КулЛиб электронная библиотека 

Небольшие последствия первой любви (СИ) [Natalia Klar] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== Глава 1 ==========

Все началось с того, что Стефана стошнило в школьном туалете. И то только потому, что бежать до него из кабинета литературы было недалеко. Уже через двадцать минут он вернулся в класс и тихо извинился. Одноклассники таращились на него во все глаза. Стефан сказал, что плохо себя чувствует и ушел домой, даже не дождавшись разрешения учителя.

Ему не нравилось в школе. Он пропустил только пару месяцев с начала учебного года, пока сидел с маленьким Джейком. Тот родился хилым ребенком и требовал к себе дохрена внимания. Стефан почти все лето провел с ним в больнице и научился спать на жестких кушетках. Из-за Джейка не получилось вовремя вернуться к учебе. Но и когда в середине октября Стефан пришел в школу, легче не стало. Он был единственным в выпускном классе, кому хватило мозгов залететь и родить, и теперь свободная жизнь одноклассников бесила. Еще сильнее бесило, когда они начинали строить планы на свое светлое счастливое будущее, лишенное пеленок и детского пронзительного крика по ночам. Раньше Стефан интересовался физикой и высшей математикой, даже несколько раз участвовал в олимпиадах. Место в университете ему было почти обеспечено.

На улице Стефан, преодолевая поднявшийся ветер, добрался до ближайшего маленького магазинчика и купил мятную жвачку. Там же сел на скамейку около автобусной остановки, кинув под задницу свой тощий школьный рюкзак. И жевал, надеясь заглушить запах блевотины.

На часах было двенадцать. Папа обещал посидеть с Джейком до трех. Стефан как раз успевал сходить на все занятия и вернуться, если нигде не будет задерживаться. Но сейчас оставалось около полутора часов в запасе. Стефан не хотел идти домой, но и на улице было слишком холодно. Можно было податься к Анри. Он как раз начал проходить практику в местном хирургическом отделении городской больницы. Но и эта идея была так себе. Анри слишком серьезно относился к своей учебе и работе, и не терпел, когда его отвлекают. Тем более, если дома ребенок, которому по словам Анри, сейчас нужно повышенное внимание родителей.

Домой Стефан вернулся раньше — в два часа. С Анри они снимали самую убогую квартиру, какую можно было найти в их городе. Так, по крайней мере, казалось Стефану. Выбирать не приходилось. Анри не мог совмещать свою учебу в медицинском и работу, а Стефану нужно было хотя бы получить школьный аттестат. Помогали родители. Папа Стефана работал бухгалтером, отдавал часть своего заработка им, но это были небольшие деньги. Родители Анри были обеспеченными, но со странными убеждениями. По крайней мере омега, папа Анри, считал, что не стоит держать своих детей на шее. И Стефана он считал вылезшей из каких-то кустов мелкой дрянью, которая сбивает их сынка с истинного пути.

Стефан тоже вырос не в самых шикарных условиях, но у них дома хотя бы краны не протекали. Папа постоянно находил себе хозяйственных альф и не давал квартире прийти в запустение. А здесь, на протяжении уже полугода Анри чуть ли не каждый вечер приделывал на место очередную отвалившуюся хрень, которая ломалась на следующий же день.

Стефан открыл хлипкую дверь своими ключами. На площадке было холодно из-за разбитого окна, холод через дверь попадал и в квартиру. Стефан заделал некоторые дыры ватой и клейкой лентой, но мало помогло. Из-за двери напротив опять слышались завывания странной музыки. Там жил бледный хилый омега с альфой — подростком, который ходил во всем черном и изображал из себя сатаниста.

Джейк, на удивление, не орал.

— Я его покормил, и он заснул. — Сообщил папа с порога. — Ты почему раньше пришел? Случилось что-то?

Стефан кинул рюкзак на тумбочку и стянул промокшие кроссовки. Сразу отнес их ванную, чтобы смыть всю грязь и не марать пол.

— Меня стошнило и я ушел.

— Как?

— Изо рта, вчерашней пиццей. — Шепотом ответил Стефан. Они постоянно говорили шепотом из-за Джейка. Даже когда он не спал, эта привычка не отпускала. Стефан присел на корзину для белья, обхватил себя руками все еще пытаясь согреться после холодного ветра, и посмотрел на папу, замершего на пороге. — Ты иди на работу, я дальше сам.

Папа все равно ушел только через полчаса, перед этим шепотом попричитав и отругав Стефана за то, что тот в рот тянет всякую гадость, после чего его начинает тошнить.

Следующие два часа Стефан проспал прямо в куртке и под пледом. Джейку шел шестой месяц, и для Стефана он был не ребенком, а дьяволом, которого послали ему за все грехи. Он плакал из-за любого пустяка, не ел дешевые смеси, которые стоили столько же как и бичи, которыми они с Анри питались в первые месяцы самостоятельной жизни. Джейк чутко спал и капризничал у Стефана на руках, его приводил в истерику любой резкий и неприятный звук, у него обнаружилась аллергия на лактозу.

Неделю назад у него начали резаться зубы. Тогда, выпроводив Анри в очередной раз в институт, Стефан надел на ребенка комбинезончик, собрал все игрушки Джейка в количестве трех штук в пакет, и вместе с ребенком и игрушками вышел на улицу. Еще целых полчаса он пытался найти подходящее место, где можно было незаметно оставить ребенка. Поставил коляску за густыми кустами в небольшом парке и ушел от него на сотню шагов, пока голова не встала на место. Тогда Стефан бегом вернулся к ребенку и поспешил вернуться домой. Стефану казалось, что кто-то это увидел и уже вызвал полицию. Но все обошлось.

Стефан быстро вернулся домой, раздел Джейка и уложил в кроватку. Три погремушки устроил рядом с ним, и сделал вид, что ничего не было. Ни Анри, ни папе он об этом не рассказал.

Чтобы такого не повторилось, Стефан купил себе успокоительное, и теперь старался держать себя в руках.

Анри в этот день вернулся вечером. Ему было уже двадцать три, и именно он год назад заделал Стефану ребенка. Все начиналось как невинный роман, они вместе гуляли в парке, кушали мороженое. Стефан, которого папа приучил к скромной жизни, млел от тех возможностей, которые были у Анри. Он получал стипендию, а родители Анри каждый месяц выделяли ему на жизнь приличную сумму. Анри снимал небольшую квартирку с собственным входом с улицы и часто приводил туда Стефана. Там они Джейка и зачали. Родить пришлось из-за того, что врачи грозили, что после аборта шансы еще раз забеременеть будут ничтожными. Стефан не был до конца уверен, нужны ли ему дети такой ценой, но Анри хотел ребенка, говорил, что они как-нибудь справятся. Тут же им пришлось и пожениться. На этом настояли родители с обеих сторон сразу после того, как закончили кричать на них. Сказка быстро превратилась в реальность. Квартирку Анри променяли на более дешевый вариант, альфа отказался от престижной практики на другом конце континента, а Стефан забыл про университет.

Поначалу было даже прикольно. Но потом родился Джейк, и счастливая сказка утонула в детском дерьме. Повезло только с альфой. Они встречались до свадьбы почти год, и Стефан действительно его любил. Анри был красавчиком, умным, и хорошим в постели. Но только он оказался нищим студентом медицинского института и денег, кроме стипендии, в дом не приносил. Жили они втроем на подачки родителей и в нищете.

— Я купил Джейку смеси, которую он любит. — Крикнул альфа еще с порога.

И вообще, он накупил целый пакет еды. Смесь Стефан отставил в сторону, и теперь доставал оттуда обычный бюджетный набор, на который им предстояло жить всю неделю. На самом дне лежала упаковка шоколадных конфет. Стефан радостно улыбнулся ей. Шоколад он любил.

— У тебя деньги лишние появились? — все-таки сердито крикнул он уже из кухни. Анри тут же зашел следом, и Стефан грозно потряс у него перед лицом конфетами.

— Решил тебя побаловать. — Альфа чмокнул его в лоб. — Ты же любишь.

— И питание для Джейка мог бы подешевле взять. — Продолжил Стефан ворчать, но уже не так грозно.

Самыми последними на дне пакета обнаружились презервативы. Это была единственная вещь, на которой они с Анри не экономили. Одного Джейка им хватит на всю оставшуюся жизнь.

Альфа пока включил электрический чайник и ушел на балкон курить, прикрыв за собой дверь. Стефан все-таки усмирился и сделал им по чашке чая. Из яиц и молока намешал омлет, и пока тот жарился, выложил конфеты в красивую тарелочку, привезенную из отчего дома.

— Я договорился с отделением. — Анри вернулся с балкона. — Нам за практику заплатят.

— И сколько?

— Обещали по тысяче в неделю. Практика три месяца идет.

Стефан с недоверием посмотрел на Анри.

— Правда?

— Ага.

Стефан подпрыгнул от радости и кинулся к нему на шею. Анри посмеялся и обхватил своими руками Стефана за талию. Даже слегка приподнял над полом и тут же поставил на место.

— Хоть немного нормально поживем. — Улыбнулся Стефан. — Можно будет Джейку купить детский стульчик.

— Родители обещали на него денег дать.

— Они только обещают.

Стефан еще раз подпрыгнул, представляя, как много у них будет денег. Почти в три раза больше, чем сейчас. И так три месяца. В голове зрела мысль, что кроме стульчика, он сможет купить себе новую сумку, или хотя бы красивую куртку, чтобы не ходить еще одну зиму в старой.

— Я люблю тебя. — Прошептал Стефан и поцеловал своего альфу. Анри колол лицо легкой щетиной, и весь пах табаком. Стефан не любил этот запах, но мирился с этим. Они вжались друг в друга. Стефан приподнял ногу и провел коленом по стояку Анри так, что заставил его зарычать.

Альфа потянул его за собой к подоконнику и усадил Стефана на него.

— Что, прямо здесь? — спросил Стефан. — Соседи увидят.

— Я выключу свет. — Анри отошел, схватил с полки так и не убранные презервативы, а потом щелкнул выключателем. Комната оказалась в полумраке. Стефан улыбнулся от удовольствия и начал стягивать с себя шорты, подпрыгивая на попе прямо на подоконнике. Анри тоже бренчал ремнем джинсов.

Раздался крик из комнаты.

Они замерли. Стефан еще надеялся, что ему это показалось, но ребенок продолжал надрываться. В конце концов, Анри вздохнул и оставил ремень в покое. Отложил презерватив на стол.

— Ненавижу его. — Проговорил Стефан.

Он поправил шорты, спрыгнул на пол и пошел в комнату успокаивать сына.

***

В школе задали решить несколько сложных задач. Стефан ломал над ними голову весь вечер. Бедный Анри возился с Джейком и одновременно учил лекции. Результат был — Стефан получил высший балл и немного поднял свою репутацию в глазах преподавателя.

На физкультуре ему стало плохо под конец урока. В раздевалке Стефан выпил половину воды из бутылки.

— С тобой все нормально? — спросил один из одноклассников.

— Относительно. — Стефан откинул голову на холодную стену и прикрыл глаза.

— Выглядишь хреново.

— Если бы твой ребенок орал всю ночь, посмотрел бы я на тебя.

Послышался смех, а одноклассник — красивый блондинистый омежка — ответил:

— У меня нет детей.

— Значит, у тебя есть хоть капля мозгов, Стивенсон.

Вечером они с Анри трахались на скрипучем диване. Джейк лежал в своей кроватке в другом углу. Не ревел. Только издавал булькающие звуки и стучал кулачком по спинке кроватки. Он выкинул все свои погремушки на пол, и теперь ему нечем было играть.

Стефан лежал на спине, а Анри нависал над ним. Альфа все убыстрял темп, и казалось, что они уже почти на грани, когда Анри остановился.

Стефан заскулил. Он уже был готов кончить, спина сама собой уже прогнулась в дугу, когда весь кайф обломали. Так и не наступивший оргазм болезненно уходил.

— Ты, блять, чего? — сквозь зубы спросил Стефан.

Анри тяжело дышал, но продолжения не планировал. Стефан был готов его побить за это, но еще больше ему хотелось узнать, на что Анри так среагировал.

— Извини. — Сказал альфа. И просто продолжил двигаться. Стефан кончил уже через пару минут. Вслед за ним и Анри. Он лег рядом и зарылся носом Стефану в волосы. Это было так мило, что Стефан погладил его по щеке и улыбнулся.

Но Анри продолжил его обнюхивать, спустился к шее, потом ниже, чуть в задницу не залез своим носом.

Стефан уже не улыбался.

— Может, объяснишь? — строго спросил он.

— Ты так же пах, когда залетел. — Ответил Анри.

— То есть? — Стефан резко сел и натянул плед себе на грудь, чтобы закрыть тело от Анри.

— У тебя запах поменялся, как у беременного. — Лицо у Анри тоже было не радостное. — Ты никаких признаков не замечал?

Стефан вспомнил и про школьный туалет, и про урок физкультуры.

— Ебать, мы с тобой кролики. — Только и сумел пробормотать он. А потом на нервной почве и вовсе расплакался.

***

— Беременность двенадцать недель, — сказал доктор. А потом добавил: — На аборт я вас уже не могу отправить.

Стефан и сам понял, что ребенок есть. Оказалось, это не он потолстел, это плод начал расти. Молился он только об одном, чтобы не было поздно для аборта. Анри проходил в прошлом году курс акушерства, он серьезно осмотрел Стефана и приказал идти к врачу.

— Поздно? — спросил Стефан. Он сидел на кресле и натягивал узкие джинсы, через которые не хотела пролазить пятка.

— Если бы пришли хотя бы на неделю раньше. — Врач что-то писал в его карте.

— Как вообще такое можно? Я родил только полгода назад.

— Организм восстанавливается за два месяца. Течка же после родов была?

— Как раз три месяца назад. — Вздохнул Стефан. Он пару раз подпрыгнул, чтобы натянуть джинсы на задницу, и с трудом застегнул замок. Он все-таки потолстел. И еще живот начинал слабо выпирать. С Джейком все было не так.

Записали на анализы, назначили повторный прием и отпустили. В холле первого этажа сидел Анри с Джейком на руках. Тот нервничал, но хотя бы не орал, а сосал палец. Ребенка можно было отдать папе до обеда, но они с Анри решили заодно поставить прививки, раз Стефану все равно надо было к врачу. Анри с Джейком справились быстрее.

— Все поставили? — Стефан упал на соседний стул и закрыл лицо руками. Он с самого кабинета врача пытался не расплакаться.

— Да, он даже не плакал. Как там?

— Аборт поздно делать. Я не знаю, куда этого ребенка девать. — Признался Стефан.

— Во всяком случае, придется рожать.

Анри покачал на руках Джейка. Тот заметил Стефана и хотел перебраться к нему. Игнорирование этого желания могло закончиться истерикой. Дома Стефан мог себе позволить позлить ребенка, но не в общественном месте. Поэтому пришлось взять Джейка на руки. Он тут же полез к лицу.

— Я покурю, и домой поедем, хорошо? — Анри встал. — Там что-нибудь придумаем.

Стефан согласно кивнул. Он еще пять минут посидел на месте, пока чувства не успокоились. Было очень обидно за свою невнимательность. Уже и живот начал расти, а он только заметил. Когда залетел в первый раз, понял уже через месяц, а здесь мозги совсем отказали. На второго ребенка у них тупо не было денег и желания. Да они с Анри и Джейка не планировали. Кто, интересно, хочет в семнадцать лет родить второго ребенка? Никто. Тем более, если они и втроем жили очень бедно. Даже не могли купить новую коляску, а у старой, которой было столько же лет сколько и Стефану, уже все давно сломалось. А на себе ребенка было носить тяжело. Хорошо, что Анри где-то раздобыл люльку. Но Джейк рос и набирал вес.

Стефан перехватил Джейка поудобнее и вышел на улицу. Анри как раз стоял над мусоркой в отдалении от крыльца и тушил окурок. Стефан подошел ближе и снова отдал Джейка ему.

— Ребенка придется родить, — сказал он Анри, — но оставить себе мы его не сможем.

***

В первое время они с Анри делали вид, что проблемы никакой нет. Ну и что, что живот растет? Анри пропадал в клинике, Стефан сидел с Джейком и готовился к выпускным экзаменам. Если у него будет шанс их сдать. Ребенок должен был родиться в конце мая. Помня прошлые роды, Стефан знал, что сможет быстро восстановиться, да и в школу ему будет под силу ходить хоть до самого конца. Если бы еще не Джейк, который требовал много внимания. Он уже научился ползать и пытался встать. Иногда Стефан терял ребенка и находил где-нибудь за диваном или в ванной. Хорошо, что болеть Джейк стал меньше и не капризничал так сильно. Зубки почти все выросли, так что очередной трудный период остался позади.

Родителям о беременности не говорили еще два месяца, пока живот не мог скрыть уже растянутый свитер. Папа долго вздыхал и пил сердечные капли. Через несколько часов он вроде смирился с этим, но тут же Стефан сказал папе, что от этого ребенка они откажутся. Папа снова схватился за капли. Он всегда был впечатлительным и всегда зависел от норм морали и от общества. Он даже не мог представить, как можно отказаться от ребенка. Стефан же прекрасно представлял, особенно когда деньги заканчивались, еда тоже, и голодный Джейк плакал часами, а Стефан не знал что с этим сделать. Анри не хватало на сигареты, он психовал, сутками пропадал на дежурствах.

Вскоре узнали и родители Анри. Они приятно удивили Стефана, когда принесли свежих фруктов, молоко и даже питание для Джейка, без лактозы. Сытый мальчик тут же уснул. Папа Анри покачивал его на руках и что-то тихо напевал, пока Стефан грыз яблоки, сидя на подоконнике и уже не пряча свой живот. Папа Анри внука любил, не то что Стефана.

— И как вы думаете двоих кормить? — спросил альфа, когда они втроем собрались на кухне. Стефан сварил для них кофе, достал немного подсохших булочек.

— Мы не думали оставлять его. — Стефан передернул плечами, сильнее закутался в кофту. На улице стояла холодная зимняя погода, и через хлипкую дверь с щелями пробивался холод. Самое теплое одеяло пожертвовали Джейку, выложили им кроватку, чтобы ребенку было теплее. — Аборт не получилось сделать, мы слишком поздно поняли. — Стефан присел на единственный оставшийся свободным стул. — Второго ребенка не потянем. Только если Анри немедленно найдет работу, да и то будет трудно.

— Анри должен учиться. — Категорично возразил старший омега. — У него талант, который не терпит спешки.

А еще у Анри был талант к созданию детей. Конечно, Стефан понимал, что Анри добьется успеха. Но потом, через года. Но проблема в том, что Джейк требовал трат уже сейчас, и второй ребенок должен был родиться уже через несколько месяцев. У них просто не было времени. Стефан не давил на альфу. Знал, что Анри не бросит свой путь.

— Должен. — Согласился Стефан. — Поэтому нам и не нужен еще один ребенок.

Родители не могли согласиться с таким решением. Они понимали ненужность этого ребенка, но они боялись бросить его. Стефан уже давно смирился. Никаких нежных чувств он к плоду не испытывал и страдать не собирался.

Всю оставшуюся беременность эту тему родители избегали. Роды должны были быть опять в мае, как раз тогда, когда Джейку исполнится годик, и Стефан хотел как можно дольше оставаться в школе. Тем более, в первую беременность он учился до самой последней недели, но тогда у него еще не было младенца на руках. О беременности он сразу же рассказал директору и даже одноклассникам, чтобы не слышать сплетен у себя за спиной. В школе его посчитали каким-то психом и постоянно посмеивались. Директор даже позвонил папе, а тот в свою очередь разнервничался из-за такого позора.

Но хорошо, что освободили от физкультуры, обязательного посещения всех занятий и рождественских приготовлений.

Когда пошел седьмой месяц, они наконец-то купили для Джейка коляску. Он ей не обрадовался и уполз за диван. Пришлось доставать ребенка, и придвигать мебель ближе к стене, чтобы нельзя было пролезть.

Вместе с коляской Джейку купили новых игрушек, больше подходящих десятимесячным, кинули парочку в коляску, посадили туда ребенка и пошли гулять по мартовским улицам.

— Я с сентября в ординатуру ухожу, — сказал Анри, толкая перед собой коляску, — там платят. И если мы будем чуть лучше экономить, потянем второго.

— Куда еще больше экономить? — тихо спросил Стефан.

— Я могу летом подработку взять. — Анри пожал плечами. — Может, получиться как-нибудь. Родители должны помочь.

— Они и так нас уже почти содержат. — Стефан посмотрел на Анри. — Если ты хочешь этого ребенка оставить, надо идти работать.

Они прошли дальше. В парке нашли скамейку и сели на нее. Анри нашел в карманах мелочь, которой хватило на два хот-дога.

— Учебу не вариант бросать. — Сказал Анри. — Осталось совсем немного. У меня хорошие рекомендации и оценки. Через три года я уже начну нормально зарабатывать.

— Через три. — Фыркнул Стефан. — А кушать мы хотим уже сейчас. Я еще точно целый год не смогу работать, так что придется тебе нас кормить. Решать тебе, короче, если сможешь нас прокормить, оставим ребенка.

Джейк проснулся от дремы и начал возиться в коляске. Выкинул одну игрушку на землю и заплакал из-за этого. Стефан успокаивать его не собирался и Анри не разрешал. Слишком капризным Джейк рос, нужно было отучать его от того, что ему чуть ли не в рот заглядывают.

— Я поищу подработку. — Твердо ответил Анри и пошел за игрушкой, которая долетела до соседней скамейки.

***

Ребенок родился через неделю после того, как Джейку исполнился год. На этот раз роды оказались довольно легкими, и мальчик был абсолютно здоровым и крепким. Но опять бетой. Стефану ребенок понравился, но умиляться сил не было.

За двое суток, пока они провели в больнице, было твердо решено ребенка оставить себе. Стефан не знал, как они дальше будут жить, чем он будет кормить детей, и как он с ними справится. Но глупый инстинкт взял верх и об отказе даже думать не хотелось.

Бету назвали Коллином. Стефан думал, что это дурацкое имя, но в прошлый раз имя выбирал он, так что теперь была очередь Анри. Родители подарили им еще одну кроватку и манежек. Набили холодильник различной едой и пообещали на выходные по очереди забирать детей к себе. Анри сдержал свое слово и заработал немного денег. И половину дал Стефану на сумочку, которую он давно хотел, а на другую половину купил кучу памперсов и питания, чтобы не думать об этом еще целый месяц.

Вечером после выписки и после того, как успокоили Джейка, который впервые увидел брата и кинулся в слезы, Анри со Стефаном, заказали пиццу, купили бутылку вина и провели прекрасный вечер, который закончился лишь поцелуями и ласками, но не сексом. Стефан с радостью сообщил Анри, что ему еще нельзя.

========== Глава 2 ==========

Стефан проснулся из-за звуков шагов в квартире. На улице стояла ночь. Окно специально было не зашторено, чтобы в комнату проникал свет фонарей. Один из них как раз доходил до уровня их второго этажа и стоял прямо под окном. При таком освещении дети не очень пугались и спокойно спали у Стефана под боком.

В коридоре загорелся свет лампы, стоявшей на тумбочке, скрипнула дверка шкафа. Стефан даже не успел испугаться. Он втянул воздух в легкие и легко узнал запах Анри. Стефан попытался осторожно вылезти из-под одеяла. Годовалый Коллин лежал почти полностью у него на животе. Джейк же был в два раза старше и везде пытался показывать свою самостоятельность. Так что он к папе почти не жался даже во сне. Из капризного ребенка Джейк за какие-то полгода превратился в довольно свободолюбивого и умного малыша. Забот с ним убавилось, чуть ли не вдвое. И вот уже с двух лет из-за младшего брата он был предоставлен сам себе большую часть дня.

Коллин все-таки проснулся, но лишь сонно похлопал глазами и опять их закрыл. Стефан оставил его на своей подушке и вышел к Анри. Тот в полумраке кухни поедал холодную запеканку, оставленную в духовке остывать.

— Пришел наконец-то? — Стефан привалился боком к косяку и сложил руки на груди. Его уже начинал бить легкий озноб. Одна старая растянутая футболка не спасала от прохлады в квартире. Хотелось обратно под одеяло.

— Была срочная операция, меня ассистентом взяли. — Тихо проговорил альфа.

— Тебя двое суток дома не было.

— Я же уже объяснял тебе.

Стефан зло фыркнул и прошел вперед. Тоже сел за стол.

— Ты говорил, что вечером вернешься, а не в три часа ночи. — Продолжил он более мирно. — Мог хотя бы позвонить. Я лишь только из-за детей тут истерить не начал.

Анри поспешно проглотил целый кусок запеканки. Он все чаще начал уходить на дежурства. Практика подходила к концу, и его уже обещали взять на постоянную работу. Анри и его родители говорили, что это успех. Но Анри теперь почти жил на работе, появляясь дома лишь изредка, ел, спал и опять уходил. Денег же приносить больше не стал. Это пока даже была не настоящая работа.

Стефана это начинало изматывать. Близился июнь. Коллину исполнился год, а Джейку — два. Дети были полностью на нем шесть дней в неделю. В воскресенье с ними сидел папа или родители Анри. Тогда Стефан мог позволить себе выспаться и спокойно прибрать в доме тот бардак, который образовывался за неделю.

Анри корпел на работе. Приходил уставший и голодный. Один раз даже вернулся с пятном от крови на запястье. Оказалось, не все сумел смыть после девятичасовой операции. Тогда он только и смог что добраться до дивана и проспать почти сутки. Чтобы снова уйти в свою клинику.

И сейчас альфа выглядел не лучшим образом. Даже в полумраке было заметно, какие у него синяки под глазами и насколько он весь растрепан. Даже рубашку надел неправильно и не заметил этого. Именно поэтому, видя, как Анри тяжело, Стефан не хотел ругаться. Он был умным, и он знал, что у Анри есть талант, есть способности и связи, и если они еще пару лет всей семьей поработают на благо Анри, это принесет свои плоды. Стефан сдерживал себя и не требовал от альфы денег или серьезной помощи с детьми. Потому что ради сиюминутных улучшений, они могли закопать талант Анри, а вместе с ним и светлое будущее.

— Извини. — Анри уже съел половину. Столько бы хватило, чтобы накормить двоих. — Привезли омегу после аварии, когда я уже уходить собирался. Там как раз сердце нужно было оперировать, меня ассистентом взяли, я же исследовательскую по похожей теме пишу. Шесть часов пытались спасти.

— Спасли? — спросил Стефан.

— Нет. Там почти и не было шансов.

Они к этому привыкли. После первой смерти пациента Анри пришел домой морально выжатым. Но Анри брали на самые сложные случаи, а там шансы иногда были небольшие, и заканчивалось часто все плачевно. Поэтому он больше не расстраивался. И у Стефана перестало сдавливать в груди, когда он слушал про очередную смерть.

— Дали три дня выходных. — Продолжил Анри. — За этот месяц у меня, кстати, очень много часов. Зарплата будет чуть ли не в два раза больше.

Стефан молча посмотрел на него. Зарплата в два раза больше — это половина того, что им надо. Дети требовали постоянных расходов, и чем старше они становились, тем больше. Когда рожали, ни Стефан, ни Анри такого даже предположить не могли.

— И еще вот. — Анри вытащил из кармана брюк смятую купюру и протянул Стефану. — В споре выиграл.

Сотня была не такими уж большими деньгами, но на нее можно было купить увесистый пакет продуктов.

— А если бы проиграл? — Стефан разглаживал бумажку. Мозг уже сам, без его ведома, просчитывал, купить Джейку парочку новеньких футболок или потратится на вкусный ужин, причем и для детей, и для них с Анри.

— Не проиграл бы. Я не спорю, если не уверен. Тем более бедняга Кроу тупой, как бочка, а лезет умничать.

— Ладно. — Стефан встал. — Доедай, тихо мойся и иди спать. Дети на диване спят, так что я тебе на полу постелю.

— Только одеяло потеплее дай, а то я в прошлый раз чуть в сосульку не превратился.

— Я тебе пуховое достану с синей полосочкой.

Стефан уже хотел уйти, но его прямо поперек живота перехватила теплая рука и резко дернула в свою сторону. Уже через секунду Стефан оказался на коленях у Анри. Причем, футболка неприлично задралась, а короткие шорты, наоборот, сползли.

— Ты с ума сошел? — прошипел Стефан.

Анри настойчиво его поцеловал, не обращая внимания на слабое сопротивление. Одну руку Анри положил на ягодицу Стефана. И это было приятно, потому что рука была теплая, а вокруг стоял холодный ночной воздух.

Стефан извернулся и перекинул одну ногу через колени Анри, чтобы усесться поудобнее и не упасть с колен.

— У меня нет настроения. — Прошептал Стефан, когда Анри на короткое время отстранился. Но они снова принялись целоваться. От Анри несло запеканкой. И различными резкими медицинскими запахами. Сам Анри, как альфа, пах горькими травами и чем-то свежим, наподобие озона. Стефан только отошел от течки, и еще довольно резко реагировал на запахи.

— Мы совсем немного. — Пообещал Анри.

Стефан поерзал у него на коленях, и уперся животом в стояк Анри.

— Стоп. — Он вытянул вперед руку. Уперся раскрытой ладонью Анри в грудь и прижал альфу спиной к стене.

— Я не пью таблетки, а ты так и не купил резинки. — Медленно объяснил Стефан. — Так что секса не будет. И если будешь дрочить в душе, потом хорошо за собой все смой.

Стефан немного помедлил и слез с колен Анри. С одной стороны, он чертовски устал за прошедший день и хотел спать, а с другой, его уже завел Анри. Но Стефан рисковать не собирался. Противозачаточные нельзя было пить постоянно, а последние презервативы закончились еще в течку.

***

Выходные они провели замечательно. Прежде всего из-за того, что детей забрали к себе родители. Стефан с Анри наконец-то смогли заняться нормальным сексом, а не крысиной возней в ванной, пока дети спят или играют.

Под вечер они выбрались на балкон, дышать прекрасным летним воздухом. Оба завернулись в одеяло и сели на пол, чтобы не было видно с улицы. Анри открыл им по баночке светлого пива. И сам закурил. Стефан привалился к его голому боку и блаженно прикрыл глаза. Было что-то хорошее в жизни в пригороде. Спокойный летний вечер, например. Идилию не испортили даже ругающиеся с самого утра соседи.

— Завтра же купи презервативов и мне таблеток. — Стефан постучал по крепкому боку Анри локтем, чтобы тот услышал. — И тест на беременность захвати, а то вдруг опять паразит завелся.

— Не должен. — Анри слегка привстал, чтобы дотянуться до пепельницы, и снова сел на место. Голова Стефана сползла альфе на живот, и пришлось тоже садиться удобнее, чтобы можно было лениво потягивать пиво из бутылки через розовую трубочку с бумажным желтым зонтиком. — Я все контролировал.

— У тебя херовая статистика, так что я тебе не верю. Кстати, папа договорился со своим начальником и меня возьмут к ним на подработку.

Анри противно сморщился. Для него желание Стефана работать или учиться было не новостью.

— Странно, что начальник согласился. — Заметил Анри.

— Они с папой жили вместе почти пять лет. — Отмахнулся Стефан. — Пол — классный мужик, и добрый. Он знает, что я в числах мыслю.

— А детей куда? — Пальцы Анри почесали Стефана по открытому животу.

— В детский сад. — Твердо ответил Стефан. — А ты должен узнать, как их туда пристроить.

— Почему, я? — ты же работать захотел. — Меня все устраивает.

— А меня нет. — Стефан взял в губы трубочку и замолчал.

Анри все недовольно пыхтел. В прошлую их ссору Стефан заявил, что им не хватает денег. Анри обиделся, решив, что его оскорбили. Недоволен он был и решением Стефана найти какую-нибудь подработку. Но серьезных аргументов так и не предоставил.

— Коллину всего год, еще рано его бросать.

— Уже год. Он взрослый. А ты драматизируешь лишний раз.

— Я думал, ты понимаешь.

— Что?

— Что если ты нарожал столько детей, про некоторые амбиции стоит забыть. Невозможно и их нормально воспитать, и блестящую карьеру построить. А ты как будто выбрать не можешь.

— Я нарожал? — прошипел Стефан. — Это я аборт хотел делать и не рожать, а ты все обещал, что сможем вырастить их. И я не о карьере своей думаю, а о том, что нам деньги нужны.

Стефан понял, что больше прислоняться к боку Анри нельзя, и отполз от него подальше. От возмущения он даже не знал, что сказать, поэтому лишь грозно смотрел на альфу.

Стефан всегда считал, что альфа в такой же мере виноват в том, что они наделали детей. А теперь выходило, что это он нарожал, а Анри тут вроде и непричем.

— И я ращу. — Возмутился Анри. — Я работаю.

— Работа — это когда деньги за нее дают. — Стефан поднялся с пола, придерживая одеяло у груди, чтобы случайные прохожие не увидели его голым. — А ты лишь пропадаешь на ней целыми днями. Или еще где-нибудь. Откуда мне знать, где ты шляешься?

— Я не шляюсь.

— Да пошел ты! — Стефан перешагнул через ноги Анри и оказался на кухне. — Ты идиот, раз считаешь, что у нас все нормально.

— А тебя что не устраивает? — Анри пошел за Стефаном следом в спальню. И закурил в квартире, что делать всегда запрещалось. — Думал, что за мажора замуж выскочил, и теперь мы в деньгах купаться будем. Это я и мои родители вас содержим, а ты только и делаешь, что ноешь!

Стефан резко развернулся и сделал шаг в сторону Анри. Его все это бесило. Руки тряслись, и хотелось ударить альфу.

— Кого «нас»? Меня и твоих детей?

— Да!

— Знаешь, о чем я думал, когда за тебя выходил? — Стефан выставил вперед пальчик. — Что ты чертов педофил, раз у тебя на меня встал, и теперь придется эту кашу расхлебывать. Да лучше бы я с одним ребенком у папы жить остался, чем с тобой здесь.

Он хотел развернуться, уйти в комнату. Собрать уже свои вещи и уехать к папе. Хотя бы на сегодня, если не получится навсегда. Но Анри больно схватил Стефана за запястье и дернул на себя.

Стефан вскрикнул от боли и попытался вырваться.

— Вот только посмей меня ударить. — Прошипел он.

— И что ты мне сделаешь?

— Уйду от тебя сразу же.

Прошла долгая минута, прежде чем Анри медленно разжал свой кулак. Стефан ушел в комнату, хлопнул дверью, показывая, что не хочет больше видеть альфу. Анри, судя по звукам, вернулся на кухню.

Стефан лег на диван и зажмурился. Ему хотелось снова проснуться пятнадцатилетним у папы в квартире на своей собственной кровати. Чтобы он не знал никакого Анри, чтобы у него не было детей и всей этой семейной жизни.

Хотелось каждый день ходить в школу, прогуливать уроки с друзьями и вечерами шататься по городу.

Или, хотя бы до сих пор думать, что Анри сможет позаботиться о нем и о детях.

***

В бухгалтерии, где работал папа, Стефану выделили место за столом и завалили его бумагами. Вышло три высоких стопки. Компания занималась торговлей и перекупкой, поэтому расходных и приходных операций у них был много. Дело усложняло еще и то, что профиля у компании не было, и торговала она всем, чем ей было выгодно. Но вот уже месяц как она объединялась с другой, более крупной. Поэтому требовалось привести все документы в порядок.

— Сведешь все в один список, расходы и доходы по счетам раскидаешь. И еще по месяцам рассортируешь. Понятно? — спрашивал его красивый бета лет тридцати. Стефан искоса посматривал на него. Редкий красавчик, хоть и бета. И даже обручальное колечко на пальце блестело. Повезло ему. Стефан надеялся, что Джейку и Коллину тоже повезет.

— Понятно. — Стефан осмотрел все папки с бумагами. Все это были чеки, над которыми Стефану предстояло просидеть не один час.

— Я могу на дому этим заняться? — спросил он. Если откажут, Стефан развернется и уйдет. Дети у него были дома одни. Джейк был умным не по годам, Стефан оставил им еды и попросил старшего присмотреть за младшим, включил канал с мультиками на телевизоре. Но все равно, Джейк был двухлеткой, и Стефан боялся за детей. Если бы о таких его фокусах узнали органы опеки, остался бы он без детей.

—Можешь, два дня тебе на работу. Знаю, что времени мало, но если сделаешь, заплатят хорошо. Наряд сегодня на тебя выпишу.

Бумаги пришлось нести в двух пакетах. Пока Стефан добрался до дома, у одного уже порвалась ручка, а сам Стефан смертельно устал. С детьми все было хорошо. Коллин спал на диване, обнявшись с игрушечной собакой, а Джейк смотрел новости. Он уже научился пользоваться пультом и сам выбирал каналы.

С дежурства Анри пришел в девять вечера. К этому времени Стефан успел перебрать треть документов. Бумагой был завален весь пол в комнате, исписана куча листов. Коллина с Джейком Стефан накормил только час назад, после чего младшего уложил спать, а Джейк заупрямился, энергично мотал головой и хотел смотреть телевизор. С телевизором не получилось, но Стефан дал ему рассматривать картинки в книжке.

Анри застал их именно тогда. Радостный Джейк, который очень любил отца, тут же подбежал к нему и залез на ручки. Стефан лишь кинул один короткий взгляд на Анри и вернулся к работе.

— Что это? — тихим голосом спросил Анри.

Заговорил со Стефаном он впервые за несколько дней.

— Еда на плите. — Ответил Стефан.

Альфа поел, погремел на кухне посудой. Джейк был с ним, что-то пытался говорить, но пока не очень получалось. Коллин вертелся в кроватке, но не просыпался.

— Так что это такое? — вновь спросил Анри, вернувшись в комнату. Он принес на руках задремавшего Джейка и уложил в его кроватку, что-то шепнул ребенку и повернулся вновь к Стефану.

— Подработку взял. — Стефан начал собирать бумаги. Стоило уйти на кухню и продолжить там, чтобы не мешать детям. — На папиной работе. За два дня сделаю.

— У меня выходной завтра. — Анри пошел за Стефаном. Даже взял несколько папок, чтобы помочь. — Могу завтра посидеть с детьми.

— Хорошо. Я тогда до офиса доеду.

Стефан пододвинул к себе тетрадку с расчетами и большой калькулятор. Анри не уходил, но и не садился. Просто стоял над душой.

— Ну что еще? — раздраженно спросил Стефан.

— Ты вообще меня любишь?

Стефан раздраженно выдохнул. В последнее время ему не нравились все эти разговоры о чувствах. Глупости какие-то.

— У нас двое детей. — Устало ответил он. — Поздно говорить о какой-то там любви, Анри.

========== Глава 3 ==========

В темноте слышно было только посапывание Коллина, недавно переболевшего, и все еще ходившего с насморком. Они с Джейком спали на стареньком диванчике, перевезенном из квартиры родителей Анри. Диван был ручной работы, обит дорогой тканью со светлым цветочным рисунком, а деревянные ручки причудливо изгибались. Он казался здесь совершенно лишним, как будто из прошлых веков, из позолоченных гостиных в богатых домах. Уж точно не для съемной небольшой квартиры. Диванчик был отдан под спальное место Джейку. Коллину предполагалось спать в детской кроватке, но он часто капризничал и хотел к брату.

Утро было мрачным, как и любое другое ноябрьское утро. За окном все еще хозяйствовала тьма, и даже соседи еще не проснулись. Стефан вместе с Анри вставал в семь, к половине восьмого будили детей, в восемь Анри уезжал на работу — его наконец-то взяли на полную должность в государственную клинику и платили хоть небольшую, но уже более существенную зарплату. Стефан к девяти отводил детей в детский сад, а потом либо ехал в офис, либо возвращался домой, а ближе к вечеру ехал на трехмесячные курсы, после которых Стефана уже могли взять в штат бухгалтерии. После того как Коллин, наконец-то, подрос и его взяли в младшую группу, Стефану хватало сил на все. У него как будто за спиной выросли крылья, и на курсы, и на работу он шел с радостью. С таким же воодушевлением читал вечерами учебники по экономике и учету, чем иногда бесил Анри. Дети же становились все более самостоятельными. Джейку не было еще и трех лет, но он мог иногда последить за младшим братом или напомнить Стефану о том, что они хотят кушать. К своим двум с половиной годам Джейк знал на удивление много слов и уже внятно общался со Стефаном простыми и легкими фразами.

Жизнь медленно налаживалась, и они с Анри уже могли позволить себе воскресный отдых в кинотеатре или незапланированные траты. Недавно Стефан просто так купил красивый теплый комбинезон для Джейка, проигнорировав более дешевую некрасивую коричневую куртку. Сын обрадовался. Несмотря на то, что он родился бетой, интерес к красивым вещам у него было чисто омежий, как и у Стефана. Коллин пока был слишком мал, чтобы судить о его характере, но малышом он был довольно серьезным, мало плакал или капризничал, но и редким сладостям и подаркам почти не радовался, в отличии от Джейка. Коллин еще не разговаривал, но речь понимал и без промедления исполнял все требования — собирал свои игрушки или шел купаться перед сном.

Стефану все чаще казалось, что ему повезло с детьми. Отводя сыновей в детский сад, он часто наблюдал капризы других детей и их папаш — омег, а реже альф, которые уже были сыты всем этим по горло. Джейк же понимал, что капризами от Стефана ничего не добьется, а у Коллина был просто не такой характер. И вместо того, чтобы долго возиться с детьми в раздевалке с рядами разноцветных шкафчиков, Стефан быстро переодевал Коллина, потом заходил за Джейком, уже умеющим самостоятельно натянуть теплые вещи. Стефану оставалось их слегка поправить, перекинуться парой слов с воспитателем или другими родителями. На этом посещения сада заканчивались. Если вечером он планировал снова закопаться в бумаги и учебники, приходилось еще прикупить детям какую-нибудь сладость или дешевую игрушку из супермаркета, чтобы они не сильно мешали заниматься, а Анри после таких вечеров удовлетворялся хорошим сексом и почти не ворчал по поводу отсутствия вкусного ужина.

В общем, все было хорошо. Денег все еще не хватало на все, что хотелось купить, а съехать из этой квартиры или даже из этого района, в более удобный для жизни, пока что не представлялось возможным. Анри не понимал этого желания Стефана вырваться из бедности, он лишь уверенно рассуждал, что со временем у них все будет, а сразу никакие богатства не могут свалиться на голову. Открытых скандалов не было, но Стефан продолжал злиться на альфу за то, что у него двое сыновей и жизнь, совсем не похожая на то, о чем мечтают омеги в подростковом возрасте.

Этот же день должен был быть еще одним маленьким шажком к их будущему. Стефан неделю назад окончил курсы и сдал экзамены, самостоятельные занятия тоже ему помогли. Теперь по протекции управляющего фирмы, на которую почти полгода работал Стефан, его ждало собеседование в более крупной компании. Финансовая компания, занимающаяся инвестициями в выгодные проекты входила в более крупный холдинг, но получала огромную долю самостоятельности. Финансовая служба в ней стояла на особом месте, а финансовым директор был вторым человеком в фирме, если и вовсе не первым. Пока что Стефан претендовал на роль его помощника, мальчика, который должен выполнять роль «подай-принеси». Но для начала и это было неплохо. Тем более у него даже не было должного образования для работы в таком месте.

Анри был против и стремился показать свою позицию как можно чаще. Но, когда Стефан спросил у него напрямую, альфа, скрипя зубами, уверил, что запрещать он ничего не будет. Стефан ему ничего не сказал и даже мило улыбнулся, но так хотелось посмеяться ему в лицо. Как будто Стефану действительно нужно было разрешение Анри. Он ему, конечно, муж, но не хозяин, и даже не отец, чтобы запрещать подобное.

Утро выдалось легким. Стефан проснулся еще до будильника, и когда решил перевернуться на другой бок, оказалось, что Анри тоже не спит. Лишь в другом углу комнаты сопел Коллин, Джейк во сне пытался ударить его ногой.

— Ты не спишь? — шепотом спросил Стефан, лишь еще сильнее кутаясь в одеяло. Ноябрь был мерзким, холодные дожди шли каждый день, а ветер пробирался даже под зимнюю куртку. В садике уже половина детей переболела, как и Колин, и группы были полупустыми.

— Сегодня сложная операция. Я волнуюсь. — Так же тихо ответил альфа. Он заметил, что Стефан мерзнет, и положив свою раскрытую ладонь Стефану на живот, прижал омегу к себе. Так, действительно, было теплее.

— Ты ассистируешь? — поинтересовался Стефан.

— Да. Я же практиковался у самого доктора Декруа, поэтому часть работы будет на мне. — Анри тяжело вздохнул. — У пациента небольшие шансы, поэтому я так волнуюсь.

Стефан считал, что с таким количеством смертей Анри уже должен был смириться. Но нет. Альфа все продолжал жалеть своих пациентов и волновался за них. Даже Стефан уже охладел к этим переживаниям. Он знал, что Анри и его коллеги делали все возможное, но никто из них не был всемогущим. Хватало того, что несколько недель назад Анри провел за операционным столом почти пятнадцать часов, а потом лишь смог дойти до кушетки и заснуть. Даже не позвонил домой и не предупредил о том, что ночью не вернется. Тогда обошлось без смерти, но Стефан просидел в беспокойстве до двух часов ночи, вскакивая от каждого звука на лестничной площадке. Потом уснул.

— Тебе пора привыкнуть. — Повторил Стефан в который раз. — И если ты такой редкий кадр, попроси хотя бы прибавки к зарплате. Не уверен, что хирурги получают так мало. — Стефан потерся спиной о теплую грудь альфы. О своих переживаниях он не хотел рассказывать. Анри знал, что сегодня у Стефана важный день, и уже прошлым вечером успокаивал его и говорил, что в любом случае ничего страшного не случится. Если Стефана не возьмут на работу, им не будет хуже. Стефан так не считал, но зажимал губы и лишь согласно кивал головой.

Дети встали легко. Коллин, как всегда жевал то, что ему давали, а Джейк без каприза съел ненавистную им кашу и самостоятельно собрался в садик. Анри ушел немного пораньше, чтобы не опоздать из-за утренних пробок. Стефан проводил его до двери и даже поцеловал в щеку, как показывают в счастливых семейных фильмах.

В саду оставалось мало здоровых детей и его угрожали закрыть на карантин, пока же советовали кормить детей витаминами. Особенно Коллина, который продолжал вытирать сопли рукавом своего свитера. Нужно было еще немного подержать его дома, но Стефан больше не мог с ним сидеть. Родители тоже работали, и его папа, и родители Анри. А оставлять детей одних на целый день Стефан не решался. В конце концов, Анри сам осматривал Коллина и сказал, что с ним уже все нормально, и других детей он не заразит.

«Инвест групп» занимала три этажа в одном из самых высоких бизнес-центров делового квартала города. На дорогу Стефан потратил почти час, и то, он сумел, миновав утренние пробки, очень быстро добраться до станции метро. Центр был совсем не похож на их район, занятый неприметными малоэтажными домами, стоящими среди высоких кривых деревьев, зимой страшных, но летом делающих их район совсем зеленым. Центр же состоял из смеси стеклянных небоскребов в одной части и милых узких улочек в исторической части города. Там стекло и металл уступали место каменной кладке и причудливым особнякам, встречающимся на каждом шагу. Там они раньше любили гулять с Анри. Альфа рассказывал ему историю чуть ли не каждого камня, читая длинные, но интересные лекции, а Стефан любовался на дома прошлого века, которые не утратили своей красоты и стати, и представлял, что они с Анри когда-то будут жить в таком же доме. Тогда ему казалось, что этот альфа может все. Не обремененный семьей, Анри мог тратить деньги на красивые жесты, рестораны, цветы и кино. Стефан любил Анри просто так, но не мог не признать, что повелся на это обещание красивой жизни.

Стефан почему-то считал, что офис будет находится на самых верхних этажах здания, и обязательно, город будет как на ладони, и деловой квартал, и старый город, и даже далекие трубы промышленных заводов на противоположном берегу реки. Но приемная финансового директора находилась на седьмом этаже, а из больших окон видно было бок такого же стеклянного здания, и лишь чуть-чуть широкую магистраль, растянувшуюся вдоль небольшой набережной, сейчас, в ноябре, совершенно забытой, с замершими и безжизненными аттракционами.

В приемной обнаружился секретарь — омега, на должность которого Стефан и претендовал. Омега был не так молод, как он, но все равно еще довольно свеж. В нем чувствовался уже зрелый омега, а беременный живот был таким большим, что казалось, он скоро перевесит омегу. Собственно, Стефан уже знал, что предыдущий помощник уходил в декрет, а на это место подыскивали нового человека. Временно.

— Мне назначено собеседование у мистера Вайзера. — Слегка опираясь на высокую стойку у одной части большого и широкого стола секретаря, сказал Стефан. Он немного неучтиво рассматривал омегу, его живот, светлую одежду, не очень похожую на офисную, и румянец на щеках. — На двенадцать ровно.

— Стефан Грейс?

— Да.

— Подождите пять минут.

За пять минут Стефан дважды выпил воду из пластикового стаканчика и посмотрел в окно. Когда широкие двери со вставками матового стекла распахнулись, и оттуда вышел взрослый мужчина лет сорока, больше похожий на бету, секретарь кивнул Стефану, показывая взглядом на дверь.

Стефан боялся. Он не считал себя стеснительным, и тем, кто будет дрожать перед закрытыми дверьми. Но сейчас многое было поставлено на карту. Хотя он и пришел сюда по протекции, Стефан не считал это чем-то постыдным. Доверие он заслужил своей работой. Вот если сейчас он провалится, ему будет стыдно возвращаться домой. Анри, конечно, обрадуется.

Кабинет оказался не таким большим, каким он казался, когда Стефан увидел просторную приемную. Но здесь было достаточно места для его владельца и посетителя. Окна, закрывали почти всю стену, не доходя до пола и до потолка лишь на несколько футов. Мебель была серой, но на полу лежал совершенно домашний бежевый ковер, совершенно лишний здесь. В углу стояли крупные желтые цветы, незнакомые Стефану, но красивые. Адам Вайзер, хозяин кабинета, оказался совсем не старым альфой, как казалось Стефану. Адам, вообще, не выглядел старше тридцати. В этом кабинете и в этом светлом костюме он казался лишь младшим сотрудником, оказавшемся здесь случайно. Но альфа держался уверенно и занимал место за большим стеклянным столом — место хозяина этого кабинета.

— Добрый день. — Заговорил Стефан. Он уверенно поднял голову и по вежливому кивку занял удобное серое кресло перед альфой. — Стефан Грейс. — Представился он. — Претендую на должность вашего помощника.

— Вот так? — альфа вздернул бровь. Такой чисто мальчишеский жест, больше похожий на привычку. Это движение было почти незаметным из-за светлых бровей, таких же, как и волос. — Вы слишком молоды для этой должности.

Уж кто бы говорил!

— И без образования, опыта нет. Почему мистер Олсен Вас рекомендовал?

— Ему понравилась моя работа. — Ответил Стефан. — Я хорошо понимаю всю финансовую и бухгалтерскую документацию. По крайней мере, моя работа у мистера Олсена была наравне с другими опытными сотрудниками. У меня нет диплома, но можете проверить мои знания. Я готов.

— Это лишнее. — Отмахнулся альфа. — Мне нужна сообразительность и скорость. Заданий много, скоро годовой отчет, и мы будем завалены документацией круглые сутки, это не говоря еще о новых проектах. Слышали, кто финансирует строительство технопарка?

— Вы. — Ответил Стефан. Даже он смотрел новости в перерывах между чередой детских мультфильмов.

— А это куча работы. Вы должны не потеряться в этом, быстро соображать и облегчать мне жизнь. Еще выучить мое расписание и варить вкусный кофе. Но этому Вас научит Джозеф. Рабочий день с девяти утра, но я часто приезжаю уже к восьми, и вы должны быть здесь. Но зато в пять можете уходить домой, если справитесь со всей работой. Но иногда нужно поработать и сверхурочно, много домашней работы. Можете приступать с завтрашнего дня, если за неделю вы мне не разонравитесь, получите постоянную работу. Теперь скажите Джозефу, что Вы приняты, он с Вами разберется.

Альфа отвернулся, показывая, что разговор закончен.

— На этом все? — Спросил Стефан, уже поднимаясь со своего место. Все-таки это выглядело странно. После стольких отказов, его взяли слишком легко. И в такую успешную компанию.

— А что-то еще? — альфа снова вздернул бровь.

— Нет, ничего. – Покачал головой Стефан. — Пойду к Джозефу.

***

— Ты с ума сошел? — спросил Анри, когда Стефан рассказал ему про свою новую работу. — А кто будет смотреть за детьми?

Они сидели на полутемной кухне. Пахло яблочным пирогом, стоящим в духовке и сигаретами Анри. Джейк, уставший ждать пирог, недавно задремал, устроившись рядом со спящим Коллином. Анри пришел лишь недавно с долгого дежурства и очередной операции. Теперь у него впереди было два дня выходных.

— Неподалеку есть садик, работающий с семи. — Ответил Стефан. Он заварил себе и Анри травяной чай. Душистый запах хоть немного перебивал ненавистный ему табачный запах и даже поднимал настроение. Как маленький кусочек лета в промерзшем ноябре. — Там есть свободные места, но и плата немного выше. — Стефан поставил кружку перед Анри и сам сел рядом. — Но если я буду работать, мы можем себе это позволить. Я их буду отвозить в сад по дороге на работу, а потом так же забирать. А завтра ты с ними посидишь.

— Папа просил меня помочь им с ремонтом на выходных. — Мрачно ответил Анри.

— Отведешь детей в сад к восьми, запишешь их в новый сад и к обеду будешь свободен. Сможешь ехать к родителям. — Пожал плечами Стефан. — Мне теперь в семь утра нужно быть уже в дороге, так что эти два дня дети на тебе.

Когда яблочный пирог был готов, а чай выпит, Стефан медленно помыл посуду, умылся холодной водой и пошел спать. Дети уже давно заснули, лежали спиной к спине под теплым одеялом. Анри тоже лег, но еще не спал. На его лицо падал серый луч света из окна, и было видно, как альфа следит за Стефаном, пока тот не лег ему под бок. Тут же под майку полезла рука, она медленно погладила Стефана по груди, пальцы обвели круги вокруг сосков, потом ниже, на живот, уже не такой красивый после двух родов, ниже, к члену, пока рука не накрыла его, а пальцы слегка сдавили головку. Стефан лежал неподвижно, терпел все это, но когда пальцы добрались уже до цели своего путешествия, слегка коснулись сжатых мышц и хотели проникнуть внутрь, Стефан не выдержал и вздрогнул.

— Не надо. — Попросил он, изгибаясь, чтобы избавится от руки. — Мне завтра рано вставать.

— Ну, один раз. — Шепотом запросил альфа. — У нас уже давно не было.

— Позавчера. — Напомнил Стефан.

Анри перевернул его на спину и подмял под себя. Рука все еще была в трусах у Стефана.

— Анри. — Строго зашептал Стефан. — Я же сказал, что не хочу!

Анри его не послушал и уже впился ему в шею, а рука, ненавистная рука, снова надавила на колечко мышц, пальцы проникли внутрь. Член Анри уже упирался Стефану в живот. Альфа резко и восторженно выдохнул.

— Папа? — послышался голос Джейка. Он тут же отрезвил Анри, который оставил попытки взять омегу и откатился в сторону. Стефан облегченно вздохнул, тут же поправил трусы и футболку.

— Что такое? — спросил он у Джейка, приподнимаясь на локте и оглядываясь в сторону детей.

— Страшно. Хочу к вам. — Джейк тоже завозился на своем месте, грозя разбудить Коллина.

— Иди сюда. — Разрешил Стефан. Обычно он не допускал такого, ведь дети мешали ему нормально выспаться, но Анри сейчас мешал ему гораздо больше. Под обиженный смешок Анри Джейк быстро перебежал на их кровать и лег между ними. Он тут же прижался к Стефану, положив свои маленькие и холодные ручки ему на бок. — Что тебя напугало? — спросил Стефан, решив проявить и немного нежности в отношении ребенка. Им с Коллином ее мало доставалось.

— Темно. — Повторил Джейк.

Рука Анри, которой он недавно ласкал член Стефана и пальцы которые он просовывал в него, теперь оказалась на макушке Джейка.

— Не надо бояться. — Заговорил альфа. — Ты же уже большой?

— Большой. — Джейк еще сильнее прижался к Стефану. Было заметно, как он замерз. Из-за небольших проблем с кровеносной системой у Джейка часто мерзли руки и ноги. Сейчас они казались совсем ледяными.

«Как у покойника» — подумал Стефан и сам испугался своей мысли.

Но Джейк вскоре заснул, а ладошка, так и оставшаяся лежать у Стефана на груди постепенно теплела. Анри тоже быстро заснул, отвернувшись лицом к стене. Стефан спал чутко, и несколько раз за ночь просыпался, от сигнализации автомобиля, доносящейся с улицы, из-за неясного грохота от соседей и от того, что Коллин, проснувшийся ночью, сам пришел к ним на кровать, и пока лез к Анри, больно надавил Стефану на живот.

***

Новый детский сад понравился и Коллину и Джейку. Они даже оказались в одной группе, до трехлетия последнего. Там они проводили больше времени на свежем воздухе, а снег на площадке лежал чистый и белоснежный, а не грязный и мокрый, как у них во дворе. Вскоре дети впервые приняли участие в строительстве снеговика, и вечером Джейк захлебывался от впечатлений, стремясь рассказать все родителям, используя свой небольшой словарный запас. Коллин лишь энергично кивал в ответ на вопрос, понравилось ли ему.

А еще там не кормили кашей, давали яркие вареные овощи и по паре конфет каждый день обязательно. Джейк был в восторге, и дома от Стефана тоже требовал рыжую морковь с горошком и мешочек шоколадных конфет.

Прошла неделя испытательного срока. Джозеф уже покинул Стефана, отправившись в декрет. Адам Вайзер, несмотря на молодость, впечатлил Стефана как специалист. Это был настоящий талант. И работать с ним было интересно. Тем более, Стефана тут не принимали лишь за приложение к кофейному аппарату, иногда давали работать с отчетностью. И чем лучше Стефан справлялся с ролью мальчика на побегушках, тем больше настоящей работы ему поручалось. Через неделю, когда Адам выучил его имя, а постоянный контракт был подписан, Стефан начал медленно, но верно изучать внутренние документы «Инвест групп» и интересоваться текущими проектами. Уже по опыту, Стефан знал, что такое обучение полезно. Даже когда он уставал после работы и домашних дел, Стефан хотя бы один час перед сном посвящал своему развитию. Адам про это знал, как и знал про то, что Стефан в перерывах читает учебники по финансам и учету. Один раз даже про это заговорил.

— Не трать на это время. — Сказал он, задерживаясь в приемной чуть дольше. Был заслуженный перерыв, Стефан уже пообедал и оставшиеся тридцать минут решил посвятить чтению. Поэтому книгу он не спрятал и даже не попытался сделать вид, что работает. — Редко среди книг есть что-то хорошее. Эти теоретики и гроша не стоят.

—Это всего лишь основы. — Пожал плечами Стефан. И тут же кинулся распрямлять свою рубашку. Ткань была непослушной, мялась. Стефан пока не мог привыкнуть к такой одежде. Привычные кеды, футболки и куртки здесь были неуместны, поэтому пришлось расширить свой гардероб. На это ушел весь аванс и немного денег занял папа. В итоге Стефан приобрел один комплект омежьего офисного костюма, в котором приходилось ходить каждый день, и длинное черное пальто, делавшее из подростка Стефана действительно взрослого человека. Джейку это так понравилось, что он тоже потребовал купить ему черное пальтишко.

Но траты стоили того — Стефан не выделялся среди местного офисного планктона. Его приняли за своего, и омеги из бухгалтерии часто заходили к нему поболтать и звали за свой столик в офисном кафе, расположенном через дорогу в соседнем центре. Они даже восхищались Стефаном, ведь думали, что он заказывает лишь один чай не из-за нехватки денег, а из-за того, что на диете. А когда Стефан рассказал им про двоих детей, они и вовсе не поверили.

Адам тоже не поверил. Обычно Стефан справлялся со своей работой замечательно. Кофе у него выходил даже лучше, чем у Джозефа, расписание Адама тоже не вызывало трудностей, и в документации Стефан уже разобрался. Звонки записывал, встречи организовывал и даже помыкал собственным курьером, когда Адаму нужно было что-то доставить на другой конец города. Все больше осваиваясь, Стефан начинал чувствовать себя здесь, как рыба в воде. И лишь однажды ему пришлось отпрашиваться с работы на час раньше, потому что Анри вызвали на срочную операцию, а детей оставить было не с кем.

— Дети? — спросил Адам тогда.

— Да. — Стефан думал, что самое главное не потерять твердость голоса. — Я уже все сделал, встреча с подрядчиками перенесена на понедельник, сметы на подписи у генерального, завтра будут уже у нас, а финансирование будет не раньше двадцатого числа.

Адам слушал его очень внимательно, не обращая внимания на кофе, оставленный Стефаном перед ним.

— Вам девятнадцать, я не ошибаюсь? — спросил Адам.

— Не ошибаетесь. — Подтвердил Стефан.

— Личная жизнь не должна мешать работе. — Уже строже заговорил Адам и, наконец-то, взялся за чашечку кофе. — Особенно в рабочее время. Идите, но я хочу, чтобы Вы за выходные изучили документы по новому проекту, будете мне помогать.

— Это с технопарком?

— Да. — Адам кивнул головой. — Можете идти.

Стефан почти успел. С Анри они столкнулись на лестнице, когда тот уже вызывал такси и был совершенно во взведенном состоянии. Они лишь переглянулись, ни слова не сказали друг другу.

За выходные Стефан сумел разобраться в сложной схеме финансирования проекта. Конечно, не без помощи папы. Тот всю свою жизнь проработал бухгалтером, и с цифрами имел свои особо близкие отношения. Папа бы еще больше помог, но он приехал к внукам, а не к Стефану.

Анри вернулся ночью. Стефан уже не ждал его, а спокойно уложил детей спать и лег сам. Уже сквозь сон он услышал, как тихо поворачивается ключ в замочной скважине и скрипит ржавыми петлями входная дверь. Анри, стараясь быть как можно тише, сам себе разогрел еду, покурил на балконе, снова впустив в квартиру табачный запах, принял душ и после всего этого зашел в комнату. Стефан сквозь сон чувствовал его запах, особый какой-то запах больницы, который бывал у Анри после операций, запах дешевого табака и макарон с сыром, приготовленных Стефаном на скорую руку.

Анри посчитал, что Стефан спит. Очень осторожно залез под одеяло, впустив немного холода и сразу же замер, даже не обнял, как обычно это делал. Но тут же Стефан почувствовал легкое прикосновение к своему виску. Мимолетное, немного влажное и теплое.

— Спокойной ночи. — Тихо, себе под нос пробормотал альфа и больше ни каких попыток притронуться к Стефану не предпринимал.

========== Глава 4 ==========

Стефан только что закончил наводить порядок на рабочем столе перед выходными. С понедельника Вайзер улетал в командировку на целую неделю, что означало отдых для Стефана. Но перед этим нужно было сделать все идеально: отменить все запланированные дела, заказать билеты на самолет, забронировать номер в отеле. Так еще и нужно было созвониться с целой дюжиной глав отделов, находившихся в подчинении у Вайзера и потребовать у них полную отчетность чуть ли не за последние полгода. Вдобавок ко всем этим проблемам, уже в пятницу, Стефану заменили его старый медлительный компьютер просто с огромным монитором, занимавшим половину стола, на новый. Но Стефан, привыкнув к старому, теперь чувствовал себя неуверенно, морщился от более яркого свечения экрана, от более высокой четкости и от совершенно других принципов работы привычных программ. Поэтому и получалось у него все медленно.

Со стола он убрал все важное, а так же старую отчетность, необходимую для его занятий он запер в ящичке стола. Можно было и забрать ее домой, но Анри все больше не нравилось, когда Стефан тратил время на бумажки, а не на семью. Особенно в выходные дни.

Оставшиеся на столе бумаги слегка сдуло в сторону сквозняком, который образовался из-за открытой двери в кабинет Вайзера. Прежде чем Адам успел подойти к его столу, Стефан почувствовал его естественный запах и ненавязчивый запах дорого парфюма.

— Билеты забронировал? — спросил он в своей обычной манере, без лишних слов и расшаркиваний.

— Да.

— Поедешь со мной?

Стефан уже успел закончить с заедающим замком шкафчика, и, вынырнув из-под стола, вовсю смотрел на Вайзера. Альфа не торопил его с ответом лишь потому, что рассматривал документы, оставленные ему на подпись, накопившиеся на столе Стефана лишь за последние два часа. Стефан не знал, чем руководствуется его начальник, делая такое предложение. Да, Адам был лучше, чем крикливый глава техотдела, считавший, что все омеги лишь умеют хлопать глазками, варить обеды и рожать детей. Финансовый директор был даже лучше генерального, не видевшего многое, что происходит у него в фирме. Генеральный был консерватором, новое принимал плохо, на сотрудников почти не смотрел. А Вайзер помогал Стефану, видя его интерес к финансам и бухгалтерии. Он не тратил на это свое время, которое было более ценно, чем время Стефана, но он давал ему не самые важные для фирмы, но довольно полезные задания для самого Стефана. Вайзеру это тоже было на руку, поскольку теперь всегда имел рядом человека, хранящего в себе много аналитической информации.

Но Стефан никогда не думал, что Вайзер предложит ему такое. Конечно, в таких важных поездках, когда речь шла о новом проекте, Адаму Вайзеру нужны были помощники. Но их ему и предоставляли в избытке.

Но Вайзер шутить не стал бы.

— В каком качестве? — немного запнувшись, спросил Стефан. Он тут же постарался убрать с лица глупое растерянное выражение, а пальцами вцепился в край стола.

— Посмотришь, как я работаю. — Альфа закончил просмотр бумаг. Теперь взял ручку со стола Стефана и начал их подписывать друг за другом, склонившись над столом, и почти упираясь макушкой в нос Стефану.

— Я был бы рад. — Заговорил Стефан. — Но я не могу так резко уехать.

— Тогда можешь быть на сегодня свободен. В понедельник жду от тебя сводные отчеты от всех отделов, потом можешь отдыхать до моего звонка.

— Хорошо. — Кивнул Стефан, вновь беря в руки папки с чеками, лишь бы чем-то их занять.

Вайзер вернулся в свой кабинет, а Стефан уже через десять минут поднялся с места, поправил прическу и накинул на плечи пальто, которое стало уже слишком легким для середины зимы. Перед тем как уйти, Стефан погасил в приемной свет, оставив лишь один светильник. Вайзер опять задерживался на работе. Даже когда уходил Стефан офис выглядел пустым и безжизненным. Даже у лифтов он не встретил ни одного человека. Лишь на проходной сидел охранник и посматривал в небольшой телевизор, спрятанный за стойкой. Телевизор тихо болтал, но в тишине офиса его было слышно отлично. Голос диктора снова обещал обильные снегопады. Стефан разочарованно переварил эту информацию. Чем больше падал снег, тем длиннее становились пробки на его пути с дома на работу и обратно.

Было уже почти восемь вечера, когда Стефан вышел на вечерние заснеженные улицы. Здесь уже было более оживленно, а с подземной стоянки соседнего офисного здания почти непрерывно выезжали автомобили. Стефан же пошел в сторону метро, радуясь тому, что хотя бы на работу метро снегопады не влияют. Разве что становилось намного теснее.

Стефану невероятно польстило предложение Адама. Но вместе с радостью за то, что его старания оценили, Стефан чувствовал обиду за то, что поехать он не может. А ведь хотел. Не сидеть на переполненной станции, ожидая поезда, а потом в тесном вагоне вжиматься в спину какого-то альфы, а лететь на самолете в другие города, туда, где Стефан никогда не был, более южные, с теплым климатом. Хотелось и хотя бы раз в жизни полететь на самолете. Анри рассказывал, что в этом ничего интересного нет, но Стефану не верилось.

А больше всего хотелось работать и быть полезным. Делать как можно больше и завоевывать как можно больше симпатии. Это пару месяцев назад, когда его только взяли на работу, Стефан был доволен своей должностью, но теперь в нем постепенно просыпались амбиции и дикое желание добиться большего, чем места секретаря в приемной.

Но у него была семья. И довольно проблемная семья, с двумя маленькими детьми, которые не отпускали Стефана никуда. С ними было трудно, и даже мысли о том, чтобы освободить целую неделю на то, чтобы сопровождать Вайзера в деловой поездке, у Стефана не было. На Анри он детей оставить не мог, тот тоже пропадал в клинике целыми днями. С тех пор, как Стефан принес домой зарплату всего на несколько сотен больше зарплаты Анри, тот начал работать еще усерднее. И добился своего, вот только вместе с деньгами у них появились скандалы. Анри строил свою карьеру, а Стефан свою, а дети этому мешали.

Был уже десятый час, когда Стефан добрался до дома. В пороге он сразу опустился на небольшую полочку для обуви, сместив с нее маленькие детские сапожки. Со стоном Стефан вытянул уставшие за день ноги и медленно начал разматывать шарф. В коридоре свет не горел, как и на кухне. Лишь из-за закрытой двери единственной комнаты проникала яркая полоса света. Она стала еще шире, когда дверь приоткрылась, и за ней появился Коллин, стоявший в зеленых колготках и синей полинявшей майке. Коллин держал в руках небольшой бублик и посасывал его. К Стефану он не кидался, как сделал бы это Джейк, а лишь смотрел на него. Но не долго. В пороге появился Анри. Он тут же подхватил ребенка на руки.

— Ты время видел? — спросил он у Стефана.

— Я на работе задержался. — Стефан поморщился. Он уже устал оправдываться перед Анри. Устал объяснять ему, что для Стефана эта работа не игрушки, и что она значит для него столько же, сколько для Анри значит медицина. — Начальник летит в важную командировку, нужно было приготовиться.

Стефан поднялся и включил в коридоре свет. Шарф он уже размотал и расстегнул пальто.

— Ты купил что-нибудь на ужин? — спросил он у Анри, пока тот не стал снова обвинять его.

— Ты не говорил. — Анри на мгновение растерялся, но тут же опять ощетинился, поставил Коллина на пол, и мальчик снова ушел в комнату.

— Ты разве не видишь, что холодильник пустой? — тихо прошипел Стефан.

— А кто в этом виноват? — тут же начал наступать Анри. — Кто из нас омега, в конце концов? Почему ты уже в который раз приходишь домой слишком поздно, почему ты постоянно свешиваешь на меня детей и почему у нас дома уже неделю никто не готовил нормальной еды?!

— Так приготовь. — Стефан поднял бровь и небрежно послал пальто в шкаф. Он закатал рукава рубашки и пошел на кухню, надеясь найти хоть что-то съестное. — Я так же работаю, как и ты, так что не всегда могу забирать детей или готовить тебе ужин.

И все-таки там оказалась половинка пиццы. Видимо, Анри заказал доставку. Стефан надеялся, что он хотя бы Коллина ей не кормил, но судя по полупустой бутылке молока и бублику в руке мальчика, Анри нашел выход.

— И работой ты объяснишь то, что приходишь так поздно?

— Ехать далеко. — Сказал Стефан, уже стоя с коробкой в руках и даже жуя один из ломтиков. — Не тебе меня учить, я тебя вообще сутками дома не видел. А тут лишь попросил тебя забирать их из сада и присматривать иногда.

— Ты просишь меня сидеть с детьми, просишь меня готовить, стирать и убираться. — Уже спокойней заговорил Анри. — Мне кажется, ты забыл, кто из нас омега!

— Я — омега, но я не прислуга и не нянька. — Стефан поставил коробку с пиццей обратно в холодильник и громко захлопнул дверцу. — Так что тебе нужно привыкнуть, что я не всегда буду готовить, и не всегда буду сидеть дома, и уж точно не буду всю жизнь подтирать за тобой и детьми сопли!

— Видимо, и секс у нас не всегда будет? — зло усмехнулся Анри.

— Ты о чем?

— О твоем постоянном «не сейчас» и «я устал».

Стефан не понимал этих альф, которые дня не могли прожить, чтобы кому-нибудь не сунуть. У них был секс, но не каждый день, как этого хотел Анри. Потому что Стефан часто уставал, а заниматься этим в ванной или на балконе он уже не хотел. В комнате постоянно находились дети, а они были уже не такими маленькими, чтобы их присутствие можно было игнорировать. И все-таки Стефан выполнял свой долг, но постоянные приставания Анри ему надоели, и хотя бы несколько вечеров он хотел провести без члена альфы в своей заднице.

— Проститутку сними. — Посоветовал Стефан.

Этот бессмысленный спор ему надоел. Он прошел мимо Анри, слегка толкнув его плечом из-за узкого коридора, и заперся в ванной. Там Стефан переоделся в домашнюю одежду и умылся ледяной водой, чтобы привести себя в порядок. И все равно, несмотря на все свои слова, за выходные Стефану предстояло многое сделать: и закупиться продуктами, и придать квартире сияющей вид, и свозить детей в снежный городок, о котором они так мечтали. А в перерывах все-таки заняться разбором документов, которые поступили к ним в приемную за всю неделю.

Как оказалось, Анри никуда не исчез, пока Стефан переодевался. Он все так же стоял в темном коридоре и громко дышал, точно разъяренный бык. Стефан тут же скривил губы, готовясь сказать Анри еще что-нибудь дерзкое, но не успел. Альфа до боли сжал его руку чуть выше локтя и толкнул обратно в ванную. Тут же зашел следом и закрыл дверь на крепкую щеколду. Стефан из-за резкого толчка с трудом устоял на ногах, но слегка ободрал бедро об край чугунной ванны.

— Ты что творишь? — прошептал Стефан, хотя и хотелось крикнуть на Анри во всю глотку, но дети тогда бы точно их услышали.

— Мне не нужна проститутка. — Заговорил Анри тоже тихо, но с невероятной злобой, пугающей даже Стефана, заставившей его сжаться и больше не действовать альфе на нервы. — Мне не нужна проститутка, пока у меня есть муж!

Анри схватил его за плечи и усадил на корзину для белья, которая под весом Стефана жалко заскрипела. Анри уже стаскивал с него шорты, продолжая гореть от гнева и пахнуть так, как будто объявлял войну всем вокруг. Стефан еще хотел ему помешать и оттолкнуть его руки, но альфа ладонью прижал его шею к стене и не давал полной грудью вдохнуть воздух. Стефан пару раз еще дернулся, и решил сдаться. Он помнил, что при таком диком поведении альф, сопротивление только больше их злит. Разозленные альфы больше всего напоминали диких животных, а не разумных людей. Особенно, когда знали, что совсем немного моральных норм стоит между ними и тем, чего они хотят.

Но Стефан не хотел вот так сдаваться. Он и сам немного считал себя виноватым в том, что ограничивает для Анри доступ к телу, но Стефан не был виноват, что нежные ухаживания Анри теперь вместо восторга вызывают в нем лишь мерзкое чувство отчуждения.

Вскоре после того, как Стефан замер, Анри отпустил его шею. Но и шорты вместе с бельем он тоже успел стянуть. Теперь Анри был занят своими домашними брюками, а Стефан так и продолжал сидеть с голой задницей на холодном пластике бельевой корзины. Стефан хотел уже дать мужу сильную пощечину, чтобы тот, как минимум, улетел на пол. Он успел замахнуться, но остановил себя, когда Анри посмотрел на него. Уже без злобы. Оскал исчез и остался лишь преданный и умоляющий о прощении взгляд.

Стефан вздохнул и снова опустил руку, вцепившись в корзину, чтобы придать себе устойчивости, а потом согнул ноги в коленях и развел их в сторону и чуть хриплым тихим голосом сказал Анри:

— Давай.

***

В понедельник Адам Вайзер улетел в командировку, и вернулся только в пятницу. Всю эту неделю Стефан работал сокращенный день, появляясь в офисе лишь на несколько часов. Из-за такого графика Стефан успевал заниматься детьми и готовить хоть и простые блюда, но каждый день. Анри в это время расслабился, по двенадцать часов в сутки проводил в клинике, а потом пил безалкогольное пиво перед телевизором, и позже ложился спать, даже не пытаясь приставать к Стефану. Стефан уже подумал, что Анри и правда воспользовался услугами какой-то шлюхи или завел любовника, но, обнюхав спящего мужа, Стефан понял, что другим омегой от него не пахнет. От Анри вообще никем не пахло, только неприятными запахами больницы, которые уже въелись ему в кожу.

В пятницу Стефан опять задержался. Вайзер прилетел после обеда и сразу же появился в офисе, попросил Стефана подготовить расчеты по окупаемости нового проекта — строительства большого жилого комплекса, способного вместить тысячи жителей, на восточной окраине города, где еще недавно стояли частные небольшие владения.

А когда все было готово, Вайзер сам вызвал машину и велел Стефану ехать с ним. Когда они оказались на улице, дневной свет начал постепенно меркнуть, снова пошел снег. Стефан с беспокойством смотрел на проплывающие мимо дома, пытаясь понять, куда они едут. Вайзер сказал, что у него деловая встреча, а Стефану нужно просто посидеть рядом, послушать, и в нужный момент подать им документы.

— Не беспокойся, — заговорил Вайзер, — Это займет чуть больше часа, потом водитель отвезет тебя домой.

— Куда мы едем?

— В один небольшой ресторанчик. Не все наши партнеры предпочитают встречи в офисе.

Ресторанчик, и, правда, оказался небольшим. Немногочисленные посетители вели себя как знакомые друг с другом люди, и Стефан предположил, что все так и есть. Несмотря на более современную обстановку, все вокруг производило впечатление великосветского салона. В таких местах Стефан никогда еще раньше не бывал. Он подавил в себе дрожь и желание уйти отсюда. Но Вайзер кое-что заметил.

— Мне тоже здесь не нравится. — Сказал он тихо Стефану.

Все прошло так, как и говорил Вайзер. Их провели к уединенному столику, где их ждал другой альфа. Тот был немного полноват, но костюм сидел идеально, скрывая все лишнее. Волосы у него были черные, но с заметной сединой, а когда альфа заговорил, казалось, что его голос мог сотрясти и горы.

На столе стояла бутылка коньяка и тарелка с сыром и оливками. Отдельно для Стефана принесли чашечку ароматного кофе, когда тот отказался от спиртного.

Альфы обсуждали новый проект всего лишь полчаса. Документы, которые Стефан привез сюда в своей сумке, им тоже понадобились. Стефан, все время прислушивающийся к их разговору, понял, что речь идет об уточнении бюджета финансирования и сроков окупаемости. Вайзер все не мог договориться с этим альфой о степени риска, но расстались альфы довольные друг другом и даже пожали руки.

Стефан уже приготовился уходить, когда Вайзер неожиданно поймал его за руку и показал на место напротив себя:

— Сядь. — Приказал он. — У нас есть еще полчаса, и я хотел бы поговорить с тобой.

Стефан сел на то место, где сидел ушедший альфа. И тут же перед ними появился официант. Стефан его не слышал и не видел до тех пор, пока он не забрал у них со стола грязную посуду и не поставил новые чистые бокалы, тут же в каждый разлил напитка из бутылки. В тот бокал, который стоял ближе к Вайзеру, побольше, а Стефану меньше. Исчез официант так же незаметно, как и появился, и они остались вдвоем.

— Терпеть не могу долгие перелеты. — Сознался Вайзер.

— Вы о чем-то поговорить хотели? — Стефан настороженно посматривал на часы. Шел уже пятый час, и через два часа он должен был забирать детей из сада. Анри сегодня ему никак не мог помочь, потому что ушел на суточное дежурство еще с утра.

— Ты же слышал, о чем мы говорили?

— Да. — Стефан кивнул. — Про восточный жилмассив. Про него уже целую неделю в офисе говорят.

— Самый крупный проект за всю историю нашей фирмы. И суммы, которые мы тратим на него -

рекордные. Но ты же понимаешь, что в этом случае механизм окупаемости всего проекта совершенно иной?

— Нужно продажами окупить все инвестиции, я знаю. — Стефан наклонил голову и с интересом посмотрел на коньяк, налитый в бокал. Жидкость казалась янтарной, и ее было достаточно мало, чтобы теплый свет лампы просвечивал ее насквозь. Коньяк был безумно дорогим, и Стефан никогда еще его не пробовал. Из алкоголя за последние годы он не пил ничего крепче вина, бутылочку которого они с Анри позволяли себе раз в месяц. — Риск большой, но и дохода долго ждать не придется, если заняться продажами сразу после строительства. А если сделать традиционно, и начать продавать квартиры уже сейчас, то, возможно, мы не просядем в денежную яму.

— Отсутствие денег меня не страшит. Перспективы — главное. — Ответил Вайзер и тоже посмотрел на свой бокал, потом взял его и покрутил в руках. — Когда старт продаж приходится на этап планирования, это занижает стоимость будущих квартир. Все так делают лишь для того, чтобы получить финансирование для первых этапов строительства. Но мы сделаем по-другому — мы сами профинансируем весь проект, а потом продадим жилье по полной стоимости. Понимаешь?

— Понимаю. — Ответил Стефан. — И получим разницу между настоящей и будущей стоимостью.

— А это миллионы. — Улыбнулся Вайзер, показав свои белоснежные ровные зубы. Он изящно схватил бокал за ножку и поднял перед собой, приглашая Стефана.

Стефан не стал спорить, и неуверенно повторил жест альфы, раздался глухой слабый звон, когда два пузатых бока бокалов встретились. Альфа еще раз улыбнулся ему и залпом выпил весь коньяк. Стефан же перед тем как влить незнакомую жидкость в рот, сначала понюхал ее. Анри рассказывал, что коньяк очень крепок и жжет горло. Но Стефан выпил его так же как и Вайзер, сразу, за два глотка. Сначала он ничего не почувствовал, только лишь тепло в горле, но потом тепло переросло в жжение и стало почти нестерпимым. Все силы Стефан прикладывал на то, чтобы не морщится. Резким движение он взял с тарелки парочку сырных кубиков, нанизанных на деревянную палочку и проглотил их. И тут заметил, что Вайзер почти незаметно смеется над ним.

— Мне не стоило пить. — Сказал Стефан.

— Почему же? От такой порции ничего не будет, а больше мы пить и не будем.

— Вы только о проекте и хотели поговорить? — спросил Стефан. Время неумолимо ползло к пяти вечера.

— Торопишься?

— Да. — Ответил Стефан. — Я не рассчитывал задерживаться сегодня.

О том, что Джейк и Коллин ждут его в саду, и забрать кроме Стефана их некому, он не говорил. Стефан вообще старался не упоминать о детях. Он знал, что положительно их точно никто не воспримет, лишь будут считать Стефана более слабым и неспособным к нормальной работе. Но Вайзер его удивил, сам вспомнив про них:

— Как твои сыновья? — спросил он, откидываясь на спинку кресла, но все так же посматривая на Стефана своими светлыми и блестящими из-за настенных светильников глазами.

— Хорошо. — Ответил Стефан. Но в его ответе был и вопрос, который тут же возник у него. И слабое подозрение, заставившее все мышцы натянуться и приготовиться к бою. Какая-то совершенно странная реакция.

— Я к тому, что не станут ли они помехой, если я захочу взять тебя в свою команду по разработке этого проекта? Конечно, не как специалиста, тебе нужно хорошо подучиться, чтобы получить серьезную работу, а у нас почти все сотрудники с дипломами университетов и они более опытные. Но ты мог бы набраться опыта. Я знаю, что ты этого хочешь, я вижу, чего ты добиваешься. — Глаза продолжали сверкать. — Я дал тебе шанс неделю назад, но ты отказался, но я догадываюсь, почему: семья тебя не отпускает. Но я даю тебе еще один шанс, и это не на неделю, это на год, возможно на два. И это напряженная работа для новичка. Это как шторм, в который ты угодишь на пару лет, но этот шторм даст тебе многое. Это многое даже важнее университетского диплома. Но все это произойдет только в том случае, если какие-либо другие причины тебя не потопят.

Стефан понял, что под этими причинами в виду имеется Джейк и Коллин. Но не из-за них бы он волновался, а из-за Анри. Он этого не примет. Стефан, конечно, не собирался из-за недовольства мужа рушить все то, чего он смог добиться, но он больше не хотел скандалов дома. Вайзер пугал его штормом, но они с Анри уже жили при сильном шторме, который нужно было обуздать. Иначе бы он до конца все разрушил между ними.

А дети росли. Джейк многое умел делать сам. Стефан заметил, что ближе к трем годам дети становятся все самостоятельней. Джейку уже не нужна была нянька. Один раз, получив сильный ожог, он не лез больше к плите, пару раз упав с перекладин детского городка у них во дворе, он стал лазить по ним аккуратней. Бездомных кошек не трогал после того, как получил царапину под самым глазом. Джейк уже выучился на своих ошибках и не требовал контроля. Коллин был еще достаточно мал, но он был спокойным и тихим ребенком. Иногда Стефану даже казалось, что мальчик понимает намного больше, чем должны понимать дети. Даже более старшие дети.

— Мои причины растут и мешают все меньше. — Ответил Стефан.

— И куда же ты тогда торопишься?

— Они не умеют сами пользовать маршрутным транспортом для поездок домой.

— Об этом я и говорю.

— Я найду способы с этим справиться. — Пообещал Стефан, хотя способов он как раз и не знал. Анри никогда бы не пожертвовал своей работой ради детей, папа тоже был занят. Родители Анри считали, так же как и их сын, что Стефан должен больше заниматься Джейком и Коллином, и уж точно они бы не согласились взвалить часть забот на себя чисто из-за одних принципов.

— Тогда в понедельник поговорим. — Вайзер довольно растянул губы. — Приходи к восьми и сразу в мой кабинет. Нам предстоит многое изучить. — Он погладил свой подбородок. — И будь благодарен мне за то, что я трачу на тебя свое время. И даже не смей меня подводить после того, как тебе оказали такое доверии. И разве тебе не платят зарплату? — спросил он резко.

— Платят. — Ответил Стефан, не совсем понимая в чем дело.

— Тогда разнообразь гардероб. Одна и та же одежда каждый день выглядит довольно убого.

========== Глава 5 ==========

Комментарий к Глава 5

Здесь следует заметить, что все действия происходят не в современных условиях, а только на заре высокотехнологичного будущего.

В тексте есть сцена, которую я никак не могу классифицировать: есть там изнасилование или нет? Предупреждение пока не ставлю.

Когда Стефан вспоминал их жизнь с Анри и детьми лишь год назад, его передергивало. Больше такого повторить не хотелось. Отсутствие денег и двое маленьких детей, требующих все внимание, его изматывали. Стефан до сих пор не знал, как сумел уберечь их от вечных сквозняков, гуляющих по квартире, как справился почти без помощи Анри, как они вообще у него остались живыми и здоровыми, и какими силами Стефан поборол в себе желание просто оставить их где-нибудь на улице и сбежать. Но сейчас они стали жить лучше и из-за того, что Анри закончил свое обучение, и из-за того, что Стефан пошел работать и из-за развитого не по годам Джейка и совершенно спокойного Коллина, маленького милого взрослого.

Именно поэтому Стефан стремился показать себя с лучшей стороны на работе. Над проектом помимо Вайзера работали еще трое альф и один бета. Стефан постоянно был при Вайзере, присутствовал на всех собраниях и отчетах, ездил на просмотр территории — пока неприглядный пустырь, где даже снег не мог скрыть грязную землю, присутствовал на отчетах и вел всю промежуточную документацию.

Стефан по настоянию Вайзера купил себе мобильный телефон, самую последнюю модель, с выходом к электронной почте, куда теперь Стефану каждый день присылали список заданий, которые ему предстояло сделать в течение дня помимо обязанности постоянно ходить следом за Вайзером. Было тяжело и долго, сил на семью почти не оставалось. Детей все чаще стал забирать к себе папа, а Анри все чаще устраивал скандалы из-за того, что ему приходится питаться едой из доставки, что грязная посуда скапливается в раковине, а стиркой или уборкой Стефан не успевает заниматься даже на выходных.

Усталость замечал даже Вайзер. За три месяца тесной работы они привыкли находится постоянно рядом, и теперь Стефан спокойно впускал альфу в свое окружение, как и Адам его. Иногда они обедали вместе в каком-нибудь ближайшем к ним кафе или в кабинете у Адама. Но обед никогда не прерывал рабочего процесса, поэтому даже во время и так короткого приема пищи Вайзер не выпускал из рук телефона, а Стефан просматривал его ежедневник, пытаясь распланировать следующий день.

— Я связался с секретарем мистера Гратта, у него свободно с двух до четырех. — В очередной раз вернулся к работе Стефан, как только они опустились на жесткие стулья в кафетерии на первом этаже их центра.

— У нас все готово. Он не может принять нас утром?

— У него встреча в мэрии с земельным комитетом. — Ответил Стефан.

— Черт! Этот простой никому не нужен. — Вайзер резким движением опрокинул в себя небольшую кружечку с кофе и жестом подозвал официанта.

— Мы можем еще раз просмотреть проект. В части финансирования не все гладко, особенно там, где идет корректировка на инфляцию. — Тише сказал Стефан. Это было уже не его дело, и хотя за три месяца, что они разрабатывали этот проект, к его словам начали прислушиваться, но не до такой степени, чтобы вновь пересматривать огромный проект, который по мнению Вайзера и его команды был идеальным. Пересматривать лишь из-за того, что какой-то самонадеянный омежка морщит носик.

— Брось! — строго сказал Вайзер. — Еще кофе и счет. — Обратился он уже к официанту.

Стефан пометил в ежедневнике Вайзера время после двух по полудни как занятое и тут же написал сообщение секретарю мистера Гратта, генерального директора «Инвест групп». Уже завтра Вайзер лично должен был презентовать их проект, и если он получил одобрение, планирование будет на этом закончено, и начнется финансирование. И Стефан сможет немного расслабиться.

— Устал? — неожиданно спросил Вайзер, отвлекая Стефана от ежедневника.

— Немного. — Слегка улыбнулся Стефан.

— Если Гратт одобрит наш проект, дальше будет легче. Я буду контролировать продажи и строительство, ты будешь смотреть и учиться. Может, вскоре будешь писать за меня скучные отчеты. — Вайзер ему подмигнул, принимая еще одну маленькую кружку с черным кофе и книжечку с чеком. Адам сегодня выглядел не таким серьезным, каким был обычно. Даже был без галстука и больше говорил на отстраненные темы. С утра в офисе больше двадцати минут болтал с уборщиком и даже чему-то смеялся.

— Вы слишком многое делаете для меня.

— Многое? — Вайзер приподнял бровь, расправляясь уже со второй порцией кофе. — Всего лишь вижу перспективы, не более. Мой прежний помощник, как ни смешно, не отличал дебет от кредита.

Стефан снова улыбнулся, польщенный тем, что в нем видят потенциал.

— Я еду домой, ты тоже на сегодня свободен, а завтра подходи к обеду, нам все равно больше делать до встречи с Граттом нечего. Тебя подвести куда-нибудь?

Вайзер достал из кошелька купюру, едва взглянув на счет. Заплатил и за свой кофе и за Стефана.

— До метро. — С готовностью ответил Стефан.

У него в голове уже сложился прекрасный план на вечер. У Анри сегодня не было операций, так что домой он должен был вернуться к семи. А Стефан уже давно хотел склеить их отношения, поэтому сразу после кафе он забрал детей из сада, и пока те, все еще сонные после полуденного сна, пытались надеть на себя зимние вещи, Стефан уже договорился с папой, что Джейк и Коллин сегодня опять переночуют у него.

В супермаркете с детьми было тяжело. Джейк хотел все подряд, бегал между рядами и хватал все, что плохо лежит. Его интересовали как конфеты и печенье, так и бритвенные станки и корм для собак. Коллин только раз открыл рот, когда, с трудом выговаривая слова, просил у Стефана небольшую коробочку с соком.

Помимо сока для Коллина и шоколадного яйца для Джейка, Стефан купил бутылку вина, показавшеюся ему самой лучшей, а также и охлажденную тушку цыпленка, которую собирался сегодня приготовить под вкусным соусом.

Понял свою ошибку Стефан только в автобусе, почти полном, но где все-таки нашлись два свободных места. Джейк и Коллин уместились на одном сиденье и теперь без интереса смотрели в окно на уже привычные им серые мнгоэтажки и дворы, присыпанные снегом, черным от выхлопных газов около дороги. Стефан держал на коленях тяжелый пакет, слушал старые песни, доносящиеся из радио и разносящиеся по всему салону. То, что сначала нужно было отвезти детей к папе, а потом ехать в магазин, Стефан так и не подумал, и теперь предвидел этот нелегкий путь вместе с большой тушкой подтаявшего цыпленка.

— Папа, а кто такой «гандон»? — спросил Джейк, отрываясь от неинтересного пейзажа в окне и поворачиваясь к Стефану. Хорошо было, что Джейка научили в общественном транспорте разговаривать тише, и его вопрос услышал только пожилой омега, седевший через проход от них.

— Кто тебе это слово сказал? — спросил Стефан.

— Папа Анри говорил, что наш сосед гандон.

Скорее всего, это про соседей сверху, которые затеяли ремонт и плевать на мнение других людей хотели с самой высокой башни.

— Это очень противный человек. — Отозвался Стефан.

— Противный? Как каша? — Джейк полностью развернулся в сторону Стефана, вжав Коллина в самое стекло. Коллин пискнул, толкнул Джейка локтем в бок, но на этом и успокоился.

— Кашу съел, и забыл, а этих людей есть нельзя, они скорее сами тебя съедят. — Сам себе пробормотал Стефан под нос.

Папа тоже купил внукам сладостей, но конфет было очень мало, зато целый пакет груш. Стефан хотел лишь довести Джейка с Коллином до квартиры и ехать домой, но папа так просто его не отпустил.

— Какой ты нарядный. — Еще с порога протянул он. Он стоял с чашкой чая в руках и старом заношенном домашнем костюме, волосы в корнях уже выдавали седину, но вместе с этим от папы пахло новым запахом альфы. Старая их квартира осталась неизменной, из нее так же пахло неповторимым запахом, смешивающим в себе все: и папину стряпню, и запах трав, которые использовал папа вместо чайной заварки, и немного застоявшимся запахом старого жилища.

— Я с работы. — Смущенно ответил Стефан. Сегодня он был в красных брюках и белой рубашке. Купил после совета Вайзера разнообразить свой гардероб. Это костюм и еще пару брюк с рубашками и блузами, более скромными.

— В «Инвест групп»? — спросил папа. — Хорошо платят?

— Нормально.

— Ладно, когда заберешь их? — папа махнул головой вглубь квартиры, куда убежали дети.

— Завтра утром.

Папа кивнул, еще раз окинул оценивающим взглядом костюм Стефана и на этом они распрощались.

План Стефана был прост: приготовить цыпленка, зажечь пару свечей и разлить вино. Потом дождаться Анри и провести с ним весь вечер и ночь, одновременно наверстав все те ночи, когда Стефан уставал и не хотел даже примитивных ласк.

К приходу Анри у него как раз было все готово. Стефан накрыл низкий столик в комнате, пытаясь придать пристойный вид их убогой квартире. Старые свечи, оставшиеся с Рождества, Стефан поставил рядом с охлажденным вином и принялся ждать, посматривая в сторону окна. Закат сегодня был с красными тонами на небе, на зиму было совершенно не похоже, но дело шло к весне, поэтому и у природы появлялись свои причуды.

Небо быстро темнело, превращая красную дымку в грозную темную пелену, застилающую небо на востоке. В квартире было тихо, лишь настенные часы громко отсчитывали время. Анри не было. Время перевалило за семь, приблизилось к половине восьмого, а цыпленок начал медленно остывать.

Стефан занервничал.

Он позвонил на рабочий номер Анри, но там никто не отвечал. Стараясь не впадать в раздражение или, еще хуже, в истерику, Стефан дождался восьми. Он расхаживал по пустой квартире, опустившейся в полутьму после захода солнца, и выглядывал в окно.

В восемь позвонил в приемный покой клиники Анри. Стефан знал, что там всегда дежурили у телефона. Недовольный голос объяснил, что внеплановых операций нет, а из всей хирургии на дежурстве только доктор Джейсон и пара интернов.

Стефан еще долго держал в руках трубку домашнего телефона, слушая гудки и старался сдержать панику. Если все ушли с работы вовремя, то даже с учетом пробок Анри должен быть уже дома.

За страхом пришла ярость. На его дурацкую идею с ужином, который совсем остыл, на Анри, который куда-то пропал, на самого себя за то, что не знал, что делать.

А ведь Анри говорил, что ему нужен такой же мобильный телефон, такой же как и у Стефана, а Стефан посмеялся над ним, спросил, зачем это альфе надо.

В десятом часу вечера Стефан открыл теплое вино, нагревшееся из-за пламени зажженной свечи, и сделал долгий глоток. На глазах выступили слезы, а горло обожгло, как будто это было не вино, а коньяк, которым однажды угостил его Вайзер.

Стефан заставил себя съесть пару кусочков курицы и включить мозги. Можно было обзвонить больницы, полицейские участки. Но Стефан не знал ни одного телефонного номера, кроме номера больницы, где работал Анри. Стефан не знал даже номера справочной службы. Надеялся Стефан только на то, что если бы с Анри что-то случилось, он бы уже знал. Муж всегда носил с собой документы, а на обложке паспорта, в самом углу, карандашом написал их домашний номер.

Только если он не лежит где-нибудь в подворотне умирающим, а помочь ему некому. Стефан даже не хотел представлять эту картинку. Но всхлипнул, а какая-то тянущая дыра в груди заставила его опуститься на пол, встать на колени. Взгляд зацепился за маленький рисунок Джейка, висящий на стене.

— Пожалуйста, — попросил Стефан, — пускай с ним все будет хорошо. Пусть он придет домой.

Ночью он не уснул, а лишь свернулся калачиком на кровати под теплым пледом и прислушивался ко всему, что происходит вокруг. Уже затихли все соседи, когда в двери громко провернулся замок. Стефан резко поднялся и недоверчиво прислушался. Но все прочие звуки заглушало биение собственного сердца. Плед слетел, и холод заставил кожу покрыться неприятными мурашками.

Дверь открылась, и тут же в квартиру ворвался свет с лестничной клетки и запах Анри. Стефан выбежал в коридор и замер — Анри был пьян. Он с трудом держался на ногах, шатался и не мог справиться с собственной обувью.

— О! — крикнул он, увидев Стефана. — Ждешь меня?

Стефана трясло, и он не знал, что сказать.

— Мы с ребятами после работы выпили немного. — Анри снял обувь и нетвердой походкой пошел к Стефану. — Питти женится, представляешь?

— Я не знаю никакого Питти. — Наконец-то смог ответить Стефан.

— Конечно, не знаешь. Он наш травматолог. — Анри легко снял куртку и отбросил ее в сторону. Чем ближе он подходил к Стефану, тем сильнее чувствовался запах алкоголя и, что еще хуже, крепкого табака, вызывающего у Стефана рвотные позывы. — А ты чего не спишь? — спросил он невинно, уставившись на Стефана.

— Придурок! — только и сумел выдавить из себя Стефан. Он развернулся и ушел в комнату, где еще оставалась наполовину полная бутылка вина и почти нетронутый цыпленок, уже остывший и совсем невкусный. — Жалкий гандон! — Стефан сел на кровать и притянул к себе плед. Радости от того, что Анри вернулся, не было ни какой. Своим поступком Анри убил даже ее. Осталась лишь злость.

— Я пьян, но не совсем. — Анри ввалился в комнату. — Недоволен, да? — он даже не заметил накрытого стола, а пошел сразу в сторону Стефана, все еще сидящего на краю кровати и прикрывающего голые колени пледом. — Я один раз задержался! Один раз за три года решил отдохнуть с друзьями, а ты сразу нос воротишь. Да ты каждый день со своей блядской работы не раньше меня приходишь!

— Второй час ночи. — Ответил Стефан. — Уже.

— И что? — Анри толкнул его в грудь, но не дал упасть, с силой схватил за запястье и подтянул Стефана на себя, заставив встретиться взглядом с его какими-то бешенными светящимися глазами. — И что, я тебя спрашиваю? Я буду делать то, что я захочу, а не слушать такого омегу, как ты! — Анри еще сильнее его толкнул, при этом больно вывернув запястье. Оно тут же сильно заболело, а кисть почти перестала ощущаться. — Давай, снимай с себя свои тряпки. Ребята поехали на голых мальчиков смотреть, но у меня же есть ты.

— Я не хочу с тобой таким спать.

— А с каким хочешь? — спросил Анри уже тише и спокойней. При этом казалось, что и весь алкоголь из него выветрился. — Скажи мне, каким мне стать, чтобы быть таким? Тебе хоть что-то нравится во мне?

Стефан прикусил губу и только еще сильнее начал тереть свое запястье, возвращая ему чувствительность. Анри уже в запале смахнул со стола бутылку, и теперь черная при таком освещении жидкость, вылилась на пол.

Анри не долго оставался в спокойном состоянии, тут же с рыком сорвался с места и повалил Стефана на постель, придавив своим телом. Грубо прижал его к себе, снова вцепившись в запястья. Не слушая возмущения, Анри стянул штаны со Стефана, а потом быстро справился и с собственными джинсами, лишь немного замялся с пуговицами. В эту заминку Стефан хотел сбежать, но услышал грозный рык, а в следующее мгновение Анри с силой надавил ему на грудь своей ладонью, просто мешая подняться. Да и ноги запутались в штанах и ими ударить не получалось.

Член у Анри стоял и казался больше чем всегда. От одного его вида Стефан обреченно застонал, понимая, что секс с пьяным мужем неизбежен, и что ему придется это терпеть. Он хотел совершенно не так провести эту ночь. Он был согласен с претензией Анри, он хотел отработать свой долг, но не таким способом.

Анри резким толчком вошел в него, даже не задумываясь о нежности и осторожности. Возбуждения Стефан не испытывал, поэтому и проход оставался сухим. Анри двинулся еще пару раз, наполовину выходя, и вновь загоняя в него. Стефан заскулил от боли и прикусил губу. Это было больнее, чем в самый первый раз. Это было больнее всех раз. Такого у Стефана еще не было.

Он попытался расслабиться и не ухудшать свое положение. Анри скоро кончит, и можно будет от него отползти, но пока альфа его никуда не отпустит. Постепенно движение перестали вызывать резкую боль, но были все равно неприятны. Анри без всякой фантазии втрахивал его в диван и уже был готов к разрядке. К тому моменту, как Анри кончил, Стефан начал получать лишь слабую реакцию организма на альфу, да и то, перемешанную с болью. Кончил Анри в него, а потом еще долго не выходил из Стефана, а нависал над ним сверху и всматривался ему в лицо. Но Стефан лицо Анри видеть не хотел, поэтому просто закрыл глаза.

***

Стефан собрал свои вещи и вещи детей рано утром и тихо ушел, пока Анри спал. Неудавшийся ужин так и остался в комнате, как и разлитое вино. На улице было еще темно, людей почти не было видно, но во многих окнах горел свет. Через час на улицу хлынет целый поток из служащих, рабочих, школьников и студентов. А пока даже автобусы не ходили, поэтому Стефану пришлось вызывать такси. Особенно из-за сумок, получившихся слишком тяжелыми.

У него с самого утра болела задница и рука. Но если первое медленно проходило, то запястье опухло, и боль пульсировала все сильнее. Стефан туго перевязал его бинтом и решил больше ничего не делать.

Папе долго объяснять не пришлось. Стефан немного приврал, не рассказал про секс, так как все еще стеснялся обсуждать с родителем такие темы. Но показал распухшее запястье и небольшую ссадину на ключице, почти недостойную внимания.

— Помиритесь. — Уверенно рассудил папа, пока крутился около плиты, готовя сразу на всех завтрак. — Да и дети у вас, и Анри не самый плохой. А такое все терпели, и ничего, нормально жили.

Странно было слышать такие речи от папы, который сам не прощал альфам даже мелкие оплошности. Папа никогда не был замужем, а отца Стефана выгнал из дома еще до рождения ребенка. Правда, там дело было и в алкоголе, и в изменах.

Сейчас Стефан чувствовал себя даже свободней. Он принял решение, и оно освободило его сразу от кучи переживаний. В его дальнейшей жизни могло произойти что угодно, но он никогда не мог стерпеть такого отношения к себе, и он давно видел, что их брак с Анри почти развалился. А после произошедшего ночью, Стефан этот брак склеивать не хотел.

Детям он сказал, что они несколько дней поживут здесь все вместе. Тем больше объяснений не надо было, они легко согласились. Особенно Джейк, потому что дедушка не кормил его кашей по утрам и активно участвовал в их играх, в то время как дома дети были предоставлены сами себе.

Анри так и не объявился. И даже не позвонил. Стефан поехал на работу к часу дня, надеясь, что не опоздает, а вернулся домой только в десять вечера. Проект утвердили, но перед этим мистер Гратт — противный старикашка — вытянул из них все соки. Ему не нравилось все, начиная от степени риска, заканчивая выражением лица у Стефана.

— Ты что-то сегодня не в духе. — Заметил даже Вайзер, когда они, выжатые как половые тряпки, вернулись в его кабинет. Здесь была вся команда, и Стефану пришлось варить на всех кофе. Сам он сел в стороне ото всех, не собираясь принимать участие в обсуждении мерзкого характера генерального директора. Но Вайзер, как всегда, обратил на него свое внимание.

— Дома небольшие проблемы. — Тихо ответил Стефан.

— Что-то серьезное?

— Нет.

Вскоре все лишние ушли. Стефан перебрался за свой стол в приемной и принялся проверять рабочую почту, свою и Вайзера. Спешить ему было некуда — папа взял выходной и весь день сидел с детьми, а возвращаться домой и, возможно, встречаться с Анри, Стефан не хотел.

Адам вышел из своего кабинета через полчаса, сам схватил с вешалки свое пальто и повесил на сгиб локтя.

— Не хочешь поужинать? — спросил он, останавливаясь в дверях.

— Разве что не долго. — Ответил Стефан.

— Неподалеку есть хороший бар с устрицами.

— Я их никогда не ел. — Ответил Стефан.

На улице уже не темнело так рано, но к шести часам вечера сумерки уже начали сгущаться, а многочисленные фонари, окружавшие деловой квартал давно зажглись, подсвечивая все вокруг желтым цветом. Сегодня впервые потеплело после зимы, поэтому Стефан перестал мерзнуть в тонком пальто, а Вайзер и вовсе его не застегнул. Они ждали водителя у выхода из бизнес-центра, и альфа курил сигареты с очень странным вкусом.

— Только давай без устриц. — Попросил Стефан. — Что-нибудь более традиционное.

Бар оказался не таким гламурным местом, куда обычно возил его Вайзер. Несмотря на вечер, людей в нем было мало, за барной стойкой сидела компания бородатых альф и пила пиво, а рядом с ними примостилась пара омег. Несколько пар занимали столики у окна, а остальное пространство пустовало. Вайзер отвел Стефана к столику рядом с небольшой сценой, где кроме барабанной установки и пары старых гитар никого не было.

— Можем заказать мясо, его здесь хорошо готовят. — Предложил Адам.

— Что-нибудь полегче. — Стефан мотнул головой, а потом посмотрел на альфу и улыбнулся. — У тебя голова красная.

Белая макушка Вайзера окрасилась в красный цвет из-за цветной лампы, висевшей над их столиком. Даже брови Вайзера, тоже светлые, получили красный оттенок.

— Да, я это уже замечал. — Он опустил взгляд в меню. — Равиолли с грибами?

— Сойдет. — Согласился Стефан.

Громкий раскат смеха раздался со стороны альф с пивом, но он тут же стих, снова уступив место тихой ненавязчивой музыке из музыкального аппарата. Потом к ней присоединились голоса из телевизора, висящего над барной стойкой. Там показывали очередной вечерний выпуск новостей.

— Рука болит? — спросил Вайзер. — Я еще в офисе заметил.

Стефан лишь согласно кивнул. Он не хотел вспоминать вчерашние события именно сейчас. Стефан не хотел в эту мирную и расслабляющую атмосферу приносить все свои проблемы. Хотя бы такие ужины или обеды с Вайзером, вот в таких прекрасных местах, с такой прекрасной кухней и атмосферой должны были остаться нетронутыми.

— Я хочу развестись. — Вырвалось у Стефана.

Им уже принесли заказ. Это произошло так быстро, что Стефану показалось, что на кухне просто разогревают уже готовую еду, но Вайзер не выглядел удивленным. Он лишь отпил пиво из высокого бокала и снова перевел взгляд на Стефана.

— Я не буду вмешиваться. — Через несколько секунд ответил он.

— Да, так лучше. — Кивнул Стефан.

— Только, пожалуйста, пусть это не влияет на качество работы.

Поели молча и быстро. Напряженное совещание с мистером Граттом усилило аппетит. Да и после этого небольшого разговора мысли Стефана снова вернулись к Анри и к их проблеме. Стефан сам не знал, стоит с ним разводиться или нет, но обида за то, что произошло ночью была почти невыносимой и жгла любые хорошие мысли об Анри на корню.

— Он что, себе любовника завел? — Вайзер отодвинул от себя пустую тарелку и белой салфеткой вытер уголки губ.

— Нет. — Сквозь зубы протолкнул Стефан.

— Ты завел?

— Конечно, нет. — Стефан больше не мог справиться с едой. Устроил вилку на крае полупустого блюдца и отпил из бокала холодного ароматного пива.

— Так заведи. — Стефану показалось, что Вайзер ему подмигнул. — Я пойду в уборную, а потом поедем по домам.

Он ушел, оставив за собой лишь слабый шлейф из своего запаха и запаха туалетной воды. Стефан же откинулся на спинку стула и залпом допил пиво. Холодный напиток заставил вздрогнуть. Немного придя в себя и уняв дрожь, Стефан нашел в сумке свой телефон. Ему никто не звонил и никто кроме секретаря Гратта не писал. Стефан раздраженно закинул телефон обратно в сумку и повесил ее на спинку стула.

У него до сих пор побаливала рука, не помогла даже повязка и обезболивающий крем. Еще сильнее болело внутри, когда он вспоминал этот унизительный для него секс с Анри. Если раньше Стефан мог заставить себя полюбить Анри и получить удовольствие от секса с ним, то теперь эта мысль вызывала дрожь и злость. И вряд ли это могло быстро пройти.

Для их брака больше не было оснований кроме детей. Но только из-за них Стефан больше такого терпеть не собирался. Может, и его вина в этом была, он действительно стал меньше внимания уделять дому и семье, но Стефан не был готов пожертвовать своей карьерой и дружбой с Вайзером ради лишь одного душевного спокойствия Анри.

Сейчас Стефан понимал одну вещь: возможно, он не любил Анри. Если когда-то любил, то это было очень давно, еще до детей и их брака. Но в последние годы вместо любви было много чувств, но не она.

— Пошли! — Вайзер хлопнул его по плечу, проходя мимо и вырывая из воспоминаний.

Платил, как всегда, Адам. Он бросил несколько купюр на барную стойку и быстрым шагом направился к выходу. Прозвенели колокольчики, висящие над дверью, и они снова оказались на вечерней улице. Вокруг все звучало и гудело. Множество светящихся вывесок зарябили в глазах.

Вайзер поймал такси и заставил Стефана назвать свой адрес.

— Что я за джентльмен, если не отвезу омегу после ужина домой?

— Ты уже столько раз бросал меня после ужина, что поздно становиться джентльменом. — Засмеялся Стефан, но адрес назвал и даже позволил себе расслабиться.

— Но теперь ты свободен, так что я могу начать ухаживать. — Точно в таком же шутливом тоне ответил Адам. У Стефана из-за его слов с лица слетела улыбка, он бросил тревожный взгляд на альфу, но промолчал, потому что не знал, как на это реагировать.

Вайзер пошел проводить его до подъезда. В отличии от городского центра, в этом районе фонарей было намного меньше и вывески дополнительного освещения не давали. Горели лишь окна в каждой из квартир многоэтажных домов, и кое — где проезжали автомобили или виднелись одинокие фигурки собачников, выгуливающих своих питомцев.

Стефан попрощался с ним у крыльца и уже хотел набрать код на домофоне, но руку так и не поднял. Вайзер не ушел, а, наоборот, подтянул Стефана к себе и настойчиво, но не так, как прошлой ночью Анри, поцеловал его. Стефан растерялся. Но не то что, не мог даже предположить этого, но не думал, что Вайзер решится так быстро. Стефан знал, что Адаму не нужны серьезные отношения, но он не против иногда завести с кем-нибудь роман. Но промежуток между намеками и активными действиями у альфы был ничтожно мал. Стефан не успел подготовиться.

— Не хочешь? — спросил Вайзер, отстранившись от него.

— Я не знаю. — Пробормотал Стефан.

— На рабочих отношениях это не отразится, не бойся. Можешь уйти, если хочешь.

Стефан не ушел. Он лишь облизывал свои губы, хранящие еще запах Адама, легкий флер его сигарет и мятной жвачки с вишневым привкусом.

И Адам вновь поцеловал его, но уже опустил руки Стефану на спину и быстро спустился ниже, добравшись до многострадальных ягодиц. Целовался Стефан до этого только с Анри. Анри был у него единственным альфой во всем, и он не знал, понравится его умения Адаму или нет, но хотел, чтобы понравилось.

Стефан не хотел искать себе нового альфу. Он не хотел заводить роман или интрижку, но ему было так приятно изменять Анри, что смущение быстро превратилось в восторг и восхищение самим собой.

Таксист пару раз нажал на сигнал, поторапливая Адама.

— Глазки заблестели. — Довольно сказал он. — Завтра к девяти. — Прозвучало уже совершенно другим, более серьезным тоном.

— Хорошо. — Кивнул Стефан.

Дома дети уже спали, а папа болтал с кем-то по телефону, сидя в темной прихожей. Стефану он лишь кивнул головой и вновь шепотом заговорил в трубку.

Стефан быстро прошел в свою старую комнату. Там на узкой кровати спали Коллин и Джейк, забравшиеся под одно одеяло. Быстро переодевшись Стефан тихо прошел на кухню и поставил чайник на печку. Есть после ресторана сильно не хотелось, но чай попить не помешало бы.

Стефан еще раз облизал свои губы, чтобы почувствовать вкус Адама. Эта смесь запахов казалось чужеродной на этой маленькой бедной кухне, чужеродной к самому Стефану, особенно, когда он сидел с распущенными волосами в старой пижаме на расшатанном табурете.

— Анри звонил недавно. — На кухню вошел папа. — Я уговорил его пару дней подождать, чтобы вы оба остыли. Но потом вам надо обязательно поговорить.

— Да, хорошо. — Кивнул головой Стефан и вновь облизал губы, уже более уверенно с почти довольной улыбкой.

========== Глава 6 ==========

Стефан в последний раз вдохнул вкусный запах, расплывающийся по квартире, в последний раз провел ладонью по легким, почти воздушным, простыням, и начал выбираться из целого вороха подушек и покрывал.

— Ты куда? — спросил Вайзер.

— Уже поздно. — Стефан поднял с пола свои трусы и свитер. Присел на краешек широкой кровати и поспешно их натягивал.

— Может, останешься здесь?

— Ты всем любовникам предлагаешь переночевать у тебя? — Стефан поднялся с кровати, избегая руки Вайзера, которой альфа хотел его схватить за задницу. — Хватит меня лапать. — Недовольно пробурчал Стефан. Черные джинсы были далеко, и ему еще раз пришлось пройтись перед довольным взглядом альфы в одних трусах.

— Не всем. — Вайзер снова откинулся на подушки, понял, что ему больше ничего не светит. Он пошарил рукой по стеклянной столешнице прикроватного столика, но сигарет там не оказалось. — У меня их было не так много, как ты думаешь. Тебя отвезти?

— Закажи такси. — Стефан попрыгал на месте, чтобы влезть в узкие джинсы. Спутавшиеся волосы он расчесал пальцами и собрал их в хвост. После нескольких раз с Вайзером Стефан чувствовал небольшое неудобство между ногами, а внутри у него была такая сытость, что казалось, ему хватит до конца жизни. Конечно, это было не так — пройдет пара месяцев, начнется течка, и снова все будет, как и несколько дней назад.

Анри, все не оставляющий попыток вернуть Стефана, так и не понявший, что произошло что-то страшное, не смог понять, как Стефан собрался проводить течку без него. Стефан жил у папы целый месяц, столько же трахался с Адамом Вайзером и столько же пытался избавиться от внимания Анри. Который стал после их последней ночи вызывать у Стефана лишь тошноту и неприятные чувства. Он не мог объяснить сам себе, почему это так, но он точно знал, что больше не сможет жить с Анри под одной крышей. Стефан ему все честно объяснил и предложил подать на развод. Анри лишь недоверчиво покачивал головой, совсем не понимая такого решения.

Анри не появлялся уже несколько дней. Он не знал про связь Стефана с Адамом. Не знал никто, даже на работе. Они сразу договорились, еще на берегу их отношений, что это будет лишь мимолетным романом, доставляющим удовольствие им обоим, что можно прекратить в любой момент, что никто ничего никому не должен. Кроме такси, довозившего Стефана до дома поздними вечерами.

Вайзер закутался в красную простынь и стал похож на одного из супергероев из комиксов. Голого супергероя в красном плаще, развевающемся от каждого шага. Вайзер громко протопал мимо Стефана, уже набирая номер на телефоне. Посреди комнаты наклонился и поднял пачку с сигаретами, после чего скрылся за широкой стеклянной дверью, ведущей в просторную столовую, а дальше на застекленный балкон, где Вайзер курил.

Стефан нашел свою сумку. Был вечер воскресенья, и работы не было. Но уже в девять утра понедельника нужно быть в офисе с готовыми сводками по ходу начального финансирования для Вайзера. Стефану нужно было все подготовить, чтобы Вайзер за несколько минут смог вникнуть в дело и уже в десять утра отчитываться перед генеральным так, как будто это он сам собирал и анализировал все эти данные.

А на улице уже стемнело, и от воскресенья оставалось лишь несколько часов. А еще требовалось добраться до дома, почитать детям сказку на ночь и опять объясниться с папой по поводу долгого отсутствия.

На улице правил март. Вокруг все таяло, а с неба летел мокрый снег. Было свежо и ветрено. Прямо за домом проходила крупная магистраль со сложными выездами ко дворам, а со всех сторон в глаза бил городской свет от больших билбордов и светящихся высоток. В таком разнообразии красок такси было почти незаметно, но Стефан быстро сумел разглядеть его желтый бок и спрятаться в салоне от недружелюбной погоды. Таксист пытался с ним разговаривать, но Стефан ему не отвечал, он уже перешел с игривого настроения на деловое и читал письма с рабочей почты. За выходные Вайзеру поступило много корреспонденции, и ее тоже следовало рассортировать.

— Молодой человек, приехали! — голос таксиста ворвался откуда-то издалека в размышления Стефана и сразу же вернул его в реальный мир. Такси стояло на месте. Теперь света за его окнами почти не было, яркая подсветка и светящаяся реклама осталась в центре, а здесь свет давали лишь многочисленные окна многоэтажек из разряда муниципального жилья. — Молодому омеге не безопасно бродить здесь в такое время одному.

— Я здесь брожу уже двадцать лет, и до сих пор живой. — Стефан кинул телефон в карман куртки. — Сколько я должен?

— Мужчина, который провожал вас, уже заплатил. — Таксист повернулся к нему лицом, и Стефан впервые взглянул на его лицо и впервые осознано попытался распознать его запах. Но запаха не было совсем, а лицо казалось вытянутым и худым. Водитель был бетой средних лет, и он немного обеспокоенно поглядывал на Стефана. — Сказал, что сдачу могу оставить себе как чаевые.

Стефан кивнул и распахнул дверь. В прогретый салон тут же метнулся прохладный воздух, пробравший до костей. Стефан резко вышел из машины, войдя в холод, как в ледяную воду, но уже через несколько секунд тело справилось со стрессом и поняло, что не так уж на улице и холодно.

Такси быстро уехало, оставив Стефана одного в полутемном дворе среди припаркованных машин рядом с разбитой детской площадкой. Стефан мог себе представить ту сумму, которую Вайзер мог оставить на чаевые, и понимал, почему таксист поспешил убраться отсюда подальше. В некоторых вопросах Вайзер не знал меры, на работе мог экономить миллионы, а за один обед выложить почти целую зарплату Стефана.

Никто его в этом районе не поймал, пока Стефан добирался до своей квартиры, а даже если бы поймали, то не в этом дворе, где все друг друга знали с рождения, где Стефан был знаком даже с каждой дворовой собакой.

Когда Стефан зашел в квартиру, время подбиралось к полуночи. Подняться с постели ему надо было уже через шесть часов, но перед этим еще подготовить отчет. Ни на сон, ни на сказку для детей времени уже совсем не хватало. Оставалось только снова глотать крепкий кофе из папиных запасов и проклинать свою неспособность правильно организовать собственную жизнь.

Папа еще не спал, но уже принял душ, а теперь с кем-то болтал по телефону, держа громоздкую трубку старомодного телефона в одной руке, а второй рукой накручивал мокрые волосы на пальцы. Совсем как школьник. Это смотрелось уже смешно, но папа всегда себя так вел, когда на горизонте появлялся очередной альфа, с которым он планировал переспать.

Но, увидев Стефана, папа тут же завершил разговор и с громким щелчком вернул трубку в подставку.

— Дети спят? — спросил Стефан, быстро скидывая ботинки и расстегивая куртку. Дома было очень тепло, почти душно, и за несколько секунд Стефан уже успел согреться.

— Спят.

Стефан это знал. Вся небольшая папина квартирка находилась во тьме и тишине, только горела настольная лампа на тумбочке в прихожей, той самой, где находился телефон, и около которой стоял папа, с мокрыми, свисающими по обе стороны от серьезного лица волосами и руками, напряженными и сложенными на груди.

Конечно, дети спали. Обычно они начинали клевать носами сразу после ужина, а к десяти часам вечера уже валились с ног, хотя Стефан никогда и не старался соблюдать с ними режим и не укладывал спать насильно. Иногда случалось, что Джейк засиживался перед телевизором до самой ночи и смотрел взрослые передачи, в которых ничего не понимал. Но такое случалось только со Стефаном, а не с папой, который всех кроме себя пытался приучить к правильной благочестивой жизни по расписанию.

— Ты где был?

— С другом. — Раздраженно ответил Стефан. — У меня выходной, я хотел отдохнуть.

— С каким таким другом? От тебя разит за милю…

Папа пытался быть грозным в своей пижаме с растрепанными волосами, ниже Стефана на половину головы — спасибо высокорослому отцу. Папа совсем не пугал, а лишь раздражал, как и раньше, когда Стефан еще не встретился с Анри, но уже считал себя взрослым в тринадцать лет, считал, что имеет право не отчитываться перед ним и гулять там, где хочет, считал, что папа слишком многое от него требует для человека, который каждый год находил нового временного отца для Стефана.

— С моим начальником, я с ним трахаюсь. — Стефан прошел мимо него, не собираясь больше объясняться. Сейчас все было наоборот, папа пах лишь детьми и своим незаметным запахом, а Стефан только что вылез из — под альфы, а душ принял быстро и второпях, даже не смог смыть с себя все следы Вайзера.

Он зашел в свою старую комнату, которую сейчас делил еще и с двумя детьми, и в которой было до безобразия тесно. На его кровати места троим почти не хватало, и иногда Стефан спал на полу, а иногда отправлял детей в спальню к папе, запирался и не реагировал на возражения последнего.

Но сейчас в его комнате на его кровати спал Анри. В темноте он казался лишь большим темным пятном, но Стефан тут же узнал его запах. В ногах у него, как щенята друг на друге спали Джейк и Коллин. Джейк проснулся и завозился, раскрыл глаза и посмотрел на Стефана, и даже в темноте было заметно, как его лицу скользнуло почти взрослое раздражение от того, что его разбудили.

Проснулся и Анри.

— Выметайся отсюда. — Сказал Стефан, не заботясь о тишине и покое в этой комнате. Он щелкнул выключателем, и в комнате зажегся свет. Проснулся Коллин, а Анри и Джейк смотрели на него сонными, узкими, как щелки, глазами. — Вставай!

— Стефан… — прохрипел Анри.

Стефан вышел из комнаты. Он срочно хотел большую кружку кофе. Это стало его ритуалом, как у многих, Анри или Вайзера, например, сигареты. Стефан не мог позволить себе такую привычку, как курение, но сделать культ из чего-то другого ему вполне было по силам.

Папа, наверное, обиделся и ушел к себе, даже не погасив свет в прихожей. Шкафы на кухне скрипели, кран немного протекал, как и всегда, когда у них в квартире не было альф. Не успел Стефан поставить турку на огонь, как из коридора раздался строгий голос Анри — дети пошли за ними, что совсем не нужно было. Тут же альфа появился на кухне, закрыв своей фигурой свет, идущий из прихожей.

— Мне пришли бумаги на развод.

— Ты их подписал? — Стефан убавил огонь. Он старался не смотреть на Анри, а дольше внимания обращать на кофе.

— Нет. Я не дам тебе развод.

Тут же холодная рука Анри перехватила его за плечо, не давая отвернуться, а в голосе снова послышалась неуправляемая злость, проявляющаяся иногда в Анри, затмевающая все хорошее в нем.

— Тогда разведемся через суд.

— Что ты говоришь?! — взорвался Анри. Этот его крик разрушил последние остатки ночной тишины. Словно вторя ему, со двора раздался какой-то безумный смех, из-за чего по всему телу у Стефана прошли мурашки. — Какого хера ты вообще творишь?! Какой, к черту, развод?! Сейчас же поедем домой!

С этими словами Анри еще сильнее сжал плечо Стефана, почти до боли, и тут же дернул на себя, как будто собирался утащить с собой. Стефан от испуга попытался схватиться руками за плиту, но пальцы соскользнули. Зато плита пошатнулась, а турка со всем своим содержимым слетела на пол, прямо под ноги Стефану. Левую лодыжку и ступню сильно обожгло, и эта боль заглушила боль от хватки Анри.

Пока Стефан пытался отбиться и встать на ноги, Анри второй рукой вцепился ему в запястье, которое до сих пор болело после их последней ночи. Он дотащил Стефана до прихожей, и они остановились напротив входной двери. У Анри снова были бешеные глаза, он рассерженно дышал, грудь раздувалась чуть ли не вдвое, когда он вдыхал. Когда Анри замедлился, Стефан сумел поймать равновесие и высвободить одну руку, но Анри опять сильно дернул его на себя, и Стефан случайно ударил Анри ногой по коленной чашечке. Альфа рыкнул и толкнул Стефана уже от себя в сторону стены. Стефан этого не ожидал и неуклюже упал на пол, почувствовал, как ободрал руку об неровный косяк, и как задел выбравшегося из комнаты Джейка. Мальчик тут же всхлипнул и кинулся к Стефану, а сил, чтобы отмахнуться от него не было. Еще дальше, у входа в свою комнату стоял папа, совершенно растерянный и с открытым ртом.

Стефан быстро собрался и поднялся на колени. Вставать полностью он боялся из-за странной пульсирующей боли в ноге. Джейк своим плачем очень здорово действовал на нервы, так что Стефан сердито на него шикнул и отодвинул за спину, в сторону папы.

— Ты с кем-то спал? — спросил Анри, так и застывший на месте с самого начала этого спектакля.

Стефан ему не ответил. Он несколько несмело попытался сменить положение, уперся ладонями в пол и медленно встал. Прямо за его спиной всхлипывал Джейк, но не заходился в крике. Все молча смотрели на Анри. Грудь его уже перестала надуваться парусом, а лицо из красного стало почти белым. Теперь Анри лихорадочно пытался застегнуть дрожащими пальцами хотя бы несколько пуговиц на рубашке.

Потом он, так же молча, сорвал с крючка куртку и быстро вышел из квартиры. Стефан сказал бы, что сбежал.

Он попытался перенести вес на ногу, которая болела, и новой боли не последовало. Она, наоборот, быстро утихала.

— Ты зачем его пустил? — спросил Стефан у папы. — Тем более ночевать?

— Он узнал, да? — папа выглядел испуганным, все выражение его лица кричало о панике, и Стефан не мог понять, что его напугало. — Он узнал о твоем любовнике? Но он простит, я знаю.

— Какую ты чушь несешь.

Стефан поднял зареванного Джейка на руки. Тот стал очень тяжелым в последнее время, и на ручках Стефан уже его не носил, но иногда приходилось делать исключения.

Коллин в комнате от страха забрался под одеяло. Стефан сдернул тряпку с ребенка, и увидел тоже красное личико, похожее на Анри, вот только не злое, а испуганное. Джейка Стефан посадил рядом с Коллином, и младший тут же попытался спрятаться у Джейка за спиной.

— Спите. — Приказал Стефан. — Я переоденусь и приду к вам.

— Не буду спать. — Возразил Джейк. Стефан этого и ожидал, но он надеялся на чудо, на то, что они все-таки заснут, и у него будет еще шанс заняться отчетами, а не детскими соплями.

К детям он отправил папу, хотя и сомневался сейчас в его адекватности. Для папы самой главной трагедией было то, что Анри узнал про измену, и теперь ему не приходилось надеяться, что Стефан свалит отсюда обратно к мужу.

Стефан осторожно пробрался на лестничную площадку. Как он и думал, Анри все еще был здесь. Он сидел прямо на ступеньках, подстелив себе толстую картонку, оставленную здесь подростками для вечерних посиделок. Анри так и не надел куртку и теперь дрожал всем телом от холода. Курил, делая короткие затяжки. Когда понял, что Стефан стоит у него за спиной, напрягся, но не повернулся.

— Ты напугал детей, ты уже в который раз хотел меня избить, и все еще не можешь понять, почему я с тобой хочу развестись?

— У тебя есть любовник? — хриплым голосом спросил Анри.

— Да, альфа, который помог мне в течку. Я больше не хочу с тобой спать, потому что от изнасилования наш последний раз отделяет только то, что ты — мой муж. У нас с тобой ничего не получилось, Анри, потому что тебе надо, чтобы я торчал на кухне и в детской целыми днями, и подставлялся каждый раз, когда тебе приспичит. А теперь ты хочешь сделать из меня еще и грушу для битья. Я этого терпеть не буду, и я легко напишу на тебя заявление, если ты хоть еще раз ко мне прикоснешься. Если не хочешь того, лучше купи себе успокоительного.

— Я оперирую, мне нельзя.

Голос Анри стал больше похож на плач. Спина так и осталась напряженной, а лицо Анри специально отворачивал от Стефана. Сигарета полетела вниз между лестничными пролетами, а это еще больше раздражало Стефана. Их дом не был самым новым и чистым, но все жильцы старались сделать его лучше, и никто никогда не разбрасывался здесь окурками.

— Да мне плевать. — Ответил Стефан. Он считал, что они все решили, и сделал шаг назад, в сторону входа в теплую прихожую.

— Я заплатил за нашу квартиру, думал, ты вернешься. — Остановил его голос Анри.

— Нет.

— Я хочу видеться с детьми.

Стефан пожал плечами. Он бы и не позволил Анри отстраниться от этой роли. Тянуть полностью на себе Джейка и Коллина он не собирался. У него были большие планы на дальнейшую жизнь, и чтобы эти планы ужились с детьми, следовало этих детей разделить еще с кем-то.

Анри зажег новую сигарету. Он так часто курил, что Стефан не сомневался, что когда-нибудь он умрет от рака легких. Медленно, как неживой, все-таки подтянул к себе куртку и накинул на плечи.

Стефан нашел ладонью дверную ручку и повернул ее, дверь приоткрылась, тут же послышался тихий детский плач, уже почти закончившийся.

Анри отреагировал. Он повернулся, бегло оглядел Стефана и поднялся. Запнулся и чуть не упал с лестницы, но устоял, лишь неловко перепрыгнул на ступеньку вниз.

Стефан зашел в квартиру и медленно закрыл дверь, как будто мог передумать, или как будто руки его совершенно не слушались. В голове было пусто, и немногочисленные мысли относились к финансовым отчетам по проекту Вайзера, совсем не к Анри или Джейку с Коллином.

Дверь Стефан запер на оба замка и на цепочку. Часы показывали почти час ночи, на подготовку к новой рабочей неделе, отчетной и решающей в этом квартале, оставалось лишь пять часов.

========== Глава 7 ==========

В открытое окно залетал прохладный утренний воздух, а кипящий чайник поднимал вверх высокий столб горячего пара. Две разных волны воздуха обходили друг друга, и если в спину Стефана бил теплый пар, то лицо приятно обдувал майский ветерок. Джейк и Коллин вели себя тихо, с недовольными и помятыми лицами они хмуро следили за Стефаном, пока тот намазывал для них джем на хлеб. С улицы звуки до них не долетали, даже через распахнутое настежь окно. Только что в папиной спальне прозвенел будильник, заведенный на семь утра. Звенел он так долго, что Стефан понял, что папа вставать не хочет.

— Хочу спать. — Проныл Джейк. Он капризничал каждое утро с тех пор, как они переехали сюда. Знал, что папа у Стефана добрый и может прислушаться к его слезам.

— Придешь в садик и можешь спать там сколько захочешь.

Стефан раздал им по тосту и по стакану с молоком. Над завтраком он долго не думал и взял то, что лежало в папином холодильнике. Себе заварил крепкий чай из папиной коллекции и сделал точно такой же бутерброд с джемом.

— Там нельзя спать. — Вздохнул Джейк, но тут же забыл о своем расстройстве, вцепившись в хлеб.

Настроение у детей менялось с огромной скоростью, что иногда раздражало Стефана, но сделать с этим ничего было нельзя. Вот только прошлым вечером Коллин ударился лбом об стену, когда они с Джейком носились по квартире. Плакал меньше минуты, но потом опять издал писклявый детский рык и кинулся на Джейка, стремясь отобрать у него резиновую собачку со свистком в пузе.

— Ты нам купишь подарок на день рождения? — спросил Джейк.

— Хочу мячик. — Коллин неаккуратно поставил на стол тяжелый стакан и посмотрел просящим взглядом на Стефана, слизывая языком остатки молока с губ.

— А я поезд. — Выкрикнул Джейк. — Как у Джесси.

— Я тоже хочу поезд.

Стефан поморщился от их, перекрикивающих друг друга, голосов. Рассказать детям о том, что такое день рождения и о том, что он у них тоже бывает, было очень плохой идеей. Стефану не хотелось ломать голову над подарком им, не хотелось тратить на это деньги, но теперь придется это делать.

— Какой поезд? — спросил он.

Телефон завибрировал второй раз. Сегодня утром Вайзеру зачем-то потребовалось съездить на объект и зачем-то понадобилось взять с собой Стефана. Он послал за Стефаном машину, которая должна была быстро заехать за ним, завернуть в детский сад, а потом лететь через весь город к восточной окраине, на пустырь, где планировалось строительство.

«У тебя сорок минут» — писал Вайзер.

— Поезд на дороге. Там есть рельсы, домики и деревья. И поезд сам едет. — Объяснил Джейк.

— У Джесси дома большой есть. — Коллин дожевывал последний кусок тоста, говорил с полным ртом, и крошки валились прямо у него изо рта.

Опять завибрировал телефон.

«Срочно пришли мне положение об аукционе!» — писал Вайзер. Если Адам ставил восклицательный знак, то дело не требовало отлагательств, поэтому Стефан тут же начал выискивать среди документов, хранящихся на почте, нужный. Из-за того, что все было плохо рассортировано, получалось медленно, как бы он не старался.

— Он не большой! — в тоже время возмущался Джейк. — Он не больше твоей собаки!

— Он больше Чаппи! — Коллин все не мог пережевать хлеб. — Джесси вот так показывал! — И Коллин развел ладони в сторону, показывая поезд.

— Все равно это мне купят поезд. Ты будешь играть с мячом.

— Нет! — заплакал Коллин.

Стефан отправил нужный документ и положил телефон на стол рядом с чашкой чая.

— Хватит! — прикрикнул он. — Не успеете собраться, поедете в сад в трусах!

Коллин не успокоился. Он торопливо начал размазывать по лицу набежавшие слезы и уже успел перепачкаться в джеме. Сдавленные всхлипы доносились откуда-то изнутри его маленького тельца, и такие сильные, что мальчик вздрагивал.

Повезло детям в том, что встал папа и быстро сумел влить в них остатки молока, а после быстро натянуть на них приготовленную с вечера одежду. Джейк успел и ему рассказать про поезд, и про то, что Коллину надо обязательно купить мячик, и только мячик, потому что он не умеет играть в поезд и, вообще, слишком маленький для таких взрослых игрушек. Папа улыбался и согласно кивал.

За тридцать минут Стефан привел себя в приличный вид, замазал круги под глазами кремом и ровно зачесал волосы назад, скрепив одной незаметной заколкой. Доесть тост он так и не успел, когда пришла пора выходить из дома, выталкивая перед собой детей.

В саду он передал их воспитателям, и уже ближе к девяти утра был на объекте. Не успел Стефан выйти из автомобиля, как водитель газанул, развернулся и исчез за широким сетчатым забором. Этот просторный пустырь находился на небольшой возвышенности и с него открывался вид на другие жилые массивы. С верхних этажей будущих домов вид должен быть лучше: небольшое озеро, примостившееся между двумя широкими автострадами и далекую линию реки с мостами-палочками, и блестящими высотками в центре сразу за этой рекой.

Сейчас здесь среди пожухлой травы и камней в хаотичном порядке стояли старые двухэтажные бараки, в которых все-таки еще оставались жители. Неподалеку виднелись ржавые гаражи и свежевыкрашенная детская металлическая горка, расположившаяся под единственным здесь пышным деревом. Еще дальше виднелась парочка многоэтажных домов старой постройки, от которых к баракам вела хорошо прокатанная дорога. Все это было остатками маленького городка, построенного рядом с тепловой станцией. Станция давно не работала, а ее территорию стремительно пожирали разрастающиеся городские окраины.

В том месте, где Стефана высадила машина, огороженном от местных жителей забором с проволкой, скопилось очень много людей в светлых рубашках с галстуками и брюках. Белокурый Вайзер выделялся среди всех остальных. Он с еще одним человеком стоял в отдалении от основной компании. Они курили и смотрели на просторную территорию, лежащую перед ними как на ладони.

Стефан подошел к ним.

— Что происходит? — спросил он тихо.

— Обозреваем перспективы. — Ответил Вайзер. — Ты не купил по дороге кофе?

— Вы не говорили.

— Ты должен был догадаться. Это мой секретарь. — Кивнул он своему собеседнику, альфе. — Бумаги принес?

— Все тут. — Стефан протянул Вайзеру папку.

— Хорошо, можешь пока погулять немного.

Вайзер и альфа бросили недокуренные сигареты прямо на землю, в сухую траву и пошли в сторону остальных людей. Там же был просторный вагончик со всем необходимым для работы и даже кондиционером. Незнакомый альфа тут же начал сыпать очень специфическими, непонятными Стефану словами, из какой-то другой области, совсем не из финансов.

От окурков затлела трава, и Стефан медленно придавил ее подошвой, покрутил немного ногой, чтобы не дать огню ни одного шанса. Но потом понял, что ничего бы здесь не сгорело — земля была влажная и темная, как после дождя.

Происходило что-то необычное. Это Стефан понял, потому что Вайзер снова закурил. Ну и потому что он позвонил ему в пять часов утра.

Вайзер пару недель назад решил бросить. Это для него Стефан теперь по утрам кроме кофейни заходил в аптеку, это он вел в календаре отсчет дней, которые продержался Адам, самому же ему было некогда.

Но у Вайзера ни черта не выходило.

— Заботитесь о своем здоровье? — спросил Стефан один раз в очередное утро, подавая ему стаканчик с кофе и блистер со специальными леденцами.

— Курящий человек выглядит слабо. — Ответил Вайзер. — Даже если это еще один твой ритуал, например, как кофе с утра, — он поднял стаканчик, — даже если все не так, люди будут думать, что у тебя стресс, или что ты не можешь бросить, что привычка имеет на тебя давление. — Он улыбнулся, показав верхние зубы. — С нашей работой здоровье съедает кое-что другое, а не сигареты.

— Но мне кажется, что и пользы от них нет. — Ответил Стефан.

— Тебе просто надоело покупать мне леденцы, согласись. — Вайзер улыбнулся.

— А так бы я покупал тебе сигареты.

Но Стефан действительно считал, что это слабость Адама. За последние полгода совместной работы он знал о нем почти все. Знал то, о чем и сам Вайзер не догадывался.

За спиной у него послышались сердитые голоса и быстрый напряженный шаг в его сторону. Стефан резко развернулся и посмотрел в сторону фургона. Оттуда на него буквально летел очень рассерженный альфа, за ним еле поспевал другой, молоденький, неопределенного пола, еще почти мальчик. Не старше Стефана, это уж точно.

Из фургона вышел Вайзер, ничего не говорил, смотрел этим людям вслед и теребил в руках белую пачку сигарет.

Злобный мужчина прошел мимо Стефана, остановился на долю секунды перед ним, выдохнул весь воздух из своих легких.

— Корпоративная шавка. — Вместе с воздухом выплюнул он в сторону Стефана, и пошел дальше, по тропе, ведущей к старым покосившимся баракам.

Стефан еще долго смотрел им вслед, стоя на самом краю их территории перед пустынным морем сухой травы, где в страшных бараках-норах прятались местные жители.

Большое ветвистое дерево надлежало спилить, бараки вместе с гаражами снести и построить на этом месте два дома из первой очереди строительства, потом массив должен был разрастаться еще дальше. Серые блочные дома, стоявшие на другом конце пустыря тоже шли под снос, но только в будующем году. На том месте появились бы самые высокие дома из массива, каждый более чем на три сотни квартир.

Эти люди, прошедшие мимо него, и считавшие, что могут сопротивляться, были глупцами. Невозможно выстоять против неизбежного, невозможно победить корпоративного монстра, который уже почуял будущую выгоду.

Анри делал так же. Их развели, а он этого так и не понял. Стефан больше десятка раз объяснил Анри свои мотивы, но тот не слышал. Стефан показывал ему синяки, Анри и их не видел.

Их развели в самом начале мая. Детей оставили у Стефана, потому что Анри отстранили от операций на неопределенное время, и большую часть заработка он потерял. А Стефану наоборот — назначили небольшую доплату. С Анри Стефан денег не просил, тот как мог баловал детей, покупал им игрушки и кое-что из одежды. Это он купил Коллину собаку со свистком, названную именем Чаппи, и он научил Джейка далеко плеваться. И он захотел купить детям подарки на день рождения.

С Вайзером они поехали в офис вместе. Адам сам вел автомобиль, выбирая боковые неширокие улочки, избегая крупных дорог и пробок. Но на одном из мостов они все-таки попали в затор. Вайзер устало откинулся в кресло и убавил звук на радио.

— С местными жителями не получается договориться? — спросил Стефан.

— Это не наши проблемы, а Гратта и юридического отдела. — Вайзер постучал пальцами по рулю. — Наши проблемы в горящих сроках и простое. Надеюсь, они быстро решат эти проблемы, иначе придется объяснять вкладчикам, почему мы похерили парочку миллионов.

— «Инвест групп» же выкупила землю?

— Но не эти сраные дома. Мы согласны предоставить им хорошие и равноценные по площади квартиры, но парочка семей упрямится. Твердолобые бараны! — Вайзер стукнул кулаком по рулю, а потом протяжно просигналил, подгоняя нерасторопного водителя, движущегося впереди. — Потом еще те скворечники сносить, — прорычал он, — тот еще геморрой будет. У меня тачка дороже их, так сказать, квартир, мы им такую компенсацию доплачиваем, нормальное жилье предлагаем, потратили из-за них столько бабок и нервов, но они этого понять не могут.

— Они действительно такие дешевые? — Стефан приоткрыл окно и подставил лицо свежему ветерку. В салоне было жарко, а от Адама сильно пахло табаком. Стефану это становилось неприятно, и он старался как можно больше вдыхать свежего воздуха.

— Можешь сам проверить, если не веришь. — Пожал плечами Вайзер. — Будь добр, подай мне очки от солнца. Такое старое жилье, да еще и на окраине, нахрен уже никому не нужно. Само скоро развалится от времени.

Стефан подал Адаму новые солнечные очки, такие дорогие, что к ним и прикасаться было страшно. Стефан видел ценник. Если бы он продал кого-нибудь из детей на органы, он бы тоже мог себе такие позволить.

— Ты про бараки или про те серые панельки? — спросил Стефан, отворачиваясь от Вайзера к окну. Не было сил смотреть на него такого сексуального с сильными руками сжимающими руль и в солнечных очках, отражающих от себя полуденное солнце. Вайзер еще на стройке закатал рукава рубашки и избавился от галстука, и стал похож не на финансового директора инвестиционной компании, а на молодого неряшливого студента.

— Про все. — Ответил Вайзер. Они плавно свернули с проспекта на более узкую улицу и стали приближаться к их офису. — И хватит тебе забивать свою голову этой чушью, лучше подумай о том, какой кофе тебе сварить, чтобы я не свалился в сонный обморок прямо у генерального на совещании! Всю ночь за нашими аналитиками планы по технопарку пересчитывал.

Автомобиль свернул в сторону офисного здания и въехал на подземную стоянку.

***

Стефан все-таки решил забить свою голову этими старыми домами. У него еще не было четкой мысли, но он чувствовал, что ему что-то надо и самой этой идеи: старые дома со старомодной планировкой, широкими окнами и высокими потолками, панельные стены, украшенные рассыпающимися вензелями, старые ржавые листы кровли и полуопустевшие подъезды. В этом всем что-то было.

Прошло три дня после их последнего посещения пустыря и вопрос с простоем решился сам собой. Бараки неожиданно сгорели за одну ночь. В новостях сказали, что загорелась сухая трава и огонь перебросился на деревянные здания. Никто не пострадал, но от домов остались лишь обугленные доски и пепел. Стефан новостям не удивился. Как и Вайзер. Он еще за день до этого назначил точную дату начала работ на пустыре.

А пока Стефан все так же продолжил читать учебники по финансам и экономики в перерывах и экономить на обедах, чтобы позволить купить детскую железную дорогу и мячик. В пятницу у Джейка был третий день рождения, и Анри хотел вместе с ними съездить в торговый центр за игрушками. Стефан его не видел уже несколько недель, с самого развода. Анри за это время пару раз приходил к детям, но в первый его визит Стефан был на работе, а во второй в кровати Вайзера.

В последний рабочий день в офисе было спокойно. Вайзер снова начал курить и перестал дергаться по пустякам и пить кофе литрами, проект сдвинулся с мертвой точки, и юристам удалось договориться о правомочии начала работ. Теперь пустырь полностью принадлежал «Инвест групп» и строительной компании.

К пяти вечера офис уже опустел. Значение сокращенного рабочего дня многие работники понимали слишком утрировано и уходили еще даже до пяти часов. Но не Вайзер. Он весь день провел на переговорах и теперь засел в своем кабинете с отчетами, накопившимися за весь день.

Стефану пришлось задержаться еще на тридцать минут — готовить ему кофе и распечатывать копии отчетов из планового отдела.

- Что делаешь на выходных? — спросил Вайзер, когда Стефан поставил перед ним небольшую чашечку с дымящимся напитком, таким крепким, что запах разлетался по всему кабинету.

— У детей день рождения. — Ответил Стефан. Он не хотел сейчас мешать Вайзеру с отчетами, но тот сам заговорил о неофициальной стороне их отношений. Поэтому Стефан остался в кабинете, сделал пару шагов к панорамному окну и посмотрел на оживленную летнюю улицу, на которую из различных офисных центров вытекали целые толпы людей.

Альфа отложил бумаги. Послышалось, как он отпивает кофе из чашечки.

— Сколько им? — спросил Вайзер.

— Одному три года, другому — два. — Стефан повернулся к Адаму лицом и сложил руки на груди. Стрелка часов поползла к шести, он опаздывал. Анри собирался забрать детей из сада в пять и сразу вести в торговый центр, где есть и большой детский магазин, и выбор фаст-фуда и молочных коктейлей, которые так обожал Коллин и которые стоили так дорого, как будто там действительно было настоящее молоко. — Тебе разве это интересно?

— Интересно. — Подтвердил Вайзер. — Просто я в девятнадцать лет все еще от родителей не съехал.

— Я тоже. — Кивнул Стефан. — Не съехал.

Он вообще был недоволен тем оборотом, который приняла эта беседа. Ему не нравилось когда кто-то начинал сравнивать его возраст и возраст детей, не нравилось, когда люди вообще начинали считать их количество, не нравилось рассказывать о них посторонним, даже если это был его начальник и, заодно, любовник.

— И мне двадцать. — Добавил он. — Почти.

— Вы все в мае родились? — Адам подъехал к нему на стуле. Стефан все еще хранил серьезность и настороженно следил за всеми манипуляциями альфы. Он так и не смог выяснить, по какому алгоритму у Вайзера переключается это настроение между занятым финансистом и героем-любовником.

— У нас традиция такая в семье. — Хмыкнул Стефан. Адам усадил его к себе на колени и схватил за задницу. Его тяжелое, пахнущее табаком и кофейными зернами дыхание прошлось у Стефана по шее, и в нее же его слегка укусили, прикоснулись влажными губами и языком. Все это выглядело так пошло, что Стефан вздрогнул всем телом. — Трахнуться осенью, чтобы в мае родить.

— Один раз в год трахаетесь? — спросил Вайзер.

— Нет. — Стефан откинул голову назад, подставляя шею под язык Вайзера. — Но осенью особо много и без гандонов.

— Хм. — Вайзер рукой вернул голову Стефана назад, и, сжав так сильно его тело, что казалось, кости треснут, поцеловал его с напором, таким, что не оставил и шанса для сопротивления. Стефану пришлось только в перерывах между этими нескончаемыми поцелуями и блужданиями рук по всему его телу перекинуть одну ногу через Вайзера и усесться лицом к нему. Стул жалобно скрипел от всех этих действий, даже несмотря на то, что мебель их компания заказывала качественную и дорогую.

— Нас могут застукать. — Стефан отстранился от Вайзера лишь через несколько минут. Из прически выбились отдельные волосинки, а самые длинные даже норовили попасть в рот. В котором, кстати, из-за Адама пахло примерзким табаком, от которого Стефана начинало тошнить. — Твоя репутация…

— Это моя личная…

Вайзер мял его задницу через легкую ткань брюк, рубашка у Стефана задралась вверх, открывая голый живот, именно то, что Стефан старался скрыть. Раньше он был плоским, ровным и красивым, но двое родов подряд повредили этой красоте.

Стефан слегка приподнялся, и рука Вайзера тут же полезла дальше.

— Ты до сих пор думаешь, что можно разделить личную жизнь и работу? — спросил Стефан, сдерживаясь из последних сил. — Что одно не повлияет на другое?

— Думаю.

— Идиот. Весь офис за обедом не твои проекты обсуждает.

Вайзер прижал его к себе. Но убрал руки с попы и переместил на спину. Стефан устроил подбородок у него на плече и тяжело дышал. Вайзер тоже весь разгорячился и пах сейчас он сильнее, чем кофе.

— Адам. — Позвал Стефан. — Мне надо ехать. Джейку нужен поезд.

Руки разжались и освободили Стефана.

— Приедешь в воскресенье? — спросил Вайзер.

Стефан слез с него и поправил рубашку. Альфа потуже затянул галстук, оттряхнул брюки, разгладил их и вернулся к столу. Допил кофе.

— Я постараюсь. — Ответил Стефан.

— Вообще-то, я хотел с тобой сегодня поужинать.

— Не получится.

— Может, подвезти тебя? Если ты в торговый центр, то нам по пути, заеду в супермаркет за продуктами.

— Тебе не совсем по пути. — Стефан смущенно прикусил губу. Он опаздывал, но он не хотел, чтобы Вайзер подвозил его туда. Он мог увидеть детей, или дети могли увидеть его. Этого Стефану не хотелось. Одно дело разговаривать о них, а совсем другое — соединить эти две разных стороны жизни в одном кадре. В чем-то они с Адамом были все-таки похожи — они все хотели в своей жизни разграничить.

— В воскресенье. — Ухмыльнулся Вайзер. — Найди время. У меня будет для тебя сюрприз.

Стефан испугался. Он не любил сюрпризы.

— Адам…

— На сегодня можешь быть свободен. — Тон сменился на более холодный, отстраненный и официальный.

— … я не люблю сюрпризы.

— Позвони мне в субботу, договоримся о времени.

***

Анри купил мячик, а Стефану пришлось платить за поезд. Альфа выглядел неважно. Стефан еще со времени их совместной жизни понял, как Анри болезненно относится к его самостоятельности и возможности заработать больше, чем он. Стефан не знал всех подробностей его жизни, но знал, что он тоже сейчас живет с родителями, а работает лишь ассистентом на несложных операциях. И неизвестно было, сколько продлится его отстранение. Анри был не слишком разговорчив. Стефан считал, что он сам виноват. Анри хотел работать за идею, Стефан же из всех прелестей профессиональной жизни выбирал более доходные. Каждый получил свое.

Джейк был счастлив. Он пытался сам тащить эту огромную коробку с поездом и никому не хотел ее отдавать. А Коллину не дал даже посмотреть картинки, нарисованные на упаковке. Колин не плакал. Ему понравился мячик и небольшая порция картошки. Он, как и всегда, спокойно принял все то, что ему дали и остался доволен этим.

Джейк, тоже в своей обычной манере, не закрывал рот даже тогда, когда пытался пережевывать пищу. Стефан уже не хотел слушать эту болтовню, и не хотел больше продлевать это неловкое присутствие рядом с Анри, поэтому оставил с ним детей за пластиковым столиком в ресторанном дворике, а сам спустился на этаж ниже, и зашел в приглянувшийся ему книжный магазин.

Он хотел посмотреть еще книги, связанные с финансами или управлением. Все, что было в папиной коллекции, Стефан уже перечитал и основную информацию извлек. Современные издания стоили очень дорого, и он мог позволить себе разве что одну книгу в месяц, не больше. Зарплата росла, но вместе с ней росли и запросы детей, и теперь, из-за Анри они были полностью на нем, как и папа, перешедший на неполный рабочий день и получающий совсем незначительную сумму. На папу Стефан не сердился. Тот уже давно предлагал ему забрать с его счета крупную сумму. Эти деньги папа копил почти с самого рождения Стефана, думал они пойдут ему на колледж и, вообще, на уверенное начало взрослой жизни. Папа знал, что большего он ему дать все равно не сможет.

Уже больше месяца Стефан серьезно думал над этим вопросом. Если папа скопил такую сумму, то нужно было поступить с ней с умом. Но вот как, Стефан пока не понимал.

Новые книги в основном повторяли идеи старых. Стефан ничего не собирался покупать, а просто перелистывал страницы, стремясь спрятаться за книжными стойками от надоедливых консультантов.

Адам замечал старые учебники в его руках уже несколько раз. И всегда комментировал это.

— Это уже устарело. — Говорил он. — Двадцать лет назад были совсем другие формы отчетности.

— Ну и что?

— Если ты так хочешь читать, купи что-нибудь поновей. Но полезнее будет, если посмотришь сегодняшние отчеты.

— Это твоя работа.

— Это вклад в твое развитие. Краткое резюме по этим отчетам предоставишь после обеда, а кофе через пять минут в кабинете! — как всегда говорил Адам.

Стефан считал, что он пьет слишком много кофе. Он уже не успевал его варить.

Стефан ничего не купил. Он вернулся за столик лишь через полчаса, когда дети наелись и теперь сонно рассматривали свои новые игрушки. Анри вяло жевал пластиковую трубочку, через которую пил газировку.

— Ты куда пропал? — спросил он.

— Книги смотрел. — Стефан сел на единственный свободный за их столиком стул. — Я вызываю такси.

— Денег много? — недовольно спросил Анри.

— Я не потащусь с двумя детьми и этой коробкой на автобусе.

Анри уехал на метро, а Стефан с засыпающими Коллином и Джейком на такси. Папа, как оказалось, взял подработку со стороны и сидел на кухне с калькулятором и ворохом бумаг, даже не вышел их встречать.

Разрешив детям играть с новыми игрушками хоть до утра, потому что сил на очередные истерики и укладывания в кровать у Стефана не было, он очень долго торчал в душе, а потом помогал папе разобраться в отчетности. Вдвоем они управлялись намного быстрее.

— Ты начал лучше понимать. — Заметил папа, устало снимая очки и растирая глаза. Он поднялся с места и поставил чайник на плиту. — Сделаю чай.

— Я каждый день такое вижу. — Усмехнулся Стефан. — Мне не тяжело.

— Секретарей подпускают к отчетности?

— Да, если начальник ленивый попался. — Стефан отложил бумаги. — Они хотят знать, куда уходят их деньги?

— И найти ошибку в расчетах.

— Все в дебеторке. И деньги там, и в расчетах бардак.

Папа налил им по кружке чая и снова сел на свое место. Он нашел документы по расчетам с клиентами и по дебиторской задолженности и снова застучал пальцем по стертым кнопкам калькулятора. Стефан отодвинул от себя всю отчетность. Ему этого хватало на работе. Все-таки за зарплату секретаря он был не совсем секретарем. Да, Вайзер обеспечил ему надбавку за дополнительную работу, Стефану доплачивали за работу над текущими проектами. Но он все равно оставался секретарем. Варил кофе, вел ежедневник и отвечал на звонки. Спал с начальником.

В последний месяц появлялось чувство неудовлетворенности своим местом в этой офисной иерархии. Стефан опять хотел большего. Он всегда, всю жизнь, хотел большего.

И он не знал, в деньгах ли дело, или в желании иметь больше власти и уважения.

В его комнате становилось шумно. Дети шумели. Точнее, шумел только Джейк, звонкий голос разносил невнятные слова по всей квартире. Стефан знал, что дорогу они сами не соберут, они для этого были еще тупенькие. Хорошо, что мозгов хватало не жрать мелкие детали, хотя все производители уверяли, что такое непременно должно быть у детей младше трех лет.

— Ты сможешь дать мне все деньги со счета? — спросил Стефан, когда Джейк замолк. Хорошо, что замолк, а то пришлось бы идти к ним, а Стефан не хотел подниматься до тех пор, пока он не допьет чай.

Папа спустил очки на нос и серьезно посмотрел на него, прищурив глаза.

— Зачем? — спросил он.

— Хочу купить квартиру.

— Ты в курсе, сколько стоят квартиры? Тебе хватит только на порог от нормальной квартиры.

— Не прибедняйся. — Стефан допил чай. Тот обжег горло и приятной горячей волной скатился в желудок. Из комнаты пришел Джейк. Он лбом уткнулся Стефану в колени и обхватил ноги руками. — Там больше.

Стефан запустил пальцы в растрепанные волосы ребенка, почесал голову, а потом слегка приподнял ее. У Джейка были красные усталые потухшие глаза.

— Что такое? — спросил Стефан.

— Она не собирается. — Джейк подпрыгнул.

— Прибери, и ложитесь спать. Завтра вместе соберем.

— Я сейчас хочу!

— Не беси меня. — Попросил Стефан. — Чистите зубы и спать. И помоги Коллину с одеждой.

— Джейк, — позвал папа, — иди сюда. Пойдем, почистим зубы, и я вам почитаю перед сном, хорошо? — Джейк кивнул и перебрался к папе, отпустив из своей хватки ноги Стефана. — Ляжем на моей кровати, хорошо? Она большая, Коллин не будет тебя пинать во сне.

— Он меня постоянно бьет ногой. — Пробубнил Джейк. — А поезд завтра точно соберем?

— Соберем. — Пообещал папа. — Ты, — он перевел взгляд на Стефана, — не знаю, какую квартиру ты там хочешь купить, но у тебя свои мозги есть. А сейчас разберись с дебеторкой, пока я разбираюсь с твоими детьми. Как говорится, у кого что лучше получается.

========== Глава 8 ==========

— Останови здесь. — Неожиданно сказал Адам таксисту как только машина свернула на оживленную праздничную улочку. — Дальше не надо.

— Ты с ума сошел? — возмутился Стефан, но поздно. Адам уже вышел из салона и хлопнул дверью. Стефан вылез сам, не дожидаясь, пока ему откроют дверь.

Они оказались на прохладной ночной улице. Летняя жара уже прошла, но в первых числах сентября солнце по-прежнему грело. Но не ночью. Стефан был в одной рубашке и легких брюках, которые совершенно не спасали от прохлады.

— Накинь. — Адам тут же опустил ему на плечи свой пиджак. — Посидим где-нибудь?

Посидеть было где. Со всех сторон их окружали рестораны, кафе и пабы, не прекращающие работать даже поздно ночью. Они создавали ощущение праздника круглые сутки, количество веселых и пьяных людей на этих улочках зашкаливало, особенно вечером и ночью. Везде мерцали огоньки гирлянд и горели разноцветные фонари. Лицо Адама, смотрящее на Стефана, было то красным, то зеленым. Точно так же менялся и цвет его прически.

Они ехали с приема по случаю презентации какой-то новой вычислительной техники, в которой Стефан и не разбирался. Адам все разговаривал об этом весь день: и о новых мощностях, производительности и перспективах развития. Говорил, пока покупали Стефану приличную одежду в безумно дорогом бутике, пока ехали в один из отелей города с презентационным залом. Там Стефан пил шампанское, мило улыбался и играл роль омеги-из-сопровождения-богатого-дяди. Адам называл эту роль личным помощником.

Закончилось все около полуночи, они ушли самыми последними, когда Стефан начал чувствовать приятную дымку в голове от выпитого. Адам тоже устал и больше не говорил ничего про техническую революцию и открывающиеся возможности. Ехали молча в сторону дома Стефана, пока не оказались посреди ночной улицы «веселого» квартала.

— Какого хрена? — спросил Стефан. — Адам, я обещал папе поздно не возвращаться.

— Тебе сколько лет? — хмыкнул альфа.

— Двадцать. — Недовольно ответил Стефан. — И это не смешно.

— Пошли в «Доски»

— Какие доски?

— Небольшой гриль-бар на углу. Нам нужно немного перекусить.

— Идиотское название. — Отозвался Стефан, но взял Адама за руку и позволил вести себя в те самые «Доски» — Ненавижу креатив.

— Ты уверен, что тебе двадцать?

— Не совсем.

Креатива оказалось не так много, как ожидал Стефан. В интерьере выделялась только нарочитая грубость отделки. Было много дерева, пахло сладким дымом и мясом. И опять слабая разноцветная подсветка, от которой белый Вайзер сиял всеми цветами радуги. Оказавшись на мягком диванчике Стефан слегка расслабился и позволил себе не думать о чем-то плохом. Здесь было тепло, и пиджак не понадобился. И на Стефана смотрели некоторые из посетителей, на его прекрасный дорогой наряд нежного кремового цвета. Это приятно затронуло его. Особенно взгляды альф.

Адам делал заказ сам. Уже через пару минут им принесли два высоких стакана с водой и хлебную корзинку.

— Нужно запить алкоголь. — Прокомментировал Адам.

— Я хочу сок.

Заказали сок.

— Ты сегодня невеселый. — Адам закурил прямо в зале, звучно щелкнул зажигалкой и отбросил ее на поверхность стола. Здесь многие курили, или сигареты, или еще какие-то странные трубки, похожие на экспонаты исторического музея. Эти трубки разносили официанты и пахло от них то фруктами, то мятой.

Стефан передернул плечами. Промочил горло водой. Выпитое шампанское не отпускало. А выпил Стефан много.

— А как я должен себя чувствовать? Ты неожиданно везешь меня на тусовку крутых дядь, заворачиваешь в роскошные тряпки и все они целый вечер думают не очень обо мне лестно. — Стефан улыбнулся. — Но это еще ничего, я не в обиде. Обидно, что все так и есть. Я сплю с тобой и получаю это. — Он указал пальцем на висящий у него на груди небольшой кулончик на цепочке белого золота. Адам подарил это как раз на двадцатилетие. Стефан долго не хотел брать, но его влекло все блестящее, и мораль отошла на второй план перед непоколебимым детским «хочу».

— Я сплю с тобой из-за денег. — Подвел итог Стефан.

— Это так? — Адам много дымил, дым закрывал половину его лица.

Стефан допил всю воду, а потом пододвинул к себе и бокал с соком. Принесли еще какое-то блюдо, поставили перед Адамом.

— Я не хотел так. — Ответил Стефан.

— Ну, вот и хорошо. У меня был омега, которые тратил в день столько же моих денег, сколько я потратил на тебя за все эти месяцы. Поэтому я не считаю, что покупаю тебя. И если ты так думаешь, то мне тебя жаль. Ты стоишь больше, чем всего один бриллиант.

Адам затушил сигарету в пепельнице. Стефан слегка пальцами прикоснулся к кулону. Бриллиант? Еще лучше. А Стефан думал, что красивое стеклышко. Или заставлял себя так думать, чтобы не было причин отказываться? Может, отдать сейчас? Сказать, что ему ничего от альф не надо?

— Рыба под сливочным соусом. — Кивнул Адам на блюдо. — На презентации было много алкоголя, но мало еды. — Он помолчал, даже отломил небольшой кусочек от рыбы и отправил его в рот. Стефан тоже взял вилку. Все-таки, есть немного хотелось. Порция была одна на двоих, но никого это не смущало. Это выглядело даже как-то…интимно.

— Недавно я узнал о тебе кое-что новое. — Заговорил Адам. — Ты купил квартиру?

Стефан вскинул голову. Показалось, что рыбная кость встала в горле и не двигается.

Сделку Стефан провернул очень быстро. Папиных денег едва хватило на старую квартиру в одном из домов, идущих под снос в следующем году. Пару тысяч пришлось заплатить агенту, чтобы он свел Стефана с продавцом. Теперь следовало действовать быстрее и закрыть сделку пока до владельцев не дошло, что вместо разваливающейся убогой квартиры без всех удобств через пару лет они могут получить современное жилье. «Инвест-групп» собиралась запустить эту программу уже через несколько месяцев.

И вот на днях он стал официальным владельцем просторной квартиры на восточной окраины города. Теперь оставалось ждать, и надеется, что эта его смелая афера сработает.

— Не буду оправдываться. Все законно.

— Я должен тебя уволить из проекта.

Стефан пытался унять нервную дрожь. Он чувствовал, как начинала дрожать коленка. Это бывало редко. Только когда он сдавал экзамены в класс с экономическим уклоном и когда впервые согласился с Анри на секс.

— Но ты молодец. — Ухмыльнулся Адам. — Соображаешь. Смелый и наглый, да? Вот поэтому я никогда, милый, не буду принимать тебя за тех омег, которые текут от мыслей о моем кошельке. У тебя есть намек на мозги.

— У меня получится?

— Что?

— Провернуть все это?

— Возможно. — Альфа ухмыльнулся.

— Адам, — Стефан подался вперед, сложил руки на столе и наклонился как можно ближе к альфе. Он хотел быть еще ближе, хотел суметь объяснить ему все, что он думал, — я покупаю продукты по акции, зашиваю порванные вещи и у меня в ванной обваливается штукатурка и скрипит сгнивший пол. У меня дохрена проблем и двое детей, и мне нужно что-то делать, как-то вылезти. И все это вокруг, что ты мне показываешь, и куда меня водишь… Я не могу от этого отказаться, потому что я такой, я хочу богатства до скрежета зубовного. Да, я нашел способ раздобыть денег, и не вижу ничего плохого в этом, чтобы сидеть здесь с такой рожей, как у тебя.

— Только то, что ты воспользовался своим служебным положением. Ты нарушил этические нормы нашей компании.

— Имели все эти этические нормы. Ты же знаешь, у нас слишком много денег для них. Все друг друга хотят нагнуть и отрезать себе кусок побольше от «Инвест-групп»

— Ты свой уже отрезал. С проекта я должен тебя уволить.

— А с работы?

— Останешься.

— Хоть что-то.

Доели остывшую рыбу в молчании. Стефан после разговора немного успокоился. Казалось, что небольшая исповедь помогла ему. Место в проекте было жалко, как и их отношения с Адамом. Но эта ссора скоро забудется, а вот на одну зарплату секретаря будет прожить трудно. Опять голодать.

— Я в туалет. — Бросил Стефан и быстро ушел.

Там ополоснул лицо водой, распустил волосы и расстегнул одну пуговицу от рубашки под горлом.

Первый страх появился, когда он отдал все деньги и получил взамен сомнительного качества жилье. Все было рассчитано точно, и Стефан работал в этом проекте, знал все тонкости. Все должно было пройти идеально. Теперь точно должно было, потому что Стефан рискнул многим. И вот первые последствия. Не очень приятные, и возможно, фатальные. Если только не получится…

Он не понимал, как он во все это влез.

Как он придумал сделать все это, спустить деньги, которые копил папа с самого его рождения, на сомнительное дело? Как он пошел на этот риск, когда нужно было содержать детей и папу?

И Адам.

Ему было двадцать. Он все еще хотел быть ребенком.

Хлопнула дверь и тут же закрылась. Стефан думал, что это зашел кто-то из омег. Закрыл воду и хотел уйти. Но повернулся и оказался прямо перед Адамом. Запах не чувствовался из-за забитого носа. И только сейчас Стефан понял, что он на грани истерики.

— Самое страшное и самое желанное — это струсить и свернуть с пути. — Тихо заговорил Адам. Он смотрел сейчас не так как в зале, а смотрел любя, смотрел как взрослый, который мог защитить. — Если останешься в проекте, сделку можно будет аннулировать, признать незаконной. И так есть к чему придраться. Или вообще лишишься работы. Ты понимаешь?

Стефан кивнул.

— Иди ко мне. — Адам обнял его, немного огладил по спине, позволяя расслабиться и успокоиться.

— Не учи меня. — Попросил Стефан. — Я знаю все эти вдохновляющие речи.

— Но не веришь в них.

И руки спустились к его заднице. Вайзер всегда быстро заводился даже в неподходящие моменты. В офисе, например, когда их могли увидеть. Или в туалете. В туалете для омег, где за дверью был полный зал посетителей.

— Больше всего в омегах меня возбуждают мозги.

Настенная плитка была прохладной, когда Стефан привалился к ней спиной. Вайзер оказался на нем, с лицом, оказавшимся где-то в районе шеи Стефана, которую альфа сейчас целовал. И расстегнул еще несколько пуговиц на рубашке Стефана, задрал ее, обнажая живот и ремень на очень узких брюках с низкой посадкой.

— Давай… — Адам поцеловал его. Как будто хотел изнасиловать, не меньше. Напор был такой, что в голове возникли старые образы их последней близости с Анри. Но еще возникло и желание. Рукой Стефан погладил шею Адама и немного запустил ее под рубашку, нащупывая ключицы альфы. Раздался пошлый влажный звук, когда они оторвались друг от друга.

— Давай не будем здесь…

— Что? — Адам тяжело дышал.

— … трахаться.

Последнее слово потонуло в звуках музыки и человеческих голосов, ворвавшихся в тихую туалетную комнату. Потому что открылась дверь в туалет, и на них смотрел взрослый омега лет пятидесяти, но модно одетый, элегантный и моложавый с костлявым лицом и острыми скулами.

— Мы уходим. — Первым пришел в себя Адам, схватил Стефана за руку и провел мимо омеги. Остановился в темном углу у поворота в зал, застегнул Стефану пуговицы на рубашке и попытался пригладить волосы. — Что ты так замер? Испугался?

— Адам. — Стефан начал двигаться. Вытер рукой рот. Вот сейчас он окончательно потерял все свои силы. Нужно было лишь доехать до дома, принять холодный душ. Выспаться на мягкой кровати, а не на полу, пока дети гостят у Анри. Нужно было просто выспаться и отдохнуть. Хотя бы день. — Вызови такси, Адам.

Уже в машине Стефан смог привести мысли в порядок. Они проехали мост и оказались в спальном районе. До дома оставалось не больше пяти минут езды по пустынным улицам.

— С тобой опять что-то не то.

— Нас застали в туалете. — Ответил Стефан.

— Не стоит долго переживать.

Стефан бы не переживал. Ему же двадцать, он не был ханжой. Дело было в другом, и об этом «другом» Стефан не собирался рассказывать Адаму.

Стефан не верил в судьбу и мистику, разве что в теорию вероятности. И эта теория говорила, что среди миллионов жителей этого города случайно встретить знакомых не так-то и просто. Но такое иногда случилось. И Стефан мог поверить, что если что-то случается, то случается самое худшее.

Это был папа Анри.

***

События набирали разгон. Особый контраст создавала ленивая, медленно наступающая на город осень. Наступающая до тех пор, пока земля не стало голой, лужи не покрылись тонкими корочками льда, а в центре не появились первые ранние признаки Рождества.

Стефана уволили из проекта в начале сентября, сразу же после того разговора за поеданием рыбы. Стефан перестал быть секретарем Вайзера в конце сентября. Его повысили, как говорил сам Адам.

— Почему ты меня выгоняешь? — спросил Стефан.

— Повышаю! Даю возможность тебе по-настоящему поработать. — Ответил Адам, уходя из кабинета на совещание к генеральному, а когда вернулся, уже через несколько часов, продолжил прерванный разговор. — В бухгалтерию нашей компании обычно не берут двадцатилетних выскочек без образования. Радуйся.

Почему тогда у Стефана создавалось ощущение, что его отослали подальше?

В бухгалтерском отделе он был самым младшим из младших. Как правильно сказал Адам, двадцатилетний и без образования на большее и рассчитывать не мог. Стефан имел дело с начислением заработной платы всем сотрудникам, получил свой небольшой стол и крикливого строгого начальника. Это было ужасно, скучно и однообразно. Опыта, полученного за прошедший год, хватало, чтобы хорошо работать, но больше никакого развития и не было.

Однажды на посту охраны, когда обновлял свой пропуск, Стефан столкнулся с мистером Адлером. Альфа из команды Вайзера по проекту строительства массива. Он был из той части команды, которая считала Стефана лишней в ней. Удивительно, но это были альфы старшего возраста. Молодой Адам и бета относились к Стефану хорошо.

Сейчас мистер Адлер светил своей раскрасневшейся физиономией и подписывал какие-то документы на стойке охраны. Рядом с ним прямо на полу стояла картонная коробка с личными вещами — вечный символ уволенных сотрудников.

Стефан не удержался от возможности возвысить свою самооценку — в последнее время было так мало шансов.

— Как дела, мистер Адлер? — Стефан натянул на лицо дружелюбную улыбку, повернулся спиной к стойке и навалился на нее. Теперь лицо этого альфы с большим самомнением было прямо перед ним. Адлер отдал свой пропуск охраннику.

— Ты сам видишь. — Бросил Альфа.

— Вы уволились?

— Вайзер и тебя выгнал? Или вы с ним вместе задумали свою игру?

Стефан приподнял бровь:

— У Вас паранойя?

Краснота сошла с лица альфы. Он резким движение поправил на себе воротник черного пальто и такой же по цвету шарф. Поднял с пола коробку и прижал ее рукой к телу, немного смяв картон.

— Паранойя — это другое, мальчик. — Язвительно ответил он. И на том ушел, скрывшись за стеклянными дверями павильона, а потом и за углом. Больше Стефан его не увидел.

— Ну, тогда теория заговора. — Сказал он сам себе и пошел в сторону автомата с шоколадками и чипсами. Стоило перекусить.

Возможно, настроения не было из-за погоды. Возможно, из-за увольнения папы и необходимости обеспечивать всю семью, из-за несамостоятельности и бесполезности Анри, который почти не давал денег. Папа Анри. Стефан с ним не общался, ждал реакции от Анри. Ничего не было, Анри ничего не знал, и так было лучше. Стефан немного боялся его. У альфы определенно были проблемы с гневом и немного с психикой. Из-за этого он и получил свое отстранение от работы.

Бесполезный, в общем.

Зарплата бухгалтера была больше зарплаты секретаря, но без многочисленных дополнительных нагрузок, которыми Стефана обеспечивал раньше Адам, выходило даже чуть меньше.

Дни перестали различаться. По будням — ранний подъем, работа, дети и поход в ближайший супермаркет. По выходным — детей к Анри или на шею папе, классный секс с Адамом, ночь в прекрасной мягкой кровати, широкая ванная с прекрасными маслами для тела, еда из ресторана и отдых.

— Вчера я заполнял платежку на твою зарплату. — Заметил Стефан. Он облился яблочным мартини. Липкой и сладкой была вся грудь и часть живота. Адам, немного перебравший с коньяком, пытался слизать остатки сладкого напитка со Стефана.

— М? — донеслось от альфы.

Стефан чувствовал, как член трется об его бедро. Уже не напряженный. Они кончили уже три раза. По крайней мере, Стефан, потому что был еще непонятный секс в самом начале ночи, когда их прервал телефонный звонок. У Джейка высыпала сыпь, и Анри не знал, что делать. Анри, убивший почти десять лет на изучение медицины. Забыл про аллергию на лактозу, дал выпить обычный йогурт перед сном.

— Ты как-то мало получаешь. — Стефан приподнял одну голую ногу и стал ее рассматривать. Красивая, ровная и стройная. Каким он был красивым омегой, все-таки. Даже живот после родов наконец-то пришел в норму. — Живешь шикарней.

Адам лизнул где-то ниже пупка.

— Представительские расходы — это золотая жила для всех директоров.

«Почему ты сослал меня?» — хотел спросить Стефан. — «И уволил этого идиота Адлера? Или это я строю теории заговора, а все намного проще?»

В воскресный вечер он вернулся домой и остался во дворе на старых скрипучих качелях. Было уже темно, но вокруг горели новые фонари, поставленные в конце лета. На детской площадке гуляла парочка подростков с собакой на поводке, а за небольшими зарослями кустарника, костлявого и без листьев, проносились автомобили, и чувствовалось, как под землей проходят поезда метро, идущие к ближайшей к ним конечной станции. От них вибрировала сама земля, и Стефан вместе с ней, покачивающийся на холодном сидении качели.

Стефан ждал Анри с детьми. Тот стоял в пробке долгое время — где только нашел ее в воскресенье? — и опаздывал. Папа был дома, на кухне у них горел свет. Опять готовил. Лишившись работы в обанкротившейся фирме, он взвалил на себя все домашние работы и больше не возмущался, когда Стефан оставлял детей на нем. Чувствовал на себе вину, за то, что перестал сам себя содержать.

Анри приехал на автомобиле. Не на такси. И он сидел за рулем. Стефан даже подошел поближе, посмотреть на то, что происходит. Джейк с Коллином вылетели с заднего сидения и бросились на Стефана, обняв его за ноги и не давая двигаться дальше. Каждый держал в руках по маленькому пакетику с эмблемой детского магазина. Из багажника альфа достал уже большие пакеты, такие тяжелые, что он еле мог их нести. Дети что-то рассказывали, но очень быстро и перебивая друг друга. Так у них случалось от сильных эмоций. Когда, например, они увидели настоящих обезьян в зоопарке или рождественскую ель в центре города, когда Стефан разрешал им покататься с большой и страшной горки.

— Пошли в дом. — Сказал Анри, проходя мимо.

На нем была новая куртка. Раньше он ходил в той, которую купил ему Стефан пару лет назад. От него пахло больницей, и сильнее, чем природным запахом, от него пахло еще и омегой. Да он переспал с кем-то!

— Объясни! — потребовал Стефан.

— Я нашел работу.

Папа обрадовался и поставил греться воду для чая. Заглядывал в пакеты с едой и вздыхал. Там было все, что надо, чтобы прожить как минимум неделю. Всем им. Очень много фруктов, настоящее мясо, дорогущее молоко без лактозы для Джейка.

— Работу? — спросил Стефан, тоже появляясь на кухне. Джейк с Коллином прибежали следом за ним и полезли в пакет с конфетами. На тесной кухне смешались все запахи, и от Анри пахло омегой, и от Стефана альфой.

— Мне восстановили лицензию, — рассказывал Анри, — и взяли в клинику при институте кардиологии. Я лишь хочу вернуть все, что недодал вам.

— Мило. — Кивнул Стефан. — Машина?

— Родители подарили.

— И на работу устроили? — язвительно спросил Стефан.

- Ну что ты недоволен вечно? - влез в разговор папа и поставил на стол ароматный чай в красивых кружках. - Бери, Анри, сахар.

Анри остался у них еще на час. Папа устроил чаепитие, дети не хотели отпускать отца, они выглядели такими счастливыми, что Стефан в этот раз не стал ничего портить. Джейк залез на колени к Анри, Коллин прильнул к Стефану и на нем заснул, прижавшись головой к его животу.

В конце вечера Стефан отнес Коллина на кровать и вышел провожать Анри. Они остановились на пустынной ночной площадке прямо под козырьком подъезда. Стефан сразу же замерз в своем свитере. Анри закурил сигарету.

— На днях нашел у папы тесты на отцовство. — Заговорил он и покачал головой. — Он проверял Джейка и Коллина.

Стефан даже посмотрел в лицо Анри, подсвеченное огоньком сигареты и фонарем — не врет ли? Или шутит. Был серьезным.

— И как? — спросил он.

— Конечно, они мои. — Пожал плечами Анри. — Просто неприятно, что папа сомневался. Я не знал.

— И он даже не пытался капать тебе на мозги?

— Ничего не сказал.

— Ладно, — Стефан не стал больше терпеть холод. Разговаривать не хотелось. Только если спросить про омегу, которым пахло от Анри, но до этого Стефан не хотел опускаться. — Спасибо за подарки, езжай.

— Да постой ты! — засуетился Анри. И выкинул в сторону недокуренную сигарету. — Я еще деньги не отдал. — И торопливо достал из кармана мятый конверт, передал Стефану. В нем чувствовались купюры. Стефан не знал, какого они достоинства, но складывалось ощущение, что денег много. — Здесь половина зарплаты, извини, я больше не могу пока дать. Жилье искать надо, и испытательный срок еще, нестабильно…

Анри иссяк и повесил голову.

Стефан не хотел пересчитывать при Анри деньги, как и признаваться, что он этой подачкой спас их вместе с папой и детьми.

— Ты как та гусеница из сказки, которая стала бабочкой. — Засмеялся Стефан, почувствовав, что настроение поднимается. Какие чудеса творят деньги! — пока, Анри.

— Постой…

— Поздно уже.

========== Глава 9 ==========

Джейку только недавно исполнилось пять, а он читал как взрослый. Начал с простого около полугода назад:

— «Аудиторское заключение» — медленно проговорил он за вечерним чаепитием перед сном, которое устроил папа.

— Что ты сказал? — Стефан оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на детей. Коллин уже спал на коленях у папы, Джейк фонтанировал энтузиазмом, болтал ногой и улыбался, показывая щель между зубами.

— У тебя написано. — Он ткнул пальцем в заголовок документа.

В пять лет он сам читал себе сказки и начал рассматривать графики в учебниках Стефана. Стефан молился, чтобы ребенок еще не научился и в экономике с бухгалтерией разбираться получше его.

Дни рождения — пятилетие Джейка и четыре года Коллина — дети провели у родителей Анри. Стефан был слишком занят на работе и переездом на свою квартиру. Последнее было ужасным расточительством, но больше жить с папой и спать на полу Стефан не хотел. На работе он добился не только перевода в отдел внутреннего аудита, но еще и разжился двумя стажерами на ближайшие месяцы. За них доплачивали. Самое смешное в этой ситуации было то, что у стажеров образование почти было, а у Стефана, который должен был их учить всему — не было. Но выходило пока все прилично. Денег платили все больше, а премии радовали почти каждый месяц. Начало хватать на жизнь. А вместе с деньгами, которые давал Анри на детей, хватило бы и на съем жилья с комнатой для Стефана и с комнатой для детей. Свой выбор Стефан остановил на маленькой квартире в паре станций метро от центра города. Близко до работы и рядом был сад и школа, куда можно пристроить детей. Из всех минусов нового жилья была протекающая труба. Стефан пока решил игнорировать эту проблему и просто обмотал ее старым полотенцем.

На все это время Стефан отдал детей Анри, а тот передал их своим родителям. Папа Анри язвительным голосом рассказывал, как его сын снова поселился на работе, проводит длинные и сложные операции, а потом отсыпается на кушетках. Стефан считал это сомнительным героизмом, но расстраивать старшего омегу своими комментариями не хотел. А еще Анри сошелся с омегой из медбратьев и, по последней информации, уже купил для него кольцо.

Родительский дом Анри представлял из себя двухэтажную квартиру с множеством статуэток и подушечек на старой резной мебели. Когда Стефан пришел за детьми, те конечно, еще не собрались и бегали по всей квартире, искали свой пропавший рюкзак и топали.

— Нам надо поговорить о Джейке. — Сказал папа Анри, приглашая Стефана присесть на один из маленьких диванчиков в гостиной. — Он читает.

— Я знаю. Я, вообще-то, занимаюсь с ними, чтобы вы там ни думали.

Дальнейшего разговора не получилось, хотя Стефан и не сомневался, что потом все свои мысли омега выложил Анри. Разговор не получился как раз из-за него, тот неожиданно ворвался в дом через открытую входную дверь, дети подняли счастливый визг при виде отца, а родители стали расспрашивать о неожиданном визите. У Стефана разболелась голова, пришлось спускаться вниз. Вскоре спустился и Анри с детьми и найденным рюкзаком, забитым подарками.

— Не знал, что ты приедешь. — Сказал Стефан, беря Джейка и Коллина за руки. Забрал у Анри рюкзак и повесил себе на плечо.

— Вы на чем поедете?

— На метро хотел. — Стефан огляделся. — Здесь недалеко. Если я карточку дома не…

— Я вас довезу.

— Ну, давай.

Был поздний летний вечер, в городе уже зажглись фонари, а небо было окрашено в насыщенные цвета. Постепенно сползались тучи, угрожая ночной грозой. В центре уже второй день проходил какой-то фестиваль — поставили торговые палатки, пускали шарики в небо, и весь день там играла музыка. Улицы перекрыли, и Анри ехал в объезд. Дети прятались на заднем сидении от возможных камер на дороге. Стефан пристегивал их ремнем, но для таких маленьких необходимо было автокресло, которого у Анри в машине не было.

— Пап, можно съесть тортик? — подал голос Коллин.

— Нет. — Отрезал Стефан.

— Как новый дом? — спросил Анри.

— Живу на картонных коробках и сумках. Прекрасно. Только кровати для этих двоих и собрал. — Стефан махнул рукой себе за спину.

— Сам?

— Не для великого ума дело — палочку к палочке прикрутить.

— Пап, а яблоко? — снова перебил Коллин. Они с Джейком уже залезли в сумку с продуктами и почти все из нее вытащили.

— Нельзя. Оно грязное, потом тараканы в животе заведутся.

— Тараканы в животе не живут. — Ответил Джейк. — Только глисты.

— А слишком умных нигде не любят. Знаешь, — снова повернулся он к Анри, — какой завал у меня на работе? Проверки не прекращаются, сейчас все архивы отцифровываем, в документах полный бардак, отчетность перепутали. Наткнулись на утечку денег. Стажер один мой сообразил, начали копать, а там гигантская дыра… — Стефан прицокнул языком. — А как вы веселитесь в больнице?

— Режем людей в надежде, что они не умрут прямо под скальпелем. — Мрачно ответил Анри.

— Все так плохо? — Стефан отвернулся в сторону окна. Не мог понять, как приоткрыть его. У Адама автомобиль был другой, с кнопочкой подъема стекол. Да и пахло там лучше, а из кресел не лезла обивка, и не несло бензином в салон.

— Если на неотложке привезут или что-то неординарное, там шансов мало. К нам самых тяжелых везут, которых даже иногда непонятно что и спасает. — Анри прикусил губу. — Но чаще нет. Не спасает.

— Ты дерьмовый хирург, Анри. Ты оперируешь людей, а должен — пациентов.

Больше не было темных дворов, отделяющих их от всего мира. Теперь Стефан жил на третьем этаже малоэтажного дома, выходящего окнами прямо на небольшую улицу с приличным потоком машин. И если открыть окно, их было слышно. Анри остановился на обочине и заглушил мотор. Погасил свет в салоне, и остался лишь слабый теплый свет садящегося солнца. Клацнули замки ремня — Джейк и Коллин отстегнулись.

— Из тебя бы получился хороший хирург.

— Это самый дерьмовый комплимент в моей жизни, чтоб ты знал. Я не бездушный.

— Нет, нет, я не об этом!

Но Стефан уже не слышал его. Он вышел из машины и открыл заднюю дверь, по очереди выпустив детей на улицу, сначала Джейка, а потом Коллина с надкусанным яблоком в руке. Мальчик старался держаться от Стефана подальше и прятал яблоко, а Джейк взял Стефана за руку и крутил головой.

— Мы здесь будем жить? — спросил он.

— Да. У вас будет своя комната.

— Долго?

— Что?

— Мы долго здесь жить будем?

— Я не знаю. — Честно ответил Стефан. — Но если нам не понравится, мы вернемся к дедушке.

Про Анри Стефан забыл, думал, что тот уехал, но из окна своей новой квартиры он еще минут десять видел его автомобиль, пока не появился патрульный и не попытался выписать штраф за парковку. Тогда Анри уехал. Но Стефан был уверен, что через несколько дней он появится, принесет торт и печенье, поиграет с детьми, погоняет с ними поезд по железной дороге, а потом потребует чай и выкурит одну сигарету на лестничной площадке перед тем как уехать.

***

— Сверхурочных у нас не платят.

Стефан подавился горячим кофе и облил светлые брюки. Испугался и повернулся в кресле в сторону раздавшегося голоса. После яркого света экрана монитора говорящий казался лишь неясным силуэтом, явившимся в полутемный офис аудиторского отдела. Но Стефан узнал голос Адама.

— Ты тоже нередко задерживаешься. — Стефан поставил кружку и включил яркую лампу на соседнем столе стажера. — Что тебе у нас надо?

Адам медленно прошелся по офису, осматривая пустые столы, дошел до небольшого огороженного стеллажом уголка, где расположился Стефан со своей компанией. Сел на место одного из стажеров и выключил лампу. Снова помещение окунулось в полумрак.

— Все так таинственно. — Протянул Стефан. — Я заинтригован.

— Я бы трахнул тебя прямо здесь.

— Ты для этого пришел? Так я немного занят, можем завтра увидеться. Я и сам уже хочу…кого-нибудь. — Он задел под столом носочком ногу Адама и оставил его так на несколько секунд, провел выше и подобрался почти к паху.

— Видишь ли, я тоже занят. — Адам отобрал у Стефана кофе и отпил его. — Твоим отчетом. Ну и гадость ты пьешь, даже не из кофеварки.

— Растворимый. — Ответил Стефан и ногу убрал. — Я не подавал тебе отчетов, в последний месяц только для генерального внутренний аудит готовили. — Стефан действительно ничего не понимал. Их отдел не был подотчетен Адаму и подчинялся генеральному и немного совету директоров и наблюдательному совету, хотя последние и предпочитали сторонних аудиторов. — Перед годовым собранием он нужен. — Закончил Стефан, и установилась тишина. И впервые Стефан посмотрел на Адама как-то иначе. И это чувство Стефану не понравилось. Адам больше всего был похож на хищную птичку, загоняющую полевку в норку.

— Твоя пояснительная записка очень интересная.

— Очень. — Стефан кивнул. Как же сейчас ему хотелось включить свет! Все плохие дела совершались в темноте и ночью.

Замолчали. Стефан уже забыл про свою работу и про позднее время и про то, что его дома ждут уже больше трех часов.

— Стажер нашел небольшую ошибку в платежке. А когда мы хотели исправить это, нашли десятки переводов на счета странных фирм.

— Чем странных?

— Это не клиенты и не партнеры. Какие-то однодневки, в которые ушли миллионы. Правда, я нашел только сегодня один подряд на коммуникации с одной из фирм. Его оплатили и как бы выполнили, но тогда он дублируется с другим… — Стефан достал из ящика одну из папок с ворохом бумаг, подтверждающих найденные аферы. — Могу показать, это свежее.

Стефан нашел нужную копию договора, в котором он маркером выделил важные места. Пришлось для этого дела снова подучить юридические тонкости, но Стефан еще мог что-нибудь спутать. Он кинул бумаги на стол перед Адамом:

— Можешь не смотреть.

Альфа уже протянул руку к бумагам, но помедлил:

— Почему же?

— Это договор по твоему проекту. Ты его подписал.

— И давно ты знаешь? — осторожно поинтересовался Адам. Он уже допивал кофе Стефана и даже не кривился больше, как будто делал это только на рефлексах.

— После обеда сегодня догадался.

— И подал отчет?

— Только составил и отдал на правку. Думал, премию дадут или зарплату поднимут.

— Кто подает отчет?

— Люсьен. Мой начальник. Но он, как и все хорошие начальники, только проверит и подпишет. Он даст ход расследованию хищений — это плюс нашему отделу и ему лично.

— Ты не должен писать про это. — Адам все-таки взял в руки копию договора, бегло просмотрел и скатал бумаги в трубочку. — И вообще про все это лучше не писать.

— Тогда меня уволят. — Покачал головой Стефан.

— Здесь моя подпись.

— А я уже написал! Завтра Люсьен прочитает это и все узнает. Он в курсе про то, что я ему вкусняшку приготовил.

Адам медленно на глазах у Стефана порвал подряд на коммуникации, разорвал их на четыре части, а потом достал из подставки одну из ручек и написал на одном из обрывков что-то, пододвинул к Стефану.

— Пятьсот тысяч. — Прочитал он число. — Что это?

— Ты можешь отозвать отчет и забыть про все это?

— Ты украл больше десяти миллионов за последние годы. И это только то, что я нашел. Мне за это светит прекрасная карьера и огромная премия, но ты хочешь, чтобы я рискнул своей работой ради тебя и вот этого? — Стефан кончиком пальца отодвинул кусочек бумажки от себя. — Я не тупой, Вайзер, а секс с тобой не настолько хорош, чтобы я потерял мозги. Точнее, он хорош, но… — Стефан включил светильник, чтобы больше не сидеть в угрожающей темноте. — Я на это не пойду.

— А вот так? — Адам увеличил сумму на бумажке в два раза. — Больше не будет. Подумай.

— Это запрещенный прием. Я же потом удавлюсь от злости, если сейчас откажусь.

— Так соглашайся.

— Я не влезаю в незаконные аферы.

— Да ну? Не ври. Компенсацию за снос жилья уже получил.

— В ближайший месяц.

— И сколько?

— Почти столько. — Стефан указал пальцем в сторону бумаг. — Это в два раза больше того, что я потратил. Но мы не об этом, а о том, что ты просишь меня скрывать преступления и хочешь мне за это платить.

— Ты мне нравишься. — На выдохе ответил Адам.

— В смысле?

— Я бы мог тебя обмануть или уволить два года назад. Но я не хочу тебе вредить. — Адам положил свою ладонь поверх руки Стефана, как в любовном фильме из вечерних телевизионных программ. — Я мог тебе угрожать сейчас, но я этого никогда не сделаю. Я предлагаю тебе тоже выиграть, взяв эти деньги. Потому что, хоть я не применяю все эти бандитские методы, но помешать тебе я могу. И я постараюсь, чтобы этот отчет не попал в нужные руки. И скорее всего, ты уже завтра окажешься без работы и без денег. И, Стефан, — Адам мягко улыбнулся, — не хочу этого делать, но мне придется. Я тоже голову от чувств не теряю. Даже от чувств к тебе.

— Чувств? — растерянно спросил Стефан.

Адам не ответил.

В установившейся тишине был слышен мерный гул работающего компьютера и слабые звуки автотрассы из приоткрытого окна. На улице совсем стемнело, до ночи оставалось несколько часов и по офису гулял свежий ветерок.

— Ты должен согласиться. — Прошептал Вайзер. — Должен.

Стефан не стал отвечать на слова Адама. Он снова открыл один из ящиков стола и достал еще одну папку с отчетом. Протянул ее Адаму:

— Бери, но больше ничего и никогда у меня не проси. Но, — Стефан скомкал в шарик бумажку с цифрами и отправил ее в мусорное ведро, — я теряю премию и большие возможности покрасоваться перед начальством и заработать место себе получше лишь из-за своей доброты к тебе. И я надеюсь на компенсацию этого вреда. Понимаешь?

— Да. — Адам взял папку с отчетом.

— И не думай, что я растаял от твоих комплиментов. — Усмехнулся Стефан. — Я уже был замужем, выучил эту подлую схему.

— Да я искренне.

— Ну да, конечно. — Не поверил Стефан.

***

— Я успел, я успел, — убеждал сам себя Стефан, срезая дорогу прямо по клумбам с цветами, чтобы не обходить здание по кругу и не тратить на это лишнюю минуту. — Родитель года, не иначе. — Продолжил он бубнить сам себе под нос, уже забегая на крылечко и открывая двери в старшую группу детского сада. — Опоздай три раза и получи органы опеки в подарок.

Часы показывали уже восемь вечера. Стефан снова задержался больше чем на час и опять потратился на такси, лишь бы успеть хотя бы к восьми.

Сразу за дверью располагалась небольшая раздевалка для детей. Старшая группа от четырех лет одевалась уже без помощи взрослых, хотя Стефан видел, как многие родители своим детям чуть ли не сопли подтирают.

Стефан остановился в пороге, увидев в этой раздевалке и своих детей, спокойно сидящих на лавочке, и Анри и воспитателя — бету с копной рыжих волос. Такая миловидная мордашка у него была, что перечеркивала все недостатки его пола. Стефан, когда впервые привел детей в новый сад, выбрал эту группу именно из-за него. Было бы хорошо, если рядом с Джейком и Коллином будут беты, тогда дети лучше поймут свою природу, чем из спутанных ответов Стефана.

— Слишком поздно? — спросил Стефан, сразу поняв все. Даже в большом игровом зале уже не горел свет, а воспитатель гремел большой связкой ключей, готовый запереть двери.

— Папа! — пискнул Коллин и побежал к Стефану, вцепился в руку и повис на ней. Лицо выглядело у него немного красным, как будто он плакал. — Джейк сказал, что ты не придешь за нами, потому что я утром омлет не ел.

Они с Анри быстро забрали детей и вышли на улицу. Обратно пошли уже по путанным дорожкам, не наступая на подсохшие цветы.

— Джейк знает мой номер наизусть, назвал его воспитателю, когда ты опоздал. — Рассказывал Анри. — И часто так бывает?

— Я работаю до шести и все равно не со всем успеваю закончить. — Отозвался Стефан. — Ты даже не знаешь, что такое, заботиться о них каждый день, а не по выходным, так что не начинай учить меня сейчас.

— Ладно. — Примирительно отозвался Анри. — Можно к тебе на ужин? Поговорить надо.

— Тебе твой жених не готовит? — спросил Стефан и тут же пожалел. Слишком это было похоже на ревность. — Просто, если ты надеешься на домашний обед, у нас замороженная лазанья из магазина.

Но лазанья всем понравилась, кроме Стефана. Кусок в горло не лез. И из-за близости Анри — как хорошо, что он отвлекся на детей — и из-за Адама. Потому что Люсьен, не получив отчета, лишил премии и грозился увольнением. У Стефана был лишь один день на то, чтобы передумать. И он не передумал. Потому что получил сообщение от Вайзера с номером счета и паролем. Стефан сразу же проверил из интернет-кафе в соседнем офисном здании. Там было полмиллиона.

Но дети убежали смотреть фильм про пришельцев, и Стефан остался с Анри вдвоем, и снова пришлось отвлечься от свои рабочих проблем.

— У тебя был какой-то разговор, вроде. — Напомнил Стефан. — Кофе будешь?

— Нет, с утра операция важная. — Анри отставил от себя пустую тарелку. Выглядел он довольным и мирным. — Воспитатель сказал, что Джейк умеет считать.

Стефан кивнул:

— Он любит смотреть, когда я работаю. Он, — Стефан замялся, не зная как сказать, — он знает все цифры где-то до миллиона точно.

— Но это ненормально.

— Я знаю. Но он такой.

— Как он читает?

— Очень быстро.

— А вообще? — спросил Анри. — Что-то еще замечал?

— Он умненький. — Пожал плечами Стефан.

Он убрал со стола посуду, оставив из нее горку в раковине, и привел кухню в порядок. Стефан не видел смысла беспокоиться о Джейке. Эти проблемы просто меркли по сравнению с тем, что теперь Стефан влез в аферы Вайзера и распланированное спокойное будущее быстро рушилось.

А Джейк всегда был таким. Начал ходить раньше, начал говорить раньше и теперь сам научился читать и считать. Вечерами Стефан давал ему листок и фломастер и показывал, как правильно писать буквы и слова. За два вечера они выучили уже половину алфавита и это было невероятно быстро. Тот же самый Коллин учебе не поддавался. Стефан и не приставал к нему сильно. Ребенку было только четыре года, и отсутствие в Коллине гениальности Стефан пережил легко.

— Ты задумчив. — Отвлек Стефана голос Анри. Стефан вздрогнул от неожиданности. Совсем отвлекся. Анри встал со своего места и подобрался совсем близко. Стефан, когда повернулся в его сторону, оказался близко-близко к альфе и почуял от него привычную когда-то давно волну запаха.

— Может… — шепнул Анри.

Так все и началось. Папа был на работе, а Стефан после уроков привел Анри в гости. Они выпили чай и выкурили по сигарете около форточки. Потом упали в спальне Стефана на кровать и переспали. Слишком неосторожно.

— Вали домой. — Ответил Стефан. — Пока дети заняты телевизором и не заставляют тебя играть с ними.

— Я бы с радостью.

— Домой! — повторил Стефан настойчивей. Он бы отошел от Анри, но куда? Сразу за спиной была раковина и стена.

Анри отличался от Вайзера тем, что его близкое присутствие и его запах всегда делали из Стефана того пятнадцатилетнего подростка, который влюбился в такого взрослого и красивого парня с самой первой встречи. Рядом Стефан все меньше чувствовал разницу между собой настоящим и прошлым и даже забывал про неприятные ощущения, возникающие в нем от прикосновений Анри в последние годы. Обида постепенно испарялась, а Анри больше себе не позволял ни насилия, ни простых близких контактов. Так что все успокоилось и забылось.

— Ты меня хочешь! — выдал самодовольно Анри.

— Какого хрена! — возмутился Стефан. Ностальгическое настроение сразу испарилось и осталась только темная вечерняя кухня и Анри, прижавшийся к нему. Он оттолкнул Анри. — Мне не приятно. Иди домой к своему медбрату.

Они прошли в прихожую. Рассерженный Стефан впереди, и Анри за ним.

— Ты знаешь, кто он, странно. — Заметил Анри. Но прогресс — взял кроссовки с подставки и начал их расшнуровывать.

— Конечно знаю. — Фыркнул Стефан.

— Денег надо? В бухгалтерии какие-то изменения, так что зарплата будет позже, но если надо…

— Нет. Я подожду.

Снова вспомнил про огромные деньги, полученные за молчание. Не мог о них не думать. Эти деньги и этот уговор съел уже все нервы.

— И никакой помолвки я, между прочим, не планировал. — сказал Анри перед тем, как Стефан захлопнул дверь перед ним и закрылся на все замки.

— Да плевать. — Ответил он уже сам себе и пошел в ванную. Слышно было, как по телевизору показывают титры, и это была последняя минута, когда можно побыть наедине с собой. Стефан присел на край бельевой корзины, чуть не опрокинув ее, и протянул руку к самой верхней полочке над зеркалом, куда не могли дотянуться дети. Там лежали запасы таблеток на все случаи жизни. Стефан съел парочку, подавляющих омежьи гормоны. Это были таблетки как раз для тех неудачников, у которых все время обламывалось с сексом. У Стефана было все, конечно, нормально. Но чертов Анри! Он был не прав. Просто он альфа, а Стефан — омега, а все омеги перед течкой хотят альф, имеющих наглость зажать их в углу.

А так у Стефана для этих целей уже был Адам.

========== Глава 10 ==========

Стефан заскулил и поерзал, пытаясь убраться из-под обжигающих солнечных лучей, но отодвинуться на другую сторону кровати мешало чье-то голое тело. Голова болела, тело было тяжелым и плохо слушалось. Стефан набрал в грудь воздух и, распознав все альфьи запахи, замер. Пахло больше всего неизвестным сильным запахом совсем молодого альфы. Пахло им, конечно же, от тела, которое лежало рядом. Но еще чувствовалось и присутствие Вайзера, и, что совсем страшно, Анри. Еле уловимый запах Анри, сохранившийся в квартире.

Квартира была его. Через распахнутое окно в спальню проникал полуденный солнечный свет. На кухне звякнула посуда.

Стефан подскочил на месте. Поморщился и осторожно поставил ноги на мягкий коврик, замотался в простынь, скрывая наготу и еще раз посмотрел на незнакомого альфу, лежащего в его кровати. У них был секс, вспомнил Стефан, и неприятно поморщился.

На кухне кто-то был. Судя по запаху, или Анри или Вайзер. Оба варианта были плохи. С Вайзером у них было что-то типа отношений и даже зародились дружеские чувства, а Анри был отцом его детей, и сейчас Стефану было перед ним чертовски стыдно.

Он толкнул альфу в бок локтем пару раз, пока тот не застонал и не открыл глаза. Взгляд у него был более осмысленный, чем у Стефана, и, видимо, он что-то помнил со вчерашнего и уж точно не сожалел об этом. Альфа был красив до безобразия и молод, и до двадцати не дотягивал.

— Тебе есть восемнадцать? — с сомнением спросил Стефан.

Альфа кивнул.

— Собирай шмотки и вали. — Приказал Стефан.

Альфа ухмыльнулся:

— И тебе доброго утра.

Стефан уже почти все вспомнил. Выпитого было много, очень много. И Вайзер был отшит, когда лишь пытался погладить запястье Стефана, пока они глотали шоты прямо за барной стойкой. Возможно, Стефан возмутился просто из-за того, что до сих пор не мог представить серьезного Адама в таком месте, как ночной клуб, в котором собиралась куча малолеток двадцати лет — у студентов был какой-то праздник.

Вот одного пьяный Стефан и словил. Но секс был хорош. Это он тоже вспомнил, глядя в довольное и наглое лицо ухмыляющегося альфы. Он даже все больше вспоминал, как курил странные сигареты на свежем ночном воздухе у входа в клуб и посматривал на прекрасную тачку Адама, выделяющуюся среди остального хлама. Но его тут же отвлек поцелуй этого молоденького альфы, и они постепенно оказались у Стефана дома и трахнулись в прихожей, не сумев прикрыть входную дверь. Стефан тогда был очень пьян, иначе бы он никогда не повелся на этого парня.

— Давай шустрее. — Снова обратил Стефан внимание на альфу и попытался встать. Получилось. Что у него вчера было вместо мозга, чтобы так нажраться? Адам точно имел в виду не это под словами «нужно уметь отдыхать»

На кухне точно кто-то был. Стефану казалось, что в квартире стоит табачный дым, но у него самого во рту как будто мусорное ведро перевернули, все могло показаться.

Альфа надел на себя модные трусы, плотно облегающие его член, футболку с мультяшкой и замер, не найдя своих штанов.

— Опаздываешь? — спросил он. — Вроде, воскресенье.

Стефан уже накинул на себя простынь и стоял на ногах, злобно смотря на своего вчерашнего любовника. Он впервые занимался чем-то сексуальным со своим ровесником, ни с Анри, которому уже было за двадцать, когда они только познакомились и закон все еще охранял девственность Стефана, ни, тем более, с Адамом — вообще старичком.

— Просто вали домой. — Устало произнес он.

— Встретимся еще? — подмигнул ему альфа.

— Вряд ли.

Интересно, он вчера подумал о безопасности или лучше прикупить пару тестов на беременность, чтобы не получилось как с Коллином. Обычно о контрацепции беспокоился Вайзер, а Стефан и перестал об этом думать. Он нервно засмеялся, поняв, какой у него был большой шанс залететь от незнакомого альфы, но быстро умолк и злобно шикнул.

Молодой любовник ничего не понял, но больше настаивать на встрече не стал. Быстро собрал свои вещи и ушел. В пороге заметил полочку с детскими ботинками и старую куртку Коллина на вешалке, из кармана которой торчала игрушечная собака. Это придало ему ускорения.

На кухне был Вайзер. Он сделал себе пепельницу из любимой тарелки Стефана, на дне которой был нарисован грибочек. Теперь он полностью спрятался за окурками. Стефан чувствовал перед Адамом вину, но не такую, чтобы спокойно относится к такому.

— Ты испортил ее? — недовольно сказал Стефан, осторожно пальцем трогая каемку. В холодильнике была бутылка холодной воды. Стефан жадно выпил половину, но запах изо рта никуда не делся. — На балконе есть пепельница.

Пепельница для Анри. Пепельница уже половину года стоявшая без дела, потому что бывший муж все-таки бросил курить. Но Стефан иногда грешил сигаретами, особенно в те времена, когда дети начинали беситься, и приходилось успокаивать свои нервы на плотно закрытом балконе.

— Как секс? — равнодушно спросил Вайзер, откладывая в сторону свой телефон. — Час назад здесь был достаточно колоритный запах.

— Ты давно здесь? — Стефан включил электрический чайник, достал из шкафчика растворимый кофе и поправил простынь на себе.

— Достаточно. — Ответил ему в спину Вайзер.

— Не ревнуешь? — равнодушно спросил Стефан. Конечно, нет, что за бред? Это же Вайзер, а их отношения далеки от романтики. Настолько далеки, что Стефан стал скучать по ней.

— Ревную. — Неожиданно серьезно прозвучало за спиной.

— Да брось.

Но Адам не бросил и через пять минут зажал Стефана в тесной ванной, помешав тому сменить простынь на одежду. Стефану не хотелось совершенно, но близкий запах альфы успокоил его немного и Стефан ответил на поцелуй, отпустил край простыни и руками обвил шею Вайзера.

И вспомнил: Анри часто ловил его в ванной. Жизнь в небольшой квартирке с маленьким ребенком заставляла их прятаться в ванной, проблемы заставляли их все меньше хотеть друг друга. И это были разные воспоминания, неприятные тоже, появившиеся в последние дни их совместной жизни, когда секс с Анри стал доставлять Стефану дискомфорт.

Адам был взрослым и опытным альфой, он умел успокоить, приласкать, классно трахнуть. И Адам пах просто божественно, и дело даже не в дорого парфюме, а его собственном запахе, который был намного лучше. И Адам был умным, очень умным, с живым умом, сообразительный. Стефан это любил, как и любил отсутствие предрассудков в альфе. Он любил, как Адам восхищается им не как красивым омегой, а как человеком, равным себе. Это было лучшим подарком от альфы, лучше сотни кулонов с бриллиантом.

Адам уже прижал его к стене своим телом, придерживал руками за бедра и не давал упасть, а Стефан так и остался висеть на нем. Простынь обернулась вокруг его левой ноги и, вроде даже, переплелась узлом. Адам одной рукой не мог справиться с ремнем.

— Почему ты здесь? — спросил Стефан, получив передышку. Сколько уже раз так было у него, что секс воспринимался только как надоевшая обязанность. Даже если ему было хорошо, все равно это вызывало какую-то нудную усталость. Только сегодня ночью было весело, но все из-за алкоголя. А сейчас в голове до сих пор было мутно, а во рту пахло помойкой. И как только Вайзер его целовал? И вообще — от Стефана все еще пахнет посторонним альфой. Ему не мерзко от этого?

Альфа избавился от штанов. Стефан выбросил лишние мысли из головы и натянул на лицо идиотскую улыбку. Вот сейчас, еще минут десять, и он будет свободен. Сможет помыться и почистить зубы.

Но Вайзер смотрел на него.

— Ну же! — выдохнул Стефан.

Подействовало. Адам еще крепче обнял его и придвинулся ближе. Вошел даже очень легко и незаметно. Стефан и не мог понять, как ему это стало привычно. Он снова постарался сделать счастливое лицо, немного улыбнулся и повернул голову в сторону, глаза так должны блестеть из-за света светильников.

«Я не умею отказывать» — подумал он.

Адам посадил Стефана на полочку у раковины. Та не сломалась и не скрипнула. Дома у папы точно развалилась бы на части. Но здесь выдержала вес Стефана и немного вес Адама, когда тот оперся об нее рукой.

— Давай. — Непонятно сказал он.

И он старался, как будто улавливал мысли Стефана и делал все, как хотелось омеге. И даже нежно погладил по бедру, когда у Стефана вновь проскочила мысль о том, что его лишь используют. Нежно погладил, что совершенно не вязалось с ускоряющимся темпом. Чертовски хорошим темпом, потому что Стефан забыл про все свои мрачные мысли. Тело рывком подалось навстречу альфе, пальцами он скреб по кафелю, пока не вцепился ими в спину Адама, и если бы не тонкая ткань шелковой рубашки, появились бы царапины. Стефан заскулил сквозь зубы, его затрясло, и он неожиданно для себя так быстро кончил. Еще раз выгнулся и откинулся назад, но забыл про зеркало за спиной и больно ударился об него затылком.

И в голове щелкнуло. Оргазм все еще не отпустил, а в голове появилась новая тревожная мысль: дети. Стефан этим утром успел подумать обо всем, о всех своих альфах, о своих нравах и распущенности, но не вспомнил о детях. Конечно, пахло запахом Анри. Он говорил, что привезет их обратно в девять утра в воскресенье, так как у него с обеда дежурство в клинике и какая-то простенькая операция по шунтированию.

Стефану захотелось плакать.

— Все так плохо? — хрипло спросил Адам. Он все еще держал Стефана за задницу, и не вытащил из него свой член.

Стефан замотал головой. Оставалась маленькая надежда, что он что-то напутал и хотя бы дети не видели всего этого.

— Анри был здесь? — спросил он тихо.

Но Адам не ответил, пока не надел на себя штаны. Стефан так и продолжил сидеть на полочке голым. И нервно сжимал руками ее край.

— Это было некрасиво.

— Ты о чем?

— Он рычал на меня и пытался ударить. Твой сын его остановил. — Адам ухмыльнулся. — Ну и сцена.

— Они уехали?

— Я предлагал разбудить тебя, но он их утащил. Они были злыми.

— Черт! — Стефан снова откинул голову назад, на прохладное зеркало.

— Но тогда здесь и, правда, пахло впечатляюще. Я еще проветрил. Часов шесть прошло уже где-то. — Адам педантично поправил прическу.

Стефан начал быстро собираться. Принимал душ и чистил зубы одновременно. Волосы не стал сушить, а лишь замотал их во влажный пучок на голове. За пять минут натянул шмотки и уже собрался заказывать такси. Но не мог найти ни сумку, ни телефон.

— За подставкой. — Подсказал Адам.

Стефан отодвинул подставку, переполненную детской обувью, и нашел небольшую расшитую бисером сумочку. Усмехнулся — покупал ее еще лет в четырнадцать для первой своей школьной дискотеки в небольшом киоске в переходе метро. Тогда казалось, что чем ярче — тем лучше.

Стефан не стал искать вещь получше, перекинул длинную цепочку через плечо, достал телефон и стал набирать номер такси.

— Я не помню. — Сказал он Адаму. — На конце двадцать три или тридцать два?

— Ты куда собрался? — Адам сидел на кухне, прямо напротив Стефана, между ними была широкая арка и несколько метров освещенного солнцем паркета.

— За детьми.

В сумочке еще была пачка сигарет, омежьих, тонких с клубничным вкусом. Сигарет оставалось меньше половины, а Стефан понял, почему от него так воняет.

— Я вызову.

Стефан согласно кивнул и позволил себе немного успокоиться. Это были только его собственные нервы. Все хорошо. Он свободный омега, он имеет право хоть раз в жизни расслабиться, он имеет право переспать с альфой. Разве он не заботится о детях? У них сейчас все есть. Денег хватает и на игрушки, и на одежду и на сладости. А из-за всех афер Адама и его откатов Стефан надеялся найти Джейку хорошую школу, какую-нибудь, где учатся очень умные, пугающе умные дети. А еще на днях ему должны были выплатить возмещение за снесенные квартиры. В два раза больше, чем он потратил на ту старую квартиру. Точнее, в две целых тринадцать сотых больше. Стефан все рассчитывал точно. Деньги застряли на счетах фирмы, Адам отвечал за все это и обещал, что уже на следующей неделе Стефан будет миллионером. Они-то вдвоем знали, сколько у Стефана денег на самом деле.

Мысли о деньгах успокаивали. Тревожность уменьшилась, а чувство вины и вовсе исчезло.

И только тут Стефан заметил, что Адам так и сидит с телефоном в руке, оперся рукой о свое колено, поддерживает голову за подбородок и смотрит на него.

— Ты чего? — недовольно протянул Стефан. Зубная паста не помогла. Во рту снова пахло.

— Ты не хочешь… — начал Адам, но смутился и замолчал. Адам впервые смутился. Адам вообще впервые сделал что-то подобное. Адам Вайзер, финансовый директор инвестиционной фирмы и мошенник не умел смущаться. — Понимаешь, мне скоро придется уходить с должности, заканчивается срок контракта, да и оставаться я больше не хочу…

— Уже украл все, что можно украсть. — Хмыкнул Стефан.

— … я думаю о переезде, в другую страну, куда-нибудь, где потеплее, к морю.

— У моря живут медлительные и неэффективные люди — ты не приживешься. — Снова встрял Стефан.

— Хочу попробовать. — Улыбнулся Вайзер. — Всегда можно вернуться. Ты не хочешь со мной?

— Куда? — переспросил Стефан. — Он слушал невнимательно, но от последнего вопроса вздрогнул и даже сел прямее. — К морю?

Вайзер кивнул.

— Ты шутишь? Не смешно.

— Я не шучу. — Адам нервничал. Как так может быть, чтобы Вайзер нервничал? Как человек, как обычный человек! Стефан испытывал такое же разочарование в детстве, когда понял, что супергерои не существуют. — Я предлагаю тебе… встречаться, наверное. Отношения. Серьезные отношения. И мы могли бы попробовать вместе куда –нибудь…

— Нет. — Стефан встал. В руках все еще была пачка сигарет и телефон. Такси придется вызывать самому. Цепочка от сумочки слабо звякнула, блестки больно кололи оголенную руку. — Я… — Стефан тоже не знал, что говорить. — Мне даже не могло присниться, что ты и такое говорить будешь. У меня мальчики!

— Ты сам говорил, что это было ошибкой.

— Они не ошибка! Они живые дети, а я не могу их выкинуть на помойку только из-за того, что их папашка не умел вовремя ноги сдвигать!

И с Адамом они не предохранялись. Стефан чуть не взвыл — ну что за ужасный день?

— Просто если ты только хочешь… — Адам тоже встал и подошел к нему. — Ты говорил, что хочешь.

— Мои желания — не самое главное.

И Адам лишь смотрел ему прямо в глаза, пытаясь внушить что-то непонятное, но что-то неправильное. Соблазнительное, желанное, но неправильное. Уже давно прошло то время, когда Стефан смотрел на него, как на кумира, прошло то время, когда он старался оправдать детей.

«Причины растут»

«Они не помешают»

«Я не могу так резко уезжать»

Какого хрена он вообще оправдывается перед всеми?

— Когда ты уезжаешь? — спросил Стефан.

— Это только планы.

— Когда?

— Три — четыре месяца.

Стефан улыбнулся, на этот раз не наигранно:

— Когда тебе там не понравится, и ты вернешься, заходи в гости. А теперь вызови мне такси, пожалуйста.

========== Глава 11 ==========

Обычные больницы серые, грязно — белые, кое-где старые. Там пахнет лекарствами, неприятно, в некоторых отделениях еще и стоит запах болезни, пахнет гноем или кровью. На лестницах от запаха хлорки глаза выедает. Стефан помнил только такие больницы.

Когда родился Джейк, у них не было нужных препаратов, и роды затянулись почти на весь день, а потом Стефан еще неделю приходил в себя, а ребенок разболелся.

Анри работал в медицинском центре другого типа. Здесь висели картины, персонал ходил в белоснежных халатах, хлоркой не пахло, стены были приятных пастельных тонов. У входа давали бахилы.

— Анри Грейс где? Из кардиологии, хирург? — Стефан старался прикрыть рукой некрасивую сумочку и оперся о стойку информации. Голова слегка кружилась от похмелья. Не помогала даже газированная вода.

— Вы с какой целью интересуетесь? — вежливо спросил омега из-за стойки, но во взгляде была настороженность. Пахло сейчас от Стефана не очень.

— Мне нужно забрать детей, которых он сюда притащил.

— Вы его супруг? Я вызову его стажера, подождите.

Через пять минут они со стажером ехали на служебном лифте на третий этаж соседнего корпуса. Стажер тоже был омегой, молодым блондином с запахом Анри. Он странно ходил, виляя задницей, но говорил тихим спокойным голосом. На халате не было бейджека с именем, что немного расстроило Стефана.

— У нас экстренный случай, Анри на сложной операции. Уже часов пять оперирует, а они сидят под дверью и не уходят. Младший плакать начинает, а у нас так нельзя, вы же знаете? Мы их накормили недавно.

Третий этаж тонул в тишине. Здесь располагалась только реанимация кардиологического отделения — Анри рассказывал, а Стефан запомнил. В конце небольшого коридора ярким светом светились белые двери, за которые уже никого не пускали. Там же дежурил еще один омега.

Стажер Анри засунул руки в карманы своих форменных фиолетовых штанов и пошел вперед. Стефан видел, как на одном из белых диванов сидит не два, а целых три ребенка. Но двое точно были его. Третьим был какой-то неизвестный мальчишка размером с Джейка.

— О, нет. — Тихо заговори омега, когда они подошли ближе. — Анри его папу оперирует, — еще тише сказал он Стефану, — автобус, говорят, потерял управление. Уже два трупа.

Дети дремали. Незнакомый мальчик с черной косичкой и красными опухшими глазами привалился к боку Коллина. Рука у него была перевязана белым бинтом. Он единственный открыл глаза и посматривал на них. Мальчик задвигался, пытаясь сесть, и разбудил остальных.

— Он ничего не говорит. — К ним подошел санитар, дежуривший у дверей. — Про родственников ничего. Может еще…

— Там даже Грейс не поможет. — Проводник Стефана тяжело вздохнул. — Они уже место в морге забронировали.

— Анри может…

— Если Анри сможет, то я перестану верить, что он простой человек. Там же не только сердце.

— Но помнишь же, на той неделе, когда старика привезли… Фаллера сегодня ассистировать вызвали.

Омеги разговаривали тихо, так что только Стефан слышал. Уже было понятно, что Анри недавно переспал с этим своим стажером, потому что уж очень от него пахло альфой. И держался он соответственно. По имени называл.

Еще Джейк с Коллином смотрели на него хмуро, как будто Стефан у них конфету отнял. А мальчик с черной косичкой отодвигался все дальше, пока не оказался на другой стороне диванчика, подальше от них. Там он сжался и захлопал глазами.

— Нам нужно ехать домой. — Тихо сказал Стефан, присев перед детьми на корточки. Близко не хотел приближаться, от него же ведь все еще несло перегаром. — Вы почему не слушаетесь и сидите здесь?

— Мы не будем жить с тобой. — Зло буркнул Коллин.

— Это почему же? — Стефан даже не смог удивиться. Просто сегодня такой ужасный день.

— Не хотим. — Джейк говорил спокойней. Потому что Джейк не был шестилетним ребенком, как могло показаться. Это было лишь шестилетнее тело, а вот все остальное — нет. После умения считать и писать пришла сообразительность, а потом и вовсе странное и непонятное. — Мы знаем, что ты хочешь улететь, и утром мы тебя видели, — он понизил голос и сказал совсем шепотом, — голым с альфой.

— Я же взрослый, я могу. — Стефан слегка нервно улыбнулся.

— Нам не нравится жить у тебя, ты кричишь и ругаешься, нам твой альфа не нравится и, вообще, по телевизору сказали, что тебе нельзя оставлять нас одних дома. Я еще маленький, и Коллин тоже. — Джейк все перечислял, а Коллин кивал. — Мы будем жить у папы Анри или у дедушки. Они нас любят.

— Я вас тоже люблю. — Стефан растерялся. Он сел прямо на пол и теперь смотрел на Джейка. Джейк был главный всегда, Коллин прятался за его спиной и во всем его слушался. Коллин был обычным маленьким мальчиком, а Джейк был взрослым.

Но теперь он говорил не то. Стефан каждую неделю водил их в детский магазин за игрушками, два вечера в неделю играл с ними за исключением периода квартальных отчетов, но каждое воскресенье все равно принадлежало только детям. И Джейк оставался дома за старшего не часто. Но он отлично справлялся.

С двухлетнего возраста.

«Ты оставил за старшего двухлетнего ребенка, помнишь? Оставил и сбежал»

— Не сидите на полу! — вмешался голос, но Стефан его не услышал.

— Не любишь. — Ответил Джейк. — Мы тебе не нужны. Ты скоро уедешь.

— Уеду? Я не собирался уезжать.

Он никогда не уезжал. Не поехал на выпускной бал, даже когда одноклассники неожиданно заехали за ним на красивом лимузине. Неожиданно и приятно, так что Стефан испытал к ним жгучее чувство благодарности.

Но Анри нужно было учить лекции.

Он не уехал в командировку с Вайзером. Потому что это сильно долго, это несколько дней, а они еще маленькие.

А у Анри дежурства.

Он не уехал с Вайзером к морю. Конечно же не уехал, это же такая чушь.

Коллин достал из рюкзака бумажку, протянул ее Джейку, а Джейк уже показал ее Стефану.

— Я знаю, это билет на самолет, и твое имя. — Сообщил Джейк. Стефан протянул руку за билетом, но мальчик не отдавал. — Я забрал, чтобы ты не улетел. Но жить мы с тобой все рано не будем!

— Отдай быстро! — Стефан начинал сердиться. Он даже с пола поднялся и навис над двумя маленькими фигурками. Происходило что-то неправильное, а Джейк со своими капризами мешал.

— Ненавижу тебя. — Выкрикнул он.

На пару секунд стало тихо. И раздался тихий жалкий плач.

Третий мальчик свернулся калачиком и трясся.

И Стефана второй раз за день как будто ударило. Как тогда с зеркалом. И весь мир поменялся.

Ребенок сидел под дверями реанимации и ждал, когда ему скажут, что его папа умер. Ребенок лет пяти и совершенно один. Сидит пять часов и ждет. Они все втроем уже сидят здесь пять часов одни. Этот мальчик и его мальчики, которые видели утром все то, что происходило в квартире, которые решили, что папа их хочет бросить.

Все остальные ушли. В коридоре были только они.

— Господи! — выдохнул Стефан. Он даже забыл про собственные переживания. Какое значение вообще имеет его похмелье и моральный облик, непонятное поведение Адама, его странное предложение и этот билет на самолет, который так яростно оберегает Джейк? Стефан знал правила, знал что вокруг много плохого и не в его силах это изменить, знал, что все люди когда-то умрут и знал, что если они были хоть немного хорошими, кому-то будет от этого больно. Знал, что чуткое сердце и сострадание скорее сведут с ума, чем что-то изменят. Знал, что единственные, о ком он должен думать — это он и его дети. И папа.

Стефан много чего знал.

Он даже позволил себе прикоснуться к чужому ребенку. Тот весь дрожал и ревел. Стефан опустился на диван рядом с ним, слегка погладил рукой по спине. Ожидал, что тот испугается и отползет от него или проигнорирует, но мальчик завозился, сел и вытер нос рукой, которая был без бинта.

— Это мой папа. — Тихо сказал Коллин.

Коллин всегда был добрым. Коллин не сказал бы такое Стефану, что наговорил Джейк. Он и сейчас тоже сидел по левую руку от Стефана и со странной любовью в глазах смотрел на мальчика.

— А…а… — Горло мальчика сводило, и он не мог ничего сказать.

— Не плачь, тихо. — Проговорил Стефан. Обычно такое он говорил раздраженно и в приказном тоне. Но это все было не то. Его дети всегда плакали из-за ерунды, а вот это все было совершенно не ерунда. — Все еще будет хорошо.

Уже через пять минут мальчишка устроил свою голову у него на коленях, а лицом уткнулся в живот. Стефан легко пальцами перебирал его волосы, чтобы не распустить и так потрепанную косичку. Мальчик тихонько лежал, иногда сжимал в кулаке цепочку от сумочки Стефана и вздрагивал. Коллин тоже нырнул Стефану под руку и теперь жался к нему.

Лишь Джейк сидел на своем прежнем месте, молчал и теребил в руке ненужный билет на самолет.

Пошел шестой час с того времени, как Анри начал операцию.

***

Со дня на день должна была произойти развязка всей той схемы, которую Стефан придумал с квартирой. До конца не верил, что все получится, сильно рисковал и деньгами, и своими нервами, и папиным доверием.

Деньги должны были прийти еще пару месяцев назад, но у фирмы начались не лучшие времена, пришли внешние аудиторы и из каких-то государственных контрольных органов. Даже арестовали пару счетов. Из-за этого все задерживалось. Стефан не нервничал только из-за своего близкого знакомства с Адамом Вайзером и, вследствие этого, своей осведомленности.

Осталось лишь несколько дней, и Стефан станет еще богаче. Иногда он ловил себя на мысли, что все — он сделал все, что хотел в жизни. У него есть деньги, немного конечно, но если подключить к этому капиталу ум, они никогда не закончатся. Он богат. И будет, потому что он не дурак, и умеет работать. Особенно мозгами.

Стефан был доволен собой.

Одно не давало покоя: странный Адам Вайзер. С чего это он решил не продлевать контракт и куда-то переезжать? Зачем позвал Стефана?

Билет уже купил, если верить Джейку. Мальчик так и не дал на него даже посмотреть. Наверное, боялся, что Стефан, завладев им, сразу кинется в аэропорт, забыв про все на свете. Глупый какой, все-таки.

Мальчик перестал плакать и заснул у Стефана на коленях, но часто вздрагивал и даже во сне шмыгал носом. Стефан, отрываясь от мыслей об Адаме, все пытался понять, почему же он здесь. Если не родственники, то хотя бы социальные службы должны появиться. Но никого. Правда стажер Анри, по совместительству любовник, сказал, что они присматривают за ним, дали небольшую дозу успокоительного и заставили съесть небольшую порцию супа пару часов назад.

Коллин тоже спал, завалившись боком на Стефана. Он, наверное, слишком устал сидеть здесь столько часов. Джейк молчал, он достал из рюкзака небольшую игрушку — головоломку, но поиграл с ней немного, потом снова стал рассматривать билет на самолет, съел батончик, запил соком из маленькой бутылочки. Все хранилось в рюкзаке. Стефана иногда удивляло, сколько полезных вещей его дети умудряются засунуть в свои детские рюкзачки. Как будто Джейк с Коллином готовились в любую минуту уйти в лес и прожить там пару дней без взрослых.

— На какую дату билет? — спросил Стефан тихо. В горле першило, оно пересохло. — Это серьезное дело, серьезней всех твоих обид. Так что просто скажи мне дату.

— Сегодня. — Джейк обнял рюкзак и отвернулся, стал рассматривать пожарный щит.

— Откуда ты стащил билет? Там было еще что-нибудь?

— На твоего альфу. — Буркнул Джейк. — Мы забрали, чтобы ты не улетел.

— Дерьмо дело. — Стефан откинул голову на спинку дивана и прикрыл глаза. Сколько здесь еще сидеть? Разве можно так долго оперировать человека. Да, Стефан знал, что можно. Но раньше он только об этом слышал от Анри. Длинные операции его раздражали. Потому что из-за них альфа не приходил домой, а когда приходил, выглядел ужасно, съедал всю еду из холодильника и спал по двенадцать часов.

И ради чего? В основном такие экстренные случаи заканчивались смертью. Не потому, что Анри был плохим. Анри был хорош в роли хирурга, он был последней надеждой. И иногда она помогала. Но чаще — нет.

— Какое серьезное дело? — неожиданно заговорил Джейк.

— Этот альфа мне не говорил, что хочет улететь сегодня. Я ничего не знал.

— Он украл много денег и хочет убежать? Такое в фильме показывали.

Стефан не рассказывал Джейку про махинации Адама. Считал, что эти сказки совсем не для детей. Но Адам воровал уже несколько лет, а сбежать решил почему-то именно сейчас.

— С чего ты взял? — спросил Стефан. — Он большой начальник у меня на работе, он и так богатый.

Но Джейк вместо ответа снова полез в рюкзак. Стефан бы не удивился, если бы он сейчас достал все квартальные отчеты за прошедшие пять лет и на пальцах рассказал про все скрытые махинации. Это было бы странно, но уже совсем не удивительно. После того, как Джейк попросил в книжном купить ему какой-то учебник по поведенческой психологии, Стефан уже ничему не удивлялся. «Это интересно» — сказал Джейк и, хитро щурясь, обещал заплакать, если Стефан продолжит настаивать на детских дебильных книжках.

Но квартальных отчетов в рюкзаке не оказалось. Лишь небольшой белый листок, в котором Стефан сразу узнал банковскую выписку, к ней прикреплен листок поменьше с логотипом «Инвест групп» в углу.

— Ну, объясняй. — Съязвил Стефан. Почему его иногда так бесит эта способность Джейка. Лучше было когда, он был совсем маленьким и не умел еще разговаривать.

— Я ничего не понял. — Пожал плечами Джейк.

— Дай сюда. — Стефан боялся, что разбудит двоих детей, но руку протянул и щелкнул пальцами, требуя бумаг немедленно. Хватит капризов с Джейка. Здесь действительно происходило что-то странное.

Стефан разобрался довольно быстро. Не помешала даже тяжелая голова и общее подавленное состояние, вызванное тем, что уткнувшись ему в живот мокрым лицом, на его коленях спит чужой ребенок.

Этот счет Стефан знал наизусть, да и логику операций понял. Просто кто-то решил украсть все те деньги, которые с таким трудом выделили на выплаты владельцам снесенных квартир. Не дождутся наивные люди своих денег. Стефан тоже.

Это все Вайзер придумал давно. Такую пропажу денег он точно не сможет скрыть. Уже в понедельник утром он станет богаче в тысячи раз.

А Стефан нет.

У него конечно было время.

Он мог успеть все исправить. Взять эти бумажки, разыскать генерального в воскресный вечер, убедить его в своей правоте и заставить перенаправить деньги по другим счетам.

Нужно только поторопиться. Для начала позвонить секретарю генерального, узнать, где сегодня отдыхает этот старый дед. До утра должен успеть. Стефан всегда все успевал сделать.

Тело наполнилось энергией. Действия Стефан любил, он любил ждать, не любил понимать, что он ничего не может. Он не может помочь Анри, не может спасти папу этого мальчика, даже не может предложить ему что-то лучше лишь своего присутствия.

Но он может спасти кучу денег. В том числе и свою.

Он должен это сделать.

Джейк все понимал и отвернулся от Стефана. Засунул руку по самое плечо в рюкзак и искал в нем что-то. Черноволосый мальчик дрожал во сне, шевельнул рукой и вцепился в футболку Стефана, зажал ткань в кулаке.

Стефан продолжал сидеть на месте и даже не двигался.

А время уходило.

Стефан не решался встать, сбросить с себя всех этих детей и уйти. Но это же не проблема. Персонал присмотрит за отпрысками своего обожаемого хирурга, а этот мальчик вообще ему чужой. И сомнительная жалость к ребенку сейчас стоила очень дорого, в случае Стефана, больше миллиона.

Да он совсем с ума сошел.

— Джейк, — позвал Стефан и протянул ему бумажки, — порви это как можно мельче и выкинь. — Приказал он. — И не рассказывай никому, могут быть неприятности.

— А с этим что делать? — он все-таки достал из рюкзака то, что искал. Оказалось, что простая банковская карта. — Это же карта для денег, я у тебя такую видел в кошельке. Я случайно ее взял.

Стефан снова протянул руку, теперь уже за картой.

— Когда это ты лазил в моем кошельке?

— Я случайно. — Смутился Джейк. Обиды на Стефана в нем больше не осталось.

— Не ври. Какой номер на большой бумажке в самом верху написан?

— Номер счета?

— Да.

Сравнили. Оказалось все верно. Карточка, которую Адам приготовил для получения денег. Карточку, которую вряд ли кто-то отследит. Он Стефану делал такую же. Хорошая, конечно, находка, но бесполезная. Пароля Стефан не знал, а банковскую карту легко восстановить. Сколько бы миллионов на ней не лежало, эта карта была бесполезна.

— Ее тоже выбрось. — Приказал Стефан

— А порвать? — Джейк с готовностью забрал карточку и крутил ее в руках, рассматривая со всех сторон.

— А ты можешь?

В рюкзаке, конечно же, были ножницы. Джейк постарался и изодрал все в мелкие клочки, собрал все в кучу и убежал искать мусорное ведро.

Стефан остался сидеть на месте, медленно поглаживая детей по головам. Правой рукой — черноволосого мальчика, левой — Коллина. Младший любил ласку. Стефан редко тискался с ним, но видел, что Коллин часто жмется ко всем взрослым и даже к Джейку. К Стефану почему-то редко подходил за этим.

Джейк вернулся быстро. Довольный. Сел уже ближе к Стефану. Было видно, что он тоже хочет свою долю внимания, но все места были заняты, и Джейк, как самый старший, не настаивал.

— Отец сможет? — спросил он тихо после, наверное, вечности молчания.

— Я не знаю.

— Ты не поедешь сейчас на работу?

— Нет.

— Деньги же пропадут.

— Плевать. — Стефан пропустил пальцы сквозь волосы Коллина. Они были немного кудрявыми, вообще непонятно в кого такие получились.

Ему было сейчас не до этого. Ему просто было плохо. Было жалко этого ребенка до слез, и своих детей тоже было жалко, и слова Джейка все еще звучали в голове. Стефан понимал, что он не очень хороший родитель, но думал, что у них с детьми все нормально. Он их любил и делал для них многое, но это было незаметно. Вот Анри приходил раз в неделю, играл с ними и водил в зоопарк или на аттракционы и снова уходил. Но Анри все равно был хорошим.

Но Стефан не злился на Анри, он сейчас лишь хотел, чтобы он смог сделать это чудо и спасти того неизвестного Стефану омегу. Тогда и этот ребенок перестанет хныкать даже во сне.

И немного было обидно из-за того, что Адам обманул его и бросил. Стефан остался один и чувствовал себя совершенно беззащитным. Он привык к Адаму за столько лет их знакомства, привык впускать его в свою жизнь. Он был хороший друг и хороший любовник.

Но Адам предпочел украсть и сбежать.

Стефан предпочел поддаться чувствам и остался сидеть под дверьми реанимации.

Чертовски хотелось зареветь, но это было бы уже слишком.

— Пап, проснись. — Джейк потряс его рукой за плечо. Легко ударил Коллина, чтобы тот тоже проснулся. Стефан даже не понял, что он задремал. Но наличие пробела в сознании говорило об обратном. Видимо, только Джейк не терял бдительности.

Свет от одного из ярких светильников заслонял Анри, стоявший перед ними. Стефану показалось, что ему все это снится и он не мог понять, как проверить, реально ли все это.

Анри был страшным. Около лица у него болталась медицинская маска, повисшая на левом ухе, с рук он стягивал перчатки, но очень медленно. А лицо было измученным. И темные страшные глаза. В коридоре были и еще люди, вышедшие из этой страшной белой двери, но Стефан только смотрел на альфу. Он с ужасом понял, что больше никто не спит, и даже дети с молчанием и испугом смотрят на Анри. Они ждали.

— Все хорошо. — Тихо сказал альфа. — Пока хорошо.

Он неожиданно сел прямо на пол у противоположной стены, как будто у него больше не было сил. Свалился. Но черные глаза продолжали смотреть на Стефана. Никто не пытался перечить Анри, все лишь медленно проходили мимо и исчезали. Стефан и не знал, что там было столько людей.

Стефан не мог подняться. Этот маленький мальчик до боли вцепился Стефану в руку и снова собирался плакать.

— Он выжил? — переспросил Стефан.

Анри не ответил. Он сидел неподвижно, даже не моргал. Как будто совсем обессилил. Джейк тихим шепотом начал объяснять мальчику, что с его папой теперь все хорошо.

Пока Стефан пугался и подбирал слова, разбирался в своих чувствах к Анри, прошло несколько минут. И когда он уже хотел сказать обычное «спасибо», понял, что альфа спит.

За окном была глубокая ночь.

========== Глава 12 ==========

— Что это такое? — папа резко распахнул дверь и бросил Стефану под ноги спортивную сумку. Из нее вывалилась пачка денег прямо на грязный пол балкона. — Ты куришь?! — еще громче возмутился папа и попытался забрать сигарету. Стефан увернулся, но получил удар ладонью по затылку. — Немедленно брось!

— Ты что здесь делаешь? — спросил Стефан, отодвигая сумку с деньгами подальше. Нужно было лучшее ее прятать, а не держать на подставке для обуви. Но кто знал, что папа придет именно сегодня. Не нужно было давать ему запасные ключи.

— Я… — папа отобрал сигарету и затушил в пепельнице. — У меня слов нет. Откуда деньги?

От Адама Вайзера, пропавшего около месяца назад вместе со всеми миллионами, который «Инвест-групп» обещала выплатить собственником снесенных квартир. Сумка с деньгами стояла посреди кровати, когда Стефан вернулся домой после бессонной ночи в операционной. Сумка, букет прекрасных роз и записка.

Адам писал:

«Мне жаль расставаться, но так надо. Больше мы никогда не увидимся, и не знаю, к лучшему это или нет. Распорядись всем своим богатством с умом и будь осторожен. Пожалуйста, будь очень осторожен.

P.S. И да, иногда ты бываешь совершено недогадлив»

— Мило. — Оценил Стефан, выкидывая записку в мусоропровод. Его поступок Адама совсем не впечатлил. Подумаешь, подарил ему пару миллионов? И то после того, как украл их, в том числе у него, Стефана. И Стефан сам был до того эмоционально выжат, что сил лишь хватило выпихнуть сумку в коридор и приказать детям ее не трогать. И лечь спать.

Розы завяли, коричневые ссохшиеся лепестки осыпались и вода пропала. Но розы продолжали стоять на столе, так как же как и сумка с парой миллионов валялась у всех на виду. Пока не пришел папа и не отобрал очередную сигарету.

— Это за квартиру. — Стефан поднялся на ноги. — Не ты ли мне все мозги выел, говоря, что я растратил все деньги.

— Твою квартиру снесли. Что я должен был думать?

— Что все идет по плану.

Папа не хотел уезжать. Он заставил Стефана и Джейка заняться уборкой запущенной квартиры, а сам засел на кухне вместе с Коллином и уже через час запахло чем-то вкусным.

Джейк тут же залил всю комнату водой, потом придумал кататься по скользкому полу как по катку. Это продолжалось очень долго, до тех пор, пока Стефан не замахнулся на него.

— Детей бить нельзя! — закричал Джейк, поскользнулся и упал.

— Неужели? — Стефан отобрал у него тряпку и начал вытирать лужу с пола.

— Да! — Джейк показал ему язык.

— Так иди в детский дом жить, там тебя точно бить не будут.

— Правда? — недоверчиво спросил Джейк.

— Нет.

Вынесли мусор, приготовили обед, поругались и папа уехал. Дети тут же достали из-под кровати вредные чипсы и уселись перед телевизором, а Стефан опять ушел на балкон курить, предусмотрительно заперев дверь на цепочку. Сумка с деньгами так и стояла там, где папа ее бросил, и деньги лежали прямо под ногами.

Стефан взял передышку. После всех этих сумасшедших изменений в его жизни он не хотел бросаться с головой во что-то новое. После недавнего увольнения он и из дома вышел пару раз за несколько дней. Им было хорошо втроем в квартире, тем более на улице не прекращался дождь, и гулять не хотелось. Они с детьми смотрели телевизор до середины ночи, пили газировку, Стефан иногда пиво. Спали до обеда втроем на одной кровати, пытались играть в монополию, но Стефан был умнее двух маленьких детей, так что не получалось. Хотя в последний раз Джейку удалось собрать кучу бумажных денежек в своих ручках и скупить больше половины всех предприятий на доске.

Втроем было хорошо, и детям это нравилось. Они даже больше не обижались, когда Стефан рыкал на них или изображал попытки избиения. Не бил же он их на самом деле. Они сами постоянно дрались, падали и набивали шишки. У Джейка все колени были в синяках.

— Больше чипсы не едим. — Объявил он детям вечером, выключив телевизор и посадив их перед собой. — Спать ложимся в десять. Джейк, вспомни, что нужно купить для школы — завтра поедем за покупками. Коллин, завтра будем искать тебе теплую одежду на осень. И даже не смейте завтра ныть, что устали и не хотите ничего выбирать.

Коллин смущенно глянул на Стефана и промолчал. Непонятно было, стесняется он, что ли, других людей. Дома вел себя нормально и с другими детьми играл, но проявлял странное равнодушие ко многим вещам. Стефана устраивало, когда годовалый ребенок молчал и не капризничал, но у пятилетнего это было уже ненормально.

— Мы все равно берем самое дешевое. — Высказался Джейк.

Стефан так разозлился на это высказывание, что на следующий день скупил половину детского магазина. Ошалелые детские глаза того стоили. Хотелось в ответ показать Джейку язык, но он сдерживался. Стефан не планировал таких явных трат. Три недели он терпел работу в «Инвест-групп» ради информации о ходе дела. Когда понял, что его ни в чем не подозревают, уволился. Деньги тратить не собирался, но неожиданно поддался на провокацию шестилетнего ребенка.

— Пицца или бургеры? — спросил он на подходе к ресторанному дворику. Шли они медленно — дети несли пакеты с игрушками. Стефан тащил не меньше пакетов с их вещами. Все-таки Джейка получилось устроить в школу для одаренных детей, а там были высокие требования не только к мозгам, но и к внешнему виду. Пришлось даже отрезать его непослушные волосы и сделать приличную прическу.

— Но нам же нельзя вредное. — ответил Коллин.

— Тогда дома сварю манную кашу.

— Пиццу! — немедленно возразил Джейк.

— Где много сыра! — подтвердил Коллин.

Аллергия на молочные продукты мешала кормить Джейка всем подряд. Выручали магазины для специального питания и гастрономическое разнообразие. Молоко без лактозы встречалось все чаще. Даже пицца нашлась подходящая.

— Но без газировки. Будем пить сок. — Согласился Стефан.

Они сели за столик у окна и Стефан пошел к кассам, упустил из вида детей лишь на несколько минут, а когда повернулся, заметил, что к ним подсел какой-то мужик.

— Пошел отсюда… — Стефан быстро подлетел к столику, хотел накинуться на незнакомца и убить, но остановился, узнав его. — …нахрен. — Он перевел дух. — Ты за нами следил?

— Нет. — Спокойно ответил Анри. — Так совпало.

***

— Я целый час ходил за вами следом, — признался он и погладил бедро Стефана кончиками пальцев, — видел, как ты строил рожицы в примерочной. — Он посмеялся.

— Забавно. — Заметил Стефан. Волосы прилипли к вспотевшему лбу и мешали. — Это я раньше не замечал или только теперь так классно?

— Ты про что? — не понял Анри.

— Про секс.

— Мне и раньше нравилось. А тебе?

— Не помню. — Стефан пожал плечами. — Не думай, что у нас все по-старому. Просто у меня такой период, а ты начал клеиться…

— И вино…

— И вино еще. А тебя я уже знаю и… — Стефан зевнул.

Они еще полежали пять минут, потом по очереди сходили в душ и, к тому времени как проснулись дети, уже сидели на кухне и пили крепкий кофе. У хорошего секса был один недостаток — недосып.

Анри схватил Стефана, когда он проходил мимо и посадил себе на колени, снова залез руками под халат, к голой груди.

— Костлявый. — Прошептал Анри.

— Пиздец какой комплимент. — Стефан отхлебнул кофе. — Будь осторожней — у меня горячо.

— Вечером привезу немного своих вещей к тебе. Выделишь мне полочку?

— Ни за что.

Анри как будто пальцами пересчитывал Стефану ребра. Не вовремя вспомнилось, что он хирург.

— И ключи не дашь? Ай! Ты идиот!

Стефан вылил немного горячего кофе на Анри и быстро встал с его колен.

— Случайно. Отвезешь Джейка в школу? — перевел он тему.

— Если дашь ключи.

— Нечестно. Он и твой сын тоже.

— Вот именно. У нас два общих ребенка, мы занимаемся сексом две недели подряд, а ты не хочешь со мной встречаться? — Анри выгнул бровь. — Пф! Это странно.

— Вали из моего дома! — выпалил Стефан.

— Что купить на ужин?

— Быстро!

***

Стефан очень долго смеялся. «Инвест-групп» получила от государства судебный иск, быстро проиграла его и оказалась должна всем кинутым из-за Вайзера владельцам снесенного жилья. Да можно было теперь вообще половину жизни не работать, раз деньги появлялись на счету Стефана с такой скоростью.

Он еще забежал в книжный магазин за новыми журналами и книгами. Пора было искать себе новое занятие, и опять он в слепой надежде купил справочники для поступающих в колледж, чтобы вечером полистать и помечтать. Еще пообщался с бывшими коллегами, ненавязчиво узнав, можно ли где-то хорошо заработать на вложениях, обзавелся несколькими полезными номерами.

Когда добрался домой, уже стемнело. Джейк звонил еще час назад, спрашивал, что им есть и можно ли пожарить яйца, раз Стефан опять забыл про их питание. Свет горел в кухонном окне и в детской. Дома пахло не жаренными яйцами, а более вкусно. Тихо работал телевизор с вечерними мультиками, а в коридоре стояла большая сумка на колесиках. Вышел встречать его Анри, вытирающий руки кухонным полотенцем.

— Объясняй! — потребовал Стефан.

— Это мои вещи. Ты ужинать будешь?

— Они не поместятся на твою полочку. — Заметил Стефан.

— Я уже начал искать новую квартиру с большим шкафом, не беспокойся. — Анри ушел на кухню, повысил голос. — У меня здесь грибной суп немного переварился, но, в общем, вкусно. Так ты будешь?

Стефан ногой попинал тяжелую сумку, занимающую весь проход. Анри тоже не стоило давать ключи, так же как и папе. Дверь в детскую была слегка приоткрыта, и за ней мелькали тени. Было ясно, что подслушивают прямо под дверью и шикают друг на дружку.

— Да ты не охренел? –тихо зашипел Стефан, заходя на кухню. — Ты хоть раз можешь послушать мое мнение?

Анри прикрыл кастрюльку крышкой и повернулся к Стефану.

— Ты мне ключи дал?

— Ну.

— И вещи разрешил перевезти.

— Не все!

— А это и так не все, только самое нужное.

— У тебя шмоток больше чем у меня. — Обиделся Стефан и ушел переодеваться в домашнюю одежду.

Суп оказался вкусным, подгорелым лишь немного. Стефан ел, а Анри смотрел на него. Джейк пару раз выглядывал из-за угла и снова прятался.

— Агентство обещало за пару дней подобрать варианты квартир. — Снова завел разговор Анри, ставя перед Стефаном чашку папиного травяного чая. — Есть зефир и немного печенья.

— Печенье. Ты новую квартиру хочешь снять?

— Купить. — Поправил Анри.

— У тебя есть деньги?

— На половину суммы придется брать кредит. Квартира нужна большая, чтобы на всех места хватило, и еще к центру ближе.

— И как мы вчетвером в одной комнате жили? — засмеялся Стефан и даже подавился кусочком печенья.

— Как минимум три спальни нужно. — Продолжил Анри. Он уже не сидел за столом, а мыл посуду — выслуживался, чтобы Стефан разрешил оставить этот огромный чемодан у себя. — Нужно рассчитывать еще на одного ребенка.

— Нахрен. Сам рожай. — Отозвался Стефан. Вот что не учел, придется делиться с Анри частью денег, чтобы не лезть в кредиты. Проценты во всех банках были дикими.

— Я лишь о том, что нужно все учесть сразу. — Анри домыл посуду и закрутил кран. Встряхнул мокрыми руками и выдохнул.

— В следующий раз воспользуйся посудомоечной машиной. — Подсказал Стефан. — Ты же в курсе, что лишняя комната увеличит стоимость?

— Нужно подбирать варианты. — Отмахнулся Анри. Он теперь оглядывал кухню в поисках машинки.

— Она за дверкой. — Стефан ногой показал нужное направление. — Этим нужно серьезно заниматься, посмотрим, что предложит твой агент, потом подумаем. Но три спальни — это, конечно, ты весело придумал.

Анри хмурился.

— Ты все убрал? — спросил Стефан, допивая остатки чая. Анри кивнул. — Тогда иди, заставь их спать, и отбери телефон, а то Джейк играет под одеялом половину ночи. И сумку немедленно спрячь, чтобы не бесила она меня уже!