, что змеи боятся только пламенной магии. Дайте возможность жителям уйти.

Оба юноши молча поклонились и бросились в указанном направлении.

Рэуто ухмыльнулся и продолжил:

— Они не знают, верно? Правильный ход, лишние свидетели нам ни к чему.

— Не угрожай мне ее смертью, — сказал Райтон, собирая на кончиках пальцев магию. — Вам она нужна живой.

— Верно, но у нас есть способ спасти ее. А у вас, как я подозреваю, нет.

Он мерзко рассмеялся. Райга вспомнила три заветных пузырька с эликсирами и с горечью подумала о том, что этот способ был бы у них и сейчас. Если бы не Хунта и его просьба. Рэуто, тем временем, обратился к девушке:

— Ну, что, как тебе понравилось умирать на этот раз? Ты же пошла на это ради подписи в этом идиотском прошении, дура!

На девушку на мгновение нахлынули чувства и ощущения того вечера. Страх, боль, руки эльфа, которые он не разжал даже тогда, когда Печать проснулась четвертый раз и кровь хлынула рекой.

— Лучше, чем рядом с тобой, — мстительно процедила Райга.

— Ой, какие мы гордые, — издевательски сказал Рэуто. — И умирать-то рядом с друзьями лучше. И все-то да мы стерпим.

Затем в его голосе послышалось бешенство:

— Сюда иди, дура. Тебе давали столько шансов вернуться. Иди сюда, и тогда единственной кровью, которая прольется, будет твоя.

Райга почувствовала, что внутри нее начинает полыхать бешенство. Змеи в центре воронки снова зашевелились, начали издавать возмущенное шипение и открывать пасти с острейшими клыками.

Райтон приказал Мирану и Ллавену:

— Поддержите Роддо и Акато. Гоните сюда змеев из деревни. Здесь мы справимся сами.

Когда юноши бросились прочь, он повернулся к Райге:

— Твое дело — змеи и воронка. С этим…

Гадкая ухмылка Рэуто не дала принцу закончить. Печать проснулась сразу, и Райга рухнула на колени. Над ее головой лязгнула сталь. Пламя в источнике сделало резкий скачок до минимума. Как только схлынула волна боли, она в отчаянии потянулась к артефакту. Их могла спасти только скорость.

Глаз откликнулся сразу. Сила послушно влилась в источник, побежала жжением вдоль позвоночника, расцвела на лопатках двумя языками пламени, которые превратились в огромные пылающие крылья. Один рывок — и она метнулась между гибкими черными телами исполинских змеев прямо к Рэуто.

Кажется, охранники побоялись докладывать про крылья, или им не поверили. Потому что на лице Рэуто появилось непередаваемое изумление. Райга мгновенно оказалась рядом и перехватила его руку с медальоном. Но добраться до него ей не удалось. Вокруг кулака вспыхнуло алое пламя. И прежде, чем оно успело метнуться к шее Райги, прежде, чем она снова услышала в голове голос своего врага, льдисто-голубой Скирини проткнул ладонь Рэуто насквозь вместе с зажатым в ней медальоном. Виконт закричал, кровавый огонь погас. Райтон выдернул клинок, и кровь хлынула на землю вместе с остатками болотно-зеленого камня. Райга поспешно коснулась его магией артефакта, сжигая ненавистный медальон, который раз за разом причинял ей боль.

Райтон спрыгнул с льдины, которая помогла ему так быстро добраться до Пламенной, и едва ушел от атаки черного змея. Клыки оцарапали принцу плечо, и змей тут же вспыхнул под взглядом Райги.

Здесь ей резко стало не до Рэуто. Остальные змеи атаковали скопом, и девушке пришлось свести ленту своей магии с лентой силы из артефакта. Морды змеев в уткнулись в спираль пламенного кокона. Раздалось яростное шипение.

Скосив глаза она увидела, что принцу удалось оттеснить Рэуто, и тот потерял равновесие. Черный клинок Раймато вонзился в его плечо и пригвоздил к земле. Райтон приставил к горлу врага Скирини и на мгновение замешкался. Райга понимала его. Рэуто — важный свидетель. Но отчего-то все ее существо подсказывало, что виконта нужно убить, как бешеную собаку. В глазах принца сверкнула решимость, голубой клинок прочертил свистящую дугу.

В этот момент, из ниоткуда, над головой Рэуто соткалась корявая тень с белыми глазами. Она сбила принца с ног, опрокинула навзничь. И тут же начала осыпаться ледяным крошевом. Но этого момента врагу хватило.

Рэуто взглянул затуманенным болью взглядом на окруженную пламенем Райгу, сплюнул кровь и прохрипел:

— Из моих жен у тебя будет самая мучительная смерть.

Синий дым вспыхнул прямо под ним, и виконт провалился в портал, который тут же закрылся. Райтон вскочил на ноги, отряхивая ледяную крошку, в которую превратилась искаженная Тень. Райга попросила:

— Не дай змеям разбежаться.

Принц начертил прыжковый полет, вскочил на льдину и подхватил Скирини. Райга продолжала удерживать пламенный кокон и методично сжигать змеев. Поэтому она не сразу заметила, что хаотаки принца, в отличие от его магии, может наносить змеям раны. Твари шипели, пытались атаковать принца, но тот метался между ледяными снежинками и отбивался голубым глинком. Его глаз продолжал сиять.

Магистр Лин вышел из портала за спиной ученицы. Райга на мгновение обернулась к нему и попросила:

— В деревне змеи. Помогите ребятам сдержать их.

Эльф молча кивнул и ушел. Что-то в его облике и походке не понравилось девушке, но думать об этом было некогда. Оставшиеся змеи нападали еще яростнее, пока горел один из их собратьев. Райга немного подумала, затем развеяла пламенный кокон, погасила крылья, и выпустила всю силу артефакта. Три головы вспыхнули разом. Райтон спустился на землю и встал за ее спиной, готовый охранять Пламенную от неприятных сюрпризов врага. Даже не верилось, что на этот раз темный эльф и его приспешники отступили так быстро.

Когда воронка была закрыта, Райга медленно сползла на землю и прикрыла глаз. Она чувствовала, что магистр Лин справился и уничтожил тех, что уползли в деревню. Вскоре из-за домов показались их друзья во главе с наставником. Ллавен шел рядом с магистром Лином и не отрывал от него укоризненного взгляда. Только когда они подошли ближе, Райга заметила, что с рукава черного хьяллэ капает кровь.

Наверное, ее взгляд был слишком красноречив, потому что по ученической нити пришла волна недовольства:

— Со мной все в порядке, — холодно ответил эльф. — Давайте вернемся в Тийредо.

С этими словами он бросил на землю горсть портального порошка и шагнул сквозь синий дым.

Они оказались в целительском крыле замка. Только здесь Райга заметила, что рубашка на плече Акато порвана, в прорехе виднеются следы клыков, а Роддо явственно прихрамывает. Ллавен заглянул в глаза Пламенной и участливо спросил:

— У тебя все хорошо?

Райга заглянула в опустевший источник и молча кивнула. Юный эльф вздохнул с облегчением и попросил:

— Тогда ты можешь идти, а я займусь ранами остальных.

Райга с сожалением оглянулась на друзей, но покорно вышла. Пока она брела в комнату, девушку немного пошатывало. Внутри тлела злость. Проклятый Рэуто снова удрал! Правда, досталось ему изрядно. Но теперь враг, точно, знает про крылья, глаз Райтона и Скирини.

Комната встретила ее пустотой и тишиной. Девушка торопливо переоделась и немного посидела на кровати, обдумывая произошедшее. Как бы ей ни хотелось сейчас лечь и уснуть, нужно было узнать у наставника, что случилось в Мерцающем лесу. Отсутствие связи, раны и поздний приход магистра говорили о многом. Как и то, что ее не ждала Сил. Райга должна была признаться, что она привыкла к эльфийке за то время, что они провели в Тийредо.

Девушка собралась с силами и, терзаемая мрачными мыслями, отправилась в кабинет принца. Но друзей она нашла в целительском крыле. Роддо и Акато уже ушли. Райтон застегивал рубашку, Миран болтал ногами, сидя на высоком столе для сложных целительских манипуляций.

Наверное, стоило сначала постучать, но было поздно. Магистр Лин сидел к ней спиной. Черное хьяллэ было спущено с одного плеча, и на белой коже выделялись три странные коричневые полосы, из которых не переставая лилась кровь, несмотря на то, что Ллавен чертил заклинание за заклинанием и лил на длинные раны какую-то настойку. Девушка замерла, не в силах ни отвести взгляд, ни вымолвить хоть слово.

Наставник резко оглянулся и рявкнул на нее:

— Выйди!

Но Райга, неожиданно для себя, помотала головой и спросила:

— Это что? Что случилось в Мерцающем лесу?

— Выйди, пожалуйста, не нужно тебе этого видеть, — сдерживая злость, проговорил эльф.

— Не гоните ее, — тихо попросил принц. — Лучше расскажите нам, что случилось.

Райга решительно закрыла дверь. Принц начертил глушилку, а Миран — запирающее заклинание. Пламенная робко приблизилась и остановилась чуть в стороне. Она силилась отвести взгляд от странной раны на плече учителя, но не могла.

— Да отвернись ты уже! — не выдержал эльф.

Райтон взял девушку за плечи и развернул к себе. Райга посмотрела в полные сочувствия темные глаза друга.

— Все будет нормально, — пробормотал за ее спиной Ллавен, — Сейчас я что-нибудь сделаю.

— Ты уже делаешь, — тихо сказала Райга, — и это не помогает.

В ее голосе прозвучало отчаяние.

— Поможет, — отрезал магистр и зашипел от боли. — Время… нужно.

Райга попыталась обернуться, но принц решительно развернул ее к себе:

— Все хорошо, Ллавен справится, — монотонно ответил принц. — Расскажите, что произошло, чтобы она успокоилась.

Эльф за спиной Райги процедил:

— Это ее не успокоит.

— Все равно расскажите, — потребовала Пламенная, на этот раз, не оборачиваясь.

Магистр Лин нехотя заговорил:

— Орки. После того, как мы были за Харнаром, они притихли. Я был уверен, что у орочьих кланов больше нет боевой мощи и магии, но они копили ее… Чтобы напасть. Это было очень четко спланированное нападение на Хеллемилиоран. Орки заманили в ловушку меня и Хаэте. Тайену пришлось вытаскивать нас, а мне, из последних сил, пробуждать защиту Зрящего. Все нападающие уничтожены.

Голос Ллавена дрогнул:

— Отец…

— В порядке. Это должен был получить он. Но я оказался быстрее.

Юный эльф не смог сдержать вздох облегчения. Райга бесцветным голосом спросила:

— А …остальные? Тройняшки, лайе Меллириссиэль, Сил…

— Из тех, кого ты знаешь, никто не пострадал, — глухо ответил наставник.

— Значит, у вас есть погибшие… — прошептала девушка.

— Да, — с болью в голосе признал магистр. — Это так.

Какое-то время в комнате царила тишина. Но слушать болезненное и прерывистое дыхание наставника под скороговорку эльфийских заклинаний Ллавена было невыносимо, и Райга медленно заговорила:

— Они… сделали это специально, верно? Напали на Мерцающий лес, подстроили ловушку, чтобы заманить вас и хлайе Хаэтеллио. И открыли воронку, чтобы я пришла одна. Откуда они знают, что я могу открывать порталы?

— Возможно… расчет был другой, — прохрипел магистр Лин. — Что я брошу все, и орки… пройдут дальше прежде, чем я смогу… поднять защиту Зрящего.

Ллавен добавил:

— Вся школа знала, что ты открыла портал. Там могли быть его соглядатаи.

Девушка тут же вспомнила, как холодело розовое кольцо возле окна в комнату Эрилины Азарио, и поежилась.

Миран согласился:

— Да, как ни крути, а они выигрывают в любом случае. И если бы вы пришли, и когда вы там остались. Ну ничего, на этот раз мы показали этому гаду Рэуто.

— Но он снова ушел, — с досадой сказал принц. — Мне не хватило мгновения, чтобы убить его.

— И нас снова атаковала искаженная Тень, — ответила Райга.

Девушка не выдержала и повернулась. Странная рана на плече наставника продолжала кровоточить.

Ллавен спокойно попросил:

— Если тебе станет легче, принеси мне кровевосполняющее из шкафа. Пока я не вычищу орочью магию, кровь не перестанет идти.

Райга прошла к стеллажу, забитому пузырьками и начала нервно перебирать их. Произошедшее в Мерцающем лесу пугало. Как и говорил Рэуто, ее друзья раз за разом оказывались на грани смерти. И будут оказываться. Пока она не придет к своим врагам сама. В подземелья Манкьери. В зал, где белые линии на полу образуют неизвестный узор.

Девушка подала наставнику пузырек с эликсиром и отвела взгляд. Но выбросить из головы эти мысли уже не могла.


Глава 19. Предложение и план

Магистр Лин отставил в сторону пузырек из-под эликсира и нахмурился:

— Возвращайся в свою комнату.

Райга сделала шаг в сторону и снова упрямо помотала головой:

— Все нормально.

Миран спрыгнул со стола.

— Ты в зеркало-то на себя посмотри, — посоветовал темный. — На тебе лица нет.

Девушка украдкой взглянула на сочащиеся кровью коричневые полосы на плече наставника и вздохнула.

— Райтон, уведи ее, — процедил эльф.

Но юноша с жалостью взглянул на Пламенную и сказал:

— По-моему, сейчас отличный момент, чтобы обсудить наши дальнейшие действия. Рэуто — очень слабый маг. Я не могу понять, чем он так ценен для врага, что его с таким рвением вытаскивают из неприятностей. Если бы не это подобие Тени, я бы убил его.

— И мы бы ничего не узнали, — укоризненно сказал Миран.

— От Эрика Литтена мы тоже много хотели узнать, — напомнил принц. — И от Дейра. Зачищает следы враг отлично. Вероятность того, что Рэуто нам что-то выдаст, была мизерной.

Райга смотрела в пол, не решаясь вымолвить ни слова. Печчать на пояснице налилась свинцом, напоминая, что стоит держать мысли при себе. На самом деле, она уже много раз думала о том, зачем им нужен был именно Рэуто. Но так и не пришла ни к какому выводу. Девушка понимала только одно — виконт был выгоден именно его садистскими замашками и дурной славой. Повесить на него исчезновение еще одной малолетней невесты не составило бы труда.

Райга подняла взгляд и увидела, что по вискам Ллавена градом катится пот, а буроватые царапины уже почти не кровоточат. Магистр Лин оглянулся на своего младшего родственника и сказал:

— Достаточно. Тебе надо восстановить магию. Я продержусь.

Ллавен кивнул попятился и привалился к стене.

— Сейчас, наложу повязку, — прошептал юный эльф. — Дух переведу.

Райга решительно отобрала у него баночку с мазью и сказала:

— Я сама.

Было в ее взгляде что-то такое, отчего друг не стал с ней спорить. Магистр Лин стойко терпел пока Райга, вспоминая уроки Махито, туго бинтовала ему плечо. Миран отвернулся, скрывая ухмылку, и тут же получил локтем в бок от принца.

Магистр Лин бесстрастно поблагодарил ученицу и подтянул хьяллэ.

— Вам нужно отдохнуть, — подал голос Ллавен.

Магистр не стал возражать и поднялся.

— Расходитесь, — приказал он ученикам. — Завтра будем учиться порталам снова.

Уже у двери он оглянулся и добавил, глядя на Райгу:

— Иди за мной.

Девушка послушно отправилась следом, не понимая, чего ждать. Наставник молчал, пока они не вошли в его комнату. Там он указал ученице на кресло и сам тяжело опустился в соседнее. Поморщился, пытаясь устроиться так, чтобы не задеть раненое плечо. Райга села на указанное место и стала ждать.

Несколько мгновений эльф изучал ее лицо, а затем негромко сказал:

— Обещай мне, что не будешь этого делать.

— Делать что? — не поняла Райга.

—Не пойдешь к нему сама.

— Да мне такое и в голову не придет, — попыталась сделать оскорбленный вид Пламенная.

— У тебя все на лице было написано, когда ты мне лекарство принесла, — напряженно парировал наставник. — Обещай мне.

Райга вздохнула и попыталась увести разговор в другую сторону:

— Зачем вам мои обещания? Вы всегда можете меня найти.

Она многозначительно погладила кончиками пальцев ключицы. Взгляд эльфа скользнул за ее рукой. Он еще раз поморщился от боли и выдавил:

— Не уверен. У них все время есть что-то в запасе. Неожиданные ходы, орочья трава и артефакты.

В аметистовом взгляде мелькнуло неподдельное беспокойство. Райга сдалась и послушно повторила:

— Обещаю.

На лице эльфа появилось облегчение.

— Хорошо. Можешь идти.

Райга оставила наставника и отправилась в свою комнату. Сегодня они победили, но какой ценой. А впереди еще два Предела, долгий путь до Кеубирана.

На рассвете Райгу разбудила взволнованная служанка. Пожилая женщина в скромном коричневом чепце поклонилась и доложила:

— Простите, леди. Принц требует всех к себе.

Девушка поспешно собралась и отправилась вслед за служанкой. К удивлению Райги, ее привели не в кабинет принца, а в большой зал, украшенный гербами Тийредо и Королевского Дома Джуби.

Райтон восседал на расшитом золотом кресле, отдаленно напоминающем трон. Перед возвышением стояли Миран и Ллавен с суровыми лицами, оба в бордовых Мундирах. Магистр Лин стоял рядом с троном, спрятав руки в рукава хьяллэ. Эльф выглядел плохо, и сердце Райги сжалось от тревоги. Принц ответил на ее приветствие и махнул рукой, приказывая занять место по левую руку.

— Посыльный от братца явился, — сквозь зубы пояснил он.

Стоило пламенной встать слева от принца, как двери распахнулись. Иночи Райс возвестил:

— Посыльный от Его Высочества принца Риовелла.

Вслед за ним вошел темноволосый молодой человек с каким-то незапоминающимся лицом в черно-золотом мундире. Печатая шаг, он прошел через зал, остановился на идеально выверенном расстоянии от возвышения и опустился на одно колено. Голос его прозвучал глухо:

— Ваше Высочество Наследный принц Риовелл шлет привет своему брату и просит выслушать его предложение.

Райтон лениво ответил:

— Я слушаю.

Посыльный прижал кулак к груди и проговорил:

— Его Высочество Наследный принц Риовелл предлагает соглашение. Он готов отдать вам герцогство Тийредо и отпустить королеву Райтихо в обмен на то, что вы откажетесь от притязаний на трон, а леди Манкьери — на исконные территории ее рода и титул Великой герцогини. В этом случае с герцогством Тийредо будет заключен договор о торговле и сотрудничестве на тех же условиях, что и с Но-Хином. Тийредо выходит из состава Королевства Людей и Союза Трех Королевств. Вы сможете решить его судьбу на свое усмотрение — остаться суверенным герцогством, или отложиться в пользу Но-Хина.

Надо отдать должное Райтону, на его лице не дрогнул ни один мускул. Принц помедлил несколько мгновений, а затем холодно спросил:

— А что будет, если я откажусь?

— Я не уполномочен говорить об этом, — ответил посыльный. — Мне приказано ждать вашего ответа три дня, и затем вернуться в Джубиран.

Принц бросил на него задумчивый взгляд и царственно ответил:

— Я должен обдумать его предложение. Капитан Райс выделит вам комнату для ожидания моего решения.

Посыльный поднялся и отвесил принцу глубокий поклон. Лицо его при этом ничего не выражало и Райга совсем не могла понять, что этот мужчина чувствует и думает. Согласен ли он с принцем Риовеллом, восхваляет ли его мудрость, или просто выполняет свой долг?

Девушке показалось, что Райтон обменялся многозначительным взглядом с Иночи, и капитан гвардейцев едва заметно кивнул. Когда двери в зал закрылись, а Ллавен набросил на них купол эльфийской глушилки, Райга спросила:

— Что будем делать?

Принц с досадой сказал:

— Пора переманить на нашу сторону хоть пару ищеек. Было бы здорово прочесть курьера и узнать хоть часть планов Риовелла.

— Может, он и не знает ничего.

Принц покачал головой:

— Он ответил, что не уполномочен об этом говорить. ЕСли б не знал, то сказа бы, что не обладает такими сведениями. Иночи, конечно, посадит его под замок. Но это, скорее всего, не возымеет эффекта.

Пламенная покосилась на магистра Лина и начала было:

— Мы могли бы..

— Не могли бы, — отрезал наставник. — Сид — последний человек, к которому мы будем обращаться за помощью.

Девушка печально вздохнула, но возражать не стала. Кажется, эльфа это порадовало. С широкого рукава сорвалась капля крови, и Ллавен тут же посерьезнел:

— В целительское крыло. Быстро.

Магистр достал портальный порошок и приказал Райге:

— Останься здесь.

Пришлось подчиниться. Девушка наблюдала за тем, как эльфы проходят через портал, а затем повернулась к друзьям. Миран усмехнулся:

— По-моему, вчера, когда ты бинтовала ему плечо, он был доволен.

Райтон укоризненно посмотрел на друга, а Пламенная торопливо перевела разговор на другую тему:

— Что будем делать с письмом?

— Нужно вытаскивать мать, — стиснул зубы Райтон. — Но Ллавен не сможет туда попасть, если внутри не будет тебя.

— Если бы я могла проникнуть в крыло королевы, — вздохнула девушка.

— И сделать это без шума, — добавил Миран. — Вывезти бы ее так, чтобы никто не заметил. Служанки подыграют.

— Прислугу казнят за это, — покачал головой принц, и девушка тут же вспомнила Ратку и Аито.

Она нервно потребила рыжую прядь и предложила:

— Нужно отвлечь Риовелла от дворца. И желательно, вместе с Хвентом.

Миран развел руками:

— Но как?

— Нам нужно то, что потребует его вмешательства. Возможно, какая-то заварушка на границе.

— Убивать собственных подданных — не лучший способ взойти на трон. Да и армия подчиняется ему.

В голосе Райтона слышалось сомнение. Райга продолжила:

— Тогда переговоры. С эльфами, например. Может быть, магистру Лину удасться уговорить хлайе Хаэтеллио или Короля Тайенуриэля.

Принц отнесся и к этому ее предложению скептически:

— Эльфов будут подозревать в первую очередь. Скорее всего, наш маневр разгадают сразу.

— Тогда гномы, — неожиданно поддержал ее Миран. — бородатые недомерки никуда не вылезают из своих гор. Их король, я думаю, за помощь Райги еще не рассчитался. Если скажет обратное — можно давить на то, что листочек самый главный он зажилил, и мы об этом знаем. Пусть пригласит Риовелла на какие-нибудь переговоры.

Райга вспомнила свое путешествие в Северные горы и сказала:

— Нет. Лучше пусть устроят праздник. Гномий праздник — действо длинное, нудное и тоскливое. Это может занять Риовелла надолго.

Миран вздохнул:

— Еще бы Хвента убрать.

Райтон какое-то время молчал, обдумывая слова друзей. Наконец, он изрек:

— Это может сработать. Если мы найдем способ попасть во дворец. Порталы не работают. Нужно как-то проникнуть туда без шума. И я не представляю, как это сделать без помощи изнутри. За ищейками, наверняка, следят.

Они еще немного помолчали, и тут Пламенную озарило:

— Большой Совет. На них бывает Фортео. Если он нам поможет… Точнее, нет. Если нам помогут Фортео и Сид, все может получиться. Главное же — зайти, а выйти поможет Ллавен.

— Придется открыть его тайну матери, — бросил Райтон. — Но этот вариант стоит обдумать.

— Самое главное — как подать его магистру Лину, — многозначительно сказал Миран. — Сида он ненавидит.

— И смотря, что Хунта запросит взамен, — добавила Райга.

Они обсудили детали, и принц отправился в Целительское крыло, чтобы изложить их план наставнику. А Райга поспешила в свою комнату. И Рейлин, и Хунта сейчас заняты. Только вечером она сможет поговорить с ними. Сначала придется заручиться их согласием, и только потом обращаться к гномам.

Как и ожидалось, магистру Лину идея не понравилась, даже в деликатном изложении Райтона. Несколько минут спустя в комнату Райги постучали. Эльф был явно зол, но его источник вращался замедленно. Девушка оглядела наставника, и, не дожидаясь суровой отповеди, подкупающе спросила:

— Плечо болит?

— Нет, — отрезал эльф.

— Врете, — укоризненно сказала Райга.

— Не важно! Мне не нравится ваша идея привлечь Сида.

— Я ничего ему предлагать не буду, — поспешно добавила девушка. — Райтон сам хочет предложить что-нибудь для его рода. Возможно, спорные земли или должность для брата его заинтересуют.

— Это слишком рискованно, — холодно бросил эльф.

— Но Хунта на нашей стороне. Ему выгодно наше возвышение.

— Ему выгодно вести свою игру. Ты не знаешь, что творится за твоей спиной.

Эльф начал ходить по комнате, периодически морщась от боли.

— Он в любой момент может предать нас, — рассуждал учитель. — Связываться с этим щенком опасно.

— Нам придется рискнуть, чтобы вытащить Райтихо-эме. Если я буду в замке, Ллавен поможет ей уйти.

Магистра это нисколько не успокоило. Девушку еще несколько минут поливали негодованием, а затем наставник удалился, бросив на прощание:

— Через полчаса жду вас всех на поле. Будем учить порталы.

Тренировка оказалась очень мучительной. По лицу эльфа было видно, что раны причиняют боль, и никакие эликсиры не помогают. Но он стойко в очередной раз выложил перед учениками теорию. Юноши потратили весь урок, пытаясь ощутить или увидеть линии силы вокруг. Получилось только у Райтона, но создать портал не смог даже принц. Райга размотала источник, тренируясь открывать порталы внутри дворы замка, а затем — за стеной. Промахнулась она только один раз.

Портал случайно открылся на уровне крыши донжона, и ей пришлось в срочном порядке пробуждать артефакт, чтобы пламенные крылья плавно спустили ее на землю. Магистр Лин смерил ее укоризненным взглядом, но больше ничего не сказал.

Когда эльф медленно удалился в сторону замка, Райга решилась и предложила друзьям:

— Я попробую объяснить вам сама. Идемте.

С тоской во взглядах юноши поплелись следом. Стоило им оказаться в комнате Пламенной, как Райга услышала знакомый гул из шкафа.

— Сид, пояснила она удивленным друзьям. — Как раз поговорим с ним о дворце.

— Интересно еще, что он хочет сказать тебе? — проворчал Миран. — Не здоровьем же поинтересуется…

Райга сняла магический барьер со шкафа и сжала в руках ледяной алый камешек.


Глава 20. Проникновение во Дворец

В голове Райги снова зазвучал ироничный голос Сида:

— Ну что, как вам предложение Его Высочества Риовелла?

— Мы предпочитаем Его Высочество Райтона, — парировала Райга. — Ты это хотел узнать?

Кажется, Сид ухмыльнулся.

— Не только. Но если принц Райтон настроен отступить, это создаст в моей семье некоторые проблемы. Одно из условий соглашения — твой отказ от притязаний на Манкьери и титул Великой герцогини, верно?

Пламенная бросила многозначительный взгляд на друзей и забралась на подоконник.

— Тебе так не хочется видеть мою сестрицу своей невесткой? — участливо спросила она у ищейки.

— Да, родниться со змеюкой Иравель не входит в мои планы, — подтвердил он. — Братец падок на красивых женщин, подыскать ему другую невесту не составит труда. И он послушен отцу.

— В отличие от тебя, — не преминула уколоть его Райга.

Юноша оскорбился:

— У меня есть способности, которые позволяют видеть дальше.

— Но адмирал Эвебере не считает их таковыми.

— Верно. Не считает. Ну так что, вы продолжаете свою борьбу за трон?

— Да, — ответила девушка. — И у нас есть к тебе предложение.

Оглядываясь на друзей, которые напряженно застыли в креслах, Райга в общих чертах обрисовала Серому план. На какое-то время в ее голове наступила тишина. Только холод алого камешка в ладонях говорил о том, что ищейка еще не оборвал связь. Наконец, Хунта сказал:

— Можно попробовать. Я могу провести тебя во дворец, но есть несколько условий.

— Какие? — подобралась девушка.

— Тебе они не понравятся, — предупредил Сид. — И еще больше они не понравятся магистру фуу Акаттон Вал. Первое — ты должна быть одна. Или принц должен быть один. Да хоть Серебряная Смерть. Любой из вас, но один. Второе… Для отвода глаз с тобой в замок должен войти кто-то по делу. Тот, кому разрешен вход. И сделать он это должен через стационарный портал дворца.

Недого думая, Райга спросила:

— Рейлин Фортео подойдет?

— Подойдет, заседание Большого совета после завтра. Мой папаша там свои интриги плетет и будет занят. Но хорошо бы Великому герцогу Фортео тогда его поддержать. Судя по всему, ты из своего бывшего однокласника веревки вьешь, замолви перед ним словечко за род Сидов.

Девушка возмутилась:

— Ничего подобного! Но я постараюсь.

— Отлично. Тогда слушай…

Через несколько минут Райга положила камень в шкатулку и вернула в шкаф.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Миран. — Он нам поможет?

— Поможет, — вздохнула Райга. — Но его магия имеет определенные ограничения… И магистру Лину это все совсем не понравится.

Она коротко пересказала друзьям то, что предложил ищейка. После этого Райге пришлось связываться с Фортео. Как ни странно, тот ответил сразу, и на ее условия легко согласился. Если бы не то, как вел себя отряд Рейлина при их последней встрече, девушка посчитала бы это все подозрительным. Но сейчас сыну своего врага она доверяла.

Затем Пламенная вытащила из шкафа бумагу, письменные принадлежности, и начала пояснять юношам, как строить порталы. Урок вышел довольно долгим, но в глазах друзей начали появляться искорки понимания.

За ужином Райга то и дело поглядывала на магистра. Ллавен шепотом рассказал ей, что раны наставника начали потихоньку очищаться от орочьей заразы. Но эльф все еще казался бледным и осунувшимся. При этом он старался не подавать вида, что испытывает неудобство и боль.

После ужина им предстояла тренировка с хаотаки. Райга пришла на поле раньше принца, покосилась на отряд стражи, который чеканил шаг по двору, и обратилась к учителю:

— Есть разговор.

Он пробормотал знакомую скороговорку на эльфийском и сделал несколько не таких выверенных, как обычно, пассов. Райга несколько мгновений наблюдала за неловкими движениями эльфа, убедилась, что их накрыл купол глушилки, а затем спросила:

— Почему вы не идете в Мерцающий лес? Наверное, лайе Меллириссиэль знает, что делать с этими ранами лучше, чем Ллавен.

Наставник холодно посмотрел на нее.

— Ллавен справляется. Мне больше ничего не нужно.

Девушка забеспокоилась:

— У вас там много раненых? Не хватает целителей?

— Нет, — процедил эльф. — Все уже в порядке. И перестань смотреть на меня так, будто я сейчас упаду замертво!

— Тогда почему вы не отправитесь туда? — продолжала спрашивать ученица.

— Мне и здесь хорошо, — отрезал магистр.

Райгу озарило:

— Вы поссорились с родственниками.

По тому, как похолодел взгляд эльфа, она сразу поняла, что попала в цель.

— Хаэте и Тайену считают, что я должен вернуться, — ответил он и отвернулся.

Райга подошла поближе. Очень хотелось как-то утешить эльфа, но она понимала, что жалости от нее не потерпят. Поэтому девушка просто опустила руки и начала коротко пересказывать эльфу их план с учетом договоренностей с Сидом и Фортео.

Чем больше она говорила, тем яростнее внутри наставника вращалось пламя. Когда Райга закончила, эльф резко повернулся, скривился от боли и облил ее ледяным взглядом.

— Ты все решила, верно? Пойдешь туда с этим щенком?

— Он тоже заинтересован в том, чтобы все получилось, — примирительно сказала Пламенная.

Магистр спрятал руки в рукава хьяллэ.

— Он заинтересован в этом сейчас. Но он будет заинтересован в сотрудничестве не всегда. И как только ему предложат что-то более выгодное… не сомневайся, что он тебя продаст.

— Ему выгодно возвышение Райтона, — возразила девушка. — Не думаю, что Хунте есть резон предавать нас.

— У него нет этого резона сейчас, — снова напомнил эльф. — Но — хорошо. Просто знай, что если ты ошибешься… Я приду за тобой туда сам. И тихого спасения королевы не получится. Гореть будет все. И дипломатические отношения между Королевствами тоже.

Райга молча склонила голову, соглашаясь. Тягостное молчание прервало появление Райтона. В руках у него были два учебных хаотаки. Магистр Лин был ранен, и отрабатывать удары им сегодня предстояло друг на друге. Наставник легким движением снял глушилку, и принц вручил девушке меч.

Переговоры с гномами прошли утром следующего дня без сучка, без задоринки. Идти решили втроем. Магистр Лин перенес их к границам Королевства Гномов. Долго ждать аудиенции короля гостям не пришлось. Рамхат Шестой почти сразу же принял их. Говорить предоставили Райтону. Это было лучшим решением. Слушая, как принц сыпет выгодами сотрудничества на гномьем, Райга косилась на бледное лицо наставника и невольно задумывалась о его словах.

Вечером того же дня по магпочте пришло сообщение о том, что Риовелл приглашение принял. От идеи с праздником пришлось отказаться, заменив на более привлекательную встречу. Рамхат отправил просьбу обсудить дальнейшее сотрудничество. Райтон предложил подсластить пилюлю фразами “договоримся как король с королем” и “Вы уже почти на троне”. Отказать при таком раскладе Риовелл не мог.

Вечером от гномов пришла отмашка, что старший принц согласился прибыть для переговоров завтра же. Путь был расчищен.

Утро, как и ожидала Райга, началось с гнева наставника.

— Мы должны сначала встретиться с Цанцю где? — холодно спросил магистр Лин.

Райге стоило большого труда не отводить взгляд и выдавить:

— В борделе.

Эльф спрятал руки в рукава хьяллэ и начал ходить по комнате:

— Отлично. Просто прекрасно. И кто до этого додумался? Сид?

— Это единственное место, где за ним не следят, — напомнила Райга. — Точнее, там они только думают, что следят за ним. А без его магии ничего не выйдет.

— Надеюсь, хотя бы с Рейлином ты встретишься в другом месте.

— Конечно.

Эльф развернулся и ушел, а Райтон тихо сказал:

— Почему ты не сказала ему об этом вчера.

Девушка неопределенно пожала плечами:

— Не хотелось его волновать. Он ранен.

Миран прыснул:

— Вы друг друга стоите. Не понимаю, чего ты ходишь вокруг да около. Другого придурка, который будет согласен терпеть тебя до конца жизни, ты точно не найдешь.

И он тут же отскочил в сторону, уворачиваясь от локтей товарищей. Райтон укоризненно сказал:

— Миран!

Но девушка не стала сердится на товарища, а только отмахнулась:

— Он все равно уже не откажет. Я пошла. Будьте начеку на всякий случай.

Райга вернулась в комнату, прихватила пояс с хаиё, надела чистую темную рубашку и кожаный жилет. Затем она отправилась в комнату эльфа. Тот открыл ученице сразу. Огненный смерч бешено раскручивался. Девушка поморщилась, чувствуя, как по ученической нити приходит болезненные волны чужих чувств. Эльф молча оглядел ее экипировку и скрипнул зубами.

— Ничего страшного не произойдет, я уже была внутри, — напомнила Пламенная.

Но, кажется, это напоминание только еще больше разъярило эльфа. Он посмотрел ученице в глаза, резко вскинул руку и коснулся ее ключиц:

— Дай мне только повод. И о мире вам придется забыть.

— Вы этого не сделаете, — укоризненно сказал Райга. — Все будет хорошо.

Магистр отвернулся и вытащил из кармана портальный порошок. Райга прошла сквозь синий дым следом и оказалась в небольшой комнате. Цанцюритэль сидел на краешке постели без мундира, только в серой рубашке и брюках. В руках он задумчиво крутил цветок. Стоило им появиться в комнате, как ищейка бросил его в вазу, поднялся и сказал:

— А вы отчаянные ребята. Я не поверил сначала, что ты дал добро на это безумие, Линдереллио.

Наставник процедил:

— Я и сам не верю.

Цанцюритэль оглядел друга и понимающе сказал:

— Хаэтеллио сказал, что ты ранен.

— Он и до тебя уже добрался? — вскинул бровь магистр.

— Разумеется, — кивнул Серый. — Просил, чтобы мы с Алом убедили тебя вернуться в Халариэн. Что вы не поделили?

— Мою свободу не оставаться в стороне, — бросил наставник, и резко отвернулся.

Цанцю грустно вздохнул, и не стал продолжать разговор. Вместо этого он поманил к себе Райгу. Девушка послушно встала рядом.

— Принесла? — спросил Серый.

Девушка кивнула и протянула ему сплетенный Ллавеном браслет из стеблей каких-то трав. Ищейка тщательно осмотрел его, едва ли не обнюхал.

— Твой приятель-изгнанник знает свое дело. надевай.

Райга надела браслет на правое запястье и вытянула руку вперед. Глаза и ладони Цанцюритэля вспыхнули синим. Девушка отстраненно подумала, что только магия Цанцю не вызывала у нее желания защититься. Серый никогда не пытался ломать ее, или хоть что-то делать без согласия Пламенной.

И сейчас он был осторожен, как никогда. Легкими, невесомыми движениями сплетал свою магию со стебельками травы, стараясь не коснуться кожи девушки.

Наконец, он закончил и удовлетворенно кивнул:

— Должно сработать. Нужно заклинание Хунтабере, чтобы завершить рисунок. Когда пойдешь ко дворцу, надень это.

Он протянул девушке амулет из синего камня.

— Здесь невидимость, — пояснил эльф. — Наша, особенная. Тебя будут видеть только Серые. А с магией Хунты — не увидят даже они. Но будь осторожна. Всей силы нашего врага мы не знаем. Я так и не смог понять, что такое этот Хвент. Лучше тебе с ним не пересекаться.

— Постараюсь, — ответила девушка, принимая амулет.

И мысленно добавила: “Благодаря кольцу, которое сделал Миран, я почувствую его”.

Цанцюритэль развернулся к магистру Лину. В глазах серого сверкнуло сочувствие.

— Ты должен верить в своих учеников. Она справится. Хунта не будет чудить. Я обещаю.

— Сегодня не будет, — процедил наставник, вытащил еще горсть портального порошка и шагнул сквозь синий дым.

Райга пробормотала прощание и поспешила за учителем.

На этот раз они оказались в незнакомой комнате с камином. Девушка быстро огляделась, успевая отметить головы оленей на стенах, распятую на полу медвежью шкуру, холодный в это время года камин и тяжелые коричневые занавески.

Рейлин стоял у окна. На нем был парадный камзол в родовых цветах Фортео — черном и зеленом. Черные волосы были стянуты в небрежный хвост. На пальцах сверкали кольца с крупными камнями, и одно — с символикой рода — зеленой змеей. На лбу его пролегла задумчивая складка. Сейчас легко было понять, что перед ними не просто мальчишка, а нынешний глава Великого рода.

Стоило эльфу и его ученице оказаться в комнате, как Рейлин резко обернулся и смерил Райгу взглядом.

— Отлично выглядишь, Манкьери, — ухмыльнулся он, и девушка изумленно захлопала ресницами.

Они были союзниками, но Рейлин никогда не бывал с ней приветлив. Магистр вскинул бровь и холодно сказал:

— К делу. Вам нельзя опаздывать.

Фортео степенно кивнул и внезапно протянул Райге руку. Она попятилась и предупредила:

— Эй, я должна быть невидимой.

— Надеюсь, тебя там встречают, — сказал он. — Не хотелось бы попасться.

— Встретят, не сомневайся, — процедила Райга.

Фортео усмехнулся и указал на вмурованный в пол синий камень — стационарный портал. Идеально круглый, и окруженный рисунком в виде змея. Райга надела на шею амулет Цанцю и магистр удовлетворенно кивнул. Рейлин протянул вперед руки пошарил ей в воздухе:

— Надежная штука, — признал юный герцог. — Идем.

Райга шагнула следом за ним сквозь синий дым. На выходе и портала Рейлин врезался в знакомую спину в сером мундире. Холодные серые глаза облили Фортео презрением. Сид заправил за ухо светлую прядь волос и фыркнул.

Пока юноши обменивались колкими фразами, Серый взмахнул рукой и коснулся браслета на руке Райги. Линии магии Цанцю вспыхнули и сложились в совершенно новую сеть. Теперь ее не должны были увидеть.

С недовольными лицами юноши вышли из зала. Райга какое-то время шла рядом с Хунтой. Тот, похоже, мог видеть ее через собственную магию и украдкой наблюдал за Пламенной.

— Будь осторожнее, — едва слышно прошептал он у очередного поворота. — Дальше ты сама. Помни — не выходи во двор, не приближайся к покоям короля, а лучше иди прямо в Крыло Королевы — иначе моя магия даст сбой. Здесь намешано слишком много нашей магии, будь осторожна. И время. Лучше тебе справиться за час.

Девушка кивнула на прощание, и осторожно пошла вперед. Магия невидимости ищеек работала отлично. Похоже, звуки она тоже гасила. Во всяком случае, никто из попавшихся ей навстречу слуг не заметил присутствие Пламенной.

А вот ей приходилось прятаться, пропуская целые отряды гвардейцев Риовелла. Похоже, Дворец был на военном положении, как и Тийредо. Райга никогда не видела здесь столько стражи. Ее продвижение из-за этого сильно замедлилось.

Самым сложным оказалось проникнуть в само Крыло Королевы. У дверей тоже стояла стража. Девушка прождала не менее получаса, прежде чем из-за поворота появилась служанка. Она тащила в руках поднос с едой. Райга вслед за ней проскользнула в закрывающуюся дверь и оказалась в узком коридоре с тонкими раздвижными дверями.

Служанка тащила поднос в комнату, где королева обычно принимала гостей. Райга пошла за ней. Стоило им повернуть, как кольцо обожгло холодом. и чем ближе Плааменная подходила к комнате, тем сильнее оно холодило палец. Наконец, из-за тонких перегородок до Райги донеслись голоса. Один из них принадлежал королеве Райтихо, а второй — Хвенту.


Глава 21. В покоях королевы

Райга замерла неподалеку от двери и прислушалась. Пока служанка расставляла тарелки, в комнате царила тишина. Только когда девушка с подносом удалилась в сторону выхода из крыла, они заговорили снова:

— Не смейте угрожать мне, — гордо заявила Райтихо. — Я пока еще королева. И магия моего рода не даст вам убить Райсвелла. Сколько бы вы не травили его. Он не умрет.

— Райсвелл не умрет, но и не сможет больше править, — прокряхтел Хвент. — Вы должны понимать, что часть того урона, который понесло его тело… уже невосполним. Коронация принца Риовелла — вопрос одного-двух месяцев. Пока Великие герцоги грызуться за влияние. Но скоро они придут к согласию.

— Большая часть поддержит Райтона.

— Если мальчик заявит свои права. Но вы можете воссоединиться со своим сыном хоть завтра, если он примет предложение Его Высочества Риовелла. Напишите ему письмо. Повлияйте на мальчика. Объясните ему, что пытаться взойти на престол Королевства Людей неразумно… Статус суверенного герцогства для Тийредо — хорошая цена. Он даже сможет перейти под крыло Но-Хина, стать частью династии Императора.

— Мой сын заслуживает большего, — холодно ответила Райтихо.

Хвент мерзко рассмеялся.

— Я прикажу подать вам письменные принадлежности, Ваше Величество. Надеюсь, что ближайшие пара часов…

Райга почувствовала, что кольцо стало ледяным, а голос Хвента неуловимо изменился:

— …заставят вас передумать.

Королева тихо ахнула. Сердце Райги сжалось. Она шагнула было в сторонут двери, но услышала шаркающие шаги. Старик приближался к выходу. Девушка метнулась прочь по коридору. Отчего-то она чувствовала, что маскировка Сида вовсе не обязательно сработает против врага, и от Хвента нужно держаться подальше.

От голоса, который произнес последние слова, по спине девушки бежали мурашки, а не так давно зажившие рубцы на спине снова начали ныть. Инстинкт кричал, что нужно уходить. Тревожный колокольчик гремел в ее сознании набатом. Но шаркающие шаги будто гипнотизировали. Усилием воли Райга отогнала липкий страх и заставила себя двигаться. Быстро и тихо она проскользнула мимо двери и начала красться вглубь крыла, чтобы не попасться, когда Хвент пойдет к выходу.

Тонкие деревянные перегородки распахнулись. Райга метнулась за угол и замерла, стараясь даже не дышать. Раздался стук отодвигаемой двери и шаркающие шаги. Но больше, чем это, девушку напугал доносящийся из комнаты сдавленный хрип. Пламенная напряглась и осторожно выглянула из-за угла. Как назло, Хвент захлопнул дверь и остановился. Райга видела, что он создает какое-то заклинание… нет, это магический барьер! А затем, к ее ужасу, вместо того, чтобы идти к выходу, старик пошаркал вглубь крыла. Туда, где за поворотом пряталась она.

Кольцо стало пронзительно, нестерпимо холодным. Девушке снова пришлось сдерживаться, чтобы не сорвать его с пальца. Нужно было бежать, но какой-то звериный инстинкт заставлял ее вжиматься в стену. Райга попыталась шевельнуться но холод кольца парализовывал.

В двух шагах от поворота Хвент остановился и негромко окликнул:

— Миято!

Дверь справа от него тут же распахнулась. Из нее вперед шагнула пожилая но-хинка.

— Королева приказала никого не пускать к ней в ближайшие пару часов.

Служанка степенно поклонилась, и Хвент двинулся к выходу из крыла. Миято закрыла дверь в комнату. Райга вздохнула с облегчением, когда целитель скрылся в противоположном конце коридора.

Кольцо начало медленно теплеть, и девушка осторожно пошла вперед. Из-за дверей доносились звуки борьбы. Но путь перегораживал магический барьер из зеленых линий целительской магии. Райга лихорадочно начала подбирать ключ к барьеру, как ее учили в Алом замке. Использовать для этого пламенную магию она побоялась. Но более нейтральный воздух подошел.

Райга медленно, росчерк за росчерком, создала ключ-заклинание, которое разрушило созданный Хвентом рисунок. Девушка одним вмахом руки отмела прочь обрывки магических лент и ворвалась в комнату.

Райтихо сидела перед низким столиком. Чуть в стороне стояла нетронутая еда. Не хо-хинская — какая-то похлебка и грубого помола хлеб. Перед ней лежала бумага и письменный прибор. Тело королевы обвивал некрупный черный змей. Его острые клыки впились в плечо королевы, и кровь медленно пропитывала слои парадного хакато.

Райга закрыла дверь и распахнула Глаз Пламени. Змей вспыхнул и начал осыпаться пеплом. Девушка сорвала с шеи амулет невидимости, а следом — браслет из трав. Синие линии заклинания ищеек мелькнули и погасли. Райтихо изумленно прохрипела:

— Райга? Что ты делаешь здесь? Уходи, они только этого и ждут…

Но Пламенная приложила палец к губам, схватила королеву за руку и постаралась как можно ярче представить поле из алых но-хинских лилий. Минуту или две ничего не происходило. После этого брошь в виде плоского рыжего кольца на ее воротнике нагрелась. Райга сжала ее пальцами и услышала напряженный голос Райтона:

— Мама с тобой?

— Да.

— Вам нужно выйти в сад или коридор. Ллавен не может пробиться в ту комнату, где вы сейчас.

Райга молча кивнула и помогла королеве подняться на ноги:

— Мы спасем вас, — заверила ее девушка. — Только не удивляйтесь ничему.

Райга вспомнила наставления Хунты и с сожалением сожгла браслет из трав и амулет Цанцю. Оставлять следы нельзя. После этого девушка медленно приоткрыла перегородку, которая отделяла комнату от террасы. Двое стражников расхаживали по саду. Пришлось выжидать, пока они не окажуться к ней спиной. Пламенная начертила простую невидимость, а королева неловкими движениями вывела глушилку. Издалека точно не увидят, даже если там сильные маги.

Они осторожно выскользнули из комнаты, и Райга тут же притворила дверь. Пока стража разворачивалась в дальнем конце сада, девушка снова постаралась как можно ярче представить перед собой поле из красных лилий.

На этот раз все получилось. Тьма сгустилась, из нее вышли Черныш и Ллавен. На лбу эльфа отчетливо виднелась черная прядь волос. Райга тут же набросила невидимость и на них. Глаза королевы расширились, она в ужасе зажала себе рот ладонью. Глаза но-хинки не отрывались от черных волос эльфа.

Ллавен быстро сориентировался. Произнес целительское заклинание, останавливая кровь у королевы, а затем деликатно попросил:

— Держитесь за Черныша.

Райга подала пример, обхватывая шею пса. Королева неуверенно коснулась черной дымной головы. Их выдернуло из замка. На этот раз девушка ярче ощутила сам момент перемещения. Как будто их макнули в холодную тьму и вытащили обратно, уже в Тийредо. Райтон бросился к матери, и произнес что-то на но-хинском. Черныш растворился в тени, а Ллавен обвел комнату осоловелым взглядом и сказал:

— Мне нужно уснуть.

Юный эльф начал заваливаться назад, Миран подхватил обмякшего друга и уложил его в кресло.

Тонкие пальцы вцепились в плечо Райги. Магистр рывком развернул ее к себе и впился требовательным аметистовым взглядом в лицо ученицы.

— Все хорошо, — пробормотала девушка.

Пот ученической нити пришла волна беспокойства, а затем вращение огненного смерча начало замедляться. Следом пришла короткая волна резонанса. Эльф усилием воли разжал пальцы на плече Райги и отошел к королеве.

— Вам нужен целитель, — сказал эльф и открыл портал.

Принц увел мать. Юноша не видел вокруг ничего, кроме раны на ее плече. После этого наставник снова повернулся к Райге:

— Тебя кто-нибудь видел? — спросил он.

Девушка отрицательно мотнула головой, а затем призналась:

— Но я была на вослоске. Хвент заставлял Райтихо-эме написать письмо Райтону. Совсем без шума уйти не вышло. Вещи ищеек я уничтожила. Но мне пришлось использовать магию воздуха, чтобы открыть дверь в комнату. И уничтожить одного змея. Первый раз увидела змея без воронки…

— Он открывал их столько раз, что мог приберечь себе нескольких, — бесстрастно сказал наставник. — Надеюсь, кто-нибудь из ищеек доложит нам о том, что произошло во дворце после вашего ухода. Пока нужно помочь королеве и убрать с глаз долой Ллавена.

Магистр подошел к своему младшему родственнику и одел ему на шею медальон в виде цветка. А затем обратился к Мирану:

— Унесешь его в комнату?

Темный согласно кивнул. Райга помогла ему взвалить крепко спящего Ллавена на плечи, и магистр открыл портал в комнату юного эльфа. Райга осталась в кабинете принца одна. Немного подумав, она вышла за дверь, кивнула знакомым гвардейцам и медленно побрела на галерею.

За окном шел дождь. Девушка положила руки на парапет и вдохнула запах свежести. За ее спиной раздалось шипение портала. Магистр остановился рядом. На мгновение его ладонь накрыла руку девушки, после этого учитель коснулся ее головы и сказал:

— Я рад, что все прошло удачно. Это было очень рискованно.

Райга прикрыла глаза и тихо ответила:

—Теперь мы сможем идти к следующему пределу, верно? Здесь останется королева и гвардия.

Эльф вздохнул и спрятал руки в рукава хьяллэ.

— И порталов, в этот раз, нет. Придется перенести за Монолит лошадей и припасы. А затем двигаться своим ходом. Шестьсот лет никто не был на этой земле. Что сейчас

твориться в Кеубиране, известно одним богам.

Райга вспомнила тот путь, что ей показала Райлита и поежилась.

— Пройти вниз, к Пределу, и до этого было не просто. В своем последнем сне я видела там ллио-хен. Они могли остаться там и размножиться. В прошлый раз мы были на волоске от смерти из-за них.

— В прошлый раз у тебя еще не было крыльев, — ответил ей наставник. — А также пылающего хаотаки. А у Райтона не было Скирини и клинка Раймато. Так что вы обрели новое оружие и силу. Посмотрим, как у вас получится ее применить.

Девушка серьезно кивнула, и магистр Лин ушел. Райга осталась стоять на галерее. Она протянула руку и подставила ее под струи дождя. Несмотря на то, что им удалось вызволить королеву, она не чувствовала ни радости, ни триумфа. Только опустошение. Хвент и его хозяин беспокоили ее. И все чаще она задавалась вопросом, знает ли принц Риовелл, с кем связался? Сага получили титул, земли, влияние, до которого другим способом не смогли бы подняться. Но у Риовелла практически было все. Что ведет его? Может ли быть так, что старший принц и сам не понимает, с кем он связался.

Перед ее глазами снова вспыхнула картина из сна у прошлого предела. Длинноволосая фигура, копошащаяся среди мертвых тел, и разгорающаяся алым огнем кровь Пламенных… Девушка стиснула кулаки и едва слышно прошептала:

— Однажды ты ответишь за все, что сотворил с Пламенными.

После этого она резко развернулась и ушла в свою комнату. Дел было еще много. Помимо подготовки к походу за монолит, следовало еще раз поискать отгадки в Первой летописи. Там есть что-то, без чего не закрыть дверь. И она должна найти это, иначе все будет бессмысленно.

Вечером Райга попыталась связаться с Рейлином. Фортео откликнулся почти сразу, и тут же спросил:

— Удачно?

— Да, — немного помедлив, ответила Райга. — А что?

— Да как бы тебе сказать… — задумчиво протянул бывший одноклассник. — В том то и дело, что ничего. Я был уверен, что будет буча. Совет шел четыре часа! Четыре часа Великие герцоги не могли решить судьбу двух перелесков между баронствами. Сид получил свое и мы также мирно разошлись по домам.

Райга почувствовала, как внутри нее появляется нехорошее предчувствие. Девушка ответила:

— Все прошло удачно. До связи.

Неужели пропажу королевы обнаружили так поздно?

Райга немного подумала, а затем рискнула связаться с Сидом. Ищейка тоже не заставил ее долго ждать. В голове раздался его напряженный голос:

— Живая?

— Само собой, — ответила она. — А что?

— Ничего не вышло?

— Почему? — не поняла Райга. — Все прошло успешно.

В голосе Серого послышалось сомнение:

— Успешно? ты серьезно? Как вы это сделали? Я думал, ты оставишь головешки от но-хинского крыла, чтобы вызволить Ее Величество.

— У нас свои секреты, — туманно пояснила Райга. Кто ведет дело о пропаже?

— Дело о пропаже? О чем ты? Серых не вызывали в Крыло королевы, стража сменилась, как обычно. Не было никакого шума, который хотя бы намекнул о том, что Райтихо Джуби в покоях нет.

Девушка задумалась.

— Ты говоришь мне правду, — медленно произнес Сид. — Значит, Риовелл и Хвент собираются скрывать исчезновение королевы.

— Каким образом? — не поняла Райга. — И для чего? Стоит кому-нибудь из Великих герцогов попросить аудиенции королевы, и обман вскроется.

— Особенно, если вы не будете скрывать от гарнизона, что с ними Райтихо-эме, — согласился Серый. — Но игра интересная. Надо бы посмотреть, что будет дальше.

Райга забыла, что Серый ее не видит, и пожала плечами:

— Смотри. У вас тут есть дела поважнее.

— Кстати, — спросил Сид, — а ты собираешься явиться на слушание, которое назначил большой Совет?

— Слушание, которое организовал ты сам, — поправила его девушка. — Это твоя интрига, и я пока не поняла, зачем тебе это нужно. Так что у меня нет ответа на твой вопрос. Причин не идти у меня предостаточно.

— И я любой твой выбор поверну на пользу своему роду, не сомневайся, — пообещал Сид. — До встречи, у меня ночное дежурство. Береги себя.

Алый камень в ее руках снова стал теплым и девушка отложила его в сторону. То, что рассказал Хунта, показалось ей достаточно интересным, и она отправилась искать друзей.

Ллавен на этот раз проснулся раньше. Во дворе, на тренировочном поле, освещенном россыпью Пламенных светлячков, Райтон и магистр Лин сражались на хаотаки. Миран и Ллавен стояли с краю площадки и наблюдали за ними. Райга заглянула в осунувшееся лицо юного эльфа и спросила:

— Ты как?

— Нормально, — слабо улыбнулся он. — Я замел следы, так что он не должен нас обнаружить.

— И у тебя появилась новая черная прядь, припечатал Миран.

У Райги сжалось сердце. Ллавен укоризненно посмотрел на друга.

— Не стоит беспокоиться, — обратился он к девушке. — Рано или поздно это должно было случиться.

— Лучше бы поздно, — с горечью сказала Райга.

Юный эльф печально улыбнулся и коснулся ее головы в жесте утешения. Их разговор прервало появление курьера. В руках его сверкал золотистый конверт с гербом Мерцающего леса.


Глава 22. Дорога ждет

Курьер в темно-синем мундире с гербом Тийредо на плече поклонился и сказал:

— Из королевской канцелярии, срочное послание для магистра фуу Акаттон Вал.

Магистр Лин и принц одновременно опустили хаотаки. Эльф вложил клинок в ножны и подошел к курьеру. Принял золотой конверт и взмахом руки отпустил посыльного.

Солдат торопливо ушел в сторону выхода из замка. Магистр неспешно открыл письмо и достал три сложенных листка, исписанных, как успела заметить Райга, мелким убористым почерком.

Эльф медленно прочел их все, листок за листком. Адепты терпеливо ждали. Чем больше он читал, тем холоднее становилось его лицо и тем быстрее вращался его источник. Райга поморщилась. Чувства наставника были болезненно-острыми. Ярость, боль, отчаяние… Девушка не выдержала, и попыталась отправить по ученической нити волну равномерной пульсации, чтобы успокоить чужой источник. Наверное, это было глупо. Огрызок пылающей спирали внутри нее был слишком мал для этого. Но ей очень хотелось хоть как-то утешить своего учителя.

Магистр вздрогнул и медленно оторвал взгляд от письма. Райга сжалась в ожидании его гнева. Но эльф бесстрастно посмотрел на ученицу, а затем листы бумаги в его пальцах вспыхнули. Райга изумленно проводила взглядом оседающие на землю хлопья пепла, и заглянула в аметистовый глаз.

— Где твой хаотаки? — спросил наставник. — С Райтоном я закончил, твоя очередь.

— Это почерк моего отца, верно? — негромко спросил Ллавен.

Но магистр не удостоил его даже взглядом.

Принц метнул на товарища предупреждающий взгляд, степенно поклонился учителю и взмахом руки приказал товарищам следовать за собой. Райга и магистр Лин остались на площадке вдвоем. Девушка нервно потеребила кончик розовой косы, чувствуя, что ей предстоит разнос.

Но эльф неожиданно спокойно развернулся, открыл портал, зашел в него и тут же вышел с двумя учебными хаотаки. Подошел совсем близко к Райге и вложил ей в руку деревянный меч. Девушка машинально сунула его за пояс и вскинула голову, чтобы заглянуть в холодное и непроницаемое лицо учителя.

— Он приказал вам вернуться, верно? — спросила Райга.

— Пока не приказал, — равнодушно ответил эльф, и ее снова окатило волной горечи. Затем он отступил в сторону и поднял хаотаки. Ученица неловко скопировала его стойку.

Магистр Лин холодно сказал:

— Повторяем Суэ-ущи. Спину прямее, и не напрягай так плечи! Замах и удар это одно движение!

Райга ожидала худшего. Наставник имел привычку выплескивать плохое настроение на тренировочном поле. А ее жалость, обычно, приводила его в ярость. Но сегодня, несмотря на произошедшее, эльф был, на удивление, терпелив и спокоен. Он, в очередной раз, медленно показывал ей каждое движение. Только колеблющееся пламя огненного смерча говорило ученице о его истинных чувствах.

Тренировку они завершили около полуночи, когда Райга уже вымоталась до предела, а движения эльфа постепенно стали скованными из-за раны на плече. Магистр Лин сжалился над ней и открыл портал прямо в комнату Пламенной, не заставляя преодолевать двор и лестницы замка.

Девушка прошла следом за ним через портал. Эльф аккуратно положил на стол деревянный хаотаки и поправил у пояса свой. Глухая тоска на другом конце источника был настолько осязаема, что Райга не выдержала и положила ладонь ему на голову. Она ожидала громов и молний, но магистр только шумно выдохнул и прикрыл глаза. Через пару мгновений девушка убрала руку и спросила:

— Что вам грозит за неповиновение?

— Пока нет никакого неповиновения, — равнодушно пояснил он. — Прямого приказа не участвовать в делах людей и вернуться не было. Тайенуриэль попытался настоять на своем, но не препятствовал моему уходу. Хаэте прислал мне мораль на трех страницах, в этом иногда он хуже Цанцю. Но приказывать тоже не стал. Давил на жалость и на совесть. Через пару дней мы отправимся в Кеубиран, и я буду в недосягаемости от них.

— А лайе Меллириссиэль? — настороженно спросила Райга.

— Мать считает, что я волен поступить так, как считаю нужным и правильным. Лаэ Линмэритэль тоже отошел в сторону. Тебе не стоит беспокоиться об этом.

Пламенная немного помолчала, а затем призналась:

— Не хочу, чтобы вы теряли родственные связи из-за нас.

Язык не повернулся сказать “из-за меня”, хотя это было бы правдой.

Магистр, в свою очередь, коснулся ее головы, утешая, но ничего больше не сказал. Молча развернулся и ушел. Райга убрала оба учебных хаотаки и отправилась в ванную.

Пламенной ужасно не хватало Сил, но она стеснялась спросить у наставника, почему не приходит эльфийка. Возможно, в Хеллемилиоране сейчас нет лишних рук. Еще больше ей самой хотелось бы отправиться в Обитель Пламенных и убедиться, что с ее друзьями все хорошо. Но заговорить об этом она не смела. После ванны девушка отправилась в постель.

Сон пришел почти сразу. Райга снова понимала, что спит, и видит происходящее не своими глазами.

На этот раз, она стояла перед зеркалом. С полированного стекла на нее смотрело знакомое лицо Райери. Золотисто-коричневые глаза, длинные и прямые рыжие волосы, которые девушка не заплетала, подобно эльфам. Только сейчас на ней было платье. Алый кружевной лиф переходил в прямой шелковый подол того же цвета. Райга услышала внутри себя голос:

— Сегодня будешь мной. Не бойся.

Райга-Райери развернулась и вышла из комнаты. Девушка торопливо шагала по коридорам какого-то незнакомого и необъятного замка. Словно чувствуя, что Райге это может быть интересно, Райери задержалась у одного из окон. Девушка постаралась запомнить то, что ей открылось. Ручей, пересекающий долину и горные пики вдали. У нее в голове снова прозвучал голос предшественницы:

— Хорошее место. Сильное. Наша магия будет спать здесь вечно. Помни об этом.

Райга хотела задать вопрос, но в этот момент Райери отвернулась от окна, пересекла коридор и, с натугой, распахнула тяжелую дубовую дверь.

Девушка оказалась в небольшой комнате, в которой горел камин. Бородатый черноволосый человек сидел за столом у окна и писал. Кисть порхала в его руках. Райери подошла к нему и спросила:

— Что ты делаешь?

Тот поднял на нее живые карие глаза и поднял книгу. Райга узнала обложку Первой Летописи. От догадки захватило дух. Перед ней сидел один из прародителей рода, Райсий Кеуби.

— Оставляю знаки, — пояснил он. — Для твоих потомков. Если все получится, как ты планируешь, змеи исчезнут. Но, однажды, отданная тобой магия закончится. И следующая златоглазая родится, чтобы пройти твой путь. Подсказки в книге помогут ей найти Дверь.

Райери задумчиво произнесла:

— Если моя задумка удастся, вам придется охранять расщелину и проход к ней. Это место слишком далеко от Кеубирана, но лучше и там поселить какой-то пламенный род.

Мужчина степенно кивнул:

— Айрел Манкьери влюблен в девушку из тех мест. Райгер согласен выделить им земли. Возможно, над пещерами поставят замок или гарнизон.

Предшественница Райги музыкально рассмеялась.

— Тогда его стоит назвать Осенним замком. В тех местах так красиво осенью, когда алеет листва кленов.

Ее собеседник опустил книгу и продолжил выводить буквы. Заметив интерес Райери, он пояснил:

— Если сложить все слоги в правых нижних углах страниц, получатся названия символов, которые нужны, чтобы войти.

— Сначала ей придется собрать магию Верных, — напомнила она и вытащила из-за пазухи уже знакомый Райге круглый медальон.

Единственным отличием было то, что разноцветные полосы на нем светились, иолные силы.

Райсий сказал:

— Медальон она зарядит перед Пределом в Кеубиране. Рентарн уже заканчивает отделку зала… Только бы все получилось.

В его глазах мелькнула затаенная печаль, и Райга проснулась.

Несколько минут она лежала в постели и смотрела в потолок, стараясь осмыслить то, что видела. Затем набросила хьяллэ, начертила пламенный светлячок и встала. Взяла в шкафу первую летопись, восстановила магический барьер и села в кресло. Слоги в правом углу каждой страницы? Райга потянулась за кистью и бумагой.

Магистр стоял на галерее, положив руки на парапет. Над Тийредо сияла луна. По двору, освещенному рядами магических ламп, маршировала стража. Он осторожно коснулся ученической нити. Девочка спала в своей комнате. Пламенная спираль внутри нее равномерно вращалась. Затем он коснулся эйле и потянулся в противоположном направлении. Туда, где в одном из залов Хеллемилиорана была его мать. Далекое пламя ее источника колыхнулось в ответ, и он ощутил волну сочувствия и понимания.

Линдереллио огляделся, вытащил горсть портального порошка и шагнул в синий дым.

Мать полулежала на диване в главном зале Обители. Возле нее никого не было. Присутствия лаэ в Хеллемилиоране он тоже не ощутил.

Магистр резко шагнул вперед и опустился перед ней на колени:

— Прости.

Тонкая рука Меллириссиэль легла на голову сына. Тихо звякнул браслет на ее запястье. Мать улыбнулась и спросила:

— Тебе лучше?

— Да. Я должен уйти за Монолит в ближайшие дни. Оттуда ты не сможешь чувствовать меня также хорошо, как обычно. Воспользуйся амулетами, если случится что-то непредвиденное.

— Все будет хорошо, Линде. Занимайся своими учениками, — ответила она, проглаживая между пальцев длинный золотистый локон.

За спиной магистра раздалось шипение открывающегося портала. Линдереллио скупо улыбнулся матери, поднялся и вытащил портальный порошок. Синий дым сомкнулся за его спиной прежде, чем незваный гость успел появиться в Обители.

Не совсем честно было убегать от разговора с Хаэте. Но магистр не желал выслушивать еще одну лекцию в исполнении брата. Тем более, что в разговоре Хаэтеллио будет упирать на те свои предположения, которые не решился доверить бумаге. Правдивые до последнего слова предположения. Кроме того, он мог отдать приказ остаться. И тогда ситуация обострится. Линдерелдлио был уверен — Райга не захочет, чтобы он зарабатывал себе проблемы прямым неповиновением старшему эльфу. И оставить ученицу он тоже не сможет. Не тогда, когда ей грозит опасность.

Он невольно коснулся ученической нити, и обнаружил, что девочка не спит. Пламя ее источника вращалось немного ускоренно, выдавая волнение. Линдереллио немного выждал для верности, открыл портал к дверям в ее комнату и постучал.

Райга откликнулась тут же, и магистр распахнул дверь. Она сидела в кресле, набросив бордовое хьяллэ. Одно из тех, которое Силлириниэль принесла из Обители. В ее руках была первая летопись Пламенных. Девушка перелистывала страницы и делала какие-то пометки на листке.

— Что ты делаешь? — спросил он, плотно притворив дверь.

— Мне приснился сон, — сообщила ученица. — Я видела Райсия Кеуби. В этой летописи он оставил подсказки, чтобы мы смогли войти туда, где находится Дверь. Слоги в каждом правом углу страницы.

Линдереллио с любопытством заглянул ей через плечо.

— Интересно, — сказал он. — Ты искала там именно это?

Райга кивнула, не отрывая взгляд от книги.

— И это не потерпит до утра? Ты снова не спишь ночью.

Девушка отчаянно замотала головой. Он не стал настаивать. Заправил ей за ухо рыжую прядь и достал портальный порошок.

— Утром расскажешь, что у тебя получилось, — бросил магистр на прощание.

После этого он шагнул сквозь облако синего дыма прямо в свою комнату. Миссия по спасению королевы удалась, и теперь им предстоял путь за Монолит, в исконные земли Пламенных.

Больше всего Райга боялась, что королева не примет Ллавена. Она помнила испуганные глаза Райтихо-эме, когда та увидела черные пряди в его волосах. Юный эльф, похоже, тоже беспокоился об этом. Но перед завтраком Райтихо сердечно поблагодарила Райгу и Ллавена за свое спасение. Появление королевы в Тийредо огорчило девушку только одним — завтрак подали но-хинский. И такой обильный, как будто все это время бедные повара только и ждали того, что им разрешат приготовить нормальную еду.

Пламенная с тоской смотрела на стол и вяло ковыряла вилкой что-то рыбное. Райтон укоризненно посмотрел на нее и придвинул поближе тарелку с белыми клейкими пирожками. Но даже они не вызвали энтузиазма. Райтихо с улыбкой наблюдала за поытками друзей заставить Райгу проглотить хоть что-то. Затем королева обратилась к сыну:

— Кажется, здесь есть флигель полностью но-хинской постройки. Наверное, я могла бы заселиться туда с прислугой и частью поваров, также, как и во дворце.

Райтон спокойно ответил:

— Как пожелаешь.

Райга подняла на него изумленные глаза:

— Мы вот-вот уедем.

— И три дня мы все будем смотреть, как ты страдаешь над тарелкой? — холодно спросил магистр Лин.

Райга почувствовала, что ее щеки начинает заливать краска, и поспешно возразила:

— Я не страдаю! Просто… ничего не хочу.

— Тех, кто ничего не хочет есть, за Монолит не берем, — подколол ее Миран.

Девушка тут же возмутилась:

— А меня и брать не нужно! Я туда сама могу отправиться, порталом. А стену я просто перелечу!

— Прекратите, — остановил их магистр. — Ешьте быстрее, и обсудим наши планы.

Королева наблюдала за ними с улыбкой, но в глазах ее таилась затаенная печаль. Райга вспомнила то, что Хвент говорил о короле и перевела взгляд на Райтона. Лицо принца ничего не выражало. Она была уверена, что королева уже все рассказала сыну.

После завтрака отряд магистра Лина собрался в кабинете принца. Райтон снова сидел за столом, а Миран и Ллавен стояли за его плечами. Райга расположилась в кресле напротив наставника и начала торопливо пересказывать свой сон.

— Верные… — задумчиво произнес Ллавен. — Кажется, что-то подобное было в той песне.

Райтон положил подбородок на скрещенные пальцы и сказал:

— Верные — это свита носителей Глаз. Во всяком случае, я так понял. Получается, что для того, чтобы ими стать, нужно отдать магию медальону в каком-то специальном зале?

— Получается, так, — ответила Пламенная. — И это осложняет нашу задачу. Если нам нужна магия, чтобы напомнить медальон… Значит, мы не сможем наскоком пройти Предел и уйти. Нам придется каким-то образом пробиться ко дворцу в Кеубиране, восстановить магию, и только потом спуститься в подземелье, к Пределу. А, возможно, перед этим залом снова восстановить магию.

— Рискованно, — согласился магистр. — Но выхода нет.

Миран с сомнением проворчал:

— Вы уверены, что наших собственных сил хватит? У меня магии земли, по сравнению с вами, кот наплакал.

— Не думаю, что там собирались сильнейшие, — покачал головой принц. — Верные отдавали силу и получали дар, соприкоснувшись с дверью…

— Дар? — вскинула голову Райга. — Какой дар?

— Этого я пока не понял, — уклончиво ответил принц. — Мой советчик не так конкретен, как Райери. Все слишком расплывчато. Но я думаю, что наших собственных сил хватит.

Пламенную так и подмывало начать задавать принцу неудобные вопросы о том, что он видел во снах, но она поймала предостерегающий взгляд наставника и промолчала. Не время.

Магистр сказал:

— Отправимся дня через три. Постараемся подтянуть порталы за это время и будем тренироваться. Я выдам каждому из вас портальный порошок. И возьму с собой запас. Придется брать припасы, и это замедлит нас. И беречь лошадей. Если этих сожрет какая-нибудь тварь — новых взять будет негде. Неизвестно, что ждет нас за Монолитом. Наверняка, там расплодились хищники и нежить. Впрочем, с охотой должно быть все в порядке, в прошлом это изобильный и благодатный край.

— Сколько нам придется ехать до Кеубирана? — спросил Лалвен.

— Неделю, — ответил наставник. — Я принес из библиотеки Халариэна карту тех мест. Она старая, но леса и реки никуда не делись, да и от замков должны были остаться хотя бы обломки. Будем ориентироваться по ним.

— А вдруг там кто-нибудь живет сейчас? — спросил принц. — Степняки могли построить свое государство на руинах земель Пламенных.

— Сомневаюсь, — честно призналась Райга. — в предыдущем сне я видела там ллио-хен. Вот, кого нам следует опасаться, а не людей.

Какое-то время они обсуждали детали путешествия, а затем Райга отправилась в свою комнату. По дороге в ее голове роились мысли. Стоит ли предупреждать своих союзников о том, что она будет вне досягаемости. И, самое главное, что будет, если воронка откроется в то время, пока они будут за Монолитом?


Глава 23. За Монолит

Когда на следующее утро Райга озвучила Мирану свою задумку, тот думал долго. Затем темный пожал плечами и признался:

— Я не уверен в результате, но могу попробовать. Нужна подходящая заготовка самого лучшего качества. Идем к магистру Лину, такие сможет достать только он.

Пламенная кивнула и поспешила за другом по коридорам замка Тийредо.

Наставника они обнаружили в целительском крыле. Магистр Лин негромко разговаривал с Ллавеном. В руках юный эльф держал увесистый мешочек. Когда Ллавен переступил с ноги на ногу, в нем что-то звякнуло.

Завидев идущих к нему учеников, наставник махнул рукой, отпуская своего младшего родственника, и тот скрылся за дверью целительской лаборатории.

— Куда это он? — подозрительно спросил Миран, провожая друга глазами.

Магистр бесстрастно ответил:

— Мы истратили лекарство для Райги из-за подписи в прошении. Обходиться без него и дальше мы не сможем. Поэтому ближайшие трое суток Ллавен будет занят созданием новой партии эликсиров. А мы будем готовиться к походу.

— Вот об этом мы и хотели с вами поговорить, — многозначительно сказал Миран и ткнул Райгу в бок.

Девушка торопливо заговорила:

— Я подумала — а что, если в наше отсутствие откроется воронка? Мы же не сможем вернуться так быстро, как нужно. Думаю, стоит предусмотреть подобное развитие событий.

Эльф спрятал руки в рукава хьяллэ:

— И что ты предлагаешь?

Девушка начала излагать свой план:

— Сделать одноразовые амулеты с заклинанием пламенного контура внутри. И оставить их особому отряду. Пока наш враг ни разу не открывал больше восьми воронок. Значит, десяти амулетов должно хватить.

— Десять амулетов? — вскинул бровь эльф. — Ты хоть понимаешь, сколько магии придется туда вложить?

Пламенная уверенно сказала:

— Для закрытия воронок ваша магия тоже подходит. Вдвоем мы справимся.

— Только нужны хорошие заготовки, — добавил Миран. — Сможете достать такие?

Эльф задумчиво оглядел своих учеников и ответил:

— Заготовки — не проблема. В Тийредо живет хороший мастер. И магии у нас двоих хватит. Но это еще не все.

— Не все? — непонимающе переспросила Райга.

— Допустим, средства, чтобы закрыть воронку, у них будут, — пояснил учитель. — Но как они найдут воронки без тебя, ты об этом подумала? Королевством, фактически, правит Риовелл, и через Хвента — враг. А это значит, что даже, если будут открыты новые воронки, я сомневаюсь, что гвардия своевременно получит приказ с ними бороться. Если ты не сможешь показать Особому отряду местоположение воронок, то все теряет смысл.

Райга понурилась, а Миран медленно сказал:

— А если сделать что-то вроде системы связанных между собой карт? Наподобие артефактов… Чтобы, когда Райга касается одной из точек, обозначение появлялось и на другой карте. Возможно, я смогу сделать что-то подобное с помощью темной магии, но крови мне понадобится… много. И не только своей.

Он многозначительно посмотрел на Райгу. Магистр Лин скрипнул зубами.

— Нет.

Райга возмутилась:

— Как это — нет? Если с помощью моей крови можно создать карту, на которой я смогу отметить воронки, нужно это сделать! Мы не можем уйти за Монолит и оставить Королевство без защиты. И запретить вы мне не сможете.

Огненный смерч внутри наставника начал ускоренно вращаться. Девушка укоризненно добавила:

— Вы сами понимаете, что так нельзя.

Магистр Лин окинул ее с головы до ног ледяным взглядом и процедил:

— Тебе придется отдать много магии, много крови, а затем отправиться в долгое путешествие, где тебе понадобится и то, и другое.

Райга беспомощно улыбнулась, заглянула в аметистовый глаз и сказала:

— Всегда приходится что-то отдавать и чем-то жертвовать, чтобы сберечь то, что дорого. Кровь и магия восстановятся. И я отправляюсь за Монолит не одна. Защитить Королевство важнее.

Миран фыркнул от смеха, а затем посерьезнел и поддержал девушку:

— У нас есть запас кровевосполняющего эликсира. Справимся.

Магистр Лин метнул на темного яростный взгляд и отвернулся.

— Через час у тебя будут заготовки, — бросил он через плечо. — Готовься работать.

Райга проводила взглядом удаляющуюся фигуру наставника и ее, в очередной раз, кольнула совесть.

За день Райга смогла зарядить только два амулета. Силу приходилось закладывать с запасом, чтобы хватило даже на большую воронку. Магистр Лин остановился на третьем. Ночью им предстояла прогулка на кладбище, и эльф приберег силу. Также учитель настоял, чтобы Пламенная приняла эликсир-восстановитель. Она не стала возражать.

Райтон большую часть дня провел в покоях матери. После разлуки им было о чем поговорить. А еще их объединяло общее горе — болезнь короля. Райга надеялась, что Райтихо-эме сможет хоть немного утешить принца.

Около полуночи Пламенная спустилась во двор, где ее уже ждали магистр Лин и Миран. Темный держал в руках большую бутыль с широким горлышком. Совершенно пустую. Райга подозрительно взглянула на емкость и спросила:

—Только не говори, что ты собираешься ее наполнить.

— Я собираюсь ее наполнить, — серьезно ответил он. — Но твоя кровь нужна в меньшем количестве, не переживай. Одной порции должно хватить. Завтра картографы разведут этим тушь и намалюют нам карты. Останется только связать их между собой. Но для этого мне уже не нужна твоя кровь.

В Тийредо было только но-хинское кладбище, и для своих целей Миран его забраковал. Магистру Лину пришлось перенести их в другое место, на границу с Сага. Небольшое деревенское кладбище темного устроило, и он с энтузиазмом принялся бродить между могил, выискивая подходящую по каким-то, одному ему понятным признакам.

Наконец, юноша остановился перед покосившимся надгробием на северной окраине кладбища и удовлетворенно кивнул. В этот момент из тени шагнул черный пес с гребнем призрачного огня вдоль спины, таким же белым светящимся хвостом и белыми глазами. Пальцы магистра Лина дрогнули, но эльф сдержался. Райга потрепала пса по холодной голове и спросила:

— Что, твой хозяин занят, и ты нас охраняешь вместо него?

Райга не ждала ответа, но, внезапно, пес дернул мордой вверх-вниз, будто кивая.

—Ты меня понимаешь? — удивилась девушка.

Еще один кивок. Райга резко оглянулась и увидела, что в аметистовом взгляде магистра Лина проскользнула ярость, а затем на его пальцах вспыхнуло пламя. Девушка решительно загородила собой Черныша, и эльф, с укором глядя на свою ученицу, опустил руку.

— Он опасен, — холодно сказал наставник.

— Для наших врагов в первую очередь, — уточнила Райга.

Магистр отвернулся, а Миран сказал:

— Руку давай.

Девушка повернулась к темному и обнаружила, что тот времени даром не терял, а нацедил уже полбутылки своей крови. Райга подошла к нему и послушно протянула руку. Миран перехватил ее запястье и предупредил:

— Терпи.

Райга понимала, что крови понадобится много, но думала, что друг порежет ей ладонь. Для нее стало неожиданностью, когда Миран задрал ей рукав и взмахнул лезвием вдоль предплечья Пламенной, вскрывая вену. В скупом свете магического светлячка жидкость, стекающая в широкое горлышко бутыля, казалась черной. Все это время темный произносил какие-то странные слова и делал непонятные росчерки. У Райги закружилась голова. В чувство ее привел резкий окрик Мирана:

— Магистр Лин!

Эльф тут же оказался рядом. Перехватил ее руку, произнес несколько фраз на своем языке и сделал несколько пассов, останавливая кровь. Ладонь наставника легла поверх раны. Райгу слегка пошатывало, и она уткнулась лбом в его плечо и прикрыла глаза, надеясь, что скоро дурнота отступит. Над ее головой звучала непрерывная скороговорка на эльфийском, а чуть в стороне — бормотание Мирана. Боль постепенно отступала. Девушка почувствовала, что эльф осторожно накладывает повязку, а затем, нехотя, открыла глаза и с усилием сделала шаг в сторону.

На нее был направлен укоризненный аметистовый взгляд.

— Я предупреждал, что отдавать кровь после опустошения источника — плохая идея.

В этот момент Миран сделал завершающий росчерк, тяжело осел на землю и вытянул из кармана бинт. Пока он перевязывал себе ладонь, магистр Лин с подозрением осмотрел содержимое бутыли и спросил:

— И что теперь?

— Картографы должны развести этим свои чернила, — хрипло пояснил темный. — Затем я свяжу карты своим ритуалом.

— Тебе не кажется, что здесь слишком много крови для рисования карт?

— Остатки нужны для связующего ритуала. Она должна настояться хотя бы сутки.

Магистр поморщился и протянул Мирану кровевосполняющий эликсир.

— Пей и пойдем. Надеюсь, хотя бы ты будешь в состоянии дойти до замка своими ногами.

— Я тоже в состоянии, — торопливо сказала Райга, чувствуя огромную усталость и желание лечь на холодную землю и заснуть тут же.

— Пока в состоянии, — мрачно сказал наставник и посмотрел на Черныша.

Пес будто понял его. Подбежал к Райге, лизнул ее в лицо на прощание, и растворился в тени.

Магистр Лин стиснул кулак и тихо сказал:

— Он понимает нас. Значит, может говорить и с Ллавеном. Плохо.

— Что будем делать? — мрачно сказал Миран. — Если я могу чем-то помочь…

Но эльф покачал головой:

— Я сделал все, что мог. Сейчас очередь Ллавена бороться со своим даром и подчинять его, или самому подчиниться темной магии, которая бушует в его крови. Идем.

Райга прошла через портал вслед за наставником. Сердце сжималось от тревоги за друга.

Картографы справились за два дня. В тот же день, после завтрака из целительской лаборатории вышел Ллавен. Он торжественно вручил наставнику три заветных пузырька с разноцветными крышками, отмахнулся от благодарностей и поспешно ушел в свою комнату — спать.

Стоило магистру Лину и Райге расположиться в креслах в кабинете принца, как Иночи Райс принес то, что заказал принц. Нарисованные почти что кровью карты Королевства. Райга рассмотрел шесть одинаковых листков и спросила:

— И как они будут работать?

Миран с опаской покосился на магистра Лина и сказал:

— Тебе нужно будет проколоть палец и капнуть своей кровью в те места, где ты ощутишь воронки. И тогда члены особого отряда увидят их на своих картах.

Как и ожидала девушка, эльф нахмурился:

— А хотя бы в этом можно было обойтись без крови?

— К сожалению, без крови никак. Темная магия, — развел руками Миран.

Магистр помрачнел, но больше ничего не сказал.

За эти дни они успели зарядить все десять амулетов. После вечернего ритуала карты вместе с камнями предстояло раздать членам особого отряда. Иночи и Роддо получили свои тут же. Еще одна досталась Глиобальду, который отправился в замок Иссен, приглядывать за границей с Сага. Четвертую получил один из гвардейцев, которым предстояло охранять границы с Долиной Духов. А пятую Роддо должен был на следующий день передать Рейлину Фортео на каком-то торжественном приеме.

Прощальный ужин вышел тяжёлым. Королева Райтихо была полна тревоги и беспокойства. Райга вяло ковыряла но-хинскую еду под мрачными взглядами товарищей. Под стук палочек и вилок по тарелкам каждый думал о своем.

На рассвете следующего дня отряд отправился в путь. После короткого прощания магистр Лин открыл широкий портал, через который адепты провели лошадей. Ллавен вел в поводу двух коней — своего и Мирана, а темный — двух вьючных лошадей, нагруженных припасами.

Перед ними снова была гладкая черная поверхность Монолита. Райга не удержалась и коснулась его рукой. Холод приносил горечь, едкую и невыносимую, как в прошлый раз. Девушка взглянула вверх. Искушение снова взлететь наверх было сильным. Но в этот момент наставник оказался рядом. Осторожно убрал ее руку со стены, отпустил и сказал в ответ на удивленный взгляд ученицы:

— Будь осторожнее. Это место как-то влияет на тебя. Ты слишком остро воспринимаешь случившееся из-за воспоминаний Райлиты, которые тебе достались. Но ты — не она. И ты даже не Кеуби. Ты Райга Манкьери, и ты уже прошла предел в Раввии, который Райлита не смогла пройти. Пройдешь и этот. Мы не знаем, что ждет нас дальше. Не позволяй чужим воспоминаниям мешать тебе. Договорились?

Пламенная осторожно кивнула. А затем, не удержалась и попросила:

— Можно мне взлететь туда?

Эльф немного подумал, и кивнул. Левый глаз обдал щеку жаром, волна жара прокатилась по позвоночнику, и несколько взмахов пламенных крыльев вознесли девушку на вершину Монолита. Она снова опустилась на край стены, свесив ноги, и устремила вперед бездумный взгляд. Рядом опустилась ледяная снежинка, и Райтон приземлился на стену по соседству с ней.

— Это место навевает тоску, — признался принц, покосившись на Пламенную.

Она кивнула и, с сожалением, сказала:

— Здесь погибли очень многие. Магия целого рода создала эту стену. В моих снах она была горячей и полной силы. Теперь это просто мертвый кусок стены, который отделяет наше процветающее королевство от таких же мертвых земель. Интересно, что ждет нас там?

— Не узнаем, пока не попадем туда, — ответил принц.

Рядом раздалось шипение открывающегося портала. Магистр Лин шагнул на стену и сказал:

— Райга, спускайся вниз. Я сориентирую следующий портал по тебе. Райтон, вернись и возьми ее лошадь.

Адепты послушались. Девушка недоверчиво оглянулась, а затем взмахнула крыльями и оттолкнулась от стены. На минуту ей показалось, что она снова во сне, падает стрелой на остатках магии, разрывая строй кочевников, добивающих отряд ее друзей. В груди на минуту возникла фантомная боль клинка, пронзающего тело Райлиты.

Затем наваждение исчезло, и девушка опустилась на траву. За 600 лет земля и высокая трава скрыла все следы битвы. Перед ней было просто поле. Просто чужая земля.

За спиной Райги раздалось шипение открывающегося портала. Девушка оглянулась и увидела, как Линхэ, изогнув шею, первым шагает на земли за стеной. Следом за ним принц вел в поводу своего коня и кобылу Райги. Магистр Лин вышел из портала последним. Райга, к этому времени, уже погасила крылья и артефакт, и уже сидела в седле. Эльф взлетел в седло вороного и махнул рукой. Отряд тронулся в путь.

Ехали целый день почти без остановок. Впереди тянулись леса, луга и пологие холмы. Места были пустыные и заброшенные. Они не встретили никаких признаков людей или жилья. Следов нежити или крупных хищников тоже не было.

Магистр Лин старательно забирал на запад, в надежде выйти на старый тракт. За 600 лет, вероятнее всего, от дороги ничего не осталось, но ориентироваться по остаткам замков станет легче. Райга невольно вспоминала свой последний сон и замок в котором была Райери. Эти места напоминали ей о том, что она видела в окне.

На ночь остановились в небольшой рощице. Юноши натаскали дров, магистр Лин установил защитный купол из невидимости и глушилки, Райтон добавил к ним свой из стихийной магии.

С момента, как они остановились в этом месте, Райгу не покидало ощущение какой-то неправильности этого места. Оно было настолько едва уловимым, что она не стала говорить об этом ни магистру, ни друзьям. После ужина все легли спать. Проворочавшись в одеяле около часа, Райга встала и вышла на опушку рощи. Сначала ей показалось, что она снова попала в сон. Перед ней в свете луны сияло целое поле алых цветов. Только через несколько мгновений девушка поняла, что это не но-хинские лилии, а что-то другое.

Сама не зная зачем, она сделала шаг в сторону странного поля. Тревожный колокольчик внутри загрохотал набатом, часто забилось сердце. Райга стояла, не в силах понять, отчего ее прошиб холодный пот и в душу закрался липкий страх. И только, когда она сделала еще один шаг в сторону поля, то поняла, что, как бы ее не пугали странные цветы, ноги сами несут ее вниз по склону.

Глава 24. Кровавое поле

Перед глазами Райги внезапно пронеслись воспоминания. Тот самый цветок, который помог ей справиться с кровавым огнем в Бегроторе. Алая лилия с тонкими лепестками. Это помогло ей остановиться в двух шагах от странных кроваво-красных цветов. Пламенная начала рассматривать короткие округлые лепестки. Из желтых серединок как будто торчали короткие белые иглы. Позади она услышала голос Ллавена:

— Стойте! Она должна вернуться сама. Если вас тоже зацепит, будет еще хуже.

Ему ответил магистр Лин:

— Я помогу ей.

— Нет! Нельзя туда ходить, — убеждал его юный эльф. — На нас эта штука действует сильнее. И двоих мне не вытащить.

Ллавен был очень серьезен.

— Тогда помоги ей, — раздраженно попросил наставник.

— Уже помогаю. Теперь зовите ее сюда.

Сзади девушка услышала напряженный голос магистра:

— Райга. Обернись.

Больше всего Пламенная хотела послушаться, а лучше — развернуться и бежать отсюда. Но ничего не выходило. Единственное, на что хватало сил — стоять на месте. Ей приходилось сдерживаться, чтобы не пройти последние два шага, отделяющие ее от красных цветов и блестящих белых игл в их сердцевинах.

— Не могу, — процедила девушка.

— Можешь, — уверенно сказал эльф. — У тебя есть хаиё?

Райга помотала головой. Пояс остался у костра.

Эльфы обменялись быстрыми фразами на своем языке. Затем магистр Лин сказал еще раз:

— Райга. Послушай меня. Тебе нельзя ступать на это поле. Ты должна вернуться сама, и ты сможешь.

Ллавен вторил ему:

— Просто обернись. И мы сможем помочь.

— Что это? — спросила Райга, продолжая рассматривать красные цветы.

— Что-то вроде нежити, — пояснил наставник. — Очень древняя. А теперь оглянись.

Девушка снова попробовала отвести взгляд от цветов и обернуться, но сил хватило только на то, чтобы начать рассматривать траву под ногами.

— Не могу, — процедила она. — Не получается.

Магистр яростно выговорил несколько незнакомых слов на эльфийском. И, через мгновение, спросил уже спокойно:

— Что я должен сказать тебе, чтобы ты обернулась?

— Ничего, — прошептала девушка в ответ и собралась с силами.

На этот раз ей удалось сделать шаг назад и скосить глаза.

Эльфы продолжали переговариваться между собой. Смысл сказанного упорно ускользал от Райги. Наконец, раздался свист и рядом с ней в землю вонзился кинжал.

— Возьми его, — приказал наставник.

Райга начала медленно наклоняться, чтобы подобрать клинок. При этом взгляд ее снова упал на странные цветы, и она замерла.

— Возьми его за лезвие, — раздался голос Ллавена. — Быстрее!

Шевелиться было невероятно трудно, но каким-то чудом Райга справилась. Практически не отрывая взгляда от красных цветов, она схватила кинжал за лезвие, как и велел Ллавен. Хлынула кровь. Боль отрезвила девушку, и помогла сбросить наваждение. Она отдернула руку. В этот момент цветы начали перемещаться по направлению к кинжалу.

— Беги! — крикнул магистр, и вымуштрованное тело откликнулось.

Райга рванула вверх по склону. Магистр Лин и Ллавен ждали ее. Неприкрытое беспокойство на лице наставника подстегивало.

В паре шагов от них на Пламенную снова накатила слабость и желание вернуться к полю красных цветов. Но магистр Лин протянул руку, поймал запястье ученицы и вытащил ее с освещенной луной поляны под тень деревьев. Стоило ей оказаться на опушке леса, как наваждение отпустило, и Райгу запоздало начало трясти. Магистр Лин вздохнул с облегчением, по ученической нити пришла волна резонанса. Затем эльф произнес пару знакомых эльфийских слов и коснулся ладони Райги, залечивая порез.

— Последнее время я теряю слишком много крови, — нервно рассмеялась Райга.

— Это было очень опасно, — сказал Ллавен. — Но ты отлично справилась.

— Что это? — спросила девушка.

Она хотела обернуться, но магистр схватил ее за плечо и развернул к себе:

— Не смотри туда, — предупредил он. — Тебя зацепит снова, и ты уйдешь туда сама. Оно попробовало твою кровь. Теперь не отстанет.

— Оно? — переспросила Райга, заглядывая в аметистовый глаз.

— Это очень редкий вид нежити. В древние времена в Мерцающий лес они тоже забредали. Говорят, остатки темной магии в местах, где погибло много людей, могут породить… это. Кровавое поле. Его зов сродни зову змейвиров. Которые, кстати, в этих краях тоже водятся. Так что, будь осторожна. Рассказывай, если ты почувствуешь что-то необычное.

Райга послушно кивнула.

Ллавен пошел к костру. Магистр Лин несколько мгновений смотрел на Райгу, а затем повел ученицу прочь. Только когда она снова оказалась в защитном круге у костра, наставник отпустил ее и прошептал:

— Ложись спать. Я буду патрулировать поблизости.

Пламенная не удержалась и покосилась в ту сторону, откуда они пришли. Ладонь эльфа тут же легла на ее щеку, не позволяя повернуться.

— Перестань, — попросил наставник. — Возьми себя в руки.

Райга кивнула и поспешно отправилась в постель. Ллавен, кажется, теперь не собирался ложиться. Юный эльф закинул за спину лук, обменялся парой фраз с наставником и вышел из круга. Старший эльф, наоборот, встал у костра и устремил взгляд в ту сторону, откуда привел Райгу. Девушка нашла в себе силы не смотреть туда и закрыла глаза. Несмотря на пережитое, она довольно быстро провалилась в сон.

Утро принесло еще один неприятный сюрприз. Ллавен пришел и сказал:

— Похоже, поле переместилось еще до рассвета. Знает, что попытаемся выжечь.

Райга в это время сидела на своем одеяле и переплетала косы.

— А почему мы не сделали этого ночью? — спохватилась она. — Почему я не догадалась использовать артефакт?

Мысль о том, что в опасности она вот так запросто не вспомнила про артефакт, пугала.

— Ты была не в себе, — напомнил ей наставник. В свете луны магия против него бесполезна. Выжечь можно только днем. Но тогда эти цветы выглядят как обычные полевые.

— Вы о чем? — непонимающе спросил Миран и широко зевнул.

Пришлось пересказывать ему ночные приключения. Когда Райга закончила свой рассказ, принц нахмурился и спросил:

— Почему вы не разбудили нас?

— Чтобы оно зацепило зовом кого-то еще? — саркастично спросил учитель. — Мы ее не знали, как вытащить.

— Все равно, — укоризненно покачал головой Райтон. — Проспать такое…

— Будьте начеку, — повторил наставник. — Здесь давным давно нет магов. Нежить здесь чувствует себя привольно. Разная.

Райга, неожиданно, вздохнула и сказала:

— А когда-то здесь жили Кеуби. Это был процветающий край.

— Снявши голову, по волосам не плачут, — проворчал Миран. — Теперь нас отделяет Монолит. Эти земли никогда не станут прежними.

Райга ничего не ответила ему и вспомнила слова магистра Лина. Нужно было помнить, что это не ее земля. Не ее проигранная битва. Не ее память. Но это было сложнее, чем она думала.

Завтракали быстро. После сна все переживания ночи потускнели, и девушка снова ехала впереди рядом с наставником, с интересом изучая новые места. Край, и правда, казался благодатным. Непуганная живность с удивлением провожала глазами отряд. Луга и леса изобиловали дичью и звонкими ручьями.

Ближе к вечеру Райга снова ощутила тревогу. Стоило ей пару раз обеспокоенно оглянуться, как магистр остановил лошадь и начертил поисковый импульс. Райга продолжала чувствовать едва заметное напряжение на самой границе сознания. Эльф зло произнес несколько слов на своем языке, которых Райга не знала. Ллавен укоризненно посмотрел на магистра и сказал:

— Идет за нами?

— Похоже. Нужно ускориться. Попробуем оторваться.

Линхэ сорвался в галоп, остальные кони за ним. Но вьючные лошади не могли поддерживать такой темп, и они перешли на рысь. Все это время магистр Лин придерживал своего коня и ехал рядом с ученицей. Райга не решалась спросить, в чем дело. Но ответ появился довольно скоро. Около полуночи отряд пересек луг и вышел к неширокой реке. Магистр Лин резко натянул поводья, и перехватил под уздцы лошадь Райги. С другой стороны тут же оказался Ллавен.

Под луной прямо перед ними раскинулось поле с кроваво-красными цветами. Райгу снова окатило липким противным страхом.

— Оно может перемещаться? — холодея, спросила девушка.

— Да, — подтвердил магистр. — Я же сказал вчера. Оно попробовало твоей крови. Не отвяжется. Но это был единственный способ вытащить тебя оттуда.

Райтон остановил коня с другой стороны от магистра Лина и спросил:

— Есть способ уничтожить это?

— Ночью? Нет, я же говорил. Только днем, но при свете его достаточно трудно обнаружить.

Принц взглянул в лицо Райги и нахмурился. Затем его глаз вспыхнул голубым светом. Лепестки цветов начали покрываться коркой льда. В сердце Райги вспыхнула безумная надежда. Но ледяное крошево быстро начало осыпаться с лепестков, оставляя их невредимыми. Райтон помрачнел.

В это время Миран спрыгнул с коня и вышел вперед.

— Стой! — встревоженно сказал Ллавен. — Это опасно.

— Да стою, стою, — проворчал темный. — Интересная штука. Надо посоветоваться со старшими.

С этими словами он вытащил лезвие и вспорол себе ладонь.

— Дарел, Вахоннен, — позвал юноша.

На этот раз вслед за небольшим призрачным шариком из черного дыма вылетел сияющий дух размером с кулак. Он завис напротив лица Мирана, а Дарел метнулся вперед и принялся кружить над алыми цветами.

Райтон, тем временем, спросил:

— Есть способ отпугнуть это?

— Дождь и гроза, вызванные погодной магией, — ответил Ллавен. — Но это временное решение.

— Да, способности кого-то из юных Райсов нам бы сейчас пригодились, — признал наставник.

Тем временем Миран задумчиво опустился на землю и махнул рукой:

— Мне надо подумать. Остановимся здесь?

Магистр Лин покачал головой:

— Отъедем в сторону.

Миран нехотя поднялся и поманил за собой призрачные огни.

Костер развели подальше от красных цветов. Райгу магистр Лин заставил сесть спиной к полю, а сам сел рядом. С другой стороны от нее сидел такой же напряженный Ллавен.

Наконец, девушка не выдержала и сказала:

— Не нужно со мной обращаться, как с ребенком. Не пойду я туда.

— Вчера пошла, — покосился на нее магистр Лин.

— Вчера я не знала, что это.

— Это не поможет, поверь, — покачал головой Ллавен. — Оно попробовало твоей крови и будет ползать за тобой хоть неделю.

Райтон задумчиво сказал:

— А если мы пересечем реку — оно сможет последовать за нами?

— Не знаю, — признался Ллавен. — Это — редкие существа, я не думал, что когда-нибудь его встречу.

Миран пришел через час, когда Райга уже собиралась отправиться спать под бдительными взорами друзей. Темный остановился перед ней, немного помялся, а затем доверительно попросил:

— Крови дай? Пару капель, для эксперимента.

Райга с готовностью протянула ему руку, а магистр Лин отрезал:

— Нет. Хватит уже кровью разбрасываться.

— Ему пару капель надо, — непонимающе ответила Пламенная. — Не ведро, и даже не столовую ложку.

С этими словами девушка взяла из рук Мирана лезвие и проколола палец. Волна раздражения, которая пришла по ученической нити, заставила ее поморщиться. Несколько тягучих капель упали в подставленную Мираном чашку и темный ушел, насвистывая. Ллавен вскинул лук на плечо и пошел следом, чтобы приглядеть за другом.

Райга взглянула в холодное лицо наставника и зажала ранку на пальце. Эльф процедил сквозь зубы заклинание и коснулся пальца ученицы зеленоватой магией своего рода. Через мгновение на гладкой коже не осталось и следа. Райга пробормотала благодарность и отправилась в постель, старательно отгоняя растущее чувство неправильности и тревогу, вызванную близостью кровавого поля. И очередные угрызения совести.

Долго поспать ей не дали. Миран растолкал ее через пару часов. Девушка хотела спросить его, что случилось. Но темный зажал Райге рот ладонью и знаками попросил следовать за ним. Правда, далеко уйти не вышло. Магистр Лин появился рядом сразу же, стоило им покинуть пределы защитного купола.

— Что происходит? — настороженно спросил эльф.

Миран признался:

— Кажется, я придумал, как от него избавиться. Но оно, как бы это сказать… Рискованно.

Темный пошел вперед, и Пламенным ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Когда они остановились на пределе досягаемости поля, тонкие пальцы наставника вцепились в плечо Райги. Миран ткнул пальцем в сторону цветов и сказал:

— Глядите.

Девушка посмотрела в указанном направлении. И только тут заметила, что край поля поврежден. Несколько цветков съежились и почернели.

— Как ты это сделал? — спросил магистр Лин.

— Мое заклинание и кровь Райги, — пояснил темный.

— И сколько крови тебе нужно, чтобы уничтожить его полностью? — скептически спросил эльф.

— Уже нисколько. Все зависит от места, куда ударить заклинанием.

— И куда надо ударить? — тут же спросила Райга.

— Чтобы наверняка — ты должна зайти вместе с ним в центр поля. Тогда я смогу уничтожить его одним ударом.

— Нет, — отрезал магистр Лин. — Это слишком рискованно.

Темный фыркнул:

— А бегать от него и каждую ночь ждать, что Райга снова встанет и сама пойдет туда на смерть — не рискованно? А если ее зацепят во время боя с другой нежитью, когда никто из нас не сможет ей помочь? Слишком опасно — оставлять за спиной это.

Райга смотрела в мрачное лицо магистра Лина и понимала — не согласится. Несмотря на то, что в словах Мирана была логика. Девушка поймала многозначительный взгляд тёмного.

Он скосил взгляд на свою левую руку. И Райга увидела, что в ней он держит темный камень на коротком шнурке. Амулет с заклинанием. Девушка обменялась взглядом с товарищем и взмолилась:

— Разрешите. Миран прав.

Магистр Лин, все также не отпуская ее плечо, сказал:

— Нет.

Тяжелее всего оказалось стряхнуть руку эльфа. Райга расслабилась и опустила голову, будто смиряясь. Стоило наставнику немного ослабить хватку, как она резко присела, выхватила из рук Мирана амулет и помчалась вперед. В голове у нее все это время билась только одна мысль: “Теперь он, точно, меня убьет”.

Одним прыжком Райга влетела в центр поля. На нее тут же накатила ужасная слабость. Но ее магия не понадобилась, чтобы активировать заклинание. Стоило красным цветам коснуться ее ног, как черный камень вспыхнул сам, и кровавые бутоны начали сворачиваться и темнеть. Райга тяжело осела на землю. Отчего-то ужасно кружилась голова, будто она бежала несколько часов, а не просто пересекла поляну. Над головой раздался голос магистра Лина:

— Боги, за что мне это? — вопрошал он, предусмотрительно, на эльфийском.

Райгу тут же подхватили на руки. Девушка прошептала только:

— Простите.

Пока они шли обратно к костру, магистр непрерывно цедил себе под нос что-то эльфийское и незнакомое. Она с трудом открыла глаза и увидела, что ее снова несут на руках, а рядом шагает очень довольный Миран. Его ужасно хотелось ударить, но вместо этого она спросила у наставника:

— Что это значит?

— Ты о чем? — спросил магистр Лин, обрывая эльфийскую скороговорку.

— Что вы сейчас сказали?

Он резко замолчал и больше не произнес ни слова. Опустил Райгу на постель, смерил ее ледяным аметистовым взглядом и попросил:

— Никогда больше так не делай.

— Но получилось же, — возразила Райга.

Он ничего не ответил и ушел.

Первым, что увидела девушка после пробуждения, были руины замка на другой стороне реки. Лучи солнца окрашивали в розовый замшелые обломки камней, остов когда-то величественной крепостной стены. Девушка повернулась в другую сторону, и увидела на горизонте знакомый до боли рисунок гор. Перед ней было то самое место, где Райсий писал Первую Летопись Пламенных. Место, где все еще спит их сила. Интересно, зачем Райери показала его ей? Ясно одно — пройти мимо не выйдет. Придется осмотреть руины. И наставнику это, скорее всего, тоже не понравится.


Глава 25. Остатки силы

Стоило Райге отвести взгляд от руин замка, как ее посетило странное чувство. Что-то было неправильно. И эта неправильность не имела ничего общего с кровавым полем. Только когда ее взгляд упал на спину наставника, она поняла, в чем дело. Ученическую нить перегораживала плотная вуаль. Девушка понимала, что скорее всего, это ее берегли от чужих чувств. Но Райгу все равно не покидало ощущение, что от нее намеренно отгородились. А еще — что раньше она не замечала подобных вещей. Почему даже не отсутствие, а ослабление привычной связи между двумя источниками вызывало такие странные чувства?

Райга встала с постели и хотела уже отправиться к реке, но внезапно ощутила резкую боль. Пламенная зашипела и снова села на одеяло. В правой ноге, чуть ниже колена. торчала небольшая белая игла. Прежде, чем девушка успела выдернуть ее, магистр Лин оказался рядом. Два знакомых слова — целительское заклинание. Одной рукой эльф выдернул иглу, и сияющие зеленью пальцы второй накрыли ранку. Вопреки ожиданием, кровь не прекращала струиться.

— Это то, что я думаю? — спросила Райга, рассматривая иглу.

— Кровавое поле тебя зацепило, — холодно сказал наставник, и бросил иглу в костер.

— И чем мне это грозит? — тихо спросила девушка.

— Возможно, стоило подумать об этом до того, как прыгать в центр поля с разбега?

Райга опустила взгляд и снова сказала:

— Простите.

Магистр сурово ответил:

— Твои извинения не только не способны излечить твою рану, а даже не дают мне надежды, что в следующий раз ты послушаешь меня, или хотя бы подумаешь!

Ллавен робко возразил:

— Это просто игла. Основание поля уничтожено. Да, возможно, рана будет долго заживать, но она не смертельна.

Магистр Лин бросил на него убийственный взгляд. Юный эльф тут же стушевался и принялся молча сворачивать свое одеяло. Зеленоватое сияние вокруг пальцев наставника погасло, он резко поднялся и направился прочь. Райтон укоризненно оглядел друзей, подхватил котелок и пошел в сторону реки.

Миран вздохнул:

— Да уж, я надеялся, что проблем больше не будет.

Райга осмотрела место, куда воткнулась игла, и пошевелила ногой.

— Все нормально, — сообщила она юношам. — По-моему, очень здорово, что ты так быстро нашел способ избавиться от этого поля подручными средствами. Заготовка под амулет и два вида крови — твоя и моя. Такая малость и впечатляющий результат.

— А кто сказал, что там два вида крови? — хитро улыбнулся темный и покосился на Ллавена.

Тот укоризненно посмотрел на друга и попросил Райгу:

— Лаэ не говори.

Девушка покачала головой:

— Не буду. Но он просил не экспериментировать с кровью темных эльфов. Я, конечно, рада, что все получилось. Но вам стоит быть осторожнее.

Оба темных согласно закивали.

Райга поднялась и зашагала к реке. Нога почти не болела. Девушка специально отошла подальше за кусты и начертила поисковое заклинание. Убедилась, что вокруг нет нежити, разделась и вошла в воду. Плавала она долго.

Затем Райга выбралась из воды, наскоро высушила себя пламенем и пошла искать наставника.

Эльф стоял на берегу чуть выше по реке и разговаривал с Райтоном. Судя по тому, что котелка в руках принца уже не было, пришел он сюда специально для разговора с глазу на глаз. Райге очень хотелось узнать, о чем они говоря, и одновременно, не хотелось спугнуть принца. Вдруг, тот рассказывает наставнику о том, что видел в своих снах у Предела.

Девушка замешкалась, но ее уже заметили. Райтон коротко бросил что-то

эльфу и поспешно направился в сторону стоянки. Девушка проводила его взглядом и остановилась за спиной магистра Лина. Какое-то время они оба молчали. Руины замка отсюда хорошо просматривались. Райга, наконец, подошла поближе к наставнику и сказала:

— Этот замок мне снился.

Тот даже не взглянул в ее сторону. Только бесстрастно спросил:

— Сегодня?

— Нет. Это в нем Райсий Кеуби писал Первую летопись. Райери в моем сне остановилась у окна, я запомнила эту реку и линию гор. Мне показалось, она сделала это специально. И сказала, что в этом замке будет долго спать сила Пламенных.

— Хочешь пойти туда? — спросил наставник, все еще не глядя на нее.

— Думаю, это стоит сделать, — ответила Райга.

Пару минут магистр молчал. Ученица с трепетом ждала его решения. Плотная вуаль все еще разделяла два источника, и девушка не могла ощутить чувства своего учителя. Затем он ответил:

— Хорошо. Давай осмотрим замок и отправимся дальше по другому берегу. Если по нашему следу идет еще какая-нибудь нежить, возможно, на том берегу нас не будут преследовать. Идем.

С этими словами наставник развернулся и пошел к костру. Райга молча последовала за ним. ее снова грызло чувство вины, несмотря на то, что она считала себя правой.

После завтрака магистр Лин открыл портал через реку. Юноши повели через него лошадей. Райгу наставник заставил переправляться самостоятельно. Выдал ей мешочек с портальным порошком и сказал:

— Ты открываешь портал в зону своей видимости. То же самое ты уже делала во дворе Тийредо.

После этого эльф отступил на пару шагов. Райга посмотрела на другой берег, где ждали друзья.

— Целься в сторону от них, — напомнил эльф.

Райга кивнула и прикрыла глаза. Сетку пламенных линий она видела почти без усилий, задала цель, направила магию. Изрядная часть пламени ухнула в пустоту, прорезала пространство, и девушка выбросила портальный порошок. Синий дым взметнулся, и Райга шагнула через него вперед. Над точностью еще предстояло работать — вышла она довольно далеко от друзей. Магистр шагнул из другого портала совсем рядом и невозмутимо сказал:

— Неплохо. А теперь открой портал к ним.

Райга зачерпнула порошок и повторила все снова. На этот раз она открыла портал едва не под ноги Линхэ. Вороной отступил в сторону, подозрительно обнюхал Райгу и фыркнул.

— Здорово! — восхищенно сказал Миран. — Скорей бы и у меня это получилось.

Райтон задумчиво посмотрел на темного и спросил:

— А ты не можешь сделать какой-нибудь специальный портальный порошок, для себя? Есть же порошок для тех, у кого почти нет магии.

Миран задумался. В этот момент магистр Лин вышел из портала в двух шагах от Райги и сказал:

— Уже лучше. Едем к замку.

К руинам подъехали быстро. Наставник спешился и приказал:

— Внутрь пойдем только мы с Райгой. Ждите здесь и следите за лошадьми. Если заметите опасность — воспользуйтесь амулетом.

С этими словами он направился к развалинам. Райга передала поводья своего коня Райтону и поспешила за эльфом. Они прошли через хорошо сохранившуюся арку ворот и оказались во дворе, заваленном обломками стен. Камни покрывал плотный слой мха, деревья и кусты разрослись, через них приходилось пробираться. Эльф касался их своей магией, заставляя природу отступить и освободить проход к замку.

Около часа учитель и ученица обследовали развалины, но так и не нашли ничего, что заслуживало бы внимания. Наконец, Райга опустилась на замшелый камень и вздохнула:

— Не понимаю, зачем Райери показала мне это место. Здесь, кажется, не осталось ничего кроме камней.

— Кое-что здесь все-таки есть, — поправил ее наставник. — Не чувствуешь?

Девушка прислушалась к себе, а затем озадаченно помотала головой. Магистр спохватился:

— Ах, да…

После этого он каким-то образом сорвал ту самую вуаль, которая разделяла их источники с самого утра. Пламенная снова ощутила ровное вращение его источника на другом конце ученической нити. Райга не смогла сдержать вздох облегчения, и эльф задержал на ней взгляд.

— Ты заметила вуаль?

— Я всегда ее замечаю, — пробормотала Райга. — но в этот раз… все было иначе.

Магистр ничего не сказал, но в его взгляде промелькнула печаль. А Райга, наконец, смогла почувствовать и то, о чем говорил наставник. Далекий, едва ощутимый обжигающий взгляд. Райга невольно посмотрела себе под ноги и уверенно сказала:

— Там, внизу, есть Источник.

— Вероятно, Райери имела в виду его, — согласился эльф. — Думаю, мы нашли то, что искали. Можно продолжать путь.

— Нет, — внезапно сказала Райга. — Я не думаю, что она хотела показать мне источник просто так. Он… слабый. Спит. Ждет.

В аметистовом взгляде магистра появилось понимание:

— Хочешь спуститься туда. И разжечь его.

Райга молча кивнула. Учитель спрятал руки в рукава хьяллэ и бесстрастно сказал:

— Как показывает практика, отговаривать тебя бесполезно. Сделаешь по-своему все равно. Что ж, идем, поищем спуск. Но сначала я предупрежу Райтона.

Девушка мерила шагами двор, пока магистр Лин коротко сообщал принцу об их находке и планах. После этого эльф спрятал амулет в виде плоского рыжего кольца и сказал:

— Идем.

Они снова прошли вокруг замка, пока эльф не нашел какую-то дыру в стене. Внутри он задумчиво осмотрел потолок и сказал:

— Нужно быть осторожней. Здесь все очень старое. Как твоя нога?

Райга успела к этому времени благополучно забыть про свое вчерашнее ранение и только отмахнулась. Учитель и ученица прошли по первому этажу в поисках спуска в подвал. Везде их встречала тишина и пустота. Внутри тоже через дыры тянулись к свету растения. Природа неумолимо захватывала это место.

Райга с тоской оглядывала пустые залы. По этому коридору когда-то ходил Райсий Кеуби. В одном из залов наверху он писал свою летопись. Первую Летопись пламенных. Здесь они с Райери обсуждали, как закрыть дверь. Наконец, Райга первой увидела ведущую вниз лестницу, возле которой внутренний зуд будто усилился.

— Нам, точно, нужно туда, — сообщила она учителю.

Эльф молча кивнул и начал спускаться первым. Райга поминутно оглядывалась и чертила поисковые заклинания, но замок, кажется, был пуст. Она помнила про каменных лисозмеев, которые любили такие места, но пока не видела следов пребывания нежити.

Лестница привела их в длинный темный коридор. Россыпь пламенных светлячков полетела впереди, освещая ровные каменные стены. Несмотря на то, что это был подвал, а не пещера, Райге стало не по себе. Магистр Лин тут же протянул ей. свою ладонь. Поколебавшись, Райга подала ему свою руку, и они пошли дальше. Тревога на какое-то время отступила, стены уже не напоминали пещеры. Девушка смогла снова сосредоточиться на поисках Источника.

Вскоре коридор вывел их в небольшой зал с грубо обработанными стенами, в центре которого находился уже знакомый каменный люк с изображением глаз.

— Семь, — пересчитала их Райга. — В Алом замке один, а в Манкьери — гораздо больше. Это что-то значит.

— Вероятно, силу источника, — пояснил эльф. — Самый мощный находится в Манкьери. И такой же — в Хеллемилиоране. Ты даже касалась его. Не удивлюсь, кстати, если Истчоник в твоем родном замке скоро начнет угасать. Ты же последняя из Пламенных.

— Я восстановлю их все, — прошептала Райга. — Все источники до единого, которые питали эту землю силой.

Затем она шагнула вперед, на ее пальцах вспыхнуло пламя. Она обвела люк по кругу, и тяжелая плита отъехала в сторону.

Здесь лестница оказалась короче. Знакомое чувство раздвоения она ощутила только в самом зале. Магистр Лин, без слов, окружил ее лентой своей силы. Шепот голосов был едва слышен, а с центре комнаты тускло светился огонек размером с два кулака. Райга присела перед ним, и эльфу пришлось сделать то же самое, чтобы не выпустить ее руку..

— Уверена, что хочешь тратить на это магию? — спросил наставник. — Здесь не живут Пламенные, и, вероятно, уже не будут. Некому будет поддерживать его силу.

Девушка кончиками пальцев погладила язычок пламени и сказала:

— Он будет гореть, пока я жива. А после… Возможно, за ним присмотрят мои потомки. По крайней мере, я могу попросить их об этом.

Эльф больше ничего не сказал. Тонкие пальцы крепче сжали ее ладонь. Райга покосилась на магистра Лина и сказала:

— Дальше я сама.

Эльф, поколебавшись, выпустил ее руку, поднялся и отошел в сторону. На мгновение тяжесть снова сковала правую часть ее тела. Райга распахнула левый глаз и соединила две линии силы — магию источника и артефакта. Тонкая пламенная спираль вспыхнула вокруг нее, прогоняя неприятные ощущения в воздушной половине. Затем она начал вливать магию артефакта в Источник, раздувая его.

Яркий сгусток разгорался медленно и неохотно, жадно глотая ее силу.

Наконец, артефакт, опустел, девушка поднялась на ноги отступила назад. Воздушную половину ее тела сковало онемение. Райга сделала еще шаг назад и уперлась спиной в грудь наставника. Пальцы учителя переплелись с ее, и вокруг них снова закружились широкие ленты его магии, притупляя неприятные ощущения.

Над головой прозвучал его голос:

— Идти можешь?

— Постараюсь, — сказала Пламенная. — Я истратила только силу Глаза.

— Но это истощает и тебя. Идем.

Магистр потянул ее прочь. Райга еле переставляла ноги. Легче ей стало, только когда они вышли из подземелья. Наверх она поднялась с чувством удовлетворения от того, что сделала.

— Теперь все правильно, — сказала она вслух, оглядываясь.

Магистр Лин тоже обернулся и сказал:

— Надеюсь, ты об этом не пожалеешь.

Обратный путь пролетел незаметно. Только у ворот девушка обнаружила, что они все еще держатся за руки. Эльф словно прочитал ее мысли и разжал пальцы. Девушка поспешно скрестила руки на груди и первой прошла сквозь арку ворот.

Еще пять дней они пробирались вперед почти без остановок. Места вокруг оставались такими же дикими и пустынными. Если кочевники и пытались заселить захваченные земли, то у них ничего не вышло. А по какой причине — было совершенно не ясно. Отряд продвигался на юг, и не встречал ни жилья, ни следов людей. Когда Райга спросила наставника об этом, эльф сказал:

— У кочевников почти нет магии. Скорее всего, они не смогли одолеть нежить. А наш враг, который и натравил их на Пламенных, не стал помогать своим союзникам. Возможно, в Кеубиране ты найдешь ответы.

Они продолжали путь.

Нежить встречалась часто, но ее количество не было запредельным. Змейвир на этот раз зацепил зовом Мирана, но магистр Лин оказался рядом и спалил нежить. Мроу встречались на местах заброшенных кладбищ. Но ни разу им не попалась стая больше трех десятков. Единичные нападения более мелкой нежити адепты вскоре перестали считать. Ничего редкого и такого же опасного, как кровавое поле, им больше не встретилось.

Вечером седьмого дня впереди показались руины величественного дворца на холме, а под ним — остатки большого и процветающего города. Они вышли к Кеубирану, городу, где не гаснет солнце. Райга остановила свою лошадь и с трепетом смотрела вперед. На город, к которому она подлетала совсем с другой стороны в своем сне.

— Войдем туда утром, — решил магистр Лин. — глупо соваться туда на ночь глядя.

Райга согласно кивнула, и в этот момент ее посетило острое чувство опасности. Девушка резко оглянулась и заметила на земле крохотный язычок алого пламени.

Он тут же осыпался пеплом. Миран ругнулся, а Райтон сказал:

— Теперь он знает, что мы здесь.

Чувство тревоги, которое навалилось следом, было необычайно острым. Глаз пламени откликнулся жжением. Райга зажала его ладонью, повернулась к наставнику и процедила:

— Воронки. Восемь. По всему королевству.

Не дожидаясь его ответа, девушка задрала рукав и коснулась своей магией браслета с черным треугольным камнем.


Глава 26. Черные воронки

Земля под ногами Рейлина дрогнула. Он прыгнул в сторону, уклоняясь от предусмотрительно закругленной каменной иглы, и ударил в ответ крылом водного дракона. Шесть игл, созданных Мириэлл, разлетелись каменным крошевом. Земля тут же вздыбилась с двух сторон, пытаясь раздавить юного герцога, как букашку. Он ответил “обратными челюстями дракона”, и битва перешла на уровень чистой магии. Мириэлл вливала силу в “пасть земли”, а Рейлин противодействовал ей своей магией и не давал двум земляным валам сойтись. Они могли стоять так до тех пор, пока кто-нибудь из адептов не размотает источник. Но это было слишком просто.

Когда Мириэлл развеяла заклинание, Рейлин был готов. Со всей доступной ему скоростью он начал чертить доспехи водного дракона. Но в этот момент браслет с черным треугольным камнем, который он старательно прятал под рукавом рубашки, мелко задрожал и нагрелся. Руки юноши замерли, и в следующее мгновение шесть острых стальных игл длиною с локоть пригвоздили его за одежду к ближайшему дереву. В его голове раздался голос принца Райтона:

— Восемь воронок открыты на территории королевства. Пятиминутная готовность, чтобы принять ориентиры для порталов.

В глазах Мириэлл удивления было больше, чем насмешки. Блондинка подошла поближе и развеяла иглы.

— Что с тобой? — спросила она. — Не ожидала, что ты на это попадешься.

Рейлин огляделся, серией быстрых росчерков создал над своим отрядом купол глушилки и тихо попросил:

— Невидимость.

Подошедший наставник начертил нужное заклинание. Хаято Райс внимательно смотрел на ученика. Рейлин задрал рукав рубашки и молча показал друзьям браслет с черным треугольным камнем.

— Воронки? — одними губами произнес Лукиан.

Рейлин мрачно кивнул и полез за пазуху. Зашитый в кожу пакет, переданный ему Роддо Райсом, он держал при себе всегда. Сердцем чуял, что пригодится.

— Я пойду с тобой, — тут же сказала Мириэлл. — В прошлый раз там было столько нежити.

— Я тоже хочу пойти, — тут же сказал Марко.

— И я, — эхом отозвался Лукиан.

Магистр Райс покачал головой:

— Если весь отряд вовремя не вернется с тренировки, это будет подозрительно. Я не Линдереллио, у меня нет привычки задерживать адептов до полуночи. Вы двое вернетесь в общежитие. И погромче жалуйтесь на то, что я оставил здесь Мириэлл и Рейлина.

Оба юноши нехотя кивнули. Когда они вышли из-под невидимости и ушли, Рейлин сказал:

— Вам тоже лучше не светиться, магистр.

Он только усмехнулся:

— Оба моих брата уже по уши в заговоре против короны. На стороне принца Райтона. Если дело касается безопасности королевства, я не могу остаться в стороне.

Рейлин вздохнул, но больше не стал отговаривать своего учителя. С Мириэлл они работали в паре идеально, и то, что прикрывать ему спину будет она, было лучшим из возможных вариантов. Юный герцог Фортео вскрыл запечатанный пакет, развернул карту и достал амулет. Голубоватый опал казался теплым — так много пламенной магии было в нем. Мириэлл придержала пальцами край листа. Рейлин коснулся браслета в ожидании следующего приказа.

Райга торопливо развернула карту и прислушалась к себе. Темный протянул ей лезвие, но девушка медлила.

— В чем дело? — напряженно спросил магистр Лин. — Ты хорошо чувствуешь эти точки.

Райга медленно кивнула, а затем с сомнением сказала:

— Я не ощущаю их так, как вы, и боюсь промахнуться.

Глаз четко указывал ей на точки, в которых были открыты воронки. Но она не могла ощутить все королевство также, как ощущал его наставник. Эльф немного поколебался и предложил:

— Давай сверимся, если тебе так будет легче.

Райга с готовностью вложила свои пальцы в ладонь учителя и закрыла глаза. Чужие ленты силы захлестнули ее, затягивая внутрь огненного смерча. Ощущения учителя снова казались какими-то удивительно естественными. Правильными.

— Не открывай глаза и сосредоточься на пламенной сети, — попросил эльф.

Райга постаралась сделать это.

— Запомнила карту? — спросил наставник несколько мгновений спустя.

Девушка кивнула. И только в этот момент ощутила, что магистр больше не держит ее за руку, и ее больше не окружают ленты пламенной магии эльфа. Райга распахнула глаза от удивления и наткнулась на безмятежный взгляд наставника.

— У тебя самой уже неплохо получается, — усмехнулся он. — Делай то, что должна.

Пламенная взяла лезвие из рук Мирана и быстро проколола себе палец. А затем осторожно капнула кровью на карту в те места, где ощутила появление воронок.

Алая жидкость впиталась в бумагу и начала светиться. Райтон поднес ко рту свой браслет и начал отдавать приказы:

— Иночи — воронка рядом с Танамако, Роддо — Барцвиль, Акато — воронка в Рейтуро, Сеймел — твоя у реки, к югу от Хитвеля. Рейлин отправится к Айрену, господин директор — к Ферроу. Сеймел, отправишь Фергюса и Рихтора на Север, в Мелсвиль и Тинас соответственно. У Иночи и Роддо есть запасные амулеты. кому не хватит — свяжитесь со мной. Действуйте.

Райтон опустил руку и оглядел товарищей.

— Теперь все зависит только от них, — прошептала Райга и накрыла ладонью Глаз Пламени.

— Помочь тебе усыпить артефакт? — спросил принц.

— Не выйдет, — процедила она в ответ. — Сейчас его успокоит только закрытие воронок. Нам нужно идти вперед.

Магистр бросил взгляд на город и покачал головой:

— Ночью, когда вся нежить активна? Это глупо.

— Он знает, что мы здесь, — напомнила девушка. — И, возможно, успеет подготовить ловушки.

— Думаешь, он ждет нас в Кеубиране? — спросил эльф.

Райга отвела взгляд. Печать налилась тяжестью в ответ на воспоминания о человеке в тени огромного зала в подземельях.

— Не знаю, — сказала она. — Но я уверена, что здесь он приготовил для нас что-то посерьезнее, чем в Раввии.

— Когда-то он был здесь, — вместо нее сказал Ллавен. — И собственноручно убивал верхушку рода Кеуби.

Девушка изумленно оглянулась на товарища. И тут же вспомнила сон, который прервало появление темного эльфа. Умница Ллавен не только все запомнил, но и, судя по всему, рассказал наставнику. И несмотря на это, старший эльф колебался.

Миран внезапно насторожился.

— Кажется, нам не оставляют выбора, — сказал темный. — Мроу. Заходят с севера.

— Возможно, это теплая встреча на случай, если мы попытаемся поспешно вернуться.

Райтон оглянулся, а затем снова посмотрел на Кеубиран.

— Здесь мы как на ладони, — заметил принц. — Нас легко окружить.

Наставник спрятал руки в рукава хьяллэ и напомнил:

— Там нас будет легко загнать в угол. Прорвать окружение и уйти к замку в случа чего будет легче.

Райга в это время продолжала зажимать ладонью левый глаз. Артефакт звал ее. Требовал закрыть воронки. Но оставалось только ждать и надеяться на друзей. Миран повернулся к наставнику и сказал:

— Мроу остановились. Перегораживают дорогу на север, вы были правы.

Магистр Лин принял решение:

— Останемся здесь под защитой. В Кеубиран мы войдем утром.

С этими словами эльф начал чертить охранные заклинания. Райга молча наблюдала за тем, как над их головами вспыхивает пламенный купол, эльфийские невидимость и глушилка, водный защитный купол и следом — стихийная невидимость.

Затем девушка села на землю, продолжая зажимать пылающий силой артефакт. Ну что так долго? Неужели у них не хватит сил?

Магистр Райс открыл портал точно в нужное место. В поле, к западу от Айрена, они обнаружили широкую воронку. Один змей уже практически выбрался из нее. Мириэлл не мешкала. Земля вздыбилась, отбрасывая монстра обратно.

— Удержите их, чтобы я мог использовать амулет! — крикнул Рейлин.

Магистр Райс отступил в сторону и начал чертить что-то воздушное. Мириэлл снова использовала заклинание земли, чтобы отбросить обратно в воронку еще двух змеев. Голова четвертого только показалась из нее. Рейлин коснулся своей магией амулета и зашипел. Пламя клубилось внутри, камень стал обжигающе горячим. Но его не только нельзя было выпустить п Приходилось направлять вектор заклинания, соприкасаться с клокочущей чужой силой. В ней было столько ярости, что юноша невольно процедил:

— Как ты носишь это в себе, Манкьери? Как ты управляешь этим?

Безумно хотелось создать на руках тонкий слой щита. Он даже знал подходящее заклинание — рукавицы водного дракона могли облегчить эту боль. Но тогда он не сможет взаимодействовать с амулетом, как нужно. Поэтому Рейлину ничего не оставалось, кроме как сжимать зубы и терпеть. Обжигаться и направлять чужую магию.

“Где бы ты ни была, Манкьери, — подумал он. — Делай свое дело, пока я тут работаю за тебя.”

Когда от воронки осталось меньше половины, магистр Райс спросил:

— Одного амулета хватит?

Рейлин медленно кивнул.

— Тогда пойду, осмотрюсь, — сказал наставник. — Я быстро.

После этого он ушел. Мириэлл стояла спиной к спине Рейлина и бдительно озиралась. Юноша был сосредоточен на своей задаче. Он знал, что на девушку можно положиться полностью. Несмотря на тренировку, силы у леди Азарио оставалось не мало. Даже жаль, что она только племянница Скального Щита, а не дочь. Впрочем, ему это только на руку. Если принц Райтон взойдет на трон и не будет давать ей ложных надежд… Азарио с удовольствием породнятся с Фортео.

Как только воронка была закрыта, камень рассыпался в руках Рейлина. Юноша сел на землю и подул на руки. На коже вспухали волдыри. Придется идти к Махито, само не заживет. Та не будет задавать лишних вопросов. Мириэлл опустилась на колени рядом и оглядела его руки.

— Найди магистра Райса, — хрипло попросил ее Рейлин. — Нужно вернуться в Алый замок. Я смогу защититься, пока тебя нет. Но лучше поспешить к целителю.

Девушка послушно кивнула и ушла. Несколько минут Рейлин сидел в тишине, поджидая товарищей. Позади него раздались шаги. А затем раздался знакомый голос:

— Соприкасаться с магией этой девчонки неприятно, верно?

Рейлин резко обернулся. В нескольких шагах позади него стоял виконт Рэуто. Его поза была напряженной и скованной, будто он ранен или испытывает боль.

— Что вам нужно? — резко спросил юноша, вскакивая на ноги.

Судя по всему, этот человек — враг рыжей. Неизвестно, что от него ждать.

Виконт хотел было ухмыльнуться, но скривился от боли и сказал:

— Помогаешь Манкьери? Зачем? Ни она, ни Райтон Джуби, не смогут тебе ничего дать.

— Они помогут мне удержать власть над родом, — спокойно ответил Рейлин, собирая магию на кончиках обожженных пальцев.

— Возможно, — согласился Рэуто. — Вот только… Никто из них не вернет магию твоему отцу.

Рейлин скрипнул зубами:

— Магию ему ничего уже не вернет.

Рэуто снисходительно улыбнулся и сказал:

— Никакие известные тебе средства, ты хотел сказать. Но мой хозяин способен на многое. И если ты поддержишь его и принца Риовелла, он восстановить источник твоего отца. Также, как восстановил источник господина Хвента.

Юный герцог Фортео не мог отвести взгляд от лица виконта. Каким-то шестым чувством он понимал — тот не врет. Или, по крайней мере, верит в то, что говорит. Даже если это все не правда. Целительский дар Хвента силен. Если его источник восстановлен…

В очередной раз Рейлин не знал, как ему поступить. Что будет лучше для рода? И для… отца.

Ночь прошла беспокойно. Когда, наконец, все воронки были закрыты, магистр Лин тоном, не терпящим возражений отправил Райгу спать. Дежурить предстояло обоим эльфам по очереди. Райтон порывался тоже остаться на вахте, но наставник сказал:

— Завтра вам с Райгой понадобятся силы, чтобы пройти Предел.

Только после этого принц отправился в постель. В итоге, лучше всех спали эльфы. Каждый проспал положенные три часа. Райга, кажется, спала столько же. Стоило ей закрыть глаза, приходила череда мутных сновидений, в которых то и дело мелькали картины того, что показали ей у прошлого Предела. В ее памяти все яснее возникал путь, который им предстояло пройти. И, одновременно с этим, в душу заползали тоска и горечь.

Райга открыла глаза еще до рассвета и взглянула в сторону замка. Круглый герб на вершине дворца все еще сиял, освещая окрестности.

— Город, где не гаснет солнце, — пробормотала она.

А затем прикрыла глаза и увидела кое-что еще. Над замком раскинулась тонкая сеть алых линий. Сомнений быть не могло. Дворец Кеубирана окружен магическим барьером из кровавого пламени. Райга услышала шаги наставника и снова закрыла глаза.

Утром магистр Лин вгляделся в лицо ученицы и тихо повторил:

— Это не твое прошлое. И сегодня у тебя есть шанс переписать его.

Райга медленно кивнула:

— Я обязательно сделаю это. А там… есть Источник?

Магистр Лин кивнул:

— Разумеется. Но я не думаю, что у нас будет время туда спускаться.

Скрепя сердце, Райга вынуждена была с ним согласиться. Кроме того, она каждый раз отдавала столько сил у Предела, что разжечь еще один засыпающий Источник ей точно не удасться.

Мроу за ночь так и не сдвинулись с места, и другая нежить не пришла по их душу. И это скорее настораживало. Райга вспомнила замеченный ночью магический барьер и рассказала о нем остальным во время завтрака.

— Барьер закрывает весь дворец? — нахмурился наставник.

Пламенная торопливо кивнула.

— Я пока не понимаю, как мы будем снимать его. Возможно, Райтон сможет использовать Скирини и помочь мне. Сначала… до него придется дойти. Через город, полный ллио-хен.

Магистр задумчиво кивнул, но больше ничего не сказал.

Лошадей пришлось оставить в ближайшей рощице у ручья, под защитой амулета. Оставлять коней было жалко, но идти с ними в город — рискованно. Магистр Лин что-то шепнул Линхэ на прощание, и открыл портал к городу.

К выщербленным стенам подходили с опаской. Райтон и наставник, посовещавшись, решили не пользоваться главными воротами, а поискать провал в стене ближе к дворцу. Взгляд Райги скользил по остаткам укреплений города. Ров давно высох и зарос. Стены покрылись мхом, но большей частью устояли. Армия кочевников и нежить почти не тронули их.

Вскоре они нашли подходящий проем. Магистр Лин начертил несколько сложных поисковых заклинаний, и отряд осторожно пробрался между обломками стены внутрь города. Улица оказалась пуста. Но стоило им ступить на нее, как напрягся Ллавен. Взгляд юного эльфа скользил по обломкам домом, разросшимся деревьям, которые местами росли очень плотно.

Отряд начал медленно продвигаться вперед. Несмотря на запустение, от этого места веяло каким-то странным покоем. Райга обратила внимание, что некоторые деревья все еще стояли в цвету. Впереди показалось одно из таких деревьев. Ярко-алые цветы напоминали розы. Множество лепестков источали едва уловимый незнакомый запах.

Отряд прошел мимо него и магистр резко свернул вглубь квартала.

Боль прорезала правую ногу Райги, и она замерла. С трудом вспомнила про иглу кровавого поля, которая, кажется, воткнулась как раз в это место. Рана давно закрылась, только царапина напоминала о том дне. Но сейчас девушка внезапно ощутила, что кровь начинает пропитывать штанину. Она недоуменно прикоснулась пальцем к этому месту.

Магистр Лин, казалось, даже не заметил, что с его ученицей что-то не так. И это вызвало у Райги смутное беспокойство. Эльф продолжил двигаться вперед. Райга похромала следом. Беспокойство накатывало волнами, то нарастая, то сменяясь умиротворением, которое навевало это место. Еще одно дерево с красными цветами показалось впереди. Ногу снова пронзила боль.

В этот момент Ллавен обогнал наставника и преградил ему путь.

— Стойте, — негромко сказал юный эльф. — Здесь что-то не так.

Райга с удивлением оглядела пустую улицу. Смутное беспокойство снова отступило. Она не видела опасности, и наставник тоже остался невозмутим. Ллавен лихорадочно переводил взгляд с магистра Лина на друзей и обратно. И в его глазах светился откровенный ужас.


Глава 27. Кеубиран

Магистр Лин холодно сказал:

— Этот путь самый безопасный. Уйди с дороги.

На кончиках пальцев наставника вспыхнуло пламя. Ллавен вздрогнул, сделал шаг в сторону и еще раз оглядел лица товарищей. Райга снова ощутила смутное беспокойство. Но мысли ускользали, и тревогу сменяло умиротворение.

Отряд двинулся вперед. Райга хотела последовать за друзьями, несмотря на боль в ноге, как, вдруг, Ллавен оказался прямо перед ней. На лбу эльфа среди кремовых волос чернела прядь. Он сунул в руки Райге медальон в виде цветка и сказал:

— Сейчас ему можешь помочь только ты. Прости.

Прежде, чем Райга успела возразить, пальцы эльфа впились в ее виски. Зрачки Ллавена расширились. Девушка поняла, что не может шевельнуться, даже просто отвести взгляд. В голову будто вонзили раскаленный прут. Взгляд друга гипнотизировал, затягивал, погружал в небытие. Теперь его голос звучал у нее в голове:

— Очнись, Райга! Магистр Лин в опасности. Мы все в опасности. Ты же не хочешь, чтобы с ним что-то случилось, правда?

Перед ее глазами понеслись воспоминания из сна. Цитадель, пустота на другом конце ученической нити, отчаяние. Следом пришли новые образы, которые ей никогда не снились. Но от увиденного хотелось закричать.

— Не хочу, — прохрипела она. — Не хочу этого…

Два черных озера зрачков эльфа не отпускали. В голове снова раздался его голос:

— Хорошо. Делай, что я тебе скажу, и все будет в порядке.

Боль и страх были так сильны, что Райга согласилась на все.

Ллавен отступил в сторону и пошатнулся. Вслух он сказал:

— Тогда сначала останови его.

Райга, хромая, догнала наставника и преградила ему путь. Голова продолжала болеть нещадно. Но, когда она взглянула на лицо наставника, страх затмил боль. Аметистовая радужка глаза превратилась в тонкую полоску из-за расширенного зрачка.

“Он не в себе, — поняла девушка. — Точнее, мы все не в себе!” Она тут же вспомнила волны умиротворения и беспокойства, которые сменяли друг друга. Райга попросила:

— Остановитесь. Пожалуйста.

Эльф нахмурился. Его рука начала подниматься, и на миг Райге показалось, что ее сейчас отшвырнут в сторону. Ллавен за ее спиной попросил:

— Приведи его в чувство! Иначе ничего не выйдет.

В голосе юного эльфа сквозила паника. Боль в голове усилилась. Райга перехватила запястье наставника. Магистр замер. Кажется, его уверенность в том, что все идет, как надо, пошатнулась. Но зрачок эльфа все еще оставался расширенным. Было видно, что он борется с наваждением.

Но умиротворение, которое витало в воздухе, победило. После минутного колебания эльф сбросил руку девушки и холодно сказал:

— Уйди с дороги.

Ллавен отчаянно прошептал:

— Прости, Райга. Потерпи.

На несколько мгновений боль стала невыносимой. Стало невозможно дышать. Райга сжала виски пальцами и, всхлипнув, уткнулась в грудь магистра Лина. Одна рука эльфа легла на ее спину, а вторая — на макушку.

Над головой раздался голос наставника, и в нем звучала неприкрытая угроза:

— Отпусти ее!

— Сначала сожгите цветы! — отчаянно возразил Ллавен.

Райга ощутила, как приходит в движение магия внутри наставника, а затем боль резко исчезла. Эльф прошептал пару знакомых слов и прижал ее к себе. С его пальцев к вискам ученицы полилось тепло ментальной магии, которое прогнало остатки воздействия Ллавена.

Юный эльф за ее спиной примирительно заговорил:

— Эта штука опаснее всего для светлых эльфов. Вы не отреагировали на мое предупреждение, и на просьбу Райги тоже. Пришлось пойти на крайнием меры.

Руки учителя напряглись, и он процедил:

— А может, тебе просто нравится мучить других?

Ллавен виновато пояснил:

— Нет. Я знал, что если плохо будет Райге, мне удастся вас вытащить.

Пламенная решительно отстранилась, отошла в сторону и села на землю, потирая висок. Другой рукой она зажала все еще ноющий след от иглы кровавого поля.

— Что это было? — спросила девушка, поднимая взгляд на друга.

Ллавен выглядел испуганным и донельзя виноватым.

— Это — ловушка темного эльфа. Светлые больше всего подвержены этой магии. Люди тоже… Мне пришлось причинить тебе боль, чтобы привести в чувство. Я надеялся, что ты сможешь вытащить магистра Лина из наваждения. Но ничего не вышло и… пришлось использовать запасной вариант. Цветы нужно было сжечь тогда, когда он был в сознании.

Пальцы наставника сомкнулись на воротнике Ллавена. Аметистовый глаз яростно сверкнул. Огненный смерч внутри него вращался с такой скоростью, что источник Райги начинал колебаться в сбивчивом, прерывистом ритме. Девушка чувствовала, что с таким же удовольствием эльф сжал бы горло своего младшего родственника. Но когда магистр заговорил, его голос был пугающе, неестественно спокоен:

— Ты намеренно причинил ей боль.

Ллавен вздохнул и признался:

— Да. Потому что знал, что к этому вы не сможете остаться равнодушным.

Больше всего Райга боялась, что магистр Лин сейчас просто спалит своего незадачливого помощника. Поэтому она из последних сил выговорила:

— Объясните уже, что это было. И… у меня кровь не останавливается.

Кажется, только последняя фраза заставила наставника отпустить Ллавена. Пальцы эльфа медленно разжались. Он сел на землю рядом с ней и спросил:

— Где?

Райга указала на ногу и как можно спокойнее произнесла:

— Там, где меня зацепило кровавое поле.

Магистр медленно выдохнул и произнес эльфийское целительское заклинание. Затем положил руку на рану. Даже через ткань девушка ощутила, как боль начинает утихать.

Райтон в это время растер между пальцами пепел и спросил:

— Что это было?

Ллавен отступил в сторону и ответил:

— Если я правильно помню, раньше это называлось “лес пепельных цветов”. Распространенная в прошлом ловушка темных пламенных.

— И цветы должны быть черными, — сказал магистр, убирая пальцы от ноги Райги. — Тогда я заметил бы их вовремя.

— У этого эльфа все алое, — задумчиво сказал принц. — Кровь Пламенных… Неужели она дала ему так много силы? Что в ней такого?

— Этого никто не знает, — покачал головой магистр Лин, поднимаясь на ноги. — Говорят, Алый Жар убивал Пламенных с использованием каких-то ритуалов. Но никто из очевидцев не выжил, так что, скорее, это просто легенды. Он забирал кровь и магию светлых, чтобы продлить свою жизнь и не сойти с ума.

Райга тоже поднялась с земли и встретилась взглядом с Ллавеном. Юный эльф жалобно смотрел на нее.

— Все в порядке. Я на тебя не злюсь, — сказала ему девушка…

Тот вздохнул с облегчением. Магистр Лин начертил еще одно поисковое заклинание и нахмурился:

— Ллавен, пойдешь первым. Где одна ловушка темного, там и другие.

Он торопливо закивал и шагнул вперед. Райтон направился за ним. Наставник сделал Райге знак идти следом. Теперь учитель шел за ее спиной, и Райга чувствовала, что на это раз, с нее не сводят глаз. Рана на ноге ее больше не беспокоила.

Несколько улиц они пересекли в пугающей тишине. Когда впереди показалось еще одно дерево с алыми цветами, Райга тут же начертила заклинание, сжигая деревья.

Внезапно Райтон остановился и положил ладонь на рукоять Раймато. Ллавен недоуменно обернулся. Отряд замер, вслушиваясь в тишину. Наконец, принц опустил руку и повернулся к наставнику:

— Раймато что-то не нравится впереди. Он просит нас вернуться и поискать другой путь.

Эльф вскинул бровь но не стал возражать. Махнул рукой, предлагая принцу идти первым. Юноша кивнул, снова положил ладонь на клинок и двинулся в обратную сторону. Теперь Ллавен шел вторым. Повинуясь указаниям клинка, им пришлось вернуться до того места, где они вошли в город. Там Райтон повел их вдоль стены. Райга поглядывала на парящий над городом дворец на горе. Прикрыв глаза, она могла видеть сеть исполинского магического барьера. Враг сделал все для того, чтобы они не смогли пройти внутрь.

В следующий раз их снова остановил Ллавен.

— Впереди я чувствую темную эльфийскую магию. Нужно искать обход.

Отряд повернул в сторону, вслед за юным эльфом. Но, стоило им пройти совсем немного, как снова взбунтовался Раймато. Клинок сообщал, что впереди опасность.

— Что будем делать? — спросил принц, поворачиваясь к магистру Лину. — Можно попробовать пойти в другую сторону и поискать путь там. Возможно, эту опасность получится обойти по широкому кругу и подойти к дворцу с другой стороны.

Магистр задумчиво кивнул:

— Но это тоже рискованно. Возможно, там нас ждут другие ловушки. Знать бы, что впереди. Возможно, проще избежать этой ловушки, чем блуждать по городу.

Ллавен с сожалением сказал:

— Если бы я могу уснуть…

— Уснуть? — переспросил наставник.

Затем он огляделся и, жестом, приказал ученикам следовать за собой. Отряд вслед за эльфом вошел в полуразрушенный каменный дом. Магистр встал у выхода и приказал Райтону и Мирану занять позиции у окон.

— Спи, — сказал он Ллавену.

Юный эльф будто только этого и ждал. Он сел на землю и привалился к стене. Склонил голову на плечо, закрыл глаза и почти мгновенно его дыхание выровнялось. Ллавен спал.

Райга с удивлением наблюдала за другом, а затем прислонилась к стене рядом с выходом, который охранял магистр Лин. Эльф начертил невидимость и глушилку, а проем перекрыл пламенным щитом. Но первый раз девушка не чувствовала себя в безопасности даже с такой защитой.

Магистр, похоже, ощущал ее беспокойство. Эльф покосился на своего младшего родственника и нахмурился. Райга напомнила:

— Он помогает нам. Его магия нужна для закрытия Дверей.

— Знаю, — холодно ответил эльф. — Но это не первый раз, когда, пытаясь помочь, он подвергает тебя опасности.

Райга вспомнила мелькнувшие в сознании ужасные картины, вызванные магией Ллавена, и поежилась. Затем она покосилась на учителя и осторожно сказала:

— Но его способ сработал. И навел меня на важную мысль.

— Какую именно?

— Я — ваше слабое место. Пока об этом никто не знает. Благодаря вашим законам, никому даже в голову не придет… — она замешкалась. — Но все же, я должна стать еще сильнее. Чтобы меня не нужно было защищать.

— Ты и сейчас многое можешь сама, — ответил эльф, продолжая рассматривать заросшую деревьями улицу. — Если бы не твои крылья, я мог бы остаться в Раввии. Пока мы в этом городе, слабым звеном отряда буду я. Потому что ловушки темных эльфов лучше всего действуют на светлых. И, так уж вышло, что эти знания моему поколению давали уже отрывочно. Многое, что есть в старых книгах, я не знаю и не помню. И если мы не справимся с задачей, моим родственникам, вероятно, придется учиться этому заново.

В этот момент Ллавен открыл глаза и поднялся.

— Что-нибудь узнал? — обратился к нему учитель.

Юный эльф коротко кивнул и начал рассказывать:

— Здесь все достаточно сложно устроено с точки зрения мира снов. Из хорошего — он не закрыл территорию города для других темных, и после заката я смогу позвать Черныша. А еще… Его магия какая-то ущербная.

— Ущербная? В каком смысле? — спросила Райга.

— Я не знаю, как это объяснить. Но есть вещи, которые у него выходят превосходно, мастерски. А есть такие, которые выглядят жалким подобием на магию темных. Он закрыл проход на территорию Алого замка и дворца в мире снов и на той стороне. Но он не может ставить маячки там, и мне легко заметать следы.

— Сейчас-то нам что делать? — проворчал Миран.

— Кажется, я нашел путь. Нам, и правда, придется сначала отправиться в обратную сторону, чтобы обойти то, что не нравится Раймато и ловушки. Здесь их слишком много. На другой стороне города их чуть меньше — похоже, оттуда он меньше ждал нападения.

— Сможешь провести нас? — спросил магистр Лин.

Ллавен серьезно кивнул.

По городу они бродили несколько часов. Ллавен повел их обратно, к расщелине, через которую отряд проник в город. Дальше им пришлось спуститься вниз по улице вдоль стены. У высокого платана эльф повернул в сторону и углубился в город. Друзья следовали за ним. Магистр Лин шел за спиной Райги. Ей ужасно хотелось поменяться с ним местами. Но девушка не решилась просить о этом. Ей оставалось только полагаться на магию Ллавена и периодически оглядываться, чтобы убедиться, что наставник выглядит привычно холодным.

Ни одного ллио-хен они так и не встретили, и это тоже скорее настораживало, чем радовало. Конечно, город не окружен магическим барьером, и большая часть тварей давно перебралась на более хлебные территории. Но девушке не верилось, что здесь ни одного нет.

В одном месте им пришлось прятаться. Раймато подал сигнал тревоги. Отряд затаился в руинах дома. В какой-то миг тревога придавила Райгу, словно каменной плитой, стало трудно дышать. Она, невольно, придвинулась ближе к друзьям. Ллавен зажал рот ладонью. Ей показалось, что он почувствовал это странное существо впереди гораздо острее. Как только чувство начало ослабевать, эльф отошел в сторону и его вывернуло наизнанку. Миран молча подал ему флягу, а Райтон хлопнул по плечу и сделал знак продолжать путь.

На одной из прогалин на отряд налетела стая гарпий. Птички были памятны Райге еще по первому экзамену. Но, на этот раз, справиться с ними было гораздо легче. Самонаводящиеся пламенные цветы возмездия оставили от них только пепел. Магистр Лин воспользовался тем же заклинанием. Правда, за один раз он смог убить гораздо больше птиц. Большую сеть из троп ликатрасов они обошли стороной — адепты предпочли беречь силы.

Время начинало клониться к закату, когда они, наконец, подошли к стенам дворца. Перед отрядом раскинулась тонкая изящная вязь линий из кровавого огня. Магистр Лин и Райга долго рассматривали ее, стоя рядом. Остальные адепты в это время встали к ним спиной и глядели в лес, готовые отражать неожиданные атаки. Наконец, эльф сказал:

— Снимать барьер нужно сверху. Сплести ключ для этого узора можно только оттуда.

— Я могу взлететь, — предложила Райга.

— Вероятно, тебе придется это сделать, — неохотно согласился магистр Лин. — А нам придется прикрывать тебя в воздухе. Кстати, что там с совмещением крыльев и заклинаний?

— Проблем не будет, — сообщила Райга.

Райтон добавил:

— Я могу прикрывать ее в воздухе с помощью прыжкового полета и Скирини. Возможно, он поможет с барьером.

Магистр Лин медленно кивнул. Райга чувствовала, что это решение ему не нравится. Миран приготовил лезвие и сказал:

— Ничего, если что, и я помогу. Призову с той стороны что-нибудь летучее.

Райга потянулась к артефакту. Глаз откликнулся сразу. Жжение пробежало по позвоночнику, и за ее спиной распахнули огромные пламенные крылья. Райтон, в этот момент, пробудил свой глаз и начертил заклинание полета. Ледяные снежинки закружились в воздухе над дворцом. Магистр Лин предупредил Райгу:

— Твоя работа — снять барьер. Береги магию и положись на нас.

Девушка согласно кивнула, взмахнула пылающими крыльями и стрелой взлетела в небо.

Они будто ждали этого. Не меньше пяти десятков крупных гарпий поднялись из крон деревьев и полетели за ней. Райтон заметался среди ледяных снежинок, пытаясь преградить им путь. Десяток тварей тут же оказались атакованы рыжими бутонами, которые расцвели в небе языками пламени.

Райга старалась не оглядываться. Внизу шла битва, а она зависла в небе над самой высокой башней и рассматривала рисунок магического барьера. Он был невероятно сложным. Девушка стиснула зубы и начала чертить заклинание за заклинанием. Пламенные ленты силы складывались в другой узор. Он должен был снять чужой барьер, но ничего не выходило. Райга крутила пламенные линии и так, и сяк, пока, наконец, не сообразила, что ей мешает всего одна толстая пламенная лента. Если бы ее не было, все могло получиться. Райга была занята, управляя векторами заклинаний, поэтому крикнула принцу:

— Райтон, мне нужна твоя помощь.

Принц в этот момент увернулся от гарпии и двумя прыжками оказался рядом.

— Перережь ее, — попросила девушка, кивая в сторону нити и удерживая заклинания.

Скирини сверкнул и надрезал полосу пламени. Еще два удара — и линия чужой магии лопнула, а ключ-заклинание, наконец, подействовало. Барьер мигнул и погас. Райга и принц спустились на землю.

— Отлично, — сказал магистр Лин. — Получилось.

— У нас проблемы, — сказала Райга, которая успела бросить взгляд во внутренний двор.

— Какие? — напрягся Миран.

— Во дворе — стая ллио-хен. Тех самых, неуязвимых практически для всех видов магии.

В этот момент Райтон резко положил руку на черный клинок и сказал:

— Раймато предупреждает, что нам нельзя здесь больше оставаться. Скоро сюда придет то самое нечто… И он не уверен, что мы сможем с ним справиться.

— А еще наступает ночь, — бесстрастно сказал наставник, — и сейчас здесь проснется остальная нежить. Будет лучше, если мы попадем во дворец до этого.

Райтон вырастил льдину побольше и сказал:

— Садитесь. Давайте взлетим на стену и осмотримся. То, из леса, не сможет нас достать, и ллио-хен, надеюсь, тоже.

Магистр Лин согласно кивнул и первым шагнул на льдину. Райга взлетела на стену сама. Там она нашла ровный участок, опустилась и погасила и крылья, и глаз. Рядом приземлились друзья. Райтон тоже поспешно развеял прыжковый полет, который отнимал много сил.

Магистр Лин заглянул во двор. Стая крупных ллио-хен бродила внизу.

— Придется лететь, — решил эльф.

И в этот момент на карнизе напротив них зажглись два алых глаза. Тьма клубилась вокруг них, складываясь в острый черный клюв и дымные крылья. Миран выругался и сказал:

— Птичка с той стороны. И, кажется, я не смогу вызвать ничего равноценного.

Словно услышав его слова, тварь разразилась леденящим душу потусторонним криком и взмахнула крыльями.

Глава 28. Охранница дворца

Райга и магистр Лин начали чертить заклинания одновременно. Самонаводящийся огненный бутон ушел вместе с более сложным заклинанием эльфа. Но гигантская птица оказалась не так проста. Тварь взмахнула крыльями, и в воздух закружились острые черные перья. Три из них пронзили заклинание Райги на подлете, и оно осыпалось обрывками лент силы. Пламя магистра Лина сложилось в огромный пылающий серп, но десяток черных перьев также разрезал его. Остальные перья понеслись к стене, на которой стоял отряд.

Миран как раз завершил заклинание, и каменная стена начала словно расти вверх, прикрывая друзей и образуя исполинский щит. Под его прикрытием темный присел и вспорол лезвием ладонь. Магистр Лин накрыл отряд тройным слоем щита — пламенная магия, эльфийская и водная сверху. Перья вонзились в него и увязли в верхнем слое. Но Райга с ужасом наблюдала за тем, как по сплетению голубых магических лент пошли трещины. Эльф нахмурился:

— Сильная. Миран, как ее убить?

— Пока не знаю, — откликнулся темный. — Это какая-то редкая тварь, Дарел ушел спрашивать у старших…

— Отвлеките ее, — приказал наставник. — Я попробую чем-нибудь ее достать.

Адепты кивнули и начали чертить заклинания. Но сначала им пришлось спешно ретироваться — перья проломили каменный щит, созданный Мираном. Райга увернулась от крупного обломка стены и выставила свой щит. Острые перья вонзились в него, и следом девушка тут же начертила веер серпов. Райтон сделал тот же самое. Семнадцать коротких серповидных лезвий ветра понеслись к перьям. Но острые черные края резали заклинание на подлете. Лавен пытался сбить подлетающие поближе перья из лука, но те были настолько твердыми, что стрелы отлетали от них. Единственное, чего добился эльф — сбил им прицел.

В это время магистр Лин успел начертить какое-то сложное заклинание из смеси пламенной и эльфийской магии. По широкой дуге оно понеслось в сторону птицы. Но черные перья тут же оставили в покое адептов и сосредоточились на том, чтобы отразить заклинание эльфа. Это оказалось сделать не так просто. Под пламенной оболочкой скользило что-то эльфийское. Зеленые струящиеся побеги захватили часть перьев и они комом рухнули вниз, на камни двора.

Выдохнуть отряду не дали. Возмущенная потерей части своего оружия птица издала еще один леденящий крик и направила остальные перья в атаку. На пути им пришлось встретить еще одну серию самонаводящихся заклинаний Райги и принца. Но результат был тот же. Магистр Лин снова выставил щиты и начал чертить новое заклинание.

— К ней не подобраться, пока мы не захватим все перья, — сказал Райтон. — Наши заклинания для этого не подходят.

Наставник согласно кивнул:

— Верно. Но, вероятно, само ее тело уязвимо для нашей магии. У нее есть клюв и когти, но она ими не атакует, а предпочитает держаться в стороне.

В этот момент из черного дыма, который поднимался от распоротой ладони Мирана, выскользнул призрачный огонек. “Дарел,” — подумала Райга. Она уже научилась отличать дух любимого брата темного. Сияющий шарик завис перед лицом юноши. На лбу Мирана пролегла складка.

Перья медленно, но верно раскалывали тройной щит наставника. Райга подвесила на одной руке толстую пламенную иглу, а с другой ладони готов был сорваться тройной воздушный молот. Это заклинание она освоила не так давно и в настоящем бою еще не использовала. Миран резко повернулся и сказал:

— Плохо. Практически от любой магии она защищается перьями. Я могу вызвать тех, кто сможет ее потрепать, но не убить… Нужна сильная потусторонняя сущность.

— Как бы еще уничтожить эти перья, — мрачно сказал Ллавен.

В этот момент последний щит лопнул, и отряду снова пришлось защищаться. Заклинание магистра Лина ушло, как и заклинания остальных. Тройной молот отбросил перья прочь. Но одно, бритвенно-острое, размером поменьше остальных, юрко вильнуло в сторону, а затем вонзилось в правое плечо Райги. Девушка зашипела от боли и схватила его, пытаясь вытащить. Порезала ладонь об острые края пера, и отпустила пламя. К ее удивлению, перо вспыхнуло и начало осыпаться пеплом. Ллавен тут же подскочил к ней и начертил целительское заклинание.

Миран проводил взглядом пепел и сказал:

— Вот оно. Их может уничтожить кровь и магия.

— Нет, — бросил через плечо магистр Лин, продолжая управлять пламенным заклинанием. — Ее крови пролилось достаточно.

Сгусток зеленой эльфийской магии в оболочке из пламенной летел к птице по зигзагообразной траектории, пытаясь избежать столкновения с перьями. Миран закатал рукава и лезвием нанес на каждую из рук по два поперечных пореза. Вокруг него из темноты соткались четыре тени с крыльями. Они издали протяжный свист и понеслись к птице, пытаясь достать ее. В этот момент острые края перьев разрушили пламенную оболочку заклинания магистра лина, и зеленоватая эльфийская составляющая отчаянно толкнулась вперед, обвивая горло птицы.

— Есть! — сказал эльф и сжал пальцы.

Удавка начала затягиваться и тянуть птицу вниз. Часть перьев закружились рядом, пытаясь разрезать путы. Им мешали заклинания принца и крылатые темные сущности, призванные Мираном. Ллавен смог остановить кровь у Райги, и девушка снова взмахнула руками, собирая магию на кончиках пальцев.

Несмотря на удавку и атаку Мирана, птица продолжала отбиваться. Ллавен проводил взглядом последние лучи заходящего солнца и сказал:

— Если вы заманите ее сюда, нам поможет Черныш.

Пес тут же появился из тени, помахивая белым хвостом. Райтон покосился на него и сказал:

— Попробуем.

И прежде, чем друзья поняли, что принц собирается сделать, он выхватил хаотаки и поднес лезвие к ладони. Кровь оросила камни. Резким движением принц отряхнул клинок и убрал его в ножны. А затем начал чертить заклинание. Голубовато-белые ленты силы сплетались в ледяные иглы. Кровь с ладони принца стекала прямо на них и вмерзала в лед. А затем целый рой самонаводящихся игл рванул навстречу острым перьям. На этот раз каждая атака достигала своей цели. Кровь и магия уничтожали их. Магистр Лин продолжал изо всех сил тянуть птицу вниз с помощью эльфийской удавки, а темные крылатые сгустки со скорбными криками атаковали птицу сверху, заставляя спускаться все ниже. В тени сверкали белые глаза Черныша, который изготовился к прыжку.

Райтон методично уничтожал перья с помощью своей крови и магии. Как только последнее перо пронзила короткая и острая ледяная игла, птица спикировала на отряд, растопырив огромные когти. Райга, Ллавен и принц одновременно выставили щиты. Магистр Лин снова дернул удавку, не давая птице прицелиться. Острые когти только скользнули по куполу.

А затем Черныш прыгнул и вцепился в горло птицы. Магистр Лин произнес несколько слов, и удавка на шее твари начала выпускать корни, врастать в камень стены, не давая существу сбросить пса и подняться в воздух. Ллавен парой заклинаний остановил крови на ладони принца.

Райтон бросился вперед и выхватил Раймато. Поморщился, сжимая черную рукоять раненой рукой. А затем вонзил клинок в то место, где у живых существ обычно находится сердце.

Тварь издала дикий крик и начала медленно осыпаться прахом. Райтон не убирал меч, пока тело птицы полностью не рассыпалось. Тогда он медленно вложил в ножны Раймато и пробормотал благодарность на но-хинском. Миран отпустил вызванных им сущностей и рухнул на колени, тяжело дыша. Ллавен тут же оказался рядом с ним. Протянуд другу пузырек кровевосполняющего эликсира и начал залечивать раны. Магистр Лин оглядел свой отряд. Райга подошла к краю стены и взглянула вниз, на город. Чувство тревоги навалилось внезапно. Она отшатнулась и пробормотала:

— Нужно продолжать путь.

Райтон в этот момент снова коснулся черной рукояти каваджищи и подтвердил:

— Здесь опасно оставаться. Пролилось слишком много крови. Тот, из леса, может учуять и прийти. Так говорит Раймато.

Магистр Лин подошел к противоположному краю стены и заглянул во двор. Райга проследовала за ним. Ллио-хен спать не собирались. Белесые тела нежити виднелись в темноте. Глаза тварей светились красным.

— Ночью они тоже хорошо видят, — констатировал наставник. — Мы потратили много магии. Наверное, придется перелететь в одну из башен с помощью “Феникса Возмездия”.

Райга вспомнила гигантскую огненную птицу, которую создавал наставник в орочьей цитадели. Миран прохрипел:

— Главное, выбрать правильное место для приземления. Мы еще не знаем, что ждет нас в самом дворце.

— Я могу слетать на разведку, — предложила Райга.

Но магистр Лин покачал головой:

— Полетим все. Твоя сила может понадобиться нам внутри. Сейчас нам всем нужно отдохнуть и восстановить магию.

С этими словами он начал чертить заклинание. Райга наблюдала за его пальцами. Четкие пламенные линии сплелись с зеленоватой эльфийской магией и сложились в огромную пылающую птицу. Магистр Лин первый забрался ей на спину и протянул руку девушке. Райга с его помощью вскарабкалась следом и устроилась позади учителя. Ллавен и Райтон занесли еле переставляющего ноги Мирана. А затем огненная птица взмахнула крыльями и взлетела.

Для ночевки выбрали самую дальнюю от города башню. На круглой площадке почти полностью сохранилась крыша. Адепты пробрались внутрь через окно, и магистр развеял свое заклинание. Пламенных лент в его источнике почти не осталось. Райга с трепетом наблюдала за вращением крохотных частиц его магии. Юноши быстро осмотрели спуск вниз и нашли небольшую комнатушку для стражи. Там они и устроились на ночлег. После ужина из сухарей и вяленого мяса, Райга завернулась в плащ и тут же провалилась в сон.

Ночь прошла спокойно. В башне их никто не побеспокоил. Благодаря магии Ллавена, к утру от ран отряда почти не осталось и следа. Когда Райга открыла глаза, то первым, кого она увидела, был наставник. Эльф стоял и смотрел на своего младшего родственника. По его лицу девушка не могла понять, какие чувства магистр при этом испытывает, поэтому поспешно села. Эльф скользнул безразличным взглядом по лицу ученицы и отошел в сторону. Райга отметила, что Ллавен хмурится во сне и сжимает руками медальон в виде цветка.

Это насторожило всех, не только наставника. Райтон и Миран тоже обменялись многозначительными взглядами, как только проснулись. Юного эльфа никто не стал будить. Все терпеливо дождались, пока он проснется сам. Долго ждать не пришлось, но после пробуждения Ллавен какое-то время выглядел немного ошарашенным и отстраненным.

После скудного завтрака магистр Лин сказал:

— Мы провели много времени в городе и много сил потратили на то, чтобы проникнуть во дворец. Будет лучше, если мы покинем Кеубиран сегодня. Но, учитывая обстоятельства, это маловероятно. Выходить из дворца с пустыми источниками опасно. Нам придется дождаться, пока у Райги и Райтона восстановится магия после предела.

— Не только, — напомнила девушка. — Сначала нам придется наполнить силой это.

Райга достала из-за пазухи круглый медальон.

Миран спросил:

— Кстати, как мы это сделаем?

Райга вспомнила свой сон и начала торопливо пояснять:

— Там есть специальный зал для этого. Достаточно положить в медальон на особый постамент и занять нужные места, все случится как-то само… Во всяком случае, Райери не показала мне ничего другого. Но до этого нам придется пройти через подземелье и весь дворец. Я уверена, что наш враг постарался, и оставил ловушки в замке. Легко не будет.

Ее друзья мрачно кивнули. Райга украдкой обеспокоенно посмотрела на магистра Лина. После ловушек в городе за него было особенно тревожно.

После завтрака отряд начал осторожно спускаться вниз. Наставник снова шел первым. Райга шагала за его плечом. Ее терзало беспокойство. Она вспоминала деревья с алыми цветами, отсутствующий взгляд магистра Лина, и все это ее пугало. Примерно на середине лестницы Ллавен внезапно остановился. Миран первым оглянулся и спросил:

— Что такое?

Юный эльф осторожно коснулся стены и сказал:

— Хорошо, что мы остались ночевать на вершине. И плохо, если нам придется ночевать здесь, внизу. Нужно успеть вернуться в башню до темноты, иначе… нас всех ждет очень и очень беспокойная ночь. Здесь есть что-то на уровне снов, чего я пока не могу понять.

Он потянулся к медальону, но Миран перехватил запястье друга.

— Не сейчас, — сказал магистр Лин. — Ты проверишь это позже. Значит, наша цель — вернуться в башню до темноты. Поспешим.

Как только отряд оказался в коридорах дворца, эльфу пришлось уступить свое место Райге. Девушка почувствовала облегчение. Теперь она шла первой, и картины сна накладывались на удручающее запустение, которое царило во дворце. От этого было горько. Когда-то прекрасный дворец, гнездо процветающего и сильного рода, превратилось в развалины. Она не думала об этом в городе. Но здесь она невольно вспоминала все части воспоминаний Райлиты, которые ей передали.

На одном из перекрестков Райга остановилась. Впереди лежал знакомый до боли коридор. Идти туда было не обязательно. Даже, скорее, не нужно. Это слишком напоминало ее кошмары. Но искушение было так велико, что Пламенная не выдержала. Она оглянулась на своих друзей и уверенно сказала:

— Свернем сюда, хочу кое-что проверить.

Время ничего не оставило от дверей тронного зала. Девушка медленно приближалась к высокому дверному проему. Друзья словно чувствовали ее напряжение. Никто не задавал вопросов и не пытался ее остановить. Магистр Лин скользил за ее спиной молчаливой тенью. Райтон шел следом, и это придавало уверенности. Она не одна. Она не Райлита. И она сможет победить. Девушка немного помедлила, а затем подошла к порогу тронного зала.

Внутри тоже ничего не осталось. Ни намека на предметы обстановки или кости погибших. Стены и пол покрывала сажа неестественного красноватого оттенка. Прошедшие годы оставили ее нетронутой. Ее, и несколько горстей красного пепла.

Ллавен за ее спиной четко сказал:

— Это комната из твоего сна. Все случилось здесь, верно? Здесь он убил Кеуби.

Райга медленно обвела взглядом зал и прошептала:

— Нет. Здесь он не просто убил Кеуби. Здесь он получил свою силу. Кровавый огонь впервые зажегся в этом зале.

Нужно было молчать, но об этом девушка не подумала. Печать проснулась сразу, боль накатила волной, и вслед за ней первый раз пришла жгучая ярость. Райга обнаружила, что сидит на полу, на пороге зала. Магистр Лин опустился рядом и в его глазах она увидела отражение своего гнева.

Позже Райга не могла понять, что подстегнуло ее. Это нечаянное пробуждение Печати, которое снова показало, что она не свободна. Или чувства наставника, которые ощущались совершенно отчетливо. Но Райга протянула руку и коснулась красной сажи. Пламя сбежало с ее пальцев и быстрыми ручейками побежало по полу и стенам, сжигая красный пепел. В ней было столько злости, что про артефакт она даже не вспомнила. Вливала силу, разматывая источник. Вскоре от сажи не осталось и следа, а пепел стал обычным, серым. Ветер залетал в пустые оконные проемы, подхватывал его и уносил.

И тогда Райга увидела это. Сначала она не поняла, что видит перед собой. Белые линии на плитах зала складывались в знакомый узор. Девушка в ужасе зажала рот ладонью, рассматрива тот рисунок, который она видела в день, когда ей поставили Печать. Рисунок, который преследовал ее во снах. А затем ее снова захлестнуло бешенство, и пламя потекло по полу. Камень плавился, искажая ненавистный белый узор, уничтожая его.

Когда источник опустел, она совершенно бездумно потянула заемную силу.

Глава 29. Спуск

Рядом раздался голос Райтона:

— Вы не должны были позволять ей тратить магию. Мы теряем время.

— Возможно, это стоило уничтожить, — возразил магистр Лин.

Голос эльфа звучал совсем близко. И такой же близкой и отчетливой была ровная пульсация резонанса, которая поддерживала ее медленно наполняющийся источник. Райга поняла, что ее снова держат на руках.

— Мы должны идти вперед и пройти Предел, — упрямо повторил принц.

Райга открыла глаза и медленно подняла голову. Магистр Лин смотрел на нее спокойно. Она чувствовала, что, на этот раз, на нее не злятся. Понимают.

Эльф молча поставил ее на землю. Райга обвела взглядом лица товарищей, отошла в сторону и села на пол, прислонившись спиной к стене. В нескольких шагах в стороне она увидела дверь тронного зала.

— Получилось? — хрипло спросила она.

— Там ничего не осталось, если ты об этом, — сказал магистр Лин. — Ты переплавила пол.

— Что это было? — спросил Миран.

Райга опустила глаза, чувствуя, как наливается тяжестью печать. Еще одно пробуждение было совсем не нужно. Выручил Ллавен.

— Это место, в котором наш враг получил свою силу, — напомнил друзьям юный эльф. — Возможно, мы ослабим его уничтожением этого зала. Или, хотя бы, не позволим воспользоваться им снова.

— Но впереди Предел, — напомнил Райтон.

Пламенная ощутила укол совести и вскинула голову. Принц хмурился. В этот момент девушка ощутила легкое беспокойство внутри.

— Ты уже чувствуешь Предел, — догадалась Райга.

Райтон дернул уголком губ и признал:

— Да. Нужно идти.

— Она приняла эликсир-восстановитель, — успокаивающим тоном сказал Ллавен. — Магия вернется.

— Она потратила не так много заемной магии, — поддержал его магистр Лин. — Дестабилизационный откат я снял. Мы можем продолжать путь.

Райга медленно поднялась на ноги и сказала:

— Я в порядке. Мы можем идти.

Магистр Лин внимательно посмотрел на ученицу и сказал:

— Отвернись.

Девушка послушно развернулась и принялась рассматривать коридор, по которому они пришли к залу. Магистр медленно заговорил:

— Пожалуйста, держи себя в руках. Эти линии… Рисунок напомнил то, что было на снегу, из пепла. В орочьем городе. Тогда ты написала руну “алтарь”. Получается, легенды не врали. Он получил силу кровавого огня с помощью неизвестного ритуала. Судя по тому, что ты чувствовала сейчас и твоей реакции на рисунок за Харнаром, ты уже видела подобное. И находится оно в другом месте.

Райга стояла ни жива, ни мертва, боясь пошевелиться. Страшно было даже дышать. Она знала, что одно движение, вздох, что угодно — и Печать проснется четыре раза.

Но магистр Лин не стал продолжать. И, похоже, каким-то образом дал товарищам за ее спиной понять, что задавать лишние вопросы не стоит.

— Веди, — сказал Райтон.

И Пламенная пошла вперед, старательно отгоняя воспоминания. За собой она скорее чувствовала, чем слышала легкие шаги магистра Лина. Они вышли из коридора и спустились по лестнице на следующий этаж. Здесь им предстояло пересечь крытую галерею, на которой когда-то висели портреты глав рода Кеуби. Сейчас от их ничего не осталось, На стенах в нескольких местах чернели пятна и какие-то разводы.

Райга сделала шаг вперед и Ллавен тут же крикнул:

— Стойте!

Отряд замер. Юный эльф молча обошел друзей и начал внимательно осматривать стены.

— Что такое? — Спросила Райга.

— Ловушка, — пояснил он. — Для светлых эльфов — смертельная.

Девушка снова оглядела стены, на этот раз — с подозрением.

Ллавен опустился на пол и коснулся ладонью черного пятна прямо перед собой. Райге показалось, что он шепчет какие-то совсем незнакомые слова. Наконец, он поднял голову и сказал:

— Убрать ее не смогу. Временно обезвредить — возможно.

Райтон в это время внимательно осматривал широкие и пустые оконные проемы.

— Где находится эта ловушка? — спросил принц. — В конце галереи она еще действует?

Юный эльф непонимающе посмотрел на товарища и сказал:

— В другом конце? Вероятно, там ее сила слабеет.

Принц указал рукой на окно и сказал:

— Мы можем облететь ее снаружи, верно? И приземлиться в дальнем конце. Зацепит?

Ллавен немного подумал и кивнул:

— Давай попробуем. Я останусь здесь и постараюсь сдержать темную магию.

Райтон вырастил большую льдину и начертил прыжковый полет. Россыпь ледяных снежинок устремилась в окно. Когда Райга усаживалась на холодную гладкую поверхность магистр Лин напомнил ей:

— У тебя только воздушная магия. Береги пламя.

Девушка кивнула, и льдина резко двинулась вперед. Магистр не зря предупреждал ученицу. Стоило отряду вылететь из окна, как сверху на них спикировал десяток гарпий. Райга усилием воли погасила пламя на кончиках пальцев и начертила тройной воздушный молот. Пятерых гарпий отбросило прочь. В следующий миг льдина была уже далеко, а еще пятеро зубастых птичек горели. Льдина влетела в окно на другом конце галереи и Райтон скомандовал:

— Быстро, в коридор.

Магистр Лин выскочил туда первым, и Райга на мгновение испытала облегчение. В тот же миг ее накрыла тень. Одна из гарпий протиснулась в окно следом за отрядом и попыталась поймать Пламенную. Удар огромного крыла швырнул Райгу на стену. Она помнила, что пламенем пользоваться нельзя. Но вместо того, чтобы начертить новое заклинание воздуха, девушка выхватила клинок. И когда гарпия атаковала ее, вонзила хаотаки в единственную уязвимую точку на груди твари.

Гарпия обмякла, и Райга с усилием вытащила клинок. Отряхнула его от крови движением, которое показывал магистр Лин и аккуратно убрала в ножны. Остальные гарпии кружили вокруг окон, но внутрь не лезли. Внезапно Райга ощутила слабость. Ллавен вихрем пронесся через галерею и вышвырнул девушку в коридор, а затем вышел сам. Райга врезалась спиной в грудь магистра Лина. Эльф пошатнулся, но остался на ногах. Дурнота отступила, и Райга торопливо шагнула в сторону.

— Что это было? — спросила она.

— Ловушка, — серьезно ответил Ллавенн. — Для тебя она не смертельна, но все равно опасна.

Райга все это время смотрела на него, не в силах отвести взгляд он черной полосы над его лбом, которая будто стала шире. Ллавена, кажется, это смутило. Юный эльф поспешил надеть медальон в виде цветка. Райга оглянулась на магистра Лина и поняла, что эльф тоже не сводил взгляд с волос своего младшего родственника.

—Идем, — поторопила она своих товарищей.

Магистр холодно кивнул, взгляд на ученицу и, внезапно, скупо похвалил:

— Хороший удар. Не зря я заставлял тебя тренироваться с хаотаки.

С этими словами эльф развернулся и пошел прочь. Райга обогнала его, чтобы показывать путь. Пламя в ее источнике прибывало по капле. Оставалось надеяться, что его хватит, чтобы наполнить медальон к тому времени, когда они доберутся до нужного зала.

Девушка продолжила вести отряд по коридорам дворца. От былого величия этого места не осталось даже тени. Только воспоминания, которые принадлежали Райлите и Райери. Смотреть на голые, местами потрескавшиеся стены было горько. И тогда Райга мысленно повторяла себе слова наставника о том, что это не ее память. Они помогали немного притупить чувство потери. В следующем зале им снова пришлось проявить осторожность. Посреди него в полу зиял провал. Ллавен сразу насторожился. Объяснять он ничего не стал. Только попросил не разговаривать в зале и обойти трещину. По узкому куску пола вдоль стены отряд обогнул неестественно темный провал. Когда они вышли из зала, Ллавен вздохнул с облегчением.

Больше ловушек не попадалось, но на первом этаже отряд ждала парочка ллио-хен. Водная магия наставника уничтожила тварей, но пришлось стать осторожнее. Райга помнила про тех, что ходили по двору. О броню этих тварей магистр Лин сломал предыдущий хаотаки. Если таких ллио-хен будет несколько, придется туго. Девушка невольно ускоряла шаг. Дверь в подземелье нужно было найти как можно быстрее.

Тишина и отсутствие ловушек пугали не меньше. Около часа они то крались, то бежали по коридорам, пока не оказались в дальней часть дворца. Наконец, девушка увидела вход в нужный зал и поспешила внутрь. За их спинами раздалось шипение приближающихся ллио-хен.

Круглая комната без единого окна оказалась завалена обломками потолка. А поверх них раскинулось странное растение по типу плюща. В центре его Райга увидела уже знакомые алые цветы, которые она увидела на деревьях в городе. В нос ударил запах свежескошенной травы, к которому примешивались запахи крови, пепла и почему-то — мертвечины. Пламенная почувствовала легкое головокружение, следом накатило умиротворение.

— Райга, оглянись! — раздался позади нее отчаянный крик Ллавена.

Повернуть голову оказалось невероятно трудно, но она сделала это. Позади нее стоял магистр Лин. Аметистовая радужка глаза снова превратилась в тонкую полоску. Вид черного расширенного зрачка испугал девушку и заставил очнуться. Краем глаза она отметила, что Ллавен начертил целительский щит и сдерживает напор двух ллио-хен, пока Миран и Райтон стоят с такими же отстраненными лицами. Райга задержала дыхание, выхватила из ножен хаиё и поднесла кинжал к своему горлу. Сделала короткий вдох, снова ощутила странный запах, и ее рука дрогнула. Лезвие оцарапало кожу, струйка крови потекла по шее. Взгляд наставника стал более осмысленным, и он тут же перехватил запястье Райги. Девушка почувствовала слабость, и хаиё выпал из ее руки. Она заметила, что над дверным проемом внутри комнаты тянется длинная плеть с красными цветами.

Отчаянно пытаясь удержаться в сознании, Райга выдавила:

— Сожгите здесь все. Пожалуйста.

Эльф отстраненно кивнул. Но вместо того, чтобы начертить заклинание, молча прижал ее к себе. Мысль о том, что это не должно происходить, мелькнула и ушла. Спираль пламенного кокона вспыхнула вокруг них и взметнулась в потолку, выжигая нависшую над входом растительность. Пламя помчалось по комнате, один за другим сжигая зеленые побеги с алыми цветами. Райга почувствовала, что возможность ясно мыслить возвращается к ней. За их спинами раздался треск — Райтон и Миран присоединились к битве с ллио-хен.

Девушка уперлась руками в грудь наставника, но эльф отпустил ее не сразу. Сначала быстро прошептал заклинание и залечил царапину, оставленную хаиё, и только после этого позволил ей отстраниться.

Подол черного хьяллэ взметнулся, когда наставник резко обернулся. Райтон в этот момент добил второго ллио-хен. В конце коридора показался еще один — огромный, бронированный и неуязвимый для магии. Долго не думая, эльф рявкнул:

— Все в комнату, живо! Миран, используй магию земли, чтобы закрыть проход.

Не задавая вопросов, адепты бросились внутрь. Миран на ходу чертил заклинание. Пол вздыбился, обломки потолка, покрытые пеплом, послушно покатились ко входу. Прежде, чем ллио-хен достиг порога, с помощью магии земли Миран плотно запечатал ими вход, смахнул пот со лба и повернулся к товарищам.

Послышался глухой удар, когда зверь врезался в преграду.

— Выбираться будет сложно, — озвучил общую мысль Миран.

Райтон только отмахнулся и подошел к люку в центре зала. На круглой плите были нарисованы два глаза — золотистый и голубой. Райга встала рядом с принцем, и они одновременно пробудили артефакты. Голубой глаз на камне покрылся льдом, а другой вспыхнул, когда Райга коснулась его магией. Крышка люка медленно отъехала в сторону. Адепты одновременно шагнули вперед, на ступени, спиралью уходящие вниз. Друзья и наставник последовал за ними, рой пламенных светлячков засиял над отрядом. Крышка люка захлопнулась сама, наступила тишина.

Райга обернулась и сказала:

— Сюда можно войти только с помощью глаз. Не думаю, что впереди будут ловушки. Но чтобы пройти, кое-где нужна магия. И да, сначала — тот самый зал.

Лестница оказалась длинной. Гораздо длиннее, чем та, что вела к источнику в Алом замке. Кажется, Миран считал ступени, но на четвертой сотне сбился со счета. О том, как они будут подниматься, девушке не хотелось думать. Райтон шагал рядом с ней и молчал. Он старался оставаться спокойным, но девушка ощущала, что внутри его сжигает нетерпение. Да и сама она ощущала зов Предела.

Пламенный источник наполнялся медленно, и это заботило Райгу все больше. Сначал ей придется отдать магию медальону. А затем их ждет Предел, и там им понадобится вся их сила. Райтон был прав, тратить магию на уничтожение рисунка было глупо. Но Райга была вынуждена признаться себе, что мысль об уничтожении места, в котором началось уничтожение рода Кеуби, грела. Она последняя из Пламенных. Единственная наследница Кеуби. Все, что есть в этом замке, принадлежит ей по праву. И… то, чей зов она начала ощущать все отчетливее, наряду с зовом Предела.

С каждым шагом она приближалась не только к своей цели, но и к нему. Слабый, едва теплый взгляд, который она чувствовала, просто умолял ее свернуть с тропы.

Наконец, лестница кончилась и перед ними оказался маленький зал, из которого в разные стороны расходились два коридора. Райтон решительно двинулся к правому, а Райга застыла, не в силах отвести взгляд от левого.

— Что такое? — нетерпеливо спросил принц.

Пламенная помотала головой, но не сдвинулась с места. Магистр встал рядом с ней и спросил:

— Что там?

— Источник, — одними губами прошептала она. — Он не гаснет и не засыпает. Он умирает. И его нужно разжечь.

Магистр положил руку ей на плечо, но Райга продолжила смотреть во тьму.

— Сначала — медальон, — напомнил наставник.

Девушка отстраненно кивнула, но с места не сдвинулась. Эльф прав, но… как уйти, если ее сила так нужна?


Глава 30. Подземелья Кеубирана

Магистр Лин развернул ученицу к себе и сказал, глядя ей в глаза:

— Ты отдаешь там очень много магии. Сначала — Предел.

— У Предела я тоже отдаю много магии, — возразила Райга. — И еще нужно наполнить медальон…

— Именно поэтому сначала мы спустимся туда. После того, как ты восстановишь силы, можно будет вернуться.

Ллавен возразил:

— Мы уже находимся здесь слишком долго. Ночью здесь будет еще опаснее.

Райтон поддержал его:

— Самое главное — это Предел. Зачем тебе этот Источник? Здесь никогда не будут жить люди. Для кого он будет гореть?

Райга осторожно убрала руку магистра Лина со своего плеча и подошла к принцу. Райтон старался казаться спокойным, но девушка ощущала, что его сжигает нетерпение.

— Это — земля моих предков, — негромко сказала она. — Все в этом городе принадлежит мне по праву рождения.

— Только эта земля уже не принадлежит Королевству, — напомнил Райтон. — И нам нужно пройти Предел. Это важнее. Вернемся сюда после.

С этими словами он развернулся и пошел вперед, даже не сомневаясь, что за ним последуют. Ллавен и Миран двинулись следом. Юный эльф бросил на Райгу жалобный взгляд. В спину уперлась ладонь наставника.

— Идем, — негромко сказал эльф. — Он — почти твой король. Ты должна подчиниться.

Девушка медленно пошла следом за друзьями. Магистр Лин шел позади, будто ожидал того, что Райга попытается поступить по своему. Но последние слова наставника привели ее в чувство. Постепенно Райга ускорила шаг, догнала друзей и пошла рядом с Райтоном. Тот покосился на Пламенную, но ничего не сказал.

Коридор был длинным, время его почти не тронуло. На гладких стенах лишь изредка встречались рисунки. Чаще всего они изображали пламя или солнце. Миран задумчиво спросил:

— Почему здесь нет никаких ловушек? Разве вас не должны ждать испытания или трудности на пути к пределу?

Магистр вскинул бровь и спросил:

— Того, что было в городе, тебе мало?

— Нет, но разве сам Предел не должен быть испытанием?

— Он будет испытанием, — заверил друга Райтон. — Как только мы до него дойдем.

После этого принц остановился. Коридор вывел отряд длинный прямоугольный зал, в стенах которого чернели не меньше десятка выходов. Ллавен немного растерянно спросил:

— Вы знаете, куда идти?

Райтон повернулся к Пламенной, и она медленно кивнула. Затем девушка прикрыла глаза и прислушалась к себе. Пламя внутри нее отчетливо качнулось в сторону третьего выхода слева, и Райга решительно направилась туда. Дальше в ее сознании все смешалось. Одновременно нахлынули воспоминания Райлиты или Райери, по которым ей предстояло пройти этот путь. И девушка продолжала видеть коридор, по которому шла и поворачивать, куда нужно.

А поворотов было много. Чем дальше они шли, тем лучше Райга понимала, что без памяти предков ни за что не нашла бы дорогу. Здесь был настоящий лабиринт. В одной из комнат пришлось сделать привал. После легкого перекуса отряд снова пошел вперед.

Вскоре они вышли к высоким двустворчатым дверям. Райга коснулась их левой рукой, и отпустила немного пламени. Створки медленно распахнулись, а затем также медленно сошлись за спинами адептов и магистра. Перед ними оказался просторный зал. Мозаика, изображающая стихии, покрывала стены. Пол был выстлан шестиугольными плитками шириной в две ладони. Почти черными, с фиолетовым отливом. А посреди зала стоял небольшой постамент высотой примерно по грудь Райге.

Пламенная повернулась к своим товарищам и начала раздавать указания:

— Я войду первая, а затем скажу, куда вам вставать. Я надеюсь, нашей магии хватит.

С этими словами Райга быстро подошла к постаменту. На его поверхности была выложена золотистая спираль. Девушка осторожно опустила медальон в ее центр, вверх стороной с полосками.

Тут же одна из шестиугольных плит на полу вспыхнула рыжим. Райга подошла к ней, опустилась на колено и коснулась левой рукой, отпуская магию. Сила тонкой струйкой начала вливаться в камень. Следом от медальона начал исходить черный свет, и таким же непроглядно-черным засветилась одна из плиток пола. Юноши немного растерянно переглянулись. Райга развеяла их сомнения:

— Миран, иди сюда. Это обычная темная магия.

Юноша усмехнулся, но покорно подошел к светящейся плитке. Точно также, как и Райга, он опустился на колено, а затем распорол ладонь и приложил руку к полу. Следующая плитка в двух шагах от него тоже засветилась черным, на этот раз с зеленоватым отливом.

Ллавен все понял без слов. Молча расстегнул медальон в виде цветка и убрал его в карман, а затем повторил действия товарищей. Кровь ему была не нужна, и юный эльф просто коснулся пола рукой. Райга, с ужасом, наблюдала, как еще одна прядь волос Ллавена наливается чернотой. В этот момент Миран внезапно поднялся и слегка удивленно сказал:

— Кажется, все. Я думал, магии нужно больше.

Райга чувствовала, как пламя продолжает утекать в камень. Похоже, ей предстоит отдать больше всех сил. Вскоре Ллавен тоже поднялся. Одна из плит у его ног тут же вспыхнула зеленым.

— Думаю, это целительская магия, — сказала Райга.

Юный эльф надел на шею медальон и коснулся плитки, чтобы отдать следующую часть своей силы. Миран хотел, было, повернуться и уйти, как под его ногами загорелся коричневый шестиугольник. Темный снова опустился на одно колено, положил ладонь на плитку и проворчал:

— Похоже, оно чувствует, какая магия есть у нас.

Райга кивнула. Сила в едва восстановившемся источнике неумолимо таяла. На этот раз, Миран снова справился раньше Ллавена. Кажется, темному пришлось отдать почти всю свою магию. Когда плитка погасла, и юноша побрел прочь, его шатало. Ллавен поднялся чуть позже. Он тоже выглядел изможденным.

— У меня почти нет целительской магии, — сообщил юный эльф. — Плохо.

— У тебя осталась эльфийская, — спокойно напомнил ему наставник.

При этом эльф не сводил взгляд с лица своей ученицы. Райга вспомнила, что он чувствует, насколько сейчас опустошен ее источник, и подняла взгляд.

— Если начнется откат, я тебя вытащу, — спокойно напомнил ей наставник. — Бери столько магии, сколько тебе будет нужно.

Райга медленно кивнула, и зачерпнула заемную магию. В этот момент две плитки в разных концах зала вспыхнули голубым. Магистр Лин и Райтон переглянулись, а затем направились к ним. Райга почувствовала долю облегчения, когда их ладони коснулись пола. Девушка откуда-то знала что, как только они отдадут свою магию, ей тоже можно будет уйти.

Время, как назло, тянулось медленно. Наконец, Райтон, а затем и наставник, поднялись на ноги. С чувством удовлетворения Райга оборвала нить своей магии и попыталась встать. Голова кружилась неимоверно. Только почти полный воздушный источник не давал ей провалиться в беспамятство. Девушка дошла до постамента и посмотрела на медальон. Линии на нем светились. Теперь у них было достаточно магии, чтобы закрыть Двери.

Девушка снова одела круг на цепочку с ключом и побрела к выходу. Стоило им оказаться за дверью зала, она обессиленно сползла на пол. Магистр тут же оказался рядом. Положил ладонь ей на голову, прошептал эльфийское заклинание и запустил резонанс. Ллавен покопался в своей сумке и, молча, вручил Райге и принцу по флакону эльфийского восстановителя для источника. Райтон сел рядом с Пламенной, и они одновременно опустошили пузырьки.

— Придется ждать, пока ваша магия не восстановится, — объявил эльф. — Ложитесь спать.

Райга чувствовала такую усталость, что безропотно расстелила плащ и легла. Райтон последовал ее примеру.

Из-за этого сна адепты немного потеряли чувство времени. Отсутствие окон и дневного Света не давали Райге сориентироваться. Ллавен и магистр Лин, похоже, не ложились, а, вот, Миран тоже спал. Наставник увидел, что Райга проснулась, и протянул ей завтрак и флягу.

— За поворотом есть вода. Вы проспали не меньше двенадцати часов, по моим ощущениям.

Девушка изумленно хлопнула ресницами и отправилась умываться. С потолка, и правда, стекал ручеек, и вода собиралась в каменной чаше.

Когда девушка вернулась, принц уже сидел на одеяле. Райга заглянула в свой источник и удовлетворенно кивнула.

Миран зевнул и пробурчал со своего одеяла:

— Наконец-то, проснулись. Я думал, мы сдохнем тут от голода раньше, чем ваши светлости и величества выспятся.

Тут Райга заметила у Ллавена уже знакомый немного ошалевший взгляд.

— Что такое? — тут же спросила девушка.

Юный эльф тряхнул головой, отгоняя наваждение, и сказал:

— Ничего… Мне пришлось поставить блок на уровне снов, чтобы ловушка снаружи никого не зацепила. Я потратил много этой магии. Никогда, кажется, столько не брал сразу.

Девушка вспомнила черный свет с зеленым отблеском в пещере и спросила магистра Лина:

— Вы можете ему как-нибудь помочь?

— Избавить от страданий могу только навсегда, — холодно сказал эльф и отвернулся.

Райга перевела непонимающий взгляд на Ллавена и увидела, что тот старательно опускает глаза. Ему явно было не по себе от заявления магистра Лина. Наверное, пока все спали, между ними произошел какой-то неприятный разговор. Или даже что-то посерьезнее. Райга нарушила неловкое молчание и спросила:

— Что такое?

— Ничего, — пробормотал Ллавен, пряча растерянный взгляд.

— Ничего, — эхом повторил магистр Лин.

А затем добавил:

— В очередной раз убедился, что у одного из нас слишком сильная темная магия.

— И она полезна, — упрямо повторила Райга.

— Пока полезна, — холодно сказал наставник.

Райга укоризненно посмотрела на него, пересела к Ллавену и положила руку на голову эльфу, пытаясь утешить. Тот медленно выдохнул и прошептал:

— Спасибо.

Девушка убрала руку и укоризненно сказала магистру:

— Он только за последние пару дней несколько раз спасал вас. Мы не смогли бы дойти сюда без него.

— Знаю, — бесстрастно ответил наставник. — Но это не отменяет того, что его сила опасна. Пока она опасна для наших врагов. Но так, к сожалению, будет не всегда. Ты сама это знаешь, и Ллавен тоже.

Остаток завтрака прошел в тягостном молчании. После этого адепты снова отправились по переплетению коридоров, на этот раз — к Пределу. Райга снова шла по внутренней карте из чужих воспоминаний. Зов Предела с каждым шагом ощущался все яснее. Они шли не меньше получаса, прежде, чем увидели еще одни двустворчатые двери. Райга повернулась к остальным и предупредила:

— Тут… все будет не совсем так, как в прошлые разы. Не заходите внутрь, пока пол не погаснет. Не пытайтесь помочь нам.

Друзья и наставник согласно закивали. Райга коснулась дверей своей магией, и створки разошлись со скрипом, пропуская их внутрь.

Зал был залит багровым светом, который шел от Предела в его центре. Пол оказался точно таким, каким его видела Райга в воспоминаниях Райлиты и Райери. Казалось, он усыпан мелким рыжим и голубым песком, который тускло светился. Пламенная и принц отдали свои сумки и оружие товарищам и сделали шаг на песок.

Из чужих воспоминаний Райга смутно поняла, что это должно было быть неприятно. Но ощущения превзошли все ожидания. Девушка тут же зашипела от боли и увидела, как стиснул зубы Райтон. Все тело ломило, казалось, будто кто-то выкручивает им суставы. От одной мысли, что придется сделать шаг вперед, к горлу подкатила тошнота. Пока Райга собиралась с силами, принц сжал ее руку и шагнул вперед. Пламенная пересилила себя и шагнула следом, чувствуя, как магия начинает утекать в пол, а боль усиливаться.

Тут же на нее накатило чувство раздвоения. Воздушный источник мешал так, как никогда. Райга с большим трудом смогла пробудить Глаз и свести две ленты магии вместе, чтобы создать пламенный кокон. Она окружила им себя и Райтона. Принц все еще не выпускал ее руку. Каждый шаг давался тяжело, через боль. Магия утекала все быстрее. Чем ближе оказывалась багровая завеса, тем больше магии впитывал этот странный двухцветный песок. В двух шагах от Предела они вынуждены были остановиться. Райга в отчаянии смотрела на завесу и понимала, что сил уже не хватает на то, чтобы сделать шаг. Райтон нахмурился, но, похоже, чувствовал то же самое.

— Мы должны, — процедил принц и пошатнулся.

Но так и не смог сделать шаг. Глаза Бога-прародителя все еще горели на их лицах, но боль сковала по рукам и ногам, не позволяя сделать больше ни шагу. Магия утекала очень быстро. В отчаянии Райга потянулась к глазу. Это ощущение становилось привычным. Бегущий по позвоночнику жар в очередной раз превратился в крылья. Во взгляде Райтона зажглась надежда.

Несколько мгновений девушка подождала. Но Принц пока не знал, как пробудить подобную силу. Тогда Райга решительно взмахнула крыльями и полетела сквозь Предел, увлекая принца за собой. В первый раз, на горе Фурикоран, она не справилась без помощи Райтона. Теперь настала ее очередь.

Сознание снова рухнуло в темноту, а затем вокруг вспыхнул белый свет, в котором снова были Райери, чужая память и жжение под ключицей. Там, где новый лепесток татуировки проявлялся на ее коже.

В чувство ее привело ускоренное вращение огненного смерча на другом конце ученической нити. Вдали звучал обманчиво — спокойный голос учителя:

— Подождем еще. Песок пока светится.

— Да уже гаснет, — возразил Миран.

Райга с трудом села. В теле болела каждая мышца и каждая косточка. В голове не было ни одной мысли, а в источнике — ни капли пламени. Девушка с трудом сфокусировала взгляд на другом конце зала, где у высоких дверей их ждали друзья и наставник. Рыже-голубой песок все еще слабо светился. Девушка скосила глаза и увидела, как рядом садится Райтон. Лицо принца было мрачным. По тому, как он скривился, Райга поняла, что чувствует себя юноша точно также.

— Идите скорее сюда, — позвал их Миран. — Сколько можно валяться без сознания?

— Сколько нужно, — выдавил Райтон и попытался встать.

Райга наблюдала, как на лицах друзей появляется тревога. Раза с третьего или четвертого принц смог подняться и протянул руку Пламенной.

Она помотала головой. Магистр Лин бесстрастно спросил:

— Помочь?

Райга снова помотала головой и, с пятой или шестой попытки, встала сама. Затем она медленно пошла к выходу вслед за принцем. При этом они оба шатались, как пьяные. В глазах темнело от боли. Райга шла к огненному смерчу, который вращался впереди. Наконец, Ллавен подпер плечом Райтона, а Райга, молча, упала в объятия наставника, обреченно думая о том, что с тех пор, как они вошли в Кеубиран, все идет не так, как надо.

— Нужно идти, прохрипела она. — Там ждет источник.

— Ты бы со стороны себя видела, — мрачно сказал Миран. — Краше в гроб кладут.

Райга посмотрела на принца. Скользнула взглядом по его изможденному лицу, запавшим щекам и мешкам под глазами. Содрогнулась, представив, как сейчас выглядит она. Решительно отстранилась, кое-как выпрямила спину и заявила:

— Со мной все в порядке. Нужно идти. У нас еды больше нет, сходим к Источнику и будем выбираться.

Скепсис на лицах друзей ее не остановил. Девушка решительно шагнула к двери и толкнула створки.

Магистр Лин ничего не говорил. И это пугало больше, чем его возмущение. Эльф, молча, шагал рядом. Похоже, для того, чтобы подхватить неугомонную ученицу, если она начнет падать. Миран и Ллавен тащили следом едва переставляющего ноги Райтона. Вещи девушки и принца они поделили между собой.

Райга не поняла, сколько они шли. Как-то сам собой в ее голове сложился новый, более короткий путь через подземелье. Когда через час они вышли к тому прямоугольному залу, откуда начинался лабиринт коридоров, Миран удивленно захлопал глазами. Райга скользнула взглядом по своим товарищам и продолжила идти вперед.

Она была безумно благодарна магистру Лину за то, что эльф не пытался ни остановить ее, ни вразумить. Эльф, молча, шагал рядом, готовый поддержать ее, если будет нужно. Но Райга, сцепив зубы, шагала сама. И мысленно повторяла: “Этого не должно быть. Ему нужна семья, а не я.” Источник впереди просил и умолял дать ему силы. А ее внутренний источник все еще оставался пустым. Но у Райги была слабая надежда на артефакт. И она молча шагала, превозмогая боль.

Наконец, они вышли к лестнице. Райга не удержалась от вздоха облегчения. Она уже хотела выдавить из себя что-то обнадеживающее для товарищей, но слова застыли у не на губах.

Во тьме второго коридора светились огромные белые глаза. Рой пламенных светлячков метнулся вперед, освещая тело огромного черного змея.

Глава 31. Оставляя за спиной

Магистр Лин шагнул вперед и заслонил Райгу собой. Вокруг них вспыхнула спираль пламенного кокона, а сложное самонаводящееся заклинание ударило змея. Пока он корчился в пламени, эльф обернулся к Райге и сказал:

— Не пользуйся магией, если все еще надеешься спуститься вниз. Я проложу тебе дорогу сам.

Девушка кивнула:

— Хорошо. Но раз там есть змеи… Значит, где-то есть открытая воронка. Иначе он не мог попасть сюда.

— Я закрою ее.

Райга огляделась и тихо спросила:

— Если там есть воронка, почему я ее не чувствую?

На лице наставника мелькнула тень беспокойства. Но эльф быстро отмел его:

— Возможно, наш враг закрыл воронку. Возможно, ты потратила слишком много сил. Это не важно сейчас. Идем.

Прежде, чем они двинулись вглубь коридора, к Райге подошел Ллавен. Юный эльф молча протянул ей пузырек эликсира-восстановителя и признался:

— Последний.

Пальцы Райги коснулись флакона. А затем она решительно отодвинула руку друга прочь.

— Не нужно, — сказала Пламенная. — Мне поможет Глаз Пламени. Восстановитель лучше приберечь. Нам еще через город возвращаться. И там нас ждет много опасностей.

Магистр Лин молча пошел вперед, и ученица поторопилась за ним. Идти стало немного легче, боль медленно отступала. Райтон тоже шел бодрее, опираясь уже только на плечо Мирана. Ллавен шагал последним и бдительно озирался.

Следующих змеев Райга почувствовала.

— Впереди еще четверо, — предупредила она наставника.

Двое атаковали из-за поворота коридора. Оскаленные пасти метнулись к эльфу, но пламенный кокон отбросил их прочь, а заклинание завершило начатое. Тела превратились в сгустки пламени, а затем осыпались кучками пепла. Магистр успел сделать еще несколько шагов, и дорогу им преградил третий змей. На этот раз, крупный, с длинными клыками и глазищами размером с блюдце. Заклинание достигло своей цели, но горел он медленно и долго, свивая тело в кольца под напором магии эльфа.

Происходящее стало, до боли, напоминать Райге их спуск в катакомбы Эире. А ведущий вниз коридор — ее кошмары. Но, каким-то чудом, страх ощущался где-то на границе сознания. Возможно, она слишком устала для того, чтобы бояться. А, возможно, она не боялась по той же причине, по которой смогла приспособиться к Эире.

Четвертый змей оказался совсем мелким, толщиной в руку. Он отчаянно зашипел и попытался удрать, но заклинание магистра Лина настигло его. Дальше они шли по медленно понижающемуся коридору около часа, не встречая никаких препятствий.

Воронка раскинулась перед еще одними двустворчатыми дверями. Райга, привалилась к стене и молча смотрела, как наставник накидывает защитный контур на воронку и начинает стягивать его. Еще пара змеев попытались выбраться, но были вынуждены снова уйти на ту сторону.

Затем магистр повернулся к Райге. Девушка, отстраненно, наблюдала за поредевшим огненным смерчем внутри него.

— Уверена, что хочешь спуститься? — спросил наставник.

Райга кивнула.

Эльф приказал юношам:

— Останьтесь здесь. Амулеты там не работают, так что будьте начеку. Ваша задача — защищать Райтона, пока он не придет в себя, и пока мы не вернемся. Я думаю, что сюрпризов не будет.

С этими словами эльф шагнул вперед и толчком распахнул дверь в круглый зал. Райга увидела в его центре круглый люк, под которым находился спуск к Источнику, и торопливо зашагала туда. Каменная плита с изображением множества глаз неудержимо влекла ее. Магистр Лин вошел следом, и створки сомкнулись за его спиной, отрезая их от друзей.

Когда Пламенные скрылись за дверями, Райтон без сил опустился на пол и привалился к холодной стене. Затылком он ощутил шершавую каменную поверхность. Какой-то выступ мешал ему, но сил пересесть или повернуть голову не было. Миран и Ллавен остались на ногах. Оба бдительно смотрели в коридор, откуда только что пришли. Принц чувствовал огромную усталость и боль. А еще — злость на собственное бессилие. Кажется, его чувства отразились на лице, потому что Миран покосился на него и спросил:

— Чего ты? Она делает глупость, согласен. Но, ваша миссия здесь выполнена, и она имеет право поступить так, раз считает это правильным..

— Она не имеет право совершать глупости, — возразил принц. — Она нужна королевству. Впрочем, надеюсь, магистр Лин не позволит Райге отдать больше сил, чем у нее есть. Так что это не страшно.

— Тогда чего ты злишься? — продолжил темный.

Райтон немного помолчал, подбирая слова. А затем медленно заговорил:

— Там, у Предела, мне не хватило сил. Последние пару шагов Райга преодолела с помощью крыльев и меня пронесла за собой. Я тоже должен овладеть этой силой.

Он сжал кулаки, а затем сунул руку под воротник, нащупывая новый лепесток татуировки под ключицей.

Ллавен спокойно сказал:

— Но ты начал пользоваться Глазом позже, чем она. Естественно, что у ее сила развивается быстрее.

— Не естественно, — покачал головой Райтон. — Да, я пробудил Глаз позже. Но, похоже, сделал это именно так, как нужно. Я сразу мог владеть им лучше. Кажется, только после пробуждения крыльев Райга стала хорошо управлять своим артефактом. Я должен научиться тому же самому. Создавать крылья.

— Спроси, как она это делает, — пожал плечами Миран. — Делов-то.

— Нет, — скрипнул зубами принц. — Я должен получить их сам.

— Райга пробудила их, спасая магистра Лина, — пояснил Ллавен. — Возможно, в ситуации, когда тебе придется защищать самое дорогое, у тебя это тоже получится.

Райтон мрачно кивнул и замолчал, но слова друга продолжали звучать у него в ушах. И невольно он вспомнил отца. И рассказы матери о его болезни. Скоро… очень скоро Риовелл пожалеет, что посмел сделать это ради своих амбиций. Заклинание матери не даст Хвенту убить короля. А дальше… Он сможет показать Великим герцогам Королевства, кто по-настоящему достоин короны.

Ждать пришлось долго. Как и сказал магистр Лин, их никто не побеспокоил. Похоже, те змеи были последними. В какой-то момент принц ощутил, что Райга пробудила Глаз. попытался понять, далеко ли ушли Пламенные, но не хватило сил. Принц устало закрыл глаза и сидел так, пока не скрипнула створка дверей.

Райтон открыл глаза и медленно поднялся на ноги. Принц понимал, что Райга чувствует себя примерно также, как и он. Поэтому ожидал, что Пламенная традиционно растратила всю магию, и наставник вынесет ее из зала в бессознательном состоянии. К удивлению принца, девушка, нетвердой походкой, вышла первой. На ее лице было выражение полнейшей растерянности и замешательства. Стоило магистру закрыть дверь в подземелье и запечатать ее заклинанием, как пламенные так же молча разошлись в разные стороны и опустились на пол по обе стороны от дверей. Юноши переводили непонимающие взгляды с привычно бесстрастного наставника на вымотанную и взволнованную Райгу, а затем принц напряженно спросил:

— Ничего не вышло? Ты же пробуждала Глаз Пламени.

— Вышло, — торопливо ответила девушка и опустила взгляд. — Только не совсем… так, как надо.

— В каком смысле? — подозрительно спросил Миран.

Магистр Лин резко ответил:

— Все получилось, и это главное. Давайте еще немного отдохнем здесь. Отправимся в обратный путь через час.

Больше вопросов никто не задавал. Райтон опустился на пол и прикрыл глаза. Им всем нужен был отдых. Но оставаться здесь было опасно. Следовало попасть на вершину башни до того, как снова наступит ночь. Там снова можно будет переночевать, чтобы отправится в путь уже днем. Правда, у них кончились припасы и заканчивается вода. А в городе их снова ждут ловушки и то самое нечто, о чем так настойчиво предупреждал его Раймато.

Кажется, Райга задремала. Проснулась девушка от того, что ее аккуратно трясут за плечо. Пламенная торопливо распахнула глаза и увидела Ллавена.

— Пора идти, — тихо сказал юный эльф.

Девушка кивнула и медленно поднялась на ноги. Боль почти прошла, а вот усталость никуда не делась. Остальные уже ждали ее. Магистр Лин поторопил их:

— Дойдем до лестницы, а там я открою пару порталов, чтобы сократить путь.

— И нам придется поискать другой путь к башне, — напомнил принц. — Мой источник все еще практически на нуле. На прыжковый полет у меня магии не хватит. А, значит, мы не сможем преодолеть ловушку в галерее.

Миран сказал:

— Возможно, нам следует ночевать в другой башне? В конце первого этажа должен быть переход во флигель.

Но Ллавен покачал головой:

— Исключено. В других башнях могут быть ловушки. У магистра Лина не хватит магии на феникса, а у Райтона — на прыжковый полет, если мы обнаружим опасность. А Райга дважды вычерпала артефакт, и не сможет создать крылья. Так что, полагаемся на эльфийскую и темную магию. Ну, и на свои ноги.

Юный эльф как в воду глядел. До лестницы они дошли быстро. Магистр Лин открыл несколько порталов, используя только водную магию, и отряд оказался у выхода из подземелья. Крышку люка пришлось открывать очень аккуратно. К счастью, неуязвимый ллио-хен не стал дожидаться, пока несговорчивая добыча рискнет высунуться из подземелий, и ушел. Но от преграды, которую создал Миран, осталось только каменное крошево. И это ясно показывало невероятную силу твари.

По первому этажу отряду пришлось красться, останавливаясь при каждом шорохе. Ллавен держал эльфийскую невидимость и глушилку. Правда, от нежити их это не спасло. Похоже, ллио-хен прекрасно чуяли свою добычу через заклинания. Пятерых тварей Магистр Лин уничтожил с помощью эльфийской магии. Он редко пользовался только ей, и Райга с интересом наблюдала за тем, какие заклинания создает наставник. Они были мало похожи на те, которыми чаще всего пользовался Ллавен.

Когда она, шепотом, рискнула спросить его об этом, наставник пожал плечами и сказал:

— У каждого эльфийского рода своя магия. Вспомни Цанцю.

Выход на лестницу Миран запечатал обломками камней. На других этажах ллио-хен они не встретили. Как и ловушек темного эльфа. Но галерею пришлось обходить. Они поднялись на третий этаж по другой лестнице, и долго петляли по коридорам, пока не нашли выход к башне. Стоило отряду оказаться наверху, как они попадали на пол, предоставив магистру Лину ставить защиту и охранять их. Райга отметила, что на этот раз, эльф создал купол только из водной и эльфийской магии. Он тоже слишком много оставил там, внизу. После этого девушка мгновенно провалилась в сон.

Райга проснулась от голода. Но еда уже закончилась, поэтому отряду ничего не оставалось, кроме как удовлетвориться несколькими глотками воды и собраться вокруг наставника. Эльф оглядел своих учеников и сказал:

— Мы частично восстановили магию. Теперь придется рискнуть и ускориться. Экономить силы нам больше не нужно, дело сделано. От стены я смогу открыть портал к лошадям. Там мы сможем набраться сил и отдохнуть под защитным амулетом. Пользоваться порталами в городе слишком опасно. Часть ловушек могла переместиться. Поэтому, я предлагаю воспользоваться прыжковым полетом, чтобы как можно скорее достичь стены.

Райтон немного подумал и сказал:

— Рискованно. Давайте сначала перелетим двор. Без еды источник восстанавливается медленнее, и я потратил очень много сил у предела. Артефакты нам с Райгой сейчас тоже не помогут. Прыжкового полета надолго не хватит. Я не уверен, что смогу долететь до стены. Разве что, по самой короткой прямой. Мы перебили не всех гарпий. Если на нас нападут и придется уходить от погони…

— Тогда приземлишься, — отрезал наставник. — И будем действовать по ситуации. Райтон вырастил льдину и начертил заклинание. В два прыжка отряд достиг края стены. Чувство потусторонней жути навалилось резко. Принц изумленно выдохнул, и Райга посмотрела вниз. Миран рядом с ним заковыристо выругался, а Ллавен произнес пару эльфийских слов, которые девушка уже слышала от магистра Лина, и торопливо зажал себе рот.

У стены вяло шевелилась огромная черная клякса. Райга не сразу поняла, что это гигантский хейда-лиэ, чье прикосновение смертельно, если под рукой нет пламенной магии и нужных многокомпонентных снадобий. Девушка тут же вспомнила, как наставник лечил ее в Алом замке. На первом Осеннем балу, когда кто-то расставил гигантскую магическую ловушку для принца. Тогда Райтона спас Хунта Сид. А Райгу — лекарства Махито. Вот только, сейчас ничего подобного при себе у них не было.

Прежде, чем принц успел опуститься на стену, черная клякса вспухла десятком тонких длинных отростков, которые ринулись к людям. Хейда-лиэ не собирался упускать внезапную добычу. Райтон крикнул:

— Держитесь!

Льдина рванула в сторону, снежинки разлетались над поляной, создавая новый путь для отхода. Райга вцепилась в холодный край и услышала голос наставника:

— Если эта тварь заденет хоть кого-то — мы его не спасем!

Эльф чертил заклинания одно за другим, сжигая тянущиеся к ним отростки. Райга на мгновение отцепила правую руку и создала создала тройной воздушный молот, чтобы отбросить прочь черное щупальце хейда-лиэ. Следующее оказалось совсем близко к ней, но Райтон, не переставая управлять движением льдины, отрубил его с помощью Раймато. Черный клинок будто светился изнутри и жаждал крови и мести. Но пока ему доставались только отростки невероятного магического существа. Впрочем, это явно было интереснее, чем копить злобу на острове среди духов драконов.

Девушка услышала над головой короткое эльфийское заклинание. По льдине расползся зеленоватый плющ, приматывая адептов к ней. После этого льдина, кувыркаясь и выделывая безумные пируэты в воздухе, помчалась еще быстрее. Гигантский хейда-лиэ и не думал отставать. Черная масса будто не убавлялась и неотвратимо текла между деревьев, преследуя свою добычу.

Райтон предупредил:

— У меня магия скоро закончится!

— Постарайся приземлиться как можно дальше! — ответил ему наставник.

Следующий прыжок вышел длинным. Последняя снежинка упала на прогалину между домов и деревьев, и Райга увидела там предательские красные цветы. На этот раз, она сожгла их прежде, чем кто-либо успел среагировать. Отряд кубарем скатился на пепел, оставшийся от рощи-ловушки, и помчался прочь, повинуясь подсказкам Ллавена и клинка Раймато.

Дальше все слилось в сплошную череду коротких стычек с нежитью и бега на износ. Первым мчался Ллавен. Райга бежала следом, по его команде сжигая деревья с алыми цветами. Миран и принц, бок о бок, следовали за ним. Райтон держал черный каваджищи, который указывал им путь в обход других монстров. Отступление прикрывал магистр Лин. Когда они добрались до стены города, глаза девушки застилал пот, а магия была снова на исходе. Ужасно хотелось есть, пить, и просто уснуть, наконец. Или, хотя бы, сесть. Магистр Лин открыл портал на вершину стены, окружающей город, и там они смогли перевести дух. Райга смотрела на черную массу, которая текла к сквозь лес.

Эльф тронул ее за плечо и сказал:

— Еще два портала — и мы отдохнем.

Пламенная отстраненно кивнула и ответила:

— Когда-нибудь я вернусь сюда, выжгу этот рассадник нежити, и Пламенные снова будут жить здесь. Если не я, то мои потомки. Нужно только выжить.

Магистр Лин ничего на это не сказал, только молча отошел в сторону и бросил горсть синего порошка. Райга еще раз оглянулась на разрушенный город своих предков и, вслед за друзьями, вошла в портал.


Глава 32. Возвращение в Королевство

Приходилось спешить, но Райга все равно выпросила у наставника несколько минут на прощание с Монолитом. Девушка снова взлетела на стену и долго смотрела на те земли, что остались позади. Магистр Лин на этот раз за ней не последовал. Остался ждать ее внизу, вместе с юношами.

Наконец, Райга спланировала на сторону королевства, погасила крылья и глаз, а затем молча взяла под уздцы свою лошадь. Эльф открыл широкий портал в какую-то рощу, а затем уже — в Тийредо.

Первым, кого Райга увидела во дворе замка, оказался Рейлин Фортео. На нем была черно-красная форма. Юноша негромко переговаривался с Иночи и Роддо Райсами и крутил в руках браслет с черным треугольным камнем. Он повернулся на звук портала и внимательно наблюдал за тем, как вымотанные адепты ведут за собой загнанных, покрытых пеной коней. Только Линхэ бешеная скачка оказалась нипочем. Вороной высоко поднимал копыта и, похоже, был готов пробежать еще столько же.

Иночи Райс тут же вытянулся по струнке перед принцем и доложил:

— В замке Тийредо все в порядке, восемь черных воронок закрыты с помощью амулетов леди Манкьери. Письменный отчет ждет вас в кабинете.

Принц устало кивнул. Конюхи подхватили поводья коней. Рейлин тоже подошел. Райга смерила его взглядом и подумала, что адепт Алого замка смотрится здесь чужеродно, как будто призрак из прошлого. Из жизни, которая осталась далеко позади. По сравнению с последним месяцем, проблемы, которые были у них в Алом замке, казались простыми, понятными, и даже немного детскими.

Рейлин также задумчиво оглядел Райгу с головы до пят и сказал:

— Ты еле на ногах стоишь. Надо поговорить.

— Все нормально, — холодно ответила Райга. — Что ты здесь делаешь?

— Согласовываю с Райсами свою позицию на завтрашнем Совете. Ты же собираешься туда, верно? Чтобы обвинить своего дядю и сестрицу.

Девушка равнодушно пожала плечами и сказала:

— Собираюсь. А ты собираешься меня поддержать?

— А ты в этом сомневаешься? — немного оскорбился Рейлин. — Я закрыл воронку, как ты и просила.

Райга вздохнула:

— Знаю. Я почувствовала, когда они все закрылись. Вы быстро справились.

Юный герцог посмотрел на свои ладони и мрачно добавил:

— Но твоими амулетами было не так легко пользоваться. Направлять твою магию оказалось горячо. Пришлось лезть через окно в целительское крыло, чтобы соглядатаи Ичби не видели мои обожженные ладони.

Он говорил это с какой-то странной интонацией. Райга не понимала до конца, злится он, жалуется или завидует. Она чувствовала такую усталость, что желания разбираться в чувствах Рейлина Фортео у нее не было.

— Поговорим позже, — отмахнулась Пламенная и отправилась в замок.

Ванна была благословением после стольких недель в дороге. Конечно, с пламенной магией любая тихая заводь могла стать горячей ванной. Но девушка должна была признать, что соскучилась по бытовым удобствам и хлопочущим слугам вокруг. Обратный путь слился для нее в череду бешеной скачки и короткого, прерывистого сна.

Один раз им пришлось задержаться на пару часов, потому что Ллавен не проснулся вовремя, а магистр Лин не решился его будить. Но с тех пор юный эльф вел себя совершенно обычно. И это не могло не радовать его друзей. После зала, где они наполнили медальон силой, у Ллавена появилась новая черная прядь. На одном из привалов Райга чуть ли не с боем выбила дозволение посмотреть, что вышло. Ллавен тогда нехотя снял медальон. Ко всеобщему огорчению новая прядь была широкой, шире предыдущих.

— Я отдал много магии, — пояснил юный эльф. — Кажется, даже когда тянул Райгу из серого сна, отдал меньше.

С этими словами Ллавен надел медальон. Райга посмотрела на Райтона и увидела в его глазах отражение своих мыслей. Темные нужны, чтобы закрывать двери. Значит, в соответствии с тем, что она видела у Предела на этот раз, через шестьсот лет им снова понадобится темная эльфийская магия. Ллавен должен дожить до этого момента. Или придется договариваться с эльфами, чтобы те оставили в живых хотя бы одного младенца с черной прядью. Вероятность того, что они на это пойдут, была довольно маленькой.

Райга высушила волосы, переоделась и отправилась в столовую. Там их ждала радостная королева. Райтихо-эме сияла и не сводила глаз с Райтона. Принц, и правда, изменился за то время, что они провели за Монолитом. Там адепты оказались настолько вырваны из привычного мира, и стольких трудов им стоило дойти до Предела, что, казалось, жизнь в очередной раз поделилась на “до” и “после”.

Повара, кажется, сообразили, что наряду с но-хинскими блюдами можно подавать что-то из кухни Королевства. Поэтому девушка, наконец-то наслаждалась привычной едой, пока Райтон вместе с матерью поглощал островные деликатесы. После этого отряд собрался в кабинете принца. Райтон махнул рукой, и все начали рассаживаться. Миран упал в кресло и сказал:

— Наконец-то можно сидеть не на траве и спать не на камнях! И как же опостылела дичь. Что может быть лучше телятины?

— И не бояться быть чем-то сожранным во сне, — добавил Ллавен.

— Ага, какими-нибудь странными цветочками, — хитро поддакнул темный.

Магистр Лин холодно взглянул на него, но ничего не сказал ученику. Эльф заговорил о другом:

— Мы потратили слишком много времени за Монолитом. Теперь у нас не осталось времени на подготовку. Завтра Райга должна явиться на слушание в Большой Совет.

Райтон мрачно кивнул и заявил:

— Думаю, больше тянуть нет смысла. Завтра нам придется отправиться во дворец, чтобы разобраться в Риовеллом и Хвентом. А также поставить на место Ичби и Сага. Мы потеряли достаточно времени за Монолитом.

— Это рискованно, — спокойно заметил наставник.

— Но вы не отказываетесь, — проницательно ответил Райтон. — Значит, тоже считаете, что время пришло.

— Ваши силы заметно выросли. Райга все лучше осваивает порталы, так что согласен, тянуть нет смысла.

Затем эльф повернулся к ученице и бросил на нее задумчивый взгляд.

— Не желаешь поделиться тем, что видела у Предела? — спросил магистр.

Пламенная вскинула голову и ответила:

— Желаю ли я? Это не секрет. Еще не было повода рассказать. Да, я видела путь в следующий предел. Надеюсь, что там будет легче, потому что сам предел находится перед Дверями. И, заначит, после него у нас останутся силы. Но как его найти — не знаю. Осенний замок — это Манкьери. И у нас есть записка моего отца, что дверь находится “за нашей стеной”. Кое-какие подсказки я нашла в летописях Пламенных. Но разобраться в них, скорее всего, смогу уже только на месте. Нам придется обойти весь замок, чтобы найти что-то вроде рисунка. Рисунка, который должен был напоминать о Кеубиране. Я пока сама не понимаю, что это может быть.

— Манкьери — огромный замок, — напомнил магистр Лин. — Нам понадобится на это много времени. И я сомневаюсь, что наши враги не подготовят там ловушек.

— Вот поэтому и нужно, в первую очередь, выкорчевать эту заразу из дворца. Чтобы никакие Ичби, Сага и Хвенты нам палки в колеса уже не вставляли. Нельзя оставлять врагов за спиной. Там нам нужно будет идти только вперед.

Райга посмотрела на принца и поняла, что тот, в очередной раз, что-то скрывает. Несомненно, Райтон знал о Пределах гораздо больше, чем говорил. И, почему-то Райге иногда казалось, что гораздо больше ее.

Магистр Лин спокойно кивнул и сказал:

— Что ж, значит, решено. Завтра ты отправляешься возвращать свой трон. И у меня есть план, как сделать это с наименьшими потерями.

Райтон опустил голову на скрещенные пальцы и приготовился слушать.

Детали плана, который предложил магистр Лин, они обсуждали пару часов. Затем Райтон вызвал к себе Иночи Райса, чтобы отдать ему приказ готовиться к завтрашнему дню. Магистр Лин и остальные адепты отправились в свои комнаты. Прежде чем наставник ушел, Райга не удержалась и спросила его:

— Вы пойдете в Мерцающий лес?

Не оборачиваясь, он коротко ответил:

— Нет.

И ушел, не удостоив ученицу взглядом. Райга отправилась в свою комнату и растянулась на постели с одной из летописей.

Перед ужином к ней постучали. Райга открыла дверь и увидела на пороге Рейлина Фортео. Поколебавшись, девушка посторонилась, пропуская его внутрь. Что-то в его взгляде не понравилось Райге. Поэтому, когда дверь захлопнулась, а Рейлин резко попытался приблизиться, девушка выставила вперед быстро нагревающуюся левую ладонь. Юноша ощутил жар и отпрянул. А затем раздраженно сказал:

— Да ничего я тебе не сделаю. Я на вашей стороне. Хотя та сторона тоже очень хочет видеть герцогов Фортео в своих рядах. Меня снова попытались завербовать, пока вы где-то шлялись.

— И что ты ответил? — напряглась Райга.

— Разумеется, попытался усидеть на двух стульях. Завтра я буду на Большом Совете. Ичби и Сага попытаются убить тебя до того, как ты попадешь в зал. И Его Высочество я об этом предупредил.

— Пусть попробуют, — ровным голосом сказала она.

— А еще у меня для тебя есть послание.

Девушка впилась в него настороженным взглядом и спросила:

— Какое?

Рейлин снова шагнул к ней. На этот раз Райга опустила руку, но на кончиках ее пальцев все еще полыхало пламя. Юноша поморщился, глядя на него, и заговорил:

— Изображение пламени. Пять ладоней справа. Примерно на уровне груди. Затем десять ладоней слева и три снизу. Дальше ты знаешь, куда идти.

Райга стояла ни жива ни мертва, стараясь скрыть свои чувства от Рейлина. Судя по его немного насмешливому взгляду, он заметил ее смятение.

— Надеюсь, эти слова и правда что-то значат для тебя, Манкьери, — добавил он. — До завтра. Мне пора возвращаться в Алый замок. Увидимся на Совете.

После этого Рейлин ушел. Райга медленно опустилась в кресло и закрыла глаза, успокаивая дыхание. В этой позе она просидела, пока служанка не позвала ее на ужин.

В столовой принц почти не сводил глаз с Райги и думал. День, когда она подойдет к дверям, все ближе. А значит, у них все меньше времени. После ужина Райтон отправился в комнату Мирана. Тот выслушал принца молча. Райтон молча смотрел, как сжимаются и разжимаются кулаки друга, и ждал ответа. Пару минут спустя темный хрипло сказал:

— Я, конечно, попробую…

Но Райтон оборвал его:

— Нет, Миран. Ты не попробуешь. Ты сделаешь. Потому что, если ты не сделаешь… Ты понял, что будет. Она не заслужила этого. Мы не можем себе этого позволить. Благополучие королевства зависит от нас. От тебя. Если ты не справишься. Через шестьсот лет наши потомки окажутся в гораздо худшем положении, чем мы.

Темный мрачно кивнул и ответил:

— Хорошо. Сделаю. Времени бы побольше. И материалы. Сам знаешь.

— Материалы у тебя будут любые. Только скажи.

С этими словами принц развернулся и вышел из комнаты друга.

Гвардейцы, которые ждали его в коридоре, молча пошли за спиной. По пути в свою комнату Райтон продолжал обдумывать происходящее. Кажется, он позаботился обо всем. Осталась малость. Завтра вывести Риовелла, Ичби и Сага на чистую воду.

Точность магистра Лина поражала. Как и предусмотрительность врагов. Эльф снова взял Райгу в свой источник, показал ей точку выхода портала и отпустил ладонь. Девушка зачерпнула портальный порошок, надеясь, что сумеет все сделать как надо.

Главные ворота Джубирана сегодня были закрыты по приказу Риовелла. Но у Райги получилось открыть портал всего в нескольких метрах от ворот. Внутри города. Девушка услышала щелчки взведенных арбалетов. Выстрелить решился только один. И, конечно, в нее.

Глаз Пламени проснулся сам, свести две ленты силы казалось до странности легко. Пламенная спираль окружила ее лошадь, и арбалетный болт сгорел, как бумага, в считанные секунды. Девушка медленно обернулась, показывая стражникам свой пылающий глаз. А затем также медленно обернулся Райтон. Принц обвел взглядом стражу. Арбалеты в их руках начали опускаться.

— Ваше Высочество?! — недоуменно воскликнул начальник караула.

Стражник хотел сказать что-то еще, но слова замерли у него на губах, когда голубое сияние заполнило глаз Райтона. Арбалеты стражи покрыла изморозь. Солдаты торопливо побросали оружие на землю, и оно рассыпалось ледяным крошевом.

Райтон медленно отвернулся и подстегнул коня. Лошадь Райги шагнула следом. В тот же момент за их спинами открылся еще один портал. Первыми из него выехали Ллавен и Миран на жеребцах одинаковой игреневой масти, в одинаковых бордовых мундирах. Длинные кремовые волосы и янтарные глаза Ллавена контрастировали с остриженными до подбородка непослушными черными вихрами и темными глазами Мирана. Они направили коней вперед и заняли позицию за спиной принца. Следом выехал магистр Лин на Линхэ. Изящный вороной эльфийской породы пристроился следом за кобылой Райги. Эльф сидел, спрятав руки в рукава хьяллэ и отпустив поводья. Умный жеребец в управлении пока не нуждался.

Следом за ними потянулся отряд гвардейцев с Иночи Райсом во главе. Горожане высыпали на улицы и наблюдали за странной процессией. Отряд сделал все, чтобы сразу произвести впечатление. Высокородный эльф, который ехал позади, печатающие шаг гвардейцы, конный отряд охраны принца. Но народ, который теснился на пути, видел только одно. Глаза Бога-прародителя. На пересечении улиц навстречу принцу вылетел отряд городской стражи. Прежде чем бравые вояки успели сообразить, что к чему, их оружие начало осыпаться ледяной крошкой. Принц будто говорил этим: “Так будет с каждым, кто пойдет против меня”.

Никто не посмел остановить их до самого дворца. Артефакты в глазах принца и райги источали ровный свет. Девушка удовлетворенно отметила, что на это почти не требовалось магии, если не подключать особое зрение артефакта. Она воспользовалась им только один раз, когда они подъехали к дворцу. И убедилась, что там, внутри, живет сгусток алого пламени.

Райга покосилась на принца и сказала:

— Часть его магии здесь. Предупреди гвардейцев.

Райтон кивнул и жестом подозвал Иночи Райса.

— Напомни своим людям, что красного пламени нельзя касаться.

Тот отдал честь и ускакал обратно.

Райтон добился чего хотел. Слухи летели впереди отряда. И когда Райга и принц подъехали к воротам дворца, створки тут же распахнулись, а стража опустилась на одно колено, приветствуя возвращение своего господина. Бордовые рассыпались по саду, занимая стратегически важные позиции. Магистр Лин оглядел своих учеников и негромко спросил:

— Уверены, что это стоит делать?

Райтон серьезно кивнул.

— Я не могу позволить ему убить отца. Поэтому вы с Ллавеном отправитесь в покои короля. Защитите то, что дорого мне. А я присмотрю за тем, что дорого вам.

Аметистовый взгляд скользнул по лицу Райги, и эльф бесстрастно ответил:

— Договорились.

Затем он прикоснулся к ключицам и обратился к Пламенной:

— Ты знаешь, как меня позвать.

Райга молча кивнула, не поднимая глаз. Эльф пришпорил коня и умчался. Ллавен не отставал. Оставшиеся адепты переглянулись, спрыгнули с коней и направились к входу в замок.

— Наверняка ждут нас там, гады, — проворчал Миран.

— Пусть ждут, — холодно ответил принц. — Сегодня они узнают, кто из нас настоящий король.

Парадные двери оказались заперты. Портить резные двери эльфийской работы принц не позволил, поэтому Райга коснулась замочной скважины, сжигая механизм замка и засов.

Райтон резко распахнул дверь, и отряд вошел во дворец. Как и говорил Миран их уже ждали. Коридор перегораживала магическая ловушка из синеватых линий, а за ней стояли десяток человек в серых мундирах. Риовелл, конечно же, не собирался тратить силы на борьбу с братом и выставил ищеек.

Глава 33. Встреча двух братьев

Рейлин, откинувшись в кресле, беззастенчиво разглядывал Иравель Сага. Черноволосая красотка в изумрудном платье сидела напротив него, скромно потупив глаза. Изображать оскорбленную невинность у нее получалось плохо. Юноша не знал, что задумали принц и его товарищи. Но лениво думал о том, что было бы интересно посмотреть на двух сестриц вместе. И, кстати, в платье Райга смотрелась бы лучше сестры. Он помнил бал на совершеннолетие принца и танец с Пламенной. В светском обществе рыжая всегда смотрелась беззащитной овечкой. Выглядеть бедной девушкой, на каоторую возвели напраслину, рядом с рыжей сестрицей Иравель не смогла бы.

Но юный герцог Фортео не сомневался, что Райга выберет нечто другое. Не платье. Он вспомнил ее вчерашний взгляд, а затем такие же суровые и уставшие лица ее товарищей. Где они были все это время, и что делали? Как будто заматерели все. Хотя, когда он передал Райге слова Рэуто, девчонка заволновалась, и это было видно.

Начало заседания Большого совета затягивалось. Герцоги тихо переговаривались в ожидании Его Высочества Риовелла. А Рейлин ждал, надеясь насладиться представлением. Он не сомневался, что открытое столкновение Манкьери и Сага будет впечатляющим.

Наконец, дверь открылась. Но к удивлению герцогов, на пороге появился не Риовелл Джуби, а тот блондин в сером мундире ищейки, Хунтабере Сид. Рейлин скользнул безразличным взглядом по алой серьге в ухе юноши. Серый выпрямился и с лукавой улыбкой доложил:

— Его высочество принц Риовелл Джуби сначала желает переговорить с леди Иравель Сага и господином Аурелио Сага. Прошу за мной.

Отец и дочь обменялись недоумевающими взглядами и последовали за ищейкой.

Краем глаза Рейлин отметил, как напрягся герцог Ичби. Старик крутил на пальце кольцо и задумчиво смотрел в сторону дверей. Рейлин невольно потянулся к браслету, но одернул себя. Дурацкая привычка крутить в руках браслет Особого отряда прижилась на удивление быстро. Ему не стоило выдавать свое волнение. Оставалось ждать явления Манкьери и ее наставника.

Райга в очередной раз убедилась, что на крылья ищейки не рассчитывали. Она не понимала почему. Неужели тем, кто ждал их в Алом замке, не поверили? Рейлин говорил, вокруг их комнат до сих пор стоит стража. На этот раз ловушка, которую создали ищейки, была чуть выше роста взрослого человека. Но широкий холл дворца позволял Пламенной развернуться. Райтон дотронулся до ее руки и сказал:

— Будь осторожна. Они могут заблокировать твою магию. Не дай их заклинаниям коснуться себя.

Райга кивнула, а принц громко обратился к Серым:

— Напоминаю, что я Шестой принц Королевства. И желаю присутствовать на Большом совете. Леди Манкьери там также ожидают.

Ответом стали выпущенные по ним синие заклинания. Больше всего они напоминали цепи. Крылья вспыхнули за спиной Райги, и она взлетела под потолок, на ходу выпуская пламенные цветы и веер серпов.

Она быстро поняла, что начался необычный бой. Так вот почему Серых учат в отдельной магической школе, а в других магических школах не учат бороться с магией серых. Чтобы никто не знал до конца, как работает их магия. И чтобы никто не имел опыта сражения с ищейками. За счет этого у них всегда было преимущество.

Самонаводящиеся заклинания не достигли цели. Синие цепи разбили их все на подлете, а затем метнулись к Пламенной. Райге пришлось уворачиваться. Она помнила предупреждение принца — ни одна из цепей не должна коснуться ее. А сделать это оказалось сложно.

Серые управляли своими заклинаниями с большим искусством. Гибкие синие цепи были повсюду. Они проникали сквозь магическую ловушку и атаковали ее друзей, пока вторая половина ищеек пыталась сбить Пламенную.

Миран в это время пытался снять ловушку, но у него ничего не выходило. Принц в это время успешно отражал атаки с помощью сияющего голубым хаотаки. Райга увидела, как сияющий клинок разрезал синие звенья.

Она увернулась от очередной цепи, отправила еще два заклинания, чтобы отвлечь противника и вытащила свой клинок. Пламя мгновенно охватило лезвие. Райга взмахнула клинком и успешно рассекла синюю цепь. Затем она резко спикировала вниз. Похоже, перебить ищеек можно только вблизи. И это было опасно. Один взгляд — и она окажется в ловушке.

Ищейки навалились на адептов скопом. Миран вызвал каких-то темных сущностей, чтобы отвлечь Серых. Но Райгу атаковали сразу четверо. Восемь гибких синих цепей пытались поймать ее. Только сочетание крыльев и хаотаки помогало ей уходить от их атак. Наконец, девушка увидела просвет между цепями и резко спикировала вниз. В мгновение ока она оказалась рядом с худым ищейкой. Прежде чем он успел захватить Пламенную цепью или взглядом, пылающий хаотаки наискосок рассек ему грудь.

Райге тут же пришлось блокировать цепи еще трех Серых.

— Улетай оттуда! — крикнул принц.

Но было поздно. Ищейки быстро перегруппировались. Над их головами вспыхнула целая сеть из цепей, и теперь Райга была отделена от своих товарищей. Пятеро держали сеть, а один, под их прикрытием, бросился в атаку.

Мужчина был настоящим гигантом с короткой кудрявой бородкой. Серый мундир едва не трещал по швам на его плечах. Мечом он владел гораздо лучше Райги. Первые минуты она держалась за счет необычного клинка, но вскоре Серый оттеснил ее к стене. И тогда цепи ударили снова. Уворачиваться и от меча, и от цепей было невозможно. Синие звенья плотно обхватили запястье Райги.

Девушку будто облили холодной водой. Крылья погасли, она все еще чувствовала дар артефакта, но совершенно не чувствовала свои источник. В этот момент клинок ищейки коснулся ее горла. Райга вскинула голову и оказалась в ловушке карих глаз. Не в силах пошевелиться, она отчаянно потянулась к артефакту. Магию Глаза стоило поберечь для борьбы с кровавым огнем, но остальную ее силу блокировала магия Серого.

В этот момент острое лезвие вышло из груди ее противника. Клинок выпал из его руки, синий свет в глазах погас, а взгляд остекленел. Райга снова получила свободу. Из уголка губ ищейки покатилась капля крови, и гигант рухнул на пол. Позади него стоял Хунта Сид с окровавленным мечом.

— Живая? — спросил он и обернулся к следующему противнику.

В этот момент раздался треск. Райга повернулась в сторону друзей. Часть пола, на котором стояла магическая ловушка, дрогнула и вздыбилась, образуя под собой арку. Миран и Райтон ужом проскользнули под ней, и темный с тяжелым вздохом развеял заклинание. Оставить дворец нетронутым не вышло. И темный должен бы израсходовать на это заклинание много магии.

Сид в это время прикончил одного из своих коллег и отступил к Райге. Пока остальные ищейки были заняты принцем, он сказал:

— Быстро сними у меня с шеи амулет и одень на себя!

— Зачем? — подозрительно спросила Райга.

— Чтобы уберечь тебя от ищеек. Ты мне доверяешь или нет?

В его голосе послышалось раздражение. Девушка, поколебавшись, сделала то, что он просил. Расстегнула цепочку и вытянула из воротника юноши каплевидный сапфир. Пока Райга торопливо застегивало его на своей шее, на Хунту насели трое вооруженных Серых.

— Сожми его в руках! — крикнул ей ищейка.

Пламенная сделала то, что он просил. И тут же ощутила внутри сгусток синей магии. Это ей было уже знакомо. Под прикрытием Серого она направила его магию на синюю ловушку, которая как раз начала сдвигаться и перестраиваться, угрожая принцу и Мирану. Конструкция тут же осыпалась обрывками синих лент силы. Хунтабере в этот момент прикончил еще одного противника и сказал:

— Умница. Не выпускай его и атакуй.

Ищейкам пришлось защищаться. Их осталось шестеро. Райтон фехтовал гораздо искуснее, чем Райга, и успевал не только уворачиваться, но и атаковать. Пламенная снова создала крылья и поднялась в воздух. В глазах Сида мелькнуло восхищение.

Амулет оказался словно создан для РАйги. Правой рукой она сжимала сапфир, а второй чертила заклинания. И — о, чудо — их не могли разбить синие цепи.

Когда с остатками Серых было покончено, Райга хотела вернуть амулет Сиду. Но тот, тяжело дыша, решительно отодвинул ее руку:

— Себе оставь. Там еще есть заряд на несколько атак. Большой Совет ждет тебя, Райга Манкьери. И как ты уже, наверное, поняла, никто не хочет, чтобы ты появилась там живой.

Девушка мрачно кивнула и подумала: “Нет. Я нужна им живой. А вот остальные…”

Хунта стер кровь со щеки и продолжил:

— Мне сейчас нужно уйти. Цанцюритэль и мастер Алси отправились охранять короля. Удачи и будьте осторожны.

С этими словами серый развернулся и побежал в один из проходов. Райга и принц переглянулись.

— Идем к большому залу, — приказал Райтон, и первым двинулся вперед.

Магистр стряхнул кровь с клинка и покосился на Ллавена. Юный эльф прислонился к двери в королевскую спальню и зажимал пробитое плечо. Его пальцы светились зеленым, он скороговоркой бормотал эльфийские целительские заклинания.

Аллатриссиэль пронзил сердце последнего из тех, кто носил такую же серую форму и подошел к своему товарищу. Несколько мгновений Линдереллио смотрел в васильковые глаза друга, а затем сказал:

— Обычно вы защищаете Королевство, а не короля.

— Мы и защищаем королевство, — заявил Ал. — Хунта накопал много интересного, пока вас не было. В мутной водице мы поймали крупную рыбку. Да и Райтихо-эме, я думаю, может рассказать кое-что Большому Совету.

Линдереллио молча кивнул:

— Мы снова бьемся плечом к плечу.

— Как и шестьсот лет назад, — коротко улыбнулся Аллатрисиэль, и его взгляд метнулся к Ллавену.

Он оглядел юного эльфа с ног до головы и внезапно сказал:

— Зачем тебе этот? Он жалкий изгнанник и позор своего рода.

Ллавен исподлобья посмотрел на Серого, и впервые в его взгляде со страхом смешивалась решимость. Мальчишка был готов дорого продать свою жизнь. Осознал собственную ценность после наполнения медальона, или почувствовал силу? Неизвестно.

Линдереллио загородил племянника и бросил ему через плечо:

— Отправляйся в покои короля и охраняй его. Во дворе гвардейцы, но это не исключает того, что враг может попытаться пробраться через окно.

Ллавен кивнул и скрылся за дверью. Магистр повернулся к Серому и сказал:

— Оставь его. Сейчас нужно думать о другом. Ллавен полезен.

Аллатриссиэль медленно кивнул и покосился на подошедшего Цанцю.

— Думаю, тебе стоит выступить перед Советом. А мы останемся охранять короля.

Цанцюритэль быстро кивнул и умчался.

— Он справится один? — спросил магистр, провожая взглядом друга.

— Там будут твои ученики. Одни сейчас мы, — усмехнулся Ал.

Линдереллио молча кивнул и вложил в ножны хаотаки. Затем он коснулся ученической нити. Девочка движется к залу Совета. Остается надеяться, что дети вместе и у них все хорошо. Магии у нее еще много. Справится.

Их ждали. Перед помещением, где собирался Большой Совет, располагался пустой зал, в который выходили несколько коридоров. Посреди него стоял Риовелл. Хвент разглядывал адептов из-за спины своего господина. Как только отряд шагнул из темноты коридора, как розовое кольцо снова стало обжигающе холодным. Риовелл улыбнулся и заговорил первым:

— Вот мы и встретились, дорогой брат. Жаль, что ты решил не пользоваться моим любезным предложением.

Райтон сжал кулаки и ответил:

— Ты говоришь мне это после того, как почти убил нашего отца, а змеи твоего приспешника мучали мою мать? Отец и так готов был отдать трон тебе. Зачем ты связался с тем, кто открывает черные воронки?

В его голосе звучала ярость.

— Воронки? — вскинул бровь Риовелл. — Знаешь, братец, в любви и на войне все средства хороши. А у нас с тобой настоящая война. И она началась в тот момент, когда в тебе проснулась магия.

Лицо Риовелла исказилось от бешенства, и он продолжил:

— Проклятый двойной источник. Ты унаследовал силу двух величайших родов. Я видел, какими глазами смотрел на тебя отец. С того дня ни я, ни мои братья не существовали для него. Был только ты. Сильнейший.

— И он растил меня, как опору для вас. Щит, который будет защищать королевство. Он отправил меня подавлять восстание в Тийредо в четырнадцать.

— И ты не должен был вернуться оттуда, братец. Я отправил туда своего любезного тестя, чтобы он позаботился о тебе. Но Риббен Ичби не смог устроить ни твою смерть, ни твое бесчестье. Ты даже своих паршивых дружков убил, чтобы остаться в белом. Сам отрубил им головы. И вернулся, покрытый славой.

На Райтона после этих слов как будто снизошло спокойствие. Его лицо стало холодным и бесстрастным, а голос безжизненным:

— Значит, это придумал ты? Убить моих друзей.

— Разумеется. Я должен был лишить тебя всего — друзей, славы, а затем и жизни. Чтобы у отца не осталось никого, кто мог бы унаследовать трон. Потому что он должен принадлежать истинной ветви Джуби, а не сыну узкоглазой чужачки!

Голос Риовелла сорвался на крик.

Райга краем глаза продолжала наблюдать за Хвентом, который все это время неподвижно стоял за спиной старшего принца. А еще она, наконец заметила, что на дверь зала наложены несколько заклинаний. Большой Совет даже не подозревал о том, что творится за этими дверями. Девушка покосилась на Мирана и шепнула ему:

— Отвлеки Хвента чем-нибудь. Хорошо, если Великие герцоги будут слышать все, что здесь просиходит. Нужно снять глушилку.

Темный кивнул и суннул правую руку в карман. А Риовелл тем временем продолжал:

— Я уговорил отца отправить тебя в Алый замок. Старейшая школа, которая год от года выпускает сильных магов. Я сделал все, чтобы ты попал в отряд герцога Ичби. Но… — его палец указал на Райгу. — Вмешалась эта девчонка, которую Сага не смогли удержать. И линдереллио фуу Акаттон Вал а связываться с эльфами было рано. пришлось искать другие способы убить тебя, но ты раз за разом выходил сухим из воды. И вот теперь, стоило мне поверить, что я добился своего, ты снова здесь. Только из этого зала тебе выйти не суждено. Но, так и быть, я готов пощадить твоих друзей.

На лице Риовелла расцвела снисходительная улыбка. Райтон будто сам стал ледяной статуей. Пока адепты шли по коридору, они погасили глаза. И теперь Риовелл заходился яростью и смотрел в черные глаза своего брата. Лицо младшего принца было совершенно непроницаемо, на нем не было ни намека на чувства. На мгновение Райга ощутила внутри себя легкую отдачу от ученической нити. Учитель жив. Проверяет, как она. Радость, смешанная с чувством вины, кольнула и ушла.

— Я согласен отпустить девчонку, — вкрадчиво говорил Риолвелл. — Сейчас она войдет в этот зал, признается в том, что писала письмо под принуждением, а затем отправится в Сага…

— Где ее ждет смерть, верно? — обрвал его Райтон. — Зачем она тебе?

— Мне? — удивился Риовелл. — Незачем. Но мой… соратник очень хочет отомстить Пламенным. Девочка — цена за его помощь. Не сомневайся, она выйдет из дворца живой, могу поклясться чем угодно. И, если она будет слушаться, ей даже не будет больно.

С этими словами Риовелл поднял руку, в которой был зажат знакомый до боли болотно-зеленый камешек в форме ромба.

Один вид его мгновенно пробудил ярость Райги. Золотой глаз тут же наполнился рыжим сиянием, а Риовелл вскрикнул и отбросил управляющий медальон прочь. Прежде, чем камень коснулся пола, он вспыхнул и осыпался хлопьями розоватого пепла. Райга поправила все еще ледяное кольцо и покосилась на Райтона.

В этот момент заговорил Хвент. И его голос снова был чужим. Незнакомым.

— Глупая девочка. Тебе столько раз предлагали единственный правильный выход. Но ты упрямо идешь к своей цели. И пока ты не сойдешь с этого пути, люди вокруг тебя будут умирать. Я уничтожил род Кеуби и всю твою семью. И сегодня здесь умрут твои друзья.

В глазах старика зажегся алый огонь, и тут же кроваво-красное пламя окружило комнату и сомкнулось за спиной адептов, отрезая им выход.

Миран выругался. Райга переглянулась с принцем, и они одновременно вытащили хаотаки. Следом вспыхнул голубым светом глаз Райтона. Как только лезвие меча охватило пламя, Райга снова потянулась за силой, и за ее спиной выросли пылающие крылья. Принц судорожно вздохнул. Девушка скосила на него алый глаз и увидела, как за его спиной медленно вырастает и одевается ледяными перьями пара крыльев.

Глава 34. Битва за трон

Ожидание затягивалось. Сага не возвращались, принц Риовелл не появлялся. Герцоги пошли уже на третий круг обсуждения придворных слухов. С какого-то момента Рейлина начало терзать смутное беспокойство, природу которого он сам не мог объяснить. И только герцог Ичби был спокоен и неожиданно улыбчив.

Рейлин не выдержал и поднялся со своего места. Дорехиус Азарио повернулся к нему и спросил:

— Желаете покинуть нас? Король будет недоволен.

— Нет. Но сидеть уже не могу.

Герцог Ичби усмехнулся:

— Молодежь… Все вам на месте не сидится.

Рейлин неопределенно пожал плечами и подошел к окну. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы сохранить самообладание. Отряд готовых к бою “бордовых” занимал позицию напротив окна. Значит, игра началась. Но где тогда Манкьери и ее товарищи? Юноша отошел от окна и остановился у противоположной стены. Несколько мгновений он рассматривал картину, на которой была изображена одна из битв последней войны с орками, в которой люди тоже принимали участие.

Затем он резко повернулся и возвысил голос:

— Прошу минуточку внимания, господа.

В зале наступила тишина. Все взгляды обратились к юному герцогу. Полминуты Рейлин молчал. А затем медленно обвел глазами собравшихся и заговорил:

— Вам ничего не кажется странным? Для буднего дня во дворце сегодня очень тихо.

Ичби напрягся:

— Что вы хотите этим сказать, молодой человек?

Во взгляде Великого герцога было предупреждение. Но, кажется, момент срывать маски настал. Поэтому Рейлин указал на дверь и заявил:

— Предположу, что на дверях с той стороны стоит глушилка. И происходит за ними сейчас то, что от Большого Совета очень хотят скрыть. А раз это происходит здесь и сейчас, скорее всего, оно связано с леди Райгой Манкьери. Девушка подала прошение о возвращении титула. Герцог Сага и Великая герцогиня Иравель Сага нас покинули. И теперь… — он подошел к двери и выразительно дернул ручку. — Мы здесь заперты, а на двери — глушилка.

Все заговорили разом. Только Ичби молчал. Смотрел он только на Рейлина. И в глазах Великого герцога было обещание самых страшных мук для мальчишки, который посмел предать их. На минуту Рейлина кольнуло сомнение. Если Райтон Джуби проиграет, то герцогом Фортео скоро станет другой. Ставки сделаны. Осталось ждать, пока определится победитель.

В этот момент за окном резко потемнело и раздался громовой раскат. Герцог Ичби резко обернулся, а на губах Луция Райса расцвела довольная улыбка. Окно распахнулось и в зал влетели двое — капитан “бордовых” Иночи Райс и младший из эльфов-ищеек, с непроизносимым именем.

Прежде чем ноги вновь прибывших коснулись пола, Серый выбросил заклинание. Синяя цепь упала на герцога Ичби. Но кольцо на его пальце вспыхнуло синим, и цепи лопнули. Эльф ничем не выдал удивление.

— Что здесь происходит?! — возмутился Ичби. — На каком основании вы применяете ко мне свою магию?

Ищейка выпрямился и официальным тоном сообщил:

— Вы обвиняетесь в неоднократных покушениях на принца Райтона Джуби и связь с тем, кто сеет смуту в Королевстве Людей, открывая черные воронки.

Но Ичби и глазом не моргнул:

— Это возмутительно! Вы не имеете права задерживать меня, пока приказ не подпишет принц Риовелл! И, напомню, что моя дочь — его жена и будущая королева.

Глаза Серого холодно блеснули:

— У нас есть основания подозревать, что принц Риовелл вступил в преступный сговор с врагом, и с помощью лекаря Хвента отравил Его Величество Райсвела. Также он подозревается в покушени на принца Райтона. Согласно Хартии Райстара Джуби, в таком случае Серый замок блюдет интересы действующего короля, вне зависимости от состояния его здоровья.

— Принц Райтон мертв, — заявил Ичби.

Эльф холодно улыбнулся, и его глаза сверкнули синим. Затем он указал на двери:

— Принц Райтон — там. Как и принц Риовелл. А также леди Манкьери, господа Хвент и Солкинс. Запирающее заклинание слишком мощное для меня одного, но, я думаю, нам всем стоит прислушаться к тому, что там происходит. И амулетов против магии ищеек туда не навесили…

Ичби резко метнулся к окну. Рейлин дернулся, создавая заклинание, но его опередили Иночи Райс и герцог Азарио. Повинуясь магии первгого, створки захлопнулись. Тут же стены сошлись, и вместо окон теперь была сплошной камень. Скальный щит Севера оправдывал свое имя.

— Не стоит так торопиться, Риббен, — с легкой улыбкой сказал герцог Азарио. — Если ты невиновен, у тебя будет шанс доказать это.

В тот же миг Серый создал заклинание. Синие линии растеклись по двери. Вспышка, и усиленные магией ищейки голоса:

—… Я должен был лишить тебя всего, — говорил принц Риовелл. — Друзей, славы, а затем и жизни…

Лица присутствующих окаменели. Рейлин не сводил глаз с герцога Ичби. Большая игра началась.

Райга неотрывно смотрела на своего врага. В голосе не-Хвента послышалось удовлетворение:

— Крылья… А ты с каждым днем становишься все ценнее, милая. Думаешь, они спасут вас? Ни Райхо, ни Райлиту они не спасли. Жду не дождусь того момента, когда ты придешь ко мне. Судя по твоему лицу, мальчишка все передал.

Райга не могла оторвать взгляд от этих пылающих алых глаз. Ярость накатывала волнами, сменяясь липким страхом. Хотелось спалить этого человека. Но девушка колебалась. Райтон покосился на нее и спокойно ответил:

— Ни Райхо, ни Райлита не смогли вернуться из Раввии. А мы — вернулись. Мы были за Монолитом и прошли по руинам Кеубирана. В этом городе снова живет магия Пламенных. И последнего из Танов, который так мешал твоим планам, ты тоже не смог уничтожить.

Риовелл в это время смотрел только на младшего брата. Злоба и зависть светились в его взгляде. Но он не пытался начертить заклинание и не лез вперёд. Полагался на своего лекаря.

Райтон бросил Мирану:

— Не лезь на рожон. Займись дверью.

— Уже, — криво улыбнулся темный.

Райга заметила капельк пота на его висках. Миран не доставал руку из кармана. Если присмотреться, оттуда струился черный дым. Похоже, юноша проколол себе руку и творит заклинания так, чтобы не видели противники. Райтон обратился к Риовеллу:

— Твой соратник обманывает тебя. Он собирается открыть Двери, которые выпустят в наш мир змеев. И править будет он, а не ты. Райга — единственная, кто может ему противостоять. Вот с кем ты связался в угоду своей ненависти. Я никогда не любил тебя, Риовелл. Но и не думал ненавидеть отца за то, что он любил, помогал тебе, выгораживал тебя… Он поселил мою мать отдельно от вас, и растил меня в Крыле Королевы, чтобы не делать больно тебе и нашим братьям. Ваша мать умерла, и он заботился о вас и берег. Я не виноват в том, что родился сильнее. И не думал о короне, пока не понял, что ты связался с теми, кто хочет смерти нашего королевства.

На старшего принца это не произвело впечатление. Он сжал в руках амулет, и на нем одно за другим появлялись заклинания — доспехи водного дракона, рукавица водного дракона. Крыло он начертил сам, надеясь сбить Райтона с ног.

Райга в этот момент попыталась атаковать Хвента. Тот стоял, опустив руки, и улыбался. Стоило Пламенной приблизиться, как Печать на пояснице вспыхнула, и волна боли затопила ее сознание. Райга упала на колени. Когда она пришла в себя, то обнаружила, что перед ней стоит Райтон. Риовелл атаковал брата с помощью какого-то амулета. Вогруг Хвента начал струиться кровавый огонь. Он пытался дотянуться до принца, но тот пока успешно отбивался с помощью Скирини и ледяных крыльев.

Не обращая внимания на вспухшие под рубашкой рубцы, Райга попыталась атаковать Хвента заклинанием. Но кровавый огонь, который струился вокруг целителя, сбил его еще на подлете. И тут же Хвент, забыв про Райтона, бросился в сторону Райги. Девушка взмахнула крыльями и вознеслась к потолку. Поведение врага навело ее на одну мысль, но эту теорию стоило проверить. И прверять было рискованно.

Наконец, она решилась. Сложила крылья и камнем упала на Хвента, создавая Пламенный кокон. Стоило ей оказаться рядом с целителем, как печать снова вспыхнула.

Райгу в очередной раз защитил принц. Закрыв Райгу крылом от языка кровавого пламени, Райтон сказал:

— Он пробуждает Печать, когда ты приближаешься? Меняемся. На тебе Риовелл и красный огонь. Этого я возьму на себя.

В глазах принца сверкнула решимость. Он обрушил на Хвента град ударов.

Райга снова взлетела и сверху атаковала Риовелла. Сражаться против водной магии с помощью пламенной было не лучшим раскладом. Но магии у нее было больше. Поколебавшись, девушка выпустила силу из артефакта, и зал затопило Пламя. Райтона оно не коснулось. Красный огонь сгустился вокруг Хвента, защищая его от артефакта девушки. В это время Миран боком, стараясь не коснуться красного пламени, медленно пробирался к двери. А Риовелл… На груди старшего принца таким же кроваво-красным огнем горел амулет. И сжечь его у Райги тоже не вышло. Даже вызванные амулетом доспехи водного дракона на нем сохранились. Принц чертил следующее заклинание.

Усилием воли Райга сосредоточилась на красном огне. Глаз Пламени подсказывал — если уничтожить тот, что горит вдоль стен, силы у врага станет меньше. Одновременно контролировать крылья, пламя артефакта и атаковать Риовелла было невозможно. Пользуясь заминкой, старший принц бросил какое-то сложное заклинание водной магии в Райгу и метнулся к брату. В руке его блеснул странно знакомый кинжал из темной стали. Кольцо обдало палец холодом. Райга отправила два своих заклинания наперерез тому, которым ее атаковал старший принц. А сама бросилась вниз и сбила Риовелла с ног. Все внутри нее предупреждало об опасности. То, что у него в руке не должно коснуться Райтона.

Она успела. Оттолкнула Риовелла в сторону прежде, чем тот ударил темным кинжалом брата. Но при этом оказалась слишком близко от Хвента, и Печать проснулась третий раз.

Боль накрыла ее с головой, и вместе с ней нахлынули воспоминания. Какое-то время Райга не отличала их от реальности. Она снова стояла на коленях в пещере, освещенной магическими лампами. Под ней растекалась лужа крови, и клинок… Тот самый клинок.

В чувство пламенную привело розовое кольцо. Оно стало невыносимо холодным. Райга сфокусировала взгляд и поняла, что лежит на полу, крылья и глаз погасли, а водная магия Риовелла прижимает ее к полу. Одна рука старшего принца сомкнулась на ее горле, а во второй блестел кинжал. Тот самый, с черным лезвием, который нанес ей страшные раны. Проснувшиеся рубцы на спине отозвались болью. Если она приблизится к Хвенту еще раз, то умрет. Или попадет в руки врага.

Риовелл замахнулся клинком. Лезвие вошло Райге в правое плечо — убивать ее пока не собирались, хотели только обездвижить и обезоружить. В сознании девушку снова удержал холод, нестерпимый холод, который источало розовое кольцо на ее пальце. Райга судорожно пыталась вдохнуть, и взгляд ее упал на грудь Риовелла. Там, в амулете из черного камня, горел злой красный огонек.

Пламенная и сама не поняла, откуда у нее вдруг взялись силы. Она резко выбросила вперед левую руку и схватила камень. Тот мгновенно лопнул и осыпался пеплом, лишая старшего принца защиты темного эльфа. Риовелл не успел понять, что произошло. Девушка отпустила свою силу, и левую глазницу обдало жаром. А затем пламя затопило все и взвилось до потолка. Тело старшего принца вспыхнуло мгновенно, вместе с кинжалом, который все еще торчал в ее плече. Затем пламя рассредоточилось, медленно, но верно подавляя кроваво- красный огонь.

Девушка с трудом села посреди горстей крупного серого пепла, зажимая рану. И увидела, как черный клинок Раймато в этот момент пронзил сердце Хвента.

Алое пламя погасло, и старик рухнул к ногам принца. Та сила, которую ему давал темный покровитель, ушла. Раздался слитный изумленный вздох. Девушка повернула голову. Двери зала были распахнуты. На его пороге теснились герцоги. В первом ряду стоял обескураженный Рейлин Фортео. Юноша не мог оторвать взгляд от серых хлопьев, которые лежали у ног Пламенной. Рядом с ним Миран бинтовал ладонь.

Райтон стоял посреди зала, тяжело дыша. В правой руке у него сиял Скирини, а в левой источал черный свет Раймато. Девушке казалось, что сейчас клинок был сыт и доволен. Правый глаз юноши все еще наполнял голубой свет, а за спиной его были ледяные крылья.

Цанцюритэль решительно оттолкнул Рейлина и широким шагом подошел к Райге. Опустился на колени рядом и зашептал целительское эльфийское заклинание, положив свою ладонь поверх ее.

Это словно стряхнуло оцепенение с толпы. Один за другим герцоги опускались на одно колено и преклоняли головы перед новым королем. Скоро на ногах остался только Ичби. Старик не мог отвести взгляд от мальчишки, которого так долго хотел убить. В глазах его впервые за много лет была растерянность.

Наконец, магистр ощутил, что Райга движется в их сторону. Эльф не удержался и вздохнул с облегчением. Аллатриссиэль удивлённо покосился на друга, но ничего не сказал.

Вскоре Пламенная появилась из-за поворота. Одна. Её плечо было перевязано, на бинтах выступила кровь. Девушка остановилась в двух шагах от учителя. Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза. По ученической нити к нему волнами шли усталость, удовлетворениие и растерянность.

— Всё? — спросил магистр.

Райга молча кивнула в ответ. Аллатриссиэль смерил её пристальным взглядом и спросил:

— Риовелл и Хвент?

— Я сожгла их, — безжизненным голосом ответила девушка.

Линдереллио сделал шаг к своей ученице и отправил волну резонанса. Источник его ученицы отчаянно колебался. Похоже, снова просыпалась Печать. Райга благодарно прикрыла глаза.

Эльф бесстрастно сказал:

— Тебе нужен целитель. Ллавен в комнате короля. Где Райтон?

— Общается с подданными. Миран охраняет его вместе с Иночи и хлайе Цанцюритэлем. Герцога Ичби взяли Серые.

— Хунтабере с ними? — спросил Аллатриссиэль.

Райга покачала головой:

— Я не видела Хунту с того момента, как он помог нам у входа во дворец.

Ищейка нахмурился, но ничего не ответил. Магистр Лин решительно распахнул дверь в комнату и сказал:

— Иди, пусть Ллавен тебе поможет.

Райга вошла в огромную комнату. Наставник вошел следом и плотно прикрыл дверь. Украшения и позолота резали глаз. Король лежал на огромной постели с балдахином. Ллавен стоял у окна и теребил медальон в виде цветка. Юный эльф резко обернулся и оглядел девушку:

— Справились? — спросил он.

Райга кивнула и поморщилась. Ллавен тут же подскочил к ней и начертил несколько сложных целительских заклинаний, а после зашептал эльфийские.

Пока друг занимался её раной, Пламенная коротко пересказала ему произошедшее. Магистр Лин всё это время стоял за её спиной.

— Ты пробудила Печать, — медленно произнес он после того, как девушка закончила свой сбивчивый рассказ.

Райга кивнула. Наставник предупредил:

— Не говори ничего. Об этом я расспрошу Райтона.

Ллавен пробормотал:

— Не думал я, что всё закончится так. Но мы победили. Райтон получит свой трон. Король, возможно, придёт в себя.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату вошёл Аллатриссиэль. На лице Серого явственно читалось беспокойство.

— Расскажите ещё раз, где вы видели Хунту? — спросил он. — Его никто не может найти.

Следом в комнату вошёл Цанцюритэль. Его лицо было белым, как снег. Он остановился рядом с товарищами и протянул руку. На ладони эльфа лежала красная серьга. И в буроватой жидкости, которая покрывала золотую дужку, Райга с ужасом опознала кровь.

Глава 35. В поисках пропавших

— Что это? — холодно спросил магистр Лин, бросив короткий взгляд на ладонь Цанцю.

— Серьга — амулет для связи с Хунтабере, — ответил за него Аллатриссиэль. — Я не смог найти его во дворце. След обрывается в одной из комнат.

Райга обеспокоенно спросила:

— Как это возможно? На дворце же стоит защита от порталов.

Цанцю горестно кивнул:

— Я отправил троих на проверку системы защиты, но это займет время. Нужно найти его как можно быстрее. Рейлин видел, что Хунта уводил куда-то обоих Сага. Их не было в зале Света. Сейчас бордовые прочесывают дворец. Его Высочество принц Райтон попросил вас оставаться с королем, пока бордовые не возьмут все под свой контроль.

Аллатриссиэль повернулся к Райге. Васильковый взгляд эльфа потемнел.

— Я должен посмотреть твои воспоминания, — мрачно сказал он. — Возможно, в словах или действиях Хунтабере была какая-то подсказка для меня.

Рубцы на спине Райги заныли, напоминая о себе. Она шагнула за спину наставника и ответила:

— Нет.

Магистр Лин даже не посмотрел на нее. Но по ученической нити начала приходить ровная пульсация резонанса.

— Нет, — холодно повторил вслед за своей ученицей эльф. — Она уже пробуждала печать. И я не знаю, сколько раз. Мы не можем так рисковать.

Аллатриссиэль холодно напомнил:

— Мы должны разобраться в том, что случилось с Хунтой. Он — лучший из ищеек. Именно он в ваше отсутствие добыл доказательства. Мы должны найти его.

Райга выглянула из-за плеча наставника и спросила:

— Доказательства? Какие доказательства?

— Разумеется, доказательства того, что принц Риовелл травил короля с помощью Хвента, а убить Его Высочества Райтона пытался Великий герцог Ичби. Почему, ты думаешь, мы смогли открыто выступить на вашей стороне?

Райга похолодела:

— Я же просила его не копать под Хвента.

— И что? — не понял Аллатриссиэль. — Он ищейка и проделал великолепную работу.

Девушка с горечью ответила:

— Возможно, из-за этой работы его…

Магистр Лин схватил ее за плечо и резко отвернул от себя и своих товарищей. Взгляд Райги уперся в стену.

— Перестань, — холодно сказал наставник. — Это может быть опасно для тебя.

— Если она что-то знает, то должна говорить, — настойчиво сказал Аллатриссиэль. — Нам нужны любые догадки о том, где сейчас может быть Хунта.

— Без риска для жизни моей ученицы, — отрезал магистр Лин и выпустил плечо Райги.

Цанцюритель негромко начал:

— Линдереллио…

Но тот оборвал его:

— С чего вы взяли, что он исчез? Сдернутая с уха серьга? Этот щенок очень способный ищейка, он мог просто стереть свои следы, чтобы вы не могли его найти. Он нашел доказательства? А вы не думаете, что ему дали эти доказательства? И если это так, то в обмен на что?

Райга повернулась и с упреком сказала:

— Он мне жизнь спас сегодня.

Наставник холодно ответил:

— Ты нужна им живой. Хвент и Риовелл мертвы, но здесь нет обоих Сага и Хунтабере Сида. Если только они не отрастили крылья также, как это делаешь ты, куда они могли исчезнуть из накрытого заклинанием дворца? Напомню, что защиту Алого замка делал мальчишка. Не слишком ли много совпадений?

— Хунта служит королевству, — напомнил Аллатриссиэль.

— Ты служишь королевству. А Сиды служат только себе.

Несколько мгновений эльфы яростно смотрели друг на друга. Затем Серый развернулся и ушел.

Цанцюритэль вздохнул:

— Зря ты так. Он привязан к Хунтабере не меньше, чем ты к своей ученице.

— Меньше, — ответил магистр. Его голос при этом был холоднее льда.

Райга торопливо отвернулась, чтобы скрыть вспыхнувший на щеках румянец.

Ллавен понимающе посмотрел на нее. Хлопнула дверь. Цанцю тоже ушел. Юный эльф вздохнул и коснулся головы Райги в жесте утешения.

— Тебе нужен отдых, — посоветовал он.

Затем он подошел к постели короля и начертил усложненный вариант ока целителя. Магистр Лин обернулся к Райге и спросил:

— Что тебя тревожит?

Девушка сначала медленно покачала головой и отошла к окну. Несколько мгновений она смотрела во двор, по которому маршировали отряды ”бордовых” и часть гарнизона из замка Тийредо. Она опустилась на подоконник и обхватила колени руками. И только после этого, стараясь ни на кого не смотреть, сказала:

— Не ожидала, что все закончится… так. Хотя, с другой стороны, все вышло наилучшим образом. Райтон не стал братоубийцей и отомстил Хвенту за отравление отца. Раймато, кажется, доволен, что оставил свой остров и пошел с нами. А Хунта… что с ним могло случиться?

Магистр Лин спрятал руки в рукава хьяллэ и ответил ей:

— Риовелл заслужил эту участь. Тебе не о чем жалеть. Ты защищала своего короля и свое королевство.

— Наверное, нужно было схватить его и казнить прилюдно, — покачала головой девушка. — И Хвента тоже.

— Считай это милосердием. Благодаря твоей магии Риовелл избежал позора и публичной казни. Что случилось, то случилось. Лично я предпочитаю стряхнуть пепел врага с хьяллэ, а не видеть его бесчестье.

Райга заправило за ухо выбившуюся прядь и вздохнула:

— Еще нужно разобраться с Иравель и дядей Аурелио. И чем быстрее мы найдем их, тем лучше.

— Сначала нам придется укрепиться во дворце. Ищейки будут прочесывать город и вылавливать остатки заговора еще несколько месяцев. Кроме того, Ичби ждут подвалы Серого замка. Надеюсь, из его головы Аллатриссиэль узнает много интересного.

Ллавен подал голос:

— Ты стала на шаг ближе к возвращению титула. Сага обязательно найдут. И ты снова станешь Великой герцогиней.

Райга молча кивнула. Магистр подошел к постели короля и обратился к своему младшему родственнику:

— Как он?

— Жив, благодаря защитному заклинанию, которое наложила королева. Это какая-то особая магия рода Хачби. Оно не давало яду убить короля. Мне бы целительскую лабораторию. Яд магический и очень сложный, но я могу попытаться собрать противоядие.

Наставник выслушал его и подошел к выходу. Один из гвардейцев, который стоял за дверью, выслушал его приказ и умчался.

Дела во дворце пришлось разгребать до поздней ночи. Ллавен отправился в целительскую лабораторию и несколько часов варил пробный вариант противоядия. Райтон принимал дела у Большого Совета, командовал зачисткой дворца и города. Вечером из Тийредо пришла Райтихо-эме. Она сразу же отправилась в комнату мужа и больше оттуда не выходила. Райге снова предстояло ночевать в крыле королевы.

После полуночи отряд собрался в кабинете принца. Райтон сидел за столом и выглядел вымотанным до предела. Миран и Ллавен стояли за его спиной. Райга расположилась в кресле напротив наставника. Она сменила порванную кинжалом рубашку. Служанки предлагали платье, но Пламенная предпочла кипенно белую блузку с кружевными манжетами и бордовые брюки. Она сидела, подперев голову рукой и закинув ногу на ногу. Ее поза снова была отражением позы наставника. Девушка лениво подумала, что нужно сесть иначе, но она чувствовала такую усталость, что даже шевелиться было лень.

Райтон отложил в сторону отчеты и негромко заговорил:

— Итак, что мы имеем на данный момент. Все внутренние покои под охраной моей личной гвардии. Верные Риовеллу гвардейцы и Серые перебиты или захвачены. Я отдал приказ держать закрытыми ворота Джубирана еще два дня. Портал в королевской канцелярии тоже работает только для служебных нужд. Ищейки прочесывают город.

— Что с Сага? — спросил его наставник.

— Как в воду канули. Аллатриссиэль и Цанцюритэль лично осмотрели защиту замка и не нашли прорех или следов вмешательства. Ищейки обшарили замок уже три раза, даже в подвалах в каждую щель сунули нос. Пусто.

— Мальчишка хорошо замел следы.

Райга подняла на магистра укоризненный взгляд:

— Его могли сделать заложником.

— Его? Сомневаюсь. Ни один, даже самый прекрасный, ищейка не стоит жизни Великой герцогини.

Райтон задумчиво кивнул и обратился к Пламенной:

— Кстати, о герцогстве… Завтра я планирую с отрядом гвардейцев и Серыми обыскать Сага. Чего ты хочешь, Райга? Желаешь публичного признания их вины и передачи титула? Думаю, это будет справедливо.

Райга подняла левую руку, и между ее пальцами промелькнуло пламя. Рубцы на спине снова начали саднить.

— Справедливо? — медленно сказала она. — Не знаю даже, что по отношению к ним будет справедливым…

— Сначала нужно их захватить, — холодно напомнил магистр Лин. — И я не уверен, что герцог Сага рассчитывает на наше милосердие. А значит, драться они будут до последней капли крови. Сомневаюсь, что нам будет, кого судить.

— У Райги печать, — покачал головой Миран. — Могут попытаться выкрутиться.

— Они уже пытаются. Завтра посмотрим, чем это все обернется. Эту битвы мы выиграли. Разобраться с Сага, пройти предел, закрыть двери — и только тогда для вас начнется нормальная жизнь.

Райтон спохватился:

— Кстати, я распорядился вернуть Глиобальда на место директора Алого замка. Хотелось бы доучиться, если получится. И чтобы вы все доучились. Без окончания магической школы я не смогу дать вам должности.

Магистр Лин коротко улыбнулся и сказал:

— Об этом еще рано говорить. Думаю, всем нужен отдых.

Адепты разбрелись по своим комнатам.

В Сага решили ехать через королевскую канцелярию Айрена. Для таких случаев там был создан особый портал. Иночи Райс и гвардейцы оставались охранять дворец. Помимо отряда принца и магистра Лина, с ними отправлялись четыре десятка из гвардии Тийредо, командовал которыми Роддо Райс. Акато и Барру поехали с ними. Тесса отправилась в родовое имение. Из ищеек взяли Аллатриссиэля и Цанцю.

Два синих камня в мощеном дворе королевской канцелярии замерцали, между ними пролегла широкая полоса синего дыма. Всадники один за другим въезжали в большой портал. На другой стороне их встретили изумленные лица. Появление солдат во главе с “погибшим” принцем местные чиновники не ждали. Начальник канцелярии появился через пару минут и выслушал приказы Райтона. После этого расторопный служка отворил ворота, выпуская отряд в город.

Айрен уже проснулся. Светило яркое солнце, и на улицах кипела жизнь. Райга ехала впереди отряда рядом с принцем. Ветер играл выбивающимися из кос рыжими и розовыми прядями, левый глаз девушки сиял рыжим, а за спиной ее покачивались в такт шагам лошади пламенные крылья. Райтон ехал рядом, его правый глаз источал голубой свет, ледяные крылья он расправил, как будто позволял изумленным горожанам рассмотреть каждое из сверкающих перьев.

Взгляд пламенной скользил по лицам людей. Демонстрация силы получилась что надо. Эти люди должны вспомнить, кто правитель этого края. Мысль о том, что всеми этими землями будет править она, одновременно приносила удовольствие и казалась кощунственной. А еще… ученическая нить связывала два источника, и Райга ощущала, что ей гордятся. И любуются. От этого хотелось провалиться сквозь землю, но приходилось сохранять лицо и направлять коня в сторону городских ворот.

Несколько часов кавалькада всадников неслась по дороге в Сага. Они ожидали чего угодно. Вплоть до того, что придется осадить замок. Но стоило знакомым до боли башням появиться на горизонте, как Райга сразу заподозрила неладное. Она придержала лошадь. Магистр Лин натянул поводья Линхэ следом за ней и спросил:

— В чем дело?

— Здесь что-то не так, — ответила Райга.

Цацню остановил своего коня с другой стороны от нее и задумчиво обозрел замок на горизонте.

— Я ничего не чувствую. Но предлагаю поехать медленнее.

К замку подъехали почти шагом. В глаза сразу бросились открытые ворота, возле которых не было стражи. Эльфы начертили несколько поисковых заклинаний, и Аллатриссиэль с удивлением констатировал:

— Там нет живых. Совсем. Они бросили замок и сбежали?

— А прислуга? — покачал головой Цанцюритэль.

Райга ощущала на самой границе сознания смутное беспокойство. Она тщательно осматривала каменную кладку у ворот, пытаясь найти хоть что-то подозрительное. Хотя бы намек на красный язычок пламени, или новый амулет врага. Но было пусто.

Отряд медленно проехал ворота. В нос ударил резкий запах гари. Девушка огляделась, но не смогла найти его источник. Дверь замка тоже оказалась открытой нараспашку, словно приглашая войти. Солдаты рассыпались по двору. Магистр Лин спешиваться не стал и удержал Райгу, когда она захотела спрыгнуть с коня.

— Сначала убедимся, что все в порядке, — тоном, не терпящим возражений, сказал эльф.

Она покорно осталась в седле. Райтон и Миран тоже не спешили слезать с коней. Наконец, солдаты осмотрели замок и доложили, что внутри никого нет. Только тогда Райтон спешился, а следом за ним и остальные.

В этот момент Роддо вернулся с заднего двора с белым лицом и сказал:

— Там… слуги. Мертвы. Все.

Райга дернулась, чтобы отправиться туда, но юноша сжал ее плечо и процедил:

— Не стоит тебе этого видеть.

Магистр поддержал его:

— Останься здесь. Я посмотрю сам.

Девушка не стала спорить. Вместе с принцем она терпеливо ждала, пока эльф вернется. наставник пришел через пару минут, по его лицу невозможно было что-то понять. Он остановился перед своими учениками и сказал:

— Это одновременно похоже и непохоже на пламенную магию. Никогда не видел ничего подобного. Ясно одно — они увели гарнизон и убили всех слуг. Вот только на дороге не следа. Будто и солдаты, и хозяева испарились.

— Как и Хунтабере, — мрачно добавил Аллатриссиэль.

Сердце Райги тревожно сжалось. Серый предложил:

— Я займусь телами, а вы с Цанцю осмотрите замок. Может, найдете какую-то зацепку.

— Я тоже пойду в замок, — заявила Райга. — Я знаю его, я жила здесь.

Магистр Лин отрезал:

— Пойдешь со мной.

Затем он резко развернулся и пошел к дверям.

Райга еще никогда не видела Сага настолько пустым и безжизненным. Запах гари почти не проникал сюда. Везде царила мертвая тишина. Все вещи остались на местах, будто хозяева вышли на минутку. Сначала Райга показала Цанцюритэлю кабинет герцога Аурелио. Там им пришлось оставить Серого — люди в комнате мешали его магии. Райга поднялась на второй этаж и стала заглядывать в каждую комнату, пока не остановилась перед до боли знакомой дверью. Магистр Лин немного задержался в предыдущей. Его заинтересовал один из гобеленов. Пламенная чувствовала, что не стоит ходить сюда одной, но не смогла сдержаться.

Девушка опустила ручку. Дверь была не заперта, словно ее здесь ждали. Райга осторожно распахнула дверь и вошла в комнату, которая когда-то принадлежала ей. Девушка разглядывала розовые стены и алый бархат балдахина над кроватью, которые всегда напоминали ей о смерти родных и своем уродстве. Прошлась вдоль комода, распахнула шкаф. Все ее платья были на месте, будто она покинула этот дом вчера.

Внимание Райги привлек уголок белого листа бумаги, который торчал из-под подушки. Пламенная осторожно вытянула его, прислушиваясь к своим ощущениям. Но розовое кольцо оставалось таким же, как всегда. Поэтому она решилась медленно развернуть листок и пробежать глазами по аккуратным буквам.

От порога донесся голос магистра Лина:

— Ты здесь жила?

Райга резко обернулась и спрятала письмо за спину. Но, конечно, магистр Лин успел заметить листок в ее руках.

Эльф оказался рядом мгновенно. Прежде, чем он успел задать вопрос, палец Райги накрыл его губы. Она предостерегающе посмотрела на своего учителя и вытянула в сторону руку с письмом. Лист бумаги вспыхнул и осыпался пеплом. Несколько мгновений в аметистовом взгляде полыхала ярость. Но затем эльф смирился и прикрыл глаз. Райга медленно опустила руки и сказала:

— Пойдемте. Больше мы здесь ничего не найдем.

Наставник кивнул, развернулся и вышел прочь. Райга последовала за ним, но потом замерла на пороге и щелкнула пальцами. Алый балдахин вспыхнул, пламя ручейками побежало по стенам, сжигая столь ненавистную обстановку.

Магистр Лин задумчиво смотрел на свою ученицу и ничего не говорил. Райга очень надеялась, что он больше не задаст ей вопросов.

Глава 36. Побег

Глиобальд откинулся на спинку кресла и удовлетворенно оглядел свой кабинет. Линдереллио вслед за ним окинул взглядом привычную обстановку и отхлебнул из своей чашки. Видеть друга на привычном месте доставляло ему не меньшее удовольствие, чем Эразмусу — вернуться в стены Алого замка.

Директор улыбнулся и спросил:

— Как твои ученики?

Магистр усмехнулся:

— Спят. Кажется, не только Райга считает мои покои своим домом. Эта троица сразу отправилась в свою комнату и попадала на постели. Не знаю даже будить ли их завтра на тренировку, чтобы впечатления от возвращения в школу были полными, или сжалиться и дать поспать. Райтон всю неделю решал дела королевства, а Ллавен ухаживал за королем.

По узким губам Глиобальда проскользнула улыбка:

— Говорят, Его Величество Райсвелл пришел в себя?

Линдереллио отбросил назад белую прядь волос и подтвердил:

— Да. Но править он уже не сможет. Прогноз Ллавена однозначен. Король проведет остаток дней в постели. Другие сыновья Райсвелла притихли. Великие роды требуют короновать Райтона. Скорее всего, это вопрос нескольких недель.

— Удивительно, что он захотел вернуться в школу.

С этими словами директор многозначительно кивнул на пузатый чайник. Магистр коснулся его гладкого бока пальцами и выпустил ленту силы. Из носика пошел пар. Пока Глиобальд разливал следующую порцию ароматного напитка, эльф с сожалением сказал:

— Не думаю, что Райтон будет успевать учиться после коронации. Ему и сейчас предстоит метаться между дворцом и Алым замком. Но мальчишка очень хочет, чтобы остальные закончили школу.

— Думаю, с этим проблем не будет, — заверил его директор, размешивая сахар. — И, надеюсь, что ты снова возьмешь на себя уроки портальной магии. Ставленник Ичби ведет этот предмет слишком примитивно.

— Думаю, адепты с тобой не согласятся. Большинству из них достаточно научиться пользоваться стационарными порталами и прыгать в два-три места. Я же учу их общим принципам, что сложнее.

Глиобальд серьезно кивнул. Затем в его глазах промелькнуло беспокойство.

— Кстати, что случилось между тобой и Райгой за Монолитом? — спросил он.

Линдереллио холодно ответил:

— Ничего.

В голосе директора прозвучала ирония:

— Ничего, но вы едва ли не обходите друг друга по широкой дуге?

— Это так заметно?

— Думаю, заметно всем, кто в курсе ситуации.

Магистр отставил чашку и спрятал руки в рукава хьяллэ. А затем нехотя ответил:

— У нее не хватало магии, чтобы зажечь Источник в Кеубиране. Пришлось поделиться. Ну, и… я немного увлекся.

Перед его глазами пронеслись воспоминания.

… Источник Кеубирана был слаб и горел прерывисто, вспышками. Шепот голосов был едва слышен. В нем звучала мольба. Райга вливала свою магию, запустив ладонь прямо в сверкающий сгусток. Вторая ладонь лежала в его руке, а ленты его силы прикрывали воздушную половину тела ученицы. Линдереллио чувствовал, как стремительно утекает сила из ее источника. Он понял почти сразу — магии не хватит. Но Райга шла сюда с такой решимостью, что он не стал ее разубеждать. Пусть попробует и сама все поймет.

И вот, этот момент настал. Девушка ощутила, что отдает последнее. Нужно было заставить ее прекратить разматывать остатки магии. Или позволить ей вычерпать заемную магию до дна и провалиться в дестабилизационный откат. Но в этот момент Райга обернулась к нему. Ее взгляд был таким отчаянным, таким растерянным, что Линдереллио не выдержал. Привлек ученицу к себе свободной рукой и накрыл ее дрожащие губы своими, щедро делясь силой.

Пламя вливалось в ее источник и тут же исчезало. Источник Кеубирана жадно глотал ленты силы, не смущаясь, что это пламя эльфийское. Связь источников ученицы и учителя ощущалась остро как никогда, а близость изначальной силы кружила голову.

То, что Райга перестала отдавать магию, он понял не сразу. Как и то, что поцелуи становятся все менее невинными, а его руки скользят по телу девушки. Только когда ощутил, как пальцы ученицы впиваются в его плечи, Линдереллио очнулся от наваждения и оторвался от ее губ. Выпустить ученицу он не мог — Источник сиял ослепительно ярко. А Райга вместо того, чтобы попытаться отстраниться, уткнулась ему в грудь. Эльф не помнил, сколько времени они стояли, не в силах оторваться друг от друга. Ленты его пламени струились вокруг, защищая воздушную половину тела ученицы. Он молча перебирал рыжие волосы девушки. Источник ослепительно сиял. Многоголосый шепот превратился в слитный гул. Как будто все предки хотели сказать что-то одно. Но только Райга могла понять, что именно.

Наконец, магистр подхватил ее на руки и пошел к выходу. Ученица обвила его шею руками. Никто из них по-прежнему не произнес ни слова. Слова были не нужны — связь между источниками на таком расстоянии, да еще усиленная только что состоявшимся обменом, давала возможность ощутить все оттенки чувств другого невероятно отчетливо…

Из воспоминаний его вырвал Глиобальд:

— Леди была против?

Линдерелио процедил сквозь зубы:

— Если бы. Леди потеряла голову точно так же, как и я. Только для юной девушки это простительно.

Глиобальд тяжело вздохнул:

— Вы друг друга стоите. Упрямые… Смиритесь уже с тем, что есть. Она думает, что совершает благо для тебя. Но ты, Линде? Уверен, что сможешь отойти в сторону и смотреть, как она живет свою человеческую жизнь?

— Я должен.

В его голосе звучала сталь. Но директор только печально улыбнулся и перевел разговор на другую тему.

Когда Райга открыла глаза, то не сразу поняла, где находится. После жизни в Тийредо, путешествия за Монолит и недели во дворце, обстановка в Алом замке казалась родной и знакомой. Магистр Лин, похоже, решил дать своим ученикам выспаться. Эта неделя в Джубиране выдалась тяжелой. Ищейки обыскали Сага и даже заброшенный Манкьери, но не нашли и следа Хунтабере Сида или обоих Сага. Рэуто также пропал.

Райга поднялась с постели и увидела, что Летописи так и лежат стопкой на столе вместе с Пылающим хаотаки и двумя шкатулками. Когда девушка убирала их в шкаф, из Первой летописи выпал серебристый листок с эльфийского дерева. Райга подняла его и повертела в руках. С того дня, когда она принесла лист из Мерцающего леса, прошло много времени, но он выглядел также, будто его сорвали вчера. Девушка осторожно погладила пальцами его поверхность и положила на стол.

Магистра Лина она обнаружила в гостиной. Эльф чертил какие-то заклинания около синего камня в стене, с помощью которого раньше ходил в Мерцающий лес.

— Купол от порталов со школы сняли? — пользуясь случаем, спросила Райга.

— Не совсем, — ответил наставник. — Сняли ту часть, которая блокировала стационарные порталы. Но мои родственники, пока мы не могли сюда вернуться, на всякий случай запечатали портал в моей комнате и со своей стороны.

— Хлайе Хаэтеллио, наверное, все это время беспокоился за вас, — осторожно сказала Райга.

— Он чувствует, что я жив, — равнодушно пожал плечами эльф.

Девушка нервно переминалась с ноги на ногу и наблюдала за учителем. Она снова думала о том, как рассказать магистру Лину, что ей известно, и при этом избежать пробуждения Печати. В ее голове была только одна идея на этот счет, да и она могла не увенчаться успехом.

Наконец, эльф отошел от стены и повернулся к ученице. Райга невольно сделала шаг назад. Задумчивый взгляд магистра Лина был устремлен на нее. Пламенная знала, что эльф хочет расспросить ее о записке. Но она не могла ничего рассказать ему, не пробудив Печать четыре раза. К счастью, кажется, тогда, в Сага, наставник понял это. И больше не задавал вопросов.

В этот момент дверь во внутреннюю часть покоев распахнулась, и на пороге появился обеспокоенный Райтон.

— Мы снова не можем разбудить Ллавена, — обеспокоенно сказал принц.

Вслед за ним Райга и магистр Лин прошли в комнату юношей. Ллавен спал, брови его были нахмурены, а на лбу пролегла складка. Кремовые волосы разметались по подушке, по вискам его струился пот.

— Идите за снотворным, — приказал наставник. — Попросите у Махито эльфийское и самое легкое. Сегодня выходной. Каждые три часа будете вливать ему полфлакона. Силлириниэль сейчас принесет вам завтрак, а я уйду в Мерцающий лес. Почитаю записи о темных в библиотеке.

День тянулся долго. Юноши принесли лекарство, которое просил наставник, и Райга аккуратно влила в рот эльфа полфлакона эликсира. Миран остался с Ллавеном на случай, если он проснется. Райга и Райтон отправились в гостинную, в сотый раз обсуждать то, как найти следующий предел. Через несколько дней они собирались отправиться в Манкьери. Болезнь Ллавена была очень некстати.

В полдень в комнату постучали, и на пороге возник Цанцюритэль. В глазах эльфа застыла тоска. Ищейки продолжали безуспешно искать Хунтабере Сида. И с каждым днем у них оставалось все меньше надежд. Райге было жаль обоих Серых. Но она продолжала молчать.

На этот раз Цанцю принес новые сведения. Вытянувшись перед принцем, эльф степенно доложил:

— Плохие новости. Мы нашли Альбертина Сага. Но он погиб при задержании. То же заклинание, которое убило Дейра и Эрика Литтена.

Райга стиснула зубы. Одним врагом меньше. Альбертин угрожал ей… Но погиб сам. От руки своего господина, который предпочитал не оставлять свидетелей. Осталось найти его самого. Иона, в отличие от своих товарищей, знала, где искать.

Ищейка передал принцу отчет и ушел. В раздумьях Райга вошла в свою комнату. Серебристый листок все еще лежал на столе. Девушка взяла его в руки и вспомнила, что пора снова дать Ллавену лекарство и сменить Мирана.

Райга сунула за пазуху листок и отправилась в комнату юношей. Темный с мрачным лицом стоял у постели друга.

— Иди, — улыбнулась ему Райга. — Я посижу с ним и дам лекарство.

— Хоть бы магистр Лин нашел, как ему помочь, — вздохнул темный и ушел.

Пламенная присела на постель друга и достала из-за пазухи серебристый листок. Немного повертела его в руках и потянулась за снотворным.

Ллавен резко распахнул глаза и схвтил ее за запястье. Юный эльф обвел комнату ошалевшим взглядом и пробормотал:

— Все нормально. Сейчас все будет нормально…

Его зрачки снова были расширены до предела. Райга замерла, не зная, что делать.

и в этот момент взгляд эльфа упал на серебристый листок в ее руке.

— Это… Откуда он у тебя?

Ллавен будто начал приходить в себя, его взгляд стал осмысленным.

— Этот листок сам упал мне в руки, — пояснила Райга. — Магистр Лин сказал, это хороший знак.

— Он водил тебя туда?

Несколько мгновений юный эльф хлопал глазами, а затем нервно облизнул губы и осторожно попросил:

— Отдай его мне. Пожалуйста.

Райга подумала, а затем с опаской протянула серебристый лист другу. Он торопливо спрятал его за пазуху и попросил:

— Магистру Лину не говори. Ты не эльфийка, тебе ничего не будет за то, что дала это мне.

— При одном условии.

— При каком? — настороженно спросил юный эльф.

— Расскажи мне, зачем он тебе.

— Я до конца не уверен. Но, похоже, он может помочь мне контролировать свою магию.

Райга коснулась его головы в жесте утешения.

— Будет здорово, если тебе это поможет, — сказала она.

Ллавен кивнул и, кажется, немного повеселел.

Два дня учебы пролетели незаметно. Алый замок встретил возвращение блудных адептов изумленным перешептыванием. Слухи о том, что произошло в Джубиране, обрастали все более фантастическими подробностями. А когда Серые забрали с собой Эрилину Азарио, притихли все.

День, когда они собирались отправиться в Манкьери на поиски Предела и дверей, приближался. По ночам Райга долго лежала в постели, пытаясь изобрести способ дать друзьям знать о поджидающей их опасности. Но сколько бы она не думала, все мысли возвращались к одному и тому же. Это было неправильно… Но, кажется, у нее не было выхода.

Вечером во вторник Райга дождалась, пока все отправятся спать. Как назло, Райтон и Миран долго сидели в гостиной, тихо переговариваясь. Девушка не могла расслышать, о чем они говорят. До нее долетали отдельные слова, по которым она ничего не понимала:

— … сложный реактив…

— … там нет магии…

— … должно получиться.

Наконец, товарищи отправились в постель. Магистр Лин в этот день снова ушел Мерцающий лес. Кажется, после победы над Риовеллом и Хвентом, эльфы успокоились и стали проще относиться к тому, что их родственник возится с людьми. Еще час Райга стояла под дверью гостиной, ожидая его возвращения.

Наконец, раздалось шипение портала, и Пламенная вошла в комнату. Эльф шагнул в гостиную и смерил удивленным взглядом ученицу.

— Почему не спишь?

Какое-то время Райга колебалась. Магистр Лин терпеливо ждал. Наконец, она сделала шаг вперед. Печать на пояснице балансировала на грани пробуждения. Все зависит от того, сможет ли магистр понять ее замысел. Ставки высоки. Если ничего не получится… Печать проснется четыре раза, и она, самое меньшее, выпадет из жизни на сутки. Тогда они останутся без эликсиров. Или даже … Впрочем, про другой вариант совсем не хотелось думать.

С подрагивающими руками девушка подошла к своему учителю протянула руки и молча обняла его. По ученической нити пришло изумление и следом тут же проснулась Печать. Волна боли снова затопила ее сознание, а тонкие шрамы вспухали под рубашкой. К счастью, расчет Райги оказался верным. Печать пробудилась один раз. Руки магистра Лина сомкнулись у нее за спиной. Ее не оттолкнули, но от эльфа все еще исходило недоумение.

— Что-то случилось? — напряженно спросил наставник.

Райга помотала головой, отстранилась и ушла. С колотящимся сердцем она рухнула на кровать в своей комнате, молясь о том, чтобы он не пошел за ней. Оставалось надеяться, что после он догадается.

К счастью, наставник отправился в библиотеку. Райга лежала в постели, не раздеваясь. И едва дыша, и наблюдала за источником на том конце ученической нити. Когда пульсация стала равномерной и едва заметной, девушка медленно встала. Сунула за пояс пылающий хаотаки, проверила, как выходят из ножен хаиё, нащупала ключ и амулет. А затем вытащила из шкатулки алый камешек на тонкой цепочке.

— Надеюсь, вы все поняли, магистр Лин, — прошептала Райга.

Затем она вышла из своей комнаты и набросила невидимость. Беззвучной тенью Райга скользила по спящему замку. Снаружи ей пришлось повозиться, в темноте разыскивая нужное место. Наконец, она заметила те самые кусты, в которых они с Хунтой нашли первого хейда-лиэ.

Девушка встала около них, взяла красный амулет в руку и достала портальный порошок. Прислушалась и по ученической нити снова нашла наставника. Учитель то ли спал, то ли просто не проверял ученическую нить и не следовал за ней. Затем она сосредоточилась и ощутила вокруг себя пронизывающую весь мир пламенную Сеть. Амулет в ее руке отозвался магией, и она увидела, как вдали вспыхнула такая же красная точка. Сосредоточившись на ней, девушка направила ленту магии по схеме и бросила портальный порошок. Синий дым взметнулся вверх. Райга шагнула сквозь него и оказалась под кронами деревьев. На плечо ей упал зеленый кленовый лист. Над головой прогремел гром, и во вспышке молнии она увидела силуэт огромного замка, знакомый до боли. Манкьери.

Дверь в комнату отлетела и с грохотом врезалась в стену. Трое юношей подскочили в кроватях, сонно хлопая глазами. На пороге стоял наставник, и над его головой кружил рой пламенных светлячков.

— Что случилось? — напрягся принц.

Миран и Ллавен силились понять, что происходит. Магистр Лин был необычайно бледным. Привычное спокойствие изменило ему, чувства на лице эльфа сменяли одно другое.

— Поднимайтесь, — сказал он. — Райга ушла.

Глава 37. В замке Манкьери

Идти было страшно. Гроза уходила в сторону, дождь перестал. Райга шагала по мокрой траве, не зажигая магических светлячков. Где-то в стороне должна быть дорога, ведущая к замку. Но искать ее не было времени. Пламенная не сомневалась, что ее хватятся быстро. Нужно успеть.

Сид дал точные инструкции — прореха в защите замка была ровно на том месте, которое он указал. И каким-то чудом она смогла открыть портал по маяку. Несмотря на то что никогда не делала подобного. На ученическую нить Райга старалась не обращать внимания. Не прикасаться к ней, хотя искушение проверить, что сейчас делает наставник, было очень сильным.

Но звать его было нельзя. Худший вариант — пробудить Печать по дороге к замку, где ее не найдут ни свои, ни чужие, и остаться тут умирать. Поэтому Райга шла вперед. Скоро она уперлась в стену из красного кирпича и вспомнила, что рядом с Манкьери должен быть курган. За этой стеной в братской могиле похоронили слуг и гарнизон, погибший от красного проклятия. Еще одни погубленные слуги и гарнизон.

Ей вспомнились слова Аллатриссиэля.

После того как магистр Лин и Райга вышли из замка Сага, ищейка подошел к ним и сказал:

— Я не знаю, что за магия это сделала… Никогда не видел ничего подобного. Но, такое ощущение, что из слуг вытянули всю жизненную силу с помощью магии, отдаленно напоминающей пламенную. С кем мы имеем дело Линдереллио? Что ты скрываешь от нас?

Магистр тогда рассказывал медленно, тщательно взвешивая слова. Догадки о природе врага нужно было изложить так, чтобы никто, ни единая живая душа не догадалась о том, что Ллавен тоже темный.

Райга сжала под рубашкой медальон и ключ. А затем пошла вдоль красной кирпичной стены дальше, к замку. Ворота были открыты, во дворе царила темнота. Девушка использовала немного магии, чтобы высушить ботинки от капель дождя, и пошла вперед. Ее сердце забилолсь, как бешеное, когда в дальнем конце двора она увидела белое пятно. Фамильный склеп, где были похоронены ее родители. Воспоминания о дне, когда ей ставили Печать, накатили снова, пока еще тонкие рубцы на спине отозвались жжением. Она выдохнула и стиснула зубы.

Двери приближались. Райга сначала помедлила перед входом, а затем решительно распахнула створку. Та не скрипнула. Кто-то хорошо подготовился. Здесь девушка решилась зажечь на ладони пламя. Она медленно шла по уставленному гробами залу. Нужное надгробие она нашла не сразу. Наконец, Райга остановилась перед высеченными на камне именами.

“Эрисия Анжела Манкьери, Сото Манкьери” — гласила надпись.

Какое-то время Райга не могла оторвать взгляд от изящной вязи букв. Снова заныли шрамы, Пламенная спохватилась и пошла вперед. Сегодня она должна отомстить за них. Отомстить за смерть родов Манкьери и Кеуби. Избавиться от Печати Молчания. И закрыть Двери. Настало время призвать к ответу всех — дядю, сестру, Рэуто, который упивался ее мучениями. И самое главное — его. Тень с жутким голосом. Темного не-эльфа, который больше шестисот лет сидел под замком и плел сеть интриг и несчастий для Пламенных родов.

Райга молча остановилась перед дальней стеной, которую покрывала фреска. От волнения она не могла понять, что на ней изображено. Взгляд выхватывал отдельные куски, а затем она начала отмерять расстояние. Пять ладоней справа, на уровне груди. Как и сказал Рейлин Фортео, она увидела изображение пламени и коснулась его. Десять ладоней слева и три снизу — еще одно. Стоило Райге дотронуться до него, как стена ушла в сторону.

Райга с ужасом смотрела на уходящий вниз тоннель. Тот, что снился ей в кошмарах. Воспоминания о котором заставляли ее замирать перед каждой встреченной пещерой. Несколько мгновений она молча стояла и вслушивалась в тишину. Искушение позвать наставника, проверить, где он, убедиться, что эльф все понял, терзало ее с новой силой. Но это могло пробудить Печать. И Райга сдержалась. Собрав волю в кулак, она сделала шаг вперед. Снова послушала тишину и обреченно сделала второй шаг в тоннель.

Тонкие пальцы сжали ее плечо, а по ученической нити пришла короткая волна резонанса. Райга замерла, ожидая пробуждения Печати. Магистр Лин с облегчением сказал:

— Это было глупо.

Рядом раздался напряженный голос Мирана:

— Что это за место?

— Фамильный склеп Манкьери, верно? — бесстрастно ответил наставник. — Серые столько раз обыскивали замок, но ничего не нашли. Все это время враг был у нас под носом.

— Вы хотите сказать, что… — начал было Ллавен.

— Не нужно лишних слов и вопросов, — прервал его магистр Лин. — Она уже пробудила Печать один раз сегодня. А, возможно, и больше. Поэтому, Райга, ты просто пойдешь, куда шла… А мы будем рядом. Не смотри на нас. Не говори ничего нам. Сориентируемся по ситуации.

Эльф медленно разжал пальцы на плече ученицы. Райга чувствовала, что Печать балансирует на грани пробуждения. Она обреченно зажмурилась и помотала головой. Вести их дальше не получится. Даже один единственный шаг в темноту, скорее всего, станет последним для нее.

Райтон быстро сказал:

— Первым пойду я. Даже если там лабиринт переходов, разберемся.

С этими словами юноша обогнал Райгу и, не оглядываясь, пошел вперед. Белые магические светлячки принца напомнили ее прошлый спуск вниз. Но тогда ее тащили. А сейчас с ней были друзья, и это придало Райге сил. Страх и паника отступили. Девушка опустила руку на ножны пылающего хаотаки и коснулась большим пальцем гарды в виде языка пламени. После этого она шагнула вслед за Райтоном. Магистр Лин шел за ее плечом. По ученической нити шла ровная пульсация резонанса. Сквозь нее изредка прорывались волны облегчения.

Райга поняла, что эльф боялся. Он смог разобраться в намеках, но очень боялся опоздать или прийти не вовремя. Девушка решила, что если им суждено выйти из этой передряги живыми, обязательно расспросит наставника, как тот узнал, что пора появиться.

Глаз Пламени ни с того ни с сего напомнил о себе жжением. Эльф сказал:

— Твоя сила с тобой.

Райга кивнула и заглянула внутрь себя. Огрызок огненного смерча уже нельзя было таковым называть. Пламя внутри ее источника вращалось по широкой спирали, и размером ее личный смерч был уже, самое меньшее, в половину источника магистра Лина. Наличие магии Глаза позволяло ей дотянуться до уровня учителя. Правда, воздушный источник никогда не перекроет силу его водного…

С этими мыслями девушка шагала вперед вслед за Райтоном. Коридор спускался все ниже, изредка поворачивая, но не ветвился. Впереди они услышали странные хрипы.

Райга догнала принца. Из-за поворота они вышли одновременно, зажигая на пальцах магию. В нескольких шагах впереди сидел Хунта Сид. Над его головой горел одинокий голубоватый светлячок. В правом плече юноши торчала острая черная игла, которая пригвоздила его к стене. Ищейка силился вытащить ее, корчился от боли и хрипел. По его губам текла кровь.

Принц замер, а Райга взволнованно спросила:

— Что ты здесь делаешь? Ты должен ждать наверху!

Юноша попытался ответить, но из его горла только вырвался очередной хрип.

— Не подходи к нему! — воскликнул магистр Лин.

Но было поздно. Райга сделал всего один шаг по направлению к Серому, и этого хватило. Ищейка создал странный зигзагообразный росчерк и прошептал:

— Прости.

Синяя вспышка и чавкающий звук заставили Райгу резко обернуться. За ее спиной тускло светились линии магической ловушки. Райга узнала эту схему. Одна из самых сложных. “Удушение на движение”, так называли ее в школе. Стоит адептам и эльфу шевельнуться, они сразу начнут задыхаться. Острая черная игла пронзила плечо магистра Лина насквозь.

Двинуться на помощь друзьям Пламенная не успела. Синие цепи опутали ее запястье, отрезая магию. Жгут кровавого огня захлестнул шею, а у горла мгновенно оказалось острое лезвие. Синее заклинание невидимости Хунты стекло вниз, как вода. Рядом с девушкой стоял Рэуто. Виконт выразительно коснулся кинжалом кожи Пламенной, ухмыльнулся и продемонстрировал в другой руке болотно-зеленый камень в форме ромба. А затем сказал, глядя магистру Лину в глаза:

— Ни одного движения. Иначе она умрет сейчас же. Поверьте, здесь ее смерть будет кстати для нас. А ты, милая, не смей шевелиться и пользоваться своим прекрасным глазом. Таких замечательных иголок здесь сколько угодно. И эльфам они причиняют особенную боль. Верно, магистр фуу Акаттон Вал?

Игла вонзилась глубже в плечо эльфа, и Райга увидела, как искажается от боли лицо наставника. Отголоски этой боли пришли по ученической нити, заставляя сердце девушки сжаться. Печать на пояснице налилась тяжестью, предупреждая. Пламенная замерла, лихорадочно соображая, как выпутаться из этой ситуации.

Она не выдержала и бросила яростный взгляд на Сида:

— Я верила тебе!

Ищейка попытался ответить, но из его рта снова хлынула кровь. Только теперь Райга заметила на сером мундире подсохшие бурые потеки. Что с ним делали? Пытали?

Голубоватый светлячок над головой юноши вспыхнул ярче и осветил его расширенные зрачки Райга поняла, что Хунта находится под воздействием магии темного эльфа. Похоже, ищейка и сам не понимал, что творит, им управляли! Она перевела взгляд на своих товарищей и, к своему ужасу, увидела, как медленно расширяются зрачки Райтона и Мирана. Ллавен побелел и стиснул зубы. Лицо магистра Лина было необычайно бледным, и его искажала боль. Смотреть на это было невыносимо.

— Перестань, — обратилась она к Рэуто. — Я пойду с тобой. Только не трогай моих друзей. Не надо их мучить.

— Цену ты знаешь, — улыбнулся виконт. — Стань моей невестой прямо сейчас. Священник уже ждет нас в зале. И твои друзья смогут отправиться куда угодно. Это его слово. И он всегда его держит.

За спинами отряда появился солдат в кирасе.

— Наверху взяли еще двоих. Доставлены к нему. Вас ждут, — доложил он.

Рэуто улыбнулся. Хунта сплюнул кровь и захрипел, силясь вытащить из плеча иглу которая, похоже, причиняла ему много боли. Ллавен смотрел на странное оружие расширенными от ужаса глазами. Но больше всего пугали пустые взгляды Мирана и Райтона.

— Пойдем, милая, — ласково сказал Рэуто. — Твои дядя и сестра ждут тебя.

— Отпусти их сейчас, — попробовала настоять Райга.

— О, нет. Не так быстро. Думаю, ты бы хотела пригласить их на свою свадьбу, верно? Так что они будут наблюдать за нами, пока ты не выполнишь свое обещание. После этого стража проводит их наружу. Они смогут убраться в Мерцающий лес прежде, чем мир станет принадлежать моему господину.

Из тени коридора вышла Иравель. Райга бросила яростный взгляд на свою сестру. Она ожидала увидеть на лице герцогини Сага злорадство. Такое же, какое видела каждый раз после четвертого пробуждения Печати. Но Иравель была бледна, под ее глазами залегли тени, а во взгляде светился ужас. С подрагивающими губами она подошла к ищейке и дернула за иглу, поднимая его на ноги.

— Веди их за нами, — еле слышно сказала она.

Хунта с отсутствующим взглядом начертил заклинание. Линии ловушки переместились, формируя другой узор. Иравель потянула за собой Серого, и странная конструкция из его магии поплыла следом, заставляя адептов и учителя идти за ними.

Райга развернулась и пошла за Рэуто. Нужно было как-то потянуть время, что-то придумать. Судя по всему, в здравом уме один Ллавен, но сделать он ничего не сможет… Нужно привести в чувство Райтона, чтобы он пробудил свой глаз, или использовал Скирини. Раймато за его поясом наполнился черным светом и пульсировал. Но руки принца безвольно висели вдоль тела, а взгляд был отсутствующим.

Скоро перед ними показался вход в большой зал. Тот самый, который столько раз снился Райге в кошмарах. В отличие от снов, он был пуст, в нем не было тел ее семьи. Но было нечто худшее — за ее спиной шагали одурманенные друзья и… страдающий от боли наставник. Райга не удержалась. Оглянулась на пороге и бросила на учителя отчаянный взгляд. Злости в аметистовом глазе было гораздо меньше, чем страдания.

Райга шагнула на плиты пола. Белый узор заполнял почти весь зал. Она невольно искала следы своей крови, пролитой здесь два с лишним года назад. Но, конечно, не нашла. Магические лампы образовывали в центре зала освещенный круг. В нем трясся испуганный священник. Высокие роды редко соприкасались со служителями церкви. Магия и сила рода была защитой более надежной, чем воля богов. Только брачный ритуал проводили по старым традициям, одинаковым для крестьян и герцогов.

А за пределами освещенного круга двигалось нечто… Шевеление в тени нарастало, а затем из темноты вперед потянулись гибкие побеги. Это напоминало эльфийскую магию. Вот только листья на ветвях были черными.

Синяя магическая ловушка лопнула, повинуясь очередному вымученному жесту Хунты. Ветви оплели адептов и магистра Лина. Черная игла будто приросла к дереву и только тогда Райга поняла, что это. Шипы. Он ранил наставника и Хунту шипами этого странного растения. Наверное, так и выглядела магия темных эльфов. В глазах Ллавена не было и тени наваждения. Он смотрел на ветви с черными листьями и не мог отвести глаз.

В стороне раздался надсадный хрип. Райга оглянулась и, к своему ужасу увидела, что там стоят Аллатриссиэль и Цанцю. Каждого из них оплетали ветви и пронзал острый шип. Лица эльфов искажала боль. Только теперь Райга поняла, о ком говорил стражник. Похоже, магистр Лин взял своих друзей в качестве поддержки. И они тоже оказались захвачены.

Шевеление в глубине зала прекратилось, и в круг света вступил он. Райга во все глаза рассматривала своего врага. Мужчина был высок и строен, если не сказать худощав. Черная рубаха и брюки болтались на нем, как на вешалке. Черные волосы ниспадали до бедер. Заостренные уши лишь немного отличались формой от ушей чистокровных эльфов. На красивом аристократическом треугольном лице с тонкими губами и острым носом, блестели черные глаза. Взгляд был холодным и безжалостным.

Он разомкнул губы, и зал напомнил тот самый голос, который Райга столько раз слышала, соприкасаясь с алым пламенем:

— Наконец-то ты здесь, моя дорогая. Столько усилий, и все зря.

Затем он повернулся к Хунте и взмахнул рукой. Пламенная вздрогнула, ожидая, что темный эльф убьет ищейку также, как убил стражника в тот раз, когда ей ставили Печать. Но вместо этого ветви вокруг него зашевелились, вытаскивая шип из тела юноши. Затем черные листья закрыли рану, и кровь тут же перестала течь.

— Этот мне еще пригодится, — снисходительно пояснил темный эльф.

Взгляд Хунты прояснился. Он обвел глазами зал и выругался сквозь зубы.

— Прости, — сказал он, глядя на Райгу. — Ты уыла права. Я был слишком самонадеян. Не нужно было ворошить это гнездо.

Девушка бросила отчаянный взгляд на страдающего от боли наставника и попросила:

— Отпусти их. У тебя счеты к моему роду. Позволь всем остальным уйти.

Тот истерически расхохотался.

— Счеты к твоему роду? Нет, дорогая. У меня счеты к его роду! — тонкий палец указал на магистра Лина. — Его дед сжег моего прадеда… Это именно эльфы год за годом убивают мне подобных. Думаешь, война темных и светлых закончилась? А что ты скажешь, если узнаешь, что бессмертные эльфы, образец мудрости и благочестия, убивают новорожденных младенцев? Если в их волосах находят хотя бы одну черную прядь, хотя бы один черный волос, означающий присутствие темного дара?

Райга выдержала его взгляд и тихо ответила:

— Я знаю.

Казалось, это немного удивило врага. Пользуясь заминкой, Ллавен спросил:

— Кто ты? Как тебя зовут?

Темный эльф повернулся к нему и ответил:

— Кто я? Зачем тебе мое имя, жалкий мальчишка? Говорят, тебя изгнали из рода за недостойное поведение. Но ты бегаешь за своим лаэ, как преданный пес.

— Хочу знать, — не отвел глаз Ллавен.

“Умничка, — думала Райга. — Тяни время, тяни… Мы должны что-то придумать.”


Глава 38. Тот самый темный

Какое-то время темный эльф молчал. Он медленно приблизился к краю освещенного круга и заглянул в глаза Ллавена. Райга уже думала, что он не будет отвечать. Но тот неожиданно улыбнулся. От этой улыбки повеяло жутью, потусторонней силой и безумием.

— Меня зовут Файлорн, правнук Файнуринеля Алого Жара, — начал рассказывать он. — Я зачат в боли и ненависти. Только ради отмщения я живу. Мой отец взял мать силой и заставил выносить и родить меня. А затем убил на моих глазах. Использовал ее кровь, чтобы продлить мою жизнь. Точно также, как сделал его отец. Кровь светлой эльфийки помогла ему протянуть подольше и передать знания, в свою очередь, оставленные ему отцом. Кровь матери, отданная добровольно, обладает еще большей силой. Но ее негде было взять.

Ллавен вздрогнул. Во взгляде Файлорна промелькнуло наслаждение. Райга поняла, что враг упивается страхом и болью своих жертв. Отчаяние, написанное на лицах эльфов, доставляло ему удовольствие. Девушка ощутила омерзение. Несмотря на это, она попыталась поддержать разговор:

— Ты мог жить иначе. Попробовать совладать с безумием. Не убивать.

Темный эльф мгновенно оказался рядом с ней и хрипло рассмеялся:

— Не убивать? Посмотри на это тело, девочка… — он ткнул пальцем в худую грудь. — Разве все это время ты не задавалась вопросом, почему я не пришел за тобой сам? Почему я только открывал воронки? Сейчас ты видишь, как велика моя сила.

— Я думала об этом, — подтвердила Райга и попыталась подтянуть руки, опутанные кандалами ищеек, к груди.

Ветвь с черными листами оплела ее запястье и резко дернула вниз, заставляя упасть на колени. На мгновение накатили воспоминания и страх. Она уже стояла на коленях. В этом зале. В луже крови. Судорожный вздох магистра Лина за спиной привел ее в чувство. Она не одна. Рядом друзья и наставник. И она должна вытащить их во что бы то ни стало.

Райга вскинула голову. Файлорн смотрел на нее сверху вниз. Худые пальцы коснулись ее волос и девушка вздрогнула. С улыбкой на лице темный эльф продолжил:

— С помощью крови двух родов Пламенных людей я взрастил в себе силу, равную силе Алого Жара. Но это жалкое тело не предназначено для нее. Во мне есть примесь человеческой крови. Из-за нее… Из-за крови моей никчемной прабабки, с которую облагодетельствовал своим вниманием Файнуринель, я не могу использовать магию кровавого огня в полную силу. Я прикован к этому месту и вынужден возвращаться сюда…

С этими словами он взмахнул рукой. За его спиной начал медленно и неумолимо разгораться красный огонь. Языки пламени сложились в огромный красный цветок, который до боли напомнил Райге цветы с деревьев из Кеубирана. А размер его мог сравниться с Источником в Обители Пламенных. Похоже, это и было средоточие его магии. Райга вспомнила пылающий пион и потянулась к Глазу. Удавка из кровавого пламени сжала ее горло, а Файлорн сказал:

— Без глупостей. Я могу причинить еще много боли твоим друзьям, особенно… эльфам.

Он шумно сглотнул и с ног до головы оглядел магистра Лина. На лице темного эльфа появилось наслаждение. Райга беспокойно заерзала, и удавка снова начала затягиваться, мешая ей дышать.

— Не глупи, девочка, — сказал Файлорн. — Ему осталось страдать не долго. Ты же согласна обвенчаться с Рэуто здесь и сейчас?

Прежде чем Райга успела вымученно кивнуть, Ллавен снова заговорил:

— Зачем тебе открывать Двери?

— Двери? — переспросил враг. — Вы столько прошли и ничего не знаете? Я сделал все, чтобы вы не смогли пройти Пределы. Кеубиран был полон моих ловушек. И я все еще не понял, как ты и твой учитель вышли оттуда живыми. Это я годами стравливал Райсов и Танов, чтобы у вас не осталось шанса. Я даже частично захватил тело Эрилины Азарио, чтобы погубить последнего темного. Но вам это не помешало. Даже проклятый Скирини, который сгинул на дне морском в незапамятные времена, вы где-то взяли!

На его лице появилась безумная ярость. Ветви зашевелились, еще плотнее оплетая тела присутствующих. Священник продолжал трястись в круге света. Иравель и Рэуто стояли в стороне, и Райга с удивлением обнаружила, что ее двоюродная сестра дрожит, а по ее щекам текут слезы. Казалось, больше всего Иравель хотела бы сбежать отсюда. Но не смела даже шевелиться и стояла рядом с виконтом безвольной послушной куклой.

Файлорн в это время продолжал:

— Вы прошли пять Пределов вопреки всему. Вас не остановило даже то, что для закрытия дверей не хватает темной эльфийской магии. Да, да… Вторая черная полоска предназначена для одного из нас. Презираемых. Тех, кого проклятые светлые эльфы убивают из года в год. Но здесь я сильнее. А когда я обрету глаз Пламени и распахну Двери… То получу еще триста лет жизни. Для меня они станут последним шагом к бессмертию.

— Триста лет? — медленно проговорил Ллавен.

— Ты что, и правда, не знаешь этого? Каждый, чья магия коснется Дверей, получает возможность прожить триста лет, не старея… Триста лет хранить королевство. Тот, кто закрывает двери. И те, кто пожертвовал свою магию медальону. Когда-то их звали Верные. Им назначено судьбой стоять на страже мира и благополучия.

Райга во все глаза смотрела на Файлорна. Если бы она могла пробудить артефакт. Если бы она могла коснуться амулета, который дал ей Сид…

Темный эльф подошел к ней. Алая удавка затянулась и дернулась вверх, заставляя Райгу подняться на ноги. Файлорн резко развернул Пламенную к друзьям и прошептал:

— Посмотри, как они страдают, как они мучаются. Все, кто окружают тебя, страдают и умирают. Ты можешь прекратить это прямо сейчас. Одно твое “да” священнику — и я отпущу их, клянусь. Как только я получу Глаз пламени, твои друзья станут мне не нужны. И они могут отправляться куда угодно и доживать свой век.

Из-за спин адептов выступил Аурелио Сага. В его взгляде светилось торжество. Он протянул руку, и ветви с черными листьями вложили скованные синими кандалами руки Райги в его протянутую ладонь. Он пошел вперед и повел за собой племянницу. Довольный Рэуто уже стоял перед священником. Райга хотела воспротивиться, но на пояснице вспыхнула Печать. Сквозь волны боли и отчаяния Райга вполуха слушала вымученную речь старика. Его зрачки тоже были расширены, и при этом он дрожал от ужаса.

Наконец в зале воцарилась тишина, и Райга поняла, что все ждут ее ответа. Магистр Лин за ее спиной прохрипел:

— Нет!

Но от этого было только хуже. Чувствовать его мучения было невыносимо. В этот момент позади нее раздался спокойный голос Ллавена:

— Соглашайся. Соглашайся, Райга, и наши друзья перестанут страдать.

Юный эльф произнес это с какой-то странной интонацией. Пламенной очень хотелось обернуться, заглянуть в его глаза и убедиться, что в его взгляде нет безумия. Но Печать и удавка из кровавого пламени не позволили ей это сделать. Ей самой предстояло выбрать — верить Ллавену или нет.

— Соглашайся, — еще раз повторил юный эльф.

Райга закрыла глаза и обреченно выдавила:

— Да.

На лице Файлорна расцвела улыбка. Священник забормотал положенные слова и совершил какие-то странные пассы над ее головой, а затем над макушкой Рэуто. Еще одна ветвь оплела тело священника, а острый шип пронзил его сердце. Темный эльф медленно вытащил кинжал, и только тогда Райга поняла, что центр странного белого узора находится прямо под ее ногами.

Рэуто закатал рукав рубашки, а затем проделал то же самое с левым рукавом Райги. Девушка вздрагивала от отвращения, когда его пальцы касались кожи. Файлорн резко взмахнул кинжалом, и кровь виконта полилась на пол. А затем острая сталь прочертила линию вдоль внутренней стороны предплечья Райги. Ее кровь оросила белый узор. В глазах всех троих — Файлорна, Рэуто и Аурелио Сага — светилось непередаваемое торжество. По ученической нити пришла такая волна ярости и отчаяния, что у Райги перехватило дыхание.

Пламенная сжалась в ожидании действия ритуала. Ее сердце колотилось, как бешеное. Кровь продолжала капать на пол, но ничего не происходило. На лицах ее врагов появилось недоумение. Черный листок залепил рану девушки, а Файлорн повернулся к герцогу Сага и прокричал:

— В чем дело? Она что, не блюла свою честь?

Дядя покосился в сторону Хунтабере Сида, нервно сглотнул и сказал:

— Не может быть! Мальчишка утверждал, что не тронул ее и пальцем.

— Значит, не он! — рявкнул темный эльф.

Аурелио Сага торопливо достал из кармана темный овальный камень и сунул в руку Райги. Тот засиял белым светом.

— Девственница она! — уверенно сказал герцог. — Причина в другом.

Файлорн взмахнул рукой, и ветви притянули Хунту Сида поближе.

— Скажи, в чем дело, почему ритуал не подействовал?!

Ищейка совершил пару вымученных пассов и прохрипел:

— Не соблюдено второе из условий.

Аурелио Сага обернулся к племяннице и возмущенно спросил:

— Когда и с кем ты успела обвенчаться, паршивая девчонка?!

— Ни с кем я не венчалась, — полузадушенно прошипела ничего не понимающая Райга.

Жжение в пояснице начало утихать.

— Нет, венчалась! — вскричал Рэуто. — Необходимые условия для ритуала передачи артефакта и магии — девушка должна быть невинна и не обвенчана. Алтарь не сработал. Значит, ты врешь, маленькая дрянь!

— Не врет, — прохрипел Сид.

Файлорн повернулся к нему и зловеще спросил:

— Ты можешь определить, с кем она обвенчалась?

Ищейка дернулся всем телом, когда острый шип снова проткнул его кожу, и торопливо ответил:

— Могу попробовать определить состав источника этого человека.

— Делай, — приказал темный эльф.

Серый вяло шевельнул руками. Синяя искра упала в лужу крови, а затем из нее вырос такой же синий цветок, на котором один за другим начали раскрываться лепестки.

Первый лепесток оказался голубым, и подозрительные взгляды врагов обратились к обездвиженному и одурманенному Райтону — обладателю водной магии. Второй лепесток был зеленым.

— Эльфийская магия? — пробормотал Файлорн, и теперь все также подозрительно смотрели на Ллавена.

Третий лепесток окрасился рыжим. Несколько мгновений все — и враги, и Серые — недоверчиво смотрели на цветок, будто надеясь, что он испарится. Но тот и не думал исчезать. Кажется, удивление ищеек даже затмило боль. Лица эльфов и Сида вытянулись.

— Водная магия, пламенная магия, эльфийская магия, — недоверчиво пробормотал Хунтабере. — Такое сочетание есть только у одного человека… эльфа.

И только тогда все взгляды обратились к магистру Лину. Райга скосила глаза и увидела, что наставник вымученно улыбнулся. Файлорн вскричал:

— Ты?! Пятый наследник Мерцающего Леса, один из величайших Пламенных за всю историю рода хаа Лларион Лэ… Ты нарушил законы эльфов и провел аиллиэцзай с ней? С человеком?! Со своей ученицей?!

— Что такое аиллиэцзай? — непонимающе спросил Рэуто.

— Брачный ритуал эльфов, — ответил ему Цанцюритэль. — Для того чтобы назвать девушку своей женой, нам не нужны никакие церемонии. Боги дают свое дозволение в момент первой встречи. Обмен магией только закрепляет их волю.

Аллатриссиэль молчал. Видно было, что раненый эльф до глубины души потрясен внезапно открывшейся истиной. Магистр Лин мстительно прохрипел:

— Да. Я не посмел бы коснуться ее, если бы не ловушка в орочьей Цитадели. Райга отдала всю магию, чтобы вытащить меня оттуда. Мне ничего не оставалось, кроме как поделиться силой. Свои планы разрушил ты сам.

На лице Файлорна полыхала ярость. Кроваво-красный цветок за его спиной начал разгораться, а ветви зашевелились. Удавка на шее Райги начала затягиваться. И в этот момент раздался громкий отчетливый треск.

Все взгляды метнулись к Ллавену. Медальон в виде цветка развалился на куски. Прежде чем обломки коснулись пола, в его волосах одна за другой начали появляться черные пряди. Несколько мгновений они с Файлорном смотрели друг на друга. Ярость в глазах безумца сменилась восторгом.

— Ты тоже темный? — воскликнул он. — Как тебе удалось выжить среди них?

Файлорн одним прыжком преодолел разделяющее их расстояние и взглянул на обломки медальона. На лице темного эльфа мелькнула зависть:

— Ах, вот оно что… Защита матери. Она отдала жизнь ради того, чтобы спрятать тебя от них.

Лалвен молча кивнул. Файлорн протянул худую ладонь и погладил своего новообретенного родственника по голове. А затем негромко сказал:

— Пойдем со мной. Убьем их всех и будем править этим миром вместе. Наш род возвысится. А светлые, которые мучили и убивали нам подобных в колыбели, ответят за все.

Райга смогла обернуться и теперь не отрываясь смотрела на своего друга. Только когда враг замолчал, она с ужасом поняла, что зрачки Ллавена снова опасно расширены. Его глаза стали такими же черными, как и глаза Файлорна.

— Мучили? — медленно заговорил Ллавен. — Да, я страдал… Мне было очень больно. Больно и горячо.

Райга поняла, что друг говорит о том дне, когда магистр Лин едва не выжег его источник. А может, и о том дне, когда тот узнал тайну младшего родственника и попытался его сжечь. Девушка тихо позвала:

— Ллавен, посмотри на меня.

Но темный не повернулся и не отвел взгляда от своего собрата. Худые пальцы Файлорна продолжали скользить по голове юного эльфа. Ллавен медленно поднял руку и сжал его плечо.

— Знаешь, — заговорил он. — Мне так жаль тебя. Отец вырастил тебя орудием мести. Все эти ты годы ты был одинок и несчастен. Наверное, никто в этом мире не понимает тебя так, как я. Хоть я и прожил гораздо меньше. Моя мать также отдала свою кровь, чтобы я жил. Вот только в отличие от тебя, мать любила меня. А еще… у меня есть друзья.

Ладонь юного эльфа оказалась напротив груди Файлорна. Из его рукава выскочил острый черный шип. Враг успел дернуться, и вместо того, чтобы пробить сердце, черный шип пригвоздил его к полу. Рэуто выхватил меч и попытался снести Ллавену голову, но из тени на полу наперерез метнулся черный пес. Белые глаза сияли во мраке пещеры также, как и пылающий белый гребень вдоль спины существа. Острые черные клыки пронзили горло виконта. Он рухнул под ноги Аурелио Сага, захлебываясь кровью.

На лицах Аллатрисиэля и Цанцю мелькнул ужас, а Райга не сдержала радостного возгласа:

— Черныш!

Кроваво-красный огненный цветок начал разгораться. И словно в ответ тень под ногами Ллавена забурлила и брызнула во все стороны побегами черного плюща. Стоило им коснуться ветвей, созданных Файлорном, как те начали с хрустом осыпаться. Черный шип в груди магистра Лина исчез, и эльф грузно осел на землю. В глазах Райтона и Мирана появилось узнавание.

Сид не терял времени. Как только плети вокруг него начали осыпаться, ищейка сдела пару росчерков. Кандалы на руках Райги разлетелись обрывками синих лент. Глаз Райтона полыхнул голубым. Принц выхватил Скирини и одним осторожным точным движением разрезал кроваво-красную удавку на шее Райги.

Не теряя времени, девушка следом за ним пробудила артефакт и выхватила хаотаки. В мгновение ока за ее спиной распахнулись пламенные крылья. Их удар бросил ее вперед, и пылающий клинок вошел в живот Файлорна. Печать вспыхнула, и рубцы на ее спине углубились. Кроваво красное пламя пыталось захватить зал. Но черные плети Ллавена сдерживали его. Райга заглянула в глаза своего врага и поняла, что сейчас он будет пробуждать печать раз за разом, пока она не умрет. Но прежде чем накатила следующая волна боли, серебристый хаотаки упал сверху и пронзил сердце Файлорна.

Райга подняла глаза. Магистр Лин стоял на одном колене совсем рядом. Из его плеча толчками шла кровь. Пальцы на рукояти меча подрагивали. Поясницу девушки обожгло холодом, и Райга ощутила, как медленно отпускает боль, исчезают шрамы. Магистр хрипло выдохнул:

— Я же говорил, что избавлю тебя от этого.

Девушка обескураженно кивнула, все еще не веря, что ее враг умирает, а Печать молчания распалась. Позади раздался голос Ллавена:

— Райга, сожги это! Иначе Файлорн сможет вылечить себя!

Девушка тут же подняла взгляд на кроваво-красный огненный цветок, и потянулась за силой.

Глава 39. Двери

Кровавый огонь смял заслоны, которые пытался возвести на его пути Ллавен. Файлорн захрипел, пронзенный двумя хаотаки и шипом. Райга выставила на его пути свое пламя. Магистр Лин выпустил рукоять своего меча и осел на землю. Эльф накрыл пальцами рану на плече и пробормотал:

— Добей его. Обо мне не беспокойся.

После этого он начал шептать целительское заклинание на своем языке, а его пальцы вспыхнули зеленым.

Райга чувствовала, что ручейки красного пламени пытаются прорваться к своему хозяину, и сдерживать их было невероятно сложно. В этот момент чужие ладони сомкнулись на ее горле, а над головой послышался голос Аурелио Сага:

— Сдохни уже, паршивая девчонка!

Но в тот же миг его хватка ослабла, и дядя мешком рухнул рядом с Райгой, пронзенный Раймато.

— Не отвлекайся, — сказал за ее спиной Райтон. — Сдерживай огонь. Я помогу.

С этими словами принц шагнул вперед, и Пламенная увидела, как распахиваются его ледяные крылья. Скирини сверкал в руках юноши голубым светом, и таким же сиянием был полон правый глаз принца. Он взмахнул крыльями и вознёсся под потолок. А затем камнем упал вниз, выставив вперед хаотаки. На мгновение Райга испугалась.

Райтон попал — Скирини вонзился прямо в центр огромного кровавого цветка. Но лепестки потянулись к принцу. Девушка знала, что эта магия ни в коем случае не должна коснуться его тела. Райтон отбросил красное пламя ледяным крылом и провернул хаотаки. Лед распространялся от клинка. Очень медленно середина цветка с хрустом начала осыпаться. Пламя Райги наступало с другой стороны. Наконец, две магии соединились и красный огонь погас. Только после этого вспыхнуло тело Файлорна. Скоро вокруг двух хаотаки — пылающего и серебряного, остались только крупные хлопья алого пепла. Райга торопливо сожгла их, обращая в прах.

Но ее пламя на этом не успокоилось. Рыжие ручейки потекли в сторону, обхватывая тела герцога Аурелио и Рэуто. Только после этого Райга закрыла глаз. Лезвие хаотаки перестало светиться, а крылья за ее спиной погасли. В стороне раздался судорожный вздох. Пламенная медленно повернулась и увидела, что Иравель стоит и смотрит на все происходящее расширенными от ужаса глазами. Несколько мгновений она разглядывала пепел, который остался от ее отца и его безумного господина, а затем девушка рухнула на пол без чувств.

Райтон развеял ледяные крылья, погасил свой глаз и вложил Скирини в ножны. З