КулЛиб электронная библиотека 

Танец для двоих [Олег Сабанов] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Олег Сабанов Танец для двоих

В детстве к нему ластились самые дикие и пугливые кошки, а истошный лай блуждающих по округе собак мгновенно стихал, стоило им учуять его приближение. Привыкшие к необычной реакции уличных животных соседи по дому и мать мальчика вскоре перестали придавать особого значения интересному факту, только отдельные дежурившие у подъездов бабушки продолжали удивляться поведению меньших братьев. Сам маленький Данька жил в мире, где беззвучные разговоры с птицами, цветами, деревьями, насекомыми и прочими обитателями удивительного мира его двора были делом обычным, таким же, как словесное общение со знакомыми ребятами и их взрослыми родителями. Когда беззаботный детсадовский возраст сменился школьной порой с ее распорядком и нагрузками, мальчик показал себя прилежным учеником, однако все больше стал замыкаться в себе, предпочитая после окончания занятий поскорее улизнуть из шумной ватаги одноклассников. Причиной тому была его способность воспринимать бьющую фонтаном энергию сверстников в виде пульсирующих сгустков, пребывание среди которых утомляло куда больше самой насыщенной школьной программы. В итоге к выпускному классу Данил прослыл одиночкой, однако совсем скоро, уже будучи студентом, обрел совсем иную славу.

Все началось с нежданного визита маминой подруги Антонины промозглым ноябрьским вечером. Сама хозяйка дома задерживалась по дороге с работы, поэтому до ее прихода парню пришлось оторваться от комедийного сериала, поставить на огонь чайник и четверть часа вести скучную беседу с гостьей. Вскоре запыхавшаяся мать, наконец, появилась на пороге и только успела поздороваться с подругой, как сразу же была огорошена ее заявлением:

– Жаль, быстро вернулась! Я за целый день только-только успела себя нормальным человеком почувствовать.

– В смысле? – опешила хозяйка.

– Голова с утра болела, места не находила. А поговорила с твоим сыном немного – как рукой сняло. Боюсь теперь от него отходить! Может, ваш зеленый чай такой целебный, но это вряд ли, – тетя Тоня добродушно рассмеялась, потрепав Даню по пышной шевелюре. – Я давно подметила, что мне легче становится в его присутствии.

В ответ мать предпочла промолчать, изобразив на лице нечто вроде надменной полуулыбки и, не дав своей подруге развить тему, потащила ее судачить на кухню.

Антонина была женщиной из той породы людей, для которых общение с многочисленными знакомыми, казалось, могло заменить пищу со сном и совершенно точно являлось подлинным смыслом бытия. Неудивительно, что пущенный ею слух о целительных способностях сына подруги, как водится приукрашенный и раздутый молвой, пустил корни в среде знакомых матери Данила. Теперь почти всякий раз, когда мама принимала гостей, они старались как-бы невзначай заговорить с Даней, некоторые подчеркнуто вежливо, другие же с напускным панибратством, а когда чувствовали, что контакт налажен, жаловались ему, словно лечащему врачу, на свои многочисленные болячки. Парень поначалу терялся, не зная, как реагировать, но будучи человеком бесконфликтным и добросердечным с вниманием выслушивал их рассказы, постепенно привыкая к своей новой роли. Однако же главная причина его терпимости заключалась в окончательно раскрывшемся после долгого созревания даре проникать внутренним взором туда, куда обычный взгляд заглянуть был не в силах. Стоило юноше лишь немного заострить внимание на находящемся рядом человеке, как Даниле в самых общих чертах прорисовывалось состояние его здоровья, точнее запас жизненной силы, плавная циркуляция которой исцеляла, восстанавливала и поддерживала изношенный годами и недугами организм. По невидимой для обычных людей маске на лицах обреченных, он безошибочно определял тех, чьи дни были сочтены, что довольно скоро подтверждала скорбная весть об их кончине. Почему запускается процесс исцеления и как он протекает Даня не знал. Все что от него требовалось – уединиться с обратившимся за помощью человеком и обмениваться с ним необязательными фразами о последних происшествиях, сюрпризах погоды, успехах в учебе, а иногда вовсе обходиться без слов, пока больной не ощутит приятное, расслабляющее мышцы тела тепло. Такой симптом свидетельствовал о возобновлении естественного течения жизненной силы, чаше всего временном, не приводящем сразу к победе над недугом, однако снимающим боль, тяжесть, дискомфорт, дающим тем самым уставшему организму передышку в изнурительной схватке за выживание, и, что важнее всего, обнадеживающим возможностью полного излечения с возвращением утраченной радости бытия. Этот толчок помогал сделать самый трудный, первый шаг на пути к исцелению, а уже последующие встречи больного с Данилом, количество которых зависело от тяжести каждого конкретного случая, не давали свернуть с него и закрепляли наметившуюся тенденцию.

Поначалу парень воспринимал становившийся все более плотным график аудиенций как свою почетную обязанность в оказании помощи ближним, но вскоре настолько с ним свыкся, что всякий редкий вечер без общения с человеком, расположившимся в отведенном специально для посетителей кресле расценивал как пустой и потерянный. Мать искренне считала сына человеком особенным, рожденным ею для какой-то светлой миссии и потому втайне радовалась открывшемуся у Дани дару, хотя теперь значительно больше беспокоилась за его институтскую успеваемость. Будучи женщиной властной и практичной, она сразу же жестко упорядочила хаотичные на первых порах визиты знакомых в свою квартиру, введя железное правило предварительной телефонной записи, процесс которой вместе с последующим составлением расписания для встречи с сыном сама осуществляла от и до.

Приходили к Данилу в основном материны знакомые, соседи, их многочисленные родственники и приятели. Изредка звонили по телефону, а иногда и в дверной звонок непонятно каким образом прослышавшие о целительской силе юноши люди, однако хозяйка квартиры не желала видеть рядом с сыном незнакомцев без всяких, пусть даже самых сомнительных рекомендаций.

Сложнее всего было под благовидным предлогом отказать в помощи тем, на чьих ликах явственно проступал равнодушный оскал смерти. Но, к счастью, подобные посетители появлялись крайне редко. Выслушав маловразумительные объяснения парня о невозможности нащупать энергетический поток, они, преодолевая разочарование и слабость, как правило, без лишних вопросов удалялись словно тени доживать свои дни на земле.

Случались и забавные эпизоды: живущая этажом ниже дама после трех сеансов полностью избавилась от частых приступов головокружения, а некоторое время спустя позвонил ее недовольный муж и долго сетовал на вернувшийся к супруге скандальный нрав, сошедший было на нет из-за ее «несмертельного», по его выражению, недомогания. В другой раз быстро пошедший на поправку аллергик признался, что поначалу сомневался в целительском даре юноши и поэтому проспорил своему менее скептически настроенному приятелю ящик водки, отчего немало огорчился. Некоторые из не чаявших души в своих домашних питомцах намеревались поставить их по записи в очередь наряду с захворавшими хомо сапиенс, а самые ушлые предлагали переходить на новый уровень целительской карьеры с использованием видеосвязи в мессенджерах. На подобного рода курьезы и просьбы Данил отвечал немой улыбкой и невозмутимым спокойствием, показывая всем своим видом невозможность изменения заведенного мамой порядка, который и сам считал для себя оптимальным.

Несмотря на опасения матери, быстро ставшая ежевечерней помощь приходившим людям отнюдь не шла в ущерб учебе. Скорее напротив: постоянно сталкиваясь вплотную с настоящим человеческим горем, отнимающим радость естественного течения жизни, юноша в полной мере оценил возможность с легкостью впитывать молодым здоровым рассудком необходимые для получения специальности знания. Вот только сразу после занятий ему приходилось спешить домой, чтобы успеть побыть одному до прихода матери и первого посетителя. Особого сожаления по поводу пропущенных тусовок с одногруппниками он не испытывал до тех пор, пока не пригляделся к однокашнице Полине, обычно сидящей в лекционных аудиториях на скамье прямо перед ним. Уже через несколько дней после того, как она попала в поле зрения Дани, ему нестерпимо захотелось ближе познакомиться с обладательницей вьющихся черных волос, шелковым водопадом спадающих на изящную линию плеч и стройную спину, а лучшего места для этого, чем студенческая вечеринка сложно было вообразить.

Когда между лекциями к Даниле подошел староста группы Вадим с абонементом на посещение бассейна, парень как-бы невзначай стал интересоваться, чем живут опекаемые им ребята. Словоохотливый Вадик в ущерб своему ограниченному времени принялся сорить подробностями о студентах, которые юношу совсем не интересовали.

– А про эффектную брюнетку почему забыл? – стараясь казаться равнодушным спросил Даня, при этом наигранно зевнув.

– Про Полину что ли? – на секунду замешкался уже собравшийся бежать по делам староста. – Так по сравнению с ней даже ты кажешься человеком открытым и общительным! У нее в институте подруг то нет совсем, а уж чем наша красотка занимается в свободное от учебы время – покрытая мраком тайна. Знаю, что живет вдвоем с бабулей, а родители то ли за границей, то ли в другом городе, а может, на том свете.

– И на тусовках однокурсников не появляется? —неизвестно зачем бросил Данил вслед удаляющейся по вузовскому коридору двухметровой фигуре Вадима.

Староста даже не замедлил шаг, показав всем своим видом, насколько нелеп прозвучавший вопрос.

«Во дела! – думал Даня, провожая его взглядом. – Нарисовал себе образ окруженной воздыхателями черноволосой тусовшицы, проводящей досуг на шумном празднике молодости, даже подумывал сам там появиться, лишь бы поболтать с ней, однако реальность оказалась совсем иной. Правда, отсутствие подруг я заметил сразу, посчитав это платой за красивую внешность, рядом с которой блекнет образ любой девчонки с нашего потока. Хотя моя оценка продиктована чувственным влечением и, вполне возможно, слишком субъективна, – признался он самому себе. – Да уж, сумела Поля, сама того не ведая, завладеть моим вниманием, а теперь еще и жутко заинтриговала».

После разговора со старостой группы, юноша стал буквально одержим объектом своего обожания и именно этот факт, а не целительская практика, как опасалась мать, привел к падению концентрации на занятиях и, соответственно, заметному снижению успеваемости. Вот только на целительском даре Данила, к счастью приходивших к нему людей, вспыхнувшие чувства никак не отразились, чему искренне удивился его пронзенный стрелой амура обладатель.

Даня хорошо знал из прошлого опыта: когда он всем сердцем, всем своим существом чего-либо жаждет, Вселенная обязательно предоставит возможность получить желаемое, надо только вовремя такую возможность заметить и не дать упорхнуть пугливой удаче. Об упущенных из-за неверия в свои силы или элементарной невнимательности шансах вспоминать было мучительно больно, а когда накатывала волна грусти, непростительные промахи прошлого, подобно отбойному течению тягун, увлекали парня в открытое море отчаяния. Однако хлопать ушами в случае с прекрасной однокурсницей казалось Даниле сродни самоубийству, поэтому представившийся вскоре счастливый случай сразу же был распознан.

Хмурым ноябрьским понедельником, когда из-за затерявшегося в серой мгле небосвода солнечного диска аудитории института освещал электрический свет, после первой пары неожиданно образовалось двухчасовое окно. Самые расторопные ребята сразу же убежали по своим делам, другие побрели в близлежащую кафешку, а кто-то уткнулся в свой телефон и выпал из реальности. Находящаяся под неприметным, но пристальным взором юноши Полина, медленно спустилась по широкой парадной лестнице главного корпуса, вышла из здания вуза и направилась к расположенной поблизости липовой аллее.

Голые темные деревья по обеим сторонам дороги без единого прохожего создавали мистическую атмосферу убегающего в осеннюю дымку мокрого асфальта. Пройдя несколько метров, девушка остановилась у одной из лип с потрескавшейся корой, словно искала в длинном ряду спящих растений именно ее, и закурила тонкую длинную сигарету. Жадно втягивая табачный дым и выпуская его в холодное безветрие воздуха сизыми струйками, она задумчиво смотрела на облюбовавшую корявую ветку ворону и даже не заметила, как к ней приблизился молодой человек.

– Просто беда у нас с расписанием лекций, – обратился к девушке Даня, преодолевая парализующую язык робость. – Угости, пожалуйста, огоньком.

Парень достал из внутреннего кармана целую пачку «Парламента» и подергивающимися пальцами принялся торопливо срывать с нее защитную пленку. Никогда не куривший юноша, зная о вредной привычке Поли, нарочно носил с собой сигареты, лелея надежду когда-нибудь угостить ими оставшуюся без табака брюнетку и пользуясь этим наладить контакт. Однако по стечению обстоятельств, случившихся словно в насмешку над первоначальными планами, ему самому пришлось травиться никотином, изображая заядлого курильщика, да и зажигалка у него, разумеется, была припасена наряду с сигаретами.

– Смотрю, ты совсем не затягиваешься. Бросаешь что ли? – улыбнулась она минуту спустя и Данил все-таки закашлялся.

Вместо фальшивых слов оправдания юноше нестерпимо захотелось сказать девушке какую-нибудь нежность, способную тронуть ее сердце, но сработал естественный для нормального мужчины предохранитель, блокирующий скоропалительные фразы. Несмотря на внешнюю невозмутимость Полины, парень ясно ощущал ее внутреннее напряжение, затрудняющее нормальную циркуляцию жизненной силы. Из своего опыта Даня знал, что такие люди обычно страдают от возникающих в разных частях тела болях, снять которые медикаменты могут далеко не всегда.

Молчание затянулось. Докурившая сигарету брюнетка, судя по всему, собралась уже оставить окутанного клубами дыма одногруппника в одиночестве, как вдруг у него вырвалась фраза, больше похожая на мольбу:

– Постой, не торопись, через пару минут тебе станет легче!

– Не поняла?! – изумленно округлила глаза девушка.

Вглядевшись в их темную глубину, юноша на мгновение потерял дар речи от волнующего слияния со взором той, о ком втайне грезил и кем так долго любовался со стороны. В тот момент его накрыло ощущение исполнения главного желание жизни и он, стоя на вершине горы, покорение которой являлось смыслом существования, перестал понимать для чего продолжает дышать. Сидевшая на ветке ворона вдруг шумно захлопала крыльями и недовольно каркая перелетела на самую верхушку соседней липы.

– Просто постой со мной пару минут и все вопросы отпадут, – хрипло прошептал Данил, очнувшийся от послеоргазменного оцепенения.

– Ну хорошо, – изумленно пожала плечами Поля. – Две минуты у меня есть.

Не отводя глаз от лица девушки, только смотря теперь сквозь нее пронзительным взглядом целителя, юноша принялся в общих чертах, без приукрашивания и лишних подробностей, рассказывать ей о своем даре. Это был настоящий шаг отчаяния, главный и единственный козырь с помощью которого внешне малопривлекательный Даня пытался ее хоть чем-то заинтересовать. Опасаясь вновь утонуть в немигающей бездне, он то и дело бросал себе спасательные круги опущенных век и с радостью чувствовал, как с каждой секундой восстанавливается естественное течение энергий в организме Поли.

– Как самочувствие? – спросил юноша, завершив историю о себе.

– И правда… Голова перестала болеть и во всем теле небывалая легкость, – заметно стушевавшись, призналась одногруппница. – Прямо танцевать захотелось.

– Ну и танцуй! – воскликнул Данил с таким воодушевлением, будто сам исцелился от тяжелого недуга.

Вскинув руки вверх и сомкнув их над головой, она шутливо сделала несколько танцевальных движений, вращая обтянутыми джинсой бедрами и легко подергивая плечами, отчего под коротенькой кожаной курточкой маняще колыхнулись большие груди. Несмотря на студенческий возраст, некомпанейский юноша так и оставался девственником, поэтому невинный выкрутас обожаемой им брюнетки плеснул керосин на тлеющие угли годами копившегося желания.

– Чего глаза опустил, плохо танцую? – засмеялась Полина, заметив, как стыдливый румянец заиграл на лице рассказавшего о себе целителя.

Даня попытался невнятно оправдаться, но она без церемоний взяла его под руку и повела вдоль спящих в стылой ноябрьской тиши лип. Постепенно они разговорились и упоенно болтали о всякой ерунде, то и дело взрываясь обоюдным смехом, а когда достигли места, где асфальтовая река аллеи впадает в брусчатое озеро площади с белоснежной часовней посередине, уже ощущали себя добрыми друзьями. Свободное время до начала третьей пары пролетело незаметно и вернувшиеся в институтский корпус ребята расселись в аудитории по своим привычным местам. Однако Данил совсем не пытался понять смысл монотонных слов лектора, вместо этого продолжая мысленно болтать с Полей и скользя при этом взглядом по ее блестящим в электрическом свете черным волосам.

С того осеннего дня их общение в институте сделалось регулярным, однако после окончания занятий девушка сухо прощалась и быстро уходила домой, ссылаясь на нуждающуюся в уходе бабулю. Из подробностей ее жизни Даня узнал толком только то, что живет она на окраине города в бабушкиной квартире, куда переехала перед поступлением в вуз из другого города, где остались ее родители. Осторожные предложения юноши сходить в кино, театр, посетить выставку или просто прогуляться по вечерним улицам Полина раз за разом отклоняла с дипломатической вежливостью. В сущности, ей достаточно было положить взволнованному парню ладошку на плечо, блеснуть темным взглядом из-под смоляных бровей и чуть растянуть сочные губы в виноватой улыбке, как терявший дар речи юноша послушно пожимал плечами, обреченно говоря своим жестом: «Ну нет, так нет!». При всем том Данил ощущал себя как никогда счастливым благодаря возможности не просто рассматривать со стороны захватившую его помыслы девушку, но и быть с ней на дружеской ноге, перекидываясь фразами по всякому возникающему поводу, но чаще без такового. Иногда из соблазнительных уст брюнетки райскими птичками вылетали ласковые слова, заменявшие не ведавшему женской нежности студенту недоступную доселе близость. Доходило до того, что от некоторых ее движений и жестов молодой организм Дани приходил в полную сексуальную готовность и бедный парень, не зная, как быть, спешно удалялся, прерывая беседу на полуслове. Однажды подобный конфуз случился, когда Поля наклонилась вперед всем телом завязать шнурок, а из-под сползших джинсов с низкой талией выглянула полоска сиреневых трусов вместе с белой фирменной биркой. В другой раз одногруппница развела руки в стороны и сладко потянулась, туго обтянув тем самым шикарный бюст тонким свитером. В третий – задумалась о чем-то своем и несколько раз облизала губы языком.

Так летели дни за днями, первые робкие снежинки в радостном танце устилали землю чистым покрывалом, готовясь к приходу декабря. Данил по-прежнему проводил вечера в обществе приходящих к нему гостей, а каждое буднее утро с торопливостью опаздывающего на свидание влюбленного спешил в институт, где грызть гранит науки рядом с очаровательной одногруппницей стало смыслом и целью его существования. Фактически от рассвета до заката он неосознанно переживал доступное его возрасту истинное счастье, которому ранее всегда, как казалось, что-то мешало.

Под занавес первого зимнего дня, когда развалившийся на своей кровати Даня листал тетрадь с конспектами лекций, зазвонил телефон и он, не веря своим глазам, увидел на его экране давно выученный наизусть номер Полины. Ранее девушка никогда не беспокоила парня при помощи сотовой связи, да и сам он боялся попусту набирать ее номер.

– Еще раз привет! Надеюсь, все дела переделал. Можешь приехать ко мне? – сразу огорошила она уже начинающего зевать Данила.

– А что стряслось? – с замиранием сердца автоматически спросил он.

– Бабуля расхворалась, а у меня острый приступ одиночества – в общем, без тебя никак, – спокойно констатировала Поля ровным голосом, словно регулярно отчитывалась ему о положении дел.

Юноша хотел было объяснить, что для поездки в такую даль уже поздно, тем более он не бригада скорой помощи и вряд ли способен сразу поправить здоровье пожилому человеку, но нежданно-негаданно открывшаяся возможность оказаться наедине с объектом своего обожания продиктовала совсем другое поведение. Уточнив бабушкин адрес, Даня пообещал девушке по возможности быстро приехать, а сам, пользуясь тем, что мама на кухне варила борщ и одновременно с кем-то увлеченно спорила по громкой связи, не теряя времени прокрался в прихожую, оделся, спрыснул шею туалетной водой и осторожно закрыл за собой входную дверь. Через десять минут, уже сидя в такси, он отправил матери смс-сообщение, в котором объяснил свое исчезновение необходимостью встретиться со знакомым человеком и убедительно просил не волноваться, после чего заблокировал ее номер. А спустя еще полчаса Полина провела сбежавшего из дома на ночь глядя одногруппника в давно не знавшую ремонта большую комнату с обшарпанными полосатыми обоями и усадила на старый сложенный диван.

– Ну прости меня, – произнесла она, опускаясь рядом. – Понимаю, выдернула из теплой уютной квартиры и заставила мчаться в другой конец города…

– Прекрати, мы же не чужие люди, – нарочито бодро перебил ее Данил, ощущая под ложечкой сладкий мандраж.

Поля была в светлой футболке с логотипом в виде короны и черных велосипедках выше колен, декорированных яркими полосками по бокам. Ее густые волосы распространяли фруктовый аромат шампуня, вызывая у юноши побуждение уткнуться в них лицом и до опьянение вдыхать благоухание шелковых прядей.

– Посмотри бабулю, поговори с ней так, как с приходящими к тебе людьми. Она раньше хоть во двор спускалась, на лавочке сидела, но вот уже неделю почти не встает с кровати. Сил, говорит, нет, – произнесла Поля полушепотом, показывая взглядом на стену, за которой, видимо, была комната больной хозяйки.

Даня резонно заметил, что в таком тяжелом случае наверняка нужна госпитализация и справедливо поинтересовался, почему она до сих пор не вызвала участкового врача. В ответ девушка вкратце рассказала о целом букете хронических заболеваний, из-за которых бабушка полжизни провела в больницах и, в конце концов, настолько измучилась, что с непреклонной твердостью решила лечиться и доживать свой век дома, где даже стены помогают. Судя по обреченному тону, с каким говорила одногруппница, спорить и переубеждать пожилую женщину было бесполезно. Хорошо знакомый с подобной упертостью некоторых своих посетителей парень только спросил, предупреждена ли бабушка о его визите, уточнил ее имя с отчеством и без промедления был препровожден в комнату больной, где остался с ней наедине.

Таисия Федоровна полулежала на вплотную придвинутой к стене массивной старомодной кровати, разметав седые локоны по высоко поднятой белоснежной подушке. Ее изможденное бледное лицо сразу же поразило Данила не столько схожестью черт с любимым образом внучки, сколько в точности таким же особенным выражением темных глаз, взгляд которых он не мог долго выносить, боясь беспомощно увязнуть в нем, подобно пчеле в сладком варенье. Однако вовсе не он, а проступающая сквозь белизну прозрачной кожи отрешенная маска смерти, уже чувствующая себя хозяйкой в угасающем организме, заставила юношу растерянно потупить взор. Будто поняв причину замешательства Дани, женщина слабо улыбнулась краешками губ и неожиданно весело подмигнула, как бы философски провозглашая: «Ничего не попишешь, дружок. Чему быть, того не миновать!». Быстро завязавшееся общение состояло в основном из ее осторожных расспросов и исчерпывающих ответов парня о своей жизни, да отчетов об их с Полей студенческом бытие в целом. Когда через треть часа интересующие Таисию Федоровну темы разговора исчерпались, и юноша, пряча глаза, пожелал ей выздоровления, то услышал в ответ несколько фраз, произнесенных уставшим голосом:

– Благодарю, сынок, мне заметно легче. Похоже, смогу сегодня немного поспать. Но я со дня на день все равно буду там, где нет места болезням. Зачем же меня задерживать? Господь сказал: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные», вот их и исцеляй Его даром. И внучку мою береги, приглядывай за ней.

Вернувшись в большую комнату Даня, застал уткнувшуюся в свой айфон девушку сидящей на диване с подобранными под себя ногами.

– Ну как она? Ей полегчало? – увидев его, вскочила Полина.

– Кажется, да. Но сильная слабость осталась, поэтому пусть отдыхает, – сказал чистую правду юноша.

– Когда она снова сможет вставать с постели и выходить во двор? – не унималась встревоженная внучка.

– Откуда мне знать? – уклончиво ответил парень, садясь на диван.

– Но с бабулей ведь все будет хорошо?! Ты же ей точно поможешь?! – воскликнула она дрогнувшим голосом.

Не имеющий привычки лгать Данил, набравшись духу, уже собирался в самых обтекаемых выражениях объяснить свое бессилие перед высшим законом жизни и смерти, но подняв лицо на стоявшую прямо перед ним девушку, увидел на ее испуганных и еще больше потемневших глазах навернувшиеся слезы. Мягкое сердце юноши дрогнуло, отчего он неожиданно для себя нежно обхватил Полю за талию и шутливо уткнувшись носом ей в живот, наигранно-веселым тоном, каким ободряют готового вот-вот зарыдать малыша, произнес:

– Ничего страшного с твоей бабушкой не случится, только успокойся!

– Обещаешь? Точно-точно? – сказала она с детской интонацией в голосе, обрадовавшись ответу Дани и пытаясь ему подыграть.

– Обещаю, – машинально подтвердил юноша, вдыхая дурманящий запах ее тела.

Поцеловав его в макушку, девушка вскинула руки вверх и от радости заскакала на месте, отчего внушительные груди под логотипом короны стали провокационно ходить ходуном из стороны в сторону и вверх-вниз в такт прыжкам. Взиравший снизу вверх парень невольно задержал на них свой взор, что сразу заметила ликующая внучка:

– От твоего жадного, испепеляющего взгляд я каждый раз прямо на занятиях таю, можно сказать, теку… Только стыжусь себе в этом признаться, – заявила вдруг Поля. – И сейчас голова кружится и сердечко колотится, как сумасшедшее. Можешь проверить, я не вру!

С последними словами она, пользуясь возникшим замешательством, схватила его руку и положила себе на левую грудь. Сквозь тонкую материю футболки Даня с волнением ощутил ее упругую пышность, из глубин которой поднималась ритмичная пульсация. От осознания возможности прикасаться к тому, на что ранее боялся даже смотреть, но еще более от особого позволения недоступной девушки, которой мог обладать только во снах, осуществить подобное, в юноше взыграл древний инстинкт самца. Действуя по указанию активировавшейся программы, парень импульсивно сжал пятерней тугую грудь, а свободной рукой впился в обтянутые велосипедками ягодицы, заставив притягательную самку сдавленно пискнуть. На миг исказившая лицо одногруппницы гримаса боли сделала ее только желаннее для охваченного страстью гостя. Ощутивший себя поймавшим добычу хищником Данил, властно повалил ее спиной на диван рядом с собой и припал к чуть тронутым розовой помадой губам. Вскоре он без труда задрал до самой шеи футболку с короной, после чего небрежно швырнул на пол стянутые вместе с трусами велосипедки и только тогда осознал отсутствие малейшего противодействия своему страстному напору. Изумленно посмотрев на Полю, парень невольно замер, околдованный тем же самым выражением темных глаз, под испытующим взором которых еще мгновение назад пребывал в комнате умирающей бабушки. Дане померещилось, как свежее, чуть порозовевшее от смущения лицо лежащей под ним девушки быстро увядает и, сохраняя основные линии своих прекрасных очертаний, за долю минуты превращается в облик пожилой женщины за стеной.

– Чего замер? – прошептала вдруг распластанная на диване Полина и положила свою теплую ладошку ему на спину. – Взялся за дело – доведи его до самого конца, закончи, как полагается.

Однако юноша ее не слышал. В его озаренном внезапным прозрением воображении время ускорило свой бег настолько, что он, как в зацикленном видео, раз за разом с ужасом наблюдал быстрое увядание, предсмертную агонию и обращение в прах столь милого, юного и горячо желанного образа находящейся рядом девушки. «Какая, в сущности, разница, как долго продлится молодость, да и вся жизнь, если конец предрешен? Что толку помогать людям исцеляться, если старость со смертью неизбежно возьмут свое? Как целовать губы, которые рано или поздно станут источать зловоние тлена вместо клубничного аромата? – мысленно комментировал он образы в сознании. – Много ли стоит быстротечная жизнь, которая так легко обрывается? Нужно ли искать счастье, если оно все равно будет отнято временем?».

Когда наваждение понемногу развеялось, его твердо стремящаяся ввысь потенция убого съежилась, словно Даня зашел по колено в ледяную воду. Почувствовав себя в жалкой до омерзения шкуре насильника-импотента, бессмысленно нависшего над своей жертвой, он резко отпрянул в сторону от обнаженного тела, неуклюже сполз с дивана и, пряча глаза, стал поправлять заевшую на ширинке молнию.

– Может, все же объяснишь, что случилось?! – недоумевая спросила Полина, наблюдая за судорожными движениями его рук. – Я пойму, поверь. Всякое случается в непривычной обстановке…

Не дослушав ее утешений, юноша бросил терзать джинсы и без единого слова выскочил из комнаты в прихожую, где принялся спешно обуваться. Несколько секунд спустя, ступая босыми ногами в нее вошла девушка и грозно встала спиной к двери, преграждая гостю дорогу на выход.

– Мне надо бежать, пусти, – глухо пробубнил Данил.

– Я знаю, что твое доброе сердце не позволило сказать мне правду о состоянии бабули, – спокойно произнесла она, удерживая руками опущенную на голые бедра короткую футболку. – Ведь я тебе небезразлична.

Переваривая услышанное, юноша растерянно застыл напротив нее, всматриваясь в растянутый с высокого бюста до живота логотип сузившейся короны. Решив наконец, что скрывать по большому счету уже нечего, он опустился на низкий пуфик и, преодолевая замешательство, сбивчиво и путано пересказал свои жуткие видения и навязчивые комментарии к ним, толчок которым дала их с бабушкой поразительная внешняя схожесть. Будто ждавшая именно такого признания Поля, подошла к своему слишком впечатлительному гостю и, нежно прижавшись, обвела руками шею, из-за чего лицо Дани утонуло между внушительных грудей.

– Почему же ты обрадовалась моей лжи? – донесся приглушенный ее прелестями голос парня.


– Иногда хочется верить в несбыточное, —промолвила она после минутного молчания, поглаживая юношу по волосам. – В десятом классе я встречалась с прекрасным молодым человеком, у нас все было серьезно, но однажды он отмечал день рождения своего друга на берегу реки, решил искупаться и утонул. Тело долго не могли найти, а когда все же выловили, получилось так, что мне пришлось его внимательно рассмотреть, ведь я оставалась единственной, кто до последнего отказывалась верить в трагедию. И, знаешь, при виде вздутого посиневшего лица, которое ранее казалось воплощением мужской сексуальности, мне, по всей видимости, пришлось пережить схожие с твоими мысли и чувства. После такого шока я даже представить себе не могла, что буду вновь целовать чьи-то губы, мучалась ночными кошмарами, стала избегать даже подружек, – девушка протяжно вздохнула, как бы переворачивая неприятную страницу. – Окончив школу, приехала к бабуле, стала жить у нее, поступила в институт. Заметив твое отношение ко мне и поняв, что ты хороший человек, решила дать нам шанс…

– Но насколько я понял, ты теперь боишься завязывать близкие отношения! – перебил ее Данил.

– Боялась, пока, как и ты, считала разложение со смертью конечным результатом, финальным аккордом, печальным итогом, подводящим черту под существованием. Но правда в том, что жизнь есть всегда, от нее просто невозможно избавиться, как, впрочем, и от смерти. Они танцуют вместе, как идеально дополняющие друг друга партнеры, бесконечно рождая, умерщвляя и снова возрождая своим прекрасным парным танцем образы привычного нам мира. Я знаю, что бабуля скоро уйдет, но жизнь уже продолжилась в ее детях и внуках, на могиле вырастут цветы и даже мертвое тело будет роддомом для других форм жизни. Абсолютной смерти нет нигде на земле, – Полина опустилась на корточки, подалась к нему лицом и с улыбкой добавила. – Сегодня, сейчас я и есть вечно юная жизнь, так что смело целуй мои сочные губы, которые были манящи за тысячу лет до того, как ты обратил на них внимание и знай, что они никогда не увянут.