КулЛиб электронная библиотека 

Восхождение Валькирии (СИ) [ArtemidaAS] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== 1 Сделка ==========


Девочка лет десяти прибежала к приоткрытому сараю, хоть папа строго-настрого запретил ей заходить внутрь. Но туда убежал её щенок, и нужно забрать его побыстрее.

Щенок затявкал где-то в темноте сарая. Девочка тихо позвала его.

Из сарая донесся шорох и тишина. Она в нерешительности оглянулась и, сжав кулачки, открыла до конца дверь.

Резкий металлический запах ударил в нос. Когда глаза привыкли к отсутствию света настолько, что можно было различить некоторые предметы, первым, что она увидела, была клетка с толстыми прутьями.

Свет косыми лучами пробивался через щели стен, освещая внутренность клетки. В клетке, скорчившись в комок, лежал человек. Рядом с ним суетился ее щенок.


Подойдя ближе, девочка разглядела, что голова у человека забинтована грязной тканью, из-под повязки выбивались спутанные светлые волосы. Наклонившись ближе к лежащей фигуре и зажимая носик пальцами, девочка тихо позвала: Тиль, ко мне. Ко мне.

Щенок подобрался к голове человека и, тихо поскуливая, начал ее облизывать.

Человек зашевелился. Девочка тихонько вскрикнула и зажала себе рот, наблюдая, как человек медленно отпихнул щенка и начал подниматься. Он шатался, опираясь на подгибающиеся руки, кое-как смог сесть лицом к девочке.

Она смогла узнать в человеке девушку.

Та со стоном села и откинулась спиной на стенку. Щенок забрался к ней на колени.

Девочка отступила на шаг. Девушка осторожно дотронулась пальцами до лица. Свободным от бинтов оставался лишь рот и один глаз, и отдернула руку, зашипев от боли.

Незнакомка посмотрела на девочку, затем скосила глаз вниз на щенка, что терся у её ног.

— Где я? — прохрипела она, переводя взгляд на девочку.

— В сарае. У моего папы, — ответила та изумленно, только теперь задумавшись о том, кто эта девушка, почему тут находится. — А что ты тут делаешь?! — выпалила она, отчего девушка наклонила голову и тихо застонала.

— Не знаю. Не помню, — незнакомка медленно коснулась рукой головы и вздрогнула. — Почему ничего не помню?

Девочка огляделась, словно в поисках ответа. Щенок уперся лапками о грудь девушке и попытался добраться до её лица.

— Твоя собака? — спросила она, погладив его по голове.

— Его зовут Тиль, — ответила девочка и тут же серьёзно добавила: — И он такой непослушный.

— Хороший, — прошептала девушка и, неловко перехватив щенка, поднесла его к решётке. — Забирай. Мне очень плохо.

Незнакомка осторожно легла на пол и закрыла глаз.

— Ты хочешь спать? — спросила девочка, крепко прижимая щенка к себе. — А почему не в кровати?

— А она у меня есть? — резонно спросила девушка, устраиваясь поудобнее, насколько это возможно, учитывая бетонный пол клетки.

Девочка ещё посмотрела на неподвижно лежащую незнакомку и выбежала, закрыв за собой дверь.


Высокий гибкий мужчина ходил по комнате, собирая кубики от конструктора, когда в дверь постучали.

— Войдите, — ответил он тихо. Дверь открылась, и вошла женщина в деловом костюме.

— Ивар, твоя дочь снова убежала со своей собакой, — сказала она, подходя к нему.

— Она уже большая, — отмахнулся он, ссыпая конструктор в корзину. — Территория огорожена и охраняется. Пусть развлекается.

— А чем мне прикажешь развлекаться в этой глуши? — спросила она томным голосом и обняла его за шею, прижимаясь всем телом. Ивар равнодушно пожал плечами, осматривая пол. — В городе разве больше не осталось никаких развлечений?

— Город — убогая дыра, из всех развлечений там только дешёвые бутики и плохие клубы, — ответила женщина, капризно морща носик.

— Куда ты хочешь слетать в этот раз? — со вздохом спросил он, сдаваясь. Лицо женщины сразу засияло.

— Я давно мечтала посетить Швейцарию, — заискивая, она повисла на его плечах.

— Отлично. Я дам распоряжение помощнице, она закажет тебе билет, — женщина обрадовано кивнула и, отцепившись от Ивара, плавно удалилась, хлопнув дверью. Ивар облегченно выдохнул, не провожая её взглядом.

Через секунду дверь вновь распахнулась, и на пороге появилась девочка со щенком.

— Папа, представляешь, Тиль снова от меня убежал!

Мрачное лицо мужчины озарилось улыбкой.

— Аделина, где ты пропадала? — шутливо пожурил он.

— Искала… — девочка запнулась и продолжила: — Искала Тиля. Его надо воспитывать.

— Хорошо. Я найду ему учителя, — засмеялся Ивар и подхватил дочку на руки. — А пойдём, поедим мороженого? — Предложил он.

— Клубничного? — глаза девочки загорелись.

— Самого клубничного, да ещё и с ягодами, — ответил Ивар и, переступая через путающегося под ногами щенка, понёс дочь на кухню.


Торунн лежала в клетке, то проваливаясь в забытье, то снова приходя в сознание. Голова ужасно болела, как и половина лица.

Очнувшись в очередной раз, заметила стоящую рядом бутылку воды. Она потянулась к ней и, ощутив то, насколько она холодная, поспешила сесть. Не сразу, но ей это удалось. Торунн открыла бутылку и отхлебнула. Вода охладила воспаленное горло. Сделав ещё пару глотков, она замерла, закрыв глаза.

— Очнулась, наконец, — в темноте прозвучал мужской голос. Девушка вздрогнула и открыла глаз. Послышался смешок, и яркий свет заставил ее зажмуриться и прикрыть глаз рукой. Привыкнув к свету, она увидела перед собой высокого бородатого мужчину в деловом костюме.

— Ты кто? — прохрипела девушка, горло до сих пор саднило.

Мужчина что-то хотел ответить, но запнулся и уставился на неё во все глаза.

— Ты хочешь сказать, что забыла меня? — он изумлённо вытаращился на неё. Но тут же вновь подобрался и стал выглядеть задумчиво: — Хотя да. Это вполне возможно, учитывая твою травму.

Торунн смотрела на него молча.

— Ты у меня в плену, считай. Я хочу потребовать выкуп или продать тебя подороже. Но… — он пожал плечами. — Учитывая твоё состояние, много выгоды с тебя не поимеешь.

Мужчина махнул рукой и вышел. Торунн смотрела в пол, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь. Но помнила она только темноту. Будто вся её жизнь началась только сейчас.


Ивар вышел из сарая и побрел к своему автомобилю. Водитель уже ждал его за рулём.

— Давай побыстрее, я не хочу опаздывать, — бросил Ивар, усаживаясь на заднее сиденье.

Водитель кивнул и быстро выехал со двора. Машина неслась, обгоняя другие, и в считанные минуты въехала в город. Попетляв по улицам, остановилась у дорогого ресторана. Ивар вышел и, не оглядываясь, поспешил внутрь. Там его встретил метрдотель.

— У меня назначена встреча с господином Якелем, — сказал Ивар, и его тотчас же провели к столику, где уже сидел мужчина. На приветствие Ивара он ответил лёгким кивком. Занятый едой, он бросил один взгляд на гостя и жестом предложил говорить. Ивар замялся и, посмотрев на перстень с рубином на мизинце своего собеседника, заговорил:

— У меня сейчас находится одна из защитниц Фрей. И я знаю, насколько вы заинтересованы в них, поэтому пришёл узнать цену, которую вы готовы предложить.

— Для начала, я хочу видеть, о ком идёт речь, — тихо, но не менее значительно произнёс он, вытирая губы салфеткой, и пригладил бороду.

— Да, конечно, — Ивар взял из внутреннего кармана пиджака фотографию и протянул её Якелю.

Тот поморщился, смотря на обезображенное раной лицо девушки.

— Она молода и на грани смерти, — Якель вернул фотографию и покачал головой: — Сомневаюсь, что она имеет хоть какую-то ценность.

Ивар хотел возразить, но был остановлен вскинутой ладонью.

— Всех их значительных лиц я знаю в лицо, уж простите за каламбур, — он усмехнулся. — А кто она, и правда ли, что она хоть как-то относится к Фрейям — по фото не скажешь.

Ивар растерянно огляделся. Он хотел предложить Якелю самому поговорить с ней, но теперь, когда девка потеряла память, это не имело смысла.

Якель расплатился с подбежавшим официантом и, кивнув на прощание, ушёл.


Ивар, сгорбив плечи, поплелся вон.

Сидя в машине по дороге домой, он выругался и схватился за телефон.

— Ты ещё этим торгуешь? Да, да… есть одна на продажу. Молодая. Работающая и сильная. Отлично. Давай. Я подготовлю её.


Ночью к дому Ивара подъехала машина. Его дочь не спала и, увидев свет, подбежала к окну. Она видела, как папа вышел навстречу гостю, они пожали руки друг другу и, разговаривая, пошли к сараю, где она нашла девушку.

В сарае они были довольно долго, и девочка замерзла, стоя босиком и в одной пижаме.

Когда они, наконец, вышли, она заметила, что незнакомец был недоволен. Он мотал головой и сложил руки на груди. Папа, наоборот, активно жестикулировал и что-то долго говорил. Наконец, гость сдался и кивнул. Папа подозвал охранников, и те забежали в сарай. Гость достал что-то из нагрудного кармана и отдал папе. Охранники вытащили из сарая девушку и понесли к машине. Папа с гостем просто смотрели. Быстро запихнули ее в багажник и захлопнули его. Незнакомец, ещё немного поговорив с папой, уехал. Папа ушёл в дом. Услышав шаги по коридору, девочка метнулась в постель и, накрывшись с головой, притворилась спящей. Папа вошёл в комнату, постоял немного у ее кровати и вышел.

Девочка не смогла уснуть до утра, думая о девушке и папе. О том, как он поступил с ней и почему. Папа, он всегда добрый, заботливый… А с этой девушкой — непонятно и странно. Весь её детский мирок рухнул, и теперь она пыталась построить новый.


Торунн было плевать на всё из-за сильной боли. Втайне от самой себя она мечтала о смерти. Не имея понятия, кто она и что происходит, она лежала, привязанная за шею цепью. В одном помещении с ней были другие люди, но они молчали, закованные по рукам и ногам.

Вонь крови и плесени не давала дышать. Звякали цепи, шуршали лохмотья о бетонный пол. Пленники кашляли и глухо стонали.

Спустя темную вечность дверь распахнулась и вошли два человека. Пленники зашевелились активнее. Даже Торунн села. В ярком свете она смогла разглядеть девушку с короткой стрижкой, одетую в майку, кожаные штаны и высокие ботинки. Она брезгливо пнула одного из пленников, заставляя его поднять голову, что он нехотя сделал.

— Господи, одна падаль, — она резко обернулась к своему спутнику. Это был низкий мужчина в потрепанном комбинезоне.

— Что есть, то и предлагаю. Сама просила чего подешевле, — пробубнил он, пожав плечами.

— Да они сдохнут, не успев выехать отсюда! — крикнула она и ткнула пальцем в угол. Там, скорчившись, лежал человек. — Тот, вон, уже откинулся.

Мужчина подошёл к человеку и пнул его тело, не дождавшись реакции, плюнул и вышел наверх.

Женщина огляделась и, достав фонарик, посветила в лицо Торунн. Та резко отвернулась. Луч фонарика заскользил по её телу.

— А ты, вроде, живая, — сказала женщина и пнула Торунн в бедро. Торунн попыталась пнуть её в ответ, но цепи не дали. Женщина довольно хохотнула и обернулась к вернувшемуся мужчине.

— Я беру её. Но цену придётся снизить в два раза.

— Скину тридцать процентов и не больше.

— Годится.

Они пожали руки, вышли. Скоро за Торунн пришли двое парней, отковали и пинками погнали к машине.


========== 2 Чья вина? ==========


Главенствующая дева Фрей сидела в одиночестве на берегу реки и напряжённо думала, глядя на водную гладь. Весенняя ночь мягко окутывала её. Лёгкая рябь на воде завораживала отблесками.


— Лагерта! — её окликнул низкий, женский голос. Нехотя она обернулась. К ней с фонарём в руке подошла высокая, широкоплечая девушка. — Лагерта…


Девушка как подкошенная рухнула на колени, отбросила фонарик и закрыла лицо руками. Лагерта глубоко вздохнула и поднялась на ноги. Подошла к ней, присела рядом и обняла её за плечи.


— Гунхильда, мне очень жаль, — она вздохнула и тише добавила. — Мы обязательно найдём её. Только пообещай не делать глупостей.


— Лагерта! — к ним подбежала ещё одна девушка в камуфляжной форме. Лагерта резко поднялась на ноги. Подойдя вплотную, в неверном свете фонаря казавшаяся призраком, она переступила с ноги на ногу и пригладила тёмные заплетенные в косу волосы. — Что будем делать?


Лагерта сжала челюсти и посмотрела на реку.


— Создадим группу поиска, — она перевела взгляд на пришедшую девушку. — Астрид, ты возглавишь эту группу.


— Нет! Её возглавлю я! — Гунхильда резко вскочила на ноги. Она возвышалась над обеими, пока глаза были мокрые от слез, а ссутуленные плечи дрожали, но все же наклонила голову, готовая отстаивать свое решение. Астрид незаметно обошла Лагерту и встала между ними.


— Гунхильда, пожалуйста, держи себя в руках.


— Я возглавлю группу поиска. Я обязана её найти. Ты же понимаешь это, — она старалась говорить твёрдо, но голос сбился на хриплый шёпот.


— Понимаю, — Лагерта мягко положила руку на плечо Астрид, та отошла в сторону. — Думаю, ты тоже понимаешь, что после того, что было, город нуждается в защите. И ты должна заняться этим.


Гунхильда молча смотрела исподлобья, перевела взгляд на Астрид. Та подобралась, как кошка перед броском. Снова посмотрела на Лагерту. Гунхильда усмехнулась и покачала головой.


— При всем уважении, Лагерта. Я не смогу возглавить защитниц, пока не найду Торунн.


Она круто развернулась и быстро пошла к лагерю. Там в свете фонарей группами стояли девушки в камуфляжных формах и тихо переговаривались.


Астрид обернулась на Лагерту. Та пола плечами и посмотрела вслед ушедшей девушке.


Астрид достала из кармана телефон.


— Ника? Найди Лику и будьте готовы. Сейчас к вам придёт Гунхильда.


— План Б? — спросила Ника, и голос её звучал устало.


— Ага.


Лагерта с Астрид пошли к лагерю.


При появлении главенствующих дев все умолкли и повернулись к ним. Лагерта окинула взглядом собравшихся и громко сказала:


— На сегодня все. Поиски на территории Фрей окончены.


Девушки молча переглянулись. Лагерта перевела дыхание и продолжила:

— Будет создана специальная поисковая группа. Можете расходиться и будьте осторожны. Её исчезновение расследует наша полиция.


Лагерта повернулась и быстро пошла к мосту. Этот мост соединял берега, на которых находились город Фрейи и лагерь, в котором обучались девушки. Девушки остались на своих местах, обсуждая случившееся.


Астрид пожала плечами и поспешила за Лагертой в город.


— В общем, это все. Думаю, и так понятно, но уточнить не помешает, — Астрид пожала плечами. Пограничницы, стоящие перед ней, незаметно переглянулись. Видеть обычно веселую предводительницу в смятении было необычно, и их тревога усилилась.


— Вряд ли, это не станет проблемой с нашим пополнением, — ответила дева, возглавляющая погранохрану, и кивнула на стоящую рядом с ней овчарку. — Они отлично справляются.


Астрид посмотрела на собаку и молча побрела в город. Начальница погранохраны подобралась и, приняв самый суровый и уверенный вид, обратилась к подчиненным.


Астрид пришла домой намного позже Лагерты. В доме было темно, и это её насторожило. Она вытащила пистолет из плечевой кобуры и, прикрыв за собой дверь, заглянула в приоткрытую дверь в спальню. Шторы не были задернуты, и свет фонарей с улицы давал достаточно света, чтобы увидеть классический интерьер. В центре стояла двуспальная кровать, на которой сидела Лагерта.


Воительница выдохнула и, нажав на предохранитель, вернула пистолет в кобуру.


Астрид присела на кровать и крепко обняла подругу.


— Мы справимся, — прошептала Астрид, целуя её в щеку.


— Сомневаюсь, — выдавила Лагерта, пытаясь вдохнуть, но её душили рыдания. Астрид держала подругу в объятиях, шепча слова утешения. Часы показывали три часа ночи, но сегодня на них никто обращал внимания.


Утро началось поздно. Пограничницы сдали смены и разошлись по домам, их посты заняли другие. Все девушки из лагеря спали сегодня допоздна. Никаких ранних подъемов, пробежек и прочего.


Их учительницы, те, что смогли проснуться рано или не смогли уснуть вовсе, собирались в учительских комнатах и, заварив крепчайший кофе, обсуждали случившееся.


— Поверить не могу, — снова повторила учительница математики, грузная женщина средних лет, усаживаясь за стол, где уже сидели её коллеги. — Почему она сбежала?


— Всё дело в экзаменах, — упрямо повторила молоденькая учительница химии и потерла красные от недосыпа глаза. — Они на грани человеческих возможностей. А этот бешеный темп подготовки… Уму непостижимо.


Ее коллеги молча согласились.


— И все же экзамен — это отбор, — сказала учительница математики, отпивая кофе. — У нас он жёсткий. По-другому никак.


— Несправедливо, что женщинам приходится надрываться в несколько раз сильнее, чем когда то же делают мужчины! — В ярости воскликнула учительница химии и взмахнула рукой.


— Только не говорите, что хотите оказаться на их уровне, — презрительно поморщилась до сих пор молчавшая учительница физкультуры. Она стояла у окна, уныло рассматривая до сих пор не убранные последствия недавней бури. — Я только за такие трудности. Они дают мотивацию к развитию!


— Дамы, давайте не будем ссориться, — Учительница математики встала и подняла руки, показывая ладони. — Нам нужно направить силы на другое дело.


— Но что мы можем сделать? — спросила учительница химии.


— Заняться своими ученицами, — ответила учительница физкультуры. Учительница математики кивнула, и добавила: — А я поговорю с Лагертой. Нужно что-то менять, чтобы такого больше не было.


Дождь соединил небо и землю плотной стеной. По пустынным улицам города бежали трое в плащах. Они пронеслись по главной улице и заскочили в здание мэрии. Остановились в фойе и сбросили капюшоны плащей.


Вода собиралась в лужи под их ногами. Из-за угла выскочила девушка в тёмном брючном костюме и, облегчённо выдохнув, воскликнула.


— Гунхильда, главенствующие девы ожидают тебя в зале собраний!


Гунхильда скинула плащ прямо на пол и убежала по коридору в зал.


— Да поможет нам богиня, — выдохнула одна из спутниц Гунхильды, оглядывая свои насквозь промокшие кроссовки.


— Да ладно тебе, Ника, — ответила девушка в костюме и выдавила из себя улыбку.


— Мы, наверное, до базы пойдём. А ты держи нас в курсе, — сказала вторая спутница, тряхнув тёмными волосами.


— Конечно.


Обе девушки накинули капюшоны и вышли под дождь.

Та, что была в костюме, подняла плащ брошенный Гунхильдой и повесила его на вешалку у входа. Поморщилась, посмотрев на лужу и ушла.


Гунхильда остановилась у дверей зала, переводя дыхание. Зал гудел, словно улей, от этого звука, по коже пробежали мурашки. Дева передернула плечами и распахнула двери.


На зал обрушилась тишина.


За огромным столом сидели почти все девы совета. Во главе восседала сама Лагерта, а справа от неё сидела Астрид. Кресло слева пустовало. Не обращая внимания на тишину, Гунхильда прошла по залу и заняла его.


— Итак, теперь, когда все в сборе, я предлагаю обсудить план дальнейших действий, — уверенно произнесла Лагерта, оглядывая всех присутствующих.


— Мы потеряли столько времени, — сокрушенно покачала головой начальница полиции и опустила темно карие глаза, способные выворачивать душу подозреваемого наизнанку.


— Система безопасности далека от совершенства, — вздохнула начальница погранохраны. — Так глупо!


— Мы учтём наши ошибки, но сейчас нужно думать, как вернуть Торунн, — твёрдо сказала Лагерта, упираясь руками в стол.


— Нужно хватать всех подозреваемых и трясти, — глухо пробормотала Гунхильда, смотря в стол.


— Есть кандидаты? — с лёгким недоумением спросила Астрид, пытаясь посмотреть на воительницу через Лагерту.


Гунхильда покачала головой и нахмурилась.


— Проклятье! — воскликнула она и посмотрела на начальницу полиции. — У нас нет никого извне, кто наблюдал бы со стороны.


— Мы учтём и это, — сказала Лагерта, кладя руку на плечо воительницы. Начальница полиции кивнула и, достав из нагрудного кармана блокнотик, черканула туда пару слов.


— Видеокамеры! — от возгласа Астрид все вздрогнули. — Лагерта! Нам нужно проверить видеокамеры с заправок, магазинов и прочего. Везде, где она могла появиться. Это может дать нам направление для поисков.


Впервые за долгие недели осунувшееся лицо предводительницы озарилось улыбкой.


— Отлично!


Начальница полиции вскочила со своего места и кинулась за дверь, на ходу вытаскивая телефон из кармана.


Гунхильда необычно робко посмотрела на предводительницу. Все остальные зашевелились, переглядываясь. Появилась зацепка, а с ней пришла надежда.


Астрид следовала за Лагертой по коридорам, рядом с ней плелась молчаливая Гунхильда.


Лагерта навалилась на входную дверь всем телом, распахивая её.


— Ты уверена, что хочешь отправиться в тот гадюшник? — пробормотала она, раскрывая зонт.


— Конечно, — улыбнулась Астрид и оглянулась на Гунхильду. Её лицо белело из-под капюшона. — Я думаю, будет лучше держаться вместе.


Гунхильда что-то буркнула и, махнув рукой, пошла в другую сторону от стоянки.


— Она сильно переживает, — заметила Астрид, забирая зонт, пока Лагерта искала ключи по карманам.


— Как и все мы, — пожала плечами Лагерта, открывая машину.


Они сели в машину. Астрид чихнула и поморщилась.

— Надоела эта сырость.


— Сейчас приедем домой и согреешься. — Лагерта бросила короткий взгляд на девушку и нежно улыбнулась.


— Она переживает слишком сильно, поэтому я хочу присмотреть за ней. «Мало ли…» — Астрид нахмурилась, заметив почти бегущую по улице Гунхильду.


— Ты преувеличиваешь. Она все же армию прошла и столько лет воевала. — Лагерта припарковалась у дома с высоким забором. — Думаешь, она пропадёт в гражданской обстановке?


— Я бы не назвала это гражданской… — Астрид потянулась в бардачок за салфетками. — На войне ей было бы проще. А здесь слишком много законов, которые нужно учитывать.


Лагерта вышла из машины под дождь и открыла ворота. Астрид тем временем написала короткое сообщение помощнице Гунхильды Нике.


— Хорошо, — Лагерта вернулась за руль. — Но мы должны быть постоянно на связи.


— Я постараюсь, — Астрид мурлыкнула и поцеловала Лагерту в щеку. Со смехом вылезла из машины и пошла закрывать ворота.


Лагерта вышла из машины и поплелась в дом. Астрид нагнала её у дверей, схватила в объятия и почти на руках внесла в дом.


========== 3 В омут ==========


Тугие струи дождя били по её плечам и шуршали по капюшону. В этом шуршании она слышала далёкое эхо голосов из прошлого. От этих голосов тело покрывалось холодным потом и приходилось стискивать челюсти, сдерживая крик.

Гунхильда не поняла, как дошла до дома, и, зайдя в подъезд, даже подпрыгнула, услышав голос консьержки:

— Гунхильда! Я так рада, что ты вернулась! — старушка выбежала из-за стола и, игнорируя мокрый плащ, обняла деву.

— Мария Раисовна, вы же промокнете!

— Ах, какая ерунда! — женщина отмахнулась и отступила на пару шагов, поправляя очки. — Я нисколько не сомневаюсь, что ты найдёшь Торунн. Главное, береги себя. И не бегай под дождём. Застудишь ноги и заболеешь, — добавила она, опуская взгляд на мокрые ботинки.

— Хорошо. Я постараюсь, — пробормотала Гунхильда, потупясь и переступая с ноги на ногу. — Мне нужно идти. До свидания.

— Заходи чаю попить! — крикнула вслед Мария Раисовна и пошла под лестницу, открыла неприметную дверцу и, достав оттуда швабру, принялась вытирать лужи.


Гунхильда ввалилась в дверь и, стянув с себя плащ, присела на тумбочку, чтобы снять обувь. В коридоре показалась изящная девушка; вытирая длинные каштановые локоны, она посмотрела на Гунхильду.

— Скоро выдвигаемся?

Гунхильда тяжело вздохнула. С трудом сдерживая раздражение, она кивнула. Ярость клокотала и искала выхода. Время уходило впустую, и она ничего не могла с этим поделать.

— Мы ещё не получили никаких записей, — девушка встряхнула волосами и закинула полотенце на плечо.

Гунхильда упёрлась локтями в колени и закрыла ладонями лицо, сдерживаясь изо всех сил.

Девушка оглянулась, мягко ступая, подошла вплотную к деве и опустилась на колени.

— Гунхильда, не переживай. Мы найдём её.

Гунхильда отняла ладони, и её встретил ангельский взгляд голубых глаз. Против воли суровая воительница улыбнулась.

— Ника…

— Что? — Девушка улыбнулась, склонив голову в бок.

— Спасибо, — прошептала воительница и кончиками пальцев коснулась плеча Ники.

— Эй, вы что там так долго? Обед готов! — раздался громкий, чуть хриплый голос с кухни.

— Лика очень старалась, — шепнула Ника, беря Гунхильду за руку, и они пошли в кухню.

— В этот раз соли нормально, — провозгласила Лика, снимая с себя фартук.

Гунхильда заняла место за столом.

— Сестрёнка, ты на себя не похожа в этой роли, — рассмеялась Ника. Лика схватилась за сковородку, но была остановлена Гунхильдой.

— Могу взять твою порцию, раз у тебя есть силы на боевые действия, — она ловко сняла пару котлет со сковородки и кинула их в свою тарелку.

Подчинённые смутились и быстро расселись по своим местам. За едой все молчали. Гунхильда задумчиво осмотрела кухню. Официально это была её квартира. Но, когда в последний раз она в ней хозяйничала, уже не помнила. Сейчас этим занимались её помощницы. Больше Ника жила здесь. Лика предпочитала проводить время в полевой работе. Ника, наоборот, больше времени проводила, оберегая базу и заботясь о команде, но в разведке ей не было равных. Гунхильда с особой любовью посмотрела на своих подчинённых и решила отправить их в отпуск, когда они выполнят это задание.

— Когда мы найдём её, предлагаю взять отгул и отдохнуть по полной, — сказала Гунхильда, оглядываясь на закипающий чайник.

— Как классно! — воскликнула Ника. — Я хочу съездить в Грецию. Давно мечтала вживую увидеть те знаменитые места.

Гунхильда улыбнулась и кивнула.

— А ты куда хочешь, Лика?

Лика задумчиво прожевала и спросила:

— А когда мы закончим задание? Если раньше, чем за неделю, то сгоняю на слёт байкеров. А если позже… то через пару недель будет фестиваль рок музыки. Чёрт, я бы оторвалась там.

— Думаю, успеешь, — ответила Гунхильда и добавила: — Максимум, нам понадобится пара дней, и Торунн вернётся домой.


Жизнь в городе продолжалась, как обычно. По улицам, огибая лужи, ходили женщины разных возрастов, забегая в магазинчики. Машины ползли медленно, стараясь объезжать лужи. Ученицы в лагере отправились на уборку территории после бури. Младшие собирали прутья и подметали дорожки. Старшие, вооружившись топорами и пилами, разделывались с упавшими деревьями и большими сучьями, сортировали их по разным кучам, которые позже увезут.

Несколько девчонок столпились у столба электропередач с открытыми ртами, наблюдая за тем, как чинят оборванную линию.

— Страшно… — протянула одна, не отрываясь смотря на невозмутимых работниц, сидящих так высоко.

— Когда вырасту, тоже так хочу работать, — сказала её подружка и в восторге рассмеялась.

— А сейчас кто работать будет? — девчонки обернулись и снова задрали головы, смотря на учительницу физкультуры.

— Это неинтересно, — буркнула одна из девчонок и снова с завистью покосилась на работница, сидящих на столбе.

— Но необходимо, — учительница физкультуры улыбнулась. — Давайте всё очистим, иначе не сможем учиться играть в гандбол.

— Ура! Гандбол! — девчонки подхватили свои метёлки и со скоростью электровеников принялись сметать весь мусор на своём пути.


Гунхильда сидела в гостях у Лагерты, и Астрид пила уже третью кружку чая.

— Почему так долго? — Астрид расположилась на подоконнике и смотрела на ещё не засеянную клумбу.

Лагерта бросила на неё испепеляющий взгляд и вернулась к ноутбуку на столе.

— Что насчёт охраны во дворе? — спросила Гунхильда, опустошив очередную кружку.

— Мы ещё не решили, какую породу лучше взять, — Астрид усмехнулась и повернулась к подруге. — Знаешь, кого хочет взять Лагерта?

Её заговорщицкий тон заставил Гунхильду насторожиться и отставить кружку. Лагерта только вздохнула.

— Алабаев.

Гунхильда ещё мгновение смотрела на хихикающую Астрид и расхохоталась сама.

— А почему бы сразу псов-демонов не припахать? Ну, например, Фенрира, Гарма, Гекату и Цербера с Орфом? Защитят даже от богов.

Лагерта усмехнулась.

— По-моему, немецкие овчарки в самый раз, — Гунхильда пожала плечами.

— Вот и я так думаю.

— Ну, чисто ради компромисса можно кавказских овчарок завести, я даже знаю один классный питомник в столице…

— Я согласна, — быстро ответила Лагерта.

— Ладно, я тоже, — Астрид улыбнулась и уже собиралась что-то добавить, как зазвонил телефон Лагерты.

Та быстро взяла его, кинув взгляд на экран, и так же быстро ответила, помолчала, слушая, и только сказала: — Принято.

— Нашли её следы в Ярви, но я уверена, что её там уже нет.

Гунхильда откинулась на спинку стула и потянулась. Астрид побледнела и отвернулась к окну.

— Пора! — Гунхильда вскочила на ноги и, не прощаясь, выбежала в прихожую. Лагерта поспешила за ней. Астрид глубоко вздохнула, пытаясь справиться с собой.

Гунхильда распахнула входную дверь квартиры, вдохнула, чтобы отдать приказ, и выдохнула. Перед ней в узком коридоре стояли обе помощницы.

— Мы готовы, Гунхильда, — сказала Ника, продолжая улыбаться, и кокетливо пригладила собранные в хвост волосы.

— Ника собирала рюкзаки, — буркнула Лика и протянула один из них Гунхильде.

— За мной! — Гунхильда схватила рюкзак, круто развернулась и помчалась вниз по лестнице. Лика побежала за ней. Ника закатила глаза, и закинув на плечи свой рюкзак, заперла квартиру и поспешила за ними.

— Ох, девочки! Да поможет вам богиня, — помахала им вслед старушка-консьержка. Гунхильда, не оглядываясь, выскочила за двери. Лика оглянулась, подняла вверх сжатый кулак и выбежала следом.

— Спасибо. Мы скоро вернёмся, — Ника отдала старушке ключи и поцеловала её в щеку.

Старушка потянулась за платком, когда дверь за последней девушкой захлопнулась.

Ника выбежала на парковку и увидела, что её спутницы уже сидели на байках в шлемах. Моторы тихо работали. Гунхильда застыла, как каменное изваяние. Лика покачала головой. Ника пожала плечами, быстро взяла шлем из багажника и надела его, одновременно оседлав байк, и завела мотор. Гунхильда оглянулась и рванула к дороге, не сбавляя скорость на повороте. Остальные поехали за ней, молясь про себя, чтобы улицы были пустыми.

Пограничницы, ранее получившие звонок от Астрид, пропустили их, не останавливая.

Девушки ехали за своей предводительницей, мучаясь вопросами. Когда выехали на трассу, повернули на запад, поняли, куда едут, и похолодели от ужаса. Указатель показал «Хугорм 150 км». Они ехали прямо в гадюшник.


Лагерта посмотрела на Астрид, которая, закончив разговор с начальницей погранохраны, ходила по кухне.

— Похоже, твоя поездка будет в столицу за собачками.

— Видимо.

— Твой план провалился, а ты ни капли не расстроена. На тебя не похоже, — Лагерта чуть нахмурилась, внимательно наблюдая за заместительницей.

Астрид выдавила из себя улыбку, и тут её осенило и улыбка стала искренней.

— Потому что у меня есть другой план, — она подошла к любовнице и обняла её. — Ты права. За них волноваться не стоит. Нам нужно сосредоточиться на другом.

— Посвятишь в свои планы? — против воли Лагерта улыбнулась в ответ.

— А можно, я тебе сейчас не буду его рассказывать? Вдруг, он тоже провалится, и мне придётся снова выкручиваться, изобретая новый?

— Хитро, — сама того не замечая, Лагерта облегченно выдохнула. Астрид не дала ей проанализировать своё поведение, отвлекая поцелуями.

Девы во главе с Гунхильдой приехали в Хугорм утром и, по настоянию Ники, сняли номер в отеле.


— Какие у нас планы? — спросила Лика, вернувшись из душа. Гунхильда оглянулась на неё и отошла от окна. Ника умчалась в душ. Медленно прошлась по комнате и села на одну из кроватей.

— Нужно посетить места, в которые могла попасть она, когда приехала сюда.

Лика стянула переброшенное через плечо полотенце и, накинув его на мокрые волосы, спросила:

— С чего ты вообще взяла, что она приехала именно в этот город? Может, её вообще прям от нас украли?

Гунхильда вздохнула и пожала плечами.

— Так подсказывает моё чутьё, а я ему верю, — тут Гунхильда улыбнулась. — Ещё ни разу не подводило. Особенно в таких делах.

— Хотела бы и я послужить в армии, — мечтательно вздохнула Лика. Гунхильда недовольно покосилась на неё.

— Наша подготовка тебя не устраивает?

— Устраивает. Но как-то всё не так. Слабо как-то, — Лика смущённо улыбнулась, избегая смотреть на начальницу.

— Вот как? — Гунхильда искренне удивилась, — а я слышала, что все жалуются на тяжёлую подготовку.

— Слабачки, — презрительно поморщилась Лика, отложила полотенце и оглянулась на дверь душевой. — Мы должны быть крепче, иначе станем подстилками.

Гунхильда хохотнула и хлопнула девушку по плечу.

Дверь душевой открылась, и оттуда вышла Ника.

— Почему вы на меня смотрите, будто съесть хотите? — спросила она, поправляя пояс халата.

Гунхильда, не отвечая, ушла в душ. Лика рассмеялась и ответила:

— Ты пахнешь, будто корзина с фруктами.

— А ты завидуешь, — ответила Ника и, подойдя к своему рюкзаку у дальней кровати, занялась изучением его содержимого. — Гунхильда говорила что-нибудь о планах?

Лика пожала плечами и забралась под одеяло.

— Как ты думаешь, куда могла отправиться девушка, приехавшая сюда впервые?

Ника вытащила сумочку с косметикой и села на кровать.

— Мы ищем Торунн. А она совершенно другая.

Лика молча смотрела в потолок, заложив руки за голову. Ника аккуратными касаниями наносила крем на лицо.

— Я плохо её знаю. Кажется, она меня недолюбливала.

— Приревновала Гунхильду к тебе.

— Наверное, — Ника по-детски выпятила нижнюю губу. — Я надеялась, что мы подружимся.

— О богиня… — Лика расхохоталась. — С тем же успехом ты можешь приручить… Ну, не знаю даже. Фенрира, например.

— Ты невыносима.

— Пф, я и не прошу меня выносить, — буркнула Лика и хотела добавить что-то ещё, но из душевой вышла Гунхильда.

— Почему не спите? — спросила она, заворачивая свои длинные волосы в полотенце.

— Думаем, почему ты затащила нас искать зверицу в городе, — ляпнула Лика и на возмущенный взгляд Ники добавила. — Я плохо её знаю. Но уверена, что она не отправилась бы в город.

— Может, и не отправилась. Во всяком случае, все следы ведут сюда, — туманно пояснила Гунхильда и, увидев, что обе смотрят на неё в недоумении, добавила. — Где живут те, кто мечтает нас уничтожить?

— Здесь, — прилежно ответили обе.

— Значит, она по-любому здесь. И если сам козёл не дал нам об этом знать, значит он…

— Не поймал её, — предположила Ника.

Лика покачала головой.

— Её поймал кто-то другой и теперь думает, кто за неё даст больше. Мы или он.

Гунхильда тоскливо улыбнулась, поднялась и, больше не говоря ни слова, легла в постель.

Ника задёрнула шторы и тоже легла. Времени на отдых было мало, им нужно было успеть поспать.


========== 4 Кошка и цепь ==========


Дверь в кабинет была приоткрыта. Сквозь щель видна часть стены и шкаф с книгами. У последнего же стояла владелица кабинета и в раздумье поглаживала пальцами книжные корешки.


Её юная помощница топталась за дверью, собираясь с духом.


— Входи.


Девушка, словно споткнувшись о порог, влетела в кабинет и затараторила:


— Госпожа Элла, я пришла доложить о том, что ваше новое приобретение в состоянии приступить к выполнению своих обязанностей.


Элла улыбнулась и потянулась к верхней полке. Её полупрозрачная блузка задралась, обнажая татуировку в виде силуэта кошки.


— Что ты успела узнать о ней?


— Если не врет, то она ничего не помнит. Даже своего имени, — помощница повертела в руках папку. — Вот здесь доклад от лечащего врача.


— Вот как? Это интересно. Можно использовать, — Элла прищурилась и, ловко обогнув застывшую нескладную фигуру помощницы, вышла из кабинета.


Прихрамывая, помощница пошла за ней.


Элла легкой походкой прошла по коридорам и остановилась у одной из дверей.


— Как я выгляжу? — требовательным тоном спросила она помощницу.


Та лишь пристально осмотрела начальницу от аккуратной укладки коротких светлых волос до чёрных джинсов. Затем, игнорируя пронизывающий взгляд светло-зелёных глаз, оценила макияж и уверенно ответила: — Всё в порядке.


Элла самодовольно ухмыльнулась и распахнула дверь.


— Прив… Почему ты связана? — брови Эллы исчезли под чёлкой, когда она увидела своё приобретение. Девушка лежала привязанная ремнями к кровати. Половину лица закрывала лёгкая повязка.


Элла обернулась к помощнице.


— Кхм, как только подлечили, она предприняла несколько попыток сбежать. Вам не стали докладывать, так как дальше палаты уйти не дали, — протараторила помощница, неприязненно косясь на пленницу.


— О боже… — Элла закатила глаза. — Прошу извинить нас, но, понимаешь ли, это необходимая мера.


Пленница угрюмо смотрела на Эллу и молчала.


— Ты жива только благодаря госпоже Элле, — сказала помощница дрожащим от ярости голосом. — Где твоя благодарность?


Пленница бросила ненавидящий взгляд на говорившую и перевела его на хозяйку. Её хриплый голос звучал глухо:


— Может, хоть ты объяснишь мне, что тут происходит?


— Конечно, — Элла пожала плечами. — Я выкупила тебя как игрушку для моих зверушек. Но тебе повезло. Ты оказалась живучей и достаточно крепкой для более полезной работы. Поэтому ты будешь за ними ухаживать. Если откажешься, тебя ждёт долгая и мучительная смерть. Если согласишься и хорошо поработаешь на меня… Сможешь заслужить свободу. И дальше больше. — Элла выдержала паузу, внимательно следя за реакцией пленницы. — Я верну тебе память.


Пленница усмехнулась и покачала головой.


— Я не верю тебе.


— У тебя выбора нет, — Элла очаровательно улыбнулась. — Хотя нет. Есть. Либо прямо сейчас отправишься на арену, где тебя загрызут, либо примешь моё предложение.


— Дай время подумать, — предложила пленница.


— Ага, — встряла помощница. — Чтобы у тебя было время на побег. Говори сейчас.


Пленница бросила угрюмый взгляд на ту и кивнула.


Элла горделиво вскинула голову и вышла в открытую помощницей дверь.


— Доберусь до обеих, — прорычала Торунн помогавшей ей девушке, когда та выходила.


— Госпожа, но как вы хотите её удерживать?


— Этим займёшься ты, — отмахнулась Элла. — Нужен ошейник, который будет несъемным, бить током при нажатии на кнопку на пульте и показывать её местонахождение.


— Кхм, вряд ли такой можно купить, нужно заказать, — задумчиво пробормотала помощница, записывая заказ в смартфон.


Астрид скучала в очередной пробке и писала дурашливые сообщения Лагерте, получая в ответ смайлики. Главенствующая дева сидела сейчас на собрании и, видимо, также скучала.


Лагерта: Как успехи?


Астрид: Собачек уже оценила. Они симпатяги. Сейчас развлекаюсь, раз уж здесь.


Лагерта: И как?


Астрид: Неплохо. Но могло быть и лучше. Тебя не хватает.


Лагерта: Скучаю.


Астрид улыбнулась и отложила телефон. Машины медленно покатили вперёд.


Поздно вечером, возвращаясь со встречи, Астрид решила пройтись пешком. Выйдя из ресторана, она огляделась и беззаботно пошла по улицам столицы. Воздух был тёплым, а небо ясным. Она немного увлеклась и не обратила внимания на слежку. Двое парней свернули в переулок за ней и перекрыли проход собой. Услышав их крадущиеся шаги, дева щита усмехнулась и, пройдя ещё немного, развернулась навстречу преследователям.


— Мальчики, вы заблудились? — спросила она, еле сдерживая распирающее её веселье. Парни в недоумении остановились и переглянулись. — Хотите, выведу на правильный путь?


— Бабки гони, — сказал один.


— И украшения снимай, — добавил другой, неуверенно оглядываясь.


Астрид прыснула от смеха и прикрыла себе рот ладонью.


— Так вы из банка? Хотите на хранение взять. Не-а, ребята. Я к вам днём приду.


— Тупая, блять?! — рявкнул один, и лезвие ножа блеснуло в темноте. Астрид выдохнула и напряглась, готовая к бою.


— Крот, брось! — раздался девичий голос сзади, и Астрид обернулась.


На стене, перекрывающей перекрёсток, сидела девушка и наблюдала за происходящим.


— Нам нужны только деньги. Отдай их и свободна, — обратилась она к Астрид. Её тон был спокойным и даже повелительным. Деву щита это позабавило. В ответ она с деланным безразличием зевнула.


— Не. Мне этот вариант не нравится. Вы не на ту напали. Советую убираться, пока я не разозлилась. — Астрид усмехнулась и покосилась на парней, все также перегораживающих выход. — А то ведь и убить могу.


Девушка промолчала, зато её дружки приняли это, как сигнал к действию. Астрид бросила на неё осуждающий взгляд и занялась отбиванием атаки.


Воздух свистнул у её головы, она уклонилась и одновременно ударила кулаком в горло первому напавшему. Удар пришёлся в цель и заставил его отступить. Другой, бешено размахивая ножом, кинулся вперёд. Астрид сделала пару шагов назад, отклонилась от мелькнувшего лезвия и пнула нападавшего в голень. Тот вскрикнул, а она воспользовалась заминкой и ударила его открытой ладонью в нос. Послышался тихий хруст, и из сломанного носа потекла кровь. Парень взвыл от боли и упал на колени, закрыв лицо руками.


Второй предпринял ещё одну попытку, но Астрид предотвратила контратаку ударом в челюсть. Хрюкнув, парень обмяк и свалился на землю.


— Вот чёрт, — буркнула девушка и спрыгнула со стены.


— Я же предупреждала, — вздохнула Астрид, разворачиваясь ей навстречу.


Девушка вытащила руку из кармана, и Астрид с интересом посмотрела на велосипедную цепь, обматывающую её руку.


— Ничего личного. — девушка сделала выпад и попыталась достать Астрид болтающимся куском цепи. Той же пришлось отпрыгнуть. Попасть под удар означало получить серьёзную травму.


— Ну хорошо. С тобой будет поинтереснее. — Астрид усмехнулась и попыталась схватить цепь, но неудачно. Цепь оцарапала ладонь. Девушка хорошо с ней управлялась.


Ещё один взмах заставил Астрид снова отступить и зажал её в угол.


— Йопс, кажется, я попалась.


— Может, теперь сплавишь мне свои деньги? — спросила девушка, но триумфа в её голосе не звучало, и это Астрид озадачило.


Опустив глаза, Астрид достала из кармана кошелек и протянула его девушке. Та усмехнулась и взяла его, но Астрид не стала его отпускать и второй рукой схватила руку, держащую цепь. Рывок, и ошеломленная девушка не успела вздохнуть, как оказалась схваченной за шею стальной хваткой.


Астрид улыбнулась без тени былого веселья, и эта улыбка в неверном свете уличных огней нагнала жути на девушку.


— Я предупреждала о смерти, да? — голос её стал хриплым, рука, стискивающая шею девушки, задрожала и сжала её ещё крепче. — Можешь просить о пощаде.


Девушка напряглась, пытаясь вырваться, но безуспешно. Астрид смотрела на неё, не моргая, но, заметив, что жертва сейчас отключится, отпустила её и отступила на шаг.


— А ты хороша, — мурлыкнула она и, сунув руки в карманы, оглянулась. Переулок был пуст. — Дружки твои сбежали. Жаль.


Девушка судорожно вдыхала и кашляла, держась за горло.


— Предлагаю тебе реванш. Если захочешь, приходи послезавтра, в полночь, в Восточный парк к заброшенному фонтану. Одна.

Сказав это, Астрид поправила на себе одежду и, не оглядываясь, вышла на улицу. Там сразу поймала такси и поехала в отель.


Уже перед сном сделала короткий звонок Лагерте и вкратце рассказала о произошедшем. Лагерта, сдерживая зевоту, выговорила за опасные поступки и попросила быть осторожнее. Астрид на это рассмеялась и пообещала избиением младенцев больше не заниматься. На что Лагерта вздохнула и, пожелав спокойной ночи, отключилась.


Астрид ещё полистала ленту новостей, раздумывая о предстоящих завтра делах. Наконец, отложила телефон и, закинув руки за голову, закрыла глаза. Сон не приходил, а мыслей было много, и все требовали внимания.


Перед её мысленным взором предстал человек, которого она ненавидела и желала убить во что бы то ни стало. Он был угрозой. В его силах было лишить её всего.


И тут вспомнила ту девушку. А из неё может выйти толк. Она наверняка сможет разобраться с ним. Конечно, её для такого нужно немного подучить, но это будет того стоить.


Главное, успеть до того, как он решит, что время пришло, и она будет вынуждена…


— Если до этого дойдёт, я убью его сама. Чего бы это ни стоило, — сказала Астрид и укуталась в одеяло.


Ворчание псов, порыкивание больших кошек и хохот гиен - всё смешивалось в один гул, от которого начинала болеть голова.


Торунн натянула маску повыше и прислонила лопату к клетке. Сейчас её обитатель отсутствовал. Над его почти убитым телом трудилась целая бригада ветеринаров. Торунн было поручено вычистить вольер. Львица из соседней клетки давно следила за ней, и, как только девушка поворачивалась спиной, она прыгала на прутья клетки, пытаясь достать её. Сначала Торунн это напрягало, потом она перестала реагировать, занятая работой.


Попав в ангар впервые, она была потрясена настолько, что хозяйке пришлось два раза повторить вопрос, прежде чем Торунн отреагировала.


Посередине был широкий проход, вдоль стен с интервалом в три метра стояли клетки разных размеров. В них ярились звери. От собак бойцовских пород до пары белых медведей.


— Тебе нравится моя коллекция? — с самодовольной улыбкой спросила хозяйка, обводя рукой открывшееся зрелище. — Зверюги — отличные бойцы и приносят хороший доход. Поэтому я забочусь о них, чтобы они ни в чём себе не отказывали.


Торунн насупилась, вспоминая, что её хотели отправить на съедение кому-то из них.


— Теперь ухаживать за ними твоя прямая обязанность. Если будешь лениться… — Хозяйка достала из кармана маленький пульт с брелоком в виде змеи. Торунн заметно вздрогнула и опустила голову. — Думаю, ты меня поняла.


Торунн кивнула. Хозяйка довольно улыбнулась.


Теперь Торунн с опаской коснулась своего ошейника и оглянулась на входные двери. Проклятая стерва, наверняка следит за ней. Хотя чего ей стоит послушать доносы своих крыс?


Торунн в ярости схватила полное ведро и вынесла его из клетки. Львица рыкнула и попыталась достать её лапой. Торунн нарочно повернулась к ней спиной, высыпая содержимое ведра в тачку.


— Пошла к чёрту, кошка драная!


Она не желала дразнить животное, просто её взгляд был для Торунн невыносим. Он словно проникал в душу и гипнотизировал. Бред, конечно, но так было. И было страшно.


Львица прошлась взад-вперед вдоль клетки. Сидевший в соседней клетке лев рыкнул на на неё. Та мельком оглянулась и снова уставилась на девушку.


Торунн взялась за тачку и покатила её к выходу. Львица проводила её пристальным взглядом.


Астрид, ухохатываясь, слушала рассказ своей новой знакомой. Та лишь растягивала губы в улыбке и чуть щурила глаза от дыма своей сигареты. Они снова встретились, но на этот раз выбрали маленькое кафе в исторической части города.


— В итоге мы так и не смогли поговорить, — пожав плечами, закончила рассказ собеседница.


— Жаль, конечно. Может, приедешь к нам как-нибудь? Уверена, тебе понравится, — предложила Астрид, искренне восторгаясь этой идеей.


— Не сомневаюсь, — женщина встряхнула белоснежными волосами и затушила сигарету. — Кстати, какие у тебя планы на вечер?


Её голос изменился. Тон перестал быть низким и равнодушным. Наоборот, в нём послышался интерес.


Астрид бросила на неё взгляд из-под полуопущенных век и томным голосом протянула:


— Собираюсь завербовать одну интересную девушку.


— У тебя есть кто-то ещё? Я думала, ты приехала только ради меня. — блондинка разочарованно покачала головой.


— Зато я могу с уверенностью сказать, что ты для меня на первом месте, — мурлыкнула Астрид, с обожанием глядя на сидящую перед ней женщину. Та закатила глаза, но не удержалась от смешка.


— Был бы такой язык у твоей подруги…


— О, она другим берет. — Астрид мысленно добавила ещё фразу в рифму и по теме, но не озвучила.


— Не теряю надежды это узнать, — ответила блондинка и поднялась из-за стола.


Пышная грудь резко выделялась на её худощавой фигуре. Астрид усмехнулась, но воздержалась от острот. Они обнялись на прощание, и блондинка ушла. Астрид с восхищением посмотрела на её гордую осанку и вернулась за стол. До встречи ещё было много времени, а прогулки по городу ей порядком надоели. Хватит приключений. Ну, на этот раз точно.


Девушка, участвовавшая в неудавшемся ограблении, молча смотрела на своих побитых дружков. Те топтались на месте, боясь поднять глаза от пола.


Сама она несильно отличалась. Нарочито распущенные золотые волосы скрывали повязку на шее.


Девушка обвела взглядом скромный интерьер своей однушки и снова посмотрела на парней. С презрением покосилась на их повязки и неосознанно коснулась шеи. Та девка не шутила и душила всерьёз. Ну, за это она расплатится, тут сомнений не было. Сама виновата. Нечего было расслабляться.


— Ублюдки, — в который раз повторила она и вытащила из кармана цепь.


— Ева, ну мы правда не хотели.


— Пасть закрой.


Поигрывая цепью, Ева вздохнула и покосилась на часы.


— Ну, хочешь мы найдём её и разберёмся?


— Я сама разберусь с ней, — отрезала Ева. — А вы займитесь чем-нибудь… Бесполезные ублюдки.


Парни молча ушли. Ева бросила ещё один взгляд на часы и зашагала в душ, время было позднее. Пора было собираться на встречу.


Фонари тускло светили на разбитую дорогу в дальней части парка. Ева прошла по дороге, ловко огибая многочисленные ямы и трещины. Обойдя фонтан в конце и не встретив свою противницу, присела на край раздолбанной скамейки под тускло светящимся фонарём и огляделась. Было тихо. Вдали слышались голоса гуляк и редкий лай собак.


Ева прислушалась, стараясь уловить все звуки вокруг, чтобы заранее услышать приход той женщины.


Время перевалило за полночь.


Ева поёжилась и застегнула кожанку. Ветер дул прохладный.


— Ну и где она? Струсила, — Ева не удержалась и сказала вслух.


— А трясёшься ты, — насмешливый женский голос раздался прямо за её спиной. Ева вскочила, как подброшенная пружиной.


За скамейкой, сложив руки на груди, стояла она. И улыбалась.


— Опаздываешь, — сказала Ева, чтобы хоть что-то сказать. Она испугалась и была раздражена тем, что так подставилась.


— Вовсе нет. Я была здесь, когда ты пришла… — Астрид перемахнула через скамейку и пошла к девушке.


Ева отступила на шаг и вытащила из кармана цепь.


— Второй раз уже как-то неинтересно. — Астрид недовольно поморщилась, потирая забинтованную руку, и остановилась. — Вообще, я к тебе пришла по более серьёзному делу, чем попытка спасти твою гордость.


Ева намотала цепь на руку.


— Давай так, — продолжила Астрид, как ни в чём не бывало. — Если выиграешь ты, то я отдам тебе то, что ты хотела. А если выиграю я, то ты поработаешь на меня. Идёт?


Ева задумалась. Астрид огляделась, ожидая ответа. С ухмылкой Ева сказала:


— Я согласна. Готовь бабки.


Астрид кивнула и сделала выпад. Ева отступила на шаг. Противницы были одного роста, веса, и бой мог бы затянуться. Ева была не против, но нужно и меру знать.


Астрид сделала обманный замах и ударила ногой в грудь. Ева увернулась и сделала подсечку. Удачно, но противница сгруппировалась в падении.


Ева уже замахнулась, цепью целясь в голову. Один удар с оттяжкой заставил бы противницу попрощаться со скальпом. Короткий свист, и цепь обмоталась вокруг выставленной руки. Ева рванула цепь на себя. Астрид зашипела от боли и, вывернув кисть, схватила цепь, дёрнув её на себя. Ева, не ожидавшая такого, упала сверху. Астрид одним рывком подмяла её под себя и снова схватила за горло. Ева вырывалась, как кошка на столе у ветеринара. Астрид с трудом удерживала её одной рукой за горло, сжимая все крепче и крепче.


— Сдаёшься?


— Нет.


— Сдохнешь.


— Ты.


Ева из последних сил выгнулась, пытаясь сбросить с себя противницу, но безрезультатно. Астрид отпустила её, только когда Ева потеряла сознание. Пошатываясь, она поднялась на ноги и брезгливо сняла цепь со своей руки.


— Повезло, что велосипедная, а не от пилы, — пробормотала она себе под нос и пнула Еву в ребра. — Ты проиграла, так что давай не разлеживайся. У нас много дел.


Ева застонала и снова начала кашлять и давиться воздухом. Астрид отшвырнула цепь и достала из кармана телефон, ожидая, пока девушка придёт в себя.


========== 5 Змеиная яма ==========


Торунн вытерла тряпкой кровь с руки и оглянулась на стоящую у окна хозяйку. Двое других рабочих с чувством выругались, заперев дверь за бушующей рысью. Ещё один боец отправится на арену развлекать богатеев и их дружков.

— Ну, я пойду. Моя работа выполнена, — неуверенно, косясь на хозяйку, сказала Торунн. Один из рабочих кивнул.

— Давай. Дальше мы сами.

— А он тебя крепко царапнул. Не подхвати заразу, — добавил другой, почёсывая щетинистый подбородок.

Торунн пожала плечами и ушла в конюшню у ангара. Она остановилась за дверью и потерла шею под ошейником. Слева до потолка всю половину сарая занимали тюки с сеном. Справа была дверь в саму конюшню. Торунн также ухаживала за лошадьми, но по минимуму. Конюхов было много.

Торунн прислушалась. За дверью топали лошади и шуршали сеном. Она подошла к дальнему углу и ловко забралась на открытый чердак конюшни, почти не держась за лестницу. Здесь валялись пара старых тюков сена, сломанная конская сбруя и пустые деревянные ящики.

В стене было небольшое окошко. Торунн тихо прошла по чердаку, ловко огибая хлам, и вышла на чистый участок. Здесь из того, что ей удалось достать, она сделала себе уголок, где проводила время, пока не была занята на работе или спала.

Торунн плюхнулась на пару обтянутых куском брезента тюков, служивших кроватью, и достала из ящика у изголовья аптечку.

— Вот только этого не хватало, — собираясь с храбростью, проворчала Торунн и отняла ткань от раны.

Длинный рваный порез тянулся от локтя к запястью, по внешней стороне предплечья. Кровь закапала на пол.

Закусив губу, Торунн одной рукой неумело сложила тряпицу и накрыла рану. Затем бинтом туго замотала руку. Когда она закончила, по её лицу струился пот, а нижняя губа была искусана почти до крови.

Из-под кровати Торунн достала ветошь и вытерла кровь с пола. Тряпку кинула в ведро с мусором и легла на кровать. В голове зашумело.

Стараясь дышать глубоко и ровно, она ждала, когда шум исчезнет и ей можно будет вернуться к работе. Нужно было выдраить клетку рыси, пока той нет.

И она не заметила, как провалилась в сон.

Проснулась от пронзительного визга.


Астрид сидела на капоте своей машины и жмурилась на солнце, как довольная кошка. Ева стояла в стороне и бросала на ту косые взгляды.

— Так скажешь, наконец, что за работа?

— Работа? Конечно, — Астрид замолчала и снова посмотрела на солнце. — Сегодня отличная погода.

— Угу, — Ева нахохлилась, быстро оглянулась на окружающий их лес и отпрянула от пчелы.

— Сильно болит? — В голосе Астрид послышалось сочувствие.

— Твоя мазь помогла. Но глотать больно.

— Драка есть драка, — Астрид развела руками. — Меня ещё не так отделывали на тренировках. Результат того стоит.

Ева кивнула. Тренировки подчас страшнее любой настоящей драки. Её давно мучило любопытство, и теперь ситуация для расспросов, кажется, подходящая.

— А где ты тренировалась?

— Сначала частная секция одной чемпионки. А потом прошла тренировочный курс у «Дев щита», — Астрид улыбнулась. — Правда, с тех пор программа курса сильно изменилась. Стала легче.

— Никогда не слышала о таком. — Ева нахмурилась и повернулась к собеседнице.

— Неудивительно. Это специальная подготовка для «защитниц Фрей». Слышала о таком городе?

— Конечно. Так ты одна из них? — Ева ошарашенно уставилась на Астрид, как на какую-то диковинку.

— Ага, — Астрид пожала плечами.

— Это круто, — Ева искренне улыбнулась.

Астрид спрыгнула с машины и принялась разминать ноги.

— Будешь охранять меня, пока я здесь. И ещё, ты ведь хорошо знаешь город?

— Конечно.

— Ну и проводницей будешь заодно. Мне, возможно, понадобятся места, которые не указывают в путеводителях для туристов.

— Хорошо. Зачем такой крутой воительнице охрана? — в голосе Евы послышалось ехидство.

— Я не могу одновременно смотреть в обе стороны, — Астрид беззаботно рассмеялась, смутив Еву. Та почувствовала себя полной идиоткой, спрашивая очевидные вещи.

— А как обычно поселяются жить в вашем городе?

Астрид с недоумением оглянулась на девушку, но ответила:

— Очень просто. Приезжают к нам и оставляют заявку. Если репутация кандидатки выдерживает тщательную проверку, то ей выделяется комната в общежитии. Разумеется, потом она сможет заработать на собственное жильё.

— Вот так просто?

— Просто, — Астрид кивнула. — Но не легко.

— В смысле?

— Мы ценим дев, которые могут послужить городу. Ну, если, например, взять двух женщин. У обеих репутация хорошая. Но одна, например, врач, а другая никакой профессией не обладает, то шанс попасть в город будет у первой.

— Вот как, — Ева чуть сникла.

— Ну, на юных дев эти правила не распространяются. — Астрид, внимательно наблюдавшая реакцию собеседницы, добавила: — Ведь они ещё просто не успели устроиться в жизни. Поэтому для них у нас есть лагерь, в котором готовят и будущих воительниц. Ну, как самый простой вариант, это пройти обучение в лагере по спецкурсу и поступить служить на границу, например. Полноценной регулярной армии у нас, к сожалению, нет.

— Интересно. А расскажи подробнее про этот спецкурс, — Еву идея захватила настолько, что она подошла к Астрид ближе, отставив осторожность.

— Хорошо. — Астрид помолчала, собираясь с мыслями. Ева терпеливо ждала.


Боль пронзила бок и заставила резко вскочить. Ещё один удар был в голову. Торунн завалилась назад.

— Какого чёрта ты здесь отдыхаешь, когда у тебя столько работы?

Торунн подняла глаза и увидела искаженное ненавистью лицо хозяйкиной помощницы.

— Хозяйка очень недовольна твоим поведением, — она торжествующе улыбнулась. — Теперь тебя точно отправят в клетку.

— Сдохни, — буркнула Торунн, поднялась на ноги и шагнула к помощнице. Та нажала на кнопку на пульте. Торунн дёрнулась и схватилась за ошейник.

— Погавкай мне ещё. Давай на выход. Тебя ждут.

Торунн дёрнула плечом и пошла вперёд. Хихикая, помощница двинулась следом.

Внизу её ожидала хозяйка. Рядом с ней стояли двое конюхов с отстранённым видом и держали верёвки.

— Придётся тебя наказать, — с улыбкой сказала хозяйка и взяла поданную помощницей плеть.

Торунн опустила голову и стиснула зубы.

Её привязали за руки к балке под потолком, и хозяйка била плетью до тех пор, пока не устала. К тому времени на теле Торунн не было живого места, а футболка была разодрана в клочья.

— Ладно. Думаю, ты поняла, — отдуваясь, хозяйка швырнула окровавленную плеть помощнице. — На сегодня ты можешь быть свободна. Но если завтра не приступишь к работе…

Хозяйка схватила свою жертву за подбородок и задрала его наверх, смотря точно в глаза. Торунн, с трудом осознавая, что происходит, моргнула.

Хозяйка кивнула помощнице, и та кинулась развязывать верёвки.

Торунн плохо помнила то, как добралась до кровати. Ночь прошла в бреду и боли. Рано утром ей стало немного легче, и она встала с постели.

Кое-как обработав раны, она сползла вниз и пошла в ангар. Звери, почуявшие кровь, зашевелились.

Торунн зашла в холодильную камеру и обрадовалась тому, что туши были разрублены заранее.

Она скинула куски в тачку и повезла их в ангар.

— Хреново выглядишь, — улыбнулась помощница, встретив её у входа в ангар. Торунн не заметила её.

Раскидав мясо по клеткам, она вернулась в кладовую и, забрав мешок с собачьим кормом, поняла, что забыла тачку. С тяжёлым вздохом она закинула мешок на спину и потащила его к ангару, где всё торчала помощница. На этот раз ничего говорить она не стала, а подставила подножку. Торунн упала лицом на бетонную дорожку и разбила нос. Мешок придавил её сверху.

Помощница расхохоталась. Проходящая мимо уборщица стащила мешок и пошла дальше по своим делам.

Торунн поднялась на ноги и, утерев кровь рукавом, покосилась на помощницу. Та показала ей пульт и погладила пальцем кнопку на нем. Торунн схватила мешок и потащила его дальше.

Посмеиваясь, помощница ушла в дом. Торунн засыпала корм по мискам и, скрипя зубами, разнесла еду псам. Пока те с ворчанием глотали еду, Торунн разнесла всем воду. К счастью, для этого был шланг и она просто ходила вдоль клеток, наливая воду в миски. Львица снова предприняла попытку схватить её. Торунн на сантиметр разминулась с её когтями и в отместку полила её водой из шланга.


Ева, как маятник, ходила из стороны в сторону, действуя на нервы Астрид. Та сидела на кровати, и лениво чистила пистолет.

— Да всё будет хорошо, — сказала она Еве. Та со вздохом села в кресло и достала из ножен охотничий нож, внимательно осмотрев его. Этот ритуал повторялся раз пятый за последний час. С того времени, как Астрид рассказала о том, что им предстоит сделать, и выдала ей нож.

— Вообще не понимаю, на что ты рассчитываешь, — сказала Ева, вернув нож в ножны.

— На удачу и везение. Или, как это называют русские, на «авось». Забавное слово, да? —

Ева встряхнула волосами и ушла в туалет. «Хотя бы маячить перестала», — с облегчением подумала Астрид и, убрав пистолет в кобуру, легла на кровать.

Предстоящее дело не было запланировано изначально и являлось неким экспромтом. Астрид такая перспектива забавляла. Она с предвкушением ждала ночи.

— Это настоящее самоубийство, — буркнула Ева, и Астрид вздрогнула. Её возвращение она пропустила, наверняка задремав.

— Почему тогда не откажешься? — сквозь зевоту спросила Астрид и приподняла голову, наблюдая за девушкой. Та смутилась и пожала плечами.

— Как договаривались.

— Какая преданность от наёмницы! Никогда не забуду.

Ева только фыркнула и, скрестив руки на груди, уселась в кресло.

Астрид вновь закрыла глаза, решив немного вздремнуть.


Хозяйка вольготно сидела на белом кожаном диване и пила вино, листая новостную ленту. К ней робко подошла помощница и застыла, ожидая, пока на неё обратят внимание.

Элла допила вино и, отложив планшет, обернулась на помощницу, с отвращением глядя на её заплывшую, сутулую фигуру, наряженную в цветастые тряпки, и отстранённое выражение на лице.

— Ты что-то хотела? — спросила она, сдерживая растущее раздражение. Причины, по которым она до сих пор не избавилась от этой девки, были слишком весомыми, чтобы их проигнорировать.

— Госпожа Элла, я пришла уточнить дату следующего боя, — переходя на шёпот, ответила помощница, опустив взгляд в пол.

— Следующего? — Элла поморщилась и покачала головой. — Нет. Так не годится. Нам нужно что-то кардинально новое, более экзотическое, иначе клиентов потеряем, а вернуть уже не получится. Есть варианты?

Помощница страдальчески сморщилась, будто мыслительный процесс причинял ей боль. И вкрадчивым шёпотом заговорила:

— Может, Вы всё-таки передумаете насчёт гладиаторов?

— Банально! И этим уже занимается тот урод.

— А если зверей против людей?

— Скучно, их тупо разорвут на клочки, — Элла пригладила волосы и добавила. — Смотреть на кишки и ошметки мяса интересно только самым отбитым.

Помощница вздохнула и, получив полный презрения взгляд, потупилась.

— Как там новенькая?

— Работает. Еле ползает, но работает.

— Это хорошо, — Элла хитро улыбнулась и спросила: — Ты, наверняка, мечтаешь увидеть её в клетке с каким-нибудь хищником?

Помощница помолчала, слегка покраснев.

Элла встала и, оставив бокал на столике, пошла на улицу. Помощница потащилась за ней. Они прошли на задний двор, где Элла остановилась, внимательно разглядывая рабочих. Те при появлении хозяйки ускорились в своих действиях.

— Я её что-то не наблюдаю, — протянула Элла, когда они выходили из ангара. Помощница схватилась за смартфон и выронила его в спешке. Хозяйка одарила её раздраженным взглядом. Неловко подхватив смартфон, помощница быстро нашла где находится Торунн.

— Что ты делаешь?! — в ужасе вскрикнула Элла, увидев как работница тащит за хвост огромную змею.

— Она заползла в амбар. Вот я её и уношу подальше, — Торунн в недоумении посмотрела на хозяйку. Та сделала несколько шагов назад и налетела на помощницу, которая пряталась за её спиной. — С грызунами надо что-то решать. Она за ними приползла. — Спокойно продолжила Торунн, держа извивающуюся гадюку за хвост.

— Убери её отсюда. Быстро! — взвизгнула помощница, убегая за угол. Элла оглянулась на неё и, оправив пиджак, спрятала дрожащие руки за спину.

— Да. Отнеси отсюда. Я дам распоряжение насчёт грызунов.

Стараясь идти спокойно и уверенно, хозяйка ушла. Торунн ухмыльнулась и с интересом посмотрела на змею.

— Ты мне пригодишься, — с этими словами она опустила гадюку на землю и схватила её чуть ниже головы, не давая себя укусить. Змея, шипя, обвилась вокруг руки. Торунн сняла кофту и накинула её на руку со змеей. — Не волнуйся, не обижу.

Торунн нахмурилась и быстро пошла в конюшню, придерживая замотанную руку.


========== 6 Верный след ==========


Астрид остановила машину неподалёку от порта на неприметной улице и огляделась. Ева сидела рядом и пила кофе из стаканчика. На коленях у неё лежала коробка с пончиками.

Поверить не могу, чтобы вот так нагло действовали, — Астрид осуждающе покачала головой. — Неужели за этим никто не следит?

Ева деланно рассмеялась.

— Забыла, в какой стране живешь? Ах да, ты же в своем «оазисе» сидишь и отвыкла.

— Ты бы знала, что бывает у нас… — Астрид усмехнулась и ловко стащила пончик у Евы из-под руки.

— Эй! У тебя же диета!

— Предстоит тяжелая работа, и я к ней готовлюсь, — оторвав кусочек, ответила Астрид и принюхалась к начинке. — Ладно. Они правда хороши.

Ева посмотрела на три оставшихся и вздохнула. Ее любимые карамельные закончились.

— Ты помнишь план?

— Конечно, — Ева пожала плечами и, закрыв коробку, положила ее на заднее сиденье, — но все равно не понимаю, зачем тебе в это ввязываться.

— Это многосоставной план, — Астрид потянулась и взяла телефон. — Возможно, ты узнаешь, в чем его смысл.


Работа в конюшне шла как обычно. Сегодня трудились старший конюх и недавно принятый на работу парень. Старший беспрестанно ворчал и присматривал за парнем. Тот, как ни в чем ни бывало, шутил, но работал хорошо. И старшего это бесило.

— Где эта тварь?! — Раздался визг от дверей и конюхи вздрогнули, оборачиваясь. Одна из лошадей всхрапнула и переступила с ноги на ногу.

— Не видели, — буркнул старший, приглаживая усы.

— Вы вообще ничерта не видите! — Помощница пнула ногой ведро, стоящее у двери, и поправила прилипшие ко лбу локоны.

— Мы заняты работой, нам не до этого, — безмятежно улыбаясь, ответил парень и погладил своего подопечного по шее. За спиной помощницы возникла тень, и тихий хриплый голос заставил ее подскочить:

— Чего надо?

Помощница обернулась и быстро сунула руку в карман, затравленно смотря на стоящую перед ней Торунн.

— Г-госпожа Элла распорядилась, чтобы ты помогла переделать одну из клеток. Иди в ангар!

— Угу, — Торунн еще мгновение смотрела на нее, затем медленно повернулась и ушла. Помощница потащилась следом, и, когда неровный шорох шагов стих, конюхи расхохотались.

— Ты видал? Эта крыса чуть не обосралась! — утирая выступившие слезы, выдавил из себя старший.

— Черт. Хотел бы я видеть их встречу, когда у нее не будет пульта… — ответил молодой и, взяв щетку, продолжил расчесывать гриву коня.

Работа затянулась до вечера. Торунн устала от постоянной ругани мастеров больше, чем от самой работы. Но результат ее радовал. Они закрыли прутья клетки снаружи крепким пластиком, и получился террариум. Торунн победно поглядывала на львицу, которая постоянно пыталась достать ее когтями. Сейчас большая кошка с независимым видом лежала на ящике в своей клетке и только щурилась, наблюдая за возней людишек.


Закончив с утренней рутиной, Торунн тихо смылась за конюшню. Выглянула из-за угла и, убедившись, что за ней никто не следит, подошла к куче веток за навозной кучей и достала оттуда пятилитровую бутылку. В ней, свернувшись, шипела небольшая гадюка. Торунн накрыла бутылку своей кофтой и пошла в сторону леса оглядываясь через плечо.

В обед приехала грузовая машина и Торунн вызвали на помощь.

Теряясь в догадках, она помогла грузчикам занести ящик в ангар. Вчетвером они с трудом смогли донести его до переделанной под террариум клетки и поставили у двери.

Торунн привычно подошла ближе к выходу, готовая сбежать и закрыться в кладовой. Один раз ей приходилось так сделать, когда лев раньше времени очухался от транквилизаторов и вырвался на волю. Тогда недосчитались двух рабочих и ещё пятерых он изувечил.

Тихо переругиваясь, рабочие открыли ящик и замолотили по нему кулаками. Торунн медленно обернулась, не спуская глаз с ящика. Вот сейчас…

— Иди и помоги им!

Позади стояла хозяйка и насмешливо смотрела на нее. За ее спиной маячила помощница с пультом в руках. Торунн вздохнула и пошла к клетке.

— Кто там? — спросила она, подойдя к ящику. Рабочие оглянулись на нее и отошли ближе к выходу. Торунн попыталась заглянуть в ящик, но там была только темнота. Тогда она протиснулась в клетку и осторожно зашла внутрь. Послышался тихий шорох и шипение.

— Быстрее! — раздался голос хозяйки. Торунн скрипнула зубами и, протянув руку, пошарила по доскам. И зашипела сама, нащупав прохладное, скользкое тело змеи. Змеиное шипение стало громче. Торунн изо всех сил схватила рептилию руками и потащила наружу. Змея резко дернулась и впилась ей в шею чуть ближе к плечу.

Девушка оступилась и упала на спину. Рептилия крепче сжала челюсти. Торунн в ужасе почувствовала, как из раны потекла кровь, а змеиное тело начало заползать на нее, пытаясь обмотаться вокруг нее.

Торунн вскрикнула и запаниковала, пытаясь скинуть противницу. Хозяйка тихо посмеивалась, пока рабочие в ужасе таращились на происходящее.

— Достаточно. Снимите ее, — наконец, Элла отдала приказ рабочим, те побежали его выполнять.

Когда, наконец, жертву вытащили из клетки, хозяйка уже ушла. Помощница осталась смотреть, как девушка пытается подняться на ноги и отдышаться, одновременно зажимая кровоточащую рану.


Ева злобно усмехнулась, глядя на стоящего перед ней парня. Тот, поигрывая ножом, схватил её за волосы.

— Перерезать тебе глотку или поиграть с твоими глазами?

Ева дёрнулась в попытке высвободиться. Парень рассмеялся, влепил ей оплеуху.

— Трусливый щенок! Развяжи меня и мы поговорим, — Ева в бессильной злобе рванула закованные наручниками руки и зарычала от боли.

— Успокойся! — стоявшая рядом Астрид в точно таком же положении покачала головой и оглянулась на стоящих за ней двух людей. Те молчали и только смотрели через прорези в масках.

Ева поморщилась, когда ветер донёс до неё далёкий грохот поезда. Судя по тому, как долго они ехали, до города далеко. И в этой глуши их никто не найдёт. А если и увидит, то помогать не станет. Сама Ева, если бы увидела такую компанию на заброшенном заводе, обошла бы их стороной.

Один из парней вразвалочку подошёл к Астрид.

Та заметно напряглась и сжала кулаки. Он оглянулся на второго и хмыкнул. Второй закивал и, посмеиваясь, пошел к машинам.

Подошедший схватил Астрид за шиворот и потащил в здание.

Перед Евой упала лопата.

— Копай яму для себя. Сейчас босс кончит с твоей подружкой, и она к тебе присоединится.

— Отпустите её, ублюдки!

— Конечно, — парень захихикал и вытащил пистолет. — Работай, сука!

Ева оглянулась на здание, пока один из парней открывал наручники.

Астрид вывернулась, плюхнулась животом на пол, чихнула и выругалась, когда её грубо вздернули за шиворот, ставя на колени.

— Что ты себе позволяешь?!

— Всё, что мне нравится, — ответил тихий голос, и рука по-хозяйски легла на грудь девушки и крепко сжала.

— Ты за это ответишь, — предупредила Астрид.

Рука отпустила грудь и схватила за волосы, запрокидывая голову назад.

— Не сомневаюсь, — хмыкнул голос. — Скучала по мне?

Астрид улыбнулась.

— Безумно.

Позади неё стояла Лагерта и, аккуратно сложив маску, сунула её в карман.

— Я тоже. Поэтому не смогла устоять перед соблазном повидаться с тобой.

— И тут же поставила на колени. — Астрид фыркнула и рассмеялась. Лагерта покачала головой.

Астрид повела плечами и с намёком покосилась на любовницу. Та лишь хитро улыбнулась и подошла вплотную.

— Уверена, что не хочешь посмотреть представление? — будничным тоном спросила Астрид. Лагерта схватила рукой девушку за подбородок и приподняла.

— Я хочу воспользоваться случаем и продолжить игру. — Усмехнулась Лагерта, наклоняясь для поцелуя, но после легкого касания губ уклонилась и резко кусила за шею.

— Может освободишь?

Лагерта опустилась на колени и, резко обняв за талию девушку, крепко прижала к себе. Астрид резко выдохнула.

Руки Лагерты заскользили по груди, вниз к бедрам и возвращались, словно случайно приподнимая рубашку, оголяя живот. Холодный воздух заставил покрыться кожу мурашками.

Лагерта прошептала на ухо пару слов. Астрид кивнула и раздвинула ноги.

Руки Лагерты занялись ремнем.

Снаружи раздался крик. Девы переглянулись, и Лагерта, подняв Астрид на ноги, подбежала к дыре в стене.

— Что там? — Астрид подошла и остановилась в отдалении.

— Кхм, кажется, у нас есть жертвы, — проворчала Лагерта и повернулась к своей заместительнице. — Думаю, она прошла проверку.

Астрид, не сдерживаясь от любопытства, выглянула и усмехнулась.

На Еву навалилась дева под прикрытием и с трудом смогла прижать её к земле. А рядом, держась за голову, валялся актер, нанятый специально для проверки. Между ними валялась лопата.


Утренняя рутина в поместье продолжалась в своём ритме. Конюхи выводили своих подопечных на пастбища. Торунн с самым мрачным выражением на лице несла на плече мешок собачьего корма. Вторая рука висела на перевязке. Место укуса, несмотря на тщательную обработку, сильно распухло и болело. Тогда рабочие в спешке освободили её, но загнутые назад зубы анаконды, созданные для удержания, оставили серьёзные повреждения.

— Молчать! — рявкнула на залаявших псов Торунн, скидывая мешок на бетонный пол.

Проходившая мимо уборщица отскочила в сторону и с осуждением посмотрела на девушку. Та повела здоровым плечом и взяла миску.

Выйдя из ангара, уборщица встретила старшего конюха и, посмеиваясь, сказала:

— Там зверюга на воле бегает.

Конюх усмехнулся и пригладил усы.

— Тогда смотри в оба. Сегодня же в цирке гости.

— Да что ты говоришь! Давно уже не было никого…

Конюх быстро огляделся и наклонился к ней:

— Она с теми помирилась.

Уборщица выпучила глаза и прикрыла рот.

Конюх кивнул, и оба вздохнули.

Вышедшая из ангара Торунн мельком оглянулась на них, идя на склад. Конюх сплюнул и пошёл работать. Уборщица быстро оглянулась на неё и поспешила прочь.

Вечером раздался раскатистый рёв моторов, и во двор въехали три спортивные машины ярких цветов. С заднего двора незаметно выглядывали изнывающие от любопытства рабочие.

Торунн в это время заставляла анаконду съесть тушку козы. Змея шипела и пыталась поймать девушку, полностью игнорируя труп.

— Да как тебя накормить-то?! — Торунн швырнула тушку, целя в змеиную голову, и вышла из клетки.

По проходу шла хозяйка в компании трёх девушек. Торунн отошла вглубь ангара и встала за одну из клеток, стараясь не попасться на глаза.

— Поверить не могу. Змея?! — Одна из девушек, видимо главная из троицы, рассмеялась, откидывая прядь длинных рыжих волос, и презрительно посмотрела на Эллу. Торунн фыркнула и усмехнулась, глядя на рыжую. Вот уж кому не стоит бояться анаконды. Подавится гадина.

Элла остановилась у клетки и, красуясь, опёрлась спиной о защитное стекло.

— Да. Никто, кроме меня, не устраивал ещё таких битв.

— Не знаю, насколько это будет интересно, — девушка оглянулась на неподвижно стоящую Торунн. Та против воли отступила на шаг. Смотрела гостья высокомерно и одновременно оценивающе.

Элла, ничего не замечая, продолжила рассказывать о том, какая она умная и как ловко придумала. А ещё лучше устроила. И вообще, бой уже скоро состоится и это необходимо увидеть.

— Пойдем отсюда. Вонь невыносимая. — Кривя губы, предложила гостья и, круто развернувшись, пошла назад. Обе её спутницы, по виду мажорки, расступились и пошли за ней, шарахаясь от прыгающих на клетки зверей.

Элла закатила глаза и беззвучно выругалась. Кажется, намечается что-то интересное. Но есть ли ей дело до этого? Конечно нет. В конце концов, у неё свои планы, которые необходимо выполнять, если она хочет выбраться.

Всё-таки в отсутствии привязанностей есть свои плюсы. Её ничто не держит. И, если она сможет сбежать и не попасться… Свобода гарантирована.

Торунн улыбнулась, идя по проходу, и ударила ладонью по прутьям клетки с львицей. Та рыкнула и забила хвостом.


Ева сидела в своей комнатушке и собиралась с мыслями. Сегодня её первый день в лагере. Зарядка, вроде, прошла хорошо. Так как она поступила в середине учебного года, заниматься будет по отдельной программе. Она уже немного побродила по лагерю и не уставала удивляться тому, насколько здесь всё хорошо устроено.

Наперед она спланировала отправиться в парк и посидеть в библиотеке. У них там спокойная атмосфера и приветливая библиотекарша.

Время близилось к обеду, и Ева направилась в столовую в надежде там познакомиться с другими ученицами. Столовая, с виду обычная, её удивила наличием столиков на улице. Идея Еве понравилась, и, взяв поднос с едой, она вышла на улицу где заняла столик под деревом.

Солнце сияло в зените, птицы щебетали друг с другом, а ученицы болтали между собой. Казалось, новенькую никто не замечал.

Ева почти закончила с едой, как к ней подошли три подростки. Две высоких, бледнокожих, брюнетка и рыжая, третья — низкосрослая блондинка. Ева заметила, как на эту троицу оглядываются, и немного заволновалась.

Они встали перед ней полукругом, внимательно разглядывая.

Брюнетка мило улыбнулась и протянула руку:

— Я Анна. Можно просто Аня.

— Ева. Моё имя никак не сокращается.

— Да… Слово из трех букв сложно сократить.

Ева улыбнулась в ответ.

— Я бы смогла сократить, если бы мне позволили, — встряла рыжая, многозначительно улыбаясь. — Ой, ну простите…

— Вика, ты невыносима, — вздохнула Аня.

— Ну, не за едой же о таком, — фыркнула блондинка и оглянулась.

— Какие однообразные у гетеро разговоры. Все крутятся вокруг смысла их существования. — К ним подошла тонкая, как крапива, девушка, похоже, ровесница Евы, и с презрением осмотрела их компанию.

— Ой, давай только не ты. Ну, кто угодно, кроме тебя, — Вика нахально заныла.

— Иди задницу качай, — огрызнулась подошедшая и внимательно вгляделась в Еву. Та спокойно выдержала взгляд.

— Значит, ты та новенькая, — девушка оглянулась на притихших учениц. И заговорила громче. — Тогда слушай мой первый приказ. Сейчас быстро доешь и бегом на площадку. Проверим твою форму. Хотя и так все понятно.

Вика глубоко вдохнула, собираясь ответить, и вздрогнула. Аня предостерегающе ткнула её локтем в бок.

Блондинка чуть улыбнулась и покачала головой, осуждая поведение девушки.

— А ты вообще кто? — с искренним любопытством без всякой злобы спросила Ева.

— Лидерка группы, в которую ты попала, — ответила девушка и добавила. — Явно по какому-то недоразумению. Мы шлюх не заказывали.

— Ооооо… — протянула блондинка и быстро переглянулась с Викой.

— Что за тупые наезды? — Ева вздохнула, сдерживая раздражение.

— Да не прикидывайся. Мы знаем, чем занимаются уличные девки.

— По личному опыту? — усмехнулась Ева и поднялась на ноги. Один шаг, и она встала перед девушкой. — Если не хочешь проблем, возвращайся к своим подружкам красоту наводить.

Между ними ловко вклинилась девушка в серых камуфляжных штанах и черной майке. Ева сделала шаг назад. Её противница насупилась.

— Валерия, тебе заняться больше нечем?

— Ха-ха… Лерка получит, — хихикнула блондинка и отвела взгляд, когда на неё обернулась девушка в форме.

— Алла, с тобой твоя вожатая разберётся, — девушка обернулась к Еве. И та удивилась. Эта девушка была ненамного старше, но держалась, словно имела дела с маленькими детьми. — Ева, если я правильно понимаю. А я Ирика — вожатая твоей группы.

— Ты вожатая? — Ева не удержалась, разглядывая выбритые виски и забитые татуировками руки девушки.

— Представь себе, — Ирика усмехнулась и сунула руки в карманы. — В общем, надеюсь, мы поладим. Если есть какие-то вопросы, можешь смело обращаться. Я, как вожатая группы, для вас, учениц, наставница и нянька.

Ирика протянула Еве карточку.

— Это моя визитка. На обратной стороне места, где я бываю чаще всего.

— Хорошо. — Ева взяла визитку и, мельком осмотрев её, сунула в карман.

Ирика покосилась на троицу и хмыкнула.

— Рада видеть, что вы поладили. В общем, не забывай о расписании.

Ева кивнула, а Ирика ушла, провожаемая полными обожания взглядами остальных девчонок. Лерка, задрав нос, последовала за ней.

— О, тебе повезло и не повезло одновременно, — сделала вывод Вика.

— Тут мы тебе особо ничем помочь не сможем. Разве что поддержать, — Анна вздохнула и потерла солнечный ожог на плече.

— Главное, никого не убей, — усмехнулась Вика и, кривляясь, попилила рукой у шеи.

Алла состроила глазки и прижалась к плечу Евы.

— А если станет тяжело, то можешь мне поплакаться в жилетку.

Ева прикусила губу, сдерживая смех.

— Или в мою, — с готовностью выдвинула свою кандидатуру Вика.

— В мою лучше, — с придыханием шепнула Алла.

— Почему это? — возмутилась Вика, не замечая яростного взгляда Ани.

— У меня грудь больше и девушки нет.

Вика ойкнула, когда Аня ткнула её кулаком в бок. Ева смутилась и ловко выкрутилась из объятий Аллы.

— Большое спасибо, я, пожалуй, пойду, — Ева попятилась, схватила поднос и почти бегом ушла.

Трио посмотрели ей вслед и, понизив голоса, занялись обсуждением.


Торунн уныло брела, груженая рюкзаками, словно мул. Впереди ровным шагом шли три лошади. Всадницы болтали друг с другом, мерно покачиваясь в седлах.

— Мэри, мы долго так тащиться будем? — Заныла та, что ехала последней. Торунн насторожилась. Вот только этого не хватало.

— Нормально едем, — отрезала Мэри и оглянулась. Заплетённые в косу волосы переливались всеми оттенками рыжего в редких солнечных лучах. — Хотя знаешь… Можем слегка пробежаться.

Она пустила лошадь рысью. Со смехом её подруги повторили за ней. Торунн поморщилась и, склонив голову, пошла с прежней скоростью.

— Эй, не отставай! — Мэри объехала Торунн вокруг. Та её упрямо игнорировала. — Ты меня слышишь?

Торунн подняла голову. И процедила:

— Тебе лучше со мной не шутить.

— А то что? — Мэри улыбалась, её это забавляло.

— Ну… Я перестану сдерживаться.

— И?

— Убью всех вас.

— Банально, — ответила Мэри и поехала вперёд.

Торунн выдохнула и поправила лямку рюкзака. Рана на плече начала затягиваться, и ее мучил зуд. Эта стычка не дала ей возможности узнать, есть ли у этих стерв пульт или нет. Даже если и нет, то что с того? Если она сбежит, хозяйка узнает и тогда… Неизвестно, на каком расстоянии этот пульт действует. И могут ли они его отследить. Наверное, могут.

Торунн медленно выдохнула, догоняя своих спутниц. Те остановились у огромного дуба и разговаривали, оглядываясь на неё.


Ева тяжело дышала, пот градом катился по её лицу. В глазах потемнело, когда она поднялась на ноги.

Словно издали послышался чей-то голос: «Жалкое зрелище».

Она дёрнулась, почувствовав прикосновение к спине.

— Я тебя держу, — сказал голос, словно издалека, и её обхватили крепкие руки. «Мама?» — успела подумать Ева перед тем, как потеряла сознание.

Ирика осторожно положила девушку на землю.

— Ирэн и Лера, вызывайте медиков!

Названные девушки рванули в лагерный медпункт. Ирика сконцентрировалась на оказании первой помощи.

Остальные ученицы молча наблюдали за тем, как вожатая проверяет дыхание пострадавшей, затем укладывает её в стабильную позу.

— Да где они там?! — Ирика на мгновение оглянулась.

На стадион выбежали Ирэн и Лерка, следом мчалась пожилая медсестра с оранжевым чемоданом наперевес.

— В курсе! — отмахнулась медсестра и распахнула свой чемодан. Он был забит разными медицинскими приборами и коробочками с надписями на латыни.

— Всё-таки слабачка! — высокомерно заявила Лерка остальным, когда медсестра занялась пострадавшей.

Ирика поднялась с колен и подошла к Лерке.

— Ты ошибаешься, — и добавила громче, обращаясь к остальным. — Я не встречала никого, кто так выкладывался. На все сто. — Ирика покачала головой.

Лерка высокомерно вскинула голову и пошла из стадиона, остальные ученицы потянулись за ней.

Ирика вернулась к медсестре.

— Как она?

— Жить будет. Но следи, чтобы такое не повторялось. — Помолчав немного, медсестра добавила: — В этом возрасте сердце девушки должно трепетать от любовных чувств, а не разрываться от перенапряжения.

— Конечно, вы правы, — Ирика смущённо поправила форменную рубашку. — Я такого больше не допущу.

— Уж надеюсь, — ответила медсестра и захлопнула свой чемодан. — А теперь, пожалуйста, помоги мне встать. Я уже не в том возрасте для полевой работы.

Ирика осторожно помогла женщине встать.

— Отнеси её в кабинет. На кушетке ей будет удобнее. И там я за ней присмотрю.

— Конечно, — Ирика осторожно подхватила Еву на руки.

— Лучше неси её методом спасателей, — посоветовала медсестра и, подхватив свой чемодан, бойко потрусила назад.

Ирика последовала совету, взвалила девушку себе на плечи и, чуть пригибаясь под весом, пошла в медпункт.


Торунн сидела, прислонившись спиной к сосне, и наслаждалась ароматом нагретой за день смолы. Где-то далеко кто-то ходил, потрескивая сучками и шурша листвой. Неподалеку заухала сова.

Запах сосновой смолы её успокаивал, а вот поведение этих девушек наоборот.

Те вели себя громко. В лесу так нельзя. Торунн не понимала, откуда эти знания. Вероятно, из прошлой жизни, попытки вспомнить которую причиняли боль.

— А давайте пойдём искать грибы?!

— Дура! Ты и так бухая, нафиг тебе ещё грибы?

Торунн усмехнулась и устроилась поудобнее. Если эти идиотки отойдут от огня — им конец. А когда их начнут искать, не найдут ничего, кроме клочков одежды. Хм, может быть ее даже искать не будут, и она сможет уйти…

Из мечтаний её вырвали вопли ужаса.

Торунн выглянула из-за дерева и застонала в отчаянии.

На Мэри наступала большая, косматая собака. А её подруги уже сидели на ветвях ближайших деревьев и самозабвенно орали.

— Чтоб вы сдохли, — выдохнула Торунн и вышла на свет. Пса она узнала с первого взгляда. Один из беглецов. Часто псы умудрялись сбежать во время тренировок или пробежек. И, так как это были всего лишь собаки, их никто не пытался ловить. Большинство возвращались позже, кого-то отстреливали охотники, а кто-то просто пропадал.

— Помоги мне! — Взвизгнула Мэри, отскакивая от клацающего на неё клыками пса.

Торунн размахнулась и пнула пса в зад. Пес кувыркнулся по земле и вскочил на лапы. Девушка пригнулась, готовая схватить его за горло, но пес поджал хвост и убежал в темноту.

Торунн фыркнула и, скрестив руки на груди, посмотрела ему вслед.

— Спасибо, — Мэри, дрожа, поднялась на ноги. От былой надменности не осталось и следа.

Торунн кивнула, отвернулась и пошла на свое место. Эти идиотки её сильно взбесили. Ещё пес голодный бегает где-то.

Весь следующий день похода Торунн, как могла, уходила от внимания спасенной. Её подружки то хихикали с них, то строили глазки Торунн в надежде, что она их тоже спасет в случае чего.

— А может, хочешь проехаться? — спросила Мэри, подъезжая к Торунн в очередной раз.

— Спасибо, не надо, — процедила Торунн и скрипнула зубами.

— Может, пить хочешь?

— Дойти скорее хочу, — Торунн перешла на бег. Почти весь груз с неё сняли и распределили по лошадям, чему она была невероятно рада.


Ника сидела в кафе с Гунхильдой, лениво потягивая молочный коктейль. Посетителей было много, и гул их голосов раздражал.

Лика пришла последней, плюхнулась на стул рядом с сестрой и оглянулась в поиске официантов.

— Есть новости!

— Рассказывай, — Гунхильда без особого интереса посмотрела на помощницу. Новостей в последнее время было много. Информация, которую они узнали, была полезна. Но о Торунн ничего не было.

— Попить бы. Горло пересохло, — Лика откашлялась. Ника закатила глаза и отдала ей свой коктейль.

— В общем, её поймал один делец. Я слышала разговоры, что он хвастал тем, как поймал деву щита и продал её.

Гунхильда со вздохом отвернулась. Таких сплетен они слышали много. Но следы обрывались на их распространителях.

— Лика, ты же знаешь… — устало протянула Ника и помахала пробегающему мимо официанту, тот кивнул и ушел на кухню.

— Не. Это верный след, — Лика допила коктейль, оглянулась и наклонилась к предводительнице. — Он вполне точно описал внешность Торунн и говорил, что он сам пострадал от нее. Говорил что дралась насмерть. Вряд ли такое можно ожидать от простой девушки.

Гунхильда тоже наклонилась.

— Хм, это похоже на Торунн. Она никогда не сдается.

— Именно! — Лика улыбнулась.

— Поехали за ним, — Гунхильда поднялась и пошла к двери, Лика отправилась за ней. Ника заплатила подошедшему официанту и ушла, пробормотав под нос: «Не убьет, так покалечит».


========== 7 Одни приходят, а другие уходят ==========


Валькирия протирала полки кладовой, посматривая в дальний угол, где стояла ловушка с живой мышью в роли приманки. Дверь скрипнула и вошел конюх. Он воровато оглянулся и, прикрыв за собой дверь, кашлянул.

Валькирия недовольно оглянулась на него. Новый конюх постоял и тихо заговорил:

— Тебе здесь не надоело?

Валькирия хмыкнула и промолчала.

— Есть вариант, как свалить отсюда… Если интересно, конечно.

— Ну и что за вариант? — Девушка устало посмотрела на него и отложила тряпку.

— Если согласишься на сотрудничество, то я все устрою.

— А тебе какой интерес?

— Поможешь увести лошадей мне, а я тебе достану ключ от ошейника.

— Звучит неплохо, — Валькирия ухмыльнулась. — Сначала ключ. А потом все сделаю.

— Договорились. Позже скажу, когда все устроим. Ах да. Меня, кстати, Адилем зовут.

— Ну, мою кличку ты знаешь.

- Да я тебе её сам и дал. Надеюсь нравится.

Валькирия хмыкнула и отвернулась.

Конюх кивнул и вышел, беспечно улыбаясь.


Астрид сидела в кабинете Лагерты и складывала бумажный самолетик. Лагерта увлеченно печатала что-то на ноутбуке. Её стол был завален бумагами и тремя кружками с недопитым кофе.


Астрид подняла взгляд на Лагерту и отложила самолетик в кучку таких же рядом с собой.

— Уже успела оценить новенькую?

Лагерта подняла голову и по инерции нажала пару клавиш.

— Что, прости?

Астрид улыбнулась и повторила вопрос.

— Не присматривалась особо. Но мне докладывали о ней. Конечно.

— Расскажешь подробнее?

— Странно, что ты не в курсе, — Лагерта лукаво улыбнулась. — Я думала, ты у нас присматриваешь за новенькими.

— Хочу знать твое мнение.

— Она достойная кандидатка. Ингрид напоминает немного, — Лагерта покачала головой и усмехнулась. — Но более флегматична. Это меня особенно радует.

— Да. По сравнению с Ингрид она просто само спокойствие, — Астрид покивала. — Но сейчас и Ингрид успокоилась.

— Научилась беречь силы для тренировок, — сказала Лагерта и, словно невзначай, добавила. — Может, и ее влюбленность в тебя прошла?

Астрид подняла брови и спросила:

— О чем ты?

— Хотя вряд ли… На проверке Евы я заметила ее ревность.

— Тебе не о чем беспокоиться.

— Я не ревную. Просто… — Лагерта встала из-за стола и подошла к дивану. Астрид скинула самолетики, освобождая место. — Я по тебе соскучилась. В последнее время столько дел.

Астрид обняла Лагерту, прижимая к себе поближе, и поцеловала в щеку.

— Безумно устала. — Лагерта вздохнула и положила голову на плечо возлюбленной. — От Гунхильды новости есть?

— Да. Ника говорит, что они напали на верный след. Скоро ее вернут и все будем вместе.

Лагерта согласилась, но сомнения в том, что она хороший лидер, ее не оставили.


Ева тащилась в свою комнату после целого дня учебы. С облегчением она только поднялась на свой этаж, когда ее окликнули.

— Привет, Ирика! — Ева улыбнулась подошедшей к ней вожатой. — Как дела?

— Порядок. Ты как? — Ирика оправила форменную рубашку и оглядела пустой коридор.

— Также, — Ева с любопытством осмотрела собеседницу. — Что-то случилось?

— Нет, — Ирика покачала головой. — Ты собираешься сегодня в бассеин? Сауна после тяжелого дня самое то. Может, сходим вместе?

— Давай лучше на реку? — Перспектива новой встречи с Леркой и ее компанией Еву не радовала совершенно.

— Хорошо, — Ирика кивнула и пошла к выходу. — Подожду тебя на улице.

Ева забежала в комнату. Быстро запихала в сумку купальник и полотенце.

Выйдя из комнаты, она столкнулась с девушкой и извинилась. Та дернула плечом, что-то проворчала и быстро ушла. В ней она узнала ту, что была под прикрытием, когда ее ещё проверяла Астрид.


Вожатая стояла спиной ко входу и о чем-то разговаривала с двумя преподавательницами. Подходя, Ева услышала обрывок разговора, но ничего толком не поняла. Говорили о чьем-то уходе.

Пока они шли по улице, Ева спросила, кто же уходит и куда.

— О, ну, это Ингрид, — Ирика неловко усмехнулась. — В общем… Давай не будем о том, что нас не касается. Лучше расскажи, как ты осваиваешься здесь.

Ева оглянулась на полупустую улицу и проводила взглядом пеструю кошку. Та, махнув изящно хвостом, перебежала через дорогу, остановилась у огромной вазы с цветами и прилегла отдохнуть.

— Не особо хорошо. Странно. Не думала, что у меня могут быть проблемы с людьми.

Ирика похлопала Еву по плечу и ободряюще улыбнулась.

Они свернули за угол дома и вышли в парк. Сегодня здесь было достаточно многолюдно.

Многие здоровались с Ирикой и с любопытством смотрели на новенькую.

— Да, это непрофессионально, — вожатая помолчала. — Думаю, причина в Лерке. Она воду мутит. Обычно у нас хорошо принимают новеньких.

— Понятия не имею, когда успела с ней поссориться.

Ирика только покачала головой.

— Дело не в этом. Лерка, видимо, почувствовала в тебе конкурентку. Она ведь неформальная лидерша.

Ева пренебрежительно дернула плечом. Ирика не дала ей ответить.

— У тебя два варианта. Либо стать одиночкой, либо занять ее место.

Вожатая поглядывала на задумчивую ученицу. До самого пляжа они шли молча.

Из-за сильного ветра берег сегодня пустовал. На реке гуляли волны, разбиваясь о сушу и гоняя пенных барашков. Ирика глубоко вдохнула речной запах, тут же наполнивший ее легкие, и кивнула на кабинки.

Подходя к воде, Ева приняла решение и оглянулась на спутницу. Ирика разглядывала что-то в траве у воды, и Ева воспользовалась случаем рассмотреть девушку. Взгляд ее прошелся от макушки до самых пят чужой фигуры.

Татуировки покрывали не только руки вожатой.

— Интересно? — Ирика спросила, заметив куда смотрит девушка.

— Очень. Если не секрет, что означает татуировка на твоей левой груди?

— Щит — наш символ «Дев щита». Такая тату есть у каждой девы щита.

— А змея? — спросила Ева, с любопытством рассматривая обвивающую щит рептилию.

— Змея — это мое животное. У каждой оно свое.

— А как определяется у кого какое?

— Нам говорят на посвящении, — Ирика рассмеялась. — Точно! Ты ведь еще не в курсе. В общем, если с честью пройдешь испытания, то отправишься в одно священное место. Там храм и монастырь великих богинь. Дав клятву, узнаешь свое животное. А еще поучаствуешь в ритуальных обряда и узнаешь легенду о Сагвердене{?}[ Ее можно найти в моих работах или по этой ссылке https://ficbook.net/readfic/12458308 ].

— Сагверден? Это что?

— Великое место, куда могут попасть лишь девы, которые достойно прожили жизнь.

— Похоже на Вальхаллу, — Ева улыбнулась. — Расскажи об этом подробнее.

— Ни за что! — Ирика побежала к мостику, готовясь окунуться в воду. — Сама узнаешь! — И нырнула в реку.


Группа Гунхильды в полном составе сидела в машине, пока сама она напряженно думала.

— Так что, мы их штурмуем? — спросила Лика и обернулась. Гунхильда в одиночестве устроилась на заднем сиденье.

Ника выключила радио и тоже обернулась.

Гунхильда потерла виски и поморщилась.

— Лучше тихо проникнем. Не будем привлекать лишнее внимание.

— А ублюдка грохнем? — спросила Лика и потянулась к пистолету в наплечной кабуре.

— Мы его запугаем, — и, заметив недовольное лицо Лики, добавила: — а там он сам все сделает. Наша цель — добыть информацию и не навредить этим Торунн.

— Задача ясна, — Ника кивнула и вернулась в прежнее положение. Включила дворники и, пока они убирали с окна потоки воды, спросила: — Когда приступим к выполнению?

— По всем правилам, — Гунхильда пожала плечами. — Пол четвертого утра.


Астрид пронеслась по коридорам мэрии и, минуя секретаршу, ворвалась в кабинет Лагерты.

— Ты не поверишь! — с порога воскликнула Астрид.

— В курсе, — Лагерта лежала на диване, закинув руки за голову. — Давно этого ждала.

— Все равно как-то это… — Астрид закрыла дверь и прошлась по кабинету.

— Надеюсь, она не свяжется с нашими врагами, — Лагерта села и взглянула на свою заместительницу. — Она была твоей ученицей. Что скажешь?

Астрид покачала головой.

— Нет. Она точно никому подчиняться не станет. От нас ушла… Готова спорить, мы еще услышим о ней, как о главе какой-нибудь общины.

Лагерта пожала плечами.

— Ника докладывала о начале операции этой ночью, — сменила тему Астрид. — Обещали действовать мирно. Но ты же знаешь Гунхильду.

— Без крови не обойдется, — Лагерта вздохнула и села. — Поверить не могу, как она изменилась. Помню, как спорила когда-то с Бринхилд и ее бабушкой о том, что по стопам матери ей не пойти.

— Той милой девчонки больше нет, — Астрид села рядом с Лагертой и поежилась. — Боюсь ту, что вернулась с войны.

— Нам нужно запретить участие наших дев в таком, — твердо сказала главенствующая дева Фрей. — Ради их жизней и их будущего.

— Согласна. Думаю, и совет тебя поддержит. Ну, может, начальница погранохраны будет недовольна.

Думаю, даже согласится. Во всяком случае всегда решает большинство. А говорить она не мастерица, так что убедить в своей правоте никого не сможет


========== 8 В шаге от цели ==========


Валькирия разрубала козлиную тушу в холодильной камере и дернулась, когда в кладовую вошел Адиль.

— Сегодня ночью. Ровно в два часа. — Конюх осмотрел стоящие на полке банки и взял первую попавшуюся.

— А проблема? — спросила Валькирия, запихивая отрубленную ногу в мешок.

— У двери в кладовой. Под банкой с витаминами.

Адиль вышел с банкой в руках. Валькирия, не теряя времени, отшвырнула топор и пошла в кладовую. Не имеет значения, пойдет все по плану или нет. Главное — это получить свободу.

Элла бродила из угла в угол. Пустая бутылка от вина валялась на столике. Хозяйка допила вино в бокале и отставила его на столик.

— Как проходит подготовка к бою? — Она резко обернулась к зажавшейся в угол помощнице.

— Все по плану. Проблем нет, — быстро ответила та и заглянула в блокнотик.

— Хо-ро-шо… — протянула хозяйка, не сводя глаз с помощницы. Та мелко задрожала, пряча глаза. — А как змея?

— В клетке. В полной боевой готовности.

Элла отвернулась и продолжила ходить.

— Что вас тревожит? — понизив голос, спросила помощница.

— Проверь, все ли в порядке, и можешь быть свободна до понедельника.

Помощница бегом бросилась выполнять приказ.

Во дворе уже было пусто, а все рабочие, не задерживаясь, разъехались по домам.

В зверинце работала одна Валькирия. Войдя в помещение, помощница привычно сунула руку в карман, нащупала пульт и приготовилась нажать на кнопку.

Но эта тварь на нее даже не обернулась. Помощницу это удивило. Хоть одним косым взглядом ее обычно удостаивали. Помощница, сама не понимая, зачем она это делает, прошлась по проходу. Даже звери ее игнорировали.

Гиена принюхалась и чихнула. Львица даже головы не подняла. Обычно шумные псы спали, свернувшись в клубочки. Медведь глухо заворчал и отвернулся.

— Что делаешь?

Девушка обернулась и смерила помощницу страшным взглядом. Та смутилась и схватилась за блокнот. Валькирия продолжила подметать уже с большим размахом.

— Змея как?

— Можешь зайти к ней и убедиться, что в порядке, — Валькирия злобно усмехнулась. Она хорошо знала слабости врагов.

— Ну, хорошо. — Помощница огляделась и ушла.

Валькирия выглянула из дверей зверинца. Помощница проковыляла по двору и скрылась в конюшне.

Валькирия с озабоченным видом сходила в кладовую. Вышла оттуда почти сразу же. Ее левая рука была обмотана кофтой. Снова оглянулась и ушла за конюшню.

Помощница дождалась, пока Валькирия отойдет подальше, зашла в кладовую и осмотрелась.

Обычно на полках царил безукоризненный порядок. Но сейчас банка витаминов валялась на боку. Помощница сфотографировала это и поставила банку. За ней что-то блеснуло.

Помощница сняла банку с полки и увидела за ней коробку отравы для грызунов.

— Получите вы от меня! — она злорадно хихикнула и взяла коробку с отравой. За ней оказалась еще одна. Обе нераспакованные.

Помощница бросилась за Валькирией. Она увидела, как тварь скрывается в подлеске. Вскрикнув от восторга, помощница рванула следом. У леса она стала осторожнее. Одежда твари мелькала далеко впереди и скрылась в кустах орешника.

Помощница схватила пульт и пошла следом.

Внезапно кусты перед ее носом раздвинулись сами и перед ней возникла тварь.

— Я… Ты… — только смогла сказать помощница, как ее шею схватили крепкие руки. Одновременно она нажала на кнопку пульта. Тварь улыбнулась и приподняла подбородок, показывая голую шею, натертую ошейником.

Помощница забилась в ужасе и отчаянии. Ее самый страшный кошмар сбылся. Она встретилась наедине с тварью, над которой потеряла власть.

Выпученными глазами она пялилась на лежащий на земле ошейник и не могла поверить в реальность происходящего.

— Думаешь, это конец? — Валькирия оскалилась и потащила жертву в кусты.

Помощница взвизгнула и забилась, словно кролик в петле. Из передавленного горла вырывался лишь хрип.

Тварь вытащила ее из кустов и швырнула на землю. Тяжелый ботинок опустился на голову.

— А у меня все готово! Ты вовремя, — тварь сняла с куста моток веревки и пнула помощницу в ребра.

Та попыталась вырваться, но получила пинок по голове и затихла. Тварь крепко стянула ее руки веревкой сзади.

— Что ты делаешь?!

— Вот черт! Не подумала, — тварь пошарила по карманам и вытащила тряпку. — Я ею твои гребаные полки драила.

Тварь врезала кулаком в живот. От боли у помощницы перехватило дыхание, и Валькирия запихала ей тряпку в рот.

Тварь рассмеялась и принялась обчищать ее карманы:

— Там, куда ты сейчас отправишься, тебе ничего из этого не понадобится. А вот ключ от сейфа мне пригодится. Скоро тут такое начнется! Жаль, но ты этого уже не увидишь. Твои друзья заждались.

Тварь схватила ее за шиворот, подтащила к яме и позволила заглянуть. Увиденное заставило жертву забиться изо всех сил.

— Нравится? Было трудновато их собрать. Ты ведь сама подала мне идею. Помнишь?

Тварь рывком перевернула помощницу на спину, и та увидела в ее руке отвертку. Кровожадно оскалившись, девушка, замахнувшись, ударила отверткой в живот. Боль пронзила все тело. Помощница могла лишь дергаться и стонать, пока удары пробивали ее живот снова и снова. Тварь встала.

— Ладно. Не смею больше задерживать.

Валькирия схватила жертву за шиворот и ремень и швырнула в яму. Обитатели низины злобно зашипели, и первые ядовитые укусы коснулись израненного тела — лицп и шеи, затем рук, ног, живота… Чем больше извивалась жертва, тем больше было укусов. Последнее, что она увидела, было, как тварь смотрит на нее и радостно улыбается.

Валькирия вернулась во двор и, с приняв деловой вид, прошла в кладовую.

Начало темнеть. Прислушиваясь, Валькирия подошла к сейфу и осторожно открыла его. Внутри лежали пронумерованные ключи. Она быстро собрала все и сунула в карман. Теперь осталось только дождаться условленного времени.

Хотя соблазн сбежать прямо сейчас был велик, Валькирия закрыла дверь и поднялась на чердак конюшни. Время замедлило ход, став тягучим, как патока.


Машину оставили в городе и путь до цели прошли пешком.

— Внимательнее следите за окружением. И прикрывайте подруга подругу. Связь будем поддерживать постоянно. Вы идете вдвоем. С этим червем буду говорить я. Ника, на тебе видеокамеры. Лика, ты займешься охранниками. На все про все должно уйти не больше тридцати минут. — Гунхильда остановилась неподалеку от забора. Их скрывала темнота и кусты орешника, раскинувшего ветви и на удачу оказавшегося довольно большим. — Задача ясна?

Подчиненные кивнули и внимательно огляделись. Гунхильда пошла первой. За ней Ника. Лика шла чуть в отдалении. Они выбрали плохо освещенный участок и перемахнули через забор.

Гунхильда огляделась. В этом месте был разбит сад, полный душистых цветов. Посреди сада была обвитая лозой беседка. Если бы не их нынешняя ситуация, взгляд бы все равно невольно коснулся всех деталей. Но не сейчас. Предводительница остановилась в тени беседки, ожидая остальных.

Двор был пуст. Горели только фонарики у дорожек. В окнах света не было вовсе.

Лика пошла первой. Ника следом. Гунхильда подождала, пока они скрылись в доме, и пошла, внимательно прислушиваясь. «Даже собак нет. Они бы здорово усложнили задачу», — подумала Гунхильда, входя в дом.

Зал был темен и пуст. Было тихо. Лишь на пределе слышимости щелкнул рубильник.

Гунхильда пошла по лестнице наверх. Ковер помогал скрыть шум шагов. Наверху воительница остановилась, осмотрелась и осторожно открыла первую дверь.

Спальня. Постель застлана. Вероятно, гостевая. Воительница закрыла ее и пошла дальше. Еще две пустые комнаты. Следующей оказалась детская. На кроватке тихо сопела маленькая девочка. Гунхильда тихо закрыла дверь и ушла в другой конец коридора.

Там она нашла комнату со спящим мужчиной. Внизу раздался топот и стук. Гунхильда замерла, прислушиваясь, но шум стих. Две тени появились на верху лестницы и разделились. Одна подошла к спальне, вторая осталась у лестницы.

Гунхильда вошла в спальню, Лика вошла за ней и прикрыла дверь.

Воительница бесцеремонно схватила спящего за горло и крепко сжала. Лика скрестила руки на груди, равнодушно наблюдая за происходящим.

— Прекрати дергаться, а то убью, — прошипела Гунхильда. — Мы просто хотим поговорить. Понял?

Мужчина кивнул и Гунхильда отпустила его, мгновенно приставив к горлу нож.

Ивар дернулся, когда к его шее прижалось лезвие.

— Только звук издай и сдохнешь. Твою девчонку тоже порежем. А теперь говори и не вздумай лгать. Ты поймал девушку из Фрей и продал ее?

Ивар заскулил.

— Да. Я. Вы…

— Кому продал? — Гунхильда наклонилась к нему.

— Работорговцу, — Ивар сжался. — Могу сказать, где найти его. Номер телефона.

— Конечно. Записывай, — бросила она Лике. — Мы же не хотим возвращаться к этому разговору снова.

Ника обернулась. Одна из дверей в другом конце коридора открылась. Воительница потянулась к кобуре.

В коридор вышла маленькая девочка и позвала папу. Ника опустила руку и медленно пошла навстречу.

— Твой папа спит, а ты почему проснулась? — тихо спросила Ника, опускаясь перед девочкой на колено.

— Страшный сон. А ты кто? — спросила девочка, поднимая руки, желая прикоснуться к тени.

— Это секрет, — шепнула Ника. — Но ты же умеешь хранить секреты?

— Да.

— Но сначала мне нужно вернуть тебя в кроватку.

Девочка кивнула и хихикнула, когда Ника подняла ее на руки.

Девушка бережно уложила девочку в постель и укрыла одеялком.

— А теперь можешь послушать секрет, — Ника подоткнула одеялко и, поглаживая девочку по волосам, начала рассказывать. — Я одна из нимф Артемиды. Сейчас она на охоте, и я слежу, чтобы маленькие девочки, вроде тебя, ей не мешали. Понимаешь?

— Ага. А она страшная?

— Только с плохими людьми.

— А ты настоящая? — спросила девочка и зевнула.

— Нет. Я тебе снюсь.

— Хорошо. А то папа и тебя в клетку посадит. Как ту девочку с одним глазом.

Девочка повернулась на бок и уснула.

Ника тихо вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. В коридоре ее уже ждали.

В машине Лика спросила, стаскивая перчатки.

— Что ты делала там?

— Убеждала девочку, что я сон, — Ника пожала плечами.

— То ли девушка, а то ли видение, — расхохоталась Лика. Ника присоединилась к ней. Даже Гунхильда усмехнулась.


========== 9 Уходи красиво ==========


Когда в доме погас свет, Валькирия решила действовать. Легко ступая и огибая скрипучие доски, она спустилась с чердака и выглянула в приоткрытую дверь. По двору прошли пара охранников и скрылись за домом.

Дверь в конюшню открылась. В сарай вошел Адиль.

— Я шел за тобой. Дай мне пять минут и можешь выпускать.

Валькирия кивнула, вышла из конюшни, быстро прошла по двору и скрылась в ангаре. В кармане тихо звякали ключи.

Звери почуяли ее, но вели себя тихо.

В ангаре было темно, если не считать тусклый свет луны из окон под потолком.

Валькирия вытащила ключи и, отыскав нужный, вставила в дверь первой клетки с львицей. То же самое проделала и с остальными и распахнула двери в ангар. Девушка заметила, как табун скрывается в поле.

Валькирия, не торопясь, прошлась, распахивая клетки. Звери зашевелились, с любопытством присматриваясь к открытым дверям. Им это было в диковинку. Псов Валькирия отважилась поторопить, рявкнув на них, как обычно, когда они не слушались. Те в ужасе помчались прочь.

Девушка побежала за ними, не чувствуя своих ног. Убегая со двора, она услышала крики охранников и несколько выстрелов, а за полем заметила свет фар и, не раздумывая, направилась туда. Лошади сбились в толпу, испуганно озираясь по сторонам и готовые в любой момент умчаться прочь.

— Хорошо, что ты здесь! Помоги мне загнать этого жеребца!

Конюх безуспешно пытался вести коня к дороге, где в свете фар виднелся длинный фургон для перевозки скота.

Вдвоем они смогли завести табун в него. Не успели запереть двери, как на шее Валькирии повисла радостно визжащая Мари.

Валькирия недовольно поморщилась.

— Как классно! Ты тоже здесь! Всё! Поехали отсюда!

Девушка схватила Валькирию за руку и затащила на заднее сиденье джипа.

— Привет! — с места водительницы помахала девушка, в которой Валькирия узнала одну из ее спутниц.

— Ты нам очень помогла! — не унималась Мари. — И тогда, и сейчас. Без тебя мы бы ни за что не смогли объехать всю территорию и спокойно осмотреться.

— Это когда в поход ходили? — спросила Валькирия, смотря в окно.

— Ага. Или ты думаешь, что нам делать больше нечего, кроме как по лесам таскаться?

— Хитро. Я даже не поняла, — Валькирия усмехнулась, решив не говорить, что не думала о Мари ни секунды после её отъезда.

— Ну, согласись, я умная.

— Не спорю. А куда мы едем?

— Ко мне, конечно же.

Мари обняла Валькирию за шею, не замечая её недовольство.

— Тебя будут искать. Адиль видел тебя с помощницей… Не удивлюсь, если ты последняя, кто её видел.

Валькирия заметно побледнела и оглянулась назад. Там ехал внедорожник с пронырливым конюхом. — И потом. Вдруг тебя ищут ещё по каким-нибудь делам? Ещё нам нужно время на получение награды. Твоя доля там тоже есть, не беспокойся. Со мной тебе будет хорошо…

Валькирия перехватила руку девушки у своего ремня и аккуратно вернула её на сиденье. Мари рассмеялась, но отодвигаться не стала. Валькирия тяжело вздохнула. Ей даже почудился скрежет, с которым захлопнулся капкан, в который она так глупо попала.


Утро началось с кровавого рассвета. После дождя небо очистилось, лишь на горизонте виднелись пара туч. Гунхильда смотрела на восход солнца из окна машины, пока они ехали к некой Элле. У нее должна была находиться Торунн. Все эти бесплотные попытки найти её начинали утомлять, словно бегали за собственной тенью. И о чем, интересно, думает Торунн. Почему не оставляет никаких знаков и даже не пытается сбежать? Может, думает, что её бросили, или… Нет. С такими она точно не станет связываться. Она вообще людей не любит. В чем же дело? Гунхильда поерзала и, сложив руки на груди, уставилась на дорогу. Она спросит у Торунн, когда они встретятся, а сейчас нет смысла гадать, нужно искать.


Валькирия уныло смотрела на рассвет, стоя у окна. Её снова мучила головная боль. Красный свет, в который погрузилась комната, навевал смутную тревогу и хотелось бежать прямо сейчас, да хоть через это окно, и плевать на высоту. Вся эта неизвестность была для нее невыносимой пыткой, и самое отвратительное, что она в полной власти этой высокомерной стервы. Хорошего от неё ожидать не стоит. Пусть она сейчас ведёт себя как хорошая подруга, но в любой момент все может измениться. Никому нельзя доверять. Мари ничего не стоит продать её в рабство или даже на органы. Это прибыльное дело, а остальное не имеет значения.

Девушка прижалась лбом к холодному стеклу и прислушалась. В квартире было тихо настолько, что ей невольно думалось, будто она способна услышать сейчас биение собственного сердца. Самое время придумать план, как отсюда уйти. Сначала нужно понять, сколько у неё есть времени. Мари вроде пытается с ней подружиться. Но зачем? Если хочет её продать, то было бы проще держать, как первый покупатель. Если использовать, то как? Неужели спасение от оголодавшей шавки Мари так впечатлило, что она хочет личного телохранителя. Нет, тоже мало смысла. В смертельно опасные дела их наманикюренные ручки точно не влезают. Неужели влюбилась? Вот это уже серьёзно. Подыграть ей не выйдет. Валькирия поморщилась. Ничего, кроме отвращения и раздражения, эта девушка в ней не вызывает. Значит, нужно выяснить как можно больше информации и действовать. Может, даже получится завербовать кого-то. Вот как с конюхом… Конюх! Валькирия сжала кулаки. Ну, пусть он ей попадётся и живым не уйдёт. Хитрый ублюдок так ловко провел её. А она, как идиотка, из одной ловушки в другую. От размышлений Валькирию отвлек тихий шум. Тяжелое шлепанье босых ног, открытие и закрытие двери, зашумела вода. Валькирия, осторожно ступая, ушла в выделенную ей комнату и бесшумно закрыла за собой дверь.


Ева стояла во дворе лагеря на зарядке вместе с другими ученицами. На подмостках, у всех на виду, стояла одна из вожатых и показывала упражнения. Впереди выстроились самые маленькие — пятиклассницы, за ними — старшие классы, в конце — выпускницы и те, кто учится по спецкурсу. Ева никак не могла привыкнуть к своим однокурсницам. Большинство из них были здоровенными, с развитой мускулатурой, и чувствовали себя уверенно, где угодно, будь то поле боя, заплыв в неспокойной воде и даже на высоте. При воспоминании о переправе через овраг по канату Еве становилось не по себе. Высота казалась убийственной, каменистая земля внизу так и притягивала взгляд, и даже страховка не добавляла уверенности.

Та же Лерка, несмотря на свою худобу, играючи преодолела весь путь, да ещё и устроила борьбу на руках с одной из подруг, ожидая, пока переберутся остальные.

Ева на миг оглянулась на рассвет и решилась.


Астрид приняла кружку какао из рук Лагерты и уставилась на вьющийся над напитком пар. Кухня окрасилась в алый.

— Трудный предстоит день, — вздохнула Лагерта, садясь напротив.

— Справимся, — Астрид улыбнулась ей, с тревогой смотря на подругу. Осунувшееся лицо той выражало полное безразличие. После исчезновения Торунн глава Фрей не знала покоя.

— Не могу поверить, — Лагерта отпила свой кофе.

— Всегда справлялись. Тебе нужно отдохнуть, — ответила Астрид, мягко беря руку Лагерты.

— Нельзя. Меня просто не поймут, — Лагерта чуть сжала пальцы девушки и покачала головой.

— Поймут. А те, кто не поймёт… Ну, черт, у всех есть враги, даже у святых, — Астрид усмехнулась.

— Ты же знаешь, какая сейчас ситуация. Я просто не могу рисковать своим положением, она только и ждёт удобного момента.

Лица обеих сразу помрачнели.

— Все жительницы знают тебя, мы живём в одном городе. Они видят тебя каждый день и видят, сколько ты всего делаешь для них, — Астрид и не думала сдаваться, пытаясь доказать свою правоту. — Ну, а она кто? Половина о ней даже не знает. Сидит там и командует своими. Силой отнять власть ей не удастся, все воительницы на нашей стороне…

— Да, до сегодняшнего собрания.

Астрид только вздохнула. Лагерта отпустила руку и, отставив недопитое кофе, ушла в спальню. Начинался новый день.


Мари с Валькирией завтракали на кухне. Домработница бесшумно удалилась, накрыв на стол, а девушка долго наблюдала за своей гостьей и решилась спросить прямо.

— Ожидала увидеть тебя более весёлой.

Валькирия нехотя посмотрела на неё.

— Мне не даёт покоя моё прошлое. Точнее, то, что я его никак не вспомню.

— Да ладно, вспомнишь. Может, хочешь к врачу?

— Ну, а вдруг я и правда в розыске, и меня ищут и не нашли лишь потому, что я всё время была… взаперти.

— Может и ищут, — Мари пожала плечами. — А может и нет. Вдруг это шанс на новую жизнь?

Валькирия грохнула кулаками об стол.

— Ты не представляешь, каково это, не знать даже собственного имени!

Мари вздрогнула и отодвинулась со всем стулом.

— Давай спокойнее.

— Мне необходимо знать! Я так не могу.

— Хорошо, я помогу тебе. А ты взамен кое-что сделаешь для меня.

Валькирия подозрительно посмотрела на собеседницу, и та широко улыбнулась.

— Сначала скажи, что сделать.

— О, а я думала, ты согласна на всё ради своей мечты.

Валькирия только поморщилась.

— За идиотку меня не держи.

— Ох, ладно-ладно, — Мари рассмеялась. — Я пока подумаю над этим.


Лика с аппетитом уплетала свежие булочки и бросала косые взгляды на сестру, которая, словно специально, ехала по всем ямам и кочкам. С заднего сиденья Гунхильда буркнула что-то.

— А?! — в один голос спросили сёстры.

Предводительница отпила чай из стаканчика, не отрывая глаз от телефона, и повторила громче.

— Сейчас обсуждают запрет на участие наших дев в военных конфликтах.

— Где это? — зевнула Ника и потерла глаз, тряхнула головой и снова уставилась на дорогу.

— У нас, сестрёнка. Разумеется, у нас, — ответила Лика и сразу же недовольно надулась. — Ну, и где теперь нам показывать нашу доблесть?!

— Например, в защите нашего города. —

Гунхильда пожала плечами и задумалась. Судя по её помрачневшему лицу, мысли пришли печальные.

— А, что, опять?! — Ника передернула плечами и быстро переглянулась с сестрой.

— Ну, логично. Мы так с ними и не разобрались, — покивала Лика и довольно улыбнулась.

— Ты умрёшь молодой, — предрекла Ника, осуждающе качая головой.

— Да какая разница, если попаду в Сагверден.

— А если не успеешь стать достойной?

— Значит, погибну героически.

— Я тебе погибну! — рука схватила её сзади за шею, крепко сжала и потрясла. — Обеим запрещено умирать, пока не познаете все прелести старости! Ясно?

— Так точно, — пискнула Лика, пытаясь вывернуться из хватки.

— Ага, — усмехнулась Ника и крепче сжала руль.

— Хорошо, — Гунхильда отпустила девушку и откинулась на сиденье. — Сейчас ещё три километра проедь, или съезд найдём, или кто останется… Прямо в ворота лезть не будем. Пройдём по лесу и осмотримся, а там по обстоятельствам.

Гунхильда отложила телефон, вытащила из кобуры пистолет и, проверив магазин, вернула его назад.

— Ника, где спрей, маскирующий запах? Я точно помню, что покупала его в охотничьем магазине.

— Где-то в этой сумке.

Гунхильда открыла упомянутую сумку и, немного порывшись, достала баллончик.

Лика шла вслед за Гунхильдой через лесные заросли и постоянно оглядывалась.

— Подозрительно тихо как-то, — шепнула Лика и поёжилась.

Гунхильда кивнула и резко остановилась.

— Мы близко, — она ткнула пальцем в землю.

Лика посмотрела туда. Не говоря ни слова, она вытащила пистолет, хмыкнула и сделала пару кадров на телефон.

Гунхильда расстегнула куртку, облегчая доступ к пистолету, и пошла дальше. С осторожностью они вошли в заросли орешника. Прямо за кустом была глубокая яма.

Гунхильда заглянула в неё и остолбенела.

— Что там? — Лика выглянула из-за спины предводительницы и, зажав рот обеими руками, отшатнулась.

— Это не Торунн, — с заметным облегчением выдохнула Гунхильда, уже спокойно разглядывая раздутый труп и ползающих по нему змей. — Надеюсь, не встретимся с тем, кто это с ней сделал.

Гунхильда передернула плечами и обернулась к Лике. Та стояла на коленях, упираясь руками в землю, изо всех сил пытаясь удержать содержимое желудка.

— Думаешь, она одна из рабынь? — спросила Гунхильда, пытаясь помочь подруге отвлечься.

— Не, ну, явно не хозяйская родня, — огрызнулась Лика. — А, интересно, у хозяйки родственницы есть? Мы могли бы обменяться тогда.

Гунхильда похлопала девушку по плечу.

— Пойдём уже, — и добавила, оглядываясь по сторонам: — Пока на запах не прибежал никто.

— Так не пахнет вроде, — пробормотала Лика, поднимаясь на ноги и отряхивая штаны.

— Это для тебя, но не для них.

Воительницы быстро пошли дальше.

— Впереди чистое поле, обойдём по периметру, — сказала Гунхильда и вытащила пистолет. Лика недовольно покачала головой.

— Жаль, бинокля нет.

— Тебе мало того, что ты отсюда видишь?

Лика посмотрела на двор, точнее, на разбросанные по нему длинные мешки. Между ними бродили люди в полицейской форме и несколько в гражданской одежде. К дому подъехали ещё несколько машин.

— Что делать будем? — спросила Лика, когда из приехавших машин выскочили люди с фотоаппаратами. — Говорят, хороший журналист может обогнать гепарда, если почует сенсацию.

Гунхильда промолчала, не отрывая глаз от журналистов у ворот, и достала телефон.

— Ника, слушай задание…

Закончив разговор, она обернулась к Лике.

— Я здесь, а ты следи за тылом.

Лика послушно встала за спиной Гунхильды, внимательно осматриваясь.


У ворот стоял угрюмый полицейский и старательно игнорировал вопросы назойливых журналистов. С отвращением заметил старую знакомую в толпе и с трудом удержался, чтобы не сплюнуть. Волшебство, не иначе, эта рыжая бестия оказывалась на местах преступлений вместе с полицией. За ней нужно следить внимательно, ей ничего не стоит залезть на огороженную территорию.

Подъехала еще пара машин, из них вышли журналисты и сходу затесались в толпу.

— Что там произошло?! Правда ли, что все завалено расчленёнными трупами?

Патрульный насупился. И откуда инфу берут? Вспомнив увиденное, он побледнел. Главное, чтобы они не узнали о бегающих на свободе, а не то такой скандал будет…

— У нас имеется информация, что здесь содержатся животные для боёв, это так?

Патрульный чуть не выпучил глаза от удивления. Вопрос рыжая бестия задала громко и отчётливо. Её коллеги замолчали, внимательно слушая.

Полицейский с мольбой оглянулся на ворота, теперь мечтая попасть за них, лишь бы быть подальше от почуявших сенсационную бомбу журналюг.

Ворота распахнулись, появились первые носилки с трупом в мешке. Операторы схватились за камеры и фотоаппараты, а те, у кого их не было, за телефоны. Пользуясь случаем, одна блондинистая журналистка из новоприбывших придвинулась ближе к рыжей. Люди в химзащитных костюмах понесли трупы животных. Они ничем не были покрыты, и журналисты вволю фотографировали расстрелянных собак, гиен и других.

— Это леопард! — ахнула рыжая.Блондинка возразила:

— Ягуар.

Рыжая оглянулась на блондинку. Та улыбнулась и пояснила.

— У них пятна в виде розеток и голова массивнее.

— Голова массивнее, — повторила рыжая, наблюдая, как выносят труп рыси, точнее, то, что от неё осталось после выстрела в упор из ружья.

— Смотрите, это же лев! — крикнули из толпы, и фотоаппараты защёлкали ещё активнее.

— Невероятно! — в восторге крикнула рыжая.

Ворота снова закрылись.


Тем же вечером вся группа Гунхильды сидела в гостиничном номере.

— О, богиня, как я ненавижу эти маскарады… — с этими словами Ника стащила с головы парик и встряхнула головой. Каштановые кудри рассыпались по плечам.

— Такая художница пропадает… — с натуральным сожалением протянула Лика. — С таким гримом тебя бы родная мама не узнала!

Ника швырнула парик в сестру и смущённо посмотрела на тихо сидящую на одной из кроватей предводительницу.

— В этом тебе нет равных, — Гунхильда кивнула и даже улыбнулась, едва заметно приподняв уголки губ, но этого хватило, чтобы Ника схватила свою косметичку и исчезла в душевой, скрывая горящее, словно в огне, лицо.

Гунхильда созвонилась с Лагертой и попросила выяснить, была ли среди погибших или пострадавших Торунн.

— Ты не поверишь! — воскликнула Лика, как только Гунхильда отложила телефон. — Это львиные следы!

— Ника говорила, что оттуда выносили льва.

— Да нет! Для льва размер лап меньше. Ну, либо там лев поменьше, либо львица, что ещё хуже.

— Надеюсь, нет. Мне больше интересно, где Торунн сейчас.

— Думаю, на пути домой. Ну, если не попалась кому-то из зверей.

— Это вряд-ли. Я её хорошо знаю. Если она это сделала, то все продумала и спокойно ушла до того, как всё началось.

— Хорошо, если так. Хорошо…


========== 10 Все заключают союзы ==========


На тренировочной площадке по пейнтболу под моросящим дождём

выстроилась шеренгой вся группа. Перед ученицами стояла Ирика и подробно объясняла правила по технике безопасности.

Лерка бросала презрительные взгляды на Еву. Та её старательно игнорировала, внимательно слушая вожатую.

Лерка шепнула пару слов на ухо стоящей рядом девушке. Та усмехнулась и кивнула. Ева это заметила и насторожилась.

— Играем до захвата флага. Сейчас я назначу капитаниц и определю составы команд. Вопросы есть?

Лерка подняла руку.

— Почему не по жребию?

— Хочу сделать команды равными. Так интереснее, — Ирика

улыбнулась. — А капитаницами будут Лера и Ева.

По группе прокатился ропот.

— Лера, твой красный. Ева, твой синий, — капитаницы вышли вперед. Ирика дала им повязки обозначенных цветов. — А теперь разделю на команды. Победившая команда получит награду, а проигравшая наряд на уборку. Помните всё, чему вас учили. Помните.

Вожатая многозначительно оглядела учениц и занялась составлением команд.


Лагерта бродила по двору своего нового дома. Свора молодых кавказских овчарок следовала за ней, преданно заглядывая в лицо. Тем временем на заднем дворе в собачьем уголке Астрид наполняла миски кормом. Проверив количество воды в поилках, она позвала Лагерту.

Лагерта сразу же выбежала из-за угла. За ней неслась свора.

Астрид отдала им команду есть и отошла в сторону.

Псы мгновенно нашли свои миски и с аппетитом захрустели

кормом.

— Скоро там Гунхильда приедет? — спросила Астрид, подходя к

Лагерте.

— Думаю, да.

Лагерта огляделась и понизила голос.

— Поручу ей разобраться с этой идиоткой.

— Может, её можно как-то… сместить? — Астрид пожала плечами и уставилась на своё кольцо.

— Нет. Я проверила. В монастыре её чтят не меньше самих богинь. А так… Мы только выиграем.

Глава Фрей улыбнулась и подошла к заместительнице.

— Ты же знаешь, что так будет лучше.

— Да. Конечно.

Лагерта обняла любовницу за талию и поцеловала в шею. Астрид

улыбнулась кладя руки на плечи возлюбленной.

— А можно мне с Гунхильдой в команду на эту операцию?

— Ты сейчас серьёзно? — Лагерта отстранилась, разглядывая

Астрид.

— Я хочу убедиться, что всё будет без лишней боли.

— Ну хорошо… Тогда поедете вместе. Лика с Никой отдохнут.

Астрид улыбнулась и лёгкой походкой пошла в дом. Лагерта, хмурясь, смотрела ей вслед. Ей казалось, что в последнее время Астрид вела себя странно. Или это из-за стресса. Так и до паранойи недалеко.


Тренировочная площадка представляла собой несколько секций с лабиринтами, окопами, открытым полем, а заставы в виде ящиков и мешков с песком

были разбросаны тут и там. Друг напротив друга стояли две башни из брёвен. На их крышах развевались флаги. Команды собрались за своими башнями. Лерка, стоя перед своей командой, объяснила план. Её внимательно выслушали и в конце

соединили руки, следуя ритуалу.


Ева без особого энтузиазма смотрела на свою команду. Ей отвечали такими же взглядами.

На земле Ева начертила план захвата. Он сводился к безопасному уничтожению противниц и максимальным сохранением сокомандниц.

— Все согласны с планом?

Одна из сокомандниц покачала головой и поднялась на ноги:

— По-моему, трусливый план.

Ева внимательно посмотрела на неё. Девушка упрямо склонила голову и сунула большие пальцы за ремень. Костяшки пальцев покрывали храмы.

Закатанные рукава рубашки обнажали жилистые руки.

— Ну, если твоя цель сдохнуть или получить ранения, то тебе

стоит обратиться за помощью к мозгоправкам, — Ева поднялась на ноги и громко сказала: — Достигнуть цели вы можете и сами. А моя задача — сохранить вас. Понятно?

Сокомандницы задумались, а бойчиха согласно кивнула.


Девы собрались в общем зале. Все заметно нервничали. Кроме

Астрид, та сохраняла полную невозмутимость и с полуулыбкой внимательно наблюдала за другими.

Глава погранохраны и начальница полиции хмурились.

— Так как вам уже известна причина собрания, думаю, можно начать с высказывания мнений по этому поводу, — Лагерта махнула рукой и заняла своё место.

Первой слово взяла начальница погранохраны. Она встала,

поправила свой мундир, увешанный орденами и медалями, и начала:

— Участвуя в войнах, мы показываем наше превосходство над ними. Мы обеспечиваем себе репутацию, благодаря которой нас уважают и не

решаются уничтожить. Думаю, вам не нужно напоминать историю нашей страны и ту великую трагедию, которой не было бы, если бы наши предшественницы не дали слабину. Только воительницы, закалённые в настоящих боях, могут противостоять

угрозе извне. Я за то, чтобы давать нашим воительницам возможность показать свою удаль в настоящих сражениях. Это их право.

Пограничница села. Начальница полиции коснулась её плеча и

ободряюще улыбнулась.

Следующей взяла слово главврачея.

— Я участвовала в военных действиях, оказывая медицинскую помощь. И с моей точки зрения, войны — это не то, что нам, девам щита, следует поддерживать. Позволять девам калечить свою психику и тело… — Она с неким упреком покачала головой. — Это противоречит всему, чему нас учили. Я категорически против.

— Кто ещё хочет высказаться? — Лагерта обвела взглядом всех присутствующих, но они промолчали. — Тогда проголосуем. Кто против участия наших дев в военных действиях — поднимите руки.

Глава Фрей осмотрела насупившихся воительниц, поднятые руки остальных и подвела итоги.

— Значит, решено.


Ирика стояла на смотровой башне, внимательно наблюдая за сражением. Она сразу поняла, кто какую стратегию выбрал, и уже думала, что скажет своим ученицам. Они и так всё поймут, но вывод следует сделать. Это всё-таки

её работа.

Услышав шаги по лестнице, Ирика обернулась.

— Приветствую главенствующую деву, — откликнулась вожатая.

— Здравствуй, Ирика. Я с неофициальным визитом, — Астрид

улыбнулась и остановилась рядом с Ирикой. — Тренировка?

— Не только, — вожатая покачала головой, посмотрев на

бегающих внизу девушек. — Ещё проверка и обучение. Думаю, вынесут хороший урок.

— Интересно. И какой же?

— Ученицы должны научиться дорожить своими подругами, несмотря на цели, которые преследуют.

— Отлично, — Астрид поискала взглядом Еву и усмехнулась. — Почему ты назначила новенькую капитаницей?

— Думаю, это хорошая идея. Может, поможет ей влиться в коллектив.

— И как она?

— Справляется. В ней нет озлобленности. И меня это радует.

— Понятно, — Астрид ещё пару минут наблюдала за ученицами, прежде чем уйти.

Ирика бросила подозрительный взгляд вслед главенствующие деве и до хруста в костяшках сжала кулаки.


Группа Ирики снова выстроилась у смотровой башни. Вожатая прошлась мимо них и остановилась.

— Итак, бой завершен, — вожатая помолчала. — Капитаницы,

выйти вперёд!

Лерка и Ева выполнили приказ.

— Ева, отчитайся о потерях в своей команде.

— Трое. И две ранены.

— Лера, отчитайся о потерях.

— Пятеро и три с ранениями.

— И флаг захватила команда Леры, — подытожила вожатая. — А

теперь меняемся местами и второй бой с теми же правилами.

Ученицы зашумели и собрались разойтись.

— Ах, да! — Вожатая подняла руку. — «Убитые» и «раненые» не

участвуют. Первые в мешках, а вторые в больнице. Всё, как в настоящей операции.

Ирика жёстко усмехнулась и поманила за собой выбывших.

Лерка в ошеломлении переглянулась с оставшейся в её команде

девушкой.

Сокомандницы Евы посмотрели на свою капитаницу с уважением.


Команды заняли исходные позиции в своих башнях. Ева задумчиво потирала руки, пока её сокомандницы тихо шутили между собой и проверяли своё оружие. Бойчиха сидела чуть в стороне, тайком разглядывая Еву.

— Мы разнесём их, как ветер кучку пуха! — рассмеялась одна из учениц.

— Продолжаем действовать, как и в первом бою. То есть, осторожно, — Ева помолчала, пока сокомандницы собрались вокруг неё в кружок.

Очистив ногой пол от мелкого мусора, Ева взяла веточку и начала чертить план. — Две возьмут верхние позиции и будут прикрывать. Остальные рассредоточатся по всей территории так, чтобы мышь не проскочила. Я постараюсь завязать их в перестрелке. Как только услышите это, вашей задачей станет оббежать нас и забраться в башню. Всё понятно?

Девушки согласно покивали.

Когда выходили на поле, Еву похлопали по плечу. Она резко оглянулась и увидела бойчиху. Та

улыбнулась, поправила на плече ремень ружья и вышла наружу.

Ева пошла вперёд под прикрытием сокомандниц, и теперь все

действовали, чётко следуя плану.


Ирика стояла на смотровой башне в компании выбывших.

— Вот видите, что бывает, когда используешь своих подруг, как

расходный материал. Мало того, что это аморально, так ещё и проигрываешь в итоге.

Выбывшие ученицы без особого интереса следили за сражением

внизу.


Валькирия сидела в баре с компанией подруг Мари и Адиля. Самой Мари там не было. Она уехала рано утром по каким-то делам.

Компания веселилась во всю. Валькирия сидела молча и с

неохотой потягивала пиво.

— Почему такая грустная? — протянула одна из подружек, и её

тонкие руки обвили талию девушки. Та поморщилась, но взяла себя в руки и выдавила улыбку.

— Просто задумалась.

Валькирия чуть покраснела, чувствуя, как грудь девушки прижалась к её плечу.

— Давай уедем отсюда и немного развлечёмся? Мне тут надоело.

Валькирия почувствовала, как по спине пробежали мурашки.

Предложение можно было назвать заманчивым. Побыть с красивой девушкой наедине намного лучше, чем сидеть в этой помойке, в компании обожравшихся свиней.

— И Мари оторвет головы обеим, — продолжил Адиль, насмешливо глядя на Валькирию поверх своего бокала. Валькирия перевела взгляд на девушку и неожиданно поднялась.

— Поехали. Нечего здесь делать.

Девушка рассмеялась и, схватив Валькирию за руку, потащила к

выходу. Адиль довольно улыбнулся и помахал официантке.


Сумерки сгущались в тенях, со стороны леса потянуло прохладным ветерком. В парке гуляющих стало совсем мало. Ева удобно расположилась на скамейке. Ссадины и синяки, полученные на тренировке, болели. Гулять не хотелось, и в комнате сидеть тоже.

Задумавшись, она не заметила подошедшую к ней бойчиху из бывших сокомандниц.

— Привет.

Ева мгновенно насторожилась.

— Привет.

— Можно присесть?

— Конечно.

Девушка уселась на другом конце скамейки и потёрла забинтованное колено.

— А ты была классной капитаницей. Как ты разгадала план Ирики? Она тебе что-то говорила?

— Я знала не больше, чем вы. С чего вы вообще взяли, что Ирика мне о чем-то таком рассказывает? — спросила Ева, намеренно делая упор на множественном числе. Она знала, что сейчас от лица этой, с ней говорит вся её группа.

— Вы? — девушка нахмурилась и вдруг протянула руку для знакомства:

— Меня зовут Триада.

— Ева.

Девушки пожали руки.

— В общем, не надейся, что, подружившись со мной, тебе здесь

будет лучше, — Триада помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила. — Я тут тоже, вроде, одиночка. Разве что, Лерка на меня внимания не обратила.

Ева покачала головой. Триада легко толкнула её кулаком в

плечо.

— Ничего. Ты с ней справишься.

— В драке один на один легко. Но у неё много подруг.

— Ничего. Справимся. Если придётся помахаться, то я только «за». Хоть это и не в наших правилах.

— Ты не боишься дружить со мной? — Ева усмехнулась.

Триада осталась серьёзной.

— В войне с Леркой будут проблемы. Но я к ним готова.

— Спасибо.

Триада кивнула Еве, и они крепко пожали руки.


Ника сидела в очередном баре, наблюдая за рыжей журналисткой, которая, в свою очередь, наблюдала за женщиной, сидящей у стойки

и пьющей стопку за стопкой. Бармен, мужик с окладистой бородой и

золотой серьгой в ухе, не успевал ей подливать.

Женщина очень напоминала Нике Гунхильду. И теперь девушка

радовалась тому, что предводительница не пьёт алкоголь. Женщина встала и направилась в туалет. Выправка у неё военная, впечатление портит лёгкая

хромота. Рыжая журналистка метнулась за ней.

Гунхильда приказала действовать осторожно, иначе Лика давно выбила бы из неё информацию.

Ника с отвращением покосилась на свой коктейль и вздохнула.

— Почему такая красотка скучает в одиночестве? — прошептали ей на ухо. Ника обернулась готовясь ответить что-нибудь особо едкое. Но рядом с ней стояла Лика и довольно ухмылялась.

— Ты ведь в курсе, что мешаешь мне? — спросила Ника, насторожившись. — Что-то случилось? Гунхильда должна была меня подменить.

— Она пролила кофе на штаны и послала меня за тобой. Дело срочное. Домой возвращаемся, прикинь.

— А как же…

— Домой. Приказ сверху. Ну, погнали! Гунхильда ждёт нас в номере.

Громоподобный хохот раздался со стороны туалета. Сестры обернулись и увидели выходящих в обнимку журналистку и ту военную.

— Ничего себе её жизнь потрепала, — присвистнула Лика, разглядывая шрам от ожога на щеке женщины и покалеченное ухо. — Сто пудов ей

ухо хотели отстрелить.

— Лика, пойдём, — прошипела Ника, хватая сестру за руку.

— Интересно, она на войне была или после армии в бандитки подалась?

Лика оглянулась в дверях на военную и встретилась взглядом с рыжей журналисткой. Та смотрела внимательно и серьёзно, но это не мешало ей глупо хихикать с военной. Лика вздохнула с облегчением, когда дверь захлопнулась за её спиной.


Гунхильда сидела в номере рядом со сложенными рюкзаками и вид имела крайне спокойный. Ника этому удивилась, но промолчала.

— Готовы вернуться домой? — спросила Гунхильда, переводя

взгляд на подчинённых.

— Надолго? — осторожно поинтересовалась Ника.

— Не знаю. Поехали. — Гунхильда встала и подхватила свой рюкзак.


Мари пришла в бар поздно. Бар гудел, все столики были заняты. Распихивая слоняющихся по залу, Мари прошла к столику своей компании.

За столиком сидел один Адиль.

— Адиль, где чёрт возьми, моя девушка? — рявкнула она, плюхаясь

на стул рядом с парнем, и отпихнула одну из подруг.

— Ааа… Ушли. Давно уже. Им скучно стало, — Адиль посмотрел в

свой стакан и, понизив голос, спросил, с трудом выговаривая слова. — Узнала что по

ней?

— Ага, — Мари посмотрела на бар, перевела взгляд на парня. —

Она из Фрей. Вроде, даже из их элиты.

Адиль опрокинул стакан на пол, хватаясь за голову.

— Сама в шоке.

Мари рассмеялась. Адиль свистнул официантке и повернулся к

собеседнице.

— Ну так чё? Вернём домой её? Может, наградят.

— Не знаю. Она может нам пригодиться.

Адиль подозрительно посмотрел на неё.

— Только не говори, что ты в неё втрескалась. Я ж тебя знаю.

Трахнешь и забудешь.

— Не путай меня с собой, — зашипела Мари.

— Да забей. Она сейчас отлизывает твоей подружке. И… —

Парень запнулся. Мари плеснула ему в лицо пивом и отшвырнула стакан.

— Заткнись или пожалеешь. Отправлю на родину, конское дерьмо

разгребать. Понял?!

— Лан. Не заводись, — Адиль поднял руки и отодвинулся. — Давай лучше о делах.

Мари одним движением руки смела со стола стаканы и вытащила

из сумки планшет.

— Кстати, я не удержалась и кое-кого выкупила у охотников. Один везунчик поймал зверушку в капкан. И знаешь, где?

— А лошадь они не словили? — встрепенулся Адиль. — Такую красавицу упустили…

— Не. Лошадь нет, — Мари поморщилась и оглянулась на выход.

— Давно они ушли?

— Да. Забудь про неё.


Валькирия почти в ужасе пыталась уклониться от настойчивых

ласк девушки.

— Слушай, Эмма, давай без этого, а?

— Ты прикалываешься? — обиженно надула губки Эмма. — А

почему тогда мы ушли?

— Там ужасно. Дышать нечем. И все орут. Тебе там нравится?

— Не очень, — призналась Эмма. — Но я думала, что мы…

— Терпеть не могу, когда меня трогают, — проворчала

Валькирия.

— Тебе понравится. Я буду очень нежной.

Валькирия покачала головой посмотрев на водителя такси. Тот

изо всех сил пялился на дорогу. На его лбу аж вена вздулась.

Эмма сунула руки за шиворот футболки Валькирии и погладила её

по спине.

— Эй, а откуда у тебя эти шрамы? — девушка нахмурилась. — Из

твоей прошлой жизни? Ты боец без правил, да? Ну точно! Поэтому Валькирия.

— Валькирией меня назвал Адиль после одного случая. Не хочу

об этом говорить.

— Хорошо, — Эмма улыбнулась. — А о чём ты хочешь поговорить?

— Приехали! — подал голос таксист.

Эмма отвлеклась на него, и Валькирия смогла собраться с

мыслями. Нужно направить энергию Эммы в нужное место. Как же убедить её помочь?

А как её смог убедить Адиль? Ввязаться в его дела значило освободиться.

Валькирия довольно улыбнулась.

— Идём? — Эмма посмотрела на Валькирию.

Девушек встретила небольшая, но уютная квартира. Несильно

интересуясь интерьером и крутыми дизайнерскими решениями, о которых

рассказывала Эмма, Валькирия обняла девушку и поцеловала.

— Но… Я думала ты не любишь прикосновения… — растерянно

пробормотала Эмма. Валькирия только улыбнулась, гладя бедро другой рукой, придерживая девушку за талию.

— Поэтому трогать буду я. Если хочешь, конечно, — Валькирия

отстранилась, дразня свою жертву. Та послушно схватила её за руки и вернула их.

— Я не против, конечно, — Эмма потянулась за поцелуем, но

Валькирия зашла ей за спину и крепко прижала к себе. Нежный аромат духов и тепло нежного, девичьего тела манили к себе.

— Подожди. Мне звонят, — Эмма отстранилась и вытащила из

кармана телефон. Валькирия прислушалась и, услышав возмущенные вопли Мари,

беззвучно расхохоталась. Эмма её веселья не разделяла и что-то пыталась сказать в оправдание.

Валькирия забрала телефон и, выключив его, положила на

столик.

— Пусть идёт к черту.

Эмма нервно потирала локоть.

— Не знаю… Она очень зла на меня.

— Просто завидует. Забей, — Валькирия взяла Эмму за подбородок, поднимая голову, и поцеловала. Чуть помедлив, девушка ответила на поцелуй.


========== 11 Новый план ==========


Ева шла по непривычно пустому коридору в спортивном комплексе. По пути ей попалась группа младшеклассниц, что посмотрели на девушку во все глаза и пошли дальше. Одна из них обернулась и, встретившись глазами с Евой, сделала знак рукой. Предупредила об опасности. Не зря Ева тогда помогла ей найти утерянную цепочку. До темноты обыскивали парк, но всё-таки нашли.

Ева насторожилась и изменила свой путь.

Вместо тренажерного зала, она решила пойти на старую уличную площадку за парком. Та площадка не пользовалась популярностью. Там занимались редко и только те, кто собирался в армию. Закаляться — так по полной.

По пути на площадку Ева задумалась о службе в армии. Если сдаст здесь экзамены, то в армии ей будет проще простого. А там можно построить карьеру.

Здесь, конечно, хорошо, но она всё ещё чужая. Из-за Лерки и её подруг своей не станет. А жаль.

Ева не заметила поджидающую её компанию на площадке.

А заметив, остановилась как вкопанная. Лерка сидела на шведской стенке. Её подруги расположились по периметру. Лёгкий шорох песка за спиной заставил Еву

оглянуться. За её спиной появились две девушки. С удивлением Ева заметила, что все здесь были из команды Лерки на том пейнтбольном сражении. Видимо, хотели отомстить за поражение.

— Тоже на тренировку? — насмешливо спросила Ева. Вспомнилась первая встреча с Астрид. Тогда она не могла понять поведение потенциальной жертвы и до последнего думала, что та сдурела от страха.

Но теперь её саму распирает от веселья. Предвкушение драки и крови пьянило её, заставляя улыбаться и разминать кисти, сжимая и разжимая кулаки.

— Не строй из себя идиотку, — хмыкнула Лерка и ловко спрыгнула на землю. Её подруги не шелохнулись. — Ты, я смотрю, запуталась. Забыла своё место…

Лерка сделала пару шагов к Еве. Та тоже подошла ближе, готовая в любой момент начать.

— Да ты не боишься! — воскликнула Лерка. — Придётся исправить и это.

Ева не стала отвлекаться на ответ и заняла боевую стойку, чем вызвала насмешки со стороны перекрывавших тропинку девушек.

Остальные пошевелились, устраиваясь поудобнее. Ева выдохнула с облегчением: значит, вмешиваться не будут. Уверены в своей лидерке или разочаровались в ней и теперь хотят посмотреть, как её отделают за проигрыш в тренировочном бою.

Лерка начала заходить слева. Ева сразу раскусила её стратегию и, не долго думая, кинулась на противницу.

Лерка уворачиваться не стала и, схватив Еву, швырнула её на землю.

Ева прокатилась по земле, обдирая ладони, и вскочила на ноги. Противницы начали кружить, выискивая лучший момент для нападения.


Мари ходила взад-вперёд перед развалившейся на диване Валькирией. Судя по её резким движениям и взглядам на ту, она была вне себя.

— Так ты, значит, с Эммой! — выкрикнула Мари, повернувшись к девушке.

Валькирия, с трудом сдерживаясь от ответного крика, с деланным безразличием протянула:

— Не-а.

— Я всё знаю! — Мари топнула ногой и оглянулась в поисках предмета потяжелее.

— Тогда ты знаешь, чего я хочу и какие у меня планы, — Валькирия усмехнулась и приготовилась вскочить. Мари снова повернулась к собеседнице.

— Догадываюсь, — Мари отвернулась, закусив губу. — Я в их планы не вхожу?

— Вряд ли, — Валькирия пожала плечами и снова откинулась на спинку дивана.

— Ты сделала выбор.

Тон Мари заставил Валькирию насторожиться. Звучал, как приговор.

— Мари?

Игнорируя Валькирию, девушка убежала в коридор, хлопнула входной дверью, и стало тихо.

— Истеричка! — рявкнула Валькирия и ударила кулаками по дивану. Это в её планы не входило. Мари должна была отреагировать по-другому. В растерянности Валькирия подошла к окну и увидела, как Мари, разговаривая по телефону, села в машину и, дав по газам, рванула со двора, чуть не зацепив встречную машину.


Ева задыхалась в удушающем захвате. Лерка, оскалив окровавленные зубы прошипела ей:

— Давай, сдавайся!

— Нет.

Лерка шевельнулась, решив дожать противницу.

Раздались крики и звуки ударов. Лерку вздернули за шиворот, как щенка. От неожиданности она отпустила свою жертву и, оглянувшись, увидела, что её держит

Триада.

Ирика заломила руки ученицам на тропинке. Лерка, видя, что её самые преданные подруги повержены, сразу сдалась. Триада отшвырнула её в сторону и обернулась к стоящим вокруг площадки. Девушки сразу подняли руки.

— Ну, и кто мне объяснит, по какой причине дерёмся между собой не на ринге? — громко спросила Ирика, заглушая своим голосом скулёж учениц, чьи руки держала в захвате.

– Лерка, давай. Ты любишь поболтать, — подначила её Триада, помогая встать Еве.

Та потирала шею, яростно косясь на противницу. Видимо, удушье — это такая фрейская мода.

— Мы просто отношения выясняли, — проворчала Лерка, оглядываясь на Триаду. Та только фыркнула и покачала головой. Лерка рукавом утерла разбитые губы.

— Вы нарушили правила, — устало выдохнула Ирика и отпустила учениц. Те поскорее отошли подальше, опасаясь снова попасть в захват. — По правилам, в случае конфликта, вы должны обратиться ко мне. Мы бы разобрались. А теперь… Всем присутствующим объявляю наряд на стройке! Поняли?

Все ученицы согласились, и Ирика их отпустила. Еву попросила задержаться.

— В медпункт не нужно?

— Нет. Всё в порядке, — Ева коснулась кончиками пальцев разбитого носа и пожала плечами. — Так, слегка зацепила.

— Хорошо. Тогда иди.

Ирика подошла к Триаде и тихо спросила.

— И как ты узнала?

Триада молча кивнула наверх. Ирика подняла взгляд и увидела в кроне деревьев младшеклассницу. Та задорно улыбнулась и, словно белка, ловко прыгая по сучьям, спустилась на землю.

— Хорошо. Молодец, — Ирика пожала её ручку, и девчонка умчалась в лагерь.

— Я помогу Еве с тренировками. Наша программа ей не очень подходит.

— Ладно. Только без драк больше.

Триада молча пожала плечами.


Ева с Триадой несли на второй этаж очередную дверь. Две мастерицы с заляпанными краской комбинезонами посторонились, пропуская их.

— Повезло же нам, — усмехнулась Триада, когда они поставили дверь у нужной квартиры. Ева вытащила из заднего кармана строительный нож и осторожно срезала плёнку с двери.

— И с чем же?

– Лерка-то на чердаке работает. Ей сейчас, ну, очень тепло.

— Думаешь, её мозги совсем сварятся?

— Скорее всего. Давай приподниму…

Ева сняла плёнку и осторожно подняла дверь. Вдвоём они поставили её на петли.

— Уже поставили? — из квартиры вышла полная женщина. Вокруг талии был пояс с инструментами, и при движении они тихо постукивали. — Молодцы. Можете идти за следующей. Я закончу с этой.

Девушки пошли вниз. Ева на ходу смяла плёнку в комок и выкинула его в ближайший мусорный пакет. Триада чихнула три раза подряд и зажала себе нос.

— Терпеть не могу всю эту краску.

— Возьми респиратор, — Ева протянула пачку салфеток.

— Спасибо. Мои уже закончились. Да ну. В нём дышать тяжело.

— А сейчас легко?

Девушки вышли из подъезда и посторонились, пропуская других учениц с вёдрами краски. Ева с завистью посмотрела на лёгкость, с которой другие девушки поднимали металлические входные двери и носили их по этажам.

— Если хочешь, можем передохнуть, — предложила Триада, чем вызвала яркий румянец на щеках Евы.

— Работаем.

Ева подошла к следующей двери и взялась за неё. Триада взяла её с другой стороны, и они пошли в дом. На третьем этаже Триада опустила дверь и прислонила её к стене. Ева с трудом дышала и протестовать не смогла.

— Да ладно. Подумаешь, подготовка хуже. Ну, так не по твоей вине.

Триада с сочувствием похлопала подругу по плечу.

— И что? — Ева усилием воли затаила дыхание, когда мимо них прошли две девушки, несущие пластиковые окна.

— Ну, меру знать надо. Не?

— Ладно, пошли.

Триада вздохнула, но промолчала и взялась за дверь.


Валькирия металась по клетке, не в силах поверить в происходящее. Её продают. Снова. Как собаку продают.

Девушка с размаху влепила ладонью по решётке и закричала от злости.

— Воу, воу, воу… Кто тут у нас сердится? — в помещение, посмеиваясь, вошёл Адиль, и за ним вплыло одетое в розовое полупрозрачное платье и обвешенное украшениями нечто.

— Что это ещё за хрень?! — рявкнула Валькирия, пиная решётку.

— Ого. Впечатляет, — жеманно ответил спутник Адиля, сдёргивая с носа тёмные очки. — Вы только взгляните на эту первозданную мощь!

Валькирия уставилась на него и сразу же подобралась, готовая атаковать.

— Ты ещё что такое? Зайди ко мне, и я тебе покажу мощь! Яйца до подбородка натяну!

— Ну, как тебе? Ох, ты бы видела её в деле, — Адиль поцокал языком и покачал головой.

— Знаешь, если то, что ты о ней рассказывал – правда, то я более чем хочу её купить, — спутник прикусил дужку очков и зажмурился. — Пойдём оформим сделку! А её мои люди загрузят. За клетку я доплачу.

— Как угодно госпоже Александре, — засуетился Адиль и, вьюном крутясь вокруг покупателя, ушёл за ним.

Валькирия почувствовала слабость в ногах и села, прислонившись спиной к решётке.

Она не имела никакого контроля над происходящим, и её это убивало.


В ворота позвонили, и Астрид, отшвырнув книгу, рванула во двор. Лагерта последовала за ней и задержалась у дверей. Посмотрела на небольшой экран.

Камера слежения показывала стоящую у ворот Гунхильду. Судя по её лицу, она была в скверном настроении.

Тяжело вздохнув, Лагерта пошла встречать гостью. Астрид уже распахнула дверь и крепко обняла Гунхильду.

— Гунхильда… Я скучала!

— Астрид, ты как всегда, — рассмеялась Гунхильда, обнимая её в ответ.

— Здравствуй, Гунхильда, — Лагерта подошла к ним.

— Лагерта, как дела?

— Пойдём в дом.

Из-за дома выскочил один из псов и, учуяв чужую, залаял. На разборки сразу же прибежали остальные.

— Какие меховые шарики! — Гунхильда с умилением оглядела щенков и, присев, протянула руку. Самый любопытный пёсик подошёл к ней и осторожно обнюхал руку.

Гунхильда присела и аккуратно почесала щенка. Остальные, осмелев, подошли ближе.

– Они красавчики, — рассмеялась суровая воительница, почёсывая подставленные брюшки. — А где их игрушки?

— Я принесу, — отозвалась Астрид и переглянулась с Лагертой. Та пожала плечами, и Астрид ушла в собачий уголок.

— Не знала, что ты любишь собак, — сказала Лагерта, не зная, как начать разговор о проблеме.

— Мне приходилось с ними работать. Отличные звери!

— Поговорим о проблеме?

— Конечно. Ради этого я и приехала. Бросила поиски Торунн…

— В общем, о наших отношениях с главной монахиней монастыря ты в курсе.

— Классика, — Гунхильда пожала плечами и подула во влажный щенячий нос. Щенок клацнул зубами на неё и завилял хвостом. — Компромисс найти вряд ли удастся. И ты хочешь…

— Да. Именно так. — Лицо Лагерты посуровело. — Ты поможешь с этим?

— Я не смогла выбрать и решила взять всё! — к ним подошла Астрид, неся в руках весь ящик с игрушками. Отдуваясь, она поставила ящик на землю и вытащила пакет с мячиками.

Гунхильда взяла один мячик и кинула так, чтобы он поскакал по земле. Щенки рванули за ним. Двое остались на месте, устроив драку между собой.

— Серьёзное дело, — Гунхильда покачала головой. — Готова к такой ответственности?

— Да, — тон Лагерты был уверенным. — На дело с тобой пойдёт Астрид. Я хочу оставить это в тайне.

— Я доверяю своей команде, — Гунхильда свистнула, привлекая к себе внимание, и кинула ещё один мячик.

— Дело не в этом, — Астрид очаровательно улыбнулась. — Это слишком серьёзно для твоих девчонок.

— Да. Пусть идёт Астрид, — Гунхильда внимательно посмотрела на неё. — Надеюсь, ты хорошо подумала.

— Да.

Лагерта только пожала плечами в ответ на вопросительный взгляд Гунхильды.

— Когда?

— Чем быстрее, тем лучше, — встрепенулась Астрид.

— Давайте после выпускных экзаменов и посвящения, — предложила Гунхильда и раскидала оставшиеся мячики. — Чтобы неразбериха, которая начнётся не испортила всё. А к следующему посвящению всё утрясётся.

Лагерта помолчала, думая. Астрид вздохнула.

— Неизвестно, что она натворит до того времени.

— Да ничего, — Лагерта тряхнула волосами. — Я займусь ею. Устрою ей весёлую жизнь, что не до нас будет.

— Тогда решено, — Гунхильда ушла играть со щенками, оставив Лагерту и Астрид обмениваться взглядами.


Валькирию в клетке оставили снаружи огромного вольера.

В его центре стоял новенький трейлер. Рядом с ним была уличная площадка для силовой гимнастики.

Валькирия прошлась по клетке, внимательно оглядываясь по сторонам.

Ярость всё так же бушевала в ней, но уже глубоко внутри. На первое место вышло любопытство.

Насколько она видела, здесь не было так опасно и сбежать было проще. Конечно, когда её выпустят из клетки. Вот только интересно, зачем её привезли сюда и кто её новая хозяйка? Хозяйка…

Валькирия размахнулась и пнула решётку.

Со стороны входа в вольер послышался шум, и дверь с тихим скрипом распахнулась.

Девушка повернулась, сжав кулаки.

В вольер вошёл тот странный покупатель. С ним шёл низкорослый здоровяк в тёмном костюме.

— Интересно. Но ты же понимаешь, что это опасно, — ворчал здоровяк, шагая к клетке с видом, будто идёт на штурм.

— Это стоит того! — грубым голосом ответил покупатель и снова запищал: — Она станет, определённо станет жемчужиной моей коллекции! Ты только представь!

— Угу, — буркнул здоровяк и остановился в паре метров от клетки, сложив руки на груди.

Валькирия угрюмо смотрела на них, гадая, чего ожидать от этой парочки.

— Ну не знаю, — покачал лысой головой здоровяк. — Выглядит она, конечно, неплохо, как для них, но я сомневаюсь, что это вообще правда.

— Правда, правда… Мне бы врать не посмели.

— Ладно, — отмахнулся мужик и заговорил громче, обращаясь к девушке. — Как насчёт сотрудничества?

Валькирия набычилась и подошла к решётке.

— Лучше по-хорошему. Можем ведь и заставить. И тогда пожалеешь. Ну, так что?

— Ладно, — Валькирия фыркнула и подняла руки. — Договорились.

— Вот и умница! — взвизгнул покупатель и захлопал в ладоши.

— Мои люди тебя выпустят. Весь этот вольер твой. Кормёжка три раза в день. Чуть позже начнётся твоё обучение с тренерами.

— Зачем? — спросила Валькирия, хватаясь за решётку и сжимая её.

— Ну… Ты станешь бойцом без правил. Хотя они, — он кивнул на покупателя, который усиленно тыкал в экран телефона пальцами с длинными ногтями, — называют это гладиаторскими боями.

— Вот как, — Валькирия покачала головой. — Ну, это лучше, чем моя прошлая работёнка.

— Точно, — мужик кивнул и оглянулся на вход. — Ну, в общем, к тебе будет приставлена прислуга, на случай, если что понадобится. Отдыхай. Скоро начнётся подготовка.

— Отлично, — искренне улыбнулась девушка.

После выхода из вольера мужика и покупателя внутрь забежало пятеро парней в форме охранников с автоматами наперевес. Один из них распахнул клетку, а остальные нацелили оружие на девушку. Валькирия, старательно их игнорируя, вышла из клетки и пошла к трейлеру, стоящему в вольере.

Четверо охранников подняли клетку, пока пятый держал девушку на прицеле.

Валькирия зашла в трейлер и захлопнула за собой дверь.

Охранники распахнули ворота и вынесли клетку. Валькирия наблюдала за ними из окна. Когда двери заперли снаружи, она занялась осмотром трейлера.


Мужик и покупатель вошли в большой красивый дом и уселись на диване в гостиной.

Аромат выпечки доносился с кухни. Мужик сглотнул и оглянулся на двери столовой. Близился ужин, но до него нужно было решить несколько вопросов.

— Георг, как тебе она? — спросил Александр всё таким же жеманным голосом. — Правда она великолепна?

— Даже очень. Но чую, с ней будет немало проблем, — Георг скрипнул зубами и потёр щетинистый подбородок. — Странно, что сейчас она такая покладистая.

— Ты же говорил, что они умные. Она понимает, что ей лучше сотрудничать с нами.

— Да ни хрена она не понимает! Тебе же сказали, что ей память отшибло.

— Ну, память же, а не мозги.

Георг глубоко вдохнул, отсчитал три секунды и выдохнул, стараясь держаться.

— Суть в том, что она не помнит ничего о своём прошлом, и это значит, что она не знает, кто она и по каким понятиям живёт. Понимаешь?

— Ну конечно! Совсем меня за дуру держишь?!

— Значит, мы можем убедить её в чём угодно! Можем сказать, что она в прошлом была бойцом и всю жизнь готовилась к выступлению на арене! Разве это не классно?!

— Очень! — взвизгнул Александр и захлопал в ладоши. — Вот и займись этим! А я её побаиваюсь. Глаза у неё злые.

— Конечно, — Георг кивнул и растянул губы в подобии улыбке. — А что насчёт праздничного ужина?

— Конечно, конечно! Я дам распоряжение! — Александр, цокая каблуками, умчался в столовую.

Как только за ним захлопнулась дверь, Георг схватился за телефон. В считанные секунды набрал номер и лающим голосом начал отдавать команды.


Валькирия обследовала каждый квадратный сантиметр трейлера, но ничего полезного не нашла.

Раздражённая неудачей, она села на кровать, и тут же в её дверь постучали.

Стук заставил её подпрыгнуть.

Вряд ли её новые хозяева стали бы стучать.

— Заходи! — бросила она, пристально смотря на дверь.

Дверь распахнулась, и вошла девушка в форме горничной с целым подносом еды.

– Ваш ужин, — тихо, но отчётливо сказала она и поставила поднос на стол.

— Спасибо, — на автомате ответила Валькирия и подошла к столу. Горничная выскользнула из трейлера, прикрыв за собой дверь. В окно Валькирия видела, что её сопровождает охранник с автоматом.

Когда дверь в вольер за ними закрылась, Валькирия подошла к столу. Увидев столовые приборы из пластика, она выругалась. Всё предусмотрели. Такого она не ожидала. Но и к простому, быстрому побегу тоже не готовилась.

Еда ей понравилась, и самое главное — её было много. Валькирия съела всё и вернулась на кровать. Раз уж сегодня её не будут трогать, следует использовать это время для отдыха. Силы ей понадобятся.


========== 12 Тайны прошлого ==========


Звёзды, укрытые рваными тучами. Ни дуновения ветерка. Охранник стоял у двери в вольер новичка и клевал носом.

Встрепенулся, услышав позади подозрительный звук и перехватив автомат покрепче, заглянул в дверь. По тропинке от трейлера пошатываясь шла новенькая, держась руками за горло и, похоже, задыхалась. Охранник заколебался, вызвать помощь? А кого? Кроме хозяев и других охранников, никого нет.

А она может сдохнуть в любой момент, и тогда ему не поздоровиться. Он решительно закинул ремень автомата на плечо и распахнул дверь.

— Сейчас, не дёргайся, — рявкнул он и подбежал сзади, чтобы оказать помощь, но неожиданно новенькая крутанулась и с размаха ударила его локтём в висок. И без того тёмная ночь померкла для него, и он рухнул на землю, но крепкие руки его подхватили и не дали удариться о землю.

Валькирия огляделась и сдёрнула с охранника автомат. Быстро проверила магазин и со злостью отшвырнула оружие. Заряжено холостыми патронами. Такими только ворон пугать, а реальной боевой силы в них нет.

Валькирия, пригнувшись, выскочила из вольера и закрыла за собой дверь.

Вокруг возвышался лес, а за вольерами был берег огромного озера. Девушка тенью мелькнула между построек и собачьих вольеров, стараясь держаться подальше от освещённого дома. Собаки её услышали и громко залаяли.

Валькирия чертыхнулась и ускорилась. Ей необходимо выбраться к дороге и там силой или по-хорошему поймать машину. Она не знала ничего, что было вокруг и просто надеялась на правильность своего плана.

Девушка бежала, пока лёгкие разрывались от напряжения, а горло захлёстывал холодный воздух. Уклоняясь от ветвей, оббегая густые кусты и перепрыгивая упавшие деревья, она быстро удалялась от места заточения.

Охранники в доме переполошились, услышав лай псов, и решили, что это проникли воры. Они выскочили на улицу и с фонариками начали прочёсывать территорию.

Один из них подбежал к вольеру новенькой, двое других разделились, надеясь охватить большую территорию. Валькирия сейчас ценнее всех и если её украли…

В вольере прямо на тропинке лежал один из его коллег.

Охранник распахнул дверь и вбежал внутрь. Быстро проверил пульс у охранника и помчался к трейлеру. Как и предполагалось, трейлер был пуст.

— Новенькой нет на месте! Повторяю: новенькой нет на месте! — заорал он в рацию.

Один из охранников уже начал вызванивать начальника, пока другой побежал за собаками. Кто-то из гладиаторов заорал и расхохотался. Другие свистели и выкрикивали

оскорбления. Они не поняли, что произошло, но крысиная беготня ненавистных им людей им нравилась. Хоть какое-то разнообразие в их унылых жизнях.

Передав информацию, охранник повесил рацию на место и рысью побежал в трейлер. Там достал из корзины для белья ношенную футболку девушки и, на ходу разрывая её на куски, отправился в собачьи вольеры.

Его коллеги уже выводили псов.

— Где Князь? — задыхаясь спросил охранник, теребя лоскуты футболки.

— Давид, он здесь! — ответил другой, дёргая поводок, который крепился к крупному чёрному кобелю восточно-европейской овчарки. — Клянусь, он её из-под земли достанет!

— Давай, — Давид сунул под нос лоскуток футболки. — Ищи. Мать твою, ищи. Быстро!

Давид всучил остатки футболки охраннику с собакой и, выхватив поводок, побежал за Князем. За ними рванула вся свора, еле сдерживаемая за длинные поводки охранниками.

Князь мчался по следу, натягивая поводок.

— Давай их спустим! — предложил один из охранников.

— Нет! Они её порвут! А тогда босс порвёт нас! — рявкнул Давид, оглядываясь на ходу. — Так догоним!

Но они передумали, когда начали задыхаться от усталости. Давид решил пойти на компромисс и спустили только Князя. Чёрный пёс рванул вперёд, не издавая ни звука, только громко сопел.

Охранники рванули следом с трудом, сдерживая обиженную такой несправедливостью свору.

Валькирия начала задыхаться, ноги уже заплетались, а на дорогу не было и намёка. Только лес и темнота. Сзади послышался лай собак. Погоня! Быстро очухались. Прихрамывая и цепляясь за деревья, Валькирия продолжила идти вперёд. Дорогу преградило огромное дерево с раскидистой кроной. Девушка прислонилась к нему переводя дыхание. Твёрдая, морщинистая кора была прохладной на ощупь и пахла мокрой древесиной.

Из последних сил Валькирия подпрыгнула, ухватилась за сук и, подтянувшись, закинула на него ногу. Усевшись, оглянулась, силясь разглядеть свет фонариков, но их пока видно не было. Обдирая ладони, она принялась карабкаться вверх, стискивая зубы от режущей боли в уставших мышцах.

Позволила себе остановиться лишь, когда ветки под ней стали потрескивать.

Вся надежда на то, что разогнавшаяся свора проскочит мимо, и в суматохе она сможет сбежать, улетучилась, когда внизу затопали лапы, тяжёлое дыхание, переходящее в сопение. Валькирия затаилась. Но пёс не уходил. Крутился вокруг дерева принюхиваясь. Послышалось громкое царапанье. И стало понятно, что это — конец.

Прыгать вниз, чтобы разобраться с собакой было глупо. У неё не было оружия, и эта драка затянется. А что потом? Бежать сил нет. И раны будут кровоточить, а это — хороший след. Валькирия мучилась в раздумьях, от которых её избавила прибежавшая свора. Князь громко залаял и снова прыгнул на дерево.

— А ну вот и она! — закричал кто-то из охранников. — Погуляла? Давай

спускайся!

Лучи фонариков сошлись на ней. Беглянка отвернулась и выругалась. Этот бой она проиграла. С осторожностью она начала спускаться к улюлюкающей и лающей толпе.


Солнце пекло нещадно. Обливаясь потом, провинившиеся ученицы подметали дорожки и собирали валежник в лесу.

Лерка с такой яростью махала метлой, что её обходили стороной. Пара её подружек, что перекрывали тропинку в той разборке, ползали на коленях у дорожки, выдергивая траву, которую не скосила газонокосилка. Ева прошла мимо них, таща на спине мешок сучьев и хвороста. На неё никто не обратил внимания.

Скинув мешок на землю у большой кучи валежника, она утёрла пот со лба рукавом и сняла с пояса флягу. Сделав пару глотков, вернула флягу на пояс и, высыпав валежник в кучу, скомкала мешок и отправилась назад.

Ирика вышла из леса, неся на себе такой же мешок. Она кивнула Еве и указала, где её ждёт следующий. Ева пошла за ним, мысленно проклиная заносчивую идиотку и думая, чего теперь от неё ожидать. Надеяться на Леркино отступление теперь, когда её рейтинг так сильно просел, было наивно. Она непременно захочет вернуть позиции.

Забирая следующий мешок, Ева поискала взглядом Триаду, и с досадой вспомнила, что её это задание не касается. Здесь были лишь те, кто участвовал в драке.

Можно было обратиться за помощью к Ирике, но слишком тесное общение с вожатой было бы на руку Лерке. Триада была сильна, как львица и, наверняка, могла бы помочь с тренировками, чтобы ускорить прогресс. Ева решила найти Триаду вечером и поговорить об этом.

Громкие голоса врезались в голову, вызывая тошноту. Рывками Валькирия подняла голову и открыла глаза. Точнее попыталась. Открылся лишь один, и то, наполовину.

— Ну и кто себя так плохо ведёт? — спросил негодующий, грубый мужской голос.

— Погулять хотела? Сказала бы. Мы бы выгуляли тебя.

Перед ней стоял тот мужик, что был с покупателем, скрестив руки на груди. За ним тускло светилась лампа. Девушка дернулась и её руки пронзила боль.

— Мои бойцы немного разозлилась и побили тебя. Но ты сама виновата. Ещё пришлось заковать тебя. И посадить в погреб, — Георг ухмыльнулся и поправил пряжку ремня. — Посидишь, остынешь, и тогда мы снова поговорим.

Он развернулся и вышел. Валькирия оглядела помещение. Маленький бетонный мешок.

По середине потолка находилось небольшое круглое отверстие. Вентиляция. Железная дверь распахнута. Наверх ведут ступеньки, а там, видимо, ещё одна дверь.

Валькирия услышала мужские голоса, и на ступеньках появились ноги в ботинках и камуфляжных штанах. В погреб спустился охранник, которого Валькирия обманула, а затем вырубила. Он хмуро посмотрел на девушку и закрыл дверь. Щелчок, и лампочка погасла. Валькирия глубоко вздохнула и закрыла глаза.

Все нормально. Её скоро выпустят. А пока, можно отдохнуть. Головная боль пульсировала всё сильнее, рёбра ныли, и саднили ободранные ладони. Сдерживая стон, девушка выдохнула сквозь стиснутые зубы.

Из-под двери пробивалась тонкая полоска света. И больше ничего. Ни звука.


Ева вошла в библиотеку и вздохнула с облегчением. После целой недели на

стройках, уборках и тренировках, побыть в тишине и прохладе — было настоящим блаженством.

За столом сидела библиотекарша, женщина средних лет. Волосы, собранные в строгий пучок, на носу поблескивали очки в тонкой оправе. Немного оробев, Ева подошла к ней.

— Добрый день.

— Здравствуй, — библиотекарша приветливо улыбнулась, и у Евы отлегло. — Новенькая, да?

— Да.

— Тогда я всё покажу. А у нас есть, что посмотреть, Госпожа Астрид об этом

позаботилась. Идём, — библиотекарша поманила за собой Еву.

Многое в этой библиотеке было, как и в той, что была в её городе, но некоторые нововведения очень порадовали Еву.

Например, мягкие кресла у декоративного камина и окон. После экскурсии библиотекарша зарегистрировала Еву в системе и объяснила, как она может заходить в базу данных, где в электронном виде хранился невообразимый объём книг.

Ева с удобством расположилась в кресле у окна и, взяв библиотечную читалку со столика рядом, вошла в базу данных и задумалась. Читать для развлечения, конечно, хорошо. Но вдруг, ей удастся найти хорошую литературу по физической подготовке?

Удобная система поиска помогла ей быстро найти нужные книги. Ева оглянулась

на библиотекаршу. Та что-то объясняла другой посетительнице, даме пенсионного возраста. Та в ответ качала головой и возмущённо размахивала руками.

Ева усмехнулась, немного сочувствуя обеим, и открыла первую книгу из списка. Книга её захватила с первых строк, и девушка с головой погрузилась в чтение.

Триада вошла в библиотеку и чуть не столкнулась со старушкой. Та улыбнулась на извинение девушки и пошла дальше, прижимая к груди старую, потрёпанную книгу.

Девушка огляделась и в первом читальном зале нашла Еву. Та настолько сильно увлеклась чтением, что не заметила подругу.

Триада похлопала Еву по плечу.

— Привет. Что читаешь?

— По тренировкам, — Ева смутилась. — Плохо знаю теорию.

Триада заглянула в читалку.

— А, да. Книга классная. Я её наизусть выучила. Как дочитаешь, сможем

обсудить. Там много спорных моментов.

— Я хотела поговорить с тобой насчёт тренировок, — Ева отложила читалку на

столик. — Есть время?

— Конечно, но, давай, уйдём отсюда?

Девушки вышли из здания и вздохнули в унисон. Жара набросилась и поглотила их, растворившись в теле.

— Давай сгоняем в бар? Тут недавно один классный открылся.

Ева кивнула, и они пошли по улице.

— Так, что хотела узнать?

— Как побыстрее стать сильной. Мне кажется, что ваши тренировки рассчитаны на долгое время, а у меня его нет.

— Это точно. Но сильно ускориться не надейся, — Триада мимоходом почесала за ушком сидящую на подоконнике чёрную кошку. — А так. Если чисто на силу, то есть хорошая программа тренировок. Можем завтра начать. Завтра вроде ничего сильно тяжёлого не планируется.

— Я готова тренироваться и после тяжёлого дня.

— Надорваться можно. Всему своё время.

— Философствовать начинаешь, — Ева улыбнулась.

— Эй, да за кого ты меня принимаешь?! — Триада наигранно возмутилась. — Ничё не знаю. Я всего лишь тупая бойчиха, которая использует книги, как подставки для выполнения глубоких отжиманий.

— А орехи ты головой колешь?

— Я представляю, что это — черепа моих врагов!

Девушки переглянулись и рассмеялась.

На следующий день, после занятий подруги сразу пошли на уличную тренировочную площадку. По дороге Триада объяснила, в чём разница между тренировками на массу, силу и выносливость. А затем выложила всё, что знала о тренировках и работе нервной системы.

— Ну, окей. Про удар электрическим током это понятно, но, неужели, по

собственному желанию, можно из мышц выжать столько силы?

— Вообще, только в экстренной ситуации, — Триада покачала головой. — Предохранители не дадут навредить себе. Ну, то есть, сильно навредить не дадут.

— Ладно. На словах это круто, посмотрим, как на деле.

— На деле тоже круто, я около года по этой программе занимаюсь и результатами довольна.

Ева внимательно оглядела собеседницу и задумалась. У неё и года нет. Времени осталось совсем мало.

— Не волнуйся, успеем, — Триада ухмыльнулась. — А если всё-таки в армию пойдёшь, то там быстро приведут в форму.

Они пришли на площадку, и Триада не утерпела.

— Мысль о том, как сможешь отлупить Лерку тебя будет мотивировать?

Ева хмыкнула и расправила плечи.

— Хватит болтать. Давай начнём уже.

Триада усмехнулась, но промолчала. Она понимала, как сильно то поражение уязвило Еву. Плюсы есть не только в батарейках.


На парковке у лагеря ранним утром собрались все старшекурсницы.

— Одно хорошо, что сможем отдохнуть, — шепнула Триада, глядя на Еву. На той лица не было. Девушка старалась не подавать вида, но ей явно было тяжело.

— Я же говорила тебе, что нужно было ещё подождать перед тем, как увеличивать повторы в подходах.

— Говорила, — Ева вздохнула и потянулась. Боль резанула по всем мышцам, но было в этом что-то приятное. — Правда мне казалось, что я уже готова.

— Да забей.

— Что?

— Так бывает, когда переходишь на новый уровень, — Триада хмыкнула и пихнула подругу локтём в бок. — Просто мне нравится читать тебе нотации.

Ева потёрла бок и сложила руки на груди.

— Где там автобус? Холодно же.

— И сопровождающие задерживаются.

— За что очень просим прощения! — К ним подошла Ирика в компании с другой

вожатой.

Ева посмотрела на вторую. Они ещё не были знакомы. Рядом с Ирикой стояла худая, высокая девушка. Волосы подстрижены под каре и выкрашены в рыжий.

Вожатая поправила ворот серой водолазки и поёжилась.

— Ненавижу просыпаться в такую рань.

— Катрин, мы же вожатые. Нужно подавать… — Ирика не удержалась и зевнула. —

Хороший пример нашим ученицам.

— Если я сейчас начну фонтанировать энтузиазмом и позитивом, ты захочешь быть, как я или убить меня? — меланхолично спросила Катрин и подмигнула Еве.

— Я бы окунула тебя в реальность, чтобы ты пришла в себя, — фыркнула Триада.

Ирика закатила глаза и пошла к приехавшему автобусу.

Ева усмехнулась, с интересом посмотрев на вожатую, та улыбнулась и, ущипнув Триаду за щёку, пошла к автобусу.

— Она всегда так делает, когда проигрывает, — пожаловалась Триада, потирая пострадавшую щёку.

Спустя семь часов в дороге ученицы с вожатыми вышли из автобуса в настоящей глуши. Последний островок цивилизации остался в пяти километрах и представлял собой заправку.

— Построиться у автобуса в два ряда! — отдала приказ Ирика. Катрин задержалась в автобусе болтая с воительницей.

— Ну ты и умеешь спать, — фыркнула Триада Еве. Та только потерла затёкшую шею.

— Лови момент, да? — Ева пожала плечами и оглянулась. — Ну, и на какие куличики мы сюда приехали? Правда, чертей пока не вижу.

— Узнаешь. Обычно, это что-то интересное.

Триада пожала плечами и, сняв с себя кофту, сунула её в рюкзак.

Ирика дождалась, пока ученицы построятся, и вторая вожатая подойдёт.

— Сейчас мы поднимаемся на тот холм. Идём друг за другом, сохраняем тишину. Это место — место скорби.

Ева оглянулась на Триаду. Та помрачнела лицом и опустила взгляд в землю.

Остальные девушки поступили так же. Ева последовала их примеру, решив не выделяться, а сама принялась строить догадки. Всё, что она знала о истории страны — это о гражданской войне, которая была давно и чуть не закончилась гибелью всей страны. Но говорили об этом мало и, вроде, складно, но верилось с трудом.

Ирика и Катрин шли впереди, громко топая, стараясь спугнуть змей. Ученицы в две колонны шли за ними. Солнце, спрятанное в тучах, не сильно им досаждало, но угроза ливня буквально нависла над ними.

Взойдя на холм, Ева огляделась. Оказался холм совсем небольшим по площади, но довольно крутым. Взбираться было сложно.

Ирика шёпотом о чем-то спорила с Катрин. Ученицы окружили вожатых полукругом и замерли в ожидании.

Наконец, согласие между вожатыми было достигнуто. Ирика повернулась к ученицам, огляделась и начала рассказывать.

— Как вы знаете, когда-то давно эта страна называлась Квиннланд. И она процветала под управлением главенствующих дев, которым верой и правдой служили девы щита. Правители других стран объединились под командованием главного религиозного фанатика из Рима и после долгой войны против великих воительниц, они, наконец, осознали, что силой им победить не удастся. Но вместо того, чтобы оставить Квиннланд в покое, они пошли на хитрость и устроили смуту в самой стране, — Ирика замолчала, ученицы смотрели на неё.

— Всё закончилось здесь. На этом холме. Главенствующие девы вместе с Девами щита здесь дали последний бой и погибли, сохранив свою честь! Целых три дня они удерживали эту землю. За это время враги усеяли склоны своими телами, а девы не сдавались и продолжали сражаться несмотря ни на что. Эта земля, пропитанная кровью великих воительниц, нареклась врагами проклятой, потому что, когда последняя воительница пала, а душа её воссоединилась с подругами в Сагвердене, где она пополнила ряды воительниц Артемиссии, враги устроили пляски на костях. Богини отомстили врагам, наслав на них чуму. К сожалению, свою вину захватчики не признали и обвинили в этих бедах женщин. Тогда для всего женского рода наступили страшные времена.

Ирика замолчала и опустила голову. Все последовали её примеру. Побледневшая Ева с трудом стояла на ногах. Ни о чём таком на уроках истории не рассказывали, и это стало для неё шоком.

Крупные капли дождя забарабанили по плечам последовательниц великих дев. Казалось,

вместе с ними горюет сама природа, обычно безразличная к человеческим деяниям и бесстрастная к их страданиям.


Георг и Александр снова сидели в гостиной. Саша манерно пил шампанское из бокала и томно смотрел на букет цветов на столе. Георг с мрачным видом потягивал виски со льдом и время от времени хмыкал, думая о чём-то.

— Что будем теперь делать с Валькирией? Она там уже почти месяц, — спросил Саша и поставил пустой бокал на столик к букету.

— Как и планировали, — мужик неохотно перевёл взгляд на собеседника и шмыгнул носом. — Завтра договорюсь с тренерами.

— Думаю, у неё с мужчинами не выйдет нормальной учёбы. Ты же их знаешь. Они парней на дух не переносят. Ёбнутые лесбухи!

— А то, я не знаю, — вздохнул Георг и, снова, шмыгнул носом. — Договорился с одной. Она из бывших спецназовцев. Матерая сучка. Такая даже Валькирию

построит. Да вообще, что угодно, лишь бы больше никаких задержек! И так много

времени проебали.


Тишина, темнота, холод и никакого времени. Всё словно остановилось, и никакой надежды на перемены. По расписанию к ней приходили, приносили еду и, не говоря ни слова, уходили наверх к солнцу.

Валькирия постоянно мёрзла. Ей принесли матрас и тёплую одежду. Видимо по приказу, чтобы не заболела. Но ошейник всё также на её шее, и она прикована к стене в темноте, тишине и холоде. Девушка давно потеряла счёт времени. Если ей удастся выбраться, в темноте она больше ни на миг не останется.

В какой-то момент дверь распахнулась, но поднос с едой не появился. В её голову уткнулось дуло пистолета, и шея освободилась от ошейника.

— Встать! — рявкнул мужской голос, и Валькирия подняла голову. Перед ней стояли два охранника держа её на прицеле.

— Вставай, мать твою!

Пинок в бедро заставил её зарычать. Она поднялась, опираясь на стену.

— На выход! — один из охранников схватил девушку за шиворот и рванул вперёд.

Её ноги заплелись, и она рухнула на колени.

— Потом помолишься! Быстрее давай.

Охранники заржали и пинками «помогли» ей подняться наверх.

Она наконец-то на свободе. Единственное огорчение в отсутствии солнца. Было

пасмурно.

— Ну, что? Продолжишь свои фокусы после отсидки? — мужик стоял перед ней, скрестив руки на груди. — Или может теперь будешь умнее?

Валькирия его игнорировала, глядя на едва заметный круг солнца, скрытый за тучами. Георг молча посмотрел на неё и махнул рукой. Охранники заломили ей руки и потащили в её вольер. Запихнув за дверь и дав пинка, быстро заперли на замок.

Валькирия упала и проехалась лицом по земле. Не обращая внимания на гогочущих охранников, она встала и осторожно вытерла рукавом лицо. Посмотрела на небо и пошатываясь побрела в трейлер.

После горячего душа Валькирия чуть воспряла духом, оделась в чистую одежду и вышла на улицу. Постояла, глядя на круг солнца, и вытащила стул из трейлера.

Сидя на нём, она снова уставилась на солнце наслаждаясь тёплым ветром.

Рано утром раздался вежливый стук в дверь. Валькирия вскочила с кровати и подкралась к окну. У двери с подносом стояла знакомая горничная.

Валькирия распахнула дверь.

— Доброе утро! Приказ доставить Вам завтрак рано утром.

Горничная поставила поднос на стол.

— С чего это? — буркнула Валькирия, подавляя зевоту.

— Сегодня начнутся Ваши тренировки.

Валькирия только хмыкнула и закрыла за горничной дверь. Посмотрела за поднос. Обычный завтрак здесь. Чашка овсянки, кружка чая и два куриных яйца. И сегодня яблоко. Фрукты всегда имели место быть. Обычно яблоки, бананы или апельсины.

Даже, когда она сидела в погребе, кормили хорошо.

Валькирия пошла в душ. Поесть она точно успеет, а вот помыться вряд ли. Ей хотелось быть в полном порядке, так она чувствовала себя немного увереннее. А в её положении уверенность — это всё.

После завтрака она ещё прождала около часа прежде, чем со стороны ворот

послышался шум.

В вольер вошла женщина в спортивном костюме. Торунн внимательно её

рассмотрела.

Ее отличала военная выправка. По сравнению с ней, идущие следом пара

охранников выглядели не лучше обезьян. Русые волосы она собрала в хвост. Взгляд притягивал шрам от ожога на щеке и покалеченное ухо.

— Здравствуй, я Эрика, твоя тренерша, — она протянула руку и улыбнулась, но глаза цепко осмотрели каждую деталь внешности девушки.

— Привет, — Валькирия пожала руку и смутилась. — Не помню своего имени.

— Я в курсе. Это не помешает.

Валькирия кивнула и посмотрела на охранников, держащих её на прицеле. Эрика тоже оглянулась на них.

— Подождите снаружи.

— Но приказ, — возразил один кивая на Валькирию.

— Снаружи, — тон тренерши был безапелляционным. Охранники переглянулись и убрались вон.

— Круто, — не удержалась Валькирия.

— Кто доверил этим приматам оружие? — Эрика покачала головой и снова уставилась на девушку. — Хочу понять, чего ты стоишь.

Валькирия нахмурилась и сделала шаг назад. Тренерша атаковала внезапно.

Валькирии удавалось уворачиваться и блокировать удары. Вдохновлённая этим, она решилась на контратаку. Её кулак разминулся с боком противницы на миллиметр. Не успела она вернуться в прежнее положение, как на её шею обрушился удар локтём.

— Безрассудно поступила, — заметила тренерша с безразличием, будто была зрительницей.

Валькирия отскочила и снова заняла боевую стойку. Но тренерша нападать не спешила. Наверное, ожидала, что это сделает ученица.

Девушка выдохнула и, сделав обманный замах, пнула в колено. Тренерша ловко увернулась и уже хотела что-то сказать, как удар в солнечное сплетение её остановил.

Валькирия снова отскочила, напоминая себе, что это тренировочный бой и добивать её нельзя.

— Очень даже хорошо, — просипела тренерша, когда вновь обрела контроль над дыханием. — Ладно. Думаю, тебя уже можно пускать на арену.

— Угу, — Валькирия сунула руки в карманы, ожидая, что же дальше.

— Не знаю, где ты тренировалась раньше. Но боевые рефлексы у тебя на высоте. Тогда сделаем упор на силе и выносливости.

Эрика поманила её за собой и пошла к спортивной площадке. Валькирия шла за ней, держась на расстоянии.

— Начнём с разминки. Скажу сразу. Тренировки будут продолжаться, пока ты будешь в состоянии двигаться. Понятно?

— Да, — Валькирия пожала плечами и вытащила руки из карманов.

Охранники с любопытством пялились через забор.

— Ну, ты видел? Охренеть, чё эта тварь может.

— Да. Но я стреляю быстрее. Пусть даже не пытается, — откликнулся другой и повесил ремень автомата на плечо. — Эх, не было меня, когда она-

— Ничего, Тим. Может ещё сбежит и мы тебя одного отправим в погоню.

— Да легко!

— Конечно. Мы её взять смогли только благодаря Князю. И то, она нам устроила взбучку, — Охранник помолчал. Тим посмотрел на него с любопытством. — Сначала она вроде сдалась, а потом взяла и набросилась на Давида.

— И он с перепугу на больничный свалил?

— Она ему глаз выбила.

— Твою ж… Бешеная. Хорошо, что нам выдали боевые патроны.

Охранники, не сговариваясь, перехватили автоматы и уставились на Валькирию,

контролируя каждое её движение.


========== 13 Дебют ==========


Тренировка продолжалась, пока силы Валькирии не закончились. Увидев, что ученица трясётся от малейшего напряжения, тренерша дала отбой и, пообещав вернуться через пару дней, ушла.

Валькирия, стараясь держать осанку ровной, вошла в трейлер и, заперев дверь, ушла в душ. Насквозь промокшую одежду она скинула в бельевую корзину и встала под душ. Как учила тренерша, она отрегулировала температуру воды до комфортной. Мышцы стали понемногу отходить. Тут же голод затмил собой усталость.

Горничная не заставила себя ждать и принесла обед ровно в полдень.

— Говорят, ты классно дралась, — заметила она, ставя поднос на стол.

— Угу, — Валькирия сидела у стола, осторожно шевеля пальцами. Руки немели.

— Скорее всего, тебя ещё сверху будут кормить добавками.

Валькирия кивнула, и горничная ушла.

Девушка взялась за ложку и зашипела от боли. Любое движение доставляло боль.

«Проклятье. И обязательно сразу тяжело начинать?!» — мысленно возмутилась Валькирия.

Закончив с едой, Валькирия добралась до кровати и завалилась на нее, не раздеваясь.

Сквозь дрёму она слышала, как горничная забрала поднос с пустой посудой.

Спать хотелось сильно, но безопасность превыше всего. Валькирия поднялась с постели и лишь после того, как заперла двери и проверила окна, легла и отключилась от реальности.

Проснулась уже посреди ночи от судороги. Выругалась в темноту, корчась от боли. Икра левой ноги словно взбунтовалась и решила оторваться от кости.

Только боль утихла и Валькирия попыталась перевернуться на другой бок, как судорога охватила вторую ногу.

После судорог на девушку напала жажда.

Валькирия пошарила рядом на прикроватной тумбочке и, нащупав бутылку воды, счастливо выдохнула.

Вода, разумеется, была тёплой, но встать, особенно после судорог, не хотелось вовсе.

Выпив полбутылки, Валькирия поняла, что спать совсем не хочется. Выбора не было. Пришлось лежать и пялиться в потолок, наблюдая за игрой света и тени, а волны боли все накатывали и накатывали.

Утром горничной пришлось долго ждать, пока дверь откроется.

— Выглядишь неважно, — заметила она, входя внутрь.

Валькирия хмыкнула и тяжело опустилась на стул.

— Не забудь про яйца, — сказала горничная, чем вызвала в Валькирии взрыв ненависти.

Руки тряслись, а пальцы так и вовсе казались чужими. Ещё и яйца чистить. Издевается похоже.


Сегодня в учебном плане были стрельбы. Девушек отправили на окраину города далеко за парк. Там в заброшенном карьере уже давно был обустроен полигон.

Звуки выстрелов действовали Еве на нервы, остальные, попав в знакомую стихию, быстро разобрали оружие и разошлись по местам. Ирика подошла к Еве и отвела ее в сторонку.

— Ты как с огнестрельным оружием?

— Была пару раз в тире и на аттракционах.

— Хорошо. Значит, немного опыта есть. Теорию мы проходили. Теперь практика. В общем, — Ирика протянула девушке пистолет. — Вон по той мишени.

Ева посмотрела на указанную мишень — человеческий силуэт в десяти метрах. Она взяла пистолет, проверила магазин и сняла с предохранителя.

— Ноги на ширине плеч, локти выпрями, а то по лбу получишь, — Ева заняла стойку и прицелилась. Ирика сложила руки на груди, стоя чуть позади ученицы.

Ева смогла попасть в мишень лишь с третьего выстрела.

— Следи за дыханием, — посоветовала Ирика.

Ева снова прицелилась и попала в голову.

— Отлично. Попрактикуешься и все норм будет.

— А можно мне тоже из винтовки пострелять? — спросила Ева, возвращая пистолет.

— Конечно. В снайперши хочешь податься? — Ирика улыбнулась. Ева пожала плечами.

— Попробовать стоит.

— Вот это мне в тебе и нравится, — вожатая хлопнула ученицу по плечу и пошла за винтовкой.

Ева огляделась. Под присмотром инструкторов ученицы с энтузиазмом практиковались в стрельбе из пистолетов, винтовок и автоматов.

Триада со своим любимым АК-12 разносила в щепки мишень за мишенью.

— Калаш переживёт даже ядерную войну! Крысы будут им отстреливать тараканов.

— Я тебя умоляю… — Стоящая рядом Лерка закатила глаза. — М16 намного эффективнее.

— Угу. Был. Пока его не вынесли из тира.

— Просто обращаться с оружием нужно уметь.

Триада отложила оружие и встала перед Леркой. Лерка уперла руки в бока, готовая спорить до последнего аргумента.

— Ну, начинается… — вздохнула одна из учениц и доверительно шепнула подошедшей Еве: — Сейчас ты узнаешь все об автоматах.

— Каждая по-своему права, и давайте назад к оружию! — Ирика вклинилась между спорщицами и махнула рукой инструкторам, те сразу перехватили инициативу и развели спорщиц подальше друг от друга.

— Ева, давай сюда! — Ирика махнула рукой. Ева подошла к вожатой, та протянула ей большую сумку. Девушка приняла сумку, удивившись её весу. — Пойдём к тому столу, начнём с подготовки оружия.

Ева раскрыла чехол и с восхищением провела рукой по стволу.

— Нравится? Позволь представить снайперскую винтовку Драгунова. Сокращённо СВД. Готова поклясться, что это лучшая снайперка, когда-либо существовавшая в мире.

— Я из неё буду стрелять?

— Да, но сначала её нужно подготовить.

Ирика принялась подробно объяснять и показывать. Ева внимательно слушала, надеясь запомнить все.


Валькирия сидела, скованная по рукам и ногам, в заднем отделе фургона. За рулем был охранник Тим, рядом с ним сидел Георг и всю дорогу давал наставления Валькирии. Можно было подумать, что он всю жизнь на ринге провел.

Валькирия сидела мрачнее тучи, как всегда, и не шевелилась. Кроме тренировок, ничего не происходило, и девушка начала скучать.

— Главное, сразу не вырубай. Тут главное зрелище. Чем красивее и круче приёмы используешь, тем лучше. Не бойся их швырять и умывать их же кровью. Зрители такое обожают. Ориентируйся на толпу, но не забывай о противниках!

Когда они приехали на заброшенный склад, уже была ночь. Ветер уныло завывал в кронах голых деревьев, начинал моросить дождь.

— Оковы-то сними, — сказала Валькирия, даже не думая шевельнуться, когда Георг распахнул задние двери фургона.

— Ага. Чтобы ты снова удрала?

— Некуда бежать. А в оковах я охрененное впечатление произведу — хромой креветки.

— Ладно. Но учти, шаг в сторону и мало не покажется.

Тим расковал девушку, и Георг сразу нацелил на неё пистолет, держа в другой руке рюкзак.

— Давай. Прямо туда, — Он кивнул на небольшую дверь, освещенную лампочкой. — Я пойду за тобой.

Валькирия спрыгнула на землю и послушно пошла к указанной двери. Около нее дежурили два бритоголовых здоровяка.

— Ух, какая птица! — воскликнул один из дежурных, когда Валькирия подошла к ним.

— Со мной, — сказал Георг. Дежурные сразу же распахнули дверь. — По коридору и налево.

Валькирия шла по коридору, принюхиваясь. До тошноты воняло потом и кровью. Глухо гудели голоса где-то впереди.

Повернув налево, девушка увидела железную дверь.

— Бери рюкзак и быстро переодевайся. Про маску не забудь.

Валькирия кивнула и вошла в дверь. За ней находилось маленькое помещение без окон. С потолка на одном проводе болталась пыльная лампочка. Девушка быстро переоделась.

Ее костюм для выступлений состоял из чёрной футболки, спортивных штанов и берцев. Последней она натянула балаклаву. Без неё можно было вполне обойтись, дышать в ней было тяжеловато. Но на этом настояли хозяева.

— Молодец. А теперь прямо по коридору и налево. Твой бой следующий, — бросил Георг, когда девушка вышла из раздевалки.

Валькирия пожала плечами и пошла вперёд. Перед ней шёл Тим. Девушка кашлянула, прочищая горло, и охранник дернулся. Это её немного подбодрило.

Они вышли в огромное помещение прямоугольной формы. По периметру стояли самые настоящие трибуны с пластмассовыми стульями. Свободных мест почти не было. В центре была сама арена, огороженная крепким стеклом.

На арену вели два входа, сейчас запертых железными воротами. На арене тем временем двое мужчин в одних плавках и ботинках били друг друга изо всех сил. Валькирия посмотрела на их окровавленные лица и передернула плечами.

Валькирия со свитой обошла арену и вошла в небольшой закуток у ворот.

— Они скоро закончат. Разминайся, — приказал Георг.

Прогремел гонг, и толпа заорала, как бешеная.

— Ну, всё. Сейчас вызовут, — Георг выдохнул и перекрестился. Валькирия и Тим переглянулись. С арены ушли оба бойца, и уборщики с помощью шлангов смыли кровь, обнажая голый бетон.

— Дамы и господа! Поприветствуем нашу любимицу — Секиру! — заорал ведущий в микрофон, и динамики разнесли его голос по всему помещению.

Толпа послушно зашумела. Валькирия с удивлением рассматривала вышедшую на арену девушку. Одета та была лишь в кожаные шортики и высокие, доходящие до колен, шнурованные ботинки.

Абсолютно не стесняясь своей обнаженной груди, Секира приветствовала публику, помахав рукой и ослепительно улыбаясь.

— И теперь. Её противница, нам ещё неизвестная… Валькирия!

— Прикол, — хохотнул охранник и осекся под разъярённым взглядом своего босса.

— Сашке понравилась твоя кличка. Ну, иди!

Валькирия вышла на арену. Публика притихла, разглядывая её.

Девушка решительно игнорировала всех, изучая соперницу. С виду внешность не выдавала в Секире спортсменку. Обычная девушка, да еще с маникюром. «Ну какая из нее бойчиха?» — подумала Валькирия с недоумением.

Секира вскинула голову, смотря на противницу с презрением.

Валькирия приняла боевую стойку. Снова удар гонга. Секира, визжа, атаковала Валькирию эффектным ударом ноги в голову. Валькирия уклонилась и мгновенно контратаковала её вторую ногу. Контратака удалась, и противница упала, но, словно каучуковый мячик, отскочила от пола и снова атаковала.

Валькирия не стала уклоняться и заблокировав удар ноги, пнула противницу в живот.

Секира уклонилась, при этом так выгнувшись, что публика забесновалась снова. Валькирия отошла на пару шагов, осматривая противницу. Секира рассмеялась и, подняв одну ногу вверх, крутанулась. Валькирия выбрала этот момент для атаки, но бить не стала, а обхватила противницу за пояс и бросила через бедро.

Секира не растерялась и попыталась достать её ногами. Удар удался. Валькирия поморщилась, представляя, как теперь будет болеть бедро и еле удержалась от соблазна затоптать её. Секира в удобном положении для болевого захвата.

Решив не рисковать, Валькирия отошла, давая возможность противнице подняться на ноги.

Секира уже начала злиться. Она сходу провела серию ударов, от которых Валькирия уклонилась, но контратаковать не успела. Удар в челюсть её достал.

Валькирия влепила хорошую оплеуху Секире в ответ, и та упала на пол, тряся головой.

Валькирия, не теряя времени, забежала ей за спину и, схватив за горло, подняла над полом.

Секира выпучила глаза, беспомощно трепыхаясь в хватке. Валькирия насладилась видом и отшвырнула её в сторону. Противница покатилась по полу.

— Добей! Добей! Добей! — вопила публика. Валькирия осталась глуха к их воплям. Посмотрела на место, где сидел ведущий, и тот, указав на Секиру, закричал в микрофон:

— Напоминаю, что поражение будет засчитано лишь при смерти или сдаче одного из противников.

Валькирия пожала плечами и пошла добивать. Секира попыталась подняться. Валькирия схватила руку противницы и, заломив её за спину, нажала посильнее.

Секира закричала от боли и сразу захлопала свободной рукой по полу.

— Секира сдалась! Победила Валькирия!

Публика с энтузиазмом подхватила и стала скандировать «Валькирия!»

Валькирия отпустила противницу и ушла с арены, игнорируя публику.

— Ну твою мать… — застонал Георг. — Чему тебя, блять, учили?

— Отъебись, я не хочу драться с девушками. Мне это не нравится, — тяжело переводя дыхание, ответила Валькирия.

— Катись в раздевалку!


По дороге домой Георг один раз остановил машину на заправке и пошел в туалет.

— А ты молодцом. Я на тебе неплохо бабок поднял, — поделился с ней Тим и показал толстую пачку банкнот.

— С чем и поздравляю, — буркнула Валькирия.

— На новичков вообще не ставят, вот мне и повезло.

Девушка промолчала, снова уйдя в свои мысли.


На следующий день её ждали разборки с хозяевами. В вольер войти никто не рискнул. Саша истерично вопил о необходимости следовать их приказам. Валькирия сразу чётко и ясно сказала о своём нежелании причинять боль девушкам и замолчала, даже глаз на них не подняла.

Георг оказался умнее. Отвел Александра в сторонку и о чем-то долго рассказывал, кивая на Валькирию. Со скептической гримасы лицо Саши сменилось задумчивостью, и, наконец, тот кивнул.

Они подошли к воротам, и Георг обратился к девушке.

— Ладно. Проведем один бой между тобой и каким-нибудь бойцом. Только потом не жалуйся.

— Говоришь, убивать там можно? — спросила Валькирия, и выражение ее лица стало задумчивым.

— Ага. Так что у тебя есть шанс стать свободной. Правда, на том свете, — захихикал Саша.

— Мне подходит, — Валькирия пожала плечами и пошла в трейлер.

— Следующий бой будет на выходных! Готовься! — Георг усмехнулся и, не дожидаясь Саши, потопал в дом.

Эрика пришла на тренировку раньше, чем обычно, то есть вовремя. Валькирия сразу рассказала о решении Георга о ее бое с бойцом.

— Это будет намного веселее. Я видела твой прошлый бой, — Эрика покачала головой. — Секира, конечно, такая себе бойчиха. Артистизмом берет. Я чуть не заснула, пока смотрела. Надеюсь, с парнями ты покажешь больше страсти.

Валькирия сделала вид, будто ее сейчас стошнит. Наставница рассмеялась, словно хорошей шутке. Но сразу сделалась серьезной и, понизив голос, сказала:

— Главное, сразу выбить его из равновесия. Иначе не успеешь опомниться, как станешь фаршем. Они же бешеные! Черт бы их побрал. Боли не чувствуют вообще.

— Ну, что делать с этим, я знаю. И раз они хотят зрелище, то они его получат. Вот увидишь, — Валькирия улыбнулась и кивнула на площадку. — Пойдем тренироваться?

— С удовольствием посмотрю, — ответила тренерша, идя за Валькирией и мысленно делая ставку на нее. Не зря она связалась с этими психами. Это же буквально золотая жила.


========== 14 Взгляд в бездну ==========


Валькирия вышла на арену. Публика приглушенно гудела. Активно делались ставки. Рядом с ложем комментаторов сидела Эрика и показала Валькирии большой палец. Похоже, она сделала ставку и теперь готовилась насладиться выступлением своей ученицы.

Наконец ворота распахнулись, и из них вышел боец. Его кожа блестела в свете ламп. Руки и живот покрывали татуировки, изображающие человеческие черепа и волков. В руке он держал десантный нож, который сразу отшвырнул в сторону, и, скрестив руки на груди, уставился на противницу с презрением.

Боец лениво прошелся по арене и остановился в центре. Поднял кулаки, приветствуя публику, и та ответила восторженным воплем. Отдельные голоса просили поскорее разделаться с девкой. Валькирия сжала скандинавский боевой топор, готовая начать в любой момент, но, увидев безоружного противника, тоже отбросила оружие.

Наконец удар гонга, и Валькирия кинулась на противника. Тот не стал отступать, и они схватились в клинч{?}[Бойцовские обнимашки].

Валькирия рванула в бок, пытаясь повалить его, но противник только усмехнулся и сам чуть не опрокинул ее. С трудом бойчиха сумела вывернуться и устоять на ногах. Она решила, что это удачный момент и без замаха пнула его в пах.

Боец выпучил глаза, и его хватка ослабла. Валькирия локтем ударила его в нос, с удовольствием услышав хруст сломанных хрящей. Кровь потекла по лицу бойца.

Не давая ему опомниться, Валькирия метнулась за спину противника, захватила шею в удушающий захват и сжала изо всех сил.

Боец засопел и попытался встать, но упал на спину и принялся кататься по полу, пытаясь освободиться. Под весом противника Валькирия сильно оцарапала спину о бетонный пол. Бойчиху это разозлило еще сильнее.

Противник дернулся и затих. Его руки медленно опустились. Валькирия еще некоторое время сжимала его шею, для надёжности, и отпустила. Быстро выкарабкалась из-под тела и огляделась. Публика свистела и топала ногами. Валькирия заметила свой топор и подобрала его. Крутанув им над головой, она обернулась к противнику. Тот лежал без движения и было непонятно, мертв он, жив или притворяется.

Валькирия размахнулась и рубанула по плечу, метя в плечевой сустав. Брызнула горячая кровь. Публика ахнула и затихла.

Еще удар и Валькирия отшвырнула окровавленный топор, схватила почти отрубленную руку и, встав на тело, потянула изо всех сил. С треском рука оторвалась. Публика глухо ахнула. Кто-то истерически захохотал.

Валькирия подняла оторванную руку и, помахав ею публике, громко расхохоталась. Бойчиха с отвращением отбросила окровавленную конечность и снова взяла скользкий от крови топор. Запах крови ударил в нос и погрузил сознание в красный туман.

Топором Валькирия рубила тело до тех пор, пока один из организаторов не остановил ее выстрелом дротика с транквилизатором. Последнее, что увидела Валькирия - блюющего Александра и усмехнулась. Пусть знает. А потом темнота.


Валькирия очнулась в своем трейлере на полу с дикой головной болью. С трудом ей удалось подняться на ноги и оглядеться. Все было по-прежнему. На столе стоял завтрак, давно остывший. Девушка, сдерживая тошноту, дошла до двери и заперла ее. После этого, спотыкаясь, побежала к унитазу. Тошнота накатывала волнами, и пустой желудок содрогался от спазмов. Тихо постанывая, девушка сползла на пол и, обхватив руками живот, замерла, пытаясь справиться с болью.


В час ночи окна большинства квартир тёмные. На улицах лишь люди, спешащие домой с работы, и бездомные собаки, рыскающие в поисках отбросов. Во двор домов одного из спальных районов вошёл парень, таща на плече спортивную сумку. Его окликнул женский голос.

— Эй, парень, прикурить не найдётся?

Он оглянулся и присвистнул. Его окликнула красивая девушка, но по виду шлюха. Хорошая девушка не стояла бы в таком виде на улице.

— Не курю.

— Может, тогда пригласишь на кофе? — девка качнула бёдрами. Парень отмахнулся и быстро пошел дальше. Он и так опаздывает. Босс пристрелит его, если не чего похуже. Товар должен быть доставлен несмотря ни на что. Особенно на такие соблазны. Парень оглянулся, но девушки уже не было.

Ника раздражённо хмыкнула и выглянула из-за угла. Парень оглянулся и, набрав дверной код, скрылся в подъезде. Ника подождала и пошла следом.

Девушка проскользнула в подъезд. Лифта не было. Гулкие шаги парня раздавались сверху. Ника заметила, как он цепляется за перила, поднимаясь на третий этаж. Дойдя до пятого, парень постучал в дверь. Дверь сразу распахнулась, и грубый мужской бас обматерил парня за задержку. Ника не смогла понять, в какую именно квартиру вошёл парень.

Вернуться с неполной информацией ей не позволила гордость. Стараясь не стучать каблуками, Ника поднялась на пятый этаж и осмотрелась. Но никаких следов от парня не осталось, а все двери выглядели одинаково ущербными. Квартира наркоторговца могла быть за любой из них. Ника с досадой посмотрела на потолок и запертый на замок чердак. Вариантов не было, и она спустилась на этаж ниже, где уселась на подоконник и задумалась.

Свет в подъезде погас, но темнота Нику не пугала. Острый слух не улавливал подозрительных звуков, только приглушенный бубнеж телевизора из ближайшей квартиры.

Мысли Ники покрутились вокруг проблемы и, не найдя решения, как потерявшая след свора, рванула по разным направлениям. Больше всего Нику волновала предводительница. После краткого посещения Фрей они снова вернулись в Хугорм и стали его прочесывать в поисках следов Торунн. И с каждой неудачей Гунхильда становилась все молчаливее и задумчивее. Лика уже делала ставки на то, когда предводительница сорвётся и как это будет.

Ника этого очень боялась. Гунхильду она знала мало. Та всегда собрана и серьёзна, иногда шутила, но, после исчезновения Торунн, замкнулась в себе.

Ника уважала предводительницу, она ей даже нравилась. На слухи, что бродили о её участии в войне, Нике было плевать. Люди любят искажать факты, делая из мухи тиранозавра.

Вспыхнул свет, и Ника подняла голову. Перед ней стояла Гунхильда. От неожиданности девушка даже не испугалась. Только спросила:

— Как ты обошла датчики?

В ответ воительница лишь пренебрежительно дёрнула плечом.

— Почему задержалась? — тихо спросила Гунхильда и присела рядом.

— Не удалось выяснить, в какую квартиру зашёл. Не хотела уходить ни с чем, — Ника пожала плечами и смущённо уставилась на свои колени. Проклятая мини юбка задралась почти до трусиков. Девушка покраснела и попыталась подтянуть ее пониже.

Гунхильда это заметила и сочувственно спросила:

— Замёрзла? Давай я тебя подменю, а ты погреешься в машине?

— Все в порядке, — Ника опустила голову. — Я хочу довести дело до конца.

— Хорошо, — Гунхильда встала с подоконника и расстегнула свою куртку. Ника непонимающе посмотрела на неё.

Гунхильда с улыбкой протянула куртку девушке.

— Надень, а то заболеешь.

— А как же ты?

— У меня толстовка, — Гунхильда накинула капюшон на голову.

Ника улыбнулась и хотела сказать, что теперь предводительницу легко принять за парня, как одна из дверей приоткрылась.

Гунхильда действовала быстро и точно. Шаг вперёд, и она подошла вплотную к Нике. Девушка, не до конца понимая, что делает, обняла Гунхильду за талию и раздвинула ноги, позволяя придвинуться ближе. Гунхильда склонилась и поцеловала девушку, а та ответила взаимностью.

Тот же парень, но уже без сумки, вышел из квартиры и, бросив безразличный взгляд на парочку, пошёл вниз. Когда его шаги удалились, Гунхильда отстранилась и улыбнулась Нике.

— Прости, я не успела придумать ничего лучше.

— Все хорошо, — Ника соскользнула с подоконника и, старательно избегая смотреть в глаза предводительнице, пошла вниз. — Думаю, можно уходить.

Гунхильда промолчала и оглянулась на дверь, из которой вышел парень. Осталось найти момент, когда им никто не помешает поговорить по душам с хозяином квартиры. Старый плут был настоящим кладезем информации и наверняка что-нибудь знал.


Раздался громкий стук в дверь. Валькирия все валялась на кровати, и стук ее взбесил. Голова раскалывалась буквально от всего. А тут такой грохот.

Застонав сквозь стиснутые зубы, она медленно поднялась и, держась за стены, потащилась к двери.

— Дьявол! — рявкнул Георг, стоя в компании из двух охранников. Одним из них был Тим, а второй кто-то из новеньких. Совсем молодой парень.

Валькирия мрачно посмотрела на нацеленные на нее дула автоматов и перевела взгляд на Георга.

— Ну, чего?

— Ты больная на всю голову! — Георг помолчал, разглядывая девушку, как невиданную и жутковатую зверушку. — Больше с бойцами выступать не будешь.

Валькирия пожала плечами.

— Сашка конкретно в истерике от твоего выступления и требует, чтобы тебя пристрелили, — Георг усмехнулся и покрутил головой. — Я решил, что ты еще сгодишься. Знаешь же, что настоящие гладиаторы дрались еще с животными. Думаю, такая бешеная тварь, как ты, сможет показать хорошее выступление с себе подобными.

— Да легко. Все равно мне тот бой не понравился, — прохрипела Валькирия и, сморщив нос, добавила. — Эти твои бойцы воняют кошмарно. Пришлось пролить немного крови, чтобы перебить вонь.

— Маньячка, — усмехнулся Георг. — Обычно на бой со зверушками кидают приговоренных к смерти или должников. Ну, понимаешь… Ни черта интересного. Так что, думаю, ты соберешь полный зал и, если не сдохнешь… Получишь чего-нибудь в награду.

— Ладно, — бойчиха пожала плечами.Георг отвернулся и пошел к выходу. Тим тайком кинул Валькирии пачку обезболивающего и похлопал себя по карману. Снова поднял бабла. Валькирия усмехнулась и быстро спрятала пачку в карман. Таблетки избавили от боли, и измученную девушку потянуло в сон.


Лика топала по лужам, с наслаждением слушая хруст льда под подошвами ботинок. Гунхильда заменила её на слежке за квартирой очередного упыря, чему девушка искренне радовалась. Сидеть круглые сутки и смотреть на то, как люди живут своей жизнью, очень скучное занятие.

Лика обожала движуху. Погони, перестрелки, драки — вот к чему она готовилась и, как искренне верила, была рождена. Но в этом задании все, что они делали, это мотались по восточной части страны и шпионили за всяким отребьем, хоть как-то связанным с криминальным миром. Ну, очень достойное занятие для дев щита. И главное никаких результатов!

Лика остановилась в толпе пешеходов, покорно ожидая, когда на светофоре загорится зелёный. Рядом с ней остановилась девушка, она, громко разговаривая, снимала себя на камеру. Внешне она напомнила Лике Торунн. Такие же светлые волосы и даже черты лица во многом схожи. Но поведение разительно различалось. Торунн никогда не стала бы красоваться на людях, она даже говорила тихо и всегда отводила взгляд, словно зрительный контакт был для нее невыносим.

Лика усмехнулась, вспомнив, как предводительница убеждала ее и Нику, что Торунн милая и остроумная, но, наверное, только с Гунхильдой. При каждой встрече Торунн выглядела абсолютно незаинтересованной в общении. Стояла в сторонке, ожидая момента, когда сможет уйти.

«Да они стоят друг друга!» — подумала Лика и, подняв воротник куртки, пошла дальше.


Валькирия сидела на ящике со спортивным инвентарем, пока Эрика ходила перед ней взад-вперед.

— Значит, тебя в бестиарии записали? Интересно. Ужасная участь, но для тебя это хорошо.

— Тоже назовешь меня тварью?

— Нет, — Эрика посмотрела на девушку и улыбнулась немного печально. — Но животные не коварны в отличии от людей. И их повадки выучить легче. В общем, нужно выяснить, какое у тебя будет оружие.

— Никакого, — Валькирия пожала плечами. — С оружием любой может. А тут весь прикол в безоружности.

Эрика присела рядом и подперла подбородок обеими руками. Валькирия посмотрела на небо и зажмурилась, наслаждаясь солнцем.

— Я пойду поговорю с боссом. Полностью безоружной тебя пускать смысла мало. Даже если победишь, тебя покалечат.

— Ага. Им это не выгодно.

Тренерша ушла в дом в сопровождении охранников, а её ученица тем временем замёрзла на улице и забралась в трейлер, где и задремала, ожидая решения своей судьбы.

Начало темнеть, когда Эрика вернулась. За ней тащился Георг. Валькирия отошла от окна и поморщилась то ли от боли, то ли от приближения босса, и вышла им навстречу.

— Мы придумали пару вариантов, как тебя можно защитить, не давая оружия.

Валькирия вздохнула и, опершись спиной на входную дверь, сделала вид, будто внимательно слушает.

— Можно надеть на тебя костюм покрепче, чтобы защитить тело, или выдать щит. Им можно пользоваться и как оружием. Ну, или сеть.

— Костюм мне больше нравится. Главное, чтобы перчатки были прочные.

— Ладно. Будет тебе костюм, — сказал Георг и, дохнув перегаром, ушел.

Тренерша подождала, пока босс скроется из виду, и повернулась к ученице.

— Добавим тренировки с собаками. Пока это будут просто игры. Плюс ещё наденем на тебя защитный костюм и дадим парочке песиков потрепать тебя.

Валькирию заметно передернуло. Эрика помотала пальцем перед её носом.

— Всё будет под контролем. Главной целью будет избавить тебя от страха.

— Ладно. Ну, я и не боюсь. Имела дело с собаками.

Эрика кивнула, и они вернулись к обычным тренировкам. Наблюдая, как ученица подтягивается, она решила не говорить, что дело не ограничится одними лишь собаками. Наверняка будут и другие звери. Публика всегда голодна до впечатлений и будет жаждать больше крови и круче зрелища.


Ника крепко спала, когда сестра вернулась в их съемную квартиру. Лика осторожно закрыла дверь в их комнату и ушла на кухню. Стараясь не создавать лишнего шума, девушка занялась разогревом обеда.

Ника проснулась и первым делом посмотрела на часы. Увидев, сколько она проспала, вскочила на ноги. Какого черта её никто не разбудил?

Лика разгружала посудомойку, когда на кухню вбежала Ника.

— Лика, почему не разбудила?!

— А зачем? — отозвалась Лика, аккуратно складывая вымытую посуду в шкафчик. — Гунхильда сказала, что позвонит, когда нам нужно будет подтянуться.

— Не хочу оставлять её одну, — Ника смущённо потеребила край майки.

— Может, одеться хочешь? — Лика неодобрительно посмотрела на сестру. — Вчера на холоде в таком наряде торчала, что самому дьяволу тошно стало бы, и теперь в трусах носишься.

— Не забывай, что я закаленная, — пренебрежительно фыркнула Ника, но ушла одеваться. Лика покачала головой. Иногда сестра слишком увлекалась. Вчера, например, можно было обойтись и без маскарада.

Ника вернулась на кухню, одев джемпер и джинсы. Лика одобрительно кивнула и села за стол.

— Может, хочешь перекусить?

— Нет. Спасибо, — Ника покачала головой и поставила чайник. — Меня волнует Гунхильда.

— Я сразу поняла, что ты в неё влюбилась! — заявила Лика и широко улыбнулась, заметив румянец на щеках сестры. — Я только за то, чтобы ты встречалась с воительницей…

— Что за дичь ты несёшь?!

— Но не с Гунхильдой.

Ника вдохнула, чтобы продолжить спор, и выдохнула.

— Почему это ты против неё?

— Я не против, — Ника подняла руки. — Просто с ней никаких надежд. Она одиночка, и потом… Ты же слышала, что о ней говорят?

— Мне плевать, — буркнула Ника и потерла нос.

— На пустом месте слухи не появляются.

Ника чихнула.

— Будь здорова, — сказала Лика и, помолчав, примирительно добавила. — Говорила же, что заболеешь. Надо слушать старшую сестру.

— Иди отдохни, — буркнула Ника и налила себе чая.

— Ага, отдохнешь тут с вами. Этим летом даже на море не съездила.

— Мы ведь были на море, — ответила Ника и уткнулась в кружку. Горячий напиток приятно смочил пересохшее горло. Может, обойдется без простуды.

— На каком? Издеваешься?! — Лика возмущенно посмотрела на сестру. — Балтийское море холодное, как влагалище Снежной королевы!

Ника подавилась чаем и закашлялась.

— Сама там купайся, закаленная…

Телефон Ники зазвонил, и она умчалась в спальню, на ходу вытирая рот салфеткой. Лика покачала головой и пошла в прихожую одеваться.


Лика ворчала всю дорогу и была удивлена тем, что Ника её успешно игнорирует. На неё не похоже. Хоть пару ответок сестра могла дать.

Гунхильда стояла у машины и мрачно смотрела в телефон. Лика с отвращением оглядела местность. Ну и глушь. Да ещё до дома цели далеко.

— Излишняя предосторожность, — Гунхильда посмотрела на Лику, и та кивнула. — Хочу застать его врасплох.

— Так вот зачем этот маскарад, — Лика почесала накладные усики. — А ты сама-то маскироваться будешь?

— Некогда. Обойдусь балаклавой. Надеюсь, вы свои не забыли? Вперёд!

Гунхильда обошла Лику и пошла назад мимо заброшенной высотки, переступая кучки строительного мусора. Сестры переглянулись и пошли за ней.

В подъезде они встретили пару мужиков пропитого вида. Те мельком глянули на них и поспешили убраться с подальше.

Дойдя до пятого этажа, Лика сунула руку под куртку и, нащупав кобуру с пистолетом, немного успокоилась.

Гунхильда кивнула Нике, и та постучала, как тот парень.

Сначала долго было тихо, потом шаркающие шаги и глухое ворчание. Воительницы натянули балаклавы и достали пистолеты.

— Какого хера ты припёрся?! — дверь открылась, и Гунхильда уткнула пистолет в лоб старикана. Тот, одетый в засаленных трениках и тапочках на босу ногу, нелепо открыл рот, смотря на пистолет.

— Ну, приглашай гостей, — шепнула Гунхильда и толкнула хозяина квартиры внутрь. Сестры вошли за ней и Лика, идя последней, заперла дверь.

В квартире воняло застарелым перегаром и потом. Обои на стенах отслаивались от сырости. Старик, пятясь, вошёл в комнату и плюхнулся на кресло. Ника заметила в углу худого, полуголого парня. Он лежал на куче тряпья и бессмысленным взглядом смотрел в потолок.

Гунхильда тоже его заметила и, не спуская глаз с наркоторговца, кивнула на него. Лика молча прошла мимо заваленного пакетиками с белым порошком столика, чуть поколебавшись взяла парня за руку и потащила его в ванную.

Ника усмехнулась, теперь Лика снова будет ныть о потерянных перчатках.

— Рассказывай.

— Ч-что?

— А все, что знаешь! — Гунхильда сунула пистолет старикану под нос. — Но особенно интересно про королеву собачьих боев. И не говори, что не в теме. Ты там свой продукт толкаешь.

— Не знаю ничего. Элла вышла из дела после той херни.

Гунхильда молча сняла предохранитель.

— Ай, блять! — На лысине старикана выступила испарина. — Не знаю, что и как, но её грабанули. Всех лошадок увели и зверинец распустили. Лошадей какой-то из арабов выкупил, а с остальными не знаю.

— Кто заказчик?

— Да не знаю я!

— А исполнитель?

— Не знаю.

— Тогда выкладывай все, что знаешь о связях Эллы.

— Серьёзно, бля?! Ты знаешь, сколько у неё всяких…?!

— Ну, наверняка слухи и на эту тему есть.

— Ага. Но я ничего не скажу, — увидев, как прищурилась воительница, он заторопился объяснить. — Не хочу навести на ложный след, что, мне жить надоело? Бля, буду это кто-то из рабочих.

Ника заскучала и оглянулась на стоящую в дверях сестру. Та с отвращением смотрела на свои руки, одетые в перчатки, явно мечтая избавиться от них.

Звук удара заставил Нику обернуться. Гунхильда успела сменить пистолет на нож и замахнулась им на наркоторговца, тот испуганно завизжал. Лезвие замерло в сантиметре от пуза старикана.

Гунхильда оглянулась на держащую её руку Нику. Девушка испугалась, но руку не выпустила.

— Ладно. Живи пока, — Предводительница отступила. Ника отошла в сторону. Зацепив плечом стоящую в дверях Лику, Гунхильда выбежала вон. Сестры молча переглянулись и поспешили за ней.

Гунхильда выбежала из подъезда и глубоко вздохнула. Она потеряла контроль и чуть не совершила ошибку. Всё это тяжело выносить, ей нужен отдых. Но на это нет времени. Гунхильда огляделась, вспомнив, где она находится. По двору шли пара пенсионерок с пакетами.

— Ты как? — Ника коснулась плеча предводительницы. За ней остановилась Лика, нервно наблюдая.

— Уходим. Здесь все.

Предводительница, широко шагая, пошла со двора, сестры пошли за ней, тихо переговариваясь между собой.


Валькирия вздохнула и, тяжело ступая, подошла к тренерше. Двое охранников держали на поводках трех овчарок.

Эрика поглаживала по голове черную, как сам тартар, восточно-европейскую овчарку. Почуяв знакомый запах, пёс заволновался и вскочил на лапы.

— Князь тебя узнал! — довольно заявил Давид, с трудом удерживая пса. Сегодня в свой первый рабочий день после больничного он надел повязку на глаз и уже был взбешен шутками коллег о его увечье.

Валькирия мысленно пожелала Давиду смерти и, обойдя компанию по широкой дуге, встала перед ними.

— Значит так, беги прямо к той стене. Не забывай, что ты в полной безопасности, — спокойно сказала Эрика, берясь за карабин, готовая спустить Князя. — Беги!

Ученица послушно исполнила приказ. Защитный костюм сильно сковывал движения, шлем мешал обзору. Пёс быстро догнал её и в прыжке схватил за рукав. Девушка потеряла равновесие и упала. Пес остервенело трепал рукав и громко рычал.

Валькирия, изо всех сил борясь с паникой, попыталась встать. На каждое её движение пёс сильно дёргал рукав на себя, и она снова падала на землю.

Наконец Эрика подошла и оттащила разъяренного пса.

— Ну, вот видишь. Ничего страшного!

Валькирия, у которой зуб на зуб не попадал, имела другое мнение на этот счёт, но она промолчала.

— Теперь пока Князь передохнет, мы спустим на тебя его друзей. Теперь стой здесь лицом к нам и маши руками. Поняла?

Валькирия кивнула, сглатывая слюну, и поправила шлем.

Эрика отвела Князя к охранникам, и по её команде Валькирия замахала руками, а охранники закричали и спустили псов.

Овчарки слаженно накинулись на свою цель. Валькирия смогла устоять на ногах, и началась борьба. Псы рычали и трепали рукава, пытаясь повалить её. Валькирия дёргала руками, пытаясь вырваться. Борьба продолжалась недолго. Псы одолели девушку и опрокинули на землю.

Давид с удовольствием наблюдал за всем, представляя, как псы будут рвать её на арене.

Когда их оттащили от измученной Валькирии, Эрика распорядилась увести псов.

— Вижу, ты освоилась, — довольно заметила она, помогая ученице встать на ноги.

— Нормально, — Валькирия с трудом перевела дыхание.

— Можешь снимать костюм. На первый раз ты достаточно с ними, натренировалась.

С опаской косясь на ворота в вольер, Валькирия сняла шлем и костюм.

— Жарковато в нем? — задумчиво спросила Эрика, — предупрежу портного.

— Как с костюмом?

— В процессе. Решили вшить внутрь металлические пластины. Понятия не имею, что получится в итоге.

Эрика прищурилась, глядя на ученицу, явно о чем-то решаясь спросить.

— Я слышала, раньше ты работала на одну из держательниц бойцовских зверей.

— Да.

— Хм, ухаживала за ними?

Валькирия кивнула, пытаясь понять, куда ведёт Эрика. Но та задала пару заданий для самостоятельных тренировок и ушла, так ничего и не объяснив.

Валькирия в тот вечер долго лежала без сна, думая, о чем знает тренерша и какие ожидать последствия.


========== 15 Посвящение в бестиарии ==========


Первыми в вольер Валькирии вошли двое вооруженных охранников. Затем Эрика, Георг и хилого вида мужичок в очках с тонкой оправой. В руках он мял кожаную сумку.

Валькирия сразу насупилась, выходя им навстречу.

— Мерки снять, — сразу сказал Георг, готовый биться насмерть, но дело выполнить. Валькирия так посмотрела на портного, что тот испуганно отступил за вооруженных охранников.

— Давайте все-таки я это сделаю, — сказала Эрика, забирая у портного сумку. Тот безропотно подчинился.

Валькирия впустила тренершу внутрь и заперла дверь.

— Давай, раздевайся. Мерки должны быть сняты идеально. Иначе в бою пожалеешь.

Пока девушка раздевалась, Эрика разложила на столе мерную ленту и несколько листов, на которых были нарисованы женские фигуры с отметками для мерки.

Снимая каждую мерку по три раза, Эрика записывала данные на листы. Валькирия стояла, как каменное изваяние, и только хмурилась. Когда все мерки были сняты и тщательно записаны, обе вздохнули с облегчением.


Группа Ирики собралась на тренировку в зале. Ученицы разбились на группки, обсуждая праздник, посвящённый новому году. Некоторые до сих пор не могли принять запрет на участие дев щита в военных конфликтах и спорили о его справедливости.

Ева с Триадой и ещё одной ученицей спорили о силовых тренировках.

— Изометрические упражнения необходимы, — утверждала Триада. — Я их выполняю и поэтому сильнее всех в нашей группе.

— Да неужели… — Ева рассмеялась. — Вчера Ирика положила тебя на лопатки. С Астой ты даже не боролась.

— Я всегда готова, — Аста тряхнула волосами и потянулась. Ева с лёгкой завистью посмотрела на мускулистое тело девушки. — Выбери время.

— Да хоть сегодня, — Триада широко улыбнулась и расправила плечи.

— Извини, но сегодня все силы придётся потратить на тренировку, — пришедшая Ирика позвала остальных. — Давайте, девчонки, сегодня мы должны выложиться на полную.

Ева подумала, что на полную они выкладываются всегда, но промолчала. Остальные восприняли призыв вожатой с энтузиазмом.

— Давайте разомнемся, как следует. Травмы нам ни к чему!

Ирика ходила вдоль шеренги выполняющих отжимания девушек, поправляя ошибки и подбадривая.

Ева, трясясь, вытолкнула себя наверх и сделала пару дополнительных вздохов прежде, чем опуститься вниз.

— Без отказов, — шепнула Ирика, проходя мимо, и продолжила громко считать повторы. — Пятьдесят три, пятьдесят четыре…

Триада, не останавливаясь, повернула голову и подмигнула подруге. Ева сделала ещё пару повторов прежде, чем дошла до предела.

Ева поднялась на ноги и вышла из шеренги. Ненавидя свою слабость, она оглядела продолжающих отжиматься девушек. Лерка на миг оглянулась на неё и ухмыльнулась.

Ева отвела взгляд. Ну, эта стерва ещё получит. Девушка отошла к полке с бутылочками питьевой воды и взяла одну. Зато в силе она хорошо прибавляет. Ева открутила крышечку и отпила. Все сразу тренировать все равно не удастся.

— Хорошо, три минуты отдыха и следующее упражнение, — Ирика хлопнула в ладони. Девушки поднялись и, отряхнув ладони, подошли за водой. — Дополнительно разомните кисти для подтягиваний. И не сидеть, походите. Сколько можно повторять одно и то же?!


Костюм полностью готов был через месяц. Валькирию к тому времени успешно натаскали на собак. Теперь ее страх превращается в ярость и придавал сил.

Вновь к ней в вольер заявилась та же компания. Только теперь портной шёл впереди, гордо неся костюм в чехле.

С поклоном он вручил его немного удивлённой Валькирии. Эрика отдала коробку с новенькими ботинками, и они снова заперлись в трейлере.

— Даже интересно, — Валькирия улыбнулась, распаковывая чехол.

— Что думаешь? — спросила Эрика, пытаясь разглядеть реакцию девушки.

— Неплохо, — Валькирия пожала плечами, смотря на чёрный комбинезон с металлическими пластинами, он напомнил ей мотокомбинезон. Наверняка портной просто его улучшил.

— Да. Пластины решили не прятать. Когти разорвут ткань, и после первого же боя костюм придётся выкинуть.

Валькирия быстро надела комбинезон, а тренерша помогла ей застегнуть молнию на спине.

— Вот черт! Ты будто массивнее стала, — восхитилась Эрика, хлопая ученицу по плечам.

Валькирия, избегая смотреть в зеркало, взяла коробку с ботинками и обулась. Ботинки были хороши. Удобные и легкие.

— О, эта последняя деталь лично от меня.

Тренерша протянула черный кожаный ошейник с металлическими заклёпками.

— Я ж не собака, — Валькирия даже обиделась на такой подарок, чем вызвала хохот Эрики.

Тренерша молча показала ошейник другой, внутренней стороной и с удовольствием наблюдала, как у ученицы буквально отвисает челюсть.

— Это особо крепкий сплав. Горло тебе не перегрызут. А ошейник красиво замаскирует броню. Согласись, это круто.

— Не то слово, — Валькирия взяла ошейник и осмотрела его. Хоть и ненавидела такие аксессуары, но примерила.

— Ну как?

— Боюсь, шею натрет. Опыт был, — Валькирия поморщилась, сорвала ошейник и протянула его Эрике. — Подкладка мягкая не помешает.

— Хорошо. Доработаю, — Эрика забрала ошейник и сунула его во внутренний карман рубашки. — Ну давай. Покажем им.

Валькирия поморщилась, но вышла из трейлера и замерла, пока портной, бубня себе под нос, бегал вокруг неё, осматривая каждый шов. Потом он попросил девушку подвигаться. Валькирия послушно исполняла приказы. В итоге портной записал пару строчек в свой блокнот и счастливый умчался, не дожидаясь сопровождающих.

Георг с охранниками ушли сразу за ним. Эрика задержалась, ожидая, пока Валькирия снимет костюм, и, забрав его, ушла.


В квартире было тихо. Это подозрительно. Ника вытащила пистолет и тихо сняла предохранитель. Ступая бесшумно, девушка осмотрела все комнаты и остановилась перед дверью в комнату Гунхильды. Нужно было убедиться, но вот так врываться к предводительнице было неприемлемо.

— Можешь войти, — послышался глухой голос из-за двери. Ника, держа пистолет на готове, открыла дверь. Гунхильда лежала на кровати лицом в подушку. — Не стесняйся.

Ника осмотрела пустую спальню. Красивый вид интерьера портила разбросанная повсюду одежда.

— Извини. Я просто…

— Понимаю.

Ника потопталась в дверях и хотела уходить, как Гунхильда окликнула её.

— Да?

— Где Лика?

— О, у неё появилась идея, и она сказала, что хочет её проверить. Уверяла, что ничего опасного, просто посмотрит.

— Хорошо, — Гунхильда замолчала, и Ника снова повернулась к выходу. Но подумала, что это подходящий момент, и, не дав себе передумать, выпалила.

— То, что говорят о тебе, это правда?

Предводительница молчала так долго, что Ника успела три раза приговорить себя к увольнению.

— Да.

Ответ прозвучал так тихо, что Ника решила, что ей показалось.

— Всё правда.

Гунхильда зашевелилась, и Ника почувствовала страх, не желая встречаться с ней взглядом.

— Абсолютно все.

Воительница смотрела на неё, и во взгляде было столько боли и отчаяния, что Нике стало плохо.

— Я проклинаю себя каждую минуту наяву, а во сне они приходят и делают это сами.

Ника подошла и, присев на кровати, взяла её за руку. Широкая ладонь была холодной и вялой.

— Если я не смогу спасти Торунн…

— Мы найдём её, — в голосе Ники звучала уверенность, которой она не чувствовала. Между собой сестры давно решили, что гоняются за призраком. Либо Торунн нет в живых, либо она изменилась и сама прячется.

— Я такая идиотка… Думала, что она тот шанс загладить свою вину, и вот… Наверное, я виновата, что она пропала. Я слишком загрузила её.

— Ты же помнишь, как она обожала тренироваться с тобой и учиться у тебя. И ты мне жаловалась, что заставить делать её что-либо против воли невозможно. Если бы ей стало тяжело, она бы сказала тебе.

Гунхильда замолчала, думая над словами Ники. Часть её хотела в это верить. Но монстр, имя которому вина, не хотел отдавать свою пищу.

— Может, ты и права.

Гунхильда перевернулась и легла на спину. От лёгких движений спортсменки не осталось и следа.

— Тебе необходим отдых. Если дашь себе отдохнуть, то я готова поклясться, задача станет легче.

Гунхильда покачала головой и села, опершись о спинку кровати.

— Мне не дадут отдохнуть…

— Если позволишь, я буду с тобой, — Ника улыбнулась. — Посторожу твой сон.

— Ника… Ты просто ангел.

Суровая воительница смущенно улыбнулась. Ника забралась на кровать и похлопала по подушке рядом с собой.

Немного поколебавшись, Гунхильда легла рядом. Ника укрыла их одеялом и крепко обняла её.

— Ладно. Но разбуди через пятнадцать минут, если я вдруг усну.

— Конечно.


Несмотря на заморозки тренировки Валькирии продолжались на улице. Снег ещё не выпал, но листья уже прикрыли землю в ожидании. Птички резво скакали по крыше трейлера, собирая нанесённые ветром семена. От окрика они вспорхнули и легко улетели сквозь решётку.

— Да что с тобой сегодня такое?! — тренерша стукнула кулаком в перчатке по турнику.

Ученица пожала плечами и спрыгнула с перекладины на землю. От её тела вился лёгкий пар. Несмотря на холод одета она была легко.

— Неужели все-таки боишься?

— Нет, — Валькирия решилась спросить: — Помню, ты спрашивала меня о моей прошлой хозяйке? Случайно не знаешь, как она сейчас?

— Зачем тебе?

— Нууу… — девушка огляделась и понизила голос до шёпота. — Чертовски не хотелось бы с ней встретиться. Она же занимается псами…

— Уже нет, — Эрика подошла к девушке и сделала вид, будто объясняет что-то о хвате. Валькирия уставилась на её руки, внимательно слушая. — После смерти сестры она слетела с катушек, и её заперли в психушке.

— У неё была сестра?! — от удивления Валькирия забыла о конспирации.

— Ты не знаешь?! Да она же была её правой рукой! Единственной, кому Элла доверяла.

Валькирия молча смотрела на собеседницу, пока до неё доходил смысл сказанного.

— Страшная смерть. Такую никому не пожелаешь, — Эрика передернула плечами.

— А откуда ты все это знаешь?

— Ну… — Эрика усмехнулась, заметив, что поменялась местами с Валькирией. Рассказывать не хотелось. — У меня есть связи в некоторых кругах…

— Да ладно. Дальше меня инфа не уйдёт.

— Я встречаюсь с одной журналисткой. Она профи. И она раскопала все это дело.

— Понятно. Давай продолжим. Я хочу лечь пораньше.


Мелкий снег падал на подмерзшую землю. В опавшей листве вдоль дорожек парка шуршали синицы.

В этот раз обе группы выпускниц собрались вместе на входе в парк и активно разминались.

Ирика и Катрин стояли в стороне, обсуждая маршрут и возможные сложности.

— Твоя новенькая сможет добраться до финиша?

Ирика помолчала, надевая перчатки.

— Она показывала неплохие результаты на километровых дистанциях, но, что будет на десяти, я не знаю. Да ещё холодно. Я побегу позади. Сможешь вести группу?

— Конечно. Не передумала насчёт вечера?

— Ещё нет. Посмотрим после забега, — Ирика откашлялась и отдала команду выстроиться у ворот.


Лагерта сидела в своём кабинете и думала о том, что в жизни не испытывала большей неловкости. Перед ней на стуле для посетителей сидела элегантная женщина. Её тёмные волосы, собранные в учительский пучок, почти все поседели.

— Сидишь, будто кол проглотила, — тихо сказала женщина с усмешкой. — Лагерта, я тебя не узнаю.

Лагерта смутилась ещё сильнее.

— Простите, Госпожа Ягар, это место по праву должны занимать вы.

— О чем ты? Это давно в прошлом… И, будем честны, какая из меня была Главенствующая дева? — собеседница покачала головой. — Под моим управлением был небольшой посёлок и десяток воительниц. О, богиня, и как исторически сложилось — главенствующих дев должно быть две… Я всего лишь старая Бринхилд Ягар, бывшая глава фем-общины и следовательница, которая вот-вот выйдет на пенсию. Зови меня по имени. В старости это одна из немногих радостей.

— Хорошо, Бринхилд, — Лагерта улыбнулась и немного расслабилась. Не смотря на свою репутацию, перед ней сидела обыкновенная женщина, страдающая от одиночества, как она сама призналась накануне встречи.

— А, кстати, раз уж речь зашла о главенствующих девах… Где твоя возлюбленная Астрид? И почему меня не пригласили на свадебный обряд?! — Бринхилд возмущённо воззрилась на растерянную Лагерту.

— Мы не афишируем наши отношения и свадьбы не было, и… Откуда вы знаете?

Бринхилд снисходительно улыбнулась, довольная, что смогла застать Лагерту врасплох. Не весь еще порох превратился в песок.

— Я, может, и старуха, но ещё и следовательница с большим опытом. А ещё я сразу увидела любовь между вами, — Бринхилд погрустнела. — Пусть мне и не довелось её испытать.

Лагерта поерзала в своём кресле и решилась сменить тему. О своей личной жизни она не хотела говорить.

— Как ваша дочь? Я слышала, она пошла по вашим стопам?

— Ох уж эта Герда! — Бринхилд покачала головой. — Ох уж и натерпелась я с ней. Но сейчас вроде она успокоилась и взялась за ум. Поэтому я всегда завидовала Ульрике, у неё и дочь, и внучка удались на славу. Думаю, она так и не смогла оправиться после гибели Майи. О чем думала Майя, идя на такое задание, когда дома ее ждала маленькая дочь?!

— Майя была прекрасной воительницей, как и Гунхильда. — Лагерта тяжело вздохнула. — Поэтому мы решили принять этот закон.

— И я полностью поддерживаю твоё решение. А что Гунхильда? Как она отнеслась к этому?

— Вроде нейтрально. Она полностью поглощена поисками Торунн, — Лагерта потерла лицо руками и, вздохнув, продолжила: — Вообще с войны вернулась другим человеком.

— Они с Майей такие разные. Ее мать ни за что не позволила бы принять этот закон. Наверное, Гунхильда уродилась в бабушку, — сделала вывод Бринхилд.

— А что вы скажете о нашей ситуации с главной монахиней? — спросила Лагерта, начавшая уставать от праздной болтовни.

Бринхилд посуровела и строго посмотрела на собеседницу.

— Займись этим как можно быстрее. Если ваши разборки затронут дев щита или монахинь, я тебе этого не прощу.

Лагерта кивнула. Теперь она спокойно могла приступать к выполнению плана. В случае чего Бринхилд прикроет её.


Это была та же арена и, кажется, те же зрители. Валькирия, как обычно, переоделась, но теперь на её плечи охранник накинул длинный балахон с капюшоном.

— Пусть не видят раньше, — пояснил Георг.

Валькирия только плечами пожала. Ей было не до этого. Своего противника она не видела и это её беспокоило.

Наконец, визги и рычание, раздававшиеся на арене, затихли, и гонг ударил трижды.

Валькирия глубоко вздохнула и крепче сжала кулаки. Перчатки чуть скрипнули.

— Главное, помни про зрелище, — с этими словами Георг сорвал с неё балахон.

Ведущий объявил о новом бое.

Ворота распахнулись, и пружинистым шагом Валькирия вошла на арену. Зрители притихли, разглядывая её. Обычно бестиарии вышвыривались на арену голыми.

Бойчиха прошла на середину и остановилась, ожидая, когда откроются ворота с другой стороны.

Ведущий объявил о появлении новичка из псов, и ворота распахнулась. Захлебываясь лаем, на арену вылетел крупный пёс неопределённой породы и кинулся на девушку.

Валькирия стиснула зубы и в последний момент увернулась. Пёс в прыжке клацнул зубами в сантиметре от её руки. Бойчиха схватила пса за холку и, крутанувшись вокруг своей оси, отшвырнула его от себя.

Пес, словно кошка, упал на лапы и снова атаковал.

Зрители вопили и хлопали по защитному стеклу. Между рядов бегали разносчики напитков и те, кто принимал ставки. Эрика, сидевшая в первых рядах, не отрываясь, смотрела за боем. Она знала то, чего не знали остальные, и боялась, безумно боялась того, что может произойти.

Ведущий с помощью мощных динамиков перекрикивал гул толпы, комментируя особо захватывающие моменты схватки: «Вы только взгляните, какая сила духа у Валькирии! Она играет с ним, как со щенком! Ого! Пёс взбесился и пустил пену! Вы только взгляните на эту пасть! Как долго сможет сдерживать натиск дикого зверя эта девушка?! Ох, нет, кажется, это конец!»

Валькирия, лежа на спине, пыталась добраться до горла пса, пока тот делал то же самое. Клыки клацали у носа. Пенистая слюна капала на балаклаву. Шкура под руками перекатывалась, словно живая, не давая зацепиться.

Валькирия бросила попытки вцепиться в горло и выставила вперёд левую руку, давая ему укусить. Она с трудом сдержала крик, ощутив давление, с которым челюсти стиснули её предплечье.

Девушка изо всех сил рванула руку влево к полу, одновременно упираясь в пол правой ногой, и ей удалось навалиться на пса.

Свободной рукой она смогла прижать его за горло к полу и сесть сверху.

Держа пса так, она повернула руку под углом, заставляя пса отпустить. Удерживая противника обеими руками, она навалилась всем телом, удерживая его на спине. В позе покорности. Пёс с этим был совершенно не согласен, но вырваться не мог и продолжал биться под ней, пока не обессилел.

Организаторы, видя, что это финал, дали сигнал окончания поединка.

— Победила Валькирия! Ура! — заорал ведущий, явно сделавший на неё ставку, и на арену выбежали работники арены. Валькирия помогла им надеть на пса поводки на палках, и они увели его прочь.

Валькирия, пошатываясь, ушла с арены. Её трясло, сопровождающие молчали и тревожно оглядывались на неё всю дорогу.

В их глазах Валькирия ясно видела страх. Не презрение, не отвращение, а только страх. И ей это нравилось. Очень нравилось.


Ника проснулась, почувствовав чей-то взгляд, и не сразу поняла, почему Гунхильда лежит рядом и насмешливо смотрит на неё.

— Ты похожа на сонного котёнка, малышка.

— Извини, я…

— Если ты выспалась так же, как я, то все хорошо.

— Правда, ты выспалась?

Ника отвернулась и потянулась за телефоном, лежащим на тумбочке. На часах было два часа ночи и одно сообщение от Лики. Та написала, что не придёт ночевать, так как встретила какую-то неземную красотку и будет отрываться с ней, и просила прикрыть её перед начальницей.

— Да. Не забудь прикрыть сестру.

— Ч-что? — Ника обернулась и поняла, что Гунхильда не могла не прочитать сообщение. — Ох, она это…

— Да ладно. Она хорошо поработала и заслужила отдых. Раз уж мы выспались, предлагаю набрать еды и включить какой-нибудь фильм. Согласна?

— С удовольствием. Только фильм выберу я.

— Хорошо, — Гунхильда улыбнулась. — Тогда возьму на себя еду.


========== 16 Встреча старых подруг ==========


Валькирия вышла во двор вольера, когда на часах было пять утра. Ей приснился кошмар, и теперь спать расхотелось вовсе.

Было темно. Валькирия пнула сугроб и вздохнула. Клуб пара вырвался изо рта и растаял в воздухе.

В соседнем вольере слышался приглушенный кашель. Неудачная попытка одного из бойцов закаляться. Валькирия усмехнулась, прошла по тропинке к воротам, повернула и побрела по дорожке вдоль забора. Хоть ноги размять, раз спать не получается. Странно, и с чего ей приснился этот кошмар. Что снилось, она не помнила, но ощущение ужаса было отчетливым. Тряхнув головой, бойчиха перешла на бег.


Ника лежала на спине, закинув ноги на спину Гунхильде. Та, крепко удерживая таз девушки, быстрыми и лёгкими касаниями языка ласкала её клитор. Гибкое тело девушки извивалось, заставляя напрягать мышцы, чтобы удержать её, а тихие стоны ласкали слух, заставляя Гунхильду бороться с искушением опустить руку к своей промежности.

Наконец, Ника кончила, крепко сжав бедра и застонав сквозь стиснутые губы.

Гунхильда, не торопясь, поднялась, упираясь руками в кровать, и вытерла губы ладонью.

Тяжело дыша, Ника лежала без движения. Гунхильда с вожделением окинула взглядом обнажённое девичье тело и легла рядом, ожидая, когда партнёрша придёт в себя.

— Это было круто, — шепнула Ника и потянулась к Гунхильде. — Иди ко мне.

Но партнерша покачала головой.

— Отдохни немного. Я сейчас вернусь.

— Нечестно, — шепнула Ника, закрывая глаза и отдаваясь неге.

Гунхильда поднялась с кровати, ещё раз оглянулась на девушку и ушла в ванную. Там, стоя в ярком свете ламп, она посмотрела в зеркало.

Ее тело покрывали следы засосов и царапин. Это заставило Гунхильду улыбнуться.

— Ника…

Гунхильда бы никогда не сказала, что та может быть такой активной в постели. В этом милом ангеле таилось столько страсти, что, находясь с ней, эта девушка захватывала не только тело, но и разум.

Вернувшись в спальню, Гунхильда обнаружила пустую кровать. Не успев предположить, куда же делась тающая от блаженства девушка, она ощутила присутствие за спиной и резко обернулась, готовая к бою. Но за её спиной стояла лишь Ника, держащая в руках пояс от своего халата.

— Думаю, мне придётся тебя связать, чтобы ты не перехватывала инициативу.

— Ника… Правда. Я не хочу…

Ника сделала быстрое движение, и уже Гунхильда оказалась в её объятиях. Рука Ники легла на низ живота и скользнула вниз.

Гунхильда плотно сжала губы, но тело предало её.

— Я чувствую, что хочешь, — шепнула Ника, окуная пальцы во влагу. — Доверься мне и не пожалеешь.

Гунхильда обречённо кивнула, следуя указанию, залезла на кровать и легла на спину. Ника села на её живот и, чуть наклонившись вперёд, связала её руки над головой, привязала к изголовью кровати.

Гунхильда подергала руками, проверяя крепость привязи. Руки пронзила боль.

Ника опустилась ниже и легла сверху. Лёгкая тяжесть Гунхильде нравилась, и контраст прохладного воздуха и горячего тела заставлял желать большего.

Нежные губы Ники на краткий миг прижались к её губам, затем коснулись её подбородка и затем ключиц.

Тонкие, ловкие пальцы девушки гладили грудь. Ника наклонилась и коснулась соска кончиком языка. Гунхильда вздрогнула, ощутив лёгкий укус вместо поцелуя.

Ника хихикнула и поцеловала другой сосок, опуская руку между ног партнерши. Невозмутимая воительница застонала и подалась навстречу руке. Ника прижалась щекой к груди, с наслаждением гладя влажную, горячую плоть. Её мокрая ладонь скользила вверх и вниз, не останавливаясь.

— Ника… — То ли вздох, то ли голос.

— Не-а. По моим правилам, — Ника наслаждалась своей властью. Она широко раздвинула бедра Гунхильды и легла между ними. Не торопясь, медленно провела языком вдоль, вновь вырвав стон, когда язык задел клитор.

— Ника! — в голосе слышалась власть. Ника опомнилась. Эта призрачная иллюзия покорности всего лишь иллюзия. Воительнице ничего не стоит разорвать путы, и вот тогда…

— Да, моя Госпожа, что хотите? — Ника вернулась и легла рядом. Её рука, дразня, гладила живот партнерши.

— Ника, пожалуйста…

Ника удивилась. Заставлять её умолять в планы не входило, но это так возбуждает. Ника положила пару пальцев на клитор, массируя его лёгкими касаниями.

— Сильнее! — рявкнула воительница, бросая яростный взгляд на удивленную партнершу. И та сразу же исполнила приказ, нажимая сильнее, немного беспокоясь, не причинит ли это вреда. Всего пару движений и Гунхильда кончила с протяжным вздохом.

Довольная собой, Ника развязала пояс, освобождая руки воительницы. А затем легла рядом и прижалась к ней, положив голову на грудь, внимательно слушая сердцебиение.


Заполненные трибуны сегодня были странно тихими. Валькирия вышла на арену и, сложив руки на груди, стала ждать противника. Вроде все, как обычно. Но сегодня она не имела понятия о породе соперника. Тим, на удивление, был не в курсе и выглядел озадаченным.

Ведущий сделал паузу после объявления Валькирии и снова заговорил, но голос его звучал странно:

— А теперь встречаем противницу Валькирии!

Валькирия нахмурилась, что-то точно было не так. Обычно против нее выпускали кобелей.

Ведущий смешался и продолжил:

— О, владелица нашего сегодняшнего зверя хочет сказать пару слов Валькирии!

Валькирия вскинула голову на ведущего и обомлела. Рядом с ним стояла Мари и счастливо улыбалась. Следующие слова для неё прогремели громом:

— Здравствуй и прощай!

Ворота распахнулись и на арену изящным прыжком метнулась львица.

Валькирия с первого взгляда узнала свою заклятую подругу. Львица принюхалась, увидев, что перед ней человек, и, кажется, немного растерялась. Пригибаясь, она пошла к Валькирии. От ужаса девушка застыла, не в силах отвести взгляд от глаз хищницы. Та не отводила взгляд, специально удерживая жертву на месте.

Ведущий вопил о силе духа и выдержке невероятной Валькирии. Львица подошла на расстояние пяти метров и потопталась на месте, готовясь к прыжку. В последний момент Валькирия бросилась в сторону, и гладкий бок большой кошки скользнул мимо нее так близко, что можно было разглядеть каждую шерстинку.

Львица приземлилась на лапы и, рыкнув, снова прыгнула. Увернуться Валькирии не удалось и львица повалила ее на пол.

Удерживая рычащую пасть в нескольких сантиметрах от лица, Валькирия впервые пожалела, что при ней нет оружия. Огромные лапы обхватили её, и когти впились в тело, пробив защиту костюма. Задними лапами кошка начала драть свою жертву, пытаясь вспороть живот.

Валькирия взвыла от боли и принялась пинаться. Но львицу это лишь раззадорило, и она, вывернув голову, вцепилась в бок. Валькирия тщетно пыталась схватить её за голову. Короткая шерсть и кожа выскальзывали из её рук. Словно издали, она слышала крики толпы. Челюсти сжимались все сильнее. Валькирия в отчаянии просунула между клыками пальцы и, наверное, смогла защемить кошачий язык. Львица на миг отпустила. Больше рефлекторно Валькирия наотмашь ударила по оскаленной морде. Удар бы получился слабым, но попал по носу, заставив кошку чуть отклонить голову. Валькирия схватилась за приоткрытые челюсти и попыталась порвать пасть. Львица легко вырвалась и отступила на пару шагов, мотая головой.

Валькирия тут же села и попыталась встать. Но вторая атака швырнула её на пол, и она сильно ударилась головой. В глазах начало темнеть. Лапа наступила на её грудь, не давая вдохнуть. И с победным рыком львица вцепилась в горло своей жертвы.

Публика в один голос застонала в отчаянии. И лишь Мари смеялась, смеялась и смеялась.

Три раза ударили в гонг, и львица выпустила жертву, лишь когда в её бедро впился дротик с транквилизатором. Как только она уснула, на арену вышли пара работников. Окровавленное и безжизненное тело девушки валялось, словно выпотрошенная рыба, а вокруг лежали стальные пластины, похожие на чешую. Равнодушно работники переложили тело на носилки и унесли с арены.


Наступал новый год. Жизнь во Фрейях кипела. Обычно пустынные, улицы были заполнены народом. Женщины всех возрастов ходили по магазинчикам, закупая то, что не успели, и просто наслаждались атмосферой.

Триада зашла в оружейный магазин, скинув капюшон куртки, отряхнула снег с ботинок и подошла к прилавку.

— Привет. Могу чем-нибудь помочь? — За прилавком стояла хмурая женщина.

— Привет. Да. Меня интересует холодное оружие. Что-нибудь универсальное. В подарок.

— Понимаю, — продавщица улыбнулась. — У нас имеется неплохой ассортимент боевых ножей разных стран.

— А российские есть? — Триада на миг забыла, что пришла за подарком.

— О, богиня, кому что, а тебе…

— Лера! — окликнула женщина пришедшую из другого зала Лерку. Та фыркнула на Триаду и, буркнув: — Да, мам. — Скрылась в подсобке.

— Недавно завезли. Найти оригиналы — настоящее испытание, — заговорила продавщица, пытаясь отвлечь Триаду от хамства дочери.

— Они знают толк в оружии, — Триада улыбнулась. — Насчёт подарка… Я хочу подарить что-нибудь из немецкого.

— Была пара подходящих, — продавщица пошла в подсобку. — Сейчас посмотрю.

Лерка вынесла коробку и, осторожно поставив её на витрину, открыла.

— Вот интересующие тебя ножи. Можешь посмотреть, а я пошла.

— Угу. Спасибо, — Триада занялась рассматриваем ножей.


По телевизору шла какая-то новогодняя комедия, которую никто не смотрел.

— Так нечестно! Ты обманываешь! — крикнула Лика и отшвырнула карты на стол. Гунхильда расхохоталась. Ника встряхнула волосами и спокойно ответила:

— Даже не думала. Ты просто играть не умеешь.

— Иди знаешь куда? — огрызнулась Лика и, возмущённо сопя, принялась собирать раскиданные карты.

— Да ладно вам. Тебе просто не везёт. Это бывает, — примирительно сказала Гунхильда и отпила горячий шоколад. — В картах больше решает везение. Особенно, если играешь в больших компаниях.

— Тебе хорошо говорить. Ты ни разу не проиграла, — проворчала Лика, мешая колоду. Ника показала ей язык и потянулась за пачкой орешков в шоколаде.

Сегодня группа Гунхильды целый день просидела в квартире. Сестры за это время успели три раза поругаться. Предводительница со спокойным видом решала их споры и, кажется, тоже отдыхала.

— Ладно. Это будет последняя партия.

— На что будешь играть? — спросила Ника.

— На свои орешки.

— Идет! — откликнулась Гунхильда и, отставив свою кружку, потерла руки.

— Даже не надейся, что их получишь ты, — с улыбкой сказала Ника. На что Гунхильда хмыкнула и, взяв свои карты, нахмурилась.

— Ну, что же… Надежда умирает последней.

Лика улыбнулась, посмотрев свои карты, и со злорадством посмотрела, как морщит нос Ника.

— Я все равно отберу твои орешки, — шепнула Гунхильда, глядя на Лику поверх карт. Лика скептически приподняла бровь. — Кстати, не хочешь съездить в Фрейи? Мне нужно передать подарки для главенствующих дев.

— Могу, конечно. А… Я одна поеду? — Лика удивлённо посмотрела на сестру, но та с увлечением перебирала свои карты и соизволила бросить лишь:

— Ты одна дорогу не знаешь?

— Да я хоть сейчас поеду. Хоть отдохну от тебя!

— Отлично, — Гунхильда поднялась и ушла в свою комнату, и сразу вернулась с двумя коробками упакованные в блестящие упаковки. — Астрид — синий, Лагерте — красный.

— Правда, сейчас могу ехать? — Лика с надеждой посмотрела на предводительницу и та кивнула. — Жду тебя назад второго января. Ты вполне заслужила отдых.

— О, спасибо! — Лика умчалась в их с сестрой комнату и менее, чем через пять минут, прогремела по лестнице, забыв попрощаться.

— А мы что будем делать? — спросила Ника, все так же перебирающая карты.

— А что захочешь, — Гунхильда пожала плечами. — Можем продолжить играть в карты.

Ника отложила карты в сторону и, сев рядом, положила голову на плечо девушки, смотря в глаза.

— На раздевание? — спросила она с надеждой. Гунхильда улыбнулась.

— И не только.

— У меня много фишек, — мурлыкнула Ника, обнимая Гунхильду за шею.

— Эй, та игра, что была с Ликой, обнуляется!

Ника надула губы, но не удержалась от смешка и взобралась на колени Гунхильды.

— Тебе это не поможет. Эти руки… — она положила руки на грудь воительницы и потерла пальцами соски через футболку. — Самые ловкие на востоке Балтии.

— Не мне спорить, — Гунхильда улыбнулась. С лёгким волнением ощущая, как эти руки проникают под футболку и кончиками ногтей водят по ребрам, взбираясь выше.

Ника решила не спешить в этот раз и подольше мучить любовницу. Ну, или до тех пор, пока не закончится терпение Гунхильды.


Ева тоже поддалась праздничному настроению и отправилась по магазинам. Денег, что платили в виде стипендии, вполне хватало на достойный подарок для подруги.

Проходя через городскую площадь, Ева заметила идущих с пакетами Ирику и Катрин. Девушки о чем-то говорили и смеялись. Кажется, для Асты есть хорошие новости. Она спорила с Триадой о том, что вожатые встречаются уже пару месяцев. Хотя, может, это просто дружеские посиделки. Пока наблюдала за вожатыми, девушка столкнулась с кем-то и извинилась.

— Ева, тебя не узнать, — с усмешкой ответила Астрид, держа подмышкой коробку.

— Астрид… — Ева смутилась. — Прости. Задумалась немного.

— Да ладно. У тебя все в порядке?

— Да. Спасибо вам, — не зная, как продолжить светскую беседу, Ева спросила, кивнув на коробку. — Подарок Лагерте? — Казалось, невинный вопрос заставил и без того покрасневшие щеки Астрид покраснеть ещё на пару оттенков.

— Это для наших стражей. Они ещё любят поиграть.

— Классно, — Ева улыбнулась. — Хорошего нового года!

— И тебе, — Астрид подмигнула девушке и потащила коробку дальше.


Белоснежная палата, удобная, чистая постель и вкусные, питательные блюда, на большом экране показывали все, что душа пожелает, и все время дежурила заботливая сиделка, готовая выполнить любую просьбу.

Валькирию бесило все. Она не стеснялась это показывать. Зашедший в обед Александр был послан в ад, и лишь немного его голова разминулась с запущенной в него тарелкой горячего супа.

Охранникам, вбежавшим за боссом, удалось обездвижить девушку и приковать к кровати ремнями.

— Так и знал! Так и знал! — орал из коридора Александр.

— Здравствуй, — к нему сзади подошла Эрика.

— Привет. Твоя ученица совсем с катушек съехала!

— Я разберусь, — отмахнулась тренерша и зашла в палату.

Охранники вышли из палаты и встали у дверей. Эрика недовольно хлопнула дверью. Охранник посмотрел на босса, но тот лишь махнул рукой.

Эрика прошлась по палате, словно здесь не было настороженно смотрящей на неё ученицы.

— Ты выбрала хорошую стратегию. Я бы сама не додумалась. Честно.

— О чем ты? — Валькирия откинулась на подушку, обессиленная скандалом.

— Про твое поведение. Хорошая тактика избавиться от их общества.

— Надоели просто, — Валькирия дёрнула плечом и беззвучно взвыла от боли в ребрах.

Эрика внимательно посмотрела на неё и задумалась. Думала долго. За это время боль утихла, и Валькирия с любопытством ожидала, с чем пришла тренерша.

— В общем, вот, что я думаю… — Эрика снова замолчала, глядя в одну точку.

Валькирия посмотрела на стакан воды на тумбочке, перевела взгляд на ремни, сковывающие руки, и выдохнула.

Эрика словно опомнилась, быстро подошла к Валькирии и присела рядом.

— Только не кусайся, — шепнула тренерша и наклонилась к её уху. Валькирия затаила дыхание, слушая план.

Эрика ушла, а жажда осталась. Валькирия дотянулась до пульта и нажала кнопку вызова. Из коридора послышались быстрые шаги, и вошла сиделка. Валькирия дёрнула руками и посмотрела на стакан воды.


Грачи надрывались криками, прыгая по ветвям деревьев. Солнце яркое, но ещё скупое на тепло, клонилось к закату.

Хлюпая по грязи, большая группа учениц бежала по лесной тропинке. Впереди всех, как всегда, Лерка. Она с гордостью оглядывалась назад, отмечая, что задаёт отличный темп и в цепи бегущих нет разрывов. Даже новенькая не плетется в хвосте, а бодро бежит предпоследней.

На финише их ждали обе вожатые. Ирика недовольно хмурилась, засекая время секундомером. Катрин, с трудом сдерживая зевоту, записывала результаты в планшет.

Подождав, пока Катрин запишет последний результат, Ирика оглядела учениц и крикнула:

— Бегом в лагерь и по комнатам. На сегодня все. Обсудим результаты завтра утром.

Ученицы, не заставляя себя уговаривать, рванули в указанном направлении толпой. Триада с Евой бежали позади трусцой.

— Вот черт. Я и забыла, как тяжело это, бегать, — пропыхтела Триада.

— Всю зиму на лыжах откатались. Нужно было, как Лерка, бегать на дорожках, — согласилась Ева.

— А кто ныл, что не хочет изображать хомяка?

Ева не ответила, только тряхнула головой, убирая прядь волос с лица.

Зима осталась позади. До экзамена рукой подать, и понимание этого было невыносимо. Ещё осознание того, что ее подготовка была далека от здешней нормы. Триада и даже Аста несмотря на свою язвительность её поддерживали, но все равно было тяжело. Ева даже иногда понимала ту сбежавшую ученицу.


Горничная вошла внутрь, оставив дверь открытой. Снаружи стоял охранник, держа в руках автомат. Валькирия лежала на кровати, пристально следя за женщиной. Та плюхнула поднос и, словно сквозняком, её сдуло в дверь.

Девушка встала и выглянула в окно. Посетители наперегонки выбежали из вольера и захлопнули ворота, словно убегали из ада. Впрочем, это было недалеко от истины.

Валькирия широко улыбнулась и, заперев дверь, села за стол.

Еды стали давать больше, и это её радовало даже больше, чем тот ужас, что она нагоняла на окружающих.

Пара охранников подготавливали фургон для очередной поездки на бойню.

— Почему мы не перевозим её в клетке? — недоуменно спросил один. Сюда он устроился всего пару дней назад и плохо понимал, что к чему.

— Ну, она же человек, а не зверь, — пожал плечами Тим.

— Все бойцы нормальные. Только эта строит из себя непойми кого.

Тим вздохнул, этот сопляк его бесил. То нос суёт, куда не надо, то идиота из себя строит.

— На ней делают конкретные бабки. И это главное. Ладно. Ты тут заканчивай, а я схожу за ней.

— Но нам двоим поручили это…

— Делай, что говорю!

Тим ушёл, и новичок один заканчивал уборку.

Тим осторожно вошёл в клетку, держа автомат наготове. У них, конечно, что-то вроде договора, но кто её знает.

— Озираясь, он подошёл к трейлеру и постучал три раза, сделал паузу и стукнул ещё пару раз.

Дверь открылась.

— Сегодня будет алабай, — тихо сказал он, протягивая наручники. — Что скажешь?

— Скажу, что уделаю его захватом сзади, — тихо ответила Валькирия, сковывая себе руки наручниками.

— Чего хочешь?

— Того же, что дают моим противникам.

— Ого. Да ну не. Такое не могу. Уж извини, — охранник усмехнулся.

— Ну тогда как обычно. Только еще давай пару пачек того обезбола.

Тим довольный улыбнулся и отошёл, давая Валькирии выйти.

Держась, словно она тут царица и богиня, Валькирия прошла в фургон, где удобно устроилась в кресле.

Когда дверь за ней закрылась, девушка всерьёз задумалась. Её противник был почти такого же веса, что и она. И наверняка натаскан. Ему хватит сил раздробить кости, если схватит за руку.

В такие моменты она жалела о своих принципах. Но, если изменить тактику поединков, хозяева будут недовольны. Одно дело, когда боец убивает животных голыми руками, и совсем другое, когда играет с хищниками, словно они детёныши. Этакая насмешка над смертью, с которой зрителям приходится иметь дело довольно часто.

Девушка вздохнула и поерзала в кресле. Двери в кабине распахнулись, и на водительское сиденье сел новичок. На пассажирском устроился Георг.

Валькирия мимолетно удивилась такому. Обычно кто её заковывает, тот и сопровождает. Странно, но ладно.


Выйдя на арену, Валькирия улыбнулась. Все равно под маской не видно. Когда столько человек скандируют твоё имя, это приятно.

Как обычно дойдя до середины арены, она остановилась и, скрестив руки на груди, стала ждать. Ведущий объявил о возвращении невероятной Валькирии и, сделав паузу, заговорил о её сегодняшнем противнике. Валькирия насторожилась.

— Сегодня будет необычный бой! Думаю, всем надоело смотреть, как Валькирия дерётся с щенками, после того, как она задала трепку львице. Встречайте! Сегодняшняя противница — пума!

Валькирия успела зашипеть от ярости и ужаса, когда ворота распахнулись, и на арену вышла пума.

Выглядела она настоящей крохой, особенно после львицы. Но недооценивать ее было нельзя. Кошка оскалилась и прыжками побежала навстречу девушке.

Валькирия приготовилась схватить бестию и отшвырнуть подальше. Кошка не стала прыгать на нее, а поднырнула под руки, обежала и вцепилась в ногу передними лапами.

Валькирия пнула ее другой ногой. Пума отпустила ногу. Валькирия контратаковала, хватая кошку за холку. В ответ получила размашистую оплеху. По голове потекла горячая кровь. Валькирия отшвырнула кошку, но та приземлилась на лапы и кинулась снова.

Когтями она орудовала идеально, отчего костюм, уже более крепкий, чем прошлый, покрылся царапинами. Рыча, противницы упали на пол и покатились, извиваясь и пытаясь ушибить друг друга посильнее, словно две змеи.

Валькирия оказалась сверху и шлепнула пару раз по ощеренной морде. Пума завизжала, извернулась и, схватив передними лапами противницу, задними начала драть, что есть силы, пытаясь вспороть живот. Костюм был разодран в клочья, и пара пластин слетели прежде, чем Валькирия выкрутилась, и, пнув кошку, разорвала смертельные объятия.

По груди и голове стекали ручейки крови. Пума была невредимой и в ярости. Она снова прыгнула на противницу, Валькирия увернулась. И от следующего прыжка. Найти подходящий момент для контратаки не получалось.

Бой затягивался, и это было плохо. Валькирия понятия не имела, какую тактику выбрать для боя с кошкой. Кроме того раза с львицей, с кошачьими она дел не имела.

Визгливо завывая, пума кидалась на бойчиху, пытаясь зацепить её когтями и повалить на землю. Казалось, она забыла о том, что такое усталость. И не удивительно. Перед боем их пичкают хорошей дозой стимуляторов, от чего они становятся сумасшедшими. Валькирия в который раз с досадой пожалела, что для неё такой допинг не предусмотрен.

Лучшей идеей было держаться от её лап подальше. В голове промелькнул разговор с Тимом. А что? Можно попробовать захватить её сзади. И обездвижить.

Валькирия собрала все свои силы и бросилась на кошку. Та предприняла контратаку. Они схватились в своего рода клинч и замерли так. Валькирия, рискуя остаться без лица, схватила кошку за шею, потянула на себя, пытаясь нарушить её равновесие и повалить на землю.

— Твою мать, что она делает?! — рявкнул Георг, в ярости глядя на сидящую рядом Эрику. Та пожала плечами. Под глазами тренерши темнели синяки, и выглядела она вымотанной. — Какого черта не научила?

— А ты мне задание дал? У вас, кроме псов, никого нет. И сам сказал держать все в тайне.

— Одни оправдания, — буркнул Георг, наблюдая за тщетными попытками Валькирии завалить кошку.

Эрика хмыкнула. Она с нетерпением ждала, когда же Валькирия взбесится. Специально они не тренировались, но тренерша чувствовала, что Валькирия может без труда войти в режим берсерка. И если войдёт… Это будет всем зрелищам зрелище. А пока можно перекусить. Эрика оглянулась в поисках разносчиков и, заметив одного, помахала рукой.

Валькирия, задыхаясь, оттолкнула кошку от себя, но та слишком крепко зацепилась когтями за костюм и потащила её за собой.

Бойчиха упала на пол. Она чувствовала, что это конец. И в этот раз ей не победить, и она погибнет сейчас. Ощущение бессилия, ужас и гнев смешались, захватили её с головой.

Взревев, словно сама зверица, и беспорядочно молотя руками по противнице, она пару раз ударила её по морде и сама получила, но не заметила.

Она плохо помнила тот бой. Все было, как в тумане. Удар на удар. Никаких уворачиваний и хитростей. Только грубая сила. В итоге её пришлось успокаивать троим дюжим охранникам. Бой остановили организаторы, решив не доводить до страшного финала.


Охранники арены закованную в наручники по рукам и ногам Валькирию закинули в фургон и, захлопнув двери, смогли перевести дух.

— Буду должен, — буркнул Георг, подходя к ним.

— Конечно, блять, будешь, — рявкнул охранник, которому озверевшая Валькирия сломала нос. Стараясь не показывать виду, побитые охранники потащились назад в здание.

Георг кивнул своему подчиненному, и они с опаской забрались в фургон. Валькирия рычала и ерзала всю дорогу.

— Сгоняй до аптечки и возьми успокоительного, — бросил Георг, когда они въехали во двор.

Охранник пулей вылетел из фургона. Георг оглянулся на Валькирию. Та лежала спиной к нему и время от времени пинала дверь.

— Ты проклятье на мою голову, — констатировал Георг и добавил. — Ну, хоть Сашка этого не видел и ладно. Настоебали мне его истерики. Слышишь?!

Валькирия что-то промычала и снова стукнула в дверь. Охранник принёс ампулу и новый шприц. Георг со знанием дела набрал в шприц препарат и кивнул на девушку.

— Давай, открывай двери и держи её.

— Я? А может ещё кого позвать?

— Ты испугался связанной девки?!

Охранник побежал исполнять приказ, тихо поскуливая от страха.

Его встретил взгляд налитых кровью глаз. Парень помялся, думая, как ухватить лучше. Лишь подошедший босс добавил ему решительности. Парень бросился на связанную бойчиху, словно на амбразуру дзота. В ответ Валькирия забилась, хрипя от ярости. Георг изловчился и сделал укол ей в бедро.

Как только босс отступил, охранник взвизгнул и повалился на землю, хватаясь за предплечье.

— Она укусила меня!

— Ну, сделаем тебе прививку от бешенства, — хмыкнул Георг и достал из кармана телефон. — Давайте сюда. Поможете занести Валькирию в вольер.


========== 17 Посвящение в Девы щита ==========


Группы Ирики и Катрин стояла в одной шеренге на площади. Все были одеты в камуфляжные формы тёмно-серого цвета. Вожатые стояла впереди шеренги, в таких же камуфляжных формах, как и ученицы. Их головы украшали военные береты тёмно-синего цвета. По бокам площади толпились младшие ученицы и родственницы учениц.

Лагерта вышла на площадь и остановилась перед шеренгой учениц. Сегодня она надела алое платье в пол. Тяжёлая на вид ткань облегала стройное тело главенствующей. Астрид встала рядом у правого плеча. На ней было точно такое же платье только тёмно-синее. Гунхильда в камуфляжной форме, как у Ирики, но с бордовым беретом на голове и множеством медалей на груди заняла место у левого плеча Лагерты.

— Приветствую вас на финальном экзамене и поздравляю с успешной сдачей экзаменов по теории!

Зрительницы зааплодировали.

— А теперь проверкой вашей физической подготовки займётся Гунхильда и её группа экзаменаторш!

Гунхильда чуть растянула губы в улыбке. За её спиной верхом на лошадях ожидала группа экзаменаторок. Одеты они были в обычные формы, поверх натянули оранжевые светоотражающие жилеты. Лошади стояли смирно. Только ушами шевелили.

— Желаю вам с честью пройти испытания и стать достойными, чтобы предстать перед великими богинями! Да начнётся экзамен! — продолжила Астрид и посмотрела на Гунхильду.

Та кивнула и вышла вперёд.

— Налево! — скомандовала она.

Ученицы повернулись. Вожатые встали впереди двух колонн.

— Марш бросок на десять километров. Следуйте за вожатыми. Экзаменаторши будут вас сопровождать. Вперёд!

Вожатые побежали За ними ученицы держа дистанцию в один шаг. Экзаменаторши едущие верхом окружили колонны, внимательно наблюдая за ученицами. Они выбежали из города и по грунтовой дороге побежали в сторону леса. Дорога змеёй извивалась через холмистые поля, лес и проходя вдоль реки возвращалась к спортивному стадиону Лагеря.

Когда замыкающая колонну экзаменаторша скрылась за поворотом Астрид повернулась к Лагерте.

— Пожалуй, я посмотрю за ними на стадионе.

— Как хочешь, — Лагерта пожала плечами и повернулась к Гунхильде.

— А ты чем займёшься?

Гунхильда вздрогнула и пожала плечами.

— Они не скоро прибегут. Есть время решить. Может, пока к нам зайдёшь? Сторожа будут счастливы развлечь тебя.

— Хорошо, — Гунхильда снова пожала плечами. — Всё равно мне тут нечего делать.

Лагерта и Астрид тревожно переглянулись.


Тяжело дыша и обливаясь потом ученицы вбежали на стадион и пошли шагом по кругу.

Астрид сидела в комментаторской ложе и пила чай со льдом, наблюдая за экзаменом.

На стадион вышла Гунхильда и подождала, пока ученицы закончат идти круг и выстроятся перед ней в шеренгу.

Вожатые вышли из строя и встали рядом с Гунхильдой.

— Сейчас по трое подходите к тем турникам и

занимайте позиции. По двадцать подтягиваний в подход.

Ученицы быстро исполнили приказ. Экзаменаторши стояли у каждой группы и делали записи в планшеты.

После были отжимания. Пятьдесят классических отжимания должна была сделать каждая.

В довершении были тридцать подъемов прямых ног в висе и сто приседаний.

Выполнив приседания ученицы в изнеможении падали на траву. Экзаменаторши со специально приглашенными фельдшерицами проверяли состояние каждой. Ева и Триада сидели на газоне и осторожно пили воду из бутылочек.

— Поверить не могу что ты сдала экзамен, — проворчала Лерка подползая к Еве.

Ева только хмыкнула. Триада ухмыльнулась и уставилась на одинокую тучку на горизонте.

— В этом году много кто прошёл экзамен, — к ним подошла Ирика, присела рядом и протянула бутылку воды Лерке. Та с благодарностью приняла. — Семнадцатого июня посвящение. Готовьтесь.

— Круто, — Ева улыбнулась.

— Поздравляю. Вы Девы щита. Остальное формальности.

Девушки улыбнулись. Ирика хлопнула по плечу Триаду и прихрамывая направилась к другим ученицам.


Огромное здание из тёмного камня вынырнуло из-за поворота. Оно возвышалось на одиноком холме окружённое высокой стеной, напоминало крепость.

Автобус остановился у подножия холма на небольшой парковке. Двери открылись и из него вышла группа юных дев с двумя постарше.

Пока Ирика занималась построением учениц, Катрин отошла в сторону и сделала несколько фотографий на фотоаппарат.

На парковку неторопливо въехали пара джипов и остановились рядом с автобусом.

Из приехавших машин вышли обе главенствующие девы Фрей. Они о чём-то тихо говорили, оглядываясь на юных дев.

Наконец взошло солнце и окрасило здание монастыря в тёмно-оранжевый свет. Ворота обитые металлом тускло заблестели.

По правую сторону от ворот стояла белоснежная статуя богини Афины. Богиня была, как всегда, в доспехах и шлеме. В одной руке держала копье, в другой щит с изображённой на нём головой Медузы Горгоны. На плече Афины сидела верная спутница — сова.

По левую сторону находилась статуя богини Артемиды.

Облаченная в короткую тунику в руке она держала лук, за её спиной виделся колчан со стрелами, а у ног стояла собака.

Юные девы поежились, когда на башне здания затрубили в рог. Тишина последовавшая следом казалась тревожной. Ворота медленно открылись и раздались гулкая барабанная дробь.

Главенствующие девы согласно ритуалу пошли первыми. Чуть в отдалении вожатые групп. В шаге от них в две колонны шли юные девы.

В воротах их встретили две престарелые девы. Их седые волосы заплетённые в косы были откинуты за спину. Одеты они были в белоснежные рубахи и чёрные штаны, рубахи были подпоясаны кожаным ремнём. На плечи накинуты лисьи шкуры.

Старейшины молча смотрели на подходящих к ним гостий.

— Монахини великих богинь приветствуют главенствующих Дев щита!

Лагерта и Астрид опустились на одно колено, склонив головы. Затем встали и ответили:

— Главенствующие девы щита приветствуют монахинь великих богинь!

— Мы приглашаем вас войти.

Лагерта и Астрид поднялись и вошли во врата и пошли дальше по усыпанной песком дороге.

К вратам подошли вожатые и так же опустились на колено.

— Монахини великих богинь приветствуют Дев щита — наставниц юных дев и их учениц и приглашают войти!

Наставницы оглянулись, бросив суровые взгляды на учениц, и те мгновенно приосанились, приняв отрешённые выражения лиц и, ровно печатая шаг, вошли на территорию монастыря вслед за своими наставницами.

Двор монастыря был просторным. По обеим сторонам дороги выстроились в шахматном порядке монахини и послушницы монастыря. Ученицы лишь чуть скосили глаза, разглядывая их.

Монахини одетые в просторные белые рубахи подпоясанные кожаными ремнями в чёрных штанах и высоких ботинках.

Послушницы в красных рубахах и синих штанах, с такими же высокими ботинками. Все стояли неподвижно. Ноги на ширине плеч, а руки сложены за спиной. Подбородки приподняты. Только глазами они проводили будущих дев щита.

В здание монастыря вела лестница из пяти ступеней. На каждой ступени по обеим сторонам стояли старшие монахини. На их плечах лежали волчьи шкуры. В руках они держали круглые щиты окрашенные в тёмно-синий цвет. На поясах в ножнах висели длинные мечи.

Главенствующие девы щита остановились у ступенек. Из монастыря вышли послушницы, неся такие же щиты и мечи.

С поклоном они передали свои ноши гостьям. Те приняли их и встали по сторонам дороги, повернувшись к своим подчинённым.

Наставницы, также получив щиты и мечи, степенно взошли по лестнице. За ними синхронно, печатая шаг, поднялись ученицы.

Когда все ученицы вошли в здание, Девы щита пошли за ними, сохраняя строй. После них вошли главные монахини. За ними двери монастыря бесшумно закрылись.

В первом зале монастыря было прохладно.

Потолок подпирали колонны украшенные изображениями елей и сосен. Стены были

исписаны старинными рисунками, что изображали охоту Артемиды и войну Афины.

Потолок расписан в ярких красках. На нём был изображён город в окружении хвойных деревьев, стоящий на острове в тёмно-синей воде. С трёх сторон от острова были изображены головы животных. С Юга змеиная голова, высунув язык, смотрела на остров. На Востоке собачья голова, приоткрыв пасть и свесив язык, словно ей было жарко. А с Запада топорщила вибриссы голова кошки.

В центре зала стоял алтарь, и в свете огня, разожжённого в четырёх углах от него, блестел серебром. За алтарем стояла главная монахиня в такой же белой рубахе, на её плечах, словно плащ, лежала медвежья шкура.

В руках она держала книгу.

Книга была большой в древнем кожаном переплёте. Её страницы пожелтели и выглядели хрупкими.

Девы щита выстроились в шеренгу. За ними наставницы и в четыре колонны выстроились выпускницы.

Главная монахиня оглядела всех и глубоким, поставленным голосом произнесла:

— В этот день мы собрались для посвящения юных дев в Девы щита. Помолимся нашим покровительницам!

Гостьи опустили головы и шёпотом повторили слова главной монахини. Монахиня продолжила:

— Великие богини и славные девы прошлого, мы взываем к вам!

Даруйте благословение юным девам пришедшим сюда ради посвящения и готовых служить вашей воли! Мудрейшая из всех живших когда-либо, Афина! Даруй нам силы для познания и сохранения мудрости твоей. Бесстрашная Артемида, молим тебя о покровительстве и благословении в делах наших и клянёмся Вам в верности.

— Клянёмся! — хором ответили девы.

Главная монахиня кивнула и открыла книгу стоящую на алтаре.

— А теперь вы, достойные девы, принесшие клятву, услышите легенду о великих деяниях прошлого богинь наших — Афины и Артемиды — и о подвигах, совершённых воительницей Артемисией. {?}[«Легенда Саг

Вердена», саму историю можно будет прочесть позже. Когда она будет опубликована,

я добавлю сюда ссылку на неё. Узнайте, что ждёт достойных дев после окончания

их жизни!]

Девы щита подняли головы, готовые внимательно слушать. Пламя костров тихо потрескивало. Главная монахиня обвела взглядом присутствующих и, сделав глубокий вздох, начала читать.

Девы слушали, затаив дыхание.

Они слушали историю почти до вечера. Затем всех дев послушницы развели по гостевым комнатам.

Главенствующие девы, вожатые и главная монахиня остались в главном зале одни. К ним присоединилась Гунхильда. Главная монахиня с любопытством посмотрела на неё. Она ожидала увидеть главную воительницу Фрей на церемонии. Гунхильда молча заняла своё место за левым плечом Лагерты и застыла, словно отключившись от реальности.

— Всё ли готово к ночи? — спросила Лагерта, стоя перед главной монахиней.

— Да. Вижу, в этом году много достойных дев. Это радует. Правда ли то, что вы решили больше не принимать участия в военных действиях?

— Мы недавно приняли этот закон, — Лагерта пожала плечами.

— Я поддерживаю это решение, — покровительно кивнула главная монахиня.

Астрид, собрав всю силу воли, сохранила невозмутимое выражение лица. Лагерта смогла сдержаться, значит, сможет и она. Главная монахиня явно не желает сдавать позицией. Вот же… властолюбивая особа.

— Это разумное решение, — Лагерта сказала это с таким явным намёком, что даже Гунхильда вышла из оцепенения, посмотрела на предводительницу и переглянулась с Астрид.

— Хорошо. Если у вас больше нет тем для обсуждения, предлагаю отдохнуть до вечернего пира.

— До встречи, — Лагерта улыбнулась и пошла к дверям ведущим в общежитие. Астрид и Гунхильда пошли за ней. Ирика и Катрин чуть отстали, разглядывая расписанный потолок, тихо переговариваясь.

Вожатые ушли в свои комнаты, а главенствующие девы и Гунхильда зашли в комнату Лагерты. Гунхильда осталась у двери. Астрид уселась на кровать. Лагерта подошла к окну и глубоко вздохнула, опираясь на подоконник.

— А она напрашивается, — Астрид не удержалась.

— Сама видишь, — Лагерта обратилась к Гунхильде. Та только кивнула.

— После посвящения. Да? — Гунхильда встряхнулась. — И я вернусь к поискам.

— Конечно.

Гунхильда кивнула и вышла из комнаты. Лагерта посмотрела на поникшую Астрид и отвернулась к окну.

Во дворе монастыря пылали большие костры. Рядом со входом в общежитие под тентами были расставлены столы со всяческими угощениями и напитками. Рядом стоял длинный стол, за которым расселись все жительницы монастыря и их гостьи. Застолье продолжалось всю ночь.

Ева увлечённо обсуждала историю страны с одной из монахинь. Триада, изнывая от скуки, ушла из-за стола и уселась у одного из костров в компании из послушниц и новых дев щита.

— Я думаю, у нас есть шанс вернуть власть над страной. Нужно лишь собрать как можно больше достойных дев, — сказала Лерка и хлопнула по плечу Триаду. — Я верно говорю?!

— Абсолютно, — Триада улыбнулась и крепко обняла Лерку за плечи одной рукой. — Мы так и сделаем. А возглавят страну наши главенствующие девы.

— Почему? — спросила одна из послушниц. — Страну может возглавить наша главная монахиня. Она намного опытнее и под её правлением у нас не возникает никаких проблем.

— У нас тоже всё отлично, — Триада возмутилась тоном послушницы. Лерка тоже подобралась, готовая вступить в спор. Остальные Девы щита перестали улыбаться и напряглись.

— Ага. А как же ваша пропавшая ученица? Что? Её до сих пор найти не могут? Даже прославленная воительница с подмоченной кровью репутацией…

Возразить девам щита было нечего. Лерка встала на ноги. Послушница тоже.

— Не вам, домашних курицам, нас судить! Нам приходится сталкиваться с разными проблемами извне. Мы сражаемся, зарабатывая репутацию! И нам приходится противостоять всему миру, пока вы отсиживаетесь за нашими спинами в своём дворце, занимаясь бесполезной фигнёй.

— Ты назвала служение богиням фигнёй?!

Теперь остальные послушницы вскочили и собрались в толпу. Перед ними встали девы щита, прикрывая Лерку.

Ирика и одна из монахинь вмешалась вовремя, не давая конфликту развиться. Они встали между группами спина к спине.

— Давайте успокоимся? — тихим, но не менее убедительным тоном спросила монахиня. Она была небольшого роста с худощавым телосложением, но взгляд её был непоколебим.

— У нас много общего и, работая сообща, мы сможем добиться наших целей, — продолжила Ирика. — Согласны с этим?

— Конечно, — Лерка опустила взгляд. девы щита тоже расслабились. Послушницы улыбнулись и все снова вернулись к костру.

Ирика многозначительно посмотрела на Лерку и пошла прочь вместе с монахиней.

— А мы хорошо сработали, — усмехнулась монахиня.

— Всё такая же хорошая команда как раньше, да, Вира?

— Абсолютно, — Вира улыбнулась, но с тревогой оглянулась. — Но все эти конфликты меня беспокоят.

— Куда же без них, — Ирика пожала плечами. — Пойдём попробуем мороженое? Жарковато здесь.

Вира покачала головой, но пошла с подругой к столам.

Ева вместе со своей новой знакомой Силви уселась у одного из костров. И после знакомства с другими монахинями они продолжили обсуждение прошлого. Ева рассказала о их экскурсии на место последнего сражения дев щита из прошлого.

— Мы тоже бывали там, — Силви передёрнула плечами. — Очень страшное место. Быть там очень тяжело.

— Но самое странное, что мне приснился сон, — Ева смущённо пожала плечами. — Наверное, я сильно впечатлилась.

— Расскажи, пожалуйста, — попросила одна из монахинь и все согласились.

— Хорошо. — Ева оглянулась. Вокруг пылали костры вокруг них сидели компании девушек, другие ходили от костра к костру.


«Тёмное небо озаряют вспышки зарниц. Грохот грома сливается с шумом битвы. Удары мечей о щиты, вопли раненых и звон тетивы смешались в невыносимый гул, от которого хотелось бежать, пока силы не оставят. Но бежать было некуда. Холм, на котором сражались последние из Дев щита был окружён вражеской армией.

Воздух стал вязким, как грязь, что месили сапоги воительниц. Лучницы снова и снова осыпали врагов стрелами. Мечницы рубились с ними, забыв об усталости и ранениях. Бой продолжался уже третий день. Ряды воительниц стремительно редели.

— Держать строй! — крикнула одна, рослая с русыми с рыжим отливом волосами, заплетёнными в длинную косу, воительница и пробила копьём двоих из врагов. Те начали падать и их оттащили назад, не дав вернуть копье. Воительница зашипела от злости, вытащила длинный меч и, не медля, обрушила его на врагов с оттяжкой, рубанув шею ближайшего воина. Сражающаяся рядом с ней воительница захрипела и схватилась за шею. Из горла торчало древко стрелы. Умирающая посмотрела на воительницу и, встретив её взгляд, прохрипела:

— Василиса… Саг-г-верден…

Занять место павшей воительницы было некому и враги бросились в брешь. Воительница Василиса в ярости принялась рубить направо и налево, заставляя врагов отступить.

— Щиты наверх! — крикнула одна из воительниц и, вскинув щит, прикрыла себя и Василису. Та мельком оглянулась и крикнула:

— Ты готова, Ингрид?!

— Да, любовь моя! — Ингрид рассмеялась и встряхнула белоснежными волосами, заплетёнными в две косы, что спускались по её спине. Её голубые глаза сморгнули навернувшиеся слезы. — Вместе навсегда?

— Да! — Василиса обернулась на миг и в её тёмно-зелёных глазах блеснула смертная тоска. — Да здравствуют девы щита!

— Да здравствуют главенствующие девы! — закричали воительницы и бросились в последнюю контратаку.

Лучницы, игнорируя предупреждение, продолжили стрелять по атакующим врагам, и многие из них рухнули, пронзённые стрелами. Другие захлёбываясь

кровью продолжали стрелять, несмотря на пробитые стрелами тела. Вражеские воины сломили ряд лучниц и взяли оставшихся воительниц в кольцо.

Ингрид и Василиса прижались спиной к спине и, бросив последний взгляд друг на друга, кинулись на вражеские мечи. Их тела пронзали лезвия мечей, но воительницы убили ещё много вражеских воинов, прежде, чем их истерзанные тела упали в грязь, продолжая сжимать щит и меч.»

Ева закончила рассказ и умолкла, глядя на пламя костров. Слушавшие её девы притихли, словно наяву видели ту битву.

— Смею предположить, что тебе открылось видение, — тихо сказала главная монахиня. Никто не видел её, пока она не заговорила. — Все, кто там сражались, погибли.

Главная монахиня пожала плечо Евы и грустно улыбнулась.

— Можешь гордиться честью, оказанной тебе богинями.

Главная монахиня пошла от костра, растворяясь в темноте. Все вокруг посмотрели на Еву по другому. С восхищением и немного со страхом.

Ева смущённо улыбнулась и тоже ушла. Ей нужно было отвлечься от воспоминаний об этом сне. Слишком тяжелое впечатление он оставил после себя.


Главная монахиня вышла из храма и пошла к общежитию. Из дверей общежития вышла Астрид.

— Доброй ночи. Можем поговорить? Это срочно.

— Конечно. Что случилось?

— Некогда объяснять, — Астрид огляделась. — У меня мало времени. Пока она занята.

— Хорошо.

Астрид махнула рукой в сторону маленьких ворот.

— Ждите там. Нельзя, чтобы нас видели вместе.

Главная монахиня подозрительно посмотрела на Астрид.

— Или вам неинтересно, по какому делу вас может звать Главенствующая дева Фрей в тайне от второй?

Монахиня огляделась и быстро пошла к воротам.

Астрид зашла в здание и мышью прошмыгнула через него к другому выходу с территории.

— О богиня, и что ей понадобилось? — проворчала главная монахиня, озираясь в темноте. Она не заметила, как тень появилась рядом с ней. В последний момент почувствовала движение воздуха и в её шею вонзилась игла шприца.

Гунхильда подхватила падающую женщину и закинула на плечо. Темнота полностью скрывала её от посторонних глаз.

Гунхильда со своей нелёгкой ношей спустилась по крутому склону. На дороге у джипа её ждала Астрид.

Вдвоём они загрузили женщину в багажник. Астрид села за руль. Гунхильда уселась на

заднем сиденье, присматривать за дорогой. Не включая фар, они поехали по дороге.

— Куда едем? — спросила Астрид, когда они выехали на трассу. Голос её подрагивал от волнения.

— Поехали к Хугорму. Там и оставим тело.

— Хорошая идея, — Астрид усмехнулась нервно оглядываясь.


В стороне города тлело зарево множества огней. Астрид посмотрела на это и передернула плечами смотря на стоящую рядом воительницу.

— А тело куда?

— А? — Гунхильда оглянулась на неё и пожала плечами. — Закопаем. Но сначала подожжём. Чтобы от возможных улик избавиться.

— Ты так спокойно об этом говоришь…

— В какой-то момент становиться безразлично. В какой-то момент…

Гунхильда встряхнулась, рывком открыла багажник, не церемонясь схватила женщину за волосы и вытащила её оттуда. С глухим стоном та упала на землю.

— А яму она сама выкопает?

— Лучше ты. Я, пока, её свяжу и приведу в сознание.

Астрид фыркнула и, достав из багажника лопату, начала быстро копать.

Гунхильда достала из кармана стяжку и стянула руки женщины за спиной. Посмотрев на усердно работающую Астрид, Гунхильда вытащила из кармана пакетик нюхательной соли и, открыв его, сунула под нос женщины.

Та судорожно вздохнула и закашлялась.

— Что происходит? — слабым голосом спросила женщина дергаясь.

— Твой конец близок, — Гунхильда вздохнула. — Помолись что ли.

— Что? Вы меня разыгрываете?

— Нет. Всё, как я говорю.

— Мы можем договориться. Я намного влиятельнее Лагерты. Если согласишься перейти ко мне, то не пожалеешь…

— Я присягала на верность.

— Ты присягала на верность главенствующей деве Фрей… А если этой девой стану я, то… Мы сразу же вернём твою подругу.

— Угу. Вернёте. Ты даже не удосужилась узнать её имя, — Гунхильда покачала головой. — Прими свою смерть достойно.

Астрид подошла к ним.

— А глубокую яму надо?

— Ох, и ты здесь? — Главная монахиня усмехнулась. — Кто бы сомневался.

— Я не давала поводов сомневаться в своей верности Госпоже Лагерте, — Астрид улыбнулась. — А вот ты сильно ошиблась, когда не смогла усмирить свои амбиции.

— Не подстилкам давать мне советы! — заорала Главная монахиня.

— О, как заговорила, — Астрид отпрянула и с

тревогой посмотрела на Гунхильду. Та пожала плечами.

— Она поняла, что это её конец, — тихо сказала Гунхильда. — У всех проявляется истинная натура именно в такой момент.

— Понятно. Давай не будем затягивать?

Гунхильда взяла за шиворот извивающуюся и сыплющую проклятиями женщину и подтащила к яме.

— Последнее слово? — тихо спросила Гунхильда вытаскивая из чехла на поясе нож.

— Все вы сдохнете в мучениях и безвестности. Все… — полоснувший по горлу нож остановил её речь. Астрид с отвращением посмотрела, как женщина, захлёбываясь кровью, разевает рот, и отвернулась. Гунхильда пнула её, и, дергаясь, тело упало в яму.

— Астрид, принеси канистру.

Астрид стараясь не смотреть в яму принесла канистру и поставила рядом с Гунхильдой.

Воительница осторожно облила тело.

— Зажигай.

Астрид щёлкнула зажигалкой и бросила её в яму. Пламя вспыхнуло высоким столбом, заставив дев отступить.

Астрид по широкой дуге подошла к Гунхильде и замерла, смотря на огонь. Впервые за долгое время она чувствовала себя спокойно рядом с этой воительницей.

Гунхильда глубоко вздохнула и сложила руки на груди. Вонючий дым поднимался к тёмным небесам и разлетался на ветру.


========== 18 Эпилог ==========


Ева стояла на автобусной вместе с Триадой. Другие уезжающие тоже были здесь, стояли группами со своими родственницами и подругами. Автобус, на котором должны уехать девушки уже приехал, и водительница ходила вокруг него, проверяя все ли в порядке.

— Жаль, что ты не хочешь ехать, — со вздохом сказала Ева. На это Триада улыбнулась и ответила:

— С тобой Аста будет. Не соскучишься. Я бы правда с удовольствием, но, ты же знаешь, у меня другое направление.

— Ага, — Ева кивнула. — В тренерши подашься.

— А чем плохо? Вернусь домой, как получу диплом и буду тренировать будущих Дев щита. Войду в историю, как наставница… — Триада огляделась и вздохнула. — Но мне тоже уезжать не хочеться. Когда уже мы откроем свои высшие учебные заведения?

— Думаю, скоро, — Ева оглянулась на видневшиеся вдали подъёмные краны. — Тут так всё быстро меняется. Думаю, если вернусь, я не узнаю это место.

— Конечно вернёшься! Тут всё-таки твой дом. Ну… Лерка уже не сможет тебе помешать.

— Знаешь что-нибудь о ней?

— Вообще ничего. После монастыря я её и не видела. Хотя, нет. Мы столкнулись в салоне, куда ходили татуировки делать.

— Ох, не напоминай, — Ева морщась приложила ладонь к левой груди. Болело сильно, не смотря на то, что она ухаживала за тату по всем правилам.

— Пройдёт. Моя почти не болит. Но это того стоит.

— Определённо. Кажется, это Астрид.

— Давай. Сейчас важный момент, — Триада тревожно оглянулась.

Уезжающие в армию Девы щита выстроились у автобуса. Астрид перекинулась парой слов с одной из матерей, пока Лагерта заканчивала говорить по телефону.

Лагерта сунула телефон в карман и, приняв серьёзное выражение лица, встала перед шеренгой. Астрид привычно встала рядом и бросила быстрый взгляд на Еву.

— Это знаменательный день в ваших жизнях. Сегодня вы отправитесь на службу, где продолжите упорно тренироваться. Мой вам приказ: не позорьте своего звания! И возвращайтесь домой, став лучше! А мы останемся здесь и будем работать на благо города, в который вы сможете вернуться. Да здравствуют Фрейи!

— Да здравствуют главенствующие девы! — хором ответили Девы щита.

— Да здравствуют Девы щита! — Воскликнула Астрид, подняв вверх кулак.

— Да здравствуют Девы щита! — творили ей девы, подняв кулаки.

Лагерта оглядела их с материнской любовью во взоре и, кивнув, пошла прочь. Астрид подмигнула Еве и пошла за Лагертой.

— Ладно, девчонки, отъезжаем через минуту! — объявила водительница и села за руль.

Девушки словно по команде развернулись и одна за другой вошли в автобус. Дверь тихо закрылась и, гудя мотором, автобус отправился в путь.

Провожающие медленно разошлись по домам.

Морской бриз гулял на кронах сосен, и их шум сливался с грохотом прибоя. Песчаные дюны нагретые под солнцем переливались, искря бесчисленными песчинками.

Астрид брела между сосен, слушая ветер. Прохладный ветерок приятно освежал спасая от яркого солнца.

Сегодня Астрид встала раньше Лагерты, которая первый день отпуска всегда проводила во сне. Астрид тихо поднялась с постели, не желая тревожить сон возлюбленной, хотя и знала, что это была излишняя предосторожность. Её сон был глубоким и спокойным. Перед уходом Астрид закрыла открытое на ночь окно, чтобы пение птиц не мешало, и, прихватив с собой бутылку воды, ушла встречать рассвет.

Рассвет не испортили даже облака. Наоборот, они придали бесподобный объём, когда солнце показалось на горизонте и окрасило их пышные бока в тёмные оттенки красного.

Прошло много времени. Нужно было возвращаться. Астрид посмотрела на пляж внизу и решила прийти вечером. Может, к тому времени Лагерта придёт в себя и составит ей компанию.

Лагерта сидела на террасе их съёмного домика и пила кофе.

— Доброго утра, — весело сказала Астрид и, легко перепрыгнув через перила, подошла к любовнице. Та отставила кофе и поднялась на ноги.

— Доброе.

Они обнялись и Астрид ощутила тепло не отошедшего от сна тела.

— Ты рано сегодня.

— Эти шторы никуда не годятся, — вздохнула Лагерта. — Как прогулка?

— Восхитительно. Я видела такой рассвет!

Астрид села за столик и взяла одну из булочек.

— Неужели, ты сходила в магазин?

— Конечно, нет, — Лагерта поставила чайник ближе к Астрид. — Заказала доставку. Они очень хвалят чай. Надеюсь, тебе понравится.

— Спасибо, — Астрид налила себе чашку чая. — Вечером сходим на пляж? Я присмотрела неплохое место.

— Конечно. Но на большее от меня сегодня не рассчитывай.

— У них есть отличные массажистки…

— Но больше точно ничего.

Астрид рассмеялась. Лагерта улыбнулась обрадованная тем, что Астрид смогла отвлечься. Со временем впечатления поблекнут, а пока нужно постараться не давать ей думать об этом.

Главенствующие девушки наперегонки мчались на пляж, словно две девчонки, сбежавшие из-под надзора родителей. Астрид с разбега вбежала в воду и с ещё большей скоростью из неё выскочила.

Лагерта сидела на песке задыхаясь от смеха. Недовольно морщась Астрид подошла к ней и села рядом.

— Ты как маленькая.

— Ну, в ад это море. Постоянно забываю, какое оно холодное.

— Ладно. Давай, разочек окунёмся и погреемся, — Лагерта протянула руку, Астрид взяла, не колеблясь.

Они вошли в воду и, не останавливаясь, крепко держась за руки, шли, пока глубина не вынудила плыть.

Астрид сидела на кровати, завернувшись в плед,и пила горячий чай. Лагерта вышла из душа и села рядом с ней.

— Классно же искупались.

— Но, давай, в следующий раз поедем куда-нибудь, где тёплое море?

— Хорошо, — Лагерта наклонилась и нежно поцеловала Астрид. — Ты такая холодная. Неужели, тот кипяток не смог тебя согреть?

Лагерта обняла возлюбленную и прижалась к ней. Астрид вздохнула и закрыла глаза, наслаждаясь теплом и заботой.

— От этого холода меня можешь спасти только ты. Я люблю тебя, Лагерта, — прошептала Астрид, кладя руку на бедро Лагерты.

— Я люблю тебя, Астрид, — Лагерта сделала глубокий вздох, ощутив холодную ладонь и добавила. — Спасибо, что ты со мной.

— Вместе навсегда? — прошептала Астрид.

— Навсегда.


Ева вошла в казарму и к ней сразу подбежала одна из подруг и протянула письмо.

— Тебя не было, когда почту принесли.

— Спасибо, — Ева улыбнулась и взяла письмо.

Девушка присела в шуточном реверансе и убежала по своим делам. Ева сунула письмо в карман и пошла к своей койке. В армии она была уже пол года. Осталось ещё столько же до окончания службы. Но она всё ещё не могла привыкнуть к такому отрыву от цивилизации. У них не было телефонов и компьютеров. Вся переписка велась с помощью писем, которые проверялись.

Поначалу это бесило, но вскоре Ева привыкла. Скучать тут было некогда. День был расписан по минутам. Лишь по воскресеньям был выходной.

Ева присела на свою койку. Аста сидела на верхней кровати и тоже читала письмо.

— Я тебе поражаюсь, — шепнула Еве, сидящая на соседней кровати сослуживица. — Нет, чтобы отдохнуть, как все, так даже сегодня тренируешься.

— Я так привыкла.

— Ну да. У вас же своя культура.

— Угу.

Ева уставилась на письмо. Письмо, которое было от… Лерки.

— Что там? Любовное письмецо? — спросила Аста склонившись к Еве.

— Надеюсь, нет, — ответила Ева и достала из конверта исписанный листок.

Осмотрела его, словно опасаясь, что это ловушка, и начала читать. По мере чтения её брови поднимались всё выше и выше.

В письме Лерка начала с козырей. Именно с извинений за своё «глупое и отвратительное поведение». Затем, написала, что она ушла в монастырь, где смогла осознать свои ошибки. Даже выразила надежду, что сможет однажды возглавить монастырь. В конце снова попросила прощения и предложила свою дружбу.

Дочитав письмо, Ева отложила его в сторону и задумалась. Продолжать вражду было бы «глупым и отвратительным поведением». Но и мириться… Зачем? Если Ева даже не была уверена, что вернётся во Фрейи. Она уже посоветовалась со старшиной роты, и та уверила её, что в заключении контракта у неё не будет проблем. Даже, наоборот. Девы щита очень ценятся и её просто счастливы будут заполучить.

А тут это письмо… Ева огляделась. Сослуживицы занимались своими делами, но большинство, как и она, читали письма из дома.

Ева встала и, не давая себе передумать, пошла писать ответ. Нужно попытаться наладить отношения, пока есть время. И если удастся, то армия никуда не денется.

Пара крепких парней дежурили у двери ведущей в погреб и поёжились. Стояли они так уже полдня под проливным дождём и измучились.

К ним подошли двое других охранников в плащах. Они приподняли капюшоны, показывая дежурным свои лица. Увидев улыбчивое лицо Тима, охранники сосредоточились на нём, избегая смотреть на жутковатое лицо Давида с его искусственным стеклянным глазом.

— Нас послали вас подменить! — крикнул Тим и кивнул на дверь. — Как она там?

— Всё не угомонится. Чуть босса не сожрала, он еле ноги унес.

— Демон закованный в цепи – всё равно демон, — глухим голосом сказал Давид и коснулся рукой своего автомата.

— Ничего. Скоро её вернут в вольер. Не может машина по производству денег долго простаивать, — жизнерадостно сказал Тим. На него все посмотрели с неприязнью. — Я слышал, теперь её хотят стравить с целой сворой. Прикиньте, какое зрелище будет?

Дежурные хмыкнули, переглянулись и пошли в дом. Тим пожал плечами и последовал примеру Давида, встав спиной к дверям.

Дождь умиротворяюще шумел, небольшие ручейки журчали стекая с погреба. Иногда из-за двери доносились крики, смех и вой. От этого у Давида по спине пробегали мурашки, и он успокаивал себя, попеременно касаясь автомата и крестика, что висел на его шее. Но автомат его успокаивал больше.


========== 19 События перед эпилогом “Дев щита” ==========


Торунн проснулась в оцепенении от охватившего её страха. Она открыла глаза и огляделась. В тусклом свете ночника небольшая спальни. Рядом на спине, раскинув руки, спала Ева.

Спящая чуть пошевелилась, и Торунн замерла, чуть скосив на неё глаз. Но девушка не проснулась. Стараясь её не разбудить, Торунн встала с кровати и, пошатываясь, пошла в ванную.

Холодная вода помогла смыть ужас, и уже спокойной она вернулась в постель.

— Кошмары? — сонно пробормотала Ева, оглядываясь на Торунн.

— Есть немного, — Торунн пожала плечами и укрылась одеялом.

Ева придвинулась к ней и поцеловала в щёку. Торунн обняла возлюбленную, прижимаясь всем телом.

— Помнишь, что снилось?

— Ни капли, — Торунн пожала плечами. — Странно.

— Может, ты волнуешься перед встречей с Гунхильдой? Вы так давно не виделись.

— Да нет, — Торунн погладила Еву по волосам. — Кошмары были всегда.

— Ты мне не говорила, — сказала Ева с укором.

— Не хотела, чтобы ты волновалась зря.

— Торунн…

— Всё хорошо. Давай спать. Завтра важный день.

Торунн легла на подушку. Ева вздохнула и тоже легла.

— Люблю тебя, — Торунн улыбнулась.

— И я тебя люблю, — Ева не удержалась от ответной улыбки.

Вечером все собрались в ресторане за одним большим столом. Лагерта сидела во главе стола и разговаривала с Евой. Астрид, сидевшая с другого конца стола, хохотала в компании Вики, Ани и Аллы. Чуть смущённо косясь на Лагерту, Торунн слушала рассказ Лики о их приключениях.

— Так вот. Ты бы видела, что случилось с сестрой той… Как её. А, Эллы. Я такого не видела даже в фильмах ужасов. До сих пор вижу в кошмарах.

— Ты просто слишком впечатлительная.

— А вот и нет! Вот увидишь я пойду в армию и…

Лагерта оглянулась на часы и удивленно произнесла:

— Опаздывают. Странно. Гунхильда обычно пунктуальна.

— Может, случилось что? — предположила Ева, посмотрев на Торунн. Та ушла в туалет.

— Думаешь, она тоже переживает?

— Уверенна, — Лагерта рассмеялась. — Она только с виду суровая и невозмутимая.

— Тогда понятно с кого Торунн берёт пример, — Ева улыбнулась.

Торунн смогла выдохнуть, только закрыв за собой дверь кабинки.

Она старалась не показывать, но ужасно волновалась перед встречей. Столько времени прошло, и она так изменилась. То, как Лика ужаснулась казни помощницы… Она слишком сильно изменилась. Захочет ли Гунхильда дружить теперь с ней? С такой, какой она стала?

Две женщины вошли в туалет. Зашумела вода в кранах. Торунн поморщилась. Никакого уединения.

— Ты видела Торунн?

Торунн затаила дыхание прислушиваясь.

— О, богиня… Я её даже не узнала. Этот ужасный шрам.

— Может, из-за него, но выглядит она жутко. Я слышала, что она кого-то убила…

— Какой кошмар. Надеюсь, её отправят к психотерапевтке.

— И, вообще, внешность поправить. Смотреть на такое неприятно. Странно, что в ней Ева нашла?

— Понятия не имею. Нет. Мне тоже её жаль, но… Это ужасно.

Дверь тихо хлопнула и туалет опустел. Торунн скрипнула зубами. Тупые идиотки. Поговорить бы с ними, чтобы поняли…

Торунн вышла из кабинки и замерла, увидев своё отражение в зеркале.

— Ну, может, они и правы… — Торунн тяжело вздохнула и пошла на выход. Подходя к столу, она даже не заметила стоящую у стола Гунхильду.

— Привет, Торунн, — низкий голос заставил девушку резко остановиться и поднять голову.

— Гунхильда… — Торунн робко улыбнулась. Ещё несколько секунд они просто смотрели друг на друга. Потом Гунхильда обняла девушку. Чуть помедлив, Торунн ответила. Девы за их столом зааплодировали.

— Прости, — шепнула Гунхильда.

— Всё норм, — буркнула Торунн.

Весь вечер они сидели рядом, но не сказали друг другу и пару слов. Ева тревожно переглянулась с Никой. Та пожала плечами.

Торунн, казалось, ушла в себя, морща лоб и потирая шрам на лице. Гунхильда тревожно поглядывала на неё. Лагерта вышла из ресторана ради какого-то делового звонка. Астрид до слёз хохотала, подначивая Вику рассказом о том, как к ней клеился транс.

Лика подсела к Алле и изо всех сил заигрывала с ней, на что Алла краснела и отшучивалась.

Компания разошлась только после закрытия ресторана.

Ева шла держа Торунн под руку, молчала, ожидая, что та заговорит первой. Торунн шла, опустив глаза, и вздыхала.

Гунхильда пришла домой и упала на диван, словно силы её покинули. Ника присела рядом и мягко взяла её за руку.

— Хочешь поговорить?

Гунхильда смущённо улыбнулась.

— Я, наверное, многого жду, но как-то всё не так, как я эту встречу представляла.

Ника придвинулась ближе.

— Давай, будем думать, когда поймём причины её поведения. Я с Евой на связи, так что…

— Да там всё понятно. Я подвела её, — Гунхильда скрестила руки на груди.

— Ты же не специально. Она это понимает.

— Наверное.

Ника улыбнулась и нежно погладила Гунхильду по голове.

— Был сложный день. Давай, отдохнём?

Гунхильда вздохнула.

— Ладно. Останешься со мной?

— С удовольствием, — Ника улыбнулась. — Люблю тебя.

Гунхильда усмехнулась: — Ну, хоть кого-то я ещё не разочаровала.

— Да хватит тебе. Уверенна, всё не так как тебе видится.

— Посмотрим, — Гунхильда потянулась, забирая любовницу в объятия.

Торунн бродила по комнате без цели. Ева стояла в дверях, не решаясь заговорить.

— Не хочешь рассказать, что с тобой случилось?

— А что, не видно?! — рявкнула Торунн, смотря в зеркало.

— Видно, что ты злая, как собака.

— Ну, так посадите меня на цепь!

— Пожалуй, я начну с намордника, — фыркнула Ева и покачала головой. Торунн посмотрела на девушку и продолжила ходить.

Ева достала телефон из кармана джинсов и мельком глянула на экран.

— Ну серьёзно. Гунхильда места себе не находит.

— Да она не при чём!

— Тогда объясни, что случилось.

Ева сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— А ты боишься?

— Что? — Ева моргнула, переводя внимание на Торунн.

— Ну, меня разве не боишься?

— Мы уже это проходили… — Ева улыбнулась, вспоминая их первую встречу. — Ты хочешь, чтобы я снова поставила тебя на колени, как в тот раз?

— Да. Нет, — Торунн помотала головой. — Ты о чём вообще?

— Да ни о чём, — Ева нахмурилась. — Нам нужно поговорить. Сейчас.

Торунн подозрительно посмотрела на свою девушку и медленно уселась в кресло.

Ева присела на подлокотник и приготовилась слушать.

— В общем… — Торунн откашлялась. — Я правда монстр?

Ева приняла задумчивый вид.

— Не-а. Ты милая девочка.

Торунн насупилась.

— Сама ты девочка.

— Милая? — Ева наклонилась с трудом подавляя улыбку.

— Очень, — Торунн отвела взгляд, пытаясь не выдать своего смущения. — В общем… Я слышала, что обо мне говорят. Ну, что я – уродливый монстр.

— Это не так.

— И ты со мной из жалости?

Ева молчала долго. Торунн посмотрела на неё и отвела взгляд.

— Жалость? Нет. Это не про меня, — Ева покачала головой. — Ты меня плохо знаешь, Торунн.

Девушки молчали глядя друг на друга.

— Ты мне нравишься, — наконец сказала Торунн.

— А я думала у нас любовь, — задумчиво сказала Ева.

— Да. Тоже так думаю, — Торунн усмехнулась. — Просто, всё так быстро…

— А ты хотела ухаживаний лет пять? — Ева захихикала.

— Да не. Просто, столько всего случилось…

— И?

— Вдруг, всё так же скоро закончится?

— Сомневаюсь. Ты что-то совсем не в форме. Неужели встреча с Гунхильдой так тебя подкосила?

— Наверное. Пойдём спать.

— Просто спать?

— Да, — Торунн встала и, избегая смотреть на Еву, ушла в ванную.

Ева достала телефон и написала длинное сообщение Нике. Та прочла сразу. Но не ответила.

Гунхильда, изменяя себе, нервно ходила взад-вперёд по прибрежному песку. Ожидание было мучительным. С тяжёлым вздохом воительница огляделась. Это место не изменилось, несмотря на то, что прошло столько лет. Хотя, чему меняться? Всё тот же песок, трава и кусты – природа неизменна.

Раздвинув ветви кустов, вышла Торунн и, заметив Гунхильду, слегка задержалась. Гунхильда повернула голову и замерла.

Торунн встряхнулась и, расправив плечи, пошла вперёд, как ходила Валькирия по арене.

— Мне нужно объясниться! — выпалила Торунн и остановилась перед Гунхильдой, вытянув руки по швам. Гунхильда удержалась от улыбки и кивнула, боясь, что голос ей изменит.

За это время Торунн изменилась. Окрепла, стала увереннее в себе и получила боевые трофеи в виде шрамов.

— Прости, что так получилось на ужине, — Торунн отвела взгляд собираясь с духом. — Там получилось не очень. Я в туалете случайно подслушала разговор двух… женщин и они говорили, что я монстр, и что Ева со мной из жалости и… — Торунн вздохнула. — В общем, я сильно расстроилась. И так сильно начала раздумывать об этом, что вышла такая хрень.

— Понимаю, — кивнула Гунхильда. Ещё бы ей не понимать. Сама через это прошла. И не раз.

— Мне говорили, что ты винишь себя в моём побеге и том что произошло, — Торунн подняла голову и посмотрела в глаза Гунхильде. — Ты женщина, а не богиня. И поэтому не можешь нести ответственность за чужие жизни.

Гунхильда почувствовала, как земля уходит из-под ног. Непреклонная уверенность Торунн и слова, которые она говорила…

— Спасибо, Торунн, — Гунхильда попыталась улыбнуться. — Может, однажды, я смогу побороть чувство вины.

Торунн кивнула и отвела взгляд. Обе молчали, не зная что сказать. Гунхильда сказала первое, что пришло на ум:

— Тебе хорошо с Евой?

Торунн смущённо усмехнулась и опустила голову ниже.

— Она классная. Добрая и одновременно сильная. В общем, помогает мне держать себя в руках.

Гунхильда улыбнулась:

— Так, может, скоро меня пригласят на свадьбу?

— Мы как-то не собирались. Но, если что, я приглашу тебя в первую очередь, — Торунн огляделась, словно опасаясь, что их подслушивают.

— Тогда, начну готовить подарок.

— О, богиня, ну ты прям, как тётушка. Лишь бы всех переженить.

— Решила для разнообразия побыть доброй тётушкой, — Гунхильда рассмеялась. — Меня так ещё не называли.

— Угу. Будешь меня допекать, я ещё не так тебя назову, — хмурясь проворчала Торунн.

— Дерзишь старшей? Вот сейчас схвачу за шею и оттаскаю, как котёнка! — сдерживая смех пригрозила Гунхильда.

— Ну вот это вряд ли получится. Я много тренировалась, — ответила Торунн пятясь назад. — И мне снова «повезло» с наставницей. Она была такой же, как ты. Вместо нормальных объяснений, постоянно пыталась меня убить.

— Это панацея, котёнок, — фыркнула Гунхильда и задумалась. Торунн посмотрела на неё встревоженная выражением лица собеседницы.

— Ты чего?

— Ничего. Так. Вспомнилось прошлое, — Гунхильда выдавила улыбку и спросила, желая отвлечь Торунн: — Расскажи мне о своей наставнице. Мне любопытно, кто посмел занять моё место.

— Ну, она тоже была из военных. Мы об этом не говорили, и, вообще, я мало что о ней знаю, — Торунн наморщила лоб, вспоминая: — Её звали Эрика и у неё было ухо отстреленное и ожог на шее. Ну, поэтому я решила, что оно отстрел…

Гунхильда вцепилась в плечи Торунн и чуть склонившись процедила сквозь стиснутые зубы: — Она почти моего роста и у неё светлые волосы?

— Д-да… — Торунн в ужасе смотрела в потемневшие от ярости глаза Гунхильды. Такого ужаса девушка не чувствовала, даже находясь на арене с львицей. Даже, когда она видела немигающие львиные глаза и оскаленную пасть в темноте подвала и в бреду отходя от сильных болеутоляющих.

Гунхильда отпустила девушку и тяжело опустилась на песок. Её дыхание было тяжёлым, она задумалась.

Торунн отошла на пару шагов, опасаясь попасть под горячую руку, и беспомощно огляделась.

— Если это она… То я разорву её, если встречу! — Гунхильда вскочила и, схватив лежащий рядом камень, запустила им в реку. Торунн проследила за камнем и моргнула, когда он плюхнулся в воду далеко от берега. Гунхильда обернулась на Торунн. В её взгляде сверкало безумное веселье: — Ну так что, Валькирия, померяемся силой?

Торунн без лишних слов приняла боевую стойку.