КулЛиб электронная библиотека 

Девы щита (СИ) [ArtemidaAS] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========


Группа девушек в спортивной форме мчались по лесной тропе. Цепь бегущих растянулась на целый километр. Возглавляли колонну две высокие девушки атлетичного телосложения. Огненно-рыжие волосы первой развевались на ветру. За ней бежала девушка с волосами чёрными, как крыло ворона. Рыжая оглянулась на повороте, окидывая взглядом отстающих девушек, её голубые глаза сверкнули негодованием, и она взглянула на вторую. Та ответила натянутой улыбкой, но её серые глаза остались равнодушными. Первая встряхнула головой и недовольно фыркнула. Черноволосая усмехнулась, уже зная, чем окончится их забег.

Они финишировали первыми и прохаживались за финишной чертой, потягивая воду из бутылочек.

— О, богиня, почему они совсем не занимаются сами? Учителя на вершину ещё никого не затаскивали, — рыжая представляла собой само воплощение гнева. Лицо покраснело, отчего глаза стали ещё более выразительными. Её подруга остановилась в стороне. Она поглядывала на облака в небесной выси и жмурилась на солнце, словно большая довольная кошка.

Из-за холма показались остальные. Пот тёк по их лицам ручьями, одежда прилипала к телу, а движения стали неверными. Многие двигались шагом, и только яростный взгляд рыжей бестии заставлял их преодолеть финишную прямую бегом.

Когда последняя девушка финишировала, рыжая надменно вскинула голову и, резко повернувшись, пошла прочь.

— Вика, ну, что ты? Мы нормально пробежали. Немного потренируемся и всё, — наперебой заговорили девы из команды вслед уходящей девушке. Та не удостоила их вниманием.

Черноволосая лениво потянулась и сказала:

— Почему вы не тренировались раньше? Вместо размеренных ежедневных тренировок вы будете рвать жилы сейчас. И в результате минимум половина сляжет с травмами и переутомлением. А если кто-то сдаст, то только благодаря везению, — она пошла вслед за Викой, но резко остановилась и обернулась, бросив напоследок: — Согласитесь, что это недостойно дев.

— Ну, Аня, хотя бы ты… — пробормотала ей вслед одна из девушек, в смущении крутя в руках бутылку воды. Аня хладнокровно оглядела их, каждая вздрогнула, словно от холода, когда их взгляды встретились.

****

— Маршрут сегодня был довольно сложным, — Аня прошла в комнату, в которой она жила с Викой. Ответом ей было невнятное ворчание, прозвучавшее из душевой.

Аня усмехнулась, оглядывая хорошо знакомую обстановку. Комната была просторной: в правом углу располагалась мини-кухня, состоящая из микроволновки, чайника и небольшого холодильника, в настенном шкафчике пряталась посуда, в другом углу была большая двухместная кровать. Пол устелен шкурой бурого медведя, которого они убили вместе в прошлом году, на экзамене. Прямо перед ней было огромное окно с широким подоконником. По обе стороны от окна стояли письменные столы с мягкими креслами. Позади неё находилась тренировочная зона, в виде настенного тренажера с парой ковриков. В левой стене — дверь, ведущая в душевую и туалет. Туда и направилась Аня, стягивая с себя одежду.

Внутрь она вошла полностью обнажённой, а ком грязной одежды бросила в специальную корзину. Вика неподвижно стояла под струями холодной воды. Аня поёжилась, когда дверь открылась. Вика нежно улыбнулась и обняла её. Аня обняла девушку в ответ. Она закрыла глаза и подняла лицо. Вика, не переставая обнимать подругу одной рукой, другой привычно нащупала вентиль и повернула его, делая воду теплее.

Из душа они вышли свежие и расслабленные. Вика уселась за свой стол и начала записывать сегодняшний забег в тренировочный журнал.

У Ани разыгрался зверский аппетит, но до обеда было ещё несколько часов. Она открыла холодильник и достала пару творожных сырков. Вика резко откинулась на спинку кресла и повернулась к подруге.

— Думаешь, они возьмутся за ум наконец-то?

— Понятия не имею, если честно. Они такие… Несамостоятельные. Да, это хорошо, что авторитет учительниц для них имеет большое значение, но ты права, — Аня пожала плечами. Вика хмуро посмотрела в окно.

Девы жили в учебном лагере на восточном берегу реки. На другом берегу раскинулся необычный город, названный Фрейи в честь богини германо-скандинавской мифологии. Берега реки в том месте соединял мост. В этом городе имели право находиться лишь представительницы женского пола.

Девушки жили на восточном берегу реки. Там располагался весь лагерный комплекс. Центральное место занимало учебное здание. Оно было огромным с просторными аудиториями, которые имели хорошую акустику, с большими окнами, с химическими и медицинскими лабораториями и другими специально оборудованными залами. В поворотах коридоров располагались небольшие зоны отдыха. На первом этаже была столовая и развлекательный центр. На втором этаже находились аудитории, учительские комнаты и зал для общих собраний. Третий этаж занимали лаборатории. На этом этаже соблюдались особые меры предосторожности. С правой стороны, если смотреть с главного входа, вытянулся просторный стеклянный коридор. Он соединял главное здание и библиотеку.

Библиотека была сравнительно небольшим одноэтажным зданием. Внутри она делилась на три зоны. Зайдя в библиотеку по коридору из учебного здания или с улицы, ты сразу попадаешь в просторный зал. Посередине находится стойка библиотекарей. Слева расположены стеллажи с книгами. Справа находился читальный зал с письменными столами и креслами. При желании можно взять электронную книгу у библиотекарши и устроиться в мягком кресле. За стойкой библиотекарей находилась компьютерная зона, с подключенными к интернету и библиотечному цифровому хранилищу, компьютерами.

Чуть позади за учебным зданием стоит трехэтажное здание, общежитие для учениц. Первый этаж занимает столовая, зал отдыха и прачечная. Второй и третий этажи занимали комнаты. На втором этаже находятся комнаты на одну персону. А на третьем этаже комнаты уже на двоих. Там обычно селились подруги и пары.

Рядом с общежитием был учительский дом. Там жили учительницы в служебных квартирах.

За библиотекой в стороне раскинулся стадион. Он оборудован по новейшим технологиям. К нему примыкает спортивный центр, в котором находятся атлетические залы, залы для игры в командные виды спорта и бассейн. В этом центре проводятся уроки физкультуры и соревнования. Так же можно заниматься дополнительно с наставницей или самостоятельно.

В лагере обучались девочки с пятнадцати до двадцати лет, после чего становились полноправными жительницами города и распоряжались жизнью на своё усмотрение. Одни выпускницы поступали учиться в другие города и, после освоения профессии, оставались жить в родных Фрейях, другие отправлялись путешествовать по миру, третьи вступали в ряды воительниц.

Воительницы заслужили себе отличную репутацию, благодаря которой их город не пытались втягивать в конфликты. А связи основательницы, её друзей и представительниц города в остальном мире давали гарантию помощи многих стран в случае необходимости.

Не многие уезжали жить в другие города и добивались успеха, но связи со своей родиной не теряли.

****

Её разбудила луна, беспощадно льющая свет в окно. Вика вздохнула и осторожно встала с постели. Аня продолжала крепко спать, лёжа на спине. Одеяло покрывало её лишь до пояса.

Вика остановилась, наблюдая за игрой света и тени. Как они утонченно подчеркивают изгибы её тела. Вика улыбнулась, оглянулась на окно и вернулась к кровати. Аня продолжала безмятежно спать. Вика облизнула губы, когда её взгляд скользнул вниз под одеяло. Она наклонилась и лёгким касанием губ поцеловала грудь Ани. Реакции не последовало.

Вика улыбнулась, пальцами проводя между грудей вниз по животу. Аня вздрогнула и открыла глаза.

— Ночь, — сонно пробормотала она, жмурясь и отчаянно сопротивляясь ласкам Вики. Она поцеловала ее в шею.

— Наша ночь, — ответила Вика. Аня улыбнулась и выгнулась, чуть раздвигая ноги, давая разрешение. Вика откинула одеяло и села между ног Ани. Аня улыбнулась и села, упираясь руками о кровать. Вика порывисто наклонилась к ней и прильнула к губам, Аня обхватила её за шею и резким движением повалила на кровать, а сама уселась сверху, удерживая её руки у головы.

— Сегодня я веду, — предупредила Аня. Протеста не последовало.

На следующий день они мирно дремали на уроке истории, сидя в конце класса. Аня слегка толкнула в бок Вику, проворчав:

— Спасибо основательнице, у нас отличная звукоизоляция. А то сейчас бы спали все.

— Мррр… Думаю, они бы не пришли. Твои стоны так сильно заводят.

Рука Вики скользнула под стол и легла на голое колено Ани. Аня сжала колени и нахмурилась, глядя прямо перед собой на учительницу. Сегодня из-за жаркой погоды она надела короткие шортики и майку, о чём сейчас сильно жалела.

Одна из одноклассниц с роскошной гривой вьющихся белоснежных волос оглянулась на них с хитрой улыбкой. Вика подмигнула ей, показав кончик языка. Блондинка покраснела и отвернулась. Аня заметила это и тоже уставилась на блондинку. Когда та повернулась к ним снова, то натолкнулась на яростный взгляд Ани и слегка стушевалась. Но желание повредничать взяло верх. И она снова оглянулась на Вику и принялась строить той глазки. Аня захихикала, и Вика шлепнула её по бедру. Шлепок от прикосновения ладони к голой коже прозвучал довольно отчетливо. Все трое вместе с парой близсидящих учениц прыснули со смеху.

Учительница, женщина пожилого возраста, гневно посмотрела на нарушителей спокойствия и, поигрывая указкой, пригласила Аню к доске.

Аня, кинув многообещающие взгляды на Вику и блондинку, встала и вышла вперёд.

— Итак, Анна. Раз Вам стало скучно на моем уроке, значит Вам хорошо известна его тема. Может быть расскажете нам её?

Аня кивнула и, стараясь не смотреть в сторону Вики, отчитала всю тему, как по учебнику. Учительница, усмиренная хорошим ответом, поставила ей отлично и отпустила.

Когда прозвенел звонок все выдохнули с облегчением. Ученицы мгновенно очистили класс. Учительница тяжело вздохнула и отправилась в учительскую.

Там она встретила свою давнюю подругу.

— Я, конечно, не спорю с решением Лагерты-основательницы, но все-таки не стоило разрешать девам жить по парам. Сегодня Вика с Аней с трудом бодрствовали на уроке.

— Не вижу проблемы, — откликнулась другая пожилая дама, наливая себе кофе. — Они ведь отличницы. Могут себе позволить.

— Это так. Но какой пример они подают остальным! Нет, это неправильно, — продолжала гневаться она.

Вторая учительница с улыбкой поднесла кофе первой и сказала:

— Мне кажется, в их возрасте мы были не намного прилежнее.

И обе захихикали.

****

— Вика, хватит. Я не могу больше, — простонала Аня, выскальзывая из объятий Вики. — Не понимаю, что на тебя нашло.

Вика фыркнула, откидывая прядь волос со лба.

— Просто хочу тебя. Что плохого?

— Неумеренность — это плохо. Я больше не хочу. Отстань! — вконец взбешённая Аня быстро собрала свои вещи и выскочила из пустой аудитории. Вика схватила свой рюкзак и вышла следом. Её разрывали чувства, которых она понять не могла. Ей тоже не хотелось близости, но и хотелось одновременно.

Разозлённая, она ушла с уроков и, закинув рюкзак в свою комнату, удалилась в лес. Там она попыталась заняться медитацией, но громкое пение птиц не давало сосредоточиться и сильно раздражало.

Тогда она вскочила и полезла на вершину старой сосны. Достигнув вершины, она огляделась и, увидев Фрейи, решила отправиться туда.

Вечером Аня вернулась в пустую комнату и принялась за обычные вечерние дела. К ней зашли пара дев из ее команды.

— Ань, вы идете на пляж? Сегодня полнолуние и на небе ни облачка. Ночь обещает быть волшебной!

— Волшебство уже началось с исчезновения Вики, — со вздохом ответила Аня, складывая руки на груди.

— Ну, это-то как раз настоящая обыденность, — пожала плечами вторая.

— Да, ты права, — Аня рассеяно кивнула. — Но мне кажется, что она не вернется.

— Да ладно. Ты преувеличиваешь. Думаю, она придёт прямо на праздник. Остынет и решит погреться у костра, — возразила первая.

— Надеюсь, — Аня натянуто улыбнулась одноклассницам и продолжила, — Ладно, я переоденусь и приду.

Луна сияла столь неистово, что звёзды почти меркли. В траве стрекотали кузнечики, а в соснах на берегу пару раз ухнула сова. Тёплый ветерок с реки ненавязчиво согревал.

Аня шла, не замечая этих прелестей ночи. Она надела топ и шортики. Её ноги, обутые в кеды, легко скользили по дорожке из брусчатки. Дорожка привела её на пляж, где горел большой костер. В стороне, у навесов, жарили мясо и разливали напитки. Почти все жительницы лагеря собрались здесь. Аня смущённо кивнула своей преподавательнице истории. Та ответила тем же, оживлённо беседуя со своей подругой. Под руку, держа напитки, они прошествовали мимо Ани вглубь соснового леса, перейдя на песчаную тропу. Она, извиваясь, шла вдоль берега реки и заворачивала так же, возвращаясь на пляж. Вдоль этой тропы, как станции у железной дороги, стояли большие беседки и фонари, под которыми располагались скамейки. Внутри круга располагались уютные беседки-вышки, созданные для пар.

Аня замерла, глядя в глубь. Там в ветвях виднелась одна такая. Она грустно усмехнулась, а услышав приближающиеся шаги, вытерла глаза ладонью.

— А вот и Аня! — на плечо Анны легла горячая ладонь, и она обернулась. За её спиной, улыбаясь, стояла та вредная блондинка.

— Алла, — безучастно сказала Аня.

— Её всё ещё нет? — возмутилась Алла, откидывая длинную прядь волос за плечо.

— Как видишь.

— Так. Я не позволю тебе киснуть! — она подхватила Аню под руку и скомандовала: — Вперёд! На прогулку!

Аня уперлась. Ей определенно не хотелось куда-либо идти.

— Давай хоть возьмём что-нибудь попить и поесть?

— Вот так-то лучше. Идем, — Алла круто изменила курс, и они пошли к навесу и столам. Там Аня планировала оставить Аллу и незаметно удалиться.

Но уже на подходе к столам её план провалился. Там их ждали остальные одноклассницы. Все, заметив одну из своих предводительниц, приветственно закричали. Многие другие девы их поддержали. Все-таки быть лучшей из лучших почетно. Аня как всегда смутилась и, покрываясь румянцем, приветственно вскинула руку.

Не успела она опомниться, как веселая группа девушек, подхватив её вместе с едой и питьем, отправились в одну из беседок. В середине беседки стоял стол, вокруг которого расположились скамьи.

Девушки расселись и принялись болтать, попивая квас, соки и другие безалкогольные напитки. Больше всего разговоров было о предстоящих экзаменах. Кто-то храбрился, заявляя, что для неё это вполне по силам. Другие высказывали сомнения, боясь, что учителя могут проявить фантазию и устроить им пекло.

Аня всё это время безучастно сидела в стороне, изредка вставляя комментарии. Каждое её замечание вызывало новую бурю эмоций и разговоров, поэтому долгое время её печали никто не замечал. Аня постепенно прониклась духом праздника летнего солнцестояния, и поэтому, когда кто-то спросил об отсутствующей Вике, чуть не расплакалась.

— Странно, что её до сих пор нет, — заметила одна дева.

— Она любит этот праздник и всегда придумывает что-нибудь оригинальное, — добавила другая.

Заметив, что Аня на грани слёз, Алла вмешалась:

— Наверняка, она и сейчас что-нибудь готовит. Нужно просто быть начеку.

Все согласились и выпили за Вику. Беседа продолжилась. Но теперь компания разделилась и девушки болтали или парами, или небольшими группами. Алла предложила Ане пойти прогуляться. Аня с энтузиазмом согласилась.

Особыми друзьями они никогда не были. А учитывая недавнее соперничество за внимание класса и, главное, Вики, теперешнее их близкое общение было странным. Может и правда ночь солнцестояния — время волшебное.

Они шли по тропинке, а фонари освещали их путь мягким жёлтым светом. Алла задумчиво наблюдала за мельтешением насекомых вокруг фонарей. Аня разглядывала лоскутки неба сквозь сплетение сосновых ветвей.

Первой тишину нарушила Алла.

— Я не сержусь на тебя за то, что ты одержала победу в наших соревнованиях. Ты достойная соперница. Могу гордиться, что столько держалась на равных с тобой.

Аня усмехнулась:

— Ты бы и дальше держала высокую планку, если бы не твое увлечение девушками.

— Ой, да ну тебя! — закатила глаза Алла, тоже посмеиваясь над собой, — Я просто дала тебе фору.

— Ага. Конечно.

Они переглянулись и расхохотались.

— Время было веселое, — кивнула Аня, чуть улыбаясь.

Алла закивала и спросила:

— А помнишь, как мы подрались в детском саду из-за того, кто будет кататься на деревянной лошади?

— О, да! Ты сказала, что это твоя лошадь, и ты будешь решать, кто и когда сможет на ней кататься. Помню, в той схватке я потеряла свой первый молочный зуб.

— Да, а у меня потом сильно голова болела. Ты за него долго меня за волосы таскала.

Девушки переглянулись с особой теплотой, ностальгируя о прошлом. Они немного прошлись, погружённые в воспоминания.

— Ань, может присядем в той беседке, она вроде свободна. У меня ноги дико болят после всех этих кроссов, — предложила Алла, указывая на одну из беседок-вышек. Аня посмотрела на неё, и её хорошее настроение исчезло, словно видение.

— Нет. Я, пожалуй, пойду домой. Сегодня был сложный день и, может быть, Вика уже вернулась и ждёт меня там, — ответила Аня, медленно отступая.

— Думаешь, она вернется? — глухо спросила Алла, глядя в сторону. Аня молча вздохнула и побрела назад. Алла посмотрела ей вслед и покачала головой: — Я окончательно простила тебя за твою победу. С Викой нереально сложно.

Алла повернулась и пошла в беседку. Там она включила небольшой фонарик под потолком и огляделась.

Беседка была старой и хранила в себе много информации. Все поверхности покрывали рисунки и разнообразные надписи, вырезанные или выжженные. Одна из таких надписей гласила, что три года назад здесь объявили себя парой Вика и Аня. Алла грустно улыбнулась.

****

— Какие люди пожаловали в наш скромный городок!

Вика подняла голову и увидела на вершине скалы девушку в камуфляжной форме. Русые волосы, заплетенные в косу, покрывал военный берет изумрудного цвета. Зеленые глаза внимательно следили за Викой. А в руках дева держала автомат. Последней деталью был охотничий нож в ножнах на поясе справа.

— Ева! Привет. Как дела? Вижу, ты уже стала воительницей? — Вика широко улыбнулась девушке.

— Ага. Пару дней, как заступила на службу. Насколько я знаю, у вас скоро начнется финальный экзамен. Так почему ты тут? — Ева повесила автомат на плечо.

— Меня все достало. Сложно объяснить. Я просто не смогла там оставаться, — Вика растерянно пожала плечами. Ева поманила рукой. Вика в пару прыжков по камням оказалась рядом с девушкой.

— Я отпрошусь у главной моего отряда, и мы сходим в город. Там пообщаемся. Мы ведь так давно не виделись.

— Да. Почти год.

Бар встретил их прохладой и полутьмой. Ярко освещённая барная стойка служила маяком для немногочисленных посетителей. Барменессой была веселая девушка. Она ловко играла стаканами и разливала напитки. Поднося заказ, она обменивалась фразой или отпускала шуточки.

Девы немного постояли у входа, ожидая, пока глаза привыкнут к полумраку. Вика с интересом рассматривала интерьер. На деревянных стенах сияли светильники, освещая только немногочисленные картины и фотографии. На картинах были изображены красивые пейзажи окрестностей.

За одним столиком под фотографией города сидели две женщины и беседовали. Вика задержала взгляд на них, и Ева толкнула ее в бок.

— Ты что, забыла, как основательницы нашего города выглядят? — Ева тоже посмотрела на женщин, ощущая благоговение перед великими личностями.

— Да нет. Просто никогда их в обычной обстановке не видела.

— Неудивительно. У них очень много дел.

Девушки пошла к барной стойке. Им вслед посмотрела Астрид и снова перевела взгляд на Лагерту.

— Приветствую! Чем желаете охладиться? — спросила барменесса. Вика заинтересованно посмотрела на нее. Та ответила ей широкой улыбкой и протянула меню коктейлей. Вика приняла его и стала изучать. От разнообразия у неё разбежались глаза. Ева пришла ей на помощь и заказала пару больших стаканов охлаждённого апельсинового сока и ледяную воду с лимоном и мятой. Барменесса унеслась выполнять заказ, а Ева перевела недоуменный взгляд на Вику.

— Ты с Аней всё ещё в паре?

— А? Ну да. Вроде как. Хотя даже с ней мне стало не по себе, — Вика развела руками и улыбнулась Еве.

— Странное что-то с тобой творится…

— Может это возраст? Ну помнишь, как у Маугли, когда он покинул джунгли навсегда?

— Погоди… Ты же не хочешь… — Ева схватила Вику за руку и крепко сжала.

— А почему бы и нет? Насколько мне известно, это не запрещено законом, — воинственно спросила Вика, вскинув голову. Ева растерянно огляделась.

— Нет, но все-таки… Остальной мир — та ещё помойка. Ты серьезно хочешь туда отправиться? Ты ведь одна из лучших своего выпуска и променяешь свои перспективы на… На то? Ты что там забыла? Они же все сумасшедшие. Все время ищут повод для вражды, войн или уничтожения друг друга. Словно тонущие, пытаются взобраться на шею друг друга, чтобы не прилагать усилий для удержания себя на плаву. Планету почти сгубили. Ты можешь представить? Целую планету!

На всё это Вика закатила глаза.

— Ты думаешь, я не в курсе? Мы ведь тоже отправляем своих воевать за них, берём от них научные знания и прочее. Но при этом у нас всё как-то скучно. Людей мало, например. Я просто хочу пообщаться с другими людьми, посмотреть мир. Понимаешь?

Ева покачала головой. Ей приходилось уже бывать в других городах, и по доброй воле она туда не пошла бы никогда. Барменесса принесла им напитки, и они заняли столик в углу.

— Это просто безумие. Ты даже представить не можешь, чем может выйти твое путешествие!

— Вот именно. Это наверняка что-то интересное. Может пойдешь со мной туда? — Вика взяла за руку Еву. — Пожалуйста. Ты ведь там была и наверняка кого-нибудь там знаешь?

Ева покачала головой.

— Нет, Вика. Я туда если отправлюсь, то только по особому приказу. И тебе не советую. Я бы на твоем месте все-таки вернулась в свой лагерь и после сдачи экзамена отправилась путешествовать по джунглям, например.

— Мне не интересна дикая природа. С людьми мне больше нравится. Так значит, ты не пойдешь?

— Нет. И мне пора на службу возвращаться, — Ева допила свой напиток и поднялась. — Надеюсь, ты одумаешься до того, как станет слишком поздно.

Вика фыркнула и откинулась на стуле.

— Тогда до встречи.

На пограничном посту Вику встретила женщина в форме пограничницы. Просканировав Вику взглядом, она заговорила:

— Здравствуйте. По какому делу выходите из города?

— Добрый вечер. На экскурсию.

— В одиночестве? Если хотите, могу дать вам расписание экскурсионных групп…

— Нет. Спасибо. Для меня это своего рода испытание, — Вика улыбнулась.

— А, понимаю, — она улыбнулась и принялась заполнять бланк, задавая вопросы о Вике. Та отвечала.— Наслышана о девах из лагеря. Они тут частые гостьи. Думаю, вы не пропадете даже в племени каннибалов, — сказала она, улыбаясь и протягивая документы. — Здесь все необходимое для общения с тамошними представителями власти. Советую не употреблять там то, что Вы не употребляли здесь. И никому не доверяйте. Удачи Вам.

Вика сунула документы в рюкзак, поблагодарила пограничницу и покинула Фрейи.


========== Часть 2 ==========


Начиналась ночь, в городе зажглись огни. Прохлада выманила людей на улицу.

Вика всё ещё бродила по городу, подолгу рассматривала витрины магазинов. Один раз зашла в кафе пообедать. Был уже поздний вечер, когда она наткнулась на бар и, не раздумывая, вошла в него.

Рядом с баром припарковалась синяя спортивная машина. За рулём сидела женщина, сзади двое худощавых парней, одетых в джинсы и футболки. Похожие всем кроме причёсок. Один черноволосый с короткой стрижкой, другой посветлее с волосами чуть длиннее плеч. Они неотрывно смотрели на девушку, словно псы на хозяйку. Женщина властно кивнула на вход в бар и сказала:

— Идите за ней. Вы знаете, что делать, и чтобы без глупостей!

— Сделаем, не сомневайтесь, — ответил один, и оба вышли из машины. Мельком огляделись и, болтая, вошли в бар.

Вика поразилась тому, насколько в этом баре всё было другим. Внутри воняло спиртом, потом и табаком. Яркое освещение позволило без проблем осмотреть убогую обстановку и посетителей. Все стулья у барной стойки были заняты. Под потолком висел телевизор, по которому шёл футбольный матч, и внимание большинства было приковано к нему. После очередного гола посетители, в основном мужчины, принялись орать и размахивать кружками с пивом, проливая его.

Вика решительно протиснулась к стойке и с трудом привлекла внимание бармена. Тот тоже пялился в экран.

— Ну, чего налить? — грубо спросил он Вику.

— Оооо… Какая тёлка! Иди к нам, мы тебя угостим пивом! — проорал пьяный мужик с ближайшего столика. Один из его компании подмигнул Вике и добавил: — И не только пивом.

Его дружки громко заржали. Девушка послала их к черту, но её ответ потонул в ликующем рёве болельщиков. Вика обернулась к бармену, но тут её облапал сидящий за стойкой старик в потёртой кожанке. Не успела она ответить, как ловелас на пенсии оказался на полу. А за её спиной стоял симпатичный длинноволосый парень.

Он кивнул на мычащего старика на полу и спросил Вику:

— С тобой всё в порядке? Может пойдём за наш столик? — и кивнул в сторону, где сидел ещё один парень и улыбался, маша ей рукой.

Вика прошла за столик, по пути наступив на кисть озабоченного старика. Парень вежливо подвинул девушке стул.

— Меня Пашей зовут, — представился он.

— А меня Вик, — сказал его друг, протягивая руку девушке. Та пожала руку и тоже представилась.

— Великолепное имя. Означает победу, — заметил он. — Кстати, моё полное имя Виктор. Означает «победитель», — он подмигнул Вике.

— И над кем ты одерживал победу? — заинтересовалась она. Вика улыбалась, разглядывая парней. Те излучали дружелюбие и веселье.

— Да, знаешь, много над кем. Запоминают лишь победителей так что… — забормотал Виктор, косясь в сторону, и почесал затылок.

Паша хмыкнул и доверительно наклонился к Вике:

— Простите его. На него как-то модель с подиума упала, с тех пор он пасует перед красивыми девушками, а врать совсем не умеет.

Девушка покраснела и смущённо засмеялась, поглядывая на Виктора.

Он поднялся из-за стола:

— Я схожу возьму чего-нибудь. Знакомство нужно обязательно отметить.

Когда его друг удалился, Паша увлек Вику своей болтовней. Та откинулась на спинку стула и во всю веселилась с новым знакомым.

Виктор вернулся с подносом разнообразной выпивки.

— Извини, Вика, я не спросил тебя о твоих предпочтениях. Поэтому взял всего понемногу.

Девушка с любопытством осмотрела поднос. На нем стоял один бокал с коктейлем, стаканчики с виски и рюмки с водкой.

— Здесь все алкогольные напитки? — недоверчиво спросила Вика.

— Конечно! Мы ведь взрослые люди, да, Вика? — ухмыляясь, спросил Виктор, беря стакан с виски. Девушка равнодушно пожала плечами. Парни незаметно переглянулись.

— Алкоголь я ещё не пробовала. Думаю, можно немного выпить.

— Вот это правильно! Думаю, тебе лучше начать с легкого коктейля, — Виктор быстро поставил перед ней бокал, наполненный тёмно-синей жидкостью. Вика зажмурилась и решительно взяла стаканчик виски.

— Оставь это для малолетних дурочек, — сказала она и подмигнула Виктору. Тот растерянно посмотрел на друга. Паша недоуменно глянул на девушку и чуть нахмурился.

— Вика, ты уверена? Это очень сильный алкоголь и вкус на любителя…

Она рассмеялась и обняла Пашу за шею одной рукой, другой подняла стакан.

— Мы будем пить или как?

Они взяли свои стаканы. Вика залпом осушила свой. Парни пили с мрачным видом. Девушка, жмурясь, помотала головой.

— Фу, ну и дрянь. Брр… Как это можно пить добровольно?!

— Ты права. Я принесу, чем запивать, — Паша мгновенно исчез, и Вика переключилась на Виктора.

— А чем ты занимаешься в свободное время? Ну кроме того, что спаиваешь девушек в барах?

— Эээ… Обычно в зале качаюсь или на ринге…

— Ты боксер? — Вика с восхищением уставилась на него. Виктора это немного смутило.

— Ну, вообще-то нет. Бои без правил. Слышала о таких?

— Хм, я видела видео таких боев, — Вика откинула голову и расхохоталась, — Если бы не шорты на бойцах, то решила бы, что смотрю гейское порно. Всё-таки греки были правы в том, что спортсмен на выступлении должен быть полностью голым. Готова спорить, что если бы такая традиция сохранилась, то зрителей у соревнований было бы больше.

Вика ещё сильнее расхохоталась. Парень посмеивался, оглядывая помещение. Болельщики всё так же шумели. Вышибалы выводили парочку особенно разгоряченных. Те неистово матерились, но на физическое сопротивление не решались. Вышибалы выглядели монстрами, созданные тренерами по борьбе в ходе многих лет упорных тренировок. Виктор поморщился, глядя им в след. И, помолчав, посмотрел на собеседницу. Та безучастно разглядывала стакан с коктейлем.

— А чем ты занимаешься в свободное время? — поинтересовался он, беря ещё один стаканчик. Вика последовала его примеру.

— Разумеется самосовершенствуюсь. Этому я посвящаю каждую свободную минуту, — Вика пожала плечами и сделала глоток. — Обожаю бывать в таких заведениях, чтобы общаться с людьми. Знаешь, люди такие интересные. Моя подруга говорит, что они как книги. Если заслужить доверие человека, и он тебе откроется… То ты узнаешь его историю до мельчайших подробностей и ещё много чего интересного.

Они еще помолчали. Вика опустошила свой стакан. И посмотрела на поднос. Там осталась одна рюмка водки и коктейль. К ним вернулся Паша и поставил на стол пару полулитровых бутылок лимонада и стаканы. Вика взяла одну бутылку и мельком ее осмотрела.

— Эй, ребята, чего загрустили? — Паша открыл свою бутылку и налил в стакан немного лимонада. Вика перевела взгляд на него и слегка встряхнулась.

— Да. Ты прав нужно ещё выпить, а то Виктор грусти нагнал своими гейскими боями.

— А? — Паша недоуменно посмотрел на неё. Его рука замерла, не дотянувшись до рюмки. Виктор молча уставился на Вику.

— А я сама не поняла. Ха-ха-ха… Кажется, это всё алкоголь, — Вика ловко схватила рюмку, на которую нацелился Паша и опрокинула её в себя. Виктор только присвистнул. Девушка вздрогнула и быстро открыв бутылку выпила прямо из неё, вмиг опустошив половину.

— Вика, я что, зря стаканы принес? — с кривой улыбкой спросил Паша.

— А. Да. Извини, — Вика почувствовала, что стала терять контроль над своим телом. Неловко махнув рукой, она опрокинула бутылку. Виктор ловко подхватил бутылку до того, как из неё пролилась хоть капля. Вика зааплодировала. Паша усмехнулся.

— Простите, мальчики. Мне нужно отойти в туалет. Я быстро, — Вика медленно поднялась и так же медленно двинулась к туалету. Парни внимательно следили за её движениями и, когда она скрылась за поворотом, оба встали из-за стола. Паша вышел на улицу, а Виктор пошел за девушкой.

Вика зашла в женский туалет и тяжело уперлась руками о раковину. Из кабинки вышла вульгарно одетая женщина неопределенного возраста и, презрительно косясь на девушку, начала мыть руки. Вика пыталась взять себя в руки. Но голова работала медленно, а тело отказывалось слушаться.

Женщина что-то грубо буркнула ей. Вика не в силах ответить, показала средний палец. Женщина в ответ разразилась бранью, но её прервал появившийся в туалете Виктор. Он указал скандалистке на дверь, и та, продолжая ругаться, ушла, хлопнув дверью.

Виктор подошел к окну и открыл его. Вика собралась спросить у него, что он придумал. Но парень быстро подошел к ней и, развернув, толкнул спиной в сторону окна. Вика возмущенно вскрикнула. С улицы её схватили сильные руки и начали вытаскивать. В опьяненном мозгу наконец включились боевые рефлексы, и она со всей силы ударила Виктора ногой в пах. Тот согнулся и взвыл, стиснув зубы.

Оказавшись на улице, она второй ногой со всей силы оттолкнулась от подоконника и через секунду оказалась сверху на своем похитителе. Под ними захрустело стекло, нападавший взвизгнул от боли. Вика вскочила на ноги и увидела на земле в окружении разбитых бутылок корчившегося Пашу. Но он быстро пришёл в себя и поднялся на ноги. Вика, пытаясь сконцентрироваться, моргнула и чуть не пропустила удар в голову. В последний момент ловко уклонилась и в ответ пнула противника в колено. Паша заорал и схватился за ушибленное место. Вика ударом колена разбила ему нос и толкнула на землю.

Она уже замахнулась для последнего удара, но сзади её схватили за горло. Вика хотела лягнуть напавшего в щиколотку, но промахнулась. Больше ничего предпринять не успела. Горло сдавили с безумной силой. Со стороны дороги послышался властный окрик. Полузадушенная Вика упала наземь. На Виктора налетела тень и тот, отлетев на стену, остался сидеть на земле без движений.

— Эй, ты в порядке? — Вика услышала высокий голос над собой, кажется, женский, но ответить не смогла. Кашель раздирал её горло. Женщина помогла Вике встать на ноги и, поддерживая, повела прочь.

Только на парковке Вика пришла в себя и посмотрела на свою спасительницу. Ею оказалась, тощая девушка с неестественно большой грудью. Её лицо украшало все виды косметики, а увеличенные губы самодовольно улыбались.

— Видела, как я его? — спросила она, ведя девушку к синей машине.

Вика кивнула и сказала осипшим голосом:

— Спасибо. Кажется, я у тебя в долгу.

Женщина встряхнула длинными волосами и помогла Вике сесть в машину.

— Отвези меня на автобусную станцию, пожалуйста. У меня есть деньги. Точнее были. Ох черт. Я оставила свой рюкзак в баре. А в нём мои документы, — на Вику накатила сонливость. Спасительница внимательно выслушала её и отправилась в бар на поиски рюкзака. Вика проследила за ней взглядом и не заметила, как уснула.

****

Первой мыслью было предположение что в её черепе поселился рой пчел. Иначе откуда это гудение и дикая боль. Вика, застонав, приоткрыла глаза и резко закрыла их. Яркий свет избавил от желания видеть. Послышались тихие шаги, шуршание и на её лоб опустилась холодная, влажная ткань. Затем снова шаги и шуршание опускаемых штор.

Девушка боязливо приоткрыла глаз и с облегчением выдохнула. В полумраке она могла видеть, но легче от этого не стало. Тогда она попыталась встать, но левую руку пронзила боль. Вика посмотрела на неё и обнаружила торчащую в вене иглу. Пока она была без сознания ей поставили капельницу. Женщина в форме медсестры быстро подошла к ней и решительно уложила больную на подушку.

Вика послушно вытянулась на кровати и огляделась. Судя по обстановке и белоснежным стенам, она находилась в больничной палате. Тогда она принялась разглядывать медсестру. Та занималась капельницей. По её виду Вика поняла, что находится не дома. А значит стоит волноваться.

Собрав все силы, она спросила хриплым голосом:

— А где я?

Медсестра не успела ответить, как дверь в палату распахнулась и на пороге в блеске и сиянии предстала спасительница. На ней было короткое узкое платье с большим вырезом, который демонстрировал огромную грудь. Платье было будто создано из блесток, а количеству украшений могла позавидовать любая индианка. От всего этого женщина сияла как стоваттная лампочка. Подмышкой она держала нечто напоминающее собаку. Это дрожащее существо с выпученными глазёнками, и украшенным стразами ошейнике коротко тявкнуло.

— Ой! Адольф поздоровался с тобой первым, — она захихикала и принялась целовать своего любимца. Бедняга в ответ истошно завизжал, пытаясь вырваться из жестких объятий.

Вика почувствовала позыв к рвоте и посмотрела на медсестру, но та, застыв как каменное изваяние, умильно пялилась на эту сцену. Девушка закрыла глаза.

— А как твое самочувствие? Тебе вчера очень, очень плохо было, — продолжила посетительница, прервав экзекуцию над животным.

— Спасибо, мне лучше. Кстати, а как тебя зовут? — спросила Вика, приоткрывая один глаз.

— Александра, — улыбаясь представилась она. И немного подумав, задала тот же вопрос. Вика ответила.

— Вот и круто. Я сейчас займусь своими делами, а ты выздоравливай. Мне уже не терпится устроить вечеринку и познакомить тебя со всеми своими друзьями.

Вика вздрогнула от подобной перспективы, но удержалась от протеста. Нужно было поскорее избавиться от присутствия спасительницы.

Александра помахала ей пальчиками и ушла, хлопнув дверью. Вика мысленно пожелала ей прищемить пальцы в ближайшей двери. Она с трудом перевела взгляд на медсестру, но та молча выполняла свою работу, не обращая на неё ни малейшего внимания.

— Сестра?

Безрезультатно. Вика предприняла ещё несколько попыток привлечь её внимание, и все провалились. Тогда девушка решила, что медсестра либо глухонемая, либо… И от этой мысли ей стало не по себе. Она впервые пожалела о своём решении, и острое желание вернуться домой вызвало слёзы. Медсестра утёрла их салфеткой.

Вика собралась с силами и стала продумывать план возвращения домой. Занятая своими мыслями, она успокоилась и снова уснула.

****

— Да ты прикалываешься?! — в негодовании воскликнула Вика. Александра насупилась.

— Ну а что? Круто же. И ты даже не представляешь, как это прибыльно, — она закатила глаза и улыбнулась.

Они шли вдоль вольеров, в которых раньше содержались животные, а сейчас там жили люди. Точнее это были мужчины от двадцати до тридцати пяти лет. Все как на подбор: накаченные, покрытые шрамами и татуировками. В этих вольерах находились трейлеры и тренировочные площадки с разновысокими турниками, брусьями, гимнастическими кольцами, шведскими стенками и, разумеется, боксерскими мешками. В стороне стояли огромные ящики. В них были сложены гири и блины от штанги разных весов. На ящиках лежали атлетические пояса и цепи к ним. Заключенные в свои вольеры мужчины в основном тренировались, кто-то сидел в трейлере с распахнутым окном и через него было видно, что они смотрят видеозаписи различных боев.

Вика молчала с самого начала экскурсии, но теперь не выдержала.

— Так как тебе? Нравится? Мне папа подарил зоопарк. Но я подумала, что содержать животных в клетках негуманно. И воплотила свою давнюю мечту о гладиаторах.

Вика недоверчиво покосилась на неё.

— Они что тоже убивают друг друга ради развлечения зрителей?

Александра посмотрела на неё как на полную идиотку и тут же высказала свое мнение о её умственных способностях.

— Ты что тупая? Ты знаешь сколько в сопляка денег и времени надо вбухать чтобы он хоть что-то начал из себя представлять?!

Вика задумалась. Она вспомнила всех виденных представителей мужского рода и глубокомысленно изрекла:

— Хватило бы на целый город.

— Соображаешь, — кивнула Александра и потянулась. Вика с интересом посмотрела на неё, подумав:

«Отличный экспонат для уроков анатомии».

Александра поймала её взгляд и подмигнула. Вика быстро отвернулась, с трудом сдерживая смех.

— Так. Ты обещала показать нечто невероятно интересное. Пока я вижу только секс-бомб для любителей мальчиков.

Александра деланно захохотала и, схватив Вику за руку, потащила за собой. Они прошли в самый конец бывшего зоопарка. Раньше там располагался загон для крупных животных вроде жирафов. Сейчас верх закрывала железная сетка. А внизу находилась точная копия других вольеров, только тут в наличии был большой бассейн и по периметру тянулась вытоптанная тропинка. Александра нажала на кнопку звонка у двери из решетки, ведущей в вольер, и через несколько минут дверь трейлера распахнулась. На порог вышел высокий парень в черном спортивном костюме. На голову был натянут капюшон, скрывающий лицо. Мягко ступая, он прошёл к двери и остановился в нескольких шагах.

Александра перевела взгляд на гостью и дала команду представиться. Парень одним движением стянул с себя кофту.

У Вики немного отвисла челюсть. Только выработанный годами самоконтроль не дал ей сорваться. Она пристально разглядывала стоящую перед ней девушку. Та, сложив руки на груди закрытой в спортивный топ, безразлично рассматривала её тёмно-серыми глазами, чуть наклонив голову на бок. Светлые волосы заплетённые в длинные косички спускались за плечи. Её высокую атлетическую фигуру без грамма жира обтягивала загорелая кожа. Загар сильнее выделял многочисленные рубцы, которыми было покрыто её тело. Правая сторона лица была обезображена шрамами от лезвия.

Вика не могла взять свои эмоции под контроль. Ей повезло, что Александра приняла это как восторг и принялась рассказывать о стоящей перед ними девушке.

— У нас она давно. Я купила её на одном закрытом аукционе. Стоила она тогда копейки. Скорее всего продавали на мясо, — она кинула оценивающий взгляд на гостью и уточнила, — То есть на органы или собак кормить. Представляешь, есть психи, которые кормят своих любимчиков такой дрянью. Фу! Ну или чтобы замучить до смерти.

Она безразлично пожала плечами:

— Последнее — самое верное, на мой взгляд. Характер у неё ужасно дикий. Даже мы не всегда можем сладить. Но я очень умная, — она коротко глянула на Вику и продолжила, — Я придумала, как с ней справиться. Мы удовлетворяем её желания, которые делают её жизнь максимально комфортной, а она не создает нам проблем. Больше всего она любит выступать на боях. Сначала мы выставляли её на бои с другими девушками, но она или отказывалась с ними драться или просто заламывала их и удерживала прижатыми к земле пока судья не засчитывал ей победу. Тогда я решилась выставить её против одного крутого бойца. Думала, он вправит ей мозги, и она будет проводить бои в своей категории как нужно.

Тут Александра судорожно вздохнула и обхватила себя за плечи. Вика перевела взгляд на нее.

— Продолжай, — тихо попросила она, делая маленький шажок от двери. Девушка в вольере растянула губы в улыбке, но глаза остались равнодушными.

Александра вздрогнула и сглотнув продолжила.

— Я тогда впервые видела убийство вживую. Она просто накинулась на него, бросила на землю и била его, била… А когда он сдох — оторвала ему руку и помахала ею зрителям.

Вика в ужасе уставилась на чудовище, от которого её отделяла лишь решётка из металлических прутьев и отступила ещё на шаг.

— С тех пор кроме редких случаев мы не выпускаем её на бой с мужчинами. Она их страшно ненавидит, — глядя на девушку с недоумением, сказала Александра и буднично продолжила:

— И тогда я придумала выставлять её против животных. Она проводит хорошие бои, при этом не калечит и не убивает их. Бой получается великолепным, зрители в восторге, и всегда всё заканчивается тем, что животное сдаётся. Как-то раз мы поставили её против львицы. Это было нечто! Правда потом пришлось долго лечить нашего зверя, да и рисково это ещё убьют. А я совсем не хочу потерять жемчужину своей коллекции.

Вика задумалась, что-то прикидывая, и покачала головой.

— Ну, а зовут её как?

— Валькирия.

— А ей подходит, — сказала Вика, ещё раз оглядев девушку.

— Ей обед несут. Пойдем лучше отсюда. Кажется, сегодня она не в духе, а я не хочу быть поблизости, когда дверь откроется, — Александра пошла прочь, оглядываясь на пленницу. Вика поплелась за ней. — Нет, я конечно знаю, что ты меня защитила бы.

Она взяла девушку под руку и прижалась к ней. Вика полностью вернула контроль и только пожала плечами, думая в какую сторону бежать.

Александра потащила её на пляж, мотивируя это жаркой погодой и необходимостью освежиться. Вика только вздохнула в ответ. Для побега она ещё не располагала нужной информацией. А то, что она в плену, у неё не было ни малейших сомнений.

Вика лежала на шезлонге и с самым безмятежным видом любовалась окрестностями. Слева находился столик с напитками, а за ним — шезлонг Александры. В отличии от спокойной Вики, та постоянно крутилась, хватая телефон или коктейли со столика.

— Ну почему организация вечеринки — такое утомительное занятие? — со вздохом спросила она, в очередной раз хватая бокал. Вика лениво перевела взгляд и чуть пожала плечами.

— Ха-ха, после встречи с моей зверушкой ты изменилась. Она тебя так испугала?

— Не то что бы испугала… Просто впечатлила. Никогда не встречала такого жуткого человека.

— Это она может, — довольно улыбнулась Александра, — скоро я покажу тебе кое-что по-настоящему интересное.

— И что же? Неужели бой? — Вика повернулась к Александре.

— Нет. Кое-что поинтереснее. Такого ты точно не видела. А мне и моим друзьям такое ну очень нравится.

Резиденция Александры располагалась где-то в лесу, вдали от цивилизации. Площадь её владений была довольно велика. Кроме бывшего зоопарка был ещё и большой дом с множеством комнат и залом для дискотек. Вокруг дома были выстроены небольшие домики для гостей. В одном из таких поселили горе-путешественницу. Ещё было озеро с ухоженным пляжем и сад с оранжереей. По периметру был выстроен высокий забор, который патрулировала вооружённая до зубов охрана в компании служебных собак.

Вика по достоинству оценила всё это и почти упала духом. Ей оставалось лишь ждать какого-то происшествия, чтобы под шумок совершить побег.

Но проблема была в том, что своё нынешнее местонахождение на карте она бы показать не смогла. А от ответов на вопросы хозяйка поместья ловко уворачивалась. Вика её начинала откровенно ненавидеть. Она не понимала, по какой причине её здесь удерживают, и только строила догадки. Вечером следующего дня, одна за другой, две её догадки подтвердились и привели её в ужас.


========== Часть 3 ==========


Вика стояла в отдалении с бокалом шампанского в руке и изо всех сил делала вид, что очень увлечена картиной. Но при этом замечала всё, что происходило в зале. У входа стояла Александра и принимала гостей. Гости, в целом, были довольно однообразными, несмотря на то, что каждый по отдельности выглядел довольно необычно. Вика отметила, что ни одного человека с естественным цветом волос не пришло. И наряды на них были точно не для повседневности. Несколько человек и вовсе пришло в костюмах зверей.

В большинстве это были мужчины со своими спутниками, реже — спутницами. И только одна девушка явилась в одиночестве и была встречена с ещё более искусственным восторгом, чем все остальные. Вика обратила на неё пристальное внимание. Закончив с приветствиями, обе разошлись в разные стороны. Хозяйка пошла за напитками, а гостья направилась прямо к Вике.

Вика была в красивом синем платье чуть ниже колен, с распущенными волосами и легким макияжем. Она выделялась из толпы.

— Привет! — сказала гостья. Вика поздоровалась, и они принялись рассматривать друг друга. Вика отметила, что, несмотря на обилие макияжа, ничем больше новоприбывшая не выделялась. Обычная совершенно непримечательная внешность.

Наконец гостья кивнула и, прикоснувшись пальцем к оправе очков, спросила:

— Вас зовут Виктория, да?

Вика кивнула и чуть улыбнулась.

— Думаю, вас держат здесь не из-за имени, — сказала гостья и чуть наклонила голову. — Уже знаете, зачем вы здесь?

Шокированная Вика покачала головой.

— Значит, скоро узнаете. Признаться, я вам не завидую. Уж я-то знаю, что говорю, ведь я старшая сестра этого придурка.

— А? Что? Кого? — только и смогла выдавить из себя Вика, совершенно сбитая с толку.

— А вы не знали, что у него есть старшая сестра? — девушка рассмеялась. — Кстати, меня Алисой зовут. Или может вы не знали, что это оскорбление женского рода — на самом деле мужик?

Вика молча таращилась на Алису, пытаясь осознать сказанное. И даже почувствовала некое облегчение. Теперь стали объяснимы некоторые моменты, которые она списывала на индивидуальные особенности Александры.

— Да… Это просто несуразность какая-то. Он ненавидит женщин просто до такой степени… — она помотала головой. — И вот, как говорит, стал женщиной, потому что у них, то есть у нас, должен быть пример для подражания и ещё незаслуженная куча привилегий имеется. А ещё любит говорить, что он — настоящая женщина, а, например, я — нет, потому что он прилагает больше усилий, чтобы быть женственной. В то время как я просто родилась с… Кхм, скажем так, с женскими половыми органами. А сам только недавно со своим стручком расстался. Берег до последнего.

Алиса расхохоталась. Вика в ступоре обдумывала услышанное.

Тут на сцену вышла хозяйка, она предложила взять напитки и следовать за ней для главного развлечения. Гости оживлённо загудели и потянулись к выходу. Вика посмотрела на Алису, та лишь усмехнулась и сказала:

— Пойдём, посмотрим на его любимое развлечение.

Они прошли в другой зал. Все столпились вокруг огромного мата, расположенного в центре помещения. Хозяйка прошлась по нему и остановилась в центре, покрутилась, чтобы её все могли рассмотреть, и объявила:

— Ну, а теперь самое сладенькое! Вы готовы?

Толпа восторженно закричала в ответ. Александра улыбнулась и сошла с мата. Вошла пара худощавых парней. На них были шёлковые халаты, из-под которых виднелись одетые в чулки и обутые в туфли на высоком каблуке ноги. На лица нанесён яркий макияж. Они прошли на мат и там остановились, поворачиваясь во все стороны, чтобы показать себя. Александра махнула им рукой, и они сбросили халаты, под которыми никаких элементов одежды больше не было.

Толпа восхищённо загудела. Вика отвела взгляд и посмотрела на Алису. Та оценивающе наблюдала за парнями. Позируя, они приняли стойки для борьбы. Вика искоса наблюдала за ними.

По команде хозяйки парни начали бороться. Толпа смеялась и кричала, подбадривала и отпускала похабные шуточки. К Вике сквозь толпу пробралась Александра.

— Ну, как тебе? — спросила она. Её глаза сияли от возбуждения, а помада на губах чуть смазалась.

Вика пожала плечами.

— Да ладно! Это ведь была твоя идея. Неужели не нравится? Или, может, ты по девочкам?

— Думаю, это не имеет значения,— еле сдерживаясь пробормотала Вика, чуть пятясь назад к выходу. Александра оценивающе посмотрела, быстро шагнула к ней и, обхватив её за шею, попыталась поцеловать. Вика оттолкнула её, и та упала бы, если бы не Алиса.

Сестра заботливо поддержала её за спину и помогла обрести равновесие. В ответ она получила разъярённый взгляд и, отвергнутая, молча исчезла в толпе.

Гул нарастал по мере возбуждения толпы. Алиса дёрнула Вику за руку и кивнула на выход. Вика пожала плечами, и обе покинули тот зал.

— Ох, и вовремя мы ушли, — сказала Алиса, направляясь к столику с напитками. Вика, оглядываясь, пошла за ней.

— Почему вовремя? — спросила Вика.

— Ну знаешь… — Алиса сделала паузу, наливая себе сок. — Там сейчас оргия начнется. А я не любительница подобных развлечений.

— Ого, — только и смогла выдавить из себя Вика и тоже налила себе сок.

Разговаривая, они вышли из дома и пошли по дорожке. Стемнело, зажглись фонари, в их свете бегали слуги с серьёзными и озабоченными лицами. Алиса много интересного рассказала Вике о том, что творится в этом месте. Та внимательно слушала, иногда задавая уточняющие вопросы. Вика незаметно для Алисы провела её к вольеру Валькирии.

— А о ней ты хоть что-нибудь знаешь? — с оттенком вызова в голосе спросила хитрая дева.

— Конечно! — Алиса залпом выпила остатки сока и, понизив голос до шёпота, начала рассказ:

— Она появилась здесь не так давно. Года три назад, может чуть больше. Её придурок купил на чёрном рынке за бешеные деньги. Ему продавец сказал, что это девка из Фрей, вроде как даже воительница. Ну представь, да. Ей тогда сколько было? Ну восемнадцать, двадцать. Какая из неё воительница? И выглядела она так, что только на мясо. Это образно говоря. Будто только из концлагеря. Память ей отшибли, так, что она даже имени своего вспомнить не могла. Кстати, до сих пор не может. Валькирии повезло, что её не сломали. Тогда придурок создавал свою коллекцию бойцов и придумал её добавить. Как видишь, он не прогадал и вложился верно.

Вика слушала, затаив дыхание и не сводя глаз с трейлера. Алиса умолкла и тоже задумалась, поглядев на вольер. Они не услышали приближающихся тихих шагов, а потом было поздно.

Вика в долю секунды оказалась на земле с заломанными руками. Её держали двое громил. Сашин голос приказал поставить её на ноги. Это сделали незамедлительно. Вика зашипела от боли. Алиса отошла в сторону, не вмешиваясь.

Саша выглядела потрёпанной. Платье было порвано, и одна грудь болталась открытой, помада размазалась, делая губы ещё больше. Вика подумала, что выглядит она как бешеный клоун.

— Ну что, с-с-сука?! Не захотела со мной по-хорошему дружить? Тогда придется по-плохому. Закиньте её в вольер к Валькирии. Пусть эта тварь с ней развлекается, — и она заорала в сторону трейлера:

— Эй, смотри, для тебя всё самое лучшее! Наслаждайся!

Вика, не сопротивляясь, позволила зашвырнуть себя в вольер. Дверь за ней закрылась на замок. Она быстро встала на ноги, отряхнула с себя пыль и, сложив руки на груди, как недавно Валькирия, уставилась на Сашу. За ней с невозмутимыми лицами стояли охранники. Алису не было видно.

Взбешённая реакцией Вики, Саша окончательно потеряла контроль и впала в истерику. На шум прибежали несколько гостей и, взяв её под руки, увели в дом. Охранники ухмыльнулись пленнице и ушли следом.

Вика почувствовала за спиной присутствие, медленно развернулась и спокойно посмотрела Валькирии в глаза. Та стояла в двух шагах от неё и удивленно рассматривала свою гостью. Вика собралась с духом и сказала:

— Торунн, ты правда ничего не помнишь?

Валькирия ошарашенно взглянула на Вику и замерла. Застыла на несколько долгих мгновений. Внезапно она искренне улыбнулась и её взгляд потеплел.

— Вика, это что ты?

Вика с изумлением уставилась на девушку и в итоге повисла у той на шее, целуя в щёки.

— Неужели ты всё вспомнила?!

Торунн смущённая и одновременно счастливая сжала её в объятиях.

— Я столько всего вспомнила. Как я могла это забыть?! — бормотала Торунн. Из темноты снаружи раздался голос, который заставил их подпрыгнуть от неожиданности:

— Подумать только! А придурок-то прав оказался! — из-под света фонаря вышла Алиса, излучающая любопытство и восторг. — Вы обе воительницы из Фрей!

Девы растерянно переглянулись и уставились на неё.

— Ой, да что вы. Нет конечно. Ещё чего. Ага щас. Черт, — Алиса умолкла, формулируя мысль, а затем выпалила, — Ну что мне остаётся кроме как помочь вам бежать. Этот ублюдок недостоин такой чести.

Девы переглянулись и уставились на Алису. Вика — с надеждой, Торунн — с недоверием.

Алиса подумала немного и щёлкнула пальцами. Она подошла вплотную к неосвещённому участку клетки и поманила их к себе. Те подошли, и Алиса едва слышным шепотом принялась излагать план, который после некоторых обсуждений был принят.

****

По берегу реки разносилась тихая мелодия флейты. Казалось, птицы умолкли, внимая ей. В водах реки ветер гнал рябь, отчего она горела под бездной неба.

Лагерта удобно улеглась под деревом. Рукой она пересыпала песок в глубокой задумчивости. Астрид как всегда была рядом. Она сидела напротив на бревне и, прикрыв глаза от удовольствия, играла на флейте. Иногда она посматривала на Лагерту, желая узнать её настроение, но та не выходила из задумчивости. Некоторые мысли не давали ей покоя.

Словно призванная беспокойством, появилась Аня с пограничницей в форме. Обе быстро дышали. Аня несмотря на пробежку была бледная. Пограничница с беспокойством поглядывала на неё. Девушки предстали перед основательницами в полном молчании, не решаясь произнести ни звука. Лагерта перевела взгляд на них и села. Астрид оборвала мелодию и, отняв флейту от губ, повернула голову к девам.

Пограничница нерешительно переступила с ноги на ногу и сказала:

— У нас происшествие.

— Какое? — мягко спросила Лагерта, переведя взгляд на Астрид. Та только пожала плечами.

— Пропала без вести одна из учениц лагеря. Она покинула Фрейи, прошло уже несколько суток, а её все нет, — отрапортовала пограничника, стоя на вытяжку перед Лагертой.

— Может просто увлеклась? — с надеждой спросила Лагерта.

— Она не могла. Вика не такая. Если бы с ней всё было в порядке, то она бы вернулась уже или дала о себе знать кому-нибудь из наших, — робко и одновременно уверенно произнесла Аня, вскинув голову.

— Вика — это выпускница. Рыжая и чрезвычайно активная девушка? — уточнила Астрид чуть хмуря брови.

— Да, — Аня кивнула и снова посмотрела на Лагерту.

— Я видела её в баре с зелёной воительницей, — пояснила Лагерте Астрид, — мы тогда обсуждали тот вопрос…

— Кхм, кажется я была слишком увлечена разговором, — Лагерта чуть смутилась и поднялась на ноги, стряхнув прилипший песок.

— Передайте моё распоряжение на границу, чтобы никого не выпускали без особого разрешения.

Пограничница отдала честь и побежала выполнять приказ. Астрид сложила флейту в футляр и посмотрела на Лагерту. Та ответила ей долгим взглядом, обе кивнули. После стольких лет вместе слова уже не нужны.

— Аня? — Лагерта повернулась к девушке.

— Да.

— Ты близкая подруга Вики?

— Мы встречаемся, — уточнила Аня, и лёгкий румянец коснулся её щёк. Астрид задорно улыбнулась Лагерте. Та только отвела взгляд, сосредотачиваясь.

— Значит, ты много знаешь о ней. Нам понадобится вся информация. Ты поможешь? — спросила Астрид.

— Конечно!

— Отлично. Идём со мной, — Астрид лёгким шагом быстро направилась в город.

Лагерта чуть задержалась, набирая знакомый номер. Им была необходима помощь извне. А так как дело было секретным просить помощь можно было лишь у своих.

****

Дверь в кабинет Лагерты распахнулась и, склонив голову, в неё вошла Гуннхильда. Аня отошла в сторону, разглядывая высокую широкоплечую деву. Одета та была в кожаную куртку, джинсы и тяжёлые чёрные ботинки.

— Лагерта! — Гуннхильда ловко обогнула стол и крепко обняла предводительницу. Лагерта засмеялась и так же крепко обняла её. Астрид со своего любимого места, подоконника, наблюдала эту сцену и недовольно фыркнула, когда те в пылу чувств поцеловались.

Аня стояла в стороне с Евой, и обе были смущены до крайности. Не каждый день ты находишься вместе с тремя легендарными девами сразу. Да ещё наблюдаешь такой интимный момент.

Отпустив Лагерту, Гуннхильда смеясь подошла к Астрид и повторила ритуал с ней.

— Гуннхильда, ты быстро добралась до нас. Мы ждали тебя завтра с утра,— сказала Лагерта, усаживаясь во главу Т-образного стола. Астрид заняла своё место по правую руку от основательницы, а Гуннхильда села по левую. Девушки остались стоять, пока Лагерта не дала им знак садиться.

— Мой конь меня никогда не подводит, — ответила Гуннхильда, с интересом разглядывая девушек, — расскажите подробнее о том, что здесь произошло.

— Лагерь покинула одна из выпускниц. Прямо перед экзаменом, — начала Астрид, беря в руки папку и передавая её Гуннхильде. Та сразу же её открыла и принялась рассматривать фото Вики.

— Что на неё нашло не знают даже её подруги, — продолжила Лагерта, кивая на девушек. — Гуннхильда перевела взгляд на них и молча кивнула.

— Мы почти уверены, что она попала к работорговцам, как и… — Астрид умолкла тяжело вздохнув.

— Ты думаешь, она повторит судьбу Торунн, — медленно покивала Гуннхильда и тоже вздохнула, — я уже много лет занимаюсь её поисками. И безрезультатно, — пояснила она ученица, и те склонили головы. Историю об исчезновении одной из учениц лагеря знали многие. И все боялись повторить её судьбу.

— Всё, что мы знаем — это то, что она попала к работорговцу случайно. Потом он продал её другому работорговцу и на этом всё. Дальше след обрывается, — Гуннхильда сложила руки на груди и замолчала. Молчание было долгим.

— У Вики есть шансы на возвращение? — тихо спросила Ева, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Торунн была лучшей ученицей того выпуска, — ответила Астрид и коротко глянула на Аню, — думаю, тут дело случая. Кому-то повезло, а кому-то нет.

Раздался грохот, заставивший всех вздрогнуть от неожиданности. Гуннхильда поднялась и посмотрела на каждую, включая саму Лагерту, с такой яростью, что те уставились в пол.

— Я поклялась вернуть её! И верну! — она обратилась к Ане, — обещаю тебе, Вика тоже вернётся домой.

Сказав это, она круто развернулась и быстро покинула кабинет. Через минуту раздался рёв уезжающих мотоциклов — и всё стихло. До такой степени, что можно было услышать биение собственных сердец. Астрид и Лагерта тревожно переглянулись.

****

Зал напоминал поле после боя. Всюду в различных позах без движения валялись люди. На одном из диванчиков развалилась и хозяйка вечеринки. Её тело покрывали остатки ткани, некогда бывшие платьем. На коже подсыхали пятна крови и спермы. Небольшая струйка белой жидкости вытекала из её рта.

Большинство украшений пропали. Фрагмент цепочки валялся у дивана. Алиса заметила его и хмыкнула, ещё раз оглядела сестру, развернулась и ушла. Она пробралась между тел столь ловко, что споткнулась всего пару раз. Покинув зал, она прошла по коридору в другую часть дома. Там располагался охранный центр. Она уверенно вошла в одну из дверей. За мониторами сидел охранник, он недоуменно уставился на вошедшую. Алиса смерила его презрительным взглядом и произнесла сквозь зубы:

— Пока ты тут порнуху смотришь, у хозяйки ожерелье стащили.

— Как?! Я же наблюдал беспрерывно! — охранник в недоумении почесал затылок.

— А вот так. Прямо с шеи стянули. Пока ты порнуху смотрел, — Алиса скрестила руки на груди. — Советую найти его прежде, чем она очнётся. Знаешь, ожерелье стоит больше, чем все твои внутренние органы. Так что… — девушка многозначительно посмотрела на парня поверх очков, — ты понимаешь.

Тот побледнел, потом позеленел и вскочил.

— Я… Я подниму всех, и мы найдём его!

— Вот это правильно. Передай им что, если не найдёте, расплатятся все. Ну, это на случай, если откажутся искать, — Алиса заговорщицки подмигнула.

Парень кивнул и опрометью вылетел из комнаты. Алиса уселась в его кресло и со знанием дела принялась за работу. Сначала она стёрла ту часть записи, которая её компрометировала, но, подумав, удалила все записи того дня. Затем отключила камеры и открыла клетки.

С довольной улыбкой она достала из кармана салфетку и тщательно протерла все поверхности, к которым прикасалась. Прогулочным шагом, тыкая в экран телефона, она прошла к своей машине. Оглянулась на дом и фыркнула с трудом сдерживая рвущийся хохот, затем села в машину и выехала с участка. Охрана на посту её не заметила. Сотрудники были заняты переговорами по рации с коллегами. Не решаясь покинуть пост, они во всю поддерживали коллег, точнее оскорбляли их и проклинали всю их родню, время от времени давая советы по поискам. И от бессилия снова переходили на ругательства. Лишь выехав на трассу, Алиса съехала на обочину и зашлась гомерическим хохотом.

****

Вика стояла у двери вольер, крутя головой, стараясь видеть всё и сразу. Торунн убежала в трейлер, чтобы собраться.

Услышав щелчки, Вика подпрыгнула от неожиданности. Открылись замки на дверях всех вольеров. Несколько рабов были снаружи и, заметив открытые двери, кинулись на волю. Остальные, услышав шум, тоже начали выходить из трейлеров. Не прошло и нескольких секунд как всюду стали носиться обезумевшие от свободы мужчины. Одни, схватив то, что им попалось под руку, крушили всё, что видели, другие нападали на охранников. Несколько старожилов рванули прочь в темноту.

Вика рычала от нетерпения, наблюдая за происходящим уже сидя в тени. Наконец, из трейлера выскочила Торунн, и они молча побежали вглубь леса.

Кто-то из охранников сумел забаррикадироваться в комнате и подал тревогу постовым на границе.

— Вика. Они впереди, — зашипела Торунн, обе остановились. Торунн заметила впереди упавшую ель, ткнула Вику в плечо и обе спрятались под ней.

Охранники перемахнули через дерево, не заметив беглянок. Подождав ещё немного для надёжности, обе осторожно вылезли и продолжили путь.

Влажная земля и листва глушили шаги. Прохладный воздух горел внутри, разрывая грудь. Девы бежали с трудом разбирая дорогу в полумраке. Луна, их союзник, намеревалась скрыться за облако в ближайшее время. Беглянки рассчитывали в тот момент перебраться через забор на границе и там…

Впереди послышался приглушённый лай. Вика остановилась, взрыв подошвами землю, и оглянулась на Торунн. Та замерла, вслушиваясь. Сквозняк гуляющий между стволов деревьев коснулся их разгоряченных тел, и обе вздрогнули. Или это был страх?

Торунн решительно шагнула вперёд. Вика вгляделась в её лицо и почувствовала, накрывает волна отчаянья.

— Нет, — шёпотом взмолилась она. Глаза подруги блеснули в темноте. — Пожалуйста.

— Ты знаешь план. Я прикрою твой отход, — тон, которым произнесла она эти слова, отрезвил Вику. Она встала на вытяжку и кивнула. Но опомнившись, чуть не заплакала.

— Вперёд. У нас нет времени, — Торунн кивнула на Луну, которой уже коснулось облако. Вика опустила голову и увидела, как воительница вытаскивает из ножен большой охотничий нож. Торунн бросила последний взгляд на Вику и мгновенно исчезла в темноте. На этот раз она не таилась и ломилась по лесу словно взбешённый буйвол в компании пары обезумевших лошадей.

Её шествие не осталось незамеченным. Охранники-кинологи спустили собак. Заполняя лес лаем, а сердца — храбрость, псы мчались за целью. Изящно перепрыгивали через поваленные деревья доберманы. С пыхтением за ними следовали массивные ротвейлеры. А замыкали шествие осторожные немецкие овчарки. Они то и дело принюхивались, сверяясь со следом. Всех обогнал громадный кобель восточно-европейской овчарки. Он не лаял и не осторожничал, он летел черной мглой уверенно и неотвратимо неся смерть.

Торунн, не замедляясь, вскрикнула от переполнявшего восторга и помчалась ещё быстрее. Она знала, куда бежит и хотела устроить бой по своим правилам. В любом случае результатом будет смерть.

На её пути появилась речка. Она осторожно вошла в неё. И когда вода поднялась чуть выше пояса — развернулась, поджидая погоню. Собаки появились на берегу и остановились, потеряв след у воды и не видя её из-за зарослей камыша.

Торунн развела руки в стороны, словно желая принять их в объятия. В правой руке сверкнул нож. Её губы растянулись в улыбке-оскале. Глаза по обыкновению остались холодными и сосредоточенными.

Черный пес поднялся на задние лапы и заметил добычу.

Наступила темнота, и шум яростной битвы, казалось, достиг небес. Слышала ли его Луна, позорно прячась за тучей? Вероятно, потому что, когда затих последний предсмертный вопль, она стыдливо выглянула, а затем полностью вышла из своего укрытия с любопытством рассматривая лежащие на берегу и плавающие в воде тела. Одно из них вздрогнуло и медленно по течению поплыло к берегу. Луна с состраданием следила за ним.

****

Вика, задыхаясь, выбежала к дороге. Там её уже ждала машина с заведенным мотором. Алиса стояла рядом с машиной и, заметив Вику, замахала ей рукой. Дева побежала к ней. Алиса открыла рот, собираясь, задать вопрос, но в свете выглянувшей Луны увидела лицо девушки и молча запрыгнула в машину. Вика села на переднее сиденье, пристегнулась и невидящим взглядом уставилась перед собой.

— Да поможет ей богиня, — пробормотала Алиса, выруливая на трассу, и надавила на газ.


========== Часть 4 ==========


— Поверить не могу! — Взвыла Александра, хватаясь за свою взлохмаченную голову. — Вас обвели вокруг пальца! Вы охренеть какие профессионалы! Мудаки!

Она в ярости металась по роскошно обставленной комнате, круша все на своём пути. За дверью выстроился весь охранный состав. Впереди всех стоял лысый крепкий мужик — начальник охраны и, уставившись в пол, внимал всему, что орёт хозяйка. А она не утихала. Наконец замолкла и, испепеляя взглядом начальника, прошипела:

— Ну и что вы будете делать?

— Проведём обыск всей территории. Из всех собак вернулся только Князь. И то еле живой. Думаю, одна из них где-то здесь.

— Ты придурок? Они или обе удрали, или вы найдёте кучу падали. — Саша помотала головой и схватила со столика стакан с водой, в раздумьях покрутила его в руках и выпила почти залпом. — Ладно. Принесите, что найдёте.

Охранники, как по команде, развернулись и бегом отправились исполнять приказ. Александра покосилась им вслед и отправилась на улицу. Там её уже ждали гладиаторы, связанные они стояли на коленях в ожидании своей участи. После ночных беспорядков все были в ссадинах и синяках. Александра прошагала мимо них взад-вперёд несколько раз и схватила поданный слугой лозовый прут.

Крутанула им, ухмыляясь свисту, с которым прут рассекал воздух и обернулась к пленникам.

Послышался свист, щелчок и глухой стон. Затем ещё и ещё. Александра вошла в раж и хлестала прутьями своих пленников направо и налево, а те лишь стонали и дергались.

Когда прутья закончились, Саша схватилась за ремень, но тут прибежали несколько охранников.

— Хозяйка! Мы нашли! Нашли её! Нашли Валькирию!

Александра отшвырнула ремень и пошла навстречу подчинённым. Двое из них на импровизированных носилках, сделанных из собственных рубашек и двух наспех вырезанных палок, несли девушку. Она была без сознания. Из многочисленных рваных ран текла кровь.

Охранники поравнялись с хозяйкой и остановились. Та, брезгливо кривя губы, осмотрела тело и сказала:

— Тащите в палату. Я заставлю её пожалеть о предательстве.

****

К пограничному посту подъехала машина. Пограничницы вышли ей навстречу. Две из них держали в руках автоматы на изготовку. Двери машины медленно открылись, и с поднятыми руками вылезли две девушки.

— А у вас всех так принимают или для нас особенный приём организовали. — Нервно усмехаясь, спросила Алиса.

— Кхм, кажется, случилось что-то. — Пробормотала Вика и обратилась к пограничницам: — Что случилось? С чего такой приём?

— Мне тебе прямо отчитаться надо? Документы. — Ответила суровая пограничница судя по отметкам в высоком звании и пошла к Вике.

— Мои похитители их потеряли. Кстати, меня Викторией зовут. Я учусь в последнем классе в лагере. Проверьте по базе, а?

— Проверим, не переживай. — Ответила начальница поста и кивнула остальным. К девушкам подбежали две пограничницы и, повалив их на землю, скрутили. Третья провела осмотр машины.

— Отведите их в камеры. Я доложу верхам. Пусть они сами там разбираются с ними. Может, рыжая и не врет. — Пограничница вздохнула и добавила чуть тише: — Надеюсь, что это она.

Телефон Астрид зазвонил. Она выбежала из гардероба и, не глядя на номер звонившего, приняла звонок:

— Астрид слушает.

— Это с главного дорожного поста. Мы задержали двух въезжающих девушек. Документы нашли только у одной. Та, что без документов, утверждает, что она из наших.

— Где они сейчас? — Нетерпеливо перебила Астрид, начиная надевать первые попавшиеся шорты.

— В камере у поста ждут дальнейших распоряжений.

— Я сейчас буду. — Астрид отключила телефон, застегнула шорты, натянула майку и выбежала в коридор.

Она жила вместе с Лагертой на окраине города в отдельном деревянном доме. Двор был огорожен высоким забором. Позади дома был разбит сад, а впереди красиво оформленный газон и тропинки, выложенные камнем. Как всегда, по территории двора, в стратегически важных местах, которые оказались в тени, расположилась целая стая кавказских овчарок. К выбежавшей из дома Астрид подскочила одна и, виляя хвостом, пригнулась на передние лапы. Астрид свистнула ей и провела рукой по голове. Собака взвизгнула от счастья и повалилась на спину. Остальные повскакивали и рванули к ним, с надеждой получить внимание от хозяйки. Астрид пришлось позорно для её статуса спасаться бегством.

В несколько прыжков она достигла ворот и, не теряя времени на открытие замка, взобралась на ворота. Свора с разгона врезалась в дверь, отчего та зашаталась. Астрид вцепилась в дверь и зашипела, в негодовании смотря на собак. Со стороны улицы послышался издевательский смешок. Астрид, похолодев, медленно повернула голову. Внизу, сложив руки на груди и улыбаясь, стояла Лагерта.

— Кис-кис-кис… — Сквозь давящий смех позвала она Астрид. Та фыркнула и спрыгнула к ней. За воротами возмущённо взвыли псы. Астрид оправила одежду и, с вызовом глядя на возлюбленную, заявила:

— Я иду на главный пост. Там, кажется, Вику нашли.

— Это точно? — Лагерта нахмурилась, услышала утвердительный ответ и, сделав крутой разворот, побежала к машине. Астрид помчалась за ней.

****

Когда их обыскали и заперли в камеру, Алиса, уперев руки в бока, повернулась к Вике. Та сразу вскинула руки и начала:

— Тут всё очень строго. Так что, считай, нормально. Могли вообще разделить и наручники не снимать. Так что радуйся.

— Да я просто счастлива! Такой приём. Всю жизнь мечтала заняться БДСМ практикой! — Возмутилась Алиса, потирая то запястья с красными полосами от наручников, то бока, по которым попало ботинком, когда она решила протестовать.

— Сегодня они какие-то нервные. — Вика в задумчивости отвернулась к стене. –Наверное, меня ищут.

— А ты тут видимо звезда местного разлива. — Едко заметила Алиса, усаживаясь на одну из коек.

— Ага. Не без этого. — Проворчала Вика, ковыряя пальцем стену. Надолго повисло молчание.


Лагерта ворвалась в здание погранохраны первой.

— Госпожа основательница! — Из-за стола вскочила та суровая пограничница и вытянулась по стойке смирно.

— Мне нужны задержанные. — Коротко глянув на неё, заявила Лагерта. За её спиной появилась Астрид и сразу пошла по коридору к камерам. Лагерта, не дожидаясь ответа, пошла за ней.

В тишине коридора их шаги звучали оглушающе громко. Услышав их, задержанные вскочили на ноги. Вика побледнела ещё больше, сливаясь со стеной. Дверь распахнулась, и вошла Лагерта. Взглянула на Вику и с крайним негодованием сказала:

— С тобой я поговорю позже. — Перевела взгляд на Алису и кивнула:

— А вот с тобой я желаю поговорить немедленно.

Повернулась к пограничнице и сказала:

— В комнату для допросов. Астрид, ты с Викой.

Алиса, путаясь в ногах, побрела за Лагертой, кинув испепеляющий взгляд на Вику. Та неотрывно наблюдала за Астрид, которая с особым интересом смотрела на неё.

Когда все удалились, Астрид вошла в камеру, закрыла за собой дверь и тихим голосом произнесла:

— Хорошенько подумай, а потом расскажи мне все. — Она прошла к койке и растянулась на ней, закинув руки за голову. Вика присела на другую койку, тяжело вздохнула и начала свой рассказ, не упуская ни одной детали.

После того, как она рассказала историю и ответила на множество вопросов, Астрид поднялась с кровати и дала разрешение уйти. Вика кометой вылетела за дверь и поспешила домой.

Астрид потянулась, посмотрела в окошко и с тяжёлым вздохом поплелась к Лагерте.

Допрос был в самом разгаре. На столе стоял включенный диктофон и пара стаканчиков кофе. Лагерта будничным тоном задавала вопросы, Алиса дрожащим голосом отвечала. На вошедшую Астрид обратила внимание только Алиса. Астрид улыбнулась ей и уселась на стул рядом. Та чуть дернулась в сторону и, косясь на деву, продолжила.

— Его имение охраняет примерно 50 человек и 15 собак, есть ещё прислуга. Её количество мне не известно. Постоянная текучка кадров. Да и не особо интересовалась. А про охрану он мне сам рассказывал раз сто. Гордится очень. — Алиса замолчала, переводя дух.

— Нападать в открытую или осаживать не пойдет. Будут потери. — Сказала Астрид, переводя взгляд на Лагерту.

— Вообще нападать нельзя. — Твёрдо сказала Лагерта. — Нам ни к чему связываться с их отцом. — Она кивнула на Алису.

— После операции отец перестал его поддерживать вообще. Даже с днем рождения не поздравил. — Торопливо пояснила Алиса.

— Думаю, в таком деле он не останется в стороне. Или она придумает, как притянуть его на свою сторону. Нет. У нас и так много недоброжелателей. Сделать нужно иначе. — Лагерта в задумчивости взяла стакан и сделала глоток.

— Хорошо! — Она оставила стакан и встала. И, обращаясь к Алисе, сказала: — Пока мы не закончим наши дела, тебе придётся задержаться. Мы поселим тебя в гостевом домике. Тебя будут охранять, так что давай без глупостей.

Астрид тоже поднялась и вышла.

Лагерта молча посмотрела на Алису. Та кивнула. Вошла дева в военной форме и, отдав честь Лагерте, замерла у двери.

— Она тебя проводит. — Сказала Астрид Алисе, кивая на военную.


Утро только начиналось, когда послышался приближающийся к границе Фрей рев моторов. Вымотанные за ночную смену пограничницы выбежали из здания, чтобы увидеть, как три мотоциклистки пронеслись через пост. Одна просигналила, давая знак о том, что это свои. Молоденькая пограничница с восторгом вскрикнула: — Ух-ты! Сама Гуннхильда!

Пограничница постарше только осуждающе покачала головой, но не удержалась от самодовольной улыбки: — Это наши девы.

Дверь в кабинет Лагерты снова распахнулась, и ворвался ураган под именем Гуннхильда.

Во главе стола сидела мрачная Лагерта. Слева поникшая пара в виде Вики и Ани. Справа через стул от Лагерты сидела Ева. Свободное место заняла прибывшая. Она тяжело перевела дух и спросила:

— Астрид где?

— Сейчас будет. Пошла за свидетельницей. Мы подумали, что её стоит пригласить. — Пробормотала Лагерта, неотрывно смотря на листок перед собой. Гуннхильда посмотрела на листок. На нем был начертан подробный план всего имения. Даже отмечены посты охраны и расположение камер видеонаблюдения. Стрелками показаны движения патрулей, простых и с собаками.

Лагерта протянула план байкерше со словами:

— Мы его наизусть все выучили. Теперь твоя очередь.

Ева тихонько хмыкнула. Гуннхильда принялась рассматривать листок, прикидывая варианты в уме.

— Пока лишних ушей нет, что уже придумали? — Пробормотала она, не отрываясь от плана.

Лагерта перевела взгляд на девушек и спросила: — Какие есть идеи?

Девушки помолчали в нерешительности. Наконец Аня вздохнула и выпалила:

— Нам нужно захватить её главного помощника. Ну, кого-то, как Астрид у вас, только с её стороны… — Аня сбилась и покраснела. Лагерта кивнула, подбадривая. Вика подхватила:

— Надо брать начальника охраны. Никого другого, кто может думать самостоятельно, я там не видела.

Гуннхильда довольно улыбнулась:

— Да. Этот выпуск ничуть не хуже нашего.

Основательница покачала головой.

— Легко сказать. Но ведь он вряд-ли такая лёгкая цель, раз в таком высоком положении. Наверняка, бывший военный.

— Мы не хуже. Сама ведь всегда говоришь, что нет никого лучше воительниц. — Напомнила Гуннхильда. Все девушки приосанились и взглянули на основательницу.

— Да, это так. Но я не хочу жертв.

— А их и не будет. — Тут Гуннхильда запнулась и хищно улыбнулась. — Ну, среди наших не будет. Я займусь этим. А вы разработайте план освобождения.

— Я, кажется, придумала план. — Подала голос Ева. И, косясь то на Лагерту, то на Гуннхильду, начала излагать его, а, когда закончила, девушки смотрели на неё, как на сумасшедшую. Гуннхильда посмотрела с особым уважением, а Лагерта задумалась.

Паузу прервало появление Алисы с Астрид.

— Рассказывай всё, что знаешь о начальнике охраны своей сестрёнки. — Потребовала Гуннхильда Алису. Та, уже привыкшая к здешним приёмам, запросто выложила всё, что ей было известно.

— Ты правда думаешь, что это сработает? -Недоверчиво спросила Лагерту Астрид.

-Я уверена. -Ответила та.

Они наконец-то остались вдвоём после долгого совещания, все разошлись по своим делам. Астрид нервно прошлась по комнате и села в кресло. Лагерта встала из-за стола и прошлась по комнате, разминая затекшие ноги. Столько сидеть ей было в тягость. Она подошла к Астрид со спины и положила руки на её плечи. В ответ та слегка расслабилась и, откинув голову, взглянула в самые красивые глаза. Лагерта с нежностью улыбнулась ей и, кинув взгляд на запертую дверь, наклонилась для поцелуя. Астрид прикрыла глаза, ощущая горячие губы. За дверью послышался звук шагов. Лагерта отпрянула и сделала шаг назад. Но эта кто-то прошла мимо.

Астрид встала и медленно пошла к Лагерте. Та, широко распахнув глаза, помотала головой, выставив открытые ладони перед собой. Астрид только усмехнулась и одним шагом настигла её. Лагерта в один миг оказалась прижатой к стене. Астрид взяла её за подбородок, приподнимая голову для поцелуя. Дева нежно поцеловала столь желанные губы, прижимая любимую к стенке. Лагерта, сдаваясь, обняла её за тонкую талию и просунула ногу между её, заставляя расставить их шире. Не прерывая поцелуя, она расстегнула её ремень, и рука скользнула внутрь. Астрид оторвалась от её губ, чуть вздрогнув.

— Такая же чувствительная, прямо как в наш первый раз. — Прошептала Лагерта, глядя в чуть затуманенные глаза подруги. Её губы дрогнули, собираясь ответить, но влажные пальцы Лагерты дотронулись до клитора, и Астрид, резко двинув бедрами навстречу, охватила шею Лагерты и впилась в её губы страстным поцелуем.

****

Много лет назад в юности Лагерта с парой подруг открыла фитнес клуб. Там она работала и директрисой, и тренером по кикбоксингу. Дело развивалось хорошо и прибыль приносило отличную.

В виде эксперимента, Лагерта открыла курсы для женщин по самообороне. Курс оказался очень востребован, и многие пожелали заниматься. Тренировки проходили днем по выходным. Специально для них Лагерта готовила отдельный зал, где они сначала беседовали, а затем приступали к выполнению упражнений. В разгар весны на эти занятия пришла очень робкая и застенчивая девушка. Лагерта сразу обратила на нее внимание, но показывать свой интерес не стала и наблюдала за ней издалека.

Сначала новенькая никак не привлекала к себе внимания и была середнячком. Но потенциал у нее был, и характер порой проявлялся. После нескольких месяцев тренировок ученица подошла к наставнице после занятий и спросила, можно ли с ней поговорить наедине. Лагерта не удивилась и провела девушку в свой кабинет.

— О чем ты хочешь поговорить, Астрид? — Мягко спросила Лагерта, усаживаясь напротив девушки и с интересом рассматривая ее. Разница в возрасте у них была лет пять. Но как разительно они отличались. Лагерта спокойная, уверенная в себе. А Астрид нервная и угрюмая. Сейчас она сидела перед наставницей, сложив руки на коленях и перебирала пальцами цепочку браслета. Иногда она оглядывалась, проводя рукой по коротко стриженным чёрным волосам.

— Вы учите женщин защищать себя при нападении преступника. — Начала она, бросив короткий взгляд на Лагерту.

— Это так. — Улыбнулась Лагерта, поощряя ученицу продолжать.

— А как бы вы посоветовали защищаться от близких им людей. — Тут Астрид запнулась и, зажмурившись, выпалила: — Если они хотят сделать то же, что и преступники.

Лагерта мгновенно изменилась в лице. Взгляд заледенел, губы сжались, и она помолчала, борясь с собой. Астрид уставилась на цепочку и перебирала звенья, терпеливо ожидая ответа.

Тяжело вздохнув, Лагерта осторожно взяла руки Астрид в свои. Девушка подняла голову, в изумлении смотря на наставницу. Та всегда казалась ей суровой и неприступной.

— Те, кто хочет причинить вред или причиняет его, являются преступниками. Для преступника нет ни понимания, ни жалости, ни пощады.

— Да, но…

— Даже если это родственник. Это не имеет никакого значения. — Твёрдо продолжила наставница, смотря в глаза ученице. Астрид кивнула и немного успокоилась. Губы Лагерты тронула нежная улыбка. Она моргнула и откинулась в кресле.

— О чем ещё хочешь поговорить?

Астрид сидела растерянная и крайне смущенная. Постепенно страх откровения начал набирать обороты. Она резко встала. Лагерта встревоженная тоже поднялась.

— Спасибо. — Пробормотала Астрид, косясь на дверь.

— Астрид, если тебе понадобится помощь, то звони мне в любое время. Договорились? — Лагерта терпеливо ждала ответ, внимательно осматривая Астрид. Та кивнула и быстро выбежала за дверь.

Лагерта с сомнением покачала головой и села за стол. Ей казалось подозрительным поведение ученицы, и она решила проверить ее.

Астрид мчалась по городу быстрым шагом. Пару раз натыкалась на прохожих и, бормоча извинения, продолжала идти. Сомнения в правильности своего поступка терзали её. Она боялась, что отец узнает о том, куда она ходит, и тогда ей конец.

Девушка сделала петлю вокруг какого-то многоэтажного дома, проверяя, нет ли хвоста. Её старшему брату останется проследить за ней и доложить отцу. После смерти мамы её жизнь превратилась в каторгу.

Мать Астрид погибла несколько лет назад. Семейная жизнь оказалась для нее тяжелым испытанием. Сначала все было как у всех. Поженились, родился сын, через пару лет она забеременела снова. Возможно, ничего бы не случилось, если бы не лучший друг ее мужа.

Он долго добивался внимания матери Астрид еще до того, как она вышла замуж, но ее выбор был в пользу его лучшего друга. Он был на свадьбе шафером и вообще пользовался безграничным доверием со стороны отца Астрид. Мать думала, что он успокоился и забыл о прошлом, вроде даже с девушкой встречаться начал.

Был день рождения первенца, отмечали в кругу друзей, и подвыпивший друг начал приставать к ней, в ответ получил грубый отказ и заявление о том, что она беременна вторым ребенком. От этого он сильно взбесился и на следующий день с деланным сочувствием рассказал другу, что ребенок, которого тот так ждет, не от него. Отец Астрид сразу поверил другу, но разводиться не стал, а кардинально изменился. Если раньше он только контролировал жену и иногда скандалил, то теперь стал пускать в ход кулаки.

Мать терпела, потому что идти ей некуда. Начать новую жизнь не хватило бы ресурсов. Все силы ушли на уход за домом, мужем и детьми. Учитывая хорошую репутацию мужа в обществе, даже жаловаться на него она не могла. Поэтому она терпела и молилась о лучшей судьбе для любимой дочери. Сын рос полностью контролируемый отцом и относился к матери, как к домработнице.

Как-то раз на день рождения отца родители выпили и сильно поругались. Астрид, испуганная криками, убежала и спряталась на чердаке, как обычно. Сжавшись в комок, она тихо плакала от страха и бессилия помочь маме. Сзади к ней подкрался брат и схватил за волосы, тогда она носила длинные почти до пояса, и молча принялся пинать ногами. Астрид боялась закричать и привлечь внимание отца, который ещё добавил бы. Внезапно снизу послышался короткий женский вопль, звук падения чего-то тяжёлого, и всё стихло. Через несколько минут послышался голос отца, он звал сына. Тот бросил свою жертву и помчался на зов. Астрид подкралась к окошку и выглянула. Увиденное заставило её зажать себе рот, чтобы не закричать. Отец с братом занесли мать в сарай. Через настежь открытую дверь она видела немного, но ей хватило, чтобы понять их замысел. Через час приехала полиция и скорая, чтобы констатировать смерть. Расследование не проводили. Отец, убитый горем, всем рассказывал, как тяжело страдала жена от депрессии и, не смотря на все уговоры, к врачам не обращалась. Сын, слишком шокированный и запуганный отцом, мрачно молчал. Астрид же стала тенью, чтобы ни в коем случае не привлекать к себе внимания. Но у неё это получалось не всегда.

Когда все утихло, отец подошёл к дочери и сказал, что-либо она отправится вслед за матерью, либо займёт её место и будет ухаживать за ними.

Тучи, не выдержав, начали рушиться на землю ливнем. Астрид уже вбегала во двор, когда начался дождь. В её голове крутились мысли о домашних делах, которые ей нужно успеть выполнить до прихода отца или брата. Она не обратила внимания, вбегая во двор, на шум и громкую музыку, доносившуюся из дома. Быстро войдя в дверь, скинула обувь и оказалась в комнате полной молодых людей. Она в растерянности остановилась. Все присутствующие уставились на неё. С кресла медленно поднялся брат и вальяжной походкой подошёл к Астрид.

— Папа заночует у той бабы, так что можешь проваливать отсюда. — Он схватил её за плечо и толкнул в дверь. Астрид потеряла равновесие и чуть не упала, но её подхватила девушка и рассмеялась, хлопая на брата Астрид накладными ресницами, предложила:

— Давай она с нами останется? Ты никогда не знакомил нас со своей сестренкой, а нам очень интересно.

Громкими воплями компания её поддержала. Брат недовольно поморщился. Он не хотел делиться своей игрушкой, но выбора у него не было. Либо играешь по правилам, либо выгонят. Так уж заведено.

— Ладно, оставайся. — Сказал он и втащил Астрид в комнату. Тут же девушку за руку схватили два парня и силой усадили между собой.

Астрид была в ужасе от предстоящей перспективы. Одна из гостий насильно влила ей в рот стакан водки, чем заслужила поощрение друзей. Астрид решила выждать момент и удрать. Но, не смотря на сильное опьянение, её надзиратели не давали ей шанса.

Один из друзей брата завёл тему об оружии, и парни принялись бурно обсуждать. Девушки сидели с ними и пьяно хихикали, иногда пытаясь привлечь внимание кавалеров тем, что вешались на шею с поцелуями.

Когда брат заявил, что может с закрытыми глазами попасть в цель, все засмеялись. Брат психанул и принёс отцовский пистолет, который тот хранил незаконно. По чистой случайности, у одного оказались подходящие патроны с собой. Возбужденная толпа вывалила во двор. Дом располагался на отшибе, жилые дома были через пять заброшенных. Кто-то из девушек выставил в конце огорода несколько бутылок и банок.

Брат схватил пистолет, закрыл глаза и сделал наугад пять выстрелов. Пули впились в стволы деревьев за забором.

Астрид не удержалась и с презрением фыркнула. Она стояла в окружении подружек брата и начинала злиться. Наверняка это было действие влитого в неё алкоголя, а может проявлялся характер. Так или иначе на неё обратили внимание. Девушка брата толкнула её к нему и сказала:

— Давайте пусть она держит мишень. Так же прикольнее будет! — Брат заморгал, безрезультатно пытаясь понять, что происходит. Астрид испугалась не на шутку и начала вырываться. Нечаянно она спихнула одну из тащивших её девушек в грязь. Оказавшись по уши в грязи, та завизжала и принялась выбираться, но было скользко, а она была слишком пьяна, отчего только барахталась в грязи и визжала.

Разъяренная Астрид сказала:

— Свинья. — И почувствовала, как в её волосы вцепились пальцы, длинные ногти царапали кожу. Наученная на тренировках, она применила один из приёмов, и напавшая оказалась на земле. Астрид допустила ошибку, когда вместо того, чтобы убежать, влезла в драку с остальными. Парни, забыв об оружии, громко ржали и подначивали дерущихся. Наконец брат пришёл в себя и, как хозяин, первый начал разнимать развоевавшихся не на шутку девушек. Постепенно всех растащили, но Астрид взбешённая окончательно никак не хотела успокоиться. Она вырывалась и пиналась, пока её тащили в дом. С большим трудом её смогли запереть в комнате. Парни вернулись к выпивке, а разъяренные девушки отмывали грязь с себя и обрабатывали ссадины и синяки.

На улицу опускалась ночь и в доме зажгли свет. У парней появилось романтическое настроение, но их подруги после потасовки были крайне не в духе и отказали. Начались ссоры и взаимные упрёки.

Одна из девушек влепила своему кавалеру пощечину и заорала:

— Еби эту суку, которая мне лицо разбила, пока ты ржал, придурок!

-А чё? Справедливо!

Брат медленно поднялся и, шатаясь, отправился в комнату за Астрид. Не успел войти, как вылетел оттуда с разбитой головой. Следом выскочила Астрид и побежала к двери, но споткнулась о выставленную подножку, и сверху на неё навалились обиженные девушки. Они крепко держали ее, прижав к полу. Против шестерых Астрид была бессильна. Брат, зажимая рану на голове, приказал:

-Снимайте с неё штаны!

Астрид из последних сил начала вырываться, но сидящие на ней девушки не сжалились, а наоборот, две из них принялись с энтузиазмом раздевать ее. Друзья брата начали выяснять, кто будет первым.

-Это моя сестра и моя идея, поэтому первым буду я! — Заорал он. Тогда в отчаянии Астрид закричала изо всех сил. Компания притихла, но брат лишь рассмеялся и велел продолжать. Когда штаны с несчастной были уже стянуты, входная дверь распахнулась, и в дом ворвался ураган. В считанные секунды все присутствующие с различными травмами оказались на полу, корчась от боли. Когда брат завалился на диван, зажимая сломанный нос, все затихло. Посреди комнаты стояла Лагерта. В гневе она сжимала кулаки, замотанные бинтами, и оглядывалась в поиске врагов. Груда тел посреди комнаты шевельнулась, и Лагерта принялась раскидывать тела. Под ними лежала почти задушенная Астрид. Та, увидев, кто перед ней, сначала застыла от шока, а затем спросила:

— А как ты здесь?

— Решила тебя навестить после нашего разговора. — Спасительница пожала плечами и продолжила: — Тебе лучше одеться и забрать вещи. И поедем отсюда. Здесь тебе точно делать нечего.

Астрид растерянно кивнула и побежала в свою комнату собирать вещи и документы. Уже через десять минут операция по спасению продолжилась в машине. Они мчались по трассе. Лагерта в гневе стискивала то челюсти, то руль, Астрид сидела безучастно, привалившись головой к окну.

— Они и маму убили. — Тихо пробормотала несчастная девушка. Лагерта кивнула. Она догадывалась об этом.

— Сейчас мы едем ко мне. Там ты будешь в безопасности.

— Хорошо. — Пробормотала Астрид и закрыла глаза.

****

Темное небо только готовилось принять солнце, когда рыбак в деревянной лодке выгреб почти на середину озера. Озеро было покрыто тяжёлой пеленой тумана. Рыбак сидел будто в облаке и, совершенно не замечая этого, разбирал снасти. Вылавливая червяка из банки, он проворчал под нос:

— Черт бы его побрал. Весь отпуск сорвал. Наловил лещей, ага. Проклятая тварь.

Продолжая ворчать, рыбак закинул удочку и молча уставился на поплавок. Постепенно он начал успокаиваться. На его приманку обратила внимание рыба и начала клевать. Рыбак застыл весь во внимании, не спуская глаз с поплавка. Где-то рядом раздался громкий всплеск.

Рыбак завертел головой и схватился за спиннинг. Быстро развернул удочку и принялся закидывать и таскать, используя разные приёмы, стараясь привлечь внимание того гиганта, который дал о себе знать. Он сменил уже вторую блесну на искусственную рыбку, в слух жалея, что нет под рукой живца, как в лодку что-то сильно стукнуло. Рыбак замахал руками и грохнулся в воду, поднимая тучу брызг и путаясь в леске. Он выплыл на поверхность и, отфыркиваясь, попытался влезть в лодку, но внезапно ощутил крепкую хватку на своей ноге, и его потащили вниз. Он судорожно забился, пытаясь освободиться, но тщетно. Почувствовал мягкий удар в спину. Это было дно. В кромешной тьме вода давила на него со всех сторон и пыталась влиться в рот. Он выпустил последний пузырь воздуха и почувствовал, как теряет сознание. Движения замедлились, и он замер, растворяясь в темноте.

Темнота и вода нисколько не мешали той, которая словно родилась в воде. Она схватила незадачливого рыбака за руку и легко потащила вверх.

В считанные секунды их головы одновременно показались над водой. К ним подплыла большая лодка, и пара других дев затащила утопленника в неё. Одна занялась реанимацией, тогда как другая помогла вылезти из воды Гуннхильде. Пловчиха уселась на корме и лениво принялась вытираться, наблюдая за лежащим без движения мужчиной. Наконец он закашлялся и открыл глаза. Дева, которая помогла ему вылезти, быстро перевернула на живот и заковала в наручники.

— Ну, вот ты и попался. — С довольной усмешкой произнесла она.

— Давайте на берег. Время не ждёт. — Произнесла Гуннхильда, снимая шапочку для плавания. Завели мотор, и лодка помчалась к берегу. Солнце очистило озеро от тумана, и начался новый день.

****

Звук падающих капель. В углу горит лампа, давая тусклый мерцающий свет. Пленница распятая стоит у стены. Сколько прошло времени, она не знала. Просто ждала.

Дверь с грохотом распахнулась, и вошла Саша. Она довольно ухмылялась и, скрестив руки на груди, встала напротив пленницы.

— Ты правда думала, что сможешь убежать от меня? — Она приблизилась к пленнице, пытаясь поймать ее взгляд. — И вот чего ты добилась.

Прозвучал хлесткий удар. Голова пленницы мотнулась, и из носа потекла струйка крови.

Затем последовал удар ногой, глухой звук отразился от бетонных стен. Никакой реакции.

— Расскажи, как ты планируешь искупить свою вину! — Потребовала Саша, грубо хватая девушку за подбородок.

— Я закончу начатое, покончу с тобой и всем, что ты здесь устраиваешь. — Зашипела Торунн, с такой яростью и презрением глядя на свою мучительницу, что та отшатнулась.

— Ах так! Ну, ты сама напросилась!

Саша круто развернулась и вылетела за дверь. Послышался её истеричный голос: — Начальника охраны ко мне и быстро!

— Но его нет. Он не отвечает на звонки, и дома его не было. Кажется, он пропал! — Ответили ей растерянные голоса охранников.

Услышав бессвязные вопли и хлесткие звуки ударов, Торунн усмехнулась. «Кажется, хозяйка начинает слетать с катушек. И черт с ней.»

На следующий день её вернули в вольер, но наслаждаться свежим воздухом и солнечным теплом она не стала. Наоборот, она старалась не выходить из трейлера днём, чтобы не попасться на глаза хозяйке, и сидела у приоткрытого окна, внимательно вслушиваясь.

Слуги и охранники после встречи с хозяйкой уходили в синяках и ссадинах. Начальника охраны всё не было. А без него весь бизнес с гладиаторами остановился. Торунн только догадывалась о причине его исчезновения, Саша — нет. Ей было не до этого.

Она бегала по имению, цепляясь до всех и каждого, срывая свою злость, обиду и страх, потому что понятия не имела, как быть дальше, и это её угнетало.

Как-то поздним вечером к хозяйке приехали гости. Торунн подкралась к решётке и наблюдала. Это была девушка. Среднего роста с длинными волнистыми волосами, сияющими на солнце словно золото. Она поздоровалась с хозяйкой, и они начали разговаривать, часто кивая на вольеры. Саша, казалось, была в растерянности. Она что-то лепетала и разводила руками.

— Оставайтесь! Осмотритесь здесь. И тогда решите. — Суетливо лепетала Саша, проводя ее к гостевым домикам. Длинноволосая гостья повернула голову в сторону Торунн и казалось, что их взгляды встретились. От холодного высокомерного взгляда Валькирии стало не по себе и ее мысли быстро закрутили карусель. Если хозяйка решила распродать гладиаторов, значит охрану усилят, её купят, увезут и никаких шансов на возвращение домой.

Она разозлилась и стукнула по решётке ладонью. Быстро спустилась и уселась у стены. Свежий ветер обдувал её лицо, и она закрыла глаза, обдумывая положение.


-А здесь у нас главный экспонат — Валькирия. — Пищала Саша, подводя потенциальную покупательницу к вольеру с Торунн. Та, услышав голоса, изменила обычаю и улеглась на кровать.

— Не заставляй себя ждать! — Крикнула Саша, оглядываясь на охранников. Четверо крепких парней стояли за ними.

— Ну так зайди за мной! — Предложила Торунн и засмеялась.

Саша кивнула охранникам. Те, сделав вид, словно шли на смерть, вошли в вольер. Гостья с лёгким любопытством следила за ними. Они ворвались в трейлер. Послышался грохот, вопли боли, и из трейлера вывалились трое окровавленных охранников. Последнего выпнули. Затем окровавленная рука показала средний палец, и дверь захлопнулась.

Саша покраснела от ярости и, схватив телефон, начала звонить за подкреплением.

— Не надо. — Холодная рука девушки схватила её за плечо. — Я сама с ней разберусь.

— Ты уверена? — В ужасе прошептала Саша, отрывая взгляд от экрана. Гостья с едва заметной насмешкой взглянула на нее и вошла в вольер. У двери трейлера оглянулась и, увидев, что хозяйка вызывает подкрепление, покачала головой.

В трейлере было душно и пахло кровью. Единственное окно было чуть приоткрыто. Дева лежала на заправленной кровати в обуви, одна нога упиралась в пол, рука закинута за голову. Гостью Торунн рассматривала с изумлением и любопытством.

— Здравствуй. Давай знакомиться. Меня зовут Ева. — Спокойным тоном начала она, закрывая за собой дверь. Торунн чуть напряглась, взглядом выискивая у неё пистолет или другое оружие. Ева заметила это, подняла руки, показав пустые ладони, и обернулась, показывая, что в рубашке и шортиках ничего не спрятано. Торунн с лёгким проблеском интереса оглядела выглядывающую из расстегнутой рубашки грудь и подтянутую фигуру.

— И какой козырь есть у тебя, раз ты так нагло входишь на мою территорию?

В ответ губы Евы изогнулись в чуть презрительной улыбке:

— А ты что, не догадываешься?

— Не-а.

Ева вздохнула и покачала головой.

****

— Сказал что-нибудь?

— Молчит, как немой.

— Так, он меня достал!

Шёл второй час допроса. Гуннхильда оставалась в стороне, давая девам из своей команды показать себя. Но те, как ни старались, не смогли выдавить из пленника ни одного слова. Его отвезли в загородный дом и заперли в подвале, чтобы крики не тревожили соседей.

Гуннхильда вошла в погреб и осмотрелась. Пленник, понурив голову, сидел на стуле в центре. Над ним тускло светила лампочка.

Слева от двери стоял большой стол, на котором были выложены различные плотницкие и медицинские инструменты. Гуннхильда молча повернулась к пленнику спиной и принялась перебирать их. Пленник угрюмо молчал, исподлобья наблюдая за ней.

Она обернулась, присела на стол и посмотрела на него. Пленник ответил ей брезгливым взглядом. Дева продолжала молча смотреть на него ничего не выражающим взглядом.

— Ну, и чего надо? — Не выдержал он. — Я ничего не скажу. Что бы вы не делали. — Он харкнул в её сторону. Гуннхильда никак не отреагировала. Просто стояла и смотрела.

Прошло ещё несколько долгих минут. Пленник начал ерзать на стуле, прятать глаза, отворачиваться. Гуннхильда медленно выпрямилась и вышла из погреба. Дверь за ней закрылась.

— Ну что? Как там? — Подскочили к ней подчинённые, едва она вошла в дом. Гуннхильда усмехнулась.

— Я кое-что придумала. Вряд-ли его можно так быстро сломать физически. Крепкий орешек. Но вот психика — это его слабое место. Помните, как он психовал на озере?

— Ещё бы.

— Думаешь ломать психику? Это долго. — Засомневалась одна.

— Вовсе нет. Главное нащупать нужные точки. Налейте мне чая. Эта ночь будет длинной.

Время тянулось долго или вовсе остановилось, пленнику было неизвестно. Светила тусклая лампочка. Пленник рассматривал инструменты и морально готовился к боли. К долгой мучительной боли. Послышались шаги. Дверь открылась, и появилась та громадная баба. Она бесцеремонно поставила перед ним стул, а на него маленькую свечку, зажгла её и заняла свое прежнее место у стола.

Пленник недоуменно покосился на неё и продолжил молчать в ожидании. Она тоже ждала.

Прошел час. Пленник издергался. Ему стало не по себе от её пристального взгляда. Свечка догорала. А она всё молчала, её глаза поблескивали в свете пламени.

Когда крошечный огарок почти затух, она наклонилась вперёд и прошептала:

— Когда она погаснет, я начну тебя есть.

И замерла в такой позе, широко растянув губы в улыбке.

Как ни старался он держаться, но, когда свеча погасла, заорал изо всех сил.

Почувствовал, как на колени села она. Ледяные крепкие пальцы схватили его голову и сильно сжали. Он почувствовал дыхание у своего уха, а затем зубы впились в него и начали жевать. Он закричал снова и в слепом ужасе снова начал вырываться. Зубы отпустили его ухо, но только для того, чтобы впиться в шею.

Гуннхильда вышла из погреба, с отвращением отплевываясь и вытирая рот салфеткой.

— Звоните Лагерте. Он выдал всё, что знал. — Сказала она девам и ушла в ванную. Оттуда послышался шум воды и шорох зубной щётки.

Девы с удивлением переглянулись и бросились исполнять распоряжение.

Утром следующего дня план оброс подробностями и его начали воплощать в жизнь.


========== Часть 5 ==========


Комментарий к Часть 5

Довольно насыщенная событиями часть.

Ева улыбнулась и нагнулась, упираясь в свои колени.

— Потому что все здесь ничтожные трусы. Может они и боятся бешеную кису. А я нет.

Торунн потеряла дар речи. Внешне она осталась невозмутимой, лишь покрасневший шрам на её лице выдавал ее ярость.

— Зачем ты пытаешься меня спровоцировать?

Торунн чуть приподнялась.

— Что бы ты встала, когда с тобой разговаривает превосходящий тебя человек.

Торунн вскочила и кинулась на Еву. Её встретила пустота. Ева схватила руку Торунн и, крутанув вокруг себя, швырнула на пол, пользуясь её же инерцией. Торунн грохнулась на колени, с заломаной за спиной рукой, и взвыла сквозь зубы от боли и унижения. Никогда и никто не мог её поставить на колени. Несмотря на свою клятву не причинять женщинам вреда она попыталась выкрутиться, но изящные руки держали словно тиски.

— Все твои попытки вырваться лишь причинят тебе боль, так что я бы не советовала… — прошептала Ева, склоняясь к уху девушки. В ответ та лишь зарычала.

— Ох, и дикая ты. А знаешь, мне такие даже нравятся.

— Отпусти меня, и я тебя пощажу.

— Хммм… — Ева встала вплотную сзади и свободной рукой взяла деву за нижнюю челюсть, задирая голову вверх.

— И кто тут мне угрожает? Когда девушки стоят передо мной на коленях они обычно такое не говорят. Потому что их языки заняты…

— Замолчи, тупая сука! Либо отпусти, либо убей уже. — Торунн была на грани. Происходило то, чего она так боялась все годы - плен. Боялась больше, чем смерть и издевательства.

— Ох, нет. Я не сделаю ни того ни другого. — Ева задумчиво покачала головой. — Ты мне даже немного нравишься. Ты такая милая и свирепая. Это такое интересное сочетание.

Снаружи послышались голоса и осторожные шаги. Ева поморщилась и отпустила деву.

— Еще увидимся. — сказала она и, распахнув дверь, вышла.

— А она и впрямь хороша! — сказала Ева, подходя к хозяйке.

— Господи, я думала она там тебя удушила и поэтому отправила охранников. — Александра потрусила рядом с Евой заглядывая ей в глаза.

— Всё в порядке. Она, конечно, диковата, но мне нравится. — отмахнулась Ева и ушла в свой домик. Саша остановилась. Потопталась на месте и вернулась в вольер, где кипел нешуточный бой.

Наконец, благодаря численному превосходству, Торунн удалось скрутить.

Её подтащили к хозяйке. Та брезгливо поморщилась и приказала вернуть её в погреб. Торунн пообещала добраться до неё. Охранник ударил её тяжёлой дубинкой по голове, и она отключилась.

— Бешеная и впрямь. Скорее бы от тебя избавиться, раз уж с боями все покончено. — проворчала она и ушла в дом. Там она приняла пару запрещённых препаратов и легла в постель.

Снова холод, темнота и одиночество. Торунн лишь вздохнула и попробовала пошевелиться. Тело сильно болело. Ребра ныли особенно сильно. Сколько она уже тут. Наверное долго. В этот раз её приковали сидя. Короткие цепи не пускали руки далеко от стены. На шее снова был ошейник. Торунн судорожно вздохнула и уставилась на щелочку света под дверью. Она знала, что там была лестница наверх и на ней дежурил охранник. Эта полоска света словно якорь для её разума. Иначе она бы сошла с ума в этой безликой тьме.

Проскрипела открывающаяся наружу дверь, легкие шаги, затем голоса, и зажглась лампочка. Торунн заморгала, пытаясь привыкнуть хоть к тусклому, но, все-таки, свету. Дверь скрипнула и вошла она. Та странная девушка. На одном плече болтался маленький рюкзак. Она махнула рукой конвоиру и тот вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

— И зачем ты с хозяйкой ругаешься? — укоризненно спросила она, уперев руки в бока. Торунн молчала, смотря в сторону.

— Скажи честно, ты мазохистка, да?

Молчание было ей ответом. Но, кажется, она не смутилась. Только покачала головой и полезла в рюкзак. Торунн, не пересилив любопытства, посмотрела на неё. Девушка достала пол-литровую бутылку. Коротко глянула на Торунн и, словно извиняясь, пожала плечами.

— Прости, я мало понимаю в медицине. Но уверена, что ты хочешь пить.

Торунн промолчала снова, отводя взгляд, но бутылка воды привлекла внимание. От её появления жажда принялась драть горло ещё сильнее.

— Давай ты не будешь делать глупостей сейчас? — Она подошла и опустилась перед пленницей на одно колено.

Пленница кивнула, не отрывая взгляда от бутылки. Ева осторожно дала сделать ей глоток. И отняла бутылку.

— Понемногу.

И дала сделать ещё пару глотков. Когда пленница утолила жажду, она убрала бутылку и принялась копаться в рюкзаке.

— Спасибо. — тихо сказала Торунн. Ева неверяще смотрела на неё. — Пожалуйста.

Торунн уставилась в пол, смущенная всем этим. Ева взяла ватные тампоны и перекись водорода.

— Я просто хочу обработать твои раны. Пожалуйста, не мешай мне, хорошо?

Торунн кивнула, не спуская глаз с девушки. Ева подсела к ней и начала промывать многочисленные ссадины и разбитую губу. Торунн молча перенесла это. Закончив с ранами, она достала мазь от ушибов и с сомнением посмотрела на Торунн.

— Тебе это не понравится. Но мне придётся задрать твою… — она с сомнением посмотрела на лохмотья, прикрывающие её тело. — Одежду. Что бы обработать ушибы.

Торунн взглянула на неё исподлобья. Грубить уже не хотелось. Всё-таки она хочет помочь. Но и принимать помощь было унизительно. Тогда она решила отказаться как можно вежливее:

— Не надо. И так нормально. Ты много сделала для меня. Спасибо. Дальше тело само восстановится.

Ева укоризненно посмотрела на неё и, не давая ей времени для продолжения, задрала остатки её футболки за голову и, стараясь не показывать ужаса, начала обрабатывать синяки. Торунн ворчала, но сопротивляться не посмела.

— Ну вот и все. — Ева одела Торунн и с облегчением вздохнула, отойдя к рюкзаку.

Торунн молчала, обдумывая необычное поведение девушки.

— Прости, больше ничем не могу облегчить твоё положение пока что. — Торунн пожала плечами, стараясь не смотреть на девушку.

— Мне нужно идти. Ещё увидимся. — Торунн кивнула, и Ева вышла, пряча улыбку. Кажется, начало получаться.

Торунн осталась в одиночестве. Когда закрылась вторая дверь, охранник снова выключил свет.

Александра сидела в постели, поедая коробку мороженного. Рядом с ней на коленях стояла горничная. С её разбитого носа капала кровь прямо на белоснежный передник.

— Простите, я не знаю, как объяснить это вам.

— Но при этом говорить такое ты мне способна. Попробуешь снова оболгать мою гостью — уволю. А теперь свали!

Горничная спешно скрылась за дверью.

«Тайный агент. Ага, как же. Насмотрятся боевиков, а мне что делать? Скорее бы уже избавиться от них всех. Надо поговорить с покупательницей: решила она покупать или нет. Такая милая девка. Вот бы её затащить в спальню.» Погруженная в мысли она уснула.

Ева пыталась связаться с Лагертой, когда услышала шум снаружи. Она выглянула в окно и заметила, что от поста двое охранников ведут спотыкающегося человека. В котором Гуннхильда сразу бы признала пленника. Ева же принялась наблюдать.

Начальника охраны подвели к дому и осторожно ввели внутрь. Ева, заметив его порванную одежду и окровавленное лицо, сразу забеспокоилась. План, кажется, начал давать сбой. Она сразу же сообщила об этом Лагерте.

— Кажется, у нас проблемы. — Лагерта шла по улице только вернувшись в город. Увидев сообщение от Евы — обеспокоилась и позвонила Гуннхильде.

— Что случилось?

— Пленник у тебя?

— Ну да, в подвале заперт, как ты и сказала.

— Проверь подвал. Сейчас же.

— Конечно. — Гуннхильда, не прикрывая связи, выбежала из дома и увидела дверь приоткрытой. — Ох, черт.

Она вытянула пистолет и, держа его наизготовку, двинула в сторону подвала. Приоткрыв дверь она увидела сломанный стул, а у стены лежащую деву, которую она поставила на охрану. Больше никого не было. Быстро проверив наличие пульса у помощницы, она выбежала наружу и окликнула вторую девушку.

— Быстрее, она жива, но без сознания.

Девушка сначала хотела вернуться в дом за аптечкой, но под яростным взглядом предводительницы помчалась за потерпевшей.

— Лагерта, он сбежал. Одна из наших пострадала. — Сообщила Гуннхильда, наблюдая как помощница на руках выносит пострадавшую.

— Значит это он вернулся. Проклятье. Весь план рухнул. Собирайся. Мы будем брать штурмом. Место сбора скину позже.

Лагерта отключила телефон и набрала Астрид. Объяснила ей задачу и отправилась в главное здание, где и произойдёт первоначальный сбор.

— Что вы, Александра спит, её нельзя беспокоить! — замахала рукой горничная. Другой она держала окровавленный платок у своего носа.

— Сгинь, стерва, сейчас не до этого. — начальник охраны отшвырнул её с дороги и, распахнув дверь, ввалился в спальню. Подошел к кровати, схватил спящую за плечи и начал трясти.

Александра в ответ только мычала нечленораздельные ругательства.

— Да проснёшься ты или мне, блять, все самому делать?! — заорал разъяренный мужик и вышвырнул её на пол. Удар головой о пол выбил остатки сна.

— Совсем умом тронулся?! Сначала свалил не пойми куда. — Саша барахталась на полу пытаясь вылезти из одеяла. — А теперь выебываешься. Проваливай и займись уже делом, козел.

— Я в плену был! Эти идиотки очень интересовались этим местом. — Он рванул одеяло и отшвырнул его в сторону. Саша, наконец-то, поднялась на ноги и, чуть пошатываясь, уставилась на своего зама.

— И ты все рассказал?!

— Ну… — он стушевался и побледнел, вспоминая что происходило в подвале.

— Меня пытали. Черт, ты бы от такого что угодно сделала… — Саша смотрела на него ухмыляясь. Он заметил это и перешёл в наступление. — Не об этом сейчас думать надо. Нам нужно подготовиться к встрече с гостями. Так что давай одевайся и пошли!

— А, да, сейчас. Думаешь это суки из Фрей?

— Блять. Да я уверен в этом! Слушай. Может ты у папки своего помощи попросишь? Ну, дело то серьёзное. Они ведь бешеные. Убить могут запросто. — пробормотал начальник охраны, касаясь рукой пострадавшего уха. Саша отвернулась чтобы не видеть запекшуюся кровь и следы зубов на распухшей и посиневшей шее.

— Не выйдет. Он меня терпеть не может и будет только рад избавиться. — тихо ответила Саша отворачиваясь. Начальник оторвался от своих ран и сочувственно хмыкнул.

— Тогда придётся действовать самим. Черт, жаль собак эта бешеная тварь истребила. Они бы пригодились. — начальник задумчиво посмотрел в окно. Было только начало вечера, и до темноты оставалось ещё много времени.

— Ну, один тут гавкал. — вспомнила Саша, одеваясь.

— А, ну да. Князь же выжил. Новых не купила?

— Нет. После твоего исчезновения я вообще решила завязать с этим. И заняться чем-нибудь попроще. Эскортом, например. Слишком уж тяжело с этими тварями. — Саша передернула плечами, застегивая блузку.

— Да ты шутишь! — охранник всплеснул руками и схватился за голову.

— А почему бы и нет? В этом я разбираюсь. А, как оказалось, весь бизнес по боям на тебе лежит и без тебя ничего не работает. — Она подозрительно уставилась на начальника и закончила: — Я хочу независимость.

— Да она у тебя и так есть. От мозгов ты точно не зависишь! — рявкнул он в ответ. — Успела продать кого?

— Да вот троих. Даже на Валькирию покупатель нашёлся. — похвасталась Саша, натягивая юбку.

— Да ты и впрямь идиотка! — начальник охраны заметался по комнате. — Ты решила продать лучшего бойца?!

— А что такое? — недоуменно оглянулась на него Саша и отвернулась к зеркалу, крутясь перед ним, тщательно осматривая свой образ.

— Если уж решила избавиться от Валькирии, то могла бы предложить этой стерве Лагерте её выкупить. Уж от них бы получила приличную сумму. — насмешливо предложил он, наливая себе воду из графина.

— Ой, нет. Не хочу с этими чокнутыми связываться. — Саша наклонилась к зеркалу тщательно крася губы. — Хватило того, что к ним Алиска удрала.

За спиной мгновение была тишина, затем послышался удар и звон разбитого стекла.

— Что ты, это ж хрусталь…

Закончить не дала рука, схватившая её за шею. Её подняли как куклу и развернули. Она в ужасе пискнула и зажмурилась. Прямо перед её лицом пылала всеми оттенками красного разъяренная рожа зама.

— Ты что, ни хрена не поняла?! — заорал он, брызжа слюной. — Это сестра твоя все придумала! Она устроила побег, и она же дала наводку на меня тем сукам. Теперь они нас в покое не оставят!

— Отпусти меня, придурок! — Взвизгнула Саша, выдираясь. Её тут же с силой опустили на пол. Она упала на спину и отползая уперлась в стену. Сверху над ней завис начальник охраны.

— Кто тот покупатель?!

— Какой?!

В ярости он пнул Сашу в бедро, и та взвизгнув ответила:

— Ну девка. Очень крутая. Зашла в трейлер Валькирии одна, и та её не тронула.

Охранник взвыл, хватаясь за голову, а затем заорал от боли.

— Идиотка! — сплюнул он и выбежал из спальни. Послышался его рев — он отдавал приказы всем встречным.

— Сам такой. — буркнула Саша, поднимаясь на ноги. Подошла к своей тумбочке и достала пакетик с белым порошком.

Ева не стала ждать продолжения и начала действовать. Быстро собрала нужные вещи, оделась и прошла в погреб. Там её встретил охранник. Уже другой.

— Ключи от кандалов у тебя? — строго спросила Ева, стоя на пару ступенек выше и глядя на стоящего внизу охранника.

— Да. А что? — охранник машинально потянулся к карману, в котором лежали ключи. Ева кивнула и спустилась.

— Приказа не было. — промямлил он и потянулся к рации. Он очень пасовал перед ней. Девушки вниманием его не баловали, а учитывая, что он сидел здесь уже третий месяц безвылазно… Ева положила руки на его плечи и прижалась всем телом к нему, одновременно поворачивая его спиной к стене.

— А трахнуть ты меня без приказа тоже не можешь? — спросила она, приблизив лицо к его.

— Эээ… — парень растерялся и потерял бдительность. Поэтому, когда её колено впечаталось в его пах, для него это было двойным ударом. Он тихо заскулил, начиная сгибаться, держась за ушибленное место. Ева схватила его за голову и приложила ею о стену, и охранник отключился. Оглянувшись на дверь, она быстро нашарила в его кармане ключи от кандалов и вошла в погреб.

— Здравствуй, киса.

Торунн в недоумении смотрела на неё. Не теряя времени Ева прошла к ней и открыла оковы.

— У нас нет времени на болтовню — просто иди за мной. Мы уходим.

— Ладно. — Торунн поднялась и, придерживаясь за Еву, похромала к выходу.

Ева приоткрыла дверь и оглядела обстановку. Один охранник лениво прошёл в дом и все.

— Ты ведь должна знать все здесь. Куда бежать лучше, чтобы выбраться?

Торунн недоуменно посмотрела на неё.

Ева в нетерпении вытащила пистолет из рюкзака и сунула его за ремень.

— Куда вы с Викой убегали в прошлый раз?

Тут дева потеряла дар речи, но, так как ноги начали функционировать как следует, она выбежала наружу. Ева последовала за ней.

Лишь когда они обогнали оранжерею, Торунн бросила:

— Поверить не могу что ты — дева щита.

— По-твоему, все девы должны быть такими, как та кобыла, что скакала здесь с тобой в прошлый раз? — огрызнулась Ева.

— Ага. За неё я была спокойна. А теперь тихо. Пойдём через псарню. Там сейчас пусто. Но все-таки…

Они тихо прошмыгнули мимо вольеров, не заметив, как в одной из будок темнота зашевелилась. Сначала показалась огромная голова, покрытая шрамами и затем наружу будто вытекла часть тьмы в виде пса. Он задрал морду и принюхался. Запах Торунн поднял шерсть на его загривке, и пес оскалился. Он подошёл к двери в ожидании, когда его выпустят.

— Проклятье. Я думала, после исчезновения начальника бардака будет больше. — с осуждением покачала головой Торунн, наблюдая как часовые ходят по границе, охраняя забор. Подобраться к забору незаметно было невозможно. До самого забора и после него было 20 метров вспаханной земли.

— Как теперь? — Ева зевнула и огляделась. Торунн молча пожала плечами. — Собак у них нет, так что…

— Кстати, а начальник у них — это, случайно, не такой здоровяк с плешью?

— Ну, выглядит так. — кивнула Торунн. И замерла. У неё перехватило дыхание.

— Видела его тащили в дом. Поэтому и пришлось изменить план.

Торунн вздрогнула.

— Если этот гад вернулся, значит сидеть нам нельзя. Нужно прорываться каким угодно способом. — Торунн повернулась к Еве. — Что по оружию?

— Пистолет и один магазин к нему. — она пожала плечами. — План был вполне мирный, взяла на всякий случай и…

Она замолчала увидев, как на неё смотрит Торунн.

— Даже ножа нет?

Ева мотнула головой.

Торунн вздохнула и сказала:

— Предлагаю напасть на них у реки. Там много комаров и охранники больше заняты ими, чем службой.

Они быстро, но тихо побежали в сторону реки. Солнце понемногу клонилось к закату. Тени стали удлиняться.

— Брать их на такое задание — это сплошное безумие! — с негодованием воскликнула Лагерта. — У них мало опыта. Да у них вообще опыта нет!

Вика и Аня насупились. Астрид усмехнулась, взглянув на них и сказала: — Вот и будет у них опыт как сходят на задание.

— И ты туда же. — Лагерта коротко глянула на неё беря автомат. — Нет. Все с ума сошли. Вы хоть понимаете, что можете погибнуть?!

Девы кивнули.

— Астрид, ты… — Лагерта начала и не закончила. На склад забежала вооруженная дева и крикнула:

— Машины готовы.

— Хорошо. Так и быть, идете с нами.

Девы улыбнулись и побежали к заведующей склада. Через минуту они появились на улице, где стояли три машины. Девы сели к предводительницам. И одна за другой машины выехали из города.

— Гуннхильда будет ждать нас на месте. — сообщила Лагерта и задумалась. Астрид вела машину на безумной скорости и украдкой сжала её руку. Лагерта с благодарностью глянула на неё и вернулась к размышлениям.

Девы на заднем сиденье переглянулись и взялись за руки. Помочь хотелось сильно, но от страха это желание не избавляло.

Гуннхильда загнала мотоцикл в кусты и теперь сидела в подлеске, проверяя готовность своего оружия. Время текло медленно. Солнце светило по-особому, мягко и тепло, будто издеваясь, создавало атмосферу безмятежности. Птицы пели и даже косуля вышла из леса, осмотрелась, и неторопливо пошла через дорогу. Выстрел вдалеке заставил её резко изменить план и в два скачка она скрылась в кустах.

Гуннхильда сняла автомат с предохранителя, но осталась на месте, до боли в глазах всматриваясь в сторону, откуда послышался выстрел.

Ева ухмыльнулась, когда сняла одного и прицелилась в другого, но тут Торунн за спиной вскрикнула. Послышалось рычание, и обернувшись Ева увидела дуло автомата, смотрящего прямо ей в голову. А рядом Торунн дралась с огромным чёрным псом. За ними полу кругом выстроились вооружённые охранники и оружие было нацелено на них. Ева выругалась и подняла руки вверх. Её скрутили, заковали в наручники и повели к дому. Торунн и пса растащили и так же заковали в наручники, несмотря на многочисленные рваные раны. Пса вели в опасной близости от неё, позволяя ему клацать клыками у лица беспомощной девушке. Охранников это очень забавляло.

У погреба их ждал умытый начальник охраны и Саша.

— Ну что? Нагулялись? — спрашивал он, словно бабушка, встречающая внучек с прогулки. И тут же резко заорал: — А теперь в будку, суки драные!

Ева с презрением посмотрела на него. Саша с лёгким недоумением смотрела на бывшую гостью. Торунн скосила один глаз и, как обычно, пообещала перегрызть ему горло. Впервые он обратил на эту угрозу внимание и дотронулся рукой до заклеенных пластырем ран на шее.

От внимания Торунн это не укрылось, и она хохотнув заявила уже из погреба:

— Закончу начатое, вот прямо там и начну!

— Заковать этих мразей! — рявкнул начальник охраны и, схватив Сашу за плечо, потащил её в дом.

Еву и Торунн приковали к противоположным стенам. Какой-то охранник пнул Еву в ребра и вышел. Торунн заинтересованно посмотрела на него.

Дежурный решил остаться в помещении, а не на лестнице. Когда все вышли он посмотрел на изуродованную шрамами Торунн, окровавленное лицо Евы и с отвращением сплюнул.

— Ты чего плюешься? — буркнула Торунн.

Охранник помолчал, решая отвечать ей или нет. Но ответил:

— Глотают только пидоры.

Ева хмыкнула и уставилась на плевок:

— Не знала, что у тебя во рту была сперма.

И с искренним удивлением уставилась на парня. Торунн расхохоталась. Ева присоединилась к ней. Их истеричный смех довёл охранника:

— Смейтесь. Всё равно вам не долго осталось.

Дверь за ним захлопнулась. Послышались шаги по лестнице и закрылась вторая дверь.

Торунн посмотрела на Еву с уважением.

— Круто ты его.

— Да это так. Мелочь. — самодовольно усмехнулась Ева и вздохнула: — Что теперь?

— Будем смотреть по обстоятельствам. — ответила Торунн с тревогой оглядывая свои руки.

— Песик тебя хорошо отделал. — Хмыкнула Ева.

— Бывало и хуже. — Торунн не хотела показывать свою уязвимость. Ева сразу поняла это и, жмурясь словно кошка, поймавшая мышку, сказала:

— Хорошо, что хоть твои пальцы уцелели.

Торунн с недоумением покосилась сначала на пальцы потом на девушку и спросила:

— Ну да. Хорошо.

— Бьюсь об заклад, что такие пальчики умеют играть на гитаре.

— Нет. Музыка это не моё. — Торунн не понимала с чего такие разговоры в таком-то положении.

— А танцы? — не унималась Ева.

«Наверное, так справляюсь со стрессом.» — подумала она.

— Неа. — Торунн покачала головой.

— Понятно. — Ева усмехнулась и сказала: — А секс у тебя хоть был?

— Ч-что?! — Торунн ошарашенная и смущенная уставилась на Еву.

— То. Ну это… С девушкой. — Ева улыбнулась: — Ну или с мальчиком.

Тут Торунн передернуло.

— Мне это не интересно. Ясно?

Ева хотела сказать что-то ещё, но встретилась с яростным взглядом и решила промолчать.

Они продолжили сидеть молча.

Машины остановились в условленном месте, одновременно, распахнулась двери и воительницы выскочили наружу. Из кустов вышла Гуннхильда и, подойдя к Лагерте, кивнула в сторону имения Саши.

— Нам следует торопиться. Я слышала там был выстрел.

— Все за мной и соблюдать полную тишину.

Лагерта первой вошла в лес. Остальные потянулись за ней. Две девы остались охранять машины.


========== Часть 6 ==========


Охранники расслабились, зная, что пленницы скованы и заперты, а начальник закрылся с хозяйкой в доме и занят разборками.

— Ну и денёк. — проворчал один, прохаживаясь на пограничном посту. Рядом стоял другой и неспешно закуривал. — Это ещё что. Вот когда все гладиаторы сбежали было по-настоящему весело.

— Дежурил тогда?

— Ага. Всю ночь этих олухов ловили. Они хороши только когда друг с другом дерутся, а на деле ничего стоящего не могут. Но бабки с них рубят конкретные.

— Мне горничная говорила, что хозяйка завязывает с бойцами и открывает бордель.

— Хе-хе… Тогда я раздумал увольняться. Прикинь. Целый гарем шикарных тёлок и все наши по первому слову…

— Да. Это будет круто.


Кусты за оградой пошевелились.

— Видишь их? — прошептала Лагерта, лёжа под кустом и прицеливаясь в спины охранников.

— Ага. — Астрид прицелилась.

— Три, два, один.

Приглушённые выстрелы прозвучали одновременно. Охранники как подкошенные рухнули, но до того, как их тела коснулись земли, из кустов вылетели две тени и с помощью кусачек принялись открывать сетку. Когда большой проход был сделан — выбежали остальные. В закате солнца были видны фигуры в камуфляжных костюмах, масках и бронежилетах, в руках они крепко держали автоматы.

— Вперед. Рассредоточиться по лесу. — низкий голос Астрид донёсся из тени зарослей впереди, и воительницы быстро и бесшумно выполнили приказ. Лагерта приблизилась к ней и прикрывая спины друг друга они побежали к цели.

***Девы молча сидели в заточении. Ева вовсе ушла в себя остановившимся взглядом смотря на пол перед собой. Послышались глухие хлопки. Потом ещё. Крики. Открылась и захлопнулась наружная дверь.

Торунн пришла в себя и чуть пошевелилась.

— Кажется, это за нами.

Ева зевнула.

— Долго они возились.Ты готова?

Торунн сонно посмотрела на неё и пожала плечами.

— Ты как? — Ева встревоженно посмотрела на неё. От ран на руках натекли лужицы крови.

— Тебе ещё повезло что руки высоко прикованы. А то бы уже умерла.

— Да плевать.

Ева хмыкнула и прислушалась.

***Астрид огляделась. Охранники быстро сообразили, что к чему и залегли в укрытия. Перестрелка затягивалась. Она посмотрела на Лагерту. Та внимательно осматривала поле боя, оглянулась на Астрид и указала взглядом на оранжерею. До оранжереи шагов тридцать. А после неё до погреба рукой подать. Но выводить заложников под пули, у которых нет никакой защиты…

Размышляя, Астрид сжала челюсти и снова огляделась. Девы заняли хорошую позицию, вот бы дождаться темноты, но, если отец Саши пришлёт подмогу — им конец.

Астрид сделала пару перебежек и оказалась около Лагерты. Обе залегли за ящиками с удобрениями.

— Что делать будем? — Астрид прерывисто дышала, устраивая автомат рядом.

— Нам нужно действовать и побыстрее. — ответила Лагерта. Нахмурилась, глядя как неосмотрительно высунулась Вика. — Нужен отвлекающий маневр. И крепко схватила Астрид за шиворот.

— Даже не вздумай черт бы тебя побрал. — зашипела она, смотря на любовницу так свирепо что та отвела взгляд.

— Тогда пойдём вместе. Ты освобождать заложниц, а я сымитирую штурм дома.

— Может сработать. — задумчиво сказала Лагерта. — Я возьму с собой Аню и Гуннхильду. Одна будет прикрывать, другая поможет выносить заложников.

Астрид улыбнулась и начала передавать сообщение по рации. Узнав, что сейчас будет Вика засияла. «Как мотылёк, летящий к лампе», — подумала Аня, с тревогой глядя на подругу.

— Давай аккуратнее. — попросила она и сжала руку Вики. Та на секунду замешкалась. Прозвучал сигнал и началась контратака. Астрид повела свою группу на штурм. Охранники кинулись к дому. Лагерта, убедившись, что никого не осталось, махнула рукой и они побежали к погребу. Аня прибежала первой и распахнула дверь. На неё кинулся охранник, повалил на землю и сильно приложил о каменную дорожку. Аня осталась лежать без движения. Гуннхильда, действуя прикладом как дубиной, проломила череп охраннику, нашла у него ключи и ворвалась внутрь. Там их ждали: еле живая от слабости Торунн и как всегда спокойная Ева. Первой она освободила Еву. Лагерта достала из рюкзака бинты и занялась оказанием первой помощи Торунн. Гуннхильда оставила ключи Лагерте и выбежала наружу. Послышался ее голос:

— Аня жива.

Ева сосредоточенно разминала конечности, наблюдая за Торунн. Та открыла глаза и попыталась встать. Ева отстранила Лагерту и, закинув руку Торунн себе на плечо, поволокла наружу. Там встретила Гуннхильду, закидывающую себе на плечи Аню. Таща на себе Торунн Ева, однако, не отставала от Гуннхильды. Кто-то из охранников заметил их отход и пули засвистели рядом с ними. Лагерта задержалась, открывая ответный огонь. Раненых дев удалось унести под покров леса. Остальные начали стремительно отступать, прикрывая свой отход градом пуль. У самой машины их встретили девы.

— Хорошо сработали. Помогите их посадить. — прохрипела Ева, трясущимися руками передавая Торунн другой деве, и взяла предложенный пистолет.

— Давай назад. Прикроем их отход. — скомандовала Гуннхильда. Но не успели они сделать и пары шагов, как из леса выбежали остальные. Нескольких тащили подруги.

— Они отстали у леса и вернулись к дому. — сообщила Астрид.

— Все в машины! И возвращаемся как планировали. — скомандовала Лагерта, кидая свою винтовку в багажник.

Гуннхильда выкатила свой мотоцикл из кустов и, махнув рукой, умчалась. Через несколько минут дорога была пуста. Только несколько трупов в форме охранников валялись в кустах.

— Подумать не могла, что она сотворит такое. — причитала Вика.

— С ней все будет в порядке. — отрезала Лагерта сжимая кулаки. Астрид вела машину молча, полностью сосредотачивая внимание на дороге. Ева украдкой оглядывалась на машину позади. В ней везли тяжелораненых в том числе Торунн и Аню.

— Не скули как собака. Она жива и это главное. — её голос прозвучал отрезвляюще холодно.

Вика даже обернулась к ней и фыркнув заявила:

— Да что ты понимаешь!

Ева не ответила только скрестила руки на груди и уставилась в окно.

***Машина с больными рванула прямо в Фрейи, ее сопровождала Гуннхильда. Остальные сделали петлю и дома оказались позже.

— Я сильно испугалась за тебя. — призналась Лагерта. Она с Астрид сидели дома на кухне и пили чай.

— Я тоже.

Они немного помолчали и Астрид поднялась.

— Думаю, ванна поможет нам немного расслабиться.

— Хорошая идея.

Когда Астрид ушла Лагерта допила чай и взяла телефон. Но, увидев время на часах, остановилась. Время позднее. И решила позвонить в больницу. Ей сказали, что все будут жить и попросили забрать оттуда Вику. Она засмеялась и сказала, что это не в её силах и предложила усыпить рыжую бестию хотя бы на время. Астрид вернулась из ванной и спросила:

— Если смеёшься, то все хорошо.

— В порядке. Ранения не серьёзные, у Ани сотрясение. Самая большая их проблема — это Вика.


— Она вроде не была ранена.

— Ага. Теперь не даёт покоя медикам. Они умоляют нас забрать её.

— Что бы она нас доставала?!

Астрид замотала головой. Лагерта рассмеялась и пошла в ванную, взяв Астрид за руку.

— Нам нужно воспользоваться моментом и просто побыть наедине. — пробормотала Астрид, забирая Лагерту в объятия. Она расслабилась и прикрыла глаза.

— Вода стынет. Предлагаю продолжить там. — Астрид отпустила Лагерту, и обе наперегонки принялись стаскивать с себя одежду. Лагерта справилась первой и со стоном наслаждения села в ванную. Астрид с усмешкой сняла свою цепочку и присоединилась к любовнице, сев за ней. Лагерта с улыбкой откинулась на Астрид, чувствуя, как нежные руки обнимают её под водой. Они сидела так пока вода не остыла. Тогда помылись уже под душем и легли в постель. Заснуть после такого дня не получалось.

— Астрид?

— Да, Лагерта.

— Думаешь наш план сработает?

Лагерта перевернулась на спину.

— Я в этом уверена.

Астрид приподнялась, упершись локтем в кровать и продолжила:

— Мы сделали все, что в наших силах. Теперь будем ждать результата и тогда решим, что делать дальше.

В тусклом свете ночной лампы Астрид заметила, как блеснула слеза, катящаяся по щеке Лагерты. Она вытерла её тыльной стороной ладони и поцеловала подругу в щеку.

— Кажется старею. — усмехнулась Лагерта, отводя взгляд от внимательных глаз подруги. Астрид только усмехнулась и наклонилась к обнажённой груди.

— Сейчас проверим.

Её влажные губы мягко обхватили сосок, чуть сжали и отпустили. Рукой обхватила за талию подающееся навстречу тело и поцеловала ложбинку между грудей, затем повторила то же со вторым соском.

Лагерта закусила губу.

— Ты такая же чувствительная как и раньше. — послышался мурлыкающий голос Астрид, и она припала к губам возлюбленной, нежно целуя её, пока рука скользит по подтянутому животу, то вниз, до самого лобка, а затем вверх. Ладонь накрывает грудь и затем слегка сжимает её, вызывая стон, заглушаемый поцелуем. Рука Лагерты находит бедро Астрид и сжимает, гладит его. Астрид оставляет губы, спускаясь чуть ниже, целует ключицы, плавно переходя на шею. Вздрагивая от неожиданного укуса, Лагерта сжимает ягодицу любимой, прижимая её к себе.

Астрид хмыкает и проводит языком по шее, и, не давая опомниться, спускается к груди. Лагерта чуть приподнимается на локтях и шире разводит бедра. Астрид улыбается ей, и, не прерывая взгляда, целует её, медленно спускаясь вниз. Достигнув гладко выбритого лобка, она останавливается и нарочито медленно целует его. Затем поворачивает голову и целует внутреннюю сторону бедра. Во взгляде Лагерты загорается огонь, страстный и одновременно опасный. Астрид усмехается и спускается еще ниже, устраивается поудобнее, и, покорно прикрыв глаза, проводит кончиком языка между половых губ. Лагерта со стоном откидывается на кровать. Язык повторяет свой маневр, и Лагерта, резко выдохнув, запускает руку в волосы любовницы.

Астрид пальцами открывает половые губы и скользит языком по всей длине влагалища, игриво избегая касаться клитора. Стоны Лагерты становятся громче, тело начинает изгибаться, умоляя о ласке. Рука Лагерты сжалась в кулак, заставляя Астрид перейти к финалу. Она послушно обхватывает губами клитор, заставляя Лагерту охнуть и податься тазом вперёд. Её язык теперь мягко скользит по заветной точке, то одной, то другой стороной, ускоряя движения. Бедра напряглись, Астрид продолжила двигаться в привычном темпе и через несколько мгновений почувствовала, как напряглось все тело возлюбленной, следом раздался протяжный стон. Бедра и рука расслабились, выпуская Астрид, которая переместилась к Лагерте и лениво растянулась рядом, нежно обнимая её и прижимаясь всем телом. Лагерта смогла лишь свести ноги и повернуть голову к Астрид.

— Моя девочка — уже засыпая, услышала Астрид нежный шёпот.

***Черная машина съехала с трассы на полузаброшенную грунтовку и покатила вперёд, распугивая греющихся на солнце змей. Затем свернула на заросшую колею и поползла, цепляясь за нависшие кусты. Дорога уперлась в небольшую поляну в глубине леса. На этой поляне стоял домишко, рядом хлев и пара сараев, а за домом виднелся заросший пруд.

Во дворе стояли машины и один фургон. По двору бегали женщины разных возрастов в поношенных одеждах: одни таскали мусор, другие заносили стройматериалы и мебель в дом.

— Не дворец конечно, но пересидеть можно. — заявила Вика, выходя из машины. Следом вылезла Ева и мученически возвела глаза к небу.

— Вообще да. Вроде все есть. Колодец почистили хоть?

— Это называется скважина. Да она готова. Только насос врубай, и вода пойдёт. Так. Что ещё. Ну да — погреб здешний обвалился.

— Вот уж по этому поводу совершенно не расстроюсь. — буркнула Торунн и ушла на обследование двора.

— Дров хватит, домик всего на одну комнату. Да с русской печью! Эх, романтика. — Вика потянулась, оглядываясь на бродящую у пруда Торунн.

— А что это за комната за печью? — спросила Аня, отмахиваясь от мошкары.

— О, это интересно. Вообще, это типа мини-бани. Там скоро закончат реставрацию, будет и баня, и душевая — по желанию. Только печь топи.

— Интересно. Ладно, пойдём поможем.

Они присоединились к работам. Этот домик принадлежал одной жительнице Фрей, который она, за ненадобностью, отдала городу. Но до сих пор этот проект был заморожен. А сейчас уже третий день в нем велись работы по реставрации и улучшению, чтобы Ева и Торунн смогли переждать бурю. Которая должна была вот-вот случиться.

Вечером все работы были завершены и дом сдали под ключ. Когда все столпились у машин, занятые разговорами, Торунн впервые вошла в дом и огляделась. Первой увидела побеленную русскую печь, которая стояла боком к входу. Комната была небольшой и светлой. Стены, пол и потолок отделаны свежей древесиной. Внутри едва уловимо пахло разогретым деревом. Мебели было минимум, но ее вполне хватало для комфортного проживания двоих. За печью пряталась небольшая дверь, ведущая в душевую.

Торунн оглянулась на левую половину комнаты и прошла в правую. Кровать на левой половине стояла у окна и это не внушало ей доверия. В комнату вбежала Аня.

— Ну, как тебе здесь?

Торунн пожала плечами и вздохнула.

— Не переживай. Все будет хорошо. Ева на самом деле очень хороший человек. Вы подружитесь, я уверена.

— Посмотрим. Кажется, тебя зовут.

— Да. Ну, до встречи. — Аня быстро обняла Торунн и выбежала.

Торунн вышла и остановилась на пороге, прислоняясь к косяку плечом.

Девы очень тепло прощались с Евой. Одна даже всплакнула. Торунн усмехнулась, глядя как Ева улыбается всем и машет рукой. Такая холодная, высокомерная, да ещё и озабоченная, а так ладит со всеми. Вика, садясь в машину, махнула Торунн рукой. Ева осталась на месте, махая рукой уезжающим машинам.

Когда скрылась последняя, она обернулась и встретилась взглядом с Торунн.

Угрюмый взгляд вызвал в ней дрожь. Но она не подала виду и с улыбкой пошла в дом. Торунн посторонилась.

— Постарайся быть попроще. Нам придётся много времени провести вместе. — сказала Ева, проходя мимо и случайно касаясь плечом Торунн. Та сжала челюсти и промолчала. Вместо этого, она вышла из дома и решила исследовать окрестный лес.

Лес в той стороне, куда она пошла, был сосновый и окрашенный в красный закатом. Торунн медленно шла, наслаждаясь ароматом нагретой на солнце смолы, и словно перенеслась в далекое прошлое.

Вспомнила как ходила на пляж маленькой девочкой и впервые встретила там Гуннхильду. Та была суровой и полностью поглощенной своими занятиями. Робкая Торунн долго наблюдала за её тренировками по плаванию из кустов. Однажды её застали за этим занятием трое подружек. Перед этим, на берегу они нашли прибитую волнами рыболовную сеть. И в шутку набросили ее на Торунн. Мало того, что несчастная девчонка перепугалась от неожиданности, так ещё и запуталась, без шанса выбраться самостоятельно. Тогда-то на помощь пришла Гуннхильда. Ножом она быстро разрезала сеть и освободила ревущую взахлёб Торунн.

— Так нельзя играть. Это опасно. И держитесь подальше от такой дряни, как сети! — Гуннхильда возвышалась над троицей словно грозная великанша. Девчонки опустили головы. Девушка недовольно посмотрела на три головки: черную, рыжую и белую.

— Возвращайтесь в лагерь, пусть ваши учительницы с вами разбираются!

Торунн успокоилась, когда все три убежали.

— Ты ведь старше их. Почему спасовала? — с лёгким недоумением спросила её Гуннхильда.

— Я… Не знаю. Их больше, и они подкрались незаметно. — Торунн опустила голову. Из глаз сами собой полились слезы. Гуннхильда смягчилась и чуть похлопала по плечу.

— Слабость, глупость и лень оправдать нельзя. Запомни это. Тебе нужно стать более сильной, раз ты одиночка. Сильнее чем другие девочки. Понимаешь меня?

Торунн кивнула.

— Я помогу тебе. Приходи сюда после занятий, если хочешь стать сильнее. — Гуннхильда сама не поняла по какой причине решила связаться с этой крохой. Наверное, она видела в этой девочке себя, а может просто хотела о ком-то позаботиться.

— Спасибо. — пробормотала Торунн и убежала в лес. Гуннхильда усмехнулась и вернулась к тренировке.

Весь следующий день Торунн сидела как на иголках. Она очень ждала вечер и одновременно очень нервничала. Одноклассницы как обычно не замечали её, занятые своими играми, болтовней и уроками.

После окончания занятий Торунн прибежала в комнату, быстро переоделась, и, оглядываясь на каждом шагу, побежала к назначенному месту. Злополучная троица была на игровой площадке, споря о том, кто будет кататься на деревянной лошадке. Торунн облегчённо выдохнула и уже спокойно пошла.

Но, к её разочарованию пляж оказался пуст. Она просидела весь вечер, но Гуннхильда не пришла. По темноте, утирая слезу, Торунн вернулась в комнату. Следующий вечер она провела на дальнем пляже в одиночестве. Девчонка ходила на пляж каждый день уже дольше недели. Ей понравилось то место. Там не было никого и можно было сидеть на бревне и смотреть как живет река.

Когда она сидела так, наблюдая и уже не надеясь на приход девы, послышались шаги. Торунн метнулась в ближайшие кусты и замерла в них. По песчаной тропинке шла Гуннхильда с полотенцем на плече. Она огляделась и скинула полотенце на песок. С ней никого больше не было. Она села и начала раздеваться. Из кустов медленно вышла Торунн, теребя в руках сорванный с куста листок. Услышав шаги Гуннхильда резко подняла голову и чуть прищурилась, глядя против солнца.

— О, привет. Не ожидала тебя здесь увидеть. Извини что нарушила свое слово. Нас срочно забирали на экскурсию.

— Привет. — Торунн обошла девушку по широкой дуге и присела рядом.

— Не передумала? — Гуннхильда с улыбкой посмотрела на маленькую, необычайно серьёзную девочку с косичками.

— Нет.

— Хорошо. Тогда, думаю, мы можем приступить. — Гуннхильда встала и отряхнулась. — Главное — это развитие. Сегодня мы начнём укреплять твоё тело.

Она оглядела худенькую девочку и кивнула.

— А когда достаточно окрепнешь — научу плавать. Идёт?

— Ага. — взгляд Торунн загорелся и Гуннхильда это отметила.

— Для разминки пробежимся. За мной! — девушка развернулась и лёгкой рысью побежала по пляжу. Торунн, стараясь во всем походить на наставницу, бежала рядом.

Так началась подготовка Торунн. Через месяц Гуннхильда научила девочку плавать. Если бы её ученицу на тот момент спросили: «не страшно ли ей вот так плыть на глубину», то она бы очень удивилась. Ведь рядом Гуннхильда, а значит можно ничего не бояться. Они много времени проводили вместе. Понемногу Гуннхильда очень привязалась к своей подопечной и стала той старшей сестрой. Они делились своими размышлениями, гуляли и даже катались на машине по городу. Тогда Гуннхильда впервые рассказала о том, что мечтает о мотоцикле. Торунн просто загорелась идеей. И смеющаяся Гуннхильда пообещала покатать её, когда сдаст на права.

По наставничеству Гуннхильды Торунн окрепла и её уже никто не решался задирать. Когда девушка сдала экзамен и пришло время расставаться, обе очень переживали. Гуннхильда уехала служить в армию, и они стали переписываться.

Контракт Гуннхильды закончился через три года, и она вернулась во Фрейи. Там её встретила уже довольно взрослая девушка, но все ещё подросток. Они возобновили свои тренировки. Теперь ещё к ним добавились уроки борьбы. Гуннхильда щедро делилась своим опытом, полученным в армии и многих горячих точках. Торунн теперь ненамного уступала ей в силе и в скорости. Они часто боролись и, хоть Торунн всегда проигрывала, но неизменно выносила важный урок и запоминала новый приём.

Все шло хорошо, пока не наступили выпускные экзамены. Она стала будто не в себе. Одиночество стало тяготить её, окружение тоже. И даже в компании Гунхильды ей не было так хорошо, как раньше. Но Торунн, как и ее наставница, думала, что причина в экзаменах. И сама, не понимая причины, она вздумала убежать, предполагая, что это выход. Тогда входить и выходить из города просто так было нельзя. И она под покровом ночи вылезла из окна своей комнаты. Начиналась буря. Порывы ветра усиливались. Вдалеке послышался гром. Потом ещё. Туча быстро приближалась. Когда хлынул дождь, она проскользнула через границу и надолго затерялась в опасном и безжалостном мире. Сразу её не хватились. А когда поняли, что она сбежала, сначала начали искать в городе и окрестностях. Лишь когда все обыскали — начали поиски снаружи, но было уже слишком поздно. След остыл. Тогда Гуннхильда, винящая во всем себя, поклялась найти Торунн.

Сейчас от той робкой девочки не осталось и следа. По лесу бродил опасный зверь, без страха, жалости и раздумий способный убивать любого, кто посмеет причинить ей вред. Даже верится с трудом, что это было ее прошлое.

Торунн задрала голову, не давая слезам пролиться и увидела в кроне сосны интересное место. Она хотела взобраться на неё, но посмотрела на свои забинтованные руки и вздохнула. Придётся подождать пока раны заживут.

Они молча занялись ужином. И за весь вечер перебросились лишь парой слов. Торунн очень нервничала, находясь рядом с Евой. Та старательно её игнорировала.

Покончив с ужином, Торунн села на свою кровать и занялась перевязкой. Бинты присохли к ранам. Стискивая челюсти от боли, она начала понемногу отрывать их и, буквально подпрыгнула, когда на её плечо опустилась ладонь.

— Ты все неправильно делаешь. — голос Евы звучал тихо. — Подожди, я нагрею воды.

Торунн посмотрела, кивнула.

Ева согрела воду и, сев рядом с Торунн, делала ей тёплый мокрый компресс на присохшие бинты. Их все равно было больно снимать, но куда меньше. Ева помогла промыть раны и сделала новую перевязку.

— Тебе нужно меньше шевелить руками, дай им зажить.

— Хорошо. Спасибо.

Ева собрала воду и бинты.

— Теперь ложись и отдыхай. Ты ещё не восстановилась.

Ева нахмурилась, глядя на все ещё бледную Торунн. Ей нужно лежать в больнице, а не в глуши. Что будет, если начнутся осложнения.

Она посмотрела на медикаменты и заметила антибиотики.

— А доктора не говорили тебе пить антибиотики?

— Вроде нет. Ну, написали что-то на той бумаге. В кармане.

Торунн завозилась, пытаясь перебинтованными пальцами открыть нагрудный кармашек. Ева понаблюдала за её мучениями, свалила бинты в ящичек и подошла к ней.

— Давай помогу.

Торунн чуть отвернула голову, наблюдая, как ловкие, изящные пальцы одним движением открывают пуговку и достают листок.

— Посмотрим. — Ева развернула листок и принялась читать. — Ну да. Антибиотики есть.

— Да ладно. Я и без них обычно и ничего.

— Ага. Раньше, а теперь все иначе.

Ева вернулась к аптечке и начала собирать лекарства, сверяясь со списком.

— Хм, у тебя ведь не только руки пострадали после встречи с песиком?

Торунн промолчала. Ева обернулась и увидела, как она отвернулась в смущении.

— Та-ак… — Ева скрестила руки на груди.

— Да там пара царапин. Почти зажили. — пробормотала Торунн, пристально разглядывая свои руки.

Ева прищурилась и, собрав лекарства, снова подошла к Торунн. Сложила ящичек на тумбочку и, взяв твёрдой рукой за подбородок, подняла, заставляя смотреть в глаза.

— Я ведь помню — у тебя вся футболка в крови была. Точнее, её остатки.

И, не давая Торунн опомниться, завалила её на кровать. Пациентка только охнула и засучила ногами по полу, но навалившаяся на неё Ева была тяжеловата для ослабленной после ранений девушки.

— Либо я привяжу тебя к кровати и срежу одежду, либо ты дашь обработать свои раны.

Их глаза встретились и, через мгновение, растянувшееся на вечность, Торунн отвела взгляд. Ворча:

— Снова твои извращенские приколы.

Ева расстегнула пуговицы рубашки Торунн.

— Почему ты во всех моих действиях видишь сексуальный подтекст? — Ева на мгновение остановилась. — Ах, да. Как я могла забыть.

И распахнула рубашку.

Торунн одарила её взглядом, который, имей он реальную силу, был бы способен расплавить вольфрам. Ева только хмыкнула и привычным движением задрала футболку Торунн за голову.

— Я так и думала! Нет ты совершенно несносна!

Ева сердито посмотрела на Торунн, потом на окровавленные повязки на её теле.

Торунн упорно молчала, отводя взгляд.

Ева с тяжёлым вздохом принялась отмачивать присохшие повязки. Торунн закрыла глаза и лежала, не двигаясь. Работая над ранами, Ева с интересом осматривала тело девушки. Несмотря на множество самых разных шрамов, её кожа была чистой и нежной на ощупь. Небольшая аккуратная грудь. И всё тело крепкое, упругое. Если бы не раны, Ева с удовольствием ознакомилась бы с ним поближе. Но на такое не было даже намёка. Взгляды, которые изредка бросала на неё Торунн, делали ту похожей одновременно на загнанного волка и забитого котёнка. Еву это забавляло. Давно она уже не испытывала такой интерес к женщине. И никогда она не встречала такую как Торунн.

— Ну вот и все. Видишь. Ничего страшного. — Ева улыбнулась и вернула футболку в правильное положение. Торунн напряглась, но, прежде чем смогла шевельнуться, нежная, сильная рука схватила её за горло и прижала к кровати.

— Без резкий движений и не напрягайся. А то раны снова откроются. — Ева помахала пальцем перед ее носом и одним движением оказалась на ногах.

Торунн, с опаской косясь на девушку, медленно села и сняла с себя рубашку.

— Добрых снов.

Торунн оглянулась на Еву.

— Доброй ночи. — и в смущении отвела взгляд. Ева стояла в одном нижнем белье, аккуратно складывая свои вещи на стул.

Ева выключила свою лампу и посмотрела на Торунн, которая, бледностью сливаясь с постельным бельём, смотрела на свет свой лампы.

— Торунн, ты спать собираешься?

— Да. Ну. Если ты не против, то я оставлю свет. Чтобы ночью не шуметь если надо будет выйти.

— Ага. Хорошо. Без проблем.

Ева легла и отвернулась к стене наблюдая за Торунн. Та огляделась и легла на спину. Её страх был столь явным что Еве захотелось подойти к ней, успокоить. Но она понимала, что это такое же безумие как обнять пойманную в ловушку дикую кошку.

Ева вздохнула и закрыла глаза. Через какое-то время обессиленная Торунн тоже задремала.

Утро встретило их дождём. Погода укутала небо тучей и подоткнула края. Наступила пора дождей.

Ева сидела на своей кровати и пила чай. Торунн ещё спала. Капли, сбегавшие по оконному стеклу, навевали не такие давние воспоминания.

Она с привычной горечью, вновь, будто наяву услышала мамины лживые слова, о том, как та заберет ее к себе чуть позже. И уехала за границу. Из сплетен она узнала, что там мама вышла замуж и готовится родить своему мужу ребенка. О дочери она даже не вспоминала. Бабушка, с которой осталась Ева, была уже старой и с трудом справлялась с ее воспитанием. Девочка начала понемногу отбиваться от рук. Появились прогулы в школе, успеваемость снизилась. Вместо учебы появились тусовки в местах с плохой репутацией и, под стать им, дружки. Все стремительно начало катиться вниз, предвещая скорый конец…

Ева тяжело вздохнула, отвернулась от окна и наткнулась на взгляд Торунн. Смущенная она поднялась с кровати и подошла к столу.

— Доброе утро.

Ева чуть вздрогнула, услышав хриплый голос Торунн.

— Как спала? — спросила Ева, усилием воли загоняя эмоции в подземелье, наподобие того в котором держали Торунн.

— Удалось немного отдохнуть. — Торунн, не двигаясь, смотрела в спину Евы: — В такую погоду тяжело просыпаться.

Ева согласно кивнула и ушла к стене с полками, придирчиво выбирая книгу. Торунн осталась лежать, смотря в потолок.

Следующие несколько дней были такими же пасмурными и однообразными. Торунн старалась не шевелиться лишний раз, и Еву это удивляло. Она ожидала, что Торунн будет более трудным пациентом. Они мало разговаривали, больше читали или думали о своём. На окне тихо шумело радио.

***Жизнь в Фрейях шла своим чередом. Выпускницы были заняты сдачей экзаменов. Лагерта и Астрид были с головой погружены в политическую жизнь. Никаких признаков опасности не было. Вероятно, начальник охраны с хозяйкой не допустили огласки. Однако, Лагерту это никак не успокоило. Она созвала городской совет. В него входили: начальница пограничной охраны, директриса учебного лагеря, начальница полиции, начальница пожарного депо, главврачея и заведующая складами.

Астрид быстро ввела всех в курс дела. Когда она закончила, со своего места поднялась Лагерта, посмотрела в глаза каждой и начала:

— Наш город может быть в опасности из-за этого инцидента. Раз они решили не предавать произошедшее огласке, значит готовят что-то. Мы должны быть наготове.

— Почему бы нам не нанести упреждающий удар? — вопрос задала начальница погранохраны. Невысокого роста, но крепкая женщина с начинающими седеть волосами, она была прирождённой воительницей, много лет служила по контракту, заслужив много орденов и медалей.

— Мы не можем жертвовать нашими девами. Напоминаю, что наш долг заботиться о жительницах нашего города! — возразила главврачея городской больницы.

Хмурая женщина с ожогом на шее покачала головой и вступила в дискуссию:

— Если они нападут на город — жертв будет гораздо больше. Представьте что будет, если диверсанты проникнут внутрь и устроят пожар или заминируют здания.

— Даже если выставим всех пограничниц на охрану, мы не сможем выдержать осаду. Слишком большая территория. А у нас не так много воительниц в городе. Даже если считать старшие классы в лагере. — поддержала всех начальница полиции, смотря на Лагерту обжигающим взглядом тёмно-карих глаз.

— Я не могу отправлять девочек на такое задание! — вскинулась директриса лагеря, поднимая холеные руки, и покрутила головой так, что кудрявые волосы выбились из причёски.

Лагерта молчала в раздумьях. Астрид, казалось, немного растерялась, не зная чью сторону принять. Оба варианта казались ей правильными.

— Значит так. Мы должны точно узнать их планы. И вовремя отрубить этой твари голову. А голова у них — это начальник охраны. Предлагаю создать специальные группы для разведки и его устранения. Что скажете, девы?

Минуту все молчали, обдумывая и тщательно прикидывая риски.

Астрид поднялась:

— Я принимаю план.

— Хороший план. — приподнялась начальница пожарных.

— Если моих подопечных не тронут, то и я согласна. — поднимаясь, заявила директриса.

— Согласна. Поддерживаю. — начальница полиции и погранохраны встали одновременно.

— Я отправлю в группу разведки одну из дев-медиков. Она работала военным врачом много лет и её опыт может пригодится. — добавила главврачея.

— Хорошо. Теперь нужно решить кто составит эту самую группу.

— Предводительницей группы несомненно станет Гуннхильда. У неё много опыта в работе под прикрытием, и она хорошо изучила те места. — взяла слово Астрид — Кстати, как её раненая дева?

Главврачея снова поднялась:

— Пришла в себя и идет на поправку. Но отправлять её на миссию я не рекомендую.

Начались обсуждения по поводу кандидаток, которые отправятся на задание. В разгар дискуссии со своего места поднялась Астрид и заявила:

— Я так же иду на задание. Поэтому нам нужно выбрать всего одну воительницу.

— Астрид ты… — Лагерта ошарашенная уставилась на Астрид. Та коротко глянула на неё и села на свое место. Лагерта осуждающе покачала головой.

— А кто четвертая? — будто саму себя спросила Лагерта.

— Я предлагаю взять Викторию, которая недавно сдала экзамены. Потому что опытные воительницы нужны на охрану города, а юная воительница будет с нами в безопасности.

Все глубоко задумались. В итоге предложение Астрид было принято единогласно.

Затем они обсудили пару насущных вопросов, согласовали планы на месяц и разошлись. В кабинете, как обычно, Астрид и Лагерта остались наедине.

— Все же это безумие. — Лагерта с тяжёлым вздохом откинулась на кресле, когда за последней закрылась дверь.

Астрид пожала плечами и улыбнулась.

— Мы много раз играли на грани. Так что успокойся. Всё будет хорошо.

— Ладно. Но будь, пожалуйста, осторожнее.

Астрид подошла к возлюбленной и крепко обняла её.

— Так или иначе мы встретимся в Сагвердене. {?}[ Подробнее об этом можно прочитать здесь: https://ficbook.net/readfic/12458308 ]

— Да ну тебя!

Астрид рассмеялась и поцеловала Лагерту.


***— Да ты шутишь?! — Аня всплеснула руками.

— Приказ есть приказ. — Вика безуспешно пыталась скрыть свою радость. — Мы должны защищать наш дом.

Аня молча продолжила разбирать вещи. Они только переехали в новую квартиру и сейчас занимались покупкой мебели и расстановкой её по местам.

— К тому же, за такие миссии хорошо платят. Это будет очень кстати для нас.

— Да, но это же очень опасно.

— Ага. Но не для меня. В прошлый раз меня не ранили.

Аня покраснела, пригладив волосы собранные в хвост.

— Вообще, я прирождённая воительница. Так что не волнуйся. Вернусь в целости и сохранности.

Вика оставила в покое коробку с компьютером и подошла к возлюбленной, взяла её за руки и поцеловала в щечку.

— А когда вернусь, мы отправимся в кругосветное путешествие, как ты и мечтала, да?

— Вика…

Вика хитро улыбнулась и притянула девушку к себе. У них впереди было ещё несколько ночей, перед уходом Вики на задание.

***Огонь в печи тихо потрескивал, распространяя волны тепла вокруг. Снаружи все так же лил дождь. Ева мучилась от сидения взаперти. Ей было невероятно скучно. Она пыталась читать, но текст ускользал из внимания. Торунн, занятая выздоровлением, больше времени проводила во сне.

Когда терпение Евы было уже на пределе неожиданно поднялся ветер и уже вечером небо прояснилось, выглянуло солнце и проснулась Торунн.

— Как самочувствие? — Ева с интересом наблюдала за своей пациенткой.

— Хорошо. — Торунн слегка потянулась и вылезла из постели. Покосилась на Еву и схватила свои штаны.

Ева милостиво отвернулась, нарезая продукты. Готовить ей нравилось, но она с нетерпением ждала, когда Торунн сможет присоединиться к ней.

Девушка оделась и вышла на улицу, оставив дверь открытой. Потянуло свежим воздухом и запахом мокрого леса. Её не было около получаса. А когда вернулась, решила сходить опробовать их баню. Ева хотела возразить, глядя на ослабленную Торунн, но передумала.

Печь была горячей, и в ванной комнате было жарко. Торунн вошла в неё и разделась, с сожалением посмотрела: на дверь — та не запиралась, и на окошко без занавески. Но, отступить — значит дать этой извращение повод для смешков, поэтому Торунн принялась усердно мыться, с осторожностью обмывая свежие рубцы. Горячий воздух помог расслабиться, а злость на соседку бодрила.

Торунн вылила пару ведер воды в бочку под потолком, к которой был прикреплён душ. И тут почувствовала слабость. Воздуха стало не хватать, она почувствовала, как засыпает. Нетвердым шагом она прошла к скамейке и плюхнулась на нее, откинулась на стену и протянула ноги, стараясь дышать глубоко и размеренно. А потом картинка резко изменилась, и она увидела, что лежит на полу. Окно распахнуто, а около неё суетится Ева, отирая её виски и лоб мокрой, холодной тряпкой.

— Что? — прохрипела Торунн будто во сне, поднимая тяжёлую руку.

— Лежи спокойно. Это просто обморок. Ты ещё слишком слаба для таких нагрузок.

Ева с тревогой смотрела на бледную, как выцветшая на солнце кость, Торунн. Ей самой стало нехорошо, когда она услышала шум падения, а Торунн не отзывалась. Их учили оказывать первую помощь и сейчас эти знания пригодились.

Торунн медленно пришла в себя настолько, что Ева рискнула позволить ей подняться. Держа крепко за талию и позволяя опираться о свое плечо, Ева медленно отвела девушку к её кровати и помогла лечь.

Только оказавшись под одеялом, Торунн перевела дух. Ева открыла дверь, проветривая помещение и посидела рядом с ней, наблюдая за ее состоянием.

— Да не смотри на меня так. Я в порядке уже. Спасибо. — заворчала Торунн. Ева усмехнулась и поднялась.

— Тогда отдыхай скромняшка. Хах, я бы с такой фигурой не скромничала. — и обернулась, подмигивая Торунн. Та почувствовала, как краснеет и отвернулась к стене.

— Не засыпай скоро будет готов ужин.

В ответ донеслось невнятное бурчание.

***Астрид встретилась с Гунхильдой и Викой в одном из залов мэрии.

— В чем задание? — спросила Гуннхильда. После возвращения Торунн она сделалась хмурой и раздражительной. Астрид не могла понять причину, так как ожидала обратного эффекта.

— Нам нужно проникнуть на территорию и захватить начальника охраны. Потому что наша цель территорию не покидает. Боится видимо.

Вика с любопытством посмотрела на Гуннхильду. Та только поморщилась и провела тыльной стороной ладони по губам.

— А псов они купили? — встрепенулась Вика. — Ева говорила у них оставался только один. Он пару раз сильно потрепал Торунн.

Гуннхильда кивнула, Астрид задумалась.

Пара воительниц сейчас следят за дорогой к их дому, и они не видели ничего такого. Но враги наверняка сделают это очень скоро.

— Вот бы завербовать кого из их дома. — пробормотала Гуннхильда.

— Идея хорошая. — кивнула Астрид. — Алиса говорила, что текучка кадров там большая. Значит…

— Она отвратительно обходится с прислугой, — морщась сказала Вика. — Сама видела, как она третирует своих горничных.

— Нам это на руку. Нужно дать задание девам. Пусть выяснят все и найдут кого-нибудь подходящего. — Гуннхильда с намёком посмотрела на Астрид. Та вздохнула и кивнула:

— Попрошу Лагерту выделить на это дев. Как внутрь проникнем? Сейчас охрана у них вряд ли спит на посту.

Гуннхильда встала на ноги и прошлась что-то прикидывая в уме.

— Есть одна идея, — сказала она. — Помните, как сбежала Торунн отсюда? Была буря и пограничницы не видели ничего дальше трех метров от себя даже с фонарями.

— Это гениально! — Не удержалась Вика.

— Хм, кто знает, когда ближайшая буря намечается?

Астрид посмотрела на дев, те переглянулись и одновременно полезли в карманы за телефонами.


========== Часть 7 ==========


— Ты не можешь спать на улице! С ума сошла?! Холодно ведь. Ещё заболеешь!

Ева стояла напротив Торунн, уперев руки в бока. Та хмурилась и отводила взгляд, но не сдавалась.

— Ну не могу я в помещении. Стены давят, а темнота вообще… — Торунн замолчала, вздрогнув.

— Пока мы за этими стенами — можно спать спокойно. А если нас всё-таки найдут, то там они тебя схватят легко и просто.

Торунн задумалась. Такую перспективу она не рассматривала.

— А я ловушки поставлю. Не подойдут близко.

— Лесные звери пострадают от твоих ловушек.

— Проклятье. — буркнула Торунн.

Почувствовав победу, Ева улыбнулась и сделала шаг к Торунн.

— Если боишься — можешь спать со мной.

Она положила руки на плечи Торунн, заставляя ту буквально отскочить. И неудачно. Сзади оказалась спинка кровати и Торунн упала на кровать. Не успела опомниться, как сверху оказалась Ева и прижала её запястья коленями к кровати, схватила ее за шиворот и, притянув к себе, поцеловала в губы. На мгновение Торунн замерла, ощущая новые для себя прикосновения, и обмякла, но, когда рука Евы легла на её грудь, быстро пришла в себя и одним движением скинула с себя девушку. Та упала на пол и мгновенно вскочила на ноги.

— Отвали, извращенка. — рявкнула Торунн, с трудом переводя дыхание. — Я же говорила тебе, что мне это не интересно!

— Но тебе понравилось! — Ева сияла от восторга, игнорируя боль в ушибленном боку.

— Неправда! Всё, я ухожу. — Торунн рванула к двери и была схвачена за шиворот. Из её горла успел вырваться изумленный вопль и невероятной силы рывок отбросил ее на стену печи.

— Куда попрёшься ночью?! — Ева начинала злиться по-настоящему. — Совсем сдурела? Шуток не понимаешь?!

Торунн замерла, в изумлении смотря на девушку.

Ева раздражённо откинула волосы за плечо и ушла на свою половину. Вслед ей раздался шёпот:

— Откуда в тебе столько силы?

***

Гуннхильда сидела в машине с женщиной средних лет и непримечательной внешности и давала последние указания:

— Главное, не переусердствуйте, иначе вас могут заподозрить. И никому ничего не говорите. Понимаете?

— Да, конечно. Все сделаю. — закивала та, касаясь пальцами носа.

— Хорошо. Теперь идите и не оглядывайтесь на каждом шагу. Мы за вами проследим, на всякий случай.

Женщина вышла из машины и пошла на автобусную остановку.

Гуннхильда, не сводя с неё глаз, достала телефон и приняла звонок.

— Да. Отлично. До встречи.

К остановке подъехал рейсовый автобус и, загрузив в себя пассажиров, покатил прочь. Гуннхильда развернулась и уехала.

***

Далёкое прошлое…

Лагерта сидела за столом, немного сутулясь. Пламя свечей блестело в ее глазах. Она смотрела на него, говоря медленно, будто в трансе.

-Мы много занимались всякой ерундой, когда были детьми. Наверное, сложно сейчас в это поверить, но я была заводилой. Все пацаны слушались меня. Ничем особенным мы не занимались. Слушали музыку, построили свой спортивный зал в сарае у моей бабушки и занимались сбором и сдачей металлолома. По сезону нанимались в помощники или собирали ягоды, грибы, продавая их бабкам, а те уже перепродавали их на базаре. Весёлое было время. Беззаботное. — Лагерта замолчала, вспоминая как искрилось озеро и пахло скошенной травой. Ей также вспомнился заклятый враг из другого села. Лихой парень, который не мог усидеть на месте и, сколотив свою банду, занимался мелким грабежом в соседних городах. Она его терпеть не могла, а её друзья им восхищались.

В один из дней сенокоса Лагерта со своими друзьями после трудового дня отправилась на озеро. И там они встретили ребят из соседней деревни. Лагерта нахмурилась, заметив идущую к ней рослую фигуру. Это был он. На его губах играла заговорщицкая улыбка. Он сел рядом и заговорил.

Так начался короткий, но бурный роман, который закончился трагически. Точнее, её возлюбленного поймали и посадили, в тюрьме он с кем-то крупно поссорился и его убили, выдав это за несчастный случай.

— После этого я не завожу серьёзных отношений. Не хочу.

Астрид с тоской смотрела в сторону, сложив голову на руки.

— Очень грустная история. Но, с другой стороны, если бы он остался жив — все могло быть ещё хуже. Из тюрьмы он бы вернулся уже другим. Но ты бы этого не замечала, и в итоге…

— Да. Я много думала об этом. Наверное, все так. Зато теперь я занимаюсь нужным и важным делом.

Астрид кивнула. Это уж точно. Благодаря ей она сейчас была жива и здорова.

— Выпьем за это?

Астрид подняла свой бокал, и они чокнулись.

Лагерта заметила, что девушка уже значительно опьянела. Она встала из-за стола и покачнулась.

— Думаю, на сегодня хватит. — Лагерта подошла к Астрид и обняла её за талию. — Пора идти отдохнуть.

Астрид кивнула и, качнувшись, упала на Лагерту. Лагерта рефлекторно обхватила её и их глаза встретились.

Лагерта до сих пор не могла понять, как это произошло, Астрид и вовсе не помнила, просто в какой-то момент их губы слились в долгом поцелуе. Лагерта забылась, целуя девушку, которая с безудержной страстью отвечала взаимностью. Но реальность разбила очарование и, смутившись, Лагерта прервала поцелуй. Отошла на шаг и на вопросительный взгляд ответила:

— Ты пьяна. Да и я тоже. Оставим это на потом. Когда протрезвеем.

— Хорошо. — кажется, до Астрид начало доходить произошедшее: её щеки покраснели и она, стараясь не смотреть на Лагерту, придерживаясь за стены, ушла в свою комнату. Лагерта тяжело вздохнула и села на диван. Часы пробили полночь.


— Доброе утро. Волнуешься? — Лагерта, улыбаясь, поставила чашку каши на стол перед Астрид. Та все ещё была бледной. Похмелье после того вечера уже второй день не отпускало её.

— Немного есть. Но если ты уверена, что я справлюсь…

— Более чем. Там много наших людей будет, так что не волнуйся. Стоять у стойки администратора довольно просто.

Астрид снова покосилась на кашу, поёжилась, но взяла ложку.

— Вечером съездим на пляж, — девушка заметно напряглась, — в соседний город. Там людей много и нас точно никто не найдёт. Если вообще ищут. Лагерта допила свой кофе и ушла одеваться. Предстоял долгий рабочий день.

Они мчались по пустынной дороге с пляжа и молча слушали музыку. Раздался звонок. Лагерта взяла телефон и, коротко глянув на номер звонившего, ответила:

— Ну как? Отлично. Скоро буду.

Закончив, пояснила девушке: Пришёл один мой заказ. Заедем за ним. Это быстро.

Заказ принесла какая-то молодая девушка. Она с интересом посмотрела на Астрид, вручая Лагерте небольшую, но длинную коробку. Они немного поговорили и Лагерта вернулась в машину.

— Это тебе. — она протянула коробку Астрид. — Да, знаю, что это не совсем правильно, но не смогла отказать себе в таком удовольствии.

Астрид с недоумением смотрела на обычно спокойную и собранную Лагерту. Сейчас та смущалась и улыбалась, совершенно не походя на саму себя.

— Что это?

— Подарок. — Лагерта пожала плечами.

Астрид открыла коробку и вытащила небольшой футляр тёмно-синего цвета. Покосилась на Лагерту, которая будто срослась с рулём, и открыла футляр. Внутри лежала поблескивающая серебром флейта. У девушки перехватило дыхание.

— Лагерта…

— Неа. Там гравировка есть. Так что смирись и прими это.

Астрид долго смотрела на Лагерту, заставляя ту терять самоконтроль.

— Спасибо большое. Это такой дорогой подарок. — Астрид с благоговением взяла флейту в руки и осмотрела её. Гравировка гласила: «Не оставляй мечту».

Когда они приехали, Лагерта попросила сыграть что-нибудь. От этого предложения Астрид впала в ступор. Она смутно помнила мелодии, которые раньше знала наизусть.

— Мне нужно потренироваться. Я столько лет не играла.

— Просто попробуй. Пожалуйста.

— Ну хорошо. Сейчас. — Астрид, кусая губы, достала флейту и посмотрела на подругу. Глаза той горели безжалостным любопытством. Астрид не давая себе опомниться поднесла инструмент к губам и…

Зазвучала мелодия. Тихая и медленная, она постепенно становилась все громче и быстрее.

Лагерта слушала, затаив дыхание и не сводя глаз с преобразившейся Астрид. Она увидела словно призрак из будущего, женщину, которой однажды станет эта девушка и улыбнулась.

Внезапно мелодия оборвалась, и Астрид в смущении отвернулась. Её руки дрожали, а сердце билось как после спринтерского забега.

— Дальше не помню. — послышался её голос и, не оборачиваясь, она скрылась в своей комнате, оставив Лагерту наедине с встревоженной душой.


Астрид привычно стояла на своём рабочем месте и занималась бумагами, когда услышала:

— Здравствуйте. Я хочу поговорить с Лагертой. Она здесь? — Астрид подняла голову и увидела ухоженную женщину учительского вида, только она выделялась отсутствием макияжа и виднеющейся сединой на висках.

— Здравствуйте. Она сейчас занята. Я могу передать ей, что вы приходили…

— Я подожду, когда она освободится. — дама круто развернулась и, пройдя к окну, уселась за один из многочисленных столиков. Астрид удивилась и, незаметно взяв телефон, отправила сообщение Лагерте. Через минуту та явилась лично. Подошла к даме и села напротив. Астрид со своего места не слышала, о чем именно они говорили — подошёл один из посетителей, желающий продлить свой абонемент — и девушка отвлеклась на него. А когда посетитель ушёл, то за столиком уже никого не было.

Вечером, когда они ехали домой, Астрид решила поинтересоваться о той даме. Лагерта невнятно пробурчала что-то в ответ и, увидев, что такой ответ подругу не устроит, сказала:

— Съездим на выходных, и сама все увидишь.

Когда выходные наконец наступили, Астрид с самого утра караулила Лагерту на кухне. Завтрак был готов. И когда сонная Лагерта появилась на кухне, то приятно удивилась.

— Мы сегодня поедем? — вместо приветствия спросила Астрид, ёрзая на своём стуле.

— Да… Как только позавтракаю и сделаю пару дел по работе. Это быстро. — Поторопилась добавить Лагерта заметив, как изменилось выражение лица Астрид. — Буквально пару… Минут. Потом сделаю! — Лагерта подняла руки сдаваясь и села за стол. Убегая из кухни Астрид задержалась, обняла её и исчезла в своей комнате. Лагерта только вздохнула, счастливая улыбка коснулась её губ, и она с аппетитом принялась за омлет.

Сразу после завтрака они отправились в путь. По дороге, болтая обо всем на свете, Астрид делала попытки выведать куда они едут, но Лагерта упорно отмалчивалась. Через пару часов её терпение закончилось, как раз когда они подъехали к реке, на берегу которой располагался посёлок. Судя по однотипным новым зданиям и нескольким фермам вдалеке — это был какой-то масштабный проект. Лагерта въехала в и припарковалась у небольшого здания.

— Мы приехали. Выходим. — сказала она, открывая дверь. Астрид благоразумно промолчала, решив не делать поспешных выводов, и вышла. К ним из здания торопилась недавняя посетительница.

— Рада приветствовать вас в нашей общине. — и, обращаясь к Астрид, добавила. — Меня зовут Бринхилд. Прошу за мной, я проведу для вас экскурсию.

И, так же круто развернувшись, бодро пошагала по улице. Девушки переглянулись и пошли за ней.

— Здесь у нас построены дома, пока только для семей. Но мы планируем продолжать строительство, чтобы обеспечить жильём как можно больше женщин. Вон там у нас пляж. Мы пока его не оборудовали как хотелось бы, но поддерживаем в чистоте. В той стороне у нас расположены огороды и сады. А чуть дальше построен хлев для скота и птицы. Мы получаем хорошую поддержку от фондов и других подобных общин. Здесь живут не только феминистки, но и те женщины, которые находятся здесь на реабилитации после случаев домашнего насилия. — тут Астрид вздрогнула, Лагерта взяла её за руку. — Так же у нас живут матери с дочерями. Женщин, у которых есть сыновья мы, к сожалению, принять не можем, но в помощи не отказываем. Надеюсь вам здесь понравится, и вы останетесь здесь жить. — закончила она, подводя девушек к большому трёхэтажному зданию.

-Это, я так понимаю, общежитие? — спросила Лагерта кивая на здание.

-Совершенно верно. Здесь женщины живут по парам. — она улыбнулась виновато. — К сожалению, у нас пока мало средств на масштабное строительство.

Лагерта чуть сжала руку Астрид. Ингрида Вольдемаровна пошла в здание, продолжая экскурсию. В общине они пробыли до самого вечера и познакомились с большей частью населения. В конце экскурсии Лагерта пообещала организовать курсы по самообороне для общины в кратчайшие сроки, и они уехали.

-Как тебе? — теперь от нетерпения ёрзала Лагерта, поглядывая на Астрид.

-Ну, я ожидала чего-то большего. — Астрид пожала плечами, утомлённая количеством полученной за день информации.

-Не это важно, а идея и перспективы! — Лагерта вдохновенно начала излагать свои мысли. Выражение лица Астрид медленно начало изменяться от скептического до заинтересованного и, в конце концов, обе были в восторге.

-Это очень круто и так же невероятно! — Астрид рассмеялась, чувствуя такой подъем будто оказалась на огромной волне энтузиазма. Лагерта не могла успокоиться, расписывая перспективы.

-Нет, ты только подумай! Мы можем создать целый город, а там и страну! Это будет потрясающе. Мы дадим женщинам возможность жить в безопасности и развиваться без ограничений! Мы победили рабство и нацизм, пора и с сексизмом покончить!

Смеясь будто безумные, они ввалились в квартиру и, сняв обувь, принялись носиться как ненормальные. Радость переполняла их. Астрид первая закинула Лагерту на диван и началась борьба. Стараясь подавить душивший хохот, они валялись по полу используя различные приёмы и тактики. Неожиданно Лагерта оказалась сверху, руки Астрид были разведены в стороны и прижаты к полу. Их лица были близко друг к другу. Лагерта не успела смутиться, как услышала насмешливый голос Астрид:

— Теперь-то мы трезвые.

На место смущению пришла злость, махнув рукой на все приличия, Лагерта наклонилась и их губы встретились. Словно опомнившись, она отпустила руки Астрид и хотела было отстраниться, но девушка крепко обняла её, не прерывая поцелуя.

Зазвонил телефон и Лагерта прервала поцелуй.

— Проклятье. — Лагерта встала и побежала за телефоном. Ей звонили коллеги, желая уточнить: покупать оборудование у постоянных поставщиков или поискать более дешёвый аналог. Лагерта пообещала разобраться позже и скинула вызов. Только она положила телефон, как сзади её талию обхватили тонкие, но сильные руки.

-Мы можем теперь продолжить? — шёпот и горячее дыхание на шее заставило её покрыться мурашками и прижаться плотнее к стройному телу девушки.

-Если ты тоже хочешь. — прошептала Лагерта, оборачиваясь. Астрид улыбнулась и прижала Лагерту к стене. Одна её рука легла на грудь, другая на талию, и снова они соединились в поцелуе. Лагерта стянула с себя водолазку. Астрид помогла ей избавиться от остальной одежды. Её обжигающий взгляд прошёлся по обнажённому телу девушки и остановился на губах.

-Дальше тебе придётся мне подсказывать. — прошептала она, обнимая Лагерту и целуя её шею.


========== Часть 8 ==========


Девы щита 8 часть.

Молодой, худощавый человек в светлой рубашке приехал в имение Саши на черном джипе. К нему подбежал охранник. Парень вышел из машины, швырнул ему ключи и, не оглядываясь, пошел в дом.

Дверь ему открыла молодая, симпатичная горничная, увидев, что гость красивый парень, она улыбнулась ему и повела к хозяйке в гостиную.

— Артем! Ну наконец-то, а мы заждались уже. — с дивана навстречу гостю поднялся начальник охраны. Саша сидела в кресле, поглощенная листанием новостной ленты.

— Я выехал сразу же как ты позвонил, дядя! — заявил парень и оглянулся на уходящую горничную. — Ты говорил — у вас есть тут чем заняться.

— Я говорил о делах. Мне давно нужен помощник, вот я и решил дать тебе набраться опыта. А ты все о девках. — начальник охраны укоризненно покачал головой и оглянулся на Сашу. — В твои обязанности будет входить организация боев. Сам я тут буду. Дел по горло. Будем расширяться. Пошли ко мне, тут все равно толку… — не договорив, он махнул рукой и они ушли в кабинет. Саша, не заметив их ухода, вела переписку, ожесточенно кусая костяшки пальцев.

— Ты все понял? — начальник охраны откинулся в кресле и посмотрел на племянника. Тот развалился на стуле напротив и зевал.

— Ну конечно. А что, правда говорят — у вас тут бордель откроется?

— Да вашу ж… Откуда?! Кто болтает?!

— Все об этом только и говорят. Ну а что? Можно и бойцов сдавать в аренду их поклонникам. Можно хорошо заработать, а то они фигней страдают.

— Хм, я подумаю об этом. Ладно. Двигай. Нам нужно вернуть убытки.

С недовольной миной Артём сгреб со стола папку с документами и поплелся выполнять поручение. Его дядя тяжело вздохнул и потянулся к нижней полке, где стояла початая бутылка виски.

Наблюдательницы, невидимые сами, видели все отлично и, после отъезда Артёма из имения, одна отправилась за объектом. В то время как другая осталась на посту и позвонила Астрид.

Астрид и Гунхильда сидели в баре и пили сок, обсуждая новую информацию.

— Что ты об этом скажешь? — лениво жмурясь спросила Астрид.

— Хитрый гад. — Гунхильда усмехнулась, качая головой. — Я бы на его месте поступила бы так же. Но для нас это…

— Проблема. — Лагерта возникла рядом, будто из воздуха, и села рядом с Астрид. — Не знаю пока что и как. Но все наши планы придется заморозить.

Девы молча уставилась на нее, ожидая продолжения.

— Мы будем заняты принятием гостий из других фем-общин.

Гунхильда выругалась и откинулась на спинку кресла, скрещивая руки на груди. Астрид только вздохнула.

— Я их понимаю. Сейчас самое лучшее время. Но не для нас.

— Мы не можем откладывать операцию! Все планы порушатся, а у нас они и без того на грани. — возмутилась Гуннхильда.

— Ты про помощника начальника охраны? — Лагерта пожала плечами, Астрид только фыркнула. Умение узнавать о новостях раньше всех — было её фирменной фишкой.

— Но, если все переносится, то… — Астрид посмотрела на Гунхильду, та ответила непонимающим взглядом. Лагерта нахмурилась ожидая продолжения.

— Ох, нет. Только не это. — простонала Гунхильда, запуская пальцы в волосы.

— Вика же ещё… — прошептала Лагерта, в ужасе глянув на Астрид.

— Нужно её отвлечь! — одновременно воскликнули девы.

— Может отправить её куда с заданием? Куда-нибудь подальше? — жалобным голосом предложила Астрид.

— Я подумаю над этим. Хотя сейчас выпускать её за границу рискованно. Мало ли…

— Тогда где-нибудь здесь. Пусть границу патрулирует или, ещё лучше, поставим её вожатой в лагерь для малышек. И им будет с кем носиться, и ей чем заняться. Все только выиграют от такого. — Астрид откинулась на спинку и отпила сока, торжествующе глядя на Лагерту. Гунхильда отпустила свою голову и с робкой надеждой посмотрела на Лагерту. Та покрутила кольцо на пальце, оценивая предложение, и наконец кивнула. Через минуту Вике пришло сообщение от Астрид о задержке операции и о её новом временном назначении.

***

— Ну не честно… — протянула Вика, кидая камень в воду. Аня лежала рядом, в тени дерева, и вопросительно посмотрела на подругу.

— Меня отправляют за детьми смотреть. — буркнула Вика, запуская ещё один камень в глубины реки.

— В этом есть и хорошая сторона. Ты будешь в безопасности. — Аня потянулась — Со мной.

— С тобой сложно спорить. — фыркнула Вика, перебираясь поближе.

— Ну так не спорь. — обнимая одной рукой подругу за шею прошептала Аня. Вика немного задержалась, любуясь формой губ, и с особым наслаждением прижалась к ним, как всегда целуясь скорее свирепо, чем страстно.

***

Облака толпами бродили по небу, то и дело закрывая солнце. Торунн сидела на лавочке у дома и лениво наблюдала за возней птичек в кустах. Ева вышла на крыльцо и огляделась.

— Погода хорошая. Может пойдём погуляем? — спросила она.

— Давай. — Торунн с былой резвостью поднялась, и они пошли в лес.

— Я тут знаю звериные тропы. Если пойдем по ним, то не заблудимся. — известила Торунн, первой входя под кроны деревьев. Ева пожала плечами и пошла следом.

— Как думаешь, долго нам тут сидеть? — спросила Торунн, замедляя шаг. Ева сорвала кисть рябины и, перебирая ягоды, задумчиво пробормотала: — Это зависит от многих факторов, скажем так. Если все пойдёт гладко, то мы скоро вернёмся, а если нет…

Торунн поймала её взгляд и отвела глаза, понимая что может быть. На дерево рядом спустилась белка, с любопытством наблюдая за ними.

— Нам остаётся лишь верить в них. — закончила Ева, вешая кисть ягод на сучок.

— Ты права. — Торунн кивнула Еве, и они пошли дальше. Белка посмотрела им вслед и спустилась за угощением. Тихий треск вдалеке заставил её забыть о еде и взлететь в самую крону. Оттуда она увидела бредущего бурого медведя. Его шерсть свалялась и колючки спутали её. Он шёл покачиваясь, низко опустив голову.

***

Горничная старательно убиралась под кроватью, когда услышала как щёлкнул замок двери. Она быстро обернулась, но подняться ей не дали. Две крепкие руки ухватили её за плечи и швырнули на пол. Она вскрикнула и получила удар ногой в бок.

— Молчи, сука, — прошипел мужской голос, в котором она узнала племянника начальника охраны. — Только попробуй вякнуть, и я скажу, что застал тебя за воровством. Как думаешь, кому поверят?

Девушка сжалась, невнятно умоляя не трогать её, чем вызвала смешок у Артёма. Он схватил её за волосы и потащил по комнате.

Через полчаса он вышел из комнаты, довольно ухмыляясь и застегивая ремень. На встречу ему по коридору шёл охранник.

— Эй, ты не видел эту ленивую телку? — Спросил он у Артёма. — Мы там с мужиками пиво разлили…

— Она занята уборкой этой комнаты. Там такой бардак что это надолго. — бросил Артём и посвистывая пошёл дальше. Охранник посмотрел ему вслед, почесал щетинистый подбородок и зашел в ту комнату.

— Слышь, у нас убрать надо… — он сбился заглянув. Горничная сидела спиной ко входу, на полу, обхватив себя за колени. Её окровавленная форма валялась на полу.

— Эй! — окликнул её охранник и исчез, невнятно проворчав ругательства.

***— Что ты думаешь делать, когда вернёмся в город? — спросила Ева, с интересом глядя на Торунн, которая от этого вопроса сильно смутилась.

— Думаю сдать экзамен, я ведь сбежала перед ним, а там видно будет. Когда-то хотела с животными работать. Ветеринаром, например.

Ева с удивлением увидела, как эта угрюмая, нервная девушка тепло улыбнулась.

— Люблю животных очень.

— Понятно. Думаю, сможешь работать в питомнике. Он у нас не так давно открылся. Много всяких собирают по округе. Лечат, учат и раздают хорошим хозяйкам.

— Ого. Круто. Я помню, когда-то Гунхильда рассказывала, что этот проект был в плане. Хорошо, что его выполнили.

— Я слышала — ты с ней была близка. — осторожно начала Ева, поглядывая на Торунн исподтишка. Эти слова заставили Торунн поежиться.

— Это было очень давно. Столько времени прошло. Думаю, наша связь исчезла. — в конце её голос угас. И она отвернулась, задрав голову, будто бы любуясь небом. — И мы изменились. Вряд ли получится дружить теперь.

Ева чуть пожала плечами и сделала шаг в сторону. Сучок треснул оглушительно громко в тишине осеннего леса. Торунн подпрыгнула и начала озираться.

— Спокойно. Это всего лишь я. — усмехаясь сказала Ева. Но Торунн лишь занервничала сильнее.

— Домой. Нельзя тут шуметь. Я забыла, что видела следы медведя. Черт. — Торунн сделала пару шагов в сторону дома и оглянулась на Еву. Та смотрела на неё с недоумением и насмешкой.

— О, Богиня, чего ты боишься? Подумаешь медведь. Мы его не тронем, а он нас.

— Может и так. Но главный закон животных — это избегать встреч друг с другом, если хочешь остаться целой. — напомнила Торунн, касаясь ножа на поясе. Ева хотела сказать что-то ещё, но не успела. Впереди, среди деревьев, замелькала громадная фигура.

— Наверх!

Торунн тут же показала верх мастерства в древолазании. Ева карабкалась следом. Медведь подбежал к дереву и задрал голову.

Ева оглянулась на него и почувствовала тошноту. На неё смотрели глубоко впавшие глаза, с разинутой пасти капала слюна.

— Выше давай. — прошипела Торунн, постукивая ногой по стволу.

Ева с трудом заставила себя оторваться от созерцания медведя и полезла вверх. Они обе уселись на огромном суку и замерли, прижимаясь к стволу и друг другу.

— Проклятье. — буркнула Торунн.

Ева кивнула и покрепче ухватила девушку за талию. Торунн против своей воли стала краснеть.

Ева нервно хихикнула и спросила: — А ты чего покраснела?

— Близость смерти меня смущает. — пробормотала Торунн, неотрывно наблюдая за медведем. Тот все стоял, покачиваясь и смотрел на них.

— Как в страшных ужастиках. — сказала Ева, облизывая пересохшие губы.

Торунн посмотрела на неё и, сама не осознавая что делает, положила руку на её плечо и прошептала:

— Не смотри на него.

Ева повернула голову к Торунн и вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

Едва слышным шёпотом Торунн продолжила:

— Не двигаемся и не шумим. Так больше шансов, что он уйдёт.

Ева кивнула и она стали ждать. Медведь опустился на четыре лапы и лёг на землю. Потом встал и начал бродить вокруг дерева. Девушки словно окаменели, Торунн неотрывно наблюдала за ним, а Ева смотрела куда угодно только не вниз.

Прошло много времени прежде, чем медведь начал удаляться. Торунн пошевелилась и кивнула Еве. Они начали осторожно спускаться вниз. Первой на земле оказалась Торунн, за ней спустилась Вика, и обе, не сговариваясь, побежали домой, пытаясь обогнать ветер.

— Дьявол! Ну попали! — крикнула Ева, когда они заперлись в доме. Торунн молча кинулась закрывать окна ставнями.

— Придется переждать пока он не того… — сказала Торунн, закрывая последнее окно. Ева села на кровати и крепко обняла себя за плечи.

— Мы никак ему помочь не можем?

— Только если убить. Но нечем. — буркнула Торунн, усаживаясь на свою кровать.

Ночью их разбудил шум. Торунн явственно слышала, как кто-то бродит вокруг дома. В свете лампы она видела, как побледнела Ева.

Девы одновременно вскочили с кроватей и встали под люком, ведущим на чердак. Торунн подсадила Еву, и та открыла его. Обе замерли внизу, готовые взобраться наверх, если медведь начнёт наступление. А он, словно заведенный, бродил вокруг и тихо стонал.

Ева начала дрожать, её глаза метались, и Торунн взяла её за руку и крепко сжала. Это чуть успокоило её. Торунн было так же страшно. Но выработанная годами привычка держать себя под контролем — дала о себе знать.

— Жутковато. — усмехнулась Торунн. Ева криво улыбнулась и чуть прижалась к девушке.

Торунн, несмотря на опасность, ощутила жар, исходящий от юного тела и зажмурилась, стыдя себя за то, что получает от происходящего удовольствие.

Когда она открыла глаза, то увидела, как смотрит на неё Ева и смутилась. Кажется, она поняла всё и даже больше… Торунн сделала шаг в сторону и, старательно отворачиваясь, сказала:

— Он слишком ослаб, чтобы пробраться внутрь. А если решится, то мы услышим. Давай спать.

Ева нервно усмехнулась и взглянула на чердак.

— Предлагаю перестраховаться и все-таки забраться наверх.

— Хорошо. Я не против. — пожала плечами Торунн и не удержалась: — Хм, я удивлена, что дева даёт страху опасности властвовать над собой…

— Я стала девой не так давно. — сквозь зубы ответила Ева и с сожалением добавила. — Вот и не получила полного воспитания.

На чердаке было сухо и чисто. Об этом позаботились ремонтницы, когда перекладывали трубу и чинили крышу.

Ева расстелила матрасы и кивнула Торунн. Та передала ей подушки и одеяла. Затем, отказавшись от помощи, влезла сама.

— А здесь не плохо. — одобрила Торунн, вытягиваясь на своём матрасе. Отсюда шаги внизу были слышны лучше.

— Но все равно страшно. Наверное спать не буду. Приснится кошмар ещё кричать буду. — забормотала Ева, кутаясь в одеяло.

Торунн только покрутила головой и села.

— Ты в безопасности.

— Я знаю, но…

— Знаешь, а теперь пойми это. — на губах Торунн мелькнула улыбка, она демонстративно легла на матрас и заложила руки за голову.

Ева сидела на своём матрасе, кусая губы и вздрагивая, когда раздавалось скрябание когтей по ставням и двери.

Торунн уже проваливалась в сон, когда ощутила, что Ева легла рядом и прижалась к ней. Это заставило Торунн забыть о сне моментально и прислушаться к своим ощущениям. Ева все так же вздрагивала при громких звуках снаружи и, неожиданно для себя, Торунн повернулась к девушке и обняла её. Ева ответила тем же, и их тела сплелись. Неровное дыхание смешивалось, а сердца пустились вскачь.

Ева мучилась непреодолимым желанием поцеловать девушку, но понимала, что этим может отпугнуть её. Поэтому, она пошла на хитрость. Мягко положила ладонь на шею девушки, словно они уже целовались, и это сработало.

Торунн вздохнула, словно перед прыжком в прорубь, и поцеловала Еву. Это было лёгкое, почти неуловимое касание губ. Лишая Торунн возможности отступить, Ева крепче обхватила девушку и сделала перекат. Ошеломленная и смущенная Торунн оказалась сверху. Ева обхватила её ногами и руками. Торунн замерла на несколько секунд, оценивая свое положение. С мягкой улыбкой Ева наблюдала за ней.

Их взгляды встретились. Ева прикрыла глаза и откинула голову, открывая шею. Торунн поцеловала её в шею, с удивлением почувствовав лёгкую дрожь девушки. Ева дарит ей свое доверие и это чувство срывает все оковы страха и уносит сомнения прочь. Осталось лишь желание показать ей свою благодарность. Они снова слились в поцелуе. Торунн все же сохраняла контроль и, целуя, вспоминала все, что знала об этом деле. Ева пассивно отвечала, чем озадачивала Торунн. Когда она прервала поцелуй и чуть отстранилась, чтобы перевести дыхание, к своему удивлению услышала: — На каких помидорах ты училась целоваться?

Торунн отвела взгляд и поерзала, отчего Ева закусила губу в попытке сдержаться. Торунн, неправильно поняв её реакцию, попыталась встать, но Ева крепко прижала её к себе, прошептала на ухо пару фраз. Услышав их дева позабыла о смущении. Торунн беспрепятственно поднялась и села в сторону. Ева резко поднялась и, с нетерпением оглядываясь на девушку, разделась. Торунн, чуть медля, последовала её примеру. Когда они оказались под одеялом и прижались друг к другу, Торунн ощутила, будто вселенная перевернулась, но обдумывать это не было возможности.

***

Лагерта стояла у закрытых дверей в главный зал и поглядывала на часы. Астрид задерживалась.

Мимо Лагерты пробежали четыре девчонки и оглянулась на деву. Они остановились у двери на лестницу, во все глаза рассматривая интересную причёску и длинное платье, которое так изящно подчеркивало её гибкое тело и оттеняло своим цветом глаза. В коридор вошла Астрид, кивнула девчонкам, вызвав улыбки, и пошла к Лагерте. Её девчонки рассматривали меньше. Одета она была так же как Лагерта, только волосы заплела в косу, и вокруг головы повязана причудливо заплетенная лента. Они видели, как девы встретились и взялись за руки. Словно исполняя некий ритуал они склонили головы и закрыли глаза, вздрогнув, отпустили друг друга, и Лагерта решительно распахнула дверь и вошла внутрь. Астрид последовала за ней. Девчонки захихикали и побежали по своим делам.

Появление главенствующих дев Фрей встретили множество глаз. Словно по команде все присутствующие женщины поднялись. Лагерта с улыбкой поздоровалась и заняла свое кресло в круге.

Астрид заняла свое место по правую руку от Лагерты и с интересом огляделась. Лагерта начала вступительную речь, её внимательно слушали. Астрид, уже зная речь наизусть, занялась гостьями.

Каждый сбор был будто первый. Главенствующие девы во многих общинах часто менялись.

Рядом с Астрид сидела новая глава какой-то женской общины. Астрид с любопытством рассматривала татуировки на её полностью лысой, если не считать алого ирокеза, голове. Эта девушка напомнила ей о панках.

Рядом с ней сидела смуглая дева в ярко-красном костюме, который шёл её пышным формам. Эта женщина была главой общины уже несколько лет, и Астрид сделала в памяти пометку — поговорить с ней о её политике управления. Следующей сидела очень худая молодая женщина. Её тонкие губы пересекал небольшой старый шрам. Сидеть неподвижно было для неё испытанием, и она все время ерзала и крутила головой. Её коротко стриженные зелёные волосы стояли торчком, делая её похожей на ежа. Судя по свирепым взглядам — которые она бросала на всех, а особенно на панку — характер у неё был колючий.

Панка слушала Лагерту, изредка бросая заинтересованные взгляды на девушку, сидящую напротив. Астрид перевела взгляд на неё. В кресле с королевским изяществом восседала девушка. Её длинные, русые волосы словно плащ кутали хрупкое тело. Девушка не отказалась от косметики. Для неискушенного наблюдателя её наличие было незаметно. Только большие, зелёные глаза и пухлые губы с правильными чертами, будто от природы были такими выразительными. Она сложила руки на коленях, укрытые платьем из легкой ткани. Тонкие пальцы украшали полоски драгоценных металлов. Девушка согласно кивнула на слова Лагерты о приятных встречах главенствующих женщин общин и оглянулась на свою соседку. Та ответила ей равнодушным взглядом. Астрид задумчиво провела пальцем по кольцу на большом пальце и принялась рассматривать свою бывшую ученицу. Та ответила вызывающим взглядом. Эта дева не отличалась успеваемостью и прилежностью, только характером. На пути к своей цели она запросто могла разбить кирпичные стены лбом.

Астрид усмехнулась и потянулась, наблюдая из-под полуопущенных век за тем, как дева в ответ повела широкими плечами и вскинула голову, которую украшали тугие косички — их любят представительницы боевых искусств. Астрид отметила себе — пообщаться с ней наедине, и скользнула взглядом дальше. Слегка вздрогнула, встретив глаза цвета северных льдов. Белые, до плеч волосы сливались с белым плащом, напоминающим медицинский халат. Женщина без тени улыбки прикрыла глаза и повернула голову к Лагерте. Та закончила свою речь и с улыбкой облегчения слушала аплодисменты. Астрид откинулась в кресле. Лагерта подождала, когда наступит тишина и обратилась к гостям:

— А теперь прошу за мной. Мы подготовили для вас показательные выступления наших выпускниц.

Астрид поднялась, остальные последовали её примеру и все пошли на улицу. На главной площади города их ждали выпускницы, стоящие в три шеренги.

Астрид довольно улыбнулась, оглядывая дев в серой камуфляжной форме и берцах. По бокам, в две шеренги, стояли пограничницы с собаками.

Пока гостьи наблюдали за выступлениями дев Фрей, Лагерта отвела Астрид в сторону, и они тихо начали переговариваться.

Бойчиха хохотнула и пихнула в бок панку. Та сначала возмутилась, но передумала и с издевкой сказала:

— Зря ты ушла от них.

Бойчиха вспыхнула, но ответить не успела. Её взяла под руку женщина в белом и, тоном способным остудить Сахару, спросила:

— Это эффектно выглядит, а какой смысл в риске получить столь серьёзные ожоги и лишиться зрения?

Бойчиха перевела взгляд на площадь. Там девы, всё так же в шеренге, приняли упор лёжа. Две другие девы проносили под ними горящий шест, заставляя дев, сделав отжимания, взлетать над землёй, вытянув руки перед собой.

— Это один из способов научить работать в команде и избавиться от страха. Если одна боится — это приведёт к провалу всей команды.

— Интересно… — женщина с новым интересом продолжила наблюдение.

***

Микроавтобус выкатился во двор огромного особняка и остановился у входа. Его встретил парень и со счастливой улыбкой пошёл навстречу прибывшим. Из салона, одна за другой, вышли девушки и остановились, пустыми безучастными глазами глядя перед собой.

Артем потёр руки, рассматривая их словно витрину с игрушками. Выглядели они будто топ-модели. Впрочем, многие и были моделями до того, как попали на теневую сторону этого бизнеса. Немногие могут вернуться, а большинство все глубже и глубже втягиваются, пока не окончат свою жизнь на дне.

Артем подскочил к одной девушке и схватил её за грудь. Крепко сжимая её словно мягкую игрушку, он заглянул в её безучастное лицо, недовольно поморщился и отошёл.

К нему подошла горничная, и он приказал ей отвести девушек в их комнату.

Эти игрушки его не интересовали. Поэтому, отдав распоряжения одному из охранников, он сел в свою машину и умчался.

Охранник, не теряя времени, потрусил в дом, стараясь обогнать других своих коллег и даже местного садовника. Всей толпой они ворвались в комнату девушек.

Горничная попыталась их остановить, но её вышвырнули из комнаты. С трудом поднявшись на ноги, она похромала в комнату для прислуги, утирая глаза платочком.

***

Послышался рев мотора и визг шин. Начальник охраны выглянул в окно и усмехнулся:

— Он хороший помощник.

Ответом ему была тишина. Он оглянулся. Саша сидела в кресле и пялилась перед собой. Начальник охраны не удержался и пнул её в бедро. Это всё равно, что наступить змее на хвост. С бешеными воплями она кинулась на обидчика, схватив со стола бутылку вина. Он не успел среагировать и бутылка заехала ему в ухо. Оглушенный он упал на колени, хватаясь за многострадальное ухо.

Саша прыгнула сверху, лупя его кулаками как заправский боец боёв без правил. Прибежавшие на шум охранники с трудом оттащили её от жертвы. Она вырывалась и орала.

Начальник охраны поднялся и, увидев что его обидчик нейтрализован, накинулся на врага.

Наверняка он забил бы её до смерти, если бы не появившийся Артем. Он очень торопился убраться оттуда и выпалил:

— Они приехали и их заселили! Всё, я пошёл!

— Куда?! — заорал уже в спину племянника тяжело дышащий дядя. Артём обернулся и передернул плечами, глядя на красную рожу.

— Охренел совсем, сопляк?! Завтра будут бои и мои тоже участвуют. Сейчас же оформи их!

— Ладно. — отмахнулся Артём и, брезгливо кривя рот, сказал, тыча пальцем в валяющуюся на полу Сашу.

— Ты бы убрал за собой, раз всё равно ничерта не делаешь.

— Свалил! — вне себя от ярости заорал дядя и швырнул в племянника бутылку, которой недавно получил сам. Бутылка ударилась в стену и разлетелась на куски. Вино растеклось жутким, словно кровавым пятном.

Зыркнув на потупившихся подчинённых он переступил через Сашу и ушёл. Охранники переглянулись и вышли следом. Саша вздрогнула и приоткрыла глаз.


========== Часть 9 ==========


Следующий сбор главенствующих дев состоялся вечером. Они ужинали под тентом на берегу реки.

— Я восхищаюсь Фрейями, — сказала девушка похожая на принцессу Лагерте. — Очень красивый город. Другим городам следует у вас поучиться.

Лагерта благодарно улыбнулась, но ответить ей не дала девушка с ежиком.

— У тебя города то нет! — и, ничуть не смущенная убийственным взглядом пышной дамы, продолжила. — Откуда тебе знать, как должен выглядеть достойный женский город.

— У тебя тоже города нет. Только район. — проворчала панка, отрезая кусок стейка. Ёжик даже подпрыгнула на месте.

— У тебя и этого нет. Только группы в соцсетях.

— С несколькими миллионами подписчиц. — меланхолично добавила дама, накладывая себе угощение. Обе спорщицы недоуменно уставилась на неё, не понимая как реагировать на её реплику.

Даже невозмутимая Лагерта отставила свой бокал, следя за развитием сцены.

— Я хочу сказать, что не имеет значения есть у нас город или нет. Главное то, что мы делаем для женщин по мере своих сил!

Блондинка все в том же плаще кивнула и улыбнулась. Спорщицы замолчали. Астрид встала и подняла свой стакан.

— Звучит как тост!

Лагерта с блондинкой вздохнули в унисон и поднялись первыми. Все дружно чокнулись и рассмеялись. Ничто не объединяет как общее дело.

Лагерта завела беседу о краткосрочных целях. Затем они перешли к последним новостям о событиях в мире.

Астрид поймала взгляд бойчихи и отошла к мангалу за мясом. Чуть не забыв свою тарелку, дева присоединилась к ней. Её неловкость заметила лишь блондинка и еле заметно усмехнулась.

— Ну, Ингрид, я вижу тебе не терпится похвастаться своими успехами? — спросила Астрид, переворачивая куски мяса.

— Я многого добилась. Я глава спортивного сообщества. Пока небольшого. Вы тоже начинали с похожего. — смущение захватило её. Она не могла думать о том, что, по сути, предала родной город.

— Я горжусь тобой! — серьёзно сказала Астрид и обняла деву за плечи. — Мы всегда рады тебе.

И она как не в чем не бывало вернулась за стол, подарив ободряющую улыбку своей возлюбленной.

Ингрид осталась у мяса, чтобы никто не видел её улыбку до ушей.

***

Аня шла по улице, щурясь на солнце, и не заметила идущую навстречу Аллу.

— Привет! — сказала Алла и с привычной ехидцей добавила: — Куда идёшь не глядя?

— Привет, Алла! — улыбнулась подруге Аня и ответила. — К Вике. Она попросила зайти поддержать её. Кажется девочки её утомили.

— Да? Я думала будет наоборот. — хихикнула Алла.

— Пойдешь со мной?

— Конечно! Я не откажусь от такого невероятного зрелища.

Неутомимая детвора носилась по площадке, словно группа безумных метеорит. Иногда они сталкивались, но вставали и продолжали свой путь. Вика сидела на краю площадки и заклеивала разбитое колено зареванной девчонке.

— Вот, так будет лучше. Постарайся больше не падать. — наставляла Вика, вытирая ручеек крови с ножки. И добавила. — Ну хотя бы на это колено.

Девочка кивнула, обняла свою спасительницу и с разбега влетела в группу девочек, словно ядро в крепость. Началась куча мала. Вика с тяжёлым вздохом откинулась на спинку скамейки.

— А ты хорошо справляешься!

Вика обернулась и увидела Аллу. Чуть отстав шла Аня. Рядом с ней бежала одна из воспитанниц и, захлебываясь словами, что-то рассказывала. Аня внимательно и серьёзно её слушала.

— Это довольно просто. — Вика пожала плечами.

— Не нравится тут?

— Я могу больше, чем за детьми присматривать. Вообще дети — это не моё. — Вика насупилась — Что там собрание? Скоро разъедутся?

— Пока неизвестно. — к ним наконец присоединилась Аня. — Это и понятно. Им интересно узнать как это — жить в безопасности.

— Да им тут так нравится, что уезжать не хотят! — заявила Алла и, понизив голос, проворчала. — Что бы там не говорили.

— А что говорят? — девы переглянулись.

— Я слушала, что одна бритая говорила — якобы наш город спонсируют представители патриархата, чтобы потом его разрушить и показать ничтожность женщин.

Вика расхохоталась. Аня покачала головой и фыркнула. — Чего только не скажешь, когда жаба давит.

— Угу. Лагерта в курсе. Тоже смеялась. — Алла встряхнула волосами.

— Надо будет поговорить с этой сильно умной. А то ещё слухи пустит. — Вика была серьёзной будто не она только что хохотала.

— Давай не будем. — Аня взяла подругу за руку. — Главные сами разберутся. Мы может только все испортить. Если им понадобится наша помощь, то сами скажут. И вообще, пошли на пляж? А то дожди как начнутся…

— Отличная идея! — нарочито громко сказала Алла, стараясь отвлечь Вику от глупых затей.

— Я только за! — она посмотрела время на телефоне: — Скоро закончится моя смена.

— Вот и хорошо. — с явным облегчением сказала Алла и поморщилась, получив тычок в бок от Ани.

— Ну что? Потусим вместе как в старые добрые?


Стук дождя по крыше разбудил и, словно раскаиваясь, принялся баюкать. Торунн чуть пошевелилась. Ева подняла голову, и в тусклом свете от чердачного окошка посмотрела на девушку, и получила сонную и счастливую улыбку.

— Доброе утро. — голос звучал хрипло. Ева улыбнулась в ответ и прижалась к теплому, со сна, телу Торунн. Мурлыкнула, ощутив, как ловкие пальцы пробежали по спине и остановились на груди. Ева выгнулась, ощущая как возбуждение накатывает снова. Короткие перерывы на сон не смогли ни восполнить силы, ни успокоить тела.

— Давай спустимся на перерыв? Ужасно пить хочу. — жалобно попросила Ева. Торунн остановилась и откатилась в сторону.

— Да, мне тоже хочется пить. — быстро натянув на себя одежду она соскользнула вниз. Через мгновение оттуда донёсся её голос: — Какая вкусная холодная вода!

Ева в нетерпении спрыгнула вниз, забыв про одежду. Торунн обернулась и одним махом осушила стакан. Ева, с грацией большой кошки, подошла к ней и забрала стакан из её ослабевших пальцев, и отвернулась, наполняя его.

— Ты такая красивая. — выдохнула Торунн едва слышно. Ева обернулась и с наслаждением сделала глоток. Торунн отошла на пару шагов и теперь рассматривала деву словно произведение искусства. Ева одним движением приняла позу статуи Венеры Милосской.

— Разве феминизм не против объективизации и оценки внешности? — игриво спросила Ева.

— Да… Я думала это для мужчин. — пробормотала Торунн, но продолжила любоваться. Ева укоризненно покачала головой.

— Извини. Но ты так прекрасна… — Торунн даже не пыталась выглядеть пристыженной. — Да и вообще! Оставлю это гетеросексуальным феминисткам.

Ева рассмеялась и, оставив свой стакан, подошла к Торунн. Девушки обнялись, сливаясь в нежном поцелуе.

Снаружи донёсся скрип и удар в дверь. Обе вздрогнули и отошли друг от друга.

— Дьявол. — прошипела Торунн. Ева отступила к чердачному люку.

— Я совсем про него забыла. — прошептала Ева, поднося кулак ко рту.

— Иди наверх. Странно это все. Он должен воды бояться. Может дождь закончился? Или уже все?

Торунн подкралась к двери и выглянула в щель. Ничего не было видно, кроме следов. Они вели в распахнутый настежь сарай. Торунн хмыкнула и залезла на чердак к Еве.

— В сарае обосновался.

— Что будем делать?

— Думаю ждать, как и решили вчера.

— Ева села рядом и положила голову на плечо Торунн. Та в ответ крепко обняла её.

— Ева? — тихий шёпот на ушко.

— Да, Торунн.

— Хочешь кушать?

— Идём.

***

Гунхильда приехала в дом к главенствующим девам Фрей. На улице её встретила Астрид.

— Гунхильда? Не ожидала тебя здесь увидеть. — дева пропустила воительницу во двор.

Сторожа мгновенно взяли её в плотное мохнатое кольцо. Узнав свою давнюю приятельницу по играм они дружно решили облизать её и получилось, что задавить. Даже команда хозяйки была проигнорирована.

Гунхильда, смеясь, трепала их по ушам и чесала шеи под ошейниками. Задыхающаяся от смеха Астрид безуспешно пыталась их оттащить от гостьи.

На порог в шелковом халате вышла Лагерта и с усмешкой наблюдала за возней.

— Как дети. — и, не утерпев, пошла к ним. С ходу она оседлала первого попавшегося и, почесывая его бока, поздоровалась.

— Какие-то новости?

— Да. У нашей цели появился заместитель.

— В курсе. Он ещё бордель открыл.

— Там полный беспредел творится!

— Это ты сейчас о борделе? — саркастически спросила Астрид.

— Астрид!

Гунхильда только кинула на неё тяжёлый, как ответственность, взгляд. Астрид ответила ей ангельским взглядом и извиняюще улыбнулась:

— Ты просто так сказала…

— К делу! — рявкнула Лагерта, отчасти потому, что на ногу в лёгкой тапочке наступила когтистая лапа.

— Я рассчитывала, что мы покончили с ними раньше, чем они начнут принимать клиентов. И у меня там свой человек, и он рассказывал, что охранники насилуют девушек. Несчастных чем-то накачивают и они становятся словно овцы, безразличными ко всему. А этот заместитель… — Гунхильда замолчала пытаясь успокоиться. — Он садист. И одну из горничных довёл до самоубийства. Ну или подстроил все. Ждать больше нельзя. Мы можем использовать гостий как прикрытие.

Лагерта покачала головой.

— Мы не можем. Отсутствие Астрид будет замечено сразу!

— Тогда я пойду с девами своей команды. Мы отлично справились с начальником, а этого недомерка взять как нефиг делать. Используем его, как — там видно будет. — завернула Гунхильда и улыбнулась так, что Лагерта вздрогнула.

— Займись этим.

***

Артем ехал от дяди в крайне расстроенных чувствах. Проклятая девка, несмотря на угрозы, посмела рассказать об их играх. Тупая сука чуть все не испортила, а теперь придётся искать новую игрушку. Да, ещё классно было бы иметь её на работе. Чтобы всегда под рукой.

В своих мечтах он давно планировал купить дом за городом, с подвалом, и устроить там… Артем судорожно вцепился в руль и застонал от картины, которое ему услужливо подкинуло воображение.

Поглощенный фантазиями он чуть не проехал мимо одиноко стоящей на обочине девушки.

Сдав назад он открыл дверь и окликнул её. Девушка обернулась и увидела ухоженного, симпатичного парня на дорогой машине. Широко улыбаясь парень предложил подвезти. Девушка немного поколебалась, но все-таки пошла к нему. Парень вышел на дорогу и галантно помог ей сесть в машину.

Сияя уже искренней улыбкой, сел за руль.

— Куда едем? — спросил он и потянулся за ремнем безопасности.

— Я дальше. А твой путь считай окончен. — сказала девушка, Артём в недоумении начал оборачиваться к ней, как ему в шею вошла игла шприца и его сознание упало в пустоту.

Девушка вытащила из сумочки наручники и сковала его руки за спиной. Огляделась и достала телефон. Сделала звонок на хорошо знакомый номер и, не дожидаясь ответа, вышла из машины и перенесла парня на заднее сиденье. С одобрением посмотрела на свое отражение в тонированных окнах и сама села за руль. К ней подъехала мотоциклистка. Они кивнули друг другу и, держа большую дистанцию, уехали.

***

Гунхильда сидела на кухне того же дома и в глубокой задумчивости пила чай. Послышался тихий рокот мотора и шуршание шин по гравию. Она покосилась в окно и налила ещё чая. Девы отнесли пленника в погреб. Там приковали его так же, как когда-то их враги приковывали Торунн. Судя по их опыту — это было надёжно.

— Гунхильда! Задание выполнено. — доложили девы стоя перед своей предводительницей.

— От машины избавьтесь там могут быть жучки.

Девы изобразили оскорблённые выражения лиц. И одна коренастая с чёрными волосами заявила:

— Мы все жучки изъяли. Всё как вы учили.

— Хорошо, что ты помнишь мои уроки, Лика. Тем более, быстро уберите её подальше и избавьтесь! Наверняка жучки где-то ещё, возможно внутри.

Девы исчезли с кухни, машина и мотоцикл уехали.

Гунхильда встала и, посмотрев на часы, неторопливо пошла в погреб. Пока нет лишних глаз можно не стесняться травмировать психику своих.

Она распахнула дверь и вошла. Пленник поднял голову ей навстречу и поморщился.

— Сейчас ты мне скажешь все что знаешь или… Говори. — воительница стояла, скрестив руки на груди, и, не моргая, смотрела на Артема

— Ты мне ничего не сделаешь. Тупая сука! Я ничего не скажу. Я сразу понял — ты из этих отбитых баб. Пошла ты нахер! А теперь, отпусти меня и быстро. Тогда я, может, и не буду тебя сильно наказывать. — он с презрением попытался глянуть на неё, но удар ногой в лицо от раздражённой воительницы сбил с него спесь.

— Ты скажешь мне все. Признайся — ведь это ты убил девушку, которая работала горничной у Александры.

— Не я. Она сама. — упрямо помотал головой Артем.

— Это ты её убил!

— Нет!

— А если приступить к пыткам? Например загнать тебе под ногти щепки, а затем вырвать их вместе с ногтями. Медленно.

Пленник сглотнул и промолчал. Голос воительницы походил на шорох ползущей по песку змеи.

— Или начать с твоей кожи. Снять её например? А потом обвалять тебя в соли. — воительница с интересом посмотрела на пленника. — А из кожи сделаю себе сувенир. Сумочку или ещё что. Кстати, татуировки у тебя есть? С ними кожа будет дороже. Тогда, скорее, я её продам.

Пленник поднял голову и увидел серьёзное и задумчивое лицо воительницы. По его похолодевшей спине скатилась капля пота и он передернул плечами.

— Я ни в чем не признаюсь.

— Под пытками ты признаешься в чем угодно. Если хорошо пытать, то возьмёшь на себя все грехи человечества. Проверено историей. — воительница провела языком по верхней губе, её глаза сверкнули. — Правда, тебе за это признательность не светит. Ты просто сдохнешь здесь, а черви сожрут твою плоть. А может даже сожрут заживо. Если продолжишь меня злить, то я предоставлю им такое удовольствие. — её голос сорвался на рычание. — Что скажешь теперь?!

— Ты ебанутая мразь!

Гунхильда глухо рассмеялась.

— О да, твой дядюшка говорил мне то же самое. Думаю, стоит поверить и начать соответствовать.

Он выпучил глаза и заорал. Гунхильда отошла на шаг и оглянулась. Пленник рвался, обдирая руки, и орал.

Когда он наконец затих, воительница потянулась и подошла к столику. На нем все так же лежали инструменты. Неспеша она надела толстые рабочие перчатки и взяла старый подернутый ржавчиной нож. Артём, трясясь, наблюдал за ней.

— Мне надоели игры.

Она срезала ремень вместе со штанами. Нож оказался довольно тупым, пару раз лезвие царапнуло его по бедру. Рука в перчатке схватила его за гениталии и, чуть скрутив, зажала, вызвав вой пленника.

— Либо говори, либо отрежу.

Воительница поднесла нож и прижала к коже. Пленник заскулил. Воительница потянула его к себе и он послушно подвинулся, стараясь избавиться от натяжения, вызвав этим ухмылку своей мучительницы.

— Моя бабушка говорила, что даже самого буйного быка можно водить на ниточке, если привязать его за яйца. Мудрая была женщина. — Гунхильда тепло улыбнулась вспомнив похожую на медведицу женщину с добрыми глазами и любящим сердцем. — Ну так скажешь или мне все же выгулять тебя так? А там что поинтереснее придумаю.

— Я все скажу.

Воительница отошла к столу и, сняв перчатки, взяла камеру.

— Смотри прямо сюда и внятно и подробно рассказывай всё, в чем виновен. Покайся. — последнее слово заставило её усмехнуться.

Глядя в пол и всхлипывая парень начал рассказ.

***

Когда вернулись девы из команды, Гунхильда сидела на кухне и пила чай.

— Информация у нас. Как избавиться от него?

— Мы же его не выпустим? — вкрадчиво спросила та, что пострадала от его дяди. Лика упрямо наклонила голову, готовая отстаивать свое мнение перед главой команды.

Гунхильда вздохнула чайный аромат и продолжила:

— Не волнуйся, Ника. Я сама убью его. Вот только как лучше это сделать?

Воительницы задумались.

— Учитывая сколько он причинил вреда сёстрам… — пробормотала Лика.

— Лёгкая смерть не для него. — буркнула Ника, касаясь головы.

— Я знаю! Я видела один фильм, там девушка страшно мстила своим насильникам. Я все подготовлю, если разрешите. — Лика уставилась на предводительницу, переминаясь с ноги на ногу. Гунхильда кивнула.

— Спасибо. Я не подведу! — и воительница вихрем унеслась из дома. Гунхильда допила чай и с сожалением глянула на пустой чайник. Ника стояла перед ней в ожидании.

Гунхильда встала и пошла из кухни. Остановилась около девы и посмотрела на неё, будто увидела впервые. Дева ответила ей наивным взглядом голубых глаз и коснулась локона длинных каштановых волос. Эта дева не зря была в разведке. Её милая внешность располагала к доверию. И никто не ожидал от неё многого.

Гунхильда тихо спросила:

— Хочешь пойти со мной расслабиться?

Щеки Ники тронул румянец и она согласилась: — Да, госпожа.

Гунхильда улыбнулась и пошла в свою спальню. Остановилась у кровати и обернулась. Ника дрожащими руками заперла за собой дверь и подошла к Гунхильде. Положив руки на её плечи она поднялась на носки и поцеловала деву в губы.

Гунхильда хотела обнять ее, но Ника отпрянула и с игривой улыбкой опустилась на колени. Её ловкие пальцы быстро справились с ремнем.

— Мне кажется — вам это понравится, моя госпожа. — и, не давая возможности возразить, Ника провела языком по внутренней стороне бедра. Гунхильда расставила ноги чуть шире. Руки Ники обхватила её бедра, а язык заскользил внутри. Гунхильда откинула голову и закрыла глаза, отдаваясь ощущениям. Она вздрогнула, когда кончик языка задел клитор и заплясал вокруг него.

Глухо застонав, Гунхильда запустила длинные пальцы в кудрявые волосы и сжала их в кулак, одновременно прижимая к себе. Через несколько минут Гунхильда отпустила волосы девушки и обессиленно плюхнулась на кровать. Она позволила любовнице стащить с себя одежду.

Обнаженная девушка легла рядом, обняв ее. Гунхильда открыла глаза и улыбнулась.

— Вам же понравилось? — промурлыкала Ника, довольно жмурясь, и провела кончиками пальцев по груди девы.

— О да. Ещё как. — Гунхильда начала подниматься.

— Подождите ещё немного. — властно сказала Ника, не давая подняться. Гунхильду забавляло быть в подчинении.

Девушка села сверху и положила руки девы на свою грудь. Гунхильда чуть сдавила их и большими пальцами обвела соски.

— А тебе нравится это. — хрипло сказала дева, ощутив влагу на своём лобке. Девушка улыбнулась и начала ерзать по нему, тихо постанывая.

Гунхильда глухо зарычала и девушка только вскрикнула, в секунду оказавшись под гигантской девой. Гунхильда грубо поцеловала её в губы. Ника обняла её руками и ногами, не менее жёстко покусывая её губы.

Гунхильда оперлась одной рукой о кровать, а другую спустила вниз, лаская девушку.

— Ого, ты возбудилась — прошептала она, отчего девушка уткнулась в её шею и подалась тазом навстречу её руке.


Другая дева закончила с подготовкой и вернулась в дом. Войдя в дверь она услышала доносившиеся из спальни стоны и вышла на улицу, прихватив со стола корзинку с пряниками.


Гунхильда наслаждалась каждым мгновением близости. И, когда все закончилось, не смогла сдержать разочарованного вздоха.

Дева, застегивая рубашку, тревожно оглянулась на неё. Робко подошла к ней и обняла.

— Все в порядке? — Ника попыталась заглянуть ей в глаза. Но Гунхильда отвернулась.

Что она могла сказать ей? Что её вновь настигали призраки прошлого неся с собой лютый холод ужаса? Она словно тонула в ледяной воде и все её навыки пловчихи не помогали.

— Все под контролем. — наконец ответила Гунхильда и быстро вышла из комнаты.

Во дворе, сидя на скамейке её ждала Лика.

— Всё готово?

— Так точно. — ответила дева, с тоской заглядывая в опустевшую корзиночку.

— Отлично. Выдвигаемся с наступлением темноты. — скомандовала Гунхильда, когда Ника вышла к ним. И, тоже посмотрев на пустую корзиночку, спросила: — И как пряники?

— Очень вкусные. — довольно улыбнулась Лика и икнула.

— Нужно купить ещё. — задумчиво пробормотала Гунхильда.

***

— Ты его видишь?

— Не-а. Но следов полно.

— Дьявол! — Торунн отошла от распахнутого чердачного окошка. В окошко вернулась Ева. Тряхнув волосами и стягивая с себя веревку она предложила:

— А может, выманим его сами? — и прикусила язык.

— Отличная идея! — обрадовалась Торунн и, прежде чем Ева успела её остановить, спрыгнула вниз и несколько раз ударила ногой в дверь. Сначала было тихо, потом раздался приближающийся топот и хрип. В щель Торунн увидела бурую шерсть и отошла от двери. Медведь постоял, пару раз провел когтями по двери и вернулся в сарай.

— Я, конечно, не спец, но ему осталась пара дней.

Ева вздохнула и, прихватив завтрак, полезла наверх. Торунн пожала плечами и последовала её примеру.

***

Воительницы отвели голого Артёма далеко в густую чащу и распяли его на верёвках между двумя деревьями. Гунхильда срезала с него несколько лоскутков кожи на ногах и старательно обмазала его кровью.

— Хотелось бы посмотреть на тебя, да некогда. Нас заждался твой дядюшка и хм… работодатель.

Гунхильда завязала ему рот и оглянулась на остальных. Те кивнули ей, заканчивая разбрасывать вокруг рыбью требуху.

Они ушли, не оглядываясь на его мычание, унося за собой свет фонарей. Он остался один в темноте. Но его одиночество было лишь вопросом времени.

***

Главенствующие девы Фрей завтракали и смотрели новости по маленькому телевизору.

Первый сюжет был сенсацией с эффектным названием — «Самоубийство на камеру». Репортёр, захлебываясь, торопился рассказать о том, как некая Александра Миллер в прямой трансляции вела долгий монолог о своей сложной судьбе, а затем вколола себе огромную дозу наркотика и умерла от передозировки. Далее был показан отрывок из трансляции.

Лагерта выронила вилку. Астрид, не в силах шевельнуться, смотрела в экран. Бонусом пришла срочная новость о задержании начальника охраны Александры вместе со всеми его подчинёнными. Главным свидетелем по делу была горничная. Далее перечисляли в чем его вместе с командой подозревали. Когда новости закончились, Астрид медленно потянулась за телефоном.

— Посмотри новости. — сказала она и отключилась.

— Я пошлю дев за Евой и Торунн. Всё кончено. Наконец-то.

Астрид взяла её за руку и они улыбнулись друг другу.

***

Аня и Вика были отправлены за девами. Их встретила тишина и запустение. Дверь дома была распахнута настежь. Закрытые ставни были покрыты глубокими следами огромных когтей. Вокруг дома появилась вытоптанная тропа. Девы тревожно переглянулись и вытянули из-за пазухи пистолеты.

С оружием наизготовку они вышли из машины и, прикрывая друг друга, двинулись к дому.

— Это же медвежьи следы! — шёпотом воскликнула Аня. Вика перевела взгляд на пистолет и как можно тише позвала: — Ева! Торунн!

Ответом ей был шум в сарае. Девы переглянулись и, соблюдая осторожность, пошли на разведку.

Встав с боку от входа в сарай Вика снова окликнула дев. Из темноты сарая высунулась страшно обезображенная медвежья голова. Оглушительно грохнули выстрелы и медведь упал вперёд.

Занятые разглядыванием зверя девы не услышали, как к ним подошли, и голос, раздавшийся сзади, заставил их подпрыгнуть и направить пистолеты на подошедших.

— Простите. — буркнула Торунн, покосилась на пистолет, направленный ей в грудь, и подняла руку. Другую руку держала Ева.

— Вы нам очень помогли. Мы только сами хотели… — продолжила Ева и спросила: — А вы здесь зачем?

— За кем. — поправила Вика, пряча свой пистолет в кобуру. Аня молча протянула телефон Еве. Девы внимательно посмотрели видео.

Ева с улыбкой вернула телефон.

— По заслугам.

— Легко отделались. — проворчала Торунн. Побагровевший шрам на её лице выдал её гнев.

Ева обняла её за шею и, поцеловав шрам, сказала. — Ты тоже получила свое. Разве нет?

— Более чем. — смущённо улыбнулась Торунн и обняла Еву.

Аня всхлипнула и, кладя голову на плечо Вики, прошептала: — Такой романтичный момент.

— И не говори. — усмехнулась Вика и, поймав взгляд Евы, тоже обняла свою девушку, одновременно прикрываясь ею.


Эпилог:


В спальню вошла Астрид и, потягиваясь, сбросила халат.

— Есть новости? — спросила Лагерта, укутанная в одеяло и в окружении подушек она проводила не первый день. И все из-за глупости, по которой съела слишком много мороженого на празднике — теперь лежала с ангиной.

— Этих уродов посадили надолго. Наши проследят, чтобы их там хорошо встретили и не освободили больше. В обед звонили Вика и Аня. Их кругосветное путешествие проходит успешно — обе счастливы. Ева нянчит Торунн, которая согласилась отправиться к специалистам только вместе с Гунхильдой. Я уже и забыла, насколько она может быть упряма. Они вновь стали сближаться. Что ещё? А, звонила Алиса, рассказывала об открытии центра помощи женщинам. Рассчитывает на сотрудничество с нами. Как и бывшие здесь главы фем-сообществ. Многие девы из их сообществ мечтают побывать здесь.

— Хорошо. — кивнула Лагерта и, успокоенная, закопалась в подушки поглубже.

— А у нас? — спросила Астрид, залезая под одеяло.

— У нас все прекрасно. — заверила её Лагерта, прижалась к возлюбленной и поцеловала её в щечку. Астрид нежно обняла Лагерту и посмотрела в окно. Там, в немыслимой высоте, сияла луна и взирала на землю, уже не с печалью, а ностальгией по тем временам, когда она и Земля были единым целом. Когда они были вместе.