КулЛиб электронная библиотека 

История любви (СИ) [SandyAnn] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Красавец мой,

Любовь моя,

Ты - самый лучший

Навсегда!


Любить тебя -

одна лишь радость

Всегда приносишь

В сердце сладость.


Ты мой навеки

I love you,

Любимый Эндрю

Я люблю.


Милый мой Эндрю,

Люблю я тебя.

Всем сердцем, душою…

Твоя навсегда.


Honey, my sweety

I love you so much

I never forget you

Remember your touch.


========== Пролог ==========


Пролог

История любви


У каждого из нас есть своя история любви. “Histories de luv”, - как сказал бы на французский манер один мой давний знакомый. У кого-то она длинная, а у кого-то короткая. Один сразу находит и обретает своё счастье, а у другого путь к нему долог и тернистен.

Это говорю вам я, та, которая действительно понимает в любовных делах. Сейчас я одна из самых популярных в мире писательниц любовных романов.

Моё имя Доминика. Правда красиво? И довольно непривычно для ушей простых украинцев. Ведь родом я именно оттуда, из славного города Днепропетровска. Корни моей собственной любовной истории находятся именно в моём родном городе. Мне надоело писать о других и о чужом счастье, поэтому я решила поделиться своим со своими читателями. Теперь вам предстоит узнать мою собственную историю любви. Однако для начала мне следует немного рассказать о себе, вернее о той девушке, которой я была в свои семнадцать лет, до того как повстречала своего принца.

Тогда я была самым обычным подростком, ходила в самую обычную школу, в одиннадцатый - и последний - класс. Скажу честно, я никогда не была красавицей, но и уродкой тоже не была. Таких как я были тысячи девочек. Обычно девушки хотят выделиться из толпы им подобных, чтоб обратить внимание мальчиков на себя. Они красят волосы, делают яркий макияж, носят красивую дорогую одежду. Я же была не способна даже на такое. У меня были длинные тёмно-русые прямые волосы, из которых я чаще всего делала хвост, зелёно-карие глаза, средняя фигура. Мальчишки на улице никогда даже и не смотрели в мою сторону, а в классе обращались только тогда, когда хотели списать домашнее задание. Хотя училась я тоже средне, просто кроме меня списывать никто не давал.

Мне было семнадцать… Единственное, в чём я преуспела, так это в дружбе. У меня была одна верная и единственная настоящая подруга, которая училась вместе со мной в одном классе. Её звали Саша Дорожкина и мы с ней были очень похожи: и по характеру и внешне. Единственное, что нас отличало, это то, что я отчаянно хотела выйти замуж, причём обязательно за американца. Саша была ещё далека от таких глубоких мыслей.

У Дорожкиной были русые чуть вьющиеся волосы по плечи и голубые глаза. Роста она была невысокого.

Мы доверяли друг другу самые сокровенные тайны и секреты. Она жила, благо, недалеко и мы часто наносили друг другу визиты.

Вот в один из таких визитов всё и началось.


========== 1 Глава Уникальный шанс ==========


1 Глава

Уникальный шанс


Был самый обычный день зимы, а точнее 1 февраля. В школе объявили карантин и поэтому все дети сидели дома и радовались неожиданным каникулам.

Я долго нежилась под тёплым одеялом и около двенадцати дня, наконец, решила встать. Я пошла на кухню, где позавтракала в гордом одиночестве - мама была на работе, а больше с нами никто не жил. Потом посмотрела немного телевизор, почитала книжку. Около двух мне стало скучно, и я решила навестить свою верную подружку Сашу. Поскольку она частенько отсутствовала дома - ходила с мамой по магазинам, я решила сначала позвонить. Саша взяла трубку почти сразу, будто ожидала звонка.

- Привет! Как дела? Ты сейчас дома? Что поделываешь? - начала я разговор.

- Дома я, где же ещё? - удивилась девушка, - Ты в окно сегодня смотрела? Снега навалило столько, что и из дома выйти страшно.

- Я люблю снег. Чем больше снега - тем лучше, - мечтательно заметила я.

Это чистая правда. Сама не знаю почему, но появление любых осадков, будь то снег или дождь, всегда, еще с самого детства, приводит меня в неописуемый восторг. Я радостно открываю окно и высунувшись как можно дальше, смотрю на это “чудо” до тех самых пор, пока дождь или снег не закончатся.

- Кстати, ты сегодня свободна? - перешла я к интересующей меня теме, - Я хочу зайти к тебе на пару часиков.

- Приходи, - немного равнодушно ответила Саша, - Но только учти: я сегодня никуда не пойду! - строго сказала она, заранее предупреждая.

- Да ладно. Я как-то и не собиралась.

- Так когда ты придёшь? - уже более оживлённо спросила она.

- Скоро. Где-то через полчаса, - обрадовала я подругу.

- Тогда до встречи, - она отсоединилась.

Я подошла к окну и отдёрнула занавески. В комнате сразу стало светлее и веселее. Снег, шедший с раннего утра, прекратился и теперь лежал чистый белый пушистый, никем пока ещё не тронутый. “Жаль, что это не надолго”, - с лёгкой грустью подумала я и пошла одеваться.

Надев джинсы и красный тёплый свитер, я сделала высокий хвост, обула чёрные замшевые сапоги на каблуке, надела красивую короткую серую дублёнку с поясом и белую шапочку, я, взяв с собой только ключи от квартиры, вышла из дома.

Улица была пустынна. Это и неудивительно в такое время суток. В среду - буден день, большая часть населения на работе, а дети, подростки и старики отдыхают дома. Я немного постояла в подъезде, словно раздумывая идти мне или нет. На самом деле было просто жалко становиться на этот чистый, никем не тронутый, свежий снежок. Потом я отбросила из головы сякие глупости и решительно оставляя отпечатки каблуков на снегу, направилась к дому, где жила Александра.

До её дома было около семи минут пути дворами. И что самое ужасное, что мне никогда не нравилось, дорога пролегала через нашу “всеми горячо любимую” школу. Я бросила на неё ненавистный взгляд и с бесконечной грустью вспомнила, что через недельку придётся вновь приступать к занятиям. В школьном дворе мальчишки-младшеклассники играли в снежки. Я, накинув на голову капюшон, постаралась как можно быстрее пройти мимо, чтоб они случайно или умышленно не попали в меня. Я прекрасно понимала, что как старшая в данном случае должна буду сделать им замечание. Но я была совершенно не скандальным человеком, а если смолчать - смеяться будут. Поэтому лучше всего - побыстрее миновать опасное место.

“Эх побыстрее бы закончить школу и уйти учиться в институт”, - думала я, пробираясь через глубокий снег, который ещё не успели разгрести дворники, к подъезду подруги. Благо, до конца оставалось всего лишь полгода.

У Саши был старый плиточный дом с деревянными хлипкими, вечно открытыми нараспашку, дверями в подъезд. Я вошла и принялась подниматься по грязной лестнице на шестой этаж. Естественно, в девятиэтажном доме имелся лифт, но мы с Сашей никогда им не пользовались - боялись застрять, впрочем, шестой этаж - не десятый. Я всегда без особых проблем поднималась по лестнице. Немного запыхавшись, я наконец достигла деревянной двери, за которой обитала вместе с родителями, двумя кошками и старшей двоюродной сестрой Саша.

Я позвонила в дверь. прошло довольно много времени, прежде чем мне открыли. Сашка появилась на пороге с усталым видом в тигровом халате, на мой взгляд, слишком тонком для зимы. На голове у неё был хвост, а на ногах симпатичные тёплые домашние тапочки. У её ног тёрлась разноцветная короткошерстная кошка Маркиза, а рыжий перс немного стеснительно высунул голову из двери спальни и оттуда с интересом наблюдал за происходящим, не решаясь выйти.

- Проходи в зал, - распорядилась Саша, вешая мою дублёнку в шкаф, который стоял в прихожей.

В Сашиной квартире было три комнаты - спальня, зала и совсем маленькая комнатка. Саша считала её своей собственной, но частенько её уединению мешали остальные обитатели дома, в частности сестра. В комнате находилась кровать, заваленная различными ненужными вещами, шифоньер, гладильная доска и письменный стол, за которым Саша делала уроки. Над столом висело три плаката с любимыми знаменитостями девушки. Плакаты постоянно менялись: появлялись новые, старые выбрасывались, поэтому я не могу и не решаюсь сейчас сказать, какие именно постеры украшали стену в тот день. Спальня была побольше. В ней стояла большая двуспальная кровать, большой телевизор, прикроватная тумбочка, шкаф для одежды, а также маленькая стенка с книгами. Спальня - любимое место всех обитателей дома. Зала, где мы с Сашей сидели чаще всего, была самой просторной комнатой во всей квартире. Там находились мягкий диван, несколько стульев вокруг большого стола и маленький цветной телевизор.

Я села на диван и удобно закинула ногу за ногу. Вскоре подошла и Саша. Она села рядом и вопросительно посмотрела на меня, ожидая когда я начну разговор.

- Ты одна дома? - спросила я, хотя это было и так очевидно, но надо же было с чего-то начинать.

- Да, - кивнула подруга, - Все домочадцы на работе.

- И чем занимаешься? Не скучно?

- Да нет. Вот книгу читаю, - и она указала на объёмистый томик мистических рассказов.

Я понимающе кивнула. Саша обожала читать и покупать книги. Раз в месяц, а иногда и не раз, она отправлялась в книжный магазин и обязательно покупала себе что-нибудь новенькое. Иногда она даже жаловалась, что покупает книги быстрее, чем успевает их прочесть. Я, кстати говоря, тоже любила читать, но возможно, делала это не с таким упоением и фанатизмом, как Саша. Однако, к сожалению, а возможно даже и к счастью, у нас были разные вкусы. Я обожала любовные романы, а Саша увлекалась мистикой и детективами.

Несколько минут прошло в молчании. Я думала, о чём же нам поговорить, а Саша просто ждала. “Сама в гости напросилась, - наверное, думала она, - пусть первая и разговор начинает”. Чтоб нам было немного веселее, Саша включила радио.

- Так неохота снова в школу! - протянула я, - А тебе?

Я уже заранее знала, какой ответ получу. Сашка, как и я, терпеть не могла учёбу. Хотя и частенько любила говорить, что когда всё закончится, будет скучать и чувствовать ностальгию по этим временам.

- Я стараюсь не думать об этом, - ответила подруга, - ведь впереди ещё пять дней свободы.

- Включая этот, половина которого уже прошла, - пессимистично заметила я, - Единственная радость от школы, учёбы и прочей суеты - Эдик.

Сашка вздохнула. Лучше бона сама о чём-то начала говорить. Ибо, если я начинала говорить об Эдике, это могло продолжаться часами и ничто не могло меня остановить или заставить поменять тему.

Эдик Мирошниченко - парень из нашего класса, а по совместительству и мой сосед по парте. Я влюбилась в него ещё в пятом классе и до сих пор эта, как казалось раньше, детская привязанность не прошла. Я его обожала, думала о нём и днём и ночью, а он не обращал на меня внимания. Конечно, никакого повода для этого я не давала и всегда вела себя отчуждённо, чтоб он не смог догадаться о моих чувствах. Однако было одно утешающее обстоятельство: мы были друзьями. Конечно, за рамки школьного двора эта дружба не выходила, но мне было и того достаточно. Я обожала обговаривать его с Сашей, что ей за шесть лет нашей дружбы уже порядком надоело. Я любила говорить о его внешности, характере, о всём, что он сказал мне и что сделал. На мой взгляд, Эдик был просто идеалом мужской красоты - высокий блондин с голубыми глазами. Он даже напоминал мне Джастина Тимберлейка. (Если вы конечно знаете такого американского певца.) Он любил ходить в строгих костюмах или в чёрном свитере и брюках. Я обожала его в любом виде и в любой одежде. Саша считала, что в нём нет ничего особенного. Ей также не нравилось, что он слишком худой и тихо говорит. Она ещё не познала сладкое чувство любви и поэтому не могла меня понять. Ей приходилось только слушать, изредка вставляя свои реплики.

- Может поговорим о чем-то другом? - робко предложила подруга, пока меня ещё не занесло слишком далеко.

- Ну почему тебе не нравится Эдик? Он же идеальный парень. Я бы так хотела, чтобы он заметил меня, - в сотый или даже тысячный раз восклицала я, энергично взмахивая руками при этом.

- А он что, должен мне нравится? - удивилась Саша, - думаю. тогда у нас могли бы возникнуть проблемы.

И мы, переглянувшись, дружно рассмеялись.

Тем временем на радио началась реклама. Никто из нас не придал этому особого значения, но потом… Реклама закончилась и девушка-ди-джей громко объявила то, от чего в последствии изменилась вся моя жизнь. А тогда у меня просто перехватило дыхание от этих слов.

- Уважаемые наши слушатели! Всем вам сегодня выпал уникальный шанс поехать в Манчестер на концерт Take That!..

- О Господи! - воскликнула я ошарашенная, - сделай погромче, быстро! Умоляю!

Я закричала так громко и так требовательно, что Саша тут же выполнила мою просьбу и спокойно сказала:

- Тише, успокойся.

- Т-с-с! - шикнула я на неё и вплотную приблизилась к магнитофону.

Ведущая тем временем, не подозревая какую бурю чувств своими словами вызвала в моей душе, бодрым голосом продолжила:

- Сегодня у нас последний день, когда вы можете выиграть билет и вечером 4-го февраля уже быть в Манчестере. Отошлите SMS на наш номер 2255 с текстом Take That. Также укажите город, в котором вы живёте и ваше имя. Напоминаю, в акции не могут принимать участие лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста. А сейчас у нас прогноз погоды… - как ни в чём не бывало продолжила ди-джей, но я уже не слушала её.

- Саша! О Боже! Ты слышала это?! - сейчас я находилась в сладкой эйфории и меня легко можно было принять за безумную.

Но Сашка, которая знала меня уже шесть лет, привыкла к такому и не особо удивилась.

- Да, слышала, - равнодушно пожала она плечами, - Ну и что? Ты же знаешь, по радио часто проводят подобные акции.

- Да, но это… это же Take That!! - я возбуждённо бегала по комнате, размахивая руками, словно пытаясь что-то доказать. Я схватила её за руку, а потом умоляюще посмотрела на неё и почти прошептала, - Ну пожалуйста… Такой шанс выпадает раз в жизни. Ты должна мне помочь.

- Что? - Саша отстранилась от меня, сначала даже не поняв в чём дело, а потом, когда до неё дошло, протестующие закричала, - Нет! Нет! Нет! Ты хочешь подать заявку на участие, причём с моего телефона.

Я только кивнула и улыбнулась, подтверждая её слова.

- Нет, - Ещё раз категорично повторила подруга, уже более спокойным голосом, - Почему бы тебе не воспользоваться своим телефоном? Зачем меня в это впутывать?

- Так уж случилось, что мой мобильник сейчас дома, - мило улыбнулась я, - Умоляю, только ты можешь мне помочь, - опять завопила я.

- Ты не можешь принять участие в этой акции, - категорично заявила Саша, сложив руки на груди.

- Но почему?! - искренне удивилась я.

- Во-первых, тебе ещё нет восемнадцати, а во-вторых… - Александра замялась.

Я увидела в аргументах подруги слабое место и решила ковать железо, пока горячо. Я села рядом с ней на диван, ласково обняла за плечи и спокойно сказала:

- Зато тебе есть, а телефон-то твой, значит ничего противозаконного мы не совершаем. Верно? - Саша кивнула, - И вообще, вряд ли, чтоб вообще что-то получилось.

- Так зачем тогда это затевать? - недоумённо спросила Саша.

- Это мой уникальный шанс. Такое бывает раз в жизни. Ты должна меня понять, или хотя бы попытаться сделать это. Ну вспомни, как я бегала по всему городу за их дисками.

- Да уж, весёлое было времечко, - рассмеялась Саша, а потом вдруг стала серьёзной, - Ладно, я согласна, - неожиданно сказала она.

Я бросилась на шею подруги с благодарностями, но она отстранилась и вдруг испуганно сказала:

- А сколько это будет стоить? Такие SMS-ки дорого обходятся. А вдруг у меня снимут десять гривен?! - заволновалась она.

Я успокоила её и сказала, что больше трёшки уж точно снять не должны, а если что пойдёт не так, то я покрою все расходы. Саша глубоко вздохнула и протянула мне телефон, в душе чувствуя, что ей явно не стоит этого делать.

Возбуждённо схватив её аккуратненький телефончик-раскладушку SAMSUNG красно-чёрного цвета, я дрожащими руками принялась нажимать нужные кнопки, чтоб написать SMS по всем правилам. Саша сначала сидела в стороне, а потом её разобрало любопытство и она наклонила голову на моё плечо, чтоб самой всё прекрасно видеть. Сначала она спокойно за всем наблюдала, а потом вдруг суетливо закричала:

- Что это? Что ты набираешь? Почему ты не вписуешь своё имя? Разве тебя зовут Александра Дорожкина?

- Послушай, не мешай, - раздражённо обратилась я к ней, - телефон-то твой, значит и имя будет твоё.

- Но это же неправильно… - начала было Сашка, но я резко её оборвала.

- Успокойся! Неужели ты и правда думаешь, что я - то есть ты - можешь выиграть? Ты же знаешь, что нам никогда не везёт в лотереях.

- Да, действительно. Но если что - я скажу, что это ты всё придумала.

Пока мы спорили, пришёл отчёт, а вслед за ним не замедлило появиться и послание от организаторов акции. Мы с Сашей буквально навалились друг на друга, желая прочитать его как можно быстрее. Вот, что там было написано: “Очень благодарны вам, что вы приняли участие в нашей акции. Итак, ваше сообщение зарегистрировано и теперь вы полноправный участник акции. Желаем удачи”!

Едва дочитав послание, Саша выхватила телефон у меня из рук и бросилась проверять состояние счёта. Я молча ждала приговора. Раздался соответствующий щелчок, и я уже было приготовилась услышать вопль подруги: “О Боже мой”, но она молчала.

- Ну что там? Неужели всё так плохо? - нетерпеливо воскликнула я.

- Я боюсь посмотреть, - взволновано прошептала Саша. Она всегда была чрезмерно мягкой и чувствительной.

- Дай я посмотрю! - я терпеть не могла разводить нюни из-за таких мелочей и поэтому решительно вырвала мобильник из рук подруги.

- Ну что там? - дрожащим голосом спросила Саша.

- Всё нормально. Сняли всего пять гривен, - успокоила я её и отдала телефон.

Теперь оставалось только ждать. Ждать звонка.

Take That - моя самая любимая группа, если вы ещё не поняли этого. Эта британская группа в 1992 году выпустила свой первый альбом ” Take That and party”. Потом ещё два успешных альбома, сборник лучших хитов, а после - в 1996 году они распались. И вот теперь, когда прошло уже десять лет, они снова собрались вместе для дальнейшей плодотворной работы. Сначала группа состояла из пяти симпатичных парней, но потом своих друзей покинул Робби Уильямс, который славился своим пристрастием к наркотикам и пьянством. Что ж, он сделал удачную сольную карьеру (конечно, не такую удачную, как например Джастин Тимберлейк) и в прессе появились его заявления по поводу нового концертного тура Take That. “Я не выйду на сцену с этими ребятами даже за миллиард долларов”, - категорично заявил Робби. Впрочем, наверное, это даже и к лучшему. Ребята и сами прекрасно справятся. Главным в группе всегда был Гэри Барлоу. Он писал почти все песни, и все они становились незабываемыми хитами. Стоит только вспомнить песню 1995 года “Back for good”! Также большую часть песен Гэри исполнял, а остальные только подпевали на припеве. Остальные - Марк, Джейсон и Говард тоже были отличные ребята и по ним сходили с ума миллионы поклонниц на всём земном шаре. Особенно среди них выделялся Марк Оуэн - парень невысокого роста с чёрными кучерявыми волосами и пронзительно голубыми глазами. У него был уникальный голос и прекрасное чувство юмора. Также на сцене любил поболтать и красавчик Джейсон. Говард же был серьёзный и молчаливый.

Впервые об этой группе я узнала совсем недавно - услышала по радио одну из их песен, потом увидела клип и просто влюбилась в этих ребят. Скажу откровенно, я обожаю их всех, за исключением разве что Говарда. Моими фаворитами становились и Гэри и Марк, в зависимости от настроения, но лучшего среди них я и сейчас назвать не могу. Я начала покупать их диски и слушала их с завидным постоянством. Мне никогда не перестанут нравится их песни! Могу сказать это с непоколебимой уверенностью. Я не жалела денег и купила все их альбомы: “Take That and party”, “Everything changes”, “Nobody else” и даже последний альбом - сборник лучших хитов. Должна сказать, альбомы Take That в нашем городе большая редкость. Я объездила полгорода, побывала почти во всех местах, где продаётся музыка. Прошло полгода, прежде чем я смогла собрать у себя дома все четыре диска. Сашке, естественно, приходилось ездить со мной, но она не любила такие поездки и поэтому, едва заслышав в трубке мой весёлый голос, который возвещал: “А сегодня мы снова поедем на поиски Take That”, она чаще всего грустным голосом говорила: “Я не могу сегодня. Давай в другой раз, а? Ты не против?” Я, естественно, была против, но виду не показывала и отправлялась на поиски сама. Примерно через три месяца после знакомства с группой, моей самой горячей мечтой стало побывать на их концерте.

Теперь вы можете меня понять. Этот шанс я просто не могла не использовать!

… Сначала мы просто в напряжении сидели на диване и не сводили взгляд с телефона. Но он, увы, молчал. Мы боялись промолвить хоть слово или даже пошевелиться. Так прошло пять минут. Саше это надоело, и она опять принялась за чтение своей книги. Мне ничего не оставалось делать, как продолжать ждать.

Прошло полчаса. Саша не выдержала, оторвалась от книги и спросила:

- Ну и долго ещё ждать? Я думаю, акция уже давно прошла и выиграл кто-то другой.

- Такие дела быстро не делаются, - со знанием дела сказала я, - И вообще, я никуда не спешу. Могу и подождать, - я ещё удобнее уселась на диване, - подтверждая свои последние слова.

- Надеюсь, ты не собираешься ждать ночи, - осторожно спросила Саша, - Мама приходит ровно в восемь.

- Не беспокойся, если они не позвонят до этого времени, я просто заберу твой телефон с собой, - “утешила” я подругу.

- Нет-нет! Ни за что! - Запротестовала она.

Пока мы спорили зазвонил телефон. Мы разом кинулись к нему. На дисплее высветился какой-то незнакомый номер.

- Боже, это они! - от счастья прошептала я, словно боясь спугнуть свою удачу, - Я отвечу!

Я собиралась было уже схватить телефон, но Саша не дала.

- Это ведь не тот номер, на который ты отправляла SMS, - возразила она.

- Они звонят с другого, - пояснила я и почти силой вырвала из рук подруги телефон, - Это они, я чувствую, - прошептала я ей и пытаясь придать своему голосу как можно больше “взрослости”, важно ответила, - Алло.

- Сашенька? - услышала я в трубке знакомый женский голос.

К моему великому сожалению, звонили вовсе не по поводу концерта Take That. Это была всего лишь мама Саши - тётя Наташа. От неожиданности я даже не поздоровалась, а сразу передала трубку подруге.

- Что? - зашипела она, не понимая, в чём дело.

- Твоя мама, - также тихо и очень раздражённо ответила я, - Давай только побыстрее, они в любую минуту могут позвонить, - переживала я.

- Тише ты! - шикнула на меня Сашка и принялась мило болтать с мамой, а точнее, усталым голосом отвечать на её постоянные вопросы типа: Что ты сегодня ела? Купила ли хлеб? Что ты сейчас делаешь?

- Доминика пришла, - пояснила Саша, - Ладно, мам, раз не о чем больше разговаривать, тогда пока, - и она отключилась.

- Наконец-то! А вдруг они звонили и не смогли дозвониться? - испугалась я, - думаешь, они меня будут ждать? Ошибаешься. Знаешь, сколько у них желающих?

Тут телефон снова позвонил. И опять высветился незнакомый номер.

- На этот раз возьму я, - решительно заявила Саша, - Ты своими выходками ставишь меня в неловкое положение перед людьми, особенно перед мамой.

- А почему у тебя нет её номера в телефонной книге? - вспылила я, - это из-за тебя я всё время попадаю в глупое положение.

- У меня есть в книге её телефонный номер, но, вероятно, сегодня она звонила не с него.

- А почему?! - продолжала злиться я.

- Не знаю. Вот она придёт с работы, я и спрошу.

Тем временем звонок закончился, но телефон тут же настойчиво зазвонил снова. Мы так увлеклись своим спором, что не заметили, как ди-джей по радио сказала:

- Внимание! Компьютер определил номер участника нашей акции, претендента поехать в Манчестер на концерт Take That. Сейчас мы пытаемся ему дозвониться, но пока безрезультатно. Напоминаем вам, что если выбранный номер так и не выйдет с нами на связь, то наш компьютер выберет другой. Желающих претендентов у нас очень много.

- Да! - немного раздражённо ответила на звонок Саша.

- Александра Дорожкина? - спросил в трубке вежливый женский голос.

Причём это всё транслировалось в прямом эфире по радио. Я услышала, быстро приложила палец к губам, в знак молчания, и выхватила у неё из рук телефон.

- Да, это я, - быстро сказала я.

Радио, по которому было слышно всё, что я говорю, немного раздражало меня, поэтому я вышла в спальню и с удобством развалилась на мягкой кровати в окружении кошек. Саша осталась в зале - слушать весь разговор по радио.

- Вам уже есть полных восемнадцать лет и вы живёте в Днепропетровске? - уточнила ди-джей, - Вы хотите попасть на концерт группы Take That?!

- Да! Да! Да! Это моя любимая группа! Я их обожаю! - возбуждённо орала я в трубку, всё ещё не веря, что это происходит со мной наяву.

- Очень хорошо! - воскликнула ди-джей, поддерживая моё радостное настроение, - Но как вы понимаете, билет надо ещё выиграть. Но я думаю, если вы обожаете эту группу, вам это не составит особого труда. Итак, у нас для вас есть три вопроса - два теоретические и один - последний, совсем лёгенький. Я вам включу одну из песен Take That, а вам всего лишь надо будет сказать её название. Правда просто? Если вы ответите только на два вопроса, получаете поощрительный приз - футболку. Итак, готовы играть?

- Да! - я действительно была готова. Я чувствовала себя так, будто я знаю об этих ребятах всё, хотя знала про их существование всего полгода.

- Что ж, тогда начнём. Первый вопрос: в каком году у Take That вышел их первый альбом “Take That and party”? Варианты ответов давать?

- Не надо! В 1992 году! - в тот момент я орала в трубку так, что потом долго удивлялась, как это та девушка-ди-джей смогла меня выдержать.

- Правильно, - одобрила она, - второй вопрос: как называется их третий и последний студийный альбом?

- “Nobody else”! - не думая, выпалила я.

- Что ж, вижу, что вы настоящая фанатка. Итак, от билета на концерт вас отделяет только один маленький шаг. Третье задание! Готовы?

Я затаила дыхание.

Заиграла песня. Я машинально начала подпевать, но… Меня вдруг заклинило. Ни альбом, из которого она, ни тем более название, я вдруг не смогла вспомнить. Я продолжала слушать страшно знакомую мелодию, которую уже слышала миллионы раз, и тупо молчать в трубку. “Припев, если я услышу припев, то точно вспомню”, - думала я в этот ответственный момент. Вот-вот должен был начаться припев, но ведущая уже выключила песню и весёлым голосом спросила:

- Ну что, узнали?

- О, дайте секунду подумать! - взмолилась я, пытаясь хоть чуть чуть потянуть время.

- Поторопитесь. У вас осталось совсем мало времени, - участливым голосом сказала ведущая, - Либо вы отвечаете сейчас же, либо нет и получаете футболку. Так как?

В этот момент я была зла на себя как никогда. Билеты на такой желанный концерт были так близко и в то же время так далеко от меня. “Надо сказать хоть что-нибудь, хоть попытаться”, - подумала я в отчаянии и выпалила первое, что пришло мне в тот момент в голову:

- “Pray”!

Нет, я не вспомнила, просто понадеялась на удачу и… С замиранием сердца я ждала приговора…

- Да! Правильно! - радостно воскликнула ди-джей и вздох облегчения и ощущения невероятного счастья вырвался из моей груди, - Билет ваш! Скажите, вы довольны?!

- Да! Я очень, очень счастлива! - заорала я в трубку.

- Хорошо. Не вешайте трубку и я смогу через некоторое время рассказать вам о том, где вы сможете забрать свой приз.

Я слышала, как она что-то говорит в эфире по радио, но со мной она больше не разговаривала. Я побежала в зал к Сашке и заорала:

- Ты слышала, я выиграла?! О Боже, я так счастлива!

- Поздравляю!!!

Мы с Сашей обнялись и принялись радостно прыгать по комнате.

- Слушай, а зачем тебе билеты? Ты же не собираешься и в самом деле ехать в этот Манчестер? - вдруг спросила Саша, сделав серьёзное выражение лица.

- Почему? Очень даже собираюсь! - с жаром ответила я.

- Не успела Саша возразить, как на линии снова появилась ведущая и я убежала в спальню.

- Итак, Александра, вы одна из десяти счастливчиков, которые попадут на концерт Take That 6-го февраля в Манчестере, благодаря нашей акции. Вы готовы увидеть настоящее шоу?

- Конечно!

Хорошо, тогда слушайте и запоминайте. Наша группа из десяти человек в понедельник ровно в 12:00 собирается на главной площади в Киеве. Оттуда мы едем в аэропорт. В Манчестере мы будем где-то в восемь часов вечера. Вас поселят в номера по двое. На следующий день - концерт! И вечером следующего дня в одиннадцать часов мы вылетаем в Киев. Понятно?

- Да.

- При себе иметь паспорт.

- Хорошо. Огромное вам спасибо! До свидания!

Я положила трубку и призадумалась. Я участвовала в конкурсе под именем Александры Дорожкиной, потому что думала, что никогда не выиграю, и всё обойдётся. А что делать теперь? Сашка никогда не одолжит мне свой паспорт, пусть даже на несколько дней.

Тут она вошла в комнату и присела рядом со мной на кровать.

- Ты ведь не сделаешь этого? Не полетишь в Манчестер? - тихо спросила она.

- А почему бы и нет? Ты мне дашь свой паспорт… - осторожно начала я.

- Нет, это же обман! - воскликнула Саша.

- Никто даже ничего не узнает.

- В паспорте моя фотка.

- Мы похожи. Кто там будет сильно всматриваться?!

- Ты не боишься ехать в незнакомый город совсем одна? - удивилась Саша.

- Я немного знаю английский, - на каждое её возражение у меня уже заранее был готов ответ.

- Тебя мама не отпустит!

- Я уговорю её.

- У нас занятия с понедельника! - она уже не знала, что сказать. Это был её последний аргумент.

- Это всего лишь четыре дня. Я и больше пропускала, а о тебе и говорить не стоит!

- Ну ладно, хорошо, - ей было уже просто некуда деться, - Я дам тебе паспорт, но учти - вся ответственность за это дело лежит на тебе.

- Ты лучше всех, - и я радостно обняла её.

Можно было уже начинать сборы в такую далёкую и желанную поездку в Манчестер.


========== 2 Глава Поездка в Манчестер ==========


2 Глава

Поездка в Манчестер


Я сидела в удобном кресле самолёта, который уже через десять минут должен был взлететь и отвезти меня в Манчестер. В этот момент я была совершенно спокойна и счастлива. Все тревоги остались далеко позади. Впереди было только самое лучшее. Назад хода не было. Теперь, наконец, я могла расслабиться и вспомнить всё то, что мне довелось пережить в эти четыре дня, которые оставались тогда до понедельника.

… Мама вернулась с работы вечером в четверг. Я встретила её в радостном возбуждении, но не стала пока ничего говорить. Когда мы сели ужинать, я решила осторожно начать разговор.

- Мама, ты же знаешь, что по радио иногда устраивают акции, где разыгрываются билеты на концерты разных звёзд…

- Знаю. Ну и что?

- Ты только не пугайся, но сегодня я выиграла билет на концерт Take That. Помнишь, я тебе о них рассказывала.

- Ну и зачем тебе это? Концерт в Киеве и ты всё равно не сможешь поехать, - пожала плечами мать.

- Мама, концерт не в Киеве, а в Манчестере, - прямо сказала я, - И я туда поеду!

Сказав это, я с интересом посмотрела на мать, следя за её реакцией. Вообще-то, мама редко интересовалась моими делами и вовсю поддерживала самостоятельность, но… Это всё-таки Манчестер. Мама осталась совершенно спокойна.

- Хорошо, езжай. А где деньги возьмешь?

Это был мой козырь. Конечно, для такой поездки нужны были деньги и немалые. Во-первых, билет до Киева туда и назад - всего двести гривен, а во-вторых, нельзя отправляться в чужую страну совсем уж без денег. Минимум сто гривен просто необходимо взять. И всего триста. Где взять такие деньги? Мама не даст, это уж точно, и из знакомых никто не займёт такую огромную сумму. А дело в том, что деньги у меня были. На День Рождения мне всего преподнесли четыреста гривен. Сто я уже успела растратить, а вот триста так и не придумала, куда деть. Так и остались лежать в маленькой коробочке из под духов в моей тумбочке. Вот интересно, знает ли мама об этом.

- Мама, деньги у меня есть, - сказала я, - Так ты точно не против моей поездки? - уточнила я, пряча улыбку.

- Если не боишься одна ехать, то пожалуйста, - пожала она плечами.

Вот, в этом и состоит вся моя мамочка. Мне даже стало немного обидно. Дочь уезжает на край света, а она даже не волнуется. Ну ещё бы! Не за её же деньги.

- Ты за меня не переживаешь?! - не выдержала я.

- Кстати, сообщу отцу, куда ты собираешься. Посмотрим, что он скажет.

А вот это было уже нехорошо. Папа, хоть и не жил с нами, но следил буквально за каждым моим шагом.

- Мама, папе вовсе не обязательно знать об этом. Подумаешь, в воскресенье уеду, в пятницу приеду. Подумаешь! Это же моя мечта, понимаешь?! Такой шанс выпадает раз в жизни! - я начала уже выходить из себя.

- Ну ладно, ладно, - примирительно сказала мама, - я думаю, ты уже достаточно взрослая для таких поездок, так что может поподробней расскажешь?

Я улыбнулась и принялась за свой рассказ.

… Я приехала на автовокзал примерно за полчаса до отправки автобуса. Меня провожала мама. Лил сильный дождь, и было темно, хоть глаз выколи. Автобус отправлялся в двенадцать часов ночи. Мама недовольно ворчала: завтра ей надо было рано вставать на работу. Несмотря на поздний час, на вокзале было полно народу - все они ждали свой рейс. Я катила свой новый красный чемодан на колёсиках, купленный специально для этой поездки и чувствовала себя совершено счастливой. Под ногами противно месилась каша из мокрого, растаявшего снега и дождя. Я была в тонкой весенней курточке бежевого цвета, синих джинсах и белой шапочке. Я побоялась одевать дублёнку (вдруг в Манчестере будет тепло) и теперь мёрзла в тонкой курточке при нуле градусов. На плече - большая чёрная сумка, в которую я положила вещи первой необходимости - блокнот, ручку, кошелёк, телефон, книгу, кассетный плеер и несколько кассет. Я обожала в дороге слушать музыку.

Мы загрузили мой чемодан в багажник автобуса, я заняла своё место, которое соответствовало указанному в билете и вышла - попрощаться с мамой.

- Будь осторожна, - сказала она.

- Хорошо. Но ведь я не буду там одна, - возразила я, - и вообще, это всего лишь четыре или пять дней. Меньше недели. Помнишь, я уезжала к бабушке на полтора месяца?

- Звони, если что.

- С Англии звонить дорого, поэтому лучше ты звони, - сказала я.

Оставалось десять минут до отправки. Мы обнялись на прощанье, и я пошла садиться.

На этот рейс людей набралось не слишком много, и я сидела одна, к счастью. Я включила плеер и с наслаждением откинулась на мягкую спинку сиденья, с интересом наблюдая, как автобус выезжает с ночного Днепропетровска.

… Наконец, в десять часов утра, я была в Киеве. До этого я ни разу не была в нашей столице. Всё было очень интересно. Это действительно был очень красивый город, как про него рассказывали. Я оценила красоту города, даже побывав в нём в такую неудачную погоду и время года.

С самого начала я решила не экономить на собственном комфорте, чтоб не попадать потом в дурацкие ситуации. Я села в такси и попросила отвезти меня на главную площадь - Майдан Незалежности. В окно я почти не смотрела - там был такой же слякотный день. Тускло из-за обрывков серых туч, которые неслись по небу, проглядывало солнце.

Скоро мы были на месте. Я заплатила требуемую сумму, поблагодарила таксиста и вышла из машины. На часах было без двадцати одиннадцать. Оставалось подождать час двадцать. Я была готова к этому. Чтоб не заблудиться, я решила никуда не уходить, а ждать прямо здесь. Минут через двадцать пустого ожидания мне захотелось есть. Я купила в ларьке пирожок с мясом и горячий чай. Мгновенно проглотив аппетитную еду, я захотела ещё, но сдержалась. Деньги надо было экономить.

Где-то в половине двенадцатого на площади появились ещё люди, вероятно ехавшие на Take That. Я подошла к ним, уточнила, с нашей ли они группы, и присоединилась к ним. Вскоре собралась и вся наша компания, которая состояла из десяти человек: девять девушек и один парень. Никто не был друг с другом знаком, но все мы очень быстро перезнакомились. Народ, в общей сложности, был в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет. Только одна женщина была лет сорока. Её звали Анна Георгиевна, она приехала с Луганска, у неё уже была своя семья , но она по-прежнему оставалась фанаткой своей любимой в молодости группы. Парню, который прибыл из Житомирской области с какого-то села, было двадцать пять. Его звали Вадим. Мы бы познакомились с ним поближе, но он всё время молчал и почему-то загадочно улыбался, обнажая идеально белоснежные зубы.

Ровно в двенадцать к нам подошла серьёзная деловая женщина лет тридцати пяти и сказала:

- Я рада, что все в сборе. Я повезу вас в Манчестер. Моё имя Наталья Александровна. Итак, рассказываю подробности. Сейчас мы на автобусе едем в аэропорт. Там садимся в самолёт и летим в Манчестер. Там мы будем в восемь часов вечера. Такси отвезёт нас в отель. Поселяем по двое человек в номер, так что определяйтесь со своей парой. Внимание! На следующий день - концерт. Третий день - свободный. Можете пойти посмотреть город, но обязательно предупреждайте меня об этом. Вечером мы летим обратно в Киев, где будем утром следующего дня. Всем понятно? Вопросы?

- А как же экскурсии по городу? - спросила Анна Георгиевна, - Разве нас не будут водить на них?

- К сожалению, нет. Время слишком ограничено, - пояснила Наталья Георгиевна, - Но если хотите, можете сами проявить инициативу и узнать, какие туристические экскурсии действительны на это время. Ещё какие0нибудь вопросы?

Но все притихли. Либо вопросов больше не было, либо волновались перед предстоящим перелётом. Я, например, ужасно нервничала. Не каждый день летишь в незнакомую страну, да ещё и по чужому паспорту.

- Если вопросов больше нет, я думаю, пора ехать в аэропорт, - Наталья Александровна говорила голосом без всяких эмоций. Меня это немного удивило. Меня всякие чувства просто переполняли, готовые в любой момент вырваться наружу, - Паспорта у всех есть? Сдайте их мне, пожалуйста. По ним я буду покупать вам билеты на самолёт. Я отдам вам паспорта по вашему прибытию в Киев через два дня.

Последнее заявление меня насторожило и страшно перепугало. Я смотрела много фильмов, где хозяева забирали у своих работников паспорта, а потом заставляли их бесплатно работать. “О Боже! Нас продадут в рабство и навсегда оставят в чужой стране, - запаниковала я, - О Боже, я больше никогда не увижу своего дома и родных. Слава Богу, это не мой паспорт, - такими были мои мысли в тот момент, - Интересно, они отпустят меня, когда узнают, что я не та, за кого себя выдаю?”

Мы сели в автобус. Я с интересом рассматривала мелькавший пейзаж за окном, хотя по-прежнему была напряжена. Однако, вся остальная наша компания вряд ли испытывала беспокойство - почти все весело смеялись, а двое молодых девчонок, весело смеясь, фотографировали город. Через минут двадцать мы приехали. Началась самая обычная и скучная процедура посадки…

Но теперь всё уже позади и я, как уже говорила, ощущаю себя абсолютно счастливой. Наша группа сидела вместе: по двое. Я сидела у окна, а рядом со мной села весёлая болтливая девчонка лет двадцати. У неё были ярко-рыжие кучерявые волосы, которые были связаны в хвост, и пронзительно голубые глаза. Она была худенькая и совсем невысокого роста. На ней был пушистый свитер нежно-розового цвета и тёмно-синие джинсы с брюликами и широким поясом. Сапоги с узким носком на шпильке дополняли образ. (Курточки мы сняли.)

- Привет, я Катя! - весёлым голоском обратилась она ко мне, - Вернее сказать даже Кэт. Мы же в Англию едем, а там наши русские имена не подойдут, - и она весело рассмеялась, - А тебя как зовут?

- Доминика, - ответила я.

- Интересно, - протянула Катя, - А как это по-английски будет?

Видно, девушка не отличалась особой сообразительностью, но мне понравился её весёлый и открытый нрав.

- Так и будет. Хоть по-нашему, хоть По-английскому, хоть на арабском, - пояснила я, и мы весело рассмеялись.

- А ты прикольная, - заметила Катя, - Впервые за рубеж едешь?

- Да.

- Я тоже. Кстати, я из Донецка, а ты откуда?

- Из Днепра.

- Ясно. И какова же истинная цель твоей поездки? - Катя хитро прищурилась и странно посмотрела на меня.

- Такая же, как и у тебя - посмотреть шоу Take That! - удивлённо ответила я.

- Ты их так любишь?

- В общем-то, да. А разве не за этим мы все здесь собрались?

- Я уж точно нет! - категорично заявила Катя, - вообще-то я еду, чтоб с парнями познакомиться и если выйдет, остаться в Англии навсегда. Знаешь, уже около двух лет, я использую любой способ попасть за рубеж, но денег у меня нет, вот и приходится участвовать во всяких конкурсах. Впервые мне повезло только сейчас, - охотно пояснила она.

- И что тебе их музыка совсем не нравится? - я приуныла. Моя новая знакомая не была фанаткой Take That.

- Вообще-то, я люблю больше рок-н-ролл и хэви-метал. Вот на концерт Aerosmith, я например, поехала б куда с большим удовольствием. Но к моему великому сожалению, билеты на рок не разыгрываются на радио. Не формат. Большинству людей по душе эта дурацкая попса.

Я молчала, не зная, что и ответить. Разговор зашёл в тупик. У простушки Кэт, как оказалось, в душе бурлит много чувств и эмоций. Я достала из сумки журнал про звёзд и принялась лениво перелистывать страницы. Кэт ещё немного поёрзала на кресле, покрутилась во все стороны и, наконец, успокоилась и принялась наслаждаться полётом.

Во время полёта по проходу стюардессы в симпатичных передничках несколько раз возили еду. Я не была голодна, но надо же хоть раз в жизни поесть в самолёте. Поэтому я купила себе молочный коктейль и пирожок с мясом. Всё оказалось свежим и необычайно вкусным. За время шести часов перелёта я занималась различными делами: ела, читала журнал, книгу, взятую из дому, слушала музыку и даже разгадывала кроссворд. Но честно сказать, он у меня почему-то незаладился и поэтому я бросила это занятие. Я даже смогла вздремнуть на часок. Что ни говори, но самолёты - это классная штука. Когда мы наконец всей группой сошли на землю в Манчестере, я была очень довольна полётом. С Кэт за это время мы обменялись только общими фразами, но выйдя из самолёта старались всё-таки держаться вместе.

Всё случилось именно так, как и рассказывала нам в начале поездки Наталья Александровна. Такси отвезло нас в отель. Нашу группу поселили на пятом этаже в соседних номерах по двое. Поскольку мы с Катей были уже более или менее знакомы, то решили поселиться в одном номере. (Это было по желанию.)

Комната нам досталась хорошая - выполнена в светло-коричневых тонах. Два кресла, диван, посреди - овальный столик, на котором стояла милая вазочка с цветами. Также в номере был телевизор, шкаф для одежды и ванная.

Мы переоделись, по очереди приняли душ. Кэт захотела посмотреть телевизор, но я так устала за этот день - прошлой ночью-то я не спала, что даже не разобрав вещи, завалилась на мягкий диван и уснула в тот же миг, как моя голова коснулась подушки, несмотря на то, что было всего девять часов.


========== 3 Глава Шоу Take That ==========


3 Глава

Шоу Take That


Я проснулась в шесть утра и больше, как не пыталась, не смогла сомкнуть глаз. Впрочем, это вовсе не было удивительно. Перед важными событиями я всегда трудно засыпала и рано просыпалась. Концерт моей любимой группы не стал исключением. Я чувствовала, как в сердце прокрадывается тепло и счастье.

Я посмотрела на Катю, которая мирно спала рядом со мной. “Как она может спать в незнакомой стране, да ещё в такой момент? - подумала я, - Интересно, она проснётся, если я встану? Чуткий у неё сон или нет?”

Например, моя мама просыпалась от каждого шороха ночью, а я наоборот - даже когда она шумно собирается по утрам на работу, не просыпаюсь. А если и просыпаюсь, то в очень редких случаях. Немного подумав, я решила рискнуть и осторожно встала с дивана. Кэт не проснулась. Я включила телевизор. Сначала - без звука, потом - на минимальную громкость. Девушка продолжала мирно спать, не издавая никаких звуков. Она не храпела, не разговаривала во сне. “Может она умерла” - посетила меня бредовая мысль. Такие мысли посещали меня довольно часто. Я решила не обращать на неё внимание, включила телик на нормальную громкость и попыталась сосредоточиться на том, что происходило на экране.

Странно (или для Англии это в порядке вещей) по всем каналам шли новости. Показывали каких-то пожилых дядечек в строгих костюмах с галстуками, которые говорили на непонятном языке. Конечно, поверхностно я знала английский, но старички говорили так быстро, что я решительно ничего не понимала. Я могла разобрать отдельные слова или фразы, но саму суть разговора не улавливала. Наконец мне надоело это глупое занятие и я выключила телевизор. Слава Богу, я взяла с собой из дома книгу. В ней-то я и нашла своё спасение от скуки и одиночества. Я взяла в руки томик, удобно устроилась на диване и полностью погрузилась в чтение.

Кстати, это был роман Санты Монтефиоре “Навеки твоя”. Интересная книга повествовала о несчастливой любви аристократки Софии и её кузена Санти. В конце они так и не остались вместе. Не скажу, что это моя любимая книга, (моя любимая книга - трилогия Урсулы ЛеГуин о приключениях волшебника Геда “Волшебник Земноморья”) но я перечитываю её уже в третий раз и с каждым разом открываю для себя что-то новое.

- Давно не спишь? - окликнул меня резкий немного с хрипотцой голос Кэт.

Я вздрогнула и обернулась. Посмотрела на часы - ровно десять. Оказывается, я так зачиталась, что совершенно забыла о времени и о спящей рядом подруге. Дочитав предложение, я закрыла книгу и отложила её на диван.

- С шести утра, - ответила я Кате, которая, отчаянно зевая, встала с постели и направилась в душ.

- Будь другом, застели постель, - попросила она из ванной.

- Хорошо, - ответила я, окончательно встала и принялась за дело.

- Ты всегда в такую рань встаёшь? - спросила Катя, выйдя из душа в пёстром халате с полотенцем на голове.

- Да нет. Просто сегодня не спится. Волнуюсь из-за концерта, - пояснила я.

- А чего из-за него волноваться? - удивилась Катя, - Кстати, как думаешь, наша провожатая разрешит мне не пойти на него?

- Ты что не хочешь идти на концерт?! - у меня от такого заявления просто челюсть отвисла.

- Ну не то чтобы не хотела… Просто, хочу пройтись по городу, осмотреться, познакомиться с парнями-британцами, - мечтательно сказала Катя, полотенце и потряхивая мокрыми рыжими кудряшками.

- А язык-то хорошо знаешь?

- Наш преподаватель говорит, что по говору меня можно запросто за британку принять. Я ведь переводчик по специальности. Английский, французский - мой профиль. Потому и хочу свалить из нашей дурацкой страны за рубеж, - неожиданно разговорилась Катя, - А ты разве не хочешь?

- Я думаю, было бы неплохо какое-то время пожить за рубежом, в США, например, но чтоб насовсем остаться… Думаю, это слишком сложно, - я не стала вдаваться в подробности, что хочу выйти замуж за американца и притворилась патриоткой своей Родины.

Я терпеть не могла, когда кто-то думает так же, как я. Меня тянуло к противоположному.

- Кстати, а во сколько концерт? - спросила Катя.

- В пять часов. Думаю, мы выйдем пораньше. Надо занять хорошие места. О Боже, через несколько часов я смогу увидеть их!! - счастливо улыбнулась я.

- Ты просто бредишь этой группой, - заметила Катя, - Что в них особенного?

- Ты узнаешь об этом, когда увидишь их сама и услышишь их песни, - сказала я убедительно, - Пойдём на концерт вместе, пожалуйста. Не бросай меня одну, к тому же я плохо знаю язык. Они будут общаться с нами, а я ни слова не пойму.

- Ладно, схожу с тобой. А потом мы вместе погуляем по городу.

- Идёт, - согласилась я, а потом спросила, - неужели ты и вправду не слышала ни одной их песни?! Это просто невозможно!

- И тем не менее, это так.

- Как же ты умудрилась выиграть билет?! - удивилась я, - Помогал кто?

- Нет, одна со всем справилась, - рассмеялась Катя, завязывая волосы в хвост, - Не поверишь, мне просто удивительно повезло! Я угадала правильные варианты ответов.

- Да уж, и такое в жизни бывает, - вздохнула я.

Мы позавтракали кофе с булочками, а в двенадцать часов к нам заглянула Наталья Александровна.

- В три часа мы собираемся в холле и всем коллективом дружно идём на концерт. Билеты у меня, - беспристрастным голосом сообщила она и сразу же вышла.

Вот что значит деловой человек, ни здрасте тебе, ни до свидания, ни как устроились, девчонки, всё в порядке? Сухой деловой тон и всё тут.

Я начала собираться почти сразу. В городе было тепло - около пятнадцати градусов. Я надела красную водолазку с глубоким декольте и короткую джинсовую юбку. На ногах у меня красовались белые, отделанные мехом полусапожки. На голове я сделала высокий хвост и сделала тщательный макияж.

- Ну как? - спросила я у Кэт, крутясь перед зеркалом, пытаясь оглядеть себя одновременно со всех сторон.

- Просто отпад! Да ты затмишь всех британских фанаток! Хочешь произвести впечатление на кого-нибудь из этих парней? Думаешь, у нас будут хорошие места? - Катя мягко “отодвинула” меня от зеркала, чтобы накрасить губы ярко-красной помадой, которая, кстати сказать, очень шла к её рыжим волосам, которые она аккуратно заплела в две тугие косички.

- Я надеюсь на лучшее, - сказала я, улыбаясь, - я просто вне себя от бесконечного счастья! Понимаешь?! - от волнения я начала уже прыгать по комнате.

Катя оторвалась от зеркала и сказала:

- Успокойся! Сядь! Если ты так ведёшь себя до концерта, то я опасаюсь, как бы на самом концерте тебя не хватил удар. От этого самого счастья.

- Да, ты права. Надо держать себя в руках, а то эмоции так и прут из меня.

Катя оделась. На ней были простые чёрные джинсы и красный свитер. На веки она наложила густой слой синих теней.

Я думала, что наша группа поедет на концерт вся вместе, но ошиблась. В холле Наталья Александровна раздала всем билеты, пожелала приятного вечера и ушла.

Мы с Кэти взяли такси. (Цены здесь гораздо ниже, чем у нас на Украине. Теперь мне стало понятно, отчего почти всё население разъезжает на такси.) Мы прибыли за полтора часа до начала, но на огромном стадионе перед открытым небом, где и должен был проходить концерт, уже начала собираться огромная толпа людей. Я кое-как протащила Катю поближе к огромной, красиво украшенной сцене и мы заняли хорошие места почти в первом ряду. Рядом с нами стояли три девчонки лет восемнадцати и без умолку болтали по-английски.

- О чём они говорят? - спросила я у Кэт, ради интереса.

- Нахваливают твою любимую группу, - ответила она почти сразу.

“Вот это знание языка!” - восхищённо подумала я.

Было уже пять часов. Толпа возбуждёно орала и постоянно хлопала в ладоши, что у меня потихоньку начало закладывать уши. Но я почти не ощущала этого дискомфорта - радовалась, хлопала, орала и прыгала вместе со всеми. Надо сказать, толпа, что впрочем вовсе не удивительно, состояла почти из одних девчонок. Стадион поражал масштабами своего размера. Казалось, или так оно и было, что сейчас на нём находится больше сотни тысяч людей.

Надо сказать, концерт начался почти вовремя - с опозданием лишь на несколько минут. Меня это очень удивило, потому что когда к нам приезжают мировые звёзды, они обычно опаздывают на два часа - и это в лучшем случае. Но я отвлеклась.

Итак, концерт начался с небольшого эпизода на огромном экране, что представлял собою заднюю часть сцены. На экране появился смешной мужчина с седыми волосами, которые торчали у него в разные стороны. Он рылся в каких-то бумагах на своём рабочем столе, когда тут раздался телефонный звонок. Мужчина ответил, правда я не поняла ни слова, но толпа при этом возбуждённо загудела. Затем он схватил пиджак, висящий на спинке стула и куда-то помчался по коридору, на стенах которого висели фотографии Take That десятилетней давности. Всё мелькало очень быстро, что я едва успевала что-либо рассмотреть. Тут на весь экран показали фото пятерых парней и…

Девчонки орали и хлопали и я вместе с ними. На сцене появились ОНИ - самая лучшая группа в мире Take That.

Они появились в образе четырёх роботов в одинаковых серебристых костюмах. Потом костюмы начали медленно “таять”, парни, словно пробуждаясь после десяти лет сна, открывали глаза и разминали конечности. После окончательного пробуждения, они вместе дружно спустились по ступенькам на сцену. На них были старомодные костюмы, что придавало моменту ещё большего очарования. Каждый из них тоже был безусловно рад возвращению и приветствовал толпу фанаток каким-то своим особым знаком. Гари сдержанно улыбался, Говард махал рукой и почти смеялся от счастья, Джейсон широко улыбался своей белозубой очаровательной улыбкой, Марк тоже улыбался и приветливо махал рукой, приветствуя своих поклонниц.

Заиграла мелодия первой песни. Это была вторая песня из их первого альбома - “Once you’ve tasted love”. На сцене появилась красивая мулатка в чёрной открытой кофточке и узкой чёрной юбке чуть за колено с поясом. Она запела красивым голосом, а ребята хлопали в ладоши в такт музыке, а Марк ещё и пританцовывал одной ногой - это был его коронный номер. Гари запел первым - у него был очень красивый голос - а за ним подхватили и другие члены команды. Девушки заорали ещё громче, а некоторые из них тут же достали плакаты с именем “Марк”. Перед самим припевом ребята крепко обнялись, продолжая при этом петь. При этом у каждого из них было весьма довольное выражение лица. На припеве они разошлись и принялись прыгать на одном месте в такт музыке. Когда начался второй куплет, Джейсон первым взбежал по высокой лестнице на самый верх сцены. К нему тут же присоединились и остальные. Они разбились на пары и снова обменялись: Гари был с Говардом, а Марк - с Джейсоном. Потом они опять спустились, чтоб допеть песню. Конец утонул в бурных аплодисментах.

- Я их обожаю, - в который раз сказала я стоящей рядом Кате, - Ну как они тебе? Классные, да? Кто тебе из них больше всего понравился? - забросала я её вопросами.

- Я же говорила, что не поклонница поп-музыки, - спокойно повторила она, - Знаешь, я не могу объективно оценивать песни, которые слышу впервые вживую, да ещё под такой шум.

- Ничего, посмотрим, что ты скажешь в конце вечера, вот увидишь, тебе понравиться, - заверила я её и продолжила следить за развитием событий, что происходили тем временем на сцене.

Каждый из них занял своё место у микрофона, они закрыли глаза, настраиваясь на исполнение следующей песни, чувствуя её настроение. Это была “Pray”. Гари начал первым, а за ним подхватили и все остальные. Одна девчонка подняла вверх большую зелёную футболку с эмблемой Take That и принялась махать ею в воздухе, как флагом. В первом куплете они подняли руки вверх и принялись совершать поочерёдные хлопки в такт музыке. Толпа радостно повторяла все их движения. На проигрыше они начали танцевать свой фирменный танец под эту песню. Девчонка, стоящая рядом со мной - британка - что-то быстро проговорила мне на своём родном языке. Катя тут же перевела: “Они всегда исполняют этот танец под эту песню на своих концертах”. Я понимающе кивнула и улыбнулась. Потом Гари подошёл к микрофону и запел, а остальные продолжили танцевать. Под конец песни они снова разделились по двое на один микрофон. Марк подошёл к микрофону Гари и во время пения шутливо щёлкнул его по носу. Меня поразило, какие доверительные и дружеские у них отношения. Какая-то девчонка на другом конце стадиона, но также рядом со сценой, достала большой плакат на котором тщательными разноцветными буквами было написано: “Mark, I still love!”.

Когда закончилась песня, парни решили представиться. Каждый из них назвал своё имя, а потом обнялись и хором сказали:

- And we are Take That!

- Welcome to the show, Manchester! - радушно произнёс Гари.

Марк подошёл к самому краю сцены и подняв руку, обратился к толпе:

- Manchester?!

Все стоящие, в том числе и мы с Катькой одобрительно загудели, но парню было мало. Он хотел побольше искупаться в аплодисментах и восторженных криках поклонниц.

- Manchester?! - повторил он настойчиво.

Мы заорали настолько громко, что и представить себе невозможно. Тогда Марк, наконец, успокоился и одобрительно сказал:

- Okay, good!

Следующая песня показалась нам незнакомой. Её не было ни в сборнике лучших хитов, ни в одном из трёх альбомов группы. Гари сказал, что это новая песня и сегодня её премьера. Потом они все сняли пиджаки и отдали их людям, которые стояли у самой сцены внизу. Теперь они были в чёрных брюках и белых рубашках. Мелодия была медленная и спокойная. Мне начинало нравиться. Парни поднялись по лестнице вверх и там остановились. Марк расслаблено уселся на ступеньку, остальные остались стоять, хотя Джейсон облокотился об перила. Песня, кстати, называлась “Today I’ve lost you”. Когда они начали петь, на сцену вышла девушка, молодая танцовщица. На ней была чёрная маечка-топик и чёрные с белым шорты. Она делала простые, но очень красивые движения. На самом верху лестницы сидел паренёк в шляпе и жонглировал кольцами. Новая песня превратилась в настоящее шоу. Потом неизвестно откуда появилась ещё одна танцовщица. На этой была уже расклешённая юбка до колен. Она мило подошла к каждому из них. Гари она подарила свой страстный взгляд, Марк учтиво поцеловал ей руку, она легонько коснулась груди Джейсона и мило улыбнулась Говарду. Затем вышел парень-танцор хорошего телосложения и они с девушкой сделали несколько красивых танцевальных движений в паре. Парень поднял её и покружил. Вышли ещё несколько девушек одна за другой, но они так быстро исчезали, как и появлялись, что никто не успевал толком ничего запомнить. Под конец песни вышел парень спортивного вида в майке и джинсах, сделал колесо и несколько движений в стиле хип-хоп. Премьера песни закончилась овациями.

Мелодию следующей песни я узнала не сразу. Мне никогда особенно не нравилась песня “Why can’t I wake up with you”. Она плохо запоминалась, а мелодия совсем не соответствовала тексту. Непонятно почему, но она входила и в первый и во второй альбом группы и оба раза под девятым номером. К моему облегчению под эту песню не стали устраивать грандиозное шоу, ни что-либо комментировать словами. Сначала парни пританцовывали каждый возле своего микрофона и мило улыбались друг другу и публике. Потом на маленькой площадке, которая соединяла две лестницы сверху, из-за занавески, состоящей из бисерных нитей, появилась девушка-танцовщица с длинными белокурыми волнистыми волосами в одном нижнем белье чёрного цвета. Под песню она изящно двигала телом, сначала стоя, а потом сидя на стуле. Едва закончилась музыка, парни взбежали вверх по лестнице и скрылись за сценой.

Заиграла скрипка. Скрипач стоял на тёмной сцене в неясном свете прожектора. Вдруг сцена осветилась и на ней появилась девушка в открытом розовом платье, изящных красных босоножках и сколотыми сзади волосами. Заиграла мелодия танго. На сцене появились ребята. Они уже успели переодеться. Первым вышел Джейсон. Он был самым высоким в группе. На нём были белые брюки и красная рубашка. За ним шёл Марк, который был в белых брюках и чёрной рубашке. Он изящно тащил с собой стул, который, очевидно, нужен был для номера. На Говарде, который вышел последним (не считая молодого парня танцора) были чёрные брюки и чёрная майка, открывавшая его внушительную мускулатуру рук. Незаметно появился Гари и сел за рояль. На нём были бежевые брюки, белая рубашка в чёрную мелкую точку и чёрный неофициальный галстук, небрежно завязанный на шее. Джейсон подошёл к танцовщице и обнял её сзади за талию. Они начали двигаться в ритме танго. В это время Говард стоял и просто наблюдал за ними, а Марк сидел рядом на своём стуле. Гари взял в руки микрофон и начал петь “It only takes a minute”. Джейсон закончил свой танец с красавицей и она подошла к Марку, обняла за плечи, флиртуя с ним. Парень встал со стула и неумело попытался приласкать девушку. В это время к пению Гари подключились и остальные. Заканчивая свой танец с девушкой, Марк чуть приподнял её и покружил, а на прощанье их губы слегка соприкоснулись. Танцовщица подошла к роялю, где сидел Гари и изящно легла на него, одной рукой обняв парня. В следующее мгновение он встал со своего места, страстно прижал девушку к себе и они закружились в танце. Следующим с девушкой танцевал Говард. Никогда не думала, что скажу это, но, на мой взгляд, у него получилось лучше всех. Потом Джейсон помог ей взобраться на рояль, где уже ждал Гари. Они сделали несколько красивых движений, в то время, как остальные продолжали петь. Вдруг неизвестно откуда появился парень-танцор в чёрных брюках и белой рубашке. Он помог девушке спуститься с поверхности рояля, а потом он вместе с другим танцором подняли её вверх. Гари взял в руки микрофон и продолжил исполнение песни. Девушка по очереди потанцевала сначала с одним танцором, потом с другим. Потом она взбежала вверх по лестнице на площадку, где её ждал Джейсон. Сделав несколько па с ним, она начала танцевать с Марком. Напоследок она станцевала с Гари и Говардом. Потом парни окружили её и продолжили своё выступление. Тем временем на сцену вышли множество танцовщиц в коротких платьях жёлтого, розового, красного и других ярких цветов. Гари первый спустился с лестницы на сцену вместе с девушкой, а за ним и остальные. Неизвестно откуда появились танцоры. В миг на сцене образовалось множество пар. Все они танцевали танго. Вдруг на сцене остались только члены группы и первая танцовщица. Гари сел за рояль и продолжил петь. На танцполе остался только Джейсон, танцуя с загадочной девушкой в красном. Когда выступление закончилось, Джейсон взял девушку за руку и представил её.

- Это Кика, - сказал он, они поклонились и мы все дружно зааплодировали.

Марк остался на сцене один. Он что-то сказал, обращаясь к нам. Марк вообще любил поговорить. Девчонки визжали от счастья и протягивали вперёд руки. Потом он сказал, что сейчас исполнит песню “Babe”. Это была его сольная песня и я очень гордилась этим раньше, когда он был моим любимчиком. Заиграла медленная музыка и он начал петь. У него, надо сказать, был очень необычный тембр голоса. Гари играл на рояле, Говард стоял возле него и подпевал Марку, а Джейсон сидел на стуле и играл на гитаре. Это был его профиль. На припеве Марк прошёлся по сцене, а девчонки сразу, как по команде, подняли вверх плакаты. “Mark, let me bur babe”, - было написано на одном из них, а другая подняла вверх кусок материи с именем “Марк”. Девушки были от него просто без ума, несмотря на некоторые штучки, которые он иногда проделывал.

- Спасибо, - негромко сказал он по окончанию песни и поклонился.

- Знаешь, он начинает мне нравиться, - заметила Катя, громко аплодируя Марку.

- Я же говорила!

- Как его зовут? Марк, кажется…

Я кивнула, но моё внимание тут же переключилось на сцену, где уже началась мелодия следующей песни “Everything changes”. Раньше эту песню исполнял Робби Уильямс, хотя автором являлся Гари. Поэтому вопрос о том, кто будет её исполнять даже не возникал. Надо сказать, что в исполнении этой песни активно принимали участие все члены группы: Гари сначала долго бегал по сцене с микрофоном, разогревая публику, говорил, что эта песня о каждом, вернее о каждой, из нас, потом он начал петь, Марк и Джейсон стояли рядом и играли на гитарах, подпевая в микрофоны, а Говард с воодушевлением играл на рояле и во всю улыбался, потряхивая кудрявой головой. У всех было просто отличное настроение. Я видела, что Гари вкладывает в эту песню всю душу и внимательно следила за каждым его движением, наслаждаясь его чудесным голосом. Пару раз он просил нас подпевать ему, что мы с великой радостью и делали.

Сразу по окончании этой песни, без всякого перехода, заиграла медленная красивая мелодия следующей песни. Я её узнала сразу. Это была одна из самых романтичных песен группы. Остальные тоже её узнали и радостно завизжали, радостно встречая песню “A million love songs”.Гари снова сел за рояль, остальные встали у микрофонов, мерно покачиваясь в такт музыке саксофона и подпевая тихонько в микрофон. Девчонки вокруг нас громко подпевали уже вначале песни. Это оказалось так заразительно, что я тоже присоединилась к ним, хотя почти не знала английского. На втором куплете, в начале, все ребята собрались у рояля Гари. Говард встал чуть позади него, Джейсон - впереди, а Марк облокотился об рояль и стал строить смешные рожицы, отвлекая Гари от пения. Но Гари только улыбнулся в ответ другу. Профессионала ничто не могло отвлечь от дела. Марк скоро это понял, взял микрофон и продолжил подпевать. Только лишь песня закончилась, ребята убежали со сцены в гримёрную - переодеваться. На сцене остались только музыканты и крепко сбитый парень, что играл на саксофоне. Ещё долго мелодия саксофона не умолкала, пока, наконец, ребята снова не появились на сцене.

Теперь они все были одинаково одеты: в красные костюмы и белые рубашки с голубыми галстуками. Take That исполнили несколько песен из репертуара The Beatles. Каждый спел небольшой фрагментик, при этом. Вот что это были за песни: “I want to hold your hand”, “I feel fine”, “Get back” и “Hey Jude”. Последняя - самая красивая и романтичная из всех - досталась Говарду. Но он спел её с достоинством, не хуже Пола Маккартни. В самом конце они станцевали какой-то смешной непонятный танец, в финале которого дружно упали, сделав при этом “берёзку”.

Видимо, после исполнения песен легендарной группы, у парней появилось вдохновение, потому что слова полились из них рукой. Но они говорили так быстро, что я почти ничего не успела понять. Я попросила Катю переводить мне, но вокруг нас шумела возбуждённая толпа девчонок-фанаток и поэтому, чтоб один мог что-то сказать другому приходилось почти кричать. Вскоре Кэт надоело надрывать своё горло и она бросила это неблагодарное занятие. Я сначала обиделась на неё, но потом началась следующая песня и я забыла о грустном и стала думать только о хорошем. Музыка следующей песни состояла исключительно из гитары. На сцену были приглашены два гитариста, которые рядом удобно расселись на стульях. Говард расслабился и присел на краешек сцены, свесив ноги вниз, остальные остались стоять. Гари пел, как всегда, с чувством, широко улыбаясь поклонницам. Остальные подпевали, даже музыканты, и те подпевали в микрофон. К конце песни Гари подошёл к одному из музыкантов и по-дружески обнял его за плечи. Марк стоял рядом с ними. Он ни на шаг не отходил от Гари. По окончании песни раздались аплодисменты - не такие бурные, как всегда, видимо песня “How deep is your love” не всем пришлась по душе. Гари представил музыкантов и поблагодарил их за чудесную игру.

Следующая песня была очень красивой и романтической. Она называлась “Love ain’t here anymore”. На неё не стали устраивать какое-то грандиозное шоу. Гари исполнил её своим красивым голосом, в конце уже заставляя и нас подпевать ему. Марк в это время прошёлся по мостику, с двух сторон которого стояла куча народу, срывая бурные аплодисменты. Потом он вернулся на сцену, к остальным. Трое помахали зрителям и ушли за кулисы - переодеваться для следующего номера. На сцене остался только Гари. Он вытягивал последние ноты песни. Потом, после громких оваций, скрылся и он.

Следующее выступление не было песней. Скорее, это была театральная постановка под клубную музыку с танцами и большими логотипами на экранах. Я не слишком поняла, о чём тут речь, но остальным британцам понравилось. Все они были одеты в одинаковые спортивные костюмы, которые состояли из чисто белых штанов с голубыми полосками по бокам и в тон им курточек на молнии. В конце выступления мне даже показалось, что постановка имеет какое-то космическое значение или что-нибудь в этом роде.

- Что они вытворяют? - постоянно спрашивала меня Катя, ничего не понимая.

- Сама не знаю, но - смотри - остальным нравится, - отвечала я.

Странное выступление ребят закончилось так же внезапно, как и началось. Они ушли, зато вместо них на сцене появилась мулатка, та самая, которая начинала концерт. На этот раз на ней был красный лифчик, окантованный красными перьями и чёрные мини-шортики с такой же красной окантовкой. Сзади неё стоял парень, одетый в весьма странный костюм. На голове у него была чёрная шапочка с красными перьями, кожаная майка, шортики и длинные чёрные сапоги. В руках он держал два длинных шеста, покрытых красной тонкой тканью, которая развевалась над девушкой, словно два гигантских крыла. Девушка исполняла intro одной из моих самых любимых песен Take That - “Relight my fire”. Заиграл проигрыш. На сцене появился мужик с двумя хлыстами, которыми он бил по сцене. Откуда-то сверху на кольце спустилась девушка-гимнастка. Она была в высоких чёрных сапогах и откровенном нижнем белье такого же чёрно-красного цвета - цвета огня. Вскоре она была уже не одна. Вмиг сцена заполнилась такими же полуобнажёнными девицами, которые танцевали и вытворяли различные акробатические трюки. На освещённой красными, постоянно мигающими, огнями появился Гари и сразу начал петь. Я его даже не узнала поначалу. На нём были чёрные высокие сапоги, чёрные брюки, широкий блестящий пояс с большой квадратной пряжкой. Довершали этот экзотический наряд полушубок, небрежно накинутый поверх свитера и тёмные очки. Пока Гари пел, вокруг него околачивались полуобнажённые девицы. На одной из них был лифчик в виде обнажённой женской груди. Я не могла сдержать своих чувств и сказала Кате немного возмущённо:

- Не, ты посмотри, что они с ним вытворяют! Это же наглость!

- Нет, это обыкновенное порно, - спокойно заметила Катя. За этот час, который мы здесь наблюдали весь концерт, она уже привыкла к многому и ничему не удивлялась, - Интересно, во что будут одеты остальные?

Остальные также не заставили себя долго ждать и вскоре появились на сцене. У них были ещё более шокирующие наряды, чем у Гари. На Говарде были штаны с многочисленной бахромой и такие же рукава, которыми он постоянно махал во время танца. На Джейсоне были только блестящие чёрные штаны с поясом, точно таким же, как у Гари. Наряд Марка можно было бы считать самым нормальным - чёрные брюки и чёрная рубашка с коротким рукавом полностью расстегнутая - если бы не чёрные рожки на голове. Он изображал маленького чёртика. В процессе песни девки стянули с Гари шубу, он взобрался на кольцо вместе с девушкой и на нём поднялся на самый верх. Остальные парни продолжали танцевать и обниматься с полуобнажёнными танцовщицами. Причём это никак не мешало их исполнению песни. Вдруг вся сцена вспыхнула огнём и наверху лестницы появилась ещё одна девушка. Слава Богу, она была одета. На ней была длинная пышная юбка и розовая маечка на тонких бретельках. У неё были коротко стриженные белокурые волосы и уж совсем не подходящий такой миниатюрной девушке сильный, немного с хрипотцой, завораживающий голос. Дело в том, что она исполняла куплет в этой песне. Девушка добралась лишь до середины лестницы, а четверо парней уже бросились к ней навстречу - помочь своей королеве спуститься. Она была польщена этим и с радостью приняла их помощь. Это получилась очень забавная картина: посередине шла девушка в своей чёрно-белой юбке, слева за локоть её придерживал Гари, а справа - Марк. Рядом с Гари шёл Говард, а рядом с Марком - Джейсон. Наконец, они спустились на сцену. В процессе песни лёгким движением руки Джейсон снял с девушки юбку и она осталась в розовых блестящих бриджах чуть за колено, потом она на присела на колени к Гари, обняла Марка. В конце выступления Говард и Джейсон высоко подняли её. Сцена в последний раз полыхнула ярким огнём и наступила темнота, в которой раздались бурные аплодисменты этому шикарному выступлению.

На следующую песню они не появились. Вместо них появился тот смешной мужичок в шляпе, который иногда появлялся на сцене и именно он открывал концерт. Вдруг сверху на него упала капля, потом ещё одна, он снял шляпу, словно хотел проверить, не показалось ли ему это, но тут на него обрушился целый ливень. Мужичок выругался и испуганно отскочил, снова надевая шляпу. Пока он ходил за зонтиком, на сцене появились две девушки. Обе они были босые, в ярких жёлтых шёлковых платьях с длинными распущенными волосами. Обе совершенно не боялись капель и радостно плескались под ливнем, вскоре до нитки промочив свои платья и волосы. Мужичок сначала стоял под ливнем, прячась за своим большим чёрным зонтом, но потом заметил девушек и бросился к ним, безуспешно пытаясь спасти от дождя. Он кидался то к одной, то к другой, не зная кого выбрать. Во время всего этого представления за кадром исполнялась песня “Let it rain”. В конце выступления девушки всё же подошли к мужику, взяли его под руки, улыбнулись зрителям и втроём скрылись за кулисами.

Заиграла мелодия следующей песни. Я не сдержала радостного восхищения, так как это была моя любимая песня - “Back for good”.

- О Боже, ты только послушай! - заорала я прямо на ухо стоящей рядом Катьке, - Это их лучший хит, клянусь! Так, всем тихо! - заорала я.

Но в таком шуме меня, естественно, никто не услышал, зато девчата уже начали подпевать знакомым ноткам. На сцену быстрым шагом вышел Гари. На нём было тёмно-синее короткое пальто с большими пуговицами и серые штаны. Он улыбнулся, подставил руку под капли, падающие откуда-то сверху и начал петь. Вскоре появились и остальные ребята. Марк и Джейсон были в коротких серых курточках нараспашку, а Говард - в длинном чёрном пальто. Говард, как всегда, был серьёзным, а Марк и Джейсон вовсю улыбались и строили глазки поклонницам. Парни ходили под дождём совершенно свободно, однако, ближе к концу песни у них в руках появились большие чёрные зонтики, под которыми они укрылись от дождя, который, кстати, усилился. Допев песню они поклонились и ушли - видимо переодеваться в сухую одежду.

- Ну как? Тебе понравилось? - начала я приставать к Катьке, - Правда супер?!

- Немного старомодно, - критично заметила Кэт, - но в общем, ничего, - улыбнулась она, - я довольна и счастлива от того, что выиграла билет на их концерт. Спасибо, что уговорила меня пойти с тобой.

- Всегда пожалуйста, - пожала я плечами и обратила свой взор на сцену, где уже начиналась следующая песня.

Песню “Could it be magic” всегда исполнял Робби Уильямс. Многие фанатки задавались вопросом: что будет теперь с одним из главных хитов Take That и кто будет исполнять эту песню? Некоторые даже втайне надеялись, что на концерте старых друзей навестит сам мистер Уильямс и поддержит их по доброй памяти. В итоге, всё оказалось не совсем так. На огромном экране появилось изображение Робби. На нём были светлые джинсы и пятнистая рубашка. Небрежно засунув руки в карманы и широко улыбнувшись, он начал петь. Весь стадион радостно зааплодировал. “Что за фигня? - подумала я про себя, - не могли уже нормально песню спеть?”. Песня эта, по сути, была быстрая и ритмичная, но Робби пел её нарочно медленно, причём акапелла. Он спел первый куплет и… Экран погас, заиграла весёлая быстрая музыка и на сцене появились ребята. Все они были в чёрных штанах, только на Гари была чёрная рубашка, на Марке - футболка, Говард и Джейсон были в майках. Гари начал петь, а остальные весело ему подпевали. На заднем плане танцевали девушки в купальниках и шортиках или юбочках. После двух песен “дождя” на сцене осталось много воды, поэтому парни, дурачась, брызгались в друг друга, а потом ногами брызгали воду вниз. Где-то в середине песни на проигрыше, Джейсон, Говард и Гари исполнили на сцене сложные трюки - сальто и перевороты.

Следующая песня была последней. Я почувствовала это по тому, как красиво и немного грустно было обставлено выступление песни “Never forget”. Её исполнял Говард, поэтому я особо не любила эту песню. Парни вышли на сцену в тех самых костюмах, что были на них в первую песню. Все они улыбались и обстановка этого волнующего момента была такой чувствительной, что у меня на глазах даже появились слёзы. Я вдруг поняла, что никогда больше их не увижу вот так, на концерте или где-либо ещё. Мне был дан уникальный шанс, я его использовала и теперь всё заканчивается. Наверное, ребятам тоже было немного грустно, что всё заканчивается, ведь Манчестер - это их родной город, где они родились, выросли и создали свою группу - Take That. Их волосы, наспех высушенные, были немного растрёпаны. Гари незаметно попытался их пригладить и я сквозь слёзы улыбнулась, глядя на него. По ходу песни на огромном экране, позади них, транслировались фотографии из их молодости, все важные моменты из жизни группы. Мне было очень интересно впервые увидеть, какими они были десять лет назад. Гари и Марк были настоящими красавцами, Джейсон всё время улыбался, Говард остался почти прежним. Песня заканчивалась. Я смотрела на них и старалась запомнить лицо каждого, чтоб потом, как можно дольше сохранить этот образ в своей памяти. На сцену постепенно начали выходить все представители их большой дружной команды - все танцоры, танцовщицы и две девушки бэк-вокалистки, музыканты, которые играли на некоторых отдельных песнях и тот смешной мужичок со смешными растрёпанными волосами. Все они взошли на узкий, но длинный мостик, окружающий сцену и стали в ряд, взялись за руки и несколько раз поклонились. Гари поднял руку в знак прощания и сказал:

- Good bay, Manchester!

- Good bay, - кричали ему, а также всем остальным, вслед тысячи девчонок.

Тут я не выдержала и уронив голову на плечо Катерине, разрыдалась во весь голос.

- Эй, что с тобой? - Катя от неожиданности растерялась, неловко прижала меня к себе и принялась утешать, - Всё хорошо, жизнь продолжается.

- Да, да… - рассеяно отвечала я, всё ещё продолжая всхлипывать.

Катя подала мне платочек, я вытерла глаза, немного успокоившись и посмотрела в чёрное ночное небо. Начался салют, яркими цветными огнями нарушая чистую черноту неба и освещая весь стадион.

Концерт закончился.


========== 4 Глава Таинственный незнакомец ==========


4 Глава

Таинственный незнакомец


Народ потихоньку продвигался к выходу. Поскольку мы стояли впереди, то до выхода нам было дальше всего. А толпа тем временем и не думала успокаиваться. Все они радостно орали, возбуждённо что-то доказывали друг другу, при этом отчаянно жестикулируя, в общем делились впечатлениями от концерта со всеми подряд. Мы продвигались медленно, но всё же уверенно. Впереди показались белые ворота выхода с огромными плакатами, вывесками и логотипами, в общем, рекламой концерта, чтобы всем, кто случайно проходил бы мимо, было известно, что здесь происходит.

Оказавшись на улице, мы двинулись в сторону, где можно было спокойно поймать такси и отправиться обратно в гостиницу. Мы отошли от ворот всего лишь на несколько метров и вдруг какая-то неведомая сила заставила меня обернуться. Сначала я было подумала, что мне хочется в последний раз взглянуть на то место, где сбылась моя заветная мечта, но потом я поняла, что меня привлекло нечто иное. Вернее, некто. Чуть в стороне от белых ворот стоял мужчина и спокойно курил сигарету. Именно он привлёк мой взгляд к себе, сам о том не подозревая. Сама не знаю, почему я тогда обернулась и остановила на нём свой взгляд. Даже сейчас, когда прошло уже много лет с тех пор, это очень сложно объяснить. Возможно, потому что он несколько выделялся из толпы всех остальных.

Итак, это был красивый высокий темнокожий мужчина, на вид, лет тридцати. У него были длинные волосы, заплетённые во множество косичек и трёхдневная щетина на щеках и подбородке. В ушах у него блестели небольшие серебряные серёжки, а на шее - небольшой медальончик и цепочка. На нём были джинсы синего цвета с серебристым поясом и большой пряжкой и тёмно-синий широкий свитер. Мужчина прислонился спиной к стене, одна его рука была в кармане джинсов, а второй он аккуратно держал сигарету. На правой руке у него было три кольца, а короткие рукава свитера позволяли увидеть на левой два браслета. Вид у него был несколько усталый, но в общем-то довольный.

Я так засмотрелась на него, что даже остановилась. Кэт уже на несколько шагов обогнала меня. Увидев, что рядом с ней никто не идёт, она обернулась и окликнула меня своим немного резковатым голосом:

- Эй! Ты идёшь? Хватит любоваться на пустой стадион. Твои Take That уже давно разъехались по домам.

Её голос немного отрезвил меня, хотя я так и не сдвинулась с места, продолжая тупо смотреть в одну точку. Но у Кэт была нетерпеливая натура, она не стала молча ждать, пока я выйду из ступора, а сама подошла ко мне и тронула за плечо, разворачивая меня к себе резким движением. Потом она помахала рукой перед моим лицом и сказала, уже несколько раздражённо:

- Да что с тобой?! Кого ты там всё высматриваешь?

Тут я пришла в себя и тихо показала ей на того парня.

- Видишь его?

- Да, ну и что? - не поняла она, - В мире полно парней. Этот немного странно выглядит, только и всего.

- Да, но просто, когда я смотрю на него, у меня возникает странное чувство. Я не могу этого объяснить, но он как будто гипнотизирует меня.

- Да? Странно, а я себя прекрасно чувствую! - пожала плечами Катя, - Ладно, пошли уже, - и она взяла меня за руку, чтоб на этот раз я не смогла никуда деться или отстать.

- Пошли, - согласилась я, - не вечно же стоять тут.

Хотя уходить отчего-то мне совершенно не хотелось. Я в последний раз оглянулась. Мужчина докурил свою сигарету и бросил окурок. Вдруг он повернул голову и посмотрел прямо на меня. Наши взгляды пересеклись. Это длилось всего лишь мгновение, но я почувствовала, что какая-то невидимая, но достаточно крепкая нить связала нас тогда навсегда. Я не выдержала его взгляда, покраснела и в смущении опустила глаза. Когда я снова посмотрела на него, он улыбался. Улыбался мне. У него была просто обворожительная улыбка и доброе милое лицо. Я улыбнулась ему в ответ, и с сожалением осознавая, что вижу его в первый и в последний раз, не оборачиваясь, зашагала вслед за Кэт.

Когда мы приехали в отель, на часах было уже полдевятого. Я устала и единственной моей мыслью сейчас было принять душ, забраться в тёплую постель и погрузиться в приятные воспоминания о концерте, а может быть даже и о том парне, которого я видела после концерта.

Но у Кэт, как оказалось, были совсем другие планы. Концерт ей понравился даже больше, чем я ожидала. После него она повеселела, а её щёки порозовели. Ей показалось, что одного концерта на сегодня недостаточно и нужно завершить вечер на какой-нибудь другой ноте.

- Давай куда-нибудь сходим? Развлечёмся, а? Мы здесь уже второй день, а ещё нигде не бывали. Я не хочу уехать из Манчестера, так и не посмотрев город, не сделав классных фоток и нигде здесь не побывав! - горячо убеждала она меня, развалившись на диване и обеими руками пытаясь стащить с себя сапог.

- Завтра ещё день будет, - сказала я.

- Завтра, то завтра, а я хочу развлечений сегодня, - заявила Катя, наконец, стащив с себя неподатливый сапог, она удовлетворённо откинулась на диван, - Я же сходила с тобой на концерт! Ты мне должна.

Я сидела перед большим зеркалом и расчёсывала волосы, которые за полдня изрядно спутались и растрепались. Я обдумывала слова Кати. Идти куда-либо совершенно не хотелось, но чтоб выразить хоть какую-то заинтересованность, я спросила:

- Ну и куда мы можем пойти? Темно уже.

- Да куда угодно! - с энтузиазмом воскликнула Катя, - в кино, ресторан или просто по городу погуляем. Лишь бы желание было.

- Может просто закажем ужин в номер, - робко предложила я, зная, однако, что просто так она не отступится.

- Ладно, если ты так уж против прогулок по ночному городу, то давай уж спустимся в ресторан, который есть в отеле, - было видно, что её не очень устраивает такой вариант, но выбора, похоже, не было. Либо это, либо ничего, не тащить же меня на аркане.

- Идёт, - согласилась я, - только переоденусь.

В ресторанчике при отеле оказалось очень мило и уютно, по-домашнему. Нам принесли меню, но взглянув на цены, мне сразу перехотелось есть. Однако Катя не была стеснена в средствах или просто сегодня решила шикануть. Она заказала два дорогих салата, морепродукты, курицу-гриль. Я, чтоб не сидеть без дела, заказала стаканчик содовой, который стоил тут так, как двухлитровая бутылка того же напитка у нас. Надо сказать, несмотря на цены, посетителей было довольно-таки много. Свободных столиков практически не было. Играла негромкая спокойная музыка.

- Будете что-нибудь пить? - спросил официант, обращаясь к Кэт. Вероятно, он понял, что от меня большого заказа не получить, так не стоит даже и пытаться.

- Я бы не отказалась от вина, - задумчиво протянула Кэт, ещё раз внимательно просматривая меню, - Ты будешь? - обратилась она ко мне.

- Нет, спасибо, но я не пью.

- Правда? Ты серьёзно? - удивилась она, - Ну ладно, в таком случае мне три вот этих коктейля, - сделала она окончательный заказ.

То, что я категорически против любого спиртного, была чистая правда. В детстве я пробовала и шампанское, и пиво, но оно мне не понравилось. К тому же в школе, наша классная частенько читала нам лекции о вреде никотина, алкоголя и наркотиков. Она говорила, что до двадцати пяти лет пить категорически нельзя. Да я и не спешила, предпочитая сок или лимонад. Многие знакомые смеялись надо мной, мол, а если парень появится или придёт время замуж выходить. Вряд ли ему понравиться категорически не пьющая жена. Но я об этом пока не задумывалась. Стану ли я когда-нибудь пить за компанию с мужем? Что ж, время покажет, ещё смотря какой муж будет.

Катька не первая, которая удивилась, узнав об этом. Как и большинство людей, она сначала удивилась, а потом рассмеялась.

- И что совсем не пьёшь, ни глоточка?

- Нет, - покачала я головой.

- Ну и зря. Как же ты расслабляешься? Уходишь от забот? Или всё в себе держишь?

- Почему же? Нет. Когда мне плохо, я просто включаю любимую музыку или смотрю хороший фильм. А что-то отпраздновать вполне можно и без алкоголя.

В ресторане мы пробыли недолго. Катя расправилась со своей едой быстро, как будто не ела уже дня три, а я со своей содовой ещё быстрее. После трёх бокалов коктейлей она повеселела, её щёки разрумянились и она стала нести всякую чушь. Я запоздало поняла, что она в лёгком подпитии.

- Пошли, - сказала я, вставая из-за столика.

- Нет, ну давай ещё останемся. Здесь так хорошо. Ну пожалуйста, - она схватила мою руку и умоляюще посмотрела мне в глаза.

- Нет! - твёрдо сказала я, - Ты по крайней мере, как хочешь, а я иду спать. И тебе лучше пойти со мной, - посоветовала я, глядя на её состояние.

- Ладно, так и быть, - к моему удивлению, Катя не стала особо сопротивляться.

Мы оплатили счёт и пошли к себе - наверх. Катя держалась за меня, чтоб не упасть случайно. Придя в номер, после всех необходимых процедур, мы, наконец, легли спать.

Я уже почти заснула. Перед Глазами стояло лицо Гари Барлоу, который пел мою любимую песню “Back for good”. Я счастливо улыбнулась, предаваясь этим воспоминаниям. Я до сих пор не могла поверить, что всего несколько часов назад я видела его, он пел для меня свои лучшие хиты. Всё было, как в сказке. Вдруг всё замелькало и закружилось перед моими глазами. Лицо Гари куда-то пропало, а потом появилось лицо того парня, который так меня привлёк. Мне даже показалось, что он протянул мне свою руку, зазывая идти вместе с ним в какой-то таинственный, ведомый только ему одному, мир. А я была вовсе даже не против. Это была уже наполовину часть моей фантазии, наполовину сон. Вскоре всё это исчезло и я, наконец, забылась спокойным крепким сном до самого утра.

Утром я проснулась оттого, что кто-то настойчиво барабанил в нашу дверь. Катька мирно храпела рядом со мной и не думала просыпаться. Сначала мне ужасно не хотелось выбираться из тёплой постели, подумаешь, постучат и уйдут, потом, подумав, что это может быть что-то важное, я решила разбудить Катьку, на всякий случай. Но потом услышала голоса из-за двери:

- Эй, девчонки, вы что спите там? Пора вставать.

Голос этот я сразу узнала. Он принадлежал Анне Георгиевне - одной женщине из нашей группы. Я решила, что всё же надо открыть. Она наверняка пришла по какому-нибудь важному делу.

Я начала потихоньку выбираться из постели.

- Сейчас откроем, - крикнула я.

Яркое солнце слепило мне глаза. Из-за вчерашней суматохи мы с Катей забыли на ночь задёрнуть шторы. Голова совсем плохо соображала, сейчас я действовала импульсивно, словно на автопилоте. Машинально я накинула поверх ночной рубашки хорошенький шёлковый Катин халатик серебристого цвета. (Мой был уже совсем старый и некрасивый, чтоб открывать в нём дверь приличным людям.)

Сначала я осторожно приоткрыла маленькую щелочку, а потом распахнула полностью дверь. Диван, на котором мы спали, стоял под стенкой и поэтому вошедшим его сразу не было видно.

За дверью оказалась целая компания из семи, кажется, человек. Я окинула их взглядом. Все были из нашей группы, в основном. Помимо Анны Георгиевны в коридоре стояли ещё пятеро из нашей группы. Не было только Вадима и ещё одной девчонки. Зато появился и новичок. Одна девушка - симпатичная голубоглазая блондинка (кажется, её звали Карина) нежилась в объятьях местного британца.

- Это Уильям, - представила она его мне, - он любезно согласился показать нам достопримечательности города.

- Мы все вместе идём на экскурсию, - пояснила Анна Георгиевна, - Вадим и Ленка отказались. Кажется, они сейчас кое-чем другим занимаются… - прозрачно намекнула она, - Ну ладно, мы всем предлагаем. Вы с Катериной не хотите с нами пойти? Всё-таки, последний день в Манчестере.

- Ой, я только за, - обрадовалась я, - с огромнейшим удовольствием. А когда? Мне одеться ещё надо.

- В одиннадцать в холле. Приходите.

Уже вернувшись в номер, я посмотрела на часы: было десять часов. Я подумала, что надо разбудить Катьку, позавтракать, одеться и ехать на экскурсию. В том, что девушка согласится составить мне компанию, я почти не сомневалась. Не она ли вчера весь вечер твердила, что нам пора отправиться на поиски приключений в новом, неизведанном городе.

- Боже, голова-то как болит, - были её первые слова после того, как я её разбудила, - аспиринчику не найдётся?

- Пить надо меньше, - спокойно ответила я, - а таблеток я при себе не ношу никогда. Единственное, чем могу помочь - сварить кофе.

- Ладно, кофе, так кофе, - пожала она плечами и постанывая принялась выбираться из постели, - Где мой халат?

- На мне, извини, что взяла без спросу. К нам тут просто гости заходили.

- Какие ещё гости?

- Да наши, на экскурсию приглашали. Мы же пойдём? Я ответила, что да, - рассказывала я новости.

- О Господи, голова скоро расколется. Я не пойду, - со вздохом сказала Катька, - Мне очень хочется, поверь, но я не могу. Ты не обижаешься? - участливо спросила она.

- Да нет. Мои подруги в Днепропетровске частенько отказывались идти со мной на разные мероприятия в самый последний момент. Так что я не обижаюсь, привыкла уже.

- Да ладно тебе, не дуйся. Потом мне всё подробно расскажешь. Хочешь, можешь взять мой фотоаппарат.

Мы молча выпили кофе с эклерами и пошла собираться в путь. От Катькиного дорогого цифровика я решила лучше отказаться. Фотки с него мне всё равно не перепадут, а если с ним что-то случиться - отвечать мне. Лучше не рисковать.

Сегодня было очень тепло. Я надела цветастое платье и джинсовую курточку. На ноги - сапожки. Волосы я распустила и тщательно накрутила, словно собиралась не на простую прогулку по городу, а на настоящее свидание. Попрощавшись с Катькой, сказав ей, чтоб она не скучала тут без меня, я взяла маленькую чёрную сумочку и спустилась вниз.

Почти все были уже в сборе. Сначала мне даже показалось, что ждали только меня, но потом поняла, что ошиблась.

- Кого мы ждём? - спросила я у стоящей рядом со мной Юлии. Она, похоже, тоже была без пары. (С ней в номере жила Ленка, та самая, которая сейчас, по рассказам Анны Георгиевны, довольно весело проводила время с Вадимом.)

- Лидию. Она, наверное, прихорашивается. Никак от зеркала не отлипнет. Странно, что ты не заметила её отсутствия.

Да, это действительно странно. Наша Лида была девушкой довольно-таки видной - шикарная грудастая брюнетка с локонами до плеч с алой помадой на губах. Ей было тридцать лет, но она была свободна. Отличалась весёлым нравом и доброй душой. Вот и всё, что я знала о ней, ведь мы почти не разговаривали.

Тем временем Анна Георгиевна, смело оттеснив Карину, буквально приклеилась к Уилу с различными вопросами. Некоторые, как я мимоходом отметила, совершенно её не касались.

- Ты местный или нет?

- Сколько тебе лет?

- Работаешь или учишься?

Уилу ничего не оставалось делать кроме, как терпеливо отвечать. Кара подошла ко мне и обиженно сказала:

- Честное слово, будь она чуточку помоложе, я бы не постеснялась ей напомнить, что это мой парень.

Я не нашлась, что ответить, только понимающе кивнула и краем уха услышала, что Анна Георгиевна, наконец, от личных вопросов перешла к тем, что касались предстоящей экскурсии.

- Значит так: я в этом городе впервые и скорее всего, в последний раз, поэтому я хочу увидеть абсолютно всё! И я абсолютно уверена, что девчонки со мной солидарны. Правда? - она повернулась к нам, - Не важно, сколько продлится экскурсия. Мы вовсе не спешим, - заверила его женщина.

- Как это не спешим? - удивилась Юля, - в семь часов сбор в холе и мы едем в аэропорт. А ещё надо собрать вещи. Так что будет лучше, если мы вернёмся домой, по крайней мере, до четырёх.

- Совершенно с тобой согласна, - поддержала я её.

- Так у нас ещё полно времени. О Господи! - Анна Георгиевна глянула на часы, - ну где эта Лидия? Уже час наряжается! А то без неё пойдем! Доминика пришла? - меня, как обычно, никто не заметил, - Хорошо! А где Катя?

- Она не очень хорошо себя чувствует, - я не стала вдаваться в подробности, что подруга маленько перебрала вчера и решила ограничиться общей фразой.

Громко стуча каблучками, по лестнице, наконец, спустилась Лида. Все мужчины, находившиеся в это время поблизости. одновременно повернули головы к ней и оценивающе окинули её восхищёнными взглядами.

Лида подошла к нам и громко со всеми поздоровалась. От неё исходил сильный аромат духов. Надо сказать, Лида - единственная из всей нашей группы, которая совершенно не знала английского. Но несмотря на это, она лишь притягивала к себе иностранцев, словно магнитом.

- Ну что пойдём? - весело спросила она, - так, кто из вас хорошо знает английский? Будете мне переводить всё, что будет говорить наш экскурсовод.

Подробной экскурсии, как хотела того Анна Георгиевна, у нас не получилось. Уильям оказался неважным экскурсоводом. Причин для этого могло быть несколько - либо плохо город знал, либо не любил находиться в центре внимания, или же просто хотел побыстрее от нас избавиться, и остаться наедине с сексапильной Кариной.

- Как же он согласился на такое? - спросила я у Карины мимоходом.

- А он и не соглашался, - пожала плечами девушка, - Анна Георгиевна просто увидела нас вместе, ну я их и представила. Она как узнала, что он местный, так сразу и схватилась за него, как за соломинку. Он сначала отговаривался, а я подумала, что худа не будет, если он покажет нам город и попросила его. Ну ему и пришлось согласиться. “Только ради тебя”, - процитировала она его с гордостью.

Мы посетили несколько храмов и музеев. Вернее, посетили - громко сказано. Внутрь мы не заходили, просто постояли возле них, пока Уилл вкратце рассказывал их историю. Я думала, что Анна Георгиевна начнёт возмущаться такой “никудышной” экскурсией, но как ни странно, она молчала и похоже, была всем довольна, как и все.

Мне же было всё это абсолютно безразлично, я просто тащилась за всеми, дышала свежим воздухом и старалась получить от этой прогулки максимум удовольствия. Заодно я активно смотрела по сторонам, в слепой надежде увидеть того самого вчерашнего темнокожего красавца. “Интересно, как его зовут? Ему бы подошло имя Эндрю”, - думала я, с тоской глядя на старые стены какого-то музея. Находившись по городу пешком, мы сели в автобус. Я обрадовалась: теперь я могла охватить взглядом намного больше прохожих. Хотя, с другой стороны, если я его вдруг увижу, то не смогу ни поговорить, ни хотя бы как следует рассмотреть ещё разок. Я, похоже, единственная из всех была погружена в свои думы. Остальные весело болтали, смеялись и фоткали окрестности, которые мы проезжали, прямо из окна автобуса.

- Куда мы едем? - Анна Георгиевна села специально поближе к Уиллу, чтоб задавать вопросы было удобней.

Однако на этот раз парень повернулся к ней и с улыбкой сказал:

- В центральный парк. Он очень красивый и вы просто обязаны его увидеть. Там даже озеро есть. Очень живописное место.

- Что ж, очень хорошо, - женщина на некоторое время успокоилась и замолчала.

Однако, я заметила, что Уилл (сам или с помощью Карины) всё-таки нашёл рациональный способ избавиться от нас, хотя бы на некоторое время, потому, что тогда б они с Карой не перемигивались и не хихикали постоянно, искоса поглядывая на нас.

Впоследствии так оно и вышло.

Мы вышли на остановке, прошлись немного пешком и когда достигли парка, Уильям сказал:

- Послушайте, показывать и рассказывать тут особо нечего. Давайте сами разойдёмся и осмотрим это прекрасное место. А через час соберёмся здесь у входа. Ну как вам?

Всем. без исключения, эта идея очень понравилась и они, чтоб не терять времени зря, быстро, не успела я и глазом моргнуть, разбрелись кто куда. Я даже не успела найти себе пару или ненавязчиво к кому-то присоединиться. “Ну ладно, - подумала я, медленно бредя по дорожке парка, - сама виновата, нечего было зевать. А одной даже лучше, - утешала я себя, - ни от кого не надо зависеть, не надо думать, о чём поговорить и главное - никто не мешает полностью погрузиться в свои мысли”.

Я шла по центральной широкой дорожке парка и с удивлением и восхищением осматривала окрестности, которые открывались передо мной. Уилл был прав: это очень красивое место и его следовало посетить несмотря ни на что.

Вдоль дороги росли кустарники и стояли высокие клёны и каштаны. Кое-где листья были подёрнуты золотом или багрянцем, ведь в Британии царила вечная осень. Несмотря на буден день (это была среда) в парке ходило довольно много народу. Это были и мамы с колясками, и бабушки с детками постарше, или же просто влюблённые парочки. Они сидели то тут, то там на лавочках под деревьями и никого не стесняясь, целовались на глазах у всех. Я мысленно порадовалась за них и даже немного позавидовала, у меня-то не было парня. И даже не предвиделось на эту роль никакой подходящей кандидатуры. Был конечно ещё Эдик Мирошниченко. Но… Странно, за эти три дня, проведённые на чужбине, я даже ни разу не вспоминала о нём. Тогда, как дома, я вспоминала о нём по нескольку раз на день. Правда, некоторые люди говорят, что расстояние притупляет, если не убивает, любовь.

Парк оказался очень большим, по крайней мере. центральная дорога вела очень долго и далеко. Вскоре мне надоело бесцельно брести по ней и я вспомнила, что Уильям говорил про озеро, но не уточнил, где оно находится, к моему великому сожалению. “Там, наверное, дико красиво. Ведь это самое сердце Центрального парка Манчестера. Интересно было бы посмотреть”, - размышляла я, не спеша продвигаясь всё по той же дороге. Потом я вдруг резко поняла, что просто обязана его посетить. Эта мыль мне очень понравилась и я в раздумьях присела на лавочку, на которой уже сидела бабушка с двойной коляской, где мирно спали близнецы. Я посмотрела на них и с улыбкой подумала, что никогда не хотела бы иметь двое детей одновременно. По отдельности - пожалуйста, хоть десять. Особенно, когда это первые роды. Многие родители с одним не знают, что делать, а тут сразу двое. Просто ужас! Конечно, если рядом есть добрые родственники, которые соглашаются за ними присматривать, то дело не так уж и плохо.

Тут я осознала, что отвлеклась от мыслей об озере. А это было очень важно. Времени было в обрез, а я вбила себе в голову, что просто обязана его посетить до своего возвращения на Родину.

Как же его найти? Конечно, можно было расспросить кого-то из прохожих - вон их сколько здесь бродит, или даже хотя бы эту бабушку с двойней. Но было несколько проблем для этого: во-первых, это совсем другая страна и другие порядки, вдруг у них не принято приставать к незнакомым людям с расспросами; во-вторых, я плохо знала язык и боялась сказать что-то не так и опозориться; в-третьих, я очень стеснительная и даже если б не было двух первых проблем, я бы стала расспрашивать незнакомых людей только в крайнем случае. А сейчас его не было. “Невелика беда, сама найду!” - решила я, встала с удобной скамеечки и смело отправилась в путь.

Всё оказалось довольно-таки просто. Я свернула на одну из боковых тропинок и пошла по ней. Потом оказалось сложнее - тропинка разошлась на три. “Прям как в сказке”, - с улыбкой подумала я, выбирая нужную тропинку. Так повторилось ещё несколько раз. Тропинки дробились, двоились, троились буквально каждые пять-десять шагов. Вскоре я уже сбилась со счёта.

Поплутав минут двадцать, я поняла, что озером тут и не пахнет и без чьей-либо помощи я вряд ли его найду. А вот заблудиться и потеряться в огромном парке в незнакомом городе - это запросто. Парк был реально гигантским, наверное, даже как небольшое село, только весь в лабиринтах и неожиданностях. Вдруг я заметила, что вокруг меня тишина и абсолютно никого нет. Мне стало страшно. На этой узкой тропке в несколько рядов по краям тянулись кустарники. “Неужели я так далеко ушла от центральной дороги, что оттуда не доносится сюда ни звука? - с ужасом подумала я, - или здесь просто воздух такой, как в вакууме”. В любом случае надо было выбираться отсюда и поскорее.

Едва я успела подумать об этом, как услышала, что кусты сзади меня зашумели. Не успела я сообразить, что же это было, как почувствовала, что сзади на меня кто-то набросился. Чьи-то сильные руки схватили меня и повалили на землю. От удивления я даже не закричала. Тем временем он (а это был несомненно крепкий крупный мужчина) обхватил меня, как зверь свою добычу и мы вместе покатились куда-то вниз по склону. Он навалился на меня всей тяжестью своего тела, что я даже толком ничего не могла рассмотреть вокруг себя. Заметила только, что совсем рядом блеснула голубая лента воды. “Я всё-таки достигла озера, - уныло подумала я, - хоть и не тем путём, что хотела”.

Тут мужик почти вплотную придвинул ко мне свою огромную красную морду. Он молчал, только дышал тяжело прямо перед моим лицом.

- Что вам нужно? - на ломаном английском пролепетала я.

- Тебя! - проревел он и принялся грубо трогать своими грязными ручищами моё тело.

Тут только до меня дошло, что я попала в лапы к насильнику. От этой мысли меня обуял ужас и я, до этого лежащая смирно, стала со всей силой вырываться, но он явно был сильнее меня. Он что-то прошипел мне на ухо. Я так поняла, это было что-то вроде: “Нечего гулять одной в таком огромном парке, детка!”

- Я буду кричать! - решительно предупредила я его.

- Пожалуйста! Тебе всё равно никто не придёт на помощь. А меня крики очень даже возбуждают, - хрюкнул он, вероятно изображая смех, - Кричи, детка! - добродушно разрешил он.

- Помогите!! - заорала я что есть мочи, - Кто-нибудь, помогите мне! Сюда, скорее, насилуют!!!

Никогда бы не подумала, что мои слова окажут такое мгновенное действие. Я ещё не закончила орать, как из-за кустов выскочил какой-то мужчина.

- Отпусти её, - грозно сказал он, подбегая к нам. У него был негромкий, но очень красивый, какой-то даже чарующий голос. Мне показалось, что я уже слышала его где-то, но это было невозможно. “Наверное, мы встречались в прошлой жизни”, - подумала я.

Тем временем мужчина, лица которого я по прежнему не могла разглядеть из-за туши, грузно лежавшей на мне, подбежал и стукнул обидчика по спине. Тот резво вскочил на ноги и обиженно забормотал:

- Эй приятель, ты чего? Мы же только развлекались.

- А ну убирайся отсюда, живо! И не возвращайся, а то я полицию позову.

Мужик побоялся связываться с полицией и позорно сбежал.

Мой спаситель подал мне руку и помог подняться с земли. Я, наконец, смогла на него взглянуть и…

Бывают ли на свете чудеса? Я думала, что нет, что они есть только в книгах и фильмах, но то, что случилось со мной сегодня заставило поверить меня в настоящее чудо. Ведь передо мной сейчас стоял и улыбался тот самый темнокожий красавец, которого я видела после концерта.

У меня перехватило дыхание от охватившего меня вдруг счастья, но я пыталась держать себя в руках и не показывать вида. Просто мило улыбалась незнакомцу.

- Ты в порядке? - спросил он.

- Да, огромное спасибо, что ты спас меня. Если б не ты, я бы пропала. Это уж точно. Слава Богу, он ещё не успел ничего сделать со мной, - медленно, тщательно подбирая нужные слова, проговорила я.

- Я рад, что спас такую красавицу, - от этого комплимента у меня перехватило дыхание. мне никогда в жизни не говорили подобных слов, - Я Брайан. Брайан Метьюс.

- Меня зовут Доминика. Доминика Славская, - произнесла я, смущаясь.

Не прошло и двух минут нашего знакомства, а я вдруг поняла, что не могу оторвать от Брайана свой взгляд.

- Мы виделись вчера на концерте, - сказала я.

- Да, я помню тебя. Ты понравилась мне с первого взгляда, Доминика. У тебя очень красивое имя. Самое лучшее из тех, что я когда либо слышал.

- Мне тоже нравится имя Брайан, - не осталась я в долгу, при этом говоря совершенно искренне, - Оно такое мужественное и идеально тебе подходит.

Он улыбнулся в ответ и взял меня за руку.

Тут только до меня дошло, что я уже пять минут разговариваю с малознакомым взрослым мужчиной на “ты”, совершенно при этом не смущаясь. Это было непохоже на меня.

- Ты сейчас свободна? - спросил он неожиданно.

Вообще-то мне следовало ответить, что занята и попросить его вывести меня на центральную дорогу, бегло попрощаться и бежать к остальным, которые меня уже заждались. Но тогда Брайан был бы потерян для меня навсегда и приятное знакомство закончилось бы, так и не успев начаться. А я ужасно этого не хотела и мне было абсолютно всё равно какими последствиями это грозит. Это были мои последние часы в Манчестере и я намеревалась провести их с красавцем Брайаном. Поэтому я ответила “да”. Он весь засиял и предложил сходить в кафе. Я с радостью согласилась. Он держал меня за руку всю дорогу, нежно поглядывая на меня, а я отвечала ему улыбкой.

Кафе оказалось неподалёку - в самом начале парка. А не видела я его раньше только потому, что мы с нашей “экскурсией” зашли немного сбоку, а кафе скрывалось за деревьями. Не прошло и пяти минут, как мы оказались на месте. Брайан, в отличие от меня, прекрасно ориентировался в парке, легко сокращал путь и знал различные заветные потайные тропинки.

Кафе имело вид симпатичного небольшого домика во дворе которого стояло также несколько столиков, чтоб посетители - кому хочется - могли пообедать или просто перекусить на свежем воздухе. Оно, кстати называлось очень романтично: “Идиллия”.

- Ну что, здесь перекусим или ты хочешь в какое-нибудь другое место? - учтиво спросил меня мой спутник.

- Мне здесь нравится. К тому же я здесь впервые и не знаю ничего другого, - ответила я, улыбаясь.

- Я тоже впервые в Манчестере, кстати.

Я удивилась. для впервые попавшего в незнакомый город, он слишком хорошо его знает.

- Впервые за последние пять лет, - поспешно добавил Брайан и ситуация прояснилась.

Мы зашли во внутрь, где было ещё красивее, чем снаружи. Играла бодрая ненавязчивая музыка, а посетителей почти не было. Мы сели за столик посередине зала.

- Не люблю у окна сидеть в кафе, - сказал Брайан, - прохожие ходят мимо и в рот заглядывают.

Я была с ним полностью согласна.

- Будешь что-нибудь пить? - спросил он.

- Нет, спасибо. Не пью.

- Ладно, тогда и я воздержусь. Вообще-то у меня совсем недавно был не очень удачный опыт с алкоголем и с тех пор я стараюсь обходить его стороной.

Я не стала спрашивать, что это был за опыт, хотя мне было очень интересно. Захочет - сам расскажет.

Мудро решив, что вести трезвый образ жизни полезно для здоровья, мы вместе заказали по чашечке кофе с эклерами и мороженное.

- Ты ведь не здешняя, - начал разговор Брайан, - расскажи, откуда ты.

- А что сильно заметно? Мы ведь английский в школе проходили, а там не особо уделяют этому внимание, - пояснила я.

- Ничего, я могу тебя подучить, если что. Хотя я тоже не британец. Моя мать - американка, из Нью-Йорка, а отец - с Ямайки. Там я и вырос, а сейчас в Лос-Анжелесе живу.

- Один? - тут же спросила я и тут же мысленно выругала свой язык за несдержанность. Ну кто задаёт такие вопросы прямо да ещё и на первом свидании. Свидании? Боже, что я несу. Мы же видимся первый и последний раз, а через несколько часов я улетаю к себе на Родину и ничто этого не может изменить, как бы я сама этого не хотела.

- Да, один, - улыбнулся он. Казалось, ему очень понравился этот нескромный вопрос и то, с каким видом я его задала.

- А я родом из Украины. Слышал про такую страну? Это рядом с Россией. - Брайан кивнул, - так вот, у нас на радио проводилась акция - разыгрывались билеты на концерт Take That в Манчестере. Я выиграла и вот наша группа из десяти человек приехала сюда.

- Ясненько. Ну и как, понравился концерт? Не разочаровалась?.

- Конечно же нет! Это моя любимая группа! - с жаром воскликнула я, - Ну расскажи теперь о себе, - попросила я, - Только говори, пожалуйста, немного чётче и медленнее, чтоб я хорошо могла понять тебя. Кстати, ты не мог бы говорить на чистом английском?

- Я давно не тренировался, хотя вообще-то в школе мы его изучали, но это было очень давно. Но специально для тебя попробую, - согласился он и начал рассказ, - Я пришёл на концерт совершенно случайно. В силу некоторых обстоятельств, я три года не встречался ни с одной девушкой, - моя невеста умерла при родах, - всё же пояснил он и я сочувственно покачала головой, - я замкнулся тогда в себе и даже первое время никуда из дома не выходил. Только совсем недавно оправился и снова решил искать свою вторую половинку. С Марией я познакомился по интернету. Около двух месяцев мы переписывались, а потом решили встретиться. Вот я и приехал к ней в Манчестер, а она не пришла на встречу. Вот так. Не везёт мне в любви.

- Ничего, два раза не повезло - на третий обязательно повезёт, - сказала я, - Ты жалеешь, что так и не встретился с Марией?

- Нет, ведь тогда я бы не встретил тебя, - сказал он и нежно провёл рукой по моей щеке, - Кажется, я начинаю влюбляться в тебя, Доминика, - прошептал он.

Его прикосновение разбудило во мне целую бурю эмоций и горячая волна окатила всё тело. И я вдруг неожиданно для себя сказала то, что хотела сказать ему, как только впервые его увидела:

- Ты такой красивый, Брайан. Сколько тебе лет? Двадцать пять?

- На самом деле, тридцать три.

- А мне ещё нет и восемнадцати…

- Намекаешь, что я слишком старый для тебя? - шутливо обиделся Брайан.

- Ну что ты! Мне всё равно, сколько тебе лет. Я… кажется, я тоже влюбилась в тебя.

Я взяла его руку в свою, чтоб быть поближе к нему, а он вдруг наклонился и поцеловал меня. По-настоящему, по-взрослому, страстно и нежно одновременно. Это был мой первый поцелуй, но несмотря на это, мои чувственные губы ответили ему с той же страстью.

Прошло около полминуты и он отстранился.

- Прости, мне, наверное, не следовало делать этого. Я слишком тороплю события.

- Тебе не понравилось со мной целоваться? - догадалась я, - Прости, но это был мой первый раз и я ещё ничего об этом не знаю…

Он приложил палец к губам, заставляя меня замолчать, а потом сказал:

- Ну что ты, ты великолепно целуешься, - Мне бы хотелось это повторить. И не один раз, - добавил он, - А тебе?

- И мне тоже, - прошептала я, не зная, как нарушить такой священный очень важный и для меня и для него момент и сказать, что через пару часов мы расстанемся навсегда.

“Сейчас или никогда, - решила я, - но я должна ему это сказать”.

Но тут он наклонился ко мне, чтобы опять поцеловать, я отстранилась, хоть это и стоило мне немалых усилий. Когда он прикасался ко мне губами, меня посещало острое желание оказаться с ним в одной постели и не вылезать из неё до скончания века.

- Я должна кое-что сказать тебе. Это очень важно.

- Я слушаю, - он взял мою руку в свою и мне от этого стало значительно легче.

- Дело в том, что моя путёвка всего на три дня. Сегодня - последний. В восемь вечера я улетаю домой, сначала в Киев, а уже оттуда в Днепропетровск. Наши отношения сейчас лишены смысла, так как мы видимся в первый и в последний раз, - с грустью закончила я.

Я взглянула на него, следя за реакцией. Но он только ободряюще пожал мои пальчики и сказал:

- Да, положение сложное, но не безнадёжное. Наверняка есть какой-нибудь выход, мы ведь любим друг друга, - я кивнула, - Ну вот, а у влюблённых, как говорится, два сердца бьются в такт. Сколько у нас ещё времени осталось?

Я глянула на часы: два часа дня. В номер я должна вернуться хотя бы к шести.

- Ещё четыре часа, - сказала я.

- Вот видишь! Мы должны это время провести с пользой для себя, а там видно будет, придумаем что-нибудь.

- Хорошо, - согласилась я.

- Ну тогда вставай и мы пойдём, - он встал и подал мне руку.

- Куда? - спросила я, вяло сопротивляясь.

- Гулять. Я покажу тебе самые красивые места Манчестера.

Я хотела было сказать, что сегодня я уже достаточно находилась по экскурсиям, которые любезно провёл для нас приятель Карины, но не решилась. Я не была такой оптимисткой, как он и на меня навалилась бесконечная тоска от того, что мы скоро расстанемся.

Он увидел мои сомнения и поэтому сказал:

- А хочешь прогуляться в тот самый клуб, где впервые вышли на сцену Take That?

- Конечно! - мигом оживилась я.

Любовь любовью, а преданность любимой группе - совсем другое. Эти два понятия уже никак нельзя смешивать.

Мы вышли из кафе и вместе зашагали по широким улицам Манчестера, любуясь его красотой.

Когда наша увлекательная прогулка закончилась, Брайан проводил меня прямо к отелю. До этого мы ни разу не обсуждали, что нам делать дальше, но теперь этот момент видимо настал. Оттягивать разговор было уже некуда. Это прекрасно понимали и я, и Брайан.

Мы сели на лавочку во дворе отеля и несколько минут молча смотрели друг на друга, словно стараясь, как можно лучше и подольше запомнить черты лица друг друга. Всё это время он не выпускал мою руку из своих горячих ладоней.

Мне казалось, что он вот-вот меня поцелует. Ведь после того нашего первого поцелуя мы больше ни разу не целовались. Но он не сделал этого, к моему великому сожалению, а лишь сказал:

- Думаю, сейчас самое подходящее время поговорить о нас, о наших с тобой отношениях и о том, что делать дальше.

- Да, - кивнула я.

Он говорил спокойным голосом человека, который очень уверен в себе. Мне даже показалось, что у него уже есть какой-то план по этому поводу.

- Значит, ты не можешь остаться в Манчестере? - уточнил он.

Я грустно покачала головой.

- Нет, это просто невозможно. У меня в Днепропетровске семья, друзья, я должна закончить школу и получить среднее образование. К тому же, у меня почти не осталось денег и я приехала сюда по особому соглашению, которое не могу нарушить.

- Я тоже не могу сейчас поехать с тобой: у меня кое-какие незаконченные дела дома - в Лос-Анжелесе. Я бы с радостью, поверь.

- Да-да. И что же нам делать? - я нервно взглянула на часы - без десяти шесть. Я уже давно должна была быть в отеле и собирать вещи. Катька, наверное, там уже с ума сошла. А я тут сижу с любимым.

Конечно, говорят люди, что любовь всегда приходит внезапно, когда её меньше всего ждёшь, но чтоб так внезапно, как сегодня… Это уже, пожалуй, черезчур.

- тогда у меня есть другое предложение, - продолжал Брайан, - Ты сможешь когда-нибудь приехать ко мне? Я мог бы дать тебе адрес.

- Нет, я вряд ли смогу.

На самом же деле следовало сказать: “Это совершенно невозможно” по вполне понятным причинам: не лучшее знание языка, совершенно незнакомая страна с огромными городами и естественно - отсутствие денег на такую поездку.

- Что ж, тогда я сам приеду к тебе и увезу тебя, как только ты уладишь все свои дела. Ты согласна?

- С тобой - хоть на край света, - прошептала я и, едва сдерживая слёзы, припала к его могучей груди. Он нежно прижал меня к себе.

- Не плачь, пройдёт совсем немного времени и мы увидимся вновь. Ты даже не успеешь соскучиться.

Это была неправда: не пройдёт и часа нашего расставания, как я уже буду скучать без него. И всё же я протянула ему бумажку с адресом и прошептала:

- Я буду ждать тебя в любое время дня и ночи, только приезжай поскорее, прошу.

- Я приеду обязательно, обещаю. Только дождись меня.

Я ещё громче зарыдала от этих его слов. Но он взял меня за подбородок, погладил рукой по щеке и по растрепавшимся от ветра волосам, и поцеловал. На этот раз мы целовались намного дольше первого раза, пытаясь насладиться последними мгновениями счастья, мы никак не могли оторваться друг от друга.

Он первый отстранился от меня. наверное, он решил, что поскольку является мужчиной, то должен быть сильнее и сдержаннее меня и оставаться при своём уме, несмотря ни на что.

- Тебе пора, - сказал он, - Я не хочу, чтобы из-за меня ты опоздала на самолёт.

- Хорошо. Прощай, - сказала я, мы обнялись и я пошла вверх по лестнице, когда обернулась и услышала его голос.

- До свидания! Я найду тебя, где бы ты не была, в любой части Земли, обещаю. Хорошенько запомни эти мои слова.

Чтоб в лишний раз не расстраиваться и снова не заплакать, я отвернулась от него и скрывшись за парадной дверью отеля, пошла к себе в номер.

Катька уже собрала все свои вещи и накинулась на меня, не успела я ещё даже переступить порог.

- Где ты ходишь?! На часы посмотри! Через час едем в аэропорт, а у тебя вещи не сложены, а ещё надо покушать.

- Я… - начала было я объяснять ситуацию, но Катерина попросту не дала мне и слова сказать и продолжила свой монолог.

- Я тут чуть с ума не сошла! Волновалась за тебя. Могла бы хоть позвонить.

Я не стала напоминать ей, что телефонными номерами мы не обменивались.

- Наши вернулись ещё три часа назад. А ты где шлялась? Они сказали мне, что ты, должно быть, потерялась в парке и остаётся только надеяться, что ты сама найдёшь дорогу обратно. Искать тебя в огромном парке они посчитали бесполезным занятием.

В ответ я только улыбнулась. Теперь, когда у меня появился Брайан, я могла думать только о нём. Я села на диван.

Катя, явно ожидавшая от меня другой реакции, посмотрела на меня, как на ненормальную, села рядом и сказала:

- Ну скажи уже что-нибудь. Не молчи. А то мне страшно за тебя становится. Может расскажешь всё-таки где ты пропадала такое долгое время?

Я однако не стала рассказывать ей о Брайане, а только сказала:

- Да, заблудилась маленько, а потом в кафе зашла, - и стала собирать вещи, не переставая думать о Брайане.

Я вообще решила никому о нём не говорить. Пусть это будет моей тайной. Пусть Брайан Мэтьюс останется только моим, по крайней мере в мыслях и мечтах.

Когда мы приехали в аэропорт и уже садились в самолёт, я не знала, что за мной наблюдает пара глаз.

Брайан приехал на такси, чтоб попрощаться со мной, но так и не подошёл. Что ещё он мог сказать, когда все слова были уже сказаны? Я была со своими и он не хотел бесцеремонно отрывать меня от них, не хотел привлекать к нам много лишнего внимания. Я ещё с самого начала заметила, что этот мужчина любит уединение и покой. Ему никого не нужно, кроме самого родного, дорогого и близкого человека рядом. Что ж в этом мы были похожи и я была рада этому.

Он не стал выходить из машины, чтоб я не заметила его случайно и не разревелась при всех. Он лишь проводил меня нежным взглядом, грустно улыбнулся и мысленно пожелал удачи. Когда я села в самолёт, он ещё постоял немного, а потом велел таксисту ехать обратно.


========== 5 Глава Жизнь без Брайана ==========


5 Глава

Жизнь без Брайана


После моего возвращения домой прошёл уже месяц. Жизнь пошла своим чередом. Только было лишь одно маленькое изменение: теперь моё сердце не принадлежало Эдику, теперь в нём жил только один мужчина, самый красивый, самый умный, самый лучший в мире - Брайан Мэтьюс.

И мне это нравилось. Это не то что любить самого обычного парня в мире Эдика Мирошниченко, видеть его каждый день и от этого ещё больше страдать. Совсем другое дело Брайан, хоть он и был сейчас далеко и нас разделяли тысячи миль и целый океан, я вспоминала о нём каждый день, а в сердце жила надежда на скорую встречу. Некоторые говорят, что время и расстояние только укрепляют чувства. Это полностью соответствовало мне. С каждым днём я любила его всё сильнее и сильнее.

Кстати, обещание самой себе, никому не рассказывать про Брайана я так и не смогла выполнить. После моего приезда домой я поломалась недельку и всё подробно, во всех деталях, от начала до конца рассказала Саше.

Она очень удивилась, что у неё даже слов не нашлось что-то ответить.

- Ну ты даёшь! - только и сказала она, - Как же ты могла влюбиться в него? А как же Эдик7 Я так привыкла, что ты только о нём и болтаешь, - было видно, что она разочарована.

- Не волнуйся, теперь я буду говорить о Брайане. К нему ты тоже скоро привыкнешь, - “успокоила” я её, - Понимаешь, он самый лучший! К тому же, с ним у нас всё серьёзно. Он приедет и увезёт меня к себе в Америку.

- А может он просто надул тебя? - предположила Саша.

- Нет! Мы любим друг друга, - с уверенностью говорила я.

- Доминика, опомнись! Какая уж тут любовь, когда вы были знакомы всего-то несколько часов?! Что-то слабо верится, - покачала она головой.

- Но это так. К тому же, я тебе рассказывала, что мы виделись за день до знакомства. Мне он ещё тогда очень понравился. Я потом целый день думала о нём. Это ведь неспроста. Нет, у нас точно была любовь с первого взгляда! Пусть даже ты и не можешь, или не хочешь этого понять, - мне начинало потихоньку злить то, что моя лучшая подруга не может разделить со мной радость, а скорее наоборот - хочет заглушить её.

Саша же злилась на меня за то, что я не могла понять элементарных вещей, витаю в облаках и пора бы мне уже опуститься на землю. И она продолжала приводить мне всё новые и новые аргументы.

Она уже перешла на более спокойный тон, думая, вероятно, что он лучше на меня повлияет. Она обняла меня за плечи, взяла за руку и принялась мягко всё растолковывать, как пятилетнему ребёнку.

- Пойми, Доминика, я желаю тебе добра и хочу, чтоб ты была счастлива. Но с этим Брайаном ты не найдёшь счастья.

- Это почему же?

- Во-первых, он африканец! - Саша сказала это с таким презрением, что мне стало страшно, - Пусть даже он приедет за тобой и вы поженитесь, вы не сможете прожить вместе и двух месяцев. У вас разные языки, разные традиции, законы, вера, наконец!

- Он не африканец! - вскипела я, - Он американец. И к тому же…

- Афроамериканец, - тут же вставила Саша, не дав мне договорить, - если уж на то пошло.

- И к тому же… - продолжила я, уже значительно повысив голос, - Он самый красивый мужчина в мире! И я никогда не перестану любить его!

С этими словами я ушла, демонстративно хлопнув дверью. После этого мы две недели не разговаривали.

Нельзя сказать, что её доводы так уж сильно на меня подействовали, но в одном Сашка точно была права. Брайан был мулатом и этого ничто не могло изменить.

Надо сказать, в нашей стране была дискриминация. Нельзя сказать, что такая уж сильная, как в Америке в послевоенные годы, но наши люди всегда с презрением относились к темнокожим. К сожалению, моя семья была из числа этих людей. А папа же просто ненавидел “черномазых”, как он их называл.

Вот именно поэтому я и не хотела никому рассказывать о Брайане.

Через две недели мы с Сашей помирились. Она первая подошла ко мне на физкультуре и мы заговорили, как ни в чём не бывало. Первое время я пыталась не затрагивать тему Брайана и мы разговаривали в основном на нейтральные темы. Но я не могла долго держать такие эмоции в себе и поэтому очень скоро вновь стала нахваливать Саше Брайана, говорить о том, что он самый лучший на свете и рассказывать, как я по нему скучаю. Историю нашего знакомства я уже рассказывала ей раз двадцать и Саша, наверняка, уже невольно выучила её наизусть.

Иногда, когда я уж сильно доставала её своими рассказами, она отпускала по поводу Брайана колкие шуточки. За это я обижалась на неё, мы спорили, но до ссоры дело больше не доходило. Я вообще не люблю ссориться с теми людьми, с которыми обязательно потом помирюсь. Я считаю это совершенно бессмысленным занятием, которое никому не приносит пользы в конечном итоге. Мы обе были такого мнения и поэтому знали, что иногда лучше где-то промолчать или что-то пропустить мимо ушей, чем потом ссориться, две недели дуться, а потом опять мириться.

Вот в чём действительно произошла перемена, так это в наших отношениях с Эдиком. Мне даже стало немного обидно. Когда я обожала его между нами, кроме маленьких дежурных разговоров, ничего не происходило, а теперь, когда мне на него наплевать, мы даже почти подружились. Почти, потому что не бывает дружбы между мужчиной и женщиной. Вернее, я в это не верю. Обязательно какая-то сторона испытывает чувства к другой стороне. Если нет, то это не дружба, а всего лишь приятельство. Что было у нас с Эдиком, не знаю. В общем-то, и не хотела в этот раз разбираться. Не я затеяла эту “дружбу”, но и не он. Обстоятельства так сложились, а потом мы оба сделали несколько дополнительных шагов навстречу друг другу. Не знаю, почему эти шаги сделал Эдик, но я - лишь из уважения к той Доминике, которая любила его и мечтала о его дружбе. А ещё я решила, что если вдруг Эдик влюбиться в меня, то можно держать его, как вариант про запас.

А началась наша дружба вот как.

Было начало марта. Приближались выпускные экзамены. Чтоб, не дай Бог, мы не провалили их, учителя тщательно нас к ним готовили и заставляли покупать дорогущие учебники по всем экзаменационным предметам, а потом давали по ним домашние задания.

Родители Саши были богатые и поэтому купили ей всё, что нужно. я брала учебники у неё и она совершенно этому не возражала. У Эдика родители тоже были богатые. Скажу больше - его родители были самыми богатыми у нас в классе. отец был успешным бизнесменом, а мать - домохозяйка, которая сидела дома и всячески опекала сына. Они купили все учебники, кроме одного - по математики, просто не смогли найти в магазинах.

В связи с экзаменами и подготовкой к ним, наши учителя устроили дополнительные занятия - после уроков.

Было уже три часа, а мы со скучающим видом сидели на математике. Учительница куда-то вышла. От нечего делать, мы с Эдиком решили поболтать.

- Сколько время? - спросила я, хотя прекрасно знала ответ. Минуту назад смотрела на телефон. Но надо же с чего-то начать разговор.

Эдик видел, как я смотрела на часы, но ничего не сказал, а послушно полез в карман за своим крутым и навороченным дорогущим телефоном.

- Три ноль одна, - сказал он.

Надо же поддержать разговор.

Его друг, который обычно сидел на парте сзади него, не пришёл. И вот теперь ему не к кому было повернуться, чтоб поговорить о том, о сём.

- Ты купил учебники? - спросила я для поддержания разговора, хотя и так уже прекрасно знала ответ.

- Все, кроме математики. Этой заразы нигде нет, - пожаловался он.

- разобрали, наверное. быстрее надо было.

- Делать мне больше нечего, как по книгам лазить! У мамы появилось время, она поехала и всё купила.

- И как же ты будешь домашку делать? - спросила я.

- Не знаю пока, - честно ответил он, - а у тебя есть учебники?

- У меня - нет. У Сашки есть. Могу дать, - после недолгой паузы предложила я. Я знала, что он никогда не решиться сам попросить. Гордый очень.

- Ну приноси, если хочешь, - равнодушно пожал плечами он.

Тут вернулась учительница и мы продолжили занятия. Наш разговор так и не смог продолжиться.

“Если хочешь! - презрительно передразнила я его, мысленно, конечно, - Могу и не приносить. Хоть бы спасибо сказал. Как хорошо, что я его разлюбила, а то сегодня, наверно, весь вечер бы думала и млела от радости, что я могу быть ему полезна”.

Но я всё-таки принесла книжку (правда, Саше не сказала, кому я даю её, да она и не спрашивала, впрочем) на следующий день и отдала ему.

- Спасибо, - машинально сказал он, даже не взглянув на меня. Его друг с задней парты уже пришёл и теперь он всё время сидел ко мне спиной и болтал с ним, а на меня не обращал внимания.

Он сунул книгу в сумку и продолжил болтать с другом.

Мне пришлось тут же отвлечь его.

- Эй! - тронула я его за плечо, - Когда книжку вернёшь? Мне и саше тоже надо заниматься.

- Я отсканирую её и верну где-то через недельку, - ему, видимо, очень хотелось продолжить разговор с другом, а я его всё время отвлекала. Но что поделаешь?

- Через неделю - это поздно, - решительно сказала я.

- Ладно, через четыре дня устроит?

- вполне.

- да не волнуйся ты так, ничего с твоей книжонкой не случится.

- Она не моя, - поправила я его, но он, считая разговор оконченным, уже отвернулся от меня.

Однако, прошло четыре дня, а обещанная книга так и не появилась, как впрочем и предполагалось. Наступили выходные. Я уже была не той застенчивой влюблённой наивной девочкой, как раньше и поэтому спокойно позвонила Эдику на домашний. (Его мобильного номера у меня не было, а домашними мы обменялись ещё в шестом классе, правда за всё это время ни разу друг другу не звонили - я боялась, а ему, очевидно, не требовалось. Впрочем, я вообще не была уверена, остался ли у него мой домашний номер.)

Трубку, как всегда, взяла его маманя. Но мне теперь это было безразлично.

- Здравствуйте. Позовите, пожалуйста, Эдика, - попросила я.

- А кто его спрашивает? - сразу насторожилась женщина, услышав в трубке голос незнакомой девушки.

- Одноклассница, - бросила небрежно, не вдаваясь в подробности, но допытливая мамаша не отставала.

- - А зачем он вам?

“Спокойно, Доминика, спокойно”, - сказала я себе, уже начиная потихоньку злиться.

- Я давала ему книгу. Он держит её у себя уже неделю, хотя обещал вернуть через четыре дня. Мне она срочно нужна, - я решила объяснить подробно, чтоб на этот раз уже не возникало никаких вопросов, - Так он дома?

- Нет, - я шумно выдохнула, сжимая и разжимая кисти рук. Ну и на фига тогда было допрос устраивать? Неужели так тяжело сказать: “Его нет, позвоните позже”? - Но я могу дать вам номер его мобильного, - вдруг сказала она, чем несказанно удивила и меня и обрадовала.

“Давно бы так”, - радовалась я про себя, а вслух лишь сказала:

- Диктуйте.

Через пару минут я вежливо попрощалась и положила трубку, а в руках у меня был столь желанный раньше номерок. не теряя времени, я тут же позвонила.

- Алло, - ответил Эдик своим спокойным голосом.

- Это Доминика.

- Привет. Откуда у тебя мой номер?

- Твоя мама дала. знаешь, только что мы довольно мило с ней поболтали.

Я полностью наслаждалась ситуацией. Раньше я никогда бы не решилась на подобный разговор, зато сейчас имела возможность запросто пофлиртовать с классным парнем, не опасаясь последствий.

- Понятно. Тебе книга нужна? - он говорил быстро, явно куда-то торопясь.

- Как ты догадался? Так когда ты мне сможешь её отдать? Ты сейчас где? Может встретимся где-нибудь сегодня? - засыпала я его вопросами.

- Нет, это плохая идея. Слушай, в шесть моя мать уходит к подруге на День Рождения, а отец вернётся только к двенадцати. Так что дома никого не будет. Если хочешь, можешь зайти. Я тебе отдам книгу.

- Хорошо.

Я несказанно обрадовалась такому предложению, но виду, естественно, не подала, а только, пообещав обязательно прийти, попрощалась. Зато тут же бросилась звонить Сашке - поделиться радостной вестью.

- Ты не поверишь, Эдик пригласил меня на свидание! - выпалила я на одном дыхании, как только Саша подошла к телефону.

- Что?! Не может быть! - её удивлению не было предела, - Ты ничего не путаешь? - засомневалась она.

- Ха! Он только что сказал, что у него дома с шести до двенадцати никого не будет, и предложил зайти.

- Как? Просто так? Без повода?

Я немного не учла того факта, что по допытливости Сашка может запросто соревноваться с мамашей Мирошниченко и ещё не известно, кто победит.

Поэтому всё-таки пришлось рассказать подруге, что я дала её книжку Эдику.

Сашка, однако, так была удивлена тем фактом, что он пригласил меня к себе домой, что даже сердиться не стала.

- Слушай, а может он просто выйдет на площадку, отдаст книгу и захлопнет дверь перед твоим носом? - предположила она.

- Да? А зачем ему тогда надо, чтоб никого дома не было, а? Захлопнуть дверь он вполне мог и при родителях.

Это показалось ей весьма весомым аргументом и она, наконец, успокоилась.

- Если хочешь, можешь пойти со мной? - предложила я, - Подождёшь возле подъезда.

- Ну уж нет. Разбирайся с ним сама. Я лучше дома посижу, а ты потом мне всё расскажешь.

- О Боже! Я так рада! - восклицала я, Что мне надеть? Что-нибудь скромное или более откровенное?

- Погоди-ка. А как же Брайан? Неужели ты так быстро забыла свою неземную любовь? Африканскую страсть между вами?

- Не смей так его называть! - вскипела я, - Сколько раз говорить, он не имеет к Африке никакого отношения. И вообще, он самый красивый мужчина в мире, я буду его всегда любить и ждать, сколько потребуется. Понятно?

- Не совсем, - честно призналась Саша, - Зачем тебе тогда Эдик? Ты меня совсем запутала. Объясни, пожалуйста, - попросила она.

- Ну во-первых, теперь, когда я разлюбила Эдика, я наконец научилась нормально с ним разговаривать и мне это доставляет удовольствие. Во-вторых, я хочу немного поморочить ему голову, чтоб он влюбился в меня, а потом страдал, так же, как я. Ну, а в-третьих, на случай, если Брайан всё-таки не приедет, можно использовать его, как запасной вариант.

- Но ты ведь разлюбила его? Или… или нет?

- Что ты несёшь! - обозлилась я и слишком громко и поспешно сказала, - Конечно же разлюбила! Но…

- Что “но”? - тут же ухватилась за возможность Саша.

- Он по-прежнему мне нравится.

- Ясно.

На этом наш разговор закончился, и я пошла готовиться к встрече с моей бывшей любовью.

Я долго подбирала одежду, но потом решила особо не заморачиваться и надела просто джинсы и полосатую кофточку с большим декольте. На голове сделала хвост, слегка подкрасила губы блеском, слегка попшикала туалетной водой шею.

Уже оглядывая себя в зеркале, я вдруг вспомнила Брайана. “Где ты сейчас, мой милый? - спросила я, - Вспоминаешь ли обо мне, по-прежнему любишь так же сильно?”

В сердце тут же появился ответ: “Да!”

Я улыбнулась своему отражению в зеркале, как будто улыбаясь Брайану и твёрдо сказала себе:

- Я всегда буду любить тебя, милый! Всегда буду ждать и никогда не предам. Даже в мыслях. И никаких запасных вариантов.

- Приняв это соломоново решение, которое было твёрдым и непоколебимым, как скала, я отправилась к Эдику.

Всё произошло, как я и предполагала, а не по сценарию Саши (к счастью). Эдик открыл мне дверь почти сразу и любезно предложил войти. На нём были бежевые капри с множеством карманов и белая футболка с маленькой чёрной надписью справа на груди.

- Проходи, садись, - он провёл меня в гостиную и небрежно махнул рукой на диван, - Ты не спешишь? - поинтересовался он.

- Нет, выходные же.

- Тогда я пойду на кухню и заварю чай. Будешь чай? Или лучше кофе, но честно признаться, я не большой мастер варить этот напиток.

- Лучше чай, - улыбнулась я, - кофе - вредный напиток.

- Ты права. Зато бодрящий. Я иногда пью по утрам, когда особенно трудно проснуться. Ну ладно, посиди здесь пока, а я скоро вернусь. Не скучай.

Странно, но дома Эдик оказался совсем другим человеком, вовсе не таким, как в школе. Дома он вёл себя вежливо и заботливо. “Может влюбился? - подумала я, но тут же одёрнула себя, - Ишь ты, размечталась! Такое попросту невозможно. Взаимной любви не бывает!”

“А как же Брайан?” - спросите вы. Что ж, если рассуждать логически - разумом, а не сердцем, то вряд ли эти отношения имеют продолжение, а тем более - счастливый конец. Даже если он приедет за мной, из этого не выйдет ничего хорошего. Даже наоборот - будет катастрофа. Я только рассказала о нём Сашке, а она уже ненавидит его. Что же будет, когда она и мои родители увидят его? Я даже не хотела думать об этом. Я представила, как “обрадуется” папа, когда узнает, что к его дочери прикасался какой-то негр. Впрочем, об этом рано думать. Скорее всего, Брайан не приедет вовсе. Так зачем заранее ломать голову над этой проблемой?

Чтоб хоть как-то отвлечься от мыслей о Брайане, я принялась разглядывать интерьер комнаты, в которой находилась. Я впервые была в квартире Эдика, но помню, как он говорил, что у них трёхкомнатная квартира.

Длинный коридор был обклеен тёмно-синими обоями с какими-то блёстками. Там стоял шкаф для верхней одежды, а также тумбочка с зеркалом над ней. Пол застилал синий, в тон обоям, ковёр.

Комната, в которую привёл меня Эдик, была явно залом. Обои в ней были бледно-розового цвета, стояли стенка, диван и два кресла бежевого цвета. Возле окна в углу в горшке прямо на полу стояло какое-то растение, высотой примерно мне по пояс. В стенке стоял телевизор, несколько красивых больших книг - подарочных изданий, а также разные статуэтки и тому подобная сувенирная мелочь.

Не прошло и десяти минут, как из кухни вернулся Эдик. Он нёс поднос с двумя чашками ароматного чая, вазочкой с печеньем и отдельно вазочкой с конфетами. Он подвинул к дивану столик на колёсиках, поставил на него поднос и сам уселся на диван.

- Угощайся! - радушно предложил он.

- Спасибо, - ответила я и взяла из вазочки конфетку, - Ну что, отсканировал книгу? - спросила я, первой решив начать разговор хоть о чём-то.

- Да. Я тебе позже её отдам, если не возражаешь, - быстро ответил он, показывая, что эта тема ему не интересна.

Я заметила, что он страшно хочет мне что-то сказать, но не решается. Видно, разговор был о чём-то важном. Мне надоело наблюдать, как он молчит, задумавшись о своём, потом набирает дыхание, пытаясь сказать, но меняет решение, так и не сказав ни слова. Мне даже показалось, что он позвал меня к себе, напоил чаем и так вежливо ведёт себя только из-за этого разговора. Мне даже стало любопытно: что он так хочет мне сказать и одновременно так боится? Я решила помочь ему и прямо спросила:

- Ты хочешь о чём-то поговорить?

- Нет! То есть - да. Наверное, да. Мы ведь с тобой друзья? - неожиданно спросил он.

- Ну да, - сказала я, хотя друзьями мы никогда не считались, даже приятелями нас можно было назвать с большой натяжкой.

- Так вот, мне нужен твой дружеский совет в одном деле, - наконец сказал он.

“Хорошо, что я его уже разлюбила, - подумала я, - а то представляю, какой мог быть облом: надеялась на признание, а он считает нас просто друзьями. Ну ладно. Теперь-то мне до этого нет никакого дела”. А вслух всего лишь сказала:

- Ладно. Я тебя внимательно слушаю.

Он чуточку помолчал, а потом сказал:

- Знаешь, я пока ещё не готов. Понимаешь, это очень важно для меня. К тому же, кроме тебя я никому не собираюсь этого рассказывать.

- Но мне ты тоже ещё ничего не сказал, - резонно возразила я.

- Пошли лучше, я покажу тебе свою комнату, - вдруг сказал он.

- Странно, обычно подростки не любят впускать посторонних в свою обитель, даже родителей. Неужели ты доведён до такого крайнего отчаянья? - улыбнулась я.

- Вовсе нет. Но раз уж ты пришла, мы должны осмотреть всю квартиру. А то ведь другого случая может и не быть.

“Он будет, обещаю, стоит тебе только захотеть”, - подумалось мне. Наверно, сегодня во мне вдруг проснулась прежняя Доминика, которая была до знакомства с Брайаном или во мне пробудились вдруг старые чувства к Эдику. Не знаю. Я попыталась избавиться от этого наваждения и настроиться на Брайана, но он был далеко, а Эдик - тут, совсем рядышком, просто рукой подать, в буквальном смысле этого слова.

- К тому же, в моей комнате нет ничего такого и вход в неё совершенно свободен, - вернул меня к реальности голос Эдика.

Он протянул мне руку, я встала с дивана и мы направились к нему. что ж, в его комнате действительно ничего особенного не было: там стоял диван тёмного цвета, компьютерный стол, с компьютером на нём соответственно. Над столом висела книжная полка, где хранились книги и диски (в основном, диски). Так же, следует отметить, что комнату украшали два огромных плаката: The Black Eyed Peas и Океана Эльзы. Но я в основном обратила внимание на диски, так как это было наибольшей моей страстью.

- Можно посмотреть? - предварительно спросила я у него разрешения.

Он кивнул, и я кинулась к коробкам. Дисков оказалось не так уж много - все лицензионные, в основном русская классика и фильмы про Гарри Поттера. Из музыки у него было два альбома The Black Eyed Peas и ещё несколько дисков совершенно незнакомых мне исполнителей.

- Ну как тебе моё жилище? Тут миленько, правда, - я знала, что у него всегда была завышенная самооценка, поэтому не стала его разочаровывать, а просто согласилась.

- Да, ничего. Может всё-таки пора тебе рассказать то, что ты собирался. А то уже темнеет. Как я буду по темноте домой добираться?

- Не бойся, я тебя провожу.

- Прекрасно.

Мы присели на диван и он наконец начал свою историю.

- Понимаешь, мне нравится одна девочка. Она учится в нашем классе. Я хотел бы узнать, что она испытывает ко мне, а то делать первый шаг как-то боязно, понимаешь?

- И что ты хочешь от меня?

- Ничего, - пожал он плечами, - просто, должен же я был хоть кому-нибудь рассказать об этом. Нехорошо всё в себе хранить. К тому же, ты сможешь мне помочь, поговорив с ней.

- Почему же ты друзьям не рассказал? - удивилась я.

- Они не поймут. Смеяться ещё будут.

- Отчего же? Она что страшная? - я даже рассмеялась.

После того, как я узнала, что признание адресовано не мне (как всегда), я вовсе не разочаровалась, а решила извлечь из этой ситуации максимальную выгоду для себя. Например, мне было лестно, что Эдик решил завязать со мной дружбу, пусть даже из корыстных целей. Но всё-таки он выбрал именно меня и это уже хорошо.

- Это вовсе не смешно. Она совершенно нормальная, умная, как и я. мы подойдём друг другу - будет о чём поговорить.

“Ага, значит меня он умной не считает”, - сделала неутешительный вывод я. Ещё я отметила, что когда он уже поделился со мной своей тайной, то стал менее вежливым и скромным, к нему вернулась прежняя самоуверенность и даже наглость. Что ж, он вернулся к своему обычному состоянию.

- Я могу тебе показать её фотку, - неожиданно сказал он.

“Надо же, какой предусмотрительный, даже фоткой запасся, - подумала я. Честно говоря, я уже жалела, что пришла сегодня сюда, вдруг страшно захотелось домой, послушать диск Take That, подумать о Гари, вспомнить его улыбку и чарующий голос… Но я должна была сидеть здесь и слушать всякие глупости от Эдика. Чувства к нему испарились почти так же мгновенно, как и пришли. “И чего он пристал ко мне со своими проблемами? - подумалось мне, - я же не рассказываю ему о Брайане. Хотя… Интересно, какова будет его реакция на это?” - я даже улыбнулась, представив выражение лица Эдика.

Он тем временем протянул мне телефон, на котором было фото… Я даже вскрикнула от неожиданности.

- Бог мой! Это же Юлька! Никогда бы не подумала, что тебя угораздило втюриться именно в неё! - воскликнула я.

Эдик благоразумно промолчал. Ему была нужна моя помощь и поэтому он не хотел спорить и ссориться со мной. Хотя, если бы кто-то смеялся над моими чувствами к Брайану, уж я бы точно молчать не стала.

- Ты должна мне помочь, - тупо смотря в пол, пробубнил он.

- Интересно, чем? По-моему, в таких делах интимных чужим лучше не вмешиваться, а то ещё хуже может стать.

- Я и не прошу тебя вмешиваться, - возразил Эдик, поднимая на меня глаза, - Просто ты можешь как-то аккуратненько спросить у Юльки, как она ко мне относится, чтоб не вызвать подозрений.

- Мне кажется, это плохой план, - попробовала возразить я, - Мы с ней не дружим и даже почти не общаемся. Вряд ли она станет мне рассказывать о своих чувствах.

- Но вы, по крайней мере, не враждуете. И вообще, попробовать всегда можно. Возможно, она и расскажет. Не все ж такие скрытные, как ты, - тут он захихикал.

- Да что ты знаешь обо мне и о моих чувствах! - оскорблено воскликнула я и отвернулась от него, чувствуя, как щёки заливает румянец.

- Ладно, не обижайся. Я просто пошутил, - Эдик попытался приобнять меня за плечи, но я ещё дальше отодвинулась от него.

- Когда придёт время, возможно, я тоже тебе расскажу, кто мой возлюбленный, - сказала я наконец, хотя на самом деле не собиралась никому раскрывать своей тайны ни при каких обстоятельствах, - Ладно, я постараюсь поговорить с твоей Юлькой, но ничего не могу обещать, - Я решила, что пора заканчивать этот странный разговор и идти домой, пока за окном ещё окончательно не стемнело.

Я взяла у Эдика диск с фильмом, пообещав в скорости вернуть. Надо сказать, он дал мне его с большой неохотой. “Ничего, чаще вспоминать будет”, - подумала я, улыбнувшись про себя. Также забрала у него Сашкину книгу.

Эдик хотел меня провести, как обещал, но я отказалась. Было ещё не так уж и темно и я вполне могла добраться до дома без чьей-либо помощи. “Ты не мой парень, чтоб провожать меня”, - хотела сказать я, но сдержалась.

Уже придя домой я сделала для себя неутешительные выводы, что визит к Эдику не принёс в мою жизнь ничего как плохого, так и хорошего. Это оказалось просто бессмысленно и бесполезно.

Эдик - парень, который не отличался особой терпеливостью. Не успела я в понедельник прийти в школу и сесть за парту, как он тут же пристал ко мне с расспросами.

- Ну что, ты поговорила с ней?

Я посмотрела на него взглядом, который мог означать только одно: “Ты идиот или прикидываешься?” Я заметила, что он несмотря на это продолжает ждать ответа, и поэтому озвучила свою мысль вслух (правда в более мягкой форме):

- Конечно же нет! Когда? Я ведь только сейчас пришла в школу и то ты сразу на меня набросился.

- А у тебя разве нет её телефона? - удивился Эдик. По его невинным глазам я поняла, что он и вправду туго соображает и из моей груди вырвался тяжёлый вздох.

Я постаралась терпеливо объяснить ему ситуацию.

- Нет. Мы ведь не дружим, я тебе говорила об этом. И вообще, по телефону такие вещи не обсуждают. Это личный разговор. Понятно?

Он послушно кивнул.

- Вот и славненько. Когда появится результат, я сама первая тебе об этом сообщу. Договорились?

Он снова кивнул.

Больше мы к этой теме не возвращались. Он словно утратил ко мне интерес и мы даже на уроках редко разговаривали.

А тем временем наступил апрель. Вокруг цвела весна: почки на деревьях, свежая зелёная травка, яркое солнышко в чистом безоблачном голубом небе и тому подобные мелочи. Весна - моё любимое время года. День рождения у меня тоже весной - в конце мая. Обычно, весной люди становятся веселее, всех тянет на приключения. Я же наоборот - стала задумчивой и молчаливой.

А думала я понятно о ком - о моём Брайане. Поскольку говорить о нём мне было не с кем, то приходилось только думать. Все мои попытки поговорить о нём с Сашей заканчивались одним: мне приходилось доказывать , что он самый лучший на свете, а она говорила совсем обратное. В итоге мы долго спорили, а потом весьма недовольные друг другом расходились по домам. Иногда меня даже посещала дикая безумная мысль - рассказать Эдику о Брайане, но что-то меня удерживало от этого. Я даже знаю что: во-первых, я не была уверена в Эдике, а во-вторых, не было подходящего повода. Ну не могла же я просто так, допустим на уроке алгебры или литературы, сказать: “Знаешь, я люблю одного темнокожего парня с которым мы были знакомы всего несколько часов, но он тоже меня любит и обещал приехать за мной”. Скорее всего, Эдик просто не поверил бы мне.

Поскольку я не могла говорить о Брайане, я постоянно думала о нём. Думала днём, думала ночью, всегда, когда была возможность остаться наедине со своими мыслями. Обычно, это случалось когда я ложилась спать. Мне стыдно в этом признаться, но для развлечения я придумала такую штуку, как мысленно каждый день перед сном заниматься с Брайаном любовью. Причём каждую ночь у нас были новые поводы, места и позы. Это было очень забавно и даже приносило почти физическое удовлетворение. (Вернее, тогда я ещё не знала, каково оно на самом деле, ведь я была девственницей, и Брайан даже в мечтах был моим первым мужчиной.) Это было так романтично! Вскоре я стала замечать за собой, что истории “на одну ночь” уже имеют продолжение и растягиваются на несколько ночей подряд, что было вдвойне интересно. Мысленно мы с Брайаном уже как минимум сто раз переспали, поженились, у нас родились дети, и мы развелись, а потом всё заново. Иногда в этих фантазиях (довольно-таки часто) появлялся и Эдик. Я представляла, как будто он тоже влюблён в меня и пытается отбить у Брайана, но я не хотела предавать своего возлюбленного и у нас получался эдакий любовный треугольник.

Вот одна из этих историй получилась довольно-таки длинной и интересной. Я подумала, что из этого мог бы получиться неплохой любовный роман. Надо сказать, писать я начала с семи лет. Это дело действительно доставляло мне большое удовольствие, хотя все вокруг считали это просто детской забавой. В детстве я писала стихи, потом - тексты песен, рассказы и сказки. Идеи били из меня ключом, но ни одна так и не осуществилась в виде большого настоящего романа. В шестом классе я написала две коротенькие сказочки в стиле фэнтази, потом начинала детектив, но застряв на тридцать седьмой странице, в конце концов, бросила это гиблое дело. Вместе с этим в голове у меня родилась замечательная идея исторического любовного романа. Он планировался большой, с множеством героев, у каждого из которых своя сюжетная линия. Целый год я тщательно думала над этим и наконец, продумав роман во всех деталях, решилась начать писать его. Он назывался “Элизабет Томпсон”.

Я писала его и тогда, когда зародилась идея романа о Брайане. Писала очень редко - не чаще раза в месяц. Всего написала сто страниц. В конце концов, я окончательно запуталась в сюжете и во всех двадцати пяти главных и не главных героях , что решила, что дальше писать не стоит. Вот так он и лежал у меня в тумбочке уже почти год, не дописанный даже до середины.

Сначала идея писать роман, основанный лишь на своих фантазиях и мечтах показалась мне бредовой. Однако, чем больше я об этом думала, тем сильнее мне хотелось-таки приступить к написанию романа. Однако мне не очень-то хотелось, чтоб и этот роман оказался недописанным, как остальные, поэтому, всё же начав его, я поклялась сама себе писать каждый день. Не важно сколько - главное каждый день. Этот роман я назвала “Люби меня”.


========== 6 Глава Выбор ==========


6 Глава

Выбор


Так как я заканчивала одиннадцатый класс, надо было определяться со своей будущей специальностью. Я, однако, почти не задумывалась над этой проблемой. Во-первых, я очень хотела стать писательницей, а во-вторых, надеялась, что Брайан сдержит своё обещание, приедет и заберёт меня к себе. А какой смысл подавать документы в институт, если я не собираюсь в нём учиться.

Но мама думала по-другому. во-первых, она ничего не знала о существовании Брайана (и даже не догадывалась об этом), а во-вторых, считала, что писательство - просто пустая трата времени и бумаги. Она считала, что просто обязана дать мне образование и выучить какой-нибудь специальности, способной приносить доход для существования в жизни.

- Я уже старая, - часто повторяла она, - вот умру, что тогда с тобой будет?

Видя, что маменька взялась за дело с достаточной серьёзностью, которая была ей совершенно не свойственна, я решила просто покориться её воле и начала выбирать себе специальность. Все специальности мне были по барабану, так как я твёрдо знала, что вряд ли буду учиться на них и тем более - работать. Но всё же, чтобы доставить маме удовольствие, я стала думать над этим, пытаясь выбрать для себя что-то путное и менее дорогое. Это оказалось не так-то просто, как могло показаться в начале.

Достаточно вспомнить моё детство. Казалось, какие только есть специальности на этом свете, всеми ими я хотела быть. Не одновременно, конечно. Я хотела быть: врачом, певицей, актрисой, водителем, танцовщицей, поваром, официанткой и так далее и тому подобное. Список можно продолжить до бесконечности. Единственное, чего я не любила и к чему никогда не стремилась, это точные науки и работа с цифрами и различными расчётами. Уж это было точно не для меня.

В конце концов, я решила учиться на психолога и доложила об этом маме. Но она мою идею тут же забраковала.

- Куда тебе психологом быть! - восклицала она, - С людьми ты не контактируешь и к тому же у тебя неуравновешенная психика.

Не успела я обидеться, как мама продолжила свою речь:

- Знаешь, пока ты думала, я нашла тебе идеальный вариант. Недалеко от нас, всего десять минут езды на троллейбусе есть прекрасный колледж. Там, сравнительно недорого, можно получить прекрасную профессию финансиста или экономиста. Я уже записала тебя на мини курсы. Они длятся всего месяц. Начало - со следующей недели. Тебе осталось всего лишь выбрать между двумя специальностями.

“Офигеть! - подумала я, - моё мнение, похоже, здесь никого не интересует”. Я хотела было сказать об этом маме, но потом решила не скандалить лишний раз из-за пустяков. В конце концов, мне было абсолютно всё равно, на какую специальность учиться. “Что ж, это даже хорошо, что моя специальность не нравится мне, потом легче будет с ней расстаться”, - успокоила себя я.

Из двух “очень любимых мною профессий” я выбрала-таки финансиста. Мне это название показалось гораздо благозвучнее и престижнее. Курсы начинались в субботу - первого апреля. Всего они длились четыре занятия, то есть четыре субботы и четыре испорченных выходных дня.

На девять часов я приехала в колледж и стала разыскивать нужный кабинет (или точнее сказать, аудиторию). Это оказалось несложно. В субботу в колледже студентов не было и поэтому только я вошла в дверь и прошла немного по первому этажу, как увидела толпу абитуриентов, таких же как и я или, как называли нас преподаватели курсов - подготовишки. Я подошла к ним, но так как, как говорилось раньше, я была человеком необщительным, молча стала в сторонке. На часах было уже без пяти десять, так что долго скучать мне не пришлось. Подошла женщина в строгом костюме среднего возраста, открыла дверь и запустила нс во внутрь. Я быстро уселась за вторую парту. Сначала ко мне долго никто не садился, но потом все места, видимо, закончились и ко мне подошла девочка с длинными чёрными волосами.

- Привет, - улыбнулась она, - Меня зовут Марина. А тебя как?

- Полина, - коротко ответила я и тоже улыбнулась, - Приятно познакомиться.

Марина, наверно, хотела ещё что-то спросить, но тут преподаватель попросила тишины и все замолкли.

- Добрый день. Меня зовут Наталья Яковлевна. Я декан экономического отделения. Приветствую вас в нашем замечательном учебном заведении. Поверьте, вы сделали правильный выбор, что пришли именно сюда, - она ещё минут десять расхваливала колледж. Надо отдать должное, эта женщина была превосходным оратором, мне даже на какое-то время по-настоящему захотелось здесь учиться, - Давайте сделаем перекличку, - сказала она, наконец.

В ходе переклички выяснилось, что трое отсутствуют. Также я сделала для себя не очень приятное открытие, что некоторые субъекты из нашего класса, помимо меня, здесь тоже присутствовали. Это был один мальчик по имени Денис и Юлька. Да, да, та самая Юлька, в которую был влюблён мой Эдик. Она была тут со своей подружкой, незнакомой мне девочкой, поэтому они сели вместе и непрестанно болтали и хихикали. Я уже начала было подумывать, как бы с помощью этих курсов подобраться поближе к Юльке и наконец исполнить просьбу Эдика, или хотя бы попытаться. Но тут Наталья Яковлевна начала распределять нас на две группы, и Юлька оказалась в другой. Кстати и Денис тоже. Я даже обрадовалась этому, правда просьбу Эдика таким образом было бы выполнить весьма проблематично.

Сегодня у нас было две ленты - по час двадцать каждая, математика и украинский язык. Математику вела добрая старушка, а украинский - смешная тётенька, похожая с виду на колобка. О предмете говорила мало, в основном о деньгах и о своих родственниках, а так же отпускала различные шуточки по поводу каждого из нас. Математичка мне понравилась гораздо больше.

Таким же самым образом в следующую субботу провели ещё одно занятие. А вот на третьем случилось нечто очень интересное, что принесло некоторые изменения в мою дальнейшую жизнь.

До нашего колледжа можно было добраться за полчаса - пятнадцать минут от дома до остановки, десять - ехать и пять - идти до самого колледжа. В тот день занятия закончились в час дня. Погода была хорошая - светило яркое солнце, на небе - ни облачка. На мне были синие джинсы-колокола и короткая джинсовая курточка, надетая на красную водолазку. Настроение было прекрасное. Я планировала побыстрее приехать домой и потом пойти с Сашей куда-нибудь погулять. Однако планы пришлось резко изменить.

Я пришла на остановку и стала ждать маршрутку. Народу было много, в основном, подготовишки. От нечего делать я вдруг обернулась по сторонам и увидела… От того, что я увидела мне стало плохо, очень плохо. Я увидела Юльку, которая стояла в шаге от меня и нисколько не стесняясь, на глазах у кучи народа целовалась с каким-то парнем. По-настоящему. Так же само, как я представляла по ночам свои поцелуи с Брайаном - очень страстно. К сожалению, я не успела, как следует рассмотреть её избранника, так как подошла маршрутка и мне пришлось сесть в неё и ехать домой. Я запомнила только то, что это был красивый стройный высокий брюнет, который был старше её где-то года на два, на три. А возможно мне просто так показалось. Я хорошо запомнила, что парень властно обнимал её за талию.

В общем, в маршрутку я села, горя гневом, разочарованием, ревностью и злостью. Эти противоречивые чувства не хотели сидеть во мне, а рвались наружу. Я даже не заметила, как моя рука достала из сумки мобилку, а пальцы принялись набирать номер.

“Вот гадина, - бушевала я, - сама отобрала у меня Эдика, а теперь с другим роман крутит. Ну я ей покажу!” Надо сказать, эти обвинения были немного несправедливыми, но в гневе это было незаметно. Во-первых, Эдика у меня никто не отбирал, так как он не был моим, и ей тоже не принадлежал. Во-вторых, Эдик мне был абсолютно не нужен и безразличен, так как теперь у меня был Брайан, но во мне частенько просыпалась прошлая Доминика, которая любила Эдика до безумия. В-третьих, мне должно быть абсолютно наплевать, с кем она целуется, я-то в своё время тоже наслаждалась своим счастьем, когда Брайан целовал меня. О Боже, что это были за поцелуи! Мне никогда в жизни не было так хорошо, как в его объятьях. Интересно, смогу ли я ещё когда-нибудь ощутить сладкий вкус его губ?

От этих приятных мыслей меня оторвал голос Саши, который послышался в телефонной трубке, которую я всё ещё прижимала к уху.

- Алло! Алло! - Саше пришлось несколько раз крикнуть это слово в трубку, чтоб вернуть меня к реальности и дать понять, что происходит.

- Сашка? - удивилась я, - Я разве тебе звонила?

- Я-то откуда знаю? Сама звонишь - тебе лучше знать, - по-философски рассудила подруга, ничуть не обидевшись на меня.

- Я вообще-то хотела позвонить Мирошниченко, - задумчиво сказала я.

- Вот, дожились! Ты меня уже с пацанами путаешь, - на этот раз Саша, кажется, обиделась.

- Ладно, прости. Тут просто такое произошло, - и я поделилась с ней своей бедой.

- Какое тебе дело до Юльки? - справедливо спросила Саша, - Эдика у тебя никто не отбирал.

- Саша, не знаю, что со мной, - призналась я, - но в любом случае Эдику надо сообщить об этом. Он давно ждёт от меня вестей про Юльку.

- То-то он обрадуется! - и мы весело рассмеялись.

Попрощавшись, я принялась набирать номер Эдика, теперь уже более внимательно, чтоб опять не попасть не туда, куда надо. Уже потом я думала о том, почему случайно набрала Сашин номер. А всё потому, что я привыкла всегда мгновенно сообщать ей, если вдруг случается что-то экстренное. Вот и напутала.

- Доминика? - удивился Эдик, услышав в трубке мой голос, ведь я ему звонила только один раз - месяц назад, когда надо было забрать книгу, - Что-нибудь случилось?

- Случилось! - я от нетерпения заорала на всю маршрутку, что пассажиры мгновенно обернулись в мою сторону, - твоя Юлька целовалась с каким-то незнакомым парнем! - уже тише возвестила я ликующим голосом.

- Что? - дрогнувшим голосом переспросил он, - Ты сейчас где? Немедленно приезжай. Поскольку ты мой друг, мы должны немедля обговорить некоторые детали.

- Конечно, конечно приеду, - по старой привычке мгновенно отозвалась я, как преданная собачка.

Очень скоро я уже сидела у него в комнате и уже в третий раз пересказывала ему случившееся, а он качал головой и никак не мог, или не хотел, поверить в это. Я тем временем во всю пыталась утешить его:

- Не стоит так убиваться. Она не достойна тебя, - тут мой язык чуть было не ляпнул: “Я в сто раз лучше. Обрати внимание лучше на меня. К тому же, я буду любить тебя совершенно искренне всю жизнь”, но вовремя одумалась.

Тут Эдик вдруг повеселел и сообщил мне:

- Знаешь, у меня появилась идея, как завоевать её сердце.

- Какая ещё идея? - устало спросила я, - Не проще ли забыть её и найти девушку, которая будет тебя любить?

- Нет, не проще, - упрямо заявил Эдик, - мне нужна только она.

- Ну ладно, что там за идея?

- Ты должна мне помочь. Одному мне не справиться. Итак, ударом нужно отвечать на удар, так?

- Не всегда, - не согласилась я.

- Ну не важно, короче, я хочу вызвать у Юльки ревность. Говорят, очень действенный способ. Ты будешь в роли моей девушки и мы должны будем как-нибудь подкараулить её у школы и поцеловаться так, чтоб она это увидела и поняла, что между нами действительно бурлит страсть.

- Что? Да никогда в жизни я не буду с тобой целоваться! - воскликнула я и даже отодвинулась от него подальше, опасаясь как бы он не начал воплощать свою идею в жизнь прямо сейчас.

Раньше я просто мечтала его поцеловать, но сейчас, когда мечта вдруг стала так близка к своему исполнению, мне стало противно.

- Почему именно я?

- А кто же ещё? - удивился Эдик, - Больше никто не согласится.

- А с чего ты взял, что я соглашусь?

Он подумал минутку и ответил:

- Во-первых, ты моя подруга, а во-вторых… - тут он резко подвинулся ко мне, одну руку положил на моё колено, а второй коснулся моей щеки. Это было очень нежное и чувственное прикосновение. Я вздрогнула, но на этот раз не отодвинулась, - … Тебе не кажется, что из нас могла получиться хорошая пара, а? - продолжал он, приблизившись к моему лицу.

- Нет! - резко ответила я, пытаясь отодвинуться, но он не пускал меня. Чувствуя, что ещё чуть-чуть, и он изнасилует меня прямо здесь (его губы уже касались моей шеи), я из последних сил оттолкнула его и закричала:

- Нет! Стой! Не надо! Я не могу! У меня есть парень! Он очень ревнивый, - подумав, добавила я.

На Мирошниченко эти доводы, однако, не особо подействовали, и он продолжал приставать ко мне.

- Да ладно тебе ломаться, мы же просто тренируемся. Это что плохо? - его руки принялись лезть ко мне под кофточку, а сам он бормотал, - да нет у тебя никакого парня. Врёшь ты всё!

Тут я треснула его по рукам, встала с дивана и решительно сказала:

- Нет есть! могу рассказать поподробнее, если тебе интересно.

- Ну рассказывай, - махнул он рукой и удобно устроился на диване.

- Только, чур, без рук! Иначе я уйду, и ты никогда больше меня не увидишь, - предупредила я.

Вдруг с него спало словно какое-то наваждение. Он встал, подошёл ко мне, по-дружески обнял и сказал:

- Ладно, прости меня. Сам не знаю, что на меня нашло. Пойдём на кухню, чайку с тортиком попьём, - радушно предложил он.

- Хорошо.

Мы прошли на кухню, и я подробно рассказала Эдику нашу с Брайаном историю любви, умалчивая только о том, что у Брайана несколько другой цвет кожи, чем у нас. В моей памяти была ещё слишком свежа реакция Саши на этот факт, и я решила не рисковать. Также я умолчала ещё о некоторых деталях внешности и стиля своего возлюбленного. Впрочем, я вообще не описывала Эдику его внешность, да он и не спрашивал. За весь рассказ он ни разу не перебил меня, только пожимал плечами и открывал рот от удивления.

Наконец, рассказ был закончен. Больше всего я боялась, что он не поверит мне (я и сама с трудом поверила бы в такое), но он поверил и высказал своё мнение:

- Ну ты даёшь, детка! Не ожидал от тебя такого.

- Я и сама от себя не ожидала, - призналась я.

- Знаешь, мне кажется, что этот твой Брайан просто воспользовался твоей наивностью и использовал тебя. Ты и впрямь веришь, что он приедет за тобой в нашу глушь?

- Да. Я верю в него, - с энтузиазмом ответила я, - Ты бы знал, как он целовал меня! - от удовольствия я даже зажмурилась.

- И знать не хочу, - поморщился Эдик, - Так значит, с ним у тебя произошёл твой первый поцелуй?

- Да! И это был лучший поцелуй в моей жизни. Брайан просто чудо и я не хочу предавать его с кем бы то ни было.

Эдик снова ухватился за эту ниточку. Он, видимо, понял, что у него есть шанс.

- Ты вовсе не предашь его, поверь. Это ведь просто поцелуй. Зато ты поможешь другу, - уговаривал он меня, - Он даже ничего не узнает. Если вообще когда-нибудь приедет, - добавил он потише.

- Ну ладно, ладно, - неожиданно для себя согласилась я, - Что я должна сделать, чтоб ты от меня, наконец, отстал?

- Обещаю, это в последний раз.

- Смотри мне.

- Пойдём в гостиную, и я всё подробно тебе расскажу.

По плану Эдика, который он намеревался исполнить уже в этот понедельник, то есть послезавтра, мы вдвоём, как только прозвенит звонок с последнего урока (это была география) должны были взяться за руки, как влюблённая парочка, и как можно быстрее бежать на школьный двор, чтоб поспеть туда раньше Юльки. когда же ничего не подозревающая Юлька будет выходить, она должна увидеть нас страстно целующимися, по-настоящему. Ещё Эдик попросил меня одеться посексуальнее, чтоб всё выглядело более натурально, а главное - красиво, как в кино.

- Хорошо, - сказала я, - Ладно, пойду домой.

- Как?! - воскликнул Эдик, - Перед таким ответственным делом надо потренироваться. мы же не хотим опозориться на людях? Вдруг у нас не получится?

- А разве такое может быть? - удивилась я, - По-моему, целоваться - это очень просто. Как говорится, расслабься и получай удовольствие.

- Всё равно, давай потренируемся, на всякий случай, - настоял Эдик.

Ну ладно, тренироваться, так тренироваться.

Мы сначала сели на диван, Эдик обнял меня за шею, потом встали посреди комнаты, вспомнив, что там придется стоять. Эдик обнял меня, прижал к себе и неловко коснулся губами моих губ, а потом попытался поцеловать. Попытался, потому что как только его язык оказался у меня во рту, мне стало противно, и я резко оттолкнула его от себя.

- Что случилось? - недоумённо спросил он.

- Боже! Ты отвратительно целуешься! - вскричала я, - Не могу больше это продолжать.

- Но мы же только начали, - возразил Эдик, а потом вдруг разозлился и стал кричать на меня, - конечно, я тебе не Брайан, опытный тридцатилетний мужик, у которого в постели побывала не одна сотня девок!

- Неправда! - вскричала я, - Я у него - вторая. Его первая девушка умерла природах, они не успели даже пожениться, - грустно добавила я, а потом вдруг спросила, - Ты вообще целовался когда-нибудь?

- Конечно! - с жаром воскликнул Эдик, - Или, по-твоему, я похож на идиота?!

Я хотела было возразить ему, что одно другому не мешает, то есть можно быть идиотом и прекрасным любовником и наоборот - иметь высокий интеллект, но совершенно не знать, что надо делать с женщиной, но потом решила оставить свои глубокие философские размышления при себе и лишь спросила:

- Ну и сколько раз?

- Много, я что считал! - чуть помолчав, он всё же решил сознаться, - Ну ладно, это было всего один раз. Два года назад я пошёл праздновать Новый год к своему двадцатилетнему другу. Он закатил грандиозную вечеринку для всех своих друзей и знакомых. Меня напоили, в общем, все напились, я ничего не соображал. Ко мне подошла какая-то взрослая девушка в короткой юбке, без спросу уселась на колени и поцеловала. Я уже почти ничего не помню.

- А может быть тебе всё это приснилось? - хихикнула я. Меня поразила его невинность и неопытность. Я всегда предпочитала более взрослых и опытных мужчин.

- Нет, это я точно знаю. Да и потом все ребята подтвердили факт поцелуя, - вдруг он стал серьёзным и сказал, - Слушай, а этот Брайан, видимо, хорошо научил тебя целоваться. Расскажи, как это было? Может и ты меня научишь? - неожиданно попросил он.

Этот вопрос немного озадачил меня.

- Послушай, я не мастер в этом деле. Может тебе обратиться к более опытному человеку? Мы с Брайаном любим друг друга, может быть поэтому у нас всё так хорошо получалось? Он целовал меня, а я просто повторяла его движения: вот и всё. В тот момент я ни о чём не думала. Постарайся расслабиться, ни о чём не думай, просто получай удовольствие. Вот и всё. Старайся повторять мои движения. Здесь нет ничего сложного, поверь мне.

- Может, ещё раз попробуем?

В этот раз он внял моим советам и у него начинало получаться намного лучше. Я подошла к этому делу чисто профессионально: ни о какой страсти или любви не могло быть и речи. Мы ещё немного потренировались, я похвалила его за успехи и пошла, наконец, домой.

В понедельник всё вышло, как мы и планировали, правда не совсем с тем результатом, которого мы так добивались. После уроков мы прибежали на школьный двор и стали прямо напротив центрального входа, чтоб Юлька нас уже наверняка заметила и наши труды не пропали даром. Он обнял меня за талию, а я его - за плечи. На мне в тот день были светло-голубые джинсы на бёдрах и полосатая кофточка-топик с рукавами в три четверти с глубоким декольте. Кофточка была на завязках, поэтому декольте и его глубину можно было с лёгкостью регулировать. Чем менее открытое декольте, тем больше открыт живот и наоборот. На голове у меня был хвост. (Так попросил Эдик. Он сказал, что распущенные волосы его отвлекают.) Эдику мой наряд понравился.

- Очень сексуально смотрится, - одобрил он, - это именно то, что нужно.

На нём же был чёрный свитер и чёрные брюки.

Надо сказать, что наш (вернее, его) план чуть не сорвался из-за мелких непродуманных деталей. Например, куда деть сумки и правильно ли мы стали? Возможно, надо было найти местечко поукромней. Последний вопрос особенно волновал меня.

- А вдруг директриса увидит или кто-нибудь из учителей? Что с нами тогда сделают? Отчислят? - переживала я.

- Глупышка. Все старшеклассники целуются где попало, то на подоконниках, то в туалете. Ничего с нами не будет, - успокоил меня Мирошниченко, - Вот со шмотками что делать? Вот это более важный вопрос.

Мне же наоборот казалось это пустяковой проблемой, даже баловством. Свою сумку я повесила на плечо, и она совершенно мне не мешала: маленькая, компактная и аккуратная чёрного цвета на двух ручках. Объёмистый рюкзак Эдика я посоветовала ему просто бросить на асфальт рядом, но ему эта идея не очень понравилась.

- Что ж ты не продумал свой “идеальный” план до мелочей, а? Вещи можно было и Сашке отдать, - я уже начинала злиться на него. Мне хотелось поскорей покончить с этим делом.

- Ещё чего! Я ей не доверяю.

- Она моя лучшая подруга, - напомнила я ему.

Эдик, видно, понял, что ещё чуть-чуть, и мы поругаемся, к тому же из школы уже начали выходить дети. Тогда он без предупреждения крепко обнял меня и принялся страстно целовать. Я даже растерялась. Мой профессионализм исчез в мгновение ока, словно его и не было. На мгновение мне даже показалось, что Эдик не изображает страсть, а действительно испытывает её ко мне. я пыталась гнать от себя эти мысли прочь, но ничего не могла с собой поделать. Ни о чём не думая, я отвечала ему взаимностью и мне было уже наплевать, где я нахожусь и что подумают окружающие. Сейчас я испытывала те же чувства, что и тогда - с Брайаном. Я даже испугалась, но уже в следующее мгновение сравнивала, кто лучше - Эдик или Брайан - в этом искусстве.

Я так увлеклась, что даже не успела заметить, как всё закончилось. Эдик отстранился от меня и я медленно вернулась в реальный мир, и увидела стоящую рядом с нами Юльку. Девушка широко улыбнулась и радостно воскликнула:

- О Боже! Вы встречаетесь. Поздравляю! Я знала, что долго хранить ваши чувства к друг другу вы не сможете. Ребята, я так рада за вас! Из вас вышла отличная пара, правда, - она повернулась и уже хотела было идти, как вдруг остановилась и снова подошла к нам, - слушайте, у меня есть парень, и вы вместе. Как насчёт того, чтобы устроить нам вместе двойное свидание? Вы ведь не против? В субботу в шесть увидимся в кафе “Лунный берег” Мы с Дэном будем ждать вас, - с этими словами она повернулась и не спросив нашего мнения, ушла уже окончательно.

- Ну и что теперь делать? - удручённо спросила я, хотя, честно говоря, я лишь прикидывалась недовольной. На самом деле сложившаяся ситуация забавляла меня.

- Идти на двойное свидание, - бойко ответил Эдик, - Видишь, мне уже удалось к ней приблизиться и даже почти подружиться. возможно, ты сможешь отбить у неё этого Дэна, а?

- Чего?! - опешила я, - Знаешь что, разбирайся со своими Юльками и Дэнами сам! А с меня довольно! - с этими словами я развернулась и не дав ему сказать ни слова, пошла домой.

Впрочем, долго обижаться мне не пришлось и уже на следующий день - в школе - мы с Эдиком помирились. До роковой субботы оставалось четыре дня. Я ждала этого дня с нетерпением. Я никогда в жизни не ходила на свидания, тем более на двойные, а значит это обещало быть вдвойне интересно. Что по этому поводу думал Эдик, я не знаю. Он не делился со мной своими мыслями, а вёл себя совершенно обычно, то есть, как всегда.

Что же касается свидания, предстоящего в субботу, то меня волновало всего лишь две вещи: нужно ли нам теперь всю неделю изображать перед Юлькой любовную парочку и что мне надеть?

С первым вопросом мы разобрались просто - не надо. Не следует в этот фарс посвящать всю школу, а то потом проблем не обберёшься. Юлька же будет думать, что мы скрываем наши отношения.

Со вторым вопросом разобраться было гораздо сложнее. Так как режиссёром, сценаристом, а заодно и костюмером нашего спектакля был Эдик, я спросила его, в чём он хочет меня видеть. Он сказал, что любое, сексуальное, подчёркивающие формы, только, чтоб наряды не повторялись. Подходящей одежды у меня, однако, не нашлось, и я обратилась за помощью к Сашке. Она, естественно, знала обо всех наших операциях, успехах и неудачах. Я со смаком рассказывала ей обо всём этом на переменах в школе. Она лишь качала головой и говорила, что нам с Эдиком больше заняться нечем и вместо того, чтобы готовиться к экзаменам, мы занимаемся ерундой. Я же ей отвечала, что это “ерунда” довольно приятное занятие, она доставляем мне немало удовольствия и к тому же будет потом, что вспомнить на старости лет.

У Саши было много различной одежды. Она была большая шмоточница и почти каждую неделю покупала себе что-то новенькое. На мою просьбу она откликнулась с воодушевлением и радостно принялась подбирать мне одежду. В конце концов мы остановили свой взгляд на замысловатой декольтированной футболочке чёрно-оранжевого цвета с различными замочками, стразами, наклейками и тому подобной мелочью и простой чёрной джинсовой мини-юбке с замысловатым плетеным поясом с большой пряжкой. На ноги я надела свои скромные чёрные туфельки на невысоком, но остром каблучке. Поскольку на улице было ещё прохладно, Саша дала мне свою короткую джинсовую курточку. На голове я себе соорудила не слишком высокую “мальвинку”, а Саша сделала мне лёгкий макияж в светлых тонах. В довершение я взяла свою маленькую чёрную сумочку и теперь была полностью готова к свиданию.

Эдик встретил меня прямо у Сашкиного подъезда, одобрил наряд и даже преподнес розу на высокой ножке. Я была очень польщена этим. Парни мне ещё ни разу в жизни не дарили цветов. Я так растрогалась, что обняла Эдика и по-дружески поцеловала в щёку. К тому же мне хотелось, чтоб он услышал аромат духов, которые мне посоветовала Саша из своей большой коллекции. “Они сразят наповал любого мужчину”, - заверила она меня. Я ей сказала, что мне не надо никого сражать, но подруга настояла на своём.

На Эдика духи подействовали мгновенно и он тут же хотел поцеловать меня в губы, но я не позволила.

- Рано ещё. В кафе будешь любовь проявлять, - сказала я.

Кафе “Лунный берег” находилось в центре. Мы с Эдиком добрались туда на маршрутке, а потом минут десять шли пешком. Мы уже решили входить в образ заранее и поэтому шли, как полагается влюблённой парочке. Сначала он обнимал меня за талию, но потом выяснилось, что это весьма неудобно при ходьбе и он взял меня за руку, хотя это и было банально с моей точки зрения.

Мы подошли к кафе в десять минут седьмого. Наши друзья ждали нас у входа. На Юльке были простые джинсы и кофточка с длинным рукавом на молнии. Дэн тоже оделся просто: джинсы и футболка. Они просто стояли и о чём-то разговаривали. Юльке цветов не подарили, от чего меня вдруг начала распирать непонятная гордость за моего находчивого кавалера (пусть даже и подставного). К тому же я отметила, что кавалер Юльки очень высокий и она, несмотря на свои шпильки, выглядела гораздо ниже его. Мы с Эдиком смотрелись более гармонично. Когда я была на высоких каблуках, он был выше меня на полголовы, а на низких - на целую голову. К тому же мы красиво смотрелись и по цвету волос: я - шатенка, а он - блондин. Юлька и Дэн оба были шатенами.

Бойкая Юлька не растерялась и тут же быстренько представила всех друг другу и мы пошли в кафе. Дэн оказался парнем молчаливым. За весь вечер я от него услышала только два слова: “да” и “нет” - коротенькие ответы на вопросы своей любимой. Даже заказ она делала за него.

- Мне минеральную воду без газа, пожалуйста, а ему - салат из крабов и чай с тортом, да, милый?

Дэн молча кивнул. Либо Юлька за короткое время полностью изучила его вкус, либо ему было абсолютно наплевать на происходящее вокруг него и чтоб лишний раз не открывать рот, он предпочитал просто соглашаться с женщиной. Мне такое поведение мужчины казалось просто недопустимым, но она, очевидно, была в восторге от данного кавалера.

Мы с Эдиком заказали одно и тоже: два салата и бананово-клубничный сок с пирожными. Эдик знал, что платит за двоих и поэтому не слишком расщедрился.

Когда принесли заказ, Дэн сразу набросился на еду, мы с Эдиком тоже осторожно приступили к трапезе, только одна Юлька, пившая воду мелкими редкими глотками, тарахтела без умолку. Мы с Эдиком изредка вставляли фразы.

- Как же у вас это произошло? - подпрыгивала она на стуле от нетерпения, - Как ваши дружеские отношения переросли в любовные? - допытывалась она.

Эдик сосредоточился на своём салате, и я поняла, что отвечать придётся мне.

- Да так. Неожиданно для нас обоих. Как у Моники с Чендлером. Смотрела “Друзья”?

- Вы что, тоже переспали? - ничуть не смущаясь, спросила Юлька.

Эдик при этой фразе подавился едой и принялся кашлять. Мне пришлось постучать ему кулаком по спине, а самой, мило улыбнувшись, ответить:

- Нет ещё. Я за старые традиции: только после свадьбы.

- Понятно, - протянула Юлька.

- Теперь расскажи про вас, - предложила я.

- Да практически так же, как и у вас, только в более убыстрённом темпе. Мы познакомились на курсах. Сели за одну парту и…

И тут случилось непредвиденное. Дэн доел свою еду и от нечего делать стал приставать к Юльке. Он обнял её за шею, притянул к себе и начал целовать. Эдик сначала уставился на них с вытаращенными глазами, а потом, когда они закончили и посмотрели на нас, проделал ту же операцию со мной. Дэн решил не отставать и снова поцеловал Юльку. Ситуация повторилась. Мне показалось, что парни устроили негласный конкурс: кто лучше и дольше целуется.

Однако, я вовсе не хотела принимать участие ни в каком конкурсе, к тому же от стольких поцелуев сразу, у меня закружилась голова. “Надо прекращать это. Немедленно”, - пронеслось в моей голове. Я кое-как оторвала от себя Эдика и пробормотав:

- Извините, я сейчас приду, - пошла в туалет.

- Извините, - сказал Эдик и тоже побежал за мной.

В туалете мы смогли нормально поговорить.

- Послушай, твоя Юлька, кажется, любит Дэна и для тебя недоступна. Не лучше ли забыть её?

- Не знаю, - задумчиво произнёс Эдик и неожиданно сказал, - Ты, наверное, права. Слушай, а чем мы с тобой не пара? Давай встречаться, а? То у нас была тренировка и, похоже, у нас неплохо получилось. По-моему, нам давно пора быть вместе!

- С ума сошёл! - возмутилась я, - У меня Брайан есть!

- Ну и где он? Да этот американец просто воспользовался тобой, а сейчас и забыл давно. Не стоит из-за него ломать себе жизнь.

Я подумала над словами Эдика и неожиданно согласилась. Так мы стали встречаться уже по-настоящему.

Тогда настала для меня счастливая пора вплоть до самого выпускного, который состоялся семнадцатого июня. У меня за всю школьную жизнь ни разу не было парня и тут на тебе. Я жила, как в сказке, одурманенная мечтами и сном. Звонки, СМС-ки, совместные походы в кино, поцелуи под фонарём - всё это у меня было и это было именно то, о чём я так долго мечтала и чего ждала. О Брайане я и думать забыла. Прислушиваясь к советам Эдика, мне даже стало казаться, что никакого Брайана вообще в природе не существует и что это всё мне просто приснилось. Ведь бывают же такие яркие сны, которые легко можно принять за реальность. К Сашке я теперь заглядывала редко - раз в две недели и то ненадолго. Главным в моей жизни был Эдик.

Казалось, я сделала правильный выбор…


========== 7 Глава Приезд Брайана ==========


7 Глава

Приезд Брайана


… Но это оказалось не так. Я ошиблась.

Уже в начале мая я принялась готовиться к выпускному. Безусловно, это очень важный день для каждой школьницы, но для меня он мог стать счастливейшим днём в моей жизни, ведь я терпеть не могла школу.

Мы с Сашей за две недели до этого важного события, как две взрослые самостоятельные девушки, взяли у родителей деньги, и пошли покупать себе платья. Саша выбрала простенькое шёлковое зелёное платьице до колен. Оно было узкое, на тонких бретельках и очень ей шло. Саша тут же купила на шею кулончик и теперь вертелась перед зеркалом весьма довольная собой. Я же остановила свой взгляд на небесно-голубом длинном до самого пола платье с чуть расклешённой юбкой. Мои длинные русые волосы, струящиеся по спине, прекрасно сочетались с образом полевой царевны.

На выпускной мы с самого начала условились пойти вместе с Эдиком. Его отец отвёз нас на шикарной машине и все присутствующие восхищённо обернулись на нас, когда мы вдвоём, держась за руки, выходили из машины. Похоже, вдвоём мы действительно смотрелись эффектно. На Эдике был строгий чёрный костюм, белая рубашка и галстук. Я сама ему завязала его. Чувствуя его тёплую ладонь в своей, я ощущала беспредельное счастье, как тогда - в объятьях Брайана. Ничто тогда не предвещало беды. Было только семь часов вечера. Красное солнце заката в последний раз осветило нашу школу и скрылось за горизонтом. А гром грянул уже около полуночи и вовсе не здесь. Впрочем, пока ещё рановато говорить об этом.

Наш выпускной, надо сказать, ничем не отличался от других выпускных и оказался весьма заурядным. Но пока со мной был мой парень всё шло хорошо и я ничего не боялась, и ни на какие неудобства не обращала внимания. Мы всё время были вдвоём и перешёптывались между собой. Парни с нашего класса смотрели в нашу сторону и крутили пальцем у виска. Мол, рано ещё тебе, Эдик, заводить такие серьёзные романы. Не нагулялся ещё. А девушки откровенно завидовали. У нас с Эдиком были настоящие длительные отношения, что среди молодёжи бывает крайне редко. К тому же, мы были давно знакомы, примерно одного возраста и у нас было много общих интересов.

Сначала директриса вручала нам аттестаты и поздравляла всех с успешным окончанием школы. Потом мы все дружно собрались: учителя, выпускники, родители и пошли в кафе. Оно находилось неподалёку, всего в пятнадцати минутах ходьбы.

В кафе тоже оказалось скучновато. Сначала все сидели за столом: ели и пили, празднуя свой выпускной. Потом тамада проводил различные конкурсы. Когда все напились, начались безумные танцы и всё такое. Правда, до этого времени остались не все. Многие “домашние” девочки и мальчики ушли домой вместе с мамочками, когда не было ещё и двенадцати. В тот миг я разрывалась между двумя людьми. Саша звала меня идти домой, а Эдик уговаривал остаться. Он “немного” выпил и мне показалось, что за ним надо присматривать. В таком состоянии он мог натворить что угодно. Я, однако, решила немного провести подругу и попрощаться с ней, а потом вернуться и продолжить праздник.

Пока я провожала Сашку, я потеряла на несколько минут Эдика из виду, а когда вернулась в шумный зал, его нигде не было. Я ещё раз внимательно огляделась. Вокруг меня мелькали лица танцующих, многие из которых были уже не первой свежести. Но несмотря на это, веселье продолжалось.

В зале было душно, я машинально приложила руки к лицу и почувствовала, что мои щёки прямо-таки горят огнём. Я решила пойти в туалет, умыться и заодно подправить макияж. Я нашла его быстро и хотела было войти, но приостановилась перед неплотно прикрытой дверью. Из-за двери доносились какие-то странные звуки, похожие на сдавленные женские крики. Но мне так в тот момент хотелось поскорее опустить руку под приятную холодную струю, что я не обратила на них должного внимания и, не подозревая ничего плохого, отворила дверь…

В следующую минуту я, зажимая рот рукой, чтоб не закричать, пулей выскочила оттуда. В общественном туалете я застала самую ужасную картину, которую никогда не могла даже представить. Прямо на грязном полу лежала Юлька. Её волосы растрепались, короткое красное платье задралось так, что открылись её откровенные стринги чёрного цвета. Она лежала, широко раскинув ноги, а прямо над ней склонился… (О Боже, это просто ужасно!) … Эдик. Он был в расстёгнутой рубашке и приспущенных штанах. Когда я вошла, он обернулся и в его глазах застыло выражение лёгкого удивления, а на губах заиграла глупая улыбочка. Юлька же и вовсе не обратила на меня никакого внимания.

- Привет! - помахал мне рукой Эдик и попытался встать, но я, глотая слёзы разочарования и нестерпимого чувства оттого, что меня предали, выбежала вон.

Забыв со всеми попрощаться, я выбежала на улицу. Над головой раскинулось красивое ночное небо, усыпанное звёздами, но мне сейчас было не до этого. Трясущимися руками я достала из сумочки мобильный и быстро стала тыкать пальцами в кнопки, набирая нужный номер.

- Алло, - раздался далеко не сразу усталый голосок Саши в трубке.

- Ты где? - заорала я.

- Почти добралась до дома. А что?

- Ты не собираешься спать? Я сейчас приду к тебе.

Не дав ей успеть отказаться, я быстро отключилась и понеслась к подруге. я подумала, что она сейчас начнёт снова звонить, чтоб выяснить обстоятельства и поэтому поставила на звонок вибрацию, так как не собиралась обсуждать это по телефону. Но на удивление, пока я добиралась к её дому, она ни разу не позвонила. Наверно, слишком устала для этого.

Уже находясь около её подъезда, я машинально посмотрела на время. Для выпускницы было ещё слишком рано для возвращения домой: всего лишь час ночи.

Саша открыла дверь с недовольным видом.

- Что случилось? - задала она мне справедливый вопрос. Она ещё не успела переодеться, её причёска растрепалась, а на лице застыл наполовину смытый макияж, - Впрочем, что бы ни случилось, это может подождать до завтра, - строгим тоном заявила она, - Я устала и хочу спать. У меня дома сестра. Мама с папой уже легли спать. Так что, Доминика, не обижайся на меня и приходи завтра. Я как раз буду свободна.

Конечно, на такие слова следовало обидеться, уйти, хлопнув дверью и потом, по крайней мере, две недели не разговаривать. Но я сейчас была просто не способна на это. Я только что потеряла своего первого парня и не хотела терять ещё и подругу, пусть даже на две недели.

- Нет, не подождёт! - решительно заявила я и ловко ввинтилась в прихожую, но увидев изменившееся при этом лицо подруги, быстро добавила уже намного мягче, - Ничего, мы посидим на кухне. Очень тихо. Это не займёт много времени.

- Ладно, - обречённо протянула Саша и махнула рукой в сторону кухни, - проходи.

Я быстренько скинула босоножки и пошла за подругой.

- Можно чаю? - попросила я, удобно усаживаясь на табуретке.

Вздохнув, но ничего не сказав, подруга достала из шкафчика две чашки. Закончив все необходимые процедуры, она села напротив меня и безмолвно посмотрела на меня, словно говоря: “Всё, я готова. Можешь начинать рассказ, из-за которого я всё ещё не в мягкой постели. Надеюсь, это действительно важно”.

Я отпила глоток из чашки и вздохнув, начала свой рассказ. Он получился не слишком долгим, так как происходящее в кафе заняло всего лишь несколько минут - это была меньшая часть рассказа. Большую часть заняли мои комментарии к случившемуся, ругание Эдика и возгласы: “Ну как он мог со мной так поступить?!”

Саша лишь качала головой, а по окончанию рассказа принялась его оправдывать. (Она всегда всех оправдывала: и хороших и плохих.)

- Может, он не нарочно. Ты сама говорила, что он был пьян. Да, скорее всего и не было ничего между ними.

- Очень сомневаюсь! - громко возвестила я так, что Саша тут же зашикала на меня.

- Тихо! Спят же все.

В общем, кончился мой самый счастливый день очень плачевно, в прямом смысле этого слова. Остаток ночи я просидела у Саши на кухне безудержно рыдая, ругая на чём свет стоит Эдика и тот момент, когда я из-за своей жадности - не упускать то, что само в руки плывёт - согласилась стать его другом. Саша только утешала меня, да поила чаем.

Начало светать.

- Сколько время? - спросила я.

- Скоро пять. Тебе не пора домой? - Я не обиделась на последний вопрос. Я понимала, что доставила человеку много неудобств и странно, что этот вопрос не прозвучал намного раньше.

Решив, что хватит стеснять человека, я сказала:

- Да, ты права. Пожалуй, я пойду.

Придя домой, я уткнулась носом в подушку и зарыдала с новой силой. Но потом вдруг сама на себя разозлилась. “А ну хватит слёзы лить. Сама виновата во всём. Предала Брайана. Думала этот Эдик будет до конца жизни верность тебе хранить? Как бы не так!” - ругала я себя.

Не успела я прийти в себя, как слёзы снова полились из красных опухших глаз. Но теперь я оплакивала не Эдика, а Брайана. У меня не было его вещей, его фотографии, ничего, что напоминало бы мне о нём. Кроме надежды. И я надеялась, ведь другого выхода всё равно не было. Сейчас я твёрдо решила для себя, что буду ждать Брайана три года, а если он не появится - займусь поисками своей второй половинки. Приняв это соломоново решение, я сразу же успокоилась, встала, умылась и даже улыбнулась.

“Он приедет, я чувствую, нет, я знаю это”.

Лето протекало у меня своим обычным чередом. Правда, было немного более загружено, чем в остальные годы. Остаток июня я готовилась к экзаменам в колледж, а также вновь начала писать свой брошенный роман про Брайана. Иногда ходила в гости к Сашке или она ко мне. Подруга сейчас тоже была занята. Она мечтала поступить в Медицинскую Академию на бюджет, а для этого требовалась тщательная подготовка. Наверное, следует пару слов сказать также про Эдика. Что же случилось после того злосчастного вечера? Ничего особенного. Два дня полного затишья, а потом он стал звонить целыми днями, но я не подходила к телефону всё ещё обиженная на него. В конце концов он не выдержал и пришёл ко мне домой. Я к тому времени уже немного поостыла и спокойно впустила его в квартиру. Там мы сели на диван и спокойно поговорили. Сначала он пытался передо мной оправдаться и вымолить моё прощение, чтоб всё было по-старому. Но я прервала его тираду и сказала:

- Я не держу на тебя зла. Знаешь, я даже благодарна тебе за это. наш с тобой роман был ошибкой и с самого начала был обречён на провал. Благодаря тебе я поняла, что люблю только Брайана и готова ждать его, сколько потребуется. А тебе я могу предложить только дружбу.

Подумав, Эдик согласился на дружбу, но сказал, что скоро я пойму, что Брайан не приедет и вернусь к нему, но он уже будет к тому времени занят.

- Пусть так, - сказала я и на этом наш разговор закончился.

В это лето мы с ним больше так и не виделись. Он собирался поступать в юридический университет, но сложились ли его планы, мне осталось неизвестно.

В начале июля я сдавала экзамены - математику и украинский язык. Результаты ошарашили саму себя - я поступила на бюджет. Мама в душе была рада, но виду не подавала, а все остальные искренне меня поздравляли. Я тоже была очень рада. На некоторое время я даже перестала думать о Брайане и у меня появилось огромное желание учиться и даже сделать карьеру. Но свой роман я на этот раз не забросила и несмотря ни на что продолжила писать. Он был для меня как бы отдельным миром - миром мечтаний, снов и тайных желаний, миром, о котором знала только я и была там полноправной хозяйкой, а также миром, путь в который был известен только мне. И остальным вход туда был строго воспрещён.

День четырнадцатого августа начался просто отвратительно. Я решила не просто валяться на диване в последние дни лета, как делало большинство моих сверстников, а провести это время с пользой для себя. Я устроилась на кратковременную работу по раздаче листовок. Работать надо было пять часов в день и платили за это пятьдесят гривен. Правда в работе был один нюанс - меня взяли вместо девочки, которая заболела, а не навсегда. Но успешно отработав первый день, я обрадовалась сразу получив на руки всю сумму и думать забыла о том, что у меня есть конкуренты. На следующий день - во вторник, я с самыми радужными надеждами встала и принялась собираться на работу. Я оделась и уже собралась выходить, как зазвонил телефон. не ожидая ничего плохого, я взяла трубку.

- Алло.

- Доминика? - я узнала голос своей работодательницы, - Сегодня тебе не надо выходить. Татьяна вышла.

- А мне что теперь делать? - обречённым голосом спросила я. Я уже давно запланировала кучу покупок и тут такой облом.

- Ничего, когда ты снова понадобишься, тебе позвонят, - безразличным дежурным тоном сообщила женщина и повесила трубку.

А я так и застыла с открытым ртом у телефона, слыша, как в ухо летят короткие гудки.

Сначала я очень разозлилась и принялась ругать всех на чём свет стоит, но постепенно успокоилась. Во всём плохом есть что-то хорошее. Например, мне сегодня не надо полдня стоять на солнцепёке, а можно просто пройтись по магазинам - это здорово снимает стресс. Можно даже потратить заработанные вчера деньги. Например, купить диск. Диски всегда были моей большой слабостью.

Но одной, конечно, идти не хотелось. Я рискнула позвонить Саше. В Медицинскую Академию она таки поступила, но на платное обучение. Но она не унывала, а радовалась, что будет учиться на своей желанной специальности - на фармацевта. Теперь она радостно в безделье проводила последние деньки лета.

Как я уже говорила, Саша не любила особо где-то лазить, тем более так внезапно. Чтоб куда-то с ней пойти надо было договариваться задолго до этого события, чтоб она успела настроиться. Поэтому звонить ей и куда-то приглашать считалось риском. Но день уже и так испоганили, поэтому опасаться было нечего. Однако, я ошиблась. “Может завтра7” - услышала я извиняющийся голосок подруги. Окончательно обозлившись, я бросила трубку. Потом Саша начала перезванивать, но я нарочно не брала трубку. Где-то после десяти попыток она успокоилась и наступила долгожданная тишина.

Тогда, получив везде отказ, я решила пройтись по магазинам в гордом одиночестве. Когда есть деньги и одной неплохо. Я посмотрела на часы: было только двенадцать часов. Поскольку теперь я ни от кого не зависела, я решила пойти не сейчас, а где-то около трёх. Пока я решила поесть и посмотреть фильм по DVD-плееру. Фильм оказался просто отвратительным, но я мужественно досмотрела его до конца и начала собираться в дорогу. Я надела симпатичный цветастый сарафанчик длиной до колена с открытой спиной и декольте. Этот сарафан приходилось носить, кстати, без лифчика, потому что иначе весь лифчик был бы виден, а так откровенно демонстрировать нижнее бельё я не привыкла. На голове я заколола волосы маленьким крабиком сзади, а на ноги одела шлёпки на небольшом тоненьком каблучке. Потом я слегка накрасилась, взяла в руки сумочку и собралась было выходить, как раздался звонок в дверь.

“Кто бы это мог быть? - удивлённо подумала я, - Мама на работе, я никого не жду. Может Сашка пришла прощения просить? Нет, бред”.

Я пошла в тамбурок и не открывая дверь поинтересовалась:

- Кто там?

- Доминика? - услышала я из-за двери нерешительный мужской голос.

Глубоко вздохнув от неожиданности и страшного волнения внутри себя, я прижалась спиной к закрытой двери и закрыла глаза. Сердце внутри бешено колотилось, словно пыталось выскочить наружу. “Нет, этого просто не может быть! - подумала я, - Или всё-таки может?” Я узнала этот голос сразу, ибо он мог принадлежать только одному человеку во всей вселенной. Этим человеком был Брайан Метьюс.

Я открыла дверь. Сначала я боялась сделать это, потому что думала, что это было лишь моё воображение, а открыв двери мираж рассеется и я увижу совершенно незнакомого дядьку.

Но это оказался он. За те полгода, что мы не виделись, он совершенно не изменился. Сейчас на нём были джинсы и красная футболка.

Мгновение мы молча смотрели друг на друга, не в силах поверить в случившееся чудо, а потом я бросилась к нему в объятья. Он крепко прижимал меня к себе, потом немного отстранил меня от себя, посмотрел мне в глаза и… поцеловал. Я ответила ему с такой же неистовой страстью. Прошло всего полгода, но мне казалось, что я ждала этого момента всю свою жизнь. Я жаждала его так же сильно, как и он меня. Мне даже было наплевать, что мы всё ещё стоим на площадке, в любой момент может кто-то пройти здесь: или спуститься сверху, или подняться снизу, либо просто откроется соседняя дверь и тогда возникнут ненужные вопросы, пожалуются маме, а мама расскажет папе. А уж папа… Даже думать об этом не хочется. Но всё же надо соблюдать элементарную осторожность. В нашем городе мулаты встречались крайне редко, а уж о том, чтобы встречаться с ними не могло быть и речи. Наверное, я не патриотка, если мой выбор пал на Брайана.

Все эти мысли пронеслись у меня в голове в одно мгновение, я огромным усилием воли заставила себя оторваться от Брайана и втащила его в квартиру.

- Заходи, - сказала я ему, закрывая дверь, - У нас не принято на людях демонстрировать свои чувства.

Я ввела его в комнату и посадила на диван. Потом оглядела обстановку квартиры и словно извиняясь, сказала:

- Мы живём скромно. У нас в стране беспорядок и зарплаты не такие большие, как хотелось бы.

Но моего возлюбленного сейчас меньше всего интересовала обстановка. Весь его вид говорил о том, что он хочет немедленно продолжить то, что мы начали делать на площадке.

- Ничего, когда ты переедешь ко мне, мы сможем помогать твоим родным, - сказал он.

Он поцеловал меня в шею, но я быстро отстранилась, чмокнула его в губы и сказала:

- Успеем ещё. Ты только приехал. Расскажи о себе, как ты жил, что делал, как ты меня нашёл и что собираешься делать дальше?

- Ого! Столько вопросов сразу. Даже не знаю с чего начать. Может сходим в какой-нибудь ресторанчик и отметим наше воссоединение? Потом можем зайти ко мне в гостиницу. там очень мягкие кровати.

Я поняла его намёк, но промолчала, а всёго лишь улыбнулась и слегка покраснела. Но как ни странно, смущения не испытывала. Ведь это уже тысячу раз происходило в моих мечтах, а теперь они начинают сбываться. Что в этом плохого?

- Очень хорошо, - отреагировала я на его предложение куда-то пойти, - Только учти, к восьми я должна быть дома. А то мама будет ругаться. Она ещё не знает, что у меня есть парень.


========== 8 Глава Интересные открытия ==========


8 Глава

Интересные открытия


Честно говоря, я очень опасалась, что Брайан обязательно спросит у меня совета, в какой ресторан нам лучше всего пойти. Я ведь с рождения живу в этом городе, а он приезжий. А мне было бы стыдно признаться ему, что я ни в одном ресторане не была ни разу в жизни. За исключением тех нескольких кафе, в которые меня водил Эдик.

Но Брайан был по характеру настоящим мужчиной и делал всё сам, причём очень решительно. Эта мужественность и независимость нравилась мне в нём особенно.

Он повёл меня в хороший ресторан пи гостинице, в которой остановился. Там мы сели за столик и заказали еду, а так же шампанское. Брайан таки уговорил меня немного выпить за нашу новую встречу.

- Я так рад, что снова могу видеть тебя, - всё время повторял он, - Надеюсь, нам больше никогда не придётся расставаться. Я очень скучал по тебе.

- Отчего же раньше не приехал? Я уже почти потеряла надежду снова тебя увидеть.

- Я же обещал, что приеду.

- Я в этом почти не сомневалась, а вот остальные всё время разубеждали меня в этом и советовали не ждать тебя понапрасну.

- Надеюсь, ты не слишком к ним прислушивалась? - улыбнулся Брайан. Вдруг он взял меня за руку и внимательно посмотрел в глаза, - Скажи, ты ведь не изменяла мне? Ты клялась верно ждать моего приезда, - напомнил он.

- Нет, что ты, ни один мужчина не идёт ни в какое сравнение с тобой. Ты у меня самый умный, самый красивый, лучший во всех отношениях! - горячо заверила я его, решив не вдаваться в подробности про небольшую интрижку с Эдиком. В конце концов, что было, то прошло и незачем сейчас об этом вспоминать, ведь впереди ждало такое светлое будущее.

Но Брайана не проведёшь. Он заметил небольшую оговорку в моей речи и тут же спросил:

- Значит сравнение всё-таки было? - лукаво, но вовсе не обиженно, улыбнулся он, - Расскажи мне всё. Между нами не должно быть секретов.

Я вздохнула и рассказала ему об Эдике и обо всём, что между нами когда-либо было. Также я заверила его, что кроме дружеских поцелуев между нами ничего не было.

- Слушай, а ведь между нами тоже, кроме поцелуев, ничего не было, - вдруг вспомнил он, - Не пора ли это исправить? Может, поднимемся ко мне? - он встал из-за стола и подал мне руку.

- Конечно поднимемся, - приняла я его приглашение, - Мне очень интересно посмотреть, как ты устроился, а также послушать твою историю о том, как ты провёл последние полгода.

- Что ж, пошли.

Брайан остановился в самой роскошной гостинице нашего города. В ней всегда останавливалось много иностранцев, а также разные знаменитости. При гостинице имелось много удобств: шикарный ресторан, прачечная, бассейн, игровые комнаты, детские комнаты, хорошие удобные номера и высший класс обслуживания. В стенах этой гостиницы Брайан чувствовал себя более комфортно, чем на улице или в других общественных местах. Здесь жили многие постояльцы его национальности, многие - азиатской национальности, арабы и просто жители Украины.

С Брайаном мы всё время разговаривали на английском. Я уже лучше знала этот язык, а если когда и ошибалась, мой парень тут же ласково поправлял меня. Я же хотела научить его русскому языку, но понимала, что пока ещё слишком рано для этого.

Мы поднялись в его номер по широкой мраморной лестнице, устланной красной дорожкой. Брайан жил в номере люкс, в котором была кухня и две комнаты. Сразу, ещё в Манчестере, я поняла, что у него имеются деньги, причём не малые. А когда я спросила, кем он работает, он немного помолчал, а потом нехотя туманно сказал: “В сфере бизнеса, доход не всегда стабильный, но вполне приличный”. Я видела, что он не хочет говорить на эту тему и прекратила расспросы.

В номере Брайан сел на кровать и усадил меня к себе на колени. Мне было так хорошо с ним, как никогда ещё не было. Но умом я всё же понимала, что для того чего он хочет, да и я бы не отказалась, было ещё слишком рано. Я ещё не была готова физически, хоть морально настроилась на все сто.

Я уже говорила, что между мной и Брайаном (как бы ни трудно в это верилось) с самого того первого момента, как наши глаза встретились после концерта, образовалась словно тоненькая, но весьма ощутимая ниточка, которую трудно было бы порвать, да мы и не хотели этого. Между нами возникла такая связь, что мы спокойно, не говоря об этом вслух, могли читать чувства и желания друг друга. Говорят, что такая связь существует у всех влюблённых.

Брайан словно прочёл мои колебания и поэтому сказал:

- Я никогда не заставлю делать тебя то, чего ты не захочешь. Я буду ждать столько, сколько потребуется, пока ты не будешь готова и я не почувствую это. Я не хочу давить на тебя.

- Я понимаю, - кивнула я, - Я хочу этого, поверь. Но я ещё не совсем готова. Потерпи ещё немного, ладно? - я нежно провела рукой по его щеке с трёхдневной небритостью и чуть прикоснулась к его губам.

- Я терпелив, но тебе лучше не дразнить меня, - с этими словами Брайан повалил меня на кровать и дразнясь принялся щекотать живот, а потом сказал, - Но я обещаю тебе, что только я буду твоим первым мужчиной. И единственным. Я никому не отдам тебя, моя красавица. За всю мою жизнь, ты - моя вторая любовь и я на этот раз сам позабочусь о том, чтобы всё закончилось счастливо, а не так трагично, как в первый раз. Ты поможешь мне в этом.

- Я сделаю всё, о чём ты попросишь, - пообещала я, - И буду верна тебе до конца жизни.

Он обрадовался моей фразе и дразнясь поцеловал меня в награду за такие слова, а потом уложил мою голову к себе на колени и запустил свои пальцы в перстнях в мои распущенные волосы. Тогда я обратилась к нему:

- Возможно, всё-таки начнёшь свой рассказ?

- Хорошо, - согласился он и начал увлекательное повествование, - Да рассказывать в общем-то не о чем. Ты дала мне адрес, я поехал тогда домой, уладил все дела по бизнесу и приехал.

- Тебе не страшно было ехать одному в незнакомую страну? - удивилась я.

- Почему незнакомую? Я бывал у вас пару раз, правда в Киеве и не долго, но всё же какое-то впечатление есть. С Киева я прилетел сюда на самолёте, зарегистрировался в гостинице, взял такси и сразу поехал к тебе, любовь моя.

Мне не хотелось прерывать такой романтический разговор с моим возлюбленным и тем более оставлять его одного, но за окном уже смеркалось. Из окна хорошо была видна набережная. Там уже зажглись фонари и вывески кафе, ресторанов, казино и прочих развлекательных заведений. Я была далеко от дома, ещё предстояло ехать через Новый Мост, поэтому я села на кровати и сказала Брайану:

- Извини, мне пора. Увидимся завтра. Сегодня уже поздно. Скоро совсем стемнеет.

- Только девять часов, - сообщил Брайан, но с пониманием отнёсся к моему выбору и просто сказал, - Ладно, пошли. Я отвезу тебя.

Мы сели в такси и быстро доехали до дома. На прощание я обняла его, а он поцеловал меня. Таксист тактично не стал смотреть, как у него на глазах создаётся интернациональная связь.

- Я приду завтра, - пообещала я и вышла из машины, но Брайан вышел за мной. Мы подошли к двери подъезда.

- Подожди, я кое-что скажу тебе, - сказал он.

Я оглянулась вокруг. Несмотря на поздний час, двор не был пуст. На одной лавочке сидели бабушки, которые выгуливали внуков. Дети тут же рядом с ними играли в разные игры, кто в классики, кто в мячик, кто в бадминтон. Глядя на них, я улыбнулась, вспомнив своё точно такое же детство. На другой лавочке сидели подростки, щёлкали семечки и болтали, пили пиво и курили. Где-то играла музыка. В этой суете никто не обращал внимания на нас с Брайаном, чему я была рада. Мне было бы неловко перед соседями и знакомыми, но я видела, что мой возлюбленный совершенно спокоен и сосредоточен только на мне, я тоже решила последовать его примеру. Действительно, какое мне дело до того, кто что подумает? Да меньше чем через месяц меня здесь не будет!

- Послушай, ты должна сообщить родителям обо мне, - говорил мне тем временем Брайан, - Морально подготовить их к этому.

- Хорошо, - машинально ответила я, хотя вовсе не собиралась ничего рассказывать маме и уж тем более отцу. Я собиралась исчезнуть по-тихому, “без шума и пыли”, как говорится. Но у Брайана были другие планы. Следующая фраза, которую он произнёс, заставила меня закашляться.

- Я хочу просить у них твоей руки, - продолжал тем временем он.

- Что?! Ты делаешь мне предложение?

- Ну… Я бы хотел сделать это в присутствие твоих родителей, спросить согласия твоего отца и лишь тогда надеть тебе на пальчик колечко.

- У тебя и кольцо уже есть? - удивилась я.

- Я его купил в первый же вечер нашего знакомства в Манчестере.

- Ой… а оно… какое оно? Можно мне взглянуть на него? - тут меня разобрало любопытство.

- Нельзя пока. Придёт время и ты сможешь делать с ним всё, что захочешь. Надо потерпеть чуток, - тут Брайан улыбнулся и с уверенностью сказал, - обещаю, оно понравится тебе. Ты доверяешь моему вкусу?

- Как я могу не доверять вкусу самого красивого мужчины в мире! - я обняла его и поцеловала в щёку, - Ты у меня самый лучший. Мне так повезло с будущим мужем!

- Какая невеста, такой и жених, - не остался в долгу Брайан, - Так когда ты сможешь устроить мне встречу с родителями? - перешёл он к делу, которое было для меня не очень приятным. Но говорить о некоторых проблемах, которые могут возникнуть при знакомстве, я пока не стала.

- Думаю, послезавтра, - сказала я, - Тебе удобно?

- Как скажешь, моя принцесса, - улыбнулся Брайан, - До встречи.

Мы обнялись на прощание и я зашагала вверх по лестнице, думая про себя: “Надеюсь, успею убедить его за два дня, что знакомство с родителями - это дурная затея”.

- Пришла? - услышала я с порога равнодушный голос матери, - Отчего так поздно? У Саши была?

- Да, - я решила не вдаваться в подробности сегодняшнего вечера.

- Люди спать уже хотят ложиться, а ты сидишь и надоедаешь им. Это неприлично, - ворчала мама, пока я переодевалась в своей комнате, - Ладно, иди есть. Ужин на столе.

Я долго думала, следует ли рассказывать маме про Брайана и наконец решила поговорить с ней. Не на прямую, конечно, намёками, но надо было хоть как-то увидеть её реакцию. Хотя, скорее всего, она мне не поверит. Я и сама до сих пор с трудом верю в своё счастье. Вот так оно бывает в жизни: сначала - ничего, а потом - всё и сразу.

Мы сели за стол и я осторожно начала разговор.

- Мама, скажи, а чтоб ты сказала, если б я вышла замуж за американца и уехала с ним?

Надо сказать, от нечего делать, я частенько задавала маме такие вопросы. Ей они уже порядком надоели и она всегда отвечала на них примерно одинаково. Не стал исключением и сегодняшний вечер.

- Доминика, ты мне уже надоела с этим. Выходи пожалуйста за кого хочешь и уезжай себе. Я только рада буду. Только кто ж тебя такую замуж возьмёт? Не красавица, да и хозяйка из тебя не очень.

“Эх знала бы ты, мама, что уже нашёлся такой и скоро, возможно, ты его увидишь. Но это будет лишь в крайнем случае”, - решила я.

Про Брайана я ей так и не рассказала сегодня. Всё само образуется как-нибудь. Другого здесь не дано.

Во всей этой суматохе я забыла позвонить Сашке и поделиться с ней новостями. Когда я вспомнила об этом было уже полпервого ночи. А мы с Сашей, хоть и близкие подруги, но позже одиннадцати никогда не звоним друг другу.

“Ничего, завтра расскажу”, - решила я.

Сегодня мне совершенно не хотелось ложиться спать. мне казалось, что утром, когда я проснусь, ничего уже не будет и сегодняшний день окажется просто сном. Я легла на диван и с нежностью провела рукой по тому месту, где несколько часов назад сидел Брайан. Я вдохнула его запах и счастливо улыбнулась. “Нет, он не исчезнет, как сон. Скоро мы навсегда будем вместе. Только он и я”. Воображение рисовало приятные картины счастливого будущего. Я не заметила, как уснула на не расстеленной постели. Скоро, так мне показалось, меня разбудила мама.

- Три часа ночи! Что ты себе думаешь?! Бегом мыться, стелить постель и спать! Мне завтра на работу.

Нехотя я поднялась и проделав все соответствующие процедуры, снова легла и заснула, на этот раз до самого утра.

Я проснулась с ощущением абсолютного счастья, с улыбкой припомнила мельчайшие детали событий вчерашнего дня и от этого на душе ещё больше похорошело. Не успела я, как следует насладиться мыслями о собственном счастье, как резко зазвонил телефон. Звонила Саша.

“Боже, зачем звонить в такую рань”, - машинально подумала я, но потом взглянула на часы, висевшие на стене, напротив моей кровати и взяла свои слова обратно. Было около двенадцати дня.

- Да!

- Ой, я разбудила тебя? - зачастила Сашка своим извиняющимся тоном, что подействовало на меня раздражающе.

- Конечно нет! С чего ты взяла?! - рявкнула я в трубку, - Всё просто отлично!

- А… понятно, - протянула она.

- Ты что-то хотела? - решила перейти я к делу.

- Ну мы же договаривались сегодня в магазин поехать, - напомнила Саша, - Так во сколько пойдём?

“Вот чёрт, - выругалась я про себя, - Совершенно забыла вчера сказать Сашке, что я сама схожу куда надо без её помощи. теперь надо отказываться. Хотя, стоп! Мы сходим, поговорим, я расскажу ей всё про Брайана, а может даже и познакомлю их. Хотя это вряд ли”.

- Э… Давай в полпервого. Я зайду за тобой.

Я отключилась и стала быстренько собираться.

Мы с Сашей вышли из дому и прошли уже около пяти минут в молчании. Я никак не знала, с чего начать разговор о Брайане и обдумывала свою речь, а ни о чём другом говорить не хотелось.

- Мы в центр поедем? - нарушила тишину Саша, - На троллейбусе?

- Да, - машинально кивнула я, не прекращая думать о Брайане.

- Ты сегодня какая-то странная, - заметила Саша, - молчишь всю дорогу. Случилось чего?

- Да нет, всё в порядке, - я глянула на подругу, а потом всё-таки решилась сказать, - Просто вчера Брайан приехал.

- Какой Брайан? - машинально спросила Саша, очевидно подзабыв моего возлюбленного, который ей так не нравился. Но потом, когда поняла, о ком я говорю, встала как вскопанная посреди улицы и резко повернулась ко мне, - Что?! - переспросила она.

- Брайан Метьюс, - спокойно пояснила я, - Из Манчестера.

- О Господи! Немедленно всё рассказывай! - потребовала она.

Вздохнув, я начала повествование. Со всеми интимными, прилагающимися к нему подробностями. Мне было приятно похвастаться перед подругой своим возлюбленным. Сашка только охала да ахала и всё время переспрашивала и восклицала время от времени:

- Что правда? Неужели? Ух ты! Здорово! Он правда такой милый?!

- Могу познакомить вас, если хочешь, - сказала я, - Он живёт в гостинице “Днепропетровск” на набережной Ленина. Мы проходим недалеко оттуда.

- Да нет, неудобно как-то без приглашения, - заметила подруга, явно ища повод отказаться, - да и к тому же, я не так хорошо знаю английский, как ты.

- Я тоже не знаю, - возразила я.

- Как же вы общаетесь? - совершенно искренне удивилась она.

- Просто: я говорю, что попало, а он поправляет, когда я допускаю ошибки, - пояснила я.

- И всё же лучше как-нибудь в другой раз, - пробормотала Саша. Её всегда пугали встречи с незнакомыми людьми, тем более с иностранцами.

- Да не волнуйся, я не настаиваю, - улыбнулась я. Когда я поделилась новостями с подругой, мне стало значительно легче.

Когда мы приехали, то сразу пошли в наш любимый мультимедийный магазин с лицензионками. Там мы разделились: Саша пошла рассматривать диски с фильмами, а я направилась к музыке.

“Может, появилось что-то новенькое от Take That”, - подумала я с надеждой и равнодушно миновав полки с шансоном, роком и электронной музыкой, направилась прямиком к зарубежной поп-музыке.

Хорошо намётанный на таком деле глаз быстро пробежался по средним полкам (те, что на уровне глаз). Так, кто тут у нас? Как всегда, одни и те же: Нелли Фуртадо, Шакира, Бритни Спирс, Селин Дион, Джастин Тимберлейк… Ничего нового. моих любимчиков, как всегда не было. Я грустно вздохнула и собралась было идти обратно и отрывать Сашку от дисков с фильмами, которые она прямо таки обожает, как тут, совершенно случайно, подняла взгляд на верхние полки и…

… Сначала я не поверила своим глазам, потом правоту увиденного подтвердила ещё и надпись на диске, причём весьма отчётливо. Потом на меня напал ступор, ноги словно приросли к полу, а руки отказывались мне повиноваться.

Всё дело было в том, что на полочке рядом с остальными дисками мирно стоял альбом, с обложки которого улыбалось лицо… Брайана. Рядом с лицом была надпись: “Bryan Matures. Let me love you”. Это было невозможно, согласна, но надпись на диске красноречиво говорила сама за себя. Неужели это правда и мой возлюбленный всемирно известный певец, пусть даже я никогда не слышала о нём?!

В этот момент я ощущала странные чувства. Вернее, нет. Не так. Я совсем ничего не ощущала, только сердце бешено колотилось в груди. Рука сама собой потянулась к диску. В альбоме было десять песен. Он был 2004 года выпуска. Всего-то два года назад. Надо же! Почему Брайан скрыл от меня столь важный факт? Из скромности? Или он просто хочет найти себе ту, которая будет с ним не только из-за денег и славы? Что ж, теперь мне стало понятно, почему он так нехотя и туманно говорил о своей работе. А ведь и не соврал, когда говорил, что работает в бизнесе. Только “забыл” добавить маленькую частичку - в шоу-бизнесе. Ничего, сейчас я приду и устрою ему допрос с пристрастием по полной программе. Интересно, когда он собирался сообщить мне столь важный факт? После свадьбы? Когда я потребую объяснений, отчего наши свадебные фото появились в утренней газете? Хотя, похоже, он не слишком популярен. Но тем не менее, на полочке нашлось ещё несколько альбомов: 1994, 1997 и 1999 годов.

В любом случае надо пойти и рассказать об этом Сашке. Хотя, ведь тогда она его увидит! А надо сказать, эти фотки вышли не очень хорошо. Что же делать? ладно, пусть думает, что хочет, зато мне легче станет.

Я подошла к ней и вновь впала в ступор: как же ей рассказать? Я никогда не умела красноречиво передавать информацию, особенно касающуюся меня. Я решила, что проще будет показать.

Саша только что заметила меня. Она повернулась и жизнерадостно улыбнулась.

- Ну что? Домой пойдём? - с надеждой спросила она, не любившая подолгу торчать в одном месте, к тому же ничего не покупая.

- Саша… - начала я нерешительно, - пойдём со мной. Мне надо кое-что показать тебе. Это очень важно.

Видно, в моём голосе послышались такие нотки, что Саша без разговоров покорно пошла вслед за мной.

Уже через мгновение мы стояли возле тех самых полок с дисками. Саша, увидев что ничего важного нет, успокоилась и спросила:

- Ну и что же ты хотела мне показать? Диски, как диски, ничего особенного, - пожала она плечами.

Тут я вспомнила, что она до этого ни разу не видела, как выглядит Брайан и поэтому пришлось взять диск и показать ей лично.

- Вот! - торжественно произнесла я, - Теперь понимаешь?

Она сначала недоумённо повертела пластинку в руках, не понимая, чего же я хочу от неё, а потом медленно прочитала надпись:

- Брайан Метьюс. Что-то знакомое.

Я выжидающе посмотрела на неё, показывая взглядом: “Да, да, ты на верном пути. А теперь развивай свою мысль дальше”.

- О Боже! - до неё, наконец, дошло то, о чём я пытаюсь уже минут пять сообщить, - Это действительно твой Брайан?

- Да, это он. Он тут не очень хорошо получился, - поспешно добавила я, выхватив из её рук диск, - Но всё же узнать можно.

- Ты не рассказывала мне, что он певец, - напомнила Саша.

- Я и сама не знала. Придётся задать ему пару вопросов при встрече. Ну ладно, как он тебе? - теперь мне не терпелось услышать её мнение о своём женихе.

- Кошмар! Да он просто ужасен! Неужели он тебе и вправду нравится?! - воскликнула Саша.

- Неужели и правда всё так плохо?

- Да по сравнению с ним даже твой Эдик писаный красавец! - выпалила она неожиданно.

Я предполагала такую реакцию заранее и поэтому даже не обиделась, а мирно сказала:

- Ты даже не знакома с ним. Как ты можешь так говорить? Согласна, эта фотка тоже шокировала меня, но… Я люблю его и ничто не сможет изменить этого. Пойдём со мной и я познакомлю вас. Поверь, в жизни он гораздо симпатичнее.

- Может быть, - с сомнением проговорила Саша, - Но пожалуй, будет лучше, если я просто пойду сейчас домой. Ты, надеюсь, не против?

- Иди, - равнодушно пожала я плечами. Теперь главным человеком в моей жизни был Брайан и дружба с Сашей отошла на второй план, - А я вчера обещала Брайану, что зайду к нему.

- Простите, вам помочь? - услышала над ухом звонкий женский голос.

Передо мной стояла девушка продавец-консультант и настойчиво на меня смотрела. Я совсем забыла, что всё ещё держу в руках диск Брайана, забыв положить его обратно на полочку. Странно, как это к нам не подошли раньше.

Я уже хотела было поставить “Брайана” обратно на полочку и сказать дежурную фразу, которую всегда говорю продавцам в магазинах с лицензионными дисками: “Спасибо, ничего. Нет, спасибо”.

Но сегодня мой язык неожиданно сболтнул:

- Да. Я беру этот диск.

- Отлично. Тогда идите в кассу и оплатите покупку, - обрадовалась девушка тому, что благодаря её усилиям я приобрету совершенно ненужный мне диск.

Хотя, почему ненужный? Очень даже интересно послушать, как Брайан поёт. Его голос всегда зачаровывал меня. Я смело зашагала по направлению к кассе.

- Ты с ума сошла! Ты видела, сколько он стоит? - бурчала стоящая рядом Саша, но я не обращала на неё внимания.

- Зато будет на него компромат, - сказала я ей, - Теперь не отвертится.

- Может, он хотел, чтоб ты сама всё узнала, - предположила Саша, - Или он считает, что говорить о том, что он всемирно известный певец не стоит потому, что его и так все знают?

- Вряд ли. Похоже, он не страдает звёздной болезнью, как, например, твой Лазарев.

- Не смей так о нём говорить! Он самый лучший в мире! - вспыхнула Саша и покраснела.

Она была фанаткой Сергея Лазарева, а я не разделяла её чувств и из-за этого мы частенько цапались.

Но сегодня у меня в руках был диск Брайана и я не хотела спорить в магазине. Настроение было просто отличное - скоро я приду к Брайану, он меня поцелует, и я снова буду тонуть в его мягких нежных, как море в июль месяц, объятьях.

В гостинице, в холле у столика сидел портье - молодой парень.

- Вы к кому? - вежливо спросил он.

- К Брайану Метьюсу. Он мой жених, - охотно поделилась я своим счастьем совершенно не стесняясь, а даже гордясь тем, что мой возлюбленный, кроме того, что обладал потрясающей внешностью, был ещё и певцом.

- А, Метьюс? - переспросил он и его лицо озарила улыбка, - Он предупреждал о том, что к нему сегодня должна прийти красивая девушка. Его номер находится на втором этаже - двести тринадцатый. Его предупредить о вашем визите по телефону или вы хотите устроить ему сюрприз?

- Лучше предупредить, - подумав, ответила я, представив, как стучусь в закрытую дверь, а он мне отвечает, приняв за горничную: “Я сейчас в душе. Приходите перестилать постель через полчаса”.

- Как будет угодно. Ваше имя?

- Доминика Славская.

Меньше чем через минуту я поднялась на второй этаж. Дверь 213-го номера была открыта. Я поняла, что он ждёт меня. Я порылась в сумочке: пальцы нащупали твёрдую коробку диска, я глубоко вздохнула и вошла в комнату.

- Любимая, я так рад тебя видеть. Проходи. Я скучал. А эта ночь показалась мне целой вечностью.

Он обнял меня и хотел поцеловать, но я нашла в себе силы отстраниться.

- Что случилось? - удивлённо спросил он.

Мне стало его жалко. Он явно не понимал, чем вызвана перемена в моём настроении. “Боже, он столько страдал, а тут ещё я со своими заморочками, - подумала я, - подумала я и моё сердце сжалось, - Я должна отдать ему всю свою любовь, ласку и заботу. Я обязана сделать его счастливым. Ничего, мы ещё успеем поцеловаться. А сейчас я должна быть твёрдой и прежде всего во всём разобраться.

- Нам надо серьёзно поговорить, - сказала я, - Это очень важно.

- Это касается нас с тобой? - тревожно спросил Брайан.

- Нет, скорее это касается тебя, но может отразиться и на наших отношениях, - я не хотела его пугать или обидеть и поэтому крайне осторожно подбирала слова, - Может пойдём в спальню? - предложила я.

Гостиная была слишком близко к коридору, где могли проходить служащие гостиницы или просто посетители и запросто нас услышать. Мне не хотелось этого.

Брайан покорно прошёл за мной. Его грызло нехорошее предчувствие, но он не подавал виду, что чем-то обеспокоен. Я ещё раз отметила, какой у него сильный и мужественный характер.

Некоторое время мы просто молча смотрели друг на друга. Тогда я вынула из сумочки недавно купленный диск и положила на кровать перед ним.

- Что это? - спросила я.

Я заметила, что напряжение ушло с его лица и он даже едва заметно улыбнулся сам себе. Он спокойно взял диск, повертел в руках и осторожно положил обратно.

- Диск, - ответил он мне.

- Сама вижу. Ответь, это твой альбом?

- Да.

Его односложные краткие ответы начали раздражать меня, но я пыталась держать себя в руках.

- И..?

- Что “и…”?

- Не хочешь объяснить поподробнее?

- А что объяснять? Ты и сама всё видишь.

- Но почему… почему…

- … Я не говорил тебе об этом? - усмехнулся Брайан, - Просто не хотел нагружать тебя всякими ненужными подробностями.

- Это важно для меня! - горячо заверила я его, - Всё, что касается тебя, важно! Я ведь люблю тебя и у нас не должно быть секретов друг от друга, хорошо?

Он кивнул, а потом сказал:

- Ладно. Просто, это давно было.

- Всего два года назад, - возразила я.

- Это сборник лучших хитов, - отмахнулся Брайан, - Студийный альбом вышел пять лет назад.

- Ясно.

- К тому же я не думал, что ты узнаешь об этом. Не знал, что я так популярен в здешних краях, - улыбнулся Брайан.

- Увы, нет. Мало кто в городе знает твоё имя, - покачала я головой, - Я тоже случайно обнаружила этот диск.

- Что ж, тем лучше. Я больше не собираюсь возвращаться к прошлому. Моя музыкальная карьера слишком сильно влияет на личную жизнь, причём не с лучшей стороны, - поделился Брайан.

- У нас всё будет по-другому, обещаю, - сказала я, нежно обняв его.

- Так ты прощаешь меня за этот маленький обман? - обрадовался Брайан.

- Куда ж тебя девать? Придётся, - рассмеялась я и мы поцеловались - впервые за сегодняшний день.

Я аккуратно взяла диск с кровати и положила его к себе в сумочку.

- Эй! Зачем это он тебе? - насторожился Брайан, - Может лучше мне оставишь, на память, - предложил он.

- Ну уж нет! Мне очень даже интересно послушать такого известного певца, как Брайан Метьюс. К тому же я заплатила за него деньги.


- Ладно, только не очень пугайся потом, - рассмеялся Брайан и усадил меня к себе на колени.


========== 9 Глава Скандал ==========


9 Глава

Скандал


Я сидела у него на коленях, а он ласкал моё тело. Сначала - коленки, потом - бёдра, а потом и грудь. Мне были приятны новые ощущения и я не хотела, чтоб он останавливался. Он, словно почувствовав мои мысли, начал медленно поднимать руками кофточку. Его руки нежно прикасались к моему обнажённому животу и я чувствовала холодную сталь колец на его руках на своём теле. Но это лишь обостряло ощущения.

“Жаль, что на мне не юбка, а джинсы, - подумала я, - В штанах далеко не пойдёшь и Брайану приходится ограничиваться поверхностными прикосновениями”.

- Слушай, Доминика, выходи за меня замуж, - неожиданно сказал Брайан, прекращая свои прикосновения.

Я повернулась к нему и ответила, не задумываясь:

- Хорошо. Я согласна.

- И уезжай со мной в Америку, - продолжил он.

- С большой радостью. Ты же знаешь, ради тебя я готова ехать хоть на край света. Ты у меня самый лучший!

- Я люблю тебя.

- Я тоже люблю тебя. Я никого ещё не любила так сильно, - призналась я.

Обоюдное согласие на брак мы тут же не медля скрепили сладострастным поцелуем.

“Как хорошо, что он передумал знакомиться с родителями! - возликовала я в душе, - Правильно, зачем нам родители? Они всё равно не согласятся, а нам и вдвоём хорошо”.

Однако, моя радость оказалась преждевременной.

- Но я не могу увезти тебя без позволения твоих родителей, - хотя Брайан по-прежнему говорил мягко и ласково, его лицо было серьёзным.

Но всё же я решила попытаться отговорить его от этой ужасной затеи.

- Знаешь, это не лучшая идея, - осторожно начала я.

Я пересела на кровать - для надёжности. Разговор предстоял серьёзный.

- Почему ты так думаешь? - мягко спросил он, - Давними законами было сказано, что вначале нужно попросить согласия на брак родителей невесты. Возможно, я отстал от жизни, но…

- Нет, ты не отстал. Мне тоже нравятся нравы и позиции XVIII века относительно свадеб, но… Это не тот случай, поверь мне.

- Скажи, ты боишься, что я им не понравлюсь? Они не разрешат нам пожениться? - продолжал допытываться Брайан.

- В общем-то, да, - осторожно согласилась я.

О настоящих причинах я пока не решалась сказать, боясь обидеть его.

- Неужели для тебя это так важно? Тебе мало моего согласия?

- Это важно. Ты думаешь, они не поймут и не одобрят наш интернациональный брак? - прямо спросил он.

Я даже удивилась и с интересом посмотрела на него. За тот период, что мы встречаемся, мы ни разу не говорили об этом прямо. Возможно, думали об этом, но мы любили друг друга больше всех на свете, нам было хорошо вместе и это не имело значения. Нам было наплевать, о чём подумают окружающие. Мы были счастливы вместе. И теперь этот вопрос прямо встал между нами.

Мне надоело ходить кругами и намёками, захотелось побыстрее уладить эту проблему и я зажмурившись, словно ожидая удара, прямо сказала:

- Да. Они ни за что добровольно не согласятся на наш брак. Нам запретят видеться. Всё потому… потому, - я замолчала, подбирая более деликатную фразу, но не найдя её сказала напрямик, - Мой отец ненавидит чернокожих.

Сказав это, я уронила голову на колени, закрыла лицо руками и зарыдала, не смея поднять глаза на своего возлюбленного.

- Мама, конечно, воспринимает всё мягче, но в общем-то, поддерживает отца, - добавила я, продолжая плакать.

Он минутку молчал, а потом его рука мягко погладила меня по растрёпанным волосам.

- А для тебя это тоже имеет значение? - спросил он совсем тихо.

Я подняла голову и посмотрела на него. А потом ответила:

- Нет, я не расистка! Я люблю тебя таким, какой ты есть. И всегда буду любить! - добавила я.

Он обнял меня, утешая.

Через некоторое время я пришла в себя и спросила:

- Ну что? Ты всё ещё хочешь познакомиться с моими родителями?

- Да, - ответил он твёрдо, - Возможно, всё не так драматично, как ты описала. Я постараюсь им понравиться.

- Ладно. Зато теперь ты всё знаешь и будешь готов к встрече. Это не будет для тебя сюрпризом.

- Я благодарен тебе за то, что предупредила, - он улыбнулся, - Завтра ровно в восемь я приду.

В тот день я проснулась рано - не было ещё и восьми. И хотя я имею преимущество - или недостаток - крепко спать при любых обстоятельствах, сегодня сон отчего-то не шёл.

Вчера мне так и не хватило смелости рассказать маме о Брайане. Но сегодня это уж точно необходимо было сделать. Времени колебаться совсем не осталось.

“Ничего, - утешала я себя, - сегодняшний день ничуть не длиннее остальных. Пройдёт так быстро, что и не заметишь. А сейчас просто надо расслабиться - и пусть будет, что будет”.

Я посмотрела на маму - она мирно спала в своей постели, ни о чём не подозревая. Вчера вечером звонил папа и сказал, что сегодня приедет на ужин. Эта новость совершенно сбила меня с толку. Без присутствия отца проблема могла разрешиться мирно, но теперь мои надежды разбились окончательно.

Отступать действительно было некуда, но тем не менее я всё отступала и отступала. Было уже семь часов вечера, а я так ничего и не сказала маме. Мама готовила ужин для папы - жаркое из окорока курицы, а я нашинковала капусту для салата и побрела к себе в комнату.

Я легла на диван и устало прикрыла глаза. “Интересно, что подумал бы обо мне Брайан, узнав о такой трусости своей невесты?” - подумала я.

Мысли о Брайане придали мне сил и я решительно пошла на кухню с самыми серьёзными намереньями.

- Мама, я должна тебе кое-что сказать, - сказала я, уверенно садясь на стул.

- Говори, - равнодушно ответила она, не предполагая всей серьёзности дела.

Что ж, пусть лучше отнесётся к этому с лёгкостью, не стану запугивать её и подготавливать долгими разговорами вокруг да около. Поэтому я решила сразу всё выложить начистоту.

- Мама, я выхожу замуж!

- Что? - мама уронила нож, которым чистила картошку. Она подняла его с пола, медленно вытерла тряпкой и положила на стол, - ну-ка повтори, что ты сейчас сказала, - медленно произнесла она, - Мне показалось или…

- Нет, мама! Тебе не послышалось. Я откладывала этот разговор до последнего момента, но уже нельзя ждать. Мой жених американец и скоро мы уедем с ним в США и будем там жить в его доме. Просто он хочет попросить благословение родителей. Поверь, я долго его отговаривала, но он настаивает на своём. Да, кстати, он будет здесь через… - я посмотрела на часы, - … через сорок минут.

- Доминика, да ты с ума сошла! - повысила голос мама. До неё только сейчас дошла суть моих слов, - Тебе рано выходить замуж, ты сама ещё ребёнок. А как же учёба? Ты только поступила в колледж! Я категорически против этого! Хотя бы было тебе восемнадцать, но сейчас… Нет! Нет! И нет! Знаешь, что отец с тобой сделает?!

- Мама, - твёрдо прервала её тираду я, - Брайан придёт сюда, хочешь ты этого или нет. Постарайся оказать ему хоть какой-нибудь тёплый приём.

- А то что?! Он тебя бросит?! - не сдержалась от язвительного замечания мама.

- Нет, - так же спокойно возразила я, - Но дочь ты потеряешь навсегда. Я на стороне своего будущего мужа. И так будет всегда, уж поверь мне.

Сказав последнюю фразу, я удалилась в комнату с гордо поднятой головой. На душе было спокойно, а в голове совершенно отсутствовали любые мысли. А чего я ожидала? Я с самого начала предполагала, что так и будет.

Я взглянула на часы - половина восьмого. Интересно, папа приедет раньше Брайана? Лучше бы позже, а в идеальном варианте - вообще после его ухода. Я немного нервничала по этому поводу и поэтому стала около окна - ждать, когда кто-нибудь из них прибудет.

Однако, стоять возле окна просто так было скучно, поэтому я решила пойти проверить, как там дела у мамы на кухне. Мама уже почти закончила. Я помогла ей расставить тарелки и сервировать стол. Мама подозрительно покосилась на меня, когда я поставила на стол чётвёртый прибор.

- Мама, не волнуйся. Он очень хороший. Он обязательно тебе понравится, - я ласково погладила маму по руке.

- Каким бы хорошим он ни был, тебе всё равно ещё рано выходить замуж, - продолжала стоять на своём мама.

- Значит, причина только в этом? - уточнила я, - Тебя совершенно не волнует, что он американец? - удивилась я.

- Нет, - пожала плечами мама, - Конечно, нежелательно, но после восемнадцати лет ты сама имеешь право решать, кто тебе больше нравится и я никак не могу повлиять на твой выбор чем-то более весомым, чем просто советом.

- Ясно, - сказала я и удалилась.

Было около восьми. Я снова заняла свой пост у окна. Так как было лето, в восемь часов было ещё совсем светло и прекрасно всё видно.

Вдруг мне только сейчас пришло в голову, что Брайан ни слова не понимает по-русски, а мои родители - по-английски. “Что ж, это даже и к лучшему, - подумала я, - Приличные и гостеприимные фразы я буду им переводить, а остальное не стану. И если мой папа вдруг захочет его выгнать - а он обязательно это сделает - Брайану будет не так обидно, так как он не поймёт ни слова.

Мои размышления прервал звук припарковавшейся машины. Как я уже догадалась, из такси появился Брайан. Я поспешно спряталась за штору и принялась наблюдать. на нём были тёмные джинсы, белая футболка и тёмная кожаная куртка. В руках он держал букет цветов и большой торт. На лице играла улыбка и выглядел он вполне счастливым.

“О Боже, бедный мой возлюбленный, если б только ты знал, что тебя здесь ожидает”, - вздохнула я и задёрнула шторы.

Через несколько секунд раздался звонок в дверь.

- Мама, это Брайан, - крикнула я и глянув на себя в зеркало, пошла открывать.

На мне была юбка, прикрывающая колени и кофточка. Волосы я завязала в высокий хвост.

Я открыла дверь.

- Привет! - поздоровался со мной Брайан, входя в тамбур.

- Привет, милый, - сказала я.

Перед тем, как впустить его в квартиру, я должна была предупредить его.

- Постой. Я должна кое-что сказать тебе, - задержала я его движением руки, - Будь осторожен. Мама уже сразу настроена против нашего союза, потому что мне нет ещё восемнадцати. А папа… Папа ещё не пришёл, но лучше, чтоб он и вовсе не приходил. Хорошего ты от него мало услышишь, если услышишь вообще.

- Ну если я уж собрался на тебе жениться, то обязан познакомиться с родителями невесты. Это было бы нечестно по отношению к ним. И я хочу, чтоб ты знала, несмотря на то, какой приём они мне окажут, мои чувства к тебе ничуть не изменятся и я ни за что не откажусь от своих намерений.

- Хорошо. Только… Родители не знают английского. В общем, это даже к лучшему.

- Переводи мне всё, что они скажут, - попросил Брайан.

- Я постараюсь. Ну вот вроде бы и всё. Можно идти.

Я повернулась, но Брайан окликнул меня:

- Доминика! Погоди.

- Что? - обернулась я.

Брайан лишь улыбнулся, притянул меня к себе и нежно поцеловал в губы.

- Ну вот. Теперь действительно всё. На удачу.

- На удачу, - эхом повторила я и поцеловала его.

- Да, кстати, этот букет для твоей матери, - сказал Брайан и протянул мне благоухающие розы.

- Спасибо. Думаю, ей понравится. Проходи на кухню. я вас представлю.

Мама занималась на кухне своими делами, когда я подвела к ней Брайана.

- Мам, - нерешительно начала я, - Знакомься, это мой жених Брайан Метьюс.

Мама обернулась. На её лице отобразилось смятение. Я ведь не сказала ей, что Брайан мулат. Будь на её месте любая другая женщина, с презрением относившаяся к людям с другим цветом кожи, она, наверное, схватилась бы за сердце и упала в обморок, а потом заверещала не своим голосом:

- Ну-ка вон отсюда! Оба!

Но это была моя мама. Она была пацифистка в самом прямом смысле этого слова. По крайней мере, в отношении меня и моей жизни. Может, внутренне она и переживала, но внешне это никак не проявлялось. Что бы не случилось, плохое или хорошее, мама на всё реагировала холодно, почти равнодушно. Раньше меня всегда очень раздражало это мамино качество, но сейчас оно пригодилось как нельзя кстати. Даже, когда случалось что-нибудь очень плохое, мама не унывала и говорила: “Слезами горю не поможешь. Надо успокоиться и думать, как жить дальше. Жизнь-то продолжается”. Наверное, так она решила и сейчас, потому просто промолчала.

Я на английском представила маму Брайану, а потом сказала маме:

- Смотри, какие красивые цветы. Это тебе Брайан купил. Надо поставить их в воду, - а потом обратилась к Брайану, - Посиди тут пока, а я букет пристрою.

Он молча кивнул и опустился на единственное кресло, стоявшее здесь.

Я пошла в комнату, а мама быстрыми шагами направилась за мной. Видно, ей не терпелось высказать своё мнение на счёт Брайана. Я делала вид, что ничего не замечаю и с сосредоточенным видом искала вазу. Но мама была настроена решительно.

- Почему ты не сказала, что твой жених негр? - прямо спросила она. Она произнесла последнее слово без злобы, без отвращения, как всегда, равнодушно. На маму нельзя было обижаться или сердиться - так её учили с детства. И это осталось на всю жизнь.

- А разве это имеет значение? - повернулась я.

- Конечно! Если уж собралась замуж выходить, не могла себе нормального найти?! - мама повысила голос.

Но я не боялась, что Брайан услышит нас. Он всё равно ничего не понимал.

- Где ты вообще его нашла? - поинтересовалась мама уже спокойным голосом.

- В Манчестере.

- Оно и видно. У нас такие кадры не водятся.

- Мама! Ну что за выражения! Пойдём уже, не прилично заставлять гостя ждать.

- Ты знаешь, какой скандал закатит отец, если застанет его здесь? Да он, когда по телику видит его сородичей, весь дрожит от ярости. Если добавить к этому тот факт, что он категорически против твоего замужества вообще. Лучше Брайану поскорей уйти.

- Хорошо. Я постараюсь. Но это будет нелегко.

Мы сели за стол.

- Мы разве не будем ждать твоего отца? - удивлённо спросил Брайан.

- Нет. Ужин остывает. А ещё неизвестно, придёт папа или нет.

- Ясно.

Трапеза началась в молчании. Всем было неловко. Мама вдруг решила вспомнить про гостеприимство и сказала:

- Спроси Брайана, может он пить что-то будет? У нас есть вино и водка.

- Нет, мама.

- Спроси. Пусть сам решает, - настаивала мама.

Но Брайан, как я и предполагала, отказался.

- Ваша дочь не пьёт и правильно делает. Я тоже употребляю спиртное крайне редко. В этом мы похожи, - сказал он.

Мама улыбнулась и спросила Брайана о месте его работы.

- Я бизнесмен, - кратко ответил Брайан.

Неспешно завязался разговор между мамой и Брайаном. Я выступала в роли переводчика, но как ни странно, чувствовала себя лишней, как девушка из девятнадцатого века на своём собственном сватовстве, которая сидит, слушает, но не смеет сказать ни слова.

Я видела, что разговор складывается вполне неплохо, успокоилась и на некоторое время даже забыла о предстоящей угрозе. Не успела я немного расслабиться, как в коридоре раздался звук открывающейся ключом двери.

Это пришёл папа.

На миг моё сердце сжалось от ужаса и я испуганно вжалась в стул. Первой мыслью, что пришла мне в голову, было спрятать Брайана куда-нибудь - да хоть в шкаф - а когда папа пойдёт в ванную, потихоньку вывести его отсюда. Но этот план с самого начала был обречён на провал: во-первых, Брайан никогда не согласится на это, во-вторых, было уже поздно что-либо предпринимать.

Брайан тоже услышал шаги и вопросительно посмотрел на меня: “Что мне делать?”

Я решила не подавать виду, что мне страшно, поэтому я через силу улыбнулась и легонько пожала руку своего жениха.

- Папа пришёл, - сказала я, а потом тихо шепнула так, чтоб услышал только один Брайан, - Не волнуйся, будь самим собой. И помни, что бы ни случилось, я всегда на твоей стороне.

Мама тоже заметно нервничала, хотя это было на неё не похоже.

- Что будем делать? - как-то растерянно спросила она, глядя на меня.

- Иди встреть папу, - предложила я, чтоб хоть как-то задержать его появление на кухне.

Вскоре я услышала из коридора их громкие голоса. Мои родители всегда разговаривали громко, что иногда было на руку. Не надо было подслушивать, всё и так было прекрасно слышно. услышала я, однако, не много.

- У нас гости, - сказала мама отцу, поприветствовав его.

- Что ещё за гости? - удивился он. Кроме Сашки и моей крестной к нам никто не ходил, поэтому действительно было чему удивляться, - Ты же знала, что я приеду, - немного раздражённо начал папа, - Хотел нормально провести вечер с семьёй!

- Проходи, сам увидишь, - загадочно ответила мама. Видно, у неё язык не повернулся сказать правду. Что ж, в этом я её прекрасно понимаю.

- О чём они говорят? - спросил у меня Брайан, - Ты обещала мне переводить.

- Пока это без надобности, - резко сказала я ему. Вдруг я разозлилась на него. Ведь это он виноват в возникновении этой не самой приятной ситуации. И это только начало.

Брайан заметил это напряжение, взял меня за руку и ласково сказал:

- Всё в порядке, любимая. Ты не должна так волноваться за меня. Тем более, когда я сам всё это затеял. Всё будет хорошо.

- Хочется верить, - ответила я, но его слова меня немного успокоили.

“Всё-таки, какая же мы прекрасная пара! Мы идеально друг другу подходим”, - подумала я с улыбкой.

И на этом моменте вошёл папа. Мама скромно вошла за ним.

- Кто это? - спросил папа. На удивление, его голос был спокойным.

- Папа, знакомься, это мой друг, Брайан Метьюс, - приветливо начала было я.

- Она собралась за него замуж! - некстати ляпнула мама.

Ну всё, мне пришёл конец! Я даже зажмурилась от страха. И как оказалось, не напрасно.

Не успела я сообразить, что к чему, как ощутила сильный удар по голове тяжёлой руки отца. От неожиданности я не удержалась и упала на пол.

Дальше почти одновременно произошло множество вещей. Всё это случилось буквально за несколько секунд - гораздо быстрее, чем я могу это описать.

- Проститутка малолетняя! - загремел голос отца, - Да как ты посмела! Да ещё с этим… с этим… - папа захлёбывался от ярости, даже не зная, как выразить словами свой гнев беспомощно тыкал пальцем в сторону Брайана.

Брайан, хоть и не понял ни слова, но очевидно о многом догадался. Он тоже разозлился из-за того, что обидели его невесту. Он наклонился, чтобы поднять меня.

Мама лишь вскрикнула, но потом взяла себя в руки и громогласно принялась взывать к разуму отца:

- Что ты делаешь, папа?! Нельзя бить по голове! Опомнись, соседи услышат.

Но папа лишь отмахнулся:

- Заткнись, дура! Сама виновата, распустила дочь! Ничего, теперь я займусь её воспитанием!

Пока папа переругивался с мамой, я с помощью Брайана поднялась на ноги и шепнув ему: “Бежим!” - бросилась к двери.

Брайан бежал впереди и крепко держал меня за руку. Он уже выбежал за дверь, но тут папа догнал нас, резко оторвал меня от Брайана и захлопнул дверь прямо у него перед носом. Я только успела прокричать:

- Иди к себе! Не волнуйся за меня!

Очевидно, Брайан послушался, потому что дверь штурмовать не стал, чтоб попасть обратно в квартиру, чему я была очень рада. Нас и так в тот вечер слышал, наверное, весь дом. Лишние скандалы были ни к чему.

Папа вволок меня обратно в квартиру и поднял руку для следующего удара, но я ловко увернулась, вырвалась и убежала в ванную. Там я закрылась на задвижку и наконец смогла спокойно порыдать.

Меня оставили в покое и не стали ломиться в дверь. Я рыдала сначала громко, потом силы покинули меня и я тихо всхлипывая, уселась на пол и подпёрла голову коленями. В голове бродили ленивые мысли о том, как несправедлива жизнь. Но за любовь надо бороться. А кто сказал, что эта борьба будет лёгкой? Мы честно пытались устроить всё по-хорошему, а что вышло? Теперь выход один - бежать! Когда? При первой же возможности. Жаль, конечно, я не успею собрать вещи, как полагается и не смогу попрощаться с Сашкой. Но ничего. Я ещё вернусь сюда.

Тем временем всё стихло. Из кухни не доносилось не звука - только одиноко вода капала в кране.

Интересно, сколько времени прошло? И что там вообще происходит? Они там хоть не поубивали друг друга?

Я рискнула открыть дверь и осторожно выглянула из своего укрытия.

Мама была на кухне: она убирала со стола и мыла посуду. Папы нигде не было видно. Я несмело подошла к маме.

- А где папа? - спросила я.

- Ушёл. К себе, наверное, поехал, - пожала плечами мама.

- Ты сердишься? - спросила я.

Мама не ответила.

- На меня?

- Если бы ты не привела его, ничего бы не было! - с упрёком, но без злобы в голосе, сказала мама.

- Папа вернётся. И вы снова помиритесь! - уверенно сказала я.

- А ты?

- А что я?

- Ты уйдёшь? С ним? - в голосе мамы я уловила обиду.

Я попыталась обнять маму. Вообще-то, мы редко проявляли чувства нежности друг другу. Возможно, их и не было. Мама неловко прижала меня к себе одной рукой, а потом посмотрела мне в глаза.

- Ладно, - сказала она, наконец, - Иди. Я отпускаю тебя. Желаю удачи во всём, чтоб ты не делала. И я… я благословляю ваш союз с Брайаном. Хотя, я не уверена в правильности этого решения. Но я видела, как вы смотрели друг на друга, как разговаривали. Ты всегда мечтала встретить великую любовь. Что ж, похоже, ты её нашла. Брайан не такой уж плохой человек.

Мамины глаза увлажнились. Я тоже, глядя на неё, тихо заплакала.

- Жаль, что твоих слов не слышит Брайан. Ведь он именно за этим и пришёл сюда, за родительским благословением. Ничего, я передам ему твои слова. Он будет очень рад.

- Ладно. Будь счастлива, Доминика. А теперь ступай. Иди к нему. Уже поздно.

- Мы ведь ещё увидимся? - спросила я, оторвавшись от маминой груди.

- Кто знает. Всё может быть.

- Приезжай на нашу свадьбу в Америку, - сказала я и не дожидаясь ответа пошла в свою комнату - собирать вещи.

Мне побыстрей хотелось вновь оказаться под надёжной защитой Брайана, и я спешила покинуть отчий дом. Я быстро покидала только самые нужные вещи в чемодан на колёсиках - тот самый, с которым я ездила в Манчестер, где впервые встретила Брайана - и вышла из дома.

Стоя у подъезда, я последний раз обернулась на дом, в котором провела семнадцать лет своей жизни, и не оглядываясь пошла прочь.

Было уже около одиннадцати. На небе уже давно зажглись звёзды. Но для луны время было ещё раннее. Я не спеша брела по дороге, пытаясь поймать очень редко идущие в это время маршрутки. На мне была короткая джинсовая юбочка и белая футболочка. Волосы были собраны в низкий хвост.

Наконец, мне удалось поймать маршрутку, идущую в нужном направлении. Я зашла в полупустой салон, уселась на переднее сиденье и передала плату за проезд.

Я закрыла глаза и наконец смогла расслабиться. Но достигнуть полного спокойствия мне не давали мысли, бродящие в голове, относительно моего не слишком ясного будущего.

“Теперь, когда мне придётся поселиться в номере Брайана… А также делить с ним постель, - продолжала я развивать свою мысль дальше и наконец приняла решение, - я подарю ему себя этой же ночью. Он это заслужил”.


========== 10 Глава В объятьях любви ==========


10 Глава

В объятьях любви


На этот раз портье узнал меня сразу и без проблем пропустил во внутрь, предварительно предупредив Брайана. Брайан встретил меня в коридоре. Мы быстро вошли в комнату и он закрыл дверь на замок. Было уже двенадцать часов ночи.

Я отметила, что он так и не переоделся. Даже курточка была на нём.

Мы сели на кровать. Он понял меня без слов и крепко прижал к себе, а потом сказал:

- Я беспокоился за тебя. Просто места себе не находил. Что случилось, когда я ушёл?

- Ничего особенного. Теперь всё в порядке. Теперь я только твоя, - сказала я и нежно поцеловала его в губы.

- Мы завтра же уедем. Если хочешь, конечно.

- Да-да. уедем поскорее, - быстро сказала я и положила руки ему на плечи, - Но у нас впереди вся ночь. Чем бы нам таким заняться? - лукаво спросила я и резким движением сняла его курточку.

Под футболкой виднелась внушительная мускулатура и прекрасная фигура. Я не ошиблась в выборе возлюбленного. Он был прекрасен во всём.

Он понял моё движение и намёк сразу, но всё-таки решил уточнить:

- Ты думаешь о том же, что и я? - он улыбнулся и его сильные мускулистые руки легли мне на талию, - Я не ошибся?

Я ласково провела рукой по его груди и прижалась ещё крепче.

- Нет, любимый. Я готова. Этой ночью я вся твоя. Я хочу, чтоб ты сделал меня женщиной. Я хочу тебя, - сделала я смелое заявление и взглянула в его глаза, ища в них поддержки.

- Ты уверена, что хочешь этого? - спросил он.

- Да…

Ответ утонул в сладострастном поцелуе. Если раньше Брайан вёл себя более мягко и нежно, то сейчас его поцелуи стали более настойчивыми, более длинными, более глубокими, но от этого не менее сладкими. Я чувствовала, как его язык тщательно исследует все уголки и ложбинки моего рта, стараясь не упустить ни малейшей детали.

- Что дальше? - с интересом спросила я, как только он на миг оторвался от моего рта.

Он не ответил, но его настойчивые руки ловко проникли под футболочку и стали ласкать живот, подбираясь всё выше и выше. Он нащупал застёжку лифчика и ловко расстегнул её. Я решила помочь ему и сунув руку под футболку, окончательно избавилась от этой детали туалета, бросив его на пол. Он продолжил меня целовать, а я решила уровнять количество одежды на нас и сняла с него футболку.

У него была просто шикарная фигура: крепкое, хорошо сложенное тело цвета молочного шоколада, мягкий, приятный на ощупь, редкий пушок на груди. Мне так поскорей захотелось прижаться своим обнажённым телом к этой груди, что я, окончательно потеряв остатки совести, сняла с себя футболку и осталась только в юбке и трусиках.

Заметив это движение, он немного отстранился и хищным взглядом окинул мою молодую грудь. Я чувствовала, что он хочет меня. Вибрации, которые невидимыми волнами катились по его телу, были ощутимы даже на расстоянии. И я тоже хотела его.

Но всё-таки я ощущала некоторое неудобство, когда он так прямо меня разглядывал, поэтому я распустила волосы и прикрылась ими.

- Ты боишься меня? - спросил он. Его голос стал вдруг хриплым, но мне это даже понравилось.

- Нет, - просто ответила я и смело шагнула ему навстречу.

- Я буду любить тебя нежно, обещаю, - с этими словами он подхватил меня на руки, уложил на кровать, а сам устроился сверху.

И он выполнил своё обещание. Брайан оказался очень нежным, терпеливым и ласковым любовником. Он обласкал вдоль и поперёк всё моё тело, пока мы не приступили к самому главному.

Он легко расстегнул юбку и стащил её с меня, а потом вслед за юбкой отправились и трусики. И я вновь потонула в его ласках… Потом он расстегнул свои джинсы. Я помогла ему снять их. Затем на свет появилось и его мужское достоинство. Он был возбуждён и дрожал от нетерпения, но держал своё обещание при себе и не позволял себе грубость.

- Это твой первый раз, я твой первый мужчина и поэтому на мне лежит большая ответственность за всё то, что произойдёт этой ночью, - прошептал он мне, - Я буду не только первым, я буду единственным мужчиной у тебя и сделаю тебя самой счастливой женщиной на свете, - пообещал он, лаская мою грудь.

Я широко раскрытыми глазами смотрела на доселе невиданное зрелище. Он тихо рассмеялся. Его забавляла и восхищала одновременно моя невинность и неопытность. Я рассмеялась вслед за ним и несмело протянула руку вперёд. Он, видя мою нерешительность, взял мою руку в свою и твёрдым движением положил на своего “коня”. Я несмело начала его ласкать, а Брайан зажмурился от удовольствия, сладко застонал, а потом не выдержал сладострастных мук и…

Он резким уверенным движением вошёл в меня. Я закричала от неожиданной пронзившей меня острой боли, но уже через мгновение ощущения сменились приятными.

Я застонала в его объятьях и обхватила его сзади ногами, поддаваясь инстинктам.

Когда у нас всё кончилось, я не помнила себя от счастья. Я обнимала его и шептала на ухо:

- Ты самый лучший на свете! Ты это знаешь? Я люблю тебя, Брайан Метьюс!

Брайан, тяжело дыша, перевернулся на спину и крепко прижал меня к себе.

- Ну как, крошка моя, тебе понравилось? Ты не разочаровалась во мне?

Ответом был поцелуй в губы.

- Ещё хочешь? - поинтересовался Брайан.

Я задумалась, а потом ответила:

- Знаешь, всё хорошее быстро заканчивается. А я хочу подольше продлить эту сладость.

- Милая, я теперь твой, а ты - моя. Навсегда. И мы будем делать это с тобой каждую ночь, а может и не один раз.

Он поцеловал меня и лёг на бок, чтоб было удобнее ласкать меня. Я не устояла перед его прикосновениями и это повторилось снова.

Нас не беспокоило, что кто-то может услышать наши крики страсти и скрип кровати. Мы были наедине с собой, словно были одни во всём мире.

Было уже под утро, когда мы, наконец, успокоились. В темноте мы, натыкаясь друг на друга, отыскали свои разбросанные по всей спальне вещи. Брайан надел свои трусы, а я - его футболку и свои трусики. Очень скоро мы уже крепко спали в объятьях друг друга, утомившись после напряжённого вечера и ещё более бурной ночи.

Пробуждение оказалось приятным. Мы проснулись почти одновременно и даже не спрашивая разрешения у друг друга снова занялись любовью. Потом мы оделись и спустились в кафе при гостинице - завтракать.

Подумать только, ещё вчера я была невинной девушкой и уже сегодня стала женщиной. Это оказалось вовсе не так уж больно и страшно, как я читала в книгах. Это очень даже приятно, особенно, когда рядом такой мужчина, как Брайан.

Посетители, находившиеся в то время в кафе, косо на нас смотрели и неодобрительно качали головами. В нашем городе и так редко мулаты встречаются, а ещё реже их можно увидеть с белыми девушками, вернее - вообще невозможно.

Брайану было всё равно, он даже не замечал ничего вокруг себя, а вот мне было неловко.

- Когда мы уедем? - спросила я, беря его за руку, - Мне так хочется поскорее уехать отсюда.

- Правда?

- Да, очень.

Я же обещал сегодня уехать - значит сегодня и уедем, - Брайан потрепал меня по щеке, - не грусти. Я так хочу, чтобы ты улыбалась. Ну что случилось?

- А у меня всегда так, когда случается что-то очень хорошее, я сначала радуюсь, а потом депрессия нападает и уже ничто меня не радует.

- Ладно. Сейчас пойдём собирать вещи. Я скажу портье, чтоб позвонил в аэропорт и узнал, когда рейс на Киев. Тебе что-нибудь нужно из вещей?

- Я обойдусь пока. Давай там уже всё купим.

- Как хочешь.

Что ж, приключения в нашем городе уже закончились, начинались новые - в Америке. Ранним утром следующего дня я впервые ступила на землю США и увидела статую Свободы. Но в моей душе не было ни капельки страха перед новым и неизведанным. Моё будущее было предопределено, со мной рядом был любимый человек, надёжный защитник, который крепко держал меня за руку.

Брайан жил в пригороде Сан-Франциско. Но его дом стоял немного в отдалении от других домов. Город был в часе езды, а до ближайших соседей - полчаса езды на машине.

- Люблю уединение, - пояснил он мне, отпирая железные ворота, - Теперь мне тем более есть с кем уединиться.

Мне это показалось немного странным, но я решила не показывать своего смущения, а вместо этого широко улыбнулась Брайану для поддержки, и не показывая своего волнения, смело вошла во двор дома, который теперь должен был стать для меня вторым родным домом, где я буду жить со своей семьёй: мужем и ребятишками.

- Ну же, смелее, - Брайан повернулся ко мне и его лицо озарила улыбка. Он снова стал прежним, - тебе здесь понравится, обещаю. Мы будем здесь очень счастливы.

Мы вошли во двор. Брайан крепко держал меня за руку. Мне стало спокойнее. Он пообещал, что я буду тут счастлива - значит буду. До сих пор, с момента нашего знакомства, он ни разу не обманул меня и не предал. Он честно выполнял все данные обещания.

Он открыл ключом дверь дома, распахнул её, потом подхватил меня на руки и торжественно перенёс через порог.

- Ну вот мы и дома. Наконец-то это свершилось, - сказал он, счастливо улыбаясь.

Брайан показал мне весь дом. Мы вместе с ним обошли все комнаты. Дом был не слишком большим, но и не маленьким. В нём было два этажа. На первом были гостиная, кухня, столовая и гостевая комната. На втором - спальня, кабинет и три свободные комнаты. Дом казался немного старым, мрачноватым, если не сказать заброшенным. У меня сложилось впечатление, будто он десять лет пустовал. В общем, жизни в нём почти не осталось, но я собиралась превратить его в хорошее, светлое, уютное место для проживания нашей семьи.

- Ты часто здесь бываешь? - поинтересовалась я, критически оглядывая помещения.

- Не очень. Одному здесь слишком тоскливо. А вообще, у меня есть квартира в Нью-Йорке. Но ты всегда хотела жить в большом доме с двором.

- Да, ты прав. Ничего, через неделю - максимум, этот домик будет как новенький, я тебе обещаю.

- Да, ему явно не хватало уверенной женской руки, - улыбнулся Брайан.

- Ладно, сегодня отдохнём, а завтра надо будет съездить в город и купить всё необходимое - шторы, постельное бельё, возможно, кое-что из мебели, да и мне одежда нужна, - я с энтузиазмом уже строила планы, а Брайан только улыбался и кивал головой. Кажется, я быстро почувствовала себя здесь хозяйкой, но это нисколько не пугало меня, а наоборот - вдохновляло. Я всегда хотела иметь собственную семью и вот мои мечты стали осуществляться.

Остаток дня мы провели, разбирая вещи и строя радужные планы на будущее. Поужинали, заказав еду из ресторана. Продуктов в холодильнике, что было вполне естественно, не оказалось.

Мы с Брайаном тут же распределили комнаты. Спальня - общая, где мы будем проводить ночь. Две комнаты - отдельные, где будут храниться вещи и где можно находиться днём. Две комнаты было решено выделить под кабинеты - мне и Брайану. Одна комната была лишней. Её решили обустроить по случаю приезда гостей.

- Пока пусть будет так, а там видно будет, - сказала я.

Спальня была оборудована хорошо. Мне так понравилось, что я решила, что здесь не стоит что-либо менять. Тут находилась большая двуспальная кровать, которая занимала полкомнаты. Напротив кровати располагался большой телевизор на полстены со встроенным DVD-проигрывателем. Тут же стояла тумбочка для дисков. По обе стороны кровати стояли тумбочки. Там предполагалось хранить личные вещи мужа и жены. В спальне находилась дверь в ванную комнату. Там находилась большая ванна и душевая кабинка.

Я переоделась в ночную рубашку в своей комнате, распустила волосы и пошла в спальню. Брайана ещё не было. Он мне сказал, что хочет принять душ перед сном. Я постелила постель, забралась под одеяло и принялась нетерпеливо поглядывать на дверь, ведущую в ванную, ожидая прихода своего героя.

“Интересно, сегодня мы тоже будем заниматься любовью или просто ляжем спать”, размышляла я. Мне очень понравилась вчерашняя ночь и больше всего на свете я хотела бы снова оказаться в объятьях своего самого красивого мужчины в мире и утонуть в его ласках и нежных прикосновениях. Несмотря на то, что у Брайана была всего лишь одна женщина, он был прекрасным любовником.

Занятая такими нескромными, но приятными мыслями, я не сразу заметила, что шум воды в ванной прекратился. Мой взор был прикован к двери, пальцы нервно сжимали одеяло, а тело затрепетало в предвкушении чего-то сладкого и очень хорошего.

Дверь открылась и он появился во всей своей красе. Он был полностью обнажён, только полотенце на бёдрах прикрывало самое главное.

Он непринуждённо опёрся рукой на стенку и игриво посмотрел на меня.

- Ну как ты? - спросил он.

Неведомая сила страсти заставила меня эротично выбраться из кровати и вплотную подойти к нему. Его длинные волосы частью лежали на плечах, а частью - сзади, на спине. Я, не ответив на его вопрос, крепко прижалась к нему, а потом обвила его шею руками и крепко, со вкусом, поцеловала. С той же страстью, с которой он вчера целовал меня.

- Что ж, сегодня ты хочешь быть главной? - полушутя спросил он, улыбнувшись.

Однако намерения его были самыми серьёзными. Его руки прочно устроились у меня на талии. Сквозь тонкую ткань ночнушки я чувствовала его напряжение, а он ощущал моё. Решив отбросить все формальности, я сбросила, мешавшую мне ощущать ближе его плоть, одежду.

- Я люблю тебя, Брайан, - прошептала я ему и прижалась всем телом.

Он погладил меня по распущенным волосам, а потом медленно поцеловал, смакуя каждое мгновение.

- Ты просто чудо, - сказал он.

Я молча улыбнулась, а мои пальцы уже ловко развязывали полотенце, охватывающее его бёдра. Потом я ласково пробежалась рукой по его достоинству, вспоминая вчерашние уроки искусства любви. Он задрожал от возбуждения, схватил меня на руки и потащил в постель.

На этот раз всё произошло очень быстро, но сам процесс длился долго. Брайан был лучшим мужчиной в мире во всех отношениях!

Утром, когда я проснулась, его уже не было рядом, но из ванной слышались звуки шума воды. Вдруг мне отчего-то захотелось увидеть его обнажённым, почувствовать прикосновения его сильных рук на своём теле. Прямо сейчас! Срочно! В голове промелькнули яркие образы сладкой сегодняшней ночи. О, как он был прекрасен! Не долго думая, я вылезла из постели и не удосужившись даже что-нибудь накинуть на себя, смело пошла в ванную комнату.

Он не слышал как я вошла и увидел меня уже тогда, когда я пробралась к нему в душевую кабинку.

- Любимая, что ты здесь делаешь? - удивлённо спросил он.

- Я соскучилась по тебе. Неужели не ясно? - мои руки легли к нему на плечи, а губы нежно поцеловали его шею.

Он обнял меня и прижал к себе. Очевидно ему тоже пришлась по душе идея заняться любовью под душем. Тёплые струи воды ласково щекотали, стекая на нас, а мы тем временем предавались ласкам друг друга.

Наконец, он забился в сладком экстазе, что предвещало ожидаемый конец священного действа.

Потом мы выбрались из ванной, оделись и день потёк своим чередом.

С тех пор, как Брайан привёз меня в Америку прошло уже полгода.

Никаких особенно важных событий за это время не произошло, так что описывать в подробностях этот отрезок своей жизни я считаю бессмысленным. Но думаю, что вкратце описать всё-таки стоит.

Итак, мы с Брайаном по-прежнему жили в его доме вдалеке от центра Сан-Франциско. Можно смело сказать, что с появлением женщины в доме - то есть меня - он преобразился. Стал намного уютнее и домашнее. Я сама с позволения Брайана занималась его дизайном, придумывала интерьер комнат. Брайан остался доволен моей работой.

Жили мы тихо, полностью наслаждаясь обществом друг друга. На шумные сборища не ходили, широких приёмов в доме не устраивали. Брайан вообще за всё время ни разу не встречался со своими друзьями и знакомыми. Сначала мне показалось это странным, я подумала, что он стесняется познакомить меня с ними и однажды прямо спросила об этом. Он только улыбнулся в ответ, шутливо поругал меня за недоверие и ответил, что в этом городе он и сам новичок и до меня здесь почти не жил, поэтому здесь друзей и знакомых у него никак быть не может. К тому же, как я уже говорила, наш дом стоял вдалеке от всех и до ближайших соседей было полчаса езды на машине. Я спросила у него, не грустно ли ему жить без друзей. На это он ответил, что ему сейчас вполне хватает общества любимой девушки, а друзья у него имеются в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе и он обязательно хочет познакомить меня с ними. Этот ответ вполне устроил меня и я успокоилась. Но нельзя сказать, что мы всё время сидели дома. Мы частенько выезжали в город. Там мы ходили по магазинам, познавали его, просто гуляли в Центральном парке, иногда посещали рестораны, но чаще всего трапезничали дома.

Надо сказать, что уезжая в Америку я захватила с собой из дому свою рукопись первого романа про меня и Брайана. Дома не было удобного случая рассказать Брайану, что я хочу стать писательницей, но в Америке мне пришлось признаться ему, потому что он принялся настойчиво выяснять, зачем мне понадобился отдельный кабинет и что я буду там делать. Тогда мне было некуда деться и пришлось открыть ему мой маленький секрет. Брайан был в восторге. Он сказал, что его мать тоже любила писать, но отказалась от карьеры ради мужа и детей. Потом он расспросил, о чём я пишу, много ли написала и хочу ли стать настоящей известной писательницей или это просто хобби, занятие для души. Я показала ему рукопись и рассказала, что именно знакомство с ним в Манчестере пробудило во мне этот талант и побудило написать любовный роман.

- Пока я пишу чисто для себя, ну возможно, ещё для ближайших друзей, - ответила я о своих планах на будущее, - Ведь пока я не написала ни одной полноценной книги, только заканчиваю первую. Потом я хотела бы издать книгу, ну а моя мечта конечная, но почти не досягаемая цель работы - это, чтоб по моей книге сняли фильм или сериал. Книги ведь далеко не все любят читать, а вот телевизор - явление и любимое место для отдыха для большей части населения.

- Что ж, я согласен с тобой. Но я считаю, что прежде, чем обращаться в издательство, необходимо написать хотя бы книг пять, чтоб был старт карьеры. И естественно, писать нужно на английском. Тогда я тоже смог бы читать твои творения и конечно же… критиковать их, - он весело рассмеялся, а я крепко задумалась над его словами.

Они вовсе не были лишены смысла. Но воплотить их в жизнь казалось почти нереально. Как я могла писать на английском, если даже разговариваю на нём не идеально.

Я поделилась своими сомнениями с Брайаном, а он горячо заверил меня, что будет помогать во всем, чем только сможет.

Он действительно мне помогал, однако не совсем теми способами, каких я от него ждала.

Дело было днём, около двух часов. Завтрак уже прошёл, а для обеда было ещё рановато. Я сидела в кабинете и писала роман. Вернее, пыталась писать. Но сегодня отчего-то не было вдохновения. Я застряла на нудной сцене как раз там, где главная героиня поругалась с женихом и гордо ушла к подруге. На этом фантазия иссякла. А вообще я больше всего люблю описывать сцены с участием двух главных героев - парня и девушки. Все остальные промежутки писать было скучновато, но к сожалению, от этого никуда нельзя было деться, иначе не получилось бы настоящей хорошей книги.

От скуки я принялась рассматривать свой кабинет. Я полностью поменяла здесь прежнюю обстановку и сама придумывала интерьер помещения. Теперь оно выглядело, на мой взгляд, просто замечательно, а по мнению Брайана, слишком уж в стиле девочки-подростка.

- Нормальный мужчина не смог бы здесь работать, - скептически добавил он, когда я впервые продемонстрировала ему уже полностью готовое помещение.

- Если ты не знал, открою тебе страшную тайну, я и есть девочка-подросток, - с самым серьёзным видом заявила ему я, - Мне всего лишь недавно исполнилось восемнадцать.

Брайан рассмеялся, обнял меня и поцеловал.

- За это я тебя и люблю, - сказал он, - За чувство юмора и за то, что ты шутишь с серьёзным лицом, что ещё смешнее.

Я тоже рассмеялась его словам.

Комната имела форму квадрата. Два больших окна располагались напротив двери. На окна я повесила сиреневые шторы и белые гардины. Большой стол бежевого цвета стоял слева у стены. На столе стоял компьютер, а на другой половине стола стоял стаканчик с канцелярскими принадлежностями, тетради и прочие нужные вещи. Я сидела на большом розовом кожаном вертящемся кресле. Оно было ужасно дорогое, но Брайан согласился купить его ради меня. Справа возле стены стояла небольшая этажерка, на которой размещались нужные мне книги. Чуть дальше этажерки примостился небольшой диванчик, сделанный из того же материала, что и кресло. Обои в комнате были тоже бледно лиловыми с большими белыми цветами на них. Пол застилала сиреневая дорожка в тон шторам. Люстра была самая обычная с шестью белыми плафонами, что были в форме бутонов и располагались кругом.

“Нет, какой же всё-таки классный у меня кабинет, с гордостью подумала я, грызя ручку, - И всё благодаря себе любимой, ну и конечно же Брайану, потому что он был спонсором всего”. Взгляд, восхищённо оглядывающий всю эту красоту, мимолётно наткнулся на часы, висящие над дверями. Они тоже были не простые, а в форме сердечка с розами. Часики делались на заказ и тоже обошлись Брайану в кругленькую сумму. Взгляд на часы вернул меня к реальности.

Обычно я писала не больше двух часов в день. И если дома я обычно садилась за роман не раньше девяти часов вечера и писала где-то до одиннадцати или до двенадцати, то по приезду в Америку пришлось поменять график коренным образом. Ведь теперь по вечерам мы с Брайаном были заняты совсем другим делом. Пришлось переносить писанину на день. Обычно это было от двенадцати до двух или где-то около того. Брайан в это время либо ездил в город по своим делам, либо запирался в своём кабинете и писал новые песни. Это получалось у него замечательно. Поскольку сам он сейчас некоторое время не занимался исполнением музыки, мы даже не знали временно это или постоянно, то он писал музыку и тексты для других артистов и зарабатывал на этом приличные деньги, на что мы, собственно говоря, и жили. Ещё он подумывал, не открыть ли ему собственную студию звукозаписи, а совместно с этим и подюссерский центр. Однако сейчас он большинство свободного времени посвящал мне - семья всегда была у него превыше работы и карьеры. “Карьеру надо начинать делать только тогда, когда с личной жизнью не сложилось”, - частенько любил поговаривать Брайан.

Итак, взгляда на часы вполне хватило на осознание того, что я уже полчаса здесь сижу, а воз и ныне там. За это время я едва смогла выдавить из себя несколько строчек. Не то что мне не хотелось писать или я не знала о чём писать. Нет, просто мысли никак не могли настроиться на нужный лад. Они частенько пребывали в другом мире, который был весьма далёк от реальности. Возможно именно поэтому я и стала писать романы.

Тут в комнату вошёл Брайан. Он никогда не стучался и не спрашивал разрешения войти, так как знал, что я всегда рада его видеть. Дверь я никогда не закрывала. Что-либо скрывать друг от друга просто не имело смысла. Его приход не стал для меня сюрпризом. Он частенько вот так заходил ко мне во время “работы”. Я не была против. Конечно, когда он был рядом ни о какой работе уже и речи не шло, но он дарил мне что-то гораздо большее, гораздо более глубокое и интересное, чем даже то, что происходило у меня на страницах романа. Уже через неделю жизни рядом с ним я поняла, что описывая его героя в своей книге, даже несколько преуменьшила его истинные качества.

- Ну что, как продвигается дело? - спросил Брайан, заходя в комнату и присаживаясь на диван.

- Что-то не очень сегодня, - честно призналась я.

С этими словами я решительно вытянула ручку изо рта, захлопнула тетрадь и встала с кресла, желая направится к нему, но Брайан опередил меня. Он быстро встал с дивана, подошёл ко мне и обнял сзади за талию.

- Возможно, я смогу чем-то помочь? - и он мягко поцеловал меня в шею, а его руки нежно ласкали мой живот.

Я закрыла глаза от удовольствия и ответила:

- Очень даже возможно.

Потом я резко повернулась к нему лицом, обняла за плечи и прижалась к нему всем телом, вдыхая приятный запах его одеколона. Сегодня на нём были джинсы и белая рубашка с коротким рукавом. Несколько пуговиц сверху были расстёгнуты, и я могла увидеть очертания его могуче мужской груди и медальона на цепочке, которого он никогда не снимал.

Мы стояли в весьма интересной позе. Между стенкой и столом было довольно узкое пространство, зато мой стол был очень широким и вместительным. Видимо, нам обоим пришла в голову одна и та же идея. Почти одновременно мы накинулись друг на друга со страстными поцелуями, а потом Брайан свободной рукой сдвинул все вещи со стола на край, освобождая свободное пространство, и уложил меня на этот стол, а сам наклонился, но ничего не стал делать, словно спрашивая: “Ты не против?” Я крепко обняла его и притянула к себе, отвечая страстным поцелуем: “Да! Давай уже!” Он откинул назад мои длинные волосы и уже вслух спросил:

- Ты уверена, что хочешь этого?

- Всегда о таком мечтала, - призналась я и снова его поцеловала.

Уже через несколько мгновений мы занимались любовью прямо в моём кабинете, на моём письменном столе. Однако стол оказался не самым удобным местом для такого дела. Он был твёрдым и слишком высоким. И я поняла, о чём предупреждал меня Брайан. В конце концов я сдалась:

- Ладно, ты был прав. Давай переберёмся на диван.

- Твоё желание для меня закон, моя королева, - Брайан в это время как раз ласкал языком мою грудь.

Он подхватил мен на руки и с лёгкостью перенёс к дивану. Диванчик был узенький, явно не рассчитанный на такие мероприятия, но это только ещё больше распалило нашу страсть. Брайан бережно уложил меня на подушки из розовой кожи, а сам устроился сверху и продолжил своё дело. Когда всё закончилось, мы ещё долго лежали вместе, обнявшись и крепко прижавшись друг к дружке. Потом он оделся и сказал:

- Ладно, я пошёл, надеюсь сейчас у тебя получится лучше.

Вы не поверите, но в тот день я действительно почти не вылезала из-за стола и не выпускала из рук ручку, пока в конце концов за мной не пришёл Брайан поздно вечером и почти силой утащил меня из кабинета прямо в спальню.

Описывая эти полгода моей жизни, я должна освятить все интересующие читателя детали. Например, пыталась ли я наладить контакт с родителями, общалась ли с Сашей или с Эдиком? Мне немного стыдно в этом признаться, но мой ответ - нет. У меня была такая хорошая жизнь здесь, что я о проблемах прошлого почти не вспоминала. Мне казалось, что всё это происходило очень давно, примерно в прошлой жизни или даже в другом измерении. Так длилось примерно месяц, но потом я заскучала. В Днепропетровске у меня были друзья, знакомые, родители, родственники и вообще, я всю жизнь прожила в одной квартире, в одном до боли знакомом дворе. Меня окружали люди, с которыми можно было общаться на родном языке. Здесь же был совершенно незнакомый город, другие люди, разговаривающие исключительно на английском и по сути говоря, кроме Брайана мне не с кем было пообщаться. Мне нужна была подруга, девушка или женщина, которой я могла бы выговориться. В начале я стеснялась ему в этом признаться, но потом он сам заметил, что со мной что-то не так и я прямо ему всё рассказала. Тогда Брайан успокоил меня и сказал, что очень скоро мы сможем поехать ко мне и всех навестить. Тогда я успокоилась. Несколько раз я хотела позвонить Саше, но всё время откладывала на потом. В итоге за все полгода звонок так и не состоялся на разу. По маме я скучала особенно остро. Как же мне сейчас не хватало её пререканий! Но что-то мне подсказывало, что больше я её никогда не увижу. Я не хотела верить этому, но сердце упрямо повторяла сей неизменный факт.

Но даже на этом мои проблемы: большие и маленькие не заканчивались.

С самого первого дня моего приезда и тем более сейчас меня очень волновал один важный вопрос. Кто я для Брайана на самом деле? Любовница? кратковременная интрижка? Или всё-таки будущая жена? Конечно, он упоминал несколько раз, что мы обязательно должны пожениться. Но это было ещё в Днепре, а будучи здесь он ни разу не заговорил о предстоящей свадьбе, так и не сделал мне официального предложения, не подарил кольца. Я жила здесь неизвестно на чьих правах, не имея собственной копейки в кармане. Всё здесь было его и в случае, если он вдруг бросит меня, мне придётся не сладко. И хотя я старалась об этом не думать, такие мысли всё равно время от времени лезли мне в голову. Говорят, неизвестность, ожидание - хуже всего. Я не верила и вот теперь сама оказалась в таком положении. Я уже было собралась с духом и решила сама затеять этот серьёзный разговор, но тут наконец случилось чудо.

В книгах я читала и много раз видела это в фильмах и сериалах, что мужчины обычно делают предложение женщине в шикарном ресторане, с зажжёнными свечами, букетом цветов, в шикарных нарядах, шампанское серебрится в бокалах при приглушённом свете. Иногда всё происходило при подобных обстоятельствах только дома у жениха или же где-нибудь на природе: луна, звёздное небо, догорающий костёр - романтика.

Но в моём случае всё произошло гораздо более прозаично, хотя не менее интересно и запоминающееся. Брайан не стал делать помолвку грандиозным событием, а просто, как он сам сказал: “Сделал формальностью то, что и так было понятно”.

В один из дождливых тёмных вечеров мы сидели в гостинной на диване, крепко прижавшись друг к другу и смотрели фильм, взятый на прокат. Честно говоря, я даже сейчас и не вспомню, что это был за фильм и как назывался. Помню, что он был нудным и там играл Брюс Уиллис. Я держалась изо всех сил, чтоб не заснуть, положив голову на колени Брайану. Видимо именно потому, что фильм не особо нас впечатлил, мы заскучали и разговорились. Первым начал Брайан. Только заслышав его голос, сон мгновенно улетучился. Он сказал:

- Знаешь, я бы хотел навестить свою родню. Давно у них не был.

- Да, - осторожно ответила я.

- Я бы хотел, чтоб ты поехала со мной, - продолжил он.

Тут я сочла момент подходящим и немного резко сказала:

- Да? Неужели? А как ты собираешься представить меня своим родителям? Кто я для тебя, Брайан Метьюс? - задала я решающий вопрос.

Брайан казалось совсем этому не удивился, а просто продолжил спокойным тоном:

- Своей невестой, конечно же! И будущей женой. А что у тебя есть другие варианты? - удивлённо спросил он.

- Ну вообще-то, - замялась я, не зная как сказать и вытянула вперёд руку, - Я думала, что у невесты есть обручальное кольцо, которое должен дарить жених. Ты его видишь?

- Ах вот в чём дело! - Брайан рассмеялся и тут же достал из кармана бархатную коробочку, - Чуть не забыл! Вот держи. Доминика, ты выйдешь за меня замуж?

Он встал на колено передо мной и с нежностью надел на палец премиленькое колечко с бриллиантом.

Я счастливо рассмеялась, спустилась к нему на пол, поцеловала его в лоб и сказала:

- Естественно, мой дорогой. Теперь тебе точно от меня никуда не деться.

Вот так и состоялась столь ожидаемая и желаемая мной помолвка.


========== 11 Глава Знакомство с родителями ==========


11 Глава

Знакомство с родителями


Когда мы летели в самолёте на солнечный остров Ямайка, Брайан много рассказывал мне о своей родине.

- Тебе она обязательно понравится, - уверял он, - там всегда стоит жаркое лето, всюду растут тропические растения, много пляжей, а главное - океан. Ту видела когда-нибудь океан?

- Нет, только море. Моя бабушка живёт рядом с морем, - ответила я.

- Океан намного больше моря. Это такая сила и чудо природы, которые трудно описать словами. Океан почти никогда не бывает спокойным, а волны там частенько высотой достигают в два-полтора человеческих роста. там просто рай для сёрфингистов, но мне больше нравилось кататься на лодке. Мой отец сам её смастерил. Я научился управлять ею, когда был ещё совсем мальчишкой. Океан, как я говорил, редко бывает спокойным и мама ни за что не хотела отпускать меня кататься на лодочке, но я убегал из дому навстречу ярким приключениям. И тогда мама страшно злилась на отца за то, что он научил меня плавать на лодке, - Брайан рассмеялся, вспоминая приятные моменты детства.

Я лишь улыбалась в ответ и заворожено продолжала слушать его рассказ, не смея даже рта открыть - так мне было интересно слушать.

А Брайан всё рассказывал и рассказывал. Обо всём, что было для него связано с этим чудесным островом: о своих любимых местах, о детских приключениях, о друзьях, семье.

- Я вижу, ты очень соскучился по всему этому, - с улыбкой сказала я.

- Конечно. Странно, до того как мы собрались лететь сюда, я даже не задумывался об этом. А ведь я не был там уже почти пять лет.

- Пять лет?! - изумилась я, - Какой ужас! Я бы не выдержала так долго без родных мест, - призналась я.

Я и вправду не могла понять, как можно так долго не видеться с родными и не бывать в местах, где ты вырос. До того, как я познакомилась с Брайаном, я никогда не покидала родной дом и семью больше, чем на месяц и то потом отчаянно скучала по ним, а когда, наконец, возвращалась домой, чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

- В чём же причина такого долгого отсутствия в тех местах, которые ты так любишь? - полюбопытствовала я.

Брайан долго молчал, словно раздумывал, стоит ли мне об этом рассказывать, но потом видимо решился:

- Видишь ли, после одного происшествия я просто не мог там появляться, - он снова замолчал, погрузившись в воспоминания, очевидно, не слишком приятные.

Я ласково коснулась рукой его щеки, тем самым заставляя его посмотреть на меня.

- Может расскажешь? - участливо спросила я, - Тебе станет легче.

- Возможно, - равнодушно заметил он, но потом всё-таки решился, - Ну ладно, ты же помнишь, как я оказался в Манчестере, где мы познакомились?

- Да, ты рассказывал мне. Твоя невеста кажется умерла при родах, а потом ты долго не встречался с девушками. Марию, ради которой ты собственно говоря и приехал в Манчестер, ты нашёл в Интернете. Но она не пришла на назначенную встречу, - бодро пересказала я сказанное мне Брайаном примерно год назад.

- Ты так хорошо помнишь, - удивился Брайан.

- Я хорошо помню только то, что связано с дорогими моему сердцу людьми, - сказала я, словно оправдываясь.

Но Брайан ничего не сказал на это, а вместо этого он начал свой рассказ.

- Её звали Мишель, - грустно произнёс он, - Вся эта история началась очень давно - десять лет назад у меня на родине. Мне было двадцати три года, я уже выпустил два альбома и был достаточно известен, по крайней мере в Америке. Я жил, как и полагается знаменитостям, в Голливуде, но часто летал к себе домой - все праздники мы проводили вместе, а иногда даже и выходные. Однажды я приехал домой и узнал сногсшибательную новость: наш старенький сосед умер и в его дом переехала новая семья: отец, мать и их дочь Мишель. Ей тогда было тринадцать лет…

Я слушала, затаив дыхание, а в голову уже лезли неприятные мысли. “Тринадцать лет! Господи, неужели Брайан соблазнил малолетку?!” Однако я вспомнила себя в тринадцать лет и не стала его осуждать. В свои тринадцать я просто мечтала и много раз потом представляла, как мы с Эдиком… Ну ладно, сейчас речь не об этом.

А Брайан тем временем продолжал, не замечая какую бурю страстей вызвали его слова в моей душе.

- Её родители были французами, которые уехали из страны из-за каких-то политических неурядиц. Не знаю, почему они выбрали именно Ямайку, но сейчас это уже не так важно.

Мы влюбились в друг друга с первого взгляда. Она, как и все француженки, была очень темпераментной. Когда ей было четырнадцать, мы впервые… как это сказать… провели вместе ночь. Её отец узнал об этом и был готов убить меня. Мы не знали, что делать и тогда Мишель решилась на отчаянный поступок. Она бросила школу и мы сбежали в Лос-Анжелес. Мы собирались пожениться, когда ей исполниться двадцать один, но этого так и не произошло, - он снова замолчал.

Я тоже ничего не говорила, только вдруг осознала, что эта история очень похожа на мою, только я была старше и переспали мы после того, как мой отец чуть не убил Брайана. Неожиданно меня проняла дрожь, хотя в салоне было достаточно тепла, если не сказать, жарко. “Что если история повториться в точности также? - испуганно подумала я и с опаской поглядела на своего жениха, который отстранённым взглядом уставился в окно на проплывающие мимо облака, - Что же делать? - меня неожиданно охватила паника, - Не рожать детей? А вдруг я уже беременна? - Это было вполне возможно, учитывая то, с каким постоянством мы занимались любовью уже полгода без перерыва, при этом никак не предохраняясь. Да и зачем? СПИД нам всё равно не грозил: у Брайана помимо меня и Мишель никого не было, а Брайан был моим единственным мужчиной, - А если я забеременею? Сделать аборт втайне от него?” Нот это было уже слишком и я приказала себе срочно успокоиться. К тому же Брайан решил продолжить, вернее закончить свою грустную историю.

- Мы четыре года счастливо жили в моём доме. Когда ей было восемнадцать, она забеременела. При родах она умерла. Ребёнка спасти не удалось, - сухо закончил он.

- А что сказали врачи?

- Что она была слишком молода, чтоб стать матерью.

- Но рожают и в более раннем возрасте, - возразила я.

- Не знаю. Наверное, ей просто не повезло. Домой я с тех пор не возвращался. Её родители обвинили во всём меня, да я и сам считал себя виноватым, - он обхватил голову руками, предаваясь воспоминаниям.

- Но ты ни в чём не виноват! - горячо бросилась я его утешать, - Это был несчастный случай.

- Я знаю, но всё равно все эти годы винил во всём только себя. Только после встречи с тобой боль начала утихать. Что ж, теперь ты знаешь обо мне всё, - закончил он, чуть улыбнувшись, - Разочарована?

Я поспешила утешить его:

- Ну что ты! Нет, конечно! Я всегда буду любить тебя, милый, - я обняла его, крепко прижалась к его могучей груди и заглянула ему в глаза.

Они выражали боль вновь пережитых воспоминаний.

- Всё будет хорошо, - успокаивающе пообещала я, - Я с тобой. Я всегда буду рядом.

Он слабо улыбнулся в ответ и погладил меня по распущенным волосам.

Некоторое время мы молчали. Каждый думал о своём. Моя голова по-прежнему покоилась у него на плече, а его рука обнимала меня. Нам было очень хорошо вместе. Я постепенно начала засыпать под мерное гудение мотора самолёта. Из мира грёз меня вернул в реальность голос Брайана:

- Мы уже подлетаем. Скоро будем на месте.

Его голос снова стал прежним, спокойным и умиротворённым. Я проснулась и взглянула в окно, но там по-прежнему ничего не менялось. Я удивлённо взглянула на Брайана, но он лишь мирно улыбался мне в ответ.

- Нервничаешь? - спросил он.

- Немного, - уклончиво ответила я.

Хотя на самом деле сильно нервничала. Чтоб немного успокоиться мне нужно было получить ответы на некоторые вопросы. Дать на них ответы мог только Брайан, поэтому мне пришлось обратиться к нему.

- Твои родители хоть знают о нашем приезде? А также о том, что Мишель уже не является для тебя идеалом?

- Нет. Это будет сюрприз, - он улыбнулся, но увидев как изменилось моё лицо, быстро добавил, - Не бойся, они хорошие. Поймут. Ты им понравишься, - он ободряюще обнял меня за плечи.

Я немного промолчала и задала ему ещё один вопрос, давно уже не дававший мне покоя.

- Слушай, милый, - я прижалась к нему всем телом и заглянула в глаза, - А твои родные не будут возражать, что… как бы поточнее выразиться, что я не такая, как ты? - я с нежностью прикоснулась к его руке цвета молочного шоколада.

- Ты хочешь спросить, не повториться ли та же история, что приключилась при знакомстве с твоими родителями? - Брайан очевидно совсем не беспокоился по этому поводу и выглядел самым оптимистичным образом: веселым и счастливым.

- В общем-то, да, - осторожно согласилась я. Мне всегда было неудобно разговаривать на столь деликатную тему. Я никогда не понимала расовых предрассудков: они казались мне глупыми и нелепыми. Брайан, похоже, был полностью солидарен со мной, но относился ко всему гораздо проще.

- Нет, конечно же нет. Ведь моя мать тоже белая.

- Ты решил продолжить семейную традицию и пойти по стопам отца? - усмехнулась я.

- Что-то вроде того. Но на самом деле цвет кожи не имеет для меня никакого значения.

- Мне говорить, что я с тобой полностью согласна? - улыбнулась я, - Ты у меня самый лучший, - и чмокнула его в губы.

И всё-таки в моей душе остались некоторые сомнения.

- А они не будут против того, что я не американка? - спросила я.

- Думаю, нет. Я ведь и сам не американец.

Я хотела ещё что-то возразить, но Брайан приложил палец к губам и тихо сказал:

- Всё. Больше никаких вопросов и сомнений. Ты им понравишься, а они - тебе. Осталось потерпеть совсем немного.

И он властно поцеловал меня.

- Не спрашивай ничего, пока мы не сойдём на землю солнечной Ямайки, а то я буду делать так, - и он снова меня поцеловал.

- Я вовсе не против таких методов воспитания, - улыбнулась я, приглаживая его волосы.

Я отдалась его умелым сладким поцелуям, но тут почувствовала его руки у себя на животе, которые соскользнули ниже.

- Брайан! Тут же люди! - громко воскликнула я, нарочно строго, однако его руки не убрала и не отодвинулась.

- Ты стесняешься своего жениха? - игриво спросил он и коснулся губами моей шеи.

Довести этот интересный разговор до конца нам, однако, не дал голос стюардессы, которая объявила:

- Самолёт идёт на посадку. Прошу всех приготовиться.

Лишь тогда Брайан выпустил меня из своих объятий, но при этом пригрозил:

- Дома поговорим. Тебе это просто так с рук не сойдёт.

Мы сошли на землю его родины, радостно освещённую ярким приветливым солнцем.

- Тут всегда такая хорошая погода? - восхищённо спросил он, поправляя свою ковбойскую шляпу и надувая солнцезащитные очки, - Если да - то это лучшее место на планете! И я готова остаться здесь навсегда!

- К сожалению, не всегда. Частенько тут идут тропические ливни и тогда целыми днями приходиться сидеть дома, не показывая и носа на улицу. Ливни могут затянуться на пару недель. Тогда остаётся только молиться, чтоб твой дом не затопила разбушевавшаяся река.

- Однако, у вас тут не соскучишься, - заметила я.

Мы взяли такси и отправились прямо к родному дому Брайана.

- Твои родители не будут против, что к ним без приглашения заявилась незнакомая девица и собирается поселиться в их доме? - осторожно спросила я.

- Расслабься. Всё будет в порядке. Надеюсь, моя комната ещё в прежнем виде, - немного с сомнением добавил он, но потом рассмеялся, - Да ладно. Шучу я. Ты им понравишься. я уже устал тебе это повторять. Впрочем, до вашего знакомства осталось совсем немного.

- А соседи? Родители Мишель? - не унималась я.

- Они уехали к себе во Францию. Сразу же после смерти дочери.

Видимо я совсем надоела ему со своими сомнениями и дурацкими вопросами, что он повернулся ко мне, взял мои руки в свои и с самым серьёзным видом сказал:

- Так, всё. Если хочешь, мы сейчас же разворачиваемся и летим обратно в Америку. Хочешь? Я уважаю твоё мнение.

Услышав такие речи, я даже немного перепугалась и быстро сказала ему:

- Нет. Я очень хочу познакомиться с твоей семьёй. Правда. Со мной всё в порядке. Прости, если что не так.

- Всё хорошо. Это ты прости меня. Наверное, мы оба немного нервничаем.

- Наверное, - согласилась я.

Всю следующую дорогу я сидела с крепко закрытым ртом и молча следила за красивым пейзажем за тонированным стеклом автомобиля. Брайан тоже молчал.

Ехали мы довольно-таки долго - где-то около часа. Мы проехали центр Ямайки и город Кингстон и выехали в пригород, если можно так выразиться. Там в зарослях кутались красивые двухэтажные домики, пейзаж стал ещё красивее и красочнее, появилась серебристая полоса океана.

- Как красиво, - прошептала я, - Как я счастлива, что ты привёз меня сюда.

- Приехали! - раздался голос водителя и он остановил машину перед невысокими воротами белого цвета, за которыми, выглядывая из-за высоких тропических деревьев, стоял довольно милый и симпатичный двухэтажный домик.

Мы вылезли из машины и остановились перед воротами. Брайан ещё раз, на всякий случай, спросил меня:

- Ты готова?

Я оглядела себя с ног до головы. на ногах были босоножки со стразами на невысокой танкетке и светло-голубые джинсы с поясом. Также на мне была голубенькая коротенькая футболочка, обнажавшая живот. Волосы были распущены по плечам, в ушах покачивались большие цыганские кольца, а на пальчике блестело, ярко переливаясь на солнце, колечко, совсем недавно подаренное Брайаном.

На Брайане были джинсы и цветастая рубашка. Впрочем, его родители будут рады видеть в любом случае.

- Я готова, - ответила я. Впрочем, это было уже не важно - назад пути всё равно не было.

Брайан достал из кармана ключи и открыл калитку. Она тихонько скрипнула и мы вошли во внутрь двора. На звук сразу прибежал огромный питбуль рыжего цвета.

- Боксёр, рад тебя видеть! - сказал Брайан собаке, присаживаясь перед ним и почёсывая его за ухом, - Поздравляю, ты первый увидишь мою невесту. Что ж, познакомься с Доминикой.

Пёс сначала пару раз гавкнул на меня, но голос Брайана видимо успокоил его и он смирно уселся перед нами на задние лапы.

- Это Боксёр, милая. Он уже давно и верно служит нашей семье, - пояснил мне Брайан.

- Симпатичный пёсик. А можно его погладить?

- Думаю, можно, - подумав, ответил Брайан и сказал псу, - ты ведь не обидишь нашу гостью? Впрочем, скоро ты с ней подружишься.

Я несмело протянула руку и погладила Боксёра по спине. Он поднял на меня умные глаза и явно ожидал продолжения. Я почесала его за ухом и снова погладила.

- Похоже, вы понравились друг другу, - с удовлетворением сказал Брайан.

- Он милый. Жаль, угостить нечем.

- А теперь пойдём в дом.

Мы направились по тропинке к крыльцу, но тут дверь отворилась и на пороге появилась аккуратная женщина лет пятидесяти с каштановыми, хорошо уложенными и завитыми, короткими по плечи, волосами. На лице у неё был безукоризненный макияж. Она была невысокая, чуть полноватая женщина. На ней был летний светлый сарафан до колен и фартук. Похоже, она что-то готовила.

Она вышла, услышав звук открывающейся калитки и короткий лай Боксёра. Как только хозяйка появилась на пороге, пёс оставил нас и со всех ног бросился к ней.

- Что случилось, Боксёр? - строго спросила она, - Что за шум? О, у нас гости, - тут она заметила нас. Я радостно улыбалась, стараясь выглядеть как можно более приветливой.

Женщина подошла к нам и тогда Брайан представил нас.

- Мама, это моя невеста - Доминика, Доминика - миссис Ванесса Метьюс, моя мама.

- О, мне очень приятно, - широко улыбнулась она, - можно просто Ванесса.

Затем она обняла сначала Брайана, потом и меня, не скупясь на ласку, теплоту и любовь. Впрочем, спешить с какими-либо выводами пока ещё было рановато.

- Что же мы стоим, пойдёмте скорее в дом. Я только пирожки испекла с ягодами. Я ведь ждала вас.

- Ждали? - удивилась я, - но…

- … откуда я знала, если мой любимый сынок не удосужился предупредить родителей о своём приезде, после пятилетнего отсутствия? - она рассмеялась.

- Ну не вечно же ему по Мишель горевать. Есть на свете и другие хорошие девушки. Вот вы, например.

Я смутилась и вопросительно посмотрела на Брайана. Он лишь пожал плечами, мол, мама всегда такая.

Мы вошли в дом. Он был небольшим, но на первый взгляд, очень уютный. Миссис Метьюс между тем непринуждённо болтала:

- Вы видимо устали с дороги. Доминика, деточка, Брайан проводит тебя в комнату. Итак, переодевайтесь, примите душ и приходите в столовую - будем обедать. За обедом вы мне во всех подробностях расскажите историю ваших отношений. Хорошо? Всё-всё, а теперь идите, иначе я скоро умру от любопытства. Видишь ли, Доми, мой сын не знает, что на свете есть такая весьма полезная вещь, как телефон, телеграф и простая почта.

- Я предпочитаю общаться с людьми лично, - возразил Брайан, - По телефону ведь нельзя увидеть человека, обнять его, поцеловать… ну и так далее.

Я вспомнила, как мы полгода не виделись и не могли общаться, и улыбнулась. Да, таков уж был мой возлюбленный и именно за это и ещё много за что я его и полюбила.

- Мама, а где отец? - спросил Брайан, - Он дома?

- Нет, папа пошёл на пляж с друзьями.

- Ясно. А когда он придёт?

- Ничего, сейчас я ему позвоню на мобильный и живо прибежит обедать.

- У папы есть мобильный телефон? - изумился Брайан, - Он же всегда был против технического прогресса и был ярым защитником матушки-природы.

- Ну, во-первых, одно другому не мешает, а во-вторых, твой отец не такой пещерный человек, как ты.

- Да, много же воды утекло, - лишь пожал плечами Брайан, а потом обнял меня за талию и ласково сказал, - Ладно, принцесса, пошли смотреть дом и обустраиваться.

Я лишь улыбнулась ему. Прежде всего, он отвёл меня в комнату, которая должна была стать нашей спальней на то время, которое мы здесь пробудем.

- Это моя детская комната, - поделился со мной Брайан, - Правда здесь немного поменялась обстановка, но в общем-то, почти всё осталось прежним.

Я обвела взглядом комнату. Не слишком большое помещение, меньше, чем наша спальня в Сан-Франциско. Старенький ковёр, диван-раскладушка, письменный стол, на котором стояла лишь настольная лампа. Полки с книгами и дисками, а в ящичках письменного стола пылились старые аудио и видеокассеты. На специальной тумбочке стояли телевизор и видеомагнитофон. Также в комнате стоял шкаф для одежды. Обоев почти не было видно из-за многочисленных постеров знаменитостей, украшавших стены. В основном, это были плакаты легендарных Битлз и Боба Марли. Я была приятно удивлена тем, что в его комнате не оказалось постеров с обнажёнными девушками, журналов Playboy и видеокассет с порнографией. Либо их не было никогда, либо Брайан избавился от компромата ещё в прошлые разы своих посещений. Но это врядли. Парни никогда не могут расстаться с такими вещами.

Брайан критически оглядел обстановку.

- Тесновато, пожалуй, для двоих, - сказал он, - Но жить можно. Итак, душ у нас на улице, а ванная комната на первом этаже. Ничего, скоро ты пообвыкнешься и сразу почувствуешь себя как дома, - Брайан вздохнул, не зная, что ещё добавить, - Ладно, ты пока переодевайся, а я пойду в туалет. Если что-то понадобится, обращайся. Я всегда рад помочь, как и мои родители, кстати.

Я никогда не любила приезжать пожить к другим людям, совершенно не имело значения: знакомые, не знакомые, друзья или даже родственники. Во-первых, я не люблю стеснять людей своим присутствием, а во-вторых, чувствую себя некомфортно, когда они живут, как жили в своём доме, занимаются своими делами, а мне приходится с трудом привыкать к новой обстановке, полностью менять установленный распорядок дня и жить по чужим правилам, всё время опасаясь сделать что-то не то или случайно повредить чужое имущество. Я не могла заснуть на чужих кроватях, мне было неудобно перед хозяевами вставать раньше их, или наоборот - позже. Мне казалось, что они следят за каждым моим шагом. К счастью так было только первые пару дней после приезда, потом ситуация налаживалась, но я всё равно очень скучала по родному дому и с нетерпением ждала того счастливого мига возвращения назад. Я всегда ценила родной дом, но когда возвращалась туда после долгого отсутствия, то готова была целовать стены от счастья. Дома я чувствовала себя свободной. А как известно, нет ничего лучше сладкого вкуса свободы.

Сейчас мой дом был в Сан-Франциско. Там я была полноправной хозяйкой, делала, что хотела и по родительскому дому почти не скучала, ведь он уже не был моим домом, туда я могла приезжать лишь в гости. Дом родной всегда один у человека и у меня и у меня был таковой, где мы вполне счастливо жили вдвоём с Брайаном. И несмотря на то, что я прожила там всего полгода, всё равно успела крепко привязаться к нему и полюбить его. И вот сейчас, сидя на диване в бывшей детской комнате Брайана, в доме его родителей на острове Ямайка, мне очень-очень хотелось оказаться дома, где было тихо, мирно, где я знала каждый уголочек. Но до дома было далеко и сейчас мне уже пришлось приспосабливаться к другому дому. В конце-концов, на улице ярко светило солнышко, было жарко, поблизости был океан. И через пару дней мне станет намного лучше. Я это знала и повторяла себе не переставая, но от этого не особо становилось легче, ведь это произойдёт в лучшем случае завтра, а жить-то приходилось сейчас. Но как бы я не вздыхала, всё равно не могла сейчас ничем себе помочь, кроме мысленных утешений, поэтому решила не сидеть сложа руки, а как можно скорее начать привыкать к новому дому. В конце концов, рядом был Брайан, самый лучший мужчина в мире, готовый оказать мне поддержку в любую минуту. Я была не одна - и это главное. Но оставалась ещё одна небольшая проблемка: для Брайана это был родной дом, а я впервые оказалась здесь.

Я ещё раз оглядела комнату, на этот раз не поверхностно, а критическим взглядом довольно-таки чистоплотной хозяйки. Мебель немного припала пылью и у меня уже зачесались руки сходить за ведром с водой и тряпкой. “Ладно, все хозяйственные дела можно отложить на завтра”, - подумала я и улыбнулась самой себе. “Вот ты и чувствуешь себя хозяйкой, по крайней мере, хоть в одной комнате, а это уже не мало”, - сказал внутренний голос.

Окна в комнате были зашторены, видно родители Брайана не слишком часто сюда заглядывали. Поэтому в комнате стоял полумрак и она казалась немного мрачноватой. Я отшторилась. За окном открывался шикарный вид зелени, а где-то далеко виднелась голубая полоска океана. Комната сразу приобрела более весёлый вид. “Если Брайан мне разрешит, мне следует заняться переделкой комнаты на более или менее приличный вид”, - подумала я. В конце концов я была уже достаточно взрослой, чтоб избавиться от всех своих комплексов по поводу проживания в гостях.

Прежде всего я переоделась. Теперь на мне был белый короткий сарафан на тонких бретельках и шлёпки на невысокой танкетке. Волосы я завязала в высокий хвост, а в ушах покачивались большие кольца. В комнате не было зеркала, но я и так знала, что выгляжу вполне прилично, подобающим образом. Так, теперь надо немного подкраситься.

В дверь постучали.

- Ты уже? - спросил Брайан из-за закрытой двери, - Можно заходить?

- Конечно, - ответила я и сама открыла ему дверь.

Брайан тоже успел где-то переодеться. Теперь на нём были светлые брюки и белая майка, которая как нельзя кстати подчёркивала его замечательную фигуру. Увидев меня, он схватил меня на руки и закружил по комнате.

- Ты у меня просто красавица. Ты это знаешь?

- Под стать своему жениху, - гордо ответила я, крепко обнимая его за шею. Он редко брал меня на руки и поэтому эти моменты всегда доставляли мне радость. Я никогда не возражала против подобных проявлений нежности.

Наконец, он опустил меня на пол и сказал:

- Я так хочу поскорее показать тебе остров, а главное - повести тебя на пляж. Я знаю там одно укромное местечко, - проговорил он шёпотом, как заговорщик, - Так вот, мы пойдём туда пораньше утром и знаешь чем займёмся?

- Брайан! - воскликнула я, - Ты смущаешь меня.

- Неужели?! - притворившись изумлённым, ответил он, - Неужели ты никогда не мечтала заняться любовью на пляже, под шум прибоя, нежась на тёплом песке?

Я закрыла глаза, представив себе эту картину. А ведь он прав, это так романтично! В голову сразу пришёл клип российского певца Сергея Лазарева на песню “Lost without your love”. Там во всех деталях показана эта картина. Правда, там участвует ещё и прекрасный кабриолет белого цвета…

- Эй, о чём это ты так задумалась? - вернул меня в мир реальности голос моего возлюбленного.

- Ни о чём, - бойко соврала я. Ну не рассказывать же в самом деле сейчас историю про клип Сашкиного кумира, - Я просто нас представила.

- На пляже? - уточнил Брайан, обнимая меня за талию одной рукой, а другой начал приподнимать вверх и без того короткий сарафан.

Я ответила на его прикосновение, одной рукой обнимая его за плечи, а другой пройдясь по его сильной груди, соскользнув под тонкую ткань майки. Он явно не ожидал от меня такой ответной нежности, поэтому выпустил меня из объятий и предложил:

- Если тебе так не терпится, можем пойти на пляж прямо сейчас. До него всего двадцать минут езды на машине. Кстати, в гараже по-прежнему сохранился мой белый кабриолет.

“Ну вот, я же говорила. Всё, как у Лазарева”. По телу прошла нервная дрожь. Если честно говорить, в своё время я тоже была в него влюблена, но его ужасный характер и излишняя самоуверенность в себе, заставили меня разочароваться в нём. Но этот клип всё равно остался в моей памяти и никак не хотел из неё исчезать. Или я не хотела?

Но сейчас рядом стоял вовсе не Сережа Лазарев - первый красавец России и стран СНГ, а Брайан, и мне нужно было что-то ответить ему.

- Не, думаю, лучше это как-нибудь отложить на другой раз, например, на завтра, - улыбнулась я ему.

Брайан был всегда милым и уважал мнение других и мне нравилось отвечать ему тем же. Я была счастлива от осознания того факта, что в моих силах сделать его счастливым.

- Ладно. Чем же нам сейчас заняться? - он задумчиво почесал подбородок со щетиной, - Отец ещё не пришёл. Обедать рановато.

- Давай, ты мне покажешь ваш дом, а если останется время и его ближайшие окрестности. Идёт?

- Идёт.

Он решительно взял меня за руку и вывел за дверь нашей спальни.

- Знаешь, начнём, пожалуй, с окрестностей. Они более живописны, - сказал он, немного подумав.

- Как хочешь, ты здесь хозяин, - пожала плечами я, - Мне будет одинаково интересно увидеть и то и другое.

Проходя мимо двери, которая вела на кухню, мы услышали замечательный телефонный разговор между супругами Метьюсами. Миссис Ванесса разговаривала с мужем, оповещая его о приезде любимого и единственного сына.

- Да-да, Джон, ты правильно всё понял. Бросай все дела и бегом домой. Приехал Брайан, да и не один, а со своей невестой. Какая она? Симпатичная. Нет, она белая. Они замечательно смотрятся вместе. В общем, скоро ты сам её увидишь.

Мы ещё не успели выйти во двор, как миссис Ванесса вышла из кухни и обратилась к нам.

- Извините, но планы немного придется изменить. Джонни будет только к вечеру, то есть к ужину. Я думаю, мы не будем начинать отмечать вашу помолвку без него, правда? Значит так, давайте-ка пока перекусим, потом вы можете пойти погулять, а я приготовлю праздничный ужин, не возражаете?

Миссис Метьюс всё время переспрашивала мнение окружающих, словно сомневалась в собственных силах. Я заметила эту привычку и спросила об этом Брайана. Он объяснил это тем, что его мать плохо приняли в семье его отца из-за цвета кожи. поэтому она и стала такой неуверенной в себе, всё время опасаясь кому-то не понравиться.

- Может, я могу чем-то помочь? - спросила я, - Хотя, честно признаюсь, что готовка - не мой конёк.

- Нет, что вы, Доминика. Сегодня вы наша гостья и не должны заниматься рутиной. К тому же, я обожаю готовить для других и это мне совсем не в тягость.

За столом мы не говорили об истории наших отношений и вообще знакомства. мисис Метьюс так и сказала:

- Мне, конечно, всё это очень любопытно и чрезмерно интересно, но давайте-таки дождёмся Джона. Уверяю, ему тоже будет интересно вас послушать.

Мы наспех перекусили подогретой пиццей и ананасовым соком.

После обеда миссис Метьюс осталась готовить ужин, а мы с Брайаном пошли знакомиться с окрестностями. Вернее сказать, это он меня знакомил со всем тем, что было и есть ему дорого, со своим детством.

Двор оказался достаточно большим. К дому вела асфальтированная дорожка, по бокам которой были газоны с какими-то буйными кустарниками и цветами. Куда ни кинь взгляд, везде была зелень. Это очень радовало глаз, а также было весьма полезно для экологии. Чуть сбоку от дома был построен гараж. Там стояли три машины - первая машина Брайана, а также старая и новая машины Джона Метьюса. С другого боку от дома находились душ и туалет, а также будка верного боксёра. Видимо, Боксёр быстро привыкал к незнакомцам, так как стоило мне выйти во двор, он только лениво повернул голову в мою сторону и увидев, что это всего лишь я, быстро потерял интерес и отвернулся.

- Совсем уже к старости обленился, - заметил Брайан, - раньше он бы не дал нам покоя: прыгал и бегал бы вокруг.

- Сколько же ему лет?

- Четырнадцать, - чуть подумав, ответил Брайан, - Это я его из Америки привёз. Родители сначала возражали - у них тогда была другая собака - Пегас, но он вскоре умер от старости, и Боксёр, будучи тогда ещё щенком, не давал им долго скучать и грустить по Пегасу.

Медленно идя по дорожке, мы зашли за дом. Там раскинулся небольшой, но очень красивый сад. В тени деревьев было приятно укрыться от палящего солнца. Также в саду были беседка, качели для детей и небольшой диван-качалка.

- Обожаю кататься на качелях, - призналась я.

- Я тоже, - ответил Брайан, - Хочешь, я тебя покатаю?

Я не ответила.

Мы подошли к качелям. Их было две. Обе на цепях с деревянными сиденьями: одна со спинкой, а другая - без.

- И до скольки лет ты здесь катался? - полюбопытствовала я, садясь на одну из качелей.

- Да я и сейчас не против покататься, - весело ответил Брайан, садясь на соседнюю качелю, рядом со мной.

- Слушай, не сильно ли ты велик для того, чтоб кататься? мог бы уже и своих детей катать.

- Это от тебя зависит, - улыбнулся он, - Иди ко мне, - позвал он.

- Я подошла и с удовольствием устроилась у него на коленях лицом к нему. Я обняла его за плечи, а он сладко поцеловал меня.

- Ты меня покатаешь? - умоляюще спросила я, слезая с его колен и снова садясь на качелю.

В детстве, недалеко от нашего дома, находился Городок - большая детская площадка. Там было много качелей. Вечерком, тёплым, летним, чудесным, мы с Сашей - нам было лет по четырнадцать - приходили туда и катались на качелях, рассказывая друг другу о своих возлюбленных. Я, естественно, непрерывно говорила об Эдике, а Саша слушала, иногда вставляя свои замечания. Она же в основном рассказывала мне о своих любимых сериалах двадцатилетней давности, которые уже давно не транслировались по телику. Такими вечерами могли быть также весенние и осенние. Они мне очень нравились и я до сих пор остро чувствую ностальгию по ним.

Брайан легонько начал меня раскатывать, но тут он видимо заметил в моих глазах грусть и тут же спросил:

- Что с тобой? Всё в порядке?

- Да так. Просто вспомнила кое-что. Знаешь, а давай лучше пойдём осматривать дальше? - предложила я, весело спрыгнув с качели, совсем как в детстве.

Брайан в ответ лишь покачал головой, деланно возмутившись моей детскостью, но я чувствовала, что он солидарен со мной, несмотря на то, что ему было уже тридцать четыре года.

Оказалось, что мы обошли все окрестности вокруг дома и следующей, и последней, нашей остановкой был сам дом.

Мы поднялись по белым ступенькам высокого крыльца. Ступеньки были небольшие, но их было семь и потому крылечко казалось высоким. С двух сторон его венчали тонкие перильца, выкрашенные голубой краской.

Дом был очень старым, но тем не менее очень уютным и домашним. Его построил ещё дедушка Брайана и с той поры он никогда не пустовал. Тут всегда было весело и гостеприимные хозяева радовались любому гостю. Сначала тут жили дедушка и бабушка Брайана с их пятью детьми: четыре дочери и один мальчик - Джон, отец Брайана. Дочери вышли замуж и уехали куда-то, а Джон привёл в дом Ванессу. Дедушка с бабушкой умерли и в доме остались Джон, Ванесса и их сын - Брайан.

Дом был двухэтажным. Я так и не смогла посчитать, сколько тут комнат. Дом не был аристократическим, где все помещения размещались симметрично, здесь все комнаты находились в хаотичном, но милом сердцу, беспорядке. На первом этаже находились кухня, небольшая столовая, кладовка, кабинет Джона, гостиная и несколько небольших комнат для гостей. Наша с Брайаном спальня тоже находилась на первом.

- В детстве я очень любил по ночам удирать в окно, - признался он, - Очень удобная штука, кстати. А ещё я очень любил сидеть ночью на широком подоконнике, свесив ноги на улицу и любоваться звёздным небом. Именно так у меня родилась моя первая песня - “Try to tell ya”.

- Я тоже обожаю летом смотреть на ночное небе, - ответила я, - а ещё больше - вдыхать запах ночи, а иногда даже разговаривать со звёздами, - поделилась своими воспоминаниями я.

На втором этаже, куда кстати, вела широкая невысокая лестница с ковровой дорожке посередине, находились спальня хозяев дома, несколько гостевых комнат и библиотека.

Знакомство с домом и окрестностями пошли мне на пользу. Депрессия развеялась и я уже вполне неплохо ориентировалась в доме. Теперь процент возможности попадения в неловкие ситуации значительно уменьшился.

Около семи часов вечера я оставила Брайана в спальне и спустилась на кухню. Ванесса как раз накрывала стол и приняла мою помощь. Похоже, мы понравились друг другу. У нас появилось доверие к друг другу и я решилась спросить:

- Как вы думаете, Джон Метьюс хорошо ко мне отнесётся? Он не против интернациональных браков?

- Не хочу тебя пугать, но и лучше всё-таки сказать правду. Джона воспитывали, как настоящего африканца. Родители были в шоке, когда он привёл меня домой и только крепкая наша любовь победила. Но Джону, несмотря на это, больше нравится его народ, поэтому не буду скрывать того, что больше всего на свете он хотел, чтоб Брайан женился на чёрной девушке, но… его мечтам так и не суждено было сбыться. Сначала появилась эта Мишель… - она устало махнула рукой.

От меня не укрылось то, как она произнесла имя первой любви Брайана. Она относилась к ней с презрением. Мне было очень любопытно, как такая милая добрая женщина могла относиться к кому-то плохо. Поэтому я решилась спросить, чем всё-таки так не понравилась ей Мишель. По словам Брайана, она была просто ангел во плоти.

- Слушай, давай после ужина ты зайдёшь ко мне и мы обо всём подробно поговорим. Я тебе расскажу то, о чём явно умолчал Брайан. Я думаю, обо всех скелетах в шкафу лучше узнать до свадьбы. Ты, я вижу, хорошая девушка, любишь его. Да и он с ума по тебе сходит, - она положила свою тёплую ладонь поверх моей и сказала ласково, как мать, - Вы замечательно смотритесь вместе и я очень хочу, чтоб вы поженились и были счастливы. Ты обязательно понравишься Джону. Только мой совет: будь собой. Он не любит фальшивок.

- Спасибо вам, Ванесса. Вы очень добрая, - поблагодарила я её и тут же спросила, - Неужели у Брайана и правда имеются скелеты в шкафу? Он выглядит таким идеальным.

- Скелеты есть почти у каждого человека. Но давай об этом позже, - шепнула она мне.

Тут я услышала скрип калитки и весёлый лай Боксёра, приветствующий вернувшегося хозяина.

- О, Джонни вернулся, - Ванесса критически оглядела идеально накрытый праздничный стол, машинально поправила рукой скатерть и побежала на улицу, - Доми, девочка моя, если тебе не трудно, разложи пожалуйста вот эти салфетки, - бросила она мне и дала новую пачку одноразовых беленьких салфеток.

Я осталась в столовой одна. Солнце за окном уже садилось. Тут я только сейчас поняла, что салфетки Ванесса дала мне не просто так. Она просто хотела, чтоб Джон увидел меня за какой-нибудь работой, а не просто праздно сидящей или стоящей, переминаясь с ноги на ногу.

В кухню вошёл Брайан. Я мягко улыбнулась ему.

- Ну как ты? Готова к последнему рывку?

- А ты пришёл меня поддержать?

- Ну конечно! - он обнял меня сзади за талию.

В другой раз я с радостью отдалась бы его ласкам и нежностям, но не сейчас. Я мягко отстранила его руки и сказала:

- Брайан, не сейчас. Я не хочу предстать перед твоим отцом в подобном виде.

- Жених, что уже не может обнять свою невесту? - немного обиженно спросил Брайан, но руки убрал.

Как раз в этот момент в столовую вошёл хозяин дома, отец Брайана - Джон Метьюс. Я повернулась к нему и приветливо улыбнулась, продолжая тем временем мять в руках пачку бумажных салфеток. Я едва успела положить салфетки на стол, как Брайан нежно взял меня за руку и подвёл к отцу.

- Папа, это Доминика - моя невеста. Доми, это мистер Джон Метьюс - мой отец.

- Здравствуйте, - пролепетала я, ужасно волнуясь. Я невольно вспомнила сцену знакомства моего отца с Брайаном и очень боялась, как бы здесь не произошло то же самое. С тех пор прошло уже полгода, а казалось, что это случилось ещё вчера.

- Добрый вечер, - поздоровался Джон и пожал мне руку, - Надеюсь, наше знакомство будет приятным.

Мне эта фраза показалась немного странной и я взглянула на Ванессу, которая стояла сзади, ища в её глазах поддержки или какого-нибудь знака. Но та лишь одобряюще улыбнулась, словно говоря: “Пока всё хорошо. Ты просто молодец”.Тогда я осмелилась поднять глаза на мистера Метьюса и ответить:

- Да-да, я тоже на это надеюсь. Я хочу этого больше всего на свете.

Он подозрительно взглянул на меня, но промолчал.

Мистер Метьюс был высоким темнокожим мужчиной лет эдак шестидесяти. У него были седые волосы и небольшая бородка. На нём были джинсы и белая безрукавка. На правом плече была татуировка в виде какого-то знака, значение которого я не поняла. На шее была серебристая цепочка, довольно-таки толстая, на пальцах - несколько колец, в ушах - небольшие серебряные серьги-колечки. Его сходство с Брайаном было очевидным. Однако Брайан не был таким подозрительным и излишне серьёзным.

- Ну ладно, думаю, пора садиться к столу, - разрядила обстановку миссис Ванесса.

Она зажгла свечи и мы наконец сели за стол.


========== 12 Глава Неприятные известия ==========


12 Глава

Неприятные известия


- Доминика, у тебя ведь не американское имя, верно? - мило беседовала со мной Ванесса, - Откуда ты? Из России?

Мы мирно ужинали. Однако назвать это семейным ужином никак было нельзя. В воздухе явно витало какое-то напряжение и было слишком тихо. Говорили в основном, мы с Ванессой. И то, она задавала мне вопросы, я отвечала на них, если это касалось лично меня. Если же это относилось каким-то образом к нам с Брайаном вместе, он помогал отвечать мне на вопросы. Джон Метьюс упрямо молчал, сосредоточившись на еде. Однако, он только выглядел погружённым в себя. На самом же деле очень внимательно слушал каждое моё слово и изредка вставлял резкие замечания, которые заставляли меня смущаться и я не знала, что на это всё сказать. В итоге он, весьма довольный произведённым эффектом, снова принимался за еду, ожидая следующего удобного случая.

- Вы очень проницательны, - удивилась я, почти угадали, а точнее - из Украины. это совсем близко от России.

- Украина - слаборазвитая страна, где сплошная дискриминация, - заявил Джон, - Вы коренная украинка или просто жили там из надобности?

Я нервно улыбнулась ему, в который раз пытаясь хоть как-то смягчить его суровое отношение ко мне. Но как и предыдущие разы, улыбка не подействовала. Брайан легонько сжал мою руку в качестве поддержки, словно говоря: “Будь сильной. Скоро он отстанет. И помни, я всегда на твоей стороне”.

- Мой отец украинец, а мама - русская, - охотно пояснила я, не зная, поддержать ли мнение Метьюса-старшего или оставаться патриоткой своей родины. В конце-концов я вспомнила совет Ванессы - быть собой и сказала своё мнение по этому поводу, - Знаете, вы в какой-то степени правы на счёт Украины… У нас действительно нестабильность в политике и некая… дискриминация. Но несмотря ни на что, это моя родина, я там родилась и выросла, и я люблю Украину такой, какая она есть. Джон только хмыкнул в ответ, а Ванесса и Брайан одобряюще улыбнулись. Я знала, что мысленно они гордятся мной за такой достойный ответ.

- Слушайте, вы ведь до сих пор не рассказали нам как познакомились, - всплеснула руками Ванесса, - Это непростительная ошибка. Ну-ка живо все подробности!

- Это случилось в Манчестере, - начал Брайан.

- На концерте группы Take That, - с жаром добавила я.

- Там мы впервые увидели друг друга. Это была любовь с первого взгляда, - пустился он в воспоминания.

- А потом Брайан спас меня от изнасилования, - с гордостью, добавила я.

- Как романтично! – восхищенно заметила Ванесса и даже прослезилась.

- Спас от изнасилования?! – удивился Джон, - Странно. Удивительно, обычно, он сам выступает в этой роли, - издевательски добавил он.

- Джон! – не стерпела Ванесса.

- Отец!

- Так ладно, расшумелись! – прикрикнул на семью Джон, - что до меня, то я уже наелся и теперь иду в свою комнату отдыхать. Мне некогда сидеть тут с вами и пустые разговоры вести, - он встал из-за стола, но прежде, чем уйти окончательно, добавил, - Да, Брайан, когда закончишь тут болтать, зайдешь ко мне, поговорить надо.

Брайан только молча кивнул, проводив отца мрачным взглядом.

- О Доми, не расстраивайся по пустякам. Он отходчивый. У него сейчас трудный период, - принялась извиняться передо мной за своего мужа Ванесса.

- Ничего страшного. Я думаю, все прошло не так уж и плохо, - я попыталась успокоить ее бодрым голосом, - все образуется. Скоро, думаю, он привыкнет и смирится с моим присутствием в жизни сына.

- Знаешь, отчего он такой хмурый в последнее время?

- Ну…

Ванесса уже открыла было рот, чтоб рассказать, но тут ее взгляд упал на Брайана, который по-прежнему сидел с нами за столом и слушал весь разговор. Тогда она мягко обратилась к сыну:

- Брайан, нам с Доминикой нужно поговорить наедине. Это чисто женский разговор, тебе будет неинтересно.

Брайан нехотя поднялся из-за стола. Ему очень хотелось остаться рядом со мной.

- Я скоро приду, обещаю, - заверила я, и только после этого он ушел.

- Так вот, - продолжила Ванесса, - он такой с тех пор, как умерла Мишель. Он был очень к ней привязан. Он винит в ее смерти Брайана.

- Да, тяжелый случай, - согласилась я.

- И не говори. Но лучше будет, если я расскажу все по порядку, как была эта история на самом деле.

Итак, Брайан всегда был милым спокойным мальчиком. Правда, когда он подрос, стал часто убегать на пляж, где очень любил бродить по песку в одиночестве или выходить на своей маленькой самодельной лодочке в открытый океан. Там к нему приходило вдохновение и он начал писать песни. Отец, заметив у мальчика талант, сначала подарил ему гитару, а когда ему исполнилось восемнадцать лет, повез к продюсеру на прослушивание. Музыку Брайана очень понравилась продюсеру и он твердо решил заняться парнем, чтоб сделать из него звезду. И Брайан, собрав вещи, переехал в Лос-Анджелес. Людям понравилась его музыка. Все ожидания продюсера оправдались и уже в двадцать лет они записали первый сольник, который так и назывался: «Брайан Метьюс». Но хотя Брайан и стал звездой, по-прежнему оставался милым парнем, немного романтичным, в общем, таким, каким родители и друзья знали его с детства. Слава никак не повлияла на его характер. Он не посещал шумных вечеринок и не устраивал дебошей, жил, как жил, занимаясь любимым делом – музыкой…

Внезапно плавная речь Ванессы приостановилась и она посмотрела на меня, глубоко вздохнула и продолжила:

- А потом появилась эта Мишель. Лучше б ее вообще никогда не было в его жизни. Что он тебе рассказывал о ней? – обратилась она ко мне.

- Она была вашей соседкой и они безумно любили друг друга пока она не умерла. Он не сообщал мне подробностей. Лишь поверхностные сведения.

- И то верно. Тут нечем особо хвастаться. Возможно, он и правда ее любил, а вот любила ли она его – это очень сложный вопрос. Ну ладно, я продолжу рассказ.

Она действительно поселилась с нами по соседству. Да, ей и правда было тринадцать, но на этом правда, сказанная тебе Брайаном, пожалуй, заканчивается.

Прежде, чем обратить свое внимание на Брайана, она перевстречалась с большей частью мужского населения нашей округи. Потом на выходные к нам приехал Брайан, она увидела его впервые и сразу же влюбилась. Она была опытной охотницей, а он невинной жертвой. Она явно к нему приставала и он, не выдержав натиска, сдался. Когда они переспали, она не была девственницей, но Брайан, по неопытности, этого не понял. Она изображала к нему страсть, а на самом деле просто с его помощью хотела стать знаменитостью. Она была терпелива, ждала пять лет, пока он прославит ее, выведет в свет актрис, моделей, певиц. Но Мишель не знала, что Брайан не любит и не посещает светские мероприятия. Когда она поняла, что от него нельзя ничего добиться, кроме как стать примерной женой и матерью его детей, она решила порвать с ним отношения, но узнала, что ждет ребенка. А остаться одной с малышом было хуже всего, поэтому она осталась с ним. Он был без ума от счастья и буквально носил ее на руках, выполнял любые капризы. Мишель принялась шантажировать его. Она сказала, что убьет и себя и ребенка, если он не сделает ее знаменитостью. Однажды они сильно повздорили, у нее случились преждевременные роды и… она умерла. Ну как тебе история?

- Печально. Неужели, он так и не понял, кто она?

- Нет. Он по-прежнему считает ее святой. Он жил и продолжал бы жить, как затворник, если б в его жизни не появилась ты. Ты буквально спасла его жизнь. А то он почему-то был уверен, что теперь до конца жизни должен быть верен одной женщине.

- Вы что-то говорили про своего мужа. Что он стал хуже относиться к Брайану после истории с Мишель. Может расскажите? – напомнила я.

- Да я уже говорила, что эта девчонка своим приездом в наш милый уютный городок, или по крайней мере подпортила, всем его обитателям.

В первую очередь пострадала наша семья. Да и парни, с которыми она некоторое время встречалась, а потом бросила, тоже не испытали большого счастья. Хотя все представители мужского пола, здесь говорят о ней только хорошее. Такое чувство, как будто она использовала какое-то приворотное зелье. И только женщины видели, что она из себя представляет. Но мужчины, словно ослепли и оглохли и не желали никого слушать. А сколько горя хлебнули те девушки, у которых она отбила парней.

Я поняла, что Ванесса «немного» увлеклась, критикуя на все корки так и не состоявшеюся невестку, но перебивать не стала. Пусть выскажет: все, что в душе накопилось. Тем более, что спешить мне некуда. Так же было очень интересно послушать семейные истории Брайана, которые он не рассказал мне сам. Плавная речь Ванессы успокаивала и даже более того – усыпляла. Сейчас мне больше всего хотелось закрыть глаза и унестись мыслями куда-то очень далеко. Но никак нельзя было терять нить рассказа. Ванесса как раз с вдохновением рассказывала, как Мишель увела парня у дочери ее одноклассницы. Чувствуя, что глаза сами вот-вот закроются, я решилась прервать рассказчицу.

- Миссис Метьюс, простите, конечно, что перебиваю такой увлекательный рассказ, но… Может выпьем по чашечке кофейку, а?

- А что, хорошая мысль, - она улыбнулась, встала из-за стола и поставила на плиту чайник, - Так на чем мы там остановились?

- Вы рассказывали что-то о Мишель и о вашем муже, - рискнула я на несколько действий перемотать длинный рассказ.

Но, к счастью, Ванесса и вправду уже забыла на чем остановилась, и мы, с моей помощью, добрались до самой сути вопроса.

- В общем, мой Джон тоже запал на Мишель, - выдала она на одном дыхании.

- Что?! – я даже кофе поперхнулась от неожиданности, не ожидая того, что мы так быстро доберемся до сути вопроса, - Простите… - тут же извинилась я за столь бурное проявление чувств.

- Ничего, ничего. Я понимаю, это звучит дико. Тринадцатилетняя девочка и взрослый, даже уже в возрасте, мужчина, но… Увы… все именно так и было.

Я устроилась поудобней, прижимая к себе чашку с теплым кофе, и приготовилась слушать захватывающую историю. Сейчас мне и вправду было очень интересно.

- Брайан уже стал звездой, жил в Лос-Анджелесе и к нам приезжал только на праздники и иногда на выходные.

Когда приехала Мишель, Брайана здесь не было. Помутив голову молодым парням, эта девушка, извините за выражение, принялась за моего мужа. А может он первый начал с ней заигрывать. Уж не знаю.

- Так они что… того… переспали?! – изумленно спросила я, лишь потом осознав, что неприлично спрашивать у будущей свекрови, спал ли ее муж с бывшей невестой моего жениха.

- Я не знаю до чего у них там дошло на счет постели, но в нашей семье дошло до того, что он собирался бросить меня и жениться на ней. Ты представляешь себе это?! Да она ему во внучки годилась. И внешность – чистый ангел. Сразу на всех производила хорошее впечатление.

- Ну, а потом что же было?

- А потом приехал Брайан и она бросила Джона и ушла к моему сыну.

- О Господи! Вы такие страсти рассказываете! Почище мексиканских сериалов.

- А Мексика-то недалеко от нас находится, - заметила Ванесса.

- Я так поняла, Брайан не знал, что она из себе представляет, ведь так? – я слишком уважала своего жениха, чтоб предположить, что он все знал и преспокойно продолжал считать свою девушку ангелом.

«О Боже! – вдруг пронеслось у меня в голове, - ведь до Мишель Брайан не имел дела с женщинами. Выходит, она сделала его мужчиной, и всему, что он знает и умеет, обучила его она!» От этой мысли мне снова стало не по себе. Я чуть было не поперхнулась уже полу остывшим кофе, но слова Ванессы меня отвлекли.

- Нет! Брайан ничего не знал. Это я попросила всех помалкивать, а муж, как ни странно, совершенно спокойно уступил любовницу сыну.

Я вздохнула с облегчением, но тут же заподозрила что-то неладное.

- Вы же жалели всех парней, с которыми она встречалась. Отчего же сына не пожалели? Еще и скрывали от него такую неприглядную правду. Вы буквально толкнули Брайана в объятья к… к этой… Вам не стыдно от этого?

- Эх, Доми! Сразу видно, что ты не мама. С Брайаном все было совсем по другому. Ему нужна была девушка, понимаешь, нужна. Все равно какая. Ему было двадцать три. А он не знал, с какой стороны подходить к женщине. Он просто не обращал на девушек внимания. Вернее, в юности, конечно, обращал, только все ему отказывали. Ведь у него нестандартные, скажем так, данные. Внешность, увлечения, характер. Привычки. Вот он и отчаялся. Решил посвятить себя творчеству. Теперь ты понимаешь, какое счастье, что ему подвернулась Мишель?

- Теперь-то понимаю, - согласилась я.

- Вот-вот. Их союз был выгодным для всех. Для девушек, для парней, для нашей семьи. К тому же она, кажется, и правда полюбила его. И ведь не бросила же. Понимаешь, с Брайаном всегда так, девушки его либо любят до безумия, либо не обращают внимания. Последнее, правда, чаще. Так вот, когда Джон узнал, что Мишель переезжает к нему, то строго с ним поговорил. Он так и сказал: «Тебе очень повезло, что такая девушка обратила на тебя внимание. Ты должен беречь это сокровище. И учти, если с ней что-то случится, я тебе никогда этого не прощу. Понял?» А когда она умерла при родах, Джон совсем с ума сошел. Обвинил во всем Брайана и сказал, чтоб он теперь до конца жизни хранил ей верность. Мне кажется, он до сих пор продолжает ее любить, - печально закончила она рассказ.

- Мне очень жаль, правда, - я подошла и ласково обняла Ванессу за плечи, - не плачьте. Все как-нибудь да образуется.

Ванесса достала из кармана платочек, протерла влажные глаза и посмотрела на меня.

- Доминика, ты ведь не спешишь? – с надеждой спросила она. Не успела я ответить, как она сразу же улыбнулась и сказала, - Вот и прекрасно! Может тогда еще по чашечке кофе? Я ведь так и не рассказала тебе то, ради чего, собственно говоря, и затеяла этот разговор.

- Да? Неужели? – притворно удивилась я. Мне уже казалось, что Ванесса рассказала мне все, что только можно, - ладно, простите. Мне и правда некуда спешить.

Я посмотрела на настенные часы. Было уже около десяти. У себя дома мы с Брайаном обычно ложимся в одиннадцать. Что ж, у разговорчивой Ванессы есть приблизительно час. «Если не уложится, - решила я, - скажу, что уже поздно и пора спать, а то Брайан рассердится на меня».

- Итак, что вы еще хотели важного мне рассказать? – мило улыбаясь, спросила я, наливая себе кофе.

- Это касается Брайана. Наверное, когда вы начали встречаться, он об этом умолчал, но поскольку ты уже почти член семьи, то обязана узнать это.

- Что «это»? – не особенно волнуясь, спросила я.

- Брайан… он… в общем, он бывший наркоман, - на одном дыхании выпалила она и выжидающе посмотрела на меня.

Чашка с кофе, которую я как раз подносила ко рту, вдруг резко выскользнула у меня из рук, и прежде, чем разбиться об пол, выплеснула на мой белый сарафан коричневый напиток, находившейся там на момент падения.

- Что?! – медленно переспросила я, даже не обратив внимания на испачканный сарафан и осколки на полу. Сейчас меня больше всего на свете волновал Брайан.

- Надеюсь, я не сильно шокировала тебя? Ты же не передумала выходить за него замуж? – испуганно переспросила Ванесса, - Ой, Доми, а у тебя пятно на платье, - заботливо подсказала «мама».

- Ничего! Пятно подождет! – резко сказала я, - А я не сдвинусь с этого самого места, пока вы мне все подробно не объясните.

- Да-да, конечно, - послушно закивала головой Ванесса, - Дорогая, ты только не волнуйся.

«Да, первое впечатление бывает обманчиво, - с тоской подумала я, - А она показалась мне вначале такой милой… И не стыдно про родного сына гадости рассказывать». В том, что все это неправда, я почти не сомневалась. Брайан был для меня идеалом, святым, ангелом – он был всем для меня в этом мире. А ведь ангелы безупречны – это всем известно. Я была склонна скорее поверить своему возлюбленному, чем его несколько странноватой, притворно доброй матушке.

«А чашку тогда почему разбила, если доверяешь Брайану? – тут же спросил внутренний голос, - значит, какие-то сомнения все же есть»?

«Я люблю его и это главное. Я склонна поверить скорее своим глазам. При мне он не пьет, а только иногда курит», - отвечала я сама себе, оправдывая его.

«Да? А откуда ты знаешь, что он там курит? Возможно даже, что какую-то травку».

«Так, все, хватит! Не смей наговаривать на Брайана! Давай-ка лучше послушаем, что скажет нам Ванесса», - прикрикнула я на свой внутренний голос и повернулась к маме Брайана.

- Ладно, рассказывайте.

- Это случилось впервые еще при жизни Мишель. Я так чувствую, что это она его приучила. Но Брайан был сильным и наркотическую зависимость не обрел. Мишель была наркоманкой давно. Возможно именно из-за этого у нее и случились преждевременные роды.

- Вы столько «хорошего» мне рассказали о ней. Может еще скажете, что и ребенок был не от Брайана, а от какого-то дружка-алкоголика? – язвительно переспросила я. Честное слово, двух часов, проведенных с Ванессой на кухне, вполне хватит, чтоб приличный человек позабыл все правила хорошего тона. Но она, видимо, привыкла к такому и даже не обижалась, а мило улыбаясь, продолжала рассказывать.

- Нет. Ребенок точно был его. Должна была родиться девочка. Я же говорила, какой бы не была эта девушка, но Брайана она любила по-настоящему и не изменяла ему. К тому же, не в ее правилах было спать с одним, пока официально не рассталась с предыдущим партнером.

- Ладно-ладно, - примирительно сказала я, - рассказывайте дальше.

А про себя я решила больше не перебивать ее, а то чувствую, что она так и продержит меня здесь до самого нашего отъезда.

- После ее смерти, на него навалилась страшная тоска и нежелание жить дальше, а отправиться на небеса вслед за своей возлюбленной и доченькой. И только искренняя вера в Бога и страх перед самым ужасным из всех грехов – самоубийством, заставили его вовремя остановиться и продолжить жить дальше. Но он стал жить затворником – ни с кем не общался, разорвал контракт с лейблом, и решил больше никогда не встречаться с девушками. Доми, ты спасла его! Я так рада за ваши отношения. Если б не ты, я не знаю, что могло случиться.

Я разумно промолчала о том, что до меня он переписывался с девушками по интернету, не став разочаровывать женщину во мне.

- Доминика, скажи, ты ведь искренне его любишь?

- Ну конечно! - поспешила я заверить женщину, - Брайан для меня - всё!

- Тогда я прошу тебя, пообещай мне одну вещь.

- Всё что угодно, Ванесса.

- Пообещай, что никогда не бросишь его на произвол судьбы, пообещай, всегда быть рядом с ним, чтобы не случилось.

- Я-то обещаю. А вдруг я ему разонравлюсь? Знаете ли, мужчины склонны к изменам. Вот взять для примера, хотя бы вашего мужа Джона. Извините, конечно, за наглость, но раз уж у нас зашёл такой откровенный разговор…

- Ничего, я не обижаюсь. но Брайан не такой. Он никогда не предаст тебя.

“Надеюсь,” - подумала я, а вслух сказала:

- Ладно, спасибо, что рассказали мне о Брайане что-то новенькое. Уже полдвенадцатого, я с вашего позволения, пойду спать. Брайан уже заждался меня.

- Ой, конечно иди, - Ванесса резко перешла от роли сплетницы к роли приветливой и радушной хозяйки, - прости меня, неразумную. Совсем заболтала тебя. А ты, небось, устала с дороги.

Я уже направилась к двери, но Ванесса жестом меня остановила.

- Постой, Доми, не забывай нашего разговора. Пока у вас всё хорошо, но потом, особенно после свадьбы, кое-какие познания о тёмной стороне его души могут пригодиться. И помни, чтобы не случилось между вами, я буду на твоей стороне. Ведь именно ты спасла его от наркотиков и затворнический жизни. Большое спасибо тебе за это.

- Да не за что, я искренне люблю его, а он меня. И пожалуйста, не вмешивайтесь в наши отношения, по крайней мере, пока вас лично об этом не попросят.

- Конечно, Доми, конечно, - послушно закивала она, - прости, если что-то не то сказала. Но я желаю тебе и сыну только добра.

Её идиотская привычка соглашаться абсолютно со всем, что ей говорят, потихоньку начала раздражать меня я поспешила уйти, пока она не вспомнила очередную семейную историю длиной в час.

- Спокойной ночи, спасибо за заботу, Ванесса, - и я поспешно вышла за дверь, не дожидаясь ответа.

- Спокойной ночи, Доминика. Поцелуй за меня Брайана, - услышала я из-за двери.

- Обязательно.

Уже поднимаясь по лестнице, я вспомнила, что забыла предложить Ванессе свою помощь, чтобы помыть посуду, но тут осознала, что ужасно хочу спать и махнув на все рукой, пошла к себе. Вернее в нашу с Брайаном спальню.

Я так устала, что даже не стала зажигать свет, а сразу, не раздеваясь, рухнула в постель. Я даже не заметила, что Брайан лежал рядом со мной в одних трусах и кровать была расстелена.

Сон уже почти окутал меня плотной пеленой своего тумана, как я почувствовала сзади у себя на талии его большие сильные руки. Я решила не обращать на это внимание и сосредоточиться на сне. Я сейчас была в таком состоянии, что плохо различала сон и реальность. Руки тем временем настойчиво, но медленно и нежно, проникли под тонкую ткань короткого сарафанчика и прикоснулись к коже. Я подумала, что мне это снится или кажется, как часто бывало дома, ещё до встречи с Брайаном, и полностью решила отдаться этим своим ощущениям.

- О, Брайан! - прошептала я, - я так люблю тебя.

Тут я ощутила сладкий поцелуй в плечо и окончательно проснулась.

- Любовь моя, где же ты была так долго? Я соскучился. Господи, я так хочу тебя!

Я повернулась к нему и немного раздражённо произнесла:

- Брайан, что ты делаешь?!

- Я занимаюсь с тобой любовью, дорогая. Что-то не так? -он приподнялся на локте и пристально посмотрел на меня, свободной рукой по-прежнему блуждая под моим сарафанчиком.

Я высвободилась из его объятий и строго посмотрела на него.

- Любовью? Здесь? В родительском доме? Да ты с ума сошёл! Я никогда не пойду на это!

Я одела сарафанчик и отвернулась, считая разговор оконченным, но у Брайана, очевидно, было другое мнение.

- Что?! Я что-то тебя не понял. Сначала шляешься Бог знает где, потом, ничего не объяснив, подобно мешку с картошкой, валишься в кровать. А когда я самостоятельно проявляю инициативу, отказываешь мне?! Отказываешь в такой простой вещи, которую может дать любая женщина любому мужчине?! Я не могу понять тебя! И вообще помнишь, кто сделал тебя женщиной? Я не хочу давить на тебя, но ты обязана мне многим.

Я почувствовала, что он по-настоящему на меня обиделся и разозлился впервые за всё время нашего знакомства. Назревала самая настоящая ссора. Вместо того, чтобы успокоить его, приласкать, мягко объяснить ситуацию, я ещё больше разозлилась и начала высказывать всё, что накипело в душе во время разговора с Ванессой.

- Во всём виновата твоя мать! - заявила я, резко поворачивается к нему. Я сидела вместе с ней и выслушала её бредни про тебя да твою любимую Мишель. Знаешь зато я узнала очень много интересного, полезного для себя. А ты оказывается много мне не рассказывал о себе, Брайан Метьюс!

- Что ж, интересно, Ванесса рассказала тебе обо мне, чего я сам тебе не сказал? - Брайан пытался говорить равнодушно и беспечно, но в его голосе чувствовалось напряжение.

- Например, то, что ты принимал наркотики. Это правда? А может, ты и сейчас их принимаешь в тайне от меня, а? У тебя есть оправдание для меня Метьюс? Тебе придётся очень постараться, чтобы я поверила.

Я тщательно следила за его реакцией и она не замедлила проявиться. Вся его злость и обида вдруг улетучились и я поняла, что нечаянно попала в его больное место. Его глаза стали грустными, напряжение исчезло и он съел на кровати, не решаясь взглянуть на меня. Я не ожидала, что это заявление так сильно заденет его и мне стало жалко его. Я вдруг вообще пожалела о том, что начала весь этот разговор, но в конце концов я всегда думала, что между самыми близкими людьми не должно быть секретов. Тем более таких, о которых в любой момент может проболтаться кто-то из знакомых. Это вдвойне неприятно. И узнавшему и тому, кто скрывал это от тебя. Мне вдруг захотелось обнять Брайана, прижаться к его большому сильному телу, услышать его ласковый нежный голос, забыть все обиды и продолжать жить, как будто ничего не произошло. В конце концов, я только сейчас это поняла, когда увидела печаль в его глазах, я его люблю и всегда буду любить, несмотря ни на что. Почему же я тогда рассердилась на него, что мы из-за этого поссорились? Не знаю. Наверное, мне хотелось, чтобы он сам мне обо всем рассказал, а не узнавать об этом от посторонних лиц, пусть даже от будущей свекрови.

Брайан сидел, отвернувшись от меня, на другой стороне кровати, я лежала на боку - на другой. Я уже собралась было обнять его и попросить прощения, но тут услышала его голос. Он звучал непривычно глухо.

- Прости. Прости, Доминика, что не сказал тебе об этом раньше. Ты сердишься на меня вполне справедливо. Это твоё право и я понимаю тебя.

Сначала я, как завороженная, слушала его голос, а потом перебралась поближе к нему и обняла сзади.

- Ну что ты. Я не сержусь на тебя.Но тебе надо было самому всё рассказать.

- Я знаю. Это было моей ошибкой, - он повернулся ко мне, попытался улыбнуться и спросил, - ты правда больше не сердишься на меня?

- Ну конечно, на тебя невозможно долго сердиться. Но всё-таки. может, поговорим об этом? Ведь между нами не должно быть никаких секретов.

- Ты права, в очередной раз. Да, это действительно было. Я был дураком и не понимал, что делаю. Не понимал, что причиняю страдания своей семье. Мне тогда казалось, что раз Мишель умерла, я остался один на всём белом свете и никому нет до меня никакого дела.

Мы сидели рядышком, обнявшись, на кровати и я внимательно слушала каждое его слово.

- Знаешь, кто мне помог вернуться к настоящей жизни?

- Кто?

- Ты!

- Я!? Не может быть! Значит, когда мы познакомились, ты… - я не могла закончить свою мысль и Брайан помог мне.

- Тогда я продолжал принимать наркотики. Но настоящая любовь спасла меня. Увидев тебя, мне захотелось вернуться к нормальной жизни. Знаешь, почему меня полгода не было? Я был в реабилитационном центре. Я не хотел заставлять тебя страдать из-за меня. Но теперь всё позади, уверяю тебя. С прошлыми привычками покончено навсегда.

- Я верю тебе, обещаю, я всегда буду с тобой. Только я и не знала, что так много значу для тебя.

- Да, это так. Прости, что я тогда сказал, что ты обязана мне многим. На самом деле это я перед тобой в долгу, гораздо больше.

- Ты тоже прости меня. Я очень сильно тебя люблю, но тогда была просто шокирована и не смогла сдержать своих эмоций. Брайан, а давай больше никогда не будем ссориться.

- Давай.

Мы поцеловались в знак примирения, скрепляя это обещание.

- Ладно, уже поздно. Давай-ка спать ложиться.

Мы легли, каждый на свою половинку. Некоторое время лежали молча. На этот раз Брайан твёрдо решил не прикасаться ко мне. Но я уже сама знала, что делать.

Я осторожно подвинулась к нему и нежно поцеловала.

- Брайан, ты ещё не спишь? - ласково спросила я. Сердце грела любовь к нему и счастье, что я могу находиться рядом с ним. На душе было хорошо.

Брайан повернулся ко мне и выжидательно посмотрел. Он думал о том же, о чём думала я, но на этот раз не хотел торопить меня.

- Я тоже тебе тогда неправду сказала.

- Насчет чего? - лукаво улыбнулся он, делая вид, что не понимает, о чём я.

- Насчёт того, что не хочу заниматься с тобой любовью. На самом деле - хочу. Очень хочу. Ты, надеюсь, не раздумал?

- Ты уверена? А как же родители?

- Родители тоже были молоды. Они поймут.

- Ну раз так, то… - и он решительно накрыл нас обоих одеялом. Уже через мгновение оттуда полетели вещи.


========== 13 Глава Ямайка - остров любви! ==========


13 Глава

Ямайка - остров любви!


Я проснулась от того, что яркие лучи солнца, стоящего уже довольно высоко в небе, светили мне прямо в лицо. От жаркого ямайского солнца не спасали даже плотные шторы на окнах. Я на миг прикрыла рукой глаза, а свободной рукой пошарила на кровати рядом с собой. Брайана не было.

Второй пункт, от чего я ненавижу жить в гостях - это пробуждение в одиночестве первого утра. Не знаешь, где все, не знаешь, что делать и куда идти. Но выбора не было. Надо с чего-то начинать.

Для начала я решила встать и застелить постель, а потом, предварительно одевшись и причесавшись, спуститься вниз и поискать остальных обитателей дома.

Прежде всего я взглянула на часы. “Надеюсь, я не слишком поздно встала. Хотя, интересно, во сколько они обычно встают. Сельские жители встают, обычно, ни свет ни заря, а жители острова? Брайан мог мне хоть что-то о себе рассказать?! - неожиданно возмутилась я, - или он хочет выставить свою невесту перед родителями полной идиоткой?! Пусть только вернется, я ему покажу!”

Гнев, охвативший меня, неожиданно прибавил уверенности в себе. Я стала довольно резво застилать постель и одеваться, даже забыв взглянуть на часы и узнать время.

Однако я вспомнила Брайана и то, что мы творили сегодня ночью, и поняла, что не могу долго на него сердиться, что бы он ни делал.

На мне были только белые трусики-шортики и лифчик, когда я открыла чемодан с неразобраными вещами и стала думать, что мне надеть. Я остановила свой взгляд на больших серебряных овальных сережках. “Они будут хорошо смотреться с высоким хвостом на макушке”, - решила я, и не долго думая, начала надевать их.

Вдруг я ощутила, что в комнате заметно стало менее душно, словно ворвался поток свежего воздуха.

Я резко обернулась к окну. “Как бы не вошел кто-нибудь, пока я в таком виде”, - промелькнуло у меня в голове. С окном было все в порядке. Плотные шторы скрывали пейзаж за окном, а так же сами окна. “Надо бы закрыть дверь. Для безопасности. Интересно, а на ночь кто-то запирал дверь?” Я уже было подошла к двери, чтоб проверить замок и запереть его, но к моему удивлению, защелка была заперта.

Окно, дверь, Брайан… В голове тут же прояснилось и две детали головоломки сложились в одно целое. Не успела я ничего придумать и предпринять, ка услышала прыжок, почти бесшумный, в следующие мгновение, не успела я обернуться, чьи-то руки закрыли мне глаза.

- Угадай, кто это, - предложил знакомый голос.

Я чуть не расхохоталась, но решила поддержать его игру и сосредоточенно задумалась.

- М-м-м, даже не знаю. А на ощупь можно?

Он тоже собирался рассмеяться, но решил сохранить серьезность и только согластлся.

- Как тебе будет удобно.

- Хорошо. Ну держись!

Он стоял ко мне совсем близко, почти вплотную. Я чувствовала на шее его горячее дыхание. Я протянула руки назад и стала ощупывать знакомую фигуру. Я знала его в мельчайших подробностях, но всё же не отказала себе в удовольствии дотронуться до него ещё раз. На ногах у него были привычные джинсы. А выше пояса он был обнажён. Потрогав знакомый живот, я переместилась к шее и лицу. Потом обняла его за шею и нежно сказала:

- Если поцелуешь меня, я возможно узнаю тебя.

- Ну раз так…

Брайан осторожно коснулся моих губ. Но видимо ему стало неудобно с занятыми руками. Поэтому он наконец, позволил мне открыть глаза, потом развернул к себе лицом и принялся целовать уже в полную силу. Я с той же страстью отвечала на поцелуи наконец мы смогли оторваться и с нежностью посмотрели друг на друга.

- Доброе утро, принцесса! Как спалось на новом месте?

- Замечательно, любовь моя. С тобой я могу уснуть, где угодно. А вот пробуждение в одиночестве мне не понравилось, - я обиженно надула губки.

- Ну прости меня. Я думал вернуться к твоему пробуждению, - он примирительно ласково коснулся моих губ.

- И где же ты был?

- В саду, грелся на солнышке. Там так хорошо. Вот, бананчик тебе принёс, - и он протянул сладкий фрукт, которые здесь росли повсюду.

- За бананчик спасибо, - я быстро забрала у него презент и принялась очищать кожуру.

- Ты сегодня так рано проснулась.

- Рано? Неужели? Сколько же время? Мне показалось, что я проспала целую вечность.

- Шесть часов..

- Но солнце…

- Оно здесь светит почти круглосуточно, - небрежно бросил Брайан, - привыкай.

- Чем займёмся сегодня?

- Как я и обещал - на пляж идём - знакомиться с величайшим чудом природы под названием океан. Так что быстренько одевайся. С утречка там как раз самая прелесть.

- А завтракать мы разве не будем? Как пойдём, вот так, не предупредив родителей? - забеспокоилась я.

- Возьмём фруктов и прохладительных напитков. Отец уже ушёл на работу - он рыбак. Маму я вчера предупредил. Идём!

- Я вспомнила мрачный взгляд Джона Метьюса и долгий, не самый приятный, разговор с Ванессой и поняла, что мне не особо хочется видеть кого-то ещё, кроме Брайана.

Поэтому я быстро переоделась, взяла необходимые вещи и выпрыгнула в окно вслед за Брайаном.

Едва мои ноги коснулись мягкой травы, что обильно росла под окном, Брайан весело обернулся и протянул руку.

- Ну же! Смелее красавица. Я покажу тебе одно из самых моих любимых мест. Ты полюбишь его так же сильно, я уверен, как привязан к нему я, ведь у нас совпадают вкусы и интересы во многом.

- Это далеко? - спросила я.

- Нет. На машине - совсем близко. Хотя можем и пешком пройтись.

- Ты же не любишь любую технику. Машины исключения из правила? - не утерпела я подколоть жениха.

Он тем временем подошёл к гаражу, открыл его и мы вошли внутрь. Белый, с сероватым оттенком красавец-кабриолет стоял там. Брайан подошёл к нему и нежно прикоснулся к капоту, а потом обернулся ко мне и улыбаясь сказал.

- Пожалуй, да. Если остальная техника мешает развитию человеческих чувств, то транспорт, наоборот, помогает. Это действительно весьма полезное открытие, - он открыл переднюю дверцу передо мной, - прошу!

Я с восхищением рассматривала такую красоту. И хоть машина явно была далеко не новой, было видно, что о ней хорошо заботились и делали всё, чтобы она выглядела достойно.

Брайан сел рядом со мной и завёл мотор. Мы аккуратно выехали из гаража, а потом и за ворота и покатили по деревенскому шоссе.

- Эта машина со мной с двадцати лет. Я купил её за свои первые заработанные музыкой деньги.

- Я вижу, ты очень привязан к ней, - я деланно вздохнула,- правду говорят, что для мужчины на первом месте машина, а уже за ней идёт женщина.

Брайан повернулся ко мне и широко улыбнулся.

- Я не из их числа. Ведь с машиной не поговорить по душам и она не согреет тебя холодной зимней ночью. В отличие от женщины. Поцелуй меня, Доминика!

Я с радостью повиновалась - обняла его за шею и нежно коснулась его губ, однако я не хотела отвлекать его от дороги.

- Брайан… - начала я нерешительно.

- Да!

- Ты научишь меня водить машину?

Его брови при этом чуть заметно нахмурились и он ответил:

- А зачем тебе это? Муж всегда доставит тебя в любое место, куда тебе надо.

- Всё равно - это здорово самой сидеть за рулём и управлять автомобилем.

- Но это очень опасно. Я не хочу подвергать тебя этому. И вообще, удел женщины - сидеть дома и рожать детей. А водить машину - это мужское дело.

- Так и знала, что ты это скажешь! Но ведь романы писать - тоже не женское дело, а ты мне разрешаешь.

- Сказал же - сидеть дома. Когда ты пишешь, ты дома и я спокоен. Я очень сильно люблю тебя, - он повернулся и поцеловал меня.

- Я тоже люблю тебя. Но мы ещё вернёмся к этому разговору.

- Посмотрим.

Брайан неожиданно сделал крутой поворот и сказал:

- Ну вот! Мы почти приехали. Я же говорил - быстро доберемся.

Мы вылезли из машины и Брайан попросил меня закрыть глаза.

- Ты только не вздумай подглядывать. Я хочу устроить тебе сюрприз и показать одно из моих любимых мест.

Я закрыла глаза и почувствовала, как его сильные руки подняли меня и куда-то понесли. Однако, меньше чем через пару минут, мы добрались до места и он осторожно опустил меня на приятный теплый песок. Я всё ещё не открывала глаза, но почувствовала, как он сел рядом и обнял меня за плечи.

- Можно открывать? - спросила я.

- Да-да, конечно. И постарайся не ослепнуть от увиденной красоты природы. Я знаю, как ты её ценишь и любишь.

Я открыла глаза и тут же зажмурилась от яркого солнца. но чуть приглядевшись, я поняла, что Брайан был прав. Я огляделась.

Мы сидели на песке возле самой кромки воды в очень уединённом местечке. Позади и по бокам от нас были густые высокие тропические заросли, а впереди - океан. Тот, кто видел океан впервые и помнит какие ощущения при этом испытывал, сейчас поймёт меня. Передо мной сейчас расстилалась огромная водяное пространство, где нигде не было видно противоположных берегов. С одной стороны в воде высились большие камни и это придавало ещё большую красоту пейзажу, окружавшему меня. Большие волны, словно играя друг с другом с шумом натыкались на каменную преграду, оставляли свои пенные шапки на берегу и возвращались обратно в океан. Пена быстро испарялась на солнце, которое ярко светило в чистом голубом небе. Вода искрилась и переливалась всеми цветами радуги под её лучами. Но это было ещё не всё. С другой стороны - напротив груды камней - лежала небольшая лодка, перевёрнутая и прицепленная большой толстой цепью к столбу высотой не более одного метра. А на боку у лодки я смогла прочитать надпись, сделанную белой краской неровными печатными, уже полустертыми, буквами. “Брайан М.” - гласила она.

- Боже, Брайан! Это та самая лодка?! - возбужденно воскликнула я, - на которой ты плавал с двенадцати лет?! Вот это да!

- Сам удивляюсь, как она сохранилась до сих пор, никем не тронутая! - Брайан встал, подошёл к лодке и с нежностью хлопнул её по боку, - с другой стороны, это место очень надёжное и о нём никто не знает. В детстве я любил приходить сюда подумать о жизни. Здесь родилась моя песня “My Place is here”.

- А она пригодная? - волнуясь спросила я, - ты ведь меня покатаешь? Помнишь, ты обещал мне ещё в самолёте по дороге сюда.

Брайан вернулся ко мне и снова сел рядом.

- Конечно покатаю, моя принцесса. Но только в другой раз. К тому же её нужно осмотреть - не повредились ли за такой долгий срок её детали. Ты же не хочешь жертв? - он весело рассмеялся, - Ну что? Окунемся?

Мне показалось, что волны ещё более яростно забили о камни, словно призывая нас как можно быстрее войти в воду.

И я не хотела эти этому противиться. Я расстелила на песке подстилку, где хватило бы места и на двоих. Было очень жарко. Об этом заранее - ещё дома - предупредил меня Брайан. Поэтому я надела только свой ярко-бирюзовый раздельный купальник, а на бедра, как юбку повязала почти прозрачное парео. Лёгким движением руки скинула его на подстилку и была полностью готова к купанию. К тому же солнышко продолжало припекать, несмотря на то, что мы выбрали место относительно в тени. Я обернулась к своему жениху и сказала:

- Что ж, я готова! Догоняй меня, - с этими словами я вошла в прохладную воду Атлантического океана и уже через мгновение поплыла вдоль берега, весело брызгаясь во все стороны.

Брайан быстро скинул с себя одежду и со словами:

-Ну держись, красавица! Сейчас я догоню тебя! - он вошёл в воду, даже почти вбежал, и бросился догонять меня, образуя при этом не меньшее количество брызг.

Весело смеясь, я попыталась некоторое время держаться на безопасном расстоянии от него, следуя правилам игры “догонялки в воде”. Но несмотря на все мои старания, скоро он меня догнал и я очутилась в его сильных руках. Но я не сопротивлялась этому. Руки уже обвивали его шею, а ноги инстинктивно обхватили его сзади. Я почувствовала как он напрягся и запрокинув голову назад весело рассмеялась.

- Ты сегодня такая красивая в этом купальнике, - тяжело дыша, прошептал он, - и соблазнительная, - тут же добавил он.

Я улыбнулась и поцеловала его. Он ответил. Некоторое время страстные поцелуи продолжились. И я поняла к чему он клонит.

- Ты тоже хочешь этого? - спросила я, - прямо здесь и сейчас?

- А ты разве нет? - вопросом на вопрос ответил он, - я говорил, что тебе идёт этот купальник? Так вот, когда его на тебе нет, ты ещё красивее, чем в нём.

Я почувствовала, что разбудила в нём зверя. Я всегда это чувствовала заранее. Можно было и раньше предположить, что всё закончится именно этим. Интересно, все молодые себя так ведут?

Я высвободилась из его объятий и быстро поплыла к берегу. У меня появилась идея. Брайан некоторое время удивлённо и непонимающе смотрел на меня, а потом поспешил за мной следом. Мне удалось добраться до песка первой. На берегу я легла на коврик, соблазнительно расставив ноги, потом медленно потянула за завязки бюстгальтера, пока он не упал рядом со мной. Брайан, выбираюсь на берег, так и застыл посередине пути с раскрытым ртом. Он никак не ожидал от меня такой смелости. Раньше он всегда раздевал меня сам. Он знал, что я не слишком люблю обнажаться, тем более при ярком свете. Я с вызовом посмотрела на него, распустила волосы, заколотые сзади, чтоб не намочились в воде, и сняла с себя последнюю деталь одежды. Задумчиво покрутил в трусики воздухе, я небрежно отбросила их назад и поудобнее легла на подстилке.

Брайан постепенно оправился от шока, но почему-то то медлил и не спешил ко мне подходить. Я решила поторопить его и крикнула:

- Ну же! Чего же ты ждёшь?! Ты же так хотел этого?! Возьми меня прямо здесь и сейчас!

Казалось он ждал только этого, ждал приглашения или какого-нибудь знака с моей стороны. Теперь он набросился на меня, как дикий зверь. Его мокрое тело принесло моему желанную прохладу. Я не сопротивлялась, когда он в грубой форме почти насиловал меня. Я только смеялась и прижималась к нему всем телом, как можно крепче. Если бы кто-то сейчас увидел нас со стороны, то подумал, что мы выглядим, как дикие звери.

- Я люблю тебя, Брайан, - прошептала я, когда он резким толчком, не приласкав меня для начала, вошел в меня.

Теперь, вспоминая все это, я понимаю, что это был самый безумный, самый грубый… и самый лучший секс в наших отношениях, да и вообще в моей жизни.

Потом, когда все закончилось, мы лежали рядом в обнимку, грелись на солнышке и глядели в ясное голубое небо без единого облачка. Теперь мы выглядели уже более или менее прилично. Брайан надел плавки, а я свои трусики. Грудь я стыдливо прикрывала рукой.

- Ну и что это только что было? - спросил Брайан.

- Не знаю. Ты первый начал.

- Извини. Я повел себя грубо. Это разочаровало тебя? Не думала, что под внешностью ангела скрывается зверь?

Я только усмехнулась и погладила его по мокрым волосам.

- Это было лучшее, что между нами было, - призналась я, - как оказалось, мне нравится быть и чувствовать себя жертвой зверя.

Солнце поднялось уже довольно высоко в небе, но для нас время, словно остановилось.

- Который час? - после долгого молчания решилась спросить я, - Долго мы тут находимся?

Брайан, как оказалось. успел уже задремать и проснулся от звука моего голоса.

- О, уже полдень! - воскликнул он, только бросив мимолетный взгляд на положение солнца в небе, - нам пора!

Он встал и начал собирать вещи. Я последовала его примеру.

- Как ты без часов смог определить время? - удивилась я.

- Тут и часов не надо. Это же Ямайка - страна вечного тепла и солнца, за исключением сезона тропических ливней.

Мы сели в машину и не спеша тронулись в путь. Чтоб не напекло голову солнцем, я смочила в воде платок и повязала его на голову. Теперь я осталась в одном купальнике.

- Слушай, а у вас тут можно так ходить? Не удобно как-то, - с беспокойством спросила я.

- Ты же в одежде! Что тут неудобного? - пожал плечами Брайан.

- Знаешь, я как-то не привыкла разгуливать по городу в одном нижнем белье.

- Все так ходят, - уверенно заявил он.

- Да? Я что-то никого не видела, - возразила я.

- Ты не была на общественных пляжах. Там вообще все топлес ходят и никто не удивляется и не смущается. Кстати, можем сходить, если хочешь, - добавил он.

- Нет, спасибо. На сегодня с меня уже хватило пляжа. Мы домой едем? - неуверенно спросила я, заметив, что путь пролегает по другой дороге.

- Нет. Если все пойдет по плану, домой сегодня мы вернемся не скоро, - загадочно сказал он.

- Не поняла! Ты не хочешь поделиться со мной планами?

- Не волнуйся, дорогая. Мы едем к моим друзьям. Я хочу познакомить тебя с ними, - спокойно сказал он, закуривая сигарету.

- Не мог раньше сказать! - рассердилась я на него, - ну давай хоть теперь поясни мне, что к чему.

- Мы едем к другу моего детства Уильяму Бейтсу. Он живёт в получасе езды от нашего дома со своей женой Китаной. Она тоже моя близкая подруга, кстати. Уилл - богатый бизнесмен. Он занимается торговлей с соседними мелкими островами и имеет неплохие деньги. Мы давно не виделись, но думаю, Уилл будет рад нас видеть.

Я критически оглядела себя и с сожалением осознала, что выгляжу не лучшим образом для похода в гости: мокрые волосы спутались, да и купальник выглядит не очень. Но Брайан вряд ли захочет заехать домой только ради того, чтоб я переоделась. Тут я вспомнила, что собираясь на пляж в одном купальнике, не забыла захватить также и нормальную одежду - на всякий случай. И вот этот случай настал.

- Брайан! Мне надо переодеться! Останови машину и прикрой меня! - властно сказала я.

Он хотел что-то сказать, но лишь полускрытая улыбка скользнула по его лицу. Брайан послушно остановил машину. Я перебралась на заднее сиденье, а он держал покрывало, прикрывая меня. Хоть дорога и казалась пустынной, всё равно мне было страшно даже представить, если бы кто-то посторонний увидел меня голой. Да и Брайану этого не хотелось. Поэтому он ревностно охранял мои достоинства, которые по праву принадлежали только ему одному.

Я переоделась довольно-таки быстро. Уже через несколько мгновений я стянула с себя полувысохший купальник и надела лёгкую, почти невесомую, тунику серебристого цвета длиной до колена. Оглядев себя в зеркале заднего вида, насколько это было возможно, довольная сказала Брайану:

- Ну вот! Теперь я готова предстать перед твоими друзьями в достойном виде.

- Ты в любом виде выглядишь достойно, - сделал комплимент Брайан и весьма довольный поцеловал меня.

Дом Бейтса со стороны казался больше, чем в дом родителей Брайаном и более неприступным, с высоким металлическим забором вокруг двора.

Брайан одной рукой обнял меня за талию, а другой постучал в ворота. Послышался лай собак к вскоре на пороге возник и сам хозяин дома - Уильям. Завидев нас за воротами, он сначала остолбенел, но Брайан приветливо помахал ему рукой и Уилл, предвкушая радость встречи с давним другом, побежал открывать.

Мужчины обнялись, приветствуя друг друга, а мне Уилл пожал руку.

- Боже, Брайан Метьюс! Неужели это ты?! Сколько лет мы уже не виделись! Господи, как же я рад тебя видеть! Ну давай, проходи скорее. А кто эта прекрасная девушка рядом с тобой?

- Это моя невеста - Доминика. Она украинка, - с гордостью представил меня Брайан.

- Очень приятно. Неужто, Брайан, ты снова решил жениться? После всего того кошмара?

- Да. Доминика вернула меня к жизни. Я очень благодарен ей за это.

- Надо же! Это просто замечательно. И давно вы вместе? - продолжал сыпать вопросами Уилл. Было видно, он был любитель поговорить.

- Больше года, - ответила я с гордостью и с нежностью посмотрела на жениха.

- Проходите в дом. Не стесняйтесь. Китана дома с детьми. Думаю, она быстренько организует нам чего-нибудь на стол. Надо же отметить вашу помолвку, знакомство и вообще нашу встречу. Вы не спешите?

- Знаешь, Уилл, мы бы хотели еще кое-кого навестить из друзей. Так что особо долго засиживаться не будем, - сказал Брайан.

- Так в чём проблема?! Пусть все приходят ко мне и будем отмечать все вместе. Устроим тут классную вечеринку. Ты не против? Тогда я сейчас быстренько всех обзвоню. Итак, Миранда, Джек с женой Дианой, братья Диксон… - начал перечислять он, - никого не забыл?

- Постой, а Дерек?

- Он уехал отсюда. В Сан-Диего - Южную Америку. Женился на латиноамериканской девушке. Эх, Брайан, давненько же ты не был - новостей не знаешь. Ну да ладно, ещё наверстаем.

С лестницы спустилось молодая женщина лет тридцати.

- Моя жена - Китана, - с гордостью представил Уилл, - Брайан, ты же помнишь, Китану? Когда ты уезжал, ей было семнадцать.

- Привет, Брайан, - непринуждённо сказала она, а потом подошла к нему, обняла и поцеловала в щёку.

Мне оставалось только изумлённо переводить взгляд с жениха на эту постороннюю девушку. Но Уилл взял меня за руку и ободряюще шепнул:

- Не волнуйся. она на всех мужиков вешается. Спорт у неё такой. Тут главное - вовремя остановить, - и он обратился уже к Китане, - Эй, милая, приготовь нам что-нибудь поесть и накрой на стол. Скоро сюда придут ещё человек пять и мы будем праздновать. Поводов много, собралось.

- Да, любимый, - с этими словами она упорхнула в сторону кухни.

- Ну, давайте, гости дорогие, проходите в гостиную, присаживайтесь и рассказывайте. Я хочу первым узнать вашу историю.

Рассказывал, в основном, Брайан, зато я, в светлой зале, смогла более подробно рассмотреть Уилла. Брайан говорил мне, что они одноклассники, но Уильям выглядел старше. Его кожа была темной, почти чёрной. Он был пострижен коротко, почти нагло и одет в джинсы с причудливым поясом. Его жена Китана тоже была негритянкой, но ее кожа была светлее, чем у мужа. На голове у неё были заплетены мелкие косички, длиною до плеч. Губы были накрашены ярко розовой помадой, что совершенно не шла ей. В ушах покачивались большие серьги. Одета она однако было просто: белая майка и короткая джинсовая юбка. На ногах - простые босоножки на танкетке.

Китана, несмотря на свой внешний вид и показанную распущенность, оказалось на деле очень хорошей и ловкой хозяйкой. Она быстро накрыла на стол совсем простые блюда и поставила готовится более сложные.

- Прошу к столу! - поторопила она нас, входя в гостиную. Мне опять показалось, что она хочет соблазнить Брайана, вульгарно виляя едва прикрытой попой прямо перед его носом.

“Интересно, как будут вести себя незнакомые мне Миранда и Диана? - Подумала я, - надеюсь, они будут вести себя скромнее”.

На столе, покрытом белой скатертью, стояло блюдо с фруктами, шампанское и два блюда с канапе. Также легкие салаты с большим количеством зелени.

- Я поставила запекать курицу Так что горячего придётся немного подождать, - улыбаясь объяснила она.

Я отметила, что на столе нет безалкогольных напитков. “Что ж, придется всё есть всухомятку, - подумала я, - интересно, Брайан сможет удержаться от выпивки?”

Любопытство моё длилось недолго. Мы сели к столу и Китана сразу предложила:

- Кому что наливать?

- Я не пью, - быстро сказала я и покосилась на Брайана.

- Давайте шампанского - за встречу! - предложил Уилл и разлил всем, кроме меня.

Я почувствовала себя белой вороной и решив не отрываться от компании, быстро сказала:

- Ладно, давайте мне тоже!

Тут уже Брайан удивлённо покосился на меня и даже спросил:

- Дорогая, ты уверена? Ты же ни разу не пила больше одного глотка сразу.

- Ничего, надо же когда-то начинать.

Не успели мы осушить бокалы, как раздался шум подъезжающие машины. Китана приоткрыла занавеску и выглянув в окно сообщила:

- О, а вот и остальные гости пожаловали! Надо пойти встретить.

Вскоре раздались возгласы и шум. Гости вошли на кухню. Брайан встал и представил меня, а потом они подошли ко мне и сами все представились. Потом они долго обнимали Брайана, хлопали его по спине, поздравляли нас с помолвкой, говорили, что это событие надо бы хорошо отметить. Затем все, беспрестанно разговаривая и смеясь, дружно уселись за стол.

Разговор потёк своим ходом. Давние друзья предавались воспоминаниям, рассказывали о своей теперешней жизни. На меня никто не обращал внимания.

Единственной белой девушкой из всей компании, кроме меня, разумеется, была Миранда - тоненькая, худая, как тростинка, и бледная она совершенно не вписывалась в их общество. На вид она казалась ещё младше меня. На ней была простая розовая футболка и длинная узкая юбка. Она мало пила, ела ещё меньше и всё время молчала. У неё были большие грустные глаза.

- Кто ты? - спросила я.

Казалось, она была очень удивлена, что с ней кто-то заговорил.

- Я сестра Мишель, - тихо ответила она с сильным французским акцентом.

- Мишель?! - моему изумлению не было предела, - той самой?

- Брайан тебе рассказывал о ней?

- Он её очень любил.

- Возможно, но вот только…

Но боясь, как бы она не начала пересказывать заново всю историю, только уже со своей стороны, я решила сменить тему разговора.

- Как же ты оказалась здесь? Ведь, я слышала, твои родители уехали сразу отсюда после смерти старшей дочери?

- А причём здесь мои родители? - пожала плечами Миранда, - да, они уехали, а я осталась. Мне тогда было тринадцать лет. Я вышла замуж за почтенного человека. Сейчас его уже нет в живых. Я вдова, - грустно закончила она.

- Сочувствую, - я обняла её за худенькие плечи, - а ты, похоже, не слишком ладила со своей семьёй, - заметила я.

- Я их ненавидела. Все обожали Мишель, а меня никто не замечал. Они считали её ангелом, только это было далеко не так. Я даже обрадовалась, когда её не стало.

- Да, похоже, эта Мишель, незнакомая мне, и вправду была очень знаменитой личностью. Мне уже столько про неё понарассказывали, что я даже не знаю, кому больше верить.

- Верь своему сердцу, - посоветовала Миранда, - оно всегда поможет принять правильное решение.

- А как ты относишься к Брайану? Во всей этой истории ты была на его стороне? - полюбопытствовала я.

- С чего ты взяла вопрос? - удивилась Миранда, - я всегда на своей стороне. Брайан сам виноват, что связался с этой стервой. Мишель умерла и я освободилась.

- А зачем тогда общаешься с его друзьями? - удивилась я. Миранда уж никоим образом не производила впечатление компанейской девушки.

- Здесь все друг друга знают и волей-неволей встречаемся и иногда перекинемся парой слов. А тут сегодня зашли ко мне и сказали: “Брайан снова решил жениться. Пошли с нами на невесту смотреть!”

“Ага, так вот как здешние относятся ко мне и Брайану! - внутри я начинала потихоньку закипать, - я для них - диковинная зверушка, а Брайан - несчастный, один раз сбившийся с пути человек, который уже никогда не вернётся к нормальной жизни. У них просто возникает спортивный интерес и прогнозы к дальнейшей судьбе Брайана - оступится или нет. И как скоро упадет в пропасть.”

Я украдкой заглянула на Брайана. Он ел, пил и ничего не замечал вокруг себя. Он верит в искренность своих друзей. Однако мне захотелось сейчас же убежать отсюда.

Миранда, словно не заметив, какую бурю эмоций вызвала в моей душе, сказала:

- Ладно, раз уж ты решилась выйти за Брайана - желаю счастья в семейной жизни. Ну что ж, со всеми увиделась - пора мне домой. Дети маленькие ждут. Прощай.

- Постой, а сколько же у тебя детей? - неизвестно почему спросила я.

- Четверо, - спокойно ответила Миранда, встала из-за стола и молча удалилась.

Я только смотрела ей вслед, раскрывая рот от удивления. Нет, какие всё же разные получились сёстры.

Никто из присутствующих за столом не заметил ухода Миранды. Им было не до неё. Выпивки было много и почти все присутствующие - кроме меня, Брайана и Уильяма уже были почти недееспособны. С Брайаном, ничего не замечая вокруг себя о чём-то увлечённо беседовали. Краем глаза я заметила, что куда-то испарилась Китана.

Обо мне, казалось, все позабыли, даже Брайан. На душу навалилась тоска и грусть. Захотелось оказаться сейчас как можно дальше отсюда. А ведь всего несколько часов назад мне было так хорошо, когда мы предавались любовным утехам с Брайаном. Тогда почему же мне сейчас так плохо? Возможно, разговор с Мирандой подействовал на меня так удручающе. Меня начинало бесить, что все вокруг обсуждают отношения Брайана и Мишель. Похоже, я начинала ревновать к ней. Ведь я не такая яркая личность, как она.

Депрессия поглощала меня всё больше и больше. Казалось, просвета нет нигде. На этом этапе моих горестный раздумий я вспомнила, что алкоголь здорово расслабляет. Я уже выпила один бокал, терять было нечего. Бутылка заманчиво стояла совсем рядом - только протяни руку. И я решилась.

Скажу честно, я уже не помню, сколько бокалов выпила тогда, да я и не вела им счёт. Помню только, что когда бутылки из под шампанского опустела, я потянулась к бутылке с коньяком. Хотя в голове уже помутилось и я плохо соображала, где я, и что делаю, зато отчётливо видела всё происходящее вокруг себя - словно смотрела кино.

А события разворачивались очень даже интересные. В комнате снова появилась Китана, на этот раз с небольшим магнитофоном в руках. Она взяла для себя стул и взгромоздилась на него.

- Внимание! - закричала она, привлекая взгляды присутствующих к себе, - сейчас я станцую в честь жениха и невесты!

Она включила медленную музыку и смеясь принялась стаскивать с себя одежду. Внимание действительно было привлечено. Кто-то захлопал в ладоши и закричал “Браво”. Девушка и вправду была профессионалом в этом деле. Видно, часто практиковалось.

Краем уха я услышала, как Брайан поражённо спросил Уилла:

- Ты не остановишь её?

- Думаешь, она меня послушает? Китана и не такое бывало вытворяла. Ничего, пусть развлекается.

- Если бы Доминика такое устроила… - начал Брайан.

- Конец фразы я не расслышала. Мне вдруг стало смешно. “Ага, вспомнил значит, что я существую. Ну ладно, я тебе покажу, на что способна.” Мне вдруг и вправду стало интересно, что он мне сделает. Я тоже захотела хоть чуточку побыть в центре внимания, чтоб хоть немного походить на Мишель, о которой все постоянно твердят.

Я нетвердой походкой направилась в центр комнаты и громогласно заявила:

- Я тоже хочу станцевать и посвятить это танец Брайану Метьюсу - моему жениху, - заплетающимся языком сказала я и начала делать неуверенные движения бёдрами в такт музыке.

- Доминика, давай! Зажигай! - закричала Китана, поддерживая меня, - покажи, на что ты способна! Сними с себя всё! Мы хотим это видеть.

В узком платье длиной до колен танцевать стриптиз неудобно. Это каждый знает, но я решила попытаться и медленно эротично принялась приподнимать юбку к верху. Бельё на сей момент на мне отсутствовало, но мне было всё равно или я просто забыла об этом.

Зато помнил Брайан. Он, как только увидел меня, переменился в лице, резко встал из-за стола, подошёл и решительно взял мои руки в свои.

- Я никогда не позволю тебе этого делать. Слышишь, никогда. Ты не уличная девка и должна вести себя подобающим образом. Я не знаю, что случилось, но ты сейчас явно не в себе. Потом ты будешь жалеть об этом.

Он говорил правильные слова, но у меня в голове всё помутилось, хотелось быть смелой и дать ему достойный отпор.

- А что ты мне сделаешь? - я вырвалась из его крепких рук, - я не твоя собственность и ты для меня - никто. И вообще, что такого, если мои прелести увидит кто-то ещё, кроме тебя?

Но это было уже слишком. Даже тогда я успела осознать это прежде чем… Он молча залепил мне звонкую пощёчину. Я пошатнулась и с изумлением посмотрела на него. Меня никогда ещё не били близкие мне люди. Жгучая боль обожгла меня, а на глазах выступили слёзы.

Между тем все внимательно и с интересом следили за развитием нашей ссоры. Никто не проронил ни слова.

Брайан тут же осознал свою вину, нежно прикоснулся к больному месту.

- Прости, - прошептал он.

Потом он взял меня на руки и сказал:

- Ладно, ребята, нам пожалуй уже пора домой.

Он хотел было направиться к выходу, но тут к нам подошёл Уилл.

- Но куда вы уже пойдёте. Представь, что скажут твои родители. Оставайтесь у нас до утра.

- Да, ты прав. Это не слишком вас стеснит?

- Нет конечно! Дом большой, гостевых комнат много. Пойдём за мной - положишь её на кровать - пусть спит.

Я слушала вполуха. Глаза и вправду слипались.

Мы поднялись на второй этаж и Брайан бережно опустил меня на мягкую кровать. Это было моё последнее воспоминание. Дальше веки сомкнулись. Я крепко заснула.

Когда я проснулась, Брайан был рядом. Он сидел в кресле около кровати и курил. Я сонно потянулась и он тут же обернулся ко мне и потушил сигарету в пепельнице.

- Проснулась, принцесса? - ласково спросил он, - доброе утро, дорогая!

- Приветик, - я слабо помахала в ответ рукой, - который час?

- Уже довольно-таки поздно - семь утра. Помнишь, что вчера произошло? Ничего не болит? - заботливо спросил он.

В голове смутно проплыли образы из недавнего прошлого: разговор с Мирандой, бокал за бокалом шампанского, неудавшийся, к счастью, стриптиз в собственном исполнении и пощёчину от Брайана наконец. Говорят, что после алкоголя ужасно болит голова, но видимо я относилась к числу тех счастливчиков, которые на утро чувствуют себя вполне сносно. Только вот щека всё ещё болела. Я невольно коснулась её рукой.

- Дай мне зеркало, - попросила я.

Широкий красный след был хорошо виден даже невооружённым взглядом. Но я не винила Брайана. Если б он не вмешался тогда, могло выйти намного хуже.

Всё же от Брайана не ускользнуло моё расстроенное выражение лица. Он осторожно наклонился и поцеловал больное место.

- Прости меня. Сильно болит?

- Да нет, уже не очень. Надо было тогда лёд приложить.

Брайан опустился перед кроватью на колени и уткнулся лицом в мою руку.

- Извини. Я правда не хотел идти на такие меры.

- Ничего. Я даже благодарна тебе. Ты поступил очень мужественно. Надо иметь очень большую силу воли, чтоб ударить любимую женщину для её же блага. Я сама не знаю, что на меня нашло вчера.

Но это была неправда. На самом деле я прекрасно знала, но не хотела рассказывать Брайану о своей нелепой ревности к покойной Мишель, так как знала, что разговоры на эту тему причиняют ему боль.

Вдруг мне страстно захотелось обнять и поцеловать его.

- Иди ко мне, - я протянула руки ему навстречу.

Он взобрался на кровать и лёг рядом. Я притянула его к себе и поцеловала. Я только сейчас заметила, что на мне не шелестящие туника, а белая хлопковая ночная рубашка. Кто-то, конечно же это был Брайан, заботливо переодел меня. Брайан с ответной страстью поцеловал меня, а я нежно прошлась пальчиками по его обнаженной груди и осторожно нащупала застёжку на джинсах. Он отстранился и удивлённо посмотрел на меня.

- Ты хочешь этого прямо здесь и сейчас? А я думал, ты стесняешься делать это прилюдно.

- Кое-кто заставил меня пересмотреть принципы, - рассмеялась я, - а ты разве не хочешь этого? - с подтекстом спросила я, кладя его руку на мою грудь.

Моя рука по-прежнему ему покоилась у него на ширинке, поглаживая тонкую ткань джинсов. Я почувствовала, как там внутри всё пульсирует, но по лицу я видела, что он всё ещё сомневается.

- Ну же! - поторопила его я, облизнув языком пересохшие губы.

- Ну ладно! Ты умеешь уговаривать! - воскликнул Брайан и бросился на меня с поцелуями и ласками. Я сладко стонала и извивалась под его большим телом и его приводило это восторг.

- Знаешь, в такие моменты мне кажется, что я готова простить тебе всё что угодно, Брайан Метьюс, - прошептала я, когда всё закончилось.

- Я, в свою очередь, постараюсь не злоупотреблять твоим безупречным доверием, - ответил Брайан, - ладно, пойдём пить кофе. Думаю нас уже заждались.

- А потом поедем к тебе? - с надеждой спросила я, горя желанием поскорее покинуть этот дом.

- Конечно, ко мне. Куда же ещё?

Скоро мы уже сидели на кухне все вчетвером и пили ароматный кофе с булочками, которые с утра испекла Китана. Несмотря на все её выходки, готовила она просто отменно. На этот раз, алкоголя на столе не было. О вчерашнем никто и не вспоминал, все разговаривали, как приличные люди.

- Когда вы планируете свадьбу? - спросил Уильям, - не забудьте только нас пригласить!

“Как же, о вас забудешь,” - подумала я, но вслух ничего не сказала. Свадьбу мы планировали устроить или в августе или в сентябре в Сан-Франциско. Ну ладно, пусть Брайан отвечает.

Он сказал то, что я и предполагала, только добавил:

- Конечно, мы вас пригласим. приезжайте.

Уилл переглянулся с женой и Китана сказала:

- Далеко будет аж в Калифорнию кататься. Да и детей не с кем оставить, - заметила она.

- Слушайте, а не хотите пожениться прямо здесь? Сейчас очень актуально делать пляжные свадьбы.

Мы с Брайаном переглянулись. Брайану идея понравилась, а мне нет. И я не замедлила сказать об этом:

- Я бы хотела, чтобы всё было, как у людей - пышное платье, торт, гости, венчание в церкви, в конце концов.

- Можно устроить две свадьбы, - возразил Уилл, - одну для близких друзей и родственников Брайана, а другую - уже официальную.

- И правда, любимая, по-моему Уилл подает хорошую идею. Ты как?

- У меня здесь нет подружки невесты, - выдала я последний аргумент.

- Ничего, я буду твоей подружкой, если ты не против, конечно. Или Миранда, - предложила Китана.

- Ну раз все согласны, то… я тоже согласна она, - сказала я, наконец.

- Вот и отлично! - одобрил Брайан и нежно поцеловал меня в губы.

- За это надо выпить! - предложила Китана.

- Нет, нет! - тут же запротестовал Брайан, - нечего спаивать мою будущую жену. Да и мне лучше держать сухой закон и не подавать дурной пример Доминике. Она очень легко поддаётся чужому влиянию. И вообще, нам пора.

- До свидания.


========== 14 Глава Родные места и встреча с друзьями ==========


14 Глава

Родные места и встреча с друзьями


Наша свадьба состоялась тринадцатого февраля в десять утра под жаркими лучами ямайского солнца. Это произошло где-то через полторы недели после того, как родилась сама идея.

Вся свадьба - от начала до конца - проходила на одном из местных пляжей. Нас обучил один из друзей Уильяма. Ни по закону, ни перед Богом, эта свадьба не могла считаться действительной. Но для нас самих и для гостей - их собралось около ста человек. Многих из них Брайан видел в первый раз в своей жизни и последний. Тут собрались друзья Уилла и Китаны. Друзья друзей и и их знакомые.

В этот день на мне был белоснежный купальник с милыми рюшами и развевающаяся на ветру фата, украшенная жемчугом. Брайан не поскупился на одеяние невесты. На нём были только чёрные плавки и шляпа, сдвинутая на бок. Гости тоже были в купальниках и босиком.

Моей свидетельницей была Китана. Эту роль предлагали также Миранде, но она отказалась. Я же даже не знала, кто из них “лучше”: Миранда - сестра покойной невесты Брайана - со странным характером, либо Китана - которая в любой момент может выкинуть что-то дикое, чего вовек не забудешь. Хотя перед свадьбой, надо сказать, вела себя вполне прилично. Сходила со мной в свадебный магазин и помогла выбрать купальник и фату - символ невинности. Сначала я не хотела надевать этот головной убор на свадьбу, но она сказала, что эти традиции с невинностью невесты давно устарели. А зачем отказываться от такой красоты, я подумала, что она права и согласилась.

На само торжество Китана одела сиреневый купальник и вела себя, как подабает настоящий подружке - не отходила от невесты ни на шаг. Ночь перед церемонией я провела в доме Уилла и Китаны. Потом Уилл уехал, так как был свидетелем Брайана, а чуть позже Китана отвезла меня на пляж на своей машине.

После того, как мы сказали друг другу сокровенное: “Да!” все гости выпили шампанское, мы поцеловались, я кинула букет, который достался Миранде, и мы отправились в мини свадебное путешествие на лодке Брайана на соседний остров.

На пляже чудесного острова мы провели остаток дня и под вечер отправились назад. Когда лодка мягко уткнулась носом в песок родного берега, было уже далеко за полночь и на черном небе рассыпались мириады звёзд.

Дома нас встретила Ванесса. Её лицо просто светилась от счастья.

- От чистого сердца поздравляю вас, дети мои, - она поцеловала каждого и крепко прижала к груди, - Доминика Метьюс - теперь ты член нашей семьи. Я рада, что вы решили пожениться именно здесь: теперь моя душа и сердце спокойно за вас. Я увидела свадьбу своего ребёнка - и это прекрасно. Ведь в Сан-Франциско я бы всё равно не смогла поехать, хотя родилась в тех краях, но не была там с момента своего замужества.

Я знала, что Ванесса любит долго говорить и раньше меня это раздражало и хотелось поскорее от неё отделаться, но сегодня мне было приятно слушать её речь. Я даже прослезилась.

- Спасибо вам. Спасибо за всё! - от чистого сердца сказала я и пожала её руку.

- Ну что ж, всех друзей повидали, с родственниками познакомились, даже сыграли не запланированную свадьбу, - подвела итог Ванесса, - теперь, наверное, домой поедете?

- Наверно, - согласилась я, пока Брайан молчал, - погостили и хватит. Потом ещё когда-нибудь в гости приедем.

- Приезжайте уже только с внуками.

- Постараемся, - с улыбкой ответила я.

На самом деле я не очень любила говорить на эту тему. Вот уже второй человек говорит, что мне надо срочно родить от Брайана ребёнка. Я и сама этого очень хотела, но не могла понять почему у нас не выходит зачать ребёнка, ведь мы занимаемся любовью почти каждую ночь.

Однако, несмотря на разговор с Ванессой, прошло ещё немало времени, а конкретно три недели, прежде, чем настал, наконец, канун нашего отъезда.

Итак, все вещи были собраны и упакованые чемоданы стояли в нашей спальне. На Ямайке мы проводили последнюю ночь и на следующее утро мы должны были лететь ко мне на Родину - в Украину. Я собиралась познакомить Брайана со своими друзьями и родственниками, а заодно и пригласить их на свадьбу, которая должна была состояться осенью в Сан-Франциско или Лос-Анджелесе. Мы ещё не решили точно. Теперь я уже не боялась столкнуться с чужим мнением по поводу наших с Брайаном отношений - он был моим мужем, а не каким-то незнакомцем, который в любой момент может исчезнуть так же внезапно, как и появился. Я намеревалась даже помирить их с отцом. Он теперь просто обязан признать мужа своей дочери.

Недавно пробило полночь.

Мы с Брайаном лежали вместе в кровати, обнявшись и обсуждали дальнейшие планы.

- У тебя мы погостили, теперь надо и мне свой родной дом навестить, - сказала я, - заодно, приглашу гостей на свадьбу или хотя бы расскажу о нашей помолвке.

- Ты уверена, что стоит это делать? Помнишь, что было в прошлый раз?

- Они мои родные и обязаны принять мой выбор. Каким бы он ни был, - твёрдо сказала я, - кстати, тебе вовсе не обязательно ехать со мной. Я прекрасно могу справиться со всем сама, - неожиданно решила я.

Но Брайан запротестовал:

- Нет уж! Одну я тебя никуда не отпущу. Ещё найдёшь себе там какого-нибудь украинца и забудешь обо мне.

Я громко рассмеялась, настолько абсурдной мне показалось его мысль.

- Тебя невозможно будет забыть, - я поцеловала его в губы и откинула голову на подушку, - ты самый лучший на свете и никто не сможет заменить мне тебя! - искренне воскликнула я.

Брайан довольно улыбнулся, а я продолжала разговор про Украину.

- Сейчас начало марта. После зимы у нас обычно бывает холодно, слякотно и неприятно. Да ещё и снег может выпасть, - предупредила я, - ты там был летом - в самую жару - в прошлый раз. Да и не привыкший ты к холодам. Может всё-таки дома останешься?

- Нет! Ничего, все живут, а я две недели уж как-нибудь выдержу.

- Ну ладно, сам согласился и не надо потом сожалеть об этом.

Десятого марта утром мы въехали на междугороднем автобусе в родной Днепропетровск. Вопреки моим предположениям, снега не было, лужи все растаяли, ярко светило солнышко и погода казалось вполне сносной - только холодно слишком, особенно непривычно после жаркого климата Ямайки. В Киеве мы с Брайаном прошлись по магазинам и купили себе тёплые вещи.

С автовокзала мы взяли такси и отправились в гостиницу на набережной - в ту самую, где почти год назад останавливался Брайан. Мы мечтали о том, как бы снять тот самый номер.

Я не могла оторваться от окна в машине, а моё сердце трепетало от радостного возбуждения при виде знакомых мест и предвкушения встречи с друзьями. Время от времени я вскрикивала от волнения и тут же, оборачиваясь к Брайану, объясняла ему причину. Всё-таки, как хорошо вернуться домой! Теперь я это чувствовала каждой клеточкой своего тела и была готова петь от счастья.

Наконец, мы добрались до гостиницы. И, о счастье, тот самый наш номер оказался свободный. Поблагодарив от всей души, ничего не понимающего портье, мы получили ключи и поднялись наверх. Через порог Брайан перенёс меня на руках.

- И вот, мы снова здесь! - сказал он.

- Вот мы и вернулись! - подхватила я.

Несмотря на то, что было только двенадцать, но мы так устали от дальней дороги с пересадками: Ямайка - США - Украина - Днепропетровск - гостиница. Мы почти одновременно плюхнулась на кровать.

- Я устал и хочу спать, - заявил Брайан.

- Взаимно, - согласилась я, прижимаясь к нему.

- Давай поспим, а потом займемся решением всех дел, - предложил он.

Но я уже тихо посапывала, удобно положив голову ему на грудь.

Мы проснулись почти одновременно. Я заворочалась, пытаясь высвободиться из под крепкой руки, обнимающей меня за талию. И этим разбудила Брайана.

- Давно не спишь? - зевнул он, - который час?

- Только проснулась. Прости, разбудила тебя. Шесть вечера, - сказала я, заглянув на телефон.

- Надо бы поесть. Может по городу погуляем? - предложил он.

Но я отрицательно покачала головой. Я очень хорошо представляла себе погоду в нашем крае в такое время. Но Брайан этого не знал.

- Не думаю, что это хорошая идея. Уже стемнело. К тому же, на улице холодно и сыро. Ты же не хочешь простудиться?

- Что ж, ты лучше осведомлена в здешнем климате, - согласился Брайан, - давай тогда просто закажем еду в номер и возьмём посмотреть какой-нибудь диск напрокат. Ктати, что ты собираешься делать завтра?

- Схожу к подруге, узнаю все новости. Потом хочу представить тебя некоторым моим знакомым и напоследок, зайду проведаю родителей и попытаюсь наладить с ними хоть какие-то отношения.

Мы сделали так, как предложил Брайан - заказали в номер пиццу и взяли напрокат какой-то триллер. Мы с удобством устроились на диване. Вначале всё моё внимание было поглощено едой, потом я честно пыталась вникнуть в запутанный сюжет фильма, но потом бросила это неблагодарное занятие и, положив голову на колени к Брайану, снова уснула.

Я проснулась, потому что Брайан тормошил меня за плечо.

- Эй, красавица, фильм давно кончился, нам пора в кроватку.

С этими словами он взял меня на руки и отнёс в постель. Я поцеловала его, пожелала спокойной ночи и снова крепко заснула - на этот раз до самого утра.

Было двенадцать, когда я, оставив Брайана одного скучать в номере, отправилось к Сашке. Я не звонила ей - решила устроить сюрприз. Был выходной день и поэтому она должна была быть дома.

- Кто там? - раздался её тихий голос в домофоне.

- Это Доминика! - выдохнула я, не представляя, что сейчас будет.

- О Господи! Это и вправду ты?! - радостно воскликнула девушка, - немедленно открываю!

Я вошла в её квартиру. Там было всё по-прежнему, кроме одного - вместо двух кошек осталась одна. Перса забрала подруга сестры Саши.

Мы прошли в зал и сели на диван, как в старые добрые времена. И принялись делиться всеми новостями - большими и маленькими - всем тем, что произошло в нашей жизни с тех пор, как мы виделись в последний раз.

Саша училась на первом курсе в Медицинской академии. Ей очень нравилось и она с упоением рассказывала, каково это быть студенткой высшего учебного заведения.

- На лекциях, конечно нудно, зато на практике мы полностью отрываемся!

У Саши появилось две приятельницы в академии. Они общались на учёбе, несколько раз ходили гулять, но близких подруг у Саши не появилась, чему я была рада. Я спросила, встречается ли она с кем-нибудь. Она сказала, что переписывалась с парнями по SMS, но потом ей это надоело и захотелось настоящих физических отношений. В академии она познакомилась с парнем, студентом третьекурсником, который учился на хирурга.

- Он такой милый! Его зовут Вася. Мы видимся каждый день на учёбе, а на выходных ходим в кафе или в парк. Здорово иметь парня! Теперь я понимаю тебя, когда ты встречалась с Эдиком.

Я сама хотела затронуть эту тему, но всё думала, не будет ли это странно, и что подумает обо мне Саша. И вдруг, вспомнив про свою первую любовь, у меня проснутся к нему чувства?

Но раз уж Саша первая заговорила об этом, вернее, у неё просто случайно вырвалось, я мигом ухватилась за эту возможность.

- Ну как он там? - как бы невзначай спросила я, - вы не общаетесь?

Я спросила это просто так, даже не надеясь на положительный ответ. Если они не общались в школе, будучи одноклассниками, с какой радости им общаться сейчас, когда их пути окончательно разошлись. И единственная ниточка, которая могла бы связать мою лучшую и единственную подругу и моего бывшего первого и единственного парня, Брайан не в счёт, так как мы почти не встречались, всё шло сама по себе, была я. А я была далеко.

Но Сашин ответ меня очень удивил.

- Почему же, общаемся. Он поступил в институт на факультет международной экономики. Мы видимся редко, но часто созваниваемся.

“Интересно, к чему бы это? Уж не положила ли Сашка нам него глаз?” - подумала я.

Но вслух ничего не сказала, а продолжила потихоньку вытягивать из неё информацию о нём, задавая простые незначительные вопросы, которые задаст любой человек, интересуясь судьбой давнего знакомого. Живёт ли он на прежнем месте или переехал? Нравится ли ему учёба? Есть ли у него девушка? Правда, последний вопрос определённо был личного характера, но Саша ничего не заметила, и продолжала радостно делиться новостями.

Оказалось, что богатые родители Мирошниченко сняли ему квартиру в центре, правда однокомнатную. Сашка точного адреса не знала, но описала, как туда добраться. Она даже один раз была у него дома. Я была поражена: от гостиницы до его дома идти было буквально три минуты. “Если так и дальше пойдёт, то мы ненароком и встретиться можем”, - подумала я и сама, не зная почему, счастливо улыбнулась. Только бы мне не взбрела в голову мысль нарочно прохаживаться во дворе его дома. Но мне вдруг срочно захотелось его увидеть. Занятая мыслями и планами о том, как бы “случайно” встретиться с Эдиком, я не заметила, как Саша перешла к интересующей меня теме.

- Насколько я знаю, постоянной девушки у него нет, - говорила Саша спокойным обыденным тоном, словно обсуждая погоду, накручивая длинные каштановые волосы на палец, - зато много знакомых. Ты же знаешь, за ним всегда девчонки толпами бегали, не понимаю, что они в нём нашли? - покачала она головой, - кстати… - она на минутку засомневалась, стоит ли это говорить мне, - не знаю, будет ли это тебе теперь интересно, ведь у тебя есть Брайан и ты любишь его…

- Что?

У меня перехватило дыхание от неведомого предчувствия.

- Знаешь, как мы с Эдиком подружились? Благодаря тебе, - Саша улыбнулась, а на моём лице появилось выражение удивления.

- То есть… - не поняла я.

- Эх, да что тут непонятного! Ты уехала, не сказав никому ни слова. Это был огромный шок для меня, я чувствовала себя преданной.

- Прости меня. Так сложились обстоятельства. Всё произошло так внезапно.

- Да ладно уж, прощаю. Так вот, насчёт Эдика. Была суббота. Я сидела дома, читала книгу и тут зазвонил телефон. Звонил Мирошниченко. Я конечно, удивилась, но виду не подала. Он спрашивал о тебе, очень переживал от того, что вы поссорились. Хотел, чтобы я помогла ему помириться с тобой.

- Неужели? - неужели Эдик и правда влюбился в меня? Вот уж удивительного. Но он опоздал. Надо было думать раньше и тогда была у нас любовь взаимная.

Я твёрдо решила познакомить его с Брайаном, а возможно даже пригласить на свадьбу. Интересно, какова будет его реакция?

Тем временем Саша продолжала рассказывать:

- Я оборвала все его планы, сказала, что он опоздал. На днях появился твой таинственный незнакомец и вы вдвоём спешно умотали в неизвестном направлении, даже не предупредив никого. Сказать, что он был расстроен - не сказать ничего. Он долго убеждал меня, что я ошибаюсь и быть того не может. Потом он сказал, что будет иногда звонить, спрашивать нет никаких известий от тебя. Затем нам надоело говорить только о тебе и мы стали интересоваться делами друг друга. Я была у него на новой квартире, а он иногда заходит ко мне на чашку чая. Он конкретно никогда не говорил об этом, но я думаю он всё ещё любит тебя.

- Раньше надо было об этом думать! - воскликнула я.

Да, мечты имеют свойство иногда сбываться, но вовсе не тогда, когда тебе это нужно. Это горькая правда жизни.

- А как там мои родители? Или тебе о них ничего не известно? Знаешь, мы тогда так плохо расстались, что я даже боюсь теперь наведываться в родной дом. Можно сказать, что это и стало причиной нашего скорого отъезда. Мне не было смысла больше здесь задерживаться, так как меня выгнали из дома, узнав о Брайане.

- Да, не повезло тебе, подруга. Я могу тебе только посочувствовать.

- Да нет. Всё устроилось просто отлично. С Брайаном я чувствую себя самой счастливой женщиной в мире, - я улыбнулась вспомнив о нём, - но всё-таки, мне бы хотелось помириться с ними и пригласить на свадьбу. Кто поведёт меня к алтарю, если не мой отец?

- Эдик ходил к тебе домой и рассказал обо всём мне.

- Что?! С какой радости он ходил ко мне? Да кто он вообще такой, чтобы вмешиваться в мою жизнь?! - меня охватил справедливый гнев.

Саша ласково взяла меня за руку и сказала:

- Успокойся. Да, он не имел на это права, но зато он узнал много полезного. Твоя мама уехала из города к себе на Родину - в Новоазовск. Здесь её ничего не держало. Ты уехала и сама определила свою судьбу. От неё уже ничего не зависело. Твой отец продал свой частный дом и перебрался в квартиру, а на вырученные деньги купил машину.

Вот это новость: папа никогда не умел водить и не стремился к этому.

- Он признался Эдику, что жалеет, что повёл себя грубо и хочет снова тебя увидеть, чтобы попросить прощения и начать всё сначала.

- Меня или меня с мужем? - переспросила я.

- Это мне неизвестно. Но думаю, тебе стоит наведаться домой.

- Домой? - я горько усмехнулась, - у меня дом в Сан-Франциско. Здесь меня отовсюду прогнали.

- Не говори так. Мы все тебя любим и желаем добра.

- Ты, значит, тоже на их стороне?! - я была поражена.

- Нет, что ты! - слишком энергично замахал руками Сашка, - но я думаю, всем было бы лучше, если ты никогда не знакомилась с этим Брайаном Метьюсом.

Ну всё! Это оказалось последней каплей. Чаша моего терпения переполнилась и я больше не могла делать вид, что всё в порядке и продолжать мило улыбаться. Я выбежала из квартиры, ни сказав ни слова.

Я села в маршрутку вся кипящая от гнева. Я поняла, что зря сюда приехала. Ничего не изменилось, все по-прежнему плохо относятся к Брайану. Надо было просто вычеркнуть из своей жизни и спустить все концы в воду. Так нет, и понесла меня сюда нелегкая.

Однако на половине дороги я поостыла и решила, что уезжать отсюда, как в прошлый раз, нельзя. Надо закончить все дела, во всём окончательно разобраться. Если оставить всё как есть, мне снова захочется вернуться сюда. А этого быть не должно. Не должно быть никаких условностей: либо нам с Брайаном оказывают тут тёплый приём, либо мы вообще никогда не приедем сюда. А разобраться мне предстояло с тремя личностями: Сашкой, Эдиком и самое страшное - своим отцом.

- Ну что, как всё прошло? - спросил Брайан с порога.

Я не стала его слишком расстраивать и вдаваться в подробности, а просто сказала:

- Могло быть и лучше.

- Ничего, всё наладится само по себе, - утешил меня он, - не думай об этом заранее. Что будет, то будет.

- Хотелось бы тебе верить, - я обняла его. Мне было приятно ощущать, что в мире есть человек, который меня любит и с которым мне ничего не страшно, - давай сходим по набережной погуляем, - предложила я, - сейчас, конечно, прохладно, но надо же чем-то развлечь тебя. Знаешь, здесь, конечно, не так красиво, как у вас на Ямайке, но всё же есть, что показать.

Мы медленно брели по пустынной набережной и тихо разговаривали. Слева неподвижно застыл холодный и неприступный в такое время года Днепр, а справа - высокий забор.

- Летом тут очень красиво - всё зелено, - говорила я Брайану, который пытался спрятаться от порывистого ветра под высоким воротником своей курточки.

Над головой застыло серое безразличное небо. Я с тоской взглянула на него и ещё крепче прижалась к Брайану, беря его под руку.

- Хочешь, можем прогуляться на Монастырский остров, а потом в парк Шевченко, - предложила я, надеясь, что он откажется.

Гулять по такому холоду совсем расхотелось и я уже жалела, что вытащила Брайана на прогулку. Да, после жаркого климата Ямайки, свой родной кажется очень непривычным.

Но Брайан, в отличие от меня, был настроен весьма оптимистично. Он прихватил с собой большой цифровой фотоаппарат и снимал пейзаж и меня на фоне окружающего пейзажа при первой же возможности.

Он улыбался и радовался как ребёнок, что и я, глядя на него, не могла не улыбнуться. Выглянуло солнце. Стало немного теплее и моё настроение улучшилось. Брайан снимал меня возле деревьев, а потом на качелях. Я смеялась и радовалась жизни. Потом он помог мне взобраться на ступеньки какого-то высокого памятника…

Как я уже говорила, везде было тихо и пустынно. Мне даже стало казаться, что мы одни во вселенной. Поэтому я сразу заметила, что по набережной - довольно далеко от нас - показалась ещё одна парочка. Они направлялись нам. И чем ближе они подходили, тем больше мне становилось не по себе. Я быстро спустилась уже с помощью Брайана, по высоким каменным ступенькам и пригляделась.

Да, так и есть. Мои худшие, или лучше, предположения подтвердились. Это был Эдик Мирошниченко с какой-то блондинкой, которая ничего не подозревая, что-то радостно щебетала ему на ухо. Я почувствовала, что моё сердце учащенно забилось и я инстинктивно прижалась к Брайану. Но мы всегда тонко чувствовали малейшие перемены настроения друг друга. Вот и сейчас он заметил, что со мной что-то не так. Он развернул меня к себе и посмотрела в глаза.

- Что-то случилось?

Говорить, что всё в порядке - не имела никакого смысла. Через минуту Эдик со своей пассией поравняются с нами, поэтому я деликатно указала на них бровями и шепнула:

- Это мой бывший одноклассник Эдик Мирошниченко. Помнишь, я тебе про него рассказывала?

- Да уж! - хмыкнул Брайан. Он не забыл, что я встречалась с Эдиком и он был моей первой любовью.

- Что делать? - испуганно спросила я и снова прижалась к нему.

На этот раз он тоже обнял меня одной рукой и ободряюще сказал:

- Не волнуйся. Я рядом.

Эдик, похоже, тоже нас заметил. Он сначала широко улыбнулся, прибавил шагу, но потом увидел как мы с мБрайаном обнимаемся, тоже обнял свою девушку и даже поцеловал, от чего она была чрезмерно удивлена и потребовала ещё, но они уже поравнялись с нами.

- Привет, Эдик, - я улыбнулась и помахала ему рукой, - не забыл меня, свою соседку по парте?

- Доминика… - начал он нерешительно, - я…

Он выпустил свою девушку и распахнул руки, будто желая обнять меня при встрече, но с опаской посмотрел на Брайана.

Тогда я сама освободилась от мужа и дружески обняла Эдика и поцеловала в щёку. Мне была безумно приятна эта встреча. Брайан с интересом поглядывал на моего давнего приятеля. Эдик во все глаза смотрел на Брайана. а блондинка вообще стояла и ничего не могла понять. Я взяла Брайана под руку и сказала Эдику с гордостью:

- Познакомься: мой муж - Брайан Метьюс. Он всё-таки приехал за мной. А как зовут твою даму сердца?

- А, это Лера. Моя подружка, мы встречаемся три дня.

Эдик и Брайан пожали друг другу руки. Рука Эдика дрожала. Я видела, что он вне себя от гнева и разочарования. “Ну вот, ещё один против Брайана”, - с грустью подумала я. Эдик уже почти не сдерживал своего крайнего раздражения и презрения к Брайану. Зная, что Брайан ни слова не понимает по-русски, Эдик воспользовался этим и поэтому сейчас высказывал мне прямо всё, что о нём думает.

- Ах вот каков он твой ненаглядный Брайан, - грозно рычал он, - ты не говорила мне, что он… как бы это попроще сказать… экзотический.

- Да, потому что это не твоё дело, - отрезала я. Мне уже надоело перед всеми оправдывать его внешность. “Хорошо ещё, что Сашка его не видела. А то и она свою лепту внесла бы в придачу ко всем “, - подумала я.

- Значит, вы уже поженились. Быстро у вас все эти делишки.

- Это была свадьба у него на Родине - на Ямайке. Настоящая свадьба будет у нас в сентябре в Сан-Франциско. Мы приехали приглашать всех на свадьбу. Но вижу, у вас нет особого желания.

Я взяла Брайана под руку и развернулась, показывая, что разговор окончен. От милой ностальгии по старым чувством не осталось и следа. Зато появилось раздражение и злость на Эдика за то, что он так плохо отнёсся к Брайану.

- Что ж, приятно было повидаться! - сказала я, наконец, и мы с Брайаном зашагали прочь.

Эдик некоторое время растерянно смотрел мне вслед, а потом опомнился и быстрыми шагами догнал нас.

- Постой, Доминика! - он тронул меня за плечо.

Я повернулась и, не отпуская руки Брайана, выжидательно посмотрела на него.

- Извини. Я не хочу с тобой вот так просто расстаться. Нам надо где-нибудь основательно поговорить. Без свидетелей, - он кивнул на Леру.

- Согласна, - без особых размышлений, быстро сказала я, - когда и где?

- Сегодня в семь. Ресторан “Ночь” на набережной. Устроит? Если хочешь, я могу заехать за тобой, - предложил он.

- Не стоит. Встретимся на месте. Буду ждать.

- Я тоже. С нетерпением.

На том мы и разошлись.


========== 15 Глава Долгожданное торжество ==========


15 Глава

Долгожданное торжество

Я готовилась к встрече с Эдиком, а Брайан лежал на диване, сложа руки на груди, внимательно наблюдал за мной. Я оглядела себя в зеркале и улыбнувшись, присела на краешек дивана и прикоснулась к смуглой руке от мужа.

- Не боишься отпускать меня на такую встречу? - спросила я, лукаво улыбаясь, - ведь я буду там одна с другим парнем.

- Ты хочешь, чтобы я ревновал тебя к этому мальчику? - рассмеялся Брайан.

- Значит, ты не воспринимаешь Эдика всерьёз? - немного разочарованно спросила я.

- Нет, к тому же, я тебе доверяю, - он сел на диване и быстро усадил меня к себе на колени, - надеюсь, ужинать мы будем всё-таки вдвоём. Только не задерживайся долго. Я буду скучать, - он нежно коснулся губами моих губ.

Я ответила ему, но сейчас у меня не было настроения предаваться страсти, поэтому я встала и помахав ему на прощанье рукой, вышла из номера.

Решив вспомнить старые школьные годы, когда я хотела соблазнить Эдика, я оделась в джинсовую мини-юбку, короткую белую блузку и высокие чёрные сапоги. Поверх всего я надела короткую серую дублёнку.

Ресторан “Ночь” находился прямо на набережной. От гостиницы до него было минут десять пешей прогулки. Я вышла без десяти семь и когда подошла к сверкающему огнями ресторану, было без двух минут. Возле входа меня уже ждал Эдик.

- Ты пунктуальна, как всегда. Приходишь в точно назначенное время. И не раньше, - заметил Эдик, взял меня под руку и мы вошли в ресторан.

- Я, между прочим, пришла на две минуты раньше, так что радуйся.

- Я тебя жду уже двадцать минут, а на улице - минус два.

Продолжая препираться по пустякам, мы сдали верхнюю одежду в гардероб и сели за столик. Эдик, как всегда, был в строгом чёрном костюме и синей рубашке. Он оглядел мой наряд и прищёлкнул языком:

- Ого! Смело. Ты для меня так оделась? А как же этот твой… не ревнует?

- У “этого моего” есть имя - Брайан Метьюс. Потрудись это запомнить, - строго сказала я, - особенно, если хочешь быть его другом.

- С чего ты взяла, что я хочу быть другом этого? - проигнорировал моё замечание Эдик.

- У нас с мужем общие друзья, - отрезала я.

- Ты и вправду вышла за него? Значит теперь ты у нас Доминика Метьюс.

- Нет ещё. Это была как бы пробная церемония. Настоящая будет в сентябре в Сан-Франциско. Ты придёшь?

- Послушай, Доминика, - он взял меня за руку, глаза его лихорадочно блестели, - ведь ещё не поздно бросить его и вернуться к нормальной жизни со мной. С ним тебя ничего не связывает.

- Мы любим друг друга. К тому же, я понимаю, в современном мире это ничего не значит, но он был моим первым мужчиной. Он сделал меня женщиной, понимаешь, как это важно?

- Замечательно, так ты с ним ещё и переспала? Как ты могла! Он же - чужак, негр!

- Знаешь, сейчас неактуальны расистские предубеждения. Ты даже не представляешь, какой он замечательный!

- Хоть убей, но я не могу представить тебя с ним. Мне… противно.

- Я имею полное право сейчас тебя ударить, но я не хочу этого делать и поэтому по-прежнему спрашиваю: ты мне друг или нет? И можно ли на тебя рассчитывать? Нужно смириться с тем, что я люблю другого и счастлива с ним. Я же мирилась с тем, что ты на меня внимания не обращал.

- Ладно. Будем друзьями, - подумав, согласился Эдик, - я постараюсь привыкнуть, но не обещаю, что полюблю его.

- И на том спасибо.

На этом наш разговор удачно завершился.

Оставалось поговорить с отцом.

Обычно, все молодые пары идут приглашать родителей на свою свадьбу вместе, вдвоем. Но в нашей ситуации это было слишком рискованно, поэтому я решила отправиться поговорить с отцом одна и Брайан со мной согласился. Теперь он прислушивался к моим советам по поводу того, как следует вести себя здесь, чтоб случайно не навлечь на себя чей-нибудь гнев.

- Если всё пройдёт хорошо - я приведу его сюда и мы поговорим втроём, - сказала я, - приводить тебя в нашу квартиру - опасно, везти папу в ресторан - только зря смущать его. Так что тут будет в самый раз.

- Скажи, а что мне делать, когда твой отец придёт? Во что одеться? чем его задобрить и как я могу ему понравиться? Пойми, у нас единственный шанс. Если в этот раз всё закончится, как в прошлый, третьего раза может и не быть.

Я постаралась оглядеть Брайана со всех сторон глазами отца, матери, Эдика и даже Саши. Что им всем в нём не нравится? Прежде всего то, что у него тёмная кожа, а возможно и то, что у него длинные волосы и нестандартная для здешнего края причёска, хотя на Ямайке в таком виде ходит каждый второй.

- Итак, думаю о тебе нужно надеть чёрный костюм, заколоть волосы сзади и снять все украшения, - вынесла я вердикт.

Брайану это не понравилось, но он всё же подчинился, ворча под нос:

- Чёрный костюм! Никогда не любил деловой стиль одежды. Ты же знаешь, Доми, я предпочитаю джинсы, цветастые рубашки и джинсовые куртки.

- Ничего, один раз потерпишь, - мне тоже не нравилось, что Брайану, чтобы понравиться моим друзьям и родственникам, нельзя быть самим собой, но другого выхода, чтоб всем угодить, похоже не было, - кстати, на свадьбу тебе тоже придётся костюм надевать, - напомнила я, - так что привыкай.

Но он всё-таки не смог до конца избавиться от своего ямайского имиджа и оставил на пальцах несколько колец, цепочку на шее и маленькие серебряные гвоздики в мочках. Волосы его были аккуратно собраны в хвост сзади.

- Ну что, ты довольна? - спросил он, критически оглядывая себя в зеркале, - Боже, я выгляжу в этом прикиде полным идиотом, - пробурчал он.

Я подошла и нежно обняла его сзади за плечи.

- Ничего подобного милый. Ты у меня самый красивый в любом виде. и ничто никогда не изменит моего мнения. Ладно, я пошла. Пожелай мне удачи.

- Удачи, - он вздохнул, - постой, а что мне не делать? Что обычно любит делать твой отец?

Я задумалась на минутку и уверенно ответила:

- Сиди и читай книгу. Это ему должно понравиться.

И только спускаясь по лестнице в холл, сообразила, что все книги здесь на русском, которого Брайан не знает.

На встречу с отцом я решила одеться просто - почти по-домашнему: простые тёмные джинсы, чёрный свитер и бежевая курточка. Было два часа дня. Я решила пойти именно днём, потому что мой отец работал сутки через трое и я надеялась попасть именно в его выходной. Я вошла в знакомый двор и у меня отчаянно защемило сердце. Как же я соскучилась по этим местам! Однако не следовало забывать об осторожности. Поэтому на самый нос я натянула неприметную чёрную шапку, глаза спрятала под большими тёмными очками. Я боялась встретить знакомых или быть узнанной кем-то из соседей. Не хотела ненужных вопросов: где была? Куда пропала?

Чем меньшее расстояние отделяло меня от родной квартиры, тем больше я волновалась. “Может отца нет дома, - пронеслось у меня в голове, - что ж, ничего страшного, оставлю записку, что побывала здесь и уйду”.

В домофон я звонить не стала. Просто подождала пару минут, пока кто-то выйдет из подъезда и шмыгнула во внутрь. Я поднялась на свой второй этаж и долго стояла перед дверью, не решаясь нажать на звонок. Ей-богу уезжать была куда более проще, чем возвращаться обратно. Так бы я и стояла перед звонком, но тут дверь резко распахнулась и выглянул наш сосед - потный мужик лет шестидесяти с красной лысиной, грубый абсолютно со всеми, кто, как ему кажется, сумеет потревожить его покой. Видно, посетители тут бывали крайне редко, потому что он удивлённо посмотрел на меня и резко гаркнул:

- Эй ты кто? Что тебе здесь надо?

Я не ответила, чтобы он не узнал меня по голосу, а сделала вид, что поднимаюсь по лестнице на следующий этаж. Затаив дыхание, я слышала как загремели замки, дверь тамбурка закрылась и мужик скрылся. Всё стихло. Я ещё минутку постояла, выжидая, и вдруг вспомнила, что у меня есть ключи от квартиры. Всё это время я носила их с собой, словно чувствовала, что они пригодятся. “Надеюсь, папа не сменил замки”, - запоздало подумала я, вставляя ключ в замочную скважину. Но всё оказалось в порядке и уже через несколько мгновений я вошла в родную квартиру.

Было тихо. Я радостно вдохнула знакомой домашний воздух, сняла обувь и прошла в комнату. Папа был дома. Он спал на диване. Возле него лежала раскрытая книга. Это было так на него похоже: читал и задремал случайно. Я осторожно присела на диван и слегка потрясла его за плечо:

- Папа, проснись! Папа!

Он потянулся, зевнул, а затем увидел меня.

- Доминика! - воскликнул он, - ты вернулась! Господи, как же я рад тебя видеть!

Когда с объятиями и слезами радости встречи было покончено, папа встал и предложил чаю.

- Спасибо, но я ненадолго, - деликатно отказалась я.

- Так ты не навсегда вернулась? - разочарованно спросил отец и паник, а потом внимательно посмотрел мне в глаза.

В его глазах читался немой вопрос о Брайане, который он почему-то не решался задать вслух. Поэтому я решила не тянуть кота за хвост и прямо сказала:

- Я приехала… Мы приехали, - тут же поправилась я, - чтобы пригласить тебя на нашу свадьбу. Она состоится в сентябре в Сан-Франциско.

Он молчал.

- Папа, я выхожу замуж, понимаешь?! Ты не хочешь меня поздравить?

- За Брайана? - сказал он.

- Да, - я удивилась, что он запомнил его имя.

- Почему же вы вместе не пришли? Я бы поздравил вас, - папа говорил как-то рассеяно, но я продолжала улыбаться, излучая счастья.

- Памятуя прошлый раз, я решила, что одной мне будет безопаснее, - холодно напомнила я.

- Да, извини, я был неправ тогда. Ответь, Доминика, ты счастлива с ним?

- Да, очень! - с жаром ответила я.

- Ну тогда моя душа спокойна. После того, как ты ушла, я много думал и понял, что моя девочка выросла и вправе сама выбирать свою судьбу. И тогда я твёрдо решил для себя, что если ты вернёшься, я не буду тебе возражать. А теперь расскажи мне всё-всё, что случилось с того момента, как ты уехала.

Я рассказывала, опуская некоторые интимные подробности, вернее, все интимные подробности. Поэтому мой рассказ получился не слишком длинным. Отец внимательно выслушал меня и сказал:

- Что ж, я рад за вас. Правда, и я обязательно приеду на вашу свадьбу. Но я хотел бы познакомиться с Брайаном поближе. Получше узнать, что он за человек, какая у него душа. И сможешь ли ты с ним прожить счастливо всю оставшуюся жизнь.

- Хорошо. Я вас познакомлю. Собирайся, пойдём.

- Куда? Вот так сразу? Надо же как-то подготовиться, - смутился отец.

- Ничего. Чем быстрее вы станете друзьями - тем будет лучше. Так что не будем зря терять время.

По дороге я позвонила Брайану и сказала, что мы скоро подъедем. Также я сказала, что отец в весьма хорошем расположении духа и настроен радушно принять Брайана в семью. Брайана это известие крайние обрадовало и он с надеждой спросил:

- Так может мне переодеться в нормальную одежду? Этот костюм страшно неудобный!

- Нет! Ни в коем случае! - слишком резко воскликнула я, - милый, потерпи ещё немного. Ради меня и нашей будущей счастливой жизни. Ну пожалуйста.

- Ладно. Я буду ждать.

Я отключилась и обернулась. На меня с удивлением уставилась вся маршрутка. Чёрт! Забыла, что мы не в Америке. Здесь английскую речь услышать почти невозможно. Папа тоже посмотрел на меня и спросил:

- Так значит вы по-английски всё время общаетесь? Как же мы будем разговаривать? Я об этом как-то не подумал.

- Зато я подумала! Буду переводить речь друг друга, - радостно сказала я, - всё будет замечательно! Вот увидишь.

- Ага, знаю я тебя. Будешь переводить только то, что тебе выгодно.

- Ну ладно папа! - возмутилась я, - конечно же я не допущу никаких грубостей между вами. Хотя он и так очень вежливый, а вот за тебя не ручаюсь.

- Что же ты, Доминика, за всё время вашего знакомства не научила его ни одному русскому слову, - с укоризной сказал отец, - нехорошо это.

- Знаешь, пап, в Сан-Франциско, где мы живём, русский нам без надобности. А вот английский - международный язык и тебе не помешало бы его знать.

- Ладно, не умничай, - чувствуя, что папа возвращается постепенно в своё обычное состояние, я поспешно замолчала, чтоб лишний раз не раздражать его.

Начало встречи прошло просто замечательно. Я представила их, они пожали друг другу руки. Мы сели на диван. Я сидела посередине, чтоб не смущать обоих, пока меня не было, Брайан заказал шампанского и бутерброды с икрой. Оба молчали, не зная, что сказать, хотя говорить могли всё что угодно - всё равно никто не понял бы ни слово, но была я, которая знала обо языка. Видимо поэтому они и помалкивали.

- Итак, давайте выпьем за знакомство! - решила я разрядить обстановку, - Брайан, наливай.

Я перевела отцу сказанное, а он поражённо воскликнул:

- С каких это пор ты начала употреблять алкоголь?

Я только усмехнулась украдкой. Видел бы он меня в доме Уилла и Китаны на Ямайке и мой неудавшийся стриптиз!

Итак, шампанское было выпито, бутерброды съедены, а о деле ещё не было сказано ни слова. Папа разомлел от еды и удобно облокотился о спинку дивана.

- Думаю, надо, наконец, начать наш разговор, - он пытался придать своему голосу особую важность, - Доминика, будь добра, переводи всё дословно! - строго приказал он мне.

- Хорошо, - согласилась я.

Потом отец обратился к Брайану с речью. Она была длинной и поэтому пришлось переводить по частям.

- Брайан, ты появился в нашей жизни так внезапно и неожиданно, что мы немного все растерялись поначалу и не смогли достойно понять и принять выбор нашей Доминики. Мы ведь всегда думали, что Доминика выйдет замуж лет в тридцать,-при этих словах я громко фыркнула, но папа ничего не заметил и продолжал, - и за порядочного украинца, а не за… В общем американца. Или правильно будет сказать афроамериканца?

- Папа, Брайан с Ямайки и ни к Америке, ни к Африке не имеет никакого отношения, - пояснила я ситуацию.

- Да? А разве это не одно и тоже? - я вздохнула, - ну ладно, это неважно. Брайан, возможно, в нашу первую встречу, я повёл себя неправильно и сейчас бы хотел извиниться перед тобой. Теперь я вижу - ты неплохой человек и сможешь стать достойным мужем для Доминики. Но ты должен пообещать мне, что с моей дочерью ничего не случится, что ты её не бросишь, не предашь, не заставишь страдать из-за тебя. Брак ведь заключается один раз и на всю жизнь. Пообещай, что никогда не сделаешь моей девочке больно.

- Обещаю! - сказал Брайан и обнял меня за талию.

-Ну раз так, то я благословляю ваш брак, - сказал отец, - живите долго и счастливо в мире и согласии.

Итак, случилось то, чего так добивался Брайан - мы получили всеобщее благословение и теперь могли с чистой совестью заключить союз в церкви. Мы были счастливы от того, что все проблемы были решены так быстро и так удачно.

Ещё недельку мы погостили в Днепропетровске. Я старалась получше запомнить его, ведь еще неизвестно, когда мне снова удастся побывать здесь. Но я обязательно вернусь. Мы пригласили ещё несколько друзей и знакомых на свадьбу - их набралось около двадцати и отбыли в Сан-Франциско - готовиться к торжеству.

Свадебные приготовления - это всегда хлопотно. Я это знала. Но лишь почувствовав всё на своей собственной шкуре, я поняла, насколько всё это раз в двадцать хлопотнее, чем я себе могла представить.

Прежде всего, мы с Брайаном составили список приглашенных и разослали приглашения. Народу всего вышло около ста человек. Двадцать с моей стороны, тридцать - друзья и родственники Брайана, которые живут в Америке и по всему миру. Вопреки своим словам, на свадьбу также решили приехать наши ямайские друзья - Уилл с Китаной и их дети. Остальные пятьдесят человек - публичные люди, знаменитости и коллеги по работе Брайана. Правда, к моему большому сожалению, знаменитости были местного масштаба и я почти никого из них не знала.

Некоторые друзья Брайана предлагали нам нанять организатора свадебных церемоний, но мы отказались. На моей свадьбе я хотела всё делать сама и быть главной. Это мне удалось в буквальном смысле слова, Брайан, отдав бразды правления в мои руки, совершенно мне не помогал. Мне пришлось спешно выслать билеты в Украину - Сашке и Эдику, чтоб те срочно приезжали помогать. Остальные должны были приехать уже на саму свадьбу. Однако, Сашка и Эдик, которые до этого никогда не были за границей, вместо того, чтобы помогать, радостно отправились на экскурсии по городу с фотоаппаратами и цифровой камерой. Так что от них хлопот оказалось гораздо больше, чем помощи. Зато на помощь мне неожиданно пришла вездесущая Китана. Вдвоём дело пошло довольно-таки споро и у меня уже не создавалось впечатление, что мы никогда не успеем к назначенному сроку - второе сентября.

Когда все торжественные аспекты: договорённость со священником, заказ зала в ресторане, угощения, украшения, торт, цветы и всё прочее были закончены, мы пошли выбирать свадебное платье. На это торжественное событие с нами пошли также Сашка и Эдик. Брайан выбирал смокинг с Уиллом и своим лос-анджелисским другом, французом по происхождению, Сэмюэлем Родригесом. Это был худощавый мужчина лет сорока с чёрными волосами и бородой. В одном ухе у него сверкала золотая серёжка. Мне Сэмюэль не понравился. Ему также предстояло быть свидетелем на нашей свадьбе. Свидетельницей была, конечно, Сашка.

Наконец, все приготовления были закончены.

Ночь перед свадьбой, по традиции, я провела в номере отеля, где остановились Сашка и Эдик.

Мы с Сашкой сидели на балконе. Время было далеко за полночь.Но мне не спалось и подруга решила составить мне компанию. Мы смотрели на чёрное небо, усыпанное мириадами звёзд и вдыхали свежий ночной воздух.

- Нервничаешь? - спросила Сашка.

- Нет, - и это было чистой правдой, - Исполнилось моё заветное желание - что тут нервничать.

- Все невесты нервничают, - заметила она.

- Я не все.

Поняв, что спор можно вести до бесконечности, Сашка сменила тему.

- Как тебе Сэмюэль? По-моему, он симпатичный.

- Мне он не нравится, - прямо сказала я.

- А мне нравится! Интересно, у него есть девушка?

- Если бы была, он наверняка, взял бы её с собой, - справедливо рассудила я.

- Как ты думаешь, у меня есть шанс завоевать его сердце? - вдруг спросила она.

- Саша! - рассмеялась я, - не узнаю тебя. Вам, девушка, срочно надо домой, климат Сан-Франциско явно плохо на тебя действует. У тебя есть парень.

- Да, точно. Просто я забыла.

- Ладно. Ты, как хочешь, а я иду спать.

Мне показалось, что только я уснула, а меня уже будили. Зевая во весь рот, я вылезла из постели. Передо мной уже стояли Китана и Александра при полном параде. Они уже были готовы и пришли помогать мне одеваться и делать причёску. На Китане было короткое узкое платье Изумрудного цвета, которое выгодно оттеняло её смуглую кожу и подчеркивало фигуру. У Саши было бледно-сиреневое длинное платье с поясом. Её волосы были накручены и распускались по плечам. Китана сделала высокий хвост.

Я посмотрела на часы - шесть. Церемония была назначена на десять.

- Не рано ещё? - спросила я.

- Нет! - хором ответили девушки.

За время знакомства они успели очень подружиться, у них во многом совпадали взгляды.

Наконец, я была готова.

- Красавица! - услышала я вердикт девушек и они, весьма довольный собой, дали друг другу пять.

Я смотрела в зеркало и мысленно была благодарна девчонкам за их труды. Я и вправду выглядела потрясающе. Белоснежное подвенечное платье с простым верхом и пышной юбкой со множеством складок, аккуратно сидела на фигуре, волосы уложены в аккуратную ракушку и удобно прикреплена прозрачная длинная, почти до самого пола, фата. На ногах - белые босоножки на высокой танкетке. На лице - минимум макияжа. Я счастливо улыбнулась и обняла подруг.

- Спасибо вам за всё, девчонки. Не знаю, чтобы я без вас делала.

- Ладно, ладно, хватит нежности. Уже пора выходить, - сказала Китана.

Саша выглянула в окно и сказала:

- Уже приехал Эдик на лимузине. Выходим.

Когда мы прибыли в церковь, все были уже на месте, хотя было ещё несколько минут до начала церемонии.

- Ну, желаю удачи! - Саша обняла меня и даже прослезилась.

Китана ободряюще похлопала меня по плечу и пошла к своим.

Священник в белой нарядной рясе с большой книгой в руках предложил, раз все на месте, начать церемонию.

К алтарю меня вёл отец. На другом конце дорожки стоял Брайан. Сейчас он выглядел так, как тогда в гостинице на встрече с отцом. Мне начинал нравится этот его новый образ. Я улыбнулась ему, а он улыбнулся мне в ответ. Мне вдруг показалось, что отец ведёт меня слишком медленно, а мне хотелось бежать навстречу к любимому и поскорее очутиться в его нежных объятиях.

И вот через несколько мгновений, мы стоим уже рядом, священник произносит речь, Мы по очереди отвечаем: “да”, надеваем друг другу обручальные кольца. Я с удивлением смотрела на руки Брайана. В этот день на его пальцах не было ни единого кольца. Даже у меня на пальце было колечко, то что он подарил мне в день нашей помолвки.

Наконец прозвучала главное фраза:

- Можете поцеловать невесту.

Брайан осторожно приподнял тонкую ткань фаты и мы слились в сладострастном поцелуе.

Потом был грандиозный банкет, танцы, фотографии на память и конечно же бросание букета. Я очень хотела, чтобы мой букет поймала Сашка, но подруга, как всегда, поскромничала, и он достался какой-то незнакомой тридцатилетней женщине.

Было далеко за полночь, когда мы с Брайаном сели в его машину с открытым верхом и поехали домой. У самого порога Брайан подхватил меня на руки и внёс в дом. Отпустил он меня только в спальне - на мягкую кровать.

Здесь мы провели замечательную первую брачную ночь.


========== 16 Глава Ибица ==========


16 Глава Ибица

Свой медовый месяц мы решили провести на острове Ибица. Брайан уже был там по работе и ему пришлось по вкусу тихое спокойное местечко.

Итак, мы сняли небольшой домик на пляже, где до моря было рукой подать. Домик изнутри был далёк от совершенства современной цивилизации, но мы почти всё время проводили в прогулках по берегу и на некоторые незначительные неудобства почти не обращали внимания. В доме было всего три комнаты - кухня, спальня и гостиная, ванной и горячей воды не было, душ и туалет во дворе, телефона и телевизора здесь тоже не наблюдалось. Брайан оказался в восторге от всего этого, поскольку не особо любил всякую цивилизацию.

- Это просто рай для двух влюблённых! - восклицал он, - главное, что на две мили вокруг от нас нет никаких поселений. Мы совершенно одни и никто не помешает в полной мере насладиться нам медовым месяцем, - говорил он, обнимая меня за талию.

В домике мы почти не жили: все дни напролёт проводили на залитом солнцем пляже, а прохладные ночи коротали в домике.

По-моему, Ибица почти ничем не отличалась от Ямайки, но Брайан считал по-иному.

- Неужели ты не замечаешь и не чувствуешь разницы? - недоумевал он, - здесь и воздух совсем иной, и солнце по-другому светит. Нет, дома намного лучше.

Мы приехали сюда на месяц, как полагается. Три недели пролетели незаметно, как один день. Оставалась одна, но и её мы намеревались провести с пользой, то есть, как следует, насладиться обществом друг друга.

Вообще-то, около нас простиралась совершенно пустынная местность и весь пляж принадлежал только нам. Поэтому мы могли делать тут всё, что угодно, не опасаясь последствий. У самой кромки воды покачивалась на волнах белоснежная яхта, взятая напрокат. Где-то в середине четвертой недели я предложила Брайану:

- Слушай, милый, а давай поплывём на общий пляж. Я посмотрю, как выглядит остров - его более оживлённая часть, - добавила я.

Почти сразу, без уговоров, Брайан согласился провести для меня небольшую экскурсию по острову. Сказано - сделано. И вот мы уже плывём на яхте в сторону шумного курортного городка. Всего полчаса пути - и мы уже на месте.

Брайан причалил яхту к берегу, мы вышли и не спеша, держась за руки, пошли в город. На мне был коротенький белый сарафанчик и бледно-голубая кепка. Брайан был в джинсах и расстёгнутой рубашке. И только проезжая по центральной части города я поняла, что имел в виду Брайан, когда говорил, что Ибица очень отличается от его родной Ямайки. Теперь и я очевидно заметила эту разницу. Здесь было более шумно, люди разных национальностей, приехавшие сюда отдыхать и веселиться, всюду звучала громкая музыка, множество магазинов и так далее. На Ямайке было более спокойно. И красивее.

- Ну как тебе, нравится город? - спросил Брайан.

- Знаешь, там, откуда мы приплыли, намного лучше. Давай обратно, а? - я с надеждой посмотрела ему в глаза.

Он улыбнулся и слегка пожал мою руку. Мы повернулись и пошли обратно, как вдруг я услышала сзади чей-то голос.

- Брайан! Брайан Метьюс! Постой, если это действительно ты!

Мы обернулись. К нам почти бежал какой-то мужчина лет сорока среднего роста со светлыми волосами и в круглых очках. На нём были шорты и футболка.

- Брайан! - ещё раз воскликнул он, когда подошел к нам. На его губах играла приветливая улыбка.

Мужчины обнялись и пожали друг другу руки. Я взглянула на мужа. Похоже, он был рад встрече ничуть не меньше. Он широко улыбнулся и представил нас.

- Доминика, это мой бывший продюсер Джеймс Пейн и хороший друг. Он помог выпустить и записать мне два последних альбома. Джеймс, это моя жена Доминика, миссис Метьюс.

- Очень приятно, - Джеймс поцеловал мне руку, - до меня дошли слухи, что ты женился, но я и подумать не мог, что на такой красавице!

Я знала, что он всего лишь проявляет дежурную вежливость, но всё равно было приятно.

- Я посылал тебе приглашение на свадьбу, - сказал Брайан.

- Я не получил его. Очевидно, затерялось по дороге. Ну ничего, это не так страшно. Вот мы все и познакомились, - Джеймс довольно потёр руки.

- Может быть, нам стоит вместе куда-нибудь сходить, отметить, посидеть, поговорить, - предложил Брайан.

- Да я не против. Послушайте, приходите ко мне домой вечерком, часиков в десять сегодня. Там моя студия звукозаписи. Я расскажу вам о своём новом проекте, уверен, вам понравится. Я работаю над новым классическим звучанием и собрал потрясающую команду. Я вас всех познакомлю. Возможно, - он заговорщицки подмигнул Брайану, - ты тоже захочешь к нам присоединиться. Я очень даже на это рассчитываю.

- Я подумаю, - улыбнулся Брайан.

На том мы и расстались. До вечера.

- Джеймс явно хочет, чтоб ты снова вернулся к музыке, - сказала я, когда мы пришли домой.

Мы сидели на диване, перед нами стояла большая тарелка с экзотическими фруктами. Вернее, это для меня они были экзотическими, а для него - вполне знакомыми и привычными. В комнате стоял магнитофон и играла негромкая спокойная музыка, которая совершенно не мешала нашему разговору.

- Да, наверное, - пожал плечами Брайан.

Мне даже показалось, что ему это совершенно безразлично. Но для меня это было важно. а где-то глубоко внутри себя, на уровне интуиции, я чувствовала скорый перемены в нашей жизни.

- Ты хочешь вернуться к тому, чем занимался раньше? - ненавязчиво расспрашивала я, - ты скучаешь по музыке, работе в студии, концертам?

- Музыка всегда во мне. Это главное в моей жизни. Я ни дня не могу прожить без музыки.

Я заметила, что для Брайана музыка всегда будет важнее меня, но ничего не сказала.

- Итак, значит, если Джеймс предложит тебе снова с ним сотрудничать, ты согласишься?

Брайан удивлённо посмотрел на меня, словно не понимая, насколько это важно и от его решения будет зависеть наша дальнейшая жизнь.

- Не знаю, - он задумчиво взял в руки какой-то фрукт, чем-то напоминающий нашу вишню и положил себе в рот, - а это тебя беспокоит?

Он обнял меня за плечи.

- Да, я бы хотела, чтобы ты делился со мной планами на будущее.

- Ты беспокоишься о том, как отразится музыка на наших отношениях, - догадался он.

- Можно и так сказать.

- Ну пока ещё ничего неизвестно. Мне интересно узнать о новом проекте Джеймса. Интересно как музыканту и исполнителю. Только и всего. Уверяю, я никогда не буду принимать важные решения, не посоветовавшись с тобой. Я обещаю, что буду прислушиваться к твоему мнению. Всегда. И на наши отношения музыка никак не повлияет. Ну что, ты довольна?

Я кивнула, Хотя не особо поверила его словам. Передо мной сидел мужчина, завоеватель, для которого женщина, пусть даже это его любимая жена, отнюдь не на первом месте.

Он обнял меня и нежно провёл рукой по груди и животу.

- Если все вопросы решены, возможно, теперь мы можем заняться чем-то более приятным, - сказал он и поцеловал меня в шею, но я отстранилась и вышла на улицу.

Сейчас я была слишком напряжена, чтобы заниматься с ним любовью. Ещё я чувствовала, что какая-то перемена происходит внутри меня. Меня уже меньше привлекали ласки Брайана и стало подташнивать по утрам. Я не хотела утверждать, что беременна, пока не было никаких более веских доказательств. Но я чувствовала, что мои подозрения вполне оправданны. Но пока ещё, в любом случае, явно рано говорить что-то Брайану, хотя это событие счастливое для нас обоих.

Дом Джеймса находился в таком же пустынном и уединённом месте, как и наш с Брайаном. Это было недалеко, около пятнадцати минут на машине. Роскошный чёрный BMW Брайан взял напрокат и мы часто катались “с ветерком” вдоль берега ночью.

На мне было короткое узкое чёрное платье на тонких бретельках, волосы я накрутила и заколола шпильками сзади, сделала тщательный вечерний макияж под стать платью. Брайан даже рассмеялся, когда увидел, как я перед зеркалом тщательно крашу губы тёмно-фиолетовой помадой.

- Хочешь понравится моему боссу? - спросил он с улыбкой.

- Всегда приятно кому-то нравится, - по философски заметила я, - но просто хочу соответствовать тебе и не хочу, чтоб тебе было за меня стыдно.

- Мне никогда не будет стыдно за тебя, любовь моя, чтобы ты не делала, - он подошёл сзади и нежно обнял меня за талию.

Я хотела было ему напомнить случай в доме у Уилла и Китаны, но благоразумно промолчала. только идиотка может напоминать мужу о своих негативных качествах, даже если муж клянётся ей вечной любви.

Брайан открыл передо мной дверцу машины и вдруг я вспомнила важную деталь.

- Кстати, - я благополучно села, Брайан захлопнул дверцу, сел на водительское место и завёл мотор, - ты тогда назвал Джеймса своим боссом. По-моему, он пока всего лишь предположительно будущий босс и ты немного торопишь события.

Брайан достал сигарету и закурил. Мне нравился запах его сигарет, хотя я не очень одобряла его курение.

- И бывший и будущий! Какая разница? До времени, когда Джеймс Пейн из бывшего трансформируется в будущего осталось всего ничего - пара часов, а может и того меньше.

- Значит ты твёрдо решил вернуться? - мой голос звучал спокойно, но на душе скребли кошки. Мне казалось, что его новая работа - первый шаг к нашему разводу.

- Да! Если ты против не против, конечно, - поспешно добавил он, глядя на мою невесёлую физиономию.

- Как я могу быть против? - горько вздохнула я, - разве удержишь и зверя в клетке?

- По-моему, это не слишком удачное сравнение, - заметил Брайан.

- Да? Ну значит я ещё плохо разбираюсь в гиперболах.

- Дорогая, не стоит грустить. Я так счастлив, что снова смогу вернуться к своей работе. У меня такое радостное возбуждение, что я не могу его даже словами описать.

- Я понимаю тебя. У меня такое было перед концертом Take That.

Я вспомнила Гари и улыбнулась. На душе полегчало. На какое-то мгновение я даже забыла о существовании Брайана.

Машина остановилась у ворот большого трёхэтажного дома. Брайан просигналил и ворота распахнулись сами с собой. Я поразилась величию двора, когда мы въехали вовнутрь. На парковке уже стояло четыре машины. Брайан поставил BMW и мы пошли к дому. Кстати, на Брайане были чёрные брюки и чёрная рубашка. На шее, как всегда, поблескивала цепочка и круглый медальон.

- Господи! Кто к нам пришёл! - воскликнул Джеймс, распахивая дверь, - Брайан, Доминика, добро пожаловать. Кстати, вы идеально смотритесь рядом друг с другом. Доминика, ты отлично выглядишь в этом платье.

Я смотрела на Джеймса и улыбалась. Я никак не могла понять, как такой весёлый с виду человек может думать о чём-то серьёзном. Если бы я своими ушами не слышала его потрясающую музыку, я никогда не поверила бы, что Джеймс музыкальный продюсер.

- Хороший дом, - заметил Брайан.

- Да, мне он тоже очень нравится. Я прикупил его пару лет назад. Раньше я приезжал сюда только отдыхать, а теперь и вовсе переселился. Тут потрясающий климат и он вдохновляет меня на новое творчество.

Мы прошли в зал. Там царил таинственный полумрак, созданный с помощью свечей. Так как было темно, я не смогла как следует рассмотреть обстановку комнаты. Посередине стоял овальный низкий столик из темного полированного дерева. Возле него стоял небольшой кожаный диванчик и кресла напротив. “Должно быть, на этом кресле сидит Джеймс”, - подумала я. На диване сидели трое человек - две девушки и мужчина.

Джеймс тут же нас представил.

- Итак, друзья, это мой друг Брайан Метьюс, человек с потрясающим голосом и огромным талантом. Он не всегда его раскрывает, но думаю, мы сможем ему в этом помочь. А это его жена - Доминика. Скажите, вы ведь тоже чем-то занимаетесь? Может быть поёте?

- Нет, честно говоря, пою я не очень хорошо, - пробормотала я, смущённая таким вниманием к своей персоне.

- Она писательница, - помог мне Брайан.

Я строго посмотрела на него. Это было всего лишь хобби, а слово “писательница” звучало слишком громко и пафосно.

- Интересно, - протянул Джеймс, - а в каком жанре вы работаете? Как давно и сколько успели написать? Или даже издать?

- Любовный роман, вам такое вряд ли интересно. Пишу давно, но первый удачный нормальный роман написала в семнадцать лет. Сейчас пишу третий, но ещё ничего не пробовала издавать. Там надо да подписывать контракт, а я не люблю зависеть от сроков.

- Ясно, возможно, когда-нибудь вы напишите сценарий для нашего видео.

- Возможно, я бы сама хотела поработать с таким интересным человеком, как вы.

Джеймс улыбнулся и представил сидящих на диване:

- Люси, Соника, Адам - вокалисты моего нового проекта “Darkness”, они обладают потрясающими голосами.

Люси была самой молодой. Ей не было ещё и двадцати пяти. У нее были длинные светлые волосы и бездонные голубые глаза. Она улыбнулась нам. На ней было платье почти такое же, как у меня, только блестящее. Соника и Адам были постарше и выглядели мрачно. На Сонике было длинное чёрное по старомодное платье. На вид ей можно было дать от тридцати до сорока лет. Её чёрные кудрявые волосы были уложены в причёску в стиле восьмидесятых годов, а карие глаза казались слишком большими на миниатюрном, словно кукольном, лице. Адам был мужчиной, как говорится “без особых примет” в сером костюме и галстуке. Я вначале подумала, что Соника и Адам муж и жена, но потом узнала, что они даже не дружат. Мрачность у них была от природы.

Пока мы пили кофе, Джеймс рассказывал нам о своём проекте “Darkness”.

- Я смешиваю классическую музыку и электронику, - пояснил он, - выходят вполне неплохие мелодии. Все они делятся на четыре части: просто музыка, музыка с вокалом Соники, Адама и Люси. Иногда это дуэтные композиции. Мне не хватает четвертого участника. Я бы хотел, чтоб это был ты. А сейчас пройдёмте в мою студию и вы сами всё услышите.

С студия находилось в подвале дома. Раньше я думала, что студия - это огромное помещение с разнообразными инструментами, микрофонами, наушниками и так далее. Но оказалось, что студия может поместиться и в небольшом помещении и при этом выглядеть вполне прилично. Мы сели на узенький диванчик. Люси улыбнулась мне.

- Это действительно удивительная музыка, вот увидишь, - обратилась она ко мне.

Похоже, она набивалась в подружки. Это и неудивительно. Наверняка ей скучно с Соникой и Адамом и хочется общаться с более молодыми людьми. Я улыбнулась ей в ответ.

- Наверное, раз все так говорят.

Я не стала её отталкивать. Близких подруг, да и вообще подруг, у меня было не так уж много.

- Эту музыку лучше слушать в темноте. Больший эффект, - сказал Джеймс, что-то включил и из динамиков полилась тихая красивая спокойная музыка.

В ней было что-то мистическое и чарующее. Она словно звала погрузиться полностью в иной мир и только очень сильный духом человек мог этому противиться. Нежная мелодия флейты убаюкивает, а перед глазами стояла одна и та же картина: ночь, тёмный лес, полная луна и всадник в чёрном развивающемся плаще мчиться вдаль со скоростью ветра. Я поняла, что если долго слушать такую музыку можно уйти в другой мир и не вернутся, либо же просто сойти с ума. Я уже начала ощущать это на себе: мысли путались, остался только скачущий на лошади всадник и манящая, зовущая вдаль, тихая мелодия. Постепенно музыка стала затихать, а потом и вовсе смолкла. В полной тишине я услышала возбуждённый голос Джеймса.

- Ну как?

- Это действительно что-то невероятное! - восхищённо высказалась я.

- Это да, - добавил Брайан, - джеймс - самый талантливый человек из всех, кого мне доводилось встречать.

- Так каков будет твой ответ на моё предложение?

Брайан задумался.

- Соглашайся! Тут и думать нечего! - громко зашептала я ему на ухо, беря за локоть.

- Тебе понравилось?

- Ещё бы! - музыка меня просто околдовала, загипнотизировала и в состоянии транса я была готова согласиться с чем угодно.

Наверное именно для этого и была задумана это музыка и весь проект “Darkness”.

- Хорошо. Я согласен. Но мне бы хотелось подробно обсудить условия контракта, - сказал, наконец, Брайан.

- Замечательно. думаю, подпишем на два года, а потом посмотрим. Выпустим альбом, сделаем небольшой тур по Европе. В студии будем работать, в основном здесь, но работать надо только ночью. Потом, возможно, поедем в Лондон.

- Хорошо. Когда надо приступать к работе?

- Когда обустроитесь, так и приступим. Жить можете у меня…

- Нет! - в один голос заявили мы с Брайаном, а потом добавил Брайан, - нам комфортне вдвоём. Поэтому надо съездить в Сан-Франциско за вещами, продлить аренду дома и мы будем готовы. Это займёт около недели.

- Прекрасно, - Джеймс широко улыбнулся и мужчины пожали друг другу руки.

Домой мы вернулись очень поздно. Было уже около двух и на небе появилась круглая луна, когда наша машина бесшумно, сливаясь с ночью, подкатила к дому и остановилась. Джеймс радушно предложил остаться ночевать в его большом особняке, но к моему большому облегчению, Брайан отказался.

Когда мы ехали домой, я заметила, что он просто светится от счастья и на его губах сияет ослепительная улыбка.

- Я так счастлив! Правда здорово, что я теперь снова могу работать в студии?! - всю дорогу восклицал он.

Но я так устала за весь этот день, что сил хватало только на то, чтобы слабо кивать головой. К тому же гипнотическая музыка Джеймса, кажется, перестала на меня действовать и мне снова стало казаться, что возвращение Брайана к работе в студии - не такая уж хорошая идея.

Вскоре, однако, Брайан увидел, что я почти засыпаю, и на некоторое время отстал от меня. Дома он достал бутылку шампанского и бокалы.

- Думаю, это надо отметить! Как ты считаешь?

Я хотела была согласиться, но вдруг вспомнила, что мне теперь вряд ли можно пить.

- Да, но я пожалуй выпью сока, - осторожно сказала я. После того случая в доме друзей Брайана, я позволила себе глотнуть шампанского только на собственной свадьбе, поэтому у Брайана не должно возникнуть никаких подозрений.

- Почему? По-моему, ради такого случая можно позволить себе бокальчик.

- Нет! - слишком резко ответила я, - и вообще, я устала сегодня за весь день и хочу спать! Уже два часа ночи! Ты, как хочешь, но я прямо сейчас отправляюсь в кровать.

Брайан подозрительно взглянул на меня, но ничего не сказал. Должно быть поверил. Впрочем, я и правда устала и хотела спать, так что я ему почти не солгала.

- Ну хорошо, хорошо, - пожал он плечами и поставил, так и не открытую бутылку, назад в шкаф, - мы идём спать.

Уже в кровати он повернулся ко мне и спросил:

- Что с тобой такое? Тебе Джеймс не нравится? Или ты не хочешь, чтобы я возвращался к работе?

Но я этих слов уже почти не слышала, так как почти сразу крепко уснула до самого утра.

Я проснулась от того, что меня тошнило. У меня и раньше бывали по утрам лёгкие головокружения, но на этот раз мне срочно требовалось в туалет. На будильнике было уже десять. Я взглянула на Брайана. Он мирно спал, ни о чём не подозревая. Он был укрыт одеялом по пояс и я залюбовалась его фигурой. Особенно мне нравились бицепсы у него на руках. Мне захотелось срочно к ним прикоснуться или просто нежно пройтись пальчиками по его животу. Боже, последний раз мы занимались этим два дня назад. Надо срочно исправлять ситуацию! Но тут приступ тошноты снова дал о себе знать и я осторожно, чтобы не разбудить Брайана, выбравшись из кровати, почти бегом направилась в туалет.

Минут через пять мне стало значительно легче. Я подошла к зеркалу и критически оглядела себя со всех сторон. “Что ж, по-моему, на фигуре пока ничего незаметно. Или мне так кажется”, - подумала я, поворачиваясь в разные стороны и прокладывая руки к животу, словно надеясь обнаружить, что он вырос. “Итак, я не поправилась, - сделала я вывод, - зато появилась боль в груди - тоже признак беременности. Эх, была бы здесь где-нибудь аптека, чтобы купить тест и узнать всё наверняка”. У меня хорошая память на даты и поэтому я без труда вспомнила, что последний раз месячные были три месяца назад. У меня и раньше бывали сбои с циклом, поэтому я не обратила на это должного внимания.

“Значит, уже двенадцать недель… Наверное, пора рассказать Брайану, - думала я, - хотелось бы, конечно, знать наверняка, но… Интересно, как в этой ситуации поступают другие? Когда можно рассказать о своей беременности и когда нужно?”

Мучимая сомнениями, я вернулась в спальню. Я машинально легла обратно в кровать и только тогда заметила, что Брайан уже проснулся и с интересом наблюдает за мной.

- Что-то случилось? - спросил он обеспокоено, - ты выглядишь бледной. Ты не заболела?

- Нет, ничего, ерунда.

Всё, пора рассказывать! А то он начинает уже что-то подозревать. Я собралась с духом и сообщила:

- Милый, кажется, я беременна.

Теперь уже настал мой черёд с интересом следить за его реакцией.

Несколько секунд он продолжал лежать неподвижно, перевариваю информацию, а потом радостно бросился обнимать и целовать меня, восклицая:

- Правда?! О Боже! Я так счастлив! Наконец-то произошло это долгожданное событие. Какой срок?

- Я думаю, три месяца. Надо сходить в больницу и узнать всё наверняка.

- Нет! На этот раз никаких больниц. Мы сами прекрасно сможем со всем справится. Правда, милая?

- Да, но… Рожать-то всё равно придётся в больнице.

- Нет! У нас будут домашние роды. Рожать в больнице опасно. Там умерли Мишель и моя девочка и я не хочу, чтобы что-то подобное случилось с тобой. Ты - самое главное в моей жизни, моя опора и поддержка, ты - моё сокровище! Я бы хотел сам принимать у тебя роды.

И хотя у меня на этот счёт было своё мнение, я не стала ему перечить. Пусть пока радуется, но в конце концов, всё будет по-моему: в больнице, как у всех нормальных людей.

- Кстати, ты хорошо помнишь день и, вернее ночь, зачатия? - спросил вдруг Брайан.

- Да, я не могу такое забыть. Это было чудесно! - подтвердила я.

- Расскажи, как это было, - попросил он, устраиваясь поудобнее на кровати.

Я вздохнула и с удовольствием начал рассказ.

- О да! Я прекрасно запомнила эту ночь!

Был конец июля - а точнее 26-е число - и стояла, как полагается, невыносимая жара. К вечеру она немного спадала, а у меня в последнее время появилось хобби - по вечерам, когда уже достаточно стемнеет и дело близится к ночи, я пристрастилась плавать в нашем бассейне. Бассейн - был единственной роскошью в нашем доме, в остальном мы жили, как самая обычная семья в Сан-Франциско. Конечно, то, чем я занималась в бассейне назвать плаванием очень сложно. Я просто лежала на большом белом круге и болтала ногой водичку, держа в одной руке очередной любовный роман (теперь, когда деньги можно было спокойно тратить, я могла позволить себе покупать книги почаще и подороже), а в другой - стаканчик с лимонадом. На краю бассейна стояла большая тарелка с фруктами и иногда я подплывала и оттуда брала себе что-нибудь вкусненькое. В общем, в те дни я полностью отдавалась счастливому ничегонеделанью. Брайан вечером в бассейн не заходил - он тренировался утром, около получаса плавал и делал различные физические упражнения, помогающие сохранить ему прекрасную спортивную форму и фигуру. Уже стемнело, поэтому пришлось отложить книгу и просто, закрыв глаза, наслаждаться полнейшем покоем и впадать в нирвану под тихую интимную музыку в стиле нью-эйдж. Неожиданно я ощутила рядом чьё-то присутствие. Это несомненно был Брайан. Естественно, кто же ещё? Я не стал оборачиваться, я просто ждала, пока он подплывёт поближе. Это, несомненно, добавило интимности и таинственности в окружающую атмосферу. Через несколько мгновений я почувствовала его нежные, но уверенные руки у меня на талии. Он приблизился на максимально маленькое расстояние и поцеловал мне шею. Было темно и я едва могла разглядеть очертания собственного тела. Но так даже лучше, чем при свете. Всё делалось на ощупь. Он прикасался ко мне и его нежные прикосновения буквально сводили меня с ума. Я больше не могла и не хотела неподвижно сидеть на круге. Я хотела активно принимать участие в том, что происходило, поэтому я осторожно высвободилась из его рук, ловко спрыгнула с плавательного средства и повернулась к нему. Не говоря ни слова, мы бросились друг другу в объятия и принялись жадно целоваться, словно не виделись целую вечность. Я закрыла глаза и прижалась к нему всем телом, почувствовала, как улетаю на небеса от неописуемого счастья быть рядом со своим возлюбленным. Потом Брайан развязал завязки на купальнике и я осталась перед ним абсолютно нагая, прикрываясь одними волосами. Я совсем расслабилась и разомлела в его объятиях, когда он поднял меня на руки и вынес из воды. Там он уложил меня на резиновый коврик и склонился над мощным телом.

- Я вся твоя, - прошептала я, притягивая его к себе, - навсегда.

Он мне не ответил, а только кивнул и улыбнулся, обнажив безукоризненно белые зубы. А потом мы занимались любовью, пока не выбились из сил. Было уже под утро, когда брат взял меня на руки и отнёс в спальню - на кровать.

Наверное, это была самая романтическая ночь в нашей жизни.


========== 17 Глава Как протекала беременность ==========


17 Глава

Как протекала беременность

Я рассказывала историю, а он улыбался мне.

- Это была чудесная ночь. Спасибо тебе за неё, - сказала я, закончив рассказ.

- То была потрясающая ночь, - подтвердил Брайан, - а главное - наши старания не прошли даром, - он ласково провел рукой по моему животу, а потом притянул к себе и поцеловал в губы.

Я ответила ему со страстью. Неожиданно я поняла, что ужасно по нему соскучилась. Мы ведь не занимались любовью уже два дня. Только сейчас, когда я рассказала ему о будущем ребёнке, мне стало намного легче и я стала чувствовать себя снова спокойно, как прежде, вместе с ним. Теперь не было никаких тайн и недомолвок.

- Брайан, я так хочу тебя, - прошептала я, положив руки на его обнажённую грудь.

- Знала бы ты, как я хочу тебя, крошка, - он принялся стаскивать с меня футболку, но потом вдруг остановился и вопросительно посмотрел на меня.

- Стой, а нам можно сейчас этим заниматься? Это никак не скажется на ребёнке? - заволновался он.

- Конечно можно! - заверила я его. Я терпеть не могла останавливаться на таком важном процессе и сейчас и заверила его в чём угодно бы, только бы он продолжил, потому что его прикосновения заставляли меня летать к небесам и обратно, - я слышала, многие пары этим занимаются во время беременности, даже на последних неделях, у нас только три месяца, - я продолжила целовать его.

- Да? Ну ладно, я и сам не хочу отказываться от такого. Я просто не хочу причинить тебе вред.

- Брайан! - я строго посмотрела на него, - ты должен уважать мнение беременной женщины. И ты точно можешь причинить мне вред, если сейчас же не займёшься выполнением своего супружеского долга! - с этими словами я решительно накрыла нас с головой одеялом и в темноте мы наконец смогли насладиться друг другом.

За завтраком Брайан поставил серьезный вопрос: что теперь делать с его новой работой?

- Наверное, придется отказаться, - покачал он головой, - мы же не можем рожать ребенка прямо здесь? Лучше всего это делать дома, в привычной обстановке. К тому же я теперь должен все время проводить с тобой и поддерживать тебя.

Я промолчала. Я бы никогда не предположила, что Брайан ради меня сможет отказаться от своей любимой работы. Но раз уж он так решил, мне не хотелось его отговаривать, а то и правда может передумать. А мне было бы гораздо приятнее, если бы Брайан проводил время со мной, а не в студии или где-нибудь еще. О Господи, какой же я стала эгоисткой! Беременность, похоже, плохо повлияла на мой характер. Или я всегда была такой?

- Сейчас поедем к Джеймсу - сообщим ему новость, - сказал Брайан, вставая из-за стола, - Думаю, что все еще можно отменить, контракт-то мы еще не подписывали.

Когда мы приехали, Джеймс открыл нам ворота и нисколько не удивившись, радушно пригласил в дом.

Был полдень и все остальные обитатели дома разъехались по делам. Люси пошла на пляж, а Соника с Адамом решили пройтись по магазинам. Джеймс был дома один, что было даже к лучшему. Мне почему-то казалось, что чем меньше людей знают о моем положении, тем лучше и безопасней.

Мы присели на диван, а Джеймс сел напротив нас в свое любимое кресло. Он выжидательно посмотрел на нас, но не торопил начинать разговор.

- Может выпьем чего-нибудь, - предложил он, - чай, кофе, сок или чего-нибудь покрепче?

- Я буду сок, - отозвалась я.

- А мне воды минеральной, - попросил Брайан.

Джеймс пошел на кухню и мы переглянулись.

- Что ты темнишь? Когда собираешься сообщить ему? Между прочим, если хочешь, это могу сделать и я.

- Не волнуйся, - Брайан ласково взял мою руку в свою, - я сейчас все расскажу. И пусть будет, что будет. В конце-концов он мой друг и должен порадоваться за нас.

- Да.

В это мгновение вошел Джеймс, держа в одной руке стакан сока для меня, а в другой - минеральную воду для Брайана. При его появлении мы резко замолчали.

- Что случилось? - удивился он, присаживаясь на кресло, вы что-то от меня скрываете или хотите рассказать, но боитесь, - догадался он, - Брайан, выкладывай немедленно, что стряслось! - он строго посмотрел на своего бывшего подопечного.

Брайан посмотрел на меня и снова взял мою руку в свою, словно это придавало ему уверенности в себе. Я с удивлением посмотрела на мужа, и не могла понять, что с ним случилось. Куда подевалась его воля и сильный мужской характер? В присутствии Джеймса он вел себя, словно школьник, который напроказничал и теперь с ужасом ожидает расплаты за минутное удовольствие.

- Мы… В общем мы… - запинаясь начал он, глядя на Джеймса и крепко прижимая к груди мою руку.

Джеймс выжидательно смотрел на него, не торопя. Я поняла, что сильной стороной в этом деле, видимо, придется быть мне и поэтому вырвала свою руку, взяла руки Брайана и положила ему на колени, нежно накрыв своими.

- Джеймс, видите ли, так сложились обстоятельства и Брайан в этом не виноват. Никто не виноват. Сегодня утром я сообщила мужу о своей беременности, - закончила я и стала следить за реакцией Джеймса.

Какова же будет Его реакция, если Брайан так боялся ему всё рассказать?

Но реакция Джеймса оказалась вполне естественной.

- О Господи! Вот это новость! Потрясающе! Ребята, вас искренне поздравляю, - он вскочил с кресла и улыбаясь пожал руку Брайану и обнял его. Потом обнял меня и поцеловал в щёку, - а какой срок? - поинтересовался он.

- Думаю, три месяца, - ответила я, улыбаясь.

- Брайан, что же ты минералку пьёшь? Это дело надо отметить! Соберёмся сегодня вечером со всей нашей командой. Из нас пятерых ты первый станешь отцом.

- Послушай, Джеймс, - лицо Брайана по-прежнему было серьёзным, - мне как раз об этом и надо с тобой поговорить. Думаю, раз так сложились обстоятельства, то я не смогу работать с твоей командой. Мне очень жаль, правда, но… Ребёнок - дело серьёзное, сам понимаешь. Мы должны возвращаться домой в Сан-Франциско, хоть и не хочется уезжать из этих красивых мест. Теперь я особенно буду нужен Доминике, чтоб быть рядом с ней.

Я кивнула.

- Он прав. Спасибо вам за всё, что вы сделали когда-то для Брайана. Мне очень жаль, что он не может снова работать с вами. Возможно, когда-нибудь… - я неопределенно махнула рукой, - что ж, удачи вам и всем вашим друзьям. Нам, пожалуй, уже пора, - я поспешно встала и потянула за руку Брайана, который последние часов эдак пять во всём соглашался со мной.

- Постойте! - Джеймс жестом усадил нас обратно на диван и присел на подлокотник своего кресла, - Доминика, я понимаю, ты сейчас взволнована и почти не способна трезво рассуждать, а ты, Брайан, просто идёшь на поводу у своей беременной жены. Вы оба так ослеплены радостью рождения будущего ребёнка, что не замечаете очевидных вещей и путей, которые рационально подходят всем нам для дальнейшего развития событий.

Что и говорить, талантливый человек, обычно, талантлив во всём. Джеймс оказался не только талантливым композитором, певцом и продюсером, но ещё и отличным психологом. даже интересно, откуда могли взяться такие навыки у человека, который учился в музыкальном колледже классической игре на фортепиано?

Мы с Брайаном переглянулись и вопросительно уставилась на Джеймса. Он понял, что ему удалось заинтересовать нас и поэтому продолжил свою пламенную речь:

- Итак, друзья, вам повезло, что у вас есть я,тот, который сможет подсказать вам правильный путь и выход из ситуации, который будет подходить нам всем.

- Неужели? - я недоверчиво посмотрела на него. Больше всего на свете мне хотелось сейчас пойти домой, собрать все вещи и первым же рейсом улететь в Сан-Франциско. Там я мечтала лечь на диван и пролежать там все девять месяцев. А тут этот Джеймс со своими дурацкими идеями никак не может успокоиться и отстать от моего Брайана. Мне не нравилось, что для моего мужа в жизни есть ещё один влиятельный человек, помимо меня. И ещё даже не известно, кто из нас более влиятельный. Но пока Брайан на моей стороне.

- Зачем вам возвращаться в Сан-Франциско? Тем более, насколько я понимаю, что тот дом не является родным ни для кого из вас. Вы просто жили там чуть меньше года. Оставайтесь здесь. Вы же сами сказали, что вам здесь очень нравится. Хотите, перебирайтесь ко мне - предлагаю уже второй раз, кстати. Дом большой. Никто никому мешать не будет. Не придётся разрываться между работой и домом, - это относилось к Брайану, - вы всё время будете вместе. Ибица - очень централизованной остров. Я живу тут уже пять лет и чувствую себя отлично. Здесь замечательный климат, а медицинское обслуживание везде одинаковое.

- Мы не будем рожать в больнице, - сказал Брайан, - всё дома. Я хочу пройти специальные курсы.

- Вот, тем более. Роды дома - это замечательно. Можете даже за вещами в Сан-Франциско не ехать. Всё необходимое приобретете здесь. Ну как моя идея? Нравится?

- В этом что-то есть, - подумав, сказал Брайан, - но последнее слово за Доминикой. Ну что скажешь, любимая? Как тебе идея родить нашего первенца на Ибице?

- Мне нравится, - Джеймс действительно умел убеждать, - если ты не против.

- Мы согласны, - улыбаясь сказал Брайан, - когда можно переезжать?

В конечном итоге всё получилось так, как и предсказал Джеймс. Несмотря на его уговоры, в Сан-Франциско мы всё же поехали. Понадобилась неделя, чтобы собрать все необходимые вещи, сдать дом в аренду и вообще уладить все дела. Впрочем, насчёт дел Джеймс оказался прав - здесь нас действительно ничего не держало. Зато отсюда я написала четыре письма и разослала их - два на Ямайку: Китане и матери Брайана, а два домой в Украину: отцу и Саше. Письма содержали примерно одну и ту же информацию, что Брайан, прочитав их, сказал, что можно было одно размножить и разослать разным адресатам. Никто бы и не заподозрил. Но я подошла к делу творчески. Вообще, во время беременности меня потянуло на творчество. Помимо того, что я рассказала о своей беременности, новой работе Брайана, сообщила наш новый адрес и телефон, я каждого попросила написать мне и рассказать, как у них дела. Также в письмах одна и та же информация излагались немного по-разному. Чисто и открыто - для лучшей подруги Саши, просто, но но без подробностей - для строгого отца, чуть более подробно - для добродушной матери Брайана. Ей я также написала о том, что Брайан ни при каких обстоятельствах не хочет обращаться в больницу и попросила совета, что делать. Также, во всех подробностях, ничего не скрывая - для Китаны, которая нравилась мне своей раскрепощенностью и добродушием. Когда все письма были отосланы, я немного запоздало вспомнила, что не написала письмо Эдику, но потом успокоилась, решив что они с Сашей - хорошие друзья и она и так ему всё расскажет.

Свои вещи я собирала с особой тщательностью, чтоб ничего его не забыть. Мне почему-то казалось, что сюда я больше никогда не вернусь. В день нашего отъезда - пасмурный и ветреный - я в последний раз окинула чуть грустным взглядом закрытые ворота. Брайан, который стоял рядом, обнял меня за плечи и сказал:

- Не грусти. у нас впереди новая жизнь, новые открытия.

- С этим домом у меня связано много приятных воспоминаний. Сюда ты привёз меня впервые, здесь сделал мне предложение, здесь мы зачали нашего ребёнка. Я бы хотела, чтобы он родился тоже здесь. Не люблю переезжать с места на место.

- Тебе нравится жить на Ибице, ты привыкнешь, как привыкла к Сан-Франциско и Ямайке.

- Да, наверное, ты прав.

Водитель такси нетерпеливо просигналил, напоминая, что время не ждёт и мы сели в машину.

В аэропорту Ибицы нас встречали Джеймс и Люси, Соника приготовила праздничный ужин по случаю нашего приезда. Приглядевшись к ней я поняла, что на самом деле она очень добрая и с ней интересно поговорить по душам. Просто у неё образ мрачной певицы и она иногда забывает из него выходить. Адам тоже раскрепостился и за ужином не сводил глаз с Соники. Я заметила, что она отвечает ему взаимностью. “Похоже, в нашей дружной компании скоро будет ещё одна свадьба”, - подумала я и решила, как-нибудь расспросить Сонику о её чувствах к нему и их планах на будущее. Но настоящая дружба возникла между мной и Люси. Мы часто днём сидели у неё в комнате и делились своими девичьими секретами.

- Тебе очень повезло с Брайаном. Он просто чудо. Вы замечательная пара, - вздыхала она.

Она рассказала мне, что в школе у неё был парень, но когда Джеймс предложил ей контракт и парень узнал об этом, то поставил ей ультиматум: либо он, либо музыка. Люси подумала, что слишком молода, чтоб обзаводиться семьей и поехала с Джеймсом на Ибицу.

- И вот теперь, глядя на вас Брайаном, думаю, не совершила ли я тогда ошибку.

- Он не любил тебя по-настоящему, если принуждал сделать такой выбор, - сказала я, - он не был достоин тебя. Когда-нибудь ты обязательно встретишь хорошего парня и поймёшь, что именно он твоя судьба.

- Может ты и права, - пожала Люси плечами.

Джеймс сдержал обещание и мы действительно с Брайаном были всё время вместе. Я могла присутствовать при обсуждении дел, касающихся работы, могла заходить в студию. И в нашу с Брайаном спальню без стука никто не заходил. В общем, были созданы все условия для того, чтобы можно было уединиться и тем не менее друзья были всегда рядом, на случай если что-то понадобится. Брайан оказался прав, я привыкла здесь жить и мне тут нравилось. Днём все занимались своими делами, а ночью работали в студии. Я же в это время писала романы. Я заканчивала свой второй роман и очень надеялась закончить до родов, поэтому приходилось поторапливаться. Люси заинтересовалась моим творчеством и попросила почитать мой первый роман. Я с радостью дала ей. Она прочитала и сказала, что ей очень понравилось.

- Напоминает сказку. Но я люблю сказки со счастливым концом, - сказала она.

Стоит немного сказать о нашей интимной жизни с Брайаном. Ничего не изменилось и мы любили друг друга по-прежнему страстно и занимались любовью каждый день. Чаще всего это удавалось сделать утром, когда Брайан усталый возвращался со студии. Я ждала его в постели в соблазнительной позе и полупрозрачном халатике. Все обитатели дома в это время спали и поэтому мы не опасались, что кто-то может прийти в самый неподходящий момент. Мы продолжали делать это даже тогда, когда у меня уже четко обозначился животик. Мы просто не могли отказаться от такого удовольствия, каждый вечер собираясь прекратить, так как шёл уже седьмой месяц беременности.

- Я хочу любить тебя даже за день до родов, - признался однажды Брайан.

- Если ты будешь так настойчив, то возможно так и случится, - с улыбкой заметила я.

Однажды утром Джеймс собрал нас всех в гостиной и сообщил, что сегодня вечером будет особенной ужин, на котором он должен сообщить какое-то чрезвычайно важное известие, которое касается абсолютно всех. Он сказал, что организацией ужина займется сам и всё, что остаётся сделать остальным - это прийти в столовую в положенное время - восемь вечера - без опозданий и надеть что-то нарядное и праздничное.

- У кого-то день рождения? - шёпотом спросила я Брайана.

- Да нет, вроде, - пожал плечами Брайан. Он тоже был удивлён.

Когда мы пришли в комнату, Брайан сказал:

- Праздник, как праздник. Надо бы съездить в магазин - купить тебе новое платье.

- Хорошо, - не стала спорить я, - поедем.

Тут раздался стук в дверь. Это оказалась Люси.

- Можно? - смущённо спросила она.

- Ну конечно, проходи, садись, - радушно пригласила я и жестом указала на кровать.

- Ты к Доминике? Тогда я, пожалуй, выйду, - тактично сказал Брайан.

Я посмотрела, как за ним закрылась дверь и спросила Люси:

- Что-то случилось?

- Да нет, ничего важного, - она смущённо пожала плечами, - просто Джеймс попросил принарядиться. Вот я и подумала съездить в магазин. Может ты мне компанию составишь?

- Конечно! Я и сама собиралась, вместе с Брайаном. Он отвезёт нас, ты не против?

- Нет, но может он хотел побыть с тобой наедине?

- Всё в порядке. Компания нам не помешает. К тому же не я, не ты не умеем водить машину, да и сумки с покупками должен кто-то носить, - я рассмеялась, а Люси улыбнулась, - поехали с нами.

Уже через полчаса мы сидели в чёрном кабриолете Брайана и не спеша катили к центру города. Во время моей беременности Брайан наотрез отказывался разгоняться более чем до сорока километров в час. Мы с Люси сидели на заднем сиденье и весело болтали, обсуждая будущие покупки. Муж в разговор не вмешивался. Скоро мы остановились у одного из крупнейших торговых центров острова Ибица.

- Идите, а я в машине посижу, - сказал он, достал сигарету и закурил.

- Хорошо, любимый, - я поцеловала его в щёку, - мы недолго, обещаю.

Брайан только хмыкнул в ответ, а мы отправились штурмовать салон вечерних платьев.

- Тупо платить за платье на один вечер,- с бросила Люси, осматривая товар, - но к счастью, Джеймс хорошо мне платит и я могу позволить себе такую роскошь.

Люси выбрала себе платье почти сразу, не перебирая. Это была пышная юбка за колено и корсет лимонного цвета.

- Мне нравится! - улыбнулась она, выглядывая из примерочной, - а тебе?

- Очень мило, - согласилась я, - хотя, по-моему, слишком беззаботно для мрачного дома Джеймса.

- Ему придётся смириться с моим выбором. Праздник же. К тому же, я провожу здесь последние деньки, а потом всё… - внезапно разоткровенничалась Люси.

- Что? - не поняла я.

Люси покрутилась перед зеркалом, поправила юбку, а потом повернулась ко мне и сказала:

- Альбом закончен. По крайней мере, в вокальном и музыкальном плане. Осталось только заработать его на компьютере, но это уже забота Джеймса. Я условия контракта выполнила и Джеймс отпустил меня. Так что я уезжаю домой - в Америку. Хочу закончить учёбу. Да и личную жизнь не мешало бы наладить.

- Да, конечно, - рассеянно сказала я. Для меня было большим шоком новость о том, что Люси уезжает. Мы с ней очень сдружились, - но как же так! Если ты будешь нужна потом для раскрутки альбома, твоё лицо, интервью и всё такое прочее…

Люси ласково обняла меня за плечи.

- Доминика, “Darknez”, это не тот проект, где нужно ежеминутно торговать фейсом. Я записала для альбома несколько вокальных партий и на этом моё дело закончено. Остальное - работа Джеймса как продюсера проекта. Поверь, мне тоже искренне жаль расставаться с тобой, но у тебя есть Брайан, а скоро появится ребёнок. Тебе будет уже не до меня. Возможно, когда-нибудь мы ещё встретимся.

- Когда ты уезжаешь? - грустным голосом спросила я.

- Через три дня.

После такой грустной новости выбирать платье стало не так весело. На меня напала тоска. Захотелось поскорее оказаться дома. Только сейчас я вдруг осознала, что ни один мужчина, даже самый лучший на свете, никогда не заменит женщине подругу. А сейчас, когда до родов осталось всего два месяца, мне тем более нужна подруга, с которой я могла бы поделиться всем самым сокровенным.

“Вот бы Сашка была здесь”, - подумала я. Она один раз прислала письмо, а мне некогда было ответить, так переписка и оборвалась, не успев толком начаться. Звонить из Испании в Украину было ужасно дорого и я не хотела обременять своими проблемами Джеймса или Брайана. К тому же по телефону, прав был Брайан, толком не поговоришь.

Занятая грустными мыслями я выбрала себе платье: сиреневое с завышенной талией и спадающего воланами к низу.

- Красиво. Брайану должно понравиться, - весело щебетала Люси, оглядывая меня со всех сторон. Она возвращалась на Родину, в родные места, к знакомым, близким людям и была счастлива от этого.

- Наверное, - как-то безразлично ответила я.

- Что-то вы быстро, девушки! - заметил Брайан. Он удобно развалился в водительском кресле и в наушниках слушал музыку, прикрыв глаза.

- О тебе беспокоились, - улыбнулась Люси.

Я ничего не сказала, просто молча села на заднее сиденье, держа в руках сумки, хлопнув дверцей машины громче, чем это была положено.

Люси села на переднее сиденье рядом с Брайаном.

- Эй малыш, что с тобой? - Брайан повернулся ко мне и ласково прикоснулся в щеке, но я отвернулась.

- Ничего, - буркнула я, - поехали уже.

Брайан послушно завёл мотор и спросил у Люси:

- Что это с ней? Пока меня не было, с вами что-то случилось? Вы поссорились?

Люси только покачала головой.

- Нет. Я рассказала ей о своём отъезде. Я не знала, что она будет так тяжело переживать это. Мне не стоило говорить, да?

- Люси, всё в порядке, - от меня не укрылось то, что он погладил её по руке, - когда-нибудь она всё равно узнала бы.

Так значит Брайан знал об этом! И ничего не сказал мне! Замечательно! Я не знала, что меня больше всего разозлило: то, что муж мой ничего мне не сказал, “заботясь” о моём здоровье или то, что он заигрывает с другой девушкой в присутствии беременной жены. Неважно! Уже неважно! Господи, ну почему мы так медленно едем, чёрт побери!

Тут я вспомнила, что мне нельзя нервничать и я попыталась успокоиться. Обычно, меня всегда успокаивала музыка, но в машине была тихо. Брайан любил слушать музыку только в наушниках, в отличие от меня. Дома, в Украине, когда у меня была депрессия, я всегда слушала Сергея Лазарева - его первый альбом “Don’t be fake”. Его чистой мелодичный голос всегда придавал мне уверенность в себе. И прослушав несколько песен, вскакивала и бодрой и энергичной, убегая с новыми силами делать свои дела. Но Лазарев был далеко. В Испании его не продавали. В доме Джеймса имелся компьютер, подключенный к интернету. Я решила, что как только мы приедем, я послушаю Лазарева. Правда, этого может не одобрить Брайан, но мне всё равно. Если он не хочет считаться с моим мнением, то и я не буду считаться с его. Недавно, из того же интернета, я узнала, что Лазарев скоро женится на известной в России телеведущей. “Бедная Саша, - подумала я тогда, - интересно, она знает об этом? Ей, наверное, сейчас нелегко”. Занятая мыслями о будущей свадьбе любимого певца лучшей подруги, я не заметила, как мы добрались до дома. Брайан открыл мне дверцу машины и помог выйти. Он знал, что сейчас больше всего на свете я нуждаюсь в его заботе и внимании. Одной рукой он взял меня за руку, а в другую взял пакет из магазина. Люси уже ушла, забрал свой пакет и бросив нам: “До вечера!”

- Пойдем в комнату, покажешь мне своё платье, - ласково сказал Брайан.

- Хорошо, пойдём, - я уже ни капельки на него не сердилась.

- Уже успокоилась? Всё нормально?

- Да уже всё хорошо, - улыбнулась я ему и мы пошли в дом.

Ровно к восьми, даже ещё раньше, все обитатели дома собрались в гостиной и чинно сели на диваны и кресла. Не было только Джеймса. Но и восьми ещё не было. Однако всем было настолько любопытно, что же такого особенного в сегодняшнем вечере, что никто не рискнул опоздать и даже наоборот - все пришли минут на пять-десять раньше.

Мы с Брайаном спустились вниз, держась за руки. Соника и Адам сидели рядышком на диване и ворковали, как влюблённые голубки. Соника была в длинном платье из серого шёлка с рукавами воланами от локтя, поясом, который подчеркивал её тонкую талию и большим вырезом на груди. Её чёрные кудри спереди были при собраны и заколоты сзади маленьким серебристым крабиком. Люси сидела в кресле и для вида листала какой-то альбом, но как только мы вошли, она сразу же его бросила и направилась к нам.

- Долго же вы, ребята, собираетесь. Я уже заскучала, - мы сели на диван, - как ты, Доминика? Днём ты выглядела не очень хорошо.

- Всё уже в порядке, не беспокойся, - только полчаса назад у нас с Брайаном был потрясающий секс и мы выглядели весьма довольными друг другом. Депрессия моя испарилась - и Лазарева слушать мне понадобилась. Теперь я верила, что всё будет хорошо.

Часы пробили восемь.

- Что-то хозяин опаздывает, - заметила Люси негромко.

- Я уже здесь! - раздался голос Джеймса. Он неожиданно появился на пороге комнаты в строгом чёрном костюме и белой рубашке. Его кудри были аккуратно причёсаны, - я вижу, все собрались без опозданий, как я и просил. Ну что ж, раз так, пойдёмте в столовую - нас ждёт праздничный ужин. Я заказал еду из ресторана на свой вкус, но надеюсь вам понравится.

Мы прошли в столовую, освещённую мягким приглушенным светом, и сели за стол. Тут было много деликатесной еды, шампанское, вино, сок для меня. У меня от всего этого зрелища потекли слюнки, но я обвела присутствующих взглядом и увидела, что никто ничего не ест. Приходилось и мне терпеть, чтоб не разрушать обстановку. Всё-таки я не выдержала и поделилась своими мыслями с Брайаном, шепнул ему:

- Я есть хочу. Почему никто не ест? Мы пришли сюда смотреть на всю эту вкуснятину?

- Подожди немного. Сейчас Джеймс скажет тост и можно будет есть.

- Точно? - засомневалась я.

- Конечно! Потерпи малость.

Брайан оказался прав. В эту же минуту Джеймс открыл шампанское, разлил в бокалы, Брайан налил мне сок, и сказал:

- Друзья! Этот чудесный вечер - прощальный. После него наша дружеская компания, к моему величайшему нашему сожалению, распадается. У каждого из вас дальше свой путь. Но мы не зря провели последние четыре месяца вместе здесь под одной крышей. Мы плодотворно потрудились и вот результат - студийная запись нашего альбома закончена! Я предлагаю поднять первый тост именно за это.

Все зааплодировали и чокнулись бокалами. Джеймс тем временем продолжил свою речь:

- Студийная запись окончена, но остались ещё компьютерные доработки и аранжировки песен и музыки. Поэтому я уезжаю в свою студию в Лондон - дорабатывать всё там - подготавливать альбом релизу. Я бы хотел, чтобы кто-то из вас обязательно поехал со мной, но к сожалению, это невозможно. А теперь я хотел бы обратиться к каждому из вас в отдельности. Люси, - девушка подняла на него глаза и смущённо улыбнулась, - ты самая невинная и чистая среди нас. У тебя открытое сердце, добрая душа и замечательный голос. Спасибо, что согласилась снимать участие в моём проекте и принесла в него свою искорку и непосредственность. Соника и Адам, - Джеймс повернулся к ним, - вы нашли друг друга здесь, у меня дома и теперь вместе. Я знаю, что вы два дня назад обвенчались в местной церкви, а сейчас собираетесь отправиться в свадебное путешествие на Карибские острова. Что ж, желаю вам от всего сердца счастья в семейной жизни. Без вас проект “Darkness” мог бы вообще не состояться. От всей души спасибо. И наконец, Брайан и Доминика - вы чудесная пара, скоро вы станете не менее замечательными родителями, - я улыбнулась, - Доминика, не скрою, я бы очень хотел, чтобы Брайан поехал сейчас со мной Лондон, но сейчас он нужен тебе. Итак, скоро все разъедутся и дом останется в вашем распоряжении. Доминика спокойно рожай здесь, а потом, как только сможете, перебирайтесь в Лондон вместе с ребёнком. Всё будет хорошо. Так что с вами не прощаюсь.

- Спасибо, Джеймс. За всё за то, что вы сделали для нас. Вы настоящий друг, - искренне поблагодарила я его.

После такой пламенной речи - не поверите, но мне действительно расхотелось есть. Остальные тоже пребывали в лёгком шоке. Оказывается это прощальный ужин. Для всех.

Я вяло ковырялась в салате из крабов и потягивала из бокала клубничный сок. Все молчали, не зная, что сказать. Через полчаса я извинилась и сославшись на головную боль, ушла в спальню. Мне необходимо было побыть одной, чтобы собраться с мыслями относительно ближайшего будущего. Минут через десять подошёл Брайан. Я сидела на кровати, не говоря ни слова, он подошёл и обнял меня за талию. Нам обоим было грустно. Ночью мы тоже легли спать и прижались друг к дружке. Я всё время держала его за руку, которая лежала у него на груди. Так мы не заметили, как уснули.

Через пару дней огромный особняк опустел: остались только я и Брайан. До родов оставалось меньше двух месяцев и с каждым приближающимся днём я нервничала всё больше. Брайан сдержал своё обещание и мы так ни разу в больнице не были. Мы даже не знали, кто у нас будет: мальчик или девочка, не знали всё ли проходит нормально, как положено. Страх всё глубже проникал в сердце и с каждым днём усиливалось предчувствие какой-то опасности, нависшей надо мной. Иногда мне казалось, что эти вопросы волнуют только меня. Брайан внешне был абсолютно спокоен, уверенный, что всё идёт так, как надо и мне нет повода для беспокойства. Он, как и обещал, записался на курсы молодых отцов и акушеров, учился всему необходимому, что нужно знать, если роды проходят в домашних условиях. Он посещал курсы три раза в неделю, а всё остальное время находился рядом и как мог старался поднять мой боевой дух. Однажды он принёс мне видеозапись домашних родов. Глядя на всё это, я с ужасом подумала: “Неужели скоро такое случится и со мной? Я не переживу этого”. Когда Брайан ходил на курсы, я включала грустную медленную музыку и под неё плакала. Джеймс оставил мне диск с музыкой “Darkness”. Это я попросила оставить его что-то в память о нём, Люси, Сонике и Адаме. На диске было двенадцать композиций и я могла там услышать голоса всех участников проекта. Тихая спокойная музыка помогала мне расслабиться. Особенно мне нравилось песня “В темноте и в свете”, которую исполнял Брайан. Там были очень красивые слова, которые он сам говорил мне не раз: “Я обещаю тебе, что буду всегда на твоей стороне, и в свете и в темноте”.

Однажды я слушала эту песню, когда его не было дома. Я так погрузилась в собственное сознание, что не заметила, как он вернулся и зашёл в комнату.

- Откуда это у тебя? - резко спросил он, выключив музыку и кивнув мне в руки коробку.

- Ой Брайан, ты напугал меня. Я не заметила, так и вошёл, - я попыталась встать с дивана ему навстречу, но он сел рядом, запрещая мне это делать.

- Откуда, я спрашиваю? - повторил он ровным тихим голосом.

- Джеймс дал, - честно призналась я, - по моей просьбе.

- Зачем? Зачем ты это слушаешь?

- А что, в тишине сидеть? - пошла я в атаку.

- У тебя есть много другой хорошей музыки. Почему ты хочешь слушать именно это? - настаивал он.

- Мне нравится твой голос, нравится, как ты поёшь, - призналась я, - это плохо?

- Если хочешь, я лично буду петь тебе песни и делать это и день и ночь.

- Хочу. Я очень люблю тебя, - я расплакалась. Своим допросом он заставил меня понервничать.

Он обнял меня и погладил по волосам, успокаивая.

- Если тебя что-то беспокоит, ты можешь всегда рассказать об этом мне.

- Да. Беспокоит, - всхлипнула я, - меня беспокоит то, почему мы не можем, как все люди, обратиться в нормальную больницу? Ответь мне!

Брайан вздохнул.

- Мы ведь это уже обсуждали. Я не могу тебя доверить никому, кроме самого себя. Мне так легче, понимаешь?

- А мне не легче!

- Ты мне не доверяешь?

- Доверяю. но… я боюсь, как бы не случилось чего. Я боюсь умереть, - наконец прямо сказала я. Из глаз снова покатились слёзы.

- Малышка, не бойся. Я с тобой, всё хорошо. Мы вместе родим здорового малыша и будем жить долго и счастливо.

- Ты обещаешь? - я с надеждой посмотрела в его глаза.

- Обещаю, - твёрдо сказал он и ещё крепче прижал меня к себе.

Такие разговоры повторялись время от времени, пока не настало 26-е марта - день, когда должен был появиться на свет наш малыш. В этот день Брайан заставил меня всё время лежать в кровати в ночной рубашке и быть в полной готовности. Сам он приготовил все необходимые инструменты, вскипятил воду и целый день не отходил от меня ни на шаг. Мне было скучно просто лежать и он развлекал меня, как мог: читал книги, рассказывал анекдоты, пел песни: собственные и других исполнителей, даже сбегал быстренько видеопрокат и взял диск с моим любимым фильмом. Я попросила его быть рядом со мной и мы три часа подряд смотрели “Титаник” Джеймса Камерона.

- Кстати, а как мы назовём ребёнка? - спросил вдруг Брайан, - до этого мы как-то не обсуждали этот немаловажный вопрос.

- Как бы мы его обсуждали, если до сих пор не знаем, кто у нас родится?

- Ну хотя бы примерно. Мне, например, нравится имя Ками, Камилла.

- Если Ками, то лучше уж Камерон в честь Камерон Диас.

- А если мальчик?

- Джастин! - тут же выпалила я.

- Только не говори, что в честь Джастина Тимберлейка.

- А почему бы и нет? Чем тебе Джастин не угодил? Или мы должны назвать малыша в честь твоих любимых “Beatles”?

- Между прочим, у Пола Маккартни дочь зовут Стелла. По-моему, замечательное имя для девочки!

- Тебе же нравилось Ками?

- А теперь я вспомнил про Стеллу и это мне больше по душе, - возразил Брайан.

Внизу зазвонил телефон.

- Кто бы это мог быть? - пробормотал Брайан, - может, Джеймс? - и пошёл вниз, - не скучай, зайка, я скоро вернусь, - крикнул он мне. А я, отправив в рот еще одну чипсинку, снова уставилась в экран.

Не успел Брайан уйти, как я почувствовала сильную боль внизу живота. От неожиданности я вскрикнула. Я поняла, что это начались схватки. Боль становилась всё невыносимой.

- Брайан, - прошептала я, - где же ты?

Другого выхода не было и я решила сама пойти к нему. Держась одной рукой за живот, я не спеша начала свой путь по лестнице.

- Брайан! - позвала я.

До первого этажа оставалось преодолеть всего пару ступенек, но тут появился Брайан.

- Господи! Что случилось? - он сразу кинулся ко мне.

- Кажется начинается, - прошептала я и без сил упала прямо ему на руки.

- Всё будет хорошо, милая, - Брайан подхватил меня на руки и осторожно отнёс обратно в спальню.

Он приготовил всё необходимое и присел рядом со мной. Следующие пару часов я продолжала терпеть мучительные боли от схваток.

- Может уже пора? - всё время спрашивала я, - я уже не могу!

- Ещё не пора, - был ответ, - матка ещё недостаточно расширилась.

Чем дальше, тем хуже. Теперь схватки повторялись с постоянной частотой и Брайан, наконец, сообщил:

- Приготовься. Думаю пора начинать.

- Пора это побыстрее закончить, - слабо возразила я.

Роды продолжались около часа. Брайан профессионально со всем справлялся. Я плохо запомнила происходящее. Помню только раздирающую всё тело боль и слабость. Тогда мне действительно захотелось умереть. Я и раньше предполагала, что это ужасно, но не знала, что настолько.

Детский крик заполнил комнату и Брайан радостно сообщил:

- У нас родилась девочка! Стелла.

- Камерон, - слабо заспорила я.

- Стелла Камерон! - согласился Брайан.

Я хотела взять ребёнка на руки, но тут снова начались схватки.

- О Боже, Брайан! Что со мной? Кажется, этот кошмар снова продолжается.

- Доминика, ты только не волнуйся, - лицо Брайана стало обеспокоенным, - но кажется у тебя внутри ещё один ребёнок.

- Что?! Этого не может быть! Я не хочу! Нет! Только не двойня! - в ужасе закричала я, закрывая лицо руками.

Мальчика я рожала уже почти в бессознательном состоянии. Когда он, наконец, появился на свет вслед за сестрёнкой, слабо прошептала:

- Мы назовём его Джастин, - потом я потеряла сознание.

Очнулась я от какой-то тряски. Я заметила, что нахожусь в машине скорой помощи, которая мчалась по дороге, отчаянно сигналя. рядом был Брайан, у него было испуганное лицо. я хотела было улыбнуться ему и сказать, что чувствую себя хорошо, но тут сознание снова покинуло меня.

Окончательно очнулась я в больничной палате. Рядом сидел незнакомый человек в белом халате.

- Где мои дети? Где Брайан? - забросала я его вопросами и попыталась встать с кровати, но он остановил меня.

Доктор ничего не сказал и вышел за дверь.

- Эй постойте! - крикнула я ему вдогонку.

Но тут в палату вошёл Брайан. На руках у него мирно спали наши дети - Стелла и Джастин. Он присел рядом и положил детей мне на руки. Я улыбнулась ему.

- Что случилось? Всё в порядке? - спросила я.

- Да, милая! Теперь уже всё в полном порядке!