КулЛиб электронная библиотека 

Звёздный юнга: 1. Луна в опасности [Дмитрий Мартынов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дмитрий Мартынов Звёздный юнга: 1. Луна в опасности

Если нельзя избежать опасности, что толку в трусости, которая все равно не защитит тебя?

Индийская мудрость

***

– Всем привет! Меня зовут Уно, Уно Арно! Мне одиннадцать лет. Сегодня я улетаю на другую планету, точнее не на планету, а на её спутник. Знаете, как он называется – Луна! Да, я лечу на Луну! Представляете? Победил в школьном первенстве по гонкам, а главным призом оказалась поездка в музей. Сама экскурсия немного напрягает, но, надеюсь, там будет не скучно. Посмотрим. А родители, они и есть родители, отпустили меня в поездку с условием, что я буду вести дневник, говорят – это делает организованнее. Посмотрим. Ну, а пока – пока!

Уно выключил небольшое устройство, которое держал зажатым в кулаке, и положил его в карман. Затем включил браслет коммуникатора, застёгнутый на правом запястье, и из маленького голографического проектора, вмонтированного в браслет, вырвался луч света, нарисовавший в воздухе простенький интерфейс. Выбрав опцию вызовов, Уно связался с девочкой Лили и парнем по имени Гога. Они летели вместе с ним. Лили победила в исторической олимпиаде, а Гогу признали лучшим футбольным нападающим этого сезона.

– Чего тебе? – первым ответил Гога.

– Ой, мальчики, как дела? – подключилась к их разговору Лили. – Что делаете?

– Готовы к полёту? – спросил Уно.

– Угу, – кратко ответил футболист.

– А я целый чемодан с вещами собрала, – начала девочка. – Вот сижу, думаю, ничего не забыла.

– Лили, зачем тебе чемодан вещей, – удивился Уно. – Мы же на один день летим, впрочем, не важно, я еще хотел спросить – все помнят, что вылет в семь утра, а корабль называется Транзистор?

– Конечно помню, у меня уже и будильник установлен, на пять тридцать.

– Гога, а ты как?

– Нормально, – ответил он и отключился.

– М-да, футболист, – проворчал Уно. – Чего с него взять?

– Ой, он такой лапочка! – весело сообщила ему Лили.

Тут уже не выдержал Уно и сам отключился, даже не попрощавшись. Поездочка обещала быть «весёлой». Он подумал о том, что ему и одному не скучно будет и, воодушевлённый этой мыслью, отправился спать.

Будильник в коммуникаторе начал трясти его руку в пять утра. Вскочив с кровати, он пошёл в ванную, стараясь не шуметь – родители ещё спали. Быстренько завершив все водные процедуры, Уно оделся и вызвал гравикапсулу до космодрома. Через пять минут аппарат приземлился на их заднем дворе. Браслет коротко тренькнул, сообщая, что его уже ждут.

Схватив рюкзак, он побежал к выходу, ведущему во двор, где была оборудована посадочная площадка. Пробегая мимо комнаты родителей, Уно сбавил ход, стараясь не шуметь. Заглянув внутрь, он убедился, что никто не проснулся, и вышел на улицу. Гравикапсула стояла на положенном ей месте, приветливо откинув прозрачный колпак. Сев на переднее сиденье, Уно дал команду:

– Космодром, центральный вход.

– Подтвердите, – раздался из динамика приятный женский голос. – Космодром, центральный вход.

– Подтверждаю.

– Ориентировочное время в пути – семнадцать минут. Приятного полёта!

Колпак капсулы закрылся, и она начала набирать высоту. Вскоре аппарат покинул жилой массив, усеянный индивидуальными домиками, и полетел над лесом. Потом начались бескрайние зелёные поля. Большая река несла свои воды в направлении моря, которое было километрах в ста южнее. Родители Уно любили выбраться туда на выходные, позагорать и искупаться. До конца пути оставалось две минуты, и на горизонте появился шпиль башни центра управления полетами космодрома.

Гравикапсула приземлилась на парковочную площадку перед двухэтажным пассажирским терминалом. Уно, не теряя времени, зашел внутрь и сразу увидел своих компаньонов: Лили и Гогу. Они молча стояли, наблюдая, как с бетонного поля взлетает большой транспортный корабль.

– Всем привет! Давно тут? – спросил Уно, стукнувшись кулаками с Гогой в знак приветствия. – Где наш Транзистор?

– Привет, Уно! – защебетала девчонка. – А мы уже связались с капитаном корабля, его, кстати, зовут Джонатаном Куком. Он обещал прислать за нами транспорт. Вот, стоим, ждём!

В это время под окном затормозила грузовая тележка, за рычагами управления которой сидел молодой парень лет двадцати пяти в форме грузового флота торговой федерации Альфии и с погонами матроса. Спустившись с места водителя, расположенного позади грузовой платформы, он вошёл в терминал и изо всех сил закричал:

– На Транзистор! Пассажиры на Транзистор!

Все, кто находился в терминале, обернулись на горластого парня, а Уно поднял руку вверх, показывая, что это они – пассажиры Транзистора.

– Следуйте за мной, – пригласил их матрос и с удивлением посмотрел на огромный черный чемодан, который тащила за собой девочка. – Кстати, меня зовут Юджин, – представился он.

Погрузив вещи, ребята запрыгнули на платформу, а матрос встал за рычаги управления. Грузовая платформа приподнялась над взлётно-посадочным полем на полметра, и Юджин направил её вглубь стоянки космических кораблей, придерживаясь белой линии, нарисованной на бетонной поверхности космодрома. Через три минуты они подлетели к большому кораблю, своими очертаниями напоминавшему бегемота, которые в изобилии обитали в центральной части Альфии.

Юджин остановил платформу возле трапа, ведущего в трюм корабля, и стал подниматься на борт, жестом приглашая следовать за собой.

Внутри корабля оказалось прохладно и темно, особенно после яркого утреннего света Миро – звезды, согревавшей, Альфию. Проследовав за матросом через трюм, забитый ящиками с продуктами, основным источником дохода планеты, они зашли в жилой отсек, состоящий из каюты капитана, на двери которой висела табличка «Посторонним вход категорически запрещен!» и трёх кают для экипажа и пассажиров.

– Моя каюта с номером один, – сообщил Юджин, – Гога и Уно заселяются в каюту номер два, Лили – в номер три. Ясно?

– Так точно! – отрапортовал за всех Уно, разглядывая устройство замка в двери каюты капитана и прикидывая, как половчее ее можно открыть, чтобы выяснить, почему это посторонним вход в неё запрещён, да еще и категорически.

– Читать все умеют? – рявкнул матрос, увидев нездоровый интерес мальчика к каюте его командира. – А ну марш к своим койкам! Оставите вещи, и через десять минут я жду вас в кают-компании на предполётный брифинг. Выполнять! – приказал он и подошёл к ещё одной двери, за которой оказалась лестница.

– А где кают-компания? – крикнула ему в спину Лили.

– Этажом выше! – коротко ответил матрос.

– А как ты думаешь, что находится этажом ниже? – спросил Уно у Гоги, пока они распихивали свои вещи по прикроватным тумбочкам.

– А тебе-то какое дело?

– Тебе что, не интересно?

– Нет.

– Тогда вопросов больше не имею, – вздохнул Уно, оправдывались его самые грустные прогнозы на эту поездку.

Но ничего страшного, первая гравитационная интерполяция на шестьсот световых лет, да ещё сразу к Земле – колыбели человечества, а не к какому-нибудь занюханному Парадизу, должна была с лихвой окупить все трудности полёта.

Махнув Гоге рукой, мальчик выбежал из каюты и спустился вниз по лестнице. Там был ещё один этаж, на котором была небольшая площадка с единственной дверью, на которой было написано: «Склад хозяйственного инвентаря». Нажав на ручку, он обнаружил, что дверь не заперта. Вот это повезло! Уно аккуратно открыл её, зашел внутрь и включил свет. Перед ним из темноты выросли два больших стеллажа, забитые всякой всячиной, которая могла пригодиться в полёте. Сам не зная зачем, он сунул в карман две наклейки для герметизации пробоин и хотел ещё полазить по стеллажам, но, подумав, что его отсутствие неправильно поймут, выключил свет, закрыл за собой дверь и бегом бросился по лестнице наверх, где этажом выше столкнулся нос к носу с Лили, которая только собиралась идти в кают-компанию.

– Ой, Уно, а ты откуда? И где Гога? – затараторила девочка.

– Потом всё объясню, – он схватил её за руку и потащил за собой по лестнице. – Торопись, а то опоздаем.

Однако прибежали они раньше всех, даже Юджин ещё не пришёл. Кают-компания представляла собой небольшое помещение с круглым столом. Вокруг стола стояли шесть стульев и одно кресло с высокой спинкой, видимо, для капитана. Уно его сразу же занял, оценивая мягкость подушек, которые, правда, оказались жестковаты, но ничего, зато можно было с комфортом откинуться на изогнутую спинку.

– Матрос! – решил примерить на себя роль капитана Уно. – Задраить люки, приготовиться к атаке! По моей команде открыть огонь из всех орудий! Пли! Пли! Так его! – Уно не на шутку разошелся и махал руками, как заправский капитан, а Лили, открыв рот, с удивлением смотрела на него.

– Ты где так научился? – спросила девочка.

– Я всегда так умел! Уно Арно – звёздный капитан с рождения!

– А ну брысь с капитанского места, салага! – прикрикнул вошедший Юджин. – Не дорос еще!

Уно с недовольным видом слез и сел на соседний стул, справа от кресла капитана.

– По правую руку от капитана – место его помощника, то есть меня, – сообщил Юджин, с ехидной улыбкой подпирая косяк двери.

– Да вы что, издеваетесь?! Подписывать места надо! – возмутился Уно и полез на стул, стоявший по левую руку от капитанского кресла. – Здесь свободно?

– Вообще-то здесь сидит второй помощник, но, в связи с его отсутствием, можешь занять его место, – разрешил матрос.

– Ну, хоть на том спасибо!

В это время в кают-компанию зашел Гога, оглядел всех, и молча сел на стул, который был ближе всего к двери. Следом за ним в каюту вошёл высокий бородатый человек в форме капитана. Сев на своё место, он с прищуром посмотрел на своих пассажиров.

– Докатились, Юджин, детский сад катаем, – пробасил капитан, а потом, покосившись на Уно, сидевшего по левую руку от него, приказал: – Второй помощник, доложить звание и имя!

Мальчик с удивлением посмотрел на капитана, но потом, поняв правила игры, гаркнул:

– Докладываю! Звёздный юнга Уно Арно! Прибыл на Транзистор для несения службы!

– Этот, вроде, ничего, – кивнул он Юджину. – Но по опыту знаю, за такими глаз да глаз нужен, понял?

– Так точно! – согласился матрос.

– А ты у нас кто? – обратился он к девочке, которая сидела рядом с Уно.

– Меня зовут Лили Финиган, господин капитан, – тихо сказала она.

– Ясно, а ты кто? – ткнул он пальцем в Гогу.

– Гога, – коротко ответил тот.

– Ты посмотри, какой мрачный тип! Скажи мне, Гога, кто тебя обидел?

– Никто.

– Ну и ладно, тогда позвольте и мне представиться, – бородач встал с кресла. – Капитан Джонатан Кук, к вашим услугам! Прошу вас запомнить, что все мои приказы на борту Транзистора обязательны к исполнению, ясно? – он вопросительно посмотрел на Уно.

– Так точно, господин капитан! – подтвердил Уно.

– Запомни это, юнга! – сурово сказал Джонатан Кук, а потом продолжил деловым тоном: – Теперь обсудим план полёта. Наше окно вылета, – он посмотрел на коммуникатор, – через семнадцать минут. Расчётное время прибытия на базу Луна-32 – девять часов тридцать три минуты, по условному галактическому времени. Перегрузки не должны превышать двух единиц. Матрос, доложить о готовности груза к полету.

– Докладываю! – Юджин встал со своего места. – Груз закреплён, санитарная обработка проведена.

– Вопросы есть? – капитан осмотрел своих пассажиров. – Если нет, тогда прошу вас на мостик, если пожелаете, наблюдать за взлётом, интерполяцией и посадкой на Луну из первого ряда, так сказать.

Отказываться, конечно, никто не стал, и все поднялись вслед за капитаном ещё на один этаж вверх. Лестница заканчивалась сразу на мостике, в центре которого стояло ещё одно кресло, похожее на то, которое было установлено в кают-компании. Джонатан Кук деловито уселся в него, облокотился на правый подлокотник и начал командовать:

– Юджин, разместить пассажиров в соответствии с инструкцией!

Матрос откинул спрятанные в дальней стене кабины кресла для пассажиров и рассадил детей, пристегнув их ремнями безопасности.

– Сделано, господин капитан, – доложил он и пошёл за пульт управления кораблём, стоявший прямо перед центральным иллюминатором корабля.

– Вычислитель, проверка связи! – начал капитан.

– Связь стабильная, – раздался механический голос корабля.

– Задраить все люки! – продолжил капитан.

– Люки закрыты, – сообщил компьютер корабля.

– Подтверждаю! – сказал Юджин, изучая голографическую проекцию корабля, которая появилась перед ним, когда он сел на место пилота.

– Предстартовая проверка всех систем! – дал следующую команду капитан.

– Все системы работают в штатном режиме, – ответил вычислитель.

– Подтверждаю! – повторил матрос.

– Рассчитать параметры гравитационной интерполяции. Место назначения: Солнечная система, планета Земля, спутник Луна. Вычислить координаты точки входа.

– Выполняю расчет. Проверяю массу корабля, – звездолёт слегка подпрыгнул вверх и снова приземлился на то место, где стоял. – До окончания расчёта осталось двадцать две секунды, – пообещал вычислитель.

Капитан обернулся к своим пассажирам и подмигнул им:

– Не переживайте, перегрузки будут не сильные, но, если что, пакеты под сиденьем.

Гога ничего не ответил. Лили с испуганными глазами вцепилась в поручни кресла, а Уно сложил руки на груди, закинул ногу на ногу и стал безразлично глядеть в потолок, все своим видом показывая, что звёздному юнге плевать на какие-то там перегрузки.

– Расчет завершён, координаты точки входа определены, – отчитался вычислитель.

– Запросить у диспетчера разрешение на взлёт! – приказал капитан Кук.

– Диспетчер! – Юджин вызвал центр управления полетами. – Подтвердите разрешение на взлёт транспортному кораблю AMF2092, позывной «Транзистор».

– Взлёт разрешаю во временное окно с восьми сорока двух до восьми сорока трёх, – раздался на мостике женский голос диспетчера.

– Принято! – отчитался Юджин.

– Вычислитель, обеспечить выполнение полётного задания с восьми сорока двух.

– Исполняю, до вылета триста две секунды.

Капитан откинулся на высокую спинку и принялся насвистывать какую-то незатейливую мелодию. Все приготовились к старту. В назначенное время вычислитель сообщил, что до взлёта осталось десять секунд и начал обратный отсчёт. Когда таймер достиг нуля, Уно увидел в центральном иллюминаторе, как площадка космодрома и стоящие рядом корабли начали плавно уходить вниз, а затем их транспортный бегемот развернулся носом к небу, и тут Уно вдавило в спинку кресла. Звездолёт начал набирать скорость, уходя в открытый космос. Сила тяжести, действующая на экипаж, как и обещал капитан, была не очень большая, хотя сам корабль шёл с гораздо большим ускорением. От расплющивания пассажиров спасали специальные устройства – гравикомпенсаторы, гасящие избыточную силу тяжести внутри корабля.

Взлёт продолжался минут пять, Транзистор преодолел атмосферу и вырвался в открытый космос, среду, для которой он был создан и, наверное, по-своему любил.

– До точки гравитационной интерполяции осталось двадцать четыре минуты, – сообщил вычислитель.

– Ну что, салаги, – опять повернулся к ним капитан. – Поздравляю с первым полетом за пределами вашего шарика! Если кого-то укачало, пока взлетали, можете сбегать в нужник у себя в каюте.

Желающих не нашлось. Через двадцать минут вычислитель сообщил, что прыжок на шестьсот световых лет вот-вот состоится. Когда начался обратный отсчет, Уно приготовился.

– Пять, четыре, три, два, один, ноль, – досчитал вычислитель.

В этот момент в кабине корабля наступила кромешная темнота, словно на глаза надели чёрную повязку, а через мгновение свет включился. Всё было на своих местах, только картинка за иллюминатором поменялась. Теперь, вместо чистого звёздного неба, перед ними висел полумесяц белого цвета, а из-за него выглядывала голубая планета.

– Знакомьтесь! – капитана провел рукой в сторону иллюминатора. – Земля и её подружка Луна, прошу любить и жаловать. Кстати, как вам прыжок?

– Ничего особенного, – ответил за всех Уно.

– Мне тоже так кажется, – согласился капитан.

Посадка на Луну прошла в штатном режиме. Парковка для космических кораблей находилась рядом с музеем, построенным в виде шара белого цвета двухсот метров в диаметре, который как бы лежал на поверхности Луны. На парковке, рассчитанной на посадку двух больших кораблей, типа транспортников или пассажирских лайнеров, и кучи маленьких судов, сейчас находились только спасательный бот для сотрудников музея и красивая серебристая звёздная яхта со стремительным профилем.

Транзистор аккуратно зашёл на посадку на место, предназначенное для больших кораблей. После приземления к люку корабля из-под поверхности Луны змеёй протянулся длинный жёлтый рукав гибкого шлюза.

– Шлюз пристыкован, герметичность обеспечивается, – доложил вычислитель, а Юджин, как обычно, это подтвердил.

– Ну что? – капитан встал с кресла и потянулся так, что кости захрустели. – Я вас доставил, теперь вы не моя проблема. Идите на экскурсию, пусть они о вас заботятся, а у меня завтрак – с вечера во рту ничего не было.

Дети отстегнули ремни и под присмотром матроса пошли к выходу.

– Слушай, Юджин, – завёл разговор Уно. – Я слышал, что на луне сила тяжести в шесть раз меньше стандартной, почему я этого не чувствую?

– Потому что у корабля свой собственный генератор гравитации, на станции, кстати, тоже, а вот в шлюзе будет реальная лунная сила тяжести, так что аккуратнее. Усвоили?

Никто не ответил, потому что они уже подошли к люку, ведущему наружу. Юджин приложил руку к пластине замка, загорелась зелёная лампочка, и внешняя дверь с шипением отъехала в сторону.

– Сейчас придёт экскурсовод, а мы пока подождём.

Сотрудник музея появился через несколько минут, только это был не человек. К ребятам подлетел небольшой плоский диск, с установленным на нём голографическим проектором, который создавал над собой образ головы человека. Получалась самая настоящая летающая голова. Уно даже стало немного не по себе от этого зрелища, уж больно натурально она выглядела.

– Всем привет! Меня зовут Дирк Саламандер, я ваш экскурсовод, назовите, пожалуйста, свои имена, – проговорила вполне обычным голосом парящая в шлюзе голова.

Дети представились.

– Прошу следовать за мной, – попросил экскурсовод, а затем обратился к матросу: – Господин Юджин, наш завхоз прибудет к вам ровно в десять ноль ноль.

Дирк Саламандер полетел по шлюзу в сторону станции, и детям ничего не оставалось, как пойти за ним. Тут началось самое интересное за весь полёт – низкая гравитация. Конечно, все дети посещали аттракционы, где можно было полетать в невесомости или попрыгать на высоту десяти метров, плавно опускаясь на землю, но в естественных условиях всё было совсем по-другому. Пройдя по шлюзу метров пять, Уно почувствовал, как становиться легче и легче. В какой-то момент он оттолкнулся ногой чуть сильнее, чем хотел, и взмыл к потолку шлюза, ударившись об него головой, благо он был мягким, именно для таких их случаев.

– Я тоже так хочу! – заверещала Лили.

Оттолкнувшись от пола, она подпрыгнула, только не вверх, а вперед и, совершив пару сальто, снесла говорящую голову.

– Аккуратнее! – заверещал Дирк Саламандер, кувыркаясь по трубе шлюза в направлении выхода.

Дети побежали ловить экскурсовода. Получилось это у Гоги, он на бегу подпрыгнул и поймал диск с проектором. Приземлившись, он отпустил его, и тот, зависнув в воздухе, развернулся к детям.

– Гога, ты молодец, а остальных я попрошу не баловаться!

Дальнейший путь по шлюзу прошёл без приключений, и группа, спустившись в конце по лестнице, попала под лунную поверхность. Там перед ними выросла большая герметичная дверь, ведущая во внутренние помещения музея. Дверь открылась автоматически, во всяком случае Уно не увидел никаких действий со стороны экскурсовода.

Войдя в помещение, они почувствовали, как гравитация возвращается к нормальному значению. Уно подпрыгнул, но прыжок получился самым обыкновенным, он вздохнул и осмотрелся. Это был терминал с двумя десятками дверей, каждая из которых вела к своему шлюзу. Над дверями находились индикаторы. Почти все из них горели красным светом и только три зелёным, причём тот, который находился над дверью, откуда они только что вышли, тоже горел зелёным.

– А что означают эти фонари? – спросил Уно у Дирка Саламандера, показывая на индикаторы.

Летающая голова, описав зигзаг по помещению, остановилась возле мальчика.

– Это означает, что туда, где горит красный, лезть не надо, уяснили?

– Значит, где зелёный – можно?

– Нет, и туда тоже нельзя. Вы должны всегда находиться рядом со мной. Этот музей очень большой, здесь легко заблудиться, а искать вас – это ещё та морока. А сейчас следуйте за мной.

Он подлетел к противоположной стене, где был лифт и дверь со значком лестницы. Лифт опять открылся сам, без какого-либо вмешательства со стороны Саламандера. Группа организовано вошла в кабину, и экскурсовод сообщил:

– Наш маршрут начнётся в буфете, где вы сможете перекусить и немного отдохнуть от перелёта, а потом мы начнём экскурсию. Первым пунктом будет просмотр образовательного фильма об истории Земли и исходе с неё людей, а затем мы перейдем к экспозициям музея. Каждой эпохе здесь отведён целый этаж. Будет интересно, – пообещал Дирк.

Уно сильно сомневался насчёт того, что будет интересно, и начал планировать побег, но урчание в животе заставило его отложить это мероприятие и пойти вместе со всеми на завтрак.

Буфет располагался на самом последнем этаже под прозрачной крышей купола. На небольшой площади стояли пять столов на четырёх человек каждый. В центре стола, когда ребята сели за него, появилось голографическое меню, в котором можно было выбрать несколько простых закусок и пару напитков. Особенностью буфета было то, что блюда готовились по рецептам, найденным учёными на Земле. Уно взял себе бутерброд с докторской колбасой и сыром, а в качестве напитка апельсиновый сок. Лили выбрала кукурузные хлопья с молоком и чай, а Гога заказал себе яичницу из двух яиц и хотел ещё чашку кофе, но аппарат отказал ему по возрастному цензу.

– Кофе и кофеиносодержащие напитки только с шестнадцати лет, – проскрипел противный голос.

Гога помрачнел и выбрал лимонад.

Их экскурсовод в это время приземлился на четвёртое свободное место за столом и отключил проектор. От него остался только небольшой кружок летающего диска, лежащий на стуле.

Самое время для побега, пока никто из взрослых не видит. Быстро запихнув в рот свой бутерброд и запив его соком, он, заговорщически, прошептал своим спутникам:

– Я пойду, осмотрюсь. Вы со мной?

– Ой, Уно, ты куда собрался, тебя же накажут, – запричитала Лили. – Не ходи!

А Гога, верный своему характеру, односложно ответил:

– Без меня, – и продолжил жевать свою яичницу.

– Не хотите, как хотите, тогда не сдавайте меня этой голове. Договорились?

– Уно, не ходи, пожалуйста, я тебя очень прошу, – продолжала ныть девчонка, у неё даже слёзы по щекам потекли.

Уно махнул рукой, что, мол, с них взять и пошёл к лифту. В этот момент в его голову пришла замечательная, как ему показалось, идея. Он вернулся к столу, вытащил из кармана заплатку для корпуса звездолётов, которую позаимствовал на складе Транзистора, и намертво приклеил ей диск с проектором к сиденью стула.

– Всем пока, – еще раз махнул рукой Уно своим товарищам, которые с удивлением смотрели на него, Гога даже жевать перестал.

Пока оставшиеся участники экскурсии приходили в себя, размышляя над тем, что им будет за этот поступок, Уно быстренько добежал до лифта, нажал на кнопку вызова и запрыгнул в открывшиеся двери.

– Ну что, теперь начинается настоящая экскурсия! – гордо крикнул он им и ткнул пальцем в нижнюю кнопку с надписью: «Эпоха 1».

Двери лифта закрылись, и тот пришел в движение.

Эпоха номер один оказалась впечатляющей. Лифт привез его в планетарный катаклизм. Всюду извергались вулканы, текли реки лавы. По воздуху летали камни, выброшенные из кипящих горных жерл, и дул сильный горячий ветер. Уно с удовольствием походил по экспозиции, перепрыгивая с одного островка суши, не занятого раскалённой лавой, на другой. Сделав полный круг, он вернулся к лифту и вызвал его, двери открылись сразу же. Впереди ждала эпоха номер два.

Уно окунулся с головой в коктейль из червей и гигантских тараканов, кишащих на каждом клочке земли и вылезающих из-под огромных листьев папоротника.

Мальчик подумал, что большей мерзости он не видел, и поспешил уйти отсюда.

Огромный летающий ящер просвистел над головой мальчика в эпохе номер три так близко, что тот присел от неожиданности. Уно оказался посреди бескрайнего поля, по которому туда-сюда ходили гигантские ящерицы, размером больше коровы и с головами на тонких шеях.

Следующие эпохи Уно разглядывал не выходя из лифта, а только высовывая любопытный нос. Он заглянул на костёр к древним людям – неандертальцам. Затем посетил людей, одетых в звериные шкуры, живущих в палатках и копающих землю. Потом мимо него прошли маленькие деревни, потом большие замки, потом солдаты, стреляющие друг в друга из оружия, ствол которого при выстреле извергал дым.

Следующий этаж заинтересовал Уно гораздо больше. Когда двери лифта открылись, он увидел табличку, которая гласила: «Начало космической эры». Решив, что эту экспозицию можно рассмотреть повнимательнее, он вышел из лифта. Прямо перед ним висел шар с четырьмя длинными тонкими рожками. Табличка гласила: «Первый искусственный спутник Земли». Уно пошёл вдоль ряда, разглядывая двух собачек, которые смотрели на него из небольшого иллюминатора, затем перешёл к улыбающемуся мужчине, стоящему рядом с двухметровым металлическим шаром, покрытым чёрным нагаром. «Первый человек в космосе – Юрий Гагарин», прочитал Уно надпись под экспозицией.

Пока он разглядывал Гагарина, из-за поворота вышла очень странная парочка. Худющий мужчина, одетый в строгий костюм, вёл под руку пышную даму в свободном платье зелёного цвета в белый горошек. Уно, понимая, что он здесь находится незаконно, решил не показываться на глаза и спрятался за небольшим космическим кораблём странной формы, который назывался Союз-Аполлон. Парочка его не заметила. Они шли по дорожке вдоль экспонатов, совершенно не обращая на них внимания. Тут что-то не так, решил Уно и отправился за ними, прячась за макетами космических кораблей.

– Запоминай! – говорил худой своей даме. – Когда зайдешь на склад экспонатов, ищи ящик с номером 16048. Когда найдешь – открывай, там будет небольшая атомная бомба, её недавно головастики раскопали на Земле.

– Кто раскопал? – пробасила пышная дама мужским голосом.

– Да какая разница, кто раскопал? Учёные раскопали, много думают, вот и головастики. Лучше слушай меня, Буфф, а не задавай идиотские вопросы! – начал злиться худой. – Значит, заходишь на склад, находишь ящик, открываешь, берешь вот этот активатор и втыкаешь его в единственный разъем на бомбе, – худой передал Буффу небольшую коробочку. – Ясно?

– Ясно, не тупой, – ответил Буфф, то, что под личиной пышной дамы скрывается еще один мужчина, сомнений у Уно уже не вызывало.

– Установишь активатор и жди моего сигнала. Я поеду на следующий этаж и заберу записи профессора Темпуро. Когда они будут у меня, я тебе сообщу. Установишь таймер на десять минут. Запомнил?

– Десять минут, а дальше что?

– А дальше – берёшь ноги в руки и бегом на яхту, ждёшь меня, и валим отсюда куда подальше, уяснил?

– Уяснил, давай дверь открывай! – потребовал Буфф у своего компаньона.

Парочка остановилась у неприметной двери за большим экспонатом с названием «станция Мир». Уно, стараясь не шуметь, перебежал от космического корабля с крыльями, за которым прятался в этот момент, к станции и присел за одним из её модулей так, чтобы наблюдать за происходящим у двери, оставаясь при этом незамеченным. Худой приложил к металлической пластине сканера замка какое-то устройство, и дверь через пару секунд открылась.

– Всё, иди! – приказал Худой, а сам быстрым шагом пошёл к лифту.

Когда Буфф зашёл внутрь склада, Уно подбежал к плавно закрывающейся двери, придержал её и аккуратно заглянул внутрь. Ряженный в дамскую одежду здоровенный мужик уходил вглубь склада. Мальчик тихонько прошмыгнул внутрь, и дверь с легким шипением закрылась. Он забежал за ряд стеллажей, вдоль которых шёл незнакомец и на цыпочках отправился за ним, стараясь не издавать ни звука.

Буфф остановился возле стеллажа с табличкой «Новые поступления» и принялся искать нужный ящик. Тот оказался на нижней полке. Здоровяк схватился за ручку и, с кряхтением, вытащил его оттуда. Щелкнув замками, он откинул крышку и принялся рассматривать содержимое ящика. Уно, затаив дыхание, наблюдал, что будет дальше. А дальше Буфф достал активатор и попытался подключить его к бомбе. С третьей попытки у него это получилось, и он с облегчением выдохнул. Уно продолжал ждать, думая, что ему предпринять. Просто вызвать подмогу по коммуникатору он счел недостаточно безопасным – его могли заметить и тогда пиши пропало. К тому же он его выключил, когда убегал из буфета музея.

Пока Уно строил планы, Буфф приложил палец к уху и начал с кем-то говорить:

– Да, Мидоло, понял тебя. Нет, не забыл. Да, десять минут. Всё, встречаемся на корабле. Отбой.

Буфф нажал несколько кнопок на активаторе и побежал, топая ножищами, в сторону выхода. Дёрнув дверь на себя, он открыл её и побежал дальше. Уно вышел из своего убежища и осмотрел бомбу, стоящую в ящике. На активаторе шёл обратный отсчёт: оставалось девять минут тридцать три секунды. Судя по виду, вытащить бомбу из ящика одному ему было не по силам. Тащить ящик – тоже не вариант: он был без колесиков. Тут мальчик подумал о том, как сотрудники музея двигают все эти экспонаты. Не могут же они на руках всё это таскать, значит, рядом должны быть какие-то приспособления. Он осмотрел склад и в дальнем углу увидел четырёхколесную тележку. Он бросился к ней, схватил за ручку и потянул за собой к ящику с бомбой.

План действий постепенно начал вырисовываться в голове Уно. Он подбежал к ящику и стал примерять, как его загрузить на платформу тележки. Оказалось, что она замечательно входит под ящик с одной стороны между его ножек. Закатив её туда, он стал смотреть, как поднять платформу. Обнаружив на ручке небольшой рычажок, он перевёл его в верхнее положение. Внутри телеги что-то щёлкнуло, и она взлетела, приподняв тяжелый ящик на пару сантиметров от пола. Уно потянул за ручку и с лёгкостью передвинул тележку с грузом.

Дотащив бомбу до двери склада, он нажал на ручку двери, и та открылась. Видимо, замок запирался только снаружи. Осторожно выглянув из-за двери, Уно осмотрел зал музея. Никого. Буфф уже убежал. Не теряя времени даром, мальчик потащил свой опасный груз к лифту. Вызвал его, а сам спрятался за дверью лестницы, которая была рядом. Лифт приехал на этаж и сразу поехал дальше. Вполне возможно, что в нём спускался второй незнакомец, которого здоровяк звал Мидоло. Вызвав лифт ещё раз, Уно повторил свой манёвр с отходом на лестницу, но теперь кабина лифта осталась стоять на этаже, значит там никого. Он закатил бомбу в лифт и нажал самую нижнюю кнопку с надписью «шлюз». Кабина пришла в движение и через полминуты спустилась в зал со шлюзовыми дверями.

Также, как и час назад, над тремя дверями горели зелёные индикаторы. Одна из них, правая, вела к Транзистору, две оставшиеся – к яхте и спасательному боту. Подбежав к средней двери, через небольшое окно он увидел удаляющуюся спину Мидоло. Значит, к боту ведёт дальний шлюз. Уно подкатил к нему тележку, нажал на большую красную кнопку справа от двери, и та открылась. Он протащил телегу по шлюзу до лестницы, ведущей к спасательной капсуле, и остановился.

Надо сказать, что от рождения Уно Арно был очень любопытным мальчиком, и просто так отпустить двух бандитов, которые хотели взорвать целую лунную станцию, он не мог. Надо было выяснить, чего они хотели. Он оставил свою тележку рядом с лестницей, таймер показывал шесть минут сорок две секунды, и бегом бросился обратно в зал. Остановившись перед той дверью, которая вела на яхту, Уно заглянул в окно шлюза. Никого. Нажав на кнопку, он открыл его и, стараясь не шуметь, побежал по нему к яхте. Гравитация вернулась к нормальному лунному значению и мальчик, не ожидавший этого, одним прыжком преодолел оставшийся путь до лестницы. Он почему-то подумал о том, что в шлюзе, который ведёт к аварийному боту, с силой тяжести было всё в порядке.

Поднявшись по лестнице, он очутился перед открытым люком звёздной яхты, который располагался в кормовой части корабля и вёл в центральный коридор, проходящий через всю яхту и заканчивающийся мостиком. Уно осторожно туда заглянул. Так и есть, Буфф уже сидел в левом кресле за пультом управления, а Мидоло только усаживался в правое и небрежно бросил небольшую сумку на пол рядом с собой.

– Записи Темпуро у нас, – сообщил он Буффу. – Теперь надо поскорее отсюда сматываться, пока мы тут на атомы не расщепились.

Буфф начал предполётную проверку, а Уно, стараясь даже не дышать, прижимаясь к стене и умоляя пустоту и всех, кого только знал, чтобы никто из бандитов не обернулся, прошел на цыпочках по коридору до мостика, затем лёг на пол и прополз оставшееся расстояние до кресел. На него никто не обратил внимание. Уно, лежа за креслами пилотов, протянул руку и аккуратно взял небольшую сумку. Я псих, решил мальчик, уползая с добычей. Вернувшись в коридор, он также осторожно дошёл до выхода из звёздной яхты и вылез в шлюз. Очень вовремя, тот как раз начал закрываться. Бегом бросившись по рукаву шлюза, он спланировал при низкой гравитации с лестницы и в два шага преодолел расстояние до двери, ведущей в зал лунной станции, та автоматически открылась при его приближении и сразу же за ним захлопнулась, а зеленый индикатор, мигнув, стал красным. Яхта отстыковалась.

Уно со всех ног побежал к шлюзу спасательного бота. Забежав в жёлтый рукав, он первым делом посмотрел на активатор, установленный на бомбе. Оставалось еще три минуты двадцать семь секунд. Потянув ящик с бомбой за собой, он начал подниматься по лестнице, ведущей к боту, а тележка послушно полетела за ним, огибая ступеньки. Заскочив в открытый люк спасательного корабля, мальчик установил свой груз по центру и перевел рычажок на ручке тележки в нижнее положение. Ящик опустился на палубу, и просто так его оттуда было уже не сдвинуть. Тележку, на всякий случай, пришлось вытолкать в рукав шлюза. Таймер на бомбе показывал две минуты тридцать семь секунд.

Мальчик подбежал к пульту управления спасательным ботом. Его надо было запустить подальше от станции, но с отложенным стартом, чтобы самому успеть выбраться с него. Нажав на зеленую кнопку с надписью: «ВКЛ», он услышал голос вычислителя:

– Аварийный бот активирован, – сообщил тот и замолчал.

– Отлететь от станции на максимальном ускорении на тысячу километров, – приказал Уно.

– Исполняю, – сообщил вычислитель.

– Отложить операцию на тридцать секунд!!! – заорал Уно, понимая, что сейчас спасательная капсула улетит вместе с ним на борту.

– Начинаю обратный отсчет. Двадцать девять, двадцать восемь, двадцать семь…

Уно со всех ног бросился вон из капсулы. Пробегая мимо бомбы, он мельком глянул на неё: одна минута сорок одна секунда. Споткнувшись о тележку, которая валялась у лестницы шлюза, он растянулся на полу. Даже не заметив боли в ушибленном колене, Уно вскочил и побежал к двери. Та гостеприимно открылась и пустила его в зал. Огонёк над дверью поменял цвет с зелёного на красный. Маленькая капсула отправилась в последний полёт, спасая всех, кто находился на станции.

В самом углу зала Уно приметил небольшое смотровое окошко у потолка и простенькую приставную лестницу, ведущую к нему. Забравшись на неё, он увидел бот, улетающий от Луны и уже превратившийся в маленькую сверкающую точку. Прошло секунд тридцать, которые показались мальчику вечностью, и в небе вспыхнула яркая звезда. Её свет ослепил Уно, и тот зажмурил глаза, чтобы совсем не лишиться зрения, а когда открыл их, небо снова было чёрным и холодным.

Тут открылся шлюз Транзистора, и оттуда, головой вперед, вылетел матрос Юджин. Встав с пола, он накинулся на своего юнгу:

– Это ты натворил, паршивец! – орал матрос, тряся Уно за руку. – Признавайся!

– Я тебе жизнь спас! – мальчик с трудом выдернул свою руку из крепкой хватки матроса. – Можешь не благодарить!

– А ну марш к командиру! Пусть он разбирается кто кого спас! – он снова схватил мальчишку за руку и потащил на борт Транзистора.

Сидя за столом в кают-компании, Уно рассказал свою историю. Умолчав только о том, что у него под курткой была сумка с кое-чем ценным. Джонатан Кук задумчиво пожевал свою бороду, разглядывая мальчика.

– Ладно, посмотрим записи системы наблюдения, – решил он, – а там подумаем.

Они вернулись в музей, а навстречу им из лифта уже бежал пожилой мужчина в коричневом костюме.

– Где этот негодяй?! Кто взорвал аварийный бот?! Наказать по всей строгости!

– Не торопитесь, господин директор, – осадил того капитан, когда руки с длинными пальцами уже готовы были сомкнуться на шее паренька. – У вас же установлена система наблюдения, давайте сначала посмотрим, что она записала.

– Только из уважения к вам, господин Кук, – нехотя согласился директор музея.

Пока они ехали в лифте, директор сверлил Уно своими глазищами. Когда лифт остановился на предпоследнем этаже, где располагалась администрация, мальчику уже казалось, что на месте лба у него огромная дыра, через которую мог пролететь их Транзистор.

– Прошу в мой кабинет, – пригласил их директор. – Сейчас мы посмотрим, кто тут делов наделал, – он строго посмотрел на Уно и спросил: – Будешь признаваться, пока есть возможность?

– Нет, не буду! – отрезал мальчик, – еще посмотрим, кто потом извиняться будет!

Директор несколько озадаченно посмотрел на Уно, удивленный его упорством и уверенностью в себе.

– Проходите, – он открыл дверь и посторонился, пропуская капитана Кука и Уно. – Располагайтесь в креслах у стола.

Кабинет директора выглядел впечатляюще. Стены были отделаны панелями из красного дерева. На полу лежал толстый ковер с затейливым узором. На стенах висели старинные картины в золотистых рамках, а вдоль левой стены стоял шкаф со стеклянными дверями. На его полках были расположены разнообразные артефакты, назначения которых Уно даже представить не мог.

Вместо того чтобы сесть в кресло, мальчик подбежал к шкафу и начал рассматривать предметы, стоящие в нём. Штуки там были интересные. Уно начал читать подписи на небольших ярлыках, привязанных к артефактам: микроскоп, печатная машинка, радио, патефон, прялка, наручные часы, карманные часы, настольные часы, персональный компьютер, телевизор, телефон, весы, смартфон, бинокль, тостер, чайный сервиз и коммуникатор, похожий на тот, который висел на руке у мальчика.

Осмотрев первую полку, Уно собрался перейти ко второй, но тут его позвали:

– Господин Арно, прошу вас подойти к нам, – позвал его директор.

Мальчик подошел к столу и забрался на свободное кресло. Табличка, стоящая на столе, гласила: «Роберт Свон, директор музея». Проектор, вмонтированный в столешницу, демонстрировал, как Уно забежал на склад, вслед за здоровяком. Дальнейшие события развивались для Уно совершенно предсказуемо, и директор Свон прекратил трансляцию на том моменте, когда Юджин тряс мальчика, интересуясь тем, кто всё это устроил.

– Молодой человек, я должен принести вам свои извинения, как вы и просили, – сказал директор, после того, как целую минуту просидел молча, уставившись в одну точку. – В качестве компенсации лично от меня прошу принять этот небольшой презент, – он достал из ящика конверт и протянул его Уно.

Мальчик с интересом взял конверт и заглянул внутрь. Там лежало приглашение на участие в больших марсианских гонках.

– Это что, мне? – не веря своим глазам, спросил Уно.

– Да, хотел сам погонять по красной планете, но теперь с бюрократией замучаешься, а гонка уже завтра. Поэтому – развлекайтесь! – пожелал директор Уно, а затем обратился к капитану: – Я надеюсь, господин Кук, вы сможете потратить два дня своего времени, чтобы слетать с Уно на Марс?

– Не сомневайтесь, господин Свон, обязательно слетаем, – пообещал Джонатан Кук и подмигнул мальчишке, который никак не мог поверить происходящему.

– В таком случае, хочу пожелать вам удачи! – директор встал из-за стола и протянул руку сначала мальчику, а потом капитану. – Кстати, Джонатан, хочу предупредить: я отправлю в двенадцатичасовой сеанс внутригалактической связи сообщение в службу галактической безопасности о нашем происшествии, так что не удивляйся, если к вам пожалуют гости в синих костюмах.

– Само-собой, Роберт, – капитан еще раз пожал руку директору. – Пошли, юнга, сейчас ты расскажешь мне, зачем полез на яхту к пиратам.

– Директор, – обернулся у двери Уно, – скажите, а кто такой профессор Темпуро?

– А для этого, молодой человек, существуют учебники истории, идите – просвещайтесь!

– Пошли, историк! – Потянул капитан мальчика за руку. – Нам еще твоих друзей по всему музею искать.

***

Ждите продолжение истории о звездном юнге в рассказе «Марс не догонят».


В оформлении обложки использованы изображения с https://pixabay.com/ по лицензии СС0