КулЛиб электронная библиотека 

Испытательный срок (СИ) [Марлюшка] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



====== 1 ======

1

Утро пятницы, 20 сентября

Кастиэль недовольно потянул на себя уползающее одеяло. Да сколько же можно, специально ведь купили кингсайзный постельный комплект, а всё равно каждое утро одна и та же история. И, главное, половина одеяла на полу с противоположной стороны кровати. Завтра Кастиэль прибьёт его гвоздями со своей стороны.

Он спихнул с талии чужую руку и лениво покосился на часы. Половина третьего, ещё спать и спать. Кастиэль блаженно замурчал, вновь опуская голову на подушку, но тут же с сомнением приподнялся и посмотрел в окно.

Как-то светловато для половины третьего ночи.

С тяжёлым вздохом он выполз из-под одеяла и подошёл к столу, на котором лежал его мобильный телефон. Ну, всё правильно, половина тре… Половина десятого!

Сон как рукой сняло.

Чёрт, Джимми его с потрохами съест, он ведь тысячу раз говорил ему, что пора бы уже отказаться от механического будильника и доверить эту ответственную функцию мобильнику. Чёрт, чёрт. Хорошо, что он хотя бы одежду подготовил с вечера… Будто бы в его шкафу было из чего выбирать. Кастиэль попытался одновременно и бесшумно, чтобы не разбудить Джимми, натянуть брюки и рубашку и потерпел полный провал.

Позавтракать он, конечно, не успеет… об удобном автобусе тоже лучше забыть, он едет слишком долго, придётся скакать по линиям метро, может, тогда ему повезёт, и он сможет добраться до Сандовера меньше, чем за час… Ну почему именно сегодня, когда у него назначено такое долгожданное, первое за несколько месяцев собеседование?!

На ходу надевая пиджак и не глядя поправляя галстук, Кастиэль налетел коленом на угол кровати и крепко зажмурился от боли. Эта квартирка была слишком маленькой для них двоих.

Нахмурившись, Кастиэль оборвал себя на середине мысли. Да, пусть сейчас они с братом вынуждены ютиться в крохотной однокомнатной квартире и постоянно натыкаться на острые углы, они должны радоваться уже тому, что им есть, где жить, что они смогли оплатить обучение хотя бы Джимми. И разве они не были ещё счастливее, чем сейчас, когда в этой же самой квартире они жили вчетвером, когда их родители были ещё живы, несмотря на то, что тогда им с Джимми приходилось спать на полу?

Пристыдив себя таким образом, Кастиэль зашёл в ванну и прополоскал рот — времени чистить зубы не было. Съест жвачку по дороге в Сандовер. Хуже было то, что ему некогда было побриться — ну почему он не подумал об этом вчера вечером? И галстук повязался как-то криво. Кастиэль одёрнул его, но прихорашиваться было недосуг — успеет в метро.

Может, нет смысла и ехать? Небритый, всклокоченный, помятый, перекошенный — разве такого примут на работу в такое место, как Сандовер — успешный модный дом?

Кастиэль свёл брови и велел себе не предаваться упадническим настроям, а выметаться из квартиры, пока он окончательно не опоздал. В конце концов, у него давно не было не то что такого хорошего шанса, а вообще хоть какого-то шанса. Пусть даже он и был уверен, что его знания позволили бы ему выбирать из множества престижных компаний, будь у него хоть какое-то их подтверждение. К сожалению, когда они с Джимми окончили школу, все деньги, которые их родители откладывали на их обучение, ушли на операцию для мамы. Ни он, ни Джимми, безусловно, ни на секунду не задумались, отказываясь от этих денег, тем более что операция прошла более чем успешно. Мама была снова здорова, вот только через полгода они с отцом попали в аварию и оба погибли.

— Доброе утро, Кастиэль.

Кастиэль вздрогнул и улыбнулся Амелии, которая как раз выходила из квартиры напротив. Амелия была их с Джимми подругой детства, и иногда Кастиэль надеялся, что, может быть, когда-нибудь она станет ему больше, чем подругой. Возможно, сегодня он получит эту работу, и, когда у него будет первая зарплата, он сможет выделить из неё сколько-нибудь денег и пригласить Амелию на свидание…

— Собеседование?

— Да, — Кастиэль неловко пригладил волосы. Может, всё-таки стоило подзадержаться у зеркала перед выходом — всего-то пара минут…

— Удачи, — улыбнулась Амелия.

Они молча спустились по лестнице, и Кастиэль напрасно напоминал себе, что медленно идти рядом с ней — слишком большая роскошь для опаздывающего на самое важное собеседование в жизни.


Дина разбудил звонок телефона. Он простонал и попытался натянуть одеяло на голову, но вовремя осознал, что слышит мелодию Лизы, и вспомнил, что накануне они повздорили, а ссориться с ней было очень, очень неправильно, если он хотел получить её голос на сегодняшнем собрании. Так что он со вздохом отпихнул одеяло, прокашлялся и ответил на звонок.

— Да, милая, — сказал он.

— Ты что, только что проснулся? — с подозрением спросила Лиза.

— Нет, — бодро соврал Дин. — Был в душе, услышал твой звонок. Между прочим, как раз думал о тебе.

— Вот не надо, — буркнула Лиза, но Дин знал, что она была рада это услышать. Ладно, может, он действительно подумает о ней в душе. — Я просто хотела убедиться, что ты не опоздаешь на собрание.

Дин с опаской посмотрел на часы — нет, всё было в норме. Он прекрасно укладывался. Правда, подумать о ком-нибудь в душе не успеет, но это ничего.

— Может, мы встретимся до собрания и поговорим? — предложил он. Заручиться её поддержкой лишний раз не помешает.

— Лучше после, — отрезала она. — Мне ещё нужно подумать. Знаешь, определиться с выбором.

— Не сомневаюсь, что ты сделаешь прави…

В трубке послышались гудки.

Дин вздохнул. Ну почему она должна быть такой своенравной?

Принимая душ, он стал высчитывать свои сегодняшние шансы — в тысячный раз после того, как его отец объявил о том, что собирается отойти от дел. Дин провёл колоссальную работу по привлечению членов Совета акционеров на свою сторону, но Сэм тоже времени не терял, и нельзя было быть уверенным ни в ком. Даже в Лизе.

Ну, одно Дин знал точно: он проголосует за себя, а Сэм за себя. Кроме них, оставалось ещё пять членов собрания. И Адам. Адам определённо был на стороне Сэма, но, к счастью, на данный момент по этому поводу можно было не заморачиваться: ему было всего семнадцать, и права голоса он не имел, если только остальные голоса не делились поровну. Но сегодня это не должно было случиться… Дин очень на это надеялся. Чёрт, а если кто-нибудь не придёт? Или воздержится?

С тяжёлым вздохом Дин выключил воду и потянулся за полотенцем, чуть не вывалившись из кабинки. Чёрт, в этой квартире всё находится слишком далеко от всего. Когда он покупал её, он ещё не понимал того, что квартира может быть слишком большой для одного.

Впрочем, скоро к нему переедет Лиза. При этой мысли Дин снова вздохнул. Почему-то ему не казалось, что от этого в квартире станет уютнее.

Угрюмо потягивая кофе, он думал о том, что осталось совсем немного. Подумать только, он ждал этого месяцы, а всё разрешится в каких-нибудь пять минут.

Он должен победить, в тысяча первый — или в сто тысяч первый — раз подумал он. Он голосует за себя, Сэм за себя… чёртов мелкий, будто тот факт, что в свои двадцать он получил уже (почти) два образования, юридическое и (почти) экономическое, и замахивается на третье, делает его лучше Дина с его едва оконченным колледжем. Какая разница, сколько бумажек у кого в кармане? Дин любит Сандовер, он с детства мечтал возглавить его, он работал в нём, он живёт им. А Сэм?

Отец, конечно, проголосует за Сэма. Да, отец из тех, кто покупается на всякие там учёные степени и достижения. Хотя, казалось бы, он как никто другой должен бы знать, что Дин чувствует Сандовер, знает, что лучше для компании, отдаст работе всего себя. Ведь они несколько лет проработали вместе! А, может, не из-за степеней даже он проголосует за младшего сына, а потому, что любит его больше. Неважно, сколько они ругались, он всегда заботился о Сэме больше, чем о Дине. Или чем об Адаме…

Мама проголосует за Дина. Не потому, что считает это более разумным, или потому, что Дина любит больше. Просто не захочет, чтобы он считал себя обиженным. И наоборот, если отец вдруг учудит и назовёт имя Дина, мама отдаст голос Сэму.

Бобби… Дин почти уверен, что он проголосует за Сэма. Почти так же, как почти уверен, что Лиза проголосует за него. Впрочем, сейчас ему казалось, что он ошибся во всех сразу и что против него будут все…

Но, по большому счёту, единственной, насчёт кого Дин понятия не имел, что и думать, была Наоми. Он угождал ей, как мог, но она оставалась загадкой. Может, не стоило в тот раз говорить, что она самый ценный человек в организации после его отца? Не слишком ли это было… явно?

Но будет неважно, что там думает о нём Наоми, если Лиза проголосует за Сэма. Чёрт, как можно быть вообще уверенным в женщине? Да ещё и в такой ревнивой? Ну да, ревнует она не зря, но ведь она ни разу не застукала его ни с кем. Наверняка Сэм её на него науськивает.

Он ненавидит Сэма.

Эти мысли сведут его с ума!

Велев себе думать о чём угодно, кроме сегодняшнего собрания, Дин подошёл к шкафу. Нужно было ещё выбрать костюм.


Сэм невольно поморщился, когда зазвонил телефон, — ему не хотелось ни с кем разговаривать в такой день. Но, взглянув на экран и увидев, кто звонит, он улыбнулся и ответил на звонок.

— Привет, Люк, — дружелюбно сказал он. — Не спишь?

— Вообще-то у меня сегодня рабочий день, если ты не забыл, — усмехнулся Люк. — И мне сегодня работать за двоих, потому что кое-кто упорхнул по своим делам.

— Извини…

— Да ладно, — Люк засмеялся. — Ты же знаешь, даже если бы сегодня был выходной день, я бы всё равно подорвался с утра пораньше. Нам ведь ещё отмечать твоё назначение, не забыл? Надеюсь, ты после этого не забудешь о старом друге?

— Конечно, нет, — Сэм тоже засмеялся, хотя с самого утра был как на иголках. — Но зря ты так уверен, что меня выберут.

— Ты же помнишь, о чём я тебе говорил, Сэм. Слабое место Дина — это Лиза.

— Я просто…- Сэм запнулся. — Я… может, я неправильно делаю, выставляя сегодня свою кандидатуру? Мы с Дином всегда были дружны, и я не хочу ссориться с ним, и ссорить его с Лизой, и я не уверен, что я готов возглавить компанию отца…

— Сэм, — голос Люка посуровел, — мы с тобой об этом уже говорили. Ты просто паникуешь, потому что ответственный момент близко. Не позволяй этому заставить тебя передумать. Ты принял решение. Ты ведь знаешь, если Дин так же дорожит вашей дружбой, он смирится с твоей победой. А их отношения с Лизой… впрочем, ты и сам лучше меня знаешь, что они не созданы друг для друга. Что же насчёт твоей готовности руководить… ты готов куда лучше Дина. Ты ведь знаешь его и догадываешься, чем он занимался в колледже вместо получения образования. Кроме того, я всегда буду рядом. Ты знаешь, что можешь на меня рассчитывать.

— Да, — вздохнул Сэм. — Я знаю, Люк. Спасибо, что позвонил. Мне намного легче.

— Для этого ведь и нужны друзья, верно? — Люк снова засмеялся. — Ладно, сосредоточься на деле. И не забудь позвонить,

— Ты будешь первым, кому я позвоню, — пообещал Сэм. — Пока, Люк.

Он думал, что прибудет на собрание первым, но ошибся. В конференц-зале уже была Лиза. Сэм приободрился: он как раз собирался поговорить с ней наедине.

— Доброе утро, — поздоровался он. — Тоже не спалось?

— Я ведь не просто акционер, — приветливо улыбнулась Лиза. — Я ещё и директор департамента, забыл? Это моё ведомство занимается подготовкой конференц-зала к важным мероприятиям.

— Не забыл, — Сэм тоже улыбнулся. — Но, насколько я помню, количество салфеток всегда проверяет не директор департамента. Где Джулия?

— Джессика, — поправила Лиза. Сэм выругался про себя. Вообще у него была неплохая память на имена, но секретарь Лизы была такой серой и невзрачной… чёрт, это грубая ошибка. — Я её отослала, хотелось побыть здесь и подумать… ты понимаешь.

— Понимаю, — кивнул Сэм. — Я тоже с утра сам не свой. Я даже… хотел просто не прийти, и пусть бы выбрали Дина… Но я поговорил с другом, и тот сказал мне, что если я действительно хочу остаться с братом друзьями, мне нужно провести нас через это испытание, а не пытаться создать нашим отношениям тепличные условия. Мне нужно знать, как он будет ко мне относиться, если я получу место директора. Понимаешь?

Лиза задумчиво кивнула. Сэм знал, что она чувствует то же, что она не уверена в Дине, что она сомневается, не сделал ли он ей предложение лишь потому, что она выгодная партия.

— Я тоже думала об этом, — сказала она. — А потом решила, что и искусственные трудности создавать тоже не стоит. Может быть, мне стоит подарить ему немного доверия.

— Лиза, — проникновенно начал Сэм, чувствуя, что она говорит без должной убеждённости в своих словах, но тут их прервали.

— Сэм, Лиза, — широко улыбнулась Мэри Винчестер. — Рада видеть вас обоих. Сплетничаете?

Она раскрыла обоим объятия, а Джон устало приобнял девушку и пожал сыну руку.

— Там опять какая-то суета, — сказал он. — У меня такое ощущение, что стоит мне уйти, как всё развалится.

— Прекрати, Джон, — сказала Мэри.

— Сегодня собеседование на должность секретаря директора, — объяснила Лиза. — Наверное, поэтому и суета.

— Ну и дела, — нахмурился Джон. — Директора ещё нет, а секретаря уже выбирают. Не рановато ли?

— Это было решение мисс Кон, — вежливо, но прохладно ответила Лиза. Сэм подумал, что уж она-то очень рада его решению отойти от дел.

— А, — Джон немного оттаял. — Ну, Наоми знает, что делает. Её самой ещё нет?

— Насколько я знаю, нет.

— И Дина нет, — снова нахмурился Джон. — Снова проявляет свою безответственность. И он ещё считает, что на него можно…

— Без пятнадцати десять, — сухо сказала Лиза. — Времени ещё предостаточно.

Сэм вздохнул. Неважно, что он скажет Лизе и насколько она сомневается в Дине. Джон нападает на её жениха, и она будет его защищать. Теперь оставалось надеяться на Наоми.


Наоми опоздала ровно на двенадцать минут. Все остальные уже были на месте и явно уже начинали нервничать. Ничего, скоро они занервничают ещё больше.

Разложив перед собой бумаги, Наоми начала собрание. И, естественно, не с того, чего все ждали, а с текущих вопросов. Если сначала выбрать нового директора, все расслабятся и мыслями будут уже далеко отсюда. Кроме того, тому, кого не выберут, будет уже плевать на текущие дела компании. Пока же они ждут кульминации, они будут голосовать так, как ей… компании… нужно.

— Пункт десять, — сказала Наоми, нарочито медленно отложив в сторону цветные графики, бодро сообщающие о росте прибыли в последнем квартале. — Предлагается принять заявление директора компании Джона Винчестера об увольнении. Ставлю вопрос на голосование. Кто за, прошу поднять руки, — она обвела присутствующих взглядом. — Принято единогласно. Пункт одиннадцать, — она почувствовала, как все напряглись, — предлагается назначить нового директора компании. Имеется две кандидатуры, — она заглянула в бумаги, будто ей нужно было напомнить себе их имена, — Дин Винчестер и Сэм Винчестер, оба акционеры компании. Резюме обоих находятся в представленных членам собрания материалах, — ну конечно, никто даже не заглянул на последние страницы лежащих перед ними сброшюрованных материалов. Наоми же неторопливо перевернула несколько листов, преувеличенно внимательно разглядывая резюме. В глаза ей бросилась опечатка, и она неуловимо нахмурилась. Надо будет не забыть проследить за тем, чтобы ответственные за распечатку этих страниц получили своё. — Итак, предлагается выбрать нового директора путём открытого голосования. Возражения? Отсутствуют. Кто за? Единогласно. Предлагаю начать голосование.

— Я начну, — сказал Джон. — Голосую за Сэма.

Наоми кивнула и перевела взгляд на Мэри Винчестер.

— Дин, — быстро сказала Мэри.

Наоми снова кивнула.

— Голосую за себя, — сказал Дин. Наоми про себя одобрила его спокойный вид, зная его неусидчивую натуру.

— Голосую за себя, — эхом отозвался Сэм.

— Дин, — сказала Лиза.

— Сэм, — буркнул Роберт.

Всё, как она и ожидала. До чего же эти люди предсказуемы. И теперь решение зависит только от неё. Все взгляды устремились к ней, а она медленно обвела глазами всех. Дин взял свою невесту за руку — очевидно, в знак благодарности. Неужели он сомневался в её решении? Сэм опустил взгляд, рассматривая стол.

— Голосую за Дина Винчестера, — сказала Наоми. — Предлагаю признать голосование состоявшимся и закрытым. Кто за?


Дин, сверкая улыбкой, хлопнул младшего брата по плечу.

— Не переживай, Сэмми, — сказал он. — Когда-нибудь и тебе…

Сэм стряхнул его руку с плеча.

— Избавь меня от своих острот, Дин, — буркнул он.

Дин вздохнул. Ну почему бы мелкому просто не признать своё поражение и не успокоиться? Как будто Дин долго держал бы на него обиду! Да извинись сейчас Сэм за своё скотское поведение, и Дин с лёту назначит его директором какого-нибудь департамента. Например, разработки продукта. Ему всегда хотелось уволить Захарию.

— Ты хотя бы будешь на сегодняшней вечеринке? — спросил он.

— На вечеринке? — переспросил Джон. Дин с трудом удержался от того, чтобы закатить глаза. — Приём в честь назначения нового директора Сандовера, на котором будет множество деловых партнёров и журналистов, ты называешь вечеринкой?

— Джон, — с укором сказала Мэри, — ещё успеешь прочитать ему мораль. Дай мальчику немного порадоваться.

Джон явно собирался разразиться очередной тирадой, но Дина спасла Лиза.

— Мне нужно ехать на встречу с возможным поставщиком, — сказала она. — Дин, не проведёшь меня к машине?

— Конечно, милая, — улыбнулся ей Дин. Настроение у него было прекрасное, и Лиза действительно была очень милой. А ещё очень красивой, о чём он не преминул сообщить ей, как только они вышли из конференц-зала.

Она поцеловала его в щёку.

— Подожди, я выпью кофе, — сказала она, направляясь к стойке приёмной. Дин последовал за ней, — пожалуй, ему тоже не помешал бы кофе. — Два кофе, Джо.

Джо отвлеклась от разговора с Эшем и повернулась к ним. Верно истолковав их довольный вид, она искренне улыбнулась:

— Поздравляю, Дин!.. мистер Винчестер.

— Всё в порядке, — усмехнулся Дин, — можешь продолжать называть меня Дином.

Наверняка это было не особо грамотным управленческим решением, но он был слишком счастлив, чтобы задумываться об этом. В конце концов, они с Джо знают друг друга уже почти год. Да все в Сандовере всю жизнь называли его Дином, с какой стати им перестраиваться?

Джо улыбнулась ещё шире и отошла к кофемашине.

— Вы чего-то ждёте, мистер Старк? — строго спросила Лиза у Эша. Дин чуть поморщился — все прекрасно знали, что Эш всё своё свободное время торчит в приёмной, потому что сохнет по недотроге Джо. Зачем цеплять его в такой прекрасный день? Кроме того, Дин прекрасно понимал Эша, Джо была настоящей красавицей. Не работай она вместе с ним (и не работай вместе с ними её мать), он и сам бы её не упустил. Да и несмотря на совместную работу, он как-то пытался к ней подкатить. Слава богу, ей хватило ума его отшить.

— Да, мисс Брейден, скоро будет готов пакет в «Космополитен», я его повезу.

— Аа, — кивнула Лиза, — точно, помню. Пожалуйста, убедитесь, что мисс Кларк проверила его содержимое перед тем, как запаковать.

Эш с серьёзным видом кивнул, но, когда они с Лизой уходили к лифтам с чашками горячего ароматного кофе, Дин услышал, как он шёпотом спрашивает у Джо:

— Кто такая мисс Кларк?

— Мэдисон, — весело хмыкнула Джо.

Когда двери лифта закрылись, Дин осторожно, чтобы не разлить кофе, поцеловал Лизу.

— Я люблю тебя, — сказал он. Он вообще любил весь мир сегодня. — Давай поженимся прямо сейчас? Сколько можно ждать?

— Дин, — Лиза счастливо засмеялась. — Ты же знаешь, что моё платье…

— Угу, — хмыкнул Дин. — Ты хотя бы с цветом определилась? — не позволяя настроению испортиться, он с воодушевлением предложил: — Давай я сломаю лифт? Побудем здесь вдвоём… здесь такие зеркальные стены… — он поцеловал её в шею.

— Перестань, — хихикнула Лиза. — У меня важная встреча.

— Ну да, ну да, — Дин сделал глоток кофе.

Лифт остановился, и Дин сделал шаг вперёд, но, кажется, кто-то так устал дожидаться лифта, что забыл, что оттуда кто-нибудь может выйти, и ринулся в кабинку, чуть ли не сбивая Дина с ног.

— Эй, эй, полегче, — Дин отступил, чтобы не оказаться на пути неизвестного торопыги, но было уже поздно. Он не удержал чашку и опрокинул её содержимое и на себя, и на торопыгу. Две рубашки были безнадёжно испорчены.

Дин во все глаза уставился на незнакомца — откуда в Сандовере вообще мог взяться кто-то настолько… несандоверский? Нет, он был в костюме и при галстуке, но этот галстук был завязан каким-то диким способом, будто его обладатель не подозревал о существовании зеркал (эту теорию подтверждали его так называемая «причёска» и двухдневная щетина), а ботинки его, хотя и казались вполне приличными, скрывались под солидным слоем то ли пыли, то ли грязи. Кроме того, от него ощутимо несло потом.

— Ты испортил мне платье! — воскликнула Лиза, и незнакомец виновато захлопал ресницами.

— Пожалуйста, простите, — пролепетал он.

— Да ладно, — примирительно сказал Дин, — на тебя попала всего пара капель. Пойдём, ты вроде бы торопилась.

— Дин, кажется, я уже говорила, что еду на очень важную встречу! Как я появлюсь перед поставщиками в таком виде?

Лифт закрыл двери, унося незнакомца вверх, и Дин успокаивающе приобнял Лизу, подталкивая её в сторону выхода.

— Бродяга какой-то, — всё ещё негодовала она. — Как его вообще сюда пропустили?

Дин оттащил её в сторону, не позволяя начать скандал на посту охраны.

— Просто выбрось это из головы, — он был настроен чрезвычайно миролюбиво. — Он выглядел таким виноватым.

— Ну ещё бы, — оскорблено сказала Лиза. — Испортить такое платье!

— Ты выглядишь божественно, — заверил её Дин. — Никто не сможет оторвать взгляда от твоего лица и не обратит внимание на платье.

Лиза недовольно покачала головой.

— Ладно, — сказала она. — Успею заехать домой и переодеться.


Джо положила трубку.

— Достали, — пожаловалась она Эшу. — Звонят со всякими идиотскими вопросами. Не знаю, кого там сегодня возьмут на место секретаря директора, но я собираюсь сваливать на неё все эти звонки.

— Чего на этот раз хотели? — поинтересовался Эш, но Джо не успела ответить, потому что двери лифта открылись, и оттуда вылетела Памела, попытавшись незаметно подкрасться к Эшу, но он проследил взгляд Джо и вовремя обернулся.

— Бегом на рабочее место, — прошипела Джо, когда Памела вольготно обняла Эша за талию и положила голову ему на плечо.

— Что? — Памела встрепенулась. — Захария уже на месте?

— Нет, конечно, — скривилась Джо. — Когда это старикан являлся на работу раньше двенадцати? Просто только что закончилось собрание акционеров, уже начали спускаться. Вали, пока Наоми тебя не засекла.

— Понял, — отрапортовала Памела и унеслась к себе.

— Вечно она опаздывает, — буркнула Джо.

— Ты бы тоже опаздывала, будь у тебя такая возможность, — пожал плечами Эш. — Так кто звонил-то?

Но Джо снова не смогла ответить, потому что лифт снова выпустил очередного пассажира — на этот раз совершенно Джо незнакомого. Она привстала, облокачиваясь о стойку, когда он направился в их с Эшем сторону.

— Доброе утро, — вежливо улыбнулся он. — Я на собеседование по поводу места личного помощника директора.

— Секретаря, — поправила Джо. — Чувак, ты опоздал минут на сорок.

— Оно уже закончилось? — спросил он с таким несчастным видом, что у Джо сердце сжалось.

— Может, и нет, — сжалилась она. — Сходи проверь, в ту сторону, прямо, там будут стеклянные двери, за ними рекреация. Обычно туда нужен пропуск, чтобы пройти, но сегодня, наверное, они открыты, раз там собеседование. Но если вдруг закрыто, постучи в любой кабинет и попроси тебя пропустить.

— Спасибо! — с чувством воскликнул незнакомец и умчался в указанную сторону.

— Почему ты его пропустила? — изумился Эш.

— Шшш, — нахмурилась Джо. — Он мог тебя услышать, — прошептала она. — Почему мне было его не пропустить?

— Да ты сама знаешь, почему. Никто не возьмёт на работу кого-то подобного! Он весь как из заднего места.

— На себя посмотри! — возмутилась Джо. — Нет, вы видели?

— Я-то курьер, а не секретарь, — обиделся Эш. — И то, меня с такими волосами даже в курьеры не взяли бы.

— В жизни не видела такой сексуальной причёски! — воскликнула Джо. — А глазищи… видел, какие у него глазищи?

— Глазищи, — передразнил Эш. — Будто я не знаю, что вы, женщины, только на наши задницы и пялитесь.

Джо оскорблённо треснула по стойке папкой.

— И от него воняло, — мстительно добавил Эш.

— Это от тебя воняет, — прорычала Джо.

Эш с независимым видом скрестил руки на груди.

— Пойду схожу в отдел маркетинга, — сказал он. — Узнаю, как там пакет.

— Эй! — крикнула ему вслед Джо. — Ты обещал сменить поддон в кофемашине!


— Фергус, — обаятельно улыбнулся Кроули. — Зовите меня Фергус.

Темноволосая красавица бросила на него проникновенный взгляд из-под долгих ресниц. Наверное, уже сороковой проникновенный взгляд за сегодня. Впрочем, Кроули эти взгляды никогда бы не наскучили, равно как и номера телефонов с разрешением звонить в любое время. С этой красоткой, однако, история была немного иной. У неё не было горы рекомендаций из разных компаний, собственно, вообще ни одной рекомендации с прошлых мест работы, зато у неё была рекомендация Лизы Брейден. Когда директор департамента, а по совместительству невеста возможного директора компании, говорит тебе, кого нужно взять на место секретаря директора, ты прислушиваешься к её словам. Так что Кроули не стал тянуть резину и лишь краем взгляда пробежался по документам Руби Телеген.

— Уверен, мы с вами сработаемся, — заявил он.

Дверь хлопнула, и в рекреацию ввалился растрёпанный парень.

— Простите, — сказал он. — Я опоздал. Я на собеседование.

— Новак, — кивнул Кроули, рассматривая новоприбывшего. Он запомнил его, потому что в основном среди кандидаток были одни девушки. Чёрт его знает, почему Кроули не отказал ему сразу — всем остальным парням он сразу дал от ворот поворот, но, когда он просматривал анкеты, что-то его в Новаке зацепило. — Простите, но собеседование окончено, выбор сделан. Разве что, — он сделал паузу, — у вас есть какие-нибудь особенные рекомендации.

— Особенных рекомендаций у меня нет, — нахмурился Новак, — но у меня три иностранных языка, кроме того, я прослушал курс…

— Простите, — Кроули изобразил сожаление. — Боюсь, что мисс Телеген уже принята на работу.

Новак сжал кулаки — Кроули даже напрягся, — но промолчал и развернулся к выходу.

— Подождите здесь, — попросил Кроули Руби. — Я узнаю, на месте ли директор, чтобы вас представить.

— О, мы уже знакомы, — хищно улыбнулась Руби. — Но я подожду.

Кроули кивнул и направился в приёмную. Он шёл неторопливо, но Новак ещё не ушёл — он разговаривал с Джо. Кроули расслышал что-то вроде смущённого «Прошу прощения, но…» и приподнял бровь. Флиртует? Джо ответила что-то, накручивая локон на палец, и Кроули изумился. Чем этот парень так её заинтересовал? Джо всегда была холодна ко всем попыткам за собой поухаживать, коих было немало. Может, дело в том, что этот Новак не будет работать вместе с ней?

— Где здесь мужской туалет? — смущённо спросил Новак, и Кроули еле сдержал смех при виде растерянного лица Джо.

— В ту сторону, по левой стороне коридора, — ответила она, провожая Новака взглядом.

— Джо, кого там выбрали? — поинтересовался Кроули. Джо вздрогнула, будто только сейчас его заметила.

— Вы же его не приняли, да? — ответила она вопросом на вопрос. — Он такой странный.

Кроули ухмыльнулся про себя.

— Я первый спросил, — сказал он.

Джо одарила его угрюмым взглядом.

— Фергус, — его хлопнули по плечу. — Я слышал, сегодня ты выбирал мне секретаря? Как успехи?

— Мистер Винчестер, — Кроули обернулся к Дину. Значит, старшего выбрали. Ну и отлично, он наверняка не будет совать нос в дела их департамента. Кроули был уверен, что Наоми поставит на Дина именно по этой причине. — Поздравляю.

— Спасибо, Фергус, — Дин снова хлопнул его по плечу. — Так что там с секретарём?

— Ждёт в рекреации. Хотите познакомиться сейчас?

— Да, давай. Ты же серьёзно подошёл к делу, м?

— Не сомневайтесь, — заверил его Кроули. Трудновато было переключиться и обращаться к этому мальчишке — сколько там ему? двадцать четыре? — «мистер Винчестер». Всё же он решил позволить себе некоторую вольность и подмигнул новоиспечённому директору. Тот весело рассмеялся и вытянул шею, когда они приблизились к рекреации, заглядывая в стеклянную дверь.

Увидев Руби, он изменился в лице и остановился.

— Фергус, что за подстава? — прошипел он, пятясь назад, пока Руби его не увидела.

— Простите? — ошарашенно переспросил Кроули.

— Это Руби!

— Да, сэр…

— Подруга Лизы!

— Возможно…

— Это Лиза тебе сказала её нанять?

— У мисс Телеген была рекомендация…

— Ну ещё бы! — негромко воскликнул Дин, косясь на дверь. — Такая возможность следить за мной круглосуточно! Мало ей того, что мы будем вместе работать! Так, сейчас же пойдёшь и скажешь ей, что на это место уже назначен другой человек, а ты был не в курсе. И срочно найди этого кого-нибудь другого. И, знаешь что… лучше бы не девушку… или парня, или какую-нибудь тётку за пятьдесят… лучше всё-таки парня.

— Уже сделано! — воскликнул Кроули, увидев, как открывается дверь мужского туалета. — Мистер Винчестер, это Кастиэль Новак. У него превосходные рекомендации, все необходимые знания, четыре иностранных языка, высокая…

Новак озадаченно хлопал ресницами, явно не понимая, почему его схватили под локоть на выходе из туалета, и таращась на Дина.

— О, маньяк из лифта, — усмехнулся Дин, протягивая ему руку. — Я Дин. Дин Винчестер, директор Сандовера, — Кроули буквально почувствовал, насколько приятно Дину это произносить.

— Кастиэль Новак, — пробормотал Новак.

— Приказ будет оформлен немедленно, — заверил Кроули директора. — Пойду огорчу мисс Телеген.

— Валяй, — кивнул Дин. — Только не забудь сначала на меня приказ оформить. Пойдём со мной, Кастиэль.


Дин ненадолго задержался в приёмной, спросив у Джо, где его родители. Услышав, что те уже уехали, Дин вздохнул с облегчением: не хотелось получать очередную взбучку при теперь уже подчинённых.

Ха, подчинённых!

Дин довольно улыбнулся и кивнул будущему секретарю.

— Это твоё место, — он кивнул на стол в глубокой нише рядом со своим кабинетом. — Там напротив — кабинет мисс Кон, она мой заместитель и заодно директор правового департамента, — он почесал затылок, не зная, с чего ещё можно начать.

Ему не терпелось прочувствовать своё назначение, и, кивнув Касу, он вошёл в директорский кабинет — в свой кабинет! — и уселся за директорский — за свой! — стол.

— Ха, — сказал он, крутанувшись на стуле. — Удобно. Хм. Так вот, Кас…

Зазвонил телефон, и Дин полез в карман.

— Да, милая, — разве Лиза не должна быть на встрече?

— Дин! — рявкнула Лиза. — Что ещё за новости?

— Что за новости? — Дин изобразил непонимание.

— О Руби!

— Руби? Твоя подруга Руби? А что с ней?

— Не притворяйся, Дин! Она сегодня приходила на собеседование и не получила место!

— Хм, — Дин пожал плечами, — печально.

— Дин!

— Да?

— Не делай вид, что не понимаешь, о чём я! Руби должна была получить место твоего секретаря! И, когда всё уже было решено, ей вдруг отказали!

— Ах, вот ты о чём! — воскликнул Дин. — Ну что ж, жаль, что так вышло. Дело в том, что у меня уже была договорённость кое с кем. Я не говорил тебе, потому что, знаешь, не был уверен, что меня выберут, и всё такое.

— Отлично. Отменяй свою договорённость.

— Лиз, я не могу…

— Не можешь, значит, — интонация на том конце провода из рассерженной стала горькой. — Значит, теперь, когда я за тебя уже проголосовала, мои просьбы для тебя уже ничто. Вот уж не ожидала…

— Лиза, — обречённо простонал Дин. — Подожди. Я просто не знал, что это твоя просьба. Сама пойми, у Каса потрясающие рекомендации, шесть языков, и он закончил, ээ…

— Если Руби раньше нигде не работала, так что же теперь, она хуже других? — вопросила Лиза.

Дин вздохнул. Кажется, у него особо не было выбора. Но он ненавидел Руби всей душой! Из всех подруг Лизы эта была самой мерзкой! А этот Кас казался ему вполне ничего себе. Только ему не мешало бы принять душ. И переодеться. И вообще.

— Давай договоримся так, — предложил он. — Я беру обоих на испытательный срок.

— Но у тебя нет штатной единицы на второго человека.

— Пф, — фыркнул Дин. — Директор я или нет?

— Ладно, — вздохнула Лиза. — Поговорим вечером. Кстати, я буду в зелёном платье, надень тот галстук, что я тебе подарила.

— Как скажешь, — послушно согласился Дин. Ему было совершенно всё равно, какой из ненавидимых галстуков надевать. Ну да это всего лишь один приём. — До вечера.

Раздался стук, и Дин обернулся. Прислонившись к косяку, в дверном проёме стоял Бенни.

— Разрешите войти, господин директор? — преувеличенно подобострастно спросил он.

Дин рассмеялся.

— Хорошо, что ты зашёл. Я что-то забегался, пойдём перекусим… хотя подожди минутку, — Дин высунулся в коридор и проорал:

— Альфи!

Секретарь Наоми, Самандриэль Альфи, был единственным, к кому Дин обращался по фамилии, потому что имя у него было совершенно непроизносимое, а сокращать до Сэма, как это делали остальные, ему не хотелось.

Когда паренёк объявился, Дин попросил его срочно найти ему Кроули.

— Дин? — в проходе объявилась Руби.

«Проходной двор, а не директорский кабинет», — подумал Дин. Откашлявшись, он сказал:

— Бенни, это мой новый личный помощник, Кастиэль. А это мой новый секретарь, Руби.

Как и следовало ожидать, Бенни проигнорировал Каса и одарил Руби масляным взглядом. Ну и пожалуйста. Даже к лучшему, если он будет отвлекать её от слежки за Дином.

— Вот, — сказал Дин. — Вы оба приняты на испытательный срок. Сегодня вечером в «Орионе» будет приём по случаю моего назначения. Это очень ответственное мероприятие, надеюсь, вы оба покажете себя с лучшей стороны. Кас, можешь пока пойти домой, увидимся там. Начало в шесть, приходи где-нибудь к половине шестого, Лиза ещё захочет тебя проинструктировать.

— Я тоже могу пойти домой? — спросила Руби.

— Нет, — отрезал Дин. — Мне нужен секретарь.

— Но мне нужно переодеться для приёма…

— Я могу остаться, — предложил Кас.

— Серьёзно? — Дин приподнял бровь. — Вы оба начинаете со мной спорить в первый же день испытательного срока? Руби, иди на своё место. Кас, иди домой. Бенни, пришли кого-нибудь из своих обустроить место для Каса… ах да, куда же мне его посадить? — Дин почесал затылок, оглядываясь. — А, там будет в самый раз, — он кивнул на дверь за своим кабинетом: расположенный за ней коридорчик вёл в личный туалет (не ходить же директору в общую уборную) и в на данный момент пустующую комнату, которую Джон Винчестер раньше использовал как что-то вроде склада. — Я сейчас поговорю с Кроули, и пойдём пообедаем.

====== 2 ======

2

Вечер пятницы

- Дин! – прошипела Лиза. – Ты что, издеваешься? Это тот самый парень, который облил меня кофе утром? Он, по-твоему, лучше Руби?

- Расслабься, милая, – примирительно улыбнулся Дин. – Это всего лишь испытательный срок. Кроме того, Руби получила более удобное место. И сегодня она весь день была на работе и имела возможность познакомиться с жизнью нашей компании. Она ведь рада этому, да?

- Мм, – уклончиво ответила Лиза. Дин усмехнулся про себя. Наверняка Руби уже успела нажаловаться подруге, что её заставили пахать в первый рабочий день. Может, ему повезёт, и она сама уволится? Ох, вряд ли.

- Иди поговори с ним, – попросил Дин. – Насчёт общения с журналистами и прочее.

- Может, снова просто отпустишь его? Руби прекрасно справится с прессой.

- Как раз наоборот, Руби трудилась весь день, не хотелось бы её перетруждать. Я собирался отправить её домой. Пожалуйста, поговори с Касом.

Лиза поморщилась.

- Как его фамилия?

- Ну что? – поинтересовался Бенни. – Отец ещё не успел дать тебе ценные указания?

- Жду с минуты на минуту, – признался Дин. – Едва отбился от Лизы. Серьёзно, тебе нужно поскорее закадрить её подружку. И желательно разбить ей сердце, чтобы она сбежала от нас подальше.

- Не уверен, что хочу разбивать ей сердце, – промурлыкал Бенни. – Уверен, ты тоже был бы в состоянии её оценить, не будь ты так предвзят.

Дин сочувственно покачал головой, оглядываясь в сторону Каса с Лизой.

- Не могу понять, – сказал он, – он вообще переоделся или нет? Может, у него один костюм? Чёрт, да Лиза его просто съест.

- Может, и съест, – усмехнулся Бенни. – Только немного в другом смысле. Не боишься за свою подружку?

Дин нахмурился и снова оглянулся: Лиза поправляла Касу галстук.

- Что тут такого, – буркнул он. – У меня самого руки чесались это сделать, как только я его увидел. А она хочет, чтобы сегодня все выглядели представительно.

- Кстати, хотел тебя обрадовать, – вспомнил Бенни. – Лилит сегодня не будет.

- Что? – изумился Дин. Лилит Монро была враждебно настроенной журналисткой из обозревателя «Завтра», даже Лиза не всегда могла с ней сладить. Дин имел все основания опасаться того, что она порядочно подпортит Сандоверу сегодняшний вечер. – Как… как ты это устроил? – это действительно было загадкой, особенно с учётом того, что Бенни вообще не занимался связями с прессой.

- Просто, – скромно усмехнулся Бенни. – Пригласил Анну к нам завтра, для эксклюзивного репортажа. Лилит «случайно» об этом узнала, и тоже захотела эксклюзивности…

- Ты гений! – искренне воскликнул Дин. – Чёрт, у меня как гора с плеч! Напомни выписать тебе премию.

- Уж не забуду.

- Анна, которая из «Галереи»?

- Она самая.

- О, ну вообще отлично. Она всегда хорошо к нам относилась.

- И это полностью твоя заслуга.

- Только не говори об этом при Лизе.

- О чём это не нужно говорить при Лизе? – строго поинтересовалась только что подошедшая Мэри. Бенни принялся рассказывать ей о своей афере с Лилит, а Дин подошёл к перилам и облокотился на них, разглядывая постепенно заполняющийся первый этаж. Сзади кто-то приблизился.

- Любуешься? – поинтересовался Джон. Дин выпрямился. – Любуйся-любуйся, не буду тебе мешать. Главное, помни, что пока что это не дело рук твоих. Считай, что ты на испытательном сроке.

С этими словами Джон ушёл, и Дин растерянно замер. Это все наставления?


Лиза подошла к неуверенно переминающемуся с ноги на ногу Кастиэлю сзади и нарочито громко произнесла:

- Здравствуйте, мистер Новак.

Маньяк из лифта не вздрогнул, а обернулся с вежливой улыбкой:

- Здравствуйте, мисс Брейден.

О боже, опять у него перекосился галстук.

- Я хотел бы принести свои извинения по поводу случившегося утром, – начал было маньяк, но Лиза пресекла его слабые попытки втереться к ней в доверие, ловким движением поправив его галстук и затянув его намного туже, чем было необходимо. Руки Новака метнулись было вверх, ослабить узел, но под суровым взглядом Лизы медленно опустились.

- А я бы хотела попросить вас заглядывать в зеркало перед уходом на работу, – холодно сказала Лиза. – Помните, где вы работаете. Кажется, Дин говорил, что у вас прекрасные рекомендации. Хотелось бы на них взглянуть. В любом случае, не забывайте о своём испытательном сроке… кстати говоря, на вашем месте я бы уже начала искать новое место работы, – Лиза собралась уже было эффектно развернуться на каблуках, но вспомнила, зачем вообще подошла к Новаку. – Сегодняшний вечер подразумевает общение руководства компании с прессой. Ряд журналистов получил возможность занять места за столиками с представителями Сандовера, остальные будут пытаться прорваться к нам. Ваша задача – вместе с работниками моего департамента проследить за тем, чтобы эти недопущенные журналисты не ушли обиженными. Сообщите им о планируемой в ближайшее время пресс-конференции, запишите их вопросы, пообещайте передать директору лично, я потом ими займусь. Отделяйте зёрна от плевел. Вам всё ясно?

Маньяк кивнул, насколько ему позволял туго затянутый узел галстука, и в его глазах плескалась вполне ожидаемая паника и… жалость?

Какого чёрта этот маньяк смотрит с жалостью на Элизабет Брейден, королеву своего мира?

И где, чёрт её дери, шляется Руби?


Кастиэль проводил Лизу сочувственным взглядом. Сегодняшнее свободное время он потратил на то, чтобы побольше узнать о Сандовере, своём будущем начальнике и том, с чем ему придётся иметь дело, и он уже знал, что судьба обошлась с Лизой так же жестоко, как и с ним, даже хуже – Лиза потеряла обоих родителей в двенадцать лет, и у неё не было ни брата, ни сестры. Наверное, поэтому она так любит свою подругу Руби. Касу было даже немного неловко из-за того, что он мешал двум девушкам работать вместе.

С другой стороны, в остальном жизнь Лизы Брейден казалась ему совершенной. Он просмотрел одно из её интервью, проведённого в её квартире – им с Джимми такие апартаменты и не снились. И, конечно, личная жизнь. Лиза Брейден вот-вот должна была выйти замуж за Дина Винчестера, и многие интернет-порталы, не сговариваясь, называли их самой красивой парой Нью-Йорка. И Кастиэль был полностью с ними согласен. Он сам завис на несколько минут, разглядывая одно из их совместных фото. На этом снимке Дин был так прекрасен, так искренне улыбался, и его глаза так сияли… и Лиза тоже была очень красива. Кастиэль и сейчас ей любовался. Что ж, хорошо, что ей воздалось за её горести. Ещё раз обернувшись на неё украдкой, Кас чуть ослабил галстук.

Обернувшись, Кастиэль нашёл глазами Дина. Вот уж кто получил всё: карьеру, здоровых родителей, прекрасную невесту, брата… двух братьев, поправил себя Кастиэль. Хотя Адам и не носил фамилию Винчестер, он был сводным братом Дина и Сэма по отцу. Конечно, интернет не мог сообщить ничего об их внутрисемейных отношениях, но то, что Адам получил долю акций Сандовера после того, как Мэри узнала о его существовании два года назад, говорило о многом.

Да, у Дина было всё. И это казалось Кастиэлю совершенно естественным – он, конечно, почти не знал своего начальника, но успел проникнуться к нему большой симпатией. Дин был таким открытым, искренним и великодушным, он не разозлился, когда Кастиэль испортил его рубашку, явно стоящую побольше, чем весь костюм Каса, он принял его на работу, несмотря на слова своей невесты, он… у Дина явно было большое сердце, и Кастиэль надеялся, что будет ему хорошим личным помощником… хотя бы на время испытательного срока.

К Дину подошёл отец, и Кастиэль вспомнил, что читал об основателях компании – Джоне и Мэри Винчестерах, Альберте Брейдене и Роберте Сингере. Впрочем, о последних двух писали очень мало – Брейден погиб восемь лет назад, а Сингер не был публичным человеком и занимал в компании должность главного бухгалтера с самого её основания. Что же касается Джона и Мэри, Кастиэль не знал, было ли двадцать лет назад такое понятие, как «самая красивая пара Нью-Йорка», но они определённо были такой парой. Правда, в интернете Кастиэль не раз натыкался на слухи различной давности об их приближающемся разводе, но не обращал на них внимания – не всему стоит верить.

Кастиэля немного удивило отсутствие Сэма Винчестера – в интернете писали, что они с Дином друзья не разлей вода, странно, что он не пришёл поддержать брата в такой вечер. А вот Адам был, хотя и не казался особенно этим довольным. Касу хотелось понаблюдать за их общением, понять, каковы отношения в семье Винчестеров, полюбоваться парой Дина и Лизы, но клуб стал понемногу заполняться посетителями, и Кас сосредоточился на работе, хотя и довольно смутно представлял, что именно от него требуется.

Никто не пытался подойти к нему и потребовать передать какие-нибудь вопросы лично директору, так что он просто ходил туда-сюда, стараясь выглядеть не слишком растерянным, пока его внимание не привлекла спорящая с какой-то девушкой Руби. Он поспешил к ней.

- Ты, курица драная, – прошипела Руби, – свалила отсюда! Как тебя вообще сюда пустили!

Кастиэлю подумалось, что точно такими же словами Руби встретила бы сегодня утром и его самого, сиди она в приёмной вместо Джо, поэтому он сразу проникся к незнакомой девушке сочувствием. Кроме того, она совсем не казалась ему драной курицей, просто одета она была не совсем для торжественного приёма.

- Чем я могу вам помочь? – спросил он.

Девушка обернулась к нему.

- Я Лаванда Сандовер – воскликнула она. – Я возглавляю группу ваших фанатов на фэйсбуке и выиграла конкурс на лучший слоган для вашей следующей коллекции! Меня пригласили сюда как почётного гостя! И на мне, чтоб вы знали, надеты джинсы и футболка от Чака Шерли!

- Это ещё кто такой? – поморщилась Руби.

- Это наш ведущий дизайнер, – сообщил ей Кастиэль и повернулся к Лаванде. – Пожалуйста, не обижайтесь, Руби новенькая у нас. С кем вы общались из нашей компании? Кто вас пригласил?

- Эд и Гарри, – Сандовер!гёрл скрестила руки на груди. – Фамилий не знаю.

- Я постараюсь разыскать их как можно скорее, – пообещал Кас. – Пожалуйста, оставайтесь здесь.

Он в панике метнулся на противоположную сторону клуба в надежде найти хоть кого-нибудь, кто мог бы сказать ему, есть ли в Сандовере люди с именами Эд и Гарри.

- Эй, – какой-то парень схватил его за плечо, не дав пронестись мимо. – Кого-то ищешь?

- Эда и Гарри, – выпалил Кас.

- По какому ты вопросу? – парень мягко улыбнулся, и Кас опустил напряжённые плечи и улыбнулся в ответ. Кажется, он нашёл того, кого искал.

- Там девушка с фэйсбука, – сказал он. – Они её пригласили.

- Аа, Лаванда, – кивнул парень. – Сейчас я им свистну, – он обернулся и махнул кому-то. – А сам-то ты кто?

- Кастиэль Новак, – Кас протянул ладонь. – Я новый личный помощник директора.

- Чего надо? – к ним подошли двое мужчин с бокалами мартини.

- Ваша гёрл пришла, – ответил парень, не оборачиваясь. – Идите с ней разбирайтесь, – мужчины исчезли в толпе, и он пожал руку Каса: – Иниас Лейдж, специалист отдела экономического прогнозирования департамента маркетинга и развития. То ещё название, верно? – он засмеялся. – Хочешь выпить?

- Нет, спасибо, я…

- Можешь просто минералки, – Иниас потянул его за собой. – Пойдём, у нас здесь корпоративное обслуживание. И не волнуйся, сегодня ты вряд ли понадобишься Дину: такие приёмы – стихия Лизы. Рэйчел, Миссури, это Кастиэль! Кастиэль ведь, да? Это Рэйчел и Миссури из отдела по работе с персоналом правового департамента, тебе ещё предстоит с ними тесное общение, и они как раз жаловались на то, что мы принимаем на работу одних женщин за сорок, а не молодых симпатичных парней…

- А ты уже оценил его симпатичность, да, Иниас? – фыркнула светловолосая девушка. – Хватит тарахтеть, лучше предложи ему выпить.

- Он не пьёт, – сказал Иниас так гордо, будто это было его личным достижением.

- Ух, – девушка широко распахнула глаза, – да он настоящее сокровище!

- Я тоже почти не пью! – воскликнул Иниас.

Темнокожая женщина только махнула рукой:

- Нашли чем гордиться, честное слово. Лучше принесите мне ещё виски.

====== 3 ======

Понедельник, 23 сентября

До начала рабочего дня оставалось ещё полчаса, и здание, в котором располагался Сандовер, казалось совсем тихим. Несмотря на это, Кастиэль дожидался лифта добрых семь минут. В следующий раз нужно будет пойти пешком — всего-то девять этажей.

Он улыбнулся отражению в зеркальной стене лифта — и не только потому, что галстук наконец-то был завязан как следует, а и просто по причине хорошего настроения. Эти выходные он провёл вдвоём с братом и впервые без лишней суеты, просматривания объявлений о вакансиях и попыток подсчитать, на сколько ещё им хватит зарплаты Джимми. Кастиэль и сам до этого момента не понимал, как соскучился по общению с братом, который, казалось бы, всегда был рядом.

Только сейчас до него вдруг дошло, что он почти не виделся с Амелией на этих выходных — она только поздравила его с получением работы, когда в пятницу они столкнулись на лестнице. Он так спешил в «Орион», что только улыбнулся и сказал «Спасибо» перед тем, как сбежать вниз по ступенькам. Странно, что он понял это только сейчас.

В приёмной было пусто, и Дина, конечно, тоже ещё не было на месте. Кастиэль прошёл в свою комнату, не удержавшись от того, чтобы бросить пару любопытных взглядов на кабинет Дина — впрочем, это место «кабинетом Дина» пока ещё не было, тот ещё не успел его обжить, а кабинет Джона Винчестера был Касу не особо интересен. Он вытер пыль у себя на столе, разложил канцелярские товары и попытался включить компьютер, но не знал пароля, так что просто откинулся на спинку стула, пытаясь заставить руки перестать дрожать от нахлынувших эмоций.

Первая настоящая работа! Не подработка на почте, а работа, о которой он всегда мечтал! Кас отмёл мысль о том, что никогда не мечтал стать секретарём, — в конце концов, это первый шаг на пути к тому, чтобы стать экономистом. Ему просто нужно хорошо выполнять свои обязанности, заслужить хорошие рекомендации, проявить себя…

Его размышления прервал звонок телефона.

Кастиэль внезапно понял, что понятия не имеет, как нужно отвечать на звонки, и его ладони мгновенно вспотели. Он поднял трубку, чуть не уронив её на пол, и хрипло произнёс:

— Новак.

— Привет, Кастиэль, это Джо! — бодро воскликнула трубка женским голосом. — Зайди, пожалуйста, в приёмную на минутку.

У него отлегло от сердца.

— Да, иду, — сказал он, глянув на часы. Пять минут десятого.

Джо оказалась той самой девушкой, которая сжалилась над ним в пятницу, пропустив на собеседование. Кастиэль запоздало подумал, что стоило как-то её отблагодарить.

— Доброе утро, — смущённо улыбнулся он.

— Привет ещё раз! — дружелюбно сказала Джо. — Пришёл вовремя? Молодец. Сейчас увидишь, как мимо нас пойдут караваны опаздывающих. Тебе для начала, конечно, лучше сильно не опаздывать, но потом начнёшь подстраиваться под Дина, будешь знать, когда он придёт и когда уйдёт, выстроишь сам себе график.

Кастиэль растерянно заморгал:

— Я не собирался опаздывать.

— У тебя уже есть пропуск? — поинтересовалась Джо.

Кастиэль покачал головой.

— Нет? Записался на посту охраны? Ну, имей в виду, у нас обычно не проверяют время прибытия-убытия по пропускам, но, если вдруг проштрафишься, могут и проверить, тогда получишь по голове. Хотя при мне такого ещё не случалось.

— А давно ты здесь работаешь?

— С полгода где-то, — Джо задумчиво подняла взгляд к потолку. — А нет, уже семь месяцев. Надо же. Так что ты хотел?

— Ты меня вызвала по телефону, — напомнил Кастиэль.

— Ах да! — воскликнула Джо, с улыбкой кивая девушкам, проходящим мимо них. — Вот, держи, это структурная схема Сандовера. Это староватая распечатка, просто у меня осталась пара штук. Свежую я тебе скину по почте, когда тебе создадут ящик. А можешь просто замазать здесь «Джон» и написать «Дин», а вместо Кейт вписать себя. Вроде все остальные внесены правильно, — она сощурилась, рассматривая карту. — Пусть лежит у тебя под рукой, тут все номера телефонов, вдруг Дин попросит кого-нибудь вызвать, ты же никого не знаешь… а вообще если будут вопросы, звони мне. Мой номер вот, — Джо постучала пальцем по прямоугольничку «Приёмная директора. Джоанна Харвелл».

— Спасибо, — искренне поблагодарил Кастиэль, внимательно осматривая карту. Руководство, канцелярия, бухгалтерия, четыре департамента и цеха. Все структурные поздразделения, кроме руководства и бухгалтерии, делились на отделы и службы.

— Где-нибудь через месяц оно запомнится само собой, — успокоила его Джо. — Просто смотри на неё почаще, и… — её телефон зазвонил. — Алло. А, привет, Чарли. Ой, нет, вообще-то он у меня. Да, подходи в приёмную, он сейчас освободится. Ага, давай, — она положила трубку. — Это Чарли, — она согнулась над картой и нашла на ней отдел информационных технологий в составе департамента по управлению имуществом. — Она ведущий программист. Пришла к тебе настроить компьютер, а тебя нет. Хорошо, что она мне позвонила, да? — Джо улыбнулась. — Эй, не паникуй, ты имеешь полное право уйти с рабочего места на пять минут.

Кастиэля её слова не особенно успокоили.

— Всем привет, — к ним присоединилась улыбчивая рыжеволосая девушка. — Я Чарли Брэдбери, — она протянула Касу руку.

— Кастиэль Новак, — несмело ответил он, пожимая её ладонь.

— Можешь его забирать, — сказала Джо, отодвигая от себя карту.

— Ага, — кивнула Чарли. — А почему директорский кабинет нараспашку, если там никого нет?

— Он был открыт, когда я пришёл, — извиняющеся ответил Кастиэль. — У меня ещё нет ключа.

— Наверное, Дин забыл закрыть с непривычки, — хмыкнула Джо. — Я скажу Гейбу, чтобы он пихнул кого-нибудь заняться твоими ключами.

— Вообще-то уборщица должна была запереть, — возразила Чарли. — Ладно, идём, Кас, нас ждут великие дела.

Они снова прошли через директорский кабинет и оказались на рабочем месте Каса.

— Я тебе в пятницу уже всё настроила, — сказала Чарли, усевшись за его стол, — так что сейчас просто расскажу. Значит так, твой пароль от компьютера — 1234567. Где-то после обеда, когда пройдёт трое суток с его установки, он предложит тебе его сменить. Придумай что-нибудь такое, чтобы в пароле были и цифры, и строчные, и заглавные буквы, и знаки препинания, и чтобы ты это мог запомнить. А то тебе придётся кого-нибудь вызывать, а мы этого не любим. И поставь там птичку на смене раз в три месяца, а то сейчас стоят сутки, замаешься так часто менять. С паролем от почты та же история, только пароли должны отличаться… умеешь пользоваться Outlook’ом?

Кас не сразу кивнул, пытаясь запомнить всё, что выдавала Чарли.

— Хорошо, — продолжила она. — Адрес у тебя стандартный, novak@sandover.com. Интернет… запрещены социальные сети, мессенджеры и порносайты. Некоторые сайты закрыты, но мы-то понимаем, что толку с этого чуть, так что не особо заморачивались… вообще никто не смотрит, чем ты там занимаешься, пока ты не обрушиваешь наш трафик. Ну, или пока не проштрафишься. Тогда у нас требуют историю твоего инет-сёрфинга, и мы обязаны её предоставить.

Кастиэль кивнул, вспомнив предостережения Джо по поводу пропускной системы. Ему очень не хотелось проштрафиться.

— Мм, — протянула Чарли. — Что ещё? Ах да, телефон. Инструкция к нему есть, главное, знать, как переключать линии и звонки, вроде, ничего сверхъестественного… на него будут приходить не только твои звонки, но и звонки на один из номеров Дина. Раньше оба директорских номера были переключены на телефон секретаря, а теперь только один, а второй на тебя. Я без понятия, в чём между ними разница. Наверное, Дин тебе сам скажет, — Чарли почесала нос. — Всё, что ли? Ах да, внутренние номера звонят коротенькими звоночками, а внешние долгими. Ну, это сам поймёшь. Со временем. Ладно, давай попробуем написать письмо с твоего ящика, не помню, активировала ли я его… — она отправила кому-то сообщение, чуть ли мгновенно получила ответ и, кажется, забыла о существовании Каса, углубившись в переписку. Очнулась она только тогда, когда в соседнем кабинете хлопнула дверь. — Ох! — она растерянно захлопала ресницами, глядя на часы, и вскочила с места.

Они вдвоём вышли в кабинет Дина, хотя Кастиэль чувствовал себя немного неловко, не зная, можно ли ему вообще высовываться из своего помещения, когда Дин находится у себя.

— Доброе утро, — бодро воскликнула Чарли. Кас, выдавив улыбку, произнёс тоже самое.

— Доброе, — кивнул Дин, стягивая пиджак. — Закончили?

— Ага, — сказала Чарли. — Только про свои два номера объясни ему сам.

— Стой, — Дин положил ей руку на плечо, когда она уже выходила. — Ты же ещё никому не говорила о том, что перебила один из моих номеров на Каса?

— Нет, конечно, — фыркнула Чарли.

— Вот и не говори, — с нажимом повторил Дин. — Особенно Руби. Она должна думать, что все мои звонки переключаются на неё. Понятно?

— Понятно, — Чарли повела плечом. — Кстати, она там уже появилась? Я планировала провести два инструктажа одновременно, а её не было с утра.

— Я её не видел, — Дин нахмурился. — Ладно, можешь пока идти, найдёшь её потом.

Чарли, махнув рукой в, видимо, прощальном жесте, вышла, а Дин повернулся к Касу. Тот весь подобрался, но тут зазвонил телефон — одновременно и у Дина, и за дверью, у секретаря.

Дин отклонился назад, посмотрев на небольшой экран.

— Это мой рабочий номер, — сказал он. — Его знают многие, и он переключён на Руби — если бы она была на месте, то должна была бы ответить. Это Лиза звонит, так что я отвечу, но голову ей всё равно оторву.

Кастиэль моргнул, не сразу поняв, кому именно Дин оторвёт голову — Лизе или Руби, и за что.

— Лиз, мы виделись минуту назад! — воскликнул Дин. — Ладно, сейчас приду. Да, да иду уже, — он положил трубку и снова повернулся к Касу. — Ладно, поговорим потом, тебя наверняка проинструктируют ещё по тысяче вопросов. В общем, у меня есть номер, который я даю не всем, отец им вообще почти не пользовался, и он переключён на тебя. Мы это потом обсудим, но, главное, твоё дело — об этом не распространяться. Понял?

Кастиэль кивнул, и Дин вышел за дверь.


Настроение у Дина было не самое радужное, несмотря на то, что сегодня был его первый рабочий день на такой желанной должности. Во-первых, он сильно переживал расставание со своей деткой — статус директора требовал постоянных поездок на корпоративной машине с личным водителем, а он любил свою малышку Тойоту. Человечество эволюционировало тысячи лет, чтобы создать его Приус, а он должен был отказаться от этого совершенства ради бездушных представительских автомобилей Сандовера. Во-вторых, Лиза, кажется, решила, что Дин теперь должен быть благодарен ей до скончания веков за её голос. Конечно, она не требовала ничего такого, на что бы он и без этого не пошёл, но чувствовать себя обязанным ему не нравилось. И с какой стати она просит его зайти к ней, когда они провели все выходные вдвоём и буквально только что разошлись, выйдя из лифта? Между прочим, он имеет полное право хотеть немножко от неё отдохнуть.

Но главной причиной его переживаний, конечно, был Сэм. Примирением с братом и не пахло.

— Твоя подруга до сих пор не пришла на работу, — сказал он, хлопнув дверью кабинета Лизы. Она не обиделась на грубость — наверное, поняла, что он просто срывает злость на том, кто ближе всех. Лиза всегда была умницей. Дин смягчился и сел в белое кожаное кресло. Зря он обижался на Лизу. Конечно, у неё и в мыслях не было принуждать его к чему-то. И она имела полное право хотеть провести выходные со своим женихом после того, как он столько свободного времени отдал тому, чтобы получить место директора — не без её помощи.

— Она меня предупредила, — сказала Лиза. — Я просто забыла тебе передать.

Дин очень сомневался в том, что Руби не проснулась две минуты назад, но сдержался.

— Ты о ней хотела поговорить? — спросил он.

— Нет. Я только что узнала, что сегодня у тебя назначены интервью с Анной и Лилит.

— О, — вспомнил Дин. — Точно. Я забыл тебе сказать.

— Надеюсь, ты не забыл хотя бы подготовиться?

— Мм, — уклончиво протянул Дин. — Но ты ведь поддержишь меня в случае чего?

— Дин, я не смогу присутствовать. У меня сегодня встреча в час, ты помнишь?

— Конечно, — заверил её Дин. — Жаль, что тебя не будет. Тогда я попрошу Бенни к нам присоединиться.

— Бенни? — переспросила Лиза. — Дин, я понимаю, что он твой друг, но он не умеет общаться с прессой. Будь это просто Анна, я бы и то была бы против, но Лилит… да она просто раскусит его пополам. И тебя, если ты не готовился к интервью.

— Ты его недооцениваешь, — заявил Дин. — И меня. Я готовился.

Лиза поджала губы.

— Я могу отменить встречу, — наконец сказала она. — В конце концов, Марк не очень обидчив. Или я могу отправить туда Захарию.

— Всё будет хорошо, — отмахнулся Дин. — Не переживай. Езжай на свою встречу, а я всё разрулю. Пойду зайду к Бенни, — он перегнулся через стол и поцеловал Лизу.

— Да не парься, — отмахнулся Бенни. — Нас двое, их двое, всё будет путём. Кроме того, ты дал такое пространное интервью в пятницу, просто повторишь всё то же самое.

— Лиза была рядом, — нервно сказал Дин, оттягивая воротник. — Может, всё-таки попросить её остаться?

— У тебя же были целые выходные, чтобы подготовиться, — напомнил Бенни.

— Может, я был занят немного… другим?

Бенни закатил глаза.

— Не надо паники. Чёрт, ты месяцами, если не годами, жил Сандовером. То, что ты на два дня о нём забыл, ни на что не повлияет.

— Я просто… — Дин запнулся. — Я… знаешь, я сегодня шёл по коридору, и на меня все смотрели… по-другому, и до меня резко дошло, что я стал директором. Ответственным за всё это… за всех. И да, я паникую. Чувак, это же Лилит! Она как акула, только учует не кровь, а эту самую панику!

— Могу тебя напоить, — Бенни пожал плечами.

— Лучше напои её, — проворчал Дин. — Пойду что-нибудь прочитаю, что пригодится на интервью.

— Как будто ты можешь найти что-то из того, что ещё не читал, — фыркнул Бенни, но Дин сделал вид, что не услышал.

Руби уже была на месте.

— Доброе утро, Дин, — она просияла широченной улыбкой. — Как выходные?

— Зови меня «мистер Винчестер», — угрюмо ответил Дин. — В двенадцать у меня встреча…

— Я уже подготовила малый конференц-зал, — отрапортовала Руби. — Оборудование, напитки, конфеты, печенье. Чайник и кофемашина у меня наготове. Лиза сказала мне, какой кофе и чай любите вы с Бенни.

— Мисс Брейден.

— Что?

— Не Лиза, а мисс Брейден. И не Бенни, а мистер Лафитт.

— Да, мистер Винчестер, — Руби опустила взгляд, но Дин не сомневался, что она кипит от злости. А ещё он был уверен, что конференц-зал подготовил кто-нибудь другой, скорее всего, Джессика. И знал, что ему не послышалось, что, когда он закрыл дверь кабинета за собой, Бенни сказал:

— Вообще-то, тебе необязательно называть меня «мистер Лафитт».

Он не успел отойти и на пару шагов от двери, как в неё постучали. Руби заглянула внутрь и наябедничала:

— А Новака нет на месте.

Пожалуй, заставлять её называть Каса «мистер Новак» было бы слишком.

— Если стучишь, значит, дожидайся ответа, — бросил Дин. — Закрой дверь с той стороны.

Он упал в кресло и закрыл глаза, запрокинув голову.

Ему просто нужно расслабиться.


Руби обольстительно улыбнулась, когда Бенни подмигнул ей, прежде чем скрыться в кабинете Дина. Хм, даже если Дин будет ненавидеть её больше всего на свете, он ничего не сможет поделать, когда она будет под защитой его невесты и лучшего друга. Кстати, о невесте — нужно бы зайти к Лизе.

— Ты разве не занята подготовкой конференц-зала? — Лиза приподняла бровь, когда Руби зашла к ней.

— Всё уже готово, — отмахнулась Руби, плюхаясь в кресло. — Я соскучилась по тебе за выходные. Как ты их провела? Явно не так, как я — в одиночестве.

— Если ты ничем не была занята, могла бы выспаться, чтобы не опоздать в свой первый рабочий день, — сухо ответила Лиза, но Руби видела, что она уже тает. Без сомнения, ей не терпелось поделиться рассказом о своих идеальных выходных со своим идеальным женихом.

Когда Лиза дошла до завтрака в постель вчерашним утром, её телефон зазвонил.

— Это Дин, — сказала она. — Подожди минутку. Да, милый? Руби? Она у меня. Конечно, по делу! Это насчёт встречи с журналистами. Да. Хорошо, она скоро будет. Пока, — она положила трубку. — Тебя ищет твой начальник. И он очень сердит. Постарайся не потерять работу сегодня же, ладно?

— Ты же знаешь, дорогая, — ласково улыбнулась Руби, — я согласилась на работу секретарём только ради тебя. Я хочу быть уверенной, что Дин тебе верен, и избавить тебя от сомнений.

— Да, — вздохнула Лиза, — я знаю. Спасибо тебе большое. Ты столько делаешь ради меня. Не знаю, как я могу тебя отблагодарить.

— Ну что ты, — отмахнулась Руби. — Я всего лишь отказываюсь от карьеры и личной жизни ради тебя.

Она вошла в кабинет директора одновременно с Новаком.

— Может, вы знаете, — ледяным тоном сказал Дин, — зачем мне нужны целых два секретаря, если ни одного из них постоянно нет на месте.

Как же, постоянно. Всего-то на минутку вышла.

— Это что такое? — Дин хлопнул по столу чёрной кожаной папкой.

Они с Новаком непонимающе переглянулись.

— Выхожу из кабинета, — сказал Дин, — а она лежит на твоём столе, Руби. А в ней — какие-то документы, в том числе приказ о моём назначении. И о ваших тоже. Какого чёрта эта папка была на твоём столе?

— Наверное, кто-то её забыл, — предположила Руби.

— Наверное, кто-то её забыл! — передразнил Дин, толкая папку ей в руки. — Пойди и узнай, что это такое!

Взяв папку, Руби попятилась к выходу.

— И ничего не потеряй! — рявкнул Дин ей вослед. Ублюдок.

Закрывая дверь, она успела увидеть, как Дин усаживается на стол и проводит рукой по лицу, и услышала, как он говорит:

— Извини, Кас.

Извини, Кас?! Какого чёрта?! Его точно так же не было на рабочем месте, как и её!

Она хотела ещё послушать, но Дин замолчал посреди фразы, и она поспешила ретироваться. Через закрытую дверь слов было не разобрать.

Надо будет поближе познакомиться с этим Касом.

— Эй, — она плюхнула папку на стойку в приёмной, — что это такое?

Девчонка за стойкой поморщилась.

— Директорская почта, — ответила она, утыкаясь обратно в компьютер.

— И что это должно значить? — требовательно спросила Руби.

Девчонка снова подняла взгляд.

— Документы, которые ожидают подписания или согласования директором.

— Не держи меня за идиотку, — нахмурилась Руби. — Какого чёрта эти документы делали на моём столе?

Девчонка изобразила отвращение к разговору.

— Сначала всю почту, в том числе директорскую, просматривает мисс Кон, — сказала она. — Потом Самандриэль относит директорскую папку его секретарю, а тот — то есть ты — пересматривает её на всякий случай перед тем, как отдать собственно директору. Тебе лучше узнать подробности у Самандриэля. Он, наверное, не застал тебя, а ему нельзя надолго отлучаться со своего места. Подойди к нему.

— А кто это такой и куда к нему подойти? — поморщилась Руби.

— Это секретарь мисс Кон, — девчонка снова уткнулась в экран. — Его рабочее место почти напротив твоего.

Руби развернулась и направилась к кабинету Наоми — об этой даме она была наслышана от Лизы. С ней лучше быть поосторожнее. Чёрт, как там звали этого её секретаря?

— Пожалуйста, — раздалось сзади. Руби не обернулась.

— Хэй, Адриан, — она постучала папкой по столу секретаря Наоми, который выглядел не очень совершеннолетним. — Мне тут сказали, что ты должен мне сказать, что делать с этой папкой.

— Самандриэль, — поправил он.

— Ладно. Так что с папкой?


— Чак? — радостно спросил Дин. Ну конечно, если Чак будет присутствовать на интервью, это всё исправит! — Чёрт, Бенни, я говорил тебе, что ты гений? Конечно, это меняет дело. Пойду скажу Руби, чтобы доставила ему стакан.

— Я уже сказал Гейбу, он подсуетится, — отмахнулся Бенни. — И да, ты уже говорил, что я гений, а я ответил, что согласен на премию.

— Будет тебе премия, — Дин хлопнул его по плечу.

Раздался стук. Дин поморщился.

— Да кто там опять, — простонал он. — Войдите!

Вошла Руби с прежней папкой.

— Это директорская почта, — сообщила она.

— Да я прекрасно знаю, что это такое, — поморщился Дин. — Вопрос в том, почему ты этого не знаешь. Чтобы больше не было такого, что папка с важными документами валяется на твоём столе. А то приказ о твоём приёме может из неё и пропасть. Поняла?

— Поняла.

— Отлично, — Дин взял папку и положил её на свой стол. — Пойдём, Бенни, они уже скоро приедут.

— Одна из них уже здесь! — раздался бодрый голос от дверного проёма. — Вижу, твоя система оповещения работает так себе.

— Анна, — широко улыбнулся Дин, обнимая гостью и пронзая Руби свирепым взглядом, хотя, пожалуй, сейчас она действительно была не виновата. — Пойдём в малый зал. Сто лет тебя не видел, как ты вообще?

— Хотел бы знать — позвонил бы, — отрезала Анна, но Дин знал, что это её дружелюбная манера общения. Ершистой и циничной она становилась только с теми, с кем ей было по-настоящему комфортно. Наверное, стоило гордиться тем, что Дин был в числе этих людей, а Сандовер — в белом списке этой в общем-то придирчивой журналистки. Наверняка были модные дома, в которых Анну боялись так же, как в Сандовере Лилит, и со страхом ожидали новых выпусков «Галереи».

— Мы с Чаком отведём Анну, — встрял Бенни. — Ты встретишь Лилит.

— Ладно, — с содроганием согласился Дин, тепло улыбаясь Анне.

— Кас? — он заглянул во внутренний кабинет. — Я на встречу. Не знаю, когда вернусь.

— Хорошо, Дин, — тот поднял голову от каких-то бумаг. Когда он уже успел так засыпаться работой? Дин подошёл ближе, вглядываясь в написанное.

— Аа, — протянул он, — инструкции по всяким техникам безопасности? Ладно, просвещайся, — он хлопнул его по плечу и вышел.

— Дин Винчестер, — этот голос он узнал бы из тысячи. — Знаешь, я не на тебя ставила.

— Все ошибаются, Лилит, — Дин улыбнулся. — Как поживаешь?

Лилит сощурила глаза.

— Я собираюсь пересмотреть моё отношение к тебе, Дин, — сказала она. — Не знаю, что ты здесь для меня приготовил, но как насчёт пойти в «Боули» вдвоём прямо сейчас? Давно не ела ничего французского.

И, конечно же, это должно было быть ловушкой, но Дин не видел пути назад.

Лилит задавала обычные вопросы, Дин давал обычные ответы и немного расслабился. Немного — потому что это не могло не быть ловушкой.

— Ладно, — сказала Лилит, придвигая к себе десерт. — Говорят, ты женишься на Лизе?

Дин чуть не поперхнулся от удивления.

— Говорят? — переспросил он. — Говорят? Мне казалось, журналист, который пришёл брать у меня интервью, должен бы знать, что мы с Лиз объявили о помолвке четыре месяца назад.

— Это и есть «говорят», — пренебрежительно ответила Лилит. — Что известно наверняка, так это то, что ты встречаешься с Лизой Брейден со времён вашего первого выхода в свет, вы ни разу не расставались, не встречались с кем-то другим, не были даже замечены ни в чём подозрительном.

— Так и есть, — Дин сделал глоток чая.

— Совершенно очевидно, что это невозможно, и меня интересует правда.

— Нет никакой правды, кроме этой, — рассмеялся Дин. Серьёзно? Она думает, что умнее Лизы, которая следит за ним день и ночь? — Мы с Лиз любим друг друга, и нам повезло найти любовь чуть ли не в детстве. Извини, если это звучит слишком идеально и лишь создаёт поводы для зависти, но так и есть. Приятно было пообедать с тобой, но меня ждёт работа, — он поднялся и улыбнулся Лилит на прощание, оставив чай недопитым.

Бенни пришёл в восторженный ужас, узнав о его встрече с Лилит один на один.

— За это нужно выпить! — провозгласил он. — Сегодня после работы?

— Сдаётся мне, кто-то уже приложился, — подозрительно сказал Дин. — Попробуй скажи, что это Анна тебя заставила.

— Я не пил, — обиделся Бенни. — А вот Чак — да, — наябедничал он.

— Чаку можно, — хмыкнул Дин. В таком деле, как мода, приходится терпеть творческих людей со всеми их недостатками. А Чак Ширли был одним из лучших дизайнеров Америки, пусть и не самым именитым. Он определённо стоил того, чтобы терпеть его умеренный алкоголизм. — Так как всё прошло с Анной?

— Она осталась довольна. Ещё бы, ведь вас с Лилит не было и ей досталось вдвое больше конфет и печенья. Правда, когда мы пошли в ресторан — между прочим, пришлось заплатить за зарезервированный на пятерых столик, — Чак слинял, и мы остались вдвоём. Ему, видите ли, срочно нужно было что-нибудь утворить.

— Творить, — поправил Дин. — Когда дело касается Чака, это называется творить.

— Один чёрт, — Бенни махнул рукой. — Пойдёшь хвастаться Лизе?

— Наверное, она ещё не приехала, — Дин потёр глаза. — Мне ещё почту разобрать, её целая гора скопилась с пятницы. Надо хотя бы подписать свой приказ о приёме на работу.

— Так что насчёт вечера? — напомнил Бенни. — Сходим куда-нибудь, выпьем?

— Да, — кивнул Дин. — Конечно.


— Новак, — произнёс Кастиэль, поднимая трубку. Экран телефона сообщал, что звонит ему некий Джим.

— Привет, Кас! — голос, явно принадлежавший никакому не Джиму, был женским и смутно знакомым. — Это Рэйчел. Из кадров. Помнишь меня?

— Конечно, — ответил Кастиэль, находя подразделение Рэйчел на схеме Джо. Ну конечно, Рэйчел Джим. Мог бы и сообразить, что на экране отображаются фамилии звонящих, а не имена.

— Ты сейчас занят? — поинтересовалась Рэйчел.

— Нет, Дин ушёл на встречу, а я как раз дочитал все инструкции по технике безопасности…

— О, Дина нет? Тогда жди, я сейчас сама к тебе зайду, — не дождавшись ответа, Рэйчел положила трубку.

Она приволокла с собой толстенную канцелярскую папку, и Кастиэль вскочил, выхватывая её у неё из рук:

— Лучше бы всё-таки я сам зашёл! Что это?

— Тебе много с чем нужно ознакомиться, — хмыкнула Рэйчел, глазами обводя его кабинетик.

Кастиэль проследил её взгляд и слегка покраснел, когда она с интересом уставилась на вторую дверь:

— Это туалет.

Ему было немного неловко, что он работает в притуалетном помещении — хотя, конечно же, Дин не имел в виду ничего плохого, сажая его сюда, но в ответе Рэйчел слышалась лёгкая зависть:

— Хотела бы я работать так близко от туалета. И тут явно не бывает очередей. У тебя нет ещё одного стула?

— Я сейчас принесу, — Кастиэль вскочил на ноги и притащил один из стульев, скромно стоявших у стенки в кабинете Дина. — Садись.

— Значит, так, — бодро начала Рэйчел, — это соглашение о неразглашении коммерческой тайны. По хорошему, ты должен был подписать его сто лет назад, но, знаешь ли, мы всё ждали, пока Дин подпишет твой приказ, а он что-то не торопится… в общем, начнём ознакамливаться. Тебе ещё из канцелярии такую же папку притаранят потом. Но не сразу, может, уже на следующей неделе. Там некоторые вещи не поймёшь, пока немножко не поработаешь…

Кастиэль поставил подпись под соглашением — оно было вполне стандартным. Рэйчел протянула ему следующий документ:

— Не хочешь присоедини… — начала было она, когда дверь распахнулась, и к ним заглянул парень, которого Кастиэль уже видел сегодня краем глаза.

— Здорово, Рэйчел, — кивнул он, широко улыбаясь. — Ты Кастиэль? — обратился он к Касу. Тот кивнул, вставая. — Я Гейб, личный помощник Бенни, — он протянул руку, которую Кас с готовностью пожал. — Будем знакомы, коллега!

— Ты не личный помощник, а секретарь Бенни, — сухо возразила Рэйчел. Кажется, она была чем-то недовольна. Гейб скорчил ей рожицу.

— Мы собираемся обедать, — сказал он. — Не хочешь пойти с нами?

— Конечно, — слегка растерянно ответил Кастиэль, постеснявшись спросить, кто это «мы».

— Отлично, — Гейб улыбнулся ещё шире. — Встречаемся у стойки Джо без пяти час. Строго говоря, большинство приходит уже без пятнадцати, так что можешь прийти раньше.

— Но обед начинается только в час, как я могу…

— Каааас, — протянул Гейб, — не будь таким ханжой. Ты помощник Дина, и должен быть на месте тогда, когда нужен Дину. А твой начальник свалил вместе с моим и, поверь, надолго. Ооо, я тебя всему научу! — с воодушевлением воскликнул он. — Будешь моим протеже!

Кастиэль неуверенно покосился на Рэйчел.

— На неё не смотри, — вздохнул Гейб, — она работает в департаменте Наоми, а это значит — кровавый террор. Бедняжка, — он похлопал Рэйчел по плечу. — Им даже без минуты час нельзя бутерброд надкусить. Короче, без пятнадцати у Джо, Кас, — Гейб помахал рукой и исчез.

Кастиэль склонился над картой, разыскивая на ней секретаря директора департамента по управлению имуществом. Ага. Габриэль Пауэрс.

— У вас действительно так строго? — сочувственно спросил он у Рэйчел.

— Да, — она вздохнула. — Не то чтобы мы не нарушали правил — но если вдруг Наоми что-то понадобится без минуты шесть, а меня уже не будет на месте, мне не поздоровится. Я второй год здесь работаю, говорят, раньше она была ещё строже. Хотя это трудно представить. Ладно, о ней ты ещё наслушаешься, давай вернёмся к документам.

Кас подошёл в приёмную без пяти, когда вся компания явно уже была в сборе.

— Наконец-то! — воскликнул Габриэль. — Мы уже целую вечность лифт держим. Помчали.

Уже в лифте он объявил:

— Это наш новенький, Кастиэль Новак. Вы все уже знаете, что он личный помощник Дина, и, главное, теперь я не единственный мужчина в нашей тусовке, ура! Знаете, я начинал чувствовать себя женщиной, общаясь с вами.

Девушки захихикали, а одна из них толкнула Габриэля, придерживающего кнопку лифта, чтобы тот не останавливался на нижних этажах, ногой:

— Давай уже представляй нас ему.

— Это Пэм, — Габриэль изобразил обиду. — По немотивированной агрессии в адрес неповинных людей она делит почётное первое место с Джо… Джо тоже в нашей компашке, она пошла занимать нам очередь в кафе. У нас тут кафе на первом этаже, ты, наверное, видел его, почти все там едят, поэтому в обед там не пробиться. Мы всегда засылаем кого-нибудь вперёд.

Двери лифта распахнулись на первом этаже, и Пэм отпихнула Габриэля в сторону, оборвав его болтовню:

— Не слушай его, Кас. Меня зовут Памела, я тоже секретарь одного из заместителей директора. Это Бекки и Сара, они работают в дизайнерском отделе. Это Джессика, она секретарь Лизы. Вот и всё, — она стрельнула в Габриэля огненным взглядом, — это заняло всего минуту. Пойдёмте уже поедим.

— Ещё с нами иногда тусуется Эш, курьер, — сообщил Габриэль, показывая ей язык. — Но у него особый график, так что он не всегда на месте, когда у нас обед.

Кастиэль кивнул, пытаясь вписать новых знакомых в отложившуюся у него в голове схему. Так, если Джессика — секретарь Лизы, значит, Памела — секретарь Захарии Уолленберга, директора департамента разработки продукта, ведь секретарь Наоми — Самандриэль…

— А почему Самандриэль не с нами? — спросил он. Все остальные секретари были здесь — ну, кроме Руби.

Его новые знакомые обменялись сочувственными взглядами.

— Самми не отходит далеко от рабочего места, — вздохнула Сара. — Боится, что понадобится Наоми. Обедает в нашей кухне за две минуты и бежит обратно. Мы пытались его расшевелить, но не особенно получается.

— Она действительно такая строгая? — спросил он, когда они уже сели за стол — точнее, за два сдвинутых вместе стола. — Наоми?

— Спрашиваешь, — все дружно закатили глаза. — У каждого в этой организации есть с десяток историй об её зверствах. А у тех, кто работает в её департаменте, — сотни.

Кастиэль всё ещё смотрел на них недоверчиво, и Джессика начала первой:

— Когда мне нужно было сдвинуть отпуск на две недели, она перечеркнула моё заявление и написала поперёк него здоровенными буквами: «по графику».

— По графику! — возмущённо воскликнула Памела. — По графику! Ты раньше когда-нибудь слышал про график отпусков, Кас? Ересь какая-то! Кто вообще ходит в отпуска по графику?

— Мне нравятся графики отпусков, — возразила Джессика. — Это хорошая идея. Пока никого не заставляют соответствовать им день в день.

— Рассказывай дальше, — потребовала Бекки.

— Ага, — сказала Джессика, — ну вот. Я очень расстроилась, поплакала немножко…

— Немножко, — передразнил Габриэль. — Она затопила весь этаж.

— Лиза, — Джессика повысила голос, — увидела, что я плачу…

— Совершенно случайно, — ехидно вставил Габриэль.

— Случайно, — Джесс сверкнула на него воинственным взглядом. — Сходила к Наоми, поговорила с ней, ну, уболтала её.

— Лиза классная, — встряла Бекки. Все дружно с ней согласились.

— Но на этом дело не закончилось, — продолжила Джессика. — Как-то на той же неделе она меня вызвала по какому-то вопросу — не помню, в чём-то я облажалась… И она мне говорит что-то типа: «В отпуск захотела? Путёвку купила? Плачешь, значит? Ты у меня кровавыми слезами будешь умываться!»

Кастиэль подавился, а Бекки равнодушно сказала:

— Это обычные её разговоры, Кас, привыкнешь.

— Некоторые не привыкают, — заметила Сара.

— Меня она как-то грозилась уволить, стуча по столу одним из томов Кодекса США и тыча пальцем в какой-то параграф, по которому меня можно уволить и посадить, — сказала Памела.

— Это тоже со всеми было, — кивнула Бекки. — У неё даже закладочки на самых интересных параграфах. А остальные страницы, на которых нет оснований кого-нибудь уволить и посадить, вообще ни разу не открывались.

— А меня она как-то вызвала, я прихожу, а она мне: «В гости пришла?», — вспомнила Джо. — Я перепугалась, растерялась, вообще не поняла, чего она хочет… оказалось, она имела в виду, что к ней нужно приходить с блокнотом и ручкой. Чтобы записывать Важные Поручения.

— Нам обязательно говорить о ней за едой? — спросила Сара. — Нет других тем для разговоров, что ли? Касу наверняка будет интереснее послушать про Дина.

— О даааа, — протянула Памела. — Дин — определённо более вкусная тема.

— Пэм, — Бекки закатила глаза.

Памела хихикнула:

— Бекки предпочитает Сэмми.

— Это вертеп разврата, Кас, — пояснил Габриэль, заметив его озадаченный вид. — Они все сумасшедшие и озабоченные. Женщины, что с них взять.

— Фу, Гейб, — Памела ткнула его вилкой. — Ты просто ревнуешь, потому что ни одна из нас не сходит с ума по тебе. Кас, не будь таким, как он.

— Мы тут проводили своё частное собрание в пятницу, одновременно с акционерным, — сообщил Габриэль. — И на нашем тоже победил Дин! За него проголосовали я, Эш, Пэм и Джо. А эти три предательницы, — он сурово указал вилкой на Джессику, Сару и Бекки, — голосовали за Сэма. Я это тебе говорю, чтобы ты рассказал Дину, и он их уволил, — доверительно добавил Габриэль.

— Я уверен, что Дин не уволил бы ни одну из них, узнай он об этом, — твёрдо сказал Кастиэль. — Я его не знаю, но он кажется человеком очень достойным.

Все озадаченно уставились на него.

— Мне нравится Дин, — после паузы согласился Габриэль. — И вовсе не потому, почему этим озабоченным девицам…

— А потому, что он лучший друг твоего босса, — хмыкнула Бекки.

— Вот и нет, — насупился Габриэль. — И вообще, из вас всех я знаю его лучше всех.

— Джо тоже неплохо его знает, — встряла Памела. — Правда, Джо? Ты какая-то молчаливая сегодня. Убери телефон, поешь спокойно.

— Эш пишет? — Габриэль перегнулся через Каса, пытаясь заглянуть в телефон Джо.

— Не ревнуй, — отмахнулась та.

— К Эшу? — усмехнулся Габриэль, покачав головой. — Ладно, Кас, расскажи что-нибудь о себе.

Все взгляды устремились к Кастиэлю, и он растерянно заморгал. Что им могло быть в нём интересным?

— Где ты раньше работал? — подсказала Сара.

— Нигде, — признался Кастиэль.

— Нигде? — изумилась Джо. — Но я слышала, как Кроули говорил Дину… что-то вроде… про прекрасные рекомендации.

— Что вы к нему пристали, — рассердилась Бекки. — Не работал и не работал. Кого это интересует? Кас, лучше расскажи, какие ты сериалы смотришь?

— Сериалы? — Кас почувствовал себя ещё несчастнее. — Никакие…

На этот раз за него вступился Габриэль:

— Бекки, настоящие мужики не смотрят сериалы!

— Будто ты не фанат «Анатомии Грей», — едко ответила та.

— Первый раз слышу, — Габриэль обиженно скрестил руки на груди.

— У тебя есть девушка? — прервала общий гомон Памела. — Или парень?

— Нет, — неужели у него нет вообще ничего из того, о чём здесь принято разговаривать?

— А вообще ты по девушкам или по парням? — не унималась Памела.

— Мне… нравится одна девушка, — растерянно ответил Кастиэль.

— Рассказывай, — Памела откинулась на спинку стула.

— Она моя соседка, — Кастиэль пожал плечами. — Её зовут Амелия. Она… воспитательница в детском саду.

— Есть фотография?

— Сбавь темп, Пэм, — недовольно сказал Габриэль. — Это же личное. Он тебя видит впервые в жизни. Кроме того, он не знает ничего о нас.

— О, рассказ о нашей личной жизни много не займёт, — рассмеялась Памела. — Одинока, — она ткнула пальцем в себя, — одинока, — в Бекки, — одинока, — в Джессику, — одинока, — в Джо, — одинока, — в Сару, — одинок, — в Гейба.

— Звучит так, будто мы сборище лузеров, — заметила Джо.

— Джо из нас наиболее успешна, — добавила Памела. — Эш за ней увивается. Но она у нас девушка разборчивая…

— Сара рассталась с парнем совсем недавно, — перебила её Джо.

— Памела расстаётся с парнями каждый день, — в свою очередь перебила её Сара. Кажется, все избегали разговоров о себе.

— Да уж, с лихвой компенсирует отсутствие личной жизни у нас.

— У меня есть парень в интернете, — возмутилась Бекки.

— Да, только ты не знаешь наверняка, что это парень.

— Бекки тайно надеется, что это Сэм Винчестер.

— О да.

— Скорее, это Дин.

— Дин? Не смеши меня. Он больше по настоящим девушкам.

— Что? — не сдержался Кас.

Все снова повернулись к нему.

— Что что? — не понял Габриэль.

— Вы так сказали… будто он встречается с девушками.

— Конечно, встречается.

— Это ещё слабо сказано.

— Но, — нахмурился Кастиэль, — разве он не женится скоро?

— Когда это кому мешало? — легкомысленно спросила Памела.

— Нормальным людям это мешает, — Джессика пихнула её локтем в бок.

— Детка, Дин нормальный.

— Да, любой был бы бабником, будь он Дином Винчестером.


Лиза приветливо кивнула Джессике, подойдя к своему кабинету и начав рыться в сумочке в поисках ключей от кабинета.

— Ты не знаешь, встреча с журналистами уже окончена? — спросила она.

— Только одна, — ответила Джессика.

— Одна? — Лиза замерла, отперев дверь. — Их было две?

— Одна в малом конференц-зале, как и планировалось, — сообщила секретарь. — В ней участвовал мистер Лафитт. А мистер Винчестер с одной из журналисток уехал куда-то из Сандовера.

Уехал из Сандовера с одной из журналисток! Неужели он поэтому так настойчиво отговаривал её принять участие в интервью? Неужели Руби права в своих подозрениях насчёт него? Эта Анна Милтон никогда не нравилась Лизе!

— С которой из журналисток уехал Дин? — спросила Лиза, стараясь сохранять отстранённый вид.

— Не знаю, — растерялась Джессика. — Та, которая осталась, — рыжеволосая.

— Анна Милтон, — кивнула Лиза. — Тебе следовало бы знать имена журналистов, с которыми мы сотрудничаем чаще всего, Джесс.

— Да, мисс Брейден, — Джессика виновато потупила взгляд.

— Скажи Новаку, чтобы попросил Дина зайти ко мне, как только он появится, — велела Лиза. — А сейчас позови ко мне Руби.

Она закрыла за собой дверь, села в своё кресло и уронила голову на руки.

Неужели Дин ей изменяет? И настолько открыто? Нет, это невозможно. Она не первый раз подозревает его в чём-то, и до этого она всегда ошибалась. До этого…

Руби вошла без стука.

— Как съездила? — спросила она, усаживаясь на облюбованный с утра стул.

— Удачно, — отстранённо сказала Лиза. — Что здесь нового?

— Да особенно ничего. Пыталась поговорить с Новаком, но около него всё время кто-то крутится.

— Мм, — протянула Лиза. Она не могла спросить напрямую о Дине — ей не хотелось звучать ревниво.

— Дин укатил на интервью с Лилит, так что про него тоже ничего нового, — продолжила Руби.

У Лизы полегчало на сердце. Если Руби не придаёт этому значения, значит, она всё надумала. Конечно, это просто интервью.

— Я думала, интервью будет в малом зале, — ровно сказала она.

— А я думаю, если бы ты не укатила одновременно с Дином, я б могла порыться в его кабинете, пока ты отвлекала бы Новака.

— Руби! — воскликнула Лиза. — Я тебе говорила: мы не будем рыться в вещах Дина!

— Может, мне стоило проследить за ними, — задумчиво сказала Руби. — Но меня отвлекала какая-то тётка из кадров, и я его упустила. Но в следующий раз обязательно проберусь в его кабинет.

— Руби…

— Что? Ты разве не хочешь снять с него все подозрения?

Лиза вздохнула. Она хотела.

Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянул Дин.

— Искала меня, милая? — он мазнул взглядом по Руби, и та деликатно испарилась, а Дин сел на стул — не на тот, на котором она до этого сидела.

— Ты куда-то уезжал? — спросила Лиза. — Я сама только приехала и узнала, что тебя нет.

— Да, ездил укрощать акулу.

— Акулу?

— Лилит. Кажется, прошло неплохо, но узнаем окончательно из следующего номера «Завтра»… А как прошла твоя встреча?

Лиза пристально вглядывалась в жениха, ища малейший признак обмана. Нет, он казался вполне открытым и искренним…

— Хорошо, — ответила она. — Они собирались уточнять какие-то детали у Захарии, но, думаю, на неделе контракт будет подписан.

— Ладно, — Дин поднялся. — Пойду наконец разберу эту чёртову почту. Наверное, мне уже новой нанесли.

Он поцеловал её и вышел, а она счастливо улыбнулась ему вслед.


Дин подписал последний документ из кипы, захлопнул папку и устало потёр глаза. Да уж, канцелярщины в работе директора хватает. Почему нельзя переложить подписание половины этих документов на кого-нибудь другого? Он припоминал, что отец разговаривал с Наоми по этому поводу и что-то вроде бы предпринималось… он никогда особо не интересовался работой канцелярии, уделяя всё время маркетингу и разработке продукта, и сейчас почти об этом жалел.

— Руби! — крикнул он.

Та, видимо, для разнообразия, решила хоть раз оказаться на месте, когда она была нужна, и быстро появилась на месте.

— Держи, — он протянул ей папку.

— Что мне с ней сделать? — спросила она, забирая документы.

Дин поднял на неё сердитый взгляд.

— То, что положено, — процедил он. — А потом сделай мне кофе.

Руби кивнула и исчезла.

Дин вздохнул и размял шею. Интересно, долго ли придётся ждать кофе? Он даже засёк время, но Руби справилась на разочарование быстро — наверняка ещё не разобралась с папкой, ну да и чёрт с ней. Кофе был хорош.

— Кас? — позвал Дин, допив.

Кас появился мгновенно.

— Ты так тихо там сидишь, тебя вообще не слышно, — хмыкнул Дин, поворачиваясь в кресле.

— Я должен кое-что сказать, — ответил Кас, сведя брови.

Отчитать бы его за то, что перебил начальника… Дин ухмыльнулся про себя: пару раз наорал на Руби и уже успел прочувствовать свою начальственность? А Кас выглядел очень серьёзно, может, он какой-нибудь разыскиваемый преступник? Наверняка то, что он хочет сказать, должно шокировать Дина.

— Выкладывай, — разрешил Дин, откидываясь на спинку кресла и готовясь поражаться.

— Когда вы взяли меня на работу… мистер Кроули сказал вам, что у меня превосходные рекомендации. Я должен был возразить сразу же, но не сразу понял, что происходит. Кроме того, я знаю только три языка на достаточном уровне.

— Будто я помню, что говорил Кроули, — фыркнул Дин. — Это и есть то, что ты хотел сказать?

— Да…

— Не бери в голову, Кас… стоп, если твои рекомендации не превосходны, они что, разносят тебя в пух и прах? Неудачный опыт работы?

— Я никогда не работал раньше. Официально.

Дин почесал затылок.

— Я мог бы и догадаться, — сказал он. — Сколько тебе вообще лет? Ты наверняка только что колледж закончил и ещё не успел найти работу.

— Мне двадцать два. И я не учился в колледже.

Дин нахмурился.

— Откуда тогда три языка?

— Учился мой брат, Джимми. Мы близнецы, и я посещал большое количество занятий, никто об этом не знал. Поэтому у меня нет никаких документальных подтверждений своей квалификации, — Кас опустил взгляд в пол, а Дин подумал, что, пожалуй, этот парень без образования даст ему самому фору — с его-то отношением к учёбе.

— Бумажки ничего не значат, Кас, — сказал он, вспомнив о (почти) двух квалификациях Сэма. — Есть вещи, для которых ты рождён… я не имел в виду, что ты рождён быть личным помощником, — поправился он и тут вспомнил, что говорил Лизе о превосходных рекомендациях Каса. Как бы она не надумала проверить… — Рекомендации мы тебе сварганим, не переживай.

Кас поднял на него взгляд своих изумлённо распахнутых синих глаз, и Дин почувствовал себя немного неловко.

— Спасибо, — начал было Кас, но Дин, махнув рукой, перебил его:

— Чувак, ты помогаешь мне, я тебе. Кстати, о том, зачем я тебя вызвал… Я уже говорил о том, что на тебя переключён мой личный номер. Вообще ты будешь заниматься моими личными звонками и… Ну, знаешь, иногда я буду уезжать по личным делам, но все, кроме тебя, должны думать, что я нахожусь на деловой встрече. Особенно Лиза и Руби. Я понятно выразился? — неуверенно спросил Дин, потому что особого понимания в глазах Каса не было.

— Да, — нахмурился тот. — Я буду следить за вашим графиком.

— Можно и так сказать, — моргнул Дин.


В кабинете Кастиэля окна не было, и, выйдя на улицу, он невольно заморгал, привыкая к солнечному свету. Спускаться под землю в такую хорошую погоду не хотелось, и он побрёл к остановке автобуса, пытаясь уложить в голове все впечатления сегодняшнего дня.

Сосредоточившись, он принялся повторять про себя имена директоров департаментов.

Правовой департамент — Наоми Кон. Он так её и не увидел сегодня. Насколько он понял, это было везением.

Департамента маркетинга и развития — Элизабет Брейден. Он уже понял, что в компании её любили, так же, как и Дина.

С другой стороны, он не мог понять спокойного отношения всех к изменам Дина. Все говорили об этом так, будто его внешность и успешность позволяли ему переступать через общепринятые нормы морали. И никому и в голову не приходило посочувствовать Лизе — напротив, ей всё равно завидовали.

Кастиэль не завидовал Лизе.

И всё же он не мог не признать, что, как и все, попал под обаяние Дина, улыбаясь и кивая, когда тот рассказывал о том, как Кас будет прикрывать его измены. Впрочем, слово «измена» ни разу не прозвучало. Может, он на самом деле говорил о чём-нибудь другом.

Может, он женится на ней по расчёту?

Может, Лиза знала о его неверности и смотрела на неё сквозь пальцы?

Одно Кастиэль знал точно — Дин был хорошим человеком, и он очень сильно помог Касу. Впрочем, даже если бы он этого не сделал, Кастиэль не смог бы отказать ему в помощи.

Да и кто бы смог?

Кастиэль потряс головой.

Департамент по управлению имуществом — Бенджамин Лафитт.

Департамент разработки продукта — Захария Уолленберг…


Сэм положил трубку с видом бесконечно уставшего от людской суеты человека и закрыл глаза.

— Опять миссис Оук? — сочувственно спросил Люк.

— Мама, — ответил Сэм, не открывая глаз.

— Мм, — протянул Люк. — Жалела?

— Да, — вздохнул Сэм. — Она думает, я переживаю из-за голосования.

Люк покачал головой.

— Ничего, — сказал он. — Ты ещё покажешь им, чего стоишь.

— Не хочу я никому ничего показывать, — простонал Сэм. — Может, пусть Дин управляет себе Сандовером. Может, он и правда будет лучшим директором.

— Сэм, — проникновенно сказал Люк, — твой старший брат — безалаберный раздолбай. Ты хочешь, чтобы он развалил компанию твоего отца?

Сэм снова вздохнул.

— Отец верит в тебя, — напомнил Люк.

— Нет, — процедил Сэм сквозь зубы. — Отец всегда любил Дина больше, чем меня. Ещё бы, ведь Дин никогда с ним не пререкался, всегда делал всё так, как хотел отец. Дин — тот сын, которого он хотел.

— Он голосовал за тебя…

— Для проформы. Он хотел, чтобы победил Дин.

— Не говори так, Сэм. Отец любит тебя, и ты ещё покажешь ему, что ты лучше Дина. Когда там следующее собрание акционеров?

— Через шесть недель примерно.

— Думаю, за шесть недель Дин не успеет ничего испортить окончательно… но наверняка уже даст всем понять, что руководитель из него никудышный. А ты будешь держать руку на пульсе.

====== 4 ======

Вторник, 24 сентября

Лиза открыла глаза, когда дверца её машины хлопнула, и на сидение рядом опустилась Руби.

— Десятый час, — недовольно сказала Лиза, снова заводя мотор. — Зачем, по-твоему, я встала пораньше, чтобы подвезти тебя на работу и чтобы ты приехала вовремя?

Руби глянула на часы.

— Дина всё равно ещё нет, — пожала плечами она. — Значит, я успеваю.

— Руби, — вздохнула Лиза, — это неправильный подход. Тебе ведь нужно не только быть на месте, когда есть Дин. Тебе нужно многому учиться, узнавать что-то о Сандовере, знако…

— Да-да, — послушно согласилась Руби. — Прости, дорогая, просто трудно так сразу влиться в рабочий ритм. Я исправлюсь, обещаю. Ты же знаешь, я никогда ничего такого не планировала.

Лиза ощутила укол вины. В самом деле, Руби никогда не собиралась пахать в офисе и пошла на это только ради Лизы, ради её счастья с Дином.

— Да, — вздохнула она. — Я очень это ценю. Знаешь, — она вспомнила о том, о чём хотела рассказать подруге с самого начала (то есть почти час назад, когда она подъехала к дому Руби), — вчера я разговаривала с Джоанной Коулс.

Руби, рассматривающая себя в зеркальце, вздрогнула и выронила его, и Лиза про себя порадовалась, что не она сейчас за рулём.

— С Джоанной Коулс? — переспросила она. — С той самой Джоанной Коулс?

— Не знаю, которую ты имеешь в виду, — с деланным безразличием улыбнулась Лиза. — Я разговаривала с той, которая главный редактор Космо.

— О боги! — воскликнула Руби. — Хотя для тебя это, наверное, обычное дело?

— Нет, это был всего наш второй разговор. Но суть не в самом факте разговора, а в том, что она мне предложила.

— Что?

— Работу!

— Работу в Космо? — ахнула Руби. — Подожди — ты увольняешься?

— Что? — удивилась Лиза. — Конечно, нет. С чего ты взяла, что я согласилась?

— Это же Космо! Или должность так себе?

— О нет, предложение просто прекрасное. Она предложила мне возглавить их новый проект — прости, не могу выдавать подробности.

— И ты отказалась?

— Ну, я люблю свою теперешнюю работу.

— Но Космо!..

— Я работаю почти в той же сфере, что и они, — улыбнулась Лиза. — И я хочу работать вместе с Дином.

— Дин, — недовольно проговорила Руби. — Так и знала, что дело в нём.

— Нет, не в нём, — вздохнула Лиза.

— В нём, в нём, — Руби скрестила руки на груди. — Ох, Лиз… Подумать только, ты могла бы возглавить новый проект Космо! И это всего-то в двадцать три!

— Быть директором департамента в двадцать три тоже круто, — сказала Лиза, подъезжая к своему месту на парковке.

— Да, — согласилась Руби. — Джон молодец, что пошёл на такой неоднозначный шаг.

— Джон? Не смеши меня, — фыркнула Лиза. — Это Мэри «разглядела мой маркетинговый талант», как она говорит. Я, конечно, не присутствовала при их разговоре, но представляю, какие там кипели страсти…

— Она ведь раньше была директором твоего департамента, да?

— Да.

— Как символично, — заметила Руби, заходя в лифт. — Дин занимает место Джона, а ты — место Мэри… хотя, знаешь, я считаю, что ты была бы прекрасным директором.

— Перестань, — засмеялась Лиза. — Нет никого, кто был бы лучше Дина.

— Дин, Дин, Дин, — проворчала Руби. — Он тормозит тебя.

— Спасибо, что веришь в меня, — улыбнулась Лиза. — Но я довольна своим положением. Моя жизнь идеальна.

— Моя была бы намного идеальнее, если бы не дурацкий Новак.

— Да, — Лиза нахмурилась. — Ты права, он как ложка дёгтя. Хотя он кажется неплохим парнем, только немного странным. Ну ничего, нам недолго его терпеть.

— Месяц — это долго, — возразила Руби.

Лиза снова улыбнулась. Ей хотелось сделать приятное подруге.

— Пойдём, — сказала она, — устроим ему головомойку.

Они прошли через кабинет Дина, и Лиза резко распахнула заднюю дверь.

— Кастиэль, — сурово сказала она.

— Доброе утро, мисс Брейден, — Новак привстал, отодвигая бумаги.

— Кастиэль, нехорошо оставлять кабинет директора без присмотра, — ледяным тоном сказала Лиза. — Когда мисс Телеген нет на месте, я попросила бы вас занимать его.

— Да, мисс Брейден.

Лиза сухо кивнула и пошла к выходу.

Ей нравился этот Новак. Знает своё место, расторопен, приходит вовремя, чем-то уже занят в отсутствие Дина, и Иниас говорил, что он хорошо проявил себя в пятницу…

Найти бы ему какое другое место, чтобы он сам ушёл.


Перестав улыбаться, Джо проводила Лизу и Руби недовольным взглядом. Новенькая её конкретно бесила.

— А она хороша, — заметил подошедший Эш, тоже провожающий девушек взглядом — правда, с иными эмоциями, нежели Джо.

— Тебе все хороши, — хмыкнула Джо.

— Вовсе нет, — притворно возмутился Эш. — Я весьма разборчив.

— Раз уж ты зашёл, посиди здесь, — Джо вышла из-за стойки. — Меня мама зачем-то зовёт.

— Ладно, — Эш плюхнулся в её кресло.

По его поводу можно было не переживать — она уже не в первый раз оставляла Эша в приёмной, когда ей нужно было отлучиться.

Она толкнула дверь с табличкой «Начальник отдела делопроизводства».

— Искала меня?

Элен подняла взгляд.

— Да, у нас сегодня аврал, Тамара ещё не вышла с больничного, а тут ещё и Эстер приболела. Пожалуйста, сбегай в бухгалтерию, забери у них доверенности, Джоди звонила и сказала, что они уже готовы.

— Конечно, — кивнула Джо, слегка удивляясь, что этого нельзя было сказать ей по телефону.

Она подозревала, что мама вполне могла бы выкроить одну минутку и зайти в бухгалтерию, но знала, что теперь та стала избегать появлений там — именно с тех пор, как появилась Джоди.

Раньше Элен всегда ходила в бухгалтерию сама, и все гадали, когда же они с Бобби наконец откажутся от статуса лучших друзей и перестанут нарезать друг вокруг друга круги. Когда дело было уже почти на мази, Элен некстати уехала в отпуск вместе с Джо (дурацкие графики отпусков) — а по возвращении обнаружила, что Бобби начал встречаться с более пронырливой новенькой.

С тех пор в бухгалтерию ходила только Тамара, у которой там работал муж.

Джо не особенно торопилась возвращаться в приёмную — после бухгалтерии зашла на кухню, выпила воды из фильтра, полюбовалась видом из окна. Эш никуда не денется, если будет срочная доставка, он ей позвонит, а Наоми обычно приходит часам к десяти. Так что она вернулась на рабочее место без пяти десять и отослала Эша как раз вовремя — из лифта вышли Дин и Бенни.

— Привет, Джо, — дружелюбно кивнул первый, а второй подмигнул ей с намекающей улыбкой. Джо улыбнулась обоим, сохраняя любезно-профессиональный вид, о котором нельзя было забывать до прихода Наоми.

Когда все, кого следовало остерегаться, прошли мимо, Джо открыла скайп — ну конечно, все остальные давно уже были в сети. Кроме… она потянулась к телефону.

— Новак.

— Привет, Кас! Как поживаешь?

— Хорошо, спасибо, а ты?

— Какой у тебя скайп?

— Скайп?

— Ну да. Или он у тебя только для сугубо личных целей? Мы постоянно там висим — ну, наша секретарско-дизайнерская компашка. Я хотела и тебя к нам пригласить.

— У меня нет скайпа.

— О, — растерянно ответила Джо.

— Чарли сказала мне, что мессенджеры запрещены…

— Глупости! Они запрещены только для тех, кто не пользуется ими по работе. А нам они очень нужны в профессиональной деятельности. Перед обедом зайди ко мне, если не будешь занят, создадим тебе аккаунт, ладно?

— Ладно, — голос Каса звучал как-то настороженно.

— Пока-пока, — Джо положила трубку.

Нет, серьёзно, этот парень как не от мира сего.

Ответив на звонок очередного желающего получить спонсорскую помощь — «Пожалуйста, оформите Вашу просьбу в письменном виде и направьте нам по почте», — Джо вернулась к скайпу. Её ждало уже несколько негодующих сообщений от Гейба.

Sugarsfarewell: как ты посмела!!!

Sugarsfarewell: он мой подопечный!!!!!!

Sugarsfarewell: Я занимаюсь его связями с общественностью, а не ты!!!!!!

Джо изумлённо заморгала, таращась на экран.

Jo666: ты упал?

Jo666: я виновата, что он ко мне клеится?

Sugarsfarewell: ЧТО?!

Jo666: что ЧТО?

Sugarsfarewell: извини, если разобью твои розовые мечты, куколка, но Кас к тебе не клеится

Jo666: (rofl) (rofl) (rofl)

Sugarsfarewell: что?!

Sugarsfarewell: а ну говори!!!

Jo666: Гейб, укурок, я думала, ты про Бенни

Jo666: с хрена ли Кас твой подопечный

Sugarsfarewell: тьфу

Sugarsfarewell: сдался мне Бенни

Sugarsfarewell: конечно, Кас мой подопечный! Так что Я установлю ему скайп, а ты занимайся своими делами

Sugarsfarewell: Бенни опять к тебе клеился?

Jo666: и не смей называть меня куколкой

Jo666: и не употребляй слово «розовый», когда говоришь обо мне

Jo666: да так, в меру

Jo666: я уже привыкла

Jo666: ты запал на Каса?

Sugarsfarewell: я устал повторять

Sugarsfarewell: я НЕ гей

Jo666: ну и дурак


Бенни снисходительно хмыкнул, бросив взгляд на своего секретаря, с упоением молотившего по клавиатуре и даже не заметившего появления начальника, и вошёл в свой кабинет.

На столе его ждал свежий выпуск «Галереи» — и нет, Бенни решительно не представлял, каким образом вчерашнее интервью могло попасть в сегодняшний номер. Это не ежедневная газета, а солидное издание… впрочем, надо полагать, статья Анны была готова давным-давно, а вчерашнее интервью было исключительно для галочки. Анна сотрудничала с Сандовером тысячу лет, что нового они могли сообщить ей вчера? Кроме того, вчера она даже не поговорила с Дином. Тот умчался ублажать Лилит и даже не подумал о том, что может обидеть Анну. А она была последним человеком, которого Бенни хотел бы обидеть.

Он полистал журнал в поисках статьи о Сандовере и быстро наткнулся на крупное фото Дина — наверное, с пятничного приёма. Анны там не было, но, видимо, был фотограф «Галереи».

Бенни невольно усмехнулся, разглядывая фотографию своего директора, уверенного в себе молодого мужчины, и вспоминая растерянного шестнадцатилетнего паренька, которого встретил в свой первый рабочий день восемь лет назад.

Бенни, только что принятому на должность специалиста отдела недвижимого имущества, был двадцать один год, и он понятия не имел, что двое подростков-стажёров, слоняющихся по Сандоверу, — будущие полноправные члены Совета акционеров. Девочка, впрочем, почти не попадалась ему на глаза, предпочитая проводить время в дизайнерском отделе в компании тогда ещё малоизвестного Чарльза Шерли. Ей явно было скучно. А вот Дин… Дин пытался быть везде и всюду. Он хотел знать всё. Он даже совал свой нос в вопросы аренды нижних этажей сторонними компаниями (Сандоверу принадлежало всё здание, раньше в нём располагались и его цеха, но в том году производство расширилось и переехало в отдельное здание, а компания стала сдавать освободившиеся помещения) — так он и познакомился с Бенни.

Дин моментально располагал к себе. Да и кому бы не польстило такое пристальное внимание к своей не особо увлекательной работе? И всё равно Бенни понятия не имел, как так вышло, что после работы они оказались в баре, где под косыми взглядами других посетителей он взял пива на двоих. Дин не особенно смахивал на совершеннолетнего.

Каким-то образом зашёл разговор о девушках — Бенни никогда бы не поверил, что будет обсуждать подобные темы с шестнадцатилетним парнем. Дин с чрезвычайно самодовольным видом утверждал, что с ними у него нет никаких проблем, разве что небольшая усталость от их чрезмерного внимания, что, вообще-то, было правдой, но неполной, и Бенни это заметил. У него получилось расколоть Дина, и тот признался, что проблема всё же есть, и зовут её Лиза.

Бенни тогда расхохотался: слепому было видно, что девочка по уши влюблена в Дина. Он не удивился бы, узнав, что она на стажировку только ради него и пошла.

— Мы друзья детства, — поморщившись, ответил тогда Дин. — Понимаешь? Друзья детства.

Бенни понимал. Когда дело касается дружбы, на разовый перепих решиться трудно. Но и отказаться от него непросто, когда дело касается такой девушки, как Лиза.

На следующей неделе Дин переспал-таки с подругой детства.

И ещё кое-что случилось примерно в то же время.

Журналистка из «Космополитена» приехала брать интервью у Чака — растущей звезды модного мира, и встретила у него красивую девочку, увлечённо читающую последний номер «Космо». Девочка оказалась Элизабет Брейден, дочерью одного из погибших основателей Сандовера, проходящей там стажировку, и журналистка решила, что она неплохо разбавит её статью.

Через неделю Лиза сидела с раскрытым Космо на коленях, не в силах оторвать зачарованного взгляда от своей фотографии на страницах самого узнаваемого журнала в мире.

— Для нас это обычное дело, — улыбнулась ей Мэри Винчестер, тогда директор департамента маркетинга и развития. — Если бы ты работала в моём департаменте, среди твоих знакомых журналистов было бы больше, чем распространителей косметики. А на просьбы разместить статью о тебе ты бы привередничала и выдвигала бы гору требований.

Глаза Лизы загорелись, и в этот момент в кабинет вошли Дин с отцом.

— Я как раз говорю Лизе, что когда-нибудь она смогла бы занять моё место, — сказала им Мэри. — Кстати, если бы Дин занял твоё место, Джон, из них получилась бы такая же красивая пара, как когда-то из нас.

Взгляд Лизы подёрнулся мечтательной дымкой — она явно видела заголовок «Самая красивая пара Америки» на страницах «Космополитена», а Джон хмыкнул:

— Это было бы неплохо для имиджа компании. Впрочем, рано говорить об этом.

— Он сказал — неплохо для имиджа компании, понимаешь? — сбивчиво рассказывал Дин Бенни. — Если бы мы с Лизой были вместе… вместе возглавляли компанию, как они с мамой… ему бы это понравилось!

Бенни не так хорошо знал Дина тогда, но уже понял, как важно для него мнение отца. А на втором месте после мнения отца стоял, пожалуй, имидж Сандовера. И тогда Бенни понял, что Дину не выпутаться.

Потом Дин поступил в колледж и в Сандовере бывал редко, а с Бенни и вовсе не виделся. Когда он закончил колледж три года назад, Бенни был уже начальником своего отдела. Лиза получила работу в отделе маркетинга, Чак был уже не восходящей звездой, а вполне взошедшей, Элен Харвелл возглавила канцелярию, Наоми Кон, до этого директор правового департамента, стала и заместителем директора… а Дин не получил ничего.

Джон Винчестер велел ему для начала поработать где-нибудь в другом месте, чтобы набраться опыта. Дин рвал и метал. Впрочем, он был одним из Акционеров, а значит, имел источник дохода, позволяющий ему вообще не работать, и возможность по-прежнему совать нос в любые дела компании. Он приходил в Сандовер почти каждый день назло отцу и безвылазно торчал там — и все, кроме него, видели, как Джон им гордится.

С Бенни они сдружились крепче прежнего. Он по-прежнему был с Лизой, а Бенни тогда как раз переживал «период Андреа», как он сейчас его называл. Господи, они даже ходили на двойные свидания.

А потом, когда они с Андреа расстались и Бенни вернулся к прежней разгульной жизни, Дин потянулся за ним. Оказалось, что и в колледже он не был примерным парнем своей девушки, но следы заметать научился мастерски.

А ещё тогда в Сандовере впервые появилась Анна. Суровая акула пера, перед которой трепетали многие. Бенни никогда не имел дела с журналистами, но она заинтересовалась Дином в его подвешенном безработном состоянии, Дин их зачем-то познакомил… И она вписалась в их компанию — язвительная, колкая, ядовитая, прекрасная, хрупкая Анна… Конечно, они оба безбожно с ней заигрывали, но знали, что она — запретная зона. Нельзя портить отношения с теми, от кого зависит репутация того, что тебе дорого.

Дин уже допустил одну такую ошибку в шестнадцать лет.

Бенни поморщился и захлопнул журнал.

Он всегда знал, что Дин будет лучшим из всех директоров Сандовера. Пусть Джон Винчестер и был легендой — старший сын сумеет его затмить.


Габриэль не одну минуту помедитировал над клавиатурой, взвешивая все «за» и «против». В конце концов, если она согласится, ничего страшного не произойдёт. Они весело проведут время, главное не выпить лишнего и не проснуться в одной постели. А даже если и так… в конце концов, это же Пэм. Она хороша. И он сделает всё, чтобы это не испортило их дружбу. Может, получится даже повторить… Гейб затряс головой, отгоняя непрошеные картинки. Нет, он хочет, чтобы она отказалась. Она должна отказаться, и тогда он пригласит Джо. Потому что если пригласить сразу Джо, кто-нибудь что-нибудь заподозрит. И Эшу это не понравится. А, пригласив её после Пэм, он обеспечит себе что-то вроде алиби.

Sugarsfarewell: мисс Барнс!

Pasdedeux: о боги

Pasdedeux: что случилось

Pasdedeux: только не говори, что хочешь свалить на меня какую-нибудь работу

Sugarsfarewell: мой двоюродный брат женится

Pasdedeux: родители лишат тебя наследства, если ты тоже не женишься?

Pasdedeux: ты делаешь мне предложение?

Pasdedeux: Памела Пауэрс…

Pasdedeux: не особо как-то

Sugarsfarewell: всё, я передумал

Pasdedeux: говори

Pasdedeux: я затыкаюсь

Sugarsfarewell: будешь моей плюс один?

Пожалуйста, скажи «нет». Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

Pasdedeux: вообще-то, я уже приглашена к нему на свадьбу

Sugarsfarewell: ты не могла мне сказать об этом сразу?

Sugarsfarewell: нужно было тянуть?

Pasdedeux: но ты же знал, что я иду с Томми!

Sugarsfarewell: кто такой нахрен Томми

Sugarsfarewell: только зря потратил на тебя время

Pasdedeux: :-Р

Отлично. Жаль, теперь придётся выслушать историю о том, кто такой Томми, ну да это ничего. Габриэль развернул новое окошко.

Sugarsfarewell: мой двоюродный брат женится

Jo666: я знаю, Пэм мне сказала

Sugarsfarewell: отлично

Sugarsfarewell: кажется, я последний узнал об этой свадьбе

Sugarsfarewell: я только что пытался её пригласить, а она уже занята

Jo666: если тебя это утешит, я не знаю, ни когда свадьба, ни как зовут твоего брата, ни на ком он женится

Sugarsfarewell: в эту субботу

Sugarsfarewell: Майкл

Sugarsfarewell: без понятия, кто она такая

Sugarsfarewell: мы с ним не особо общаемся

Sugarsfarewell: я был бы в шоке от того, что он вообще меня пригласил, если бы не был в шоке от того, что он женится

Sugarsfarewell: короче, неважно

Sugarsfarewell: будешь моей плюс один?

Нет ответа. Может, разговаривает по телефону. Может, придумывает причину для отказа.

Ну же, Джо, ответь.

Jo666: ох, Гейб, но ты же знаешь, что я не люблю свадьбы

— Гейб? Бенни у себя?

Гейб поднял взгляд.

— А? Что?

— Приём, — Белла щёлкнула пальцами перед его носом. — Мне нужно к Бенни по поводу летней террасы нашего кафе. Он на месте?

— А, — Гейб моргнул, тряся головой. — Да, на месте. Белла!

— Да? — та обернулась, уже держась за ручку двери.

— Мой двоюродный брат женится. Ты… не будешь моей плюс один?

— Да, конечно, — Белла улыбнулась. — А когда свадьба?

Jo666: ладно, только если ради тебя

Sugarsfarewell: ты опоздала, детка

Sugarsfarewell: я уже занят


Дин был вне себя от ярости.

Он мог понять то, что Чаку нужно было напиваться время от времени.

Он мог понять то, что Чак не всегда укладывался в сроки.

Но того, что Чак впервые за долгие годы опаздывает с эскизами уже на две недели и ни капли не старается закончить работу, предпочитая пьянствовать, он понять не мог.

И, пожалуй, он наговорил лишнего. Вспоминать об ориентации Чака было совершенно некстати. И, если до этого момента дизайнер держался виновато и пристыженно, то после этих слов он побледнел и оскорблённо выпрямился.

Дин прикусил язык, но было уже поздно.

— Можете быть свободны, мистер Винчестер, — сказал Чак, и Дин снова разъярился:

— Здесь я указываю, кто может быть свободен, а кто нет!

— Вот как? — прошипел Чак. — Что ж, тогда я освобожу себя сам! Всё! Надоело! Я увольняюсь!

У Дина всё похолодело, но он процедил:

— Поговорим, когда протрезвеешь, — и вышел, хлопнув дверью. Бекки, дожидавшаяся снаружи, испуганно вжалась в стену.

Не прошло и часа, как в кабинет Дина влетела Лиза.

— Как ты мог! — кричала она. — Довести Чака!

Видимо, тот, и протрезвев, не передумал.

— Он не укладывается в сроки, — пожал плечами Дин.

— Он наш лучший дизайнер!

— Он не единственный хороший дизайнер в Сандовере.

— Но лучший!

— Он безалаберно относится к своим обязанностям.

— Но всегда справляется!

— Справлялся.

— То есть ты хочешь его увольнения?

— Я предпочитаю сотрудников, лояльных к Сандоверу, а не тех, кто увольняется по первой прихоти.

— По первой прихоти? Дин, он проработал в Сандовере десять лет! А сколько проработал здесь ты?

— О, так вот ты о чём!

— О чём? О том, что ты едва стал директором, а уже срываешься на лучших работников организации?

Ну, знаете ли, не один Чак Шерли умеет оскорбляться.

Дин поджал губы и отвернулся к монитору.

— Разговор окончен.

— Дин, — мягко сказала Лиза, — просто извинись перед Чаком.

— Непременно. Как только он сдаст эскизы.

— Дин. Мы должны представить новую коллекцию уже через месяц…

— Если бы не алкоголизм Чака, работа над ней уже кипела бы.

— Но без него её совсем не будет. И не говори мне о других дизайнерах! Ты знаешь, что я права!

Дин вздохнул. Он знал. Проблема была даже не в том, что Чак был хорош — да гениальных дизайнеров полно, да всегда можно открыть новую звезду… но Чак знал, что такое дух Сандовера. И Дин не знал, сумеет ли найти такой дух ещё в ком-то — уж точно не в ближайший месяц. Да и не хотелось, чтобы этот дух в лице Чака принадлежал кому-то другому.

Чака терять не стоило.

Отцу это не понравится.

— Я пойду извинюсь, — вздохнул он. — Но, если эскизы не будут готовы к понедельнику, начну искать нового ведущего дизайнера.

Впрочем, откладывать не стоит. Поиски можно уже начинать.

— Извинения приняты, — ответил Чак, не поднимая взгляда от клавиатуры.

— Отлично. Надеюсь, я сумел донести до тебя свою мысль, и ты продолжишь работу над эскизами.

— Какую работу? — переспросил Чак. — Я же сказал — я увольняюсь. Ты знаешь, что мой контракт позволяет мне сделать это в любое время. Сейчас допишу заявление, и Бекки отнесёт его Кроули.

Дин сжал кулаки.

— Ты не можешь уйти просто так после того, как две недели саботировал работу над новой коллекцией! Я тебя по судам затаскаю!

Чак поднял на него растерянный взгляд, и Дин подумал, что, кажется, тот просто хотел, чтобы Дин продолжил извиняться и уговаривать его остаться. Угроз он явно не оценил.

Дин впервые видел, чтобы Лиза настолько злилась.

Впрочем, она была совершенно права. Он виноват, он всё испортил, а потом испортил всё ещё раз. При Джоне такого никогда бы не произошло. При Сэме тоже. Он сидел, понурив голову, пока она била по самому больному, и тихо соглашался.

— Я не знаю, что ещё сказать! — воскликнул он наконец. — Хочешь — скажи ему, что если он не может работать со мной, то я уйду с поста.

— Какой же ты ребёнок! — взвизгнула Лиза. — Боже! Пойду пообещаю ему полную автономию и повышение зарплаты!

— После того, как он сдаст эскизы! — крикнул Дин, но дверь за Лизой уже захлопнулась. И тут же скрипнула другая:

— Мистер Винчестер?

— Кас? — Дин только сейчас вспомнил, что его помощник всё время был за стенкой и всё прекрасно слышал. Он надеялся, что не покраснел.

— Я хотел сказать…

— Подожди-подожди, — перебил Дин. — Я запретил тебе называть меня мистером. Давай сначала.

— Дин, — неуверенно начал Кас, — я хотел сказать, что от вашего увольнения Сандовер потеряет намного больше, чем от увольнения мистера Шерли.

— Ты не знаешь, о чём говоришь, Кас, — отмахнулся Дин. — Без меня организация спокойно существовала всё время, а Чак здесь очень давно.

— Это не совсем так, — возразил Кас. — Вы ведь всё время были здесь, многие годы, пусть и на внештатной основе. А мистер Шерли… Чак, он действительно давно здесь, и начинает выдыхаться и повторяться. Возможно, именно это и послужило причиной срыва его сроков, а вовсе не алкоголизм. Хотя, вероятно, это было и причиной употребления алкоголя.

Дин ошарашенно моргнул:

— Чувак, ты работаешь здесь третий день. Откуда ты знаешь всё это?

— Я изучал прессу, — Кас нахмурился. — Я хотел знать побольше о месте, в котором буду работать, пусть и недолго.

— Это мне нравится, — Дин поднялся и похлопал помощника по плечу. — Отличный настрой. Кстати, я уже занялся твоими рекомендациями, они скоро будут готовы.

— Дин, — настойчиво продолжил Кас, — я не думаю, что Чак уволится. Он любит Сандовер, это видно по тому, как он говорит о нём. Кроме того, не уверен, что ему есть что предложить другим…

— Ты не прав, — Дин покачал головой, убирая руку с его плеча. — Даже если у него творческий кризис, я уверен, что он его преодолеет. Чёрт, если у него действительно кризис, я тем более всё испортил. Нужно было отнестись к нему с пониманием, а я… Чёрт, Кас, что мне делать?

— Я думаю, — серьёзно ответил Кас, — вам стоит попытаться удержать Чака в Сандовере и в то же время найти ему замену на будущее.

— Полностью с тобой согласен, — слегка удивлённо сказал Дин. — Но я даже не знаю, что из этого сложнее осуществить.

====== 5 ======

Среда, 25 сентября

— Бекки! — у стойки Джо собралась целая толпа народу, и все они повернулись к лифту, из которого только что вышла Бекки.

— Доброе утро, — растерянно сказала она. — Вы меня, что ли, ждали?

— А кого ещё? — толпа перегородила ей дорогу, и Гейб, распихав всех, пролез вперёд. — Рассказывай, чем вчера всё закончилось?

Ах вот оно что, поняла Бекки. Они же все вчера поуходили вовремя, в то время как она оставалась разгребать историю с Чаком. И теперь, конечно, они жаждут подробностей.

— Ничем особенным, — она пожала плечами. — Лиза приходила, убалтывала Чака, потом Бенни приходил, Дин два раза приходил извиняться, но во второй раз они разругались ещё пуще, в итоге Дин психанул и уехал домой. Или куда там. Потом ещё Кас пытался сунуться к Чаку, но я его выставила, сказала, что наверняка он к сегодняшнему дню отойдёт, успокоится и всё забудет.

— Кас? — нахмурился Гейб. — Он что, тоже задержался вчера? И ушёл позже Дина?

— Ушёл, — фыркнула Бекки. — Да я его еле утащила за собой!

— Так ты думаешь, что всё образуется само собой? — уточнила Пэм.

— Уверена, — кивнула Бекки. — Так что давайте все по своим местам, вылезайте в скайп, а мне надо работать. Чао, — она помахала всем рукой и направилась к своему крылу. Её нагнала Сара.

— Мне казалось, он был вполне серьёзен вчера, — сказала она.

— Так то вчера, — Бекки повела плечом, — а то сегодня. Затребует себе каких-нибудь льгот, денег побольше, и всего делов.

Сара покачала головой, но ничего не сказала, и они обе уселись на свои места, дожидаясь Чака и почти не переговариваясь.

Ведущий дизайнер Сандовера никогда не приходил на работу вовремя, но сегодня его опоздание переходило все границы.

— Всё, — сказала Сара, когда часы показали двенадцать. — Он не придёт.

— Наверное, ждёт, пока за ним приедут и начнут умолять вернуться, — предположила Бекки. — Пойду открою мастерскую запасным ключом, работать-то надо.

Она зашла за длинную вешалку в мастерской Чака, на которой были развешаны образчики тканей, и, присев на корточки и начав перебирать ярлыки, попыталась найти ту, о которой вчера говорила Сара. Если бы кого-нибудь интересовало мнение Бекки, она прямо заявила бы, что Сара — дизайнер ничуть не ниже уровня Чака, но оно никого не интересовало, и Сара продолжала работать художницей, доводившей до ума эскизы штатных дизайнеров.

Дверь распахнулась с таким грохотом, что Бекки испуганно съёжилась за вешалкой. Оттуда ей было видно три пары ног — одна точно принадлежала Чаку, эти ботинки она сама ему покупала, полдня отстояла в магазине, чтобы добыть именно те, которые он хотел, а две вторые были женскими — одна пара обуви подороже, вторая попроще.

— Хватит! — рявкнул Чак. Ох, не успокоился. Или его заново вывели из себя? — Я уже отдал заявление, всё. Перестань предлагать мне деньги!

— Рэйчел, оставь нас, пожалуйста, — сказала Лиза, и ножки в туфлях подешевле зацокали прочь. До Бекки вдруг дошло, что её саму никто не видит и, по-хорошему, нужно бы встать, извиниться и выйти.

Она медленно и аккуратно поправила ткани так, чтобы ничего не видеть — тогда и её никто не увидит. Вряд ли Лиза и Чак лягут на пол, чтобы проверить, нет ли кого за вешалкой.

Правда, они вполне могут обойти вешалку сбоку.

— Лиз, — вздохнул Чак, — ты знаешь, как я тебя люблю. И как я люблю Сандовер. Но есть вещи, с которыми мириться нельзя.

— Чак…

— Мне не нужны деньги, не нужна корпоративная машина, не нужны никакие поблажки.

— Я рада, что ты от них отказался. Потому что сейчас я предложу тебе кое-что, на что ты не сможешь не согласиться, и хорошо, что Сандовер не потеряет при этом вообще ничего. Но для протокола повтори, что тебе не нужны никакие улучшения условий труда.

— Мне не нужны никакие улучшения условий труда, — довольно неуверенно сказал Чак после паузы. — Что это ты хочешь мне предложить?

— Ты ведь знаешь, что Дин на многое готов, чтобы оставить тебя в компании, так? — бархатным голосом спросила Лиза, процокав куда-то. Скрипнул офисный стул.

— Ммм, — растерянно протянул Чак.

Бекки раскрыла рот. О боже, неужели Дин готов предложить Чаку себя? Она зажала рот ладонью, чтобы не завопить от… от довольно смешанных чувств.

— А про Ричарда Брэнсона ты слышал? — поинтересовалась Лиза.

— Слышал…

О, ещё бы он не слышал! Он рассказывал эту историю буквально всем и каждому. Бекки пришлось выслушать её раз шесть. Одиннадцать, если считать те, когда он рассказывал не ей, но она всё равно слышала. Ричард Брэнсон был британским миллиардером и владельцем какой-то там авиакомпании… Девственники Америки, что ли? Короче, этот чувак проиграл пари и был вынужден на один день стать стюардессой и обслуживать пассажиров. Ну да, он накрасил губы, побрил ноги и надел юбку, и что с того? Даже бороду не сбрил. Такого добра в интернетах хватает. Бекки так и не поняла, что именно так возбудило Чака.

Может, это был его знакомый?

— О, — сказал Чак. — О.

— Дин не должен знать, что идея моя, — жёстко сказала Лиза.

— Конечно, — ошарашенно ответил Чак, а Бекки так и не поняла, о чём они говорят.

Лиза вышла, аккуратно закрыв за собой дверь, а Чак позвал:

— Можешь выходить, Бекки.

Она растерянно захлопала ресницами и выпрямилась.

— Ты знал, что я здесь?

— Девочка моя, будто я не знаю запаха твоих духов. Кстати, на твоём месте я бы их сменил на что-нибудь менее насыщенное… но ты слышала, о чём мы говорили?

— Да… только ничего не поняла.

— Ничего, — Чак потёр руки. — Скоро поймёшь.


Кастиэль неловко поёрзал на стуле, услышав из-за стенки голос Лизы. Он уже говорил Дину, что ему слышны все разговоры в его кабинете, если только они не ведутся на пониженных тонах, но Дин лишь отмахнулся, сказав, что и не планировал вести там никаких секретных переговоров. Потом он, правда, нахмурился и отправил помощника проверить слышимость с рабочего места Руби — но дверь в коридор была сделана на совесть, даже если прижаться к ней ухом, можно было только понять, кто говорит и с какой интонацией, а слов различить было нельзя. Дин одобрительно кивнул тогда и сказал:

— Спасибо отцу за хорошие двери.

Он оббежал взглядом свой кабинет, и Кастиэль тоже. Ему нравилось видеть, как он всё меньше становится кабинетом Джона, постепенно обрастая мелочами в стиле Дина. Например, на одной из полок появилась красивая небольшая модель Шевроле Импалы 1967 года. Дин поставил её при Кастиэле, и тот тогда спросил, эту ли машину он водит.

— О, нет, — рассмеялся Дин. — Эта красавица жрёт топливо, как не в себя. Она, конечно, хороша, но не для современной жизни… — он слегка нахмурился и добавил: — Ну, по крайней мере, она не для городской езды. Для жителя Нью-Йорка лучше моего Приуса нет… Вот если бы я… ладно, неважно. Ты разбираешься в машинах, Кас?

— Нет, — Кастиэль покачал головой. — Совсем нет.

— Да? Ну а какие машины тебе нравятся?

Кастиэль честно попытался припомнить хоть одну марку машины. Ах да, пару лет назад, когда он шёл домой с покупками, он видел очень красивую машину, даже остановился и пару раз обошёл её кругом… нет, пожалуй, не пару лет назад, а больше… но, наверное, не десять…

— Мне нравится Тойота Кэмри, — сказал он.

— У Бенни была Кэмри, — кивнул Дин. — Правда, недолго, меньше двух лет, что-то там проржавело, хотя и было сделано из нержавейки… Но вообще, конечно, Тойоты хороши, — он бросил ещё один задумчивый взгляд на модель Импалы и вернулся к столу.

Он снял картины, висевшие в кабинете при Джоне, и заменил их другими, но Кастиэль знал, что искусством он не особенно интересуется и что их выбирала Лиза, так что это изменение было сделано только для галочки. А награды и дипломы, полученные Сандовером при отце, Дин убирать не стал, но Кастиэль подозревал, что ему не нравится видеть их, зная, что ни одна из них не заслужена им. Впрочем, он не сомневался, что скоро Дин умножит их количество.

А сейчас за стеной говорила Лиза, и Кастиэль старался не вникать, пока не услышал имя Чака.

— Он что-то придумал, — сказала Лиза, и Кастиэль приободрился. — Сходи к нему, узнай, что он решил. Только, пожалуйста, держи себя в руках, ладно, Дин?

Дин буркнул что-то неразборчивое и, когда дверь за Лизой закрылась, позвал:

— Кас!

Кастиэль мгновенно оказался в его кабинете.

— Слышал? — спросил Дин. — Чак что-то надумал.

— Хотите, чтобы я пошёл к нему и узнал? — слегка удивлённо предположил Кастиэль.

— Не, — Дин поморщился, — ему это не понравится. Наверняка что-то унизительное, и он захочет видеть моё лицо, когда я буду соглашаться. Возьми себе стул и сядь там, чтобы ты видел экран, но чтобы тебя не было видно в камеру. Сейчас позвоню ему по скайпу, некогда мне бегать туда-сюда… кстати, у тебя есть скайп? — Дин замер, уже наведя мышку на эмблему видеозвонка. — Давай-ка я тебя добавлю на всякий случай.

— Есть, — сказал Кастиэль. — Castiel.

— Что? — изумился Дин. — И всё? Чёрт, как здорово иметь редкое имя! Моё-то было занято наверное, в первую неделю существования скайпа. Ну ладно, оно тоже не самое популярное, может, в первый месяц. Короче, у меня и аккаунта в скайпе два, личный Dean_Batman, и рабочий, Dean_Winchester. Я тебя в оба добавлю, окей? Только про личный никому не говори. Это, ну… старая история, — Дин явно был смущён, и Кастиэль так засмотрелся на его слегка покрасневшие скулы, что не сообразил, что нужно что-то ответить. — Ладно, кхм, — сказал Дин. — Садись, я звоню Чаку.

— Дин, — Чак ответил на вызов буквально спустя полсекунды. — Боишься зайти лично?

— У меня много работы, Чак, — сухо сказал Дин. — Давай по делу. Что ты решил?

Чак подался вперёд.

— Я хочу, чтобы ты провёл вечер в гей-клубе в женской одежде.

Кастиэль перевёл испуганный взгляд на Дина. Тот выглядел ошарашенным, хотя явно собирался сохранять невозмутимое выражение лица.

— Чак, ты сдурел? — наконец выговорил Дин.

— Тебе мало? — Чак приподнял бровь и собрался было ещё что-то сказать, но Дин резко щёлкнул мышкой, заканчивая разговор, и откинулся в кресле, поворачиваясь к Касу.

— Скажи, что мне это послышалось, — попросил он.

Кастиэль, который всё это время обдумывал ситуацию, предположил:

— Может быть, Лиза сможет на него повлиять? Мне кажется, они прекрасно ладят.

— Конечно! — воодушевился Дин. — Лиза! — он потянулся к телефону. — Милая? Слушай, поговори с Чаком. Да, сказал. И знаешь, чего он захотел? Чтобы я пошёл в гей-клуб в женской одежде! Что? Лиз, ты это не серьёзно. Слушай, я просто прошу тебя с ним поговорить. Лиз! Лиз! У тебя что, сердца нет? Послушай, это плохо отразится на репутации компании. Нет, серьёзно! Ты представляешь, что будет в прессе? Лиза! — он швырнул трубку и, кажется, беззвучно выругался. — Помощи от неё ждать не стоит, — хмуро сказал он. — Она считает, что я легко отделался. Знаешь что, Кас? Скоро обед, так что иди уже, отдыхай, и скажи заодно Гейбу, чтобы сказал Бенни, что сегодня без меня, мне нужно работать.

— Хорошо, — нахмурился Кастиэль, — я передам.

Он вышел в приёмную, перегнулся через Джо, открыл её скайп, нашёл там Гейба и написал: «Скажи мистеру Лафитту, что Дин в обед будет занят работой и просил его не беспокоить. Кастиэль». После этого он направился в сторону департамента разработки продукта.

По дороге ему в голову пришла мысль, что, наверное, стоило сначала спросить разрешения Джо на то, чтобы воспользоваться её скайпом. И вообще он мог бы просто позвонить по телефону. Ладно, не об этом сейчас нужно думать.

Чак, поджав губы, рисовал что-то. Он поднял взгляд, когда вошёл Кастиэль, и весело сказал:

— У меня приступ вдохновения. Зачем Дин тебя прислал?

— Это радует, — ответил Кастиэль. — Дин меня не присылал. Я пришёл поговорить с вами, мистер Шерли. Если можно, наедине.

Чак снисходительно приподнял бровь.

— Нельзя, — сказал он. — Говори при Бекки.

Бекки, до этого делавшая вид, что так углубилась в схемы, что ничего не слышит, неловко поёрзала.

— Я бы хотел попросить вас изменить решение по поводу, кхм, ваших требований в адрес Дина.

— С чего бы я должен тебя послушать? — фыркнул Чак, откладывая эскизы в сторону. Кастиэль внимательно посмотрел на них — одно время он интересовался этой сферой (точнее, ей интересовалась Амелия), и сейчас не мог не признать, что они неплохи.

— Дину будет неприятно выполнение вашей просьбы, — просто сказал Кастиэль. — Вы ведь не хотите заставлять его делать то, чего он не хочет?

— Почему бы и нет, — засмеялся Чак. — Почему ты пришёл?

— Дин хороший человек, — Кастиэль свёл брови. — Он не хотел вас обидеть. Он просто сказал, не подумав. Он извинился. А вы хотите его унизить. Порядочные люди так не поступают.

Чак поднялся со своего места и подошёл к нему почти вплотную.

— Мне кажется, или ты только что назвал меня непорядочным?

— Я сказал, что вы будете выглядеть именно так, если не измените своё решение.

— Послушай, — скривился Чак, — я тебя вижу, наверное, в третий раз, и ты всё время в одном и том же костюме. У тебя нет другого?

— Это разные костюмы, — с достоинством ответил Кастиэль, чувствуя себя немного неловко от того, что Чак стоит так близко. — Они просто одинаковые.

— И одинаковые галстуки? И полное отсутствие представления о парфюме? И ты получил работу в моём Сандовере, под крылышком у Дина? В то время как я получаю только ругань и упрёки? И я не должен чувствовать себя оскорблённым?

— Если вы согласитесь на моё увольнение взамен…

— Увольнение? — хмыкнул Чак, делая ещё шаг вперёд и оказываясь совсем уж близко. Он пристально вглядывался в лицо Кастиэля, и тому стоило больших усилий не отстраняться. — Может, ты ещё что-нибудь хочешь мне предложить, а?

— Твою мать, Чак! А ну отошёл от него!


Дин замер у двери кабинета Чака, не решаясь коснуться ручки. Он приготовил самые покаянные слова, самые смиренные выражения лица, чёрт, Чак не мог искренне хотеть, чтобы Дин сделал это! Он должен понять, что после этого Дин его возненавидит и точно найдёт ему замену!

А Лиза? Вот же предательница! Будто её это вообще не касается! Будь Дин чьей-нибудь невестой, он немедленно разорвал бы помолвку, заявись его жених в гей-клуб в платье.

Дин поморщился и толкнул дверь.

Первым, кого он увидел, был Кас, напуганный, прижатый к стенке. Чёртов Чак стоял вплотную к нему с самым что ни на есть похабным выражением лица, и этого Дин никак не мог потерпеть.

— Твою мать, Чак! А ну отошёл от него! — рявкнул он, и Чак отпрыгнул в сторону. — Какого чёрта здесь происходит?

— Это я виноват, — быстро сказал Кас. — Мистер Шерли ничего не…

О боги, он ещё собирается извиняться? В мановение ока Дин оказался рядом и прошипел:

— Ещё раз, Чак, увижу, что ты к нему на метр подошёл, и окажешься на улице, даже если это будет посреди показа коллекции или ещё чего важного! Усёк?

— Да, — как-то странно ответил Чак. — Извини, Кастиэль.

Дин изумился его неожиданной сговорчивости, но спорить тут было не с чем. Он схватил Каса за руку и потащил прочь.

— Зачем ты вообще сюда припёрся? — спросил он.

— Я хотел уговорить его передумать, — смущённо ответил Кас.

— Брось пустое, — отмахнулся Дин. — Связываться только с ним. Схожу в его дурацкий клуб, не помру. Лиза пусть сама с прессой разбирается.

— Можно обойтись без прессы, — заметил Кас. — И мистер… Чак не говорил, что он должен при этом присутствовать. Можно устроить всё тихо и незаметно, а ему сообщить уже после. И ни у кого не будет никаких доказательств, только, например, можно сделать одну фотографию, чтобы ему предъявить.

Дин посмотрел на помощника с интересом.

Хм, а он дело говорит.

— Бенни ушёл на обед? — спросил он у Джо, мимо стойки которой они как раз проходили.

— Да, — растерянно ответила та, как-то странно поглядывая на Каса. — А разве вы не просили ему передать…

— Да-да, всё в порядке, — сказал Дин. — Кас, не пообедаешь со мной?

Когда они подъехали к ресторану, Кас неожиданно замялся.

— Я… оставил кошелёк дома, — сказал он. — Наверное, я лучше вернусь и…

Ах да, вспомнил Дин. Это же его первая работа, а зарплаты он ещё не получал.

— Я за тебя заплачу, Кас, — сказал он.

— Дин, я…

— Но за это тебе придётся поработать сверхурочно.

— Я бы и так….

— Ну всё, хватит. Ты же понимаешь, я не могу сам заниматься этой чушью для Чака, и тебе нужно будет, ну… найти для меня… все эти… штуки.

— И клуб, где будет поменьше народу, — кивнул Кас. — Где-нибудь на окраине, без прессы и без возможности случайно встретить кого-нибудь из ваших знакомых.

Дин подумал, что ему невероятно везёт с подчинёнными. И если остальных выбирал отец, то Кас — это его личное везение, просто подарок судьбы. Надо же, кто знал, что парень, налетевший на него в лифте и обливший Лизу кофе, окажется таким ценным… сотрудником. Дин улыбнулся про себя.


Jo666: Скажи мистеру Лафитту, что Дин в обед будет занят работой и просил его не беспокоить. Кастиэль

Sugarsfarewell: что?

Sugarsfarewell: Кас?

Jo666: он уже убежал О_о

Jo666: заявился, не сказал ни слова, влез в мой комп, напечатал это и исчез!

Jo666: раньше я говорила, что он странный

Jo666: но, Гейб, он СТРАННЫЙ

Jo666: Гейб?

Jo666: ты здесь?

Sugarsfarewell: ходил сказать Бенни, что Дин занят

Sugarsfarewell: может, что-нибудь случилось

Sugarsfarewell: может, это связано с Чаком

Jo666: может, это связано с тем, что он ненормальный

Jo666: если он твой «подопечный», так проследи за ним!

— Джо? — окликнула Миссури. — Пойдём, какое-то оперативное собрание.

— Чего? — удивилась Джо. — Секунду, сейчас позвоню Эшу, чтобы заменил меня.

Собрание происходило около туалетов, и среди приглашённых были только женщины. Джо недоумённо осмотрела остальных, но и у остальных вид был такой же озадаченный.

— Все пришли? — спросила Белла. — Отлично. Значит так, слушаем внимательно.

Джо презрительно покосилась на неё. Вот же выделывается, ещё собрание какое-то созвала. Женский клуб. Какого чёрта Гейб пригласил её на свадьбу? Он что, совсем тронулся? Кто в своём уме вообще куда-то пригласит эту заносчивую стерву? Пусть вон она лучше с Руби общается, два сапога пара.

— Надеюсь, все поймут всё с первого раза, — продолжила Белла, — потому что совсем не хочется обсуждать этот вопрос ещё раз. В последнее время участились случаи… — она запнулась, — кто-то постоянно бросает бумагу в унитаз.

Джо вытаращила глаза и переглянулась с Джессикой. Серьёзно? Белла оторвала их от работы ради туалетной бумаги в унитазах?

— Мы вешали объявления, — Белла повысила голос, — с просьбой этого не делать. Их кто-то срывает. Вы же не хотите, чтобы мы предпринимали меры? Здесь, кстати, все, кто работает в этом крыле?

— Наоми нет, — хихикнула Кейси. Джо тоже не удержалась и хмыкнула.

— Наоми ходит в другой туалет, у балкона, — сказала Джоди, и Джо скривилась. Ещё одна… а, к чёрту их.

— Так зачем нас собрали? — спросила она. — Сказать, чтобы не бросали бумагу в унитаз? Это нельзя было написать по почте?

— Я хотела ясно донести свою мысль, — ледяным тоном сказала Белла. — Вы все не хотите, чтобы Наоми об этом узнала.

Джо закатила глаза, представив, как заместитель директора отчитывает их за туалет.

И всё-таки, интересно, кто это делает.

— Сегодня все с ума посходили, — сказала она Джесс.

Если Белла ещё раз сорвёт её с работы по такому вопросу, она её саму в унитаз смоет, вместо бумаги.


— Сэм Винчестер, — сказал Сэм, протягивая руку.

— Лилит Монро, — журналистка улыбнулась. — Рада наконец с вами познакомиться.

— Мда, — протянул Сэм, — я тоже, — он бросил беспомощный взгляд на Люка, который и уговорил его на это. Тот ободряюще кивнул, и Сэм обречённо вздохнул.

— Начнём, пожалуй, — сказала Лилит, щёлкая кнопкой диктофона. — Итак, Сэм, расскажите нам о своих отношениях с братом.

Комментарий к 5 Апдейт от 2022 года:

Во-первых, очень надеюсь что вы все в порядке, несмотря на.

Во-вторых, мне для домашки нужно было сделать небольшой текстовый квест, и я вдруг вспомнила про этот фик и жалобы на то, что интрига с туалетной бумагой так ничем и не закончилась; так что встречайте — «Дело о туалетной бумаге», сайд-квест к «Испытательному сроку», происходит между пятой и шестой главой. Условием домашки было прохождение игры за пять минут, так что получилось довольно скупо, но, надеюсь, кого-то развлечёт.

А, и Дина с Касом там нет: осторожничаю с авторскими правами.

Игра бесплатная, конечно же. Играется в браузере, скачивать не нужно.

https://marlia.itch.io/case

====== 6 ======

Понедельник, 30 сентября

Лиза приподнялась на локтях, нависая над спящим Дином и улыбаясь своим мыслям. До чего же ей всё-таки повезло! Рядом с ней сейчас лежит лучший мужчина в мире — серьёзно, она не знала никого красивее, обаятельнее, успешнее Дина. У него, конечно, был невероятно трудный характер, но она знала его всю жизнь и училась им управлять. И он наконец принадлежит ей. Они проводят вместе гораздо больше времени, чем когда-то, все их выходные принадлежат друг другу, скоро они поженятся, и ей больше никогда не придётся видеть его лицо на странице «Десятка самых завидных женихов Нью-Йорка», в которой он неизменно занимал последнее место по одной-единственной причине — отношения с Лизой. Она счастливо вздохнула и наклонилась поцеловать его в нос.

— Мм, — протянул Дин, забавно морщась. — Мм.

Лиза опустилась на него, проводя ладонью по его животу и потираясь о его кончик носа своим.

— Мм, — Дин приоткрыл один глаз. — Который час?

— И тебе доброе утро, — весело сказала она. — Половина десятого.

Дин распахнул глаза и сел в кровати, и Лиза от неожиданности завалилась на бок.

— Полдесятого? — переспросил он и, бросив взгляд на настенные часы, вскочил с кровати и понёсся в ванную, крича оттуда: — Почему ты не разбудила меня раньше? Ты же знаешь, что я всегда приезжаю на работу к десяти, если с утра у меня нет встреч!

— «Всегда», — фыркнула Лиза, тоже вставая и потягиваясь. — Ты работаешь всего вторую неделю. Почему бы один раз не прийти попозже? На сегодня не запланировано ничего важного. Будешь кофе?

— На работе выпью, — ответил Дин, вылетая из ванной.

— Да не торопись ты так! — воскликнула Лиза, начиная сердиться. — Я сказала водителю, чтобы он приехал в одиннадцать.

— Как насчёт того, чтобы сначала поинтересоваться моим мнением по этому поводу? — Дин тоже злился. Да что плохого в том, что она хотела подарить ему ещё одно хорошее утро? — Я поеду на Приусе, — он стремительно одевался, и Лиза обречённо сказала:

— Ладно. Раз ты так настаиваешь… сейчас я позвоню ему, чтобы не ехал, только подожди, я сейчас соберусь.

— Нет-нет, — отмахнулся Дин. — Не торопись, поезжай с водителем.

— И он взял и просто ушёл! — воскликнула Лиза в трубку, шипя от негодования. — Что он, не мог мне сказать, что у него какие-то важные дела утром?

— Мужчины, — философски заметила Руби. — Будто ты не знала, на что идёшь.

— И чем он там занят? Он вообще на месте?

— Да целый день торчит в кабинете. Как пришёл, попросил кофе. Когда я ему принесла почту, он разговаривал с Новаком.

— Не нравится мне этот Новак, — пробормотала Лиза.

— Я тебе об этом сказала в первый же день! — воскликнула Руби. — Подозрительный тип! На твоём месте я бы поподробнее расспросила о нём.

— Я говорила с Кроули, — вздохнула Лиза. — И читала его документы. У него действительно первоклассные рекомендации. Дин говорит, его посоветовал ему друг, который продавал свою компанию по частям.

— Мм, ясно. Может, найти этого друга и потолковать с ним?

— Нечего время тратить, — отмахнулась Лиза. — А как вообще вышло, что ты сегодня пришла на работу вовремя?

— Меня подвезли.

Ах, вот оно что. У Руби снова кто-то появился. Лиза должна была догадаться раньше — когда у Руби кто-то был, она становилась намного более приятной в общении. Жаль, что это редко долго продолжалось. Она грустно улыбнулась, перебирая журналы на столе.

— И кто он?

— Бенни.

— Что? — Лиза широко распахнула глаза. — Руби! Я же тебя предупреждала! И по поводу конкретно Бенни, и по поводу служебных романов!

— Ты ещё будешь говорить мне о служебных романах? — фыркнула Руби.

— Что это? — ахнула Лиза.

— Что? — не поняла Руби. — Опять ко мне претензии?

— Нет, я… ты видела сегодняшний номер «Завтра»?

— Нет, где я могла его увидеть? Я что — директор департамента, чтобы мне его прино…

— Руби!

— Да что там?

— Здесь… большая статья о Сандовере…

— Это же вроде хорошо?

— Но она целиком о Сэме… здесь ни слова о Дине, Руби! Ни слова! Боже, какие бы гадости они ни напридумывали о Дине, это было бы лучше, чем это…

— Ну, — философски заметила Руби, — теперь ты по крайней мере можешь быть уверена, что у Дина ничего нет с Лилит.


Сэм непонимающе таращился на своё фото.

— Но здесь… всё обо мне! — сказал он Люку.

— Конечно, это же было твоё интервью.

— Но… мы столько говорили о Дине!

— Наверное, ты не сказал ничего интересного. Дай почитать.

— Держи, — Сэм протянул другу журнал. — Жаль, что они это не напечатали. Я хотел бы, чтобы Дин это прочитал.


Дин взбежал по лестнице и позвонил в дверь своей второй квартиры. Впервые кто-то находился в ней без него, впервые он дал кому-то ключ, и это было немного… непривычно.

Дверь распахнулась почти мгновенно, будто Кас ждал в прихожей.

— Всё готово, — сказал он с улыбкой.

— Подожди об этом, — отмахнулся Дин. — Я сначала закажу поесть, потому что в гей-баре у меня определённо пропадёт аппетит.

В ожидании доставки он плюхнулся на диван, щёлкая пультом телевизора.

— Любишь футбол? — поинтересовался он.

— Нет, — признался Кас, устраиваясь на краешке дивана.

— Не взяли в команду? — предположил Дин, хмыкнув.

— Наоборот, — Кас покачал головой. — Взяли, а мне совсем не хотелось тратить на него время.

— Тогда почему ты не ушёл?

— Отец хотел, чтобы мы с Джимми играли… он сразу заявил, что не будет, и я не хотел расстраивать отца окончательно…

Дин расхохотался, явно вызвав у Каса недоумение.

— Забавно, — сказал он, отсмеявшись. — Мне и в голову не приходило, что может быть… так. Я всегда хотел попасть в команду, но отец считал это тратой времени. Повезло нам с тобой, да? Я тоже не хотел его расстраивать. Лет через десять совсем разжирею — последние пару месяцев даже тренажёрку забросил, никак не могу подстроиться под определённый график.

— Я могу этим заняться, — сказал Кас. — Вашим графиком. Какой тренажёрный зал вам нравится?

— Серьёзно? — заинтересованно спросил Дин. — Ну попробуй. Сойдёт любой, который находится недалеко от моего дома или работы.

— Эту квартиру учитывать? Или только ту, в которой вы живёте?

— Учитывай, — решил Дин, подумав. — Я пару недель сюда не заглядывал из-за… ну, собрания, подготовки, новой должности… но вообще я здесь часто бываю. Постоянно хочется от чего-нибудь отдохнуть. И Лиза о ней не знает.

Кас опустил взгляд, будто ему не нравилась мысль о том, что Дин что-то скрывает от невесты.

— Надеюсь, ты же не собираешься ей рассказывать? — поинтересовался Дин.

Кастиэль шокированно уставился на него.

— Конечно, нет! — воскликнул он.

— Расслабься, — примирительно сказал Дин. — Я просто спросил.

На кровати лежала так долго, тщательно и дискусионно выбираемая одежда: тёмная мешковатая юбка ниже колена, наглухо застёгивающаяся блузка с длинными рукавами, чёрные плотные колготки, чтобы скрыть небритые ноги, и скучный чем-то набитый лифчик. И, конечно, парик, а у кровати стояли чёрные туфли не по-женски большого размера на почти отсутствующем каблуке. Мда, Дин никогда не обратил бы внимание на девушку в такой одежде.

— Если бы я был девушкой, я бы так и одевался, — заметил Кас, возможно, пытаясь приободрить, но Дину стало ужасно неловко. Наверное, хорошо, что Кас не девушка и может каждый день ходить в одном и том же костюме и одном и том же галстуке.

— Ты ведь знаешь, что наш дресс-код не требует ежедневного ношения галстука, — ни к селу ни к городу сказал Дин.

— Да, — неуверенно ответил Кас. — Мне выйти?

Правильным ответом, конечно, было «да», но Дин подозревал, что не справится с лифчиком. Интересно, как девушки справляются с ними? Когда его пассиям нужно было надеть нижнее бельё при Дине, они всегда просили его застегнуть, кокетливо приподнимая волосы одной рукой, полуоборачивая голову к нему и стреляя глазками. Одно и то же из раза в раз. Хорошо, что Дину не понадобится хотя бы придерживать волосы.

Он торопливо разделся до трусов и повернулся к Касу спиной.

— Давай, — он повёл плечом, тут же вспоминая, что это тоже типично женский жест и чертыхнулся про себя.

Кас оказался сзади, почти прижимаясь к нему, и вытянул руки вперёд, держа лифчик так, чтобы Дину удобно было просунуть руки под бретельки. И тут же выронил его, стоило Дину только попытаться в него влезть.

— Осторожнее, — хмыкнул Дин, приседая, чтобы поднять лифчик, и прикидывая, как разозлилась бы Лиза, урони он её кружевную роскошь на пол.

Кас потянулся к полу одновременно с ним, задевая грудью его спину, и Дин рефлекторно попытался выпрямиться и в итоге проехался задом по его ноге, да ещё и поцарапался о пряжку его ремня. По коже Дина пробежали мурашки. От холода. Слава богу, что хотя бы Кас одет!

Он сердито выхватил лифчик у донельзя смущённого Каса, самостоятельно продевая руки под бретельки:

— Просто застегни сзади.

— Да, — пробормотал Кас, хватаясь за застёжки и лихорадочно пытаясь сцепить их вместе.

Дин закатил глаза.

— Ты будто в первый раз это делаешь.

Кас промолчал, и Дин озадаченно нахмурился. Неужели и правда в первый? Не может быть, чтобы он… Да ну, ему, наверное, просто попадались самостоятельные девушки, которые были в состоянии застегнуть бельё без его помощи. Или которые вообще не носили белья. Да, вот о чём сейчас следует думать — о девушках без нижнего белья, а не о том, что неумелые дрожащие прикосновения пальцев Каса почему-то не раздражают, а, наоборот… Дин тряхнул головой.

— Готово, — с явным облегчением сказал Кас. — Удобно? Не нужно… подтягивать бретельки? — с определённой долей ужаса спросил он.

— Нет, — Дин поводил плечами. Не сильно комфортно, но он лучше потерпит пару часов, чем ещё согласится помучаться с мистером Как-это-застёгивается.

Ладно. А колготки-то как надеваются?


Кастиэль напряжённо обвёл бар глазами. Кажется, спокойно. Малолюдно для вечернего времени. Всего пара косых взглядов в сторону парня в офисном костюме и ряженого рядом с ним. Слава богу, он не ошибся в выборе места. Большинство посетителей, кажется, знакомы между собой и совершенно не интересуются новоприбывшими.

Дин встал под часами, и Кастиэль сделал фотографию на телефон, чтобы они попали в кадр и потом можно было доказать Чаку, что Дин пробыл в баре не полминуты, а час, как и договаривались. Он потянулся было за Дином к столику, но тот неожиданно остановил его:

— Слушай, Кас, ээ… я лучше один посижу, ладно? Ты не обижайся, просто… Как тебе объяснить…

— Не надо ничего объяснять, — быстро ответил Кастиэль. — Я понимаю. Если что, я буду здесь, — и он направился к стойке, усаживаясь так, чтобы можно было видеть Дина, но необязательно было таращиться на него всё время.

Наверное, хорошо, что он мог побыть один, потому что ему срочно нужно было кое о чём подумать. А именно о том, что он почувствовал около получаса назад в квартире Дина.

— Что будете пить? — поинтересовался бармен, и Кастиэль вздрогнул.

— Что-нибудь безалкогольное, пожалуйста, — попросил он, мысленно прикидывая, сколько у него с собой денег. Неловко выйдет, если Дину придётся платить за него в таком заведении.

— Давай я лучше угощу тебя мартини, — раздался вкрадчивый голос, и рядом с Кастиэлем устроился светловолосый мужчина, окинувший его оценивающим взглядом.

— Спасибо, мне завтра на работу, — вежливо отказался Кастиэль, слегка отодвигаясь и гадая, почему ему постоянно предлагают именно мартини.

— Мне тоже, — жизнерадостно сообщил незнакомец. — Ладно, но можно мне угостить тебя в принципе? Бармен, принесите ему чего получше… если у вас вообще есть выбор безалкогольных напитков.

— Простите, я не… — Кастиэль запнулся, не зная, как лучше ответить, и бросая вороватый взгляд в сторону Дина. Кажется, тот вовсе на него не смотрел.

— Что между вами произошло? — поинтересовался незнакомец. — Каминг-аут пришёл, откуда не ждали? Или совершаете адюльтер? Или просто поссорились?

— Между нами ничего нет! — испуганно заморгал Кастиэль.

— Да? — скептически приподнял бровь незнакомец, приподнимая принесённый барменом бокал. — Бальтазар.

— Кастиэль, — пробормотал Кастиэль, приподнимая свой напиток (что-то зеленоватое) в ответном жесте и осторожно принюхиваясь. Алкоголем не пахло.

— А по взглядам, которыми вы обменялись, когда вошли, мне так не показалось, — сообщил Бальтазар. — У вас прямо на лбу было написано «О боже, это было так неловко!». Так что именно было неловко, а, Кастиэль?

— Он мой начальник, — терпеливо ответил тот. — Я здесь по работе. Мне нужно следить, чтобы его никто не сфотографировал. И чтобы не случилось ничего… плохого.

Бальтазар хмыкнул и вынул из кармана купюру.

— Бармен, — позвал он. — Пусть вон того красавца в бабушкиных шмотках никто не фотографирует.

— Сделаем, — кивнул бармен и, вспомнив, указал на Кастиэля: — Этот его снял на телефон.

— Ему можно, — успокоил его Бальтазар и, когда он отошёл, хихикнул: — Фото на память?

— Это для дела, — нахмурился Кастиэль. — Я удалю его сразу же, как только…

— Да-да, — кивнул Бальтазар, делая глоток. — Конечно. Так ты телохранитель?

— Я не хотел бы разговаривать о своей работе, — твёрдо ответил Кастиэль. — Я очень благодарен вам за помощь, но я… — он замялся, не зная, как вежливее избавиться от общества нового знакомого. — И я не гей, — добавил он для ясности.

— Поэтому ты так стреляешь глазками в сторону начальника?

— Это часть моей работы, и я…

— Часть твоей работы — спать с начальником?

— Что? — Кастиэль возмущённо подавился воздухом. — Я же сказал, между нами ничего нет! Дин скоро женится! А я здесь только по работе!

— Дин, — задумчиво повторил Бальтазар. — Извини, но что он делает здесь в таком прикиде, если скоро женится?

— Он проиграл пари, — сквозь зубы ответил Кастиэль.

— Интересно, — протянул Бальтазар. — С твоей стороны очень трогательно и мило его защищать.

— Дин очень хороший человек, — огрызнулся Кастиэль. — Я очень рад, что могу ему помочь в чём-то.

— Мм. А нарядиться ты ему тоже помогал?

Кастиэль вспыхнул, хотя, конечно, в том, что он застегнул лифчик Дина, не было ничего… такого. И всё же он почему-то не смог мгновенно выбросить из головы вид раздевшегося Дина, мысли о том, как он хорошо сложен, воспоминания о прикосновениях к его спине.

Но это определённо ничего не значило. Он и до этого знал, что Дин очень красив. Весь интернет так считал. Просто новые впечатления. Это ничего. Атмосфера и обстоятельства слегка смущают, но завтра он и не вспомнит об этом.

— Понятно, — кивнул Бальтазар. — И давно ты на него работаешь?

====== 7 ======

Вторник, 1 октября

Бекки мирно подшивала свежие фотографии Сэма, любовно вырезанные из «Завтра», в папочку с кодовым названием «Черновики 2008», пока Чак с Сарой шуршали грифелем по бумаге, когда в кабинет вошёл Кас.

— Доброе утро, — вежливо сказал он.

— О, — Чак оживился и отложил карандаш. — Дин определился с датой?

— Да, — кивнул Кас. — Он выполнил ваши условия вчера.

Сара с Бекки озадаченно переглянулись. Они вообще-то хотели присутствовать при таком значимом событии.

— Что? — Чак нахмурился. — Что значит вчера? Мы так не договаривались!

— По условиям вашего договора, Дин должен был переодеться в женскую одежду и пойти в ней в гей-клуб, — напомнил Кас, доставая телефон. — Это всё. Он выполнил свои условия, и вот доказательства, — он повернул экран телефона к Чаку, и Бекки вскочила со своего места. Чак потянулся отобрать телефон, но Кас быстро убрал его обратно в карман. — Всё. Дин выполнил обязательства, теперь ваш черёд выполнять свои.

— Я плохо разглядел! — воскликнул Чак. — Покажи ещё раз!

— А я вообще не видела, — встряла Бекки.

— Я вернусь на своё рабочее место, — только и сказал Кас.

— Эй, эй, — Чак перегородил ему дорогу. — Я хочу оставить эту фотографию себе.

Кас попытался увернуться, но Бекки схватила его за локоть.

— Ну же, Сара, помоги отобрать у него телефон! — воскликнула она.

Сара только покрутила пальцем у виска и вернулась к рисунку.

Бекки с Чаком вдвоём принялись отбирать у Каса телефон, призвав на помощь и так кстати случайно заглянувшего в кабинет Уриэля. Без сомнений, победа была бы за ними — они оттеснили Каса к окну, преградив ему все пути к отступлению, и, когда он полез за телефоном, они расслабились, приняв это за признание поражения, но Кас резко дёрнулся, потянул на себя раму и вышвырнул телефон в окно.

У всех отвисли челюсти.

— Ты что, псих?! — первой выразила всеобщую мысль Бекки. Чак с Уриэлем просто хлопали глазами, Сара, кажется, хихикала, прикрывшись папкой.

— Теперь я могу идти? — спросил Кас и, не встретив сопротивления, вышел.

because_of_you: ЧУВАКИ

because_of_you: помните, вы говорили, что я странная?

Jo666: да

Sugarsfarewell: как сейчас

Pasdedeux: да

because_of_you: а помните, вы говорили, что Кас немного странный?

Jo666: что он опять устроил?

Sugarsfarewell: Кас нормальный!

sarvangasana: боже, Бекки, просто скажи им

Pasdedeux: Сара, давай лучше ты сама расскажешь

because_of_you: шшш

because_of_you: сейчас вы поймёте, что по сравнению с Касом — я вполне адекватный человек

Sugarsfarewell: Кас нормальный!

sarvangasana: хочу заметить, что Бекки сегодня была ни разу не адекватна

Jo666: кто-нибудь расскажет, что произошло, или нет?!

because_of_you: Кас только что был здесь

Jo666: это мы поняли!

because_of_you: они с Дином вчера ходили в гей-клуб

Jo666: ЧТО

Sugarsfarewell: ЧТО

Pasdedeux: ЧТО

sarvangasana: она имеет в виду пари Дина

Jo666: фу ты

Jo666: и что там

because_of_you: Кас принёс фотки

Pasdedeux: ФОТКИ

because_of_you: на телефоне

because_of_you: показал их на секунду

because_of_you: и спрятал телефон

sarvangasana: а Бекки с Чаком набросились на него, как два психа, ещё и Уриэля в это втянули

because_of_you: Сара!

sarvangasana: а Кас выбросил телефон в окно

because_of_you: это была МОЯ история

Pasdedeux: боже

Sugarsfarewell: хм

Sugarsfarewell: возможно, Кас немного и странный


Дин улыбнулся было, когда в кабинете появилась Лиза, но тут же принял серьёзный вид, потому что его невеста явно была чем-то рассержена.

— Какого чёрта Новак опять устроил! — воскликнула она вместо приветствия.

— Что? — Дин вздрогнул. Кас уже давновато ушёл к Чаку предъявлять доказательства, пора бы ему и вернуться. Он же не устроил там презентацию фотографий вчерашнего?..

— Набросился на Чака! На Уриэля! На других работников! Выбрасывал вещи в окно!

— Чегооо? — у Дина челюсть отвисла.

Лиза сердито смахнула волосы со лба:

— Все только об этом и говорят!

Тут, к счастью, наконец вернулся Кас. Пока дверь за ним не закрылась, Дин успел увидеть в проёме любопытствующую физиономию Руби.

— Почему так долго? — спросил Дин.

— Я… — Кас замялся, — спускался вниз… извините.

— Что ты устроил сегодня в дизайнерском отделе? — ледяным тоном спросила Лиза.

— Эй, эй, — Дин взмахнул рукой, — давай я сам разберусь со своим помощником, ладно? Кас, что случилось?

— Я показал фотографии, — тихо сказал Кас. — Они хотели отобрать у меня телефон, и мне пришлось выбросить его в окно. Я спускался, чтобы подобрать его. Извините.

— Никто у тебя ничего не отбирал! — начала было Лиза, но Дин перебил её:

— Лиз, тебя ведь вроде при этом не должно было быть?

— Да меня вообще много при чём не было! — воскликнула Лиза. — Ты сказал мне вчера, что вечером будешь разбирать бумаги!

— Я не хотел, чтобы ты при этом присутствовала.

— О, конечно, зачем тебе моя поддержка! Гораздо лучше взять с собой его!

— Ну, Кас прекрасно справился. Насколько я понял, фотографии вчерашнего не гуляют по всему Сандоверу, да, Кас?

— Их видел только мистер Шерли, — о боже, опять он начал сыпать «мистерами».

— Ну и отлично, — Дин потёр руки. — И жалоб со стороны дизайнерского отдела я пока не слышал, так что всё в порядке.

— Мы с тобой позже об этом поговорим, — процедила Лиза, хлопая дверью. Дин тяжело вздохнул. В том, что разговор предстоял долгий и малоприятный, он не сомневался.

— Простите, — снова пробормотал Кас.

— Да перестань, — отмахнулся Дин. — Я знал, что она обидится. И, главное, она совершенно права, я проявил недоверие и всё такое. Я даже цветы ей заранее купил и дал Джессике, чтобы она оставила их в кабинете, когда Лиз выйдет. Что телефон, — поинтересовался он, глядя на покорёженный остов в руке Каса, — скончался?

— Надеюсь, нет, — испуганно сказал Кас. — Отнесу его в ремонт.

— Ремонт? — Дин поморщился. — Чувак, он своё уже отработал.

— Он… мне дорог как память, — тихо сказал Кас.

— Да? — Дин почесал нос и потянулся к телефону. — Гейб, зайди ко мне.

— Зачем это ему к тебе заходить? — поинтересовался только что вошедший Бенни.

Дин злобно стукнул ладонью по столу и рявкнул:

— Руби!

Руби появилась невероятно быстро, будто снова пыталась подслушивать под дверьми.

— Какого чёрта ты делаешь на рабочем месте? — прорычал Дин. — Какого чёрта ко мне все входят без стука? В следующий раз, будь любезна, ПРЕДУПРЕЖДАЙ меня перед чьим-либо приходом! И пусть стучат! Ты поняла?

— Да, мистер Винчестер, — Руби окинула его презрительным взглядом.

— Проваливай.

— Я не вовремя? — поинтересовался Бенни, когда дверь за ней закрылась.

— О, просто я знаю, что ты скажешь. Почему я не взял тебя с собой и всё такое.

— Серьёзно? — Бенни приподнял бровь. — Ты думаешь, я хотел пойти с тобой в гей-клуб? Ты меня с кем-то путаешь. Хотя посмотреть фотки я бы не отказался. Уже наслышан о героической обороне, — он кивнул в сторону Каса. — А ведь до этого я считал Гейба идеальным помощником! Кстати, зачем он тебе понадобился?

В дверь постучали, и в проёме показалась голова Руби:

— К вам Пауэрс.

— Пусть заходит, — кивнул Дин и полез в карман. — Гейб, Кас сломал телефон. Сдай его куда-нибудь в ремонт, вот тебе деньги, главное, чтобы ему придали приличный вид и, ну починили как следует. Займись прямо сейчас, Касу скоро понадобится его телефон.

— Да, мистер Винчестер, — Гейб бросил взгляд на непосредственного начальника, и тот кивнул, хотя и несколько озадаченно.

— Бенни, давай после работы сходим куда-нибудь? — попросил Дин. — Я сейчас занят.

— Ладно, — ещё озадаченнее ответил Бенни и покинул кабинет вслед за подчинённым.

Дин сложил руки на коленях, сцепив пальцы, и развернулся к Касу.

Нужно было наконец спросить у него о том, что волновало Дина с вчерашнего вечера. Не то чтобы это имело какое-то значение… Дин человек широких взглядов, терпимый к… ко всякому, но… лучше ведь знать, верно?

Всё-таки Кас пытался найти подход к Чаку… Дин сразу не придал этому значения, но потом выяснилось, что Кас не умеет застёгивать женское нижнее бельё, зато умеет выбирать гей-бары по случаю и знакомиться в них с мужчинами. Дин видел, что вчерашний знакомец Каса заплатил за него (Дин, конечно, тоже платил за него пару раз, но это другое) и что потом Кас дал ему свой номер телефона. Нет, Дин должен был спросить, только вот как? Не «Ты гей?» же! Он чуть было не ляпнул «У тебя кто-нибудь есть?», но вовремя сообразил, как это прозвучит.

— Кас, — дипломатично начал он, — я нагружаю тебя сверхурочной работой, а твоей девушке, наверное, это не нравится…

— У меня нет девушки, — ответил Кас.

Не помогает.

— Ну, и нагрузка на работе не способствует её появлению…

— Мне нравится работа, — сказал Кас. — Мне нравится делать что-то полезное.

— Да, но личная жизнь…

— Мне нравится одна девушка, — Кас смущённо опустил взгляд. — Она живёт в соседней квартире, и я довольно часто с ней вижусь.

— Аа, — облегчённо протянул Дин. — То есть всё-таки…

— Я имел в виду, что сверхурочная работа мне никак не мешает, — торопливо сказал Кас. — У меня столько свободного времени, сколько мне нужно.

— Мм, — кивнул Дин. — Ты просто имей в виду, что. ну, если тебе понадобится отпроситься пораньше или вообще на весь день… главное, сделай это заранее, я буду не против.

— Не понадобится, — твёрдо заверил его Кас.

— Ну, просто… имей в виду, — повторил Дин, неловко разглядывая пальцы. — Что за девушка?

— Её зовут Амелия, — как по-заученному, ответил Кас. — Мы друзья детства.

Дин слегка вздрогнул.

Друзья детства.

Кас может попасться в ту же ловушку, что и он, а ведь ему не шестнадцать.


Мэг невидяще уставилась на договор, по которому должна была вынести юридическую экспертизу. Ей кажется, или в последнее время Сандовер стал заключать всё больше и больше договоров? Или это просто Алистер спихивает на неё всю работу?

Нужно выпить кофе.

Кофемашина была уже оккупирована Рэйчел и Миссури, что-то оживлённо обсуждавшими.

— Привет, Мэг, — кивнула Рэйчел, с которой они сегодня ещё не виделись. — Слышала новости?

— Которые? — хмыкнула Мэг, споласкивая чашку. — Про вчерашний номер «Завтра»? Или про Новака, разбившего окно в дизайнерском?

— Кас ничего не разбивал, — с жаром вступилась за него Рэйчел. — Он просто выронил телефон в окно.

— Да? — вяло переспросила Мэг. — Жаль. Он только начал казаться мне интересным.

— Мы не об этом хотели сказать, — встряла Миссури, не дав Рэйчел снова возразить. — В туалете опять драма. Кто-то выбросил в унитаз целый рулон. Имущественники грозятся просмотреть камеры.

— Да пускай просмотрят, — Мэг подставила свою чашку на держатель кофемашины и нажала кнопку. — Надо было сразу посмотреть, а не созывать дурацкие собрания.

— Как думаешь, кто это был? — поинтересовалась Рэйчел.

— Я знаю, что это была не я, — отрезала Мэг. — На остальное мне плевать, лишь бы туалет не заколотили досками.

Рэйчел с Миссури переглянулись и удалились сплетничать в свой кабинет. Хорошо им, никаких мужчин за соседними столами. Болтай о чём хочешь.

Вошёл Дин Винчестер собственной персоной со стопкой документов (на кухне располагался ещё и ксерокс), и Мэг не стала торопиться возвращаться к себе, вместо этого спиной опираясь на стол и любуясь задницей директора.

— Зачем тебе два секретаря, если ты сам на ксерокс ходишь? — поинтересовалась она, вдыхая аромат кофе. — Или очень секретные документы?

— Тебя хотел увидеть, — хмыкнул Дин. Мэг тоже хмыкнула: прошло уже много времени с тех пор, как он последний раз хотел её видеть. Кажется, тогда он совсем недавно вернулся из колледжа.

— Что толку смотреть на меня на кухне, — сказала она, делая глоток. — Народу тут многовато.

— Да? — Дин полуобернулся к ней от ксерокса. — Я знаю, где никого нет.

— О, да я тоже ещё не забыла адрес, — Мэг повела плечом.

— Неужели? — Дин обернулся полностью. — Может, завтра заглянешь?

Мэг, изначально собиравшаяся просто безвредно пофлиртовать, слегка удивилась, но виду не подала, хитро прищурившись.

— Завтра не выйдет, — сказала она. — Работы много навалилось. А вот в четверг… если бы ты подписал мне заявление об отпуске за свой счёт на два дня.

— На два? — усмехнулся Дин. — Тебе понадобится ещё один день, чтобы отдохнуть от меня?

— О, я на это надеюсь.

Дин засмеялся:

— Как напишешь заявление, сначала зайди ко мне, я подпишу, а потом клади в почту. С моей визой Наоми не забракует.

— По рукам, — сказала Мэг. — Во сколько мне приезжать?

— Я с утра появлюсь на работе, — Дин задумался. — Приезжай к трём и рассчитывай не на пять минут.

— Я рассчитываю даже не на пять часов, — Мэг подмигнула и вышла.

Не то чтобы Дин Винчестер был кем-то особенным, но настроение у неё поднялось в заоблачные выси.


— Кастиэль! — он остановился, услышав оклик.

— Да, мисс Брейден?

— Я хотела извиниться за сегодняшнее утро, — мягко сказала Лиза. — Дин прав, меня не было при том, что произошло, и я не должна была действовать, не узнав всего. Кроме того, меня обидело отношение Дина, но я не должна была вымещать это на тебе.

— Вам не стоит извиняться, — смущённо пробормотал Кастиэль.

— Конечно, стоит. Ты ничего мне не сделал, Кастиэль. Дин очень хорошо о тебе отзывается.

Кастиэль, кажется, покраснел. Ему и в голову не приходило, что Дин мог говорить что-то о нём своей невесте. Наверное, нужно было ответить что-то в том смысле, что о ней он тоже очень хорошо отзывается, но слова никак не выстраивались в голове.

— Я очень ценю то, что ты не хотел допускать, чтобы личные фотографии Дина попали в руки посторонним, — продолжила Лиза. — Конечно, такими вещами следует делиться не с каждым… Но, ты, безусловно, согласишься, что будущая жена входит в число самых близких людей, так ведь, Кастиэль?

— Мне очень жаль, мисс Брейден, — промямлил Кастиэль. — Если вы хотите, чтобы я показал вам эти фотографии…

— Я уверена, Дин не будет против, — быстро сказала Лиза.

— Но у меня их больше нет. Я выронил телефон в окно, а фотографии были на нём.

Лиза нахмурилась.

— И у тебя не осталось копий?

— Конечно, нет, — удивился Кастиэль. — Я собирался и эти удалить сразу после того, как показал бы мистеру Шерли.

— Похвально, — Лиза улыбнулась, и Кастиэль вздохнул с облегчением. — Хотя я думаю, что Дин хотел бы сохранить их на память.

Кастиэлю так не казалось, но он вежливо промолчал.

— И вообще, Кастиэль… Я понимаю, что ваше вчерашнее с Дином… времяпрепровождение было его секретом, но и ты должен понять. Дин довольно упрямый человек, который не всегда видит, что для него лучше. Если бы я знала, я бы помогла ему. Пожалуйста, не скрывай от меня ничего, что касается Дина. Я должна знать всё… ради него же самого. Понимаешь?

Кастиэль неуверенно кивнул. Ему захотелось ослабить узел галстука, как при их первой встрече в клубе, но он, как и в тот раз, боялся даже пошевелиться под её взглядом.

— Так есть ли что-нибудь, что я должна знать? — поинтересовалась Лиза.

— Мне кажется, — пробормотал Кастиэль, — Ди… мистер Винчестер вполне откровенен с вами. Он… знает, что вы хотите, как лучше. Он очень расстроился после вашей сегодняшней ссоры. Он… любит вас.

Во рту стало горько, хотя он не сказал ни слова неправды.

Лиза склонила голову к плечу.

— Спасибо, Кастиэль, — сказала она. — Надеюсь, что ты и дальше будешь со мной искренен… и будешь таким же хорошим личным помощником… и тогда ты сможешь сохранить своё место и после испытательного срока.

Она зашла в лифт, а Кастиэль застыл на месте, хотя тоже собирался спускаться. Взглянув на часы на стене, он очнулся и бросился бегом по лестнице. Может быть, он ещё успеет догнать своих в очереди.

Оказалось, что Габриэль действительно держал ему место.

— Наконец-то, — он вздохнул с облегчением. — Я начал тебе звонить, но потом вспомнил, что твой телефон у меня.

— Я разговаривал с мисс Брейден, — сказал Кастиэль.

— О чём? — Габриэль почти засветился от любопытства.

— Особенно ни о чём, — Кастиэль уклончиво пожал плечами, подходя к столу с подносом.

— Мы на тебя обижены, Кас! — воскликнула Бекки, перебивая их разговор.

Кастиэль нахмурился. Он почему-то был уверен, что это ему следует обижаться.

— Да, Кас! — поддержала Бекки Памела. — Мы хотим фотографий Дина в платье! Или ты приберёг для нас копии?

Кастиэль обвёл всех взглядом. И об этих людях он недавно думал как о «своих»? Сейчас они больше напоминали ему хищных птиц.

— Прошу прощения, — сказал он, — но это были личные фотографии Дина. Сейчас они уничтожены. Я поступил с ними так, как считаю правильным. Вместо того, чтобы совать нос в дела своего руководителя, вы бы лучше уделяли больше времени работе, — он принялся за еду, продолжая чувствовать на себе их взгляды.

— Кхм, Кас, — начал Габриэль. — Это было… невежливо.

Кастиэль снова поднял взгляд.

— Прости, Сара, — сказал он. — Всё сказанное не относилось к тебе. Ты единственная из здесь присутствующих, кого я считаю преданным делу профессионалом. Кроме того, я благодарен тебе за твою сдержанность сегодня утром.

Сара испуганно покосилась на остальных.

— Э. спасибо, Кас, — выдавила она.

Кастиэль сухо кивнул в ответ.

Воцарилось молчание.

— Здесь душно, — сказала наконец Джессика. — А у окна освободился столик. Я лучше пересяду, — она поднялась и унесла свой поднос.

— Да, действительно душновато, — согласилась Памела, вставая вслед за ней. Бекки тоже встала, не сказав ничего.

Кастиэль не поднял на них взгляда.

— Кас, — Джо вздохнула, — может быть, это не мы относимся к работе легкомысленно, а ты слишком высоко её ставишь? Работа — это не главное в жизни. По крайней мере, не для всех.

— Что ж, я не хотел бы, чтобы те, кто так считает, работали на меня, — прямо сказал Кастиэль.

Джо и Габриэль беспомощно переглянулись.

— Кас, — Габриэль предпринял ещё одну отчаянную попытку всё исправить, — наше начальство нами довольно.

— Без обид, — сказал Кастиэль, — но я считаю, что Бенни вообще не нужен секретарь, поэтому ему и трудно быть недовольным. От тебя почти ничего и не требуется. И неудивительно, что все довольны работой человека, который должен только мило улыбаться и отвечать на звонки, переключая всех на другие отделы.

— Вот как, — вспыхнула Джо. — Мне казалось, ты не так считал в свой первый день, когда получил работу только благодаря тому, что я тебя пожалела! Что ж, не прошло и двух недель, как ты начал считать себя выше меня!

— Я такого не говорил, — нахмурился Кастиэль. — Я не говорил, что я хорошо выполняю свою работу. Я сделал для Сандовера меньше, чем любой из вас. Но я хочу сделать больше, а разве этого хотите вы? Я вижу, как Сара отдаётся работе, как выкладывается Лиза, как Дин живёт Сандовером. Но другие… просто исполняют обязанности. И это горько.

— Ты перегрелся, Кас, — Джо покачала головой. — Наверное, здесь и правда душно. Я пересяду к окну и надеюсь, что после ты извинишься.

— Я ведь извинился перед тем, как начать этот разговор, — нахмурился Кастиэль, но Джо уже ушла.

— Кас, — мягко сказала Сара. — Я понимаю, у тебя было тяжёлое утро, но ты недостаточно хорошо нас знаешь, чтобы высказывать такие суждения. Не все люди трудоголики.

— Джо выгнали из колледжа, — сказал Габриэль. — Было за что. Элен — её мама здесь работает, ты же знаешь? — устроила её сюда насильно. Джо ни в какую не хотела работать в офисе, всё порывалась уйти, хотела устроиться в каком-нибудь баре. Но постепенно она привязалась к этому месту. Она любит Сандовер. Она знает его. Она даже шарит во всей этой делопроизводственной мути.

— Я…

— До Бекки у Чака сменялось по нескольку помощниц в месяц. Да, официально она не его помощница, и те девушки тоже не были, но никто не мог работать с ним, и он тоже ни с кем не уживался. А Бекки здесь уже больше года. Она умеет с ним работать, она терпит его, а это невероятно редкое качество. Ты даже близко не представляешь, насколько он сложный человек. Но если он и уйдёт из Сандовера, то только вслед за Бекки.

— Но…

— Памела занимается организацией показов наших коллекций. Последняя вышла довольно давно, и она просто выполняет работу секретаря Захарии — тот ещё тип, скажу тебе. По сравнению с работой на Чака или Захарию твоя должность, Кас — это рай. Но как только Чак сдаст эскизы, у Пэм начнётся сумасшедшая жизнь. Всё будет лежать на ней… и на Джессике, но на Джесс и без того лежит очень много, поверь мне.

— Габриэль…

— Ни одна из этих девушек не заслужила твоих обвинений, Кас, — закончил Габриэль. — Но что касается меня, то да, я действительно бесполезный раздолбай. Пойду убьюсь об стену. Приятного аппетита, — он поднялся и направился к выходу.

Кастиэль почувствовал себя ужасно.

— Не расстраивайся, — сказала Сара. — Они обиду долго не держат. Просто извинишься.

Кастиэль покачал головой. Извиняться он не умел.

— Я хотел поговорить с тобой, — сказал он. — Сегодня утром, когда началась толкотня, я увидел твои эскизы.

— Что? — Сара покраснела. — Нет, это, наверное, были чьи-то другие эскизы. Я не дизайнер, я художник.

— Я знаю стиль Чака, — Кастиэль покачал головой. — А остальные просто пытаются его копировать и добавлять что-то своё. Твои эскизы совсем другие. В них видно тебя.

— Я просто… так отдыхаю, — смущённо сказала Сара. — Это просто рисунки.

— Я бы хотел их посмотреть. Все.

— Кас? — Дин поднял голову. — Есть разговор. Что это у тебя?

Кастиэль осторожно положил папки на край стола Дина.

— Я бы хотел, чтобы вы это посмотрели, — сказал он. — Если у вас есть время.

— Что там? — Дин, нахмурившись, притянул одну из папок поближе.

— Это наброски одной из наших сотрудниц.

— Кого-то из дизайнеров? — рассеянно спросил Дин, пролистывая эскизы.

— Нет.

— Ну, они неплохи, — Дин пожал плечами. — Но это было в моде год назад.

Кастиэль молча забрал у него папку, показывая на её обложку, на которой значилось: 2011 год.

— О, — сказал Дин. — Ну-ка, дай остальные, — следующие он просматривал уже внимательнее. — И кто автор?

— Сара.

— Сара? — Дин на мгновение поднял взгляд к потолку, вспоминая. — А, как же, как же. Блейк. Помню её. Она всегда прекрасно рисовала, я мог бы и узнать её руку… Знаешь что, Кас? Это определённо не Чак Шерли, и, тем не менее, это на сто процентов Сандовер. Позови-ка её… только не ко мне, а к себе, пусть не знает, куда идёт, ладно? А, вот ещё что, пока не забыл. Послезавтра у меня конфиденциальная встреча.

У Кастиэля, мгновение назад почувствовавшего себя таким счастливым, упало сердце. Дин уже объяснил, что «конфиденциальные встречи» — это такие, которые официально считаются стратегически важными, но которые на самом деле Дин проводит в компании девушек.

Кастиэль не сразу понял, что его так расстроило в том, что у Дина намечается свидание. Наверное, решил он, это из-за того, что всего час назад он сказал Лизе, что Дин любит её. Может быть, поэтому во рту было так горько, когда он говорил это.

====== 8 ======

Четверг, 3 октября

Лиза была вне себя.

— Он даже не сказал мне! — она крепко сжала ручку чашки, с трудом удерживаясь от того, чтобы не стукнуть ей по столу, расплёскивая кофе. — Будто не знает, что Акционеры этого так не оставят!

— А что они могут сделать? — поинтересовалась Руби. — Они разве могут запретить ему нанять нового дизайнера?

— Нет. Но что касается подготовки новых коллекций — здесь он не должен принимать таких масштабных решений! И тем более в такие короткие сроки! Новый показ уже на носу! А он внезапно решает, что коллекций будет две, и одну из них создаст художница, которая понятия не имеет, что такое показ! Которая ни черта не знает и не умеет!

— Полностью с тобой согласна, — поддакнула Руби. — Что мы будем делать?

— Нам и не придётся, — отмахнулась Лиза. — Бобби скажет Джону, узнают Мэри и Сэм, и тогда Джон и Сэм примчатся сюда и устроят свару. Ох, мне нужно успокоиться и поговорить с Дином, — она поднялась и стремительно зашагала к кабинету директора, Руби едва за ней поспевала.

В кабинете Дина был только Новак, раскладывающий какие-то документы.

— Где Дин? — нахмурилась Лиза, косясь на бумаги в руках Новака. Ещё не хватало, чтобы он занимался промышленным шпионажем.

— Он только что уехал на встречу с представителем Istithmar World…

Лиза мгновенно обернулась, не сказав ни слова, и влетела в приёмную к Руби.

— Почему ты не сказала мне, что Дин поедет в Istithmar World? — прошипела Лиза.

— А разве Дин мне что-то рассказывает? — обиженно спросила Руби. — У него ведь есть его драгоценный Новак. А что не так с Istithmar World?

— То, что этот «представитель» — его сокурсник из колледжа! Ему липовую встречу подстроить — раз плюнуть! — громко прошептала Лиза.

— Тише, — встрепенулась Руби. — Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь услышал! Ты думаешь, на самом деле он… с кем-нибудь?

— Не знаю, — Лиза сникла. — Я вдруг подумала о ключе…

Пару недель назад, когда Дин был в запаре, она случайно узнала о наличии у него второй квартиры и сделала себе дубликат ключа, до конца не понимая, зачем, и не зная, что и думать.

Руби на мгновение поднесла палец к губам: помолчи, затем подошла к двери кабинета Дина и толкнула дверь, чтобы та плотно закрылась.

— Ты хочешь поехать на его вторую квартиру? — прошептала она.

— Мне нужен твой совет, — вздохнула Лиза.

— А у Мэг Мастерс из правового сегодня неоплачиваемый отпуск, — задумчиво сказала Руби.

— Что? — Лиза ужаснулась. — Ты думаешь… он мог бы изменить мне… с кем-то на работе?

— Вряд ли, — Руби покачала головой. — Не настолько же он туп.


Кастиэль напрягся, прислушиваясь к звукам из-за двери. Но тут дверь закрылась, не дав ему до конца понять, что намеревается предпринять Лиза — он понял только, что она подозревает, что встреча подставная, и что у неё есть какой-то ключ.

Если учесть то, что Дин сейчас на второй квартире, о которой Лиза не должна знать… что, если она всё же знает, и у неё есть ключ? Или она говорила о другом ключе?

Он потёр виски и решительно потянулся к телефону.

— ЭрДжей? Сейчас мисс Брейден возьмёт машину, возможно, с мисс Телеген. Если они попросят отвезти на Ган-Хилл-роуд, везите их туда как можно медленнее и как можно более длинным путём. Это поручение мистера Винчестера. Вам понятно?

— Да, мистер Новак, — дружелюбно ответил водитель.

— Отлично, — с облегчением вздохнул Кастиэль. — Если они попросят отвезти их в любое другое место, пожалуйста, позвоните мне и скажите… что угодно, я пойму.

— Ладно.

— Спасибо большое, — Кастиэль положил трубку и пулей вылетел из кабинета. Руби и Лизы уже не было. Нужно торопиться.

Дин не подходил к телефону — ничего удивительного, он ведь… занят. Кастиэль беспокойно кусал губы, сжимая пальцы на поручнях. Хорошо, что ему часто приходилось мотаться через весь город и что он знает, как быстрее добраться до нужного места. И хорошо, что квартира Дина находится так близко к метро — хотя, конечно, вряд ли он думал об этом, выбирая её.

Подбегая к дому, Кастиэль внимательно осмотрелся: не видно ли машины, которая доказала бы, что Дин здесь? Но нет, видимо, Дин приехал не на Приусе, а с водителем, и отпустил его. Или взял такси, что вероятнее.

Когда он вышел из лифта, то получил СМС:

Мы на месте.

Номер не определился, но, наверное, это был ЭрДжей. Если так, нужно торопиться.

Кастиэль заколотил в дверь и вспомнил, что у него и самого есть ключ. Лихорадочно повернув его в замочной скважине, он толкнул дверь и влетел в квартиру, устремляясь к спальне.

Дин и Мэг (Мэг?!) гостей явно не ждали. К счастью, они хотя бы не были в процессе. К несчастью, они оба были без одежды. Вообще.

Кастиэль, хотя и должен был догадаться, что увидит, от неожиданности чуть не задохнулся. Дин и Мэг, ничего подобного не предполагавшие, изумлённо замерли с раскрытыми ртами.

Дин с Кастиэлем уставились друг на друга и наверняка простояли бы так до самого прихода Лизы, если бы не Мэг, первой пришедшая в себя.

— Какого чёрта, Новак? — заорала она, прыгая на кровать и ныряя под одеяло.

Кастиэль тоже очнулся и затряс головой.

— Лиза сейчас будет здесь, — выдохнул он, проглатывая «наверное». Если он ошибся… Дин не то что его не простит, он его убьёт. Или это сделает за него Мэг. Боже, Кастиэль, просто смотри Дину в глаза, неужели это так сложно?

— Что? — Дин панически оббежал комнату взглядом.

— Уйти из квартиры ты не успеешь, — протараторил Кастиэль. — Спрячься где-нибудь.

— А я? — истерично взвизгнула Мэг. — Она ведь обыщет квартиру, она найдёт меня! Она поймёт, что я здесь делаю, даже если Дина здесь не будет!

— Я… — неуверенно начал Кастиэль, — я мог бы…

— Ты правда это сделаешь? — обрадованно спросил Дин, натягивая нижнее бельё. — Чёрт, Кас, буду должен до конца жизни! Раздевайся.

— Разде… — Кастиэль сглотнул. Дин хочет, чтобы он…

Дин уже прикрывал за собой дверцу шкафа.

— Могли бы и меня спросить для приличия, — буркнула Мэг, окидывая Кастиэля сомневающимся взглядом. — Ты всегда так медленно раздеваешься? — она выскользнула из-под одеяла, поднялась и подошла к нему, помогая избавиться от рубашки и присаживаясь, чтобы расстегнуть брюки и потянуть их к полу. — А без одежды ты выглядишь лучше, чем в ней, — одобрительно хмыкнула она.

Дверца шкафа громко хлопнула, и Кастиэль вновь очнулся. Он уже плохо понимал, что происходит. Только что он нёсся предупредить Дина о Лизе, и вот он находится в комнате с двумя обнажёнными людьми, и его самого раздевают, и тянут к кровати, и целуют…

О боже, Мэг целует его!

Он услышал приближающиеся шаги в коридоре и притянул Мэг к себе, страстно целуя её в ответ.

Они оторвались друг от друга, только услышав полный отвращения вскрик. И не сразу обернулись к дверям, а какое-то время смотрели друг на друга затуманенными глазами.

— Новак! Мастерс! — взвизгнула Лиза. — Какого чёрта вы здесь делаете!

Мэг села, прикрывая грудь одеялом, и очень правдоподобно изумилась:

— А вы что делаете в квартире Каса?

— Квартире Каса? — переспросила Лиза, скривившись. Из-за её плеча выглянула Руби.

— Пожалуйста, — забормотал Кастиэль, которому не было нужды притворяться по поводу того, насколько он был растерян. — Пожалуйста, мисс Брейден, не говорите Дину.

Лиза скрестила руки на груди.

— Хм, — сказала она. — Может быть, мы с тобой можем помочь друг другу… только, бога ради, Кастиэль, оденься.

Мэг погладила его ногу под одеялом, и он подпрыгнул от неожиданности.


Бенни улыбнулся, увидев входящего в бар Дина. С тех пор, как его лучший друг стал директором, они проводили вместе гораздо меньше времени, чем раньше, и он с нетерпением ждал каждого четверга, когда они вдвоём шли куда-нибудь, выпивали, флиртовали с девицами с разной степенью удачности, просто вместе проводили время. Он даже уже приметил двух симпатичных девчонок у стойки.

Но его улыбка тут же померкла, потому что Дин вошёл не один. С ним почему-то был Кас.

Увидев друга, Дин широко улыбнулся и направился к его столику, буксируя за собой Каса.

— Добрый вечер, — смущённо сказал Кас, а Дин улыбнулся ещё шире в ответ на недоумённый взгляд Бенни:

— Сегодня Кас спас мне жизнь.

— Я просто… — забормотал было Кас, но Дин перебил его:

— У меня сегодня было свидание с Мэг, и…

— С Мэг? — настал черёд Бенни перебивать. — Мастерс?

— Да, с ней. А что?

— А я ничего не знал?

— Всё так быстро решилось, — Дин рассеянно полистал меню.

Бенни недовольно нахмурился. Раньше он всегда узнавал о свиданиях Дина первым. И оставался единственным, кто о них знал. А теперь он ходит с Касом в гей-клубы и рассказывает ему о своих свиданиях, пока Бенни просиживает штаны в кабинете!

— Так вот, оказалось, что Лиза знала о моей второй квартире и что у неё был ключ! — воскликнул Дин. — Кас подслушал их разговор и метнулся ко мне, хорошо, что у него тоже был ключ…

— У него тоже был ключ? — переспросил Бенни.

— Да, так нужно было для дела, — рассеянно отмахнулся Дин, будто это было обычным делом, будто он всем подряд раздавал ключи от секретной квартиры, адреса которой Бенни даже не знал, и тут же улыбнулся официантке, делая заказ. Нет, два заказа: он не дал Касу и рта раскрыть, выбрав всё за него, будто они уже не в первый раз приходили куда-то вдвоём. Сколько они знакомы — две недели? — Так вот, Лиза вломилась туда и обнаружила Каса с Мэг, в разгаре, хм… — Дин покосился на Каса и отвёл взгляд. Непонятно. — Короче, Кас давай умолять её, чтобы она не рассказывала мне… наплёл ей, что я купил эту квартиру для нас с ней, а ему дал ключ, чтобы обставить всё для нас двоих… Она повелась, согласилась ничего не говорить, а взамен Кас будет рассказывать ей, чем я занимаюсь. Правда, круто?

— Круче не бывает, — мрачно сказал Бенни.

— Ну вот. Я и пригласил Каса отметить с нами. Хотел отпустить его завтра с работы, но он отказывается, идиот… И пить тоже отказывается. Кстати, возможно, Лиза заглянет, — добавил Дин. — Я разрешил Касу сказать ей, где мы сегодня будем зависать — для поддержания его легенды.

— Отлично, — буркнул Бенни. Две девчонки у стойки уже куда-то испарились, но это было неважно. Ясно было, что Дин сегодня не настроен на подобное. Зато вон та рыженькая была вполне ничего… а там… о, а там была Лиза. Всё-таки пришла. Интересно, что сейчас будет.

— Дин, — радостно сказала Лиза, подходя ближе и целуя жениха в щёку. — Я увидела твою машину на парковке.

— Здорово, — улыбнулся Дин. — Присоединишься?

— Вообще-то я хотела провести вечер в тишине… не хочешь поехать ко мне? У меня есть для тебя кое-что интересное.

— Прости, милая, — Дин сделал виноватое лицо. — Ты же знаешь, четверг — это наш с Бенни день. Но ведь у нас с тобой все выходные, правда?

Лиза изменилась в лице.

— Да, — сказала она. — Приятного вечера.

— По-моему, ты её обидел, — заметил Бенни, когда она ушла.

— Сколько мы с тобой знакомы, Бенни? — поинтересовался Дин. — Восемь лет? Ты помнишь хоть один день, чтобы она на меня не обижалась?

— Наверняка бывали такие дни, — философски заметил Бенни, осушая бокал. — Ладно, вы тут празднуйте, а вон та рыженькая очень приглашающе на меня смотрит.


Дин проследил взглядом, как за Бенни и его новой знакомой закрылась дверь. Ну, хоть кому-то сегодня перепадёт. Не то чтобы ему совсем уж ничего не перепало… явно побольше, чем Касу. Дин улыбнулся, вспомнив слегка затравленный взгляд Каса, когда тот принялся развязывать галстук. Может, он никогда его не снимает?

Некстати в памяти всплыли слова Мэг «А без одежды ты выглядишь лучше, чем в ней» — слова, заставившие Дина вспомнить, что пора бы уже перестать таращиться и закрыться в шкафу.

Он тряхнул головой:

— Я всё хотел спросить, как первый рабочий день Сары в должности дизайнера?

— А? — Кас вздрогнул. — Хорошо. Очень хорошо. Она полна энтузиазма. Её еле уговорили пойти пообедать.

— Отлично, — Дин кивнул. — Не уверен, правда, что акционеры так же к этому отнесутся. Лиза не в восторге. Уверен, что все выходные будет капать мне на мозги по этому поводу, — Дин поморщился и сделал ещё один глоток пива.

— Ей не понравились её эскизы? — осторожно спросил Кас.

— Она их и не смотрела, — Дин отмахнулся. — Думаю, завтра следует ждать в гости Сэма с папой, — он устало потёр лоб.

— Наверное, действительно стоило с кем-то посоветоваться, — неловко предположил Кас.

— Наверное, — согласился Дин. — Без понятия, почему я так быстро принял решение. Посмотрим ещё, что напишут в интернете.

— Пока только сообщения о её назначении, — сообщил Кас. — Никто ещё не высказывался по этому поводу.

— Ты следишь за новостями? — Дин приподнял бровь.

— Конечно, — Кас смутился.

— Ты слишком легко смущаешься, — хмыкнул Дин. — Сегодня при виде Мэг ты так выглядел, будто никогда раньше не видел раздетой девушки.

Опять он об этом! Да сколько же можно, ведь разговор только что шёл о деле!

Кас покраснел и уткнулся взглядом в свою тарелку, и Дин изумлённо захлопал глазами.

— Стоп, — сказал он. — Серьёзно? Никогда?

— Ну, — Кас по-прежнему не поднимал взгляда, — в интернете…

Дин, сделав усилие, проглотил недожёванные остатки бургера у себя во рту и отодвинул тарелку.

— Пожалуйста, скажи, что ты хотя бы целовался с кем-нибудь до Мэг.

Кас, поджав губы, покачал головой.

— Вот чёрт, — выдохнул Дин. — Прости.

— За что? — Кас наконец-то поднял взгляд, полный искреннего удивления.

— Ну, — Дин поморщился, — Мэг не тот человек, с которым я хотел бы разделить свой первый поцелуй.

Чёрт, о чём он вообще говорит? Ещё бы про Кейси начал рассказывать.

— Почему же, — осторожно ответил Кас, — она вполне…

— Нет, нет, — Дин выставил вперёд ладони. — Не допускай эту ошибку, Кас. Первое, что ты пробуешь, может показаться тебе лучшим, но это не так.

Кас открыл было рот, чтобы возразить, но Дин не дал ему сказать:

— Серьёзно, Кас. Есть, конечно, исключения, но в большинстве случаев нужно идти дальше и искать что-то своё. Я не пытаюсь говорить с высоты своего положения, но, чувак… когда я первый раз поцеловался с девушкой, я был уверен, что люблю её и хочу всю жизнь с ней провести. А потом она меня бросила, и сейчас я чертовски этому рад. Потому что, останься я с ней, я прожил бы всю жизнь слепым, понимаешь, Кас?

— Я прошу прощения, — вежливо сказал Кас, — но ты не кажешься человеком, который счастлив в своей личной жизни. Прости.

Дин растерянно заморгал.

Какого чёрта он всё-таки заговорил о Кейси? И какого чёрта сейчас происходит?

— Я… — неуверенно начал он, — нет уж, Кас, не переводи стрелки. Разговор о тебе. Слушай, я ничего не имею против тех, кто влюбляется с первого взгляда и на всю жизнь, они молодцы, флаг им в руки, но… Мэг тебе не подходит.

— Дин, — осторожно сказал Кас, — я даже и не думал о том, чтобы попытаться завоевать твою девушку.

Дин растерялся в сотый раз за вечер.

— Да нет, — озадаченно сказал он. — Она не… Я не… Плевать мне на неё! Я просто думаю, что ты можешь найти кого-нибудь получше.

— То есть для тебя она достаточно хороша, а для меня — нет?

— Чёрт, Кас! Ты так изворачиваешь мои слова, что я сам уже не понимаю, что говорю! Если ты ищешь с кем переспать — Мэг отличный вариант. Действуй. Но разве ты этого ищешь?

— Я ничего не ищу, — Кас замотал головой. — Амелия…

— Амелия, — передразнил Дин. — Если вы действительно друзья детства, то ты бы давно что-нибудь предпринял, нравься она тебе. Знаешь что, Кас? Я тебя с кем-нибудь познакомлю. С кем-нибудь нормальным.

«С кем-нибудь, с кем я сам не спал», — подумал он.

Не так-то и просто.


А Кастиэль неожиданно для себя открыл, что ни разу не вспоминал об Амелии сегодня, даже когда целовал Мэг. Особенно когда целовал Мэг.

Нет, Мэг здесь ни при чём. С тех пор, как он устроился на работу, он почти не виделся с подругой, почти не думал о ней… неужели Дин прав, и его чувство к ней было лишь миражом?

====== 9 ======

Пятница, 4 октября

Тесса вытянула руку перед собой и пошевелила пальчиками, любуясь маникюром. Идеально. И цвет невероятно приятный.

— Фуу, — дверь открылась, впуская Эстер, немедленно сморщившую нос вместо приветствия. — Чем это воняет?

— Извини, — Тесса улыбнулась, — я ногти красила.

— Дома это нельзя было сделать? — проворчала Эстер, подходя к окну. — Фууу. Хоть бы окно открыла.

— Я опаздывала, — Тесса пожала плечами, разглядывая ногти вблизи.

— Опаздывала? — хмыкнула Эстер, бросая взгляд на часы. — Тесс, сейчас без пятнадцати девять. А ты уже успела ногти покрасить. Во сколько ты приехала? И почему опять чёрный лак? Ты на смерть похожа.

— Он не чёрный, — обиделась Тесса. — Он тёмно-серый.

— Пойду сделаю кофе… а ты готовься к тому, что сейчас придут Линда и Тамара, и кое-кто огребёт за вонь в кабинете.

Тесса скорчила рожицу и устроила руки на столе, растопырив пальцы.

Миссури раз в месяц заходила в канцелярию отсканировать для базы докладную записку о начислении премий. Большинство документов сканировались непосредственно в отделе делопроизводства, но этот был «секретным», и скан в базе закрывался от всех, кроме работников отдела по работе с персоналом и дирекции. Поэтому раз в месяц Эстер, на чьём столе и располагался сканер, делала вид, что очень увлечена тем, что у неё на экране компьютера, и совершенно не смотрит в сторону сканируемого документа.

Пока Миссури находилась в кабинете, все сохраняли невозмутимый вид, но, едва дверь за ней закрылась, Линда, Тамара и Тесса повернулись к Эстер:

— Ну?

Обычно они получали по десять-пятнадцать процентов от прописанной в контракте суммы, изредка — двадцать, только Линда получала больше остальных, потому что считалась главной в отделе, хотя формально все четверо подчинялись непосредственно Элен.

Эстер не отвечала, замерев с открытым ртом.

— Ну? — нетерпеливо повторила Тамара. — Сколько там?

Шуточки о том, что её муж работает в бухгалтерии и мог бы просто сказать ей безо всяких шпионских штучек, давно устарели, но все каждый раз с трудом от них воздерживались.

— Сто процентов, — прошептала Эстер.

— Что? — все взбудоражились. — У кого сто процентов? У тебя?

— У Новака, — ошарашенно сказала Эстер. — У Новака!

— Что? — недоумённо спросила Тамара. — Он проработал всего пару недель! Какого чёрта он получил такую премию? У него ведь испытательный срок! Что он сделал вообще?

— А сколько начислено Руби? — нахмурилась Линда.

— Пять процентов!

— Хм…

— Так а нам-то сколько начислили? — напомнила Тамара.

— Я не успела увидеть, — Эстер покачала головой. — Обычно я успеваю увидеть только наш отдел, но сейчас я зацепилась глазом за эти сто процентов, и…

Повисло молчание.

— А он недавно поссорился со своей компанией, — вспомнила Эстер.

— Да? — удивилась Линда. — Мне казалось, они так сдружились!

— Вчера он ходил обедать с Рэйчел, Миссури и Иниасом.

— Думаете, они заранее узнали…

— Да ну.

— Может, это из-за Сары, — наконец заговорила Тесса. — Её ведь повысили, и ходят слухи, что это Новак порекомендовал её Дину.

— Да ну, — Эстер скривилась. — Станет Дин слушать какого-то секретаря, который здесь всего две недели.

— Я бы сказала, что не станет… Но я сказала бы, и что Дин не станет начислять ему премию в сто процентов…

— Разве он занимается премиями вообще? — спросила Линда. — Их всегда назначала Наоми.

— А ведь и правда, — кивнула Тамара. — Как вы думаете…

— О боже! Ты хочешь сказать, что Кастиэль и Наоми…

— Любовники. Это же очевидно!


— Кастиэль?

Он обречённо повернулся к Лизе. Всего второй день он должен был «докладывать» ей о Дине, но он уже чертовски устал. Дин совершенно не помогал: «Ну, скажи ей что-нибудь насчёт того, как я её люблю. Что здесь сложного, Кас?».

Ничего. Конечно, ничего. Если не считать того, что Кастиэль предпочёл бы верить в то, что говорит.

— Поздравляю с премией, — Лиза скрестила руки на груди.

— Спасибо, — неуверенно ответил Кастиэль. Он понятия не имел, о какой премии она говорит. До зарплаты было ещё четыре дня.

— Может, расскажешь, за какие заслуги тебе после первых двух недель работы выписали такую премию?

— Простите, — Кастиэль совсем растерялся. — Я не знаком с принципами выдачи премий в Сандовере. Мне говорили, что их выдают за сверхурочную работу.

Лиза смерила его холодным взглядом. Что же там за премия такая? Может, дело в том, что новичкам их вообще не выплачивают?

— Можешь идти, — сказала Лиза, и Кастиэль приложил все усилия, чтобы не броситься к своему рабочему месту бегом.

Дверь кабинета Дина была открыта: Руби поливала цветы, пока тот копался в каких-то бумагах на столе.

— Ты идёшь обедать? — спросила Лиза, и Кастиэль вздрогнул от неожиданности: оказывается, она всё это время шла за ним.

— Да, сейчас, — рассеянно ответил Дин. — Подожди минуту, я зайду к Бобби.

Лиза и Руби остались в приёмной, разглядывая что-то в окне, а Кастиэль направился в свой кабинетик, бросив быстрый взгляд на стол Дина. Среди прочего барахла там лежала небольшая фотография.

— Старая, — заметил Дин, поймав его взгляд. — Когда-то делал для визы, а потом оказалось, что они делают фото на месте и сразу впечатывают в паспорт. Я проспал тот момент, когда технологии ушли вперёд, — он улыбнулся. — Понятия не имею, почему до сих пор её не выкинул или не потерял. Сегодня нашёл её в кошельке, — с этими словами он вышел, а Кастиэль подошёл к его столу, не в силах оторвать взгляд от улыбающегося Дина на фотографии.

Прежде, чем он понял, что происходит, снимок оказался у него в руке.

— Кас? — окликнул весёлый голос. — Ты идёшь?

Кастиэль вздрогнул, сжимая ладонь, чтобы спрятать фотографию, и обернулся.

— Рэйчел? Да, конечно, иду, — сказал он и, поскольку класть фотографию своего начальника на его рабочий стол было бы странным, незаметно сунул её в задний карман джинсов.

Он собирался вернуть её, но, когда он пришёл с обеда, Дин уже сидел за компьютером. Кастиэль направился к себе и ужасно испугался, когда Дин почти сразу зашёл к нему в кабинетик: неужели он уже знает о краже?

Но Дин протянул ему свой мобильный телефон, и Кастиэль недоумённо уставился на фотографию девушки на экране.

— Ну? — спросил Дин. — Как она тебе?

Кастиэль растерянно заморгал. Девушка была красивой — тёмно-русые волосы, тонкие черты лица, зелёные глаза, что-то неуловимо радостное в улыбке… Неужели это новая пассия Дина? Так скоро после Мэг?

— Красивая, — осторожно ответил он.

— Это Дафна, — сказал Дин, усаживаясь на край его стола. — Моя двоюродная сестра.

Кастиэль непонимающе нахмурился.

— Я ведь обещал познакомить тебя с кем-нибудь, — напомнил Дин, улыбаясь. — Ты же не думаешь, что я забыл? Я думал, думал, перебирал и, вот, решил, что вы с ней подошли бы друг другу. Она, знаешь, не такая, как я… в смысле, она умная и…

— Ты умный, — перебил Кастиэль, не переставая хмуриться. — Ты правда хочешь познакомить меня со своей двоюродной сестрой?

— Что? — раздался голос за спиной у Дина. — Что? — возмутился Бенни. — Ты хочешь познакомить его с Дафной? После того, как я несколько лет умолял тебя познакомить меня с ней?

— Ни один человек не захочет, чтобы ты знакомился с его сестрой, — проворчал Дин. — Кас — совсем другое дело.

— О, конечно, — Бенни тоже перешёл на ворчливый тон. — А эта премия — что, для того, чтобы он смог заплатить за неё на свидании?

— Бенни, — Дин посуровел. — Лиза уже накапала мне на мозги по этому поводу. Начинаю думать, что стоит сузить круг лиц, имеющих доступ к документам по премиям.

Кастиэль по-прежнему не понимал, о чём речь, и бросил взволнованный взгляд на фотографию Дафны.

Разве он сможет понравиться двоюродной сестре Дина? Кому-то из таких, как Дин?

И Бенни прав насчёт свидания — разве он сможет за неё заплатить? Он видел, сколько Дин тратит в ресторанах.

Это будет ужасно.


Лиза, глубоко вздохнув, наконец решилась:

— Всё. Выбор сделан. Не хочу больше тянуть. Пусть будет это.

Чак одобрительно кивнул, но на всякий случай уточнил:

— Ты уверена? Всё-таки это свадебное платье. А ты из тех, кто выходит замуж один раз в жизни.

Лиза улыбнулась:

— Да, Чак. Я уверена. Оно прекрасно.

— И ты будешь в нём восхитительна, милая.

— Спасибо, Чак. Когда оно будет готово? Всё остальное уже почти готово, и мне не терпится назначить дату свадьбы. Я бы хотела устроить её через месяц, пока ещё будет тепло… Жаль, что Дин не хочет церемонию за границей. Так что скажешь, могу я выйти замуж через месяц?

— Определённо, — Чак улыбнулся. — Ты хочешь сказать Дину сейчас?

— Нет, сначала назначу конкретное число… А нам с тобой сначала нужно поговорить о грядущей коллекции.

— Всё по плану, — Чак пожал плечами. — Ты ведь видела наброски, на днях будут готовы первые экземпляры. Организация на высшем уровне. Моделей отбирал лично я. Обстановка уже почти утверждена. Гости…

— Чак, — Лиза подняла ладони. — Я знаю, что ты прекрасный организатор и невероятный дизайнер. За тебя я не беспокоюсь. Меня интересует коллекция Сары.

— А, — Чак поскучнел. — Я этим не занимаюсь. Но её показ будет сразу после моего, так что, по крайней мере, за гостей она может не волноваться.

— Как бы она не опозорила нас перед этими гостями, — вздохнула Лиза.

Чак философски пожал плечами.

В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в кабинет заглянула Джессика.

— Мисс Брейден, — громко прошептала она, — приехал мистер Винчестер. В смысле, Сэм.

Лиза буквально вскочила с кресла.

— Поговорим потом, Чак, — сказала она. — Тебе лучше ждать нас у себя в отделе. Разговор явно будет о Саре. Пусть она тоже будет на месте. Он один? Без отца?

— Один, — закивала Джессика.

— Где он сейчас?

— Пошёл к Дину.

— Спасибо, Джесс, — кивнула Лиза и потянула Чака за собой.

Сэм обнаружился не в кабинете Дина, а на подступах к нему. Он стоял рядом со столом Руби, опершись на стену, а та полуразвернулась к нему на стуле, демонстрируя стройные ноги и красивый вырез блузки.

В первое мгновение Лиза подумала было, что Руби флиртует с Сэмом, но вовремя вспомнила что ещё сегодня утром та была без памяти влюблена в Бенни. Видимо, она просто оказывает Лизе услугу, задерживая Сэма, чтобы он не добрался до Дина, когда тот беззащитен.

— Здравствуй, Сэм, — улыбнулась Лиза.

Сэм рассеянно обернулся к ней и кивнул со слабой улыбкой, снова поворачиваясь к Руби и продолжая что-то рассказывать. Руби кокетливо хихикала, и Лиза нахмурилась.

— Руби, сделай два кофе и один чай, — попросила она.

— Зелёный без сахара, — улыбнулся Сэм, и Руби, улыбнувшись в ответ, ушла ставить чайник.

— Рада тебя видеть, — сказала Лиза.

— А? — Сэм проводил уходящую Руби взглядом. — Это твоя подруга? Почему я не был знаком с ней раньше?

— Может, потому, что ты редко виделся со мной и Дином в последнее время?

— Ну, я здесь, чтобы это исправить, — хмыкнул Сэм. — Дин ведь у себя? — не дожидаясь ответа, он направился к кабинету, и Лиза запоздало подумала, что стоило предупредить Дина по телефону. Может, Руби успела?

Дин разбирал какие-то бумаги, и у его стола стоял Новак, придерживающий какой-то чертёж за края.

— Сэм, — Дин рассеянно поднял взгляд, — ты вовремя. У меня как раз юридическая коллизия по вопросу нашего нового арендатора, не поможешь разобраться?

— Что там? — с интересом спросил Сэм, подходя к столу.

Лиза моргнула. Кажется, Дин был вполне готов к приходу брата. И Сэм явно не воспользовался своими заготовленными репликами. Неужели Дин сам додумался с порога втянуть Сэма в интересное ему дело?

Сэм и Дин так увлеклись изучением документов, что оба не обратили решительно никакого внимания на появления Руби с чаем и кофе. Они рассеянно отодвинули свои чашки и вновь склонились над бумагами.

Поджав губы, Лиза тихонько вышла из кабинета и прикрыла за собой дверь.

— Ты предупредила Дина? — шёпотом поинтересовалась она у Руби.

— Я не знала! — покачала головой та. — Я сидела, работала, и тут он!

Лиза с сомнением покачала головой.

— Наверное, я пойду к себе, — неуверенно сказала она. — Звони мне сразу же, как только что-то изменится.

Звонок Руби раздался через два с половиной часа. Лиза метнулась к кабинету Дина и застала братьев уже прощающимися: Сэм протянул руку, но Дин не пожал её, порывисто обнимая его.

Лиза только непонимающе моргала.

— Может, сходим куда-нибудь? — предложил Дин, но Сэм не успел ответить.

— Мистер Винчестер, у вас через полчаса собрание по поводу застройки территории, — встрял Новак.

— Ах да, — поморщился Дин, и Лиза недоумённо нахмурила брови. Нет, по пятницам действительно проходили эти собрания, но Дин никогда в них не участвовал. — Можно отменить моё участие?

— Вы отменяли уже два раза, — строго напомнил Новак, и Лиза чуть не подавилась воздухом, услышав в его голосе командные интонации.

— Ну да, — понуро кивнул Дин. — В другой раз, да, Сэм? Заглядывай почаще.

— Обязательно, — Сэм кивнул и направился к лифту, даже не взглянув на Руби. Дин пошёл проводить его, а Лиза, уперев руки в бока, сурово обратилась к Кастиэлю:

— Собрание по застройке?

— Я сказал это по указанию мистера Винчестера, — Новак вперил взгляд в пол.

— Какого… — Лиза не успела договорить, потому что Дин вернулся и первым делом обнял своего личного помощника. Нет, серьёзно, он подошёл к Новаку и так крепко обхватил его, что Лиза изумилась сильнее прежнего, а она уже думала, что сегодняшний вечер наизумлял её на месяц вперёд.

Новак только поражённо заморгал, почему-то сжимая кулаки, а Дин, отстраняясь, хлопнул его по плечу:

— Чёрт, Кас, спасибо! Ты меня просто спас сегодня! — он воровато оглянулся на двери, будто боясь, что Сэм может вернуться и услышать его, и пояснил недоумевающей Лизе: — Кас придумал, как отвлечь Сэма от того, зачем он приехал, и даже заставить его помочь. Ну, и ещё он решил, что после длительной размолвки и непрочного примирения нам не стоит сразу общаться в неформальной обстановке, так что я ненадолго загляну на собрание по застройке. Не повредит. Ты подождёшь меня или поедешь домой?

— Уж я подожду, — грозно сказала Лиза, и Дин пожал плечами.

— А ты иди домой, Кас, — сказал он. — Ты свою работу на сегодня выполнил.


Джо свернула все вкладки, услышав цоканье каблучков. За полгода работы в приёмной Сандовера она научилась узнавать по шагам почти всех работников, и это были не дружественные каблучки.

Белла Талбот процокала мимо с сумочкой — значит, уже собралась домой, а до окончания рабочего дня ещё час. Вот стерва. И как Гейбу пришло в голову пригласить её на свадьбу брата? У него, конечно, вообще ужасный вкус, но Талбот…

Джо покачала головой и вернулась взглядом к монитору. В скайпе уже несколько окошек горело оранжевым.

Что-то успели написать Пэм и Бекс, но Джо сначала щёлкнула по окошку Гейба.

Jo666: твоя цыпа только что ушла домой

Sugarsfarewell: это кто?

Sugarsfarewell: Пэм?

Jo666: Талбот

Sugarsfarewell: фу ты

Sugarsfarewell: никогда не угадаешь, кого ты назовёшь моей цыпой

Sugarsfarewell: она отпросилась пораньше, потому что ей нужно готовиться к свадьбе

Jo666: можно подумать, это она замуж выходит

Sugarsfarewell: женщины

Sugarsfarewell: что с них взять

Sugarsfarewell: нам с тобой их не понять

Джо захотелось запустить в Гейба чем-нибудь тяжёлым. Скайп явно изобрели трусливые мужчины, которые боятся сказать что-то в лицо. Гады.

Jo666: ха-ха

Jo666: надеюсь увидеть тебя в понедельник на работе

Jo666: а то, знаешь, некоторые паучихи съедают самцов сразу после секса

Sugarsfarewell: ты хочешь сказать, что не хочешь, чтобы мы с ней переспали?

Jo666: что?

Jo666: мне плевать

Jo666: разве вы ещё не переспали?

Sugarsfarewell: ну, вообще-то да, уже

Пальцы Джо замерли над клавиатурой. Боже, до чего же Гейб идиот. Ну его к чёрту, лучше она посмотрит, что там Пэм и Бекс настрочили.

because_of_you: ДЖО

because_of_you: это правда?

because_of_you: Сэм ушёл?!

because_of_you: что ты молчишь

because_of_you: блин

because_of_you: он так к нам и не зашёл

because_of_you: я так его ждала!

because_of_you: и Сара тоже расстроилась

because_of_you: ау

Jo666: да здесь я

Jo666: он ушёл

Jo666: увидитесь ещё

because_of_you: Т_Т

Pasdedeux: кстати, я себе купила скраб для ступней с вулканической пемзой

Pasdedeux: это нечто

Pasdedeux: не знаю, правда, есть ли от него какая польза, но он невероятно приятный

Pasdedeux: рекомендую

Jo666: ага

Jo666: буду иметь в виду

Она закрыла все окошки, уронив лоб на руки. Как она устала.

====== 10 ======

Понедельник, 7 октября

Дин вошёл в свой кабинет с улыбкой. Выходные наконец позади, его ждёт подготовка к скорому показу, переговоры с перспективным поставщиком и подписание двух заманчивых контрактов — впрочем, он всегда улыбается, приходя на работу. А Кас всегда выглядывает из своего кабинетика, тоже улыбаясь и приветствуя начальника «добрым утром».

Только сегодня этого почему-то не происходит. Дин сначала решил, что Кастиэль вышел или опаздывает, но из-за стенки донёсся шорох, и, нахмурившись, он постучал и, не дожидаясь ответа, заглянул к нему.

Кас был на месте, печатал что-то и, когда вошёл Дин, обернулся к нему и выдавил своё обычное «Доброе утро» с претензией на улыбку.

Только вот Дин знает его достаточно долго, чтобы понять, что эта улыбка насквозь фальшива.

— Хэй, — он уселся на край стола, недовольно хмурясь. — Что случилось?

Кас начал было изображать непонимание, но Дин лишь отмахнулся от его жалких попыток.

— Ну же, не заставляй меня вытягивать это из тебя клещами.

Кас тяжело вздохнул и опустил взгляд на сцепленные на коленях пальцы.

— Амелия, — неохотно сказал он. — Вчера я узнал, что они с Джимми… он сделал ей предложение.

— О, — только и выдавил Дин. Ему не нравилась Амелия (хотя он ни разу её не видел), но он всё равно понимал, каково сейчас Касу. — И она…

— Согласилась, — безжизненно ответил Кас. — Оказывается, они уже почти два года вместе.

— Что? — Дин вытаращил глаза. — Как это? И ты ничего не знал? Почему они это от тебя скрывали?

Кас повёл плечами.

— Джимми сказал, что они просто не хотели афишировать… что он ждал, пока я сам догадаюсь…

— Ну, — подумав, сказал Дин, — по крайней мере, теперь ты знаешь, что ей нравится твоя внешность.

Кас поднял на него непонимающий взгляд.

— Я имею в виду, — пояснил Дин, — вы же близнецы… ну, и если ей нравится его внешность… — Боже, это самое унылое утешение в истории Нью-Йорка. — Забей, — он махнул рукой. — Теперь ты сможешь окончательно о ней забыть и сосредоточиться на ком-нибудь другом. Я сегодня же позвоню Дафне, и твоё мнение по этому вопросу меня больше не интересует. Слушай, — он бросил взгляд на часы, — сейчас мне нужно идти на переговоры с канадским поставщиком, а после обеда я… что я говорю, ты же и сам это всё знаешь. Но я тебя в таком состоянии не оставлю. Давай встретимся после работы?

— Я не могу, — начал было Кас, но спохватился: — То есть, я, конечно, могу всё отменить…

— Боже, Кас, я же хочу не загрузить тебя работой, наоборот, я рад, что у тебя есть какие-то планы, — если не считать того, что Дин несколько озадачен. — Ты уже успел зацепить какую-то деваху? Только скажи, что это не Мэг!

— Это не Мэг, — послушно сказал Кас. — И не девушка. Это друг.

— Ладно, — Дин почесал затылок. Ему давно пора было бежать в конференц-зал. — Давай тогда пообедаем вместе?

— Спасибо, — Кас улыбнулся. Вполне искренне.

Он улыбнулся, и теперь Дин мог вернуться к работе.

Только нужно было сказать Бенни, что их совместный обед отменяется. Снова.


Руби выдавила доброжелательную улыбку. Кажется, её ждала очередная порция рассказов об упоительных выходных с Дином.

Но нет, всё было даже ещё хуже.

— Бооже, — выдохнула Лиза, сияя счастьем, — я в шаге от того, чтобы утвердить дату свадьбы!

— Что? — Руби вздрогнула от неожиданности. — Уже? Мне казалось, ты никогда не будешь готова.

— Мне тоже, — Лиза не могла сдержать улыбку. — Шестнадцатого или двадцать третьего ноября, точно смогу узнать уже сегодня вечером!

— Нет-нет, — Руби покачала головой. — Нет-нет.

— Что? — Лиза растерялась.

— Лиз, в тебе вроде бы и есть практическая жилка, но временами мне кажется, что её нет совсем. Ты забыла о том, что двенадцатого ноября состоится важное собрание акционеров?

Лиза бросила рассеянный взгляд на календарь на стене.

— Может быть, и что из этого? И как ты вообще это запомнила?

Руби закатила глаза.

— Лиз, неразумно отодвигать свадьбу на время после собрания. В таком случае ты окажешься в полной зависимости от него и будешь вынуждена проголосовать так, как он захочет. А на следующий день он может исчезнуть, получив от тебя всё, что нужно. Но если свадьба будет назначена на пару дней раньше собрания… он никуда не денется.

— Руби, — Лиза устало вздохнула. — Мы говорили об этом. Я доверяю Дину. Вспомни, что вышло в прошлый раз, когда мы решили, что он меня обманывает.

— Новак нас обхитрил, — Руби поджала губы.

Лиза покачала головой.

— Послушай, — мягко сказала Руби, — я же не прошу тебя не доверять Дину. Я предлагаю тебе подумать о дополнительных гарантиях. Они ещё никому не повредили.

Лиза с сомнением покосилась на календарь.

— Ладно, — вздохнула она, — мне нужно идти на переговоры. Я подумаю над твоими словами.

Руби кивнула, поднимаясь.

— И помни, — начала было она, но тут зазвонил её телефон.

— Потом договорим, — сказала Лиза и быстро зашагала к лестнице на верхний этаж, а Руби, нахмурившись, уставилась на экран мобильного — номер неопределён. Только бы не какой-нибудь доставучий бывший — с таким ей уже приходилось сталкиваться.

— Алло, — всё же ответила она.

— Руби? — раздалось из трубки. — Это Сэм. Сэм Винчестер.

— Привет, милая, — Бенни подошёл сзади, прижимая её к себе, и до Руби дошло, что, соглашаясь на свидание с Сэмом, она совершенно забыла о том, что вроде как несвободна.

Чёрт.

Вообще-то наличие парня никогда не мешало ей развлечься с кем-нибудь получше, но Бенни… он был клёвым. С ним было хорошо, и не только в постели, а и вообще. Чёрт, ей не хотелось от него отказываться. Но отказываться от Сэма Винчестера было бы верхом глупости.

Чёрт.

— Что ты делаешь сегодня вечером? — промурчал Бенни ей на ушко.

— Я… занята, — нерешительно ответила Руби. Не было ничего криминального в том, чтобы быть занятой на один вечер, но Бенни резко отстранился.

— И ты! — воскликнул он.

Руби нахмурилась, мгновенно вспоминая о предупреждениях Лизы насчёт несерьёзности Бенни.

— Что значит — и я? — сурово спросила она.

— Дин отменил наш совместный обед, — пояснил Бенни. Руби смягчилась. — Ну пожалуйста, отмени свои планы на вечер. Я устрою что-нибудь невероятное.

Чертовски трудно было отказаться, потому что, если Бенни говорил «невероятное», значит, её действительно ждало что-то невероятное.

— Извини, — она покачала головой. — Я правда не могу.

— Ладно, — Бенни пожал плечами. — Увидимся тогда.

Она кивнула, закусив губу.


Бенни опёрся на стойку в приёмной, невидяще разглядывая Джо. Та старательно делала вид, что его не замечает. Впрочем, возможно, она действительно ушла в себя, потому что, когда он наконец выдавил жалкое «Привет, красавица», та резко дёрнулась, будто призрака увидела.

— Тьфу на тебя, — прошипела она. — Нельзя же так пугать!

Бенни перегнулся через стойку, заглядывая в её монитор, чтобы узнать, чем она была так занята. Та быстро щёлкнула мышкой, сворачивая окно, но он успел увидеть фотографию Беллы Талбот при полном параде. Хм, с чего бы Джо на неё засматриваться?

— Решила перейти на тёмную сторону? — поинтересовался он.

Она даже не стала делать вид, что пытается понять, что он имел в виду, недовольно хмыкая и преувеличенно внимательно изучая случайно открытую страницу в телефонном справочнике.

Джо нравилась Бенни. С самого начала. Она пришла в Сандовер около полугода назад, когда он уже возглавлял департамент, но всё равно держалась с ним на короткой ноге — точно так же, как сейчас с Дином, после того, как он стал директором. Она подчёркивала, что эта работа для неё временная, и плевать ей на субординацию. И, хотя все уже давно знали, что она привязалась к Сандоверу и никуда не уйдёт, она не стала меняться, оставаясь эдакой девчонкой из бара.

Джо нравилась Бенни, и он давно бы к ней подкатил, если бы не Дин. Он запал на неё первым, но она отказала ему (к счастью, потому что Джо явно не стала бы держать всё в секрете от Лизы), и Бенни счёл, что ему лучше не пытаться добиться успеха там, где его лучший друг потерпел неудачу.

Но с тех пор прошло уже много времени, и, пожалуй, он вполне мог попытать счастья с Джо. Правда, его по-прежнему что-то останавливало.

С тех пор, как он познакомился с Руби, это «что-то» останавливало его постоянно. Впервые после расставания с Андреа он, глядя на других девушек, понимал, что они — не она. Чёрт, он не был влюблён, он не повторит эту ошибку снова, но ему не хотелось искать чего-то, когда у него была такая роскошная девушка, как Руби. И терять её совсем не хотелось.

Но сегодня ему нужен был хоть кто-то. Потому что его лучший друг в сотый раз пренебрёг им ради своего дурацкого личного помощника, у которого, видите ли, был несчастный вид! Несчастный вид! Не говоря уже о том, что Дин собирался свести его со своей двоюродной сестрой! Он, видите ли, больше достоин доверия (и Дафны), чем Бенни! Будто Бенни посмел бы обидеть его сестру!

Нет, сегодня Бенни не хотел оставаться один. Он был весь на эмоциях и должен был их куда-нибудь определить.

— Планы на вечер? — поинтересовался он у Джо скрепя сердце.

— Ты упал? — Джо презрительно подняла бровь. — Я надеюсь, что это очередная неудачная шутка. Иди лучше поработай. Мне надо делом заниматься.

Меньше всего на свете ему сейчас хотелось кого-нибудь переубеждать, и он вяло поплёлся к себе в кабинет.

А Белла на фотографии, которую рассматривала Джо, была хороша.

И она работала в его департаменте. И всегда улыбалась ему при встрече.


Кастиэль беспокойно теребил галстук, поправляя, и с каждым разом ему казалось, что он сделал ещё хуже.

— Я поговорил с Дафной, — объявил тем временем Дин. — Завтра вы встречаетесь в семь, и никаких… да боже мой, Кас, ну что ж ты творишь! — он нагнулся через столик, сердито потянул Кастиэля за галстук, и тот испуганно наклонился вперёд, а Дин, нахмурив брови и закусив губу, ловко принялся поправлять ему галстук.

Кастиэль задержал дыхание и посмотрел на Дина почти сверху вниз.

И до него дошло.

До него дошло, что он чувствовал, когда Дин, стянув рубашку, презрительно рассматривал лежащую перед ним женскую одежду. До него дошло, что он чувствовал, застав вместе полностью раздетых Дина и Мэг. До него дошло, почему вкус губ Мэг был таким сладким и непонятно знакомым. До него дошло, почему так тяжело было говорить Лизе, что Дин любит её. До него дошло, почему, когда Джимми сказал ему о грядущей свадьбе, боль причинило только то, что у брата были от него тайны.

Боже.

Нет, конечно, он всегда знал, с первого дня знакомства, что восхищается Дином как человеком… Но ведь сейчас он смотрел на его красивое лицо, на то, как он закусил губу, сосредоточившись, и меньше всего ему думалось о том, какой Дин хороший человек.

Боже.

— Ну вот, — сказал Дин, широко улыбаясь и глядя Кастиэлю в глаза. — Зачем ты вообще носишь галстуки, если не умеешь их завязывать? Хм, мне кажется, или я об этом уже спрашивал?

— Не знаю, — слабым голосом ответил Кастиэль.

Дин закатил глаза.

Боже, как же он красив.

Насколько глупым нужно быть, чтобы за две недели этого не осознать?

Нет, Кастиэль не мог винить себя в неожиданно нахлынувших чувствах. Кто сумел бы устоять перед Дином Винчестером, кто сумел бы в него не влюбиться? Разве что слепой, глухой или… ну, или Бекки. Но Бекки вообще странная…

— Ау, — Дин помахал рукой перед его лицом. — Ты здесь?

Кастиэль заморгал.

— Да, я…

— Хотел бы я на неё посмотреть, — недовольно проворчал Дин.

— На кого? — встрепенулся Кастиэль.

— Да на Амелию, на кого же ещё? Или ты не о ней сейчас думал?

Кастиэль не нашёлся, что ответить, и Дин мученически вздохнул.

— С кем ты встречаешься вечером? — поинтересовался он. — Какой-нибудь школьный друг?

— Нет, это Бальтазар, — не подумав, ответил Кастиэль.

Дин почесал нос.

— Бальтазар? Я вроде слышал от тебя это имя. Кто он такой? Стоп! — Дин слегка подался назад, и Кастиэль только сейчас заметил, что Дин сидел, оперевшись локтями на столик, совсем близко к нему. — Это тот чувак из гей-бара, которому ты давал свой номер?

— Это звучит не так, как оно есть на самом деле, — забормотал Кастиэль.

— Кас…

— Я сразу предупредил его, что ему не стоит рассчитывать на… ну, на меня… и он… э… он сказал, что ни на что и не рассчитывал, — Кастиэль покраснел, вспомнив, как смутился тогда. — Просто… мне вчера было так… грустно, и он позвонил, и мне так нужно было с кем-то поговорить…

— А мне позвонить ты, конечно, не мог, — в голосе Дина прозвучала непонятная досада, и Кастиэль поднял на него удивлённый взгляд.

— Нет, — озадаченно ответил он. В самом деле, с чего бы ему звонить Дину? Какое тому дело до его проблем с братом? В самом деле, почему Дина это волнует и почему он вытащил своего личного помощника пообедать, чтобы тот не кис?

Да потому же, почему сегодня, когда они садились в машину, Дин спросил у водителя, как чувствует себя его больная сестра. Потому что это Дин, самый открытый и тёплый человек из всех, кого знает Кастиэль. И меньше всего на свете Кастиэлю хочется нагружать его ещё и своими проблемами.

Дин обиженно скрестил руки на груди.

— Значит, какой-то левый гей, которого ты видел раз в жизни, лучше поддержит тебя, чем я? Я не знал, что ты настолько низкого мнения обо мне, Кас, — Дин сердито придвинул к себе тарелку — Кастиэль даже не заметил, когда им принесли их еду.

— Я не… — залепетал было он, — я не… я был не в состоянии мыслить логически…

— Я знаю, — буркнул Дин. — Вообще-то в таких случаях люди и звонят друзьям.

У Кастиэля перехватило дыхание.

Друзьям?

Дин… только что назвал его своим другом?

Он почувствовал, как глазам подступают слёзы, и усиленно заморгал, прогоняя их. Не хватало ещё, чтобы Дин посчитал его девчонкой.

— Эй, эй, — Дин всё-таки заметил. — Эй, я не хотел тебя обидеть. Я не набиваюсь… Извини, Кас!

— Я… — Кастиэль замотал головой. — Просто… я привык всегда обращаться к Джимми, когда что-то случалось.

— Да, — голос Дина стал мягче, и Кастиэль подумал, что, наверное, Дин вспомнил о Сэме. — Я понимаю.

— Я могу за себя заплатить, — сердито проворчал Кастиэль, на что Бальтазар только закатил глаза.

На самом деле Кастиэль смутно подозревал, что всей его огромной премии не хватит на то, чтобы выпить в роскошном месте, в которое привёл его Бальтазар, чаю. Сначала он заупрямился было, настаивая на том, чтобы пойти в другое место, но понял, что ему просто нечего предложить взамен. В тех местах, где он бывал раньше, Бальтазар ни за что не покажется, а в тех, где Кастиэль бывал с Дином, он не хотел бы оказаться с кем-нибудь другим. Так что он расстроенно замолчал и стал оглядывать ресторан, в котором Дин наверняка заключал какие-нибудь сделки. Да, наверное, именно в такие места Дин ходит на переговоры с партнёрами и свидания с Лизой. Это с Кастиэлем или с Бенни он встречается в местах «попроще» — хотя для Кастиэля и это «попроще» выглядит заоблачной роскошью.

— Итак, — сказал Бальтазар, сделав заказ, — Амелия.

Кастиэль сердито поморщился. Почему все думают, что он хочет поговорить об Амелии?

— Дело не в ней, — терпеливо объяснил он. — Я переживал из-за того, что у моего брата были от меня секреты, а я всю жизнь думал, что мы ничего друг от друга не скрываем.

— Это скучно, — Бальтазар поморщился. — Давай лучше поговорим о Дине.

— А что Дин? — Кастиэль вздрогнул.

— Он всё ещё собирается жениться, а ты всё ещё смотришь на него грустными глазами?

— Я не… — возмутился Кастиэль, — не смотрю на него грустными глазами!

— О, я хотел сказать «влюблёнными». Это одно и то же.

Кастиэль опустил взгляд.

— О, — не без удивления сказал Бальтазар, — так ты уже осознал. Когда?

— Сегодня, — пробормотал Кастиэль.

Бальтазар смотрел на него пару секунд, а потом вздохнул:

— Ты уверен, что не хочешь выпить ничего покрепче чая?

— Уверен, — нахмурился Кастиэль. — Мне завтра на работу.

Дину не понравится то, что он пил с «левым чуваком из гей-бара».

====== 11 ======

Вторник, 8 октября

Дин расплылся в улыбке облегчения, когда Кас привычно поприветствовал его, выглянув из своего кабинета.

— Как вчерашний вечер? — поинтересовался он.

— Нормально, — сдержанно ответил Кас, и Дин, как бы ни хотелось расспросить его подробнее, сдержался. В основном потому, что в кабинет впорхнула Лиза. Дверь кабинетика Каса моментально закрылась, и Дин постарался сохранить на лице улыбку, оборачиваясь к Лизе.

— У меня есть для тебя хорошие новости, — промурлыкала она.

— М? — улыбка всё же слегка подтаяла.

— Мы поженимся девятого ноября, — Лиза присела к нему на колени, предвкушающее вглядываясь в его лицо.

Дину стоило больших усилий скрыть затопивший его ужас.

Он с таким трудом свыкался с мыслью о том, что у него есть невеста… и, значит, через месяц у него будет жена.

Чтобы она ничего не разглядела на его лице, он мгновенно притянул её к себе, целуя. И, только успокоившись, он отстранился.

— Я люблю тебя, — он всё же смог улыбнуться.

— И я тебя, — Лиза просияла счастьем.

У него остался всего месяц на то, чтобы пожить полной жизнью.

И сегодня вечером Лиза будет занята приготовлениями к свадьбе — в ближайший месяц у неё вообще будет много занятых вечеров и, если повезёт, даже выходных… а вот Тесса из канцелярии, возможно, свободна.

Ох, ещё одна интрижка на работе — это не особо хорошо… но у него остался всего месяц! А Тесса всегда ему нравилась…


Чарли довольно улыбнулась, замочив очередного гоблина. Отодвинув клавиатуру, она лениво потянулась, прикрывая глаза.

Пиликнула корпоративная почта, и настроение мгновенно ухудшилось. Опять, что ли, кто-нибудь не может найти папку обмена на сервере? Или картридж закончился? Какого чёрта она вообще должна менять картриджи? Она не ради этого образование получала. Надо пожаловаться Бенни. Снова. Только в этот раз она не купится на его милые улыбочки.

Она щёлкнула по конвертику — сообщение от Беллы Талбот.

Уважаемые сотрудники

Собираем деньги на туалетную бумагу, моющие средства для туалета и т.д. По десять долларов с человека. Деньги просьба приносить в кабинет 921.

С уважением,

главный специалист отдела недвижимого имущества

Белла Талбот

Чарли закатила глаза. Мало того, что они скидываются на туалетную бумагу, чего наверняка нет ни в одной нормальной организации, так теперь ещё нужно самим относить деньги.

Вот уж нет. Понадобится — сами придут.

Она покосилась на коллег — те рубились в какую-то игру, наверняка даже не заметили сообщения. Хмыкнув, она тоже надела наушники и погрузилась в виртуальный мир.

Когда через пару часов она стянула наушники, на нижней панели снова мигал конвертик. Поморщившись, Чарли щёлкнула по нему.

Её ждало не одно сообщение, а целых пять — от разных пользователей, дружно негодующих по поводу собирания денег на хозяйственные нужды. Чарли удивлённо приподняла бровь, листая вверх — зачинщиком оказался Гейб. И почему она не удивлена? Наверное, потому, что Гейб вообще часто оказывался зачинщиком чего угодно. Или потому, что Белла бросила его ради Бенни, даже не уведомив об этом самого Гейба.

И не то чтобы Чарли сама была уязвлена отказом Беллы двухлетней давности и грубостью этого отказа… она просто была согласна с Гейбом, поэтому напечатала в окошке ответа:

+1. Если так дальше пойдёт, скоро начнём платить за вход на работу через турникеты.

Перед тем, как отправить сообщение, она просмотрела предыдущие — не высказал ли кто такую же мысль? Нет, ссылались на корпоративный чай и кофе. Чарли щёлкнула мышкой, отправляя ответ, и пошла на кухню сделать кофе, пока он всё ещё был бесплатным.


— Кас? — в кабинетик заглянул Гейб. — Ты ещё не отписался насчёт бумаги.

— Бумаги? — рассеянно переспросил Кастиэль. — Ах, да. Мне как-то нечего написать.

— Напиши хоть что! — воскликнул Гейб. — Задавим буржуев количеством!

— А ты не можешь просто подойти к Бенни без всего этого шума? — устало поинтересовался Кастиэль. — У вас же вроде хорошие отношения.

— Если я просто к нему подойду и буду говорить за себя, он решит, что я зажал десять баксов! — пояснил Гейб. — Давай, отписывайся. Не будь единоличником.

Кастиэль неуверенно открыл цепочку сообщений. Вроде бы всё уже сказано. Пожав плечами, он напечатал:

Согласен, —

и отправил.

Надо бы, кстати, тоже настроить себе автоматическую подпись, как у большинства. Только бы вспомнить, как это делается.

— Кас? — в дверном проёме показалась голова Дина. — Не занят?

— Нет, — встрепенулся Кастиэль. — Что нужно сделать?

— Закрыть глаза, — ухмыльнулся Дин.

Кастиэль недоверчиво нахмурился, и Дин, широко улыбаясь, вошёл внутрь и положил на стол Кастиэля новёхонький синий галстук. Тот поднял на него непонимающий взгляд.

— Это тебе, — пояснил Дин. — Ходишь всё время в одном и том же. А сегодня у тебя, как-никак свидание.

— Это мне? — глупо переспросил Кастиэль, неуверенно протягивая руку к подарку.

— Ну, — Дин повёл плечом. — Я вообще хотел какой-нибудь другой цвет выбрать, но в итоге решил, что синий и правда тебе идёт больше остальных, — он смущённо улыбнулся. — Нормальный?

— Дин, я… — Кастиэль не знал, что и сказать, и глупая улыбка без спроса расплылась на его лице. — Спасибо.

— Ну вот, — Дин потёр шею. — Давай я его тебе завяжу.

Кастиэль прерывисто вздохнул, развязывая старый галстук и придвигаясь ближе к Дину, чтобы тому было удобнее. Дин привычно уселся на край его стола и, как вчера, сосредоточенно закусил губу. Кастиэль закрыл глаза, чувствуя прикосновения его пальцев, и постарался сохранять как можно менее блаженное выражение лица.

— Я договорился с ЭрДжеем, — сообщил ему Дин, — он тебя отвезёт. У меня сегодня тоже планы на вечер, так что я обойдусь без него…

— Планы? — бездумно переспросил Кастиэль.

— Тесса, — Дин отстранился. — Ну что? Вроде неплохо?

— Тесса? — переспросил Кастиэль, моргая.

— Да, знаю, знаю, это опрометчиво и всё такое, — Дин закатил глаза. — Но кто не рискует, тот остаётся не у дел.

Кастиэль с сомнением покачал головой.

— И вот ещё, — Дин сунул ему в нагрудный карман купюру. — Шш, молчи. Это для Дафны. На всякий случай. И не переживай, я вычту это из твоей зарплаты.

Дафну он узнал сразу. Она показалась из-за угла, безошибочно находя Кастиэля взглядом — наверное, Дин и ей показал его фотографию, — и улыбаясь. Эта улыбка заставила что-то внутри Кастиэля перевернуться, потому что так она была похожа на Дина даже больше, чем на фотографии.

Может быть, это как раз то, что ему нужно.

====== 12 ======

Лирическое отступление

О Дине и о том, почему он женится на Лизе. Я уже упоминала, что да, она для него очень удобна — голос в Совете, деньги, поддержка отца, имидж Сандовера и прочее. Но я, видимо, недостаточно подчеркнула то, что это не всё. В шестнадцать лет он был влюблён в неё, они друзья детства, она красивая, умная, весёлая, она знает его. Она не любовь всей его жизни, но он любит её, ему никто не нравится так, как она. Пожалуй, в фике она предстаёт не в самом выгодном свете, но она не всегда такая, и Дин знает её всю жизнь, он знает её недостатки и достоинства и считает, что она ему подходит.

Ах да, и ещё она гибкая.

Как-то так.

12

Среда, 9 октября

Джо и Пэм мгновенно замолчали, едва увидев Гейба, и тот с несчастным видом закатил глаза:

— Да сколько же можно! Меня достало, что все затыкаются, стоит мне показаться рядом! О чём вы говорили, признавайтесь?

— О всяких личных вещах, — невозмутимо ответила Пэм.

— О женских, — поддакнула Джо. — Ни о чём, что бы тебя касалось.

— Да ладно, — прорычал Гейб. — О Белле же говорили, да?

— Нет, — одновременно искренне изобразили удивление обе девушки.

— Слушайте, я устал объяснять, что мне плевать, что она переспала с Бенни! Я даже рад этому! Потому что иначе мне пришлось бы её бросать! Бенни поступил как настоящий друг! Я пригласил её пойти со мной на свадьбу только потому, что хотел переспать с ней один раз!

— Эй-эй, — возмутилась Пэм, — ты говоришь это двум девушкам, которых приглашал пойти с тобой на свадьбу!

Джо хихикнула.

— Между прочим, Белла очень хороша, — заявил Гейб. — Я бы переспал с ней ещё раз или два перед тем, как бросить.

Пэм собралась съязвить по этому поводу, но тут раздалась тревожная трель внутреннего звонка, и Джо, предостерегающе подняв ладонь, подняла трубку.

— Да?

— Зайдите ко мне, — раздался голос, который ни один из работающих в Сандовере не перепутал бы ни с каким другим.

— Иду, — торопливо ответила Джо, и трубка на том конце провода громко шмякнулась на аппарат, заставив Джо поморщиться.

— Что? — поинтересовалась Пэм.

— Наоми вызывает. Побудьте здесь кто-нибудь вместо меня.

— Я посижу, — кивнул Гейб.

Джо заглянула в кабинет Наоми, полная самых тревожных предчувствий. Вызовы Наоми вообще редко превращались во что-нибудь хорошее, но в этот раз в её голосе чувствовалось, что провинилась именно Джо. Ох, что же там случилось?

— Я смотрю, у вас много свободного времени, мисс Харвелл? — сухо спросила Наоми, и Джо похолодела. Наоми приберегала официальные обращения только для особых случаев. В ответ на её непонимающий взгляд Наоми продолжила: — Активно участвуете в обсуждениях по вопросу туалетной бумаги?

Джо закусила губу. Прежде, чем ответить на призыв Гейба, она десять раз проверила, нет ли в списке адресатов Наоми. Значит, кто-то ей растрепал. Наверняка чёртова Белла. Взбесилась из-за того, что пришлось ходить и раздавать собранные деньги обратно из-за вчерашней шумихи.

— Рекомендую вам больше думать о надлежащем исполнении своих обязанностей, — холодно сказала Наоми. — Не хотелось бы, чтобы начало вашей трудовой деятельности было омрачено подобными инцидентами.

Начало! Да она уже больше полугода здесь работает!

— А если я ещё раз услышу, что вы не реагируете на нарекания бухгалтерии, нам придётся с вами попрощаться. Можете быть свободны, — заключила Наоми. — И вызовите ко мне мисс Куон.

Тессу? А с ней-то что? Она вообще не участвовала во вчерашних обсуждениях!

И какие к чёрту нарекания бухгалтерии?


Кастиэль собрался было вновь скрыться в своём кабинетике после традиционного обмена приветствиями, но Дин придержал его за локоть:

— Эй-эй, куда? Думаешь, можно сходить на свидание с моей сестрой и отделаться от меня «добрым утром»? Так дело не пойдёт. Рассказывай давай, — он развалился в кресле, демонстрируя готовность слушать.

Спокойно, Кастиэль. Это просто случайное прикосновение. Оно ничего не значит. Через месяц Дин женится. Вчера он ходил на свидание.

— Она… милая, — неуверенно начал Кастиэль.

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо, — слегка удивился Кастиэль. — Она, э, милая… и красивая. И интересная.

— Мда, — протянул Дин. — В её голосе звучало определённо больше энтузиазма.

— Что? — Кастиэль удивлённо поднял взгляд.

— Даа, она долго распространялась о том, какой ты потрясающий и вообще. Никогда не слышал от неё ничего подобного ни о ком.

— Я… ей понравился? — ошеломлённо переспросил Кастиэль.

Дин засмеялся.

— Чувак, откуда столько удивления в голосе? Конечно, ты ей понравился. Не вижу в этом ничего странного.

— Я вижу, — пробормотал Кастиэль.

— Слушай, — Дин нахмурился, — если она тебе не понравилась, скажи прямо. Не переживай по тому поводу, что она моя сестра. Ты же не сделал ничего такого, из-за чего я должен был тебя убить. Или сделал? — полюбопытствовал он.

— Я не… — Кас растерялся. — Нет, она мне понравилась. Она очень хорошая.

Дин как-то странно на него посмотрел и, хмыкнув, поднялся:

— Ладно, я загляну к Бенни. Если будет что срочное, звони туда, но вообще я ненадолго.

Кастиэль отрешённо кивнул и вернулся на своё место.

Минут через десять в кабинете Дина раздались шаги, не принадлежавшие ни ему, ни Лизе и ни Руби. Нахмурившись, Кастиэль выглянул из-за двери.

— Тесса? — сухо спросил он, пытаясь подавить неприязнь к ней. И нет, эта неприязнь вовсе не была вызвана ревностью. Просто он не одобряет девушек, крутящих романы с почти женатыми мужчинами. О боги, кого он обманывает. Будто он сам смог бы отказать Дину, если бы… если бы… — Дина здесь нет.

— А я к тебе, — улыбнулась Тесса, кажется, не замечая его холодности. — Вот, распишись в карточке.

— Что это? — недоумённо нахмурился Кастиэль, рассматривая небольшую бумажку размером с четверть листа, исписанную крупным размашистым почерком.

— Поручение, — пояснила Тесса. — Мисс Кон.

Расписавшись на другой бумажке, Кастиэль вернулся за стол и принялся разбирать написанное.

Мистер Новак, как активному участнику обсуждений вопроса о туалетной бумаге поручаю Вам изучить законодательную базу по этому вопросу и предложить юридическое разрешение данной коллизии.

Ниже располагалась размашистая подпись, а под ней дата и какой-то номер, видимо, регистрационный номер документа.

Кастиэль озадаченно заморгал.

Законодательство о туалетной бумаге?


Дин заглянул к Касу, выяснив, что Бенни будет занят чем-то сверхважным во время обеда.

— Эй, не хочешь пообедать со мной? — поинтересовался он.

— А? — Кас рассеянно поднял голову над бумагами, которыми был завален весь его стол. — Нет, извини, я… занят.

— Занят? — Дин недоумённо покосился на бумаги. — Чем это?

— Мисс Кон дала мне поручение, — пояснил Кас.

— Какое ещё поручение? — удивился Дин. С каких это пор Наоми раздаёт указания его личному помощнику?

Кас протянул ему бумажку, и Дин сердито смял её в руке.

— Пойдём-ка, — велел он Касу и зашагал к кабинету Наоми.

Когда он распахнул дверь, Наоми беседовала с Джоди Миллс. Увидев Дина и, видимо, оценив его суровый вид, Джоди привстала со стула, кажется, пытаясь понять, стоит ли ей исчезнуть.

— Мистер Винчестер, — любезно улыбнулась Наоми. — Что-то случилось?

Джоди всё-таки решила испариться, и Дин молча дождался, пока она выйдет, собираясь с мыслями.

Вообще-то он всегда побаивался Наоми. Она и его отец были единственными людьми, знавшими о Сандовере больше, чем он, кроме того, Наоми была первоклассным специалистом, превосходным юристом и не самым приятным в общении человеком. Её боялись все, кроме Джона — а вообще, кто знает, может, и Джон. Так или иначе, она была вторым человеком в организации после него, её голос сделал его директором, и он не сомневался в том, что она могла бы заставить Совет акционеров принять любое решение, даже если бы они уже проголосовали за противоположное единогласно.

Нет, с такими мыслями лучше не собираться.

— Мисс Кон, — начал он, — я бы хотел попросить вас не давать поручений моему личному помощнику. Я хотел бы располагать всем его рабочим временем.

Она пристально взглянула на него, и Дин сглотнул: ну вот, сейчас она смешает его с грязью. Или вспомнит закон, по которому она распоряжается рабочим временем любого работника Сандовера, в том числе Дина. Или просто откусит ему голову. Или возьмёт и уволит Каса.

Чёрта с два. Дин решительно нахмурился.

— Конечно, — улыбнулась Наоми. — Прошу прощения за это недоразумение. Мистер Новак, можете считать себя свободным от исполнения поручения. И вызовите, пожалуйста, ко мне мисс Джим. Если, конечно, это Вас не затруднит.

— Сейчас, — пробормотал Кас.

— А что за обсуждения о туалетной бумаге, в которых ты так бурно участвовал? — поинтересовался Дин, когда они уже вышли из кабинета.

— Я просто написал, что согласен, — смущённо пробормотал Кас. — Меня попросили. Некоторые возмущались тем, что мы должны сдавать деньги на бумагу и на моющие средства.

— Что? — Дин удивился. — А мы сдаём? Чёрт, постоянно я чего-то не знаю. В следующий раз рассказывай мне о таких вещах, ладно, Кас?

Бенни объявился ближе к вечеру. Хитро подмигнув, он с до крайности самодовольным видом плюхнулся в кресло напротив Дина:

— Угадай, что ждёт тебя сегодня вечером?

— Покупка свадебного костюма? — вяло спросил Дин. Если до недавнего времени Лиза сама занималась всей предварительной подготовкой к свадьбе, то, назначив дату свадьбы, она начала постепенно загружать и его.

— Лучше, — довольно заявил Бенни.

— Крепкий и здоровый сон?

Бенни махнул рукой и показал ему экран своего телефона, запуская короткое видео, в котором две красавицы призывно улыбались и сообщали, что с нетерпением ждут встречи с Дином.

— Сегодня Чак и Сара отбирали моделей, — пояснил Бенни. — Этих красоток забраковали, и они нуждаются в утешении.

— О да, явно, — хмыкнул Дин. Честно говоря, он рассчитывал на спокойный вечер, может, выпить пива с Касом или Бенни, но Каса он и так уже вытащил сегодня обедать, а Бенни явно не был настроен просто выпить.

Пожалуй, он бы отказался, но он последнее время мало общался с Бенни….

— Как их зовут? — спросил он, изображая заинтересованность.

— Ронда и Кармен. Хороши, а?

— Хороши, — признал Дин. — Не из трепливых?

— Обижаешь, — хмыкнул Бенни.


Руби лениво потянулась, когда Лиза начала сворачивать схему свадебного зала.

— Я сегодня уеду пораньше, — сказала Лиза. — Мне нужно заехать к флористу, довольно много чего обсудить…

— Нужна компания? — предложила Руби.

— Нет, ты лучше останься, вдруг Дину что-нибудь понадобится… Я возьму Джессику.

— Ладно, — недовольно сказала Руби. — Пойду тогда к себе.

Лиза рассеянно кивнула, и Руби лениво поплелась на своё рабочее место. Она проходила через приёмную как раз вовремя для того, чтобы успеть увидеть Дина и Бенни, заходящих в лифт.

Эй, вообще-то она рассчитывала на Бенни сегодня вечером!

— Ты куда? — крикнула она, не сдержавшись.

Бенни послал ей воздушный поцелуй, и двери лифта съехались.

Чёрт, ещё и эта мерзкая Харвелл всё видела.

Да у Бенни на его масляной роже написано, чем они с Дином будут заниматься.

Она услышала цоканье каблучков Лизы и негромко доложила ей об увиденном.

— Глупости, — отмахнулась Лиза. — Дин уже пару дней говорит, что они с Бенни давно не общались. Наверняка просто пойдут в бар, как всегда. Но вообще я тебя предупреждала насчёт Бенни. Глупо его ревновать. Он несерьёзный человек, Руби. Должна признать, что к тебе он относится… по-другому… но я бы не рассчитывала на многое. Прости, милая. Мне нужно бежать.

Руби, поджав губы, побрела к себе.

Она не будет ревновать. У неё тоже есть с кем «просто выпить в баре».

Открыв входящие смс-ки, она нашла вчерашнее сообщение от Сэма и напечатала ответ:

Привет! Я освободилась раньше, чем ожидала. Думаю, мы всё-таки сможем сегодня встретиться)

====== 13 ======

Четверг, 10 октября

Кастиэль распечатывал для Дина статьи из Бизнес-ревю, когда раздался звонок. Внутренний — он наконец-то научился их распознавать.

— Да.

— Это Джо, — по рабочим вопросам Джо всегда почему-то звонила, используя скайп только для болтовни. — В десять часов общее собрание в конференц-зале, быть всем.

— Спасибо.

— Ага, — Джо положила трубку, и Кастиэль посмотрел на часы. Без пяти.

Наоми довольно быстро перешла к сути вопроса, ради которого и созывала собрание.

— Большинство из вас, — сказала она, — работают в компании меньше трёх лет. И почти все — меньше десяти лет. Я буквально могу по пальцам одной руки перечислить всех тех из присутствующих, кто работал в Сандовере одиннадцать лет назад, во время кризиса. Это Роберт Сингер, Алистер Каннигем и Чарльз Шерли. И я. Всё. Четыре человека. Остальные из вас не помнят, не знают, в каких мы вынуждены были работать условиях. Как мы и ещё около десятка — всего десятка! — сотрудников вынуждены были ютиться в паре кабинетов, причём Джон и Мэри ютились с нами на общих основаниях. И даже не в этом здании, которое тогда было складом, а в Нью-Джерси. Как мы по несколько месяцев не получали ничего, совсем ничего. Как мы радовались, когда один из банков согласился выдать нам кредит на реставрацию этого здания…

Кастиэлю было стыдно. Серьёзно — он жалел раз в полгода выделить пять (или десять?) долларов на туалетную бумагу, сидя на всём готовеньком, а когда-то люди работали в Сандовере только за идею. Он поджал губы и опустил голову.

Зажужжал телефон, и Кастиэль торопливо вытянул его из кармана, чтобы сбросить звонок, но увидел имя звонившего. Дин. Наверное, сегодня он приехал на работу немного раньше, и удивлён, не обнаружив никого на своём месте. Может, думает, что уже суббота.

Кастиэль поднялся и с виноватым видом на цыпочках выбежал из зала, спиной чувствуя острый взгляд Наоми.

Дин и правда уже приехал и недоумевал по поводу отсутствия в офисе хоть кого-нибудь.

— Терпеть не могу собрания, — фыркнул он, услышав объяснения Кастиэля. — Трата времени. И о чём речь?

— Я не очень понял, — признался Кастиэль. — Когда я уходил, Наоми рассказывала о кризисе одиннадцатилетней давности.

— Да? — удивился Дин. — Интересно. Может, сходить? — он почесал затылок. — Не, ну его к чёрту. Нового кризиса вроде не предвидится. Хм, сколько это мне было одиннадцать лет назад? — он начал загибать пальцы. — Тринадцать? Или четырнадцать? Я помню, как они переехали в маленький офис. Отец тогда перестал брать меня на работу, потому что некому было сидеть с Сэмом, а мне ужасно хотелось с ним…

— Сэм не звонил? — мягко спросил Кастиэль.

Дин покачал головой и вздохнул.

— Наверное, я всё-таки что-то сказал не так… Я звонил ему в субботу, и мы так хорошо поговорили… но потом он вдруг перестал отвечать на звонки.

— Ты ни при чём, — твёрдо сказал Кастиэль. — Вам обязательно нужно увидеться и поговорить. Мне кажется, кто-то настраивает его против тебя.

Дин вздохнул и передёрнул плечами.


Лиза ласково провела рукой по ткани.

— Она идеальна, Чак. Боже, ты просто волшебник.

— Это моя работа, — скромно произнёс Чак, довольно ухмыляясь.

— Ты не представляешь, насколько я тебе признательна, — искренне произнесла Лиза. — Но я не отвлекаю тебя от работы над показом? Осталось всего десять дней…

— Не говори ерунды. Это работа над показом отвлекает меня от тебя.

— Чааак, — укоризненно сказала Лиза, но не смогла сдержать улыбку. — Серьёзно, ты укладываешься в сроки? И как продвигаются дела у Сары? Она не испортит нам весь показ?

— Пожалуйста, Лиза, — Чак засмеялся. — Ты задаёшь одни и те же вопросы. Всё идёт как следует. Никаких проблем. Сара прекрасно справляется. Бекки ей очень помогает. Кстати, хорошо бы в этом месяце выписать ей премию побольше, она трудится за четверых.

— Хорошо, — послушно согласилась Лиза, — я скажу Захарии, чтобы он отметил это в докладной. Ты же знаешь, в тебе я не сомневаюсь, но Сара…

— Не знаю, почему она тебе не нравится, — покачал головой Чак. — Я, конечно, был какое-то время недоволен её неожиданным повышением, но она того заслуживает, поверь мне. Если бы она не прятала от меня свои наброски всё то время, что здесь работает, я бы первый пошёл к Дину и заговорил о её назначении. Она невероятно талантлива.

Лиза с сомнением поджала губы, но вслух ничего не сказала.

— Ладно, — вздохнул Чак. — Мне и правда нужно заниматься подготовкой. Заходи попозже.

Лиза кивнула и, поднявшись, пошла в сторону кабинета Дина.

В его приёмной Руби часто-часто кликала мышкой, и Лиза с улыбкой остановилась у её стола.

— Пасьянсы раскладываешь? — поинтересовалась она.

— Очень смешно, — хмыкнула Руби. — Пасьянсы мне осточертели ещё в первую неделю работы. У меня передоз. Больше никогда не смогу смотреть на карты без рвотного рефлекса.

Лиза хихикнула.

— Да, поэтому мы решили не блокировать доступ к компьютерным играм. Никого на это надолго не хватает. Как вчерашний вечер?

— А что вчерашний вечер? — Руби пожала плечами. — Никто не повёл меня выпить пива, и к флористу мне не надо было. Сидела дома в одиночестве.

— Извини, — вздохнула Лиза. — Может, сегодня сходим куда-нибудь?

— Я надеялась сегодня поехать к Бенни, — рассеянно сказала Руби.

Лиза снова вздохнула:

— Знаешь, ты… извини меня… за то, что я вчера сказала… насчёт вас с Бенни. Может, он и правда изменился. Вы хорошая пара, и… просто извини. Возможно, я была не права.

Руби подняла на неё грустный взгляд и невесело улыбнулась.

— Ничего, — сказала она. — Ты просто обо мне заботишься. Никто не может знать наверняка… — она опустила взгляд на экран, и Лиза почувствовала, что должна сказать ещё что-то, но Руби перебила её: — Иди уже к Дину. Он на месте.

Но тут дверь кабинета директора сама распахнулась, и Дин выглянул наружу.

— О, — сказал он, увидев Лизу. — А я тебе звоню. Скоро приедет Анна, так что я без обеда.

— Анна? — нахмурилась Лиза. — Зачем? Я думала, её следующая статья будет о нашем показе. До этого ведь всё равно номер не выйдет.

— Без понятия, — Дин пожал плечами. — С ней Бенни разговаривал.

— Я смотрю, он хочет меня подсидеть, — беззлобно, но не особо довольно заметила Лиза. — С каких пор он занимается сотрудничеством с прессой? — она спиной почувствовала, как напряглась Руби.

— Да ладно тебе, они старые друзья, — отмахнулся Дин. — Ты не знаешь, куда я шёл? — он почесал затылок и крикнул, обернувшись: — Кас, куда я шёл?


Анна, обмахиваясь блокнотом, вышла из лифта и прямой наводкой направилась в кабинет Дина.

— Жарко, — с порога пожаловалась она. — Почему не включите кондиционер?

— Это ты горячая женщина, — фыркнул Бенни. — Середина октября на дворе, а ей жарко.

— Да включи ты кондиционер, — Дин ткнул его ногой. — Не видишь — девушка так торопилась тебя увидеть, что вся запыхалась.

Анна презрительно скривилась:

— Если я и торопилась, то только поесть за счёт Сандовера. По вашим физиономиям я ещё не успела соскучиться.

— Да? — Дин приподнял бровь. — Тогда зачем приехала? До показа ещё десять дней, у нас ничего нового.

— Редакция даёт задание — я еду, — отмахнулась Анна. — За это мне и платят, а не за споры о том, когда у кого показ. Но на него я тоже обязательно приеду.

— Не сомневаюсь, — хмыкнул Бенни. — Чтобы ты да отказалась посмотреть на новые тряпки. Женщины! А ещё строишь из себя независимую феминистку.

Анна собралась было уничтожить его язвительным комментарием, но он поставил перед ней стакан питьевой воды, и она, зажмурившись, сделала большой глоток.

До чего же её бесил этот самонадеянный тип! Её вообще раздражали все мужчины, готовые бежать за первой попавшейся юбкой, а потом сломя голову в противоположную сторону. И Бенни был худшим их представителем. Ну, да, он был чертовски обаятелен. И при всех огромных размерах её контакт-листа нужно было потрудиться, чтобы обнаружить в нём собеседника интереснее, чем он. Она не знала, зачем ей нужен директор департамента по управлению имуществом при написании статей о моде, но она была рада, что он присутствует при проведении её интервью с Дином, Чаком или ещё кем-нибудь из Сандовера. Он, пожалуй, был бы хорошим другом, если бы не пытался постоянно её склеить.

— Сейчас вернусь, только извинюсь перед Руби, что не пообедаю с ней, — сказал Бенни и вышел, и Анна проводила его презрительным взглядом.

— Кто такая Руби? — как можно более безразличным голосом спросила она. — Очередная подружка на одну ночь?

— Моя секретарша, — ответил Дин. — Вообще-то они уже пару недель вместе.

— Да ну? — Анна удивлённо приподняла бровь. — Пару недель? Кто она — мисс Америка?

— Не знаю, — засмеялся Дин, — она не в моём вкусе. Она подруга Лизы.

— Надо же. Никогда бы не подумала, что он на это способен.

— Да ладно, — вступился за друга Дин. — С Андреа они встречались почти год.

— Да? — ещё больше изумилась Анна. — Ты просто открываешь его мне с новой стороны. Никогда бы не предположила, что он способен на нормальные отношения.

— Ну, — хмыкнул Дин, — не то чтобы с Руби у него были настоящие отношения… у него было несколько девушек за эти пару недель… Но вообще, конечно, он и меня удивил.

Анна понятливо скривила губы. Всё-таки и этой изменяет. Нет, такие, как Бенни, прогнили насквозь. То ли дело Дин — настоящий мужчина, с шестнадцати лет с одной девушкой, собирается жениться…

Она попыталась вспомнить, как выглядела секретарь Дина. Обычно она подмечала такие детали, но сегодня ей было жарко, и она стремилась как можно скорее попасть в прохладный кабинет. Кажется, брюнетка с большими тёмными глазами и пухлыми губами… хм… да в любом случае он с ней только ради секса. Если до сих пор её не бросил, значит, скоро бросит. Может, она действительно так хороша, что стоит пары ночей, а не одной.

Она поморщилась, раскрыла блокнот и полезла в сумочку за ручкой.

Открылась задняя дверь, на которую Анна уже привыкла не обращать внимания, и из-за неё показался симпатичный лохматый паренёк. Это ещё кто такой?

— Я пойду пообедаю? — неуверенно спросил он у Дина и, заметив Анну, спохватился: — Здравствуйте.

— Привет, — улыбнулась Анна.

— Да, конечно, Кас, — Дин тоже улыбнулся, проводив его тёплым взглядом. Анна вопросительно приподняла бровь:

— И кто этот красавчик, которого ты держишь под столом?

— Что? — Дин моргнул. — Это Кас. Мой личный помощник.

— Аа, я вроде слышала про него. И вроде даже видела. Он ничего.

— Прости, Анна, — вошёл Бенни, — но вынужден тебя разочаровать: твоя первая любовь обречена на провал, этот Аполлон по уши влюблён в Дина.

— О, заткнись, — одновременно проворчали Дин и Анна, корча почти одинаковые гримасы.


Рэйчел приветливо улыбнулась, увидев Каса, и они вместе свернули к лестнице. Кас, как и она, не любил ездить вниз на лифте, так что они почти каждый день спускались пешком вдвоём — на обед и после работы. Правда, иногда (довольно часто) Кас обедал с Дином или задерживался вечером.

— Иниас и Миссури только что уехали на лифте, — сказала Рэйчел. — Как думаешь, догоним их?

— И обгоним наверняка, — улыбнулся Кас. Ей нравилось, когда он улыбался. Ей всё в нём нравилось — с первой их встречи в клубе, когда он так смущённо смотрел на новых знакомых, когда он сказал, что не пьёт, когда нервно теребил галстук.

— Ещё раз спасибо, что помог с поручением Наоми, — сказала она, касаясь его руки. — Не знаю, что бы я без тебя с ним делала.

— Да ладно, — Кас снова смущённо улыбнулся. — Я ведь всё равно начал его выполнять, у меня были заготовки. Кроме того, если бы не я, тебе бы это поручение и не давали.

— Ну, ты ведь не жаловался Дину, — убеждённо заявила Рэйчел. — Он сам решил, что тебе некогда этим заниматься.

— Я не так уж и сильно загружен, — возразил Кас. — Я бы справился.

— Ты и справляешься, — Рэйчел засмеялась. — Ты ведь почти всё за меня делаешь.

— Неправда, — Кас снова улыбнулся. — Но у тебя действительно гораздо больше работы, чем у меня.

Рэйчел только отмахнулась. По скромности Кас мог сравниться только с Иниасом.


Сэм тяжело вздохнул, не сводя взгляда с экрана телефона, разрывавшегося мелодией Дина. Вообще-то Сэм не жаловал AC/DC, но Дин сам когда-то поставил эту мелодию на свой звонок, и Сэму не хотелось её менять.

— Опять Дин? — спросил Люк. Сэм уныло кивнул. — Сбрось уже его звонок. Пусть поймёт, что это бессмысленно.

— Не знаю, — Сэм снова вздохнул. — Я бы хотел с ним поговорить.

Он и правда хотел бы. Хорошо было снова обрести брата. Но, когда Люк спросил его в понедельник, что Дин сказал о второй коллекции, Сэм запоздало понял, что о ней разговора вообще не заходило. И Люк объяснил ему, что Дин просто обманул его, манипулировал им. Притворялся прежним старшим братом, чтобы отвлечь от главного вопроса.

Сэм, пожалуй, сорвался бы и всё равно поговорил с братом, но вечером в понедельник он встретился с Руби. Руби была великолепной, но сейчас речь не о том — она работала с Дином, она была подругой Лизы и всё равно была согласна с Люком. Всё равно считала, что Сэм был бы лучшим директором Сандовера, чем Дин.

И Сэм просто не знал, что делать. Поэтому он не делал ничего. Не подходил к телефону и не собирался снова ехать в Сандовер. Вроде бы отец собирался это сделать, вот пусть он и занимается. Сэму хватает своей работы.

Телефон запищал, оповещая о новом полученном сообщении. Только бы не Дин!

Нет, сообщение было от Руби. Она сообщала, что сегодня вечером не сможет освободиться, но вот завтра…

Сэм улыбнулся. Что ж, хотя бы вечер пятницы он проведёт как следует.

====== 14 ======

Понедельник, 14 октября

Дин устало промычал в трубку что-то неразборчиво-извинительное и сунул телефон в карман, когда на том конце раздались сердитые гудки. Кивнув Руби, он толкнул дверь своего кабинета и сразу увидел Каса, раскладывающего на его столе какие-то бумаги.

— Доброе утро, Дин, — улыбнулся Кас.

— Доброе, — Дин собирался посердиться, но не сдержал ответной улыбки. — Я только что разговаривал с Дафной.

— Да? — Кас сразу напрягся.

— Да, — вздохнул Дин. — Я сказал ей, что ты не мог ей позвонить, потому что я завалил тебя работой. Но, Кас, серьёзно, если ты не собираешься ей звонить, ты можешь мне просто об этом сказать. Я глупо себя чувствую.

— Извини, — Кас вспыхнул. — Я сегодня же ей позвоню. Я просто был занят на выходных, Джимми и Амелия назначили день свадьбы…

— Так быстро? — весело хмыкнул Дин. — У Лизы это заняло почти год. Так ты совсем не отдохнул за выходные?

Кас пожал плечами:

— По крайней мере, я выспался.

— Если ты не высыпаешься, можешь приезжать на работу позже. Ты ведь знаешь, когда я приезжаю.

— Спасибо, — сдержанно ответил Кас. Ну да, ну да.

— Зайду к Бенни и вернусь, — Дин потянулся, жмурясь. — Ох, я сам не особо выспался на этих выходных. Лиза затаскала меня по салонам. Передай Джимми мои соболезнования, — он хихикнул и вышел.

Когда он во второй раз вошёл в свой кабинет, Кас был не один. Совсем не один. Он был прижат к стене светловолосой девушкой, в которой Дин не сразу узнал Рэйчел Джим из кадров и которая определённо пыталась выцеловать из него весь воздух.

Дин раскрыл рот и попятился назад, чувствуя, как руки сами сжимаются в кулаки. Но он не успел незаметно скрыться, потому что Кас оттолкнул Рэйчел, выглядя при этом не то что испуганно, а скорее даже затравленно, и тут же увидел Дина и беспомощно заморгал.

Рэйчел обернулась на Дина и панически вздрогнула. Дин сообразил, что перекрывает её пути к отступлению, и тактично отошёл в сторону, после чего девушка мгновенно унеслась прочь.

Дин вопросительно приподнял бровь, расслабляя отчего-то вспотевшие ладони.

— Это не… — испуганно выдал Кас, — я не…

Дину стало смешно. Он прекрасно понял, что вовсе не Кас был инициатором произошедшего, но ему захотелось его подразнить:

— Так вот, значит, как, Кас?

— Я не хотел… я не знал… она застала меня врасплох! — зачастил Кас.

Дин всё же засмеялся.

— Ты как ребёнок, Кас, честное слово. Ты бы лучше перед ней пошёл оправдываться, чем передо мной.

На лице Каса застыл ужас при мысли о том, что ему придётся когда-нибудь заговорить с Рэйчел.

— Что, она целуется хуже Мэг? — полюбопытствовал Дин, гадая, что за странное беспокоящее чувство грызёт мозг.

— Не… не знаю, — выдавил Кас. — Я не… Я бы никогда не изменил твоей сестре! — выдохнул он.

Ах да. Дафна. Вот отчего в мозгу что-то скребётся.

— Да всё нормально, Кас, — примирительно сказал Дин.

— Нет, я… честное слово, я бы никогда, Дин, я знаю, что измена — это низко и… — Дин изменился в лице, и Кас подавился собственными словами. — Боже, я не хотел сказать… я…

Дин закрыл глаза.

— Всё нормально, Кас, серьёзно, — сказал он, со вздохом хлопнув Каса по плечу. — Я знаю, что ты лучше меня. Иначе я бы и не стал знакомить тебя с сестрой.

— Нет, — неожиданно твёрдо ответил Кас, хватая его за руку. — Нет, ты не прав. Ты гораздо лучше меня. Ты необыкновенно открытый человек, открытый для всех, открытый для помощи любому, самый тёплый из всех, кого я знаю, самый великодушный, самый преданный своему делу, и неудивительно, что все женщины вокруг видят только тебя. То, что ты им поддаёшься, — это просто слабость, и то, что последнее время ты стал слабее, значит лишь, что ты знаешь, что скоро этому придёт конец, что ты никогда не позволишь себе изменить, будучи женатым…

— Ну, хватит, — смущённо ответил Дин, чувствуя, что краснеет. Чёрт. — Ладно тебе. Это не меня только что пыталась соблазнить Рэйчел. Кстати, тебе действительно лучше бы поговорить с ней. Скажи ей, что она тебе очень нравится, но у тебя есть девушка, и тебе очень жаль, что первой ты встретил не её. Запомнил? И, кстати, вот ещё что. Посмотри мне в глаза и честно скажи, хочешь ли ты встречаться с Дафной.

Кас сглотнул, на мгновение поднимая взгляд и тут же опуская.

— Нет, — сказал он.

— Хорошо, — кивнул Дин. — Я с ней сам поговорю. Мог бы сразу сказать, чего бояться? Всё, иди поговори с Рэйчел, — когда Кас уже подходил к двери, Дин снова окликнул его: — И ещё, Кас. Спасибо.


Рэйчел застыла в коридоре, рассматривая себя в зеркале. На душе было как-то пусто, но слёз не было. Когда Кас её оттолкнул, да ещё и при Дине, она была уверена, что сейчас разрыдается, и переживала только о том, добежит ли до туалета, прежде чем разреветься. Но сейчас плакать совсем не хотелось. И прятаться в туалете тоже.

— Рэйчел, — раздался сзади тихий голос.

Кас.

В груди зародилась было надежда — что, если он оттолкнул её только потому, что услышал, как вошёл его начальник, что, если сейчас он поцелует её, — но Рэйчел отмахнулась от неё. Ей уже совсем не хотелось, чтобы Кас её целовал. Как будто что-то перегорело.

— Я хотел извиниться, — негромко сказал Кас.

— Не нужно, — отмахнулась Рэйчел. — Это было спонтанно. Я сама от себя не ожидала. У меня и в мыслях не было. Так что это ты извини.

— Ничего, — Кас выдохнул с облегчением. — Так всё хорошо?

— Да, — Рэйчел искренне улыбнулась. — Не хочу ссориться с человеком, который делает за меня мою работу.

Кас тоже улыбнулся, и она, кивнув, зашла в свой кабинет.

— Где шаталась? — недовольно спросила Миссури. — Я не могу найти журнал учёта бланков приказов.

— А, он в бухгалтерии, — вспомнила Рэйчел. — Обещали вернуть до обеда. Что-то срочное?

— Нет, просто вспомнила, что вчера забыла его заполнить. Зачем он сдался бухгалтерии?

— Без понятия, — Рэйчел пожала плечами. — Кроули сказал им отдать, я и дала.

— Мм, — протянула Миссури. — В отделе внешнеэкономической деятельности Кейси увольняется. Чёрт, или Кэсси? Я их вечно путаю.

Рэйчел хихикнула:

— Они же вообще разные.

— Давай-ка без расистких шуточек, — хмыкнула Миссури. — Будто если одна белая, а другая чёрная, так их уже и перепутать нельзя. Поназывают людей одинаковыми именами, а кадровики сиди разбирайся. Вот уволю не ту, что нужно, будут знать.

— Беспредел, — поддакнула Рэйчел, широко улыбаясь. В скайпе её ждало несколько новых сообщений от Иниаса.


Лиза как бы случайно пересеклась с Новаком в коридоре, когда он нёс из отдела имущества новую пачку бумаги.

— Здравствуй, Кастиэль, — мягко сказала она.

— Здравствуйте, мисс Брейден, — он сдержанно улыбнулся.

— Давно мы с тобой не общались, — заметила Лиза. Кастиэль уклончиво что-то промычал. — Скажи мне, пожалуйста, что тебе известно о том, чем был занят Дин вечером прошлой среды?

— Среды? — Кастиэль озадаченно моргнул.

— Среды, — кивнула Лиза. — Не торопись, вспомни хорошенько. В тот вечер он ушёл около пяти вместе с Бенни.

— А, — медленно ответил Кас, — ну да, они ходили в бар.

— Возможно, тебе известно ещё что-нибудь? — промурлыкала Лиза. — До меня дошли слухи, что их видели в компании двух девушек.

— Нет, — убеждённо ответил Кастиэль. — То есть, может, они и общались с какими-то девушками, но я точно помню, что Дин звонил мне около половины седьмого, спрашивая, всё ли я уладил с его портным. Тогда он был ещё в баре и сказал, что собирается ехать домой. Да, теперь я точно вспомнил. Они уже были на улице, и мистер Лафитт ловил такси, пока мистер Винчестер звонил мне.

Лиза прищурила глаза и пристально посмотрела на Новака. Тот встретил её взгляд не мигая.

— Спасибо, Кастиэль, — она мягко улыбнулась. — Ты мне очень помог.

Странно, что Дин обратился к какому-то стороннему портному, когда у него есть Чак Шерли.

— Ну что? — Руби незаметно подкралась к ней со спины, и Лиза вздрогнула.

— Дин чист, — улыбнулась Лиза. — И Бенни тоже.

Руби вздохнула с явным облегчением.


Джо посмотрела на часы: почти семь. Она уже час как должна уйти с работы. Дурацкие докладные о списании материалов, вечно она в них путается! Она покосилась на скайп — никого из избранных онлайн, наверное, ещё не добрались до дома. Или и не собираются пока домой. Она вздохнула и снова придвинула к себе бумаги. Чёрт, потом минут десять придётся стоять над шрёдером.

Хм, Джоди как-то говорила, что очень устаёт за первую половину рабочего дня и что у неё болит голова, а Джо, уничтожая бумаги, пока разогревается её еда, шумит и мешает ей отдохнуть. Может, это и есть те нарекания бухгалтерии, о которых говорила Наоми? Да ведь она ходит на кухню раз в месяц, предпочитая питаться в столовой!

— Ты ещё здесь? — поинтересовался Дин, опершись на стойку.

— Угу, — буркнула Джо, не поднимая взгляда. — Какая-то путаница с освежителями воздуха и горшками для цветов.

— Может, занялась бы этим завтра, когда бухгалтерия будет на месте, — предложил Дин.

— К ним на кривой козе не подъедешь, — Джо поморщилась. — Чем меньше с ними общаешься, тем проще жить. А ты сам чего так поздно?

— Да… — Дин замялся, — засиделись.

— Ясно, — Джо потёрла глаза и откинулась на спинку. Бенни, значит, тоже ещё здесь. Хм, а ей казалось, он ушёл с Руби. Или он был не с Бенни? — Там же не какая-нибудь цыпа, нет?

— Нет, — Дин поморщился. — За кого ты меня принимаешь? Там Кас.

— А, — Джо удивлённо моргнула. — Я принимаю тебя за Дина Винчестера.

Дин заметно помрачнел.

— Да, я уже заметил, какое у людей обо мне мнение.

— Эй, — Джо забеспокоилась, — я не имела в виду ничего плохого. Я пошутила.

— Угу, — Дин полуотвернулся, опираясь на стойку уже спиной. — Я, знаешь, до сегодняшнего дня как-то и не задумывался о том, что обо мне думают в этом плане.

Джо, заморгав, поднялась со стула и обошла стойку, подходя к нему.

— О чём вы разговаривали? — с подозрением спросила она. — О чём-нибудь самоуничижительном?

— Наоборот, — Дин вздохнул. — Кас пытался донести до меня, что я не самый ужасный человек в мире.

— Ты не самый ужасный человек в мире, — хмыкнула Джо, скрещивая руки на груди. — Серьёзно, ты не был бы им, даже если у тебя в кабинете всё-таки пряталась какая-нибудь цыпа. Или две. Я всё понимаю. И все всё понимают.

— Не знаю, — пробормотал Дин, отводя взгляд. — Слушай, Джо, я должен перед тобой извиниться, — вдруг сказал он. — За то, что пытался тебя склеить, когда ты только устроилась. Я, знаешь, очень благодарен тебе за то, что ты мне отказала. Я не должен был…

— Дин.

Чёрт, что за разговоры они там с Касом вели?

— Извини, — твёрдо повторил Дин, наконец поднимая взгляд.

И Джо не выдержала. Она быстро наклонилась к Дину и поцеловала его.

Чёрт, как же давно ей этого хотелось!

Он довольно быстро отпрянул, но не оттолкнул её, а уставился широко распахнутыми глазами.

— Теперь можешь считать, что мы квиты, — криво усмехнулась Джо.


Дин расслабленно выдохнул — наполовину с облегчением, наполовину всё-таки с разочарованием. Так это был просто способ заткнуть ему рот. Просто знак препинания в разговоре. Хм, от Джо он такого не ожидал, но нельзя отрицать, что это было прия…

Его снова целовали.

— Джо, — попытался выговорить он, — что…

— Помолчи, — прошептала она, — пожалуйста, помолчи. Чем я хуже их?

Он раскрыл было рот, но она разъярённо прошипела:

— Попробуй только скажи, что я лучше. Заткнись и поцелуй меня, — и тут же поцеловала его сама.

Чёрт, будь это кто другой, кто угодной другой… но Джо… у Дина всегда была к ней слабость, но он был спокоен на её счёт, ведь она всегда была такой неприступной…

— Джо, — он сделал очередную отчаянную попытку, но она снова его перебила:

— Пожалуйста, Дин. Пожалуйста, давай поедем к тебе.

Ну почему она не сказала этого вчера? Почему именно сегодня, когда он решил, что всё — никаких больше походов на сторону? Почему он должен отказывать именно ей?

Джо оторвалась от его губ, и Дин обернулся, прослеживая её взгляд. В дверях приёмной стоял Кас.

Чёрт, теперь Дин понял, что он почувствовал, когда с утра он застукал их с Рэйчел. Он мгновенно забыл о Джо и сделал пару шагов навстречу испуганно попятившемуся Касу, готовый зачастить то же «Я не… Это не…», что и Кас с утра.

— Я так понимаю, мне тебя не ждать? — негромко поинтересовался Кас, глядя куда угодно, только не на Дина, и тот подавился своим «Это не то, что ты думаешь».

— Кас, я…

Кас поднял на него взгляд, и Дин чуть не задохнулся, настолько несчастным он был.

И больше всего на свете ему хотелось, чтобы Джо сегодня ушла с работы пораньше, чтобы он не натыкался на неё в приёмной, чтобы они с Касом пошли куда-нибудь посидеть, как и собирались.

Нет. Больше всего на свете ему хотелось забыть о том, что Джо здесь, и поцеловать Каса, только бы он перестал выглядеть таким несчастным и… брошенным?

Чёрт!

Дин резко отпрянул.

— Извини, — быстро сказал он. — Кажется, ты был неправ на мой счёт, — он попятился, не глядя схватил Джо за руку и ретировался вместе с ней к лифту, набрасываясь на неё, как только за ними съехались дверцы, лишь бы не думать о несчастном взгляде своего лучшего друга, которого он разочаровал.

Чёрт, когда Кас успел стать его лучшим другом?


Кастиэль дрожащей рукой достал из кармана телефон и набрал слегка подзабытый номер.

— Бальтазар? Это Кастиэль. Ты можешь сегодня со мной встретиться?

====== 15 ======

Вторник, 15 октября

Дин глубоко вдохнул, прежде чем войти в свой кабинет. Впрочем, волновался он зря: Кас явно не собирался вспоминать вчерашнее, занятый переругиванием с Руби.

— Это мои цветы, и я их поливаю! — шипела она.

— Да ты один раз полила до сегодняшнего дня! — восклицал Кас. — Если бы не я, они бы засохли! Доброе утро, Дин, — добавил он, не меняя интонацию на менее сердитую.

— Доброе утро, — столь же агрессивно добавила Руби. — Я всё время поливаю цветы!

— Да? — ехидно спросил Кас. — Тогда скажи, который горшок протекает, из-за чего его приходится поливать по чуть-чуть два раза в день?

— Я вам не мешаю? — поинтересовался Дин. — Руби, займись покупкой нового горшка. Если что, в канцелярии тебе объяснят, как оформлять докладную.

Испепелив Каса взглядом, Руби гордо удалилась, а тот сердито хмыкнул, скрещивая руки на груди.

— Она хотела сгноить цветы, — пожаловался он.

— Ясно, — Дин весело фыркнул. — Насчёт вчерашнего… извини, ладно? Это было неожиданно для меня самого. Джо — она, понимаешь, особенная…

— Ничего страшного, — Кас пожал плечами.

Ну да, конечно. Ничего страшного, ведь от Дина не стоило ожидать ничего другого. Он не мог не оправдать ожиданий, которых не было.

Осторожно, очень осторожно, Дин опустил взгляд на губы Каса и спросил себя, хочет ли поцеловать его.

Нет, пожалуй, нет. Ну, наверное, ему не было бы противно, если бы… Кас, в конце концов, был очень красивым… но того безумного желания, как вчера вечером, не было. Наверное, ему просто хотелось поцеловать Джо, и мозг не успел переключиться в другой режим, когда увидел Каса. Всё просто.

— Ладно, — вздохнул Дин. — Отец не звонил?

— Кажется, он разговаривал с мисс Брейден, но я не уверен. Я слышал часть телефонного разговора Руби, и мне показалось, что они говорили об этом. Но, наверное, тебе лучше спросить у неё самому.

— Спрошу, — кивнул Дин. — Ты вчера нормально добрался до дома? — он обещал подвезти Каса на машине, но… в общем, Касу пришлось добираться своим ходом.

— Да, — ответил Кас. — Я встретился с другом, и он меня подвёз.

Дин моргнул.

— С другом? — переспросил он. Когда это Кас успел договориться с кем-то встретиться? Он же собирался домой?

— С Бальтазаром, — пояснил Кас и нахмурился. — Звучит так, будто у меня только один друг, с которым я могу встретиться.

— В прошлый раз ты не называл его своим другом! — Дин встрепенулся. Опять этот подозрительный тип, который якобы ни на что не рассчитывает и которому якобы просто нравится общаться с Касом?

— Да, — Кас задумался и через некоторое время заметил: — Наверное, мы стали друзьями только вчера. Забавно, мне всегда казалось, что нельзя чётко определить момент, когда отношения выходят на какой-то новый уровень, — он вдруг смутился, хотя Дин не понял причины этого. — Ты, наверное, хочешь поговорить с Лизой.

Дин нахмурился на эту внезапную перемену темы. Неужели Касу есть что скрывать насчёт вчерашнего вечера?

— Ты ведь сказал бы мне, если бы, — неуверенно начал он, — ну, если бы… если бы тебе было что сказать?

Кас недоумённо моргнул.

— О Лизе? — непонимающе спросил он.

Дин отмахнулся.

— Ага, — сказал он. — Не бери в голову. Да, мне нужно с ней поговорить. Только сначала я всё-таки поговорю с Джо, — мрачно добавил он. Вот уж чего ему совершенно не хотелось.

— Если хочешь, я сам с ней поговорю, — предложил Кас.

— Правда? — Дин поднял на него полный надежды взгляд. — Думаешь, это будет нормально?

— Если нет, ты всегда сможешь поговорить с ней сам, — Кас пожал плечами. — Я попробую.

— Спасибо, Кас. Я тогда постараюсь отсидеться в кабинете.


Руби зевнула с риском вывихнуть челюсть, и Лиза приподняла бровь.

— Опять не выспалась?

— Откуда удивление в твоём голосе? — поинтересовалась Руби. — Разве я хоть раз высыпалась с тех пор, как устроилась в Сандовер?

— Но вчера вы с Бенни вечером никуда не пошли, и я думала, ты ляжешь пораньше.

— Я встречалась с девчонками из колледжа, — Руби пожала плечами. Только бы Лиза не спросила, с кем именно. Нужно было заранее попытаться вспомнить хоть пару имён…

— Надо же, — хмыкнула Лиза, — я думала, за те два месяца, что ты провела в колледже, ты не познакомилась ни с одним человеком своего пола.

— О да, давай, осуждай меня, — обиделась Руби. — Не у всех был Дин Винчестер, ради которого стоило бы отказываться от горячих парней, знаешь ли. Ты превращаешься в занудную замужнюю даму, миссис Винчестер. Что же будет после свадьбы?

— Миссис Винчестер, — мечтательно повторила Лиза. — Мне нравится, как это звучит. Лиза Винчестер, — она улыбнулась и потянулась к телефону.

— Да, — раздался голос Джессики.

— Джесс, сделай, пожалуйста, два кофе, — попросила Лиза.

— Сейчас, — Джесс отсоединилась, и Руби наябедничала:

— Я ей не нравлюсь.

— Глупости, — отмахнулась Лиза.

— Да-да. Она считает ниже своего достоинства делать мне кофе.

— Не говори ерунды. Джесс хорошая девушка. И отличный секретарь.

— Может быть, — уклончиво сказала Руби. — А, может быть, она была отличным секретарём в первый год работы, а потом стала считать, что это ниже её достоинства и что пора бы её уже повысить.

Лиза бросила на неё беспокойный взгляд, но ничего не сказала. Но Руби всё равно осталась довольной собой — Лиз явно задумается об этом.

— Значит, так, — твёрдо сказала Лиза. — Никаких больше свиданий и девчонок из колледжа, пока ты не выспишься. Сегодня у меня свободный вечер, и мы вместе сходим в кафе, посидим часик, потом пойдём ко мне, посмотрим что-нибудь и рано ляжем спать. Без возражений.

— Как скажете, миссис Винчестер, — хихикнула Руби.

— О, перестань подхалимничать, — Лиза не сдержала довольной улыбки.

Идя по коридору, Руби набирала СМС Сэму, извиняясь за то, что не сможет встретиться с ним сегодня из-за Лизы. Сэму нравилась Лиза, так что он не обидится. Главное, чтобы не начал снова предлагать рассказать ей об их отношениях. Это, конечно, льстило, но Руби ещё не была уверена, что Сэм — тот человек, ради которого стоит отказываться от Бенни.

Стоило вспомнить о Бенни, как он окликнул её.

— Привет, — она чмокнула его в губы. — Сегодня вечером меня крадёт Лиза.

— Ну вот, — недовольно протянул Бенни. — Уже второй вечер подряд ты меня динамишь.

— Завтра я вся твоя, — промурлыкала Руби. Нужно будет придумать ещё какое-нибудь оправдание для Сэма.


Сэм отодвинул телефон и потёр глаза. Значит, Руби будет свободна только в четверг.

Чёрт, он виделся с ней только вчера и уже успел ужасно соскучиться! Сколько они вообще знакомы? Чуть больше недели? Раньше он никогда не привязывался ни к кому так быстро… и так сильно. И даже позвонить нельзя — Руби говорит, что Дин очень недоволен, когда кто-то разговаривает по телефону в рабочее время, а она ведь находится у него прямо под носом, даже на две минуты нельзя отлучиться. Чёрт, уже за одно это стоило бы сместить его с должности!

Сэм снова взял телефон, нашёл на нём фотографию Руби и ласково провёл пальцем по краю, улыбаясь.

— Я помешала? — раздался холодный голос со стороны двери.

— Лилит, — Сэм нахмурился. — Нет, я ждал тебя. Люк сказал, что ты…

— Я уже здесь, — вслед за Лилит в кабинет вошёл и Люк. — Решил, что лучше будет обсудить всё вместе.

Сэм вздохнул с облегчением. С Люком было проще.

— Итак, — сказала Лилит, усаживаясь на стул, — в следующий понедельник в Сандовере презентация новой коллекции. Вернее, сразу двух. И ничто так не дискредитирует нового директора компании, как их полный провал.

— Эй, — Сэм нахмурился, — я не хочу провала Сандовера. Разговор шёл только о подрыве доверия к Дину.

— Верно, — встрял Люк. — Нам нужен только провал коллекции подопечной Дина, Сары Блейк. Чак Шерли пускай себе наслаждается успехом.

Сэм поджал губы. Они с Люком довольно долго разговаривали на эту тему в последние дни, но чувство неправильности не отпускало его. Если бы не Руби, на вопрос о Саре уверенно назвавшая ту бездарной выскочкой, попавшей в дизайнеры через постель (что не особенно удивило Сэма — своего брата он знал), Сэм, пожалуй, отказался бы. Но его девушка и его лучший друг поддерживали эту сомнительную затею, и отец тоже неодобрительно отзывался о скоропалительном решении Дина, и Сэм поддался их уговорам.

— Делай, что нужно, — сказал он Лилит.


Лиза поправила неровно стоящую на полке вазу.

— Пыльновато тут, — она поморщилась. — Я скажу Бенни, чтобы он поговорил с уборщицей. Это не дело! А если бы сегодня были важные переговоры?

— Это за выходные скопилось, — отмахнулся Дин.

— Она должна была убрать вчера, — холодно сказала Лиза. Дин всегда был слишком мягок с подчинёнными. Когда-нибудь он поймёт, что безответственные личности от этого только распускаются. Снисходительность хороша с проверенными людьми, и то в меру.

— Вчера я её отослал, — снова заспорил Дин. — Я задержался на работе.

— Да, Джо мне говорила, — вспомнила Лиза. — Она сказала, ты ушёл чуть ли не в девять. И что ты не мог найти телефон. А то я уже собиралась обидеться, что ты не отвечал на мои звонки.

— Да, — согласился Дин, — засунул куда-то. А сегодня обнаружил его чуть ли не под носом. Бывает же.

— Так почему ты задержался?

— Телефон искал, — фыркнул Дин.

— Дин.

— Ну, засиделись с Касом. Знаешь, как это бывает.

Лиза нахмурилась.

— Нет, — холодно ответила она. — Я знаю, как бывает, когда заканчивается испытательный срок и когда человека увольняют. Он уже ищет новое место работы?

Дин тоже нахмурился, бросая взгляд на календарь на стене.

— Прошло три недели, — сказала Лиза, зная, что Дин не в ладах с арифметическими расчётами. — Пора бы тебе уже начинать с ним прощаться.

— Три недели, — задумчиво повторил Дин, продолжая таращиться на календарь. — Сегодня пятнадцатое октября. А женимся мы девятого ноября.

— При чём здесь это? — снова нахмурилась Лиза.

— Просто, знаешь, я навалил на Каса кучу свадебных хлопот… Он нужен мне для подготовки к церемонии. А Руби ведь занята, она помогает тебе.

— Она справится, — неуверенно возразила Лиза. — Или тебе может помочь Гейб. Бенни не будет против.

Дин поморщился.

— Лиз, он нужен мне в ближайшие несколько недель. Пожалуйста, не заставляй меня увольнять его до нашей свадьбы.

Лиза тяжело вздохнула, отворачиваясь к окну.

— Ладно, — вздохнула она. — Только давай обойдёмся без стопроцентных премий, хорошо?

— Хорошо, — она почувствовала улыбку в его голосе, хоть и стояла к нему спиной. Кресло чуть скрипнуло, когда он поднялся и подошёл к ней сзади, обнимая за талию и целуя в шею.

Они постояли так некоторое время, обнимаясь и глядя в окно, когда Лиза вспомнила, что ей ещё нужно встретиться с Мэри, и лучше поторопиться, если она хочет успеть посидеть в кафе с Руби.

— Мне пора, — она полуразвернулась и чмокнула его в губы. — Я встречаюсь с твоей мамой сегодня, ты помнишь?

— Забыл, — он отстранился. — Приедешь сегодня ко мне?

— Я сегодня с Руби, — она покачала головой. — Устроим посиделки.

Он улыбнулся:

— Тогда до завтра.

— Я давно нормально не разговаривала с Дином, — вздохнула Мэри, размешивая сахар. — Он так занят последнее время…

— Ну, — улыбнулась Лиза, — зато Джон теперь совершенно свободен.

— Хм, — Мэри покачала головой, — если «сутками ищет новости о Сандовере в интернете» можно назвать «совершенно свободен»…

— Вам нужно куда-нибудь съездить, — заметила Лиза. — У нас с Дином вряд ли будет возможность позволить себе медовый месяц, но вот вам неплохо было бы устроить себе второй…

— У нас тоже не было медового месяца, — призналась Мэри. — Знаешь, если все эти годы я могла утешать себя тем, что у Джона нет на меня времени из-за дел компании, то сейчас такого оправдания у меня нет.

— Он просто не привык к такому ритму, — сочувственно сказала Лиза. — Дайте ему немного времени.

Честно говоря, она не представляла, как Мэри выносила Джона все эти годы… другого такого трудного человека сложно было найти. Без сомнения, когда-то они сильно любили друг друга, но сейчас… Впрочем, вслух этого говорить не стоило. Не стоит заставлять женщину, которой уже за сорок, менять свою жизнь и оставаться одной. В конце концов, возможно, медовый месяц — это действительно то, что им нужно. Да и они с Дином расслабятся без присмотра его родителей.

— Спасибо, Лиза, — Мэри улыбнулась. — Но я собиралась говорить не о себе, а о вас с Дином. У вас всё хорошо?

— Да, просто прекрасно, — Лиза мечтательно уставилась в чашку. — Он полон энтузиазма по поводу нашей свадьбы. Очень много времени уделяет подготовке.

— Бенни будет шафером?

— Наверное, — Лиза слегка помрачнела. — Он ещё не предлагал ему. Вы же понимаете, он надеется, что Сэм…

— Да, — Мэри вздохнула, — он говорил мне, что Сэм перестал подходить к телефону. Я пыталась обсудить это с Сэмом, но он только заговаривает мне зубы… Нужно будет поговорить с ним ещё раз.

— Поговорите, пожалуйста, — попросила Лиза. — А если не получится, потом я с ним поговорю.

Мэри снова улыбнулась и положила руку на руку Лизы:

— Ты такая хорошая девушка, Лиза. Я безмерно счастлива, что у Дина есть кто-то такой, как ты.


Джо лениво перебирала принесённые Эшем письма, сверяя количество с накладной.

— Всё в порядке, — она расписалась под перечнем, и Эш хмыкнул:

— Как и всегда.

Джо набрала номер канцелярии и попросила Тессу прийти забрать почту. Когда она положила трубку, Эш ещё был на месте, и, поскольку ему не нужно было дожидаться отправки какой-нибудь посылки, это значило ещё одно неловкое приглашение на свидание и ещё один усталый отказ.

Нет, только не сегодня.

— Джо, не хочешь сегодня…

— Нет, — резко оборвала она Эша. — Нет.

— Ладно, — тот немного растерялся от непривычной жёсткости. Обычно Джо увиливала, уходила в сторону, придумывала оправдания, предлагала пойти втроём с Пэм или ещё кем-нибудь. — Наверное, ты сегодня занята.

— Нет, — повторила Джо. — Хватит этого, Эш. Почему ты продолжаешь куда-то меня приглашать? Ты же знаешь, что я не соглашусь! Я отказываюсь не потому, что у меня нет времени. Я просто не хочу с тобой встречаться. Пожалуйста, оставь меня в покое.

Он сделал шаг назад, изумлённый неожиданной отповедью.

— Я просто хочу быть честной, — надломленно сказала Джо, роняя голову на руки.

Она не слышала, как Эш ушёл, и не заметила, как у стойки оказался Кас. Наверное, он успел увидеть всю сцену. Да уж, не стоило отказывать Эшу на людях. Нужно было пойти с ним куда-нибудь вечером и там уже вежливо всё объяснить…. Нет, так было лучше. Она всё прояснила. Неправильно было столько времени держать Эша на привязи. Да.

— Джо, — негромко сказал Кас, — мы можем поговорить?

Джо нахмурилась.

— Что ты хочешь? — не особенно приветливо спросила она.

— Дин очень переживает из-за вчерашнего, и он хотел извиниться…

Джо подняла на него изумлённый взгляд.

— Извиниться? — переспросила она. — За лучшую ночь в моей жизни? Нет, скажи ему, что это я должна извиняться. Он… ты ведь был там, Кас. О чём вы разговаривали? Он вышел такой… не такой, как обычно. Какой-то новый. Он так говорил… и мне показалось, что он вот-вот изменится окончательно, что он перестанет… ну… знаешь… перестанет быть… боже, что он перестанет изменять Лизе. Он был какой-то одухотворённый. И я испугалась. Я когда-то отказала ему, я не хотела спать с чужим мужчиной, но я… я просто всегда знала, что я могу! А вчера… я вдруг почувствовала, что теряю эту возможность, и запаниковала. Я будто с ума сошла. И не жалею, Кас, совершенно не жалею, так и скажи ему, я хочу, чтобы он знал. Он хотел стать лучше, а я всё испортила. Он извиняется, а я себя не могу простить.

— Ты… не жалеешь? — странно спросил Кас. — Ты знаешь, что поступила неправильно, что он не твой, но всё равно не жалеешь?

Джо горько рассмеялась.

— Ни капли, — сказала она. — Это же Дин. Боже, Кас, я влюбилась в него с первой секунды, с того момента, когда встретилась с ним взглядом и когда он улыбнулся мне. Я люблю его. Ты можешь это понять? Ты ведь вроде любишь эту девушку… Амелию, — вспомнила Джо.

— Да, — задумчиво ответил Кас, — я могу это понять. Только Амелия выходит замуж за моего брата.

— О, — Джо испуганно распахнула глаза. — Я вовсе не хотела… я не имела в виду, что считаю нормальным… Ты не… не бери с меня пример, Кас…

Кас почему-то рассмеялся.

— Нет, — весело сказал он, — и в мыслях не было. Я не был в неё влюблён, мне просто так казалось. Я имел в виду другое. Неважно. Я вот что хотел тебе сказать… ты отказала Эшу.

— Ну, и? — Джо воинственно вскинула подбородок.

— Ты ведь… сделала это не потому, что рассчитываешь на что-то… с Дином?

— О, нет, конечно, нет, — Джо покачала головой. — Я знаю, что этого больше не будет. Просто… Дин был честен со мной, и я решила быть честной с Эшем. Он заслуживает большего, чем девушка, влюблённая в другого и водящая его за нос.

Кас кивнул, вздыхая и думая о чём-то своём.

Они так давно не разговаривали — Кас всё больше общался с Иниасом, Рэйчел и Миссури, и Джо не знала, что у него происходит в жизни. Но он вроде как переживал за неё… и он был единственным, с кем можно было поговорить о вчерашнем, единственным, кто знал, и Джо мягко взяла его за руку.

— Кас… всё в порядке?

— Что? — Кас встрепенулся. — Да, всё хорошо. Спасибо, Джо. Мне нужно идти.

Джо проводила его взглядом, склонив голову к плечу. Ей вдруг подумалось, что в тот день, когда она пропустила его на почти закончившееся собеседование, она сделала что-то очень правильное.


Кастиэль прикрыл за собой дверь, войдя в кабинет Дина. Тот разговаривал по телефону, но, когда Кастиэль вошёл, почти сразу свернул разговор и положил трубку.

— Ну? — спросил он. — Что она сказала?

— Она не сердится на тебя, не обижена, ничего не скажет Лизе и считает себя виноватой.

— Угу, — Дин прикрыл глаза и потёр переносицу.

— И я с ней согласен, — жёстко сказал Кастиэль. — Тебе не стоит себя винить. Она была инициатором…

— Кас, мне не пять лет, — оборвал его Дин. — Неважно, кто «первый начал». Я в состоянии принимать самостоятельные решения.

Кастиэль склонил голову к плечу.

— И ты бы…

Дин снова перебил его:

— Сегодня она разбудила меня утром — обычно я сплю до девяти, но ей ведь нужно было на работу… мы занялись сексом, в третий раз, и я снова заснул… а, когда проснулся, её уже не было, а на столе меня ждал завтрак. Хороший, домашний завтрак, каких я не ел с тех пор, как съехал от родителей.

Кастиэль быстро отвернулся к окну, чтобы Дин не видел, как больно ему слышать это, и стиснул зубы.

— Она дала мне так много, а я не могу дать ей ничего, — хрипло сказал Дин. — Наверное, она меня презирает. И ты тоже, так ведь, Кас?

Кастиэль мгновенно обернулся обратно, широко распахнув глаза.

— Как тебе такое пришло в голову? — спросил он. — Конечно, это не так! Ты лучший человек из всех, кого я знаю. И Джо… она сказала, что эта ночь была лучшей в её жизни. Она любит тебя, и ты…

— А я сволочь, — прошептал Дин.

— Нет! — Кастиэль в несколько шагов оказался рядом. — Нет! Возможно, ты… может быть… — он набрал в грудь воздуха и решился: — Возможно, Лиза просто не твой человек, и ты не можешь заставить себя быть рядом с ней.

Он ожидал, что Дин разозлится, и пусть бы, лишь бы он не ненавидел себя. Но Дин молчал и смотрел на него снизу вверх, сидя в кресле, — смотрел странным взглядом, которого Кастиэль не мог понять. Наверное, они так смотрели друг на друга несколько минут, прежде чем Дин хрипловатым голосом не сказал:

— Личное пространство, Кас.

Он откашлялся, опуская взгляд, и Кастиэль быстро сделал шаг назад:

— Извини.

— Ничего, — сказал Дин, хмуря брови. — И не оправдывай меня, Кас. Лиза, может быть, и не мой человек, но она тот человек, которому я дал слово.

Сердце внезапно будто толкнуло его изнутри, и Кастиэль пошатнулся.

Он ожидал гнева, ожидал споров, но…

Лиза, может быть, и не мой человек.

Лиза, может быть, и не мой человек.

====== 16 ======

Среда, 16 октября

Джессика приценивалась к костюму медсестры на Хэллоуин. Дороговато; может, если перешить её старое белое платьице, получится не хуже?

Она свернула вкладку, когда Лиза подошла к её столу и поставила на него сумку, копаясь в ней в поисках ключей.

— Ты подтвердила мою встречу на четыре? — суховато спросила Лиза в ответ на её «Доброе утро».

— Да, — слегка растерянно подтвердила Джесс.

— Хорошо. Ко мне скоро придёт Руби, сделаешь нам два кофе… если, конечно, это не ниже твоего достоинства.

Джесс подняла на начальницу изумлённый взгляд, но та уже скрылась в своём кабинете.

Ладно. Мало ли что у человека случилось.

Только бы она не поссорилась с Дином… тогда жизнь Джесс превратится в пытку.

Впрочем, явившийся через пару часов Дин (без каких-либо признаков виноватости или обиженности) опроверг это предположение. Разведка также донесла, что ни с кем другим в Сандовере Лиза также не ссорилась, а Сара сообщила, что с грядущим показом никаких проблем не предвидится. Из-за чего расстроилась Лиза, оставалось только гадать. Она, правда, вызывала к себе Иниаса, а потом Кейси, но оба заверили Джесс, что никаких внештатных ситуаций не наблюдается.

— Да я уж вижу, что ты сияешь, как помидор, — буркнула Джессика.

— Почему как помидор? — удивился Иниас. На это Джесс не нашла, что ответить, и просто поинтересовалась причиной. — Да ничего не случилось.

Как раз подошедшая Кейси хмыкнула.

— У кого-то сегодня будет свидание, — сообщила она.

Иниас густо покраснел — теперь уж точно как помидор.

— Да? — обрадовалась Джесс. — Неужели ты наконец-то пригласил Рэйчел?

— Держи карман шире, — снова ответила за него Кейси. — Она сама его пригласила. Разве от него дождёшься?

Неодобрительно покачав головой, Кейси постучала в кабинет Лизы и вошла, а Джесс, улыбаясь во все тридцать два, снова повернулась к Иниасу.

— Поздравляю, — сказала она. — Наконец-то это произошло.

Иниас не успел ответить — дверь кабинета Лизы распахнулась, и Кейси, не пробывшая там и минуты, удалилась, а вслед за ней и Иниас, потому что Лиза тоже вышла из кабинета и подошла к столу Джессики, задумчиво барабаня по нему пальцами.

Джесс едва подавила взволнованное «Мисс Брейден, у вас всё хорошо?». Наконец Лиза заговорила сама:

— Джесс, ты уже третий год работаешь на этой должности.

— Да, — неуверенно согласилась Джессика.

— Я понимаю, что тебе может хотеться какого-то… роста. Карьерного. Может быть, ты уже нацелилась на какое-то другое место или стремишься к повышению…

Джесс нахмурилась.

— Мисс Брейден, — сказала она, — мне моя работа нравится. Я не целюсь ни на какие другие места, — она замялась. Всё-таки говорить начальству, что у тебя нет никаких амбиций, тоже неправильно… Но какое у неё может быть повышение? И, если уж о том зашёл разговор, премия ей бы не помешала. Можно было бы купить тот костюмчик и не тратить время на пошив… — Я сейчас об этом совсем не думаю.

В лице Лизы что-то смягчилось.

— Последнее время я очень загружаю тебя, — сказала она. — Всей этой подготовкой к свадьбе. Это не входит в твои обязанности.

— Мне нравится этим заниматься, — призналась Джессика. Ей действительно нравилось.

— Спасибо, — Лиза вздохнула. — Просто, знаешь, теперь, когда у Дина появился личный помощник, многие секретари департаментов тоже захотели называться по-другому.

Джесс недоумённо моргнула. Она ни разу не слышала таких заявлений… разве что Гейб называл себя личным помощником, но это ведь безо всяких карьерных или финансовых амбиций, а так, для благозвучия… Ну конечно!

До неё вдруг дошло. Руби, вот кто крысятничает. Может быть, она сама метит на место Джессики, а, может быть, просто натура у неё такая.

Нужно будет сказать Джо.

Она и так сердитая после ссоры с Эшем, а тут просто в ярость придёт. Охо-хо.


Сара в сотый раз вытерла потные ладони о юбку. Скорей бы понедельник… нет, лучше вторник. Тогда это всё закончится. Весь ужас будет позади. Даже если её с позором выгонят из Сандовера, она будет свободна… от этого давящего груза.

И зачем она показала Касу свои наброски? И зачем он отнёс их Дину?

Не паникуй, сказала она себе. Ты мечтала об этом всю жизнь.

В комнату, в которой находились платья для показа, ей входить не полагалось, хоть она и была дизайнером — их в Сандовере было несколько, но ключ от этой комнаты был только у Чака. К счастью, у неё были хорошие отношения с Бекки, а у Бекки были копии всех ключей — на случай, если Чак их потеряет. Это, конечно, было запрещено, поэтому Сара прокралась в комнату незаметно для остальных, быстро закрыла за собой дверь и щёлкнула только одним выключателем.

Строго говоря, делать здесь ей действительно было нечего. Вся оставшаяся работа была бумажной, компьютерной и организационной, и каждое своё платье она помнила до мельчайшей детали. Но её снедала паранойя, и даже ко всему привычная Бекки устала от неё и грубо пихнула ей в руки ключ с требованием всё проверить и успокоиться наконец.

Успокоиться не вышло. За вешалкой кто-то стоял.

Едва сдержавшись, чтобы не завопить, Сара попятилась, но придержать язык не вышло, и она ляпнула:

— Как вы сюда попали?

«Кто-то» обернулся и оказался высокой светловолосой женщиной лет двадцати пяти — двадцати восьми, и Сара чуть расслабилась.

— Сара Блейк, — сказала незнакомка. — А ты-то как сюда попала? Знает ли Чак, что ты здесь?

Мелькнула было паническая мысль о том, что это может быть подруга Чака, но Сара твёрдо прогнала её прочь. Если бы Чак дал кому-то ключ и разрешение, Бекки бы об этом знала. Кроме того, одного ключа было мало, чтобы попасть в дизайнерский отдел — для этого нужно было иметь пропуск с определённым уровнем доступа. Чак, при всей его безалаберности, не стал бы им разбрасываться.

Она медленно опустила руку в карман и выудила оттуда мобильный телефон.

— Хочешь позвонить в полицию? — развеселилась незнакомка. — Хах, действуй.

— Кто ты такая? — сухо спросила Сара. — Как ты сюда попала? Что тебе нужно?

— Никому ты не позвонишь, — уверенно сказала женщина. — Тебе самой нельзя здесь находиться, и ты получишь по голове точно так же, как и я.

— Что тебе нужно? — повторила Сара. — Хочешь украсть мои образцы? Испортить их? Опубликовать их фотографии до показа? Уничтожить мою карьеру?

— Эй, эй, полегче, — незнакомка заулыбалась. — Я просто журналист в поисках сенсации. Я явно ошиблась, решив, что здесь меня ждёт лёгкая добыча. Давай мирно разойдёмся и будем считать, что ничего этого не было.

— Чёрта с два! — воскликнула Сара, преграждая ей проход и набирая номер Бекки. — Бекс? Я здесь не одна. Найди мне Каса. Срочно.

— Каса? — изумлённо переспросила Бекки. — Может, лучше охранников?

— Срочно, — с нажимом повторила Сара, сбрасывая звонок. Кажется, взломщица прикидывала, не проще ли ей будет выбежать из комнаты, скажем, заперев Сару внутри.

— Кас? — поинтересовалась она. — Кто такой Кас?

— Ты ещё не сказала, кто ты такая.

— Ладно, — незнакомка поскучнела. — На интервью с тобой явно не стоит рассчитывать, — она в несколько быстрых шагов оказалась рядом с Сарой и заломила ей руку, и та взвыла от боли, съезжая по стенке. В следующее мгновение женщина была уже у выхода, но раздался щелчок, и дверь захлопнулась. Взломщица нервно пыталась повернуть ключ в замке, но у неё ничего не выходило.

— Какого чёрта? — прошипела она, оборачиваясь к Саре, и тут у неё зазвонил мобильный. — Слушаю! — рявкнула она в трубку.

— Здравствуй, Лилит, — донёсся до Сары смешок Дина.

Лилит? Та самая Лилит Монро? И Сара заперта с ней в одном помещении? Сара и её беззащитные платья? Сара нервно сглотнула.

— Какого чёрта, Винчестер!

— Кстати о чертях и о Винчестерах, — заметил Дин. — Какого чёрта ты попала в здание по пропуску Сэма Винчестера?

— Не так-то сложно его украсть, — фыркнула Лилит, и Сара слегка удивилась, что она так просто признаётся в краже. Могла бы соврать, что Сэм сам дал ей свой пропуск. — Что ты собираешься делать? Ты не можешь держать меня здесь вечно. И до понедельника тоже не можешь.

Кас рассказал о её звонке Дину, а Дин включил камеры, дошло вдруг до Сары. Дин и Кас сейчас видят их с Лилит. И они заблокировали двери. Но зачем? В самом деле, не собираются же они держать её под арестом? Или убивать?

— О, прости за это, — сказал Дин. — Что-то в системе закоротило. Наши техники уже начали над этим работать.

— Сейчас я сделаю пару звонков, и всё это попадёт в завтрашние газеты!

— О, определённо попадёт, — заверил её Дин. — Анна уже едет, чтобы написать о тебе сенсационную статью.

— Если мне сейчас же не предоставят вертолёт и миллион долларов мелкими купюрами, я каждую четверть часа буду откусывать своей заложнице по пальцу, — прошипела Лилит, и Сара вполне поверила её угрозе. Неужели у Сандовера нет лишнего вертолёта и пары чемоданов мелочи? Она завертела головой, пытаясь определить, где в комнате камеры. Впрочем, они могли быть и не здесь, а в коридоре.

— Могу я убедиться, что она жива? — поинтересовался Дин, и Лилит грубо пихнула телефон Саре.

— Я жива, — выдохнула та.

Дин засмеялся. Чёрт, Сара не видела в ситуации вообще ничего смешного!

— Не волнуйся, — сказал Дин. — Мы всё продумали. Анна напишет статью о «вражеских происках», это только подогреет к тебе интерес. А чтобы Лилит было неповадно распространяться о том, что она уже узнала, уничтожим все фотографии на её телефонах и фотоаппаратах. Но, поскольку без утечки совсем уже не обойтись, мы устроим небольшую утечку сами. Анна возьмёт у тебя интервью и сфотографирует тебя в каком-нибудь из созданных тобой образов. Идёт?

Сара, пропустившая все его слова мимо ушей и не сводившая взгляда с грозной Лилит, только всхлипнула:

— Она сломала мне руку!


Лиза со вздохом пролистала те страницы журнала, которые живописали прелести свадебных церемоний в шотландских замках, на тропических островах и в европейских столицах. Год назад, возможно, она и сумела бы уговорить Дина уехать с ней на пару недель в Европу, но сейчас… Он и на день свадьбы наверняка не хочет оставлять Сандовер. Что ж, придётся компенсировать то, что они поженятся в Нью-Йорке, каким-то другим способом.

Хорошо, что у неё много друзей, которые могут помочь. И один из них как раз входил к ней в кабинет.

— Привет, Бальт! — она просияла улыбкой. — Ты вовремя!

— Когда это я опаздывал? — удивился Бальтазар, усаживаясь в кресло. — А вот где твой жених?

— Сейчас ему позвоню, — Лиза потянулась к телефону, но тут Дин сам вошёл в кабинет, широко улыбаясь и явно собираясь поделиться с ней хорошими новостями. Он протянул руку Бальтазару, но улыбка мгновенно исчезла с его лица, как только они встретились взглядами. Бальтазар тоже замер с протянутой рукой.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила Лиза.

— Всё отлично, — Бальтазар наконец улыбнулся и крепко пожал руку Дина, вновь опускаясь в кресло. — Просто ты не говорила мне, что выходишь замуж за Дина Винчестера.

— А я должна была говорить? — Лиза закатила глаза. — Бальт, об этом писали во всех светских хрониках.

— Милая, ты же знаешь, я читаю только статьи о геях. Ваши гетеросексуальные поползновения мне совершенно неинтересны.

— Так вы знакомы? — настояла Лиза. — Откуда?

Бальтазар повернул голову к Дину, предоставляя тому самому рассказать об их знакомстве.

— Мм, — протянул Дин. — Это друг Каса.

— Друг? — заинтересованно спросил Бальтазар. — Это он сам так сказал?

Дин сурово нахмурился, и Лиза поспешила вмешаться, зная его нетерпимость к однополым отношениям, но про себя отметила, что у Каса есть друзья-геи, и сам он, возможно, не без греха, так что стоит попробовать сыграть на этом… может быть, получится таким образом наконец от него избавиться.

— Чем, кстати, вы его здесь держите? — полюбопытствовал Бальт. — Я предложил ему зарплату вдвое больше, чем здесь, но он отказался.

— Что? — Лиза ахнула. — Так ты предлагал ему работу? — почему этот идиот отказался? Она же ясно дала ему понять, что в Сандовере ему не остаться! — Дин, ты должен отпустить его. Я знаю, ты говорил, что он нужен тебе для подготовки свадьбы, но не стоит думать только о себе. Лучше уволить его сейчас, когда у него есть другие предложения, чем через месяц, когда он будет никому не нужным безработным… Конечно, мы напишем ему самые лучшие рекомендации. Ты не подумай, Бальт, он хороший работник, просто у нас образовалось дублирование должностей.

Но Бальт даже не посмотрел на неё, не отводя взгляда от Дина.

— Я не знал о других предложениях, — медленно произнёс Дин. — Я поговорю с ним.

— Дин…

— Я сказал, я поговорю с ним! — неожиданно рассердился Дин. — Мне нужно идти. Извините, что помешал.

— Но я… — начала было Лиза, собиравшаяся вовлечь его в подготовку к свадьбе. Дверь хлопнула, обрывая её фразу в самом начале. Она растерянно заморгала. Совсем непохоже на Дина — так срываться при посторонних.

Надо бы получше расспросить Бальта об этом Новаке.


Дин скрестил руки на груди и мрачно выдал:

— Ты не говорил мне, что Бальтазар предлагал тебе работу.

— Я не… — Кас оторвал взгляд от бумаг. — Как ты узнал?

— Он сейчас у Лизы. Я так понял, занимается её свадьбой. В смысле, нашей свадьбой. Так почему ты мне не говорил?

— Я не думал, что должен, — Кас нахмурился. — Я не собирался соглашаться.

— Почему?

Кас моргнул.

— Мне здесь нравится, — сказал он.

— Он сказал, что предлагал тебе вдвое больше денег.

— Это только потому, что мы друзья, — поморщился Кас, — а не потому, что я ценный специалист. Он понятия не имеет о моей квалификации.

Дин знал, что убьёт себя потом за этот вопрос, но сдержаться не смог:

— Слушай, извини, что спрашиваю, но… вы с ним… у вас с ним… вы встречаетесь?

— Что? — Кас широко распахнул глаза. — Конечно, нет!

Конечно, нет.

Ведь Касу нравятся девушки.

Ты нашёл, что спросить, Винчестер.

— Извини, — повторил он.

— Да… ничего, — Кас повёл плечами.

Ты обещал познакомить его с кем-нибудь, а сам сидишь и пялишься на него.

— Так почему ты всё-таки отказался? — настаивал Дин.

— Ты хочешь, чтобы я ушёл? — Кас поднял на него взгляд, в котором читался страх. — Я тебе не нужен?

И только потому, что он выглядел таким напуганным, только потому, что в его голосе звучало что-то такое… надрывное, только потому, что он не хотел обидеть Каса, Дин выпалил:

— Нет! Конечно, нужен, Кас, очень нужен!

Только поэтому, а вовсе не потому, что Дин действительно не смог бы обходиться без Каса, без его доброутренних улыбок, без его советов, без его странных замечаний, без его постоянного присутствия.

Через какое-то время Дин обнаружил, что они просто смотрят друг другу в глаза, а его ладонь лежит на плече Каса. Он моргнул, убирая руку и делая шаг назад, и тогда Кас тоже моргнул, опустив взгляд, и тихо сказал:

— Спасибо.

Дин передёрнул плечами.

Он чертовски хочет поцеловать Каса.

— А вот и я! — жизнерадостно воскликнула Анна, распахивая дверь. Дин неуловимо поморщился: кажется, мечты о том, чтобы хоть кто-нибудь стучался, прежде чем войти, навсегда останутся несбыточными.

====== 17 ======

Понедельник, 21 октября

Бекки страдальчески закатила глаза.

— Пожалуйста, подождите, — бодрым умирающим голосом проговорила она. — У меня вторая линия. Алло? Пэм, какого чёрта? Почему Захария до сих пор не… а, он подписал? Срочно сделай мне копию и тащи её сюда! Хренушки, я тоже занята! Да мне плевать! Пусть кто-нибудь принесёт! Она нужна мне была ещё на той неделе! О, конечно, у Захарии-то выходные были действительно выходными! Всё, мне некогда, у меня вторая линия. Я жду копию плана. Да. Алло, я вас слушаю! Да, конечно, сорок пар. Да. Да. Я отправила вам платёжное поручение по факсу ещё в четверг! Вы не могли позвонить сразу? Да, конечно, сейчас я отправлю ещё раз. Пожалуйста, перезвоните, как только его получите. Спасибо!

— Бекки! — над душой стоял Чак. — Туфли для показа всё ещё белые!

— Да, — простонала Бекки, кладя трубку на стол. — Пьер не смог вырваться в пятницу. Он будет сегодня к двенадцати. Мы всё успеем.

— А где мой галстук? Его ещё не привезли?

— Я отправила за ним Эша…

— Раньше ты всегда забирала его сама!

— Раньше я занималась подготовкой только одного показа, а не двух, — огрызнулась Бекки. — Саре нужно в три раза больше помощи, чем вам.

— Ты моя помощница, а не её!

— По штату я вообще художник, — Бекки прикрыла глаза. — Сара, по крайней мере, не просит меня купить ей галстук. Алло? Нет, я ещё не отправила! Давайте так, я отправлю и сразу же сама вам позвоню, хорошо? Да, я уже бегу!

На стол перед ней опустилась ксерокопия плана мероприятия, и Бекки устало выдохнула «спасибо», не в силах даже различить лица принесшей её девушки.

— Бекс, — окликнули её откуда-то, — изменения в списке гостей! Корса не будет!

— Посадите на его место Хилфигера! — крикнула Бекки, пятясь к двери. — А вместо Хилфигера — Романа! А ряд Романа просто сдвиньте на одно место влево!

Она ураганом влетела в бухгалтерию, что определённо было бы ужасным промахом в любой день, кроме сегодняшнего. Сегодня она была главнее Наоми.

— Платёжное поручение для Сандерс, — выдохнула она. — Они не получили его по факсу.

— А что, нельзя было перезвонить и уточнить, дошло ли оно? — высокомерно спросила Джоди. Бекки вытаращила на неё глаза: аа, наверное, это первый показ с тех пор, как она здесь работает.

— Держи, — Руфус уже протягивал ей поручение, и Бекки понеслась к Джо.

— Отправь по факсу в Сандерс и убедись, что они получили, — пропыхтела она. — Эш ещё не возвращался?

— Нет, — Джо уже развернулась к факсу.

— Как только вернётся, пусть срочно… Алло? Да, это я! Я звонила вам вчера весь день! Да, у меня тоже был выходной, но я же… Да, я могу отправить к вам человека, но не раньше, чем через полчаса… Договорились. Извините, мне некогда, у меня вторая линия. До свидания. Алло! Да, я уже бегу, не занимай мне телефон! Эй, Гейб, стой! Зал готов?

— Бекки, — Гейб закатил глаза, — он был готов ещё в пятницу. Я же тебе уже говорил. Хочешь посмотреть сама?

— Хочу, — вздохнула Бекки. — Но мне некогда. Пусть Джесс посмотрит и позвонит мне, я ей доверяю. Мне нужно бежать. Алло! Дошло? Отлично, спасибо. Отнеси его теперь в бухгалтерию. Ну, позвони, пусть сами придут и заберут. Да, хорошо, — она споткнулась.

— Нужна помощь?

Бекки вздрогнула, потому что не заметила, как Кас оказался рядом.

— Нужна, — слабым голосом ответила она. — Принеси попить. Я буду в своём отделе. Наверное.

Она умудрилась проработать следующие десять минут, не отвлекаясь на звонки, и даже успела сделать несколько глотков и поручить Касу обзвонить наименее значимые номера в своём списке.

— Половину из этого можно было сделать заранее, — проворчал Чак, придирчиво изучая привезённый галстук.

— Вот и сделал бы, — язвительно сказала Бекки. — Ты меня поучи ещё.

— Пьера не будет, — перебил их Кас. — Он заболел.

— О нет, — простонала Бекки.

— Ты должна была найти ему замену! — вскинулся Чак.

Бекки закрыла глаза и досчитала до трёх. На большее не было времени.

— Кас, — вздохнула она, — тебе нужно будет покрасить туфли. Пульверизатором. Это не сложно. Я покажу тебе на одной паре. В красный.

— Я не умею, — на лице Каса отразилась паника.

— Ты предложил помощь, — сухо отрезала Бекки. — Который вообще час?

— Одиннадцать.

Боже, ещё только одиннадцать. Этот день никогда не закончится. Ну, по крайней мере, это лучше, чем если бы до показа оставалось пять минут.

— Дин приедет в три, — вздохнул Кас. — До этого времени я могу быть здесь.

— Вот и славно. Пойдём, у меня совершенно нет времени.

— А почему мы не могли купить туфли сразу нужного цвета?

— Кас, давай все вопросы завтра. Просто смотри и запоминай.

— И все их нужно покрасить в красный?

— Да… чёрт! Я не знаю! Те, что для коллекции Чака — да, а вот для Сары… чёрт, я её сегодня вообще не видела, где она? Так, дозвонись до неё и узнай насчёт цвета, а потом крась.

Боже, не хватало ещё потерять одного из дизайнеров в день показа.

Лишь бы её не убили. Тьфу.


Руби уронила голову на руки и закрыла глаза. Вот он, день, когда всё решится. Сегодня она, Сэм и Бенни будут находиться в одном здании, и ей нужно сделать выбор.

— Пойдём покурим? — раздался знакомый хрипловатый голос, и Руби приподняла голову, угрюмо уставившись на Мэг.

— Да, — со вздохом согласилась она. — Пойдём.

Она бросила курить пару лет назад, но на прошлой неделе сорвалась и стрельнула сигарету у незнакомой темноволосой девушки из правового отдела. Они разговорились на балконе, девушка представилась Мэг и рассказала пару забавных историй. Например, о том, как у неё было свидание с женатиком, а его жена об этом узнала и примчалась к ним с подругой, чтобы застукать; к счастью, у женатика был хороший друг, который примчался раньше, чем жена, и подстроил всё так, будто это он был с Мэг, а вовсе не женатик. Руби хохотала от души над глупостью обманутой жены и её подруги, но не особенно поверила в правдивость истории. Разве такое случается в реальной жизни?

Кажется, сегодня был её черед делиться историями.

— Ну? — спросила Мэг после пары затяжек. — Что случилось?

Руби задумчиво щёлкнула зажигалкой, любуясь весёлым огоньком.

— Я кое с кем встречаюсь, — сказала она.

— Ага, — кивнула Мэг. — С Бенни, я знаю.

— Не только, — призналась Руби. — В том-то и дело.

Мэг с интересом полуобернулась к ней.

— Мне казалось, ты на него запала.

— Так и есть, — Руби снова вздохнула. — Но второй — он… перспективнее.

— Бывает, — кивнула Мэг. — А почему ты именно сегодня распереживалась по этому поводу?

— Сегодня второй приедет в Сандовер, — мрачно ответила Руби. — Сегодня я должна выбрать.

— Мм, — Мэг сощурилась, глядя вдаль. — И каковы ставки?

— С Бенни клёво. А с Сэмом… с Сэмом хорошо.

— Сэм? — Мэг бросила на неё острый взгляд. — Сэм Винчестер?

— Да, — Руби поморщилась, поняв, что проговорилась.

— Нехило, — Мэг кивнула с уважением. — Я так понимаю, что он кажется надёжным, не ветреным и всё такое?

— Да… но Лиза говорит, что и Бенни остепенился рядом со мной. Что он изменился.

— На прошлой неделе он переспал с Беллой.

— Что? — Руби, расслабленно опиравшаяся на перила, резко выпрямилась. — Что?

Ей — изменили?!

— Решила, что тебе нужно знать, — Мэг флегматично пожала плечами. — Для трезвой оценки ситуации. А ещё на прошлой неделе его видели в компании двух моделей. Говорят, вторая была для Дина. Но тут сведения неточные, может, просто слухи.

Руби мгновенно забыла о неверности Бенни, ухватившись за новую информацию.

— Вторая для Дина? — переспросила она.

— Слухи, — повторила Мэг. — Просто слухи.

Руби задумалась. Сказать Лизе? И что потом? Ну, уличит она Дина. Бросит. Уйдёт из Сандовера. Придётся уйти и Руби. И надеяться на милость Лизы. А ведь Лиза к ней охладеет. Будет смотреть на неё и вспоминать расставание с Дином. А потом, чего доброго, помирится с ним, а Руби — в ссылку.

Но и спускать этого Винчестеру нельзя. Вот если бы Лизе сказал кто-нибудь другой…

Сэм. Что, если сказать Сэму? Он найдёт, как этим воспользоваться. Он лишит Дина поддержки Лизы и родителей, станет директором… а Руби… ну, с этим понятно.

Руби поймала себя на том, что уже сделала выбор, и не в пользу Бенни, за какие-то пару секунд.

Боже, сколько нужно изворачиваться. И всё из-за того, что какой-то выскочка пытается перейти ей дорогу.

— Это всё чёртов Новак, — резюмировала Руби. — Ненавижу его.

— Эй, — Мэг нахмурилась. — Он тут при чём?

— Ааа, — протянула Руби, — я же забыла, что вы с ним… что у вас с ним, кстати?

— Ничего, — Мэг бросила окурок вниз.

— Ничего? — Руби скептически приподняла бровь. — Если бы я не видела вас вместе, ты бы, может, и запудрила мне мозги…

Мэг вздохнула.

— Я потом узнала кое-что, — призналась она. — Знаешь, как он сюда попал?

— Дин его устроил.

— Нет. Он любовник Наоми.

— Что? — Руби вытаращила глаза. — Новак?

— Да. Мне в кадрах сказали.

Чёрт. Если он и правда здесь по протекции Наоми… Лиза не сможет его уволить. Чёрт, чёрт, чёрт.

— Подожди, — опомнилась Руби. — Получается, он изменял ей с тобой?

Мэг отвела взгляд в сторону. Понятное дело, неприятно говорить о таком.

Может, если Наоми узнает о похождениях своего любовничка, Руби несильно придётся стараться ради сохранения рабочего места…

Но сначала стоило позаботиться о сохранении хотя бы одного мужчины.

— Спасибо, — она швырнула окурок с балкона. — Пойду разберусь с Бенни.

Пока Руби шла к кабинету Бенни, она решила, что не будет говорить ему, что знает о Белле. Выставлять себя проигравшей? Нет, это не про неё. Она не покажет, что унижена, расстроена или оскорблена. Она сама бросит его — потому, что ей так захотелось.

И чёрт его знает, почему это вдруг перестало казаться таким простым, когда она встретилась с ним взглядом.

— Привет, милая, — Бенни улыбнулся, на мгновение отрываясь от компьютера. — Извини, я сейчас очень занят. Что ты хотела?

Она отогнала сентиментальные мысли прочь и нахмурила брови.

— Я быстро, — легкомысленным тоном сказала она. — Вообще-то мы с тобой не встречались, так что и расставаться нам не нужно, но у меня сегодня свидание, и я хотела убедиться, что ты нормально отреагируешь, когда увидишь нас вместе.

Бенни заморгал и отодвинул клавиатуру, совершенно растерянный.

Руби закусила губу и решила, что если сейчас он попросит её остаться, то ну его к чёрту, этого Сэма со всей его перспективностью…

— Спасибо, что предупредила, — холодно сказал Бенни. — Это всё? Мне нужно работать.

Настал её черёд растерянно заморгать. Вот как он собирается за неё бороться? Ну и пошёл к чёрту сам.

Сэм не такой.

Она сухо кивнула и вышла за дверь.

Осталось убедить Лизу не говорить Сэму, что с Бенни они расстались сегодня, а не две недели назад. Или вообще не говорить о Бенни.

Чёртов олух.


Памела сердито швырнула трубку на аппарат. Терпеливость не относилась к числу её достоинств.

— Кажется, я не вовремя, — раздался весёлый голос Эша.

Черты лица Пэм тут же разгладились, и она улыбнулась.

— Нет, всё в порядке, — сказала она, протягивая руку за документами. — Что у тебя для меня есть?

— Это, — Эш быстро наклонился и чмокнул её в губы. Пэм растерянно моргнула, всё же расплываясь в ещё более широкой улыбке. — Ну, и ещё вот это, — он вложил в её протянутую руку бело-голубую папку. — Смотря что тебе больше по вкусу.

Он улыбался, мягкой и ласковой улыбкой, которой Пэм никогда раньше за ним не замечала и уж тем более не ожидала увидеть в свой адрес. Сейчас, глядя на него, никак нельзя было предположить, что пару дней назад он согласился заехать к ней домой только потому, что Джо окончательно его отшила и ему нужна была дружеская поддержка.

— Мне по вкусу мороженое, — капризно сказала она.

— Хорошо, — Эш фыркнул. — Меня сейчас опять усылают, когда вернусь, привезу, — он подмигнул ей и исчез в направлении лифта.

Пэм, слегка нахмурившись, глядела ему вслед. Что сейчас происходит? Что это — игра? Попытка забыть Джо? Попытка заставить её ревновать? Или что-то искреннее? А почему бы и нет? Почему бы ему не осознать свои чувства к ней за те выходные, что они провели вместе?

Пэм так привыкла к тому, что после совместных выходных мужчины исчезают, что совершенно не была готова к… к этому. К продолжению. К чему-то настоящему.

— Хэй, — Гейб щёлкнул пальцами у неё перед лицом. — Ты здесь?

Пэм резко вздрогнула.

— Не здесь, — констатировал Гейб. — Хм, странно, я думал, только я в состоянии вызвать на лице женщины такое мечтательное выражение. Кто мой счастливый конкурент?

Пэм осознала, что до сих пор глупо улыбается, и приняла серьёзный вид.

— Отвали, Гейб. Работать надо.

— О, ты работаешь без устали, я вижу. И свидетелем тому этот остывающий кофе.

Пэм, распахнув глаза от ужаса, крутанулась на стуле. Точно, на подоконнике стоял поднос с пятью чашками — у Захарии были посетители, и она сделала кофе, а потом отвлеклась на телефонный звонок, а потом пришёл Эш…

Чёрт с ними, не так уж сильно он и остыл. Выпьют, не подавятся. Она взяла поднос и направилась к кабинету начальника, предварительно слегка приоткрыв дверь, чтобы не мучиться с подносом и поддеть её ногой.

— Захария у себя? — мимо грозной тучей пронёсся Уриэль, на всех парах летя к кабинету директора департамента.

— У него посетители, — ответила Пэм, но Уриэль уже не слушал, входя в кабинет.

— Придержи две… — начала было Пэм, но он уже захлопнул дверь за собой. — Ублюдок, — прошипела она и попыталась открыть её, не опрокинув поднос и не разлив кофе.


Лиза потёрла уставшие глаза. Всю последнюю неделю она почти не спала, как и всегда перед показом — или ещё меньше, потому что коллекция Сары только прибавляла хлопот.

— Спасибо, Иниас, — она кивнула. — Ты прекрасно поработал.

На самом деле прекрасно поработал весь её департамент — Лиза вздохнула при мысли о перспективе выбивать у Наоми премии повыше и для всех сразу. Джону не нравилось, когда они были слишком высокими, но, конечно, Дина она уговорить сумеет.

На минуту заглянул Бенни — сообщить о решении проблемы с экранами, — и Лиза, кажется, не сумела удержаться от сочувственного выражения лица. И нужно было Руби бросать его именно сегодня? В такой важный день? Неужели это не могло подождать до завтра? И вообще, разве она не была в него влюблена?

Лиза затрясла головой, отгоняя посторонние мысли. Она подумает об этом завтра, сейчас ей некогда. У неё на носу ключевое мероприятие, да и подготовку к свадьбе никто не отменял. Все флористы-кондитеры-декораторы, как назло, активировались именно сегодня, будто зная, что сегодня единственный день, когда ей не до них.

А ещё она так и не поговорила с Дином о повышении для Джесс, Кэсси и Иниаса.

Может, если получится повысить их уже в следующем месяце, в этом месяце можно выдать им стандартные премии, и тогда выбить побольше денег для остальных будет проще…

Это завтра. Внутренние дела — завтра.

Джоанна Коулс до сих пор не подтвердила своё присутствие… а ведь Лиза приготовила ей лучшее место — рядом со своим, и, если она не придёт, придётся сдвигать всех…

В кабинет заглянула Джессика:

— Дин приехал, — сообщила она.

— Спасибо, — кивнула Лиза. Нет, времени зайти к жениху у неё не было. Сегодня их ждёт много вопросов, и… хотя нет, лучше всё-таки зайти, убедиться, что Дин в подходящем расположении духа для тысячи интервью… лишь бы он снова не принялся переделывать свою речь! Нет, срочно нужно пойти к нему.

— Он заперся, — сообщила ей Руби. — Они с Новаком прогоняют его речь, и он сказал его не беспокоить, но, если что, звонить. Набрать его? — она потянулась к телефону, но Лиза, нахмурившись, покачала головой. Она чувствовала, что сейчас их разговор ничем хорошим не закончится, а ссориться в такой день было никак нельзя.

Завтра, всё завтра.


Анна ещё раз придирчиво оглядела себя в зеркале лифта.

— Да хватит уже, — недовольно сказал фотограф. — Ты прекрасно выглядишь, не мельтеши.

Анна обиделась. Если она не попадёт на фотографии для журнала, это не значит, что ей можно выглядеть как растрёпа. В конце концов, у неё тоже репутация. Вот сейчас двери лифта откроются, и там…

— Лилит, — холодно кивнула Анна, хотя встретить ожидала совсем не её. Впрочем, перед Лилит тоже стоило выглядеть получше. — Не ожидала тебя сегодня встретить. Тебя не уволили после прошлонедельного провала?

— Провала? — Лилит хищно оскалилась. — Ты имеешь в виду сенсации?

— Мисс Милтон, — неуверенно замялся фотограф, — я пойду в зал?

— Да, да, иди, — отмахнулась Анна. Она сама сначала собиралась поговорить с Дином. Не для интервью, а чисто по-дружески. Это ведь его первый показ в должности директора, наверняка ему нужна дружеская поддержка. Бенни, наверное, сейчас с ним.

— Надеюсь, ему будет, где расположиться, — Лилит сокрушённо покачала головой. — В зале уже сейчас яблоку негде упасть. Я думала, так поздно прибывают только нерасторопные журналисты…

— Или те, для кого всегда прибережено место, — спокойно парировала Анна. — Те, чьё присутствие ценят, а не терпят.

Она взмахнула рыжими волосами и, не дожидаясь ответа, зацокала каблучками по направлению к кабинету Дина.

Дин был не с Бенни, как обычно, а с Касом (который, впрочем, сразу же ретировался). И выглядел не особо взволнованным.

— Привет, — Анна уселась в кресло. — А я собралась тебя успокаивать.

— Ну, извини, что я спокоен, — всё-таки улыбка у Дина вышла не особо уверенной, и он покосился на часы.

— Лилит здесь, — ляпнула Анна прежде, чем сообразила, что об это можно было и умолчать. Хотя нет, лучше пусть узнает сейчас, чем заметит посреди произнесения речи.

— Да, я знаю, — кивнул Дин. — Кстати, спасибо тебе за ту разгромную статью. Я даже не ожидал такой агрессии.

— О, не стоит, — Анна отмахнулась. — Я уже говорила об этом с Лизой, — не самые приятные полчаса в её жизни. Лиза была в ярости, что такую аферу провернули без её участия. — Кстати, где она?

— Уже в зале. Вы должны были разминуться, она только что ушла.

— Мм… и Бенни тоже?

— Нет, — Дин едва уловимо поморщился, но больше ничего не сказал, и Анна решила не уточнять.

На Бенни она наткнулась только несколько часов спустя, когда и показ, и послепоказные интервью были уже окончены, счастливых и утомлённых Чака и Сару утащили отмечать, Лиза укатила куда-то с Джоанной Коулс из Космо (чего явно не ожидал Дин, растерянно захлопавший глазами на её «Милый, увидимся завтра на работе»), и вообще толпа начала таять. Бенни всегда задерживался после мероприятий, потому что его департамент отвечал за состояние залов. И, конечно, с ним всегда задерживался кто-нибудь из его подчинённых. И иногда это была Белла Талбот (довольно часто, раз уж даже Анна знала её имя). Но никогда, вообще никогда он не вжимал её в стену, целуя так, будто и не должен был сейчас идти отмечать успех вместе с Дином и Анной (или только с Анной, когда Дина уводила прочь Лиза).

Анне показалось, что она забыла какую-то важную часть процесса дыхания, потому что воздух в груди будто заблудился, заполоняя не лёгкие, а сердце, которое совершенно этого не ожидало и готово было разорваться; впрочем, она всё равно задохнулась бы раньше, если бы не сумела нашарить вслепую руку Дина, что почему-то подействовало на неё успокаивающе.

— Ты же, — выговорила она, кажется, спустя вечность, — ты же говорил, что он встречается с Руби?

Сколько он продержался со своей «постоянной девушкой»? Пару недель? А чего ещё ждать от него? Чего вообще можно ждать от мужчин? Господи, Дин — единственный нормальный мужчина во всём мире. Она крепче сжала его руку. Ну почему…

— Кажется, нет, — деревянным, неживым голосом ответил Дин, и она будто очнулась, отслеживая его взгляд. У выхода из зала целовалась ещё одна парочка — Сэм и Руби. Не так, как Бенни и Белла, не бешено, а нежно и прочувствованно.

— Что… — начала было Анна, но Дин перебил её:

— Неужели она настраивала его против меня всё это время? Как долго это продолжается? Не может быть, чтобы только с сегодняшнего дня! Чёрт, или всё не так? Или это он подослал её ко мне? Он заставил её подружиться с Лизой…

— Дин, — успокаивающе сказала Анна, — остынь. Давай уйдём отсюда. Чшшш, улыбайся. Тут всё ещё остались журналисты.

Кажется, сейчас она нужна ему так же, как и он ей.


Кастиэль уже решил было, что мероприятие закончено и все разошлись, и начал собираться домой, хотя и слегка расстроенный тем, что Дин не заглянул сюда перед уходом. Ну да ведь он, наверное, ушёл с Лизой.

Едва выключенный компьютер перестал жужжать, в кабинете Дина хлопнула дверь, и Кастиэль услышал негромкий разговор.

— Тебе нужно выпить, — сказал женский голос, принадлежащий, кажется, Анне. — Где здесь у тебя припрятано что-нибудь покрепче?

Почему это Дину нужно выпить? Что случилось? Кастиэль замер в нерешительности, не зная, стоит ли выходить. Да нет, Дин наверняка знает, что он здесь, ведь он не отпускал Кастиэля, а он никогда не уходит с работы раньше Дина без его разрешения («Кас, сколько можно! Вали уже домой! Да-да, я тоже уже ухожу»). Кроме того, у него ведь включён свет, наверное, из кабинета это видно.

— Нигде, — ответил Дин — так устало, что у Кастиэля сердце сжалось. Неужели на показе что-то пошло не так? — Зачем мне на работе выпивка?

— Дин, — мягко сказала Анна, с придыханием, совсем тихо, так, что Кастиэль едва расслышал, только сейчас обнаружив, что прижался к двери. — Дин, тебе нужно расслабиться.

— Что… — начинает было Дин, но что-то его перебивает, и Кастиэль слышит лишь тишину, а потом взволнованный выдох Анны, и, к сожалению, этого достаточно, чтобы понять, что происходит.

Господи, она поцеловала его.

У него что-то случилось, а она затащила его в кабинет и целует!

Дину нужно не это!

Они говорят что-то, слишком тихо, чтобы разобрать, и Кастиэль напрягает слух и в итоге слышит, как Анна говорит:

— Пожалуйста, Дин. Пожалуйста. Ты мне так нужен.

Кастиэль сжал кулаки. Ещё одна! Все они только используют Дина, а потом живут дальше, оставляя себе воспоминания о лучшей ночи в своей жизни, а ему — угрызения совести. И Лиза ничем не лучше, она тоже просто использует Дина, чтобы построить свою идеальную жизнь. Никто не хочет дать Дину что-то, все только берут у него, и Кастиэль ненавидит это, потому что Дин всегда готов отдавать, делиться всем, что у него есть, потому что Дин лучший из людей, и все пользуются этим, все, все, все.

Но он ничего не может поделать, а поэтому просто сидит на полу и слушает тонкие стоны Анны. Дина совсем не слышно.

Вскоре после Анна ушла, и Кастиэль надеялся быстро проскользнуть за ними, стараясь не замечать следов произошедшего в кабинете, но Дин остался. Он шуршал чем-то — наверное, прибирался, а потом лёг на диван и громко вздохнул.

Кастиэль так хотел бы ему помочь, но выдавать себя было нельзя, и он сел на стул и положил голову на руки, забываясь беспокойным сном.

====== 18 ======

18

Мужчины вообще стесняются своих чувств. Им вбили в голову, что грубость и бесчувственность — это «по-мужски». Но ведь это неправда. А сами мужчины — очень чувственные, ранимые и даже, я скажу, нежные в душе существа. Только одни привыкли это скрывать, а другие — так и не научились проявлять свою подлинную сущность, просто не умеют. И сами страдают от этого, и женщины их страдают.

Анхель де Куатье «Об Анхель де Куатье»

Вторник, 22 октября

Дин был вполне уверен, что он один во всём здании, поэтому у него чуть сердце из груди не выпрыгнуло, когда, щёлкнув выключателем, он увидел кого-то, спящего сидя.

— Кас! — он шарахнулся назад. — Какого чёрта ты здесь делаешь?

Судя по ошарашенному виду Каса, растерянно хлопавшего заспанными глазами, он задавал себе тот же вопрос. Но вслух он спросил о другом:

— А ты?

— Я спал на диване, — Дин потёр глаза, ещё не привыкшие к свету. — Проснулся, пошёл в туалет, а тут ты. Который вообще час?

— Полпервого ночи, — Кас покосился на свои часы.

— Стоп, — Дин вдруг вспомнил всё произошедшее вчера вечером, и до него резко дошло. — Ты. был здесь всё это время?

Господи, он переспал с Анной! И Кас почти присутствовал при этом! Чёрт, это ещё хуже, чем тогда, с Мэг.

— Прости, — Кас опустил голову. — Я думал, ты знаешь, что я здесь.

— Откуда я мог знать? — удивился Дин. — Я же отпустил тебя домой.

— Нет, — Кас тоже удивился. — Не отпускал.

— Кас, я совершенно точно помню, что сказал тебе, что ты можешь идти.

— О, — Кас моргнул. — Я думал, ты имеешь в виду, что я не нужен тебе на показе и могу идти в кабинет.

Дин закатил глаза.

— Ты тоже извини, — сказал он. — Наверное, это было, кхм, не особенно приятно.

Кас откинулся на спинку стула и тут же болезненно поморщился. Дин мгновенно вскинулся:

— Ты вообще идиот — спать в такой позе? Так, быстро встал и пошёл на диван! Давай-давай, это приказ. Я сейчас приду, в туалет мне всё-таки надо.

Когда он вернулся, Кас сидел на диване, сложив руки на коленях, и Дин совсем разозлился.

— Ты дурак? Немедленно ляг на спину! Хочешь разломиться пополам?

— Ты… тебе тоже нужно где-то спать, — пробормотал Кас, неуверенно укладываясь на диван только после того, как Дин подтолкнул его.

Дин с сомнением посмотрел на диван.

— Не думаю, что он раскладывается. Чёртова декоративная офисная мебель.

— Он… довольно широкий, — заметил Кас, глядя куда-то в сторону. — И я могу лечь на бок.

— Не можешь, — категорически отрезал Дин. — Просто придвинься чуть к спинке, и я помещусь.

Кас послушно подвинулся, и Дин облизал губы, пытаясь унять участившееся сердцебиение. Что такого в том, что он ляжет рядом с Касом? В конце концов, ему ужасно хочется спать, так что ему некогда будет даже подумать о чём-нибудь… о чём-нибудь таком, о чём он думает сейчас. И диван действительно вполне себе широкий. Главное — не приснить ничего неприличного.

Да честное слово, что плохого может случиться?

Дин нахмурил брови и решительно улёгся на бок, лицом к Касу — спиной было бы как-то некрасиво.

Кас тоже повернулся на бок, лицом к нему, и он выглядел так по-новому с подложенной под щёку ладонью, что Дин не нашёл в себе сил заставить его снова лечь на спину.

— Что у тебя случилось? — спросил Кас.

— А? — Дин глупо моргнул, заставляя себя поднять взгляд к глазам Каса.

— Анна вчера сказала, что тебе нужно успокоиться. Почему? Неприятности на показе?

— А, это, — Дин попытался закрыть глаза, чтобы не пялиться на губы Каса, но не особенно в этом преуспел. — Нет, показ прошёл на ура. Оба показа. Просто я узнал вчера, что Сэм и Руби встречаются.

— О, — Кас нахмурил брови, и Дин впервые увидел, как он это делает, с такого небольшого расстояния. Он вообще впервые видел Каса так близко, почти вплотную, и не мог насмотреться.

Чёрт, он мог бы почувствовать запах Каса, если бы весь кабинет не пропах духами Анны. Нужно будет проветрить перед приходом Лизы.

— Это тебя расстроило? — спросил Кас, и Дин отчаянно заморгал, пытаясь вспомнить, о чём они говорили и что его расстроило. Ах да, Сэм и Руби. Сейчас сложно было о них думать.

— Ну, — уклончиво ответил он, пытаясь вспомнить, что думал по этому поводу вчера. — Я подумал, что, наверное, они могут сговориться против меня. Может быть, они давно вместе, и он подослал её шпионить за мной.

— Но ведь она встречалась с Бенни, — возразил Кас.

— И что? — Дин фыркнул. — Это же Руби.

— Я, конечно, не знаю Сэма, но он не кажется мне человеком, который позволил бы своей девушке быть с кем-то другим, пусть даже ради каких-то серьёзных целей.

— Хм, — Дин задумался. — Да, думаю, не позволил бы. Но они всё равно могут работать вместе.

— Кроме того, — продолжал Кас, — если бы они плели какие-то интриги за твоей спиной, они не стали бы вчера позволять тебе узнать об их связи.

Дин во все глаза уставился на Каса. Собственно, он и до этого таращился на него, но сейчас перестал шарить по нему взглядом и посмотрел прямо ему в глаза.

— Ты нечто, — сказал он. — Чёрт, что бы я без тебя делал?

— Спал бы на этом диване один, устроившись поудобнее, — предположил Кас после некоторого молчания.

Дин хмыкнул, закрывая слипающиеся глаза, вслепую нашарил руку Каса и некрепко сжал её.

— Спасибо, Кас.

Одна из компаний, арендующих помещения в здании Сандовера, оборудовала для своих сотрудников зал для фитнеса и несколько душевых, так что Дин, по крайней мере, смог освежиться после тяжёлой ночи… тяжёлых суток… тяжёлой недели… чёрт, нескольких тяжёлых лет. Когда он в последний раз по-настоящему чувствовал себя свободным и спокойным?

В соседней кабинке принимал душ Кас, и это было слишком — то, что он был так близко, то, что он провёл ночь на одном диване с Дином, то, что его лицо было последним, что видел Дин перед тем, как заснуть, и первым, что он увидел утром… хотя нет, проснувшись, Дин увидел его макушку, потому что за ночь они придвинулись совсем близко друг к другу и Кас буквально уткнулся ему в шею, щекоча её своим дыханием.

Боже, благослови арендаторов Сандовера за то, что они устроили душевые, и за то, что озаботились целомудренными занавесочками на них. Потому что терпению Дина настал предел.

Он оперся спиной о стенку, за которой принимал душ Кас. Так можно было представить, что Кас тоже опирается на ту же стенку, только с другой стороны. Может быть, даже занимается тем же, чем и Дин. А почему нет? О Дине он, конечно, не думает, но…

Дин зажмурился и крепко сжал зубы — чтобы не застонать. Нужно было действовать тихо. Очень тихо.

Его рука скользнула к члену, и он представил, что Кас сейчас делает то же самое. Выгибается, запрокидывает голову, проводит рукой вверх-вниз, сначала легонько, будто на пробу, потом жёстче, быстрее…

Не стонать!

Кас тоже стискивает зубы, чтобы Дин его не услышал, и тоже не стонет, но его дыхание учащается, грудь вздымается, бёдра вскидываются, вторя движениям руки, и сдерживаться всё сложнее…

Не стонать!

Кас жмурится ещё сильнее, правая рука работает всё отчаяннее, левая пытается за что-нибудь ухватиться, потому что ноги начинают подкашиваться, и он представляет… чёрт, это фантазия Дина, так что его Кас и представляет. Да, он представляет своего начальника — в своём кабинете, на съёмной квартире, на офисном столе, в гей-клубе…

Не стонать!

Касу хочется разомкнуть зубы, хочется облизать губы своим влажным, широким, розовым языком, хочется кричать, хочется дотрагиваться и чувствовать ответные прикосновения, но он один в своей кабинке, а Дин за стенкой, и нужно быть тихим, но вечером, у себя дома, Кас даст себе волю, о, он будет таким шумным…

Не стонать!

Дин в последний раз толкнулся навстречу руке и кончил, крепче прежнего сжимая зубы и жмуря глаза.

Как хорошо.

— Плохи мои дела, — мрачно сказал Дин.

— Да? — беззаботно поинтересовался Бенни, закрывая за ними дверь своего кабинета. Дин специально зашёл к нему, чтобы Кас не мог слышать их разговор.

Чёрт, кажется, он впервые говорит что-то, чего Касу не стоит слышать.

— Да, — подтвердил он. — Я… чёрт, это прозвучит очень глупо.

— Ничего, я привык, — утешил его Бенни. — Валяй.

— Я… — Дин откашлялся, — запал на кое-кого.

Бенни приподнял бровь.

— И?

Дин сердито передёрнул плечами. Какое здесь «и»?

— Это с ней ты сегодня заночевал? — игриво поинтересовался Бенни.

— Нет, — Дин отмахнулся, — с Анной.

— Что? — расслабленная весёлость мигом исчезла с лица Бенни. — С Анной? С той Анной, которая… которая наша Анна?

— Милтон, — раздражённо подтвердил Дин. Он не о ней хотел поговорить.

— Но она же… — Бенни хлопал глазами, — она… не такая.

Дин закатил глаза.

— Да уж, я думал, в мире две нормальные женщины — Анна и Джо. Но сначала одна на меня набросилась, а потом и вторая.

— Ты переспал с Джо? — изумился Бенни. — И я не знал?

— Разве я не говорил? — Дин почесал за ухом. — Ну ладно, к чёрту Анну и Джо. Я о другом хотел поговорить.

— Да что там говорить, — Бенни рассеянно отмахнулся, глядя куда-то в стену. — Переспи с ней, и всего делов.

— Я не могу, — Дин вздохнул.

Бенни нахмурился и перевёл взгляд на него.

— Что значит «не могу»?

— Это не… не то, что обычно. Я… я не хочу её терять после того… после секса.

— Ну не теряй, — Бенни философски пожал плечами.

— Она не такая, — Дин опустил взгляд.

— Все они не такие, — неожиданно злобно отреагировал Бенни. — До поры до времени. Переспи с ней и забудь.

— Я не хочу жениться, — вырвалось у Дина. Он сам испугался этих слов, но Бенни только поморщился.

— Не тупи. Это просто предсвадебный мандраж. Подсознание цепляется за первый попавшийся образ, чтобы создать причину не жениться. Будто ты сам не знаешь! Тебе уже не шестнадцать, Дин. Разве ты хочешь потерять Лизу? Лизу и всё, что к ней прилагается? Ты просто боишься, признай это. И не сваливай свой страх на какие-то там новые чувства. Понял?

Дин задумчиво кивнул.

— Извини, — Бенни вздохнул. — Мне нужно идти, — не дождавшись ответа, он стремительно покинул кабинет.

Дин моргнул — вроде бы он никуда не собирался пятнадцать минут назад.

Чёрт с ним.

Ему хотелось побыть одному.

Предсвадебный мандраж. Точно.

Разве Бенни хоть когда-нибудь давал ему плохой совет?


Белла осторожно выглянула из-под стола Бенни, под которым пряталась. Вот как бывает — хочешь сделать человеку приятный сюрприз, а в итоге сюрприз делают тебе.

Правда, нужно было ещё решить, приятным ли он оказался и что с ним делать.

Сказать Лизе, что её жених в кого-то влюблён? А с чего бы ей верить Белле? Дин и Бенни, конечно, пойдут в отказ.

А вот лучшей подруге Лиза поверит. Нужно просто донести новость до Руби.

Гейб не подвёл — поинтересовался, что она делала в кабинете Бенни, выслушал правду, принял независимый вид и, стоило Белле уйти, растрепал новость всем. Белла видела, что все обсуждают только это, будто другие новости разом испарились.

Дин в кого-то влюблён и не хочет жениться на Лизе.

Гейб воодушевлённо вовлекался во все обсуждения, высказывая по шесть точек зрения в минуту.

Все девушки Сандовера примеряли роль возлюбленной Дина на себя. Те, которые были знакомы с ним довольно отдалённо, собирались стайками и обсуждали шансы друг друга отбить его у Лизы. Те, кто общался с ним часто, ничего не обсуждали, а мечтательно смотрели в пустоту.

Джесс смущённо краснела и хихикала, когда Гейб уверял её, что Дин влюблён именно в неё.

Джо странно смотрела куда-то в стену, вертя в пальцах ручку, когда Гейб уверял её… ну, в том же самом.

Пэм обходилась без Гейба и сама убеждала всех, что Дин без ума именно от неё уже много лет. Ну, те пару лет, что она здесь работает. Хотя не исключено, что он где-то увидел её ещё раньше и влюбился уже тогда. Ей свойственно производить такое впечатление на мужчин.

Кейси с Кэсси нашли какую-то причину торчать неподалёку от кабинета Дина, чтобы попасться ему на глаза. Правда, Дин свалил куда-то, так что их блестящий план пока не увенчался успехом.

Эстер, размахивая руками, пыталась втянуть Тессу в бурные обсуждения, но та только странным взглядом таращилась в чашку с остывающим кофе.

Женщины постарше снисходительно посматривали на дружно сошедших с ума товарок, но, стоило тем исчезнуть, сбивались в кучку и принимались шептаться, делая свои предположения.

Мужчины (ну, кроме Гейба) только кривились и отмахивались: Дин не такой дурак, чтобы влюбляться в кого-то, когда у него есть Лиза. Со всем, что к ней прилагается.

Бекки пыталась внушить всем, что Дин всю жизнь любит только Сэма, но её не стал слушать даже Чак, на которого она рассчитывала больше всех. Тот лишь отмахнулся и заявил, что он-то знает правду, но никому ничего не скажет. И действительно ничего не говорил.

В общем, весь Сандовер бурлил.

Кроме Руби и Лизы.

Лизе, понятное дело, никто ничего не говорил, оставляя эту возможность Руби. Но та молчала, и Белла не понимала, почему. Может, хотела сначала выяснить личность таинственной возлюбленной Дина?


Лиза, хмурясь, просматривала публикации в интернете на тему вчерашнего показа. Критики было в меру, и большинство статей отзывались об обеих коллекциях положительно, а иные даже восторженно. В общем, можно было обрадоваться и позволить себе передохнуть.

— Нет, ты только посмотри на это! — негодующе воскликнула Лиза, и Руби наклонилась к экрану.

В браузере была открыта одна из статей о показе, содержащая крупную фотографию Дина. Надо сказать, хорошую фотографию, Дин определённо был бы доволен и не понял бы, что так расстроило Лизу. Но Руби знала её намного лучше, и потому понимающе кивнула:

— Сволочи.

Руби знала, что Лиза вчера довела до сведения всех журналистов, что заглавной фотографией ко всем статьям должна быть непременно одна из тех, на которых они с Дином запечатлены вдвоём. И вовсе не из самолюбия — таков был лейтмотив новых коллекций, в которых упор делался на парные образы и симметрию. Все журналисты, работавшие с Сандовером — точнее, именно с Лизой, ведь она была лицом компании, — знали, что лучше сделать так, как скажет она. Проще поставить ту фотографию, которую выберет она, чем попадать в неприятности, которые она вполне могла устроить. Но чёртовы блогеры… на них никакой управы не найти!

— Позови ко мне Иниаса, когда обед закончится, — попросила Лиза. — Или скажи Джесс, чтобы позвала. Пусть он узнает, кто автор этого блога.

— А что «Завтра»? — поинтересовалась Руби.

— Они ещё ничего не выложили, — Лиза поморщилась. — От них тоже стоит ждать какой-нибудь подлянки. Слушай, ты не знаешь, о чём сегодня все весь день шушукаются? Как ни пройду мимо, замолкают.

— Обсуждают вчерашний показ, что же ещё, — Руби пожала плечами.

— Лиз? — в дверь заглянул Дин, и Руби собралась было исчезнуть, но Дин остановил её взмахом руки: — Я на минутку. Лиз, ты вчера вечером убежала, и я надеялся, что мы сегодня куда-нибудь сходим. Ты ведь не занята?

— Нет, — Лиза улыбнулась. — Я постараюсь закончить к пяти, хорошо?

Дин кивнул и ушёл к себе, а Лиза расплылась в счастливой улыбке. Хах, стоило вчера улизнуть, как неукротимый Дин стал совсем ручным и ласковым. Даже не скорчил рожицу в адрес Руби. Нет, она не ошиблась.

Они с Дином будут очень, очень счастливы.


Кастиэль запретил себе думать о том, что произошло ночью и утром, пока не придёт домой. Рабочий день в самом разгаре, и он должен думать о работе. А не о том, каково было лежать рядом с Дином на узком диване (до чего же жаль, что он заснул и не смог всю ночь просто ощущать). И не о том, каково было прижаться спиной к стенке душевой и воображать, что Дин так же прижимается к ней с другой стороны. И не о том, что при этом он…

— Кас?

Кастиэль вздрогнул. Всё-таки отвлёкся на посторонние мысли!

— Ты таращился куда-то в стену, — сообщил Дин. — Не выспался? Я же тебе сказал, если ты устал, собирайся и иди домой. Я ухожу в пять. Всё, давай, выключай компьютер.

— Нет, я…

— Не спорь. Кстати, я снова попытаюсь выполнить своё обещание.

— Обещание? — Кастиэль нахмурился.

— Да, — беззаботно сказал Дин, усаживаясь на край его стола и качая ногой. — Я обещал тебя с кем-нибудь познакомить. Так вот, завтра у тебя свидание.

Кастиэль не нашёлся, что ответить. Нет, только не это! Только не очередное свидание и не очередная попытка понравиться девушке только потому, что Дин был бы этому рад.

— Не вижу энтузиазма, — строго сказал Дин. — А это точно значит, что ты не выспался, — он перегнулся через стол, отобрал мышь из безвольных пальцев Кастиэля и щёлкнул ей, выключая компьютер. — Быстро иди домой.

— Как её зовут? — обречённо спросил Кастиэль.

— Хм, — Дин смутился. — Её имя, пожалуй, в некотором роде её недостаток.

— Недостаток? — Кастиэль удивился. — Её имя ещё хуже, чем моё?

— Что? — Дин тоже удивился. — У тебя красивое имя.

Кастиэль скептически приподнял бровь.

— Амелия, — вздохнул Дин. — Её зовут Амелия, — он верно истолковал испуганный взгляд Кастиэля и добавил: — Это не она, точно. Ах да, что я, сейчас покажу фотографию, — он потянулся за телефоном.

Амелия не была похожа на Дафну. В том смысле, что она совсем не была похожа на Дина. Но она определённо была милой, приятно улыбалась, и Кастиэлю нравились её кудряшки.

Всё же он предпочёл бы Дафну.

— Она ветеринар, — сказал Дин. — Нас познакомил Сэм, он как-то пытался к ней подкатить, но она выбрала своего бывшего.

Кастиэль поднял на него изумлённый взгляд. Дин считает, что он может понравиться девушке, которая отказала Сэму?

— Она хорошая, — Дин неправильно понял его изумление. — И она уже давно не общается с этим бывшим. Я уверен.

— Я ей не понравлюсь, — просто сказал Кастиэль.

Дин закатил глаза.

— Просто собирай свои манатки и вали домой, а завтра оденься поприличнее… хотя да, кому я говорю… ну, не знаю, расчешись, что ли. Хотя и так не… так, всё, до завтра. Если хочешь, можешь завтра не приходить на работу.

— Я приду, — вздохнул Кастиэль и поднялся со стула.

— Слушай, — Дин тоже вздохнул, — у тебя такой вид, будто я заставляю тебя делать невесть что. Не понравится так не понравится. Но не можешь же ты прийти ко мне на свадьбу без +1…

— Что? — быстро переспросил Кастиэль.

— Плюс один, — повторил Дин. — Это когда можно привести с собой кого-нибудь.

— Я знаю, — нетерпеливо перебил его Кастиэль. — Ты приглашаешь меня на свою свадьбу?

— Конечно, — Дин пожал плечами и отвёл взгляд. — В конце концов, ты очень много помогаешь мне с подготовкой.

— Это не значит, что я…

— Кас, — Дин нахмурился. — Мне казалось, мы сошлись на том, что мы друзья. Если ты так не считаешь, можешь не приходить.

Кастиэль часто-часто заморгал. Он обидел Дина? Дин расстроен тем, что Кастиэль может не считать его своим другом?

— Я приду, — поспешно сказал он. — Я приду, конечно, приду, я просто… это просто было неожиданно. Я раньше не думал об этом. Я приду.

Он придёт.

Придёт, пусть этот день и будет худшим в его жизни, потому что… потому что Кастиэль — худший друг в мире.

====== 19 ======

Вечер среды, 23 октября

Руби перевернулась на живот и приподнялась на локтях, зевая и разглядывая появившегося в проходе Сэма. Он нёс в руках поднос с чем-то ароматным, и она с наслаждением втянула запах и блаженно прикрыла глаза.

— Мм, — сказала она. — Пахнет корицей.

— Да, — Сэм засмеялся, опуская поднос на прикроватный столик. — Позавчера ты съела всё печенье с корицей, в том числе моё, и я решил, что ты и сегодня не откажешься.

Приятно для разнообразия встречаться с кем-то, кто замечает и запоминает, что тебе нравится. Руби потянулась было за печеньем, но Сэм чуть отодвинул поднос:

— Нет-нет, только не крошить в постели. Сначала сядь.

Руби слегка поморщилась: с Бенни они постоянно ели в постели.

— Ты просто хочешь, чтобы я выползла из-под одеяла и ты смог меня разглядывать, — заявила она.

— Может быть, — Сэм засмеялся. — Ну, так ты хочешь печенья?

Руби с тяжёлым вздохом села.

— Я хотела бы рассказать тебе кое-что, — вспомнила она. — О Дине.

Теперь вздохнул Сэм.

— Руби, — сказал он. — Мы же договорились — когда у нас свидание, мы не разговариваем о Сандовере и о Дине.

— Да, — буркнула Руби. — Только у нас постоянно свидание, а я весь день торчу в Сандовере, и, когда я хочу поделиться с тобой тем, как прошёл мой день, ты не хочешь слушать.

— Пожалуйста, — Сэм присел на край кровати и потянулся было за печеньем, но Руби шлёпнула его по руке. — Давай поговорим об этом утром, хорошо?

— Хорошо, — вяло сказала Руби.

Будто она ради себя старается.


Дин улучил момент, когда Лиза вышла из комнаты, и переключил на «Доктора Секси». Свидание свиданием, но он имеет право узнать, как доктор разрулит ситуацию с ревнивыми медсестричками. Чёрт, серия уже началась!

— Ты опять смотришь этот сериал? — Лиза вернулась что-то слишком быстро.

— Нет, — Дин вздрогнул и переключил канал. — Просто щёлкаю пультом.

Чёрт с ним, проще посмотреть потом в интернете, чем объяснять Лизе, почему он сопереживает отрицательным, с её точки зрения, поступкам героев… и почему он смотрит женский сериал. До утра он потерпит. Надо просто пораньше прийти на работу. Интересно, придёт ли завтра Кас? Да конечно, придёт. Он ещё ни разу не пользовался предложением Дина устроить себе выходной.

— Включи Меццо, — попросила Лиза. — Давно не слушали хорошую музыку.

Понятие Дина о хорошей музыке слегка расходилось с представлениями Лизы, но проще было терпеть завывания оперных див, чем нытьё Лизы по поводу классического рока. В конце концов, сейчас они с Лизой проводят вместе всего пару вечеров и выходные. Вот когда они начнут жить вместе, тогда они и начнут решать разногласия по-другому, а пока нет смысла с ней спорить.

Лиза поставила перед ним чашку с чаем, и Дин с сожалением отметил, что к ней ничего не прилагалось. Сегодня они ходили в суши-бар, и, видимо, Лиза решила, что они вполне наелись. Если бы они были в квартире Дина, он бы нашёл чего-нибудь к чаю, но Лиза не любила, когда он хозяйничал на её кухне. Ну ничего, завтра закажет на работу какой-нибудь жратвы.

— Я хотела поговорить, — сказала Лиза, и Дин напрягся.

— Конечно, — кивнул он, делая глоток чая.

— Может, тебе принести чего-нибудь к чаю? Или закажем что-нибудь?

— Можно, — кивнул Дин, укоряя себя за то, что разнылся из-за музыки и сериалов и забыл о том, что Лиза прекрасно его знает, ведь они почти росли вместе. Конечно, она знает, сколько ему нужно съесть, чтобы наесться. — О чём ты хотела поговорить?

Лиза опустила взгляд, собираясь с мыслями, и снова подняла его на Дина.

— О детях, — сказала она.

У Дина внутри всё застыло. Он был уверен, что Лиза думает только о карьере и не хочет детей. Она и сама когда-то выражалась в этом смысле.

— Считай меня старомодным, — он выдавил улыбку, — но я думаю, что такие разговоры нужно вести после свадьбы, — он наклонился вперёд и поцеловал её.

Лиза улыбнулась.

— Думаю, я потерплю пару недель, — она ласково провела ладонью по его щеке и поднялась с дивана. — Я закажу твои любимые бургеры.


Кастиэль засмеялся. Амелия определённо была хорошей рассказчицей, и с ней было весело. Правда, самому ему рассказать было нечего. Он не спасал жизни животных, он жил обычной скучной жизнью, девушке скоро станет скучно, и она уйдёт, и ему некого будет привести на свадьбу Дина, так что он будет просто одиноко стоять и смотреть, как Дин отдаёт Лизе свою жизнь.

— Давно ты знаком с Дином? — поинтересовалась Амелия.

— Месяц.

— Месяц? — девушка удивлённо замерла, не донеся стакан до рта. — Он так говорил о тебе, будто вы знакомы сто лет.

Кастиэль неловко повёл плечами.

— Мы много работаем вместе, — сказал он. — А вы давно знакомы?

— Лет шесть, — Амелия склонила голову к плечу, щурясь куда-то вдаль, вспоминая. — Но довольно шапочно, нормально общаемся всего пару месяцев — случайно встретились в магазине. Да и то по большей части в интернете, сам понимаешь, он человек занятой.

— Да, — согласился Кастиэль. — А в каком магазине?

— В каком магазине? — удивлённо переспросила Амелия. — Кас, я понятия не имею, вроде мы покупали продукты. Почему ты спрашиваешь?

— Просто интересно, — Кастиэль опустил взгляд.

Они ещё какое-то время говорили о Дине, пока Амелия не попыталась перевести разговор на самого Кастиэля и не стала расспрашивать о недавно прошедшем показе. Тот признался, что красил туфли моделей, и Амелию это чрезвычайно развеселило, а Кастиэль вспомнил, что сказал Дин, застав его за этим занятием, и снова заговорил о нём.

Амелия закатила глаза:

— Знаешь, я думала, что Дин единственный человек, который всё время болтает не о себе, а о своём друге. Но, оказывается, вас двое. Наверное, вы лучшие друзья в мире. Я вам здорово завидую… хотя это немного странно.

— Я сам себе завидую, — сказал Кастиэль, улыбаясь. — А что Дин говорил обо мне?

— Ну, последние пару дней расхваливал тебя, чтобы я пошла с тобой на свидание, — фыркнула Амелия. — А до этого расхваливал просто так, но в другом плане. Как ты ему здорово помогаешь, какой ты умный и всё такое.

— Дин сказал, что я умный?

Амелия покосилась на часы.


Памела издала победный клич и вскинула руки вверх.

— Да, детка! И победа снова за мной!

— Ты жульничала! — воскликнул Эш, сердито отбрасывая джойстик. — Жульничала!

— Брось, — отмахнулась Памела, — в эту игру невозможно жульничать.

— Очень даже возможно, — буркнул Эш. — Ну-ка, ещё разок.

— Эй-эй, — забеспокоилась Памела. — Ты что это — жульничать собрался?

— Нет, — заверил её Эш. — Ведь в эту игру невозможно жульничать.

Пэм с подозрением сощурилась.

— Ладно, — сказала она, стягивая майку. — Посмотрим, кто кого.

— Эй, — Эш возмутился, — это и есть самое настоящее жульничество!

Пэм довольно хмыкнула, и тут раздался звонок в дверь.

— Пиццу принесли, — она вскочила на ноги. — Я открою.

— Майку надень! — крикнул Эш ей вслед, но Пэм всё равно уже переспала с обоими разносчиками пиццы этой конторы, так что не стоило и время тратить.

Только вот это был не разносчик пиццы. На пороге стояла Джо.

— Джо? — растерянно спросила Пэм.

— О, — Джо моргнула, оценив степень раздетости подруги. — Ты не одна.

— Ну да, — Пэм покраснела. — Что ты…

— Ничего, — Джо замахала руками. — Ничего. Поговорим завтра.

— Ты точно в порядке? — крикнула Пэм, но Джо уже сбегала вниз по лестнице.

В любом другом случае Пэм затащила бы её обратно, но… Джо ещё не знала о том, что Эш и Пэм вместе, и Пэм не была уверена, как они отреагируют на такую встречу. Она медленно закрыла дверь.

— Чего она хотела? — поинтересовался Эш, когда она вернулась в комнату. О, значит, узнал голос Джо.

— Не знаю, — ответила Пэм. — Она увидела, в каком я виде, поняла, что я не одна, и убежала.

— Ну вот, — Эш засмеялся, — я же говорил: надень майку. Ты уверена, что она не планировала принести нам пиццу? Я жутко голодный.

— Ты всё время голодный, — хмыкнула Пэм, опускаясь на диван рядом с ним. — Тебе самому надо было пойти в разносчики пиццы.

— Ну да, а на второй день меня бы уволили, потому что я съел бы все заказы. Спасибо, милая.

— Ты отвратителен, — Пэм положила голову ему на плечо, надеясь, что в ближайшие несколько минут их не потревожат никакие разносчики пиццы. — Ты просто отвратителен.


Бенни скучал по Руби. Определённо. Та не лежала бы сейчас молча, как Белла, а молола бы языком, не позволяя отвлечься на неприятные мысли. Она не дала бы ему думать о том, что Анна, казавшаяся совсем другой, не такой, как все, оказалась лишь очередной пассией Дина. Она вообще не дала бы ему думать.

Телефон зажужжал, оповещая о получении нового сообщения. Пожалуйста, пусть это будет Руби. Он простит ей что угодно.

Сообщение было от Анны. Ну её к чёрту. Может, не читать?

Белла завозилась у него за спиной, кажется, отворачиваясь к стенке. Значит, собралась спать здесь. Ну уж нет, это последний раз. Может, уволить её вообще? Когда там у неё заканчивается контракт?

Палец случайно — совершенно случайно — нажал на клавишу, и сообщение открылось.

Привет! Я тут узнала, что Лиза лично согласует список приглашённых на свадьбу журналистов, и в предварительном составе меня нет. Мне лень с ней общаться. Может, ты пригласишь меня как свою +1?

Она ещё собирается на свадьбу Дина после того, как… Бенни, поразмыслив, прикинул, сколько там будет «бывших» Дина. Порядочно.

Что мне за это будет?


Иниас краем глаза отметил, что герои на экране целовались — медленно, нежно, под соответствующую музыку, — но эта информация не дошла до его мозга, потому что они с Рэйчел были заняты тем же самым.

— Люблю тебя, — пробормотал он, и Рэйчел вдруг отстранилась.

— Знаешь что? — спросила она. — Ты дурак, вот ты кто.

Иниас широко распахнул глаза, совершенно теряясь от такого внезапного перехода.

— Что? — пролепетал он.

— Дурак ты, — прошипела Рэйчел. — Дурак. Я была влюблена в тебя знаешь сколько лет? Три года! А всё, что тебе было нужно, — это чтобы я пригласила тебя на свидание?

— Была влюблена? — уточнил Иниас.

— Это всё, что ты услышал? — Рэйчел сползла вниз, оказываясь под одеялом. — Ммждосор.

— Что? — Иниас тоже заполз под одеяло. — Я не расслышал.

— Может, и до сих пор, — сердито прошипела она. — Вылезай отсюда, здесь и мне одной воздуха маловато.

— Нет, — Иниас закрыл глаза и придвинулся ближе.

Рэйчел немного побрыкалась, но в итоге сдалась и отбросила верхний край одеяла.

— Ненавижу тебя, — буркнула она.

— Да, — пробормотал Иниас. — Я тоже. Года два.

— Правда?

— Да.

— Дурак.

— Да.


Джо плюхнулась на диван рядом с матерью, бесцеремонно запуская руку в её пачку чипсов.

— Ты уже пришла? — удивилась Элен. — Я думала, ты надолго.

— Пэм занята, — с набитым ртом ответила Джо. — У неё Эш.

— Эш? — Элен отвлеклась от телевизора. — Мой будущий зять Эш?

— Мам, эта шутка перестала быть смешной ещё до того, как ты её придумала. Я отшила Эша, и он имеет право торчать у кого угодно. Даже у Пэм.

— Наверное, это было неловко.

— Ну, я его не видела. Просто узнала его ботинки. Ты не говори никому.

— Ты об этом когда-нибудь пожалеешь, — вздохнула Элен, качая головой.

— Не суди по себе, — огрызнулась Джо. Элен обиженно поджала губы.

— Если ты воодушевилась теми слухами, которые ходят по Сандоверу, то вынуждена тебя разочаровать. Дин никогда не уйдёт от Лизы. И ты бы знала, будь он в тебя влюблён.

— Я ни о чём таком не думала, — оскорблённым тоном ответила Джо. — Я самодостаточная девушка, и мне не нужен мужчина. Что бы ты там себе ни думала.

— Скажешь это через двадцать лет, когда будешь сидеть на этом диване в полном одиночестве.

Джо открыла было рот, чтобы ответить, но зазвонил телефон. Гейб.

— Алло, — она снова потянулась за чипсами.

— Здорово. Что скажешь насчёт боулинга?

— Я только пришла домой. Хочу лежать на диване и пялиться в телек.

— Как хочешь, — Гейб мгновенно отключился.

— Кто это был? — поинтересовалась Элен.

— Гейб, — Джо облизала пальцами. — Звал в боулинг.

— И ты отказалась.

— Ага.

— Джо, нельзя вечно всем отказывать.

— Я не всем отказываю, — поморщилась Джо. — Всё, реклама закончилась. Помолчи.


Чак с гордостью поставил на стол свой последний шедевр — лимонный тортик.

— Почему он такой маленький? — возмутилась Чарли. — Мне одной его не хватит!

— Это так кажется, — заверил её Чак. — Он очень сытный.

— Я бы взяла с собой, что останется. Я бы взяла с собой три таких.

— Ты ещё даже не пробовала.

— Будто я не знаю, как ты готовишь! Где нож? Боже, Чак, тебе нужно было идти не в дизайнеры, а в повара. Что мы сегодня смотрим?

— Сегодня же Доктор Секси, ты забыла?

— О да! Наконец-то они ввели в сюжет лесбиянок, мне их очень не хватало.

— Ты и до этого обожала этот сериал.

— Точно. А ты просто разглядываешь симпатичных актёров.

— Неправда. Я смотрю его ради сюжета.

— Да, я и забыла, как ты плакал над последней серией… боже, Чак, этот торт восхитителен!

— Шшш, уже начинается.

— Этот чувак похож на Дина.

— Тебе всё время кто-нибудь кого-нибудь напоминает. Вообще ничего общего.

— Кстати, ты слышал последние сплетни про Дина?

— Это не подождёт до рекламы?

— Нет.

— Ты же знаешь моё мнение по этому вопросу. Он запал на Кастиэля, и лучше бы ему понять это до того, как он женится. Иначе начнётся сериал похлеще Доктора. Можем мы теперь посмотреть молча?

— Нет, сначала ты должен выслушать и моё мнение.

— Женщины.

— Фу, ты бука. Ничего тебе не скажу. Смотри свой сериал в полном неведении.

— Будто я не знаю, что ты со мной согласна.

— Как думаешь, он женится на Лизе?

— Боюсь, что да.

— Я надеюсь, что всё-таки нет.

— М? Хочешь поставить на это?

— Сотню.

— Одно условие.

— Какое?

— Мы не пытаемся повлиять на ход событий.

— То есть ты позволишь Дину разрушить свою жизнь ради лишней сотни?

— Нет, ради победы в пари.

— Иди к чёрту, Чак.


Сара устроилась поудобнее и придвинула тарелку поближе. В скайпе онлайн были только Бекки и Джесс. Вздохнув, она открыла официальный сайт Сандовера, пролистала статью о себе, пропустила видео с показа и открыла фотогалерею.

Дин, Лиза, Дин, Лиза, Дин, Лиза, Джон, Мэри, Сэм.

Сэм вышел очень удачно на всех фотографиях. Если не считать тех, на которых он был вместе с Руби.

Сара печально вздохнула. Почему жизнь так несправедлива? Почему лучших мужчин всегда получают вертлявые хищницы, оказавшиеся в нужное время в нужном месте, и то по блату? Нет, лучше не позволять таким мыслям заполнять голову, а то она превратится в Бекки! Сара невольно улыбнулась, вспомнив истерику, которую закатила Бекки, узнав об отношениях Сэма с Руби. Но что греха таить — ей и самой хотелось что-нибудь разбить. Она так долго выбирала платье для этого вечера, думала, что Сэм захочет познакомиться с новым дизайнером Сандовера… но он даже не взглянул на неё, лишь мазнул взглядом и снова повернулся к Руби.

Ну почему, почему Руби?

Сара вздохнула. Ладно, показ прошёл, можно расслабиться и наконец сыграть в какую-нибудь игру — последние недели ей было совсем не до них.

====== 20 ======

Четверг, 24 октября

— Дин, ты будешь рад.

— М? — с сомнением спросил Дин.

— Я всё уладила, — сказала Лиза, опускаясь в кресло. — С Бальтазаром. Он готов принять Новака к себе на работу уже на следующий день после свадьбы.

— Лиз, — Дин устало вздохнул, — мне кажется, я уже тебе объяснил. Я не уволю Каса. Пока он сам этого не захочет. А он не хочет.

— Но, Дин…

— Хватит! — Дин рассердился. — Какого чёрта! Если Руби работает паршиво, почему я должен её терпеть? А если она такой обалденный работник, так забери её в свой департамент!

— Это будет неправильно, — Лиза поджала губы.

— Да? Ну, Самандриэль увольняется через две недели. Пусть Руби идёт работать на его место.

— К Наоми? Ты серьёзно?

— А почему нет?

— Почему бы Новаку не пойти работать к Наоми?

— Потому что он нужен мне здесь! — рявкнул Дин. — Извини. Но я не буду его увольнять. Сколько раз мне ещё нужно это повторить?

— А я не отправлю свою лучшую подругу в пасть к Наоми!

— Отлично, может, Бальтазар найдёт ей местечко? Я смотрю, он горит желанием заполнить вакансию.

— Ну почему ты такой тяжёлый человек? Почему я всё время иду у тебя на поводу, а ты не можешь сделать мне небольшое одолжение?

— Небольшое? Я терплю Руби уже второй месяц! Но тебя волнуют только твоя подруга и твой департамент!

— Может, потому, что мой департамент приносит Сандоверу больше всего прибыли?

— Это не так!

— Именно так! Но ты не хочешь этого видеть! Твой отец всегда советовался с твоей матерью! Но ты хочешь принимать все решения сам! Кэсси увольняется! Самандриэль увольняется! Эш увольняется! Белла увольняется! Все разбегаются, как с тонущего корабля! Но нет, тебя заботит только то, чтобы не уволился Новак! Почему? Назло мне? — Лиза выбежала из кабинета, хлопнув дверью.

Дин сильно ударил папкой по столу. Ну вот, опять! Будто он виноват! Самандриэль увольняется потому, что с Наоми невозможно работать. Белла — из-за Бенни. Эш — ну, не вечно же ему быть курьером. Кэсси… он не знал, почему она увольняется. Она долго проработала в Сандовере. Но это не может быть его виной!

В кабинет заглянул Бенни.

— Занят? Извини, что отвлекаю, но сегодня вечером я не смогу.

— Что? — Дин выпрямился в кресле. — Но ведь сегодня четверг!

— Да, — виновато признал Бенни, входя и закрывая за собой дверь. — Прости. Я иду куда-то с Анной.

— Куда-то?

— Да. Она попросила меня пригласить её на твою свадьбу и взамен пообещала мне сегодня отвести меня в какое-то место, в которое я без неё бы никогда не попал.

— Звучит довольно пошло.

— Пожалуй.

— Так если ты завтра не выйдешь на работу, я даже не буду знать, где искать твоё тело.

— Ищи его в квартире Анны, — ухмыльнулся Бенни.

— Серьёзно? — Дин приподнял бровь. — Собираешься переспать с той, с кем я уже переспал?

— Нет, — Бенни снова рухнул в кресло, из которого только что поднялся, и его лицо из полного предвкушения мгновенно сменилось мрачным. — Чёрт, нет. Плевать, куда она там хотела меня отвести. Наверняка она не имела в виду ничего такого, но я не уверен, что могу пойти с ней куда-то даже чисто дружески. Чёрт, мы же были с ней друзьями! Почему она всё испортила?

— Извини, — Дин поёрзал в кресле.

— Да при чём здесь ты, — отмахнулся Бенни. — Слушай, я сегодня не в настроении ни на что. Давай завтра оттянемся? Я пойду лучше домой. Только позвоню ей и скажу, что не могу. Но ты не против, что я приду с ней на твою свадьбу?

Дин покачал головой.


Джо сделала вид, что эта новость её совсем не волнует. Каждый день такое случается.

— Но почему? — изумлённо спросила Бекки. — Ему ведь так нравилось здесь работать!

— Не знаю, — Рэйчел пожала плечами. — Наверное, нашёл место получше, чем курьерское.

— Но он ничего нам об этом не говорил!

— Наверное, Пэм что-то об этом знает, — равнодушно заметила Джо, провожая взглядом уходящего Бенни. Странно, сегодня ведь четверг. По четвергам Бенни всегда зависает с Дином. Неужели Дин и правда настолько в кого-то влюбился, что ему надоели холостяцкие гулянки?

В кого же, в кого он влюблён?

Может ли это быть она?

— Я? — вздрогнула Пэм, и Джо тоже вздрогнула. — Почему я?

— Разве вы не живёте вместе?

Все взоры обратились к Памеле. Та неуверенно набрала в грудь воздуха.

— Ну, — осторожно сказала она, — я… мы… он только вчера ко мне переехал.

Бекки присвистнула.

— Правда? — изумлённо спросила Сара. — И как давно вы вместе?

Пэм бросила испуганный взгляд на Джо, а та равнодушно пожала плечами.

— Чуть больше недели, — призналась Пэм.

— Ого, — сказал Гейб. — Да это же самые долгие отношения, которые у тебя когда-либо были!

Пэм пронзила его свирепым взглядом.

— Расслабься, — примирительно сказал Гейб. — Я просто злюсь из-за того, что ты досталась не мне.

— Да, — хмыкнула Пэм. — Я знаю. А Эш получил стипендию и поступил в университет. В Массачусетский технологический.

— Обалдеть! — выдохнула Бекки. — Стоп, подожди! Как же вы съезжаетесь, если он едет в Массачусетс?

— Он не уезжает. Он будет учиться удалённо. И не столько учиться, сколько работать над проектом. Они нашли какую-то его программу в сети и впечатлились.

— Но почему он нам не сказал? — удивилась Сара. — Мы должны все вместе это отметить! И ваше… ну… сожительство тоже!

— Кажется, кто-то сказал «сюрприз-вечеринка»? — спросил Гейб.


Кастиэль всмотрелся в небо, на западе затянутое тучами, и пожалел, что не взял с собой зонт. Впрочем, до метро он успеет дойти, а от метро добежит до остановки автобуса, а там и до дома недалеко. Может, Джимми его встретит с зонтом.

Дин тоже поднял голову вверх и слегка поморщился.

— Первый раз выхожу из бара, когда ещё так светло, — проворчал он. — Ладно, ты собираешься рассказывать про Амелию?

Кастиэль отвёл взгляд. До этого они весь вечер говорили о свадьбах — Дин женится совсем скоро, а Джимми назначил церемонию на весну, но Кастиэль уже был загружен подготовкой. Это явно был не самый приятный разговор, но говорить про вчерашнее свидание хотелось ещё меньше.

— Здесь я спущусь, — торопливо сказал он, кивая на вход в метро. Не та линия, но очень уж хотелось избежать разговора.

— Чёрта с два, — фыркнул Дин. — Поедем на такси, — он призывно махнул рукой жёлтому автомобилю, но тот проехал мимо, и Дин встал у проезжей части, под только что загоревшимся фонарём.

— Мне вполне удобно на метро, — возразил Кастиэль.

— Она тебе не понравилась?

Кастиэль опустил взгляд.

— Нет, она… она интересная.

Дин тяжело вздохнул.

— Кас, ты невероятный привереда.

Кастиэль смутился. Пожалуй, это было очень на то похоже. Может, ему на самом деле стоит понизить планку? Всё равно её не потянет никто, кроме Дина.

— И кто тебе понравился больше? — поинтересовался Дин. — Дафна или Амелия?

Кастиэль задумался. Дафна была похожа на Дина внешне. Дафна знала Дина всю жизнь и могла рассказывать про него всякие забавные истории. Дафна и Дин виделись каждое Рождество и День благодарения на семейных собраниях. Амелия была милой и интересной. Амелия любила животных, и у неё было большое сердце.

Почему он не мог получить всё сразу?

Потому, что он не мог получить Дина. Дин — единственный в мире.

— Я не привереда, — он поднял взгляд на Дина. — Разве ты не говорил, что первая девушка должна быть особенной?

— Да? — Дин казался странно рассеянным. — Говорил?

И прежде, чем Кастиэль успел это подтвердить, Дин поцеловал его.

Дин коснулся его губ своими, Кастиэль чувствовал их мягкость и бережность. Дин закрыл глаза, и Кастиэль мог не бояться, что он прочтёт по его лицу всё, что он думает, всё, что он чувствует. Если бы он захотел, он мог бы чуть податься вперёд, легко раздвинуть губы Дина, впустить язык в его рот, сполна прочувствовать его вкус, стереть из своей жизни и памяти поцелуй Мэг, стереть всё, кроме того, что Дин сейчас его целует. Он мог бы… но ему было нельзя.

Дин достоин большего. Кастиэль не станет очередным препятствием на пути к его счастью, не станет в один ряд с влюблёнными в него девушками, крадущими у него поцелуи и ночи любви. Кастиэль не может проявить слабость, потому что потом Дин пожалеет, как жалел обо всех своих интрижках, а Кастиэль не хочет, чтобы Дин о чём-нибудь жалел. Он хочет, чтобы Дин был счастлив.

И поэтому он отталкивает Дина. Отталкивает, пятится, бормочет что-то и ищет вход в метро, который только что был рядом, понимая, что уже успел потеряться в пространстве.

Дин открывает глаза, и в них — боль.

Этого Кастиэль не хотел. Никогда, никогда, никогда он не хотел причинять боль Дину. Он давится своим бормотанием и несётся к метро.

— Кас!

Нет, это не Дин. То есть, конечно, это Дин, но он зовёт какого-то другого Каса.

— Кас! — Дин догоняет его и хватает за плечо.

Пожалуйста, не надо. Если Дин снова поцелует его, Кастиэль не выдержит и сдастся. А это не нужно Дину.

Дин силой разворачивает его к себе, но в глаза не смотрит.

— Не выходи завтра на работу, — говорит он, разглядывая ступеньки под ногами, и Кастиэль впервые за всё время соглашается. Он кивает, и Дин, хотя и смотрит вниз, чувствует его согласие. — И, Кас… прости, — теперь он уходит прочь, а Кастиэль растерянно замирает на месте.

Дин просит у него прощения? Но за что?

Боже… Дин подумал, что Кастиэлю было неприятно произошедшее.

И никак нельзя убеждать его в обратном.

====== 21 ======

Пятница, 25 октября

Тесса знала, что верить дурацким слухам — себя не уважать.

С другой стороны, она знала, что упускать возможность, пусть и призрачную, просто глупо.

Если был шанс того, что те две ночи значили для Дина больше, чем для неё, она не должна была скромно стоять в сторонке. Тем более что Габриэль Пауэрс — проходимец и раздолбай, которому нравятся девушки вроде Беллы Талбот, а Дин Винчестер — это Дин Винчестер.

Так что сегодня она откажется заказывать с Гейбом пиццу на двоих (всё равно они ни разу не съедали её вдвоём, он всегда делился своей (и её) частью со всей своей компашкой, которая дружно отказывалась заказывать пиццу, открещиваясь её вредностью, а потом так же дружно соглашалась попробовать кусочек), а лучше попытается поговорить с Дином.

Гейб расстроился. В смысле, он сделал вид, что сердится, но Тесса знала его достаточно долго, чтобы понять, что он расстроился.

Это было приятно.

— Я не для того распространял эти слухи, чтобы все с ума посходили, — ворчал Гейб. — Я думал, это будет весело.

— Не понимаю, о чём ты, — безмятежно ответила Тесса. — Я просто не хочу пиццы.

— Мы всегда заказываем пиццу каждую вторую пятницу!

— Но что, если я не хочу? Предложи Джо или Пэм. Или Бекки. Или Саре. Или кому-нибудь из тех, кто всё время отъедает у нас большую часть пиццы.

Гейб обиженно отвернулся, а Тесса набрала номер Каса, чтобы узнать месторасположение и настроение Дина.

Кас к телефону не подходил. Это было странно. Ну, зато у неё появилась причина появиться в районе дирекции.

На вопрос о том, где Кас, Руби, не скрывая радости, ответила:

— Прогуливает!

— Кас заболел, — резко сказал невесть откуда появившийся Дин. — В следующий раз, когда тебе задают вопрос по работе, Руби, сначала узнай на него ответ, прежде чем что-нибудь ляпнуть.

— Да, мистер Винчестер, — сквозь зубы пробормотала Руби.

Дин сухо кивнул и направился прочь.

Тесса догнала его и мягко коснулась руки.

— Дин. Если у тебя что-нибудь случится… ты ведь знаешь, что всегда можешь поговорить со мной.

И она совершенно не знала, как истолковать тот полный паники взгляд, который бросил на неё Дин, отшатываясь.


Руби презрительно поморщилась вслед Дину и тут же сменила выражение лица на более мягкое, когда экран телефона засветился именем Сэма.

— Да, — промурчала она.

— Привет, — жизнерадостно сказал Сэм. — Как рабочий день?

— Как обычно, — она тяжело вздохнула, давая Сэму прочувствовать всю трагичность её положения. — Когда уже всё изменится к лучшему? Ты ведь понимаешь, о чём я.

— А я тут читал статьи о последней коллекции, наткнулся на нашу с тобой фотографию и решил позвонить.

— М. Что пишут?

— Да так… А ты хорошо знаешь Сару?

Руби нахмурилась.

— Я ведь говорила тебе уже, — недовольно сказала она. — Выскочка.

— Да? Знаешь, я изучил её коллекцию и прочитал интервью…

Руби кашлянула.

— Разве ты не говорил, что журналисты способны только на перевирание интервью?

— Ну да, — сказал Сэм после некоторого молчания. — Но я поговорил с отцом, он тоже изменил своё мнение на её счёт. Только не говори Дину.

— О да, сейчас побегу ему рассказывать, — фыркнула Руби. — Зачем ты сказал отцу, что передумал? Это ведь Дину на руку.

— Не могу же я идти отрицать очевидное… Думаю, мне стоит с ней познакомиться.

— Что? — прошипела Руби. — Ты в своём уме? Вот так просто говоришь мне, что хочешь познакомиться с другой девушкой?

— Руби, я не имел в виду…

— Никаких знакомств, — отчеканила Руби и положила трубку.

Ага, держи карман шире! Она не для того прокатила Бенни, чтобы упускать Сэма.


Джо удивлённо приподняла бровь:

— Да неужели? Его величество Габриэль осчастливит нас сегодня, присоединившись к нам в кафе?

Гейб скорчил рожицу, не отшучиваясь в ответ, и Джо снова приподняла бровь.

— Так расстроился из-за пиццы? Ну, если хочешь, я могу заказать пиццу с тобой.

— Это будет не то, — пробурчал Гейб, но скорее не капризно, а грустно, и Джо, растерявшись, собралась было сказать что-нибудь утешительное, но тут в проходе показался Дин, тоже выглядевший не особенно жизнерадостно, и она мгновенно забыла про Гейба.

— Дин! — она выбежала из-за стойки.

Господи, каким он выглядит замученным! Видать, Лиза его совсем заездила! Но Джо что угодно сделает ради того, чтобы он снова улыбнулся.

— Да? — он поднял на неё усталый взгляд.

— Дин, я… — у неё не было заготовленной речи, но трудно было сдержаться, когда у Дина на лбу было написано «Помогите мне». — Дин, ты ведь знаешь, если у тебя что-нибудь случится, ты всегда можешь обратиться ко мне. Мы по-прежнему друзья.

Он посмотрел на неё странно. Очень странно.

— Спасибо, — сухо ответил он. — Мне ничего не нужно. У меня всё в порядке, — и окинул её каким-то неприязненным взглядом.

Сердце Джо ухнуло куда-то вниз от обиды, от разочарования, от боли. Но, по крайней мере, Дин выглядел уже не несчастным, а сердитым.

Тряхнув волосами, она обиженно вернулась за стойку. Какого чёрта Дин о себе возомнил? Если ему погано, это не значит, что можно срываться на Джо! Никому нельзя срываться на Джо!

Гейб, ещё никуда не ушедший и наблюдавший всю эту сцену, смотрел на неё не менее странно. Правда, это был другой странный взгляд.

— Что? — огрызнулась она.

— Ничего, — он пожал плечами. Чёрт, нужно было срочно сменить тему.

— Так, — сказала она, — значит, тебе нравится Тесса?

— Что? — Гейб ошалело моргнул. — Что?

— Все эти страдания из-за того, что она отказалась заказать с тобой пиццу…

— Мне нравишься ты, — оборвал её Гейб. — Но разница невелика, вам обеим больше нравится бегать за Дином с щенячьими глазками.

— Что?

— То, — огрызнулся Гейб, разворачиваясь к ней спиной и направляясь к выходу. — Я сам в состоянии заказать себе пиццу.

— Гейб!

— Ну что? — он обернулся.

— Я… — Джо неуверенно нахмурилась. — Ты не хочешь сходить на пиццу сегодня после работы?


Дин изо всех сил пытался не бежать, а идти торжественным директорским шагом. Только что Кэсси сказала ему, что в случае чего он может рассчитывать на её помощь. Которой по счёту она уже была сегодня? Что на них на всех нашло? Что они знают? Может, кто-то видел его вчера с Касом?

Ему нужно увидеть Лизу. Если ходят слухи, значит, и она в курсе. Она не будет скрывать того, что ей известно. Лиза всегда прямо говорит, что её не устраивает.

— Да? — Лиза приподняла голову и просияла улыбкой, увидев Дина.

У него отлегло от сердца. Лиза ничего не знает. Наверное, он просто паршиво выглядит сегодня. В конце концов, он всю ночь почти не спал. Трудно было уснуть, когда…

— Что ты хотел? — мягко спросила Лиза, и Дин будто очнулся.

— Соскучился, — сказал он. — Мы вчера почти не виделись, и то поругались… Я больше не хочу с тобой ругаться.

— Милый, — Лиза поднялась с кресла и вышла из-за стола. — Мне тоже очень тебя не хватает. На нас просто очень много всего навалилось, вот мы и ругаемся. Но ведь мы любим друг друга, и это главное. Правда?

— Да, — подтвердил Дин. — Я очень люблю тебя. Давай больше не будем ссориться из-за Каса? Я думаю, он согласится уволиться и сам.

— Ты поговорил с ним?

Дин уклончиво что-то промычал, и Лиза восприняла это как согласие.

— Я люблю тебя, — повторил он. — Ты ведь не бросишь меня?

— Никогда, — Лиза улыбнулась, и Дин попятился назад, щёлкая замком, а, заперев дверь, сделал несколько быстрых шагов навстречу своей невесте.

На экране телефона высветились имя и фотография Амелии, и Дин устало прикрыл глаза. Наверное, она, как и Дафна, будет спрашивать, почему Кас не звонит.

А Кас, наверное, просто не хочет иметь дела с девушками, с которыми познакомил его Дин. Потому что Дин прогнил насквозь, пусть Кас и утверждал когда-то обратное.

Дин свернул файл с отчётом, на который пытался отвлечься, и принял вызов.

— Привет, — сказал он. — Кас заболел.

— Да, я знаю, — ответила Амелия. — Ты думаешь, мне проще позвонить тебе, если я хочу узнать, не заболел ли он?

— Знаешь? — переспросил Дин. — Ты с ним разговаривала? Когда?

— А что? — удивилась она. — Только что разговаривала.

— О чём?

— Э, — Амелия какое-то время озадаченно молчала. — Он сказал, что заболел. Почему ты спрашиваешь?

— Просто так, — быстро сказал Дин. — А что ты хотела?

— Дин, — осторожно ответила Амелия, — ты в порядке?

— Я в порядке! — взвился Дин. — В полном порядке! Следующему, кто спросит, в порядке ли я, я дам в глаз!

— Хм. Может, тебе тяжело без секретаря?

— Кас не секретарь, — на автомате поправил Дин. — Он мой личный помощник.

Амелия помолчала.

— Он сказал, что ему уже лучше, и, если он тебе нужен, он может приехать.

— Что? — не понял Дин.

— Ну, он просил тебе не говорить, но я звоню по его просьбе. Он волнуется, всё ли хорошо, потому что он заболел так неожиданно и не успел доделать какие-то там дела. Он сказал, что может приехать на работу.

Дин взволнованно облизал губы.

— Правда? — с надеждой спросил он.

— Что вообще происходит? — с подозрением спросила Амелия. — У меня такое ощущение, что мы говорим о чём-то другом. Знаешь что? Если он тебе нужен, позвони ему сам. У меня операция через десять минут. Я занятой человек. Пока.

Дин не сразу понял, что Амелия имеет в виду не свою операцию, а что-нибудь вроде кастрации кота.

— Да, — сказал он. — Пока.

Кас… волнуется? Он не возненавидел Дина? Он не хочет уволиться?

Ну конечно, это же Кас. Он всегда думает о людях лучшее. Наверное, он решил, что Дин просто выпил лишнего! Слава богу!

Пусть он и дальше так думает.

Дин облегчённо улыбнулся и начал набирать смс.


Джессика схватила Сару за локоть и оттащила в сторонку. Ей не терпелось с кем-нибудь поделиться, но это явно были не те новости, которые стоило рассказывать всей их компании, а с Сарой у неё всегда были более близкие отношения, чем с другими.

— Ты не представляешь, — зашептала она. — Боже, Дин с Лизой только что занимались сексом в кабинете! Мне было так хорошо слышно! По крайней мере, её! Я чуть не умерла от стыда! Слава богу, никто не проходил мимо! Ты представляешь?

Сара не выглядела как человек, оценивший новость по достоинству. Она, правда, выглядела ошарашенной, но чем-то другим, блуждая вокруг невидящим взглядом.

— Эй, — Джесс щёлкнула пальцами у неё перед носом. — Алло.

— Мне только что звонил Сэм, — выдавила Сара.

— Что? — Джесс сделала шаг назад, мгновенно забывая о Дине с Лизой. — Что? Сэм Винчестер?

— Да!

— Откуда у него твой номер?

— А? Не знаю… я не спрашивала. Я… не в состоянии думать.

— Это видно, — нахмурилась Джесс. — И что он сказал?

— Он хочет встретиться со мной!

— О.

Джесс неуверенно поёжилась. Кажется, они с Сарой больше не были в одной команде.

Они обе давно и прочно были влюблены в Сэма. Не так, как Бекки: нет, об этом знали только они вдвоём. Они обе, в отличие от Бекки, знали, что он вряд ли когда-нибудь их заметит. Они были лучшими подругами — не только из-за Сэма, конечно, но и из-за этого тоже.

Только теперь всё менялось. Сэм хочет встретиться с Сарой. Это значило, что Джесс придётся быть рядом и видеть, как…

— Здорово, — сказала Джесс. — Поздравляю.

— Поздравляешь? Думаешь, мне стоит пойти?

— В смысле? Ты что — отказалась?

— Нет, я согласилась… но от неожиданности. А теперь я не знаю, что делать.

Джесс нахмурилась.

— Почему бы тебе отказываться от свидания с Сэмом?

— Разве ты бы не отказалась?

— Нет, — удивилась Джесс. — Почему?

— Из-за меня.

— О… нет, Сара, даже не думай отказываться из-за меня.

— И это не свидание.

— Что? Зачем ему ещё с тобой встречаться?

— Я ведь дизайнер Сандовера, ты забыла? Наверное, хочет обсудить коллекцию… или будущие коллекции.

— Не забыла, — хмыкнула Джессика. — Почему ты думаешь, что это не свидание?

— Он ведь всё ещё встречается с Руби.

— Может, он такой же, как Дин?

— Тогда я тем более должна отказаться.

Джессика задумчиво поправила волосы.

— Знаешь что? — сказала она. — Сходи. Сходи один раз, и прими окончательное решение. Странно отказываться, даже не зная, от чего. Просто… будь благоразумной. И, чуть что, звони мне.


Кастиэль таращился на свой телефон.

Кас, не дури. Сандовер не развалится, если ты один раз не выйдешь на работу.

И извини за вчерашнее. Обещаю больше так не напиваться.

— Ну что там? — Бальтазар попытался заглянуть через его плечо. — Это Дин?

— В смс ни одной опечатки, — с сомнением ответил Кастиэль. — Это на него не похоже.

— Значит, сто раз перечитал, прежде чем отправить, — заявил Бальтазар. — Так что?

Кастиэль протянул ему телефон.

— Не понимаю, почему у тебя на лице написано такое облегчение, — нахмурился Бальтазар. — Просто спустите всё на тормозах?

— Он не собирается меня увольнять! Всё будет как раньше!

— Мне не нравится, как было раньше.

— Мне нравится.

— А не должно! Чёрт, Кас, он поцеловал тебя, а ты!.. Почему ты не хочешь пойти дальше, теперь, когда точно знаешь, что он хочет тебя?

— Он не… — Кастиэль широко распахнул глаза, — я ему не нравлюсь. Пожалуйста, перестань говорить об этом.

— Зачем ты мне позвонил, если не хочешь, чтобы я говорил, что думаю?

— Не знаю, зачем я вообще тебе звоню. Ты невыносим.

— Конечно, и поэтому ты плачешься мне в жилетку каждый раз, когда у тебя что-то происходит. Ладно, я вижу, ты уже успокоился. Оставлю тебя с твоим телефоном наедине. наверное, ты захочешь, кхм, помедитировать на эту смс. До понедельника.

— А что в понедельник?

— О, обязательно что-нибудь случится. Но если он снова тебя поцелует, не звони мне, а вали его на диван.

====== 22 ======

Понедельник, 28 октября

Кастиэль взволнованно облизал губы, услышав, что Дин вошёл в кабинет. Ему казалось, что он совсем успокоился за выходные, но сейчас сердце снова бешено заколотилось. Всё же он нашёл в себе силы привычно выглянуть в дверь и улыбнуться:

— Доброе утро, Дин.

Улыбка вышла вполне искренней, потому что он был действительно рад видеть Дина, но тот лишь мазнул по нему взглядом, бегло улыбаясь и кивая:

— Доброе утро.

Кастиэль, помявшись, собрался было снова исчезнуть, но Дин окликнул его:

— Подожди, — он повесил куртку в шкаф и протянул Кастиэлю что-то: — Держи.

Кастиэль осторожно взял в руки то, что оказалось приглашением. Приглашением на свадьбу Дина. Неровным почерком Дина там было выведено «Кастиэль Новак», а рядом можно было вписать ещё одно имя.

— Нравится? — поинтересовался Дин. — Там сверху из листиков складываются буквы «Дин и Лиза».

— Нравится, — неуверенно отозвался Кастиэль.

— Это хорошо, потому что сегодня тебе предстоит заполнить ещё гору таких. Руби будет заполнять приглашения Лизы, а ты — мои. Сам я заполнил только одно, собственно, это. Остальные отправим по почте.

— А Бенни?

— А, он будет шафером.

— Ты уже сказал ему?

— Да, в субботу. Он очень рассердился, что я сказал так поздно, и пригрозил, что ничего не успеет.

Кастиэль улыбнулся.

— У него всё давно готово, — сказал он. — Он давно надеялся, что ты выберешь его. Не то чтобы он не надеялся, что ты не помиришься с Сэмом, — спохватился он. — Но он очень рад, я уверен.

— Я думал позвонить Сэму, — Дин повёл плечом, — но потом решил, что к чёрту. Отправлю ему приглашение, и всё. Ладно, смотри, вот этот список приглашённых с моей стороны подготовила Лиза. Посмотрим, кого отсюда можно убрать, и кого ещё нужно добавить.

— Я так и знал, что ты позвонишь, — проворчал Бальтазар. — Но почему в такую рань?

— Одиннадцать часов!

— Понедельника!

— …

— Ладно, что случилось?

— Он дал мне приглашение на свою свадьбу.

— А ты порвал его и швырнул обрывки ему в лицо?

— Не совсем. Я просто его взял.

— Я так и думал. Ты можешь туда кого-то вписать?

— Да, здесь строка для имени.

— Впиши меня.

— Что?

— Что слышал. Впиши меня. Сделай хоть раз так, как я говорю. А теперь всё, мне нужно поспать.

— Но он думает, что я впишу Амелию!

— Серьёзно, Кас, позвони мне вечером.

— Зачем мне вписывать тебя?

— Чтобы он поревновал, придурок! Не ревновать же ему тебя к той же девице, с которой он тебя и свёл!

— Но я не хочу, чтобы он ревновал!

— Ладно, ты меня раскусил. Я просто очень хочу попасть на эту свадьбу.

— Но ты же её устраиваешь!

— Люди не приглашают на свадьбы их устроителей. Всё, Кас, я кладу трубку. ПОКА!


Сэм чувствовал себя слегка виноватым. В конце концов, он и так много сваливает на Люка, а грузить его ещё и своими личными проблемами… Но ведь Люк всегда ему помогает, он лучший друг Сэма — с тех пор, как они с Дином разругались.

— Проблемы с Руби? — поинтересовался Люк, и Сэм, на секунду поразившись тому, как Люк умудряется читать его настроения, перестал сомневаться в том, делиться ли этим с другом.

— Не то чтобы проблемы, — сказал он. — Она невероятная, но…

— Всегда есть «но».

Сэм печально кивнул.

— Она очень… агрессивная, — сказал он, не уверенный в том, что верно выразил мысль. — В ней очень много энергии, но она будто всю её направляет на ненависть.

— А на секс ничего не остаётся? — хмыкнул Люк.

— Секс шикарен, — Сэм не смог сдержать довольной ухмылки.

— Ну, тогда тебе не на что жаловаться.

— Знаю, — Сэм вздохнул. — Но она так сильно хочет увольнения Дина, гораздо сильнее, чем я сам…

— Она заботится о тебе. Женщины — они такие.

Сэм задумчиво кивнул, и Люк придвинулся ближе.

— Знаешь что? — сказал он. — Мне кажется, тебе пора нас познакомить. Сегодня ты встречаешься с ней?

— О, с удовольствием вас познакомлю! — с энтузиазмом воскликнул Сэм. — Но сегодня я встречаюсь с Сарой.

— Сарой? — Люк приподнял бровь, и Сэм торопливо замахал руками:

— Это не то, что ты подумал! Сара Блейк — новый дизайнер Сандовера.

— Я помню, — кивнул Люк. — Одно другому не мешает.

— Да нет же! — Сэм досадливо поморщился. — Она… просто мне интересна. Как дизайнер! Не как девушка!

— И Руби отнеслась к этому с пониманием?

— Руби… не знает, — уклончиво ответил Сэм.

Люк только ухмыльнулся.


Джессика покосилась на часы — она уже собиралась домой, а кто-то трезвонит без пяти минут шесть.

— Сандовер, — произнесла она милым голосом.

Трубка ответила ей продолжительным молчанием, и Джесс с облегчением уже собралась было положить её на аппарат, но на том проводе наконец очнулись.

— Джесс? — раздался знакомый голос, и она, привставшая было, чтобы выключить принтер, резко осела на стул.

— Брэди? — неверяще спросила она.

— Кто такой Брэди? — поинтересовалась Пэм, нажимая кнопку лифта и бросая взгляд на наручные часы. — Он стоит того, чтобы задерживаться на работе на сорок минут?

— А ты сама почему задержалась? — уклончиво спросила Джессика, но Пэм — это Пэм, и она умеет уходить от ответа куда лучше любого другого, поэтому в итоге Джесс раскололась первой. — Мы вместе учились в колледже. Мы почти начали встречаться, но… ты ведь знаешь, что Сэм тоже учился в том колледже. Я влюбилась в него и отказала Брэди, а потом мне пришлось уйти из колледжа, и я переехала в Нью-Йорк, попала в Сандовер, решила, что это судьба сводит меня с Сэмом… но он так же не замечал меня здесь, как и в колледже… и я думала, что люблю его, но сегодня, когда позвонил Брэди… я даже не узнала, зачем он вообще звонил.

— Значит, позвонит ещё раз, — философски ответила Пэм, прикладывая пропуск к датчику. — Всё, до завтра!

— Ты не на метро?

— Нет, сегодня меня Эш забирает, — Пэм отмахнулась и исчезла за углом, а Джесс осталась гадать, что изменит сегодняшний поздний звонок.


Дин заскрипел зубами, чтобы не взорваться.

— Лиза, я уже тысячу раз говорил, что давно купил костюм для свадьбы.

— Как ты мог его купить, если не знал, в чём буду я!

— Все женихи не знают, в чём будет их невеста! И ничего, как-то одеваются!

— Но ты не все женихи! Ты директор модного дома! У тебя под рукой лучший дизайнер Америки! Я ведь всегда говорю тебе, какой галстук выбрать в тон моего платья!

— И я всегда считал это маразмом! …Ладно, Лиз, может, я и не прав, но всё уже куплено. Кас мотался туда-сюда целую неделю.

— Ах, значит, Кас! Его хлопоты что-то значат, а наши с Чаком — нет?

— Лиз…

— Чак уже пошил для тебя костюм. И твой галстук должен быть белым. А твой драгоценный Кас мог бы и со мной обсудить выбор твоей одежды.

— Я надену костюм Чака на какое-нибудь мероприятие.

— Нет! Это костюм Новака ты наденешь на какое-нибудь мероприятие! А на свадьбу ты наденешь костюм Чака! Ты не испортишь мою свадьбу каким-нибудь красным галстуком!

— Он не красный! И свадьба наша, а не твоя! Мой голос вообще имеет какое-нибудь значение?

— Ты почему-то не хотел заниматься организацией свадьбы! Всё свалил на меня! А теперь решаешь пойти против всего, что я успела сделать!

Дин устало потёр виски.

— Ладно, — сказал он. — Я посмотрю, что там пошил Чак. Но ничего не обещаю.

Лиза с грохотом швырнула трубку, и Дин повернулся к терпеливо ожидающему конца разговора Касу.

— Извини, — сказал он. — У неё… предсвадебный мандраж, — он вспомнил слова Бенни о самом себе.

Кас понимающе кивнул, будто сплошь и рядом натыкался на сходящих с ума невест, и Дин бросил взгляд на часы. Девять.

Девять?!

— Девять часов! — воскликнул он. — Чёрт, Кас, ну мы и засиделись. Хорошо, что ЭрДжей сегодня отпросился, а то бы и ему пришлось здесь торчать! Собирайся, я тебя подвезу.

— Спасибо, но я и так доберусь…

— Кас, когда ты уже поймёшь, что со мной бесполезно спорить? — Дин поморщился, закрывая все открытые окошки на компьютере. — Давай собирайся, а то ещё час тут проторчим.

Каким образом разговор перешёл на тему Мексики, Дин представлял себе смутно, но факт оставался фактом — садясь в машину, они говорили о свадьбе, а, когда Дин затормозил у дома Каса, они уже обсуждали мексиканские праздники.

— Это мой дом, — кивнул Кас. — Спасибо.

— А где твои окна?

— Они выходят на другую сторону.

— Ясно. Ну…

— Может, зайдёшь?

Дин подавился собственными словами. Кас приглашает его зайти? Или это просто формула вежливости?

Ему чертовски хотелось увидеть, как живёт Кас. Но… сможет ли он держать себя в руках, если они с Касом останутся вдвоём?

Какого чёрта! Они каждый день остаются вдвоём — и ничего не происходит. Если один раз Дин не сдержался… тогда они были очень даже не одни, кроме того, он был пьян.

— Конечно, — он кивнул.

Ему не пришлось даже проверять свою способность сдерживаться — у него ведь из головы вылетело, что Кас живёт не один, а с братом.

— Привет, — со слегка настороженной улыбкой Джимми протянул ему руку, и Дин ненадолго завис, пожимая её.

На Джимми была надета серая футболка и джинсы, и Дину чертовски хотелось бы увидеть Каса в такой домашней одежде. Но в целом… он был очень, очень похож на Каса, и Дин не был уверен, что сумел бы их различить, оденься они одинаково.

— В первый раз это всегда ошарашивает, — сказала девушка, и Дин запоздало заметил, что в квартире есть кто-то помимо братьев. Наверное, это Амелия. Та самая Амелия, которая нравится Касу. Дин окинул её ревнивым взглядом — ничего особенного. И что Кас в ней нашёл? — Но их совсем не сложно отличить друг от друга, — сказала она с улыбкой. — Джим скорее… более жизнерадостный, даже легкомысленный… и не делай такое лицо! А Кастиэль более сосредоточенный, знаете, в нём чувствуется стержень…

«Ну так что ж ты выбрала не того, раз такая умная», — с досадой подумал Дин, но вынужден был признать, что Амелия, пожалуй, хорошо знает братьев. Наверное, они и правда хорошие старые друзья. А друг Каса не может быть плохим… С другой стороны, Бальтазар…

— Чаю? — предложил Джимми, и Дин с готовностью кивнул.

====== 23 ======

Вторник, 29 октября

Бекки влетела в кабинет, размахивая журналом.

— Свежий выпуск «Галереи»! — воскликнула она. — Налетай, пока Чак не приехал и не отобрал!

— А чего он только один? — поинтересовалась Сара. — Взяла бы побольше.

— Ага, возьмёшь тут побольше. Там у Джо знаешь какое столпотворение у стойки? Правда, не знаю, из-за журнала или из-за нового симпатичного курьера.

Бекки села на своё место, и Сара придвинула свой стул к её столу.

— О боже, — выдохнула она, увидев огромную фотографию перед статьёй. — Боже! Чем Дин успел так обидеть Анну?

В глазах Бекки отражался такой же ужас.

— Зачем ты вообще с ним фотографировалась? — прошептала она, рассматривая огромную фотографию Дина и Сары. — Лиза убьёт вас обоих. Она рвала и метала из-за одной фотографии на каком-то сайте, а из-за «Галереи» она тебя живьём съест!

— Это была случайная фотография! — убитым голосом ответила Сара. — Кто же знал, что Анна меня так ненавидит? А она казалась мне такой приятной! Как думаешь, мы успеем сжечь весь тираж до того, как Лиза это увидит?

Бекки покачала головой.

— А ведь на их сайте была другая фотография, — вспомнила она. — Что-то случилось между выставлением информации на сайт и печатью номера. Ты точно ничего не сделала Анне?

— Я её даже не видела после показа! Разве я должна была как-то выказать ей благодарность?

— Нет, думаю, дело в Дине… да выключи ты свой телефон! Кто тебе пишет в такую рань?

— Хэй! — дверь распахнулась, впуская Памелу. — Я видела фотографию. Очень мило. Ты решила закадрить обоих братьев Винчестеров, а, Сара?

— Что значит — обоих? — недоумённо нахмурилась Бекки.

— Сара вчера ходила на свидание с Сэмом, — подмигнула ей Пэм. — Ты не в курсе?

— Что? — Бекки буквально подпрыгнула на месте. — Что?!

— О, — Пэм прикусила губу, кажется, сообразив, что, возможно, не стоило вот так вываливать на Бекки эти новости.

— И когда ты собиралась мне сказать? — яростно прошипела Бекки.

— Никогда, — Сара пожала плечами. — Я не пошла.

— Что? — в один голос изумились Бекки и Пэм.

— Я решила, что будет неправильно делать это без ведома Дина, — сказала Сара. — А вчера было уже поздно ему сообщать, и я пошла прогуляться на пляж.

Пэм со значением покосилась на календарь.

— Прогуляться же, а не искупаться, — сердито ответила Сара на её немой вопрос. — Между прочим, некоторые ещё купаются. И сегодня вечером я иду на настоящее свидание, понятно вам? С нормальным парнем, а не с членом Совета акционеров, у которого есть девушка и конфликт с Дином.

— Сказала бы мне, — захныкала Бекки. — Я бы пришла вместо тебя и…

— Что за парень? — перебила её Пэм. — Вы в курсе, что у Джесс сегодня тоже свидание?

— Что? — удивилась Сара.

— Да, но ты первая рассказывай.

— Его зовут Йен, — Сара пожала плечами. — Он спасатель. Мы только вчера познакомились, так что особо нечего рассказывать.

— А парня Джесс зовут Брэди.

— Брэди? Тот самый Брэди?

— Да.

— Что за тот самый Брэди? — нахмурилась Бекки. — Первый раз о нём слышу.


Чарли от испуга выронила сэндвич, когда в кабинет стремительно ворвалась Лиза.

— Где остальные? — сурово вопросила она.

— Э, — Чарли замялась. Сдавать ребят не хотелось, тем более что она и сама не раз опаздывала на пару часов — и уходила пораньше. Обычно утром никаких завалов не было. — На летучке. Меня оставили на всякий случай, вдруг кому понадоблюсь.

— Понадобилась, — кивнула Лиза. — Мне нужен удалённый доступ к компьютеру Сары Блейк.

— Но… — Чарли в панике облизала губы, — но… необходима санкция директора…

— Дин не против, — отрезала Лиза.

Чарли ей не поверила, но сказать невесте директора, что она врёт…

— Ладно, — пробормотала она. — Я сейчас, — она развернулась к компьютеру и стала лихорадочно перебирать возможности отложить процесс. — А, — она сделала вид, что вспомнила что-то, — на моём компьютере ещё нет нужных утилит. Мы только на этой неделе переставили систему, не успели дать мне все уровни допуска. Сейчас я позвоню кому-нибудь и спрошу пароль от компьютера…

— Не говори, зачем, — отрезала Лиза.

— Тогда я напишу, — Чарли потянулась за телефоном и начала набирать сообщение Гейбу, но Лиза перегнулась через её плечо и заглянула в экран. Чёрт, чёрт. Чарли закусила губу.

Не дашь мне пароль от своего компа? Нужно кое-что. Помню только, что там что-то про Вампира.

Только бы Гейб понял! На прошлой неделе он пытался убедить Чарли, что Бенни — вампир. В итоге они, конечно, здорово поржали, но помнит ли он об этом? И, даже если помнит, поймёт ли немую мольбу Чарли привести Бенни в их офис? Только непосредственный начальник — ну, или Дин, которого сейчас не было в офисе — смог бы спасти сейчас Чарли. Вернее, Сару.

Телефон зажужжал, оповещая о полученном сообщении.

ЗовВампира7

Да, точно, спасибо!!!

Хорошо, что Гейб такой башковитый! И хорошо, что он записан в её телефонной книге не под своим именем, а как «Придурок»!

Чарли ввела правильный пароль, стараясь прикрыть набираемые символы от Лизы, и медленно-медленно принялась открывать себе доступ к информации Сары.

— Чарли, что… Лиза, — Бенни удивлённо замер в дверях. — Что ты здесь делаешь? — он бросил взгляд на экран. — Хотите взломать чей-то компьютер?

— Нет, я… — Лиза растерялась, и Чарли окончательно убедилась, что никакого разрешения Дина у неё нет. Всё же ссориться с ней не хотелось.

— Мисс Брейден забыла пароль от своего компьютера, — сказала она.

— Вот как, — Бенни явно не купился на это, но согласно кивнул. — Уже разобрались?

— Да, — Лиза поднялась, окидывая Чарли подозрительным взглядом. — Спасибо, Чарли.

— В следующий раз ты можешь просто позвонить, Лиз, — улыбнулся Бенни.

— Может, я и звонила, — сухо сказала Лиза, уже стоя в дверях. — Может, никто не подошёл к телефону. Обрати внимание на то, что подчинённые тебе программисты не находятся на рабочих местах в рабочее время. Массово, — взмахнув волосами, она вышла.

— Они вышли, — смущённо пробормотала Чарли. — Покурить. Скоро вернутся.

— Ну-ну, — фыркнул Бенни. — Я ещё зайду.


Мэдисон недовольно поморщилась, дочитав статью до конца.

— Опять ни слова обо мне, — буркнула она. — Будто я не пахала больше всех.

— А про кого-нибудь из нашего отдела есть? — поинтересовался Эд.

— Нет, — Мэдисон покачала головой. — Зато на одной из фотографий видно кусочек Энди.

— Дайте глянуть, — попросил Иниас, которого, между прочим, вообще не должно было быть в кабинете. — А это разве не Кэсси?

— Нет, — Гарри отобрал у него журнал. — У неё была другая причёска. Иди-ка в свой кабинет и дожидайся там своей очереди. Наш отдел первым читает журнал. Вы вообще показом не занимались.

— Очень даже занимались, — обиделся Иниас. — Вечно вы первые. Почему хоть раз нельзя дать журнал сначала нам?

— Обратитесь к Лизе, — съязвила Мэдисон. — Скажите, что департаменту не хватает журналов. И что вы не можете прочитать точно такую же статью в интернете.

— Между прочим, в интернете и фотографий больше, — поддакнул Эд.

— Такой там не было, — возразил Иниас, кивая на фото Дина и Сары. — Я её вижу в первый раз.

— А мы нет, — сказала Мэдисон. — А всё почему? Потому, что мы этим занимаемся, а твоё дело — экономическое прогнозирование. Вот иди и прогнозируй себе.

— Для этого мне нужен журнал!

— Который мы бы уже прочитали, если бы ты нас не отвлекал!

— Знаю я вас, — буркнул Иниас. — Неделю читать будете. Не прибегайте потом и не требуйте срочные данные за месяц.

— Попроси у Джессики, — сжалился Гарри. — Может, Лиза ещё не пришла.

— Пришла, — мрачно сообщил Иниас. — Ещё как. Схватила журнал и унеслась куда-то. Злющая. Не ходите к ней сегодня.

— Она вообще странная последнее время, — заметил Эд.

— Это всё свадьба, — заявил Гарри. — Женщины…

— Сейчас и ты без журнала останешься, — отрезала Мэдисон. — Вообще уже. Начальства совсем не боятся.


Мэг, оперевшись головой на руку, лениво слушала Алистера, нашедшего ей очередное гениальное занятие.

— Это же кадровый вопрос, — уныло ответила она. — Почему нельзя свалить это на Фергуса?

— Потому что ты ничем не занимаешься, — отрезал Алистер.

— Или потому, что Фергус качественнее умеет сваливать работу на другие отделы? — пробурчала Мэг себе под нос. Ладно, может, получится спихнуть это на Рэйчел или Миссури.

Но стоило ей появиться в кадрах, как Миссури тут же обвиняюще указала на неё пальцем:

— Даже не думай! Ты не свалишь на нас свою работу!

— Я ничего такого не… — взгляд Мэг метнулся было в сторону Рэйчел.

— И на Рэйчел не косись, — сурово предупредила Миссури. — У нас своей работы хватает. Куча увольнений, а, значит, куча приёмов на работу.

— Я просто хотела спросить, нет ли у вас журнала, — тоном оскорблённой невинности заявила Мэг. — Все читают «Галерею», а я даже не видела.

Рэйчел покосилась на Миссури, и та кивнула.

— Держи, — Рэйчел вытянула откуда-то из-под бумажных завалов (наверняка декоративных) журнал.

— Не помни и не порви, — велела Миссури. — Чтобы вернула сегодня же.

Мэг хмыкнула и, захватив журнал, направилась к Руби, чтобы вытащить ту покурить. Они обе устроились на балконе, стряхивая пепел вниз и разглядывая фотографии.

— Я уже видела краем глаза, — сказала Руби, мазнув взглядом по изображению Дина и Сары. — Лиза бесится.

— Думаешь, зря?

— Само собой. Не такой Дин дурак, чтобы устраивать служебные романы.

Мэг подавила улыбку. Интересно, что скажет Руби, если сейчас сообщить ей, о скольких служебных романах Дина известно лично Мэг? И это если не считать того, что она сама была его служебным романом.

— И не хочешь попытаться её успокоить?

— Я исчерпала все свои доводы, — философски заметила Руби, и Мэг подозрительно нахмурилась. Ещё несколько недель назад Руби шныряла по всем углам, разыскивая доказательства виновности Дина, а теперь не хочет идти по такому привлекательному следу.

Что-то она задумала, эта Руби.

====== 24 ======

Среда, 30 октября

Дин впервые за долгое время наслаждался свиданием со своей невестой. После того, как он согласился на костюм от Чака, Лиза стала куда более мирной и покладистой. Даже не сказала ни слова насчёт вчерашнего фото в «Галерее». Точно, он был прав, и всё дело в подготовке к свадьбе. Это очень давит на неё, но теперь, когда всё решено, Лиза та же девушка, которая заинтересовала его когда-то. Красивая, милая, весёлая. Вот если бы ещё разговор не свернул в итоге к работе…

— Я же тебе говорил, — вздохнул Дин, — насчёт премий обращайся к Наоми, не ко мне. Насколько мне известно, их не повысят выше запланированного, пока не начнут приходить прибыли от продаж новой коллекции. Но, серьёзно, поговори с ней.

— Я поговорила.

— И?

— И она сказала, что это вполне возможно, если слегка сократить штат.

— Сократить штат?

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Что? Нет! Лиз, сколько уже можно. Оставь Каса в покое. Почему я не могу оставить себе хорошего личного помощника? Что ты так к нему прицепилась? Он что-то тебе сделал?

— Не мне, — Лиза скрестила руки на груди. — Тебе.

— Что? — Дин нахмурился. — Что он мог сделать мне?

Лиза вздохнула и побарабанила пальцами по столу.

— Я не хотела говорить, — сказала она, — но, видимо, это необходимо. Прости, Дин, мне жаль разрушать твою веру в людей.

Дин насторожился. Какого чёрта она имеет в виду?

— Я знаю о той квартире, что ты готовишь для нас двоих, Дин, — вздохнула Лиза. — Мне жаль, что я узнала раньше времени, но это всё равно было приятным сюрпризом, поверь…

— Ближе к делу.

Лиза нахмурилась.

— Ты дал ключи от неё Новаку. А он водил туда женщин. И говорил им, что это его квартира.

А, да она про случай с Мэг!

Дин выдохнул с облегчением и не сумел сдержать широченной улыбки.

— Да, — сказал он. — Я в курсе.

— Ты в курсе?

— Да, ему было бы трудно скрыть от меня такое. Ну, Кас оказался любителем по женской части, что тут попишешь, — Дин пожал плечами, гадая, должно ли ему быть стыдно возводить напраслину на Каса, если тот сам предложил такое прикрытие. — Заметь, я не спрашиваю, как узнала об этом ты.

— Что тут попишешь? — ноздри Лизы раздулись от гнева. — Что тут попишешь? Он водит женщин в нашу будущую квартиру, в наше семейное гнёздышко, а ты улыбаешься?

— Ээ, — протянул Дин. — Об этом я не подумал. Я… извини. Ты права. Я… хм, я поговорю с ним.

— Поговоришь?

— Ладно, я лишу его премии в следующем месяце?

— Почему только в следующем?

— В этом премию ему уже насчитали.

Лиза сжала вилку так, будто та лично отказывалась увольнять Каса.

— Я найду другую квартиру, — примирительно сказал Дин.

— Дин. Речь о том, что он обманул твоё доверие.

— Он сам мне всё рассказал.

Лиза, кажется, едва сдержалась, чтобы не хлопнуть ладонью по столу.

— Ладно, — сказала она. — Наверное, ты бы рассердился, разве что если бы он стянул что-нибудь из твоего бумажника.

Дин нахмурился.

— К чему этот разговор?

— Я видела, как он сделал это, Дин. Ты вышел из кабинета, а он взял деньги из бумажника на твоём столе.

Дин отложил приборы и испытующе уставился на невесту.

Лжёт? Ради того, чтобы уволить Каса? Он был лучшего о ней мнения.

Но он был лучшего мнения и о Касе. Кас не мог…

— Ты мне не веришь, — горько сказала Лиза. — Я должна была догадаться. Должна была знать, что ты поверишь чужому человеку, а не своей невесте, не своей подруге детства… Впрочем, я и знала. Поэтому у меня есть доказательства, — она вынула телефон, открыла видео и протянула Дину.

Тот уставился на экран. Сомнений не было, это Кас, берущий что-то с его стола и с вороватым видом засовывающий это в карман.

Как он мог так поступить с Дином?

— Откуда это у тебя? — Дин сглотнул. — Ты… ты что, знала, что он… заранее?

Как он мог?..

— Я заметила его взгляд и заподозрила неладное, — торжествующе сказала Лиза. — Не хотела тебе говорить, но…

Как он мог?

— Мне нужно идти, — Дин резко поднялся из-за стола.

— Подожди, я…

— Мне нужно идти, — отрезал Дин, едва не срываясь на крик.

Кас, из всех людей… как он мог? Как он мог?!


Сэм без особого энтузиазма наблюдал за тем, как Люк и Руби, познакомившиеся две минуты назад и уже успевшие спеться, обсуждают детали плана, склонившись над блокнотом.

— Привет, — за их столик присела ещё одна девушка. — Я Ронда.

— Да! — Люк и Руби оживились ещё больше. — Ронда Хёрли? Вас-то мы и ждём!

Сэм поёрзал на стуле. Ситуация нравилась ему всё меньше.

— Не хватает только Лилит, — Люк озабоченно оглянулся. — Она редко опаздывает.

— Давай пока введём Ронду в курс дела, — предложила Руби.

Сэм определённо чувствовал себя лишним.


Джо попыталась подавить улыбку, заслышав в отдалении цоканье каблуков Наоми, но, чёрт, Гейб всегда мог заставить её улыбнуться или засмеяться, а она ничего не могла с этим поделать. В конце концов, ей что — нельзя улыбаться на рабочем месте?

Наоми явно считала, что нельзя, но каблуки оказались не её, а Кэсси, и Джо мысленно сплюнула. До сегодняшнего дня Кэсси ходила в какой-то тихой обуви, а сегодня уже второй раз заставила её напрячься.

Она собралась уже было вернуться к скайпу, когда из лифта показался Дин. Вид у него был такой, будто он долго бежал, сам плохо представляя, куда и зачем, но, когда в лифте ему пришлось несколько минут стоять без движения, он растерял всю уверенность. И на самом деле, скорость Дина падала с каждым его шагом, а у стойки Джо он и вовсе замер, окидывая её (Джо, а не стойку) нерешительным взглядом.

Или к Джо он изначально и шёл?

— Дин? — неуверенно спросила Джо.

— Что? — Дин вздрогнул и тряхнул головой. — Нет, ничего. Я просто задумался.

Он ушёл в сторону своего кабинета, тяжело вздохнув, а Джо, закусив губу, проводила его взглядом, не зная, стоит ли его догонять.

Может ли быть, что Дин так торопился к ней, хотел ей что-то сказать?

Джо отмела эти мысли в сторону и снова открыла окошко разговора с Гейбом.

Пока она отвлекалась, он успел написать довольно много, только ей уже не хотелось смеяться.


Кастиэль почувствовал, как его улыбка сходит на нет при виде лица Дина. Дин выглядел… потерянным. Сердитым. Неуверенным. Взволнованным.

— Что-то случилось? — осторожно спросил Кастиэль.

Вместо ответа Дин мрачно протянул ему телефон Лизы, на мгновение нахмурившись и зависнув, будто соображая, откуда этот телефон вообще у него взялся.

Кастиэль тоже нахмурился и перевёл взгляд на экран.

Сердце у него ушло в пятки.

Снятое на этот телефон видео засняло тот момент, когда он взял со стола Дина его фотографию и присвоил её себе. Да, тогда он взял её случайно, но потом у него была тысяча возможностей подбросить её назад — и он не воспользовался ни одной из них, спрятав снимок под одной из скидочных карт в бумажнике. Он украл фотографию Дина. И теперь Дин узнал об этом.

Теперь Дин поймёт, что Кастиэль любит его, что Кастиэль — вор и обманщик.

Он выгонит его.

Кастиэль поджал губы и опустил взгляд.

— Так это правда, — выдохнул Дин, опуская руку с телефоном и выглядя ещё более потерянным, чем до этого, будто видео самого по себе, без признания Кастиэля, было недостаточно, чтобы заставить его поверить. Конечно, это ведь Дин с его бесконечной верой в людей. Кастиэль его подвёл. — Сколько ты взял?

Кастиэль резко поднял голову, недоумённо хмурясь.

— Сколько? — переспросил он.

— Да, — раздражённо повторил Дин. — Сколько?

— Одну, — неуверенно ответил Кастиэль, чувствуя себя крайне глупо. Что Дин имел в виду?

— Что одну? — ещё больше рассердился Дин. — Один доллар? Одну тысячу?

Кастиэль непонятливо заморгал. Наверное, проще было вернуть фотографию. Это, конечно, не загладит его вину, но… Как бы ни хотелось оставить себе хоть такое смутное воспоминание о Дине, он обязан вернуть снимок. По крайней мере, у него будут ещё фотографии Дина из Интернета. И он всегда может купить журнал с ним… К глазам подступили слёзы обиды от внезапного осознания утраты, но Кастиэль велел им убираться обратно и полез во внутренний карман пиджака за бумажником.

— Вот она, — сказал он, бережно извлекая фотографию из-под карточки и протягивая её Дину. Тот взял её и недоумённо нахмурился.

— Это моя фотография, — констатировал он.

— Это то, что я взял, — снова нахмурился Кастиэль. И тут до него запоздало дошло.

Дин думал, что он взял деньги.

Кастиэль в ужасе широко распахнул глаза. Он не знал, что хуже — то, что Дин посчитал его способным на такое, или то, что он только что выдал себя. И не знал, что было бы лучше — сказать правду или признаться в краже денег.

Вот только выбора у него уже не было.

Дин тоже распахнул глаза — и приоткрыл рот.

— Ты… взял мою фотографию? — переспросил он. Кастиэль кивнул, испуганно опуская взгляд. — Зачем?

Кастиэль бросил на него быстрый взгляд и снова опустил его к полу. Что тут можно было ответить?

— Ты… — Дин прерывисто вздохнул и облизал губы, — ты… Кас… Но почему тогда, — он сделал шаг вперёд, — почему ты тогда меня оттолкнул?

Нет, Кастиэль никогда не поймёт Дина. Он только что признался в краже, признался ему в любви, а Дин спрашивает его о том поцелуе?

— Тебе это не нужно, — глухо ответил он. Прежде, чем он успел сказать что-то ещё, Дин накрыл его губы своими; прежде, чем он успел понять, что происходит, он уже отвечал на поцелуй; прежде, чем он успел оттолкнуть Дина, тот отстранился сам.

— Нужно, — хрипло сказал Дин. — Ты очень нужен мне, Кас.

Очень трудно было противостоять такому Дину — взволнованному, тяжело дышащему, просительно-умоляюще заглядывающему в глаза, — но Кастиэль попятился назад, отворачиваясь — и тут же оказался прижат к стене, а горячее дыхание Дина опалило его ухо.

— Кас, — кажется, он старался звучать требовательно, но Кастиэль услышал в его голосе неуверенность и страх. Страх, что его оттолкнут. И этому противостоять было куда сложнее, чем собственному соблазну.

— Дин, — умоляюще прошептал он, снова поворачиваясь к Дину лицом и заглядывая ему в глаза.

— Я люблю тебя, — вырвалось у Дина отчаянное признание, и Кастиэль замер. Глаза Дина испуганно распахнулись, будто он и сам не ожидал от себя таких слов, но взгляда он не отвёл, упрямо поджав губы и ожидая ответа.

И решимость Кастиэля растаяла. Он знал — даже не был уверен, а твёрдо знал, — что Дин не говорил этих слов никому, кроме Лизы. Ни одной из тех девушек, которых покорил или пытался покорить. Он никогда не сказал бы ничего подобного, даже если бы это помогло ему достичь своей цели. Для Дина они много значили, и, чтобы сказать их Лизе, ему пришлось убедить самого себя, что он любит её.

Нет, конечно, Кастиэль не поверил в то, что Дин его любит. Не больше, чем на пару мгновений. Но, если Дин сказал это, значит, сейчас он сам в это верит. И отказ Кастиэля станет для него ударом куда большим, чем очередное падение в собственных глазах.

Кастиэль не стал ничего отвечать, а просто потянулся вперёд и поцеловал Дина, на этот раз отдаваясь поцелую целиком и не отвлекаясь на ядовитые мысли о том, что сейчас нужно будет прекратить, оттолкнуть, отстраниться.

Дин шумно выдохнул и сильнее вжал Кастиэля в стену, жадно впиваясь в его губы, так, будто хотел этого всегда. Его руки спустились на бёдра Кастиэля, и тот неуверенно положил свои руки на спину Дина, робко поглаживая.

Это было совсем не то же самое, что Кастиэль представлял себе до этого. Конечно, он миллион раз думал о том, каково будет почувствовать руки Дина, губы Дина, его горячее дыхание, его колено между своих ног — но всё было по-другому. Дин был всем тем, чем не мог быть его образ, — пламенем, ярким, настойчивым, обжигающим, уверенным, пылким… настоящим. Его руки были ласковее, чем в мечтах Кастиэля, губы — мягче, поцелуй — волшебнее, но главным было не это. В его глазах было такое тепло, такая любовь, такая ласковая привязанность за безумием расширенных зрачков, какие Кастиэль не представлял даже в самых смелых мечтах. Одно дело было мечтать о том, чтобы получить Дина, и совсем другое — о том, чтобы Дин почувствовал что-то к нему.

Это было слишком прекрасно, чтобы быть правдой, но это происходило, и Кастиэль пришёл в себя лишь на секунду, когда Дин толкнул его на диван и в голове промелькнула мысль, что, наверное, на этом же диване он был с Анной и, может быть, с кем-нибудь ещё. Он отогнал эту мысль — не стоит думать, будто он чем-то лучше многочисленных женщин Дина, он точно такой же — и прошептал:

— Двери.

— Я запер, — пробормотал Дин, спускаясь поцелуями к его шее и пытаясь стянуть рубашку, не отрываясь от Кастиэля губами.

Кастиэль шумно выдохнул и чуть выгнулся, чтобы Дину было удобнее. Рука Дина оглаживала его бедро, и, не выдержав, он толкнулся ей навстречу, тут же смущаясь, но Дин только торжествующе усмехнулся, послушно — послушно — сдвигая руку к его члену. Кастиэль вскрикнул и тут же закусил губу, вспомнив, что громкие звуки может услышать Руби — чёрт, Руби находится прямо за стеной, а он уже позабыл о том, что она вообще существует, что в мире есть кто-то, кроме них с Дином.

Дин негромко рассмеялся и чуть приподнялся, освобождая себя и Кастиэля от брюк, и Кастиэль отстранённо подумал, что, наверное, он кажется Дину совершенным бревном, потому что тает от прикосновений и не находит в себе сил ни на что, кроме как робко положить руки Дину на спину или бёдра и тут же бессильно уронить их, теряясь в новых ласках.

А ещё он так и не ответил Дину.

От этой мысли Кастиэль мгновенно отрезвел и потянул Дина к себе, чтобы заглянуть ему глаза.

— Дин.

— Что? — в глазах Дина снова вспыхнула паника. Кастиэль невольно улыбнулся: нет, он ни за что не остановился бы сейчас. Слишком поздно.

— Я т… Я люблю тебя, — сначала Кастиэль хотел сказать «тоже», но быстро одёрнул себя: Дин его не любит. Любит только он сам.

Дин с облегчением снова завладел его губами, а его рука вернулась к члену Кастиэля, только на этот раз между ними не было ткани, и у Кастиэля не было сил даже ответить на его поцелуй — он лишь шумно и часто-часто дышал, стараясь не давать стонам вырваться наружу, но иногда всё же срываясь на отчаянные всхлипы.

Он почувствовал, как внутрь проникает палец Дина, и закрыл глаза, пристыженно гадая, поймёт ли Дин по его не-узости, что ещё вчера там побывали пальцы самого Кастиэля.

Боже, ещё вчера он самозабвенно трахал себя пальцами, а сегодня его растягивают пальцы Дина. Неужели это происходит на самом деле?

— Диин, — приглушённо простонал он.

— Шшш, — Дин мягко коснулся его губ своими, неверно истолковав его взволнованность. — Всё хорошо, всё хорошо, я люблю тебя.

Губы Кастиэля расползлись было в улыбке, но он тут же снова сорвался на стон, когда пальцы Дина выскользнули из него, и нетерпеливо толкнулся бёдрами, готовый повалить Дина на спину и насадиться на его член (хотя до этого подобные позы всегда его пугали), если тот немедленно не войдёт в него.

Потом до него запоздало дошло, что это был первый раз, когда ему захотелось потребовать чего-то от Дина. И что Дин тут же дал ему всё, что ему было нужно.

Да, Дин был всем, что было нужно Кастиэлю, но он не был уверен, что после этого момента когда-либо сможет довольствоваться малым. Довольствоваться тем, чего ему хватало раньше.

Теперь ему нужен был весь Дин.

====== 25 ======

Четверг, 31 октября

— Новак.

— Хэй, Кас, это Гейб. А во сколько сегодня будет Дин?

— Его не будет. Он же уехал на три дня на конференцию.

— Да, но он вроде собирался утром заглянуть в офис. Бенни хотел к нему попасть.

— Собирался. Он… передумал.

— Он тебе позвонил?

— Нет. Лиза позвонила Руби.

— Хм, странно. Обычно он звонит тебе. Может, она убила его и прячет тело, как считаешь?

— Гейб, я немного занят. Дина нет.

— Бу. Ладно. Я тебе ещё позвоню.

Кастиэль положил трубку с тяжёлым вздохом. Его совершенно не удивляло то, что Дин не стал ему звонить. Его скорее удивило, что он сам нашёл в себе силы выйти сегодня на работу. Наверное, хорошо, что Дин всё же не появится — они не увидятся в ближайшие четыре дня.

После того поцелуя они не виделись три дня — но, чёрт, то, что было вчера, определённо будет не так просто отодвинуть в сторонку. И дело, конечно, не в сексе, а в словах.

Они признались друг другу в любви. Могло ли быть ещё хуже?

В дверь кабинета Дина кто-то постучал — наверное, Руби куда-то улетучилась, пользуясь отсутствием директора, — и Кастиэль вышел из своего помещения.

В кабинет неуверенно заглянул паренёк, которого Кастиэль узнал не сразу.

— Дин? — позвал тот и наткнулся взглядом на Кастиэля. — Здравствуйте. Я к Дину. Он вышел?

— Здравствуй, Адам, — кивнул Кастиэль. — Дина сегодня не будет. Ты с ним договаривался?

Адам мгновенно сник.

— Нет, — убито сказал он, опускаясь на диван, и Кастиэль прерывисто вздохнул — он всё утро заставлял себя не смотреть в ту сторону. Но продолжать разговор, стоя к младшему брату Дина спиной, было бы странно, и он взял себя в руки. — Я сначала хотел поговорить с Сэмом, но он чем-то занят. И Дина нет. Я не знаю, к кому ещё обратиться.

— Я бы посоветовал тебе поехать к нему домой, — Кастиэль неуверенно примостился рядом, не позволяя себе думать о том, что вчера на этом самом диване… — Но, думаю, он уже в аэропорту. Через полчаса у него самолёт, и его не будет в Нью-Йорке до воскресенья.

Дин боится высоты и вынужден лететь, а Кастиэль даже не может позвонить ему и узнать, всё ли в порядке. И написать тоже будет неправильно.

— Наверное, ты можешь позвонить ему сейчас, — предположил Кастиэль. — Думаю, он сейчас ждёт посадки.

— Нет, — Адам покачал головой. — Я просто хотел поговорить. Не по телефону. Мне просто нужно поговорить с кем-то.

— Если я могу чем-то помочь…

— Я прошу прощения, — Адам смущённо откашлялся, — но… ты вообще кто?

— О, — Кастиэль тоже смутился. — Я Кастиэль Новак, личный помощник Дина, — он неуверенно протянул Адаму руку.

— Меня ты, кажется, знаешь, — ответил тот, пожимая её. — Откуда, кстати?

— Из интернета, — Кастиэль пожал плечами.

— Ну да. Дин вряд ли что-то обо мне рассказывал. Знаешь, я всегда больше ладил с Сэмом, но последнее время… Сэм всё чем-то занят, он какой-то отстранённый, а мне нужно, нужно с кем-то поговорить, потому что я поссорился с отцом, потому что он хочет, чтобы я получил экономическое образование, как Дин и Сэм, потому что это пригодится мне на работе здесь, но я не хочу работать здесь, я не хочу быть экономистом, я терпеть это не могу! Чёрт, — спохватился Адам, — извини, ты здесь вообще ни при чём.

— Ничего, — Кастиэль покачал головой. — Но не думаю, что тебе стоит говорить об этом с Дином. Он скажет тебе послушать отца.

Адам презрительно поморщился.

— Какой он мне отец, — сказал он. — Я его почти и не знал, пока мама не умерла. Мама была моей семьёй, а он… Мэри и то добрее ко мне, чем он. Откупился от меня долей акций, а теперь хочет указывать мне, что делать.

— А чего хочешь ты?

— Я хочу поступить в медицинский, — Адам поджал губы. — А он говорит, что Сандовер — это семейное дело. Но я не Винчестер. Я Миллеган. Мама была медсестрой.

— Но ты уверен, что хочешь посвятить себя медицине не только из памяти к ней?

— Да, — твёрдо ответил Адам. — Спасать жизни людей — это куда важнее, чем высчитывать объёмы продаж.

Дину бы не понравилось то, что Кастиэль настраивает его младшего брата против семьи.


— Мэг?

— Да? — резковато ответила Мэг, полуоборачиваясь от кофемашины. Неужели не видно, что она занята? — А, это ты, Сэм, — её лицо смягчилось. Самандриэль был… ну, у них были хорошие отношения. То есть нормальные. То есть лучше, чем с предыдущими секретарями Наоми. Предыдущие две девицы были настоящими стервами, а Самандриэля всегда можно было попросить придержать почту, если Мэг не успевала донести что-то вовремя, или позвонить, чтобы сообщить, когда Наоми освободится или, наоборот, уедет пораньше. Поэтому Мэг старалась быть с ним милой и не хотела на него срываться даже сегодня — в его последний рабочий день, когда ждать от него каких-то полезностей было уже бессмысленно.

— Ты не хочешь сегодня встретиться со мной после работы?

Мэг чуть не облилась горячим кофе и замерла, делая вид, что машину срочно нужно подрегулировать.

Самандриэль был, конечно, ничего, но определённо не в её вкусе. Мэг нравились более брутальные, что ли, мужчины. Вроде Дина. Или вроде Каса. Она даже не заметила, когда Кас постепенно вытеснил Дина из её мыслей. Если бы Дин совершенно ясно не выразился в том смысле, что он против развития их с Новаком отношений, Мэг бы его не упустила. Парень был хорош под своим скучным костюмом и шикарно целовался. А уж его взгляд…

Так, о чём это она? Нет, Самандриэль был совершенно не в её вкусе.

А ещё он был милым. Мэг никогда не нравились милые парни.

Нет, в нём, конечно, был стержень… иначе он не выдержал бы целый год с Наоми и сбежал бы в первый же день. Но… ждать целый год, чтобы позвать Мэг на свидание? Ждать дня своего увольнения?

Нет, Мэг определённо не нравились такие парни.

Тогда почему она всё ещё думает вместо того, чтобы сразу его отшить?

— Сегодня после работы тебе устраивают торжественное прощание, — сказала она. — Если что, я тебе этого не говорила. Это сюрприз. Но потом, может быть, мы могли бы куда-нибудь сходить.


Пэм, сурово нахмурившись, облокотилась на стойку Джо.

— Ну? — строго спросила она. — Когда мы уже наконец поговорим?

— О чём? — моргнула Джо.

— Об Эше.

— Э, — Джо выглядела искренне растерянной, — а что, нам нужно о нём поговорить?

— По-моему, ты избегаешь меня. Серьёзно, мне нужно знать, как ты относишься к тому, что мы с Эшем вместе.

— Боже, — Джо закатила глаза. — Ты так говоришь, будто увела у меня парня. Но у меня с Эшем ничего не было. И я вроде как встречаюсь с Гейбом.

— Вроде как?

— Ну, это вряд ли отношения, пока не пройдёт где-нибудь месяц, правда?

Пэм, встречавшаяся с Эшем на целую неделю дольше, чем Джо с Гейбом, хмыкнула.

— Короче, я рада за вас с Эшем, — подытожила Джо.

— Мм, — протянула Пэм. — Если это как-то улучшит ситуацию, то я довольно долго была влюблена в Гейба.

— Те три дня, что ты не ходила на свидания в прошлом году?

Пэм шутливо толкнула Джо в плечо.

— Стоп, — Джо нахмурилась. — Так ты пришла не узнать, ревную ли я, а сказать, что ревнуешь здесь ты?

— Нет! — Пэм широко распахнула глаза. — Это давно в прошлом. И, бога ради, не говори Гейбу.

— Не буду, — Джо хмыкнула. — Я даже знаю, каким бы было его первое слово, узнай он об этом.

— О да, я тоже. «Тройничок».

— Именно.

— Мм, — Пэм тряхнула головой, отгоняя фантазии. — Так о чём я? А! Мы с тобой давно не тусовались. Сходим куда-нибудь вдвоём? На мужской стриптиз?

— Вот уж нет, — проворчала Джо. — Если мы пойдём на стриптиз, я тебя потеряю. Пойдём просто попьём кофе, что ли.


Руби блаженно прикрыла глаза, тая под настойчивыми губами, целующими её спину. Первый раз за долгое время она не вспоминала о Бенни во время секса.

— Что с Сэмом? — промурчала она.

Люк нисколько не смутился такой темы.

— Будем воздействовать на него с двух сторон, — он поцеловал её плечо. — Нам нужно было познакомиться раньше.

— Да уж, — расслабленно выдохнула Руби. — Он бы уже был директором.

Люк опустился рядом, и она придвинулась к нему поближе.

Хорошо. Как же хорошо.

====== 26 ======

Пятница, 1 ноября

Бекки скривилась.

— Чего и следовало ожидать, — сказала она, отпихивая «Завтра» подальше, и Уриэль потянул журнал к себе. — Одна маленькая заметка. Даже без фотографий — «смотрите фото на сайте».

— Ну их к чёрту, — Сара пожала плечами. — Про нас написала тысяча журналов, большая часть отзывов восторженные. Одно «Завтра» погоды не делает.

— Это авторитетный журнал, — вздохнула Бекки. — Впрочем, хорошего от них никогда ждать не приходилось. Могло быть и хуже.

— Должно было быть хуже, — вздохнул Чак. — У меня такое ощущение, что это «хуже» где-то затаилось и ждёт своей очереди.

— Милый, у тебя просто давно никого не было, — с сочувствием сказала Бекки. — Поэтому ты такой мрачный.

— На себя посмотри! — возмутился Чак. — Ты постишься куда дольше меня!

— Но я-то не впадаю в уныние по мелочам, — Бекки пожала плечами. — Всё потому, что у меня есть мои сериалы. И интернет.

— У меня тоже есть сериалы и интернет, — проворчал Чак.

— Видимо, не те. Хочешь, я тебе что-нибудь посоветую?

— Лучше бы вам обоим пойти в бар и подцепить мужиков, — не выдержала Сара. — Оба уже на нервы действуете.

— Боюсь, нам нужно идти в разные бары, — хмыкнула Бекки. — И вообще, ты думаешь, что заимела парня и теперь всё, можешь раздавать указания?

Сара закатила глаза.

— Я попрошу Йена тебя с кем-нибудь познакомить. Может, — она бросила взгляд на Чака, — у него даже есть знакомые одинокие геи.

— Не нужна мне благотворительность, — одновременно проворчали Чак с Бекки, и Сара с Уриэлем переглянулись.

— Как жаль, что Чак гей, — вздохнула Сара. — Вы были бы такой хорошей парой.


Мэдисон порадовалась тому, что Лизы и Дина сегодня не было в Сандовере. Ну, Дин ей погоды не делал, а вот Лиза была бы не в духе из-за сегодняшней недо-статьи и испортила бы жизнь всему своему департаменту.

— В подшивку, — она подвинула журнал к Гарри.

— Как думаете, «Завтра» напишет о свадьбе Дина и Лизы? — поинтересовался Иниас (Мэдисон уже даже не удивлялась тому, что он вечно торчит в их кабинете). Вопрос был хороший.

— Я думаю, напишет, — сказал Эд. — И мельком упомянет, что платье Лизы в прошлом сезоне было бы достойно первого места среди всех свадебных нарядов.

— Да уж, — Мэдисон скривилась, — этого будет достаточно, чтобы убить Лизу. Но Дина это вряд ли расстроит. Думаю, они и по Сандоверу как-то пройдутся.

— Кстати, кого-нибудь из вас пригласили на свадьбу? — поинтересовался Эд.

— Нет, конечно, — удивилась Мэдисон. — Кто мы такие, чтобы попасть на свадьбу богов?

— А Джессику Лиза пригласила, — наябедничал Гарри. — Только её, ну, и Чака, конечно. А вот Дин пригласил целую кучу народу.

— Не думаю, что они приглашали людей по отдельности, — заметила Мэдисон. — Они ведь должны вместе решать, кого приглашать, а кого нет.

Гарри пожал плечами.

— А кто ещё идёт? — спросил Иниас.

— Чак выбил пару приглашений для своих. Для Бекки и Сары точно. Дин, ясное дело, пригласил Каса и Бенни. Ещё Джо и Гейба. Ещё кого-то, я не помню, — Гарри почесал затылок.

— Про Руби забыл, — напомнил Эд. — Лиза её пригласила.

— Ну да, ну да. В общем, можно ещё к кому-то приклеиться и попасть… правда, я не знаю, у кого одиночные приглашения, а у кого парные.

— Ну и кто из нас пойдёт кадрить Бекки?


Тесса влетела в канцелярию на всех парах и закрыла за собой дверь, привлекая к себе все взгляды.

— Что? — Эстер первая поняла, что у Тессы наготове сногсшибательная новость.

— Ух! — прошипела Тесса, причём не рисуясь, а просто не находя в себе силы высказать услышанное вслух.

— Ну? — Линда и Тамара тоже уже отвлеклись от дел и уставились на вестницу.

— Наоми! — громко прошептала Тесса, оглядываясь.

— Да что с ней?

— У неё… у неё… она встречается…

— С Касом, мы в курсе.

— Да ни с каким не с Касом!

— Что? Но мы же…

— С Кроули! — торжествующе прошипела Тесса. — У Наоми роман с Кроули!

— Да ладно! — Эстер выронила ручку. — Да ладно!

— Может, и с Касом тоже, — предположила прагматичная Линда.

— Как ты узнала? — перебила её Эстер.

— От Мэг! — Тесса увидела на лицах коллег сомнения — Мэг явно не была надёжным источником. — А ей сказал Самандриэль! А он видел своими глазами!

— Где она видела Самандриэля? — удивилась Линда.

— А, они встречаются.

— Что? Мэг и Сэм? Да ладно!

— Вот вам и да ладно.

— Да она же его съест!

— Ничего, он прошёл курс выживания у Наоми.

— Да дались вам Мэг и Сэм! — нетерпеливо топнула ногой Тесса. — Кроули и Наоми же, ну!

— А я вспомнила! — воскликнула Тамара. — Когда Кас пришёл устраиваться, Кроули не хотел его брать! Но потом ему настучали по голове, и Каса взяли.

— О, — Линда моргнула. — Думаешь, он знает о Касе и Наоми?

— Наверняка! — с жаром воскликнула Тамара. — Чёрт, вокруг нас разворачиваются такие драмы, а мы даже и не в курсе!

— Да ладно вам, — неуверенно сказала Тесса. — Может, с Касом у неё ничего и нет.

— Пф! Конечно, есть. Устройство на работу наперекор Лизе, премии и вообще… А когда она сняла с него поручение и переложила на Рэйчел?

— В общем, он спит или с ней, или с Дином, — засмеялась Эстер.

Да уж, подумала Тесса. Наоми явно куда более вероятна.


— Я так больше не могу, — вздохнула Джоди. — Сегодня Айзек сказал, что Тамара ему сказала, что ты встречаешься с Наоми. И Бобби тоже скоро вернётся из отпуска.

— Ещё неделя, — Фергус бросил взгляд на календарь. — А вообще да… думаю, тебе пора писать заявление на увольнение.

— А ты? — Джоди нахмурилась.

— Как только директор подпишет твоё, — Фергус потянулся поцеловать её, и Джоди, вздохнув, закрыла глаза.

====== 27 ======

Понедельник, 4 ноября

Дин был не готов встретиться с Касом. Прошло всего четыре дня, и он… Он просто не мог. Но не выйти на работу было нельзя, и с тяжёлым вздохом он толкнул дверь своего кабинета.

— Доброе утро, Дин.

— Привет, Дин.

— Э… доброе утро, — Дин растерянно заморгал, разглядывая стоящих у окна Каса и Адама. — Адам? Что ты здесь делаешь?

— Я зашёл за Касом, — Адам широко улыбнулся. Какого чёрта? Он называет его Касом? Откуда они вообще знакомы? — Ты ведь отпустишь его пораньше, правда?

— Не надо меня отпускать, — вздрогнул Кас — Дин не сомневался, что он понятия не имел, что Адам собирается его отпрашивать. — Ещё два часа до окончания рабочего дня, и у меня…

— Можешь его забирать, — хмыкнул Дин. — Кас, тут происходило что-нибудь интересное без меня?

— Вышла заметка в «Завтра», — неуверенно ответил Кас, на мгновение смотря ему в глаза. Дин тут же отвёл взгляд.

— Да, я видел, — Дин кивнул. — Ладно, можешь идти.

И Кас с Адамом ушли, а Дин остался тупо таращиться на закрывшуюся за ними дверь. Встречу с Касом он представлял себе совсем не так.

Собственно, он вообще представлял её смутно, чувствуя только, что без тонны неловкости не обойдётся. Он все четыре дня промаялся, не зная, стоит ли позвонить или написать Касу — впрочем, слов всё равно не было. Кас тоже не объявлялся, и Дин понятия не имел, что и думать.

Если подумать, Кас просто поддался его настойчивости. Он ведь не ответил на признание Дина (подумать только, признание). Нет, он сказал, что любит Дина, но ведь это было во время секса, а чего не скажешь, когда тебе хорошо?

Что ж, по крайней мере, ему было хорошо.

Чёрт, это же был его первый раз.

— Привет, милый!

С Лизой Дин тоже не виделся четыре дня — он приехал только вчера и написал ей, что слишком устал. К счастью, она не стала готовить ему сюрпризов в виде неожиданного визита. И он совершенно не был готов к встрече с ней прямо сейчас.

Она поцеловала его и принялась рассказывать, как продвигается подготовка к свадьбе, а Дин рассеянно придвинул к себе папку с почтой. Заявление Джоди Миллс об увольнении.

— Она ведь меньше года проработала, — сказал он.

Лиза замолчала и смерила его недовольным взглядом.

— Кстати, вот что, — заметила она. — Почему ты пораздавал кучу приглашений работникам? Мы устраиваем свадьбу или корпоратив?

— У меня остались лишние, — Дин пожал плечами.

— Лишние? У нас же был список!

— Я же говорил тебе, что не буду приглашать Кэмпбеллов.

— Но они твои родственники!

— Они не общаются ни со мной, ни с мамой! Какого чёрта мне их звать!

— Ты вроде неплохо общался с Дафной!

— Э… мы поссорились.

— Поссорились? Из-за чего?

Дин смущённо потёр шею.

— Ну, я познакомил её с Касом, и… он ей понравился, а она ему — нет.

— Господи, — Лиза закатила глаза. — Зачем ты стал знакомить её с геем?

— Что? — рука Дина дёрнулась, и вместо подписи заявление Джоди украсила уродливая загогулина. — Откуда… почему…

— Ты что — не знал? — удивилась Лиза. — Ты не видел, кого он дописал в приглашении на свадьбу?

— Нет… кого?

— Бальтазара.

— Что?

Кас и Бальтазар? Он всё-таки дотянулся до Каса своими грязными руками? И… когда это началось? Когда он дал Касу приглашение? Они так долго вместе? Но что тогда было между ними?

Он всё-таки не был у Каса первым?

Дина замутило.

— …тоже так считаю, — сказала Лиза. — Это мерзко. Да ещё и приведёт его на нашу свадьбу. Я ведь говорила тебе. Нужно быть разборчивее. Раздаёшь приглашения всем подряд. Берёшь на работу кого ни попадя.

— Мерзко? — переспросил Дин. — С каких пор ты считаешь геев мерзкими?

— Ты ведь и сам так считаешь…

— Да неужели?

— Дин….

— Чак и Бальтазар твои друзья, разве нет? Они в курсе, что за спиной ты называешь их мерзкими? А пошитое Чаком платье и устроенная Бальтазаром свадьба — не мерзко?

— Да что на тебя нашло! — Лиза вскочила на ноги. — Ты ведь всегда терпеть не мог геев!

— Неправда!

— Правда! И стоило тебе узнать, что твой драгоценный Кас — один из них, как ты тут же принялся их защищать! Думаешь, я не понимаю, что это значит? Ты просто делаешь это назло мне! Назло мне и Руби! Что бы я ни сказала, ты только возражаешь! Он грабит тебя, а тебе плевать, лишь бы только насолить мне!

Дин отвернулся.

Лиза выбежала прочь, хлопнув дверью, и он закрыл глаза.

Он не знает, что чувствует к Касу, и тем более не знает, что чувствует к нему Кас, но одно ясно: он не любит Лизу и не может на ней жениться.


Тесса рассеянно поставила штампик на заявление Джоди Миллс. Что это за закорюку Дин нарисовал?

— Получается, Бобби придёт, а её уже нет, — прикинула Эстер. — Как думаешь, он вообще в курсе, что она увольняется?

— Наверное, они по телефону общаются, — Тесса пожала плечами. — Не думаешь же, что они поссорились и она вот так решила уволиться?

— Кто знает. А как Джо и Элен отреагировали?

— Они, наверное, ещё не знают.

— Хорошо бы с ними поговорить.

— Ага, — Тесса зевнула.

— Слушай, — нерешительно сказала Эстер, — что ты делаешь сегодня вечером?

Тесса, дописав номер на штампике, приподняла бровь.

— Зовёшь меня на свидание? На-ка, отсканируй.

Эстер забрала заявление и нажала кнопку на сканере.

— Нет, меня пригласили на свидание, но я пообещала прийти с подругой.

— Нет, спасибо. Позови кого-нибудь другого.

— Тесс…

— Нет.

— Ты не внесла резолюцию Дина.

— А, сейчас внесу.

— Тесс, пожалуйста.

— Уже вношу!

— Тесс! Ну что тебе стоит? Просто посидишь, поешь за чужой счёт и пойдёшь домой.

— Я не ем за чужой счёт. И вообще. Найди кого-нибудь другого.


Кастиэль придвинул к себе кофе и в сотый раз сказал:

— Не стоило мне уходить раньше.

— Брось, — отмахнулся Адам. — Это всего два часа. И у Дина ведь есть другой секретарь.

— Я личный помощник.

— Ой, хватит. Достаточно и того, что ты вчера сломя голову унёсся к кондитеру, потому что «это же свадьба Дина»!

— А вот и Амелия, — перебил его Кастиэль. Адам обернулся.

Кастиэль знал, что не может считаться образчиком принятия разумных взвешенных решений. Он наделал немало ошибок в своей жизни и не имел права давать брату Дина авторитетные советы. Но вот Амелия… он, конечно, не знал, насколько её решения были разумными и взвешенными, но Дин хорошо о ней отзывался, она казалась рассудительной и, кроме того, была пусть не врачом, но ветеринаром. И у неё был конфликт с родителями — в сущности, она была единственной из знакомых Кастиэля, кто пошёл наперекор их решению, поэтому он и решил познакомить её с Адамом.

Адам был хорошим парнем. За последние четыре дня они виделись три раза, и Кастиэлю нравилось с ним общаться, а ещё больше его поражало то, что брату Дина нравится общаться с ним. Впрочем, он уже перестал думать о нём, как о брате Дина, и относился к нему, как к хорошему приятелю.

— Привет, Кас, — Амелия широко улыбнулась и присела на стул рядом. — Адам, я полагаю? — она протянула ему руку.

— Да, — Адам слегка привстал на стуле, — Кас сказал…

Телефон Кастиэля зазвонил, и тот, извинившись, ответил.

— Мистер Новак?

— Да.

— Это Уокер, я декоратор на свадьбе мистера Винчестера и мисс Брейден.

— Да, — Кастиэль напрягся. — Что-то не так с украшениями? Я что-то забыл?

— Нет-нет, по вашей части всё в порядке. Но мисс Телеген должна была сегодня отправить мне файлы флориста, а её нет, и я не могу до неё дозвониться. Понимаете ли, времени уже не так много…

— У меня есть эти файлы, — перебил Кастиэль, мысленно помянув Руби недобрым словом. — Я могу быть у вас… через двадцать минут. Подождёте?

— Конечно, мистер Новак. Я вас жду.

— Договорились, — Кастиэль поднялся на ноги, увидел выжидательно смотрящих Адама и Амелию и вспомнил, что был не один. — Простите… мне нужно…

— Свадьба Дина? — Адам изогнул бровь.

— Да, — пробормотал Кастиэль. — Простите. Нужно торопиться.

Он, выдавив извиняющуюся улыбку, направился к выходу, услышав:

— Вот и вчера он…


Сэм счастливо улыбнулся. В последнее время Руби, как по волшебству, стала милой, мягкой и покладистой и не рвалась каждую минуту брать Сандовер штурмом и свергать Дина.

— Завтра я поеду забирать платье, — промурлыкала она. — Не хочешь съездить со мной?

— Ты ведь подружка невесты, — вспомнил он. — Ты сама его выбирала или Лиза?

— Лиза, — Руби скорчила рожицу. — Так поедешь?

— Не знаю… если я увижу тебя в нём, то захочу с тебя сорвать, и тогда оно не доживёт до свадьбы…

— Я не буду его при тебе мерить, — Руби засмеялась. — Просто подвезёшь меня. Жаль, что ты не шафер, мы были бы такой парой…

— Да, — Сэм поджал губы, чувствуя, как к сердцу подступает горечь от осознания того, что Дин так и не предложил ему стать шафером, и не замечая торжествующего блеска в глазах Руби.

====== 28 ======

Среда, 6 ноября

Кастиэль даже не заметил, что они с Дином впервые остались наедине после того, как… после. Он забрал у Дина почту (Руби опять куда-то пропала) и понёс её в канцелярию, по дороге заметив, что на кондиционере установлена температура +19.

— Я сделаю на пару градусов теплее, — он произнёс это с вопросительной интонацией, но, не дожидаясь ответа, нажал на кнопку несколько раз, пока на экране не отобразилось +23.

— Кас, — настигло его уже около дверей.

Кастиэль закусил губу и обернулся, крепко цепляясь за ручку.

— Да?

Дин вышел из-за стола и облокотился на него, засунув руки в карманы.

— Ты всё-таки встречаешься с этим Бальтазаром?

— Что? — Кастиэль широко распахнул глаза. — Что? Конечно, нет!

— Извини, — Дин, кажется, смутился. — Я просто видел твоё приглашение на… видел твоё приглашение.

— А, да, — Кастиэль опустил взгляд. — Он… попросил меня его вписать.

Дин приподнял бровь, и Кастиэль покраснел, чувствуя себя крайне глупо.

— Ладно, — с непонятной интонацией сказал Дин. — А что за дела у вас с Адамом?

— О, — Кастиэль виновато поджал губы. — Вообще-то он хотел поговорить с тобой… в четверг. Но тебя не было, а ему нужно было с кем-то поговорить, и Сэм был занят, а я просто оказался под рукой.

— Что у него случилось?

— Извини, — Кастиэль снова опустил взгляд. — Я не могу сказать.

— Но ведь он хотел поговорить со мной!

— Он хотел поговорить с кем-то одним. Извини, Дин, — и Кастиэль выскользнул из кабинета.


Дин вошёл в кабинет своей всё ещё невесты, но та не торопилась поприветствовать его радостной улыбкой, как всегда. С широко распахнутыми глазами она уставилась в экран так, будто там было написано нечто совершенно ужасное.

— Лиз? — осторожно позвал Дин. — Всё в порядке?

— А? — она вздрогнула и быстро кликнула мышкой, видимо, сворачивая вкладку. — Да-да. Что ты хотел?

Хм, если она молчит, значит, это не касается Сандовера. Ладно. Нельзя отвлекаться, он должен сказать то, ради чего пришёл сюда.

— Лиз, — он присел в своё обычное кресло. — Нужно поговорить.

— Да? — холодно спросила она. — О чём?

Он ждал не такой реакции, но не стал заморачиваться.

— Мы не можем пожениться, — прямо сказал он.

На её лице не отразилось вообще никаких эмоций. Совсем. В глазах была только пустота.

— Я понимаю, — торопливо добавил он, — понимаю, что мы не можем отменять свадьбу за пару дней. И я не хочу бросать тебя у алтаря. Ты замечательная, Лиз, и ты мой друг, и я не могу так с тобой поступать. Я… Давай ты бросишь меня. Тебе зададут вопрос, и ты скажешь «нет». Я буду выглядеть идиотом, да, но я это заслужил. А ты заслуживаешь большего, чем я, Лиз. Я…

— Ладно, — перебила его Лиза неестественно неживым голосом. — Хорошо. Договорились.

Дин и надеяться не смел, что всё будет так просто. Он ждал слёз, криков, истерик.

Лиза и в самом деле куда лучше него.

— Тогда я пойду, — неуверенно сказал он. — Если что… да, — он неловко пожал плечами и вышел из кабинета, почти сразу натыкаясь на Бенни.

— Она уже в курсе? — прошипел тот, косясь на Джессику и утаскивая Дина подальше, чтобы их никто не услышал.

— В курсе чего? — не понял Дин.

— Значит, нет, — Бенни затащил его к себе в кабинет и подтолкнул к компьютеру.

И Дин увидел крупный заголовок:

Модель Ронда Хёрли: Дину Винчестеру нравится носить женское нижнее бельё.

Он уронил голову на руки.

Вот почему Лиза была… такой.

Чёрт, наверное, она и так собиралась его бросить. Можно было и не ходить к ней. Всё устроилось бы само…

Нет. Хорошо, что он честно поговорил с ней.

Если это только можно назвать «поговорил»…


Тем временем Лиза Брейден сжимала и разжимала кулаки, пылая чистой ненавистью.

— О нет, — прошептала она, — ты так со мной не поступишь. Я тебе ещё покажу.

В дверь постучали, и Лиза приготовилась убивать, но мужчина, заглянувший внутрь, был ей незнаком.

— Здравствуйте, — он улыбнулся. — Я Мэтт Уэстборо, и Космо отправил меня взять интервью о вашей предстоящей свадьбе.

— Здравствуйте, — растерялась Лиза. — Но я ждала Синди. Разве не она занимается…

— Я отвоевал себе право на это интервью, — Мэтт улыбнулся ещё шире и сел в кресло без приглашения. — Пришлось привязать Синди к батарее. Видите ли, мисс Брейден, я давно хотел с вами познакомиться. Мы должны были вместе работать над проектом, от которого вы, к сожалению, отказались…

Лиза наконец стряхнула с себя оцепенение и улыбнулась.

— Да, я вспомнила ваше имя, — кивнула она. — Да. Интервью. Точно.

— Да, — Мэтт склонил голову к плечу. — И главный вопрос таков: смогу ли я уговорить вас пойти со мной на свидание за три дня до вашей свадьбы?

====== 29.1 ======

29.1

Суббота

Кастиэль попытался заставить себя улыбнуться перед зеркалом. Не получалось.

— Ну же, — Бальтазар успокаивающе похлопал его по плечу. — Это ведь не похороны. Кстати, выглядишь превосходно.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарил Кастиэль. Строгий костюм, надетый на нём сегодня, был раздобыт Бальтазаром — «это же моя работа», пояснил тот.

— Ну-ну. Поверь мне, он глаз от тебя не сможет отвести. Увидит тебя — и тут же всё бросит.

— Мне бы этого не хотелось.

— Да, конечно, — вздохнул Бальтазар. — А зря. Будь ты настойчивее, глядишь, до свадьбы бы и не дошло.

— Дину нужна эта свадьба, — упрямо повторил Кастиэль. — Ему нужна Лиза. Он не заслуживает… того, о чём ты говоришь. И Лиза не заслуживает.

— Кас…

— Пойдём уже, — Кастиэль решительно развернулся и направился к выходу. Их ждала машина.

— Это разве не Чарли Брэдбери?

— А? — Кастиэль, вздрогнув, отследил взгляд Бальтазара. Дина ещё не было в зале. — Да, это она. Ты её знаешь?

— Конечно. Только вот я знаю её как открытую лесбиянку, а она с каким-то мужиком.

— А, это Чак. Он гей. Разве ты его не знаешь? Он наш дизайнер.

— Это Чарльз Шерли? — Бальтазар выпрямился и поправил волосы. — Я слышал о нём, но… не так его представлял. Ты нас не познакомишь?

— Попроси Чарли, — сердито ответил Кастиэль. — Я пытаюсь придумать причину свалить отсюда.

— Чарли и Чарли, — пробормотал Бальтазар. — Как мило. Пойду нарушу эту идиллию. Стоп, какое свалить? Тебя ещё напоить нужно. Ты идёшь со мной, — Бальтазар потащил его за собой по направлению к «Чарли и Чарли».

— Я же говорил, что он женится, — донёсся до Кастиэля голос Чака. — С тебя сотня.

— Ещё не вечер, — сердито ответила Чарли. — Шш, Кас идёт сюда.

Кастиэль непонимающе нахмурился. О чём это они?

Впрочем, зная Чарли, можно было предположить, что они обсуждают какой-нибудь очередной сериал.


— Адам? Не познакомишь нас со своей девушкой?

Адам нерешительно обернулся к Мэри Винчестер. Опять она изображает из себя мамочку. Мама бы выразилась совсем по-другому… Рядом с Мэри стоял отец, даже не пытавшийся изобразить вежливую улыбку. Наверное, он уже узнал Амелию, а в следующую секунду и Мэри поражённо моргнула.

— Амелия? — в её голосе звучала настороженность.

Джон Винчестер был куда решительнее и категоричнее:

— Какого чёрта ты цепляешься к ещё одному моему сыну? Сэма тебе было мало? И ещё посмела прийти на свадьбу к Дину!

Адам нахмурился и, инстинктивно оглядевшись в поисках Сэма, сделал шаг вперёд.

— Дин был в курсе того, с кем я приду, — сухо ответил он. — У тебя какие-то проблемы?

Кажется, Джон был не в настроении закатывать скандал на свадьбе сына. Он прошипел сквозь зубы:

— Адам, ты не можешь встречаться с ней.

— Да неужели? Чего я ещё не могу? Поступить туда, куда хочу? Жить той жизнью, которой хочу?

— Адам…

— Мистер Винчестер, — Амелия мягко сжала руку Адама, видимо, решив, что и ей пора заговорить. — Знаю, вы не лучшего обо мне мнения. Возможно, я в этом действительно виновата. Мы с Сэмом расстались не лучшим образом. Но, при всём к вам уважении, это не ваше мероприятие, и вы не можете прогонять гостей.

— Ты меня ещё поучи! — негромко прорычал Джон, и Мэри сжала его руку так же, как Амелия — руку Адама, испуганно оглядываясь на других гостей. — Адам, ты не понимаешь, с чем имеешь дело…

— Как-нибудь сам разберусь, — отрезал Адам. — Мне почти восемнадцать. Ещё пара месяцев — и я свободен.

— Да, ты несовершеннолетний! — рявкнул Джон, и на них заоборачивались. — А ей сколько?

— Я старше Адама на шесть лет, — с достоинством ответила Амелия.

— Ты…

— Джон, — Мэри потащила мужа в сторону, — пожалуйста, уйдём отсюда. Этот разговор может подождать. Скоро должен появиться Дин. Ты ему нужен. Пойдём.

Джон с неохотой позволил себя утащить, и Адам повернулся к Амелии:

— Даже жаль, что это всё на пустом месте и что мы с тобой не встречаемся.

— Пожалуй, — Амелия улыбнулась. — Ты ведь пригласил меня не только потому, что хотел их позлить?

— Нет, мне и в голову не пришло, что они будут недовольны. Я не знал, что у вас с Сэмом дошло до знакомства с родителями.

— Казалось, что всё серьёзно, — Амелия вздохнула. — Люди ошибаются.

Она отвела взгляд в сторону, и Адам мягко взял её за руку.

Может быть, он и не зря довёл дело до конфликта с отцом.


Сэм горько усмехнулся, наблюдая за шепчущимися Амелией и Адамом. Как эти двое вообще познакомились? Впрочем, если подумать, Сэм и сам не должен был с ней знакомиться. Всё вышло так случайно…

— Милый? — Руби коснулась его локтя. — Всё хорошо?

— Да, — Сэм тряхнул головой. — Всё хорошо. Свадьба всё-таки состоится. Видно, статья их не рассорила. Наверное, они всё-таки любят друг друга, да?

— Ещё не вечер, — мрачно сказала Руби. — Но, думаю, это лишь показывает, что не только Дин не любит Лизу, но и она выходит за него по расчёту. А мы-то хотели ей помочь.

Сэм со вздохом кивнул. Он не ожидал, что Лиза так спокойно воспримет статью о Дине и Ронде. Он был о ней лучшего мнения.

Он вдруг заметил Сару Блейк — она была в собственном платье и опиралась на руку незнакомого Сэму широкоплечего мужчины. Она смотрела прямо на него, но, стоило ей поймать его взгляд, как она тут же повернулась в другую сторону. Впрочем, он не обратил на это особого внимания, потому что рядом с ней стоял его бывший однокурсник, Брэд, обнимавший за талию невероятной красоты девушку.

Сэм давно уже перестал мыслить категориями вроде «девушка невероятной красоты», но эту трудно было назвать как-то по-другому.

— Я сейчас, — пробормотал он Руби и сделал несколько шагов вперёд. — Брэди? Какими судьбами? Ты разве знаком с Дином?

— Сэм! — обрадованно воскликнул Брэд. — А ты почему здесь? Ты разве не шафер?

— Нет, — Сэм помрачнел. Наверное, все смотрят на него с мыслью о том, что Дин предпочёл ему приятеля с работы.

— С Дином я не знаком, — Брэд, кажется, не заметил перемены в его настроении. — Меня Джесс пригласила.

— Джесс? — Сэм перевёл взгляд на девушку и ошарашенно моргнул. Это была секретарь Лизы, имя которой он никак не мог запомнить. Вот только узнать в этой уверенной красавице в красном платье серую мышку, вечно всё ронявшую, он вряд ли бы смог, не назови Брэд её имя.

— Да, я приехал в Нью-Йорк и сразу вспомнил, что здесь работает наша бывшая однокурсница.

— Мы учились вместе? — изумлённо спросил Сэм, усиленно пытаясь припомнить Джессику в колледже.

— Я ушла из колледжа на первом курсе, — сказала она, и тут на плечо Сэма легла мягкая рука.

— Пора, — сказала Руби. — Скоро выйдет невеста.


Дин не мог не волноваться. Он знал, что свадьба фальшивая, что он не обретёт новые узы, а, напротив, освободится, но его всё равно колотило. Отец понимающе усмехнулся и похлопал его по плечу, а мама крепко обняла, и раздались щелчки фотокамер. Ну да, ну да. Завтра по всем газетам разнесётся весть о том, что Дин Винчестер брошен своей невестой у алтаря. Может, Лиза вообще не появится… нет, это вряд ли. Она так долго носилась со своим платьем, что непременно захочет его показать.

Кас стоял рядом с Бальтазаром и Чаком, и вид у него был не особенно довольный. Дин заметил, что те пытаются предложить ему шампанское, и руки непроизвольно сжались в кулаки. Ещё не хватало, чтобы они споили Каса. Нет, сегодня он нужен Дину трезвым. Им предстоит серьёзный разговор. Сегодня. Дин не может ждать.

Раздались восхищённые возгласы, и Дин обернулся, чтобы увидеть приближающуюся к нему Лизу.

Чёрт, она действительно была прекрасна. Чак всё-таки был настоящим гением, потому что платье было сшито именно для неё — подчёркивало её красоту, привлекало к ней все взгляды, ставило её на первое место среди всех находящихся в зале. О да, Дин прекрасно понимал, почему когда-то увлёкся ей. Но, наверное, если он понимает, что большую роль в её сегодняшнем образе играет талант Чака, значит, он оценивает её слишком прагматично. Это определённо не мысли влюблённого. Или просто профессиональная деформация? Может ли он оценить красоту девушки, не оценив прежде её одежду?

У него не было времени додумать эту мысль, потому что Лиза, счастливо улыбаясь, уже стояла напротив него.

Он улыбнулся ей в ответ.

Снова защёлкали камеры.

Последние фотографии самой красивой пары Нью-Йорка.

Ивент-агент откашлялся и начал свою стандартную речь.

— …семья — это союз двух любящих людей, и союз добровольный, — заключил он. — Прежде чем зарегистрировать ваш брак, я обязан спросить вас, является ли ваше желание вступить в брак искренним, свободным и обдуманным. Прошу ответить жениха.

— Да, — торжественно кивнул Дин.

— Прошу ответить невесту, — агент повернулся к Лизе.

Та сделала театральную паузу и склонила голову к плечу. Повисла восторженная тишина.

— Да, — сказала Лиза.

Дин на автомате улыбнулся и вдруг замер.

Она сказала «да».

Он только что на ней женился.

====== 29.2 ======

Суббота. Продолжение

Дин не сразу понял, что ему говорят.

— Подпишите, — повторил ивент-агент, протягивая ему ручку.

Что? Ах да. Документы. Документы о бракосочетании.

Подписание которых будет означать, что он женится на Лизе.

Которые можно не подписать и остаться холостым.

Дин поднял взгляд на Лизу. Она смотрела на него совершенно спокойно, зная, что он подпишет. Конечно, подпишет, ведь побоится скандала, побоится, что от него все отвернутся, если он бросит её. Лиза уверена, что он предложил ей сказать ему «нет» не из жалости к ней и чувства вины, а из-за страха стать эдаким отрицательным героем.

И плевала она на его чувства. Ей нужно замуж за Дина Винчестера.

Раз так, он тоже забьёт на неё.

— Я не буду подписывать, — громко сказал Дин. — Я не хочу жениться.

Раздались негромкие восклицания, Лиза побелела, а ивент-агент равнодушно опустил руку. Видимо, у него был уже не первый такой случай.

— Прости, Лиза, но я люблю кое-кого другого, — отчётливо произнёс Дин. — Ты знала об этом.

Ситуация требовала решительного жеста, и Дин стянул дурацкий белый галстук и отшвырнул его в сторону, чувствуя себя слегка глупо. Что думает по этому поводу Кас?

Рядом с Бальтазаром и Чаком его не было — строго говоря, эти двое не заметили не только его отсутствие, но явно и скандальное признание Дина, занятые исключительно друг другом. Чёрт, где он?

Дин обвёл зал взглядом, на мгновение задержав его на Джо, которую первый раз в жизни видел в платье, не нашёл Каса и вышел прочь.

Подумать только, целый зал незнакомых лиц. Лиза пеняла ему, что он устраивает из их свадьбы корпоратив, а сама превратила их личное торжество в официальный приём.

Никто за ним не последовал.


Джо поймала взгляд Дина и невольно сделала шаг вперёд.

Его слова всё ещё звучали у неё в ушах.

Я не буду подписывать. Я не хочу жениться.

Прости, Лиза, но я люблю кое-кого другого. Ты знала об этом.

Раньше любовь Дина к кому-то другому была лишь слухом, и Джо, натолкнувшись на его оборону, отступила, но сейчас…

Дин и правда любит не Лизу, а…

Кого?

Она не сомневалась в ответе.

Дин любит её.

Она бросилась было за ним, но чья-то рука надёжно обхватила её локоть. Она обернулась и виновато закусила губу. Она совсем забыла, что пришла на свадьбу с Гейбом. Что у неё есть парень.

— Куда ты? — спросил Гейб. Тихо, но сурово.

— Я… я должна догнать его, — Джо сглотнула. — Ему трудно сейчас. Ему нужен друг.

— Друг? — спокойно уточнил Гейб, но его тихие слова были прекрасно слышны даже среди поднявшейся бури.

Джо снова сглотнула и выдернула руку.

— Прости, Гейб, — пробормотала она и бросилась к выходу.

Она успела лишь увидеть, как Дин садится в такси. Она полезла за телефоном, но он не ответил на звонок. Тогда она оставила ему сообщение.

Дин. Не будь придурком.

Нам нужно поговорить.


Бенни замер, впав в ступор. Вот только что его лучший друг сказал «да» — и вот он же устроил скандал, сказав, что любит другую.

Чёрт, нужно было не отмахиваться от Дина тогда, когда он начал откровенный разговор, а выслушать его и узнать, кого он там любит!

Чёрт, чёрт, чёрт! Что ему делать? Бежать за Дином? Утешать Лизу?

Кажется, для того и другого было уже поздно. Отойдя от первоначального шока, толпа ринулась к выходу, а Лизу уже обнимала Руби и ещё пара незнакомых Бенни девушек.

— Ты знал об этом? — спросила Анна.

Чёрт, Бенни уже успел о ней забыть.

— По мне видно, чтобы я знал? — огрызнулся он.

— Как ты мог не знать? — допытывалась та. — Ты ведь его лучший друг. Что это сейчас было?

Бенни устало пожал плечами, не сопротивляясь, когда Анна потащила его в сторону, подальше от буйствующей толпы. Краем сознания он отметил, что журналистка не спешит оказаться в центре событий, предпочитая остаться с ним. Ну конечно, за Дином погнались тысячи, а Бенни — это сведения из первых рук.

— Полагаю, он только что совершил главную ошибку в своей жизни, — угрюмо ответил он. — Или наоборот, избежал её. Время покажет.

— Ну конечно, — Анна нахмурилась. — Для тебя свадьба — это ошибка. Очень на тебя похоже.

— Да, — рявкнул Бенни, — очень похоже. Давай, вспомни про Андреа, ещё в газете об этом напиши!

— Про Андреа? — неуверенно переспросила Анна, испуганно отступив. — Это твоя бывшая девушка?

— Не делай вид, что не знаешь, — Бенни прислонился к стене.

— Но я действительно…

— Я сделал ей предложение, она согласилась, а потом сбежала с моим бывшим начальником, — отрезал Бенни. — Довольна?

— Прости, — пробормотала Анна. — Я не знала…

— Теперь знаешь. Но ты ведь здесь, чтобы задавать вопросы о Дине, верно? Для своей статьи? Давай, выспрашивай подробности!

— Дурак! — Анна вспыхнула и топнула ногой. — Я тебя поддержать пытаюсь, а ты… как ты мог вообще подумать, что я спрашиваю ради статьи?

— Ну да, — вспомнил Бенни, — у тебя ведь было что-то с Дином. Ты поэтому…

Анна с размаху врезала ему пощёчину.

— Что? — ошалело возмутился он.

— Дурак! — повторила Анна, на этот раз ещё более злобно. — До чего же ты дурак!

— Но ведь было же! — возмутился Бенни, на всякий случай пятясь назад.

— Это была ошибка, — прошипела Анна. — С обеих сторон.

— То есть ты не думаешь, что он говорил о тебе?

— Кретин, — выплюнула Анна. — Последний кретин, вот ты кто.

Бенни решительно не знал, как себя вести с такой Анной. Он видел её впервые. До этого её агрессия проявлялась в колких остроумных репликах, и она никогда не позволяла себе опуститься до ругательств, открытого выражения эмоций и уж тем более рукоприкладства. Что могло так её довести?

— В чём дело? — напрямик спросил он. — Ты что — пьяная?

Сейчас она врежет ему коленом в пах.

Анна заморгала и, кажется, взяла себя в руки.

— Прости, — сказала она. — Ты не виноват.

— Ээ, нет, — возразил Бенни. — Эту интонацию я знаю. Она значит «Виноват именно ты». Что я сделал?

— Ничего, — презрительно сказала Анна. — При чём здесь ты?

— Я наступил на больную мозоль? — настаивал Бенни. — Ты не делаешь ошибок. Ты не могла переспать с Дином по ошибке.

— Я обычный человек, — холодно прошипела Анна. — Я увидела кое-кого с другой в тот вечер и поддалась ревности. И набросилась на Дина. Это ты хотел узнать?

— Кого? — неожиданно из всех вопросов, которые были у Бенни, остался только один. Кто тот человек, который может заставить Анну выйти из себя и сделать ошибку?

Ему кажется, что он знает ответ.

Анна окинула его презрительным взглядом.

— Я собираюсь взять пакет или коробку, набрать туда побольше еды, раз уж тут всё равно все заняты другим, и поехать домой, как раз успею к началу «Отчаянных домохозяек». Ты со мной?

И, конечно, он с ней.


Кастиэль глупо уставился на экран телефона.

Ему звонил Дин.

Зачем? Что могло случиться? Ведь Кастиэль ушёл всего пару минут назад, услышав уверенное Диново «да». Зачем ему было оставаться? Как Дин вообще вспомнил про его существование?

— Алло, — хмурясь, сказал он.

— Кас? Ты где?

Кастиэль замялся. Он не хотел, чтобы Дин знал, что он сбежал с его свадьбы.

 — Я еду домой, — виновато признался он. — Я…

— Скоро буду, — отрезал Дин и закончил звонок.

Кастиэль ошарашенно уставился на телефон в своей руке. Что значит «скоро буду»? Что такого могло случиться, что Дин уезжает с собственной свадьбы и едет к нему? Он ведь едет один?

Мозг отказывался выдавать хоть какие-нибудь разумные объяснения, и Кастиэль, мотнув головой, положил телефон в карман.

Дин добрался до его дома всего на пару минут позже, чем сам Кастиэль — слегка взъерошенный, без галстука и… без кольца. Кастиэль моргнул, а Джимми — слава богу, что Джимми оказался дома, потому что язык Кастиэля работать отказывался — спросил:

— Дин? Ты разве не должен сейчас быть на свадьбе?

— Свадьба не состоялась, — ответил Дин, пожимая руку Джимми, но не удостаивая его взглядом, прикованным только к Кастиэлю.

— Что?

— Я ушёл, — отрезал Дин. — Я не мог на ней жениться. Я люблю тебя, Кас.

Кастиэль, тоже смотревший только на Дина, почувствовал прожигающий насквозь взгляд брата, но даже не повернулся к нему.

— Дин… — выдохнул он.

— Да, я знаю, что я ужасный человек, что я порчу всё, к чему прикасаюсь, — зачастил Дин, — и завтра моё имя будет во всех газетах, и половина Нью-Йорка будет меня ненавидеть, и ты тоже, конечно, считаешь, что я подлец, но, Кас…

— Дин.

— … и во вторник будет собрание, и меня погонят с должности, и ты потеряешь работу из-за меня…

— Дин, замолчи.

Но Дин не замолчал, и, конечно, был только один способ его остановить. Кастиэль сделал шаг вперёд и порывисто притянул Дина к себе, целуя.

Где-то на другом конце света хлопнула, закрываясь за Джимми, дверь, и они остались в квартире одни. Но ни один из них этого не заметил — они оба были одни с самого начала. Кастиэль потянул Дина в сторону спальни, не отрываясь от его губ и вытягивая его рубашку из брюк, пока Дин пытался избавить его от пиджака.

— Тебе идёт этот костюм, — прохрипел Дин. — Я даже переосмыслил своё отношение к галстукам-бабочкам.

Кастиэль наткнулся на кровать и был уже готов рухнуть на неё, увлекая Дина за собой, но тот неожиданно удержал его, отстраняясь и серьёзно заглядывая в глаза:

— Я должен кое-что сказать, Кас, — сказал он запыхавшимся голосом, перехватывая руки Кастиэля за запястья. — Подожди.

— Да? — Кастиэль напрягся.

— Я не собирался жениться на Лизе. Изначально. В смысле, не с самого начала, но уже некоторое время. Но я не собирался и бросать её у алтаря, ты должен это знать. Мы с ней договорились. Она должна была сказать мне «нет». Но она этого не сделала, и поэтому мне пришлось сдать назад.

— Почему ты не сказал мне? — нахмурился Кастиэль, успев уже позабыть о том, что ещё пару минут назад ничего не требовал от Дина.

— Я не был уверен, — пробормотал Дин. — В смысле, не в себе, а… ты пригласил этого Бальтазара… и ты не говорил, как ты ко мне относишься… я думал…

— Конечно, я говорил! — возмутился Кастиэль. — Я сказал, что люблю тебя!

— Это было во время секса…

Кастиэль легонько толкнул его.

— Я люблю тебя, — свирепо прошипел он. — Не смей в этом сомневаться и немедленно роняй меня на кровать.

И Дин подчинился.

— Признайся ещё кое в чём, — прошептал он Кастиэлю на ухо. — Ты… думал обо мне… на этой самой кровати? — его ладонь сместилась к члену Кастиэля, наглядно показывая, что именно Дин имеет в виду под словом «думать».

— Нет, — выдохнул Кастиэль, пряча довольную ухмылку при разочарованном виде Дина. — Но я думал о тебе в душе… постоянно.

— В душе, значит, — Дин сердито толкнулся бёдрами вперёд, и Кастиэль всхлипнул, подаваясь навстречу. Дин неожиданно мягко улыбнулся: — Помнишь, как мы мылись в Сандоверских душевых? Мы тогда ещё были за стенку друг от друга?

О, Кастиэль прекрасно это помнил. Он кивнул.

— Знаешь, чем я тогда занимался в шаге от тебя? — промурлыкал Дин. — Я представлял, как ты ласкаешь себя, думая обо мне. Я опёрся на эту стенку между нами и едва сдерживался, чтобы не застонать в голос.

Кастиэль выругался, и Дин изумлённо отстранился, заглядывая ему в глаза.

— Что? — спросил он.

— Я занимался тем же самым, — прохрипел Кастиэль.

Дин тоже выругался и вскочил с кровати, а на недоумённый взгляд Кастиэля ответил:

— Раздевайся. Немедленно.

О да. У Кастиэля тоже не было сил дожидаться окончания их медленного раздевания друг другом. В несколько мгновений он оказался без одежды, и Дин накрыл его тело своим. Они спешили, торопливо лаская друг друга, но это была совсем не такая спешка, как в прошлый их раз. Тогда им нужно было успеть сделать всё до того, как их начнут искать, а сейчас они торопились лишь потому, что сами не могли сдержаться — в их распоряжении было всё время мира. Тогда Кастиэлю приходилось закусывать ладонь, чтобы находящаяся за стенкой Руби не услышала и не поняла, чем они заняты, а теперь он мог быть таким шумным, каким ему было бы угодно, он мог выкрикивать имя Дина, мог дать знать всем соседям, кто сейчас рядом с ним. И Дин мог вторить ему ответным «Кас», чтобы уж ни у кого не осталось сомнений, что здесь происходит.

И Кастиэль позволил себе расслабиться и целиком отдаться процессу. Он приглушённо простонал, когда член Дина прижался к его члену. Он шумно выдохнул, когда ладони Дина бегло огладили его грудь и живот, спускаясь ниже. Он сдавленно вскрикнул, когда губы Дина коснулись его члена, и уже громче застонал, чувствуя его язык на головке. Стоны стали совсем несдержанными, когда пальцы Дина проскользнули внутрь, а, когда они сменились членом, Кастиэль бесстыдно выкрикнул:

— Диин!

И, когда через пару мгновений его стоны слились со стонами Дина, Кастиэль отстранённо подумал, что ещё никогда не был настолько счастлив.

— Ты шумный, — довольно пробормотал Дин, отдышавшись. — Мне нравится.

— Мм, — промычал Кастиэль. Он был ещё не в состоянии разговаривать.

— Наверное, уже весь твой дом в курсе того, чем ты здесь занимался, — продолжил Дин, водя пальцами по его груди.

— Ммм? — «И что?».

— Наверное, ты не сможешь смотреть им в глаза после такого.

— Мм, — «Пф. Сомневаюсь».

— Не сможешь, — настойчиво повторил Дин. — Тебе нужно переехать.

Кастиэль широко распахнул глаза и повернул голову. Расслабленность как рукой сняло.

— Ты ведь переедешь ко мне? — неуверенно спросил Дин. Кастиэль попытался заговорить, но не смог, и Дин воспринял это как сомнение. — Пожалуйста, Кас. Я хочу видеть тебя каждое утро, просыпаясь, и каждый вечер, и всё время, а ведь скоро мы уже не будем работать вместе, а ты нужен мне, так нужен…

Кастиэль уже знал один прекрасный способ заставить Дина замолчать и без зазрения совести им воспользовался, потянувшись вперёд и поцеловав Дина.

— Конечно, — прошептал он. — Конечно, конечно, конечно, да. Конечно.

Дин крепко прижал его к себе, с облегчением выдыхая.

— Только сегодня я хотел бы остаться у тебя, — пробормотал он. — Не уверен, что ждёт меня дома. Возможно, нам придётся сменить квартиру.

— Я люблю тебя, — сонно пробормотал Кастиэль. — Давай спать.

====== 30 ======

Понедельник

Кастиэль знал, что идиллия не протянется дольше выходных. Им нужно будет выйти на работу и делать вид, что между ними ничего не происходит. Дин потеряет своё место, а Кастиэль своё. Дину нужно будет как-то объясняться перед родителями. Им придётся увидеть заголовки в прессе. Они не затрагивали эти темы в разговорах, но Кастиэль знал, как всё будет.

Но неловкость наступила ещё раньше, чем Кастиэль предполагал. В понедельник утром за ними приехал ЭрДжей на служебной машине — Приус Дина оставался припаркованным у Сандовера, и Кастиэль очень надеялся, что Лиза не попытается сорвать на машине свою злобу. Дина бы это расстроило.

— Доброе утро, мистер Винчестер, — ЭрДжей встретил Кастиэля удивлённым взглядом. — Привет, Кас.

— Доброе утро, — быстро заговорил Кастиэль, чтобы Дин не счёл себя обязанным объясняться перед водителем. — Я был здесь рядом по служебному делу, и Дин любезно позволил мне подъехать с вами. Можно я сяду спереди? Я не очень хорошо себя чувствую, — Кастиэль быстро уселся на переднее сиденье, чтобы Дину не пришлось выбирать: садиться на своё обычное место или рядом с ним на заднее.

ЭрДжей лишь весело ухмыльнулся.

— Я-то думал, заберу вас сегодня вместе с миссис Винчестер, — беспечно сказал он, кажется, даже не задумываясь над тем, что Дину эта тема может быть неприятна.

Дин что-то пробормотал в ответ.

— В газетах всякое пишут, — заметил ЭрДжей. — Наверное, она теперь уволится, да?

— Сомневаюсь, — Дин покачал головой. — Это меня сместят.

— Как это? — удивился водитель. — Директора? Сместят?

— Завтра собрание, — ровно пояснил ему Дин. — Лиза предложит сместить меня и назначить Сэма. Думаю, все члены Совета поддержат её предложение.

— Отстой, — искренне вздохнул ЭрДжей.

— Это демократия, — Дин слегка улыбнулся.

— Демократия? — ЭрДжей поморщился. — Демократия — это когда все голосуют, а то выскажутся только те, кто в Сандовер разве на собрания и приходит. Уж вы-то, мистер Винчестер, знаете компанию лучше любого другого. А хоть бы и не так, я всё равно предпочёл бы вас возить, а не вашего младшего брата, вы знаете.

— Зря ты это, — Дин улыбнулся шире. — Сэм будет хорошим директором, я уверен. Помнишь, когда твоя жена сломала ногу, а страховки у неё не было, Сэм выбил тебе материальную помощь. И он побудил юристов расширить сандоверские страховки, так, что теперь они распространяются на родственников.

— Может, оно и так, — упрямо заявил ЭрДжей. — Да только пока созывали ту комиссию, пока я собирал документы, пока решение принимали… у неё бы там всё срослось неправильно, если бы вы мне тогда денег не дали. Просто так, безо всяких комиссий и бумажек.

— Ну, ты ведь мне их вернул потом.

— Конечно, вернул. Только вы помогли мне куда больше, чем все ихние комиссии. Вот так-то вот. Будь я в вашем Совете, я бы за вас проголосовал. И любой в Сандовере. Я уверен.

Кастиэль, поджав губы, смотрел в окно. Ему в голову пришла странная мысль.


Дин не сомневался, что мама будет ждать его в кабинете. И не сомневался, что на её лице будет написано благородное негодование.

— Дин, — холодно сказала она.

Он тяжело вздохнул.

— Здравствуй, мама. Подожди минутку, ладно? — он набрал Кроули. — Фергус, пусть приказ на увольнение Руби будет лежать в утренней почте. Да, полностью готовый и на бланке. Да плевать. Да. Подожди. Подготовь ещё рекомендательное письмо на Каса. В лучшем виде. Тоже в утреннюю почту. Ну, тогда поторопись, — он положил трубку, но не спешил поворачиваться к матери. — Ээм… как Лиза?

— Ты ещё спрашиваешь? — сухо спросила мама. — Дин, что произошло? Ты что — был пьян? Лиза — святая, выносила все твои выходки, любила тебя, а эта статья… и так ты с ней поступаешь после всего?

— Я виноват, — согласился Дин. — Но ты не знаешь всего, мам…

— Так расскажи мне.

— Не стоит.

— Дин. Что это за истории с «я люблю другую»? Кто она такая? Надеюсь, не та девушка из статьи?

— Боже, конечно, нет, — Дина передёрнуло. — Как ты могла подумать?

— Тогда кто?

— Прости, но я действительно не могу пока об этом говорить.

— Дин, — мама мягко вздохнула. — Ты же знаешь, я всегда хочу быть на твоей стороне. Но, если ты ничего мне не расскажешь, мне будет очень трудно это сделать.

— Тебе не стоит быть на моей стороне, — Дин отвёл взгляд. — Правда, мама. Я этого не заслуживаю.

Мама со вздохом поднялась на ноги.

— Просто знай, что я всегда тебя выслушаю, — сказала она. И, помолчав, добавила: — Отец рвёт и мечет.

— Я и не сомневался, — хмыкнул Дин. — А что Сэм?

— Я не разговаривала с ним.

— Что ж, — Дин вздохнул, — полагаю, мы все встретимся завтра.


Габриэль, скрестив руки, опёрся на стойку.

— Наверное, мы всё выяснили вчера, — сказал он. — Но я заглянул, знаешь, на случай, если тебе есть что сказать.

Джо опустила взгляд и поджала губы.

— Гейб…

— Ты виделась с ним?

Джо покачала головой, печально глядя в сторону кабинета Дина.

— Но ты думаешь, что он говорил о тебе.

— Я не хочу это обсуждать, Гейб.

— Ясно. Я пойду работать.

Бенни, конечно, на месте не было — утешал Дина, и Габриэль даже не стал делать вид, что работает, просто плюхнувшись на своё место и с мрачным видом уставившись в стену. Когда на стол перед ним опустилась плоская коробка, он испуганно дёрнулся.

— Эй, чего ты? — удивилась Тесса.

— А ты чего? — удивился Габриэль, таращась на пиццу.

— Это утешительная пицца, — объявила Тесса. — Я слышала про Джо. Ну, и… я соскучилась.

— Я тоже, — признался Габриэль, открывая коробку. — Ммм! Подожди-ка. Если ты слышала про Джо, значит, и про Дина ты в курсе.

— А кто не в курсе? — фыркнула Тесса. — Ты принесёшь мне стул или нет?

— Но если ты в курсе, — недоумевал Габриэль, всё же поднимаясь за стулом, — почему тогда ты не караулишь его в расчёте на то, что он любит именно тебя? Или ты думаешь, что он говорил не о тебе?

— Обо мне, конечно, — Тесса весело улыбнулась. — Я ведь самая интересная девушка в Сандовере.

— Что верно, то верно, — признал Гейб, отламывая себе кусок.

— Боюсь, мне придётся разбить его сердце, — Тесса всегда поразительно умудрялась выглядеть прилично даже с набитым пиццей ртом.

— Бедняга.

— Пф. Знаешь, кто бросает невест у алтаря?

— Кто?

Тесса сказала ему, кто, и Габриэль восхитился, впервые услышав из её уст ругательство, а она с царственным видом взяла новый кусок.

— Я и правда скучал, — вдруг сказал он. — Сколько чётных пятниц мы пропустили? Две?

— Считай, что я была на диете, — хмыкнула Тесса. — Но мы можем их компенсировать. За эту заплатила я, значит, сегодня ты ведёшь меня в пиццерию.

— Лады, — кивнул Габриэль. — Только уж это будет пицца безо всяких дурацких оливок.

====== 31 ======

Вторник

Лиза с трудом не давала эмоциям вырваться наружу, сохраняя маску ледяной неприступности. Сегодня утром она проторчала у зеркала дольше, чем перед первым свиданием с Дином. Нужно было держать лицо. Нужно было показать, что Дин не в силах её сломить. Нужно было дать всем понять, что ей плевать. Она — королева, она сейчас выгонит Дина взашей из Сандовера, она сама строит свою жизнь.

Дин рассматривает свои руки и ни на кого не поднимает взгляда. Но непохоже, чтобы он выглядел особенно несчастным или хотя бы виноватым. Ну ничего, он ещё попляшет.

Куда хуже — сочувственные взгляды Джона, Мэри и Сэма. Ей не нужно сочувствия!

Адам, кажется, весь ушёл в свои мысли. По Бобби же вообще трудно что-то сказать. Бедняга, он ведь почти в том же положении, что и Лиза — от него ушла Джоди… Нет, она не будет думать о ком-то в такой же ситуации как о «бедном». Уходят лишние люди. У Бобби, в конце концов, ещё есть Элен. А у Лизы — любимая работа.

Любимая ли…

Пошла бы она сюда работать, не будь здесь Дина? Отказалась бы от проекта Космо?

Но уйти сейчас нельзя. Уйти значит показать свою слабость.

Как всегда, Наоми пришла последней, коротко оглядела всех, кивнула и сухо сказала:

— Начнём.

— Прошу прощения.

Все изумлённо повернулись к Адаму, который сейчас произнёс больше слов, чем за все предыдущие собрания Совета.

— Да? — холодно спросила Наоми.

— Прежде, чем начнётся обсуждение и голосование, я хотел бы, чтобы Совету акционеров стало известно об одном факте. Могу я пригласить Кастиэля Новака?

Лиза бросила быстрый взгляд на Дина. Тот был ошарашен точно так же, как и она, но нехорошее предчувствие её не оставляло. От Новака добра не жди, она ещё тогда, в лифте, это поняла.

Наоми кивнула, и Адам вышел, быстро вернувшись вместе с Новаком. Тот принёс какую-то папку и с разрешения Совета принялся читать:

Обращение

работников Сандовера к Совету акционеров Сандовера

Мы, нижеподписавшиеся, доводим до сведения Совета, что Дин Винчестер — незаменимый руководитель, глубоко вникающий во все аспекты жизнедеятельности Сандовера, преданный делу, ответственный, внимательный ко всем сотрудникам, умеющий решать возникающие проблемы.

Мы считаем, что Дин Винчестер — тот человек, который может привести Сандовер к ещё большему процветанию. Он пользуется уважением как внутри коллектива, так и за пределами организации. Он делает всё возможное ради укрепления позиций Сандовера.

Мы полагаем возможным рекомендовать Совету сохранить Дина Винчестера на должности директора Сандовера.

Новак принялся зачитывать список подписавшихся, и Лиза впилась ногтями в ладони. Что это за цирк? С каких пор работники вмешиваются в дела Совета? С какой стати кто-то позволит им выбирать себе руководителя?

Новак принялся называть имена работников её департамента, и Лиза невесело усмехнулась про себя. Вот она — их благодарность за то, что она всегда стояла за них стеной.

Кажется, в этом списке были все… боже, даже Чак! Чак, которого она считала своим другом! Чак, который так славно поговорил с ней в воскресенье, который утешал её и испёк лимонный тортик! И он на стороне Дина!

Руби, милая Руби. Конечно, её не было в этом списке.

— Мы приняли к сведению ваше обращение, — спокойно сказала Наоми. — Можете его оставить и быть свободны.

Новак вышел, и воцарилось молчание.

— Кхм, — сказала Лиза. — Продолжим?

— Полагаю, — заговорил Сэм, — в сложившихся обстоятельствах у меня есть только одно единственно верное решение.

Лиза слегка нахмурилась. О чём это он? Она быстро взглянула на Дина — тоже не понимает, о чём говорит Сэм.

— Я должен снять свою кандидатуру с голосования, — сказал Сэм.

Лиза шокированно выдохнула, часто-часто моргая и переводя взгляд на остальных.

Никто не выглядел возмущённым.

Поражённым казался только Дин. Джон задумчиво поджал губы, Мэри мягко улыбнулась младшему сыну, Адам счастливо улыбнулся, Бобби одобрительно хмыкнул, Наоми… Наоми, конечно, спокойно дожидалась результата.

— Да, — кивнул Джон. — Да, полагаю, это будет правильно.

Лиза так и подпрыгнула на месте. Мэри посмотрела на неё с сожалением.

— Милая, — сказала она. — Надеюсь, ты нас поймёшь. Дин поступил с тобой… плохо. Но мы здесь не судим его как человека. Мы выбираем директора для нашего Сандовера. И нам кажется, что Дин будет… он уже прекрасный директор. Я не вижу причины смещать его, хотя, конечно, буря в прессе поднялась впечатляющая… впрочем, не думаю, что она Сандоверу во вред. Думаю, я говорю от лица всех акционеров.

Лиза поджала губы, сдерживая ярость. Раньше ей никогда не хотелось придушить Мэри. Она бросила взгляд на Наоми — но даже та не возражала ни против нарушения порядка, ни против слов Мэри.

— Наверное, ты захочешь уйти, — вздохнула Мэри. — Возможно, нам следует увеличить твою долю акций. Пожалуй, мы обсудим это на следующем собрании.

— Что ж, — подытожила Наоми. — Если вопрос о кандидатурах на пост директора снимается, предлагаю перейти к следующему.


Руби была как на иголках. Вроде бы ничего не могло пойти не так, но… почему чёртов Совет длится так долго? К счастью, ей хотя бы не требовалось притворяться, что она работает. Сегодня был её последний рабочий день — спасибо Дину. Дурак, неужели не понимает, что, когда его уберут, Сэм моментом устроит её обратно?

Наконец на лестнице раздались шаги, и Руби метнулась к дверям. Она ожидала увидеть что угодно — довольного Сэма и уничтоженного Дина, ликующего Дина и хмурого Сэма — но никак не это.

Не Сэма и Дина, хлопающих друг друга по плечу и вместе над чем-то смеющихся.

Какого чёрта?

Братья прошли мимо, не обращая на неё никакого внимания, и взгляд Руби снова устремился к лестнице. На спускавшейся последней Лизе лица не было.

— Милая! — Руби бросилась к ней. — Милая, что случилось?

Лиза крепко обняла подругу и уткнулась лицом ей в плечо. Чёрт. Всё плохо.

— Сэм снял свою кандидатуру, — пробормотала Лиза. — Отказался.

— Что? — ахнула Руби. — Но почему?.. Он мне ничего такого не говорил! Он не собирался!..

— Это всё чёртов Новак, — прорычала Лиза. — Притащил обращение от работников Сандовера — они, дескать, хотят видеть Дина директором. Что за тупость!

— Боже, милая, — пробормотала Руби, поглаживая подругу по спине. — Мне так жаль. Что ты будешь теперь делать?

— Я? — Лиза гордо вскинула голову. — Я ухожу. Космо давно зовёт меня к себе. И тебе тоже работа найдётся. Я знаю, что офисная жизнь не по тебе… но ты станешь прекрасным охотником за сенсациями, Руби. Ты пойдёшь со мной?

— Конечно, дорогая. Но об этом мы поговорим потом. Поехали к тебе, закажем суши, посмотрим «Мулан» и поплачем.

— Да, — Лиза слабо улыбнулась. — Да, давай. Ты ведь знаешь, как я тебя люблю?

— Одну минуту, — Руби остановилась и отпустила подругу. — Мне нужно кое-что сделать.

Она размашистым шагом подошла к опять над чем-то смеющимся Дину с Сэмом и с размаху врезала младшему крепкую оплеуху.

— Катись в ад, Сэм Винчестер, — прошипела она и вернулась к уже весело улыбающейся Лизе, не оборачиваясь на изумлённо-растерянного бывшего. — Пойдём, дорогая.

— Ты не будешь жалеть об этом? — спросила Лиза.

— Только о том, что вообще с ним связалась… Нет, подожди ещё минуту. Мне нужно в туалет.

Руби проверила все кабинки: никого, и набрала номер Люка.

— Да? — тот поднял мгновенно.

Руби кратко обрисовала ситуацию.

— Зря ты так сразу его бросила, — с мягким укором произнёс Люк.

— Боже, милый, я не могла больше терпеть. Он мне отвратителен.

— Да, но мы не можем это так оставить. Он должен поплатиться за то, что мы столько в него вложили и ничего не получили взамен. Я уже готовился к посту заместителя директора Сандовера, и тут такое разочарование…

— Но что мы можем сделать?

— Предоставь мне решать.

— Ладно. Я поеду с Лизой. Созвонимся.

— Я люблю тебя.

— И я тебя, Люк.


Кастиэль пытался заставить себя работать, но никак не мог сосредоточиться. Его волновало даже не то, какое решение примет Совет, а то, как отнесётся к его поступку Дин. Поймёт ли он его? Кастиэль надеялся хотя бы, что Дину приятно было узнать, как много работников Сандовера его поддерживает.

Дверь кабинета Дина с шумом распахнулась, и Кастиэль вскочил на ноги. Почти тут же Дин появился в его кабинетике, и Кастиэль выдохнул с облегчением: Дин улыбался. Широко, радостно, искренне. И он улыбался именно ему.

Впрочем, недолго: уже в следующую секунду Дин целовал Кастиэля, прижимая к стене.

— Дин, — Кастиэль счастливо рассмеялся, слегка отпихивая его. — Дин!

Но Дин будто не мог перестать целовать его — щёки, скулы, нос, лоб.

— Дин, — Кастиэль сдался и оперся спиной о стену, прикрывая глаза. — Они проголосовали за тебя?

— Лучше, — довольно промурлыкал Дин. — Лучше.

— Лучше? — Кастиэль приоткрыл один глаз.

Дин ласково провёл ладонью по его щеке:

— Сэм снял свою кандидатуру. И все его поддержали. Ну, — он замялся, — кроме Лизы, конечно. Папа… папа сказал, что гордится мной, — улыбка Дина стала ещё счастливее. — Он никогда раньше такого не говорил. Я думал, что никогда и не скажет.

— Я так рад, — Кастиэль порывисто обнял его, крепко прижимая к себе. — Как я рад, Дин! А Сэм?

— Мы… — голос Дина стал чуть более неуверенным, — вроде как помирились… правда, я и в прошлый раз так думал…

— В этот раз всё будет по-другому.

— И всё это благодаря тебе, Кас.

— Благодаря мне? — Кастиэль изумился. — При чём здесь я?

— Только не говори, что это не ты придумал всю эту заваруху с обращением.

— Я, — смущённо признался Кастиэль. — Но от этого не было бы толку, не будь ты на самом деле таким, как в нём написано. Все на самом деле любят тебя, Дин.

Дин чмокнул его в губы.

— Я договорился встретиться завтра с Сэмом, — сказал он. — Ты не считаешь, что это слишком рано и всё такое?

— Нет, — Кастиэль покачал головой. — Думаю, я и в прошлый раз ошибся. Я не знал, что кто-то плохо на него влияет. Прости.

— Это не всё, — Дин смущённо потёр шею.

— Да?

— Я… он спросил, о ком я говорил на свадьбе. Ну, когда сказал, что не могу жениться, потому что люблю другого человека.

— И ты?.. — сердце Кастиэля бешено заколотилось.

— …сказал, что это парень.

— И…

— Он засмеялся.

— Засмеялся? — недоверчиво переспросил Кастиэль.

— Да. И… я обещал… познакомить вас.

— Но мы уже знакомы, — нахмурился Кастиэль.

— На самом деле не уверен, что он знает, как тебя зовут. Но я не об этом говорил. Я имел в виду, я обещал познакомить его со своим парнем.

— О.

— Да. Но если ты не хочешь…

— Нет, я не против, — торопливо сказал Кастиэль. — Если только ты сам к этому готов.

— Вот и чудненько, — Дин с облегчением выдохнул. — Значит, завтра в семь.


— И во сколько вы встречаетесь?

— Завтра в семь.

Люцифер почесал нос.

— Ясно, — сказал он. — Не уверен, что ты сделал правильный выбор, но… друзья ведь на то и друзья, чтобы поддержать независимо от правильности выбора, верно?

— Спасибо, — вздохнул Сэм. — Жаль, Руби так не считает.

— Да ладно тебе. Она просто защищает свою подругу. Уверен, вы ещё сможете помириться.

— Нет, — резко ответил Сэм. — Не сможем. Я… не хочу мириться с ней. В каком-то смысле это облегчение.

— Время покажет, — успокаивающе сказал Люцифер, и Сэм, пожав плечами, вышел.

Люцифер мгновенно схватил его телефон и переписал оттуда номера Джона и Мэри, а затем, оглядываясь на дверь, отправил обоим сообщения с одноразового номера.

Завтра Дин знакомит Сэма со своей девушкой. Полагаю, вы тоже захотите прийти.

«Магнолии», в семь.

Затем он набрал номер Эвы из канцелярии:

— Эва? Это Люк. Завтра в конце рабочего дня попроси Сэма помочь занести тебе папки в архив. Уж позаботься заранее, чтобы их было много — и чтобы они были потяжелее. Задержи его на полчаса… любым способом. Если получится на большее время — отлично.

И последним номером был номер Лилит.

— О, — хищно протянула та, выслушав. — Это будет сенсация.

— Уверена, что справишься?

— Обижаешь. Когда я тебя подводила?

— Да так, было пару раз, — хмыкнул Люцифер.

— Ты сам был виноват, — прошипела Лилит. — Но, послушай, разве мы не хотим насолить Сэму? Когда мы огласим на весь свет, что Дин Винчестер — гей, его тут же сместят и заменят Сэмом.

— Да, но не сразу. Это не так быстро делается. Сандовер начнёт идти ко дну. Дин будет уверен, что это брат его сдал, и возненавидит его. Родители тоже будут думать, что это Сэм его подставил. О, поверь мне, Сэму будет очень тяжело это пережить. Кроме того, он знает, что работники Сандовера предпочитают не его, а Дина. Он станет директором, да, но будет жить, зная, что его ненавидят брат, которого он обожает, и подчинённые. Его жизнь станет адом, поверь мне.

— О, милый, — выдохнула Лилит. — В такие моменты я очень сильно тебя люблю.

— Я тоже люблю тебя. Но сначала давай устроим Сэму ад на земле.

— О да… скажи «ад» ещё раз.

— Ад. Все Винчестеры попадут в ад.

====== 32 ======

Среда

Дин нервно сжал пальцы под столом. Нельзя было показывать Касу, что он волнуется — ведь тогда и Кас начнёт волноваться.

— Всё будет путём, Кас, — промурлыкал Дин. — Вы обязательно поладите.

Впрочем, вряд ли он выглядел таким уж спокойным и уверенным, в сотый раз оглядываясь на вошедшего — не Сэм ли?

Сэм опаздывал.

Зато в дверях показались родители.

Какого чёрта их сюда занесло? Кас же выбирал место, в которое они вряд ли заявятся! Специально подыскивал такое, чтобы никто на них не наткнулся! Надо же им было случайно сюда заглянуть! Или не случайно?

Дин похолодел.

Что, если это Сэм их пригласил? Притворился другом Дина, разузнал его слабое место, и…

Нет, зачем ему это? Он же сам свернул свою партию.

Или только потому, что предчувствовал поражение и решил подыграть и отступить на время?

Сейчас он узнает.

— Здравствуй, Дин! — мама широко улыбнулась, мельком бросив удивлённый взгляд на Каса. — Мы случайно узнали, что сегодня ты знакомишь Сэма со своей девушкой… с той самой, как я понимаю. Мы не могли не заскочить на минуту, надеюсь, ты не рассердишься. Где же она?

Дин посмотрел на Каса — тот поджал губы, задумчиво морща лоб, и Дин буквально почувствовал, как он пытается найти выход из ситуации, как-то объяснить его родителям своё присутствие и отсутствие здесь девушки Дина.

О боже, Кас думает, что Дин сейчас паникует, что он боится реакции родителей, что он слегка стыдится своего выбора, что он готов сбежать, что он понятия не имеет, что делать… И самое ужасное, что Кас прав.

Но Касу нельзя так думать. Дин ему не позволит. Не позволит усомниться в себе. Будь он хоть тысячу раз прав… Дин не позволит своей трусости ранить его.

Дин собрал всю свою решимость в кулак и, опережая уже что-то придумавшего Каса, решительно ответил:

— Я никогда не говорил, что это девушка.

Дин не смотрит на родителей — зачем? Он и так знает, что на их лицах написаны недоумение и растерянность, постепенно сменяющиеся шоком и неприязнью, если не отвращением. Нет, он смотрит на Каса. Ему нужно знать.

И он видит то, что хочет увидеть. Конечно, лёгкий укор, но за ним — счастье, самое настоящее счастье. Кас бесконечно рад тому, что Дин не стыдится его, что Дин сделал выбор в пользу него. И ради этого счастья Дин готов выстоять против родителей.

Он поворачивается к ним.

Мама уже овладела собой, и её лицо ничего не выражает — только мягкая всепонимающая улыбка. Отец неверяще распахнул глаза, но почему-то до сих пор молчит… ах да, мама крепко сжимает его руку, не давая наделать глупостей. Дину кажется, что пожатием руки она передаёт ему мысли, вроде «Спокойно, Джон» и «Джон, предоставь это мне».

— Дин, — мягко сказала мама, — ты ведь знаешь, что мои родители были против моего брака с твоим отцом?

Дин нахмурился. Ну да, он что-то такое слышал. Он непонимающе кивнул.

— Мне пришлось сбежать, чтобы выйти за твоего отца. Мои родители считали его безответственным, слишком мягким, нерешительным, не способным содержать семью.

Дин бросил быстрый взгляд на Каса: что здесь происходит?

Взгляд Каса ответил, что он понятия не имеет, но, кажется, ничего плохого.

— Время показало, что мои родители ошибались. Но им понадобились годы, чтобы понять это, чтобы признать свою ошибку, чтобы принять мой выбор. И у нас до сих пор натянутые отношения — ты и сам это знаешь.

— К чему это всё? — не выдержал Дин, нутром чувствуя, что на языке у отца вертится тот же самый вопрос.

— Ты ведь не думаешь, что мы с твоим отцом повторим ошибку моих родителей? — спросила мама. — Что мы посчитаем своего ребёнка неспособным сделать выбор?

Дин замялся.

— Дин, я правильно понимаю, что вы с Кастиэлем… — о, мама помнит его имя, — встречаетесь?

Дин осторожно кивнул.

— И ты думал, что мы с отцом будем против? — мама покачала головой. — Милый, ты ошибался.

Отец перевёл на неё полный сомнения взгляд: да? Ошибался? Мы не будем против?

Мама встретила его взгляд твёрдым «Да. Успокойся» взглядом и снова повернулась к Дину:

— Мне нужно знать только одну вещь. Когда ты взял Кастиэля на работу, вы уже были… знакомы?

— Нет, — твёрдо ответил Дин. — Всё началось около недели назад. И Лиза знала, что я не женюсь на ней. Я сказал ей. Мы договорились, что она скажет мне «нет».

Мама задумчиво кивнула.

— Сэм опаздывает, — сказала она. — Ты не против, если мы присядем?

Дин торопливо подвинул для неё стул.

— Бедняжка Лиза, — вздохнула мама, — она ждала опасности с совсем другой стороны…

И по её хитрому взгляду Дин понял, что его ждёт откровенный разговор наедине с мамой — не о Касе, а об ориентации.

Чёрт, он с самим собой ещё об этом не разговаривал.


Лилит довольно улыбнулась, просматривая получившиеся снимки. О да. Любой журнал выкупит их с потрохами… Сандовер рухнет, а за ним и Винчестеры.

А Лилит получит премию и Люцифера.

====== 33 ======

Четверг

Дин, смеясь, шутливо толкнул Каса локтем, и тот просиял улыбкой в ответ. Дин был чертовски счастлив — Кас рядом, с Сэмом он помирился, родители гордятся им и одобряют его выбор, он управляет Сандовером… что могло пойти не так?

Двери лифта разъехались в стороны, Дин, всё ещё смеясь, вошёл внутрь — и замер. Кас тоже замер и опомнился только тогда, когда двери чуть не зажали его ногу. Его взгляд, брошенный на Дина, был полон беспомощности.

— Но как? — растерянно пробормотал Дин, таращась на приклеенную к той стене лифта, что не была зеркальной, фотографию. Их с Касом фотографию. С крупной подписью «Дин Винчестер меняет ориентацию».

Кас опомнился первым и нажал на кнопку девятого этажа.

— Если хочешь, я могу выйти раньше и подняться по лестнице, — предложил он. — Чтобы мы пришли по отдельности.

— Нет, — нахмурился Дин. — Какого чёрта? Почему ты всё время думаешь, что я тебя стыжусь? Когда ты начнёшь мне доверять?

Почти сразу же Дин вспомнил, что, пожалуй, он не самый достойный доверия в мире человек. Чёрт, кому это знать, как не Касу. Наверное, эти мысли отразились на его лице, потому что Кас мягко взял его за руку:

— Дин. Конечно, я верю тебе. Но я, как и ты, не хочу нового скандала для Сандовера. Я не хочу навредить компании.

Он быстро убрал руку перед тем, как лифт остановился, но Дин перехватил её:

— Сандовер сделал свой выбор, Кас. А я — свой. Если их что-то не устроит, меня выгонят. Ничто не может запретить мне держать за руку того, кого я хочу.

Двери снова разъехались в сторону, и Дин с Касом вышли в холл.

Первой, кого увидел Дин, была Джо. И в её взгляде было разочарование и неприятие. Сердце Дина отозвалось на это глухой болью — он не задумывался над этим, но, если бы задумался, он ждал бы, что уж кто-кто, а Джо его поймёт. Джо была своей, она была другом, он всегда тепло к ней относился. И её непонимание причиняло боль, такую, что Дин не сразу заметил стоящих у её стойки Пэм и Чака.

Впрочем, долго не замечать Пэм было невозможно. Она бросилась обнимать Дина и Каса, что-то восторженно вереща.

— Я так за вас рада, чуваки! — восклицала она. — Чёрт, так рада! Я вступила в фан-клуб!

— Фан-клуб? — ошарашенно переспросил Дин.

— Да, в интернете. Оказалось, что он существовал уже некоторое время, прикиньте? Но, конечно, до вчерашнего вечера там было народу раз, два и обчёлся. Извини, Кас, но ты был не особо медийной персоной. Но вчера…

— Что за фан-клуб? — оборвал её Дин.

Пэм недовольно нахмурилась:

— Ну, Дин, ты должен знать такие вещи. Ты ведь в курсе, что по версии нью-йоркского гей-ресурса ты был на втором месте среди самых привлекательных мужчин города?

— А кто был на первом? Ээ, в смысле, при чём здесь фан-клуб?

— Ну, — Пэм неопределённо взмахнула рукой, — есть такие женщины, которые тащатся от геев…

— Ты вроде тоже говорила, что вступила в клуб.

— Я только из корпоративного духа! — Пэм вспыхнула. — Фу, раз ты такой нудный, иди и сам всё посмотри. Я только хотела сказать, что продажи скакнули вверх. Не особо сильно, но ведь прошло меньше суток, верно? Кстати, Чак в этом клубе со дня его основания, но утверждает, что он здесь ни при чём.

— Я-то всё понял с самого начала, — буркнул Чак.

— Что значит — с самого начала? — уточнил Дин.

Чак закатил глаза.

— С того случая, когда Кас пришёл попросить меня отменить твой поход в гей-клуб, а ты чуть не убил меня за то, что я подошёл к нему слишком близко.

— Что? — изумился Дин. — Но я тогда ещё не… — он бросил на Каса беспомощный взгляд.

— Я тоже ещё не, — Кас замотал головой.

Ладно, может быть, Дин предпочёл бы услышать, что Кас влюбился в него с первого взгляда. Не суть важно.

— Чак на вас деньги ставил, — наябедничала Пэм. — Они с Чарли поспорили, женишься ты на Лизе или нет.

— И кто выиграл? — Дин приподнял бровь. Упоминания о их с Лизой свадьбе давно перестали вызывать неприятное ноющее ощущение в груди и превратились в обсуждения будто каких-то посторонних людей.

Чак скорчил недовольную рожу, и Дин засмеялся.

— Ладно, — сказал он, — пойдём, Кас, посмотрим, что там пишут в Интернете. Джо, принеси нам газет.

Джо сухо кивнула, и Дин отвёл взгляд и потянул Каса за собой в сторону кабинета.

— Не запирайтесь там! — крикнул им вслед Чак. — Шалуны!

====== Послесловие ======

Спасибо всем, кто оставлял отзывы – во-первых, за сочувствие:) Фик основан на реальных событиях, особенно в части офисных деталей, туалетной бумаги и Наоми) Так что каждый раз, когда кто-то говорил «сочувствую тем, кто работает в департаменте Наоми» – вы сочувствовали мне) Лучи добра вам!)

Во-вторых, спасибо, конечно, за поддержку, которая чертовски важна при написании макси в процессе :3

И за вопросы и уточнения.

Да, кстати, насчёт уточнений.

Я думаю, что у Дина надолго останется осадок после произошедшего и неприязнь к свадьбам, так что предложение Касу он сделает нескоро. Лет через шесть.

Я думаю, что Сэм будет его шафером, а Бенни будет не в обиде; Дин уже успел побывать шафером на обеих их свадьбах – Сэма и Джо и Бенни и Анны.

Я думаю, что Руби напишет репортаж об их свадьбе для Космо, а Лиза будет ответственной за выпуск в этом месяце и лично убедится, что её заместительница выбрала подходящие фотографии.

Я думаю, что Кас больше не будет личным помощником Дина, сидящим в подсобке за его кабинетом; им будет слишком сложно сдерживаться, чтобы не запираться там в самый неподходящий момент.

Я думаю, что Дин захочет назначить Каса начальником какого-нибудь отдела (для начала), но Кас упрётся, не желая для себя личных привилегий, и с трудом согласится на главного специалиста; начальником отдела он станет через два-три года. Как и давно уволившийся со старого места работы и рассорившийся с Люком Сэм; после того, как Руби узнает о том, что Люк изменяет ей с Лилит (точнее, изменяет Лилит с ней; Лилит, впрочем, в курсе), она выбесится и всё расскажет бывшему. Что, впрочем, не улучшит её с Сэмом отношений.

====== Игра ======

Во-первых, очень надеюсь что вы все в порядке, несмотря на.

Во-вторых, мне для домашки нужно было сделать небольшой текстовый квест, и я вдруг вспомнила про этот фик и жалобы на то, что интрига с туалетной бумагой так ничем и не закончилась; так что встречайте — «Дело о туалетной бумаге», сайд-квест к «Испытательному сроку», происходит между пятой и шестой главой. Условием домашки было прохождение игры за пять минут, так что получилось довольно скупо, но, надеюсь, кого-то развлечёт.

А, и Дина с Касом там нет: осторожничаю с авторскими правами.

Игра бесплатная, конечно же. Играется в браузере, скачивать не нужно.