КулЛиб электронная библиотека 

Верю! Надеюсь! Люблю! [Фелиска Мове] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Верю! Надеюсь! Люблю!

Глава 1

— Дюшка, ты долго еще, дрыхнуть будешь? Скоро такси приедет! — кричала Верка

«Верка — Иванова Вера Андреевна, 22 года. Блондинка, рост 168 см, стройная, кареглазая, нормальная, симпатичная девчонка. Фанатик фэнтези об оборотнях, и вечная паникерша. Родом из Архангельска, мама — библиотекарь, папа — военный. Есть младший брат — Сергей 8 лет».

— Любань, ну хоть ты ей скажи уже, — обратилась Верка к Любушке.

«Любушка — Петрова Любовь Игоревна, 22 года. Сероглазая брюнетка, любительница поесть на ночь и когда нервничает, не худышка и не толстая, зато грудь и попа отлично смотрятся, рост 165 см. Родом из Вологды, воспитывалась мамой, отца не стало, когда ей исполнилось 11 лет, мама — продавец, братьев и сестер не имеет».

— Да встаю, я встаю! — прохрипела я еще сонным голосом.

«Я — Сидорова Надежда Алексеевна, 22 года. Рыжая, глаза темно-зеленые, рост 160 см, вес 55 кг, ну грудь и попа не как у Любаши, но есть. Родом из Петрозаводска, мама — учительница, папа — водитель на скорой помощи. Есть старшая сестра, Катерина, 28 лет, живет и работает в Воронеже, есть бойфренд, но с замужеством не торопится».

— Бегом завтракать, умываться, и перепроверь билеты, деньги и документы, — не успокаивалась Верка, она среди нас самая настоящая алармистка.

— Главное, это не забыть главное, а то вдруг забудешь главное, а ведь это — главное! — серьезным видом изрекла Любаша и подняла палец вверх.

— Вот скажите мне. Пили мы вчера одинаково, а умираю я одна. Вот как так? — спросила я мудрую Любашу и паникершу Верку.

— Одинаково? — удивленно воскликнула Верка.

— Эй, подруга, да ты еще и память в коктейле утопила, — заявила Любушка.

Мы вчера отмечали наш выпускной, наконец-то мы свободные от вечных недосыпов из-за зубрежки, да мы сгрызли свою норму гранита науки и теперь мы дипломированные специалисты. Наши родители решили сделать нам подарок, а именно выслали нам хорошие суммы и мы с девчонками решили уехать в Сибирь. Ребята с нашего потока, нахвалили там одну базу отдыха со странным названием «Клык». Но места уже забронированы, и программа расписана, сегодня вылетаем, там нас встречают и везут на базу.

Стоя под струями теплой воды, я постепенно приходила в себя, вспоминая наш вчерашний поход в клуб. Верка не умолкала, уже третий раз тарабанила в дверь и торопила меня.

— Ой, дура, — оседая на корточки и схватившись за голову, я застонала, вспомнив свой танец на стойке.

Подскочив от очередного удара в дверь, и взвизгов Верки, о том, что мы точно опоздаем, выключив воду и замотавшись в полотенце, я выскочила из душевой кабинки.

— Вы, почему меня не остановили? — возмущенно закричала я на своих подруг, выскакивая из ванной комнаты.

— Я тебе уже минут десять стучу, — недовольно отозвалась Верка.

— Я не об этом, я о вчерашнем, — отмахнулась я и уставилась на самую мудро-умную, из нашей троицы.

— Так мы и остановили, затолкав тебя в такси, и увезли домой. Ты Кириллу грозилась свою невинность подарить, так он еще пытался вырвать тебя у нас. Спасибо я так понимаю, мы не дождемся?! — серьезно высказалась наша мудрая.

— Ппц, простите меня, — состроив жалобную мордашку, я посмотрела на своих подруг,

— И, спасибо вам! Вы у меня лучшие, мне так повезло с вами, — опустив стыдливо взгляд, сказала я.

— Я тоже вас люблю, — подскочила к нам Верунчик.

— Верю, — сказала Верка.

— Надеюсь, — сказала я.

— Люблю, вас дурочек моих, — ответила Любаша, и мы дружно обняли друг друга.

Верю! Надеюсь! Люблю! — это наш девиз, и просто наша фишка. Три подруги — блондинка, рыжая и брюнетка.

Первый раз вышло случайно, тряслись перед зачетом, и таким образом мы впервые поддержали друг дружку:

«— Девчонки, я верю, что у нас все получится, и мы все сдадим на отлично, Я Вера и я — Верю! — соединяя ладони как в молитве, сказала Вера.

— А я надеюсь, — ответила я. — Я Надежда, а значит — Надеюсь! — сжимая кулачки, и подпрыгивая, радостно воскликнула я.

— Тогда моя любовь спасет нас всех вместе с этим миром. — Я Люба и уже Люблю и этот мир, и этот зачет и вас девчонки, — сказала Любаша и раскинула руки в стороны, мы дружно обнялись, а после по коридору прокатился наш заливистый смех».

Зачет мы действительно сдали на отлично, и после, это для нас стало своего рода ритуалом, нашим личным. После мы решили снять на троих жилье и не расставались все это время. Всегда и везде вместе.

— А теперь бегом одеваться, такси уже подъехало, — завопила Верка, и ответила на вызов мобильного. Я как ошпаренная забегала по комнате, в поиске своих мозгов.

Одевшись и схватив свои вещи, мы еще раз все перепроверили, оставили соседке ключи и, усевшись в такси, поехали в Пулково.

Таксист всю дорогу пытался нас клеить, своими дурацкими шутками, еще в машине так душно было и этот амбре от таксиста. Он вообще моется? Думала я, пока в поле моего зрения не попался ларек.

— Остановите на минутку, — воскликнула я, и только машина притормозила, я тут же выскочила к ларьку за бутылочкой водички.

Вернувшись и устроившись на заднем сидении, я открыла окно и стала наслаждаться поездкой.

— Девчата, вы такие все ууххх, что у меня в штанах стало тесно, — подмигивая нам в зеркало заднего вида, говорил таксист.

— Где, спереди или сзади? Прям стесняюсь спросить, — ответила ему Любаша.

У этого мужика, даже кадык проявился за слоем сала на шее. Нервничает, наверное, Любаша у нас в карман за словом не полезет, быстро отпор даст. Размышляла я, потягивая холодную воду и подставляя свое личико теплому ветерку.

Таксист умолк до конечной остановки, и только приехав, он заговорил, доставая наш багаж.

— Вы меня простите красавицы. Просто жена весь мозг вынесла, вот и решил отвлечься, пофлиртовать так, сказать, — оправдывал себя таксист.

Да уж, и это называется флирт, — подумала я.

— Трудно вынести то, чего не заносили, — вновь ответила Любаша и, взяв свою сумку, гордой походкой, покатила вперед.

Закинув рюкзак на плечи, и взявшись за ручку сумки, я покатила ее, следуя за Любашей, Верунчик шла рядом.

Пройдя регистрацию, мы уселись, и каждая из нас задумалась о своем. Из мыслей меня выдернули девчонки, сказав, что объявили наш рейс.

Уже в самолете, я вспомнила, что так и не выложила ласты из Вериной сумки, что я ради прикола подложила ей, а Любаше лопату, и ведь нам ни чего не сказали, хотя досмотр был четкий, и нас и наш багаж просканировали под разными углами, ну и ладно.

Когда наш самолет уже набирал скорость по взлетной полосе, у меня пиликнул телефон, пришла СМС-ка от Кирилла: «Детка, может, сегодня встретимся? Я уже скучаю (и смайлики поцелуй и цветочек)».

Ага, скучает он, — подумала я и решила ни чего не отвечать, а просто отключила телефон.

Весь полет я проспала, девчонки, судя по заспанным моськам тоже, я их понимаю, этой ночью, я их довела. Сама не выспалась и им не давала, да простят они меня. Приземлившись и получив свой багаж, мы пошли на выход, где нас…ни кто не встречал.

— И что теперь? — спросила Вера.

— Может, немного подождем, кто их знает, пробки там, поломка, — предположила я.

— Я сейчас позвоню и узнаю, что там случилось и стоит ли ждать, — сказала Верка и достала телефон, ну а мы молча наблюдали.

— Ни кто не отвечает, — пожав плечами, и убирая гаджет в карман шортиков, сказала она.

— Печалька, — ответила я.

— А может, машинку наймем? — кивнула Любаша в сторону автостоянки.

— Давайте минут пятнадцать подождем, и если ни кто не появится, то наймем машину, — предложила Вера.

На том и порешили, устроились на скамейке как три суриката…с багажом.

Мое внимание привлекли три мужчины, вышедшие из здания аэропорта, на вид им лет 30–35, и они чем-то похожи на нас что ли. Один светло русый, второй рыжий, а третий брюнет, у всех короткие стрижки. Все как на подбор, спортивные, крепкие, мускулистые, но не перекаченные, кроме брюнета. Брюнет как раз выглядит, будто протеин ведрами ест, в день по три ведра, не меньше. Они как-то странно себя вели, словно принюхивались к чему-то.

Был небольшой ветерок как раз от них и я, наблюдая за ними, инстинктивно повторила их действие, тоже повела носом. Привычка у меня такая дурацкая — пародировать, сама порой не замечаю этого.

Хотя мы и этим похожи, мы вертим головой, а эти принюхиваются, ну так мне показалось.

К ним подошел парень и что-то сказал, и они последовали за ним, все уселись в черный внедорожник и укатили в неизвестном направлении.

— Ну что, время вышло, мы так и до темноты сидеть можем девочки, пойдемте, — сказала Любаша, вставая со скамейки, и закинув сумку на плечо, взяла вторую и покатила по дорожке.

Мы с Верой переглянулись и поспешили за ней.

— Дюшка, я есть хочу, может, сначала до города доберемся, покушаем, и попробуем дозвониться до этого «Клыка», — предложила Верка.

— А если снова не ответят, так и будем тянуть? Может, уже на месте перекусим, — предложила я.

— Да когда мы еще будем на этом месте, давайте хоть в дорогу пирожков что ли купим,

— предложила Верка дело.

Она права, я тоже уже с голоду слюной исходила. В самолете мы все дружно проспали, вчера я больше отмечала, чем закусывала, а потому голод уже давал о себе знать — размышляла я.

Подходя к Любаше, мы услышали, как она ругается с одним из водителей.

— Вы с ума сошли, да авиабилет дешевле в три раза?! — возмущалась Любаша.

— Я ни куда не сходил, не хотите, идите дальше, ищите дурака, а я свою цену сказал,

— грубо отвечал таксист.

Я оглянулась и увидела остановку, а рядом с ней был размещен рекламный баннер, идея пришла сама.

— Девочки, а давайте до города на автобусе, потом кафе, а после машина на прокат. А, как вам? — предлагая, улыбалась я во все тридцать два.

— С чего ты взяла, что мы можем машину на прокат взять в этой дыре? — удивилась Верка.

Я лишь кивнула на рекламный баннер, продолжая улыбаться.

— Хм, а это идея, — отозвалась Любаша, и направилась к остановке, а я, остановив Веру за руку, показала, что нужно сфоткать рекламную вывеску, а после мы догнали Любу.

До города мы добрались без препятствий и отлично перекусили, а после еще заскочили в магазин и купили продукты. Ну, там банку кофе, яиц пару десятков, колбасу, масло, сливки и батон, на всякий случай.

Любаша у нас ранняя пташка, будет нам завтрак готовить, а после позвонили по номеру из рекламы и вот уже полчаса выбираем себе машину.

— Вы ее сможете забрать, как мы прибудем на место? — вела переговоры Любаша с работником проката машин.

— Это, смотря где, вы ее собираетесь оставить, — ответил вежливый сотрудник проката.

— База отдыха «Клык», адрес могу скинуть СМС-кой, — ответила Люба.

— Простите, но нет, это не наша территория, мы там не работаем, — культурно ответил сотрудник.

— Но как быть, мы не скоро вернемся обратно и нам нужна машина, только чтобы добраться до базы, — заволновалась Любаша.

— Давайте вы оставите машину на границе, — предложил сотрудник.

— На какой границе? — удивилась я.

— Там будет стоянка авто, я вам точку в навигаторе забью, а вы оттуда мне позвоните и скажите, что машина на стоянке, — предложил сотрудник.

— А там далеко до базы, от этой вашей автостоянки? — спросила Вера.

— Нет, там будет указатель, — улыбнувшись, ответил сотрудник.

Нас устраивала цена, это было почти в четыре раза дешевле, чем платить за такси и мы согласились.

Решили так, и действовать, внесли предоплату, загрузились в машину и тронулись в путь, за рулем была Любаша, она единственная кто взял права. Хоть тут повезло.

Настроение росло ввысь. Уже выехав из города, Верка поймала нашу любимую музыкальную радиоволну, включив динамики на полную громкость, и мы дружно стали подпевать. Я одна сидела на заднем сидении и двигала ритмично телом в такт музыки, елозя попой по сидению и размахивая руками. Верка вела себя так же, а вот Любаша только головой двигала в такт музыки и тоже громко подпевала. Это было классно, мы свободные, красивые, молодые и это наш первый совместный отдых, не считая конечно клубов и посиделок дома, с разницей, что раньше только вечерок, а сейчас двадцать четыре дня отдыха.

Добравшись до оговоренной автостоянки, мы припарковали машину и выгрузив свои вещи отошли в сторонку и сфоткали авто на фоне парковки и отправили тому парню, а через минуту он сам позвонил и сказал, что все принято и мы ему вернее его компании ни чего не должны, машину уже сегодня заберут.

Оглядевшись, увидела указатель с направлением на лесную дорогу: «База отдыха «Клык» 30 км».

— Очуметь, — сказала я. Девчонки поймав мой взгляд, присели на свои сумки.

— И что теперь? — спросила Верка.

— Звони снова на базу, — ответила ей Любашка.

Верка достала телефон и набрала номер, но в ответ тишина, трубку ни кто не брал.

— Это нормально? Почему они не отвечают? Может это кидалово? — тараторила Верка.

— Давай с моего номера попробуем, — предложила я, достав свой телефон.

Включив его мне, повалили СМС-ки о пропущенных вызовах. Подумав, что потом посмотрю, я стала набирать номер под Веркину диктовку. Но и мне ни кто не ответил.

— Ну что подруги, мы преодолели такое расстояние и тут остались каких-то 30 км., это ведь нас не остановит? Доберемся автостопом, надеюсь. Ну чего сидим, кого ждем? Встали и в путь, — толкнула свою речь Любашка.

— Ты серьезно? — спросила Верка.

— Более чем, — ответила Любашка и выдвинулась в путь.

Нам ни чего не оставалось, как последовать за ней.

— Тут вообще машины проезжают или все отдыхающие пешком добираются? — заговорила я после долгого молчания.

— Хорошо, что кроссовки одела, вот только комары достали уже, — махая руками и хлопая себе по ногам, — возмущалась Верка.

— Да, комары это плохо, у меня был где-то аэрозоль, вот только куда я его засунула, не помню, — задумчиво говорила я.

— Смотрите, машина, — махнув вперед рукой, сказала Любаша.

Точно, впереди стоял черный внедорожник. Подойдя к нему, Любаша постучала в тонированное окно, но в ответ тишина.

— У меня тоже был баллончик аэрозоля от комаров, сейчас поищу, — отплевываясь и хлопая себя по разным частям тела, сказала Верка.

— Странно, машина стоит, а хозяина нет, — говорила Любашка, обходя машину по кругу и пытаясь вглядеться в тонированные стекла.

— Может, сломалась, ну или бензин кончился, — предположила я.

— Нашла, — крикнула Верка, а мы с Любашей вздрогнули и следом услышали треск ломающихся веток. Вглядываясь в лес, откуда был треск, Верка спросила,

— Девочки, а звери тут водятся, не знаете?

— Это же лес, конечно, водятся, — ответила Любаша.

— Ой, мамочки, — сказала я, увидев какую-то тень, мелькнувшую между деревьев.

— Что там, — дрожащим голосом спросила Верка, ловя мой испуганный взгляд.

— Уходим девочки, — тихо сказала Любаша и мы, схватив свои сумки, рванули по дороге, не оглядываясь, а потом, услышав визг Верки, заорали сами. И бросились в лес.

— Нужно найти, что ни будь, чем можно напугать зверя, — кричала ранее спокойная Любашка.

— Палку? — истеричным голосом спрашивала Верка.

— Ага,…палку…ты еще цветов нарви…палка, блин…от зверя не спасет, — вклинилась я.

— Тогда что искать, — недоумевала Верка.

— Так девчонки, вытряхиваем сумки и смотрим, что у нас имеется, — резко остановившись, прокричала Любашка, и мы принялись судорожно вытряхивать все содержимое своих сумок, прямо на эту лесную растительность.

— Это еще что за фигня? — воскликнула Верка, доставая ласты.

Да было бы смешно, если бы не было так страшно.

— Что за…, - прошептала Любашка, вертя в руках лопатку.

Ну вот, почему все так не вовремя, думала я так ни чего и не найдя в своей сумке, кроме одной пары босоножек на двенадцати сантиметровых каблуках.

— Дай мне лучше это, всучив мне ласты, и выхватывая, босоножки, — быстро действовала Верка.

— Эй, ты чего, — хотела было возмутиться, но Верка меня перебила, указывая на каблук наманикюренным ноготком,

— Это я смогу и в глаз вонзить, если что, а ластами то что, погладить?

Возразить было нечем, тем более это я ей ласты подложила, взяв поудобней, сие орудие, мы с девчонками прижались друг, к другу спинами и оглядывались по сторонам.

Я с ластами, Верка с моими босоножками, а Любашка с лопаткой.

— Может зверь уже ушел, как думаете? Вроде тихо, — шепотом спросила я.

— Будем, надеяться, а сейчас, давайте соберем все, и уходим по-тихому, — предложила Любаша.

— Согласна, — дрожащим голосом проскулила Верка.

Мы стали подкрадываться к своим вещам. Просто, скидав все в сумку, вместе с травой и шишками, мы, схватив свою ношу, стали продвигаться к дороге.

— А мы точно к дороге идем? — спросила Верка.

— Ты права, как-то долго идем, — оглядываясь, сказала я.

— Смотрите, там что-то блестит, — указывая пальцем, вдаль говорила Любашка.

— Озеро, наверное, — сказала Верка, а подойдя ближе убедились, что это точно было озеро.

— Девочки и что теперь? — чуть не плакала уже Верка.

— Давайте отдохнем, — предложила я, опуская свою пятую точку на поваленное дерево.

— Что-то я проголодалась, — сказала Любашка.

Она всегда, когда нервничает — ест.

— Предлагаешь кофе, сырым яйцом зажевать? — спросила Верка, и мы рассмеялись.

Это был нервный смех. Больше походящий на истерический, даже слезу пробило.

— А у меня идея, — сказала я, забирая лопатку у Любаши, — Смотрите, а вот и сковородка, — помахала я лопаткой.

— Правда у меня нет спичек или зажигалки, предлагаю просто батон погрызть с колбасой, а запить водой с озера, — быстро сдулась я.

— У меня есть, — сказала Верка и полезла в рюкзак, — вот, протянула она зажигалку.

Мы переглянулись и вновь засмеялись, но теперь уже действительно от радости.

— Зверь учует запах дыма и не подойдет, я об этом читала, — сказала Любашка, и мы принялись дружно собирать хворост.

Вот только костер у нас не сразу, но получилось разжечь, не думала я, что это так трудно.

Пилкой для ногтей я отрезала кусок масла и положила на лопатку, подержав над огнем и дождавшись когда масло растает, я таким же образом «отрезала» несколько кружков колбасы, а сверху разбила три яйца. Сделав яичницу, мы принялись, ее есть руками, заедая батоном, отлично получилось, правда, соли не хватало. К озеру подходить не решились, боясь, что зверь со спины может напасть, а потому просто воспользовались влажными салфетками.

— Эх, кофе бы еще, и жизнь удалась, — сказала я, поглаживая животик.

— Ты в своем рюкзаке видать не смотрела, да? — спросила Любашка.

— А, что там смотреть? — удивилась я, а Верка захихикала.

Вот паразитки, я тут совестью мучаюсь, а они тоже мне что-то подложили и с этими мыслями я полезла в свой рюкзак.

— И что это? Консервная банка, — вертя в руках банку на которой было написано: «Войсковой СПЕЦРЕЗЕРВ Говядина тушеная».

— Так в ней можно и воду вскипятить, наверное, — предположила Любашка.

— А открывать ее тоже пилкой для ногтей? — спросила я, и тут мы услышали треск и рычание.

Оглянувшись, я увидела, как к нам медленно приближался медведь, огромный такой бурый медведь.

— Ма-ма, — сказала Любашка.

— Бог ты мой, — сказала Верка, а я как кину эту банку в медведя и четко ему в голову.

Но это не помогло, он не отключился, а наоборот, как зарычит.

— Ты нафика в него банку кинула? — дрожащим голосом пискнула Верка.

— Поесть блин дала, — сдавленным голосом ответила я, — И что теперь? — шепотом спросила у девчонок.

— Бежать поздно, — отозвалась Любашка, схватив лопатку.

Верка тоже склонилась к босоножкам, но тут мы услышали новый рык и оглянулись, на нас с другой стороны шел самый настоящий тигр, но, так же как и медведь, не подходя близко, он остановился.

— Это что…тут, что…это же т — тигр…, - заскулила Верка.

— Видим, — тихо прошептала Любашка.

— Тут еще и тигры водятся? — дрожа от страха, спрашивала я, скорее у себя самой.

— Один точно есть, если это не всеобщий глюк, — отозвалась Любашка, так же дрожа.

И снова раздался рык и в поле нашего зрения появился волк, но вот размером он был с самого огромного быка, это точно не у страха глаза велики, ну может если немного.

— Ой, беда, беда, — заскулила Верка.

— Я так не сдамся, — шептала я, перехватывая ласту, вторую я так и не нашла.

— Девочки, если что, знайте, вы мои самые родные, — сказала Любашка.

— В-верю, — проскулила Верка.

— Н-н-надеюсь, — заикаясь, ответила я.

— Люблю, — вас мои родные, — прошептала Любашка.

Тут зарычал медведь, следом его подхватили волк и тигр, оглушительный рев пронесся по округе, даже птицы петь перестали, и комары кажись, пропали.

— Я сейчас умру, — скулила шепотом Верка.

Я была с ней полностью согласна, но сказать ни чего не смогла, у меня ком в горле застрял, от того, что сейчас мы так глупо умрем. Любашка тоже молчала.

И тут Верка падает, я испугалась за нее и, подскочила к ней. Подхватить в полете не успела, и она шмякнулась в зелень лесной растительности. Присев я нащупала пульс на ее шее.

— Обморок, — сказала я Любашке шепотом, и боковым зрением увидела приближение медведя. Оглянувшись, поняла, что остальные пока стоят на своих местах. Схватив ласту, я загородила Верку собой, медведь зарычал и в два прыжка оказался в метре от меня и принюхивался.

Я чуть в штаны не наложила, но тут меня накрыло видать от страха и я несколько раз ударила медведя ластом по его огромнейшей морде.

— Пошел вон, сволочь блохастая, — сопровождала я каждый удар своим «сопрано».

Медведь зарычал, и в ответ зарычал волк. Медведь стал отступать, принюхиваясь. Любашка передвигалась ко мне, держа в поле зрения остальных.

— Т-т-ты как? — спросила она заикаясь.

— Не з-знаю, — ответила ей.

И тут раздался звонок телефона, я подпрыгнула на месте от неожиданности.

— М-мой, — сказала я и потянула руку в карман.

Делала все медленно, боясь спровоцировать зверей. Включив громкую связь, ответила на вызов.

— Ал-л-ло, — скулящим голосом ответила я.

— Детка, я тебя разбудил? Ты, как, подумала по поводу нашего свидания? — спрашивал звонивший, а точнее Кирилл.

— К-кир, м-мы…уже не сможем встретиться…п-прости меня…мне очень жаль…но у нас п-проблемы и я не думаю…ч-что мы выживем, — чуть не плача скулила я ему.

— Малышка, ты где, что случилось? Я сейчас приеду, — зачастил тот, но тут раздался такой рев со стороны волка, что я выронила телефон, и он, ударившись об повальное дерево, на котором мы недавно сидели, разлетелся.

Крышка отвалилась и батарея выскочила. Боковым зрением, я заметила приближение волка и Любашка кинула в него лопатку с остатками подгоревшей яичницы. Волк увернулся и продолжил приближение.

— Стоять, собака облезлая, — заорала Любашка и схватила с уже потухшего костра, обгоревшее поленнице, запустила в волка, тот зарычал, но остановился. Его рык подхватил тигр, а мы с Любушкой прижались спинами и сплели наши пальцы.

Тигр тоже стал приближаться к нам, они нас просто окружили, единственный выход это озеро. Коты ведь не любят плавать, а вот медведь и волк я не знала. Но и Верку оставить мы не могли.

— Что будем делать, неужели это все? — спросила я у Любушки, скуля.

— Они как-то странно себя ведут, хотели бы напасть уже напали бы, что-то тут не так, — шептала Любашка мне.

— Может, играют с жертвами, как кот с мышкой, — предположила я.

— Возможно, — ответила Любашка, и мы услышали Веркин стон.

— Девочки, мне тут кошмар приснился. Ай, что это колется? — говорила она, хмурясь закрытыми глазами, а после она посмотрела на нас и поморщилась, — Нет, не приснилось, — стала нервно озираться по сторонам, со словами — Они еще тут.

Неловко поднявшись на ноги, Верка видать заметила, что тигр стал ближе, заорала визгливым голосом,

— Стой кошка дранная, что вам от нас надо, хватит издеваться, хотите убить, так убивайте, что вы за хищники такие, если вам нравится издеваться над жертвами, сволочи вы, а не звери, — уже рыдая, закончила Верка свой монолог.

Странно, но это подействовало и звери стали отступать, а потом и вовсе скрылись.

— Он-ни уш-шли, насовсем? — спрашивала Верка озираясь по сторонам.

— Не сообщили, как-то — ответила Любашка, тоже оглядываясь.

— Надеюсь, — отозвалась я.

И мы опустились на поваленное дерево, нас всех потряхивало, а спустя пару минут мы просто разрыдались.

Так и сидели, не знаю, сколько времени, но дружно вздрогнули, услышав автомобильный клаксон. И взяв ноги в руки, не думая о вещах, мы рванули на звуки. Выбежав на дорогу, мы чуть не угодили под колеса черного внедорожника.

Из машины вышел огромный бугай, я его узнала, это он был с еще двумя мужчинами, у аэропорта, и только подумала, как в поле нашего зрения оказались еще двое. Они внимательно нас осматривали, а мы наперебой говорили о тех зверях, что нам повстречались.

— Спокойно, девушки! — поднимая руку вверх, пробасил этот бугай.

— Давайте по порядку и по очереди! — вмешался светло-русый.

— Там звери, понимаете, — махнула я рукой в сторону леса и только сейчас заметила, что так и держу этот ласт в руке.

Бугай как-то недобро посмотрел на мою ношу, а рыжий просто взял и заржал, светло-русый видно было, что сдерживался от смеха, маскируя его кашлем, но по глазам видно было, что и ему смешно.

— Ч-что смешного? — спросила Люба, обнимая себя руками, тут рыжий резко прекратил смеяться и, окинув ее взглядом, открыл дверцу машины и достал пиджак, подойдя к Любе, он накинул его ей на плечи.

— Простите нас, просто ваш инвентарь как-то не вписывается в ваш рассказ, да и здешнюю обстановку тоже, — улыбаясь, ответил светло-русый, кивая на мой ласт.

— Может вас подбросить? — спросил бугай.

— Д-да, если вам нетрудно, — ответила Верка.

— А вы можете еще нам помочь? Там наши вещи, — махнув рукой в лес, спросила я.

— Садитесь в машину, мы сейчас принесем, — сказал бугай и кивнул своим друзьям.

Мы забрались на заднее сидение и прижались друг к дружке.

— А как они их найдут? — задумалась я вслух.

— Не представляю, — ответила Любаша.

— Я даже не вспомню, где мы их оставили, — сказала Верунчик, дрожащим шепотом.

— Вспомнишь тут, с такими заморочками. Хорошо еще имена свои не забыли, — сказала Любаша.

— Это уж точно, — согласилась я.

Спустя несколько минут, мужчины вышли на дорогу с нашими сумками и рюкзаками.

— Нашли, — сказала Вера, кивая на дорогу.

— Повезло нам, — сказала Любаша, кутаясь в пиджак рыжего.

— Так куда вы направлялись? — спросил бугай, усаживаясь за руль.

— База отдыха «Клык», вам знакома? — спросила его Любашка.

— Да, мы как раз туда едем, — ответил этот громадина.

Рыжий, открыл заднюю дверь, и попросил Веру пересесть на переднее сидение, мотивируя, что иначе мы все не поместимся. Они такие огромные, и думаю лучше бы с нами сел один, а второй спереди, но Вера, не возражая пересела вперед, а бугай тут же склонился к ней и пристегнул ее ремнем безопасности.

Рыжий сел со стороны Любы, а светло-русый с моей стороны, как только двери захлопнулись, машина тронулась с места.

— А почему вы пешком? Вас не встретили? — спросил, светло-русый, обжигая мою макушку горячим дыханием.

— Как видите. Мы звонили, но ни кто не ответил, решили добираться самостоятельно, — ответила Люба.

— Хм, странно, — задумчиво отозвался рыжий.

— Давайте хоть познакомимся, — предложил бугай, окинув нас тяжелым взглядом.

— Люба, Вера, Надя, — одновременно выпалили мы.

— Хм, ухмыльнулся бугай, — я Денис, можно просто Дэн.

— Никита, можно коротко — Ник, — представился светло-русый.

— Егор, — кратко улыбнувшись, ответил рыжий.

— Приятно познакомится, — опять хором ответили мы.

Никита протянул руку мне за спину и вытащил пиджак, мне даже неудобно стало, сидела на чужой одежде и не замечала этого.

— Вот, накинь, а то вся дрожишь, — улыбнувшись мне, он осторожно накинул его на мои плечи.

— Спасибо, — краснея, прошептала я, кутаясь в его пиджак и наслаждаясь запахом его одеколона.

— А почему вы решили выбрать именно эту базу отдыха? — спросил Денис.

— Однокурсники посоветовали, — ответила Вера.

— Вы учитесь? — спросил Никита, тихонько прижимая меня к себе.

— Н-нет, уже нет, мы выпускники и решили отметить свой выпуск таким вот образом, — ответила я, еще сильнее краснея от повышенного внимания к моей персоне.

— Ученье — свет! — пробасил Денис и улыбнулся, смотря на дорогу.

— Ага, а бестолковых — тьма, — задумчиво продолжила Люба и тут же с испугом огляделась,

— Простите, это нервы, — сказала она.

— И кто вы по специальности, на кого учились? — улыбнувшись и чуть-чуть приобняв Любу, спросил Егор.

— Лингвистика, — ответила Любаша, покосившись на его руку.

— Переводчицы значит, — утвердительно пробасил, бугай Денис.

— Какими языками владеете? — спросил Никита.

— Многими, — зевая, отозвалась я.

— Уже подъезжаем, потерпи немного — подмигнув, улыбнулся Никита.

Вскоре мы увидели кованый забор и ворота, машина притормозила, и Денис вышел на улицу, а после махнул рукой и Егор с Никитой, тоже вышли из машины.

— Что-то случилось, — уставившись в лобовое стекло, говорила Вера.

— Боже, что опять? Это когда-нибудь закончится? — устало спросила я вслух, саму себя.

— Хотелось бы, — так же устало отозвалась Любаша.

А потом мы услышали хлопки. Дверь машины открылась.

— Все из машины и лечь на землю! — приказным тоном, прорычал Никита.

Глава 2

Никита.

Из сна меня вырвал неутихающий звонок мобильного телефона.

Кто этот смертник? — подумал я, ощупывая поверхность тумбочки, в поисках телефона.

Найдя искомый, обратил внимание на дисплей.

Хм, Дэн, ну конечно, кто же еще мог позвонить в такую рань, и бросив взгляд на часы, понял, что проспал.

— Привет Дэн! — хриплым ото сна голосом поприветствовал друга.

— Ты еще дрыхнешь? Вставай, сейчас заеду, забыл что ли, что у нас встреча по конкурсу?

— басил этот медведь в трубку, в данном случае мне на ухо.

— Не забыл, просто проспал, — вставая с кровати и идя на кухню, ответил ему.

— Опять всю ночь в клубе зажигал, — не спрашивал, а утверждал друг.

— Было такое, но не зажег, а так пропустил пару бокальчиков, — мрачно ответил я, включив чайник.

— Неужто девки закончились? — посмеялся дружище.

— Да нет, упорхнула в неизвестном направлении, — вспоминая вчерашнюю деву, поморщился, идя в ванную комнату.

— Хах, теряешь хватку, друг. А заменить нечем было? Тебе все равно одной мало, в чем проблема? — смеялся Дэн.

— Ладно, потом, я сейчас в душ, и выхожу, — решил закрыть тему.

— Отлично, буду ждать у подъезда, — ответил Дэн и отключился.

Стоя под струями прохладной воды, я вспоминал эту ночь.

С офиса я умчался в наш клуб, решив перед отъездом просмотреть отчеты. Егор остался доработать в офисе, а Дэн уехал встречать сестру, что была проездом в городе.

В нашем кабинете установлено огромное окно с видом на зал, и вместо обычного стекла, мы с ребятами установили зеркало Гезелла. Удобно наблюдать за происходящим в зале и при этом оставаться незамеченным.

Проверив отчеты, я посмотрел на часы, время приближалось к полуночи, а в клубе начинался разгар веселья. Подойдя к окну, окинул толпу взглядом.

Мое внимание привлекла рыжая девчонка, что так лихо отплясывала на барной стойке.

Оценив ее фигурку и огненно-рыжие волосы, ощутил, как в штанах становится тесно. Завелся с первого взгляда и на таком расстоянии. Значит, она поможет мне выпустить пар и скоротать эту ночь, еще немного понаблюдав за ней, как она извивалась, это было по круче профессиональных стриптизерш. Пора действовать и с этой мыслью вышел из кабинета. Спустившись вниз не успел дойти до бара, столкнулся со своей бывшей, внезапно решившей, что я по ее душу.

— Ник, ты, наверное, меня не понял в прошлый раз, я не вернусь, так что не преследуй меня, — пыталась перекричать музыку Юля. Она и не догадывалась, говори она одними губами, я бы услышал ее.

— Юля, ты льстишь себе, я рад, что мы расстались, и мое появление в моем же клубе совершенно не имеет отношение к тебе, уж поверь мне, — улыбнувшись, ответил бывшей и хотел уже двигаться дальше, как почувствовал хватку на своей руке.

Опустив взгляд, я с серьезным выражением лица, посмотрел на Юлю, и она убрала свою руку.

— Как твой клуб? — округлила глаза бывшая.

— Как то так, — сказал я, пожав плечами и повернувшись к ней спиной, широко улыбнулся.

Подойдя к бару, понял, что от моей девы и след простыл.

Тфу ты, — выругался про себя и жестом показал Гарику налить мне.

— Что за девушка тут танцевала, — спросил я у Гарика, когда он протянул мне бокал.

— А хрен их знает, пили за выпускной, а потом девку развезло, но подруги подсуетились и увезли ее, я слышал, как одна из подруг такси вызывала, — ответил он.

— Адрес не говорила? — решил уточнить, сам не ожидая от себя такой реакции. Еще этот запах, не давал покоя, небольшой шлейф, но так дурманил, что я ни как не мог собраться с мыслями.

— Нет, просто попросила подъехать к клубу, и сказала, что их трое, — ответил Гарик.

Опрокинув бокал, тоже решил ехать на свою квартиру. Завтра еще нужно многое успеть и вылетать домой, там тоже работы по горло. Полночи не мог уснуть, думая о прекрасной незнакомке. Искать ее в этом мегаполисе глупо, а значит нужно вытряхнуть ее из головы. Из-за какой-то бабы, ночь потерял, и ведь не хотелось больше ни кого. Хрень какая-то.

Выйдя из душа, натянул футболку джинсы, и кроссы пошел на выход, Дэн, как и обещал, ждал у подъезда. Сев в машину, поздоровался с другом и тот мне протянул стакан кофе.

— Держи, опять ведь не завтракал, — усмехнулся Дэн.

Точно, вот нахрен чайник ставил, и все из-за этой таинственной незнакомки, все мысли о ней. Какого хрена она засела в моей голове? Думал я, забирая у Дэна кофе.

— Спасибо, мамочка, — подмигнул я Дэну.

— Сейчас Егора заберем и в офис, у него в отличие от тебя была бурная ночь, я слышал недовольство его подруги, что ему пора собираться, — играя бровями, сдал друга Дэн.

Хотя для нас это не новость, Егор, как и все мы, любитель потрахаться, но серьезных отношений, так же как и мы не заводил. Это Юля думала, что я ей верен, на самом деле, я трахался, когда хотел и с кем хотел. Да и с моей же подачи, она меня бросила. Просто надоела, пришлось подыграть. Мы парни свободолюбивые и да мы оборотни.

Мой зверь — волк, Дэн — медведь, а Егор — тигр.

Мы не живем в стаях, как это пишут в сказках, мы живем поселениями, и в каждом поселении есть и волки, и тигры, и медведи, да и другие виды.

В основном все как у людей, женимся, рожаем детей, разводимся и всякое такое. Но развод если пара не истинная, там уже зверь погибнет, если свою пару потеряет.

Так было у моих родителей, мама была любителем экстрима, занималась дайвингом, альпинизмом, прыгала с парашюта, и многое другое. В тот роковой день, у нее был прыжок с парашюта, стропы запутались и запасной парашют по неизвестным причинам не раскрылся, мама погибла, а отец сгорел за месяц, ушел за ней. Так я и остался сиротой в шестнадцать лет. В этом мире у меня осталась тетка, двоюродная сестра отца, она и забрала меня к себе. Тетушку свою я люблю, она классная, жаль, что человек. Ее мать оборотень, а отец человек. Все дети в таких смешанных парах берут сущность отца. Ее родители были истинными. У тетки есть сын, муж был обычный человек, полюбили друг дуга и прожили счастливо не один десяток лет. Сейчас она вдова, но бодренькая не унывающая женщина. Держится. Часто отдыхает на наших базах. Сын, зная вкус своей матери, на каждый день рождения перечисляет ей хорошую сумму от себя, а я со своей стороны бронь на базе по ее желанию, ну дополнительно цветы и всякие ювелирные безделушки.

После гибели матери и смерти отца, я поклялся самому себе, что откажусь от истинной, если такая встретится на моем пути. Судьба родителей стала для меня горьким уроком. Утешает одно, истинные встречаются, но слава Луноликой, очень редко.

Есть, конечно, и плюсы у таких пар, это рождение крепкого потомства, зверь становится в разы сильнее, продолжительность жизни увеличивается, ну и верность друг к другу. Встретив истинную, зверь уже не потерпит постороннего, надеюсь, я смогу отказаться, если со мной такое произойдет. Молюсь, чтобы не произошло.

— Ну, ты и кобель, от тебя сексом за версту воняет, — вывел меня из мыслей, бас Дэна.

— На себя посмотрите, — счастливо улыбался Егор.

— А мы что, мы культурно дома одни спали, — отвечал Дэн.

— Хм…в коем-то веке, — нахмурился Егор, — Вот нахрена, вы погоду портите? — возмутился он.

— Расслабься, ко мне сестра приехала с племянником, не буду же я при них, а у Ника дама сбежала, — подмигнул Дэн в зеркало Егору и эти сучоныши заржали.

— Ник, что реально сбежала? Раньше на тебя словно елочные игрушки бабы вешались, чем ты ее напугал? — смеялся Егор.

— Не пугал я ее, она меня и не видела, — нахмурился я.

— Ладно, дружище, вот приедем на базу, оторвешься, — хлопнул меня по плечу Егор, а Дэн как всегда поиграл бровями и жестами продемонстрировал трах.

Мы дружно заржали, в таком настроении и подъехали к офису.

Мы придумали этот тендер, что бы выбрать лучшего, для строительства новой базы отдыха, на побережье озера Байкал.

Мы выкупили самый шикарный участок, на наш взгляд. Дикая природа, скалистые берега ограждены непроходимой тайгой, где едва ли ступала нога человека. Хочется сохранить это великолепие, и добавить туда лишь немного построек, но так, чтобы они сливались с этой необузданной природой, словно она сама это все сотворила.

— Есть три достойных участника, посмотрим, что они нам покажут, — протягивал нам Егор бумаги, пока Дэн парковался.

Я взял папку и бегло пробежался взглядом. Ладно, разберемся на месте, подумал и вышел из машины. Ребята шли рядом. Поднявшись на свой этаж, мы, не заходя в кабинет, сразу направились в зал переговоров, заняли свои места во главе и приготовились принять первых участников.

— Нина, пригласите, кто там первый, — обратился Дэн к нашей общей секретарше.

Одна на троих, мы даже берем ее по очереди, было несколько раз и вместе, она тоже оборотень и с легкостью выносит наш пыл. Думаю, после мы запрем ее в кабинете и оттрахаем перед дорогой, только подумал, как тут же почувствовал напряжение в штанах. Нужно срочно спустить пар и освободить яйца, а то думать мешают.

— Не о том думаешь, — шепнул Егор, смеясь, в кулак, маскируя кашлем.

— Ник, я согласен с тобой, — шепнул Дэн в другое ухо, поправляя свой бугор сквозь штаны.

Зашли первые участники, один направился к проектору, готовясь к презентации, а второй стал раскладывать чертежи на столе. Все, подготовив, они посмотрели на нас.

— Работаем! — сказал я, кивая, и ребята приступили к делу.

— Сделаем паузу? — спросил Егор, спустя три часа, прошло уже пять участников.

— А это все, — сказала Нина.

— Как, все? Было заявлено семь, — сказал Егор, ища тот самый список.

— Одни не смогли, сказали, что не готовы, а вторые просто не появились, — ответила Ниночка.

— Отлично, — хлопнул в ладоши Дэн и встал с места.

— Егор, ты куда? — спросил уходящего друга.

— Без меня сегодня, — подняв руку вверх, и продолжая двигаться к выходу, ответил Егор.

Мы с Дэном переглянулись и хищно улыбаясь, посмотрели на Ниночку.

— Раздевайся детка, мы торопимся, а потому сегодня по разику тебя натянем, — сказал Дэн, приближаясь к Ниночке спереди.

— Стоять! — воскликнула наша секретарша, поднимая руки, словно упирается в невидимую стенку, — Ребята, я вчера встретила свою пару, так что вы понимаете, я себе хвост отгрызу, но не позволю другому коснуться меня.

— Тьфу, ты, черт тебя дери, — раздраженно сказал я.

— Да, что за херня?! — возмутился Дэн.

— Ребята, вы же сейчас все равно на базу, а там Ритка с Ленкой, вот и оторветесь, а я, правда, не могу, — сочувствующе сказала Ниночка.

— Да вижу, вернее, чую, от тебя самцом разит как…неважно короче, — махнул я рукой и тоже пошел на выход, но, не дойдя остановился и, вернулся к столу, вытянул список участников.

— Оставь первых, третьих и четвертых, остальные не подходят, а эти в следующий тур, срок месяц, — дал я команду Ниночке.

— Да босс! — довольно произнесла эта лиса и стала наводить порядок, выключила проектор, а дальше я ушел. Дэн меня нагнал уже у лифта.

— Где Егор? — спросил он.

— Думаю, жрет. После бурной ночи, он всегда жрет, — злобно прорычал я, конкретно завидуя другу.

— Ты прав, — согласился Дэн, и мы направились в кафе, что напротив нашего офиса.

— Ни хрена вы скорострелы, или Ниночка тоже сбежала — уколол нас друг, уплетая мясо.

— Ниночка встретила пару и теперь нам этот путь закрыт, — рявкнул Дэн, плюхаясь в кресло и подзывая официанта.

Я устроился в кресле, напротив, к нам подошла молодая девчонка на вид еще школьница и протянула меню. Сделав заказ, мы уставились на Егора, он уже разделался с мясом, приступив к морепродуктам.

— Чего уставились? — оторвал он взгляд от тарелки.

— Котик хочет рыбку, — подмигнул я Дэну.

— Не стошнит? — кивнул Дэн на тарелку.

— Да идите вы, сами то, жрете не меньше, после бурных ночей, — ответил Егор, продолжая уминать содержимое тарелки.

— Ладно, давайте хоть поедим нормально, что у нас там по времени, вылет во сколько? — спросил у пацанов.

— Успеваем, — ответил Егор, помешивая кофе и делая первый глоток.

В самолете меня как всегда сморило. Проснулся за пять минут до посадки.

Посмотрел на парней, тоже по виду продрыхли всю дорогу. И вспомнил, как мы познакомились, это было в раннем детстве. Мне тогда было лет шесть. Первый оборот я перенес в пять лет, мы жили в поселении. Как то получилось выйти в лес одному, уже и не помню, почему без взрослых, просто они всегда следили за нами, малыми.

Довольный я несся в волчьем обличии и наслаждался красотами тайги, но тут мне на встречу выскочил заяц и я, подумав, что могу порадовать маму, принеся первую добычу, домой, с этими мыслями и втопил за ним.

Зайца я тогда не поймал, потому, как меня отвлек шум, а вернее скулеж. Я пошел на голос, и вышел к огромной яме. В ней был маленький медвежонок, я сразу понял, что это оборотень и, обернувшись в человека, попросил его о том же. Но тут к нам присоединился тигренок, тоже пришедший на скулеж, парень тоже обернулся в человека и мы с ним стали склонять одно небольшое деревце, парень, что в яме ухватился за него и выбрался наружу.

Потом мы уже сидя возле этой ямы и познакомились. Выяснилось, что Дэн сбежал от побоев своего отчима, а Егор сбежал от надоевшей ему опеке бабушки. После семьи парней перебрались в наш поселок, и мы с тех пор не расставались, а войдя в совершеннолетие, мы отправились к ведьме и попросили провести ритуал, который соединит наши судьбы, и мы сможем слышать друг друга на ментальном уровне.

До этого, мы слышали только свои семьи и, пройдя ритуал, стали слышать и друг друга. После этого мы стали одной семьей.

Сегодня нам по двадцать девять лет, у нас общий бизнес, мы занимаемся туризмом. У нас открыты сети магазинов все для леса, от носков до палаток, и уже шесть баз отдыха, вот седьмую собираемся строить. Так же есть ночной клуб, что открыли ради эксперимента. Еще три прииска. Мы ни на что не жалуемся, а берем от жизни все. Пашем как проклятые и в промежутках от работы расслабляемся на полную катушку, уходя в полный отрыв.

Пару недель решили провести на нашей первой и самой любимой базе «Клык». Она пользуется большой популярностью, особенно среди людей.

Выйдя из аэропорта, я почувствовал снова этот запах и стал оглядываться, но поднявшийся ветерок, развеял все и я счел это уже за помешательство, может и правда показалось. К нам подошел Глеб, начальник нашей службы безопасности и сообщил, что машина готова. Мы направились к машине.

— Хрень, какая-то, — пробормотал Дэн.

— Ты о чем? — спросил его.

— Запах, я почувствовал запах, от которого мои яйца скрутило так, что я думал, кончу как подросток в штаны, глядя на голые сиськи, — морщился друг.

— И ты тоже? — удивившись, спросил Егор, тоже морщась.

— Что значит тоже? — прорычал Дэн.

— Спокойно ребята, — вклинился я, — У меня эта хрень еще со вчерашнего похода в клуб, — раскрыл я причину своей неудачи.

— Так ты, поэтому больше ни кого не снял? — удивился Егор.

— Да, — нехотя, признал очевидное.

Выехав уже на нашу дорогу, решили пробежаться, наши звери истосковались по лесу, слишком долго мы были в каменных джунглях, пора их выпустить.

Отъехав подальше от указателя, разделись и, закрыв машину, как всегда повесили ключи на одно из деревьев, что росли вдоль дороги, только с обратной стороны от самой дороги. Брелок яркий, мог в глаза броситься, мимо проезжающим или проходящим.

Выпустив своих зверей, бросились в лес. Я успел поймать пару зайцев и уже решил перейти к более серьезной добычи, как услышал женский голос, который раздался с той стороны, где мы оставили машину. Решил проверить, кто там лазает.

— Нашла, — крикнула ни чего такая блондиночка, и я решил подкрасться поближе, боковым зрением замечая, тень Егора и чуя Дэна, но он был с другой стороны, уж очень неуклюже. Дэн видать наступил на поваленное дерево, раздался треск.

— Девочки, а звери тут водятся, не знаете? — спросила блондинка.

— Это же лес, конечно, водятся, — ответила брюнетка, тоже не чего так.

— Ой, мамочка, — сказала…да ну на хрен…моя незнакомка, что так соблазнительно изгибалась на барной стойке. Даже проморгал и встряхнул головой, не исчезла. Стал принюхиваться и тут меня снова прошило, этот запах…моя истинная.

— МОЯ! — зарычал мой зверь.

Уже готовый наброситься и пометить свою самку, но ту я услышал девичий визг, который подхватили остальные, они убегали.

Глупые, разве вас не учили, что нельзя убегать от зверя, подумал я, направляясь за ними.

— МОЯ, — раздалось в моей голове рычания моих друзей.

Вот так дела, подумал я, неужели одна на троих, она же человек, не выдержит, думал не спеша семеня, за своей парой, но стараясь держаться на расстоянии.

Не отдам, — Она Моя! — рычал мой зверь.

— Вы о ком? — решил уточнить у парней, потому как если одна на всех, то поединок состоится немедленно.

— Блондинка, — прорычал Дэн в моей голове.

— Брюнетка, — вторил ему Егор, а я выдохнул с облегчением.

— Моя рыжая, — ответил друзьям и мы стали их преследовать, а потом, Егор предложил понаблюдать за ними.

Принюхавшись и убедившись, что посторонних самцов нет, да вообще кроме нас ни кого рядом не было, кроме Лося, что в километре от нас, да еще заяц и еж поблизости.

Мы, подкравшись с разных сторон, принялись наблюдать за ними. Девчонки вышли к небольшому лесному озеру. Через какое-то время развели костер. Интересно, что они тут делают? Как попали и с какой целью?

Дэн не выдерживает и выходит во всей своей красе. Пугая девчонок своим диким видом, хотя нет, моя малышка кинула в него банкой… консервной? — мысленно усмехнулся я.

Позже накажу ее, нельзя дразнить зверя, но смотрелось забавно. Моя смелая девочка.

— Ник, это твоя, смелая или глупая не понимаю, — отозвался Дэн в моей голове.

— Не трогай ее! И вообще нахрен ты вышел? — прорычал ему ментально.

— Не могу удержать зверя, — прорычал Дэн и его подхватил Егор,

— Я тоже не могу, — прорычал он в моей голове.

Я четко почуял страх самок, моя самка боится, я чувствую и тоже вышел. Волк рвался защищать и оберегать свою пару.

— Ребята, разве это не здорово, мы встретили свои пары в один день, радостно пробасил Дэн в голове и мы дружно зарычали, давая понять, что мы безумно счастливы этому событию. Я даже забыл, что когда-то давал себе слово, не соединяться с парой, если встречу. Сейчас я хотел одного, как можно скорей сделать ее своей. Мой зверь был со мной полностью согласен.

Но тут блондинка падает, моя шустрая малышка, не растерявшись, подскочила к ней и проверила пульс.

— Обморок, — прошептала она брюнетке.

Дэн рванул к своей паре, ведь ей нужна была помощь, но моя девочка удивила меня и рассмешила Егора, она ластой отходила Дэна по морде, прикрывая тело подруги собой.

Егор просто ржал в моей голове, и тут раздалось предупреждающее рычание Дэна.

Он готов был к нападению, его зверь взбешен поведением самки.

— Не трогать ее, — рыкнул ему, понимая, что он разозлен. — Дэн успокойся, она защищает подругу, ты в облике зверя, она считает тебя опасным, отойди лучше чуток, — обратился я к другу ментально.

И тут раздался телефонный звонок, моя малышка медленно потянулась в карман, достав телефон, она ответила на вызов, включив громкую связь.

— Детка, я тебя разбудил? Ты, как, подумала по поводу нашего свидания? — говорил мужской голос. Моя девочка, заикаясь, что-то пыталась ему сказать, больше похожее на прощание, но этот смертник не унимался, пытаясь выведать место ее нахождения.

И мой зверь взбесился от ревности. Издав свирепый рык, предупреждая соперника о том, что эта крошка уже занята, я стал приближаться к своей паре, и уже хотел принять человеческий облик, как в меня полетела лопата, только и успел увернуться.

— Стоять, собака облезлая, заорала брюнетка и схватила с костра уже потухшего, обгоревшее поленнице и запустила в меня, моему зверю, конечно, это не понравилось, и он зарычал, на непослушную самку. Тут встрял Егор,

— Не трогай ее, я ее потом сам накажу, — предупредил друг, в моей голове.

Девчонки просто фонили страхом. Но, что удивительно, они пытались здраво мыслить. Брюнетка обратила внимание на наше поведение и вынесла правильное решение, что мы не собираемся на них нападать, с целью полакомиться. Пусть мы оборотни, но людей не едим. Зато полакомиться другим методом, мы настроены. Мне уже не терпелось, поставить свою пару на четвереньки, и вколачиваться в нее клеймя и изливаясь, смешивая наши запахи.

Пока мечтал, очнулась блондинка. Она кричала истеричным голосом, а в конце вообще разрыдалась. Стало стыдно, действительно мы повели себя, не по мужски, они же люди, а не оборотни и не понимают нашего интереса к ним.

— Уходим, пацаны, — сказал я и стал медленно отступать, — Подождем их у машины.

Подбежав к машине, мы приняли человеческий облик, оделись и стали ждать наших красавиц. Но они не торопились выходить, я стал волноваться, а не переборщили ли мы.

— Нужно поторопить, — сказал Дэн и просигналил в клаксон.

— Садимся и едем тихонько, — сказал Егор.

Девчонки, чуть под колеса не легли, вылетев из леса.

— Да, перегнули мы ребята, — сказал я, наблюдая за затравленными взглядами девчат.

Дэн сразу выскочил из машины, а мы следом за ним. Девчонки наперебой говорили о зверях и указывали в сторону леса, потряхивало их не хило.

— Спокойно, девушки! — пробасил Дэн, поднимая руку вверх.

— Давайте по порядку и по очереди! — поддержал его.

Мы старались сделать заинтересованный вид, мол, да мы вас понимаем. Дикие звери напугали, но теперь вы в безопасности. Дэн, нахмурился, смотря на чудо своих оплеух, а Егор уже не сдерживался, он просто заржал, я еле сдерживался, маскируя смех кашлем.

Девчата конечно же не поняли, с чего это нам весело и мы сменили тему, предложив их подвезти.

Девчонки забрались в машину и хлопнули дверью, а мы пошли за их вещами.

Подобрав вещи своей малышки, обратил внимание, что вещи просто скинуты в комок с шишками, ветками, травой и листвой вперемешку.

— Ребята, мы, кажется, сильно перегнули, — обращая их внимание на вещи моей рыженькой.

Они заглянули в сумки своих пар и обнаружили тоже самое.

— Ты прав, придется сначала заслужить их доверие, а то так и потерять пару не долго, — сказал Егор, и мы с ним были согласны.

Подойдя к машине, Дэн, передал мне вещи своей пары, сам сел за руль, а мы с Егором, открыли заднюю дверь, стали убирать их вещи.

— Так куда вы направлялись? — спросил Дэн у девчонок.

— База отдыха «Клык», вам знакома? — спросила его брюнетка.

Охренеть совпадение, подумал я. Значит, у нас есть время. Осталось все продумать и главное ни чего не испортить. Дело в том, что бывали случаи, что когда зверь находил свою истинную, он брал ее сразу, силой. После чего были и попытки суицида и сломанные куклы и сумасшествие. Такого я не хотел, вернее, боялся, а значит нужно завоевать ее.

— Да, мы как раз туда едем, — ответил Дэн.

Егор сел со стороны брюнетки, а я со стороны своей сладкой малышки.

Я не догонял одного, у нас ходит машина, с чего это девчонки по лесу бродят. Может дикарями решили поближе к базе пристроиться, экономят? Хотя среди вещей ни палатки ни спальников не было.

— А почему вы пешком? — спросил, девчонок, стараясь тихонько вдыхать аромат моей девочки. Вблизи она само совершенство, все как я люблю. Натуральная красота, не познавшая хирургического скальпеля.

— Как видите. Мы звонили, но ни кто не ответил. Вот, решили добираться самостоятельно, — пожимая плечами, ответила брюнетка.

— Хм, странно, — задумчиво отозвался Егор и он был прав, что-то не то, ребята всегда отвечали на звонки, даже если выбегали выпустить зверя, сажали на свое место замену.

— Давайте хоть познакомимся, — предложил Дэн, окинув девчат взглядом.

— Люба, Вера, Надя, — одновременно произнесли девчонки.

— Хм, — ухмыльнулся Дэн.

И я его понял: Вера, Надежда, Любовь, — классика жанра. Блондинка, рыжая и брюнетка, — мысленно усмехнулся я.

— Я Денис, можно просто Дэн, — услышал я сквозь мысли.

— Никита, можно коротко — Ник, — представился сам.

— Егор, — улыбнувшись, отозвался друг.

— Приятно познакомится, — опять хором ответили девчата.

Я заметил, что мою девочку тоже потряхивает и протянул руку ей за спину и вытащил пиджак. Потом выяснилось, что по совету бывших однокурсников, девчата решили отдохнуть и отпраздновать свой выпуск на дикой природе. Моя девочка, наливалась краской, от моего внимания к ней. Даже и не скажешь, что скромница.

Лучше бы ты так на барной стойке краснела, — подумал я, вспоминая ее финты. Но я не против, если она пожелает все это продемонстрировать лично для меня, в моей спальне.

Надя, перекатывал я мысленно имя своей пары и мне нравилось. Заметил, что она начала клевать носиком, наверное, устала, да и мы нервишки потрепали не хило. Но девчонки молодцы, стойкие.

Вскоре мы подъехали к первому пропускному пункту, Дэн притормозил, что-то было не так. Выйдя за ним следом, мы заглянули в будку КПП и обнаружили мертвое тело Саныча.

Саныч, старый сторожила, теперь его несовершеннолетняя внучка, осталось круглой сиротой. Придется оформлять опеку.

Дэн приложил палец к губам, мол, тихо и стал красться на выход, но не успел он высунуться, как по нам открыли огонь. Что за херня тут происходит? — задал мысленный вопрос, сидя на корточках у тела Саныча. Обратил внимание на кобуру, я потянулся к ней.

Вытащив пистолет, я занял удобную позицию и, выглянув, поймал, откуда ведется огонь, прицелившись, выстрелил и попал, Егор на пальцах показал, там еще один. Он вышел через задний вход, принял обличие зверя, предварительно раздевшись, и рванул кустами в обход в том направлении, откуда стреляли, я, склонившись, рванул к машине.

Пара, — рычал зверь, — Спасай пару.

— Дэн, убери пока тело и прикрой, если что, я за девчонками, — сказал на ходу другу.

— Все из машины и лечь на землю! — требовательно сказал я девчонкам, — А теперь девчата, ползите в ту сторожку.

Дэн выскочил и мы, с ним прикрывая девчат, добрались до будки охранника.

Девчонки утроились на полу, забившись в угол и тут блондинка, Вера вроде, указывая пальцем на пол и молча то открывала, то закрывала рот словно рыба, выброшенная на берег. Дэн тело вынес, а вот пятно крови осталось. Некогда было пол мыть.

— А где Егор, — спросила брюнетка, глядя на Дэна.

— Сейчас придет, — ответил Дэн, поглядывая на свою пару.

— Что случилось и почему мы не можем двигаться дальше? — спросила Надя, с таким отчаянием в глазах, что мне захотелось обнять ее и спрятать от всего мира.

— Скоро поедем, — сказал я и тут раздался взрыв, от чего и мы с Дэном присели.

Глава 3

Надя

— А теперь девчата, ползите в ту сторожку, — сказал Никита, указав на кирпичную постройку.

Пока мы выбирались из машины, к нам согнувшись, подбежал Денис,

— Давайте девчата, быстрее, — подгонял он.

И мы на карачках передвигались до поста охраны. Заползя внутрь, мы забились в первом же углу. И тут у Веры началась немая истерика, она показывала пальцем на пол, в стороне от нас. На полу было кроваво-красное пятно и не малое, словно тут кабана зарезали. Мне стало жутко, но тут заговорила Люба.

— Да, пятно, может сок пролили, успокойся Вера, — говорила она, обнимая и поглаживая подругу по спине, и я стала успокаиваться, может и правда сок.

— А где Егор, — спросила Люба, глядя на Дениса.

— Сейчас придет, — ответил он, поглядывая на Веру.

— Что случилось и почему мы не можем двигаться дальше? — спросила я, с каким-то отчаянием что ли, мы уже так устали и вымотались, что просто хотелось умыться и лечь спать, а все, что произошло, забыть как кошмарный сон.

— Скоро поедем, — сказал Никита и тут раздался взрыв.

— Да ну нах… — взревел Денис таким басом, что у меня табун мурашек промчались по всему телу, ударяясь лбами, друг о друга, а волосы встали дыбом.

Благо эта сторожка выдержала такой взрыв, но окна вылетели на раз и мы только и успели вжать головы и обхватить их руками. Мне немного поцарапало руку, но это не так страшно, подняв голову и оглядевшись, я выдохнула, все были живы.

— Вы как, все живы? — услышала я голос и повернулась к нему, в проходе стоял, почему-то голый Егор.

Да что тут происходит, они маньяки и это шоу нас запугать и звери это тоже их рук дело, дрессированные что ли, может тут нас снимают скрытой камерой??? — одни вопросы и ни одного ответа.

— Да, обошлось, — сказал Денис, не сводя глаз с Веры.

— Нужно выбираться, но машины уже нет, придется ножками, — сказал Егор.

— Это какой-то розыгрыш? Вы все подстроили? Зачем? — истерично задавала вопросы Вера, перебрасывая взгляд с одного на другого.

— Нет, девочка, это не мы и как ты видишь, мы все в одинаковой ситуации, — говорил Денис, яростно сжимая и разжимая кулаки.

— Почему тогда вы голый? — спросила Вера, смотря на Егора.

— Мы потом вам все объясним, а пока, давайте выбираться уже отсюда, — вмешался Никита.

И тут парни словно зависли на какое-то время, словно их выключили. Мы с девчонками переглянулись и у каждой во взгляде читались страх, усталость и непонимание.

Ни кто из нас не знал, как на это реагировать и что делать.

— Ползем к выходу девочки, а там посмотрим, — заговорила Люба.

Стряхнув с себя стеклянные осколки, мы медленно поползли к выходу, стараясь не порезать ладони о битое стекло.

— Стоять! — раздался басистый рык над нашими бедными головушками, и мы так и замерли.

— Куда собрались? — спросил Никита.

— Вы же сами сказали, что надо выбираться, — ответила я.

— А вы знаете, куда и как? — спросил Егор.

Мужчины были серьезными и сосредоточенными. Смотрели на нас как на глупых детей, которые играя во дворе, разбили соседское окно. Словно осуждая нас и обещая наказать.

— А вы знаете? — спросила Люба, смотря на них.

— Значит так, сейчас вы запрыгиваете к нам на спину, Вера к Дэну, Люба к Егору, а ты Надя ко мне и мы вас понесем, — высказал Никита какую-то фигню.

— Это шутка? — спросила Вера.

— Я не буду прыгать на спину к нему, он же голый, — запротестовала Люба.

— Мы и сами ходить можем, — поддержала я подруг.

— Еще раз девочки, вы знаете куда идти и как быстро вы сможете бежать по лесу? Заметьте не по тропе не по дороге, а по пересеченной местности, где багульник вам по пояс только будет, я не говорю об остальных препятствиях для непривыкших, — уверенно говорил Никита.

— А вы значит с нами на шее, прям, рванете со скоростью света, бороздя лесные просторы, — сказала Люба, одарив ребят скептическим взглядом.

— Вот и проверим, а теперь запрыгивайте, — сказал Никита и, поиграв бровями в недвусмысленном намеке нагнулся, не сводя с меня взгляд.

Но тут снова раздались эти хлопки и стенку, что напротив изрешетило. Тут до меня дошло, это же стреляют, и я пулей запрыгнула на спину к Никите, обвив его живот ногами, а руками за шею.

Никита сразу же рванул к выходу, со словами,

— Встретимся на месте, как и договаривались, и держим связь, — выбежал на улицу.

Уже смеркалось, и мы вернее Никита бежал по лесу, да с такой скоростью, я удивлялась, как у него легко получалось увертываться от веток и перепрыгивать препятствия, еще со мной на шее. Я бы точно еще долго пыталась бы разглядеть, куда можно наступить, а куда нет. Спустя какое-то время мы добежали до какого-то домика, на улице уже было темно.

Никита занес меня в дом и поставил на ноги. Сам пробежался по всем окнам и отодвинул стол, под столом был люк, он открыл люк и прыгнул вниз, через пару секунд под полом зажегся свет.

— Так и будешь там стоять? — раздался голос Никиты из подпола.

Я обхватила себя руками, стала медленно приближаться к люку.

— Может, уже поторопишься? — подгонял меня Никита, чем-то шурша.

Я заглянула внутрь и зажмурилась от яркого света, потерла глаза, а когда открыла их, тут же вздрогнула, Никита уже стоял рядом со мной.

Как он так быстро и бесшумно подкрался? — подумала я.

— Давай помогу, — взяв меня за руку, сказал он, — Первая ступенька выше, чем остальные, осторожнее, — говорил Никита, помогая мне спуститься.

Как только я оказалась внизу, Никита вернулся наверх и, я услышала, как двигается мебель, а после он спрыгнул вниз и, задвинув крышку люка, закрыл ее.

— Ну вот, ты в безопасности, — улыбнувшись, сказал он.

— А девочки, они скоро придут? — спросила его, оглядываясь вокруг.

— Пошли, — взяв меня за руку, он повел меня по узкому коридору, и вскоре мы оказались в комнате.

Комната была не большой. Из мебели тут стояли стол, кровать, стулья, шкаф. Еще были плитка, чайник, холодильник, и две занавески по разным углам.

— Тут уборная, — отодвинув одну занавеску, сказал Никита.

— А там? — кивнула я в другой угол.

— А тут, связь, я сейчас свяжусь с охраной, и будем ждать помощь, — говорил Никита, оглядывая меня с ног до головы.

— А девочки? — еще раз спросила о подругах.

Ведь он закрыл люк, это он больше ни кого не ждет или я ошибаюсь? Как-то не хочется оставаться с ним наедине. Да еще этот голый Егор не выходил из головы. Может они маньяки? Боже, нужно срочно успокоиться, а иначе я накручу себя. Пока Никита не сделал ни чего плохого, если конечно все это представление не их рук дело, то мне стоит довериться ему. Но вот как узнать, замешан он или нет?

— Они в безопасности, поверь мне, — подойдя ко мне, и положив мне руки на плечи, сказал Никита.

— Я тебя первый раз вижу, почему я должна тебе верить? — спросила очевидное, а в душе была полная уверенность, что он мне не врет.

— Потому, что я никогда тебя не обману, — сказал с полной серьезностью Никита и отстранился от меня.

Он подошел к шкафу и достал полотенце, а потом, оглядев меня, достал футболку, брюки и носки.

— Вот, — вручил мне в руки стопку одежды и подтолкнул тихонько в сторону угла, где была уборная.

Зайдя за занавеску, я даже удивилась. Тут было достаточно удобно, для спартанских условий, стояла ванная и над ней висела огромная лейка, от которой тянулась веревка, я потянула за нее и полилась вода, я тут же отпустила веревку. Раздевшись, я залезла в ванную и потянула за веревку, на меня полилась холодная вода, что я взвизгнула и, выскакивая из ванны, попала в объятия Никиты.

— Ты чего? Что случилось? — взволнованно спрашивал он, не выпуская меня из объятий.

— Эмм…прости, просто вода холодная…извини, — пытаясь отодвинуться от него и краснея от стыда, говорила я.

— А, да, забыл предупредить, — и, отпустив меня, Никита тут же отвернулся, я была благодарна ему за это.

Кое-как, ополоснувшись, я вытерлась полотенцем и, натянув на себя безразмерную футболку, посмотрела на такие же штаны и отложила их в сторону. Критически оглядев себя, убедилась, что стратегически важные места прикрыты, футболка была чуть выше колена.

Ополоснув нижнее белье, я повесила на натянутую веревку и, натянув носки, вышла из уборной.

— Вот, спасибо, но они мне большие, извини, — протянула я Никите брюки и заметила, что на столе уже была нарезка, сыра и колбасы, а на сковородке жарилось мясо.

— Тебе помочь? — спросила, кивая на банки с солениями.

— Мне не трудно, но если хочешь принять участие, то я не против, — улыбнулся Никита.

— Отлично, — усаживаясь за стол и беря одну из банок, так же с улыбкой сказала я.

— Это все домашнее? — уточнила я.

— Да, моя тетушка фанатик всяких заготовок, — пожав плечами, ответил Никита.

Покрутив каждую банку в руках, решила, что хватит и одной. Ассорти из помидор и огурцов. Остальное отодвинула в сторону.

— Определилась? — спросил Никита.

— Да, открой эту, — протягивая ему банку, попросила я.

— Грибочки не любишь? — кивнув на остальные банки, спросил Никита.

— Люблю, но сейчас не хочу, — пожав плечами, ответила ему.

Никита кивнул, принимая ответ, открыв банку, поставил тарелку и дал мне ложку. Я выловила несколько помидоров, и огурчиков укладывая их на тарелку.

— Вот и горяченькое, — сказал Никита, ставя передо мной тарелку с мясом.

— М-м-м…, - протянула в удовольствии, зажмурив глаза.

От мяса шел просто божественный аромат, я чуть слюной не поперхнулась. Взяв вилку, я стала уминать эти нежные и сочные кусочки.

— А ты вкусно готовишь! — сказала, доев последний кусочек.

— Поверь мне, только мясо и научился, — улыбнувшись, сказал Никита.

— Ты уже связывался с охраной? — спросила с надеждой, что помощь уже в пути.

— Пока нет, как видишь, был временно занят, но сейчас ты пьешь чай и ложишься спать, а я займусь связью, — ответил Никита, собирая грязные тарелки.

— Ты готовил, а я помою посуду, — схватив его за руку, предложила я справедливую альтернативу. Пусть уже связывается, а то мы так и будем тут под лейкой мерзнуть.

— Я помою, пей, пока не остыл, — улыбнулся парень и поставил передо мной кружку с чаем, а потом еще и вазочки одна с вареньем, а вторая с конфетами.

— Спасибо, — поблагодарила я и, взяв конфетку, стала пить чай.

Сил осталось доползти до кровати и просто рухнуть, отдавшись Морфею. Выпив чай, я подошла к кровати и, сказав спокойной ночи, просто завалилась и отключилась, даже мысли не промелькнуло, куда ляжет Никита. Мой мозг уже не думал ни о чем.

Проснулась я от того, что мне было очень жарко и тесно, я попробовала пошевелиться, но услышала рычание. Испугавшись, что тут есть собака, я замерла, не понимая, откуда она тут взялась. Повернув голову, увидела, что Никита спит со мной. Но он лежал поверх одеяла, и не просто обнял меня, а закинул ногу на мои ноги и обнял рукой.

И как мне выбраться из-под этой горы, размышляла я, но тут услышала пикающие сигналы, и Никита подскочил, он резко сел в кровати, и протер лицо ладонями, а потом посмотрел на меня.

— Спи сладкая, еще рано, — сказал нежным голосом с нотками хрипотцы.

Встав, он подошел к углу, где была связь, и стал что-то выбивать. Это что азбука Морзе? Она еще существует? — подумала я.

— К обеду мы сможем отправляться на базу, — сказал Никита, что-то читая.

— А девочки? — не могла не спросить.

— Они тоже прибудут, — улыбнулся парень.

Такой милый, когда улыбается, промелькнуло в голове. Даже бабочки в животе ожили. Никита очень симпатичный. Интересно у него есть девушка или это место пока вакантно? Он мог сделать со мной все что угодно, но не сделал, и ведет себя как истинный джентльмен. Хотя может я не в его вкусе или он верен своей девушки? Боже о чем я думаю, надавала я себе мысленных тумаков.

— А в туалет, куда можно сходить? — краснея, спросила я.

— Оу, прости, пойдем, — взяв фонарик, сказал Никита и направился к выходу, я пошла за ним.

Мы вышли в этот узкий коридор, и следом за нашей дверью была еще одна.

— Вот держи, там темно, — дал он мне фонарик и открыл дверь.

Я зашла в узкую комнатку, больше похожую на чулан и увидела биотуалет. Ну, просто нет слов. Сделав свои дела, я вышла, и только хотела высказать свое удивление, как Никита зажал мне рот, а после я услышала, что наверху кто-то ходит.

Меня подхватили на руки и тихо отнесли в комнату. Усадив на кровать, Никита показывал жестами, чтобы я молчала, я кивнула, показывая, что поняла его.

Было четко слышно шаги и как скрипели половиц и шум передвигаемой мебели. А после мы услышали грубый басистый голос.

— Волков, я знаю, что ты здесь! Будь мужиком и не прячься за юбку людишки, выходи! Обещаю прикончить тебя быстро, а после оттрахаю твою новую бабу и выкину ее на хер, если выживет.

Я испуганно посмотрела на Никиту и сжала голову в плечи, меня снова сковал страх.

Никита прижал палец к своим губам, взволнованно смотрел на меня. Потом встал с кровати и не успел сделать и шага, как я вцепилась в него и мотала головой, показывая чтобы не уходил, не оставлял меня одну. Он тяжело вздохнул, и сел обратно сгребая меня себе на колени, зашептал мне на ушко.

— Сладкая моя, не бойся ни чего, я ни кому не позволю тебя обидеть, поверь мне, — и посмотрел мне в глаза, а я только хотела кивнуть, что верю, как вырвался всхлип.

У меня начиналась истерика и тут Никита впился в мои губы своими, да так, что я забыла напрочь и об истерике, и о том, что кто-то там, на верху ждет его, и про все, что со мной произошло за последние сутки.

Никита целовал жарко, горячо, и жадно, все мое тело окатило волной желания.

Он укусил меня за нижнюю губу и тут же зализал ее, словно ранил в порыве, а после попросил прощения.

Немного отстранившись, он посмотрел мне в глаза, а я уже сама потянулась и тихонько коснулась его губ своими, мне вдруг захотелось повторить и еще раз испытать такую бурю. Никита улыбнулся и, прижав меня к себе сильней, вновь стал целовать, но уже нежнее, мягче, а после отстранился, и провел большим пальцем по моим губам, очерчивая их контур.

Наверху раздался какой-то грохот, по звуку, будто шкаф упал, я даже вздрогнула, и Никита обнял меня так, словно впечатывал в себя, а потом раздались хлопки, и я уже понимала, что там стрельба.

— Ну, волчара, ну ты и сука, — рычал тот же бас, а после раздалось пиканье, и Никита, отпустив меня, подошел к связи и стал записывать, как я уже поняла сигналы. Посмотрев на свои записи, Никита нахмурился и ухмыльнулся, отложив блокнот.

Я кивнула головой на связь, как бы спрашивая, что там, какие новости. Никита взял блокнот и протянул мне. Там были точки и тире, а ниже текст: «Не выходите, Никита Дмитриевич, пока я не дам добро. Ваш домик окружен людьми Северского, сам Северский в доме».

Никита подошел к столу и поставил чайник, нервным жестом провел по своим коротким волосам, а потом он вновь как выключился, стоя ко мне спиной. Может, задумался, промелькнуло в голове и, положив голову на коленки, я тоже уплыла в свои мысли. Как там мои девчонки и когда я уже их увижу.

Наверху было тихо, все как-то резко умолкло.

— Чай или кофе? — спросил Никита, что я внутренне вздрогнула от неожиданности и прошептала, — Кофе.

— Расслабься все позади, сейчас мы позавтракаем, еще шесть утра, а после ты поспишь еще немного, хорошо? — подмигнув, предложил Никита.

— А ты меня не оставишь? — боязно спросила я, сползая с кровати и идя к столу.

— Если ты хочешь, то я останусь, — сказал Никита.

— Хочу! Останься! — с надеждой попросила его.

— Хорошо, садись за стол и пей, — улыбнулся этот красавчик.

Какой же он симпатичный, — думала я, садясь за стол. Делая первый глоток до меня дошло, что мы говорим вслух.

— А почему мы разговариваем? — спросила Никиту.

А он засмеялся, таким сексуальным смехом, что я почувствовала неловкость.

Он меня словно приворожил собой. Я залипла на его лице и не могла ни как отвести взгляд.

— Он и так знает, что мы тут, не вижу смысла играть в молчанку, — пожав плечами, ответил Никита отсмеявшись.

— Что за овца с тобой, а Никитос? Неужто нормальные самки больше не дают? — раздался грубый ржач сверху.

Никита стал сжимать кулаки, видно было, что он злится, и я ни чего другого не придумала, как положила свою ладошку ему на кулак. Никита вздрогнул и опустил глаза на наши руки, а после перехватил другой рукой и потянул меня за руку, мне пришлось встать, и он тоже встал, обойдя стол, на встречу друг другу, Никита подхватил меня на руки и понес в кровать, уложил, накрыл одеялом и, обняв, прошептал,

— Поспи еще.

— А ты не уйдешь? — спросила, разворачиваясь к нему лицом.

— Нет, — убирая волосы с моего лица и поцеловав в носик, сказал Никита.

Обняв его для надежности, я стала засыпать, но только Никита пошевелился, как я тут же открыла глаза. Он лег на спину и подтянул меня к себе, устроив голову у него на плече и положив руку на его грудь, я вновь стала засыпать, а Никита поглаживал мои волосы.

Проснулась от множества голосов, открыв глаза, увидела, в этой небольшой комнатке трех здоровенных мужиков, а Никиты не было.

Я резко села и вся сжалась.

— Вы кто, а Никита где он, что вы с ним сделали? — подорвалась было я, но тут заговорил один из них.

— Вы не волнуйтесь, он на улице, сказал позвать, когда вы проснетесь, — говорил этот амбал, подняв руки вверх, показывая, что не несет угрозы, и в этот момент, влетает Никита и осматривает меня обеспокоенным взглядом.

— Все хорошо? Выспалась? Вот, держи — протянул мне пакет, заглянув в него, я увидела одежду.

— Ты где был? — доставая и осматривая, содержимое пакета, спросила я.

— Прости, но было одно неотложное дело. И ты была в безопасности, — ответил Никита.

Эти амбалы вышли, и я вылезла из-под одеяла.

Никита отвернулся, а я, взяв пакет, пошла в уборную переодеваться. Задвинув занавеску, мой взгляд упал на полочку, там лежала зубная щетка в упаковке и рядом тюбик пасты, даже обрадовалась. Почистив зубки, и сняв нижнее белье с веревки, стала одеваться. Футболка была небесного цвета и в аккурат мой размер, а так же черные джинсы четко по моей фигуре, правда кроме роста, пришлось чуть подогнуть, надев кроссовки, я выпрямилась и посмотрела на свое отражение в маленьком зеркальце, что висело на стене рядом с полкой.

Ну, я бы сказала, что та кого я вижу в отражении просто уставшая девушка, небольшие мешки под глазами, бледная, а еще лохматая.

— Никита, а у тебя не найдется расчески? — спросила, выходя из закутка уборной.

Он осмотрел меня и подошел к шкафу, протянув руку к нему, продолжая ощупывать меня взглядом, он достал мужскую карманную расческу, и протянул мне.

— Только такая, — виновато улыбнувшись.

— Спасибо, — беря расческу, поблагодарила его, — Я любой буду рада.

Устроившись на кровати, я стала расчесывать волосы, благо они не сильно спутались, но все равно, вырвала я их себе немало этой гребенкой.

— Ну что, готова? — терпеливо дождавшись, пока я приведу волосы в порядок, спросил Никита.

— К чему? — испугано спросила его.

— Как, к чему? К отдыху, конечно, сейчас мы направляемся на базу, — одарив меня приятной мальчишеской улыбкой.

— Да, готова, — сказала я и в подтверждение еще кивнула.

Мы вышли из домика и Никита, улыбнувшись, наклонился,

— Запрыгивай, — сказал он.

— А мы разве не на машине? — спросила, оглядываясь и понимая, что сморозила глупость.

Домик находился посреди леса и даже троп ни то, что дорог по близости не наблюдалось.

— На машине, сладкая моя. Но, до дороги еще нужно добраться, — ответил Никита.

Забравшись к нему на спину и сомкнув ноги у него на животе, а руками обвив за шею, он ухватил одной рукой меня за голень, а второй за бедро и спросил,

— Готова?

— Да, сказала я хриплым голосом, потому как с моим телом что-то происходило. На его прикосновения, меня бросило в жар, а по телу снова прокатилась волна желания.

В этот раз Никита бежал не долго, мы быстро выскочили на дорогу и он поставил меня на ноги перекинув вперед и прижав к своему телу, так, что я каждой клеточкой ощущала его мускулы, скользив по его телу своим.

Но не успела я собраться мыслями, как услышала звук мотора, и из-за поворота показался черный внедорожник. Подъехав к нам, он остановился, и мы сели на заднее сидение.

— А девочки? — спросила думая, что они будут в машине, но оказалось, я ошибалась.

— Они уже на базе, — ответил водитель.

— Меня Вик зовут, — представился довольный парень.

— Надя, — ответила я.

— А Вик, это Виктор? — спросила его.

— Ага, — довольно кивнул парень, но тут раздался рык.

— За дорогой следи, — прорычал Никита, и прижал меня к себе.

Я попыталась отодвинуться, но безрезультатно.

— Сиди спокойно, пожалуйста, не шевелись, — прошептал Никита мне на ухо.

Я замерла, даже боясь дышать, потому что он уткнулся мне в волосы и тяжело дышал.

— Тебе плохо? — наконец спросила, не выдержав этой пытки.

Водитель глянул на нас в зеркало и просто хмыкнул, а Никита он одной рукой обнял меня за талию, а второй поглаживал живот и поднимался к груди.

— Никита?! — вцепившись в его руку, не давая добраться к груди. Он тяжело дышал и стал покрывать поцелуями мою шею. Машина резко затормозила, и Вик выскочил из нее, оставив нас одних, а Никита уже задирал мою футболку и давил на меня, укладывая на сидение.

— Никита, прекрати, пожалуйста, не надо, — забилась я как птица в клетке и кричала уже в полный голос.

Наверное, это помогло, потому, что Никита остановился и посмотрел на меня каким-то пьяным взглядом, а потом он тряхнул головой и осмотрел меня, а после перевел взгляд на свои руки и резко одернул их от меня.

— Прости, прошу, прости, я…уфф…я не знаю, как это …прости, — сказал он и выскочил из машины, а после сел Вик и мы поехали.

— А как же Никита? — спрашивала я, взволновано оглядываясь назад.

— Дойдет ножками, ни чего с ним не станется, — недовольно сказал Вик.

Уже через минут пять — восемь мы въезжали на территорию базы, там было много людей. Остановившись, я вылезла из машины и меня тут же смели в объятия.

— Дюшка, живая, — радостно визжала Верка, а Люба просто молчала и улыбалась, как и я, так мы и стояли бы еще, наверное, долго, но нас отвлекли.

— Вера, пойдем, я покажу тебе твой домик, — прогромыхал бас Дениса.

— Люба, твои вещи я уже отнес в домик, пошли, покажу, — протянул Егор, руку Любе.

— Подождите, — подняла Вера руку вверх, останавливая парней, а я зависла, разглядывая их.

Денис был огромный как гора, одни бугрящиеся мышцы перекатывались от каждого его жеста, да у него ладонь с мою голову, наверное, настолько он был огромен. Брюнет короткий ежик на голове, карие глаза, нос прямой, подбородок квадратный с ямочкой. Рост метра два точно будет. Бодибилдер, скорее всего.

Егор, чуть ниже Дениса сантиметров на пять-десять, рыжий, глаза серые, миндалевидные как у кошки, наверное. Нос с горбинкой, подбородок немного островатый. Не такой огромный, но видно, что парень тоже не хилый и возможно занимается борьбой. Тут подошел Никита, не сводя с меня глаз и даже не моргая, он прошелся по мне с ног до головы, остановился на губах, впившись в них голодным взглядом, что я даже ощутила покалывание на них и провела по ним языком.

Никита был одним ростом с Егором, глаза голубые, светло русый, спортивного телосложения, наверное, тоже занимается каким-то спортом или борьбой, — думала я, разглядывая парней, но меня отвлекли голоса.

— Так не пойдет, мы приехали вместе, и домик бронировали на троих, — говорила Люба.

— Это компенсация, девчата, за то, что вы пережили, деньги уже вам вернули на счет, и выделили каждой по домику, — говорил Егор.

— А деньги, зачем вернули? — спросила Вера — И с чего это вы решаете тут?

— Так мы как бы владельцы этой базы и приносим вам свои извинения таким образом, — ответил Никита.

— Стоп, уж не думаете ли вы, что мы с вами рассчитаемся своими телами? — воскликнула Люба и с неприязнью посмотрела на парней.

— Что за мысли посещают такую хорошенькую головушку, — протягивая руку к Любе, говорил Егор.

— Повтори, что ты сейчас сказала, — глядя на Любу тяжелым взглядом, утробно прорычал Денис и перевел взгляд на Веру, — Ты тоже так думаешь? И как часто вам такое предлагают? — взревел этот бугай.

— Я…я…не знаю, — шепотом ответила Вера, затравлено посмотрев на парней.

— Руки убрал, и вообще не подходи ко мне больше, — отскочила Люба от Егора и в нервном жесте махнула рукой, словно от мухи назойливой.

— А ты что скажешь? — спросил Никита, так и не сводя с меня глаз.

— Хм, эта версия имеет место быть, мы вас видим первый раз и сразу такие привилегии, это пугает и отталкивает одновременно, — честно ответила я.

— Вау, Никита, ты тут, а я так скучала, — взвизгнула молодая девушка и запрыгнула на Никиту и впилась в его губы.

Мне стало неприятно, а внутри что-то больно кольнуло, ведь совсем недавно он целовал меня, а теперь вот…

Отвернувшись, пошла по узенькой дорожке, что сворачивала за центральный огромный дом. Это, наверное, была основная гостиница, что-то отдыхать тут мне резко расхотелось, настроение пропало, было одно желание, укутаться в одеяло, включить любимую мелодраму и в обнимку с ведерком мороженного, пореветь от души.

— Ты куда убежала, — схватила меня за руку Люба, — Пошли, нам выделили домик и дали ключи, — потрясла она ими перед моим носом, и повела меня в сторону домиком.

— Ну и кобель, сволочь, урод, — причитала Верка, расхаживая возле крыльца.

— Ты о ком это, — подойдя, спросила Люба.

— О Денисе, стоило нарисоваться новым юбкам, как он тут же переключился, а ведь какие слова говорил этой ночью, как заботился, — взъерошив и без того уже спутанные от ветра волосы, возмущалась Верка.

— Это точно, мне Егор тоже, говорил всякий бред, я сразу смекнула, что на койку намекает, да и агрегат его, это четко выражал, — недовольно сказала Люба и резко умолкнув, повернулась к нам,

— Девочки, я надеюсь, вы не натворили дел, не сделали ошибку?

— Нее, ты что, — замотала я головой.

— Да я боюсь его, у меня даже мысли не промелькнуло, всю ночь тряслась от страха, — возмутилась Верка.

— Фу-у, вот и славненько, вот и хорошо, — выдохнула Люба и повернулась обратно к двери открывая ее.

— Девочки, мне нужно родителям позвонить, есть у кого телефон? — заходя в домик и озираясь по сторонам, спросила у подруг.

— Мой взорвался вместе с машиной, тоже надо бы позвонить, — сказала Люба и мы уставились на Веру.

— Что, думаете, мой не горит, не тонет и не взрывается? Ошибаетесь, мой так же взлетел со всеми вещами, он в сумочке был, — жестикулируя руками, говорила Верка.

— Люба, а про какие вещи говорил Егор? — задумчиво спросила ее.

— Не представляю, — ответила Люба, оглядываясь по сторонам, словно искала ответ.

— Тут одна спальная девочки, — крикнула Верка из комнаты, и мы ринулись к ней.

Вид был шикарный, огромные панорамные окна выходили на озеро. Посреди комнаты стояла огромная кровать, да там, таких как мы человек семь поместится, по бокам от кровати тумбочки, над ними висели бра, дальше были две двери, открыв одну поняла, ванная комната, совмещенная с санузлом, а вторая дверь была в стенной шкаф.

В ванной комнате были душевая кабинка, ванная, раковина, а в углу белый друг — унитаз.

— Мда, — сказала я и села на край кровати, — И что делать будем, без телефонов, денег, документов и даже сменной одежды? — посмотрела я на девчонок.

— Я не знаю как вы, но я кажется уже по горло сыта этим отдыхом. Может домой? Позвонить можно попросить и на ресепшен, — сказала Люба и присела рядом со мной.

— Я полностью согласна. Нафика мы послушали этого балабола? Хочу быстрей уже уехать отсюда, — говорила Верка.

— Пойдемте, — встала я и направилась к выходу, девчонки не отставали, а выйдя на крыльцо, мы столкнулись с этими хозяевами данной базы.

— Где тут можно позвонить, задала я вопрос, смотря на Егора и Дениса, полностью игнорируя Никиту.

— Куда? — спросил Егор, не сводя взгляда с Любы.

— Родителям, — ответила Вера, так же игнорируя Дениса и осматривая Егора и Никиту.

— Когда вам нужно позвонить? — спросил Никита, и я четко ощущала его взгляд, вопрос он задал мне, и это было ясно, но я не собиралась ему отвечать, тут спасла Люба.

— Прямо сейчас, — сухо ответила она.

— Вот, — протянул Егор свой телефон и Вера схватила его направилась обратно в домик, мы с Любой поспешили за ней, парни за нами, но зайдя внутрь мы захлопнули дверь перед их носом.

— Через десять минут отдадим, — крикнула Верка через дверь.

Устроившись на диване, мы решили, что звонить нужно, Вериному отцу, он военный, что ни будь да придумает, как нас отсюда вытащить.

— Алло, папа привет, слушай меня внимательно, резко начала Верка, а я пошла, посмотреть, есть ли тут кухня, пить хотелось ужасно.

Кухня нашлась сразу, порыскав по шкафчикам, я обнаружила даже чай, кофе, конфеты, мед, а холодильник был полностью забит продуктами, даже сок имелся трех видов. Найдя стаканы, я налила нам всем по стакану сока и пошла к девчонкам.

Вернувшись с соком, девчата улыбнулись и взяли свои стаканы.

— Ну, что сказал отец? — спросила, усевшись на диван и сделав пару глотков, — Уф как хорошо.

— Сказал, передать трубку хозяину, а перед этим пообещал, что уже сегодня к вечеру переведет деньги, а через четыре дня за нами приедет машина, и нас заберут.

— А куда он сделает перевод? — спросила Люба

— Думаю для того и нужен был хозяин, — пожала плечами Вера.

Парни топтались на крыльце, и слышно было, как Никита говорил с отцом Веры, а потом в дверь постучали, а точнее забарабанили.

Мы переглянулись и пошли на выход, открыв дверь и не давая возможности зайти внутрь, сами вышли на крыльцо.

— Может, войдем все в дом девчата, нам нужно поговорить, — говорил Никита, снова испепеляя меня взглядом.

Да что ему нужно то? — нервничала я мысленно.

— Нет, ребята! Говорим на нейтральной территории, — ответила Люба.

— Вот деньги, держите — протянул пачку крупных купюр Денис.

— Нет, отец сказал, что деньги вышлет к вечеру, а от вас ребята нам ни чего не надо, — замотала головой Вера.

— Это все или еще что-то? — спросила я.

— У меня…нас…нет ни чего с Риткой, Ленкой и Светкой…это прошлое, сказал Егор, виновато поглядывая на Любу.

— Это нас не интересует, у вас своя жизнь у нас своя, — отчеканила Вера, и мы развернулись уже уходить, как услышали.

— Мальчики вот вы где, а мы вас повсюду ищем, банька готова, Денис, все как ты любишь, — говорила одна из девушек, что шли к нам, вернее к парням.

— Ник, у меня для тебя сюрприз, — сказала вторая.

— Егор, я так соскучилась, — сказала третья.

— Ну что встали? Мы ждем только вас, — сказала первая.

— Легкого вам пара ребята, — оскалилась я в подобии улыбки, и мы зашли в домик, закрываясь изнутри.

Глава 4

Никита

— Да ну нах… — взревел Дэн.

Это бунгало на удивление выдержало взрывную волну, лишь окна вылетели на раз, девчонки сжались и обхватили головы руками.

Я заметил, как Надину руку посекло осколками стекла, но раны не глубокие, просто царапины.

— Вы как, все живы? — раздался голос Егора, он, по-видимому, не стал заморачиваться с одеждой, и предстал перед всеми с голым задом.

Мы, вернее оборотни к этому спокойно относимся, за исключением пар. Если пара сформировалась, то такое уже не допустимо. Там уже вступают собственнические инстинкты. Зверь ревнует и может перегрызть горло потенциальному сопернику. Вот и сейчас, мой волк, да и человек тоже, категорически против, чтобы моя пара смотрела на голого самца. Но она оказалась умной девочкой и отвела взгляд от Егора, тем самым немного успокаивая меня.

— Да, обошлось, — ответил Дэн, осматривая свою пару.

— Нужно выбираться, но машины уже нет, придется ножками, — сказал Егор.

У блондинки опять начиналась истерика. Она, да и скорее всего они все нам не верили, думая, что их разыгрывают. Делать нам больше не чего, отдыхающих так встречать. Хотя такого рода развлечение можно и придумать. Для тех, кому адреналина на маршрутах не хватает. Дэн пытался что-то сказать, и видел внимание своей пары на Егоре, он еле сдерживал себя и пришлось вмешаться, сказав, что после все объясним.

— Ник, Дэн, там люди Северского, и они прибывают, нужно уходить и немедленно, — раздался голос Егора у меня в голове.

— Есть идеи? — спросил Дэн.

— Да. Давайте каждый берет свою пару, и по нашим секретным точкам разбежимся, там все есть, запасы еды на месяц, связь есть. Как решим вопрос, встретимся на базе, — предложил я пацанам.

— У тебя еще водоснабжение мы не наладили, думаешь, продержишься? — спросил Дэн у меня.

— Да, думаю, запасов хватит, сначала нам нужно спасти свои пары, а это значит, нужно их доставить в безопасное место, а там уже и остальные вопросы решать, давайте все по значимости, а там на связи.

— Они медленно будут идти, предлагаешь обернуться сейчас? — спросил Егор.

— Нет, оборот только в крайнем случае, понесем на спине, как рюкзаки, — ответил ему.

— Уверен, что они согласятся? — спросил Дэн.

— А это мы сейчас и проверим, — отозвался я.

После ментального общения, оглянулся, а девчонок в углу уже не было, эти инициативные же ползли к выходу на карачках. Есть один минус в таком общении, это то, что ты отключаешься от реальности, когда в человеческом облике, а в зверином это ни на что не влияет. Зато после полного соединения с истинной, мы уже и в человеческом облике, сможем так общаться и все примечать, что происходит вокруг.

Может грубовато, но так получилось. Я в приказном тоне остановил их, зато они моментально подчинились. Объяснил им план нашего передвижения, но и тут им не угодить. Немного поспорили и спасибо людям Северского, что вновь открыли огонь. Моя малышка не раздумывая запрыгнула мне на спину, обвив мой живот ногами, а руками обвила шею.

И даже в экстремальной ситуации я представил эти ножки у себя на плечах, и я глубоко беру ее…Черт, встряхнув головой, постарался собраться с мыслями, сначала безопасное место. И я рванул к выходу, со словами,

— Встретимся на месте, как и договаривались, и держим связь, — выбежал на улицу.

Уже смеркалось, и я побежал по лесу, с самой драгоценной ношей у меня на спине.

Спустя какое-то время мы добежали до моего секретного домика, о котором знают только Дэн и Егор.

Зайдя в дом, я поставил Надю на ноги. Сам пробежался по всем окнам и задернул жалюзи, затем отодвинул стол, под которым скрывался люк, он вел в бункер, который был бронебойный, открыл люк и прыгнул вниз, включил свет.

— Так и будешь там стоять? — крикнул своей трусишке.

Услышал ее неуверенные медленные шаги, — Может, уже поторопишься? — попытался поторопить свою красавицу, доставая свечи и фонарь, на случай сбоя в энергии.

Увидев, что Надя уже подошла, решил помочь ей спуститься и выскочил наверх.

Как только она оказалась внизу, я выскочил верх и поставил стол на место, а после, спрыгнув в бункер, задвинул крышку и плотно ее закрыл, теперь открыть люк можно, только снизу. Ну вот, моя девочка в безопасности, облегченно выдохнул своим мыслям и повел ее в комнату.

Тут было все необходимое для выживания на троих в случае опасности. Сразу стал показывать, что где и для чего.

Сначала внимание Нади привлек телеграф, а после опять поинтересовалась своими подругами.

Постарался говорить более убедительно, что они в безопасности, хотя сам еще не знал, как ребята добрались. Расстояние для ментального разговора не позволяло, а телеграф еще не включал.

Решил, что моей крошке нужно освежиться, а пока она моется, я приготовлю нам ужин. Открыв шкаф, выудил оттуда полотенце, а потом, взглянув на съежившуюся Надю, достал футболку, носки, прикинув комплекцию, понял, что брюки будут ей велики, но если что, подвяжу. Все всучил ей в руки и тихонько подтолкнул к уборной.

Открыв холодильник, прикинул, что еды хватает, достал мясо, сырные и колбасные нарезки, которые недавно закидывал Егор, он всегда обновляет запасы продуктов, берет пару дней и уезжает для важного как оказалось дела. Мы еще над ним посмеивались и не раз, а оказалось если бы не Егор, то Надю мне кормить было бы и не чем. Ну, кроме мяса, которое я бы добыл и теткиных заготовок. Пока выкладывал все на стол, раздался визг, и я мгновенно рванул к Наде.

Она выскочила полностью нагая и прямо на меня, я инстинктивно обнял ее, осматривая помещение, ища опасность, а мой зверь потребовал сделать ее своей и немедленно, я обнял ее крепче, попытался успокоить своего зверя, вдыхал этот неповторимый, божественный аромат ее кожи. Немного придя в себя, спросил, что случилось, оказалось это я лох, не подумал, что для нее это просто ледяная вода. Это нам, оборотням нормально, но не людям.

Зато, успел разглядеть и оценить ее прелести. Аккуратная грудь, шикарная попка. Мой член уже стоял колом, желая насадить ее на себя и не отпускать пока она не сорвет свой голос, от стонов, которые я буду выбивать из нее, вбиваясь в ее влажные глубины, что будут течь для меня одного.

Чувство неловкости, остудило мой пыл, в первую очередь, я обязан позаботиться о своей паре. Злясь на свою невнимательность, приступил к готовке, нарезав мясо, закинул на сковородку, пока жарится, вскипятил чайник, и заварил чай с лесными ягодами. Я слышал, как моя пара пыхтела за занавеской, и улыбался, мне было чертовски приятно готовить для своей единственной, и неважно было в этот момент, что я еще не пометил ее, просто в эти минуты я был счастлив.

Надя вышла из уборной в одной футболке, неловко переступая с ноги на ногу словно стесняясь, она топталась на одном месте и наблюдала за моими действиями, я помешивал мясо в сковородке и старался сделать серьезное лицо, моя малышка была просто прекрасна в своей скромности.

Предложив свою помощь, Надя занялась ассорти, а я, дожарив мясо, выкладывал его на тарелки.

Приступив к трапезе, моя девочка даже глазки закатила от удовольствия. Я был горд, что смог угодить своей паре. Потом она поинтересовалась, связывался я с кем, или нет кивая на телеграф. Окинув стол, намекнул, что пока не до этого было, но сам уже понимал, что пора включать эту чудо машину.

Надя уже вовсю зевала, когда я поставил перед ней чай.

По ней было видно, что она еле держится, и нуждается в отдыхе, а потому я занялся своими делами, не отвлекаясь сам и не отвлекая ее.

Запустил телеграф, отправил сообщение парням, а следом Глебу.

У меня в подвале дома мы установили телеграф и сервак.

Поступившая на телеграф информация, уходит на сервер и обрабатывается через программу, а оттуда уже отправлялась адресату на мобильный телефон в виде СМС. Мы вложили немало денег в такую программу, но она того стоит. Все было задумано на случай нештатных, чрезвычайных или экстренных ситуаций. Только зная язык Морзе можно держать связь, это задумка Егора.

Глебу как начальнику безопасности мы доверяем как себе. Мы его наняли, еще, когда сами стояли у истока своего бизнеса, и он ни разу не подвел нас, не заставил усомниться.

Все, сделав, получил ответ от Дэна, он сообщил, что добрались они благополучно, единственное переживает за психическое состояние своей пары, что там конкретно не сообщил. Егор вышел на связь через полчаса, после разговора с Дэном, так же сообщил о том, что добрались без потерь и толком говорить не может, объясняя тем, что ему устроили скандал. Понимаю его, ему сейчас нелегко, его пара с характером, улыбнулся я своим мыслям и посмотрел на свою мирно сопящую малышку, вспоминая как она ластой отходила Дэна по его медвежьей морде.

Да у моей девочки тоже характер. Довольный, я подошел к моей единственной и прилег рядом. Вспомнив о ее царапинах, я взял ее ручку и стал зализывать, аптечки тут нет, нам такое ни к чему. Убедившись, что все ранки зализаны, обнял свою пару, и, вдыхая ее аромат, я погрузился в чуткий сон.

Почувствовал, как Надя елозит, у меня вырвался рык. Малышка замерла, и я снова почувствовал тоненький шлейф ее страха. Вот идиот, напугал мою кроху.

— Спи сладкая, еще рано, — сказал ей сонным голосом, а после подумал, что Глеб так и не ответил, решил связаться с ним снова. Были нехорошие мысли, что и на него напали, обдумывал кому это нужно, у нас были стычки и раньше с некоторыми предпринимателями, когда мы только начинали свой бизнес, потому мы и придумали убежище, неподалеку от каждой базы есть по бункеру. На территории «Клыка их три, наверное, в кураж тогда вошли.

На этот раз, Глеб ответил сразу, извинившись за задержку, он сообщил, что направил людей и пообещал, что этот квадрат будет зачищен через три часа, а пока не высовываться, квадраты, где находятся Егор и Дэн уже зачищены, а ребята уже по пути на базу. О чем и сообщил Наде, замечая, что она не спит. И снова мое упущение, ей нужен был туалет. Ожидая ее в коридоре услышал, что к нам кто-то приближается и не один и даже не два, судя по шагам не меньше дюжины, интересно, это свои или нет. Нужно прислушаться и вести себя тихо.

Когда Надя вышла, я прикрыл ей ротик рукой и дал понять, что бы молчала. Она сообразила только когда услышала шаги на верху, и умничка вела себя тихо, хотя я видел ужас в ее глазах и чувствовал запах страха.

А после раздался голос нашего теперь уже врага.

Его речь напугала мою девочку, я увидел дикий ужас в глазах Нади, она вся сжалась и дрожала, я снова попросил ее жестом, молчать. Меня обуздал сильный гнев, и я собрался выпустить его на своего врага, что оскорбил мою пару и грязно высказался по отношению к ней, я был готов убивать всех и вся, кто посмеет обидеть мою единственную. Но только я встал, собираясь выйти и начистить морду этой падали, как почувствовал прикосновение к руке, опустил взгляд и увидел, как потряхивает мою малышку. Она мотала головой, слезы стекали по ее щекам, она всем видом просила меня не уходить.

Тяжело вздохнув, я сел обратно и сгреб свою испуганную малышку себе на колени, заключая в стальных объятиях, зверь со мной был согласен, сначала я должен успокоить единственную, а после расквитаться с врагом. — Сладкая моя, не бойся ни чего, я ни кому не позволю тебя обидеть, поверь мне, — шептал я, глядя в ее глаза.

Надя неуверенно кивнула и всхлипнула. Не зная как успокоить ее, а опустил взгляд и меня просто снесло от вида таких манящих пухлых губ, Надя облизнулась и я сорвался, такие желанные, сладкие, податливые. Я целовал ее жадно, пил каждый ее выдох, сходил с ума от этой страсти и отдачи с ее стороны, мой зверь ликовал ее отзывчивости.

Боясь не сдержаться, я остановил поцелуй и немного отстранился, заглядывая в затуманенные от страсти глаза моей девочки, но она не давала мне выбора. Сама потянулась к моим губам и я, стараясь сдерживаться изо всех сил, прильнул к сладкому нектару, но уже нежнее, а после все-таки с трудом, но отстранился, отрываясь от такого желанного наваждения. Не сводя глаз, разглядывал губки моей малышки, они припухли от нашего поцелуя и, не удержавшись, я провел по ним пальцем. Надя приоткрыла ротик, и мой зверь подкинул мне картинки, как эти губки смыкаются вокруг моего члена. В паху уже все ныло, обещая разорвать штаны.

Но происходящее наверху охладило мой пыл, я должен был устранить врага, и обеспечить полную безопасность своей малышке. В доме, что-то происходило, сначала грохот, потом стрельба, а после и крики.

— Ну, волчара, ну ты и сука, — рычал мой враг, а после заработал полиграф, и я, подойдя к нему, взял блокнот и стал записывать, сообщение. Закончив принимать сообщение, еще раз перечитал его и ухмыльнулся, отложив блокнот, поймал Надин взгляд, она внимательно смотрела за каждым моим действием. Поняв ее любопытство, я протянул ей блокнот, она имеет право знать, какие наши дальнейшие действия.

Пока мои люди работают, я должен позаботиться о своей паре. Поставив чайник, я решил ментально связаться с парнями, они уже были не так далеко и мы смогли держать ментальную связь. Егор и Дэн уже вместе и едут на базу. Ребята хотели отправиться ко мне, но я запретил, мы еще не знали, что нас ждет на базе. Хоть Глеб и заверил, что территория чиста, на базе посторонних не обнаружено и все работает в обычном режиме, все равно, всегда был риск.

Закончив общение, с ребятами, я посмотрел на свою пару, обращая внимание, что она прислушивается, к происходящему на верху, но сейчас там было тихо, я слышал дыхание трех оборотней, и один из них был ранен, так как дыхание его было булькающее. Нежилец, подумал я и переключил свое внимание на Надю.

— Чай или кофе? — спросил ее, а Малышка видать полностью переключилась на событие вверху, что вздрогнула от моего вопроса.

— Кофе, — прошептала Надя

Забавно было наблюдать за ее реакцией, но она вся зажалась и это нужно исправлять.

— Расслабься все позади, сейчас мы позавтракаем, а после ты поспишь еще немного, хорошо? Еще очень рано, — старался говорить нежно, но убедительно.

— А ты меня не оставишь? — с опаской поглядывая на потолок, сползая с кровати и идя к столу, спросила Надя.

— Если ты хочешь, то я останусь, — ответил я, стараясь не выдать своей радости, что моя пара не желает со мной расставаться. Зверь довольно порыкивал.

— Хочу! Останься! — попросила Надя, с искренней надеждой в глазах.

— Хорошо, садись за стол и пей, — все же улыбнулся я, не сдержавшись. Моя пара нуждалась во мне, и это не могло не радовать.

— А почему мы разговариваем? — спросила Надя.

— Ахах, — не удержался я, — Он и так знает, что мы тут, не вижу смысла играть в молчанку, — пожав плечами, ответил ей.

— Что за овца с тобой, а Никитос? Неужто нормальные самки больше не дают? — раздался ржач Северского.

Меня это взбесило, и я думал уже сорваться и плевать на предупреждения Глеба, я просто хотел начистить харю, этому ублюдку, но Надя коснулась меня и меня снова прошило током от ее прикосновения. Я перехватил другой рукой ее ручку и потянул на себя, подхватив Надю на руки, отнес ее в кровать, уложил, накрыл одеялом и, обняв, прошептал, — поспи еще.

— А ты не уйдешь? — спросила, упрямица, разворачиваясь ко мне лицом.

— Нет, — убирая волосы с ее лица и поцеловав в носик, пообещал ей.

Надя не просто обняла меня, а вцепилась в мою футболку. Спустя некоторое время я слушал ее ровное сопение, немного подождав, хотел встать, но Надя сразу открыла глаза и стеклянным взглядом пыталась сообразить хоть что-то. Решил сделать вид, что просто переворачивался на спину, она должна успокоиться. Подтянув свою малышку и уложив ее голову себе на плечо, я обнял ее, поглаживая, тем самым успокаивая. Вскоре я прислушался и понял, что Надя погрузилась в глубокий сон, аккуратно выбрался с кровати, хорошенько накрыл ее одеялом, подбив его по бокам, пошел на выход. Пора решить вопрос с Северским.

Подходя к люку, прислушался, в доме было двое, третий все-таки не перенес ранение, пришел к выводу я. Потянувшись к люку, услышал, как что-то упало, а после я учуял запах газа, слабый, но возле люка я определил его. Отошел от люка, решив выждать, мои ребята начали штурм, видать во дворе уже все зачищено. Придется менять место, теперь все знают, что тут мое убежище. Хреново вышло, но есть и свои плюсы, я сумел укрыть свою пару в безопасном месте.

Простояв так минут двадцать, услышал спокойный голос Глеба:

— Выходите, Никита Дмитриевич, теперь можно, — говорил Глеб.

— Где он? — задал я единственный вопрос, выбравшись наверх.

— На улице, — кивнул Глеб на выход.

— Там моя пара, отвечаешь за нее головой, пока я разбираюсь с этим…как проснется, дай знать, — давал указания Глебу, идя к выходу, у выхода на секунду тормознул, и, посмотрев Глебу в глаза сказал — И Глеб, она моя истинная, ты меня понял?

— Не волнуйтесь Никита Дмитриевич, все будет хорошо, — серьезно ответил Глеб.

Выйдя на улицу, смотрел, как мои люди держали стволы у лежащих мордой в землю оборотней, все до единого были оборотни.

— Вот урод, пробормотал я, сплевывая на землю.

Окинув всех взглядом, увидел Северского и направился к нему.

— А теперь сука, ты мне ответишь за все и за Саныча и за угрозы в адрес моей паррры, — схватил я этого ублюдка за грудки и поднял с земли.

— Какой пары, ты что несешь? За Саныча да, готов ответить, но и ты ответь, какого хера ты сжег мою базу? — рычал Северский, так же хватая меня за грудки, а его глаза полыхали ненавистью.

— Какую к херам базу? Тебя что, комары покусали, что опухоль в мозгах проявилась? — орал я на него.

— «Юность» — только и сказал Северский, и отпустил меня, а потом растерянно посмотрел вокруг, продолжил:

— Значит не ты, но все улики показывали на тебя, вернее на вашу троицу, говорил Северский как-то с сомнением в голосе.

Я отпустил его, он выглядел каким-то потерянным.

— Бл-ть, тебя подставили Ник, и меня тоже, — взъерошив волосы в нервном жесте, закончил он.

— Так Коля, а теперь по порядку. Какие улики? Кто подставил? — видя, что он не блефует, стал задавать вопросы.

— Вадим, — крикнул Северский.

Спустя минуту, к нам подвели Вадима, начальника охраны Северского.

— Да, Николай Федорович, — сказал он, а я, да и Северский тоже почувствовал, как от Вадима несло страхом.

— А ты чего струхнул? Расскажи нам, какие улики указывали на Волкова и его друзей? — обманчиво тихо спросил Северский у своего охранника.

— Николай Федорович, я не должен,…я виноват,…прошу…, - заикался охранник.

— Заткнись, соберись и отвечай как мужик, или я с тебя заживо шкуру стягивать буду шакал, — сплюнул Северский на землю и уставился на своего охранника.

— Это все Кира Федоровна, она сказала, что …в общем, она решила вас устранить, столкнув с Волковым и его партнерами.

— Чтооо? — Кира? А ей-то на кой хер это нужно? Да и причем тут она? У нее муж достаточно богат, ты что несешь? — взревел Северский на своего охранника и, подскочив к нему, он схватил его за грудки и со всей дурью оттолкнул так, что тот прилично пролетев впечатался в дерево и стек по нему на землю.

— Это вы у нее спросите, но я сказал правду, — хрипел Вадим.

— Бля…Ник, за Саныча отвечу, у него семья была, беру их содержание на себя полностью, я не знаю…бляяя…, - нервно взъерошивая волосы, говорил Северский, метая взгляды по сторонам. Он был в полной растерянности, даже как-то жалко его стало, но показывать оборотню свое сочувствие глупо. Поэтому я задвинул эту эмоцию и, похлопав его по плечу сказал.

— Да, у него осталась внучка, и это правильное решение, и ты забыл про мою пару, — говорил я, а сам начинал заводиться, вспоминая его грязные слова в адрес Нади.

— Ты о ком? Я не видел твою пару, да и не слышал об этом, — в удивлении поднял он газа и уставился на меня, в ожидании ответа.

Но тут мой слух уловил, голос моей малышки, и я рванул к ней, оставляя Северского на потом. У входя один из охранников протянул мне пакет, сказал, что Дэна подруга передала. Заглянув понял, что это одежда для моей девочки. Влетев в комнату, я окатил всех таким взглядом, что ребята быстро поняли, зверь не доволен, что возле его самки вьются самцы.

— Все хорошо? Выспалась? Вот, держи — протянул Нади пакет.

— Прости, но было одно неотложное дело. И ты была в безопасности, — ответил ей.

Выбравшись из-под одеяла, Надя направилась в уборную, а я отвернулся, вспоминая, вроде я оставил средства для гигиены, а вот воду так и не согрел, стукнул себя полбу, но было уже поздно, я услышал шум воды. Спустя какое-то время Надя вышла, она была такая забавная, ее волосы были взлохмачены, но вот мешки под глазами, выдавали всю правду, что моя девочка нуждается в отдыхе. Она спросила расческу, а я не мог отвести от нее взгляд, мне нравилось то, что я видел, Луноликая выбрала мне в пару настоящую красавицу. Мы вышли из домика и я, улыбаясь, наклонился, сказав, — Запрыгивай.

— А мы разве не на машине? — спросила Надя, оглядываясь по сторонам, видать в поиске машины.

— На машине, сладкая, но до дороги еще нужно добраться, — ответил ей.

Забравшись мне на спину и сомкнув ноги на моем животе, а руками обвив за шею, а я ухватил одной рукой за голень моей девочки, а второй за бедро и спросил,

— Готова?

— Да, — ответила Надя хриплым от возбуждения голосом. От нее исходил сладкий запах желания, моя малышка среагировала на мои прикосновения, и желала меня, я был готов уже вернуться обратно и взять ее в этом домике, но встряхнув головой, я подумал, что так могу оттолкнуть ее от себя. Еще я четко ощущал запах ее невинности, а это значит, что у нее еще ни кого не было, и я сделаю все, чтобы первый раз она запомнила навсегда. Я заводился от мысли, что я буду единственным мужчиной у своей самочки. Еще раз, встряхнув головой и приведя мысли в порядок, рванул в сторону дороги.

Выскочив на дорогу, я специально перекинул Надю вперед и, прижав к своему телу, медленно опускал ее на землю, полностью обтирая ее собой, а себя ей, смешивая наши запахи, хотя бы таким пока способом. Машина подъехала быстро, за рулем сидел молодой оборотень, Вик.

В дороге, я приревновал свою девочку к собственному водителю. Мое дыхание участилось. Вик гнал, как мог, он, как и любой оборотень уже учуял запах возбужденного самца и понимал, что это значит.

— Тебе плохо? — шепотом спросила, Надя.

Я не мог ответить, меня просто вело от нее, и ее запаха, я был готов разложить ее уже тут в машине на заднем сидении и пытался успокоить зверя и успокоится сам. Надя пыталась меня остановить, и я понимал на задворках подсознания, что нужно остановиться, но не мог. Машина уже давно остановилась, и Вик понимая, в чем дело, вышел, чтобы не провоцировать моего зверя, своим присутствием. Но тут я услышал, что моя пара плачет, и почуял запах страха, это меня и отрезвило.

— Прости, прошу, прости, я…уфф…я не знаю, как это …прости, — не зная как оправдать себя, я просто вылетел из машины и крикнул Вику,

— Вези на базу, головой ответишь, если хоть волос упадет с ее головы, — рванул в лес.

Заходя на территорию базы, я четко слышал довольный визг, встретившихся подруг. Понял, что парни решили расселить их, по разным домикам и был не против, это нам всем на руку, так мы могли больше времени проводить со своей парой и быстрее их завоевать. Подходя к ним ближе, услышал возмущение со стороны брюнетки.

— Так не пойдет, мы приехали вместе, и домик бронировали на троих, — говорила Люба.

Ребята пытались отмазаться, прикрываясь тем, что это просто компенсация за все, что они пережили. Но их версия по поводу оплаты телом взбесила нас всех. Даже в голову такое ни разу не приходило, а им значит пришло. Может они так…неее…я точно знаю, что Надя невинна, она точно не могла, а вот подруги ее.

Хотя это уже головная боль Егора и Дэна. Моя девочка чиста.

— Вау, Никита, ты тут, а я так скучала, — раздался знакомый голос, а следом Ленка просто запрыгнула на меня и впилась в мои губы, настойчивым поцелуем.

Я аккуратно оторвал ее от себя и отодвинул, мне был противен этот поцелуй до тошноты. Я оглянулся и увидел, что пацаны так же держат на расстоянии Ритку и Светку, а наших девочек и след простыл. Мой волк требовал проучить зарвавшуюся самку и срочно найти свою пару и объяснить ей все.

— Идите работать девочки, — мрачно сказал я и пошел по запаху, за своей парой. Пацаны поспешили за мной.

Подойдя к домику, не успели мы подняться на крыльцо, как двери открылись и нам на встречу вышли наши девчата.

— Где тут можно позвонить? — задала вопрос моя малышка, смотря на Егора и Дениса, полностью игнорируя меня.

Уточнив куда и когда им нужно позвонить, я дал свой телефон.

— Что они уже себе на придумывали? — спросил себя и ребят.

— Да хер их разберет, все же хорошо было, пока… не появились лисички…да…точно…да они ревнуют, — радостно констатировал Егор.

— Ревнуют? Возможно, — задумчиво сказал Дэн.

И мы задумались каждый о своем. Меня бесило непонимание, того, что могло произойти за такой короткий срок, но мои мысли прервала резко открывшаяся дверь, на крыльце показалась Вера с трубкой у уха,

— Да папа, даю хозяина, — говорила она и после протянула мне телефон.

— Алло, — ответил я, наблюдая как дверь закрывается.

— Полковник Иванов, отец Веры! — представился голос в трубке (почти генеральская дочка, да уж «повезло» Дэну — подумал я)

— Волков Никита Дмитриевич, владелец базы отдыха «Клык», — представился я.

— Никита Дмитриевич, мне дочка сообщила, что у них в дороге произошло нападение на нее и ее подруг, девчонки остались без денег, документов и вещей. Прошу вас посодействовать, скиньте мне ваши данные, я переведу деньги девочкам, а через пару тройку дней, отправлю за ними машину. Надеюсь на ваше понимание.

— Не вопрос полковник, сейчас скину, — ответил я, — И со своей стороны хочу заверить, что на территории базы им ни чего не угрожает, и обещаю сделать все, чтобы они ни в чем не нуждались.

— Кхм…Андрей Владимирович, обращайтесь ко мне лучше Андрей Владимирович, — попросил полковник, — И спасибо вам за понимание, — поблагодарил он.

Закончив разговор я постучал в дверь к девчонкам, они вышли из дома и внимательно смотрели на нас, причем я заметил, каждая избегала свою пару. Значит Егор прав, они ревнуют, этого еще не хватало, нужно срочно исправлять ситуацию. Хотя было приятно, значит не все равно, значит, не безразличен. Моя малышка была просто прекрасна в гневе.

В дом нас не пустили и от предложенных денег отказались, что делать дальше я не знал.

— Это все или еще что-то? — спросила Надя.

— У меня…нас…нет ни чего с Риткой, Ленкой и Светкой…это прошлое, — сказал Егор, виновато поглядывая на Любу.

— Это нас не интересует, у вас своя жизнь у нас своя, — отчеканила Вера, и только они собрались уходить, как раздался голос Ритки.

— Мальчики вот вы где, а мы вас повсюду ищем, банька готова, Денис, все как ты любишь, — говорила она.

— Ник, у меня для тебя сюрприз, — сказала Ленка, окидывая меня томным взглядом.

— Егор, я так соскучилась, — сказала Светка, ластясь к другу.

— Ну что встали? Мы ждем только вас, — сказала Ритка, уперев руки в бока.

— Легкого вам пара ребята, — оскалилась Надя в подобии улыбки, и они скрылись в домике.

Ревнует, как пить дать — ревнует! Это и радовало и злило. Злость в данном случае перевешивала, мне нужно завоевать доверие, а не просрать его.

Меня стала напрягать вся эта ситуация и я схватил Ритку за руку, повел ее на ресепшен. Ребята шли за нами.

Глава 5

Надя

Я погрузилась в свои мысли, пытаясь понять саму себя. Почему я так среагировала, я знаю его всего сутки, да спасибо ему за то, что спас и вел себя почти сдержанно. Да я и сама вроде была не прочь и большего. Хорошо, что он не воспользовался этим. Он красив, даже очень и он точно птица не моего полета, я простая дочь простых родителей, а он, судя по брендовой одежке уж точно не из бедных, да и эта база отдыха, о многом говорит.

Значит, это был временный порыв, провела я пальцами по губам, вспоминая те поцелуи, когда мы были в его подвале, а после еще и в машине. Там я сильно испугалась, Никита вел себя как голодный зверь, набросившись на меня. Парень видать не может долго без секса и это его поведение, говорило об этом. С одной стороны я бы хотела, чтобы мой первый раз был с таким мужчиной как он, а с другой я не так себе рисовала первый раз. Уж точно не на заднем сидении авто, посреди леса и одного свидетеля в лице водителя.

— Девочки, я хочу, есть. Вы не голодны? — вывела меня из размышлений Верка, своим вопросом.

— Там кухня и холодильник забит продуктами на две зимы, — сказала я, махая в сторону кухни рукой выветривая из головы эти ни кому не нужные воспоминания.

— Готовить будем вместе, — сказала Люба, идя в направлении кухни.

Ну что, это хорошая идея подумала я, и направилась за девчонками.

Готовить решили рыбу, выловив ту самую из морозильной камеры.

Я занялась тушением овощей, Люба рыбой, а Вера нарезками и коктейлями. В этот раз мы готовили не как всегда, девчонки молчали видать, тоже переваривая последние сутки, нашей как оказалось еще очень короткой жизни. Через час уже все было готово, и мы решили накрыть стол в гостиной, на журнальном столике напротив телевизора, и только мы устроились за столом, как в дверь, постучали.

— Откроем или ну их всех? — спросила Люба.

— Думаю нужно узнать кто там, для начала, — отозвалась я.

— Я узнаю, — подорвалась Вера и пошла к дверям.

Мы замерли, и, развернувшись к дверям, внимательно наблюдали. Вера спросила, кого там принесло, в ответ была просто тишина, но только Вера пошла к столу, как в дверь просто забарабанили с такой силой, что я подумала, она сейчас вылетит. Я молча махнула Вере рукой, чтобы шла к нам, а то не приведи Боже и ее снесет с этой дверью. Стуки прекратились, а мы еще выждали, какое-то время упорно глядя на дверь все же решили, что кто бы там не был, уже ушел. Вера подняла бокал с коктейлем устало улыбнувшись,

— Ну, что девчата, за нас и наш первый совместный и самостоятельный отдых, — сказала она и потянула бокал, что бы чокнуться.

— Да девчонки за нас, — сказала Люба, беря бокал.

— И наш девиз, — подмигивая, сказала я, беря свой бокал.

— Верю! — сказала Вера

— Надеюсь! — ответила я

— Люблю вас, любимые вы мои! — сказала Люба, и мы чокнулись.

Делая первый глоток, я чуть не поперхнулась, подпрыгивая. Раздался стук в дверь, а после крик.

— Что это за херня? — басил Денис.

Мы переглянулись и пошли на выход, открыв дверь, нам даже не дали выйти как, протолкнувшись и отодвигая нас назад, зашли эти хозяева данной базы отдыха.

— Что там? — спросила Люба, пытаясь подойти к двери, но ей путь перегородил Егор.

— Не нужно туда выходить, сейчас там все уберут, — сказал Егор, пытаясь поймать взгляд Любы.

— Девчата, у вас так вкусно пахнет, может, угостите, — пробасил Денис.

— С легким паром, — сквозь зубы прошипела Вера.

— Мы не ходили в баню, — состроив обиженное лицо, сказал Денис.

— Вы все не так поняли, — сказал Егор.

— Зачем пришли? — спросила я.

— Значит, нет, — сделал вывод Денис.

— Пригласить вас на полдник, — ответил Никита.

— Мы воспользовались вашим гостеприимством, которое включило в себя заполненный холодильник, полезными и вкусными продуктами, — сказала Люба, кивая на стол.

Возникла пауза, парни смотрели на нас, а мы на них.

— Так, ладно, иначе все остынет, приборы найдете сами, — не выдержала Вера и пошла к столу.

— Ну, раз так, то руки помыть не забудьте, — сказала Люба и тоже пошла к столу.

— Да, — не найдясь с ответом, сказала я и пошла за девчонками.

— Отлично, — радостно сказал Егор, и они дружно скрылись на кухне.

Спустя пару минут, ребята усаживались за стол, пододвинув кресла и пуфик. Вели себя культурно, расспрашивая, что нам будет нужно в скором времени и тут Егор, стукнув себя по лбу, выскочил из-за стола и направился на выход ни кому, ни чего не сказав. Мы дружно проследили за ним, а парни сказали, не обращать внимание, мол, сейчас вернется.

Мы спокойно продолжили свою трапезу, было немного неудобно, тост больше не сказать, и посекретничать, тоже не получится. Хотя можно подумать мы во время готовки секретничали, наверное, так же погрузились бы в свои мысли. Но тут из размышлений вывела хлопнувшая дверь. Егор вернулся и не просто, а с нашими сумками и рюкзаками, правда, вид у них был ужасный, полуобгоревшие, но все же это наши вещи.

Мы просто подорвались с места и ринулись к нему, каждая хватала свои сумки. Я сразу полезла в рюкзак. Аллилуйя. Мысленно радовалась я, обнаружив свои документы и карты в полной сохранности, правда запах был не приятный, пахло гарью, но главное все цело.

Открыть сумку не получалось, она мало того обгоревшая, так еще и деформировалась. Мои попытки ее открыть пресек Никита, взяв меня за руки, он развел их в стороны и принялся открывать, у него это получилось, как мне показалось легко и просто.

— Спасибо, — сказала я, стараясь не смотреть ему в глаза.

— Рад был помочь, — тихо ответил он и отошел к окну.

Я чувствовала, что неправильно веду себя, но ни чего не могла с собой поделать.

Просто мне было страшно, что я влюблюсь в него, зная, что ему это не нужно, обычная вчерашняя студентка из провинциального городка. Нет, встряхнула я головой и решила для себя, что нужно держать его на расстоянии. Если поддамся его чарам, то потом могу не выжить, от боли расставания. Он привык получать все и всех, чего и кого пожелает, это видно не вооруженным глазом, а я потом не переживу, и потому мне срочно нужно уезжать. Позже поговорю с девчонками, надеюсь, они меня поймут.

— Девчата, у нас к вам предложение, — заговорил Егор, — Мы хотим показать вам нашу базу. Как вы смотрите на то, что сегодня мы проведем вам небольшую экскурсию? — загнув вопросительно одну бровь, он посмотрел на нас.

— Экскурсия, это конечно хорошо, но в свете последних событий, это будет не то, что нам нужно, — ответила Верка.

— Короче ребята, вы классные и все такое, но ваше внимание к нам, можете оставить для других. Мы приехали отдыхать, а не снимать. Надеюсь, я понятно изъяснилась? — толкнула речь Люба.

— Значит, нет, — опустив голову в печали, сказал Егор.

— Ну, может завтра? — с надеждой в глазах спросил Денис и окинул Веру взглядом.

— Не думаю, что это хорошая идея, — пожав плечами, ответила я.

— Дэн, Егор, нам пора, а с вами дамы мы не прощаемся, — со всей серьезностью произнес Никита, и они направились на выход.

— Эмм, секундочку. Может у вас есть какие-то рекламные буклеты или что-то тип того? — в спину им заговорила Верка.

На что Денис как то хитро улыбнулся, и ничего не ответив, они вышли из нашего домика.

Мы постояли с минуту, а после засуетились убирать со стола.

— Девочки, сегодня я помою посуду, так как завтра я планирую убираться отсюда, — заговорила я.

— Так стоп, куда это ты собралась? — остановилась Люба, ожидая моего ответа.

— Девочки, давайте сначала все уберем, а после я вам все расскажу, — молящим взглядом смотрела я на своих подруг.

— Убираем и моем все вместе, — сказала Люба, как отрезала.

Я мыла посуду, Люба вытирала и убирала ее в шкафчик, а Вера убирала со стола оставшуюся еду в холодильник. Вместе мы очень быстро закончили, и наступила минута молчания.

— Так, давайте чай, — разрушила я тишину.

Налив всем чай, я полазала по кухонным шкафчикам и нашла конфеты, печенье, мед и малиновое варенье. Устроившись за столом, мы сделали по глотку, как Любаша заговорила первая.

— Надя, мы ждем. Куда ты собралась и почему так скоро? — смотрела она на меня, как учитель на провинившуюся ученицу. Я даже поежилась.

— Девочки, тут такое дело…мне стыдно…и я боюсь наломать дров,…и я просто боюсь, — говорила я, нервно покручивая чашку на блюдце, не зная как начать.

— Влюбилась, — не спросила, а утвердила Люба.

А я молча кивнула, потом помотала головой, а после и вовсе пожала плечами.

— Делааа, — протянула Верка.

— И от кого бежишь? Ты думаешь, что одна такая? Вон посмотри на Верку, — начинала закипать Люба и махнула рукой в сторону Веры.

Я посмотрела на Веру, а она в этот момент кусала печенье, да так и застыла глядя на нас.

— Фто? — спросила она с полным ртом.

— Ничего, — отмахнулась Люба и продолжила, — Да и на меня посмотри. Да подруга, мы все трое влипли, эти красавцы, кого хочешь, с ума сведут, но голова то тебе на что? Если ты будешь постоянно убегать, от малейшего препятствия, то не боишься в конечном итоге и себя потерять? В первую очередь ты бежишь не от проблемы, а от себя, понимаешь? — загнула Любаша бровь, вот реально под знак вопроса.

— Девочки, да я чуть не отдалась ему этой ночью, да я сама к нему льнула как сучка во время течки, — краснея, призналась я.

— Не ты одна этой ночью сглупила, — отмахнулась Любаша.

— Девочки, он так целуется, у меня трусики мокнут, только от одного воспоминания, — мечтательно заговорила Верка.

— Ну вот, смотри, — сказала Любаша, махнув рукой в сторону Верки.

— Да что опять я? — возмутилась Верка.

— Да ни чего, это я так, — опять отмахнулась Любаша.

— Ты же говорила, что он напугал тебя, — посмотрела я на Верку.

— Ну, да. Девочки он просто страшно красив, — надув губки и опуская взгляд, призналась Века.

— Давай подруга, решайся! — перевела взгляд с Веры на меня Любаша.

— Ну, я не знаю, — сказала я.

— У нас был стресс, сначала эта дорога, потом звери, потом стрельба, это просто реакция организма на стресс. Вот сейчас мы отдохнем, выспимся, и посмотрим на мир уже другим взглядом. А этих предлагаю просто отфутболить, — улыбнувшись в конце, сказала Люба.

— Хорошо, давай попробуем, — временно согласилась я.

— Ну и отлично, а сейчас пошли смотреть свои вещи, — сказала Люба, вставая из-за стола.

На содержимое моей сумки было страшно смотреть, шишки, трава, листья, еловые веточки и все в сосновых иголках, вся одежда скомкана, это была просто катастрофа.

Мы пошли на улицу, все перетряхивать, а после оценивать ущерб.

Выйдя на крыльцо, обратили внимание, что за нашим домом наблюдают три девушки. Должна признать, внешность у них модельная, с такими данными не на базе отдыха тусить, а по подиуму в Милане ходить. Пока мы вытряхивали свои шмотки и сумки, я слышала перешептывание и хихиканье. Странные они какие-то, думала я.

— Да я вас уволю нахрен, совсем ни хера не делаете, — услышали мы возмущенный голос Егора, что приближался к этим девицам.

— Егорушка, котик, ты чего такой злой, пойдем ко мне, — заговорила одна из этих девиц.

— А может как раньше, со всеми, а тигренок? — захохотала вторая девица.

— Я буду очень стараться, — томно произнесла третья, и подошла к Егору, положив свои ладошки ему на грудь, стала поглаживать его.

Я обратила внимание как Люба, резко развернулась и ушла в домик, громко хлопнув дверью, и тут я поняла, что она тоже запала на красавчика. Хотя надо признать, Егор был красив, но не в моем вкусе. Задумалась, представляя Дениса, и тоже пришла к выводу, что нет, не мое. Почему же тогда так переклинило на Никите, думала я, вытряхивая мусор из уже пустой сумки. Может действительно Любаша права и все это стресс, с этими мыслями я и вернулась в домик, неся сумку в одной руке, а охапку белья во второй.

Зайдя в спальню, я просто сгрузила свои вещи на эту постель, я бы даже сказала, траходром. Окинув эту кучу взглядом, опять схватила и понесла на кухню, так как там я видела стиральную машинку. Загрузив первую партию белья, уселась на стул, и зависла глядя в окно, под окном росла сосна и по ее стволу пробежала одна белка, а следом вторая. Я просто прилипла моськой к стеклу, разглядывая белок, но вскоре они исчезли из поля видимости и я, постояв еще с минутку, ожидая, что они вернуться направилась за рюкзаком. Опять пошла на улицу, перетряхивать и его. Выйдя на крыльцо, я стала невольной свидетельницей развернувшихся разборок.

— Нет, ты не посмеешь, — возмущалась одна из девиц.

— Желаешь проверить? — злобно отвечал Никита.

— Ник, Дэн, Егор нам же хорошо было вместе. Что не так? Это из-за новеньких что ли? — чуть не плакала девчонка.

— Да они и втроем ни одного из вас не смогут удовлетворить, о чем вы думаете? — заговорила вторая.

— Даю вам сутки. Завтра в это же время, что бы духу вашего тут не было, совсем страх потеряли, — сказал Денис.

— Мальчики, давайте все успокоимся и сходим в баньку, там вы расслабитесь, и мы после спокойно все решим, — сказала третья.

— Я смотрю вы плохо слышать стали. Короче двенадцать часов, еще слово и время сократится, — сказал Егор и оглянулся, а после они все посмотрели на меня.

Я как последняя трусиха, рванула в дом и быстро закрыла дверь на замок. Прижавшись к двери, я часто дышала, пытаясь осознать, с какими кобелями мы связались. Или еще не успели связаться? Да что за ерунда? Почему я…ревную? Не рано ли? Я же его знать не знаю. Разве такое бывает? Чтобы вот так и сразу?

— Что с тобой? — спросила Вера, подходя ближе и внимательно вглядываясь в мое лицо.

— Тебя обидели? — подбежала Любаша, взволновано оглядывая меня.

— Нет, просто я сейчас такое услышала, — сказала я и стала опускаться на пятую точку, скользя спиной по двери.

— Так, пойдем на кухню, — подхватила меня Любаша и мы направились на кухню.

Сев за стол, Вера протянула мне стакан воды и я, выпив пол стакана, заговорила, я им полностью пересказала, что слышала.

Наступила пятиминутная пауза, девчонки переваривали информацию и я тоже.

Тишину разорвал писк стиральной машинки, сообщающий об окончании стирки, мы дружно подпрыгнули от неожиданности.

— Да подруги, нервы у нас ни к черту, — рассмеялась я.

И девчонки меня подхватили, мы смеялись до слез, или это стресс так выходил или я не знаю.

— Ну что, девочки, то, что мы имеем дело с богатыми, красивыми, но распущенными кобелями, это понятно, — заговорила Люба.

— Я тоже хочу уехать, — расстроено сказала Верка.

— Ни кто, ни куда, не едет, — стукнула Любаша ладонью по столу, — Мы приехали отдыхать, вот этим и займемся с завтрашнего дня, а на сегодня у нас по плану, это спасение того, что еще можно спасти, — закончила Любаша и пошла из кухни.

Выйдя в гостиную ее, там не обнаружила, но увидела, что дверь на улицу приоткрыта, выглянув на крыльцо, обнаружила одну Любу, вытряхивающую свои вещи.

Взяв свой рюкзак, присоединилась к ней. Потом несколько раз еще ставили стирку, так и пролетел оставшийся день, развесив последние вещи во дворе, мы поплелись в домик.

— Девочки, смотрите, что я нашла, — держа в руках бутылку вина и тряся штопором улыбаясь, говорила Вера.

— А почему бы и нет, — поддержала я ее.

— Не возражаю, — улыбнулась Люба и мы, смеясь, зашли в домик, закрыв за собой дверь.

— Может сначала душ ну или ванная, кто что желает, а после уже и расслабимся? — заговорила Вера, почесывая руку.

— Это лучшая из идей, — сказала я, и со словами, — Чур, я первая, — помчалась в ванную комнату.

Там висело три махровых белых халата, то, что нужно подумала я, раздеваясь и заходя в душевую кабинку, валяться в ванной желания не было.

Все чистенькие и свеженькие мы устроились в гостиной. Вера разлила вино по бокалам и, открыв шоколадку, поломала ее на маленькие дольки.

— Откуда такое счастье? — спросила ее Любаша, кусая шоколадку.

— А, в холодильнике пять плиток, — отмахнулась Вера.

— Вино, одна бутылка была? — спросила ее.

— Неа, — хитро улыбнулась Вера и протянула нам по бокалу.

Включив телевизор и пролистав разные каналы, остановились на музыкальном.

Спустя пару часов мы были более чем навеселе и уже прикончили третью бутылку.

Мы и пели и устраивали стриптиз друг другу, Вера только успевала бегать за новой добавкой. Вот она снова принесла очередную бутылку, как в дверь постучали.

— И кого там принесла нелегкая? — гаркнула я и икнула.

— Девчата, откройте, пожалуйста, нам нужна ваша помощь, — пробасил Денис, но в голосе почувствовались тревожные нотки.

— Не открывай, — крикнула Верка направляющейся к дверям Любе.

— Может правда что-то случилось, — качнувшись, она повернулась к нам, а я просто кивнула и снова икнула.

Открыв дверь, к нам вломились эти трое, занося какого-то парня, на парне была белая футболка, и по ней расплывалось бордовое пятно.

— Куда положить? — спросил Никита глядя на меня.

— Ик, сюда, — вставая, покачиваясь с дивана, показала еще рукой и чуть не упала.

— Вы пьяны? — задал глупый вопрос Егор, разглядывая Любу, а после перевел взгляд на меня с Верой.

Вера стояла в обнимку с бутылкой, а мы с Любашей просто стояли немного покачиваясь.

Никита с Денисом погрузили парня на диван и внимательно посмотрели на нас.

— Чем, ик, помочь то? — спросила я, протягивая руку к столу, за бокалом.

— Мы справимся, а тебе сладкая пора баиньки, — сказал Никита, перехватив мою руку, и я качнулась прямо в его объятия.

— Неее, мы еще не танцевали, да девочки? — вяло отшатнулась я, но бесполезно, Никита держал меня крепко.

— Танцы будут завтра, а сейчас давайте девочки в кроватку, — сказал Егор.

— А это что, кровь? — спросила Вера, кивая на парня, и роняя бутылку, она стала оседать, и прямо у пола ее поймал Денис.

Ни фика реакция подумала я. Он подхватил ее на руки и вышел с ней из домика.

— Эй, верни на место, — крикнула Люба и попыталась сделать шаг, как и ее, подхватил на руки Егор, тоже вынес из домика.

— Ик, а что это тут…ик… происходит? — возмутилась я, стоя в кольце железных рук.

— Это вино, — сказал Никита, и хотел было взять меня на руки, но я уперлась.

— Э-э, неет…ик…я сама…а ты выйди и …ик…скажи своим …дружкам…ик…девочек моих…ик…вернуть, — и шатающейся походкой направилась в спальню.

Утро было ужасным, голова трещала и обещала расколоться. Стоя под чуть теплым душем я вспоминала обрывки вчерашнего вечера, а потом услышала возмущенные голоса своих девчонок. Замотавшись в полотенце, вышла к ним.

— Вот сволочь, — сказала Вера.

— Кобель, — сказала Люба.

— А ты одна? — удивилась Вера.

— Ну да, — качнула головой и схватилась за нее.

— Есть таблетка? — посмотрела я жалобно на своих подруг.

— Сейчас, — сказала Вера и побежала в спальню.

— Вот, держи, — протянула она мне мое спасение, и я пошла на кухню быстрее запить таблетку, а после вернулась в спальню и рухнула в эти мягкие перины.

Я провалялась еще часик и только после почувствовала себя лучше, одевшись, пошла на кухню, девчонки уже кушали, усевшись за стол, я присоединилась к ним, аппетит был зверский. После обеда я почувствовала, что жизненные силы возвращаются.

— Рассказывайте, — сказала я, делая глоток свежего чая.

Их рассказ был коротким, мол, проснулись в чужих хоромах и сбежали.

— Ясно. Какие планы на сегодня? Что у нас по программе? — допив чай и поставив пустую чашку на стол поинтересовалась я.

— Спать, — сказала Верка.

— Ну, уж нет, — сказала Люба и предложила, — Там озеро, может загар и купания?

— Вот и выспишься, — сказала я Вере.

Выйдя на улицу, я потянулась, солнышку улыбнулась и пошла, смотреть белье, что высохло, а что нет. Стянув с веревки купальник и сарафан, пошла обратно в домик.

Настроение медленно, но четко ползло вверх.

Расстелив плед, мы дружно устроились принимать солнечные ванны.

— Интересно, а тут можно купить недорогой телефон, — задумчиво протянула я вслух.

— Думаю, нет, — отозвалась Верка.

— Нужно на ресепшен сходить, узнать, может, кто в город поедет, заказать получится, — предложила Любаша.

— А это идея, — расслабилась я, улыбаясь солнышку через панаму.

— Девочки, тут программка прикольная, — заговорила Верка. — Вот слушайте:

Первое — Тайпарк;

Второе — Прокат лодок и катамаранов;

Третье — Банный комплекс из двух русских бань и финской сауны;

Четвертое — Два ресторана (Европейский и Восточный);

Пятое — Караоке-бар;

Шестое — Массажный кабинет;

Седьмое — Лавка сувениров;

Восьмое — Маршрут по тайге, — перечисляла Верка.

— Откуда у тебя такие познания? — спросила Любаша у Веры.

— Так я когда от Дениса уходила, увидела вот этот буклетик, ну и захватила его, — ответила Вера.

— А что такое Тайпарк? — спросила я.

— Не знаю, может что-то восточное, — предположила Верка.

— Это Канатный парк, — сказала Любаша, — Я на их сайте видела, вот только не все запомнила.

— А в этом буклете случайно карты нет, как на этой базе что-то найти? — разворачиваясь к Вере, спросила Люба.

— Есть, вот смотри, — протянула Вера буклет.

— Что выберем? — спросила я.

— Ресепшен! Сначала дела, а потом подумаем — сказала Любаша, рассматривая буклет.

Так мы и провалялись до ужина. Я, правда, разок окунулась, и силы мои окончательно вернулись. Ужинать решили в ресторане Восточной кухни, взяв документы и деньги, а так же одев более подходящую одежду, направились в ресторан.

Решив по пути заскочить на ресепшен.

Выяснив, что в город ни кто не едет и тут на месте такого не купить, я немного поникла.

Но ужин в ресторане порадовал, все было вкусно. После мы еще немного прогулялись по территории, а после вернулись в свой домик. Остаток дня мы провели за разговором по телефону. Благо у девчонок телефоны были в порядке. Довольные после разговора с родителями, завалились спать. Сегодня нас ни кто не беспокоил.

Проснувшись рано утром, я улыбнулась сопящим подругам, и направилась на кухню готовить завтрак. Сварила кофе, сделала бутерброды и налив себе чашку кофе, пошла на улицу, усевшись на ступеньку крыльца, я наслаждалась трелью утренних птиц, ласковым теплым ветерком и солнечным лучам, что пробивались сквозь лапник могучих сосен.

— Надя, доброе утро, — подошел ко мне Никита и присел рядом.

— Не могу не согласиться, утро действительно доброе, — сказала я, потягивая кофе.

— Если я чем-то обидел тебя, ты скажи это прямо, я не умею догадываться, — тихо сказал он.

— Никит, все хорошо! Откуда такие мысли? Я даже благодарна тебе за спасение, но более чем просто дружба, я тебе ни чего предложить не могу, — почти честно ответила я.

— Не делай, пожалуйста, преждевременных выводов, позволь мне просто поухаживать за тобой, а потом решишь, — предложил Никита.

— Нет, Никит, ты классный парень и думаю это плохая идея, лучше найди себе девушку, что подходит тебе по статусу, — откровенно ответила я, допивая кофе.

— Ты из-за статуса, что ли меня игнорируешь? — спросил он.

— Не только, просто у меня уже есть парень и это будет не честно вести двойную игру, — соврала я.

— Парень говоришь, — прошипел с рычащими нотками Никита, а затем резко развернул меня к себе и впился в мои губы, диким таким поцелуем.

Мне даже показалось, что он хочет меня покусать и съесть, а не поцеловать, но постепенно его поцелуй стал более нежным, и я опять стала терять голову. Но тут я вспомнила, как они развлекаются. Он любитель групповух, и это подействовало. Меня словно ведром холодной воды окатило.

— Не надо Никит, — попыталась я отстраниться.

— Твое тело лучше тебя знает, что ему надо, — рычал он, сжимая меня в своих стальных объятиях, целуя и одновременно царапая шею зубами, а потом зализывая и снова целуя.

— Никит, прошу, давай хотя бы если не друзьями, то просто будем хорошими знакомыми, — отталкивая его, говорила я.

— Там тоже все было не правда? — спросил, сжимая в ладонях мое лицо и смотря прямо в глаза.

— Твои глаза, они…они, Никит, они…

— Я знаю, нам нужно поговорить, я должен тебе кое-что показать, — говорил он, но на крыльцо вышла Люба и Никита отстранился.

— Дюш, у тебя все хорошо? — спросила она, с неприязнью глядя на Никиту.

— Да, все хорошо, — сказала я и пошла в дом, у порога обернулась и неловко улыбнувшись, сказала,

— Не надо ни чего говорить и показывать, ты зря стараешься, — и зашла в домик.

— Я докажу, что ты ошибаешься, — услышала я, закрывая дверь.

Зайдя на кухню, я подошла к Любаше и, обняв ее разрыдалась. Мне безумно хотелось выбежать и броситься в его объятия и больше ни когда не расставаться. Мне было очень больно, я ни когда не думала, что можно влюбиться с первого взгляда. Причем так сильно, что воздуха не хватает, или легкие отказываются дышать без него.

Любаша все понимала и просто молча поглаживала меня по спине, пока я не успокоилась, а потом мы сели за стол. Люба налила себе кофе, а мне сок, присела рядом.

— Знаешь, может я, сейчас скажу глупость, но как говорят в народе: «Лучше один раз попробовать, а потом жалеть, чем жалеть о том, что не попробовал»? — заговорила Люба.

— Ты права, — хмыкнула я, — Это правда глупость, — посмотрела я на Любашу и мы тихо засмеялись.

— О чем смеемся, — появилась на пороге Вера, вся растрепанная и в своей любимой пижаме с единорогами. Мы переглянулись и засмеялись уже в полный голос.

Глава 6

Никита

— Итак, слушаем внимательно, повторять не буду, — начал я, заходя в комнату для переговоров, что находилась напротив ресепшен. Остальные проследовали за мной. Егор и Дэн устроились в кресле, я же встал в центре кабинета и повернулся к лисицам, — Вы, наемные работники! Что должен делать работник? Правильно — работать! Что делаете вы? Правильно — бездельничаете, — не давая и рта им раскрыть, — Еще раз…уволю нахрен, — подошел к окну.

— Ник, ты, что это все из-за этих? — кивнула Рита на дверь.

— Так вы что, хотели с ними покувыркаться, а мы вам малину засолили? — хохотнула Лена.

— Ребята, так мы для вас стараемся. Эти слабачки с вами не справятся, — виляя бедрами, к пацанам приближалась Света.

— Встала со всеми и прислушалась! — не выдержав, рыкнул Дэн.

Света остановилась и посмотрела на своих подруг, спустя мгновение они прыснули, закатываясь заливистым смехом. Это был перебор, мой волк потребовал наказать самку и я резко приблизился к Свете, схватил ее за шею и впечатал в стену.

— Разве я сказал, что-то смешное? Может мы превратились в плюшевых зайчат? — шипел свозь зубы, с ненавистью смотря ей в глаза и усиливая хватку на ее шее.

— Спокойно Ник, она тебя услышала, — положил Егор руку мне на плечо.

Я еще некоторое время удерживал зарвавшуюся лисицу, а после убрал руку, и она тут же свалилась на пол, откашливаясь и жадно хватая воздух.

— Пошли вон…работать! — рявкнул Егор, и лис как ветром сдуло, кроме Светы, та держась за шею, не спеша шла за ними.

Разобравшись с лисицами, уединились с ребятами в своем кабинете, меня конкретно потряхивало, я чуть не навредил самке. Мой зверь сходил с ума вместе со мной. Как просто, когда в пару достается оборотень, там все понятно и ни кто не сопротивляется, но такое вообще в последнее время редко случается. Ребята, как и я, были не в себе. Нам нужно было срочно на что-то переключиться и это что-то будет недавнее покушение.

— Глеб, что там у нас с Северским? — спросил я, набрав своего начальника охраны.

— Он держит слово! Навестил внучку Семенова и сейчас занимается оформлением ее опеки, — докладывал Глеб.

— Когда сам появится или нам теперь за ним бегать? — задал я следующий вопрос.

— Сказал, что сначала разберется со своей сводной сестренкой, и органами опеки, а после заедет, — ответил Глеб, и тут же продолжил, — И еще, ребята осматривали вашу машину, вернее то, что от нее осталось. Неподалеку валялись вещи, женские сумки и рюкзаки, мы их короче на посту оставили. Вроде не сильно пострадали, может, что еще и послужит.

— Отлично, отдыхайте пока — отозвался я и сбросил вызов.

Повернувшись к окну, некоторое время молча наблюдал, как ребятня играет на детской площадке, а потом обратился к ребятам,

— Давайте пробежимся, до того озера, где девчат испугали, Надя там телефон обронила, хочу забрать.

— Я только «ЗА», — сказал Егор.

— Это то, что мне сейчас нужно, — сказал Дэн.

— Да, Глеб сказал, что вещи девчонок на посту, помяты, потрепаны, но вроде целы, — сказал ребятам.

— Да слышали мы, — отмахнулся Егор, — Вот только я своей уже заказать все успел, в домик отправил, думал, она там поселится, обрадуется, — провел он пятерней по голове.

— Хреново мы женщин знаем, — сказал Дэн.

— Или не с теми общались раньше, — добавил я.

Мы вышли за территорию базы, углубились подальше. Раздевшись, выпустил своего зверя, и, схватив зубами пакет, рванул в лес.

Добежав до места, я принял человеческий вид, поднял телефон, экран был разбит, собрав его запчасти, крышку с батареей, сунул все в пакет, и вновь выпустив зверя. Сделав круг, по территории вернулся, подцепил пакетик, рванул к вещам, оставив все там, решил поохотиться, это хорошо отвлекает.

Поймав трех зайцев, вернулся к вещам, Егор уже сидел одетый и ждал нас. Рядом лежал кабан, значит, тоже спустил пар, подумал я одеваясь.

Дэн вернулся пустой, он просто выгулял зверя.

— Думаю нам нужно с ними поговорить, — разрушил тишину Дэн.

— Согласен, но вот что мы, скажем, — ответил Егор.

— Да уж. Привет девчата, мы оборотни, а вы наши истинные. Не, тут нужно подумать, — сказал я.

— Посмотрим по обстановке, сориентируемся на месте, — сказал Дэн.

— Давай только на кухню закинем добычу, и ополоснуться тоже не помешает, — сказал Егор, толкая ногой кабана.

— Пошли, — усмехнулся Дэн.

Сделав свои дела, и предупредив Михаила (это наш шеф-повар по Европейской кухне), что придем не одни, направились к девчатам.

Уже на подходе, мы увидели дохлого зверька, висящего прямо над входной дверью наших девчат, я тут же набрал Петра, он убирает территорию, и объяснил, что и где нужно убрать.

— Что это за херня? — басил Денис.

А я принюхивался и понял, что это снова наши лисы Ритка, Ленка, Светка. По ребятам было видно, что не я один учуял запах лис. Егор с Дэном смотрели по сторонам, ища взглядом виновных, и если бы те оказались сейчас в поле зрения, кровавая расплата была бы не минуема. Лисы это знали, потому и успели спрятаться.

— Вот сучки, — прошипел я, срывая тушку Норки и откидывая в сторону.

Егор уже стучал в дверь. Как только дверь открылась, мы, не дав им выйти, зашли сами.

— Что там, — спросила Люба, пытаясь подойти к двери, но ей путь перегородил Егор.

Правильно, не нужно им это видеть.

— Девчата, у вас так вкусно пахнет, может, угостите, — сказал Дэн.

Но наши девочки были категорично настроены, еще и баню эту вспомнили.

— Мы не ходили в баню, — сказал Денис с поникшим видом.

— Вы все не так поняли, — оправдывался Егор.

— Зачем пришли? — спросила Надя.

— Пригласить вас на полдник, — ответил я.

Люба сказала, что они сами все приготовили, и это радовало. Девчонки молодцы, да и пахло вкусно, а значит, умеют готовить. Интересно, что готовила моя девочка. Думал я как услышал,

— Так, ладно, иначе все остынет, приборы найдете сами, — донеслись до меня слова Веры. Ребята довольные сразу рванули на кухню, я естественно за ними.

Взяв приборы и сполоснув руки, пошли к девчонкам.

Пододвинув кресла и пуфик, мы уселись за стол. Старались поддержать беседу, вели себя как на званом ужине. Бабочки на шее не хватало, или как минимум галстука. Спросили, что нужно девчонкам на первое время, что бы отправиться в город и закупить.

Тут Егор, резко встал из-за стола и направился молча на выход, сообщив ментально, что за вещами. Девчата дружно проследили за ним и вопросительно глянули на нас, ну мы посоветовали не обращать внимание, мол, сейчас вернется.

Вскоре Егор вернулся с сумками и рюкзаками, правда, вид у них был ужасный, полуобгоревшие, помятые и рваные в некоторых местах.

Девчонки сразу подорвались с места и ринулись к Егору, каждая хватала свои сумки. Надя сразу полезла в рюкзак. Я увидел ее улыбку, она держала в руках документы и карты, единственное, что было неприятно, так это запах гари и прелой листвы вперемешку.

Открыть сумку у нее не получалось, она деформировалась. Поначалу за ней было забавно наблюдать, но вскоре я не выдержал и предложил свою помощь, которую она приняла с благодарностью, но старалась казаться холодной. Глупенькая ты моя, ну хорошо подуйся немного, скоро ты будешь умолять меня не останавливаться и помочь уже в другом — получить долгожданное освобождение. Погрузился в мысли, представляя, как я покрою свою малышку помечая ее. Даже в штанах стало тесно. Нужно срочно отвлечься. Рано еще.

Егор предложил устроить девчонкам экскурсию, на что они отказались: «- Экскурсия, это хорошо, но в свете последних событий, это будет не то, что нам нужно, — сказала Вера.

— Короче ребята, вы классные и все такое, но ваше внимание к нам можете оставить для других. Мы приехали отдыхать, а не снимать. Надеюсь, я понятно изъяснилась? — сказала Люба». Конечно, понятно, но неприятно, мысленно поморщился я.

Единственный из нас, это Дэн, он еще надеялся пока не получил категоричное: «Нет» от моей девочки.

Я понял, что сейчас бесполезно, что-то говорить. Девчонки настроены решительно на одно, послать нас по всем известному маршруту пешим ходом.

— Дэн, Егор, нам пора, а с вами дамы мы не прощаемся, — со всей серьезностью произнес я, и мы пошли на выход.

— Эмм, секундочку, может у вас есть какие-то рекламные буклеты или что-то тип того, — в спину нам заговорила Вера.

Значит, надежда есть, они не смогут долго сопротивляться, а мы не позволим им про нас забыть, — улыбнулся я своим мыслям. Мы направились еще поработать, я хотел сверить счета, пересмотреть еще раз поставки по оборудованию в медицинский блок, ну и поговорить с этой лисьей троицей, вернее озвучить им последнее предупреждение.

— Какие планы? — спросил Дэн, заходя в наш рабочий кабинет.

— Хочу поработать с бумагами, потом по поставкам еще раз пробежаться, а после разобраться с лисицами, — ответил я, усаживаясь за стол.

— Давай поставки мне, я как раз туда собирался, — ответил Дэн, вовлекаясь в работу.

— А я пойду, найду рыжих и приведу сюда, — сказал Егор и вышел.

Но что-то не давало покоя, какое-то беспокойство поселилось внутри и не давало сосредоточится.

— Вот суки, они теперь караулят наши пары. Можно я их порву, мой тигр в бешенстве, — услышал я в своей голове ментальное обращение от Егора.

— Не трогай, сейчас подойдем, — ответил ему так же ментально.

— Пошли, — встав со стола, сказал Дэну, и мы направились к Егору.

Слух зверя улавливает на дальнее расстояние и как только мы вышли на улицу, до меня донеслись голоса. Вот суки, сами ни хрена не делают и нашу работу стопорят. По-хорошему не понимают, вариантов не осталось, пора с ними прощаться.

— Мы свою смену отработали и сейчас отдыхаем Егор, чем ты недоволен, о какой работе ты говоришь? — говорила Рита.

— У вас, что дел своих нет, какого хрена вы тут третесь как у курятника, в ожидании добычи? — старался сдерживаться Егор.

— А котик злится, вон, как шерстка встала, — лилейным голосочком сказала Лена.

— Может, мы можем тебе помочь, так ты скажи, — томным голосом говорила Света.

— Пошли нахрен отсюда, — рявкнул Егор.

— Да не трогали мы ваших курочек, — отозвалась Рита.

Подходя к ним, я не выдержал и схватил Риту за шею, было дикое желание свернуть ее. Меня распирал гнев от такой наглости, что я даже не оглянулся, а зря. Все мое внимание было сконцентрировано на данной проблеме, которую нужно срочно решать, пока не стало поздно.

— Если вы немедленно не уберетесь, я вас уволю, — прошипел я Рите, так чтобы и остальные услышали, а после отпустил ее.

— Лена, подумай о своих сестрах, кто их будет кормить, пока ты ищешь новую работу, а ты Рита о себе, тебя давно желает себе Коровин, да я дурак раньше отказывал, давал тебе время самой определиться. Света, ну и ты немедленно возвращаешься к дяде, я позвоню ему и сообщу сам, — говорил я, не скрывая своей злости.

— Волков, да ты сам с меня не слезал, потому и не отдавал Коровину, а теперь наигравшись, решил, что можно и дружку передарить? — возмутилась Рита.

— Ты долг отрабатывала. Сегодня я его закрыл. Отдам тебя Стасу, а на счет игры, ты сама была не прочь, я ни кого не беру силой, — выплюнул ей.

— Нет, ты не посмеешь, — возмутилась Лена, переварив услышанное.

— Желаешь проверить? — спросил я.

— Ник, Дэн, Егор нам же хорошо было вместе. Что не так? Это из-за новеньких что ли? — пытаясь состроить несчастную, говорила Света.

— Да они и втроем ни одного из вас не смогут удовлетворить, о чем вы думаете? — заговорила Лена.

— Даю вам сутки. Завтра в это же время, что бы духу вашего тут не было, совсем страх потеряли, — не желая продолжать этот бессмысленный разговор, сказал Денис.

— Мальчики, давайте все успокоимся и сходим в баньку, там вы расслабитесь, и мы после спокойно все решим, — внесла глупое предложение Рита.

— Я смотрю вы плохо слышать стали. Короче двенадцать часов, еще слово и время сократится, — сказал Егор, оглядываясь и замирая.

Проследив за его взглядом, мысленно чертыхнулся и сплюнул на землю. На крыльце стояла Надя и, судя по ее растерянному взгляду, она все слышала и сделала свои выводы. Быстро сиганув в домик, я услышал характерный щелчок замка. Бежать следом смысла не было, все равно не впустят, а потому решил обсудить с ребятами всю эту дерьмовую ситуацию в кабинете.

— Время пошло, — окинув взглядом лисью троицу, сказал я и направился обратно.

В кабинете висела тяжелая аура негодования и злости. Егор прошел к бару и достал коньяк, налив всем, он взял свой стакан и уселся в кресло, задумавшись, Дэн повторил те же действия, а я не хотел пить и, подойдя к окну, стал рассуждать вслух.

— Надя все слышала и видела, уверен сейчас она все рассказывает вашим парам, а потому нам нужно уже что-то предпринять иначе ни хрена у нас не получится, а я не хочу насиловать истинную ставя ей метку, — высказался я, ударив ладонью по подоконнику, что тот пошел трещиной.

— Ну, мы можем их разделить, я увезу, например Веру к себе, а там уже без вмешательств со стороны, думаю я смогу найти общий язык и расположить свою пару к себе. Вы можете поступить так же, — почесывая затылок, говорил Дэн.

— Увезти к себе? Ты пошутил? Ты забыл кто ее отец? Нам еще проблем с людьми не хватало, да этот полковник всю армию сюда пригонит и перевернет тут все к херам — вспылил Егор.

— Я хоть что-то предлагаю! — насупился Дэн.

— Прости друг, но это не выход! Давайте сходим к ним и попытаемся хотя бы просто поговорить?! Нужно быть настойчивей, и не дать им вставить слово, — внес предложение Егор.

Переглянувшись, решили попробовать, и так и не допив свой коньяк, ребята встали со своих мест. Но только мы собрались на выход, как прямо в дверях на нас упал Макс (наш инструктор), вся его грудь была в крови.

— Что за хрень? — сказал я, ловя своего инструктора, пока тот не встретился с полом.

— Ритка с Ленкой, обещали жаркую ночку. Ленка налила вина, и все было как всегда, но выпив все, я почувствовал, что мои силы покидают меня, а после Ритка взбесилась и вот, — тяжело дыша, прохрипел Макс.

Принюхавшись, я почувствовал запах Аконита, это растение яд для нашего брата и если будет передозировка, то зверь умрет, а человек если и выживет, то будет очень слабым и часто болеть или навсегда останется инвалидом в лучшем случае.

Вернулся к бару, и достал противоядие, ребята уже положили его на пол, и держали. Подойдя к Максу, я склонился над ним и, влив противоядие ему в рот, быстро зажал его. Он пытался вырваться, мы втроем его четко удерживали, до тех пор, пока приступ не прошел, а после он уже не представлял опасности. Я вздохнул с облегчением, понимая, что успели мы вовремя, да и зверь у него сильный, раз еще смог до нас дойти. Теперь ему просто нужно было проспаться, регенерация пока слабая, но уже началась.

— И куда его? — спросил Дэн, вставая на ноги и отряхивая колени.

— Может Макс теперь поможет нам? — предположил Егор.

— Это как? — спросил его.

— Он сыграет роль билета, на вход в домик к нашим парам, — улыбнувшись, предложил друг.

Зная, что опасности от него не будет, задрав футболку, увидел, что раны на груди уже почти зарубцевались, я пришел к выводу, что это идея. Максу все равно теперь нужно выспаться, а нам нужно как то попасть к девчонкам. С лисами тоже стоило разобраться как можно скорее, пока они еще на территории базы, но этот вопрос я отложил на потом, — Давайте рискнем, — соглашаясь, сказал я.

Подходя к домику, мы слышали, что там идет веселье, причем уже в полном разгаре. Стало даже любопытно, что за повод, я думал, что девчонки уже собирают манатки и готовятся к побегу, но я ошибся. Теперь главное, чтобы они повелись на якобы срочную помощь случайно пострадавшему и впустили нас. Как у людей, да и у нас тоже: «Беда сближает», на это и был расчет. Поднявшись на крыльцо, Дэн как всегда громко ударил в дверь пару раз.

— И кого там принесла нелегкая? — услышал я заплетающуюся речь Нади, стоя по другую сторону двери.

— Девчата, откройте, пожалуйста, нам нужна ваша помощь, — сказал Дэн.

— Не открывай, — услышали мы Верин голос.

— Может правда что-то случилось, — тоже заплетающимся языком сказала Люба.

Подозрительные вы наши, улыбнулся своим мыслям и, радуясь, что сейчас я увижу свою пару.

Услышав щелчок открывшегося замка, мы сразу ввалились со своей ношей, в дом, закрывая за собой дверь. Оглядевшись, понял, что девчонки решили бухнуть.

— Куда положить? — спросил я.

— Ик, сюда, — вставая, покачиваясь с дивана, предложила Надя.

— Вы пьяны? — спросил Егор, уставившись на свою пару.

Вера стояла в обнимку с бутылкой, а Надя и Люба как две березки при сильном ветре, качались в разные стороны. Охренеть их колбасит.

Скинув свою ношу на диван, да простит нас Макс, еще раз посмотрел на девчонок, понял, что мне не показалось, они уже конкретно готовые. Опустив взгляд вниз, увидел у столика пустые бутылки, прикидывая, как можно за такой короткий промежуток времени, столько выпить.

— Чем, ик, помочь то? — спросила Надя, вырывая меня из мыслей.

— Мы справимся, а тебе сладкая пора баиньки, — сказал ей, перехватывая ее за руку, что тянулась к бокалу с вином и дергая на себя.

Да детка, вот тут твое место — подумал я, прижимая свою пару к груди. Но этой проказнице еще и танцы подавай.

Да милая ты еще не раз станцуешь, на мне и подо мной, прижимая к себе свою девочку и наслаждаясь ее ароматом, думал я.

— Танцы будут завтра, а сейчас давайте девочки в кроватку, — сказал Егор.

— А это что, кровь? — спросила Вера, кивая на Макса, и роняя бутылку, она стала оседать, Но Дэн успел поймать ее в полете и, подхватив ее на руки, вышел с ней из дома. Ментально обратившись к нам.

— Похер на ее отца, я ее забираю.

— Не делай глупости, — ответил ему Егор.

— Я надеюсь, ты соображаешь что творишь, и готов к последствиям, — сказал я.

— Я просто уложу ее спать, а утром поговорю, — ответил нам Дэн.

— Эй, верни на место, — крикнула Люба и попыталась сделать шаг, как и ее, подхватил на руки Егор, тоже вынес из домика.

— Я тоже поговорю с ней утром, прости дружище, но мне кажется это хорошей идеей, — обратился ко мне Егор, в моей голове.

— Смотрите сами, вы уже давно не маленькие, — ответил ему и переключился на свою пару, так же желая закинуть ее на плечо и унести в свое логово.

— Ик, А что это тут…ик… происходит? — пискнула Надя, стоя в моих объятьях.

— Это вино, — ответил ей, и хотел взять ее на руки, но она уперлась.

— Э, неет…ик…я сама…а ты выйди и …ик…скажи своим …дружкам…ик…девочек моих…ик…вернуть, — и шатающийся походкой направилась в спальню.

Уже хотел нагнать ее, но подумал, что если останусь еще немного, то без насилия не обойдется, а этого я не мог допустить. Моя пара должна ответить мне взаимностью. Мне нужно не только ее тело, но и душа. Я добьюсь ее.

Подойдя к Максу, я закинул его на плечо и пошел на выход. Оставив свою ношу в его доме, пошел к охране. Теперь мне нужно отвлечься как можно быстрей и не вернуться к одиноко спящей своей пьяной упрямицы.

Зайдя на КПП, я прошел в комнату видеонаблюдения и обнаружил там Глеба.

— Как дела? — спросил его.

— Вот проверяем камеры, на границе базы, Северский прислал все оборудование, а наши ребята установили. Все работает отлично, — отчитался Глеб.

— Ни кто не покидал территорию, в последние три часа, — спросил его.

— Ритка и Ленка, уехали на машине, сказали, что уволились, — ответил Глеб

— Как давно? — спросил, понимая, что опоздал.

— Минут двадцать назад, — ответил Глеб.

— А Светки с ними не было? — спросил, осматривая периметр границы в мониторе.

— Нет, а что она тоже уволилась, — спросил Глеб.

— Нет, она возвращается к дяде. Да передай всем, что Ритку и Ленку в розыск и под арест, за нападение и использование яда в отношении оборотня, — дал команду Глебу.

— Так может отправить за ними кого? — спросил Глеб удивленно.

— Тебе видней, что в таких случаях делать, — пожал плечами я, и пошел в кабинет, вспомнив, что так и не поработал.

Всю ночь работал как проклятый, ребята появились утром, недовольные и злые. Сказав лишь, что их пары сбежали, так и не поговорив. Я так и думал, что это плохая была затея, но что-то доказывать им тогда времени не было. Зато теперь подумают, прежде чем действовать. Нам не повезло в одном, что наши пары обычные человеческие девчонки. Они нас не чувствуют, но их все равно будет тянуть к нам. Так распорядилась природа. Может их разум и будет отталкивать, зато тело будет тянуться, а после метки и разум в большей части будет уже на стороне единственного.

Решил отвлечь их, загрузив работой. Ближе к обеду звонил Северский, пришлось некоторые вещи обсудить по телефону. Пусть у себя порядки наводит, да дела разгребает, мне тоже сейчас есть чем заняться. Уже ближе к полуночи понял, что пора отдохнуть и пошел к себе. Проспал часа четыре не больше, решил пробежаться, а именно выпустить зверя. Носился вдоль границы территории, чужих следов не обнаружил, это радовало.

Пытался собраться и решить, как действовать дальше, но на ум ни чего не приходило, зверь требовал, не церемонится, а взять свое и поставить метку, а после покрывать собой до тех пор, пока не понесет, подкидывая картинки, где и в каких позах. Яйца обещали уже лопнуть, член стоял колом и я ни чего не придумав, нырнул в прохладную воду озера. Поплавав и немного придя в себя, вернулся домой. Помывшись и переодевшись, решил пройтись. Ноги сами привели к домику девчонок. Дверь открылась и на крыльцо вышла Надя, такая красивая, в халатике, с чашкой кофе в руках, она села на ступеньку крыльца и с умилением смотрела в лес, наблюдая за пробуждением природы. Я решился подойти.

Присел рядом. Хотел узнать, что же случилось, я, конечно, рассматривал лишь один вариант. То, что сделал тогда, в машине, но я же смог, справился. Я удержал зверя.

Моя пара предложила мне просто дружбу. Она издевается? Не видит, как я к ней отношусь? Потом какой-то статус выдумала, а в конце еще и парня нафантазировала. Хотя почему нафантазировала, ведь ей звонил какой-то хер…тогда…в лесу. Кисти непроизвольно сжались в кулаки, зверь рвался наружу.

— Парень говоришь, — с трудом сдерживая рык, прошипел сквозь зубы, а затем развернул ее к себе, и впился в такие манящие губы, жадным поцелуем, показывая, что я единственный о ком она должна думать, потому что она Моя. Постепенно снижая напор, показывая, что я могу быть и нежным. Моя девочка не сразу, но стала отвечать на мой порыв, как вдруг она напряглась. Да что опять не так то? Бесился я, но старался сдерживаться.

— Не надо Никит, — попыталась отстраниться Надя.

— Твое тело лучше тебя знает, что ему надо, — рычал я, сжимая ее в своих объятиях.

И вот теперь не друзьями, а просто хорошими знакомыми предлагает остаться. Да что в ее голове происходит? Что она в следующий раз выдумает? Срочно метить. Хватит! Зверь требовал немедленно взять свое и не отпускать, доказывая своей паре, что она теперь принадлежит нам и только нам. Мой волк стал выходить, заталкивая человека в дальний угол.

— Твои глаза, они…они, Никит, они…

— Я знаю, нам нужно поговорить, я должен тебе кое-что показать, — зверь не оставил мне времени. Нужно было действовать и скорее, но тут на крыльцо вышла Люба, и мне пришлось, отстранился.

Уточнив все ли хорошо у подруги, она вернулась в дом, и Надя последовала за ней. Не будь ее подруги парами моих друзей, точно не сдержал бы себя и послал бы всех. Глаза застилала кровавая пелена, и как назло всплыл тот гребаный звонок.

— Не надо ни чего говорить и показывать, ты зря стараешься, — и зашла в домик.

— Я докажу, что ты ошибаешься, — крикнул я, в закрывшуюся дверь яростно сжимая кулаки, и пытаясь остановить трансформацию.

Бегом ринулся к лесу, и только вбежав в зеленую зону, я уже смотрел на все глазами зверя. Боль, что душила мою грудь, разрасталась, а ревность пожирала последние человеческие остатки разума. Зверь решил действовать сам, считая человека помехой. Я пытался вернуться, но зверь мне не позволил, а вскинул голову и завыл, потом бросился в лес.

Упав, словно подранок в заросли багульника зверь скулил, а голове как заезженная пластинка звучали ее слова: «Просто у меня уже есть парень», «У меня уже есть парень», «Парень»,

— Уничтожу ублюдка, — зарычал волк и побежал.

Глава 7

Надя

— Девчонки, — отсмеявшись, обратилась к нам Любаша, — Тайпарк, катамараны, массажи, сувениры, или маршрут по тайге, вот вам тема для размышления на время завтрака. Пора отдаться полноценному отдыху и перестать грузиться, — заключила она.

— Массаж, — закатив в блаженстве глаза, сказала Вера.

— А я бы посмотрела на тайпарк, — отозвалась я.

— У меня встречное предложение, давайте сначала веревки, а после массаж и сауна?! — предложила Любаша.

Мы с Верой переглянулись и, кивая, согласились. Позавтракав, я вновь поплелась на улицу, сегодня уже вся одежда была сухой, а потому я все сняла и занесла в домик.

— Налетай, разбирай, — крикнула я на весь дом и прошла в спальную.

Девчонки уже были тут, а потому мы дружно и быстро перебрали наши пожитки и, одевшись по-спортивному, выдвинулись, навстречу полноценному отдыху.

Минуя ворота в Тайпарк, я огляделась, перед нашим взором раскинулся густой лес с огромными вековыми соснами, среди которых растягивается канатная система. Словно гигантские пауки тут свили свои паутины.

Инструктор, осмотрев нас, предложил «Лазалки» для малышей, на что мы дружно фыркнули. Почесав затылок, он предложил нам попробовать пока то, что предлагается в основном подросткам, где все расположено на небольшой высоте, и прохождение упрощено. Но и тут бы уже прислушаться, мы вновь фыркнули.

— Мы хотим полной гаммы впечатлений, и максимального экстрима, — заявила Любаша.

Инструктор как-то неуверенно кивнул и пригласил следовать за ним.

Нам пристегнули страховочные ремни, зафиксировали страховку и надели каски.

Сначала мы полезли вверх по веревочной лестнице, поднявшись на выступ, что был сделан вокруг ствола громадной сосны в виде балкончика, но без поручней и стен.

Обогнув ствол дерева, мы уперлись в висящий мостик, где каждая доска висела отдельно от другой, по бокам были веревки, за которые мы и схватились в качестве перил. Ноги дрожали, потому, как доски качались, и я уже чуть не растянулась на шпагате. Дальше было хуже, просто веревочный мостик и не одного бревнышка. Это было страшно. Вниз я старалась не смотреть, потому, как сами дуры, выбрали сложный маршрут и до земли лететь и лететь.

Далее был небольшой спуск по канату и новое препятствие на забор похоже, только в воздухе, ты пытаешься дойти до конца забора, прижимаясь к нему всем телом. На очередном выступе-балкончике я отдышалась.

И тут с высоты я увидела, в лесу пробегал огромный волк.

Я закричала и, оступившись, полетела вниз, но мой полет оказался недолгим, страховка меня четко удерживала. Я слышала, как инструктор выругался, как зарычал волк и уже бежал в нашу сторону. Меня охватил ужас. Тренер что-то кричал, я с ужасом смотрела на приближающегося волка, а после я уплыла во тьму.

Очнулась я в медицинском блоке. Возле меня на кушетке сидел Никита и взволнованно смотрел на меня.

— Очнулась, — сказал он, а затем чуть громче в сторону,

— Ира, Надежда очнулась, подойди.

— Да что ты грохочешь тут своим басом? Девочке покой нужен, — ворчала женщина на вид лет сорока.

Подойдя ближе, она строго взглянула на Никиту.

— Отойди, и не путайся тут, иди лучше чаю принеси, а мы пока посекретничаем — сказала Ира и, улыбнувшись, подмигнула мне.

— Какого чаю? — растерянно спросил Никита.

— Черного, свежего и сладкого, вон какая бледная, словно мелом припудрена, — ответила Ира, кивая на меня.

— А, да, я быстро, — сказал Никита и поспешил на выход.

— Можешь, не торопится, — сказала Ира уже хлопнувшим дверям. — Ну, рассказывай, — предложила она мне.

— Что рассказывать? — спросила ее.

— Как самочувствие? Зачем полезла на такую высоту, если страдаешь акрофобией? — задавала вопросы Ирина.

— А я страдаю? — удивившись, ответила вопросом на вопрос.

— Раз в обморок свалилась, значит, страдаешь, — сделала вывод Ира.

— А вы кто? — спросила ее.

— Я местный врач, Ильина Ирина Игоревна, — представилась она.

— Надя, — сказала я.

— Я знаю, Сидорова Надежда Алексеевна, 22 года, — ответила она мне.

— Откуда? — спросила я.

— Милая, мы так до утра не о чем говорить будем? — с укором, спросила она, присаживаясь ко мне с тонометром в руках.

— Простите, — виновато опустив глаза, ответила я.

— И? Я все еще жду ответ, — сказала Ирина Игоревна, закрепляя манжету на моей руке.

— Чувствую себя лучше, но слабость во всем теле. Там, на высоте, я увидела в лесу волка и испугалась. Соскользнула с мостика случайно, — рассказала я правду.

— Волка? Он что за тобой по деревьям скакал? Волки по деревьям не лазают милочка, — усмехнувшись, говорила женщина, убирая аппарат и направляясь к столу. Сев на свое рабочее место, она что-то стала записывать.

— Это был тот же волк, он огромный как теленок, и я испугалась, — взволнованно говорила ей.

— Ты о чем? — с любопытством в глазах спросила Ирина Игоревна, подходя ближе и присев рядом, внимательно разглядывала глаза, даже зачем-то фонариком посветила.

Ну, я и рассказала о нашей встрече в лесу, упустив момент стрельбы.

— Теперь все ясно, — сказала Ирина и встала с кушетки.

В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошел Никита, с подносом в руках. Он поставил поднос на стульчик и помог мне присесть. Присел рядом, протягивая чай.

— Вот попей, — заботливо предложил он.

— Спасибо, — ответила я, беря чашку.

— Вы тут пока посидите, а как Надя закончит, можешь помочь ей добраться до домика. У нее пока низковатое давление, на сегодня постельный режим, а завтра зайдите, я посмотрю, — сказала Ирина Игоревна и вышла.

— Почему ты голый? — спросила я Никиту, разглядывая его голый торс.

А посмотреть было на что. Меня спас чай, благодаря ему Никита не видел, как я глотаю слюни, рассматривая его тело.

— Я не голый, — хриплым голосом ответил он, впиваясь в меня взглядом.

— Ну, нет, так нет, — отмахнулась я, не желая акцентировать на этом внимания, боясь выдать свой интерес.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Никита.

— У меня был тяжелый день, последние пять лет, — пожимая плечами и делая очередной глоток чая.

Я смотрела куда угодно, но не на Никиту. Для меня этот мужчина идеал мужской красоты.

В нем все было в меру, от фигуры до голоса. А его взгляд словно раздевал меня, и я боялась, что не смогу отказаться, если он предложит более тесное знакомство. Мозг тут же подкидывал разные картинки из Камасутры, в которых я и Никита. Мне было неловко находиться с ним наедине, но он ни куда не торопился, нужно было срочно менять тему или вообще попросить его оставить меня и позвать, наконец, моих девчонок. Кстати, а почему их до сох пор нет? Это нужно выяснить и немедленно.

— Хм, тогда ты приехала по адресу, — сказал Никита, усмехнувшись, вырывая меня из мыслей.

— А где мои девочки? — спросила его.

— Они немного заняты, — задумчиво сказал Никита.

— Чем это? — удивилась я.

— Люба с Егором отправились в город за лекарством, а Веру отвлекает Дэн экскурсией по базе, она сильно испугалась за тебя, — ответил Никита.

— Узнаю, ответственную Любашу и паникершу Верунчика, — с улыбкой сказала вслух.

— Ну что, допила? Пойдем, я тебя провожу, — протянул мне руку.

Уставившись на его не маленькую кисть, я скованно протянула свою, отмечая, что моя словно детская по сравнению с его, и встала на ноги.

— Ну, проводи меня, — сказала, смотря на его кубики.

Мы вышли на улицу, так и держась за ручки, как малые дети. Шли молча. Каждый думал о своем. Со стороны главного здания, раздавался детский смех, визг и ворчания родителей. Там была хорошая детская площадка с горками, качелями, песочницами, домиками, мини лабиринтами и многим другим. День приближался к обеду, и мой желудок дал о себе знать.

— Ты голодна? Может, пообедаем вместе, — остановившись, предложил Никита.

— Спасибо, но я с девочками лучше, — смущаясь и отводя взгляд в сторону, ответила ему.

— Думаю, они не скоро смогут к тебе присоединиться, — ответил Никита.

— Я чего-то не знаю? — посмотрев ему в глаза, спросила его.

— Эм…давай пообедаем и я тебе все расскажу, — словно уговаривая, сказал Никита.

— Шантаж? — загнув бровь, спросила я.

— Бартер, — хитро посмотрев, ответил он.

— Хорошо, твоя взяла. Пойдем, пообедаем, но с условием, я сама за себя оплачу, — с ноткой упрямства, сказала я.

— Как это, сама? Нет! Ты хочешь, чтобы меня высмеяли и упрекнули в жадности? — возмутился Никита.

— В смысле?! Кто? — не поняла я.

— Мой персонал, — недовольно ответил Никита, — Так Надя, я тебя пригласил и позволь мне самому…

— Прости, — перебила его, положив руку ему на грудь, — Хорошо, я как-то не подумала, — нехотя согласилась я.

Ну, раз ему хочется быть мужчиной, то пусть. Это первый и последний раз. Я же не собираюсь с ним все время по ресторанам разгуливать…наверное.

Никита опустил взгляд на мою руку, и я ее резко одернула, заливаясь краской.

Мы зашли в ресторан восточной кухни, к нам подошел официант и протянул меню. Вел себя этот парень более чем странно. Он принюхивался ко мне, и только после того как Никита громко шлепнул по столу, того как ветром сдуло. Заказ мы делали уже пожилому официанту, того парня я больше не видела.

— Надя, дело в том, что твои подруги еще не скоро вернутся. Из города ребята вернутся не раньше завтрашнего дня, скорее всего вечером. А Вера с Дэном не просто по базе гуляют, он повел ее по одному маршруту — начал разговор Никита, потупив взгляд.

Я в этот момент делала глоток вина, и оно пошло не в то горло, как говорят в народе. Закашлявшись, я схватила салфетку и уткнулась в нее.

— А Вера знает, что экскурсия не совсем по базе? И ты не знаешь Любу, она вернется уже сегодня, — волнуясь за девчонок, отозвалась я сиплым голосом, так как горло еще не отпустило.

— Нет, Вера не в курсе и Егор, кстати, тоже не промах, им, как и нам, нужно поговорить, — признался Никита.

— Это какой-то заговор, — возмутилась я.

— Эмм…все не так просто как кажется, — подбирая слова, медленно говорил Никита.

— Никит, или ты говоришь все как есть, или я просто ухожу, — гневно посмотрев на него, сказала я.

— Хорошо, но это нужно увидеть. Ты как себя чувствуешь? — спросил, с беспокойством в глазах.

— Ты издеваешься? — ответила вопросом на вопрос.

— Нет, давай мы пообедаем, и после я тебе покажу, — предложил Никита, полный бред.

— Что ты собираешься показать? — спросила его.

— Причину, — сказал Никита.

Аппетит пропал на раз. Мне стало не по себе, что девчонки даже не подозревают о том, что против нас был заговор и теперь нас разделили, а все из-за меня. В голове не укладывалось, ведь если бы не мой обморок, то все было бы по-прежнему и девчонки были бы сейчас здесь, со мной. Поковырявшись в тарелке, я отложила вилку и сделала пару глотков сока. В голове одни «бы». Пора с этим заканчивать, пусть показывает, что там за причины.

— Я готова, — сказала я, видя, что Никита все съел.

Он посмотрел на меня, на мою тарелку и вопросительно изогнул бровь.

— Я не голодна, — ответила на его немой вопрос.

— Хорошо, пойдем, — вставая со стола, сказал он.

Мы вышли на улицу и, свернув за здание, пошли в сторону леса. Шли по узкой тропинке, Никита впереди, уже зайдя в лес прилично так, он остановился и повернулся ко мне.

— Что ты знаешь об оборотнях? — спросил Никита.

Я даже на секунду зависла, а после согнулась в приступе безудержного смеха.

— Ахахах, Никита, ты сказки перечитал? — сквозь смех говорила я, — Изначально ты мне показался серьезным мужчиной, — вытирая слезы смеха, продолжала я.

Он смотрел на меня спокойно, дождался, когда меня отпустит, а после сказал,

— Главное ни чего не бойся. Он не представляет для тебя ни какой опасности, — серьезно говорил Никита, вглядываясь мне в глаза.

— Кто он? — спросила я, — Ты, что собрался делать? — опять спросила, глядя как Никита снимает штаны.

— Запомни, не бойся! — строго сказал Никита, а дальше начался ужас.

Моя улыбка стерлась в долю секунды, и мое лицо исказил дикий ужас. Все происходило как в замедленной съемке. Никита упал на четвереньки, и его челюсть стала вытягиваться вперед, он стал покрываться шерстью, вместо рук и ног появились огромные лапы, а вместо ногтей вылезли огромные когти, а я словно оказалась в фильме ужасов.

И вот предо мной стоит огромный волк, вернее лежит.

Он положил голову на передние лапы и, поскуливая, смотрит на меня. А меня сковало оцепенение. Я надеялась упасть в обморок, но этой мечте не суждено было сбыться. Мне нечем обороняться и если он захочет, он с легкостью может меня разорвать. Да что там разорвать, при его габаритах, он спокойно меня может проглотить не разжевывая.

Волк немного прополз и замер в метре от меня, я даже дышать боялась.

Мысленно молилась, не зная ни одной молитвы до этого момента, но видать правду в народе говорят: «У последней черты — вспоминаешь о Боге». Вот и я вспомнила не о родителях и сестре, а о Боге.

В голове промелькнули слова Никиты: «Главное ни чего не бойся. Он не представляет для тебя ни какой опасности».

Это он про него говорил? Про этого волка, вернее оборотня? Значит, что оборотни и правда существуют? Боже мой! Волк внимательно следил за мной, разумным взглядом. Он разумный? Хотя о чем это я, это же Никита или уже нет? Что я знаю об оборотнях, наверное, ни чего, это у нас Верка любила читать всякие фэнтези, даже замуж мечтала за оборотня выйти, а мы с Любашей над ней посмеивались.

— Ник-ита, это ты? — спросила я у волка, дрожащим голосом.

В ответ волк кивнул и еще подполз ближе. Я протянула руку, но тут же себя одернула.

Наверное, нужно спросить.

— М-можно? — спросила я, опять протягивая дрожащую руку к его морде.

Волк снова кивнул и подполз уже вплотную. Боже, какой он огромный. Я опустила руку ему на голову, и моя ладошка утонула в этой мягкой шелковистой шерстке. Осмелев я протянула, к нему и вторую руку, поглаживая его за ушками. Волку это нравилось. Я обратила внимание, что от него не пахнет псиной или чем-то не приятным, наоборот, от него пахло кедром вперемешку еще с чем-то, но таким приятным, что я даже не заметила за собой как стала обнюхивать его. Боже, как он вкусно пахнет, наслаждалась я его запахом, пока он не боднул меня в ноги, и я плюхнулась на пятую точку. Волк лизнул меня в щеку и, повалив на спину, стал облизывать мое лицо, было немного щекотно.

— Надеюсь, ты не собираешься меня съесть, — улыбаясь, спросила его, осознавая, что я его уже не боюсь. Даже наоборот, внутренняя уверенность, что с ним я в безопасности.

Волк помотал головой отрицательно, и стал задирать мою футболку, облизывая мой живот.

— Эй, ты чего? — отталкивала я его морду, от своего живота.

Он рыкнул, и я убрала руки. Кто его разберет, что ему нужно и что от него ждать.

Но этот нахал, обнаглел в конец, он уперся мордой мне в промежность.

— Эй-эй, стоп, мы так не договаривались, — сказала я ему, отталкивая его наглую морду.

Волк опять рыкнул и вот уже вместо волка на мне лежит полностью обнаженный Никита и в мою промежность упирается точно не фонарик.

— Никит, что все это значит? — спросила его, — И слезь уже с меня, — уперлась я ладошками ему в грудь.

— Не могу, прости, — сказал он и стал тереться о мою промежность своим членом.

— Никит, я не хочу, прошу, слезь с меня, — просила его, а по щекам потекли слезы.

— Я не трону тебя, пока ты сама этого не захочешь, прошу, мне нужно освободиться, а иначе я не смогу удержать зверя, — полу стоном, полу хрипом говорил Никита.

— Давай я тебе помогу, но по-другому, — предложила, сама от себя не ожидая.

Никита замер вглядываясь в мое лицо.

— Как? — прохрипел он.

— Руками, — пожав плечами, ответила ему.

Он отстранился и сел на колени.

— Я, правда, чисто теоретически знаю как, а на практике…ты говори, а я буду делать, — оправдывалась я, краснея и бледнея одновременно.

Не, ну не идиотка? И ведь сама предложила. Да я даже смотреть на его орган не могу, не то, что трогать. Чувствую, как лицо заливает жаром стыда. Хотя лучше так, чем как он хотел, нужно собраться и попробовать. Ппц как стыдно то…

— Теоретически говоришь? — выдохнул Никита, словно с облегчением.

— Ага, — кивнула в ответ, продолжая краснеть.

— Хорошо, возьми его у основания и сожми, — стал направлять меня Никита.

Пересилив себя, я взглянула на то, что мне нужно сжать и залипла, разглядывая вблизи настоящий мужской член. Он весь переплетен венками, с красной головкой, на которой поблескивала капелька. Вмиг позабыв про стыд, я вовсю любовалась этим совершенством. Мы с девчонками, конечно, иногда смотрели разные порно ролики, и мне всегда было любопытно, почему актрисы с наслаждением делают, минет, они так играют или им действительно это нравится? Мне вдруг стало интересно, каков он на вкус и я, дотронувшись пальчиком до выступившей капельки, провела по головке и поднесла руку к губам, но не успела высунуть язык, как Никита схватил меня за руку и прорычал,

— Потерпи сладкая моя, попробуешь чуть позже, мы уходим.

Я растерялась, мне стало так стыдно, и нафика я ему это предложила. Теперь он точно обо мне не лучшего мнения. Если теперь у нас что и будет это курортный роман в лучшем случае или просто разовый секс. Стоит ли и начинать? Но я запала на него уже конкретно. Подсела как на наркотик. Меня даже не напугало, то, что он и не человек или человек ну не полностью. Черт, я запуталась. Мне нужно для начала в себе разобраться, — думала я, наблюдая, как Никита одевается. Все его движения были похожи на какой-то эротический танец, я снова стала погружаться в мечты, где Никита делает меня женщиной, вонзаясь своим идеальным жезлом в мое лоно.

Пока я гоняла мысли, ко мне подошел Никита и заговорил,

— Прости, но твоя подруга Люба попала в аварию, думаю для тебя это важней, а это, — он провел рукой в воздухе над тем местом, где мы только что лежали, — Мы обязательно еще продолжим! — уверенно закончил он.

— Ты сейчас серьезно? — спросила его.

— Ты о подруге или о нашем баловстве? Хотя и то и то все серьезно, — сказал он.

Никита осмотрел меня с ног до головы, поправил на мне футболку, и мы пошли обратно на базу. Подходя к медицинскому блоку, я вцепилась в руку Никиты.

— Что с ней? — спросила его.

— Сейчас узнаем, — сказал он.

Войдя в комнату, в которой я была недавно, увидела бледную Любу. Она спала или была без сознания. На ее лицо было множество мелких царапин, все остальное тело скрыто под одеялом.

— Что с ней? — спросила я Иру.

— Множественные ушибы и перелом ноги — ответила та и посмотрела на Никиту.

— Где Егор? — спросил Никита у нее.

— Вы друзья, тебе видней, — недовольно, ответила Ира.

— Побудь пока тут, я скоро вернусь, — обратился ко мне Никита, а я не сводя глаз от Любы, просто кивнула в ответ.

— Она спит? — спросила я, у Иры глядя на Любу.

— Да, она под седативными препаратами, — у нее еще был шок.

— Шок, у Любы? — удивилась я.

— Да, болевой шок, — пробормотала Ира.

Так я и стояла, пока в комнату не вошли Егор и Никита. Егор с беспокойством осмотрел Любу.

— Я вызвал вертолет, — сказал он, не сводя с нее взгляда.

— Я поеду с ней, — сказала я.

— Думаю это лишнее. Тебя все равно не пустят к ней, — сказала Ирина, — Вы же не родственники, — уточнила она.

— Не расстраивайся, как только врачи разрешат, мы сразу отправимся к ней, — приобняв меня за плечи сказал Никита.

— Хорошо, — ответила кивая.

— Откуда я могу позвонить? — спросила я глядя на Любу, а потом, подняв голову, повернулась к Никите, — Нужно сообщить Екатерине Александровне, это мама Любы, — пояснила я.

— Я сам сообщу, — сказал Егор, присаживаясь на край кровати, где лежала Люба.

— Хорошо, только скажи помягче. У нее одна мама, больше ни кого нет, — попросила Егора.

— Да, конечно, — ответил он.

— Надя, собери пока вещи Любы и принеси сюда, скоро прилетит вертолет, — обратилась ко мне Ирина.

— Да конечно, — сказала я и пошла на выход.

— Я с тобой, — положив мне руку на плечо, сказал Никита.

Зайдя в домик, я сразу побежала в спальню, открыла шкаф и судорожно стала доставать вещи Любы.

— Успокойся, все будет хорошо, — подойдя ко мне со спины и обняв, прошептал Никита.

И тут мою платину прорвало, я развернулась в его объятьях и, уткнувшись в грудь, разрыдалась, а Никита поглаживал меня по спине и терпеливо ждал, когда моя истерика закончится. Выплакавшись, я немного отстранилась и, задрав голову, посмотрела на Никиту.

— Прости, это нервы, — сказала ему, а он склонился и поцеловал меня, тихонько невесомо и тут же отстранился.

— Не извиняйся, я все понимаю, — прошептал он, — Давай помогу, — делая шаг, назад предложил Никита.

— Я уже почти все достала, осталось все сложить в сумку, лучше принеси мне попить, — попросила его.

Сложив вещи в сумку, я присела на кровати, печально взглянув на сумки, собравшись с силами, закинула одну на плечо, а вторую в руку и покатила к выходу. В дверях столкнулась с Никитой, он протянул мне стакан и, забрав сумки, пошел к выходу. Сделав пару глотков, я поставила стакан на столик в гостиной и пошла за ним, он ждал меня на крыльце.

Вернувшись в медицинский блок, Никита передал вещи Егору.

— Завтра прилетает Екатерина Александровна, — сказал Егор.

— Ты уже позвонил? Как она? — взволновано спросила его.

— Да как?! Разволновалась не без этого, — ответил Егор, пожимая плечами.

— Ее нужно куда-то устроить, не думаю, что в больнице разрешат остаться, — сказала Ирина Игоревна.

— Да, знаю, я отвезу ее на свою квартиру, — сказал Егор и посмотрел на Никиту, — Справитесь тут без меня? — спросил он друга.

— Обижаешь. Делай что нужно, а мы тут разберемся, — хлопнув его по плечу, ответил Никита.

Тут мы услышали нарастающий гул, вертолет шел на посадку. Я поцеловала Любу в щеку и ее увезли на каталке люди в одежде МЧС, Егор последовал за ними.

А мы, проводили до крыльца. Никита приобнял меня за плечи, так мы стояли какое-то время. Вскоре я услышала гул вертолета и повернулась к Никите.

— Она ведь поправится? — спросила его, отчаянно нуждаясь в поддержке.

— Конечно, поправится! — сказал Никита, обнимая меня и поглаживая по голове.

— Никит, ты можешь связаться с Денисом и узнать как там Вера? — спросила его, задирая голову и преданно смотря в его глаза.

— Сегодня нет, они сейчас вне зоны, но завтра свяжусь, — пообещал Никита.

Тут раздался звонок его телефона, и Никита, ответив на вызов шепнул,

— Подожди меня минутку, я быстро, — и направился в здание мед. блока.

Я просто кивнула и поплелась в сторону нашего домика. Молилась, чтобы Люба поправилась и у Веры, чтобы все прошло хорошо. Из мысли меня вывел захват за руку, а следом объятия.

— Детка, ты такая печальная, потому что меня не хватает? — пытаясь меня поцеловать, говорил Кирилл.

— Кир? — удивилась я, упираясь ладонями ему в грудь, держа на расстоянии.

— Да детка, ты мне кое-что обещала. Помнишь? Вот решил, что лучше места и не придумаешь, чем лоно природы, — подмигнув мне, он снова попытался поцеловать, но я увернулась, и его губы скользнули по моей щеке.

— Детка, ты чего? — отстранился он на секунду, — Девственные леса и я лишаю тебя девственности в этой красоте. Разве не о такой романтике вы девчонки мечтаете? — сказал он, а я залепила ему пощечину и отступила на пару шагов назад.

Я не верила своим ушам. Кир говорил так грязно, что мне стало невыносимо противно. Но его нужно срочно отшивать и уходить подальше. Вот я дура, сама же во всем виновата. Зачем я тогда напилась? Что может его от меня отшить? Наверное,

— Кир, ты опоздал, — выпалила я, пытаясь воспроизвести наглую усмешку на лице.

Да, соврала, но другого варианта в голову не пришло. И он поверил.

— Ушам своим не верю, да ты у нас шлюш… — не успел договорить Кир, как его перебил кулак Никиты.

— За языком своим следи, или я тебе его вырву, — прорычал Никита, загораживая меня своим телом.

Глава 8

Никита

Перед глазами лицо Нади, а в голове ее голос: «У меня уже есть парень».

Мой волк требовал крови, и я рванул в лес, устроив охоту. Настоящую кровавую охоту.

Доверяясь инстинкту своего зверя, я полностью выпустил его. Учуяв оленя, мой волк с азартом стал преследовать добычу. Изначально погонял его, а после, дал животине ложную фору. Сам же, обогнул сопочку и мягкой поступью стал подкрадываться с подветренной стороны. Заняв выгодную позицию в кустах на возвышенности, под которой проходила звериная тропа, стал ждать.

Олень успокоился у небольшого ручья, прислушивался к звукам леса. Склонившись к воде, стал пить, продолжая прислушиваться. Я, замерев, наблюдал, выжидая удобного момента для нападения. И вот этот момент настал, олешка напившись, неспешно пошел в мою сторону. Я замер в кустах, полностью сосредоточившись на добыче. Олень не спеша брел по тропе и, вот он сровнялся со мной. Прыжок, и мой волк с оглушительным рыком сжимает челюсти на шее своей жертвы, разрывая острыми зубами яремные вены и перегрызая хребет. Хруст ломающихся костей, услада для ушей зверя на охоте. В пасть потекла кровь, ее запах и вкус пьянили.

Усевшись возле своей добычи, мой зверь завыл, подняв окровавленную морду вверх, сообщая своим об удачной охоте.

Вскоре прибыли мои ребята и оценив результат моей охоты, приняли человеческий облик. Дальше уже без меня, мой зверь побрел к базе.

— Ник, ты где? — услышал я голос Егора в своей голове.

— Возвращаюсь, скоро буду у себя, — ответил ему.

— Есть идея! Тут Дэн предложил разделить нашу троицу, он хочет пригласить свою блондинку пройтись по маршруту. Как думаешь, прокатит? — спросил Егор.

— Возможно, пусть рискнет, — ответил ему.

— А я, наверное, Любу попрошу в город со мной съездить. Ира сказала, что оборудование ждет на складе и еще документы по медикаментам вручила, нужно получить. Так что, твоя остается одна, если смогу убедить Любу, конечно, — говорил Егор, в моей голове.

— Значит, Надя останется одна? Маршрут на неделю, а в город ты, насколько планируешь? — спросил друга.

— Думаю так же, я потяну время с проверкой оборудования. Дадим нам срок неделю? Надеюсь, уложимся, — ответил дружище.

— Сомневаюсь, что твоя пара согласится остаться, — высказал я свое сомнение.

— Но попытаться стоит, и если не получится, то завтра вернемся, — печально говорил Егор в моей голове.

— Согласен. Дерзай, — поддержал друга.

У меня даже настроение приподнялось, но тут я услышал женский вскрик и задрав голову…

Я очканул, когда увидел падение Нади, хорошо, что отлично сработал, страховочный трос и она повисла в воздухе. Но судя по реакции ее тела, вернее по отсутствию этой самой реакции, она была без сознания.

Хорошо, что у нас по всему периметру одежда заныкана. Я, приняв человеческий облик, достал сверток из тайника, что в этом месте был в дупле дерева и, развернув, извлек джинсы. Надев их, направился в веревочный парк, настучать по голове этим малолетним инструкторам.

— Какого хрена она на такой высоте? — схватив за грудки Илью, прорычал ему в лицо.

— Они сами выбрали, я предупреждал их, что это опасно, — оправдывался он.

Оттолкнув его, я уже собрался лезть за ней, как Илья остановил меня, сказав, что ее уже спускают. У меня перед глазами была пелена, моего зверя легко вывести, а вот успокоить может только охота или качественный секс. Но тут я увидел, что мою глупую пару опустили на землю и ринулся к ней. Ее подруги еще проходили полосу, спустятся еще не скоро. Подхватив на руки свое недоразумение, пошел в медицинский блок.

— Ира, ты тут? — занося свою ношу, крикнул я.

— Чего разорался, тут могли быть пациенты, а им нужен покой, — ворчала она.

— Так нет же ни кого, — повернув голову на пустые койки, ответил ей.

— А на руках у тебя кто? — вопросительно посмотрела она.

— Это Надя! Эм… Сидорова Надежда Алексеевна, 22 года, ей на высоте плохо стало, — ответил я, продолжая держать свою пару на руках.

— Положи ее сюда, — сказала Ира и пошла к стеклянному шкафчику, а я так и стоял, не желая расставаться со своей ношей.

— Тебе помочь или не мешать? — оглянувшись, спросила Ира.

Посмотрев на бледное лицо Нади, я осторожно положил ее на кровать и присел рядом.

— Что с ней? — спросил у Иры.

— Ты же сам сказал, что плохо на высоте стало, — удивилась она, — Думаю Акрофобия, — предположила Ирина.

И тут я почувствовал противный запах, повернув голову, увидел, что Ира смачивает ватный тампон какой-то жидкостью.

— Фу, что за гадость? Ты уверенна, что ей это поможет? — спросил ее.

— Это раствор аммиака, в народе «Нашатырный спирт», — ответила она, и, окинув меня взглядом добавила, — Иди, погуляй. Что ты так в нее вцепился?

— Я останусь с ней, — ответил я.

Ира больше ни чего не говорила, она провела этой противно пахнущей ватой у носика моей пары, и Надя стала нехотя поворачивать голову и морщиться. Потом Ира опять отошла к шкафчику, а я упорно наблюдал за своей избранной. Если бы я уже поставил ей метку, то смог бы сам вывести ее из этого состояния проникнув в ее сознание, но метки не было и когда будет еще не известно.

Тут Ира подошла со шприцом и в нос уже ударили запахи спирта и какого-то лекарства.

— Это что? — спросил ее.

— Витамин! Ты так и будешь меня контролировать? — недовольно сказала она.

— Нет, прости, просто волнуюсь, — ответил честно.

— Кто она тебе, что ты так трясешься? — спросила Ира

— Она моя Луна, — ответил как есть.

— Поздравляю, хотя пока смотрю не с чем. От нее не пахнет тобой, да и вообще самцом не пахнет, — сказала Ира очевидное.

— Это пока, вскоре я поставлю ей метку, — сказал ей.

— Она человек, — сказала Ира и хитро посмотрела на меня.

— И что? — не понял я.

— Прежде чем будешь ставить метку, вызови у нее течку, — сказала Ира, — Так она уже точно примет тебя, да и безболезненно, — пояснила.

Точно и почему я сам до этого не додумался, взъерошивая волосы, подумал я. Но тут Ира опять поднесла эту вонючую ватку к носику Нади и та уже более активно стала мотать головой.

— Ну, вот и просыпается твоя принцесса, — улыбнувшись, сказала Ира и пошла, выкидывать эту вату.

Увидев, что Надя открыла глаза,

— Очнулась, — сказал я и позвал Иру.

— Да что ты грохочешь тут своим басом, девочке покой нужен, — ворчала эта женщина,

а потом и вовсе выпроводила меня под предлогом, что моей паре нужен это чай. Вот прям сразу, как глаза открыла он ей, и понадобился, — злился я на Ирину, но пошел, куда послали.

— Михаил, срочно! Мне нужен, свежий, черный, сладкий чай и плитку шоколада, — сказал я, забегая на кухню европейского ресторана, потому как он был ближе остальных.

— Что-то горит, и ты решил потушить чаем? Что за спешка? — спросил наш шеф повар.

— Давай без вопросов, просто сделай, — попросил его, не желая вести диалоги.

Михаил ни чего, не сказав пошел готовить чай.

— Вот ты где, — на кухню зашел Дэн.

— Ник, я уговорил Веру, и мы отправляемся по маршруту № 3, как раз на недельку.

— Она так легко согласилась? — удивился я.

— Ну не то что бы…короче, я не сказал ей про маршрут. У нее началась истерика и она рвалась к твоей, я сказал, что пока туда ни кого не пускают. Подыграй если что — виновато посмотрел друг.

— Ай-ай, а врать то не хорошо, — сказал ему, улыбнувшись, — И что дальше?

— И предложил скоротать время, прогуляться немного, она согласилась, — закончил Дэн.

— Егор еще тут или уже увез свою барышню? — спросил Дэна.

— Не знаю, не видел, я пока Веру убеждал, он со своей брюнеткой, куда-то испарился, — ответил Дэн.

— Я понял, иди уже…по маршруту, — хлопнув Дэна по плечу, ответил я.

— Вот твой чай и давайте дуйте отсюда оба, — сказал Михаил, протягивая мне чай и смотря на меня и Дэна недовольно.

— Спасибо Михаил, — поблагодарил его и, взяв поднос, пошел на выход.

— Ты чего с чаем по улице бегаешь? — спросил Дэн, догоняя меня.

— Пожар тушить бегу, — ответил ему и свернул в мед. блок.

— Точно стареешь. Пожары нужно другим тушить, — ответил Дэн и подвигал бедрами.

— Идиот, — ответил ему заходя в здание мед. блока, за спиной раздался ржач Дэна.

Постучав в дверь, и не дожидаясь, ответ, я зашел. Поставив поднос на стульчик, помог Наде присесть, сел рядом беря поднос в руки.

— Вот попей, — протянул ей.

Ира решила не мешать и вышла, оставив нас одних. Я внимательно наблюдал за Надей, она была очень бледная и ее ручки подрагивали. Уловил ее взгляд на своем торсе. Хм, девочка разглядывает меня и на ее скулах появился бледно розовый оттенок, а это значит, что ее головку посещают очень даже не приличные мысли. Моя маленькая развратница явно представляет меня между своих стройных ножек.

Я знал, что произвожу приятное на нее впечатление. Обычно все девчонки клюют на мою спортивную фигуру и стараются залезть на мой член, вот только Надя не делает ни каких попыток. Это нужно исправлять и срочно, она теперь единственная на кого вообще встанет мой член и не просто встанет, он постоянно в ее присутствии стоит, только в моменты опасности отпускает и все эти моменты в последнее время связанны с тем, что я спасаю свою пару.

Решил отвлечься от этих мыслей и поинтересовался Надиным самочувствием, на что она отшутилась. Шутит, значит идет на поправку. Нужно будет Михаилу премию дать, за полезный и своевременно приготовленный чай, промелькнула мысль.

Но тут она спросила про своих подруг, я не сразу нашелся с ответом. Но моя девочка приняла мой ответ, подарив мне очаровательную улыбку.

Пока шли по улице, думал, как начать разговор, и тут Надин животик пропел о том, что хозяйка давно его не кормила и план тут же созрел в голове.

Предложил угостить ее обедом, но она попыталась отказаться, ссылаясь на подруг. Пришлось сказать часть правды, после чего моя девочка приняла мое приглашение.

Мы зашли в ресторан восточной кухни, к нам подошел Сергей — официант, и протянул меню. Его поведение меня взбесило, он принюхивался к моей паре, и только после того как я дал о себе знать, того как ветром сдуло. Я, конечно, понимаю, на моей малышке еще нет моего запаха, да на ней вообще нет запаха самца. Но наглость его взбесила, видит же, что она не одна, а со мной. Метку я поставлю при первом же случае и случай этот нужно поторопить. Заказ мы делали уже Марку, он шеф повар восточной кухни.

Моя умная девочка, сразу сообразила, что мы с ребятами договорились разделить их компанию. Пришлось приложить не мало усилий, чтобы не выпалить очевидное для меня, не для нее. Нужно аккуратно подготовить ее, а после показать себя настоящего. Поинтересовался ее самочувствием, но она восприняла заботу в штыки, и я предложил сначала обед, потом дела. Надя вроде, как и согласилась, вот только практически ни чего не съела. Пришлось смириться, сам виноват, заговорил раньше времени. Нужно было дождаться, пока она поест. Поставил себе галочку, что в дальнейшем сначала забота, потом дела, и тут поймал себя на мысли, что эта галочка уже есть. Пока не поставлю ей метку, так и буду метаться, и упускать важное.

Я отвел Надю на приличное расстояние от лагеря, на случай если она закричит, тут точно ни кто не услышит из людей, а оборотни, чуя мой запах и близко не сунутся.

Спросил ее об оборотнях, ну может сказки какие читала и думает, что это вымысел. Некоторая информация в этих сказках реальная, но большинство конечно вымысел. Некоторые человеческие самки даже мечтают об оборотнях самцах, не подозревая, что мы реальные. Всякое бывает, но она просто заливисто расхохоталась, слушал бы и слушал. Какая же она у меня красивая и ей идет улыбка, я залип глядя на довольную пару.

Поняв, что слова тут бесполезны и нужно всего-то показать, что мы не сказки.

Предупредив свою девочку, что бояться ей не чего не стоит, я начал снимать с себя джинсы.

— Запомни, не бойся! — строго сказал ей и дал волю своему волку, показать себя.

Ее улыбка стерлась в долю секунды, лицо скривилось, а в глазах застыл первобытный ужас. Не это я хотел увидеть, и зверь был со мной согласен. Он лег на живот, и положил морду на передние лапы стал скулить. Он хотел, чтобы его пара восхищалась им, а не боялась. Он отчаянно хотел увидеть как минимум симпатию в ее глазах, а не панику с безысходностью.

Увидев, что пара не собирается кричать и падать в обморок волк предпринял попытку немного приблизиться к ней.

Внимательно наблюдая за ее реакцией, я старался передать, что говорил недавно, посылая ментально: «Главное ни чего не бойся. Он не представляет для тебя ни какой опасности». Надеюсь, она поняла, что речь шла о моем звере. Надя смотрела, не моргая и, кажется, дышала через раз. Это конечно было маловероятно, я еще не поставил метку, но зов истинных ни кто не отменял и я рассчитывал, что у меня получится и о чудо она заговорила.

Убедившись, что я ее понимаю и я это я, Надя осторожно попросила разрешения коснуться меня. Глупенькая моя, да тебе как раз можно все, хоть погладить, хоть покататься, все что пожелаешь. Вот идиот, почему сразу не сказал, что может делать все, что пожелает.

Она опустила руку мне на голову, осмелев, подключила и вторую руку, поглаживая за ушами. Моему зверю понравилась эта ласка, и он заурчал. А после толкнул тихонько ее в ноги, и она плюхнулась на пятую точку. Мой волк лизнул свою Луну в щеку и, повалив на спину, стал облизывать ее лицо, а ее аромат сводил зверя с ума.

— Надеюсь, ты не собираешься меня съесть, — услышал я ее довольный голосок и зверь, да и я чувствовали себя на седьмом небе от счастья, что пара приняла, без слез, истерик и обмороков.

Мой волк вылизывал свою пару, а почувствовав ее зарождающееся возбуждение и тонкий и такой сладкий запах невинности. — Моя! Моя! — неустанно повторял я со зверем в унисон.

Мой волк сходил с ума желая покрыть уже свою самку. Член стоял колом, яйца трещали и требовали освобождения. Зверь уступил место человеку, надеясь насадить нашу крошку на себя, подкидывая пошлые картинки.

Приняв человеческий облик я не удержался и потерся членом меж ее стройных ножек, это был чистый кайф.

Моя девочка стала дрожать, и эта дрожь была отнюдь не от возбуждения, а от страха. Увидев дорожки ее слез, мой разум не полностью, но прояснялся. Идиот, я сейчас ее окончательно вспугну, но и остановиться не мог.

— Я не трону тебя, пока ты сама этого не захочешь, прошу, мне нужно освободиться, а иначе я не смогу удержать зверя, — простонал я.

Яйца болезненно ныли, сволочь зверь продолжал настаивать на соитии, требуя немедленно взять свою самку и уже пометить ее.

Моя малышка предложила помощь. Я замер, не веря своим ушам.

— Как? — спросил ее, не до конца понимая, что она имеет ввиду.

— Руками, — пожав плечами, ответила она, скромно улыбнувшись, а ее щеки покрылись румянцем.

Я отстранился и сел на колени. Пытаясь переварить предложенное. Неужели она, когда-либо прикасалась к мужскому органу? Ревность начинала застилать глаза кровавой пеленой. Волк требовал крови соперника, а самку залюбить, чтобы запомнила, что принадлежит только нам.

— Я, правда, чисто теоретически знаю как, а на практике…ты говори, а я буду делать, — смущаясь, сказала Надя, а я выдохнул. Пелена отступала, значит и так она ни кого не ласкала. Моя ж ты красавица!

— Хорошо, возьми его у основания и сожми, — стал направлять мою девочку.

Я обучу ее всему, и она будет дарить мне себя и свои ласки и только мне, потому что она моя. Но тут в мою голову влез Егор.

— Ник, мы попали в аварию, Люба в тяжелом состоянии везу ее обратно на базу.

— Ты это как умудрился? — спросил друга.

— Кто-то подложил шашку на дороге, и выбило колесо, нас хорошо перевернуло, — ответил Егор.

— Понял, сейчас подойдем, — ответил ему.

Бл-ть, охереть, моя девочка решила меня попробовать на вкус. Я точно свихнусь в скором времени, если не возьму ее. Схватив ее за руку, и не дал сделать, то, что она задумала, потому, как не удержусь и просто сорвусь нахрен.

— Потерпи, сладкая моя, попробуешь чуть позже, мы уходим, — прорычал из-за дикого возбуждения и стал одеваться.

Я видел ее растерянность и неуверенность и мне не понравилось. Сейчас она себя накрутит и неизвестно какие выводы сделает, а потому решил предупредить дальнейшее недопонимание.

— Прости, но твоя подруга попала в аварию, думаю для тебя это важней, а это, — я провел рукой в воздухе над тем местом, где мы только что лежали, — Мы обязательно еще продолжим! — уверенно закончил я, не давая ей усомниться.

Войдя в смотровую, увидел бледное подобие подруги моей пары. Вот она, правда, насколько люди слабы в своей природе. Оставил Надю с подругой, а сам пошел к Егору, он сидел в нашем кабинете и пил коньяк.

— Тебе не кажется, что сейчас ты должен быть там? — спросил я, указывая на дверь.

— Кажется, но там я сейчас бессилен, — ответил друг.

— А, так это ты сил набираешься? — задал очередной вопрос, садясь в кресло.

— Жду отчет от Глеба, и вертушку вызывал — ответил Егор.

— Там ты нужней, а Глеб знает, где нас искать, — сказал я, вставая, и направился к выходу,

— Вызвал, летят? — уточнил, оглядываясь.

— Да, скоро будут, — ответил он, — Я прибью эту гниду, — сказал Егор, поднимаясь, пошел за мной.

— Знаю, — ответил ему, и мы вышли в приемную.

— Я даже не успел ей ни чего рассказать, — когда мы шли по коридору вновь заговорил Егор.

— Успеешь еще, дай ей время, на восстановление. У тебя появился один плюс, она не убежит, если что-то пойдет не по плану — положив руку на плечо другу, попытался хоть как-то поддержать.

— А ты? Ты сказал? — спросил он.

— И показал. Она приняла моего зверя, — ответил ему.

Но больше ни чего Егор спросить не успел, мы подошли к смотровой.

Надя порывалась лететь с подругой, но Ирина ее отговорила и отправила за вещами Любы. Одну в таком состоянии я не мог ее оставить, да и не хотел я ее оставлять. Мы сходили за вещами и, вернувшись, я все передал Егору.

Надя заговорила про звонок родственникам, и я вспомнил, что так и не вернул ее телефон. Глеб над ним поработал. Вернее его команда. Так что теперь я буду знать все. После проводов Любы, если это так можно назвать, мы вышли на улицу.

Но тут мне позвонила Ира и попросила вернуться, попросив Надю подождать меня и не уходить, вернулся назад.

— Вот, дай это Нади на ночь, у девочки был сегодня сложный день, — протягивая мне какой-то бутылек, сказала Ира.

— Что это? — спросил, беря пузырек, разглядывая его.

— Успокоительное, оно безвредное, — ответила Ира.

— Спасибо, — сказал я и пошел на выход.

Выйдя на улицу, я оглянулся, Нади не было, направился к ее домику и услышал диалог.

Моя девочка разговаривала с каким-то мужиком, и этот урод претендовал на ее девственность. Вот сука, сам напросился.

Секунда и раздался шлепок. Кто кого ударил? Я ускорился.

Надя: — Кир, ты опоздал

Мужской голос: — Ушам своим не верю, да ты у нас шлюш… — не успел договорить это недоносок, как мой кулак заткнул его.

— За языком своим следи, или я тебе его вырву, — прорычал ему.

— А это еще что за хер? Это на его члене ты скакала? Я думал ты лучше остальных, а нет, ошибся, — говорил этот будущий труп, поднимаясь на ноги и вытирая рожу.

— Ты зачем приехал? — спросила его Надя.

Да пиз-ц какой-то, он ее оскорбляет, а она с ним диалоги ведет.

— Отдыхать, не к тебе же, меня шалавы, не интересуют — сказал он ей.

— Сам напросился, — подскочил я к нему и поднял за грудки,

— Собрал свое дерьмо, и покинул территорию добровольно и по-хорошему, иначе потом не жалуйся, — прошипел ему в морду.

— Руки убрал, ухожу, не слепой, дырявая мне не нужна, не претендую, — говорил он, держась за мои запястья, а я не удержался и двинул ему еще разок. У нас негласное правило, людей не бить, они слабее и я держался, как мог, эти оплеухи не в счет.

— Шлюху свою пинай, урод. Думаешь, она тебе рога не наставит? — говорил он, поднимаясь, и резко побежал в сторону парковки. Еще и трус. Хотел его догнать и научить культурно, обращаться к моей женщине, но не успел сделать и шаг, как Надя вцепилась мне в руку,

— Не надо Никит, прошу, — умоляюще смотрела на меня.

Перехватив ее за руку, я дернул ее на себя и крепко обнял.

— Я ни кому не позволю оскорблять МОЮ ЖЕНЩИНУ! — прорычал я, еще желая догнать эту тварь.

— А я твоя женщина? — спросила Надя, запрокидывая голову, чтобы посмотреть мне в глаза.

Вместо ответа я впился в ее губы в страстном порыве, я целовал ее и не мог насытиться, через некоторое мгновение она стала мне отвечать, и своими пальчиками перебирала мой ежик на голове. Не знаю, сколько времени мы целовались стоя посреди улицы, но тут донесся детский голосок, который подхватили другие детские голоса: «Тили-тили-тесто, жених и невеста!»

Мы оторвались друг от дружки и оглянулись, нас обступила ребятня, и внимательно смотрели на нас, повторяя этот стишок. Посмотрев на Надю, я увидел улыбку на ее лице и, улыбнувшись в ответ, уже нежно поцеловал ее, а после прижался своим лбом о ее и, перебирая ее волосы, вдыхал сводящий меня с ума нежнейший аромат своей пары.

— Погуляем еще или может в ресторан? — прошептал наслаждаясь.

— Может на озеро? — внесла свое предложение Надя.

— Можно и на озеро, — продолжая перебирать ее волосы и вдыхать ее запах, ответил.

Так мы простояли еще некоторое время, а после я взял ее за руку и повел на пирс.

— Подожди, — остановилась Надя, — Мне бы переодеться, — пояснила она, на мой вопросительный взгляд, — Я быстро, — разворачиваясь к домику, сказал она.

Решил подождать ее на крыльце. Пока Надя переодевалась, набрал Глеба.

— Ну что там по аварии, есть новости? — спросил его.

— Да пока работаем. Поверяем еще. Будут новости, наберу, — доложил Глеб.

Убрал телефон и достал снова, сделал пару кадров домика, кадры вроде четкие, да и телефон не из дешевых, Apple брать не стал, это у нас Дэн предпочитает, купил себе Nokia 8.3 5G и не пожалел еще ни разу. Он и для бизнеса и для разговоров меня устраивает полностью. Пока делал кадры под разными углами, увлекся.

— Что ты делаешь? — услышал я нежный голосок своей крошки.

— Да так, коротаю время, — ответил, убирая мобилу в карман,

— Готова? Пошли? — спросил, залипая на ее фигурке, в бирюзовом сарафанчике.

— Так нормально? — спросила она, крутанувшись.

— Более чем, — ответил охрипшим как при простуде голосом, переводя взгляд на ее лицо.

— Тогда пойдем? — спросила она.

— Да, — взяв ее за руку, притянул к себе и поцеловал, и она снова ответила.

Боясь сорваться, немного отстранился и смотрел, как она открывает свои глазки после поцелуя. Ее тело говорило само, как ей нравится, а я наслаждался этим.

Дойдя до пирса, предоставил ей выбор: катамаран, лодка или аквабайк, но Надино внимание привлек зорб. Она развернулась ко мне и состроила милую мордашку бровки домиком, глазенки умоляющие, еще и ручки, словно молитве сложила.

— Это же развлечение для детей, — старался сделать серьезный вид, еле сдерживая смех.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, — сложа губки бантиком, попросила она, а я не выдержал.

— Ахаха. Не долго. У тебя десять минут, а потом выбираю я, — сказал и махнул ребятам, кивая на Надю.

Она неуверенно пошла к ним, периодически оглядываясь на меня.

Достав мобилу, сделал несколько кадров, как она внимает все, что говорит Олег, он у нас и отвечает за Зорбинг.

Пока моя красавица развлекалась, набрал Егора.

— Как дела? — спросил его.

— Любаша очнулась, лежит в оборудованной палате. Вот иду к Николаю Петровичу, чем, порадует или же не порадует — ответил Егор.

— Решил в нашу клинику все-таки? — спросил друга.

— А куда? Нехер ей в людской делать, — ответил Егор.

— Ладно, друг ждем новости, надеемся на позитивные, — сказал я и отключился.

Тут же решил набрать Дэна, но, как и предполагал, они еще не дошли, а потому были вне зоны.

Склонившись, взял горсточку мелких камней и, задумавшись над резкими переменами в своей жизни, кидал камни в воду, наблюдая, как они разбивают гладь озера. Ко мне подошла старая волчица Неля.

— О чем задумался Никита? — спросила она, присаживаясь на соседний валун.

— Да так, о жизни, — пожав плечами, ответил ей, продолжая кидать камни.

— Вижу, душа твоя мечется, хоть ты и стараешься не подавать виду, — сказала она.

— Все хорошо, Неля, тебе показалось, — ответил, разворачиваясь к ней.

— Смотри. Нужен будет совет, ты знаешь, где меня искать, — ответила она, поднимаясь с валуна, и неспешно побрела вдоль берега. Посмотрев некоторое время ей вслед, я вновь повернулся к озеру. Наслаждаясь живописным творением природы. Замечательное место мы выбрали для нашей базы.

Озеро в этом месте, как вишенка на торте. С восточной стороны, его красоту выгодно оттеняет густая хвоя тайги, в то же время с западной стороны раскинулись луговые просторы, а вот с северной стороны, озеро очерчено горной грядой. От которой к озеру устремляются ручьи, некоторые из них превращаются в водопады на пути к водоему. В южной части озеро соединяется протокой, что ведет к другому озеру. И эта великолепная паутинка, состоящая из рек, проток, озер и ламбин окутала всю тайгу.

Вода в этом водоеме имеет красивый бирюзовый оттенок. Этот природный коктейль, состоящий из бирюзы воды, крутизны горной гряды, просторных лугов и зелени тайги, дополняет аккомпанемент ниспадающих вод с горных уступов, что создает привлекательную картину, творец которой сама природа.

Пока смотрел на это великолепие, погрузившись глубоко в свои мысли, Надя довольная подошла сзади и, встав на цыпочки, закрыла мне глаза своими ручками. В эту секунду я почувствовал зарождение нового чувства, которое я ранее не испытывал и мне это нравилось. Эта гармония, спокойствие и бескрайнее счастье. Развернувшись к ней, я прижал ее к себе и поцеловал, делясь через поцелуй своими эмоциями.

— Что ты выбрал? — спросила Надя, смущаясь и пытаясь отстраниться.

— Не правильный вопрос, — ответил, держа ее крепко и не собираясь выпускать.

Надя вопросительно посмотрела на меня, а я уточнил,

— «Кого?», а не «Что?», и я выбрал тебя, — склоняясь к еще одному поцелую прошептал ей в губы — Навсегда.

— Я об этом, — сказала Надя, отворачивая личико и мой поцелуй скользнул по ее щеке.

Проследил за ее взглядом и до меня дошло, что она имеет ввиду.

— Лодку, я выбираю лодку, — улыбнувшись, сказал.

— Хорошо, — перевела на меня взгляд, — Пойдем?

Одев на Надю спасательный жилет, я убедился, что он застегнут и помог ей спуститься в лодку. Сначала взял курс на горы. Мы шли на моторе, и я наблюдал, как ветер треплет Надины волосы, в солнечных лучах они отливали золотом, а глаза, словно зелень тайги, в обрамлении длинных черных ресниц. Заглушив мотор, мы еще некоторое время проплыли по инерции, после я взялся за весла, а Надя зачарованно смотрела на первозданное творение природы. Мы подплыли к мини водопадам.

— Удивительная красота, — выдохнула Надя и посмотрела на меня очарованным взглядом.

— Не могу не согласиться, — улыбнулся ей.

Достав телефон, я сделал несколько снимков, развернув лодку, чтобы Надя была на фоне водопада. Эта пигалица быстро смекнула, и стала позировать, принимая разные позы, тем самым дразня меня. Надя встала и сняла жилет, оголив одну ножку, она поставила ее на сидушку и, выпятив попку, улыбнулась и тут я не выдержал, положив мобилу на сидушку, я встал, и уже хотел схватить эту чертовку, как лодка качнулась, а Надя, потеряв равновесие выпала за борт. Вода в этом озере ледяная и нужно было быстрее ее вызволять, я прыгнул за ней. Нырнув на глубину, осмотрелся, и увидел, как моя шустрая уже пытается залезть в лодку, подплыв к ней, я подтолкнул ее за попку и выбрался сам.

— Т-ты з-зачем н-н-нырял? — отбивала она барабанную дробь зубками.

Накинув на нее спасательный жилет, больше в лодке ни чего не было, сел рядом и обнял свою дрожащую от холода малышку, согревая своим телом.

— Как зачем? Тебя спасать, — возмутился я ее вопросу.

— Я от-тлично п-плаваю, — сказала она.

— И что это меняет? В воде что угодно могло случиться, — злился ее пренебрежению к себе.

Подождав немного, и когда озноб отпустил ее, завел мотор и направил лодку на пирс.

— Куда теперь? — крикнула Надя, стараясь перекричать мотор.

— Домой, — ответил обычным тоном.

Подплыв к берегу, к нам спешил Макс, он у нас отвечает за катамараны и лодки. Он протянул небольшой плед, взяв его я, накинул Нади на плечи и, подхватив ее на руки, выскочил на пирс. Макс наоборот, запрыгнул в лодку и куда-то направился.

Шел ни на кого, не обращая внимания, и остановился только на крыльце своего дома.

Опустив Надю, прижал ее к двери дома, мне нужно было успокоить своего зверя, что требовал наказать свою пару за необдуманный поступок. Она прикусила нижнюю губу, взволнованно посмотрела на меня, а я просто впился в ее влажные губки. Терзая их жадно и рыча. Но и тут она меня удивила, она ответила на поцелуй так же жадно и одной рукой обвила мою шею, а второй поглаживала по щеке. Немного придя в себя, я нащупал в кармане ключи и открыл дверь, подхватив Надю на руки, занес ее не прерывая поцелуй.

Но в доме Надя сама остановила наше безумие и стала осматриваться, крутя головой.

— А мы где? — спросила Надя сиплым голосом, поправляя плед и озираясь по сторонам.

— Сегодня переночуешь у меня, — сказал ей и понес в свою спальню.

Глава 9

Надя

Никита поставил меня на ноги и вышел из комнаты, а я стала осматриваться. Комната была не маленькая, но уютная, такая теплая что ли. Мебели по минимуму, огромная кровать, по бокам которой располагались прикроватные тумбочки, на которых стояли светильники. В углу был расположен огромный угловой шкаф. Огромное окно, по бокам которого на полу вытянулись в ряд большие и малые кашпо с цветами. На полу возле кровати лежала шкура какого-то животного ну или коврик, выполненный под шкуру. Окно было приоткрыто и в комнате пахло свежестью леса.

Ночевать у него я и желала и боялась. К чему это все приведет? Просто курортный роман, который вскоре забудется или к отношениям? Думаю для него это не в первой, заводить романы тем более на своей так сказать территории. Это значит, что на что-то серьезное я не должна рассчитывать. Мне он нравится, причем очень нравится. Повод ли это чтобы отдать ему то, что я берегла для мужа? А с другой стороны не попробую, не узнаю, так вроде говорит Люба. Что же делать? Может, пока его нет, стоит сбежать?

Сделала шаг и услышала неприятное чваканье от моих балеток. Услышав шум воды, решилась выйти. Выглянуть за дверь не успела, так как вошел Никита.

— Вот, — протянул он мне полотенце и халат, — Ванная там, — сказал, указывая направление и тихонько подталкивая меня.

Пошла по указанному «маршруту», зайдя в ванную комнату, обратила внимания, что тут очень даже миленько, как сказала бы Вера. Стянув с себя плед, следом сырой сарафан я потрогала воду, класс, то, что нужно. Сняв нижнее белье, полезла в ванную. Даже застонала от удовольствия. Лежа в ванной, озиралась по сторонам, тут ни чего лишнего, мойка, душевая кабинка, ванная, и белый фаянсовый друг, огорожен стенкой. Отогревшись, меня стало морить в сон, потому быстренько ополоснулась, и вылезла из ванны. Вытерлась полотенцем и накинула халат. Пол был не теплым, и выходила я из ванной комнаты с поджатыми пальчиками на ногах.

— Надя иди сюда, — крикнул Никита, и я пошла на его голос.

Он был на кухне. На нем были домашние штаны и фартук. Никита был занят жаркой мяса? Он опять готовит, как бы не растечься лужицей, у такого во всем положительного мужчины. Хоть он как выяснилось и покрывается шерстью, меня это не пугало и не отталкивало, а даже наоборот притягивало.

Я стояла и наблюдала, как перекатываются мышцы на его руках и спине от движения и понимала, что не смогу отказаться.

Все, решено! Он будет моим первым мужчиной, даже если это разобьет мне сердце. Хоть испытаю, какого это принадлежать такому наваждению, от которого при взгляде коленки дрожат и трусики мокнут.

— Так и будешь стоять в проходе? — вывел меня из моих мыслей голос Никиты.

— Тебе помочь? — спросила, проходя на кухню и осматриваясь.

Все сделано под дерево ну или из дерева, собственно как и весь дом. Кухня так же была не маленькая, напичкана всей современной бытовой техникой от холодильника до чайника. Напротив окна стоял стол, а с двух сторон от него по два стула. Присев за стол поняла, что Никита уже сам совсем справился, так как на столе стояли салаты, хлеб нарезанный лежал в хлебном лоточке, в стаканах уже был разлит какой-то напиток, два пустых бокала под вино и два стакана с водой.

— Я уже закончил, — сказал Никита и перед моим носом оказалась тарелка с жаренным стейком.

— Спасибо, — поблагодарила его, беря вилку и ножик.

— Вино? — спросил Никита.

— А что за повод? — ответила вопросом на вопрос.

— Тебе нужен повод? Давай за наше первое не запланированное свидание? Надеюсь это повод? — вопросительно посмотрел Никита.

— Свидание? — удивилась я, — Да, если свидание, то это повод, — неуверенно ответила.

Никита разлил вино по бокалам и один протянул мне.

— За нас! — сказал он и, отсалютовав мне бокалом, сделал несколько глотков.

— Кстати, все забываю. Вот держи, это кажется твое, — протянул мне мой мобильник.

— Откуда? Я же его в лесу потеряла, — шокировано посмотрела на Никиту и, взяв телефон, положила рядом с собой на стол.

— Не потеряла, а выронила, и ты забыла, я не совсем человек, — ответил Никита.

— Нет, не забыла, — поспешила с ответом и отрицательно помотала головой, — Откуда ты знаешь, что я его выронила, а не потеряла? — поймала его на словах.

— Эм, те три зверя, это были мы. Точнее я Дэн и Егор, — ответил Никита, виновато посмотрев на меня.

— Эти медведь, волк и тиигрр? — взмахнув вилкой в воздухе, спросила его.

— Да, — кивнув головой, ответил Никита, — Прости, что напугали, но мы бы ни когда не причинили вам вреда.

— А, ну да, не парься мы так, и подумали, — ответила я, и злобно впилась в мясо зубами. Прожевав, я сделала пару глотков вина и спросила,

— Ты волк, а медведь и тигр кто?

— Ну, если правильно, то мой зверь — волк. У Дэна — медведь, а у Егора — тигр, ответил Никита.

— А оборотни это только волки ведь, тогда кто Дэн и Егор? — спрашивала я, пробуя салат.

— Почему волки? Мы все и есть оборотни, — удивился Никита.

Я даже зависла с бокалом вина. Во всех сказках, что в детстве читала, оборотни были волки, да и в фильмах ужасов тоже. И если судить, что я видела сегодня, то это далеко не сказки. Но в тех книжках ни когда не говорилась о медведях и уж тем более тиграх. О чем и сказала Никите, на что он поднял на меня глаза, а после заливисто рассмеялся. Теперь я залипла на его смехе и ямочках на щеках, что проявились от его улыбки.

— Ну, если делать выводы по сказкам и фильмам, то если я тебя укушу, ты тоже станешь оборотнем, — хищно посмотрев на меня, сказал Никита и его глаза блеснули. Я сглотнула и спросила,

— Это правда? Но, ты же не будешь меня кусать?

— Обязательно укушу, — ответил Никита на полном серьезе, а я выронила вилку и она с громким звоном ударилась о тарелку и отскочив, упала на пол.

— Не бойся! Оборотнем ты не станешь, — улыбнувшись, ответил Никита.

— А зачем меня кусать? — спросила его.

— Я тебе позже объясню, а пока поешь нормально, — протягивая мне чистую вилку, ответил Никита.

Дальше мы ели молча, я переваривала полученную информацию и гадала, пошутил он или сказал правду.

Поужинав, Никита отправил меня в спальню, а сам вышел позвонить.

Я лежала на этой огромной кровати с краюшку, и продолжала гонять мысли. Зачем ему меня кусать? А может он так прикольнулся? А оборотни разве умеют прикалываться?

Бррр, что за идиотские мысли, встряхнула я головой. Значит, это они нас испугали. Получается я ластой по морде Дениса, что ли отходила? Блиии, схватилась я за голову, я же в него еще и банкой кидала. Но с другой стороны, я же не знала, что этот медведь не совсем медведь. А вот Любаша в Никиту лопаткой кидала, он вроде не в обиде, хотя кто его знает.

— Не спишь еще? — заходя в комнату, спросил Никита.

— Ты ведь не злишься на Любу? — спросила его.

— Зачем я должен на нее злиться? — удивился Никита.

— Ну, тогда, она лопаткой в тебя кинула, — ответила ему.

— И поленом, — продолжил Никита, кивая, — Нет, не злюсь. Вы же защищались, а мы повели себя как кретины, напугав вас, что вы чуть под колеса не угодили.

— Так, вы нам сигналили? — спросила снова.

— Ну а кому? Конечно вам, — ответил он и присел рядом.

— А нападение? — продолжала я сыпать вопросы.

— С этим мы разобрались, — терпеливо отвечал Никита.

После наступила пауза молчания, я переваривала новую информацию. А Никита придвинулся ближе.

— Надя, если ты сейчас скажешь мне уйти, я уйду, но если ты хочешь чтобы я остался, то этой ночью я сделаю тебя своей, навсегда и ты сегодня не уснешь, — взяв мое лицо в свои ладони, сказал Никита, смотря прямо в глаза.

Вот и настал решающий момент, а я так и не решила или решила уже и не знаю. Была, не была, как там говорила Любаша: «Лучше один раз попробовать, а потом жалеть, чем жалеть о том, что не попробовал»? Ладно, подруга, послушаю твоего совета.

Никита, наверное, принял мое молчание за отказ и, встав, он уже направился к выходу из комнаты.

— Останься, — прошептала я, и он остановился.

Медленно повернулся ко мне и спросил,

— Повтори. Что ты сейчас сказала?

— Останься, — повторила я, вставая с кровати, и стала развязывать свой халат.

Медленно спустила его с плеч, и он легко скользнул с моего тела на пол.

Я стояла перед Никитой полностью обнаженной и от его голодного взгляда не знала, куда себя деть. Мне стало так стыдно, что я уже хотела наклониться и схватить халат, как Никита, приблизившись ко мне, пальцем подцепил мой подбородок, заставляя посмотреть на него. Мне было очень неловко.

— Не бойся, солнышко! Я буду осторожен, — прошептал он мне в губы и поцеловал.

Его поцелуй был нежным, легким и теплым, вот только не долгим.

Никита отстранился и, не сводя с меня обжигающего взгляда, стал раздеваться. Он быстро стянул штаны и вот он во всей своей красе стоит передо мной, словно сам Гефест спустился с Олимпа, согревая жаром своего тела на расстоянии, будто месяц провел в Олимпийской кузне, собирая весь жар, той печи и теперь это пламя вырывалось наружу. Скинув одеяло с кровати, Никита подхватил меня на руки, залез на кровать и медленно опустил меня на холодную простынь, блуждая оголодавшим взглядом по моему телу.

Он раздвинул мои ноги и, устроившись между ними навис надо мной.

— Я буду осторожен, — сказал он с хрипотцой в голосе и впился в мои губы голодным поцелуем. Положив руки ему на грудь, стала поглаживать, я чувствовала пальцами его упругие мышцы, а кожа была такая гладкая.

Никита стал спускаться ниже, целуя шею, а потом его язык стал выводить узоры на моей груди. Он втянул один сосок в рот и, не выпуская его, поиграл с ним языком, потом тоже самое проделал со вторым. Стал опускаться ниже и, обводя пупок языком, он руками мял и гладил мои холмики. Дойдя до лобка, он прикусил его, я почувствовала легкую боль от укуса.

— Ай, — вырвалось у меня.

— Тшш, все хорошо, — подув на место укуса, сказал Никита и продолжил свое путешествие по моему телу.

Когда его горячее дыхание коснулось влажной плоти, я непроизвольно издала стон.

— Какая ты у меня отзывчивая, — улыбнувшись, сказал Никита и провел языком по клитору.

Обхватив мои бедра, Никита продолжил ласкать меня там, его губы и язык, напрочь сносили мне разум. Он втянул мой клитор в свой рот и прикусил его, а меня словно прошиб электрический разряд, и тело выгнуло дугой. Я испытала свой первый оргазм. Перед глазами кружил хоровод светлячков, а в голове звучали фейерверки салютов.

Отдышавшись и придя в себя, я посмотрела на Никиту, он приподнял меня за попу и придвинулся ближе. Удобно устроившись, он уперся членом в мою влажную плоть. Одним резким движением он вошел в меня, и острая боль пронзила меня, будто тысячи иголок вонзились в низ живота, а внутри все разрывалось. Я чувствовала себя переполненной, и очень хотелось слезть с его члена. Я начала вырываться, но Никита удерживал меня крепко, замерев во мне.

— Сейчас ты привыкнешь, солнышко, — шептал он, собирая губами мои слезы, что ручьем катились по щекам.

Он просунул руку между нами и стал поглаживать клитор, боль стала отпускать, а ее место уже сменяло легкое томление внизу живота, и я непроизвольно качнула бедрами, желая большего. Никита понял, и стал выходить из меня медленно, и резко возвращаясь назад. Когда с моих губ сорвался первый стон, он вышел из меня, перевернул на живот, приподнял попку и вошел в мое лоно сзади. Несколько медленных движений во мне и вот он уже таранит мое лоно, я почувствовала, как жар с тела схлынул вниз, формируясь в тугой узел, Никита продолжал вколачиваться в меня, его толчки были быстрыми, частыми и глубокими, и по моему телу пошли волны экстаза. Я потерялась в ощущениях и вот вспышка и я лечу, чувствуя себя фениксом, что сгорая, возрождается вновь. Возвращаясь в реальность, я почувствовала, как его член стал увеличиваться во мне. Он склонился ко мне и лизнул между плечом и шеей, а после, я услышала рычание Никиты, — МОЯ!!! — и почувствовала жуткую боль, словно раскаленное тавро прижали к моей коже, ставя мету, как на племенной кобыле, я обмякла, а на краю сознания услышала, хриплый шепот Никиты,

— Отдыхай, солнышко, — шептал Никита, зализывая место укуса и продолжая пульсировать во мне.

Не до конца проснувшись, я почувствовала обнаженное тело, к которому прижималась, и сильные руки, что сжимали меня в крепких объятиях, еще эти удары в голове, спросонья не сразу сообразила что это. Подняв голову, мой мозг выдал все в картинках прошедшего вечера. Я лежала на груди Никиты и стук в моей голове это удары его сердца.

Скатившись на подушку, перемотала в голове воспоминания, и чувство стыда залило мое лицо. Он настраивал мое тело под себя, и оно его слушалось, выдавала моя память. Говорят в первый раз очень больно, да было поначалу, но то, что я читала во всемирной паутине, и близко не похоже. Мне было хорошо и я не жалею о том, что выбрала Никиту своим первым мужчиной.

Почувствовав шевеление, я повернула голову к Никите и встретилась с блеском его глаз. Они светились от проникающего света луны. Он молча склонился к моим губам, и я почувствовала, что теку от одного его поцелуя.

Никита не соврал, он брал меня всю ночь, правда, давал отдохнуть после каждого оргазма. Уснули мы уже утром, с первыми лучами солнца, потные уставшие, но счастливые.

Проснулась я уже после обеда, в комнате ни кого не было. Пытаясь встать с кровати, чуть не заскулила в голос, все тело болело, между ног была тупая боль, и ноющая в области между шеей и плечом. Состояние словно каток переехал по мне туда и обратно, хотя почему словно. Он и катался всю ночь, этот каток по имени Никита.

Дверь открылась, и в комнату вошел Никита с подносом в руке.

— Солнышко, уже проснулась, — улыбнулся он и прошел к кровати, поставив поднос на тумбочку, присел ко мне и провел пальцами по щеке, а после склонился и коснулся моих губ в невесомом поцелуе и протянул букетик полевых цветов.

— Доброе утро красавица! — пошептал, обжигая припухшие губы, горячим дыханием.

— Доброе утро, — прохрипела я сорванным голосом.

Никита отстранился и сказал,

— Позавтракай, — протянул руку к подносу, он водрузил его мне на ноги.

На подносе были чашка кофе и блинчики с вареньем. Взяв чашку, я втянула в себя запах кофе и закатила глаза от удовольствия. Никита все это время наблюдал за мной.

— Как ты? — спросил он тихим голосом.

— Не очень, — пожав плечами, ответила, опуская взгляд. Мне было неловко и чувство стыда нарастало.

— Эй, детка, ты стесняешься? — спросил Никита, цепляя пальцем мой подбородок и вынуждая посмотреть на него, — Сладкая моя, все было просто прекрасно. Ты восхитительна, — хриплым голосом сказал Никита, и словно крылья бабочки коснулся губами моих губ.

Я всей кожей ощутила, как мое лицо бросило в жар.

Так ни чего и не ответила, а просто зажмурила глаза. Знаю, вела себя как подросток, но в эту минуту ни чего с собой поделать не могла.

Мне просто было стыдно, сама попросила его остаться, хотя совсем его не знаю, но сделанного уже не изменить. Я и не хочу ни чего менять, сама выбрала Никиту, как своего первого мужчину и не жалею об этом, но чувство неловкости просто сковало меня.

Завтракать под его пристальным взглядом не стала, просто выпила кофе,

— Спасибо! — поставив пустую чашку на поднос, поблагодарила его и попыталась слезть уже с этой кровати.

Никита, наверное, обратил внимание на мои попытки и не заморачиваясь подхватил меня на руки и понес в ванную комнату.

— Тебе помочь? — спросил он, ставя меня на пол.

— Нет, спасибо, я сама, — сказала громче, чем хотела.

— Хорошо, — кивнул Никита и вышел.

Понимая, что в ванную я не залезу, встала под душ. Теплая вода смывала усталость и боль с непривыкшего к таким нагрузкам тела, а мысли все время возвращались к прошедшей ночи. О Боже, он отымел меня во всех позах какие, наверное, есть, я таких и знать не знала, даже в порно роликах ни когда не видела. Камасутра — нервно курит в сторонке.

Отмыв, наконец, себя от крови и спермы я, завернувшись в полотенце, вышла, опять поджимая пальчики на ногах из-за холодного пола. Никита в этот момент вышел из комнаты с ворохом постельного белья. Окинув меня голодным взглядом, он бросил белье на пол и, подлетев ко мне, взял на руки.

Неужели опять, ему, что ночи было мало, успела подумать я.

— Совсем с ума сошла? Заболеть хочешь? — прорычал, неся меня в гостиную и опустив на диван, вышел.

Да что не так-то, — не успела развить мысль, как он вернулся с шерстяными носками и, встав на одно колено, он стал одевать их мне на ноги.

— Мне бы мою одежду. Ты не мог бы сходить в наш домик? — попросила его.

Никита кивнул и прильнул губами к моей коленке, а по моему телу побежали электрические импульсы, собираясь в огненное ядро и устремляясь в низ живота. Я почувствовала жар желания, и как у меня там все стало влажно.

Я что потекла от этого действия? Что он со мной сделал? Почему я так реагирую на него? Размышляла я и услышала рычание. Никита повалил меня на диван, сдирая полотенце и накрывая своим телом, я только уперлась ладошками ему в грудь, не успев ни чего сказать, как его губы накрыли мои и…ночное безумство повторилось.

Никита брал меня снова, и снова. И каждый раз, когда он прикасался в поцелуе к месту укуса, меня уносило на волнах экстаза за пределы земной цивилизации.

— Мне крышу сносит от твоего запаха. Хочу насадить тебя на свой член и ни когда из тебя не выходить, — шептал он, зацеловывая мое лицо.

А я утомленная и обессиленная почувствовала, как погружаюсь в сон.

Проснулась уже к вечеру от чьих-то криков. Осмотревшись, поняла, что я все в той же гостиной.

Гостиная была больше спальни раза в два. Тоже все в дереве. Огромная плазма висела на стене напротив дивана, на котором я благополучно проспала весь день, спасибо одному озабоченному. Между диваном и плазмой стоял резной деревянный журнальный столик. По бокам стояли кресла и пуфики, выполнены тоже в таком же стиле. Два огромных панорамных окна украшенных вьющимися растениями. Вдоль противоположной стены стояли книжные шкафы, полностью заставленные книгами. На спинке дивана лежали мои вещи. Значит, Никита сходил в наш домик. Он принес джинсы, футболку, нижнее белье, носки и кеды. Взяв нижнее белье, я вновь покраснела.

Да сколько можно то, он не просто видел меня голой, но и отымел уже не раз, а я все краснею, как девчонка, — злилась я на себя. Встряхнув головой, вылезла из-под пледа. Странно, сейчас мое тело не так болело, вернее совсем не болело, просто небольшой дискомфорт, будто потянула мышцы на ногах, а так очень даже не плохо. Обратила внимание, что и следов спермы на мне не было. Он что меня помыл? — промелькнула мысль, от которой опять лицо опалило жаром.

Все, хватит краснеть, бледнеть, как маленькая, — дала себе установку, и быстренько оделась.

Крики не прекращались, и я пошла на выход. Приоткрыв дверь, я услышала, как Никита говорил с женщиной на повышенных тонах.

Никита: — Света, так ответь мне, почему вы в тот злосчастный день забросили свои обязанности, и ушли со своего рабочего места? Почему не позаботились отправить машину, за клиентами? Что за халатное отношение? Я так понимаю, это не единственный случай?

Женский голос (Света): — Мы ненадолго вышли искупаться, было очень жарко и душно.

Никита: — Теперь это так называется?

Женский голос (Света): — Ну, прости, я обещаю, что больше такое не повториться. Прошу, дай мне шанс, не могу я у дяди жить. Прошу, Никит, один шанс.

Никита: — Чтобы ты наговорила невесть что, моей паре?

Женский голос (Света): — Да не нужна мне твоя пара, я просто хочу самостоятельно жить. Опека дяди меня просто душит. Прошу, дай шанс.

Никита: — Как я могу тебе верить, после всего, что ты выкинула?

Женский голос (Света): — Она действительно твоя пара? Как ты это понял?

Никита: — Да, мой зверь выбрал ее и уже пометил. Надя моя пара и я не допущу, чтобы ты ошивалась рядом.

Женский голос (Света): — Да больно она мне нужна. Ты перетрахал всех, кто на тебя работает. Думаешь, они будут молчать или ты всех уволишь ради своей Нади? Мне она не интересна, мне просто нужна работа, а дядя от меня отстанет, если ты позвонишь и скажешь, что дал шанс исправиться и доказать, что я уже не ребенок и могу жить самостоятельно.

Никита: — Ладно, хер с тобой. Но запомни, это твой единственный шанс. Упустишь, можешь больше на глаза не появляться, а теперь иди и приступай к своим обязанностям. Развлечения, только в свободное от работы время.

Женский голос (Света): — Я помню. Спасибо тебе! Дяди позвонишь?

Никита: — Позвоню, все иди уже отсюда.

Женский голос (Света): — Значит пара? Поздравляю! А можно вопрос?

Никита: — Валяй.

Женский голос (Света): — Ты сказал, что зверь принял, а человек принял или смирился?

Никита: — Иди уже, пока я не передумал.

Женский голос (Света): — Хм, значит смирился. Она нужна твоему зверю, а не тебе. Ладно, твои проблемы, я ушла. Спасибо Ник. Ой, еще, я скатаюсь за вещами и с утра приступлю к работе, хорошо?

Никита: — Ты еще тут? В 08:00 начинается твоя смена, чтобы как штык!

Женский голос (Света): — Да, я помню.

Шаги и дверь хлопнула. Потом я услышала голос Никиты, он говорил по телефону,

— Привет старый лис! — услышала я, и следом последовал хлопок двери.

Значит, Никита вышел на улицу, а я, прикрыв дверь, прокручивала в голове их слова: «Ты сказал, что зверь принял, а человек принял или смирился?», «Хм, значит смирился», «Она нужна твоему зверю, а не тебе».

Это получается, что меня выбрал не Никита, а его зверь? Боже как противно. Я должна убираться отсюда. И как можно скорей. Девочкам обзвонюсь позже. Вопрос сейчас один, как мне убраться отсюда незамеченной.

Выйдя из комнаты, я прошла до кухни, забрав со стола свой телефон, я подошла к входной двери.

Приоткрыв ее, прислушалась, голосов не было. Высунула голову и огляделась, никого, отлично.

Вышла на улицу и свернула за дом, пройдя по тропе, свернула к гостевым домикам и, забегая в наш домик, быстро закрыла дверь, на замок, прижимаясь к ней спиной. Меня колотила мелкая дрожь, и я сползла по двери, сотрясаясь в беззвучном рыдании. За что он так со мной? Хотя сама виновата, с остервенением вытирая слезы, думала я, ненавидя себя. Встала и прошла в комнату, вернее нашу спальню на троих, достала сумку и поняла, что эта ноша будет лишней, мне нужно уходить налегке. Достав рюкзак, вытряхнула все содержимое, аккуратно складывая обратно, документы, карты, пару комплектов нижнего белья, носочки, джинсы и пару футболок. Так, встала посреди комнаты, и нервно теребя волосы, осматривалась.

Точно, аэрозоль, расческа, зеркальце и косметичка, это сунула в боковой карман рюкзака.

Что еще? Думала нервно осматриваясь. Попить, нужно взять попить, пришла мысль, и я побежала на кухню.

Достав из холодильника пол литровую бутылку минералки, вернулась в комнату. Засунув ее в рюкзак, закинула его на плечо и, схватив мобильник, пошла к выходу.

Подойдя к дверям, опять прислушалась, было тихо. Открыв дверь, высунула моську и, убедившись, что ни кого нет, выбежала и, свернув за дом, побежала к парковочной зоне. Уже смеркалось, и я надеялась, кого-нибудь там встретить, кто не откажет довести до города. Идти ночью через лес, который кишит, дикими зверями и оборотнями было жутко страшно, но я была готова и на этот шаг. Увидев, как парковку покидает машина, я кинулась наперерез и чуть не легла на капот. Машина затормозила. За рулем была пожилая дама.

— Девушка, что случилось? — спросила она в приоткрытое окно.

— Прошу Вас, мне срочно нужно в город, возьмите меня с собой, я заплачу, — тараторила я.

— Не нужны мне ваши деньги, я и так вас подброшу, мне хоть веселей ехать будет, — улыбнувшись, сказала эта добрая женщина, — Садись уже или так и будешь там стоять? — подмигнула она мне, и я галопом запрыгнула на заднее сидение.

Проезжая мимо пропускного пункта нас ни кто не остановил, перед нами ехала машина с туристами и за нами, тоже ехала легковая машина. Единственное, было чувство мне ранее не знакомо, словно я вырываю себе что-то внутри и боль сдавила грудную клетку.

— Тебя как звать то милочка? — спросила меня женщина, отвлекая от удушающей боли.

— Света, — не желая говорить своего имени, сказала, что первое пришло в голову.

— А меня Ева Андреевна. Вот и закончился мой отдых. Спасибо детям за такой подарок, — говорила она.

— Дети? — переспросила ее, так как постоянно уплывала в свои мысли.

— Да, сын и племянник подарили мне этот отдых. Я всю свою молодость провела в разных турпоходах. Вот они и устраивают мне ежегодно отдых на природе. Вы Светочка ходили по здешним маршрутам? — спросила она.

— Нет, не успела, — пожав плечами, ответила ей.

— Очень жаль, в следующий раз, обязательно сходите. Такое зрелище упускать ну просто преступление. А чем вы занимались? — опять спросила эта милая и очень разговорчивая Ева Андреевна.

— Тайпарк, на лодке каталась, да так по мелочам, — ответила ей.

— Оу, тайпарк, это было весело, я тоже там побывала, а еще я побегала в этом пузыре, как его там…

— Зорб, — помогла ей.

— Да, точно, зорб. Как ребенок себя вела, — подмигнула она мне в зеркало заднего вида.

— Вот на лодке не успела, но ни чего, не все сразу, в следующий раз обязательно поплаваю, — сказала она с некой грустью в голосе.

— Конечно, поплаваете! — поддержала ее, — А как вам кухня? — спросила ее, поддерживая беседу.

— Ооо, надо отдать должное Михаилу, я все это время питалась только в его ресторане. Золотые у него руки. Даже пару рецептов выудила, у этого ворчуна. Ах, как он готовит, это не блюда, это шедевры, — восхищенно говорила Ева Андреевна.

— Михаил? — переспросила я.

— Да, европейский ресторан, с восточной кухней я не дружу, у меня аллергия на какие-то специи, а вот с европейской кухней такого не случалось, тьфу-тьфу, — сплюнув через левое плечо, говорила эта милая женщина.

Так мы за разговорами и доехали до города. Ева Андреевна оказалась еще той болтушкой.

Высадила она меня по моей просьбе у супермаркета, там я заскочила в кафешку, взяла салатик и сок, перекусив, узнала на кассе, где мне сесть на маршрутку до аэропорта, и побежала в указанном направлении. Долго ждать не пришлось, мне везло, только подбежала и маршрутка подъехала. Добравшись до аэропорта, мне пошли на встречу и обменяли мой билет, на другой рейс который вылетает уже через полчаса. Пройдя досмотр, проверку документов и рюкзака, нас (пассажиров) везли на посадку. Заняв свое место уже в салоне самолета, я все еще не могла расслабиться, хоть чувства преследования у меня не было, все равно я волновалась.

Самолет набирал скорость по взлетной полосе, а у меня было такое ощущение, что мне душу вынимают, и чем быстрее была скорость самолета, тем больнее мне было. Сердце разрывалось, словно я делаю непоправимую ошибку. Но я знала, что все делаю правильно. Я была уверенна, так от чего же так больно. Укус на шее стал болезненно пульсировать. Он пройдет ведь? Это же не заразно? Испугалась я.

Когда самолет взлетел, и можно было расстегнуть ремень безопасности, я направилась в туалет. Зайдя внутрь, закрыв дверь, подошла к зеркалу и посмотрела на укус. Всего две точки и они были воспалены. Залезла в рюкзак, пошарив по карманам, нашла пластырь. Залепив им эти дырочки, меня прострелила острая боль в этом месте. Дрожащей рукой стоя напротив зеркала, я отлепила край пластыря, но кроме покраснения ни чего не было. Боль не отпускала. Порывшись еще по карманам рюкзака, нашла обезболивающие таблетки, сунула в карман брюк и, сполоснув лицо, вышла в салон.

Как раз вовремя, стюардессы разносили поздний ужин. Выбрав курицу и сок, я достала таблетку. Поужинав и выпив таблетку, погрузилась в беспокойный сон:

«Я бегу по лесу, спотыкаюсь, падаю, поднимаюсь и снова бегу. Меня кто-то преследует. Мне страшно, я хочу закричать, но не могу. Руки и ноги изодраны. Слышу душераздирающий вой и…» просыпаюсь от того, что меня будит стюардесса.

— Пристегнитесь, сейчас мы пойдем на посадку, — сказала она.

— Уже прилетели? — спросила, не до конца соображая.

— Да, — ответила она и пошла к другим пассажирам.

Добравшись до города, направилась на вокзал. Отстояла не малую очередь, постоянно оглядываясь. Купила билет на поезд, и пошла в привокзальное кафе. До моего поезда было еще сорок минут. Купила себе в дорогу пару питьевых йогуртов, убрала их в рюкзак. Достала мобильный. Покрутила и убрала обратно. Решила пока не включать. Теперь нужно придумать, что я скажу родителям.

В голову ни чего не приходило. Укус этот будь он не ладен, пульсировал ноющей болью. Заглянула в круглосуточный аптечный киоск и купила пластырь, бинт, вату, перекись и зеленку, убрала все в рюкзак. Дождавшись своего поезда, заняла свое место. Чувство беспокойства росло ежеминутно. На душе скребли кошки. Про Никиту думать себе запретила, стоило о нем подумать, как в горле вставал ком, и тяжело было дышать.

Я понимала, что сама виновата, это был мой выбор. Но то, что я ему не интересна, и он был со мной, только по воле своего зверя, меня просто разрывало от стыда, ужаса, отвращения и боли. Повела себя как шлюха, еще и текла как кошка. А ведь он мне не просто понравился, я никогда и ни к кому такого не испытывала. Я хотела его даже сейчас. Но насильно мил не будешь, а я как-нибудь, переживу.

Когда поезд тронулся, я пошла в туалет и, отлепив пластырь, осмотрела свои ранки. Изменений не было, просто легкое покраснение как при воспалении. Стою и думаю, нужно ли чем-то мазать или так пройдет, как вдруг эти ранки не просто прострелили болью, их словно подожгли. Я судорожно стала смачивать водой. Меня трясло, кажется, поднималась температура, потому как меня стало знобить.

Вернулась на свое место, провалилась снова в беспокойный сон:

«Я сидела в лодке, посреди какого-то озера и услышала голос,

— Надя, прошу, вернись. Ты нужна мне! Я не могу без тебя. Умоляю, вернись. Р-р-р МОЯ!!! Я судорожно оглядывалась, но ни кого не видела, а чей-то голос скулил, умоляя вернуться. Мне вдруг стало очень жалко его, я хотела его успокоить, обнять. Чувство нежности и любви я испытывала к говорящему, но так и не увидела его», проснулась от голоса пассажиров. Молодая пара собиралась на выход.

— Что за станция? — спросила их.

— Петрозаводск, — ответила девушка.

О Боже, чуть не проспала, и проводник не разбудил. Вот же блиин.

Подорвавшись, стянула постельное белье, отнесла к проводнику и вышла в тамбур, ожидая остановку.

Родной город, даже дышать стало легче. Выйдя с поезда, не спеша побрела. Достала телефон и решила включить его, чтобы вызвать такси. Только телефон загрузился, как посыпались не пройденные звонки и куча СМС-ок. от какого-то «Любимого». Что за бред? Нет, у меня таких и в жизни бы не сохранила чей-либо номер под именем «Любимый».

Открыла первую СМС-ку: «Надя, возьми трубку» вторая: «Надя, это Никита, прошу, возьми трубку» Остальные читать не стала, удалила все. Его переименовала в «Волчара», и только хотела найти номер такси, как на экране высветилось «Волчара», сбросив его, нашла номер такси и нажала вызов.

Сидя в такси, судорожно пыталась придумать причину моего внезапного появления для родителей. Но эта вибрация телефона не давала мне сосредоточиться. Достав телефон, я отключила его. Подъехав к дому, рассчиталась с таксистом присела на скамейке у подъезда. И что я скажу? Размышляла я, как тут на крыльцо вышла баба Нюра, соседка с первого этажа.

— Надя, ты что ли? — спросила она, подходя ко мне.

— Здравствуйте баба Нюра! — ответила я.

— Мамка твоя сказала, что ты на морэ уехала, — сказала баба Нюра.

— Вот, уже вернулась, — ответила с вымученной улыбкой.

— А твои на дачу уехали, на лето, — проинформировала меня соседка.

— А как же я теперь домой попаду? — вслух спросила у самой себя.

— Так они мне ключи оставили, на всякой случай, — ответила баба Нюра и направилась к подъезду, — Ты идешь али как? — спросила она через плечо.

Я тут же подорвалась и ринулась за ней. Забрав ключи, зашла в лифт и нажала цифру семь.

Вот я и дома, облокотившись о дверь, выдохнула я. Кинув рюкзак на пол и сняв кеды, прошла по квартире. Родные стены, ходила и поглаживала их по всей квартире. Зайдя на кухню, поставила чайник и отправилась в ванную. Включив воду и налив пену для ванны пошла за халатом и полотенцем. Дождавшись, когда вода наберется, залезла в горячую воду, желая согреться. Озноб не прекращался. Пролежав какое-то время, ополоснулась и вылезла из ванны. Вытерлась и, накинув халат, пошла на кухню, сделала себе чай, достала градусник и села мерить температуру.

Странно, но температуры не было. Чем же он меня заразил? Задавалась я вопросом, доставая печенье и конфеты к чаю. Вспомнив, что в рюкзаке еще питьевой йогурт, пошла в прихожую. Достав воду и йогурт, вернулась на кухню и все убрала в холодильник.

Выпив чай и перекусив печеньем, пошла в свою комнату, расстелила свежее постельное белье, взяла свой старенький ноут и решила проверить страничку в соцсети. Зайдя на свою страницу, увидела 18 сообщений от…Никиты? Даже глаза протерла, точно он. Хорошо, что он был офлайн. Сообщения читать не стала. Зачем? Просто удалила, а его отправила в ЧС, вышла из сети и легла спать.

На этот раз сон был без сновидений. Проснувшись, прислушалась к своему телу, вроде полегчало. Это, наверное, были стресс и усталость, пришла я к выводу и, встав с постели, пошла на кухню, время перевалило уже к обеду. Открыв холодильник, достала йогурт, продукты отсутствовали, полки были пусты. Ранее, даже внимания не обратила. Ну конечно, родители уехали на лето, а значит и продуктов быть не должно. Что делать, ехать к ним или попробовать найти работу? Задалась я вопросом, как вдруг резкая боль пронзила в области укуса так, что я согнулась. Тело затрясло как при лихорадке. Кое-как добралась до кровати и просто отключилась.

Приходила в себя как с дикого бодуна, голова раскалывалась, тело ломало и знобило, а еще я текла, съежившись, подтянула ноги к себе и разрыдалась. Да что это такое? И что делать? В больницу обращаться боялась, что я им скажу? Что меня укусил оборотень? Да меня сразу в психушку отправят. Кое-как доковыляла до прихожей, держась за стенки, подняв рюкзак с пола, полезла за мобильником. Мне нужно было знать какое сегодня число, и сколько времени я провела в отключке. Но не успела я его достать, как в дверь позвонили. Не смотря в глазок, так как плохо соображала, мне было плохо, голова кружилось, тело сотрясалось в ознобе, тошнота встала поперек горла, и я просто открыла дверь.

— Ты? — удивилась я, и стала оседать, уплывая в темноту.

Глава 10

Никита

Света сбила все планы своим появлением. Если бы не дружба с ее дядей, которому я пообещал, что помогу с устройством племянницы, то выгнал бы взашей.

Пришлось дать ей шанс. После разговора со Светой вышел позвонить этому старому лису, а именно ее дяди. Поговорив с ним, хотел уже вернуться в дом, как позвонил Глеб и попросил подойти. Пришлось отлучиться, на душе было беспокойство, и я все списал, на новости от Глеба.

— Рассказывай и побыстрей, — обратился я, к Глебу заходя в охранный блок.

— Быстро не получится, — ответил Глеб, указывая на монитор, — Смотри сам.

Это была ночная видеосъемка дороги от границы первого пункта охраны. Сначала пробежала лисица, спустя некоторое время она вернулась со свертком в зубах. Приняв человеческий облик, я узнал в ней Лену. Она что-то достала из этого свертка и стала раскладывать на дороге, с определенным расстоянием. Постоянно прислушиваясь и оглядываясь. После она рассыпала, какой-то порошок и, обернувшись обратно в своего зверя, подцепила зубами, уже как я понимаю пустой сверток, и скрылась в лесу.

— И? В чем проблема? Мне самому за ней съездить? — недоумевал я.

— Она мертва, — сказал Глеб, — Мы нашли ее тело на съемной квартире в городе, и она была в полуобороте.

— В полуобороте? — задумчиво переспросил я.

— Да, и ей кто-то перегрыз глотку, — постукивая пальцами по столу, говорил Глеб.

— Мне из тебя тянуть надо каждое слово? — уже закипал я.

— Ник, запахов в квартире не одного не уловили, даже ее. Предполагаю, этот порошок, что она рассыпала на дороге, устраняет запахи. Поэтому мы ни чего не уловили, обследуя ее.

— Вопрос к тебе Никит, кому вы перешли дорогу? Все это неспроста, — Глеб внимательно смотрел на меня.

Я стал нервно расхаживать по комнате, пытаясь понять кому это выгодно. В голову ни чего не шло, а зверь рвался к паре. Я опять проигнорировал его. Пара в безопасности в моем домике, тут я был спокоен, но зверь со мной был не согласен. Пришлось затолкать его поглубже, чтобы не мешал.

— Ты с нами с самого начала, сам подумай, — врагов у нас хватало, но все вопросы решались. Мы оба ушли в свои мыли.

— У тебя самого есть, какие варианты? — спросил Глеба, спустя некоторое время.

— Вот и у меня, никаких вариантов нет, — продолжая постукивать по столу, задумчиво ответил Глеб.

— Дэн выходил на связь? — спросил у него.

— Еще нет, — ответил он.

Решил попробовать связаться ментально, но учитывая, что расстояние большое, мои попытки были обречены на провал. Набрал Егора и выложил все как есть, даже здоровьем его пары не поинтересовался. Егор сказал, что подумает и перезвонит. Еще минут пять выхаживал по комнате, пока меня не остановил Глеб,

— Может Северский? — неуверенно предположил он и поднял на меня глаза.

— Не думаю, — ответил ему, и, подумав, решил набрать его номер.

Трубу ни кто не брал. Тут один из охранников вышел, открыть ворота, для выезжающих. Точно сегодня моя тетка тоже должна была возвращаться домой, а я даже не заглянул к ней. Подойдя к окну и задумавшись, наблюдал за проезжающими мимо машинами. С одной из машин слышны были песни. Довольные студенты пели что-то про лес и костер. Вторая была моей тетушки, там было тихо, а в третьей плакал ребенок и женский голос пытался его успокоить. Ну вот, тетка уехала, а я оказался никудышным племянником.

Ладно, исправлюсь и навещу ее в ближайшее время и повод есть замечательный. Познакомлю ее с Надей. Надеюсь, она меня поймет и простит, за невнимательность и не сочтет это за неуважение, все-таки причина веская.

В груди что-то кольнуло и сдавило глухой болью, пока я смотрел на проезжающие машины. Подумал, что это все нервы из-за внезапно навалившихся проблем, а волк волновался за пару. Но объяснив ему, что она в самом надежном месте стал обдумывать, кому нужно нам вредить.

Машины уехали, дверь хлопнула, возвещая о вошедшем, перевел взгляд, это охранник вернулся. Уже хотел идти к себе, Надя, наверное, уже проснулась, но тут мой телефон ожил. Звонил Северский. Ответил незамедлительно. Выяснилось, что у него тоже неприятности. Кира исчезла, а покушения продолжаются. Николай рассказал, что его уже бывшего охранника Вадима нашли мертвым, и все один в один, как и с Леной. Он был в полуобороте и ни единого запаха вокруг. Решили объединиться и работать вместе. После разговора с Николаем, позвонил в ресторан и попросил Михаила отправить кого-нибудь ко мне и принести ужин для Нади. Звонить не стал, подумав, что могу разбудить. Написал СМС-ку, что задержусь и, подойдя к кофемашине, включил ее.

Мой волк метался и скулил, я не понимал его беспокойства, и, затолкав его еще глубже начал раздавать команды. Глеба отправил встретить оборотня от Северского, которого он отправил к нам. Он раньше работал в органах и за его плечами огромный стаж следователя. Даниил Романович Петровский, зверь медведь, полковник в отставке.

В голову ни чего не шло, я не понимал, кому мы могли перейти дорогу. Как таковых конкурентов у нас хватало, это бизнес, а в бизнесе без конкурентов ну ни как. Участок, что мы приобрели недавно, хотел урвать и Северский, но он отпадает. В остальном, ни кто и ни когда нам, ни чего не предъявлял. Налив себе кофе, я сел за стол и включил запись, на которой Лена устраивает нам теракт. Еще раз, пересматривая запись, может, что и пропустили.

Телефон вновь ожил. Ну, наконец-то, звонил Дэн.

— Привет неудачникам, — пробасил друг в мое ухо.

— Да ты прямо в точку попал, — ответил ему.

— Что, опять сбежала? — удивился друг и заржал.

— Нет, Надя у меня и уже моя Луна, — ответил ему и перевел тему, на возникшие проблемы.

Рассказал и про аварию Егора, и про видеозапись, и о том, что у Северского то же самое, и мы объединили силы.

— Черт, значит, нам стоит вернуться, — задумчиво говорил Дэн, — Девочки побудут вместе, пока мы ищем этого ублюдка. Так нам всем будет спокойней.

— Думаю, ты прав, — согласился с другом.

— Говоришь, уже пометил? Принимай поздравления, а моя в обморок свалилась, увидев моего зверя, — хмыкнул Дэн, — Бл-ть, как все не вовремя.

— А когда неприятности предупреждали о своем визите, — хмыкнул ему, — Тебя, когда ждать?

— Мы тут переночуем, а завтра с утра тогда возвращаемся, через сутки будем на месте, — ответил друг. На этом и попрощались, ну, хоть у них все хорошо.

Продолжил просматривать запись, перематывая и просматривая снова. Она постоянно оглядывалась, и вела себя как-то нервно, дергано. Что-то в ее поведении было не то. Нажав стоп кадр на месте, где она оглядывается, вот так, ветка ровно, а вот так, ветки нет.

— Никита Дмитриевич, можно? — зашел молодой оборотень, помощник Михаила с пакетом.

— Да, Темыч, заходи, — кивнул ему, — Ты и мне поесть принес?

— Так дома вас не застал, ребята сказали, что вы тут. Вот, — ставя пакет с контейнерами на стол, сказал он.

— То есть, нет дома? Там Надя, я для нее просил принести ужин, — встал я со стула, в недоумении глядя на Артема.

— Да нет там ни кого, — ответил он.

— Черт, ладно. Спасибо! Можешь идти, я разберусь, — сказал ему и взял телефон.

Позвонил Нади, ее телефон был вне зоны. Что за херня тут происходит? Вышел и направился в их домик. Зайдя внутрь, уловил ее запах, значит, решила вернуться к себе. Прошел в спальню и увидел некоторые вещи лежали не так, как в тот момент, когда я приходил за ее одеждой, и рюкзака ее не было. Выбежал из домика и направился по запаху своей девочки, вышел на парковку, но след обрывался возле парковки. Она что уехала? После всего, что было, вот так взяла и уехала? Сбежала, значит. Черт Дэн, ты как всегда в точку попал. Куда она могла податься? Да и что на нее нашло? Все же было хорошо или нет? Да нет же, я ее не обидел, силой не брал, больно не делал. Тогда что случилось? Бл-ть, все в кучу. Достал телефон и набрал Дэна.

— Спроси у Веры, куда могла уехать Надя, — как только ответил Дэн, сразу выпалил я.

— Только не говори, что твоя кроха сбежала, — ответил Дэн.

— Ты как всегда проницательный, — прорычал я, — Так спросишь или ржать будешь?

— Фу-фу, остынь парень, сейчас спрошу, — ответил Дэн, с нотками веселья в голосе.

Я слышал, как он задал вопрос своей блондинке, на что та очень удивилась, узнав, что ее подруга сделала ноги. Но все же ответила, предположив два варианта. Значит либо вернулась в Питер, либо подалась к родителям. Адрес назвала не точный, вернее номер дома и номер квартиры между собой стала путать. Дом 18 квартира 138 или наоборот, дом 138, квартира 18. Ладно, разберусь на месте, адрес в Питере тоже назвала.

— Слышал? Давай лети за своей, а мы завтра постараемся к вечеру добраться, — сказал друг и сбросил вызов.

Я замер, попробовал связаться со своей парой ментально, но у меня ни чего не вышло. Единственное, что я почувствовал это ее боль и страх. Да что, черт возьми, произошло? Несколько раз набрал ее номер, но ее телефон был вне зоны. Набрал смс, подумав, набрал еще, а потом еще и еще.

По пути к своему дому набрал Виктора и сказал, что мы срочно выезжаем. Заскочив домой, взял паспорт и карты. Вышел в тот же момент, когда машина подъехала.

На посту охраны сказал Вику притормозить. Машина Глеба уже была на месте.

— Глеб, мне нужно срочно уехать. Дэн завтра вечером будет на базе. Я на связи, — быстро сказал ему и развернулся на выход.

— Никита Дмитриевич, можно вас на пару слов, — переступая порог, услышал я. Развернувшись, увидел, как из мониторной выходит тучный огромный мужик. Да он даже крупнее Дэна. Седина на висках, тяжелый взгляд.

— Петровский Даниил Романович, — представился он, протягивая мне руку.

— Добрый вечер, Даниил Романович! Рад знакомству! Уже устроились или решили сразу ознакомиться с делами? — поприветствовав его, спросил я.

— Да, у вас очень интересное видео. Вы его внимательно просмотрели? — поглаживая подбородок, поинтересовался он.

— Да, кстати, чуть не забыл. Пройдемте, — направился я в мониторную. Перемотав запись на тот момент, где как мне показалось, что-то было не так,

— Вот, смотрите. В этом кадре ветка, а в этом ее нет. Показывал в монитор, листая кадры.

— И это еще не все, — ответил следователь, — Смотрите внимательно. Отмотав почти к началу, он указал на тень, что промелькнула, но полностью в обзор камеры не попала, — У меня несколько версий. Пока озвучивать не буду, это всего лишь домыслы, нужно проверить. Но могу сказать, что эта лиса была не одна. Но тот, кто с ней был, знал о камерах и держался в слепой зоне.

— Я вас понял. Завтра к вечеру появится Дэн…эм… Денис Олегович Медведев, он, как и я, владелец данной базы. Все согласовывайте с ним, я буду на связи если что. Сейчас мне нужно срочно уехать.

— Да, Николай Федорович предупредил, что вас трое, — кивнул он.

— Трое, но Егор Витальевич тоже пока не сможет присоединиться. Его пара сейчас в тяжелом состоянии и он повез ее в нашу клинику. Вы уже, наверное, в курсе, что это его машина подорвалась на этих «сюрпризах»?

— Да, мне уже рассказали, — ответил он хмурясь.

— Глеб вам тут все покажет, если что-то будет нужно, звоните, — протягивая, ему еще раз руку, — Еще раз спасибо, что согласились сотрудничать.

— Это моя работа, всегда рад помочь, — отвечая на рукопожатие, сказал следователь.

Выйдя на улицу, запрыгнул в машину и дал направление в аэропорт.

Пока ехали, меня накрыли воспоминания: «Но, ты же не будешь меня кусать? — испуганно спросила Надя — Обязательно укушу, честно ответил я; — А зачем меня кусать?» Искренне не понимала Надя.

Моя наивная, глупенькая девочка, в сказки верит. Может она испугалась, что станет оборотнем? Да ну, я же сказал, что это ей не грозит. Тогда что было не так? Может, кто из персонала успел наговорить чего то? Хотя нет, в доме были только наши запахи и Светин. Бл-ть, ну если это она, пусть молится. Хотя, что она могла сказать? Что я трахал ее и ее подруг? Так это понятно, что я не был монахом все это время. У меня была активная сексуальная жизнь и да, я перетрахал многих, причем этих многих я даже и не вспомню. Даже вспоминать свое прошлое не хочу. Это была не жизнь, а существование.

Это после встречи с Надей у меня теперь стоит на нее одну. Света сегодня зашла к нам и была как всегда на высоте, раньше я бы не задумываясь, натянул бы ее, а в этот раз у меня в штанах, все было тихо и спокойно. Что мне, что зверю, она была полностью безразлична, и даже не важно, что недавно был секс, раньше я мог трахаться сутки напролет, меняя партнерш. Но вот с Надей все стало по-другому, все изменилось, и мир вокруг меня заиграл другими красками. Вернее мой черно-белый мир, стал цветным. Она своим появлением внесла с собой жизнь, настоящую, яркую, и только встретив ее, я понял, что и не жил раньше, а так, был приложением своей тени.

Перед глазами всплыли картинки нашей близости. Я запустил свой яд, укусив ее за лобок, вызывая течку. Она приняла меня и мой напор с легкостью, раньше с человеческими самками мне приходилось сдерживаться.

О, а когда моя малышка потекла сразу, как только я поцеловал ей коленку, ее аромат снес мне мозги напрочь, и если до этого я хотел дать ей отдохнуть, то уже и забыл об этом и взял ее и не раз. Я вообще не хотел останавливаться, но пришлось. Она человек и ей нужно время привыкнуть, вот теперь в ход вступает метка, она то в этом и поможет, да и не только в этом. Потом устрою нам медовый месяц и буду весь месяц наслаждаться ее телом. Но сначала предстоит найти свою беглянку и выяснить, что случилось.

Приехав в аэропорт, отпустил Виктора и взял билет на ближайший рейс. Пока ждал, пытался дозвониться до Нади, но бесполезно. Снова набрал смс, пытаясь достучаться. Вспомнил про соцсети, в одной нашел ее профиль, она уже давно тут не появлялась, написал еще там. Хотел получить ответы, надеялся, что в скором времени она где ни будь, да объявится.

В самолете прокручивал кадры нашей первой ночи: «- Останься, — прошептала она.»

«— Повтори. Что ты сейчас сказала? — не веря своему слуху» «- Останься, — повторила Надя, встав с кровати, и скинув с себя халат»

Она стояла передо мной полностью обнаженной. Я видел ее, что она испытывает стыд и чувствует себя неловко, но не мог не насладиться таким прелестным зрелищем. Она божественно прекрасна. «- Не бойся, солнышко! Я буду осторожен, — постарался я тогда успокоить мою скромницу».

Хорошо, что я запал на нее еще в клубе и прекрасно знал, что не только зверь выбрал ее, но и я сам. Хоть тогда я думал провести с ней ночку, но ведь и не снял ни кого другого, хотя и мог. Мне уже тогда нужна была она. Я запал на нее с первого взгляда. Как человек, а после уже и зверь сделал свои выбор и наши вкусы совпали.

Светка подумала, что выбор сделал только зверь, но я не собирался с ней делиться своим личным, пусть думает, что хочет. Я еще с какими-то девками не делился своим, не бывать такому. С этими мыслями я погрузился в сон. Во сне мой зверь умолял Надю вернуться. Я видел ее растерянность и страх. Чувствовал ее боль. Моей паре было плохо, очень плохо.

Питер встретил пасмурной погодой, шел дождь. По адресу, что дала Вера, ни кто не открыл. Выглянувшая соседка сообщила, что девчонки приедут не раньше чем через месяц, они уехали в отпуск. Все ясно, значит поехала к родителям. Задумался, на какой вокзал ехать, пришлось прогуглить, а после заказал такси. Пока ехали, оформил ж/д билет онлайн. Ближайший поезд только вечером, следующего дня, чем себя занять все это время, ума не приложу. Стал опять набирать Надин номер, как вдруг пошли нормальные гудки, а после она сбросила. Значит, не желает говорить со мной. Ну, уж нет детка, тебе придется объясниться. Настрочил новую смс-ку. В ответ тишина. Набрал еще раз, опять вне зоны. Да что за херня? Бл-ть, точно накажу. Неделю без оргазма будет, еще и отшлепаю.

Опять залез в интернет и нашел ближайшую гостиницу. Забронировал номер, снова заказал такси. Оформившись, и получив ключ от номера, зашел в лифт тут мой телефон дал о себе знать.

— Ну, здравствуй, неуловимый, — услышал голос своей тетки.

— Привет Ева! Знаю, что сплоховал, но у меня есть на то причина, — стал сразу оправдываться.

— Знаю я твою причину. Одни девки на уме. Опять своих рыжих, поди, окучивал, мог бы, и заглянуть, — ворчала Ева.

— Ева, это не просто девка. Надя моя единственная, — говорил я, заходя в номер.

— Единственная, говоришь, а познакомить с семьей тебя не учили? Я тоже сегодня познакомилась с приятной девочкой. Красивая, общительная, подумала с тобой познакомить, она мне чуть под колеса не бросилась, когда я выезжала с парковки, — рассказывала Ева.

— Что за девушка? — напрягся я.

— Знаю, что Света звать и номерами телефона обменялись. Мы договорились, что если что, то созвонимся, — ответила она.

— А, это наша работница, она отпрашивалась сегодня, ей в город за вещами нужно было, — отмахнулся я. Удивившись, что Еве могло понравиться в Светке, но оставил мысль при себе.

— Да? А мне показалось, что отдыхающая, уж очень она торопилась, будто убегала от кого-то, — сказала тетка.

— Странно, на нее это совсем не похоже, — ответил я, — Как отдохнула? Все понравилось? — сменил тему.

— Ой, замечательно отдохнула, вот и звоню сказать спасибо, — с воодушевлением заговорила тетка.

— Я обещаю, как только все разрешится, сразу к тебе приеду с Надей, — виновато сказал ей.

— Что у тебя там опять разрешается? Что-то случилось? — с ноткой волнения поинтересовалась Ева.

— Нет, просто есть неотложные дела, не волнуйся. Но как только…ну ты знаешь, — поторопился успокоить ее.

— Да знаю я твое, как только, ладно, хоть звони иногда, — успокоившись, сказала женщина, что не отвернулась от меня в тяжелые времена моей жизни, — Береги себя мой мальчик.

— И ты себя, прости еще раз, — ответил ей.

— Ладно, что с тебя взять, как был шалопай, так и остался, — по-доброму рассмеялась она в трубку и отключилась.

Приняв душ, заказал себе в номер ранний завтрак. После завтрака включил канал новостей и, не слушая их, набрал Егора.

— Да, — сонным голосом ответил он.

— Разбудил? — задал глупый вопрос.

— Да я так, сном это не назовешь. Ну что, нашел свою пропажу? — спросил он.

— Уже в курсе? И кто меня сдал? — спросил друга

— А сам не догадался? У нас есть классный друг, — хмыкнул Егор.

— Вот сижу в гостинице и не знаю, куда себя деть, поезд в ее направлении будет вечером, — ответил ему.

— На машине решил сэкономить? — усмехнувшись, спросил друг, а у меня аж прострелило в мозгах, я даже не подумал об этом виде транспорта.

— Не поверишь, я дятел, — ответил другу, вставая с дивана и нервно ероша, свой ежик.

— Почему не поверю, я и так это знал, а ты все волк да волк — посмеялся дружище.

— Вот ты котяра, — безобидно хмыкнул я, — Как твоя пара?

— Да, нормально, спит. Все не так страшно, как показалось вначале, — с выдохом облегчения поведал Егор.

— Хорошие новости, я рад за вас, — ответил, поддерживая его.

— Да еще рано радоваться, боюсь, моя повторит, то, что выкинула твоя, — с ноткой взволнованности ответил Егор.

— Не думай, у тебя все шансы ее покорить, пока она ходить не может, — улыбнувшись, ответил другу, на что он тихонько рассмеялся.

— Глеб не звонил? — спросил у него.

— Нет, я сам ему звонил и поговорил с этим майором в отставке, — сказал Егор.

— Полковником, — поправил его.

— Да хрен с ним, вот меня удивило, что Кира позвонила мне. Ник, я ее знать то толком не знаю. Как думаешь, с чего бы это?

— Кира? Когда? Зачем? — опешил я.

— Сегодня. Сказала, что услышала об аварии и типо соболезнует мне. Поинтересовалась Любой и удивилась, что она жива. Что-то тут не так, — уже рычал Егор.

— Может она на тебя запала или просто бабское любопытство, — предположил я, — Меня вся эта ситуация уже бесит и в голову не приходит, кому мы помешали.

— Да я уже весь мозг сломал, думая над этим. Может это вообще не оборотни? Может не там роем? — предполагал Егор

— Мы пока еще ни чего не нарыли, но все может быть. Я надеюсь на этого следователя, но и самим расслабляться не стоит, — ответил другу.

Так мы с ним проболтали чуть больше часа, а после я пошел прогуляться по городу. Нужно было как-то скоротать время. Зашел в какой-то ресторан по пути и, сделав заказ, сидел и пялился в окно.

Потом вспомнив про соцсеть, решил проверить, появлялась ли там моя беглянка. Появлялась и определила меня в ЧС. Да что за херня? Стал прокручивать события и ни чего криминального в них не было. Может, испугалась моего темперамента? Вроде отзывалась и отвечала тем же. Может, кто по дороге чего наговорил, пока она к себе шла? Бл-ть, незнание убивало, а ожидание так и того хуже.

Даже аппетит пропал, что же произошло. Волк поскуливал и обвинял меня в невнимательности. Я был полностью с ним согласен и уже не знаю, в который раз просил у него прощения, обещая, что больше такого не повториться.

За час до поезда, освободил номер и направился на вокзал.

Дождался своего поезда, наконец-то. Терпеть не могу поезда, очень медленно. В поезде позвонил Егор и сказал, что ему только что звонила Кира и просила его о помощи, мол, ее кто-то подставил и сейчас держит в каком-то подвале. Я посоветовал ему все рассказать следователю от Северского и самостоятельно ни каких действий не принимать. Дал понять, что может его, хотят отвести от пары. Егор пообещал, что не отойдет от нее. Это был лучший аргумент. Значит, не наломает дров и не угодит в ловушку, если конечно это была она.

С Кирой мы виделись пару раз, на общих приемах. И то, что она уже дважды позвонила Егору, было весьма странно.

Поезд полз как черепаха и это нервировало. Пошел в вагон ресторан, пока ползем, можно и перекусить. Подойдя к стойке, взял меню и сделал заказ. Забрав меню с собой, вдруг еще чего надумаю, уселся за свободный столик, тут их было достаточно. С соседнего столика ко мне подсела девушка, на вид 25–28 лет, человек.

— Скучаем? — томным голосом спросила она.

— Нет, — холодно ответил.

— Может, угостите одинокую девушку? — облизав нижнюю губу и прикусив ее, спросила эта любительница, дорожных приключений.

Мой взгляд упал на меню, и, открыв его, улыбнулся своим мыслям.

— Борщ? Пюре с котлетой? Салат? — загнув вопросительно бровь, посмотрел на нее.

— Совсем дурак? — вспылила она.

— Нет, нормальный. Простите, не подумал, вы, наверное, о напитках. Морс? Сок? Чай? Кофе? — продолжал развлекаться, в ожидании своего заказа.

— Да пошел ты. Малахольный какой-то, — воскликнула она, вставая и направилась к выходу.

Ненадолго ее хватило. Ну и ладно, хоть поем спокойно. Как раз принесли мой заказ. Поезд остановился на какой-то станции и стоял там полчаса, ужас. Да мы так и месяц ползти будем. Нервы были на пределе. В итоге ушел в свое купе и завалился на эту короткую и узкую полку. Ворочаясь, пытаясь принять хоть немного, но удобное положение с трудом, но все-таки погрузился в тревожный сон. Мне снилась моя Надя, и ей было очень плохо. Мой волк уже выл во всю, и я проснулся от того, что почувствовал трансформацию. Черт, только не здесь и не сейчас. Пытаясь успокоить своего зверя согнулся сидя на этой дурацкой полке. Бл-ть, чувствую себя банкой варенья у тетушки в погребе.

— Вам плохо? — услышал я голос проводницы, что принесла моему соседу с верхней полки чай.

— Нет, все хорошо, — ответил ей, и спросил, — А можно и мне чай?

— Да, конечно, сейчас принесу, — улыбнулась она и вышла.

Тут перед моим носом замаячили ноги, моего соседа с жуткой вонью его потников. Он спустился вниз и с моего разрешения сел на мою полку за стол. Достал вонючий кусок курицы, почистил яйцо и стал жрать. Думал, меня стошнит, прямо на него. Подскочил и приоткрыл окно.

— Эй, холодно же, — сказал еще один сосед с верхней полки, — Ты тут не один едешь.

Ни чего, не ответив, вышел из купе, и в коридоре открыв окно, глубоко и часто дышал свежим воздухом.

— Я на столик поставлю? — спросила проводница, кивая на стакан.

— Давайте сюда, я лучше тут, — забирая стакан, ответил ей.

Она молча улыбнулась и прошла дальше, заглянув в соседнее купе, кого-то будила, сообщая, что через полчаса будет его станция.

Достал телефон, связи не было. Черт, дыра дырой.

— Извините, — остановил я проводницу, когда она проходила обратно, — Сколько еще до Петрозаводска?

— Ваша станция будет через час, — ответила улыбнувшись, и поспешила дальше.

Бл-ть, еще час в этой вонючей коробке. Заглянул в купе и поставил пустой стакан на стол, взял свою куртку, вышел обратно, долго находиться там не мог. Вонь от потных ног, протухшей курицей и вареным яйцом просто до слез резала глаза. Решил остаток пути просто протянуть в ресторане. Заказал себе кофе сидел и смаковал, любуясь пейзажами, мелькающими за окном. Время приближалось к полуночи, а светло было как днем. Я где-то читал, что Питер, Карелия и Мурманск знамениты тем, что летом тут всегда светлые ночи, или весна и лето, ну не суть, это, правда было интересно и необычно. А леса что мелькали за окном ничуть не хуже и моей родной тайги. Так за мыслями и пролетело время, вернулся в свой вагон, рассчитался за чай с проводницей и покинул этот до ужаса бесивший меня поезд. Даже не представляю, как люди могут передвигаться на таком транспорте, а ведь некоторые едут еще и не один день. Жесть.

Поймав такси у вокзала, поразился их ценам, но мне было пофиг, главное уже добраться до цели.

Назвал адрес, таксист открыл рот в удивлении,

— Вы уверены? Дом 138? Точно?

— Что-то не так?

— Да нет на этой улице такого дома, — ответил он.

— Эм…а 18 есть? — спросил его.

— 18 есть, — ответил таксист.

— Значит, я перепутал, — ответил и протянул деньги, — Поехали!

Таксист взял деньги и машина тронулась. Пока ехали, смотрел на город. Ну, ни чего так, у нас пол России с такими городками. Обыкновенная провинция, но тут мне нравилось, я любил не большие города. Приехав по адресу, таксист уточнил, какой подъезд. Кто бы его знал еще. Попросил просто остановить во дворе и тут увидел, как дверь одного подъезда открылась, и от туда вышел парень, неся огромный тюк, одеяло из которого торчала копна рыжих волос. Он подошел к машине и, открыв багажник, просто закинул туда этот тюк.

Я его узнал, это тот самый Кир. Черт!

— Подожди шеф, — сказал я таксисту и, достав купюру, протянул ему, — А теперь давай за этой машиной и так, чтобы не привлекать внимания, дам столько же еще в конце.

— Да без проблем, — отозвался он и, дождавшись, когда машина тронется, поехали следом.

Он некоторое время поколесил по городу, и в итоге выехал за его пределы.

Мы держались на приличном расстоянии и вскоре потеряли его за следующим поворотом. Заплатив, как и обещал таксисту, я вышел из машины, и пошел вдоль дороги, присматриваясь и прислушиваясь к звукам. Тут я увидел еле заметный поворот в лес, если не знать и ехать с обычной скоростью, то его и не заметно. Свернул на эту дорогу и в нос мне ударил запах только что проехавшей техники. Значит я на верном пути.

Пройдя некоторое расстояние, услышал голоса.

Женский голос: — Ты на хрена ее сюда приволок? Я тебе сказала просто трахнуть ее.

Мужской голос: — Некрофилией не страдаю, я не трахаю трупы, а она походу скоро кони двинет.

Женский голос: — Что это с ней?

Мужской голос: — А я знаю? Короче давай мне мои бабки и делай с ней что хочешь.

Женский голос: — Какие еще бабки, ты не сделал то, что я говорила.

Мужской голос: — Я ее тебе привез, пусть ее трахает кто угодно, мне похер, я трупы не трахаю.

Женский голос: — Сейчас приедет заказчица, и она с тобой рассчитается. Жди.

Мужской голос: — Пиз-ц какой-то. Ладно, долго ее ждать?

Женский голос: — Уже должна быть.

Мужской голос: — Окей, подождем. А нахрена тебе чтобы я ее того? Может, с тобой пошалим, пока твоя заказчица едет?

Женский голос: — Обязательно пошалим, но только когда она уедет, а нафика ей это я понятия не имею.

Мужской голос: — Кажись, едет кто-то.

Женский голос: — Тут посторонние не появляются. Это она.

Мужской голос: — Ну да, я бы в жизнь не нашел эту дорогу, если бы не твоя метка на кустах.

Подойдя ближе, увидел до боли знакомые лица. Рита и Кир, вот ублюдки. Тут подъехала еще одна машина и из нее вышла Кира. Я охренел, но пришлось навострить уши. Что же она затеяла?

Кира: — Это ты ее так затрахал? — удивленно толкая ногой тюк из одеяла.

Кир: — Нет, она была в таком состоянии, когда я пришел к ней.

Кира: — Разверни ее.

Кир просто вытряхнул из одеяла…МОЮ ДЕВОЧКУ?

Рита: — Охренеть, да у нее течка, ппц от нее несет.

Кира: — Это значит, он ее пометил?

Рита: — Посмотри на шее.

Кира: — Черт, нужно от нее избавиться как можно скорее.

Рита: — Кирилл, ты слышал? Заверни и скинь с моста.

Кир подошел к моей девочке и стал заворачивать ее тело обратно в одеяло, а я стал быстро раздеваться, и, выпустив своего зверя, просто вылетел из своего укрытия. Кир был легкой мишенью, и потому его глотка была первой мишенью. Рита хотела бежать, но и ее лису я успел перехватить и перед смертью потрепать изрядно. Кира стояла спокойно, я наступал на нее. Мой зверь рычал и был готов к атаке.

— Стоять, псина! — с яростью в голосе и дикой ненавистью в глазах, — Ты знаешь, что это? — спросила она, показывая какой-то пакет.

— Сейчас я его вскрою, а через час у тебя начнутся глюки, и ты сначала порвешь свою же пару, а после сам себе вскроешь свою поганую глотку. Она же твоя пара? Ты ведь не просто так примчался сюда? — говорила Кира.

— Скажи, зачем тебе это? — спросил ее, вернувшись в человеческий облик, — У тебя все есть. Живи, как говорится да радуйся.

— Чему радоваться? Тому, что меня отдали за муж за того кто был выгоден моему хвостатому отчиму? Может быть тому, что он, сплавив меня, оставил все свое состояние своему шерстяному ублюдку? Чему Никита, ответь? Ты хоть представляешь, какого это когда тебя трахает урод, который из под своего пуза, не видит свой вялый отросток еще пытается пристроить его и спустить? Что же ты молчишь? Я хотела отомстить, за все свои страдания. Я возненавидела вас всех, за такое отношение. Никит, вот вы говорите, что семья для вас это самая важная ценность, ты вон даже за своей девчонкой примчался. Так почему со мной так поступили? За что? Я же тоже была частью этой семьи или нет? — говорила Кира с болью в голосе.

— Кира, тебе нужно успокоиться. Я и не догадывался, что у вас там все так сложно. Я бы помог тебе, приди ты по-хорошему. Да я и сейчас готов помочь тебе, — честно ответил я.

— Ты понимаешь, что мне грозит после совершенного? Нет Никит, теперь у меня один путь, это довести начатое до конца, и вас блохастых я уничтожу. Сколько успею, но вырежу, — вытирая слезы, ответила Кира.

— Я возьму тебя под свою защиту. Официально приму тебя в свою семью и назову сестрой. Тебе больше не придется страдать и убивать ни кого не нужно, я обещаю, что позабочусь о тебе. Помогу получить развод. Тебе нужно наследство от того кто так с тобой обошелся? Может, лучше станешь независимой? — искренне говорил я.

— Ты добрый Ник, мне очень жаль, что я с тобой так обошлась. Мне уже ни чего не нужно, и независимой я точно не стану. Прости Никит, но я должна довести начатое, — сказала она и разорвала пакет.

Я успел отскочить в сторону, но все равно вдохнул этой дряни, немного, но в мой организм попало. Мой волк насторожился. Кира тем временем добежала до своей машины и ударила по газам. Я последовал тому же примеру. Правда, с задержкой. Переложив Надю на заднее сидение в машине Кирилла. Сбегал за своей одеждой и оделся. Сев за руль я направился в город. Салон просто пропитался запахом Нади, у нее была течка, а она в бредовом состоянии что-то бормотала. Остановившись у какой-то речушки, я вышел из машины и, раздевшись, нырнул. Немного поплавав, вернулся к машине. Открыв заднюю дверь, в нос ударил запах течки. Действовал на инстинктах. Выпутав Надю из этого одеяла, я сорвал с нее уже насквозь сырые трусики, и насадил на свой член. Она застонала, шепча мое имя.

Я перевернул ее и, уложив на спину, стал вколачиваться в изнывающее лоно. Почувствовав как ее стеночки сокращаются, ускорился и стал изливаться в свою девочку. Принюхавшись, убедился, что ее отпускает, но это на время. Прикрыл этим же одеялом и натянул штаны. Это был единственный шанс, облегчить ее страдания, она могла и не пережить эту течку. Придется донести до нее всю информацию и как можно скорей. Сам виноват, нужно было сразу все рассказать и про метку, и про течку. Она теперь часть моего мира и должна знать все.

Пока поправлял одеяло и подкладывал куртку под голову, Надя открыла глаза и удивленно посмотрела на меня.

— Никита?

Глава 11

Надя

— Поспи пока родная моя, тебе нужно отдохнуть, — сказал Никита и поцеловал меня в скулу.

Он меня нашел, но как? И где я? Последнее, что помню это боль и Кир на пороге родительской квартиры. Может это был глюк? Хотя нет, Кир точно был. А сейчас я с Никитой в машине и мы куда-то едем. Он меня похитил? Бред какой-то в голову лезет. Думать не о чем не хотелось, состояние легкой эйфории, сладкой неги накрыло меня, и я не заметила, как уснула.

Проснулась у себя дома. Потянувшись, осмотрелась. Моя комната, ну и приснится же. Раздумывала, вставая с кровати. Услышала возню на кухне. Родители что ли вернулись? Рано как-то. Может, что случилось? Накинув халат, выбежала из комнаты и резко затормозила на пороге кухни. Никита стоял у плиты и что-то готовил.

— Никита? — просипела я.

— Выспалась? Сейчас будем завтракать, ты проспала сутки, — скупо улыбнувшись, сказал Никита, — Иди пока умойся и за стол.

Я только растерянно кивнула и попятилась назад.

В заторможенном состоянии вернулась в комнату. Села на кровать и ущипнула себя. Больно, не сон. Значит, нашел, но как? Зачем он здесь? Что ему нужно? Так сначала душ, а после вопросы, схватив первую попавшуюся одежку, я пошла в ванную. Стоя под струями, теплой воды пыталась вспомнить события последних суток, хотя Никита сказал, что я сутки проспала. Что со мной было? Стресс? Переутомление? Да на фоне всего, что я испытала в последнее время, тут и свихнуться уже пора и самой идти в «дурку» и занимать место в палате.

Выключив воду, обтеревшись полотенцем натянула на себя нижнее белье, шорты и футболку. Подсушив немного волосы феном, вышла из ванной комнаты и направилась на кухню. В своем же доме, а вела себя неуверенно.

Осторожно заходя на кухню, обратила внимание, что стол уже был накрыт. Никита стоял спиной ко мне и смотрел в окно.

— Долго стоять будешь? — поворачиваясь, спросил он, — Садись завтракать.

Я прошла и села за стол. Чувствовала конкретную неловкость, словно в гости пришла и мне тут совсем не рады.

— Что ты тут делаешь? — спросила его, сделав глоток чая.

— Сначала позавтракай, а после поговорим, — сказал он, скривившись, будто у него зуб прострелило.

Я просто кивнула и продолжила пить чай. Мясо есть не стала, я не ем по утрам такую пищу, а вот чай с печеньем самое то. После завтрака Никита встал и ушел вглубь квартиры. Ведет себя словно это я у него в гостях, даже взбесило, но тут же забылась, как стоило услышать его грубое,

— Надя, я жду тебя.

Стало страшно. Что я сделала? Почему он так недоволен? Боязно, прошла в комнату, и настороженно опустилась на диван. Никита стоял у открытого балкона. Он шумно дышал, а его кисти были сжаты в кулаки. Наверное, он и вправду приехал убрать свидетеля. Вот кто его просил меня посвящать в это? Ведь мог спокойно играть роль обычного парня. Быстрый курортный роман и разбежались, все спокойны и тайна сохранена.

Интересно, там, в машине, это был сон или он меня куда-то вез? Хотя нет, бред. Я как была, так и есть дома, значит, это был сон. Все равно не понимаю, зачем эта забота с завтраком? Пустить пыль в глаза, а потом свернуть шею? Вон, какой нервный, или это нормальное его состояние, он же не совсем человек. Уфф…надо успокоиться, но как? Дышу глубже, и с уст само вырывается,

— Ты приехал убить меня?

Никита напрягается и, кажется, не дышит, стоит так какое-то время, а после медленно разворачивается всем корпусом, взглядом перекрывая мне кислород. Боже, я, наверное, ненормальная, потому что согласна умереть прямо сейчас, но только от его рук. Если судьбе так угодно, то я приму это, главное от него. Я больная и мне, наверное, действительно пора к психиатру, если еще не поздно.

— Я? Убить? Тебя? — его взгляд становится рассеянным, а сам он словно потерян, — Ты что несешь?

А я глаз отвести не могу, любуюсь им как полоумная. Ну почему он так красив?

— Ну,…я же видела…свидетель…оборотни…, - пыталась объяснить, но вышла какая-то ахинея.

Никита смотрел на меня и пытался что-то разглядеть.

— Я еще раз спрашиваю. Что за чушь ты несешь? — тихо спросил он.

Так срочно нужно собраться с мыслями, надавала я себе мысленно подзатыльников и, тряхнув головой, заговорила,

— Я думаю, что ты приехал за мной, чтобы убрать свидетеля. Ну, чтобы не разболтала ни кому о вас. Никита, я обещаю, что ни кому, ни чего не скажу, да и мне ни кто не поверит, если бы и рассказала. Прошу…

— Замолчи, — перебил мой поток Никита, а у меня начиналась истерика. Я боялась неизвестности.

— Я жду твоих объяснений Надя. Почему ты сбежала? — поворачиваясь ко мне спиной, сказал он.

Я растерялась, да и что я могла сказать? Теперь на место страхам и растерянности пришли злость и негодование. Да кто он такой, чтобы требовать ответы? Он оборотень, — напомнил мне внутренний голос, — и тебе лучше его не злить, советовал он. Вот только мои нервы, вышли из-под контроля. Глубоко вдохнув, я выпалила,

— А что я такого сделала? Мы провели ночь Никит, а ты наехал, словно я тебя у алтаря бросила. Какие объяснения ты ждешь?

Он в секунду оказался возле меня схватил за предплечье и поднял с дивана.

— Скажи, то, что межу нами было для тебя совсем ни чего не значит? — сверля меня тяжелым взглядом, спросил Никита.

— Мы друг другу ни чего не обещали. Просто переспали, обычный секс без обязательств, — краснея и уводя взгляд в сторону, промямлила я.

— Значит, просто переспали? Просто секс? Без обязательств? — еще сильнее сжимал он мои руки. Точно синяки теперь будут, — Нет девочка моя. С обязательствами и обязанностями!

— Мне больно, — поморщившись, сказала я и повела плечом в попытке скинуть его руки с себя, но он просто чуть ослабил хватку продолжая удерживать, — Никит, отпусти. Мы взрослые люди, давай сядем и спокойно поговорим, — ну раз убивать меня не собираются, я включила дипломата.

Он еще какое-то время испепелял меня взглядом, а после отпустил. Я села на диван, а он в кресло, не сводя с меня глаз.

— Я весь внимание, — выдавил он.

Мне ни чего не осталось, как сказать не полную, но правду.

— Никит, я все знаю. Вернее знаю, что тебе не интересна как человеку, меня выбрал твой…он…зверь, — выкручивая себе пальцы, говорила я, а, он хмурился, — Но это еще не все. Я ни каких претензий к тебе не имею, я сама так захотела, — начала я краснеть, — Я сама выбрала тебя как своего первого мужчину и не жалею об этом. Но дело сделано, и я просто не вижу смысла мозолить тебе глаза, — закончила я свою речь, смотря в пол и боясь посмотреть на Никиту.

Молчание затянулось. Я всем своим нутром чувствовала его давящий взгляд. Но посмотреть на него не решалась. Так и сидели, я разглядывала пол, а Никита пилил меня взглядом.

— Значит так, — выдохнул Никита, разрушая тишину, что я вздрогнула, — Все знаешь? Нет, девочка моя, ты ни хрена не знаешь, — прорычал он и снова сорвался с места, а я только отклонилась на спинку дивана в защитном жесте, прикрывая лицо руками.

Мне показалось, что он сейчас набросится на меня. Но он остановился рядом и громко дышал. Я решилась посмотреть на него. Боже, зря я посмотрела, он был сильно напряжен, и я четко видела, как на его висках и шее вздуваются вены. Кадык постоянно дергался, мышцы на его руках вибрировали, а в глазах полыхал гнев. Он так простоял минут пять, а после, схватившись за голову, стал нервно расхаживать по комнате.

— Ты думала, что я тебя ударю? — остановившись, спросил он, что я снова вздрогнула. Я уже боялась, что-либо говорить. Он вел себя невменяемо, и мне было страшно. Может он еще и псих? Точно, типичное поведение свихнувшегося. Среди оборотней интересно бывают психи? Он же зверь, а те могут страдать бешенством. Может он тоже бешенный? Он не сводил с меня глаз, ждал ответа, но что ответить я не знала. Молчание затянулось, а с психами вроде как надо говорить, тихо и мягко, чтобы не раздражать и не провоцировать.

— Я не знаю, — прошептала я.

— Хм…лучше бы ты перед толпой на стойке бара танцевать боялась. Я же говорил и ни раз, что никогда в жизни не причиню тебе боль. Ты так и не доверилась мне, не приняла меня, — печально усмехнувшись, закончил Никита.

— Откуда ты знаешь? Про…клуб…стойку — забираясь на диван с ногами, спросила его, прибывая в полном замешательстве.

Никита подошел ко мне и опустился передо мной на колени. Хотел было дотронуться до моего лица, но передумал.

— Я впервые увидел тебя в клубе «Луна». Ты привлекла мое внимание. Не знаю, как это описать, но если коротко, то я запал на тебя с первого взгляда. Я всегда вел свободный образ жизни, не в чем себе не отказывая. У меня было много женщин, но после того, как я увидел тебя, остальные мне стали не интересны, безликие, серые. В тот вечер я вернулся домой один, впервые я ни кого не снял. Понимаешь? Не буду врать, да, на следующий день я попытался, но…в общем, после встречи с тобой в том клубе, у меня была только ты. Я тогда хотел подойти познакомится, но тебя уже и след простыл. А после мой зверь почуял тебя и я был счастлив, что наши вкусы совпали. Меня привлекла ты, а зверя твой запах. Мне нужна ты и больше ни кто. Я не знаю, что ты там себе надумала, но я не отстану от тебя, и не откажусь никогда, — говорил Никита.

— Запомни сладкая моя, у нас будет не просто секс, но и обязательства! Ты моя! — говорил он твердо, смотря мне в глаза.

Он был в том клубе? Видел мой позор? Кошмар! Я вроде должна что-то сказать, но в голову как назло ни чего не приходило и я не знаю, почему, но протянула к нему руку и провела по его щеке. Никита прижал мою руку к своим губам и стал целовать мою ладонь, а следом пальчики. По моему телу побежали волны вожделения. Никита взял мой пальчик и втянул его в рот, меня, словно разряд тока пронзил, и я почувствовала, как зарождается желание, в низу живота скручиваясь в тугой узел. Боже я снова теку. Никита придвинулся ближе и уткнулся носом мне в промежность, глубоко дыша, а мне хотелось уже большего. Я заерзала на месте, Никита поднял голову и посмотрел на меня.

— Детка, тут или в спальне? — хрипло спросил он, а я просто набросилась на него, впиваясь в такие манящие губы. Вот реально, ненормальная. Боюсь и хочу его одновременно.

Никита больше ни чего не спрашивал, он тут же перехватил инициативу и вот я уже полностью обнаженная и распластанная перед ним. Он смотрел на меня голодным взглядом какое-то время, а после склонился надо мной и впился в жадном поцелуе в мои губы. Он словно наказывал меня, клеймил, показывая, что я вся целиком и полностью принадлежу ему, а я и не спорила, и была полностью согласна подчиняться ему единственному. И тут произошло то, что ни кто и не ожидал, дверь в квартиру открылась, и мы услышали,

— Дочка ты дома? — крикнула мама, звякнув ключами.

Мы подорвались, в скоростном режиме я натянула свою одежку, оглянулась, Никита тоже уже был одет. Стоило присесть на диван, как в комнату вошла мама.

— Чего молчишь? — спросила она и перевела взгляд на Никиту, — У нас гости?

— Здравствуйте, Анна Владимировна! Позвольте представиться, муж вашей дочери Надежды, Никита…кхм…Волков Никита Дмитриевич, — выпалил этот ненормальный и что я, что мама зависли, но мама первая вышла из оцепенения.

— Как, муж? — спросила мама и перевела на меня растерянный взгляд.

— Гы-гы, — вырвался у меня нервный смешок, — Мама, Никита пошутил, он мой парень, — говорила я, подходя к Никите, и ущипнула его за пятую точку. Мой «муженек» посмотрел на меня и заговорил,

— Эм…будущий муж, простите.

— Ах, будущий, — выдохнула мама, и плюхнулась на диван.

— Ты чего приехала? Вас же с дачи не вытащить, — обратилась я к маме.

— Баба Нюра позвонила и сказала, что ты вернулась, а потом она видела, что какой-то парень бандитской наружности, куда-то уносил тебя завернутую в одеяло и без признаков жизни, а после какой-то мужчина уже заносил обратно все в том же одеяле. Вот я и решила посмотреть, что тут происходит. Ты на телефон не отвечала. Что я могла думать? Папе ни чего не говорила, сказала только, что по делам нужно в город, — ответила мама.

Вот тебе и баба Нюра. Кто-то покупает камеры видеонаблюдения, а у нас своя, живая, еще и сообщит куда нужно. Хотя о чем это я? Бред, реальный бред пенсионерки, я что кукла какая, чтобы меня таскать? У соседки видать с головой не порядок, такое придумать.

— Мама, да ты чего? Я что, вещь какая? Баба Нюра видать детективов пересмотрела, приснилось ей… — присев перед мамой на корточки заглянула ей в глаза.

— Да вот и я думаю, что ты тут делаешь. Ты же должна быть на отдыхе с Верой и Любой, — сузив глаза поинтересовалась моя родительница.

— Эм…, - растерялась я.

— А мы приехали недавно. Я настоял на знакомстве с родителями, — вмешался Никита.

— Так вот оно что. Значит все серьезно? — опять выдохнула мама.

— Более чем серьезно, — ответил Никита.

— Ну что молодежь, а папка то на даче, — поднимаясь с дивана, опять растерялась мама.

— Так может мы все вместе, и прокатимся на дачу? — предложил Никита.

— Ой, так электричка теперь только утром будет. Вы же не торопитесь? — спросила мама, бросая взгляды на меня и Никиту.

— Так-то торопимся, но думаю, пару дней у нас есть. На счет электрички не думайте, мы возьмем машину, — предложил Никита, — У вас ведь есть в городе каршеринговая компания? — посмотрел он на маму.

— Наверное, есть, — пожав плечами, ответила мама.

— Так дамы, вы идите пока чайник поставьте, а я сейчас решу этот вопрос, — предложил Никита.

Мы с мамой встали и пошли на кухню, я оглянулась на Никиту, а он мне подмигнул и улыбнулся как-то по-мальчишески. Зайдя на кухню, мама закрыла за собой дверь.

— Ну что дочка, рассказывай. Почему мы ни сном, ни духом, что у тебя жених есть? — задала мама вопрос, наливая воду в чайник.

Что сегодня за день? Почему все ждут от меня объяснений? Вот и что я должна сказать? Я понимала, что мама не успокоится, пока не вытянет из меня правду. Но я не могу ей рассказать всю правду. Потому решила немного приврать.

— Понимаешь мам, я не знала, серьезно у нас или нет. Мы не так давно начали встречаться, — говорила я медленно и пока честно.

— Ты в нем не уверенна? — спросила мама, обнимая меня за плечи.

На секунду задумалась и прислушалась к себе.

— Не, ты что, уверенна, как ни в ком другом, — разворачиваясь к маме лицом, снова сказала правду. Да, а ведь я действительно уверенна в Никите.

— Тогда в чем проблема или ты в себе не уверена? Ты его не любишь? — снова спросила мама.

А я вновь задумалась и прислушалась к себе. Да я уже и не представляю рядом кого-то другого, и, кажется, я люблю его, да.

— Очень люблю, — ответила шепотом и опустила глаза.

— Вот ты моя глупенькая, — обняв меня, сказала мама.

— А может, ты беременна? — просила мама, отстраняясь, и опустила взгляд на мой живот.

— Нее, ты чего, — возмутилась я, ложа руку себе на живот.

— Не обращай внимания, не могла не спросить, — отмахнулась мама.

Тут дверь в кухню приоткрылась, и зашел Никита, его лицо просто светилось как начищенный самовар, а губы растянулись в довольной улыбке.

— Дамы, я вас оставлю ненадолго. Я за машиной и обратно, а вы пока собирайтесь, — подошел он к нам и, поцеловав меня в щеку, направился на выход.

— Никита, — окликнула его мама, — Может, заскочишь в магазин по пути?

— Вы пока накидайте список, что нужно купить, а после мы заедем, и я все куплю, — отозвался он и входная дверь хлопнула.

Мы с мамой пили чай, она рассказывала мне последние новости про Катю, про соседей по даче, про своих учеников и то, что у папы больная спина. После мы прошли в мою комнату, и я собрала вещи на пару тройку дней. Убедившись, что все выключили, прошли на кухню, и мама стала составлять список покупок.

— Ну что, готовы? — зашел Никита, — Это все вещи? — спросил он, стоя в прихожей.

— Да, осталось в магазин заехать, — выйдя к нему, сказала я.

— Хорошо, жду вас внизу, — сказал Никита и, взяв мою сумку, вышел из квартиры.

— Кажется, все записала, — подошла мама сзади. Обувшись, мы еще раз осмотрелись и вышли из квартиры. Мама заскочила к бабе Нюре, оставить ключи на всякий случай, а я направилась на улицу. Никита стоял возле машины. Подойдя к нему, я все-таки сказала.

— Значит муж?

Никита провел рукой по укусу, сказал, — Да, это не просто укус. По моим законам ты уже моя самка, а это брачная метка.

— Самка? — расширила я глаза, стараясь игнорировать, как волна возбуждения прокатилась по моему телу.

— Самка, пара, жена, это все одно и то же. Ты моя единственная, — сказал Никита и невесомо коснулся губами моей шее, — Детка я чувствую твое возбуждение.

— Подожди, — уперла я ладошку ему в грудь, — Почему я все время теку, когда ты так делаешь? — шепотом возмутилась я.

— Как делаю, — с хулиганской улыбкой спросил Никита, — Так? — он лизнул эту, как он назвал метку, — Или так, — он нежно прикусил ее, прижимая меня к себе за талию.

У меня вырвался стон, трусики уже были мокрые насквозь, — Никита, — простонала я.

— В нашу первую ночь, я запустил в твою кровь свой яд, настраивая твое тело, твой организм под себя. Ты будешь течь, от каждого моего прикосновения, пока не понесешь, — прошептал он мне в губы и обрушился на них голодным поцелуем.

Никита, сжимал меня в объятьях, крышесносно терзая мои губы, пока мы не услышали покашливание.

— Потерпите до свадьбы, молодые люди, — хитро улыбаясь, сказала мама. Меня кинуло в жар, краска стыда моментально прилипла к моему лицу.

— Простите Анна Владимировна! Ни чего с собой поделать не можем, — улыбнувшись, ответил ей Никита и открыл заднюю дверь, приглашая маму.

Как только мама села, Никита захлопнул дверь, взял меня за руку повел к другой двери, мы обогнули машину, и Никита открыл дверь, и только я опустилась, как Никита тут же нырнул и, пристегнув меня ремнем безопасности, невесомо скользнул губами по моему носу и быстро закрыл дверь.

Мы выехали со двора и поехали сначала по магазинам, потратили много времени, долго стояли в пробке. Приехали уже ближе к вечеру. Нас вышел встречать папа. Его брови медленно ползли вверх.

— Папа, — выскочила я из машины и бросилась на шею родителю.

— Дочка? А ты чего это…рано так? — растеряно обнял меня папа в ответ и чмокнул в висок.

— Добрый вечер, Алексей Семенович! — протянул Никита руку отцу.

— Папа, это Никита, — сказала я.

— Жених твоей дочери, — добавила мама, а я покраснела.

Мне было непривычно и немного неудобно. Но Никита сказал, что по их законам я уже его жена, а по нашим получается он жених. Бред какой-то. Хотя я и про оборотней раньше так же думала и смеялась над Верунчиком, когда та после прочтения очередного романа томно вздыхала и мечтательно закатывала глаза говоря: "Девочки, хочу стать истинной для оборотня. Такая страсть, а любовь…охх… как хочу», а мы с Любашей прикалывались и, посмеивались над, как тогда казалось, детскими сказками и всегда называли Верунчика, нашим малым ребенком.

— Вот как? — удивился папа и посмотрел на улыбающуюся маму.

— Ну, раз жених, то будем знакомы, — протянул руку папа и они крепко пожали руки, — Проходите в дом, — после сказал папа, и Никита, взяв сумку с моими вещами и пакеты с продуктами, пошел за нами.

— Это вам Алексей Семенович, коллекционный, — протянул Никита папе, бутылку какого-то спиртного, — А это вам Анна Владимировна, — цветы и конфеты перекочевали в мамины руки.

— Спасибо! — поблагодарил его папа и еще раз пожал руку.

— Ой, не стоило, — раскраснелась мама, — Спасибо Никита!

— Пока девчонки хозяйничают, ты зятек подсоби мне, — сказал папа, когда мы зашли на кухню.

— Конечно, без проблем, — отозвался Никита и пошел за папой.

— Ой, а папка уже и рыбку поймать успел, — сказала мама, заглядывая в ведерко.

— Пожарим? — облизываясь, спросила я, смотря на огромную щуку.

— Никита ест рыбу? — уточнила мама.

— Ну, он в основном мясо больше предпочитает, — пожав плечами, сказала я.

— Тогда сделаем и то и другое, праздник же, — улыбнувшись, сказала мама и потрепала меня по волосам.

— Что за праздник? — спросила ее, перебирая календарные даты в голове.

— Знакомство с родителями милая, — засмеялась мама.

Мне дали задание чистить, рыбу, потом картошку, потом я делала салаты. В четыре руки мы справились быстро, мама еще успела пирожков налепить, она с вечера тесто поставила.

Сидеть решили в беседке, и я стала потихоньку переносить вазочки с салатами, тарелки с нарезками на стол в беседке. Позже к нам присоединились Никита с папой.

— Дочка, в баньку с дороги не желаешь? — спросил папа, обтираясь полотенцем, а я, растерявшись, посмотрела ни Никиту. Его голова была мокрой, капельки воды стекали по вискам, и на плече свисало полотенце. Значит уже сходил в баньку.

— Я быстро, без меня не начинать, — крикнула я, несясь в дом за полотенцем и халатом.

В бане я быстро ополоснулась и уже собиралась, выскочит в предбанник, как зашел Никита.

— Ты с ума сошел? — испуганно зашипела я.

— С первого взгляда, как увидел тебя — хрипло сказал Никита, схватив меня за руку, притянул к себе и, рыча, впился в мои губы оголодавшим поцелуем. Потом прошелся поцелуями по моему лицу и прикусил метку, я уже вся изнывала от желания.

Никита приподнял меня за попу, и я обвила ногами его за талию. Он расстегнул ширинку и освободил уже каменный член и без предварительных ласк насадил меня на себя.

— Самая желанная, рычал он, приподнимая меня за попу и насаживая снова, — Единственная, — продолжал шептать он, целуя и прижимая меня спиной к стенке, — Моя, — рычал он.

— Твоя, — вторила ему, впиваясь в его спину и плечо ногтями. Мои слова подействовали на Никиту как спусковой курок, он стал вколачиваться в меня, увеличивая скорость, я старалась сдерживать стоны, поскуливала и прикусывала губу. Никита впился в мои губы и уже просто рычал, тараня мое лоно своим жезлом.

— Давай сладкая, — прорычал он, и как по команде мое тело скрутило в ошеломляющем оргазме, кажется, я отключилась.

Приходила в себя постепенно, сначала слух, потом зрение. Я все еще была насажена на Никиту, он пульсировал во мне.

— Мы не предохранялись, — прошептала я.

— Нам это не нужно, — так же шепотом ответил Никита.

— Но так мы можем…

— И это будет самый лучший подарок, — перебил меня Никита.

Думаю, нам нужно поговорить, но не здесь и не сейчас. Сейчас нужно быстро возвращаться к родителям. Никита поставил меня на пол, и я чувствовала, как мои коленки дрожат. Я набрала воду и стала ополаскиваться, смывая следы нашей страсти.

— Выходи первый и постарайся быть незамеченным, — попросила я Никиту.

Мне все равно было неловко, мы все-таки приехали к родителям. Но и отказаться от Никиты я уже не могла, я на него подсела как на наркотик. Да уж подсела, скорее на его член. Может это вирус такой? Он же что-то говорил про свой яд, еще течку какую-то, смутно припоминала наш разговор у машины. Тогда я его плохо слушала, он раздразнил меня так, что кроме как о близости, в ту минуту я думать ни о чем другом не могла.

Встряхнув головой, я вышла в предбанник, замотав волосы в полотенце, накинула халат и вышла. Чувствуя, как краска стыда все же прилипла к моему лицу.

— О, а вот и Надюшка. С легким паром, дочка! — сказала мама.

— Ух, как напарилась, вся как рак. С добрым паром, дочурка! — отозвался папа.

— Спасибо! Я сейчас переоденусь и за стол, — сказала им и посмотрела на Никиту, он спокойно сидел с родителями за столом и о чем то разговаривал.

Забежав домой я, быстренько натянула спортивные штаны и футболку.

— Уважаемые Алексей Семенович и Анна Владимировна, — подходя к столу, заговорил Никита — Я прошу руки вашей дочери, Надежды! — торжественно произносит Никита, а у меня дыхание перехватило, и ком к горлу подступил, и слезы на глаза навернулись.

— Уважаю! Молодец! А ты мать все на современную молодежь сетуешь. Вот смотри, настоящего мужика Надюха наша отхватила, да еще и в лесу, — с нотками радости и гордость говорит папа.

— Да я что, я же образно, — осипшим голосом говорит мама.

— Ты мне тут еще потоп устрой, — безобидно ворчит папа, — А что сама дочка скажет? — переводят все взгляд на меня, а я теряюсь от такого внимания.

— Девочка моя, ты согласна? — с нежностью и любовью смотрит Никита на меня, запуская руку в карман и извлекая розовую коробочку, открывает ее.

— Да, — шепчу, потому, как голос пропал. Никита тут же берет мою руку и, вынув кольцо, одевает на безымянный палец, целует его.

— Ну, вот и ответ тебе сынок, — довольно сказал папа, — Наше благословение! Да мать? — приобняв маму за плечи.

— Будьте счастливы дети! — всхлипнула мама.

— Звучит как тост! — поднимая бокал, подмигивает папа и чмокает маму в щеку.

Дальше ужин пошел в дружной семейной обстановке. Родители рассказывали о моих шалостях в детстве, об ухажерах в школе. Потом в ход пошли мои детские фотографии, по просьбе Никиты, хорошо, что основная часть была дома в городе. И уже поздно вечером мы стали собираться ко сну. Никите мама постелила в гостиной, а я ушла в свою комнату.

Но посреди ночи, проснулась от дикой жары и хотела повернуться, но не смогла, мои попытки пресек рык. Я замерла.

— Спи любимая, еще рано, — сонным голосом сказал Никита и поцеловал меня в голову.

— Ты совсем сдурел? — прошипела я.

— Детка, я утром вернусь на то место, что твоя мама для меня приготовила. Но спать ты теперь будешь всегда со мной, а теперь спи, — снова поцеловав меня в голову, сказал Никита.

Я еще немного поерзала, но почувствовав, как мне в бедро упирается его эрекция, бросила эту затею и все же уснула.

Утро встретило нас проливным дождем. Проснулась я уже одна. Немного повалявшись, слушая, как тарабанит дождь, потянулась и вылезла с кровати.

— Любимая, нам сегодня уже нужно возвращаться, — увидев меня на пороге, сказал Никита.

— Как уже уезжаете? — расстроено спросила мама.

— Аня, ну ты же слышала, у Никиты работа, дела. Молодцы, что нашли время и навестили стариков, — встал папа на сторону Никиты. Быстро же они нашли общий язык.

Позавтракав я пошла, переодеваться в дорогу. Мама расплакалась, обнимая меня, а папа, протянув руку Никите сказал,

— Рад, был познакомиться, и ждем снова.

Никита ответил на рукопожатие, и мы пошли к машине, вернее побежали. Ливень был как из ведра.

Заехав в город, мы заскочили на городскую квартиру, я взяла свой рюкзак и, проверив документы, и карты закинула его на плечо.

— Ну что, я готова, — сказала я, Никите садясь в машину.

Убедившись, что я пристегнута, Никита нажал педаль газа.

— Никит, а что это за история с одеялом? — задала я вопрос, как только мы выехали из города.

Глава 12

Никита

Удачно все сложилось, эта поездка решила сразу три вопроса. Нашел и успокоил свою пару, с организацией покушений все выяснилось, еще с родителями Нади познакомился и, как положено, попросил у них ее руки. Когда машину взял на прокат, на обратном пути ювелирка подвернулась, вот мысль и посетила. Сразу и презенты родителям взял, чтобы как положено все было.

В Питер, мы отправились на машине. Хер я еще в поезд сяду. Пять часов и мы будем на месте. Заскочили за Надиными документами и отправились в путь.

— Никит, а что это за история с одеялом? — спросила моя девочка.

— Сначала ты скажи, — посмотрел я на нее, — Кем тебе приходится Кирилл?

Надя нахмурилась, уводя взгляд. И мне это ни хрена не понравилось.

— Однокурсник, — выдохнула она, смотря в окно.

— Всего то? Не твой парень или там может друг? — уточнил у нее.

— К чему эти вопросы? — нахохлилась Надя.

— Ты, наверное, не до конца уловила. У нас не просто секс, но и обязательства и полное доверие друг другу, а иначе недосказанности и ложь хорошенько подпортят наши отношения, — говорил уверенно, пытаясь до нее донести всю суть.

— А у нас отношения? — удивленно спросила она.

Что за идиотский вопрос, я кому говорил про метку, да и с родителями знакомство тоже, что ли просто так? Спектакль? Она у меня доиграется, точно выпорю.

— Я твою руку у родителей ради прикола просил? — прорычал — Ты уже моя жена! Очень скоро и по вашим законам мы исправим это недоразумение. Какие могут быть сомнения? — скользнул взглядом в ее сторону и вернулся к дороге, — Даже думать не смей, что у нас просто секс, — увидев ее неуверенность, прорычал и сжал руль.

— С Киром у меня ни чего не было, но в тот вечер…я много выпила…тогда в клубе…я сама и не помню… — мямлила Надя и я ее перебил,

— Ты можешь нормально сказать?

— Я вроде как пообещала ему свою девственность, — прошептала Надя, а я, переварив услышанное, только и успел вырулить на обочину и вдавить педаль тормоза.

Я глубоко и часто дышал, не отрывая взгляда от Нади, а она, опустив голову, смотрела себе в ноги. Значит, что представление на стойке, это было еще цветочками. Так нужно успокоиться. Она была невинна, и я был у нее первый и единственным и останусь. Осталось это объяснить своей паре. Я вытрахаю из нее всю дурь, и она как молитву запомнит, кому принадлежит.

— Никит? Я знаю, что ты обо мне не лучшего мнения, но я даже этого не помню. Мне девочки рассказали на следующее утро. Прошу не молчи, ты меня пугаешь, — вывела меня Надя из астрала мышления.

— Значит, так. Ты моя! Поняла? — старался говорить спокойней, но рычание прорывалось, и зверь требовал немедленно разложить свою пару и наглядно продемонстрировать свое право на нее.

— Я твоя, — прошептала Надя, смотря на мои губы.

Я схватил ее за затылок и, притянув ближе, впился в ее губы жадным поцелуем.

Моя девочка застонала мне в рот и я, не выдержав перетянул ее на себя. Надя уже вовсю терлась о мой стояк, намекая на продолжение. Ну, уж нет детка, я должен тебя наказать. С большим трудом отстранился, прерывая наш поцелуй, я пересадил ее обратно, и пристегнул ремень безопасности. Надя смотрела с непониманием. Да девочка моя, помучайся немного, долго я и сам не выдержу, а чтобы отвлечься я продолжил начатую тему.

— Кирилл тебя похитил, — стал рассказывать я все кроме кровавой расправы. Надя слушала сначала рассеяно, и, судя по ее выражению, она постепенно приходила в себя.

— А что это был за порошок? Ты как? А если он начнет действовать? Ты убьешь меня? — с нотками тревоги сыпала Надя вопросы.

— Успокойся любимая! — приподнял ее за подбородок, — Я быстрее себя убью, но тебе навредить не позволю! — говорил уверенно, глядя в глаза, — Да и я ни чего такого не чувствую, может вода помогла, не знаю, но поверь, мысли убить у меня нет. У меня другие мысли.

— Какие? — спросила моя малышка.

— Трахать тебя 24/7 не останавливаясь, — ответил честно.

Надя смущенно отвернулась, а я завел машину, и мы отправились дальше.

Спустя некоторое время, моя любимая уснула, а я улыбался как дурак, и переваривал результаты этой поездки.

Знакомство с родителями хоть и не запланировано, но прошло успешно. Так-то, по сути, и сама поездка не по плану, но моя девочка рядом, мы все выясняли и я даже должен ее поблагодарить за побег. Да, черт побери, если бы не Надин побег, мы бы еще долго рыли землю в поисках виновных. Эта поездка оказалась продуктивной, а главное теперь между мной и Надей нет недосказанности и недоговоренности. Она признала, что моя и приняла меня окончательно. Зверь довольно урчал, а меня просто переполняла эйфория.

Мы конечно планировали, побыть у ее родителей еще пару дней, но планы изменились после звонка Дэна. Он сообщил, что они вышли на Киру и сейчас ее задержали и везут на совет. Я не мог ее бросить на растерзание зверей. Я дал слово, и я его сдержу. Она искренне рассказала о причинах ее поступка, и я ее понимаю. Жить по воле чужого тебе дядьки, а в ее случае отчима это несправедливо. Но вот почему Северский не предпринял ни каких попыток это уже другой вопрос.

Пока ехали, я вспоминал, как Надя набросилась на меня, после разговора у нее дома. Чуть не попались ее маме. Я прекрасно слышал их разговор на кухне, и как Надя призналась своей маме, что любит меня. В тот момент я даже дышать перестал, от счастья. С ее отцом моментально нашли общий язык. Поговорили по-мужски. Я его понимаю, он переживает за своего ребенка. Я так же буду трястись над своими щенками. Улыбнувшись своим мыслям, я посмотрел на животик своей малышки. Нужно срочно заделать ей щенка. Пока у нас все в холостую, и это немного нервировало. Что же сдаваться я не собираюсь. Буду работать над этим, пока не будет положительный результат.

Еще нужно решить вопрос с Надиным трудоустройством. Думаю, мне нужен переводчик, будет во всех поездках со мной. Бизнес мы расширяем и предстоят разные встречи и переговоры.

С жильем проблем нет, в нашем поселке у меня свой дом, пусть Надя его осмотрит и сама решает, нужен ремонт или мебель поменять или и то и другое. Она хозяйка теперь моего холостяцкого жилья, вернее нашего семейного гнездышка.

Надя проспала часа три, мы как раз подъехали к заправочной станции. Решили заодно и перекусить. Заправив машину, отогнал ее в сторону, мы направились в дорожную кафешку. Плотненько пообедав, Надя отлучилась в дамскую комнату, а я пошел к машине. Решил сделать несколько звонков. Сначала позвонил Нине, узнал о делах в целом. Она у нас необычная самка, а самка со стальными яйцами, что касается работы. Под ее чутким контролем, во всех сферах пока все идет, как и должно. После набрал Дэна.

Он не брал трубку. Набрав Глеба сразу услышал.

— Мы еще в пути Ник. Киру взяли под арест, и совет ждет твоего приезда. Могу сказать одно, Северский настроен решительно, — выпалил Глеб на одном дыхании.

— Устрой мне с ним встречу перед советом. У меня к нему серьезный разговор, — сказал я и, не дожидаясь, ответ, нажал сброс.

Меня раздражало поведение Северского, он у себя не может порядок навести, а сразу бросается с обвинениями и как всегда ошибочно. Кира человек, нашел с кем воевать. Но тут меня из размышлений вытащили нежные прикосновения к спине и мелодичный голосок моей малышки.

— Ты напряжен. У тебя все хорошо? — спрашивала она, заглядывая мне в лицо.

— Теперь да, — ответил ей и, прижав ее к машине, впился в такие манящие губки.

Учуяв запах ее возбуждения, посмотрел на заднее сидение машины и понял, что с моими габаритами будет сложно, но стояк грозился порвать штаны, а потому усадив свою красавицу в машину, сел за руль и стартанул со стоянки, поднимая столбы пыли за собой. Ладно, наказание будем считать, что провели.

— Детка, надеюсь, ты не против, если мы это сделаем в машине? — спросил ее, выезжая на главную дорогу.

Надя молча кивнула, а я искал какую-нибудь отворотку, и нашел.

Свернув на лесную дорогу, и немного проехав, остановил машину и повернулся к моей девочки, перетянув ее к себе на колени сразу впился в жадном поцелуе. Моя сладкая ответила на поцелуй с таким же голодом, она обхватила мое лицо своими крохотными ладошками и поглаживала, наши языки сплелись, я постепенно снимал с нее шорты. В салоне было ужасно тесно, и не отпуская свою драгоценность, я вышел из машины и посадил Надю на капот, откинул ее шорты на лобовое стекло, расстегнул свою ширинку, как мой боец тут же выскочил на волю, готовый к завоеванию истекающего лона моей сладкой.

Вошел в нее сразу резко на всю длину и, не давая ей привыкнуть, сразу стал натягивать ее на себя, увеличивая скорость. Моя малышка стонала уже не сдерживая себя, я склонился к метке и в этот момент Надя с рыком впилась в мое плечо своими зубками и стала содрогаться всем телом уносясь в мир эйфории, а через пару толчков я присоединился к ней заполняя ее своим семенем. Это было что-то новое для меня, неизвестное ранее, я сходил с ума не желая покидать такое сочное и желанное лоно своей красавицы. Отдышавшись и немного придя в себя, я все же вышел из нее и наблюдал, как красиво стекают молочные реки моего семя из ее такой желанной дырочки. Не удержавшись, я провел пальцем по лепесткам моей малышки и услышал сладкий стон из ее уст.

— Детка, ты само совершенство, — прохрипел я.

Мы повторили, этот древни и порочный танец еще раз, а после я уложил свою страстную девочку на заднее сидение, и мы продолжили путь.

Мой волк довольно урчал внутри, — Щенок, — и меня накрыло осознание, что мы только что заделали щенка. Мое семя дало росток. Я даже затормозил и вышел из машины. Задрав голову в небо, я благодарил Луноликую за такой дар. Достав бутылку воды, я щедро полил себе на голову, проясняя свое сознание от накатившего восторга. Немного успокоившись, сел за руль и направился в путь абсолютно счастливый и уверенный, что теперь все будет хорошо. Моя сладкая посапывала на заднем сидении, а в ее животике шел процесс, который вскоре изменит нашу жизнь, в лучшую сторону, наполняя ее детским смехом и топотом маленьких ножек.

Приехав в аэропорт, пришлось будить мою девочку. Такая милая, сонная и во всем послушная, она шла рядом и молчала всю дорогу. Уже в самолете Надя заговорила.

— Никит, а, как и где мы будем жить? — почему-то взволнованно спросила моя малышка.

— В моем…прости…в нашем доме, куда собственно мы и направляемся. У меня свой дом в нашем поселении, надеюсь, тебе понравится. Так же есть квартира в Питере. Там у нас с ребятами главный офис, пришлось и жилье приобрести. Но там я практически не обживался, так, перевалочный пункт для ночевки, — рассказывал я, наблюдая за своей крошкой.

— А в вашем поселении можно трудоустроиться? — выслушав меня и кивнув своим мыслям, спросила Надя.

— Сейчас у тебя отпуск, а по поводу работы думаю, мы все решим чуть позже. Сейчас у меня есть неотложные дела, а потом я хочу тебе кое что предложить, — обняв и чмокнув в висок свою сладкую, ответил я.

При выходе из аэропорта нас встречал Виктор, и мы поехали в поселение. Совет будет там же. Высадив нас у дома, Вик сказал, что поедет за Дэном и его парой, а так же привезет Надины вещи, что она оставила на базе.

Подойдя к дому, смотрел, как моя девочка рассматривает его, замерев на месте, я не думая подхватил ее на руки и под ее визг занес свою драгоценную в наш дом.

— Добро пожаловать домой, любимая! — прошептал ей в губы и, не выпуская с рук, нежно прильнул к ее губам.

— Ты всегда такой ненасытный? — разорвав поцелуй, который уже перерос в страстный, спросила моя детка тяжело дыша.

— Ты на меня так действуешь, — шептал, целуя ее личико.

— Да ты ненасытный жеребец, поставь меня и дай хоть осмотреться что ли. Пока мы опять не оказались в горизонтальном положении, — возмущалась мая сладкая.

— Мы можем это делать и в вертикальном положении, — ставя ее на ноги, и представляя, как буду насаживать на себя, отвечал и терся уже своей дубиной о свою малышку.

— Даже не сомневаюсь, — пытаясь отстраниться, говорила Надя, но я ее крепко удерживал за талию.

— Детка, хочу тебя, — прорычал я своей сладкой и, прижав ее к стене, приподнял за попку, заставляя обхватить меня своими ножками.

— Нет, Никита, не сейчас. Я есть хочу, — уперла Надя в меня свои ладошки.

Бл-ть, веду себя как подросток в пубертатный период. Оставив свою крошку осматривать дом, умчался в магазин. Накупив всякого разного, заехал еще в местный ресторан и, оформив заказ на дом, отправился домой. Странное чувство, зародившееся внутри, переполняло меня. Вот я еду домой, где меня ждет моя самка, моя пара, а через некоторое время звонкий детский голосок разорвет тишину когда-то холостяцкого логова. Я не желаю останавливаться на одном ребенке и в скором времени заделаю своей сладкой еще парочку. Из моих мыслей меня вытащил звонок телефона. Припарковавшись у дома, ответил на вызов.

— Слушаю тебя Глеб.

— Ник, Северский завтра утром прибудет на совет. Сказал, что сам с тобой созвонится и договорится о встрече.

— Хорошо, принял. Как обстановка? — выбираясь из машины, поинтересовался я.

— На базе все спокойно, выезжаю с ребятами к тебе, — отчитался Глеб.

— Жду, — ответил я и, убрав телефон в карман, подхватил пакеты с продуктами, направился домой.

Пока разбирали пакеты, в дверь позвонили.

— Доставка из ресторана, — ответил на вопросительный взгляд своей малышки, и направился к дверям.

Накрыв на стол, мы приступили к ужину. Аппетит моей девочки радовал. Она съела все, что было в ее тарелки, и вскоре еще потянулась за добавкой.

— Осмотрелась? — спросил я, у Нади собирая посуду со стола.

— Да, у тебя очень уютно, — немного смущенно ответила она.

— У нас! — поправил ее, улыбнувшись.

— А что там за домики? — спросила Надя, указывая на окно.

— Это для охраны и если понадобится, какая прислуга, они будут жить там, — пожав плечами, ответил я.

— Зачем прислуга? — настороженно спросила Надя.

— Дом не маленький и ты одна не справишься, да и я не желаю тебя напрягать. К тому же ты собираешься работать, а потом дети пойдут. Помощь не бывает лишней, — старался говорить убедительно.

— Молоденьких горничных наймешь? — ревностно уточнила моя сладкая. Ревнует, какая же она красивая в своей ревности.

— Детка, меня ни кто кроме тебя не интересует и не заинтересует. Я тебе уже говорил, что ты моя пара? Так вот это еще значит, что мне кроме тебя ни кто не нужен, — постарался успокоить свою ревнивицу.

— Даже если я забеременею? — краснея, спросила Надя.

— А при чем тут беременность? — не понял я.

— Ну, я стану толстой и не буду уже тебя привлекать, — продолжала краснеть моя сладкая.

— Даже когда ты будешь с кругленьким животиком, в котором будет наш малыш, я буду желать тебя одну и после родов, когда тебе будет, не до секса я буду хранить тебе верность, — прижав свою ревнивую скромницу, ответил правду.

— Ник, а так разве бывает? — подняв голову, спросила Надя.

— Как так? Ты о чем? — не понял я.

— Ну…вот так…чтобы раз и на всю жизнь…с первого взгляда…, - пряча взгляд говорила Надя.

— У нас только так и бывает, — усмехнувшись, ответил ей, — А сейчас спать, отдохни с дороги. Утром я уеду по делам, и до обеда меня не жди, — сразу предупредил свою малышку.

Утром меня разбудил звонок в дверь. Аккуратно выпустив малышку из объятий и натянув домашние штаны, пошел открывать.

— Привет Ник, Глеб сказал у тебя какой-то разговор ко мне перед советом. Что-то неотложное? — Спросил Северский, топча мой порог.

— Да, пройдем в кабинет, — приглашая его войти.

Зайдя в кабинет, я не стал долго расшаркиваться, а перешел сразу к делу. Сообщил о нашей встрече с Кирой, о том, что ее сподвигло на такой отчаянный поступок. И о том, что я готов принять ее в свою семью и назвать сестрой. Северский сидел в полном шоке и нервно сжимал и разжимал кулаки.

— Но я не знал, — воскликнул он, после моей речи.

— Коля, ты не хера не знаешь. Тебя твоя же охрана за нос водит. Может уже пора повзрослеть и оглянуться? Ты без разбора выносишь приговоры, вон Саныча внучка одна теперь, — рычал я.

— Я же взял ее под свою опеку, а Кира сама же согласилась тогда замуж, — ответил он.

— Согласилась? Да после такого давления кто угодно и на что угодно согласится, тем более она человек, — продолжал рычать я.

— Я понял, не нужно ее в семью брать. Я сам. Я все исправлю Ник.

— Давай теперь у нее спросим, что она хочет, и не будем за нее решать? — предложил я.

— Ты прав, пусть сама решает, — согласился Северский.

На совете было жарко. Эти старые пердуны требовали кровь за кровь. Но Северский молодец, не подвел и яростно защищал Киру. В итоге был назначен бой с одним из старейшин. Если поединок выигрывает Северский, то все обвинения с Киры будут сняты. Кира находилась в глубоком потрясении, и ее раскаяние было искренним, она решила довериться Николаю и осталась в его семье.

Когда мнения старейшин разделялось, у обвиняемого был шанс. Принять бой и в честном поединке отстоять свою правоту. Но в данном случае все старейшины были на стороне казни Киры. Северскому пришлось кинуть им вызов. Эти старые совсем из ума выжили, она же человек.

Все направились на Лунную поляну. Именно тут всегда вершились судьбы многих оборотней.

Вокруг собралось половина поселения, молодежь была на стороне Северского, старики же на стороне старейшин. Прозвучала команда и оба участника поединка выпустили своих зверей. Северский был меньше старейшины, но у него было одно преимущество, это его молодость и хорошая реакция. Бой был на смерть и продлился минут сорок. Звери рвали друг друга не щадя, брызги крови и клочки вырванной шерсти разлетались от их столкновений. И вот Северский уже еле передвигая лапами, принимает удар старейшины, они цепляются друг, в друга вонзая свои клыки в плоть противника, мы слышим жалобный вой прервавшийся хрипами и вскоре наступила тишина. Все замерли и только душераздирающий рев Киры, разрезал эту тишину.

— Николай, нееет, — кричала она, несясь к зверям, что лежали друг на друге. Подбежав к ним, она попыталась стащить зверя старосты с Северского упав на колени, захлебываясь в своем рыдании. К ней подошли два охранника с совета, и подняли ее на ноги, держа за руки.

— Не трогать ее, — прохрипел голос Северского, который принимал человеческий облик.

— Живой, — прошептала Кира и снова упала на колени и дрожащими руками старалась погладить его по плечу, но боялась видать прикоснуться к истерзанному телу.

— Ник, можно тебя, — прохрипел снова Северский, и я незамедлительно подошел к нему.

— Как ты? — спросил присев.

— Жить буду, — хмыкнул Северский, — Пусть Кира поживет у тебя, пока я восстанавливаюсь, — попросил он.

— Без проблем, ты же знаешь, — ответил ему.

— Нет, не надо. Я поеду с Николаем, — отозвалась Кира, — Я не брошу тебя, — посмотрела она с каким-то отчаянием на него.

— Если что, ты знаешь, что я помогу, — сказал я, поднимаясь и кивая ребятам, направился к машине.

Приехав домой некоторое время, сидел в машине и обдумывал все происходящее. Наломали дров ребята, а ведь все могло быть по-другому. С другой стороны благодаря этим наломанным дровам, я узнал, что и в моем окружении были сволочи. Как это ни странно, но я должен благодарить Киру, за все, что она натворила. Ведь если бы не она, то я так и грел бы этих шакалов на своей груди. Встряхнув головой, достал телефон и, набрав номер своей тетушки сказал,

— Какие планы на выходные?

— Раз позвонил сам, то уверенна, что тебе есть что предложить, — ответила она.

— Да, мы с Надей ждем тебя в гости, — улыбаясь как идиот, сказал ей.

— Наконец-то мой шалопай взялся за ум, — довольно отозвалась она.

В таком отличном настроении и с идиотской улыбкой, которая не сползала с моего лица я направился домой. Где меня уже заждалась моя сладкая девочка.

Зайдя в дом мой нос, уловил обалденные ароматы чего-то вкусного, что шли из кухни. Ты ж моя хозяюшка, подумал я, заходя на кухню, где шла бурная деятельность. Надя что-то помешивала в кастрюле на плите. Из духовки шел пар. На столе стояли разные нарезки.

— Ой, ты уже вернулся, — вздрогнула моя девочка, увидев меня, — Подожди еще минут десять, я скоро закончу.

Подойдя к ней, я нежно прижал ее к себе и тихонько уткнулся в ее волосы, наслаждаясь запахом своей пары.

— Пойду пока ополоснусь, — сказал ей и, чмокнув ее, пошел освежиться и смыть, наконец, это утро.

Пообедав решил показать Нади наше поселение. Мы направились по магазинам. Да у нас не город, но магазины ни чем не уступают городским гипермаркетам. Решив, что моей девочке нужно обновить гардероб я начал с женского отдела. Надя поначалу сопротивлялась, но вскоре сдалась на милость своего самца. После я затащил ее в детский отдел, хотел посмотреть на ее реакцию и она не подвела. Надя с такой нежностью брала в руки пинетки, чепчики, что даже в груди что-то защемило, а пройдя чуть глубже, где уже стояли кроватки, коляски, манежи и прочее Надя остановилась у одной кроватки и тихонько проводила по ней ручкой.

— Какая красивая, — с придыханием сказала она и посмотрела на меня с какой-то щенячьей нежностью, что я, не раздумывая купил ее.

После мы прокатились по поселению, я показывал, где тут больница, школа, детский сад и прочее. Решили поужинать в ресторане, а после повел свою девочку на прогулку в местный парк, тут местные спокойно выгуливают своих зверей. Вот идем по алее, а Надя как взвизгнет, запрыгивая ко мне на руки. Поначалу даже не понял, что случилось, рефлекторно сжимая свою драгоценность, а потом увидел, как к нам на встречу шли два медведя.

— Детка в этом поселении тебе ни чего не угрожает. Вот, эта брачная метка всем говорит, что ты моя суч…пара, — успокаивал свою трусиху.

— П-правда? — взволновано спросила она.

— Простите, если напугали, — отозвался молодой парень, уже приняв человеческий облик, и стоял перед нами полностью голый.

Надя уставилась на его половой орган, а мой зверь взбесился, и я почувствовал, как стал трансформироваться. Тут Надя перевела смущенный взгляд на меня и, обняв, стала шептать,

— Успокойся, пожалуйста. Ты чего?

— Детка, ты, наверное, не поняла. Ты МОЯ! — прорычал я. Молодежи и след простыл, не дураки, поняли. А вот моя пара смотрела на меня с непониманием. Опустившись на скамейку, и усадив Надю себе на коленки, я сначала жадно вдыхал ее аромат, успокаивая зверя. Некоторое время спустя я все же заговорил,

— Ты сейчас спровоцировала зверя. Я понимаю, что ты это сделала не специально, но прошу на будущее, не делай так больше. ТЫ МОЯ! — прорычал я последнее.

— Что я сделала? — не понимала Надя, — Мне испугаться нельзя? Я обычный человек Никит, и я не привыкла, идя по улице города, встречать диких животных.

— Они не дикие и дело не в испуге. Ты смотрела на его ху…гениталии, — сказал я недовольно.

— А…прости…просто это…было…да блин, это было так неожиданно, что я …короче, давай забудем, — махнула она своей тоненькой ручкой.

— Просто запомни, любой нормальный мужик, будь он хоть человек хоть оборотень, в первую очередь он собственник, — говорил я, снова заводясь.

— Подожди, ты приревновал к этой ерунде? — спросила Надя, а я словно в сугроб упал.

— Для тебя это ерунда? — задал встречный вопрос.

— Никит, да мне кроме тебя ни кто не нужен и просто будь он в штанах я бы и не глянула туда, а это как-то непроизвольно получилось, из-за неожиданности думаю, — оправдывалась моя девочка, а я просто балдел от ее слов: «Мне кроме тебя ни кто не нужен».

— Хорошо, на сегодня думаю, хватит. Пошли домой, — вставая со скамейки и направляясь к выходу, сказал я.

В пятницу вечером приехала моя тетушка.

— Света? Здравствуй! А ты…

— Ева Андреевна? — пятясь назад и упираясь мне в грудь, перебила малышка мою тетушку, а я силился понять, что тут происходит и откуда они знакомы. Может на базе успели познакомиться?

— Никита, — перевела на меня взгляд тетушка.

— Я смотрю, вы знакомы, только это Надя, а не Света, — сказал я, а моя малышка покраснела.

— Я, кажется должна перед вами извиниться, — прошептала она, смотря в пол.

— Мне кто-нибудь, скажет, что тут происходит, — спросил я.

— Да мне самой интересно, родной мой, — ответила тетушка, и мы посмотрели на Надю.

— Покинуть базу я так не могла, а потому побежала к парковочному месту и Ева Андреевна помогла мне. Я ее обманула, представившись другим именем. Но я тогда не думала, что мы еще, когда-нибудь, встретимся, — стала рассказывать моя беглянка.

— А бежала ты от моего племянника? — уточнила Ева.

— Да, от него, — вздохнув, ответила Надя и посмотрела на Еву.

— Девочка ты моя, а я еще удивилась, что это ты без вещей была. Но спрашивать не стала, не красиво лезть в чужие дела, — сказала Ева, заключая Надю в свои объятия, — Значит это ты заставила моего мохнатого шалопая побегать, ай да умничка ты моя, — довольно говорила Ева, продолжая держать Надю в своих объятиях.

А я стоял и переваривал, это получается моя семья, помогла моей паре смыться от меня. Ну и дела. После мы устроились за столом, Надя вкусно готовит и в этот раз она наготовила и напекла столько, что я просто диву давался. Моя любимая девочка. Потом мы перебрались в гостиную, и стали обсуждать стоит ли делать ремонт или нет.

Надя сказала, что ей нравится, то, что она видит, единственное, она с радостью бы заменила шторы в гостиной, и в спальне, а еще немного бы добавила зелени.

— Значит, завтра нам есть чем заняться, — сказала Ева, потирая ладошки.

Следующий день я был предоставлен самому себе, так как Ева утащила Надю по магазинам, ну а я решил посвятить себя работе. Позвонил Ниночке, попросил скинуть на почту все, что накопилось, и углубился в работу. Дэн и Егор не звонили. Думаю, пришла пора и подругу Нади навестить, а я заодно с Егором переговорю.

Тетушка прогостила у нас неделю. Перед отъездом обещала приезжать почаще.

Проводив Еву, повез Надю в больницу, навестить ее подругу. Егор был в палате и я, пользуясь, случаем утянул друга в ближайшее кафе, дав девчонкам пощебетать без нашего надзора.

— Поздравляю тебя дружище, — обнял меня Егор и похлопал по плечу. После мы сели за столик, — Я так понимаю, ты еще не говорил своей паре о беременности?

— Нет, пусть узнает об этом сама. Думаю, так будет правильно, — ответил ему.

— Согласен, я бы тоже не рискнул, — засмеявшись, ответил Егор.

— О чем ржем? — раздался бас Дэна.

— Ну, наконец-то появился, — сказал я, поднимаясь и пожимая руку другу, Егор сделал то же.

— Да вот, поздравлял только что Ника, с так сказать удачным зачатием, — ответил Егор.

— Ну, ты счастливчик, — печально сказал Дэн.

— У тебя что-то не так? — спросил Егор у Дэна.

— Она не подпускает меня к себе, сказала только после свадьбы, — шумно вздохнул друг.

— Так ты скажи, что у тебя такая свадьба, — сказал Егор, и мы заржали.

— Завтра уезжаем к ее родственникам. Ждите приглашения на свадьбу, — сказал Дэн, — О святые угодники, дайте мне сил, — запрокинул голову он.

— Я вот ржу, а еще неизвестно как Люба все это воспримет, — потирая переносицу, сказал Егор.

— Так ты еще не сказал? — удивился я и стал судорожно печатать смс Нади, чтобы не проболталась.

— Когда? Ее мать не отходит ни на минуту от нее, и на меня смотрит как на врага, — недовольно процедил Егор.

Посидев где-то с час, решили некоторые вопросы по работе, обсудили насущное и направились к своим парам. Все обратили внимание, как девчонки прощались, мы в этот момент стояли за дверью, дав им, пять минут попрощаться.

— Девочки, я искренне верю, что у нас все будет хорошо, — сказала пара Дэна

— А я надеюсь, ведь надежда умирает последней, — сказала моя сладкая.

— Люблю вас мои родные, отозвалась пара Егора.

— Вот вам и Вера, Надежда и Любовь, — сказал я ребятам, и, услышав, как девчонки начали всхлипывать, — Пора уводить, — кивнул на дверь.

Эпилог

Несколько лет спустя.

Надя

Кажется, это было вчера, мы с девчонками довольные и счастливые отправились на отдых в Сибирскую тайгу, на базу отдыха «Клык» не подозревая, что эта поездка перевернет наш реальный мир, и мы встретим каждая свою судьбу, свою любовь.

Мы с Никитой часто вспоминаем нашу встречу. Интересно, как сложилась бы наша судьба, не послушай мы тогда ребят, что нахваливали эту базу. Даже думать не охота об этом, потому как я рада, что мы отправились на этот отдых и сегодня каждая из нас по-настоящему счастлива.

Сегодня приезжают мои девчонки. Вера и Люба со своими парами.

Вера недолго промариновала своего Дениску, все-таки ее мечта стала реальностью и она встретила своего оборотня, а вот Люба, наверное, всю кровь высосала своему Егору, но все это позади и сегодня мы встретимся. Я уже неделю, как привожу дом в порядок. Комнаты для гостей готовы, из еды решили что-то заказать в ресторане, а что-то я приготовила с Евой Андреевной. Сегодня мы собираемся у нас, а завтра отправимся на базу, с которой все и началось.

Чуть больше пяти лет, мы общались исключительно по телефону. Денис после знакомства с тестем и тещей, увез Веру на базу, и ведут дела оттуда. Это Верин выбор, жить на базе. Сейчас там много иностранцев и вот уже есть свой переводчик.

Люба сбежала от Егора. Как только она стала ходить, после той аварии. Егор показал ей своего зверя. Любаша решила, что не желает связываться с ним и затерялась где-то в Европе, нам не рассказывала, боялась, что мы мужьям проболтаемся. Егор тогда извелся на столько, что был похож на привидение. Жалко было парня, но мы не вмешивались, зная Любашу это бесполезно.

Когда Люба сбежала, мы с Верой сначала не поверили, но после звонка самой беглянки я поняла, что она должна сама принять решение. Конечно, я призналась ей, что знаю об их сущностях, вернее зверях, то есть, что они оборотни, и меня это не пугает. Для меня главное, что тот, кого я люблю и готова жизнь свою отдать ради него, отвечает мне полной взаимностью и ни разу не дал усомниться в себе. Никита как настоящий мужчина решает все проблемы, а я как любящая жена всегда рядом и во всем поддерживаю его, сохраняя тепло и уют нашего семейного гнездышка.

Конечно, это не означает, что у нас все гладко, мы ссорились и не раз, но каждая наша ссора заканчивалась бурным примирением, это же ненасытный, озабоченный жеребец.

В разговорах с Любой, я действовала по-другому, хвасталась своей счастливой семейной жизнью и прямо говорила Любе, что только с оборотнем я чувствую себя защищенной и любимой. Рассказала ей о своем походе к местной ведьме. Да, да, у них в поселении живет самая настоящая ведьма. Она и рассказала мне о значении истинности, это все я и поведала Любаше.

Она же панически боялась этого. Но в один из разговоров, Егор засек, откуда она звонила. Я даже и не знала, что мой телефон прослушивается. Устроила скандал Никите, но он зараза отнекивался, говорил, что сам не знал, а после того, как я устроила ему сексуальную голодовку, признался во всем: «- Девочка моя, это все ради твоей безопасности. Да и говорили вы мало, Егор не успевал засечь сигнал — оправдывался он. — О чем ты говоришь? Когда это прослушка стала отвечать за безопасность? — возмущалась я. — Девочка моя, а если бы тебе кто с угрозами позвонил? Я же не рядовой рабочий, мало ли что конкурентам в голову взбредет, — отмазывался этот хвостатый».

Егор сразу поехал в Великобританию, так как Люба звонила оттуда и спустя год после его отъезда, они вернулись вместе. Живут в Питере. После возвращения Любы с Егором в Россию, нам все равно не получилось встретиться ни разу. Общались только по телефону иногда по скайпу.

Ник оказался замечательным отцом и мужем. Свадьбу мы не играли, а просто расписались и, взяв с собой Еву Андреевну, уехали к моим родителям и отметили по-семейному.

Сегодня у нас с Никитой двое детей старший сынишка Дмитрий Никитич, и младшая дочка Полина Никитична. Сыну пять лет, а Поли скоро будет три. Вот и решили собраться всей дружной компанией на круглую дату нашего сына. Отличный повод. Тем более что у Димы должен быть первый оборот, я ужасно волнуюсь, но Никита меня успокаивает и говорит, что это не страшно, а наоборот, теперь наш сын будет чувствовать себя полноценным.

Ева Андреевна всегда рядом и помогает мне во всем, она часто остается с малышней, когда нам с Никитой нужно ехать на очередные переговоры. Ник предложил мне место его личного переводчика, и я с радостью согласилась, но чтобы полностью от него не зависеть, я устроилась еще в школу, веду факультативные занятия по иностранным языкам, а недавно, еще и репетиторством занялась.

Про Кирилла я узнала, когда родился Дима. Никита нехотя, но рассказал, что тогда произошло. Больше мы к этой теме не возвращались.

Каждое лето мы всей семьей проводим на разных базах, вот «Клык» решили посетить в этом году. Никита сказал, что для Димы там лучшие условия при первом обороте.

Мне очень понравилась база, которую ребята построили на берегу Балтийского моря. Там, мы отдыхали уже три раза. Еще, Никита показал мне прииски, я себе по другому это раньше представляла. Даже испытала себя в роли золотоискателя, это не передать словами, всю ту гамму чувств и эмоций, что я испытала, собирая мелкие крохи после промывки.

Мои родители приезжали к нам один раз и, так же как и я когда-то, мама встретилась в парке со зверем. Домой она бежала без оглядки и зареклась к нам больше не ездить. Они не знают о существовании оборотней, это информация не подлежит разглашению. Никита, на приезд родителей договорился с советом и те одобрили его просьбу. Оборот в поселении посреди бела дня был запрещен сроком на одну неделю.

Учитывая, что среди оборотней немало истинных пар — людей, теперь было разрешено родственникам со стороны человеческой пары, наведываться в гости, но только после предварительного оповещения.

Так вот, когда мама прогуливалась. Молодой парень не смог удержать оборот и предстал перед мамой во всей своей мохнатой красе. Благо моя родительница не видела самого оборота, боюсь даже представить, чтобы было. Мама хотела и меня забрать домой, после такой встречи, но я с помощью Никиты отстояла свои права. У меня есть муж, и я останусь с ним. После этого мы сами навещали родителей и даже оставляли им внуков на пару недель. А сами отрывались по полной.

— Мама, посмотри на меня, я красивая? — вырвала меня из воспоминаний наша маленькая принцесса.

— Ты наша красавица, — сказала я, опускаясь на корточки перед дочкой.

— Вы обе у меня красавицы, — услышали мы голос нашего папочки, что только что вернулся домой.

— Папа пришел, взвизгнула Поля и бросилась к Нику, он присел и, поймав дочку поднимаясь, подкинул ее вверх, а Поля просто пищала от радости и заливисто смеялась.

— Мама давай я помогу, — сказал Дима, серьезно наблюдая за папой и сестрой.

— Иди ко мне, — обняла его и поцеловала в щечку.

— Сын, у меня для тебя сюрприз. Как смотришь на то, чтобы записаться в секцию борьбы? — спросил Ник, заходя с дочкой на руках в гостиную.

— Папа, ты лучший, — бросился Дима к отцу. Тот только успел подхватить его на руки, как в дверь позвонили.

Ник так и пошел встречать гостей с детьми на руках, светясь счастьем и слепя белоснежной улыбкой.

— Ник, ты уверен, что твой член принимал участи в создании таких красавчиков, может это ксерокс какой? — улыбаясь во все тридцать два, спросил Денис, играя бровями.

— Денис, давай без пошлости, особенно при детях! — строго сказала Верунчик, смотря на своего мужа.

— Не бывает пошлых фраз, бывают пошлые уши! — подмигивая Денису, отозвался Егор, но поймав взгляд Любаши, — Кхм…я это вслух сказал? Эмм…пойду Руслана в детскую отнесу. Ник, показывай дорогу, — взяв сына на руки, сказал Егор и отправился за Никитой.

— Милая, думаю, нашей принцессе с детьми будет интересней, — сказал Денис и, чмокнув Веру в щечку, направился за Никитой и Егором.

— Девчонки, родные мои, — раскрыла я руки для объятий, и мы дружно прижались друг к дружке.

— Я всегда верила, что у нас все будет хорошо, — всхлипнула Верунчик.

— А я надеюсь, что так и будет всю нашу жизнь, — сиплым голосом отозвалась я.

— Боже, девчонки. Я люблю вас! — прошептала Любаша.

Вечер прошел весело, мы ушли в воспоминания, а потом делились планами на будущее.

— Надя, ты представить себе не можешь, что у нас весит на стене в гостиной, — сказала Вера, когда мы уже пили чай.

— Дайте угадаю, — вмешался Никита, — неужели тебе пришелся по душе предмет оплеух? — задал он вопрос глядя на Дениса.

— Это память, о нашем знакомстве с нашими парами, — нахмурился Денис.

— Вы про тот ласт что ли? — покраснела я, — А как ты узнал, ты же не был у ребят или был? — перевела взгляд на Никиту.

— Просто я навсегда запомнил этот взгляд, когда ты махала им на дороге и эмоционально рассказывала про зверей. Понял, что Дэн остался неравнодушным к этому предмету плавания, — подмигнул Никита Егору, и они заржали.

— Он самый, — задрав носик и выпрямив спину, сказала Вера дождавшись пока эти кони не утихнут.

— Тогда нам лопату нужно повесить, — засмеялся Никита и снова глянул на Егора.

— Ага, с подгоревшей яичницей, — ответил Егор и заржал, а после уже и мы засмеялись.

Утром мы отправились на нашу совместную базу. В этот раз добрались без приключений. Наши мужья, забрав детей дали нам отдохнуть, и недолго думая мы направились на пляж. Вера там уже похозяйничала, так как там стояли шезлонги три штуки и столик.

— Девчонки, а может, в этот раз по маршруту рванем? Ева Андреевна уже рюкзак собирает, — хихикая, предложила я.

— Я бы с радостью, но я так намоталась в городе, что хочу просто валяться и ни чего не делать, — отозвалась Любаша.

— А я уже все маршруты наизусть знаю, — ответила Вера.

— Тогда чем займемся? — спросила я и в этот момент почувствовала, как моей пятки что-то коснулось,

— Эй, — возмущаясь, приняла сидячее положение, так и замерла, — Дима? Сыночка, это ты? — обратилась я к щенку, что виляя хвостиком, облизывал мои пальчики на ногах. Это был щенок, вот только размером как взрослая, перекормленная Хаски.

— Димка, какой ты хорошенький, — воскликнула Верунчик, и подскочила к нему, стискивая в своих объятиях.

- Димочка, ты настоящий красавчик, — улыбалась Любаша.

— Вот ты где, — подбежал к нам Никита, — Пойдем, сын, — сказал Никита, а щенок игриво и неуклюже стал от него отпрыгивать, — На первый раз достаточно, сынок. Пора возвращаться обратно. Ты же не будешь перед дамами голым задом блистать?

На что щенок так смешно рявкнул и побежал за уходящим Никитой.

Вечером все поздравляли Диму с первым оборотом. Никита с гордостью смотрел, на сына сжимая меня в объятиях. Поля уже во всю сладко спала с Софией, дочкой Веры и Дениса.

— Сладкая моя, может, уже уединимся? Хочу тебя! — горячо зашептал Никита мне на ушко, обдавая его жарким дыханием.

— Дима еще не спит, — разворачиваясь к мужу лицом, ответила я.

— За ним присмотрят, — ответил Никита и, кивнув Виктору, утянул меня в свой домик, вернее уже наш домик.

— Девочка моя, — шептал Никита, сбрасывая лямки сарафана с плеч и захватывая мой сосок губами стал посасывать его, — У меня сейчас яйца взорвутся, если я не окажусь в тебе.

Положив руку ему на затылок, притянула ближе к себе. Никита выпрямился, и приподнял меня за попу, впиваясь в мои губы страстным поцелуем. Обвив его талию ногами, ответила на поцелуй. Я задирала его футболку, получая доступ к обнаженному телу. Утробно рыкнув, Никита опустил меня на кровать, накрывая собой и склонившись к метке прикусив ее, а затем, лизнув, прорычал,

— Что же ты со мной делаешь, сладкая моя?

Не успела сообразить, как уже лежала полностью обнаженной. Никита видать сильно оголодал, потому как без предварительных ласк, он ворвался в мое лоно, наполняя его и даря не с чем несравнимое наслаждение. Толчки были резкими, глубокими и частыми. Мои стоны сопровождались его рычанием. Никита прикусил метку, и я взорвалась, рассыпаясь на мелкие осколки, впиваясь в его плечи своими ноготками. Приходя в себя, я почувствовала, как его член изливается в меня, а его губы мучительно нежно целовали мои.

Наше безумство длилось всю ночь, теперь в нашей комнате нет ни одной поверхности, которую бы мы не опробовали.

Утром мы все-таки выдвинулись всей своей компанией по новому и самому короткому маршруту, на четыре дня. Нас повели Виктор с Евой Андреевной, а мужья остались с детьми на базе. Это было нечто. Люба и без того уставшая и измотанная городом всю дорогу только и говорила: «Боже мой, что я здесь делаю?»; «Когда привал?»; «Оо мои ноги!»; «Я сейчас сдохну». Мысленно я была полностью с ней согласна, но я в отличии от подруги, даже языком воротить не могла. У меня просто в голове сидела одна единственная мысль: «Главное дойти!»

Я, конечно, не жалуюсь, этот поход не одну меня отвлек от быта и цивилизации. В нашей компании, кстати, прибавилось, тот самый Северский, благодаря которому мы сидели в подвале в наш первый день, вернее ночь нашего приезда на отдых. Он был со своей девушкой Кирой, хотя ребята утверждают, что она его сестра. Можно подумать мы слепые и не видим, что на сестру так не смотрят. Кира оказалась культурной, спокойной, вежливой и добродушной девушкой и мы ее с радостью приняли в свою команду.

Все бы ни чего, но вот было дикое желание выкинуть рюкзак, у меня вообще сложилось впечатление, что я конь, а рюкзак мой наездник. Единственный плюс это то, что нам повезло с погодой.

Первый день не легкого пути мы остановились у небольшой речушки, на ночь. Тут я и Люба решали конкретную головоломку — разобрать палатку. Да, это реальный квест. Спасибо Вере, она пришла нам на помощь, ей то уже это все привычно, она еще в дороге умудрялась песни петь. Поражаюсь ее выносливости. После установки палаток, мы проинспектировали территорию в округе. Мох, валежник, грибы и ягоды. Пришли к выводу, что на ужин можно приготовить грибной супчик и еще решили сварить морсик.

Собрав хворост, Виктор занялся костром, а мы сбором даров природы. Через два часа начало темнеть, а ужин был готов. Устроившись у костра, мы ели молча, а после Ева Андреевна достала гитару, и кто-то подпевал, кто-то слушал, наслаждаясь треском костра и песнями под гитару. Вот нет ни чего лучшего и приятного для души.

Встали все рано утром. Выполнив свои гигиенические процедуры и позавтракав, продолжили свой не легкий путь. Единственное это моя палатка, да и спальник не влезли в свои чехлы. Пришлось быстрее затолкать их в рюкзак и присоединяться ко всем.

Оказалась не я одна такая, Люба и Кира тоже не смогли упаковать их как следует. Это все выяснится вечером второго дня. Люба еще умудрилась сломать стержень фиберглассовой дуги, пришлось забрать ее в свою палатку, а пока мы мысленно кляня комаров и отсутствие нормальной дороги, идем за Виктором.

— Девчата, а знаете, что главное в походе? — останавливаясь, задал нам вопрос Виктор.

— Лобзание с природой, — буркнула Любаша, вытирая ладошкой пот со лба.

— Отдых от цивилизации, — предположила Кира.

— Задолбать нас, — ответила я.

— Говори уже, мудрейший, — сказала Ева Андреевна.

— Главное в походе, это вовремя заметить, когда начинается полный пиз*дец! Оу, простите дамы, просто мы к нему подошли, — лукаво улыбнулся наш четырехдневный инструктор и кивнул головой в сторону. Мы дружно подошли к крутому спуску, а внизу нас ждала бурлящая река. Вот честно, глядя вниз я вот совсем не желала познать азы водного туризма.

— Я обратно, — сказала Любаша разворачиваясь. Она успела сделать шагов пять, как резко остановилась и с ужасом в глазах оглянулась на нас. На тропу вышел медведь.

— Вера, ты его знаешь? — спросила Люба.

— Я что, всех медведей в тайге знать должна? — спокойно, вопросом на вопрос отозвалась Вера.

— Это не оборотень, — прорычал Виктор, задвигая нас за свою спину и приблизившись к Любе, схватил ее за плечо и потянул к нам, — Уходим мои красавицы, — не сводя взгляд со зверя, сказал он нам. Мы, забыв про усталость, неудобство и комаров помчались, по этому крутому спуску к бурлящей реке.

Удачно спустившись, замерли на берегу, смотря на бурное течение. Минут через десять к нам присоединился Виктор и повел нас вдоль берега. Оказывается, нам не нужно было лезть в воду. Мы прошли не малое расстояние, и вышли к веревочному мосту. Вот ведь зараза, а предупредить не судьба была?

— А медведь где? — спросила Кира.

— Уже соскучилась? — хмыкнул Виктор, — Знал бы, с собой позвал.

— Я… нет, — помотала она головой отрицательно, — Он за нами не пойдет? — взволнованно спросила Кира.

— У него, что, дел других нет, как за вами ходить? — буркнул наш инструктор, — Вперед по очереди, — скомандовал он, жестом направляя на мост.

Первая прошла Люба, следом Вера, далее Кира, за ней Ева Андреевна и в этот момент, что-то пошло не так, я даже не успела сообразить, как родная тетушка моего мужа летела вниз. Виктор рванул за ней, что-то пробурчав, наверное выругался, а после до нас донесся его крик-приказ: «Ждать нас на берегу».

Идя к девчонкам, я увидела, что нескольких досок не хватало, и женщина просто улетела, любуясь красотами и не смотря под ноги. Я сама перебиралась по веревкам, тут же вспоминая Тайпарк, вот только с разницей, что страховки нет и инструктора тоже. Вернее последний уже занят.

— Что не предупредили? — ступая на берег, задала вопрос девчонкам.

— О чем? — не поняли они.

— Что мост развалился, — в недоумении, ответила я.

— Там всего-то досочки не хватало, — сказала Вера.

— Больше, — ответила Кира, — Но перешагнуть можно.

— Какой перешагнуть? Вы же видели, как я шла, — возмутилась я.

— Значит, сыпется на ходу, — предположила Люба, — Видно же, что мост старый.

— Странно, это же новый маршрут, — задумчиво протянула Вера.

От воды было очень шумно, и мы немного углубились в лес и развалились на небольшом пригорке.

Виктор все же вытащил Еву Андреевну и помогал ей идти, удерживая за талию. Оба были мокрые насквозь. Пришлось разводить костер и оказывать помощь. Тут на помощь пришла Кира. Она у нас студентка, почти выпускница медицинского. Оказав первую помощь, Кира сказала, что желательно смастерить носилки и Еву Андреевну придется нести, потому, как Кира подозревает, что у тетушки возможен перелом. Виктор вырубил две слеги, и мы воспользовались палаткой Любы, обмотали все это дело скотчем и у нас получились не плохие такие носилки. Еве я дала свою сменную одежду, помогла переодеться и, перекусив, мы отправились дальше.

К вечеру, настроение упало, аппетита не было, мы задолбанные просто рухнули в свои палатки и отключились, едва забравшись в спальники. Наутро все были удивлены, Ева Андреевна готовила нам завтрак. Она прихрамывала, но уверенно стояла на своих двоих. Это была радостная новость.

— Что грохочите? Бегом мыться и к столу, — скомандовала она нам.

— Грохочем? — удивилась Кира.

— Ага, все дружно челюсти уронили, — хихикала Ева.

Мы переглянулись и, улыбаясь, направились к озеру. Вечером даже внимания не обратила, где мы остановились. А посмотреть было на что. Озеро словно из сказки вот только чудовищ не хватало. Из воды торчали засохшие старые деревья и коряги, напоминающие фигуры сказочных персонажей. Берег каменистый, будто его осознано обложили огромными валунами. Бода прозрачная, чистая и сладковатая.

— Ты эзотерик? — спросила Ева Андреевна, вырывая меня из мыслей.

— Нет. С чего такой вопрос? — удивилась я.

— А что тогда на миску медитируешь? — улыбнулась Ева, — Каша уже остыла, поди.

— Просто не хочется, — устало улыбнулась в ответ.

— Ешь! — приказала Ева, — Что я твоему мужу скажу, почему за женой не доглядела?

— Ой и шутница вы Ева Андреевна, — хихикнула ей в ответ и показательно стала есть.

— Вот, так-то лучше, — тепло улыбнулась Ева.

Позавтракав, и собрав свои рюкзаки, мы продолжили свой путь.

— Девчата, мордашки повеселее. Где вы еще так отдохнете? — насмехался над нами Виктор.

— Садюга, — шипела Люба.

— Кто вообще придумал этот туризм? — вяло возмущалась Кира.

— Кто-то очень мудрый, — ответила Ева Андреевна

— В чем Мудрость? — поинтересовалась я.

— Ну как же? Дураки и дороги — полная гармония! — ответила Ева.

— Почему же дураки? Вынужден не согласиться, — вмешался Виктор, — Турист он, на что хочет, на то и смотрит, куда хочет, туда и идет, а не то, что ваши эти поездки по разным странам, где вас водят в одном направлении и показывают то, что они сочтут нужным.

— Виктор, ни когда бы, не подумала, что скажу это, но я полностью согласна с вашим мнением, — запыхавшись, сказала Люба.

Привалы делали почаще, чтобы дать отдохнуть Еве. У нее оказался ушиб и ногу переутомлять вообще не желательно.

— Вам бы отлежаться пару дней, — говорила Кира, перематывая тугую повязку.

— Дома еще наваляюсь, — фыркала Ева.

— Вот, выпейте это, — протянула Кира таблетку и воду.

— Это еще зачем, — морщилась Ева.

— Поверьте, так будет лучше, — настаивала Кира, и Ева все же подчинилась.

Носилки мы не оставили, а на всякий случай взяли с собой. Правда, несли их по очереди. А на привалах Ева на них вытягивалась в полный рост и блаженно стонала.

— Девоньки, хорошо то как! Знаете, чего не хватает для полного счастья? — приподнялась Ева на локтях.

— Оказаться дома в пенистой ванне, — сдувая челку со лба, сказала Кира.

— Или просто дома, — убивая очередного комара на своем теле, ответила Любаша.

— Есть еще идеи? — изогнула вопросительно бровь Ева и прошла по остальным вопросительным взглядом.

— Искупаться, — с наслаждением простонала Вера.

— Поохотиться, — ответил Виктор.

— Ну а ты что скажешь? — обратилась Ева ко мне.

— Утопиться, — ответила, глядя в голубое небо, следя за белой полосой, летящего самолета.

— Нет, нет и нет, милые мои! Порыбачить и на ужин приготовить рыбку в углях, — поднимая палец вверх, изрекла эта неунывающая женщина.

— Скоро будет речка, там можно и порыбачить, — поддержал ее Виктор.

С этими словами он встал и посмотрел на нас с высоты своего роста.

— Так и будем бока отлеживать? — задал он вопрос, закидывая рюкзак себе на плечи.

Пришлось заставить себя вставать и двигаться дальше.

Спустя (как мне показалось) вечность, мы вышли к небольшой речушки, я бы даже сказала, ручью.

— Привал девчата, тут и заночуем, — скомандовал Виктор, скидывая рюкзак.

Покопавшись в нем, он извлек телескопическую удочку и пошел вдоль реки, кинув нам:

— Разведите костер, я скоро буду.

Переглянувшись, мы решили, что сначала поставим палатки, а уже после займемся костром. Но как только мы закончили эту задачу и уже собирались идти за хворостом, как услышали рычание.

— Тигр! — закричала Кира.

К нам приближался не хилый такой тигр со стороны ручья.

— Твой знакомый? — Вернула Вера «монету», глядя на Любу.

— С чего это? — увеличила она глаза, не выпуская полосатого из виду.

— И как определить, оборотень он или нет? — задала я вопрос.

— Спросить? — отозвалась Кира.

— Ага, еще и руку…тьфу ты, лапу пожать и представиться, — фыркнула Ева Андреевна.

— А у вас есть предложение получше? — огрызнулась Кира.

— У меня нет, а у этих троих и опыт имеется, — ответила Ева. Вот паразитка, ага, опыт. Стаж блин.

— Эй, привет! — крикнула Кира этой зверюге и помахала ладошкой.

Мы так и стояли, не двигаясь. Каждая на том месте, где была до появления тигра.

— Что она делает? — спросила Люба.

— Тронулась девка, — поцокала Ева.

Зато тигр остановился и внимательно смотрел на Киру.

— Я Кира, а это мои подруги, — махнула она рукой в нашу сторону. Тигр сел на свою мохнатую и кажется, слушал нашу ненормальную.

— Оборотень? — прошептала Люба.

— Похоже на то, — так же шепотом ответила ей.

— Мы по новому маршруту решили пройтись, вот…лагерь ставим, — продолжала Кира.

Тигр фыркнул и поднялся на все четыре свои конечности и стал принюхиваться.

— Ты голоден? — вклинилась Вера, — Сейчас Витя рыбку принесет, присоединишься?

— Она спятила? — прошептала Люба.

— Обе, — ответила Ева.

Тигр зарычал и буквально мгновение и вот он несется в сторону Киры. Прыжок, второй и…проносится мимо нее в сторону, куда ушел Виктор.

— Витя, тигр! — закричала я.

Раздался треск, потом всплеск, и следом раздалось раскатистое рычание. Я словно приросла к земле в паническом страхе. Кира была бледнее первого снега. Ева Андреевна просто присела, поглаживая ногу. Люба бросилась к Еве, а Вера подошла к Кире.

— Ты как, девочка? — спросила Ева, глядя на Киру, на что та просто кивнула в ответ.

— Дюшка, ты чего замерла? Иди, помоги, — пытаясь помочь Еве, подняться позвала меня Люба. Идя словно на ватных ногах, я подошла к ним и помогла. Мы довели Еву до сосны и помогли ей опуститься, оперев спину на ствол дерева. Так ей будет удобней. Рычание продолжалось, сопровождаясь треском ломающихся веток. Видать там была битва.

— Что будем делать? — спросила всех.

— Нужно чем-то вооружиться, — предложила Люба.

— Что они делают? — спросила Кира, — пытаясь вглядеться в сторону шума бойни.

— Рыбу делят, — задумчиво ответила Ева.

— Не поняла? Дерутся! — ответила Вера, нервно поглаживая руку.

— Зачем? Мы же по-хорошему, к столу пригласили, — не понимала она.

— Он, наверное, очень рыбку любит, решил не делиться. Зря ты ему про нее рассказала, — сыронизировала Люба.

Как неожиданно все началось, точно так же и закончилось. Вот уже минут пять, как мы слушаем тишину.

— Они живы, интересно? — Вглядываясь в сторону бойни, спросила Верунчик.

— Желаешь проверить? — равнодушно, спросила Ева.

— Почему вы так спокойны? — удивленно спросила Кира.

— Потому, что тот, кто выжил, сейчас появится, а мы так и не разожгли костер, — так же безразлично ответила Ева.

— Вы знаете, кто? — спросила Вера.

— А что тут знать? Ваши мужья с абы кем вас и на крыльцо не выпустили бы. Конечно, знаю, Виктор! — сказала она с полной уверенностью.

— Отлично, давайте займемся костром, — хлопнула я в ладошки. Но нам видать не судьба была его разжечь. Со стороны ручья к нам приближался Виктор, неся в одной руке удочку и кукан, а второй придерживал незнакомого, голого мужика. Подойдя ближе, но сохраняя дистанцию, он кинул рыбу с удочкой на землю и потащил незнакомца в сторону. Не церемонясь, просто опустил руки и тот, мешком свалился ему в ноги.

— Я не понял, а костер то где? — повернулся он к нам.

— Витя, — завизжала Верка и бросилась ему на шею. Мы переглянулись и, улыбнувшись, рванули за ней.

— Витя, мы так испугались, — причитала Кира.

— Мы волновались, — говорила Любаша.

— Ты лучший, — сказала я.

Облепив нашего инструктора и повиснув на его шее, мы простояли не больше минуты.

— Только мужу об этом не говори, — подмигнул он мне и мы дружно рассмеялись.

— А кто это? — спросила Вера, когда напряг спал. Виктор достал из рюкзака джинсы, кинул в сторону незнакомца. — Оденься, тут замужние дамы, — хмуро выдал он. — Думаю, он нам сейчас сам и расскажет, — ответил Виктор на Верин вопрос, не сводя хищного взгляда с незнакомца.

Поначалу мне казалось, что он без сознания, и еще не скоро придет в себя, но потом до меня дошло — регенерация. Она у оборотней ускоренная.

Незнакомец, понуро протянул руку и взял джинсы. Мы дружно отвернулись, все кроме Виктора, тот наоборот, внимательно следил за каждым движением незнакомца.

— Девчата, я не пойму никак. Костер то у нас сегодня будет или сырую рыбку пожуете и спать? — обратился Виктор к нам.

Да блиин, можно подумать мы просто так ни чего не делаем. Нехотя побрела я за хворостом. Девчонки шли следом.

Спустя некоторое время, мы молча сидели у костра и подкидывали ветки. Незнакомец так и сидел в сторонке, бросая обиженные взгляды на Виктора. Ева Андреевна отдохнув, пошла к ручью, чистить рыбу.

— Девоньки, сегодня вы все дружненько будете ночевать в моей палатке, — вешая котелок с водой над огнем, сказал Виктор.

— С чего это? — удивилась Кира.

— Она больше, вам в самый раз, — ответил он, присев на корточки.

— А зачем? — спросила Вера.

— Вас много, я один. За всеми не уследишь, а значит вас нужно скучковать, — ответил ей.

— Я не причиню им вреда, — отозвался незнакомец, — Меня наняли охранять одну даму. Но ее на месте не оказалось, и мой бос, сказал, что пару дней у меня есть. На базе оставаться желания не было, и я решил, пользуясь, случаем выгулять зверя. Когда еще такой случай представится?

— И кого ты будешь охранять? — спросил Виктор.

— Некую Киру Федоровну, — ответил тот.

— Что? — возмущенно поднялась Кира.

— Это же вы, правильно? — с надеждой смотрел незнакомец, на свою будущую работу.

— Пользуйся, — прошептала я на ушко Кире, она в недоумении посмотрела на меня, — Пусть несет тебя на своем горбу до дому, — подмигнула ей. Кира встряхнула головой и посмотрела на меня уже с хитрым блеском в глазах.

— А это идея! Спасибо! — шепнула она в ответ.

— Филонить не позволю, — вмешался Виктор, — Он охрана, а не раб, — окатил он нас грозным взглядом.

— Вот ушастый! Подслушивать не хорошо, — шутя, возмутилась я.

— Рыба готова! Витя у тебя фольга? — раздался голос Евы.

— Да, давай Ева, — протянул он руку и забрал у Евы чищеный улов, — Отдыхай.

— Имя то у тебя имеется? — спросила Кира своего охранника.

— Простите Кира Федоровна! — подорвался тот на ноги, — мое имя, Юншэн, — представился он, склоняя голову.

— Ого, японец что-ли? — развернулась до этого тихо сидящая Вера.

— Китай, я из стаи Хэйхэ, — отвечал Юшен…Юншэн, не поднимая головы.

— Офигеть, — приложив руки к груди, офигела Верка.

— А ближе уже нет ни кого? — задала я риторический вопрос.

В дальнейшем пригласив Юша (Кира договорилась, что будет обращаться к нему коротко Юш, он был не против) к костру, мы за разговором выяснили, что он совсем еще молодой. Решил доказать отцу, что хоть и молод, но уже достаточно самостоятельный. Ему 19 лет. Виктор даже не поверил, что какой-то щенок, вступил с ним в бой и не побоялся бывалого воина. Даже похвалил его.

Вскоре мы уже уминали рыбку, запеченную в углях. После выпили травяного чаю и ушли дружно к Виктору в палатку. На утро, вылезая из палатки, потянулась и, улыбнувшись солнышку, пошла умываться. Люба уже сидела у костра с Виктором и Юшем.

Больше приключений в этом походе с нами не происходило, далее все было спокойно. Единственное что мы слушали всю дорогу так это ворчание Любы: «Боже мой, когда это закончится?»; «Еще долго?»; «Это издевательство какое-то»; «Все, я труп», и веселые завывания Веры.

Вернувшись, домой, я честно сказала Никите, что больше ни ногой в этот лес, на что он ответил: «Зато ты упарилась и уже с радостью вернулась к тому, от чего еще четыре дня назад устала»

Кира со своим уехали сразу, как только мы вернулись с маршрута. У Николая какие-то дела, а с остальными мы еще отдохнули. Мы провели замечательных две недели на базе, но все рано или поздно заканчивается, вот и пришла пора расставаться.

— Девчата, не грустите. Любушка, ты не сказала еще своим подругам? — обратился Егор к своей жене.

— Еще нет, — хитро улыбнулась подруга.

— Не сказала о чем? — спросила я.

— Мы решили переехать в ваше поселение, — улыбаясь, ответила Любаша.

— Мы тоже, — завизжала Вера.

— Значит, мы теперь будем чаще видеться? — не веря спросила их.

— Да, — закричали девчонки и мы обнялись.

— Правда, нам нужно кое, что решить в городе. Думаю месяц, максимум три, — задумчиво сказала Любаша.

— У нас тут тоже есть еще незавершенные дела, — нахмурилась Вера.

— Главное мы скоро снова будем вместе, — глядя на их угрюмые лица, сказала я.

— Верю, — сказала Вера.

— Надеюсь, — улыбнулась я.

— Люблю, — крикнула Люба, обнимая нас.

***
Никита

Долгожданная встреча с друзьями и неожиданно приятные новости родили новые идеи. Мы с пацанами решили купить новый участок и построить детский лагерь, все только для детей. На наших базах конечно достаточно и детских площадок и всяких развлечений, но вот чисто детского лагеря не было. Решили устроить несколько направлений медицинское, военное и творческое. Присмотрели отличный участок, он идеально подходит под нашу идею. Это будет целый детский городок, поделенный на три зоны. Военную зону на себя берет отец Веры, он с радостью поддержал эту идею. Творческую, берут на себя наши тещи и моя тетушка. С медицинской вызвалась помочь Ирина.

Объявили новый конкурс, тот, кто выиграет этот тендер тот и займется строительством. Работа закипела. Мы взяли в партнеры Северского и его сестра присоединилась к Ирине. Кира сейчас заканчивает медицинский. Северский сильно изменился и не я один заметил, как он заботливо обращается с Кирой.

— Запал на сводную сестру? — как-то спросил его Дэн, после первого этапа конкурса. Мы устроились в нашем кафе, решив по традиции, немного перекусить перед дорогой домой.

— Она моя пара, ребят, — ответил Коля

— Не понял, — отозвался Егор, озвучивая вслух мою мысль.

— Ты прожил с ней столько лет под одной крышей и только сейчас это понял? — выпалил Дэн, — ты носовые пробки использовал все это время?

— Это давняя история, — смутился он, но продолжил,

— После первого оборота, я проигнорировал наказ отца, что на сегодня хватит. Удрал в лес и обернулся снова. Мне нравилось видеть мир глазами зверя. Я тогда просто прыгал на всяких жучков да паучков, тут на нос села бабочка, я фыркнул от щекотки, она взлетела, и я припустил за ней.

Вышел возле болота, отвлекшись от этой летуньи на птичий гул. Детское любопытство затянуло меня на середину этого унылого царства, и тут какой-то цветок привлек внимание глупого щенка. Я его понюхал, он так классно пах, а потом, я стал вести себя неадекватно. Я уже и не вспомню подробно, что со мной было, но очнулся я дома у ведьмы. Меня отец принес к ней. Этот цветок — Калужница болотная, короче он повреждает гайморову пазуху. В моем случае, был, сильный ожег слизистой оболочки, с мерцательным эпителием.

— Ты на простом языке можешь рассказать, — уставился Дэн на Колю.

— Короче нюх у меня пропал, напрочь, — объяснил Николай по-простому.

— Как это пропал? — пришла моя очередь удивляться вслух.

— Вот так и пропал. Отсюда и все мои беды и ошибки, я много не чувствовал. Меня всегда тянуло к Кире, но я списывал это на заботу о сестре. Думал, зверь принял ее как сестру и старался быть рядом, чтобы оберегать и защищать. После того, что она натворила тогда… ну вы помните… я разозлился и чуть не натворил новых дел. Спасибо тебе Ник, что открыл мне тогда глаза, — виновато посмотрел на меня, — По своей глупости… дури, чуть не лишился своей единственной, — сжимая кулаки до хруста костей, продолжал Николай.

— Я не понял, а сейчас, обоняние вернулось что ли? — спросил Егор.

— Да, полностью восстановилось. Да хранит Луноликая нашу ведьму. Она меня и лечила все эти годы.

— Так значит вы теперь вместе? Хотя я не учуял твоего запаха на Кире, — сказал Егор.

— Она училась, я не стал давить на нее, но сейчас поеду за ней и заявлю о своих правах, — уверенно ответил Северский.

— Ну да, ну да. Заявит он, — заржал Дэн.

— Она знала о моей проблеме, — ответил Коля.

— Так о том, что она твоя пара, тоже знает? — спросил я.

— Да, знает, — кивнул Коля.

— И как восприняла? — хмыкнул Дэн.

— По морде двинула. Накричала. Того хмыря припомнила, кого отец ей в мужья выбрал, послала меня в далекое пешее и уехала на учебу. Но приехав на очередные каникулы, сдалась, с условием, что я дам ей доучиться, — улыбнулся Николай своим личным воспоминаниям. Все и так поняли, значение слову «сдалась».

— Прими наши поздравления, — сказал я ему, и ребята отозвались тем же.

Теперь в нашей компании прибыло, Николай Северский стал нашим не только партнером, но и другом. Спасибо Кире, благодаря ей, мы перестали быть конкурентами, и она легко влилась в компанию к нашим женам. Их сблизил поход по одному из маршрутов, там они активно проявляли чудеса своей смекалки (со слов Виктора, вот только о самих чудесах мы так и не услышали). Но как заверил нас Вик, наших девчат не испугали ни горы, ни реки, они словно рождены для жизни в тайге. Хотя о чем это я, они были рождены для нас, а учитывая, что мы звери, наши пары просто не могли быть другими, хоть и люди.

Безумно люблю возвращаться домой, там меня ждут мои любимые. Моя семья. Когда-то я думал, что мне не нужна моя истинная, что откажусь от такого дара судьбы, если встречу. Какой же я был придурок.

В каждой своей поездке я готов скупить все, что вижу в детских отделах. Надюша всегда ворчит, что я балую наших детей, но как же их не баловать, они же ждут.

Моя единственная подарила мне двух самых замечательных детей. Сына, что развит не по годам, своим умом, терпением и даже мудростью, и маленькую принцессу, мое маленькое солнышко. Я уже ненавижу будущего зятя, как представлю, что моя малышка вырастит и придет время ее замужества, так кулаки чесаться начинаются, аж скулы сводит.

Надя надо мной только посмеивается. Говорит, что ни куда я не денусь, и если наша девочка полюбит, у меня просто не будет выбора, за исключением смирения, и позволить дочке быть счастливой. Дэн меня прекрасно понимает, хотя его Вера так же смеется над ним. Дэн вообще винтовку приобрел, чтобы ухажеров отгонять. Думаю и мне пора приобрести. Это надо же такое придумать, полюбит. Только истинный и ни кто другой, и то еще посмотрю, кого там ей Луноликая пошлет. Ну, пока есть время, я просто наслаждаюсь, наблюдая за тем, как растут наши дети. Надя всегда говорит: «Главное в жизни это Верить, Надеяться и Любить» и я буду полным олухом если скажу, что она не права. Я безумно счастлив, у меня есть все, о чем я и мечтать не мог. Моя семья — моя сила! Не задумываясь порву любого, кто посмеет на нее покуситься.

Конец.



Оглавление

  • Верю! Надеюсь! Люблю!
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Эпилог