КулЛиб электронная библиотека 

Ворон на карнизе [Кристофер Сиб] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кристофер Сиб Ворон на карнизе

1

Дождь лил, не переставая, третий день. Тяжелые тучи опустились так низко к земле, что казалось, можно поднять руку и загрести мозолистой ладонью серую массу. Они давили на крыши домов, отчего те кряхтели и натужно скрипели время от времени, медленно переваривая попавших в их чрево людей. Еще немного, и небеса осядут влажной массой на грязный город, затопят жалких крыс, что надираются до беспамятства в подворотнях и подъездах, насилуют и убивают без причины; сметут жирных пауков – главарей уличных банд – дергающих за нити паутины; перемелют в труху диких шакалов – мелких воришек – питающихся падалью. Дождь смоет кровь и копоть с улиц – вселенский потоп, после которого никто не выживет. Даже такие, как я.

Особенно такие, как я.

За стеклом в полумраке хрущевки извиваются два тела. Я вижу их тени на стене сквозь наполовину занавешенное окно, чую их запах, слышу их стоны. Этот недоносок заваливается к ней, когда припрёт, трахает ее и уходит, оставляя деньги на тумбочке. Нет, она не шлюха, просто выбрала не того парня. Хотя, как поглядеть. Он мог бы и не платить за секс, как поступают остальные из его банды со своими подружками. Достаточно показать наколку на запястье, и любая раздвинет ноги, чтобы получить защиту на улице. Защиту от полиции, защиту от других банд, защиту от бедности и голода. У Синих Черепов хватит жратвы на всех продажных девок этого района. У Синих Черепов достаточно власти, чтобы вырезать целые семьи, когда нужна их квартира. У них хватило жадности, чтобы вырезать и сжечь мою семью. Но они просчитались…

Я сидел на перилах балкона, словно черный ворон, и слушал неровный шелест дождя. Капли глухо ударялись о кожаный плащ, стекая и падая вниз. Я не двигался. Ждал. Случайный прохожий, бросивший взгляд вверх, решит, что кто-то выставил огромное чучело, набитое всяким рваньём, чтобы отпугнуть злых духов. Да только внутри меня не рваньё, а ненависть, и злые духи со мной заодно – они отвели мою Смерть в пивнушку поразвлечься до поры до времени. У них в этом городе появились конкуренты, от которых надо избавиться, и я с радостью уничтожу каждого, кто приложил руку к убийству моей семьи.

Шрамы на спине и животе чесались, мешая сосредоточиться. Кривой разрез от уха до уха сросся, превратив рот в кошмарную, ухмыляющуюся карикатуру на чеширского кота. Они заплатят. Пока последний из них не истечет кровью, моя душа будет бесноваться в клетке злых духов, жаждущих мести.

Он кончил, как всегда, быстро. Жадно прорычал, излив грязное семя на живот измученной частыми визитами девушки. Я ждал, сместившись вбок, к стене. Я двигался бесшумно, как самый скрытный и смертоносный демон. Он выйдет покурить на балкон, как и всегда. Он любит дождь и ту черную жижу, что стекает по тротуарам после сильного ливня. Старая, обшарпанная, деревянная дверь открылась. За ней вторая. Дрогнуло и зазвенело стекло. Он меня не заметил.


2

Желтый огонек вспыхнул и тут же потух, оставив после себя пульсирующую красную точку во тьме. Кончик сигареты становился ярче и гас, сменяясь струей дыма. Этот здоровяк дышал тяжело, но размеренно. Он даже не надел трусы, так и стоял с обмякшим членом, довольный собой, предвкушая второй акт сексуальной постановки, где он играл главную и единственную роль. Массовка же сейчас смывала в душе жалкие рукоплескания зрителей с живота. При каждой затяжке красный уголек высвечивал наколку в виде черепа на запястье. Безглазая и безволосая голова словно подмигивала мне: «Сейчас, убей его сейчас! Не тяни, а то заметит!»

Может я хочу, чтобы он меня заметил.

Словно услышав мои сумбурные мысли, здоровяк повернул голову в сторону гигантской тени ворона. На мгновение его глаза расширились, а затем превратились в узкие щелочки. Рука рванулась к бедру, где он держал свой тесак, но схватила лишь скользкую от пота кожу. В моей руке блеснуло длинное, тонкое лезвие, какими пользовались цирюльники. Короткий взмах – будто колыхнулась тень, черная, как жуткий ночной кошмар – и из его горла хлынула темная кровь. Он даже не успел вскрикнуть. Брови удивленно метнулись вверх, руки рванулись к горлу, пытаясь зажать рану, а вялый член дернулся, будто в нем пряталась последняя толика его человечности, страшащаяся возмездия. Здоровяк упал на спину, издавая булькающие, клокочущие звуки. Грудь, живот и плечи залиты кровью. На миг мне показалось, что он просто надел фартук, чтобы пожарить яичницу и не обжечь брызгами масла свои яйца. Он пытался меня лягнуть, в ужасе пятясь к ограждению балкона, а я лишь неслышно спрыгнул с перил и ждал, когда он сдохнет.

– Помнишь меня?

Вода в ванной разом стихла. Дверь приоткрылась, бросив желтоватый свет в коридор.

Поторопись!

Проклятые духи, вечно торопят, лезут в мою башку!

– Хорошо.

Я ударил его в живот, заставив скрутиться в кровавый подыхающий узел. Схватил левую руку, повернул запястьем к себе и двумя точными движениями срезал наколку. Бросив клочок кожи в карман, я сделал еще два надреза: один – от уха до уха, как и остальным трупам из его банды, а другой – вдоль живота, от солнечного сплетения к паху. Здоровяк быстро затих, а я перемахнул через невысокое ограждение балкона и растворился во тьме.


3

Мне снился их главный Череп. Всегда снится только он, будто внутренний светящийся ненавистью взгляд был прикован к нему. Крепкий, жилистый, с волосатыми руками и спиной, он рвал и метал, кидаясь на своих шестерок. Череп брызгал слюной, орал, а четверо парней (каждый вдвое здоровее главаря) тряслись, как китайская хохлатая на морозе.

– Вашу мать! Это уже четвертый за неделю! Четвертый, сука!

Да, сука, я вырежу и остальных твоих командиров, а потом шестерок и, наконец, приду за тобой.

– Где?

Череп повернулся спиной к подчиненным, опустив руки на дубовый стол. В зале с высокими потолками царил полумрак заброшенного завода. По металлической крыше колошматил дождь.

– У его шлюхи на балконе, – выдавила из себя здоровенная детина. Остальные испуганно примолкли. – Ему брюхо вспороли, и это, харю тоже.

– Что девка сказала?

– Да ничо, ноет только без остановки. Но это, типа, не по-настоящему. Ну типа без соплей там. Короче, я у нее двоих парней оставил, чтоб не свалила.

– Отправь к ней еще пятерых, и пусть долбят ее во все входящие и выходящие до тех пор, пока не скажет всё, что видела. Ты меня понял?!

– Да, босс. Понял, босс.

– А потом приведи ко мне, – Череп хищно обернулся к шестеркам, добавив почти шепотом. – Я удавлю этого мудилу, когда найду.

Сон прервался. Злые, мать их, духи не оставляли меня без развлечений со дня моей смерти – подключили прямиком в мозг кабельный канал с вещанием из логова Черепа. Хотя смерти-то никакой не было. Меня подлатали, не знаю кто и как, и поставили на ноги за пару месяцев. Когда я впервые пришел в себя не одурманенный обезболами, они уже говорили в моей голове. Звали, грызли остатки изломанной души, скребли когтями по черепушке изнутри. И все их старания были напрасны – я и без их помощи знал, чем займу остаток своей жизни. Буду мстить.

Двое у девки и еще пятеро в пути, говоришь? Что ж, омерзительная семерка, я иду!


4

У нас на районе, когда я был маленьким, считалось, что увидеть черного ворона на карнизе в полнолуние – означает скорую смерть. И мы жутко боялись этого поверия. Помню, как трясся ночами глядя на занавешенное окно и гадая, сядет ли сегодня на карниз ворон. Больше я не боялся этой приметы. Когда ты сам стал черным предвестником Смерти, можно забыть о страхе.

Я увидел их издалека. Двое курили на том же балконе, где я лишил жизни их дружка – командира боевиков одного из отрядов Черепа. Эти были рангом поменьше, как и те, что прибудут за ними. Два огонька попеременно вспыхивали в вечерних сумерках. Унылый дождь, ударявший по лужам и крыше, скрадывал их разговор.

Я взобрался на крышу, спустился по скользкому железу к самому краю, ухватился за старый, проржавевший снегозадержатель и спрыгнул на балкон пятого этажа. Она жила на третьем, а значит, мне предстоит еще два прыжка. А ведь когда-то я жутко боялся высоты.

За окном вспыхнул свет, выхватив мой силуэт из сумрака. В скудно обставленную комнату с засаленными бежевыми обоями и старым, еще из советских времен, шкафом, вошел мужчина лет сорока, а следом вбежал, вытирая лохматую голову полотенцем, мальчишка лет девяти. Мужчина устало сел в кресло с деревянными подлокотниками, стянул забрызганные дождем штаны и надел трико, висевшее тут же. Парнишка бросил полотенце и убежал в кухню. Я сместился в тень, зачарованно глядя на непривычную картину рутинной человеческой жизни. Мальчишка напоминал меня в его же возрасте. Такой же щуплый, неказистый и упёртый. Он притащил отцу и себе бутерброды. Под мышкой держал бутыль дешевой газировки ядовито-желтого цвета. Мужчина пересел на диван, взял в руки книгу и погрузился в историю, жуя сухой хлеб с плавленым сыром и колбасой. Мальчишка налегал на газировку. Покончив с ужином, он утащил тарелку с крошками и полупустую бутылку в кухню, а сам привалился к отцу, глядя на что-то, чего я не видел. Мужчина машинально обнял паренька, притянул к себе и тяжело вздохнул.

Неужели в этом прогнившем мире есть место такому безмятежному спокойствию? Разве что под самой крышей, куда не добралось отребье со дна этого города.

Я не верил в то, что вижу. И тут перед глазами стали вспыхивать картинки из прошлого… моего прошлого. Светлый день, я держу за руку красивую темноволосую девушку…

Кристина

…покупаю ей мороженое, веду в парк. Родители забирают меня из школы после уроков, а затем, накормив жареной картошкой, собираются на вторую работу. Друзья, до того, как попасть в банды, зовут попинать обшарпанный мяч во дворе…

– Пошли, я уже яйца себе отморозил!

Грубый голос с третьего этажа развеял иллюзию. Боевики Черепа накурились и идут внутрь.

– Дверь не закрывай, а то не услышим. Этот мудень любит по балконам скакать.

В голосе слышался страх.

Пора.


5

Боевики побросали окурки вниз и вернулись в дом, оставив дверь приоткрытой. В комнате горел свет, ложась желтыми пятнами на влажный бетон и железные перила балкона. Оставив отца с сыном в параллельной, более светлой и живой вселенной, я бесшумно спустился в островок тени. Притаился. Ждал.

Комната оказалась ухоженной, чистой. Двое бугаёв вальяжно расселись в креслах, пялясь в бубнящий какую-то чушь телевизор. Девушка испуганно застыла на диване, поджав под себя ноги. На щеке красовался след от пощечины. Домашнее трико порвано на колене, а ворот футболки растянут. Ее потрепали, но насиловать не стали, пока не даст добро главный.

В дверь позвонили.

Девушка вздрогнула, посмотрев сперва на одного, а затем на другого. Бугаи переглянулись. Она попыталась встать, чтобы пойти открыть дверь, но один из боевиков грубо осадил ее.

– Не рыпайся, шалава. Серый, иди открой.

Серый повиновался. В руке второго появился пистолет. Он напряженно уставился на проем, уходящий в коридор прихожей. Я чувствовал его страх. Все они боялись черной тени, что вспарывает животы их командирам. Они знали, что я приду и за ними.

Дверь на балкон тихо скрипнула, я скользнул в образовавшуюся щель. Белый шрам через все лицо блеснул демонической ухмылкой в свете лампочки. Девушка вскрикнула, но было поздно. Здоровяк с пистолетом уже обливался кровью с перерезанным горлом на полу. Перешагнув через него, я пошел на голоса из прихожей. Прибыла пятерка, чтобы «долбить девку». Они оживленно переговаривались, подначивая друг друга, предвкушая пир для своих гениталий. Я расправился с ними тихо и с быстротой молнии. Метнув короткий нож в открытый электрощиток и погрузив квартиру во мрак, я отправил их к праотцам меньше, чем за минуту.

Вернувшись в зал, я увидел ее. Дуло пистолета смотрело мне в грудь, горящие глаза уставились на изуродованное лицо, руки ходили ходуном, а ноги подкашивались.

– Кто ты?

В густом полумраке она показалась мне смутно знакомой. Эти темные волосы, стянутые на затылке, широко расставленные глаза, пухлые губы и по-детски доброе лицо. Правда, сейчас оно было напряжено до предела, что не мешало проступать ее прежней внешности, словно через плотную завесу тумана.

Кристина…

– Кристина?

– Что?

Она, видимо, решила, что это ответ на ее вопрос. К демонической ухмылке добавилась моя.

– Я тебя не обижу, – я удивился тому, насколько мягким был мой голос. – Опусти пистолет, и я уйду.

Тебя видели! Уходи! Уходи!

Злые духи отрабатывают свою часть контракта. Я слышал их скользкие голоса в голове. Они направляли меня, вкладывали в мои руки оружие, заставляли бежать, когда Смерть стояла позади, занеся древний топор в зазубринах над моей головой.

Девушка заметила, как затуманился мой взгляд, дернулось лицо. Дрожи в руках поубавилось.

– Говори, кто ты или я выстрелю!

Уходи!!!

Я тонул в ее больших глазах, горящих решимостью, и не мог прогнать видение из прошлого. Словно душа Кристины смотрела на меня из нее, умоляла остановиться.

Они идут за тобой! Оставь девку! Уходи!

– Они пришли, чтобы изнасиловать и убить тебя, – я говорил так же мягко, но не мог прогнать из голоса злые огоньки. – Они придут снова.

Я протянул руку ладонью вверх. Демоны в голове вопили во всю глотку, прогоняя меня прочь.

Череп уязвим!!! С ним всего четверо боевиков!!! Уходи, иди к нему! Они все идут сюда!

Кристина испугано уставилась на ладонь в крови, медленно опуская пистолет. В ее лице читалось отчаяние и ужас.

– Идем.

Словно зачарованная, она взяла меня за руку и пошла следом.


6

Ее звали Света. Она крепко спала, свернувшись калачиком под провонявшей сыростью дубленкой на древнем диване заброшенного дома. Эту старую двухэтажную рухлядь собирались сносить, но не могли подогнать к ней технику из-за враждующих банд. Мне на их мелкие распри было насрать.

Пока мы брели под моросящим дождем (я отдал ей свой плащ), Света не проронила ни слова. Заговорила она, когда мы оказались под крышей моей конуры. Говорила она долго, словно прорвало плотину из старых обид и нечеловеческого обращения. Убедившись, что я не собираюсь ее убивать, Света рассказала мне все. Как отправила малолетнюю дочь к матери в деревню, чтобы спасти от Синих Черепов, захвативших район. Как осталась зарабатывать деньги, но пришел Иван – тот здоровяк с перерезанным горлом – и сделал ее своей подстилкой. Как по капле истекала вера в жизнь.

– Я и жила-то только ради моей малышки, – сотрясаясь от холода, говорила она. – Все деньги им с мамой отправляла. Она ведь у меня болеет, знаешь.

Я накрыл ее плечи старой дубленкой.

– Ты ведь не настоящий? – вдруг спросила Света. – Ты демон?

Я покачал головой. Длинные влажные волосы легонько коснулись шрамов на щеках. По ним еще стекали капли дождя.

– Кто тебя так?

– Они.

– Синие Черепа?

Я кивнул.

– Ты убьешь их за это? Убьешь всех до единого?

– Да.

И лишь услышав это, Света уснула.

Я не спал всю ночь. Злые духи молчали.


7

Я не чувствовал холода, пока Света не развела огонь. Все мое тело, внутренности и сама кровь пропитались ледяным дыханием Смерти. Ощутив тепло костра, я понял, насколько промёрз за эти недели. Ножки стульев, книжки и другой хлам потрескивали в миниатюрной ржавой буржуйке, которую девушка притащила из соседней квартиры. Трубу она выставила между досок разбитого окна.

Оказалось, что я все-таки спал.

Меня сморило под утро, когда волки, шакалы и крысы разбрелись по своим норам зализывать раны или набираться сил для следующего ночного разбоя. Когда я открыл глаза, Света грела руки у открытой дверцы буржуйки, взглядом приглашая меня присоединиться. Образ Кристины смутно проступал через ее бледную кожу. Демоны внутри меня не подавали признаков жизни.

Впервые за время после воскрешения я испугался.

Мне стало страшно, что я не закончу начатое, что духи отвернулись от меня и Череп останется жить.

– Как тебя зовут? – голос Светы вспыхнул живым огоньком в этом царстве дождя и мрака. Небесная вода все так же шелестела в листве и стучала по крыше.

– Не помню.

Мой голос скрипел после долгого молчания.

– За что тебя так? – она указала на шрамы на лице.

Ты еще не видела остального…

– Им нужен был наш дом, наша квартира, – это я помнил отчетливо. Единственное, что я хорошо помнил из прошлой жизни. – Они видели, как сопротивлялись в других районах, а потому, не стали запугивать, решили сразу провести показательную казнь, выбрав в жертву мою семью. Меня не было дома. Когда я вернулся, все закончилось. Черепа сжигали остатки того, что было моими близкими на глазах у всего дома. Никто даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь. Потом Черепа убили меня. Когда меня вернули, я сжег дотла весь их сраный скворечник (все-равно они были мертвы внутри) и пришел за теми, кто убил мою семью.

Лицо Светы исказил ужас, но только на миг, когда я оторвал взгляд от жаркого пламени в железной печи. Огонь растопил глыбу льда, что сковала внутренности. Боль вернулась и медленно истекала из меня, пока я говорил.

– Мне жаль их… жаль твою семью.

Света коснулась теплой ладонью моей руки.

– И спасибо, – она замялась, пытаясь подобрать слова. – Спасибо, что не бросил меня вчера.

Я кивнул.

– Куда ты сейчас? – Света растеряно глянула на меня, и я понял, что она решила остаться со мной. – Тебе нельзя здесь оставаться. Сегодня ты уедешь так далеко, где тебя не достанут Черепа. Дай мне год, и от них не останется даже воспоминаний.

Огонь в ее глазах вспыхнул вновь, и я увидел сквозь него Кристину. Она с укоризной смотрела на меня, будто мы оба живы, а я забыл, что обещал отвезти детей к ее родителям на праздник.

Неужели все это было в моей жизни?

– Я не могу… – начала Света, но я ее перебил.

– Забирай свою дочь и маму. Уезжай туда, где еще живет свет.

Я хотел добавить, что провожу ее до границы города, но не успел. Злые духи заговорили вновь, сообщая, что Синие Черепа у порога и идут убивать.


8

Демоны вернулись, почувствовав мою решимость идти до конца. Я не отказался от мести, не отказался бы и впредь, если бы не Кристина. Она одна могла заставить меня отступить. Теперь было поздно.

Я видел главного Черепа, как он отдает команды, направляет оставшихся боевиков к моему дому.

Как они узнали?

Видел крадущихся и трясущихся от страха солдат его поредевшего войска. Даже Череп не вселял в них такой страх, как демон ночи, черный ворон, сидящий на карнизе. Они впитали этот страх с разбавленным алкоголем и сигаретным дымом молоком матери. Они знали, что возмездия не избежать.

Осталось три командира из старой гвардии, и они сейчас пялились на дым из трубы, выставленной в заколоченное окошко второго этажа.

– Иди на чердак. Быстро!

Поняв все по моему лицу, Света повиновалась. Она пулей выскочила из квартиры, кинувшись к железной лестнице, ведущей на чердак.

Череп один. Прокрадись через строй боевиков и убей его!

Голоса в голове говорили вкрадчиво, почти нежно. Злые духи чувствовали мое сомнение, мой страх, мою уязвимость. Я оказался на перепутье: убив Черепа, я оставлю Свету

Кристину

на растерзание его боевикам. Оставшись защищать девушку, я упущу Черепа и, возможно, погибну сам. Демоны разжигали мою ненависть, чтобы прогнать сковывающий ужас выбора. И у них получилось.

Я знал, куда метят все вооруженные до зубов боевики. Они шли в ту квартиру на втором этаже, где еще потрескивали деревяшки в буржуйке.

– Он один! Чего вы трясетесь, как целки перед членом?! Идите и убейте его! – я видел, как Череп отдавал приказ. Его боевики не отступят, если только…

Словно услышав мои мысли, дождь пошел сильней. Он заливал им глаза и уши, шипел раскаленным железом в грязных лужах, звенел на крышах и кричал ветром в кронах высоких тополей. Незримой тенью я скользил между ними, вспарывая глотки, вырезая сердца, выпуская кишки наружу. Все они стекались к покосившемуся дому цвета запекшейся крови, где их ждала Смерть.

Две группы лежали трупами в грязи, когда подошли еще люди Черепа. Они заметили мертвецов, подняли тревогу, стали стрелять в каждый шевельнувшийся куст. Я затаился у стены соседнего дома наблюдая, как они подходят к моей конуре. Света еще там…

Я вышел из укрытия, рванул вперед и тут же словил пулю под ребра. Из горла стрелявшего через пару мгновений брызнула кровь. Остальные обернулись на выстрелы и открыли огонь. Раскаленный металл жалил спину, плечи и живот, но я не сбавлял темпа, мечась тенью крылатого ворона меж мертвецов (хотя они еще не знали, что уже мертвы). Я убил всех. Кто-то еще стонал, цепляя пальцами грязную землю, а другие лежали тихо, утопая в очищающем потоке ливня.

Остался один – Череп.

Я знал, в какой машине он прячется и мне казалось, что его охраняет демон покруче моего. Возможно, это он рассказал Черепу, где я прячусь. Возможно, злые духи все чаще будут проникать в наш мир, чтобы навести тут свой порядок. Возможно…

Истекая кровью, шатаясь, я двинулся вперед, огибая соседнюю пятиэтажку. За ней ждал Череп с небольшим отрядом охраны. Силы покидали меня. Злые духи опять умолкли. Казалось, они списали меня со счетов за то, что я снова выбрал Кристину. Я понимал, что сейчас умру. Я видел ее глаза перед собой, ее умоляющий взгляд, ее любящий взгляд. Кристина звала меня, и я ощутил, как нечто живое всколыхнулось под черствой коркой внутри меня.

Хм, так значит, они не забрали мою душу…

Я упал на колени, упершись руками в асфальт. Дождь ослаб. Теперь он бросал редкие капли на землю. С моей головы и черного кожаного плаща лило ручьями, и не только вода, но и кровь. Я знал, вот-вот из-за дома выйдет Череп, приставит к моей голове пистолет и спустит курок.

Громыхнул выстрел, за ним еще один, а следом началась короткая, но ожесточенная перестрелка. Гремели автоматы, плевались дробью обрезы, звенело разнесенное в клочья стекло. Со всех сторон бежали вооруженные люди…

Падая лицом на асфальт, я понял, что случилось. Одна из банд, воющих за эту территорию, изрешетила Черепа с его охраной за то, что вторглись в их владения. Они не знали, кого убивают, да им было на это насрать, раз уж поступил приказ от главного.

Щеку рассёк острый камень, хлынула кровь.

Я умирал медленно, наблюдая, как мельтешат перед лицом чьи-то ноги, слыша выстрелы (они добивали раненых), глядя на мою конуру с трубой из окна. Из нее больше не шел дым. Они не найдут Свету. Я знал это, чувствовал тем, что осталось от моей души. Я знал, что она уйдет этой ночью, знал, что найдет свою дочь и мать, видел, как она живет в деревне, не ведая страха…

И вдруг я увидел Кристину. Прекрасная, как и всегда, она стояла на островке света и звала меня. Из ее глаз лились слезы, но то были слезы радости.

Дождь прекратился всего на минуту. Одинокий лучик, пробившись сквозь тучи, упал на истерзанное пулями тело в черном плаще. С высоты пятого этажа могло показаться, что это мертвая птица, сбитая в полете безжалостным, трусливым мальчишкой с воздушным ружьем в руках. И ее уносит в луче света на небо. А значит, эту ночь можно спать спокойно. Ворон на карнизе не появится.