КулЛиб электронная библиотека 

Скрытник [Сергей Карелин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сергей Карелин Скрытник


* * *

Глава 1


Я сидел в позе лотоса внутри своей каюты и медитировал. Корабль то и дело качало из стороны в сторону, но это не сбивало моей концентрации. Наше плавание продолжалось уже неделю, но я всё это время не выходил из нашей с Алией каюты. Мне было чем заняться, так как наконец и я почувствовал готовность повысить свой уровень. Находясь в своём внутреннем саду, я накладывал образы на начальное искусство одно за другим, готовясь подняться на новую ступень. Да. Время пришло. Тренировки, сражения, медитации и алхимические зелья сделали своё дело и вскоре я стану магом Продвинутой ступени. И тогда останется всего один шаг до ступени Духа, когда я смогу выбрать новое искусство. И оно уж точно будет не с медленной скоростью развития. Второй раз я так не облажаюсь.

Искусство в моём внутреннем саду завибрировало, а это означало, что время пришло. Сделав последний рывок, я наложил нужные образы, и радужная звезда вдруг увеличилась вместе с самим внутренним садом. Даже золотой шарик наследия Мельтаса значительно подрос. Так что с чувством выполненного долга я вернулся в реальность, открыв глаза. Что же. То, что я достиг Продвинутой ступени — это хорошо. Однако то, что эльфийские зелья мне больше не помогут — это плохо. Теперь мне нужно искать другие алхимические средства, чтобы развиваться достаточно быстро.

— Поздравляю, Ирос, — улыбающаяся Алия отвлекла меня от размышлений, — ты сделал это! Я рада за тебя!

Девушка сидела на кровати, в то время как я расположился на полу. Я встал, отряхнулся и, посмотрев на неё, улыбнулся.

— Спасибо. Но я всё равно до сих пор уступаю тебе в развитии. Так что мне ещё работать и работать.

— Для того чтобы нам двоим быстро развиваться, нужны дорогие алхимические зелья, — заявила Алия то же, о чём думал я, — так что, когда мы прибудем на Зиалис нужно будет искать способы эффективного заработка.

— Я тоже об этом думал. У меня есть пара идей и позже ты о них узнаешь.

— Хорошо, — кинула девушка.

Ну а теперь, когда я достиг Продвинутой ступени, то наконец смог начать использовать мантию. Артефакты также имеют свою ступень. Чем она выше, тем предмет могущественнее. Однако только маг той же ступени и выше может использовать конкретный артефакт. Моя кожаная броня не идёт ни в какое сравнение с чёрной магической мантией не только внешне, но и в плане защиты. Укреплённая защитными плетениями мантия давала совершенно другой уровень защищённости. Так что, достав её из пространственного кольца, я переоделся. И вскоре с большим удовольствием оценил, как эта красивая и эффектная одежда облегала моё тело.

К тому же в подаренную мне мантию было вшито целых шесть магических кристаллов второго ранга. Три из них в постоянном темпе автоматически поглощали мою магическую энергию и тратили её на поддержание внедрённых плетений, укрепляющих мантию. А остальные три кристалла служили для того, чтобы я самостоятельно накапливал в них магическую энергию и использовал её в экстренных случаях, когда мой собственный резерв закончится. Очень полезная штука, хочу я сказать, и однажды она может спасти мне жизнь. Так что я сразу начал заполнять эти резервные кристаллы энергией.

— Я пройдусь по кораблю, — предупредил я Алию. — Хочу свежим воздухом подышать.

— А я, наверное, немного вздремну, — зевнула Алия, прикрыв рот ладошкой.

Я вышел из каюты и поднялся по лестнице на палубу. Подойдя к борту, я посмотрел вдаль. Вокруг раскинулась безбрежная и величественная водная пустыня. Куда ни глянь — везде вода. И я наслаждался этим зрелищем, жадно вдыхая свежий и прохладный солёный воздух. Постояв немного, я медленно пошёл вдоль борта. Матросы то и дело проходили мимо меня. Каждый из них делал свою работу. Таким образом я дошёл до носа корабля, кивнув рулевому.

Однако вскоре от любования морем меня отвлёк ещё один персонаж, появившийся на палубе. Я еле сдержался от того, чтобы не открыть рот от удивления. Это был орк. Явно не матрос? Охрана корабля или пассажир такой же, как и я? Насколько мне было известно, орки не были любителями морских путешествий. Да что там говорить, море они вообще не любили. Странно. Я, честно говоря, удивился, увидев его. Не похож он был на матроса…

Орк, которого я сейчас рассматривал был традиционно высоким и широким в плечах. Одет в свободную жёлтую рубаху, под которой буквально перекатывались внушительные мышцы. На шее у него были крупные бусы бардового цвета. Ощутив его ауру, я понял, что он находится на ступени Эксперта. М-да, серьёзно. Я вспомнил последнюю встречу с берсеркером-орком, невольно вздрогнул и внутренне напрягся. Тот оказался опасным врагом, которого мне всё-таки удалось убить.

То, что произошло дальше, ещё больше подняло градус моего напряжения. Орк достал из своего пространственного кольца секиру, но не простую. Даже мне пришлось признать, что это оружие выглядит как произведение искусства: сделанная из металла золотого цвета, с множеством орнаментов, а также с элегантной и эргономичной формой. И от неё веяло мощью. Нескрываемой и запредельной мощью. Интересное совпадение. На одном из десятков кораблей, идущих по этому маршруту, я встречаю не просто орка, а орка Эксперта, да ещё обладателя секиры, которая по цене стоит наверно, как хороший дом в Столице.

А дальше… как только секира оказалась в руках орка, тот начал тренировку. Однако это не походило на стандартную отработку движений как обычно это происходит. Вместо этого казалось, что орк начал безумно красивый и гармоничный боевой танец. Его огромное, казавшееся неуклюжим тело, на удивление грациозно перетекало из одной стойки в другую. Движения сменялись одно за другим, и это завораживало. Учитель Кия и даже Анвар Чёрный, по-видимому, даже рядом не стояли с этим орком по мастерству обращения с секирой. Я осторожно подошёл к рулевому, который тоже, как я заметил, периодически бросал взгляды на разминающегося орка.

— Ты не знаешь, кто этот орк? — поинтересовался я у него.

— Наш капитан нанял его в качестве охранника, — посмотрел на меня матрос, — и знаешь, не прогадал. В море водятся опасные твари, которые готовы сожрать любого, кого увидят, да и пираты постоянно нападают. А с таким могучим воином-магом нам нечего страшиться. Он, кстати, уже пару раз выручал нас практически из безвыходных ситуаций.

Получив ответ на свой вопрос, я вновь стал наблюдать за орком. Он продолжал свой боевой танец ещё пол часа и, несмотря на очень быстрый темп движений, казалось он ни капельки не устал. Даже не вспотел. Закончив упражнение, орк неожиданно пристально на меня посмотрел и направился в мою сторону. Остановившись передо мной, он внимательно осмотрел меня с ног до головы.

— Ты так внимательно наблюдал за моей тренировкой, что мне было как-то не по себе, — ухмыльнулся орк. Между прочим, голос у него оказался на удивление приятным.

— Просто я никогда не видел такой невероятной техники владения секирой. Меня также немного обучали владеть секирой, однако ни я, ни мой наставник даже близко не стояли рядом с вами. Вы настоящий мастер, — сделал я заслуженный комплимент.

— Ого, так ты тоже владеешь секирой. Молодец. Этот вид оружия действительно невероятен. И … — он прищурился, — ты на Продвинутой ступени. Кстати, секира необычный выбор для мага-человека.

— Просто она мне понравилась, — искренне ответил я.

Орк кивнул и после, сделав небольшую паузу, он неожиданно спросил:

— Может, покажешь мне свою секиру?

— Конечно, — ответил я доставая подаренное Сарендарами оружие из пространственного кольца. Вскоре орк уже держал в руках мою секиру, с интересом её изучая.

— Хорошая работа. Даже я бы сказал очень хорошая. На моей родине, конечно, делают секиры лучше. Но насколько я понимаю, это оружие делали не орки.

— Да. Это работа человеческого древнего рода.

— Для людей это практически идеально сделанное оружие, — похвалил секиру орк и, вернув мне её, протянул руку, призывая к рукопожатию.

— Моё имя Ркхан. Рад знакомству.

— Моё имя Рагнар. Я также рад знакомству.

— Рагнар, ты не хотел бы устроить спарринг между нами, — предложил орк.

— Боюсь, я не смогу стать вам достойным противником, — скептически покачал я головой, — но сочту за честь.

Мы вооружились секирами и встали друг напротив друга. И вскоре начался бой. Что можно сказать? Всё было предсказуемо. Мои удары смотрелись на фоне изящных пируэтов орка, неуклюже и топорно. К тому же вдобавок они были медленными. Мой соперник явно поддавался и, похоже, старался действовать примерно с моей скоростью, но я видел, что это было для него не просто. Он без особого труда отражал мои атаки и нападал, используя минимум сил. Думаю, в обычном бою я бы и пары минут против него не продержался. Так продолжалось некоторое время, пока я не начал уставать. Заметив, что я сдаю, орк прекратил схватку.

— Сейчас ты лишь в самом начале пути изучения боя с секирой. Однако уверен, что если ты будешь упорно тренироваться, то сможешь стать мастером, — доброжелательным голосом поведал мне мой соперник, убирая секиру. Я последовал его примеру и тоже убрал своё оружие, — у тебя есть неплохие задатки. Видимо, твой наставник был неплохим мастером.

Я понял, что Ркхан просто пытается меня не обидеть, но мне-то известно, что мои навыки очень слабые.

— Я вот что думаю. Ты же плывешь до Зиалиса? До Мерхора?

Мерхором назывался порт, в который прибывал наш корабль. Я кивнул.

— У меня всё равно масса свободного времени во время путешествия на этом корабле. И раз тут появился человек, владеющей секирой, да ещё маг… Ты хотел бы, чтобы я обучал тебя бою на секирах за то время, пока мы будем путешествовать, — сделал мне неожиданное предложение Ркхан.

Да уж. Я давно хотел научиться нормально использовать секиру. А тут такой шанс. Как будто кто-то свыше послал мне этого орка. Я с трудом скрыл охватившее меня ликование, но, по-моему, моя реакция явно не укрылась от орка.

— Я с радостью приму ваше предложение, — поспешно выпалил я.

— Отлично, — улыбнулся Ркхан, — секира — это по большой части оружие орков. Владение ею культивировалось в орочьих степях из поколения в поколение. Есть множество стилей владения секирой. Тот стиль, который я продемонстрировал тебе только что во время моей тренировки, и которому я хочу тебя научить, называется стилем «грациозного степного льва», — он сделал паузу, оценивающе посмотрел на меня и продолжил: — Начнём мы со стоек. Опора в бою — один самых важных навыков искусного воина. Ты должен быть непоколебим как скала. Не поддаваться ни на какие уловки и провокации врага. Не нужно давать противнику возможности манипулировать тобой, сдвинув в нужное направление. Лишь ты решаешь, как тебе вести бой. Так что на первом уроке я покажу тебе пару стоек, которые мы сперва будем тренировать. И если хочешь, можем начать прямо сейчас, всё равно я ещё окончательно не размялся.

Я лишь кивнул. Орк вновь достал секиру и начал урок. Стойки оказались сложными, и, конечно, с первого раза я не смог их повторить. Но постепенно у меня начало получаться. Ркхан был хорошим наставником. Это я понял сразу. Не таким хорошим, как мой дед, но всё равно это впечатляло. Первый орк, которого я увидел, был Анвар Чёрный. И он, мягко сказать, не блистал интеллектом. Да, я слышал слухи, что все орки тупые, но теперь я понимаю, что всё это стереотипы. Нельзя судить о целой расе по одному её представителю. В любой расе будут как умные, так и глупые члены общества. То же самое можно сказать и про моральный облик. И на этот раз мне попался орк, который, похоже, собрал в себе все те качества, которых не было у Анвара.

Мы занимались с Ркханом несколько часов. Уставший, но довольный я вернулся в нашу с Алией каюту, ополоснулся из бочки, которая стояла за занавеской в углу и являлась поистине предметом роскоши на этом корабле. На кровати девушки я увидел очень интересную картину.

Алия спала, прикрывшись одеялом. Однако перед моим взором предстала оголённая ножка, выглядывающая из-под него. Похоже, ей стало жарко, и она сняла лёгкую ночнушку, в которой всегда спала. Очень смело… и возбуждающе. Я не смог сдержать охватившее меня желание и присел на краешек кровати. Нежно провёл ладонью по её оголённой ноге. Её кожа была бархатной и шелковистой. А дальше… меня словно накрыло какой-то тягучей и обжигающей волной, с которой я не мог справиться… да и не хотел. Я медленно стянул одеяло и начал целовать её щёки, шею, постепенно спускаясь ниже. Оторвавшись от неё, я посмотрел на лежавшую передо мной обнажённую девушку. И вернулся к своему занятию, чувствуя, как всё больше и больше меня охватывает незнакомая до этого страсть. То, что у нас было с принцессой, пожалуй, не сравнить с тем, что я чувствовал сейчас. Совершенно другой уровень эмоций…

— Ирос, не надо. Мне щекотно, — возмутилась проснувшаяся от моих действий девушка и тут поняла, что лежит совершенно обнажённой передо мной, но она не смутилась и лишь лукаво посмотрела на меня.

— Увидев такую совершенную красоту, я уже не могу остановиться. Сама виновата, что родилась такой красивой, — прошептал я.

И тогда Алия не стала больше ничего говорить. Вместо этого девушка схватила моё лицо и впилась в мои уста своими губами. Мы, конечно, целовались раньше, но если те прошлые наши поцелуи были нежными и трепещущими, то в этот раз они стали страстными, и я даже не подозревал, что Алия может быть такой горячей…

Теперь мы погружались в водоворот охватившего нас желания. Дикого и необузданного. Я начал целовать её грудь и провёл рукой по её плоскому животу, почувствовав дрожь девушки. Её руки изучали моё тело, как и мои её. Казалось, что мы сливаемся в одно целое. И это было только начало. День оказался длинным и полным наслаждения…

* * *
Голые и удовлетворённые мы лежали на кровати, прикрывшись одеялом.

— Это было здорово, — посмотрела на меня девушка, слегка покраснев.

Порыв страсти закончился, и появилось смущение. Вот не понимаю откуда? Женщины…

— Да. Ты просто чудо, — сообщил ей я.

— Я рада, что мой первый раз был с любимым мужчиной, — счастливо улыбнувшись, вздохнула Алия.

В ответ я просто обнял её, поглаживая по обнажённой спине. И вдруг наше счастливое времяпрепровождение прервали крики и шум наверху.

— Что-то на палубе творится, — встрепенулась девушка.

— Одеваемся, — предложил я, вскакивая с кровати, — чувствую, что у нас появились проблемы…

Я оделся и накинул на себя чёрную мантию, подождал, пока Алия приведёт себя в порядок и мы, выйдя из каюты, взбежали по лестнице на палубу. Перед нами предстала страшная картина. Корабль атаковали десятки уродливых монстров, взбирающихся по бортам корабля и спрыгивающих на палубу, где от них пытались отбиваться матросы, вооружённые копьями и баграми. Только не особо успешно, так как я уже видел несколько буквально разорванных на части несчастных, валявшихся на палубе.

У монстров была склизкая чешуйчатая кожа. Руки и ноги, хотя их наверно проще было назвать перепончатыми лапами, на концах которых были перепонки. Вытянутые рыбьи морды с широкими ртами, полными длинных острых зубов. Каждый такой монстр был ростом в полтора метра, и они всё прибывали. Ну и самое главное: в основном эти монстры находились на Продвинутой ступени и ступени Духа. Не думаю, что на этом корабле хватало бойцов, но был Эксперт — орк. Тем не менее врагов было много и нам предстоял непростой бой.


Глава 2


Практически все уцелевшие матросы были закрыты щитами Инеаля. Понятно, что при подобном нападении, не обладающие этой способностью практически обречены. За исключением капитана, который находился на ступени Мастера, они находились на ступени Адептов. Кстати, капитаном оказался гном. Его коренастая фигура, одетая в пластинчатую броню, выделялась на общем фоне. Он был вооружён небольшим молотом, которым орудовал с невероятной ловкостью. Капитан собрал рядом с собой десяток матросов, пятеро из которых поддерживали своего командира, пусть и слабенькими, но достаточно эффективными плетениями. Учитывая, насколько успешно они отражали атаки численно превосходящего противника, у команды уже имелась отработанная тактика противостояния подобным монстрам.

Похоже, несмотря на свои высокие ступени, твари не обладали какими-то серьёзными боевыми навыками. Да и особым умом явно не отличались: они просто лезли толпой, не обращая внимания на врагов. И, по-моему, пытались добраться до капитана, который, естественно, представлял наибольшую опасность. Только вот плетения матросов на короткое время тормозили врагов, которых с лёгкостью крушил молотом гном.

И нам ещё повезло, что позиции, занятые защитниками, оказались очень удачными. Они практически выстроились в линию, и появлявшиеся с носовой части монстры, видимо, оказались настолько тупыми, чтобы додуматься до того, что врагов можно окружить.

Появление Ркхана ещё больше изменило ход битвы. Видимо, определив его как главную опасность, на него навалилось сразу пятеро монстров. Тем самым уменьшив напор на людей. Но, несмотря на то, что куча изуродованных трупов перед отрядом гнома росла, поток тварей, лезущих на корабль, казалось, только увеличивался. Орк что-то прорычал и, взмахнув секирой, врезался в строй всё прибывающих и прибывающих тварей. Его секира вспыхнула холодным голубым пламенем, и враги с визгом отпрыгнули в сторону, но затем налетели на него со всех сторон.

— Рагнар, сзади! — вскрикнула Алия и, отвлёкшись от наблюдения за орком, я развернулся и увидел, как с кормы к нам медленно приближаются ещё четверо монстров. Всё та же Продвинутая ступень.

Мы вместе с девушкой атаковали одновременно. На этот раз я не стал особо скрывать своё владение несколькими стихиями. По-хорошему, лишь «чёрным огнём» не надо светиться, а так всё нормально. Сначала полетели воздушные лезвия, за ними шаровая молния. Понятно, что тяжелее всего будет Алии. Всё-таки корабль-то деревянный и использовать огненные заклинания опасно. Слава Мельтасу, девушка это поняла и ударила воздушным кулаком. Я сразу увидел преимущество её ступени. М-да, сила Алии выросла на порядок. Ещё бы! Сейчас на корабле, после орка и гнома, она была самым сильным магом. Противостоящие нам твари находились на Продвинутой ступени, но это им не помогло. Я вообще не понимал, в чём выражалась их ступень. По-моему, когда я сражался в Аспии с тварями, которые находились на уровне Адепта, мне и то приходилось сложнее. Однако учитывая их впечатляющие когти на лапах, лучше не вступать с ними в ближний бой. Да, у монстров были одновременно перепонки и когти, что меня удивило.

Монстры передвигались невероятно быстро. Миг и один оказался около меня. Лишь чудом я отшатнулся от удара лапы, которая прошла через мой щит, будто бы его и не было. Я покрылся холодным потом — вот она фишка тварей. Отскочив назад, я выхватил секиру и успел встретить очередную атаку своим оружием.

То ли от нервов, то ли от испуга, я вложил в удар, судя по всему, невероятное количество силы. Секира разрубила тварь на две половинки, и врезалась в палубу, глубоко вонзившись в дерево. Вокруг разлетелись щепки. Я отшвырнул ногой одну из половинок врага за борт и, с трудом вырвав секиру из палубы, бросился в атаку на оставшуюся тварь. К ней, кстати, уже спешили на помощь ещё два монстра.

И тут я понял преимущество оружия в моих руках. Несмотря на всю их живучесть, острые когти и невероятную скорость, я умудрился отправить к Мелеку ещё двух монстров, а вот третий всё-таки сумел зацепить меня. Мощный удар по моему торсу откинул меня на несколько метров. Причём монстр орудовал острыми когтями, и в любой другой ситуации я бы получил страшное ранение, однако, слава Первобытным, меня спасла моя любимая мантия. Когти столкнулись с тканью, но не пронзили её, а отскочили как будто это и не ткань вовсе, а металлическая кираса. Было видно, что укреплённый магией артефакт работал исправно.

Однако я рано радовался. Монстр не стал отступать и с визгом бросился на меня вновь. Я выставил вперёд секиру, однако тварь успела полоснуть меня по шее. В следующую секунду я разрубил монстра пополам, но рана была нанесена и кровь полилась из моей шеи. Так что я зажал рану рукой. Окрылённый надёжностью своей мантии, я забыл, что у неё есть и незащищённые места. Надеюсь, на этом корабле есть целитель. Как бы мне так не истечь кровью.

Одновременно с этим Алия уничтожила своего последнего противника. Я перевёл дух, но, как оказалось, ничего не кончилось. На корму выпрыгнула тварь, которая была на голову выше тех, кто был до этого. Глубоко посаженные глаза с ненавистью смотрели на нас и на этот раз я вздрогнул. В этих глазах светился разум. Похоже, перед нами появился вожак этой стаи монстров.

Я покосился на тяжело дышавшую Алию.

— Ты как?

— В порядке, — ответила она, — а ты?

— Нормально… — соврал я.

— А это что? — от девушки не укрылась моя рана, на шее была видна кровь, и не заметить её было нельзя. — Тебя зацепило, — в голосе девушки послышалось волнение.

— Царапина, ничего серьёзного, — успокоил я её.

— Хорошо, — как-то неуверенно проговорила она, внимательно осматривая меня, но от этого занятия её отвлекла та самая тварь. Кстати, она находилась на ступени Мастера. Вот это уже опасно…

— Мы с ней справимся? — неуверенно спросила у меня девушка, наблюдая за медленно приближавшимся монстром.

— Справимся, — уверенно заявил я, хотя, признаюсь, у меня были сомнения, — у нас на борту Мастер и Эксперт. Нам надо продержаться. Атакуем! Всем чем можно… не жалей силы…

И мы атаковали: в тварь полетели сразу несколько воздушных кулаков и воздушных лезвий.

Наша атака крайне не понравилась монстру, но нанесла не тот урон, на который мы надеялись. Его отшвырнуло метров на десять, и он покатился по палубе, оставляя на ней глубокие борозды от когтей. Лезвия поглотил появившийся вокруг него водяной щит. Воду монстр достал из моря. Я слышал о таком щите и читал про него, но вживую ни разу не видел.

В следующий миг монстр поднялся и, зарычав, бросился на нас. Памятуя о том, что щиты на этих тварей не действуют, мы с Алией отпрыгнули в стороны, и я с разворота нанёс удар секирой. Монстр, видя, что мы ушли с линии атаки, хотел было развернуться, но наткнулся на моё оружие. Секира, отрубив ему часть лапы, врезалась в бок и судя по хрусту, по-моему, сломала ему рёбра или что там у этой твари имелось вместо них.

Раздался обиженный рёв, и наш противник кувыркнулся через голову назад и, отскочив метров на двадцать, замер, всё так же с ненавистью буравя нас своим взглядом. Мы с Алией, переглянувшись, вновь атаковали его. На этот раз вновь сработал водяной щит, и тварь перешла в атаку. Не обращая внимания на сыпавшиеся на нее заклинания, она прыгнула и, несмотря на то, что я уже привычным движением попытался уйти с линии атаки, взмахнув секирой, на этот раз монстр поступил хитрее. Он не стал уворачиваться от моего оружия и лишился обрубка лапы, но зато вся его туша с огромной силой врезалась в меня. Я почувствовал, что лечу…и следом врезался во что-то твёрдое. Всё тело пронзило боль, мне показалось, что все мои кости одновременно затрещали. Перед глазами на миг потемнело, и я услышал крик Алии….

Открыв с трудом глаза, я увидел однорукого монстра, который медленно приближался к девушке, преодолевая волну заклинаний, которые сыпались на него. Алия уже забыла про осторожность и запустила два огненных шара. И учитывая, что корабль был деревянным… но огонь, просто шипя, растворился в водном щите.

И вдруг какая-то сила отшвырнула монстра назад, он вновь прокатился по палубе и, удивлённо зарычав, посмотрел на нового противника. Им оказался орк. Глаза Ркхана горели яростью, не уступающей по силе ненависти в глазах его противника.

Орк отодвинул Алию в сторону и, вскинув секиру, бросился в атаку.

Да, вот что значит Эксперт и мастер владения моим любимым оружием. Секира в руках орка порхала словно пушинка, да и в скорости он явно не уступал своему противнику. Монстру пришлось туго. Он отчаянно сопротивлялся, и пару раз мне показалось, что его когти достанут противника, но только показалось. Схватка продолжалась минут десять и закончилась тем, что орк просто порубил монстра на куски.

Тем временем Алия, пошатываясь, подошла ко мне и в панике посмотрела на мою шею. Воротник мантии побагровел от впитавшейся в него крови.

— Сейчас я целителя позову, — произнёс орк и ушёл. Алия опустилась рядом со мной.

— Это же серьёзно… и ты полез в драку, — укоризненно произнесла она, осторожно взяв меня за руку.

— Ну, ты слышала, сейчас лекарь будет. Всё хорошо, — попытался успокоить я её хриплым голосом.

Через пять минут на колени передо мной опустился невысокий пожилой седовласый мужчина с коротким ёжиком чёрных волос и аккуратно стриженной клинышком бородкой. Его серые глаза внимательно изучили меня, и после этого, что-то хмыкнув, он положил руки на мою шею. Я почувствовал разливающееся по телу блаженное тепло и с удивлением понял, что боль ушла. Похоже, целитель был достаточно высокого уровня.

— Его надо в каюту отнести, — приказал он, и рядом со мной появились двое матросов, которые подхватили меня под руки, и вскоре я лежал в нашей с Алией каюте на кровати. Лекарь ещё поколдовал надо мной минут десять и когда закончил свои процедуры строго посмотрел на меня и менторским тоном произнёс:

— До завтрашнего дня вам нельзя вставать, молодой человек. Надеюсь, ваша девушка….

— Алия, — представилась та.

— Алия, надеюсь, вы проследите за тем, чтобы он провёл на постели время до завтрашнего утра. Главное, чтобы молодой человек не двигал головой! Вам уважаемый сильно повезло, — посмотрел он на меня, — несмотря на то, что было много крови, рана у вас оказалась достаточно лёгкой. Завтра будет всё нормально, и даже не вспомните, что она у вас была. Будь она чуть глубже, то вы бы так просто не отделались. Отдыхайте…

С этими словами он покинул каюту.

— Ты меня испугал, — хмуро сообщила мне девушка и, сев рядом, аккуратно обняла.

— Я сам испугался не меньше, — признался ей я.

Честно говоря, чувствовал я себя неважно и это не из-за раны. Бой показал, что я ещё очень слаб. А ведь те же самые оккультисты — соперники гораздо серьёзнее, чем те монстры, с которыми я схватился сейчас. Но как говорится, надо думать…

Тем временем в комнату, постучав, заглянул Ркхан.

— Как ты? — поинтересовался он, заходя в каюту, в которой сразу стало мало места.

— Нормально, — улыбнулся я, — спасибо тебе.

— Да ладно, — махнул тот своей лапищей, — ты очень неплохо держался, как и твоя девушка.

Алия немного смутилась, но было заметно, что похвала орка ей приятна.

— Всё равно без тебя эта тварь нас бы убила, — признал я очевидный факт, на что орк лишь пожал плечами, мол, бывает.

— А что там с командой? Много погибших? — поинтересовался я.

— Ну как… — нахмурился мой собеседник, — шестеро убитых, трое раненных, но раненные к утру уже будут здоровы. Капитан сумел нанять очень опытного целителя. Так что ничего не поправимого нет. Можно сказать, мы легко отделались. Мероки — очень поганые твари. Хорошо, что выводок, напавший на нас, был молодым — сильных особей немного. В этом повезло.

— Мероки? — переспросил я.

— Да, водяные монстры. Могут дышать под водой и на поверхности. Тупые, быстрые и опасные. Живут выводками или племенами. Чем старше племя, тем они опаснее и сильнее. Вот нам попались молодые. Кстати, самая распространённая опасность в море, поэтому и суда без охраны и магов не выходят. Честно говоря, по мне лучше с пиратами встретиться, чем с ними. А вы схлестнулись с их вожаком.

— То есть это ещё и слабые противники? — скептически поинтересовалась Алия. — А что же из себя сильные представляют?

— А вы представьте пять десятков такого уровня, как сегодняшний вожак. И там уже предводитель на ступени Эксперта, а то и Магистра.

Я покачал головой.

— Что-то не хочется представлять, отбились и ладно.

— Правильно, — одобряюще заметил орк, — выздоравливай. Нам с тобой тренировки предстоят или передумал?

— Конечно же нет! — возмущённо выпалил я.

— Ну и отлично.

С этими словами он вышел из каюты, а я попал в заботливые руки девушки. Кстати, на следующее утро я реально почувствовал себя здоровым. Даже попытался распустить утром руки, не удержавшись от зрелища посыпающейся рядом со мной девушки, но неудачно. Мне сообщили что, мол, подождёшь до вечера. Восстановиться сначала надо. Со вздохом я решил не спорить с ней. Позавтракав, еду нам принесли прямо в каюту, мы выбрались на палубу.

Жадно вдохнув свежий воздух, я прислушался к своему телу. Ничего не болело и вообще чувствовал я себя превосходно. Лёгкий бриз, спокойное море, ласково светившее солнце и любимая девушка рядом, можно сказать, что всё просто прекрасно. И из этого благодушного настроения меня вдруг вывела начавшаяся на палубе суета.

Внезапно ставшие суровыми, до этого перебрасывающиеся между собой шутками матросы, обступили что-то рядом с лестницей, ведущей в трюм. Когда мы с Алией подошли, матросы расступились, и я увидел мальчишку-юнгу, паренька лет тринадцати, который, судя по всему, был мёртв. Из уголка его рта стекала какая-то чёрная жидкость. Над ним колдовал уже знакомый мне целитель. Тут матросы вновь расступились и рядом с нами появился капитан. Гном тяжёлым взглядом окинул присутствующих, а затем уставился на оторвавшегося от юнги целителя.

— Мерн, — рявкнул он, — что случилось?

— Он мёртв капитан, — хмуро ответил целитель, поднимаясь с палубы.

— Мёртв? — удивлённо переспросил гном. — Как это произошло?

— Он попил с одной из бочек пресную воду у нас в трюме.

— И? — прорычал капитан.

— Я проверил. Вся питьевая вода отравлена. Видимо, тот монстр, который вчера добрался до трюма и которого мы там убили сумел заразить её, так что мы теперь без пресной воды.

— А нам ещё месяц пути. Вот же… — капитан выругался и, развернувшись, быстро ушёл.

Взгляды оставшихся скрестились на целителе.

— Не надо на меня так смотреть, — вздохнул он, — всё очень плохо. И я не знаю, что можно с этим сделать…


Глава 3


Моргана, смотрела на раскинувшийся перед ней замок, рядом с которым примостилась небольшая деревенька, судя по всему, обеспечивающая Сарендаров продуктами и водой. Невдалеке расположилось небольшое озерцо с болотистыми берегами, густо заросшими осокой и кустарником. А чуть вдалеке начинался настоящий лес, в котором эльфийка уже побывала. Сейчас она висела в воздухе и изучала место, в котором ей необходимо было свершить месть.

Она невольно вспомнила охватившую её боль, когда этот проклятый красноволосый старик пробил её защиту, и уже простилась с жизнью, но её спасли. В который раз Моргана порадовалась за свою предусмотрительность и то, что у неё имелись деньги. Именно на них она наняла личных телохранителей, находившихся на ступени Эксперта, задача которых была сохранение драгоценного тела их нанимательницы. И именно они вытащили обожжённый полутруп умирающей эльфийки с поля боя, именно они активировали заранее приготовленный ею исцеляющий артефакт, который, в свою очередь, встал ей в немалую сумму. Но благодаря ему, она сейчас жива и полностью восстановила свои силы, кроме внешности, которая была пугающей….

Моргана поморщилась. Она весьма трепетно относилась к своему внешнему виду, а сейчас ожоги по всему телу только начали зарубцовываться. Ей придётся долго носить повязку, скрывающую изуродованное лицо. Но эльфийка понимала, что уже никогда не вернёт былую красоту. Она, конечно, приложит все усилия для восстановления, но обычных усилий будет мало.

И это её бесило больше всего, заставляя кипеть внутри. Всё это сделал поганый старик из проклятого изгнанного рода. Позор! Но надо было мыслить хладнокровно, отбросив чувства. В таких делах нужна холодная голова, но сейчас у неё задача отомстить поганому старику. Насколько она понимала, ступени у них одинаковые. К сожалению, соперники, владеющие магией огня, всегда были для неё проблемой, но на этот раз она хорошо подготовилась. К тому же у неё был артефакт невидимости, обеспечивающий ей скрытное проникновение на территорию замка Сарендаров. Изготовленный Гильдией Убийц специально по её заказу, он был безумно редким и дорогим. И, к сожалению, одноразовым. Действовал он всего два часа, но как считала она, этого времени абсолютно достаточно, чтобы найти старика. Было у него ещё одно ограничение: Магистры могли легко вычислить того, кто им пользуется. Но слава Первобытным она уже знала, что в замке был лишь один Магистр — сам Люциус Сарендар. Конечно, было бы проще убить старика, пока тот её не видит, но тот расклад, который есть — тоже неплохой. Она вздохнула и, решив, что пора, медленно полетела к замку, активировав артефакт.

Перелетев через стену, она опустилась во дворе. Так как на улице стоял поздний вечер, он оказался пустым. Теперь оставалась главная задача — найти этого самого Люциуса Сарендара, и она начала поиск.

Старик нашёлся на втором этаже каменного приземистого здания, тянущегося вдоль крепостной стены. Тут, как она поняла, у него находилось что-то вроде личного кабинета. И к её разочарованию, он был не один. Прислушавшись к разговору, она решила, что ей повезло. Она узнала, что внучка Люциуса Сарендара сейчас плывёт на Зиалис. Моргане была известна причина изгнания Сарендаров, и она знала условие возвращения этого рода в Кельтон.

— Что ж, — улыбнулась про себя эльфийка, — всё удачно складывается: сначала разберусь с Сарендаром, а потом вычислю девчонку и отправлю её к дедушке — вот тогда это будет настоящая месть!

Тем временем собеседник Люциуса вышел и, дождавшись, когда он скроется из виду, Моргана швырнула у двери заранее приготовленные семена.

— Чего стоишь, заходи уже, — вдруг раздался голос старика по ту сторону двери, — раз уж пришла.

— Сейчас! — прошипела Моргана и активировала приготовленные заклинания.

Перед дверью выросли четыре толстые и гибки лианы, которые одновременно ударили в неё, выбив дверь внутрь вместе с каменной кладкой. Эльфийка, окутавшись зелёным щитом, влетела в комнату и увидела стоявшего напротив неё старика. Тот, в свою очередь, поставил огненный щит, в котором, судя по всему, и сгорели все камни. Люциус ехидно смотрел на неё.

— Не ожидал, что ты выживешь, — проговорил он. — Так чего тебе надо? А-а-а, понял — отомстить хочешь? Увы, не сегодня.

Моргана, не дождавшись конца фразы, метнула горсть семян и вокруг старика взметнулись лианы, облепив его огненный щит. Они сгорали в пламени, но почти сразу вырастали вновь. Моргана зарычала от ярости и выпустила все приготовленные ею заклинания, решив не затягивать бой.

Большую часть их поглотил огненный щит, но последние «гигантские пчёлы», всё-таки сумели добраться до жертвы. Это заклинание будило настоящих живых и невероятно ядовитых пчёл, обитающих в эльфийских лесах. Изловить их было непростым делом. Они хранились спящими у эльфийки довольно долго и сейчас пригодились. Кстати, они имели редкое свойство: игнорировали стихийные щиты. Раздался крик боли, который в ушах Морганы звучал поистине волшебной музыкой, но, как оказалось, это был её единственный успех. Люциус нанёс ответный удар. Сразу пять огненных шаров врезались в эльфийку. Они были настолько мощными, что она не выдержала — слишком свежа память о недавних ожогах. Моргана поняла, что явно переоценила свои возможности, но эльфийка не была тупым орком, она могла признать свои ошибки. Оставаться дальше здесь было смерти подобно. Она не может справиться с Люциусом Сарендаром, так что ж, пусть Люциус Сарендар распрощается с надеждой вернуться в империю Кельтон. Уж её сил хватит на то, чтобы убить девчонку.

Успокоив себя таким образом, Моргана выскочила из комнаты и, вылетев в окно, устремилась прочь от замка. И ей повезло. Видимо, пчёлы всё же вывели из себя старика, по крайней мере, её никто не преследовал. Моргана, несмотря на провалившуюся попытку отомстить, чувствовала себя превосходно. Уже сегодня она займётся новым планом мести. И на этот раз Сарендары ей не помешают. Пусть они знают, что над их девкой нависла серьёзная опасность, но они бессильны её защитить. Что может быть страшнее беспомощности? Она успела на память оставить короткую надпись в коридоре. Старик её обязательно заметит.

«Забудь о своей внучке. Её больше нет»

* * *
Мы остались без пресной воды, а притом, что нам ещё нужно было плыть около месяца — это верная смерть. Нужно было что-то делать, и я знал, как с помощью науки создать артефакт, который сможет из океанской солёной воды сделать питьевую. Этот процесс назывался дистилляцией, и заключался он в испарении океанской воды и конденсацией получившихся паров. Процесс испарения превращал жидкость в пар посредством нагревания, в то время как конденсация преобразовывала пар в жидкость с помощью охлаждения. Так что для нужного артефакта требовались две руны: на огонь и лёд. И проблема была в том, хоть я и знал руну огня, но руна льда была мне неизвестна.

Так что же делать? Была эфемерная надежда, что кто-то на корабле знает руну льда, но это было бы очень большим совпадением. И к тому же нужна кузница, чтобы сделать заготовку. Где мне её найти? Но в любом случае решил поговорить с капитаном на эту тему. Выяснив у его помощника, который за что-то распекал двух матросов, что сейчас капитан находится в своей каюте, отправился туда. Добравшись до своей цели, постучал в массивную дубовую дверь.

— Входите! — раздал грубый голос гнома.

Я зашёл и огляделся. Каюта оказалась небольшой. В её центре находился крепкий деревянный стол, за которым сидел капитан, а рядом с ним на стуле напротив него примостился Ркхан. Его огромная фигура, казалось, занимала большую часть каюты.

— Молодой человек, что вам нужно? За помощь в защите благодарю, но у нас сейчас серьёзные проблемы и честно говоря сейчас нам не до вас, — недовольно пробурчал гном.

— Я постараюсь коротко, — пообещал я ему. — Хотел сказать, что знаю, как можно из океанской воды сделать питьевую. Однако для этого мне нужны руны огня и льда, а также нужна кузня для создания заготовки. Этот артефакт мог бы спасти положение, но сомневаюсь, что на корабле найдётся всё требуемое. Однако я решил, что стоит вам сообщить. Сейчас будет полезен любой шанс, — выпалил я.

— Да что за вздор! Из океанской воды сделать питьевую.? Это невозможно! Океанская вода не предназначена для питья, и всё тут! Чувствую, нам придётся возвращаться обратно, срывая все сроки, а у меня грузы, которые я должен доставить вовремя, — он вздохнул, — это неустойки… это деньги. Вот графин с водой, — он показал на пузатый трёхлитровый графин, стоявший на столе. — Вся наша пресная вода! Если вернёмся назад, даже за неделю на всю команду и пассажиров не хватит. Мы так все сдохнем от обезвоживания!

Ну тут гном, конечно, перегибал палку.

— Я уверяю, что способен на это, — уверенно заявил я.

Меня начало злить неуважительное отношение со стороны капитана. Хотя его можно понять. Остаться без пресной воды в начале долгого путешествия — это действительно катастрофа.

— Не неси чушь, — выдохнул немного успокоившийся гном, — придётся поворачивать…

— А я верю парню, — неожиданно заявил орк.

— Ркхан, дорогой. Ты хочешь сказать, что малец на Продвинутой ступени может создать нечто, на что неспособен никто другой? — презрительно усмехнулся гном.

— Мы всё равно в плохом положении и ничего не потеряем, если попробуем. К тому же я знаю руны огня и льда, а ты, в свою очередь, владеешь небольшой кузней в подсобке.

Ничего себе. Ркхан владеет сразу двумя нужными рунами. Вот тебе и обычный охранник. По-любому он из древнего рода. Только что тогда он забыл на торговом корабле?

— Ладно. Давай дадим парнишке шанс. Что мы теряем? — вздохнул капитан.

— Дайте мне бумагу, я начерчу эскиз нужной заготовки для артефакта, — улыбнулся я.

Слава Первобытным, что капитан как истинный гном был кузнецом и даже имел личную кузню прямо на корабле. Иначе ничего бы не вышло. Когда же мне дали лист бумаги, я начал чертить. Как будет устроен артефакт? Всё просто. Есть два контейнера соединённых трубкой. В первый контейнер заливается солёная вода и на этот резервуар фиксируется плетение нагрева с помощью руны огня. Когда плетение работает, контейнер нагревается, и вода превращается в пар, однако при этом соль остаётся в первом контейнере, оседая на дне. Далее пар проходит по трубке и попадает во второй контейнер, в котором зафиксировано плетение охлаждения с помощью руны льда. Охлаждаясь, пар превращается в питьевую воду. На этом собственно, и всё. Ничего сложного, но даже эта элементарщина была чем-то революционным для мира магического средневековья.

Так что я быстро начертил то, что нужно и гном, что-то недовольно проворчав, ушёл создавать заготовку. Справился он за полчаса и вскоре на палубе был установлен массивный артефакт. Тут же появилась и Алия, с интересом наблюдавшая за происходящим.

А я достал стилус и, под удивлённые взгляды матросов, начал наносить рунические цепи. Заняло это у меня минут двадцать, не больше. Всё время, пока я работал, капитан и Ркхан наблюдали за мной, и когда я наконец закончил, пришло время орка использовать нужные руны.

Так что Ркхан первым делом создал руну огня. И что меня поразило, так это то, что орку понадобилась всего лишь минута, чтобы создать руну. Это просто невообразимая скорость. Я-то знаю, насколько это сложно. Кто же он такой? Это было для меня загадкой.

Когда руна огня была создана, Ркхан впитал в неё плетение нагрева зафиксировав заклинание на артефакте и работа над первым контейнером была закончена. Тогда орк создал руну льда за тот же рекордный срок и сделал то же самое со вторым контейнером. В общем и целом артефакт был готов. Осталось его испытать. Для этого с помощью ведра на верёвке мы зачерпнули воду из океана и залив её в первый контейнер активировали артефакт. Через время вода начала кипеть, образуя пар. Процесс пошёл. Потихоньку во втором контейнере, где работало плетение охлаждения начала появляться вода, но происходило это довольно медленно. И когда во втором резервуаре накопилось несколько сотен миллилитров воды, капитан не выдержал и, открыв крышку, зачерпнул из контейнера воду чашкой. Жадно проглотив жидкость, гном пришёл в дикий восторг.

— Это питьевая вода! Невероятно! Мы спасены!

— А я говорил тебе, что парень нас всех ещё удивит, — ухмыльнулся орк.

Алия же заявив, что она во мне никогда не сомневалась, убежала в нашу каюту.

— Парень, ты молодец! Это настоящее чудо. Прости старика за недоверие, — капитан похлопал меня по плечу. — Кстати, у меня к тебе дело: продай мне этот артефакт!

— Продать? — удивился я.

— Да, это такая полезная штука, но я как честный гном готов купить твоё изобретение.

— Что ж, — честно говоря, был удивлён, хотя гном есть гном. Эта раса прирождённых торговцев. Покосившись на орка, увидел, что тот весело ухмыляется.

— Я предлагаю пять малахитовых монет…

— Хорошо.

Торговаться я не стал. Да и сумма, предложенная гномом, была крайне большой. Чего уж там. Я ещё никогда не держал в руках малахитовый монеты.

— Отлично, раз проблемы решена, то, Рагнар, что ты скажешь насчёт того, чтобы потренироваться? — спросил меня Ркхан.

— С радостью, — кивнул я головой.

В этот день мы отлично потренировались. Орк продолжил обучать меня стилю «грациозного степного льва». Это был по-настоящему эффективный и невероятно красивый стиль боя на секирах. Плавность этих движений завораживала, а перетекание тела из одной стойки в другую давало пространство для манёвров. И то, что эти движения у меня уже скоро начали получаться, не могло не радовать. А дальше…

Дни плавания полетели один за другим. Скучать было некогда. Тренировки днём и жаркие ночи с Алией, которая оказалась на удивление страстной девушкой. Так прошла неделя. Пару раз я пытался тренировать моё искусство, однако безрезультатно. Без нужной алхимии с моим аномально медленно развивающимся искусством я не смогу продвинуться даже на самую малость. Так что я перестал тратить время на это бессмысленное занятие. Кстати, мой артефакт, делающий из солёной воды пресную, работал исправно, что не могло не радовать. А гном вообще ходил невероятно довольный. Мне, кстати, начало казаться, что я сильно продешевил с этим артефактом.

В один из дней, когда мы закончили очередную тренировку я, уставший и побитый, стоял напротив Ркхана.

— Рагнар, ты быстро прогрессируешь. Пройдёт не так много времени, прежде чем ты освоишь наш стиль на неплохом уровне.

— Спасибо, всё это благодаря тебе, — признался я.

На эти слова орк лишь улыбнулся.

— Ркхан. Хотел спросить. Может, ты мог бы научить меня каким-нибудь рунам?

А что я теряю. Вдруг получится? Но меня ждало разочарование.

— Рагнар, я давал клятву на артефакте. Если я научу тебе хоть одной руне, то тут же умру, — вздохнул орк. — Так что не обижайся, но не могу.

— Понял, извини за неудобный вопрос, — сдал я сразу назад, — я не обижаюсь…

Вот же, все держатся за эти руны. Что Сарендары, что орки…

И этой же ночью мне вдруг приснился сон о прошлом. Давно этого не происходило.

* * *
Я вновь оказался на живописной поляне вместе со своим дедом.

— Ирос, сегодня мы поговорим о перевёртышах. Что ты о них знаешь?

— Они умеют превращаться в разных животных, но даже в человеческом обличии у них есть звериные уши и хвосты. А ещё они владеют регенерацией, — заявил десятилетний я.

— Всё верно. Но знаешь ли ты, как к ним относятся во всём мире? — спросил дед нахмурившись.

— Как? — не знал я, что ответить.

— Во всём мире их повсеместно презирают.

— Но почему? Что они сделали? — задал я резонный вопрос.

— Ирос, этот мир жесток и беспощаден. Необязательно сделать что-то плохое, чтобы тебя возненавидели. Так и с перевертышами. Ненависть к ним уходит корнями в древность. Даже я не знаю в чём причина. Доподлинно неизвестно, что послужило катализатором этого процесса. Я больше тебе скажу: ненависть к перевёртышам была настолько велика, что другие расы пошли на ужасное святотатство и уничтожили все храмы Первобытного многоликого Асаама. Теперь перевёртыши даже не могут получить наследие своего Первобытного. Многоликие — это другое название Перевертышей.

— Всё это печально, — вздохнул я.

— Ну а как ты думал, — заметил мой дед.

* * *
На следующее утро я проснулся отдохнувший и выспавшийся. Однако меня интересовал вопрос: зачем мне был показан этот сон про перевёртышей. Обычно сны, навеянные ключом, показывают то, с чем мне в будущем предстоит столкнуться, но где я найду перевёртыша посреди океана?

Не став забивать этим голову, я оделся, поцеловал ещё спавшую Алию и решил подняться на палубу.

Меня встретил тёплый ветерок и уже начинавшее припекать, но ещё не палящее солнце. На палубе оказалось достаточно оживлённо. Матросы драили её, а на мостике стоял капитан, всматривающийся в даль. Я улыбнулся и, подойдя к бортику, тоже посмотрел на безбрежную водную гладь. И вдруг мне показалось, что я вижу какое-то движение, а спустя десять минут уже разглядел: точно… корабль. И этот корабль явно направлялся к нам. Я хотел было сообщить гному, но тот сам увидел гостя, и посмотрев на цвет флага, развевающегося на мачте, вдруг резко нахмурился и по кораблю прокатился его зычный рёв.

— Приготовиться к бою. Это пираты!


Глава 4


На корабле сразу началась суета. Рядом со мной неожиданно появился Ркхан.

— Ну что, Рагнар, предстоит славный бой, — радостно улыбнулся он.

— Ты так этому радуешься? — уточнил я. — Может, мы оторвёмся…

— Почему я не должен радоваться? — искренне удивился тот. — Хорошему бою надо радоваться, ведь именно в сражении и есть настоящая жизнь. А насчёт оторвёмся… Судя по всему, пираты были моряками поопытнее. Мы торговцы и у нас корабль предназначен для перевозки грузов, а не для того, чтобы бить рекорды скорости. От пиратов мы не уйдём. Так что надо быть готовыми к любой схватке.

— Я тебя понимаю, только надо позвать Алию. Я сейчас.

— Не надо меня звать. У этого гнома такой голос — мёртвого поднимает.

Моя подруга появилась рядом со мной.

Корабль уже подошёл ближе и можно было его как следует разглядеть. Я даже увидел по борту надпись — «Змея». Палуба наших преследователей буквально бурлила народом. Сами пираты были вооружены до зубов. Я не мог разглядеть ступени, но, похоже, их корабль был окружён щитом Инеаля. Такого размера щит поставить сложно. По крайней мере, среди них имеются маги не меньше ступени Мастера.

Словно подтверждая эти мои мысли, в наш корабль полетели огненные шары. Однако они растеклись по щиту, которым тот был накрыт. В ответ мы с Алией, переглянувшись, тоже атаковали, но это можно было назвать пристрелкой или пробой сил. К нам присоединились матросы, и к нашим огненным и воздушным заклинаниям добавились их плетения. Таким образом корабли сближались, обмениваясь магическими ударами, которые не наносили никакого урона… пока.

Тем временем капитан спустился с мостика на палубу и громкими ругательствами, которые сопровождали лёгкие пинки, расставил своих матросов. Кстати, те успели уже нацепить на себя доспехи. В основном, конечно, кожаные, но я сразу обратил внимание, что кожа достаточно странная. По крайней мере, над ней кто-то хорошо поработал магией. В руках они держали сабли и по их уверенному виду, я понял, что это не первая схватка этих людей.

Сейчас у матросов в руках были небольшие арбалеты. И вот по команде капитана первый залп полетел в уже находившийся в километре от нас вражеский корабль. К моему изумлению, часть болтов сумели пробить Щит Инеаля и у противника появились первые потери. Да… капитан меня удивлял всё больше и больше. «Змея» стала притормаживать, разворачиваясь бортом и готовясь взять наш корабль на абордаж. Вверх взметнулись крюки, впиваясь в борт. Причём щит Инеаля никак не остановил их.

Вооружённые в основном саблями и короткими мечами, пираты хлынули через борт, лихо прыгая на палубу. За их спинами увидел вытянувшуюся шеренгу магов, которые не прекращали обстрел. На этот раз я даже не успел разглядеть ступени нападавших, но понял, что явно не выше Адепта, максимум — Продвинутая ступень, но численное преимущество было серьёзным. Я выхватил секиру и встретил первого врага. Тот не успел прийти в себя после прыжка, как моё оружие отрубило ему руку вместе с плечом. А затем мне стало жарко. Хорошо ещё, что сами пираты были не такими уж и опасными бойцами, скорей всего их можно было назвать безбашенными. Смерти они точно не боялись. Блин берсеркеры какие-то. В бой включись матросы под командованием гнома, и жаркая схватка закипела по всей палубе. Лишь Алия, забравшись по мачте на высоту пяти метров, точечно бомбардировала врагов огненными шарами. Я покачал головой: конечно, это было рискованно, но весьма эффективно. Как минимум четыре обугленных тела на палубе было делом её рук. Да и как понял я, древесина, из которой был сделан корабль, явно обработана какими-то заклинаниями, так что, чтобы её поджечь, надо сильно постараться.

Отправив к Мелеку ещё двоих пиратов, я перевёл дух, так как основная часть нападавших сместилась в сторону матросов, которые на удивление стойко держали оборону, но в основном, благодаря гному, молот которого был поистине смертоносным.

Я поискал глазами Ркхана и увидел его не так далеко от себя. Он тоже только избавился от последнего врага.

— Давай на вражеский корабль! — рявкнул он и, совершив гигантский прыжок, опустился на палубу пиратов, которые совершенно не ожидали от него подобной прыти. Но опомнившись, они навалились на него оставшейся толпой, которая пусть была небольшой, но точно, как минимум человек двадцать. Я, конечно, не мог прыгать таким образом, но у меня были сделанные дедом артефактные ботинки. Так что, используя поступь ветра и создав под своими ступнями воздушные ступеньки, я перебрался на корабль врага. Мне было легче это сделать, так как основная масса защитников отвлеклась на орка. Однако меня тоже заметили. Наша атака достигла своей цели. Шеренга магов прекратила обстреливать наш корабль, в их руках появились сабли и мечи и они бросились на помощь своим товарищам.

Понятно, что они решили — основную опасность представляет именно орк. Тем более, Ркхан разошёлся. Его секира не просто светилась, а она пылала голубым пламенем, и никто не мог отразить её. На моих глазах она просто перерубила меч, которым пытался парировать его удар один из пиратов, словно это не железо, а деревянная палка.

А после мне стало не до наблюдения. У меня появилось сразу четверо противников. Двоих я успел атаковать воздушными кулаками, отбросив их назад и вспомнив то, что мы учили с Ркханом, принял первую стойку. Вот в настоящем бою я и понял эффективность стиля, которому меня обучал орк. Минимум ударов, каждый удар — это смерть. Мягкие переходы и уклонения… в общем, даже четверо врагов не смогли мне ничего сделать. Вскоре они все валялись со страшными ранами. Секира — это серьёзное оружие. Правда, я не обольщался: мои противники были слабыми в ближнем бою, да и в магическом таланте… всего Адепты. Вон Ркхан, пока я разбирался с четырьмя, сумел накрошить пару десятков и судя по его цветущему виду, пусть и слегка подпорченному кровью и кишками, которыми была покрыта его броня, совершенно не устал.

Ухмыльнувшись, он отсалютовал мне своим оружием, и тут появились ещё трое противников. На этот раз я напрягся — судя по всему, это были тяжеловесы. Один из них высокий тёмный человек, одетый в богатую одежду, и двое низких крепышей-гномов, в традиционных пластинчатых кольчугах.

— Ркхан, — прогремел высокий, — всё-таки мы встретились.

— Я же обещал тебе, Керег, что мы встретимся, и ты умрёшь только от моей руки, — нахмурившись, сообщил ему орк, — пора отправить к Мелеку одного из самых удачливых капитанов Пиратского Братства. И в этот раз твои фокусы тебе не помогут!

— Ну, попробуй, — ухмыльнулся тот, — в этот раз я и без фокусов разберусь с таким оркским отродьем, как ты. Тем более, у меня помощники появились. Между прочим, отличные воины, — он хлопнул гномов по плечам, но те лишь равнодушно рассматривали нас, — но скажи, вот зачем ты с собой мальчишку притащил? — он махнул рукой на меня. — Чтобы мы размялись? Или ты теперь детей с собой таскаешь?

— Не надо недооценивать молодое поколение, — презрительно фыркнул орк и взмахнул секирой, словно приглашая Керега на бой: — Заканчивай уже болтать, а то я посчитаю, что ты струсил.

— Как хочешь… на мальчишку одного Корда хватит, — презрительно заметил капитан пиратов. В его руках каким-то волшебным образом появились две сабли, и он спокойно направился к орку. С ним пошёл один из гномов. Второй же гном, видимо, тот самый Корд направился ко мне, вытаскивая молот.

— Иди сюда, щенок, — пробасил он, — я тебе сейчас яйца отрывать буду.

Хм, ступень Духа. Как и у второго гнома. А вот капитан — Эксперт. Что ж посмотрим кто кого.

Гном явно меня недооценивал, и я не спешил его разубеждать в этом. Всё-таки мой внешний вид ввёл опытного, а я не сомневался, что именно опытного мага, в заблуждение.

Он, поигрывая молотом, встал в нескольких метрах от меня, и я решил, что пора. Несколько отправленных подряд воздушных кулаков, в которые я постарался влить побольше энергии, а следом за ними воздушные лезвия, изрядно удивили гнома. Он, похоже, и не понял, как покатился по палубе. Но останавливаться я не стал и побежал за ним, постоянно атакуя: воздушный кулак — шаровая молния — огненная плеть — огненный шар…

Подобная связка, повторенная четыре раза, добила гнома окончательно. Молот отлетел в сторону, и он теперь смотрел на меня с ужасом.

— Кто ты, Мелек тебя возьми?

— На том свете узнаешь, — пообещал ему я и последней шаровой молнией отправил его в царство мёртвых. Развернувшись, увидел, что у Ркхана, дела тоже шли неплохо. Второй гном валялся изрубленным, а Керег отступал, с трудом парируя выпады орка и постоянно уклоняясь от его атак.

А Ркхан тем временем усиливал натиск. Голубое пламя, буквально лившееся с лезвия его секиры, отражал какой-то хитрый прозрачный щит вокруг пирата. Я понял, что это точно был не щит Инеаля, а что-то другое. К моему удивлению, орк перешёл на огненные заклинания, и огненная плеть сейчас чередовалась с ударами секирой. Потом неожиданно Ркхан выстрелил в противника мощной молнией. И, конечно же, последнюю точку в бое поставила магия. Улучив момент после удара огненной плетью, орк атаковал ледяной стрелой — редкое плетение, но учитывая, что воды рядом прорва, весьма эффективное и мощное. Одна рука Керега покрылась льдом, и сабля, звеня, выпала у него на палубу. А следующим ударом орк снёс капитану голову с плеч.

И тут до меня дошло. Ркхан использовал сразу три стихии. Как это возможно, если для этого нужно иметь три отдельных искусства, либо обладать редчайшим универсальным искусством как у меня. До этого, при создании дистилляционного артефакта, Ркхан использовал одновременно магию огня и льда, но я не придал этому значения, а теперь всё встало на свои места.

— Ркхан, как ты можешь использовать одновременно три стихии? — задал я важный вопрос.

На что орк, подмигнув, мне ответил:

— Не только ты владеешь универсальным искусством.

— Ты знаешь руны, владеешь универсальным искусством. Кто же ты такой? — задумчиво спросил я.

— У всех есть свои тайны. Меня тоже интересует, где ты научился создавать такие артефакты и где взял универсальное искусство, если учитывать, что ты из слабого королевства.

Ркхан был прав. Если я ему не рассказываю о своих секретах, то какое имею право узнать его тайны.

— Ладно, пошли посмотрим, что там на нашем корабле, — предложил орк.

Но смотреть было не на что. Как я увидел, победа была за нами. Матросы деловито сбрасывали трупы пиратов в воду. Я увидел Алию, которая о чём-то говорила с капитаном.

— Без нас там справятся, — подошёл ко мне орк. — Пойдём посмотрим, что в трюмах у этого корыта. Всё равно мы все заберём, прежде чем потопим его…

— А зачем топить? — удивился я, когда мы отправились к входу в трюм, — мы же захватили его?

— На него у нас нет матросов. Мы просто не сможем им управлять и довести его до Зиалиса, — пояснил орк.

— А кто этот Керег? — спросил я. — Ты его вроде знал?

— Знал, — нахмурился Ркхан, — ещё та сволочь. Мы схлестнулись во время моего первого плавания два года назад, когда я только устроился на этот корабль. Я тогда капитана Мерва плохо знал. Нас этот Керег догнал с тремя кораблями, а у гнома в трюме какой-то важный груз лежал. И эта пиратская сволочь об этом знала. Только не ожидала на корабле меня застать. Вот там мне постараться пришлось. Даже какое-то время думал, что не справлюсь, — глаза орка затуманились, и он даже остановился, видимо, ещё раз переживая этот бой. — С двух сторон нас на абордаж взяли. Славный бой был… Не то, что сейчас. Команда у гнома послабее была. Но, в общем, повеселился я и покрошил пиратов знатно. Ну и самому, конечно, досталось. Всё-таки Керег — Эксперт, пусть и не особо опытный, но Эксперт есть Эксперт, а на моей стороне был опыт. Огромный опыт. Зажал этого идиота Керега на одном из его кораблей, только у него оказался один интересный артефакт огненный. Одноразовый и страшно дорогой. Я не смог бы защитить свой корабль, если бы он его применил, а этот сумасшедший точно сделал бы это. И не успел бы я его убить. Сам бы я, конечно, выжил, да и гном тоже, но команду бы мы точно потеряли, и груз, за который капитан так трясся. В общем, первый раз в своей жизни я поддался на шантаж, но сразу предупредил пирата, что мы ещё встретимся. И эта встреча будет последней в его жалкой жизни. Так что уплыл тогда Керег живой и здоровый, но сейчас я сдержал своё обещание.

— Что ж, поздравляю, — искренне порадовался я за него.

— Пошли уже, хочется посмотреть на пиратские сокровища, пока наш прижимистый капитан до них не добрался. — улыбнулся орк.

Мы спустились по лестнице в трюм и первое, что мне бросилось в глаза, это грязь… М-да, у нашего капитана всё кругом блестело. Здесь же создавалось впечатление, что не убирались с момента постройки корабля. К этому примешивалась страшная вонь.

— Какие же скоты могут тут жить, — поморщился орк, — а ещё считают, что орки в грязи живут. Да у нас отхожее место чище, чем здесь!

Я лишь покачал головой.

Кроме грязи в трюме практически ничего не было. Какие-то мешки с тряпьём, бочки с пресной водой, еда… вот и всё. Но внезапно тишину нарушил чей-то всхлип. Я вздрогнул и переглянулся с Ркханом.

— Кто здесь? — рыкнул орк, но в ответ раздался ещё один всхлип. Мы пошли в сторону, откуда доносились звуки и вскоре подошли к клетке. Настоящая небольшая клетка с железными прутьями, а в ней я увидел железную миску и… маленькую девочку с ошейником на шее.


Глава 5


Девочка была одета в рваные лохмотья. На вид ей было не больше восьми лет, и на её голове виднелись рыжие звериные ушки, а сзади висел волчий хвостик того же цвета. Надо же. Похоже, я встретил перевёртыша. Теперь понятно к чему был тот сон.

От страха девочка отползла в угол клетки и сжалась в комочек. Я подошёл к клетке и, создав луч света, выжег им замок. Мне было лень искать ключ, так что я выбрал самый быстрый способ разобраться с проблемой. Вскоре дверь со скрипом отворилась, и я, сделав два шага вперёд, занёс руку над головой девочки, которая решив, что я сейчас её ударю, всхлипнула, закрыв лицо руками. Но каково же было её удивление, когда вместо того, чтобы ударить, я нежно погладил её по голове.

— Не бойся. Теперь всё будет хорошо.

Посмотрев на меня открытыми от изумления глазами, девочка вдруг зарыдала. Пока она плакала, я аккуратно взял её на руки и понёс наружу. Девочка крепко прижалась к моей груди, но рыдать не переставала. Честно говоря, чувствовал я себя странно. Не ожидал от себя подобных чувств. Видимо, вспомнил своих родных…. Или просто не мог смотреть на подобное обращение с ребёнком. А может, всё-таки из-за сна. Не просто же так встретился мне перевёртыш. В общем, пока я сам себя не понимал.

Пока я спасал ребёнка, за всем этим молчаливо наблюдал Ркхан. Кстати, никак не отреагировав на мои действия. Странно. Когда мы поднялись на свежий воздух, то девчушка затихла, но всё так же прижималась ко мне. На наш корабль я перебрался с помощью артефактных ботинок. Матросы и капитан с изумлением смотрели на девочку в моих руках, а вот Алия, кажется, всё поняла и, к моей радости, не стала задавать никаких вопросов, сразу начав действовать.

— Наберите воды из моря в бочку. Девочку надо помыть, — дала указания матросам Алия, и что странно, те не стали с ней спорить, лишь покосились на капитана, который уже отошёл от удивления и с интересом наблюдал за происходящим.

Спустя десять минут в нашу каюту притащили бочку и с помощью плетения огня мы подогрели воду в ней.

— Дальше я сама её помою, — заявила Алия. — Что с ней сделали, твари…

Она нахмурилась и начала снимать с девочки рваную одежду. Та смотрела на неё огромными глазами, в которых уже не было слёз, и молчала. Тем временем Алия вооружилась мочалкой и мылом, и стала отмывать худенькое тело нашей находки от грязи.

— Мне щекотно! — наконец вырвалось у девочки, когда она почувствовала мочалку на своём тельце.

Это были её первые слова, с тех пор, как я её впервые увидел. Радовало, что она перестала плакать и, кажется, начала отходить от того кошмара, который ей пришлось пережить.

— Потерпишь, — хмыкнула Алия, но стала водить мочалкой помедленнее.

— Ты злюка! — смешно надула щёки девчушка и обиженно посмотрела на неё.

— Ты ещё не представляешь, какая я злюка, — рассмеялась Алия, начав активно щекотать девочку.

Отчего та начала смеяться, крича при этом:

— Не надо! Я больше не буду!

Вскоре, благодаря усилиям Алии девочка-перевертыш стала чистой и помытой. И только сейчас, когда с неё сошел слой грязи, я обратил внимания, что девчонка-то крайне симпатичная.

— Ирос, ей нужна одежда, — заметила Алия.

Я покачал головой и отправился к капитану. Гном, к моему удивлению, на запрос отреагировал спокойно. А что я ещё хотел? Всё-таки мы плывём на торговом корабле. У капитана оказался достаточно большой выбор товаров, в числе которых нашлась одежда и для девочки. Так что пришлось мне немного разориться, но в принципе заплатил я не так много.

Вернувшись, я увидел, что Алия уже извлекла девочку из бочки и вытирала её чистой простыней. Я достал из пространственного кольца девичьи кожаные штаны с поясом и серебряным ремешком, а также рубашку и кожаную куртку. Так что, одевшись с помощью Алии, перед нами предстал совершенно другой человек. Мы усадили её на кровать и начали расспрашивать.

— Как тебя зовут? — задал я первый вопрос.

— Меня обычно называют дрянью, мразью или гадиной, — ответила девочка, потешно закручивая локон своих русых волос и пытаясь хлопать уже приличного размера ресницами, но получалось у неё это плохо.

— Да уж. С фантазией у пиратов явно проблемы. Всё крайне запущено, — покачал я головой. — То есть своего имени ты не знаешь?

Девочка кивнула.

— Хорошо, теперь тебя будут звать Ланией, — придумал я ей имя.

Она аж засветилась от счастья, когда услышала это и выпалила:

— Спасибо, что дали мне имя, хозяин!

— Не надо меня так называть, — я на секунду выпал в осадок от такого обращения.

— Но у меня раньше был другой хозяин, он плохо ко мне относились, так что я хочу, чтобы вы были моим хозяином! — огорошила меня Лания.

— Я не твой хозяин, — отчеканил я каждое своё слово.

— Тогда кто вы для меня? — нахмурила она свои милые бровки.

— Называй меня наставником, — вздохнув, произнёс я, сам не ожидая от себя подобных слов.

— Хорошо, хозяин! Ой… наставник, — выпалила Лания.

— Рагнар, ты решил её обучать? — спросила Алия, весело глядя на меня. Похоже, вся эта ситуация реально её забавляла. Весело ей, блин…

— У меня есть несколько искусств для перевёртышей, — ответил ей. — Подберём искусство. Я хочу её научить использовать его. Судя по всему, она вообще как чистый лист и учить её надо с самых азов. Это будет очень интересно.

— Как скажешь, — кивнула моя девушка, — но я рада, что ты решил ей помочь. Она мне нравится… — и покосилась на сидевшую на кровати Ланию, которая внимательно слушала наш разговор.

Я не был обязан помогать этой девочке. Однако мне стало её очень жаль — изгой, которого все презирали и к которому относились как к скоту. Бедный ребёнок не заслужил такого отношения. И при всём этом она не потеряла веру в людей. Так что я принял спонтанное и эмоциональное решение, что позабочусь о ней. Хотя, может, и не столь эмоциональное и спонтанное. Что ж, я везде привык видеть пользу для себя. И в этом случае я чувствовал, что мне пригодиться моя новоявленная ученица.

— А что такое искусство? — спросила Лания, наклонив голову в сторону и поднеся указательный палец к губам, отчего она стала ещё более милой.

— Скоро ты об этом узнаешь. Для начала влей в этот артефакт немного своей магической энергии, — дал я ей в руки насадку для свитка, которую достал из пространственного кольца.

— А как это сделать?

Блин. Это будет сложно.

— Попробуй почувствовать энергию в своей груди и направь её в насадку.

После моих слов Лания покрутила в руках артефакт и вдруг громко взвизгнула.

— У меня получилось!

Я забрал насадку из её рук и начал по очереди доставать из кольца свитки с искусствами. Подумав, решил, что выберу для Лании искусство, которое усиливает регенерацию. Как я уже знал, перевёртыши наравне с вампирами, оборотнями и духами жизни владели регенерацией, и это была бесценная способность. С помощью неё было возможно лечить раны прямо во время боя, не обращаясь к целителю. Можно было даже отращивать новые конечности в случае их потери. Однако изначально регенерация была довольно слабой, отчего раны залечивались медленно. Чтобы ускорить этот процесс, были созданы искусства, усиливающие регенерацию. К слову, для всех рас, владеющих регенерацией, требовались отдельные искусства, то есть искусство для усиления регенерации вампира не подходило для оборотня и наоборот.

Так что я решил, что самое важное для Лании это возможность выжить. И в этом ей поможет искусство, усиливающее регенерацию. Подходящих свитков с платиновыми рангами у меня было всего семь штук, два из которых были созданы дедушкой. Так что я по очереди проверил совместимость Лании с этими искусствами. Первые пять искусств плохо себя показали. Максимальная совместимость там была тридцать-сорок процентов. Расстроившись, я взял в руки свиток деда и увидел, что совместимость составила шестьдесят семь процентов. Отлично. Это совсем другое дело, но ещё больше я удивился, когда понял, что второе искусство средней скорости развития, созданное дедом, имело совместимость в целых семьдесят восемь процентов! Уму непостижимо. Какая же огромная разница между искусствами, созданными дедом и остальными. Всё-таки дедушка был гением в этой области.

— Вот держи. Открой свиток и держи его перед собой, — дал я искусство Лании.

Та всё сделала правильно, и тут же луч зелёного света вылетел из свитка и впитался в лоб девочки.

— Итак, Лания, — убедившись в том, что девочка пришла в себя, начал я, — Искусства позволяют использовать магию. Но твоё искусство особенное. Оно даст тебе возможность усилить регенерацию, помогая быстрее залечивать раны.

— Хорошо! — кивнула девочка.

— Тогда сейчас мы отправимся с тобой в твой внутренний сад, и я покажу тебе, как тренировать искусство.

Я уверен, что Лания не знала, что такое внутренний сад, но она не стала меня расспрашивать значение этого слова.

Я достал из пространственного кольца артефакт, который ранее использовал, чтобы попасть во внутренний сад Алана. Он представлял из себя два шлема, соединённые трубкой. Так что я сел на кровать к девочке, один шлем я надел на свою голову, а второй на голову Лании. И вскоре мы оказались в её внутреннем саду, в центре которого находился пульсирующий зелёный шар. Это и было искусство, усиливающее регенерацию.

В этом пространстве Лания предстала как комок белого света. Я же, как без ложной скромности опытный маг, смог сформировать свой настоящий облик.

— Как тут красиво! — восхитился комок белого света, наблюдая за окружающими нас белоснежными стенами, на фоне которых он совсем терялся из вида.

— Сейчас я буду показывать тебе как накладывать образы и символы на искусство. Смотри внимательно.

Как оказалось, Лания была крайне смышлёной девочкой и быстро разобралась, что нужно делать. Поэтому, когда я увидел, что девочка вымоталась, мы вышли из её внутреннего сада.

— С этого дня ты должна каждый день тренировать своё искусство.

— Хорошо, наставник! — светясь от счастья, заявила девочка.

Теперь мне хотелось проверить как у Лании работает регенерация. Достав из пространственного кольца нож, я сказал:

— Сейчас я немного порежу твою ладонь, но всё быстро заживёт, так что не бойся.

— Хорошо, — ответила девочка зажмурившись.

Затем я поднёс нож к ладони Лании и сделал неглубокий надрез. И тут же на моих глазах порез начал постепенно заживать. Этот процесс занял двадцать секунд. Однако чем сильнее будет становиться Лания, и чем выше будет её ступень, тем быстрее будет действовать регенерация.

— Здорово! — Лания восхищённо смотрела на неповреждённую руку.

И тут я вспомнил, что кое о чём забыл. Главная особенность перевертышей была в том, что они были способны превратиться в какое-то одно существо. Это чаще всего были безобидные животные, но вдруг вторая ипостась Лании способна на что-то большее.

— Лания. Ты умеешь менять облик?

— Конечно! — гордо заявила девочка.

— Покажешь мне?

И тогда тело Лании неожиданно начало уменьшаться и вскоре из вороха одежды выбрался маленький рыжий волчонок.

— Да уж, эта мелкая лиса не подходит для боя, — разочарованно заявил я.

Хотя, может быть, со временем, пока Лания будет расти, вырастет и её вторая ипостась.

Тут же после моих слов девочка вернула прежнюю форму и возмущённо заявила:

— Я волк!

— А похожа на лису, — решил я пошутить над девчушкой.

— Если будете называть меня лисой, то я буду называть вас хозяином! — заявила Лания, надув щёки и скрестив руки на уровне груди.

Да уж. Быстро она пришла в себя. Характер чувствуется у неё ещё тот. Мелкая шантажистка знает, на что давить.

— Ладно, волк так волк, — хмыкнул я.

Теперь, когда искусство было получено, и Лания научилась с ним работать, мне нужно было подумать, где достать для девочки алхимические зелья для ускорения её развития. На данный момент, получив искусство, Лания достигла Начальной ступени. Я сразу подумал о капитане. Он был торговцем и вполне мог везти с собой алхимию. Так что, оставив Ланию общаться с моей девушкой, я вновь отправился в каюту гнома.

После стука в дверь и традиционного грубого «Войдите» я уселся перед столом капитана.

— Ну и что тебе от меня нужно? — улыбаясь, спросил гном.

Учитывая, что после победы над пиратами все богатства с вражеского корабля прикарманил себе именно капитан, поделившись со своей охраной и мной самой малостью, ещё бы ему не быть в хорошем расположении духа. Да, как оказалось, мы с Ркханом не там искали. Те самые сокровища нашлись в каюте капитана «Змеи». И нашёл их именно гном. Массивный сундук, наполовину заполненный азуритовыми монетами.

— Мне нужны алхимические зелья на ускорение развития.

— У меня есть зелья на ускорение развития только для Начальной ступени, ступени Ученика и ступени Адепта. Тебе всё это не подойдёт, — заявил гном, нисколько не удивившись.

— Как раз это мне и нужно.

— И зачем? — приподнял одну бровь капитан.

— Для девочки-перевёртыша, которую мы спасли с корабля пиратов.

— То есть ты зачем-то притащил представителя этой расы на мой корабль и ещё собираешься ей зелья покупать? У тебя с головой-то всё в порядке? Или нет? Если что, у меня есть хорошее лекарство. Недорого.

— А куда мне было её девать? Не топить же вместе с кораблём пиратов, — возмутился я.

— Можно было и так. Чего уж там, — спокойно ответил гном.

И тут я оторопел. Он серьёзно? Предлагает мне убить невинного ребёнка.

Увидев мой разозлённый взгляд, гном заявил:

— Может, ты не понимаешь этого, так как родился и вырос на отсталом континенте, но на Ребрусе и Зиалисе перевертышей презирают. Что взять с животных? Любой другой на твоём месте просто бы её утопил. Это не люди, это просто звери!

В словах гнома звучало непоколебимая убеждённость в своей правоте.

Я же понимал, что если перевёртыши умеют превращаться в монстров, это не значит, что они ими являются. Логика гнома была для меня отвратительной.

— Я всё равно хочу купить алхимические зелья на ускорение развития для девочки, — я отчеканил каждое слово.

— Как знаешь. Дело хозяйское, — пожал плечами гном, — деньги-то твои… Какого качества зелья тебе нужны? И на какую ступень.

— Самого высокого. И на все ступени, что у вас есть, — прищурился я, ожидая новую порцию нравоучений.

Но гном не стал спорить, видимо, посчитав меня пропащим человеком. К тому же речь шла о торговле.

— Боюсь, тех денег, что я тебе дал за артефакт, делающий из океанской воды питьевую, не хватит на три первые ступени. Ты сможешь оплатить только зелья для Начальной ступени и ступени Ученика.

Я же подумал о том, что даже это было неплохо. С этими зельями Лания сможет развиться до ступени Адепта, ну а потом мы найдём для неё что-то подходящее уже на Зиалисе. Тем более, тех денег, которые у меня были до отплытия из Аспии, не наберётся даже на одну малахитовую монету. Так что я не стал спрашивать, сколько стоят алхимические зелья на ступень Адепта. С таким уровнем цен всё равно по-любому у меня не хватит. Можно было, конечно, поторговаться, но здесь гном мог диктовать свои условия. Выбора-то не было.

— Хорошо, давайте самые лучшие зелья на Начальную ступень и ступень Ученика, — потребовал я, вставая.

— Как скажешь, — хмыкнул гном, забирая из моих рук пять малахитовых монет.

Как говорится, откуда пришло туда и ушло. После оплаты мы с капитаном последовали в трюм корабля. В прошлый раз он не пускал меня в святая святых, сам принеся одежду, на этот раз я вместе с ним оказался на складе. Чего там только не было. Всевозможная одежда. Различные бытовые артефакты и даже оружие, но меня всё это не интересовало. Мне были нужны лишь алхимические зелья. И вскоре мы подошли к полке, на которой стояло множество коробок с наборами зелий. Гном же взял в руки две коробки, поставив их на пол.

Разглядев стеклянные сосуды зелий в полутьме, я вдруг осознал, что в одной из коробок был тот же набор зелий, который я использовал, чтобы пробиться на ступень Адепта. Эти зелья были предназначены для Учеников. По-видимому, именно этот корабль тогда доставил зелья для второго принца Аспии, которые впоследствии Мельтас передал мне.

— Зелья с голубой жидкостью для Начальной ступени. Зелья с синей жидкостью для Учеников. С какой скоростью развития искусство у девчонки и сколько процентов совместимости?

Гном спросил про проценты совместимости, так как чем выше совместимость, тем быстрее усваивается алхимия, отчего её эффективность растёт. А это уменьшает требуемое количество зелий. Если бы не моя огромная совместимость со своим искусством при его скорости развития я бы никак не смог так быстро подняться в ступенях с любой алхимией.

— Средняя скорость развития и семьдесят восемь процентов совместимости, — спокойно ответил я, вызвав бурную реакцию капитана.

— Да ты больной ублюдок раз тратишь такое искусство на перевёртыша! И где ты вообще взял такой свиток?! — глаза гнома округлились от удивления.

— Вас это не касается, — грубо ответил я. Но гном не обратил на мои слова никакого внимания, лишь ещё раз пробормотал про идиотов, не видящих дальше своего носа, а потом его голос стал деловым.

— Ладно, дело твоё. Тогда ей точно хватит шести зелий для Начальной ступени, которые нужно пить раз в две недели. А зелий ступени Ученика ей понадобится не больше четырёх штук и пить их нужно будет раз в два месяца.

— Я хочу взять на пару зелий больше. Чтобы был запас на всякий случай.

— Хорошо, — потёр гном руки, — а то я уже подумал, что мне придётся возвращать тебе часть денег за зелья.

Спрятав два ящика с алхимическими зельями в пространственное кольцо и попрощавшись с гномом, я направился в свою каюту, где застал Ланию и Алию о чём-то весело разговаривающих.

— Куда ты ходил? — спросила меня моя девушка.

— Покупал зелья ускорения развития для Лании, — ответил я, доставая флакон с зельем для Начальной ступени.

— Выпей, — протянул я склянку девочке перевёртышу.

Та не стала спорить и тут же осушила зелье.

— Ты будешь пить зелья каждые две недели и сразу после этого тренировать своё магическое искусство. Поняла?

— Да, наставник. Я буду стараться, — кивнула девочка и сразу же приступила к тренировке.

Уже наступил вечер, и приближалась ночь. Так что, понаблюдав пару часов за Ланией, которую я научил сидеть в нужной в позе во время тренировки искусства, мы завалились спать. На следующее утро, открыв глаза, я увидел, что слева от меня спит Алия, а справа, к моему удивлению, примостилась тихо сопевшая Лания. Девочка ногами и руками обвила мою руку, заслюнявив рукав рубашки своим ртом. Да уж. Надо будет её от этого отучить. Пусть спит в своей кровати, которую ещё вчера затащил в нашу каюту один из матросов.

Ну а я отправился на очередную тренировку с орком. Все последующие дни изматывающие тренировки с Ркханом продолжились, но несмотря на усталость и ушибы с синяками, я был счастлив. Я ощущал, что становлюсь всё более умелым как боец, владеющий секирой. Однако мне предстояло ещё многому научиться и многое сделать. Например, отучить Ланию слюнявить мою руку каждую ночь, что, кстати, оказалось непростой задачей. Девочку так и тянуло обвиться вокруг моей руки, несмотря на все мои наставления и её обещания. Закончилось всё это только после того, когда я ей пригрозил, что до скончания веков буду называть её лисой. Лания долго что-то обиженно бурчала, но всё-таки стала спать ночью на своей кровати.

Так прошло больше недели, и одним ранним утром я вдруг проснулся от того, что корабль начало качать из стороны в сторону с бешеной скоростью.

— Что происходит? — вскочила с кровати Алия тут же упала на пол из-за того, что судно ходило ходуном.

— Нужно быстро одеваться и подниматься на палубу! — помог я ей подняться, сам еле удерживая равновесие. — Лания, оставайся здесь.

Одеться в таких условиях было крайне сложной задачей, но мы всё-таки сделали это максимально быстро. Вскоре мы выбрались наружу и увидели страшную картину. Огромные и длинные щупальца с присосками метались по воздуху, пытаясь смахнуть матросов в воду. Правда, тем пока удавалось ускользнуть от них. И вдруг щупальца замерли, и над кораблём выросла голова гигантского кальмара, находящегося на десятой ступени Владыки. Я сразу понял кто это. Я читал о нём в Бестиарии. Гроза Великого океана. Тот, кто уничтожил сотни кораблей. Тот, кого до сих пор не удалось победить. Кракен.


Глава 6


Честно говоря, даже не представляю, как можно справиться с подобной тварью, учитывая, что она находилась на ступени Владыки. Десятая ступень! Никто не мог помешать этому монстру превратить корабль вместе с нами и командой в человеческий фарш. Единственное, что было непонятно, чем мы вдруг привлекли такого монстра. Алия прижалась ко мне, и я почувствовал, что она дрожит.

— Мы умрём? — посмотрела она на меня.

И я понятия не имел, что ей ответить. Просто потому, что не знал ответа на этот вопрос. Точнее говоря, знал, но боялся признаться себе в этом. Тут же я увидел капитана. Гном стоял с невероятно спокойным выражением лица и просто наблюдал за тем, как огромный глаз монстра осматривал свои жертвы. И в этот момент на палубе появился Ркхан. В руках его была уже хорошо знакомая мне секира. И глаз кальмара уставился на него. Мне показалась, как в нём мелькнуло… удивление, но в одном я не сомневался: кальмар явно был разумен.

Тем временем орк вскинул свою секиру, и она полыхнула голубым огнём. Следом за этим его окружил огненный щит, а в кальмара ударила струя голубого пламени, собравшаяся с секиры. И что самое странное — атака достигла цели. Глаз кракена просто лопнул, забрызгав всё вокруг прозрачной жидкостью. В следующий миг я оглох. Раздавшийся визг был настолько силён, что я упал на колени и зажал руками уши. То же сделали практически все вокруг, даже гном. Кроме орка. Я всё-таки сумел поднять голову и увидел, что Кракен рухнул в воду и в следующий миг корабль встряхнуло. И тут я заметил, что наше судно тоже окружал щит из прозрачной, переливающейся голубым светом плёнки. И именно она не давала монстру перевернуть корабль. Тот трясся и трещал, но опрокинуть судно кальмар не мог. Однако я понимал, что защита вечно держаться не будет. Осознав, что у него не получается отправить дерзких букашек на дно из-за всего одного противника, над палубой вновь нависла туша Кракена, на этот раз смотревшая вторым глазом, в котором светилась чистая незамутнённая ненависть. И в следующий миг вновь появились щупальца. На этот раз они с огромной силой хлестнули по орку. Но щит, окружавший его, вспыхнул голубым светом, и в ответ вновь огненное пламя ударило в монстра, опять целя в его глаз.

Однако сейчас противник был к этому готов. Голубое пламя просто растеклось по появившемуся перед глазами щиту, а по орку ещё раз хлестнули щупальца, на этот раз вспыхнув при ударе багровыми молниями. И этот удар не выдержал огненный щит Ркхана. Точнее, выдержать-то он его выдержал, но полностью слетел, и одно из щупалец ударило по орку. В результате тот отлетел метров на десять и врезался в стенку кормовой надстройки, практически проломив её. Но он успел вскочить и, прокатившись в сторону, увернуться от следующего удара разозлённого монстра. Сверкнула секира и отрубленный отросток от щупальца, извиваясь, задёргался на палубе. Вновь раздался визг, и в орка врезались сразу три щупальца. И вновь Ркхан совершил полёт, на этот раз в другую сторону, прокатившись по палубе и зацепившись за мачту. Секира, жалобно зазвенев, проскользила по палубе. А следующим ударом одно из щупалец превратило зазевавшегося матроса, выглянувшего из-за стенки одной из надстроек в лепёшку. И вновь орк чудом увернулся от удара щупальцами, выбившими из палубы щепки. Честно говоря, с каждым новым ударом всё сильнее свирепеющего кракена, я всё больше и больше приходил в уныние. Ну не хватит сил орку для того, чтобы победить его. Он ведь всего лишь Эксперт. И сейчас, приноровившись, этот кальмар валял бедного Ркхана по всей палубе. У меня лишь один вопрос возник: когда орк отдаст концы? А следом за ним и все мы… Но Ркхан сумел меня удивить.

После очередного полёта, во время которого он приложился о мачту, что каким-то чудом ещё держалась и щупальца по ней не попали пока ни разу, орк вдруг начал творить что-то странное. Те самые бусы, что висели у него на груди… он одним движением сорвал их, и я услышал, как рядом со мной ахнула Алия. Да я и сам в изумлении смотрел на Ркхана. Теперь у него была другая аура. Орк находился на десятой ступени Владыки, а те самые бусы, как я понял, позволяли ему это скрывать. Но каков орк…

И тогда случилось невообразимое. За спиной Ркхана появилась призрачная голубая фигура, в которой можно было узнать очертания тела самого Ркхана. От неё веяло такой силой, что я невольно вздрогнул, почувствовав себя слабым мальчишкой перед могучим воином. И фигура начала быстро расти. Казалось, она сливается с орком, который практически растворился в ней. Взметнувшись на высоту двадцати метров, она стала размером со своего врага. Я не был уверен, но полагаю то, что сейчас применил Ркхан, называется духовным телом. Мощнейшая магия, для которой нужно отдельное редчайшее искусство. Гигантская фигура духовного тела принимает форму и облик мага, который её использует. По крайней мере, так мне об этом говорил дедушка.

На фоне нашего корабля духовное тело орка смотрелось страшновато. Оно как будто казалось живым. А со стороны вообще создавалось впечатление, что корабль просто охвачен им. Какая же сила заключена в орке… куда там мне с моей жалкой ступенью.

Я почувствовал, что Алия прижалась ко мне. Обняв дрожащую девушку, я вновь вернулся к наблюдению.

Естественно, Кракену это совсем не понравилось. Единственный уцелевший глаз монстра с ненавистью смотрел на изменившегося противника, и по голубой фигуре хлестнуло сразу несколько щупалец. На этот раз при ударе они выстрелили багровыми молниями сильнее, чем раньше. Видимо, морская тварь решила усилить свои атаки. Только теперь её противник не избегал их. Появившаяся в его руках секира того же цвета легко отрубила щупальца. Кракен вновь перешёл на визг и, по-моему, взбесился.

Щупальца начали остервенело хлестать духовное тело с какой-то немыслимой для такого неповоротливого монстра скоростью. Однако гигантская голубая фигура орка, казалось, совершенно не получала урона. И да, я не понимал, как это чудовище ещё не разнесло в щепки корабль. Видимо, гном не поскупился на его защиту…

Ркхан же тем временем перешёл в атаку. Его призрачная секира продолжила обрубать щупальца монстра, а тот так и не мог пробиться через его защиту.

Тогда монстр изменил тактику. Щупальца перестали хлестать орка, к тому же их стало гораздо меньше, а с оставшихся в Ркхана массово стали бить багровые молнии. И в этот момент голубая фигура устремилась к монстру, явно целясь секирой по его телу. Кракен сразу перестал поливать молниями противника, и выстроив перед собой ледяной щит, вновь обрушил на того удары щупалец. Но, как оказалось, орк только этого и ждал. После того как он умудрился отрубить ещё четыре отростка, монстр сдался. Издав обиженный визг, он буквально рухнул в воду. Корабль начало бросать на волнах с такой силой, что мне пришлось применить артефактные ботинки, чтобы удержаться от падения. Но вскоре всё успокоилось. Орк тяжело опустился на палубу, и голубая фигура возвышающаяся над ним растаяла. На его груди вновь появились бусы, и я увидел перед собой Эксперта. Вокруг нас забегали матросы, вдали слышался рёв гнома, который грозил кому-то страшными карами, если он что-то не починит. В общем, на корабле начал восстанавливаться порядок, что не могло не радовать.

Мы же направились к орку. Когда подошли к Ркхану, он тяжело дышал. Было заметно, что схватка далась ему очень нелегко.

— Вот вы и узнали один из моих секретов, — хмуро заметил он.

— Мы никому ничего не скажем, — пообещал я.

— Так теперь об этом знает куча матросов. Так что рано или поздно это всплывёт.

— Что планируешь делать?

— Сойду с корабля на следующей остановке и поплыву на Ребрус, — тяжело вздохнул орк.

— От чего ты бежишь и чего боишься? — нахмурил я брови.

— Это ещё один мой секрет о котором я не хочу говорить, — ухмыльнулся Ркхан, — Ладно, пойду отдохну, — поднялся на ноги тот, — сегодня я уже не способен ни на что, а завтра продолжим наши тренировки.

— Как скажешь, — кивнул я.

Слава Мельтасу, дальнейшее путешествие проходило достаточно спокойно. По крайней мере, никто на нас не нападал, я регулярно тренировался, Алия медитировала и занималась с Ланией. Наш найдёныш-перевёртыш оказался очень талантливым. И невероятно шкодным… его заточение в клетке, похоже, совершенно не изменило её характер. Слёзы и рефлексия, которую Лания демонстрировала после освобождения, уже через несколько дней исчезли. Любознательная девочка носилась по кораблю, суя свой нос в каждую дырку.

Только вот она совсем забыла о том, как относятся к перевертышам в этом мире. Видимо, увидев моё и Алии доброжелательно отношение, и что больше всего меня удивило — орка, она решила, что попала в сказку. Но ей пришлось испытать огромное разочарование. Матросы смотрели на неё с презрением.

К тому же оказалась, что любопытство возрастает в несколько раз, если рядом находится еда. На ней мы не экономили, но всё равно Лания оборачивалась волчонком и таскала с камбуза продукты. После того как её всё-таки застукали за этим делом, когда она умудрилась стащить в зубах сразу три плитки шоколада, кок и два его помощника попытались поймать рыжего волчонка, но тот метался по камбузу, переворачивая всё, что можно было перевернуть и ловко уворачивался от сыпавшихся на него ударов половниками и другой кухонной утварью. В общем, устроив светопреставление, Лания просто убежала, оставив кока разбираться с беспорядком. Тот пожаловался капитану. Капитан высказал мне всё, что думает о наглых тварях, которых называют перевёртышами и посоветовал следить за ней более тщательно. После того как он увидел, как орк ко мне относится, да и узнал про ежедневные тренировки с Ркханом, отношение ко мне гнома стало более уважительным. Пришлось серьёзно разговаривать с девочкой, выставив за дверь защищавшую её Алию. Меня заверили, что раскаиваются и больше такого не повторится, но почему-то мне не верилось в это. По крайней мере, на камбуз она бегать перестала, к тому же там кок предпринял ответные действия, и теперь пробраться незамеченным в его царство еды перевёртыш не смог.

После случая на камбузе матросы ещё больше невзлюбили Ланию. Мало того, они несколько раз пытались дать ей пинка или подзатыльник, а если она пыталась оборачиваться рыжим волчонком, то тут ей доставалось ещё больше. Причём девочка ничего нам не рассказывала, пытаясь укусить обидчиков в ответ, что ей, кстати, частенько удавалось. Но вскоре я сам стал свидетелем этой отвратительной сцены. Пришлось объяснять перепуганному моей демонстрацией силы матросу, что девочка под нашей с Алией защитой и только мы можем её наказывать. И тот, кто протянет к ней руки, сильно об этом пожалеет. В этот же вечер меня вызвал к себе гном и попытался объяснить, что перевертыши — это твари, которым место только в клетках и на цирковой арене. Говорил он на удивление убедительно — не ожидал я от капитана такого красноречия. Чтобы успокоить капитана, мне пришлось привести единственный аргумент, который понимала эта раса торговцев. Мол, Лания наша с Алией собственность и любое повреждение этой собственности будет караться.

Лишь тогда он согласился и обещал, что поговорит с матросами. Подзатыльники и пинки прекратились, осталось только презрение, но наша девочка оказалась весьма обидчивой и мстительной. Последнюю неделю плавания с некоторыми матросами стали происходить загадочные вещи. Кто-то, оступившись, оказался за бортом, у кого-то одежда в традиционном матросском сундучке оказывалась залита океанской водой… Последней каплей стала история, произошедшая за два дня до прибытия в порт. Пять матросов, видимо, решили подальше от глаз строгого капитана выпить местного рома, который был найден на захваченном пиратском корабле.

Но после того как они выпили несколько кружек и алкоголь уже начал своё волшебное действие, единственный светильник, который стоял на импровизированном столе из большого сундука потух, а следом за этим волчонок устроил суматоху, по сравнению с которой бардак на камбузе был маленькой шалостью. Матросы оказались покусанными и облитыми ромом. Мало того, эта прохиндейка нашла где-то подушку и добавила на одежду пьяниц ещё и пуха. Так как во время всего этого действа поднялся невероятный шум, на место происшествия прибыл сам капитан, который просто был шокирован внешним видом злополучной пятёрки.

Досталось им знатно, даже мы с Алией слышали, как орал на них гном. После чего у меня был ещё с ним разговор, в котором он уже слёзно просил меня закрыть тварь в каюте до прибытия в порт или он не ручается за действия своей команды. Пришлось последовать его совету, после чего целых три часа волчонок на нас дулся. Больше у неё не получилось.

Но всё закончилось, когда наш корабль наконец вошёл в порт.

Мы с Алией и Ланией, которую по случаю прибытия выпустили из заточения, стояли у бортика и смотрели на раскинувшуюся перед нами необычную картину. Прямо по нашему курсу лежал порт с причалами и пристанью. Вдоль неё стояли бесчисленные корабли со спущенными парусами. А за портом непоколебимой каменной твердыней тянулась крепостная стена. Да… по сравнению с ней, стена столицы Аспии казалась обыкновенным забором.

Построенная из белого камня, она практически опоясывала весь город, а за ней раскинулся сам Мерхор. Белое море невысоких каменных одноэтажных домов, между которыми вились узкие улочки; вдали возвышались величественные купола дворца с взметнувшимися высоко вверх остроконечными башенками… Всё это было непривычно, но тем не менее создавало грандиозную картину огромного живого города.

— Мерхор — столица Бахрийской империи, одного из самых могущественных государств Зиалиса, — сообщил нам подошедший орк. Сегодня Ркхан был одет, на мой взгляд, необычно. Скромный наряд сменили красные штаны и расшитая серебряными нитками белая рубаха. Завершали этот образ мягкие сапоги с немного загнутыми носками. Наше внимание к его одежде не укрылось от орка, но, как всегда, влезла Лания.

— Дядя Ркхан, а куда это вы так вырядились? — с детской непосредственностью спросила она, чем, по-моему, даже немного смутила «дядю».

— Кхм… на берег пойду, — наконец ответил он после небольшой паузы, — я же не оборванец какой…

— А что такое оборванец? — тут же выдала девочка, весело глядя на него.

— Лания! — одёрнула её Алия и та, надув губы, вернулась к изучению приближающегося порта.

— Пойдёмте со мной, — повернулся ко мне орк, — могу посоветовать хорошую гостиницу. Даже довести до неё. По крайней мере, там чисто и практически нет воришек.

— Воришек?

— Это беда всех подобных городов, — ответил орк. — Империя могущественна, но бедняков и нищих хватает. Всем как-то надо выживать…

Спустя час мы пришвартовались и сошли на берег вместе с орком. Гном даже не вышел проводить нас, ну да и ладно, ничего удивительного.

Когда мы оказались в городе, меня сразу оглушил невероятный шум. Кстати, он мне напомнил арабские города Земли, о которых я читал в библиотеке деда. Очень уж была похожа планировка города и поведение жителей на какой-нибудь средневековый Багдад. Казалось, я нахожусь посередине бурлящего потока из людей, лошадей и верблюдов. Здесь даже в этой толпе умудрялись что-то продавать; вдоль домов на узкой улице, по которой мы шли, тянулись какие-то деревянные навесы, на которых были выложены товары. Пока мы добирались до гостиницы, которая находилась недалеко от порта, у меня создалось впечатление, что город — это один огромный базар. Нам, конечно, помог орк, который двигался по улице, не обращая внимания на местных жителей, которые просто обтекали его, словно ручей камни, но периодически ему приходилось раздвигать толпу, освобождая нам путь, и вот тут на него сыпались бесчисленные ругательства. Кстати, и сам народ тут разительно отличался от тех же самых аспийцев. Каждый местный житель, которые все были как на подбор невысокие и смуглые, считал своей обязанностью одеться как можно более пестрей. Пусть даже и бедняк, пусть и в рваной одежде, главное — это яркие цвета. У меня уже рябило в глазах от бесчисленных ярко-красных штанов, малиновых рубах и ярко-зелёных тюрбанов.

Но вот наконец потные от жары мы ввалились в небольшой дворик, где находилась гостиница, отгороженная от шумной улицы несколькими раскидистыми деревьями. Лишь орк, казалось, даже и не вспотел, и не устал… а моё желание, как и, судя по всему, Алии было одно — принять душ. Лания же… она так же, как и орк чувствовала себя превосходно. Кстати, во время пути она вела себя идеально: не ныла, а просто шла, с любопытством оглядываясь по сторонам. И благодаря именно ей, местные карманники раз десять покушавшиеся на нас, остались ни с чем. Хотя деньги я убрал в пространственное кольцо, так что не знаю, чем местные воришки могли поживиться.

Распрощавшись с орком, который посоветовал продолжать тренироваться каждый день и заметил, что, возможно, мы ещё встретимся, мы попали в руки местного владельца гостиницы Харана аб Дина. Невысокого узкоглазого человечка в белом халате и белом тюрбане. Говорил он очень много и цветасто. Нас поселили в небольшом трёхкомнатном домике. Десять аузритовых монет в сутки…. Да, цены на Зиалисе были безумно высокими. Такими темпами скоро придётся думать, как бы заработать денег, хотя Алия сообщила мне, что у неё тоже есть деньги и все они общие.

Но об этом потом… сейчас мы с Алией, оставив Ланию в просторной комнате, отправились в небольшой бассейн, располагавшийся в центре гостиницы, которая представляла собой пять домиков, окружавших его.

После бассейна последовал ужин, который составляли незнакомые нам блюда. Лишь одной Лании, судя по всему, они были знакомы, но местная еда мне понравилась. Как объяснил слуга, принёсший ужин на небольшую открытую террасу в нашем доме, это баранина со специями и несколько салатов. Названия ингредиентов, из которых они сделаны, мне были совершенно неизвестны, но самое главное — всё было вкусно. Запили мы еду какой-то сладкой водой, которую слуга, появившийся практически сразу после того, как мы закончили и убиравший посуду, назвал щербетом.

После этого, отправив Ланию спать, некоторое время молча сидели и смотрели на звёздное небо, раскинувшееся над нашими головами. Таких ярких россыпей звёзд в Аспии точно не увидишь, поэтому мы просто молча любовались ими. Слова были как-то не нужны, все проблемы и дальнейшие наши планы будем решать завтра…

Едва моя голова коснулась подушки, как я сразу заснул. И, конечно же, мне приснился сон, где я вновь вернулся в прошлое.


Глава 7


Я вновь оказался внутри дома, в котором вырос. Напротив меня на кресле разместился мой дед, а у него на руках сидел непоседливый четырёхлетний Алек.

— Деда, поиграй со мной! — скулил мой младший брат.

— Мне нужно кое-что обсудить с Иросом. Давай поиграем чуть позже, — елейным голосом ответил дедушка.

— Вечно ты с Иросом время проводишь. Я тоже так хочу! — возмутился Алек, потешно надув щёки.

— Вот подрастёшь, тогда я и тебе буду рассказывать всё то, что говорю Иросу, — улыбнулся дедушка. — А сейчас пойди поиграй с Эмилин.

Спрыгнув с колен деда, возмущённый Алек показал мне язык и убежал. Ребёнок, что с него взять. Когда мой брат скрылся из вида, дед начал новый урок.

— Сегодня, Ирос, я расскажу тебе о гильдии убийц. Что ты о них знаешь?

— Ну, они выполняют заказы на убийства, — почесал подбородок двенадцатилетний я.

— Нетрудно догадаться об этом по названию, — улыбнулся он, — а кроме этого, что ты ещё знаешь?

— Наверное, больше ничего, — признался я.

— Тогда слушай. Гильдия убийц невероятно могущественная и безумно богатая организация. Заказ на убийство даже слабого мага стоит огромных денег. А если нужно убить кого-то с высокой ступенью, то цена платы будет астрономической. Однако несмотря на гигантскую цену вопроса в гильдию ежедневно обращается огромное количество клиентов с Ребруса и Зиалиса.

— А разве на нашем континенте не получится сделать заказ у гильдии убийц? — спросил я нахмурившись.

— Нет. На Форосе нет филиалов гильдии. Это потому, что разница в уровне дохода и ценах, на нашем континенте и двух более развитых колоссальная. То, что у нас считается большой суммой, для жителей Ребруса и Зиалиса разменная монета. Так что, понимая, что на нашем континенте никто не потянет их услуги, гильдия не стала создавать свой филиал на Форосе.

Выдержав небольшую паузу, чтобы я осмыслил его слова, дед продолжил:

— Ну а теперь я расскажу тебе, как устроена гильдия убийц, и на что способны её адепты. Было время, когда никто ничего не знал про гильдию, однако однажды один из убийц был пойман и после жестоких пыток рассказал о ней. Конечно, рассказанное им не удержалось в стенах тюрьмы, но народная молва, как обычно, всё слишком приукрасила. Настоящую правду о ней знают очень немногие.

Итак, у гильдии убийц нет одного главы. Организацией управляют девять Понтификов. Два континента условно поделены на девять областей, каждая из которых в зоне ответственности своего Понтифика. По всем двум континентам разбросано множество филиалов гильдии, в которых обучаются убийцы-новички и где происходит координация действий организации, а также её управление. Хоть убийца рассказал всё, что знал, но до сих пор никому не удалось найти, где находится хотя бы один филиал убийц. Прежде чем отправить кандидата в филиал, его усыпляют, так что даже те, кто туда попадает не знает, где он находится. И возвращаются они из него таким же образом.

— Они очень осторожны и очень сильны, раз с ними ничего не могут сделать, — предположил я.

— Да, Ирос, ты абсолютно прав. Гильдия стоит поперёк горла многим королевствам и империям, однако, как бы они ни старались, а поверь, таких попыток было немало, никто не может ничего сделать.

— А на что способны убийцы? Если они так сильны, то у них должны быть какие-то уникальные способности…

— Да, — кивнул дед, — убийцы могут делать то, на что неспособен никто другой. Есть три основных навыка которыми владеют убийцы: полог невидимости, сокрытие ауры и малая телепортация.

— Ничего себе! Невидимость и сокрытие ауры — это невероятно! Можно даже не сражаться, а просто убить врага пока тот тебя не видит!

— Вот именно поэтому адепты гильдии лучшие в своём деле, — хмыкнул дед. — Однако невидимость и сокрытие ауры способны скрыть убийцу не от всех, а только от магов ниже определённой ступени. То есть, например, конкретный убийца может стать невидимым и скрыть свою ауру от Магистра, но Повелитель без проблем увидит и почувствует адепта гильдии. Чем сильнее способности убийцы, тем от более высокой ступени он может скрыть своё присутствие, но всему есть свои пределы. Так что убийцы не являются абсолютно незаметными и тем более не убиваемыми.

— Это я понял. Но что такое малая телепортация? Я знаю про телепортацию. Для неё нужна точка входа и выхода, иначе в пространстве не переместиться, но о малой телепортации я слышу впервые.

— Малая телепортация не менее невероятный навык, чем два предыдущих. Благодаря ему, убийца способен на высоких скоростях телепортироваться на небольшие расстояния. Обычно новички способны телепортироваться на несколько метров, в то время как сильнейшие убийцы могут переместиться даже на двадцать метров в любом направлении. И это без каких-либо артефактов и точек входа и выхода. Используя малую телепортацию, убийца становится невероятно манёвренным и неуловимым. Например: можно переместиться сквозь стену.

— Невероятно! — восхищённо заявил я. — Адепты этой гильдии просто монстры. Но как тогда вообще можно поймать мага, если он может в любой момент телепортироваться?

— Это действительно очень сложно. Именно поэтому долгое время никто не мог поймать даже одного адепта этой гильдии. Однако однажды удалось пленить убийцу с помощью подавляющих магию кандалов. Если одеть эти оковы, магия блокируется, и маг ничего не может сделать. Это невероятно дорогой артефакт, однако он стоит своих денег.

— А что будет с убийцей, если он провалит задание? — спросил я интересующий меня вопрос.

— Порядки в гильдии очень строгие. Либо выполнение заказа, либо смерть. Если убийца не выполнит заказ, его убьют свои же. Также нельзя отказаться от заказа, это карается тем же способом, — заметил дед. — Хотя есть одна оговорочка: убийца может изначально ограничить свои заказы по определённым критериям. То есть поставить условие, каких магов он хочет убивать. И чем более сильно убийца сужает перечень возможных целей, тем меньшую плату он получает.

— Понятно, — почесал я подбородок и задал ещё один вопрос.

— А как можно сделать заказ у гильдии убийц?

— На каждый переговорный артефакт можно применить специальное плетение, после которого тот станет работать как передатчик для гильдии. Через какое-то время после настройки член гильдии свяжется с тобой через него.

— Но ты же говорил, что для того чтобы общаться по переговорному артефакту нужно настроить их друг на друга, — удивился я.

— Я сам не знаю, как гильдия это делает. По-видимому, у них много секретов. Я тебе больше скажу. Древние рода, которые создают переговорные артефакты, множество раз пытались делать свои изделия так, чтобы через них никто не мог связаться с гильдией, однако ни у кого не получилось решить эту проблему. Руна связи распространена среди множества древних родов, однако верхушка гильдии, по-видимому, знает об этой руне намного больше, чем кто-либо другой, раз они могут так влиять на неё. По-другому я это объяснить не могу.

— Ты покажешь мне как накладывать плетение на переговорный артефакт, чтобы сделать заказ у гильдии? — спросил я с придыханием.

Задавая этот вопрос, я боялся, что дедушка не станет мне об этом рассказывать.

В ответ он тяжело вздохнул, но всё же ответил:

— Я не хотел бы, чтобы ты занимался таким бесчестным делом, однако также я понимаю, что в нашем жестоком мире, чтобы выжить, порой нужно совершать даже их. Так что да, я покажу тебе как настроить переговорный артефакт для того, чтобы связаться с гильдией убийц.

В этот же день дед научил меня всему. Почему мне приснился сон про гильдию убийц? На этот раз это не было для меня загадкой. Немного поразмыслив, я понял. Совершенно ясно, что с моей ступенью я не смогу спасти брата и сестру из лап оккультистов. Они слишком могущественны. Разве может жалкий человек с Продвинутой ступенью одолеть одну из сильнейших армий магов всего мира? По рассказам деда, у них там много Владык и немало Бессмертных и даже Истинных магов. Таких я смогу одолеть очень и очень нескоро, но я не мог ждать долго. Мне нужно было спасать брата и сестру сейчас. И в такой ситуации я видел только один выход. Я должен стать убийцей и обучиться навыкам скрыта. Тогда под покровом невидимости я смогу пробраться в логово оккультистов и, применив полог на моих родственниках, вывести их в безопасное место.

Конечно, если я стану убийцей это наложит на меня непосильную ношу. Я буду обязан выполнять заказы и не смогу от них отказаться или провалить, иначе меня тут же убьют. Я готов пойти на убийство ради своих родных, но вдруг мне закажут невинного человека или, может, даже ни в чём не повинного ребёнка? Я не уверен, что даже ради своей цели смогу пойти на подобное.

И на этот случай у меня была возможность потребовать от гильдии, чтобы те выдавали мне заказы только на мразей, которые заслуживают смерти. Это, конечно, уменьшит мой доход, но я-то хочу вступить в гильдию не из-за денег.

Это решение было непростым. Идеи о Гильдии Убийц появились у меня ещё на корабле, но сон расставил всё по своим местам. Всё же это самый верный способ добиться моих целей. А непосильная ноша… Что же, я готов повесить её на свои плечи ради брата и сестры.

На этом сон оборвался. Когда я проснулся, то увидел, что девушки уже встали и сейчас сидят на террасе. Учитывая накрытый стол, на котором стояла еда, похоже, я чуть не проспал завтрак, о чём и сообщил Алии, пожелав обоим доброго утра.

— Не переживай, — улыбнулась красноволосая, — мы бы тебя в любом случае разбудили…. Да, Лания?

— Ага, когда сами всё вкусненькое съедим….

— Вот так значит, — притворно обиделся я, присаживаясь за стол.

— Ага, — рассмеялась, не выдержав Алия, — присоединяйся. Я ещё вчера убедилась, что бахрийцы отлично готовят.

После того как я утолил голод, настало время для непростого разговора.

— Алия, нам нужно поговорить, — вздохнув, хмуро сказал я.

— Ну давай поговорим, — заинтересованно ответила моя девушка.

— Только не при Лании. То, что я скажу сейчас, это опасные знания. Ребёнок может случайно выдать секрет.

— Лания, милая, иди погуляй, — попросила у девочки Алия, потрепав её волосы.

— Если вы мне не доверяете, то я тоже не буду рассказывать вам свои секреты! — возмутилась Лания, мило надув щёки. Она вообще так всегда делала, когда возмущалась.

— Как скажешь, на то они и твои секреты, — не стал я с ней спорить.

— Я вас предупредила, потом сами пожалеете! — выпалила Лания и тут же, выскочив из-за стола, скрылась в домике.

— Ребёнок, — улыбнувшись, одним словом охарактеризовала девочку Алия. — Так что ты хотел?

— Я хочу стать адептом гильдии убийц.

Когда Алия услышала мои слова, она на несколько секунд выпала в прострацию и только через некоторое время набросилась на меня. Подобную реакция я ожидал и был к ней готов.

— Ты с ума сошёл? Какая к Мелеку гильдия убийц? Зачем тебе вообще это надо?

— Оккультисты крайне могущественны. Я не смогу спасти сестру и брата, если не обучусь навыкам скрыта, — вздохнул я.

— Ирос, — чуть тише продолжила Алия, — ты можешь подождать, пока не станешь сильнее.

— И сколько мне ждать? Десять лет, двадцать, сто? Что с ними будет к этому моменту? Пойми, Алия, спасать мою семью нужно сейчас. Я и так потерял слишком много времени.

— А если тебе закажут убить ни в чём не повинного человека? Я не хочу выйти замуж за подонка! — вновь перешла на крик Алия.

— Не кричи, — попросил её я, — нас могут услышать, а я не хочу оповещать всех о своём желании вступить в эту гильдию. Насчёт того, о чём ты говоришь, я поставлю условие, что готов убивать только ублюдков, которые это заслуживают.

— Даже если так, Ирос, а как же я? Сколько займёт твоё обучение? Что я буду делать? Ты хочешь меня бросить? — поникла моя девушка.

Я пересел к ней и нежно обнял.

— Милая, я постараюсь обучиться всему как можно быстрее. Дождись меня. Пока я обучаюсь, ты можешь устроиться в местную гильдию охотников и попробовать заработать на алхимические зелья для ступени Духа.

— Это возможно? Она вообще тут есть?

— Гильдия охотников есть в любом городе и, кстати, когда мы шли к гостинице, видел её здание.

— Ну… — Алия посмотрела на меня мокрыми глазами.

— Поверь, так нужно, — я старался, чтобы мой голос звучал уверенно.

— Я понимаю, — тихо сказала она, — и когда ты туда отправишься?

— Не знаю. Пока только попробую с ними связаться. Как будет дальше — не знаю, — честно признался я.

— Только возвращайся поскорее, — в голосе Алии проскользнули стальные нотки, — и только посмей умереть!

Промолчав, я просто крепко обнял девушку.

— Алия, есть ещё кое-что, — сказал я, доставая из пространственного кольца шкатулку с фрагментом ключа.

Я боялся брать его с собой в филиал гильдии. Также мне не хотелось перемещаться внутрь кольца, пока я нахожусь там. Мало ли, вдруг за мной будут следить и это обнаружат. Так что лучшим вариантом было оставить фрагмент у Алии.

— Что это? — спросила девушка.

— Я не могу сказать тебе слишком многого. Ты просто должна знать, что артефакт, лежащий в этой шкатулке, нужно подпитывать магической энергией раз в неделю. И самое главное — ни в коем случае никому его не показывай. Храни, как зеницу ока! Это невероятно важно.

— Хорошо, Ирос. Я поняла. Буду максимально осторожной.

Поговорив со мной, Алия пошла искать Ланию, а я тем временем решил попробовать связаться с гильдией убийц. После того как наложил нужное плетение на переговорный артефакт, как учил меня дедушка, я приложил амулет к уху и начал ждать, когда на той стороне мне ответят. Так я простоял несколько минут и уже было подумал, что ничего не сработает, как неожиданно я услышал хриплый голос.

— Кто ваша цель?

— Я не хочу заказать убийство. Я хочу стать адептом вашей гильдии, — выпалил я, сильно нервничая. Я понимал, что этот разговор многое поменяет в моей жизни.

— Какая у вас ступень? — спросил всё тот же голос после небольшой паузы.

— Я нахожусь на Продвинутой ступени.

— Этого недостаточно. Слишком низкий уровень развития. Обращайтесь к нам, когда перейдёте хотя бы на ступень Духа.

— Но мне очень важно вступить к вам сейчас!

— Ничем не могу помочь. До свидания, — хмыкнул мой собеседник.

Я понимал, что сейчас он отключится и надо было что-то делать. Так что я решил использовать свой последний шанс.

— Моё имя Ирос Валленштайн. Я внук Валнара Валленштайна. Я полагаю, высшее руководство не откажется от такого члена гильдии.

После моих слов на той стороне повисла тишина. Прошло десять секунд, и я вновь услышал хриплый голос, однако на этот раз он говорил с угрозой.

— Я передам вышестоящим санам о вас. Однако если всё сказанное вами ложь, вы сильно пожалеете, что решили обмануть гильдию убийц.

— Всё, что я сказал — чистая правда. Мне нечего бояться, — гордо ответил я.

— Тогда ждите и не уходите из того места, где вы сейчас находитесь. Если руководство даст добро мы за вами придём, — сказал мой собеседник и тут же отключился.

Я вытер выступивший на лбу пот. Что же, полдела сделано. Осталось дождаться, когда они придут, либо их отказа, но я всё-таки надеялся, что такой перспективный маг, как я, их заинтересует. Пока я размышлял об этом, в комнату вернулись Алия с Ланией. Тем временем я достал два ящика с алхимическими зельями для девочки и сказал.

— Лания, вероятно, я скоро уйду. Пока меня нет, ты должна пить одно зелье из этого ящика раз в две недели. А когда ты поднимешь ступень до ученика, то начнёшь пить одно зелье из второго ящика раз в два месяца. Также не забывай упорно развивать магическое искусство и слушайся Алию.

— Куда ты уйдёшь? А мне можно с тобой? — на этот раз вся обида исчезла, и я видел беспокойство Лании. Девочка явно переживала за меня.

— Думаю, уйду ненадолго, но обязательно вернусь, — улыбнулся ей я и, переведя взгляд на Алию, продолжил.

— Проследи, пожалуйста, за тем, чтобы Лания всё делала правильно.

— Конечно, Рагнар. Можешь на меня положиться, — уверенно ответила моя девушка. — Мы тебя будем ждать.

И тогда началось моё ожидание. Вечером второго дня я заснул, размышляя о том, сделал ли я всё правильно. Стоило ли идти на такой трудный шаг? Мои глаза закрылись, унося меня в небытие, и когда я проснулся, то, к моему изумлению, понял, что я не в гостинице. Я находился в каком-то незнакомом тёмном каменном зале. Лишь несколько факелов на его стенах слабо освещали небольшой пятачок, где находился я. Передо мной на креслах сидели четыре мага, и на лице каждого была надета маска. Почувствовав их ауры, я пришёл в замешательство. Двое из них были Повелителями, третий — Владыкой, а четвёртый… четвёртый поразил меня больше всех. Он находился на одиннадцатой ступени Бессмертного.


Глава 8


Если на лицах двух Повелителей и Владыки были маски красного цвета с узкими прорезями для глаз, то Бессмертный носил белую маску, которая была сделана в форме головы козла. На каждой маске были свои уникальные узоры, по-видимому, созданные для того, чтобы легко отличать их владельцев друг от друга.

— Добро пожаловать в мой филиал гильдии убийц, юный Валленштайн, — каким-то тягучим голосом заговорил Бессмертный маг в козлиной маске.

— Тебе выпала честь общаться с одним из девяти столпов нашей гильдии — Козлиным Понтификом. Это великая честь! — поведал мне Владыка в красной маске.

Теперь всё встало на свои места. Дед ранее говорил, что для того чтобы оставить в тайне места своих филиалов прежде, чем привезти к себе мага, его усыпляют. Видимо, это со мной и произошло. Возможно, на мне применили какое-то сонное зелье или артефакт, чтобы я не проснулся. Хотя это совершенное неважно. Главное — я, похоже, добился своего. Меня, скорей всего, всё-таки примут в гильдию, иначе я бы здесь не оказался. А этот маг на одиннадцатой ступени Бессмертного — один из девяти Понтификов, которые управляют гильдией.

— Почему вы поверили мне, что я внук Валнара Валленштайна? — не удержался я от очень интересующего меня вопроса.

— Твоё искусство. Оно точно создано Сильнейшим из Меридиан. К тому же судя по невероятно высокой совместимости, Валнар Валленштайн создал его специально для тебя. Так что мы верим тебе, — ответил козлиный Понтифик.

Вот значит как. Они уже успели проверить моё искусство.

— Так вы возьмёте меня в гильдию? Обучите навыкам убийц?

— Да, — кивнул Понтифик, — только мне интересно знать, почему ты решил поступить в нашу гильдию? Что тобой движет, Ирос Валленштайн? — я чувствовал его взгляд, который буквально прожигал меня, — и говори правду. Любую ложь я почувствую, и тогда твоё вступление в нашу гильдию будет под угрозой. Мы должны знать твои помыслы.

— Хм-м-м, — я замялся. Есть ли смысл говорить правду? Не знаю. Но всегда можно сказать часть правды, и тогда никто не сможет понять того, что я что-то не договариваю. Так и поступим.

— Я хочу отомстить за смерть своего деда, — произнёс я. — Его убили оккультисты, и я не скрываю того, что полученные в гильдии Убийц навыки, я хочу применить для этого. Также мне нужны деньги, которые я планирую заработать, выполняя поручения Гильдии.

Вот практически и не соврал.

Понтифик пристально смотрел на меня несколько минут, и только потом отвёл свой взгляд.

— Что ж, твои причины мне ясны. Я могу их принять, — кивнул он, и я невольно облегчённо выдохнул, — однако есть ряд проблем, связанных с твоим приёмом. Если бы ты не был Валленштайном, мы даже не стали бы с тобой разговаривать. Сейчас у нас имеется серьёзная проблема. Для того чтобы обучиться трём навыкам убийц, нужно специальное искусство нашей гильдии. Обычно мы даём неофитам зелье, которое способно убрать из внутреннего сада одно из искусств по желанию мага. Однако ты находишься лишь на Продвинутой ступени и тебе пока что доступно только одно искусство. Мы, конечно, могли бы отменить твоё начальное искусство. Однако было бы непростительным кощунством лишить тебя такой совместимости и универсальности в плетениях. Так что я считаю, мы должны дать тебе алхимические зелья для Продвинутой ступени. Дождаться, когда ты перейдёшь на ступень Духа и только тогда выдать тебе искусство нашей гильдии, впоследствии начав обучение.

— Тогда это займёт слишком много времени. У меня планы, которые я не могу затягивать на долгое время. Может, есть какой-то способ ускорить получение навыков убийц? — спросил я с надеждой.

— Хм-м, — задумался Понтифик, — есть один способ, но он, скажем так, довольно болезненный. Наша гильдия знает уникальный рецепт создания пилюли возвышения. Никто другой во всём Алондаре неспособен повторить наше творение. Эта пилюля позволяет после её поглощения примерно за неделю перейти со ступени Духа до ступени Мастера. В редких случаях можно принять её на Продвинутой ступени, перейдя при этом на ступень Духа. Однако сам переход будет очень болезненным.

— Я готов, — уверенно кивнул я.

— Ты уверен? Ты можешь отказаться сейчас, потом уже будет поздно.

— Уверен!

А сам в это время подумал о невероятных навыках алхимиков гильдии. За неделю прорваться со ступени Духа до ступени Мастера? Немыслимо! Обычно для этого требовалось не один десяток лет, а для магов со слабой совместимостью с искусством даже столетий. А тут одна неделя. Это просто вынос мозга. И тут мои размышления прервали мои собеседники.

— Добро пожаловать в гильдию, Неофит! — торжественно произнёс Понтифик. — Во имя Саргерона, во славу Саргерона! — хором пропела четвёрка могущественных магов.

Я не знал, кто такой Саргерон, но, думаю, я пойму это позже.

— Хорошо, — произнёс Козлиный Понтифик, и мне показалось, что под маской он улыбается, — сегодня ты можешь осмотреть мой филиал, а завтра с утра ты получишь пилюлю возвышения и начнёшь её поглощение.

Сказав это, Понтифик вдруг достал из своего пространственного кольца книжку в чёрном переплёте.

— Это кодекс нашей гильдии. В твоих же интересах прочесть его от корки до корки. Знай же, Неофит, кодекс незыблем. Мы чтим его многие тысячелетия и никакие заслуги и происхождение не помогут тебе, если ты нарушишь одно из правил.

— Я понял, — заверил я его.

— Ну а теперь пришло время познакомить тебя с твоим наставником, который будет вести тебя всё твоё обучение. Тебе повезло, юный Валленштайн. Митрополит Негим — один из лучших убийц нашей гильдии.

— Моё имя Негим. Ты же называй меня наставником Негимом, — глухим голосом заговорил один из Повелителей в красной маске, — знай, никто, кроме нас и других Понтификов, не должен знать о твоей личности, как и о личностях других адептов гильдии. Для этого все члены гильдии внутри филиалов и во время выполнения заказов носят маски. Также ты получишь новое гильдейское имя. С этого момента в стенах филиала гильдии твоё имя Алукий. А вот твоя маска, надень её, — сказал Негим, достав из своего пространственного кольца серую маску с прорезями для глаз.

Я не стал спорить и нацепил маску. Она настолько идеально подошла мне по форме, что я уже начал думать, будто адепты гильдии создали её специально под моё лицо.

— Теперь ты можешь идти. Негим проводит в твою комнату, — тягучим голосом сказал Козлиный Понтифик.

— Есть ещё кое-что, — я решил сразу озвучить свои требования, пока это было возможно. — У меня же есть право сузить круг предполагаемых жертв?

— Да, — кивнул Понтифик, — если ты, конечно, сможешь пройти обучение. Это обсуждается при окончательном приёме в гильдию после экзамена, но в качестве исключения мы готовы выслушать твои условия.

— Я хочу убивать только тех ублюдков, которые это заслуживают. Не хочу невинной крови на своих руках.

— Что же, понятно. Согласно кодексу, ты имеешь на это право. Если ограничить перечень жертв по такому критерию, то твоя плата будет в три раза меньше положенного.

— Я согласен на это, — с уверенностью в голосе ответил я.

Я пришёл сюда не из-за денег. Так что ничего страшного.

— Хорошо. Негим, проведите юного неофита в его апартаменты, — произнёс Козлиный Понтифик.

После его слов все четверо магов встали.

— Идём за мной, — сказал Негим, направляясь к массивной железной двери.

Вскоре мой наставник открыл нам проход, и я увидел широкий коридор, в котором стены, потолок и пол были сделаны из серого камня. Дальше я последовал за магами, и через несколько минут ходьбы мы оказались в огромном зале с высоченными потолками и массивными колоннами. Мимо нас шли маги в серых, чёрных и изредка коричневых масках. Каждый из них имел ступень выше, чем моя. Так что я понимал, что на их фоне являюсь слабаком, но я знал, что мне ещё многого надо достичь, и верил в то, что всё равно стану вровень с сильнейшими магами Алондара. Я сделаю всё возможное, чтобы это случилось как можно скорее.

Дальше мы шли по анфиладе залов, пока наконец не оказались перед зданием, которое, казалось, было высечено в цельной скале. В этом месте сходилось множество коридоров. Насколько я понял, это и был жилой комплекс. Когда мы оказались перед одной из дверей, Негим дал мне ключ, сказав при этом:

— Это помещение, в котором ты будешь жить во время обучения в гильдии. Завтра утром я принесу тебе пилюлю возвышения. Пока у тебя есть свободное время, изучи наш кодекс, как сказал Понтифик, — не советую пока выходить из комнаты. Ты не знаешь это место, и одному разобраться тут тебе будет сложно.

— Хорошо, — кивнул я, отворяя дверь ключом.

Негим оставил меня, а я зашёл в своё новое жилище. Что тут сказать, апартаменты были крайне скромными, если их так вообще можно было назвать. Маленькая комната пять на пять метров. С узкой каменной кроватью, на которой не было даже матраса или перины. Походу, меня хотят заставить спать на холодном камне. Не знаю, является ли это частью тренировки, но мне такое явно не нравится.

Хотя ладно, Мелек с ним. Пора взяться за дело. Так что, усевшись на неудобную кровать, я взял в руки кодекс гильдии убийц и начал его изучать. Вскоре я узнал много нового о том, на что подписался. Начнём с устройства организации, в которую я попал. Как и говорил дед, во главе гильдии стоят девять Понтификов. Каждый из них носит маску определённого монстра. И называют Понтификов соответственно тому, какой его зверь. Например, как я уже убедился, в этом филиале главным был Козлиный Понтифик. Также стоит сказать, что адепты гильдии делились на пять санов. Первые — это Неофиты: те, кто ещё не прошли обучение в гильдии и пока что не могут выполнять заказы. Когда Неофиты заканчивают обучение, происходит их посвящение в Аколиты. Такие адепты являются главной движущей силой гильдии, так как выполняют большинство заказов на убийства. Ещё есть Капелланы. Их гораздо меньше, чем Аколитов, и они занимаются организационными вопросами. Получают и выдают заказы, а также усыпляют и приводят в филиалы других адептов. Так как Капелланы знают местоположение филиалов, то для того чтобы никто не узнал, где находится гильдия, они дают клятву на артефакте и если их захватят в плен, что сделать невероятно сложно, то они тут же погибают.

К слову, ранее такие клятвы давали все члены гильдии. Однако как тогда смогли выбить информацию об устройстве гильдии у того пойманного убийцы, о котором говорил дед — этого я не знал. Так что в будущем я обязательно спрошу об этом.

Идём дальше. Четвёртый сан — это Митрополиты. Сильнейшие и самые доверенные адепты гильдии. Мой наставник Негим как раз был таким.

Ну и последний пятый сан — это Понтифик, но я уже о нём рассказывал. Согласно установленному регламенту, каждый сан носил маску своего цвета. Неофиты имели при себе серые маски, Аколиты — чёрные, Капелланы — коричневые, Митрополиты — красные, а Понтифики — белые. Также на каждой маске были свои уникальные узоры, которые помогали различать адептов гильдии между собой.

Как дед и говорил, провал или отказ от задания карался смертью. Так что я по собственной воле стал подневольным рабом гильдии. Но стоит сказать, что в кодексе было прописано, что если убийца провалил задание и выжил, то у него есть месяц, чтобы закончить начатое, прежде чем его казнят. Ну хоть что-то. К слову в гильдии фанатично следовали кодексу. Даже если адепт невероятно ценен для гильдии, но он совершил что-то за что по правилам кодекса полагается смерть, то его убьют не смотря ни на что. Ведь для убийц кодекс превыше всего. Также было написано, что выдаются только те задания, которые убийца может выполнить с большой вероятностью. Надеюсь, Капеллан не ошибётся случайно, дав мне заказ на мага Истинной ступени. Тогда всё будет печально.

Ну и, наконец, я узнал кто такой Саргерон. Подумать только, адепты гильдии поклонялись неизвестному мне Первобытному. Не было ни единого доказательства его существования. На протяжении множества тысячелетий адепты искали храмы Саргерона, но так и не смогли найти даже одного. Однако, несмотря на это, члены гильдии свято верили в существование одиннадцатого Первобытного. Ну, или делали вид, что верили, ведь неуважение к объекту поклонения также каралось смертью. Они что, других наказаний не знают?

Я продолжал читать, пока неожиданно магический светильник на потолке комнаты вдруг не погас. По-видимому, таким нехитрым способом мне хотели сказать, что вне филиала уже наступила ночь и пора ложиться спать. Ну что же, завтра проглочу чудо-таблетку и начнётся моё обучение. Сейчас, мне нужно отдохнуть. С этими мыслями я завалился на неудобную кровать и тут же заснул.

* * *
Просторный кабинет был крайне аскетичным. Никаких украшений или предметов роскоши. Лишь голые стены, стол и стулья, сделанные из камня. За этим столом сидел мужчина в резной маске козла, а напротив него стоял маг в красной маске.

— Козлиный Понтифик, почему вы решили позволить парню принять пилюлю возвышения? Это же редчайшая и запредельно дорогая реликвия нашей гильдии. Для её создания нужно убить множество редких и могущественных монстров ступени Владыки и Бессмертного. Вы уверены, что парнишка стоит такой жертвы?

— Да, Негим, уверен. Когда юный Валленштайн прибыл в нашу гильдию, мы провели расследование. Он участвовал на войне на континенте Форос и там придумал и создал революционные артефакты. С помощью своего творения он убил орка-Магистра с незыблемым телом, представляешь?

— Невероятно! Такого противника будет сложно убить даже мне, — изумлённо выдохнул Негим.

— Более того, — продолжил Понтифик, — на корабле, на котором он приплыл на Зиалис, он создал артефакт, который был способен делать из океанской воды питьевую. До него никто другой такого не делал. Даже его дед. Так что сомнений нет. Парень — гениальный артефактор.

— То есть, вы хотите, чтобы Ирос придумывал артефакты для нашей гильдии?

— Не только это. Я проанализировал всё это и пришёл к выводу, что парень обладает какими-то тайными знаниями, которые ему передал его дед. Валнар Валленштайн также создавал гениальные плетения и артефакты, а теперь то же самое делает его внук. Что-то тут нечисто. Я почти уверен, что Сильнейший из Меридиан научил Ироса чему-то невообразимому. И нужно попробовать узнать, чему именно. Я уже установил для этих целей скрытый камень образов в его комнате.

— Вы проверяли его пространственные кольца? Может, ответ можно найти там? — сделал предположение Негим.

— У Ироса есть два кольца. Одно пространственное, но там мы не нашли ничего стоящего. А второе самое обычное. Наши лучшие специалисты проверили его и сказали, что это обычный кусок металла. Так что пока зацепок нет. Именно из-за всего вышеперечисленного я и дам парню пилюлю возвышения, а также прикажу создать для него лично лучшую алхимию и самое передовое искусство нашей гильдии. Я вижу в нём огромный потенциал и уверен, что этот потенциал нужно развивать. К тому же нам важно, чтобы Ирос относился к нам максимально доброжелательно. Тогда с большей вероятностью мы увидим от него новые артефакты, поэтому приложи все усилия для того, чтобы обучить парня по высшему разряду. Отныне он твоё главное задание!

— Будет исполнено, — кивнул Негим.

— Теперь иди. Докладывай мне о каждом шаге нашего неофита.

— Да, Понтифик.

Поклонившись, Негим вышел, оставив Козлиного Понтифика одного.

* * *
Я понял, что начался следующий день, когда светильник на потолке вдруг засветился ярким светом, тем самым разбудив меня. И вскоре в мою комнату вошёл мой наставник. Негим держал в руках шкатулку из резного дерева. Открыв её, он достал оттуда крупную таблетку цвета крови.

— Сейчас ты должен проглотить пилюлю, не разжевывая, и начать поглощение её энергии в своё средоточие. Помни, что это болезненный процесс, будь готов к этому…

Ну что же, пора мне достигнуть ступени Духа.


Глава 9


Я не стал долго тянуть. Взял пилюлю в руки и, усевшись в позу лотоса, проглотил ценную алхимию, практически сразу почувствовав жжение в груди. Сначала оно было лёгким, однако это было только начало. С каждой секундой жжение усиливалось, моё средоточие как будто распирало от невообразимого количества магической энергии. Мне становилось всё хуже, и из меня вырвался стон боли.

— Ты уже проглотил пилюлю. Пути назад нет. Ты должен погрузиться в состояние глубокой медитации. И ты обязан поглотить всю энергию, вырабатываемую алхимией, расширяя средоточие и развивая своё магическое искусство. Если не сделаешь это — умрёшь! — строго произнёс Негим. — Ты должен терпеть боль, а тебе будет очень больно. Но ты сам выбрал такой способ. В любом случае, чем ты быстрее это сделаешь, тем будет лучше для тебя.

Значит, мне нужно было одновременно с поглощением энергии использовать её для развития моего искусства. Учитывая дикую боль в груди, это была крайне непростая задача, но это не то, с чем я не смог бы справиться. Боль приходит и уходит, и я сумею её перетерпеть. Ирос Валленштайн справлялся и не с такими проблемами, так что переживу и эту.

Не став медлить, я ускорил поглощение энергии и тут же отправился в свой внутренний сад. Когда я мысленно попал туда, сразу заметил, что радужное пространство сильно вибрировало: то расширяясь, то сужаясь. Но я не стал отвлекаться и начал работу. Одновременно поглощать магическую энергию, терпеть дикую боль и развивать своё магическое искусство — было невероятно сложно. Однако у меня не было выбора и, отбросив все лишние мысли, я приготовился к длительному процессу развития и уж тем более старался не думать о том, что мне предстоит пребывать в таком состоянии целую неделю.

Я потерял счёт времени. Я не знал, сколько уже прошло и сколько мне ещё предстоит выдерживать это суровое испытание. Я оглох и ослеп. Вокруг меня и во мне ничего не было. Только бурлящая энергия и боль, которая, казалось, была в каждом уголке моего тела. Отрешившись от всего, погрузился в этот мучительный процесс развития. Казалось, прошла целая вечность моих мучений, но вот наконец, слава Первобытным, боль в груди постепенно начала утихать. Сначала немного, самую малость, но постепенно она начала покидать моё измученное тело и мне стало на порядок легче. Время продолжило свой медленный бег и ко мне внезапно пришло понимание, что цель близка. Я почувствовал, что вскоре прорвусь на следующую ступень. Поэтому, не останавливаясь, продолжал накладывать образы на искусство, и вот оно неожиданно завибрировало, расширяясь. Я словно увидел, как аура ступени Духа вырвалась из моего тела, распространяясь в пространстве, ласково обволакивая меня, унося остатки боли. Сразу стало легко. Осторожно открыв глаза, посмотрел по сторонам. Первым, кого я увидел, был поднимающийся с пола Негим. Интересно, он постоянно медитировал около меня?

Вернувшись в реальный мир, сразу ощутил дикий голод. Мне казалось, что я не ел целую вечность.

— Молодец, Алукий. Поздравляю. Ты справился с энергией пилюли и прорвался на пятую ступень Духа, — произнёс наставник. — Как ощущения?

— Сколько времени прошло? — спросил я хриплым голосом.

— Две недели. Полагаю, для твоего прорыва потребовалось больше времени из-за того, что ты был на ступень ниже, чем нужно.

— Хочу есть, — с трудом произнёс я из-за усталости.

— Сейчас я принесу тебе еды из кухни. Чтобы есть, тебе нужно снимать маску, а делать это можно только в стенах своей комнаты. Так что у нас принято есть только в своих апартаментах.

После этих слов Негим вышел из моей комнаты и вскоре принёс мне большую тарелку, на которой было много мяса и горячий картофель. Я набросился на еду, как зверь… Ничего вкуснее не ел в своей жизни. Мне понадобилось пять минут на то, чтобы расправиться с пищей. И лишь тогда, когда голод отступил, я наконец смог прислушаться к своим ощущениям. Безусловно, я прорвался на ступень Духа. Размер моего средоточия и возможное количество хранимой в нём энергии значительно выросли. Мощь моих плетений тоже однозначно стала выше.

Пока я проверял свои ощущения, Негим достал из своего пространственного кольца два небольших артефакта, сделанных из минералов чёрного цвета.

— Влей свою магическую энергию в оба артефакта. Один мы отправим нашему лучшему специалисту по созданию искусств убийц. А второй нашему лучшему алхимику, чтобы тот создал зелья ускорения развития на ступень Духа лично для тебя.

Я не был удивлён, что высокие саны гильдии решили создать алхимические зелья лично под меня. По рассказам деда, я знал, что начиная со ступени Духа, без этого не обойтись. Это с Начальной ступени до Продвинутой ступени можно было использовать одни и те же зелья для всех. Когда же маг поднимался до ступени Духа, ему больше не подходили обычные зелья. Они могли даже навредить развитию. На этом уровне нужно было, чтобы алхимик создавал индивидуальный набор зелий для каждого конкретного мага.

Но меня удивило другое. Руководство гильдии решило напрячь лучшего специалиста по созданию искусств. Не думаю, что тут всем новичкам делают такие подарки. Было обычной практикой подбирать искусство с лучшей совместимостью из множества уже созданных свитков. Создавать же искусство специально под кого-то, было крайне трудозатратной задачей. Однако результат того стоил. Совместимость получалась очень высокой. Я понимал, что если Понтифик собрался дать задание лучшему магу в этой области: создать искусство убийц лично под меня — это означало, что моя ценность для гильдии высока. Понятно, что здесь сыграло свою роль, что я внук Валнара Валленштайна, но, скорее всего, не только это… Однако я не стал забивать этими мыслями свою голову и влил магическую энергию в два артефакта, как Негим и просил.

Получив желаемое, Негим развернулся и, подойдя к двери, внезапно остановился на пороге.

— Сейчас я отнесу оба артефакта с твоей магической энергией нужным специалистам. Ты же можешь отдохнуть пару часов, так как поглощение пилюли было непростым и тогда мы начнём тренировку.

— Подождите, как мы начнём тренировку, если у меня ещё нет искусства убийц?

— Ты думал, тренировки неофитов заключаются только в практике трёх навыков убийц? — хмыкнул Негим. — Высококлассный убийца обладает большой физической силой, скоростью, высокой ловкостью и устойчивостью. Ты должен быть намного быстрее и сильнее своих жертв. Во время тренировок тебе придётся выйти за рамки своих физических пределов.

Слова Негима меня удивили. Не ожидал я подобного.

— А сколько времени длится обучение?

— Обучение заканчивается, когда наставник решает, что неофит готов пройти испытание, после выполнения которого новоиспечённый убийца становится аколитом.

— И сколько обычно времени на это требуется у остальных? — спросил я, начиная нервничать.

— Кому-то хватает два года, кто-то справляется только через пять лет. Всё зависит от таланта и упорства неофита.

Да уж. Я не могу заставлять Алию ждать настолько долго. Так что выбора нет, решил я. Приложу максимум усилий. Буду тренироваться до изнеможения, но справлюсь с обучением за максимально короткие сроки. Больше задавать вопросов не стал, так что Негим вышел из моей комнаты, оставив меня одного. Я же решил последовать совету наставника: хорошо отдохнуть перед началом тренировок, и улёгся на каменную кровать, тут же заснув.

Проснулся я от того, что кто-то пихал меня в плечо. Открыв глаза, я увидел своего наставника.

— Пора идти на тренировку. Вижу, ты отдохнул.

Не став спорить, с заспанными глазами, я последовал за Негимом. Особо отдохнувшим я себя не чувствовал, но постепенно по дороге начал приходить в себя. Мы выбрались из моей комнаты и пошли по извилистым коридорам филиала гильдии. Вскоре наставник привёл меня к распахнутым широким двустворчатым дверям, пройдя которые я оказался в помещении огромных размеров. Здесь были сотни снарядов и тренажёров, предназначение которых я по большей части не знал. Также вокруг этого гигантского зала была построена беговая дорожка. Я заметил, что мы в зале были не одни. Сейчас в нём уже тренировалось с десяток неофитов под контролем своих наставников. Однако в отличие от Негима, другие наставники были обычными аколитами.

— Для начала ты будешь бегать в течение часа на средней скорости вокруг тренировочного зала. Ты уже на Ступени Духа. Так что твоя физическая сила и выносливость стали выше. Справишься.

И Негим был прав. Чем выше ступень мага, тем сильнее и выносливее он физически. Мало того, с каждой новой ступенью также повышается прочность тела и мага становится сложнее убить. Тяжело представить, какой силой и прочностью тела обладают маги на самых высоких ступенях развития.

Я решил не тянуть и, выйдя на дорожку, побежал. Постепенно набрав немалую скорость, вдруг понял, что начинаю получать удовольствие от физической нагрузки такого рода. Всё не так плохо, как я представлял. Если так и дальше пойдёт, то физические тренировки будут мне только в радость. Так незаметно прошёл час. Под конец я всё же начал немного уставать, однако не показывал это. Вскоре меня подозвал к себе Негим. Пойдя за ним, мы подошли к куче брёвен, лежащих у одной из стен. Также там была какая-то странная конструкция, которая, по-видимому, надевалась на тело.

— Сейчас ты наденешь на себя держатель, и я закреплю на нём одно бревно, весом в тридцать килограмм. С этим утяжелителем ты будешь бегать дальше.

Хм-м… тридцать килограмм дополнительного веса — это немало. Однако не стал спорить и сделал то, что сказал наставник. Когда надел на спину держатель, и на нём закрепили бревно, почувствовал немалую нагрузку на тело, но такая ерунда мне не помешает. Я должен закончить обучение за максимально короткие сроки. Так что опять выйдя на дорожку, я побежал. Делать это было тяжело. Бревно то и дело клонило тело вниз. Так продолжалось двадцать минут, пока Негим вновь не подозвал меня к себе. Когда я подошёл, наставник взял в руки ещё одно бревно, закрепив его там же, где и остальные.

— Мне слишком тяжело. Не уверен, что смогу бегать с таким дополнительным весом, — с сомнением произнёс я, наблюдая за его действиями.

— Справишься, — хмыкнул наставник.

Что ж, ему, наверно, виднее. Я с большим трудом вышел на дорожку и побежал на медленной скорости. Прошло семь минут, прежде чем я довёл себя до изнеможения и, не имея сил больше двигаться, я споткнулся и грохнулся наземь с брёвнами за спиной.

— На сегодня с бегом всё, — вздохнул подошедший ко мне Негим, — в будущем ты должен будешь свободно бегать как минимум с пятью брёвнами.

Избавившись от утяжелителей, я на негнущихся ногах вновь последовал за Негимом, размышляя о том, что ждёт меня дальше на сегодняшней тренировке. Вскоре мы подошли к турникам и брусьям, располагающимся на разной высоте.

— Во время физических упражнений мы сделаем акцент на работу с собственным весом. Для начала — подтягивания. Давай посмотрим, сколько раз ты осилишь.

Я не стал спорить и, схватив перекладину турника, начал подтягиваться. В итоге оказалось, что мой нынешний максимум в этом упражнении двадцать пять повторений. Когда я слез с турника, Негим, глубоко вздохнув, сказал:

— Развивая магическую мощь, ты совсем забыл про физическую силу. Сейчас ты крайне слаб в этом плане. Тебе предстоит многое наверстать.

— Я буду стараться, — кивнул головой я.

— Тогда сейчас ты сделаешь ещё несколько подходов подтягиваний, и мы перейдём к следующему упражнению.

Так и получилось. Сделал ещё три подхода, пока мышцы на руках окончательно не забились, в результате чего я уже просто болтался на турнике.

— Итак, идём дальше, — заявил Негим. — Следующее упражнение, которому ты будешь учиться — это отжимание в стойке на руках. Для этого нужно закрепить руки на полу и поднять тело вертикально ногами вверх.

Сказав это, Негим тут же продемонстрировал, как делается это упражнение. За мгновение его ноги взметнулись вверх, и тело держалось вертикально без какой-либо поддержки. Простояв в стойке на руках несколько секунд, наставник начал отжиматься и, надо сказать, выглядело это крайне впечатляюще. К тому же Негим делал всё с такой лёгкостью, что со стороны казалось, будто это упражнение невероятно простое. В чём лично я сильно сомневался. Ладно ещё просто отжиматься, но так… нужно держать равновесие. Гимнастом я точно не был.

Закончив демонстрацию, Негим встал на ноги и обратился ко мне.

— Сейчас ты будешь делать то же самое упражнение. Первое время я буду фиксировать твои ноги, но со временем ты должен научиться отжиматься в стойке на руках без поддержки.

В ответ я кивнул и, положив руки на пол, с помощью Негима поднял ноги вертикально вверх. Отжаться в стойке я смог всего шесть раз. Как я и предполагал, это оказалось пока самым сложным для меня упражнением. После отжиманий мы пошли на брусья, после которых, как я полагаю, наставник решил до конца забить все мои мышцы, используя для этого тренажёры. Но в итоге пусть я чувствовал себя жутко уставшим, но, тем не менее мне понравилось.

— С физическими упражнениями на силу сегодня покончено. Однако это был только первый пробный день тренировок. В дальнейшем нагрузка будет только расти. А сейчас пришло время показать тебе несколько акробатических упражнений.

После его слов мы перешли на маты, где Негим продолжил говорить:

— Ты будешь учиться садиться на шпагат, делать различные сальто и перевороты.

Этим мы и занялись. Сначала я сделал растяжку и попытался сесть на шпагат. Понятно, что у меня это не получилось. Наставник объяснил, что легче всего обучиться шпагату, когда ты ещё ребёнок. Мне же придётся попотеть. Да и, вообще, этот шпагат оказался крайне болезненным упражнением. Потом перешли к гимнастике. Я начал обучаться сальто вперёд. Достаточно долго я безрезультатно бился над ним, но всё-таки под конец тренировки у меня всё же вышло.

На этом тренировка закончилась. И признаюсь, я еле дополз до столовой, откуда притащил к себе в комнату полную тарелку еды. Физические упражнения вновь разбудили моё чувство голода.

Так и начались мои ежедневные мучения. Каждый последующий день нагрузки на тренировках увеличивались. Кроме занятий с Негимом, я много сам тренировался в одиночку. Практиковал акробатические и физические упражнения. Каким образом я доползал до своей комнаты, перед этим заглянув в столовую, сам не знаю.

На пятый день упорных тренировок у меня уже получалось делать сальто вперёд и назад, наполовину садиться на шпагат и, наконец, я научился отжиматься в стойке на руках без поддержки. Бегал я теперь с двумя брёвнами и количество повторений на различных тренажёрах заметно выросло. На самом деле я сам не ожидал, что прогресс будет таким быстрым. Может, сказывалось то, что я всё-таки маг и крепче обычных людей.

На восьмой день тренировок ко мне прибыла созданная специально для меня алхимия. Большой ящик с множеством алхимических зелий жёлтого цвета был сразу перемещён в моё подставное пространственное кольцо. Я не хотел выдать гильдии, что у меня есть невероятное артефактное кольцо, в которое можно самому переместиться, так что купил подставное кольцо, которое теперь буду использовать на людях. Главным было то, что взяв в руки обычное пространственное кольцо, маг мог сразу определить, что оно пространственное. А моё кольцо с библиотекой научных книг с Земли было не таким. Это особый артефакт и никто не мог понять, чем оно является. Любой решит, что это самое что ни на есть обыкновенное украшение.

Получив зелья, я оставил их до того момента, когда изучу среднее магическое искусство. По словам Негима, теперь я должен буду принимать одно зелье раз в месяц. И в этот день, после бега, вместо дальнейших физических упражнений, Негим повёл меня к другим снарядам. Там на высоте в семь метров были горизонтально закреплены тонкие длинные брёвна. Таких конструкций было множество, и они стояли одна за другой. С каждой новой установкой брёвна становились тоньше, пока наконец не были заменены на натянутые верёвки, каждая из которых продолжала становиться всё более тонкой, пока в самом конце верёвка не стала в толщину, как леска для ловли рыбы. И, кажется, я начал догадываться, зачем нужны эти снаряды, и эта догадка мне однозначно не понравилась.


Глава 10


— На этих снарядах ты будешь учиться держать равновесие. Однако уметь просто ходить по тонкой верёвке — мало для умелого убийцы. Ты также должен будешь научиться выполнять акробатические трюки на этих снарядах. Ловкость — одно из главных наших преимуществ. А когда будешь готов, то всё те же трюки будешь проделывать на вон той самой тонкой верёвке. Когда сможешь это делать и при этом чувствовать себя совершенно свободно без риска упасть, тогда эта часть твоей подготовки будет пройдена.

Когда Негим говорил про самую тонкую верёвку, он имел в виду едва заметную тончайшую леску. И как, спрашивается, я буду на ней сальто делать? Это, вообще, возможно? Что-то мой запал резко пропал. Я теперь не уверен, что смогу быстро закончить обучение.

— Для начала ты будешь тренироваться на этом снаряде, — Негим указал на стойку с бревном, которое было в диаметре шириной тридцать сантиметров. — Начни выполнять здесь те движения, которые ты разучивал в последнее время.

Вздохнув от безысходности, я подошёл к снаряду и полез по импровизированной лесенке вверх. Уверенность меня покинула, но отступать было нельзя. Взобравшись на тонкое бревно, я почувствовал себя очень некомфортно. Приходилось держать равновесие, чтобы не упасть.

— Теперь сделай сальто вперёд, — приказал Негим.

Он издевается? Интуиция рьяно вопила, что я сейчас грохнусь, но ничего не поделаешь, нужно делать, что сказали. Так что, зажмурившись, я оттолкнулся ногами в попытке сделать сальто. В итоге моё тело прокрутилось в воздухе один раз и ноги приземлились на бревно. Ну как сказать приземлились, скорее попытались приземлиться. К сожалению, подошва моих ботинок соскользнула с тонкой поверхности бревна, и я полетел вниз. На автомате я активировал «поступь ветра» и как будто шагая по невидимым ступенькам, спустился вниз.

— Так не пойдёт, — нахмурился мой наставник. — Ты должен осознать, что если будешь ошибаться, то будешь падать. Иначе от тренировки не будет никакого толка. Больше ты не будешь тренироваться на этом снаряде со своими артефактными ботинками. Снимай их сейчас же, — потребовал он.

Вот же изверг. Хочет, чтобы я падал с такой высоты. А если сломаю что-нибудь?

— Не волнуйся, у нас хорошие целители, — усмехнулся Негим. Он что, мои мысли читает?

Ничего не поделаешь. Пришлось снять ботинки и вновь взобраться на бревно голыми ступнями. Следующая попытка сделать сальто так же не закончилась успехом. Однако на этот раз я не мог спуститься с помощью поступи ветра. Вместо этого, я рухнул вниз на каменный пол. Хорошо хоть умудрился выставить руки, смягчив своё падение. Но тем не менее в один момент весь воздух вышибло из моих лёгких, и я почувствовал боль в коленях, которые всё-таки пострадали.

— Вставай и выполняй упражнения дальше, — приказал мой непреклонный мучитель.

И мне ничего не оставалось как снова и снова взбираться наверх. Иногда у меня получалось делать акробатический трюк, и я не падал, однако чаще всего исход был печальный. Но синяки и ссадины появлялись с катастрофической быстротой. В конце тренировки я чувствовал себя избитым и покалеченным, но мне повезло, что я каким-то чудом ничего себе не сломал. Как оказалось, выжить на этих тренировках — непростая задача.

Однако после всех этих травмоопасных занятий Негим не отпустил меня отдыхать и зализывать раны, невзирая на то, что сил что-то делать у меня практически не оставалось. Пришлось мне плестись за своим наставником, который не слушал никаких возражений. Петляя по узким коридорам, мы дошли до небольшой двери. За ней нас ждало не слишком большое помещение, где всюду на полках пылились всевозможные алхимические ингредиенты. Чего тут только не было. Части тел самых разнообразных монстров, множество редких растений. И, конечно же, перегонные кубы и алхимические котлы, с помощью которых создаются всевозможные зелья.

— Убивать можно разными способами, — поведал мне Негим. — Проникнуть под покровом невидимости в поместье жертвы и вспороть ему шею артефактным ножом — это, разумеется, эффективный способ убийства. Однако порою требуются более филигранные методы. Убийство — это на самом деле творческий процесс и надо пользоваться всеми доступными методами для выполнения задания. И найти самый эффективный — это тоже талант. Хотя всё приходит с опытом. Один из способов убийства — это яды. Некоторые из них убивают сразу и безболезненно, другие — медленно и мучительно. Но есть и те, что первое время никак не вредят жертве, и их нельзя определить… Отложенная смерть часто удобна. Тем более, когда подобный яд начинает действовать, противоядие уже не будет так эффективно. За время нашего обучение мне предстоит научить тебя создавать множество ядов. Так что давай приступим.

Я умел изготавливать зелья пусть и на простом уровне. Так что когда Негим удостоверился в том, что базовые знания у меня имеются, мы сразу перешли к подробному изучению создания ядов. Нужно было знать, какие ингредиенты, в каких пропорциях использовать. Как и с какой температурой их готовить. Что в какой момент добавлять… и, конечно же, знания о том, как они действуют. За первый день я смог научиться создавать лишь один яд и начал изучать создание второго. Но у меня было много времени, чтобы выучить великое множество вариаций этого смертельного зелья. И признаюсь, мне это нравилось.

Так прошло ещё четыре дня. Теперь каждое утро я изучал яды, после чего шёл на физическую тренировку. Если к обычным нагрузкам я уже начал привыкать, то акробатические трюки на бревне давались мне очень тяжело. Я падал множество раз и получал огромное количество ушибов. Несколько раз я ломал руки и ноги, а уж вывихов было не сосчитать. И, несмотря на то что целитель в гильдии был действительно отменный, я в любом случае после каждой такой тренировки чувствовал себя как побитая собака, которая еле может доползти до своего спального места.

На четвёртый день, после очередной «пытки бревном», вместо того, чтобы отпустить мою избитую тушку на ужин, Негим достал какой-то свиток из пространственного кольца и протянул его мне.

— Тебе наконец-то создали магическое искусство убийцы. Наш лучший специалист всё это время только и делал, что пытался получить наилучший результат. Цени.

Взяв в руки свиток, первое что я увидел, искусство было с медленной скоростью развития. И сразу расстроился. Я уже намучился со своим начальным искусством созданным дедом, и данный факт мне мягко сказать не понравился.

— Но почему это искусство с медленной скоростью развития? Я же буду целую вечность развиваться до высоких ступеней, — возмутился я.

— Если у начального и среднего искусства будет большая разница в скорости развития, то это сильно понизит совместимость искусств с внутренним садом. Твоё первое искусство имело аномально низкую скорость развития, так что у нас не было выбора. Пришлось создавать среднее искусство также с медленной скоростью развития. Однако можешь расслабиться. Твоё второе искусство не настолько медленное как первое.

Его слова меня совершенно не успокоили. Я прекрасно знал, что время и усилия, требуемые для перехода на каждую новую ступень, растут в геометрической прогрессии. Так что со средним искусством с медленной скоростью развития мне понадобится огромное количество усилий и прорва времени, чтобы подняться в развитии. Конечно, высокая совместимость искусства и высококлассная алхимия очень сильно упростят эту задачу, однако хотя бы с искусством со средней скоростью развития всё получилось бы ещё быстрее.

Первым делом я решил проверить, какую совместимость с моим внутренним садом будет иметь новое искусство. Стоит сказать, что с каждым новым искусством совместимость уменьшается. То есть когда я поглощу искусство убийцы, моя совместимость с внутренним садом упадёт на какой-то процент. Также это повторится, когда я поглощу высшее искусство в будущем. И чем меньше будет процент падения совместимости, тем более сильным магом я стану. Ну и конечно, чем выше совместимость искусств с внутренним садом, тем быстрее развивается маг за счёт алхимии. Так что я влил свою магическую энергию в камешек сбоку свитка и оторопел. Как оказалось, совместимость моих искусств после поглощения этого свитка будет составлять целых девяносто четыре процента. Полагаю, у меня одна из самых высоких совместимостей во всём Алондаре. Специалист гильдии был поистине гением и сотворил настоящее чудо.

Когда я открыл свиток, сгусток чернильно-чёрного цвета проник в мой лоб, и вскоре я почувствовал, как меня переполняет магическая энергия. Сила, что бурлила во мне, дарила чувство могущества и полноценности. Теперь я наконец смогу продолжить своё развитие как маг ступени Духа. Сев в позу лотоса, я проник в свой внутренний сад и заметил, что ранее радужное пространство стало заметно темнее. А в середине моего сада рядом с радужной звездой появилась чёрная клякса, которая растекалась в разные стороны. Налюбовавшись зрелищем, я вышел из внутреннего сада, попав обратно в реальность.

— Мы начнём тренировку трём навыкам убийц с завтрашнего дня, — произнёс он. — Нужно время, чтобы искусство ассимилировалось в твоём внутреннем саду. Но то, что мы начинаем изучать навыки убийцы, не значит, что тренировки силы, равновесия и ловкости прекращаются. Теперь будешь тренироваться в два раза больше. А теперь можешь идти.

Да уж. Я и так ужасно устаю, а теперь нагрузка только возрастёт, но выбора нет. Я сам выбрал этот путь. Нужно как можно скорее закончить обучение и вернуться к Алии. Так что я отправился на ужин, после чего доковылял до своей комнаты, где, как и все последние дни, просто вырубился, едва голова коснулась подушки.

На следующее утро, отдохнувший и полный сил, я стоял напротив Негима. Мой наставник не стал томить меня ожиданиями и начал объяснения о навыках убийц.

— Как ты уже, скорее всего, знаешь, адепты нашей гильдии способны использовать три навыка убийц. Невидимость, сокрытие ауры и телепортация. Может показаться, что искусство убийц даёт возможность использовать плетения этого типа, однако это не так. Навыки убийцы — именно навыки, а не плетения. Для них не требуется сплетать заклинание из магических нитей.

Слова Негима меня удивили. До этого я был уверен, что навыками это называется номинально и мне всё равно придётся обучаться плетениям.

— Но как тогда использовать эти навыки? — задал я резонный вопрос.

— Использование навыков убийц напрямую связано с ощущением искусства убийц. Ты должен будешь много медитировать, чтобы войти с искусством в резонанс. Это нужно уметь делать, не входя во внутренний сад.

Сказав это, Негим достал из своего пространственного кольца два белых браслета и протянул их мне.

— Одень эти браслеты на запястья. Эти артефакты очень важны при обучении невидимости и сокрытию ауры. Дело в том, что скрыть свою ауру и стать невидимым у любого убийцы получится далеко не от всех. Есть определённая ступень, начиная с которой наши навыки уже не будут срабатывать. Например, кто-то сможет скрыть ауру от магов, начиная с Начинающей ступени до ступени Адепта. А вот маг Продвинутой ступени без проблем замечает ауру убийцы. Чем выше возможности убийцы, тем от магов более высоких ступеней он может скрыть своё присутствие. Обычно, когда неофиты начинают обучение навыкам, они могут скрыть свою ауру только от начинающих магов.

Есть, конечно, таланты, которые способны сразу становиться невидимыми и скрывать ауру от магов ступени Ученик. Однако таких немного. В любом случае дальше нужно много работать и улучшать навыки, чтобы иметь возможность скрывать своё присутствие от гораздо более сильных противников. Так вот. Браслеты, которые я тебе дал, позволяют определять, от какой ступени ты смог скрыть ауру или стать невидимым. Левый браслет показывает уровень твоего навыка сокрытия ауры, а правый невидимости. Во время использования тобой навыков каждый браслет будет гореть определённым цветом, в зависимости, до какой ступени ты скрыл своё присутствие.

Поняв, что это вся информация, которую он мне хотел сообщить, я надел оба браслета на кисти. Артефакты имели удобную застёжку, и сели на запястья, как влитые, плотно обхватывая их.

— Молодец, — кивнул Негим, — а теперь сосредоточься на ощущении искусства убийц и попробуй почувствовать, как аура, которая распространяется вокруг тебя, возвращается обратно в тело. Ты должен ощутить искусство, не заходя во внутренний сад. Это главное.

Закрыв глаза, я сделал всё, как сказал Негим. Сначала я ничего не почувствовал, однако вскоре по моему велению аура начала впитываться в моё тело, не распространяясь по округе и когда я открыл глаза, то увидел, что мой левый браслет светит жёлтым светом. И тогда я заметил странность. Рядом со мной тренировались другие неофиты с наставниками аколитами. Все они прекратили тренировки и так же, как и мой наставник, уставились на мой светящийся браслет.

— Во имя Саргерона! Так разве бывает? — прошептал один из аколитов, однако вокруг стояла такая тишина, что я услышал его слова.

— Наставник, так от какой ступени я смог скрыть свою ауру? — спросил я у Негима.

Честно говоря, первый раз видел наставника в состоянии, которое можно было охарактеризовать словом — растерянность. Простояв ещё несколько секунд не двигаясь, он словно пришёл в себя и, неожиданно развернувшись, направился в сторону выхода, бросив лишь одну фразу:

— Мы продолжим тренировку завтра. На сегодня ты свободен.

— Так от какой ступени я скрыл свою ауру? — не унимался я.

Мне было очень интересно узнать, какие у меня стартовые возможности.

После моего вопроса Негим остановился. Казалось, он о чём-то раздумывал. Но всё же неохотно ответил.

— Ты совершил то, что считалось невозможным в первый раз использования навыка, скрыв ауру от Продвинутой ступени. И это при том, что сам ты находишься всего лишь на ступени Духа. Мне нужно поговорить с Понтификом. На сегодня тренировки отменяются.

Сказав это, Негим ввёл меня в ступор. Наставник говорил, что чаще всего убийцы начинают с сокрытия ауры от Начальной ступени и только если они очень талантливы, могут скрыть ауру сразу же от Ученика. Тогда как возможно, что я способен в самом начале скрыть ауру от Продвинутой ступени? Может это из-из огромного процента совместимости? Но думаю, это не должно было дать такой огромной разницы. Этот вопрос оставался для меня загадкой. Но это же отлично?

* * *
Митрополит Негим сидел напротив Козлиного Понтифика, который тарабанил пальцами по каменной столешнице.

— Первое использование навыка сокрытия ауры и сразу же до Продвинутой ступени, говоришь.

— Именно. Это немыслимо. Не понимаю, как такое возможно.

— Есть у меня одна теория, — глубоко вздохнул Козлиный Понтифик. — Нам удалось выяснить, зачем оккультисты решили выкрасть внуков Сильнейшего из Меридиан. Всё дело в том, что потомки Валленштайна владеют способностью чувствовать местонахождение фрагментов ключей. Оккультисты с помощью этой способности хотят найти оставшиеся фрагменты.

— Вы хотите сказать, что Валленштайны обладают родословной какого-то Первобытного? — задумчиво спросил Негим.

— Именно. И самое главное, что фрагменты ключа, по нашим данным, связаны с нашим Первобытным Саргероном.

— Да ладно! Вы хотите сказать, что Валленштайны, как и сам Ирос, владеют родословной Саргерона? — изумился Негим.

— Абсолютной уверенности нет. Однако все карты сходятся. Ощущение ключей, невероятный результат в навыках убийц, к которым Саргерон имеет самое прямое отношение. Всё это можно объяснить наличием у парня родословной нашего Первобытного.

— Но постойте. Если Сильнейший из Меридиан и его потомки владеют родословной, с помощью которой ощущают ключи, то тогда почему старика убили, а не похитили.

— По нашим данным, отравившись сердечным ядом и потеряв могущество, Валнар Валленштайн лишился своих способностей.

— Тогда всё сходится, — кивнул Негим.

— Ладно, мне нужно передать информацию другим Понтификам. Это очень важно и думаю, что может многое изменить в будущем. Ты же продолжай тренировать паренька. Он очень нужен нашей гильдии.

— Будет сделано, Понтифик!

* * *
Остаток дня я провёл в размышлениях. С одной стороны, мне нравилось, что мои стартовые возможности намного выше, чем у других неофитов. Это поможет мне быстрее закончить обучение и отправится к Алии. С другой стороны, меня настораживало всё то, чему я не мог найти логичного объяснения. И я должен понять, что происходит.

Но, в конце концов, решив закончить с этим самокопанием, занялся тем, чем давно не занимался — медитацией. Это был самый лучший способ привести свои мысли в порядок. Поэтому медитировал я весь оставшийся день, и, успокоившись таким образом, прекрасно выспался. К слову, я уже начал принимать алхимические зелья для ускорения развития, так что работа над новым искусством была для меня полезна.

Так прошёл день, и наступила ночь. И следующим утром ко мне зашёл мой наставник. Он повёл меня в тренировочный зал. Когда мы стали напротив друг друга, Негим сказал:

— Я обсудил с Понтификом всё, что требовалось. Сейчас мы наконец начнём твою тренировку трём навыкам убийц.


Глава 11


— Чтобы повысить возможности трёх навыков убийц, нужно ими регулярно пользоваться, а также уметь максимально входить в резонанс с искусством убийц, не входя во внутренний сад. Это достигается посредством медитаций. Для начала ты должен сесть в позу лотоса и во время медитации длительное время использовать сокрытие ауры.

— Хорошо, — кивнул я, садясь на каменный пол.

Закрыв глаза, я начал медитацию, скрыв свою ауру. Хоть я и не смотрел на левый браслет, но знал, что, как и в прошлый раз, он светится жёлтым светом. Время медленно текло вперёд, и вот наконец Негим меня окликнул.

— Ты что, вообще не устал?

— А должен? — открыл я глаза.

— М-да… Час скрывал свою ауру без намёка на усталость. Видимо, с тобой придётся переосмысливать все стандартные тренировки.

Сделав небольшую паузу, Негим продолжил:

— Ладно, теперь я научу тебя навыку невидимости.

После этих слов Негим неожиданно исчез. Как бы я ни старался, не мог ощутить его ауру или разглядеть его фигуру. Наставника как будто больше не существовало.

— Вот так работает невидимость вместе с сокрытием ауры, — прозвучал голос из ниоткуда.

После этих слов Негим вновь появился на том же месте, где и стоял до этого.

— Для того чтобы использовать навык невидимости, ты должен ощутить искусство убийц и представить, как тебя окружает плёнка, скрывающая твоё присутствие.

Звучит несложно. Попробуем. Я тут же сделал то, о чём говорил Негим, и вокруг меня без всяких прелюдий образовалась серая прозрачная плёнка, а браслет на правой руке опять засветился жёлтым светом.

— Никогда ранее не используя невидимость, моментально её воплотить и при этом на Продвинутой ступени, — покачал Негим головой, в его голосе звучало неподдельное удивление, — Ладно. Садись и медитируй, постоянно используя невидимость.

Так прошёл ещё час. Всё это время я сидел в позе лотоса под покровом невидимости.

— Ты опять вообще не устал? — спросил мой наставник, прерывая медитацию.

— Нет, — хмыкнул я.

В ответ Негим лишь глубоко вздохнул.

— Похоже, мне надо привыкнуть ничему с тобой не удивляться. Хорошо. Сейчас я покажу тебе, как работает малая телепортация.

После этих слов наставник неожиданно исчез и тут же появился в пятнадцати метрах справа. Далее он начал перемещаться скачками по всему тренировочному залу, пока не вернулся ко мне.

— Для того чтобы использовать малую телепортацию, представь, как будто делаешь прокол в пространстве. Представь место, куда ты должен попасть. Обычно сначала это не получается, просто попробуй переместиться на небольшое расстояние.

Кивнув, я встал, приготовившись совершить скачок. Сконцентрировавшись, я представил, как будто протыкаю пространство чем-то острым и тут же как будто провалился в темноту. Когда я вынырнул из неё, то уже стоял на пять метров дальше, чем до этого. Обернувшись к Негиму, я спросил:

— У меня хорошо получилось?

В ответ наставник опять глубоко вздохнул, сказав:

— Обычно неофиты долгие недели не могут сделать первый скачок. А когда у них получается, они прыгают на полметра, максимум метр. То, что ты сейчас сделал, это вне всяких рамок. Такое на моей памяти происходит первый раз.

Я промолчал, но внутренне был весьма доволен собой. Раз у меня такие выдающиеся способности в освоении трёх навыков убийц, то, надеюсь, моё обучение можно будет закончить гораздо раньше.

— Теперь каждый день ты будешь два часа тратить на медитацию с сокрытием ауры, два часа на медитацию с пологом невидимости, два часа практики с малой телепортацией, и два часа на новую дисциплину: работу с ножами, стандартным оружием убийцы, а также практику с арбалетом. Ну и, конечно, кроме всего этого, ты ежедневно будешь тренировать свои физические возможности, а также изучать создание ядов, как и раньше. Так что с сегодняшнего дня твой день станет гораздо загруженней.

Так и случилось. День за днём я тренировался, не жалея сил. Шесть часов на сон, остальное сплошные занятия. Это был тяжёлый труд, однако я не привык пасовать перед трудностями. Постепенно мои физические возможности росли, и целитель всё реже и реже появлялся в тренировочном зале. Через месяц я уже мог без особых проблем бегать с тремя брёвнами на спине и делать акробатические трюки на брёвнышке, шириной в десять сантиметров. Также я уже мог скрывать ауру и становится невидимым для магов ступени Духа. Ну и расстояние, на которое я мог прыгать, заметно подросло. Теперь я был способен телепортироваться на семь метров в любом направлении. Однако мне ещё требовалось научиться контролю прыжков, чтобы после малой телепортации появляться именно там, где планировал.

Надо признать, что немалая заслуга в моих успехах принадлежала Негиму. Он был умным и опытным наставником, хоть и держал меня в ежовых рукавицах. Время планомерно текло дальше, и когда с момента моего прибытия прошло уже без малого три месяца, я осознал, что осталось не так много, прежде чем я закончу обучение. В данный момент я стоял перед самой тонкой леской, на которой я должен был делать акробатические трюки. Сделав шаг вперёд, я сделал сальто и, балансируя, мягко приземлился на пружинящую леску. После чего проделал на ней весь комплекс упражнений и повторил его несколько раз, пока Негим не остановил меня.

— Эта часть тренировки пройдена. Теперь покажи, на что ты способен в трёх навыках убийц.

Спустившись вниз, я использовал сокрытие ауры и тут же мой левый браслет засветился синим светом. Далее я активировал полог невидимости, и мой правый браслет засветился зелёным светом.

— Итак. Ты способен скрывать свою ауру от мага ступени Эксперта и становится невидимым от Мастера. Это действительно впечатляет. К тому же скоро ты сможешь становиться невидимым также и от Эксперта. Теперь покажи, как далеко ты можешь совершать скачок с помощью малой телепортации.

Сосредоточившись, я прыгнул вперёд на двенадцать метров.

— Отлично. По всем трём навыкам результат великолепный. И твои физические возможности теперь соответствуют высоким стандартам убийцы нашей гильдии. Что же, по-видимому, пришло время закончить обучение. Вскоре ты пройдёшь испытание, после выполнения которого станешь полноправным убийцей.

— Спасибо за всё, наставник, — кивнул я.

В ответ Негим хмыкнул, добавив:

— Теперь ты можешь идти в свою комнату. Когда тебе подберут испытание, я тебе сообщу.

Я так и сделал, и на следующий день Негим наконец пришёл в мои апартаменты и с порога тут же заявил:

— Цель, которую ты должен убить во время испытания, определена. И ею является глава города Мерхор Султан Аль-Бар-Хир.

* * *
Негим сидел напротив Козлиного Понтифика во всё том же помещении.

— Что привело тебя ко мне? — казалось, хозяин кабинета был раздражён.

— Извините, Понтифик, но я всё-таки хотел бы знать, почему вы дали Валленштайну такое сложное, я даже сказал бы невыполнимое задание. Не так давно, намного более опытный и могущественный адепт гильдии провалил его. Как тогда справится Ирос?

— Хех, — улыбнулся понтифик, — не переживай, Негим. У юного Валленштайна есть одна важная особенность: когда он сталкивается с невыполнимыми заданиями, то всегда придумывает новые революционные плетения и артефакты.

— То есть вы хотите, чтобы Ирос придумал артефакт, который позволит ему убить Султана, и потом мы позаимствуем у него это изобретение? А не слишком ли это рискованно. Ведь если он не справится с испытанием, нам придётся его устранить.

— Риск стоит того. Так что, поглядим на что способен внук Сильнейшего из Меридиан. Да и признаюсь тебе, Негим, думаю, что парнишка нас ещё сильно удивит. Но ты всё равно постарайся приглядывать за ним. Не оставляйте его без присмотра…

— Тогда почему просто не помочь ему, если он так важен для нас? — удивился Негим.

— Ты не видишь всей картины, — покачал головой Понтифик. — Во-первых, это против правил гильдии, — прищурился он. — а во-вторых, он сам справится. А если не справится, то тогда и время на него тратить не стоит. Вот скажи, сколько талантливых претендентов не проходили финального испытания?

— Много, — с неохотой ответил Негим, — слишком много.

— Ну вот, ты сам ответил на свой вопрос. Нам неквалифицированные убийцы не нужны…. Даже если они потенциально сильные маги и имеют таких родственников как Валнар Валленштайн, но повторюсь, ты недооцениваешь мальчишку. Я лично абсолютно уверен в выполнении им задания. Хочешь пари? — спросил он ехидным голосом.

— Извините, Понтифик, но нет! — твёрдо ответил тот. — Не готов я спорить с вами …тем более, на жизнь своего ученика!

— Вот видишь. Ты согласен со мной. Просто наблюдай за ним и не вмешивайся ни во что.

— Хорошо, Понтифик, я надеюсь, что вы правы.

— Я всегда прав, Негим, — хмыкнул его собеседник, — пора бы тебе к этому привыкнуть.

* * *
После того как Негим выдал мне задание, он проводил меня в местную оружейную. По пути я расспросил своего наставника о будущей жертве. Оказалось, что сволочью этот султан был ещё той… Он регулярно покупал рабынь и насиловал их. В общем, передо мной сложился образ этакого богатого и пресыщенного жизнью старого извращенца. Хотя на портрете, который мне показал Негим, был изображён худощавый солидный мужчина в богатых одеждах с тонкими поджатыми губами и хитрым и жёстким взглядом.

В оружейной у меня разбежались глаза. Но к сожалению, мастером меча я не был, хотя в академии азы обращения с холодным оружием нам преподавали. Ну конечно, ещё были тренировки в гильдии с ножами и арбалетами, основным оружием убийц. Но это единственный предмет, который я знал, можно сказать, на оценку удовлетворительно. Негим сразу сказал, что этому убийцы учатся многие годы и постоянно совершенствуют своё умение. Пять месяцев, как оказалось, считается очень коротким сроком. Но опять же с его слов, по сравнению с обычным воином, я должен был смотреться опытным профессионалом.

Негим помог выбрать мне оружие. Тут я положился на своего наставника. Тем более, судя по всему, ко мне явно относились с усиленным вниманием. Он-то и вручил мне странного вида нож с чёрным лезвием.

— Это твоё личное оружие. Артефактый нож Норгот. У него два свойства. Первое состоит в том, что удар этого ножа не может остановить щит Инеаля. А во-вторых лезвие Норгота способно пронзить тела магов высоких ступеней. Как ты знаешь чем выше ступень, тем крепче тело и обычный нож не сможет нанести вред тому же Повелителю. А Норгот может. Он есть у всех членов Гильдии Убийц. Ты должен беречь его как зеницу ока. Не вздумай потерять его. За это сразу последует исключение из Гильдии. А покидают её только одним способом — вперёд ногами!

Я убрал кинжал в ножны и спрятал в своём пространственном кольце. После это Негим быстро подобрал мне остальное оружие, и покидал я оружейную с кинжалом из тёмной стали и парой небольших арбалетов, с тремя десятками болтов.

А ночью меня доставили в Мерхор, перед этим усыпив. Как я и предполагал, филиал находился недалеко от города, в который мы приплыли. И здесь была Алия, которую мне очень хотелось увидеть, но сначала было дело. Я переборол в себе желание добраться до гостиницы, в которой я её оставил, и сосредоточился на выполнении задания. Кстати, мне даже дали схематично нарисованный план дворца, в котором были отмечены комнаты султана.

Дворец моей будущей моей жертвы располагался в отдельной части города, окружённый высоким каменным забором, и у двух ворот, через которые можно было попасть на его территорию, стояла вооружённая до зубов охрана.

Но с моими способностями мне было необязательно проходить через ворота. Вместо этого, с помощью малой телепортации я легко совершил скачок сквозь стену, не забыв применить при этом сокрытие ауры и полог невидимости. Всё прошло удачно, меня никто не заметил. Я оказался в огромном саду. Кругом росли зелёные деревья, пели птицы, журчали ручьи. Вдоль дорожек, вымощенных разноцветной плиткой, возвышались изящные фонтаны в виде фигур животных и птиц. И это среди пустыни! Что ж, султан явно ни в чём себе не отказывал.

Осторожно я добрался до самого дворца, несколько раз прячась от патрулирующих сад охранников. Сам дворец произвёл на меня двойственное впечатление. Нет, когда его только построили он, скорей всего, был блестящим и великолепным. Но сейчас ему больше подходило определение — грязный и неухоженный. Насколько красив был сад, настолько же плохо выглядел дворец. Треснувшая и облезлая краска, кое-где слегка обвалившиеся стены, но, судя по всему, султану было недосуг заниматься его ремонтом.

Сверившись с планом, я осторожно направился к своей цели. Покои султана располагались на втором этаже. Чтобы попасть в сам дворец, необходимо было пройти через тяжёлую двустворчатую дверь, которую охраняли трое мрачного вида здоровяков в добротных блестящих доспехах. Мало того, насколько я понял, все трое находились на ступени Эксперта и честно говоря, связываться с ними мне не хотелось. Ведь, к сожалению, я пока что не умел становиться невидимым от Экспертов, так что мимо них мне не пройти.

В этом случае никакого бесшумного убийства не будет точно, а в открытый бой мне ввязываться было нельзя.

Я отступил и оценил возможность добраться до окон второго этажа. В принципе это было возможно, но что-то говорило мне, что это плохая идея. Тем более, на улице уже было светло. Я осторожно удалился, проделав обратный путь бегом и в конце просто телепортировался через забор. Что ж, вернёмся вечером. Ночь — мой главный союзник.

Вечера я дождался с трудом. Самым тяжёлым оказалось не отправиться в гостиницу к Алии. Но я мужественно переборол это желание, и когда стало темно, а темнело здесь очень рано, вновь телепортировался через забор. Вскоре я из-за большого раскидистого дерева наблюдал за охраной, стоявшей у двери. Кстати, они несли службу, на мой взгляд, весьма халатно. О чём-то разговаривали между собой, не обращая внимания на происходящее вокруг. Ни дать ни взять — две бабки-сплетницы на рынке.

Но благодаря им, я выяснил, что султан любит ужинать в открытой веранде над западным входом. И сейчас, как я понял, он находился именно там. Что ж, вот самый что ни на есть подходящий момент. Открыв план, я нашёл расположение нужной мне веранды и отправился к ней.

Веранду я нашёл, но меня ждало разочарование. Султан действительно ужинал на ней, вольготно раскинувшись на подушках, но вот у перил, идущих по краю веранды, за происходившим в саду следило аж четверо мужчин, одетых в тёмные неприметные одежды. М-да, это поистине облом. Один из охранников находился на ступени Владыки, трое на ступени Повелителя. В ближнем бою с ним я точно не справлюсь, так что убийство откладывалось. Нужно было придумывать новый план. Хотя… почему бы не попробовать арбалет? Но немного подумав, отбросил эту мысль. Всё-таки это не было настолько точное оружие. Также могущественные охранники могли успеть среагировать, а если я потерплю неудачу, султан сразу примет меры, и даже я не смогу проникнуть во дворец. К тому же провал задания грозил мне смертью. Мелек его дери! Почему мне дали такую невыполнимую задачу?

Так что я решил просто наблюдать. К счастью, в ночной тишине зычный голос султана, который не считал нужным разговаривать тихо, я прекрасно слышал. И узнал, что через неделю, он собирался выехать в город, чтобы посетить рынок рабов. Гаду, видимо, захотелось лично выбрать себе следующую игрушку. Что ж, это меня устраивало. Вот тогда его мы и подкараулим. У меня оставалась неделя, и за это время необходимо было придумать способ расправится с ним. В том, что четвёрка охранников будет сопровождать султана, сомнений не было. Как и в том, что как бы я ни старался уйти в невидимость или маскировать ауру, это мне не поможет. Нужно дальнобойное оружие…

И тут я вспомнил о снайперах, про которых читал в книгах из библиотеки деда. На Земле тоже существовали наёмные убийцы, но они действовали совсем по-другому. Стоп! Меня внезапно осенило. А почему нельзя использовать их способ… надо подумать!


Глава 12


Земные наёмные убийцы часто пользовались снайперскими винтовками с оптическими прицелами для того, чтобы поражать свои цели на огромных расстояниях. Вообще, оптический прицел был очень крутой штукой, созданной из стеклянных линз, которые были способны увеличивать изображение многократно. Стоит сказать, что в Алондаре до сих пор не изобрели ничего подобного. Лишь мой дед, владеющий библиотекой научных книг с земли, в своё время смог сделать очки. А так никто другой не умел создавать увеличительные стёкла.

И вот мне пришла в голову идея создать свой аналог снайперской винтовки для того, чтобы убить Султана, находясь на большом расстоянии от него. Вместо пуль, моя винтовка будет стрелять лазером. Заморачиваться с порохом я не хотел: слишком долго было искать ингредиенты для его создания, да и лазер гораздо эффективней. Я вполне могу создать артефакт, в который вложу плетение луча света. Однако главной загвоздкой был оптический прицел. Я отлично помню чертёж для создания этого чудо-приспособления. Благо в своё время я нашёл информацию о нём в одной из научных книг с Земли. Однако главной проблемой были линзы. Для создания оптического прицела нужны собирающие линзы, которые, как понятно по их названию, умели преломлять световые лучи, собирать свет в одну точку. Однако для правильно работающего прицела нужна была хирургическая точность при создании такой линзы. На Земле линзы создаются на заводах с помощью специального оборудования.

К сожалению, человек неспособен на подобную точность. К тому же даже если я поставлю себе задачу вырезать и отполировать линзы своими руками, то процесс обучения может занять годы. У меня не было столько времени. Так что нужно было искать другой способ. И кажется, я его нашёл. Я же не обычный человек. Я маг и мне доступно то, что не могут люди с Земли. Так что мне стоит взять обычное стекло и наложить на него плетение школы света, которое собственно и будет делать всю ту работу, которую делает обычная линза — преломлять свет. Я достаточно разбираюсь в плетениях этого вида, так что думаю, нужно лишь немного поэкспериментировать и у меня получится.

Ладно. Теперь нужно отправляться обратно в гильдию и начать разработку артефакта. Я должен успеть создать его до того, как Султан отправится покупать рабынь. Неизвестно, когда выпадет ещё подобный шанс, чтобы он оказался на открытой местности. В том, что сумею убить его с большого расстояния без какой-либо опасности со стороны его охраны, если у меня получится создать винтовку, я не сомневался.

Так что я передал сообщение в гильдию, что хочу вернуться обратно в филиал и отправился в одну из гостиниц, чтобы заснуть там для того, чтобы меня усыплённого перевезли обратно в гильдию. Так и случилось. Когда я открыл глаза, то оказался во всё том же помещении, в которое я попал, когда впервые оказался в филиале. И напротив меня сидели всё те же высокие саны: Козлиный Понтифик и трое Митрополитов, одним из которых был мой наставник.

— Юный Ирос Валленштайн, неужели ты сдался и решил не выполнять испытание? Ты же знаешь, что происходит с теми, кто не оправдал наши высокие ожидания, — скрипучим голосом заговорил Понтифик.

— Я не отказался от испытания, но для его выполнения мне нужно создать артефакт. Иначе выполнить столь сложную задачу у меня не получится.

— Что ж. Понятно. Мы предоставим в твоё распоряжение нашего кузнеца и его мастерскую. Делай, что считаешь нужным, — почему-то радостным тоном ответил Понтифик.

— Спасибо. Я вас не подведу, — кивнул я.

Конечно, не подведу. Потому что иначе мне грозит смерть.

Я не стал терять зря время и, попав в свою комнату, тут же начал рисовать чертежи приклада, ствола винтовки, спускового механизма и ячейки для магического кристалла. Я достаточно быстро понял, как будет устроен мой артефакт. Ну и самым сложным здесь был оптический прицел. Я нарисовал чертёж его корпуса, написал размеры и толщину стёкол, указав, что их мне понадобится очень много. Для экспериментов.

Теперь пришло время рассказать, как устроен оптический прицел. У этого приспособления есть три главные части. Это объектив, оборачивающая система и окуляр. Объектив — это та часть прицела, которая направлена на цель. Он образует перевёрнутое и уменьшенное изображение нашей цели. Далее идёт оборачивающая система и её назначение состоит в том, чтобы перевернуть изображение, даваемое объективом. В этом случае перед окуляром окажется прямое изображение наблюдаемого предмета. Оборачивающая система состоит из одной или двух собирающих линз. Также нужна прицельная сетка для того, чтобы видеть сам прицел. Ну и наконец окуляр. Это часть прицела, в которую смотрят. Линза, которая увеличивает изображение объекта, полученного оборачивающей системой.

Кузнец выслушал меня со скептическим видом. Но узнав, что это срочный заказ, да ещё то, что этим интересуется сам Понтифик, сразу изменил своё отношение. Теперь он ловил каждое моё слово. И действительно, постарался на славу и создал все требуемые элементы максимально быстро.

Так что я решил двигаться от простого к сложному и сначала собрать саму винтовку, а потом приступить к созданию оптического прицела. Работа была не особо сложной, благо руну света я знал. Так что, вставив кристалл первого ранга в ячейку, я отправился на полигон, чтобы протестировать мощь лазера, вшитого в винтовку. И я не был разочарован. Луч света получился на загляденье мощным. Он прожёг дыру в мишени и даже умудрился проделать глубокое отверстие в каменной стене. Такой выстрел точно будет способен уничтожить цель на большом расстоянии. Теперь главное — сделать так, чтобы я сумел попасть в эту цель. Правда, во время эксперимента оказалось, что кристалл разрушился, не выдержав резкого всплеска энергии луча света. Но это не было большой проблемой. Раз так, значит, будем заменять кристаллы. Один кристалл — один выстрел — один труп.

Что же, теперь пришло время вплотную заняться оптическим прицелом. Благо мне наделали целую кучу стекляшек, так что было на чём тренироваться. Как и говорил, при создании линз нужна хирургическая точность. Одно неверное движение и придётся делать работу заново. С плетениями было попроще. Магия школы света была способна преломлять лучи света и делать это достаточно точно. Однако всё равно для создания работающего прицела нужно много экспериментов. Часто неудачных. Но к сожалению, времени у меня было очень мало. Поэтому я, не теряя времени, приступил к работе.

Не буду вдаваться в подробности, но мне потребовалась много опытов, чтобы получить нужный результат. Да и время летело с какой-то невероятной скоростью. Спал я за эти сутки всего три часа. Я создавал линзы снова и снова и каждый раз где-то была неточность и свет преломлялся не так как нужно. Также нельзя забывать о фокусе. Чтобы свет правильно падал, все линзы располагаются на определённом расстоянии друг от друга. Вот это нужное расстояние и называется фокусом. Также мне пришлось делать съёмные линзы, чтобы иметь возможность менять кратность приближения. В общем, возиться пришлось и с этим. Честно говоря, я не любитель подобной монотонной работы и только понимание, что невыполнение задания Гильдии Убийц грозило мне смертью, заставило меня продолжать попытки. Но всё-таки я добился своего. Оптический прицел и вместе с ним снайперская винтовка были готовы. И вот сейчас в руках я держал смертоносное оружие ступени Духа. Хоть этому оружию было и далеко до совершенства, но свою основную задачу оно должно выполнить. На всякий случай я проверял винтовку на полигоне добрых полчаса, меняя кристаллы. Всё работало надёжно. Поэтому со спокойной душой я сообщил об успехе Понтифику. Надо ли говорить, что он обрадовался этому известию. Я видел, что он хочет узнать, что же я такое создал, но, видимо, Понтифик решил подождать, пока я не использую артефакт в деле.

Накануне того самого дня, когда султан должен был выбраться из своего дворца на рынок для покупки новых рабынь, меня доставили в город, как обычно, соблюдая все предосторожности. И вот сейчас я лежал на крыше одного из домов, направив винтовку в сторону оживлённого рынка, наблюдая, что там происходит через оптический прицел. Понятно, что ничего нового я не мог увидеть.

Рынок занимал достаточно большую площадь недалеко от дворца и состоял из деревянных прилавков, перед которым стоял живой товар. Большую часть его, естественно, составляли молодые девушки. Практически обнажённые, на любой вкус и цвет. Но меня не привлекали их неприкрытые прелести. Наоборот, я еле сдержал в себе желание заняться истреблением их хозяев. Вот этих тварей я бы с удовольствием отправил на тот свет. Глядя на их товар, мне хотелось что-то сделать, чтобы помочь этим несчастным, но я понимал, что ничего не могу. Даже если бы я и хотел, да и если бы был достаточно сильным, не мне идти против местных обычаев. Одной грубой силой тут не поможешь. Тяжело вздохнув, я продолжил наблюдение.

Но вот наконец появился султан в сопровождении своих телохранителей. Моя жертва проявляла большой интерес к живому товару. По крайней мере, на моих глазах он придирчиво проверил с десяток девушек и одну, по-моему, даже купил. Ещё пару грубо утащили с рынка, после его возмущённых жестов. У меня уже чесались руки разобраться с этим уродом. Так, надо успокоиться. Ирос, дыши ровнее…Я прикинул, расстояние до моей цели — примерно триста метров. Вполне выполнимо для моего нового оружия. Я бы уже давно выстрелил, но между мной и целью то и дело появлялись телохранители хозяина города, а как я знал, они имели ступени Повелителя и Владыки. И судя по всему эти перемещения были неслучайны. Похоже, постоянно перемещаясь, они старались максимально обеспечить безопасность своему боссу.

Но вот наконец я поймал момент и нажал на курок. Мощный луч света вырвался из дула винтовки и на огромной скорости бесшумно устремился к своей жертве. Зная скорость света, можно понять, что даже его телохранители — могущественные маги, просто не успели среагировать. С дымящейся дырой в груди султан рухнул на камни. Растерянные телохранители сразу засуетились, но, видимо, совершенно не понимали, откуда могли выстрелить и что за странное оружие нанесло эту смертельную рану. Шансов найти убийц у них не было, потому что я, спокойно спрятав винтовку в пространственное кольцо, уже успел спустится с крыши на улицу и отправился в гостиницу, не обращая внимания на переполох, поднимающийся за моей спиной. Мимо меня уже бежали стражники, направляясь к рынку, но на меня они не обращали никакого внимания.

Добравшись до гостиницы, я со спокойной душой заснул, а открыв глаза уже в третий раз оказался в том самом помещении, где передо мной сидел всё тот же козлиный Понтифик и трое Митрополитов. Это, похоже, уже становится традицией…

— Юный Ирос Валленштайн, ты выполнил испытание и позволю заметить, блистательно выполнил, — торжественно заявил Понтифик. — Вскоре мы проведём обряд твоего полноценного вступления в наши ряды и становления аколитом. Однако позволь кое-что попросить у тебя…

— Я вас слушаю, — ответил я, догадываясь, что мне не понравится эта просьба.

— Артефакт, который ты создал, невероятен. Благодаря ему, можно убивать с огромных расстояний без какого-либо риска быть обнаруженным. Это настоящая революция в нашем деле. Мог бы ты передать нам секрет его создания?

Да уж. Мне не хотелось бы давать его в руки гильдии. Ведь адепты Саргерона убивают не только плохих людей. Они лишают жизней всех, за кого заплатили. Мой артефакт может наделать много бед, и я буду тому виной. С одной стороны, отказать Понтифику я не могу. Я полагаю, иначе он меня просто не выпустит из филиала. Так что выбора нет. Я знал, на что шёл, когда решался стать адептом гильдии. Всё-таки придётся выдать секрет создания снайперской винтовки. Но с другой стороны, на этот раз я собираюсь поторговаться!

— Хорошо. Я расскажу, как создавать этот артефакт, — вздохнул я.

И тут же добавил.

— Однако взамен я хотел бы, чтобы вы выполнили мою просьбу.

— Я внимательно тебя слушаю, — кивнул Понтифик, судя по всему, совершенно не удивившийся моему вопросу.

— Я путешествую со своей подругой. Она сейчас находится на ступени Духа. Я хотел бы, чтобы вы выделили для неё пилюлю возвышения, которая поможет ей за неделю поднять ступень до Мастера. А также после достижения ею ступени Мастера я хочу, чтобы алхимики гильдии создали для неё набор зелий для ускорения развития.

Продаваться так продаваться по полной. Если передачи секрета создания артефакта не избежать, то я хотя бы сделаю это с пользой.

— Хм-м, — внимательно посмотрел на меня Понтифик и вдруг улыбнулся: — Молодость… — покачал он головой. — Думаю, это достойная цена за секрет создания артефакта такого уровня. Ты получишь то, что просишь. А сейчас тебя проведут к артефактору, которому ты должен передать все свои наработки по этому вопросу.

— Как скажете, Понтифик, — я поклонился и вышел из зала.


Негим сидел напротив Козлиного Понтифика. После разговора с Иросом Валленштайном они вновь перебрались в аскетичный кабинет одного из девяти столпов гильдии.

— А я тебе говорил, что так и будет! Уму непостижимо. Убивать с такого расстояния с помощью артефакта, который может увеличивать возможности зрения! Ты когда-нибудь слышал о подобном? Я нет. А вот твой протеже способен такое создать!

— Да я и сам в шоке. Где он только берёт идеи до своих артефактов… — вздохнул Негим.

— Вот теперь ты видишь, почему моё желание дать Иросу такое сложное задание, было удачным. А я тебе говорил!

— Да, Понтифик. Вы, как всегда, оказались правы, — склонил голову Негим.


* * *
После разговора с высокими руководителями я передал подробную информацию о секрете создания снайперской винтовки артефактору филиала, которому пришлось объяснять несколько раз, чтобы он понял суть моего изобретения, и отправился в свою комнату. Здесь я просто завалился на кровать и погрузился в свои мысли. На следующий день должен был состояться обряд посвящения. Я кое-что знал о нём из кодекса гильдии. Все, кто находятся в филиале гильдии, собираются в одном общем зале, где прошедшему испытание кровью рисуют знак Саргерона на животе. Считается, что именно такой знак и именно на животе появлялся у последователей этого Первобытного. Конечно, как я и говорил раньше, сильно сомневаюсь, что он вообще существует. Однако не суть. Кровь же будет наноситься не на голое тело, а на одежду. Это сделано для того, чтобы оставить меньше опознавательных признаков. Всё-таки в гильдии убийц очень важно держать свою настоящую личность в секрете.

И вот я захожу в главный зал, полный адептов гильдии. Прохожу по длинной ковровой дорожке к алтарю, на котором стоит чаша с кровью. Козлиный Понтифик макает пальцы в кровь и начинает выводить нужный символ на моём одеянии. И пока он это делает, всё присутствующие хором произносят:

Незримы мы для ваших глаз,
Мы тень — никто не видит нас,
Несём мы смерть неотвратимо,
Никто не скроется от нас
Я отлично знал эти строчки. Это был девиз гильдии убийц. В это время Козлиный Понтифик закончил выводить символ и, подняв голову, сказал:

— Добро пожаловать в гильдию аколит Алукий!


Ну вот и закончились мои мытарства. После того как я стал Аколитом, сразу попрощался с наставником и Понтификом, после чего меня переправили обратно в город. С этого момента я буду получать информацию о своих новых жертвах через переговорный артефакт. Теперь, где бы я ни находился, мне придётся выполнять задания. Но я знал, на что шёл. А сейчас пришло время наконец увидеть Алию. Как же сильно я без неё скучал. Я не шёл, а летел к знакомой мне гостинице.


Глава 13


Когда я наконец добрался до гостиницы и зашёл в наш домик, Алия и Лания сидели вместе и обедали. Некоторое время я просто стоял, с удовольствием наблюдая за этой мирной картиной. Но вот Лания повернулась в мою сторону, и случайно её взгляд остановился на мне.

— Наставник! — визжа от восторга, девочка-перевёртыш бросилась ко мне. Подбежав, Лания повисла у меня на шее. Я отметил, что за время моего отсутствия, мелкая успела вырасти и похорошеть. Её шелковистые волосы стали длиннее и приятнее на ощупь.

— Наставник, вы вернулись! А я подняла ступень до Ученика и, надеюсь, скоро стану Адептом! — с восторгом похвасталась она.

А ведь это правда. Я ощущал, что её аура стала сильнее. Переведя взгляд на Алию, я увидел, как та быстрым шагом преодолела расстояние между нами и, аккуратно отцепив от себя Ланию, наконец обнял свою красноволосую девушку. Алия отстранилась и, коснувшись ладонью моей щеки, нежно поцеловала меня в губы. Я почувствовал поднимающуюся во мне жаркую волну. От вкуса у её губ у меня на миг закружилась голова. Как же сильно я скучал по этим поцелуям!

— Милый, почему тебя так долго не было? Я так сильно соскучилась… — тихо произнесла она, уткнувшись лицом в моё плечо.

— Прости, родная, я спешил как мог, — счастливо улыбнулся я.

— Как твои успехи? — спросила моя девушка, когда восторги первой встречи прошли, мы устроились за низким столом, и Алия поставила передо мной тарелку с едой.

— Я справился, — ответил я. — Поднял могущество до ступени Духа. Обучился всему, чему нужно и стал полноправным членом гильдии. А какие результаты у тебя?

И тут Алия вдруг помрачнела.

— Я устроилась в гильдию охотников и активно выполняла задания, однако тех денег, что я заработала, не хватает на алхимические зелья, ускоряющие моё развитие на ступени Духа. Теперь я понимаю, почему братья и сёстры так медленно развивались, даже несмотря на то, что попадали на более развитый континент, — с печалью вздохнула Алия.

— У меня есть для тебя сюрприз, — хитро ухмыльнулся я.

— И какой же? — лукаво посмотрела на меня красноволосая девушка.

Достав шкатулку с пилюлей возвышения, я открыл её перед заинтересованными глазами Алии.

— И что это?

— Это невероятно ценная реликвия гильдии, в которой я обучался, — сообщил я так, чтобы Лания не поняла, о какой конкретно гильдии идёт речь — ребёнок может кому-то сболтнуть лишнего, а мне это не надо. Информация о том, что теперь я убийца может стоить мне жизни.

— И что делает эта реликвия? — с интересом спросила Алия.

— Если маг ступени Духа примет её и поглотит в течение недели, то повысит свою ступень до уровня Мастера.

— Ты хочешь сказать, что если я поглощу эту пилюлю, то через неделю стану Мастером? — глаза девушки округлились.

— Именно, — кивнул я.

— И эта пилюля для меня? — голос Алии дрожал.

— Да, я смог уговорить главу филиала, чтобы он дал эту пилюлю для тебя. Мало того, после того как ты станешь Мастером, поглотив пилюлю, в гильдии тебе сделают высококлассные алхимические зелья для ускорения развития, чтобы ты в кратчайшие сроки смогла повысить могущество до ступени Эксперта.

Услышав всё это, Алия повторила поступок Лании — с радостным визгом крепко обняв меня.

— За неделю стать Мастером! — девушка смотрела на меня таким взглядом, что мне невольно стало не по себе. — Невероятно! И ещё зелья для развития! Я тебе говорила, как сильно я тебя люблю?

— Говорила, но не особо часто, — хмыкнул я.

— Теперь буду говорить намного чаще. Ирос, ты лучший!

— Ладно, — Лания весело посмотрела на нас, — не буду вам мешать!

— А она выросла, — заметил я, провожая девочку взглядом.

— И повзрослела, — добавила Алия.

— Так, вернёмся к пилюле. Прежде чем начать поглощение пилюли, отдай мне шкатулку с тем артефактом, который я тебе давал, — вдруг вспомнил я. — Ты всё делала, как я тебе говорил?

Когда я уходил в гильдию, я отдавал фрагмент ключа Алии, так как побоялся тащить его в филиал. А ключ нужно регулярно подпитывать магической энергией.

— Конечно. Кстати, когда я начала подпитывать ту штуку магической энергией, мне начали сниться странные сны из прошлого, где я всё чувствовала, но ничего не могла сделать. Словно со стороны проживала заново свою жизнь… Это как-то связано?

— Да, так этот артефакт влияет на тех, кто подпитывает его энергией. И твои видения — вещь закономерная.

— Понятно, — ответила Алия, доставая шкатулку из пространственного кольца.

И тогда я вдруг понял, что ощущаю зов ключа, даже несмотря на то, что он находится в шкатулке. Как это понимать? Моё ощущение ключа стало сильнее? Но почему?

— Алия, ты ведь ощущала, что ключ, как будто зовёт тебя, могла ощутить его местоположение, когда открывала шкатулку?

— Нет. Такого никогда не было, — ответила девушка, пальцем закручивая красный локон волос.

Мелек его дери. Раньше я был уверен, что все будут чувствовать этот зов, а оказалось, на это способен лишь я. Конечно, рано было об этом говорить, так как слишком мало тех, на ком я проверил действие зова. Но если предположить, что это моя особенность, то, что это значит? И тут мне пришла невероятная идея. Фрагменты ключа всеми силами пытаются найти оккультисты. А я могу чувствовать их местоположение. Получается, эту способность можно использовать в поиске фрагментов. Тогда если предположить, что моя сестра, как мой кровный родственник, тоже будет владеть этой способностью. Тогда понятно, зачем оккультисты выкрали брата и сестру. Ведь они не знали, что Алек нам неродной брат. Скорее всего, думали, что он тоже владеет этой способностью. Хотя в этой теории есть изъян. Почему тогда они убили деда? Он тоже наш родственник и по идее также должен ощущать зов ключей. Также всё это объясняет, почему Мельтас выбрал именно меня для поиска ключей. Об этом нужно ещё поразмыслить.

Но радовало одно: раз моё ощущение фрагментов ключей растёт, то это значит, что через время я смогу ощущать ключи на всё более далёких расстояниях. Это очень сильно мне поможет в поисках. Когда я спрятал шкатулку в своё пространственное кольцо, тут же передал пилюлю возвышения в руки Алии.

— Ты готова? Ты должна будешь поглотить энергию пилюли в своё средоточие.

— Да, — кивнула девушка.

И тут же проглотив пилюлю, села в позу лотоса, начав медитацию. Я не стал от неё отставать и также решил сосредоточиться на развитии своего искусства убийцы. Тут вдруг снова появилась Лания и, видимо, решив взять с нас пример, тоже уселась в позу лотоса. Судя по всему, девочка очень хотела меня порадовать, так что тренировалась усердно.

Пока Алия медитировала, прошла неделя. За это время мы я старался не бездельничать. Утром пару часов обязательная тренировка. В Гильдии я привык к физическим упражнениям, и сейчас мне их уже не хватало. Кстати, к моим утренним тренировкам присоединилась Лания. Вот кому ловкости точно не занимать. Таким образом, в тренировках и медитациях прошла целая неделя.

И вот в один из дней, ближе к вечеру я почувствовал, как потоки магической энергии пульсируют вокруг Алии. Мы с Ланией устроились рядом с ней, и через полчаса её аура расширилась, распространяясь по округе, и тогда я ощутил мощь Мастера.

— Ирос, у меня получилось! — открыв глаза, прошептала девушка, улыбнувшись мне. — Теперь я смогу достигнуть ступени Повелителя и выполнить свою миссию гораздо быстрее!

— Я очень рад за тебя, — обнял я её, — теперь мне надо связаться с гильдией. Они должны отправить человека, который возьмёт у тебя твою магическую энергию, чтобы алхимик гильдии смог сделать для тебя зелья, ускоряющие развитие.

Так я и сделал. Члены гильдии прибыли на удивление быстро, и это произошло ночью, когда Лания и Алия спали.

Один из них был аколитом на ступени Магистра, а вот появления второго меня изрядно удивило. Им оказался Митрополит на ступени Владыки. Один из тех, кто встречал меня вместе с Козлиным Понтификом в том зале. Интересно, с чего такая честь?

— Здравствуй, Алукий, — поприветствовал меня Митрополит. — Аколит, прибывший со мной, пришёл для того, чтобы взять магическую энергию у девушки. Я же прибыл с другой целью. Твой артефакт показал невероятные результаты. Так что Козлиный Понтифик захотел выдать тебе дополнительную награду. Так как ты показал себя опытным артефактором и принёс большую пользу, мы решили передать тебе свиток с руной нашей гильдии. Сначала расскажи, какие руны ты знаешь?

Новые руны. Шикарно. Я был несказанно рад такому бонусу.

— Я владею руной огня, света, воздуха и связи, — сообщил я.

Услышав мой ответ, Митрополит достал из своего пространственного кольца толстенный свиток и передал его мне.

— В этом свитке записана руна молнии, известная нашей гильдии. Изучи её и пользуйся на здоровье.

— Но разве мне не нужно давать клятву, чтобы я не передал её никому? — удивился я.

— Мы доверяем тебе, — ответил Митрополит. — Думаю, с помощью рун ты сможешь создать немало артефактов, которые сделают нашу гильдию сильнее. Если в будущем ты ещё придумаешь полезные артефакты для нас, то мы с радостью поделимся с тобой и другими рунами.

Вот значит как. Они хотят мотивировать меня новыми рунами, чтобы я создавал для них революционные артефакты. Это, конечно, заманчивое предложение, однако то, как гильдия будет пользоваться моими изобретениями, мне не нравилось.

— Большое вам спасибо, — поклонился я.

— Также тебе будут переданы тридцать магических кристаллов первого ранга, десять второго ранга и два третьего. Всё для того, чтобы ты продолжал совершенствоваться, как артефактор — сказал Митрополит, протянув мне увесистый мешок с кристаллами. — Помни доброту нашей Гильдии. Мы надеемся на тебя и на то, что ты в будущем принесёшь ей немало пользы.

Что тут сказать, это был царский подарок. И слова… На что надеялся Понтифик, с чьей, естественно, подачи меня осыпали подарками, я прекрасно понимал. Надежды… надежды на нового гениального артефактора, внука могучего мага. Всё как на ладони. Но я не подписывался на то, чтобы создавать артефакты для Гильдии убийц. Но понятно, что вслух этого я не сказал. И, конечно, отказываться от таких подарков было глупо. Кстати, такое количество кристаллов стоит целое состояние. Так что я, ещё раз поблагодарив Митрополита, взял мешок.

— Ещё раз большое спасибо. Но я хотел бы задать вам вопрос.

— Я слушаю тебя, Алукий.

— Нам нужно попасть в земли оккультистов. Как это сделать быстрее всего?

— Земли оккультистов располагаются в глубине материка. Попасть к ним со стороны океана не выйдет — вдоль него тянутся Горы Теней, там встречаются агрессивные монстры невероятной силы, порою, находящиеся на ступени Бессмертного. Это крайне опасное место. С твоей ступенью ты там в любом случае погибнешь. Так что для тебя путь один: чтобы попасть к оккультистам, ты должен пройти через Бахрийскую пустыню. После пустыни на большой территории раскинулся Мёртвый Лес. Он кишит всевозможными ядовитыми монстрами, но в отличие от Гор Теней, с ними могут справиться маги караванов, которые ходят по этим маршрутам. За лесом начинаются степи орков. Их ты также должен преодолеть. И только за ними простираются земли, которые находятся во власти оккультистов. Там уже больше городов, да и местность такая же, как и откуда вы приплыли.

— И обязательно идти этим путём? — поинтересовался я. Честно говоря, даже расстроился, представив предстоящий нам путь. — Проходить через пустыню и Мёртвый лес ещё ладно, но степи орков… Может, есть другой путь?

— К сожалению, нет. Полоса степей пересекает весь континент. Так что вы обязаны их пройти. Иного пути нет.

— А может, есть какой-нибудь портал, который сразу перенесёт нас к оккультистам, — с надеждой спросил я.

— Конечно, нет, — покачал головой Митрополит. — Оккультисты очень ревностно относятся к защите своих границ. Чужаков они не любят. И они никогда не допустят, чтобы к ним можно было так легко попасть непонятно кому.

— А как лучше всего пройти Бахрийскую пустыню? Вряд ли я пройду её без карты и или проводника…

— Да, ты не пройдёшь, — согласился со мной Митрополит, — но есть другой путь. К городам, располагающимся недалеко от Мёртвого леса, постоянно ходят караваны. Я бы посоветовал присоединиться к какому-нибудь из них. Они идут через пустыню, делая остановки в городах, которые расположены в оазисах. Три города: Хеим, Жего и Екатфис. Эти города тоже входят в Бахрийскую империю. Ими правят султаны, они значительно меньше Мерхора, хотя маленькими городами я бы их не назвал. А заканчивается путь в Свободном Айбантаре. Это город на границе Бахрийской Империи и Мёртвого леса. И он не принадлежит ни одному из государств. Город-рынок, в котором практически нет власти. Точнее, она есть, но она у тех, у кого больше денег. Есть Городской Совет из десяти человек, но все они купцы. И в Айбантаре всё покупается, и всё продаётся. Так что в этом городе правит один император — деньги!

— А дальше? — мне было невероятно интересно слушать его рассказ.

— Дальше… — хмыкнул рассказчик, — дальше, честно говоря, я не был. Знаю относительно немного. Мёртвый лес именно такой, каким и должен быть: тёмный, мрачный и полный монстров. Ну а в степях орков городов нет. Лишь стойбища — тысячи шатров… их много разбросано по степи.

— Я вас понял. Спасибо большое, Митрополит.

— Рад помочь, Алукий. — кивнул тот. — И помни, что с тобой могут связаться в любое время. Теперь ты член Гильдии и это, помимо всего прочего, накладывает на тебя определённые обязательства. Тебе оказали огромное доверие, и ты должен его оправдать.

— Да, я понимаю это, — заверил его. — Можете не беспокоиться.

После этого разговора мне пришлось разбудить Алию. Сонная девушка влила свою магическую энергию в артефакт и двое убийц удалились. Митрополит заверил меня, что в течение пяти дней зелья доставят в гостиницу. Я хотел тоже лечь, но девушка потребовала рассказать, о чём мы говорили…Любопытство оказалось сильнее желания спать.

— Как только получим зелья, сразу отправляемся в путь, — сообщил ей я. — Мне тут рассказали о возможном маршруте… и я поведал ей рассказ Митрополита.

— Слава Мельтасу, наконец-то мы займёмся делом, — обрадовалась девушка. — Честно признаюсь, мне уже надоело убивать местных тварей.

— Зато, наверное, теперь ты узнала все повадки и хорошо их изучила? — уточнил я. — Нам легче будет при путешествии через пустыню…

— Если бы так, Ирос, — нахмурилась Алия, — те, на кого я охотилась, это слабые создания, живущие поблизости с Мерхором. В самой пустыне живут куда более опасные твари… Я достаточно наслушалась в Гильдии Охотников про них.

— Ну, мы пойдём с купеческим караваном, — успокоил я её. — Там, думаю, охрана серьёзная.

— Это точно, — согласилась девушка, — завтра сходим на Караванный Двор, подберём караван, в котором отправимся. За эти месяцы я заработала немало, деньги у нас есть…

— У меня тоже кое-что имеется, думаю, нам хватит, — скромно заметил я, решив не озвучивать сумму которую мне заплатили перед тем, как я покинул Гильдию. Она была очень внушительной даже по местным меркам…

— Отлично, — улыбнулась моя собеседница, — значит, надо будет заняться подготовкой, купить одежду, припасы…

Но я обнял её, заставив замолчать поцелуем. А после того как мы оторвались друг от друга, тихо сообщил, что поговорим об этом завтра и сейчас у меня совсем другие мысли в голове.

— Это какие же? — весело осведомилась она и дальше слова уже были не нужны. Все свои мысли я показал на деле, и Алия была не против такого времяпрепровождения. Мы занимались любовью долго, отрываясь за всё время вынужденной разлуки, и заснули уже практически под утро.


Глава 14


Следующий день начался у меня, как обычно, с физической тренировки вместе с Ланией. Алия немного удивилась, но потом сама присоединилась к нам. Хотя ей было далековато до той же самой Лании, но перевёртыш есть перевёртыш. Тем не менее девушка явно старалась. После водных процедур я поручил Лании продолжить занятия по освоению своего искусства, а сам с Алией отправился на караванный двор. Ажиотаж в городе после убийства султана уже спал.

Насколько я знал со слов хозяина гостиницы, новый султан Керим II нашёл какого-то козла отпущения и выставил его убийцей, прилюдно казнив на центральной площади, решив таким образом вопрос с розыском преступников. Выйдя из гостиницы, мы влились в бурлящий людской водоворот. Честно признаюсь, меня это сильно раздражало. Уж слишком много было тут народа — в основном люди, но встречались и гномы, и орки, и я даже парочку эльфов видел. Но, кстати, другие расы радовали, они, по крайней мере, были молчаливыми… а вот местные жители… Казалось, каждый из них ставил перед собой задачу перекричать другого, при этом отчаянно помогая себе руками…

Но нам всё же удалось прорваться к Караванному двору целыми и не обворованными, так как количество смуглых оборванцев, снующих в этой разноцветной толпе и высматривающих себе жертву, просто поражало воображение.

Караванный двор, как оказалось, находился на окраине города, где заканчивались дома и начиналась Бахрийская пустыня. Место он занимал немалое и представлял собой многочисленные юрты, около которых расположились деревянные загоны с бесчисленными верблюдами и какие-то странные деревянные здания без окон. Алия объяснила, что это склады. Между юртами были проложены широкие улицы из хорошо утоптанного песка. Слава Мельтасу, народу тут было в разы меньше, чем в этом сумасшедшем городе, но тоже было довольно оживлённо.

Как выяснилось, моя девушка уже бывала тут, и поэтому она смело направилась к длинному, приземистому двухэтажному каменному зданию, судя по всему — единственной нормальной постройке в этом месте.

— Это местная таверна, по совместительству являющаяся гостиницей. Но живут тут только богатые купцы, — пояснила мне по пути девушка, — цены на номера просто запредельные. А вот второй этаж занимает большая таверна или как она здесь называется харчевня. Тут же находится местная администрация, контролирующая Караванный Двор. Я уже узнала, как тут всё происходит. На самом деле здесь существует, как ни странно звучит в этом городе — порядок. Ты приходишь в администрацию и у местного караван-паши находишь нужный тебе караван. Затем платишь ему за эту услугу налог, и уже ищешь в зале харчевни купца — главу каравана и непосредственно договариваешься с ним о плате за проезд.

— Интересно, — я задумчиво посмотрел на Алию, — а если я не договорюсь?

— Караван-паша даёт не более трёх караванов. Так что выбор есть. Не договоришься, значит, потратил деньги напрасно… надо снова идти к нему и вновь повторять эту схему…Какая-то, честно говоря, странная схема. Но выбора нет.

Когда мы зашли в здание, то сразу оказались в небольшом помещении с двумя дверьми. Одна вела направо, вторая налево.

— Пошли налево. Нам в администрацию, — сообщила мне Алия, и вскоре мы уже стояли перед удобно устроившемся на низком кресле толстяком, одетым в расшитый золотом халат и в такую же расшитую золотом чалму. Перед креслом стоял низенький столик, на котором стоял объёмистый кувшин, блюдо с виноградом и финиками и высокий серебряный кубок.

Вид у местного караван-паши был, если грубо говорить, зажравшийся. Он надменно посмотрел на нас и покосился на сидевшего рядом с ним неприметного человека в серой одежде. Только сейчас я заметил, что этого разодетого толстяка окружало пятеро совершенно невзрачных людей, расположившихся прямо на полу. Перед каждым была открыта большая книга в серебряном окладе, а за их спинами высились стопки разнокалиберных книг с пёстрыми обложками.

— Путешественники? Нужен караван? — голос у караван-паши оказался на удивление писклявым.

— Да, уважаемый…

— Мерит ан Даббир, моё имя, — нахмурился тот, — итак?

— Нужен караван до Свободного Айбантара, — обратилась к нему Алия, сделав мне знак молчать. Ну, ради Мельтаса я и помолчать могу. Что-то с этим заплывшим жиром чиновником с брезгливым выражением на лице общаться мне особо не хотелось.

— Ясно…Маруф, — повернулся он к одному из серых людей, который посмотрел на своего начальника с плохо скрываемым страхом, — кто у нас там в ближайшее время в Свободный Айбантар отправляется.

— Только через неделю есть места, — сообщил Маруф, некоторое время полистав лежащую перед ним книгу, — у купца Изира. И ещё через два дня у двух купцов: Мустафы и Карабира.

— Что ж, это вас устроит? — коротко поинтересовался у нас караван-паша и сделал приличный глоток из кубка, забросив в рот сразу горсть виноградин.

— Устроит, — кивнула девушка.

— Пять малахитовых монет с вас, — спокойно произнёс караван-паша.

Я невольно вздрогнул, услышав сумму. Ничего себе цены… Но Алия, видимо, нисколько не удивилась озвученной сумме и, поклонившись, передала толстяку, судя по всему, уже заранее приготовленный мешочек.

— Идите, — величественным жестом отпустил нас Мерит ан Даббир, а подскочивший к нам Маруф вручил пергамент, где были написаны имена трёх купцов, а ещё ниже стояла замысловатая печать.

— Знаете, что дальше делать, уважаемые? — спросил он.

— Да, конечно. Спасибо вам, уважаемый Мерит ан Даббир, — Алия поклонилась равнодушно наблюдавшему за нами толстяку.

После того как мы вышли, я сразу повернулся к Алии:

— Такая цена только за информацию? Они в Мерхоре совсем ополоумели, — не удержался я.

— Привыкай, Рагнар, — фыркнула девушка, — это другой материк — другие цены. Не переживай, у нас достаточно денег. В Гильдии охотников тоже платят не так, как на Форосе, а гораздо больше.

— Ладно, — махнул я рукой, — куда теперь?

— Теперь нам в левую дверь, — улыбнулась Алия, — тебе обещали в течение недели доставить зелья?

— Да.

— Значит, надо записываться на караван, который через девять дней выходит. Чтобы какое-то время было в запасе.

— И что, эти купцы постоянно сидят в таверне? Весь день? — спросил я, когда мы заходили в правую дверь.

— Нет, конечно, — рассмеялась девушка, — они редко бывают, обычно здесь их представители.

Когда мы оказались в таверне, я невольно присвистнул. Размеры её впечатляли. Длинный просторный зал с выстроенными в ряд столиками, каждый из которых с трёх сторон окружали подушки, на которых, как я увидел, удобно устроились местные посетители. На самом деле народу было не так много, и свободных мест хватало. Но мы с Алией не собирались здесь обедать, так что на вопрос подошедшей к нам официантки в каком-то легкомысленном наряде, состоявшей из широкой юбки и еле прикрывающего небольшую грудь топа: «Что господам угодно?», Алия ответила, что нам нужно видеть уважаемых купцов Мустафу и Карабира.

— Сейчас здесь находится собственной персоной уважаемый Мустафа, — сообщила нам девушка. — Вас провести к нему?

— Проведи, — кивнула Алия, и вскоре мы опускались на подушки напротив благообразного мужчины средних лет с приятным лицом, одетого в довольно скромные одежды. По сравнению с разодетым караван-пашой он выглядел серо, не так представительно, но тем не менее наряд ему очень шёл. Его короткие волосы, как и аккуратную бородку уже слегка тронула седина, но это, на мой взгляд, ему очень даже шло. В общем, обаятельный купец Мустафа приветливо улыбнулся и почти ласковым взглядом своих карих глаз быстро оценил нас.

— Слушаю вас, уважаемые, — произнёс он спокойным бархатным голосом.

Да… умеет он расположить к себе даже ничего особо не сказав. Настоящий торговец.

— Уважаемый Мерит ан Даббир рекомендовал вас как опытного и мудрого караванщика, — начала Алия, и я с удивлением покосился на девушку. Ого, она без меня тут тоже научилась цветисто выражаться… с кем поведёшься… — и мы хотели бы воспользоваться вашими услугами.

— Что ж, я рад, — погладил рукой свою бороду караванщик. — У вас же имеется письмо от караван-паши?

— Да, — протянула свиток Алия. Тот краем глаза поглядел на него и, радостно улыбнувшись, потёр руки.

— Отлично, сами понимаете порядок…

— Конечно, — кивнула Алия, — насколько я понимаю, вы отправляетесь через девять дней дня.

— Да, вы правы, госпожа, — кивнул купец. — Вы вдвоём?

— Нет, с нами ещё девочка…

— Понятно… — задумчиво и как-то оценивающе посмотрел он на нас. — И куда вы путь держите?

— Нам до Свободного Айбантара, который находится недалеко от границ Мёртвого леса…

— Что ж, имейте в виду, что я не торгуюсь, так как цены, которые я сейчас назову одинаковые для всех солидных купцов. Двадцать малахитовых монет с вас двоих. Сколько лет девочке?

— Восемь.

— За девочку пять. Но это только проезд. Верблюдов для фургона мы даём в аренду. Это вам обойдётся ещё в десять малахитовых монет. Фургон вы покупаете сами. При караване есть мастер, который сумеет за отдельную плату починить фургон, если с ним что-то произойдёт. Мой совет — не экономьте на нём. На всех подобных фургонах имеются специальные колёса с плетениями, позволяющими легко передвигаться по песку, но они разные, и если оно исчезнет во время пути, придётся платить мастеру… Если хотите, я могу дать вам рекомендацию к моему другу, торгующему на городском рынке фургонами. Он вам со скидкой продаст действительно качественный фургон!

— Будем признательны, — кивнул я.

Этот купец мне понравился. Не знаю, было ли это его профессиональное обаяние, но искать ещё кого-нибудь больше мне не хотелось. В конце нашего разговора Мустафа предупредил, что три места в караване он оставляет за нами, но оплату ждёт через два дня. Если оплаты не будет, то, соответственно, наши места будут отданы другим. И вручил нам клочок бумаги, на котором было написано несколько слов с подписью. Слова оказались на каком-то неизвестном мне языке, но купец заверил, что уважаемый Ибир, к которому мы подойдём с покупкой фургона, всё поймёт. А найти его, мол, совсем несложно. Просто надо спросить на рынке, где находиться лавка «Фургоны Ибира».

— Ну и как он тебе? — спросила меня Алия, когда мы вышли из здания.

— Мне понравился, — честно признался я, — хотя это работа купцов: нравиться клиентам.

— Так-то да, но я с тобой согласна. Он мне тоже нравится. Едем с ним?

— Едем.

Решив таким образом эту проблему, мы направились на городской рынок. Мустафа не подвёл. Первый же торговец в самом начале рынка, когда мы спросили про Ибира, не просто показал нам дорогу, а даже дал в проводники какого-то мальчишку.

Магазин Ибира занимал, по-моему, места больше, чем любой другой магазин на рынке. Огороженное высокой деревянной изгородью поле было заставлено разнообразными фургонами различных размеров.

Народу у изгороди было немного, и к нам подошёл высокий черноволосый человек, который, к моему удивлению, совершенно не походил на местных жителей. По крайней мере, узких глаз и смуглого лица у него не было. Да и он не был человеком. Передо мной стоял эльф. Когда я слегка отошёл от шока, то понял, что это, скорее всего, полукровка, в котором эльфийской крови было процентов двадцать.

— Позвольте представиться, — произнёс он мелодичным голосом, — я Ибир. Владелец этого скромного уголка транспортных средств. Вам нужен фургон, уважаемые?

— Да, — ответил я, — нас рекомендовал купец Мустафа.

Алия протянула данный нам купцом клочок бумаги и, прочитав его, эльф широко улыбнулся.

— Друзьям уважаемого Мустафы всё что угодно. Сколько вас будет путешествовать? Двое?

— Нет, с нами ещё девочка десяти лет…

— Отлично. Подберём вам самый лучший фургон по недорогой цене. Мой девиз: «Отличное качество по доступной цене»! Сам придумал. Пойдёмте за мной.

Целый час этот эльф со странным именем таскал нас по полю с фургонами. К концу этой экскурсии я был готов уже купить любой из представленных образцов, только свалить подальше от этого словоохотливого торговца. А вот Алия, как настоящая женщина, совершенно не устала и активно участвовала в торге…

В результате мы всё-таки выбрали фургон, который стоил аж двадцать малахитовых монет. Меня душила огромная «жаба», когда мы внесли половину суммы, и договорились, что заберём сам фургон перед путешествием. Тем более, оставлять его у гостиницы мне не хотелось.

Но, как оказалось, никаких проблем с хранением фургона не возникло. Наоборот, Ибир объяснил, что большая часть путешественников забирает свои фургоны вообще по пути на Караванный Двор.

— Мы работаем круглосуточно, вы в любое время можете забрать его, — заверил нас торговец.

Отдав ему десять монет, мы вернулись домой. Следующие два дня прошли в подготовке к путешествию. На рынке мы подобрали одежду для нашей поездки и закупили продуктов, вина и воды. Через пять дней мы нашли на нашей веранде шкатулку с зельями для Алии. Гильдия решила сделать всё тихо. Сразу после этого мы вновь сходили к Мустафе и, расплатившись, поговорили с ним по поводу маршрута каравана. Как и говорил Митрополит, у нас планировались остановки в трёх городах. Причём в каждом городе они составляли по четыре-пять дней. То есть, по словам Мустафы, общий путь занимал больше месяца. Расстались мы довольные друг другом. В очередной раз купец произвёл на нас приятное впечатление.

Но вот наконец настал день отъезда. Мы всё уже подготовили заранее и разместили припасы в пространственных кольцах. В основном, конечно, в моём. Рано утром забрали фургон у Ибира. Торговец не подвёл, и фургон оказался просторным и удобным.

Когда мы добрались до Караванного двора, там уже выстроилась вереница фургонов, в которые запрягали верблюдов. К нам подошёл один из слуг купца и привёл двух животных. Лания, открыв рот, смотрела на двугорбых «королей пустыни». Меня же они не удивили, я давно уже видел этих зверей на картинках в книгах… да и во время наших путешествий по Двору, мы с Алией неоднократно их встречали.

Когда всё было готово, перед нами появился купец, лично обошедший каждого из участников каравана. Увидев девочку, он присмотрелся к ней и улыбнулся.

— Как тебя зовут, красавица? — улыбнулся он.

— Лания.

— Красивое имя, — ласково потрепал он её по голове. — Можно вас на минуту, уважаемый Рагнар?

Мы отошли в сторону.

— Она перевёртыш? — спросил он у меня.

— Да, — я был неприятно удивлён проницательностью купца, ведь мы специально одели девочку в одежду, скрывающую её уши и хвост. — Как вы догадались?

— Опыт, уважаемый, опыт. Не переживайте. Я не делю людей на расы. Есть плохие люди и есть хорошие. А кто ты: оборотень, перевёртыш или эльф — я ко всем отношусь одинаково. Так что не волнуйтесь, всё будет хорошо.

— Ну что? — взволнованно поинтересовалась Алия у меня, когда он ушёл.

— Он понял, что Лания перевёртыш…

— И?

— Всё нормально. Думаю, нам повезло с этим купцом.

— Надеюсь, что так, — кивнула девушка.

Мы забрались в фургон, за верблюдами устроился погонщик — невысокий жилистый смуглый человечек, представившийся Азаром. И спустя десять минут мы тронулись.


Глава 15


Что можно сказать о первом дне путешествия — практически ничего. Палящее солнце, жара, море песка… вот чем он мне запомнился. Честно говоря, даже из фургона вылезать особо не хотелось. В нём хоть немного было прохладнее. Также я периодически создавал плетение холодного воздуха, чтобы облегчить путешествие по жаре. Вылезти наружу всё равно пришлось, когда днём наш караван остановился на небольшой привал.

— Стоянка тридцать минут, — ответил на наш вопрос Азар, быстро расседлавший верблюдов. — Верблюдам нужен отдых, да и напоить их водой надо, дать немного остыть. А вы пока спокойно поешьте.

Воспользовавшись советом, мы быстро перекусили, после чего я решил воспользоваться остановкой и наконец проверить свою огненную секиру. Странно, но почему-то до этого мне всё никак не удавалось это сделать. Теперь, достигнув ступени Духа, я мог начать пользоваться этим артефактом в полной мере.

Оставив девушек в фургоне, я отошёл чуть в сторону. Свои повозки другие путешественники поставили полукругом, поэтому я нашёл достаточно укромное место между двумя фургонами и вытащил секиру.

Так, что там мне говорил Люциус? В секиру встроены два высокоуровневых заклинания: огненный шторм и огненный разрыв. В обычном виде я не смог бы их применить, так как там нужны были более высокие ступени развития. Но секира, сама по себе являвшаяся артефактом и накапливающая дополнительную магическую энергию, позволяла их создать. Мне даже не нужно было знать плетения этих заклинаний. Было достаточно просто влить магическую энергию в секиру, и она сама воспроизведёт нужное плетение. Так что с помощью подаренного Сарендарами оружия, сделать это было несложно. Вспомним, что представляют собой эти заклинания. Огненный шторм — во время вращения секиры вокруг мага появляется огненное кольцо, постепенно расширяясь и захватывая всё большую и большую площадь. Прекрасное площадное заклинание, сила которого зависит только от силы самого мага и его магического резерва. Огненный разрыв — более точечное заклинание. При поражении лезвием врага, создаётся огненный разрыв внутри противника, сжигая и соответственно взрывая его изнутри… жуткое на самом деле заклинание. Спасти могут серьёзные артефактные доспехи или стихийный щит, но насколько я понимал, сам щит быстро обнуляется, и тогда врагу остаётся постоянно его поддерживать, что обычно расходует достаточно много магической энергии, или уклоняться и самому переходить в нападение.

Огненный шторм по понятным причинам я применить сейчас не могу. А вот огненный разрыв… Я внимательно осмотрелся по сторонам и вдруг заметил небольшого зверька, напомнившего мне хомяка, который деловито копался в песке, совершенно беспечно не обращая внимания на происходящее вокруг. Что ж, дружок, извини — тебе сегодня не повезло. Я активировал плетение огненного разрыва, и лезвие секиры засветилось слабым багровым пламенем. После этого я осторожно стукнул зверька, который совершенно не ожидал подобной подлости. Лезвие вспыхнуло, и следом за этим несчастный зверёк растаял в огненной вспышке. По-моему, даже никаких частей его тела не осталось. Он просто испарился. Что ж, это впечатляет. По крайней мере, я теперь понял принцип действия секиры.

С чувством хорошо выполненного долга я спрятал секиру в пространственное кольцо и вернулся в свой фургон. Алия как-то подозрительно посмотрела на меня и прошептала:

— Что ты делал? Признавайся?

М-да. Вот как у женщин получается это? Я покосился на дремлющую Ланию, и признался шёпотом:

— С секирой экспериментировал, что твой дед мне подарил.

— И как?

— Отличная штука, — сказал я. — Твой дед сделал мне отличный подарок. Убойная вещь.

— Я рада за тебя, — улыбнулась Алия. — Кстати, ты так толком не рассказал, что было в Гильдии Убийц.

— К сожалению, лучше тебе не знать об этом, — хмыкнул я. — Хотя ничего там, на мой взгляд, секретного не было. Все четыре месяца вкалывал как проклятый. То акробатика, то медитация… то развитие искусства. Так что не развлекался…

— Бедненький, — улыбнулась Алия и вдруг строго посмотрела на меня: — А ты ничего мне не хочешь рассказать о султане?

— В смысле? — не понял я сначала.

— Султана убили прямо перед твоим появлением, — девушка прищурилась и ткнула в меня пальцем. — Признавайся, твоих рук дело?

— Хм, — а вот теперь я растерялся, но быстро взял себя в руки, — а если и так?

— Это твой первый заказ?

— Скорее, экзамен…

— То есть Гильдия явно решила не размениваться на мелочи… — покачала головой Алия, — сразу убийство султана.

— Ну…да.

— Ясно. А как ты его вообще убил-то? Я слышала, на рынке говорили, что использовали какое-то странное оружие. Никто так и не понял, как всё это произошло.

— Пришлось создавать оружие — винтовка со снайперским прицелом.

— Не знаю, что это такое, — фыркнула Алия, — но звучит красиво.

Я попытался объяснить ей и вроде у меня получилось. Наверное, я настолько уже привык к использованию терминов с Земли, что даже не задумываюсь, что здесь их практически никто не понимает…

Следующую остановку мы сделали, когда наступил вечер. Вот тут я сумел наконец нормально рассмотреть охрану каравана. На первом привале я видел лишь нескольких охранников ступени Мастера. Кстати, они вообще старались не показываться, а вот вечером глава охраны каравана Эрад эд Дин — высокий и крепкий смуглолицый маг, находящийся на ступени Магистра — в сопровождении трёх Мастеров и двух Экспертов, обошёл каждый фургон и собственноручно установил на них какие-то странные плетения, как он сообщил, сигнальных щитов, способных, по его словам, выдержать несколько достаточно сильных ударов, после чего охрана придёт на помощь.

— И сколько же вас в охране? — вырвалось у меня.

Эрад эд Дин подарил мне изучающий взгляд, после которого перевёл его на Алию.

— В охране помимо нас ещё пять Мастеров и десять находящихся на ступени Духа. Путешествие по пустыне всегда опасно и охраны мало не бывает. Но судя по вашему уровню, вы сейчас самые сильные из пассажиров каравана. Особенно вы, госпожа, — лёгким кивком он отметил Алию. Если что, можем ли мы надеяться на вашу помощь?

— Конечно, — перед ответом Алия бросила на меня быстрый взгляд, и я еле заметно кивнул. И, похоже, всё это не укрылось от главы охраны. Но вида он не подал и отправился вместе со своим эскортом к следующему фургону.

На следующее утро, когда мы позавтракали и вновь тряслись в фургоне, я решил расспросить свою спутницу, тем более Лания в это время уже медитировала. Честно говоря, я поражался её настойчивости. После физической тренировки она обычно весь день медитировала, если не считать мои с ней занятия. Признаться, я зауважал девочку за подобное упорство.

— Ты, вообще, что-нибудь знаешь о местных пустынных тварях? — спросил я у Алии. — Хоть я и изучал множество монстров в бестиарии деда, но обновить знания не помешает.

— Я, пока тебя не было, хорошо изучила их. Правда, по-настоящему серьёзные противники мне не попадались, они встречаются в глубине пустыни.

Самые распространённые и самые опасные — это скорпионы. Гигантские скорпионы. Как я понимаю, каждый примерно размером с нашего верблюда, а есть ещё королевские скорпионы. Те, вообще, настоящие монстры.

Я представлял себе, как выглядит скорпион, и представить его гигантским не составило труда. И да, я согласился с девушкой. Смертельно опасный монстр получится.

— Ещё есть песчаные черви, огромные жуки-скарабеи, железные вараны — здоровые ящерицы, чью чешую не так-то просто пробить. Очень изворотливые. Я встречалась с ними, выполняя задания Гильдии Охотников, но там были небольшие монстры, а мне говорили, что в самой пустыне встречаются экземпляры размером с того же самого верблюда. Так что тварей тут хватает. Но в принципе их повадки я изучила, правда, только по книгам… ой, да что же это я! — хлопнула она себя по лбу и, порывшись в своем рюкзаке, достала небольшую книжку. — Вот почитай. Специально с собой взяла. Это в местной Гильдии Охотников продавалось.

Я взял книгу и, открыв её, погрузился в чтение, которое меня так захватило, что я чуть не пропустил обед, а закончил только к концу дня. Что ж, теперь, по крайней мере, я лучше представлял, с чем могу встретиться во время нашего путешествия.

Кстати, пока оно проходило достаточно спокойно. За этим днём последовали ещё два. Мы ехали по песчаному морю, останавливаясь в полдень и вечером. Вечером жара сменялась холодом, но у нас, как и у всех путешественников в караване были тёплые вещи. Каждую ночь мы смотрели на звёзды, которые буквально усыпали всё небо ярко горящими гроздьями….

Но на пятый день путешествия нам всё же пришлось столкнуться с первыми препятствиями. Началось всё с того, что два фургона из двадцати, что были в караване — сломались. Поэтому пришлось останавливаться и ждать, пока караванные мастера, которых оказалось двое, чинили их.

После того как мы вновь тронулись, охрана каравана, которой, как я уже говорил, раньше не было заметно, вдруг забегала. Появился озабоченный глава каравана, который о чём-то быстро поговорил с Эрад эд Дином и скрылся среди фургонов.

— Что-то происходит, — пробормотала Алия, наблюдая за этой суетой.

— Ты очень догадливая, — проворчал я и, соскочив на песок, направился к хмурому главе охраны, который смотрел куда-то вдаль.

— Уважаемый эд Дин, что-то случилось?

Тот посмотрел на меня тяжёлым взглядом и вздохнул:

— Похоже, нас ждёт бой. Как выяснили наши разведчики, на нашем пути находится гнездо скорпионов. К сожалению, мы поздно его заметили, и твари уже нас почувствовали. Мы, конечно, сейчас попытаемся их обойти, но думаю, это не получится. Сейчас наша основная задача — как можно дальше отойти от гнезда. Чем мы дальше от него, тем у нас больше шансов выжить…Так что, уважаемый, забирайся в фургон, и мы отправляемся. Молись, чтобы монстров оказалось немного. Хотя ты и твоя девушка, думаю, сможете нам помочь… — он вопросительно посмотрел на меня.

— Не сомневайтесь, — заверил я его и поспешил к фургону.

Едва я успел запрыгнуть в него, как наш погонщик Азар тронул верблюдов, и мы поехали. Но в отличие от неторопливого ритма движения, который был у нас прошлые дни, сейчас мы можно сказать летели.

— Что там случилось? — взволнованно поинтересовалась у меня Алия.

— Похоже, на нашем пути гнездо скорпионов, — сообщил я ей, покосившись на Ланию, которая, слава Мельтасу, медитировала и не слышала нашего разговора.

— Вот же… — девушка грязно выругалась.

Я невольно вздрогнул. Первый раз слышу такие слова от Алии.

Я вспомнил, что успел прочитать о скорпионах. Эд Дин был прав. Гнездо являлось в прямом смысле святым местом для этих тварей. Они готовы были умереть, но не допустить его разорения. Поэтому всех тех, кто даже просто приближался к нему, они безжалостно уничтожали.

— Теперь остаётся надеяться, что этих монстров будет немного… — пробормотала Алия.

— А если мы оторвёмся от них, — поинтересовался я, — это вообще возможно?

— Очень мало шансов, — ответила девушка. — Твари перемещаются по песку гораздо быстрее, чем наши фургоны.

— Что ж, тогда будем ждать нападения, пожал я плечами. — Но как с ней быть? — кивнул на Ланию.

— Пусть медитирует, — ответила Алия, — из фургона не выходит. Она ничем нам не сможет помочь, а любой скорпион её сразу на тот свет отправит.

Спорить с ней я не стал. Девушка была абсолютно права. Бешеная поездка продолжалась несколько часов. Трясло немилосердно. Это с первого взгляда пустыня кажется ровной и гладкой — на самом деле, она напоминала мне стиральную доску. И на скорости, с которой мы сейчас передвигались, устоять на одном месте было проблематично. Я завидовал Лании, которая умудрялась сидеть в медитации, да ещё при этом прекрасно удерживать равновесие.

Но вот фургон внезапно резко остановился. Выглянув из него, я увидел, что Азара на месте нет. Остальные фургоны стояли рядом с нашим, а вокруг них выстраивается кругом охрана каравана.

— Приехали, — обречённо произнесла Алия.

— Пошли, поможем, — предложил я, — так хоть больше шансов будет.

— Пошли.

Когда мы оказались среди удивлённо смотревших на нас охранников, перед нами сразу появился эд Дин.

— Купец спрятался в одном из фургонов, — сообщил он, — наша задача остановить скорпионов. По идее нам повезло: как доложили разведчики, их всего десяток. Надеюсь, мы справимся. И да, я признателен за вашу помощь. За мной будет должок, если мы выживем.

— Да ладно. Давайте сначала выживем.

Мы встали рядом, и я вглядывался в пустыню. Но вот на горизонте появились какие-то быстро приближающиеся фигуры. Присмотревшись, я с дрожью разглядел, что к нам действительно приближались огромные скорпионы. Даже на таком расстоянии были видны их загнутые хвосты.

— Всем приготовиться! — рявкнул эд Дин.

В руках у части охраны появились луки. Приглядевшись, я понял, что это непростое оружие. Как непростыми оказались и копья с мечами, появившиеся в руках у остальных охранников. Надо признать, что купец явно не экономил на охране. Что ж, я тоже вынул секиру из пространственного кольца. В руках Алии появился меч. Следом за этим она поставила тот самый стихийный щит. А вот я сам поставил обычный щит Инеаля и выругался про себя. Вот же я болван! А что мешало мне тоже изучить огненный стихийный щит? С моим нынешним уровнем — это точно не проблема. Взгляд, который подарила мне девушка, сразу показал мне, что она думает о моём умственном развитии. Но сейчас ничего не поделаешь. Оставалось пользоваться тем, что есть. И наступила тишина, в которой единственным звуком был дробный топот приближающихся к нам монстров.


Глава 16


Вблизи скорпионы выглядели отвратительно. Честно признаюсь, мне были неприятны все эти насекомоподобные твари. Нет, я их не боялся: при работе на гильдию охотников, встречались разные монстры. Но сейчас вся эта увеличенная во много раз мерзость выглядела отвратительно. Головогрудь, широкую спереди и слегка сужающуюся к месту соединения с удлинённым сегментированным брюхом, венчала пара внушительных клешней, служащих основным инструментом для захватывания долгожданной добычи. Огромные жвалы какого-то даже не чёрного, а грязно-серого цвета и жёлтый панцирь хитиновой брони, из-под которого торчали четыре пары волосатых уродливых ног-лап. И над всем этим «великолепием» возвышался, покачиваясь, могучий хвост, увенчанный большим острым шипом.

Всего врагов было десять на ступени Мастера и Эксперта. Похожие друг на друга как братья-близнецы, высотой полтора метра и длиной добрых три… Хотя нет, один из них явно отличался от остальных. Вроде был немного больше, да и его хитиновая броня была не жёлтой, а багрово-красной. Он бежал первым и внезапно остановился в двадцати метрах от нас, как раз прямо напротив меня. Два больших чёрных глаза, находящиеся на его головогруди, с каким-то холодным безразличием рассматривали преградивших ему путь людишек. Насколько я знал, у этой твари ещё шесть глаз, так называемых боковых. Получается, что к нему вообще нельзя подкрасться незамеченным, он видит практически на триста шестьдесят градусов.

Но больше всего мне не понравилось, что в глазах главного скорпиона явно был разум. Это вам не тупой монстр… Он ещё раз в наступившей и тишине осмотрел замерших охранников, и в этот момент раздалась команда эд Дина:

— Стреляем!

Почти одновременно с ней в скорпионов устремились разнообразные мощные плетения, созданные охранниками. Но бронированные монстры пёрли вперёд, как таран, приближаясь всё ближе. Нам с Алией достался один из них. Багровый же предводитель решил напасть на самого эд Дина, но следить за ним мне было некогда. Выпавший нам с Алией противник оказался на удивление юрким и ловким, несмотря на свои размеры. Правда, мы быстро сориентировались. Слава Мельтасу, огненный щит Алии оказался достаточно эффективным. Вся тактика скорпиона заключалась в банальных таранных ударах с наскока. Но вот скорость этого хитинового бронированного танка была поистине феноменальной. И если щит Алии мерцал, но сдерживал удары монстра, то щит Инеаля слетал после каждой атаки, а один раз эта тварь чуть не пробила его — увернуться я успел в последний момент. Но самое неприятное было в том, что у нас так и не получалось зацепить его оружием. Несколько ударов секиры с огненным разрывом, и я думаю, эта тварь просто бы взорвалась. Но я не мог попасть по этому изворотливому противнику. Пару раз мои удары всё-таки достигали цели, но это были удары вскользь, и кроме лёгких царапин, не нанесли никаких повреждений скорпиону. Алия же, помимо того, что несколько раз так же безрезультатно достала его мечом, ещё попыталась атаковать магией. Но к воздушной магии наш противник оказался на удивление стойким. По крайней мере, воздушные лезвия на него не действовали, а сдвинуть воздушным кулаком его просто не получилось.

Пока у нас даже не было времени создать плетение: враг просто метался, с какой-то безумной яростью набрасываясь на нас. Лично я уже начинал понимать, что постоянно восстанавливаемый мной щит Инеаля, уже не помогает. После каждого удара он исчезает и с каждым новым разом это происходит всё быстрее. Применить «огненный шторм» я не мог, могли пострадать люди. И тут Алия вновь преподнесла сюрприз: из её рук вылетели с десяток багровых шариков, развернувшиеся в подобие цветочных лепестков. Я выдохнул. Плетение, которое я сам дал Алии. И девушка умудрилась его изучить на высоком уровне. Сейчас же лепестки закружились около слегка растерявшегося скорпиона. Тот попытался убежать на большой скорости, но огненные лепестки неизменно следовали за ним. А в следующий миг, столкнувшись с монстром, они взорвались серией ярких вспышек, выплёскивая жидкий огонь на хитиновую броню. Насколько капель, видимо, попали куда-то около глаз, поэтому скорпион застрекотал и бросился на меня. Но на этот раз, видимо, ошалевший от боли, монстр атаковал прямо без каких-либо попыток уклониться.

Я не успел увернуться от удара его хвоста, но меня защитила мантия принявшая на себя всю мощь атаки. Из-за чего я отлетел на несколько метров назад. Встав на ноги я подбежал к скорпиону и что есть силы обрушил на спину врага свою секиру. На этот раз у меня получилось. С треском расколов хитин, она вошла в нежное мясо, скрывавшееся под бронированным панцирем. И затем я активировал огненный разрыв.

Скорпион замер и вдруг затрясся, словно в эпилептическом припадке. А следом за этим взорвался изнутри багровым огнём, который буквально за несколько мгновений разворотил тушу твари. Я тяжело вздохнул и повернулся к Алии.

— Ты даже щит стихийный не изучил, — прошипела явно разозлённая девушка. — О чём ты вообще думал? Честно говоря, она была права. Но сейчас было совершенно не до этого, о чём я коротко напомнил ей. Тем временем с другими скорпионами охранники каравана прекрасно справлялись. А вот четверо ранее раненных охранниками скорпионов крутились и толкались, до сих пор не придя в себя из-за боли. Я уже хотел присоединиться к битве, чтобы ударить в спину скорпионам, но тут вдруг понял, что четверо раненых врагов внезапно замерли и дружно повернулись в мою сторону, как-то сразу забыв о своём сумасшествии. В их глазах я увидел лишь ненависть.

Затем они повернулись к охранникам, которые уже одерживали верх над врагом — серьёзная битва шла только между эд Дином и вожаком скорпионов. И вдруг я понял, что сейчас эти твари бросятся на помощь своим собратьям и вот тогда ситуация может стать критической. И я сделал то, что, наверное, больше никогда не рискнул бы повторить. Изо всех сил бросился к ним, проигнорировав отчаянный крик Алии: «Ирос!»

Оказавшись в нескольких метрах от явно удивлённых таким манёвром тварей, я поднял секиру и, закрутив её, активировал «Огненный шторм». В этот же момент все четыре монстра бросились на меня практически с четырёх сторон. Однако плетение уже сработало и вокруг меня выросло кольцо из стены ревущего огня. Я за секунду взмок от жара, но продолжал крутить секиру.

Кольцо расширилось, и все твари попали в этот огонь. Я буквально оглох от визга, обрушившегося на меня. Похоже, они даже не могли выскочить из огня, и просто сгорали заживо. Жуткое заклинание. Я видел лишь призрачные силуэты в багровых языках пламени. А спустя несколько минут всё кончилось. Визг стих, я перестал крутить свою секиру, и огонь растаял, оставляя четыре обугленных вражеских туши. На меня сразу налетел ураган по имени Алия, и после отборных ругательств…где вот только научилась, я был обнят и зацелован.

Кстати, бросив взгляд на остальных охранников, понял, что нападение отбили. Обугленные туши их врагов тоже валялись на песке.

— Вот зачем ты полез? — произнесла, наконец немного успокоившаяся девушка.

— Да всё было нормально, — попытался успокоить я её, — заклинание заодно проверил.

— Ага, проверил он, — фыркнула моя собеседница, — обещай мне больше такими самоубийственными вещами не заниматься!

— Постараюсь, — к неудовольствию Алии уклонился я от прямого ответа, но дальше эту тему девушка, слава Мельтасу, решила не развивать.

— Тем временем я увидел, как глава охраны каравана направился ко мне. Вид у него был помятый. Броня просто висела лохмотьями… Остальных охранников уже не было видно, а возле фургонов началась привычная суета: появились обычные люди, и начали загораться костры. Я, кстати, даже не заметил, что уже стемнело.

— Рагнар? — спросил он, остановившись в двух шагах от меня.

— Да, вроде Рагнар, — улыбнулся я.

— Спасибо тебе, Рагнар, — он благодарно посмотрел на нас с Алией. — Вы сильно нам помогли. Ты, вообще, отчаянный парень! — теперь он смотрел на меня. — Ты всего на ступени Духа… вот твоя подруга, возможно, и смогла бы справиться один на один с обычным скорпионом, но и то это под вопросом. А ты на четырёх полез. Один сразу на четырёх тварей! Рассказать кому — не поверят! К тому же я понимаю, что если бы монстры напали на нас, нам, скорей всего, пришёл бы конец. Так что за мной должок. Эрад эд Дин всегда платит по счетам и не спорь, — остановил он меня, когда я хотел было возразить. А сейчас идите к вашим фургонам. Мы останавливаемся на ночь здесь. После того как мы уничтожили основные силы гнезда, оно будет несколько месяцев зализывать раны… Скорпионы пусть и монстры, но весьма хитрые твари.

Дружески хлопнув меня по плечу, он развернулся и пошёл к каравану. Следом за ним пошли и мы с Алией. У фургона нас встретила Лания с обиженной моськой.

— Вы меня не взяли и ничего не сказали, — возмущённо посмотрела она нас.

— Извини, — только и смог ответить я, после чего мелкая вдруг прижалась ко мне, крепко обхватив своими ручками.

— Я думала, что уже всё…. — всхлипнула она.

— Ладно, ладно, — улыбнувшись, погладил я её по голове, — видишь же, всё нормально… что? — раздражённо поинтересовался я у Алии, которая с каким-то ехидным видом наблюдала за этой картиной.

— Ничего, — с улыбкой покачала она головой, — хорошо смотритесь… я пойду на ужин что-нибудь соображу.

Через двадцать минут мы уже ужинали. Лания как, наверное, и любой ребёнок, быстро пришла в себя, вернув своё привычное весёлое настроение.

— Мир вам, — вдруг раздался голос, когда я уже доедал кашу с кусочками мяса, которая была у нас на ужин.

— И вам того же, — произнёс я, поднимаясь и смотря на главу каравана по имени Мустафа, который сейчас стоял перед нами. Алия тоже поднялась, лишь Лания, сидя, с каким-то весёлым интересом разглядывала нашего гостя.

— Я разговаривал с Эрад эд Дином, — произнёс тем временем купец, — и хотел бы лично поблагодарить вас. Насколько я понимаю, если бы не вы, ещё неясно, чем бы это нападение закончилось.

Я лишь пожал плечами, решив промолчать.

— Любое хорошее дело должно иметь свою награду, — убеждённо заявил.

Мустафа, — поэтому все услуги мастера каравана для вас бесплатно. Также пребывание в городах, в которых мы останавливаемся, за мой счёт. И я лично распоряжусь, чтобы вам от моих запасов добавили еды. Девочке явно надо больше, — улыбнулся он, — вон какими голодными глазами смотрит.

— Я не голодная! — вдруг заявила Лания, возмущённо смотря на него. — Мне хватает.

— Милая, я не хотел тебя обидеть, — покачал головой купец, ты же любишь сладкое?

— Люблю, — потупилась девочка.

— Ну вот, будут у тебя сладости! Ещё раз спасибо, — он посмотрел на нас. — Надеюсь, если, не дай Мельтас, случится ещё нападение, мы можем рассчитывать на вашу помощь?

— Конечно, — кивнул я.

— Тогда спокойной ночи…

С этими словами он удалился. Мы с Алией переглянулись.

— Ура, сладкое! — радостно воскликнула Лания, и мы, не выдержав, рассмеялись.

На следующий день мы продолжили путешествие. И теперь я отлично понимал, что слишком расслабился. Алия была права, я должен был ещё давно выучить огненный щит и другие плетения, доступные на ступени Духа. И бой со скорпионами это показал. Моя беспечность могла стоить мне жизни, и я твёрдо решил восполнить пробел в обучении. Так что, когда мы тронулись, я достал из пространственного кольца свиток с плетением огненного щита и начал его изучать. Стоит сказать, что плетения более высоких ступеней были сложнее в исполнении. Так что мне понадобилось несколько дней, чтобы разобраться в хитросплетениях заклинания огненный щит. Но, в конце концов, я разобрался и теперь знал, что смогу его создать. Это заклинание было не совсем необычным. При создании его плетения, использовались особые магические нити, ведь огонь сам по себе слишком непредсказуемая стихия, и чтобы преобразовать его в контролируемый щит, нужно было обладать упорством и силой.

Пришло время испытать его на деле. На очередном привале я обратился к Алии с просьбой протестировать новое плетение. Девушка согласилась, правда, когда она узнала, как будет проходить тестирование, мне пришлось её довольно долго уговаривать. Но вот мы стояли друг напротив друга, готовя нужные заклинания. Когда я создал плетение и активировал его, передо мной вырос широкий огненный щит.

— Атакуй! — приказал я Алии, и после небольшой заминки в меня полетели огненные шары, созданные девушкой. И тут я оценил преимущество своего нового заклинания. Мой щит легко отразил эту атаку и тогда, подбадриваемая мной, девушка продолжила использовать на мне более сильные плетения. Следом полетел огненный взрыв, после попадания которого мой щит просел, но выдержал. До чего же хорошая защита. Хотя стоит признать, что Алия вложила в плетение огненного взрыва не так много магической энергии. Думаю, если бы она не сдерживалась, то мой щит, возможно, не смог бы пережить это столкновение. Ну и последним плетением в её исполнении был огненный поток. Это мощное плетение, доступное на ступени Мастера, которое девушка изучала последнюю неделю. Пока что у неё получилось не слишком впечатляюще. Поток огня был не слишком мощным и постоянно прерывался, но это плетение было более простой формой огненного вала и имело огромный потенциал. Я помню, как Люциус Сарендар сжигал толпы врагов своим огненным валом во время войны. Это было крайне впечатляюще.

Пусть с трудом, но мой щит выдержал все испытания. Что ж, я мог гордиться собой.

— Я тебе поражаюсь. Ты выучил до такого уровня плетение огненного щита всего за несколько дней. Как тебе это удаётся? Я потратила на изучение этого заклинания больше полутора недель и при этом огненная стихия — это стихия моего рода…в котором я считаюсь одной из самых перспективных… — удивилась Алия.

— На всё воля Первобытных, — хмыкнул я. — Ты же помнишь, кто я на самом деле, и ещё удивляешься?

Алия промолчала, лишь саркастически хмыкнув. Дальнейшее наше путешествие проходило без каких-либо сюрпризов.

Сидя в удобной повозке, я решил изучить ещё одно плетение. Во время боя огненные лепестки Алии показали свою эффективность. В её исполнении они действительно стали смертельным оружием. Почему бы и мне не научиться этому заклинанию? Тем более, в моём пространственном кольце подобный свиток имелся. Таким образом я получил для себя занятие ещё на несколько дней. Пока Алия и Лания развивали свои искусства, я не бездельничал и усердно обучался. Мы ехали по бескрайней пустыне, где палящее солнце слепило глаза. И к тому моменту как мы прибыли в первый город на нашем пути, я уже мог создавать несколько лепестков.

Город появился как-то внезапно. Вот перед нами раскинулось бескрайнее море песка, и вдруг появился причудливый, словно мираж, город. Зелёный, окружённый пальмами, он как две капли воды напоминал Мерхор, только меньше размером. Когда мы въехали в него, Мустафа сдержал своё слово, хотя я совершенно не настаивал на этом. Нас троих заселили в ту же самую гостиницу, где остановилось руководство каравана: сам купец и Эрад Эд Дин, а также несколько участников каравана, те, у которых была возможность заплатить за проживание. А надо сказать, цены здесь были гораздо выше, чем в Мерхоре. Первую ночь я с удовольствием спал на нормальной кровати.

Утром, не став будить своих спутниц, решив, что им надо хорошо выспаться, сделал традиционную физическую тренировку. Затем с огромным удовольствием, наконец смыв с себя грязь, накопившуюся за путешествие, решил уже вернуться в наши комнаты, чтобы разбудить их, как вдруг мой переговорный артефакт, с которым я практически не расставался, завибрировал.

— Да, — поднёс я его к уху.

— Алукий, — услышал я знакомый голос, — для тебя есть задание.


Глава 17


— Да, я слушаю, — после небольшой паузы ответил я.

— Ты сейчас находишься в Хеиме? — голос, скорее, не спрашивал, а просто уточнял.

— Да.

— В этом городе ты должен найти Сахаба эд Мерва.

— Кто он? — поинтересовался я.

— Он один из заправил местного преступного мира. Занимается продажей дурманящего зелья. Причём он практически единственный, кто предпочитает работать с малолетними детьми. Сахаб подсаживает их на сильнодействующие наркотики, после чего те не могут выжить без очередной дозы. И тогда он ставит родителей перед фактом: либо они регулярно покупают новые дозы за огромные деньги, либо их чада погибают в мучениях. Наш заказчик как раз из таких родителей. И он поставил условие. Сахаб должен умереть в муках. Его смерть не должна быть быстрой и безболезненной. Для осуществления этого заказа лучше всего подойдёт сильнодействующий яд.

Его Логово находится в Нижнем городе. Ты легко найдёшь его, просто скажешь, что хочешь купить «пустынное счастье». Так называется самый дорогой наркотик. Его так просто на улицах не купишь. Да, ещё… в охране у него четыре Эксперта. С твоей ступенью выполнить задание будет не просто, но убийцы, как ты, должны не бояться никаких преград. Ты должен исполнить этот заказ в течение того времени, пока караван будет стоять в городе. Понял?

— Да.

— Тогда удачи.

Я убрал артефакт и присев на небольшую кушетку, стоявшую рядом со мной, задумался. Надо было выяснить, где находится логово Сахаба эд Мерва. Так… у нас же имеется хозяин гостиницы. Он, кстати, показался мне ещё тем прохиндеем. Этот точно должен знать всё о том, что происходит в Хеиме. Но сначала надо предупредить своих спутниц.

Я заглянул в комнату. Алия уже встала. Коротко рассказал ей о задании. Вот чем мне нравится эта девушка, она постаралась не показать своё волнение, хотя я и понял, что за меня она переживает. Просто сказала, чтобы я был осторожен. И больше никаких объяснений не надо.

Следующим в моём списке собеседников оказался хозяин гостиницы по имени Перн. Без всяких приставок эд и двойных фамилий. Просто Перн. Коротышка с бегающими глазами и коротким ёжиком чёрных волос. Нашёл я его на улице во дворе гостиницы, где он за что-то распекал двух мальчишек-слуг. Но когда я появился, он это занятие сразу прекратил и повернулся ко мне.

— Слушаю вас, уважаемый Рагнар, — поклонился он, изобразив на лице самую раболепскую рожу из всех, что я видел в своей жизни.

— Это тебе, бросил я ему несколько монет, которые волшебным образом растворились в его ладонях.

— Слушаю вас, господин…

— Я хотел бы купить «Пустынное счастье». Не подскажешь, где можно это сделать?

— Видимо, господин хочет отдохнуть и хорошо провести время. У вас прекрасный вкус. «Пустынное счастье» принесёт вам море удовольствий и к тому же это совсем не та отрава, которую продают на улицах. Элитный продукт. Однако и стоимость соответствующая. И купить это дурманящее зелье можно только лично у Сахаба эд Мерва в его поместье в Нижнем городе.

— Не подскажете, где находится поместье Сахаба?

— Оно довольно далеко отсюда, — ответил тот, — у нас приличный район, а Сахаб обитает в трущобах. Но если вам надо, я дам проводника. Он проводит вас.

Я мысленно поблагодарил капеллана из Гильдии убийц, который дал мне это задание. Если бы я просто спросил, где находится логово Сахаба, и сразу после этого его бы обнаружили мёртвым, то это могло вызвать подозрения насчёт того, что я и есть убийца. Но теперь хозяин гостиницы будет уверен, что я лишь хочу купить дурманящее зелье.

Так что я выяснил всё, что хотел. Теперь нужно подумать, какой яд использовать. Я вспомнил то, чему обучался в Гильдии. Что ж, думаю, в данном случае прекрасно подойдёт песчаный мученик. Ингредиенты для этого яда как раз можно добыть в пустыне. Так что всё нужное должно продаваться в местной алхимической лавке… А эффективность у этого яда потрясающая. Заодно выяснил у Перна, где я могу приобрести всё для его создания.

Вскоре вместе с мальчишкой мы отправились в Нижний город. Он действительно оказался жуткими трущобами. Невысокие полуразвалившиеся дома, грязь на улицах. Те же самые лавки что и в центре, только вот я бы, наверное, не рискнул в них что-то покупать. Я, конечно, не брезгливый, но то, что я увидел, отбило у меня всё желание это делать.

Отпустив мальчишку, подробно объяснившего мне как добраться до логова, я отправился к своей цели. На грязных улицах, чем ближе я подходил к Логову, тем чаще стали появляться люди, валяющиеся на земле с гниющими конечностями. Они то и дело стонали, как будто находясь в бреду.

Я сразу понял, что вижу действие сильного наркотика. А когда я уже приблизился к своей цели, то стал невидимым. Дом, который и назывался Логовом, где жил местный заправила по дурманящим зельям Сахаб эд Мерв. Я ожидал увидеть укреплённый особняк, но на самом деле лишь покачал головой. Судя по всему, моя жертва никого и ничего не боялась. Дом представлял собой небольшой восточный дворец, окружённый невысоким забором. Ворота были распахнуты, а стоявшая возле них вооружённая до зубов охрана просто равнодушно наблюдала за улицей. Из пяти охранников трое резались в кости. Что ж, такая беспечность мне только на руку, видимо, от отсутствия конкуренции подручные Сахаба расслабились.

Я легко миновал их, добравшись до дворца, и на большой и просторной веранде увидел свою цель. Да, действительно, охрана состояла из четырёх Экспертов, которые сидели на небольшом расстоянии от своего хозяина и о чём-то беседовали друг с другом. Когда я покинул гильдию убийц, то мог скрывать свою ауру от Эксперта, но становился невидимым только для Мастера. Однако моё развитие навыков убийц не стояло на месте, и за это время я поднял свои возможности. Так что теперь я мог стать невидимым и для Эксперта тоже. И так как все охранники наркоторговца имели ступень Эксперта либо ниже, то ни один из них не мог меня обнаружить. И это было просто замечательно. Однако вернёмся к наркоторговцу.

Сам Сахаб представлял собой толстяка в расшитом золотом богатом халате и такой же богатой чалме. Он полулежал на подушках, а две полуголые девушки кормили его виноградом. Ещё одна стояла перед ним. Даже отсюда я смог оценить её красоту… и смог услышать их разговор.

— Через три часа придёшь в мои покои и всё отработаешь… ты поняла, Лейла? — голос у этого мерзавца был писклявым. — Иначе твой брат умрёт без зелья? Поняла?

— Да, господин…

Я задумался и быстро принял решение. У меня есть три часа. Вряд ли Сахаб будет ждать девушку в своих покоях вместе с телохранителями. Так что мне подворачивался хороший шанс. Что ж, Ирос, тебе сегодня явно везёт.

Вернувшись назад, я сразу отправился в лавку Алхимика, о которой заранее всё выяснил у мальчишки. Нужные ингредиенты в лавке нашлись и стоили они на удивление недорого. Затем я закрылся в своей комнате и приготовил яд. Спрятав склянку с ним во всё то же пространственное кольцо, я отправился назад к логову. Когда я подошёл вплотную к дворцу, тут же надел на лицо чёрную маску аколита и использовал невидимость вместе с сокрытием ауры.

Вновь легко проникнув на территорию логова, я увидел как Сахаб вместе со своей четвёркой телохранителей идут вглубь Логова, но я успел опередить, проскользнув буквально у них перед носом. Внутри дворец оказался богатым, что создавало сильный контраст с тем, что я видел за его стенами. Пышные ковры, лепнина на потолке и стенах, искусно выполненные витражи вместо стёкол на окнах, золотые канделябры вдоль стен…

Некоторое время мы петляли по коридорам, пока не оказались перед позолоченными дверьми, в которые вошёл Сахаб, жестом приказав телохранителям остаться. Я, недолго думая, телепортировался через дверь и оказался в покоях владельца дворца. Что ж, тут было не менее богато, чем в коридорах, по которым мы шли. И тут он был один. Судя по всему, до появления девушки время ещё было. Толстяк разлёгся на подушках и, налив себе из кувшина в высокий серебряный кубок вина, зажмурив от удовольствия глаза, пригубил его. В следующий момент я материализовался за его спиной, сбросив покров невидимости, и кинжал убийцы оказался приставленным к его шее.

— Крикнешь — сразу умрёшь, — предупредил я его шёпотом, почувствовав, как тело толстяка начала бить дрожь.

— Кто вы… — прошептал он, пытаясь повернуться, чтобы увидеть моё лицо, но я остановил эти попытки, сильнее прижав кинжал к его шее.

— Я заплачу столько, сколько вы скажете… не убивайте…

Я резким движением развернул его к себе и увидел трясущегося от страха человека с бледным лицом и испуганными глазами, совершенно не напоминавшего того уверенного хозяина жизни, что я видел несколько часов назад.

— Мне не нужны твои деньги, — покачал я головой, — пришла расплата за твои грязные дела…

— Я не виноват, меня оговорили… сколько вам нужно? — вновь залепетал толстяк. — Я всё отдам, заберите всё, только оставьте мне жизнь.

— Сейчас ты это выпьешь, — вынул я из пространственного кольца заветную склянку.

— Что это? — с ужасом посмотрел на меня Сахаб.

— То, что поможет тебе завершить свою убогую жизнь, — ответил я.

— Нет… я не хочу… нет… — он собирался заорать, но я уже открыл склянку и насильно влил ему в рот яд, после чего отпустил его.

— Что ты мне дал? — прошептал он, глядя на меня затравленным взглядом.

— Ты почувствуешь сейчас… — пояснил я, и в следующий миг он согнулся, схватившись за горло, и захрипел. Его лицо постепенно становилось багровым, глаза вылезли из орбит, а из ушей и носа потекла кровь. Я знал, что Сахаб сейчас очень сильно страдал, недаром этот яд назывался «Песчаный мученик». Он попытался закричать, позвать на помощь охрану, однако издал лишь сдавленный хрип. И это была вторая причина, почему я выбрал именно этот яд. Тот, кто его принимал, не мог больше издать ни звука. Так что охранники наркоторговца ничего не услышат.

Пять минут я стоял, наблюдая за тем, как Сахаб бьётся в конвульсиях. И тут неожиданно я услышал, как дверь покоев начала открываться. Так что тут же скрыл своё присутствие с помощью навыков убийц. Вскоре четвёрка охранников-Экспертов зашли в помещение. Один из них с порога сказал:

— Господин, та девушка пришла раньше, чем планировалось, нам завести её к вам… — он осёкся, поняв, что его наниматель хрипит на полу.

Они бросились к Сахабу.

— Наш наниматель отравлен. Нам нужно срочно отвести его к целителю, — выпалил один из охранников. — Берём его быстро!

И вот это было плохо. Яд, который я использовал, был, конечно, эффективным, но при этом опытный целитель мог справиться с его последствиями и вылечить мою жертву. Это меня, естественно, не устраивало. Поэтому нужно во что бы то ни стало помешать охранникам.

Пока я размышлял об этом, двое из них взяли Сахаба под руки с двух сторон и понесли его в сторону двери. У меня не было времени. Пора было действовать! Я понял, что сейчас мне придётся сразиться с намного превосходящим меня по силам противником. Но враги меня не видели и не чувствовали мою ауру. Так что сейчас мы проверим, насколько хороши навыки убийц!

Когда я решил сражаться, то начал создавать плетение луча света. Однако мои противники — Эксперты. И как всем известно, чем выше ступень, тем прочнее тело мага. Следовательно обычный лазер мог и не убить Эксперта с первого раза. И для того, чтобы избежать осечек, я сконцентрировал максимальное количество магической энергии в этом плетении, на что потребовалось определённое количество времени. Однако результат не разочаровал: мощный лазер сделал широкую дыру в голове охранника, который тащил Сахаба, вследствие чего работорговец опять рухнул на пол.

— В помещении адепт Гильдии убийц! — крикнул слишком догадливый охранник, лихорадочно шаря глазами по комнате. — Только они могут быть невидимыми…

Что ж, повторить подобный фокус у меня явно не получится, так как охранники кругом обступили тело Сахаба и создали щиты, защищая каждый свою сторону. В итоге образовалась цельная защита, к которой не подступиться. Когда щиты были созданы, Эксперты начали атаковать. Они не знали, где я нахожусь, так что бросались мощными плетениями куда ни попадя, надеясь случайно в меня попасть. Даже создавали несколько площадных заклинаний. Но даже когда охранники случайно выбирали правильное направление, я легко уходил от атаки с помощью малой телепортации, так что мне даже щит использовать не пришлось.

Но с этим нужно было заканчивать, пока сюда не собрался весь дворец. Пора придумать, как мне справиться с оставшейся тройкой Экспертов. Что я могу сказать по поводу их щитов? Один из охранников использовал огненный стихийный щит. Второй воздушный щит, ну а третий, на мою радость, создал всего лишь щит Инеаля. Может показаться странным, что маг такой высокой ступени использует щит, который обычно применяют на более слабых ступенях. Однако этому было логичное объяснение. Судя по атакам, оба его искусства ориентированы на молнию. И как всем известно, невозможно создать щит молний. Такого плетения просто не существует.

У меня было несколько способов расправиться с таким противником. Я мог использовать чёрный огонь, однако это было не лучшим решением, так как тогда я выдам, кто я такой. К тому же совсем не был уверен, что смогу убить всех свидетелей. Моей главной задачей было потянуть время, пока наркоторговец не сдохнет. А вот второе решение проблемы отлично подходило в данной ситуации. И этим решением был артефактный нож Норгот. То самое оружие, которое мне выдали в гильдии убийц. Одно из его свойств состоит в том, что щит Инеаля не может остановить удар этого ножа. Так что, достав нож из пространственного кольца, я совершил скачок с помощью малой телепортации, оказавшись прямо перед магом молнии. Далее я сделал резкий колющий удар так, как меня учил Негим. Когда Норгот коснулся щита Инеаля противника, тот просто лопнул как мыльный пузырь. Ну а дальше нож вошёл в глаз врага, протыкая голову насквозь. Через мгновение ещё один охранник был мёртв.

Я хотел воспользоваться тем, что цельная защита Экспертов была разрушена, и убить остальных двух. Но те оказались опытными гадами и быстро сориентировались тут же отскочив в сторону и, встав спина к спине, где каждый прикрывал стихийным щитом свою сторону. При этом бросив на пол Сахаба, который уже пытался расцарапать себе горло трясущимися пальцами… Я невольно вздрогнул, представляя, какие ощущения он сейчас испытывает.

— К Мелеку этого нанимателя. Я не хочу здесь подыхать из-за него, — выругался один из Экспертов.

— Согласен, — кивнул второй.

— Эй, убийца! — крикнул он. — Ты пришёл сюда убить Сахаба. Не мы являемся твоей целью. Так что прошу, отпусти нас. Ведь мы ничего плохого не сделали и не хотим погибать тут ради этого ублюдка.

— А разве не вы работали на Сахаба, пока он творил свои бесчинства? На вас также лежит часть его вины, — вырвалось у меня.

— Мы признаём, что работать на него было ошибкой, и просим о вашем снисхождении, — поклонился второй охранник.

Ну что тут сказать. Мне, если честно, не хотелось продолжать этот бой. Ведь Норгот не сможет также легко пробить стихийный щит, как он это сделал со щитом Инеаля. Из-за чего убить двух оставшихся охранников будет ой как непросто. Так что я решил отпустить этих двух Экспертов. Пусть живут.

— Хорошо. Не вы моя цель. Так что я вас отпущу. Но впредь выбирайте нанимателя более разборчиво.

— Большое спасибо! — поблагодарили меня оба Эксперта, с опаской убирая щиты.

По-видимому, они боялись, что я их обману. Однако, когда атаки с моей стороны не последовало, они немного расслабились и быстрым шагом пошли в сторону двери.

Я же подошёл к лежащему на полу Сахабу и, проверив его пульс, удостоверился, что тот уже мёртв. Пока я сражался с четвёркой Экспертов, яд сделал своё кровавое дело. И только сейчас, после того как возбуждение от схватки прошло, я осознал, что только что произошло. Я один сразился с четвёркой магов, могущество которых было на две ступени выше, чем у меня. И я победил! Даже не так. Не просто победил. Я разгромил их, убив двоих и заставив просить о снисхождении оставшихся. Это было просто невероятно! Вот на что способны убийцы.

Так что с чувством собственного превосходства я отправился к выходу из дворца. Без проблем добравшись до ворот в Логово, я невольно хмыкнул, увидев, как охранники у входа всё так же режутся в кости. Они что, вообще не слышали, что мы там сражались? Было бы здорово, чтобы все охранники моих будущих жертв были такими же «полезными».

Я добрался до гостиницы, когда уже наступил вечер и там, к моему удивлению, на тумбочке в моей комнате меня уже ждал маленький денежный мешочек. Вот, значит, как доставляют плату за выполненный заказ в Гильдии Убийц. И если такая скорость получения вознаграждения меня радовала, то размер мешочка удручал. Я представил, сколько малахитовых монет может в нём поместиться и сразу же разочаровался в платёжеспособности гильдии. Ну ладно, чего уж там. Я взял мешочек в руки, открыл его и остолбенел. Ведь там лежали монеты не из кварца, азурита или малахита. Вместо них в мешочке находилось пять гладких тёмно-фиолетовых монет. Ранее я никогда не видел эту денежную единицу, но по цвету сразу определил, что это флюоритовые монеты. И самое главное заключается в том, что одна флюоритовая монета равнозначна сотне малахитовых монет. То есть за этот день я заработал пятьсот малахитовых монет, что в десять раз больше того, что нам с Алией пришлось заплатить за путешествие с караваном. Отработал так отработал.

Да уж. Гильдия убийц явно не скупилась на вознаграждение. И Мелек его дери. Я к тому же получаю в три раза меньше денег с заказов на убийства, так как поставил условие убивать только плохих людей. Это что получается, если бы не ставил условие, то получил бы пятнадцать флюоритовых монет? Немыслимо!

Пока я находился в шоке, в комнату в комнату вбежала Алия и сразу повисла на моей шее.

— Почему сразу не сказал, что пришёл? — возмущённо поинтересовалась девушка, наконец отпустив меня.

— Извини, — улыбнулся я, — не успел просто. А Лания?

— Искусство тренирует. Уже часов пять в своей комнате. Кстати, я видела, что на твоей тумбочке появился денежный мешочек, но не стала его открывать, так как подумала лучше дождаться тебя. Я сразу поняла, что ты выполнил заказ. Сколько же тебе заплатили? — спросила Алия с интересом.

В ответ я лишь молча протянул мешочек девушке. Когда она открыла его и увидела содержимое, её глаза округлились от изумления:

— О Первобытные! Ирос, это просто огромные деньги. Если ты дальше будешь выполнять заказы, то нам точно хватит на покупку дорогих, ускоряющих развитие зелий для нас обоих и Лании в придачу. Больше мы никогда не столкнёмся с финансовыми трудностями, — радостно произнесла она, вновь обняв меня. — Я очень злилась на тебя за то, что ты решил пойти на такой риск, но теперь признаю, что и от этого может быть польза. Но только, пожалуйста, будь осторожен. Я очень за тебя волнуюсь.

— Не бойся. Я никому не дам ни себя, ни вас в обиду, — ответил я, нежно поцеловав её в губы. Когда наш долгий поцелуй закончился, и мы отстранились друг от друга, Алия задала ещё один вопрос:

— Чем планируешь заниматься, пока караван находится в городе?

— Последние схватки показали, нужно учить новые мощные плетения, доступные на моей ступени, — признался я.

— Значит, будем тренироваться. Надо пример с Лании брать, мне кажется, нам нужно поучиться у неё упорству, — хихикнула Алия.

— Тогда не будем от неё отставать, — улыбнулся я.

Как я и сказал, пора выучить новые плетения ступени Духа. И для начала мне нужно выбрать, какие свитки изучать. Ведь их было у меня великое множество.


Глава 18


Вспоминая перечень свитков с плетениями для ступени Духа, который был у меня, я остановил свой выбор на трёх заклинаниях. Таких, как: цепная молния, воздушный серп и зыбучие пески. Цепная молния — это плетение школы молнии, которое после попадания по одному противнику, атакует ближайшую к нему новую цель и так, пока вложенная в это заклинание магическая энергия не иссякнет. Естественно, чем выше ступень могущества мага и более развито искусство, тем мощнее заклинание и на большее количество целей его хватает. Воздушный серп — это более мощная версия плетения воздушного лезвия. В отличие от своего младшего собрата, воздушный серп имеет длину в несколько метров и способен разрезать гораздо более прочные объекты. Ну и, наконец, зыбучие пески. Маг преобразовывает землю или камень в вязкий песок, который засасывает в себя всё, что в него попадёт. Из такой ловушки очень сложно выбраться. Если зыбучий песок полностью поглотит в себя мага, тот умрёт от нехватки воздуха. Это было непростое плетение. Однако пустыня — идеальное место для его применения. Тут даже не надо делать преобразование земли или камня.

Так что первым делом я решил выучить именно это плетение. Но для начала я решил сходить в алхимическую лавку и купить зелья для ускорения развития на Продвинутой ступени и ступени Адепта для Лании. Девочка развивалась невероятно быстро и, судя по всему, пройдёт немного времени, прежде чем она достигнет ступени Адепта. Так что, выяснив у хозяина гостиницы, где в городе продаются лучшие зелья для ускорения развития, я отправился в указанную им лавку. Лавка оказалась небольшим одноэтажным магазинчиком, скромно спрятавшимся среди окружающих его двух и трёхэтажных гигантов. С неброской вывеской найти его было бы действительно сложно, если бы не хозяин гостиницы.

На полках стояло множество различных зелий. Сверху свисали всевозможные засушенные травы. Отдельно я увидел небольшой стеклянный террариум, полный разнообразных насекомых. Продавщицей оказалась дородная женщина средних лет с доброжелательной улыбкой на лице.

— Чего желаете? — спросила она улыбнувшись.

— Мне нужен набор самых лучших зелий для ускорения развития на Продвинутую ступень и ступень Ученика.

— Какая скорость развития искусства, совместимость с внутренним садом и ранг искусства у того, для кого вы покупаете зелья?

— Средняя скорость развития. Совместимость семьдесят восемь процентов. Платиновый ранг.

— Мне кажется, я знаю, что вам нужно, — ответила женщина, направляясь к одной из полок.

Вскоре на прилавке появились два ящика с зельями фиолетового и коричневого цветов.

— Вот это набор для ступени Адепта. Каждое зелье нужно пить раз в три недели. А это зелья для Продвинутой ступени. Их нужно пить по одной штуке раз месяц. Эти зелья делал лучший алхимик нашего города, так что можете не сомневаться в качестве продукта. Всё сделано на высшем уровне. Результат гарантирован, — заверила меня женщина.

— И сколько всё это добро стоит?

— Шестьдесят малахитовых монет.

Вот же Мелек! Зелья на Начинающую ступень и ступень Ученика стоили пять малахитовых монет. То есть в двенадцать раз меньше, чем новые зелья. Стоимость алхимии для ускорения развития походу растёт в геометрической прогрессии с каждой ступенью. Какие тогда цены будут на ступени Магистра, Повелителя или Владыки? Даже думать об этом страшно…

Но тут ничего не попишешь. Так что, достав одну флюоритовую монету из кошеля, я протянул её продавщице. Та ловко спрятала деньги и вскоре отсчитала мне сорок малахитовых монет сдачи.

Поблагодарив продавщицу, я вернулся обратно в гостиницу и, достав из пространственного кольца свиток плетения зыбучих песков, начал с интересом его изучать. Стоит заметить, что это плетение было непростым. Не таким сложным, как огненные лепестки, но всё равно я смог доучить его, только когда пятидневная остановка каравана в Хейме была завершена. Когда время пришло, вереница повозок выехала из города, отправляясь в дальнейший путь по пустыне. Пока мы ехали, я смог также выучить плетение воздушного серпа. Это плетение было на порядок проще зыбучих песков. И на первой остановке я сразу же решил проверить на практике недавно выученные мною заклинания. Однако я побоялся, что могу навредить каравану, так что отошёл от него подальше.

Когда я оказался на достаточном расстоянии от повозок и людей, то тут же начал создавать плетение и вскоре пласт песка размером пять на пять метров стал вязким и поменял свой цвет. Мне хотелось посмотреть, насколько велика засасывающая сила, однако мне не на чем это было проверить. Так что я преобразовал зыбучий песок обратно в обычный и перешёл к следующему изученному плетению. Когда я создал воздушный серп, острое воздушное лезвие из воздуха, шириной в несколько метров полетело на огромной скорости.

Вскоре я вернулся к месту остановки каравана. Забравшись обратно в нашу повозку, я встретился взглядом с любопытной Ланией.

— Наставник, а куда вы ходили? — спросила девочка забавным голосом.

— Проверял новое выученное мною плетение, — не стал я скрывать.

— А вот я не умею использовать плетения. Потому что вы дали мне искусство на усиление регенерации. Я тоже хочу создавать заклинания! — возмутилась Лания.

— Регенерация — это большая редкость, и это нужно использовать. А плетения ты будешь создавать, когда достигнешь ступени Духа, и тогда я дам тебе среднее искусство.

— Наставник, вы злюка! — надула девочка щёчки.

Это выглядело так умилительно, что я не удержался и начал её тискать.

— Наставник, мне щекотно! Не надо! — звонко смеялась Лания, пытаясь отбиться от меня.

— Какие вы забавные, — весело улыбнулась Алия, всё это время с улыбкой наблюдавшая за нами.

— К вам можно? — вдруг прозвучал голос снаружи повозки.

Я сразу понял кто это. У купца Мустафы был какой-то бархатный, запоминающийся голос, который всегда звучал доброжелательно. Понятно, что купец должен всегда уметь располагать людей к себе, но именно нашего хозяина каравана невозможно было ни с кем спутать.

— Конечно, уважаемый. Заходите.

Отодвинув в сторону ткань, прикрывающую повозку от жаркого солнца, купец забрался к нам.

— Я к вам не с пустыми руками, — сказал Мустафа, протянув Лании небольшую коробочку.

Та сначала посмотрела на меня и, увидев мой кивок, взяла подарок в руки и открыла его. Внутри оказались шоколадные конфеты. Девочка тут же закинула одну конфетку в рот и с выражением полного блаженства воскликнула.

— Как вкусно! Спасибо, дядя Мустафа.

В ответ купец рассмеялся и потрепал девочку по голове.

— Я рад, что тебе понравилось.

Стоит сказать, что шоколад, да и вообще сладости были крайне дорогим удовольствием в Алондаре. Это на Земле, как я читал, люди могли производить их в огромных количествах. У нас же аналог земных какао-бобов и сахарного тростника очень тяжело культивировались. Так что Мустафа сделал воистину королевский подарок. Ещё полчаса мы весело болтали. Хотя, как болтали… как оказалось, купец знал множество невероятно интересных историй. В результате мы просто с удовольствием слушали его байки. Лания же делала это, открыв рот. Всё это продолжалось довольно долго, однако неожиданно снаружи раздались взволнованные крики. Следом за этими в палатку заглянул взволнованный Эрад эд Дин.

— Уважаемый Мустафа, — обратился он к сразу насторожившемуся купцу, — наши дозорные заметили бандитов. Судя по всему, банда «Пустынного дьявола».

— Вот же не повезло… — Мустафа явно хотел выругаться, но встретившись взглядом с интересом наблюдающей за ним Лании, осёкся.

— Вы правы, от них не откупишься… вы нам поможете? — вопросительно посмотрел глава охраны каравана на нас с Алией.

— Конечно, поможем, — кивнул я.

— Тогда жду вас…

Он исчез, а Мустафа тем временем поглядел на нас с Алией.

— Я признателен вам за помощь, — произнёс купец. — Если позволите, я могу остаться с вашей девочкой. Моя личная охрана, будет охранять ваш фургон.

— Спасибо, — поблагодарила его Алия, — конечно, мы не откажемся.

— Я хочу драться! — заявила возмущённо Лания. — И я могу…

— Давай потом, — строго посмотрела на неё моя девушка, и та сразу надула губки и демонстративно отвернулась.

— Идите, уважаемые, — мягко попросил нас купец, — я присмотрю за вашей девочкой.

Мы с Алией переглянулись и выбрались из фургона. На пустыню уже начинал опускаться вечер, но солнце пока ещё щедро делилось своим жаром со всем миром. Фургоны вновь все поставили в кучу, и их окружила цепочка охранников. Мы присоединились к ним, встав рядом с эд Дином, который с тревогой вглядывался в пустыню. Пока на горизонте я никого не видел.

— А что это за банда «Пустынного дьявола»? — спросила его Алия.

— Да есть тут такая банда… в пустыне не так много крупных шаек, но одна из самых крупных, это именно шайка под руководством бандита по кличке Пустынный дьявол. От таких больших шаек обычно всегда можно откупиться, и обычно это бывает дешевле, чем с ними сражаться. Ведь любое сражение — это потерянное время и часто потеря части имущества, либо украденного, либо уничтоженного. В любом случае — это убытки. Я уж не говорю о возможных жертвах среди охранников, а со мной обычно караван охраняют те, кого я знаю не первый год. И, кстати, их смерть, согласно договору, купец должен компенсировать родственникам. И там приличные суммы, но вот именно у уважаемого Мустафы не сложились отношения с этим бандитом.

Один раз он попытался напасть на нас, после того как уже получил деньги. В результате мы их отобрали, и сам он еле смог уйти. Хотя и наши потери, если признаться честно, были немалые. Но после этого ни о каком мирном разговоре с этим бандитом речи не идёт! К тому же он поклялся отомстить купцу Мустафе. Так что нам предстоит сражение.

— И вскоре появились они — разбойники!

Их было не так много. На мой взгляд, десятка четыре, верхом на странных созданиях. Чем-то они напомнили мне ящериц. Четыре ноги, вытянутая морда, чешуйчатая кожа. Размером с взрослую лошадь.

Мы встали в цепочку охранников. Я вытащил секиру, Алия меч. А враги тем временем приближались. Я смог уже разглядеть их. Фигуры, одетые в чёрные одежды. Часть лица закрыта полумасками, судя по всему, выполняющими ещё и функцию защиты от песка. В руках в основном короткие мечи и щиты. Ну и сами по себе ящерицы, на которых восседали бандиты, явно внушали. Приглядевшись, я понял, что впереди шла группа находящихся на ступени Духа, а вот за ними я насчитал десяток Мастеров, пятёрку Экспертов и одного Магистра, судя по всему, главного в этой банде.

В руках у четырёх охранников каравана появились небольшие арбалеты, по которым пробегали багровые искры. С оглушительным свистом во врага полетели болты, отливающие таким же багровым цветом. Насколько я знал, каждый такой арбалетный болт являлся мини-артефактом, который обладал бронебойными свойствами. Обычные стрелы и болты не были способны пробивать защиту так же эффективно. Два арбалетных болта нашли свою цель. Один вонзился в голову ящерицы и сидевший на ней бандит, кувыркнувшись через голову, вылетел из седла резко затормозившей твари.

Второй болт просто выбил одного из бандитов из седла, оставив его ящерицу без наездника. Но это всё, на что оказались способны наши стрелки. В ответ в нас полетели стрелы и, судя по всему, с теми же свойствами, но щиты, появившиеся перед охранниками, с ними справились. Мы с Алией поставили огненные щиты, но на их долю стрел не осталось.

— Стреляйте по ящерицам! — раздался громкий крик эд Дина.

Повинуясь приказу своего командира, на этот раз в тварей, которые уже вынесли своих всадников на финишную прямую, врезалось с десяток болтов, убив троих. Но их седоки выжили и сразу бросились в атаку. Закипела битва. Она сразу распалась на множество отдельных схваток. Преимущество в численности бандитов было не столь большим, поэтому большая часть сражалась один на один. Засверкали молнии и зашипели огненные шары. Я увидел, как созданный одним из охранников воздушный серп разрубил на две части замешкавшегося бандита. А другой охранник, наоборот, попав под плотный поток огня, превратился в огненный факел. Я вспомнил, что это заклинание называется «огненный поток». Честно говоря, по сравнению с сражением со скорпионами, мне показалось, что арсенал заклинаний у охранников увеличился. Вскоре мне стало не до наблюдения за боем. На нас с Алией напали сразу четверо бандитов, причём двое из них были Мастерами, а два других находились на ступени духа. Все четверо сначала, видимо, захотели по-быстрому пронзить нас появившимися в их руках длинными копьями, но пришлось их разочаровать. Я легко ушёл с пути разогнавшейся ящерицы и ударом секиры практически отрубил ей голову, просто подставив моё оружие на пути разогнавшейся твари. Бандит вылетел из седла и судя по короткому вскрику и неестественно вывернутой шее, остался лежать на песке навечно. Правда, я при этом чуть не лишился своего оружия от силы удара. Сразу после этого швырнул воздушный серп в спрыгнувшего со своей ящерицы второго бандита, но тот поставил воздушный щит и ответил мне таким же серпом, с которым справился в свою очередь мой огненный щит. В результате у нас завязался позиционный бой, во время которого противник не подпускал меня близко к себе. И огненный шторм я тоже не мог использовать, так как могли пострадать бившиеся неподалёку от меня охранники.

Я покосился на Алию, она вроде справлялась со своим противником, который оказался Мастером и, судя по всему, опытнее, чем девушка. Но та несколько раз чуть не достала его огненными разрывами, а поэтому тот был осторожен и старался не предпринимать пока явных атакующих действий.

Когда к моему противнику присоединился ещё один, мне сразу стало тяжело. А почему не применить свои новые заклинания? Я создал плетение зыбучих песков, и мои противники оказались совершенно не готовы к подобному повороту боя. Их ноги вдруг увязли в песке, который стал затягивать свои жертвы… Туда же попала одна из ящериц, которая, видимо, не хотела оставлять своего хозяина. Бандиты пытались сопротивляться, но вскоре забыли обо всём, пытаясь выбраться из песчаной ловушки. И они, по-видимому, не знали, что чем больше сопротивляешься и пытаешься выбраться из зыбучих песков, тем сильнее тебя в них затягивает. Вскоре сразу два воздушных серпа оборвали их мучения…

Ещё раз посмотрев на Алию, я с удовлетворением понял, что со своим противником она тоже расправилась. Переглянувшись, мы одновременно бросились на помощь остальным охранникам. У тех дела шли не особо. Несколько уже валялись на земле, а остальные с трудом сдерживали атаки врагов. Но наше появление быстро перетянуло чашу весов в сторону охранников каравана. Недолго думая, я ещё раз сотворил зыбучие пески, отправив сразу четверых противников бороться с песком, и на этот раз даже не успел облегчить им смерть. Они просто ушли головой в песок и, видимо, там задохнулись.

Следом за этим я секирой отправил к Мелеку ещё одного, а Алия огненным разрывом, устроила внутренний взрыв другому.

Но последней каплей стала совместная атака охранников, в которой поучаствовала и моя девушка со своим огненным взрывом, которому я когда-то её научил. Правда, у неё он оказался в несколько раз сильнее, чем огненные шары у остальных охранников. После этого уцелевшие бандиты, а их осталось, наверное, с десяток, во главе с отчаянно сквернословящим своим предводителем, что так и не смог пробить щит эд Дина, с которым сошёлся в схватке, вскочили на уцелевших ящериц и бросились прочь. К сожалению, вдогонку достать никого из них не удалось. Но поле битвы осталось за нами. Причём мне показалось, что это было даже легче, чем со скорпионами…. И чего так переживал начальник охраны по поводу этого нападения. Но узнав, что во время него погибли пятеро охранников, я изменил своё мнение…

После боя охранники собрали все стрелы и арбалетные болты с трупов, а нанятый купцом целитель занялся ранами пострадавших. Мустафа решил остаться на ночёвку здесь же.

Нам опять пришлось успокаивать Ланию, которая дулась на нас из-за того, что мы не позволяем ей участвовать в бою. Глупая девчонка совершенно не хотела слушать никакие объяснения и аргументы. Еле удалось её убедить в том, что и так было очевидным. С её ступенью осталась бы она лежать на песке в первые минуты боя.

Когда утром мы продолжили наш путь, я вновь занялся изучением плетений. Следующим решил выучить цепную молнию. Это тоже было непростое заклинание. Сложность была в том, чтобы, перебрасываясь на новую цель, молния не зацепила твоего союзника. Для этого в заклинание нужно вплетать магические нити, отвечающие за позицию и площадь области поражения, в пределах которой молния будет переходить к новым противникам снова и снова. Чтобы осуществить это, нужно понимать, как устроены плетения изнутри. Это именно то, чему учил меня дедушка и то, что не умеют делать многие маги даже на развитых континентах. Так что, насколько я понял, именно из-за этого цепная молния использовалась крайне редко. Мало того, что это сложное заклинание, так ещё и опасное…

Но я не боялся трудностей. Уж, думаю, с её контролем я разберусь. Этим я и занялся. Целых четыре дня я работал над ним и, в конце концов, вышел на финишную прямую. Оставалось не так много. Внезапно от моего занятия отвлекла вибрация повозки, и я услышал крики снаружи.

Мы вместе с Алией быстро выскочили из неё. Лания, слава Мельтасу, медитировала и была погружена в себя. Оказавшись среди привычного песчаного пейзажа, я увидел то, что вызвало этот переполох и невольно, совершенно по-детски, открыл от изумления рот. Вдали к нам приближался гигантский песчаный червь. Диаметр его тела, на первый взгляд, был около десяти метров, а длина, полагаю, была не меньше сотни метров. Червь нырял в песок и тут же выныривал на поверхность. Скорость передвижения была крайне быстрой. Но это не главное… Его могущественная аура чувствовалась даже отсюда. Одиннадцатая ступень. Бессмертный.


Глава 19


Ситуация была патовая. Этот монстр проглотит нас и не подавится. Сражаться с ним бессмысленно. Он всё равно во много раз сильнее, но умирать среди этих песков я не собирался. Нужно было искать выход из ситуации. Я обязан что-то придумать!

Пока я лихорадочно соображал, Алия выбежала перед остановившимся караваном и, достав свой артефактный меч, вытянула его вперёд. Вскоре он загорелся красным пламенем и перед девушкой начали закручиваться потоки огня, обретая форму смерча. Однако я ошибся, это был не огненный смерч. Ведь это плетение, насколько мне было известно, не бывает таким мощным. Огонь тем временем продолжал с рёвом буйствовать, разрастаясь во все стороны. И вот перед девушкой возвышалось багрово-огненный торнадо высотой в десять метров. Мощные огненные потоки вращались, издавая гул. Меня обдало жаром. Алия же взмахнула мечом, и торнадо на большой скорости устремилось в сторону приближающегося песчаного червя. Прошла минута и плетение, созданное Алией, столкнулось с монстром. Червь издал скрипучий вой, однако эта преграда не остановила его. И торнадо, неспособное навредить твари, растаяло. Я вздрогнул. Даже такая мощная магия ни на секунду не замедлила монстра, и тот всё также быстро сокращал расстояние между нами.

Я быстро подбежал к купцу, который вместе с толпой путешественников и охраны как-то безучастно смотрел на приближающегося монстра и рявкнул:

— Нужно срочно бежать от червя на максимальной скорости!

На меня уставилось множество глаз, в которых я видел лишь обречённость. Как и в глазах купца.

— Успокойся Рагнар — устало и тихо ответил тот. — Всё бесполезно. Эта тварь двигается с невероятной скоростью. Нам ни за что не уйти живыми. Кто же знал, что он снова объявится через столько лет. Нас уже не спасти. Никто не может нам помочь. Так что остаётся лишь принять свою смерть… — обречённо вздохнул Мустафа.

Вот же идиот! Я осознавал, что сейчас либо что-то придумаю, либо нас ждёт печальный конец. Ну же! Меня всегда выручала наука. Что известно о червях на земле? У них нет глаз. Однако есть светочувствительные рецепторы, но это никак мне не поможет. Также есть рецепторы, распределённые по всему эпидермису, которые отвечают за осязательную функцию. Они также позволяют червю чувствовать изменение температуры и реагируют на химические раздражители. Это тоже мне не поможет. И тут я вспомнил, что черви чрезвычайно чувствительны к прикосновениям и механическим вибрациям. А вот это идея! Вот тут можно было бы работать. Полагаю, гигантские песчаные черви определяют, где находится их жертва по вибрациям, которые та создаёт. Если бы я смог сделать артефакт, который бы создавал мощные вибрации, то это сбило бы монстра с толку. Однако у меня не было столько времени, чтобы это осуществить. Вот же Мелек! Что же тогда делать.

И тут я вспомнил ещё кое-что. В мозге у червя есть небольшой отросток, при помощи которого тот ориентируется в пространстве. Это биокомпас, который реагирует на магнитное поле планеты. Тогда, получается, есть один способ нарушить восприятие червя. Нужно создать мощный электромагнитный импульс, который исказит магнитное поле Алондара. После этого, по идее, червь будет некоторое время в замешательстве. Однако, даже если я это сделаю, монстр всё равно будет способен нас выследить по вибрациям. Так что нужно максимально эффективно воспользоваться этим способом.

Что же. Магия молнии мне в помощь. Надо действовать. Я знал, как создать электромагнитный импульс. Недаром дед учил меня устройству магии и плетений. Так что, сразу влив огромное количество магической энергии, я создал заклинание. Червь, уже практически добравшийся до нас, вдруг остановился и начал хаотично дёргаться всем телом. Получилось! Однако моих сил не хватало, чтобы поддерживать плетение долгий срок. Так что пришло время использовать магическую энергию, которая хранилась в кристаллах, вставленных в мою мантию.

— Мустафа. Нам нужно срочно убираться отсюда, пока червь дезориентирован!

Казалось, купец не понимал, что происходит, наблюдая за тем, как гигантский песчаный червь, как будто забился в эпилептическом припадке, после чего просто замер.

Тогда я схватил за грудки эд Дина, который быстро пришёл в себя, и слава Мельтасу понял мои слова. Вскоре над пустыней прокатился его крик…

— Все живо в повозки и гнать верблюдов на максимальной скорости!

Только тогда окружавшие меня люди словно очнулись от спячки, начав действовать. Наш караван буквально летел прочь от этого проклятого места. Я же, сидя в своём фургоне, из последних сил поддерживал плетение. И когда вся магическая энергия закончилась, просто бессильно упал на лежанку. Алия села рядом со мной и, положив мою голову себе на колени, начала гладить мои волосы.

— Это ведь ты сделал так, что червь впал в безумие? — уточнила она, коснувшись губами моего лба.

— Да, — хриплым голосом ответил я.

— Чем больше я тебя знаю, тем больше поражаюсь тому, на что ты способен. Ты станешь великим магом, Ирос. Когда-нибудь ты взойдёшь на вершину могущества, и тебя уже никто и ничто не сможет остановить. А я буду всегда следовать за тобой, куда бы ты ни пошёл.

— И я, — вдруг подала голос Лания.

— Кто бы сомневался, — хмыкнула Алия.

— Твой меч. Я не знал, что он на такое способен, — смущённо перевёл я тему.

— Не только тебе дедушка Люциус дал мощный артефакт. Разумеется, и я получила подобное.

— Но почему ты раньше не использовала плетение огненного торнадо?

— Потому что в бою со скорпионами и разбойниками я могла задеть своих. А до этого не использовала, потому что это артефакт ступени Мастера. Я получила возможность воспользоваться мечом только после поглощения пилюли, которую ты мне дал.

Наш караван ещё полдня мчался вперёд, видимо, купец боялся, что червь может догнать нас. Но когда верблюды выдохлись, он остановился и был сделан привал, а под покровом ночи Мустафа зашёл в нашу повозку.

— Здравствуйте, уважаемый, — поклонился, уже пришедший в себя, я.

— Здравствуйте, Рагнар, Алия, Лания. Сегодня Первобытные благоволят нам. Иначе я не знаю, как объяснить это чудесное спасение.

— На всё воля Первобытных, — пожал я плечами.

— Так и есть, — кивнул купец. — Кстати, Алия, ваш артефактный меч впечатляет. Он даже более впечатляющий, чем секира вашего спутника.

— Да. Меч действительно хороший, — кивнула девушка.

— Вижу, вы устали… — внимательно окинул он нас взглядом, — не буду мешать. Если у вас появится какая-то проблема, обращайтесь сразу ко мне!

Я заверил купца, что именно так и сделаю, и он, ещё раз витиевато поблагодарив, ушёл.

А через три дня мы прибыли во второй город на нашем пути, который назывался Жего. И надо сказать, он кардинально отличался от первого города. Мы въехали в ворота и откинув полог любовались ровными и широкими, в отличие от того же Хеима, улицами. Да и дома выглядели более богато… самое странное, что я не видел ни нищих, ни попрошаек, на которых был так богат Хеим.

— Вы первый раз в этом городе? — начал купец, покачиваясь на своём личном верблюде. Кстати, такой имелся кроме него только у главы охраны каравана. — Жего — поистине жемчужина Бахрийской империи. В этом городе нет нищих.

— В смысле нет нищих, — удивилась Алия, — почему?

— Их просто выгнали из города…

— Как это выгнали? — вырвалось у меня.

— Так вот и выгнали, — хмыкнул мой собеседник. — В один прекрасный день собрали всех с улиц и выкинули в пустыню, без воды и еды.

— Но это жестоко! — возмущённо выпалила Лания.

— Это решение поддержали жители города. Никто не захотел терпеть нахлебников… Если ты можешь работать — работай… работа бывает разная и её всегда можно найти. Но те, кого выгнали, работать не хотели. Всё просто.

— Но, — вновь хотела возмутиться девочка, но я жестом остановил её.

— Понятно. Уважаемый Мустафа, а чем он отличается от Хеима, кроме отсутствия нищих.

— Думаю, вы сами это увидите, — улыбнулся купец. — В центре города располагается целый квартал, в котором улицами служит вода… Передвигаются по ним только на лодках. Да, он небольшой, домов пятьдесят, но это дома самых богатых горожан. Там разбиты небольшие красивые сады, там находятся самые дорогие гостиницы. В одной их них мы будем жить…и не возражайте! — остановил он меня. — После всего, что вы сделали для каравана, это самое меньшее, что я в свою очередь могу сделать для вас. Всё это вы увидите своими глазами.

Также одной из главных достопримечательностей служит Арена.

— Арена? — переспросила Алия, явно впечатлённая рассказом купца.

— Да, там всем заправляет Сэнд эд Эран. Честно вам скажу — один из самых отъявленных мерзавцев, которых я встречал на своём пути. Но он пользуется авторитетом в городе.

— И что там, на Арене? — спросил я.

— Знаешь, — купец покосился на внимательно слушавшую его рассказ Ланию, — думаю, вы сами всё поймёте. Рассказывать подробно я не стану. Я уже купил для нас места в одной из лож, так что завтра мы увидим всё сами. Только девочку с собой не советую брать…

— Почему это? — вновь возмутилась Лания.

— Там зрелище не для детских глаз, — пояснил Мустафа.

Ну, логично… если арена, значит, на ней бои, а бои бывают очень жестокими. Нечего на это ей смотреть. Тут я полностью солидарен с купцом. Лания явно была не согласна с этим мнением, но кто её слушать-то будет. Тем временем караван постепенно уменьшался. Большая часть пошла в гостиницы Караванного Двора, а с нами отправились, как и в прошлый раз, несколько богатых путешественников и глава охраны каравана. Тем временем Мустафа отъехал от нас, а мы продолжали любоваться развернувшимся перед нами зрелищем. Лания некоторое время ворчала, но вскоре стала наблюдать за происходящим вокруг, открыв рот.

По мере приближения к центру, город прямо-таки преображался. Дома становились выше, на них начала появляться лепнина и всевозможные украшения в виде статуй, изображавших каких-то слишком уродливых, на мой взгляд, созданий. Дорога, из утоптанного щебня, перемешанного с песком, постепенно превратилась в дорогу, вымощенную разноцветной плиткой. Даже стены домов вместо серого цвета стали какими-то весёлыми и разноцветными. Голубые, зелёные, розовые…а после мы выехали на набережную. С одной стороны дома, с другой стороны огороженный небольшим заборчиком канал с голубой водой… На самой набережной я заметил прогуливающихся разодетых в пёстрые цвета местных жителей. Даже лавки, которые тут тоже имелись, выглядели как-то более аристократично, что ли.

Мы остановились перед высоким трёхэтажным зданием с узкими окнами. Это оказалась та самая гостиница, которая называлась незамысловато: «У воды». Нас заселили в трёхкомнатный номер. Помимо трёх комнат, в нём имелась ещё большая столовая и даже туалет. Я за время путешествия привык к походному удовлетворению своих надобностей, как и все в караване, в гостинице Хеима были деревянные кабинки, а тут отдельная комната…

Я даже не смог узнать, сколько стоит всё это великолепие. Мустафа заявил, что обидится, если я буду спрашивать об этом. Ну и ладно… Мы разместились с комфортом. После сытного ужина я уже подумывал отправиться спать — последние дни меня сильно измотали, да и ночлег в фургоне — это не ночь, проведённая в мягкой кровати, но меня остановил вызов переговорного артефакта. И я знал, кто меня вызывает. Гильдия убийц.

— Алукий, для тебя есть задание, — раздался голос, когда я приложил артефакт к уху.

— Слушаю.

— Ты сейчас в Жего, так?

— Да.

— В этом городе находится человек по имени Сэнд эд Эран. Он твоя нынешняя цель. Это задание будет для тебя сложнее предыдущих. Во-первых, твоя жертва находится на ступени Магистра. Во-вторых, он является очень авторитетной фигурой в этом городе. Ему принадлежит Арена Жего, на которой регулярно проводятся бои. Правда, в них периодически участвуют дети, которых он либо покупает на рабовладельческом рынке, либо похищает из очень бедных семей. Ты должен успеть выполнить заказ за те пять дней, которые караван будет находиться в Жего. Дом, где он живёт, находится в центре города. На Королевской набережной, это единственный особняк. Вся его жизнь — это Арена, поэтому дома он бывает только ночью. Хочу напомнить, что этот человек — Магистр. И в городе он чувствует себя в полной безопасности. Делай из этого выводы, Алукий…

На этом наш разговор прервался, а я сел на лавку, стоявшую вдоль стены, и задумался. Задание чем-то было похоже на то, что я выполнял в Мерхоре. Скорее всего, нужна та самая винтовка с оптическим прицелом, которая лежала у меня в пространственном кольце.

Что ж, сегодня надо выспаться, а завтра уже займёмся делом. Заодно и посмотрим сражения на Арене.

Алия, как всегда, сразу поняла, что у меня что-то не так. Вот каким образом делают это женщины? Вроде и веду себя обычно, но всё равно что-то почувствовала. Ничего не утаишь…

Пришлось мне рассказать ей о новом задании. Чем мне нравится моя девушка, это тем, что когда надо, не задаёт лишних вопросов. Лишь спросила, нужна ли мне помощь. На что я, конечно, сказал нет… хотя потом поправил. Пусть смотрит на то, что будет происходить вокруг этого самого Сэнд эд Эрана. У женщин глаз обычно более зоркий, чем у мужчин. Решив на этом все вопросы, мы отправились спать… правда, перед сном мне пришлось немного поработать. Но это работа была сладкой и желанной.

Утром, после традиционной физической тренировки вместе с Ланией и Алией, мы позавтракали. Кстати, еда в гостинице была выше всяких похвал, как и вино. Представляю, какие цены здесь. Но если купец желает таким образом исполнить придуманный им же самим долг, разве я буду возражать? Тем более, если подумать… тогда, в пустыне, с этим песчаным червём он уже с жизнью попрощался.

После завтрака мы с Алией, выдержав очередной скандал с Ланией, рвущейся вместе с нами, спустились вниз, где нас ждали Мустафа и эд Дин.

— Готовы? — поинтересовался купец, на что мы утвердительно кивнули.

У гостиницы нас ждала карета с запряжённой в неё четвёркой верблюдов. Кстати, я много читал о том, что эти животные очень медлительные, но, видимо, медленными они были на Земле. В Алондаре они если и уступали в скорости лошадям, то ненамного.

Когда мы тронулись, из окон кареты я смог полюбоваться каналами и набережными. Их было три и, насколько я понял, они составляли практически правильный треугольник, в центре которого находился красивый особняк. Судя по всему, именно тот, в котором жила моя жертва. Что подтвердил и купец, когда я поинтересовался у него на этот счёт.

— Да, это дом Сэнда эд Эрана, — ответил он, — самый красивый особняк в городе. И располагается в самом центре… Идеальное место. Наверное, самое безопасное в городе.

Тем временем мы выехали с набережной и, проехав пару кварталов, оказались перед внезапно появившейся Ареной.


Глава 20


Мне всегда казалось, что Арены должны быть большими. При упоминании этого названия я сразу вспоминал огромные овальные сооружения, которые на земле назывались стадионами. Но то, что было сейчас передо мной… не так я представлял это строение, гордо носящее название «Арена». Хотя назвать маленьким пафосное сооружение, возвышающееся передо мной, тоже было нельзя. Скорее, оно напоминало древнеримский Колизей, который я видел на картинках книг из библиотеки деда, только меньше. Каменные стены, украшенные множеством статуй — в основном горгульи… я читал о них. Зачем архитектор их добавил, я не знаю. На мой взгляд, жутко уродливые создания.

Вместе с разношерстной толпой мы вошли в распахнутые решётчатые ворота, предъявив четверым охранникам, которые строго и внимательно смотрели на посетителей, билеты. Внутри я тоже ничего особенного не увидел. Трибуны овалом охватывали небольшую площадь, на которой, собственно, и проходили все здешние развлечения. На мой взгляд, больше пяти-семи тысяч народа на них не уместятся. Сама площадка Арены была посыпана песком и опилками. И сейчас на ней никого не было. Зато народ всё прибывал и прибывал, и вскоре арена оказалась полностью заполненной. От разнообразных цветов одежд зрителей рябило в глазах. Наши же места оказались на четвёртом ряду от бойцовой площадки. А в метрах сорока от нас я увидел ложу, которая располагалась ровно в центре трибуны. Если мы сидели на деревянных лавках, то там, как я заметил, были щедро разбросаны мягкие подушки. На них восседала небольшая компания из пяти человек.

— Вон, владелец Арены, — шепнул мне Мустафа, осторожно показав рукой на высокого бородатого здоровяка в длинном голубом халате и белой чалме, которому что-то горячо рассказывал сидевший с ним рядом человек в длинном плаще. Остальные с какой-то наигранной робостью внимали этому рассказу. Внешне моя жертва выглядела совершенно заурядно. Широкое лицо, плоский нос, узкие глаза. Увидишь в толпе и не отличишь от местных обитателей.

— Уважаемые гости! — вдруг прокатился над Ареной громкий голос и, посмотрев на арену, я увидел на ней маленького толстенького человечка.

— Это распорядитель, — сообщил мне Мустафа, заметив мой взгляд, — он представляет бои и…

— Я знаю, кто такой распорядитель, — улыбнувшись, остановил я его.

Тем временем тот продолжил:

— Итак, уважаемые гости, — я счастлив представить вам несравненного Сэнд эд Эрана, благодаря которому мы собрались сегодня, чтобы увидеть непревзойдённое мастерство бойцов, а потом проверить, на что способны юные маги…. Но это потом, а сейчас встречайте! Степной лев и Безумный скорпион!

Бойцы, которые носили столь громкие имена, выглядели непохожими на них. Степной Лев был невысоким лысым воином в лёгких доспехах, вооружённый длинным мечом и маленьким круглым щитом и находился на ступени Мастера. Его соперник — Безумный скорпион — был чернокожим и тоже находился на этой ступени. Вот только вооружён он был двумя изогнутыми саблями, а из доспехов на нём была только набедренная повязка, поэтому зрители могли любоваться накаченным чёрным телом бойца. Покосившись на своих спутников, я заметил, что и эд Дин и Мустафа с нескрываемым интересом и волнением смотрели на бойцов.

— Я на Безумного скорпиона десять малахитовых монет поставил, — признался мне Мустафа, видимо, истолковав по-своему мой удивлённый взгляд.

Хм… посмотрим, что же за бой будет перед нами. Кстати, Алия, как я заметил, тоже с интересом следила за происходящем на самой арене. А там тем временем начался бой. И честно говоря, он меня не впечатлил. Прикрывшись щитами, противники вяло атаковали друг друга магией. Чернокожий огненными шарами и молнией, Степной лев воздушными заклинаниями и магией земли. И пару раз каменными копьями он чуть не зацепил своего противника.

Мне сразу вспомнился Алан… эх, где вы, старые друзья? Интересно увидимся ли мы ещё когда-нибудь… Мелек тебя дери, какая-то чушь лезет в голову… Я вернулся к бою. Тот тем временем стал более динамичным. Противники, кроме магии, начали использовать своё оружие, перемещаясь по всей площади арены. И вот здесь действительно стало интересно. Но увы, ненадолго. Чернокожий оказался проворнее и хитрее своего противника. Он умудрился подловить того и несколькими молниями на несколько секунд уничтожить его щит… и этого времени хватило Безумному скорпиону, чтобы нанести быструю серию ударов своими саблями, буквально нашинковав своего противника. Кровь брызнула фонтаном, и изуродованное тело свалилось на песок. Я практически сразу оглох от громкого торжествующего крика зрителей. Сидевший рядом со мной Мустафа тоже вскочил и что-то орал, потрясая в воздухе кулаком. Мы переглянулись с Алией. Та, судя по всему, тоже не было особо впечатлена боем, тем более так, чтобы скакать и орать…

— Видишь, я оказался прав! — заявил мне, усевшись на своё место, уже успокоившийся купец. Всё как-никак прибыль!

— Это точно, — кивнул я, решив просто поддержать его.

Дальше было ещё четыре боя, каждый из которых заканчивался смертью противника. Но в них участвовали бойцы, находящиеся на ступени Духа и на Продвинутой ступени, наверное, поэтому они мне показались достаточно скучными. Не знаю, чему так радовались зрители. Видимо, это единственное развлечение в городе… кстати, я узнал, сколько стоит билет, хотя купец отказался даже об этом упоминать, но цена была написана прямо на входе. Две малахитовые монеты. Да, неслабая прибыль у хозяина Арены. У моей жертвы. Кстати, о нём. Я внимательно наблюдал за его поведением. Вёл себя эд Эран весьма беспечно… И да, похоже, у него не было никакой охраны. Что ж, это мне лишь облегчает задачу. Осталось только проследить его путь до Арены. Как рассказал купец, бои на ней проходят каждый день. Кстати, когда закончился последний бой, как объявил распорядитель, я думал, что сейчас народ пойдёт на выход, но как оказалось нет. Наоборот, первый раз за всё время представления, зрители затихли.

— Уважаемые гости! — торжественно объявил распорядитель, вновь появившийся на Арене, — сейчас два традиционных боя, которые состоятся, благодаря нашему уважаемому Сэнд эд Эрану.

Первый бой: Гарт Юный против настоящего короля пустыни — скорпиона. Шансов у Гарта мало, он всего лишь на ступени Ученика, а вот скорпион на Продвинутой… так кто же победит — человек или монстр?

— Как это? — повернулся я к Мустафе. — Этот Гарт согласился на такой бой? Это же самоубийство!

Во-первых, он не соглашался, — усмехнулся купец, — кто его спрашивать-то будет… он собственность Сэнд эд Эрана. Тот с ним может делать всё, что захочет… так что он зарабатывает для хозяина деньги, пусть и своей смертью. Во-вторых, был тут, по-моему, несколько лет назад случай, в подобной ситуации выстоял человек. Он заработал себе свободу…. Хотя зная владельца Арены, думаю, она сразу закончилась, когда зрители покинули её.

А разговор прервался появлением на Арене мальчишки. М-да, это же совсем ребёнок. Худенький и бледный, с тонкими ручками и ножками… какой из него боец? Одет мальчик был в какое-то тряпьё… а вот следом четверо служителей вынесли огромную клетку, в которой я увидел крупного скорпиона. Он был гораздо меньше тех, что нападали на наш караван, но всё-равно монстр двух метров длиной и метр шириной выглядел смертельно опасным. Тем более, его противник словно замер на месте. Я, казалось, даже чувствовал охвативший парнишку ужас. Когда служители открыли клетку и поспешили убежать, скорпион медленно выбрался на песок и замер, разглядывая свою жертву покачивая хвостом… Что может противопоставить ему мальчик? Я почувствовал, как в меня вцепилась Алия…

— Это что за такое мерзкое развлечение… — прошипела она.

Я не успел ей ответить, так как перед мальчиком появился щит Инеаля. Похоже, это единственное, что он умел делать… ну ещё и слабая молния, сорвавшаяся с его руки, от которой скорпион даже не вздрогнул. А потом… он атаковал. Мальчик не успел ничего сделать, шип, легко пробив слабый щит, который при ударе сразу исчез и вонзился в его плечо, по Арене прокатился пронзительный детский крик, в котором был ужас и боль. Хвост, вместе с нанизанной на него жертвой, отчаянно дёргающей руками и ногами, поднялся вверх и следующим взмахом скорпион сбросил свою жертву на песок. Несколько раз дёрнувшись, мальчик затих. Сразу после этого на Арене появились маги. Скорпион замер, окутанный воздушной сетью, созданной ими и дальше, аккуратно толкая его лёгкими воздушными кулаками, они вернули монстра в клетку. Решётка захлопнулась, и сразу появившиеся служители быстро утащили её. Тишина, стоявшая на протяжении всего боя, сменилась криками и оглушительным шумом.

— И это им нравится? — спросил я купца, пытаясь прийти в себя, после увиденного мной.

— А ты не видишь? — невесело усмехнулся тот, думаю, если бы не было этого завершающего развлечения, на бои ходило бы меньше народа.

— Этот кошмар каждый происходит каждый день? — вырвалось у Алии.

Шесть дней. На седьмой Арена закрыта, — ответил купец.

— Тогда пойдём, наверное, уже… — проговорил я.

— Последний бой будете смотреть? — осведомился купец.

— А…

Но договорить мне не дал вновь появившийся распорядитель.

— А сейчас последний бой! Юная Заура и песчаная кобра! Силы неравные: Заура — на Начальной ступени, змея — Адепт, но всегда может случиться чудо. Думаю, бой в комментариях не нуждается… смотрите!

На Арене появилась короткостриженая девочка, помоложе Гарта, но чем-то похожая на него. Такая же худая и бледная, одетая в лохмотья. Но если тот до боя держался спокойно, но девчушка явно нервничала, дрожа и оглядываясь по сторонам. Теперь из клетки, вновь принесённой служителями, появилась двухметровая змея, толщиной с мою руку.

Я покосился на Алию. Моя подруга, по-моему, готова была уже выскочить на Арену, чтобы прекратить это безобразие. Я успокаивающе положил ей руку на плечо и прошептал на ухо, что хозяин всего этого скоро заплатит своей жизнью…

А дальше всё произошло так же быстро, как и со скорпионом. Только девочка даже не успела атаковать, как змея метнулась к ней чёрной молнией и вцепилась в горло. Я невольно заледенел, услышав хрип жертвы… из прокушенного горла забила кровь, и для неё было всё кончено.

— Отвлеки купца, я позже сам приду в гостиницу, — шепнул я Алии, покосившись на Мустафу, о чём-то разговаривающим с главой охраны каравана, и тихо выбрался со своего места. Краем глаза я увидел, что Сэнд эд Эран, со своими прихлебателями уже выходит из ложи. Народ же потянулся к выходу, горячо обсуждая увиденное …

Я смешался с толпой и стал ждать, спрятавшись за одним из могучих раскидистых деревьев, которые очень удобно для меня росли вокруг Арены. Насколько я понимаю, чтобы попасть к себе домой, владелец Арены должен был обязательно пройти мимо меня. Хотя он мог и проехать… тогда моя задача осложнилась бы. Но Сэнд эд Эран не подвёл. Когда основная масса зрителей ушла, и перед Ареной стало достаточно пусто, появился он. На этот раз его сопровождал десяток спутников, но ни один из них явно не был бойцом или охранником. К тому четверо же из них были девушками… Вся эта компания прошла мимо дерева, за которым прятался я. Так что я отправился следом за ними.

Я проводил их до самого особняка, в который они и направлялись и вернулся в гостиницу, где меня встретила взволнованная Алия.

— Я бы сама убила эту тварь! — заявила она мне. — Так что сделай это…

— Не сомневайся, — улыбнулся я её горячности. Но на самом деле во мне тоже всё кипело. Последние два боя произвели на меня тяжёлое впечатление. Я мог понять сражающихся бойцов, получающих за это деньги, но заставлять необученных детей сражаться с монстрами — это действительно мерзко.

Что ж, план я уже примерно составил. Узнав у Алии, что завтра Мустафа вместе со своим главой охраны, будет весь день занят делами, я решил заняться подготовкой к заданию.

Наутро я, предупредив свою подругу о моих «убийственных планах», и получив от неё полное одобрение, поцелуй и пожелание быть осторожным, отправился к арене и внимательно ещё раз прошёл весь путь от неё и до особняка эд Эрана. Подходящее место для засады нашлось не сразу, но всё-таки нашлось: на крыше одного из трёхэтажных домов, окна которого выходили на набережную. Очень удачно. Мимо моя жертва точно не пройдёт. Поэтому я, перекусив в одной из поблизости расположенных таверн, поднялся на крышу и удобно устроился, приготовившись ждать.

И ждать мне пришлось долго. На этот раз моя цель задержалась на арене и появилась, когда уже начало темнеть. Она опять была окружена той же самой толпой, что и вчера, но мне это не мешало. Прицелившись, я выстрелил…. Луч света попал точно в голову и Эд Эран рухнул на камни набережной. Толпа сразу начала суетится вокруг тела. Я не стал дальше наблюдать за тем, что творилось на набережной, быстро спрятал винтовку в пространственное кольцо и, спустившись вниз, спокойно отправился в гостиницу.

— Ну как? — встретила меня вопросом Алия.

— Он мёртв, — ответил я.

Я коротко рассказал ей о том, что произошло на набережной.

А утром едва мы позавтракали, в наш номер постучался Мустафа.

— Что-то случилось? — посмотрело я на явно чем-то взволнованного купца.

— В городе поднялся большой шум. Вчера вечером Сэнда эд Эрана поразила странная магия. Никто не увидел врага, так что предполагается, что это совершил адепт гильдии убийц под покровом невидимости. Я практически не спал этой ночь, всех владельцев караванов вызвали на караванный Двор. Нам, чувствую, придётся проторчать здесь больше, чем пять дней. Сейчас не выпускают ни один караван. Люди эд Эрана ищут тех, кто причастен к этому покушению… эд Дин остался там, вот-вот сейчас должен прийти, последние новости рассказать.

— А сам-то он жив? Эд Эран? — осторожно поинтересовался я.

— Жив, — кивнул Мустафа, — только говорят, ослеп на один глаз. Теперь даже магия не помогает, выжгло глаз полностью. Лучше бы уж он умер… его место сразу бы занял кто-то из его подчинённых. А теперь этот урод будет рыть землю, чтобы найти убийцу…

Вот же Мелек! Я не ожидал, что Эд Эран переживёт попадание по нему лазерной винтовки. Хотя, если подумать ранее, я с помощью винтовки убил султана, который имел более низкую ступень. Кто сказал, что оружие ступени Духа будет способно убить Магистра?

В номер опять постучали. Открыв дверь, я запустил усталого эд Дина.

— Ну что? — буквально набросился на него Мустафа.

— Всё нормально, господин, — махнул рукой тот, — пока неизвестно, когда позволят нам уехать. Подручные эд Эрана взялись прочёсывать город и особо обращают внимание на всех прибывших… Гостиницы тоже будут проверять. Правда, непонятно, как они найдут убийцу? Всех подряд допрашивать? Этого Султан не позволит, купцы слишком большую прибыль местной казне приносят. Думаю, всё будет формально. Вон я с главой караванного двора этого города уже поговорил. Он сказал, чтобы не волновались, мол, проверять никто не будет, он сам с людьми эд Эрана договорится.

— Слава Мельтасу, — выдохнул Мустафа.

А я… задумался над тем, что же мне делать дальше…


Глава 21


М-да, вариантов у меня было немного. Либо напасть на свою жертву в доме, либо на арене. Но логично предположить, что тот станет более осторожным. Первым делом надо проверить его дом. Мустафа с эд Дином тем временем покинули наш номер, оставив меня наедине с Алией. Лания, как я понял, опять медитировала. Действительно, у девчонки характер — кремень. Упорства ей не занимать.

— И что ты теперь будешь делать? — поинтересовалась у меня Алия.

— Надо искать способы добраться до него. Сегодня пойду к его дому, посмотрю что там. Попробую придумать что-нибудь. А может, получится туда проникнуть…

После этого я отправился к Лании, с которой мы занимались два часа. Я в который раз убедился, что девочка может вырасти в сильного мага. Пусть она и перевёртыш, но её упорству и целеустремлённости можно было только позавидовать. Спустя два часа я, отправив девочку медитировать и предупредив Алию, покинул гостиницу.

Оказавшись на улице, я столкнулся с явно довольным Мустафой, который куда-то спешил.

— Рагнар, — улыбнулся тот, — куда собрался? А я на Арену.

— Как на Арену? — удивился я. — После покушения я думал её закроют…

— С чего это вдруг? — удивился купец. — Это же золотая жила. Мало того, сам одноглазый, как сейчас зовут за глаза эд Эрана, заявил, что кого-то бояться, даже после покушения — это ниже его достоинства.

Так что говорят, он не собирается отказываться от присутствия на Арене. Мол, там никто не рискнёт на него напасть. В общем, отмороженный он. Вот я на его месте точно из дома и носа не высунул бы. Хотя он вроде двух Повелителей нанял.

— А с вами можно на Арену?

— Почему нет? — удивился купец. — Правда, на этот раз билет тебе придётся самому покупать.

— Это не проблема, — заверил я его, — куплю.

— Тогда пошли!

Мы вместе с Мустафой отправились на Арену, где я купил билет. У купца, видимо, уже имелся заветный кусок бумаги. Оказавшись там и убедившись, что моя жертва действительно присутствует в ложе и, несмотря на наличие лишь одного глаза, беспечно общается со своими прихлебателями. Охраны я по-прежнему не увидел. У меня мелькнула мысль, что можно попробовать напасть прямо на Арене. Но я отодвинул эту идею в самый конец воображаемой очереди из вариантов расправы над эд Эраном. Сначала надо выяснить, что у него происходит дома. Тем не менее я некоторое время понаблюдал за поведением своей жертвы, и надо заметить, что оно совершенно не изменилось после моего нападения. Казалось, его и не было. Интересно, он действительно такой безбашенный или просто дурак? Но мне это было только на руку.

До дома Сэнда эд Эрана я добрался быстро. Но только до того места набережной, с которого через железные ворота высокого решётчатого забора, окружающего особняк, можно было попасть в него. Дальше я заглядывать не решил, так как увидел одного из магов, охраняющих дом. Повелитель был одет скромно, да и вид имел совершенно непримечательный, можно сказать, даже какой-то нищий, что ли, но это был Повелитель. М-да, соваться туда мне опасно. Этот маг разделает меня в два счёта…

Возвращаясь обратно, я всё решал, что мне делать. Единственный способ добраться до жертвы — Арена. Но там куча народу. А с другой стороны, что мне народ? Что мне мешает телепортироваться в невидимости? Например, напасть на эд Эрана со спины? Он просто не успеет меня увидеть. Удар кинжалом и дело сделано. Похоже, это действительно самый реальный план. Опасный, несомненно, но если я не выполню это задание, всё будет гораздо хуже. Останавливаемся на этом.

Вернувшись домой, я погрузился в практически семейные заботы. А что? Я уже начинал воспринимать своих спутниц почти как семью. Странно, не так давно у меня вообще не было друзей, и я чувствовал себя вполне комфортно. Одиночество — вещь, к которой как-то привыкаешь. Но после того как я познакомился с Аланом и Келией, а потом в Академии с остальными своими друзьями — да, я мог, наверное, назвать их друзьями — что-то во мне изменилось. А сейчас ко всему ещё добавилась Лания, которую я уже воспринимал как свою младшую сестрёнку. С такими мыслями я сегодня и заснул в обнимку со своей девушкой.

А утром, после традиционной физической тренировки и лёгкого завтрака, отправился на Арену, избежав встречи с купцом. Алии я говорить ничего не хотел, но разве можно утаить что-нибудь от женщины. В результате мне всё равно пришлось всё рассказать. Но вот попытку девушки отправиться на Арену со мной я пресёк. Поэтому провожали меня тревожным и слегка обиженным взглядом.

Распрощавшись таким образом с ней, я отправился к своей цели. Купив у входа билет, как можно ближе к ложе своей жертвы, я поднялся на трибуны и занял своё место. Арена по-прежнему была полной, и по-прежнему, когда начался первый бой, взорвалась оглушающим шумом и гамом. Но мой взгляд был прикован к ложе, в которой сидел эд Эран. Сам он щеголял чёрной повязкой, которая закрывала один глаз. На этот раз, помимо шестерых его прихлебателей, из которых двое оказались молодыми красивыми девушками, к моему разочарованию присутствовал один охранник. Но это был Повелитель… Мелек его возьми! Это очень плохо. Я лихорадочно размышлял. Отменять свой план?

Внимательно понаблюдав за охранником, я всё-таки немного успокоился. Не похоже было, что тот серьёзно выполнял свою работу. Откинувшись на кресле, которыми, в отличие от остальных трибун, была оснащена ложа, он лениво наблюдал за происходящим вокруг, но его взгляд постоянно возвращался к боям, происходящим на Арене. А его охраняемая персона вообще не обращала ни на что внимания, весело общаясь с девушками и тоже поглядывая на Арену. М-да, действительно какой-то непуганый этот эд Эран. Но как уже говорил, этому его качеству я мог только радоваться.

Итак, пора было переходить к исполнению плана. Я подождал, пока закончатся первые три боя. Вскоре начался четвёртый, в котором участвовали орк — огромный двухметровый детина в одной набедренной повязке, вооружённый секирой, находящийся на ступени Мастера и невысокий, смуглый, одетый в кожаные латы узкоглазый человек, вооружённый двумя саблями, находившийся на той же ступени. Если коротко говорить — сила против ловкости. И этот бой, судя по всему, сильно заинтересовал мою жертву, буквально прикипевшую взглядом к происходящему на Арене. Не отставал от него и Повелитель-охранник. Так что сейчас, по идее, был самый удобный момент для нападения.

Я осторожно поднялся со своего места и огляделся по сторонам. Все сидевшие рядом со мной зрители смотрели на Арену и меня не замечали. Отлично. Я встал и направился в самое начало ложи за спины эд Эрана и его спутников. Они так были увлечены боем, что совершенно не обращали внимания на происходившее вокруг них. Надев на лицо маску аколита и укрывшись пологом невидимости, я совершил короткую телепортацию… нож оказывается в моей руке и входит в шею жертвы.

Норгот был создан для того, чтобы поражать тела магов высоких ступеней. Так что Эд Эран захрипел и упал лицом вниз… Выдернув нож, я сразу телепортировался к выходу из Арены, поймав растерянный взгляд резко подвернувшегося, но ничего не успевшего сделать Повелителя. Оказавшись на пустой площади перед входом, я ещё двумя прыжками добрался до ближайшей оживлённой улицы и, сняв маску и убрав невидимость, влился в разношерстную толпу, текущую по ней. Через пятнадцать минут я уже был дома. Алия, посмотрев на меня, всё сразу поняла. Что ж, остаётся только ждать, что будет после столь дерзкого убийства одного из самых авторитетных людей в Жего.

Вечером к нам заглянул Мустафа и принёс последние новости. Как оказалось, я переживал зря. Арену закрыли на три дня в честь траура, Султан объявил за поимку убийцы хорошую награду…. И всё. Как пояснил пребывающий в прекрасном расположении духа Мустафа, место убитого занял его племянник Кэйд эд Эран. И уже пошли слухи, что именно он стоит за убийством своего дяди, которое, несомненно, дело рук Гильдии Убийц. Поэтому новый владелец Арены ограничился чисто формальными поисками виновных… Сейчас город, конечно, прочёсывают патрули. И да, караванам разрешили покинуть город. Так что завтра мы отправляемся.

Кстати, купец принёс собой кувшин вина, сказав, что хочет выпить за удачный день. Мол, караван завтра отправится, вдобавок сегодня он заключил очень выгодную сделку. Появилась Лания, и весь вечер мы провели с Мустафой. Как я уже говорил, рассказчик он отменный, так что не только Лания, но и мы наслаждались его историями. А вкупе с вином и заказанной нами закуской, вечер оказался отличным.

А на утро мы вновь отправились в путь. Кстати, моя оплата, которая была в полтора раза выше, чем за заказ в Хеиме, вновь чудесным образом оказалось утром на подоконнике, рядом с нашей с Алией кроватью. Что ж, убийства оказались весьма прибыльным делом.

В продолжившемся путешествии всё вернулось на круги своя. Полдня дорога, получасовой отдых и перекус, и вновь продолжение путешествия оставшиеся полдня. Всё это время я изучал руну молнии, до которой у меня наконец дошли руки. Так прошло пять дней без приключений, и по словам купца, который не забывал чуть ли не каждый вечер навещать наш фургон, осталось всего пару дней до третьего города… Но вот как раз в тот самый день, когда мы вечером должны были прибыть в Ектафис, утром появились новые проблемы. Мы сумели отъехать от места ночёвки несколько километров, когда появились испуганные дозорные, один из которых спрыгнув с верблюда быстро подбежал к Мустафе, который вместе с эд Дином, покачиваясь на верблюдах, ехал недалеко от меня.

— Господин, — поклонился запылённый дозорный, — скарабеи!

Эд Дин тут же спрыгнул на песок, и Мустафа последовал его примеру.

— Какое расстояние? — уточнил глава охраны.

— Один километр…

— Не уйдём, — тяжело вздохнув, эд Дин посмотрел на Мустафу, — надо спешиваться и останавливаться. Попробуем отбиться. Много их?

— Крупная стая, — хмуро ответил дозорный, — особей двести-триста.

— Хм… — я увидел, как купец слегка побледнел.

— Ничего, господин, в худших передрягах бывали, — успокоил его эд Дин. — Мутраб, — подозвал он одного из своих подчинённых, — отправляйся в начало каравана. Мы останавливаемся.

Когда тот убежал, он встретился глазами со мной.

— Ты с нами? — это было скорее утверждение, чем вопрос. — И твоя девушка?

— Да, — кивнул я. — Что за скарабеи?

Хотя был риторический вопрос. Я знал о скарабеях. Они размером были меньше скорпионов, ростом со взрослую собаку, но обычно нападали большими стаями. И панцирь у них был даже прочнее, чем у скорпионов.

— Тогда присоединяйтесь… — кивнул глава охраны и ушёл. За ним последовал купец, благодарно кивнув нам.

Тем временем караван остановился. Охрана вновь начала выстраивать фургоны полукругом. Я подозвал Алию и, оставив уже не особо возражающую Ланию в фургоне, мы присоединились к охранникам.

Наши враги появились примерно через полчаса. Караван остановился на небольшом возвышении — огромном невысоком бархане, с которого были видны чёрные тени приближающихся к нам жуков, и охватывающих караван кольцом. В основном монстры находились на Продвинутой ступени, но было несколько более крупных жуков, достигших ступени Духа. Вроде нападавшие были не особо высоких ступеней — в принципе, по силам охранникам каравана, но их было много. Я вооружился секирой, Алия мечом. А затем перед нами появились первые противники. Передо мной и Алией появился огненный щит.

Я видел, конечно, на картинке жука-скарабея, но вживую это было совершенно по-другому. Выглядели твари отвратительно. Как я уже говорил: ростом с собаку, перебирающие своими шестью ногами. Голова напоминала своей формой лопату, заканчивающуюся мощными жвалами. На лобном выступе расположились два глаза, разделённые на парные доли, и наличником с зубцами. Всё тело покрывал мощный панцирь, там же возвышались надкрылья, защищающие сами крылья монстра. Но пока взлететь эти твари не пытались.

Я не стал долго думать и сразу применил цепную молнию. Эффект оказался не совсем такой, как я ожидал, но, по крайней мере, ближайшего жука я поджарил, и он замер оплавленной тушей. Второй последовал за ним, а вот ещё трём, до которых долетела молния, досталось меньше и, отчаянно стрекоча, они бросились в ближний бой. Но побить мой щит они не смогли, а вот моя секира оказалась весьма эффективной. Правда, огненный разрыв я смог использовать только на третий раз. Именно после третьего удара панцирь одного из врагов треснул. Сработал огненный разрыв и обугленные внутренности разорвали панцирь изнутри. Во второго ударил воздушный серп, неожиданно попав прямо между глаз и разрезав врага напополам. А дальше закрутилась ожесточённая схватка. Я махал секирой и кидал в них разные заклинания. Пару раз использовал зыбучие пески, которые оказались не столь эффективными, так как, оказалось, в песке с помощью передних лап скарабей движется без проблем. Но их было слишком много. Покосившись на Алию и увидев, что она достаточно уверенно отбивается, используя как разрывы, так и огненные лепестки, которые в подобной толпе врагов работали прекрасно, я полностью погрузился в схватку. Вихрь боя увлёк меня в сторону. К тому же нападавшие на меня жуки вдруг неожиданно начали использовать свои крылья. Теперь мне стало сложнее отбиваться от одновременно семенящих по земле и пикирующих сверху жуков. Хотя секира по-прежнему делала своё дело, как и огненный щит, хотя через него уже пару раз смогли пробиться враги. Я уже несколько раз мысленно похвалил себя, что изучил Цепную молнию. Это заклинание выкашивало сразу по несколько противников, часть из которых оставалось лишь добить. Но, к сожалению, энергии на её создание требовалось огромное количество, так что мне приходилось не использовать его так часто, как хотелось бы. А потом я услышал женский крик и, повернувшись, понял, что с Алией, всё нормально — девушка предупреждала меня.

Да, вот со мной… не всё хорошо. Меня отнесло от основного места боя, и я практически находился один среди окружавшего меня сплошного чёрного ковра из жуков. Огненный щит трещал по швам, но я не испытывал страха. В запасе у меня оставалось ещё одно огненное заклинание, которое я теперь мог спокойно применить. И я создал огненный шторм. Огненное кольцо, медленно расширяющееся от того места, где я стоял, начало пожирать врагов. Воздух наполнился запахом горелой плоти. Пламя с хрустом пожирало скарабеев, которые, почувствовав неотвратимо приближавшуюся к ним смерть, бросились в разные стороны, стараясь уйти от жгущего всё вокруг пламени. Они в панике взлетали, но огненные стены, высотой два-три метра, всё равно дотягивались до них. А выше почему-то жуки не летали.

К тому же пущенная мной цепная молния и следом за ней воздушные серпы останавливали врагов, и они, замешкавшись, сгорали в ревущем огне. Но в один прекрасный момент я понял, что силы мои на исходе. К счастью, практически одновременно с этим кончились и мои противники. Я осмотрелся. Вся пустыня вокруг меня была завалена обугленными тушками жуков. Я перевёл дух. Интересно, сколько же я убил их. Посмотрев на караван, который оказался в метрах трёхстах (далеко же меня отнесло), я понял, что там битва закончена тоже. Потихоньку я поплёлся к лагерю, возле которого уже суетились охранники, растаскивая в стороны обугленные трупы скарабеев. Уже на походе я попал в объятия Алии, с которой и вернулся к своему фургону. В воздухе стоял жуткий запах горелого мяса и хитина. Достаточно быстро фургоны вновь развернулись в цепь и тронулись в путь, несмотря на наступающий вечер. И я понимал Мустафу: ночевать в этом вонючем месте … Добраться до города мы уже не успевали, поэтому лагерь разбили километрах в пяти от места нападения жуков.

А на следующий день к полудню перед нами выросли стены Ектафиса.

Я ждал уже традиционное очередное задание от Гильдии убийц, однако, слава Первобытным, на этот раз в городе от меня ничего не требовалось. Так что все пять дней пребывания в Ектафисе я посвятил медитациям и развитию своего искусства. Как и мои девушки. Кстати, я не переставал удивляться прогрессу Лании. Если так дело пойдёт, через несколько лет она меня догонит. Кстати, мы опять оказались в одной гостинице с купцом. И снова он вечером заходил к нам в гости. Лания уже просто звала его дядей…

Через четыре дня наше путешествие продолжилось. Всё шло, как обычно: на этот раз не было ни скарабеев, ни скорпионов. Всё спокойно. Но эта идиллия закончилась на пятый день нашего путешествия. В то утро я проснулся от того, что кто-то настойчиво тряс меня за плечо.

— Просыпайся! — услышал я настойчивый голос Алии сквозь дрёму, и в нём звучали откровенно панические нотки.

И когда я открыл глаза, то с изумлением понял, что мы вместе с Алией и Ланией сидели у нашего фургона, прислонившись к его колесу. И наши ноги были связаны верёвками, а руки скованы кандалами.


Глава 22


Оглядевшись, я понял, что только начало светать, и весь караван ещё спал. Алия хотела мне что-то сказать, но тут мой взгляд остановился на Мустафе, который стоял чуть в стороне от нашего фургона, и общался с мужчиной, с бритой головой, одетым в коричневую робу.

— Уважаемый, что происходит? Почему мы связаны? — вырвалось у меня.

Услышав вопрос, Мустафа повернул голову в мою сторону и, улыбнувшись, вместе с бритоголовым подошёл к нам.

— Ничего страшного, вас просто продали в рабство, — захохотал бритоголовый.

— Как это понимать? — я замотал головой, ещё не полностью отойдя от дремы и, честно говоря, не веря в происходящее, казавшееся сейчас страшным сном.

— Всё просто, Рагнар, — спокойно ответил Мустафа своим бархатным голосом. — Я продал вас работорговцам, которые продадут вас оркам, а те, в свою очередь, отдадут вас оккультистам. Те используют кровавые ритуалы и им постоянно нужен поток сильных магов — рабов. А вы — сильные маги, в этом я убедился.

Тут до меня наконец дошло. В это было сложно поверить… Подонок решил продать нас в рабство и это после всего, что мы сделали, помогая его каравану сражаться с монстрами и бандитами. Да чего там говорить, пару раз мы вообще спасли его задницу… Я хотел избавиться от кандалов и устроить ему судную ночь, но тут осознал, что не могу создать ни единого плетения. По-видимому, кандалы подавляли магию.

— Как ты можешь, после всей нашей помощи тебе и каравану делать такое?! — с презрением спросила Алия.

— Дорогуша, помощь — это, конечно, хорошо, и поверь, я признателен вам до глубины души, но бизнес есть бизнес. Так что я вам очень благодарен за содействие, а также за то, что вы под конец путешествия принесёте мне значительную сумму денег, — доброжелательно улыбнулся Мустафа.

Как же мы с Алией ошиблись. За маской доброго и приятного человека скрывался настоящий подонок. Тут я заметил, что рядом с купцом появился глава охраны и как-то виновато посмотрел на нас.

— Эрад эд Дин, — возмущённо крикнул я ему, — после боя со скорпионами ты говорил, что должен мне. Покажи, что твои слова чего-то стоят. Освободи нас!

— Прости, Рагнар, но я не могу ослушаться приказа главы каравана, — ответил глава охраны, потупив взгляд и ретировавшись за спину купца, как нашкодивший ребёнок.

Вот же Мелек! А как он распинался, что всегда платит по счетам. А на деле — пшик.

— Мы сражались с вами плечом к плечу, неужели вы позволите случиться такому непотребству? В итоге так могут продать в рабство любого из вас! — обратился я к стоявшим вокруг купца пятерым охранникам каравана.

Однако те лишь отвернули головы.

— Можешь пытаться сколько угодно кого-то убедить. Это бесполезно! Теперь ты и твоя подружка — наша собственность, — громко рассмеялся бритоголовый работорговец.

— Но не бойся, девчонка-перевертыш имеет слишком маленькую ступень, чтобы заинтересовать оккультистов, — добавил Мустафа. — Так что я нашёл ей другое применение. В Айбантаре есть один щедрый господин, который любит развлекаться с маленькими девочками. Уверен, она придётся ему по вкусу.

— Наставник, мне страшно, — захныкала Лания.

А в моей груди разгоралось настоящее пламя ненависти. Мустафа заплатит за всё. Я ещё умоюсь его кровью. Но что делать в данной ситуации? Плетения мы создавать не можем из-за сдерживающих нас кандалов. Но тут я осознал, что всё так же чётко ощущаю присутствие трёх навыков убийц. Так что, по-видимому, кандалы их не блокировали. Сейчас на людях я не мог использовать навыки, чтобы избавиться от оков. Но когда никто не будет за мной наблюдать, я выберусь из этой западни, и тогда Мустафа сильно пожалеет о своём предательстве.

— Кстати, если артефактный меч Алии я нашёл в её пространственном кольце, то твоя секира куда-то запропастилась. Такие мощные артефакты можно выгодно продать. Куда ты дел своё оружие? — спросил купец своим бархатным голосом.

Секира лежала в моём уникальном пространственном кольце с библиотекой деда. Так как для посторонних этот артефакт казался всего лишь куском металла, то понятно, почему Мустафа не понимал, куда я мог спрятать своё оружие.

— Продал в прошлом городе, — сплюнул я.

— Я не нашёл крупной суммы денег в твоём пространственном кольце, которая должна была появиться после продажи артефакта — сузил глаза Мустафа, — впрочем, ладно, вы и так принесли мне немало денег.

— Нам пора отправляться. Мустафа, с тобой приятно иметь дело, — мерзко улыбнулся бритоголовый.

И подойдя к Алии, он поднял её своими крепкими руками и тут же начал шарить по её телу, уделяя особое внимание груди и ягодицам девушки..

— Какая красотка. Твоё тело очень даже ничего. Как прибудем в лагерь, я вдоволь с тобой развлекусь.

— Не смей меня трогать! — взвизгнула Алия и задёргалась, но безрезультатно.

Её крики, судя по всему, лишь распалили бритоголового — он рассмеялся и, проникнув своей массивной ладонью под одежду девушки, начал лапать её грудь и живот.

— Какая ты сексуальная сучка, когда злишься. И кожа такая мягкая, словно бархат. Ты определённо в моём вкусе.

— Ублюдок. Ты будешь страдать в муках, пока я буду тебя убивать! — издал я крик злобы.

— А твой женишок, смотрю, очень расстроился, когда увидел, как я с тобой играюсь. О-о-о, придумал. Я буду тебя иметь, когда он смотрит. Думаю, это будет увлекательное зрелище, — рассмеялся мужчина.

Я же пообещал себе, что эта тварь, посмевшая тронуть Алию, не умрёт быстрой смертью. Он будет страдать и сдохнет в мучениях. Вскоре работорговцы закинули наши с Алией тела на верблюдов и отправились в дорогу.

— Наставник, сестрёнка, пожалуйста, не оставляйте меня! — заревела Лания, когда нас с Алией начали увозить.

От этого моё сердце обливалось кровью, но пока что я ничего не мог сделать. Ехать было неудобно, но о нашем комфорте, разумеется, никто не заботился. Через несколько часов впереди показался лагерь. Несколько десятков больших серых шатров. Когда мы подъехали ближе, я увидел, что практически у каждого из них горел костёр, и сидели люди в пёстрой одежде. Над лагерем стоял громкий шум от десятков голов, криков, песен и брани. Судя по всему, местные работорговцы расслаблялись, несмотря на то, что было утро… Где-то пили, где-то играли в кости. Кое-где я увидел, как насиловали девушек, нисколько не стесняясь того, что они у всех на виду. Звери… что ж… я это запомню.

К нам подошёл массивный мужчина, заплывший внушительным слоем жира. Он имел самую большую ступень могущества, находясь на уровне Повелителя. По-видимому, это и был глава этой шайки.

— Маруф. Смотрю, ты пришёл с товаром, — улыбнулся Повелитель.

— Да, уважаемый. Сделал всё в лучшем виде, — поклонился бритоголовый.

— Тогда запирай этих двоих в клетки с остальными рабами и для тебя есть ещё одно задание.

— Но, господин, я хотел развлечься с этой девчонкой, — Маруф указал на Алию.

— Выполнишь ещё одно поручение, и она вся твоя, — хмыкнул глава разбойников. — Я даже не позволю остальным прикоснуться к этой красотке, пока ты не развлечёшься с ней. Ты заслужил награду…

— Как скажете, — поклонился бритоголовый, и вскоре нас с Алией повели вглубь лагеря. Там в стороне стояло несколько больших клеток, где рядом друг с другом сидели закованные в кандалы рабы. Наши с Алией ноги развязали и тогда, открыв дверцу клетки, меня пинком забросили внутрь.

С Алией проделали то же самое, однако, прежде этого Маруф ещё раз облапал девушку и с похотливой улыбкой заявил:

— Ничего, малышка. Не переживай. Тебе осталось ждать совсем недолго, прежде чем я с тобой позабавлюсь.

В ответ Алия плюнула ему в лицо, однако это нисколько не смутило бритоголового. Он лишь утёрся и ухмыльнувшись ушёл. А мы остались в клетке вместе с другими рабами. На лицах людей была видна обречённость и апатия. Казалось, они потеряли какую бы то ни было надежду. Больше всего мне не понравилось, что и у Алии во взгляде начала появляться та же обречённость… но ничего. Это ненадолго. Местным работорговцам сильно не повезло, что они пленили меня.

План спасения у меня уже сложился. Сначала освобождаюсь сам, потом помогаю избавиться от оков всем остальным заключенным и тогда мы все вместе убиваем каждого поганого работорговца в этом лагере. Однако среди врагов есть много сильных магов и к тому же Повелитель. Сначала надо удостовериться, что мы способны с ними справиться. О том, что я могу не найти никого, способного противостоять главарю шайки, я старался не думать….

Я начал изучать ауры товарищей по несчастью. Как оказалось, их силы по сравнению с разбойниками были примерно равны. И не поверил своей удаче. Вот что значит: повезло так повезло. Теперь шансы освободиться стали более чем реальны. Ведь среди пленников присутствовал один Повелитель. Парень, внешне выглядящий на лет двадцать, но я понимал, что, вероятнее всего, он старше. У него были длинные, спадающие на плечи волосы, как будто отлитые из золота. Они так сильно блестели на солнце, что я даже залюбовался их красотой. На его красивом лице чувствовалась какая-то нотка превосходства и надменности. На нём не было верхней одежды, а его тело было рельефным и мускулистым. Также на всей площади его шеи была видна искусно сделанная татуировка.

Вот он-то и стал главным объектом для моего изучения. Сам парень тоже с любопытством разглядывал нас. И вскоре он заговорил, обращаясь к Алии. Голос его звучал холодно и надменно, словно он не был таким же рабом как и мы, а наоборот, командовал всеми вокруг. Я невольно поморщился…

— У тебя ярко-красные волосы. Неужели ты из рода Сарендар?

— А судя по твоим волосам, ты из рода Карневайн, — презрительно ответила ему Алия, тем же тоном, — дедушка рассказывал, какие вы все подлецы.

В ответ золотоволосый парень громко рассмеялся:

— Да, действительно. До того как Сарендаров изгнали из империи Кельтон, наши рода были непримиримыми врагами. Я даже больше скажу. Наш род поспособствовал вашему изгнанию.

Услышав это, Алия хмыкнула и демонстративно отвернулась от парня.

— А судьба, оказывается, обладает юмором. Я наследник рода Карневайн вместе с представителем рода Сарендар буду продан оккультистам для жертвенных ритуалов. Теперь мы с тобой в одной лодке. Хочешь ты этого или нет.

Сказав это, золотоволосый парень перевёл взгляд на меня, спросив при этом:

— А ты тоже из какого-то древнего рода?

— Нет. С чего ты так решил? — спросил я.

— У тебя довольно высокая ступень для твоего возраста. Тебе же сейчас семнадцать?

И тут я оторопел. Как он смог точно назвать мой возраст? Если учитывать мою ступень, мне могло быть намного больше. Я уже вошёл в возраст зрелости, когда маг начинает очень медленно стареть.

— Я понял это по твоей ауре. Чтоб ты знал, аура содержит в себе не только информацию о ступени. По ней можно узнать очень много интересного.

— И где ты этому научился?

— Нигде. Для того чтобы уметь подобное, нужно быть Карневайном. Скажем, это особая сила нашего рода.

— Занятно, — хмыкнул я.

— А ты, девчонка Сарендар, ещё более впечатляющая, чем твой спутник. Ступень Мастера в шестнадцать лет. И это при том, что ты большую часть жизни провела на отсталом континенте и даже попав на Зиалис, скорее всего, не смогла бы заработать на высококлассную алхимию. Ты действительно гений и, вероятнее всего, смогла бы вернуть свой род в империю Кельтон. Однако теперь все надежды твоей семьи не оправдаются. Ведь ты не станешь Повелителем до двадцати пяти. Вместо этого ты будешь принесена в жертву на ритуале оккультистов. Какая жалость…

— Заткнись! — яростно крикнула Алия.

— Ой, какие мы злые. Наверное, ты до сих пор не приняла свою судьбу. Ну, вскоре ты, как и остальные здесь присутствующие, познаешь отчаянье. Если даже я, будучи Повелителем, ничего не могу сделать, то что сможет Мастер?

— То есть ты уже сдался, гордый потомок рода Карневайн? — не удержался я.

— Что я могу сделать? — как-то безразлично посмотрел тот на меня. — Лишь принять смерть с достоинством, но поверь, при любом малейшем шансе я попробую отомстить…

После этого он демонстративно повернулся к нам спиной.

В одном Карневайн ошибался. Не знаю как он, я лично не собирался умирать на алтаре во время зверских ритуалов оккультистов. И скоро покажу кое-какие фокусы, которые не понравятся тварям в человеческом обличье, окружающим нас. Мне нужно было лишь дождаться, когда все заснут и попытаться освободиться с помощью навыков убийц. Так я и поступил. Сначала попытался успокоить Алию, и вроде у меня это получилось. Когда наступила глубокая ночь, не только работорговцы уснули, но и узники тоже, как и Алия. Последним в царство дрёмы ушёл Карневайн. Я уже думал, что он никогда не заснёт. Но вот наконец и наследник древнего рода ушёл в царство Морфея. Так что пришло время действовать. Как я хотел выбраться из кандалов? Всё просто. Мой навык малой телепортации можно было использовать так, что я выбирал, что будет телепортировано вместе со мной, а что останется на прежнем месте. И в данном случае это было крайне удобно. Так что, ограничив область телепортации, я сделал скачок на метр назад, тут же оказавшись там, где и планировал. Я еле успел схватить падающие кандалы. Не хватало ещё разбудить охрану… да, нас охраняли. Два пьяных разбойника с мечами в ножнах на поясе, которые сейчас дружно храпели…

Осознав, что я свободен и могу использовать плетения, я вздохнул с облегчением. Ну а теперь пришло время тихо разбудить всех заключённых и вырезать ублюдков, пленивших нас. Первым я подошёл, разумеется, к Алии и потряс её за плечо. Девушка некоторое время ворочалась, но вскоре всё же проснулась.

— Ирос, я….

И тут она увидела, что я освободился.

— Ты без кандалов! Как ты это сделал? — я еле успел зажать ей рот, чтобы она не разбудила весь лагерь.

— Говори тише. Нельзя разбудить выродков, которые нас пленили. Сейчас мы должны тихо разбудить всех остальных.

— Хорошо, — прошептала девушка.

После Алии я решил пробудить Карневайна. И через несколько шлепков по лицу тот проснулся.

— Мальчишка. Тебе повезло, что я не могу пользоваться магией. Иначе я бы тебя сейчас поджарил как кабана на вертеле, — пробурчал видимо ещё не пришедший в себя от сна парень.

— Да что ты говоришь! — не удержался я, в ответ покрутив перед ним своими свободными руками, отчего глаза того округлились.

— Да как ты, Мелек его побери, это сделал?! Хотя это не столь важно. Главное — сможешь ли ты освободить меня и остальных?

— Смогу. И у меня есть подходящее плетение.

— Тогда чего ты ждёшь. Избавь меня от оков!

Я решил так и поступить. Подойдя к Карневайну вплотную, я создал луч света, который попал точно в замочное отверстие кандалов. Прежде чем оковы спали, мне пришлось жечь лазером в течение минуты.

— Никогда не слышал о таком заклинании школы света. Да кто ты такой? — удивился золотоволосый парень.

— Я тот, кто спас твою благородную тушку.

— Ладно. Сочтёмся. Сейчас нужно разбудить и освободить остальных. И тогда мы уничтожим этих выродков, которые нас тут держали.

Как оказалось, мы с Карневайном мыслили одинаково. Пока я освобождал его, Алия успела разбудить ещё шесть человек, а затем и мы присоединились, помогая разбудить и освободить остальных. Проснувшиеся, увидев, что мы освободились, снова ощутили надежду. Теперь у них появился шанс выжить и отомстить обидчикам. А люди, которые сначала считали, что все потеряли, а потом, можно сказать, вновь обрели смысл жизни, могут свернуть горы. Я думал продолжить лазером освобождать людей от кандалов, но прежде чем я приступил к этому, Карневайн жестом остановил меня. Тогда он подошёл к одному из заключённых, прикоснулся к оковам и те тут же рассыпались, превратившись в труху. Это что, Мелек дери, за магия такая? Но наличие таких способностей было на самом деле отличной новостью. Теперь мы сможем освободить всех гораздо быстрее. Понадобилось всего десять минут, чтобы Карневайн освободил всех в этой клетке. Пора было перейти к остальным. Золотоволосый парень просто коснулся дверного замка, и тот рассыпался, как и кандалы до этого. Тогда заключённые начали аккуратно выходить из места заточения. А Карневайн перешёл к другим клеткам. Нам не терпелось расправиться с работорговцами, но нужно было собрать как можно больше магов.

Карневайн сумел освободить около половины заключённых, прежде чем произошло непредвиденное событие. Видимо, один из работорговцев проснулся, чтобы сходить по малой нужде, а мы заметили его слишком поздно, чтобы успеть обезвредить. Увидев, как освобождённые заключённые выбираются из клеток, работорговец создал огненный шар, который полетел вверх и взорвался высоко в небе, озарив всё пространство ярким светом.

— Они освободились! Задержите их всех! — завопил он и тут же лагерь пришёл в движение.

— В атаку! Уничтожим ублюдков! — крикнул Карневайн, но этот клич, как по мне, был совершенно ненужным. Освобождённые рабы итак были готовы сражаться насмерть, чтобы отомстить за своё унижение. Битва началась.


Глава 23


На нашей стороне была внезапность. Работорговцы не были готовы к столь неожиданному восстанию. Поэтому мы получили преимущество… часть из них просто сгорела в палатках, которые освобождённые рабы закидали огненными шарами. Но, к сожалению, в пламени погибли только слабые противники. Работорговцы более-менее высоких ступеней уцелели, и в лагере закипело множество схваток.

На моих глазах несколько рабов буквально на части разделали воздушными серпами одного из работорговцев. Второй успел увернуться, но лишился ног, отрезанных чуть выше бедра. В ответ один из рабов был затянут в зыбучие пески. Но его товарищи превратили в горящий факел работорговца, убившего их товарища… Полыхали палатки, оглушительно гремели огненные шары и шипели молнии.

Ярость освобождённых рабов просто била через край, «заливая» весь лагерь… К такой ожесточённой схватке, расслабившиеся и изрядно растерявшиеся работорговцы были совершенно не готовы.

В моих руках появилась секира. Благо Мустафа не стал забирать моё пространственное кольцо с библиотекой научных книг с Земли, где хранилось оружие, так как решил, что это обычное кольцо. У Алии, к сожалению, оружия не было, её меч ещё надо было найти. Мы с Алией надеялись, что Мустафа не успеет продать её меч… Но даже если он это сделает, я найду его. Так, по крайней мере, я пообещал расстроенной девушке.

А пока мы сражались, Алия прикрывала меня огненными щитами, а я полностью пустил свою энергию на атакующие заклинания. Таким образом мы составили неплохой тандем. За время боя моя секира превратила в кровавые ошмётки уже пять работорговцев, которые теперь старались не появляться на моём пути, и мне приходилось их искать. От огненных заклинаний и пожаров в лагере стало светло, словно днём. И насколько я понимал, бывшие рабы явно выигрывали эту партию. Пусть наши противники пришли в себя и даже сумели создать какое-то подобие организованного сопротивления, но слишком велика была ярость недавних пленников. Весь сумасшедший бой проходил среди этого огненного безумия.

Вновь появились противники. Я зарубил выскочившего на меня с мечом из-за палатки работорговца. Безумец даже не поставил щит, а его слабенькую атаку, которая последовала одновременно с ударом мечом, я легко отразил. Алия превратила в огненный факел ещё одного… Второй взорвался от огненного разрыва от моей секиры.

В Алию врезался воздушный кулак, отшвырнув её метра на три на песок, несмотря на огненный щит, который забрал основную ударную силу заклинания. Но работорговец, совершивший это, находящийся на ступени Мастера слишком был погружён в охватившую его бьющую через край злобу, застилавшую глаза и не позволившую ему увидеть меня. Он бросился к медленно поднимавшейся девушке, от удара явно потерявшей ориентацию в пространстве, но я не дал ему завершить его чёрное дело. Моя секира просто разрезала его на две части — даже не пришлось пользоваться разрывом.

Дальше у нас таких проблем не возникало. Мы отправили к Мелеку ещё четверых противников, на этот раз двоих из них добили огненные лепестки моей девушки. И соперники вдруг как-то сразу закончились… По крайней мере, в пределах нашей видимости их не наблюдалось. А схватка-то сама по себе была ещё в самом разгаре. И тут я увидел вспышки заклинаний в северной части лагеря. И судя по их интенсивности, Карневайн схлестнулся с главарём работорговцев. Дуэль Повелителей. Именно в ней решалась судьба нашего маленького бунта.

Так что мы побежали на звуки битвы. Когда мы добрались до цели, то схватка была в самом разгаре.

Два Повелителя стояли в метрах двадцати друг от друга. Да…на это стоило посмотреть. Я сразу понял, что мне ещё далеко до подобной мощи. Главарь разбойников, судя по всему, использовал песчаную Магию. Редкое искусство, но я читал о нём. И, похоже, противник Карневайна владел этим искусством на высоком уровне.

Сейчас перед ним стеной из песка стоял песчаный щит. С обеих сторон крутилось аж четыре песчаных вихря, с шумом набирая силу и разрастаясь. Его противник не остался в стороне и перед ним стеной пламени ревел огненный щит.

Первым атаковал разбойник. Песчаные смерчи с огромной скоростью врезались в огненный щит его противника и песок, оплавившейся стекловидной массой стёк вниз. Однако почти сразу на Карневайна обрушилась мощная стена песка, практически похоронив под ним мага. Но щит выдержал и вскоре моим глазам предстал невредимый Карневайн, очень нехорошо ухмыляющийся. А следом ревущий поток пламени высотой метров десять обрушился на работорговца. Того сразу окутала песчаная броня и сделала это весьма вовремя, так как щит не устоял перед огненной атакой. И тогда на Карневайна обрушился настоящий песчаный ад. Казалось, тот оказался в центре яростно ревущей песчаной бури. К тому же насколько я понял, одновременно с этой убийственной атакой глава работорговцев использовал ещё и зыбучие пески…

Но я увидел, что Карневайн поднялся в воздух. Невысоко, но достаточно для того, чтобы избежать зыбучих песков.

В свою очередь он вновь атаковал огненным плетением. Но только теперь это была огненная буря — ещё одно высокоуровневое заклинание… Его действие было похоже на огненный вал, но тут ещё добавлялся ветер… Создатель этого заклинания умудрился вставить в плетение несколько узоров из воздушной магии. Отсюда и название Огненная буря. Пламя, которое постоянно раздувается внутренним ветром. Погасить его очень сложно. Именно такой вот поток пламени обрушился на главаря разбойников.

Теперь противник Карневайна оказался погребён под ревущей лавиной огня. Но когда вновь потушивший пламя песок упал на землю, я увидел главу работорговцев. Выглядел тот усталым, но никаких видимых повреждений на нём не было заметно.

— Это всё, что ты можешь, раб? — прокатился по пустыне его громовой голос, и в следующее мгновение вокруг висевшего в воздухе Карневайна взметнулись вверх тучи песка, снова закручивающиеся в торнадо. Мне показалось, что по лицу знакомого Алии пробежала тень сомнения. Но, может, только показалось, ибо в следующий миг на созданный им огненный покров обрушился песок, вновь скрыв его от наших глаз…. И я почувствовал, как погребённый под массой бушующего песка маг, активировал хорошо знакомую мне метку. Её пульсацию я чувствовал всем телом… знак Мельтаса.

А затем песок просто растаял в ослепительной огненной вспышке. Вновь появившийся нашим глазам Карневайн буквально пульсировал окутавшим его жидким огнём. В его руках появился огненный меч, и он устремился к своему сопернику, который смотрел на него с какой-то явной растерянностью. Но он не был бы Повелителем, если бы не взял себя в руки. Его окутала уже виденная мной песчаная броня, и он тоже полетел навстречу своему врагу.

Тем временем шла ожесточённая фехтовальная дуэль. Сразу было понятно, что сражаются два мастера меча. Я не особо разбираюсь в битвах на мечах, но сумел оценить ловкость бесчисленных выпадов, которые обрушивали друг на друга оба мага. И было заметно, что силы у противников практически равные. Даже, по-моему, Карневайн начинал теснить главаря работорговцев. По крайней мере, создавалось впечатление, что тот стал выдыхаться, но, как оказалось, это было не так. Неожиданно движения главаря ускорились в несколько раз. Карневайн с трудом отражал молниеносные атаки вдруг воспрявшего духом противника.

Я с ужасом понял, что долго парень не продержится и уже решил помочь, но вдруг татуировки на шее Карневайна засветились золотым светом. Парень открыл рот, из которого тут же выдохнул струю золотого огня. Эта огненная атака не казалась слишком опасной, однако когда она достигла главаря работорговцев, случилось неожиданное: струя золотого огня в один момент уничтожила песчаную броню Повелителя. И в следующую секунду главаря разорвало на куски, которые, мгновенно обуглившись во вспыхнувшем на миг ярком пламени, упали на песок. Я понял, что только что увидел применение родовой татуировки рода Карневайн. Я знал, что она называется дыхание дракона и что применение этой татуировки способно пробить практически любую защиту. Что же. Это было впечатляюще.

Спустя час мы сидели в палатке главаря, которая, надо сказать, убранством не отличалось от какого-нибудь богатого дома…. Нас подлечил лекарь из рабов, так что мы быстро восстановили силы. Сейчас, пока остальные грабили лагерь и добивали уцелевших и раненых работорговцев, мы собрались втроём, чтобы решить, что делать дальше.

— Рагнар. Благодарю, что спас нас. Теперь я у тебя в долгу, — склонил голову Карневайн.

— Я и себя спасал. Так что не за что.

— Если бы не ты, нас бы всех продали оккультистам. Так что все обязаны тебе. Правда, непонятно как ты избавился из оков…

— Пожалуй, этот вопрос я хочу оставить без ответа, — хмыкнул я.

— Ну как знаешь, — кивнул Карневайн, — я тебя понимаю.

— Что ты будешь делать дальше? — поинтересовался я после небольшой паузы.

— У меня есть ещё некоторые дела на Зиалисе, но потом я вернусь в империю Кельтон.

— Ты не мог бы нам подсобить ещё раз перед тем, как мы расстанемся?

— И чего же ты хочешь? — нахмурился Карневайн.

— Мы путешествовали с караваном. Купец продал нас в рабство, и у него осталось наши пространственные кольца, а также он пленил нашу спутницу. В охране один Магистр и несколько десятков Мастеров и Экспертов. Ты мог бы помочь нам отомстить купцу, а также вернуть то, что наше по праву.

— Что же, думаю, это будет не слишком накладно. Я помогу вам. Таким образом отплачу свой долг перед тобой.

— Тогда нужно скорее отправляться. Пока они не ушли слишком далеко.

Все деньги, найденные в лагере работорговцев, бывшие рабы разделили между собой. Мне как главному спасителю досталось больше всех. Даже Карневайн взял меньше. И я скажу, сумма тут была немаленькая. Всё-таки торговля рабами — выгодный, хоть и мерзкий бизнес. Однако перед уходом я всё же решил дождаться, когда вернётся тот самый работорговец, что привёз нас сюда. Это ничтожество посмело унизить мою женщину. Так что он сильно пожалеет, что родился на свет. Ждать пришлось до утра. На этот раз он появился вместе с пленной девушкой, переброшенной через верблюда. Закрыв лицо платком, я выехал к нему навстречу. Нужно было перехватить его прежде, чем он поймёт, что лагерь захвачен бывшими рабами.

Когда я на верблюде приблизился к работорговцу, тот спешился и направился в мою сторону. Я сделал то же самое.

— В чём дело? Босс просил тебя что-то мне передать?

Однако я не стал отвечать, чтобы не выдать бритоголовому себя по голосу. Когда между нами оставалось совсем небольшое расстояние, резко достал секиру из пространственного кольца и сделал молниеносный рывок в сторону работорговца. Один мощный удар секирой и тот валяется на песке с отрубленными ногами. Ещё два удара и отродье лишается двух рук.

— Что ты творишь! Как же больно! — кричал ублюдок, пока из обрубков его конечностей хлестала кровь.

Тогда я начал прижигать его раны лучом света, чтобы он не истёк кровью раньше времени. Работорговец продолжал выть как дикий зверь, пока я всё это делал. Затем я снял платок с лица и злорадно улыбнулся. Издав ещё один животный крик, бритоголовый с изумлением прохрипел:

— Ты?! Как это возможно? Как ты освободился?!

— Не только я. Все пленённые вами маги теперь свободны. Каждый из твоих друзей-ублюдков мёртв. Но тебе не повезёт так, как им. Твоя смерть будет намного болезненней.

Сказав это, я освободил испуганную девушку, которую бритоголовый вёз на верблюде. И вместе мы вернулись в лагерь. Когда я бросил покалеченного работорговца на песок, к нам подошла Алия. Её лицо излучало презрение, когда она смотрела на это отродье.

— Ты вроде хотел поиграться с моей девушкой. Запал ещё не пропал? — я злорадно улыбнулся.

От страха и боли работорговец не мог произнести и слова, постоянно то открывая, то закрывая рот.

— И что мы будем с ним делать? — обратился я к девушке.

— Закопай этот кусок мяса в песок так, чтобы на поверхности осталась только голова, — презрительно заявила Алия.

— Я смотрю, Сарендары умеют мстить своим врагам, — хмыкнул Карневайн, наблюдая за происходящим.

Я же с помощью магии создал в песках яму и, закрепив обрубленное тело работорговца, засыпал её песком так, чтобы виднелась только голова.

— Не оставляйте меня так! Пожалуйста! — молил ублюдок.

— А когда тебя также молили твои жертвы, ты был милосерден? — презрительно спросила Алия. — Ты будешь медленно и мучительно умирать от жажды без возможности пошевелиться. Данная смерть как раз подходит для такого отродья, как ты.

Первая месть была совершена, но это было только начало. Теперь пришло время Мустафе ответить за содеянное. Пока караван не успел уйти от нас слишком далеко, нужно было отправляться в путь. Так что, оседлав верблюдов, я, Алия и Карневайн отправились в погоню. Я помнил, в каком направлении нас вёз работорговец, и также помнил, в какую сторону направлялся караван. В итоге понадобилось полтора дня усиленной скачки, прежде чем впереди замаячила колонна повозок. По мере того как мы приближались, в стороне каравана была заметна суета. Охранники плотным строем окружили купца, показывая всем своим видом, что он и его имущество под надёжной защитой.

Моё лицо было закрыто платком, а на Алии был хиджаб. Так что нас сразу не признали. Когда мы подъехали вплотную, я увидел Мустафу, стоящего за охранниками. Купец уважительно поклонился, обращаясь к нам своим бархатным голосом.

— Здравствуйте, уважаемые путники. Моё имя Мустафа. Вам что-то от нас нужно? Может быть, вода или провизия? У нас с вами не было конфликтов. Так что, надеюсь, мы разойдёмся с миром.

Было видно, что наличие в нашей группе Повелителя сильно нервировало Мустафу. По-видимому, он надеялся не вступать в схватку. Что же, пришло время разбить его надежды.

— Не было конфликтов, говоришь? Сильно в этом сомневаюсь, — хмыкнул я, срывая платок с лица.

— Ты?! Как ты смог выбраться из лап работорговцев? — изумился Мустафа.

Судя по всему, он скорее поверил бы в то, что перед ним призрак, чем в то, что кто-то смог избавиться от кандалов, блокирующих магию. Охранники во главе с Эд Дином тоже, по-видимому, были в шоке.

— Хоть вы и не стали нам помогать, когда купец решил продать нас в рабство, я всё равно проявлю милосердие и не стану вас убивать, но лишь в том случае, если вы не будете защищать эту шавку Мустафу, иначе наш друг Повелитель убьёт и вас.

— Уважаемый, — дрожащим голосом Мустафа обратился к Корневайну, — я не знаю, сколько они вам заплатили, но я заплачу в два… Нет, даже в три раза больше!

— Я здесь, чтобы отдать долг. Деньги меня в данной ситуации не интересуют, — равнодушно хмыкнул Карневайн.

Сказав это, золотоволосый маг медленно двинулся в сторону Мустафы. Увидев это, купец затрясся от страха и крикнул.

— Чего стоите. Остановите его!

— Но это же Повелитель! — испуганно заметил один из охранников.

— Я вам за что деньги плачу? Остановите его, даже если придётся отдать свою жизнь! Иначе вы все пожалеете! Очень сильно пожалеете!

После этого панического крика купца в Карневайна полетело множество плетений. Однако в тот же момент тело золотоволосого мага окуталось огнём. Я понял, что это покров огня. Высокоуровневое защитное плетение, доступное со ступени Повелителя. Так что все атаки охранников не смогли нанести никакого урона Карневайну. И тогда с его рук сорвалось множество золотых огненных лепестков. Это плетение было похоже на то, что использовали мы с Алией. Однако форма у лепестков была другая. Так что всё-таки эти два плетения отличались друг от друга. Огненные лепестки летели на огромной скорости, всё время меняя траектории, из-за чего охранники не имели возможности защититься. Вскоре охранники превратились в толпу визжащих от боли горящих фигур, которым было уже не до защиты своего нанимателя. Стоит сказать, что мощное плетение поразило только тех, кто атаковал Повелителя. Не все решились на это, и те, кто просто стоял, наблюдая за атакой, не пострадали.

Увидев, что его подчинённые погибают один за другим, глава охраны Эд Дин, сам находящийся на ступени Магистра, взревел и бросился в атаку. Однако Карневайн тоже не стоял на месте. Наследник древнего рода сделал рывок к противнику, мгновенно оказавшись перед ним, и когда он положил ладонь на грудь не ожидавшего подобного эд Дина, глава охранников неожиданно взорвался огнём изнутри. Его тело было разорвано огненным разрывом, похожим на тот, что использовали мы вместе с Алией с помощью наших артефактов. Вот так целый Магистр был уничтожен в один момент.

Увидев эту устрашающую картину, остальные охранники уже и не думали сопротивляться, а просто расступились в стороны.

— Нет! Что вы делаете?! Защищайте меня! — кричал купец.

Но, по-видимому, охранники решили, что свои жизни им дороже, чем жизнь нанимателя. И вот наступил мой час. Пришло время мести. Мустафа пытался убежать, но я вовремя зацепил его ногу лазером. Хотя куда он может убежать, если вокруг лишь пустыня. Купец прерывисто дышал, пытаясь отползти от меня подальше, а я навис над ним, как неизбежная кара за содеянное.

— Карневайн. Ты можешь, пожалуйста, медленно поджарить его тело до хрустящей корочки. Но не переборщи, я хочу, чтобы он вдоволь настрадался за содеянное, а не умер сразу же.

Хмыкнув, наш спутник подошёл к плачущему Мустафе и создал огненный поток, направив его на купца. Огонь медленно сжигал кожу и мышцы Мустафы. Купец издавал дикие животные крики, однако мы с Алией молча смотрели на эту пытку. Так прошло двадцать минут, после чего Мустафа перестал подавать признаки жизни. Его тело почернело от сажи и, вообще, было уже сложно признать в этом воняющем куске мяса некогда здорового и жизнерадостного купца. Кто-то скажет, что я слишком жесток. Может быть, так и есть. Но моё кредо по жизни заключается в том, что я возвращаю добро и зло по отношению к себе и своим близким в десятикратном размере. Мустафа знал, что делал. Он продал нас с Алией как какую-то вещь. Он понимал, что в итоге нас, скорее всего, принесут в жертву на кровавом ритуале. Так что его кончина заслужена, и я не испытываю мук совести за способ убийства Мустафы и работорговца. Они знали, на что шли. И Алия, стоя рядом со мной и плотно сжав губы, тоже не отводила взгляд, и я знал, что она поддерживает меня.

— Я выполнил вашу просьбу и отдал свой долг, — обратился ко мне Карневайн.

— Да. Спасибо тебе большое, — кивнул я.

— Но прежде, чем я уйду, хотел бы сказать, — Карневайн перевёл взгляд на мою девушку. — Алия, нам незачем относится другу к другу плохо только из-за того, что наши рода враждовали. Я уверен, ты сможешь исполнить свой долг, и жду возвращения твоего рода в империю Кельтон.

— Спасибо. Я рада, что дедушка был неправ. Нельзя судить о человеке только по тому, к какому роду он принадлежит, — кивнула девушка улыбнувшись.

После этого мы попрощались и тот, взобравшись на верблюда, покинул нас. Но прежде чем скрыться из нашего вида, Повелитель обернулся к нам и крикнул:

— Моё имя Морис Карневайн! Надеюсь, мы ещё увидимся.

Когда Мустафа был убит, а Морис отправился в путь, мы с Алией начали проверять повозки, в которых могла оказаться Лания. Наши пространственные кольца мы сразу нашли в повозке Мустафы и, слава Первобытным, оттуда ничего не пропало. Пока мы искали Ланию, охранники, лишившись своего хозяина, занимались мародёрством бывшего каравана, невзирая на то, что когда-то охраняли эти самые фургоны.

От нас охранники шарахались как от чумы. Видимо, боялись, что я передумаю их отпускать. Хоть мы с Алией были и в меньшинстве, но охранники отлично помнили, на что мы способны в бою. Так что их опасения были не беспочвенны.

И вот наконец осмотрев очередную повозку, мы нашли нашу ненаглядную девочку. У Лании были связаны ноги и руки, и даже в рот этот изверг засунул ей кляп. Когда я освободил девчушку, та с визгом повисла на моей шее.

— Наставник, вы пришли меня спасти! Я знала это! Я верила! Я так сильно люблю наставника! Даже больше чем сестрёнка Алия.

— Тут ещё можно поспорить, — улыбнулась красноволосая красавица.

Лания ещё несколько минут не отлипала от меня. Так что мне пришлось дождаться, когда она успокоится. Затем мы отловили пару охранников и, выяснили, в каком направлении находится Айбантар, узнав, что до него осталось совсем немного. Вечером мы уже могли добраться до него. Поэтому, взяв с собой еды и воды, отправились втроём в дорогу, оставив караван своей судьбе, которая, судя по всему, была крайне незавидной.


Глава 24


К вечеру мы добрались до Айбантара. Город удивил меня своей непохожестью на те города в пустыне, в которых мы были до него. Он располагался не в оазисах, а на границе пустыни и Мёртвого леса, виднеющегося вдалеке, и не имел крепостных стен. Серое море невысоких одно и двухэтажных деревянных домов раскинувшееся, казалось, до самого горизонта. Несмотря на отсутствие стен, едва мы въехали в город, как к нам сразу подошёл патруль из пяти настоящих головорезов. Как ещё назвать людей совершенно разбойничьего вида, вооружённых до зубов, но ведущих себя с вальяжностью сборщиков налогов?

Но к нам они не особо и приставали, удовлетворившись объяснением, что мы — путники, решившие добраться до Айнтбара вперёд каравана, с которым шли. Тем не менее нас осмотрели оценивающими взглядами и, видимо, почувствовав наши ступени, решили с нами не связываться. Такие бандиты чаще всего агрессивно себя ведут по отношению к слабакам и отлично чувствуют, когда не стоит ввязываться в потасовку.

— Это стража или бандиты? — задала Алия риторический вопрос, когда мы отъехали от патруля и влились в небольшой поток людей, который медленно двигался по городским улицам, на удивление широким и ровным.

— Думаю, это одно и то же, — хмыкнул я, рассматривая тянувшиеся вдоль улицы серые деревянные дома.

Мустафа рассказывал об этом городе.

Так называемый Свободный город Айбантар, который по своей сути является складом, из которого идут караваны в орочьи степи. Как и говорил Митрополит, здесь всё покупается и всё продаётся. От еды и бытовых артефактов до рабов. Рядом Мёртвый Лес, который, насколько я понимаю, занимает приличную территорию. И сильно мешает торговцам, чьи караваны, чтобы попасть в степь, вынуждены огибать пусть и невысокую, но труднопроходимую горную гряду, с обоих сторон примыкающую к лесу. А это сразу несколько месяцев к времени пути… Так что те, кто хочет рискнуть, нанимают отряды магов и проходят через лес напрямую.

— Что мы дальше будем делать? — спросила Алия.

— Думаю, стоит попробовать найти отряд, идущий через Мёртвый лес. Мустафа говорил, что такие имеются и даже довольно успешно ходят. Но там только самые отмороженные, как он выразился….

— И ты хочешь к этим отмороженным примкнуть?

— Надеюсь… — кивнул я, — тратить лишние несколько месяцев на дорогу не хочу.

— А Лания?

— А что Лания? — покосился я на девочку, которая дремала, прижавшись к спине Алии. — Ничего с ней не случится. К тому же если ты помнишь, она единственная из нас, кто владеет регенерацией.

— Всё у тебя просто… — нахмурилась девушка.

— Вам необязательно идти со мной. Я знаю, что переход через степи орков и земли оккультистов — это опасная затея. Вы не обязаны идти на этот риск только для того, чтобы быть рядом со мной, — завёл я разговор на тему, о которой давно размышлял.

— Нет, Ирос, — нахмурилась Алия, — я пойду за тобой куда угодно. А Лании тоже будет лучше вместе с нами. К перевёртышам здесь относятся крайне плохо.

Я промолчал и тут заметил вывеску гостиницы. Мы в принципе проезжали уже несколько подобных, но все они мне не нравились либо грязью, начинавшейся у самого порога, либо откровенно бандитским контингентом, что сидел в питейных залах, которые традиционно занимали первые этажи гостиниц.

— Заглянем? — Алия проследила мой взгляд.

— Да, ты сиди, не буди девочку, я загляну.

В отличие от окраины города, которую мы уже миновали, где вообще было проблематично передвигаться по улицам из-за грязи, ближе к центру города улицы стали мощёнными. Грязи, кстати, стало значительно меньше, но тем не менее она никуда не делась. Всё-таки прошлые города отличались куда большей чистотой. И да, на окраинах жителей нам встречалось мало, а как только появились каменные улицы, количества народа резко увеличилось. Стали появляться даже более-менее прилично одетые люди.

Заглянув в гостиницу, носившую имя «Лесной ром», я сразу отметил для себя, что она разительно отличалась от прошлых. Здесь хоть пьяные на полу не валялись и было относительно чисто.

Ко мне сразу подскочил хозяин: маленький и худенький мужичок с бегающими глазами.

— Что угодно, господин?

— Нужен номер на троих. Желательно с двумя комнатами. Есть такие?

— Конечно, есть. Всего пятнадцать азуритовых монет в сутки. На сколько вам нужен номер?

Относительно недорого, решил я и, заплатив за четверо суток, вернулся к своим спутницам. Хотя это сейчас мне такая сумма казалась незначительной. Раньше, когда я жил на континенте Форос, платить столько за номер обычной гостиницы было бы истинным безумием. Вскоре мы разместились на втором этаже в большом двухкомнатном номере, к моему изумлению, оказавшимся довольно чистым. Ужинать мы спустились вдвоём с Алией, решив оставить Ланию наверху. Слишком уж бандитским был этот город.

Отправив порцию еды наверх девочке, мы заказали вина и жареного мяса. Кстати, принесли его нам быстро и оказалось оно вполне съедобным, а вино достаточно неплохим, а то я уже начал переживать на этот счёт. Но едва мы начали трапезу, как перед нашим столиком появилась огромная человеческая туша — иначе назвать этого двухметрового гиганта я не мог. Продвинутая ступень. Его глаза явно были «залиты» вином, так как в трезвом состоянии он бы не решился приставать к Мастеру.

— Слышь, — девка, — уставился он на растерявшуюся от подобной наглости Алию, — пошли со мной, — он положил свою лапищу на плечо Алии, — мы тебя ждём, — кивнул он в сторону от нас, где за столом сидело три его брата-близнеца, — у нас веселее, чем у твоего задохлика…

Я не успел встать, как Алия начала действовать. Сначала её лицо покраснело от злости, а в следующую минуту громила, схлопотав мощный удар воздушным кулаком, совершил полёт в сторону входной двери, распахнув её ударом своего тела и вылетев на улицу.

Его друзья было вскочили с места, но, видимо, только сейчас увидев ступень девушки, да и, судя по всему, оценив мою, сразу успокоились и сделали вид, что они вообще тут ни причём.

Мне пришлось успокоить свою подругу, которая, видимо, решила показать компании наглеца, насколько они неправы.

— Не затевай лишних ссор, — вернув её на место, заметил я, — нам это не нужно сейчас.

— Ладно, — выдохнула та и сделала глоток вина.

— Нужно будет найти отряд, который пойдёт через лес, но, думаю, это уже завтра. Сегодня мы все устали, — я посмотрел на девушку, и та лишь кивнула в ответ.

Наевшись вдоволь, мы легли спать. А на следующий день я проснулся от колебаний ауры, которые происходили недалеко от меня. Открыв глаза, я увидел, что в центре комнаты на полу в позе лотоса сидит Лания, которая, по-видимому, занималась развитием искусства. Я присмотрелся. По её ауре мне стало понятно, что у девочки скоро будет прорыв. Отлично!

Аккуратно одевшись, я сел на кровати и продолжил наблюдать за Ланией. Прошло около получаса и вот наконец аура девочки расширилась, распространяясь по комнате. Она открыла глаза и, счастливо улыбаясь, вскочила на ноги и тут же бросилась ко мне, оккупировав мои колени. Поёрзав, девочка посмотрела на меня, заявив:

— Наставник, а я уже достигла ступени Адепта. Правда, я умничка?

— Ещё какая, — улыбнулся я, погладив девчушку по её волчьим ушкам, отчего та замурлыкала от наслаждения.

— У вас тут такая идиллия, что не хочется её прерывать, — потянулась только что проснувшаяся Алия — и да, — она весело посмотрела на девочку, — поздравляю тебя, Лания.

— Спасибо, спасибо, спасибо, — теперь наш перевёртыш перебрался к Алии, которая к восторгу той, сразу начала тискать её как плюшевую игрушку.

— Ладно, раз ты проснулась и, как я вижу, Лания в надёжных руках, я пойду искать нам караван, — рассмеялся я и отправился одеваться.

— Хорошо. Только ты уж постарайся выбрать такой караван, в котором глава не надумает продать нас оркам в рабство, — крикнула мне вдогонку Алия.

Я промолчал. С девушкой не поспоришь. После того, что произошло с нами, я решил подойти к данному вопросу со всей тщательностью.

Спустившись на первый этаж, я подозвал к себе хозяина гостиницы и выяснил у него, где в Айбантаре можно найти отряд, который сможет провести нас через Мёртвый лес. Как оказалось, в городе есть несколько кабаков, в которых собираются купцы, путешествующие в степи с целью торговли с орками. Там они и набирают свои будущие караваны. Туда я и направился.

Здание первого кабака, который я решил посетить, меня сильно удивило. Оно выглядело довольно респектабельно и своим внешним видом резко отличалось от того, что я раньше лицезрел на улицах Айнтбара.

Когда я зашёл внутрь, то увидел с десяток широких лавок, расставленных по всему залу. Каждая из них была заботливо обложена мягкими подушками. Практически все они были заняты. Сидевших на них людей, разодетых в шелка и бархат, трудно было с кем-то спутать. Тем более, за время путешествия я этого насмотрелся по полной программе.

Перед каждой лавкой расположился низенький столик, заставленный яствами. Понятно, купцы народ небедный. Так что ничего удивительного здесь не было.

Но долго рассматривать происходящее в зале мне не дали. Ко мне подошёл работник этого заведения и, поклонившись, уважительно поинтересовался:

— Уважаемый, чего желаете?

— Я хочу пересечь Мёртвый лес с одним из торговых караванов. Вы могли бы подсказать, к кому мне стоит обратиться?

— Разумеется, уважаемый. В данный момент в нашем скромном заведении присутствуют главы четырёх караванов, идущих через Мёртвый лес. Каждый из них находится под защитой отряда могущественных магов, так что путникам, которые хотят быстро и безопасно пересечь лес, нечего бояться.

— Хорошо. Тогда скажите, пожалуйста, сколько караванов из этих четырёх перевозят рабов для торговли с орками?

Услышав мой вопрос, работник задумался и спустя несколько секунд ответил:

— Практически все караваны, идущие к оркам, продают рабов. Однако есть два брата-купца, которые не делают этого. Насколько мне известно, они собирались скоро отправляться в путь, но вам повезло, господин. Они сейчас у нас… вон они, — показал мужчина на дальний столик.

Моя логика была проста. Те, кто торгуют рабами, ненадёжны. Кто мешает им в любой момент добавить нас в список своего товара? А тут хотя и не было полной уверенности, что они не поступят как Мустафа, но шансы на благополучный переход через Мёртвый лес увеличивались.

Так что я не стал тянуть и, вознаградив работника мелкой монетой, отправился к столику, на который он мне указал. За ним сидели три человека. Два толстоватых брата-близнеца с пухлыми лицами, оба находились на ступени Магистра, третьим был миниатюрный мужчина средних лет, который находился на ступени Повелителя. К слову, если на такой ступени он выглядит на этот возраст, то ему явно немало лет.

— Здравствуйте, уважаемые, — поприветствовал я господ.

— И тебе не хворать. Какое у тебя к нам дело? — вальяжным тоном спросил у меня один из братьев, запихивая мясной окорок себе в рот жирными руками.

— Я хочу вместе со своими спутниками пересечь Мёртвый лес. Но наши ступени недостаточно высоки, чтобы это сделать в одиночку. Так что мы хотим пойти вместе с вашим караваном.

— Сколько вас всего? — спросил второй брат, после того как закинул себе в рот очередную виноградину.

— Я, моя девушка и девятилетняя девочка.

— Для вас троих — это будет стоить семьдесят малахитовых монет, — чавкая, спокойно ответил мой собеседник.

После озвученной суммы мои глаза полезли на лоб. Нет, такие деньги у меня были, но семьдесят малахитовых монет?! Да мы за путешествие через всю Бахрийскую пустыню заплатили немногим меньше. А там месяцы опасных путешествий. Тут же нужно пройти не слишком большой, относительно пустыни маршрут.

— Вам не кажется, что предложенная вами цена несколько завышена? — осторожно поинтересовался я.

— Семьдесят малахитовых монет и ни монетой меньше. Ты, парнишка, недооцениваешь Мёртвый лес, — вмешался в разговор второй брат. — Это очень опасное место. Там все, что тебя окружает, норовит убить или отравить смертельными ядами, в случае чего противоядия входят в стоимость. К тому же у нас сильный отряд. Два Магистра и Повелитель — это значимая сила! — поднял указательный палец купец. — Так что вы сможете без каких-либо опасностей пройти этот путь вплоть до степей.

Хотя тут он немного загнул. Для Зиалиса этот отряд хоть был и неслабым, но сильным я его бы не назвал. Хотя в чём-то он был прав. С таким сопровождением можно не бояться опасностей в Мёртвом лесу.

— Хорошо, я согласен, — кивнул я головой.

— Тогда плати всю сумму наперёд, — протянул один из братьев жирную руку, — не бойся, мы уважаемые люди, обманывать не станем. В Айбантаре репутация очень дорого стоит!

Мне ничего не оставалось, как лишиться целого состояния. Так что, глубоко вздохнув, я достал из пространственного кольца свой кошель и отдал купцу одну флюоритовую монету. Вскоре тот мне отсчитал тридцать малахитовых монет, которые к тому же были жирными от еды, которую ел один из братьев.

— Мы отправляемся завтра утром. Собираемся у западного выхода из города. И имейте в виду, если опоздаете — ждать не будем! Тебе вообще, парень, повезло, ты вовремя к нам пришёл. Ещё немного и мы бы отправились в Мёртвый лес без вас.

— Благодарю, уважаемые. Мы будем на месте в назначенный срок, — поклонился я.

Вернувшись в гостиницу, рассказал всё девушкам, после чего они занялись сборами в дорогу, а я, спустившись вниз, осторожно попытался узнать у хозяина о том самом отряде, в который вступил. Как оказалось, за пару монет это было несложно. К тому же в который раз я убедился, что лучшие информаторы — это хозяева гостиниц. То, что я узнал, меня обнадёжило. По крайней мере, братья успешно водили караваны уже три года и в подставах не были замечены.

Оставшийся день пролетел быстро, и следующим утром после плотного завтрака мы отправились в указанное купцами место. Там уже собирались повозки с различными товарами. Кроме еды и всевозможной утвари, я увидел несколько телег с артефактами. Среди охраны было семеро Экспертов. Никого ниже этой ступени вообще не было. Что ж, это отлично. Насколько я понял, купцы решили делать акцент на мощи отдельных магов, а не на их количестве. Прошёл ещё час, пока все собрались и наш караван, наконец, отправился в путь, в сторону Мёртвого леса, который чёрной полосой виднелся вдали.

Впереди отряда гордо шествовали братья купцы и Повелитель. Стоит отдать должное близнецам. По-видимому, в отличие от большинства других купцов они не собирались отсиживаться за спинами своих охранников. Вместо этого, они сами составили ударный кулак. К тому же ступени у них немаленькие.

Чем ближе мы подходили к Мёртвому лесу, тем сильнее ощущался запах гнили. Сам лес, судя по всему, представлял собой множество чёрных гниющих деревьев, застывших тёмной, казалось, непроходимой стеной. Можно было предположить, что всё это проявление скверны, с которой мне не повезло столкнуться ещё в Аспии.

Когда мы подошли к границе леса, вперёд вышел Повелитель и, вытянув руку, создал множество мощнейших синих молний, которые ударили в преграду из растений. Гнилые побеги шипели и искрились, исчезая с нашего пути. Повелитель долго занимался этим делом, пока наконец перед нами не появилась широкая тропа, по которой теперь могли проехать даже повозки каравана.

Так вот какая основная роль мага ступени Повелителя в нашем отряде. Он должен не только защищать нас от монстров этого леса, но также его задача прорубать нам путь вперёд. Значит, местная растительность уязвима для магии молнии. Очень полезная информация на будущее. Хотя вроде бы против скверны лучше всего подходит магия огня и света. Но, видимо, у Мёртвого леса свои правила.

Отряд ступил на тропу. Оглянувшись, я с удивлением понял, что за последней телегой тропа, созданная нашим магом, уже начинала вновь зарастать всё теми же гниющими растениями, чьи стебли, медленно переплетаясь, отрезали нам путь назад.

Всё-таки странное это место — Мёртвый лес.


Глава 25


Мы медленно двигались вперёд. Идущий впереди Повелитель периодически прожигал нам молниями путь. Ланию мы спрятали в фургоне, а сами с Алией шли по обе стороны от него. Остальная охрана тоже вытянулась по обе стороны каравана. Картина, которая окружала нас, была унылой и мрачной. Лишь скрип колёс телег и фургонов, и звуки дыхания людей. Мёртвый лес, судя по всему, не зря назвали Мёртвым. Несколько раз я видел, как срывались чёрные побеги с застывших деревьев, пытаясь добраться до фургонов, но охрана бдительно следила, и те с шипением падали пеплом на землю. Помимо всего, было что-то давящее в этом царстве причудливо переплетённых ветвей, чёрных высохших деревьев, окружавших нас. Ко всей этой картине ещё добавлялось небо, которое было затянуто серыми тучами.

Но, похоже, что всё это производило впечатление только на нас с Алией. Все остальные члены нашего отряда совершенно равнодушно относились к окружающей их действительности.

Проблемы начались через полчаса нашего пути. Внезапно после очередного залпа молний нашего «создателя дороги», перед нами открылась большая поляна с гигантскими засохшими цветами. Чем-то они напомнили мне розы, только давно увядшие, с серыми листьями бутонов. Казалось, они сейчас рассыплются…

— Мёртвое поле, — прогудел Повелитель, поднимая руку, и караван остановился. — Не двигаться никому. Приготовится к бою!

Переглянувшись, мы поставили с Алией щиты, то же самое сделали все окружающие нас люди. Перед Повелителем появился огненный щит. Перед обоими братьями воздушные щиты.

А следом за этим появились и наши противники. Увидев их, я невольно вздрогнул. Думаю, в каждом человеке заложена какая-то внутренняя брезгливость к насекомым. А тут серые бутоны начали раскрываться один за другим и из них, громко гудя, в воздух взмыли огромные, размером, наверное, с взрослую кошку шершни. В отличие от окружающего нас серого пейзажа, у этих тварей был яркий, ядовито-жёлтый окрас. И хоть они находились всего лишь на Продвинутой ступени, но их было много. Один из братьев сделал жест руками, и караван оказался окружён мерцающим куполом. М-да. Воздушный щит огромных размеров. Да и вообще, судя по слаженным действиям наших охранников, им не впервой сражаться с подобными монстрами. И, кстати, надо заметить, что обычными пассажирами оказались только мы и двое торговцев, которые вообще не выглядывали из своих фургонов. Видел я их только мельком, зато именно их товары составляли большую часть каравана.

Тем временем практически все цветы на поляне выпустили на волю жужжащую смерть. Шершни собрались в пять огромных клубящихся злобой и яростью шаров и устремились к нам.

И оказались достаточно умными тварями, чтобы не лезть в лоб на огненные и воздушные щиты. Три шара поднялись выше в воздух и, перелетев через щиты, жужжащими снарядами устремились в атаку. Воздушный щит, окружавший нас, усеяли мини-взрывы сталкивающихся с концентрированной магией огня шершней. Да, эти монстры были способны использовать огненную магию и подрываться как миниатюрные бомбочки. Большая часть их погибла, но то здесь, то там, некоторые умудрились пробиться через преграду. На этот раз засверкали молнии охранников, к которым присоединились, и мы с Алией. И скажу вам, это была очень непростая задача. Отстреливать точечно ловких и изворотливых крылатых тварей — тяжёлый труд. Мы, не сговариваясь, выставили с девушкой огненные щиты, и, думаю, они не раз спасли нас от лап шершней. По крайней мере, на моих глазах один из Экспертов замешкался с созданием щита и несколько тварей сумели пробраться к нему, и над мёртвым лесом прокатился крик боли… Несчастный буквально на несколько секунд побледнел, и всё его тело начало бугриться страшными нарывами… Стоявший недалеко от него товарищ, избавил его от мук, отправив сразу два плетения огненного шара, сжигая обречённого охранника вместе со своими убийцами.

Но слава Мельтасу, это было единственным успехом шершней; кружась над нами, они пытались найти слабые места в защите жертв, но, в конце концов, либо бросались в самоубийственные атаки, сгорая в пламени щитов, либо погибали от воздушных лезвий и огненных шаров, постепенно находивших свои цели. Но, конечно, свой огромный вклад внёс Повелитель. Пока мы расправлялись с зависшими над караваном двумя шарами, он огненными лепестками уничтожил всех атакующих его шершней. Уцелевшие же из тех, что кружили над нами, собрались в один большой шар и атаковали его. Но эта последняя самоубийственная атака сгорела в огненном щите. И сразу наступила уже вновь привычная мёртвая тишина. Цветы с раскрывшимися бутонами стали один за одним осыпаться, превращаясь в пыль. И вскоре перед нами лежала пустая поляна, покрытая чёрным пеплом.

— Шершни дают мёртвым цветам жизнь, — произнёс вдруг стоявший недалеко от нас охранник, отвечая на мой вопросительный взгляд, — без них цветы умирают.

— Так они же и так мертвы? — заметила Алия.

— Но эта смерть уже окончательная, — пожал плечами охранник. Воздушный щит над караваном растаял и вскоре мы вновь тронулись в путь, через уже по-настоящему мёртвую поляну. Повелитель по-прежнему прокладывал нам путь молниями.

На этот раз спокойное путешествие продолжалось несколько часов. Хотя, как спокойное: то и дело из деревьев на нас выскакивали какие-то твари, то это были чёрные высохшие змеи, то какие-то изуродованные птицы, но в основном это были попытки местной растительности добраться до наглых живых существ, посмевших нарушить мёртвый покой этого леса. Но охранники достаточно легко отбивали все атаки.

Вскоре нам открылась ещё одна поляна. На этот раз она была во много раз больше той, что с шершнями, и была полностью покрыта какими-то толстыми гнилыми двухметровыми грибами с огромными шляпками. Вонь, исходившая от неё, сводила с ума.

— Это ядовитое поле. Те грибы, которые вы видите, очень ядовиты. Но ядовиты не сами они, а то, что растёт около них и растёт на ядах, выделяемых мёртвыми грибами. Я выжгу тропу через него, но предупреждаю, внимательно смотрите под ноги. Огонь не справится полностью. Ни в коем случае не наступайте ни на какие растения. Всё на этой поляне ядовитое и смертельно опасное. У нас, конечно, имеются противоядия, но до этого лучше дело не доводить. Мы можем банально не успеть. А лучше — заберитесь на телеги и фургоны.

Мы переглянулись с Алией и забрались в фургон, рядом с молчаливым возницей. То же сделали и охранники. Повелитель сделал жест руками, и огненный вал, прокатившийся по поляне, выжег широкую, двухметровой ширины тропу.

Но по мне путь через поляну оказался несложным. По крайней мере, никаких проблем не возникло, и вскоре первые телеги уже въехали за Повелителем и братьями в лес… но тут случилось то, чего никто не ожидал. Внезапно раздался хруст, и колесо нашего фургона затрещало. С ужасом я увидел, как его деревянный обод треснул и следом за этим оно просто развалилось. Мы еле успели спрыгнуть, причём Алия даже умудрилась подхватить выглянувшую на треск Ланию, и наше средство передвижения завалилось набок. Едва очутившись на выжженной земле, я почувствовал, что на что-то наступил. Что-то склизкое расползлось под моей ногой.

— Наставник, а почему тут какая-то странная грязь?

В следующую минут нас подхватил мощный поток воздуха и вышвырнул с поляны на тропу перед Повелителем. Я почувствовал, как по щиколоткам распространяется какой-то неприятный зуд. Посмотрев вниз, я с ужасом увидел, как мои ноги светятся каким-то зеленоватым светом. То же было у Алии и у Лании. Тот присел и хмуро осмотрел наши ноги.

— Противоядия! Быстро! — бросил он в сторону, и один из подошедших братьев протянул ему небольшую шкатулку, из которой маг извлёк три небольших флакона с прозрачной жидкостью.

— Пейте! — приказа он, вручив их нам. — И быстрее, если хотите жить!

Второй раз просить нас не пришлось, тем более, я чувствовал, что зуд уже пробирается всё выше и выше….

Но после того как я осушил флакон, мне сразу стало легче. Зелёное свечение погасло, и зуд исчез. Я попытался встать, и это у меня легко получилось.

— Главное — вовремя принять противоядие, — удовлетворённо произнёс Повелитель. Этот яд убивает за десять минут…

Я лишь покачал головой, обняв прижавшихся ко мне Алию и Ланию. Мы задержались минут на двадцать, пока чинили перенесённый тем же способом с ядовитой тропы фургон, после чего продолжили наше путешествие. Что самое странное, ни я, ни Алия сейчас ничего не ощущали, словно и не было смертельного отравления и столь чудесного излечения.

Следующая серьёзная опасность встретилась нам, когда лес вдруг закончился. Перед нами лежала широкая, в километр шириной песчаная полоса, вся изрытая небольшими ямами, за которой вновь возвышалась тёмная громада леса.

— Слушайте внимательно, — повернулся к нам Повелитель, — даже те, для кого это не первый поход. Нам надо добраться до леса. Обойти песчаную прогалину мы не сможем, поэтому придётся идти через неё. Помните о пауках. Несколько раз в прошлых походах мы сумели не потревожить их, но в этот раз у нас слишком большой караван. Держите плетения наготове. Помните, что на пауков эффективней всего действует огонь…

— А скоро мы приедем, наставник? — выглянула из фургона Лания.

— Скоро, — улыбнулся ободряюще я, — но вот сейчас не выходи из фургона, чтобы ни случилось! Хорошо?

— Хорошо, — испуганно ответила та, посмотрев на меня и вновь спрятавшись в повозке.

Как и в предыдущий раз, караван окружил воздушный щит, и мы медленно двинулись по песчаной поверхности. Она оказалась на удивление твёрдой. Но когда весь караван втянулся на неё, я почувствовал под ногами какой-то удалённый гул.

— Это пауки — ни в коем случае не останавливайтесь и не атакуйте их первыми. Чем дальше мы продвинемся без боя, тем лучше… — прорычал Повелитель и, спустя несколько минут, появились наши противники. С двух сторон от нас в небо ударили фонтаны песка, и из ям выбрались гигантские пауки. Размером они походили на встреченных нами в пустыне скорпионов, но вот вид у них был гораздо страшнее. Ядовито-зелёные мохнатые лапы, такого же ядовито-зелёного цвета тело, и мелкие глазки над угрожающе щёлкающими жвалами. Я буквально почувствовал излучаемую этими тварями злость и ярость.

Я насчитал два десятка этих тварей на ступени Мастера и Эксперта. Пока они просто следили за нами, и караван продолжал движение, но это длилось недолго.

В один прекрасный момент, когда мы уже преодолели половину песчаной прогалины, как называл её повелитель, пауки атаковали. Как и с шершнями, воздушный щит держался хорошо, но вот только напор пуков был гораздо сильнее, чем у крылатых тварей, и я понял, что он долго не выстоит. Вновь перед охранниками появились индивидуальные огненные щиты, и они атаковали пытавшихся добраться до живых людей монстров.

Огненные шары и воздушные лезвия хорошо проредили наших врагов. Мы тоже внесли свою лепту. Я сумел обезвредить двух мохнатых тварей, как и Алия. Несколько раз жвала монстров вцеплялись в мою чёрную мантию, но артефакт держал удар. К слову, укреплённая магией мантия уже не раз спасала меня от ранений. Хотя из-за того, что ступени монстров, с которыми я сражался, росли, мантия уже не работала так же безотказно, как раньше. На ней начали оставаться борозды. Всё-таки это артефакт Продвинутой ступени, а мои противники уже на порядок сильнее. В какой-то момент к нашим врагам пришла помощь: ещё с десяток пауков бросились в атаку, но тем не менее пока мы справлялись. Медленно двигались вперёд, щит скрипел, но держался, а пауки периодически либо превращались в огненные факелы, либо лишались своих конечностей.

Но вдруг пауки замерли, прекратив свои атаки. Раздался оглушительный взрыв и между лесом и началом нашего каравана, на острие которого стояли Повелитель и братья, появился огромный паук. В два раза выше нападавших на нас. И эта тварь находилась на ступени Магистра.

Но караван медленно продолжал двигаться. Повелитель не стал медлить и в монстра врезался невероятной мощи огненный вал, следом полетели молнии. Стоявшие с двух сторон от него братья атаковали воздушными серпами. Когда огонь спал, я увидел искалеченного, но живого паука, который нанёс ответный удар. На этот раз на щиты его противников буквально хлынул зелёный дождь, но огненный щит Повелителя выдержал атаку. Справились с ней и его напарники. Ответный удар был повтором первого и окончательно превратил противника в пепел. А вместе с гибелью своего предводителя исчезли в песчаных норах и остальные пауки. Через десять минут караван покинул прогалину, вновь въехав в лес.

Дальнейшее путешествие проходило без происшествий. Мы продолжали двигаться вглубь леса и, если верить словам идущих рядом со мной охранников, осталось нам до конца пути не так уж и много. Но тут сюрприз преподнесла Лания. Девочка выскочила из фургона с каким-то затуманенным взглядом и, подбежав ко мне, сказала:

— Наставник. Я чувствую, как кто-то зовёт меня идти туда, — девочка показала пальцем в направлении густой чащи гниющих деревьев…

— Лания, всё это глупости. Этот лес смертельно опасен. Вряд ли ты сможешь найти там что-то, кроме ядовитых монстров, — Алия положила руку ей на плечо.

Я же насторожился от такого странного поведения Лании.

— Тот, кто меня зовёт, он как будто родной для меня. Я не знаю, как это объяснить, — залепетала девочка.

— В любом случае нам нельзя туда идти. Это слишком опасно. Я не понимаю, о чём ты говоришь и кто тебя, так сказать, зовёт, но мы не будем следовать этому зову, — отрезал я.

— Простите наставник, но я обязана пойти на зов, — вдруг выражение лица Лании стало решительным, такой я её ещё не видел.

И тут неожиданно она юрко обежала повозку и устремилась наутёк в густую гниющую чащу, в противоположном направлении от нашего пути.

— Постой! — крикнул я и что есть силы бросился вдогонку.

В этот момент я думал только о том, чтобы остановить её. Я не мог позволить, чтобы Лания пострадала от ядовитых монстров и растений. Всего лишь Адепт в таком опасном месте мог в одно мгновение лишиться жизни. Алия тоже не стала ждать и следом за мной бросилась за Ланией.

— Постойте! Вы куда? Мы не собираемся ждать, когда вы вернётесь! — удивлённо крикнул один из братьев-купцов.

Однако я его не слушал. Мои мысли были только о том, чтобы защитить девочку. Чего скрывать, за то время, что мы были вместе, я начал относится к ней как к собственной дочери. И только сейчас я понял, насколько она важна для меня… Но догнать Ланию оказалась непростая задача. Всё-таки перевёртыши физически более сильные и ловкие, чем те же люди. Так что мы с Алией в течение десяти минут быстрого бега никак не могли добраться до Лании. И вот что странно. Я не сразу это заметил и это казалось безумием, но гниющие растения как будто расступались на нашем пути, чтобы не мешать нам бежать. Да и ни один монстр на нас так и не напал. И вот наконец Лания остановилась, добежав до широкой круглой поляны, где не было ни единого растения. Добежав до девочки, я опустился на колени и крепко её обнял.

— Что же ты нас так пугаешь?! — укоризненно выпалил я. — А если бы с тобой что-то случилось?

— Простите, наставник, но здесь безопасно. Зов мне это сказал… и он идёт отсюда….

— Но тут ничего нет. Это всё твои выдумки. Пора возвращаться к каравану, пока они не ушли слишком далеко, — заметила запыхавшаяся Алия, добравшись до нас.

И тут произошло нечто, что ещё сильней меня удивило. Земля в центре поляны внезапно просела и разъехалась в стороны, открывая нашим глазам ступеньки, ведущие вниз.

— Нам нужно идти туда. Кто-то родной ждёт нас там, — указала девочка на проход.

— Ирос, что будем делать? — спросила растерянная Алия.

Я не знал, что ей ответить, но посмотрев на девочку, глаза которой горели от предвкушения, я сказал:

— Давай доверимся Лании!

— Как скажешь, — вздохнула девушка, — но я не уверена, что мы поступаем правильно…

— Нам туда! — уверенно заявила Лания и направилась к ступенькам, нам же пришлось последовать за ней.

Осторожно мы начали спускаться вниз и когда полностью скрылись под землёй, внезапно она сомкнулась над нашими головами, а путь нам осветила вдруг вспыхнувшая мягким зеленоватым светом жидкость на потолке и стенах. Мне стало не по себе, но посмотрев на уверенно идущую Ланию, я решил следовать за ней до конца. С другой стороны, моё предчувствие не говорило о том, что нас ждёт какая-то опасность. А я склонен был ему верить. Сложно сказать, сколько времени мы спускались вниз, прежде чем оказались в огромной подземной пещере.

Внизу раскинулось озеро, через которое был перекинут узкий подвесной мост на железных цепях, ведущий к монументальному строению, стены которого были сложены из массивных каменных плит. Перейдя по нему на другой берег, мы зашли в широкую мраморную арку и оказались в огромном зале, в центре которого возвышалась колонна, а на ней был изображён знакомый мне символ. Когда-то очень давно дедушка показывал мне этот знак, и я знал, что он означает. И это осознание привело меня в шок, а потом и в трепет.

— О десятеро. Неужели это правда… — пробормотал я.

И мои слова не остались без ответа. В моей голове прозвучал голос, полный вселенской печали.

— Наконец-то. Как же долго я этого ждал.








Конец четвертой книги.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25