КулЛиб электронная библиотека 

Кукла (СИ) [Маша Драч] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Кукла

Глава 1

На часах было ровно восемь утра, когда самолет Ани пошел на посадку. Странное ощущение, что ее жизнь вот-вот должна поделиться на «до» и «после» не отпускало на протяжении всего полёта. Улыбаясь ярким лучам приветливого солнца, Аня сняла наушники, в которых еще несколько минут назад играла любимая песня и быстро глянула в сторону соседа. К счастью, он оказался тихим и не доставил никаких неудобств на протяжении всего перелета. Продолжая улыбаться, Аня снова убедилась, что поступила правильно, когда решила переехать в столицу. На начальном этапе ее грандиозных перемен всё пока что проходило гладко.

В прошлом остались только неудачные отношения с бывшим одноклассником. Ане почему-то целых три года не удавалось прекратить это безобразие, банально не хватало смелости. Саша никогда не был сущим злом. Добрый и внимательный человек, который, к сожалению, имел одну плохую черту, что влекла за собой много существенных неприятностей — отсутствие своего мнения. Всякий мог вбить ему в голову самую идиотскую, которую только можно представить, идею. Но вся нелепость их отношений заключалась в том, что Аню Саша как раз почти никогда и не слушал. Как итог: бесконечные скандалы, обвинения в неверности и почти что рукоприкладство. В конце концов, после очередной грандиозной ссоры, что началась на пустом месте и с подачки Сашиного дружка, Аня твердо решила порвать и начать жизнь с чистого листа.

Ей только недавно исполнилось двадцать, и гробить свою молодость на человека, с которым как выяснилось, нет ничего общего, девушка не хотела. Как правило, первый блин часто получался комом, та же неприятная закономерность коснулась и первых серьезных отношений.

Конечно, в груди всё еще что-то больно дрожало всякий раз, когда Аня вспоминала Сашку. Всё-таки они встречались целых три года, да и помимо откровенно плохих эпизодов, были в их совместной жизни еще и замечательные моменты. Похоже, именно эти моменты и не позволяли долгое время разорвать отношения, когда и так было понятно, что они разваливаются. Но теперь всё осталось в прошлом.

В аэропорту Аню уже ожидала ее родная старшая сестра — Кристина. Эффектная голубоглазая блондинка, которая будто бы только что сошла с обложки именитого глянцевого журнала. Впрочем, отчасти в этом сравнении присутствовала и доля правды. Кристина в восемнадцать лет покинула родительский дом в поисках лучшей судьбы, которую, конечно же, следует искать исключительно в большем городе. Мама сестер была чрезмерно озабочена своей личной жизнью, поэтому не препятствовала порыву старшей дочери поскорее начать самостоятельную жизнь.

Аня всегда искренне восхищалась своей старшей сестрой и ее неуёмным духом авантюризма. Кристина рискнула и не пожалела об этом. Теперь она работала моделью и входила в круг представителей высшего общества.

— Анька! — радостно закричала Кристина, заметив среди толпы прибывших пассажиров свою младшую сестру.

— Крис! — Аня настолько была рада снова увидеть родного ее сердцу человека, что даже не заметила, как расплакалась.

Они не виделись с того самого момента, как Кристина уехала в столицу. Конечно, были частые звонки, долгие разговоры по скайпу, но всё это не могло заменить живого общения.

— А ты никак подросла? — Крис взъерошила волосы младшей сестры. Эта привычка осталась еще с детства.

— Разве что на пару сантиметром. Я так сильно по тебе скучала, — Аня шмыгнула носом и поторопилась вытереть со щёк слезы.

— Ну вот, — закатила глаза Кристина. — Только слез нам здесь для полного счастья и не хватало.

— Я просто очень рада тебя видеть, — Аня смущенно заулыбалась и вытерла заплаканные глаза рукавом спортивной кофты.

— Ладно, пойдем уже. Ты устала после перелета?

— Нет, ни капли.

Пройдя на парковку, Кристина с гордо поднятой головой продемонстрировала младшей сестре свой новенький «Порш» ослепительного серебристого цвета.

— Как тебе? — она провела по крыше автомобиля ладонью, будто это был домашний питомец, а не машина.

Аня совсем ничего не смыслила в автомобилях. Саша какое-то время любил смотреть передачи про гонки и даже что-то пытался ей объяснить, но все эти воспоминания выветрились из головы сразу же после расставания. Впрочем, это ничуть не помешало Ане мысленно отметить, что машина сестры внешне ей очень понравилась.

— Красивая.

— Еще бы! Такой зверь под капотом! Давай сюда свою сумку, закину ее в багажник.

Аня никогда бы в жизни не поверила, что за два года можно скопить на такую приличную машину. В их родном городке пришлось бы горбатиться лет пять, чтобы купить себе хотя бы поддержанную «девятку».

В салоне тихо играла музыка и витал ненавязчивый цитрусовый аромат. Аня с глазами восторженного ребенка глядела в окно, жадно рассматривая пейзажи большого города. Здесь жизнь била ключом с самого утра, суета на дороге почему-то совсем не нервировала, а даже наоборот — восхищала и заряжала энергией. Невероятных размеров высотки отливали всеми цветами радуги в лучах летнего утреннего солнца. Тут был не просто другой мир, понятный только коренным жителям, здесь царила совершенно другая Вселенная.

— Как там наша мама? — вдруг спросила Кристина, расслабленно управляя машиной.

— Нормально, — нехотя ответила Аня и едва заметно скривилась.

— Всё еще страдает по своему благоверному? — в тоне старшей сестры проскользнули недовольные нотки.

— Да.

— Сколько еще будет длиться это бред? Я недавно разговаривала с ней по телефону, так она мне опять про великую любовь талдычила. Это уже даже не смешно! Они шесть лет вместе. Из этих шести раз тринадцать точно расходились. Честно, даже говорить об этом не хочется, — Кристина хмуро глянула на сестру и плавно свернула с главной дороги.

Аня полностью разделяла мнение сестры, но втайне ей упрямо хотелось надеяться на то, что у их матери и отчима отношения когда-нибудь всё-таки обязательно наладятся. Только вот интуиция тихо и уверено твердила, что счастливого конца в этой истории не будет.

— Сама не в восторге, но нашей маме разве что-то можно доказать? В плане отношений она никогда никого не слушает. — Аня тяжело вздохнула и отвела взгляд в сторону. — Я пыталась ее вразумить, а она лишь кивает и всё равно делает по-своему. Может, ей просто нравится быть несчастной? Не знаю.

— Ладно. Проехали. Пусть устраивает свою личную жизнь так, как считает нужным. Теперь ты будешь под моим крылом.

— Обещаю, как только я поступлю в институт, сразу же найду себе работу. Из-за меня не возникнет никаких проблем, честное слово, — торопливо проговорила Аня.

— Успокойся, живи у меня столько, сколько потребуется. Мы всё-таки не чужие друг другу люди. Правда? Поэтому должны помогать, поддерживать.

Загнав машину на подземную стоянку, Кристина повела сестру в свою квартиру, что находилась на тринадцатом этаже высотного жилого комплекса симпатичного оранжевого цвета. Аня чувствовала себя Алисой в Стране Чудес. Всё вокруг блестело и кричало о своей роскоши. Один только мраморный пол в холле чего стоил!

Лифт с большим зеркалом практически неощутимо и быстро поднял девушек на нужный этаж. Выйдя на лестничную площадку, Аня сильно удивилась, увидев живые цветы. У них бы в городе уже давно всё украли, чтобы добро зря не пропадало.

— Добро пожаловать в мой дом, в мою крепость! — торжественно объявила Кристина, открыв перед сестрой входную дверь.

Аня едва успела перешагнуть порог квартиры, как почувствовала приятный сладковатый аромат. Просторная прихожая была залита солнечным светом, что проникал сквозь панорамное окно гостиной. Крис поставила чемодан в углу, сбросила дизайнерские туфли на высоком каблуке и куда-то ушла.

Аня аккуратно разулась и поставила свои давно уже потрепанные кроссовки в укромный уголок. Обернувшись, она увидела себя в отражении огромного зеркала, что по краям было украшено матовыми узорами. На фоне той роскоши, в которую попала Аня, она чувствовала себя неуютно. Старенькие джинсы, красная спортивная кофта с изображением Микки Мауса, небрежный хвост и уставший вид. Девушка с досадой отметила, что в этом новом и еще пока что неизученном мире она явно была лишняя. Пожалуй, ни один дизайнерский наряд, который ей присылала Кристина на дни рождения, не могли изменить реального положения вещей.

— Ты почему не проходишь? — Крис появилась в отражении со стаканом воды в руках.

Аня посмотрела на свою сестру и улыбнулась ей. Ничего во внешнем виде Кристины не указывало на то, что она приехала из глубинки. Красивая, уверенная в себе сестра будто была рождена для того, чтобы жить в роскоши. Завидовала ли ей Аня? Нет, ни в коем случае. Она всегда искренне радовалась любым успехам Кристины.

— Пойдем, — она взяла Аню за руку и потянула в гостиную.

Эта комната была больше всей квартиры, в которой девушки жили в детстве. Дорогая кожаная мебель; симпатичный дизайнерский столик, выполненный из стекла; абстрактные картины на стенах; персидский ковер под ногами; огромная плазма и даже электрический камин. Аня разглядывала всё это убранство и просто не верила своим глазам.

— Четыре спальни, две ванные комнаты, кухня, гардеробная и небольшая терраса наверху, — важным тоном перечислила Кристина и вальяжно опустилась в глубокое кресло, обтянутое бежевой кожей.

— И это всё твое? — изумленно спросила Аня.

— Да, один богатый покровитель подарил.

— Крис…

— Не волнуйся, все документы он давно оформил на меня.

— Он женат?

— Да, — после длительной и неловкой паузы ответила Кристина. — Ну и что с того? Из семьи я всё равно уводить его не собиралась.

— А машина?

— На нее я заработала сама. Честным трудом. Да и какая вообще разница? Хочешь хорошо жить, нужно как-то уметь крутиться. Всё не будем об этом, давай я лучше накормлю тебя.

Аня была не в восторге оттого, каким образом ее сестре досталась эта квартира. Иметь романтические отношения с женатым человеком для Ани всегда было немыслимым поступком, табу, не иначе. Наверное, такая категоричность была связана с тем, что их родной отец ушел из семьи, когда девочки только-только пошли в школу. Аня так четко запомнила то, как мама плакала после ухода отца к другой женщине. А сколько еще скандалов было и войн за алименты! В конечном итоге отец с новой семьей уехал куда-то в другой город и с того момента ни Аня, ни Кристина с ним не виделись и даже понятия не имели, как он сейчас и что с ним.

Теперь же Аня не могла воспринимать отношения с женатым человеком. Для нее это стало противоестественно. Но у Крис на этот счет, похоже, имелся свой взгляд. Она уже не была маленьким ребенком, и Аня не видела смысла читать ей нотации.

— У меня вчера была небольшая вечеринка, — заявила Кристина, копаясь в холодильнике. — Остались салаты, мясная нарезка, напитки и канапе, будешь?

Аня уселась на высокий барный табурет и окинула кухню быстрым взглядом. Просторная и оснащенная новейшей техникой. Она улыбнулась сама себе, метко мысленно сравнив эту кухню с настоящим космическим кораблем.

— Я буду всё, что ты мне предложишь.

— Отлично!

Сестры с аппетитом уплетали салат «Цезарь» и запивали его свежевыжатым соком.

— Вообще я не часто позволяю себе такие вольности как есть всё, что захочется, — с нотками вины в голосе призналась Кристина. — Нужно постоянно держать себя в форме и усердно заниматься в спортзале.

— Прекрати, ты прекрасно выглядишь, и всегда была стройной, — Аня сделала большой глоток яблочного сока. — Уверена, что ты самая красивая в вашем модельном агентстве.

— Ты так говоришь, потому что не видела других девочек, вот где настоящие красавицы. Да, вот еще, мне нужно будет отъехать на пару часиков, ты не обидишься? Дом в твоем в полном распоряжении, а завтра я обязательно устрою тебе экскурсию по городу, — Крис глянула на свои наручные часы.

— Да, конечно. Всё в порядке, можешь не беспокоиться обо мне.

— Извини, что так всё получилось. Дела. Если что, тарелки загрузи в посудомоечную машину. Ванная и спальня наверху, выбирай себе любую. Вечером приеду, — Крис вытерла губы салфеткой, чмокнула младшую сестру в щеку и спешно ушла.

Аня в одиночестве доела свой обед и прибралась. Так и не сумев разобраться с тем, как работает эта проклятая посудомойка, девушка перемыла всю посуду вручную и пошла разбирать свои вещи. Достав из чемодана сменное белье и легкую пижаму, Аня уже мечтала о том, как примет душ и наконец отдохнет после длительного перелета.

Ванная комната глубокого синего цвета с душевой кабиной оказалась такой же просторной, как и все комнаты в этой квартире. Аня часто смотрела с мамой всякие сериалы про любовь и богачей. Только там она видела такую роскошь, а теперь к ней можно было даже прикоснуться.

На стеклянных полочках стояли различные средства по уходу за кожей и волосами. Всякие соли, ароматные бомбочки для ванны и свечки, которые больше напоминали кондитерские изделия, нежели мыльные или восковые. Столько всякой всячины, что пестрила своими яркими упаковками, не могла не заинтересовать. Ну, точно страна чудес! Только Белого Кролика не хватало и Безумного Шляпника.

Приняв душ и переодевшись в чистое, Аня, наконец, почувствовала ту самую усталость, что всегда накатывала после дороги и сытного обеда. Она хотел дождаться приезда сестры, но сама и не заметила, как уснула в спальне, даже не успев толком разобрать чемодан. Уже проваливаясь в сон, Аня надеялась, что в новом городе она сумеет построить и новую счастливую жизнь.

Глава 2

Проснуться в большой и удобной кровати оказалось очень даже приятно. Дома Аня, обычно, спала на старой раскладушке, на которой невозможно было нормально ни повернуться, ни встать без противного скрипа, что тут же будил домочадцев. Аня сладко потянулась в постели и в шутку подумала о том, что такое комфортное пробуждение имело все шансы разбаловать ее.

Поднявшись на ноги, Аня подошла к большому окну и приоткрыла его. В спальню тут же ворвался свежий летний ветерок вперемешку со звуками проснувшегося или еще даже не ложившегося спать, мегаполиса. Опустив руки на подоконник, девушка с интересом разглядывала парк, который с тринадцатого этажа напоминал огромную зеленую кляксу. Если хорошенько присмотреться, то можно было увидеть еще и фонтан. Машины и люди сновали туда-сюда по своим делам и заботам. Здесь все жили в бешеном ритме столицы. Теперь стало понято, почему многие не хотели оставаться в своих маленьких флегматичных городах. Стабильность, что больше напоминала болото, лишала возможности развиться, пойти дальше. Аня всем сердцем любила родные края, но скука словно бы паразитировала, блокировала ее потенциал. Никаких событий, стремлений, амбиций. Работа, дом, дети, поход в продуктовый магазин и так по кругу изо дня в день. Разве это можно было назвать пределом мечтаний?

Глянув на дисплей своего мобильного телефона, Аня увидела часы — ровно десять утра. Впервые она позволила себе так поздно проснуться. Всё-таки вчерашняя дорога сильно утомила, несмотря на ошибочное ощущение полноты сил. Разблокировав экран, Аня, к своему сожалению, не обнаружила ни единого пропущенного звонка или сообщения от матери. Впрочем, когда она уезжала, мама серьезно поссорилась с отчимом и сейчас она непременно занималась своим утешением. Хотя, когда у матери всё хорошо в личной жизни она всегда была слишком счастлива, чтобы кому-нибудь звонить. Свое поведение мама часто объясняла тем, что дети у нее уже давно взрослые и нечего надоедать им бесконечными звонками. Но Аня никогда не была против, чтобы мама ей несколько раз вот так «надоела».

Отправив маме краткое сообщение о благополучном перелёте и встречи с Кристиной, Аня отложила телефон и тяжело вздохнула. Крис! Точно! Аня вчера так крепко заснула, что даже не услышала, когда вернулась старшая сестра.

Заправив кровать, девушка спешно покинула спальню и прошла в гостиную. Пусто. На кухне тоже ничего указывало на пребывание Кристины, ровно, как и в прихожей. Похоже, сестры не было дома с вчерашнего вечера. Аня заволновалась. А вдруг что-то случилось? Схватив телефон, она быстро набрала номер сестры. Аня до последнего гудка ждала ответ от Кристины, но его так и не последовало. Только этого не хватало! Предприняв еще несколько безуспешных попыток дозвониться до Кристины, Аня отправила ей пару сообщений. В конце концов, приблизительно через полчаса пришел долгожданный ответ: «Скоро буду».

У Ани будто гора с плеч свалилась. Девушка всегда и за всё слишком сильно переживала. Сколько раз пыталась перевоспитать себя, но ничего не получилось. Она не умела равнодушно относиться к близким ей людям и всем тем проблемам, что с ними могли случиться.

Успокоившись, Аня позавтракала и даже позволила себе расслабиться в пенной ванне. Тонкий аромат лаванды, которым была окутана белая, точно снег, пена нежно обволакивал и умиротворял. Аня чувствовала себя настоящей принцессой из многочисленных мультфильмов, которые обожала смотреть в детстве. Аня всегда любила купаться и в речке, и ванной. За эту любовь Кристина когда-то шутливо прозвала младшую сестру Утёнком. Аня могла часами плескаться в воде и это дурашливое занятие ей никогда ни капли не надоедало.

Из воспоминаний о детстве внезапно вырвал характерный стук в дверь. Опомнившись, Аня быстро выбралась из ванны, наспех закуталась в мягкое пушистое полотенце и вышла в прихожую. На пороге вместо Кристины девушка встретила двух огромных мужчин в строгих черных костюмах. Один из незваных гостей прямо обутым зашел вглубь квартиры и начал что-то активно искать. Второй мужчина остался стоять на пороге.

— Кто вы? Что вам здесь нужно? И что вообще происходит? — Испуганно спросила Аня, надевая поверх полотенца еще и халат.

Незнакомец смотрел исключительно перед собой, сделав вид, что он ничего не слышит и не видит.

— Вы слышите меня? Я же к вам обращаюсь! — Повысив голос упрямо допытывалась Аня, но реакция осталась прежней.

Тот, что хозяйничал в квартире, вернулся в прихожую и окинул изучающим взглядом девушку. Стало мерзко и резко захотелось пойти в ванную и еще раз тщательно помыться. Но, несмотря на омерзение и подступавший страх, Аня всё же решилась снова заговорить:

— Ваш друг молчит. Может, вы объясните мне, что всё это значит?

Вместо ожидаемого ответа мужчина резко схватил Аню за горло и с весомой силой приложил ее затылком об стену. Горячая волна боли отлила от головы и распространилась вдоль шеи, позвоночника, заполняя собой плечи и грудную клетку. Перед глазами тут же поплыли разноцветные круги. Дышать стало совсем невозможно. Аня инстинктивно ухватилась за предплечье негодяя, чтобы ослабить хватку, но ничего не получалось.

— Где девка? — угрожающим сиплым тоном спросил мужчина, сильнее сдавив тонкую шею.

— Я… Я… — захрипела Аня, судорожно ловя ртом воздух. В висках больно и тяжело застучала кровь.

— Макс, отпусти, — вдруг раздался приказ откуда-то сзади.

Аня чуть не упала на пол, когда ее, наконец, отпустили. Горло запылало невыносимой болью и, сделав судорожный вдох, девушка надсадно закашлялась. Чувство страха заметно пасовало перед физической болью. Голова закружилась, а легкие никак не могли насытиться кислородом.

— Вы простите моего телохранителя. Нрав у него уж больно крутой, — большая горячая ладонь опустилась на хрупкое плечо Ани.

Девушка подняла взгляд и встретилась с большими глазами глубокого синего цвета. Они были, несомненно, красивыми, но взгляд какой-то слишком тяжелый и серьезный. Высокий и крепко сложенный мужчина был окружен мощной энергетикой, что безоговорочно подчиняла себе, а строптивых людей ломала пополам. От таких людей всегда принято держаться подальше. Не нужно никаких дополнительных разъяснений или жестов, чтобы почувствовать угрозу. Она ощущалась на ментальном уровне и этого вполне было достаточно, чтобы расставить все точки над «i».

Аня инстинктивно отступила назад и прижалась спиной к стене. Три пары глаз хищно и выжидающе рассматривали ее дрожащую фигуру. Колени внезапно начали подгибаться, а полотенце под халатом грозилось вот-вот упасть на пол. Мысли в голове спутались, а подчиняющий взгляд синих глаза не позволял Ане отвлечься на что-нибудь другое.

— Полагаю, мои ребята вас немного напугали? — синеглазый мужчина улыбнулся, но девушка была уверена, что это веселье напускное. — Прошу прощения. Мы не знали, что в квартире помимо Кристины живет еще кто-то.

— Что вам здесь нужно? — не скрывая своего недовольства, спросила Аня.

— Подождите меня за дверью, — небрежно бросил мужчина своим телохранителям.

Через несколько секунд в прихожей они остались только вдвоем.

— Для начала я задам несколько вопросов, — улыбка на жестко очерченных губах выглядела противоестественно. — Кто вы?

— Родная младшая сестра Кристины, а вот кто вы такой?

— Младшая сестра? — мужчина искренне удивился. — Какая прелесть! И как тебя зовут?

— Анна Александровна, — гордо ответила Аня и вздернула для эффектности подбородок.

— Станислав Павлович, — мужчина то ли издевательски, то ли всерьез поклонился и поцеловал руку Ани. Она не просто удивилась, а была шокирована происходящим.

Розыгрыш? Не похоже.

— Что вам нужно от моей сестры? — Аня плотнее закуталась в халат.

Стас пробежался быстрым взглядом вдоль голых ног девушки и вернулся к ее миловидному личику.

— Хотел побеседовать. Но, как я уже догадался, ее нет дома. Где она?

— Не знаю. А в чем, собственно, проблема? Она что-то натворила?

— Предпочту продолжить нашу беседу в гостиной, — не ожидая вежливого приглашения, Стас прошел вглубь квартиры и сел на диван.

Аня была поражена такому хамскому поведению, но, к сожалению, ничего в данный момент не могла сделать. Этот человек явно был опасен и поэтому до возвращения Кристины следовало вести себя как можно спокойней.

— Кристина никогда не говорила, что у нее есть такая очаровательная младшая сестра, — заявил Стас, когда Аня тихо зашла в гостиную. — По какому поводу приехали к нам в столицу?

Девушка сразу поняла, что этот человек не был намерен отвечать на ее вопросы. Зато сам явно планировал устроить допрос. Что делать? Отвечать правдиво? Солгать? Или вообще молчать?

— Поступать приехала.

— Специальность?

— Журналистика.

— Хочешь работать газетной крысой? — Стас раскатисто рассмеялся, запрокинув голову назад. — Сомнительная профессия, если честно. Лучше займись чем-нибудь другим. Не таким грязным и продажным.

— Я вашего совета не спрашивала, — Аня рассердилась из-за такой наглой реакции со стороны чужого ей человека.

— Интересно. У котенка уже появились маленькие коготки? — успокоившись, насмешливо поинтересовался Стас.

— Знаете, — возмущенно начала Аня. — Вы переходите любые рамки приличия своим поведением, — она скрестила руки на груди и нахмурилась.

— Солнышко, — Стас стремительно поднялся, подошел к Ане и посмотрел на нее с высоты своего роста. — Ты еще не знаешь, как именно можно переступать рамки приличия, — он заулыбался, будто наслаждаясь тем, что застал девушку врасплох.

Аня чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом Стаса. Хотелось убежать от него как можно дальше, только бы не чувствовать этой стальной энергетики.

— Ты что здесь делаешь? — с вызовом спросила Кристина, неожиданно ворвавшись в гостиную.

— А вот и виновница нашего маленького торжества! — Стас переключил всё свое внимание на Крис, и Аня облегченно выдохнула.

— Какого хрена, Стас? — Кристина никогда не отличалась особой вежливостью. — Ань, с тобой всё в порядке? — девушка подошла к младшей сестре и заметила на ее шее уже проступившие красные пятна — следы от пальцев. — Стас, ты вообще в своем уме? Что ты себе позволяешь?!

— Угомонись, — осадил он Кристину. — Я уже попросил прощение, просто случилась маленькая неувязка. А вот, что ты себе позволяешь по отношению к моему брату, это еще вопрос.

— Боря сам боится со мной поговорить, поэтому тебя подослал? — издевательски хохотнула Кристина.

— Меня попросила его жена. Крис, пока что говорю по-хорошему, отстань от брата, иначе…

— Иначе что? — вызывающе спросила Кристина. — Закопаешь где-нибудь за городом, как это ты часто делаешь со своими конкурентами?

Аня в ужасе посмотрела на свою сестру. Хотелось верить, что она просто утрировала, но судя по решительному взгляду Крис, сказанные ею слова — правда.

— Ты поосторожней на поворотах, — предупредил Стас. — Скажи спасибо, что сегодня у меня хорошее настроение. Надеюсь на твое благоразумие и на то, что эта встреча — последняя. — Стас подошел к Ане. — Было приятно познакомиться, — он как-то странно улыбнулся ей и ушел.

Глава 3

— Кристина, что всё это значит? Мне бы хотелось получить хоть какой-нибудь ответ. В какую ты успела уже попасть историю? — Раздраженно спросила Аня, аккуратно приложив к шее холодный компресс.

— Давай не будем об этом сейчас говорить, хорошо? — Расхаживая по кухне, ответила Кристина.

— Нет уж. Кто такой этот Станислав Павлович? И почему он ворвался в чужой дом с парой головорезов? Я так испугалась! Не за себя, а за тебя!

— Аня, это очень долгая история, — устало проговорила Кристина, наконец, прекратив метаться из одного угла в другой.

— Я никуда не спешу. Ты меня прекрасно знаешь, пока я не получу ответ, то не успокоюсь. Тебе всё равно придётся рассказать.

— Ладно, — Кристина села за обеденный стол и разгладила невидимые складки на белоснежной скатерти. — Стас — старший брат Бори. Именно Боря купил мне эту квартиру. Он со Стасом владеет крупным бизнесом и временами занимается рэкетами.

— Как тебя вообще угораздило познакомиться с такими опасными людьми? — Аня во все глаза смотрела на свою сестру, всё еще не веря в реальность происходящего.

— Я познакомилась с Борей на одной из вечеринок, которую устроило наше агентство. Он мне сразу очень понравился, такой весь важный и красивый. А как Боря умеет ухаживать! Прям как в романтических фильмах! Даже лучше.

— Крис, но он же женат, — Аня не смогла скрыть в своем голосе, что немного хрипел после стальной хватки незнакомца, осуждения.

— Обручального кольца на пальце у него не было, — ответила Кристина, словно защищаясь. — А в паспорт я, прости уж, не заглядывала. Боря во многом мне помог, и я сама не заметила, как в него по уши влюбилась. Что хорошего я видела в своей жизни? Ничего. А он заботился обо мне, дарил украшения, возил на острова, буквально пылинки сдувал.

— И за всё это время ты ничего ни разу не заподозрила? — Аня попыталась размять свою шею, но не смогла, потому что стало больно.

— Если честно, то нет, — Кристина виновато опустила взгляд и снова провела ладонями по скатерти. — Потом, конечно, он мне всё сам рассказал. Я была в шоке и смятении. Боря сказал, что я могу рассчитывать только на роль любовницы в его жизни. Типа жену он бросить не может и всё такое.

— Ну а ты?

— Я подумала и согласилась.

— Кристина, — укоризненно произнесла Аня и тяжело вздохнула.

— Что? — раздраженно спросила Кристина. — Я люблю его по-настоящему, а когда любишь, не замечаешь, как начинаешь унижаться и идти на жертвы. Ну а потом в один из дней Боря совсем пропал, на звонки не отвечал, на сообщения — тоже. Перед своим исчезновением он мне и купил эту квартиру. Я же не дура, поняла, что он бросил меня, а квартира — залог моего молчания. Да я и не стала бы распространяться про наши отношения, просто хотела Боре в глаза посмотреть, хотела, чтобы он всё мне прямо сказал, а не трусливо убегал.

— Так вчера ты к нему ездила?

— Да, — Кристина вздохнула. — Я его не застала, приехала домой, а тут уже Стас. Какая же я идиотка! Ему даже смелости не хватило самому решить свои проблемы, сразу втянула чокнутого братца, — Кристина всхлипнула, но не позволила себе расплакаться. Она никогда не любила кому-либо демонстрировать свои слабости, даже близким людям.

— Крис, хорошая моя, не расстраивайся, — Аня подсела ближе к сестре и обняла ее за плечи. — Ты не виновата, что он оказался таким человеком.

— Поначалу мне нравилось, что Боря столько денег тратил на меня, но потом… Потом я начала понимать, что мне куда приятней, когда он просто рядом со мной, понимаешь? Даже когда у него были проблемы на работе, я его всячески поддерживала, в то время как жена устраивала скандалы. А он…

— Кристин, всё еще наладится. Ты такая красивая и хорошая. Можешь не сомневаться, в твоей жизни обязательно появится достойный человек. Это даже и к лучшему, что у тебя ничего не получилось с этим Борисом. Один его брат чего стоит. От уголовников лучше держаться подальше.

— Не хочу больше об этом говорить, — Кристина шмыгнула носом и улыбнулась. — Просто нужно было немного выговориться.

— Конечно, я тебя понимаю. Если захочешь снова поговорить, то я всегда тебя выслушаю, — Аня обняла сестру еще крепче.

— Кстати, я совсем забыла спросить. Когда там у тебя вступительные экзамены?

— Это не совсем экзамены. Просто нужно будет написать эссе. Послезавтра на десять часов утра.

— Отлично, я тебя отвезу. А на сегодня у нас уже есть некоторые планы, — от меланхоличного настроения Кристины не осталось и следа. Она всегда умела быстро брать себя в руки.

— Какие?

— Мы пойдем с тобой на вечеринку в одно очень крутое место. Я участвовала в показе летней коллекции и теперь хожу на мероприятия, посвящённые этому событию. И сегодня я возьму тебя с собой. Как тебе идея?

— Даже не знаю. Пару раз я ходила с Сашкой в ночной клуб, но мне не очень там понравилось. Грохочущая музыка, запах алкоголя — это всё не для меня. Я лучше посижу дома, подготовлюсь к эссе, а ты отдохни, развейся. Тебе это сейчас необходимо.

— Ты приехала в столицу, чтобы дома сидеть? — Кристина закатила глаза.

— Нет, чтобы учиться и работать, — ответила Аня, не уловив шпильку в свою сторону.

— Ань, давай я тебе кое-что объясню. Чтобы чего-то достичь, нужны ум и хорошие знакомства. С умом у тебя всё в порядке, а знакомства я тебе обеспечу.

— Вроде твоего Бори? — ляпнула Аня, не подумав.

— Ну, спасибо, сестрица, — хмыкнула Кристина.

— Прости, я не хотела. Ты только не обижайся. Все эти вечеринки они не для меня, понимаешь?

— Брось. Та вечеринка, на которую я тебя поведу, не имеет ничего общего с ночными клубами в нашей глубинке. В конце концов, должна же я тебе показать город, так скажем, с изнанки. Познакомлю со своими подругами, они хорошие девчонки. Соглашайся.

Аня не хотела никуда идти не потому, что боялась чего-то или не знала, как себя стоит вести на подобных мероприятиях. Всё дело было в плохом предчувствии. Девушка не знала, как его правильно объяснить, просто она была уверена, что поход в клуб не закончится ничем хорошим. Но, с другой стороны, нельзя же всю жизнь всего бояться. Да и потом, Аня видела, насколько сильно Кристина хотела ее впечатлить и порадовать. В конечном итоге обычное человеческое любопытство взяло вверх над необоснованным страхом.

— Хорошо, я согласна.

— Отлично! — заулыбалась Кристина. — Обещаю, ты будешь в восторге. Кстати, я тебе так и не провела экскурсию по квартире. Идем, покажу свою гардеробную.

Аня рассматривала бесчисленное количество нарядов с открытым от изумления ртом. Дизайнерские платья, которые стояли непременно целое состояние аккуратно висели на вешалках. С блестками и кружевами, из шелка и атласа, тут можно было найти наряд на любой вкус. Чуть дальше висели различные блузки и брюки. На верхних глянцевых полках молочного цвета лежали головные уборы и всякие аксессуары. На нижних — в ровный ряд стояла обувь, что красиво блестела в ненавязчивом свете гардеробной. Комната была больше похожа на эксклюзивный бутик.

— Давай-ка, мы тебе что-нибудь подберем для вечера, — Кристина подошла к платьям и начала быстро их перебирать.

— Может, не стоит? А вдруг я что-то испорчу? — Аня не решилась пройти вглубь гардеробной, предпочитая остаться стоять на пороге.

— И что? Ничего страшного, куплю себе другое. Лучше идти сюда, как тебе это? — Кристина показала сестре симпатичное платье золотистого цвета с небольшими рукавами и длинной выше колена. — Кожа у тебя смуглая, как раз то, что надо. Тебе нравится?

Аня в нерешительности прикоснулась к наряду, словно знакомясь с ним. Кристина часто присылала ей различную одежду и с ней Аня себя вела точно так же и надевала исключительно на праздники. Она всегда умела ценить вещи, но совершенно не умела их носить. Аня боялась испортить, где-то случайно зацепиться или порвать.

— Очень нравится, — честно ответила Аня, убрав руку от платья. — В таком только на красную дорожку идти надо, чтобы получить престижную кинопремию.

— Красную дорожку и премию, конечно, не обещаю, но то, что попадешь на светский раут — это гарантировано. Давай еще подберем тебе обувь и украшения, — Кристина взяла с полки классические туфли-лодочки черного цвета, несколько колец и тонкую золотую цепочку. — Готовься, Золушка, к балу.

В определенной степени Аня действительно чувствовала себя Золушкой, а ее старшая сестра была настоящей феей. Кристина самостоятельно сделала ей элегантную прическу и аккуратный вечерний макияж. Вся подготовка заняла достаточно много времени, но Ане нравилось наблюдать за тем, как она из простушки плавно превращалась в изящную девушку и всё это благодаря умелым рукам сестры.

Кристина с детства любила заниматься одеждой и самостоятельно шить для своих кукол разные наряды. Складывалось такое впечатление, что она уже родилась с безупречным вкусом. Не удивительно, что себя Кристина нашла именно в модельном бизнесе.

— Готово, — довольная результатом, объявила Кристина, отложив в сторону пушистую кисть для румян. — Дай мне немного времени и скоро поедем, — девушка торопливо покинула спальню.

Ане было любопытно и в то же время немного страшно увидеть конечный результат. В повседневной жизни косметикой она пользовалась крайне редко и предпочитала носить джинсы с удобными кроссовками, чем платья и каблуки.

Медленно подойдя к зеркалу, Аня не узнала саму себя. На нее смотрела девушка, которая просто не могла родиться в обычной рабочей семье. Такие, как она, живут исключительно на страницах глянцевого журнала.

Как Кристина и обещала, платье действительно прекрасно подошло Ане. Каштановые локоны струились по хрупким плечам и красиво переливались при свете ламп. Голубые глаза особенно ярко выделялись из-за темных теней. Аня тщательно рассматривала себя и всё равно не верила тому, что видела. Единственное, что омрачало поднесенное настроение девушки так это воспоминания об утреннем «приключении». Аня коснулась пальцами своей шеи, где под плотным слоем пудры скрывались следы чужих пальцев. Хотелось надеяться, что она в первый и последний раз столкнулась с такими жестокими и нахальными людьми. Выбросив неприятные мысли из головы, Аня попыталась настроиться на волну сегодняшнего вечера.

Глава 4

Элитный ночной клуб под необычным названием «Кобра» был расположен в самом сердце города. В этом заведении часто проводились закрытые вечеринки, которые посещали звезды шоу-бизнеса, чиновники и директора крупных влиятельных фирм. Именно в это место Кристина и привезла свою младшую сестру.

Огромная неоновая вывеска в форме кобры, которая будто бы приготовилась к прыжку, широко раскрыв пасть, произвела на Аню сильное неприятное впечатление. Плохое предчувствие вновь дало о себе знать. Но отступать уже было поздно. Кристина проверила свой макияж в зеркале заднего вида, подкрасила губы и улыбнулась своему безукоризненному отражению.

— Сестренка, готова сегодня как следует оторваться? — Кристина заговорщически улыбнулась.

— Думаю, да. Готова. — Уверено кивнула Аня.

— Отлично. Только я хочу тебя кое о чем предупредить, чтобы ты не пугалась.

От этих слов сестры сердце Ани беспокойно забилось под ребрами. И почему про какие-то предупреждения и условности говорят лишь тогда, когда пути назад уже нет? Это нечестно, особенно, если так поступает родная сестра.

— Да не волнуйся ты так. Ничего криминального, — засмеялась Кристина, заметив, как Аня побледнела от волнения. — Просто у клуба всегда ошиваются фотографы. Для неподготовленного человека череда вспышек фотокамер может вызвать дискомфорт. Поэтому лучше смотреть себе под ноги, пока мы не попадем уже в помещение.

— Хорошо, — ответила Аня, будто новобранец, который внимательно слушал указания капитана перед выходом на поле боя.

В определенном смысле небольшой отрезок пути от машины ко входу в клуб действительно стал полем боя. Несколько худощавых мужчин в неприметной серой одежде появились, будто из неоткуда и тут же начали щелкать своими фотоаппаратами. Одна, вторая, третья яркая вспышка на миг ослепили Аню. Она часто заморгала, пытаясь избавиться от навязчивых цветных точек, что заплясали перед газами. Папарацци, не стесняясь, подошли практически вплотную и продолжали фотографировать. Кристина крепко схватила сестру за руку и уверено повела за собой. Аня опустила взгляд, опасаясь, что вот-вот подвернёт себе ногу из-за высоких каблуков. Хотелось уже поскорее зайти в клуб. Наконец, показалась долгожданная металлическая дверь, у которой стоял крупный бритоголовый охранник с золотым кольцом в одном ухе.

— Серый, привет, — поздоровалась Кристина. — Впустишь нас?

— Привет. Конечно, впущу. А кто это сегодня с тобой?

— Моя сестра. Открывай уже дверь, пока я сумочкой не огрела этих дотошных крыс.

— Ты, как всегда, в своем репертуаре, — хохотнул охранник и впустил девушек в клуб.

— Это твой друг? — полюбопытствовала Аня, когда дверь за ними уже закрылась.

— Просто знакомый. Нас часто приглашают в этот клуб, вот как-то и сдружились. Серёжка хороший мужик, всегда поможет, если эти назойливые крысы с камерами перейдут черту.

— А такое уже случалось? — с опаской спросила Аня, всё еще держа ледяными из-за волнения пальцами сестру за руку.

— К счастью, не со мной. Всё-таки я еще не очень популярная модель и не представляю особой ценности для фотографов. Но с одной девушкой из нашего агентства подобная история произошла. Она покидала студию после съемки, я тоже там была и всё видела собственными глазами. Нас должна была забрать машина. Мы с девочками выходили через черный ход, Алина шла впереди. Как обычно, налетели фотографы, а один из них просто подхватил Алину на руки и начал нести в противоположную от нашей машины сторону. Она сильно тогда испугалась. Охранник буквально вырвал ее из рук того ненормального. Алину потом всю жутко трясло и вечернюю фотосъемку пришлось отложить. Так что и такое случается.

— Господи, это же ужасно! А ты не боишься, что однажды подобное может случиться и с тобой?

— Нет, не боюсь. Пусть только попробуют и тогда им не поздоровится. Пойдем скорее, иначе всё веселье начнется без нас.

Клуб «Кобра» состоял из двух уровней и одной крупной террасы. Миллионы разноцветных лампочек мигали в такт ритмичной электронной музыки. Пол подсвечивался матовым белым цветом, на котором уже танцевали люди. Через высокий потолок, полностью сделанный из стекла, было прекрасно видно ясное ночное небо. Аня рассматривала всё вокруг с таким живым интересом, что даже не слышала, о чем ей рассказывала Кристина.

Чуть дальше танцпола был расположен бар причудливой формы, который тоже пользовался спросом у гостей. Высокий бармен в белой рубашке и черной бабочке развлекал публику, ловко жонглируя шейкерами и поджигая различные алкогольные напитки.

На втором этаже в VIP-ложах сидели посетители и лениво наблюдали за тем, что происходило внизу, неспешно наслаждаясь прохладными коктейлями и закусками.

— Какие первые впечатления? — спросила Кристина.

— Тут так красиво и просто невероятно, — заулыбалась Аня, наблюдая за тем, как блики огней, причудливо играли на стенах.

— Идем, я тебя познакомлю с моими девочками. Они уже заняли VIP-ложу, — Кристина перехватила сестру за другую руку, будто она еще была ребенком, и уверено повела за собой.

Аня немного заволновалась, потому что всегда неловко себя чувствовала во время новых знакомств. Она не могла назвать себя человеком, который не умеет сходиться с людьми. В школе Аня со многими одноклассниками хорошо дружила и всё еще поддерживала с ними отношения. Во дворе у нее тоже было парочку приятелей и даже одна лучшая подруга. Правда эта дружба продлилась не так долго, как того хотелось. Отношения с подругой резко прекратились без каких-либо внятных объяснений. Аня всё еще не могла понять, в чем дело, хотя Кристина часто твердила о том, что женская дружба прекращается тогда, когда появляется парень. Но думать об этом сейчас совсем не хотелось. Прошлое осталось в прошлом.

Поднявшись на второй уровень, девушки прошли в одну из VIP-лож, где их уже ожидали. Аня встретилась с тремя невероятно красивыми девушками. Стройные, длинноногие и прекрасно ухоженные. Кристина отлично вливалась в их компанию и вчетвером они были похожи на жительниц Олимпа модной индустрии. Аня опасалась того, что девочки могут оказаться высокомерными и опьянёнными своим успехом, но, к счастью, ее опасения не оправдались.

— Знакомьтесь, моя любимая и единственная младшая сестра Анюта, — представила Кристина подругам свою родственницу.

— Всем привет, — робко ответила Аня и улыбнулась.

— Ангелина, — первой подала руку для приветствия рыженькая девушка с большими зелеными глазами.

— Вика, — представилась брюнетка в узком черном платье.

— Даша, — кивнула блондинка с высоко собранным хвостом.

— Вы присаживайтесь, — предложила Ангелина. — Мы уже заказали напитки и салаты.

Аня села рядом с сестрой и некоторое время просто молчала, слушая, о чем разговаривают девочки.

— Крис, может, возьмем твою сестру к нам в агентство? Она хорошенькая. — Внезапно спросила Даша, с любопытством рассматривая Аню.

— Ань, не слушай ее, — отозвалась Вика. — Ни за что в жизни не иди в модельный бизнес. Приятного в нем мало.

— Я уже успела столкнуться с фотографами и выслушать не самую веселую историю о поведении папарацци.

— Это про тот случай с Алиной? — уточнила Вика.

— Да.

— Знаете, девочки, вообще обидно, когда все думают, что работать моделью это легкое дело, — заявила Даша. — Ходишь сутками на каблуках, почти ничего не ешь и фотографируешься в тяжелых шубах, когда на улице сорок градусов жары.

— Что не сделаешь ради искусства, — произнесла Кристина и пожала плечами.

— Или денег, — подхватила Даша, иронично усмехнувшись.

— Давайте только не будем говорить о работе. Всё-таки отдохнуть приехали, — наморщив нос, произнесла Ангелина и взяла меню.

Когда приветливый официант принес заказ, обстановка в ложе немного разрядилась. Кристина подала сестре бокал с причудливой голубоватой жидкостью внутри, ломтиком лайма, парой кубиков льда и милым маленьким зонтиком в качестве украшения. Аня осторожно принюхалась к коктейлю.

— Не переживай, он безалкогольный. Нам сегодня нельзя пить — завтра важная съемка, — объяснила Крис.

После нескольких глотков напитка непринужденная беседа завязалась сама собой. Ане нравилось, что ее новые знакомые такие же простые, как и она. Никто ни на кого косо не смотрел и не пытался показаться особенной персоной. Прежде Аня никогда бы в жизни не поверила, что она будет сидеть в элитном клубе и свободно общаться с настоящими успешными моделями. Раньше такая перспектива казалась ей чем-то априори невозможным. Моделей девушка видела только в журналах, а клубы никогда не приносили ей удовольствия, которое так часто демонстрировали в молодежных фильмах и сериалах.

— Нужно выйти покурить, — заявила Вика, закончив со своим диетическим салатом. — Ань, ты с нами?

— Я не курю.

— И правильно, даже не начинай. Это очень плохая привычка, от которой сложно отказаться.

— Но если она плохая, тогда почему вы курите?

— Знаешь, — начала Даша. — Когда ты себе не можешь позволить лишний раз съесть конфету, потому что скоро самый важный в твоей карьере показ, нервы натянуты как струны и лучший способ, выпустить пар — выкурить сигарету.

— Идем. Ань, посидишь здесь, мы покурим и сразу обратно, хорошо? — Кристина улыбнулась сестре, доставав из своей маленькой дизайнерской сумочки пачку тонких сигарет и зажигалку.

— Без проблем.

Конечно, Аня была не в восторге оттого, что ее старшая сестра курила, но послушав рассказы девочек, она уже не удивлялась наличию этой вредной привычки.

Пока все курили, Аня с аппетитом ела свой салат с овощами, сыром и оливковым маслом. Было очень вкусно, и девушка с удовольствием бы заказала еще один такой. Но стало как-то неловко, да и девочек дразнить лишний раз не хотелось.

— Скучаешь? — в ложу неожиданно зашел уже заметно подвыпивший мужчина с сигарой во рту.

— Нет, — тут же ответила Аня.

— Что-то я раньше тебя здесь не видел, — незнакомец без приглашения присел на край дивана, на котором сидела Аня.

— Я тут впервые.

— Вот как. Я видел, что ты пришла с этими шалавами, — мужчина кивнул в сторону выхода. — Тоже хочешь зарабатывать так же, как и они?

— Уходите, пожалуйста. Я не намерена слушать ваши грязные россказни, — Аня всячески пыталась игнорировать запах алкоголя и держать себя в руках. Но получалось из рук вон плохо.

— Я трахнул их всех. А с некоторыми трахался одновременно. Неоднократно. Они готовы на всё ради бабла. Ты тоже готова ради бабла на всё?

— Повторяю еще раз, уходите отсюда. Я не собираюсь с вами обсуждать свою личную жизнь или жизнь своих подруг, — твердо заявила Аня, стиснув руки в кулаки.

— Ладно. Спрошу прямо. Сколько ты хочешь? — мужчина достал из кармана пиджака стильный кожаный кошелек.

— Мне не нужны ваши деньги! Уходите!

— Пятьсот баксов, хватит? Какой нынче тариф у начинающих? — он положил на стол деньги и полез к Ане, не дожидаясь ее одобрения.

Аня резко вскочила на ноги, но мужчина ухватил ее за руку и с силой потянул назад. Аня чуть не упала на пол, но незнакомец ловко усадил ее к себе на колени и скользнул ладонью к ней под платье.

— Отцепись ты от меня! — Аня брыкалась, но всё было безуспешно. Желудок от страха внезапно стянуло тугим узлом.

— Хватит уже ломаться! Сюда приходят, чтобы выцепить себе богатенького папочку на вечер.

— Отстань от нее, — спокойным тоном приказал Стас, неожиданно появившись на пороге ложи.

— Палыч, я могу поделиться, — мужчина пьяно рассмеялся. — Я не жадный.

— Я сказал, отстань от нее, — стальные нотки в голосе Стаса не сулили ничего хорошего. — Дим, не вынуждай меня идти на крайние меры. Ты слишком много сегодня выпил.

— Сразу бы сказал, что это твоя сука, — Дима брезгливо оттолкнул от себя Аню, забрал деньги и ушел, слегка пошатываясь.

Аня тихо всхлипнула и начала лихорадочно поправлять складки своего платья. Внутри всё дрожало, и она была на грани того, чтобы расплакаться.

— Похоже, неприятности тебя любят, — Стас медленно прошел в ложу и протянул Ане платок.

Глава 5

— Давай выйдем на свежий воздух, — предложил Стас, пока Аня тщетно пыталась справиться со своими эмоциями.

— Нет, я никуда с вами не пойду, — дрожащим голосом ответила девушка, борясь с подступающим к горлу комком.

— Боишься? — в синих глазах Стаса отчетливо отразилась насмешка.

— Сложно не бояться человека, который врывается в чужие дома с уголовниками, — достаточно резко ответила Аня, отдавая Стасу платок.

— Это была вынужденная мера и потом, я попросил прощения. А что касательно моей охраны, то ни один из ребят, ни разу не был привлечен к уголовной ответственности. Надеюсь, что мой ответ тебя удовлетворил.

— Спасибо, что заступились за меня, — уже спокойней заговорил Аня.

— Не за что. Тебе не следует ходить по таким местам, — Стас немного нахмурился.

— Почему?

— На это есть несколько причин: ты не можешь защитить себя и получить искреннее удовольствие от пребывания в подобных заведениях.

Анька была поражена такому ответу. Этот человек абсолютно не знает ее, но это ему не помешало так точно распознать некоторые особенности Аниной натуры. По коже даже прошелся мороз. В чем дело? Реакция тела на стресс? Или вся причина кроется в этих синих глазах, что так пронзительно смотрят на Аню, будто изучая ее.

— Всё настолько очевидно? — девушка поникла.

— Догадаться несложно. Идем, на свежем воздухе тебе обязательно станет легче, обещаю, что не причиню тебе вреда, — Стас протянул руку.

Анька колебалась. Интуиция подсказывала, что этому человеку не следует доверять, но другое чувство, что шло вразрез с любой логикой подталкивало согласиться на предложение. Если бы Стас хотел причинить вред, то непременно уже попытался бы это сделать, как тот же Дима. Этот аргумент показался Ане весомым, и она приняла предложение.

Громкая музыка начала раздражать и прежнее умиротворение, которое как выяснилось, оказалось иллюзорным резко рассеялось. Аня всё еще чувствовала на своем теле чужие грубые прикосновения, и это вызывало крупную дрожь. Страшно было даже представить, что произошло, если бы не вовремя вмешался Стас.

Анька думала, что они выйдут из клуба, но мужчина повел ее на террасу, где кроме них, на удивление, никого больше не было. Чувство опасения пробудилось вновь, и Аня мысленно отругала себя за идиотскую беспечность. Почему она такая наивная дурочка? Особенно страшно стало, когда Стас закрыл за собой стеклянную дверь. Всё, теперь неоткуда ждать помощи.

— Я же сказал, что не трону тебя, — улыбаясь, проговорил мужчина и подошел к каменному бортику.

— Почему здесь никого нет? — настороженно спросила Аня.

— Когда я отдыхаю в этом клубе, то арендуй террасу, если это лето или несколько лож, если зима. Хочешь что-нибудь выпить? — Стас обернулся и вопросительно посмотрел на Аню.

— Нет, благодарю.

— Иди сюда, тут невероятный вид на город.

Анька никак не могла привыкнуть к манере разговора этого мужчины. Он вроде бы ни к чему не принуждал, но в то же время в его тоне звучат стольный нотки, которым нельзя не подчиниться.

Девушка осторожно подошла к бортику и глянула на ту живописную картину, что ей открылась. Огни ночного города мерцали, будто сотни тысяч звезд. Небо было чисты-чистым и создавалось впечатление, что в нем, как в зеркале отражается весь город. Правда «огней» было больше, чем на земле.

— А кто, тот мужчина, который…

— Приставал к тебе? — закончил за Аню Стас.

— Именно.

— Один из хозяев этого клуба.

— А второй кто?

— Я.

— Вот тебе и элитный клуб, — прошептала сама себе Аня, но Стас ее услышал.

— А что с ним не так? — поинтересовался он.

— Кристина говорила, что мне здесь понравиться, что элитные клубы не похожи на другие подобные заведения. А на деле, оказалось, что здесь даже хуже. Ко мне ни разу не приставали всякие пьяные мужики, — Анька содрогнулась, вспоминая произошедшее.

— В человеке всегда живет животное начало, и никакие ярлыки, типа «элитно», «богато» и «фешенебельно» этого не изменит. Для тебя Дима показался грубым и похотливым типом, а для других женщин это нормальное поведение со стороны мужчины. Всё дело в воспитании.

— Неужели кому-то это может нравиться? — неприятно удивилась Аня.

— Поверь мне, может, — кивнул Стас.

— Я хочу домой, мне здесь неуютно, — Анька поежилась.

— Давай я тебя подвезу.

— Нет, — резко ответила девушка. — Меня девочки ждут.

— Всё еще боишься?

— После того, что случилось трудно кого-то не бояться. И потом, вы ворвались в дом к моей сестре и угрожали ей.

— Всё верно, — без тени смущения подтвердил Стас. — Но к тебе мои угрозы не относятся, — он сделал шаг к Ане и склонился над ней. — Ведь если человек поступает плохо, его нужно предупредить, чтобы больше он так не делал, верно?

Аньке не нравилось, что сейчас с ней разговаривали как с несмышлёным ребенком, но слова звучали верно, и с ними нельзя не согласиться.

— Верно, — ответила она.

— Вот. А ты ничего плохого не сделала, так зачем мне что-то делать с тобой? — Стас склонился еще ниже, и девушка ощутила, как его дыхание всколыхнуло пряди ее волос.

— Не знаю. Диме я тоже ничего плохого не сделала, но его это остановило, — Аня занервничала от такой опасной близости, в которой она находилась со Стасом.

— Неужели ты меня считаешь таким же животным, как Дима?

— Вы ведь сами сказали, что в каждом человеке живет частичка животного.

— Всё верно, — Стас засмеялся. — Но можешь быть уверена, сегодня ты не узнаешь моего внутреннего зверя, куколка, — он едва ощутимо прикоснулся костяшками пальцев к разрумянившейся щеке Ани.

Было стыдно и трудно признаться в том, что Аньке понравилось это прикосновение. Но как такое было возможно, она не знала. Стас был чужим человеком, но она среагировала так, будто действительно уверена в нем и в каждом его поступке. Даже находясь в длительных отношениях с Сашей, Аня не всегда испытывала нечто подобное, как это произошло сейчас. Всего лишь краткое прикосновение и это нежно произнесённое «куколка». Что-то слишком быстро Анька отдала контроль ощущениям, а не логике.

— Это предупреждение на будущее? — спросила девушка, когда Стас убрал руку.

— Я был прав, когда сказал, что у тебя есть коготки, — он улыбнулся лишь уголками губ. — Не стоит забегать наперед. Давай я просто тебя подвезу к дому.

— Но я пришла не одна и меня уже наверняка ждут.

— Можешь об этом не беспокоиться, мой человек предупредит. Просто позволь мне сделать тебе приятно.

— Хорошо, только пообещайте, что вы не позволите себе ничего лишнего.

— Даю слово.

Аня хотела верить в то, что для этого человека слово что-то значит. Прежде она никогда не позволяла себе подобной беспечности. Вообще Анька настороженно относилась к плохо знакомым людям, и эта настороженность могла длиться очень и очень долго. Но почему-то с этим человеком хотелось рискнуть, хотя такая идея абсолютно лишена логики и абсурдна. Еще утром Стас как цепная собака ожидал Кристину, потом он спас Аню и в голове все мысли смешивались. Девушка ведь даже не пила, так что никак нельзя сослаться на алкоголь, что так некстати ударил в голову.

Да и в целом Аня не могла четко сказать, почему согласилась. В чем была причина таких резких перемен? Конкретно в этом человеке? Или в его энергетике, что так странно влияла? Вроде бы разум кричит о том, что от Стаса нужно держаться как можно дальше. Но в противовес голосу рассудка выступает какое-то другое чувство, которое невозможно объяснить.

— Идем, — Стас взял Аню за руку и повел за собой.

Вскоре они оказались в подземной парковке, где стояли исключительно дорогие автомобили. Все они блестели при свете люминесцентных ламп. Страшно было узнать, кто все эти люди, которые владеют такими машинами.

Стас достал ключи и отключил сигнализацию. Черный автомобиль, что был расположен дальше всех, издал характерный звук и замигал фарами. Почему-то Анька ни капли не удивилась, что у Стаса машина оказалась именно черного цвета. Никакой другой цвет ему просто подходить не мог.

— Присаживайся, — мужчина галантно открыл перед Анькой дверцу.

— Спасибо.

В салоне ничем не пахло, черная кожа, что обтягивала сидения, указывала лишь на то, что хозяин человек строгий. И всё-таки как интересно узнавать, о чем говорят цвета! Вскоре Стас сел за руль и сделал пару телефонных звонков. Он говорил вкрадчиво и без лишних эмоций. У Ани даже создалось такое впечатление, что рядом с ней сидит не человек, а какой-то робот. Но это нелепое допущение рассеялось, как только Стас закончил говорить и улыбнулся Ане.

— Так значит, ты приехала поступать на отделение журналистки? — внезапно спросил он, аккуратно выезжая на дорогу.

— Именно.

— А сколько тебе? Прости уж, но ты не выглядишь на выпускницу из школы.

— Двадцать. Так получилось, что я не могла поступить раньше, — Аня не очень-то хотела распространяться на личные темы.

— Ясно. Будешь жить у Кристины?

— Пока да, потом может, в общежитие перееду, как только поступлю.

— Знаешь, никогда бы в жизни не сказал, что вы сестры, да еще и родные.

— Все так говорят. Я похожа на отца, Кристина — на мать.

— Я тоже со своим братом не похож.

— Скажите, вы всерьез можете что-то сделать моей сестре? — спросила Аня, затаив дыхание.

— За мной есть много грехов, но всерьез разбираться с подружками своего брата я не намерен Обычное предупреждение и не более того.

— Она любит Бориса и страдает из-за этого.

— Да, а как же! — заулыбался Стас. — Похоже, ты знаешь о своей сестре столько же, насколько вы похожи между собой.

— На что вы намекаете? — возмутилась Аня.

— Это ваше семейное, пусть Кристина сама расскажет всё.

— О чем?

— О своей любви к деньгам и прочей дряни, — внезапно зазвонил мобильный телефон Стаса. — Да. Уже проехал центр, только выезжаю на мост. Это точная информация? Расстояние? Разберусь. Смогу, а вы пока пробейте номера. Хорошо, — Стас сбросил звонок и потянулся за ремнем безопасности. — Советую и тебе пристегнуться.

— Что-то случилось? — спросила Аня, не решаясь проигнорировать совет.

— Издержки работы, — беспечно ответил мужчина, прибавляя скорости.

Анька пристегнулась и глянула в боковое зеркало. Помимо машин, что ехали примерно на одной скорости, показалась еще одна, которая гнала, подрезая всех, кто был на пути.

— За нами кто-то гонится? — в ужасе спросила девушка, переводя ошарашенный взгляд на Стаса.

— Это произошло случайно, — мужчина включил радио и кратко улыбнулся.

Анька была поражена тому, с каким спокойствием Стас подтвердил ее догадки. Такое ощущение, что это было для него лишь игрой, чего нельзя было сказать о преследователе, который ни на секунду не сбавлял скорости.

— И что нам теперь делать? — Аня чувствовала, что паника уже медленно начала подступать.

— Наслаждайся музыкой и видом из окна, всё остальное я беру на себя.

Это было похоже на какое-то сумасшествие! Анька в машине с едва знакомым человеком, чья машина находится на крючке. Всё-таки не зря она волновалась, поход в клуб и вправду ничем хорошим для нее не кончился.

Как только центральный мост остался позади, резкий поворот влево, затем вправо и дорогая иномарка уже мчится по дворам какого-то спального района. Сердце бешено колотилось в груди от страха и адреналина. Анька вновь глянула в зеркало, но никакой машины не обнаружила.

Стас покинул дворы, выехал на трассу и, утопив педаль газа в пол, понесся вперед. Аня от напряжения сжала руки в кулаки с такой силой, что ногти впились в нежную кожу ладоней. Скорость была запредельной и девушка молилась о том, чтобы они никуда не врезались.

Еще несколько резких поворотов, по прямой и автомобиль внезапно останавливается у дома Кристины. Аня и не заметила, как они приехали.

— Ты в норме? — спросил Стас.

— Кажется, да.

— Отлично. Мне нужно ехать, пока мы оторвались.

— Конечно, — девушка торопливо открыла дверь.

— Постой.

— Да?

— Лучше больше не появляйся в «Кобре», это место для тебя не безопасно и не соглашайся со своей сестрой посещать подобные места. И вот еще что, — Стас достал из бардачка свою визитку. — Держи, будут проблемы, звони в любое время.

Глава 6

Аня проснулась от сильного толчка в плечо. Она открыла глаза и встретилась с гневным взглядом Кристины. Девушка была уверена, что прилегла всего лишь на пару минут, а в итоге проспала всю ночь.

— Что ты себе позволяешь? — подозрительно спокойно спросила Кристина. — Я думала, что с тобой что-то стряслось. Какого хрена ты ушла и ничего мне не сказала? Кто так делает?

Анька смутно понимала, о чем сейчас говорила ее сестра. Но сон постепенно рассеялся, и события минувшей ночи отработали не хуже дозы адреналина. Столько всего произошло! И ко всему прочему у Ани тоже имелись некоторые претензии к сестре.

— Ты поступила не лучше, я думала, что мы идем в действительно приличное место. А что в итоге произошло? Вы ушли курить, а ко мне пристал хозяин клуба, как его зовут? Дима вроде. И знаешь, мне даже страшно представить, что бы он сделал со мной. Даже в наших провинциальных клубах такого не было. А хочешь знать, кто мне помог? Стас.

— Подожди-подожди, ты можешь мне всё детально объяснить? — прежняя вспыльчивость моментально погасла в глазах Кристине.

— Не хочу я ничего тебе не объяснять. А вот ты мне должна разъяснить несколько моментов, — Аня поднялась с кровати и четко решила, что будет идти до последнего. Она должна узнать всю правду о жизни своей сестры.

— Что я тебе должна разъяснить? — несколько испуганно спросила Кристина и Аня поняла, что попала в точку.

Не хотелось верить, что в похабных заявлениях Димы или прозрачных намеках Стаса есть хоть капля правды. Анька была уверена, что Кристина никогда бы не позволила себе ничего лишнего. Да, она с взрывным темпераментом и духом авантюризма, но сестра не могла упасть так низко, чтобы спать за деньги, как… как настоящая проститутка. Но почему-то в данный момент искренней веры было недостаточно, Аня хотела услышать всю правду именно от Кристины.

— Ты знаешь Диму из клуба? — в лоб спросила девушка и впервые она боялась ответа.

— Ну, знаю, — нехотя ответила сестра.

— Что вас связывает?

— Мне собираться нужно на съемку, — пошла на попятную Кристина.

— Ответь на вопрос. Дима сказал, что он переспал со всеми вами, это правда?

— Ань…

— Да или нет? — Анька чувствовала, что вот-вот свихнётся, если не услышит ответ.

— Да, — психованно ответила Кристина и отвернулась.

Аня до последнего верила в то, что ее сестра этого не делала. Подходящих слов не нашлось, молчание оказалось куда красноречивей.

— Но зачем? — спросила Аня, когда тишина стала уже просто невыносимой.

— Не будь наивной дурой. Каждый зарабатывает так, как можешь. Мне нужно следить за собой, иначе из агентства выкинут, кому нужны серые неопрятные мыши?

— Крис, но это ведь низко! — Аня не верила, что ее сестра говорит серьезно.

— Ой, много ты понимаешь в жизни! — нервно отмахнулась Кристина и смерила Аньку сердитым взглядом. — Я цеплялась за шанс хорошо жить в большом городе.

— Этот Дима похотливое животное! Раз собралась ввязываться во все это, то могла бы выбрать мужчину получше.

— Да не было у меня выбора! — закричала Кристина.

— Хорошо, а что насчет Бори? Ты была с ним из-за большой любви или тоже из-за денег?

— Я тебе уже говорила.

Теперь Аня не была уверена в том, что Кристина была честна с ней. Зачем бы Стас лгал ей? Какой ему от этого прок?

— Повтори еще раз.

— Да! Да! Я была с ним из-за денег! — психуя, ответила Крис. — И что с того? Когда это стало преступлением?!

— Но ведь так нельзя. Испортить репутацию очень просто, а вот восстановить уже проблематично.

— Ой, тоже мне моралистка нашлась! — Кристина прищурилась. — А сама-то прыгнула в машину к Стасу. Ну как? Понравилась его дорогая тачка уже захотела трахнуться с ним, а?

Аня не смогла этого стерпеть. Кристина прекрасно знала, что у Аньки никого, кроме Саши никогда не было. Да, Стас красив и обладает харизмой, а его невероятная энергетика как-то странно влияет на нее, но Аня никогда бы не согласилась прыгнуть в койку к малознакомому человеку. Слова старшей сестры оскорбили и Анька не сдержавшись, отвесила ей крепкую пощечину.

Большие голубые глаза Кристины от удивления стали еще больше. Она схватилась за щеку и несколько секунд ничего не могла произнести. Ни одна из сестер не ожидала, что их скандал зайдет так далеко. Они даже в детстве никогда не дрались, всегда заступались друг за друга и помогали во всем. Когда между ними успела пролечь такая ужасающая пропасть? Так не должно быть, родные люди не должны превращаться в чужих, это ненормально.

— Совсем с ума сошла?! — вспыхнула Кристина и толкнула Аню в плечо.

— Прости, я не хотела, это получилось спонтанно.

— Ты хоть понимаешь, что натворила?! — девушка подошла к зеркалу и стала лихорадочно рассматривать свою уже немного припухшую щеку. — У меня съемка через несколько часов! А если проступит синяк?! Меня выгонят к чертовой матери! Аня, ты хоть можешь себе представить, какая неустойка меня ждет?! У меня нет таких денег!

— Прости меня, — в который раз произнесла Аня. — Давай я приложу лед, и всё пройдет.

— Нет уж, я сама разберусь, и лучше не попадайся мне на глаза пару дней, ладно? — Кристина ушла из спальни, громко хлопнув дверью.

Аня медленно опустилась на кровать и притянула колени к груди. На душе стало мерзко и невыносимо больно. Девушка всегда тяжело переживала скандалы. Для нее это было нечто такое, когда ты уже не ты. Да, вы помиритесь, но как прежде уже никогда не будет. Все станут делать вид, будто забыли, а на самом деле это далеко не так.

Теперь оставалось только догадываться, действительно ли Кристина работает моделью? Тут явно было что-то не в порядке. Но после ссоры сестра едва ли захочет снова говорить с Аней. Голова была забита различными предположениями и переживаниями вместо подготовки к завтрашнему эссе. Да и как можно готовиться в такой напряженной атмосфере?

В скором времени Кристина всё-таки уехала на съемку, но попрощаться так и не зашла. Анька расхаживала по своей комнате и думала о том, что всё-таки поступила не очень разумно. Нельзя было спрашивать обо всём вот так в лоб. Но с другой стороны Кристина обязательно увела тему разговора в другую сторону, если бы поняла, к чему Аня клонит. Она так часто делала, поэтому девушка была вынуждена идти на крайние меры. Всё было слишком сложно. Но уже всего то, что Аня желала Кристине исключительно добра, но старшая сестра, похоже, так не думала.

Анька попыталась заняться подготовкой, но ничего не получалось. Она всё размышляла и размышляла над случившемся. Весь прошедший день превратился в сплошной кошмар, да еще и Стас посеял в душе сомнения. А эта погоня, от которой чуть сердце не разорвалось. С ума сойти можно. Теперь почему-то большой город уже не казался таким привлекательным и безобидным.

Не в силах больше изводить себя перемалыванием одних и тех же проблем, Аня решила выпить успокоительного и основательно заняться своим поступлением. Если она провалит экзамен, то будет вынуждена вернуться домой. Сможет ли Анька поступить в следующем году — неизвестно и придется работать где-нибудь продавцом. Возможность навеки остаться при этой должности, крайне велика. А там попадется какой-нибудь мужчина, свадьба, дети и бесконечный водоворот из серых будней и постоянных семейных скандалов. Не такой жизни для себя хотела Аня.

Отправившись в ванную в поисках аптечки, Анька ничего там не обнаружила ровно, как и во второй ванной. На кухне девушка проверила все шкафчики, но тоже ничего не нашла. Начала болеть голова и Аня просто нуждалась в таблетки или обезболивающего или успокоительного. Пришлось зайти в комнату к Кристине. Одежда, вываленная из гардеробной, небрежно валялась на кровати и в кресле. Несколько пар туфель стояли на поддоннике. Сразу было видно — Кристина собиралась в спешке. Так было всегда, когда она дома собиралась идти гулять с подружками. Разбросает вещи то тут, то там, а мать потом их собирала по всей квартире. То же сделала и Аня. Пособирав всё вокруг и аккуратно сложив, девушка открыла прикроватную тумбочку и наконец-то нашла злосчастную аптечку.

Порывшись в ней, Анька нашла обезболивающее. Закрыв аптечку, девушка хотела поставить ее на прежнее место, но она почему-то не влезала до конца, будто что-то мешало. Аня заглянула внутрь тумбочки и обнаружила один небольшой бумажный сверток. Девушка достала его и непонятно для чего развернула. Внутри свертка оказался прозрачный пакетик с каким-то белым порошком и еще один сверточек, в котором хранилась какая-то засушенная трава.

Первое о чем Анька подумала в тот момент, зачем Кристина хранит укроп в тумбочке. Эта мысль оказалась невероятно глупой, когда девушка начала понимать, что именно она держит у себя в руках. Когда-то мама рассказывала ей, как нашла у отца в газете сушеную коноплю. По описаниям эта трава в тумбочке Кристины очень сильно напоминала коноплю. Аня едва сдержалась, чтобы не отбросить от себя сверток, ведь теперь не трудно догадаться, что именно помещено в прозрачный пакетик.

Может быть, еще в день приезда, Аня бы сильно засомневалась в том, что ее сестра хранит у себя дома наркотики. Но после того, что она узнала о своей сестре и с какими людьми общается сомнений практически не осталось.

Руки мелко задрожали, головная боль резко отошла на второй план. Похоже, Кристина попала в серьёзную историю и у Ани есть все шансы тоже в ней оказаться. Перспектива была сомнительной.

Глава 7

Аня не могла ни о чем думать, кроме неприятной находки в тумбочке Кристины. Каждая новая догадка по поводу наркотиков была страшней предыдущей. Зачем сестра хранит у себя эту дрянь? Анька больше всего боялась, что Крис может употреблять запрещенные вещества. Нет! Это просто невозможно! Всё что угодно, но наркотики… Нет, сестра не способна на это.

Девушка пыталась убедить себя в рациональности Кристины, но плохое предчувствие засело где-то в самой глубине души. Нужно быть сильной, чтобы справиться со всеми проблемами. Аня хотела позвонить маме и рассказать ей обо всем, но в последний момент она отказалась от этой затеи. Еще толком ничего неизвестно, и не хотелось волновать маму. К тому же, если Кристина об этом узнает, то перестанет доверять Аньке. Начнутся скандалы, и девушка опасалась того, что она с Кристиной навсегда отдалится. Поэтому пока что придется действовать самостоятельно.

Аня не знала, как ей стоит начать непростой разговор с Кристиной, когда та вернётся домой. Сегодняшний скандал показал, что вот так в лоб заявлять о своих претензиях — не самая лучшая тактика. Но как иначе спросить о наркотиках? Как вообще можно подвести к этой теме? Голова раскалывалась от всех этих мыслей.

Учебники были отброшены в сторону. Об эссе Анька уже напрочь забыла. Девушка расхаживала по гостиной, держа мобильный телефон в руках. Прошло уже три часа с того момента, когда Кристина уехала на съемку. Сколько эти чертовы съемки, вообще длятся?! И когда лучше всего позвонить? Или лучше дождаться возвращения сестры?

Впервые Аня осталась один на один с проблемой. Положиться не на кого и нужно как-то самой со всем этим разгребаться. Стало даже немного не по себе от всего этого. Хотелось обругать Кристину и в то же время как-то ей помочь. Что же она делала со своей жизнью? Все эти сомнительные знакомства, которые приводят к тому, что в квартиру врываются все, кому не лень. Теперь дело дошло и до наркотиков. Никогда Анька не думала, что с Кристиной может случиться нечто подобное.

Время упорно шло вперед, за окном уже стемнело. Не в силах больше ждать, Аня набрала номер сестры. Абонент оказался вне зоны доступа. Только этого для полного счастья не хватало. Анька набирала вновь и вновь, игнорируя то, что если Кристина включит телефон, ей обязательно придет оповещение об этом. Когда случается стрессовая ситуация сложно логически размышлять.

Всю ночь Аня не сомкнула глаз в ожидании возвращения сестры. Через каждый пять минут девушка проверяла телефон в надежде увидеть сообщение, но ничего не происходило. Волнение начало стремительно расти, заглушая собой любое другое чувство. Пожалуй, это была самая долгая ночь за всю Анину жизнь.

В окне засеребрился рассвет и через несколько часов уже нужно быть в университете. Глаза пекли, голова раскалывалась на части, а пальцы рук онемели оттого, что за всё это время Анька не выпускала телефон. Послать бы всё к черту и пусть Кристина одна выпутывается из того болота, в которое сама же и влезла. Но совесть не позволяла так низко поступить.

Нужно было уже собираться и выходить. Аня не рассчитывала на то, что Кристина появится хотя бы к ее уходу. Придется самой как-то добраться до университета. К счастью, всё прошло хорошо. Аньке удалось практически сразу словить такси. Попался милый водитель лет пятидесяти, он объяснил, как и где можно добраться до университета или домой, если не будет возможность вызвать машину.

Аня много раз представляла у себя в голове, как она в первый раз попадет в свой университет. Беспокоилась о том, что может потеряться или ни с кем не подружиться. Этот момент был очень волнителен, но не теперь. Девушка хотела поскорее написать эссе, сдать его и вернуться в квартиру к Кристине, уже ничего не имело значения, кроме благополучия старшей сестры.

Анька так и не смогла сосредоточиться на экзамене, хотя всё проходило как никогда легко. Комиссия предоставила несколько тем на выбор, девушка писала эссе про вдохновляющих ее писателей современности. Было очень важно соблюдать определенный объем текста и стараться не допускать ошибок какого-либо характера. Что может быть проще? Но когда в голову лезут тревожные мысли, даже самая простая работа превращается в адский труд. Несколько раз Аня начинала писать заново, так как постоянно теряла логическую нить своего изложения.

Кое-как девушка всё-таки дописала экзамен и покинула аудиторию почти одной из последних. Она не могла давать какие-либо прогнозы на свой счет. Анька даже не помнила, о чем вообще писала всего несколько минут назад. Такой уж она человек, всегда воспринимает всё близко к сердцу. Как бы Аня не пыталась себя успокоить или убедить в том, что Кристина взрослая и должна уже понимать, что такое хорошо, а что плохо, на душе всё равно было неспокойно.

Пройдя на остановку, Аня заглянула в свой мобильный телефон, но ни звонка, ни сообщения от сестры всё еще не было. Это угнетало еще больше. Скандал скандалом, но игнорировать близкого человека не красиво. Доехав на маршрутке, которую посоветовал водитель такси домой, Анька не поверила своим глазам, когда увидела Кристину, стоявшую у полицейской машины. Старшая сестра плакала и что-то отчаянно пыталась доказать мужчине в форме. Девушка спотыкаясь, подбежала к Кристине.

— Крис, что стряслось? — из-за волнения Анькин голос немного осип.

— Конец мне, Ань, — всхлипнула сестра и зашлась в немом рыдании.

— А вы собственно кто? — холодным тоном обратился к Ане полицейский.

— Я младшая сестра.

— Замечательно. Хранили наркотические вещества вместе с гражданкой Эберт?

— Она ничего об этом не знает, Аня вообще здесь не живет, — нервно ответила Кристина.

— Это мы уже выясним в отделении, — безапелляционно заявил полицейский. — Едем.

— Кристина, что происходит?

— Беда, беда со мной случилась, — всхлипнула девушка и послушно села в автомобиль.

Уже битый час Анька сидела в отделении полиции, судорожно размышляя как можно помочь своей сестре. Как только они прибыли в отделение, их сразу развели по разным кабинетам. Следователь по фамилии Александров вел себя достаточно сдержано и спокойно, задавая ряд вопросов Аньке. Несмотря на это, девушка всё равно не могла внятно отвечать. Эмоции переполняли, а страх и тревога жутко давили на нервы.

После того, как допрос был окончен, следователь заявил, что Аня может быть свободна, а вот Кристина нет. Как выяснилось, у сестры нашли кокаин и коноплю, такой улов грозил серьезными проблемами. Руки затряслись, в горле стал ком. Анька запаниковала так, что начала голова кружиться. Что будет с Крис? А с матерью, когда она обо всем узнает?

— Можете быть свободны, — с нажимом повторил Александров.

— Но неужели ничего нельзя сделать? Я уверена, моя сестра ни в чем не виновата. Это… Это какое-то глупое недоразумение, она не такая, — Аня лепетала так, будто находилась в лихорадке.

— Вы знаете, как часто я слышу подобные оправдания? Чаще всего они остаются лишь словами, а на деле всё оказывается, так как и было понятно изначально.

— Я вам клянусь, что с моей сестрой приключилась совершенно другая ситуация. Ее кто-то заставил, принудил, она сама не могла, — Аня встала на ноги и уперла руки в письменный стол следователя. Тело начало трястись из-за стресса.

— Гражданка, успокойтесь, — осадил Аньку Александров. — Я сам разберусь, в чем ваша сестра виновата, а в чем нет. В конце концов, это моя работа.

— Прошу вас, поверьте мне. Вы ведь всю жизнь ей сломаете, если посадите в тюрьму, — голос начал срываться. — Неужели нет никакого выхода?

Следователь откинулся на спинку своего стула и окинул Аню оценивающим взглядом. Было в этом нечто противное, девушка почему-то сразу вспомнила, как на нее в клубе смотрел тот Дима. По спине пробежались мурашки, а сердце учащенно забилось в груди, словно предчувствуя приход беды.

— Есть, — ответил Александров, как-то странно улыбнувшись.

— Отлично! Какой? — Аня даже немного приободрилась, узнав, что шанс спасти сестру всё же есть. — Нужны деньги? Скажите, какая сумма?

— Что вы, милочка? Какие деньги? Нам взятки брать не положено, — следователь внезапно повеселел, хотя до этого всё время был серьезным. — Но ты не переживай, есть другой способ, — мужчина поднялся из-за стола и поправил свой галстук.

— Какой?

Александров подошел к Ане и стал за ее спиной, положив свои мясистые руки на ее хрупкие плечи.

— А ты догадайся.

Пусть Анька была и из маленького городка, но дурочкой определенно не могла себя назвать. Да, в некоторых моментах она была слишком наивной и не всегда понимала, говорят ей правду или лгут. Но сейчас всё было прекрасно понятно без лишних слов. По телу прошлись, будто миллион маленьких иголочек, а ладони следователя, словно прожигали плечи Ани.

— Боюсь, что вы меня с кем-то спутали, — тихо произнесла девушка.

— А я так не считаю. Твоя сестра сейчас находится не в лучшем положении, и к слову, это уже не в первый раз. Я знаю, что нужной суммы у вас нет, и навряд ли ее найдете, а я сегодня в хорошем расположении духа и предлагаю альтернативу, — Александров крепче сжал плечи Ани.

— Переспать с вами? — девушка не смогла скрыть в своем голосе омерзения.

— Именно, — руки следователя опустились ниже, практически касаясь груди. Стало дурно и тошно.

— Нет, — Аня попыталась избавиться от неприятных прикосновений, но мужчина крепче прижал ее к себе и нагло опустил одну руку в небольшое декольте блузки. — Нет! — девушка резко вырвалась и встала на ноги. — Я не буду с вами спать!

— Чего ты ерепенишься? — Александров шагнул к Аньке. — Это в твоих же интересах, — еще один шаг.

Девушка так сильно запаниковала, что и не заметила, как попала следователю ногой прямо в пах. Одна лишь мысль о сексуальной близости с этим человеком приводили в неистовый ужас, и Ане пришлось хоть как-то защищаться.

— Сука, — зашипел Александров, сгибаясь пополам. — Хер теперь твоя сестра-наркоманка выкарабкается.

Анька выбежала из кабинета, здания и еще несколько минут бежала в непонятном для нее направлении. Было страшно, что сейчас этот толстый мужик догонит ее и случится нечто непоправимое. Затем, когда в боку сильно закололо, девушка всё-таки позволила себе остановиться. Она очутилась в каком-то парке, где гуляли дети со своими родителями. Где именно Аня оказалась — она не знала. Страх отступил, уступая место паники. На глазах навернулись слезы, и Аня медленно опустилась на первую попавшуюся лавочку.

Что теперь делать? Куда идти? У кого просить помощи? Как всё объяснить матери? Аню начало знобить, хотя на улице было достаточно тепло. Она уже миллион раз пожалела о том, что вообще приехала в этот проклятый город.

Нужно было немедленно успокоиться и подумать над тем, как можно помочь Кристине. Аня полезла в свою маленькую сумочку за влажными салфетками и случайно нашла визитку Стаса. В голове тут же вспыхнула идея, но Анька почему-то забоялась ее не меньше, чем недвусмысленных намеков следователя. Но с другой стороны, Стас сам предложил ей свою помощь, если понадобиться. Времени взвешивать все «за» и «против» не было, Кристине нужно помочь немедленно. Поэтому Аня, взяв себя в руки, набрала номер, что был изображен на визитке.

— Слушаю, — раздается на том конце линии строгий тон.

Стало немного страшно, Анька не узнала голос Стаса. В телефоне он звучал гораздо грубее, чем в жизни. На секунду девушка подумала, что ошиблась номером. Она глянула на дисплей — цифры набраны верно.

— Кто это? — в голосе отчётливо улавливалось раздражение.

— Это я, Аня, помните меня? — тихо проговорила девушка.

— Аннушка, конечно, помню, — тон резко изменился, теперь он звучал добродушно и мягко. — Рад слышать тебя снова. Чем обязан такому снисхождению к моей скромной персоне?

— Я бы вас не беспокоила, если бы ситуация не оказалась безвыходной, — Аня всхлипнула, тщетно борясь со слезами.

— Что случилось? — серьезно спросил Стас, и Анька могла поклясться, что услышала в его голосе отзвук тревоги.

— Кристина… Она попала в беду, я пыталась ей помочь, но следователь… Он… Он, — она не смогла справиться с эмоциями и вновь расплакалась.

— Что он сделал?

Аня не смогла ответить, слезы душили ее, и она окончательно растерялась.

— Аня, что он сделал с тобой?

— Ничего, ничего, но… Мне страшно, я не знаю, что мне делать.

— Ладно, попытайся успокоиться и сказать мне, где ты сейчас находишься?

— Не знаю, в каком-то парке, — Аня оглянулась по сторонам. — Я тут оказалась, когда выбежала из отделения полиции. Тут рядом аттракционы есть и небольшой круглый фонтан.

— Хорошо, я понял, где это. Жди меня там, я скоро буду.

Буду рада Вашим оценкам/отзывам.

Глава 8

Аня изо всех сил пыталась успокоиться, но паника и сумасшедший страх за Кристину играли против девушки. Было несколько странно обнажать свои истинные чувства перед человеком, которого Анька едва знает. Нужно брать себя в руки и постараться всё внятно объяснить, но язык почему-то не хотел слушаться.

— Всё в порядке, — Стас погладил Аню по плечу. — Поплачь, потом обязательно станет легче.

— Простите, что я так… Простите, — Анька всхлипнула и вытерла заплаканные глаза платком.

— Ничего-ничего, сейчас главное, чтобы ты успокоилась и четко объяснила, что стряслось.

Аня глубоко вздохнула и постаралась прийти в себя. В голове будто образовалось жиле, и мысли не хотели собираться воедино. Витали обрывки фраз, воспоминаний, но как всё это правильно выразить, девушка ума приложить не могла. В этот момент Аня почувствовала себя никчемной идиоткой, которая не может даже двух слов связать. Кристина в опасности, а ее младшая сестра сейчас сидит в машине и как дура плачет в жилетку мужчине. Нет! Нужно срочно брать себя в руки.

Как можно подробней Анька рассказала всё, что приключилось с ней и с ее сестрой. Стас внимательно слушал и лишь иногда кивал головой. Он выглядел очень сосредоточенным и серьезным. В синих глазах плескалась задумчивость, что граничила еще с какими-то эмоциями, которые Аня не могла распознать.

— Вот же уродец, — прошипел Стас, когда девушка рассказала о приставаниях следователя.

— Я не сразу как-то сообразила, к чему именно он клонит, а потом… Даже не помню как на улицу выбежала, — начала оправдываться девушка, сама не зная, зачем это делает.

— Хорошо, — раздраженно ответил Стас, — едем в полицию я всё улажу.

Аня сидела в коридоре и всячески пыталась унять дрожь в коленях. Где-то на задворках сознания родилась мысль, что не следовало обращаться к Стасу за помощью. Девушка никак не могла объяснить это странное чувство, похоже, интуиция подсказывала, что Аньке еще придется поплатиться за это. Нет, об этом даже думать не хотелось сейчас. Да и потом, что такому человеку как Стас, нужно будет от Ани? В деньгах он явно не нуждается, ровно, как и в женском внимании. Анька не считала себя уродиной, но прекрасно понимала, что богатый человек никогда на нее не позариться. А раз так, то любую другую цену девушка за спасение своей сестры обязательно уплатит.

Время шло, но Стас всё еще не покинул кабинет следователя. Никаких звуков оттуда не доносилось и это заставило Аню занервничать. Она начала ходить по коридору туда-сюда, чтобы хоть как-то отвлечься. Вскоре в кабинет прошли двое крепких мужчин, девушка сразу поняла — это люди Стаса, у них такая же стальная энергетика, как у хозяина. Сердце в груди забилось в невероятном ритме. Они же не собрались убить Александрова? Нет, только этого не хватало. Хотя Стас сам говорил, что его люди не уголовники. Мысли роились в голове, доводя до тошноты. Господи, куда она вляпалась?!

Вскоре из кабинета вышел Стас, он с кем-то говорил по телефону. Аня увидела, как двое мужчин буквально молотили следователя ногами, тот даже уже и не двигался.

— Что вы делаете? — панически спросила девушка, когда Стас уже закрыл дверь.

Он прислонил указательный палец к губам, призывая Аньку помолчать.

— Вы же его убьете, — она проигнорировала жест Стаса. — Скажите им, пусть отпустят.

Мужчина закончил говорить по телефону и резко прижал Аню к стене, крепко ухватив ее за плечи. Девушка от испуга даже перестала дышать и двигаться.

— Ты попросила у меня помощи, — глядя прямо Аньке в глаза, заговорил Стас. — Я тебе ее предоставил на этом точка.

— Но… Он же может умереть, — прошептала Аня, едва совладев со своим языком.

— Такое дерьмо не сдохнет. У меня есть принцип: общаться с людьми на их языке. Собственно именно этим я сейчас и занимаюсь. А ты, лучше позвони матери или еще кому-то и расскажи про Кристину, пусть хоть кто-то на нее повлияет, иначе в следующий раз я ее задницу спасть не стану, — Стас отпустил Аню и отступил на шаг назад.

— Вы ведь сами сказали, что готовы мне помочь, — Аня совсем была сбита с толку.

— Сказал и от своих слов не отказываюсь, — он поправил узел черного галстука у себя на шеи. — Я готов помочь ТЕБЕ, а не твоей непутевой сестре, — Стас развернулся и пошел обратно в кабинет следователя.

Анька стояла на улице и битый час никак не могла позвонить матери, раздираемая противоречиями. Если Крис узнает об этом, то случиться еще один скандал, Аня уже наперед знала, что сестра обвинит ее в предательстве, а этого хотелось меньше всего. Но если оставить всё, как есть, то лучше уж точно не будет. В конечном итоге Анька всё-таки решилась позвонить, пусть хоть мама вправит мозги Кристине.

— Привет, — донесся голос из динамика.

— Привет мам.

— Я уже думала, что ты никогда мне не позвонишь. Уехала в большой город и всё? Можно забыть о родной матери?

Времени для выяснений отношений не было, хотя Аня отчаянно хотела возразить и сказать, что мама хоть раз жизни могла и сама позвонить. Тем более все эти препирания выглядели смешно на фоне тех проблем, что сейчас решает Стас.

— Мам, с Кристиной беда, — заявила Анька.

— Что уже случилось?

Девушке пришлось снова всё подробно рассказать. Правда, в этот раз Аня уже держала себя в руках и не позволила панике взять верх над непрочным внутренним покоем.

— Вот же тварь, — рассержено проговорила мать. — Удушила бы ее собственными руками.

— Прошу, успокойся. Сейчас это ни к чему. Я хочу, чтобы ты серьезно поговорила с Кристиной. Меня она слушать не хочет, ты ведь знаешь какой у нее сложный характер.

— Ань, Кристинка уже не маленький ребенок, думаешь, она станет меня слушать?

— И что ты предлагаешь? Сидеть, сложа руки и наблюдать, как Крис из одного болота попадет в другое?

До этого момента Анька чувствовала полную подавленность и бессилие, но после слов матери поток гнева буквально взорвался внутри девушке.

— Ну не бить же ее ремнем.

Это было финальной точкой. Аня крепко сжала в руках телефон и отошла подальше от входа в полицию.

— Не бить, но поговорить с Кристиной ты просто обязана.

— Мне бы с личной жизнью разобраться. Кирилл изменил мне.

— Мама, ты себя слышишь?! — вспыхнула Анька. — Хватит думать только о себе! Ты постоянно решаешь проблемы в своей личной жизни и ничего не видишь вокруг! Сколько можно?! Почему я постоянно всё разгребаю, а потом еще и оказываюсь врагом номер один?! Она же твоя дочь и если тебе окончательно не плевать на своих детей, то сделай хоть что-нибудь!

— Почему ты разговариваешь со мной в таком тоне? — возмущенно спросила мать.

— А как еще мне с тобой говорить? Я приехала поступать и учиться, а в итоге стою под окнами отделения полиции и трясусь вся. Нужно было Кристину воспитывать, а не спускать ей всё с рук и носиться со своим очередным хахалем. Надеюсь, ты услышала меня, — Анька сбросила вызов и закрыла лицо руками.

Это был первый раз, когда девушка в такой грубой форме разговаривала со своей матерью. Просто нервы сдали, и Аня не могла слышать весь этот бред, который несла ее мама.

— Анька! — из здания полиции выбежала Кристина. — Я свободна! Свободна!

Сестры крепко обнялись, словно они не виделись много-много лет. Впрочем, для Ани эти несколько часов невыносимого ожидания и отчаянья стали целой вечностью.

— Стас, спасибо тебе огромное, — произнесла Крис, разорвав объятия с младшей сестрой.

— Не утруждай себя словами благодарности, — холодно ответил Стас. — Я это сделал не ради тебя, — он многозначительно посмотрел на Аньку, и она смущенно отвела взгляд в сторону.

Кристине такой ответ совсем не понравился. Изначально, она хотела завязать отношения именно со Стасом, он и красивей, и гораздо успешней своего брата Бори. Но по каким-то причинам, Стас не клюнул на нее. Это злило Кристину даже сейчас, когда уже прошло столько времени. Она всегда была чрезмерно уверена в своих силах, ни один мужчина до Стаса не отказывался от нее. И теперь наблюдать за тем как эта неприступная скала откровенно пялится не на Крис, а на ее младшую сестру, оказалось не очень-то приятно.

— Садитесь в машину, я отвезу вас домой, мне уже на встречу нужно спешить, — заявил Стас и в сопровождении двоих крупных мужчин, которые всего несколько минут назад молотили Александрова ногами, направился в сторону своего автомобиля.

— Что ты сделала Стасу? — внезапно спросила Кристина.

— Ты о чем? — Аня непонимающе посмотрела на сестру.

— Почему это он вызвался тебе помогать, его нельзя назвать отзывчивым человеком. Вот я и интересуюсь, что ты ему сделала?

— Ну, знаешь, это уже слишком, — Анька пошла в машину, оскорбленная такими словами. Она сделала всё, чтобы помочь сестре, и вот она элементарная благодарность?

По дороге домой Аня периодически ловила на себе взгляды Стаса, который сидел на переднем сиденье. Сказать, что они были неприятны, девушка не могла, скорей ее смущало такое повышенное внимание к своей скромной персоне. Анька никогда не могла похвастаться популярностью среди парней. В основном ее все воспринимали как хорошую подругу. Девушка даже сейчас не могла понять, что такого особенного в ней нашел Саша? Самая обычная, такая же, как и все. Так уж сложилось, что в их семье всегда все восхищались внешностью Кристины. Еще бы! Такая красавица.

Вскоре, дорогая иномарка остановилась у дома Крис. Аня была рада, что весь этот кошмар наконец-то подошел к концу. Теперь хочется поскорее помыться и лечь спать.

— Стасик, спасибо, — Кристина вышла на улицу, Анька вслед за ней.

— Аннушка, можно тебя на секунду? — всё-таки было немного странно слышать такое ласковое обращение от такого огромного мужчины, больше напоминавшего медведя, который спокойно может наблюдать за тем, как кого-то жестоко избивают.

Аня остановилась и непонятно почему снова занервничала. Похоже, сегодняшний день оставил свой след на ее нервной системе.

— Иди, чего стоишь? Сестра сейчас тебя догонит, — обратился Стас к Кристине, которая остановилась на полпути к подъезду.

— Вы что-то хотели? — Анькин голос отчего-то дрогнул.

— Да, просто хотел с тобой немного поговорить вне критической ситуации. Можешь не беспокоиться всё улажено, но лишь до того момента, пока твоя сестра опять не встрянет куда-нибудь. Я не всесильный и не смогу покрывать ее вечно.

— Да, конечно, я всё прекрасно понимаю. Я обязательно с ней еще поговорю. Спасибо вам больше вы так нас выручили. Если бы не вы, даже боюсь представить, что было бы с нами.

— Всё в порядке, я понимаю, что такое — исправлять чужие ошибки. Такова наша жизнь и с этим уже ничего не поделаешь.

— Да, наверное. Теперь я перед вами в неоплатном долгу.

— Перестань.

— И всё же, я чувствую себя неловко. Это может прозвучать смешно, но, может, я могу что-то сделать для вас?

Стас выразительно посмотрел на Аню, будто пытаясь что-то для себя решить. Затем он подошел к ней максимально близко и наклонился.

— Можешь, — кратко ответил и он и, не требуя согласия, поцеловал Аню.

Девушка была сбита с толку таким завершением сегодняшних «приключений». К ее удивлению, поцелуй Стаса не вызвал у нее отвращения. Мужчина осторожно прижал Аню к себе, не прерывая поцелуя. Прежде, чем телом девушки овладела трепетная дрожь, за которой всегда приходит возбуждение, Стас аккуратно отстранился от нее. Каждое его движение было настолько осторожным, будто Анька в его руках какая-нибудь дорогая хрустальная кукла.

— Считай, что мы в расчете, — тихо произнес мужчина и провел большим пальцем по щеке Ани.

Глава 9

Аня проснулась на следующий день с чувством полного покоя. Все проблемы были разрешены и единственное, чего стоило ожидать — результатов из университета. Девушка была уже морально готова к тому, что высшего балла у нее не будет, но провалить экзамен она точно не могла.

Сев на кровать, Анька неосознанно прикоснулась к своим губам. И почему она реагировала на поцелуй Стаса так, будто раньше у нее никого не было? Всё тело начинало мелко дрожать, когда девушка вспоминала прикосновение мужских губ к себе. Такие мужчины как Стас Аньке никогда не нравились. Девушка всегда предпочитала худощавых парней со светлыми волосами, внешность Стаса сюда ну никак не вписывалась. Однако реакция Аниного тела говорила сама за себя. Такая тенденция девушки абсолютно не нравилась. Да, она была благодарна Стасу за то, что он выручил ее сестру, но испытывать к нему симпатию совсем не хотелось. Он был старше Аньки лет на десять, может чуть меньше. Бабушка всегда ей говорила, что никогда не стоит связываться с мужчинами, которые намного старше. Аня не знала, почему бабуля ей об этом постоянно твердила, но девушка подозревала, что всё дело в личном опыте бабушки.

— Аня! — раздался дикий вопль Кристины, который оторвал младшую сестру от собственных размышлений. — Аня! Иди сюда!

Девушка вскочила с кровати и помчалась на крик, опасаясь, что что-то уже могло случиться. Кристина кричала так, что ничего хорошего это точно не сулило.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила Аня, зайдя на кухню.

Кристина стояла, посерди комнаты, крепко сжимая в руках свой мобильный телефон. Миловидное лицо исказила маска искренней злости и недовольства.

— От тебя одни проблемы, мелкая!

— От меня? — изумилась Аня.

— Именно! Какого хрена ты всё рассказала маме?! Кто тебя вообще просил об этом?! Она мне только что такой скандал по телефону устроила!

— Кто-то же должен тебя контролировать. Неужели ты не понимаешь, что еще вчера находилась в шаге от тюрьмы? Если бы не Стас…

— Да что ты мне своего Стаса тычешь? — вспыхнула Кристина. — И без него бы справилась.

— Угу, именно поэтому ты рыдала и говорила мне, что попала в беду?

— О! Так ты мне теперь будешь это постоянно вспоминать? — Крис сузила глаза.

— Нет, не буду. Просто посмотри на себя, во что ты превратилась. Еще кстати я не говорила с тобой насчет того, принимала ты наркотики или нет.

— Ой, Ань, отвали, мне хватило нравоучений нашей непутевой мамочки, — Кристина лишь махнула рукой.

— Не называй ее так, — абсолютно серьёзно произнесла Анька.

— А что? Скажешь, что я не права?

— Не нам ее судить и давай не уходи от вопроса. Принимаешь наркотики?

— Я не собираюсь отчитываться перед тобой, тоже мне полиция нравов, — Кристина вышла из кухни, задев младшую сестру плечом.

На протяжении всего день Аня больше не трогала Крис, чтобы не усугубить ситуацию окончательно. Девушка прекрасно знала, что если ее старшая сестра разозлиться, то может наделать кучу необдуманных поступков. В случае с Анькой, Кристина просто выставит ее на улицу и обратно уже не пустит. Оказаться без крыши над головой в большем городе — ужасная перспектива.

К вечеру в комнату к Ане заглянула Кристина. Она была накрашена и нарядно одетая, без слов стало ясно, что девушка уже куда-то собралась.

— Я ухожу, буду поздно и пожалуйста, не названивай мне, ладно?

— Но куда ты идешь?

— Не твое дело, всё пока, — Крис наморщила нос и вышла из комнаты.

Аня никак не могла понять, почему ее сестра так себя ведет. Неужели всё дело только в телефонном разговоре с матерью? Быть этого просто не может. У Ани даже закралась абсурдная мысль о том, что Кристина начала к ней относиться как к сопернице. Чушь полная! Ей делить со старшей сестрой нечего.

На город уже опустились сумерки. Анька сидела в гостиной и смотрела телевизор, поедая уже второе яблоко подряд. Внезапно зазвонил мобильный телефон. Девушка подняла трубку, даже не взглянув на экран. По телевизору шел любимый Анькин фильм — «Унесённые ветром» и она не хотела пропустить ни секунды экранного времени.

— Алло?

— Аннушка, добрый вечер.

— Стас?

— Именно. Как дела? Как сестра твоя?

Аня на какую-то долю секунды растерялась и даже удивилась, что Стас так внезапно позвонил ей. Она почему-то хотела надеяться, что больше этот человек не появится в ее жизни. Девушка боялась того, что со временем может привязаться к Стасу. Память еще хранила опыт неудачных отношений, и повторения пройдённого материала никак не хотелось.

— Всё хорошо, Кристина куда-то уехала, — началась реклама, и Аня тут же убавила звук на телевизоре.

— Опять ищет приключения на свой тощий зад? — раздраженно спросил Стас.

— Я не знаю, и если честно, то и не хочу вмешиваться в ее личную жизнь, пусть сама решает свои проблемы, — Анька тяжело вздохнула.

— Не расстраивайся, пройдет время, и Кристина сама всё поймет и осознает, что ты желала ей исключительно добра.

— Хотелось бы в это верить.

— Я собственно, почему звоню тебе. У меня сегодня свободный вечер и я хотел бы его провести с тобой. Поехали бы в какой-нибудь ресторан, поужинали, погуляли на набережной. Как тебе мой план?

— Я даже не знаю, — Анька чувствовала себя заставшей врасплох. С одной стороны она чувствовала себя обязанной. Не каждый бы решился помочь девушке, которую едва знает. Даже слова Стаса после поцелуя о том, что они в расчете никак не избавляли Аню от ответственности, к тому же не хотелось показаться невоспитанной и грубой особой.

— Можешь не волноваться, я не сделаю ничего против твоей воли. Эта встреча ни к чему не обязывает. Обычная прогулка. Я если честно уже и сам забыл, когда в последний раз отдыхал.

— Хорошо, я согласна.

— Отлично.

Анька крутилась у зеркала, рассматривая себя со всех сторон. Сомнений по поводу Стаса почему-то не было, хотя он показал себя с разных сторон и тут есть над чем задуматься. Девушка по каким-то даже для себя неясным причинам была уверена в том, что этот человек не навредит ей. А может Аньке только хотелось в это верить?

Было в этом Стасе нечто особенное. Дело здесь не в дорогих костюмах или машинах, а именно в нем самом. Энергетика, взгляды, жесты — всё это было таким необычным, таким запоминающимся. Нет, не стоит так много думать о нем! Просто обычный вечер в компании неплохого человека, на этом точка.

Поправив волосы, Аня взяла свою небольшую сумку и вышла на улицу, где ее уже терпеливо ожидал Стас. Красивая черная иномарка Аньке чем-то напомнила хищника, который дремлет, пока что…

— Здравствуй, — Стас с ослепительной улыбкой подошел к Ане, держа в руках огромный букет алых роз.

Девушка удивленно глянула на цветы. Она думала, что эта встреча больше будет напоминать дружескую, а не романтическую.

— Привет, — смущенно ответила Анька.

— Это тебе, — мужчина протянул букет и ненавязчиво поцеловал в щеку.

— Спасибо, но не стоило, я чувствую себя неловко.

— Перестань. Я знаю, насколько девушки любят цветы. Этот букет непременно тебя украсит. Идем, нас ждет отличный вечер.

Аня наблюдала за огнями ночного города, что ей напоминали маленькие язычки пламени. Казалось бы, ничего особенного в этом нет, но девушка не могла отказать себе в маленьком удовольствии рассматривать высотки, что и днем и ночью, светятся, привлекая взгляды прохожих людей.

Внезапно Анька услышала смех, он был таким искренним и звонким, что ей самой отчего-то стало весело. Она повернулась и заинтересованно посмотрела на Стаса, который смеялся от души.

— Что-то не так? — спросила девушка.

— Ты так забавно выглядишь, прям, как маленький ребенок. Видела бы себя со стороны, — успокоившись, ответил Стас.

— А это плохо? — Анька немного смутилась.

— Нет, конечно, нет. Просто это так необычно. Мне казалось, что девушек всегда интересуют только деньги, цацки, машины и дорогие курорты. Ты смотришь на мир вокруг себя так, как обычно женщины смотрят на кольцо с огромным бриллиантом. По крайней мере, так принято в моем окружении.

— Наверное, я просто воспитана иначе. Конечно, дорогие украшения — это красиво и здорово, но я стараюсь радоваться каждой мелочи.

— И всё же я в очередной раз убеждаюсь в том, что у тебя с Кристиной практически ничего нет общего.

— Ну, у Кристины тоже есть масса достоинств.

— Аннушка, прошу, не занимайся самообманом. Поверь мне, когда приходит осознание реальности, становится очень больно.

— Я не хочу обсуждать эту тему, — Аня занервничала, прекрасно понимая, что в словах Стаса есть доля правды.

— Хорошо, как скажешь. В таком случае, можно задать тебе другой вопрос?

— Да.

— Почему ты всегда носишь на запястьях резинки? — Стас покосился на руки Ани. — Каждый раз, когда мы с тобой встречались, я всегда видел на тебе эти старые штучки.

Анька заерзала на своем месте и скрестила руки на груди, чтобы скрыть запястья.

— Эта привычка у меня еще с детства. Ребенком я их носила, воображая себе, что это красивые браслеты. Ну, знаешь, эти игры, когда придумываешь себе мир, в котором ты правишь?

— Я был генералом вымышленного войска, это считается? — Стас улыбнулся.

— Вполне, — кивнула Аня. — Потом это стало удобно, едешь куда-нибудь, особенно летом, раз-два и волосы завязала резинкой. Мужчинам этого, конечно, не понять.

— Как всё сложно, но знаешь, что я хочу тебе сказать, — Стас остановился на светофоре, и взяла в свою огромную ладонь, тоненькую Анькину ручку. — У тебя очень изящные запястья, — в голове резко вспыхнула картина, как Стас заковывает эти милые ручки в наручники, резко стало жарко, и мужчина спешно отпустил Аню.

— Спасибо, мне никто никогда не говорил таких необычных комплементов, — девушка вновь засмущалась.

— И поэтому, вместо резинок твои запястья должен украшать какой-нибудь изысканный браслет. Не придуманный, а настоящий.

Анька стояла у витрин дорогого ювелирного магазина и наблюдала за тем, как свет от ламп переливается на поверхностях различных украшений. Все они выглядели очень красиво, но девушка в этом магазине себя чувствовала ужасно неловко. Ей хотелось поскорее покинуть это место, потому что Анька понимала, такие как она попросту не имеют права посещать подобные магазины. В этом нет ничего плохого или постыдного, дело в том, что одни могут себе с пеленок позволить всё, что только захотят, другим же стоит попотеть, чтобы достичь желаемой цели. Аня предпочитала и относилась ко второму варианту.

— Тебе что-нибудь приглянулось? — спросил Стас.

— Всё по-своему красиво, но мне ничего не надо.

— Перестань, все девушки любят украшения. Если не хочешь браслет, можем выбрать серьги, колечко, кулон. Ты только скажи, чего хочешь.

У Аньки сложилось такое чувство, будто ее пытаются прощупать или подкупить. Стас словно бы хотел изучить ее и понять, в каком направлении ему стоит двигаться. Ко всему прочему Аня понимала, что если примет подарок, то даст повод, а этого она не хотела.

— Мне ничего не нужно, — твердо ответила девушка и вышла на улицу.

Анька почему-то смела допустить абсурдную мысль, что Стас тут же пойдет за ней. Стало даже стыдно думать о подобном, они друг другу ничем не обязаны, вероятно, взыграло банальное самолюбие. Но минут через десять Стас всё же вышел.

— Я тебя обидел?

— Нет, просто мне ничего не нужно. Мы ведь договорились всего лишь погулять, так?

— Так.

— Тогда почему вы пытаетесь меня подкупить? Может, девушки и любят украшения, но я — не все. Мне не нужно ничего дарить, меня не надо покупать, будто я какая-то вещь. Если ваш план был таков, то я возвращаюсь домой и больше ничего не хочу слышать о вас.

— Постой, — Стас взял Аню за руку. — Прости, я не хотел, чтобы ты так плохо думала обо мне. Скажи, как я могу загладить свою вину перед тобой? — Он смотрел так, будто действительно раскаивался и Анька ему поверила.

— Просто купите мне мороженого, раз вам так не терпеться произвести на меня хорошее впечатление.

Гуляя по набережной и наслаждаясь кисло-сладким вкусом мороженого в бумажном стаканчике, Аня почувствовала себя маленьким ребенком. Стас шел рядом и наблюдал за своей новой знакомой. Он уже и не помнил, когда в последний раз вот так просто гулял без всякой охраны и еще кучи людей. Обычный пломбир казался невероятно вкусным, вкуснее любых дорогих блюд в лучших ресторанах города. Было в этом что-то необычное и до жути приятно-знакомое.

Аня с восторгом наблюдала за прогулочными катерами и фокусниками, которых вечером на набережной не сосчитать. Стас в определённый момент словил себя на мысли, что детская непосредственность Аньки была ему по душе. Таких девушек в его жизни никогда прежде не было.

Во второй раз за сегодняшний вечер мужчина представил, как будет сковывать изящные ручки Ани, как станет хлыстать ее, душить, связывать. В брюках мгновенно стало тесно, лишь от мимолетной мысли как Стас больно ударяет по упругим ягодицам Ани. У нее была прекрасная попка, которою не могут испортить даже эти ужасные джинсы.

Может и не стоило обращать на эту девушку своего внимания, но Стас уже не мог отказаться от собственного удовольствия. Прежде он занимался различными сексуальными извращениями исключительно с опытными женщинами, которые всегда находились в теме. В нынешней ситуации Стас был абсолютно уверен, что Анька неопытная. Возможно, был какой-то кавалер, но сексуального опыта точно нет. Вероятность слепить с такого прекрасного материала нечто подходящее вкусам Стаса возбуждала до предела.

— Смотрите! — восторженно воскликнула Анька, подходя к молодому парню, который предлагал сфотографироваться с двумя очаровательными голубями за умеренную плату. — Они такие красивые!

— Хочешь фотографию? — спросил Стас, отгоняя от себя порочные мысли.

— Это павлинья порода, признана самой эстетически совершенной среди птиц данного семейства, — объяснил хозяин птиц.

— Они очень красивые. Нет, я не хочу фотографироваться, просто первые вижу таких прекрасных голубей.

— Ясно, идем дальше?

— Да, конечно.

Дойдя практически до конца набережной, Аня села на одну из немногих свободных лавочек и посмотрела на безупречную водную гладь. Вода успокаивала и помогала на некоторое время отвлечься от проблем.

— Знаете, только сейчас я отчетливо поняла, что практически ничего о вас не знаю, — Анька смущенно улыбнулась.

— Тебя это тревожит? — Стас сел рядом.

— Нет, просто это как-то странно.

— Хорошо, что ты хочешь обо мне узнать?

— Почему вы пригласили меня на прогулку? Почему поцеловали? Я ведь не наивная дурочка и понимаю, что такие мужчины как вы выбирают совершенно других женщин. Если вы захотели новизны, то так и скажите.

— С чего ты это взяла? — Стас нахмурился.

— Я не верю в сказку о Золушке, — тут же ответила Аня. — К тому же она мне никогда не нравилась.

— Ты мне просто симпатична, хочешь, верь в это, хочешь, нет. Прежде я никогда ни с кем вот так просто не гулял. И комфортно мне ни с кем так еще не было, — Стас придвинулся к Аньке чуть ближе.

— Вы очень хороший, — голос девушки неожиданно дрогнул. — У меня уже есть опыт неудачных отношений, и я не готова и не хочу обжечься снова. Может, я не самая лучшая дочь и сестра, но я не сделала ничего такого, чтобы вновь испытывать боль. Думаю, каждый человек боится пережить что-то плохое снова.

Стас в задумчивости посмотрел перед собой. Возбуждение, что не отпускало его на протяжении всего вечера, внезапно рассеялось. Всё-таки его утехи не стоили того, чтобы причинять этой девочке боль. Он лишь на мгновение решил, что нашел именно ту, которую искал на протяжении всего года. Видимо, не судьба. Стас не мог похвастаться чистой совестью и отсутствием жестокости. Работа вынуждает быть таким, впрочем, как и жизнь. Если не ты возьмёшь верх, то верх возьмут над тобой. Но как бы так ни было, а остатки человечности в Стасе всё еще остались.

Внезапно зазвонил телефон, Аня глянула на экран и нахмурилась, отключив звук.

— Кристина, наверное, уже дамой вернулась. Мне пора.

— Да, конечно. Я тебя отвезу.

На протяжении всей дороги витало гнетущее молчание. Вроде бы всё было хорошо, но какой-то неприятный осадок никак не давал покоя.

Стас сосредоточено вел машину, и Аньке казалось, что его сосредоточенность граничит со злостью. Неужели она сказала что-то не то? Не хотелось напрасно обижать человека, тем более после того, что он для нее сделал. Но начинать что-то новое девушка еще была не готова. Она боялась Стаса в какой-то определенной степени. Может, это было связано с его внешним видом? Одна его ладонь размером с Анькину голову. Черт его знает!

— Мы приехали, — тихо произнес Стас.

Аня открыла глаза и непонимающе осмотрелась вокруг. Она и не заметила, как успела задремать.

— Спасибо, — девушка взяла сумку и хотела уже выйти на улицу.

— Постой минутку, — попросил Стас. — Я тут подумал над твоими словами, пока мы ехали и решил, что нам не стоит больше видеться. Так будет лучше для тебя же. — Аня ничего на это не ответила, так как и не знала, что нужно говорить в подобной ситуации. — И вот еще что, закрой глаза.

— Зачем?

— Закрой- закрой.

Девушка сделала, как ее попросили и непроизвольно напряглась. Стас что-то положил ей в сумку, но что именно, Аня не смогла понять.

— Открывай.

— Что там? — девушка глянула на сумку.

— Посмотришь уже дома. Спасибо за вечер, мне было приятно провести его с тобой. Надеюсь, что в этом городе ты достигнешь всех целей, которые поставила перед собой.

— И вам спасибо за всё, — Анька вышла из машины и с невероятной досадой в душе направилась в сторону подъезда.

Буду благодарна за ваши оценки и отзывы)))

Глава 10

Аня сидела на кухне и внимательно рассматривала золотой браслет, который она нашла вчера вечером в своей сумке. Девушка совершенно не разбиралась в ювелирных изделиях, но интуиция ей подсказывала, что этот браслет стоит баснословных денег. Ведь Анька не хотела, чтобы ей покупали украшения, но, похоже, Стаса невозможно переубедить. Наверное, поэтому он и задержался в магазине, приобретая этот браслет.

— Чего не спишь? — на кухню зашла заспанная Кристина в шелковом бардовом халате.

— Не хочется, — Аня аккуратно положила браслет в небольшой прозрачный мешочек.

— А что это у нас здесь? — Крис бесцеремонно выхватила у младшей сестры мешочек и спешно вытряхнула себе на ладонь содержимое. — Вот это да! — восхищённо воскликнула девушка.

— Отдай, — потребовала Анька, привстав из-за обеденного стола.

— Я посмотрю, ты времени зря не теряешь. Золото, сапфиры, бриллианты. Ань, а губа у тебя не дура, — Кристина надела браслет себе на руку. — Решила пойти по легкому пути?

— Ничего подобного, я не просила Стаса, чтобы он покупал мне такие украшения.

— Та ладно тебе, — Крис ткнула сестру в плечо. — Тут нечего стыдиться. Чем это вы занимались, что Стас так расщедрился? Он не привык швыряться деньгами.

— Ничем, просто гуляли и ели мороженое.

— Не смеши меня, за обычные прогулки мужчины не дарят такие дорогие вещи.

— Не хочешь, не верь, а браслет отдай.

— Ну и злюка, — Кристина вернула Ане браслет. — Ты думаешь, что одна такая у него? Даже не надейся. Он перетрахал почти всех женщин в нашем городе. Куда не плюнь, все его знают.

— А я и не надеялась. К тому же мы сошлись на том, что больше встречаться не будем.

Такое заявление обрадовало Крис, и она едва смогла это скрыть. Девушка воспринимала свою младшую сестру как соперницу и не могла ей простить встреч со Стасом. Это ей он должен был подарить браслет, а не Ане, которая практически никогда не пользуется косметикой и вообще похожа на замарашку.

— И почему вы приняли такое решение? — веселым голоском спросила Кристина, заглядывая в свой холодильник.

— Не знаю, но это определенно к лучшему.

— А я, кажется, догадываюсь, — Крис достала бутылку сока. — Стас понял, что не уломает тебя на секс, вот и решил смыться по-быстрому.

— Слушай, может ты, наконец, попридержишь свой язык? Я закрыла глаза в прошлый раз, но это не дает тебе права постоянно оскорблять меня! Что с тобой не так? — Анька не ожидала от себя подобной реакции.

— Что со мной не так? — переспросила Кристина. — Приехала сюда вся такая чистая и невинная, мораль мне читает днем и ночью, а сама ничуть не лучше. Ты практически не знаешь Стаса, но он тебе готов помогать, приглашает на свидание, дарит дорогие подарки. Хочешь заверить меня в том, что ты ему не дала? — Кристина сузила глаза и в призрение посмотрела на свою младшую сестру. — Чем ты лучше меня?

— Постой, — Анька часто заморгала. — Я, кажется, всё поняла. Ты сама положила глаз на Стаса? Поэтому ты и злишься, что он не обращает на тебя внимания. Но у тебя ведь любовь к его брату. Или к его деньгам? Крис, я тебя совсем не узнаю.

— Может дело в том, что ты никогда и не знала меня? — Кристина скрестила руки на груди.

Аня растерялась и не нашла, что ответить. Стало жутко оттого, что ее отношения с сестрой так резко ухудшились. И причиной этим неутешительным изменениям стал мужчина, с которым у Аньки ничего не было.

— Надеюсь, скоро придут ответы из твоего универа и ты наконец-то съедешь от меня, — пробормотала Крис и вышла из кухни, прихватив бутылку с соком.

Такого поворота Аня не ожидала. Сестра прозрачно намекнула, что ей здесь не рады. Придется сидеть в своей комнате еще несколько дней и лишний раз не показываться Кристине на глаза, чтобы она Аньку не выставила на улицу. Вот это крепкие семейные узы!

* * *
На следующий день Аня обнаружила, что сестры дома нет. Вариантов здесь было не много: либо она только ушла, либо еще не возвращалась. В холодильнике ничего не было, кроме нескольких бутылок сока и горсти белого винограда. Надеяться на скорый приход Крис Анька не собиралась. В желудке неприятно заурчало, и девушка решила сходить в ближайший супермаркет. Денег в кошельке было совсем чуть-чуть и особо на них нельзя не разгуляешься. Поразмыслив, Аня составила план своих скромных покупок.

В большом двухэтажном супермаркете потеряться оказалось не проблемой. Анька с корзинкой в руках ходила между рядами то и дело, поглядывая на указатели. От шума, ярких оберток, что пестрили на каждом шагу, у девушки быстро разболелась голова. Всё-таки привыкнуть к ритму большого города не так уж и просто как кажется на первый взгляд. Ко всему прочему в голову лезли мысли и насчет Стаса, и насчет Кристины. Особенно не давал покоя вопрос, почему Стас так неожиданно решил прекратить их с Аней общение? Не то, чтобы ее это задело. Хотя… Анька остановилась в отделе сладостей и на миг прикрыла глаза с ужасом и смущением, осознавая, что поступок Стаса всё-таки ее задел.

Неужели продалась? Быть этого не может! Девушка открыла глаза и поспешила на кассу. Один браслет не мог возбудить те эмоции, которые сейчас так неожиданно захлестнули Аню. Она боялась Стаса, но в то же время испытывала невероятный комфорт рядом с ним. Это выглядело так противоречиво, что Анька даже устыдилась. Впервые она столкнулась с такой неоднозначностью. Хотя всё ведь должно быть предельно понятно.

Возвращаясь с покупками, домой, девушка заметила черную иномарку, что стояла неподалеку от ее подъезда. Внутри всё неожиданно задрожало то ли от страха, то ли от предвкушения. На задворках сознания мелькнула мысль, что это Стас. Окна автомобиля были тонированы, и кто сидит за рулем невозможно увидеть.

Анька до последнего пыталась разглядеть человека, сидевшего в машине. Вроде бы показалось какое-то шевеление, но в этот момент девушка с кем-то столкнулась и по неосторожности выронила пакет с картошкой.

— Простите, — девушка присела на корточки и принялась всё собирать.

— Это вы меня простите, — раздался приятный мужской голос.

Аня подняла голову и увидела перед собой симпатичного молодого парня с необычной косой челкой, выкрашенной в яркий розовый цвет, который к кончикам медленно переходил в голубой.

Иномарка с таинственным водителем резко тронулась с места и спешно скрылась за первым поворотом. Анька на миг застыла, испытывая полную уверенность в том, что за рулем был Стас. Наверняка, она в последнее время слишком много о себе думает, раз решила, что такой деловой и взрослый человек станет заниматься подобной чушью, словно какой-то мальчишка.

— Всё в порядке? — спросил парень. — Кстати, меня зовут Никита.

— Очень приятно, я Аня.

— Кажется, я всё собрал.

— Да, похоже на то.

* * *
Стас сидел у себя офисе и просматривал последние отчеты. Но сегодня почему-то совершенно не хотелось работать. Обычно Стас не привык бездельничать, это не его история, тем более конкуренты не позволяют расслабиться. А этот день стал тем редким исключением, когда хотелось всё послать к черту и просто поехать к Аньке, забрать ее и сделать с ней всё то, о чем он мечтал в последнее время. Конечно, Стас так бы не поступил, хоть и мог это сделать в любую секунду. Он уже всё решил и не отступит от этого решения. Но долбанный соблазн был слишком велик.

Раньше всё было как-то просто: встречаешь на одной из тематических вечеринок женщину, вы знакомитесь, трахаетесь где-нибудь, а потом по умолчанию начинаете заниматься различными БДСМ-практикам. Почему по умолчанию? Потому что, ты знаешь, эта женщина не пришла бы на садомазо-вечеринку, если бы не тяготела к подобному виду удовольствия. Всё просто. Проходит время, меняется партнёр и всё заново.

С Аней сложилась совершенно другая история. Вообще Стас изначально для себя решил, что не собирается ничего иметь с женщинами, которые не посвящены в БДСМ-культуру. С ними слишком много мороки, запретов и подобного геморроя. Но вот в Аньке Стас по каким-то непонятным причинам был абсолютно уверен. Если ее немного поднатаскать, то она станет именно той женщиной, которая способна дарить и получать удовольствие через боль. Но с чего он это решил, мужчина и сам не знал. Просто он всегда хорошо разбирался в людях, и этот случай не мог стать исключением.

Внезапно в дверь кабинета постучали, и через пару секунд на пороге появился высокий, широкоплечий мужчина в строгом черном костюме. Судя по осанки и движениям, человек явно служил, причем длительное время.

— Макс, проходи, садись, — произнес Стас, продолжая изучать бумаги.

Визитер сел в кресло, что было предназначено для гостей, и стал терпеливо ожидать, когда босс уделит внимание.

— Всё нормально? — Спросил Стас, не поднимая взгляда на своего охранника.

— В целом да, но есть один небольшой нюанс, — Максим заерзал на своем месте.

Стас тут же отложил документы и внимательно посмотрел на своего подчиненного. В голубых глазах полыхнуло опасный огонь, и охранник заерзал еще больше.

— И какой же?

— Объект контактирует с окружающими.

— Кто именно? — Голос Стаса внезапно стал низким.

— Какой-то парень со странной прической, приблизительно того же возраста, что и объект, — четко ответил Макс без единой запинки.

— Вот как, — босс откинулся на спинку своего стула и в задумчивости потер подбородок, переваривая услышанное.

— Будут еще какие-нибудь указания?

Стас некоторое время сидел молча, сверля серьезным взглядом глянцевую поверхность своего рабочего стола.

— Да, пожалуй, будут, — после длительной паузы ответил мужчина. — Продолжай наблюдения и накопай мне как можно больше информации о новом знакомом нашего объекта.

* * *
— А я тебя здесь раньше не видел, — заявил Никита, помогая Ане донести пакеты с продуктами.

— Неудивительно, я к сестре только недавно приехала. Пока жду ответов из университета, живу у нее, потом перееду в общежитие.

— Понятно, а кто твоя сестра? Может, я ее знаю?

— Кристина, у нее светлые волосы, она моделью работает, живет в этом подъезде.

— Моя квартира распложена прямо под ее. Лично я с ней незнаком, но у нее частенько гости собираются, до утра спать не дают, а в последнее время стало как-то тихо. Видимо, этим покоем я обязан тебе, — Никита улыбнулся.

— Да, наверное, — Анька тоже улыбнулась. Этот парень вызывал у нее исключительно положительные эмоции, даже несмотря на то, что они знакомы всего лишь пару минут. Никита казался таким светлым человеком, что хотелось тоже зарядиться порцией этого «света».

— Слушай, у меня есть одна идея, — с азартом в глазах заявил Никита.

— Какая?

— Я немного играю на гитаре, и в одном небольшом кафе сегодня пройдет мой мини-концерт. Можешь прийти и сестру свою взять. Будет весело. Ничего особенного, но как для разнообразия пойдет.

— Даже не знаю, смогу ли я.

— Обещаю, что не пожалеешь. Я всех приглашаю, с кем хотя бы немного знаком, так что не переживай, я не какой-нибудь маньяк.

— Ладно, может быть, заглянем, а куда собственно приходить?

— У тебя есть ручка?

— Кажется, была в сумке, — Анька немного покопалась и всё-таки отыскала ручку. — Вот.

— Отлично, — Никита переложил все пакеты в одну руку и быстро написал на Анькиной ладони адрес и время. — Надеюсь, мы еще встретимся.

Буду рада оценкам/отзывам)))

Глава 11

— Знаю я этого Никиту, — заявила Кристина уже вечером, когда вернулась домой. — Вечно он волосы свои перекрашивает. Ему вообще делать нечего? А насчет моих вечеринок, то пусть завидует молча.

— Ну, так ты пойдешь со мной? — Аня надеялась, что совместный поход в кафе поможет ей хоть как-то наладить отношения с сестрой.

— Я уже сто лет не была на подобных вечерах в стенах простеньких кафе, — Крис скривилась, словно Анька предлагала ей съесть живого жука.

— Никогда не поздно вернуться к истокам.

— В большом городе не стоит водиться с простаками, нужно искать крупную рыбу, понимаешь? Иначе, какой толк тогда вообще ехать в мегаполис?

Подобные суждения начинали не только утомлять Аню, но и дико раздражать. Кристина во всем постоянно пыталась найти какую-то выгоду, и это нервировало больше всего. Ведь сама такая же простачка и смена места жительство этого никогда не изменит.

— Знаешь, я совсем перестала тебя понимать, — возмутилась Анька. — Был Стас богатый, перспективный, ты так бесилась из-за того, что я с ним пару раз встретилась. Видите ли, у него, таких как я, целая куча, хотя вся суть в том, что он тебе самой нравится. Разве нет? Стас не обращает на тебя внимания, а тебя это коробит. Теперь есть Никита. Обычный парень, который из вежливости пригласил на свой концерт. Такой вариант тоже никуда не годиться. Кристина может, ты наконец-то перестанешь считать чужие деньги и выискивать выгоду? Это обычный вечер, который не предполагает секс или завязывания романтических отношений.

— А ты слишком осмелела, как я вижу? — Крис скрестила руки на груди. — Чего ты вообще приперлась сюда? Я тебя к себе не звала. Приехала поступать? Так снимай себе комнату и проваливай. Я не собираюсь тебя слушать. Не хочешь внимать моим советам, твое право. А насчет Стаса, то ты целиком права. Да, он мне нравится и я убеждена, что ты ему дала. И видимо, это был настолько херовый секс, что Стас сбежал от тебя. А на что ты еще годишься? Такая же ущербная как и наш папаша.

Эта была точка. Волна гнева зародилась где-то в области живота и медленно поднялась к самому горлу, обжигая его. На глаза заблестели слезы, а этот гнев продолжал жечь и душить. Анька ничего не ответила, мыслей почему-то никаких не было. Существовал лишь один вопрос: почему? Почему Кристина так жестока к ней? Раньше ведь всё было иначе. Что поменялось? Или когда дело касается мужчины, то любые родственны связи, мгновенно превращаются в пыль? Так пусть заберет этого Стаса вместе с проклятым браслетом и всеми потрохами! Но ничего уже не станет как прежде, после первой ссоры всё изменилось, эта же лишь забила последний гвоздь в крышку гроба сестринских отношений. Этих слов Аня Кристине никогда не простит.

Разум от гнева и обиды словно бы помутнел. Анька забыла про вещи в своей комнате, сейчас они совершенно не имели значения. Схватив сумку, в которой были документы, немного денег и телефон, девушка пулей вылетала в прихожую, обулась и вышла на лестничную клетку. Сердце тяжелыми толчками стучало в груди, принося некоторую боль. Аня немного постояла у лифта, лихорадочно думая, что ей делать дальше. В один момент в голове, будто щелкнул какой-то тумблер и девушка решила, что пусть всё горит синим пламенем. Нажав кнопку вызова, Анька заправила волосы за уши и твердо решила идти на вечер.

К счастью, добраться до кофе оказалось проще, чем можно было предположить. Немного постояв у входа, Аня всё-таки зашла внутрь. Небольшое уютное помещение уже готовилось принять первых посетителей, среди которых была и Анька. Девушка села за первый попавшийся столик и судорожно потерла ладонями свое лицо. Эмоции всё еще находились на пике, и Аня испытывала острую потребность расслабиться. Тело била мелкая дрожь и хотелось поскорее переключиться на что-нибудь другое, только бы перестать думать о тех проблемах, что свалились Аньке на голову.

— Привет, ты всё-таки решилась прийти. А где сестра? — Никита опустилась на соседний стул.

— Привет, — девушка нервно облизнула пересохшие губы. — Кристина не смогла у нее возникли неотложные дела.

— Ясно, ничего страшного. Скоро соберутся все мои друзья и просто знакомые. Будет весело, они славные ребята.

— Хорошо, — Аня быстро закивала головой.

— Может, тебе принести что-нибудь из выпивки? Пиво? Вино?

В другой ситуации Анька бы непременно отказалась от алкоголя, но сейчас появилось внезапное желание выпить чего-нибудь покрепче и хоть на часок перестать перемалывать у себя в голове разговор с сестрой. Вообще Аня никогда ничего не пила, несколько раз Сашка покупал ей пиво с фруктовым вкусом, но особого фанатизма к выпивке она не испытывала. Но именно сейчас хотелось обо всем забыть и прекратить быть той благоразумной девушкой, которой Аньку видели все вокруг.

— Вино, пожалуй, подойдет.

— Окей, подожди несколько секунд, — Никита встал и направился в сторону бара.

Пока Аня ожидала возвращения своего нового знакомого, она решила проверить мобильный телефон. Не успела девушка разблокировать дисплей, как он загорелся, отображая номер и имя Стаса. Внутри всё задрожало от гнева. Если бы не этот проклятый Стас Анька не поссорилась с сестрой! Сбросив вызов, девушка отложила телефон.

— А вот и вино, — объявил Никита, ставя на стол бокал.

— Спасибо.

— Давай выпьем за наше неожиданное знакомство, — парень поднял вверх свою большую стеклянную чашку с пивом.

— За знакомство, — поддержала Аня и чокнулась своим бокалом.

— Мне нужно идти готовиться к выступлению, — отпив немного, заявил Никита.

— Да, конечно.

— Не скучай.

Аня по глупости за раз выпила почти весь бокал вина. Тепло разлилось по телу и через несколько минут ударило прямо по вискам. Не стоило пить на голодный желудок. Впрочем, какая уже разница? Это последнее о чем сейчас стоит переживать.

Перед глазами всё качнулась, а тепло медленно перекочевало в область головы и начало немного тошнить. На спине выступил холодный пот. Анька содрогнулась и где-то отдаленно услышала назойливый звонок своего телефона. Глянув на экран, девушка вновь увидела имя Стаса. Вначале Аня хотела сбросить вызов, но в последний момент всё же подняла трубку.

— Да?

— Почему ты сбрасываешь меня? — тон суровый.

— Потому что, не хочу с тобой разговаривать. Разве не понятно?

— Что за тон? — голос Стаса сел окончательно, что свидетельствовало о крайней степени злости.

— Другого ты не заслужил, — прошипела Аня. — Из-за тебя у меня одни проблемы! Так что перестань всё усугублять! Мы решили закончить наше общение, так давай сделаем это! — девушка сбросила вызов и допила остатки вина.

Конечно, Анька понимала, что вины Стаса в ее бедах совершенно нет. Никто не виноват в том, что большой город испортил Кристину. Просто гнев, который скопился и не вышел наружу, когда это было уместно, взорвался именно сейчас. Стало даже как-то жаль себя… Нет… Не жаль, а противно оттого, что Аня ничего не могла поделать со всем этим. Теперь ей только и оставалось, что сидеть в этом кафе среди незнакомых людей.

В висках всё еще тяжелыми толчками стучала кровь, а обманчивое ощущение, что в помещении слишком жарко — никуда не исчезло. Резко захотелось прилечь и вздремнуть хоть пару часиков. Но Анька не могла себе этого позволить. Встав из-за стола, она к удивлению быстро отыскала уборную, где никого не было.

Холодная вода из-под крана быстро привела в чувства, но голова всё еще находилась, будто в тумане. Наверное, именно поэтому Аня и не любила пить, она быстро пьянела даже от нескольких глотков пива и все с нее из-за этого смеялись. А вино будет покрепче пива, вот и неудивительно, что Анька себя так плохо чувствовала.

Склонившись над раковиной, девушка закрыла глаза и тяжело вздохнула. Хочется домой к маме, а не находиться здесь. Кто знал, что всё сложится именно таким образом? Куда идти? Что делать?

Когда Аня вернулась на свое место, в кафе уже собралось приличное количество людей. Все оживленно разговаривали между собой и смеялись, предвкушая начало небольшого концерта. Среди всех этих гостей Анька ощущала себя чужой, случайной прохожей и не более того. Идея прийти сюда теперь выглядела бредовой.

Вскоре на сцене с гитарой в руках появился Никита. Все зааплодировали ему и даже были слышны свисты. Почему-то Аня ожидала услышать от своего знакомого песни в стиле тяжелого рока или чего-то подобного. Его покрашенные волосы, пробитая бровь и небрежная одежда никак не располагали к лирическому настроению. Но Никита удивил. Усевшись на высокий барный табурет, он настроил гитару, затем микрофон и начал петь. Это была авторская песня с приятной музыкой и красивыми словами, что говорили о любви. Спокойный голос, который прекрасно справлялся с высокими нотами, отлично успокаивал. Именного этого Ане сейчас так не хватало. После нескольких авторских песен Никита спел популярную песню не менее популярной группы «Hurts». Все гости пришли в дикий восторг, в том числе и сама Анька. Было приятно осознавать, что в мире есть такие талантливые люди. Они вдохновляли и, несомненно, восхищали.

Внезапно среди танцующей толпы скользнула черная тень, которая привлекла внимание Ани. Эта тень стремительно подбиралась к ней, минуя метр за метром. Стало как-то не по себе, и жар резко отхлынул от щек. Вскоре в этой «тени» девушка узнала Стаса. Он встретился с ней взглядом, и Анька поняла, что Стас находится в ярости.

Импульс, что нес за собой страх, который засел глубоко в сознании, призывал к немедленному побегу. Девушка даже встала из-за своего столика, но уйти незамеченной ей всё-таки не удалось. Стас крепко ухватил Аню за руку и рывком притянул к себе. В тусклом свете кафе его глаза выглядели скорей серыми, нежели голубыми. Хотелось надеяться, что вся суть таилась исключительно в лампочках, а не в гневе.

— Думала, что я тебя не найду? — зловеще прошептал Аньке на ухо Стас.

Девушка в испуге застыла на месте. Все мысли смешались воедино, и она даже на секунду не задумалась о том, а как ее вообще нашли?

— Я был добр к тебе, и чем ты мне отплачиваешь? Хамством? — голос звучал всё так же угрожающие.

Аня смотрела на искаженное злостью лицо Стаса с широко распахнутыми глазами. Казалось, что кровь в висках застучала еще сильней, чем прежде.

— Мне жаль, — тихо проговорила девушка. — Я не должна была всего этого говорить тебе.

— Но ты сказала, — хватка Стаса не ослабевала ни на секунду. И почему он здесь? Неужели Анькины слова его хоть немного задели? Чушь! Этого просто быть не могло. Не с этим человеком так точно.

— Сказала, — Аня виновато опустила голову вниз, и всё перед глазами резко поплыло и замигало, как в экране старого телевизора. — Что-то мне нехорошо, — прежде, чем последовала какая-то реакция со стороны Стаса, девушка упала в обморок. Похоже, бокал вина сегодня оказался лишним.

Буду рада любой вашей поддержки)) Мне всегда важно знать ваше мнение)))

Глава 12

Голова болела так, что хотелось просто умереть. Она, будто раскалывалась на части, а мозги кипели и жарились одновременно, словно кусок мяса на плите. Жажда мучала, как и этот проклятый плед, в котором Аня запуталась, точно бабочка в паутине. Никогда прежде она не чувствовала себя так паршиво как сейчас. В данную минуту ничего не имело значения, кроме назойливой мысли о стакане прохладной воды.

Обрывки неясного сна рассеялись, и Анька окончательно пришла в себя. Открыв глаза, первое, о чем она подумала так это о квартире Кристины. Аня лежит в своей кровати, а сестра непременно куда-то уже ушла или еще не пришла с очередной вечеринки. Всё будет как всегда: душ, завтрак и невыносимое ожидание ответов из университета. Но осмотревшись по сторонам, девушка отчетливо поняла, что находится не в гостях у Крис. Резкий подъем заставляет «ойкнуть» и лечь обратно. Головная боль на миг заслепила глаза, но постепенно зрение всё-таки вернулось.

Большая спальня в черно-белых тонах и с высоким зеркальным потолком ничем не напоминала ту комнату, в которой последнее время жила Анька. Тревога затрепыхалась в груди, усиливая боль в висках и затылке. Постепенно память начал проясняться и через некоторое время события минувшего вечера возникли у Ани перед глазами. Бокал вина буквально снес ее с ног. Хотя это и неудивительно, впить на голодный желудок — не самая адекватная идея, особенно для человека, который почти не употребляет алкоголь.

Тень… Нет… Правильней сказать фигура. Фигура Стаса, которая в сознании Аньки была сродни огромной грозовой тучи. Наверное, если бы не внезапная потеря сознания, то девушка увидела бы молнии, летящие из глаз Стаса. Он был зол, этот факт Аня хорошенько запомнила. Правда, почему он был таким — неизвестно.

Мощное желание выпить воды вновь дало о себе знать. Повернув голову вправо, девушка заметила на черной прикроватной тумбочке запотевший от холодной воды прозрачный стакан. Анька уже ощущала на своих губах заветную влагу. Несколько больших глотков и стакан пуст. Прохлада пронеслась по всему телу и сосредоточилась в животе. Стало легче.

Выпутавшись из пледа, Аня глубоко вздохнула. Зачем вообще летом укутывать человека в плед? Но поиск ответа был прерван, когда девушка обнаружила на себе лишь нижнее белье. Даже с головной болью Анька прекрасно понимала, кто ее сюда привез и КТО ее раздел. Возмущение смешалось с непреодолимым чувством стыда. В таком виде ее видел только Сашка и то, когда в комнате был выключен свет.

Было даже страшно подумать, как всё это выглядело со стороны. Пьяная девица, которая не в состоянии даже раздеться и самостоятельно лечь в постель. Это было просто ужасно! Сев на кровати, Аня снова осмотрелась по сторонам в поисках своей одежды, но ее как назло нигде не было видно. Шанс поскорее покинуть это место и не встретиться со Стасом растаял просто на глазах.

Внезапно дверь в комнату открылась, и на пороге появился сам Стас. Анька быстро укуталась в плед, чтобы окончательно не сгореть от стыда. Стас, одетый в черные брюки и расстегнутую белую рубашку, подошел к тумбочке и поставил на нее небольшой поднос с зеленым чаем, бутербродом и парой таблеток обезболивающего. Аня внимательно наблюдала за каждым движением мужчины, при этом абсолютно не двигаясь. Она не знала, что ей делать и как себя вести.

— Поешь, тебе сейчас принесут вещи, через пятнадцать минут я отвезу тебя домой, — заявил Стас, собираясь уже покинуть комнату.

— Подожди, — тихо произнесла Анька.

Стас остановился в дверном проеме, но не спешил оборачиваться.

— Еще что-то? — тон суров, как и вчера.

— Я хотела извиниться за свое поведение.

— Это не имеет значения, — Стас шагнул за порог.

— Что происходит? — с долей паники в голосе спросила Аня. — Сначала ты говоришь о том, чтобы мы больше не виделись, затем через пару дней просто обрываешь мой телефон. А потом появляешься в кафе, и я уже просыпаюсь у тебя дома. У меня страшно болит голова и я сейчас не способна что-нибудь анализировать. В чем проблема?

Стас медленно обернулся и привалился одним плечом к дверному косяку. Из-под расстегнутой рубашки отчетливо проступали очертания грудных мышц, но взгляд Аньки задержался на них лишь на секунду, затем он поднялся выше и встретился с голубыми непроницаемыми глазами.

— Проблема в том, — совершенно спокойно начал Стас, — что ты ведешь себя как маленький глупый ребенок. И раз уж твоей сестрице плевать мне приходиться самостоятельно направлять тебя.

— Я давно уже не ребенок, — со всей решительностью и возмущением заявила Аня. — Не нужно меня направлять и врываться в мою жизнь так, будто это что-то само собой разумеющееся.

— Да что ты? — брови Стаса встретились на переносице. — А я так не считаю, учитывая тот факт, что ты напилась в хламину и не держалась на ногах. Едва ли это говорит о том, что ты взрослая.

— Знаешь что, — Анька немного привстала. — Не твое дело: пью я или нет, понятно? Я сама разберусь со своими проблемами.

— Отлично, я отвезу тебя домой и перестану надоедать. Но впредь запомни, — Стас подошел к постели и, склонившись над Аней, точно настоящая скала, прошипел: — Не знакомься со всеми подряд, это может плохо закончиться. И никто. Слышишь меня? Никто бы не узнал, где ты и что с тобой. Так что поблагодари меня и моих людей, которых ты, к слову, считаешь уголовниками за проделанную работу.

— Работу? — перепросила Анька и непонимающе посмотрела на Стаса. — Ты следил за мной что ли?

— Ради твоего же блага, — нехотя ответил мужчина и выпрямился.

— Зачем ты это сделал? — Аня стала на кровать, чтобы быть наравне с лицом Стаса. — Ты что маньяк?

Он рассмеялся, и девушка почувствовала себя ужасно глупо. Сколько бы она не твердила о том, что уже не ребенок, а этот мужчина всё равно будет убежден в обратном.

— Интересное предположение, — произнес Стас, успокоившись. — Может быть, в определенной степени это и так. Но в любом случае ты должна благодарить меня за это.

— Я тебе ничего не должна, — возмущению Аньки просто не было предела.

Поднесённое настроение Стаса мгновенно улетучилось, уступая место прежней собранности.

— А я тебя недооценил, твои коготки намного больше, чем можно подумать.

— Да, я умею за себя постоять, — Аня гордо вскинула подбородок, ложно надеясь, что всё-таки сумела взять над Стасом верх.

— Пусть так, мне всё равно. Я отвезу тебя к сестре и стой за себя сколько угодно.

— Лучше отвези меня на вокзал, — прежняя уверенность растаяла буквально на глазах. Анька плотнее кутаясь в плед, будто защищаясь от чего-то, села и притянула колени к груди. Небольшая перепалка со Стасом была пустяком в сравнении с теми словами, которые сказала Кристина.

Стас был зол из-за того, что его пыталась строить какая-то малявка. Он и сам не понимал, почему приказал своему человеку следить за ней. Наверное, хотел помочь или защитить. Не имеет значения. Бесило то, что Аня не оценила должным образом его заботу. Стас боролся с двумя страстями: трахнуть эту маленькую дрянь с немного кукольной внешностью и отвесить ей хорошую оплеуху, чтобы она перестала важничать и с вызовом смотреть на него. Но когда Аня села и потупила взгляд, сжавшись, точно маленький комок, Стасу отчаянно захотелось узнать, в чем причина таких резких перемен.

— Что уже произошло? — спокойно спросил он, присаживаясь рядом.

— Ничего, я просто хочу домой, — тихо ответила Анька, отвернувшись.

— У меня нет времени вытягивать из тебя каждое слово, — раздраженно произнес Стас. — Просто скажи, что вы уже не поделили?

— Мы поссорились, сильно и теперь мне некуда идти. Кристина уже не та, кем была раньше, — голос Ани дрогнул. — Столько всего было сказано, такое не забудется.

— И что же она сказала? — Стас нахмурился.

— Кристина уверена, что я сплю с тобой, раз ты даришь мне подарки и помогаешь. Назвала ущербной и сравнила меня с нашим отцом. Это было больно слушать. Я ушла, даже вещи не забрала.

— Поэтому ты и очутилась в той забегаловке?

— Меня Никита пригласил, хотелось развеяться. Если что, то я не пью, я вообще плохо переношу алкоголь, один бокал ужасно на меня подействовал. Зачем я вообще его заказала? Дура.

— Зачем ты сейчас оправдываешься передо мной? — Стас взял Аньку за подбородок и заглянул ей прямо в глаза.

— Не хочу, чтобы ты думал обо мне плохо, — в смущении ответила она.

В комнате образовалась тишина, Стас не отпускал Аню, смотрел на нее, будто изучая. Воздух вокруг словно начал заряжаться какой-то невидимой, но очень сильной энергией. Анька даже почувствовала, как по ее коже прошлись мурашки. Внезапно зазвонил телефон, и мимолётная магия рассеялась в паутине будних дней.

— Да, — отрывисто ответил Стас, вставая с кровати и подходя к окну. — Скоро буду. Мне уже пора, — обратился он к Ане, сбрасывая вызов.

— Что мне делать? — взволновано спросила она.

— Ничего, отдыхай, я приеду, и мы всё обсудим, — Стас спешно вышел из спальни с твердым намерением перед деловой встречей заглянуть к Кристине.

* * *
Крис нежилась в пенной ванне, неторопливо попивая бокал красного вина. После водных процедур девушка планировала позвонить младшей сестре, чтобы та забрала свои вещи из ее квартиры. Кристина всё еще не могла успокоиться из-за того, что такой богатый и влиятельный человек, как Стас обратил внимание именно на Аньку.

Столько времени, столько потраченных сил и всё зря. Быстриц абсолютно не замечал Кристину. Конечно, это ее раздражало, особенно, когда в агентстве тебе нет равных, а тут на лопатки уложила собственная сестра. Самые лучшие клиенты всегда доставались именно Крис, и это быстро избаловало ее. Уверенность в том, что теперь любой мужчина может валяться у ее ног, достигла немыслимых приделов. И что теперь? Репутация коту под хвост лишь из-за одного Стаса? Нет уж, Кристина не собиралась отступаться, тем более, когда есть ради чего стараться.

Внезапно кто-то несколько раз постучал во входную дверь. Стук оказался настолько громким, что его трудно было не услышать, даже из ванной комнаты. Быстро завернувшись в большое мягкое полотенце, Кристина на цыпочках прошла в прихожую.

— Открывай, я знаю, что ты дома, — прозвучал сердитый голос Стаса.

Крис наспех спустила чуть вниз полотенце, чтобы было лучше видно округлости ее груди, и неторопливо открыла дверь.

— Привет, — широко улыбаясь, произнесла она.

— Ты мне тут не скалься, — Стас бесцеремонно зашел в квартиру.

— Кто-то сегодня не в настроении? — с разочарованием в голосе спросила Кристина.

— Где вещи сестры? — спросил Стас, игнорируя вопрос.

— Вот, — девушка небрежно махнула рукой в сторону чемодана, что стоял в углу прихожей. — Сама всё собрала.

— Плевать, — Быстриц взял чемодан и направился к входу.

— Ты вот так просто уйдешь? — в удивлении спросила Крис.

Стас повернулся к ней и посмотрел с высоты своего роста. Что он мог сказать этой шлюхе? Кристина ведь действительно была шлюхой, обычная продажная проститутка, которая любит спать за деньги и неважно, кто ее клиент, лишь бы у него был толстый кошелек.

— Если будешь маячить у меня перед глазами, мои люди вывезут тебя за город, — устрашающе-спокойным голосом заявил Стас и спешно покинул квартиру.

На протяжении всего дня, посещая встречу за встречей, он не мог понять, зачем ввязался во всё это? Неужели Аня стоила того, чтобы впрягаться за нее? По сути, шансы пятьдесят на пятьдесят и исход может быть любым. Возможно, в постели Анька окажется никакой или откажется от тех условий, которые Стасу не терпится ей выдвинуть. Тогда все его действия будут напрасными. Но с другой стороны, мужчина почему-то испытывал абсолютную уверенность в том, что попал в самую цель.

В лавировании между собственными противоречиями Быстриц провел весь свой рабочий день. Когда вечером он уже ехал домой, то испытывал невероятное желание поскорее приехать. Давно у него такого не было. Раньше дома никто не ждал, а сейчас там обитает объект его сексуального желания. Поразительно как всё может кардинально поменяться в одну секунду!

Отпустив водителя, Стас поднялся в свою квартиру. Его встретили тишина с темнотой, на миг закралась мысль о том, что Анька сбежала. Но когда из гостиной донеслись сдавленные всхлипы, данная догадка перестала иметь право на существование.

Аня сидела на полу гостиной в полной темноте. Стас зажег свет и непонимающе посмотрел на свою гостью. Что могло уже приключиться в его отсутствие?

— Я тут вещи твои привез, — тихо заявил мужчина, ставя чемодан.

— Угу, — отозвалась Анька.

Слезы уже начали знатно нервировать Стаса. Он никогда не любил женские истерики, от них только одни проблемы и вымотанные нервы.

— Почему ты плачешь? — спросил Быстриц, расстёгивая пиджак и устало опускаясь в кресло.

— Я… Я завалила экзамен, меня не берут в университет, — осипшим от слез голосом ответила Аня.

Настроение Стаса резко улучшилось, сама судьба толкала это невинное дитя в его порочные объятия. План дальнейших действий созрел практически сразу.

Буду благодарна за поддержку))

Глава 13

Аня не могла поверить в то, что ее не приняли в университет. Да, она прекрасно понимала, что написала свое эссе не так хорошо, как бы ей того хотелось. Но чтобы не пройти… Об этом девушка как-то даже не думала. Единственный шанс закрепиться здесь рухнул прямо на глазах. А может это знак? Бесконечные ссоры с Кристиной, неудачный экзамен. Может Аньке просто не место в этом городе? Комок подступил к самому горлу, сдавил его и заставил заплакать. Девушка чувствовала себя настоящими ничтожеством. Видимо, она действительно ни на что не способна как и их отец. Значит, Крис была права, заявляя об этом.

Послышался стук входной двери и через несколько секунд в гостиной загорелся свет. Стас пришел.

— Я тут вещи твои привез, — заявляет он, но Ани совершенно на это всё равно. Есть вещи, нет их, они ситуации всё равно не исправят.

— Угу, — ответила девушка.

— Почему ты плачешь? — следует вполне логический вопрос.

— Я… Я завалила экзамен, меня не берут в университет, — ответила Анька, чувствуя как от слез у нее начинает болеть голова.

— Что? Как? — возмущенно интересуется Стас, поддавшись чуть вперед.

— Позвонили недавно, сказали, что я не принята, вот и всё, — шмыгнув носом, объяснила девушка.

— Вот же уроды, — Быстриц поднялся на ноги и принялся расхаживать по гостиной с таким выражением лица, будто этого его не приняли в университет. — Значит безмозглые деточки богатеньких мамочек и папочек достаточно хороши, чтобы учиться, а ты нет. Это же уму непостижимо! — активно размахивая руками, причитал Стас.

Аня немного успокоилась и теперь непонимающим взглядом наблюдала за единственным человеком в этом городе, который не оставил ее в беде. Он так переживал за нее, будто они уже давно знакомы и им не всё равно на проблемы друг друга.

— Продажные сволочи, — никак не унимался Стас.

— Вообще-то я и сама знала, что моя работа далека от идеальной, — тихо заявила Анька.

— Послушай, — Быстриц подошел к девушке и опустился перед ней на корточки. — Я больше чем уверен, что твоя работа намного лучше тех, кто заплатил за свое место в университете.

— С чего ты это взял? Ты ведь даже не знаешь, как я училась.

— Уверен, что хорошо, — твердо ответил Стас.

— Да, так и есть, — Анька опустила голову вниз и тяжело вздохнула. — Мне нужно возвращаться домой.

— Не нужно никуда возвращаться.

— Почему? — девушка окончательно перестала что-либо понимать.

— Ответь мне честно, — Стас заглянул Ани прямо в глаза. — Ты хочешь учиться?

— Конечно, хочу, ведь ради этого я сюда и приехала.

— Хорошо, тогда я всё устрою, и уже осенью ты сможешь смело назвать себя студенткой.

— Но…

— Никаких «но», Аннушка. Ты хорошая девушка и я хочу бескорыстно тебе помочь. Позволь мне это сделать.

Анька была растеряна и надеялась на то, что интуиция ей подскажет правильное решение. Глядя в эти голубые глаза, в которых так отчетливо отражается переживание, трудно было не поверить в искренность слов Стаса. Но с другой стороны доля сомнения никак не желала замолкать. Почему этот человек решил помочь Ане? Просто так? Но ничего просто так в этом мире не бывает.

Если девушка откажется от предложенной помощи и вернется домой, то какая жизнь ее там ждет? Без образования мало куда можно будет утроиться, разве что продавцом на рынке и это еще не факт. Любые надежды на светлое будущее останутся в этом городе. Анька не хотела для себя такой участи. Она всегда верила в то, что способна на нечто большее и плохо написанный экзамен не должен был пошатнуть этой уверенности. В конце концов, девушка решила не отказываться от предложенной помощи. Потом, когда всё уладиться, она найдет подработку и понемногу начнет закрепляться на новом месте. А после учебы уже будет видно, в каком направлении стоит двигаться дальше.

— Хорошо, — произнесла Аня, когда окончательно смогла успокоиться.

— Вот и замечательно, — Стас заулыбался, и было в этой улыбке что-то коварное. Девушка спешно отогнала от себя мысль о коварстве, опасаясь, что такими темпами превратится в человека-параноика. — Знаешь, я сегодня еще нормально не обедал, а уже вечер. Может быть, ты составишь мне компанию? Хотя о чем это я спрашиваю? Ты наверняка ничего не ела. Я прав?

Анька ничего не ответила, лишь положительно закивала головой.

— И почему же? В холодильнике полно еды.

— Я постеснялась, — тихо ответила девушка, вставая с пола.

— Стеснение нам здесь совсем не к чему. Идем со мной, я кое-что тебе покажу.

Аня уселась на барный табурет и наблюдала за тем, как Стас сначала вымыл руки, а потом поверх рубашки и брюк надел обычный фартук темно-синего цвета.

— Ты готовила когда-нибудь? — спросил Быстриц, ловким движением натачивая нож.

— Конечно, преимущественно дома готовлю только я. Супы, каши иногда блины делаю, всё как у всех.

— Отлично. Я не сильно люблю готовку, но моя мать шеф-повар и я у нее позаимствовал несколько рецептов, которые навечно пленили мое сердце.

— Ты сам готовишь? — удивленно спросила Анька.

— Иногда, а что? — Стас открыл холодильник.

— Я думала, что успешным людям готовят личные повара.

— Нет, не выношу посторонних людей на своей кухне. У меня есть только горничная, которая приходит два раза в неделю. Не люблю большое скопление людей в своем доме. Обычно я питаюсь либо в ресторане, либо у матери.

— Ясно.

— Как насчет жаренной свиной отбивной? — Стас поставил на стол небольшой противень с двумя свежими кусками мяса.

Сейчас Аня была готова съесть всё, что угодно. Когда голова прояснилась после вчерашнего вина, девушка жутко хотела что-нибудь поесть. Но она постеснялась заглянуть в чужой холодильник, а потом уже было совсем не до еды.

— Я только «за», — охотно ответила Анька.

— Прекрасно. Учти ты первая, с кем я поделюсь этим рецептом, может быть, потом ты его захочешь повторить, — заявил Стас, ставя на включенную плиту сковороду.

— Для меня это честь, — девушка заулыбалась.

Быстриц выглядел на кухне достаточно уверенно, будто он всю жизнь посвятил исключительно готовке. Прежде Анька никогда не видела, чтобы мужчина готовил, обычно такое происходит только по телевизору.

Стас быстро нарезал полосками свежий сладкий перец. Приятный аромат овоща тут же собой зарядил воздух. За перцем последовал красный лук. Аня завороженно наблюдала за каждым движением Стаса, будто маленький ребенок, который ожидает от фокусника настоящего чуда.

Налив в сковороду оливкового масла, Быстриц бросил овощи на огонь. Приятное шипение лишь усилило чувство голода.

— Иди сюда, — подозвал Стас свою гостью.

Анька торопливо подошла к плите. Ароматы вокруг стали еще более насыщенными и уже не было сил ждать ужина.

— Смотри, — Быстриц добавил в овощи соль, перец и немного сахара. — Видишь, как всё начинает блестеть? Это благодаря сахару. Сейчас еще добавлю пару капель винного уксуса для цвета.

Аня смотрела на происходящее и не верила в то, что готовка может быть такой увлекательной и красивой. Девушка не привыкла к изыскам в еде и наблюдала за ними только в кулинарных шоу. Казалось бы, такое простое дело — приготовить ужин, а столько впечатлений.

Выключив огонь, Стас быстро нарезал немного шпината и добавил в сковороду. Анька вернулась на свое прежнее место, где ей было лучше всего наблюдать за процессом.

После овощей Быстриц занялся отбивными. Ничего необычного, та же соль, тот же черный перец. Несколько минут на раскаленной сковороде в компании чеснока тимьяна и блюдо уже было готово.

— Прошу за стол, — пригласил Стас, снимая фартук.

Перед Аней стояла большая тарелка с не менее большой отбивной и горкой поджаренного перца и лука, что пахли просто восхитительным образом. Слюнки тут же заполнили рот, и хотелось сейчас приняться за ужин.

— Думаю, теперь мы можем познакомиться гораздо ближе, — Стас налил в стаканы апельсиновый сок и улыбнулся Аньке таинственной улыбкой.

— И что ты хочешь знать обо мне? — спросила девушка, с аппетитом поглощая свой ужин.

— Что-угодно, — кратко ответил Быстриц.

— Даже не знаю, — Аня немного задумалась. — У меня обычная жизнь, в которой нет чего-то такого, о чем было бы интересно поговорить. Родители давно в разводе. Кристина уже несколько лет живет здесь, а я только сейчас смогла поехать поступать в университет и то провалила экзамен, — тяжелый вздох. — Пожалуй, на этом всё. А что насчет тебя? — Анька вопросительно посмотрела на Стаса.

— В чем-то мы с тобой похожи, — спокойно ответил мужчина. — Наши с Борей родители тоже развелись. Борька плохо помнит этот период, мелкий еще был. Мать воспитывала нас всю жизнь одна. Конечно, мы не бедствовали, но напряжение в доме долго витало. Потом я начал взрослеть, меня стали интересовать девушки и всё как-то забылось. Теперь я владею крупным бизнесом, Боря тоже не за бортом. Правда, наш папенька объявился, когда узнал, что дела идут в гору, — Стас заулыбался, будто вспомнил какую-то шутку. — Но я его вежливо попросил не донимать нас.

— Как-то всё уж слишком грустно, — подытожила Аня.

— Да нет, даже наоборот. Я вполне доволен своей жизнью.

— Иногда мне дико тоскливо из-за того, что мой отец не интересуется мной, — вдруг заявила Анька, отложив вилку. — Я знаю, что у него с мамой полное непонимание, но я никак не могла взять в толк, причем здесь дети? Было больно и обидно видеть, что у моих сверстников полная семья, а у нас с Кристиной нет. Потом мне пришлось взять себя в руки и забыть об обиде и боли. Правда, я всё еще не могу спокойно об этом говорить, — Анька отвела взгляд полный слез в сторону. И почему она так разоткровенничалась? Едва ли Стасу интересно об этом слушать.

— Всё в порядке, — он подсел ближе и в нос тут же ударил приятный аромат мужского одеколона. — Я понимаю твои чувства, они вполне нормальные, — Стас аккуратно заправил прядь Аниных волос за ухо.

— Знаю, — девушка глубоко вздохнула и поборола внезапно возникшие слезы. — Просто хочется перестать переживать эту ситуацию, ведь уже прошло столько времени, но у меня не получается.

— Не нужно пытаться от чего-то избавиться, всё пройдет тогда, когда наступит нужный час, — Стас медленно наклонился к Ане, провел большим пальцем по ее подбородку, а затем поцеловал.

Анька замерла на месте, сжав руки в кулаки. Ей не то, чтобы было неприятно, даже наоборот, Стас целовался намного лучше Сашки. Просто… Просто было дико страшно. Не хотелось привязываться, питать себя ложными надеждами, как это уже было однажды. На данный момент Аня к Стасу испытывала невероятное чувство благодарности, и ей не хотелось, чтобы что-то начало меняться.

Быстриц углубил свой поцелуй и позволил себе коснуться Анькиной груди. Его большая ладонь полностью обхватила ее. Язык настойчиво вторгался в чужое пространство, демонстрируя здесь лишь одного хозяина. Дыхание стало частым и тяжелым, а объятия уж слишком откровенными. Стас крепко прижал к себе хрупкое тело Ани, будто бы пытаясь ее вдавить в себя. Такой напор сильно испугал.

— Стой, не нужно, — девушка с трудом смогла остановить Стаса. — Я не хочу.

Он смотрел на ее раскрасневшееся лицо, припухшие губы и едва мог владеть собой. Быстриц хотел Аню, прямо здесь, прямо на этом чертовом столе. Но еще слишком рано. Необходимо дождаться того момента, когда у Ани не будет путей для отступления.

Буду благодарна за поддержку)

Глава 14

На следующий день Анька проснулась со смутным чувством внутри. Стоило ли ей принять помощь от Стаса? Этот вопрос девушку почему-то мучал, особенно сильно после того, как Быстриц полез целоваться. Он не то что бы был нахалом, по сути, Стас остановился тогда, когда Аня его об этом попросила. Было бы у него на уме что-то плохое, никакие бы уговоры не вынудили этого человека отступиться. Подобный довод немного успокаивал, но душа всё равно была не на месте. К тому же теперь уже идти на попятную поздно.

Анька встал с кровати, и подошла к большому окну, откуда открывался чудесный вид на набережную. В спокойных речных водах отображалось ясное небо и солнечные лучи. Девушка наблюдала за баржами, что медленно куда-то плыли с песком на борту. Почему-то эта картина очень увлекла Аню, хотя ничего особенного в баржах не было.

— Уже отправили, — раздался у самого уха довольный голос Стаса.

Девушка от испуга отскочила в сторону, растерянно глядя на незваного гостя.

— Извини, не хотел напугать.

— Всё в порядке, — тихо ответила Анька, переводя дух. — Это твои корабли? — после недолгой паузы спросила она.

— Мои, — гордо ответил Стас. — Только час назад говорил, чтобы пустили несколько тонн песка и вот уже виден результат.

— Должно быть, удобно наблюдать за работой и при этом, не пересекать порог собственного дома, — рассуждала вслух Аня, продолжая свои наблюдения за баржами.

— А по-твоему, зачем я купил здесь квартиру? — усмехнулся Стас. — Ладно, не будем о работе, она и так в печёнках сидит, я уже приготовил завтрак и жду только тебя.

— Спасибо, я сейчас приду.

Стоя перед овальным зеркалом в ванной комнате, Анька пыталась успокоить свое быстро бьющееся сердце. И почему она нервничает? Стас, будучи радушным хозяином, предоставил ей отдельную спальню и ванную. Ничего не просит взамен, даже завтрак приготовил. Может быть, Аня действительно что-то для него значит? Захотел бы затянуть в постель, точно бы не стал так долго обхаживать. Щеки резко залились румянцем. Сашка, например, никогда так об Ане не заботился, хотя утверждал, что любит. А Стас ничего не утверждает, он просто берет и делает. Разве поступки не должны говорить всё за человека?

— Слишком много мыслей, — вдруг проговорила сама себе Анька и принялась умываться.

На столе стояло столько разных блюд, что такой пир трудно было назвать обычным завтраком. Гренки, блины, салат, рыбная нарезка, сладости и большая чашка свежезаваренного зеленого чая. Аня привыкла питаться скромно, поэтому сейчас она чувствовала себя жутко неловко. Нахлебница, не иначе.

Стас сидел во главе стола и проверял электронную почту, параллельно делая глотки черного крепкого кофе. Идеально выглаженная белая рубашка, сосредоточенный взгляд, уверенные движения. Кажется, этот человек родился для того, чтобы быть успешным.

Анька тихо села, сделала глоток восхитительного чая и продолжила свои наблюдения. У нее сложилось такое впечатление, будто она только сейчас сумела по-настоящему разглядеть Стаса. В первую их встречу девушка думала, что этот нахал обычный засранец, который думает, что мир крутиться исключительно вокруг его персоны. С таким человеком не хотелось бы когда-то еще встретиться. Но потом это первое впечатление начало рассеваться и теперь Аня видела перед собой совершенно другого человека.

— Я уже обо всём договорился, — внезапно заявил Стас, быстро что-то набирая на клавиатуре. — Сегодня ты напишешь повторно свой экзамен и полагаю, что сегодня же мы узнаем результаты.

— Когда ты это успел? — Анька была положительно удивлена.

— Знаешь, управление крупным бизнесом приучило меня к тому, что везде и обо всем нужно договаривается сразу. Я еще вчера вечером всё устроил.

— Но как тебе это удалось? — Аня во всех глаза смотрела на Стаса.

— Пусть тебя это не будет волновать, — он глянул на нее, улыбнулся и снова перевел свой взгляд на экран ноутбука.

Радости не было границ. Теперь Анька уж точно не допустит прежних ошибок и сдаст экзамен на высший балл. Настроение резко стало поднесенным, и она с аппетитом принялась завтракать.

— Спасибо тебе больше, ты столько для меня всего сделал, — девушка была готова расцеловать Стаса, ведь, по сути, он спас ее от полного провала.

— Для меня это пустяк, — беззаботно ответил мужчина, уже воображая у себя в голове, каким именно способом Аня будет его благодарить. В штанах мгновенно стало тесно и с этим что-то нужно делать. В последнее время Стас и так не нарочно начал заниматься целибатом. — Мне нужно отлучиться на час, — заявил мужчина, закрывая свой ноутбук. — Потом я приеду, и мы отправимся в университет, хорошо?

— Конечно, я пока успею немного подготовиться.

* * *
— Ты можешь хоть изредка быть нежным? — недовольным тоном спросила женщина, рассматривая багровые отметины на своей шее, плечах и запястьях.

— Ты прекрасно знаешь ответ, но всё равно каждый раз спрашиваешь меня об этом, — Стас спешно застегнул свою рубашку и взял пиджак, что лежал на подлокотнике мягкого кресла.

— Тогда не нарушай традицию и ответь, — женщина накинула легкий шелковый халат.

— Нет, нет и миллион раз нет. Я не умею и не хочу быть в постели нежным, — Быстриц взял с журнального столика стакан с виски и сделал несколько небольших глотков.

— Какая же ты сволочь, — в голосе ни намека на гнев.

— Вик, я и так это знаю, — Стас нагло улыбается.

— И почему я тебя всё еще терплю? — Виктория подошла к зеркалу и завязала свои пышные светлые волосы в симпатичный пучок.

— Ну, мы с тобой партнёры по бизнесу, ты не замужем, я не женат, мы умеем отлично выпускать пар вместе, пожалуй на этом всё.

— Я думала, ты будешь бегать выпускать пар в свои любимые БДСМ-клубы, — Вика опустилась в кресло и закинула ногу на ногу.

— Времени сейчас на них нет, — ответил Стас, надевая пиджак.

— Кого-то себе нашел? — женщина рассматривала свой недавно сделанный маникюр.

— С чего ты это взяла?

— Быстриц, не строй из себя дурака, мы давно друг с другом знакомы, — Вика подняла свои зеленные глаза на мужчину.

— Есть одна, неплохой материал, — Стас сел рядом с подругой.

— И кто же эта счастливица?

— Она не из этого города. Молоденькая провинциалка с чистой душой и наивными мечтами в светлое будущее.

— Измельчал ты, однако, — Вика заулыбалась.

— Нет, эта девушка способна на большее, чем все эти разбалованные куклы.

— Поосторожнее на поворотах, — женщина локтем ткнула в бок Стаса.

— К тебе это не относится, радость моя, — смеется.

— Знаешь, лучше бы ты завязывал с этим.

— Перестань, где твой азарт? — Стас нахмурился.

— Ты постоянно ищешь себе женщин, которые соглашаются на твои извращения, потому что, по-настоящему влюбляются в тебя. Ты ими играешь, будто кукловод, а затем вышвыриваешь из своей жизни за ненадобностью. Так нельзя, это же живые люди.

— Аня не такая, ее, оказалось, трудно влюбить в себя, — Стас в задумчивости трет подбородок.

— Может, это знак, что лучше оступиться, пока есть возможность? Сколько ей?

— Двадцать.

— Она еще молодая, не нужно ей психику портить. Пусть живет себе спокойно. А тебе лучше найти постоянную женщину, которая уже привыкла к твоим вкусам и полностью будет их разделять.

— Уж не себя ли ты мне предлагаешь? — Быстриц склонился к Вике и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Сдался ты мне. Лучше хорошенько подумай над моими словами.

— Что-то становится скучно, — Стас глянул на свои наручные часы. — Мне ехать уже надо.

— Какой же ты всё-таки мудак, обаятельный, но всё равно мудак.

— Ты тоже хороша, — Быстриц направился в прихожую.

— А ты не боишься, что однажды влюбишься и угодишь в свою же ловушку? — внезапно спросила Вика.

Стас ничего на это не ответил, лишь громко рассмеялся и покинул квартиру.

* * *
Аня сильно переживала из-за предстоящего повторного экзамена. Не хотелось во второй раз наступить на одни и те же грабли. Ведь не может она оказаться полной неудачницей. Некоторые бывшие одноклассники Аньки с первого раза поступили в престижные университеты и среди этих счастливчиков были те, кто в школе учились на одни двойки. Неужели она хуже их? Получается да, раз девушка сейчас вновь ехала на сдачу экзамена.

Молчаливый водитель спокойно вел машину. Охранник, сидевший на переднем сиденье, тоже не проронил ни слова и практически не двигалась. Порой Аня даже забывала о том, что в машине, кроме нее и Стаса еще кто-то есть. Странное чувство.

Вообще она думала, что никого построенного не будет, а если быть откровенной до конца, то вся эта обстановка ужасно напрягала. Лучше бы Анька села в маршрутку и сама бы спокойно доехала до университета. К чему эта никому ненужная мишура? Девушка и без того чувствовала себя обязанной, а наличие личного водителя и охранника ни капли не облегчали ситуации.

— Готова? — внезапно спросил Стас, проверяя какие-то важные бумаги.

— Думаю, что да, — Аня положительно закивала головой и глянула на экран своего телефона. Ничего. Ни сообщений, ни звонков.

— Надеешься, что твоя сестрица первая прибежит с тобой мириться? — губы мужчины изогнулись в насмешливой улыбке.

— Нет, она слишком гордая для этого, но я бы хотела наладить с ней отношения, — Анька отвернулась к окну.

— Тот факт, что вы рождены от одной матери и одного отца не должен тебя к чему-либо обязывать. Не нужно оправдывать все поступки человека, только потому, что он твой родственник. И среди родичей могут быть те еще уроды.

— Видимо, я воспитана иначе.

— Перестань, — раздраженно проговорил Стас. — Мы оба знаем, что Кристина та еще стерва. Нужно признаться, что большой город ее проглотил, он пожует-пожует и выплюнет. И именно тогда твоя сестричка о тебе и вспомнит, а пока у нее всё хорошо ты ей не нужна.

Такие слова больно задели Аню, и она даже хотела возразить, но в последний момент отказалась от этой затеи. В словах Стаса была доля правды, и от этого на душе становилось еще хуже. Да, она любила Кристину, в конце концов, у них было одно детство, одни проблемы и печали на двоих. Наверное, именно поэтому и трудно привыкнуть к тому, что люди способны меняться и жаль, что не в лучшую сторону.

— Приехали, — объявил Быстриц прежде, чем машина успела остановиться. — Идем.

— Я могу и сама справиться, — запротестовала Анька.

— Нет уж, раз я взялся тебе помогать, то должен лично всё проконтролировать, — тон Стаса прозвучал безапелляционно.

Пришлось подчиниться. Выйдя из автомобиля, девушка вдруг словила себя на мысли, что ей совершенно не нравится чужой контроль. На задворках сознания мелькнуло абсурдное сравнение с куклой.

* * *
Когда Аня покинула приделы аудитории, в которой проходил повторный экзамен, руки внезапно мелко задрожали. В голове всё еще кружились отрывки предложений из написанного эссе.

— Как всё прошло? — спросил Стас.

— Хорошо, — рассеянно проговорила Анька, мысленно находясь еще в кабинете.

— Ты в норме?

— Да-да, — девушка подошла к окну и привалилась одним плечом к прохладной стене.

— Точно?

— Абсолютно.

— Хорошо, тогда жди меня здесь, я сейчас вернусь, — Стас уверенным шагом направился в сторону экзаменационной аудитории.

Аня перевела дух и уселась на подоконник. Сейчас решиться ее судьба и так не хотелось упустить свой шанс. Впрочем, всё, что она могла сделать, уже сделала, теперь последнее слово за комиссией. Нервы были натянуты до немыслимых приделов. Казалось, что время остановилось, а вся Вселенная сжалась до крошечных размеров одного кабинета.

Никогда Анька не была уверенна в своих силах на все сто процентов. Всегда оставалось место для каких-то сомнений. В этом плане Кристина отлично преуспела и порой Аня ужасно завидовала своей старшей сестре. Даже если всё проваливалось, Крис по-прежнему была нерушимо уверена в себе.

Снова глянув на свой телефон, девушка приняла решения, что больше не станет ожидать от Кристины каких-либо шагов. Стас был прав, она вспомнит об Ане лишь тогда, когда ей будет плохо. Так всегда случалось, просто раньше Анька этому как-то не уделяла внимания. Были подружки у Крис, так она с ними всё время проводила, только куда-то делись, тут же вспоминала о младшей сестре. И так во всем: начиная от мелочей и заканчивая нынешней ситуацией.

Внезапно из аудитории вышел Стас. Аня тут же спрыгнула с подоконника и быстро подошла к мужчине. Ее сердце билось в сумасшедшем ритме, а все мысли сосредоточились лишь вокруг одного ответа, который еще не был озвучен.

— Ну? — не выдерживая напряжения, спросила Анька, во все глаза глядя на Стаса.

— Прошла, — ответил он, выждав непростительно долгую паузу.

Девушка, не сдерживая своих эмоций, громко взвизгнула, будто маленький ребенок и бросилась Стасу на шею. Всё настолько хорошо складывалось, что даже не верилось в реальность происходящего. Аня на радостях расцеловала щеки своего спасителя. Если бы не он… Страшно представить, что было бы.

— Они читали мое эссе? Что сказали? Им понравилось? — тараторила Анька, всё еще не отпуская шеи Стаса.

— Всё было замечательно, комиссия довольна.

— Я счастлива, — девушка еще раз крепко обняла Быстрица, а затем, придя в себя и осознав, что буквально повисла на человеке, отпустила и отошла чуть назад. — Спасибо тебе, ты спас меня. Я этого никогда не забуду, — уже значительно спокойней произнесла Аня.

— Не за что, — Стас улыбнулся и поправил ворот своей рубашки. — В честь такого знаменательного случая предлагаю где-нибудь поужинать.

— Если честно, то мне не хочется никуда идти.

— Никаких проблем, можем поужинать и дома, — тут же нашел альтернативу Стас.

— Было бы не плохо, мне понравилось то, как ты готовишь, — Анька расплылась в довольно улыбке.

— Значит решено.

— А как же твоя работа?

— Сегодня я позволю себе немного расслабиться.

* * *
Аня сидела за столом и с аппетитом ела запеченный стейк лосося с кисло-сладким соусом. Стас почему-то весь вечер был молчаливым, он ничего не ел, только иногда делал небольшие глотки белого вина. Анька всё еще невероятно счастливая что-то рассказывала и рассказывала. Несмотря на то, что она тоже пригубила чуть-чуть вина, которое не сносило так с ног, как то пойло из кафе, девушка догадывалась, почему у Стаса нет настроения. А еще она знала, чем закончиться этот вечер. И почему Анька так спокойно об этом рассуждала? Еще бы несколько дней назад у нее случилась настоящая истерика. Видимо вино немного расслабило, и теперь девушка честно могла себе признаться в том, что Стас ей симпатичен.

— Иди ко мне, — вдруг попросил Быстриц, хлопая ладонью себя по колену.

Дыхание резко перехватило, но Аня сделала так, как захотел Стас. Он убрал с ее плеч волосы и внимательно посмотрел в глаз.

— Ты красивая, намного красивей своей сестры.

— Спасибо, — тихо ответила Анька.

— Ты мне нравишься, и я с трудом себя сдерживаю рядом с тобой.

Девушка немного поежилась. Да, Стас ей нравился, но пока что не настолько, чтобы переходить на новый уровень их взаимоотношений. Но какой теперь в этом смысл? Может Аня и родилась в маленьком городке, но она понимала, что за всё нужно платить. Скорей всего она об этом уже знала, когда Стас вытянул Кристину из полиции. Просто было не до того, чтобы заниматься самоанализом.

Какая-то часть Аньки хотела этой близости, какая-то жутко боялась. Всё было слишком запутано. Но больше всего волновал другой вопрос: если она переспит со Стасом, то может ли это означать, что Аня превратилась в проститутку? Радость от поступления в университет резко померкла.

Рука Быстрица уже обвила талию и с каждой секундой шансов остановить всё это становится меньше. Девушка занервничала, но решила, что обязана сделать это. Потом она будет жить в общежитии, учиться, работать, а главное — ни от кого не зависеть. Сейчас же нужно сделать то, чего хочет Стас.

Буду рада комментариям и оценкам. Для меня это всегда очень важно)))

Глава 15

Стас был опытным любовником, сомнений в этом не возникло бы даже у девственницы. Но его вкусы в сексуальном плане Аньку очень смутили. Она готовила себя к тому, что секс будет недолгим и весьма стандартным. По крайней мере, так всегда происходило с Сашей. И с одной стороны Аня хотела, чтобы всё случилось именно таким образом. Минимум эмоций, чувств и впечатлений.

Быстриц целовался так страстно и так жадно, что голова неожиданным образом пошла кругом. Новизна ощущений опьяняла сильнее любого крепкого вина. Анька разрывалась между тем, чтобы поспеть за Стасом и тем, чтобы попросить его сбавить темп хотя бы на несколько секунд. В комнате резко стало жарко, а сердце в груди билось так быстро-быстро, что ощущалось где-то в горле.

Большие руки Стаса сильно сдавили Анину талию и прижали к сильному мужскому телу. Она чувствовало, что и его сердце билось так же быстро, как и ее. Почему-то этот маленький факт девушку обрадовал.

Любые звуки из внешнего мира резко умолкли, а губы стали настолько горячими, что даже немного онемели. Складывалось такое впечатление, что рациональная часть Аньки, просто замолкла, и весь контроль перешел в руки похоти. Было и стыдно и приятно одновременно. Сексуальная энергетика Стаса, буквально исходила от него волнами, насыщая собой тело Ани. Никогда прежде она не испытывала нечто подобного. Девушка была абсолютно уверена, что секс по своей природе совершенно однообразен: выключенный свет, одна-две позы, пять минут в лучшем случаи десять. На этом всё и заканчивалось. Никогда Сашка так жадно и страстно ее не целовал, никогда так крепко не сжимал в своих объятиях. Подобный контраст пугал и навеивал глупые мысли о том, что так не должно быть.

Стас на несколько секунд оторвался от измученных и покрасневших губ Ани, чтобы взглянуть на нее. Она слабо улыбалась и ловила на себе немного расфокусированный взгляд синих глаз. Наверное, и это было неправильно, так пошло смотреть на человека. Стало немного стыдно. Стас приник к обнаженной шее, и Анька не смогла сдержать в себе стон искреннего наслаждения. Шея всегда была ее эрогенной зоной, но Сашка не любил ее целовать, ему, куда было интересней немедленно перейти к делу. Именно это и отличает мальчика от уже опытного мужчины. Второй не стремился трахнуть по-быстрому и вернуться к бутылке недопитого пива. Хотя некоторые мужчины всё-таки предпочитают всю жизнь оставаться «маленькими неопытными пацанами».

Продолжая покрывать влажными поцелуями изящную шею Ани, Стас взял ее на руки и отнес в свою спальню. Несмотря на то, что у него сегодня уже был секс и надо отметить достаточно качественный, возбуждение было таким, словно мужчина воздерживался несколько недель. Быстриц представлял их первый секс немного иначе, пробным, ознакомительным, что ли. Но одни только поцелуи чего стоили. Несомненно, Аннушка привлекла его как женщина практически сразу, но он не думал, что в ней таится настолько сильная и невероятная сексуальность. Впрочем, в этом вопросе никогда не можешь быть уверенным до конца, пока не попробуешь.

Похоже, всё шло к тому, чтобы убедиться в полной сексуальной совместимости с этой девушкой, которая временами бывает, похожа на ребенка. Стас многое об этом слышал, но никогда не испытывал ничего подобного на личном опыте. Кажется, кто-то сорвал невиданный джек-пот! Все его прошлый партнерши были, несомненно, отличны в постели, они умели делать абсолютно всё, но чего-то постоянно не хватало. Теперь Стас начал понимать чего именно — он и его бывшие партнерши были частичками разного пазла, и это подталкивало мужчину каждый раз пускаться на поиски чего-то более совершенного.

Быстриц аккуратно уложил Аню на кровать и навис над ней, внимательно изучая каждую черточку ее лица. Она часто дышала, приоткрыв немного припухшие от поцелуев губы. Лоб взмок, а волосы в удивительной живописности размелись по белой подушке. Стас хотел крепче ухватиться за эти густые локоны, сжать шею и чувствовать то, что не только он получает от этого кайф, но и Аня.

В определённый момент наличие одежды стало явлением в некоторой степени абсурдным. Возбуждение, будто яд несся по венам, разгоняя обжигающий жар от головы до кончиков пальцев. Стас быстро уловил эту смену настроения, и ловкими движениями расстегнул пуговицы на простенькой Аниной блузке. Он так делал уже миллион раз и даже ни одна изощренная застежка на женском бюстгальтере не сможет остановить Быстрица. Что-что, а обнажать женщин он уже давно научился.

Поразительно, но только сейчас, когда Анька под ним лежала полуголая, Стас в полной мере смог оценить то, насколько она хрупка в его руках. Точно маленькая фарфоровая куколка, которую можно разбить, если допустить одно неловкое движение. Быстрицу всегда нравились женщины с формами: ни тощие, ни толстые, а фигуристые. Анька ни совсем вписывалась в эту категорию, но Стасу почему-то на это сейчас было всё равно. Сила природного сексуального магнетизма делала Аню совершенной в своей миниатюрной форме. Если бы он не знал, что ей двадцать, то подумал, что Анька несовершеннолетняя.

В затуманенной голове мелькали различные варианты как лучше Аньку связать, какой надеть кляп и чем бы ее таким отхлыстать, как следует. Но это было слишком опасно, Стас не хотел рисковать, не хотел насиловать. Всё должно обернуться так, чтобы его куколка сама хотела этого, в противном случае никакого удовольствия не будет. Это огорчало, но другого выхода нет, рыбка только попала на крючок и может в любой момент сорваться.

Аня изнемогала от желания, что тугим узлом образовалось где-то внизу живота, принося пульсирующую боль. Девушка и подумать не могла, что близость Стас произведет на нее такое впечатление. Подобный отклик собственного тела застал ее врасплох, но истязать себя муками совести сейчас совсем не хотелось. Пусть это будет маленький грех, которому Анька так опрометчиво поддастся.

Стас быстро раздел ее, выпрямился, окинул нагое тело изучающим взглядом, провел большой ладонью по плоскому мягкому животу, чуть заметно улыбнулся. Анина грудь тяжело вздымалась, будто после длительной пробежки. Почему он медлил? Такое внезапное пассивное поведение сбивало с толку. Кровь кипела, рассудок плавился, а Стас всё рассматривал и ничего больше не делал.

Ждать не было сил, и Аня взяла ситуацию в свои руки. Приподнявшись, она принялась быстро расстегивать мужскую рубашку, правда у нее это получалось не так проворно. Едва слышный треск ткани и несколько пуговиц полетели на пол. Стас позволил себе издать краткий смешок, сейчас Анька в своем нетерпении больше была похожа на маленькую дикую кошку, нежели на куколку, которой она предстала изначально.

— Не терпится? — спросил мужчина, но его вопрос остался без ответа. Что же, пусть будет так.

Быстриц увлек Аню в очередной поцелуй, что напрочь лишал разума. Тяжелые вздохи сплелись с приглушенным звуком постанывания и пошлым причмокиванием. Схватив Аннушку за волосы, Стас оторвался от ее губ и скользнул кончиком языка вдоль влажной шеи. Остановившись у яремной впадины, он чуть прикусил нежную кожу и практически сразу проступил след от его зубов. Как же это будоражило сознание!

Потянув голову Ани вниз, Стас второй рукой сжал шею и впился в растерзанные губы жадным поцелуем. Постепенно хватка становилась всё сильнее и сильнее, пока не достигла опасных границ. Девушка не могла дышать, и это напугало ее, но вместе со страхом зарождалось что-то еще, что-то темное и до боли порочное.

— Хорошо, — прошептал Стас, и медленно ослабив хватку, лег рядом.

Аня часто задышала, пытаясь, насытится кислородом, который начал в привычном темпе поступать в ее организм. Голова внезапно стала легкой-легкой.

Быстриц, не желая останавливаться на достигнутом результате, повернул свою личную куколку к себе спиной, и провел кончиками пальцев вдоль ее позвоночника. Идеальная кожа, которую так и хотелось выпороть, чтобы потом насаждаться безупречными багровыми полосами на белоснежном полотне девичьего тела.

Прижав Аню к своей груди, Стас скользнул ладонью между ее ног. Влажная и податливая, точно воск. Один палец проник внутрь, и девушка изогнулась дугой, сладко постанывая. Умопомрачительная чувствительность. Оттягивать момент чистейшего кайфа больше не было сил. Быстриц вошел резко и до упора, Аня вскрикнула и на миг вся сжалась. В глазах у Стаса заплясали цветные точки оттого, как сильно мышцы влагалища сдавили его член. Если так пойдет и дальше, то он слишком быстро кончит.

— Расслабься, — хриплым голосом произнес Быстриц. — Я не могу в тебе двигаться.

Через несколько мгновений тело Ани поддалось напору Стаса и расслабилось. Покрепче ухватив ее за волосы, он начал двигаться, постепенно наращивая темп. Стоны наслаждения трудно было сдержать обоим, слишком хорошо, практически нереально. Стас увесисто ударил Аню по ягодицам и, сцепив руку вокруг ее шеи начал беспощадно трахать. Ее стоны смешивались с хрипами, но она не просила остановиться. Быстриц был абсолютно уверен, что наутро вся Анина кожа будет буквально усеяна синяками, которые станут прямым доказательством ее принадлежности исключительно его рукам. Это заставляло сжать изящную лебединую шею сильней.

Подступающие волны оргазма заставляли окончательно слететь с катушек. Стас больно прикусил плечо Ани и, чувствуя, как по его спине уже течет пот, вовремя вышел, обильно кончая. В ушах возник шум, что напоминал прибой: тихий, накатывающий, расслабляющий. Быстриц отпустил Аню и перекатился на спину, разминая пальцы на руках, что немного онемели от столь сильной хватки.

— Ты в норме? — тяжело дыша, спросил Стас. Обычно он не привык заботиться о своих сексуальных партнёршах, но сейчас просто было необходимо задать этот вопрос.

Аня тоже легла на спину и тяжело вздохнула, уставившись расфокусированным взглядом в потолок.

— Более чем, — на ее губах возникла ленивая улыбка.

* * *
Аня проснулась, но не спешила открывать глаза. Ей снился чудесный сон, и совсем не хотелось, чтобы он исчезал. После того, что девушка на днях пережила — это был первый раз, когда чертовски хорошо удалось поспать. Повернувшись на бок, Аня ощутила, как слабая ноющая боль медленно перекатилась к низу живота. Остатки сна тут же рассеялись. Девушка открыла глаза и перевернулась на спину. Смятые вокруг простыни свидетельствовали о том, что минувшая ночь прошла бурно. Стало неловко.

Анька глянула в окно, где уже ярко светило солнце, а по небу медленно плыли облака, что больше напоминали сахарную вату. Эта ночь однозначно изменила всё восприятие девушки об окружающем ее мире и о себе в частности. Отчаянно хотелось возродить в памяти все эти жаркие моменты, но было очень стыдно. Будто кто-то в любую минут мог подсмотреть за Аниными размышлениями, а после этого уличить ее в безнравственности.

Дело было не только в самом факте секса, а в восприятии тех чувств, что будоражили сознание. Всё было так ярко и так чувственно. Но почему именно с этим человеком? Аня нахмурилась. Она любила Сашку всем сердцем, но близость с ним была для нее бледной и лишённой удовольствия, это девушка поняла только сейчас. А со Стасом всё совсем наоборот — Аня не испытывала к нему любви или подобных нежных чувств, но их страсть оказалась настолько мощной и сладкой. Это не могло не пугать. На душе вмиг стало как-то тяжело и горько, Анька опустилась до того, что переспала с мужчиной только потому, что он ей помог. Но хуже всего то, что ей понравилось с ним спать. В горле образовался ком.

Только слез здесь еще не хватало. Аня глубоко вздохнула и, встав с кровати, почувствовала, что боль внизу живота лишь усилилась. Девушка поморщилась и неспешно прошла в ванную комнату. Несмотря на то, что прошедший секс был самым ярким и удивительным, но последствия некоторые всё же приносили определенный дискомфорт. Не стоило Стасу вести себя так… Жестко. Чувство полного удовлетворения граничило с ощущением абсолютного бессилия. Хотелось искупаться, поесть и просто немного полежать.

Наспех приняв душ, Аня закуталась в большое мягкое полотенце и подошла к овальному зеркалу, что висело над раковиной. В отражении была видна молодая девушка с нежным румянцем на щеках и карими глазами, в которых отчетливо читалось замешательство и радость. Влажные волосы казались сейчас совсем черными, а кожа наоборот — уж очень бледной, особенно на фоне россыпи багровых синяков и внушительного укуса на плече. Сначала Аня решила, что ей показалось, но прикоснувшись к укусу, она ощутила болезненную пульсацию. На шеи проступили следы чужих пальцев, их было так много, что на это стало даже страшно смотреть.

Девушка отвернулась от зеркала и инстинктивно схватилась за горло. Неужели удовольствие должно быть таким уродливым? С трудом верилось в то, что именно Стас оставил на Анином теле все эти жуткие отметины. Он же ведь казался таким обходительным и внимательным. Недавнее сравнение себя с куклой вновь всплыло в сознании и больно полоснуло сознание.

Внезапно дверь в ванную комнату открылась, и на пороге появился Стас. Он уже был полностью одет, побрит и свеж. Аня, увидев его непроизвольно сжалась. Она была растеряна и потеряна сама в себе. Ей было и хорошо, и страшно, и немного грустно. Девушка хотела оставаться всё той же благоразумной Аннушкой, которой ее все всегда считали. Но о каком благоразумии может идти речь, когда позволяешь мужчине играться твоим телом? Приговор под названием «Кукла» периодически сменялся в Аниных мыслях словом «Шлюха».

Буду рада вашей поддержки))

Глава 16

— Я приготовил завтрак, — первым заговорил Стас. — У меня через полтора часа деловая встреча и нужно уже скоро выезжать.

Аня почувствовала, что тот ком боли, который сосредоточился в области живота, медленно переместился к горлу. Комок настолько казался большим, что девушка опасалась вот-вот расплакаться, словно маленький ребенок. А чего она собственно ожидала от взрослого мужчины, у которого таких, как она целый вагон? Ласки? Заботы? Стас получил то, чего вероятней всего хотел с самого начала на этом всё. А она получила оплату вперед в виде помощи с поступлением, даже проценты есть — уродливые синяки и укус.

— Всё в норме? — спросил Быстриц, спрятав ладони в карманах брюк.

Аня не могла сказать ни слова, если бы она это сделала, то точно расплакалась. Не хотелось в очередной раз показывать свою слабость перед этим человеком. Хотя главная ее слабость была продемонстрирована этой ночью. Еще большего унижения Анька бы не выдержала. Спрятав лицо в складах мягкого полотенца, девушка положительно кивнула.

— Завтрак тебя ждет, — сухо бросил Стас и ушел.

На ничтожную долю секунды Аня смела подумать, что он сейчас подойдет и обнимет ее. Ненужно никаких высокопарных речей, просто хотелось почувствовать, что это нормально наслаждаться сексом и теми чувствами, что он дарит с человеком, о котором не так уж много знаешь. Но надуманного чуда не произошло.

На столе уже по сложившейся традиции стояли тарелки с ароматными блюдами. Салат из свежих овощей и слабосолёной рыбы, блинчики с фруктами, прохладный лимонный чай, конфеты и еще много чего так и манили к себе. Таким «скромным» завтраком можно было накормить целую семью. Похоже, Стас не привык себе отказывать хоть в чем-нибудь.

Аня сидела, склонив голову над своим салатом. Желудок настойчиво требовал пищи, но девушка ничего не могла положить в рот — аппетит пропал. Да и вообще сейчас ей было совершенно не до еды. Хотелось поговорить со Стасом и всё окончательно выяснить. Кто она теперь для него? Изменила ли эта ночь что-то между ними? И самое важное, зачем Быстриц оставил на теле Ани эти жуткие следы?

Стас в свою очередь не был похож на человека, который озабочен подобными мыслями. Он пил свой черный кофе без сахара и просматривал на ноутбуке образцы договора, что скоро нужно будет заключить с партнёром. Пожалуй, именно эта беззаботность в каждом движение и взгляде Стаса больше всего поражала Аню. Похоже, она возложила на их интимную близость слишком большую ответственность. Подумаешь, секс какой-то! Люди по всему миру занимаются этим и ничего, нормально себя чувствуют и не делают из этого какую-то проблему вселенского масштаба. Нужно ко всему относиться проще, но дело в том, что Аня не умеет по-другому, она всегда заморачивается по любому поводу. В ее понимании секс — это не то, к чему нужно халатно относиться. Хотя Стас каким-то неясным для девушки образом заставил ее забыть обо всех принципах. И, похоже, чтобы реабилитироваться перед собственной совестью — Аня жаждала откровенного разговора.

— Почему не ешь? — Строго спросил Стас, допив свой кофе.

— Не хочу, — кратко ответила девушка.

— Что уже не так? — Он выразительно посмотрел на Аню.

Вот и настал подходящий момент сказать всё, что так беспокоило, но она почему-то растерялась. Дурацкий страх внезапно охватил Аньку и девушка под столом сжала свои ладони в кулаки, ногти больно впились в кожу, но пальцы не разжались.

— У меня нет времени клещами вытягивать из тебя слова, — заявил Стас, поднимаясь из-за стола. — Я буду только вечером, так что, мой дом в твоем полном распоряжении, — Быстриц вытер губы салфеткой и, спрятав ноутбук в сумку, уже был готов покинуть столовую.

Аня запаниковала, понимая, что вот-вот упустит свой шанс всё обсудить. Хотя, что такого может сейчас сказать Стас, чтобы успокоить ее?

— Кто я для тебя? — твердо спросила девушка.

Быстриц остановился в дверном проеме, и сердце Ани забилось в испуге так отчаянно, что в груди даже стало чуточку больно.

Гнетущую тишину нарушил звонок мобильного телефона. Стас быстро ответил и пошел дальше, проигнорировав вопрос, что был ему задан. Анька сглотнула комок, что вновь образовался у нее в горле, и медленно разжала свои ладони. Хлопнула входная дверь, и звенящая тишина снова заполонила собой пространство квартиры.

Мыслей никаких не было. В душе возникла какая-то горькая пустота. Аня была уверена, что эта ночь для нее ничего не будет значить, а получилось совсем наоборот. Такая глупая доверчивость сыграла с ней злую шутку. Безразличие Стаса возмущало и одновременно с тем приносило невнятную режущую боль. Неужели ему и в самом деле всё равно на то, как себя чувствует Аня? Впечатляющая непоколебимость и сосредоточенность лишь на себе самом.

Девушка отодвинула тарелку с завтраком в сторону и встала из-за стола. Постепенно различные мысли начали заполнять ее сознание, швыряя от одной крайности в другую. Аня расхаживала по гостиной туда-сюда, не зная, что ей теперь делать дальше. Вроде бы всё было не так трагично, как она себе вообразила. В университет девушку зачислили, а значит — главная проблема была решена. Но в противовес этому шли: разрыв отношений с сестрой и плата, за которую собственно Аня и поступила учиться. И как женщины могут спокойно спать за деньги и при этом не испытывать угрызения совести или чувства стыда?

Анька на миг остановилась, прикрыла глаза и тяжело вздохнула. Стоило прислушаться к голосу интуиции и к своим внутренним ощущениям. Истерики и самобичевание в любом случае не помогут найти правильный выход из ситуации, а даже наоборот — способны всё усугубить. В полной тишине девушка выровняла свое дыхание, и сердце вместе с тем тоже перестало колотиться, будто сумасшедшее. Ком в горле окончательно расселся, и теперь Аня в полной мере могла управлять своими эмоциями. Она чувствовала в себе два абсолютно полярных друг другу позыва: остаться или немедленно собрать вещи и уйти, по сути, в никуда. Играть роль независимой и оскорбленной женщины Анька сейчас никак не могла. К сожалению, Стас был единственным человеком, который, несмотря на происходящее, действительно ей помог. Этого не стоит отрицать. На данный момент девушка всё еще нуждалась в нем, ведь на протяжении нескольких последующих дней нужно где-то жить, пока не начнется учеба. После этого всё образуется, Аня будет жить отдельно, и полагаться только на свои силы.

Неожиданно в голове мелькнула мысль, которую девушка в испуге тут же постаралась отогнать. Нет, она не будет скучать по этому человеку, и не будет хотеть с ним близости. Вновь совершенно полярные желания делали ситуацию неразрешимой. Когда это Анька успела проникнуться к Стасу чувствами? Только этого и не хватало.

Резкий хлопок входной двери заставил девушку буквально вынырнуть из глубин своих размышлений. Быстриц ведь сказал, что вернется только вечером. Что-то забыл? Или всё же решил поговорить? Аня напряженно ожидала, когда визитер появится в гостиной. К ее удивлению, вместо массивной фигуры Стаса в комнату вошла стройная женщина лет тридцати, одетая в строгий брючный костюм серого цвета. Солнечные лучи, проникающе в квартиру красиво играли на светлых волосах незнакомки, что были идеально выровнены и слегка подколоты на затылке. Большие зеленые глаза лишь слегка подведены темным карандашом, а в меру пухлые губы подкрашены алой помадой. Женщина была очень красивой, настоящая модель, правда не такая тощая. Аня сразу же почувствовала себя гадкими утёнком рядом с таким совершенством.

— Здравствуйте, — произнесла незнакомка, даже ее голос был красивым, мелодичным.

— Здравствуйте, — эхом отозвалась Анька, сбитая с толку приходом незваной гостьи.

— Меня зовут Ангелина, — женщина протянула руку для приветствия.

— Очень приятно, Аня.

— Станислав Павлович попросил меня составить вам компанию на этот день.

— Зачем?

— Он считает, что вам это сейчас необходимо, — Ангелина отвечала каждый раз так, будто вопросы ей задает капитан, а она — новобранец.

Анька странно улыбнулась и отвернулась к окну. На глазах заблестели слезы, но девушка быстро вытерла их, пытаясь сохранить внутреннюю гармонию. Самому не хватило смелости поговорить, поэтому прислал секретаршу. Аня чувствовала себя униженной и растоптанной. Похоже, Стасу настолько всё равно, что он не посчитал нужным поговорить с глазу на глаз.

— Спасибо за заботу, — произнесла девушка, обернувшись. — Но это лишнее, я не стану вас держать, можете быть свободной.

— Простите, но не вам это решать, — спокойно и твердо заявила Ангелина. — Было дано распоряжение, и я здесь, чтобы исполнить его. В конце концов, это моя работа, за которую я получаю заработную плату.

— В ваши обязанности входит отшивать подружек шефа? — язвительно спросила Анька. Она понимала, что эта женщина ни в чем не виновата. Ей дано указание, которое нужно выполнить. Просто колкое чувство обиды жгло изнутри, и Аня не могла всё сдержать в себе.

— Думаю, вам стоит немного развеяться, — Ангелина тактично ушла от вопроса, прям как ее начальник. — Станислав Павлович предложил отвезти вас в какой-нибудь торговый центр и купить вам новую одежду.

Анька никуда не хотела ехать, не хотела покупать новые вещи, но раз Стас так хочет откупиться, то ладно. Обида плавно перетекла в гнев, который превратился в безразличие. Что же, Аня примет правила игры, но только для того, чтобы вечером всё высказать Стасу и потребовать от него объяснений.

— Хорошо, мне нужно время, чтобы собраться.

— Я подожду.

* * *
В торговом центре сегодня было совсем немного людей. Первая половина рабочего дня не располагала к тому, чтобы столкнуться с гуляющей меж блестящих витрин толпой.

— Вы не должны сердиться на Станислава Павловича, — вдруг заявила Ангелина, пока она с Аней неторопливо прохаживалась мимо стендов с косметикой.

— Это еще почему?

— Давайте так, я буду с вами откровенна, так как это исключит возникновения ложных мыслей и выводов, — Ангелина остановилась у глянцевых полок с парфюмерией и быстро пробежалась взглядом по красиво украшенным флаконам. — Станислав Павлович не из тех людей, которые любят разговаривать по душам. Не ждите этого от него и не воспринимайте всё на свой счет.

Анька делала вид, что увлеченно рассматривает фотографию Джонни Деппа, который стал лицом компании «Диор». Красивые холодные оттенки идеально подходили этому мужчине. Вообще Джонни Депп был любимым Аниным актером, но сейчас ей было совсем не до этого. Все мысли сосредоточенны вокруг Стаса и это так жутко раздражало.

— Вы всегда беседует с подругами вашего босса? Всегда бросаете девушек от его имени? — Аня скрестила руки на груди и нахмурилась.

— Видимо, вы меня неправильно поняли. Вас никто не бросает. Станислав Павлович впервые меня попросил поговорить, как вы выразились, с его подружкой.

Продолжив свой неторопливый путь по торговому центру, Анька не знала, что ей говорить и как воспринимать навязанную ей игру. Всё выглядело так нелепо, что хотелось провалиться сквозь землю.

— Тогда объясните мне, к чему весь этот спектакль с походом по магазинам и психологической поддержкой?

— Аня, мужчины не любят выяснять отношения, особенно этого не выносят те мужчины, которые постоянно заняты работой, — сдержанно ответила Ангелина. — Станислав Павлович не хочет, чтобы вы в его отсутствие ушли. Поэтому собственно я и здесь. Я не знаю его мотивов и сказала вам то, что мне передал шеф. Поверьте мне, на вашем месте сейчас бы хотела оказаться любая женщина. Станислав Павлович не привык распыляться перед слабым полом, а раз вам уделяется столько внимания, то цените это.

Аня на это ничего не ответила. Ангелине всё равно ничего не докажешь, да и смысла в этом никакого нет. Она будет выгораживать своего начальника, потому что иначе поступить не хочет, оно-то и понятно, кто пойдет против босса ради капризной девчонки? Стоило пока что сохранить прежнее спокойствие и дождаться вечера. Конечно, делать вид, что ничего не произошло — трудно, но Аня справлялась и была невероятно горда этим.

Очутившись в элитном магазине брендовой одежды, девушка ощутила себя здесь явно лишней. Все клиентки выглядели как топ-модели, чьи лица украшают обложки дорогих глянцевых журналов. Консультанты и продавцы тоже были потрясающими. В этом окружение могут находиться только такие, как Ангелина, но уж точно не Аня. Сколько бы вещей ей не купили за счет Стаса, а в закрытую касту безупречной красоты всё равно не попасть. Конечно, где-то в глубине души, Анька хотела быть похожа на этих женщин, а кто бы не хотел? Но с другой стороны она понимала, что родилась и жила совсем в других условиях, у нее другие ценности, принципы. Некоторые моменты своей жизни нельзя изменить, так как они давно стали составляющей твоего характера. Поэтому, Аня и хотела поскорей убраться из этого магазина. Но Ангелина была настроена решительно, и никуда свою подопечную не собиралась отпускать.

Это была настоящая пытка, наблюдать за высокомерными взглядами консультантов, буквально кожей чувствовать их обжигающие пренебрежение. Анька нервно теребила край своей простенькой блузки и молила высшие силы, чтобы они образумили Ангелину. Но чуда не произошло и еще где-то час Ане пришлось мерять всякие наряды под пристальным наблюдением продавцов. Это было невыносимо, будто все эти люди всячески тебе намекают, что твое место уж точно не здесь, но заявить об этом им не позволяет воспитание.

Те платья, что подобрала Ангелина, выглядели просто замечательно. Анька рассматривала их в примерочной с детским восторгом. Приятная наощупь ткань уже говорила о своей цене и это девушку смутило. Кто она такая, чтобы тратить деньги Стаса на эти пусть и красивые, но всё же тряпки? Это было неправильно.

— Вот, примерьте еще это, — заявила Ангелина, протягивая Ане несколько юбок, блузок и пару симпатичных туфель-лодочек классического черного цвета.

— Я ничего больше мерять не буду, — твердо заявила Анька.

— Ни Станислав Павлович, ни я вашего мнения не спрашивали. Берите и меряйте всё, что я вам принесла, вы у меня на улицу должны выйти настоящей куколкой.

Буду рада вашим отзывам и оценкам)

Глава 17

Домой к Стасу Аня вернулась с целой горой пакетов из разных магазинов. Столько веще за раз ей еще никто никогда не покупал. Было и радостно и в то же время грустно. Оставив все покупки в прихожей, девушка прошла в гостиную и села на диван. Ноги жутко болели из-за новых туфлей на высоченном каблуке, поэтому Анька с радостью избавилась от неудобной обуви.

— Вы не голодны? — спросила Ангелина, проходя в комнату.

— Нет, только ноги очень болят, — пожаловалась Аня, массируя свои несчастные стопы.

— Это лишь вначале, потом привыкнете, и станет легче, я научилась спокойно бегать на каблуках.

Не хотелось ни к чему привыкать. Девушка вообще не планировала продолжать носить эти дурацкие туфли. Если Стас думает, что задобрит Аньку дорогими тряпками, то он глубоко ошибается. Девушка всё равно хотела услышать объяснения, а больше всего хотелось знать правду.

— Раз уж вас прислали ко мне в качестве компании на этот день, то я кое-что хотела спросить, — вдруг заявила Аня. Если ситуация складывалась не самым приятным образом, то стоило изъять из нее хоть что-то полезное для себя.

— Спрашивайте, — Ангелина села в кресло и закинула ногу на ногу.

— Какой Стас человек?

— А вы разве не знаете? — женщина насмешливо улыбнулась, прям как те консультанты из дорого магазина одежды.

— Полагаю не так хорошо, как вы, — Аня склонила голову на бок. — Так вы мне расскажете?

— Расскажу, — ответила Ангелина, с лёгкостью выдерживая на себе пристальный взгляд очередной игрушки ее шефа. — Что вас интересует?

— Всё, чем бы вы могли поделиться со мной.

— Я работаю на Станислава Павловича не так давно, чтобы знать о нем всё. Трудоголик, иногда вспыльчивый, строгий, корыстный. Есть младший брат — Борис и мать. Насколько я знаю, женат не был, детей нет. Собственно и всё.

Аня в задумчивости отвела взгляд в сторону и сама себе улыбнулась. Ангелина вроде бы и дала ответ, но в то же время он оказался настолько поверхностным, что практически ни о чем и не говорил. Девушка чувствовала, что ее держат на расстоянии вытянутой руки. С одной стороны — ничего плохого в этом нет, не все люди склоны трепаться налево и направо. Но с другой — заниматься сексом самое время, а приоткрыть свою душу — нет. Убежденность в том, что Аня лишь кукла для взрослого мужчины стала непоколебимой.

— Ясно, — ответила девушка, прекрасно понимая, что Ангелина большего ей не скажет.

— Мне уже нужно идти, — вдруг заявила женщина, внимательно всматриваясь в экран своего смартфона. — Провожать не стоит, всего доброго.

Анька была рада тому, что Ангелина наконец-то покинула ее. Несмотря, на свою внешнюю привлекательность, эта женщина своим поведением отталкивала, было в ней что-то такое неприятное и грубое. Да и вообще весь этот день с походом по магазинам оказался странным и постановочным.

Аня перенесла все свои покупки в гостиную и еще раз осмотрела их. Вся одежда была очень красивой, но девушка твердо решила, что ничего из этого не станет носить. Она не заслуживала такой роскоши и не хотела давать Стасу очередной повод. К черту всё! Девушка скажет ему, что уходит и тем самым поставит точку в этих непонятых отношениях.

Послышался стук входной двери и звон ключей, что упали на тумбочку. Анька поднялась на ноги, с досадой качая головой — неужели Ангелина вернулась? Еще несколько часов в ее компании и точно с ума сойти можно.

В гостиную вошел Стас. Он выглядел измотанным, в одной руке держал кожаный портфель, а в другой — пиджак. Аня застыла на месте, тихо сглотнула несуществующую слюну и отчетливо почувствовала, что вся ее былая смелость куда-то неожиданным образом испарилась.

— Привет, — произнес Быстриц и направился в свою спальню.

Анька в замешательстве провела его взглядом до самых дверей. В мыслях вертелось столько различных вариантов, как следует начать этот непростой разговор. Каждый из них подходил по-своему, а в итоге сказать всё равно нечего. Безразличное «привет» неожиданным образом напрочь выбило из колеи. Что теперь делать? Иди за Стасом? Ждать пока он сам придет? Аня сильно занервничала, отчего внутри всё задрожало, а сердце учащенно забилось в груди.

Через несколько минут вернулся Стас. Он был переодет в простую домашнюю одежду, что так же хорошо ему подходила, как и деловой костюм. Просматривая что-то на своем телефоне, Быстриц прошел на кухню. Аниному возмущению не было границ. Пусть она не такая красавица как все эти городские женщины, но это никому не дает права вести себя с ней так, будто ее не существует. Под наплывом возмущения и злости Анька вновь набралась смелости и уверенно последовала за Стасом.

— Нам нужно поговорить, — твердо заявила она.

— Говори, — Быстриц отложил телефон на обеденный стол, вымыл руки и заглянул в холодильник.

— Я не могу понять, что между нами происходит? Почему ты себя так ведешь? Почему на моем теле эти жуткие синяки? Почему ты подсылаешь ко мне свою секретаршу, черт побери?! Если тебе от меня нужен был только секс, то имей мужество об этом мне сказать в глаза, а не через посредников. Я ведь так и знала! Так и знала, что ты просто хочешь переспать со мной. Думал, что я наивная провинциальная дурочка? А вот и нет! Я не маленькая и понимаю что к чему. Просто… Просто мне дико обидно, что эта ночь стала для меня важнее, чем я того хотела. И это несправедливо! Несправедливо, когда женщине хватает лишь секунды, чтобы понять — она что-то чувствует к мужчине, а ему в это время абсолютно всё равно! Но еще хуже знать, что тебя просто использовали и что, ты ничем не отличаешься от проститутки! Хотя нет, еще ужасней осознавать, что тебе нравится спать с человеком, который изуродовал твое тело. Но какая теперь уже разница! Это ведь только мои проблемы, мои мысли, МОИ чувства! Пожалуй, я пойду, мне здесь делать нечего, — Анька перевела дух и глубоко вздохнула. Во рту пересохло, но она была довольна собой, всё, что она хотела, уже было сказано и пути назад нет.

— Сядь, — приказал Стас, включая плиту. Он выглядел таким спокойным, будто весь этот поток сознания предназначался не ему, а кому-то другому.

Аня села и сцепила руки в замок. Дрожь в теле вновь дала о себе знать.

— Ты всё сказала? — Быстриц глянул на девушку.

— Да, — как можно уверенней ответила она, пытаясь показать всем своим видом, что ей ни капли не тяжело выдерживать на себе его пронзительный, тяжелый взгляд.

— Теперь, когда твоя истерика закончилась, я хочу сказать, что меня пригласили на одно мероприятие, на которое ты пойдешь со мной в качестве моей девушки. Надеюсь, мое решение автоматически дало ответ сразу на несколько твоих вопросов?

Аня не знала, что сказать. Она была совершенно уверена, что этот разговор наберет совсем другие обороты. Может быть, Стас просто разозлился бы и вышвырнул Аньку на улицу или тоже бы стал кричать. А он просто спокойно стоял у плиты и фактически заявил, что Анна его девушка.

— Если это шутка, то она очень жестокая.

— Я похож на того, кто собрался шутить? — серьезный взгляд Стаса сейчас почему-то Аньке показался уж очень зловещим.

— Но я не знаю, хочу ли сама быть твоей девушкой.

— Хочешь, — твердо ответил Быстриц, начиная готовку ужина. — Если бы не хотела, то не устроила бы мне истерику. Ты напугана и это вполне нормально. Неизвестность всегда пугает людей. Тебе было хорошо со мной мне тоже, не вижу причин препятствовать нашим отношениям, — Стас говорил так, словно объяснял своему деловому партнёру все тонкости совместного контракта.

— А как же синяки? Укусы? Мне это не очень нравиться, — Аня немного поежилась, чувствуя слабую боль в плече.

Стас ловким движением перевернул стейк лосося на сковороде, затем выложил его на тарелку и выключил плиту.

— Давай будем откровенны друг с другом. Ты что-то испытываешь ко мне? — Быстриц вновь заглянул в холодильник.

Анька немного смутилась. Стас спрашивал ее о таких серьезных вещах, но при этом вел себя достаточно непринужденно и даже чуточку безразлично.

— Я думала, что нет, — девушка опустила взгляд на свои сжатые в кулаки руки. — Но теперь в этом не уверена, — интуиция подсказывала, что не стоило быть такой откровенной.

— Ты мне тоже небезразлична, думаю, это тебе стало известно еще задолго до нынешнего дня. Принуждать я ни к чему тебя больше не хочу. Ты можешь сейчас же уйти, и я даю тебе свое слово, что больше не стану вторгаться в твою жизнь. Или ты можешь остаться со мной и не пожалеть об этом.

Аня находилась на распутье и это дико угнетало. Разум упрямо твердил, что будет лучше, если она прямо сейчас уйдет. Чувства еще не окрепли, и оторваться от человека будет гораздо проще. Но в противовес разуму шли ощущения и эмоции, с этой позиции Ане нравилось находиться рядом со Стасом. Он не раз проявлял свою заботу, а именно этого ей так и не хватало в жизни. Мама много работала, а всё свое свободное время посвящала Аниному отчиму. Кристина к этому равнодушно относилась — она гораздо сильней своей младшей сестры в эмоциональном плане. Аня же с детства нуждалась в заботе, поэтому она всегда завидовала тем детям, у которых в особенности отцы уделяли внимание своим чадам. Тогда девушка еще всего не понимала и часто задавала себе вопрос, почему в ее жизни всё не так как у ее сверстников?

Время шло, но эта потребность в поддержке, в чувстве собственной нужности кому-либо никуда не исчезла. И вот совершенно неожиданным образом появляется человек, который делает для тебя всё, чтобы помочь и огородить от проблем. Для того, кто нуждался в этом, такое проявление внимание дороже золота. Получалось так, что тот выбор, который дал Стас гораздо глубже банального уйти или остаться. Аня разрывалась между собственной потребностью и шансом отказаться от нее.

— Я не знаю, что тебе ответить, — девушка подняла растерянный взгляд на Быстрица, который всё это время стоял неподвижно в ожидании ответа.

— Хорошо, — произнес Стас. — Завтра мы идем на вечер, а на следующий день мне нужно уехать в командировку на три дня. Полагаю, этих трех дней тебе будет достаточно, чтобы принять решение?

— Думаю, да, — неуверенно ответила Аня.

Глава 18

Аня проснулась и обнаружила, что никого, кроме нее в спальне нет. Так было даже лучше, одиночество поможет расставить все мысли на свои места. Вчерашний день оказался уж слишком длинным и до безумия тяжелым. Столько переживаний! Размышлений! И в конечном итоге Стас заявил, что отныне Аня — его девушка. Она была невероятно счастлива. Это счастье заключалось не в самом факте признания отношений, а в том, что Быстриц не собирался просто использовать девушку, как предмет своих утех. Стало даже немного стыдно за то, что Анька так плохо подумала о Стасе. Всё-таки не все мужчины такие циничные, как про них думают женщины. Аннушка находилась в такой эйфории, что даже на миг не подумала о своих откровенно наивных позициях насчет Быстрица.

Покинув спальню, девушка спустилась в гостиную, где застала Стаса лишь в одном полотенце. Мужчина измерял комнату большими шагами и вел с кем-то по телефону деловые переговоры. Влажная после душа кожа Быстрица красиво блестела в лучах утреннего солнца. Аня непроизвольно залюбовалась этим очаровательным видом.

До этого дня девушка ужасно боялась признаться себе в том, что что-то испытывает к этому человеку. Вначале она и вправду была к нему равнодушна, а потом… Потом всё как-то незаметно изменилось, будто чувства украдкой проникли в душу Ани. Она боялась правды, потому что, еще больше опасалась оказаться обманутой Стасом. Вновь разочароваться в мужчине совсем не хотелось. Поэтому девушка выдерживала определенную дистанцию. Сейчас же, когда стало ясно, что ее чувства ответны, с души, будто камень упал. Теперь как-то дышать легче и угнетающие мысли больше не тревожат.

— Скоро приедут стилист и парикмахер, — внезапно заявил Стас.

Аня настолько ушла в себя, что даже не заметила, в какой момент Быстриц перестал говорить по телефону.

— Зачем? — нахмурилась она.

— Чтобы привели нас в божеский вид перед вечером. Иди, прими душ, а я пока завтрак организую.

Анька наслаждалась теплым душем и размышляла над тем, как пройдет сегодняшний банкет. О шикарных вечерах, которые так любят устраивать богачи, она знала лишь из сериалов и книг. Там это описывалось так красиво и пафосно, что любая девочка хоть раз жизни воображала себя гостьей подобного праздника. Удивительные наряды, украшения и обязательно какой-нибудь симпатичный спутник, который за весь вечер ни разу не спустит с тебя глаз. Ане всё еще верилось в реальность происходящего. Могла ли она хоть когда-нибудь подумать, что окажется в такой невероятной сказке? Нет, конечно же, нет.

После душа, девушка с аппетитом занялась своим завтраком, пока Стас вновь с кем-то обсуждал работу. Он был таким собранным и серьезным, отчего Анька даже немного поежилась. Она бы никогда не хотела работать на такого начальника, уж очень сердитым выглядел Быстриц при общении с подчинёнными.

По окончанию завтрака кто-то позвонил в дверь. Стас пошел открывать, и через пару секунд на кухне появилось три человека: два парня и одна девушка. Все они были одеты в обычную одежду, но в этой простоте улавливалась определённая доля элегантности. Ане подумалось, что даже если на этих людей надеть мешки из-под картошки, они всё равно будут выглядеть превосходно.

— Аннушка, познакомься, — проговорил Стас. — Это наши стилисты, Алексей, Евгений и Ольга.

— Очень приятно, — Анька немного засмущалась, а вот Быстриц себя чувствовал вполне комфортно, стоя в одном полотенце перед гостями.

— Леша, Оля, отдаю вам руки самое драгоценное, — Стас многозначительно посмотрел на Аню, отчего девушка засмущалась еще больше. — А Женя пойдет со мной.

— Так-так, — в задумчивости произнес Леша, рассматривая предоставленный ему объект, когда Быстриц с коллегой покинули кухню. — Работы ведь здесь непочатый край.

Вначале Аня никак не могла понять, почему Стас пригласил стилистов так рано. До вечера еще столько времени! Что же это получается? Придется еще полдня ходить с макияжем и прической? Глупости какие-то! Но когда Леша взялся за работу, девушка осознала, сколько всего ей предстояло выстоять.

Алексей был невысоким и худым блондином. В левой брови он носил сережку и имел привычку постоянно трогать ее, когда находился в раздумьях. Посадив Аньку на стул, он обошел ее, осмотрел со всех сторон, потом остановился и нахмурился. Девчонка был хороша собой, но эти волосы, которые никогда не знали, что такое кондиционер и кожа без капли увлажняющего крема раздражали Лешку. Он не знал, за что хвататься в первую очередь. Немного успокоившись, маэстро решил, что Аня — это вызов его мастерству. Если Алексею удаться в кротчайшие сроки сделать из этой невзрачной девчонки настоящую королеву, то он сможет с уверенностью заявить о свое непревзойдённом таланте.

Аннушка молча терпела все те издевательства, что над ней совершал Леша. Девушка опасалась, что ей вот-вот выдернут все волосы, а кожу на лице снимут вместе с бесчисленным количеством питательных масок. На самом деле, это были лишь преувеличение, но с непривычки, все чувства резко обострились.

— Что вы делаете? — в ужасе спросила Аня, когда заметила в длинных пальцах Леши ножницы.

— Станислав Павлович хочет, чтобы я немного укоротил твои волосы, детка, — парень подмигнул.

— Но я не хочу, мне нравятся мои длинные волосы.

— Перестань, — Алексей наморщил нос. — Кончики, у тебя посечённые и я бы в любом случае их обрезал. Так что, сиди и получай удовольствие.

Анька вздохнула, но ничего больше не сказала против, хотя внутренний голос вновь напомнил о том, что девушка больше похожа на куклу, чем на человека, раз позволяет с собой делать всё, что взбредет в голову Стасу. Аннушка тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивых мыслей. Ничего подобного! Это всего лишь волосы и поводов для опасений просто не может быть.

После того как макияж и прическа были готовы, за дело взялась Ольга. К Аниному счастью, девушка вела себя менее категорично, нежели ее коллега. Оля расспросила об Анькиных предпочтениях в одежде, внимательно изучила ее гардероб вместе с теми вещами, что купила Ангелина и остановила выбор на двух нарядах. Первый — серебристое платье с открытой спиной и длинным подолом. Ане, конечно, нравилось эта платье, но оно было уж очень открытым, да и прическа в виде высокого хвоста с несколькими выбитыми прядями не совсем сюда подходила. По крайней мере, так Ане казалось. К тому же все синяки на ее теле сейчас не позволяют надеть подобный откровенный наряд.

Вторым вариантом оказался элегантный комбинезон черного цвета с V-образным вырезом на груди, рукавом в три четверти и узким серебристым поясом на талии. Этот наряд нравился Аньке значительно больше, и этого не могла не заметить Ольга.

— Вам нравится? — вежливо спросила она.

— Да, — застенчиво ответила Аннушка.

— Замечательно, тогда давайте я вам помогу одеться, а после подберу обувь.

— У меня на самом деле не так уж и много обуви, — честно призналась Аня.

— Не волнуйтесь, я с собой привезла целый чемодан. Станислав Павлович мне вас описал и предупредил насчет одежды, поэтому я взяла только обувь, что по размеру должна вам подойти.

— Хорошо, я… Я смогу сама одеться, если что, — Анька нервно потеребила пояс своего халата, пряча свой смущенный взгляд.

— Не нужно стесняться, — беззаботно заявила Оля. — Это моя работа и я уже стольких моделей видела без одежды. Тем более, на этом комбинезоне очень деликатная ткань и нужно осторожно его надевать, — девушка говорила мягким, но в то же время таким тоном, что не терпел возражений.

Аня быстро сняла халат, судорожно поправила бретельку на бюстгальтере и потянулась за своим нарядом на этот вечер. Она уловила удивленный взгляд Ольги, которая непременно заметила на теле своей клиентки все эти синяки и крупный укус на плече. Стало невыносимо стыдно, но Оле стоило отдать должное — она тактично сделала вид, будто ничего такого особенного не увидела. Она помогла Аньке одеться, расправила все складки и аккуратно застегнула пояс.

— Одну секунду, — Ольга вышла из спальни и через несколько секунд вернулась с серебристыми босоножками и черной сумочкой на цепочке. — Это дополнит ваш лук. Примерьте, — она протянула босоножки.

Обувь оказалась на приличном каблуке и Аня побоялась, что не сможет на них даже стать. Но к удивлению, эти босоножки оказались поразительно устойчивыми и удобными.

— Взгляните на себя, — Ольга подвела Аньку к зеркалу. — Вы просто красавица. Думаю, какие-нибудь сережки не слишком вычурные вам тоже подойдут. Никогда нельзя перебарщивать с украшениями и красками. Помните, что классика всегда выгодно смотреться.

— Это правда я? — Аня смотрела на девушку в отражении, такую красивую и идеальную, прям как те женщины из дорогого бутика.

— А кто же еще? — Оля улыбнулась.

Анька видела свои густо-накрашенные черными тенями глаза, что сейчас больше напоминали кошачьи, губы, подкрашенные матовой помадой нежно-розового переходящей скорее в песочный цвет. Никогда прежде девушка так не красилась, даже на свой выпускной бал в школе. Единственное, что омрачало эту безупречность — несколько синяков, что отчетливо были видны на груди. Взгляд моментально потускнел.

— Сейчас исправим, — Ольга снова куда-то ушла, а потом вернулась с флаконом тонального крема. — Лешке лучше не вникать во все подробности, — зачем-то сказала девушка и аккуратно «спрятала» синяки за небольшим слоем тонального средства. — Теперь, всё идеально.

Аня вновь глянула на себя. И вправду — теперь всё действительно идеально.

Через несколько минут в дверях спальни появился Стас. Если до этого момента Аннушка была убеждена в том, что сейчас именно она — само совершенство, то при возникновении Быстрица, девушка отчётливо поняла насколько ошибалась в своих суждениях.

Раньше Аня видела Стаса в обычных деловых костюмах. Они и не портили его, но и не украшали. Быстриц был похож на простого занятого человека, который не выпускал из рук телефон. Особых украшений Стас тоже не носил, и Анька как-то быстро привыкла к этому невозмутимому образу. Теперь же Быстриц предстал перед ней в черном смокинге и ослепительно-белой рубашке. Его волосы были аккуратно зачесаны назад, а серебристого цвета галстук красиво переливался в свете электрических ламп. Девушка не сразу поняла, что его галстук идеально подходит к ее туфлям и ремешку. Да и вообще, они вместе очень гармонично смотрелись. Аня не знала, задумано ли так было изначально или это всего лишь совпадение. В любом случае ей нравилось то, что она перед собой видела. Этот смокинг так удачно подчеркивал крепкую фигуру Стаса и, кажется, что она выглядела еще больше, чем есть на самом деле.

Быстриц в свою очередь стоял в своем новом костюме с гордо поднятой головой и непроницаемым взглядом, за которым тщательно скрывалось чувство искреннего восхищения. Он был готов к тому, что стилисты отлично поработают над образом Ани на этот вечер, но ТАКОЙ результат просто ошеломил. Аннушка выглядела невероятно, она была именно той женщиной, которую Быстриц всегда хотел иметь в своей личной коллекции. Стас был рад тому, что интуиция его не подвела, и он выбрал правильную девушку. Благодаря Оле и Лешке внутренняя сексуальность Ани проявилась теперь и снаружи. Это так чертовски заводило!

Быстриц молча подошел к девушке, заглянул ей в глаза, вдохнул приятный аромат духов, едва заметно улыбнулся.

— Ты всех сразишь наповал, — тихо проговорил Стас, восхищаясь Аней, будто она была его личным трофеем.

* * *
Автомобиль размеренно ехал по дорогам вечернего города. В салоне играла тихая мелодия, которая отлично успокаивала и даже пробуждала желание немного поспать. Аня смотрела в окно, пока Стас вновь с кем-то разговаривал по телефону, обсуждая поставку какой-то продукции на склад. Всё казалось идеальным, даже слишком. Аннушка прислушалась к своим ощущениям и в один момент поняла, что ее мучает плохое предчувствие. Она не знала, с чем это связанно, ведь никаких причин для беспокойства нет.

Чтобы немного отвлечься от беспочвенных опасений, Аня достала из сумочки свой телефон и проверила список входящих вызовов. Пусто. Сердце больно кольнуло. Как бы она не злилась на Кристину, а всё равно хотелось ей позвонить.

— Как приеду из командировки куплю тебе новый телефон, этот уже никуда не годиться, — вдруг заявил Стас, включая свой лэптоп.

— Меня и этот вполне устраивает, — Анька глянула на свой мобильник и не нашла в нем ничего такого, чтобы сменить его.

— Нет-нет, так не пойдет, — Быстриц отрицательно покачал головой и вновь углубился в свои дела.

Через полчаса автомобиль остановился у высокого здания, что подсвечивалось разноцветными лампочками. Вокруг уже собралось много людей, и откуда-то сверху доносилась живая музыка. Анька сильно разнервничалась, представив, что через несколько секунд ей предстоит показаться на людях. Ладошки внезапно стали мокрыми.

Стас застегнул пуговицу на своем пиджаке и поправил узел галстука. Быстриц выглядел совершенно спокойным, будто его ни капли не волновала вся эта толпа гостей. Хотя, наверное, так оно и было.

— Готова? — обратился Стас к Ане.

— Кажется да, — неуверенно ответила она.

— Всё будет в порядке.

Хотелось на это надеется, но плохое предчувствие никуда не делось, и это был плохой знак.

Глава 19

Женщины с любопытством настоящих хищниц рассматривали новую девушку Стаса. Их колкие взгляды заставляли мороз бегать по коже. Столько надменности и напыщенности присутствовало в этих дамах, облаченных в самые изысканные наряды. Аня отчетливо чувствовала заинтересованность, что была направлена на ее скромную персону. Сначала, как только девушка оказалась в здании с высоким потолком и узорчатым мраморным полом, она думала, что вдруг разыгравшаяся фантазия рождает в ее сознании ложные утверждения. Но это оказалось не так. Женщины действительно бросали в сторону Ани оценивающие взгляды и делали они это настолько неприкрыто, что невозможно было не смутиться.

Аннушка решила, что ни на шаг не отойдет от Стаса. Она видела в нем олицетворение защиты и полной безопасности, связано это был с абсолютным спокойствием Быстрица и уверенностью в каждом его движении. Отчаянно хотелось, чтобы Стас поделился хотя бы частью своего умиротворения, но навряд ли это изменило бы ситуацию.

Услужливый официант подал бокалы с шампанским. Аня сделала большой глоток прохладного напитка, желая избавиться от пожара, что царил внутри нее. От неловкости у девушки покраснели щеки, и она чувствовала насколько сильно они стали горячими.

— Стас! — внезапно рядом показался пожилой мужчина в сером смокинге и с бокалом виски в руках. — Не ожидал тебя здесь увидеть, ты постоянно весь в работе.

— Решил выделять один вечер, — Быстриц сдержанно улыбнулся и крепко сжал в своей руке ладонь Ани.

— Что это за прелестное создание сегодня с тобой? — мужчина перевел взгляд в сторону Ани и на несколько секунд остановил свое внимание на глубоком декольте.

Девушка окончательно смутилась, и ей захотелось прикрыться чем-нибудь таким, чтобы никто ее не видел.

— Это моя девушка — Анна, — ответил Стас, целуя ее в висок.

— Не дурно, одобряю, — хмыкнул мужчина и направился к другому знакомому, который замелькал на горизонте.

— Как тебе здесь? — поинтересовался Быстриц, провожая взглядом товарища по работе.

— Неуютно, — честно ответила Аня. — Почему они все так сморят на меня?

— Потому что, завидуют, — Стас едва заметно улыбнулся и поцеловал Аннушку в губы.

— Так-так, кого я вижу! — к паре подошла эффектная блондинка в облегающем красном платье.

При виде на эту женщину сердце Аньки отреагировало как-то по-особенному. Внутри тут же вспыхнула определенная доля неприязни, и повеяло духом соперничества. Хотя никаких предпосылок для такого поведения не было. Просто женщина с красивыми густыми волосами, выразительными глазами и безупречной фигурой.

— Виктория, — Стас отпустил Аню и раскрыл свои объятия для этой женщины. — Рад тебя видеть.

— А я как рада, — Виктория так странно улыбнулась и Аньке почему-то это совсем не понравилось. Зародилось такое чувство, что кто-то нагло посягнули на ее мужчину.

— Очень красивое платье, все мужчины сойдут с ума, — отметил Быстриц с широкой улыбкой на лице.

— Льстец, — засмеялась Виктория, бросая в сторону Стаса кокетливые взгляды. — Представишь мне свою спутницу?

— Анна, — тут же ответила Анька, не ожидая, когда это сделают за нее.

— Замечательно имя, кажется, оно обозначает «благосклонность», — женщина окинула оппонентку быстрым оценивающим взглядом и нехотя отметила про себя, что Анька выглядела достойно.

— Благодарю, а ваше имя обозначает победу, если я не ошибаюсь.

— У тебя непревзойденный вкус, Стас, — с кривой усмешкой произнесла Вика.

— И кто теперь из нас льстец? — Быстриц обнял Аню за талию и поцеловал ее в макушку. — Кстати, как обстоят наши дела со сделкой?

— Мои адвокаты изучают контракт, думаю, что через пару дней я дам тебе свой окончательный ответ.

— Отлично, — Стас случайно взглядом нашел среди гостей своего старого приятеля. — Дамы, я вас на пару секунд должен покинуть, — вежливо заявил Быстриц.

Аня не успела возразить или хоть что-нибудь сказать в ответ. Стас быстро чмокнул ее в губы и поспешил на встречу к приятелю. Перспектива даже пару секунд находиться в компании Виктории Аньке совсем не нравилось. Было в этой женщине что-то такое, что отталкивало.

— Стас мне говорил, что вы приехали сюда поступать, — произнесла Вика, делая маленький глоток шампанского из своего фужера.

— Да, именно так, — кратко ответила Аня, не выпуская из поля зрения массивную фигуру своего мужчины.

— И как? Поступили?

— Да, всё, к счастью, хорошо сложилось.

— Анна, вы боитесь меня? — вопрос прозвучал с неприкрытой насмешкой.

— С чего вы это взяли? — Аня посмотрела на Вику.

— Ну, как минимум вы нервничаете в моем присутствии.

— Это не так, просто я не в восторге оттого, что Стас обсуждает меня с вами.

— Не стоит злиться, мы со Стасом просто хорошие друзья и он часто со мной делиться своими переживаниями, мыслями.

Ане пришлось приложить максимум усилий, чтобы на ее лице не отразилось ни единой эмоции, которые в тот момент переполняли ее изнутри. Вика добивалась ответной реакции на свои слова, в которые она явно вкладывала особый смысл и Анька это понимала, поэтому и сдерживала себя.

— Да, Стас очень общительный человек, но впредь я надеюсь, что его мысли и переживания будут касаться исключительно нас, без третьих сторон, — каждое слово было озвучено предельно спокойным и твердым тоном, отчего Аннушка испытала за себя невероятную гордость.

— Надейтесь, надежда вселяет в человека уверенность, — Виктория расплылась в скупой улыбке и куда-то ушла.

Аня глянула вслед женщине и непроизвольно нахмурилась. Эта Вика определенно была еще той стервой и не исключено, что со Стасом у нее могло быть нечто большее, чем просто беседы по душам. Стало даже как-то мерзко, но радовала то, что Стас никакого особого интереса не проявил к этой особе.

Глотнув еще шампанского, Анька поставила пустой бокал на ближайший стол и стала терпеливо ожидать возвращения Быстрица. Без него, она себя здесь чувствовала абсолютно незащищенной и обнаженной, внутреннее напряжение буквально всё сдавливало внутри.

— Мое почтение, — рядом с Аней возник невысокий мужчина средних лет с легкой щетиной на щеках и широкой белозубой улыбкой. — Я случайно заметил, что вы скучаете в одиночестве.

— Вы ошибаетесь, я совсем не скучаю, — вежливо ответила Аня.

— Как же? — удивился мужчина. — Вы стоите совсем одна, и мне кажется, что немного грустите. Улыбнитесь, вокруг вас ведь замечательный праздник. Такой красавице как вы не к лицу печаль.

Анька смущенно улыбнулась и покраснела из-за того, что ее осыпал комплементами совершенно незнакомый человек. Такие лестные слова потешили бы самолюбие многих девушек, и Аннушка не стала исключением.

— Андрей, — представился мужчина.

— Аня.

— Очень приятно, Анна, — Андрей как настоящий кавалер поклонился и поцеловал девичью руку.

Анька совсем уже покраснела, впечатленная уточнёнными манерами этого молодого человека. Но радость и смущение продлились не долго, когда она увидела на горизонте Стаса. Он ей напомнил ту же черную тень, как это было в клубе, в который Анька пришла по приглашению Никиты. Правда по мере приближения Стаса, он всё больше напоминал не тень, настоящую грозовую тучу, что несет за собой неминуемую бурю.

— Стас, здравствуй, — всё так же улыбаясь, поздоровался Андрей.

— Привет, — недовольно ответил Быстриц, хватая Аню за руку, будто этим жестом демонстрируя свое полное право на девушку.

— Так вот кому принадлежит красавица, — с неприкрытым разочарованием произнёс Андрей. — Стас ты прям как дракон, охраняешь свое сокровище даже на расстоянии.

Ане не очень понравилось то, что ее считают некой вещью, что просто обязана кому-то принадлежать. Девушка сама сделала свой выбор и это уже должно исключать возможность какой-то нелепой принадлежности.

— Когда вокруг ошиваются всякие только и успевай, что охранять, — нервно бросил Стас и повел Аню куда-то прочь от толпы.

— Куда мы идем?

Ответа никакого не последовало, вместо него Быстриц еще крепче сжал Анькину руку, тем самым причиняя боль. Такое поведение насторожило и даже немного напугало. Стас завернул куда-то за угол и толкнул Аню в небольшой проем скрытый во тьме. Каждое движение мужчины было четким и уверенным, будто он знал все закоулки в этом огромном здании.

— Что происходит? — панически спросила Аня, пытаясь в темноте разглядеть облик Стаса. Не то, чтобы она боялась мрака, просто вся эта ситуация немного пугала. Только что они находились среди гостей, и в целом всё было в норме. Сейчас же Быстриц был злее самого черта, девушка нутром чувствовала его злость. Неужели дело в этом Андрее? Быть такого не могло, потому что Андрей не сказала, и не сделал ничего такого, чтобы злиться на него.

— Ты принадлежишь только мне, — собственнически и даже с долей фанатизма прошептал Стас, поворачивая Аню к себе спиной.

— Что с тобой? — девушка даже улыбнулась, предполагая, что это какая-то шутка.

— Я должен быть уверен, что ты принадлежишь исключительно мне, — с жаром проговорил Быстриц, резко потянув молнию комбинезона вниз.

Аня хотела повернуться, но Стас ее прижал к холодной стене и быстро потянул комбинезон вниз.

— Нас же могут увидеть, — в страхе проговорила девушка.

— Не увидят.

По обнаженной коже прошелся мороз, а вероятность быть пойманными на горячем стала дико возбуждать. В этом было нечто запретное, порочное и однозначно пленительное. Прохладные пальцы Стаса скользнули между Анькиных ног и через тонкую ткань нижнего белья коснулись клитора. Девушка немного напряглась, чувствуя, как ее тело начинает возбуждаться. В этом было нечто особенное — разум понимает весь происходящий порок, а тело радуется.

Отодвинув край белья в сторону, Быстриц одним, а затем и вторым пальцем проник в Аню, наслаждаясь ее влагой. Ему нравилось осознавать, что эта девушка лишь от одного его прикосновения уже готова к большему. Она действительно в руках Стаса была куколкой, и этот факт рождал в его мозгу неведомые ранние импульсы, что разносятся по всему телу волной приятной дрожи.

— Ты когда-нибудь удовлетворяла саму себя? — горячо прошептал Быстриц, начиная медленно вводить и выводить свои пальцы из Ани.

— Нет, — послышался робкий ответ.

— Почему?

— Не знаю.

— Как-нибудь я хочу увидеть этот зрелище, — Стас заулыбался и принялся двигать пальцами быстрее и резче.

Аня закусила губу и откинула голову на плечо Быстрица. Внутри нее всё начало пульсировать и хотелось застонать, закричать, сделать хоть что-нибудь, чтобы ослабить этот незримый узел внутри ее живота.

— Нельзя, — прошептал Быстриц, улавливая настроение Ани и покусывая нежную мочку ее уха.

— Не могу, — тяжело дыша, ответила девушка, прикрывая глаза.

Стас быстро стянул со своей шеи галстук и надел его на шею Аньки. Затянув узел до придела, он намотал другой конец галстука на свое запястье и потянул узел на себя. Девушка захрипела и, открыв глаза с опаской посмотрела на Быстрица. Она не видела его лица, но была уверена, что сейчас оно буквально сияет удовольствием.

Вынув пальцы, Стас, не медля расстегнул ширинку, высвободил свой возбуждённый член и одним уверенным, резким движением вошел в Аньку во всю длину. Она бы закричала от такого резкого вторжения, но тугой узел галстука заглушил звуки и из горла вылетел лишь сдавленный хрип.

— Хорошая девочка, — одобрительно прошептал Стас, не прекращая своих движений.

Его пальцы вновь вернулись к клитору и принялись его ласкать. Аня боялась, что просто сойдет с ума от всей остроты чувств, что дарил ей Стас. Невозможность нормально дышать, жесткие толчки и мастурбация, разрывали привычную реальность, заставляя сконцентрироваться лишь на собственном наслаждении, что неумолимо подбиралось к самой вершине.

Быстриц трахал настолько сильно и настолько умело, что внутри все разрывалось в клочья и рождалось заново. Его большой упругий и горячий член, пальцы, которые не прекращали терзать набухшие клитор, губы, которые осыпали шею поцелуями — всё это было похоже на некую симфонию, что призвана дарить наслаждение.

Когда перед глазами Ани заплясали цветные точки то ли от перевозбуждения, то ли от нехватки воздуха, Стас окончательно озверел и его темп увеличился до немыслимых приделов. Натянув галстук как можно сильнее, Быстриц услышал хриплые и откровенно устрашающие хрипы, именно это довело его до оргазма, что прошил всё его тело острым и даже чуточку болезненным наслаждением.

— Ты в порядке? — спросил Стас после долгой паузы.

Аня стянула с себя галстук, глубоко вздохнула и прижалась горячим лбом к прохладной стене. Ноги почти не держали и девушка опалась, что может вот-вот упасть. Между бедер всё горело, а тело нежилось в отзвуках оргазма.

— Да, — практически беззвучно ответила Анька.

— Давай я помогу тебе одеться и проведу в уборную, — проговорил Стас, выкидывая в ближайшую урну свой шелковый платок, безнадёжно испачканный его спермой.

Аня мыла руки и пыталась окончательно прийти в себя. Ноги всё еще были словно желе, а сердце никак не желало успокаиваться. Девушка старалась думать о чем угодно, только мысленно не возвращаться к тому разврату и пороку, что недавно произошел в темном углу длинного коридора. Анька испытывала чувство стыда, но вместе с тем и полное удовлетворение как физических таких и психических потребностей. Эта новизна ощущений открывала абсолютно неизведанный мир. Даже галстук на шеи, что больше напоминал удавку Аню совсем не пугал. Безумие!

Выключив воду, девушка глянула на себя в зеркало, чтобы оценить причинённый сексом ущерб макияжу. К удивлению, всё было в порядке, правда тональный крем немного смазался на шее, и были видны синяки. Аня не растерялась и достала из сумочки маленький флакон тонального средства. Оля настояла на том, чтобы Анька обязательно взяла этот флакончик и не прогадала.

Когда всё было приведено в полный порядок и ничто не указывало на недавний спонтанный секс, девушка глубоко вздохнула, пригладила волосы, поправила рукава и была готова вновь выйти в зал.

Только-только закрыв за собой дверь уборной, Аня лицом к лицу столкнулась со своей сестрой. Шок от неожиданной встречи оказался ошеломляющим.

— Анюта? — не менее удивлённо спросила Кристина, окинув девушку изучающим взглядом. — Какими судьбами ты на вечере, что посвящен крупному банкиру?

Глава 20

— Я со Стасом пришла, — Аня пыталась не замечать на себе изучающего взгляда старшей сестры.

— Знаешь, а я тебя сразу и не узнала, богатой будешь, — Кристина так засмеялась, будто и не помнила всех тех ссор, что раннее произошли между сёстрами.

— Как твои дела? — Аннушка понятия не имела, о чем разговаривать. Чувство обиды всё еще жило в ней, и делать вид, словно ничего не происходит — сложно.

— Отлично, — как-то возбужденно ответила Крис. — Один толстосум буквально умолял меня на каленьях, чтобы я на этот вечер составила ему компанию. Пришлось сжалиться над беднягой и пойти с ним.

— Ясно.

— А ты как? Судя по твоему внешнему виду, ты отлично устроилась, — Кристина прикоснулась к ткани комбинезона, будто бы наощупь пытаясь определить его стоимость.

— Всё хорошо, поступила в университет, вот скоро уже на учебу.

— Слушай, Анют, я так за тебя рада. Ты у нас большая молодец. Хоть у кого-то в семье должно быть образование.

— Что происходит? — прямо спросила Аня, искренне не понимая, с чего это на ее сестру внезапно напал прилив родственных нежностей.

— Ты о чем? — Кристина натурально удивилась

— Да обо всём этом. Ты разве забыла, при каких обстоятельствах мы расстались?

— Ань, ты всё еще злишься на меня? Ну, прости меня дуру, из-за работы нервы совсем стали ни к черту, вот я и срывалась на тебе. Мне правда очень жаль за то, что я себя так некрасиво повела с тобой.

— Кристин, ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь и как остро переживаю все эти скандалы.

— Конечно, знаю, — Крис обняла младшую сестру. — Прости меня идиотку.

Аня хотела верить в искренность раскаянья сестры, но что-то внутри нее противилось и всячески отторгало слова Кристины. Анька смотрела в голубые глаза старшей сестры и не видела в них ничего, чтобы послужило намеком на сожаление и это не могло не ужасать. Она любила Крис всем сердцем несмотря ни на что, а взамен… Взамен получает лишь лицемерный взгляд. Аня не понимала, почему всё именно так? Почему в нынешнем мире кровное родство уже ничего не значит.

— Может, вернемся в зал? — спросила Кристина, уже взяв Аню за руку и ведя прочь из коридора.

Гости всё так же мирно общались между собой и угощались различными кулинарными изысками.

— Слушай, у тебя такая классная сумочка, — пролепетала Крис. — Что это за марка? «Шанель»? Очень крутая, наверное, стоит баснословных денег!

Анька глянула на свою сумочку и не нашла в ней ничего особенного, чтобы так восхищаться ею. Да, красивая и удобная, но это же всё-таки вещь, просто вещь.

— Если честно, то я не знаю, — ответила Аня.

— Ну, ничего, — со снисхождением произнесла Кристина, будто бы разговаривая с несмышлёным ребенком. — А где твой кавалер? Что-то я его не вижу.

— Наверное, где-то здесь затерялся или общается с очередным приятелем, — Аннушка взглядом поискала Стаса, но нигде его не нашла. Сейчас она в нем нуждалась так сильно, как никогда раньше.

— Наверное, с остальными мужчинами обсуждает приумножение своей прибыли. Они этим любят заниматься, уж поверь мне. Раз пока никого из наших нет, выйдем на улицу? Я жутко хочу курить.

У Ани была одна дурная черта в характере, которую девушка ненавидела всем сердцем. Она не могла просто сказать «нет» и, развернувшись, уйти. Вот просто не могла. Ей не нравилось, что Кристина руководит тем, куда им нужно идти. Не нравилось, что сестра интересуется, что и сколько стоит. Но при всём при этом не получалось сказать «нет». Для того чтобы Анька вышла из себя нужно хорошенько постараться и в данную секунду девушка чувствовала, что Крис вот-вот переполнит чашу ее терпения.

— С этой работой можно окончательно чокнуться, — причитала Кристина, вынимая из своей дизайнерской сумочки пачку ментоловых сигарет.

— Так найди что-нибудь менее трудное, — предложила Аня, рассматривая асфальт под своими ногами.

— А где же найти? Везде трудно, для меня идеальный вариант — найти богатенького папика, чтобы он содержал меня и был холост, можно и пожилого возраста. Туда-сюда и всё наследство остается у меня. Вот это жизнь!

— Уж слишком цинично, — Аня нахмурилась, корыстные мысли Кристины неприятно резали слух.

— Та ладно тебе, — старшая сестра стряхнула с сигареты пепел. — Ты тоже очень хорошо устроилась, не подумай, я не осуждаю тебя. Каждый по-своему борется за место под солнцем.

— Я не хочу, чтобы Стас отправился на тот свет, а его деньги достались мне. Я вообще не хочу его денег.

— Оно и видно! — Кристина рассмеялась, указывая жестом на Анькины вещи.

— Он захотел, чтобы я так оделась, — почему-то начала оправдываться Аннушка.

— Ой, та ладно! Я всё прекрасно понимаю, это твое личное дело. А насчет Стаса, я так тебе скажу — он тебе совсем не нужен. Ты заслуживаешь другого мужчину, а не этого похотливого козла.

Аня удивленно уставилась на Крис. Внутри неожиданно взыграло острое чувство защитить Стаса перед старшей сестрой. Девушке совсем не понравилось высказывание Кристины, даже больше того, оно вызвало прилив омерзения.

— Всё, что у Стаса было до меня — меня не касается, — твердо ответила Анька.

— Это правильная позиция, сестренка, — Крис сделала затяжку и медленно выпустила дым в небо. — Но если у него и вовремя тебя есть еще какие-нибудь отношения, как быть в этой ситуации? Я не хочу, чтобы он тебе навредил.

В словах старшей сестры улавливались ноты лицемерия и это коробило. Еще недавно она сама хотела быть со Стасом, а теперь внезапно он стал плохим. Хотя, та женщина… Виктория… Анька всё еще не могла отделаться от чувства, что у ее мужчины с этой женщиной что-то было. И не исключено, что их отношения всё еще развиваются. Нет, этого не может быть. Аня не имела никаких оснований, чтобы до конца верить Стасу, но почему-то так сильно этого хотелось.

— Тебя не напрягает, что он никогда не был женат и детей у него нет? Знаешь, в его возрасте у мужчин уже есть либо семья, либо развод. Хорошие мужчины долго в холостяках не ходят, — продолжала свои рассуждения Кристина.

— Хватит, — резко оборвала Аня. — Я вижу все твои слова раскаянья полная ерунда. Думаешь, если станешь меня настраивать против Стаса, то я поведусь на это? Не дождешься.

— Ты чего? Я же просто…

— Нет, Крис, не просто. Знаешь, мне всё это уже осточертело, понятно? Мои отношения со Стасом тебя ни капли не касаются, и ты можешь думать о нем всё, что захочешь. Только сделаю одну услугу, оставь свое мнение при себе, хорошо? — Аня развернулась, чтобы уйти, но чуть не врезалась в Стаса, который бесшумно подошел к ссорящимся сестрам.

— Дамы, что тут за жаркие споры? — с легкой улыбкой на губах спросил Быстриц.

— Нет никаких споров, — нервно проговорила Анька и, оттолкнув от себя Стаса, вернулась в помещение.

Мужчина провел свою внезапно взбунтовавшуюся куколку неодобрительным взглядом, затем медленно перевел внимание на Кристину.

— Что делаешь здесь? — даже без намека на вежливость спросил Быстриц.

— Тебя это не касается, — хохотнул Крис, и продолжила курить.

— Слушай сюда, — прошипел Стас, выбив из ее рук сигарету и больно схватив за плечи. — Если будешь маячить у меня перед носом, я тебе ноги вырву. А продолжишь капать Ане на мозги или хоть как-то ее обижать, я лично пристрелю тебя, уяснила?

— Вы только посмотрите, — Кристина слабо улыбнулась, хотя внутри всё тряслось от страха. — Кажется, наш малыш влюбился.

Быстриц ничего на это не ответил, он лишь несколько секунд пронзительно всматривался в эти хитрющее голубые глаза, борясь с соблазном, причинить Крис невероятную боль прямо сейчас. Таких стерв Стас никогда не мог выносить, но если бы он поддался жестокому позыву, то только бы подтвердил слова этой шлюхи.

— Я тебя предупредил, — Быстриц отпустил Кристину и пошел искать свою спутницу.

Аня до дрожи во всем теле испытывала злость, даже не злость, а самую настоящую ярость. Хотелось что-нибудь разбить или сломать. Никогда прежде девушка не доходила до такой запредельной точки кипения. Аннушка злилась и на себя, и на сестру, и даже на Стаса. Все мысли и чувства сплелись воедино, и Анька просто запуталась в них.

Вечер ей стал ненавистен, и жутко захотелось поскорее покинуть это место. Можно было стерпеть многое: колкие взгляды со стороны женщин, издевательские реплики Вики, но собственная сестра стала уже явным перебором. Такое ощущение, что это совсем другой человек, который только претворяется Кристиной. Столько цинизма и эгоизма! Да, Аню оскорбило то, как о Стасе отзывалась Крис и это, пожалуй, злило больше всего.

Девушка и так себя чувствовала какой-то шлюхой, а теперь… Теперь этот факт лишь непроизвольно укреплялся в ее сознании. Может, Кристина права и Анька такая же, как и она? А почему нет? Быстриц поселил Аню у себя, кормит ее всякими изысками, не скупиться на одежду и прочее. В таких условиях совсем не трудно прикинуться влюбленной дурочкой. Омерзительно! Аннушка скривилась. Да не нужны ей все эти деньги и дорогие вечера! Не нужны!

— Ты в норме? — большая теплая рука Стаса опустилась на плечо Ани.

— Нет, — бросила она, хмурясь. — Я хочу уехать отсюда.

— Что произошло?

— Ничего, я просто хочу уехать отсюда, — психуя, ответила девушка, стряхивая с себя руку Быстрица.

— Ты сейчас себя ведешь неразумно, — предостерегающе заявил Стас.

— Плевать, поеду сама, — Анька быстро пошагала в сторону выхода.

На улице внезапно поднялся ветер, что немного остудил пыл.

— Ты многое себе позволяешь, — Быстриц спустился по ступенькам и насильно повернул Аню к себе лицом.

— А что я могу себе позволить? М? Может, ты мне расскажешь?

— Не говори со мной в таком тоне, девочка.

— А то что? Что?

— Поговорим дома.

Домой оба вернулись не в самом хорошем расположении духа. Анька всё еще злилась, но, кажется, понемногу всё-таки начала успокаиваться. Хотелось поскорее снять с себя этот дурацкий наряд, принять душ и забыться во сне, но у Стаса на этот счет было совершенно другое мнение.

— Что на тебя нашло? — спросил он, как только переступил порог квартиры.

— Ничего, — пробормотала Аннушка, разувшись, уйдя в гостиную.

— Нет, так дело не пойдет. Отвечай на мой вопрос прямо.

— Тебя это не касается.

— Еще как касается. Меня не устраивает то, что твоя сестрица поиграла у тебя на нервах, и теперь ты мне фыркаешь тут, — Стас пытался говорить сдержано, но это не совсем у него хорошо получалось.

— Ты сам дергаешь меня, — Аня бросила сумочку на диван и принялась нервными движениями расплетать волосы.

— Дергаю, потому что хочу понять, что с тобой происходит.

— Зачем тебе это нужно?

— Просто я должен и всё, — Быстриц пожал плечами.

— Я не хочу быть твой шлюхой, ясно?! — внезапно ворвалась Аня. — Не хочу, чтобы за секс ты мне платил! Не хочу терпеть на себе взгляды всех этих женщин, которые смотрят на меня так, будто я грязь под их ногами! Не хочу общаться с твоей «подругой» Викой! Не хочу, чтобы Крис думала, что я с тобой из-за денег! Этого тебе достаточно? — Анька перевела дух и резко отвернулась.

Некоторое время в комнате витала напряженная тишина, что просто сводила с ума. Аннушка глотала горькие злые слезы и ругала себя за то, что так истерично сейчас поступила. Она скрестила руки на груди и услышала, как Стас медленно к ней подошел. Девушка была практически уверена, что он вот-вот ее обнимет и это непременно ее успокоит.

— Давай обойдемся без истерик, — ровным тоном проговорил Быстриц и опустился в кресло. — Всё ведь было нормально, пока ты не поговорила с Кристиной. Она тебя пытается настроить против меня, потому, что завидует. Ей не выносима мысль, что ее сестра будет жить лучше, и ты должна это понять. Она ведь ничего совсем ничего для тебя не сделала, выкинула как дворовую собачонку и забыла. И ты должна была это понять прежде, чем поддаваться эмоциям.

Аня до боли закусила губу, с позором признавая правоту Стаса. Но было еще кое-что, что никак не давало девушке покоя.

— Почему ты никогда не был женат?

— Так сложилась моя жизнь, — просто ответил Быстриц.

— А что насчет детей?

— Я не собираюсь с тобой это обсуждать, — сухо произнес Стас, резко поднимаясь на ноги. — Мне нужно еще подготовиться к командировке, так что ложись спать без меня и не захламляй свою голову разной чепухой.

Глава 21

Когда Аня проснулась на следующий день, Стас уже уехал в командировку. Кроме связки ключей и внушительной суммы денег он больше ничего не оставил. Анька надеялась хоть на какую-нибудь маленькую записку, но видимо Быстриц настолько занятой человек, что ему нет никакого дела до всех этих глупых записочек.

За окном, как и вчера, стояла хорошая погода, и даже не верилось, что уже завтра наступит осень. Аня с ногами сидела на стуле и, обхватив двумя руками чашку, неторопливо пила зеленый чай. Из головы никак не выходили всякие плохие мысли по поводу вчерашнего вечера. Этот неприятный разговор с Кристиной оставил в душе неприятный осадок, потом еще скандал со Стасом. И чего Анька могла от него требовать? Да, он вроде бы и заявил о том, что отныне она его девушка, но всё равно всё было как-то не так. Ко всему прочему еще и жуткий сон приснился. Когда Аннушка только встала, то забыла его, а теперь, наслаждаясь ароматным чаем, вновь вспомнила.

Ей снился Стас, что совсем неудивительно в свете последних событий. Но он был какой-то не такой, как в реальности. Вроде бы внешность и одежда та же, а вот выражение лица такое измученное и болезненное. Он стоял в плохо освещенной комнате, а Анька почему-то остановилась на пороге. Потом в какой-то момент на руках Стаса появился маленький ребенок, закутанный в простыню, что была вся испачкана в крови и грязи. Ребенок так истошно кричал, а Быстриц старался всячески его успокоить, но затем просто уложил младенца в кроватку и вышел к Ане, закрыв за собой дверь. Это был жуткий сон, после которого еще долго не можешь прийти в себя.

Из размышлений и воспоминаний о ночном кошмаре девушку вывел чей-то совершенно неожиданный приход. В коридоре раздались два женских голоса, разговор шел о том, что сегодня не помешало бы вымыть окна в гостиной. На мгновение у Ани от сердца отлегло, ведь она помнила о том, что к Стасу в квартиру иногда приходит горничная. Но когда на кухне появилась женщина преклонного возраста в дорогом костюме персикового цвета, у Аньки отчего-то вновь сжалось сердце.

Судя по удивленному взгляду женщины, она тоже не ожидала здесь кого-то застать. Рядом с ней возникла еще одна гостья, низенькая и ничем не примечательная. Тут и без слов было ясно, что статная женщина — хозяйка, а низенькая — подчиненная. Аннушка с первой встретилась взглядом и с ужасом поняла, у кого уже раньше видела такие глаза. Большие и холодные, будто арктический лед. Тот же взгляд временами девушка наблюдала и у Стаса! Кажется, в гости к Быстрицу пожаловала его мать.

— Здравствуйте, — озадаченно произнесла женщина, внимательно рассматривая Аню. — Простите, а вы кто?

— Я, — Аннушка сглотнула и быстро встала со стула. — Анна, — голос дрогнул.

— И что вы здесь делаете, Анна? — женщина окинула быстрым взглядом кухню, будто ища какие-то доказательства, которые позволяют девушке здесь находиться. Вся эта ситуация выглядела жутко неловко.

— Живу, — слишком тихо ответила Аня, вцепившись рукой за край обеденного стола.

— Прошу объясниться, — женщина прошла на кухню, села на стул, а свою дизайнерскую сумочку поставила себе на колени.

Аннушка почему-то глянула в сторону горничной, будто бы ища защиту, но домработница поспешила ретироваться.

— Мы со Стасом пара, — набравшись смелости, ответила девушка.

— Вот как, — выражение лица женщины заметно смягчилось. — Позвольте, а это не вы вчера были с моим сыном на банкете?

— Я, — Аня положительно кивнула, чувствуя, насколько сильно сейчас ее сердце от волнения бьется в груди.

— Простите меня, что я не представилась. Просто раньше у моего сына здесь ночевали всякие особы, которых мне приходилось на утро выгонять, думаю, вы понимаете, о чем это я, — женщина смущенно заулыбалась и такая улыбка была ей очень даже к лицу.

Аня смутно понимала то, о чем ей говорили. Из своих предположений она поняла, что видимо у Стаса в квартире бывали ночные бабочки, и его матери постоянно приходилось с этим бороться. Аньке очень хотелось, чтобы Быстриц, а тем более его мама воспринимали ее как угодно, но уж точно не проституткой.

— Я Александра Вячеславовна, — женщина привстала и протянула руку.

— Очень приятно, — застенчиво ответила Аннушка и пожала руку.

— Стас проказник такой, ничего мне о вас не сказал, я узнала о его новых отношениях лишь от общих друзей.

— Мы относительно недавно вместе, — Аня плотней укуталась в халат, чтобы случайно не показать свои синяки.

— Ясно, а где вы учитесь или работаете?

— Поступила на первый курс журналистики, — тут же ответила девушка и словила озадаченный взгляд Александры Вячеславовны. — Мне двадцать, просто так сложились обстоятельства и раньше у меня поступить, никак не получилось.

— Вот оно что, — лицо женщины вновь прояснилось. — Знаете Анна, это прекрасно, что вы всё равно решили учиться несмотря ни на что. Это прекрасный подход.

— Спасибо.

— Я очень рада, что у Стаса наконец-то появилась девушка. Он много времени был один, какие-то интрижки вел, которые мне совсем не нравились. Я уж думала, что мой старший сын так и будет вести жизнь отшельника. Но теперь я встретила вас и моя душа немного успокоилась.

Ане, конечно, было приятно слышать такие слова, но она почему-то всегда была уверена в том, что отношения невестки и свекрови обязательно должны не заладиться. Видимо, это всего лишь стереотип. Но ведь многое может измениться, если Александра Вячеславовна узнает, что Анина семья самая обычная и не владеет никакими золотыми приисками.

— У меня есть прекрасная идея, — вдруг заявила женщина. — Пока Света будет заниматься уборкой, я приглашаю вас где-нибудь позавтракать. Вы еще не завтракали?

— Нет.

— Вот сейчас мы это и исправим.

Когда Аня с Александрой Вячеславовной вышли на улицу, то их тут же встретил охранник и личный помощник Стаса — Максим.

— Доброе утро, — вежливо поприветствовал он.

— Так, даже не смей начинать, — раздраженно проговорила женщина. — Мы сами в состоянии передвигаться по городу.

— Но Станислав Павлович поручил в его отсутствие везде сопровождать Анну.

— Мой сын постоянно хочет всё контролировать, — закатив глаза, произнесла Александра, обращаясь к Ане. — Максим, мы сами разберемся, а моему сыну можешь так и передать, что я под конвоем не собираюсь ездить. Подумать только! Уже нельзя спокойно выбраться на завтрак. Идем, дорогая, моя машина тут рядом стоит.

Анька послушно проследовала за женщиной, мысленно возвращаясь к инциденту с Максом. То есть оставить хоть какую-нибудь записку или объяснить, что к чему, пока Стаса не будет — это невероятно трудно. Лучше просто приставить охранника, без какого-либо согласия на это и молча уехать по делам.

— Садись, — Александра Вячеславовна подошла к небольшой красной машине, что по своей форме чем-то напоминала жука и отключила сигнализацию. — Мы поедем в мой ресторан, там тебе должно обязательно понравиться.

Аня кивнула и села вперед. В автомобиле приятно пахло то ли апельсином то ли яблоком, но аромат в любом случае был замечательным. Внутри девушки всё еще дрожало из-за переживаний. Она просто не верила в то, что сейчас едет завтракать с матерью Стаса. Вся эта ситуация казалась какой-то ненастоящей, будто из сна и уж точно не из самого хорошего.

— А как давно вы знакомы с моим сыном? — спросила Александра Вячеславовна, плавно выезжая на дорогу.

— Чуть меньше месяца назад, — ответила Аннушка, чувствуя себя на приеме у следователя. Правда, сейчас можно было не опасться, что к ней полезут приставать.

— Ну, Стас, ну проказник, ничего мне не говорил всё это время, — причитала женщина, и Ане даже стало смешно. Александра, несмотря на свое возмущение, говорила мягким тоном, в котором не было ни намека на злость.

В ресторане, куда приехала Анька, практически не было посетителей. Александра Вячеславовна, как только переступила порог своего детища, тут же дала распоряжение молоденькой официантке накрыть стол на двух персон на террасе.

— Как вам мой ресторан? — спросила женщина, обращаясь к Ане.

— Очень красивый, — и этот ответ был искренним. Аннушка действительно находила этот ресторан симпатичным, вокруг много пространства, невычурный интерьер и больше количество живых цветов.

— Благодарю, — Александра Вячеславовна улыбнулась. — Я сама разрабатывала дизайн ресторана, всё, что вы здесь видите, я самостоятельно продумывала. Если честно, то это очень трудное занятие, но я получаю такое колоссальное удовольствие от того, чем занимаюсь, что никогда даже не устаю.

— Это, наверное, большая удача, четко понять, к чему тянется душа, — размышляла вслух Аня, рассматривая серебристые узоры на гладких белых стенах помещения.

— Несомненно, — тут же ответила женщина. — А вы еще не определились, к чему тянется ваша душа?

— Пока что я только работаю над этим, — правда в мыслях Аньки в тот момент мелькнул совершенно другой ответ — ее душа тянулась к Стасу. Но это было бы крайне нелепо сказать, так же нелепо, как бы позволить Быстрицу прикоснуться к этой самой душе. Почему-то Аннушке казалось, что он ее сожжет дотла своими грубыми прикосновениями.

Расположившись на террасе, где тоже повсюду были расставлены большие горшки с цветами, Ане и Александре Вячеславовне подали достаточно увесистое меню, обтянутое черной кожаной обложкой. Девушке даже не нужно было его открывать, чтобы понять, насколько цены в этом заведение высоки. Чувство неловкости вновь окатило Аннушку с ног до головы.

— Я угощаю вас, — заявила Александра, листая меню.

— Можно на «ты», — застенчиво произнесла Аня.

— Хорошо, выбирай всё, что тебе понравится, — женщина была рада, что черта официоза наконец-то была пройдена.

— Я не очень голодна, — стала идти на попятную Анька.

— Давай хотя бы выпьем по чашечке кофе. Я стараюсь следить за фигурой, но тебе это явно ненужно, ты прекрасно выглядишь, так что какой-нибудь десерт тебя ни капли не испортит.

Аня почувствовала, что от смущения ее щеки вспыхнули. Она не хотела, есть за чужой счет, но в то же время просто не могла дать отказ, так как это явный признак дурного тона.

— Тогда я буду вишневый штрудель, — выбор был сделан на основе того, что кроме этого вида десерта из всех предложенных, Аня больше никакого другого и не знала.

— Это любимый десерт Стаса, — заявила Александра Вячеславовна.

— Правда? — Аннушка приятно удивилась.

— Правда. Стас просто обожает вишневый штрудель. Пусть он уже и взрослый, а в душе всё равно остался ребенком и сладкоежкой.

Аня заулыбалась, представив Стаса маленьким мальчиком, который с аппетитом поедает свое лакомство. Внезапно девушка загорелась идеей приготовить ему штрудель, когда Быстриц вернётся из командировки.

К столику подошла та же официантка, что ранее встретила гостей. Она быстро приняла заказ и бесшумно покинула террасу.

— Ну что же, теперь мы можем наконец-то спокойно поговорить, — произнесла Александра Вячеславовна, с любопытством поглядывая на Аню.

— Да, наверное, — смущаясь, ответила девушка.

— Ты не подумай, что я навязчивая и крайне любопытная особа. Просто Стас всегда воздерживался от того, чтобы познакомить меня со своей девушкой. Один мой сын уже давно женат и воспитывает детей, за него мое сердце не болит, а вот за Стаса, — Александра Вячеславовна тяжело вздохнула.

— Всё в порядке, — поспешила ее успокоить Аня. — Я ничего плохого и не думала. И почему это Стас вас ни с кем не знакомил? Уверена, у него было много женщин. Может просто боялся вашего неодобрения?

— Аннушка, бога ради, — женщина засмеялась. — Моего неодобрения? С меня никудышный критик. Я не из тех свекровей, которые постоянно лезут в личную жизнь своих сыновей. Мне ведь что нужно для счастья? Чтобы мои дети не знали горя и печали. Стас довольно скрытный и всегда всё держит в себе, он ведь только пытается быть невозмутим, но я-то знаю, какой он на самом деле. В конце концов, я его мать. Но Стас уже давно не мальчик и я не могу требовать от него чего-либо. Обычно, мне Боря рассказывает о его отношениях, что длятся не так уж и долго.

— Стас мне как-то немного рассказывал о вас. Он любит и очень ценит вас.

— Правда? — Александра Вячеславовна даже удивилась.

— Да, — кивнула Анька.

— Мы в последнее время так редко видимся, и я совсем ничего не знаю о его жизни. Собираемся только на праздники.

— Он просто много работает и не всегда находит время для семьи, но это не говорит о том, что он забыл о вас или о своем брате.

— Знаю, но работа — не жена. Как только Стас приедет из командировки, я потребую от него ответа, почему он нас не познакомил раньше, — Александра заулыбалась. — Ты мне очень нравишься, Аня.

— Вы мне тоже, хотя как только вас увидела, то страшно испугалась.

— Ты не обессудь меня. Просто бывали такие случаи, когда я заезжала к Стасу, то обнаруживала в его квартире разных девиц легкого поведения. Какой матери это понравится? Аннушка, не подумай, что я тебя сочла таковой просто, когда подобные случаи повторялись миллион раз, всё уже происходит на автомате.

— Я понимаю.

— Мне подумалось, что ты — очередная знакомая, но как только узнала, что именно вы вместе были на вечере, то сразу поняла, что ошиблась.

— И почему же? — Аня насторожилась.

— Стас никогда и ни с кем не выходил в свет. А раз он решился тебя представить своей девушкой, то между вами действительно серьезные отношения. Мне Боря рассказал о вашем совместном походе. Но я не думала, что застану тебя у Стаса в квартире.

Официантка своим приходом прервала беседу, принеся заказа, она вновь бесшумно удалилась.

— Ладно, оставим эти разговоры, — Александра Вячеславовна глянула на свои наручные часы, совсем как Стас, когда он куда-то спешил. — Лучше выпьем кофе и насладимся обществом друг друга, мне скоро нужно будет ехать по делам, но не беспокойся, я привезу тебя домой. И вот еще, — женщина сделала маленький глоток кофе. — Как только Стас вернется, я приглашаю к себе на ужин.

— Спасибо, надеюсь, он не откажется из-за работы.

— Пусть только пробует. Несносный мальчишка, — женщина вновь звонко рассмеялась.

Глава 22

Когда Аня вернулась в квартиру Стаса, то горничной Светланы уже не застала. Вокруг царил идеальный порядок, а панорамные окна до того были чисты, что казалось будто стекол и нет совсем. Девушка чувствовала себя счастливой оттого, что так прекрасно провела это утро. Александра Вячеславовна ей нравилась тем, что в ней отсутствовало высокомерие, которому так податливы богатые люди. Впрочем, когда приходиться пережить разрыв с мужем и в одиночку поднимать на ноги двоих детей, то о высокомерии быстро забываешь.

Жутко хотелось поделиться своими впечатлениями со Стасом, но достав свой телефон, Анька немного замялась. Она боялась помешать ему, но чувства так и переполняли ее. Мысленно девушка решила, что если Стас сбросит ее вызов, то названивать ему не станет, подождет, когда он освободиться и перезвонит сам.

Пальцы отчего-то мелко задрожали, когда Аннушка искала в списке контактов нужный номер. Собравшись с духом, девушка нажала зеленную кнопку и приложила телефон к уху. Ровно через два гудка, раздалась совсем не так реплика, которую Аня ожидала услышать:

— Какого черта ты не поехала с Максимом? — тон был суров.

— Я…, - девушка растерялась.

— Если я приставил к тебе охрану, то ты должна быть с ней везде, даже с моей матерью.

— Почему «даже»? — спросила Аня.

— Я веду к тому, что ты должна всегда находиться под присмотром вне зависимости с кем встречаешься, это тебе понятно? — голос Стаса от злости дрожал.

— Да, — тихо ответила девушка.

— Чего от тебя хотела мать?

— Ничего, мы просто позавтракали, она сказала, что как только ты приедешь с командировки, мы пойдем к ней на ужин.

— Ну а как же иначе? — с сарказмом произнес Быстриц, скорее обращаясь к самому себе. — Ни на секунду нельзя тебя оставлять одну, всем всё тут же становится любопытно, — недовольно проговорил он. — Завтра, чтобы в свой университет ехала только с Максимом, ясно?

— Да.

— Узнаю, что ослушалась меня, пеняй на себя, — не попрощавшись, Стас сбросил вызов.

Аня бросила телефон рядом с собой и обняла маленькую подушку, что всегда украшала собой диван. Слезы душили от обиды, но девушка упорно с ними боролась. Она и так в последнее время вечно плачет, надо брать себя в руки. Обида медленно перетекла в возмущение.

— Тоже мне, — зло сама себе проговорила Анька, — нашел куклу, — с этими словами она поднялась с дивана и направилась на кухню заедать свою обиду каким-нибудь мороженым, которого в морозилке предостаточно.

* * *
Этот день для Ани был очень важным и от того не менее волнительным. Сегодня она отправится в университет и наконец-то станет на путь, что приведет ее к осуществлению мечты. Конечно, хотелось бы, чтобы в такой ответственный момент рядом кто-то был и поддержал, но обстоятельства иногда складываются не так как нужно. Но Аннушка не спешила отчаиваться, она уже не маленькая девочка и сумеет самостоятельно провести этот день.

Анька проснулась гораздо раньше будильника и стала неторопливо собираться. Все мысли были полны университетом и новыми знакомствами, которых сегодня никак не получится избежать. За окном стояла отличная погода и это вдохновляло. Девушка настолько была озадачена грядущими впечатлениями, что уже перестала злиться на Стаса за вчерашнее. Пусть всё останется в прошлом.

Из-за волнений есть совсем не хотелось, но Аня всё-таки заставила себя выпить чай с бутербродом. Потуже затянув волосы в высокий хвост, она взяла свой рюкзак и торопливо спустилась во двор, где ее уже терпеливо ожидал Максим. Перспектива отправиться на дорогущей машине, да еще и с личным охранником-водителем в университет, Аньке абсолютно не нравилась. Она не хотела в глазах своих будущих однокурсников выглядеть богатенькой девицей, которой закон не писан, ведь таковой она не являлась, и быть совсем не хотела. Но Стасу перечить не хотелось вдвойне и пришлось принять его правила игры.

Максим любезно открыл перед Анькой дверцу автомобиля, девушка быстро села и кратко поблагодарила. Через несколько мгновений машина плавно двинулась с места. В салоне заиграла знакомая песня, и Аня немного расслабилась.

— Во сколько вас забрать из университета? — вежливо спросил Макс, глядя на девушку в зеркало заднего вида.

— Я не знаю, — смущенно ответила Аннушка и это была правда. С расписанием она познакомится только сегодня и сколько занятий будет еще неизвестно.

— Что же, тогда я вас подожду, — подытожил водитель.

— Не стоит, я ведь могу и задержаться, — поспешила проговорить девушка.

— Это моя работа.

Аня ничего не ответила и перевела взгляд в окно, похоже, никто с ней не собирался церемониться. Приказы отдает Стаса, и ничего тут не поделаешь. Ровно к восьми автомобиль подъехал к входу в университетский корпус, где были расположены кафедры журналистики, экономики и международного права. У входа уже столпились первокурсники, и от них стоял невероятный шум.

Собравшись с духом, Анька вышла на улицу и закинула на плечо рюкзак. Нужно было просто прибиться к основной толпе, а там уже как-нибудь всё разрешиться. Такой план девушке казался достаточно логичным, но не успела Аня его воплотить, как заметила высокого парня с косой зеленой челкой. Он стремительно направлялась к ней и в этом парне девушка быстро узнала своего старого приятеля — Никиту. С их последней встречи он уже успел перекраситься.

— Кого я вижу? — улыбаясь, проговорил парень.

— А ты здесь, какими судьбами? — Аннушка была немного озадачена.

— Как какими? Учусь я тут.

— Серьезно? — как-то недоверчиво спросила Аня.

— Ну да, третий курс международного права. Отец хочет, чтобы у меня был диплом, вот и торчу здесь. А ты к нам сюда тоже за знаниями пришла? — Никита хохотнул.

— Вроде того.

— Я рад, что наши пути вновь встретились. Ты так неожиданного исчезла тогда из клуба, да у Кристины я тоже тебя не наблюдаю. Всё-таки переехала в общежитие?

— Что-то в этом роде, — уклончиво ответила Анька, не желая выкладывать всю подноготную.

— Ясно, пойдем, я тебе подскажу, как у нас тут всё работает. Ты у нас журналист?

— Именно.

— Тогда тебе нужно на пятый этаж.

Аня была искренне рада тому, что встретилась с Никитой. Когда рядом есть человек, который имеет опыт в некоторых вопросах, на душе становится спокойней. Никита провел девушку до пятого этажа и дал все инструкции по поводу первого дня в университете. Всё звучало достаточно просто и безобидно.

— Я уже пойду к своим, а ты жди пока толпа бешеных первокурсников додумается сюда подняться. Вас потом распределят на группы, прочтут вводную лекцию и распустят по домам. Если что, можем встретиться потом на крыльце.

— Хорошо, спасибо.

— Давай, до встречи, — Никита заулыбался и ушел.

Всё прошло именно так, как знакомый и говорил. Аня попала, на первый взгляд, в очень неплохую группу. Все выглядели дружелюбными и немного испуганными такими резкими переменами в жизни. Сначала выпускной класс и тут ты уже снова становишься ребенком на фоне старшекурсников. Конечно, насчет последнего в отношении себя Аня не чувствовала. Да, она немного волновалась, но не так сильно, как все остальные.

После невероятно нудной лекции декана факультета журналистики, Анька сильно захотела домой. Эта лекция длилась больше часа, декан монотонным голосом читал из бумажки праздничную речь, от чего захотелось спать. Не так себе Аннушка представляла свой первый день в университете.

Когда официальная и вместе с тем невероятная нудная часть наконец-то подошла к концу. Куратор Аниной группы заявила, что студенты сегодня могут быть свободны. Выйдя на крыльцо корпуса, девушка глубоко вздохнула и заприметила машину Максима. Почему-то вдруг вспомнилось первая встреча Ани с этим охранником. Он тогда знатно ее так приложил затылком к стене. Да уж, такое себе знакомство.

— Вас же отпустили? — спросил Никита, подходя к Аннушке.

— Типа того.

— Понятно, — парень докурил сигарету и выбросил окурок в урну. — Может, погуляем? Ты никуда не спешишь?

Анька глянула на своего охранника, который уже выглянул из машины. Интуиция подсказывала, что соглашаться не стоит.

И пока девушка усердно думала над ответом, Макс уже спешно набрал номер шефа.

— Да? — слышится резкий ответ.

— С объектом контактирует уже давний наш знакомый, — заявил охранник.

— Кто?

— Сыночек следователя, которого мы в свое время отправили на больничную койку.

— Немедленно отвези ее домой и вот еще что сделай…

Максим внимательно слушал указания босса, не сводя с Ани серьезного взгляда и при этом запоминая каждое слово, сказанное Стасом.

— Ну, так? Что ты решила? — спросил Никита.

— Я бы с удовольствием пошла с тобой, погулять, но не могу, у меня дела, — ответила Аня, иногда поглядывая на черную иномарку.

— Жаль, — в голосе приятеля отчетливо улавливалось разочарование.

— Как-нибудь в другой раз. Прости, мне пора, — девушка торопливо пошла к машине, заметив, что Максим уже вышел на улицу и вероятно хотел забрать свою подопечную. Анька совсем не хотела, чтобы ее временный охранник контактировал с Никитой.

— Добрый день, — вежливо проговорил Макс, так же как и утром, открывая перед Аннушкой дверь автомобиля.

— Добрый.

Когда девушка ехала домой к Стасу, то с некоторой горечью осознала, что еще одну ночь она проведёт сама. Что подтолкнуло ее к такому внезапному унынию? Она и сама толком не знала, впрочем, как и всегда, когда дело, так или иначе, касалось Быстрица. То ли всё дело в нежелании оставаться в одиночестве, то ли в обыкновенной тоске. Аня запрещала себе думать, что она вдруг начала скучать по Стасу. Ей почему-то было стыдно самой себе признаться в этом.

Очутившись дома, Анька твердо решила позвонить маме и хоть как-то скрасить свое одиночество общением с ней, тем более что тем для разговора было предостаточно. Уютно устроившись на кухне, девушка пододвинула к себе тарелку с пастой карбонара и вдруг сосредоточено уставилась на свой обед, будто видела его впервые. До этого момента Аннушка как-то не уделяла внимание тому, что в холодильнике стоит столько готовых блюд, которые нужно просто разогреть. Ведь за всё это время, Аня сама себе ничего так и не приготовила, кроме чая, получается… Что Стас заранее об этом позаботился? На душе стало вдруг так тепло и хорошо, но затем пришла еще одна догадка, которая не совсем была приятной. Быстриц ведь не любит посторонних на своей кухне. Может, он столько наготовил, чтобы Анька здесь ничего не нахимичила? И вновь эта двойственность чувств, что всегда витают вокруг фигуры Стаса. Но как бы там ни было, а Аннушка всё-таки склонялась больше к первому варианту. С особым удовольствием принявшись за обед, девушка торопливо набрала номер матери.

— Здравствуй, — слышится в трубке ласковый родной голос.

— Привет, как дела? — Аня не хотела вспоминать те разногласия по поводу Кристины, что у нее ранее возникли с мамой.

— Всё хорошо, а что у вас там происходит? Мне Кристина недавно звонила, жаловалась, что вы между собой поссорились и теперь ты и знаться с сестрой не хочешь.

Такая весть Аннушку удивила и, конечно же, совсем не обрадовала. Похоже, Крис решила обо всем рассказать первой, чтобы в глазах мамы выглядеть обиженной жертвой. Как дитя малое! Анька в любом бы случае не стала поднимать эту тему, но сестра сама сделала это.

— Мам, это не так, — возразила Аня. — У нас всё хорошо, повздорили немного, да и только. Не знаю, что тебе наговорила Кристина, но у тебя нет повода беспокоиться за нас.

— Она сказала, что ты съехала от нее к какому-то мужчине. Это правда?

Девушка тяжело вздохнула и почувствовала прилив раздражения. Как рассказать о своих похождениях, так Кристина не делает этого, зато всё, что происходит в личной жизни Ани, мигом матери сдала.

— Правда, — ответила девушка.

— Вы там совсем с ума сошли?! — вскрикнула мама. — Жить под одной крышей, не понято с кем, Аня, у тебя ум есть вообще?

— Мам, выслушай меня, — спокойно произнесла Анька.

— Ты поехала поступать в университет или шашни крутить?

— Мам…

— Что «мам»? В могилу свести меня хочешь?

— Я поступила и живу с хорошим человеком, он мне неоднократно помогал. Стас бы тебе понравился. Ты послушала Кристину и тут же делаешь выводы. У меня всё хорошо, правда.

— Кто этот Стас вообще такой? И почему ты живешь с ним?

Внезапно в дверь несколько раз позвонили.

— Мам, кто-то пришел, давай я тебе позже перевозню, договорились?

— Ань, стой, ты не ответила мне…

Девушка сбросила вызов, жалея, что вообще решила позвонить. Эти сплетни и разговоры за спиной больше Аньке напоминали какой-нибудь бразильский сериал, а не семейные отношения. Звонок повторился вновь, и Аннушка поспешила открыть. Глянув в глазок, она увидела Максима с букетом в руках и еще чем-то белым и очень большим. Торопливо открыв дверь, девушка впустила охранника в квартиру.

— Это вам, — объявил Макс, вручая Ани букет алых роз и огромного мягкого медведя с причудливым розовым бантом на шее.

— Мне? — девушка взяла букет в одну руку, а игрушку — в другую.

— Это подарок от Станислава Павловича, в честь вашего первого учебного дня.

— Какие замечательные цветы, — Аннушка вдохнула сладковатый аромат роз. — Спасибо. Может, ты пройдешь? Я угощу тебя чем-нибудь?

— Нет, спасибо, не положено, — Максим пожал плечами и быстро покинул квартиру.

Аня поставила букет в воду и обосновалась со своим мягким медведем в гостиной. Несмотря на свои размеры, игрушка была легкой и очень мягкой, ее так и хотелось постоянно трогать и тискать. Анька была рада такому неожиданному подарку, будто бы она — маленький ребенок, который нашел под новогодней елкой долгожданный подарок.

Зазвонил телефон, на дисплее высветился номер Стаса. Девушка тут же ответила на вызов.

— Уже получила? — сегодня голос Стаса звучал спокойно и мягко, в отличие от вчерашнего неприятного разговора.

— Да, — улыбаясь, ответила Аня, уткнувшись лицом в своего мишку. — Это замечательный подарок, спасибо тебе большое. У меня никогда в жизни не было настолько огромной игрушки.

— Просто я подумал, что украшения тебе не по душе, то этот медведь уж точно не оставит тебя равнодушной.

— Так и есть, теперь он будет спать со мной, чтобы я не чувствовала себя настолько одинокой.

— Получается, я себе нажил конкурента? — голос Стаса был игривым.

— Думаю, вы поладите.

— Хорошо, не выношу соперничества. Завтра я приеду вечером, и ты даже не представляешь, насколько я по тебе соскучился, — последние слова прозвучали несколько двусмысленно, отчего Аня немного покраснела. — Надеюсь, ты будешь ждать меня и желательно без нижнего белья.

Девушка и вовсе залилась краской, ощущая, что только от голоса Стаса, у нее внизу живота всё запылало желанием.

— Скажи, что ты будешь без белья, — потребовал Быстриц.

— А я могу оказаться без него и сейчас, — Аня устыдилась собственной храбрости, но ей понравилось то, что она сказала.

— Даже так? — Стас, вероятно, не ожидал такого поворота в разговоре.

— Да.

— Тогда сними с себя лифчик, — он откашлялся, а Аннушка быстро сделала так, как того хотел Стас

— Он уже валяется на полу, — заявила она.

— Коснись груди. Что ты чувствуешь?

— Как мои соски твердеют, — девушка закусила губу, чувствуя, что начинает сильно возбуждаться.

— Черт, — нервно бросил Стас. — Впервые жалею, что уехал в командировку.

— Я могу снять с себя всё, — продолжила играть Аня.

— Нет, не испытывай меня. Готовься, завтра ночью тебе будет не до сна. И как повесишь трубку, не смей себя удовлетворять. До скорого.

Аня тяжело вздохнула и быстро надела майку. Между ног уже всё горело, а в мыслях закружились порочные картинки грядущей встречи со Стасом. Аня обязательно подготовится к завтрашнему вечеру.

Глава 23

Сегодняшний день задался с самого утра и Аня этому невероятно радовалась. Вереница отличных событий началась с того, что в университете не было пар, так как многие преподаватели еще не вернулись из отпусков. Никита заявил, что это вполне нормально, когда занятий нет, это не школа и тут совершенно другой уклад, другая жизнь. Может быть, Анька и расстроилась, так как она уже была готова ринуться в бой с бесконечными конспектами и лекциями, но уж точно не сегодня.

Девушка сама от себя не ожидала, что будет настолько рада скорому приезду Стаса. Но факт оставался фактом и на этот вечер у нее намечаются грандиозные планы. Ко всему прочему сегодня пятница, а такой день сам по себе можно считать праздником. Выходных будет достаточно, чтобы настроиться на нужный лад, а пока… Пока совсем не до этого.

— А это твой парень забирает тебя на машине? — вдруг поинтересовался Никита, когда они с Аней вышли на крыльцо корпуса.

— Нет, что ты, это просто мой водитель.

— Водитель? — приятель был удивлен. — Ничего себе.

— Не бери в голову, это временное, — беззаботно ответила Аннушка, мысленно надеясь, что так оно и будет, так как личный водитель ей совсем не нужен.

— Слушай, если вчера у нас не получилось погулять, то может быть сегодня?

Ане не хотелось огорчать Никиту, он ей был симпатичен, но вечер со Стасом девушка ни за что бы, ни променяла на нечто другое.

— Прости, но нет, — смущенно ответила Анька. — Мне, правда, жаль, но не получится. У меня другие планы и очень важные.

— Намек понят, у тебя есть другой, — подытожил Никита.

— Есть, но это нам не помешает как-нибудь прогуляться. В конце концов, парень не может запретить мне заводить друзей, — почему-то сказав эти слова, Аня почувствовала некоторую фальшь в своем голосе. Глупости! Стас не имеет никакого права решать с кем ей видеться, а с кем нет. — Давай как-нибудь в другой раз, ладно?

— Ладно, но тогда тебе уж точно не отвертеться, — парень просиял.

— Хорошо.

— Ловлю на слове.

Анька поспешила сесть в машину. Впереди еще ожидали долгие и кропотливые приготовления к встрече Стаса. Этот вечер обещал пройти… Незабываемо.

Аннушка туго связала свои волосы в шишку и, склонившись над обеденным столом, стала внимательно вчитываться в рецепт приготовления штруделя. В толстой поварской книге, что бережно хранилась в одном из кухонных шкафчиков, можно было найти какой угодно рецепт. Перечитывая одни и те же строчки, девушка пыталась запомнить максимум информации, чтобы не заглядывать в книгу каждые пять минут.

Разложив на столе все необходимые ингредиенты, Аня глубоко вздохнула, будто бы готовясь к чему-то необычайно важному, а затем осторожно принялась за готовку. Прежде Анька никогда не имела дела с тестом, этим в их семье всегда занималась бабушка. Вся эта возня с мукой и прочим девушке никогда не вызывала удовольствия. Но сейчас Аня словила себя на мысли, что ей нравится заниматься выпечкой. Это оказалось не таким уж и трудным делом, если четко соблюдать все пропорции.

Пока подходило тесто, Аннушка стояла у окна и наблюдала за тем, как баржи медленно плыли по реке. Хоть Стаса и нет в городе, а работа его не стоит на месте. Девушка улыбнулась сама себе, испытывая некоторый детский восторг от грядущей встречи.

Весь день был посвящен готовке и когда ароматный вишневый штрудель наконец-то был готов, Аня просто не поверила своим глазам. Десерт получился точно такой же, каким его описывали в книге. Чувство гордости переполняло Аньку. Она взяла высокую планку и смогла его преодолеть. Для девушки это было настоящее достижение, так как дальше супов, раньше она никогда не уходила.

Потрепав ухо своего мягкого медведя, который теперь несколько по-хозяйски восседал на диване в гостиной, Аня направилась в душ. Стоя под теплыми струями воды, она лихорадочно размышляла над тем, как именно ей встретить Стаса? Просто выйти к нему в домашней одежде и без нижнего белья? Это так просто и даже скучно. Хотелось чего-то необычного, порочного и жутко возбуждающего. Анька смущенная собственными мыслями, закрыла лицо руками, но затем резко отдернула их. Да, она хотела Стаса и жутко жаждала доставить ему удовольствие. В этом не должно быть чего-то постыдного или неловкого. Если сердце просит, то нет ни одного повода отказываться от намеченной цели.

Покинув душевую кабину, Аня вытерла запотевшее зеркало и внимательно посмотрела на себя в отражение. Глаза горели, а на губах играла несколько таинственная улыбка. В мыслях уже зародились некоторые идеи по поводу того, как лучше встретить Стаса. Теперь осталось дело за малым — воплотить эти идеи в жизнь.

Закутавшись в халат, Аннушка направилась в свою комнату, но на полпути остановилась. За всё прошедшее время, она ни разу не заходила в спальню Стаса, да и незачем ей было это делать. А сейчас внутри девушки вспыхнул такой невероятный интерес, что Аня просто не могла удержаться. Дело здесь было даже не в любопытстве, а в том, что для осуществления своего плана девушке требовалась мужская рубашка.

Спальня оказалась небольшой и даже чем-то похожей на ту комнату, в которой жила Аня. Никакого пафоса и безвкусицы, элегантный минимализм в интерьере и даже в цветовой гамме. Подойдя к идеально заправленной кровати, Аннушка кончикам пальцев коснулась белой мягкой подушки. В памяти вспыхнули обрывки ее первого со Стасом секса. Щеки резко залились румянцем. Неудивительно, что Аня лишь сейчас стала знакомиться с комнатой Быстрица, ведь в ту ночь им обоим было не до этого. Проведя указательным пальцем по гладкой поверхности прикроватной тумбочки, на которой стояла фотография в серебристой рамке, Анька остановилась. На фото изображен Стас, его мать и брат. Они стояли на вершине какой-то горы, с огромными рюкзаками за плечами и задорно улыбались в объектив камеры. Стас здесь выглядел моложе, и в глазах отсутствовала некоторая жесткость, к которой Аня уже успела привыкнуть.

Аккуратно поставив рамку на место, девушка подошла к двери, что вела в гардеробную. Здесь, как и в спальне царил идеальный порядок. Анька никогда не отличалась особой педантичностью, но это маленькое царство чистоты и четко выстроенной системы ей очень понравилось. Наверное, для занятого человека — это лучший вариант, всё находится на своих местах и в кротчайшие сроки, если нужно куда-то срочно уехать, собраться за пять минут не составит никакого труда.

В воздухе витал невероятно приятный аромат мужских духов, что-то древесное, пряное с цитрусовым оттенком и некоторой горечью грейпфрута. Этот запах хотелось вдыхать снова и снова, ведь он так идеально подходил Стасу. Если бы Аню попросили охарактеризовать Быстрица с помощью аромат, то именно этот рассказал бы о Стаса как можно правдивей.

Аннушка прошла к полкам, где аккуратно были сложены различные футболки и майки. Здесь прослеживалась разнообразная палитра цветов, которыми Стас почему-то никогда не пользовался. Чуть дальше виднелись рубашки, среди них преимущественно был белый цвет, несколько вкраплений черного и совсем чуть-чуть бирюзового, синего и серого. На нижних полках в ряд стояла обувь до того идеально начищенная, что создавалось впечатление, будто бы ее никто ранее не носил.

Еще дальше стоял комод из черного дерева, на котором в отдельных бархатных коробочках лежали часы. Они красиво поблескивали в свете электрических ламп, и Аня была просто уверена, что одни такие часы стояли баснословных денег. Осторожно открыв первый ящик комода, девушка почувствовала себя какой-то воровкой, хотя это совсем не так. Ей просто было до жути интересно изучать Стас с разных его сторон. В ящике бережно сложенные лежали различные галстуки и бабочки. Их мягкая и гладкая материя была приятна на ощупь. Аннушка достала ярко-красный галстук без какого-либо рисунка на нем. Сегодня этот мужской аксессуар послужит немного другой цели, нежели простой носке на какую-нибудь деловую встречу. Во втором ящике хранилось нижнее белье и носки, а вот содержимое последнего ящика, заставило Аньку немного смутиться и задуматься.

Она уже размышляла над тем, какую бы рубашку подобрать к красному галстуку: черную или белую? Но всё это стало неважным, когда Аня открыла третий ящик и обнаружила там изобилие металлических наручников с цепочками разной длины, несколько мотков плотной веревки черного цвета, какие-то непонятные маски, футляр с ножами, коробку обычных восковых свечей и ошейники.

Такая находка для Аньки не стала полной неожиданностью, учитывая, как именно Стас предпочитал заниматься сексом. И наручники, и веревки, и прочее можно понять и оправдать, но вот ножи… Аня надеялась на то, что этот атрибут Быстриц не применяет для достижения сексуального удовольствия. Быстро закрыв ящик, девушка вернулась к одежде и всё-таки решила взять рубашку черного цвета.

Вернувшись в свою комнату, Аннушка расчесала свои еще немного влажные после душа волосы, а затем принялась прибираться. Время стремительно приближалось к вечеру, и чувство предвкушения становилось просто невыносимым. Облачившись в рубашку Стаса, Анька глянула на себя в зеркало, эта рубашка была на ней как платье, а рукава пришлось подкатить несколько раз, чтобы они не мешали. Под хлопковой материей была спрятана совершенно нагая кожа, никакого белья, лишь кроваво-красный галстук, туго завязанный на шее и ничего больше.

Поставив штрудель разогреваться, Аня ходила туда-сюда, лихорадочно размышляя над тем, что она сегодня увидела и решила устроить. Может быть, весь этот маскарад лишний? Может, Стасу не понравится, что его вещи взяли без спроса? Об этом девушка как-то даже не подумала. Паника внезапно охватила Аннушку и она уже была практически готова снять с себя всё и переодеться в привычную одежду, но не успела. Послышался характерный щелчок дверного замка. Сердце быстро застучало в груди, разгоняя кровь по всему телу. В висках сильно пульсировало, а уши даже на миг заложило.

Анька торопливо поставила на стол разогретый десерт и замерла на месте, когда в кухню вошел Стас. Он с кем-то разговаривал по телефону и просматривал какую-то кипу бумаг.

— Да, уже изучаю, — произнес Быстриц, обращаясь к своему собеседнику. — Хорошие условия, но я должен учесть все нюансы, — Стас положил документы на стол и поднял взгляд на Аню. В его глаза отчётливо отразилось приятое удивление и некоторая задумчивость, когда он глянул на штрудель. — Я тебе перезвоню, — заявил Быстриц, сбросив вызов, даже не дождавшись ответа. — Ну, здравствуй, моя куколка, — уголки губ Стаса медленно поползли вверх, а синие глаза вдруг заблестели хищным блеском.

— Привет, — тихо произнесла Аня, нервно касаясь края своего галстука.

Глава 24

— Что это? — спросил Стас, взглядом указывая на штрудель.

Аня была совершенно уверена, что Быстриц прекрасно знает ответ, но почему тогда спрашивает? В голове творился полный беспорядок, но девушка всё-таки нашла в себе силы ответить:

— Когда я виделась с твоей матерью, она мне рассказала, что штрудель — твой любимый десерт. Я подумала, что будет неплохо, если я тебя им угощу, когда ты вернешься из командировки.

— Сама готовила? — Стас подошел к столу и притянул тарелку с лакомством к себе.

— Да, это мой первый опыт и, на мой взгляд, он оказался вполне удачным, — сглотнув несуществующую слюну, проговорила Анька, будто бы давала ответ на экзамене.

— Сейчас мы это проверим, — Стас неожиданно стремительно направился в сторону Аннушки и девушка отчего-то на секунду зажмурилась. Быстриц наклонился к ней, и девушка почувствовала тот же самый аромат духов, что витал и в гардеробной. Стас протянул руку вперед и вынул из кухонного ящика, к которому Анька стояла спиной, вилку. — Всё в порядке, — прошептал Стас, явно довольный той неоднозначной реакции, что продемонстрировала ему его персональная куколка. — Я тебе уже говорил, что не люблю, когда на моей кухне хозяйничают посторонние, ведь так?

Аня лишь положительно кивнула и шумно втянула в себя воздух. Быстриц расстегнул пиджак и сел за обеденный стол. Одарив штрудель критическим взглядом, Стас воткнул вилку и через пару секунд отправил в рот добротный кусок. Аннушка внимательно следила за эмоциями мужчины, опасаясь, что ему может не понравиться.

— Вкусно и даже очень, — заявил Стас, отправляя в рот еще один кусочек.

У Ани прям от сердца отлегло, она вновь ощутила уже знакомое чувство гордости за себя и за свою проделанную работу.

— Иди сюда, — Быстриц похлопал себя по колену, будто бы подзывал к себе домашнего питомца. Анька не могла четко ответить самой себе: нравилось ли ей это или нет.

Она покорно подошла и села. Стас осмотрел Аню с ног до головы и несколько по-хозяйски провел рукой вдоль оголенного бедра. Быстриц был абсолютно доволен тем, что видел перед собой. Особенно его привлекал красный галстук, так изящно повязанный на утончённой шее. Так и хотелось затянуть его узел как можно крепче, чтобы наутро на бледной коже проступил идеально ровный багровый след. Это будет нечто больше, чем просто синяк, это — целое искусство.

— Для меня нарядилась? — спросил Стас, задрав край рубашки, тем самым оголив Анины ноги полностью.

— Да, — ответила она, нервно покусывая губы.

— Молодец, одобряю, — Быстриц откинул на спину Анькины волосы и внимательно посмотрел на нее. — Не боишься, что я тебя накажу за то, что ты взяла мои вещи без спроса?

— Нет, — ответила Аннушка и это была правда.

— Хорошо, — голос Стаса понизился до шепота, а пальцы скользнули меж бедер его славной покорной куклы. — Смотри на меня, — приказал он, когда два пальца проникли внутрь.

Аня невольно выгнулась дугой и прикрыла на миг глаза. Она не ожидала, что так остро отреагирует всего лишь на пальцы. По телу пробежались мурашки, и резко захотелось большего, но от намеченного плана девушка не собиралась оступаться.

— Смотри на меня, — прошипел Стас, начиная медленно, но достаточно резко иметь Аньку своими пальцами. — Чувствую, ты по мне чертовски соскучилась, — в голосе отчетливо слышна насмешка.

Аннушка открыла глаза и выполнила приказ Быстрица, хоть и сохранять зрительный контакт оказалось уж слишком трудно. Он внимательно смотрел на нее и наслаждался той реакцией, которую вызвали его ласки. Аня постанывала, и даже начала сама отвечать на движения Стаса. Девушка извивалась на коленях, будто шаловливая кошка. Внутрь проник еще один палец и темп значительно увеличился.

— Нравится? — в самые губы прошептал Стас, медленно накручивая галстук себе на вторую руку.

— Да, — простонала Анька, ухватившись за крепкую шею мужчины.

— Сегодня у меня на тебя огромные планы, — Быстриц извлек из влагалища влажные пальцы и поднес их к Аниному рту. — Оближи, — почему-то он был уверен, что она не согласится сделать это. Очень часто у девушек есть много запретов в сексуальном плане и не каждая способна раскрепоститься, в последствие чего не может получить настоящее физическое и моральное удовольствие. Но Аня в очередной раз подтвердила, что Стас не ошибся, выбрав ее, она облизала его пальцы с таким удовольствием, будто бы он предлагал ей нечто невероятно вкусное.

— У меня тоже, — ее светлые глаза таинственно заблестели, а на губах появилась соблазнительная улыбка.

— В самом деле? И почему ты решила, что я позволю себе уступить? — Быстриц подхватил Аньку под попу и усадил на обеденный стол. Теперь их глаза находились на одном уровне, и девушка чувствовала себя равной в этой дуэли.

— А почему нет? — с неприкрытым вызовом спросила Аня.

— Я привык всё контролировать лично, — Стас одним резким и точным движением разорвал рубашку на груди у Аннушки и пуговицы градом посыпались на пол. Стало страшно лишь на секунду, затем этот страх захлебнулся в обостренном чувстве возбуждения.

— Тогда сегодня ты сделаешь маленькое исключение, — Аня потянулась к ремню на брюках и быстро его расстегнула.

Быстриц ей не препятствовал в этом деле и девушка осмелев принялась за ширинку. Крупные ладони Стаса стянули вниз остатки разорванной рубашки, спустились к обнаженной груди, сильно сжали набухшие соски, затем медленно поднялись к узлу галстука и крепко его затянули.

— Хорошо, — в конечном итоге произнес Быстриц, уловив желание Ани, — но происходить это будет всё равно, по-моему. На колени, — приказал он, указывая взглядом на пол.

Анька послушно выполнила приказ и глянула на Стаса снизу вверх. Он улыбнулся лишь уголком рта и куда-то ушел. Между ног всё буквально горело, и тело требовало немедленной разрядки, но было в этом томлении нечто приятное. Вдруг Аня словила себя на мысли, что ей нравится испытывать боль неудовлетворения. Она как бы насыщает кровь и вызывает неподдельное чувство азарта. Всё это девушке казалось странным, ведь прежде она думала, что быстрое получение сексуального удовольствия и есть та вершина наслаждения, к которой человек стремится. Но нет, Аньке больше нравилось предвкушать, нежели получать.

Стас вернулся. Он уже был обнажен по пояс, а в руке у него поблёскивали железные браслеты наручников. Вероятно, это были одни из тех, которые Аня прежде обнаружила в гардеробной.

— Руки за спину, — приказал Быстриц таким тоном, которым прежде никогда с Аннушкой не разговаривал. Но в этой суровости и безапелляционности хранилось нечто уж больно возбуждающее.

Аня завела руки за спину, и Стас их быстро сковал наручниками. Больно не было, лишь браслеты немного сдавливали нежную кожу запястий.

— Прежде уже делала минет? — спросил Быстриц, перемещая узел галстука назад таким образом, чтобы его конец выполнял функцию поводка.

— Пару раз, — тут же ответила Анька.

— Хорошо, — он погладил её по голове, будто бы питомца. Затем провел указательным пальцем по нижней губе, и Аня тут же обхватила его. Стас сосредоточено наблюдал за тем, как она посасывала его палец. — Очень хорошо, — шепотом проговорил мужчина, существенно надавливая на язык. Анька закашлялась и выпустила палец из своего рта.

Быстриц поднял ее лицо за подбородок, окинул изучающим взглядом, вновь едва заметно улыбнулся, было в этой скудной улыбке что-то демоническое, от чего сердце Ани забилось быстрее. Стас отпустил подборок и, расстегнув ширинку, освободил уже давно возбудившийся член. Он был крупным, но Аньку это ничуть не смутило. Она испытывала уверенность, что с легкостью справится с той задачей, которую поставила перед собой. Но Быстриц не спешил это учитывать.

Он вторгся в ее рот, крепко намотав галстук себе на руку. Ткань врезалась в кожу шеи, и телом тут же овладело уже знакомое чувство удушья. Член входил до самого основания, проникая в самую глотку.

— Расслабь гортань, — сквозь зубы прошипел Стас, немного отпустив галстук.

Аня подчинилась, и теперь член входил и выходил значительно проще. Он был горячим и невероятно твёрдым, под гладкой кожей всё пульсировало, и эту пульсацию девушка чувствовала собственным горлом. Быстриц двигался исключительно в том темпе, который ему больше всего нравился, и Аньке потребовалось немного времени, чтобы к нему подстроиться. Резкие и глубокие толчки заставляли цветные точки плясать перед закрытыми глазами. Стас контролировал всё, даже то, как должна двигаться голова его партнерши. Он шумно дышал и иногда рычал, будто дикий зверь, когда его член заходил особенно глубоко.

Девушка возбуждалась всё больше и больше лишь от одной мысли, что именно она сейчас доводит этого мужчину до той точки, когда он, не сдерживая себя, стонет, запрокинув от удовольствия голову назад. Из глаз текли слезы, а нехватка воздуха кружила голову, но это было таким сущим пустяком в сравнении с чистым кайфом, что стремительно несся по венам.

Аня ласкала член языком и старалась, чтобы он входил максимально глубоко, в такие моменты Стас стонал, не сдерживая себя, и ей это особенно нравилось. Да, он фактически трахал девушку в рот, но она всё равно чувствовала свое доминирование над ним, а значит, Анька достигла того, чего изначально и хотела.

Член стал пульсировать быстрей, отчего казалось, что он увеличился в размере и теперь едва проходил в глотку. Слюна тонкой струйкой потекла по подбородку, рождая пошлое причмокивание каждый раз, когда член входил и выходил изо рта. Аня уже чувствовала, что Стас находится на грани и хотела довести их порочную процессию до победного конца. На языке отчётливо ощущался солоноватый привкус, и девушка была готова вобрать в себя всю его сперму. Но Быстриц резко остановился, поднял Аньку и уложил ее грудью на прохладную поверхность обеденного стола. От такой резкой смены позиций в глазах всё закружилось. Стас увесисто ударил девушку по ягодицам, и Аня даже вздрогнула от боли.

Три пальца скользнули во влагалище, растягивая его и размазывая смаку. Девушка громко застонала и, выгнувшись дугой, натянула браслеты наручников, что уже начали приносить существенную боль.

— Давай, не сдерживай себя, — прошептал Быстриц, резко вводя свой член.

Аня чувствовала себя натянутой до придела, и крик уже сам собой срывался с ее губ. Пальцы продолжали ласкать изнутри, пока член, будто кол, насаживал и насаживал на себя. Во рту пересохло, тело сотрясла мелка дрожь, а в ушах был слышен тяжелый шум крови. Ткань галстука вновь стянулась на шеи и какофония из криков, стонов и звуков скольжения обнажённой кожи по столу уже звучала где-то далеко-далеко за приделами привычной реальности.

Анька медленно теряла сознание, но сама этого не понимала. Казалось еще одно мгновение, и она точно упадёт в обморок, было слишком хорошо и слишком жарко. Внизу живота всё будто взорвалось ослепляющей вспышкой оргазма, и через несколько минут Аня ощутила горячую жидкость на своей спине. Ткань наконец-то перестала душить и девушка, глубоко вздохнув, откашлялась. Сил не осталось даже на то, чтобы открыть глаза. Она очнулась только тогда, когда ее уложили в постель. На руках уже исчезли наручники ровно, как и галстук с шеи. Куда всё это делось, Аня не знала, да и не хотела в этом сейчас разбираться. Сон быстро забрал девушку в свой плен, поэтому обо всё она уже подумает позже.

Глава 25

На следующий день Аня проснулась уже ближе к полудню. Всё тело немного болело, будто бы девушка накануне занималась тяжелыми физическими упражнениями, а в горле чуть першило. Но, несмотря на этот маленький дискомфорт, Анька чувствовала себя совершенно отдохнувшей. Ночью ей снились даже какие-то яркие сны, правда ни один из них вспомнить так и не удалось.

Потянувшись в постели, Аня глянула на свои запястья — на них проступили багровые следы после наручников. В прошлый раз такие жуткие отметины ее сильно напугали, а сейчас этот страх напрочь отсутствовал. Стас попросту не умел иначе, а она не имела никакого права ломать его под себя. Да, Анька вроде бы и является девушкой Быстрица, даже с его матерью познакомилась, но как таковой она себя всё еще не чувствовала. Может быть это временное? Может быть, потом Аннушка привыкнет к этой роли?

Стаса в постели, конечно же, не оказалось. Стало немного досадно оттого, что идеальное утро, как в фильме в жизни Ани настать не может. Быстриц много работает и ему уж точно не до того, чтобы по утрам разлеживаться в кровати. Хотя, Анька была совсем не против проснуться вместе со Стасом и даже приготовить ему завтрак. Но это лишь маленькие и несбыточные мечты.

После душа девушка прошла на кухню, где Быстриц сидя за обеденным столом, уже работал за ноутбуком, и с аппетитом доедала остатки вчерашнего штруделя. Аня остановилась на пороге и прислонила голову к дверному косяку, наблюдая за этой милой картиной. Было немного неловко из-за того, чем вчера она и Стас здесь занимались, но вместе с тем и до жути приятно. Теперь он будет часто вспомнить ее, сидя на кухне.

— Уже проснулась? — вдруг спросил Быстриц, отставив пустую тарелку в сторону.

— Как видишь, — Анька медленно подошла к столу и села за него.

— У меня к тебе есть один вопрос, — Стас снова говорил с ней так, будто бы она — его деловой партнер.

— Какой?

— Зачем ты приготовила для меня? — Быстриц глянул на Аню поверх экрана ноутбука.

Вопрос был простой и более того вчера Аннушка уже объясняла причину своего кулинарного порыва. Но сейчас, находясь под пристальным взглядом Стаса, этот пресловутый вопрос уже не казалась таким и простым. Быстриц глядел на Аньку так, словно бы старательно пытался прочесть все ее мысли и уличить во лжи, которая отсутствовала.

— Просто захотелось, — девушка пожала плечами.

— Никогда и ничего не бывает просто так, — тут же возразил Стас.

— Я всего лишь хотела сделать тебе приятно. Думаю, такая мелочь, как десерт, всегда способна поднять настроение. Не уверена, что женщины, кроме матери тебе часто готовят.

— Вот как, — Быстриц задумался.

Аня всё еще не могла понять, в чем собственно была проблема? Стас реагировал на это пустяковое дело так, будто бы оно могло в корне изменить весь мир и его самого. Да каждый день кто-то кому-то что-то готовит, это уже настолько обыденный процесс, на который просто не обращают внимания.

— Тебя это смутило? — осторожно спросила Аня.

— Нет, — ответил Стас и вновь принялся что-то быстро печать на клавиатуре, демонстрируя этим, что разговор на тему готовки окончен.

— А можно я тогда тоже тебе задам вопрос? — спросила Аннушка, не в силах обуздать любопытство, что еще со вчерашнего дня не дает ей покоя.

— Задавай.

— Вчера, когда я выбирала подходящую рубашку и галстук для встречи с тобой, то случайно обнаружила ящик, в котором, — Анька на секунду запнулась, но всё же продолжила, — нашла наручники и прочее предметы.

Стас недовольно глянул на Аннушку, но ничего не ответил, он выжидал, когда она подведет свою речь к беспокоящему ее вопросу. Девушка занервничала, уже по взгляду осознав, что Быстриц находится далеко не в восторге.

— Я прекрасно понимаю, для чего нужна вся эта атрибутика, но вот ножи… Они меня смутили и даже напугали.

— Ты хочешь узнать, использую ли я ножи в качестве сексуального удовлетворения? — догадался Стас и нахмурился еще больше.

— Да, — выдохнула Аня.

— Боишься, что я могу причинить тебе боль? — глаза Стаса сузились и девушке, почему-то показалось, что ему нравится ее замешательство и некоторое опасение. Сейчас Быстриц отчётливо напоминал хищника, который ликовал от того, что загнал добычу в глухой угол.

— Думаю, это вполне логичное чувство, — тихо ответила Анька, едва выдерживая такой тяжелый взгляд на себе. И как это у Стаса вообще получается? Он с легкостью умеет менять свое настроение от поднесенного до разъяренного и наоборот. Такое ощущение, что внутри него есть рычаг, который и управляет эмоциями, быстро заменяя их, когда это необходимо.

— Справедливо, — произнес Быстриц и вновь вернулся к ноутбуку. — Не переживай, кровопускание меня ни чуть не возбуждает. В основном я практикую удушье, иногда порку. Ножи коллекционные, мне их подарил один приятель, а лежат они среди моих игрушек лишь потому, что там хранится самое ценное, не в материальном плане, конечно же, — Стас сам себе заулыбался, а затем вновь глянул на Аню своим пристальным взглядом. — Надеюсь, ты больше не станешь пихать свой очаровательный носик не в свое дело, правда? Я не люблю, когда нагло нарушают мое личное пространство.

— Извини, — Аннушка заерзала на своем месте, опустив взгляд вниз.

— Мать звонила недавно, — быстрая смена разговора была сейчас как никогда кстати. — Сегодня мы идем к ней на ужин. Боря с женой и детьми тоже будет там. Мать от тебя в восторге, даже не знаю, как тебе ее удалось расположить к себе, — Быстриц заулыбался, явно довольный, что его куколка сумела сразить даже такую строгую женщину как Александра Вячеславовна.

— Мне немного страшно, — честно призналась Анька.

— А чего тебе бояться? Матери ты нравишься, а Борька всегда спокойно относился к моим женщинам. Будет обычный вечер, не бери в голову.

Стасу легко рассуждать, а вот Аня никогда прежде не знакомилась с семьей своего парня официально. Родителей Сашки она хорошо знала, до того, как стала встречаться с их сыном. Городок маленький и каждый в нем друг друга знает. А тут совсем другая ситуация, поэтому чувство волнения никак не покидало Аню.

— Готовься к пяти, — меж тем продолжил Быстриц. — Мне еще нужно на работу, мой человек привезёт тебе платье на этот вечер, — он выключил ноутбук и стал торопливо складывать деловые бумаги в кожаный портфель, что всё это время лежал на соседнем стуле.

— Может, я сама выберу себе одежду? После последнего похода в магазин у меня ее много, — торопливо заговорила Анька, когда Стас направился к дверям.

— Нет, — твердо ответил он и, не оборачиваясь, покинул кухню.

* * *
— Знаешь, это странно, что ты ко мне приехал не трахаться, а разговаривать, — хохотнула Вика, наливая Стасу в чашку свежезаваренный кофе.

— Прекрати, мы же с тобой еще и деловые партнёры, часто обсуждаем различные проекты и при этом умудряемся оставаться в одежде, — Быстриц нахально ухмыльнулся.

— Ну, у меня дома мы обычно занимаемся совсем другим вещами, которые никак не связаны с работой, — Вика села напротив своего друга, закинув ногу на ногу. — Ладно, отбросим в сторону шуточки, тебя что-то тревожит? Ты ведь не просто так ко мне пожаловал.

— Не знаю, хотелось бы верить, что нет никаких поводов для тревог, — Стас провел пальцем по краю своей чашки. — Но некоторые мысли мне никак не дают покоя.

— И что же это за мысли?

— Мы с Аней сегодня идем на ужин к моей матери, — заявил Быстриц, нахмурившись.

— Вот так новости! — Вика откинулась на спинку стула и засмеялась. — Стаас, — протянула женщина, — да ты никак осмелился перейти на новый уровень отношений с этой девочкой? Похвально. Решил за голову взяться?

— Перестань, — рыкнул мужчина, одарив подругу суровым взглядом. — Мать узнала об Ане, пока я был в командировке, теперь требует, чтобы мы присутствовали на ужине.

— А ты этого не хочешь, понимаю, — Вика закатила глаза.

— Да нет, в определенной степени хочу, но… Блять, я не думал, что всё пойдет по такому сценарию, — психованно заявил Стас.

— А я тебе всегда говорила, что всё контролировать просто невозможно. Но ты же никогда меня не слушаешь, баран упертый.

— Знаешь, она мне штрудель приготовила, — уже значительно спокойней продолжил Быстриц, игнорируя возмущение Виктории.

— Вот как, миленько, — она ехидно заулыбалась и сделала глоток кофе из своей чашки.

— Мне прежде никто и никогда не готовил, кроме матери. Не знаю, почему это меня так зацепило. Я всегда думал, что научился разбираться в жизни и меня невозможно удивить или застать врасплох, но с Аней всё летит к чертовой матери и теперь ни в чем нельзя быть уверенным до конца.

— Дружок, — прошептала женщина, наклонившись к Стасу, — да ты влюбился, причем по уши.

— Ой, Вик, даже не начинай, — Быстриц нахмурился еще больше.

— А что? Скажешь, что я не права? Я видела на том вечере, как ты наблюдаешь за ней. Ты ловишь каждое движение, взгляд, слово. С прежними девушками ты себе позволял прийти ко мне, чтобы потрахаться, а сейчас нет. Тут напрашивается вывод, что девочка прекрасно тебя удовлетворяет в постели. Ты не против прийти с ней к своей матери, тебя волнует вопрос, почему она решила приготовить для тебя десерт. Если бы тебе было плевать на Аню, ты сейчас не говорил об этом. Стас, я прекрасно тебя знаю, и если ты чего-то не хочешь, то никогда не станешь этого делать. Я тебе говорила, что рано или поздно ты угодишь в капкан со своими этими похождениями, вот и получай теперь.

— Да не в кого я не влюблен, — заявил Стас, повысив голос. — Я просто пришел поделиться с тобой своими мыслями, а ты мне тут уже приплела какую-то сопливую любовь. Я любил лишь однажды, и ты знаешь, что ни хрена хорошего из этого не получилось. Мне не стоило к тебе приезжать, всё я пошел, не провожай, — Быстриц встал из-за стола и стремительно покинул квартиру.

— Кому-нибудь другому рассказывай эти сказки, — прошептала Вика, выливая в раковину нетронутый Стасом кофе.

* * *
— Тебе правда это нравится? — настороженно спросила Аня у Быстрица, глядя на себя в зеркало.

— Да, — ответил он несколько раздраженно, копаясь в своем телефоне.

Девушка еще раз покрутилась, чтобы лучше себя разглядеть со всех сторон. Черное платье без излишеств выглядело красиво: и рукава длинные, и декольте отсутствует. Вроде бы всё хорошо, но оно настолько облегало фигуру Ани, что она чувствовала себя словно голой, а приятная ткань наряда больше напоминала вторую кожу. Едва ли в таком платье стоит приходить на ужин к матери.

— Может быть, я примеряю еще что-нибудь? — осторожно спросила Анька.

— Нет, ты пойдешь в этом и точка, — твердо заявил Стас, хмуро глядя на нее.

Возможно, в другой ситуации Аннушка бы оказала сопротивление, но сейчас интуиция ей подсказывала молчать. Быстриц вернулся домой весь взвинченный и невероятно обозленный. Он почти не разговаривал с Аней, и у нее сложилось такое впечатление, будто бы именно она виновата в плохом расположении дух Стаса. Вернее, мужчина показывал это всем своим видом. Но в чем Анька была виновата перед ним? Этот мысленный вопрос так и остался без ответа.

— Я готова, — девушка рукой пригладила свои распущенные волосы и взяла сумочку.

— Хорошо, — Стас спрятал телефон в карман пиджака и спешно вышел из спальни.

Аннушка глубоко вздохнула, чувствуя, что сегодняшний вечер никак нельзя будет назвать легким.

Продолжение будет сегодня вечером.

Глава 26

Чуть дальше центра города в частном секторе был расположен дом матери Стаса. Он был двухэтажным с высоким кованым забором и милым палисадником. Когда машина Быстрица въехала в гараж дома, Аня занервничала сильней обычного. Она уже была знакома с Александрой Вячеславовной, но это всё равно не мешало девушке жутко волноваться. А вдруг случится какой-нибудь конфуз? Или Анька скажет что-то не то? Вот стыдно-то будет! Аня тряхнула головой, отметая от себя плохие мысли. Всё пройдет хорошо иначе быть не может.

— Волнуешься? — вдруг спросил Стас, едва заметно улыбаясь. Кажется, его дурное настроение постепенно стало сходить на нет.

— Есть немного, — призналась Аннушка, глубоко вздохнув. — Что если я твоему брату не понравлюсь? Или мама поменяет свое мнение обо мне?

— Главное, чтобы ты мне нравилась, — Быстриц провел рукой по мягким волосам Ани, затем взял за подбородок, и резко притянув к себе, жадно поцеловал.

Ей нравилась эта властность, что чувствуется в каждом движении Стаса. Есть в этом что-то такое, что трудно описать словами, но до одури приятно ощущать. Рядом с таким мужчиной Анька чувствовала себя совсем крошечной и беззащитной. Всё решал Быстриц. Порой, конечно, эта единоличная власть немного напрягала девушку и даже пугала. Но понемногу Аня начала понимать, что Стас такой не потому что, ни во что не ставит женщин, а просто иначе у него не получается. Но, тем не менее, Аннушка чувствовала, что их взгляды и характеры в определенной степени враждуют между собой и в любой миг эта неосознанная вражда может перерасти в настоящую войну.

Сейчас ей безумно нравятся эти пошлые и жаркие поцелуи, нравится их секс. Аня готова подчиняться, но лишь до того момента, пока власть Стаса не пересечет ее личные границы.

— Так бы и трахнул тебя в машине, — прошипел, почти прорычал Быстриц, прерывая поцелуй. — Но нас уже все ждут.

Анька не успела оправиться от той волны возбуждения, что поглотила ее лишь от одного поцелуя, как Стас открыл перед ней дверь, взял за руку и с уверенностью повел за собой.

Первое, что услышала Аня, когда вошла в дом — детский заливистый смех. Девушка любила детей и часто сидела с детками своих соседей, когда им нужно было куда-то срочно уйти. Кристина всегда возмущалась из-за этого, мол, делать нечего с чужими спиногрызами нянчиться.

— Это мои племянники, — проговорил Стас, улыбаясь.

Через несколько секунд в коридоре появлялись мальчик и девочка. Им было не больше пяти лет. Похожие друг на друга как две капли воды. Узрев своего любимого дядю, они с восторженными воплями побежали к нему, и Стас мгновенно малышню поднял на руки.

— Стас! Стас приехал! — пролепетала девочка, целуя Быстрица в щеку.

— Смотри, какую машинку мне папа подарил, — проговорил мальчик, вертя перед лицом Стаса красивую черную машинку.

— Вот это да! Какая прелесть! Теперь ты у нас будешь настоящим гонщиком, — Быстриц внимательно разглядел игрушку.

Аня стояла в сторонке и с умилением наблюдала за семейной идиллией, которая разворачивалась прямо на ее глазах. Улыбка сама собой появилась на лице девушки. Для Аннушки стало приятным удивлением то, что Стас так трепетно и тепло относился к своим племянникам. Дети тоже тянулись к нему, и было совсем непонятно, почему у Быстрица нет своих детей? Он мог бы стать очень хорошим отцом.

— А что эта за тетя? — девочка заинтересованно поглядела на Аньку.

— Ее зовут Аня, — мягко проговорил Стас, ставя детей по очереди на пол.

— А меня зовут Соня, — девочка подошла ближе и протянула маленькую ручку. Это выглядело забавно, и Аня решила подыграть.

— Очень приятно, — она пожала руку Сони.

— Тёма, — мальчик тоже подошел к Аньке и как его сестра протянул руку.

— Аня, — девушка ответила на рукопожатие.

— У тебя такие красивые волосы, — с восторгом заявила Соня. — Такие блестящие! Как у принцессы!

— Спасибо, ты тоже очень красивая, — Аннушка жутко засмущалась. Эти малыши ей понравились, они показались воспитанными и разговаривали настолько четко, отчего с трудом верилось, что перед девушкой стояли маленькие дети.

— Где вы все подевались? — в коридоре появилась невысокая стройная женщина со светлыми волосами. — Дайте Стасу хоть в гостиную пройти. Здравствуй, дорогой, — женщина дружески поцелвоала Быстрица в щеку.

— Здравствуй. Знакомься, моя девушка Аня, — Стас привлек к себе Аннушку и по-хозяйски обнял за талию.

— Светлана, — женщина улыбнулась.

— Очень приятно познакомиться.

— Давай сразу на «ты», всё же семейный вечер, а не заседание, — Света засмеялась. — Надеюсь, мои сорванцы не успели надоесть? Иногда они тараторят без умолка, после чего голова просто раскалывается пополам.

— Нет, ни капли, они милые, — вежливо ответила Аня.

— Хорошо, тогда идемте? Александра Вячеславовна уже накрыла на стол.

Соня с Темой ухватились за руку свое матери и вприпрыжку направились в гостиную. Анька со Стасом шли позади. В обширной светлой гостиной на диване сидел мужчина, держа в руках стакан с янтарной жидкостью. В этом человек Аннушка сразу же узнала брата. Он был похож на Стаса и в то же время казался совершенно другим. Высокий, слегка худощавый с острым подбородком. Ане этот человек почем-то совсем не понравилась.

— Борька, а чего это ты пьешь уже? — поинтересовался Стас.

— Расслабляюсь, — ответил Боря, встав с дивана.

— Он у нас постоянно расслабляется, — едко заметила Света.

— Ой, только не начинай, — психованно проговорил Борис.

— Знакомься, Аня — моя девушка, — объявил Быстриц-старший.

— Очень приятно, — дежурно проговорила Аннушка.

Боря окинул ее оценивающим взглядом, от которого стало жутко неприятно.

— Ага, — пробормотал мужчина. — Мне тоже, — почему-то Анька была уверена, что эти слова полная ложь.

— Все к столу! — раздался голос Александры Вячеславовны из соседней комнаты.

Аня постаралась не заострять свое внимание на явной неискренности Бориса. В конце концов, понравиться всем просто невозможно. Хотя девушка была не прочь узнать, почему этот человек так негативно к ней настроен.

За большим круглым столом с белоснежной скатертью и золотыми узорами на краях, Аннушка чувствовала себя относительно уютно. Она представляла себе эту встречу более официальной, но, к счастью, ожидания не оправдали себя.

— Аня, ты сегодня очаровательно выглядишь, — проговорила Александра Вячеславовна, ставя на стол поднос с запеченной курицей.

— Спасибо, — смущенно проговорила девушка, удивленная тому, что Александра предпочла сама ухаживать за гостями. Аннушка думала, что люди, живущие в достатке, привыкли, когда и всё и вся подает прислуга. Но семья Стаса блестяще рушила многие стереотипы на этот счет.

Ужин проходил в дружеской атмосфере: Света ухаживала за своими детьми, когда те по неосторожности что-то могли уронить или разлить, Стас беседовал с матерью о том, что ей уже давно пора взять отпуск и поехать отдохнуть в какие-нибудь теплые страны. Анька внимательно вслушивалась во все эти разговоры, неторопливо поедая салат из овощей и слабо-соленной рыбы.

Аннушке нравилось то, что никто не заострял на ее присутствия внимания, будто бы она уже сто лет была здесь как своя. За это, девушка мысленно была всем благодарна. Аня непременно жутко стала смущаться, если бы ее начали атаковать вопросами со всех сторон. Общая беседа была непринужденной и для Аньки эта самая лучшая форма общения в новом кругу людей.

Всё было хорошо за исключением колкого взгляда Бори, он буквально буравил им гостью. Аннушка изредка поглядывала на Бориса и всякий раз, когда их взгляды встречались, по ее спине проходился неприятный холодок.

— Аня, — вдруг обратилась Александра Вячеславовна и девушка встрепенувшись, поглядела на хозяйку дома.

— Да?

— Хотела поинтересоваться, нравится ли тебе учеба в университете? Какие впечатления? — вопрос был нейтральным, и на него Аннушка могла ответить спокойно, при этом, не краснея как помидор.

— Пока еще не определилась со своими ощущениями. У нас ведь и лекций всех толком еще и не было, но всё равно верю в то, что не разочаруюсь, — Аня вздохнула, будто бы сейчас произнесла какую-то крайне важную речь и отпила из своего стакана немного сока.

— А на кого учишься? — спросила Света, помогая Теме вытереть рот после поедания сочного куска курицы.

— На журналиста, — тут же ответила Анька.

— Ну-ну, — хмыкнул Борис, ухмыляясь.

Аня в растерянности поглядела на Стаса, не зная, как отреагировать на краткую, но едкую реплику его брата.

— Что-то не так? — предельно спокойно спросил Быстриц, но Анька кожей чувствовала зарождающуюся волну гнева, что начала медленно исходить от Стаса.

— Нет, ничего, — беспечно ответил Борис, продолжая ужинать.

За столом образовалась неприятная тишина и нарушила ее Соня. Отставив от себя полупустую тарелку, он заявила:

— Бабушка, спасибо, я уже покушала.

— На здоровье, золотце, — Александра Вячеславовна нежно улыбнулась внучке.

— Можно мне поиграть? — Соня вопросительно поглядела на маму.

— И я хочу, — оживленно проговорил Тема.

— Дайте маме поесть, а потом я вас отведу в детскую, иначе вы бабушке дом вверх-дном поставите.

— Ну, можно мы сами пойдем? — Соня нахмурилась.

— Может быть, я проведу немного времени с детьми, если никто не возражает? — подала голос Аня. — У меня в этом деле есть небольшой опыт.

— Это было бы здорово, — лицо Светы просияло. — Но не хочется тебя обременять, ты ведь сюда пришла не с детьми нянчиться.

— Для меня это не в тягость.

— Пойдете с тетей Аней играть? — спросила Света у малышей. Оба охотно закивали.

— Вот и замечательно, — Анька встала из-за стола и, взяв Соню и Тёму за ручки, повела в гостиную. В спину, будто стрелой вонзился цепкий взгляд Бориса, но Аннушка постаралась не придавать этому особого значения.

Вскоре в гостиную пришли Света и Александра Вячеславовна. Аня уже вовсю пыталась разобраться с тем, как нужно правильно собрать детскую железную дорогу и пустить по ней миниатюрный локомотив.

— Игрушки для детей делают, а тут даже взрослый разобраться не может, — причитала Анька.

— Это Боря купил, — произнесла Света, усаживаясь рядом на диван. — Постоянно купит какую-нибудь головоломку, а мне потом сиди и мучайся до часу ночи.

— Анечка, — Александра Вячеславовна поставила на деревянный журнальный столик поднос с чаем и сладостями. — Ты на Борю не сердись, хорошо? Обычно, он у нас душа компании, а тут сидит, будто грозовая туча.

— Всё в порядке, я не обижаюсь, правда.

— У них со Стасом какие-то проблемы на работе, — проговорила Света. — Так что может из-за этого он ходит такой раздраженный.

— Ох, эта работа, — Александра Вячеславовна села в мягкое глубокое кресло. — Мне говорят в отпуск ехать, а сами трудятся столько, что даже времени на семью не остаётся.

— Мои вообще папу скоро только по фотографии узнавать будут, — Света погладила Тему по голове. — Уже ведь всё есть, зачем еще что-то нужно?

— Да, это плохо, но с другой стороны, Борис ведь для детей старается. Мой папа, например, не только участия в моем воспитании не принимал, так и не помогал. Бросил нас и дело с концом.

— Ужас какой, — Александра Вячеславовна нахмурилась. — Впрочем, у моих сыновей похожая история. Так бы и удушила этих папаш, которые детей сделают и исчезают, будто и ни причём вовсе.

— Ань, ну а ты? Хочешь детей? — поинтересовалась Света.

— Конечно, не сейчас, правда, мне нужно учиться. Но потом, да, обязательно, — Анька поглядела на Александру и заметила, что ее ответ уж очень смутил женщину.

— Давайте-ка выпьем по чашечке чая, думаю, он уже заварился, — объявила Александра Вячеславовна, пряча свою внезапно возникшую печаль за добродушными эмоциями.

— А мужчины наши где? — спросила Аннушка, наконец-то победив железную дорогу.

— На крыльцо вышли, покурить, — ответила Света.

— Я их тогда позову? — спросила Аня, встав на ноги.

— Да, конечно.

Покинув гостиную, девушка прошла небольшой коридор и интуитивно нашла входные двери. Она уже хотела открыть их, но вдруг услышала разговор на повышенных тонах:

— Стас, тебе делать больше нечего? — раздраженно спросил Борис. — На хер ты эту соску сюда привел? Тебе, блять, заняться больше нечем? Была одна нормальная баба и та сукой полной оказалась. Не водил, не водил столько лет, а теперь на тебе.

— Мать пригласила ее, — ровным тоном ответил Стас, и его спокойствие резко контрастировало на фоне кипящих эмоций Бори.

— Ой, мог бы отказаться. Ты когда чего-то не хочешь делать, то не делаешь и пусть мамка тебя сто раз просит об обратном. Втюхался в нее что ли?

— Тебя это не касается. Разбирайся лучше со своей женой. Она когда-нибудь узнает от твоих всех этих интрижках и уйдет от тебя. Потом локти кусать станешь.

— Меня как раз касается. Ты прекрасно знаешь, какая ее сестрица ебанутая. Сколько я мучился с ней! Думал, прибью ее.

— Никто тебе не виноват. С Кристиной сразу было понятно, что она та еще блядь. Но ты же не мог свой член оставить в штанах. И потом, я с ней ездил разбираться, а не ты. Так что благодари, что я Светке ничего не рассказал.

— Ой, ты меня этим попрекать будешь? Брат, я же помочь тебе хочу. Зачем тебе эта пигалица сдалась? Мелкая она для тебя. Уверен и в постели такая себе. Ей деньги от тебя нужны и только. Потом киданет тебя, а ты раны станешь зализывать, будто побитая собака.

— Слушай сюда, — послышался какой-то глухой стук. — Тебя моя личная жизнь не касается, понял? — Стас говорил тихо, но в его голосе отчётливо была слышна злость. — Еще раз услышу, что ты Аню назвал как-то не так, морду размажу и не посмотрю на то, что ты мой брат, ясно?

— Стас, — Боря нервно хохотнул. — Ты чего? Я просто предупредить тебя хотел, чтобы не получилось как в прошлый раз. Она тебе в любви клянется, а потом принесла нагулянного ребенка.

— В этот раз будет иначе.

— А ты рассказал ей?

— Нет.

— Опять проверить хочешь?

— Нет, просто не хочу говорить и всё. У нее и так с родственничками проблемы и она постоянно переживает. Да она вообще за всё и всех переживает, не хочу, чтобы и за меня еще волновалась.

— Стас, ты мать его, влюбился.

— Нет, — пауза, — не знаю, может быть.

Глава 27

Аня отскочила от двери, будто ее кипятком облили. Услышанные слова вызвали в голове у девушки массу различных мыслей, что не давали покоя. Боря считает Аньку такой же меркантильной, как и ее сестра. В жизни Стаса случилась какая-то неприятная история, связанная с женщиной. Но самое главное из всего этого диалога то, что Стас практически признался в том, что неравнодушен к Ане. Она просто не могла в это поверить. Аннушка считала Быстрица тем человеком, который не станет никого посвящать в детали своих чувств и отношений к определенному человеку.

На лице появилась счастливая улыбка, и сейчас Анька могла простить Боре все те гадкие слова, которые он о ней проговорил. Всё это неважно на фоне того, в чем признался Стас. Теперь девушка наконец-то могла ослабить свой контроль над чувствами и не бояться безответной любви.

Дверь вдруг открылась, и на пороге первым возник Борис. Он недовольно посмотрел на Аню и стремительно направился в гостиную. Стас, заметив свою девушку, чуть нахмурился. Он окинул ее изучающим взглядом, словно бы пытаясь понять, слышала ли она их разговор.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Быстриц, закрывая за собой входную дверь.

— Хотела позвать на чай, но немного заблудилась, — Анька нервно прикусила губу, не зная, куда деть свой взгляд, так как врать она почти, что не умела.

Стас остановил свое внимание на прикушенной губе, и Аннушка с удивлением заметила как его синие глаза стали мутно-серого цвета. Быстриц оглянулся по сторонам, будто опасаясь быть застигнутым врасплох, но убедившись, что вокруг спокойно, резко привлек Аню к себе и жадно поцеловал ее. Такой неожиданный порыв ей нравился, было в нем что-то ужасно сексуальное, но что именно могло послужить внезапному и жаркому поцелую?

— Я хочу тебя, — прошептал Стас, прижимая Аньку к стене.

— Подожди-подожди. Что с тобой? С чего вдруг такой напор?

— Не знаю, просто увидел, как ты эротично прикусываешь губу и стоишь вся такая крошечная и беззащитна передо мной. Мысль о том, что ты умеешь вытворять в постели, и при этом оставаться застенчивой дико меня возбуждает, — Быстриц через тонкую ткань платья сжал упругую грудь Ани.

— Но мы ведь в доме твоей матери, я так не могу, — Аннушка уже и сама вся горела и изнывала, но заняться сексом именно здесь, она не хотела, ведь это порочно и неприлично.

— Дразнишь меня, да? — Стас нахально ухмыльнулся и, приподняв подол платья, скользнул пальцами в трусики Ани.

Прикосновения холодной кожи взбудоражило девушку, и она сильней прикусила губу, чтобы не издать стон.

— Что ты делаешь? — сдавленно спросила Анька, чувствуя, как прохладные пальцы медленно проникли внутрь нее.

— Хочу, чтобы ты так же сильно ждала этой ночи, как и я, — тихим соблазняющим голосом ответил Быстриц, лаская свою очаровательную куколку.

— Это не честно, — простонала Аня, вцепившись пальцами в крепкие плечи Стаса.

— Еще как честно, — Быстриц надавил на клитор, и девушка выгнулась, прикрыв глаза. — Хорошо? — он прижался губами к ее виску.

— Да, — прошептала Анька, — очень.

— Скажи, что хочешь меня, — Стас проник указательным и средним пальцем как можно глубже, а большим продолжала ласкать уже набухший влажный клитор. — Скажи, скажи, что хочешь меня.

— Хочу, очень хочу, — честно призналась Аня, крепче хватаясь за Быстрица, словно боясь упасть. Всё внутри нее стягивалось в тугой узел, а сердце глухо барабанило в груди. Девушке казалось, что сейчас она ходит по канату, что растянут над бездонной пропастью.

— Чай уже стынет! — вдруг раздался голос Александры Вячеславовны.

Стас остановился и внимательно поглядел на раскрасневшиеся лицо Ани.

— Это несправедливо, — прохныкала она, ощущая, как всё между ног буквально пылает огнем.

— Может быть, — Быстриц вынул пальцы, и пошло облизал их. — А ты очень даже вкусная. Идем.

Аннушка была смущена и обескуражена таким порочным поведением со стороны Стаса. Сущий дьявол воплоти, не иначе.

Остаток вечера прошел хорошо. Аня с удовольствием пила свежезаваренный чай с булочками с корицей и играла с Соней и Темой, иногда помогая им разобраться с железной дорогой. Боря продолжал поглядывать на девушку, вкладывая в свой взгляд всю ту неприязнь, что он испытывал к ней. Но Анька уже не обращала на это никакого внимания. Ее мысли были полны фактическим признанием Стаса, поэтому все остальные проблемы автоматически стали совершенно неважными. Ко всему прочему и дети не давали возможности сосредоточиться на явном недружелюбии своего отца.

Ане до того нравились Соня и Тема, что она их бы так и зацеловала и защекотала. Есть дети, которые обладают природным магнетизмом и оставаться равнодушным к ним ну просто невозможно. Именно этот магнетизм присутствовал в этих двух непоседах. Конечно, это было немного странно, учитывая каков их отец, но глядя на Свету, Анька отчётливо понимала, от кого именно малыши унаследовали свое обаяние.

Вечер подошел к концу и Стас уже засобирался домой. Аннушка сама себе улыбнулась, прекрасно понимаю, в чем именно кроется такая спешка со стороны Быстрица. Девушка уже и сама не могла дождаться того момента, когда они останутся наедине.

— Спасибо за чудесный вечер, — проговорила Аня, когда все уже собрались на крыльце.

— Не за что, дорогая, — улыбаясь, ответила Александра Вячеславовна. — Буд рада снова видеть тебя в своем доме.

— Да, нам нужно почаще встречаться, — поддержала Света.

— Буду всегда рада приглашению, — Аннушка на прощание обнялась с Александрой и детьми. — Спокойно ночи.

— Смотрю, тебе понравились Светкины дети, — вдруг проговорил Стас, когда машина стояла в пробке.

— Да, они просто замечательные. Так хорошо разговаривают, да и воспитаны неплохо. Света хорошая и внимательная мама, — Аня нежно улыбнулась и посмотрела на Быстрица — он почему-то выглядел мрачным. — Что-то не так?

— Нет, — резко ответил Стас. — А сама детей хочешь?

— Знаешь, твоя мама сегодня у меня об этом уже спрашивала.

— И что ты ответила ей?

— Ответила, что в будущем очень хочу, а почему бы и нет? Это замечательно — быть мамой.

— Понятно, — проговорил Стас и включил радиоприемник. За всю дорогу мужчина больше не проронил и слова.

По возвращению домой Аня уже просто не могла больше ждать. Разувшись, она подошла к Стасу, который стоял у окна в гостиной, и обняла его со спины. Девушка немного боялась того, что проявляет такую вольность, но не прикасаться к Быстрицу не могла.

— Оставь меня, — раздраженно проговорил он, убирая от себя Анины руки.

— Что с тобой? — девушка была удивлена такой реакции, ведь еще совсем недавно она усмиряла пыл Стаса, а теперь они вдруг поменялись ролями.

— Ничего, иди, ложись спать, — Быстриц снял пиджак и направился на кухню.

— Ты шутишь? — Аня прошла вслед за Стасом. — Подразнил меня, а теперь говоришь, чтобы я шла спать?

— Именно, — он достал из холодильника бутылку виски.

— Я вообще тебя не понимаю, — девушка нахмурилась.

— А я не прошу об этом. Просто иди спать и не нервируй меня, ладно? — Быстриц сурово посмотрел на Аннушку.

— Хорошо, — хмыкнула Аня и с грохотом закрыла за собой дверь кухни.

На следующий день, когда Анька проснулась, Стаса уже не было дома. Так даже лучше, ведь девушка всё еще злилась на него из-за несостоявшегося секса и грубого отказа Быстрица. Аня ровным счетом не сделала ничего такого, чтобы заслужить подобное неуважительное отношение к себе. Если Стас и в самом деле воспринимает Аннушку как какую-то послушную куклу, то она ему докажет, что таковой не является и никогда не являлась.

Первую половину дня Аня потратила на изучение списка литературы, который ей вручили еще в первый день пребывания в университете. Она выискивала нужные книги в интернете и загружала их на компьютер, а ту литературу, которую не удалось найти, Анька помечала кружочком, чтобы потом взять ее в библиотеке.

После обеда Стас пожаловал домой. Он с кем-то ссорился по телефону и постоянно твердил о том, что его собеседник должен в лепешку разбиться, но решить какую-то очень важную проблему, касательно работы. Пройдя в гостиную, Быстриц даже не взглянул на Аню и стремительно направился в свой кабинет. Конечно, девушку оскорбляло такое поведение со стороны Стаса, но она решила, что не уступит ему. Аннушка не чувствовала за собой никакой вины и не видела смысла делать первый шаг и в чем-то извиняться. Может, это и глупо, но Аня была твердо намерена доказать Быстрицу, что она не станет бегать за ним как собачонка и подстраиваться под его настроение.

В кабинете Стас пробыл совсем немного и, продолжив ругаться с кем-то по телефону, он вернулся в прихожую, обулся и покинул квартиру, громко хлопнув дверью. Анька вздрогнула и еще несколько минут вслушивалась в звенящую тишину, что образовалась после ухода Быстрица. На душе стало противно от того, что Стас вел себя так, будто Аннушки здесь и нет. Но так просто он ее под себя не сломает.

Вечер Аня провела за поеданием блинчиков и просмотром глупых, но уморительных американских комедий. Смеяться совсем не хотелось, но девушка не позволяла себе раскиснуть и лить слезы. Она делала всё, чтобы занять себя и не думать о Стасе и его резкой смене настроения. Хотя, жутко хотелось понять, почему он держит Аньку на расстоянии, если до этого признался брату в своих чувствах к ней? Почему просто нельзя сесть и всё обсудить?

Быстриц вернулся домой уже за полночь. Всё это время Аня ожидала его возвращения и переживала, воображая себе, что со Стасом могло приключиться несчастье. Как только характерно щелкнул замок входной двери, девушка быстро выключила телевизор и шмыгнула в свою спальню, чтобы Быстриц не догадалась о том, что Анька всё это время ждала его. Этой ночью они спали в разных комнатах, как и вчера.

На следующий день Аня отправилась в университет. Стаса она дома вновь не застала, но его водитель настоял на том, что обязан отвести Аннушку. Подчиняться не хотелось, но Анька всё же пересилила себя. Учебный день закончился так же стремительно, как и начался. Всего лишь две лекции и то неполные, так как преподавателю по зарубежной литературе срочно нужно было куда-то ехать.

Аня вышла на крыльцо корпуса и глубоко вдохнула свежий осенний воздух. На парковке уже по обыкновению ее ждал Максим. Мысль о том, что он привезет ее домой, и она вновь будет терпеть со стороны Стаса полное безразличие, заставила Аню нахмуриться.

— Привет, — Никита неожиданно возник рядом, будто только что материализовался из воздуха.

— Привет.

— Чего стоишь? Кого ждешь? — беззаботно спросил парень, поправляя свою челку уже перекрашенную в фиолетовый цвет.

— Да так просто, — Аня пожала плечами.

— Слушай, я наперед знаю твой ответ, но попытаю удачу еще раз. Не хочешь ли прогуляться? — Никита спрятал руки в карманах своих зауженных синих джинсов.

Анька на секунду замешкалась, поглядывая на Максима, который ждал ее у машины.

— Ты мне обещала, — напомнил Никита, улыбаясь.

— Да, я помню и, пожалуй, сегодня приму твое приглашение.

— Серьезно? — недоверчиво переспросил парень.

— Да, только подожди минутку, — Аня покрепче сжала лямки своего рюкзака и направилась в сторону Максима, он уже открыл дверцу машины, — нет, — твердо заявила девушка. — Я домой не поеду.

— Желаете заглянуть в какой-нибудь магазин? — водитель нахмурился.

— Нет, я сама доберусь домой.

— Но Станислав Павлович велел доставить вас домой.

— Передайте Станиславу Павловичу, что я не его игрушка и не собираюсь беспрекословно выполнять каждую его прихоть.

— Да как же так, — Максим выглядел немного растерянным. — Он же голову мне оторвет.

— Пусть только попробует, — Аня развернулась и вернулась к Никите, чувствуя, что сегодня вечером ее будет дома ожидать серьезный и уж точно не приятный разговор. Но Стас сам был виноват, что спровоцировал Аннушку, теперь пенять на себя должен он.

Глава 28

Стас сидел у себя в кабинете в офисе и нервно перекладывал ручку с пальца на палец, вчитываясь в суть очередного договора. Голова была полна различных мыслей, которые усердно не позволяли сосредоточиться на тексте. Крупные проблемы на работе, что могли привести к самым неожиданным последствиям, занимали большую часть этих мыслей. А еще и Аня со своими дурацкими мечтами насчет материнства. Обычное желание многих девушек и ничего удивительного или особенного в этом вроде бы и нет. Но для Стаса такие заявления похуже любых проблем на работе.

Быстриц жутко сердился и на себя, и на Аньку и вообще на всех вокруг. В чем причина такого неуправляемого гнева? Мужчина даже себе боялся в этом признаться, хотя прекрасно понимал, что за злостью пытается всячески скрыть собственный страх. Всё это было так по-идиотски! Стас уже успел сто раз пожалеть, что согласился пойти на тот проклятый ужин к матери. Еще и Боря со своими тупыми оскорблениями в сторону Ани. Думает, если с ее сестрицей-шлюхой тягался, то теперь все женщины вокруг такие. Быстриц искренне любил своего брата и всегда готов был ему помочь, но в тот вечер ему отчаянно захотелось дать Борьке по морде. Страшное чувство и за это Стас еще больше злился на Аню. Она сама того не ведая, меняла его, буквально ломала и рушила прежний устой жизни. Похоже, слова Вики насчет того, что Быстриц однажды доиграется и сам влюбится, оказались пророческими.

Вереницу размышлений прервал телефонный звонок. Стас, не глядя на экран поднял трубку, прекрасно зная, что в это время ему звонит лишь один человек — Макс.

— Да, — строго ответил Быстриц, массируя свои веки.

— Босс, — голос Максима был взволнован. — Тут такое дело, босс.

— Какое? — раздраженно спросил Стас.

— Я, как положено, ожидал объект, но объект отказался ехать домой.

— И? — Быстриц нахмурился и поддался чуть вперед.

— Я ничего не смог сделать, объект ушел вместе с отпрыском Александрова.

— Ты охренел?! — взревел Быстриц, резко встав на ноги. — Я тебе блять, что сказал делать?! Отвозить и привозить Аню. А ты что сделал?!

— Босс, она была взвинчена, заявила, что больше не ваша кукла и прочий бред несла. Не силой же мне ее затаскивать было в машину. Сейчас и так дела неважные, а если бы кто-то ментов вызвал? — торопливо проговорил Макс.

— При надобности и силой бы ее в машину всунул!

— Я виду их, если что.

— Охуеть! Мне должно легче стать?! Был бы здесь, башню точно снес тебе, — прорычал Стас, ударяя кулаком по столу.

— Простите, — пробормотал Максим.

— Знаешь куда засунь себе свои извинения? Ладно, веди их, я сейчас подскочу, — Быстриц сбросил вызов и нервно потер лицо руками. — Зашибись, только за бабами я еще не бегал, — сам себе проговорил Стас и швырнул в стену увесистую стеклянную пепельницу.

* * *
— Мы пойдем в паб, — торжественно объявил Никита, пока они с Аней стояли у дороги, и ждали, когда светофор загорится зеленым.

— Паб? — переспросила Анька.

— Да, замечательное место. Его владелиц — настоящий ирландец. Я там с друзьями часто бываю, каждая мелочь пропитана духом чужой культуры. Уверен, тебе обязательно понравится.

— Надеюсь, я раньше никогда не бывала в пабах и не совсем понимаю, что это такое, — показался зеленый свет, и друзья быстро перешли дорогу.

— Если говорить в целом и просто, то это кафе, только с английским и ирландским колоритом, — объяснил Никита.

— Любопытно.

— Еще бы, — парень хохотнул, а затем стал серьезным. — Слушай, а наша прогулка никак не отразиться на отношениях с твоим молодым человеком?

Если честно, то Аня сама себе боялась ответить на этот вопрос. Девушка не так хорошо знала Стаса, но это не мешало ей понять, что Быстриц не одобрит ее выходку. Но если так разобраться, то Стас сам был виноват в том, что Анька пошла ему наперекор. Его равнодушие ранило ее, пусть Аннушка этого не показывала и сама до конца не осознавала, но ей действительно было больно. Она ведь тянется к Стасу, несмотря на внутренние противоречия и противоречивости самого Быстрица. А он… Он начинает злиться из нечего и обжигать своим равнодушием.

— Нет, — твердо заявила Аня, сглатывая комок, что внезапно подступил к горлу.

Когда до паба оставалось пройти совсем чуть-чуть, Анька вдруг заметила, что за ними следит знакомая черная машина. Сердце моментально беспокойно забилось в груди. Это был Максим и не исключено, что сейчас рядом с ним сидит Стас… Злой Стас. Во рту пересохло.

— Эй, эй, осторожней, — Никита схватил Аню за руку и резко привлёк к себе, тем самым не позволяя выйти на проезжую часть, где в этот самый миг мчалась скорая помощь. — Что с тобой? — парень вопросительно поглядел на Аннушку. — Ты что не видишь, куда идешь?

Девушка тряхнула головой, избавляясь от навязчивых мыслей, и осмотрелась вокруг. И правда, если бы Никита вовремя не дернул Аню, то она бы попала под колеса машины.

— Задумалась просто, — Анька слабо улыбнулась.

— Осторожней нужно быть. Ты хорошо себя чувствуешь, может быть тебя домой провести?

— Нет, не хочу домой. Мы направились в паб, значит должны туда попасть.

Заведение, в которое Никита привел Аню, было маленьким, уютным и просто замечательным. Симпатичные деревянные столики, тематическая ирландская музыка и официантки, облачение в национальную одежду Ирландии, Аньке очень понравились. Даже запах в этом пабе был какой-то особенный и успокаивающий.

— Ну как тебе? — полюбопытствовал Никита, подводя девушку к свободному столику, распложённому прямо напротив большого окна.

— Тут просто замечательно, — ответила Аннушка, усаживаясь на массивный деревянный табурет.

— Да, я влюбился в это место с первого взгляда. И знаешь, пиво здесь самое вкусное, — Никита улыбнулся и тоже сел.

— Нет, я пить не буду, — тут же заявила Аня.

— Не переживай, есть пиво, которое не сшибает с ног. Мы закажем что-нибудь поесть, поверь, ты не пожалеешь.

— Ладно, — поразмыслив несколько минут, ответила Анька, махнув рукой. — Так уж и быть, сегодня выпью бокал пива, — девушка согласилась на эту авантюру лишь потому, что хотела хоть немного расслабиться и престать ощущать напряжение, что мучало ее и подтрунивало, мол, где-то здесь бродит Стас, нужно быть осторожней. Он покружит-покружит вокруг как хищник, а потом нападёт на свою добычу.

Симпатичная рыжеволосая официантка быстро приняла заказ и, заявив, что нужно подождать минут пятнадцать-двадцать спешно удалилась.

— Слушай, а я так посмотрю, что ты у сестры дома уже не появляешься, — вдруг начал Никита.

— Поссорились, я живу у парня.

— Да уж, эти родственные связи. У меня, конечно, ни братьев, ни сестер нет, но мне и отца с головой хватает.

— Почему? Тоже ссоритесь?

— О! Не то слово. У нас совсем разные характеры, но в одном мы похожи — оба упертые как два барана. Я пошел на уступки и начал учиться там, где хотел отец, в обмен на это попросил, чтобы он не влезал в мою личную жизнь. Да, у меня есть отдельная квартира, но папаша постоянно пытается меня контролировать. Это жутко напрягает, учитывая, что с моей стороны залетов никогда не было.

— Он просто переживает за тебя, вот и всё, — мягко проговорила Аня.

— Ну, мне же не пять лет, — Никита улыбается, — да и на девчонку вроде не похож.

— Так для родителей это не имеет никакого значения.

— Да уж, тут ты права.

Через некоторое время официантка принесла два бокала светлого пива, мясную нарезку и небольшое вишёневое пирожное. После нескольких глотков пива Анька почувствовала себя гораздо лучше и мысли о Стасе перестали так навязчиво тревожить разум. Пиво оказалось действительно вкусным и не било в голову, сшибая с ног.

Беседа была легкой и непринужденной. Чем больше Аня узнавала Никиту, тем отчетливей понимала, что ей с ним комфортно. У них выяснилось, есть много общего: начиная от любимых фильмов и заканчивая похожими житейскими ситуациями. Заразительный смех Никиты невольно передавался и Аннушке. Но веселье продлилось недолго.

Анька почувствовала присутствие Стаса на ментальном уровне. Это было странное ощущение, словно в тёплую комнату открыли окно, и внутрь тут же ворвался холодный ветер. По коже прошелся мороз и Аня, как бы невзначай обвела помещение паба взглядом. Интуиция ее не подвела и как когда-то, черная тень стремительно скользнула в сторону девушки. Но в этот раз Стас едва ли позволит спустить ситуацию. Его взгляд был полон ярости, а руки сжаты в кулаки. Ане стало жутко тревожно за Никиту.

— Добрый день, — с широкой улыбкой на лице произнес Быстриц, садясь рядом с Аннушкой.

— Здрасте, — ответил Никита, неприятно удивленный появлению внезапного гостя.

— Солнышко, — Стас повернулся к Ане, продолжая улыбаться, но, несмотря на эту улыбку, было отчётливо видно, что его взгляд оставался предельно серьезным. — Я тут ехал по делам и тебя случайно встретил. Нам нужно кое о чем поговорить.

— Нет, — твердо ответила Анька. — Поговорим уже вечером.

— Сейчас, — с нажимом проговорил Быстриц, больно сжав под столом коленку девушки.

— Дядя, отвали-ка ты, а? — вклинился в разговор Никита.

— А то что? — Стас посмотрел пронзительным взглядом на парня.

— Я человек простой и могу в рыло дать. Поверь, даже не посмотрю на то, что расфуфыренный козел.

— Уверен? — губ Быстрица коснулась ухмылка.

— Не надо, — испуганно заявила Аня. Она жутко злилась на Стаса, но допустить того, чтобы ему или он кому-то причинил боль, Аннушка просто не могла.

— Идем, — Быстриц схватил девушку за руку и бесцеремонно вывел на улицу и усадил в машину. — Домой, — холодно приказал он Максу.

— Что ты себе позволяешь? — парировала Анька, с трудом высвободившись из цепкой хватки Стаса.

— Я не собираюсь с тобой скандалить при подчиненных, — спокойно ответил он. — И тебе советую придерживаться этого принципа.

— Я — не твоя кукла! — воскликнула Аня, уже не в силах терпеть к себе подобное обращение. — Я не буду делать то, что ты хочешь, ясно?! Почему ты себя так ведешь со мной? Надоела? Так скажи об это прямо и отпусти меня!

— Угомонись, — Стас схватил Аннушку за плечи и хорошенько тряхнул ее. — Не говори о том, о чем потом пожалеешь.

— А о чем жалеть? — девушка не заметила, как у нее на глазах навернулись слезы.

— Ты действительно думаешь, что я побежал за тобой лишь по той причине, что ты гуляешь по пабам с другим парнем? — Быстриц насмешливо улыбнулся.

— А разве нет? Да и вообще! Дело не в этом! Ты охладел ко мне после ужина у твоей матери. Что происходит, Стас? Скажи мне! Или я должна постоянно нарушать твои правила, чтобы хоть как-то вывести тебя из равновесия? — Аня растерянно смотрела на спокойное лицо Быстрица и совершенно не понимала, что ей делать дальше.

— Дома поговорим, — кратко ответил он и, достав из внутреннего кармана пиджака телефон, отвернулся к окну.

— Ну что же! Давай теперь поговорим! — заявила Анька, как только перешагнула порог квартиры.

— У тебя истерика? Дать успокоительное? — спокойно спросил Быстриц, проходя в гостиную.

— Ты можешь мне сказать, что происходит? — Аня чувствовала, что уже находится на грани.

— А ты можешь мне ответить, какого черта ты не села в машину к Максу и не приехала домой? — Стас полоснул девушку свирепым взглядом.

— А зачем? Чтобы остаток дня наблюдать то, как ты не обращаешь на меня внимания? Я бы поняла тебя, если бы действительно была в чем-то виновата перед тобой, но это же ведь не так. Ты то трахнуть меня хочешь, то в следующий миг делаешь вид, будто бы меня и не существует. Это игра такая? Так объясни мне ее правила.

— Тебе ли не всё равно? — Быстриц сузил глаза.

— Как видишь, нет, — Аня бросила на диван свою сумку.

— Почему? Чего тебе не хватает? Я уладил все твои проблемы, устроил комфортную жизнь. Ты должна быть рада этому, как и любая другая женщина.

— Причем здесь комфортная жизнь? Я, правда, благодарна тебе за то, что ты мне помог с учебой, но неужели ты думаешь, что всё дело именно в деньгах? — Анька ощутила, что в горле у нее образовался комок.

— А в чем еще? — Стас так удивлённо посмотрел на нее, будто других поводов находиться рядом с ним, у нее действительно не было.

— В том, что я люблю тебя! Понимаешь? Люблю как последняя идиотка! Ты мне небезразличен, я хочу заботиться о тебе и помогать, а ты только то и делаешь, что отталкиваешь меня. Зачем? Если я тебе не нужна, просто скажи мне это, так будет легче нам обоим. Но не нужно бегать и вылавливать меня, как какую-то дворовую нашкодившую собачонку.

— Ты ничего не понимаешь, — Быстриц отвел взгляд в сторону.

— Так объясни ты уже, наконец-то мне! — всхлипнула Аня. — Хватит меня мучать!

— Ты хочешь объяснений? — Стас вплотную подошел к Аньке и глянул на нее с высоты своего роста. — Я тебе их дам, но не думаю, что они тебе понравятся.

Глава 29

Аня смотрела на Стаса, затаив дыхание. Всё внутри нее сжалось, напряглось, и даже дышать стало невероятно трудно. Сейчас, именно в эту минуту всё и решиться, в душу заполз липкий страх. А и правда, готова ли бы была Анька выслушать откровение Быстрица? Хотелось надеяться, что да.

— Изначально, когда я тебя только увидел, мне захотелось тебя просто трахнуть, понятно? Я люблю подчинять себе женщин в постели и решил, что ты именно та, которую можно уломать, — начал Стас, отступив на шаг назад, но, не сводя с Аннушки своего пронзительного взгляда. — Я искренне радовался тому, что ты не поступила в университет. Я помог тебе лишь потому, что хотел затащить тебя в постель. Да! Вот такой я мудак! Пока я уламывал тебя, то ездил трахаться к Вике, чтобы не наброситься на тебя и не спугнуть. И после нашего первого раза мне было глубоко похер на то, что ты ходила вся в синяках, — голубые глаза Быстрица потемнели от злости и возбуждения. — Похер потому, что я такой, я люблю видеть на женских телах синяки, меня это дико заводит. Люблю душить, душить так, чтобы женщина сознание теряла. А потом… Потом всё в какой-то момент пошло наперекосяк, — Стас принялся расхаживать туда-сюда. — Я стал ревновать тебя и ненавидеть твою сестру за то, что она с тобой так обошлась. Я об этом говорил с Викой, и она сказала, что я просто влюбился. Я не влюблялся много лет, и не планировал этого делать. Ты должна осознать, что я ужасный человек. Я хотел лишь попользоваться тобой, а потом выбросить, как тех девушек, которые были до тебя. Но проблема в том, что ты не такая, как все предыдущие. Ты веришь мне, хочешь заботиться обо мне, но так не должно быть! Ты мне приготовила тот проклятый штрудель… Тот ебанный штрудель и всё… Я не знаю, что еще сказать. Я хочу быть с тобой, определенная часть меня жутко хочет этого, но я понимаю, что так не должно быть. Я лгал тебе, манипулировал тобой, как куклой, а потом… Потом влюбился и это злит меня. Рядом с тобой я теряю контроль, а так не должно быть. Ты хотела объяснений? Так вот они, — Быстриц остановился и нервным движением снял с себя пиджак и психованно бросил его в кресло. — Почему я игнорировал тебе в последнее время? Да потому, что у меня полный пиздец на работе и ко всему этому я постоянно думаю о том, что ты мне сказала в машине после ужина у матери. Ты хочешь детей и это нормально. Но… Но я не могу их иметь! Я бесплоден и это убивает меня, понимаешь? Вот такая вот шутка бога. Не хотел завязывать с тобой серьезных отношений, а в итоге ненавижу себя за то, что не смогу сделать тебя счастливой. Надеюсь, я удовлетворил твое желание? — Стас перевел дух и стремительно направился на кухню за бутылкой чего-нибудь горячительного, так как нервы уже просто сдавали.

Анька стояла и невидящим взглядом смотрела перед собой. В голове звучали отголоски слов Стаса, что неприятно резали слух. На глазах навернулись непрошеные слезы, а в душе образовались смешанные чувства. Ане жутко хотелось подойти к Быстрицу и отвесить ему крепкую пощечину или больно ударить по коленке. Но в то же время хотелось просто обнять и успокоить.

Той злости, на которую возможно рассчитывал Стас, у Аннушки почему-то не было. Ощущался горький привкус обиды, но уж точно не злость. Где-то в глубине души девушка понимала, почему Быстриц так рьяно хотел ей помочь. Да она и сама не сразу впустила в свое сердце нежные чувства к нему.

Складывалось такое впечатление, что с их первой встречи уже прошло много-много лет. Многие события в памяти немного смазались и сгладились. Аня знала, что Стас ее любит и его исповедь, пусть местами жестокая, зато правдивая, служила тому доказательством.

На ватных ногах Аннушка тихо прошла к кухне и осторожно открыла дверь. Стас сидел за обеденным столом и с горлышка бутылки пил алкоголь. Рубашка была наполовину расстегнута, обнажая крепкую грудь Быстрица.

Наверное, самым ожидаемым решением во всей этой ситуации было бы продолжить скандал, но Ане не хотелось ссориться и пререкаться. Несмотря на свою обиду и боль, она подошла к Стасу, села ему на колени и обвила свои руки вокруг его шеи. Он не смотрел на девушку. В голубых глазах отчетливо читалось раскаянье и усталость. Быстриц сейчас казался намного старше своих лет из-за изнеможенного взгляда и нескольких складок глубоких морщин, образовавшихся на лбу. Должно быть, он действительно сейчас переживал не лучшие времена.

Аня хотела что-то сказать ему, но сама не понимала, что именно. Слова поддержки? Или выказать претензии? А имеет ли это хоть какой-нибудь смысл? Нет. Не сегодня. Она пальцами коснулась скулы Стаса, нежно провела к колючему подбородку, а затем осторожно поцеловала в губы с горьким прикусом алкоголя.

Быстриц замер на месте, отставив бутылку в сторону. Он не ожидал, что после всех сказанных им слов, Аня захочет его поцеловать. В сердце больно и в то же время приятно кольнуло. В который раз Стас убедился в том, что его любовь к этой девочке самое верное явление, которое вообще когда-либо с ним произошедшее.

Аннушка вновь его поцеловала, но уже гораздо уверенней. Возбуждение и адреналин после признания смешались в единую гремучую смесь. Быстрицу и так довольно трудно удавалось игнорировать Аню последние пару дней, учитывая, что его тело и душа требовали ее так, как странник в пустыне жаждет глотка живительный воды. Все прикосновения сейчас ощущались особенно остро, и Стас отчётливо понял, что не может больше сопротивляться.

— Возьми меня, — горячо прошептала Аня, опустив одну руку на его ремень. — Возьми не щадя меня.

Вызов оказался открытым, не обрамленный ненужными намеками. Именно этого сейчас так и не хватало. Открытости и возможности быть самим собой с той, которая готова принять тебя таким, каков ты есть.

Стас прижал Аню к себе с такой силой, будто силясь слиться с ней в единое целое. Перехватив инициативу, он жарко и страстно поцеловал ее, крепко почти, что болезненно сжимая узкую талию своими руками. Прелюдии здесь были совсем неуместными, да и ненужными. Практически разодрав Анины вещи, Быстриц аккуратно уложил ее на стол и, прикусив один сосок, быстро расстегнул свой ремень и вытащил его из петель.

— Если будет слишком, скажи мне, и я остановлюсь, — хриплым голосом проговорил Стас, закрепляя свой кожаный ремень на утонченной шее Аннушки. Девушка ничего не сказала в ответ, лишь положительно кивнула головой.

Необузданное желание обладать, захлестнуло Быстрица, будто цунами, оно оказалось настолько сильным, что перед глазами даже заплясали белые пятна. Шум заполнил уши, а член от перевозбуждения начал дико болеть.

Освободив Аню от нижнего белья, Стас закинул ее стройные ножки себе на плечи и одним уверенным, сильным толчком вошел в нее. Два стона сплелись в одну общую гармоничную мелодию. Внутри Ани было так тесно, что Быстриц начал опасаться кончить слишком стремительно, а этого так не хотелось. Потянув за конец ремня, Стас начал двигаться, стараясь не упустить из виду реакцию Ани. Впервые для него секс означал нечто больше, чем обычный инструмент по достижению собственного удовольствия. Это было так странно и даже волнительно. Быстриц освобождался, перерождался, и Аннушка помогала ему в этом нелегком деле. Он ощущал отклик ее податливого тела настоль отчетливо, что на миг в голове проскочила мысль о том, что они действительно стали единым целым. Это единение не заканчивалось на физическом уровне, оно шло дальше, гораздо дальше, где господствуют законы душ, которые стремятся друг к другу, несмотря на предубеждения разума.

Если раньше Стас был уверен, что знает об удовольствии всё, то сейчас над этим можно просто посмеяться. Настоящее, обжигающее удовольствие Быстриц получал именно сейчас. Когда черта была наконец-то пройдена, маски сброшены, а сексуальные предпочтения приняты партнером, Стас действительно ощутил себя целостным и абсолютно счастливым.

Аня попросила взять ее и не щадить при этом, но ирония заключалась в том, что Быстриц больше не хотел ей причинять боль и наказывать. Невозможно наказывать тем, что приносит наслаждение, а удушье во время секса и стало тем самым наслаждением для обоих.

Когда оргазм настиг разгоряченные тела, Стас потянул ремень на себя, запрокинув голову назад. По вискам скользили капли пота, дыхание окончательно сбилось, а во рту пересохло. Аннушка аккуратно высвободилась и сев на самый край стола, обняла Быстрица и прижалась щекой к его груди, в которой сердце билось в неистовом ритме.

Не хотелось ничего говорить, чтобы не нарушить эту совершенную тишину. Аня была готова бесконечно вот так сидеть, сжимать в своих объятиях крепкое тело Стаса, слушать его сердце и ощущать, как сладкие волны оргазма медленно отпускают ее и уступают место умиротворённости, которой Аннушке порой так не хватало.

Быстриц аккуратно поднял ее на руки и отнес в свою спальню. Его охватила целая лавина чувств, которые возрождали в Стасе того чуткого человека, которым он когда-то был. Возвращение к истокам казалось необычным, но приятным.

— Не уходи, — полусонным голосом проговорила Аня, когда Быстриц уложил ее на кровать и укрыл одеялом.

— Нужно на кухне прибраться, — тихо проговорил он и нежно улыбнулся. Аннушка почувствовала, как теплая волна разливается внутри нее от этой улыбки.

— Потом, пожалуйста, побудь рядом, — ее просьба не звучала как прихоть или каприз, Аня всего лишь не хотела отпускать Стаса.

— Хорошо, — он прилег рядом и, подложив одну руку под голову, стал рассматривать и наслаждаться каждой черточкой в облике своей девушки.

— Мне так с тобой спокойно и уютно, — вдруг проговорила Аня, положив голову на грудь Быстрица. — Такое ощущение, что самое правильное в моей жизни, это находиться рядом с тобой.

— Разве ты не ненавидишь меня за всё то, в чем я тебе признался?

— Нет, не могу и не хочу, — Аннушка подняла голову и посмотрела на Стаса. — Может, я полная дура? Не знаю. Я подслушала твой разговор с Борей и тогда уже знала, что ты любишь меня. Большего мне и не нужно, правда. Ты был со мной в самые трудные для меня моменты.

— Ань, я ведь страшный человек, ты даже представить себе не можешь, о чем я думал, когда был рядом с тобой.

— И не хочу это представлять, — Аннушка нахмурилась. — Ты искупил передо мной свою вину.

— Так не должно быть. Я не заслуживаю твоей любви и милосердия. У меня уже был неприятный опыт в отношениях. Я с ней учился в одном университете и влюбился. Думал, что она тоже меня любит, но оказалось, что нет. Не знаю, зачем она вообще мне голову морочила столько лет. Я встал на ноги в материальном плане, она поговаривала о свадьбе. Всё шло к этому, пока она как-то не огорошила меня новостью, что беременна. Всё бы ничего, но вот я детей иметь не могу.

— А почему ты раньше ей не рассказал о своей проблеме? — осторожно спросила Аня.

— Знаешь, это не то, чем принято хвастаться. Да и о детях как-то мы не разговаривали. Короче, расстались мы, и свадьба не состоялась. Я начал ходить по всяким БДСМ-клубам, топить свою боль в сексе и алкоголе. Сам не заметил, как втянулся во всё то дерьмо. Женщины стали для меня лишь инструментом, с помощью которого я достигал сексуальное удовольствие. Постоянно менял их, разве что с Викой всегда общался. А потом… Потом появился ты… Думал, что ты так же быстро мне наскучишь, но нет… После стольких лет ты первая девушка, к которой у меня проснулись чувства.

— Именно из-за этих чувств ты сегодня меня и выследил?

— Я же говорил тебе, что дело не в ревности. Никита этот твой, сыночек Александрова, того самого козла, который приставал к тебе и хотел посадить сестрицу твою. Оклемался наконец-то и начал палки в колеса мне ставить. Такая компания как его сопляк не то, что тебе нужно.

— У тебя проблемы из-за меня? Так получается? — с ужасом спросила Аня, пропустив мимо ушей всю остальную информацию.

— Ничего, справлюсь как-нибудь, — отмахнулся Стас. — Я так устал, если честно. Давно уже нормально не спал, — Быстриц обнял Аннушку и, уткнувшись носом ей в шею, закрыл глаза. — Спокойно ночи, родная.

— Тебе тоже спокойной ночи, — несмотря на тот колоссальный прорыв, что сегодня произошел в их отношениях, Анька по-прежнему ощущала, что стена между ней и Стасом еще окончательно не преодолена. Что же, не всё меняется в одночасье.

Глава 30

За окном едва засеребрился рассвет, когда Аня вдруг проснулась. Стаса в постели почему-то не оказалось, и девушка неожиданно почувствовала себя жутко неуютно в одиночестве и абсолютной тишине. Прежде Анька никогда не могла пожаловаться на то, что ей неприятно быть в одиночку. Но сейчас, все ее прежние устои и привычки будто бы стали вверх-дном и Аня до Стаса уже не тот человек, которым теперь она стала с его появлением.

Закутавшись в простыню, Аннушка на цыпочках покинула спальню и отправилась на поиски своего мужчины. К счастью, долго его искать не пришлось, Быстриц стоял в гостиной у окна. Аня хотела подойти и крепко-крепко, насколько это только возможно обнять Стаса, но заметив, что он с кем-то разговаривает по телефону, решила не вмешиваться и терпеливо подождать, пока разговор закончится.

— Это просто полный пиздец, — прошипел Быстриц, нервно причесав рукой свои волосы. — Сука! Ебанный урод, — Стас продолжал ругаться, отчего Аннушка непроизвольно поежилась и даже сделала несколько шагов назад, чтобы ее не обнаружили. — Что ты мне теперь высказываешь? — психованно обратился мужчина к своему собеседнику. — Да! Я бы всё равно так же поступил, понятно тебе? Думай, что хочешь, Борь. Мне похуй, понимаешь? Как? Да вот так! — Стас принялся ходить туда-сюда, и в каждом его шаге Аня отчетливо видела раздражение и некоторую напряженность. — Плевал я на бабки, а вот то, что затевается, меня сильно беспокоит. Не знаю, — рычит. — У нас только-только всё наладилось. Блять, Борь, я так не могу поступить, — Быстриц резко остановился и опустил голову, вслушиваясь в слова своего брата. — Ты прав, прав, но… Блять, я впервые в жизни не знаю, что делать. Мне уже все миллион раз успели сказать, что это дерьмовая идея, но я чувствую к ней, то чего не испытывал ни к одной другой женщине. Я сам решу эту проблему! Всё! Днем еще переговорим, — Стас сбросил вызов, и Аня, решив, что сейчас самое время сделала шаг вперед и тут же замерла на месте. Быстриц с размаха бросил свой телефон и тот, врезавшись в стену, разлетелся на мелкие кусочки.

Аннушка прижала к груди край простыни и тихо сглотнула. Девушкой внезапно овладел какой-то непонятный ступор, и даже страх. Стас перевернул маленький журнальный столик, и грязно выругавшись, скрылся за дверью кухни.

Аня совершенно ничего не понимала. О чем таком рассказал Боря, что его брат буквально взбесился? Речь явно шла о ней, но девушка не была до конца уверена, что причина внезапной злости кроется исключительно в ней. Анька хотела утешить Стаса, но не знала, насколько это сейчас уместно. Бывают такие моменты, когда человек хочет побыть наедине с собой и кажется, сейчас именно этот случай. Не хотелось давить и надоедать расспросами, поэтому Аня, собравшись с мыслями, вернулась в спальню. Лучше подождать его здесь и тогда попытаться поговорить, но Быстриц в комнату так и не вернулся.

Анька проснулась, когда будильник на ее мобильнике заиграл, оповещая о том, что уже семь утра. Девушка встрепенулась, словно бы опаздывала, но это было совсем не так. Времени оказалось предостаточно, чтобы спокойно собраться и отправиться в университет.

Поискав свою одежду, Аня мысленно отругала себя за то, что посмела заснуть в тот момент, когда у Стаса назревали какие-то серьезные проблемы. Она честно ожидала его возвращения, а затем на миг прилегла и не заметила, как и заснула. Секс, так же как и скандалы, очень выматывает, а когда всё это происходит в один день, то сил уже никаких не остается.

Надев нижнее белье, Аннушка закуталась в мягкий халат Быстрица, в котором просто трудно не утонуть и вышла из спальни с четким намерением поговорить со Стасом. Если она этого сейчас не сделает, то будет весь день думать и переживать за него, а в конечном итоге просто изведет себя этими же переживаниями.

Открыв дверь, Аня даже не успела перешагнуть порог, как тут же споткнулась о чемодан и небольшую дорожную сумку. Присмотревшись, девушка узнала свой чемодан, с которым она приехала в большой город. Что бы это могло означать? Присев на корточки, Анька приоткрыла чемодан и увидела в нем свои вещи. В душе зашевелилось какое-то неприятное чувство. Нет. Сеять панику ничего не выяснив, было бы крайне глупо.

Поднявшись, девушка стремительно направилась в гостиную, где застала Стаса. Он уже был одет в привычный деловой костюм с белой рубашкой. Темные волосы зачесаны в аккуратную прическу, а вот на лице отчетливо виднелась щетина. Аня нахмурилась, ведь Быстриц никогда не ходил в таком виде на работу.

— Я там чемодан свой обнаружила, — с мягкой улыбкой заговорила девушка. — Мы куда-то едем?

— Нет, — послышался резкий ответ Стаса. Он встал с дивана и отошел к окну, словно бы нарочно стремясь отгородиться, отдалиться от Аньки.

— Тода я ничего не понимаю, — голос неожиданно дрогнул.

— Тут и понимать нечего. Я собрал твои вещи для того, чтобы ты выметалась из моего дома, — тон Быстрица был настолько ровным и спокойным, отчего по спине Ани прошелся неприятный колючий мороз.

— Это шутка такая? Знаешь, она совсем несмешная, — девушка нервно хохотнула, но леденящий душу мороз всё равно никуда не делся.

— Я похож на человека, который сейчас шутит? — повысив голос, спросил Стас. — Забирай вещи и проваливай нахрен!

— Что с тобой? — Аня оторопела, думая, что она всё еще спит и вот-вот должна проснуться в той реальности, где ее отношения с Быстрицом уже немного наладились. Но эта злосчастная реальность не наступила ни через минуту, ни через две.

— Ты мне никто, чтобы я перед тобой отчитывался, — Стас нервным движением поправил ворот своей рубашки и устремил взгляд в окно.

— Послушай, — Аннушка решила не отступаться до последнего, хотя сейчас она уже не знала точно, за что именно пытается бороться. — Еще вчера ты мне признавался в любви и каялся за то, как себя вел в последнее время. Я тебе поверила, мы… Мы в конце концов занялись любовью… А теперь…

— Мы просто трахнулись, — резко перебил Быстриц, переводя свой жалящий взгляд на Аню. — Если ты не знала, то я тебе кое-что объясню, секс, ебля, трах, называй это как хочешь, но в любом случаи он не обязывает меня жениться на тебе. То, что я вчера тебе сказал — полное вранье, понятно? Я конченый ублюдок, который любит издеваться и играться женщинами и их чувствами. Мне просто стало интересно, насколько ты привязалась ко мне за этот промежуток времени. Как выяснилось, сильно, я бы сказал, очень сильно. Я удовлетворил свой интерес, теперь ты мне не нужна.

— Я не верю, — Аня отрицательно покачала головой, чувствуя, как у нее в горле образовывается горький и тугой комок.

— Да мне похуй! — вскричал Стас, ударяя кулаком по стеклу окна. Аннушка вздрогнула, но взгляда от Быстрица не отвела. — Верь, во что хочешь, но делай это за приделами моей квартиры.

— Что-то случилось? Да? Скажи мне, — голос Ани дрожал, но она это игнорировала. — Я случайно подслушала твой телефонный разговор ночью. У тебя проблемы из-за меня? Поделись ими со мной, вместе мы что-нибудь придумаем, только не отталкивай меня, прошу тебя, — Аннушка подошла к Стасу и, встав на цыпочки, взяла его лицо в свои маленькие ладошки. На миг девушка увидела в голубых глазах Быстрица надломленность и невыразимую усталость, но эти чувства мгновенно спрятались за саваном дикой, почти, что животной злости. — Уйди, — брезгливо проговорил Стас, оттолкнув от себя Аннушку, она не удержалась на ногах и упала на холодный пол, больно ударившись копчиком. Слезы тут же непроизвольно скользнули по щекам. — Перестань думать, что весь мой мир должен кружиться вокруг тебя. Ты мне отвратительна, убирайся, иначе я сам тебя вышвырну, — переступив через Аню, Быстриц покинул гостиную.

Это был какой-то глупый кошмар, который не должен был случиться, во всяком случаи для него не предвиделось никаких предпосылок. Откуда вдруг в Стасе возникло столько жесткости, пренебрежения и злости? Неужели… Неужели он действительно лишь игрался чувствами Ани? Всё это время Быстриц забавлял и удовлетворял свои извращенные потребности, даже на миг, не задумавшись о том, что играет с душой, с живой человеческой душой.

Аннушка спрятала лицо в руках и тихо заплакала. Ей было больно оттого, что она поверила этому страшному человеку, фактически отдала свое сердце в его холодные и жестокие руки. Ведь изначально девушка противилась своим чувствам и видимо не просто так. А потом… Потом поддался им и в итоге вновь обожглась любовь, как когда-то это произошло с Сашкой. В мыслях тут же всплыли слова Кристины, которые она произнесла, когда сестры в очередной раз ссорились.

— Я ни на что не гожусь, — прошептала сама себе Анька, всхлипнув. — Не гожусь, как и мой отец.

Отношения с мамой оставляют желать лучшего, со старшей сестрой совсем разругалась, в личной жизни тоже полный провал. Наверное, всё дело именно в Ане, а не в тех людях, которые ее окружают. От такого печального вывода стало совсем невыносимо. Девушка никогда и никому не желала зла, тогда за какие такие грехи всё это свалилось именно на ее плечи?

— Ты всё еще здесь? — угрожающим тоном спросил Стас, вернувшись в гостиную и на ходу закрывая свой кожаный портфель с деловыми бумагами внутри.

Анька тут же перестала плакать, испугавшись внезапного возвращения Быстрица. Утерев слезы, она медленно поднялась с пола и почувствовала горячую волну боли, что прошла от копчика и скрылась где-то в левой ноге. Хорошенько же Стас приложил Аню.

— Уже нет, — девушка сбросила с себя халат Быстрица, эта вещь вдруг показалась ей невероятно тяжелой. В одном нижнем белье Анька направилась за своим чемоданом, чтобы взять вещи и переодеться.

Стас провел хрупкую фигуру взглядом и тяжело вздохнув, пошагал в сторону входной двери. Когда она захлопнулась за ним, Аннушка вздрогнула и принялась быстро одеваться. Сердце облевалось кровью, а упрямый внутренний голос бесконечно твердил о том, что Быстриц вынужден был так поступить. Из-за этого девушка чувствовала себя еще хуже. Ей хотелось верить в лучшее даже тогда, когда подобного просто не может быть. И почему она такая наивная? Слезы вновь стали душить, но Аня упорно с ними боролась, словно бы эти слезы могли отравить ее.

Куда идти? Что теперь делать? Как быть? Все эти вопросы впивались в разум Аньки, словно острые осколки. Голова буквально разрывалась на части, а в груди всё жгло, горело и сгорало. Схватив свой чемодан и сумку, девушка прошла в коридор и обулась. Придется вернуться к сестре и попросить у нее помощи. Аня уже наперед знала, какова будет реакция у Кристины, но другого выхода нет. И потом, после такого унижения, которое Аннушка пережила несколько минут назад, едкие высказывания старшей сестры покажутся лишь детским лепетом.

Глава 31

Аня несколько минут никак не могла собраться с духом, чтобы позвонить в дверь. Необъяснимый страх сковывал девушку, и рука никак не хотела ее слушаться. Отчасти это было связано с тем, что Анька боялась и не хотела встречаться с самодовольным выражением лица Кристины. Это будет просто ужасно! Но ведь, с другой стороны, они всё еще сестры, несмотря на ссоры и прочие проблемы. Если с Крис случилось подобное, Аннушка, не раздумывая, протянула бы ей руку помощи.

Глубоко вздохнув, девушка всё же осмелилась позвонить несколько раз. Ожидание ответа казалось уж слишком невыносимым, а измученные нервы были натянуты как струны и это сводило с ума. Внезапно дверь распахнулась и на пороге возникала Кристина, одетая в шелковый халат. Она удивленно посмотрела на младшую сестру. Аня попыталась слабо улыбнуться, но горло неожиданно сковал спазм, и девушка расплакалась, опустив голову.

Крис ничего не сказала, она вязала чемодан, внесла его в прихожую, а затем, обняв сестру за плечи, провела ее в квартиру. Аннушка сидела на диване, уткнув лицо в бумажную салфетку, которую ей подала Кристина. Рассказав всё то, что с ней произошло, Анька расплакалась еще сильней, чем прежде.

— Козел он, вот и всё. Поигрался тобой и бросил. Урод! — причитала Крис, вернувшись из кухни с чашкой горячего зеленого чая. — Возьми, ты вся дрожишь, попей.

Аня взяла чашку и шмыгнула носом. Она чувствовала себя разбитой, растоптанной, уничтоженной, силы все вдруг куда-то пропали, и даже эту проклятую кружку стало невыносимо тяжело держать в руках.

— Слушай, хочешь, я на этого козла людей натравлю? — вдруг спросила Кристина. — Пусть бока ему намнут. Нельзя же всё это спускать с рук.

— Не нужно, — тут же встрепенулась Анька и чуть не расплескала горячий чай. Лишь от одной мысли, что Стасу могут причинить боль, ей становилось дурно. Несмотря на то, как Быстриц сегодня поступил, Аннушка не могла его ненавидеть и желать ему зла. Казалось бы, что на это у нее есть все основания, а всё равно не получалось.

— Ладно, значит не такой он уж и козел, раз ты ему яйца оторвать не хочешь, — Крис хохотнула, но затем замолчала, ощутив, что ее шутка сейчас совсем неуместна. — Знаешь, ты прости меня. Я знаю, что снова просить об этом, как-то глупо, но всё-таки…

— Всё нормально, я на тебя не обижаюсь, — Аня отхлебнула немного чая и вздохнула.

— И те наркотики… Я, правда, их не употребляла. Меня попросили их какое-то время подержать у себя, а потом эти менты. Мне жаль, что я втянула тебя в ту мутную историю. Извини, — Крис опустила виноватый взгляд.

— Я понимаю, всё прекрасно понимаю. Что было, то было, — Анька отставила чашку на журнальный столик.

— Может быть, ты хочешь есть?

— Нет, спасибо. Я хочу немного отдохнуть, если ты не против.

— Конечно-конечно, идти, твоя комната ждет тебя.

— Спасибо за то, что не прогнала меня, — Аня улыбнулась лишь уголками губ.

— Я, конечно, бываю еще той сукой, но выгнать тебя сейчас… Нет, это уже было бы чересчур даже для меня.

* * *
Следующая неделя прошла слишком трудно и невыносимо. Аннушка сама от себя не ожидала, что ей будет настолько плохо без человека, которого, по сути, она знала лишь наполовину. Ей не хватало Стаса так, будто бы он давным-давно стал частью Аниного существования. День сменялся днем, а та невыразимая и незримая боль всё равно оставалась где-то внутри, крепла, расцветала и приносила дикие страдания.

Анька не могла спать, есть, об университете вообще речи не могло идти. Всё внимание было сосредоточено лишь вокруг тоски и навязчивого желания позвонить Быстрицу, услышать его голос и узнать, что их отношения еще имеют шанс на продолжение.

Аннушка даже временами начала побаиваться самой себя. Она всегда была уверена в то, что сильно привязаться к человеку можно лишь по пришествию многих лет. А тут внезапно выясняется, что достаточно и месяца, чтобы не представлять своего существования без мужчины, которого по ошибки считаешь своей второй половиной.

— Анют, может, ты поешь хоть что-нибудь? — осторожно спросила Кристина пятничным утром, тихо войдя в комнату к сестре.

— Не хочется, — ответила Аня, апатично всматриваясь в потолок.

— Ты это уже который день говоришь, мне это совсем не нравится, — Крис опустилась на край кровати и погладила сестру по руке. — Ну, неужели этот урод настолько сильно запал тебе в душу, что ты так изводишь себя всю?

— Как видишь, — Анька невесело улыбнулась.

— Увидела его, ноги бы ему оторвала, — недовольно пробормотала Кристина. — Анют, ну это совсем не дело, правда. У меня съемка скоро, а я не могу оставить тебя в таком состоянии.

— Иди, я сама как-нибудь справлюсь. Ты и так всю неделю со мной нянчилась.

— Как это иди? Анют, я никогда тебя не видела такой подавленной и меня это пугает. Подумаешь, Стас там какой-то! Тоже мне цаца! Ты классная девчонка у тебя таких, как этот Стас еще ого-ого сколько будет.

— Не будет, — Аня шмыгнула носом.

— Ну ладно тебе. Оно так всегда бывает, когда оказываешься в такой ситуации, а потом привыкаешь, и время незаметно начинает лечить. К тому же хорошо, что ты с этим козлом не так давно, а то еще хуже было бы. Может, тогда вечером в клуб сходим, а? Развеялась бы.

— Не хочу в клуб, — Анька нахмурилась.

— Но и дома сидеть — не выход. Этот, небось, уже шляется где-нибудь пока ты чахнешь прямо на глазах.

— Я прогуляюсь. Вроде погода хорошая, — Аннушка перевела взгляд в окно.

— Это тоже неплохой вариант, — Кристина улыбнулась. — Я оставлю тебе денег, может, захочешь купить себе чего-нибудь. Покупки умеют поднять настроение. Ладно, я тогда побежала, а ты, если что, обязательно звони мне.

— Хорошо, удачи тебе.

Аня гуляла в небольшом сквере неподалеку от дома сестры. Конечно, прогулка не могла стать тем самым лекарством, которое вмиг избавит от всех проблем, но навязчивые мысли уже не так сильно мучали рассудок.

Дул прохладный осенний ветер и закутавшись плотнее в кофту, Анька неторопливо шла вперед, рассматривая асфальт под своими ногами. На душе скребли кошки, а все слезы уже были выплаканы. Девушка вспоминала свое детство, школьные годы и всякий раз, когда она мысленно возвращалась в реальность, что-то больно кололо в груди.

— Аня?! — раздался где-то позади знакомый голос.

Аннушка остановилась и крепче ухватилась пальцами за воротник своей кофты. Этого не может быть.

— Ань, постой! — Никита быстро догнал девушку. — Ты куда пропала? В универе тебя уже который день не наблюдаю.

Меньше всего на свете Аньке сейчас хотелось видеть Никиту. По сути, ей вообще никого не хотелось видеть.

— Я никуда не пропала, — без каких-либо эмоций ответила Аннушка.

— Что-то случилось? Я переживал за тебя. Твой этот хахаль показался каким-то уж очень грозным, и я опасался, что он что-то тебе сделает из-за нашей прогулки.

— Всё нормально, моего как ты выразился, хахаля интересуют лишь проблемы, связанные с твоим папой-следователем. Прости, у меня нет времени на разговоры, — Аня пошагала к перекрестку, чтобы перейти дорогу и поскорее вернуться домой.

— Подожди, — Никита догнал девушку и схватил ее за руку. — Ты сердишься на меня за то, что у моего отца и твоего мужика терки какие-то?

— Я на тебя не сержусь, — Анька высвободилась из цепкой хватки. — У меня просто очень много проблем, правда. Ты хороший парень, во всяком случаи, получше твоего папаши.

— Все говорят, что я в маму пошел, — Никита слабо улыбнулся. — Может, тебе помощь какая-нибудь нужна?

— Нет, спасибо, — на светофоре загорелся зеленый, и Аня пошла вперед.

— А ты никак к сестре снова перебралась?

— Как видишь.

— Слушай, если ты рассорилась со своим из-за меня, то давай я поговорю с ним и объясню всю ситуацию.

— Хватит, — нервно оборвала Анька, не в силах больше слышать об упоминаниях Стаса. — Просто оставь меня в покое, ладно? Ты здесь ни причём и точка, — девушка почти бегом вернулась в дом и остановилась, чтобы отдышаться только когда вызвала лифт.

Аня чувствовала свою вину перед Никитой, не стоило ему хамить, но он был так назойлив, что это начало дико нервировать. Приведя дыхание в порядок, Анька откашлялась и услышала, что лифт уже подъехал. Створки открылись, и девушка увидела перед собой безупречную и эффектную блондинку с густо накрашенными красным цветом губами. Аня от неожиданности даже отступила на шаг назад.

— О! Вот ты-то мне и нужна, — блондинка широко улыбнулась, обнажая свои идеальные белые зубы.

— Я? — дрогнувшим голосом спросила Аннушка, непонимающе глядя на Викторию.

— Именно, — женщина кивнула головой. — Я искала тебя в квартире твоей сестры, но мне никто не открыл дверь.

— Кристина на съемках, а я… Выходила подышать свежим воздухом, — Аня прочистила горло. Прежде она никогда не думала, что будет так рада появлению Вики, ведь этот человек — одна из составляющих частей жизни Стаса, из которой Аньку жестко выгнали.

— Понятно. Тут неподалеку есть хорошее кафе, идем, — Виктория грациозной походкой направилась в сторону выхода.

— Но зачем? — Аннушка догнала свою внезапную гостью.

— Поговорить нужно насчет одного упертого козла, который все мозги мне уже вынес, — недовольным тоном ответила Вика, закурив тонкую сигарету с запахом дыни.

Аньке показалось, что земля под ее ногами вдруг качнулась. Любое упоминание о Стасе почему-то рождало внутри девушки необъяснимые чувства и трепет. Похоже, что это была та самая точка невозврата, когда ты уже не ты. Все органы чувств, будто сами по себе так остро реагировали, когда речь, так или иначе, касалась Быстрица.

Перейдя дорогу, Вика докурила сигарету и бросила ее в урну. Аня смотрела на эту статную и потрясающую женщину и чувствовала, как былой дух соперничества внезапно окутал ее. Что такого Стас мог найти в Ане, когда рядом с ним находится спутница подобная Вике? Правильно, ничего, а значит, все его последние слова были правдивыми и не стоит питать себя ложными иллюзиями. Аннушка ощутила, что к горлу вновь подкатил комок, но плакать она не собиралась… Не сейчас уж точно.

Расположившись за столиком у окна, Виктория еще немного покопалась в своем телефоне, а потом, когда официант принес меню, посмотрела на Аньку.

— Для начала я хочу тебя объяснить пару моментов, чтобы ты ничего ложного себе там не надумала. Да, я подруга Стаса. Да, у меня с ним время от времени был секс, но только он и ничего большего. Стас как мужчина во всех других отношениях меня совершенно не привлекает. У меня и так уже появился молодой человек и сама понимаешь лишнего компромата, я не ищу. Что же костально нашего общего друга, то у него сейчас огромные проблемы.

— Это он тебя ко мне подослал? — перебила Аня, слыша, как в голове еще звенят слова Виктории насчет секса со Стасом.

— Милая моя, я — не собачка на побегушках, чтобы меня кто-то и куда-то подсылал. Тем более Быстриц уж очень гордый засранец и не занимается всем этим. Так что я здесь, так сказать, по собственной инициативе.

— Я хочу узнать причину нашей встречи как можно быстрей, — в нетерпении проговорила Анька.

— Хорошо, не буду тебя мучать. Я знаю, что со вы Стасом расстались и так же знаю то, почему это произошло.

— Потому что, я для него была всего лишь игрушкой, которая ему стала неинтересной, — тихо произнесла сама себе Аннушка.

— Это он тебе такое сказал? — Виктория удивленно посмотрела на девушку. — Вот же осел! Короче, у Стаса возникли крупные проблемы со следователем, как его там зовут? Александров, кажется. У этого козла оказались огромные связи в определенных структурах, ну они и начали нашего Стаса трясти. За эту неделю он лишился всего своего состояния, которое зарабатывал на протяжении последних десяти лет. Ты представляешь? Какие уроды! Сработали просто идеально! Стас, конечно же, слетел с катушек и пьет, не просыхая уже несколько дней подряд. Тебя он выгнал, потому что не хотел навлечь опасность. В офисе у него произошёл страшный погром, машину вчера ночью сожгли. Угрожали его родственникам. Каких бы гадостей он тебе не наговорил, ты должна знать, что Стас просто хотел обезопасить тебя.

Аня сидела и всматривалась в свои руки, что были сжаты в кулаки. Она внимательно выслушала всё, что ей рассказала Вика и не знала какой дать ответ. Чувства смешались воедино, хотелось, и плакать и смеяться. Какая же Анька всё-таки дура, что сразу не распознала подвох. Ведь чувствовала, что что-то не так, но Стас был так убедителен в своих словах!

— Почему ты мне помогаешь? — спросила Аня, глянув на Викторию.

— Похоже, ты не уловила тот посыл, который я тебе сразу дала, — женщина улыбнулась. — Стас — мой друг, понимаешь? И я, как хорошая подруга не могу допустить, чтобы он лишился такого человека как ты лишь из-за своих страхов и предубеждений. Я скоро уезжаю за границу со своим парнем, и с моей стороны было неправильно, оставить эту ситуацию вот так. Стас любит тебя, поверь, я знаю, о чем говорю. Пусть он не привык об этом говорить открыто, но это правда. Так что… Если он тебе дорог, сейчас ты уже должна находиться на полпути к нему.

Аня вскочила со своего места, мысленно отругав себя за нерасторопность. А ведь и вправду, что она здесь делает? Нужно ехать к Стасу!

— Спасибо тебе, — проговорила Аннушка и пулей выскочила из кафе.

— Не за что, — Вика заулыбалась и принялась изучать меню.

Глава 32

Входная дверь была не заперта, но Аня почему-то никак не могла решиться зайти внутрь. Она спешила сюда, а теперь настигнув желаемой цели, не знала, что же делать дальше. Они не виделись чуть больше недели, а такое ощущение, что прошла целая вечность, и теперь предстоит знакомство заново. Хотя, в определенной степени это было именно так, ведь теперь Аннушка воспринимала Стаса совсем по-другому.

Поправив кофту, девушка зашла в прихожую и тут же остановилась. Вся мебель была разломана, а на полу блестели осколки разбитого зеркала. Пол был измазан какой-то грязью, смешанной с водой. Некогда дорогая обувь Стаса, которая всегда была начищена до блеска, теперь валялась по углам безнадежно испачканная грязью.

Анька осматривалась вокруг и никак не могла поверить в то, что она попала именно в квартиру Быстрица. Он не мог допустить такого беспорядка! Это ведь совершенно не в его стиле. Опасаясь увидеть, что же там творится в гостиной, Аня на цыпочках прошла вглубь помещения. В гостиной, как она и думала, царил тот же жуткий бардак, что и в прихожей. Диван и кресла были перевернуты, журнальный столик разбит, торшеры сломанные, повсюду валялись какие-то осколки. Мельком глянув, что творится на кухне, девушка вновь столкнулась с неутешительной картиной полнейшего хаоса.

Стало как-то не по себе. Что здесь произошло? Кто учинил этот жуткий погром? Анька пересекла гостиную и отправилась на поиски Стаса. К счастью, его удалось найти быстро. Он спал в своей комнате, уткнувшись лицом в подушку. В одной руке Быстриц держал недопитую бутылку виски, а в другой пустой стакан. В комнате неприятно пахло перегаром, и царил тот же беспорядок, что и во всем доме.

Аня тихо подошла к окну и открыла его, чтобы хоть чуть-чуть проветрить спальню. Звуки города тут же заполнили собой тишину, отчего Стас заерзал на своей кровати и застонал.

— Борь, какого хуя? — пробормотал Быстриц, пряча голову под подушку. — Вали отсюда на хрен мне и без тебя тошно.

— Это я, — робко заявила Аннушка, переминаясь с ноги на ногу.

Повисла пауза. Стас вылез из-под подушки и, прищурившись, поглядел на свою неожиданную гостью.

— Черт, — простонал он.

— Да нет, человек вроде, — Аня пожала плечами и улыбнулась, удивленная тому, откуда в ней внезапно появилась тяга к юмору. Хотя, в такой ситуации только и оставалось, что шутить.

— Уходи, — мрачно заявил Быстриц и сделал пару глотков виски прямо из горлышка бутылки.

— Нет, — твердо ответила девушка. — Теперь ты так просто не избавишься от меня.

— Я думал, что ты гораздо умней, видимо ошибся, — Стас медленно перекатился на спину и поставил бутылку со стаканом на пол.

— Что случилось с твоей квартирой? — Аннушка подошла чуть ближе к кровати и отчетливо заметила на щеках Быстрица уже заметно отросшую щетину.

— Тебя это не должно касаться, понятно? Вали отсюда, — Стас одарил свою незваную гостью строгим взглядом.

— Нет, это напрямую меня касается, — Аня схватила край одеяла и резко потянула его на себя. — Вставай немедленно! Хватит тут из себя мученика строить! — девушка прикусила язык, опасаясь, что вот-вот перегнет палку, но потом отбросила эту мысль в самый дальний уголок своего сознания. Если Анька даст сейчас слабину, то всё пропадет, а она этого не могла допустить.

— Не ори! — Стас нахмурился и сжал виски пальцами. — Ты вообще знаешь, какова реакция на крики, когда ты лежишь с похмельем уже несколько дней подряд? Хотя, откуда тебе это знать? Всякая такая правильная, что прям, член встает, — Быстриц застонал и закрыл глаза.

— Мне плевать, понятно?! Я буду кричать до тех пор, пока ты не поднимешь свой зад и не пойдёшь в душ!

— А ты жестокая, — Стас хохотнул.

— Поверь, с тобой мне не тягаться в уровне жестокости, — фыркнула Аня.

— Уходи, я ведь тебя по-хорошему прошу, — Быстриц вдруг стал серьезным. — Тебе нечего рядом со мной делать, — он медленно сел на кровати и помассировал веки.

— С чего ты это взял? — Аннушка ощутила, что сейчас настал именно тот момент, когда всё решится раз и навсегда.

— А ты сама не понимаешь? — Стас поглядел на девушку уставшим взглядом. Он был надломлен и унижен. Алкоголь должен был заглушить омерзительное чувство собственной никчёмности, но в голове уже наметился «просвет».

— Нет, — честно ответила Анька. — Объясни мне, почему я должна сейчас развернуться и уйти, если я этого совсем не хочу делать.

— Посмотри на меня! — рявкнул Быстриц и ударил себя кулаком в грудь. — Кто я теперь? Нищий! Бесплодный! И ко всему прочему еще и слабак! Ты такого себе мужика хочешь, да?! Тебе будет в кайф всю жизнь каждую копейку считать и во всем себе отказывать?! Хочешь терпеть меня?! Хочешь постоянно твердить мне, что отсутствие детей не помеха для счастья?! Я скорей глотку себе перегрызу, чем позволю тебе остаться со мной! Ты заслуживаешь большего, — Стас тяжело вздохнул.

— Послушай, — мягко обратилась Аннушка, медленно подходя к кровати. — Я понимаю, что тебе сейчас нелегко. Ты столкнулся с ужасными проблемами, и я на тебя не обижаюсь ни за те слова, что были сказанный в нашу прошлую встречу, ни сейчас. Я просто хочу быть рядом с тобой, понимаешь? — Аня села рядом с Быстрицем. — Прекрати думать о том, что мне нужны от тебя лишь деньги. Знаешь, легко любить человека, когда у вас с ним всё в порядке. А на самом же деле настоящие чувства проверяются во время проблем.

— Ты не понимаешь, о чем говоришь, — твердо заявил Стас. — Когда приходиться на всём экономить, когда нет денег банально на самые необходимые вещи, любовь и чувства резко отходят на второй план. К сожалению, любовь не сделает тебя сытой, одетой и обутой.

— Я знаю, но за деньги ты не купишь искренней любви и душевной гармонии. Возможно, твой прошлый опыт в отношениях сделал тебя недоверчивым, но я не та девушка. Я не обману тебя, не оставлю в трудный момент. Меня бы здесь не было, если бы я не знала, что нужна тебе. Если честно, то я как дура поверила тебе, когда мы в прошлый раз ссорились. Но Вика буквально открыла мне глаза.

— Кто бы сомневался, — Стас хохотнул. — Ничего нельзя говорить женщинам, иначе об этом завтра уже узнает весь мир.

— Все эти проблемы, они ведь начались из-за меня? Из-за того, что ты защитил меня и Кристину перед тем следователем, так? — Анька положила руку на плече Быстрица и легонько его сжала.

— Да, — неохотно ответил мужчина. — Но знаешь, что самое смешенное? — он выразительно посмотрел на Аню.

— Что?

— Если бы время можно было повернуть назад, я бы поступил точно так же, даже на секунду не задумываясь.

— Но почему? Ведь тогда мы не были близки.

— Не знаю, может в тот период мной отчасти руководил эгоизм, но одна мысль о том, что к тебе прикасался какой-то мужчина, тем более этот урод, взбесила меня.

Аня ничего не ответила, она просто обняла Стаса и прикрыла глаза. Ей было страшно и неприятно думать о том, чтобы с ней было, если бы Вика не рассказала правду. По сути, ничего такого… Поплакала, стала бы бесконечно мучать себя вопросами, почему всё сложилось именно таким печальным образом. Прошло бы еще куча времени прежде, чем Аня пришла в себя. После Стаса ее жизнь бы не стала прежней, никогда.

— Я никуда от тебя не уйду, — внезапно произнесла Аннушка, крепче обняв Быстрица. — Что хочешь, делай, а я не уйду.

— Никогда примирение с девушкой не было настолько приятным, — он засмеялся и поцеловал ее в макушку. — Мне нужно принять душ. Стыдно сидеть в таком виде перед тобой.

— Мне всё равно, — твердо ответила Аня.

— А мне нет, я скоро вернусь, — Стас поднялся на ноги и скрылся за дверью ванной комнаты.

Аннушка еще немного посидела, а затем начала понемногу прибираться в спальне. Работы здесь, конечно было не початый край, но для начала стоило хотя бы сложить на место разбросанные вещи. Было так странно оттого, что выяснение отношений прошло относительно спокойно. Аня почему-то думала, что после скандала, слез и отборной ругани они смогут прийти к какому-то решению, а на деле всё вышло совсем иначе. Застелив кровать, девушка убрала бутылку и стакан, а затем аккуратно сложила одежду.

Вскоре Стас вышел из душа, одетый в белый халат. Теперь Быстриц выглядел значительно лучше и свежее, чем несколько минут назад.

— Наверное, ты голодный? — спросила Аня, подняв с пола крышку из-под бутылки с виски.

Стас ничего не ответил, он смотрел на Аннушку таким взглядом, каким никогда не смотрел прежде. В нем читалось восхищение, благодарность и… нежность. Девушка немного засмущалась и улыбнулась.

— Ты чего так смотришь на меня?

— А почему ты такая? — задал встречный вопрос Быстриц.

— Какая?

— Понимающая, милая и невинная, несмотря на то, что в постели ты сущая дьяволица, — Стас подошел к Ане и заключил ее в свои объятия. — Прости меня, я повел себя как дурак. Думал, что будет лучше, если ты не застанешь всех этих проблем.

— Любая проблема решаема, когда рядом есть поддержка, когда же ты это уже поймешь? — Анька глянула на Быстрица. — Вроде бы такой взрослый дядька, а порой ведешь себя как мальчик, — она хихикнула.

— Как мальчик? — Стас резко поднял Аню на руки и повалил на кровать. — Сейчас посмотрим, кто здесь мальчик, — он щипнул ее за бок.

— Я люблю тебя, — Анька обвила шею Быстрица руками и притянула его к себе поближе. — У нас всё будет хорошо, если мы начнем доверять друг другу. Ребенка мы всегда сможем усыновить, а деньги… Их можно заработать заново.

— Знаешь, — Стас улегся рядом с Аней и бережно заправил прядь волос ей за ухо. — Ты мне вначале напоминала куколку, милая внешность, доверчивый взгляд, хрупкая фигура. Но, когда я стал узнавать тебя ближе, то понял, что под обликом очаровательной куколки скрывается настоящая молодая женщина с мудрым восприятием жизни. Я во многом неидеален и многое в своей жизни делал неправильно, но наше знакомство… Оно пусть не изменило меня, но помогло понять, что страхи можно преодолеть. А самое главное, что я усвоил так это — за сильным мужчиной, всегда стоит сильная женщина. И ты для меня являешь именно воплощением женской силы, а раз так, то я справлюсь с любыми трудностями, ради нас, ради нашего совместного будущего.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32