КулЛиб электронная библиотека 

Под жарким солнцем Аризоны (СИ) [Natalia Klar] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

«В горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии…»

Полотно трассы уходило далеко в горизонт. По обеим сторонам от дороги располагались пустынные пейзажи Аризоны. Небо было светлым, без единого облачка, солнце стояло высоко в зените и стремилось выжечь все, что находилось под ним. В том числе и блестящие бока новенькой Инфинити, припаркованной на обочине дороги. У автомобиля были открыты передние двери, видимо, в попытке создать иллюзию прохлады.

На водительском сидении сидел молодой омега. Светлые волосы были собраны в элегантный пучок, скрепленный невидимой заколочкой. Элегантные льняные брюки белого цвета гармонировали с легкой шелковой рубашкой, уже сидящей не идеально, с закатанными рукавами и выступающими пятнами пота. Омега тяжело дышал, и тер ладонью влажный от пота лоб, к которому то и дело прилипали волосы, выбившиеся из прически.

Автомобиль заглох в тридцати милях от Флагстаффа. Омега ничего не мог с ним сделать, лишь, когда понял, что гибель черной красотки неизбежна, съехал на обочину трассы.

Мобильная связь тоже оставляла желать лучшего.

И вот после пары часов отчаянных попыток дозвониться хоть до кого-то или остановить одну из редких машин, омега в отчаянии опустился на пассажирское кресло и еще раз попробовал включить кондиционер. Не работало.

Мимо пронесся огромный внедорожник, поднимая за собой целый столб пыли. Пыль осела и на рубашке омеги, все больше превращая ее в тряпку для протирания полов, а не вещь, созданную в прошлом сезоне лично Марко Консуло.

Омега равнодушно проводил взглядом очередной автомобиль, уже ни на что не надеясь. Но внедорожник далеко не уехал, он резко сбросил скорость, подняв за собой еще больше пыли, и замер, а потом и вовсе начал приближаться. Массивный зад джипа грозил смять элегантную Инфинити в хлам, но автомобиль остановился. Омега, все это время с любопытством наблюдавший за маневрами джипа, вышел на душную улицу. Он провел ладонью по волосам, приглаживая уже порядком растрепанную прическу и поправил рубашку.

Навстречу ему вышел альфа в идеальном черном костюме, не измученном жарой и неприятным летним климатом Аризоны. То, что это альфа, было понятно сразу. Нет, не по широкому размаху плеч, или массивному телу с кучей мышц. Таких альф омега не любил и предпочитал обходить стороной. Этот альфа был средней комплекции, но с совершенно восхитительным запахом, таким запахом, который бывает у истинного самца. Вдохнешь его, и все становится понятно: он защитит, он не даст в обиду, он всегда будет заботиться о своем.

Омега улыбнулся.

— У вас что-то произошло? — спросил альфа, остановившись лишь в полушаге от омеги. Лишь раз демонстративно вдохнул воздух, знакомясь с ароматом, и больше не показывал своей заинтересованности в нем. Все как принято по негласному этикету. Нельзя в открытую наслаждаться запахом приличного омеги, так же как и приличному омеге не стоит высказывать альфе свою заинтересованность. Но здесь их разделяла лишь тонкая линия раскрытой дверцы автомобиля, и больше никого не было. Омега подумал, можно ли как-то затащить этого альфу в постель, всего на одну ночь. Сбросить напряжение, получить желанный секс, которого в последнее время у него почти и не было.

— Меня зовут Александр Винсерт. — Альфа протянул руку омеге. — Может, я могу чем-то вам помочь?

Омега очнулся от своих грез, быстро пожал руку альфе и спрятал ее в карман своих брюк. Возможно, на ладони сохранится запах альфы, и омега сможет его вдыхать еще несколько часов.

— Натан. — Представился он. — То есть, Натан Миллер. Понимаете, мне нужно в Финикс, на самолет, а автомобиль сломался. Я тут сижу уже два часа. — С раздражением выдал омега. — И как в таком виде мне лететь? — он развел руками.

— И я еще поднял целую бурю из песка. Вы меня простите? — альфа протянул свою руку к рубашке омеги, хотел потрогать, но остановился, отдернул ее обратно.

Омега все понял, заулыбался, даже несмотря на такую скверную ситуацию.

— Можно подцепить ее как-нибудь к вашему джипу и довести до ближайшей мастерской? — Спросил Натан. Он не собирался тут устраивать расшаркивания ножкой. Ему нужна помощь, а альфа ее предлагает. Причем, альфа не из бедняков, это видно, с таким переспать не брезгливо. — Здесь недалеко до Римрока. И там должен быть более — менее приличный отель, чтобы я смог смыть с себя все это. Возможно, одежду еще можно спасти.

— Да, вещи не из дешевых. Обычно местные жители ходят в шортах и футболках. — Заметил альфа. Он уже отошел от Натана и теперь заинтересовался капотом его автомобиля.

— Местные жители не катаются на таких тачках, — фыркнул омега, — и они точно более спокойно переносят эту жару в своих чертовых шортах.

— Я подцеплю за жесткий трос. Думаю, через час будем в Римроке. — Ответил альфа. — Будете направлять свою красотку рулем. Я оставлю вам свой номер, чтобы мы были на связи. — Альфа снова приблизился к омеге. — И, пожалуй, бутыль воды тоже оставлю. Думаю, вам нужно освежиться.

— Да, не помешает. — Спокойно кивнул Натан. В его профессии приходилось часто контролировать эмоции, так что он умел это делать мастерски. — Спасибо. — Тут же улыбнулся он милой улыбкой омеги, которую тоже хорошо натренировал.

Поездка до Римрока заняла больше времени, чем рассчитывал альфа, но Натан не возражал. В аэропорт он все равно не успеет, поэтому предыдущий план, включающий в себя перелет в Нью-Йорк, был спешно отменен. Натан решил, что если задержится в Аризоне еще на денек, ничего страшного не произойдет. В конце концов, кому, как не Натану знать, что планирование часто дает сбой.

В Римроке нашлась приличная мастерская с мастером — альфой, пахнущим автомобильной краской и едкими моющими средствами. Натан с долей скепсиса и страха оставил ему Инфинити. За небольшую доплату, мастер обещал, что к утру машина будет как новая.

Они с альфой, Александром, вернулись к джипу, припаркованному у обочины провинциальной улицы на окраине Римрока. Натан вез за собой небольшой серый чемоданчик на колесах, который альфа помог ему достать с заднего сидения автомобиля. Там были его вещи, необходимые для небольшого путешествия.

— Думаю, я здесь задержусь. — Снова с улыбкой сказал Натан. — Спасибо, вы мне очень помогли. И я бы с радостью угостил вас хотя бы вон в той кофейне. — Натан кивнул за спину альфе. — Выглядит она вполне прилично.

Александр согласился. А поскольку рабочий день еще не закончился, а на улице продолжало палить солнце, они выбрали самый укромный уголок, где столик был прикрыт от посторонних глаз барной стойкой. Рядом работал кондиционер, так что в помещении было даже прохладно.

— Можно на «ты»? — спросил Александр.

Натан кивнул, на секунду подняв взгляд от небольшого, лаконичного меню.

— Тогда просто, Алекс. Полное имя тут ни к чему.

— Хорошо, Алекс. — Согласился Натан. — Я бы выпил холодный чай с лимоном и съел клубничный чизкейк. Ты что-нибудь будешь?

— Пока только американо.

Пока их небольшой заказ готовился, Натан составлял план по соблазнению альфы. Собственно, Алекс уже был на крючке, оставалось только дожать. Натан знал номер, в котором можно остановиться в этом городке. Все-таки он вырос в этом штате, во Флагстаффе, и объездил все ближайшие окрестности еще в ранней молодости.

— Я не отвлекаю тебя от важных дел? — спросил Натан. — Обычно, люди в костюмах, стоимостью от тысячи баксов, всегда заняты.

— Я еду с переговоров в Финикс. Планировал устроить себе пару дней выходных. — Альфа тоже улыбнулся ему. Натан же подпер голову той рукой, которой касался ладони альфы, и теперь незаметно вдыхал его запах. — Мне показалось, ты тоже из тех омег, которые готовы скинуть альф с их трона на Уолт-Стрит.

— Я не работаю на Уолт — Стрит. — Ответил Натан, и тут же переключился на официанта, принесшего заказ. — Спасибо. — Он принял высокий бокал с чаем, и тут же втянул в себя через трубочку такой спасительный для него напиток. — Наш офис по другую строну Ист — Ривер. Но из моего нового кабинета прекрасно видно, как живут сильные мира сего.

— Личный кабинет? — спросил альфа. — Не подумай, дело не в том, что ты омега, но ты довольно молод.

— Да, мне двадцать восемь, да месяц назад я получил повышение и возглавил один из крупных проектов нашей компании. Речь идет о разработке концепции перехода с традиционных источников энергии на альтернативные. И, да, я получил свой кабинет, из окна которого видна часть Манхеттена. — Натан покончил с чаем. С возрастающим удовлетворение заметил, что речь достигла должного эффекта. — Ну, а чем ты занимаешься?

— Туризм. — Кратко ответил Алекс. — В Калифорнии.

— Там много туристов. — Заметил Натан очевидное.

— Да, золотая жила.

Уютную тишину кафе неожиданно украсила мелодичная музыка. Натан поднял взгляд вверх, и увидел старомодные динамики, висящие по всему заведению. Огляделся еще, и увидел, как в таком же уютном месте, как их, парочка подростков целуется взасос, перегнувшись через столик и нарушая все правила приличия.

Натан, почувствовал, как его руки, лежащей на поверхности их столика, легко коснулись пальцы альфы. Этот жест находился на самой границе приличий, и они оба это понимали. Натан руку не отдернул, и ясно показал, что этот жест недовольства ему не принес.

— Так ты устроил себе выходные? — спросил он.

— Да, — кивнул альфа, — планирую задержаться в этом штате.

— Я тоже. — Натан прикусил губу, и решился на серьезные действия. Медленно носком своего ботинка провел по ноге альфы, выше, мимо колена, по бедру. До паха так и не добрался из-за неудобства и небольшого столика, не позволявшего такие откровенные ласки.

Альфа заметил, но не поднял шум.

— Я планирую снять номер в местном отеле на ночь. Мы могли бы хорошо провести время, лучше друг друга узнать. — Натан погладил бедро альфы. Их запахи усилились и смешались в идеальный коктейль. Они подходили друг другу как две детальки конструктора. И чувствовалось это еще на пыльной трассе под солнцем Аризоны.

Отель, конечно, был скорее мотелем. Но небольшой номер был прилично убран, а постель пахла свежестью. Просторная ванная порадовала и белыми халатами, в один из которых завернулся Натан после душа. Испорченную одежду он откинул в сторону, а из сумки достал кружевное белье, слишком вызывающее для того, чтобы его носить, но идеальное для соблазнения. Влажные волосы Натан сбрызнул легкой пенкой и попытался красиво уложить, с долей небрежности, но чтобы прическа подчеркивало его личико. Косметикой решил не пользоваться. Выпил противозачаточную таблетку, положенную на сегодня, и немного смазал кожу за ушами твердыми духами, усиливающими естественный запах омеги.

Когда Натан вышел из ванной, Алекс снял свой костюм и аккуратно развесил его на плечиках. На столике около кровати уже стояла заказанная в номер бутылка вина, самого приличного, которое нашлось в местном супермаркете. Два бокала сверкали в пламени трех небольших свечей. Они, и светильник у кровати, были единственным источником света. Плотные занавески были задернуты, чтобы не пропускать удушливый вид провинциального городка и их идиллию.

— Сходи в душ. — Прошептал Натан Алексу на ушко, обвив его руками и поглаживая. — Я подожду тебя.

Но вместо этого альфа толкнул его на кровать. Халат развязался, показывая альфе все прелести Натана. И подтянутый живот, на котором виднелись очертания кубиков, которые по мнению ближайших родственников только портили омегу. Кружевное белье не скрывало совсем ничего, было видно и выбритый пах, и маленький член, уже возбужденный. Ноги были сильными, с выделяющимися мышцами, рельефными, но стройными и гибкими. И, вообще, все тело омеги было спортивным и подтянутым. Натан это знал, и с удовольствием его демонстрировал. И даже ровную розоватую полоску шрама, вьющегося вокруг правой щиколотки.

Алек навис над ним сверху, опираясь о руки. Он был чертовски близко, как никогда еще раньше. Альфа громко дышал, а член, явственно выпирающий сквозь облегающие плавки, явно намекал на то, что в душ он не пойдет.

А запах! Натан не улавливал свой запах, потому что все его нутро заполнил он. Запах. Альфы. Которому Натан должен принадлежать! Который был его альфой!

Омега, уже не совсем соображая головой, обвил своего альфу ногами вокруг тела, приподняв для этого таз, а языком дотянулся до его шеи, такой рельефной, на которой виднелась синяя венка, бьющаяся точно бабочка в паутине. Быстро-быстро. Лизнул шею. От этого жеста альфа утробно рыкнул.

Кружевные трусики были совсем новыми, но для того и делают такое белье, чтобы оно легко рвалось. Алекс даже не задумался о том, что его можно снять. Собственные трусы он стянул только с одной ноги, они так и остались болтаться на левой ступне. Сильные руки взялись за талию Натана, горячи пальцы слегка надавили ему на живот. Альфа приподнял его, и тут же приставил свой возбужденный член к дырке Натана.

— У меня….давно… — Еще успел сказать омега. Жесткий секс сейчас не подошел бы, как ни хотелось бы этого самому Натану. Могло быть очень больно.

Но Алекс, самый лучший и умница, все понял, и вошел медленно, сдерживая себя, постоянно останавливаясь и следя за реакцией Натана.

— Ты потрясающий. — Сказал альфа, когда полностью оказался в нем. — Так пахнешь. Такой тугой.

Натан почувствовал, как заливается краской от этих комплиментов. Он рискнул прогнуться глубже в спине и забросить одну ногу Натану на плечо, используя всю свою растяжку, вторую ногу он согнул, и пальчиками погладил ровный подтянутый бок альфы, тазобедренную косточку, ниже.

Алекс несколько раз двинулся. Натан вскрикнул от неожиданности. Ощущения пока не были приятными. Он не мог так быстро привыкнуть. Но постепенно, после нескольких попыток, Натан начал получать кое-какое удовольствие, а боли было все меньше. Он извернулся, выгнулся еще больше, на этот раз, уперся ногами в мягкую кровать, отпустив Алекса. Так было удобней.

Алекс стал наращивать темп, когда боли уже и не было. Натан, все больше сбивался с дыхания, а вспышки удовольствия были все реже. Алекс, продолжая двигаться в нем, опустился еще ниже, и теперь Натану заелозил голой вспотевшей кожей по простыням, потому что оргазм уже чувствовался. Он был совсем близко, и Натану не терпелось его поймать. Он протяжно застонал, руками стиснул простынь и начал сильнее подмахивать Алексу.

Альфа довольно зарычал, в тот же момент Натан почувствовал, как тот кончил прямо в него, содрогнулся всем телом, и утробно прогудел от удовольствия.

Но не остановился. В том же темпе довел до разрядки и Натана, лишь потом вышел из него. Самый лучший альфа на свете. Кто бы еще подумал и об удовольствии омеги.

— Мой. — Прошептал Алекс в подтверждение своих действий, поглаживая грудь Натана рядом с твердым упругим соском. — В следующий раз можем попробовать с узлом. — Прошептал он, наклоняясь еще ниже, ложась на подвижную грудь Натана, не отошедшего еще от первого своего оргазма за год. — Обещаю, будет намного лучше. Намного лучше, мой милый омежка.

***

За окном занимался рассвет. Бутылка вина была уже выпита, а они с Алексом лежали на кровати, слегка прикрывшись простыней. Алекс прижал Натана спиной к своему животу. Оба подрагивали от удовольствия, но последний сильный оргазм уже прошел, а узел спадал. В теле лишь оставалась приятная усталость, по мышцам разливалось горячее железо, и подниматься уже не хотелось.

— Так ты из Нью-Йорка? — спросил Алекс, рисуя пальцем узоры на спине Натана, от чего омега тихо мурлыкал. — Что делаешь в Аризоне?

— Ездил на свадьбу моего старшего брата во Флагстафф. Он со своим омегой живет в Финиксе, но родители настояли на том, чтобы свадьба была в нашем родном городе.

— Я тоже когда-то жил в Финиксе. Пока не перебрался в Калифорнию.

— Я уехал в Нью-Йорк сразу после старшей школы. — Натан выгнулся и повернул голову, чтобы видеть своего альфу. — Поступил в бизнес-академию, и тут же пошел работать. Мой отец всегда считал, что опыт важнее теории.

— Так ты карьерист?

— Да. Я так не хотел ехать на эту свадьбу. Родители считают, что я уже должен найти себе пару и задуматься о детях. Не знаю, как им сказать, что детей у меня не будет.

Узел почти спал, поэтому Алекс смог развернуть его на спину, а сам навис над Натаном, упираясь на локоть.

— Ты не можешь иметь детей? — спросил он.

— Я не хочу иметь детей. — Отрезал Натан. — У меня есть шанс уже через пять лет войти в менеджмент головного офиса. Если это получится, я буду самым молодым омегой, добившегося того. Ну, какие дети? У меня нет на них время. А родителям есть, кому рожать внуков.

— Старший брат? — Алекс поправил ему волосы, падающие на глаза.

— У меня есть еще один брат. Младший. Шелли. — Серьезно, и совершенно с другой интонацией ответил Натан. — Но о нем лучше не говорить.

— Почему? — заинтересовался Алекс.

— Потому что есть много других интересных занятий.

Натан притянул Алекса к себе, и поцеловал. Впервые за их знакомство. Вкус альфы, его губы и язык, такой близкий запах, что Натан забыл обо всем на свете. Узел спал, и член Алекса вышел из Натана, заставив в последний раз содрогнуться.

— Ты не закончил про Шелли. — Напомнил Алекс, когда они разорвали поцелуй.

Натан раздраженно шикнул. Зачем альфа спрашивает о его брате? Нужен он ему?

— Ну, он младше на два года, профессионально занимался гимнастикой когда-то, но потом получил травму, спился, и уже пять лет живет у родителей в доме. Денег почти не приносит, да и вообще ничего не делает. — Натан передернул плечами. — Он постоянно за всеми наблюдает со стороны, и это жутко. Мне кажется, он мне завидует.

Натан закончил говорить, и посмотрел в глаза Алексу, ожидая реакции.

— Возможно, спорт был для него всем в жизни. — Осторожно ответил альфа.

— Более чем. — Прошептал Натан.

И поднялся с кровати. Они отдернули занавески, и открыли окно, впуская в пропахший сексом и их запахами номер ночную прохладу. Больше никаких разговоров про родственников не было. Они вместе приняли душ, но лишь гладили друг друга и натирали гелем для душа со вкусом морского бриза, не более.

— Похоже на запах моря? — спросил Натан.

— Не совсем. — Альфа прижал его к своему голому, покрытому пеной телу. — Море, оно другое.

— Возможно, я еще попаду на море.

— Ты никогда не был? — удивился Алекс.

— Был, но давно. Сейчас я занят, и лишь иногда вижу океан из окон офисов.

— У меня в Калифорнии прекрасный дом на побережье. Мы бы были там счастливы.

— Я не могу. — Натан оттолкнул Алекса от себя, встал под струю воду, чтобы смыть всю пену. — Я же объяснил, что мне не нужна семья.

— Но…

— Полгода назад я расстался с альфой, с которым встречался три года. Он считал, что если я омега, то меня должны волновать все эти семейные ценности. Он считал, что я хочу мужа и детей, а это не так! — истерически взвизгнул Натан и вышел из душа. Из чемодана он достал короткий шелковый халатик и накинул себе на плечи. Мягкая и приятная ткань его успокаивала. Натан лег на кровать, заправленную свежей простыней и прикрыл глаза. Эта ночь его измотала.

— Ты прав. — Следом за ним из душа вышел и Алекс. Лег за спиной у Натана и обнял его своей рукой, притянув к себе. Тут же появился и этот запах, который обещал защиты и покой. — Но мы можем провести хотя бы еще день вместе. Нам же это приятно. Завтра доедем до Финикса, а там ты полетишь в Нью — Йорк, а я поеду в Калифорнию.

Натан был счастлив, что Алекс его не видит. Натан уже давно не улыбался, а в глазах стояли слезы. Он из всех сил сдерживался, чтобы не начать шмыгать носом. Иначе, этот замечательный альфа, умный, красивый, нежный, что-то заподозрит.

— Хорошо. — Согласил Натан. — Я всегда тебя буду помнить.

***

Весело смеясь, они брели по залитым солнцем улицам. Почти не выспавшиеся, но довольные Натан и Алекс, купили себе по стаканчику кофе, альфе крепкого, а омеге с сахаром и сливками.

Небольшой провинциальный городок был прекрасен, им предстояло путешествие в Финикс и еще несколько часов друг с другом. Это должен был быть прекрасный день.

Машина Натана была полностью готова к дальнейшей поездке. В аэропорту ее предстояло вернуть в службу проката, забрать залог в десять тысяч долларов, и приобрести билеты на вечерний рейс до Нью — Йорка.

Но все планы омеги превратились в пепел, когда в мастерской он заметил еще и шерифа округа, мистера Говарда. Тот тоже заменил его, и тут же быстрыми шагами пошел в их сторону, оборвав разговор с мастером на полслове.

— Шелли, что бы тебя черти взяли! — сразу же воскликнул он, стоило ему увидеть омегу. — Что ты опять творишь?

Все пропало! Все!

Шериф не дал объясниться с Алексом. Да тот ничего и не понял. Все произошло очень быстро. Омега оказался на заднем сидении машины шерифа с заблокированными дверцами, а Алекс, альфа, его альфа, остался снаружи, далеко, в другой, не его жизни.

***

Шелли бежал каждое утро, испытывая себя на прочность. Бежал, пока не начинала болеть травмированная нога, пока в легких не заканчивался кислород. Жаркое солнце выжигало его каждое утро, не оставляло в мыслях ничего, кроме примитивных желаний: остановиться, пить, упасть и лежать, не двигаться больше никогда.

Личный психолог, к которому его возили родители, говорил, что Шелли нужно двигаться дальше. Найти новое призвание, не останавливаться. В его возрасте мало кто остается в профессиональном спорте. Шелли пора смириться с тем, что он не попал на чемпионат мира, смириться с травмой ноги, которая настигла его лишь в девятнадцать лет, смириться с тем, что теперь единственное, что имеет значение в его жизни — это изнуряющие утренние тренировки. Которые запрещали все врачи. Если Шелли продолжит так и дальше, он не сможет ходить.

Шелли в шестнадцать лет стал чемпионом штата по спортивной гимнастике, в восемнадцать был национальным чемпионом. Океан он видел много раз. Сначала, когда родители возили его и старших братьев на Западное побережье, потом Шелли видел Средиземное море, когда ездил с тренером и командой на соревнования. Потом был Атлантический океан, Красное море.

Спорт был для него больше, чем смысл жизни. В двадцать лет, когда его ногу спасли, но поставили крест на гимнастике, Шелли не знал, зачем жить дальше. Он ни разу не хотел покончить с собой. Он просто существовал без надежд покинуть этот мир или еще что-то в нем сотворить.

Когда ему был двадцать один год, родители увезли его из Финикса домой. Прошел еще год, прежде, чем Шелли смог отказаться от алкоголя. В двадцать шесть лет он продолжал жить в своей детской комнате, подрабатывал парикмахером в социальной парикмахерской, каждый день истязал свое тело и завидовал. Страшно завидовал жизни своих братьев. Майкл, старший брат — альфа, всегда любил малыша Шелли, но сейчас они отдалились. Но Майкл был добр с ним, всегда. Его жених, а потом уже и муж, на Шелли старался обращать как можно меньше внимания. Но всегда ему улыбался и говорил комплименты.

Натан, настоящий Натан, самый молодой управляющий национальной энергетической компании, финансовый гений, красивый и идеальный Натан, не скрывал своих презрительных чувств к Шелли. Они росли вместе, разница в возрасте была в неполных два года, и подавали они хорошие надежды. Вот только у Шелли сломалась нога, а у Натана нет.

Шелли бежал, чтобы не думать много. На пробежках он был счастлив задыхаться, был счастлив встречать рассветы на холмах за городом, летом умирать от жары, зимой мокнуть под холодным дождем. Шелли чувствовал себя нужным на работе, когда стриг детей или уставших после работы омег, или альф, считающих, что уход за собой это точно не их призвание.

Шелли лишь не мог находиться дома.

Он не рассказывал психологу и половины того, что творится у него внутри. Но они замечали. Шелли несколько раз уходил на пробежку и возвращался только через несколько дней, голодный и уставший, но счастливый тем, что мог бесконечно долго лежать в сгоревшей траве и не думать ни о чем.

Иногда Шелли заводил знакомства с альфами. Приличными хорошими альфами. Последний парень, который его трахал, был владельцем местного книжного магазина, держал дома золотистого лабрадора и даже старался бегать по утрам вместе с Шелли.

Родители его обожали. Шелли разорвал с ним отношения, когда родители, да и сам любовник, начали говорить о помолвке.

Через неделю Шелли переспал с дальнобойщиком, имени которого даже не знал. Но он проверился потом, беременности и болячек он не подцепил.

На следующий день после свадьбы, Шелли вернувшись с пробежки, застал дома за поздним завтраком лишь самых близких родственников. Майкл и его супруг пытались кормить друг друга свежими салатными листьями. Натан, сверкающий идеальными блузками и брюками, ухоженной прической, гладкой, почти шелковой кожей, рассказывал про свой новый проект.

Шелли украл его машину, его чемодан, бумажник, и его личность. Он повторял все фразы, которые говорил старший брат. Шелли притворился им, успешным карьеристом, который уже через год может оказаться и на Уолт — Стрит, омегой, который однажды попал на обложку бизнес — журнала. Омегой, который прекрасен, который весь предан своей работе, который знает, ради чего живет. Которому родители простят отсутствие семьи и детей, от которого и не будут требовать этого.

Шелли собирался лететь в Нью — Йорк. Он не знал зачем.

Но этот альфа, встретившийся ему на пыльной дороге. Шелли полюбил его. Полюбил за один день. И решил, что будет помнить о нем всегда, и наслаждаться воспоминаниями так же, как наслаждается утренними пробежками.

Жаль, что Алекс теперь не запомнит его таким, каким видел всю ту ночь. Не запомнит его идеальным Натаном Миллером.

Он всего лишь Шелли Миллер. И он неудачник.

Шелли встал и, несмотря на привычную боль в ноге, побежал в сторону дома. Ему еще нужно было принять душ и позавтракать, перед тем, как отец отвезет его к психологу. Теперь эти встречи стали чаще. Натан, конечно, не подал заявление, и ничего страшнее поездки в машине шерифа ему не грозило, но родители были обеспокоены. Они не знали, про дальнобойщика и про боли в ноге, но им хватало и последних событий, чтобы увидеть в Шелли психа.

У крыльца двухэтажного викторианского дома Шелли остановился. Он облокотился о перила руками, и поднял больную ногу. С каждой тренировкой, она болела все сильнее. Шелли жмурился от боли и старался сдержать слезы.

Тут же хлопнула входная дверь, и Шелли почуял знакомый, самый лучший на свете запах.

На пороге стоял Алекс. В шортах и футболке, как коренной житель Аризоны. Шелли потряс головой, сгоняя это наваждение. Такого просто не могло быть.

— Шелли. — Сказал Алекс и сделал шаг навстречу.

Шелли отступил. Для травмированной ноги каждый шаг отзывался острой болью, но даже и она не отрезвляла.

— Ты настоящий? — спросил Шелли.

— Да, Шелли. — Алекс взял его за руку, чтобы не убегал. — И у тебя прекрасное имя, Шелли. — Повторил он.

— Я тебе врал.

— И я тебе. Это был не мой джип, я лишь водитель, и костюм мой — это самое дорогое, что у меня есть. Вместо дома на побережье у меня съемная квартира в Финиксе, а ехал я сюда на попутках.

— Но… — Шелли не знал, что сказать. Он думал, что Алекс, богатый и успешный Алекс забудет о нем. Но Алекс оказался не тем Алексом.

— Я люблю тебя Шелли. — Продолжил альфа. — И такой Шелли мне нравится больше, чем Натан. Поверь мне. Мы нашли друг друга, понимаешь, что мы нашли друг друга. Этот спектакль, Шелли, я думал, что на простого парня такой омега как ты даже не посмотрит. Прости меня, я хотел тебе признаться позже, но ты сказал, что наши пути разойдутся навсегда, и… Твои слова про семью…

— Ты не должен был знать. — Прошептал Шелли. — Я не совсем тот, кем ты меня представлял.

— Я помню красивого омегу — гимнаста, которого показывали национальные каналы, я вижу перед собой красивого омегу, я вижу, что ты сильный и добрый, Шелли. Я знаю, кто ты.

И тут альфа сделал невозможное: опустился перед Шелли на колено и достал колечко. Детское, не золотое, а сделанное из проволки и стеклышек.

— Шелли Миллер, я Александр Винсерт, хочу прожить с тобой всю свою оставшуюся жизнь. Я буду всегда любить тебя, и куплю тебе кольцо достойное тебя, как только получу оплату за этот месяц. Но сейчас я хочу, чтобы ты знал, что я хочу быть с тобой. И пусть мы были знакомы один день, но, посмотри на наше знакомство и поверь, что мы идеально подходим друг другу. И я, буду счастлив, Шелли, если когда-нибудь, сегодня, или через десять лет, ты согласишься прожить со мной долгую и счастливую жизнь. И мы продолжим наше путешествие, и я заработаю нам на домик на побережье. И всегда, в горе и радости, в богатстве и бедности, в болезни и здравии…