КулЛиб электронная библиотека 

Хранитель (СИ) [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Хранитель

Глава 1

Пролог

Я одним движением смахнул целый ворох свитков на пол и перешёл к следующей полке. И-и-и раз. Новая порция свитков полетела к тем, что уже валялась под ногами. И-и-и два. Ворох бумаг последовал туда же.

Не думал, что буду когда-нибудь заниматься этим.

- Син! Ты здесь уже всё сделал? – в зал стремительно вошёл наставник и осмотревшись удовлетворённо кивнул. – Отлично. Заканчивай и бегом в круглую комнату. У нас осталось не так много времени, небесные уже скоро будут здесь.

- Да, наставник, - мне с трудом удалось кивнуть, откуда-то из глубины рвался протест.

Конечно, я хорошо понимал, что по-другому нельзя, но эти свитки были одним из главных достояний школы Меча, нашим наследием. Наряду с такими, как я - людьми хранящими в своей памяти тысячи техник и духовных навыков. Хранителями знаний - живыми библиотеками.

Столько лет попыток стать лучшим в этом, а теперь самолично уничтожаю плоды собственного труда. И я хорошо осознавал, что с сожжением обычных свитков ничего не заканчивалось, все знания всё ещё оставались в головах «хранителей» подобных мне...

Слабый, по мнению старейшин, талант в боевых искусствах и лучший за последние триста лет «хранитель», да уж, сомнительный я получил титул, как по мне… особенно в обстоятельствах, когда твою школу прямо сейчас уничтожает враг. На этот раз у проклятой школы Небес всё получилось. Но даже у таких слабых практиков, как мы, имелись кое-какие козыри в руках.

Усилием воли выкинул из головы лишние мысли. Закончив сбрасывать свитки, я вытащил квадратную печать и, не раздумывая, разломил её. В ту же секунду над горой свитков ввысь взметнулось золотое пламя, мгновенно уничтожая бесценное наследие школы Меча. Больше мне здесь делать нечего.

До круглой комнаты добраться удалось быстро, я даже оказался не последним, что удивительно, так как доставшаяся мне часть библиотеки являлась одной из самых больших в храме знаний.

- Син, всё прошло нормально? – спросил наставник, оторвавшись от начертания на полу комнаты огромного квадрата, который очень скоро превратится в полноценную печать.

Все присутствующие ученики помогали ему, выводя штрих за штрихом невероятно сложную фигуру внутри этого квадрата.

- Да, наставник, - я всмотрелся в получающийся рисунок и практически сразу заметил пару лёгких изъянов, пускай эта печать и была самой сложной из всех известных нам, но делать подобные ошибки…

- Отлично, присоединяйся, думаю, у нас осталось не больше пяти минут. Более чем достаточно.

Я без лишних разговоров кивнул и направился к нему и другим ученикам. Времени нам дали даже больше, чем рассчитывал наставник. Впрочем, этого всё равно оказалось катастрофически мало. Постепенно в комнату возвращались оставшиеся ученики, завершившие свои дела по уничтожению наследий школы.

- Готовы? – спросил наставник, ещё раз осмотрев собравшихся.

В этот момент где-то в здании раздался гулкий взрыв, говоря о том, что враги разрушили последний барьер и ворвались в библиотеку. Но мы успели. Нападавшие умоются собственной кровью за то, что напали на храм знаний школы. Пускай мы и не являемся воинами, но всё равно остаёмся членами школы Меча.

Наставник, уже не обращая на нас внимания, лёгким движением руки привёл в действие печать. Моё тело скрутило и выгнуло дугой, тяжело было даже вдохнуть. Я ощущал, как меня стремительно покидает духовная сила вместе с дыханием жизни. Где-то в глубине храма знаний послышались яростные крики, сменившиеся пронзительными воплями полными боли, и это стало небольшим утешением перед тем, как тьма опустилась на меня, унося куда-то невероятно далеко, прочь от школы, друзей и родного мира…


Глава 1

Я вдохнул прохладный утренний воздух, внимательно всматриваясь в плотную кору многовекового древа. Пришлось специально подбирать нужный ствол, основательный и мощный, с большим количеством природной энергии, циркулирующей внутри него. Осторожно прикоснувшись к шершавой коре, я закрыл глаза, прислушиваясь к биению жизни под моей ладонью. То, что надо. Оно идеально подходило для сегодняшней проверки, к которой я готовился ни много ни мало больше пяти лет.

Ритуал, который был проведён мастером, пошёл совсем не по плану. Не знаю, в чём там была причина. Все линии, используемые в печатях ритуала, мы исполнили хоть и не идеально, с небольшими изъянами, но в целом правильно. Вот только вместо принесения в жертву духовных сил людей, собранных внутри печатей, ритуал подействовал совсем по-другому. Меня с братьями и сёстрами засосало в чёрную воронку силы, и уже через мгновение я осознал себя здесь, в этом мире. В теле шестилетнего ребёнка, прикованного к больничной койке.

Невозможно. Но это случилось. Моя душа действительно каким-то образом переродилась в новом теле, которое стало лишь пустой оболочкой. Маяком, в бесконечной тьме.

Местные лекари, называемые в этом мире врачами, оказались сильно удивлены моему пробуждению, если их реакцию можно было так описать. Но куда больше удивились и обрадовались мои родители… Родители, да. В прошлой своей жизни я никогда не знал, что такое семья, воспитываясь внутри школы, как и другие сироты, но здесь… здесь у меня были самые настоящие мать, отец и даже сестра.

И словно напоминание об отце, в груди кольнуло чувство сожаления. Я так и не успел стать ему опорой и отплатить за доброту. Пришлось усилием воли отогнать от себя непрошенные мысли, отвлекаясь от воспоминаний об отце.

Все годы после пробуждения, я постоянно тренировался, чтобы сделать то единственное, что считал самым важным в своей жизни, этой и предыдущей – возродить школу Меча. Мой дом. Пускай в прошлом моя судьба была связана лишь с «хранителями знаний» сейчас, с новым телом, всё поменялось. Мне повезло, талант боевых искусств у бедного дитя, ушедшего во тьму, оказался более чем хорош. Мне лишь оставалось не загубить этот росток собственными руками – практика боевых искусств не терпит торопливых. Тем более что почти все тысячелетние знания моей школы сейчас находились у меня в голове, не зря же я считался лучшим «хранителем», да?

Хоть новый мир и оказался скуден на природную энергию, я всё равно не опускал руки. Каждый день часами занимаясь своими тренировками и подготавливая себя и своё тело, мне всё же приходилось считаться с местными традициями обучения молодого поколения. Тем более моя мать и сестра в этом мире нуждались в помощи и поддержке.

- Хух, - я выдохнул прохладный воздух, замерев на секунду, сливаясь с окружающим миром и вбирая в себя его природную энергию. Миг, и мой кулак бьёт в дерево, всплеск духовной силы, оглушительный скрип, и вот уже многовековой ствол вдруг выворачивает изнутри, в буквальном смысле разрывая его. Мелкие щепки и труха, словно шрапнель, разлетается по поляне.

Всего один удар, и я стою покрытый потом, с громко стучащим сердцем и пытаясь отдышаться. Как ни крути, а такая форма атаки мне всё ещё даётся с большим трудом. С мечом, куда проще, как ни крути.

Тут ещё много над чем нужно работать, но… этот результат на порядок лучше всего того, что мне удавалось достичь в прошлой жизни. Даже несмотря на то, что этот мир куда хуже подходил для практики боевых искусств.

В этот момент я отчётливо почувствовал своим восприятием приближение человека. Кто-то уверенно шёл сюда, нисколько не таясь, точно зная, куда надо идти. Мне всё ещё было трудно различать своим восприятием конкретных людей, но в данном случае этого и не требовалось. Это мог быть только один человек.

- Ха-а-а, - раздался за моей спиной полный страдания голос. – Андрюх, ну вот на кой ты забираешься так далеко? Нет, чтобы где-то поближе к выходу, а? Воу, а чего это с деревом произошло?

- Привет, Макс, - я обернулся и улыбнулся подходящему ко мне высокому толстяку. – Да вот, похоже, молния раскурочила.

- Да? – парень подозрительно осмотрел ствол дерева. – А похоже на то, что по нему магией врезали. Возле барьера часто бьёт магией из чистой амины.

- Макс, мы тут живём с рождения и ни разу такого не видели, – я улыбнулся другу. – Точно тебе говорю, молния зарядила.

- А ты чего такой потный? – вдруг сменил тот тему. – Опять этой своей борьбой занимался, да?

Толстяк сделал несколько взмахов руками, пародируя мои движения во время тренировки пластики. Я несколько раз пытался обучить Макса боевым искусством, но каждый раз наталкивался на откровенное непонимание и нежелание практиковаться, помноженное на откровенно ленивую натуру друга, тому больше по душе было есть сладости из своего семейного магазинчика и смотреть телевизор. Макс не видел особого смысла в поддержании своей физической формы, и даже все мои демонстрации преимуществ боевых искусств не изменили его взглядов. Тем более с его-то талантом к магии.

- Немного попрактиковался, - между тем не стал отнекиваться я и подошёл к небольшой заброшенной каменной площади, находившейся неподалёку, чтобы забрать свою сумку. – Перед школой надо заскочить домой и принять душ.

- Да уж, стоит, - кивнул Макс, смотря на мою мокрую спортивную форму. – И зачем я только хожу с тобой каждый день в школу, лучше бы высыпался подольше.

- Ты просто обожаешь стряпню моей мамы, - тут же «вскрыл» я его мотивы и, вытащив из сумки бутылку минералки, сделал глоток обжигающей газировки.

- Это да, с этим не поспоришь, - усмехнувшись, ответил он и махнул рукой. – Давай уже быстрее, там твоя мама, наверное, уже успела приготовить лучший завтрак чемпионов!

- Хорошо-хорошо, пойдём.

Фоминский парк, где я обычно проводил свои тренировки, вообще был закрытой территорией, владельцами которой являлась благородная семья Заславских, но из-за близости к барьеру и поглощением части территории аминой этот парк был ими окончательно заброшен, превратившись в одно из самых пустынных мест во всём районе. Сюда даже банды не лезли, также суеверно опасаясь близости барьера.

Как по мне, очень зря, место это было замечательное, так ещё и ограждённое какими-то старыми ошмётками защитных заклинаний. Люди этого мира из тех, что не являются магами, испытывают самый настоящий ужас перед барьером, выцветшими пустошами, находящимися за ним и, конечно, аминой. Несмотря на то что последняя давала жизнь целому районному поясу в несколько десятков крупных мегаполисов и более сотни городков поменьше.

- Мне кажется, или барьер стал ближе? – немного нервно спросил между тем Максим.

Хоть он он с малых лет и привык ходить сюда со мной, страх этого мира к амине продолжал жить в нём. Нет-нет, Макс да и поднимал эту тему. Я посмотрел налево, где можно было различить синеватый купол защитного барьера, ширившийся в разные стороны и уходящий в невообразимую высь, ограждающий нас от вторжения амины и следующей за ней неостановимого выцветания.

Ничего подобного в моём мире не встречалась и совершенно точно даже не упоминалось в хрониках школы. Выцветания стало следствием появления в этом мире той самой амины, магической энергии, и именно из-за неё же сейчас весь мир превратился в обитаемые острова жизни посреди бесконечного хаоса выцветшей энергии неизвестного происхождения. Несмотря на огромное количество магической энергии, никто так и не смог до конца понять источник выцветания и появления амины. Как не получилось разобраться и в механизме происходящего с миром выцветания. Само слово буквально описывало весь процесс - захваченные ядовитой аминой участки земли стремительно теряли краски, превращаясь в серую пустынную мешанину. Пустоши.

- Андрюх, чего ты там копаешься? - толстяк ускорил шаг, явно находясь не в своей тарелке. – Не люблю я ошиваться возле барьера, пошли.

Я лишь мысленно усмехнулся, мой друг всегда старался быстрее проходить это место. Но осуждать его за это не было никакого смысла – в большинство местных культивировался этот страх, чтобы они не пытались пересечь барьер, а значит, не соприкоснулись с ядовитой аминой.

Сам парк хоть и был уже давно заброшен, и не посещался местными жителями, всё ещё не растерял своего странного очарования. Дорожки из каменной плитки, через которую пробивалась упрямая трава, железные остовы скамеек и стоящие возле урны, пустые полуразрушенные фонтаны и памятники прошлого. Мне нравилось это место и я любил здесь бывать.

Уже через несколько минут хода я услышал шум старой дороги, что проходила неподалёку от парка. Макс тут же приободрился и повеселел, мы уже отошли на достаточное расстояние от барьера, чтобы он мог почувствовать себя в безопасности. И естественно, с этой уверенностью к нему вернулось и его общительность, которая временами утомляла даже меня. Правда, на этот раз он рассказал кое-что интересное.

- Андрюх, я тут кое о чём разузнал, - он замолчал, подбирая слова. – Ну ты же знаешь, я много с кем пересекаюсь, ага? Помнишь Серёгу из параллельного потока, ну, у которого дядя у нас в префектуре работает?

- Помню, - перед мысленным взором всплыло лицо совершенно обычного паренька, что не мог уследить за собственными ногами, не то что за языком.

- Ну так и вот, он сказал, что на экзамен придут Заславские с младшими семьями. Вроде как, их пригласил наш директор.

- Это ещё ему зачем? В нашем выпуске же никого выдающегося даже нет, - я удивлённо посмотрел на друга, который сейчас шёл чуть впереди.

- Серёга сказал, что Заславские приезжают сюда с какой-то ревизией, и директор просто ухватился за эту возможность, пригласив их на наши экзамены.

«Это всё усложняет», - я непроизвольно нахмурился. – «Получить высокую квалификацию для прохождения в Первый магический станет немного тяжелее. Благородные семьи совершенно точно будут очень строго принимать экзамен у обычных людей, особенно сейчас. Мой первый шаг по возрождению школы может оказаться куда сложнее».

- Плохо, - вслух резюмировал я собственные мысли.

- Ещё как, теперь большинству из выпускников не видать нормальных оценок в магической практике. Ну тебе-то не о чем беспокоиться, мистер «я всё умею», - в конце проворчал мой друг, без злобы, но с небольшой подколкой, из-за чего я непроизвольно хмыкнул.

Не всё так просто. Действительно, благодаря тому что в прошлой жизни я являлся «хранителем знаний», у меня остались многие навыки систематизирования и запоминания информации. Но это совершенно не говорило том, что тело, в котором я переродился, имело талант к магии. Я бы даже сказал, наоборот, мой потенциал как практика боевых искусств сейчас находился куда выше, чем потенциал мага. Жаль только, в этом мире о боевых искусствах никто толком и не слышал… Но, слава небу, наследия школы Меча всё ещё были со мной.

- Ну наконец-то, - выдохнул Макс, когда мы вышли из парковой зоны к дороге, по которой, даже несмотря на столь раннее время, сохранялось плотное движение. – О, смотри, опять колонну с аминой утром решили гнать. Видимо, разведчики пояса нашли ещё месторождение.

Он кивнул на строй грузовиков, везущих специальные цистерны, наполненные магической энергией. Из-за того, что Солнечный, город, в котором мы жили, находился у самого барьера, именно здесь располагались предприятия по обработке амины. Мама как раз работала на одном таком предприятии, руководя переработкой этого магического сырья, благодаря чему у меня были кое-какие представления о самом процессе добычи амины.

Что же касается Солнечного, то это был самый обычный город у периферии, аккуратные коттеджи и типовые пятиэтажки, построенные для рабочих заводов по переработке амины. Небольшой городской центр с магазинами и супермаркетами и даже два лицея с дюжиной полноценных школ общего образования.

А ещё здесь построили аж три периметра невысоких стен, защищающих от вторжения одержимых магией. Правда, нападений на моей памяти так ни разу и не случалось. В Солнечном жило не так много благородных семей и в основном это были семьи из свиты Заславских. Имелся в городе и укреплённый пункт разведчиков, потому как именно направление Солнечного сейчас считалось приоритетным в исследовании пустошей за барьером…

До дома удалось добраться меньше чем за десять минут, даже с учётом неторопливости Макса, который, прямо скажем, не любил лишний раз напрягаться. Пришлось пересечь внешний пояс защитных стен, где нас, при прохождении через врата, проверила ненавязчивая поисковая магия, благо, как обычно, ушло на это не так много времени.

Мой дом, появившийся впереди, представлял собой простой двухэтажный коттедж, доставшийся нам ещё с тех времён, когда был жив отец. К сожалению, сейчас у нас с трудом хватало средств поддерживать его в нормальном состоянии и оплачивать налоги, однако мать наотрез отказывалась съезжать в жильё попроще. Я, как мог, помогал ей, и рассчитывал уже со следующего года, после поступления в Первый магический устроиться на подработку, если дадут разрешение в университете, конечно.

- Милый, это ты? – послышался голос со стороны кухни, когда мы с Максом вошли в дом.

- Да, мам, мы с Максом ненадолго заскочили перед школой, - я сразу же направился к себе в комнату.

- Хорошо, не опоздайте только, мне уже пора на работу. И сестру разбуди, ей сегодня к десяти часам. Максим, проходи, ты же есть будешь?..

Я закрыл за собой дверь в комнату, уже не слыша ответ друга, впрочем, его ответ и так был очевиден. Бросив спортивную сумку на пол, я скинул пропотевшую одежду и двинулся в душевую. Что ни говори, а мама права – нужно поторопиться, чтобы не опоздать. Как-никак сегодня первый день выпускных экзаменов, было бы глупо пропустить его.

Глава 2

Смыв с себя усталость и грязь, скопившуюся после утренней тренировки, я, наконец, почувствовал себя обновлённым человеком. Что ни говори, а душевые в этом мире можно было бы смело считать лучшим изобретением. В школе имелись только бани и горячие источники, располагающиеся на самой вершины горы Меча, где жили старейшины и прямые ученики.

После душа я быстро переоделся в школьную форму и спустился на кухню. К тому времени мама уже ушла, а Макс вовсю хозяйничал на кухне.

— Будеф? — с набитым ртом спросил он, протягивая тарелку с аппетитно выглядящим поджаренным хлебом с яйцом.

— Прожуй, а потом говори, — забрав у него тарелку, я подошёл к окну, выглянув на улицу. — Ты хоть подготовился к сегодняшним экзаменам?

— А то, ты же меня знаешь, — кивнул толстяк после того, как с наслаждением запил свою еду стаканом воды. — Кстати, Леру-то разбуди, тебе же тётя Люда сказала.

— Да помню я, дай поесть, — отмахнулся от него и вновь выглянул на улицу, раздумывая, брать ли сегодня зонт или нет, что-то тучи набежали быстро.

— Главное, что физическая подготовка и магическая практика не сегодня, остальное мне без разницы, — между тем продолжил свою мысль об экзаменах Макс.

— Они будут завтра, недолго ждать.

— Вот завтра и буду переживать. Эй, ты чего так быстро всё съел, едой надо наслаждаться, тщательно пережёвывать, смакуя вкус.

— Да, в этом весь ты, Макс. Ладно, пойду разбужу Леру, и уж будь добр не съешь её завтрак. Я вижу, как ты на него смотришь, и думать забудь.

— Хорошо-хорошо, — поднял руки толстяк. — Всё понятно.

Разбудив сестру, потратив на это целых двадцать минут, мы с Максом быстрым шагом направились в сторону остановки. Пускай до школы было не так далеко, но из-за Леры, которую с большим трудом удалось растормошить, мы и так потеряли много времени. Благо в это время автобусы ходили чуть ли не каждые пять минут, и нам без особого труда удалось заскочить на один из них.

— Андрюх, мне показалось, или Лера сегодня выглядела хуже, чем обычно? — вдруг спросил меня Макс, когда мы с трудом протиснулись на заднюю площадку автобуса.

— Не, это у неё, можно сказать, сезонное, сегодня пик активности амины, вот Лере и нехорошо.

— А, понял.

Да уж, понял он...

— Не переживай ты так, — Макс расценил моё молчание по-своему и поспешил отвлечь. — Лучше подумай, как произвести впечатление на Заславских, тогда твоя мечта поступить в один из магических универов столицы будет исполнена, да?

— Скажешь тоже, мечта, — я усмехнулся. — Скорее один из важных этапов, и ключевой момент тут «произвести впечатление».

Гудя своим двигателем, автобус, наконец, подъехал к одной из школьных остановок. Пришлось потолкаться, чтобы быстро выбраться из переполненного транспорта, но ничего не поделаешь — сейчас большинство рабочих возвращались на городские предприятия.

Мы кое-как вывались из автобуса, протиснувшись через недовольную толпу. На остановке в такое время было очень оживлённо, и чтобы не оказаться на пути хлынувшей к автобусу толпы, мы с Максом постарались как можно быстрее уйти подальше. Впереди в нескольких десятках метрах находился двухметровый забор школы, созданный из магического полотна, а за ним основательные здания учебных корпусов. Самой крупной и престижной в городе школы. В своё время отец многое отдал, чтобы я без проблем поступил сюда...

В самой школе быстро выяснилось, что информация о приезде Заславских не такая уж и «секретная», ученики гудели, пересказывая друг другу эту новость, и, похоже, «знающий» Серёга рассказал об этом не только одному Максу, но и каждому, кто с ним говорил.

— Мда-а, а я-то рассчитывал побыть хоть немного в центре внимания девчонок, — с грустью прокомментировал это Макс. — Ну и хрен с ним, я побежал, Андрюх, давай после занятий пересечёмся, сходим в какую-нибудь кафешку?

— Не, после занятий нужно кое-что по дому сделать и на тренировку, — покачал я головой.

— Блин, ну ты бы хоть иногда выбирался в центр, так от этой учёбы и тренировок чокнуться ведь можно, ага

— Вместо того чтобы поедать булочки и сладости из своего магазина, лучше бы занялся собой и похудел, — передразнил я его в ответ. — Если что, я серьёзно могу помочь с этим.

— Да-да, как-нибудь потом, — махнул друг на мою очередную попытку заставить его заниматься и умчался к себе в класс.

Информатор Макса и по совместительству всей школы оказался прав, ближе к середине дня, когда я уже и думать забыл о Заславских, к школе подъехал целый кортеж из двадцати чёрных машин с фамильными гербами на дверях. Владельцы города и одни из самых знатных семей всего районного пояса прибыли по приглашению на экзамены.

К сожалению, или, возможно, к счастью, взглянуть на благородные семьи мне так и не удалось из-за занятий, проходящих в другом школьном корпусе. Впрочем, я особо не был этим расстроен, думаю завтра мы в любом случае столкнёмся. А пока стоило сосредоточиться на обычных экзаменах, которые мне сегодня предстояло сдать.

— Хэй, Андрей! — позади раздался хорошо знакомый возглас, из-за чего я мысленно выругался.

— И тебе не болеть, Матвей, — стараясь сохранять невозмутимость, ответил я.

— Слышал, что завтра Заславские будут наблюдаться за нашим экзаменом по практической магии? — ко мне подошёл рослый детина, что по какой-то причине искренне считал себя лучшим магом в школе и очень ревниво относился к этому своему званию.

Несколько раз мне «посчастливилось» обойти его в результатах экзаменов, и этого стало достаточно, чтобы я мгновенно был причислен им к разряду соперников. Порой эта его черта, скорее даже повёрнутость на желании быть всегда лучшим, становилась невыносимой.

Да, я прекрасно осознавал, что раздражаться на подобную чепуху человеку, следующему по пути боевых искусств глупо, но ничего не мог с собой поделать. Этот парень мастерски умел бесить.

— Слышал, — мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы идти всё так же спокойно.

— Отлично, мне кажется, это поставит точку в нашем споре о том, кто лучший в нашем классе, — радостно сказал Матвей.

— Я с тобой ни о чём не спорил.

— Да-да, наконец всё будет решено раз и навсегда, — посмеиваясь, кивнул он и своей прыгающей походкой направился куда-то в сторону столовой.

«Вот же заноза, хотя может, после этого он отстанет от меня и переключится на кого-нибудь ещё?» — я мысленно качал головой и направился в класс.

Ничего удивительного, что большинство моих одноклассников сейчас обсуждали не сегодняшние экзамены, а недавний приезд благородных семей, причём информации у них об этом стало куда больше.

— Я своими глазами видел наследницу Заславскую! — на весь класс заявил наш местный проныра, который всегда любил совать свой нос во все сплетни, гуляющие по школе.

— И когда ты только успел, они же буквально с час назад появились в школе? — парня окружили небольшой толпой мои одноклассники, заинтересовавшись его словами.

— Уметь надо, я вам, кстати, ещё самое интересное не рассказал, с Заславскими по какой-то причине приехали Вороновы и тоже притащили с собой свою наследницу.

— Что? Вороновы? — по классу разлетелся ещё больший гул, семья, о которой велась речь, так же, как и Заславские, являлась одной из Великих, управляющей всем нашим районным поясом.

— А кто она? Тебе удалось её рассмотреть?

— Простите, но с Вороновыми как-то уж не знаком, понял, что она наследница только по тому, как она держалась и...

В этот момент в класс вошёл учитель, мгновенно прерывая рассказ нашего сплетника — в школе не поощрялось распространение слухов, особенно если это касалось благородных семей.

— Займитесь лучше подготовкой к уроку! — похоже, учитель хорошо слышал, что обсуждалось в классе мгновенье назад. — Сегодня наш последний урок перед экзаменами, сосредоточьтесь на том, что важно.

Первый день экзаменов оказался для меня самым обычным. Тем более их в щадящем режиме сегодня было всего два и по не самым тяжёлым предметам. Благодаря умениям «хранителя знаний», мне не составило особого труда сдать оба экзамена на отлично. Хотя стоит признать, в отличие от мира боевых искусств, здесь эти умения использовались мной постоянно.

Уже вечером, после окончания последнего экзамена, я встретился с Максом возле ворот. Толстяк стоял, подпирая стену каменного забора и отстранённо наблюдал за припаркованными неподалёку шикарными машинами благородных семей.

— Только взгляни на это, — кивнул он на картэж. — Каждая из этих малюток стоит, как магазин моих родителей.

— Не завидуй, — усмехнувшись ответил я и, поправив рюкзак, направился к автобусной остановке.

Возле машин можно было заметить выстроившихся охранников, вооружённых лёгкими мечами покоящихся в ножнах, а также у каждого имелось кобура с огнестрельным оружием, популярным в этом мире. Вот только тварям из-за барьера и порабощённым аминой пули были нипочём. Именно поэтому среди всех магов и воинов были так популярны мечи из так называемой холодной стали. Хотя, как по мне, они были уж слишком лёгкими...

— Может заскочим ко мне, матушка обещала приготовить что-то вкусное? — между тем предложил, как обычно Макс, он почему-то считал своим долгом каждый раз, как его угощали у меня дома, отплатить тем же.

— Нет, я же говорил, сегодня хочу помочь маме с домом, фасад надо починить, а после пойти тренироваться.

— Твое дело, конечно... Но я напомню тебе, что завтра экзамен по практической магии.

— Всё будет в порядке, — сколько бы я ни пытался ему втолковать, что магическая сила и боевые искусства не зависили друг на друга, Макс всё едино не верил, даже если факты были прямо перед его носом.

— Ну, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — кивнул он. — Если что, ты всё же заглядывай, маман давно тебя приглашала.

— Хорошо, может быть, загляну.

***

— Ну вроде пока сойдёт, — я критически осмотрел дело своих рук и довольно кивнул.

— Братик! — меня отвлёк голос Леры, раздавшийся за спиной.

Обернувшись, я увидел приближающуюся хрупкую, бледную девочку с белокурыми волосами, завязанные в два хвостика, смешно торчащие в разные стороны. Моя сестра не могла похвастаться хорошим здоровьем и даже я, со всеми знаниями акупунктуры и ключевых точек жизни и смерти не мог ей ничем помочь. Чувствительность Амины — напасть свойственная лишь жителям окраинных районов.

— Братик, мама звонила, сказала сегодня опять задержится, — Лера подошла ближе, и, осмотрев плоды моих трудов, показала рукой с висящим на ней массивным отслеживающим браслетом, на небольшую трещину в фасаде. — Ты здесь недоделал.

— Много ты понимаешь, — не удержавшись, улыбнулся я и положил руку на белокурую голову. — Лучше уроками займись, а мне надо потренироваться.

— Ай, не трогай меня, ты весь в замазке, — возмутилась в смущении сестра, отскочив в сторону и, показав язык, убежала домой, не забыв при этом кинуть пару комментариев по поводу грязнуль-братьев.

После душа я вернулся в свою комнату и, переодевшись в тренировочную форму, подхватил простенький с виду деревянный меч, находящий в синем чехле. Подобные тренировочные орудия продавали во множестве лавок города и предназначались они, прежде всего, для практики магического боя. Но, как оказалось, замечательно подходили и для боевых искусств.

Закинув меч, называемый ещё боккеном, за спину и крепко схватив его за удобные завязки, я отправился в своё «тайное» место практики.

Сегодняшний успех со сбором природной энергии вдохновлял. Уже несколько лет я безостановочно практиковался в использовании «десяти движений цветенья» школы меча и смог с большим трудом овладеть лишь тремя из них. И теперь впервые за целый год у меня появилось хорошее предчувствие. На этот раз уверен, у меня получится воспроизвести четвёртое движение, последнее, из тех, что мне в теории были доступны на этапе «создания основания». Я чувствовал, что до следующего этапа уже было рукой подать, но всё ещё не решался ступить на него. Успех в боевых искусствах был за терпеливыми.

С хорошим настроением я направился к парку. Солнце клонилось к закату, опускаясь за горизонт. Местные обычно старались после заката на улицу не выходить, опасаясь появления тварей из-за барьера, хотя всем было хорошо известно, что тварям пустоши и порабощённым без разницы, когда нападать.

Пожалуй, для меня это было самым странным — нерациональный страх к темноте у местных. В моём родном «мире боевых искусств» темнота не считалась чем-то опасным — благодаря чувствительности к природной энергии любой воин без труда ориентировался и в полнейшей тьме. Даже на самом первом этапе сбора природной энергии любой практик боевых искусств без труда имел возможность чувствовать окружение вокруг себя. Чего уж говорить о том уровне, на котором находился сейчас я. Ещё чуть-чуть и мне удастся начать создание своего «золотого ядра», в моей прошлой жизни воины, достигшие этого, становились почётными членами школы, входя в её элиту. И это притом, что мне только исполнилось восемнадцать, а вокруг имелось очень мало природной энергии... В прошлой жизни в такой ситуации у меня был бы уровень настоящего гения школы меча.

Вот только я уже не в мире боевых искусств. И давно бы пора прекратить жить прошлыми сожалениями, это точно никак мне сейчас не поможет возродить родную школу.

Я посмотрел на полупустую трассу. Сейчас по дороге мимо меня проезжали в основном грузовики с аминой, направляясь куда-то на юг, к районному центру, а там уже и в саму столицу. Эти поставки магической энергии были критически важны для всего районного пояса, и я уверен, что в других центрах добычи работа, как и у нас, никогда не останавливалась. От этих поставок зависела не только целостность барьера, но и само существование нашего пояса.

Как раз в этот момент меня привлекла проезжающая мимо кавалькада подозрительно знакомых машин с характерной эмблемой на дверях, исполненной в виде двух мечей перекрещённых мечей, заключённых в круг. Семья Заславских. На большой скорости кортеж проехал мимо, умчавшись куда-то за город, где, как я понял, должен был находиться один из фамильных дворцов этой семьи.

Когда я добрался до входа в Фоминский парк, солнце уже окончательно закатилось за горизонт, погрузив окружающий мир в сумерки. Впрочем, серебристое сияние барьера далеко впереди давало достаточно света, чтобы я даже без ощущения природной энергии прекрасно ориентировался в парке. И, надо сказать, именно в такое позднее время мне больше всего нравилось посещать этот парк. Под серебристым светом барьера он преображался, становясь похожим на мистические храмовые сады, что располагались близ горы Меча.

В какой-то момент деревья парка расступились передо мной, пропуская на хорошо знакомую поляну, где я обычно практиковал боевые искусства. На краю поляны виднелось исковерканная фигура дерева, которое сегодня утром было использовано мной в качестве тренажёра, сейчас в серебристом полумраке оно напоминало больше разорванную человеческую фигуру, застывшую в воздухе. Прямо скажем, не самая приятная ассоциация.

Ладно, все лишние мысли прочь. Сейчас следовало сосредоточиться на цели, ради которой я сюда пришёл.

Вытащив из чехла деревянный меч, я критически осмотрел его. Надеюсь, сегодня я не сломаю его. Тренировочный боккен достать было трудно, и у меня каждый раз разрывалось сердце, когда он ломался.

Встав в стойку, я замер, превратившись в живое изваяние. Сейчас следовало полностью сосредоточиться на последовательных движениях цветенья. Да, понятно, что в реальном бою тебе никто не даст возможности вот так постоять, подготовиться, но это и не реальный бой, а тренировка — практика движения, которое мне всё ещё никак не хотело даваться.

Крепче ухватив деревянный меч, я постарался ощутить его, стать с ним единым целым. Минута, вторая. Яркая вспышка озарения мелькнула в голове, и в ту же секунду я ударил. Первое «движение цветенья», лепестки открываются свету. Меч в руках вспыхивает силой. Шаг вперёд, воздух передо мной гудит из-за закручивающейся природной мощи. Удар. Земля впереди беззвучно взрывается, подлетая на метр ввысь. Второе «движение цветенья», пронзающий цвет. Поворот клинка, чувствую, как сила ударяет мне в руку. Три слитых атаки в один стремительный взмах меча, и взлетевшие в воздух комья земли вместе с травой и опавшими листьями в один миг превращаются в пыль. Разрушительная мощь наполняет мои мышцы, готовая сорваться смертельным ударом. Третье «движение цветенья», сад убийственных лепестков. Бросаюсь вперёд. Тело действует на автомате. Ураган природной силы накрывает поляну, окрашивая всё вокруг меня в нежно-розовые тона. Пыль под действием этого урагана разлетается в разные стороны, шелест деревянного лезвия, несущий в себе убийственную мощь в одно мгновенье, накрывает всю поляну. Не останавливаться! В голове гудит, боль скручивает руки и ноги. Четвёртое «движение цветенья», разрушительный шквал. Десятки вспышек яркого света накрывают поляну, я с невероятной скоростью шагаю вперёд, нанося ураган стремительных атак, оставляющих после себя на мгновение следы из убийственной природной энергии. Последний шаг и останавливаюсь посреди поляны, смотря на изрытую, раскуроченную землю вокруг. Заключительное движение превратило место, где я практиковался, в настоящее поле боя.

«У меня получилось», — в голове пульсирует лишь эта мысль. Четвёртое движение получилось. В восемнадцать лет освоить эти атаки, мне и самому не верилось. В груди не хватало воздуха, я чувствовал себя так, будто целый день выгружал мешки с песком. Но ничего, за ночь благодаря природной энергии успею восстановиться. Вот же ж чёрт... последнее движение мне оставило лишь какие-то крохи сил.

В этот момент меня совершенно неожиданно отвлёк хруст ветки за спиной. Какого хрена? Обернувшись, я с огромным удивлением увидел, у самого края поляны двух девушек. Шатенка и блондинка, невероятно красивые и очень удивлённые. У тёмненькой в руках я заметил похожий на мой чехол, вот только меч в нём, я чувствовал, был самый настоящий. Блондинка казалась безоружной, но при этом я хорошо ощущал её силу амины. Маг, и далеко не из слабых. Как я, во имя всех богов, мог пропустить их приближение?

— Ты кто такой? — первой подала голос блондинка, но её тут же прервала подруга.

— Мастер... покажите ещё раз эти движения мечом!

— А-а-а... э-э-э? — фраза второй девушки оказалась для меня настолько неожиданной, что я даже и не сразу нашёлся что ей ответить.

Глава 3

— Чего? Маш, ты с ума сошла? Какой ещё мастер...? — над поляной взлетел возмущённый голос светловолосой девушки.

Решив, что намечающиеся неприятности мне сейчас совершенно точно ни к чему, я, используя остатки природной энергии, создал отвлекающую иллюзию и постарался как можно быстрее уйти подальше от этих двух странных особ, особенно когда ощутил на самом краю восприятия приближение как минимум ещё трёх магов. И чего они забыли в этом богами забытом месте? Неужто Заславские по какой-то причине решили заглянуть на свои заброшенные владения? По крайней мере, этот вывод напрашивался больше всего.

А вообще, интересная реакция у той девчонки с мечом, она сумела понять мои движения. Понять, что они являлись именно движениями меча способен не каждый. Потенциально она может оказаться способным учеником... но меня что-то понесло. Какой ещё ученик. Я всё ещё даже не начинал восстанавливать школу, а уже думаю не пойми о чём. Не говоря уже о том, что я всё ещё не уверен в своих способностях, как наставника.

На следующий день я решил пропустить свою обычную утреннюю тренировку в парке. Думаю, пока Заславские в городе, там мне появляться не стоит — парк всё же считается закрытой территорией как-никак. Вместо похода туда я занялся дыхательной техникой, которой последнее время из-за практических тренировок немного пренебрегал. Нехорошо это, если вдуматься. Мои учителя в прошлом настаивали, что именно дыхательные практики основа всего...

Где-то через два часа я ощутил, как в дом входит Макс. И точно, входная дверь громко хлопнула, и снизу донёсся довольно громкий голос друга, весело переговаривающийся с мамой. Ещё через десять минут он завалился ко мне.

— Хей! Андрюх, готов к взятиям новых вершин, а? Я вот ощущаю, что сегодня покажу как минимум А+!

— С твоей ленью тебе стоит рассчитывать на оценку С-, не больше, — не удержался я и, открыв глаза, посмотрел на появившегося на пороге Макса. — Ты, как всегда, слишком много шумишь, дай мне пять минут, я спущусь.

— А есть не будешь? Тётя Люда тебе уже всё наложила. И мне. Не лишай меня наслаждения от изумительного супа твоей мамы, а?

— Да хорошо-хорошо, у нас есть ещё время, спускайся и начинай без меня, я сейчас буду.

— Пф-ф-ф, — фыркнул в ответ друг. — Ты давай не задерживайся, а то я и твоё съем.

Я проводил взглядом спину уходящего толстяка и, когда тот скрылся, подошёл к столику, заваленному учебниками. Практическая магия давалась мне куда сложнее, чем боевые искусства, но я не мог ни признать несомненную мощь заклинателей. Особенно после того, как пару раз стал свидетелем тренировочного боя довольно средних по меркам этого мира магов. Впрочем, личная сила всё же являлось в новом мире далеко не всем...

Главное, маги здесь имели то, к чему я так стремился — деньги и власть. С этими двумя вещами возродить школу для меня стало бы куда проще, не говоря уж о том, чтобы просто улучшить жизни мамы и сестры.

Именно потому-то я и нацелился на Первый магический. Самый престижный университет магов легко мог дать мне то, что я хотел, и это, даже не говоря о такой важной вещи, как знакомства, без которых никуда. Ни в прошлом мире, ни уж тем более в этом.

Конечно, на словах всё это выглядело очень просто и легко, но я хорошо понимал, насколько всё это будет трудно воплотить в жизнь. Первый шаг к моему будущему должен был стать как раз сегодняшний экзамен. От него зависело поступление в Первый магический, и сегодня я просто обязан был удивить экзаменаторов настолько сильно, что даже у Заславских не появилось бы сомнений насчёт выдачи мне рекомендаций от школы.

Конечно, я много слышал о знаменитой гордости благородных и их нежелании признавать в качестве магов выходцев из обычных семей. Пережиток прошлого этого мира. Но уверен, если мне удастся продемонстрировать все свои возможности и потенциал, с этим никаких проблем у меня точно не будет. Даже такого безродного человека, как я, защищал эдикт благородных семей пояса. Оставался только сущий пустяк — заставить экзаменационную комиссию признать мою силу.

Благо, для этого у меня имелись кое-какие наработки по практической магии. Пускай это тело, в котором я переродился, не могло похвастаться каким-то талантом к магии, но с моей памятью и умениями «хранителя знаний» всё это можно было относительно «легко» поправить.

Все эти годы с момента появления в новом мире я не только тренировался, но и пытался сделать, казалось бы, невозможное — сплавить магию и боевые искусства, опирающиеся на природную энергию, разлитую, в отличие от амины, повсюду. Что же, сегодня мы проверим, насколько эти мои усилия были оправданы.

Спустившись на первый этаж дома, я оказался свидетелем ожесточённой схватки за булочку между Максом и Лерой, молодость и энергичность столкнулась с хитростью и силой. И вторая побеждала с большим перевесом.

— Это нечестно! — возмутилась сестра, смотря как толстяк уплетает за обе щёки злополучную булочку. — Братик, может, ты уже скажешь своему другу, чтобы он ел у себя дома, а не у нас?

— В тебе говорит злость, мелкая, в следующий раз, так и быть, дам тебе фору, — покровительственно ответил ей улыбающийся Макс, проглотив булочку.

— Да пошёл ты, жирный, — не выдержала такого Лера и стремглав умчалась с кухни.

— Лера! А ну вернись и извинись перед Максимом! — голос мамы пропал в никуда, послышался хлопок входной двери и тишина, сестра в гневе убежала в школу. — Прости её, она не со зла.

— Да ничего страшного, тёть Люда, — махнул рукой толстяк. — Я в её возрасте вёл себя так же. Андрюх, давай уже быстрее, а то опоздаем.

— Не суетись, не опоздаем, — ответил ему и принялся за завтрак.

Как не хорохорился Максим, было видно, что он нервничал. Ещё бы, вчерашние экзамены были лишь разогревом перед сегодняшним днём. Помимо практической магии, которая не сильно беспокоила Макса, сегодня ему предстояло сдавать несколько других предметов и, предполагаю, в большинстве из них он совершенно точно не был уверен.

Это мысли подтвердились, когда мы добрались до школы. Чем ближе мы подходили к воротам главного корпуса, тем лицо толстяка становилось всё более серым. Его шаг замедлился, а сам он, такое ощущение, погрузился в собственные невесёлые мысли.

— Ладно, не переживай ты так, только хуже сделаешь, — попытался я его утешить.

— Ай, Андрюх, не до тебя сейчас, ладно, давай... до вечера, — Макс отмахнулся от моей неуклюжей попытки подбодрить его и двинулся к себе в класс, понуро опустив голову, и думая о чём-то своём, его хорошее настроение, которое было утром, улетучилось, словно и не было.

Добравшись до своего класса, я оказался свидетелем самого настоящего хаоса, что сейчас творился там. Толпа одноклассников собралась вокруг нашего классного руководителя, закидывая его вопросами по предстоящим экзаменам и особенно о Заславских. Стоял такой гвалт, что расслышать что-то из его ответов казалось очень сложно. Всех беспокоило: насколько строги представители этой семьи. Учитель как мог отбивался, напоминая всем, что Заславские приглашены лично директором по большому знакомству, и их присутствие — настоящий шанс нам, обычным гражданам, показать свои успехи благородным.

«Интересно всё-таки, каким образом директор сумел с ними договориться?» — подумал я, вполуха прислушиваясь к вялым ответам классного. — «Не думаю, что такое возможно, если только Заславские не сделали это специально, так?»

Возможно, в школе учился кто-то, ставший интересен благородной семье, и этот кто-то сейчас выпускался? С другой стороны, я совершенно точно знал, что поездка благородной семьи была ежегодной и совершенно обычной для нашего города. Всё-таки совпадение?

— Хей, Андрюх, а ты не беспокоишься о сегодняшнем экзамене, а? — прямо передо мной за парту опустился на стул Матвей.

— Чего тебе? — не слишком приветливо ответил я, продолжая прислушиваться к словам учителя.

— Да вот хочу чуть повысить ставки, — с усмешкой сказал мне парень. — Говорят, Заславские в этом году в разы активнее набирают выдающихся магов-учеников в свои вассалы. Похоже, они расширяются, а это значит, что у многих появляется шанс выбраться из нашей дыры.

Я замер, обдумывая то, что сказал Матвей. Если он прав, то получается, все действия благородных сейчас направлены на поиск новых рекрутов для собственного усиления. Это не очень хорошая новость, так как я не собирался становится вассалом Заславских. С одной стороны, это очень почётно, хорошо оплачивается, и благородные не скупятся на лучшую экипировку для своих людей. Но, с другой стороны, ученики, вступившие в свиту к благородной семье, становятся полностью зависимы от неё и не имеют права даже на собственность за пределами семьи. Пока мне совершенно точно не хотелось бы становиться подчинённым кого бы то ни было.

— Итак, как насчёт такого условия нашего спора? Кто вступает в свиту к Заславским — выигрывает и становится сильнейшим в классе? А? Отличная идея, как по мне.

— Матвей, я тебе уже говорил, соревнование с тобой — это последнее, что мне интересно сейчас. А за сведения спасибо.

— Слышу в том, что ты говоришь, неуверенность, ну ничего, когда меня выберут в свиту к благородной семье, я пришлю тебе замечательную открытку, ха-ха, — приняв мой ответ за очередное подтверждение того, что он сильнее, Матвей поднялся и направился к своему месту, чуть ли не подпрыгивая на каждом шагу от радости.

Я в очередной раз только лишь покачал головой, смотря ему вслед. Подобные упёртые люди были настоящей редкостью даже в мире боевых искусств, не то что здесь.

Экзамен по практической магии, который все так ждали и боялись для нашего класса, был назначен в полдень, сразу же после класса Макса. Традиционно местом проведения стал главный спортивный зал школы, находящийся в центральном здании. Он больше всего подходил под все условия, и что куда важнее, места там было более чем достаточно для любого формата испытаний.

Когда мой класс в сопровождении классного руководителя, подошёл к этому залу, там уже собрались все экзаменаторы. Директор с тремя нашими преподавателями магии и, собственно, сами Заславские и Вороновы в количестве пяти человек. Они сидели за специальными столами, установленными на небольшой возвышенности перед круглой ареной, которую заполнили белым песком, словно это была площадка для сражений из моего родного мира. Посередине арены, прямо на песке, стоял простой с виду деревянный манекен. Ещё несколько подобных манекенов можно было заметить в стороне, сваленных в одну кучу.

В этот момент, приглядевшись, я мысленно выругался, разглядев лучше всех, кто сидел за столом. Мои предположения и опасения полностью оправдались. Среди представителей благородных семей, помимо трёх мужчин с суровой внешностью, находились две знакомые мне особы. Те самые девушки, которых я встретил в Фоминском парке вчера и, которые, я уверен, хорошо рассмотрели меня.

«Получается, мало того, что они относятся к благородным семьям, так ещё и являются какими-то большими шишками? Остаётся надеяться, что они меня не узнают, но что-то слабо в это верится... да уж, интересная ситуация», — подумал я, стараясь держаться за спинами своих одноклассников.

Хотя, если так подумать, какая, в сущности, разница? Повлиять на что-то я сейчас всё равно не могу. Посмотрим, как будет развиваться ситуация, возможно, даже получится обернуть её себе в плюс, кто знает? Сейчас же куда важнее полностью сосредоточиться на сдаче экзамена.

Решив так, я постарался мысленно расслабиться, используя одну из методик контроля разума школы Меча. Довольно эффективный способ унять внутреннее волнение, которое ничем в данный момент помочь мне уж точно не могло.

Тем временем директор поднялся со своего места и, отряхнувшись, обратился к нам с традиционной речью перед началом экзамена.

— Ученики! Добро пожаловать на экзамен по практической магии. Сегодня для вас он уже третий по счёту, и я всё понимаю. Однако для части из вас этот экзамен может стать отправной точкой к новой жизни. Лучшей жизни! Сегодня вместе со мной и преподавателями магии школы этот экзамен будут судить представители великих семей Заславских и Вороновых. И хочу сказать, если вы кого-то из них впечатлите своими навыками, то можете даже рассчитывать на приглашение в свиту семьи!

Всё, как и говорил Матвей. По рядам учеников прошелестел едва слышный гул, многие уже знали об этом, но услышать такое из уст директора совсем не то же самое, что от друзей или других учеников.

— Да-да, и это помимо самой сдачи, от результата которой будет зависеть ваши шансы на поступления в некоторые престижные ВУЗы. Итак, я желаю вам удачи, и постарайтесь выложиться на полную. Сегодняшнее испытание будет заключаться в проверке магической силы. Павел Георгиевич, начинайте.

Глава 4

Последняя фраза относилась к нашему классному руководителю, который, как оказалось, уже составил список очереди прохождения экзамена.

— Евгения, давай первой, — кивок в сторону нашей тихони и отличницы, пожалуй, выбор классного в данном случае был очевиден.

— Да, учитель, — невзрачная девушка с тёмными волосами, скрученными в хвост, прошла вперёд.

Выйдя на середину арену, она подошла к застывшему манекену и вопросительно посмотрела на экзаменаторов, ожидая их пояснений.

— Ударь его со всей возможной силой, — с улыбкой подсказал директор.

Кивнув, Евгения повернулась к манекену и глубоко вдохнула воздух. Вокруг неё начала медленно формироваться амина, магическая сила. Секунда, и от этой силы завибрировал воздух вокруг неё. Жгуты магии, закручивающиеся возле девушки, ярко вспыхнули. Сбор силы был сделан академично, словно по учебнику. Выверенные движения амины создали самый настоящий рисунок, похожий чем-то на линии сотен снежинок. Я мог видеть многое из этого, используя магию, но далеко не всё. Часть затейливых плетений ускользало от моего взгляда, особенно когда скорость и количество дополнительных линий, встраиваемых в заклинании, стало быстро расти.

В какой-то момент Евгения сделала шаг вперёд и с силой, словно толкала настоящую гору, ударила ладонью вперёд. Пространство между ней и манекеном выгнулось, словно в кривом зеркале, и через миг невидимая сила ударила деревянную куклу, разрывая её на куски. Ошмётки от манекена с противным разрывающим всё звоном разлетелись по всей арене.

— Отлично, следующий, — кивнул директор, что-то записывая себе в блокнот.

«Да уж, результаты нам сразу не скажут, а жаль», — я мысленно вздохнул, но тут уж ничего поделать было нельзя. Евгения использовала одну из вариаций заклинаний на основе магии воздуха, кажется, это была «воздушная волна», базовое плетение, которое сильно изменила и модифицировала. Это, несомненно, впечатляло. Изменить заклинание, пускай и самое простое, далеко не так просто. А уж чтобы оно действовало подобным образом? Стоит признать, что мне пока недоступен уровень такого понимания местной магии.

— Василий, ты следующий, — между тем классный руководитель указал на щуплого паренька, стоящего в первых рядах, ещё одного нашего отличника.

Совсем невысокий, со взлохмаченными волосами и вылезающей из-под брюк белой рубашкой Василий всегда был на своей волне, общаясь лишь с парой таких же, как и он сам, ребят, что были помешаны на обучении и магии.

«Ему-то попасть в Первый магический не составит какого-то труда», — мелькнула у меня мысль, когда я наблюдал за сгорбленной спиной паренька, идущего к уже установленному на арене новенькому манекену.

Дождавшись кивка со стороны директора, Василий в один миг преобразился. Вокруг него начала закручиваться магическая энергия, сам парень выпрямился, выражение его глаз из рассеянного стало внезапно серьёзным и волевым. Миг и вот уже перед манекеном застыл самый настоящий воин, гордый и несгибаемый. За спиной молодого человека вспыхнули сразу десяток золотых огней, он сделал быстрый, едва уловимый для большинства учеников жест рукой, и манекен в тот же миг вспыхнул жарким пламенем, в считаные мгновенья выгорая в пепел. Магия изначального огня и также сильно переработанная, было видно, насколько тяжело далось это самому Василию.

Сразу после того, как всё было кончено, он чуть не осел на пол арены, но волевым усилием удержал себя и, не видя ничего перед собой, поплёлся в нашу сторону.

Я успел заметить, как представитель Заславских, мужчина с седыми висками, одобрительно кивнул, смотря на то, что осталось от манекена. Похоже, наш Василий пришёлся ему по нраву.

По одному мои одноклассники подходили к манекену, демонстрируя свои силы и уже очень скоро выяснилось, что материал, из которого была сделана кукла, оказался не так прост. Возможно, виной тому было какое-то магическое усиление или что-то похожее, но повредить манекен для некоторых из учеников стало непосильной задачей. Обманчивая лёгкость прохождения экзамена у первых испытуемых расслабила всех, из-за чего уже очень скоро появились первые провалившиеся. И этих неудачников с каждой минутой становилось всё больше. В основном это были те, кто раньше не мог похвастаться хорошими оценками в практической магии, но среди них имелись и некоторые середнячки, что кое о чём, да говорило.

— Матвей, ты следующий, — классный руководитель кивнул рослому парню, что всё это время, не скрывая своего хорошего настроения, наблюдал за попытками своих одноклассников пройти экзамен.

— Ха, Андрей, ну вот сейчас всё и решится! — с улыбкой воскликнул на весь класс парень, привлекая всеобщее внимание в том числе и экзаменаторов. — Я покажу тебе, кто лучший в нашем классе!

В этот момент мне показалось, что светловолосая девушка за столом как-то странно посмотрела в мою сторону, точно приглядывалась, после чего толкнула локтем сидящую возле подруги, которая всё время экзамена была погружена в себя и не обращала особого внимания на происходящее вокруг.

«Вот же, сразу узнали...», — с небольшим раздражением подумал я.

Тем временем Матвей вышел на арену, встав напротив манекена. С его лица всё так же не сходила широкая улыбка, он демонстративно засучил рукава и поднял перед собой руки. А в следующий миг я увидел, как он концентрирует в них огромное количество амины. В его ладонях вспыхнула острая убийственная аура, парень рванул с невероятной скоростью вперёд. Магическая сила закрутилась вокруг него, создавая при каждом движении иллюзии, оставляемых послеобразов.

Даже с моей силой практика боевых искусств и высоким уровнем восприятия уследить за ним оказалось не так-то просто. Магическое усиление тела, да ещё и как-то необычно поданое, такое ощущение, будто Матвей куда глубже покопался в этом заклинании, и вот здесь я уже не был уверен в правильности его решения. Изменение в базовых заклинаниях магии тела считались слишком сложными и часто приводили к травмам. И судя по движениям Матвея, в которых я заметил какой-то едва уловимый изъян, он всё-таки где-то напортачил.

Удар ладоней, в которых была сосредоточена магическая сила Матвея, в один момент разворотил манекен, превратив верхнюю его часть в труху, а нижнюю отбросив на несколько метров в сторону. Парень на секунду замер, как бы красуясь и демонстрируя всем собственную силу, но в действительности, похоже, сейчас просто приходил в себя, приводя в порядок пришедшую в хаос магическую энергию внутри тела. Это не укрылось и от экзаменаторов. Один из Заславских нахмурился, а директор демонстративно что-то подчеркнул у себя в блокноте, ну, или вычеркнул...

— Ну ты видел, Андрюх? — Матвей, казалось, не обратил на это никакого внимания, подойдя ко мне и покровительственно улыбаясь. — Сумеешь повторить?

Я даже отвечать ему не стал, посчитав это лишним. Мастерство боя без оружия, даже усиленное магией, казалось мне в этом мире далеко не самым эффективным. Пускай за барьером ничего, кроме магии и боевых искусств, не действовало, я всё равно считал, что хороший клинок или копьё имело значительное большее преимущество, чем маг, усиливающий своё тело и использующий его в качестве инструмента нападения. Не говоря уж о классических заклинателях, что использовали силы стихий для уничтожения тварей пустоши на безопасном расстоянии. Впрочем, как средство последней линии защиты, а также в качестве дополнительной опоры во время сражений за барьером оно вполне оправдывало себя.

— Андрей, давай теперь ты, — голос классного прервал мои размышления, вот же, думал ещё немного понаблюдать, ну да ладно.

Двинувшись к арене, я сразу ощутил два очень заинтересованных взгляда со стороны экзаменаторов. Особенно это касалось темноволосой, я буквально чувствовал, как она следила за каждым моим движением. Ну конечно, этого стоило ожидать. В любом случае я не собирался прятаться — сегодня мне нужно было проложить себе путь к Первому магическому, и я, совершенно точно, сделаю это.

Перед тем как ступать на арену, я подошёл к оружейным стойкам, расположенным возле, и вытащил простой с виду деревянный тренировочный меч из самой обычной древесины, способной пропускать через себя магию. Использовать свой инвентарь, к сожалению, во время экзаменов запрещалось. Насколько это было правильно, не берусь судить, но судя по слухам, иногда ученики проносили с собой запрещённые артефакты, надеясь с их помощью получить наилучший результат.

Взмахнув на пробу клинком, ощутив его тяжесть и течение магической силы внутри, я мысленно поморщился, даже мой тренировочный меч был лучше, но тут уж ничего не поделать, будем работать с тем, что дают. Жаль, но в такой ситуации использовать «движение цветенья» я не мог — в них не было ни капли магической силы, а это всё-таки оставался экзамен именно по практической магии.

Благо, за этот год мне удалось значительно улучшить свои навыки и, что главное, даже суметь соединить магию с боевыми искусствами... и именно на это была сделана моя главная ставка.

Подойдя к манекену на расстоянии вытянутой руки, я поднял перед собой меч и мысленно обратился к источнику амины, что находился глубоко в теле. У каждого человека в этом мире был такой источник, у кого-то он от рождения был большого объёма, у кого-то меньше, и от этого зависела часть того самого «потенциала мага». Со временем, в тренировках он, конечно, увеличивался, но для этого требовалось приложить очень много усилий. Когда говорили, что у вот этого человека талант в магии, прежде всего имели в виду именно большой размер источника амины. А ещё иногда у некоторых людей, что жили слишком близко к барьеру, развивалась болезнь...

Я выкинул лишние мысли из головы, магия успокаивающим потоком хлынула в меня, даря ощущение лёгкости и силы. Соединить заклинания и боевые искусства оказалась очень непростой задачей, всё равно что соединить огонь и воду. В самой основе этих двух понятий лежали чуть ли не противоположные принципы. У меня ушла прорва времени, чтобы просто понять, каким образом сделать так, чтобы эти два направления не просто сосуществовали вместе, а ещё и усиливали друг друга. Пришлось перебрать огромное количество вариантов, и результатом этого стал совершенно новый тип заклинаний. Магия боевых искусств.

Деревянный клинок вспыхнул магической силой. Подняв его перед собой, я закрыл глаза, мысленно продолжая следить за своей целью.

«Преграды Небес лишь очередная ступень. Моё Дао — это бесконечный рост. Бесконечная сила. Бесконечное Дао».

Амина вспыхивает в моём теле неудержимой мощью, и я, делая шаг вперёд, наношу удар сверху вниз. Чувствую резкую боль в руках, природная энергия переплетается с магической силой, в ушах раздаётся оглушительный взрыв, лицо обдаёт жаром вспыхнувшего магического пламени. И через секунду оглушительный взрыв, сила которого чуть не бросает меня на колени. С трудом остаюсь на ногах и открываю глаза.

Часть арены, где находился манекен, оказалась уничтожена, прямо в стене здания, располагающегося за ней, зияла дыра в два человеческих роста с оплавленными и чёрными от копоти краями. Кирпичная кладка при этом понемногу осыпалась, норовя ещё больше увеличить размеры проделанной мной дыры.

«Вот жеж...»

Глава 5

Стояла абсолютная тишина. Я повернул голову и столкнулся с удивлёнными взглядами директора и Заславских. Что же касается девушек, то те и вовсе выглядели шокированными.

«Кажется, всё-таки перестарался. Рассчитать силу удара пока толком не получается. Да уж. Но, насколько я помню, в прошлом году выпускники устраивали разрушения и побольше».

Вернувшись обратно, я ощутил, что многие из одноклассников на меня стали смотреть по-другому, словно увидели сейчас в ином свете. Мне, конечно, приходило в голову, что соединение боевых искусств и магии удивит их, но всё же...

— Андрей, и давно ты таким сильным стал? — ко мне подошла улыбающаяся Яна, одноклассница, с которой я не помню, чтобы мы общались больше, чем ежедневные привет-пока.

— Да-да, вон, целую стену разворотил, — подтвердила одна из её закадычных подружек, что обычно сопровождали девушку по всей школе.

— Яна, раз уж ты вышла вперёд, то давай следующей, — классный посмотрел на собравшихся вокруг меня учеников с раздражением и добавил. — Остальных попрошу вести себя тише, экзамен это вам не базар!

Насколько я помнил, сама Яна никогда особо каким-то умениями в магии не выделялась и сейчас, закономерно, даже не смогла задеть стоящий на арене новенький манекен. Это автоматически ставило её прохождение экзамена под большим вопросом. Впрочем, судя по безразличной реакции девушку это не сильно расстроило. Кажется, у родителей Яны был какой-то семейный бизнес в городе, и она не предполагала продолжать после школы своё обучение. Что же, это её выбор.

Слава всем богам, повышенное внимание к себе я ощущал ровно до того момента, пока один из наших гениев класса не перетянул его на себя, чему я, конечно, оказался очень рад. Паренёк попросту сровнял с землёй всю арену, залив её морем огня, и снёс бы окончательно стену, если бы директор не успел среагировать, выставив магический щит и заблокировав убийственное пламя. Почему он не успел этого сделать во время моего выступления, оставалось вопросом открытым... может, не ожидал от меня такой атаки?

Экзамен продлился ещё около часа, однако, кроме двух-трёх интересных исполнений от самых способных магов класса, больше он, к сожалению, ничем толком не запомнился. Матвей в присущей ему приставучей манере пару раз попытался завести со мной разговор, чтобы, очевидно, спровоцировать на очередной поединок в мастерстве, но каждый раз прерывался учителем. Последнему, в конце концов, надоело постоянно одёргивать его, и он отправил Матвея в класс, перед этим сделав ему устный выговор.

Впрочем, самое неприятное никуда не делось. Темноволосая девушка продолжала пожирать меня взглядом, и это не укрылось ни от сидящих за столом других экзаменаторов, ни от одноклассников. Что же касается светловолосой, то она откровенно скучала, не сильно интересуясь происходящим экзаменом, лишь изредка я ощущал от неё раздражение, направленное в мою сторону, но этим всё и ограничивалось. И на том спасибо.

Наконец, когда последний из учеников закончил своё испытание, экзамен по практической магии оказался официально завершён. Директор с улыбкой поднялся со своего места, бросил немного раздосадованный взгляд на раскуроченную стену зала, возле которой уже крутились завхоз школы и несколько работников.

— Ученики, — сказал он, возвращаясь к нам. — Ваш экзамен по практической магии закончен. Он по праву считается одним из самых важных в наших школах, и часто от его результатов зависит дальнейшая жизнь ученика. Я надеюсь, что каждый из вас сегодня выложился на все сто процентов. Так, чтобы потом никто не мог сказать, что вы подошли к этому спустя рукава. Понимая, насколько вам важно узнать результаты этого экзамена, школа пойдёт вам навстречу. В отличие от других предметов, результаты по практической магии будут вам выданы уже завтра на руки. Озвучивать их или нет — зависит от вашего желания. И помните, весь районный пояс, старейшины и все его граждане ждут от вас великих свершений! Нашему поясу для выживания и поиска месторождений амины, как никогда нужны сильные маги. Если вы хотите стать сильнее, богаче, стать уважаемыми и получить статус, то это ваш шанс! Помните об этом. И удачи вам.

«Какая вдохновляющая речь», — я мысленно усмехнулся. — «И сразу становится понятно, насколько наш пояс нуждается в хороших магах. Реальности этого мира».

Честно говоря, если судить по взгляду темноволосой, которым она меня прожигала всё это время, я думал, что мы с ней пересечёмся уже на выходе из здания арены. Но, слава всем богам, обошлось. Что-то или кто-то удержал её от такого поступка, и это меня полностью устраивало. Остаток дня для меня прошёл как в тумане. Мне с трудом удалось отбиться от своих одноклассников, вспоминающих моё небольшое «представление» на экзамене, хотя стоит признать, внимание девушек мне было приятно. Монахом я не был, и такой интерес меня полностью устраивал. Та же Яна была красавицей и умницей, мне, естественно, нравилось её внимание.

Наконец, когда занятия закончились, я двинулся домой. Макс, который выглядел также устало, ждал меня, как обычно, возле выхода.

— Ну что? Как прошло? — вяло спросил он, когда я подошёл к нему.

— Более или менее, думаю, можно рассчитывать на хорошую оценку, а у тебя как?

— Ну-у-у, вроде, выложился на полную, надеюсь, получилось сносно.

Нужно понимать, что у Макса был самый большой личный запас амины из всех мной виденных. Причём со значительным отрывом и, если бы не его лень, о которую разбивались любые попытки заставить его учиться и стараться, уверен, он бы мог запросто стать сильнейшим в школе магом, гением всего потока. Но ему это особо не было интересно.

— Ладно, завтра узнаем, — я махнул рукой и, подумав, спросил. — У вас же сегодня в магазине день булочек?

— Ага, точно, мама собиралась свой старый рецепт использовать, — подтвердил друг. — С корицей. Из Табиского пояса. Да, кстати, говорят сейчас поставки оттуда постоянно прерываются из-за увеличения выцветания пустошей, через которые наши проложили маршрут. Так что это, вероятно, твоя последняя возможность попробовать их. М-м-м. Аж слюнки потекли.

Макс блаженно зажмурился, похоже, мысленно представляя, как он ест сладкие, мягкие булочки с корицей из лавки его родителей.

— Хотел сестре купить, — я не удержался от улыбки при виде реакции друга. — Буду сегодня твоим гостем.

— Ха-ха-ха, в кои-то веки, Андрюх, я обязан угостить тебя горячим шоколадом! Этого добра у нас, уж поверь, навалом.

Выйдя с территории школы, мы уже было направились по улице в сторону магазинчика родителей Макса, но были бесцеремонно остановлены.

— Ученик, погоди-ка немного, — раздался звонкий девичий голос, и перед нами появилась уже хорошо знакомая мне блондинка, а за её спиной я заметил тихоню-тёмненькую.

— Что случилось? — я внутренне подобрался, стараясь оставаться и внешне, и внутренне спокойным.

Пускай мой тренировки на частной территории одной из знатных семей и были проступком, но речь совершенно точно не шла о каком-то серьёзном преступлении. Порицание и максимум штраф, а также закрытие дверей в эту семью — вот и всё, что грозило за подобное нарушение.

— А ты притворяться будешь, что не знаешь, да? — прищурившись, с вызовом спросила блондинка.

— Если вы собираетесь отвечать вопросом на вопрос, то мы пойдём дальше, — я сделал было шаг в сторону, но светловолосая вновь преградила мне дорогу.

— Ты тренировался на территории Заславских!

— Тренировался, — не стал спорить с ней, чем мгновенно застал её врасплох, она-то думала, что я стану всячески отпираться. — И готов понести наказание, если вы обратитесь в полицейский департамент и доложите об этом. А пока, прошу прощения, но у меня с другом есть кое-какие неотложные дела.

— Погоди-погоди, — подняла руки девушка. — Никуда мы не собираемся обращаться, — видимо, поняв, что сама загнала себя в ловушку, она устало вздохнула и как-то уже менее уверенно, то и дело запинаясь, продолжила. — Послушай, то, что ты сегодня показал на экзамене, и до этого во время тренировки.... Моя подруга хочет с тобой поговорить. Мы не собираемся тебя обвинять... она не собирается. Просто... ну просто дай ей высказаться. Или я от тебя не отстану!

— Хорошо, — я посмотрел на тёмненькую, хотя уже понимал, что она собирается сказать, всё же продолжил: — Итак? Что ты хотела у меня спросить?

Девушка вышла вперёд, смотря прямо на меня. И в её взгляде я не видел страха, застенчивости или неуверенности. Ясное и спокойное выражение в её глазах со всей очевидностью говорило о том, что передо мной была сильная личность.

— Меня зовут Мария, — вежливо представилась она, продолжая смотреть мне в глаза. — Мастер, прошу, научите меня тем движениям, которые вы показали во время тренировки в парке!

Я даже немного опешил от такого напора. Из взгляда Марии пропало всё спокойствие, в одно мгновенье она из спокойной и уравновешенной девушки вдруг преобразилась. Такое в своей прошлой жизни я видел лишь у некоторых прямых учеников школы, помешанных на совершенствовании своих навыков. Это была самая настоящая одержимость путём меча. Несколько секунд я смотрел на неё, испытывая двойственные внутренние чувства.

С одной стороны, мне совершенно не хотелось связываться с Заславскими. По крайней мере сейчас, когда ничего, кроме моего неокрепшего боевого искусства и его переплетения с местными заклинаниями, у меня за душой не имелось. Слишком уж высока вероятность подпасть под влияние одной из благородных семей.

С другой же стороны, я хорошо понимаю, что школу не возродить без людей, власти и денег, и чем раньше я начну движение к этому, тем лучше. И сейчас нужны именно люди.

— Хорошо, — мне показалось, что собственный голос будто бы доносился откуда-то издалека. — Я согласен обучать тебя, вот только ты должна понять, для освоения этих движений придётся серьёзно поменять как принцип тренировок, так и их направленность. Согласна ли ты с этим?

— Да, — не задумываясь ответил Мария. — Я готова начать прямо сейчас.

— Эй, не так быстро, подруга, — вмешалась вдруг напомнившая о себе блондинка. — Мы целый день сидели в этой пыльной школе и даже толком не ели. Я, конечно, знаю, что ты помешана на тренировках, но они сейчас совершенно точно могут подождать. Так, ученик?

— Вообще-то меня зовут Андрей Глинка, — более чем прохладно ответил я ей. — Но ты права, у нас с моим другом есть ещё кое-какие дела. Давайте встретимся вечером, скажем, в шесть всё в том же парке?

— Я там буду, — с готовностью согласилась Мария.

— Отлично, вот и договорились, — кивнула блондинка. — Мы придём.

— Мы? А кто ты такая? — спросил я в очередной раз, подавляя в глубине раздражение, несмотря на всю мою выдержку, эта девушка умела вывести из себя. — И почему решила присоединиться к тренировке? Я, вроде как, согласился работать только с Марией.

— Я Елена Воронова, наследница семьи Вороновых. Мне плевать на ваши с Машей тренировки, но моя подруга одержима мечами и, похоже, теперь ещё и тобой. Оставить такого, как ты, наедине с наследницей Заславских? Ты слишком высокого мнения о себе, Андрей Глинка. Пойдём, Маш, нас уже должны ждать в особняке.

— Да, — кивнула тёмненькая и, напоследок кинув на меня взгляд, направилась к машине. Ледяное спокойствие и уверенность. От недавнего возбуждения и следа не осталась. Необычный человек, прямо скажем. Значит, наследница рода, да? Связать себя со столь влиятельными людьми может дать как огромные плюсы, так и большие проблемы... Ладно, что сделано, то сделано.

Я проследил за тем, как две изящные фигурки девушек исчезают в дверях машины, и хотел уже продолжить путь, как заметил застывшего Макса. Обычно болтливый парень просто молчал и смотрел каким-то странно потерянным взглядом на уезжающую прочь машину с наследницами двух семей.

— Эй, Макс, ты чего застыл?

— Знаешь, Андрюх, похоже, я влюбился...

«А?» — я чуть не поперхнулся, услышав это от друга. Влюбился? Серьёзно?

— И в кого же, прости за этот нескромный вопрос? В Марию или Елену?

— Елена... она как ангел, — с какой-то дурацкой улыбкой прокомментировал мой вопрос толстяк.

«Дожили. Он что? Не шутит?» — я даже помахал перед лицом друга ладонью, пытаясь сбить его взгляд, смотрящий вдаль туда, где за поворотом дороги скрылся автомобиль Заславских. — Похоже, не шутит.

Глава 6

Дом Макса представлял собой двухэтажные апартаменты, где на первом этаже находился магазинчик-пекарня его родителей, а на втором жили они сами. Всю дорогу до его дома друг молчал, смотря невидящим взглядом куда-то в пустоту. Никогда ещё я таким его не видел. Замкнутым и молчаливым.

— Андрюх, — неожиданно подал он голос, когда мы уже подошли к его дому. — Ты думаешь, у такого, как я, есть шанс привлечь внимание подобной девушки?

— Ну-у-у, — я задумчиво протянул, пытаясь как можно мягче сформулировать собственные мысли по этому поводу. — Макс, ты должен помнить, что эта Елена, она одна из наследниц знатной семьи, во многом там решает не собственный выбор, а желание главы семьи...

— Точно, я буду тренироваться! — толстяк вдруг радостно перебил меня, кивая самому себе. — Стану сильнее, избавлюсь от этого лишнего веса, и Елена сама обратит на меня внимание...

— Погоди-погоди, с чего ты взял, что, став сильнее, привлечёшь этим внимание наследниц, — я попытался вразумить Макса, но тот меня совершенно не слышал, в какой-то момент он повернулся ко мне и требовательно спросил.

— Ты же мне друг, Андрюх? Я видел, на что способны эти твои боевые искусства. Ты же много раз мне предлагал учиться, теперь я твёрдо решил. Научи меня!

— Послушай, ты же не можешь быть уверен в том, что этим привлечёшь её внимание, — не удержавшись со вздохом, ещё раз заметил я.

— Да, но другого плана у меня всё равно нет, — друг с надеждой смотрел на меня, ожидая ответа.

«Ну, лучше поздно, чем никогда. Я всегда хотел замотивировать его заниматься боевыми искусствами. Кто же знал, что это можно сделать так просто и без всяких уговоров?»

— Хорошо, — вслух же ответил я Максу.

— Ну что, когда начнём? Прямо сейчас, да? Давай сейчас! — тут же затараторил толстяк, готовый, похоже, хоть сейчас броситься тренироваться.

— Тише, тише, не так быстро, — я взмахнул рукой, останавливая пыл друга. — Посмотри на себя. Ты даже не знаешь основ. Изучение боевых искусств — это долгий процесс. Даже с твоим запасом амины и при поддержки магии первые результаты ты сможешь ощутить не раньше двух, а то и трёх месяцев. Ты уверен в том, что действительно этого хочешь?

К этому моменту мы уже подошли к дому Макса. Он остановился возле входа, смотря на свои ладони, словно пытаясь рассмотреть на них что-то, только ему видимое.

— Пускай так, — наконец, ответил друг, подняв взгляд и твёрдо посмотрев мне в глаза. — Я сделаю всё, чтобы привлечь её внимание, Андрей. Во что бы то ни стало.

«Действительно влюбился по самые уши, вот же».

— Тогда сегодня вечером и начнём. Как раз я займусь Марией и тобой. Имея товарища, на которого можно равняться, практиковать боевые искусства куда эффективнее.

— Там же будет Елена, да? — вдруг промямлил Максим.

— Будет. Воспринимай это как одну из возможностей произвести на неё хорошее впечатление, хотя бы собственным упорством.

— Да, — он весь подобрался и уверенно кивнул мне, отлично, такой настрой мне очень нравился.

После этого мы с Максом зашли к нему домой и мгновенно оказались в эпицентре бурной деятельности его мамы, которая сейчас вместе с двумя помощниками занималась приготовлением тех самых булочек. По всему помещению разносился невероятно пряный запах корицы с явными сладковатыми нотками из-за большого количества сахара. Рот в один миг наполнился слюной, и мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться с небес на землю.

Мама Макса буквально носилась по первому этажу, переоборудованному под кухню, хлопоча над аминовой плитой и вытянутой столешницей, на которой были подготовлены противни с ещё не приготовленными булочками. Как обычно она тепло поприветствовала меня, предупредила сына, чтобы я не ушёл голодным, и унеслась работать дальше.

Через час, с большим удовольствием наевшись горячих, тающих во рту воздушных булочек, я отправился домой, не забыв прихватить с собой увесистый бумажный пакет с приготовленной сдобой. Как-никак, главной моей целью всё же было угостить булочками Леру и маму. И уж в последнюю очередь попробовать их самому.

К тому моменту, как я пришёл домой, мама уже вернулась с работы, а Лера играла у себя в комнате.

— Мам, можешь пока не готовить, я принёс горячих булочек от Макса, — крикнул я ещё из коридора. — Мам?

Войдя в комнату, я увидел мать, стоящую напротив телевизора и напряжённо вслушивающуюся в то, что сейчас по нему говорили.

«...прорыв барьера в четырёх местах. Служба Контроля отчиталась о локализации трёх очагов, четвёртый был остановлен силами местного населения. Жертвами прорыва стали одиннадцать человек. По нашим данным пять из них сейчас находятся в критическом состоянии, остальные погибли. Все они были простыми магами и пожертвовали своими жизнями, чтобы остановить дальнейшее продвижение выцветания. Глава Каменодвинска принёс свои соболезнования семьями погибших и пообещал выплатить компенсацию в размере...»

— Опять прорыв, — мама повернулась, посмотрев на меня. — На этой неделе уже второй. И опять гибнут обычные люди.

— Но сам прорыв остановлен, для этого нас и учат магии, мам. Эти твари остановлены ценой жизни шести человек вместо двух-трёх сотен. Весь участок стены защитить Контролёрам физически не получится.

Я заметил, как сжались её губы. Мама не хотела со мной спорить на эту тему, хорошо зная моё мнение. Человек должен уметь защитить себя и своих близких или хотя бы уметь вовремя отступить. Мы много обсуждали это, но так к согласию и не пришли... маме не нравился мой радикальный взгляд на некоторые вещи, а я не мог взять в толк, почему многие люди этого мира, даже имея дар амины, отказывались научиться защищать себя. Мне как человеку, посвятившему себя боевым искусствам, это было совершенно непонятно.

— Мам, выключи ты уже его. Я булочки принёс от Макса, они ещё горячие. Пойдём поедим, — войдя на кухню, я положил пакет, из которого доносился аромат сдобы и корицы на табурет, и вдруг понял, что не слышу весёлый голос Леры, которая, несомненно, давно бы уже услышала моё появление.

— А где Лера? — спросил я, подняв взгляд на вошедшую за мной маму.

— У подруги, собралась остаться там с ночёвкой.

— М-м-м, всё же будет нормально? — я начал вытаскивать из пакета булочки.

— Да, Лера — умная девочка, дом подруги недалеко от нас, и к тому же есть браслет, ты же знаешь, всё будет хорошо.

— Ладно.

— Девочке нужно общение, Андрей. Она словно птица в клетке здесь.

— Я понимаю, мам, правда, — я вздохнул и вынул последнюю порцию булочек. — Как никто понимаю. Ладно, садись, давай поедим, а потом мне нужно на тренировку.

— Лучше расскажи, как прошли экзамены...

Перекусив, приняв душ и немного передохнув, я поднялся к себе и проверил состояние тренировочного меча после вчерашней практики. По-хорошему нужно было сделать это сразу после той тренировки, но я, если честно, был настолько вымотан как физически, так и умственно, что просто забыл об этом. Четыре «движения цветенья» были так называемой «мягкой» силой и не должны нанести урон тренировочному оружию, но на всякий случай следовало проверить.

Вытащив меч, я внимательно осмотрел его, отмечая его хорошее состояние. Трещин, сколов или чего-то подобного заметно не было. Это очень хорошая новость. Значит, можно не беспокоиться по крайней мере некоторое время насчёт хотя бы тренировочного оружия. Ладно, пора выдвигаться.

— Я на тренировку, буду поздно, — предупредил я маму, которая сейчас читала какую-то небольшую книгу в тонком переплёте, сидя в гостинной. — Ты же сегодня в ночную?

— Нет, сегодня выходной, — ответила она, и перевернув страницу, вдруг предупредила. — Андрей, пожалуйста, только не приближайся к барьеру, хорошо?

— Да, — я не стал возражать, похоже, маму всё же сильно встряхнули те новости, несмотря на то, что она хотела внешне казаться сильной, очевидно мама сильно переживала.

«Кто бы мог подумать, что на плечах рядового хранителя знаний будет лежать судьба всей школы Меча», — в голове мелькнули непрошенные мысли, когда я вышел на дорогу, ведущую к Фоминскому парку, пришлось сделать над собой усилие и постараться абстрагироваться.

Да, на мне лежала огромная ответственность, как на единственном выжившем... предположительно единственном. Но в сущности, это не важно. Я сделаю всё, от меня зависящее и не зависящее, чтобы великая школа Меча вновь была возрождена, а её знания не только передавались дальше, но и совершенствовались.

Я посмотрел на медленно садящееся солнце. В его свете барьер, который виднелся далеко впереди, за парком, окрашивался пронзительной синеватым свечением и походил на духовные стены ведущих школ мира боевых искусств. Невероятно прочные запечатывающие техники. Магия и продвинутые боевые искусства формы Ци очень походили друг на друга, мне уже не первый раз приходила в голову эта мысль. Войдя на территорию парка, я сразу услышал весёлый щебет птиц, вот уж кому было наплевать на близость к барьеру. Шелест листьев деревьев, колышущихся от ветра, казался совершенно обычным и дарил умиротворение. Природная энергия парка как обычно была куда плотнее, чем в любом другом месте города. Отчасти именно из-за этого я старался практиковаться здесь. Идеальное место для практик боевых искусств.

Когда добрался до места встречи, там меня уже ждали. Как обычно невозмутимая и внешне холодная Мария прислонилась к дереву, держа на плече очень похожий на мой деревянный тренировочный меч. Решила на этот раз настоящий не брать? Возле неё, на небольшом гладком камне, присела Елена, её скучающее выражение лица красноречиво говорило об отношении ко всему происходящему. А ещё девушка старательно пыталась не обращать внимания на пялящегося на неё толстяка.

Удивительное дело, но Макс пришёл даже раньше меня и сейчас так же, как и Мария, отирался возле одного из деревьев, кидая украдкой взгляды на объект своего обожания.

При этом где-то вдалеке я отчётливо ощущал внимание сразу нескольких людей. Очень сильных людей. Мне стоило ожидать, что наследниц кланов никто не отпустит без сопровождения. Вот только интересно, где эти наблюдатели были, когда девчонки сумели подкрасться ко мне во время той последней тренировки? Этих персонажей я и полумёртвым смог бы почувствовать... в отличие от тех, кто их сопровождал в прошлый раз.

— Давно ждёте? — поинтересовался я, подходя ближе.

— А ты, похоже, даже и не слышал ничего о пунктуальности, да? — с раздражением спросила Елена, но вмешалась Мария. Она слегка наклонила голову, посмотрев внимательным взглядом на подругу.

— Ладно, ладно. Я молчу. Этот человек твой друг? — она кивнула на Макса.

— Да, ему захотелось присоединиться, — ответил я. — Можно сказать, в компании тренироваться веселее. Тем более, когда приходится начинать с азов.

— Ну, мне всё равно, это ваши с Машей тренировки, — пожала плечами Елена. — Главное, чтобы толк был, в чём я лично сомневаюсь.

Я ощутил, что Марии идея с совместными тренировками нравилась куда меньше, чем мне, но спорить девушка не стала. И это логично, она же меня просила научить «движениям цветения», а не я её. Так что придётся «играть» по моим правилам. Но во избежание недопонимания следовало сразу расставить все точки над и.

— Ты попросила меня обучить тебя, и я согласился. К примеру, раздражение Елены и её отношение мне мешает, поэтому если ты отказываешься от присутствия Макса, то на этом наше обучение, думаю, можно завершить.

— Эй, погоди, я... — начала было возражать Елена, но замолчала по просьбе Марии. Девушка посмотрела на свою подругу, секундный обмен взглядами, и, о чудо, гордая наследница семьи Вороновых отступила.

— Твой друг не мешает. Лена переживает за меня и этого больше не повторится, — Мария посмотрела мне в глаза, и я понял, действительно не повторится. Что ж, пока этого обещания более чем достаточно.

— Я тебе верю. Хорошо, раз мы всё выяснили можно и делом заняться. Проведём небольшой спарринг, без магии.

— Хорошо, — она не стала спорить и, вытащив боккен из чехла, встала в стойку напротив меня.

— Что ж, в таком случае нападай, используй всё, что знаешь. Не беспокойся, я буду только защищаться.

Я ощутил, как напряглась Елена, и, где-то вдалеке маги-телохранители, но вмешиваться всё же не стали. Защитники...

Глава 7

Как я и предполагал, Мария имела хорошие навыки в сражениях на мечах. Очевидно её обучали, конечно, с поправкой на использование полноценной магии. Но даже так... стремительный шаг ко мне и сразу несколько молниеносных атак, выполненных из средней стойки. Потрясающая скорость, как ни крути. Её гибкое тело позволяло наносить точные и быстрые атаки. Но этого всё ещё было недостаточно.

Я без особых проблем парировал часть атак, от других увернулся, проверяя, на что ещё она способна. Движения отточенные и быстрые, работа ног и стойка почти идеальны. Но видно, что без поддержки магии Марии сражаться неудобно, словно её что-то сковывало, каждый удар получался немного смазанным, не было цельности. Некоторые ключевые движения казались не доработанными, словно бы не хватало практики, хотя сами движения были интересными, иногда даже неожиданными. Конечно, я всё ещё не дотягивал до старших или прямых учеников школы Меча, но всё же имел какой-никакой, но опыт. Благодаря чему мог видеть, что неизвестные учителя заложили хорошую базу у Марии.

— Достаточно, — сказал я, прерывая поединок лёгким парирующим движением. — Теперь мне многое понятно.

Мария настороженно застыла напротив меня, тяжело дыша. На лбу девушки выступила испарина, чёлка прилипла, а сама она казалась изрядно уставшей. В этот же момент раздались хлопки. Елена, которая всё это время наблюдала за нашим поединком, весело аплодировала нам.

— Потрясающе, впервые вижу кого-то нашего возраста, кто так легко сражается с этой фанаткой мечей, — с улыбкой заметила она. — Мне вот интересно, где самый обычный простолюдин мог так научиться использовать меч? Без иронии. Может поделишься?

— Нет, — лаконично ответил я, заметив, как удивлённо расширились глаза Елены, что ж, если захочет узнать о моём прошлом, пусть попытается.

— Мастер, — в это же время обратилась Мария, пришедшая немного в себя после невероятно быстрого и насыщенного поединка. — Ваши движения... я никогда не видела подобного. Что это было? Откуда они?

— Во-первых, давай перейдём на «ты», не люблю, когда мне «выкают». Во-вторых, стиль твоего боя уже сформировался, и менять его сейчас это всё равно что ломать прочный фундамент дома — глупо и нерационально. Уверяю тебя, практикуясь дальше, ты совершенно точно достигнешь успеха и сумеешь противостоять даже моему стилю меча. Просто немного терпения и много практики.

«Особенно, если понимать, что я сейчас нахожусь в самом начале своего пути. Вот если бы ты увидела экспертов школы Меча и их мастерство... спорю, лишилась бы дара речи», — мелькнула у меня мысль, но я тут же отбросил её, вернувшись к разговору.

— Итак, я понял, что фундамент у тебя заложен, и он хорош, готова приступить к тренировкам боевого искусства меча? — вышло как-то пафосно, словно в каком-то плохом фильме, но чего уж там, и так сойдёт.

Я увидел, как сверкнули фанатичным пламенем глаза девушки. Вот же действительно, девчонка без ума от мечей и сражений. И видно это невооружённым глазом. В какой-то момент я даже в ней увидел своих братьев и сестёр из школы Меча, так же фанатично преданных нашему боевому искусству, настолько она была похожа сейчас на них.

— Да, мастер, — в её глаза вернулась привычная холодность, словно бы она сейчас сосредотачивалась.

«Опять этот мастер», — я поморщился.

— Андрей, больше никакого мастера, меня зовут Андрей, — каждый раз, когда Мария называла меня мастером, я с большим усилием подавлял внутреннюю дрожь.

Хранитель Знаний, сумевший достигнуть лишь этапа «Создания основания». Совсем незначительное достижение, если подумать. Настоящие мастера школы Меча, достигшие стадий «Зарождения души» или даже выше, назвали бы её слова смешными, а мои сверстники добавили бы, что это настоящее оскорбление школы. Впрочем, сейчас я, по сути, и есть школа.

— Хорошо... Андрей, — с явным внутренним усилием Мария сумела произнести моё имя вместо смущающего звания «мастера».

— Вот и отлично, — кивнул я, продолжая. — Хорошо, теперь что касается твоего обучения. Помнишь, я говорил о том, что придётся начать с базовых вещей? Я поторопился, думал, что твои навыки ниже. Но в любом случае, даже если понимание движений меча имеется, никакого представление о его «духе» у тебя нет. И это придётся решать сейчас. Садись так же, как я.

Поза лотоса в этом мире была мало известна. И, насколько мне удалось выяснить, нигде не использовалась. Мария несколько секунд непонимающе смотрела на меня, но столкнувшись с серьёзным взглядом, была вынуждена повторить и так же усесться в позу лотоса напротив меня.

— Замечательно, — ободряюще кивнул ей и попробовал объяснить. — Ты когда-нибудь слышала о природной энергии?

— Нет, никогда, — покачала головой девушка.

Ничего удивительного в этом не было, практика боевых искусств в этом мире никогда не была распространена. Я натыкался лишь на редкие свидетельства существования практикующих поглощение природной энергии в некоторых преданиях, мифах и сказках из прошлого, когда мир ещё был целостен и не разделён на тысячи осколков-государств, существующих посреди выцветшего пространства.

— Понятно, — я поднял руку, вызывая на ладони самую простую магическую искру. Огонёк пламени забился от небольшого ветра, но угасать даже и не думал, поддерживаемый моей магической силой. — Что это такое?

— Это просто элементарное пламя, — подала голос подошедшая вместе с Максом Елена. Им очевидно стало любопытно, что же я такого удивительного показывал.

— Всё верно, все одарённые изучают его одним из первых, как элементарное оружие самообороны, — подтвердил я. — Как правильно сказала твоя подруга, это магия. Чтобы использовать магию, требуется манипуляция с внутренней аминой. Силы, которая после катаклизма появилась у некоторого количества людей.

Подняв другую руку, я вызвал на ладони яркое свечение, от которого расходились в разные стороны всполохи, искажающие само пространство в небольшой области, словно наблюдая всё через толстое стекло.

— А вот это уже воплощение природной энергии, — пояснил я, и видя, как обе девушки заворожённо застыли, наблюдая две совершенно разных силы в моих руках.

— Я ничего не чувствую, это какой-то фокус? — Елена, похоже, казалась шокированной сильнее всего, её лицо побледнело, а глаза неотрывно следили за природной энергии в моей правой руке.

— Нет, фокуса здесь никакого нет. Природная энергия черпает силу из окружающего мира. Беря её, грубо говоря, взаймы. Использовать эту силу можно очень по-разному. Усиливать себя и собственные удары или других, поддерживая их. Лечить или калечить. И это не предел. В отличие от амины, природная энергия не искажает разум и не наносит вреда организму. Но изучать её в несколько раз сложнее, значительно сложнее...

— Я хочу научиться, как ты это делаешь? — Елена перебила меня, продолжая смотреть на природную энергию в руке, похоже, её сильно впечатлила это небольшое представление. - Откуда у тебя эти знания?

— Вот как? — я не удержался и поднял вопросительно брови. — Совсем недавно ты была не сильно впечатлена моей личностью. И в эти знания не верила. Предполагаю, что даже думала обо мне, как о мошеннике? Что поменялось?

— Я... — девушка запнулась, явно не находя нужных слов.

— У меня нет желания и времени убеждать тебя. Как и нет желания рассказывать откуда мне известны знания о природной энергии. Если сможешь доказать, что воспринимаешь обучение всерьёз, то я, так и быть, пойду тебе навстречу, и кое чему тебя научу, — я решил немного подразнить Елену, посмотрим, что из этого получится.

Девушка возмущённо фыркнула и вернулась обратно на камень, старательно делая вид, что я её совершенно не интересую. Обиделась. Её право, но мне совершенно точно не хочется тратить своё время на споры и попытки убедить, насколько важны те или иные упражнения, а такие споры, я уверен, будут возникать.

— Ладно, вернёмся к природной энергии, — усмехнувшись, я вновь перевёл взгляд на руку и пояснил: — Она пронизывает всё вокруг нас. Вся вселенная состоит из природной энергии, которую мы можем использовать для собственных целей. И знаешь, что требуется для любого практика боевых искусств, решившего начать изучение природной энергии?

— Нет, — Мария качнула головой, очень внимательно вслушиваясь в мои слова.

— Самым главным является умение чувствовать и поглощать её. Эта та база, о которой я тебе говорил ранее. Придётся начать с самого начала. Твои навыки по работе с аминой здесь не пригодятся и отчасти даже будут мешать. Ты готова забыть на время обо всём, что знаешь, чтобы научиться чему-то новому?

— Да, мастер! — опять этот фанатичный взгляд и обращение «мастер», всё никак не привыкну.

— А ты Макс? — я перевёл взгляд на молчавшего всё это время друга, который уже видел мои объяснения раньше, но заинтересованным никогда в природной энергии не казался.

— Да, — в его глазах я увидел уверенность, какой никогда не было раньше.

— Отлично, тогда начнём.

***

Группа из нескольких человек продвигалась по казавшейся бесконечной серой дороге. Вокруг каждого человека мерцал плотный магический щит, защищающий от пагубного эффекта выцветания. Идущий впереди лидер отряда остановился, сняв на мгновенье очки, осматривая окружающий их мир незащищённым взглядом. Серое марево, в которое превратилась некогда цветущая земля, угнетало. Очень быстро его незащищённые глаза начали слезиться, напоминая о том, что смотреть на выцветший мир без защитных очков могли лишь сильные маги. К сожалению, лидер к таким не относился.

— Появился новый путь, — бросил он подошедшему сзади товарищу. — Нужно его проверить.

— Новый путь? Мы же уже один проверяли на той неделе, — в голосе подошедшего послышалось лёгкое напряжение.

— И что? Последнее время пути открываются всё чаще, ты и без меня это знаешь. Или отказываешься выполнять работу, которую нам предписывает кодекс?

— Да я не против, шеф, просто удивляюсь...

Предводитель и сам понимал сомнения товарища. Новый путь всегда опасен. В прошлый раз они потеряли двух человек ранеными во время разведки. И очень может быть, что и сейчас не обойдётся без проблем. Предводитель окинул взглядом свой немногочисленный отряд, подтягивающийся к месту, где он остановился, и мысленно вздохнул. Если бы не чёткие указания кодекса он бы и сам был бы рад уйти отсюда подальше.

— Ладно, парни, — обратился он к товарищам, когда все собрались. — Давайте сделаем работу и пойдём по домам. Гарантирую, мне удастся договориться с представителем совета на расширение положенного нам после разведки пути отпуска как минимум до двух недель. Устанавливаем маяк, заходим и делаем своё дело — быстрее начнём, быстрее закончим.

Глава 8

Начало обучения оказалось куда сложнее, чем мне представлялось в самом начале. Прежде всего это касалось Марии, которая, похоже, ожидала всего что угодно, кроме реального положения вещей.

— Медитация. Как я уже сказал, чтобы начать работать с природной энергией, ты должна научиться чувствовать её. Закрой глаза. А теперь представь мысленно вокруг себя местность парка и...

— Погоди, Андрюх, а что мне делать? — вмешался Макс, явно видя, что это надолго.

— А тебе вначале надо разобраться со своей физической формой, друг, — я окинул взглядом его тучную фигуру. — Я не говорю ничего про твой вес, но то, что ты начинаешь задыхаться после пары сотен метров, это не нормально. Сосредоточься пока хотя бы на этом. Начни с хорошей пробежки. И используй технику дыхания, которой я тебя научил пару лет назад, ты же помнишь про неё?

— Такое забудешь, — проворчал в ответ толстяк.

— Всё, не жалуйся, ты и сам знаешь, что запустил себя. С техникой дыхания мы вернём тебе удобоваримую форму за пару месяцев, что у нас ещё остались перед вступительными.

Макс лишь вздохнул, бросил быстрый взгляд на демонстративно отвернувшуюся от нас Елену и не говоря больше ни слова побежал по разбитой пешеходной дорожке парка, прекрасно помня маршрут моей пробежки, так как в детстве часто сопровождал меня во время тренировок и даже некоторое время бегал со мной, правда, недолго.

— Ладно вернёмся к делу, — я проводил взглядом удаляющуюся спину друга и продолжил разговор с Марией. — Так вот медитация...

Я и сам не заметил, как за всем этим обучением, если мои действия сегодня можно было так назвать, прошло несколько часов. Даже Елена, старающаяся выглядеть не заинтересованной, прислушивалась к тому, что я объяснял Марии. Последняя, кстати, оказалась смышлёной девушкой и ловила многие вещи буквально на лету. Но даже так, продвижение в вопросах основ проходило не так чтобы очень уж бодро. У неё возникали вопросы, даже несмотря на моё предупреждение, сомнения, которые она хоть и осторожно, но высказывала. Что же, если честно, я думал будет хуже.

Макс старался не отставать, но из-за крайне плохой физической подготовки его результаты были хуже всех.

— Чувствую, будто бы по мне пронёсся табун лошадей, — пожаловался толстяк после того, как мы закончили.

— Это ещё цветочки, вот встанешь утром, поймёшь, как важно всегда поддерживать собственную форму.

По кислому лицу Макса я понял, что тот понимает, с чем ему предстоит столкнуться.

***

Неделя экзаменов пролетела в одно мгновенье. В это время я практически не наседал на своих новых учеников, стараясь просто привести Макса в форму, а Марию научить основам чувствительности к природной энергии. Приходилось грамотно подходить ко всему процессу, чтобы дать себе и другу время на возможность подготовки к школьным экзаменам. И результат этому не заставил себя долго ждать — неплохие оценки по основным предметам и высший балл по магическому искусству. То, что мне и нужно было для поступления в Первый магический.

У Макса оценки оказались куда хуже, он никогда не фокусировался на учёбе и, за исключением магического экзамена, всё сдал кое-как, да и в последнем он прошёл исключительно благодаря высокому запасу амины. Сила есть, ума не надо, как говорится.

К роли наставника я постарался подойти с максимально возможной ответственностью, уже после экзаменов надолго задерживаясь с Марией и объясняя принципы и неочевидные нюансы сбора природной энергии.

Да, на третий день обучения, когда Марии удалось создать на миг пучок нестабильной духовной силы, Елена не выдержала и попыталась втайне повторить её успех. Начальные упражнения дыхания не были какими-то сложными, и девушка всё это время внимательно следившая за тем, что делала её подруга, начала повторять за ней.

Не ожидал от этой гордячки, но ей каким-то образом даже без моих наставлений, удалось продвинуться в ощущении природной энергии достаточно далеко. Однако она сразу же столкнулась с закономерным для любого практика боевых искусств барьером и оказалась вынуждена обратиться за помощью. Несмотря на всю свою гордость... Очень странное поведение для благородной, которое заставляло задуматься.

Я, хоть и ожидал чего-то подобного, видя явное любопытство Елены, но всё равно был не совсем готов к тому, насколько она быстро поменяет своё отношение к боевым искусствам. По уму следовало бы ей отказать, договор у нас был только с Марией, но, с другой стороны, почему бы и нет? Я в любом случае остаюсь в выигрыше.

Вот я и получил ещё одного ученика себе на голову, но не скажу, что был сильно против. Так у меня получилось сделать ещё один шаг к своей мечте о возрождении школы, её знаниям и наследиям.

Мария, кстати, продолжала удивлять. Её упорство и в буквальном смысле поклонение искусству боя на мечах оказались намного сильнее, чем думалось мне вначале. Это стало очевидно, когда я увидел, во что она превратила свои руки уже после первых выходных, на которых предполагалось именно отдохнуть. Выглядели они, мягко говоря, ужасно. Все в сильных мозолях и порезах, заклеенных кое-как самыми обычными белыми пластырями. Девушка даже не пользовалась услугами семейных лекарей, не обращая никакого внимания на эти неудобства. Мария выполняла все мои указания так, будто от этого зависела её жизнь, стараясь перевыполнить их в два, а то и три раза. Такому упорству могли позавидовать даже мои старшие соученики по школе Меча, это вызывало уважение.

Приближался день выпускного, и многие учащиеся с большим нетерпением ожидали его, проводя какие-то приготовления, обсуждая, где его будут встречать и проводить. Не исключением был и мой класс, там уже несколько недель не утихали споры по поводу места встречи этого праздника. Я сразу обозначил свою позицию, как абсолютно безразличную и пожелал ребятам удачи. В идеале бы, конечно, так и вовсе не участвовать в этом балагане, но здесь уже вмешалась мама, называя выпускной «тем, что должны быть в памяти у каждого» и не желая слушать никаких моих возражений. Ничего не поделаешь, придётся это перетерпеть.

Что меня больше волновало, так это подача документов в Первый магический университет. И благодаря пошедшей мне навстречу администрации школы удалось это сделать до официального вручения дипломов. Помимо него, я на всякий случай отправил запросы и в другие университеты с магическими направлениями и факультетами, в том числе, естественно, военную академию кланов. Хотя последнее было скорее просто «до кучи», поступить туда, не имея знатного происхождения, для меня было практически нереально.

Эти относительно спокойные дни тренировок и практики боевых искусств чересчур расслабили меня. О чём я никогда не должен забывать, так это о том, что расслабляться никогда нельзя. Даже в такой, казалось бы, умиротворяющей обстановке как тренировки на природе с товарищами.

В один из самых обычных дней, направляясь в Фоминский парк на очередную тренировку, я вдруг ощутил странные изменения в разлитой вокруг природной энергии. В один миг она пришла в беспорядок, смешав мои мысли и заставив остановиться, прислушиваясь к собственным ощущениям.

«Что за чертовщина?» — в голове всё смешалось от странного чувства тревоги, сжавшего сердце.

Чувство опасности. Не иллюзорное, а самое настоящее. Я ещё никогда не чувствовал такого в этом мире. Неужели прорыв изнанки? Нет, стабильность амины в барьере оставалось неизменным, но что же тогда вызвало настолько сильную бурю в циркуляции окружающей природной энергии?

Впереди, возле входа в парк, я увидел сразу нескольких людей в строгих деловых костюмах, столпившихся перед открытыми железными вратами. От них веяло такой силой магии и настолько плотной аминой, что непроизвольно в определённый момент захотелось отвернуться. При этом я хорошо ощущал плотную магическую стену, установленную кем-то вокруг парка. Судя по действиям людей в костюмах, они сейчас пытались проникнуть внутрь парк, но без особых результатов. Силы, которые они вкладывали для того, чтобы сломать запечатанный вход, хватило бы на уничтожение нескольких многоэтажек, а то и больше. Вот только результат оставался неизменным.

Золотистая пелена, закрывающая проход в парк, и не думала опадать, а природная энергия как внутри стены, так и снаружи с каждой секундой всё сильнее сходила с ума, говоря о том, что очень скоро вместе с ней начнут распадаться даже элементарные законы реальности, не выдержав подобного буйства энергий.

«Это охрана Марии и Елены, а значит, девчонки уже внутри. И, конечно, с ними сейчас должен быть Макс, проклятье», — я мысленно выругался, если за двух подруг я практически не переживал, хорошо зная, что у них должны были быть при себе семейные защитные артефакты, то у Макса ничего подобного не имелось.

Бегом бросившись вперёд, я ощутил, как всё отчаяннее становятся попытки охраны проникнуть внутрь магической стены. Они уже не считались ни с чем, в ход пошли даже какие-то мощные артефакты, но без особого толку.

Несмотря на всю их силу, взломать стену быстро у охраны никак получится. Здесь был нужен либо эксперт уровня архимага или как минимум несколько часов времени. Ни того, ни другого, очевидно, у телохранителей сейчас не имелось. Я отчётливо ощущал волны безысходности, исходящие от этих людей, они и сами всё прекрасно понимали, но прекращать попытки прорыва стены не собирались.

Моё появление, естественно, давно заметили, но обращать какое-то внимание на школьника, который по недоразумению чему-то обучал их госпожу, они посчитали лишним. Решив не нервировать бедолаг, я остановился в нескольких десятков метров от них, возле дыры в заборе Фоминского парка. Здесь, судя по моим ощущениям, плотность природной энергии была чуть выше, что ясно говорило о низкой прочности магической стены, относительно её других участков.

Как я уже говорил, для того чтобы взломать стену быстро, требуется сила как минимум архимага, но это, если пытаться именно сломать. Объяснять что-то охране — значит терять время, тем более что я в любом случае не смогу им помочь проникнуть через поставленный вокруг парка барьер. Самому бы это сделать.

Подойдя к дыре в заборе, я использовал толику природной энергии, воплощая в руке собственную духовную силу в виде полупрозрачного клинка, сотканного из воздуха. И всё это за доли секунды. Широкий взмах ладони, и барьер передо мной искажается: расступаясь, в то же мгновение я бросаюсь внутрь, на территорию парка. Успеваю, хоть и с трудом. Проклятье, сил этот рывок отнял немало.

За спиной всё ещё слышатся магические удары охранников по воротам, к сожалению для них, безрезультатно. Чтобы повторить то, что сделал я, надо уметь как минимум синхронизировать свой разум с колебаниями природной энергии. Ну или располагать силами уровня архимага. Это, кстати, наводило на некоторые мысли — если появившаяся стена не была спонтанным явлением выцветания, в чём я совсем недавно был абсолютно уверен, значит, её поставил какой-то очень сильный маг. И это наводило на некоторые не очень хорошие мысли.

— Хах, — я вывалился с другой стороны барьера, чуть ли не задыхаясь от миазмов отравленной амины.

Ох, как неприятно, подобная вещь может безвозвратно изменить естество даже самых сильных магов, не говоря уж о ребятах, очутившихся в этой ловушке.

Но куда неприятнее то, что из-за большого количества амины природная энергия здесь оказалась в хаосе, и я потерял большую часть своей обычной чувствительности, по сути, сейчас в один миг превратившись в слепого.

Сердце сдавило очень плохое предчувствие. Макс совершенно точно не мог нормально противостоять воздействию такой силы. И что она могла с ним сделать мне даже представить было трудно. Мне уже приходилось терять друзей в прошлом мире и сейчас я совершенно точно не хотел повторения это здесь! Непроизвольно я сжал свои кулаки настолько сильно, что почувствовал резкую боль и это, немного отвлекло от плохих мыслей. Да, сейчас эти мысли совершенно точно не помогут мне. Следует сосредоточиться на деле.

Не раздумывая, я направился в сторону нашего обычного места встречи в парке. Самым логичным было бы начать поиски именно оттуда. И несмотря на то что дорога мне была прекрасно известна, то и дело появлялось ощущение, что иду не по Фоминскому парку, а нахожусь где-то у подножья проклятых гор моего родного мира. Если верить свиткам библиотеки, которые мне приходилось читать, здесь было практически полное сходство. Окружающие деревья сильно изменились, почернев и изогнувшись, порой самым причудливым образом. Парковая дорожка, по которой я раньше ходил, начала трескаться, стремительно расползаясь и превращаясь в груду колотой плитки. Скрипя под ногами, словно я сейчас шёл по какой-то гравийной дороге.

«А это ещё что такое?» — я вдруг увидел впереди две фигуры в мешковатой серой форме, идущих в моём направлении, хотел было окликнуть, но в этот момент они очутились в поле восприятия, и разум тут же ожгло ощущением сильной опасности.

Эти люди в буквальном смысле источали отравленную амину. Одержимые магией. Но при этом, похоже, сохранившие разум? Я лишь только слышал слухи об этом, и то звучали они скорее, как городские легенды. Не раздумывая, я рванул в сторону ближайших кустов. Несмотря на то что у меня имелось много козырей в руках, лишний раз рисковать жизнью я не собирался. Возможно, они не успели меня увидеть или почувствовать?

Не вышло. Двое Одержимых спустя несколько шагов вдруг остановились, смотря в моём направлении. На таком расстоянии мне удалось рассмотреть их лица. Точнее, карнавальные маски, которые были на них напялены. Маска лисы и кота.

— Он нам нужен? — спокойный голос кота и его кивок в мою сторону.

— Нет, — лаконично ответила женским голосом вторая фигура в маске лисы и выбросила вперёд руку, в которой блеснула вспышка магического удара.

Глава 9

Естественно, я ожидал удара Одержимых. И здесь надо понимать два момента. Первый — единственное преимущество, которое у меня имелось перед магами такого уровня, это внезапность. Второе — из-за не слишком развитого, по сравнению с этой парочкой, источника амины меня воспринимали как обычного ученика. И я действовал наверняка. Пускай в моих руках сейчас находился всего лишь обычный тренировочный боккен, это не играло никакой роли. В руках практика боевых искусств даже он становился грозным оружием.

В момент яростной магической вспышки, зарождение которой ощутил за секунду до самого удара, я резко припал к земле, в самый последний момент пропуская удар над головой и тут же вплетая в свою атаку прорву природной энергии, бросился вперёд. Пускай эта энергия сейчас была в хаосе, и на её сбор приходилось затрачивать дополнительные усилия, я всё ещё мог использовать её. Тело, напитанное собранной духовной силой, преодолело те несколько метров, что нас разделяло с одержимыми. Оба мага не успели даже удивиться, как я оказался возле них.

Первое «движение цветенья», лепестки открываются свету. Боккен гудит в моей руке, напитанный природной энергией. Удар приходится прямо по коту, который лишь в самый последний момент, словно почувствовав что-то, пытается закрыться простым магическим щитом. Без толку. Барьер хоть и появляется, но не успевает укрепиться и разлетается под мощью лепестков. Боккен, приобретя на краткий миг возможности острейшего клинка, практически перерубают Одержимого пополам, густо разбрызгивая повсюду вокруг места схватки кровь.

Лиса в это время успевает прийти в себя и бросить в сторону меня и умершего только что кота что-то настолько смертоносное и яростное, что мне приходится использовать драгоценные капли духовной силы, чтобы уйти из зоны поражения смертельного удара и вновь попытаться подобраться ближе к вёрткой Одержимой.

Краем глаза замечаю, что от моего «оружия» сейчас мало что осталось, половина деревянного меча откололась, не выдержав последнего удара. Не важно, я мог использовать и ту часть, что у меня осталась.

Второе «движение цветенья», пронзающий цвет. Вкладываю в этот удар всё что у меня есть без остатка. Одновременно с этим лиса использует заклинание, похожее на стандартный магический клинок, но в отличие от последнего, куда более мощное и быстрое, наполненное стихией огня, из-за чего удар Одержимой оставляет за собой шлейф пламени.

Яростный шквал сходящей с ума амины и духовной энергии отбрасывает меня и лису, словно пушинки, в разные стороны. Мысленно матерюсь, осыпая всеми возможными проклятиями противницу, и скрываюсь под прикрытием поднявшегося хаоса в ближайших кустах. Не слишком благородно, зато правильно. Продолжать с ней бой слишком опасно. Одержимая сильна, и если с котом я справился исключительно благодаря внезапности, то с ней придётся уже серьёзно повозиться, и положа руку на сердце, я совершенно не был уверен, что сумею выйти из этого поединка без травм и ранений.

Когда удалось отойти на достаточное расстояние от места столкновения с Одержимыми, наконец смог немного перевести дух. Боккен, от которого осталась лишь только жалкая рукоять, с сожалением пришлось выкинуть. Жаль, как ни крути, а это было моё единственное оружие. Сейчас придётся полагаться исключительно на боевые искусства ближнего боя, в которых я сейчас был откровенно не так силён, как хотелось бы.

Недавняя встреча с Одержимыми ясно продемонстрировала все мои слабости. Сражаться одновременно с несколькими противниками мне всё ещё было тяжело. Очевидно, моё фокусирование на скорости отчасти решало проблему, но это в любом случае был костыль. Приходится признавать — я слишком увлёкся практикой взрывной мощи, направленной против одной цели. Движения цветения были особенно хороши в этом, но вот я столкнулся сразу с двумя врагами и что? Оказался в настолько сложной ситуации, что чуть не получил серьёзные ранения? Это не дело.

Мои мысли прервало появление в поле восприятия знакомого ощущения. Макс? Я прислушался к себе. Похоже, буря амины начала понемногу успокаиваться, позволив немного расширить чувствительность. Вместе с Максом я ощутил присутствие ещё двух человек, очевидно являющихся Марией и Еленой. Отлично, значит, мне уже не нужно прочёсывать весь Фоминский парк в их поисках, теперь осталось дело «за малым», вывести их из бури.

Добраться до места, где я их почувствовал, удалось за каких-то несколько минут. Можно было бы уложиться и быстрее, но рисковать лишний раз, чтобы опять нарваться на Одержимых? Нет уж.

Ребята находились посреди просторной круглой площадки, со скамейками, расположенными по кругу. Появившись там, я практически сразу же оказался ослеплён сиянием амины, которая окутывала тройку стоящих людей. Судя по фону самой магической силы, это была какая-то защитная система явно очень качественная. Совершенно точно, никто из них самостоятельно не смог бы создать что-то подобное, а значит, это был какой-то защитный артефакт самого высокого уровня. Его магия защищала всех троих, подобно высшим охранным печатям. Вот только я никак не мог понять, почему они всё ещё оставались здесь и даже не пытались двинуться в сторону выхода из парка.

Меня заметили. Я разглядел, как удивлённо встрепенулась Елена, увидев моё появление. Она повернулась, что-то говоря другим. Мне замахали руками, привлекая внимание и что-то пытаясь сказать. Однако из-за защитного заклинания и бушующей над Фоминским парком бури расслышать хоть что-то не получалось. Я лишь понял, что они всеми силами пытались о чём-то предупредить. В глубине души шевельнулось какое-то нехорошее предчувствие.

А это ещё кто?

Я непроизвольно нахмурился, ощутив приближающуюся плотную магическую силу. И это совершенно точно была не Одержимая в маске лисы, характер её силы я хорошо запомнил. Здесь было что-то иное и куда более проблемное. Если мои ощущения не врали, то этот... человек, если можно было так выразиться, находился на каком-то недостижимом уровне. Возможно, магистра магии или даже выше. Сталкиваться с таким на моём текущем уровне силы равносильно самоубийству. В голове даже появилась мысль попытаться скрыться в слоях всё ещё не затихшей бури. В отличие от Макса и других, я защитным барьером закрыт не был. Вот только эта мысль несколько припозднилась.

Повернув голову, я увидел, как на круглую площадку неспешно входит стройный человек в деловом костюме. Одержимый. На его лице была надета маска тигра, исполненная в том же стиле, что и маски других Одержимых. Глубоко в душе зашевелился липкий страх, встретить здесь мага такого уровня я никак не ожидал.

Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы подавить появившуюся дрожь во всём теле, вызванную распространяемой этим магом магической силой.

Как ни крути, но сейчас мне с ним при всём желании не справиться... слишком уж большая разница в силах. «Проклятье!» — я мысленно выругался, перебирая варианты и пытаясь найти хоть какой-то выход.

Одержимый сделал каких-то пару шагов вперёд, и уже через миг у меня в голове вспыхнуло ощущение опасности. Не раздумывая я рванул в сторону. На том месте, где только что стоял, ввысь рвануло жаркое всепожирающее пламя. Вот же урод, от меня и пепла бы не осталось, попади я под эту атаку.

Мужчина в маске озадаченно остановился, явно не ожидая того, что мне удастся увернуться от его небрежно брошенной магии. Я хорошо ощутил его удивление. На этот раз на меня уже обратили куда более пристальное внимание. Он несколько мгновений изучал меня, очевидно пытаясь понять, кто я такой и на что способен.

Не дожидаясь, когда он закончит с этим, я мысленно обратился к собственной силе. Природная энергия, подчиняясь движению мысли, послушно дрогнула, собираясь вокруг меня и формируя десятки невидимых для обычных людей энергетических печатей. Раз нет возможности использовать движения цветенья и навыки оружия, придётся воспользоваться формой атаки ближнего боя. Не думаю, что мне удастся серьёзно ранить столь сильного мага, но вот заставить его чуть поумерить пыл и опасаться моих атак я считаю вполне возможным.

Бросаю руку вперёд, вливая в удар небольшую толику природной энергии — эта атака призвана не нанести урон, а отвлечь. И если получится хотя бы немного сместить фокус внимание Одержимого. Это станет хоть и небольшой, но уже победой. Мир поддаётся на мой призыв, изменяясь и в буквальном смысле выворачиваясь наизнанку. Видимая реальность выгибается, словно под действием призмы, а затем с размаху бьёт по Одержимому. Успеваю почувствовать его замешательство, очевидно он впервые сталкивается с воздействием природной энергии. Магический щит мужчины в маске принимает на себя мою атаку, покрываясь характерным инеем, говорившем о том, что в него вложили настоящую прорвы магической энергии. Одновременно с этим я делаю шаг вперёд, раскручивая в теле на полную накопленную духовную энергию, что позволяет мне на краткий миг ускорить в десятки раз реакцию, силу и скорость. Бросаюсь вперёд, чувствуя во всём теле просто невероятную боль. Не важно, главное лишь только не надорваться. Миг, и вот я уже оказываюсь за спиной у Одержимого. К его чести, можно сказать, что он успевает это ощутить или заметить и даже пытается создать вспышку пламени, чтобы отбросить меня, но уже не успевает. В голове вспыхивают один за другим печати, которые я вплетаю в свой удар одним лишь мысленным усилием и тут же спускаю с поводка накопленную мощь. «Кулак, сминающий преграды», довольно простой с точки зрения боевых искусств навык, но сейчас это самая сильная способность ближнего боя, которую я успел изучить.

Под её действием воздух передо мной загорается нестерпимо ослепительным светом, и в следующий миг я ощущаю, как мой кулак врезается во что-то плотное. Боль. Я чувствую, как кости правой руки ломаются одна за другой, и одновременно с этим ощущаю, как «Кулак, сминающий преграды» разрушает наспех выставленную личную защиту мага, являющуюся последней линией обороны любого обладающего силой. Земля под Одержимым приходит в движение от урагана природной энергии и взметается ввысь, разлетаясь в мелкую пыль, а сам маг, словно выпущенный из пушки снаряд, отлетает на несколько метров в сторону, походя ломая стоящую на его пути древнюю каменную скамейку. Замираю, ощущая сильную боль в руке. Очевидно переломал несколько пястных костей. Неприятно, конечно, но, если выберусь отсюда только с этим, излечу их за пару недель. Куда важнее понять, в каком сейчас состоянии Одержимый.

— Хорошая попытка, — раздался голос неизвестного, и из поднявшихся клуб пыли вышел целый и невредимый Одержимый. — Вначале я не поверил, когда третья рассказала о тебе. Убить шестого, используя деревянный меч, и скрыться. Что это вообще за чушь? Но, похоже, я ошибался... Ты используешь интересные способности, парень.

«Проклятье, он даже не ранен», — я хорошо ощущаю уверенную силу говорившего со мной Одержимого, мои атаки не сделали ему ровным счётом ничего.

— Мне бы хотелось разобраться, что это за сила, поэтому ты пойдёшь со мной, — мужчина в маске тигра поднял перед собой руку, и я вдруг почувствовал неудержимое желание подойти к нему. Этому желанию было невозможно сопротивляться.

Прикусив губу, я использовал остатки собранной ранее природной энергии, прогоняя её через себя, словно бы медитируя. Стало чуть лучше. По крайней мере, непреодолимое желание сильно уменьшилось, и мне удалось восстановить худо-бедно контроль над собственным телом.

— О? Вот как? Ты можешь сопротивляться магическому призыву? — в голосе мужчины послышалось явное раздражение вперемешку с удивлением.

«Паскудная ситуация, я сильно травмировал руку и использовал прорву природной энергии во время последней атаки, теперь, можно сказать, беззащитен перед этим уродом», — в голове пролетел стремительный вихрь мыслей.

Не раздумывая больше ни секунды я с силой прикусил губу, почувствовав во рту сильный привкус крови. В голове в ту же секунду будто бы что-то взорвалось. Тело наполнилось такой невероятной силой, что, казалось, ему было по плечу свернуть горы. В этот же момент Одержимый замер, явно не ожидая увидеть то, во что я превратился. Я знал, как это должно было выглядеть со стороны. Надо мной проявилось воплощение так называемого кровавого демона, являющееся проявлением сжигаемой внутренней силы. Глаза человек, приносящего в жертву собственное развитие, должны были стать абсолютно красными из-за лопавшихся капилляров и своей кровавой духовной энергии. Судя по страху, отразившемуся сейчас на лицах всех моих товарищей, это зрелище было «впечатляющим». Время услужливо замедлило свой ход вместе с валообразным ростом моей силы. За это я поплачусь уже очень скоро, но пока... пока я мог сравниться силой с воинами, находившимися на ступени получения ядра силы. И это меняло всё. Находившийся впереди Одержимый поднимал руку, явно пытаясь создать атакующий магический жест, но катастрофически не успевал. Только сейчас у меня в голове мелькнула мысль об этой странности, настолько сильный маг всё ещё использовал архаичные жесты? Не важно. Сейчас не до этого.

Фокус на маге. Сила внутри меня яростно ревёт. Бью вперёд, используя одно из базовых атакующих движений школы Меча, мысленно представляя, что держу в руке настоящий клинок. Мир передо мной разбивается вдребезги, вихрем духовной мощи накрывая Одержимого и в один миг создавая более десятка разрезов в самой структуре реальности, в которых можно даже рассмотреть первозданный чёрный хаос. Миг, и мага в буквальном смысле засасывает с головой в один из этих разрывов. Успеваю услышать пронзительный вопль полный боли, и надо мной смыкается сама тьма, отправляя в забытьё.

***

Моё пробуждение оказалось на редкость отвратительным. Такого я не чувствовал, даже когда в школе Меча проиграл самую важную дуэль в жизни, окончательно перечеркнувшую моё будущее как практика боевых искусств. Тогда всё закончилось тем, что я превратился в инвалида на несколько месяцев. Но сейчас... то, что я чувствовал, переплюнуло даже те мои воспоминания. Я ощущал боль каждой частичкой своего тела. Болело в буквальном смысле всё, что могло болеть. Последствия сжигания своей крови и силы для тела были катастрофическими. Сила, даруемая этим способом, конечно, опьяняла, но и расплата за неё была страшна. Теперь на то, чтобы восстановиться, мне придётся потратить очень много времени. И говорить о каком-то поступлении в такой ситуации совершенно точно нельзя. Вот же гадство.

«К слову, а где это я?» — осмотревшись вокруг, мне стало очевидно, что это не мой дом. Светлая комната с богатым убранством, больше похожая на какой-то богатый номер гостиницы.

И как это всё понимать?

— Очнулся? — в комнату вошёл мужчина средних лет с длинным носом с горбинкой, на который я непроизвольно обратил внимание в первую очередь. — Меня зовут мастер Гаврилов, и я лекарь, нанятый семьёй Заславских для того, чтобы поставить тебя на ноги.

— Что? Заславских? — переспросил я от неожиданности.

— Со слухом у тебя должно быть всё в порядке, не нужно притворяться, — нахмурив чёрные кустистые брови, поправил меня Гаврилов. — Надо сказать, это оказалось настоящим вызовом для моего мастерства. Никогда ещё не сталкивался с подобными повреждениями. Ты должен быть благодарен главе семьи Заславских, не гарантируй они мне оплату, я бы даже и браться за твоё лечение не стал. Пришлось использовать даже пару экспериментальных плетений, но вроде бы всё прошло так, как нужно. Сейчас ты можешь испытывать сильные боли по всему телу, но это пройдёт. Да, и ещё, никаких нагрузок на тело в ближайшие две недели, в том числе и особенно использование магии. Ты понял?

Гаврилов дождался, пока я отвечу ему утвердительно, и лишь после того, как убедился в том, что до меня дошла вся серьёзность ситуации, продолжил:

— Отлично. Мне бы не хотелось, чтобы ты превратился в инвалида из-за своей глупости, слишком уж много на тебя было потрачено времени и сил.

«Две недели? Он хочет сказать, что через две недели моё тело восстановится настолько, что я смогу использовать магию?» — в голове мелькнула мысль, от которой всё внутри перевернулось. Захотелось немедленно соскочить с постели и используя техники медитации проверить, что сейчас происходит с моими духовными и магическими каналами. Неужели всё обошлось, и я смогу скоро вернуть себе свои силы?

— Ладно, вставай я проведу осмотр, — Гаврилов убедился в том, что я всё хорошо понял, и сделал требовательный жест руками, приказывая подняться с постели.

Несколько минут меня ощупывали, осматривали, проверяли магией, делали какие-то манипуляции и пасы руками над головой и спиной. Приходилось терпеть. Понятное дело, что он выполнял свою работу, но это ощущение, когда тебя «считывают» магией, вызывало сильный дискомфорт, приходилось делать над собой усилие, чтобы не вздрагивать каждый раз, когда чужая сила прикасалась ко мне.

— Ну вот, как я и предполагал, очнулся как раз к полной стабилизации, — с удовлетворением кивнул лекарь, отходя от меня, чтобы вымыть руки в специальной раковине, которую я заметил только сейчас. — Ты можешь ложиться обратно, здесь холодно, можно и простуду подхватить. К тому же, как я уже сказал, пару дней тебе в любом случае придётся побыть здесь. Я буду навещать тебя раз в день... а да, с тобой кое-кто хотел увидеться, и ради этого уже второй день дежурит в этой клинике, не отходя от тебя.

Гаврилов сделал несколько шагов, подойдя к двери комнаты и выглядывая, обратился к кому-то невидимому для меня:

— Входите, как я и предсказывал, он благополучно пришёл в себя.

И уже через секунду в дверях появилась знакомая фигура мамы. Она несколько мгновений смотрела на меня, словно не веря в то, что видит. Охватило странное чувство, я немного криво улыбнуться и поднял в приветствии руку, и уже через миг мама бросилась ко мне со слезами, обнимая так крепко, словно боялась потерять. У меня в один момент перехватило дух, от нахлынувших чувств стало трудно дышать. В смущении я некоторое время ничего не мог сказать, слушая, как на груди плачет мама. Наконец, справившись с собой, я положил руку на её голову, успокаивая.

— Мам, всё хорошо, не нужно плакать, со мной всё в порядке.

Глава 10

Мама рассказала, что я нахожусь в частной клинике семьи Заславских в городе Новгинске, который находился в сотне километров от нашего родного Солнечного и считался, чем-то вроде центра всего округа. Благодаря тому, что я своими действиями спас сразу двух наследников, а также по просьбе Марии и Елены, Заславские взяли на себя моё лечение.

К тому же благодаря Максу, давшему интервью местному телеканалу сразу после снятия барьера, я и вовсе стал настоящим городским героем, а позже моя история прогремела и на весь районный пояс благодаря подхватившим этот инфоповод столичным телеканалам. Вот так «на один час» я стал настоящей знаменитостью. Слава всем богам, к моменту, когда я очнулся, волна ажиотажа уже схлынула, и никто уже не пытался взять у меня интервью.

К слову об очнулся, оказывается в постели я провалялся ни много ни мало, а целых полторы недели, и за это время лекарь Гаврилов совершил со мной настоящее чудо. И это не шутка. Никогда бы не поверил в это, если бы сам ни увидел... он умудрился практически сгладить откат от сжигания мной собственного развития. Мама всё это время чуть ли не каждый день моталась из Солнечного сюда, оставляя сестру на попечение соседям, с которым мы были всегда дружны. И более или менее она успокоилась, лишь когда я пришёл в сознание.

Да, моё тело всё ещё находилось в очень плачевном состоянии, однако если следовать рекомендациям докторов и лекарей-магов, соблюдать покой, а также использовать целительную сторону природной энергии, уверен, что смогу полностью восстановится уже через пару недель. А ведь я уже рассчитывал потратить на это как минимум пару лет.

Да уж. С одной стороны мой авантюрный порыв с проникновением за барьер был по-глупому наивен, а с другой стороны смог бы я после смерти Макса, который, уверен, наверняка бы погиб от проклятой амины, назвать себя настоящим воином? Бросить своих товарищей? В таком случае как бы я мог называть себя практиком и последователем школы Меча?

Макс с девушками навестили меня несколько раз. Признаюсь честно, наблюдать их искреннее участие и сочувствие было приятно. Нечасто в прошлой жизни хоть кто-то интересовался моим мнением, я уже не говорю о здоровье или чувствах. В школе Меча такое не было принято даже между учителем-учеником. Искренность навестивших меня товарищей подкупала. Даже обычно грубоватая и острая на язык Елена в эти встречи выглядела признательной и удивительно тихой.

В последний день перед самой выпиской меня навестила Мария, на этот раз уже без Макса и Елены. Вместе с ней пришёл долговязый седой мужчина в дорогом, хорошо подогнанным к его фигуре костюме. Сильнее всего меня впечатлил его взгляд, цепкий и сильный. Подобный взгляд я видел лишь один раз, когда очень давно мимолётно встретился с главой школы Мечей. И это говорило о многом. А ещё я ощущал буквально океан магической силы, которую этот человек сдерживал в себе. Это совершенно точно не уровень какого-то владыки или даже архимага, это что-то намного выше.

— Андрей, позволь представить тебе моего двоюродного дядю и главу семьи Заславских, Евгения Михайловича Заславского.

— Приветствую, главу, — я поспешно встал с больничной койки и почтительно поклонился, при этом если было видно, как Мария безмолвно дёрнулась, явно желая остановить меня, то глава не повёл и бровью. Он внимательно разглядывал меня, словно изучая под микроскопом. Его взгляд, казалось, проникал в самую суть. Такое ощущение, что меня всесторонне изучили, проверили и только после этого дали оценку.

— Мария, ты не могла бы оставить нас на несколько минут, я бы хотел поговорить с Андреем?

— Да, глава, — девушка кинула на меня полный беспокойства взгляд, но перечить дяде не стала, выйдя из палаты.

На некоторое время повисла пауза. Глава семьи некоторое время молчал, рассматривая стоящие на тумбочке возле койки цветы. Я же, в свою очередь, продолжал терпеливо ждать. Очевидно, этому человеку было, что мне сказать. Не зря же он пришёл сюда?

— Как тебе лечение в этой клинике? — наконец, нарушил молчание мужчина.

— Мне не к чему придраться, глава. Лекари поставили меня на ноги и дали второй шанс, я бесконечно признателен семье Заславских за это.

— Что же, это наша благодарность за спасение наследников, Андрей. Елена и Мария рассказали нам, что тогда произошло. Стоит признать, своими силами они бы никак не справились. Тот... человек, если можно так выразиться, которого ты смог остановить, пришёл за ними. И это лишь часть благодарности семьи Заславских. Я слышал твои близкие испытывают кое-какие трудности? Что же, мы решили некоторые вопросы. Это так же часть нашей благодарности. Твоя мать сама расскажет тебе всё. И последнее...

Евгений Михайлович твёрдо посмотрел мне в глаза. Я ощутил, как невероятная магическая сила захлёстывает меня с головой, словно ураган. С огромным трудом мне удалось сохранить внешнее спокойствие, но видят боги, как же это было трудно.

— Мария рассказала, что ты обучал её нестандартным техникам боя на мечах, основанным на крайне спорных методиках, — глава поднял руку, прерывая мою попытку ответить. — Нет, не нужно ничего объяснять. Ты должен понять кое-что, Андрей. Мария маг, родившийся с очень высоким потенциалом. Её отец и я с пониманием отнеслись к этим увлечениям мечами. Но совершенно точно мы не станем потакать её страсти, если это будет во вред изучения магии. А твои методы уже привели к некоторым отклонениям в векторе развития её амины. Как я уже сказал, семья Заславских благодарна тебе за спасение наших наследников, но не потерпит вмешательства в их обучение, это понятно?

И вновь этот полный магической силы взгляд. Очевидно, глава проверял мою правдивость с помощью магии.

— Да, я вас понял, Евгений Михайлович.

— И ты не будешь пытаться обучать их нестандартным техникам?

— Если это ваше требование, то нет, не буду, — согласился я, идти на конфликт в такой ситуации было бы полнейшей глупостью.

— Хорошо, — ощущение магической силы, зондирующей меня, тут же пропало. — Возьми эти контакты.

Глава вытащил из переднего кармана белую визитку и протянул мне. Я с удивлением посмотрел на небольшой квадратик, переданный мне. На нём были выгравирован тёмным шрифтом лишь только один номер. Ни подписей, ни обозначений, ни логотипов или гербов. Просто телефон.

— Однако, тот факт, что Мария и Елена не смогут у тебя обучаться, не значит, что Семья Заславских не признаёт твои навыки и против них. Если тебе захочется попытать счастья в отборах во внешний двор, знай, что тебе будет обеспечен достойный приём. А ещё я знаю, что ты подал документы в Первый магический, и с такими талантами, уверен, тебе удастся поступить туда без особого труда.

Последнее прозвучало как неприкрытый намёк на то, что Заславские воспользовались своим авторитетом, чтобы сильно облегчить мне поступление. А первая часть того, что сказал глава, и вовсе была прямой вербовкой.

— Спасибо, глава, — я вновь почтительно поклонился, понимая, что именно этого от меня и ждут.

— Надеюсь, мы с тобой увидимся вновь, юноша. Береги свою мать и сестру, — с этими словами Евгений Михайлович, один из самых влиятельных людей нашего районного пояса, вышел из палаты, оставив меня одного обдумывать всё то, что я сегодня услышал.

***

— Глава, вы действительно хотите просто так взять и отпустить его? — возле Евгения Михайловича появился широкоплечий альбинос, облачённый в строгий чёрный костюм. — Мальчишка смог одолеть Одержимого равного по силе как минимум магистру. Уверен, он что-то скрывает.

— Наверняка, — согласился с ним глава. — Парень совсем непрост и потому действовать будем аккуратно. Если Мария права, и он действительно сумел разработать новую практику меча, то переманить паренька на нашу сторону станет выгодным вложением. Мы немного помогли ему и его семье, и я рассчитываю на то, что он умеет быть благодарным. Но судя по тому, что я слышал от Марии, что-то подобное этому «боевому искусству» уже было и это тупик для мага. В любом случае, уверен, рано или поздно парень должен прийти к нам. Но на всякий случай приставь к нему наблюдателя. Лишним не будет.

— Да, глава, — альбинос кивнул, уже обдумывая варианты, как это можно провернуть.

Евгений Михайлович, уже не обращая внимания на подчинённого, направился к стоящей возле окна племяннице. Она задумчиво смотрела на вид, открывающийся из окна, не обращая внимания на приближающегося дядю. Евгений Михайлович мысленно вздохнул, на то, чтобы вразумить девчонку, у него и брата ушло больше недели. Пришлось даже просить помощи у её матери. Как ни жаль, но талант Марии в магии был слишком высок, чтобы игнорировать его. В конце концов, она была честью Заславских и в первую очередь обязана была руководствоваться полезностью для всей Семьи, а не потакать личным желаниям и хотелкам.

— Мария, мы возвращаемся, — сказал он, приближаясь к девушке.

— Хорошо, только попрощаюсь с мастером.

— Это лишнее, — покачал головой глава. — Через час у нас самолёт, лучше займись сборами.

— Но...

— Это не обсуждается, — Евгений Михайлович сознательно не хотел, чтобы эти двое лишний раз контактировали, слишком уж тяжело оказалось напомнить девочке о её долге. И он был уверен, что дело было здесь именно в этом пареньке.

***

Из клиники меня выписали уже на следующий день после разговора с Заславскими. Несмотря на наказ Гаврилова соблюдать полный покой, я всё же использовал природную энергию для ускорения своего восстановления и стабилизации духовных каналов, которые всё ещё находились в плачевном состоянии. Отчасти именно с этой попыткой и было связано резкое улучшение моего состояния в последние несколько дней.

Как ни крути, а самое сложное Гаврилов взял на себя, фактически сотворив чудо. Так что мне оставалось лишь поставить себя на ноги, используя для этого целительные возможности природной энергии.

Забирая меня из клиники, мама на этот раз уже приехала с Лерой. Обычно хмурая и не особо приветливая со мной, сестра бросилась ко мне на шею, только лишь я появился со своими вещами из приёмного отделения. Как ни крути, а сестра тоже переживала. И мне стоило некоторых трудов остаться внешне спокойным в этот момент. Эта жизнь так сильно отличалась от моей прошлой, где, кроме других учеников школы Меча, близких людей у меня не было.

Неожиданности на этом не закончились. Во-первых, мама сказала, что на работе её повысили, назначив куратором участка контроля амины. Это очень значительно повышение, и у меня появилось ощущение, что без слова Заславских здесь не обошлось. Благодаря этому повышению у мамы не только значительно выросла зарплата, но и освободилось время. Теперь ей уже не нужно было так перерабатывать, оставаясь на вторую смену в цехах.

Во-вторых, наш дом неожиданно оказался в очереди на капитальный ремонт и за короткий срок был приведён в порядок. Как выразилась мама — теперь мне не нужно беспокоиться о фасаде и крыше, занимаясь починкой чуть ли не каждый месяц. И признаюсь честно, это было просто замечательно. Ещё минус одна проблема.

Во всём происходящем чувствовалась рука Заславских. Не нужно быть гением, чтобы понять, что они, похоже, решили всеми возможным способами продемонстрировать свою лояльность. Что же, как практик боевых искусств и член великой школы Меча я умею быть благодарным. Если выдастся такая возможность, отплачу им за эту доброту, пускай и понятно, для чего они это делали.

Дома меня ждал небольшой «сюрприз», местные журналисты узнали о том, что я возвращаюсь, и ждали возле самого порога, чтобы взять интервью. Пришлось изображать из себя косноязычного дуболома, кое-как рассказав в общих чертах, что произошло, и представив всё так, будто бы мне просто повезло. А так оно, положа руку на сердце, и было. Актёр из меня так себе, но общаться с репортёрами местной газеты мне откровенно не хотелось, поэтому пришлось переступать через себя. Мой «намёк» поняли правильно, да и сам инфоповод уже сильно устарел, потому сильно мучать меня не стали, лишь попросили, если вдруг я вспомню что-то ещё, навестить офис газеты. Да-да. Обязательно.

Единственным, кто не оценил моей актёрской игры, оказался Макс, возглавляющий этот небольшой комитет встречи. Он так старался раскрутить мой образ хотя бы у нас в городе, что оказался не готов увидеть моё очевидное нежелание общаться с журналистами. Пришлось его разочаровать.

После того как выяснилось, что семьи Заславских и Вороновых покинули Солнечный, а вместе с ними и Мария с Еленой, Макс откровенно захандрил. Я уже думал, что на этом наши тренировки, которые только-только уже можно было обозначать этим понятием, закончатся. Но нет, мой друг смог взять себя в руки и по собственному признанию решил продолжить практику природной энергии, чтобы в будущем, когда он вновь встретить Елену, смочь её впечатлить. Не знаю, как он смог прийти к этому, но разочаровывать или отговаривать Макса я не стал. Чем чёрт не шутит, вдруг действительно сможет впечатлить?

Жизнь шла своим чередом. Мы с Максом продолжали практиковаться в боевых искусства. Хотя тут стоит сделать небольшую поправку, тренировался только он, а я занимался лишь его обучением и постоянной медитацией с поглощением природной энергии. К сожалению, моё тело всё ещё до конца не излечилась, духовные каналы оставались повреждены, а в такой ситуации продолжать тренировки означало сильно рисковать. Впрочем, я не сильно горевал. Медитации и развитие внутреннего мира — это такая же важная и неотъемлемая часть любого практика и его силы.

Теперь, когда мне не нужно было постоянно приглядывать за сестрой и делать что-то для дома, высвободилось значительное количество времени, особенно в пору летних каникул и ожидания ответа от университетов столицы. И я использовал это по максимуму.

Прежде всего это касалось продумывания следующих шагов по восстановлению школы. Из последователей у меня сейчас был только Макс. Марию и Елену, хоть они и были моими ученицами, я к этому статусу не причислял. Как минимум потому, что они принадлежали к благородным семьям, и быть полностью уверенным в их лояльности я пока никак не мог.

Набор последователей... это было не так просто. Где мне найти в этом мире преданных и мотивированных людей, если здесь всем заправляли благородные семьи, и служение им считалось чуть ли не верхом мечтаний простолюдинов? Это вдалбливалось всем с момента поступления в школу ребёнка... ребёнка. Ну конечно, Приюты! Кто мог быть надёжнее тех, кто поднимается к вершине вместе с тобой? Твоё падение означало падение и для них. И так же это действовало в обратную сторону.

Стоило только об этом подумать, как всё встало на свои места, я, кажется понял, где мне найти потенциально верных людей. Хотя бы некоторую часть. Оставалось только как следует обмозговать эту пришедшую в голову идею, чем я и занялся в свободное от всех прочих дел время.

Спустя ещё неделю:

— Не понимаю, как ты собираешь столько природной энергии, я уже несколько недель бьюсь, и лишь только научился чувствовать её и чуть-чуть использовать? — в один из наших дней заявил Макс, устало потирая затёкшую от долгого сидения в позе лотоса шею.

Из-за произошедших ранее событий мы отказались от тренировок в Фоминском парке и перебрались на одну из городских тренировочных площадок, расположенных в черте города. Конечно, заниматься именно действующей практикой боевых искусств там было бы невозможно, но вот медитацией и обучением чувствительности к природной энергии и простейшим манипуляциям с ней почему бы и нет?

— Ты слишком торопишься, Макс, — я открыл один глаз, оценивая всё ли он правильно делает. — Ты же знаешь, как строят башню?

— Что? Какую ещё башню? — не понял он.

— Обычную. Скажем, высотою в двадцать этажей. Вначале строители закладывают основание башни. Вбивают сваи, заливают фундамент. А затем этаж за этажом начинают отстраивать здание. Постепенно.

— Причём тут какая-то башня, Андрюх? — всё ещё не доходило до Макса.

Нда-а-а, в моём родном мире аналогия с башней была понятна каждому ребёнку. Мастера использовали это сравнение в качестве базы при объяснении сути практики боевых искусств. Моя ошибка, что я почему-то не затронул этого, ещё когда только начинал обучать его чувствительности к природной энергии. Вздохнув, я оторвался от своей медитации. Нагнувшись и подобрав лежащую на земле длинную ветку, я несколькими штрихами нарисовал на песке под скамейкой, где занимался медитацией, схематичную башню с несколькими этажами.

— Вот посмотри. Представь, что эта башня, которую я нарисовал, представляет собой суть боевых искусств.

— Не очень похоже на башню, — заметил Макс, подходя ближе.

— А ты к мелочам не прикапывайся. Итак, любой, кто начинает практику боевых искусств, начинает условно строить подобную башню. Высокую, гордую, состоящую из сотен и тысяч этажей, возвышающихся к самому небу и даже пронзающих его. Этаж за этажом, человек строит свою силу. Изученные движения развиваются и становятся новыми этажами, преобразуясь в куда более сложные практики, а те, в свою очередь, улучшаясь, становятся основой для новых этажей и так далее. Но как ты думаешь, при таком раскладе, что будет самым важным для любого человека, идущего по пути боевых искусств?

— Фундамент? База, на которую будут опираться все этажи? — я всегда считал Макса далеко не глупым, и вот оно прямое подтверждение.

— Именно! Основание башни, базовые вещи, на которые будут опираться твои боевые искусства во время развития, вот основа всего. Именно поэтому, чем ответственнее ты подходишь к закладке фундамента, тем лучше. Например, я возводил основание своей силы несколько лет.

— Несколько лет? Но у меня нет столько времени, — воскликнул Макс, явно шокированный моими словами.

— Посмотрим на твой прогресс, — не удержался я от улыбки. — Возможно, хватит и полугода или года. В любом случае, сейчас сосредоточься исключительно на основах, это главное. И поверь, ты будешь сильно удивлён результатам.

— Несколько лет... — мой друг всё ещё не веря покачал головой. — Ну и ну, а я думал просто немного подкачаться.

Мне не удалось скрыть от него свою улыбку.

Через несколько дней после этого разговора мне, наконец, пришло письмо из Первого магического университета. И надо сказать, мне с большим трудом удалось сохранять спокойствие во время открытия этого письма. Стоящая возле мама, которая и принесла мне в комнату послание из университета, выглядела не менее напряжённой.

— Ну что там, Андрей? — не удержалась она от вопроса, когда я уже в третий раз перечитал строчки письма.

— Прошёл, — я почувствовал невероятное облегчение, что ни говори, а все эти дни ожидания даже для меня оказались нервными. — Мне удалось поступить в Первый магический!

Глава 11

Выходя из полутьмы вагона монорельса, я прищурился от сильного солнца, ударившего прямо в глаза, и непроизвольно замедлил шаг, пытаясь привыкнуть к свету. Конечно, можно было бы использовать природную энергию, чтобы мгновенно адаптироваться, но, во-первых, мне казалось неправильным использование силы в подобных ситуациях, а во-вторых, именно в такие моменты я и начинал чувствовать себя по-настоящему живым...

— Андрей, чего ты застрял, давай быстрее, — за спиной раздалось ворчание Макса, которому, как и мне, удалось поступить в один из университетов столицы, вот только не в Первый магический, проходной балл там оказался уж слишком высок для его оценок. Даже с учётом весьма неплохого магического таланта.

— Да иду я, иду, — выйдя на перрон вокзала, я озадаченно осмотрелся, пытаясь сориентироваться в новом для себя месте. — Так, нам, вроде бы, туда, если я всё правильно понимаю.

До этого я в столице был лишь один раз, когда несколько лет назад вместе с мамой приезжал сюда в гости к её подруге. Тогда этот город произвёл на меня сильное впечатление. Огромный жужжащий мегаполис, внутри которого переплетались в каком-то хаосе сразу несколько культур.

Старые здания, оставшиеся здесь ещё до появления амины и выцветания мира; небоскрёбы, построенные уже значительно позже с использованием силы магии; постройки сразу нескольких этнических групп, оказавшихся после начала катаклизма внутри нашего пояса; и жилые массивы, поднимающиеся ввысь. В прошлом мире я никогда не встречался с такими огромными городами, когда не хватит и дня, чтобы пересечь его насквозь. И количество людей, от которого у меня перехватывало дух. Миллионы горожан населяли столицу, и не зря наш пояс считался одним из самых крупных во всём четвёртом конгломерате.

И, пожалуй, самым главным отличием столицы от нашего города, да и всех прочих видимых раньше мной, оказалось большое количество представителей знатных семей, встречаемых нами. Здесь, казалось, можно было встретить их на каждом шагу. Шикарные автомобили с фамильными гербами повсеместно проезжали мимо, старшие и младшие члены семей, одетые в дорогие наряды, и даже высокопоставленные управители... Если честно, я раньше как-то не задумывался и даже не представлял, что знатных было настолько много.

Несколько раз нам попадались целые делегации семей, идущие по своим делам, или кортежи, усиленные бронированными машинами. В этот момент я всегда чувствовал на себе чьё-то пристальное внимание, холодное и равнодушное. Сопровождение, конечно, у них было впечатляющее.

Отдельного упоминания заслуживали представители других поясов, иностранцев в столице оказалось очень много. Нам с Максом за всю жизнь лишь несколько раз представлялась возможность видеть иностранцев. Здесь же они, такое ощущение, встречались на каждом шагу. Необычные наряды, странная форма и украшения, людей чужих поясов можно было заметить издалека. Мы постоянно верители головами оглядываясь по сторонам и удивляясь новым впечатлениям, которыми делилась столица пояса.

Ориентироваться в городе оказалось совсем непросто. Особенно когда ты толком никогда не жил в подобных местах. Ни я, ни Макс не привыкли к подобному, и первые полчаса у нас ушли только лишь на то, чтобы хоть как-то привыкнуть к шуму и хаосу огромного города. Благо, оба общежития, в которые нам нужно было заселиться, оказались друг от друга недалеко, в общем студенческом городке, который находился в одном из окраинных районов города.

Конечно, пришлось сильно поплутать, долго разбираться в запутанных маршрутах местного метро и автобусов. Макс не переставал ворчать, чувствуя себя в окружении толпы не в своей тарелке и сильно нервничая из-за этого. И во многом я его понимал, даже моя выдержка оказалась под серьёзным прессом на протяжении всего пути.

Студенческий городок с общежитиями университетов, академий и институтов представлял собой огороженную территорию с несколькими обособленными районами зданий, принадлежащих разными учебным заведениям столицы. Не знаю, почему было принято такое решение, но факт оставался фактом — все общежития города собрали в одном месте. В любом случае нас с Максом это вполне устраивало.

На территории студенческого городка действовали магазины, бутики и мелкие лавочки, обеспечивая огромное количество студентов всем необходимым, множество тренировочных площадок для практической магии, большие и малые парковые зоны и несколько библиотек. Студенческий городок не зря так назывался, это действительно был самый настоящий независимый город прямо в сердце столицы.

Жаль только сами корпуса Первого магического располагались в нескольких кварталах от общежитий, в будущем мне предстояло каждый день добираться туда: либо на своих двоих, либо городским транспортом.

В отличие от самого города, здесь у нас с Максом уже не возникло каких-то проблем с нахождением нужных нам зданий общежитий. Повсюду были установлены щиты с нарисованной на них картой, с отметкой о текущем местоположении, благодаря чему у нас не возникло никакой проблемы с ориентированием здесь.

Ещё одной отличительной особенностью городка стало полное отсутствие транспорта на всей территории, за исключением центральной улицы, которая снабжала местные заведения товарами. Зато на территории оказалось очень много посадок деревьев, превративших всю её территорию в самый настоящий сад. Между деревьев, в основном яблонь, тянулись небольшие каменные дорожки, очень похожие на те, что я встречал в Фоминском парке, только, естественно, ухоженные и содержавшиеся в чистоте. Множество небольших питьевых фонтанчиков, а так же скамеек, расположенных по пути нашего следования, ещё больше делали территорию студенческого городка похожей на парк.

— Видимо, корпус общежития моего университета находится здесь, — Макс задумчив ткнул пальцем в щит с картой, возле которой остановился на пару секунд, он внимательно всматривался в обозначения, водя пальцем по карте. — А твой чуть ли не в другой стороне.

— Ну, ничего не поделаешь, — пожал я плечами в ответ. — Всё же университеты-то разные.

— Ладно, Андрюх, увидимся, — толстяк на прощание взмахнул рукой и пружинистой походкой направился вверх по тропинке, обходя праздно шатающихся студентов.

«Интересно, он заметил, как сильно за последнее время изменилась его походка и появился внутренний стержень?» — подумалось мне, пока я провожал взглядом спину удаляющегося друга.

Он сейчас нагруженный рюкзаком шёл бодрым шагом вперёд, причём до этого мы пару часов поблуждали по городу. А Макс даже не вспотел. Природная энергия и медитативные практики делали своё дело, перестраивая его тело. Пока ещё не заметно, но предполагаю, внешние изменения должны начаться уже очень скоро.

Проводив взглядом друга, я направился в другую сторону, где, судя по карте, находились корпуса общежитий магического университета. Да, именно корпуса, так как Первый магический считался одним из самых крупных высших учебных заведений города. И, несомненно, самым престижным.

Само здание общежития, к которому меня прикрепили, оказалось с виду совершенно стандартной. Десятиэтажная вытянутая коробка, построенная из дешёвых материалов, укреплённых магией, и благодаря этому способная выдержать прямой удар силы вплоть до архимага или даже «оплота магии».

Таких зданий здесь имелось больше десятка, при этом они были хаотично раскиданы на небольшом пятачке, и лишь огромные цифры, нарисованные на их торцах, хоть как-то позволяли сориентироваться, где находилось моё общежитие, возле которого, к слову, уже можно было заметить небольшую толпу студентов, преимущественно, как и я, с первого курса, заселяющихся сейчас на новое место. Конечно, в подавляющем большинстве здесь были выходцы из дальних и ближних городов пояса, не имеющие достаточных связей или денег, чтобы присмотреть себе под съём апартаменты в городе, хотя встречались и кое-кто из совсем непростых людей. Я, конечно, не говорю о знатных представителей семей, им тут явно делать было нечего, но пару раз я видел весьма состоятельных студентов из числа элиты пояса.

После всех бюрократических процедур, знакомства с комендантом и оплате проживания, мне, наконец, были переданы ключи от комнаты и стандартное напутствие в виде «не сорить, не вредить и относиться бережно».

Комната, в которую определил меня комендант, оказалась небольшим помещением, поделённым на две половины, в которых находились обеденная и жилые зоны соответственно. Всё очень простое, но при этом очень надёжное. Добротный деревянный стол с двумя табуретами, небольшая двухконфорочная плита и небольшой холодильник, больше похожий на кубик.

Что же касается спального места, то там были установлены две простые деревянные кровати и изолированные места для магической практики. Благодаря последним, кстати, мне стало понятно, куда в основном ушли все деньги. Изначально я был удивлён аскетичной обстановке в комнате, и это в самом богатом и престижном университете во всём районном поясе? Но автономные изолированные места практики расставили всё на свои места, их стоимость можно было бы сравнить с довольно неплохой машиной. И здесь, похоже, в каждой комнате были установлены по две таких штуки. Удобно и полезно. Моя семья, когда я учился в школе, такое себе позволить не могла.

Как раз сейчас в одном из мест магической практики находился человек, практикующий какое-то заклинание. Самая заурядная внешность. Тёмноволосый парень в очках, судя по возрасту, это мой сосед по комнате? Я несколько секунд вглядывался через барьер, пытаясь лучше разглядеть паренька, но ничего интересного не ощутил. К сожалению, место практики полностью изолировало мага от внешнего мира, позволяя ему творить заклинания какие душе угодно, не опасаясь уничтожить всё вокруг. Конечно, с учётом размеров. У этих мест практики был не такой уж большой размер, так что действительно сильные заклинания там не по отрабатываешь.

Закончив с изучением места магической практики, я выглянул из единственного, но довольно большого окна комнаты. С высоты девятого этажа трудно было разглядеть что-то конкретное, но, судя по всему, людей внизу только прибавилось. Постепенно общежитие наполнялось гулом разговоров ходящих по его коридорам студентов.

С товарищем по комнате мне удалось познакомиться лишь спустя почти час, когда он наконец закончил со своей магической практикой, чуть ли не задыхаясь, вывалившись из-за барьера. Выяснилось, что его звали довольно необычным для нашего пояса именем Себастьян, и родом он был из соседнего со столицей мегаполиса, Северска. И самым примечательным и неожиданным для меня стало его поведение...

— У меня к тебе есть замечательное предложение друг-Андрей, — покровительным тоном обратился он ко мне, как только мы представились друг другу. — Я как раз ищу для себя подходящего последователя, а ты, я смотрю, достаточно силён, чтобы заслужить этот статус.

Мне стоило больших трудов не засмеяться в голос от этого заявления. Несколько секунд я пытался понять: не шутит ли этот парень передо мной? Не шутит. Он действительно предлагал мне стать его последователем, что бы это ни значило.

— Не думаю, — пряча улыбку, ответил я. — У меня нет никакого желания быть последователем кому-либо.

— Понимаю, тебе нужно время, чтобы разобраться, настолько ли я силён, чтобы вставать под моё начало, — понимающе кивнул Себастьян. — Хорошо, я предоставлю тебе такую возможность, смотри за мной, и всё сам поймёшь.

Забавный. Парень оказался искренне уверен в собственной исключительности. Говорил высокопарно и вычурно, постоянно подчёркивая свою необычность. Но при этом я не заметил за ним какой-то надменности или пренебрежения. Это подкупало. Пускай он чудак, но чудак безвредный.

Обустроившись на новом месте, я решил немного осмотреться на территории студгородка и заодно присмотреть места с богатой природной энергией. Причём с приоритетом на последнее. Я и так несколько последних недель из-за травм оказался вынужден заниматься не пойми чем, теперь следовало нагонять.

Общежитие гудело от количества собравшихся студентов, процесс заселения с каждым часом всё больше набирал обороты. Похоже, мы с Максом добрались как раз вовремя, чтобы не попасть в самый пик, благодаря чему удалось избежать всех этих очередей. Прямо скажем, не самое приятное занятие просиживать часы в ожидании, когда тебе передадут ключи от комнаты и официально включат в реестр заселившихся студентов. Непроизвольно я отметил тот факт, что среди поступивших было немало девушек. Некоторые уже кучковались небольшими группками, весело что-то обсуждая.

Первый магический, как и другие специализирующиеся на магии высшие учебные заведения, не делал какого-то деления по полу, чего нельзя было сказать об обычных университетах и академиях, где в том или ином виде шло разделение на мужские и женские профессии. Пожалуй, именно это казалось мне наиболее странным в новом мире. Часто местные жители руководствовались не логикой или разумом, а традициями, держась за них, словно утопающий за соломинку.

На улице, как и в самом общежитие, людей значительно прибавилось. Многие студенты, как я понял, приезжали с родственниками, которые помогали им устраиваться на новом месте. Конечно, в подавляющем большинстве речь шла о первом курсе.

Не меньше людей встречалось мне и на дорожках. Многие, как и я, устроившись, решали прогуляться по территории студгородка, ознакомившись с местными видами и «достопримечательностями».

«Интересно, как там устроился Макс?» — мелькнула в голове мысль, которую я спустя пару мгновений отбросил в сторону, мой друг не маленький мальчик, разберётся и сам.

В этот момент я вдруг почувствовал сильную природную энергию, которая, судя по моим ощущениям, располагалась где-то впереди, в нескольких сотнях метрах. Как интересно, в этом мире могут быть такие сильные источники?

Глава 12

Место, где я почувствовал сильную природную энергию, находилось в глубине парковой зоны территории студенческого городка. И судя по небольшому количеству людей, встреченных мной на пути к источнику, это место не пользовалось какой-то особой популярностью у студентов. Впрочем, сегодня же лишь первый день заселения, возможно, всё поменяется со временем?

Наконец, впереди показалась самая обычная беседка, какие мне доводилось видеть во многих современных парках даже моего родного и относительно небольшого городка. Но было и кое-что необычное. Прежде всего это касалось яблонь, которые росли вокруг этой беседки. В отличие от других деревьев в парке, они были куда выше, и их кроны накрывали беседку сплошным зелёным пологом. Что не удивительно, подойдя ближе, я уже отчётливо ощущал, насколько чистая здесь была природная энергия и, если честно, не мог понять причин такого.

Я уже давно привык к скудной природной энергии нового мира и появление такого средоточия оказалось полной неожиданностью. Подобное мне встречалось только в родном мире, в месте постоянных практик школ и кланов.

И настолько я увлёкся изучением средоточия, что даже поначалу даже не ощутил присутствия внутри беседки другого человека. И понял это лишь, когда голос неизвестного прервал мои мысли:

— Кто ты? И что здесь забыл?

От неожиданности я даже замер на месте, сфокусировавшись на человеке, сидящем внутри беседки. Несомненно, передо мной был аристократ, судя по его богатым одеяниям и родовому гербу, пришитому на рукаве его рубашки. Что здесь забыл кто-то, вроде него?

— Ты что, оглох? — в его тоне звучало уже даже не раздражение, а плохо скрываемая ярость, какой несдержанный парень, однако.

— Нет, я тебя слышу, — мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы подавить совершенно детское желание нахально улыбнуться, всё-таки это тело всё ещё было трудновато контролировать в подобных ситуациях. — Мне казалось, эти места являются общественным местом?

Молодой аристократ несколько секунд просто всматривался в моё лицо, видимо, пытаясь понять, шучу я или говорю серьёзно.

— Это территория дворца знатных семей, ты разве не читал предупреждающие знаки?

— Ни одного не заметил, пока шёл сюда, — честно ответил я, хотя уже было очевидно, что отвлекшись на поиски богатой природной энергии, моё внимание было полностью поглощено только этим.

Аристократ вышел из беседки, подойдя ближе. Я машинально отметил, что он был высок, как минимум на голову выше меня.

— И как тебя зовут? — спросил он, внимательно всматриваясь в моё лицо.

— Андрей, — мне даже стало любопытно, что он такого задумал, попытается спровоцировать?

— Вот что, Андрей, ты приехал в столицу пояса, так? Это не твоя родная глушь, и здесь не любят безграмотных деревенщин, вроде тебя. Возьми за правило читать указатели, если, конечно, умеешь, — парень навис надо мной, стараясь, запугать и не забывая при этом оскорблять через слово.

— Что же, спасибо за совет, наследник, — на этот раз мне не удалось замаскировать свой сарказм, из-за чего брови аристократа непроизвольно дёрнулись. — Обязательно последую ему и не смею больше тебя отвлекать.

Я хорошо ощущал полный ненависти взгляд, пока уходил прочь от беседки.

— Погоди-ка, парень, — меня остановил его окрик, я повернулся, вопросительно смотря на аристократа. — Знаешь, мне почему-то не нравится такой тон. Я так понимаю, ты насмехался надо мной.

Вокруг него начали закручиваться тугие магические волны, распространяя вокруг беспрецедентное давление. Это уровень мага-атакующего?

«Весьма впечатляет, стоит признать, этот наследник куда сильнее, чем мне казалось первоначально», — мелькнула у меня мысль. — «Однако почему эти ребята всё ещё не вмешались?»

Я уже давно почувствовал присутствие двух сильных магов появившихся неподалёку. Похоже, они являлись местными охранниками или, как вариант, телохранителями этого наследника. Неужели даже не попробуют вмешаться в ситуацию, когда их подопечный угрожает жизни и здоровью одного из учеников университета? Почему-то я сомневался в этом, но на всякий случай начал собирать вокруг себя силу, чтобы отразить направленную на меня атаку.

— Молодой мастер! — перед молодым аристократом появился мужчина в строгом деловом костюме. — Прошу вас, вы же знаете, что не санкционированные поединки на территории университета и кампуса студгородка строго запрещены.

— Хмп-ф, — фыркнул в ответ наследник, уже не замечая меня, развернулся, и направился обратно в беседку.

— Ученик, прошу вас покинуть территорию дворца знатных семей. Это территория не предназначена для посещений простых студентов.

— Конечно, — я кивнул, мысленным усилием гася уже готовое сорваться с рук заклинание.

Как я и предполагал, аристократ прекрасно понимал, что охранники вмешаются и не дадут ему ударить, а значит это была, демонстрация силы и попытка запугивания чистой воды. Или этот аристократ просто идиот.

«Вот тебе и первый день на новом месте», — мысленно хмыкнул я, направляясь по дорожке обратно. — «Но это тоже урок не расслабляться даже в таких ситуациях...»

Весь оставшийся день я посвятил тому, что изучал территорию студгородка в поисках других мест скопления природной энергии, и надо сказать, результаты поисков удручали. Большинство подобных мест оказались либо на закрытых от простолюдинов участках, либо использовались администрацией студгородка как места для магических практик студентов.

«В сущности, это не удивительно, природная энергия повышает концентрацию и сосредоточенность, наверняка местные маги смогли сложить два и два, поняв все плюсы этих мест», — размышлял я, возвращаясь к общежитию. — «Конечно, заманчиво использовать средоточие природной энергии в практике, но нет и нет. Сама по себе территория студгородка во многом не уступает тому же Фоминскому парку и вполне пригодна для практики боевых искусств».

За время моего отсутствия толпа перед общежитием ни разу не уменьшилась и, такое ощущение, даже увеличилась. Постепенно, помимо первого курса, начали подтягиваться и остальные. По крайней мере, судя по их разговорам и появляющимся группам людей.

Поднявшись в комнату, я обнаружил Себастьяна, продолжающего магическую практику. Он что, всё это время, пока я изучал окрестности, продолжал практиковаться? Вызывает уважение.

Это напомнило мне, что я и сам сегодня ещё не практиковался. После событий в Фоминском парке прошло больше месяца, а последствия всё ещё иногда чувствовались. Благо, лишь только когда я откровенно перебарщивал с интенсивностью тренировок. В целом же мне удалось практически вернуть себе былую форму и даже во многом улучшить результаты предыдущих практик, отчасти за счёт того, что всё время восстановления я занимался внутренними тренировками, укрепляя духовные каналы и основание развития. Теперь поглощение природной энергии проходило куда более гладко и заметно быстрее. А ещё усилилась чувствительность, правда, это не сильно помогло мне во время сегодняшнего инцидента, молодого аристократа я почувствовал слишком поздно, и нужно будет разобраться, почему это произошло.

Усевшись на кровать, я закрыл глаза, погружаясь в медитацию и свой внутренний мир. Раз уж сегодня не удалось позаниматься физической практикой, продолжу заниматься духовным возвышением.

Утром следующего дня мне удалось проснуться за несколько минут до рассвета. Пускай я на новом месте, но изменять своим привычкам последнее дело. После утренней пробежки и душа я переоделся в форму университета для простолюдинов с эмблемой первого курса на рукаве и уже собирался отправиться в университет, как был остановлен появившимся передо мной Себастьяном.

— Ты уже выдвигаешься? — спросил он, застёгивая пуговицы на своей рубашке. — Меня подождёшь? Вместе всяко веселее, а?

— Я не против, — мне действительно было всё равно.

— Отлично, дай мне пару минут, — довольно кивнул парень.

Так как сегодня был первый день занятий, начинались они позже стандартного времени, перед этим нам предстояло поучаствовать во вступительной церемонии и, конечно, найти свою группу. Себастьян оказался хорошо знаком как с территорией студгородка, так и с главным кампусом Первого магического. Всю дорогу он в буквальном смысле сыпал фактами об университете, рассказывая, похоже, всё, что ему было известно. Я, правда, об этом его не просил и сам будучи прекрасно осведомлённый о месте куда поступил. Но парень очевидно был в таком восторге от этого места, что не мог молчать. В этом он очень напоминал Макса, который сейчас, скорее всего, так же, как и мы, собирался к своему институту. У меня мелькнула мысль навестить его после этих занятий, посмотреть, как он там устроился, и заодно договориться о наших тренировках.

Чего я действительно не ожидал, так это представления, которое первым курсам устроили старшие на входе в кампус.

— Присоединяйтесь к клубу магии Огня! Сильнейшие и талантливые студенты только у нас!

— Клуб боевой магии примет в свои ряды студентов уровня «Стража» и выше! Готовы предоставить полноценный спарринг-зал для ваших магических практик и сильных оппонентов!

— Клуб алхимии! Мы научим вас созданию зелий самых необычных рецептур! Большое количество редких ингредиентов и алхимические столы самых сложных конструкций!

— Клуб любителей изящной словесности!

— Атлетический клуб!

— ... клуб! ...клуб! ...клуб!

Перед нами появлялись люди, протягивали рекламные флаеры, и сменялись другими. Все пытались завлечь к своим небольшим стендам, где находились уже готовые записывать новичков представители клубов. Я слышал, что в этом мире было принято в крупных школах, если университеты можно так называть, устраивать студентам дополнительную деятельность в виде клубов... И, если честно, так и не разобрался, в чём тут смысл. Зачем нужны все эти клубы, и как они могут помочь в обучении студентов?

Стараясь по мере возможностей вежливо отбиваться от зазывал местных клубов, мы с Себастьяном продвигались вперёд. Правда, падкий до лести мой товарищ практически сразу же потерялся среди такого количества внимания, и я уже через пару минут обнаружил, что иду по главной дороге кампуса, где и проходил весь этот праздник клубов, в полном одиночестве.

Вот что интересно, в какой-то момент стало понятно, что ко мне в подавляющем большинстве подходят представители клубов, одетые, как и я сам, в обычную форму студентов Первого магического. Но при этом здесь имелись клубы с аристократами, входящими в них. И подавляющее большинство представителей аристократических клубов подходили и обращали своё внимание исключительно на таких же, как и они сами, аристократов. Впрочем, имелись и исключения. Пару раз я заметил смешанные клубы, в которых имелись представители как аристократии, так и простолюдинов. Вот только подобных клубов было не так уж и много.

Ради интереса я начал прислушиваться ко всему этому хаосу объявлений и выкриков зазывал, звучавших со всех сторон. Благо мы с Себастьяном пришли, можно сказать, в самый пик наплыва студентов первого курса, и сейчас на главной улице кампуса находилось большое количество первокурсников. Среди призывов-кричалок аристократических клубов почти всегда присутствовало упоминание, что они будут рады представителям всех аристократических семей, явно говоря, что обычным студентам вход в эти клубы заказан. Тогда как редкие клубы смешанного типа, наоборот, делали ставку в своих призывах на стирании различий и совместной практике магических искусств или той деятельности, к которой они имели отношение.

Причём многие смешанные клубы казались такими лишь внешне, на поверку глава клуба и его советники оказывались аристократами. Не везде так было, но всё же. Чем в подобных клубах занимались обычные студенты, и как происходило взаимодействие с руководством, я лишь могу только предполагать. Как ни крути, а жёсткое расслоение общества в столице оказалось куда более наглядным, чем в моём родном городке, где и знатных-то семей было не больше сотни. Оставалось только удивляться, как при таком подходе в этом мире сохранилась возможность обычным людям вступать в семьи на равных правах, пускай для этого и требовались какие-то веские основания или несомненный талант...

— Клуб боевых искусств примет к себе как представителей аристократии, так и талантливых студентов без родословной! — раздался возле меня звонкий девичий голос, из-за чего я чуть не споткнулся от удивления.

Боевые искусства? Здесь?

Глава 13

В первые секунды мне даже показалось, что я ослышался. Повернувшись, я увидел девушку в форме третьего курса университета, раздающую флаеры и расхваливающую свой клуб. Миниатюрная, мне по плечо, не выше, она старалась быть громкой, но получалось это у неё, прямо скажем, не очень хорошо.

Я развернулся и направился к девушке, обходя идущих на встречу студентов. Меня заметили, лишь когда я приблизился чуть ли не вплотную. Настолько девочка оказалась поглощена собственной речью и попытками всучить другим студентам флаеры, рекламирующие её клуб.

— Ой, — удивлённо вскрикнула она. — Я тебя не заметила. Зачем так подкрадываться?

— И в мыслях не было, — я не смог удержаться от улыбки.

— Хочешь узнать о нашем клубе или сразу присоединиться? — тут же перешла к делу девушка, при этом нагло осматривая меня с ног до головы, словно бы обдумывая достоин ли этого. — У нас нет особых требований, за исключения желания развиваться и, конечно, хорошего физического развития.

— Можешь рассказать подробнее о боевых искусствах, которые вы изучаете? Что это такое и зачем оно магам? — этот вопрос когда-то давно задал мне Макс, когда я его пытался замотивировать заниматься вместе.

— Это древние учения, до катастрофы распространённые в восточных регионах нашего мира, — заученной скороговоркой начала говорить девушку. — Они не только позволяют развить личную силу мага, сделав его куда крепче, сильнее и быстрее без использования опасной Амины, но и дают шанс развить в себе способности к чувствительности. Последнее особенно полезно магам, вроде нас.

— Что, прости, последнее? — переспросил я, не совсем понимая, о какого рода чувствительности она говорит. Это что-то, вроде восприятия? Или духовных ощущений? Или же вовсе какой-то вариант предчувствий на основе изменений природной энергии?

— Чувствительность? Насчёт этого тебе лучше поговорить с главой клуба, она лучше сможет объяснить, тем более, что в отличие от меня, она им владеет, — пояснила девушка и кивнула на небольшую палатку, над которой развивался флаг, если приглядеться, можно было увидеть на нём символ восьми триграмм, от чего я уже совсем обалдел.

Я потратил несколько лет, чтобы найти любые упоминания о боевых искусствах, но в библиотеках города и в доступных базах данных не было и слова упоминания об этом, а тут один из важнейших символов мира боевых искусств оказался прямо перед моим носом, и я только сейчас это увидел? Как это понимать?

В глубине души начала подниматься тёплая волна. Неужели другие хранители, мои друзья и товарищи так же возродились в этом мире? Или это какой-то другой практик, получивший второй шанс? Нет, нельзя обнадёживать себя, возможно, ложной надеждой, мне и так было трудно перестать постоянно смотреть в прошлое... Но в любом случае нужно выяснить у этого главы, откуда они узнали о восьми триграмм во что бы то ни стало!

Подойдя к палатке, я увидел троих студентов, которые, очевидно, и представляли руководство клуба. Они сидели за небольшим раскладным столиком, на котором можно было заметить лежащие пустые бланки вступления в клуб. Моё внимание сразу привлекла беловолосая девушка в светлой университетской форме пятого курса для аристократов. И вот что интересно... похоже, её волосы приобрели такой необычный цвет из-за неправильного поглощения природной энергии. Очень похоже, что она практиковала боевые искусства уже очень давно, но всё ещё даже не смогла преодолеть этап конденсации, а именно малый рубеж «укрепления тела».

«Такое ощущение, что в её практике, которую она использует, есть какой-то фундаментальный изъян, не позволяющий ей продвинуться дальше», — мелькнула у меня мысль, когда я оказался перед этой девушкой.

На сидящих возле неё двух аристократов со второго и третьего курса я посмотрел лишь мельком. Они только начали свою практику, фактически находясь на том же уровне, что и Макс, и потому, очевидно, главной в этой сидящей троице была беловолосая.

«Я не ошибся, в этом мире действительно есть или были практики из мира боевых искусств! Нужно во что бы то ни было узнать, кто они и как сюда попали!»

— Добрый день, — подойдя к палатке, я поздоровался с руководством клуба.

— О, приветствую, — девушка подняла взгляд, внимательно осматривая меня, её не впечатлила форма простолюдина, но она не показывала этого явно, в отличие от её товарищей. — Студент первого курса? Желаешь присоединиться к нашему клубу?

— Я бы хотел услышать подробнее об этих боевых искусствах, что это такое? — вопросом на вопрос ответил я, хорошо ощущая возмущение двух аристократов. Им не понравилось моё «вызывающее» поведение и то, как я говорю с этой девушкой.

— Хорошо, — в отличие от этой двойки, сама девушка приняла мой вопрос спокойно и как должное. — Боевые искусства — это древние, тайные знания, которые до катастрофы были распространены в восточной части нашего мира, и по своей сути являлись альтернативой появившейся позже магии.

«И эта говорит, как по учебнику», — отметил я, пока слушал объяснения девушки. — «Словно заучила наизусть... не факт, что всё так, как она пытается сказать».

— Мы можем научить тебя основам боевых искусств, и это станет отличным дополнением к твоей магической силе. Это как искусство фехтования, оно может стать настоящим подспорьем для тебя в будущем. И что самое главное, может помочь даже в сражении против сильных бойцов. Ты же знаешь, что многие маги не способны в ближнем бою хоть что-то противопоставить тренированному мечнику с защитными амулетами или прочной магической базой? Боевые искусства — это то решение, которое может исправить это.

— Ты сказала основы, получается для того, чтобы продвинуться дальше и перейти от основ к чему-то более?..

Девушка строго посмотрела на меня и продолжила свою заученную речь, не дав закончить.

— Боевые искусства — это одно из сокровищ моей семьи, чтобы изучать, так называемый продвинутый уровень ты должен, как минимум, принести вассальную клятву или присоединиться к семье. Но даже с основами, изучаемыми в клубе, ты сможешь стать значительно сильнее обычных студентов-магов.

«Теперь понятно, её семья использует эти знания для вербовки талантливых магов и налаживании связи с другими семьями», — наконец до меня начало доходить.

— Впрочем, в нашем клубе есть несколько древних руководств, которые я передаю лучшим студентам для изучения. Они хоть и считаются базовыми, но могут стать настоящим открытием для любого мага. Ну так что, желаешь присоединиться к нашему клубу? Мы с готовностью принимаем и простолюдинов.

«Только многого не ждите», — закончил мысленно я за неё. — «Очевидно главной задачей этой девушки к концу пятого курса завербовать к себе в семью как можно больше талантливых студентов-простолюдинов и наладить отношения с аристократическими семьями. Но вот эти древние руководства... взглянуть бы на них. Возможно, их написал кто-то из других хранителей знаний школы Меча?»

— Эй, ты чего там пропал? Тебя глава спросила, ты присоединяешься или нет? — с раздражительным нетерпением спросил правый аристократ.

— Август, заканчивай, — тут же оборвала его девушка и повернулась ко мне. — Я тебя не тороплю, если захочешь узнать больше или нужно будет подумать, ты можешь найти нас в седьмом корпусе, вот возьми флаер, на обратной стороне указан адрес, где находится клуб. Подумай.

— Нет, я всё решил, запишите меня в ваш клуб, — покачал я головой.

Мне нужно посмотреть на руководства, чтобы удостовериться. А ещё гляну, как они тут обучают этим «боевым искусствам», судя по тому, что я увидел, с этим у этой семьи и её клуба имеются кое-какие проблемы. Возможно, в будущем кого-то из этих людей мне даже удастся переманить в школу Меча, когда получится её возродить? Или в свой клуб... если честно, мысль об его создании всё ещё вертелась в голове.

— Отлично! — глава клуба вытащила бланк вступление и протянула его мне. — Заполни и приходи сегодня после занятий к нам, будет общий сбор и обсуждение предстоящих планов.

— Обязательно, — я взял листок и ощутил сразу два враждебных взгляда, похоже, оба аристократа были не сильно довольны моим решением присоединиться к клубу.

Отойдя на приличное расстояние от палатки клуба Боевых Искусств, я взглянул на листок, который мне передали для заполнения. В общем и целом, всё стандартно. Кто, откуда, личный номер студента и, собственно, само заявление студента, где мне нужно было вписать лишь своё имя, дату и поставить подпись. Ничего сложного.

«Я думал, что в этом мире нет боевых искусств, а оно вон как получается», — в голове крутились мысли, пока шёл к видневшемуся впереди первому корпусу главного кампуса университета. - "Вот же проклятье..."

Церемония открытия для первого курса оказалась довольно примечательной. Вначале нас всех поприветствовал декан факультета первых курсов, невысокий толстенький мужчина в очках. Со своего места мне было трудно его как следует рассмотреть. Площадь, на которой происходила церемония открытия, оказалась практически полностью заполнена первокурсниками, и протолкнуться куда-то поближе мне так и не удалось. Все самые лучшие места, кто бы сомневался, уже были отведены для студентов-аристократов.

И это являлось прямой противоположностью тех слов, что говорил сейчас декан. Назвав нас, студентов, надеждой и будущим пояса, отдельно он остановился и на смешанном обучении. Это касалось не только пола, но и происхождения. По словам декана они лишь несколько лет назад пришли к этому, создавая смешанные группы студентов, где во главу угла прежде всего ставился талант студента, а не его происхождение.

Для распределения студентов по группам предполагалось использовать некий несложный измеритель. И если переводить всю запутанную, высокопарную речь декана об «отборе» на простой язык, то университет занимался распределением всех студентов в три больших объединения. Которые декан назвал «лигами мастерства». Ну или просто лигами. Ещё когда я только готовился к своему поступлению в Первый магический и изучал его подход в обучении, эти «лиги» мне показались странным решением, а уж распределение в них и вовсе было очень спорным...

Первой и самой малочисленной лигой являлись самые талантливые с точки зрения университета студенты. Обычно в эту лигу входило не больше пяти, возможно, шести групп. И они считались элитой всего потока. Углублённая подготовка, лучшие тренажёры, полный доступ к библиотеке свитков и магии, и лучшие кураторы всего районного пояса. Декан очень живописно расписал первую лигу, да так хорошо, что у многих студентов возле меня в буквальном смысле загорелись глаза. Не удивительно, что многие хотели попасть в число счастливчиков...

Вторая лига была куда более многочисленной и включала в себя студентов, которые, по выражению декана, могли удивить. С высоким потенциалом роста и открывающимися возможностями. Пускай им было доступно меньше привилегий, чем для первой лиги, но всё же они так же считались перспективными магами и претендовали на места в первую лигу.

Да, всё верно, лиги определялись ровно на год, и по результатам итоговых экзаменов можно было запросто вылететь из группы студентов-гениев и попасть во вторую лигу, а то и сразу в третью. А на твоё место с радостью уже готовы были прийти другие перспективные студенты...

И, наконец, последняя и самая многочисленная третья лига собирала в себе тех, кто не мог похвастаться ярким талантом или высоким потенциалом, но был готов сделать всё, чтобы это изменилось и занять своё место в когорте лучших выпускников Первого магического Университета.

— И вам всем уже очень скоро предстоит пройти этот отбор! — радостно крикнул декан усиленным магией голосом. — Я всем вам желаю показать свой высочайший результат! И помните, в какой бы лиги вам не довелось оказаться, вы все без исключения являетесь лучшими студентами-магами во всём нашем поясе! Лучшие студенты в лучшем университете!

«Нда-а-а. А теперь вопрос, который меня мучил ещё до подачи бумаг в университет: насколько для меня важно попадание в эту первую лигу? Следует ли попытаться это сделать и сильно ли это поможет в возрождении школы?» — подумал я, наблюдая за тем, как ввысь поднимается тысяча рук студентов первого курса, собравшихся на площади. — «Прятать собственные способности не было особого смысла. Я уже показал свои силы Заславским. И очень соменваюсь, что они по какой-то причине забыли об этом. Вопрос сейчас стоял лишь в том постараться ли мне и использовать все силы или просто пройти экзамен без лишних усилий и расслабившись?»

***

Предводитель отряда разведчиков вывалился из портала-пути, который исследовал вместе со своим отрядом, и принялся безостановочно кашлять. Его тело содрогалось от конвульсий, а сам он катался по серой выжженной земле пустошей. Один за другим из переход вываливались и другие разведчики, так же, как их предводитель, содрогаясь от кашля.

Борясь с собой из-за всех сил, предводитель с большим трудом подполз к установленному возле исследуемого группой портала маяку, который они установили перед тем, как зайти внутрь, и открыв его, нажал на специальную кнопку. Маяк, несмотря на то, что группа находилась внутри найденного пути несколько месяцев, так сам и не сработал, и это чуть не стало приговором для всего отряда.

— Шеф, кха-кха, после портала Леня совсем плох, — к нему подполз его заместитель. — Не протянет и часа.

— *лять, — смачно выругался предводитель и ещё сильнее вдавил аварийную кнопку маяка. — Нас должны скоро забрать! Сделай всё, чтобы он продержался как можно дольше!

— Да, шеф, — кивнул заместитель.

Несмотря ни на что, этот проход мог стать самым большим шансом пояса за последние полсотни лет. За этим проходам они обнаружили бескрайние и плодородные земли, и предводитель отчего-то был уверен, что на этих землях находились богатства, равные которым ещё ни один другой пояс четвёртого конгломерата не видел.

Глава 14

Евгений Заславский внимательно слушал выступающего с докладом представителя разведки. Он находился в малом зале совещания, где сегодня собрались лишь самые влиятельные семьи пояса. Те, кто в действительности управлял им. Не Большой совет, в который входило больше двух тысяч семей, считающихся элитой всего районного пояса, а всего лишь двадцать восемь из них. Малый совет. Те, кто действительно решал и определял политику пояса.

— Таким образом, можно сказать о том, что нападение на наследников семей Заславских и Вороновых несколько месяцев назад, было спланировано Одержимыми магией заранее. Мы нашли отголоски их магии возле родового поместья Заславских и в окрестностях их территорий. Это так же говорит о том, что у Одержимых имеются связи внутри одной из семей Малого совета...

«Это даже не доклад, а его имитация. Несколько месяцев расследования и такой результат», — с раздражением подумал Евгений, благо он и не рассчитывал на то, что сегодня будет сказано что-то действительно важное.

В отличие от разведывательного корпуса пояса, его люди уже вышли на след группы, напавшей на наследников, и на данный момент главе семьи Заславских стали известны очень интересные факты. Очень похоже, что кое-кто из двадцати восьми семей малого Cовета начал собственную игру, чтобы усилить свои позиции не только внутри совета, но и всего пояса в целом.

Устранить самых перспективных наследников, значительно уменьшить авторитет внутри совета или, чем чёрт не шутит, даже выкинуть из него несколько влиятельных семей. Пока выяснить, кто был «заказчиком», у Заславских не получилось, но Евгений был уверен, что это лишь вопрос времени.

***

Очевидно, что распределение по лигам должно было происходить быстро. Ждать полноценного экзамена для нескольких тысяч человек, которые собрались на площади, не приходилось. Но при этом сам отбор должен был быть максимально прозрачным и признаваемым всеми участниками, в том числе и аристократами, которые, прямо скажем, не славились большой уступчивостью. Особенно когда дело касалось сравнения их с простолюдинами, вроде меня.

Нас провели в одно из главных зданий кампуса, которое располагалось неподалёку и представляло собой самый настоящий дворец в необычном стиле. Место экзамена располагалось внутри этого дворца, в довольно длинном зале с колоннадой, уходящей далеко вперёд. Сюда без труда полностью вместился первый курс, все несколько тысяч человек, и такое ощущение, что оставалось место ещё для пары-тройки тысяч студентов.

— Всем первокурсникам! — в моей голове раздался чей-то голос, достаточно было лишь переступить порог зала. — Встать на места, очерченные кругом! Не задерживаться!

На выложенном гранитными плитами полу у самого края зала я действительно увидел на равном расстоянии друг от друга ряд кругов. Студенты быстро занимали свободные круги, особо не удивляясь происходящему. Впрочем, это касалось и меня.

Подойдя к ближайшему кругу, я спокойно ступил в него, приготовившись к началу испытания. Судя по тем источникам, которые мне удалось разыскать за несколько недель до приезда сюда, университет использовал какое-то магическое существо, способное измерить потенциал и талант мага. В чём была суть? Понятия не имею, но многие писали, что существо каким-то образом брало в расчёт даже физическую силу студента.

Яркая вспышка света прервала мои размышления, заставив сосредоточиться на происходящем. Вокруг меня появился слегка подрагивающий на воздухе, словно бы жар от костра, магический барьер. В голове вновь появился неизвестный голос:

— Студент, используя всю свою силу и возможности, ударь по магическому щиту и попытайся уничтожить его. Сделай всё для этого!

Я не удержался от усмешки. Всё было, как писали в тех источниках, которые мне удалось разыскать. Вот только насколько я знаю, сломать этот барьер считалось крайне трудно для студента первого курса. Об этом говорило всё, в том числе и мои ощущения. Магический щит содержал в себе столько амины, что хватило бы даже для сдерживания удара кого-то на уровне эксперта мага. Но это лишь в том случае, если просто бить не думая. Этот экзамен должен был выявить не только одарённых аминой студентов, но и тех, кто умел грамотно использовать имеющиеся у него силы или был одарён талантом управления магическими потоками. Интересное решение, но как по мне уж слишком... стандартное, да?

В любом случае, сейчас мне нужно сделать так, чтобы попасть во вторую лигу или, если получится, то сразу в первую. Как следует всё обдумав, я решил, что даже соседство с аристократами, которые наверняка все без исключения метят в первую лигу, не столь важно по сравнению с теми плюсами, которые там обещают.

Выдохнув, я сосредоточился на том, чтобы почувствовать разлитую вокруг природную энергию. Имелось её здесь хоть и не так много, но более чем достаточно для того, чтобы разнести барьер в клочья. Буквально пару месяцев назад, прямо во время выпускных экзаменов, у меня получилось использовать атакующий потенциал природной энергии, чтобы превратить одно из деревьев Фоминского парка в труху, а позже, уже на самом экзамене соединив магию и природную энергию, пробить в укреплённой магией стене спортзала огромную дырку. Так почему бы сейчас не повторить это?

Амина забурлила во мне, мысленным усилием я сформировал вокруг своей руки магическую ауру, сдерживая её разрушительное давление. Секунда, две, и вот я уже волевым мысленным приказом сливаю магическую силу с природной энергией. В руке «взрывается» невероятная мощь, которую даже просто удержать в узде тяжело, не то что управлять.

На этот раз я уже куда лучше контролирую слияние природной энергии с магией и потому без особых проблем управляю самим ударом. Вокруг меня стремительно закрутилась сила магии да так, что подняла самую настоящую яростную бурю внутри настолько ограниченного пространства.

«Ну посмотрим, как вам такое...» — мелькнула у меня мысль, и вот уже рука, объятая магическим пламенем, бьёт барьер.

Миг, и вот уже барьер передо мной покрывается сеткой трещин, но этого мало. Для того, чтобы не дать экзаменаторам университета и тени сомнений в моих способностях, я усиливаю давление, и вот уже магическая преграда в буквальном смысле взрывается, разлетаясь крошевом исчезающих на лету осколков по всему окружающему пространству. Получилось даже лучше, чем я предполагал. Мне удалось то, что с точки зрения обычного первокурсника сделать очень тяжело. Ловлю на себе сразу несколько удивлённых взглядов преподавателей-кураторов, которые присутствуют в зале для контроля за дисциплиной и предупреждения случаев жульничества со стороны студентов.

Оставаясь невозмутимым, я шагнул вперёд, выходя из-под «купола» барьера, осматриваясь вокруг. Кажется, мне удалось оказаться в числе первых, кто сумел разрушить барьер. Интересно, этой демонстрации возможностей для меня достаточно, чтобы получить место в первой лиге?

Впрочем, насчёт того, что оказался первым, я немного погорячился. Присмотревшись, увидел вдалеке невозмутимо прислонившегося к одной из колонн студента в форме аристократов, на меня он даже не взглянул, явно считая это ниже своего достоинства. Судя по тому, что барьер этого студента оставался не тронут, он решил вопрос, в отличие от меня, не простой грубой силой.

Ещё одного студента, опередившего меня, я увидел в противоположном конце зала. Точнее студентку. Отсюда трудно было разглядеть её нормально, но, судя по форме, она, как и я, относилась к простолюдинам.

Постепенно другие студенты также начали появляться, преодолевая свои барьеры. Естественно, не только я один подготовился, глупо так думать. Другое дело, что даже зная сам характер испытания (а их, судя по тому, что мне было известно было, как минимум больше десятка), без определённых навыков, умений или силы, преодолеть, соблюдая правила, не так-то и просто даже аристократам. Чего уж говорить о простолюдинах.

К слову, о последних. Кроме девушки, опередившей меня, я больше не наблюдал ни одного простолюдина. Все сплошь аристократы. Некоторые даже умудрились, как и я, преодолеть барьер своей чистой силой, и это наглядно показывало их уровень. Как я уже говорил ранее, простому первокурснику преодолеть установленный барьер, используя лишь силу крайне тяжело. И то, что среди аристократов имелись монстры, которые оказались способны разрушить барьер без помощи природной энергии, как это сделал я, заставляло несколько... пересмотреть мои взгляды.

Впрочем, тех, кто сумел выбраться за очерченный круг, всё равно оказалось не так уж и много. Не больше сотни, навскидку. Что же касалось остальных студентов, то в лучшем случае многим удалось лишь сделать пару трещин в барьере и на этом всё.

Само испытание продлилось не так уж и долго, на всё про всё хватило тридцати минут. И даже распределение по лигам и группам оказалось сделано очень быстро. Достаточно оказалось по окончанию испытания нам выйти из зала, как было объявлено о том, что результаты и списки уже вывешены возле главного здания кампуса — огромного учебного строения высотой в пять этажей, и больше напоминающего мне воплощение города в миниатюре. Настолько там оказались впечатляющие масштабы. Ничего подобного раньше я ещё не видел. Ни в этом мире, ни в родном. Даже дворцовым комплексам внутреннего и внешнего двора школы Меча было далеко до таких масштабов.

Я подошёл к доскам с именами первокурсников. Напротив каждой фамилии значилась цифра от одного до трёх, заключённая в красный круг, четырёхзначный номер группы и аудитория, которая временно закреплялась за ней. Вокруг уже собралась внушительная толпа и пришлось постараться, чтобы пробиться к нужной доске с моей фамилией, благо они были расположены по алфавиту и хоть с этим не было особых проблем.

«Андрей Глинка, первая лига, группа 1700, аудитория 299».

Ну что же, можно себя похвалить. По крайней мере, до конца года я обеспечил себя ресурсами и возможностями к улучшению своих магических навыков. Есть чем гордиться. Правда, это было сделано благодаря слиянию магии и природной энергии, но кто сказал, что это хуже чистой магии? Тем более что внешне это ничем от использования чистой амины не отличается. Ладно, думаю пора мне познакомиться с группой, хотя почему-то я уверен, что радушной встречи и хороших отношений с ними лучше особо не ждать.

Разминая затёкшую от попыток найти своё имя на досках шею, я двинулся спокойным шагом в сторону главного корпуса кампуса. В этот момент путь мне преградили сразу три аристократа, судя по форме, такие же первокурсники.

— Это же ты третьим закончил испытание? — в полу-утвердительной манере спросил один из них.

— Может и я, а может и нет, — спокойно ответил я им, задерживаться откровенно не хотелось, но они преградили мне путь.

— И первый из тех, кто уничтожил барьер, — похоже, эта тройка меня не слышит. — Какой-то босяк, без семьи и рода. Есть предположение, что ты жульничал, докажешь обратное?

Сказано это было спокойно, но я хорошо ощутил запрятанную в словах издёвку и презрение.

— Хм-м? — задумчиво протянул я, рассматривая молодого человека и его друзей перед собой.

У меня имелись кое-какие сомнения, что эти ребята сами решили подойти ко мне. Складывалось впечатление, что их кто-то направил. Вступать в конфликт сейчас, на виду у всех? Кто-то явно хотел использовать этих придурков в качестве некоей проверки.

— И чего ты молчишь...? — начал было говорить парень, но споткнулся, когда я внезапно оказался прямо перед ним.

Пара слов, кинутых мной, не несли никакого смысла, но вместе с тем содержали в себе слабый отзвук природной энергии, которой у меня и без того сейчас оставалось не так много, но заткнуть подошедших следовало прямо сейчас. На нас и так уже смотрели все без исключения люди возле досок распределения. Сила моего голоса мгновенно выбила всю агрессию из троицы, а самый главный горлопан и вовсе побледнел, оказавшись в фокусе действия природной силы.

— А теперь пропустите, — всё так же вполголоса сказал им, внутренне с удовлетворением отмечая увядший внешний вид тройки юнцов.

Глава 15

Меня пропустили без вопросов, и я ещё долго чувствовал на себе удивлённо-растерянные взгляды людей, так и не понявших, что же происходит. Уверен, это же касалось и наглой троицы, судя по моим ощущениям, не думаю, что эти ребята будут находиться в группах из первой лиги. От силы вторая лига.

Нужную мне аудитории 299 удалось найти без особых проблем, благо логика нумерации в университете была точно такая же, что и в моей родной школе, да и в любых других общественных и правительственных зданиях. Удобная и сделанная для людей.

Сама аудитория представляла собой типовой, хорошо освещённый длинный зал с тремя рядами парт, поднимающихся в высоту. Правда, я думал, что шаг подъёма будет значительно выше, как это показывали в старых фильмах, снятых ещё до катастрофы, но нет. Зал максимум поднимался на полметра-метр от места, где выступал лектор.

В аудитории уже находились несколько человек, когда я переступил её порог. Пять, нет, шесть аристократов, четверо из которых собралось вместе и что-то бурно обсуждали, то и дело взрываясь хохотом. Что же касается ещё двух благородных, то они сидели порознь и в достаточном отдалении от веселящейся четвёрки.

На меня обратили внимание. Во взгляде четвёрки я почувствовал раздражение и неприязнь, но хорошо спрятанную под внешне безэмоциональную реакцию. Очевидно этим я откровенно не нравился, и раз уж мы были незнакомы, предположу, что не угодил им из-за своего происхождения. Ну да это исключительно их проблемы. Что же касается оставшихся двух, то, в отличие от четвёрки, им было действительно плевать, на меня посмотрели, как на пустое место или предмет интерьера. Да уж, очевидно, такая реакция была нормальной для большинства благородных, и мне придётся привыкнуть к такому.

Постепенно аудитория начала заполняться другими студентами из нашей группы. Как я и предполагал, абсолютное большинство из которых оказались аристократами. Впрочем, имелись и исключения. Помимо меня, в группе оказалось сразу четыре простолюдина, одного из которых я уже видел — та самая девушка, которая опередила меня во время испытания. Ещё двое оказались самыми настоящими близнецами и, несмотря на то, что были одеты в форму простолюдинов, на их руках я рассмотрел герб одной из благородных семей. Принёсшие вассальную клятву. То, что мне когда-то предлагал Заславский. Теперь в обмен на защиту и множество привилегий они были обязаны нести службу семье аристократов.

Могу предположить, что они получили такую возможность благодаря своим родителям, которые уже служили этим благородным. Ну, или близнецы действительно смогли настолько впечатлить кого-то, что их пригласили в семью... К сожалению, последнего из четвёрки пока отсутствовал, то ли он опаздывал, то ли решил пропустить вступительную лекцию. Хотя, судя по разговорам некоторых из студентов, кто-то его на этаже всё же видел.

Поначалу я полагал, что ко мне и к другим простолюдинам будут относиться с явной враждебностью, и та «радушная» встреча, с которой я столкнулся, зайдя в аудиторию, вполне укладывалась в это предположение, но уже через некоторое время я с удивлением понял, что на нас какого-то особого внимания не обращают. Несколько любопытных взглядов, пара раздражённых и всё... Возможно, я переоценил враждебность детей аристократии этого мира? К сожалению, кроме общения с Марией и Еленой, я не мог похвастаться каким-то особыми связями с благородными. Солнечногорск хоть и являлся достаточно большим городом, но семей аристократов там всё же было не так уж и много. Максимум пару раз пересекался с наследниками и всё.

«В любом случае, лучше не расслабляться, сегодня первый день, глянем, что будет дальше. Вероятно, мне стоит ожидать не явной агрессии, а скрытой», — решил я, продолжая следить за происходящим вокруг.

— Привет, — ко мне подсел парень с короткой стрижкой и татуировкой под глазом в виде своеобразного изогнутого серпа, знак «не дремлющих», семей, чьи наследники чаще всего избирали путь боевого мага и считались лучшими во всём поясе. Элита, если говорить проще. Любят работать с мечом и магией.

— Привет, — я поприветствовал «не дремлющего», внимательно отслеживая его реакцию.

— Это ведь ты тот парень, кто первый сегодня магической силой сломал барьер, да? — спросил он, улыбаясь и прямо смотря мне в глаза, за его словами я не чувствовал ничего, кроме самого живого интереса.

— Да, это я, — смысла юлить или секретничать не было, всё было мало того что записано камерами, так ещё и наблюдатели, скорее всего, уже написали об этом в своих отчётах.

— Так и знал, меня зовут Олег, Олег Латицкий, — представился он.

— Андрей Глинка, — вежливость требовала представиться в ответ.

— Андрей, вот контакты моей семьи, — он протянул мне простую чёрную визитку, на которой золотыми буквами были выдавлены контакты великой семьи Латицких. — Я понимаю, что, скорее всего, тебе многие, как и я, передадут контакты своих семей, но мало ли. В конце концов, мы считаемся одними из «не дремлющих», а с твоей силой это лучшее место. В любом случае, если захочешь посетить наш рабочий филиал, позвони по этому номеру или скажи мне. Буду рад.

Вот оно что, я опять забыл, что многие семьи ищут себе вассалов за пределами традиционного круга подчинённых. Конечно, это далеко не все кланы, многие предпочитали иметь дела лишь с людьми проверенными, из числа тех, чьи предки уже служили им, но и таких, как Латицкие и Заславские, хватало. Похоже, именно с этим связаны любопытные взгляды многих благородных наследников в группе. Я, если честно, как-то забыл об этих традициях поиска вассалов местных благородных аристократов.

— Благодарю за доверие, Олег, я подумаю, — лишний раз обижать человека мне как-то не хотелось, да и не обязывало это ни к чему, потому я принял из его рук визитку. Парень кивнул и, поднявшись, вернулся на своё место.

— Андрей! Ты тоже здесь? — вот кого я не ожидал увидеть, так это Себастьяна, появившегося в дверях и громко объявившего на всю аудиторию о нашем с ним знакомстве.

Парень тут же уселся рядом, с восторгом рассказывая, как ему удалось пройти испытание, к своему стыду я совсем забыл о нём и даже не пытался его разыскать после того, как мы разминулись при входе в кампус.

В этот момент наше общение прервало появление преподавателя, вошедшего в аудиторию. В один миг стало тихо, лёгкий гул голосов, до этого раздававшийся повсюду, прекратился. Сам преподаватель оказался усатым мужчиной с виду лет тридцати, с выдающимся пивным животиком и постоянно гуляющей улыбкой на его плохо выбритом лице. Преподаватель выглядел, скорее как рассеянный клерк.

— Приветствую вас в Первом магическом университете, — с пафосом обратился он к нам и тут же, словно сказал удачную шутку, хохотнул. — Меня зовут Васильев Павел Алексеевич, преподаватель направления трансформации и маг шестой ступени. А ещё я являюсь куратором вашей группы на первом курсе. Однако это не значит, что я обязан по каждому вашему вопросу срываться с места и бежать к вам. Как и разжёвывать простые вещи, не маленькие, сами во всем разберётесь. И чтобы уж совсем всё сделать по-правильному, давайте выберем старосту группы. Со мной будете общаться через него, ага? Итак, кто-то желает предложить собственную кандидатуру?

Молчание группы было ему ответом, очевидно, никого особо не интересовало такая почётная должность как староста, и потому новоявленные студенты старательно отводили глаза и делали вид, что их здесь нет.

— Что, совсем никто? — даже как-то расстроенно переспросил Васильев, после чего вздохнул. — Что ж, ладно, тогда сделаем немного по-другому...

Он осмотрел нас пристальным взглядом, после чего подошёл к доске, на которой появился список всех студентов в группе и не глядя ткнул куда-то в середину списка.

— Ага, и счастливым обладателем титула «Староста группы» становится господин Володин! — радостно огласил он вердикт. — Кто у нас господин Володин? Поднимись-ка, дай я на тебя полюбуюсь. Ага, вот он наш красавец, ну чем не староста? По глазам вижу готовность нести груз ответственности и желание помогать коллективу студентов.

Поднявшийся со своего места Володин, оказавшийся очень худым и высоким, под два метра, не знал, куда себя деть от смущения. Даже несмотря на то, что он являлся аристократом, такое внимание ему, похоже, было в новинку.

— Орёл! — между тем продолжал хвалить беднягу Васильев. — Девчата, обратите внимание на вашего нового старосту, растёт будущий глава семьи или, возможно, даже объединения. Итак, господин Володин, будете работать напрямую со мной, если возникнут какие-то вопросы, сможете найти меня на кафедре трансформации, но я искренне надеюсь, что вопросов не возникнет. Вы же взрослые ребята и сами во всём разберётесь? Вот и ладненько.

На этом наше знакомство с куратором группы оказалось закончено. Нам показали расписание до конца недели, по какой-то неведомой мне причине это расписание было названо «временным» и вскоре должно было поменяться на постоянное. Однако уже становилось понятно, что сами занятия в основном длились у нас до вечера, и порой между парами могли иметься продолжительные перерывы в несколько часов.

«Да уж, какая-то расхлябанность по сравнению со школой», — мелькнула у меня мысль. — «Но, может, это следствие малого количества преподавателей на такое количество студентов?»

— Итак, на сегодня для вас всё, — между тем продолжал Васильев. — Эта аудитория, пока вы находитесь на первом курсом, будет закреплена за вами, и вы отвечаете за чистоту и порядок здесь. Тут же будут проходить большая часть ваших занятий, но рекомендую не привыкать к этому. Да и настоятельно рекомендую выбрать себе клуб по интересам, в нашем университете поощряется клубная деятельность, и каждый, кто не присоединиться ни к какому клубу, будет разговаривать лично со мной, это понятно? Свободны.

«Точно, клуб, надо бы заполнить заявление и наведаться к ним в гости. Пора бы уже разобраться, как знания из мира боевых искусств оказались у семьи местных аристократов».

***

— Ну что думаешь? — спросил декан первого курса, наблюдая за реакцией сидящего перед ним мужчины.

— Ну-у-у... Необычная структура заклинания, да. Сильно любительская, я бы сказал. Весьма впечатляющая сила, это да. Но ничего такого, из-за чего меня следовало отвлекать от дел. Такие самородки каждый год появляются, да не по одному, — задумчиво ответил декану собеседник, раз за разом проматывая ролик с недавним экзаменом и выступлением на нём одного из студентов.

Он отвлёкся на секунду от просмотра, взяв с небольшого журнального столика перед собой обжигающе горячую чашку чая и с большим наслаждением, так чтобы не обжечься, сделал аккуратный глоток.

— А что если я тебе скажу, что за этим молодым человеком приглядывают Заславские? И то, что нас настоятельно попросили не пытаться его вербовать в университетский корпус разведки?

Мужчина, поднял кустистые брови, всё так же неспешно отложил в сторону чашку и вернулся к просмотру записи.

— Ммм... Скрытый наследник? Или?.. — спросил после некоторого раздумья мужчина, ещё раз посмотрев, как разбивается барьер.

— А никто не знает, — развёл руками декан. — Но парень интересный, из глубинки, самоучка, судя по странным структурам заклинаний. Я навёл справки и без труда выяснил, что это именно он спас от недавнего нападения наследниц Заславских и Вороновых.

— Недавнее нападение Одержимых? Так-так-так. Как же интересно всё складывается, — мужчина поднялся с кресла, в котором сидел, отложив в сторону планшет, и подошёл к окну. — Знаешь что, Денис Иванович, ты приглядывай за ним. Заславские птица жирная, возможно чего интересного и узнаем.

— Повинуюсь магистру-ректору, — с усмешкой и пафосом ответил декан. — У которого так много дел.

— Не ёрничай, как только что-то выяснишь, сразу отправляй мне.

Глава 16

Я остановился перед зданием седьмого корпуса, осматривая его. Со стороны это сооружение напоминало мне какой-нибудь городской муниципалитет. Большие двустворчатые окна, белые стены, три этажа с высокими потолками и резными изящными украшениями под скатами крыш. И множество деревьев, высаженных вокруг корпуса.

Сверившись с адресом, указанным на флаере, который я не забыл прихватить с собой и, ещё раз удостоверившись, что всё правильно, я направился внутрь здания. Клуб боевых искусств находился здесь на первом этаже и даже располагал собственным тренировочным залом, что говорило само за себя. Я как-то сильно сомневался в авторитетности самого направления боевых искусств в этом мире, а это значит лидер смогла личным влиянием выбить для клуба полноценный зал. А ещё во флаере говорилось о «площадке для тренировок на свежем воздухе», а это уже на уровень выше.

«Похоже, непростой человек эта лидер клуба», — я двинулся вперёд, осматриваясь вокруг.

В основном в этом корпусе можно было увидеть старшие курсы, третий и четвёртый, пару раз я увидел даже представителей пятого. Занятно. Что же касается клуба боевых искусств, то его мне удалось найти достаточно быстро, благо сам зал оказался недалеко от входа в здание. Буквально в нескольких поворотах. Возле дверей, ведущих в «тамбур» тренировочного зала, меня остановила хорошо знакомая девушка. Та самая, что раздавала флаеры во время первого дня занятий. Её явная стеснительность и молодость, а также форма учащейся третьего курса запомнились мне очень хорошо.

— Ты...ты же новенький, да? — смущаясь и заикаясь, спросила она.

— Новенький, — я поднял руку с заполненным бланком заявления на вступление, демонстрируя его девушке.

— А-а, хорошо, пойдём, я покажу тебе раздевалку для простолюдинов, — она кивнула. — И познакомлю с другими новичками.

«Раздевалка для простолюдинов?..» — я двинулся за девушкой, пытаясь обдумать только что услышанное.

Всю жизнь прожил в относительно небольшом городке, в котором благородных семей имелось не так уж и много, и ещё никогда не сталкивался с чем-то подобным. Мне как-то не представилась возможность это проверить, но теперь любопытно, а туалеты тут тоже разделяются «для простолюдинов» и «для благородных»? Или желание разделить раздевалки исходило исключительно от руководства клуба? И такое отношение в столице должно считаться нормой? Тогда почему та же Мария или Елена общались со мной и Максом нормально... ну, как нормально, Елена постоянно показывала свой характер, но всё же я не чувствовал за её словами действительной ненависти, пренебрежения или презрения. Да и в самом университете не было такого разделения... интересно.

— Меня зовут Оксана, — между тем представилась моя провожающая, она, похоже, немного освоилась и перестала стесняться меня так отчаянно. Ну, или уверенность ей предавал этот официальный тон, не знаю. — Всего к нам пришло пять новичков, не считая тебя. Двое благородных и трое простолюдинов. Это, можно сказать, рекорд на моей памяти. Даже в прошлом году на открытии было всего четыре новичка. Всё благодаря постоянной работе Зинаиды, благодаря её уговорам нам передали этот зал и даже небольшую площадку снаружи, а такое, знаешь ли, далеко не у всех клубов имеется. К тому же, сегодня только первый день, завтра новички будут тоже приходить.

Мы оказались в просторном зале, где находилось множество хорошо знакомых мне тренировочных снарядов: столбы-манекены для практики боевых искусств; мягкое татами, словно облако, белое и воздушное; возле стены ряды хорошо знакомых мне боккенов; специальные места для медитации, установленные возле окон тренировочного зала. Это навевало ностальгию, я словно на краткий миг очутился дома, в школе Меча. Пока зал был полупустой, лишь пара студентов стояли возле стены, что-то обсуждая, и на этом всё.

«А что, если всё-таки создать свой клуб и сделать его небольшой копией школы Меча?» — в голове вновь мелькнула старая мысль, вызванной приливом ностальгии, мне так хотелось вновь почувствовать то ощущение сплочённости и единения, которое сопровождала всех нас в школе.

Вернувшись в реальность, я присмотрелся к дальней части зала, где неожиданно обнаружились плакаты со знакомыми рисунками. Даже с такого расстояния я понял, что это какой-то вариант техники дыхания. Захотелось подойти и проверить, что это за вариант техники, возможно, она даже была из школы Меча. Тогда моё предположение, что кто-то из братьев выжил, могло оказаться правдой... пришлось сделать над собой усилие, чтобы продолжить двигаться за Оксаной, если буду терпелив, то возможность изучить эти плакаты представится мне очень скоро.

— А Зинаида это...? — спросил я, пока мы пересекали зал.

— Наша глава, только новички к ней должны обращаться исключительно как «глава», это одно из правил.

— Даже благородные? — не удержался я от вопроса, на меня посмотрели очень внимательно, я бы даже сказал, оценивающе. Появилось ощущение, что я только что неплохо так ухудшил впечатление о себе.

— Даже благородные, — наконец, подтвердила Оксана, остановившись возле двери. — Мы пришли, это ваша раздевалка, душ, если что, вон там. — Она кивнула на соседнюю дверь и шагнула через порог.

Внутри сама раздевалка была поделена на две секции, для парней и девушек. Последних здесь не наблюдалось, поэтому в секции для девушек свет был выключен. А вот в мужской раздевалке сидели с каким-то пришибленным видом трое молодых людей.

— Всем ещё раз привет, — сказала Оксана, посмотрев на сидящую на скамейке троицу парней. — Как переоденетесь, можете выйти осмотреться немного. Глава всё равно придёт ещё только через час как минимум.

Было видно, что всем троим явно не по себе в выданной им белой форме, чем-то отдалённо напоминающей традиционные одежды для практики в школе Меча, или их так смущало появление Оксаны?

— А теперь давайте знакомится, это ваш новый товарищ... — на меня выразительно посмотрели.

— Андрей, — намёк довольно прозрачный, но забавно, что она только сейчас поняла, что не спросила моего имени, да и сам я как-то забыл представиться.

— А фамилия? И какая лига? — с любопытством спросил один из новичков.

«Фамилия-то тебе моя зачем?» — с раздражением подумал я, но всё же ответил.

— Глинка.

— Погоди, ты тот самый Глинка, что оказался в пятёрке лучших во время испытания в лиги? И первый, кто сломал барьер? — спросил удивлённо один из ребят.

— Тот самый, — подтвердил я, не думаю, что подобные вещи реально скрыть, да и мало смысла. А этот паренёк, похоже, помешан на всех этих университетских «рейтингах». Да уж.

— В наш клуб поступил студент первой лиги? — похоже, моё небольшое достижение впечатлило Оксану, она даже посмотрел на меня немного иным взглядом, явно заинтересованным.

— Меня зовут Ваня, — тем временем ко мне подскочил парень, заинтересовавшийся моей фамилией. — Ваня Семёнов. Третья лига, 7033 группа. Очень, очень рад.

Он был настолько худ, что больше походил на жердь, а его движения казались мне чересчур дёргаными и нервными... натуральным образом неврастеник. По крайней мере, мне так казалось.

— А я Лёва Малыш, тоже третья лига, — представился второй, больше похожий на медведя, такой же большой, высоченный с широкими плечами, но почему-то доброй и какой-то наивной улыбкой. Он протянул мне руку, в которой моя в буквальном смысле утонула.

— Малыш? — переспросил я, поражаясь комплекции нового знакомого и то, как его фамилия или прозвище не соответствует внешнему виду.

— Да, моя фамилия Малыш, так уж получилось, — пожал плечами тот и непринужденно рассмеялся.

— Хорошая фамилия, нечему тут смущаться, — я ободряюще улыбнулся ему, из всей троицы этот парень вызывал лучшее впечатление, он явно не маскировал свои чувства и говорил всё как есть, по крайней мере, у меня сложилось такое ощущение.

Что же касается третьего новичка, то самое подходящее слово, описывающее его было бы... невзрачный. Настолько обычный, что мой взгляд никак не мог зацепиться на нём, и это очень походило на какую-то врождённую магическую способность. Странный парень.

— А это Игорь Ратников, постоянно забываю о нём, — слегка покраснела от смущения Оксана. — Он у нас неразговорчивый, да, Игорь? У тебя же, кажется, вторая лига? Я ничего не путаю?

Парень кивнул, подавая мне руку. Уверенное рукопожатие и неожиданно сильное. Я ещё раз посмотрел в серые глаза молодого человека перед собой. А ведь он опасен, действительно опасен. У меня внутри зашевелилось нехорошее предчувствие, этого парня надо всегда стараться держать в поле зрения. Мало ли.

— Выбери себе ящик и скажи мне размер своей одежды, я принесу тренировочную форму, — тем временем сказала Оксана, вновь становясь застенчивой и скромной. Удивительные преображения.

«А у них тут всё серьёзно, неожиданно для простого университетского клуба по интересам», — мелькнула у меня мысль.

Назвав размеры, я проследил взглядом за уходящей Оксаной, как ни крути, а взгляд непроизвольно следовал за ней. Как и у остальных парней в раздевалке. Очнувшись от секундной слабости, я повернулся к ящикам, установленным в ряд. Их здесь было не меньше двадцати, но занято было лишь малая их часть, что наглядно говорило о том, сколько же действительно в клубе состоит людей. Ну, если точное парней-простолюдинов, конечно. А именно шесть штук, считая уже занятые тройкой новичков шкафчики. Не густо, как ни крути. Интересно, сколько в клубе всего состоит студентов?

Вскоре вернулась Оксана, я к этому моменту уже выбрал себе ящик и всеми силами отбивался от Ивана, который обрушил на меня сотни вопросов, интересуясь всем: от того, как я тренировался, и до того, интересны ли мне динозавры. Иногда он даже не дослушивал мой ответ на вопрос, тут же задавая следующий. Игорь и Лёва смотрели на меня с жалостью, но помогать не спешили, похоже, уже хлебнув горя с Иваном.

— Вот, эта форма должна подойти, — девушка протянула мне стандартный белый костюм для практики боевой магии, ничего особенного, за исключением нашитого на рукав символа восьми триграмм. — Старшие студенты и наши товарищи должны прийти где-то через час, до этого можете пока здесь осмотреться. Если что, я буду на входе встречать новичков, если ещё кто-то захочет посмотреть клуб или присоединиться к нам.

Этого-то я и ждал. В очередной раз на автомате проводив взглядом изящную фигуру Оксаны, я быстро переоделся в новенькую форму и, отбиваясь от продолжающего сыпать вопросы Ивана, вышел из раздевалки. Пора было глянуть на эти плакаты с техникой дыхания.

Однако, уже на подходе к этим плакатам я понял, что техника не имеет никакого отношения к школе Меча. Как это ни печально. А когда рассмотрел рисунки и обозначения на них поближе понял, что это и техникой-то можно назвать с большой натяжкой.

«Что это за кадавр?» — выругался я мысленно, рассматривая плакаты. Да, это была дыхательная техника, позволяющая начать обучение боевым искусства и обучающая ощущать и использовать природную энергию, вот только эта техника имело сразу несколько критических изъянов, практически полностью лишающих её смысла. Если использовать её постулаты и указания, то практики мало того что окажутся очень быстро в тупике, так ещё и могут в теории нанести себе вред, если перестараются с самой практикой. Несомненно, я видел в технике на плакате зерно истины и ошмётки знаний мира боевых искусств, но они были так искажены, что казались бессмысленными. Словно взяли несколько осколков техник дыхания разных школ и попытались соединить их вместе.

Я тут же припомнил белые волосы главы... но вот ведь какой парадокс, её общий уровень был условно высок, но с помощью этой техники совершенно точно такого не добиться. Да, глава навредила себе, сильно изменив потоки внутренней энергии, но если бы она использовала только вот эту «недотехнику», то даже этого бы не добилась. Что-то здесь было определённо не так. Возможно, скоро удастся понять, что здесь происходит, да...

— Любуешься нашим главным козырем? — ко мне подошёл один из практиковавшихся в зале учеников клуба. — Алексей, — протянул он мне руку.

— Андрей, — ответил я на рукопожатие и кивнул на плакат. — Это главный козырь?

— Он самый, благодаря этой медитативной практике мне даже удалось перешагнуть на третью ступень, — в голосе Алексея слышалось безмерное уважение. — Я чуть не лишился места во второй лиге из-за своего медленного роста, если бы не эта практика.

— Вот как? Удивительно, — я внимательнее присмотрелся к этому студенту и, воспользовавшись тем, что он находиться так близко, проверил его своим восприятием. И практически сразу заметил перекрученные в тугие узлы духовные каналы и множество внутренних травм. Парень нахмурился, явно ощутив дискомфорт, но не понимая из-за чего, впрочем, я уже отозвал восприятие, примерно понимая, с чем столкнулся.

Да, благодаря дыхательной техники он действительно смог улучшить циркуляцию амины внутри себя, но из-за того, что сама техника была «дефектна», уже очень скоро его рост сильно замедлится. Жаль, когда я разговаривал с главой клуба я был слишком далеко, чтобы рассмотреть как следует состояние её тела. Но что-то мне подсказывает, что у неё дела должны были обстоять куда лучше... как минимум об этом говорили её белые волосы, пережившие изменения из-за влияния природной энергии.

— О да, ещё как, — между тем согласился с моим комментарием собеседник. — Это настолько удивительно, что я даже решил присоединиться к семье главы, своим вассалам они дают возможность изучить углублённую медитативную практику и множество других техник, способных усилить магические способности!

«Углублённая медитативная практика», — мысленно я повторил за ним. Нд-а. Теперь, кажется, мне кое-что прояснялось.

Вероятно, благородная семья, к которой относилась глава, располагала техникой дыхания получше, и использовала её в качестве эдакого пряника, которым привлекала к себе новых вассалов? Как удобно...

— Слушай, Алексей, не пойми меня неправильно, но если всё так, как ты говоришь, — я решил немного раскрутить моего собеседника на информацию. — Почему тогда я никогда раньше не слышал о боевых искусствах? Это же настоящее сокровище, если так подумать...

— Ну, — смутился парень. — Тут ты прав, я тоже этого не понимаю. Вроде как Ожогины, из которых наша глава, уже давно нашли эти методики, но попробовать решились только недавно. Вот и получилось так.

Я ещё раз посмотрел на плакат, где виднелись рисунки с исковерканной дыхательной техникой. Взглянуть бы на первоисточник... В этот момент мои мысли прервал знакомый голос:

— А ты что здесь забыл?

Повернувшись, я нос к носу столкнулся со «знакомым» аристократом, с которым ещё вчера немного повздорил во время прогулки по территории студгородка.

Глава 17

— О, это ты? — я с удивлением посмотрел на аристократа, которому вчера помешал во время своей прогулки и поиска мест с плотной природной энергией. Получается, он член клуба? Если подумать, то это логично, не зря же он находился вчера в той беседке... значит, пытался медитировать и использовать технику дыхания там?

— Что за отношение, деревенщина! — рявкнул придурок, разозлённый не пойми чем.

Глубоко внутри начало появляться раздражение. Мне ещё не до конца удавалось контролировать вспышки эмоций, сказывалось молодость этого тела, и тут даже весь мой опыт и все знания прошлой жизни начинали пасовать. Тем более что этот придурок действительно бесил меня. И на этот раз у него не было поблизости его защитников.

— Старший, старший, — Алексей поднял руки, вставая между аристократом и мной. — Прошу вас, успокойтесь, это новенький, и он не хотел вас обидеть.

— Ты видел, как он на меня посмотрел, а? — рявкнул в ответ аристократ. — Ты думаешь, я не вижу, как ты ко мне относишься, деревенщина?!

— Что здесь происходит? — спокойный женский голос прервал начавшего уже распаляться придурка. — Костя, почему ты кричишь на новичка и оскорбляешь его?

Обернувшись, я увидел подходящую к нам беловолосую главу. Теперь я мог видеть её движения, и, похоже, мои мысли при встречи подтверждались. Она действительно практикует боевые искусства, движения точные и выверенные, такое ни с чем не спутаешь. В этом мире я подобное видел лишь у тех, кто много занимался боем на мечах, но, судя по всему, глава не относилась к этой отдельной когорте боевых магов...

— Зина, я понимаю, что ты готова набирать сюда любого, лишь бы сделать клуб популярным, но...

— Достаточно, Костя, — подняла рука девушка и сразу стало очевидно, чей авторитет выше, аристократ тут же замолчал на полуслове. — Предлагаю тебе заняться медитацией и немного успокоиться.

Она выразительно посмотрела на него, и старшекурсник сдался, поднимая руки.

— Ладно, Зин, исключительно потому, что ты меня просишь, а тебе, парень, нужно следить за собой, если не хочешь получить в будущем очень много неприятностей.

С этими словами аристократ развернулся и направился в другой конец зала, где я заметил несколько специальных циновок для медитации. Алексей возле меня с облегчением выдохнул, явно находясь на взводе всё время, пока этот парень истерил возле нас.

— Спасибо, Лёш, что прикрыл, — кивнула между тем ему Зина.

— А, всё нормально, мне не сложно, — ответил парень с улыбкой. — Ладно, я пойду проведаю ребят в раздевалке, что-то они там задерживаются.

— Да, проверь их, пожалуйста, — согласилась глава и повернулась ко мне с немного виноватой улыбкой. — Ты должен простить Костю, он очень чувствителен к чужим эмоциям, даже тщательно скрываемым. А вообще постарайся не думать о нём в негативном свете, когда он поблизости. Эмпатам и без того живётся не сладко, а с его характером и вовсе.

— Эмпат? — я впервые слышал это слово.

— Человек, который ощущает эмоции окружающих, редкая способность, присущая некоторым членам благородных семьей. Костя — единственный из тех, кого я знаю, имеющий подобную способность, и живётся ему с ней, как видишь, не очень хорошо. Когда общаешься с ним, постарайся держать собственные эмоции в узде, и всё будет в порядке.

— Проще вообще с ним не пересекаться, — я посмотрел на уходящего прочь молодого аристократа, мысленно давая себе обещание держаться от него как можно дальше, опасная способность, особенно для меня.

— Да, неприятно это признавать, но людям, обычным, не принадлежащим к знатным семьям, лучше постараться не пресекаться с Костей... — согласилась со мной глава. — Мало того, что эмпат, так ещё и самый гордый благородный из всех, с кем я общалась.

«Гордый?» — я мысленно хмыкнул. — «Скорее заносчивый и надменный».

— Глава, вы, кажется, говорили о том, что у вас есть здесь древние тексты? — мне следовало уже давно сменить тему на что-то более полезное, чем бессмысленное обсуждение какого-то идиота.

— Ого, уже хочешь получить их? — усмехнулась в ответ девушка. — Но неужели я тогда непонятно сказала? Доступ к этим манускриптам получат только лучшие в клубе.

— Да нет, на память не жалуюсь, — пожав плечами, ответил ей. — Но я не прошу дать мне их для изучения, просто взглянуть, чтобы удовлетворить своё любопытство.

— А с чего вообще у тебя появилось такое любопытство? — прищурившись, вдруг спросила глава. — Скрывать не буду, мы не самый популярный клуб, и на моей памяти ты первый, кому стало это интересно ещё даже до того, как начать тренироваться с нами.

«Это логичный вопрос, и я ждал, что она его задаст», — подумал я. — «И даже больше, было бы очень подозрительно, если этого вопроса не прозвучало бы».

— Я всегда хочу знать, к чему же стремлюсь. Вы говорили, что хранящиеся в клубе древние руководства могут стать открытием для любого мага, изучающего их. Теперь мне любопытно, что же это за знания такие?

— Узнаешь, когда станешь лучшим, — хмыкнула в ответ глава.

Жаль, но мои аргументы её не убедили. Возможно, будь я аристократом, она бы и пошла навстречу, но не судьба.

Всего в клубе состояло двадцать пять человек, шесть из которых были новичками, среди которых был и я. Из оставшихся целых десять человек являлись старшими курсами, и фактически в этом или следующем учебном году должны были закончить своё обучение. К большому сожалению Вани, дёрганного новичка, которому крайне важно было всем рассказывать о своём «ценном» мнении, в клубе находилось не так много девушек. Всего пять, если считать Главу, и он сокрушался насчёт этого так долго и нудно, что умудрился вывести из себя даже молчуна Игоря, который лаконично и ёмко посоветовал ему заткнуться.

Первый день в клубе ничего особенного из себя не представлял. Тем, кто только присоединился, попытались объяснить основы дыхательной техники. Нашим «инструктором» назначили тихоню Оксану, и, судя по всему, эта роль ей уже была давно привычна.

К сожалению, помимо очевидного изъяна в самой технике дыхания, учитель нам попался очень уж неважный, и объяснить что-то толком у неё так и не получилось. Даже мои наводящие вопросы, которые должны были направить девушку в верном направлении, не помогали, а скорее сбивали её. Ничего удивительного, что никто её так и не понял. В том числе и двое новичков из благородных, присоединившихся к нам чуть позже, им всё объяснялось точь-в-точь, как и нам.

Впрочем, не всё так плохо, мне удалось таки подсмотреть за тренировками основной группы... и надо сказать, это выглядело жалко. По-другому и не скажешь. Так можно было сказать и о тренировке дыхательных техник, и о практической части. Даже глава оказалась ничем не лучше своих подопечных. Как я и предполагал, фундаментальные изъяны в используемых ими техниках как дыхательных, так и практических, серьёзно ограничивали возможности главы и других членов клуба.

Исподволь я наблюдал за процессом тренировок старших одноклубников, благо у нас началась практическая часть дыхательной техники, и это позволяло мне без какого-либо риска осматриваться вокруг, используя лишь одно восприятие. Закрыв глаза, я в своей голове отлично видел всё, что происходит в зале. И сейчас подтвердились мои предположения по поводу развития главы, она действительно застряла на этапе «укрепления тела», и не похоже, что дело могло скоро сдвинуться с мёртвой точки. Несмотря на то, что сама техника дыхания у неё несколько отличалась от той, что пытались дать всем нам, её изъян всё ещё никуда не делся. Судя по тому, что я ощущал, кто-то, возможно она сама, пытался усовершенствовать технику, исправив проблему, но сделал лишь чуть-чуть лучше. В итоге в любом случае появлялась непреодолимая преграда, преодолеть которую без кардинальных изменений было попросту невозможно.

Но стоит признать, тот неизвестный, кто пытался исправить технику, был не так плох, просто направление его мыслей оказалось обращено не в ту сторону...

Что же касается других членов клуба, то там было всё крайне печально. Хотя, как ни странно, лучше всех положение оказалось у Константина, судя по всему, он уже практически освоил сбор природной энергии. Скорее всего именно поэтому я встретил его тогда в беседке, с его чувствительностью ощутить место с богатой энергией он был вполне способен. Возможно, как раз с этим и были связаны его успехи в практике?

А вот часть практических занятий, к которым клуб перешёл спустя некоторое время, была для меня куда более интересной и не зря. Прежде всего это касалось базовых движений, стало очевидно, что большая часть клуба, и все без исключения простолюдины использовали какую-то вариацию «основ боя» мира боевых искусств.

Если говорить откровенно, то «основы боя» у школ, кланов и сект моего родного мира мало отличались друг от друга. Да, имелась кое-какая разница в сборе энергии или её использовании, но эта разница была настолько ничтожна, что брать в расчёт совершенно точно не стоило. Примечательно, что, в отличие от дыхательной техники, здесь всё было в порядке, никаких серьёзных отклонений, которые могли бы навредить практикующим «основы боя», я так и не почувствовал. Другое дело, что на одних только основах далеко не уедешь, а ребята, судя по всему, практиковали их уже не первый год... тогда как в реальности должны были не больше трёх месяцев.

Однако это касалось не всех. Глава, Константин и ещё несколько членов клуба из числа благородных использовали необычную технику боя. Какой-то своеобразный микс из разных методов и практик, который на первый взгляд даже работал, но лишь на первый. Я очень скоро заметил сразу несколько серьёзных пробелов, которые сильно ограничивали использование природной энергии в связках атак и ударов. Но признаю, внешне выглядело это эффектно, особенно для кулачного стиля ведения боя. Новички, сидящие возле меня, удивлённо пялились уже некоторое время на спарринг главы с одним из аристократов. Удары мелькали с такой скоростью, что обычному человеку казалось трудно за ними уследить, а сами практики стремительно передвигались по небольшой круглой арене, расположенной посередине зала. Было видно, что всё это затевалось ради одного, впечатлить нас — новичков. Показать, так сказать, то, ради чего стоило заниматься в клубе, и у главы это сделать получилось.

Даже молчаливый и хмурый Игорь слегка изменился в лице, наблюдая за представлением, а уж когда спаррингующиеся аристократы начали использовать в своих атаках природную энергию, и вовсе замер словно истукан, блестящими глазами наблюдая за происходящим в круге. А там было, на что посмотреть, удары сопровождались небольшими объёмными взрывами, сотрясающими стены зала и подбрасывающие некоторые лёгкие предметы, типа ручки на столе, в дальнем углу. Каждый такой удар ещё и сопровождала яркая вспышка, из-за чего очень быстро смотреть на происходящее стало трудно. Эффектно, но совершенно бессмысленно с практической точки зрения. Такие фокусы годились лишь на то, чтобы удивлять не подготовленную публику, а я видел десятки изъянов в том, что они использовали.

И если я не ошибаюсь, через несколько секунд всё должно закончиться, так как у обоих сражающихся уже накопились внутренние травмы из-за неправильного использования природной энергии вкупе с корявой техникой боя.

Словно бы услышав мои мысли, противники вдруг замерли друг напротив друга в эффектных позах, миг, и вот уже они церемониально кланяются друг другу и чуть позже всей почтенной публике.

— Вау, — послышался голос сидящего по правую руку от меня Ивана. — И мы так тоже сможем?

— Если будете тренироваться и сможете освоить все техники, да, — кивнула Оксана и печально вздохнула. — Но это не у всех получается, я, например, всё ещё так и не смогла этого сделать.

«И очень сомневаюсь, что даже если подберёшься, без вассальной клятвы тебе кто-то передаст такие секреты», — закончил я за неё мысленно.

Мне уже хотелось уйти из клуба, наблюдать за людьми, которые собственными руками загубили свой талант в боевых искусствах, было чуть ли не физически больно. И удерживало меня от этого только желание разобраться в происхождении этих исковерканных знаний...

— Это действительно круто, — между тем с восторгом заметил Лёва Малыш со своей обычной добродушной улыбкой, он так же, как и остальные, оказался под впечатлением от увиденного.

После этого глава с небольшой, едва заметной даже мне одышкой произнесла небольшую речь перед всеми членами клуба, особо остановившись на том, что боевые искусства способны дополнить и усилить любого мага, и в отличие от боя на мечах осваиваются куда проще и легче. Особо она остановилась на том, что её семья располагает ещё более выдающимися техниками, которые, к сожалению, передавать за пределы Семьи она ну никак не может. Очевидный намёк на вассалитет здесь был понятен любому. Ну и традиционно произошло приветствие новичков, поступивших сегодня в клуб, то есть нас. Надо сказать, искренне поприветствовали нас далеко не все, большая часть аристократов искренне радовались только двум собратьям, стараясь при этом даже не смотреть в нашу сторону.

«Или это всё-таки город такой, или глава специально набирает в клуб отъявленных шовинистов?» — подумал я, наблюдая за реакцией окружающих.

На этом наша первая тренировка оказалась закончена. Новички закидали вопросами бедную Оксану, а после того, как девушка кое-как на них ответила, отправились в раздевалку переваривать услышанное.

Лёва с Иваном решили остаться в клубе подольше, чтобы ещё немного позаниматься, а Игорь умудрился в буквальном смысле испариться, уйдя из раздевалки первым, и, похоже, я единственный, кто заметил это.

— Ладно, ребят, до завтра, удачно потренироваться, — кивнул я оставшимся, поворачиваясь к выходу.

«Упорные ребята и, вероятно, талантливые. Имеет ли смысл мне вмешиваться в их тренировки и подсказать, как правильно использовать технику дыхания?» — вопрос непростой, идти на конфликт с главой клуба, мне кажется, было всё ещё рано, хотелось посмотреть на манускрипт, но с другой стороны это же превращение новичков в калек, пускай и в боевых искусствах... плюнуть на всё и вмешаться? Впрочем, сейчас лучше не пороть горячку, до того, как всё станет непоправимо время есть. Вначале попробую разобраться с манускриптом, а там поглядим.

Пока шёл по коридорам корпуса, в котором находился зал клуба боевых искусств вдруг почувствовал отголосок хорошо знакомой силы.

— Мастер?! — девичий голос вывел меня из задумчивости, восприятие действительно меня не обмануло. Впереди, в нескольких шагах, стояла удивлённая и радостная Мария Заславская собственной персоной.

Глава 18

— Амина! — ёмко и многозначительно сказал очень высокий мужчина в пиджаке с налокотниками и осмотрел большую полукруглую аудиторию, в которой собралось сразу три группы студентов с одного потока.

Я подавил желание зевнуть. Вчерашний день оказался суматошным и тяжёлым...И встреча с Марией не сделала его проще. Наш разговор хоть и был немного скомкан из-за того, что девушка торопилась в свой клуб, но вышел содержательным. Мария и Лена также обучались в первом магическом, что логично — это всё-таки был лучший университет пояса. Обе не бросили свои тренировки и, похоже, смогли даже продвинуться в этом. По крайней мере так я это понял из нашего очень недолго разговора. Очевидно, девушка не хотела идти против приказа семьи, но успела обмолвиться, что собирается поговорить с отцом и уже с его помощью убедить главу изменить своё решение. Было хорошо видно, что у неё накопилось очень много вопросов ко мне, но девушка сдержалась.

От воспоминаний вчерашнего дня меня отвлёк голос лектора.

— Аминой мы называем экстрамерное вещество, появившееся в нашем мире и спровоцировавшее выцветание... катастрофу мирового масштаба, унёсшую жизни четверти всех живущих тогда на планете. Она бывает трёх видов. Загрязнённая, вызывающая выцветание. Пригодная к очистке, которую мы используем в качестве альтернативной энергии. И, конечно, кристальная амина — та, которая используется нами в качестве топлива для магических манипуляций. Наше тело само очищает её и пока мы так и не смогли разгадать тайну этого преобразования.

С этими словами высокий мужчина, оказавшейся одним из профессоров теоретической магии Первого магического университета, повернулся к интерактивной доске и спокойным жестом показал на... я уже видел эту карту, по факту демонстрирующую около полусотни районов-анклавов, на которых сейчас ютились остатки человечества, в том числе и наш родной районный пояс. Если уж на то пошло, то поясами назывались все существующие анклавы. Наш районный пояс носил название «Тринадцатого», как объясняли местные историки, во времена активного выцветания многие из анклавов сохраняли некоторое время принадлежность к странам, к которым относились до катастрофы. «Тринадцатый обособленный пояс Российской Империи» в какой-то момент оказался сокращён до двухзначной цифры, а ещё чуть позже уже внутри самого пояса и цифра стала опускаться, став просто районным поясом.

— Поначалу таких поясов, как наш, было тысячи, — между тем продолжал рассказывать профессор. — Но так уж получилось, что выживают сильнейшие и те, кто умеет приспосабливаться. Наши предки сумели научиться создавать магические барьеры, используя силы на основе самой амины и остановить распространение выцветания, решив нашу проблему, на время. К сожалению, далеко не у всех анклавов, как у нас, получилось повторить этот подвиг, многие оказались либо уничтожены и погребены волнами выцветания, либо отодвинулись за пределы изученных нами территорий пустошей.

Профессор вышел из-за преподавательского стола, обратившись лицом к аудитории, он поднял руку, в которой полыхало синее пламя. До меня докатились характерные ощущения, за скулами появилось отвратительно кислое чувство, которое пришлось подавлять силой воли. Краем глаза я заметил, что не все из присутствующих сейчас в аудитории студентов смогли похвастаться тем же. Многие сидели с зелёными лицами и, такое ощущение, в любой момент могли расстаться со своим завтраком. Даже сидящий возле меня Себастьян с трудом выдерживал присутствие чистой амины. А то, что этот огонь был именно ей, я понял сразу же. Когда был мальчишкой, мне не раз доводилось бывать у мамы на работе, там чистую амину можно было встретить повсюду, хоть и не в таком открытом виде, как сейчас нам демонстрировал профессор.

— Что такое? — между тем удивился тот, осматривая аудиторию и сидящих в ней студентов. — Вы, поступившие в лучший университет магии пояса, не можете выдержать контакта с источником собственной силы? Уверен, ни для кого из вас не секрет, что именно амина, появившаяся в нашем мире, стала не только причиной великого бедствия, но и источником силы магов. В моей руке тот самый источник, что даёт вам силы изменять законы природы собственными руками, точнее собственным разумом.

Профессор щёлкнул пальцами, и синий огонь амины преобразился в тягучую жидкость, скатившись с его руки. Шлёпнувшись на пол, он неожиданно преобразился в архаичный меч, воткнувшийся в паркет аудитории. Хорошенько присмотревшись, я сумел понять, что профессор просто слегка изменил форму «живого огня», используя лишь немного своей магической силы для этого. Но выглядело это эффектно, не спорю.

— Амина окружает наш пояс и так или иначе её отголоски проникают через установленный барьер! Как я уже говорил, мы применяем амину для создания дешёвых питательных смесей, в качестве топлива в наших машинах, для создания доступной энергии и многое другое. Но если говорить о нас, о магах, то для того, чтобы творить заклинания, нам нужна именно чистейшая амина. Кристальная. Даже тех малых отголосков, проникающих через барьер, достаточно магу для создания самых невероятных и мощных конструктов.

Мужчина сделал паузу, рассматривая созданный им меч, любуясь светом, что играл сейчас в его полупрозрачном клинке.

— Да! Возможно, кому-то я сегодня открою глаза, но от количества амины и степени её чистоты, разлитой вокруг нас, практически ничего не зависит. Для одного мастера будет достаточно капли, чтобы сравнять небольшой город с землёй, а другому потребуется тонны амины, чтобы просто зажечь костёр.

Профессор сделал движение рукой, и застывший подобно кристаллу меч неожиданно превратился в жидкость и перетёк обратно в руку мужчины, полыхнув в ней синим пламенем. Несколько секунд профессор вглядывался в это яростное пламя, словно обдумывая что-то, после чего, даже не поморщившись, погасил амину одной лишь мыслью.

За его спиной, на интерактивной доске, в эту же секунду начали появляться рисунки, изображающие человеческие тела, на которых были нанесены линии, похожие чем-то на линии духовных каналов, как их представляли себе мастер мира боевых искусств. Только если приглядеться, тут же становилось понятно, что эти каналы совершенно не соответствовали духовным практикам боевых искусств и кое-где даже противоречили им. Впрочем, этот рисунок мне всё равно был хорошо известен, его показывали нам, в том числе и в старшей школе — магические артерии, то, из чего и состояла по своей сути основа мощи любого чародея этого мира.

— Сила мага определяется тремя вещами, — между тем продолжал свою вводную лекцию профессор, несмотря на то, что большинство из присутствующих и без того прекрасно знали то, о чём он говорил. — Первое — это развитие источника, в котором хранится преобразованная магом амина. Второе — это укрепление собственных магических артерий. Магу совершенно не обязательно иметь поблизости от себя чистую или даже загрязнённую амину, чтобы использовать силу, он способен хранить её в себе и использовать в тот момент, когда ему это захочется...

Мужчина вдруг остановился, поднимая руку и привлекая внимание всей аудитории к себе.

— Но самым важным для любого чародея является его разум! Одарённый маг использует всю свою немалую силу, обрушит на оппонента каскад невероятных магических атак, а умный использует простенький конструкт, разрушив этот каскад на уровне плетения, и убьёт идиота, взорвав его мозг. Для этого вы все здесь и собрались, поступив в лучший университет пояса. Не для того, чтобы стать сильнейшими. Это вы вполне способны достичь и без нас, да. Главным здесь для вас станет задача обрести острый и гибкий разум, поверьте, это куда лучше простой грубой силы...

Профессор улыбнулся, и в ту же секунду я вдруг с удивлением обнаружил перед собой воткнутый в парту полупрозрачный меч. И судя по ошеломлённому гулу, клинок появился перед всеми присутствующими сейчас в аудитории студентами.

***

Спустя несколько дней:

— Хей, Андрюх, — в трубке телефона послышался радостный голос Макса. — У тебя как сегодня со временем? Хочу вырваться в город, осмотреться, а мы вроде как с тобой с начала учёбы не виделись, да?

Я остановился посреди дорожки, ведущей к одному из дальних корпусов университетского кампуса, и, осмотревшись, приметил пустующую лавочку неподалёку.

— Да, давай встретимся, я не против, Макс, — ответил ему, присаживаясь на скамейку. — Только давай вечером, сейчас у меня ещё одна лекция, а после занятие в клубе, так что на ближайшие часа три я точно буду занят.

— Не проблема, через три часа, значит, три часа, — с готовностью согласился он. — Тогда наберу тебя через три часа, договоримся, где встретится, по рукам?

— Конечно, — согласился я. — Без проблем.

Нутром чую, Максу очень нужно выговориться, я его несколько лет знаю, и, похоже, парень получил так много новых впечатлений, что должен хоть с кем-то поговорить. Впрочем, мне тоже не помешало немного развеяться. Последние дни вышли уж больно нервными. Мало того, что преподаватели всех профильных магических направлений решили устроить каждому студенту мини-экзамен, чтобы понять его возможности и силы, так ещё и на тренировках в клубе боевых искусств я столкнулся с кое-какой неприятной ситуацией... Дыхательная техника, которую использовали в клубе, оказалась для меня слишком опасной.

В том смысле, что на моём уровне использовать дефективную дыхательную технику не просто бессмысленно, но и опасно. Тихая девчушка Оксана, назначенная нам в качестве «тренера и куратора», была в отчаянии, видя, как я упрямо делаю одни «ошибки» за другими, не выполняя строгие предписания дыхательной техники. В её глазах уже на третий день я увидел приговор в виде «необучаемого», но решил до времени игнорировать. Тем более девушка, наконец, отстала от меня, поняв, что каши со мной не сваришь, и переключила всё своё внимание на других новичков.

Кстати, о них, все трое оказались способными ребятами, с готовностью выполняя всё, что им говорила «наставница». И с каждым днём они становились всё ближе к той черте за которой можно было уверенно ставить на своём таланте крест.

Что же касается моих отношений в клубе, то они сместились с доброжелательно-вежливых, до небрежного игнорирования, когда стало понятно, что практика боевых искусств даётся мне тяжело. Единственной, кто оставался подчёркнуто вежливой и корректной, была глава.

Что же до меня, то не скрою, поведение окружающих я воспринимал с некоторым отстранённым интересом. Было любопытно увидеть собственными глазами, как ведут себя некоторые благородные и простолюдины, ищущие их признания, с обычными людьми. С теми, кто не имел ни власти, ни положения. Я уже не рассчитывал на то, что удастся впечатлить главу клуба и получить доступ к найденным её семьёй свиткам. Ну да и шут с ними. Сейчас я строил планы по созданию собственного клуба, за одним выясняя все нюансы этого... ну и, конечно, обдумывая варианты переманить к себе кого-то из новичков до того, пока не станет слишком поздно.

Все трое потенциально могли стать хорошими практиками боевых искусств. Оставалось только улучить хороший момент, чтобы подправить их дыхательную технику. Основы они как раз уже почти освоили. И теперь оставалось лишь направить ребят по верному пути, для этого я исподволь изучал их индивидуальные особенности, подготавливаясь. Собственно это было единственной причиной того, что я оставался здесь. Далеко не факт, что они решат присоединиться, но попробовать всё равно стоило, тем более что я ничего по сути и не терял.

Сегодняшние занятия в клубе ничем не отличались от того, что я уже видел раньше. Оксана ходила между нами, исправляя мелкие ошибки в технике дыхания. Единственным, у кого она практически не задерживалась оказался, как ни трудно догадаться, я.

Нервный Ваня и добродушный Лёва старались из-за всех сил, пыхтя, словно паровозы, ну а лучше всех себя зарекомендовал молчаливый и незаметный Игорь, который с упорством продолжал вникать в технику, каждый день подолгу задерживаясь в клубе после занятий.

Уже после тренировки, когда я подходил к воротам выхода из кампуса, меня нагнал сосед по комнате, Себастьян, появившийся в самый последний момент. Я ощутил его восприятием ещё давно, но избегать встречи не стал, парень, судя по ощущениям, зачем-то искал меня, и я не видел ничего плохого в том, чтобы узнать зачем.

— Андрей! — позвал он меня, когда я специально замедлил шаг.

— Да?

— Мы с некоторыми ребятами из группы решили сегодня зависнуть в одной неплохой кафешке, ты с нами?

— Сегодня не могу, — покачал головой.

Сегодня я планировал не только встретиться с Максом. Имелись планы куда более важные. Пора уже было приступать к своему плану по возрождению школы.

— А что за ребята? Кто-то из благородных? — тем временем спросил я у Себа.

— Да почти вся группа, — пожал плечами тот. — Обычное дело, все хотят познакомиться друг с другом, а завтра выходные. Ну и я рассчитывал найти там ещё себе последователей. Чем нас будет больше, тем лучше, ведь так?

— Как знаешь, — этот его бзик на собственной уникальности я пока так и не понял, но спорить не стал, его заблуждения мне никак не мешали. — В другой раз присоединюсь. Можешь извиниться за меня перед всеми?

— Конечно, без проблем.

В этот момент раздался звонок мобильного, и я, кивнув на прощание Себастьяну, отошёл в сторону, отвечая на вызов.

— Макс, я свободен, где встречаемся? — спросил я, увидев, кто звонит.

— Я как раз возле вашего кампуса, неподалёку, — раздался приглушённый голос друга. — Как это кафе называется? — послышался его вопрос, явно адресованный кому-то возле себе. — Ага, Андрюх, кафе «У карася», оно недалеко от твоего университета, и знал бы ты, какие тут подают пончики!

— Найду, — не смог я удержаться от усмешки, друг не менялся. — Скоро буду.

Повесив трубку, я быстро проверил с помощью смартфона, где находится искомое кафе, и быстро сориентировавшись направился к нему. Макс был прав, место с колоритным названием «У карася» оказалось не так далеко. По крайней мере мне хватило меньше пяти минут, чтобы дойти до него. Внутри оказалось достаточно шумно, гостей, которые состояли в основном из таких же студентов, здесь было достаточно. Друга я нашёл практически сразу, он занял один из небольших плетёных столиков возле окна, и с наслаждением поглощал пончики.

— Будешь? — тут же спросил Макс, достаточно мне было приблизиться.

— Нет уж, обойдусь, — махнул рукой я, присаживаясь рядом. — Ну что, как у тебя дела учебные?

Толстяк вдруг нахмурился, посерьёзнев. Он осмотрелся, словно бы проверяя не подслушивает ли нас кто-то ещё. И наклонившись ко мне поближе, вполголоса сказал:

— Андрюх, помнишь тех типов в масках, которые напали на нас? Кажется, я видел одного из таких на территории нашего студгородка.

Глава 19

— Что? — я даже поначалу подумал, что ослышался.

— Я видел на территории студгородка людей в масках очень похожих на тех, что напали на нас тогда, — терпеливо повторил Макс и тяжело выдохнул. — Понимаю, как это звучит, но у них даже костюмы были такие же, и двигались они...

Посмотрев внимательно на Макса, мне стало понятно, насколько друг нервничает, поначалу я списал это на то, что он просто был обескуражен первыми днями в большом городе и университете.

— Я так понимаю, к кланам или охранителям ты не пошёл, так? — приглядевшись к другу, мне уже было очевидно, что никуда он не ходил.

— И что им там сказать? Мне показалось, что я увидел людей в масках похожих на те, в которых были напавшие недавно на двух наследников люди? Самому-то не смешно от этого?

Я пожал плечами, отчасти соглашаясь с Максом, в лучшем случае его показания запишут и просто закинут куда-то подальше, для важности покивав пару раз.

— Но знаешь, я уверен. Уверен на все сто процентов — это точно они, Андрюх, — мой друг ещё раз бегающим взглядом осмотрелся вокруг и вернулся к своему пончику, опасения опасениями, а его следовало доесть.

— И где ты их увидел? — я задумчиво побарабанил пальцами по столу, обдумывая, насколько всё это может быть опасно для нас с Максом.

— Ну, я сейчас практикую дыхательную технику одновременно с упражнениями, которые ты мне сказал делать, — начал толстяк, с некоторым сожалением отложив пока в сторону недоеденное лакомство.

Да, действительно, в отличие от Марии и Елены, которые уже к моменту нашего знакомства имели тренированные, подготовленные тела, Макс этим похвастаться ещё не мог. Поэтому ему пришлось, помимо дыхательной техники, осваивать ещё и силовые упражнения, которые вкупе дали весьма неплохой эффект, даже несмотря на все эти вкусовые предпочтения друга. Он умудрился за такой короткий срок сбросить несколько кило и постепенно приходил в норму, хотя внешне по нему это пока нельзя было сказать.

— Ты же знаешь, я не люблю много внимания, вот и занимаюсь в основном утрами и поздними вечерами, — продолжил между тем друг.

— И предполагаю, ещё и забегаешь в самые отдалённые и безлюдные места, так?

— Так, — не стал отрицать Макс. — В общем, вчера я как обычно тренировался в одном из глухих местечек парка на территории студгородка, там даже скамеек и толком беговых дорожек нет. И подзадержался, пытаясь разобраться с дыхательной техникой после долгого бега... А тут появились они, несколько фигур в той же самой одежде и масками зверей. Все шли быстро, используя какой-то тип магического скольжения.

— Тебя заметили? — перебил я его, хорошо понимая, что сильный маг всегда сканирует пространство вокруг себя.

— Не, — мотнул головой Макс. — Не заметили, это точно. Как только понял, что кто-то появился, я с перепугу постарался слиться с природной энергией, как ты учил, и даже не дышал.

«Действенно, если среди магов не было мастера боевых искусств, или они целенаправленно не искали кого-либо, то найти Макса они, скорее всего, не могли», — я кивнул своим мыслям, вслух же попросил друга продолжать.

— Так вот, они прошли мимо меня так близко, что я смог рассмотреть даже их маски. Львы, гиены, кошки кого там только не было. Человек десять я точно успел заметить, а сколько было точно один бог знает и самое главное, Андрюх. Среди этих уродов я видел Одержимого в маске тигра! И судя по тому, как ему было тяжело идти, этот человек всё ещё не отошёл от каких-то ран.

— Это невозможно, его закинуло в первозданный хаос, выжить там нельзя даже магу уровня Архимага или Оплота.

— Это Одержимый, Андрюх! — ответив мне в тон, наставительно поднял палец толстяк. — Они могут очень многое из того, что недоступно обычным магам.

— Пускай так, но ты же видел всего лишь какую-то маску. Это совершенно не значит, что тигр, сражавшийся со мной, и тот, которого ты увидел вчера — один и тот же человек.

— Наверное, ты прав, — неуверенно кивнул толстяк, соглашаясь с моими доводами.

Я откинулся на спинку стула, обдумывая сказанное другом. Как ни крути, если Макс прав, и тигр выжил и находится сейчас где-то в студгородке, то это огромная проблема. Если мы столкнёмся лицом к лицу, он меня узнает сразу, а вот я его уже далеко не факт. Даже в том случае, если буду на полную использовать восприятие. Но каковы шансы, что это всё-таки он?

— Ладно, бог с ним с тигром. В любом случае, если рассуждать логично, то эти Одержимые, которых ты встретил, скорее всего, из Первого магического, — вслух предположил я. — Ты же помнишь их силы? Тогда это был уровень старших курсов и преподавательского состава. Не думаю, что тут что-то могло поменяться. А значит, тебе можно особо не опасаться встретиться с ними у себя в университете, чего не скажешь обо мне.

— Я тоже подумал об этом, Андрюх, — кивнул Макс. — Хотя среди преподавателей у нас тоже встречаются сильные маги, да и многие наставники практикуют преподавание сразу в нескольких университетов.

— В любом случае ты был просто случайным свидетелем, уверен, что тебе ничего не угрожает.

— Чего не скажешь о тебе, друг, — заметил Макс. — Твои подвиги мало того что нанесли им серьёзный урон, так ещё и задели их гордость. Маги так просто такое не оставляют. Будь осторожен в своём Первом магическом.

— Да уж, ничего другого мне пока не остаётся, — я потянулся к оставшемуся пончику на тарелке друга. — Пожалуй, сворую один у тебя.

— Да, пожалуйста, — махнул рукой тот, но в его глазах я всё равно заметил огонёк голода, вот же.

Итак, теперь придётся быть осторожнее в университете и за его пределами. Благо моё текущее развитие восприятия позволяет засечь внимание к себе даже со стороны очень сильных магов. Это в какой-то степени уравнивало шансы. Да и к тому же, сидеть постоянно в комнате общежития, бояться каждого шороха и не показываться на улице совершенно точно не лучшая идея. Как говорили в моём прошлом мире — это не путь мастера боевых искусств. Лучше и не скажешь.

— Ладно, пойдём прогуляемся по городу, — сказал я Максу, доев пончик.

— Погоди, я только что сказал тебе, чтобы ты был осторожным, а ты... — друг с удивлением посмотрел на меня, явно видя во мне идиота.

— Не боись, сейчас за нами никто не следит, на горизонте пустота, — не удержался я от своей ставшей уже обычной усмешки. — Поверь мне, я это знаю точно.

Сегодня я планировал как минимум пройтись по центру столицы. Раз уж я оказался в самом сердце пояса, грех этим не воспользоваться. Да и просто осмотреться.

В прошлый раз, когда мы с Максом добирались до студгородка, мне так и не удалось нормально посмотреть город. Сейчас я хотел исправить это. И, нужно сказать, помимо чистого любопытства, я преследовал ещё пару целей, достаточно приземлённых. Прежде всего, мне стало любопытно: нормой ли являлось поведение местной аристократии, с которой я встретился в университете. Конечно, мне далеко до эмпатии Константина, но настроение собеседника и ближайших людей уловить и я могу, потому способен более или менее ориентироваться в реакциях местных благородных, которые нам попадались навстречу. Что касается второй цели... если говорить начистоту, ради неё всё и затевалось. После любования аристократами и центром города я хотел посетить окраины и посмотреть, как же живёт самый угнетаемый класс в любом из миров. Бедняки.

Столица меня не разочаровала, подобного я не видел никогда, ни в родном мире, ни когда появился уже здесь. Это удивительно, но центральная часть города оказалась поделена на две чётко обозначенные части, в одной части находилось большое количество деловых центров, небоскрёбов, царапающих своими шапками небеса, и административных зданий, в другой же части находились здания всего три-четыре этажа, построенные как минимум пару столетий назад, в величественном стиле, они больше походили на миниатюрные дворцы.

Хотя почему миниатюрные? Некоторые здания можно было назвать самыми настоящими дворцами. Здесь же находилось множество парков, фонтанов и закрытых зон, куда попасть обычному простолюдину оказалось невозможно. Нас с Максом ни раз и ни два останавливали, досматривали, узнавали личности и вежливо, но настойчиво разворачивали прочь.

Именно в той центральной части, которую я назвал условно древней, нам больше всего встречалось представителей благородных семей. Я часто ловил на себе их взгляды. И что занимательно, реакции были самые разные: от любопытства и интереса, до пренебрежения и даже презрения. Причём я уверен, не будь на нас с Максом формы столичных университетов всё было бы гораздо хуже.

К концу нашей импровизированной экскурсии по центру города нам удалось наблюдать за созданием магического тоннеля, с помощью которого многие пояса сообщались между собой и осуществляли торговлю. В деловом районе для этого был создан целый квартал, на одной из застеклённых высоток были установлены специальные наблюдательные пункты с платными стационарными биноклями, позволяющими в деталях рассмотреть процесс формирования магического тоннеля. Правда, пришлось для этого долго искать свободные места у биноклей, выяснилось, что создание тоннеля традиционно привлекает внимание многих жителей столицы.

А посмотреть, к слову, там было на что. От количества плетений и конструктов, используемых при создании магического тоннеля, у меня в один миг заболела голова, достаточно было лишь один раз взглянуть на него. Насколько мне было известно, созданием каскадов заклинаний занимались несколько Архимагов, а за всем процессом и в качестве направляющего магических потоков выступал «Оплот магии», одна из высших ступеней магов в этом мире.

Сам тоннель представлял собой закручивающуюся воронку энергии чистой амины, из которой уже через секунду после создания начали появляться вереницы людей, сопровождающие какие-то контейнеры разных размеров. От совсем небольших, размером с легковую машину, и до самых огромных, с трудом помещающихся в тоннеле. Всё это происходило под контролем магов семей. Я знал, что подобные торговому кварталу места были созданы во всех самых крупных городах нашего пояса, и работа там не останавливалась ни на секунду, осуществляя торговлю и обмен товарами со всеми известными нам поясами.

— Впечатляет, — подал голос Макс, который, как и я, сейчас наблюдал за появлением тоннеля. — Там сплошная мешанина из магии, как они могут в этом ещё и разбирать что-то.

Я кивнул, прекрасно его понимая. Можно сказать, это заклинание являлось высшим достижением магов этого мира, помимо создания барьера, конечно.

— Итак, что у нас там дальше по плану? — спросил Макс и, не удержавшись, зевнул. — Знаешь, я, наверное, бы понемногу закруглялся. После этих... масок, толком не спал, да и вообще...

— Понятно-понятно, — я понимающе улыбнулся. — Как обычно не прочь перекусить. Хорошо, давай закругляться, раз уж ты так этого хочешь. Мне кое-куда надо заскочить, поэтому отправляйся в студгородок один.

Макс возражать не стал, лишь осведомившись, куда это я намылился под самую ночь, и получив от меня лишь неопределённое мычание, пожал плечами. Сегодня у меня были планы посмотреть на бедные районы. Так уж получилось, что в моём родном городе, да и во всех небольших городках, не было такого явления, как бедные районы. Сами по себе бедняки, конечно, встречались, но, чтобы селить их отдельно... такого не практиковалось, чего нельзя было сказать о крупнейших городах пояса, включая столицу. В моём родном мире школа Меча старалась набирать учеников из беспризорников и выходцев из бедных районов, точно таких же, что имелись и здесь.

Причин тому было несколько. И прежде всего простая истина — лишь только человек, потерявший всё, способен оценить предоставленный ему шанс. Поднимаясь со дна, ученики из бедных районов всегда знали, что вместе с падением школы они так же рухнут обратно в грязь. Это была гарантия их преданности. Я, кстати, и сам был из бедняков. Один из разведчиков школы Меча заметил меня среди беспризорной шпаны небольшого города неподалёку от резиденции и рекомендовал меня к обучению... Позже уже и я сам занимался поиском учеников для школы, не сильно преуспел, но всё же занимался этим как представитель библиотеки.

Когда я обучал Марию и Елену, то понял, несмотря на впечатляющую базу и желание учиться, они никогда не станут учениками возрождаемой мной школы Меча. Как бы я этого ни хотел. Семьи, к которым они принадлежат, держат их ничуть не хуже оков. А значит, мне придётся так или иначе использовать прошлый опыт школы Меча.

К сожалению, найти достойного кандидата среди бедняков было порой даже сложнее, чем среди благородных. Особенно из-за предъявляемых к ученикам моральных требований. Гордость, достоинство, благородство поступков и мыслей. Школа Меча, как и любая другая школа боевых искусств светлого пути, постулировала благородными идеями возвышения, и я не собирался нарушать этих традиций.

Достаточно мне было выйти на пустынной остановки одного из тех самых неблагополучных районов города, расположенных на самых его окраинах, как уже через пару минут почувствовал отчётливое внимание. Ещё бы, в опрятной форме университета, поздно вечером, да ещё и идёт вглубь района. Вначале моё восприятие ощущало лишь пару взглядов, но очень быстро к ним присоединилось ещё несколько. И среди тех, кто присоединился, я ощутил даже носителя дара, правда, совсем слабого. И, похоже, самоучку.

В отличие от центра города, окраины практически не имели освещения. Те несколько фонарей, что встретились мне на пути, оказались либо нерабочими, либо и вовсе поваленными. Но, пожалуй, самым главным контрастом с центральной частью города здесь оказались дома. Трущобы. По-другому и не скажешь. Одно и двухэтажные домишки ютились вплотную друг к другу, создавая тесные улочки с разбитой грейдерной дорогой, на которой я видел множество плохо заделанных ям. Благодаря восприятию я хорошо ощущал настороженное внимание, обращённое на меня. Что, в сущности, было и не удивительно.

Пару раз на моём пути мне встречались медленно проезжающие машины охранителей. И даже не приглядываясь, можно было легко понять, что сидящие там городские стражи сейчас находились при полном параде, готовые в любой момент к нападению.

Постепенно я углублялся всё глубже на территорию трущоб, внимательно осматриваясь вокруг. Я искал то, что должно было быть в любом несправедливом мире... детский приют. Судя по карте, которую я изучил заранее, один из таких приютов должен был находиться где-то здесь, но ориентироваться в одинаковых улочках оказалось непросто. Мои способности, к сожалению, здесь помочь не могли.

В какой-то момент предо мной появился подросток лет семнадцати. Приближение паренька я ощутил уже давно, но виду старался не подавать, чтобы не напугать. Очевидно меня посчитали за лёгкую цель, и захотели на всякий случай «прощупать», направив на встречу тщедушного подростка.

— Мистер заблудился? — в вечерней темноте прозвучал его голос.

Глава 20

Я хорошо чувствовал ещё как минимум пятерых, прячущихся в тенях, среди них отчётливо ощущался и тот самый человек с магическим даром. Именно на него я и был в основном сосредоточен, считая из всей группы его самым опасным. С моей силой и возможностями уйти от этих ребят не составит никаких проблем, но я бы и не шёл так в открытую, если бы не хотел встретиться с кем-то из местных...

— Я ищу детский приют в вашем районе, — ответил пареньку, отслеживая его реакцию.

— Э-э-э, это про шестой детский приют, что ли? Ну, дак такое будет стоить вам недёшево, господин, — радостно улыбнулся тот, а люди, прячущиеся в тенях, зашевелились. Очевидно, разговор о деньгах их сильно заинтересовал, придётся разочаровывать.

— Боюсь, вы чего-то недопоняли, — я позволил себе слабую улыбку.

— А, это чё... студент университета и без денег? — в вопросе паренька явно прозвучала откровенная насмешка. — Слабо верится.

Я не стал ждать, когда паренёк разовьёт свою мысль, время уже поджимало, через полтора часа автобусы перестанут ходить, и мне придётся на своих двоих добираться до студгородка, который, между прочем, располагался в другом конце города. Природная энергия вспыхивает во мне, делаю шаг и оказываюсь возле пятёрки прячущихся местных. Запугивать местных, пускай даже и шпану, это совершенно точно не самая лучшая идея, я пришёл сюда не ссориться.

Оказываюсь перед парнем лет двадцати с бритой наголо головой, судя по возрасту и слабому магическому дару, он и есть главарь в этой компании. Время вновь возвращается к своему ходу, мысленным приказом запускаю простенький магический конструкт, и у меня за спиной появляется небольшой светлячок, освещающий подворотню, где всё это время скрывалась вся банда. Страх и удивление. Хорошо ощущаю эмоции шпаны, а главарь ещё и лихорадочно пытается создать какое-то защитное плетение. Поднимаю руку, в которой зажата банкнота.

— Детский приют, кажется этот паренёк назвал его шестым, находится неподалёку, я готов оплатить проводника, но лишь только справедливую цену, договор?

Главарь соображает быстро. Не зря управляет этой небольшой шайкой. Я прямо вижу последовательность его мыслей. Отказаться и уйти ни с чем — это значит потерять авторитет. Напасть на мага, который раскрыл твое укрытие и в несколько раз сильнее — самоубийство. Взять деньги и выполнить, по сути, пустяковую просьбу — наименьшее из зол. Ещё и при этом получив расположение мага.

— Вы должны были сказать, что знакомы с нашими землями, мастер, — наконец отвечает лысый и без промедления берёт из моих рук банкноту. — Игнат! Проводишь мастера мага к шестому приюту и сразу назад.

— Да, старшой, — к нам подбежал молодой человек, недавно преградивший мне проход. — Всё сделаю.

— По рукам, — кивнул я и, без опаски поворачиваясь спиной к компании, если что-то попытаются сделать, я это всё равно непременно почувствую. — Веди.

Игнат быстро закивал, явно впечатлённый моим небольшим представлением, и направился вперёд, я же сделал шаг, но тут же остановился, повернув голову к лысому.

— Если мне потребуется в будущем твоя помощь, как тебя найти?

Обзавестись связями в трущобах будет не лишним, проводники мне здесь всегда пригодятся. Старшой секунду смотрел на меня, явно обдумывая имеет ли смысл давать свой контакт неизвестному магу, который ещё может и оказаться из благородных.

— Спросишь у любого здесь, как найти Василия Рудного, подскажут, — всё-таки сподобился ответить он, что же это, конечно, не визитка, но тоже сойдёт.

Кивнув, я направился за Игнатом, который ждал меня впереди. Сейчас он уже не выглядел так лихо, как это было совсем недавно. Очевидно из-за потери поддержки со стороны своей банды, хотя один лишь тот факт, что его отправили для провокации студента мага, лучше всего говорил о том, насколько парень ценен в банде. Интересно, а если бы я сегодня одел не стандартную студенческую форму, знаки различий которой можно было легко спутать с любой другой, а "парадную" форму? Не думаю, что ко мне вообще тогда бы кто-то подошёл...

К сожалению, приходится признавать, что без проводника найти приют мне самому было бы очень не просто. Это стало очевидно, когда мы подошли к совершенно обычному зданию, похожему на все прочие в этом районе. Ничего не выдавало в этой двухэтажной хибаре шестой приют, никакой вывески или обозначения. Я смог понять, что мы на месте, только когда почувствовал большое количество людей, живущих в этом доме. Три, нет, четыре десятка людей... и большая часть дети.

В этом плане новый мир оказался даже безжалостнее, чем мой старый. Несмотря на то, что все приюты содержались из городских бюджетов, их внешнее состояние сильно отличалось. Существовало два типа подобных кхм-м... сиротских домов. Первый назывался «Благородным Интернатом», туда попадали дети с обнаруженным магическим даром, и как нетрудно догадаться, их готовили к будущей судьбе вассалов той или иной благородной семьи, в зависимости от того, к кому относился интернат. Что же до тех, кому не повезло родиться без дара... их отправляли сюда. Детские приюты.

— Я провёл вас, мастер, — сказал Игнат, нервно смотря на меня. — Это шестой детский приют.

— Спасибо, — кивнул пареньку и уже не обращая на него внимания направился к зданию.

Сироты, оказавшиеся на обочине жизни. Их дальнейший путь был не самым завидным: либо шахты амины, расположенные за барьером и риск каждый день оказаться сожжённым выцветанием, либо жизнь внутри множества банд пояса. Что же, я хотел дать им и другой, третий путь. Чтобы возродить школу, я должен на кого-то опираться, и кроме Макса, у меня сейчас не было никого на примете. Никто из благородных и уж тем более наследников, какими были те же Мария с Еленой, быть такой опорой никак не могли.

В моей голове хранилось огромное количество книг и свитков посвящённых обучению практиков боевых искусств, но практического опыта в этом у меня самого было очень мало. Занятия с наследницами и Максом я и в расчёт не брал. Справлюсь ли с полноценным наставничеством? Несомненно да. Обязан был справиться.

Подойдя к дверям, я глубоко вдохнул ставшим прохладным воздух. Сейчас мне придётся ступить на, что называется, «тонкий лёд» моего плана. От того, как воспримет моё предложение директор приюта, будут уже зависеть все мои следующие действия.

Судя по тому, что я ощущал, дети как раз сейчас готовились к ужину, занимаясь готовкой. В здании находилось всего трое взрослых, и все они были преклонного возраста.

У двери не было ничего, что могло бы походить на дверной звонок. Пришлось постучаться. Несмотря на то, что само здание было немаленьким, мой стук услышали практически сразу. Спустя минуту я услышал топот маленьких ножек, и из-за двери донёсся детский голос:

— Кто там?

— Позови главу приюта, малыш, — как можно спокойнее, чтобы не испугать ребёнка, попросил я. — Это срочно.

Топот ног удалился, я ощутил, как искорка детской жизни быстро направляется в одну из дальних комнат приюта, где, очевидно, и живёт глава. Уже через пару минут вместе с ним возвращается обратно.

Звук открывающегося затвора, мгновенье, и вот я уже стою в полосе яркого света, бьющего из дверного проёма.

— Кто ты и зачем пришёл в к нам? — спросила меня высокая старуха в тёмном одеянии с ясным и настороженным взглядом.

— Госпожа, меня зовут Андрей Глинка, и я студент Первого магического университета, — представился я и сразу перешёл к делу. — Мне бы хотелось поговорить с вами о ваших воспитанниках. Дело в том, что я могу научить их магии.

Это оказалось действительно трудно. Глава приюта долгое время отказывалась мне верить, и мне пришлось настойчиво убеждать её, когда мы перебрались к ней в кабинет. Лишь только демонстрация некоторых «фокусов» с использованием природной энергии смогли убедить старушку в том, что не шучу и действительно потенциально способен научить детей магии или, если быть точнее, её аналогу. Не нужно говорить, что глава приюта больше всех оказалась заинтересована в том, чтобы её подопечные после ухода из приюта не оказались на рудниках Амины или в городских подворотнях уже как проститутки или члены банд.

Впрочем, верить мне на слово она даже и не думала. В мире трущоб это было просто не принято. Дотошности старушки можно было позавидовать, она проверила мой номер студента, позвонила куда-то, что-то узнала через своих знакомых, которые, похоже, оказались знающими людьми, раз после этого глава спросила меня, почему первый курс решил, что он может кого бы то ни было обучать.

Пришлось вновь повторять все сказанные доводы. Признаться честно, к концу нашего общения я уже сильно устал, а мои ораторские способности практически исчерпались. И, пожалуй, самым сложным для меня оказалось объяснить старушке, в чём же заключается моя выгода такого щедрого, без шуток, предложения. Объяснять принципы возрождения школы старушке я не стал, уж слишком была высока вероятность того, что она просто примет это за всё ту же банду. Сказал, что хочу подняться до самой вершины и получить титул аристократа. Что не было ложью, титул мог сильно облегчить мне путь. Но это было совершенно не обязательно. Слегка усилил эффект своих слов вплетая в них духовную силу. Это старушку не убедит, но вес словам немного добавит.

И... похоже, мне поверили.

Пока мы говорили, я, используя восприятие, следил за реакцией старушки, пытаясь понять, насколько ей самой можно доверять. Пока могу с уверенностью сказать, что глава действительно беспокоилась о детях в приюте, переживая за их будущее, и моё предложение она приняла не потому что поверила, а потому что захотела поверить. Вероятно, очень немногие выпускники приюта могли похвастаться хорошей жизнью после своего ухода...

Мы сошлись на том, что я возьму под крыло четырёх беспризорников, два раза в неделю обучая их своему мастерству, а уже по результатам глава приюта будет судить: имеет ли смысл доверять мне других своих подопечных.

Закончив с обсуждением и разобрав все детали, мы с главой приюта, кажется, пришли к соглашению. Сошлись на том, что я начну своё обучение как раз с этих выходных. И уже когда я хотел попрощаться с этим гостеприимным... приютом, выяснилось, что мы несколько с главой несколько увлеклись разговорами. На дворе уже стоял поздний вечер, а в это время автобусы переставали ходить в отдалённые районы города, которые за глаза ещё называли неблагополучными или просто трущобами. Неприятно.

Выход предложила глава приюта.

— Почему бы тебе не переночевать у нас? Здесь как раз имеются пара свободных кроватей, заодно познакомишься с некоторыми из ребят, присмотритесь к друг другу?

— Спасибо за приглашение, госпожа, — я с благодарностью кивнул старушке, быстро обдумывая предложение. — Я приму ваше предложение.

— Отлично, пойдём, покажу комнату, в которой ты будешь спать. Ты, кстати, не голоден?

— Нет, всё в порядке, — я отрицательно покачал головой, с любопытством осматривая дом, в котором находился приют, когда мы шли до кабинета, я был полностью сосредоточен восприятием на главе, практически не обращая внимания на обстановку.

Коридоры приюта оказались окрашены в мягкий синий цвет, на стенах я заметил большое количество картин в деревянных рамках, нарисованных явно детской рукой. Часто встречались небольшие столики, на которых стояли цветочные горшки с именами. Леночка. Сёма. Егор. Злата. Валерия. Ягодка. Иришка. Имён было много, встречались даже прозвища, кое-как выведенные на клочке бумаги. Внутри самих горшков я заметил совершенно разные растения: от простых полевых сорняков, до кактусов и даже роскошных цветков, которые не стыдно было бы показать в оранжереях благородных. Имелись и пустые горшки, в которых находилась лишь только земля.

— А почему в этих горшках ничего не растёт? — спросил я из любопытства, показывая на один из таких с приклеенным весёлым именем Василёк.

— Потому что их хозяева не смогли дожить до своего выпуска, — ответила старушка, посмотрев прямо в мои глаза, и от блеска стали в её взгляде мне стало не по себе. А моё восприятие оказалось сметено пеленой чёрной скорби. Здесь не нужно было быть эмпатом, чтобы всё понять.

— Вот как, — я кивнул. — Спасибо за откровенность.

— Мы почти пришли, прошу сюда, — мне показали на одну из дальних дверей.

Войдя в комнату, мы очутились в небольшой каморке, где с большим трудом умещалась кровать и тумбочка. На последней я заметил толстый слой пыль, говорящий, что последний раз этой комнатой пользовались очень давно. Старушка проследила за моим взглядом, но не повела даже бровью.

— Это комната штатного учителя физкультуры, — объяснила глава. — К сожалению, за такую зарплату никто работать здесь не хочет. Можете пользоваться ей, пока обучаете детей. Я сейчас попрошу нашу нянечку прибрать здесь, а пока пойдёмте, я познакомлю вас с детьми.

Дети из старших, как я понял, сейчас располагались в одной из игровых комнат. Младшие же уже спали.

— Немного внимания, дети! — сказала глава, входя в комнату. — Сегодня я вас познакомлю с нашим новым учителем оздоровительной физкультуры. Это мастер Андрей Глинка, и он в ближайшее время выберет четырёх из вас, чтобы заняться вашим развитием. Прошу относиться к нему уважительно и во всём слушаться.

Я остановился на пороге, осматриваясь. Десять пар глаз смотрели сейчас на меня, и это впервые, когда в этом мире я увидел то, чего никогда бы больше ни хотел видеть. Взрослые взгляды у маленьких детей...

Глава 21

Главы семей Вороновых, Заславских и Мигуновых шли по коридорам терракотового дворца — места проведения всех советов.

— Я всё ещё считаю, что мы должны пока блокировать найденный тоннель и провести осторожную разведку, — сказал старший Мигунов, обращаясь к спутникам. — На сегодняшнем Малом совете нужно поставить голосование об этом. Слишком уж там большая область. Риск очень велик.

— Юра, ты слишком перестраховываешься, — ответил ему Заславский. — Это же всё равно, что наступить себе же на горло. Новый тоннель — это новые территории, ещё не обследованные другими поясами, а значит, все ресурсы там будут наши. Кстати, что там говорят наши специалисты по поводу устойчивости найденной области?

— Как минимум лет пять у нас точно будет. Выцветание только начало подбираться к «пузырю» после открытия тоннеля. Жаль барьер пока не поставить, как ни старайся такой объём нам пока ещё не по силам, — сказал Воронов, выделив слово «пока».

— Тем более нужно поторопиться, нетронутые земли — это же огромное количество ресурсов!

— Вот именно, — подхватил Воронов и помахал перед собой какой-то распечаткой. — Вот, я сумел получить предварительный расклад, там область не меньше нашего пояса, есть несколько полей с чистой аминой и, внимание, Юр, три города какой-то цивилизации, хорошо сохранившиеся.

— Три? — Мигунов приостановил шаг, нахмурившись. — Слишком всё складно выходит, подумайте в больших областях, не подверженных выцветанию, часто могут обитать самые неприятные...

— У нас один из самых развитых поясов конгломерата, — перебил его Заславский. — Неужели ты думаешь, что мы не сможем проглотить этот кусок пирога? Если будем мешкать, другие могут опередить нас, мне стало известно, что уже два пояса начали активную разведку, что-то подозревая. Будем осторожничать и потеряем самый важный шанс в истории нашего пояса!

— Жень, я понял-понял, — поморщился Мигунов. — Ты просто не забывай, что даже у нашего пояса нет столько людей, чтобы за короткое время обследовать найденный тоннель.

— Задействуем всех, — подал голос Воронов. — Даже тех же студентов магических университетов. Кидать их в пекло не будем, они помогут с исследованием и разведкой обычных и зачищенных территорий.

— Отличная мысль, — тут же согласился с ним Заславский. — Наши разведчики вычистят территорию от монстров и тварей, а студенты займутся сбором.

— И почему мне кажется, что вы это всё уже обсуждали заранее? — хмыкнул Мигунов, подходя к дверям в малый зал совета. — Ладно, ваша взяла, считайте, что мой голос будет отдан вашему предложению, но в обмен...

— Ты получишь доступ к нашим выкладкам и разведке одним из первых, — понял его без слов Заславский.

***

Из приюта я ушёл за несколько минут до рассвета. Как раз возобновилось движение автобусов, а мне перед тем, как идти в университет, нужно было забрать кое-какие вещи из комнаты. Да и принять душ явно не мешало.

Уже в автобусе я мысленно вспоминал прошедший день и особенно момент знакомства со старшими ребятами. Те взрослые взгляды, которые я вчера заметил, означать могли только одно — дети через очень многое прошли. И совершенно точно это оставило шрамы на их душе. Пускай они всё ещё оставались детьми и подростками... мне всё ещё очень далеко до наставников школы Меча, которые могли словом и делом исцелять подобные раны. Пускай и не быстро, но я видел, как из настоящих «зверёнышей» вырастали выдающиеся ученики. Боюсь, тут нужен был именно практический опыт, а не теоретические знания покоящиеся у меня в голове.

Дилемма. Обучение озлобленного человека боевым искусствам внутри светлых фракций не поощрялось. Этот путь для тёмных, практикующих демонические искусства боя, которое способно было использовать гнев и ярость человека для усиления взрывной мощи. А среди ребят старшего возраста большинство уже казались мне озлобленными и настороженными.

Я задумчиво побарабанил пальцами по ручке кресла автобуса, привлекая внимание какой-то бабушки, которая ехала рядом со мной. Улыбнулся, показывая, что не специально, и вернулся к собственным мыслям. Итак, что мы имеем в сухом остатке. Детей изгоев, которых кинули их собственные родители, вынужденные жить в приюте, ожидая их взросления, и когда их выкинут на улицу.

Старшие, уверен, уже всё понимают и, вероятно, уже находятся в бандах, значит, обучать их я могу пока только лишь технике дыхания и медитации. Уже неплохо, это даст мне небольшое время, чтобы разобраться, насколько ребята отчаялись, и возможно ли погасить их злобу, если она, конечно, есть. Но в любом случае, я просто обязан был попробвать дать ребятам шанс.

Ещё раз обдумав своё решение и поняв, что всё в нём меня пока устраивает, я позволил себе немного расслабиться в мягком автобусном кресле. В общем и целом, складывалось всё неплохо, и мой план по восстановлению школы Меча пусть и не без некоторых проблем, но начинает воплощаться. Главное не торопиться и продолжать спокойно идти к намеченной цели.

Куда больше сейчас меня беспокоили Одержимые, которых видел Макс. Это могло в будущем стать большой проблемой. Я всё ещё сильно сомневался, что тот тигр, с которым мне довелось сражаться в Фоминском парке, действительно выжил. В конце концов, Макс видел лишь только маску, а её надеть мог любой. Особенно если эти маски используются как, скажем, демонстрация ранга. Но один лишь факт присутствия Одержимых в студгородке, буквально в самом сердце столицы, ясно говорил мне о том, что сейчас в поясе происходило и готовилось что-то непонятное и опасное. Скрытая борьба благородных семей за власть внутри пояса? Возможно.

В любом случае мне расслабляться нельзя, особенно если Макс всё-таки прав, и тигр действительно каким-то образом выжил.

С этими мыслями я и добрался до своей комнаты в общежитии и, лишь только подходя к дверям, вдруг с удивлением понял, что сейчас внутри я чувствую не одного, а двух людей. И уже через мгновение понял почему, как подтверждение от двери донёсся сладкий девичий стон, который не смогла заглушить даже толстая дверь.

«Ну, Себастьян...» — подумал я с удивлением. — «И когда только успел... в любом случае мне нужно попасть в комнату».

Подойдя, я настойчиво постучался в комнату, прерывая... развлечения Себастьяна и неизвестной. Стоны мгновенно прекратились, послышался шум, кто-то быстро собирался. Если честно, в этот момент я почувствовал некоторую неловкость, что называется испортил момент своему соседу по комнате, но, с другой стороны, сейчас же шесть утра, и я видел, что из некоторых комнат уже начинают понемногу выползать заспанные студенты. У Себастьяна была вся ночь в его распоряжении, и я уверен, он воспользовался ей на все сто.

Вдруг дверь передо мной распахнулась, из неё высунулась взлохмаченная голова моего соседа, он быстро осмотрел полупустой коридор общежития, подмигнул мне и отодвинулся назад, пропуская вперёд белокурую красавицу с раскрасневшимися то ли от стыда, то ли от недавнего занятия щеками. Выходя, она даже не взглянула в мою сторону, спеша скрыться с глаз как можно быстрее.

— Андрей, как мой подчинённый, ты мог бы в следующий раз предупреждать, когда будешь уходить на ночь? — с улыбкой и совершенно беззлобно спросил меня Себ.

— Посмотрим, — я прошёл вперёд, бегло осматриваю нашу комнату, никакого беспорядка, окно открыто настежь, из-за чего даже немного холодно. — Вечером поговорим на тему вождения к нам девушек. Я в душ, а после на занятия.

— Как хочешь, я сегодня, пожалуй, пропущу... — он зевнул, показывая, как устал, и направился к своей смятой кровати. — Устал, знаешь ли.

«А при первой встречи он показался мне странным и чересчур помешанным на обучении», — мелькнула у меня мысль, которую я тут же отбросил, направившись в душ. Мало ли, что мне там показалось. Люди, они разные.

Когда выходил из комнаты, прихватив нужные сегодня на занятиях материалы, Себ уже спал без ног, чуть ли не храпя. Оставалось ему только позавидовать и двинуть к выходу из студгородка, или я рисковал опоздать на первую пару.

Уже в кампусе я почувствовал неладное. Многие из студентов, которых я встречал на пути, казались мне взволнованными и оживлёнными, словно бы в кампусе произошло что-то настолько интересное, что они не могли держать это в себе. И уже через несколько минут мне стала понятна причина происходящего. На главной площади кампуса, там, где в прошлый раз вывешивали списки распределения первого курса по лигам, был установлен огромный красный баннер, на котором золотыми буквами было выведено:

«Первый турнир лиг университета».

Вот оно что. Теперь всё понятно. Началась подготовка к одному из четырёх турниров лиг, которые проводились в течение года. В отличие от итоговых экзаменов, участвовать в турнирах было совершенно не обязательно, и проигрыш не нёс никакого наказания, кроме разве что репутационного, но вот призы, которые выдавались за победы в турнире, могли оказать по-настоящему ценными для любого мага. От самых полезных ресурсов и до самых редких заклинаний. На турнире разыгрывались даже артефакты. Жаль, но в этом году для меня этот путь был закрыт, первый курс не мог участвовать в турнирах и претендовать на призы. Считалось, что мы ещё толком ничему не научились, и показывать нам попросту нечего. И отчасти так оно и было. Сейчас нам пихали в головы в основном общие предметы, а практические занятия магией занимали, дай бог, треть всего времени. К концу года всё, конечно, изменится, но пока приходилось ходить на довольно скучные и малополезные лекции.

С другой стороны, я в любом случае собирался посетить турнир, чтобы лучше разобраться в том, как выглядел настоящий поединок магов. Тот опыт, что у меня был, назвать каким-то серьёзным язык не поворачивался, а значит, посмотреть за поединками между старшими курсами будет в любом случае полезно.

— Что, хочешь поучаствовать, Андрей? — раздалось за моей спиной хорошо знакомый голос.

— Глава, — я повернулся, приветственно поднимая руку. — Какое совпадение вас здесь встретить.

«Нет никакого совпадения, она зачем-то хотела поговорить со мной, явно специальной найдя меня», — подумал я, хорошо ощущая внимание на себе со стороны девушки.

— Да, удивительное совпадение, — тень слабой улыбки промелькнула на её лице. — Как у тебя дела с практикой, Андрей?

Теперь мне стало понятна причина её появления здесь. Похоже, мои «неудовлетворительные» результаты по освоению техники дыхания дошли до главы. Что же, это рано или поздно должно было случиться. Я всё равно планировал уходить из клуба, но перед этим хотелось бы завершить то, что задумал...

— Я занимаюсь каждый день по нескольку часов, глава, — ответил я, наблюдая за тем, как на площадь с баннером вытаскивают стол и стулья, скорее всего для того, чтобы начать регистрацию.

— Стараешься, — кивнула девушка и посмотрела на меня жёстким взглядом. — Но стараться недостаточно, Андрей. Для нас, кто занимается боевыми искусствами, важен прежде всего результат. А твои результаты значительно скромнее тех ребят, что пришли к нам вместе с тобой. Знаешь, я возлагала на тебя большие надежды, думала, что ты станешь настоящим прорывом. Тем, кто сможет ещё сильнее возвысить клуб, и на следующий год прославить его на турнире лиг. Так как в этом году прославим его мы с Костей.

Если она думала, что я начну расшаркиваться перед ней, обещая исправиться и стать лучше, то заблуждалась. Меня мало тронула её речь, но не реагировать на неё тоже нельзя. Как минимум пару занятий в клубе я ещё планировал провести.

— Я понял вас, глава, — повернувшись, я посмотрел ей в глаза, заметив характерный отблеск в них, и хоть я не был эмпатом как Константин, хорошо спрятанное презрение во взгляде заметить всё же смог.

Она такая же, как и многие другие аристократы. Уверена в собственной исключительности и в том, что обычные люди предназначены исключительно для служения. Что же, не удивлён.

— Хорошо, если так, Андрей, — кивнула девушка. — У тебя месяц на то, чтобы изучить технику дыхания на базовом уровне. Если не справишься, то наши дороги разойдутся. Возможно, боевые искусства просто не для тебя.

С этими словами, не дожидаясь моего ответа, глава двинулась к столу записи, который уже установили, а регистраторы начали свою работу.

«Месяц? Я правлюсь с тем, что планирую за несколько дней».

Я внутренне усмехнулся, следя за тем, как девушка регистрируется в предстоящем турнире. Её белые, как снег, волос выделялись среди прочих студентов, делая главу очень заметной. Иронично, что как раз эти волосы являлись, по своей сути, меткой некомпетентности практика боевых искусств, не сумевшего должным образом очистить природную энергию. Изъян, исправить который ей, возможно, никогда больше не удастся.

Глава 22

Во время нашего разговора с главой клуба боевых искусств у меня мелькнула мысль попытаться имитировать неправильную технику дыхания, чтобы ввести её и других членов в заблуждение. Обдумав, я с сожалением отбросил эту мысль, рисковать и вносить изменения в даже уже поставленную технику дыхания того не стоит, я слишком хорошо знал, каких проблем это мне может стоить в будущем. Да и смысла немного, нахождение в клубе меня уже давно стало тяготить.

«Думаю, мне просто уже следует закончить с этим цирком, обучив ребят нормальной технике. Они, конечно, не поверят на слово, но если показать им всё на собственном примере... думаю всё должно получится. В любом случае я ничего не теряю».

Последние несколько дней я хорошо изучил индивидуальные особенности новичков и они оказались удивительно похожи. Довольно удачное совпадение. Не нужно подстраивать технику дыхания под индивидуальные особенности каждого.

Сегодняшний учебный день не отличался какой-то новизной и необычностью, время шло своим чередом. Пары сменили друг друга с ленивой неспешностью, мои одногруппники, в большинстве своём, как и я, зевали от скуки. Как я понимаю, аристократов натаскивали на программу университета куда серьёзнее, и весь общий материал, который нам сейчас давался, был им уже хорошо известен.

Группа по-настоящему оживала лишь на перерывах между пар, живо обсуждая предстоящий турнир лиг и то, кто там являлся фаворитом. Оказывается, этот турнир был относительно популярен, и за пределами университета, являясь по своей сути чем-то, вроде официальных соревнований, которые начали набирать популярность последний год-два благодаря тому, что к организации турнира были привлечены одарённые и инициативные люди.

Об этом мне с большим удовольствием рассказал Олег Латицкий, оказавшийся на удивление дружелюбным человеком, идущим с готовностью на контакт. Хотя, предполагаю, что его показное дружелюбие отчасти было следствием предложения вассальной клятвы. Он всё ещё надеялся переманить меня к себе в семью. И да, его тогдашнее предположение, что таких предложений я получу немало, полностью сбылось. За эту неделю я получил вдобавок к визитке Латицких ещё около десятка подобных предложений и, кажется, конца этому пока видно не было.

После пар я, как обычно, посетил клубные занятия, по дороге вновь наткнувшись на Марию, которая, похоже, узнав, где я занимаюсь, не упускала шанса перекинуться хотя бы парой слов со мной. Очевидно ей очень хотелось поговорить со мной о чём-то, но каждый раз она удерживала себя, ограничиваясь лишь сухим приветствием в своём фирменном безэмоциональном стиле. Помогать Маше и расспрашивать её сам я даже и не собирался. Во-первых, это слишком глупо, своё обещание я помнил хорошо. Во-вторых, воспринимал ситуацию, как тренировку для самой Марии, если ей действительно что-то от меня нужно, следует отбросить собственные страхи и просто спросить.

В клубе, кроме новичков и трудяги Алексея, никого не было. Как обычно все начнут собираться лишь ближе к вечеру и только на пару часов. Как я понял, большинство из старших курсов сейчас плотно занимались подготовкой к турниру, из-за чего клубная деятельность у них отошла немного на задний план. Тем лучше, никто не будет мешать.

Как всегда троицу новичков я встретил на циновках, практикующих «правильное» дыхание, и мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что ребята застряли на одном из базовых элементов. Простых, если тебе на пальцах объясняют, что нужно делать, и очень сложных, если ты руководствуешься странными советами, которые ещё и были написаны с ошибками. У большинства занимающихся в клубе были ошибки именно на этом этапе.

— Салют! — я поднял руку в приветствии. Лёва и Ваня тут же с улыбкой поприветствовали меня, а вот Игорь показательно проигнорировал, продолжая старательно практиковаться. Этот парень для меня казался полной загадкой, несмотря на то, с боевыми искусствами он знаком лишь с недавнего времени, он казался мне буквально помешан на собственной практики и из всей троицы продвинулся дальше всех. Не знаю, с чем была связана такая одержимость, но чем-то она мне напоминала бзик той же Марии на мечах.

— Как у вас с прогрессом? — между делом спросил я, двигаясь к раздевалке.

— А, — махнул рукой Ваня. — Наткнулся на настоящую стену, причём, вроде как, у Лёвы и Игоря таже проблема. Старшие говорят, что это нормально...

— Вот как? — я остановился возле входа в раздевалку. — У меня тут вчера ночью, когда я размышлял над своими неудачами, мысль одна появилась... возможно мы немного неправильно используем технику дыхания.

«Я откровенно хреновый актёр, но не думаю, что от меня здесь требуется великий талант, да».

— В каком смысле? — между тем спросил сбитый с толку Ваня, заметил, что Лёва и даже Игорь удивлённо посмотрели на меня, явно заинтригованные.

— Дай переодеться и покажу, — я открыл двери, внутренне улыбаясь, теперь они на крючке, отлично.

Да уж, всё это время мне было откровенно не по себе от того, что начинающих практиков боевых искусств на самом раннем этапе ломали и калечили. То, что происходило в этом клубе, было неправильно, и я внутренне каждый раз сдерживал себя, чтобы не вмешиваться в процесс обучения моих товарищей. Теперь же мои руки были развязаны, отчасти благодаря главе, поставившей мне ультиматум. Что же, пора было показать, чем настоящая техника дыхания отличается от той жалкой чуши, что висела не стене. И исправить то, что ещё можно было исправить, пускай и ценой исключения из клуба... Не велика потеря. Если нужно я смогу получить доступ к «секретным» техникам и по-другому. Имелись кое-какие мысли на этот счёт.

Естественно, моим словам не поверили. Однако, самый любопытный Иван, явно уставший от практики, воспользовался моими словами, как поводом передохнуть. Что же до Лёвы и Игоря, то оба практически сразу вернулись к технике дыхания, выкинув мои слова из головы, словно их и не было.

— Говоришь, мы как-то не так используем технику дыхания? — лениво спросил Ваня, потягиваясь на циновке, и тут же протянулся с наслаждением. — О-о-о, как же у меня спина затекла.

С этими словами парень упал назад, растянувшись прямо на циновке под неодобрительными взглядами Лёвы и Игоря. Те, чувствовали себя точно так же, но не позволяли себе расслабиться.

— Сейчас покажу, — ответил я, улыбнувшись и присев на соседнюю с Иваном циновку, приняв удобную позу лотоса.

Благодаря восприятию эта показная невозмутимость троицы меня не обманула, им сейчас действительно было любопытно. Привычным действием, которое ранее выполнял сотни тысяч раз, я привёл собственный разум в состояние, называемое в мире боевых искусств «сатор», слившись с окружающим миром, и делая себя его частью. Моё дыхание изменяется, приходя к определённому ритму, природная энергия начинает закручиваться вокруг места, где мы с товарищами сидим. Троица мгновенно ощутила это изменение, хоть и не поняла до конца, что происходит. Чувствую на себе внимание Алексея, который, в отличие от новичков, обладает куда большей чувствительностью, а значит, прекрасно видит закручивающийся вокруг меня вихрь природной энергии.

Признаюсь честно, этот вихрь я спровоцировал сам, дыхательная техника не могла создать ничего подобного, но мне крайне важно было убедить ребят, что мой метод работает и более того, он эффективнее того, что пытались освоить они.

Секунда, и я открываю глаза, наполненные до краёв природной энергией, заставляя всех троих вздрогнуть. Ещё бы, сейчас вместе белка в моих глазах была пронзительная зелень.

— Воу, — Иван единственный, кто может хоть что-то сказать.

— Как-то так, — я усилием воли прогоняю из своего взгляда зелень и возвращая себе естественный вид.

— Что здесь происходит? — к нам подошёл озабоченный Алексей, судя по всему, увидеть изменения во мне он, как я и планировал, не успел. А значит, понять и разобраться, что он почувствовал, не сможет. Но сейчас не стоит молчать, а то вон уже Иван открывает рот, чтобы как на духу рассказать старшему всё.

— Кажется, мне удалось понять основы дыхательной техники, — опередил я Ваню. — Это было непросто.

— Ого, молодец! Поздравляю! — искренне похвалил меня Алексей, но, нахмурившись, уже продолжил. — Так эта энергия здесь была из-за тебя?

— Предполагаю, что так, — с искреннем удивлением посмотрел на него.

— Хм-м-м, — протянул парень, взглянув на меня как будто по-новому. — Неплохо получилось. Ещё раз поздравляю, Андрюх. Рад за тебя. Без шуток.

— Спасибо, Алексей, — мне показалось, что его слова звучат вполне искренне, в таких ситуациях начинаешь жалеть, что не имеешь способностей эмпата.

— Уверен, ты удивишь всех, если вдруг появятся вопросы, не стесняйся, спрашивай. И да, ребят, это и вас касается. Помогу, чем смогу.

Я проводил взглядом старшего, уходящего в свой угол. Я не сильно беспокоился, что он осознал суть происходящего только что. Алексей был чистым практиком и не отличался хорошим пониманием боевых искусств, особенно если говорить об их вариациях.

Последнее время он, кстати, практиковал какую-то необычную технику, суть которой мне с трудом удавалось уловить, как и все прочие используемые местными практиками. Но вот что точно можно сказать — освоить её у него никак не получалось. Именно поэтому он так надолго задерживался в клубе каждый день. Как маг Алексей был откровенно слаб и пытался компенсировать это боевыми искусствами. И как только ему удалось с такими результатами поступить в первый магический, непонятно...

Повернувшись к товарищам, я увидел то, на что и рассчитывал. Их взгляды изменились. Даже Игорь, которому обычно было плевать на происходящее вокруг, сейчас смотрел на меня с немым вопросом.

— Я полагаю, вам сейчас любопытно, что я сделал, да?

— То, что ты сделал... это не опасно? — неуверенно спросил Лёва. — Даже я заметил, что это отличается от того, что нам тут показывают. Как можно быть уверенным, что это не навредит нам.

«Ну не говорить же им, что я использовал метод, которым пользовались миллионы практиков боевых искусств до меня?» — с некоторой досадой подумалось мне. Впрочем, это уже не мои проблемы, если кто-то из них не пожелает использовать мой вариант техники, они сами выберут свою судьбу. Насильно мил не будешь, так кажется говорят?

— Лёва, никто не заставляет тебя использовать это, — между тем пожал я плечами, демонстрируя им безразличия. — Просто послушай, как я это делаю, а дальше уже сам решишь. Теперь смотрите и слушайте...

Я зря опасался. Мне хватило меньше десяти минут на то, чтобы объяснить ключевые отличия моей техники дыхания от той, что использовалась в клубе. На лету уловив суть того, что я поменял, и насколько это было изящно, троица тут же не раздумывая приступила к практике, и результат не заставил себя ждать. Первым прорвался Игорь. Он, конечно, не создал того представления, что я, но даже так его прорыв был стремителен и точен. Мне стало это понятно, лишь только я увидел его взгляд. Человек, который впервые видит природную энергию, щедро разлитую вокруг, не сможет скрыть изумления, каким бы он ни был сдержанный. Вот и Игорь оказался не готов к тому, что увидел. Его удивлённое восклицание и невероятный прыжок назад из положения сидя заставили меня улыбнуться.

— Это... это... это...? — заикаясь, несколько раз спросил он.

— Да, это природная энергия, Игорь, — кивнув, ответил ему.

Наша наставница, которая всё ещё не пришла, не раз рассказывала о том, что произойдёт после освоения техники дыхания. И Игорь должен был хорошо помнить её объяснения, но, столкнувшись с этим в реальности, всё равно оказался не готов. Частое явление.

Что же касается Лёвы и Вани, то они отстали ненамного, завершив свой прорыв спустя несколько минут. Я нисколько не удивился такой скорости. Во-первых, ребята очень давно практиковали пускай и дефектную, но всё же технику дыхания. Во-вторых, настоящая техника была действительно элементарной и не требовала особых навыков для освоения. Лишь время, которое они потратили более чем много.

— Это просто невероятно! — воскликнул Ваня, находясь под впечатлением от недавнего прорыва. — Всё было настолько просто?

— Гениальное всегда просто, — сказал ему здоровяк Лёва со своей неизменно доброй улыбкой, которая, похоже, никогда не покидала его лицо.

«Ну что же, первый шаг сделан. Теперь остаётся ждать реакции главы», — мысленно усмехнулся я.

Ну да ладно, будем решать проблемы по мере их появления, как говориться. Тем более что у меня появилось ещё пара сумасшедших, но интересных идей которые стоит как следует обдумать.

Глава 23

Алексей оказался шокирован тем, как за короткий промежуток времени все новички смогли освоить технику дыхания, по его собственному признанию, он рассчитывал на то, что мы ещё как минимум неделю должны были практиковаться, чтобы показать хотя бы сносные результаты. По его признанию, даже Глава потратила в своё время на это больше времени.

К слову о главе. Мы так и не дождались её появления, как и большей части членов клуба. Их занятость объяснялась просто. Как я и предполагал, большинство записалось на предстоящий турнир, и сегодня участвовали в каком-то мероприятии от организаторов. Я не совсем понял из объяснений Алексея и всё-таки посетившей клуб «наставницы», что там было конкретно, но сегодня ждать в клубе главу и большинство членов уже не имело смысла.

А раз так, то и я не стал больше задерживаться в зале клуба и, попрощавшись со всеми, отправился домой. Мои товарищи новички всё ещё находились в прострации после того, как сумели почувствовать природную энергию, и ожидать от них вразумительных вопросов пока не стоило. Им, конечно, сейчас помогали Дарья и Алексей, но право слово, я опасался, что оба скорее навредят, чем помогут. А на парней у меня всё-таки имелись кое-какие планы... особенно после того, как они приняли мою помощь. Впереди же маячили выходные. Завтра и послезавтра в университет идти не надо, а значит, встретиться с главой я смогу лишь в понедельник. А ещё завтра наступала пора моей новой работы в качестве тренера в шестом приюте.

Нд-а, как-то уж очень быстро это случилось. Когда вчера договаривался с главой приюта, совсем забыл о том, что выходные уже на носу. Хотя это, наверное, даже к лучшему. Раньше начну, раньше закончу.

Вернувшись в комнату общежития, я имел основательный разговор с Себом. Пришлось обстоятельно объяснить ему, что приводить девок к нам в комнату без предупреждения это совсем не дело. Я совершенно точно не был против отношений, да даже и сам был бы сейчас не против уединиться с какой-нибудь красоткой, тем более что уже очень давно не был в отношениях, но это следовало делать, предупреждая товарища по комнате во избежание недоразумений. Себастьян, несмотря на сонный вид, похоже, внял моим словам, согласившись в их резонности.

На следующий день, рано утром, я выдвинулся к приюту. Дорога на этот раз была без происшествий, некоторое время после остановки меня вели, но уже спустя пару минут прекратил. Достаточно мне было дать знать неизвестной группе, что я их заметил, как они отступили. Намёки ребята понимали хорошо.

В приюте меня ждали. Я не успел даже постучаться, как дверь открылась. Девушка лет шестнадцати с пронзительно голубыми глазами с подозрением посмотрела на меня, но пропустила внутрь. Говорить со мной эта особа не захотела, лишь молча кивнула в сторону кабинета главы приюта и удалилась куда-то в сторону столовой, откуда я слышал доносились отчётливые звуки бряцания ложек и звон посуды. Похоже, дети как раз завтракали. Не став задерживаться, я направился к кабинету главы, дверь которого сейчас была открыта настежь, явно чтобы создать хотя бы какой-то сквозняк, так как на улице даже в это ранее утро уже стояла удушливая жара.

— Можно? — я слегка постучал по косяку, замерев на пороге.

— Да, ты как раз вовремя, Андрей, — кивнула мне старушка, не отвлекаясь от изучения какой-то бумаги. — Готов к первому дню занятий?

— Конечно, — бодро кивнул я, чувствуя, что, даже несмотря на всю кажущуюся сосредоточенность на бумагах, старушка пристально следит за мной.

— Отлично, как и договорились, ребята будут ждать тебя на заднем дворе после ужина и утреннего чтения, ты, кстати, решил: кого будешь обучать?

— Да, Маковка, Дюпель, Горлопан и Заноза, — перечислил я клички ребят.

— Настоящие имена ты у них не спросил? — вскинула брови старушка.

— Я хочу говорить с ними на равных, захотят назвать настоящие имена, скажут. А пока сойдут и клички.

— Как знаешь, — не стала спорить со мной. — Я скажу ребятам. Наш сад в вашем распоряжении, господин Глинка. Единственная просьба, прошу обойтись без разрушения собственности приюта, это понятно? Ваши подопечные деятельные и активные ребята, я настоятельно рекомендую вам быть готовым к этому.

— Конечно, глава, — то, что у приюта есть задний двор, оказалось для меня полным сюрпризом, а уж про сад я и вовсе молчу. — Тогда я осмотрю место наших тренировок?

Старушка кивнула, вернувшись к изучению документов, и тем самым говоря мне, что разговор окончен.

Как и сказала глава, задний двор у приюта действительно имелся и весьма неплохих размеров. Трудно судить из-за большого количества яблонь, растущих здесь, но места нам здесь было более чем достаточно. Имелись даже несколько огородов, на которых росло что-то. Удивительно, что со стороны парадного входа приют мне показался обычным зданием. Впрочем, через несколько дней мне объяснили, что сам двор был всё же не совсем приютским, скорее общим для всех ближайших домов, которые относились к этому двору. Но, по большей части, пользовались им дети. Выращивали здесь кое-какие овощи для своей кухни и заготовок на зиму. Как я понимаю, дотаций от города не хватало для нормального питания детей, потому приют выкручивался как мог, и как результат появился этот сад.

Дети, с которыми я должен был заниматься, пришли спустя час, как и обещала глава.

Маковка, Дюбель, Горлопан и Заноза. Да, именно так они и представились во время моего знакомства и, похоже, не имели никакого желания называть свои настоящие имена, а я не собирался устраивать истерики по этому поводу и заставлять их назваться по-нормальном. Хотят, чтобы к ним обращались по кличкам, что же, это их выбор. Все четверо были крепкими пареньками, жилистыми, с острым внимательным взглядом. И каждому их клички подходили идеально. У Маковки была смешная причёска в виде клочка волос на верхушке черепа. Дюбель казался настолько худым, что любая одежда на нём висела точно на вешалке. Горлопан не умел говорить нормально, то и дело срываясь на громкий голос, чуть ли не на крик. Ну а Заноза... этот очень любил вставлять свои комментарии по поводу и без.

Для всех них не было секретом собственное незавидное будущее. Предполагаю, что в бандах, в которых они состояли, им в красках описали всё.

— Что же, в прошлый раз мы с вами уже познакомились, но на всякий случай я повторюсь. Меня зовут Андрей Глинка, и с этого момента я ваш тренер по физической культуре. На словах и бумаге, конечно...

Сделал паузу, отслеживая реакцию четвёрки. Неужели не поведутся? Не повелись. Пришлось внутренне раздражённо вздохнуть, контакт налаживать в любом случае нужно. Поэтому я просто обратился к природной энергии, разлитой вокруг, создавая в руке плотные комок силы и одновременно с этим проявляя его в реальности, добавляя немного стихийного элемента ветра. Секунда, и на моей ладони закручивается небольшой белый шар из природной энергии, двор наполняется характерным звуком шелеста песка. Вижу, как замерли ребята, во все глаза наблюдая за шариком.

— Знаете, что это такое? — спокойно спрашиваю их, это их точно должно расшевелить, и на этот раз не ошибаюсь.

— Это магия, мастер, — отвечает один из мальчиков, Заноза, если мне не изменяет память, его серая, словно бы покрытая пеплом кожа, привлекала внимание. — Вы маг.

Они продолжают смотреть с широко открытыми глазами на творящееся волшебство перед ними, но я вынужден разочаровать ребят.

— Ты не прав. Это не магия, и я не совсем маг.

«Попались», — с внутренней улыбкой наблюдаю за их удивлёнными взглядами, на этот раз в их лицах я читаю настоящие эмоции и неподдельное любопытство.

— Тогда что же это, мастер? — спрашивает Заноза, похоже, он среди них за старшего или типа того.

— Это природная энергия, — я мысленным усилием поднял перед собой белый шар, в котором закручивалась сила ветра. — Любой человек способен использовать её. Кто-то, конечно, лучше, кто-то хуже. Но могу гарантировать, при должном упорстве, усидчивости и упрямстве вы сможете во многом сравняться с одарёнными магией.

Парни замерли, слушая меня и боясь даже пошевелиться. Я хорошо понимал их. Они практически с самого рождения были отбракованы поясом, и их будущее было незавидно. Либо рудники амины за пределами барьера с каждодневной опасностью оказаться на пути выцветания, либо присоединение к многочисленным городским бандам. Были, конечно, исключения. Я знаю, что глава приюта прилагала колоссальные усилия, чтобы дать детям нормальное образование и шанс вырваться из этого проклятого круга, но удавалось это лишь единицам. И вот прихожу я и говорю им, что будущее шахтёра-смертника или преступника далеко не единственное, и они могут избежать этого.

— Как?... — хрипло спросил самый высокий из четвёрки Дюпель с расширившимися глазами, в которых зажглась надежда. — Что нам нужно делать?

«Я знал, что вас это заинтересует», — не смог удержаться от самодовольной мысли. — «С этого момента начинается самое трудное. Мне нужно, по сути, из самых настоящих малолетних преступников или тех, кто был на грани становления ими, создать последователей светлого пути. Не самая простая задача. Мои наставники в прошлом могли это делать, но справлюсь ли?»

Я встряхнулся, отбрасывая ненужные мысли. Дорогу осилит идущий. И, скрестив руки, начал объяснять собравшимся детям:

— Первое — слушаться меня во всём. Верить каждому моему слову и суждениям. Это аксиома! Непреложная истина! Второе — полная самоотдача и желание обучаться. Третье — использование полученных от меня знаний лишь только для самообороны и защиты собственной чести. Никакого нарушения законов и уж тем более попыток поквитаться со своими обидчиками с помощью полученных от меня умений. Пока на этом всё.

— Ещё чё-то будет? — спросил Заноза, спрятав удивление глубоко внутри. До конца мне никто из ребят так и не поверил, несмотря на то, что им это очень хотелось. Ребята слишком многое повидали в своей жизни и, невзирая на возраст, хорошо понимали, что доверие складывается не из слов, а из поступков. Что же, меня это вполне устраивало.

— Да, будет, но я расскажу об этом лишь после того, как мы узнаем друг друга лучше, согласны? — я посмотрел на четырёх подростков и, не услышав возражений, кивнул. — Отлично. В таком случае начнём.

В отличие от Марии и Елены, обучение ребят я начал не с уже привычной практики техники дыхания. Она, конечно, была важна и нужна при любых обстоятельствах, но главной моей задачей сейчас была проверка возможностей подростков. Чтобы понимать, на что обращать внимание в первую очередь. И, конечно, развитие их физических навыков. Мария и Елена уже имели все нужные данные, занимаясь с учителями своих семей, а эти ребята ничего не умели. Ну а технику дыхания я планировал показать им чуть позже, когда они кое-что поймут.

Я заставил их бегать до изнеможения по маленькой вьющейся дорожке сада. И уже через десять минут столкнулся с сопротивлением.

— Мы устали! — возмутился Заноза, при этом мне хорошо было видно, что он держится хорошо, и сил у него ещё более чем достаточно. — Что это за тренировки, просто бег и больше ничего? Мистер, нас не...

Это был продуманный протест, как и говорила глава, меня попытались одёрнуть и заставить отступить. Пока только пробный камень, но я уверен, что если дам хоть небольшую слабину все четверо это сразу почувствуют, и на этом наше обучение можно будет смело назвать успешно проваленным. На текущем этапе ни какого-то доверия, ни уж тем более дружбы у нас ещё не сложилось, после моих слов желание обучаться у ребят появилось, но достаточно было немного надавить на них, как это желание мгновенно улетучилось. И неудивительно, мои слова были всего лишь словами, верить им без доказательств никто не станет, а работать, тем более напряжённо, просто так не хочется.

Что же, я предвидел такое развитие событий, и так удачно, что на заднем дворе приюта оказалось столь замечательное место, как яблоневый сад. Место, которое укроет нас от взглядов любопытных.

Подняв руку, я мысленно обратился к природной энергии, создавая вокруг нашей группы иллюзорный домен, закрывающий не только нас от внешнего мира, но и внешний мир от нас. Секунда, и мы оказались посреди самой настоящей пустыни без конца и края. Сама иллюзия была простой, ведь мальчишки не владели ни даром магии, ни боевыми искусствами, и разорвать её были не в силах.

— Что? Где? А? — Заноза с другими ребятами поражённо смотрели по сторонам, пытаясь прийти в себя.

— Теперь я понял в общих чартах, какая у вас всех база выносливости, — выйдя вперёд, встряхнул онемевшей рукой, непроизвольно поморщившись, такая сильная иллюзия дала откат. — А теперь пора заняться практикой.

Напротив каждого из ребят вдруг прямо из песка поднялся человек, быстро приобретая их собственные черты. Двойники.

— Задача победить, — сказал я, отходя в сторону.

— Но... — хотел было возмутиться Заноза, но не сумел закончить, так как на него бросилась его копия.

Дальше в течение нескольких минут происходил спарринг, хотя уместнее всего было сказать избиение. Естественно, в иллюзорном мире раны у ребят не появлялись, да и боль была притуплена. Зато страдала гордость тех, кто вырос на улице и знал себе цену. По песку их возили специально небрежно, демонстративно и насмешливо. Уже к концу первых десяти минут я видел, как скрипел зубами низенький Маковка, а его друг Гарлопан кое-как стоял на ногах. Что же до Дюпеля и Занозы, то эти двое хоть и оказались чуть выносливее двух своих товарищей, но в конечном итоге так же оказались сломлены.

Песок, на котором приходилось сражаться, был рыхлым, не позволяя нормально передвигаться и драться. Ребятам приходилось прилагать вдвое больше усилий, чтобы хотя бы просто уклоняться. Наконец, последним рухнул обессиленный Заноза, тяжело дыша и буквально хватая воздух ртом.

— Эти двойники, которым вы пытались противостоять, не могут ничего, их возможности ограничены, а сами они всего лишь куклы. Вместо того, чтобы использовать разум и попытаться объединиться, вы просто валялись у их ног. С такими навыками в бандах ваша жизнь закончится очень быстро, а на рудниках она будет ещё более скоротечной.

— Как будто мы это сами не знаем, мистер, — тяжело дыша, ответил Заноза.

Я усмехнулся, развеивая иллюзию и ощущая, как кружится голова. Поддерживать такой уровень погружения одновременно для четырёх, пускай и слабых, но людей, далось мне с большим трудом.

— Я могу дать вам шанс стать кем-то в этой жизни, но даже если у вас, предположим, ничего не получится, вы хотя бы проживёте чуть дольше... итак, теперь я спрошу ещё раз, готовы ли обучаться у меня и получить шанс на новую жизнь?

— Что... где мы были, мистер? — спросил уже Дюпель, оглядываясь вокруг и понимая, что вернулся в сад около приюта.

— Простая иллюзия, вы и сами так сможете, если не будете отлынивать, конечно, — ответил я. — И я всё ещё жду от вас ответа.

— Я согласен, — подал голос Маковка.

— Я тоже, — через секунду присоединился к нему Дюпель.

— И я, да я! — это уже был Гарлопан, судя по тому, как он прокричал свой ответ.

— Да, мы все согласны, — подвёл итог Заноза, поднимаясь на не слушающиеся его ноги.

Я не смог удержаться от улыбки. Первый раунд в возрождении школы Меча оказался полностью за мной.

Глава 24

Первый день прошёл продуктивно. Хоть до конца я так и не убедил ребят, что они смогут повторить всё показанное мной, но поселил в их душе робкую надежду. Надежду, в которую им очень хотелось верить. Несмотря ни на что.

К вечеру, когда четвёрка учеников выбилась из сил настолько, что уже была не способна ни на что толковое, я с удовлетворением завершил тренировку. И не смог не улыбнуться, когда прочитал на лицах всех четверых нескрываемое облегчение.

— Что же, в качестве подарка за отлично проделанную сегодня работу позвольте помочь вам, — я подошёл к насторожившемуся Гарлопану, который был ближе всех, и положил руку ему на плечо.

Природная энергия встряхнула его так, что парень вздрогнул всем телом, дико вращая глазами. Вот он секунду назад не мог пошевелить и пальцем, а сейчас готов был бежать отсюда и до заката. Реакция остальных была примерно такой же. Они впервые ощутили на себе влияние чистой духовной силы.

— Это называется природная энергия, и вскоре вы сами научитесь не только видеть её, но и поглощать из окружающего мира, — пояснил я, поворачиваясь к приюту. — На сегодня всё, завтра прошу не опаздывать.

С этими словами я направился к себе в комнату, обдумывая первый день тренировки. Ребята же ошеломлённо проследили за мной, явно сбитые с толку всем происходящим. Я не стал объяснять, что это прилив сил был обманчивым ощущением, и уже очень скоро усталость вернётся, хоть и не такая сильная. То что нужно, чтобы наглядно показать, что же такое в действительности природная энергия и на что она способна.

После тренировки я воспользовался полученным шансом и, вернувшись в сад, занялся уже собственной практикой. К сожалению, с поступлением в университет у меня сильно уменьшилось окно для собственных тренировок, и приходилось использовать даже самые мимолётные возможности для практики боевых искусств. К тому же, к моему большому удивлению, в яблоневом саду имелось сразу несколько мест с настолько богатой природной энергией, что даже Фоминский парк не шёл ни в какое сравнение. Грех не воспользоваться такой возможностью.

Медитация в одном из таких мест в течение пары часов полностью восстановила мои силы и концентрацию. Удивительно. Обычно на это могло уходить вдвое больше времени... В какой-то момент, благодаря забурлившей во мне природной энергии я ощутил на себе отголосок чужого внимания. Фокус внимания был мимолётным, словно бы смазанным. Как обычно люди Заславских работали настолько профессионально, что их внимание я ощущал крайне редко. Они всегда старались держаться на почтительном расстоянии и практически не использовали магию.

То, что после инцидента в Фоминском парке за мной будут присматривать было очевидно любому. И чужую слежку я тогда почувствовал почти сразу. Но как-то демонстрировать или показывать, что почувствовал наблюдения не собирался. Сейчас они просто отслеживали мои перемещения и, вероятно, собирали общие данные, а вот демонстрация того, что я обнаружил слежку, найти которую без специальных умений и заклинаний практически невозможно, станет ошибкой. Я и так уже привлёк достаточно чужого внимания к себе. Мне даже интересно почему ещё в больнице никто не стал допрашивать меня? Поверили Марии и Елене? Может и так, но что-то мне подсказывало, что тут скрывались какие-то иные мотивы. Пока одни лишь вопросы, на которых нет ответов. В любом случае наблюдатели сегодня увидели, как я весь день играл с детьми в волейбол и ничего более. Благо моих умений в иллюзии на это хватало...

Я выпрямился, подняв взгляд к стремительно темнеющему вечернему небу. Пора приступать. Закрыл глаза, обратившись к своей душе и памяти. В голове вспыхнули тысячи звёзд, где каждая звезда являлась техникой или навыком. Я хранитель знаний великой школы Меча. В моей голове находились её наследия. Мысленно потянувшись к одной из этих звёздочек, я ощутил щекочущую силу этого навыка. Когда-то в прошлом мире мне приходилось заучивать наизусть эти знания, используя мнемические техники. Теперь выученные навеки оставались со мной, занимая целый пласт памяти.

Жаль, что использовать все эти знания для собственного возвышения можно было лишь частично. Мастера школы настоятельно рекомендовали не пытаться практиковать много навыков и техник, стараясь ограничивать себя. Распылять собственные силы, пытаясь освоить необъятное было глупо. Каждому практику следовало сосредотачивать усилия на том, что он мог освоить. И всю свою новую жизнь я старался следовать этому правилу. Посмотрев на горящую перед моим мысленным взором звезду, мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы протянуть руку и схватить её. Открыв глаза, я глубоко вдохнул, воплощая в разуме технику «духовной метки». Этот выбор был сделан мной уже давно, и он был более чем осознан. Я лишь ждал удобного момента, чтобы начать практиковать технику. Сейчас этот момент, наконец, настал.

«Духовная метка» — это навык контроля, позволяющий устанавливать специальные печати на предметах, людях или даже местности. С помощью этих печатей я мог контролировать происходящее возле них, ощущая все изменения мира. К сожалению, в строгом понимании это не было подобием отслеживающих устройств этого мира. Зато я мог почувствовать опасность, жажду убийства, приближение или удаление живых объектов, состояние цели, местонахождение метки и многое другое. Всё происходило на уровне ощущений и интуиции, практически не потребляя сил и не отвлекая меня. Причём последнее являлось отдельным плюсом. Для практика боевых искусств концентрация и сосредоточенность были на первом месте.

Подняв руку, я сделал замысловатый жест, и в воздухе появилась полупрозрачная духовная метка, она медленно поворачивалась вокруг своей оси, демонстрируя замысловатый волнистый рисунок на ней. Видеть её мог лишь только я, ну, или практик боевых искусств с более развитым, чем у меня, восприятием.

Ещё один жест, и духовная метка падает на землю, вспыхивая перед тем, как окончательной пропасть природной энергией. Плохо. Мне не понравились ошмётки силы, разлетевшейся в разные стороны в момент соприкосновения метки с землёй. Так быть не должно. И точно, стоило мне только об этом подумать, как духовная метка распалась, растворившись в окружающей природной энергии без следа.

Замысловато выругавшись, я начал медленно воспроизводить создание печати, пытаясь отыскать изъян в потоках природной энергии. В прошлой жизни из-за принадлежности к хранителям мне постоянно приходилось работать с разными печатями, в том числе и с «духовными метками», и почему-то думалось, что имея такой опыт создание пускай и сложной, но всё же хорошо знакомой печати будет для меня чем-то простым. Оказалось, что нет. Я запорол ещё с десяток меток, прежде чем нашёл первый свой недочёт, а их тут, судя по скорости разрушения плетения, было ещё несколько.

Промаявшись до глубокого вечера, мне удалось исправить самые критичные свои ошибки, что повысило жизнь меток до нескольких часов, но на этом пока мои успехи закончились, даже зная наизусть, и понимая весь процесс, и имея большой прошлый опыт. Да-а уж. Завтра продолжу. На сегодня я и так потратил уже непозволительно много времени на хоть и полезную, но всё же второстепенную технику. На ужин в приют я уже не пошёл, воспользовавшись возможностью попрактиковать движения меча в месте богатом природной энергией. Это было куда важнее.

Следующий день тренировок принёс мне пару сюрпризов, к четвёрке ребят присоединилось две девушки, судя по внешнему виду, одного с ними возраста. Света и Рину. В отличие от мальчишек, они представились мне собственными именами, и то хлеб.

Как выяснилось, моя вчерашняя зажигательная речь не пропала зря, и ребята, в красках рассказав и описав мои слова, умудрились убедить ещё и своих подруг. И уже очень скоро стало понятно, что в их ситуации и без каких-либо доказательств они бы мне поверили... просто на слово. Уже через несколько месяцев они обе должны были покинуть приют, так как им исполнялось шестнадцать, а дальше их жизнь была ещё более незавидная. Самая вероятная судьба — это работа в одном из борделей пояса. Некоторым может повести настолько, что им удастся попасть в обслугу гостиниц или ресторанов, но как ни крути это казалось маловероятным.

Что же, хоть это и выходило за рамки нашего договора с главой, но раз уж дети сами захотели... не прогонять же их? На этот раз я ещё больше повысил интенсивность тренировок, не забывая использовать природную энергию и восстанавливать силы тем ребятам, кто не выдерживал взятого темпа. Сразу скажу, что это не поощрялось в боевых искусствах, так как страдала всё та же база развития практика. Пускай природная энергия и восстанавливала тело человека, словно тот отдохнул в течение суток, позволяя значительно сократить количество тренировок до получения нужного уровня развития тела. Мне же сейчас просто нужно было укрепить их силы настолько, чтобы приступить к практике чего-то более серьёзного, чем просто физическое развитие.

Здесь было важно не переусердствовать и не нарушить хрупкий баланс. После нескольких циклов восстановления я понял, что внутренняя сила ребят укрепилась настолько, что моё дальнейшее вмешательство могло только навредить им, и прекратил это. После сегодняшнего дня они должны были ощутить эти изменения, и по моей задумки это должно окончательно убедить ребят в том, что я способен помочь им.

Одновременно с тренировкой я продолжал, используя восприятие, прислушиваться к реакциям ребят. На этом этапе крайне важно было понять, насколько они ответственны, чтобы быть практиками боевых искусств, изучающих наследия школы Меча. И, что куда важнее, насколько я могу доверять им в будущем. Как ни крути, а это был другой мир со своими понятиями чести, гордости и достоинства.

— Отлично сегодня поработали, — я позволил себе слабую улыбку в качестве поощрения, когда мы закончили, а ребята окончательно выбились из сил. — Я подготовил для вас всех комплекс упражнений на неделе. Постарайтесь соблюдать их неукоснительно, если хотите, чтобы мы продолжили с вами тренировки. Это понятно?

Усталые голоса ребят были подтверждением, что они хорошо меня поняли. Я вытащил карточки с подробными инструкциями, которые подготовил ещё вчера перед сном, а сегодня на одном из перерывов дополнил ещё двумя и передал их ребятам.

— В таком случае до следующих выходных, — сказал я на прощание, видя их удивлённые от прочтения инструкций лица.

— До свидания, мастер, — чуть ли не хором ответили они.

«Ну вот, никаких „дядь“, „мужиков“ и „господ“. Уже прогресс», — подумал я, смотря на удаляющиеся к зданию приюта кучку взрослых детей. — «Ладно, с этим мы на сегодня разобрались. А сейчас пора уже заняться собственной тренировкой».

К сожалению, сегодня мне не удалось позаниматься так же продуктивно, как это было вчера. Оставаться на ночь я не планировал, завтрашние занятия начинались рано, и я планировал заняться подготовкой к предстоящему коллоквиуму по физиологии в своей комнате. До того, как Себ попытается протащить ещё какую-нибудь девчонку.

В этот момент, как назло, перед мысленным взором появилось разгорячённое и раскрасневшееся лицо симпатичной девушки, ушедшей тогда из комнаты. Нда-а, как ни крути, а молодое тело оставалось молодым, требуя разрядки, и как бы я не задвигал вопрос физиологии на задний план, он всё равно возвращался так или иначе. Благо медитативная практика позволяла сгладить желания тела и сосредоточиться на делах насущных. Но вопрос всё же следовало бы по-хорошему решить...

Перед уходом, как и договаривались, я заглянул к главе приюта. Старушка, как обычно, сидела за своим столом, разбирая какие-то бумаги. Однако стоило мне предупредительно постучать по деревянному косяку распахнутой двери, как она сразу же отвлеклась от своего занятия, посмотрев на меня.

— А, господин Глинка, проходите, — кивнула она, и как только я присел на стул напротив, откинулась на спинку своего кресла, наблюдая за мной. — Знаете, а я ведь не особо верила в то, что у вас получится заинтересовать моих воспитанников.

Старушка всмотрелась в меня внимательным и цепким взглядом, который никак не ожидаешь от дамы её возраста.

«А я ведь совсем забыл, что она проработала главой приюта большую часть своей сознательной жизни, воспитывая огромное количество детей», — у меня в голове закрутился ворох мыслей. — «Предполагаю, что эта женщина может дать фору в плане опыта даже некоторым мастерам школы Меча».

— И всё же это произошло, вы смогли изменить ребят, — между тем продолжала говорить глава. — И более того, они даже надоумили Свету и Рину присоединиться к ним, хотя знают, что девочкам уже пора готовиться к... выпускному.

Последнее слово старушка не сказала, а скорее выплюнула, столько в нём ненависти я ощутил.

— В любом случае, то, как сейчас горят глаза ребят, лучшая рекомендация из всех возможных. Так держать, господин Глинка.

— Это значит, что теперь я смогу заниматься и с другими детьми? — не удержался от вопроса, хотя уже понимал, что мне ответят.

— Это значит, что я продолжаю наблюдать за вашими успехами, но уже без тех опасений, которые у меня, признаюсь честно, были, — в тон мне ответила глава, возвращаясь к работе с бумагами и тем самым демонстрируя, что наше общение закончено.

«Ну, закончено, так закончено», — вежливо попрощавшись, я не задерживаясь вышел из кабинета.

Глава 25

Чужое внимание я ощутил практически сразу, как вышел утром из приюта. Меня вели, ненавязчиво и аккуратно. Совсем не так, как это делала когда-то недавно местная шпана. Уровень на этот раз был куда выше, и заметить слежку не получилось бы даже довольно сильному магу. Очевидно, эти ребята знали, что они делают. И такой профессионализм сильно напрягал. Я чувствовал среди чужих взглядов даже несколько одарённых. Так-так.

На этот раз тактика запугивания и явная демонстрация моей осведомлённости о слежке не подходила. Мне было любопытно, что эти ребята задумали, потому, сделав вид «хлебушка», я направился к ближайшей остановке.

Мои преследователи неотступно следовали за мной, при этом я ощущал, как они аккуратно сменяли друг друга, когда я сел в автобус и направился к студгородку. Лучшую возможность напасть они упустили, когда я пробирался через район трущоб, а значит, нападать у этих ребят нет желания. Пока нет. Но в том, что вскоре должно произойти какое-то интересное событие, я почему-то не сомневался. Не тратят столько времени и сил ради забавы, и оказался прав.

На входе в студгородок меня уже ждали.

- Господин Глинка? – высокий мужчина в идеально чистом костюме-тройка остановил меня у КПП, ведущего на территорию студгородка.

- Да? – я притворился, что не заметил сразу его внимания в свою сторону.

- Не могли бы вы пройти со мной, это не займёт много времени? – мужчина располагающе улыбнулся, показывая, что боятся нечего, хотя двое охранников в точно таких же костюмах у него за спиной явно говорили об обратном.

- Это просьба или приказ? – осведомился я, начиная раскручивать природную энергию внутри тела, если столкнусь с этими ребятами лбами, то так хоть шансы будут, пускай и призрачные. Одного взгляда на эту тройку мне хватило понять, что передо мной профессионалы уровня магов-экспертов.

- Что вы, конечно, просьба, - поднял перед собой руки мужчина, и я заметил в его ладони блеск стального значка с гербом Заславских.

«Значит, всё-таки Заславские. Глава прознал, что мы с Марией пару раз перекидывались приветствиями? Даже не смешно. Или их внимание привлекли мои тренировки с детьми приюта? Сильно соменваюсь. Нет, тут что-то другое», - в голове пронесся ворох мыслей.

Мне было откровенно любопытно, чего это одна из благородных семей хочет меня видеть, и почему использует такие… кхм, способы.

- Хорошо, но мне нужно предупредить университет о том, что я пропущу часть занятий, - кивнул я, обдумывая, как бы это проще сделать, если на лекции всем было по большой части плевать, то пропускать коллоквиумы сильно не рекомендовалось.

- Мы уже взяли на себя труд связаться с деканом первого курса и обо всём договориться, господин Глинка, - вежливо улыбнулся мужчина.

«Ну надо же сколько усилий, чтобы просто поговорить со мной…», - подумалось мне. – «Становится всё любопытнее».

- В таком случае не будем тянуть кота за хвост, - кивнул я.

- Да, машина уже ждёт, пойдёмте.

И действительно, достаточно было нам выйти из КПП, как к нему уже подъехал дорогой чёрный автомобиль с фамильными гербами Заславских. Оперативно и профессионально. Я был полностью уверен в том, что мне ничего не угрожает, слишком уж много было сил потрачено на это приглашение, а сами приглашающие не собирались прятаться. Возле КПП нас видели не только охранники, но и многие студенты, идущие на занятия.

Говорить о чём-то с моими сопровождающими я не видел особого смысла, поэтому повернув голову к окну, принялся разглядывать проплывающие мимо замечательные виды города. Эта часть столицы пояса, где располагался студгородок, считалась элитным районом, и любоваться здесь было на что. Несколько раз мне на глаза попадались даже одежды гостей пояса, пришедших сюда извне. Представители других анклавов, которые торговали с нами. Ну и не только торговали, в том же университете, в том числе и на первом курсе, училось несколько студентов по обмену, правда, не выделяясь. В первой лиге их не было, да они и не стремились туда попасть. Отличить их от обычных городских жителей было легко, большинство предпочитали одеваться по моде своих поясов, которая довольно сильно отличалась. Не знаю, с чем было связано такое чёткое различие, но факт оставался фактом.

- Господин Глинка, мы приехали, - подал голос мой сопровождающий, прерывая меня от размышлений.

Ну да, приехали. Машина повернула и заехала на территорию компактно выглядевшего трёхэтажного особняка. Да, компактно, но богато.

Стоило автомобилю остановиться, как возле появились двое всё тех же охранников в деловых костюмах и вместе с сопровождающим меня проводили до дверей кабинета. Мне даже не удалось толком рассмотреть интерьер дома, настолько быстро это было сделано.

- Прошу, вас уже ждут, - дверь открылась, и я шагнул в хорошо освещённый кабинет.

Сам кабинет мне больше напомнил один из залов библиотеки школы Меча из-за количества книжных шкафов, доверху заполненных старинными фолиантами. Возле высокого двустворчатого окна был установлен массивный стол, за которым сейчас сидел человек, погружённый в изучении какого-то документа. Он поразительно походил на главу семьи… но я слишком хорошо помнил старшего Заславского, чтобы перепутать его с этим человеком. Однако, судя по сходству можно с очевидностью сказать, что это кто-то из внутреннего круга семьи.

Мужчина поднял взгляд, посмотрев прямо на меня. Взгляд ясный и умный. Однако, восприятие молчит. Что ни говори, а этот человек идеально контролирует собственные эмоции.

- Привет Андрей, - говорит мужчина, откладывая в сторону какую-то бумагу, на которой я успеваю краем глаза заметить золотистую печать.

- Здравствуйте… - делаю паузу, пытаясь подобраться правильное обращение и моё затруднение понимают.

- Александр Михайлович. Я прихожусь братом нынешнему главе семьи, а ещё Мария моя дочь, - представился мужчина и жестом указал на стул перед собой. - Присаживайся.

“Так это отец Маши? И почему я не удивлён?” - мелькнула у меня мысль.

- Как учёба, Андрей? – между тем задал вопрос мужчина, когда я сел перед ним.

- Всё хорошо.

- Это радует, - кивнул мужчина и посмотрел на меня так, словно пытался что-то разглядеть. - Извини, что оторвал тебя сегодня от занятий, но мне есть о чём с тобой поговорить. Ты наверное гадаешь зачем я всё это устроил?

- Вы правы, Александр Михайлович, - вежливо согласился с ним, хотя на языке вертелось выражение по язвительнее, но свой внутренний детский порыв я всё же сдержал.

– Скажи, тебе же известно о скором турнире лиг Первого магического университета?

- Да, конечно, - мне хорошо это было известно.

- А известно ли тебе то, что всех участников турнира попросят участвовать в одной стажировке, идущей в зачёт итоговых экзаменов курсов?

- Нет, об этом ничего не знаю, - а вот тут я насторожился, стажировка, да ещё и каким-то боком меня к ней приплели.

- Так вот, под этой стажировкой понимается работа в поисковых миссиях за пределами нашего пояса, - пояснил Александ Михайлович, и мне пришлось приложить все усилия, чтобы не показать своего удивления.

Обычные студенты, пускай даже четвёртого или пятого курсов, не способны нормально противостоять выцветанию, не говоря уже о курсах младше. Александр Михайлович посмотрел на меня внимательно, словно бы ожидая удивления. И, похоже, он всё-таки что-то почувствовал, вдруг улыбнувшись.

- Не беспокойся, речь идёт не о выцветающих пустошах. Наши разведчики нашли тоннель, ведущий к новой территории. Довольно большой, и сейчас наш пояс готовится к тому, чтобы начать масштабное освоение и разведку открывшихся территорий. Хорошую разведку. Для этого-то и собираются использовать студентов старших и средних курсов. Я говорю, конечно, не о каких-то опасных местах найденной территории, совсем нет. Вначале наши лучшие люди проверят местность, а дальше дадут возможность заняться разведкой студентам университетов. Работа, уверяю тебя, с минимальной опасностью. Тут, конечно, есть место случайности, но вас будут сопровождать преподаватели, и они не позволят, чтобы что-то случилось с подопечными.

- Вас? – я переспросил. – Вы же сказали о старших курсах.

- И средних, - поправил меня мужчина. – Но ты прав, я хотел бы, чтобы ты участвовал в этой экспедиции под мою личную ответственность в качестве наёмного специалиста семьи Заславских.

- Но… зачем? – я действительно не понимал причин таких сложностей, связанных с моей личностью.

- В экспедиции будет участвовать множество студентов, в том числе и наши наследники, - сделав небольшую паузу, сказал мужчина. – В том числе там будет и Мария. И у меня есть предчувствие, что её нахождением там могут воспользоваться одержимые и те, кто использует их в качестве прикрытия. К сожалению, я не смог убедить главу отказаться от идеи использовать Марию в этой… авантюре. У Евгения есть свои, веские причины не соглашаться со мной, но это не значит, что я готов пустить всё на самотёк. Именно поэтому я хочу, чтобы ты был рядом с ней.

Я уже было хотел возразить ему, указав на то, что являюсь простым студентом, а не телохранителем, как мужчина предупреждающе поднял руку, не дав мне сказать ни слова.

- Я знаю, как ты хочешь возразить мне, Андрей. Не перебивай. Всех студентов будут охранять преподаватели, и даже более того, Великие семьи, чьи наследники будут участвовать в этом, пошлют своих телохранителей. Не это меня беспокоит.

- А что же, Александр Михайлович? – не удержался я от вопроса.

- В экспедиции могут произойти разные несчастные случаи, за всем не уследишь, как ни старайся. А наша семья уже давно перестала быть единой… Хоть там и будут наши люди, отвечающие за безопасность наследников, я хочу перестраховаться и попросить тебя сопровождать Марию в экспедиции.

Я хорошо ощутил недосказанность. Александр Михайлович недоговаривал, намекал на то, что внутри семьи появился кто-то желающий по непонятным причинам смерти наследникам семьи? Всё это очень хреново пахло.

- Возможно вам неизвестно, но Евгений Михайлович, глава семьи лично запретил мне приближаться к вашей дочери, - возразил я ему.

- Об этом не беспокойся, - взмахнул рукой мужчина. - С Евгением Михайловичем я поговорю и решу вопрос. Ты должен понимать, что Мария приблизилась к тому возрасту, когда она становиться активом семьи в политической игре пояса. Я с тобой предельно откровенен в этом. Как наследнице, ей предстоит в будущем стать мостом между двумя семьями и от магического дара Маши будет зависеть очень многое. Именно поэтому глава так сосредоточен на её магическом совершенствовании.

Александ Михайлович поднял руки перед собой и сложив их в замок внимательно посмотрел на меня.

- Помимо стандартного набора плюсов в виде автомата экзаменов, тебе как человеку, исполняющему поручение моей семьи, будет положено хорошее вознаграждение. Мало того, что ты сможешь заработать во время поисковой экспедиции, находя артефакты, так ещё и я готов заплатить тебе достойную сумму.

У меня внутри шевельнулся червячок алчности. Помочь маме, поднять сестру и дать ей хорошее образование, да ещё и мои планы по возрождению школы — всё это стоило больших денег.

- Сколько? – наконец ответил я, заметив понимающую улыбку на лице Александра Михайловича, он знал, что отказать я не смогу.

Взяв листок чека, мужчина написал на ней сумму и поставил широкую роспись, после чего с шелестящим звуком подвинул бумажку к самому краю, предлагая взять её и ознакомиться самому. Не колеблясь, я потянулся и взял предложенный чек, заглянув внутрь. Ничего такого невероятного, но сумма достойная, особенно для такого студента как я.

- Это половина, вторую половину получишь после завершения экспедиции, - пояснил Александр Михайлович, заставив меня удивиться уже во второй раз.

«Можно сказать щедро и очень странно», - я ещё раз взглянул на чек. – «Слишком уж навязчиво меня толкают к этому выбору… однако, и отказываться от такого предложения тоже не хочется. Эти деньги могут решить слишком много проблем».

В принципе, я же этого и хотел, так? Нужны были связи. Хотел получить внимание одной из семей, начав с ней сотрудничество, и получил. Вот только сейчас это больше походило на то, что меня пытались использовать как фигуру на доске, разменную фигуру. Не самое лучше ощущуение, прямо скажем. Нужно всё как следует взвесить.

- Мне нужно подумать, - подняв взгляд, я твёрдо посмотрел на мужчину сидящему передо мной.

Тот же остался невозмутим. Моё решение его, очевидно, не удивило, и он лишь кивнул.

- Понимаю, на твоём месте я бы тоже сомневался. У тебя есть несколько недель до начала экспедиции, после это будем считать, что этого разговора не было.

- Спасибо, Александр Михайлович, - я положил на стол чек и, попрощавшись, направился к выходу.

***

- Ну, что думаете? – за спиной Александра Заславского закрутился поток магической энергии, из которого вышел тучный мужчина средних лет с пышными усами.

- Это совершенно точно “боевые искусства”, - ответил ему он. - Но они отличаются от того, что используют Щитиновы и те же Вербовы. Это несомненно. В принципе, один только факт, что он сумел одолеть Магистра магии говорит о многом, пускай чуть не умерев сам.

- Считаешь глава был не прав в своей оценки и следовало дать Маше и дальше заниматься с ним? - поднял брови Александр.

- Совсем нет, это искусство требует слишком много времени и сил, чтобы хоть как-то помочь. Для магов средней руки оно может оказаться полезно, но совершенно точно не для наследников. И не для обычных людей.

- Парень решил обучить людей без дара? - понял последний комментарий Александр Заславский.

- Пока нет, да вы и сами знаете, что в этом мало смысла, без магической поддержки “боевые искусства” не более чем баловство. Но интересно то, что он решил занять оздоровительной физкультурой с детьми из приюта. Возможно их обучение у него в планах?

- А чем он сейчас с ними занят?

- Наблюдатели докладывают о том, что именно оздоровительной физкультурой, - покашляв в руку, ответил усач.

- Вот как? - удивился мужчина. - Даже интересно зачем ему всё это…

- Возможно ищет себе верных людей, в конце концов парень амбициозный, уверен он, как и все будет пытаться подняться выше.

- Да, вероятно, - согласился с ним мужчина. - Хорошо, тогда по успехам Андрея Глинки докладывайте лично мне, посмотрим, что из всего этого получится. И по возможности постарайтесь, чтобы другие семьи узнали о нём как можно позже. Нужно заполучить его к нам, ясно?

- Конечно, Александр Михайлович.

Глава 26

Всю дорогу до университета я размышлял о словах, сказанных Александром Заславским. И, конечно, о его предложении. Всё это было крайне заманчиво, и откровенной лжи в его словах я не почувствовал, однако откуда это ощущение недосказанности? И понятно, что меня к чему-то активно подталкивали. Я уверен в собственных силах, но вот рисковать лишний раз в какой-то экспедиции за пределами пояса ради денег и хорошего отношения... чтобы не обижать Александра Заславского, мне пришлось попросить время на подумать, хотя первым желанием было отказаться.

С другой стороны, сейчас у меня имелись кое-какие проблемы с деньгами. К тому же Мария, несмотря ни на что была моей ученицей... А ещё в процессе возрождения школы Меча, на нас обязательно обратят внимание благородные и в такой ситуации иметь семью, способную защитить от бдительного «взгляда» аристократов просто необходимо. Вот только какова будет за это настоящая цена, большой вопрос. Как максимум вассальная клятва, полагаю.

«Нелёгкий выбор», — я поднял взгляд к небу, которое затянуло низкими хмурыми облаками. — «Вот-вот дождь ливанёт, надеюсь, машина приедет до этого. Зонта я с собой не взял, а использовать магическую силу, чтобы не промокнуть, слишком энергозатратно. Ещё чего доброго грохнусь в обморок, так и не дойдя до здания моего корпуса».

Выйдя из такси, любезно оплаченное Заславскими, рядом с кампусом университета я осмотрелся. Студентов, такое ощущение, даже стало как-то больше. И лишь тогда у меня в голове «щёлкнул» переключатель. Сегодня же первый день турнира. Сейчас, наверное, как раз должны запускать предварительную часть. Пускай до самих поединков ещё несколько часов ожидания, но зрители уже начали стягиваться к месту проведения. Я прислушался к далёкому шуму...

На территории главного кампуса находилась лишь небольшая магическая арена, провести на ней весь предстоящий турнир было попросту невозможно. Для этого использовались огромные арены второго кампуса, который располагался в нескольких десятках километров от столицы.

Но вступительная часть и заключительная, а точнее финальные поединки по традиции всегда происходили в главном кампусе Первого магического университета. Сразу захотелось пойти, посмотреть на то, что там сейчас происходило, но эту мелькнувшую в голове мысль я сразу отбросил. Вначале занятия и клуб, а уже потом развлечения.

Если с занятиями всё было понятно, Заславские действительно без труда договорились с университетом, и сегодняшний пропуск коллоквиума оказался никем не замечен. То вот в клубе меня ожидали некоторые проблемы...

Наши успехи в дыхательной технике не прошли незамеченными, на что я, в принципе, даже и не рассчитывал. Наша «наставница» и серая мышка Оксана решила проверить технику дыхания новичков и легко распознала изменения, внесённые мной. Это, можно сказать, был небольшой скандал. Главу оповестили сразу, даже несмотря на всю её занятость подготовкой к турниру, и к моменту, когда я зашёл в клуб, меня уже ждала небольшая делегация.

Две девушки и везде сующий свой нос Константин. Последний поглядывал на меня с нескрываемым злорадством. Что же до девушек, то здесь была сама глава клуба, скрестив руки и с раздражением поджав губы, она смотрела на меня. «Наставница» Оксана пряталась за её спиной, смотря на меня виновато и с толикой жалости.

— Как это понимать, Глинка? — голос главы был обманчиво спокоен, я хорошо ощущал в нём напряжение и... скрытый гнев. Это впервые на моей памяти, когда моё восприятие смогло выхватить эмоции главы.

— Понимать что? — отвечать вопросом на вопрос не лучшая стратегия, но сейчас мне нужно понять, в какую сторону пытаются увести диалог.

Замечаю, как хмурится Константин, эмпат ощутил, что моё спокойствие не напускное?

— Ты изменил технику дыхания. Сделал своих товарищей и себя калеками! — с нажимом ответила, переходя на свистящий шёпот, глава.

— Это не так, — отвечаю спокойно, но уже понимаю, что меня пытаются спровоцировать откровенной ложью, но спровоцировать для чего?

— Не так?! — голос главы клуба взлетает над залом. — Они не могут выполнить даже базовых движений после твоего вмешательства!

«Потому что телу требуется хотя бы немного времени на то, чтобы научиться усваивать природную энергию и использовать её для выполнение других техник», — с раздражением подумал я и вдруг замер. — «Погодите-ка, они что сразу после прорыва в технике дыхания практиковали использование природной энергии? Возможно, из-за малого потока духовной энергии, вызванного дефектом техники, они быстрее привыкали к присутствию природной энергии в их теле, или дело в чём-то другом?»

— Думаю, уже завтра у них всех должно получиться выполнить техники, — ответил я, мысленно подсчитав, сколько времени прошло с момента прорыва новичков.

Терять мне уже было нечего, судя по тому, как со мной говорят, сегодня меня выгонят из клуба... и не то чтобы я этого не ожидал. Главное — это то, что ребята будут иметь не дефектную базу, и если захотят, то присоединятся к моей школе в будущем, и проблем у них не возникнет. Хм, а ведь я уже и сам не заметил, как начал считать скорое возрождение школы Меча за данность... не слишком ли тороплюсь? В этот момент из задумчивости меня вывел гневный возглас Константина, что-то я задумался и это не осталось незамеченным.

— Да ты охренел, мы тут распинаемся, а ты в облаках летаешь? — рявкнул он, почувствовав моё недолгое переключение на собственные мысли. — Какая-то безродная шваль...

— Костя, — прервала его глава, но я уже услышал достаточно. — Помолчи!

«Шваль, значит, безродная», — я мысленно сделал зарубку в памяти, хоть внутренне и оставался спокойным, такое спускать уроду точно не собирался. Сейчас не время и не место, но в будущем обязательно сочтёмся. На моих условиях и без свидетелей...

— Андрей, — тем временем девушка вновь вернулась ко мне. — Ты официально исключён из клуба за неподобающее поведение. Официальные документы в администрацию я уже подала. С этого момента ты можешь не приходить сюда.

— Вот как? — я не смог удержаться и усмехнулся. — Тогда заберу свои вещи.

— Погоди, — остановила меня глава. — Твои вещи уже собраны, они у выхода. А теперь уходи, с этого момент тебе здесь не рады.

Я кивнул, принимая новые правила игры, и уже больше не говоря ни слова направился к выходу. Жаль, конечно, что заглянуть в «секретные» техники клуба мне так и не удалось, ну да ничего. Уверен, если моя задумка сработает, это уже не будет иметь значения.

Сделав шаг, я вдруг остановился, вспомнив кое-что, и повернулся к главе клуба, повторил ей ещё раз:

— Пусть завтра новички попробуют использовать ваши техники ещё раз, и вы удивитесь полученным результатам.

Сказав это, я с чувством выполненного долга направился на выход. На душе было легко и спокойно, пребывание в этом клубе тяготило и раздражало, вмешаться в процесс обучения и исправить то, что они делали, я не мог. Это как смотреть на криво висящую картину и не иметь возможности поправить её... ничего такого, но дико раздражает.

Ну что же, если другие новички смогут после всего сложить два и два, то они придут ко мне позже, когда я создам клуб. Ну, а если не придут, значит, просто недостаточно сообразительны. В любом случае я не допустил непоправимое, и теперь все дороги в практике боевых искусств им открыты.

Закинув небольшую сумку с вещами за плечо, я пошёл на выход из здания четвёртого корпуса, насвистывая себе под нос какую-то незамысловатую весёлую мелодию, услышанную мной где-то. Мысли о клубе я выкинул из головы, это уже было в прошлом. Пора, наконец, взглянуть на то, как выглядят поединки настоящих магов этого мира. Сегодня во вступительной части турнира должны были пройти дружественные поединки между выпускниками университета, и мне было крайне любопытно взглянуть на них.

Магическая арена главного кампуса Первого магического университета находилась практически в самом центре территории и примыкала к административному зданию, где находился ректорат. Насколько мне было известно, несмотря на компактные, по сравнению с другими размеры, эта арена считалась самой безопасной. И не только из-за установленных магических печатей и барьера самого высокого уровня. Дело в том, что ректор университета и по совместительству старейшина семьи Елагиных считался одним из сильнейших магов пояса. И одно только его присутствие на арене внушало всем присутствующим дополнительную уверенность.

Стоило мне приблизиться к арене, как я увидел группу студентов, среди которых был хорошо заметен Себ и Олег Латицкий, тот самый парень, что во время первого занятия группы давал мне контакты своей семьи. Судя по лицам остальных, это всё были ребята с нашей группы.

— Хе-е-ей! — Себ меня заметил и помахал рукой, подзывая. — Сюда, Андрюх. Ты пришёл на показательные поединки посмотреть? Давай с нами? Всем вместе всяко интереснее.

— Я не против, — мне действительно было всё равно.

Ну и к тому же, возможно кто-то из моих одногруппников разбирается в магических поединках и сможет пояснить непонятные моменты? Уже плюс.

— Андрей, ты последнее время какой-то напряжённый, и в бар с нами не ходил в последний раз. Давай не отбивайся от коллектива, присоединишься в эту пятницу после занятий?

Я мысленно прикинул, напиваться не собираюсь, хмель выведу из тела с помощью природной энергии, а налаживать связи с группой в любом случае надо. Тем более что большинство в ней являются аристократами.

— Хорошо, договорились на пятницу, — улыбнувшись, ответил ему.

— Ну вот и отлично, ладно, давайте-давайте побыстрее, а то сейчас все места займут, ага? — тут же вставил своё веское слово Себ. — Надо выбить себе кресла поближе к арене. Сегодня будут выступать Пако и Визитор. Я хочу увидеть их дуэли как можно лучше.

— Кто? — вот в чём я совсем не разбирался, так это в магических поединках. — Это какие-то знаменитости?

— Лучшие маги-дуэлянты пояса, — пояснил мне Олег, но практически сразу был поправлен Себом.

— Одни из лучших. Хороших магов у нас много.

— Да-да, — извиняюще разведя руками, согласился Олег, хотя я увидел мелькнувшее в уголках его глаз раздражение. Похоже, благородному всё же не нравилось, когда ему перечат.

«Одни из лучших дуэлянтов, говорите?» — повторил я за ними мысленно. Это действительно очень интересно.

Сама арена, несмотря на статус «малой», оказалось внушительным сооружением, вокруг которого был установлен специальный полупрозрачный купол, поглощающий амину. Магия барьеров считалась одной из самых сложных в этом мире, и маги, которые были способны управлять барьерами, считались самыми уважаемыми и авторитетными.

Под куполом находился овальный амфитеатр с рядами удобных зрительских кресел, огромными экранами, транслирующими увеличенную картинку происходящего на самой арене. Последняя была просто большой площадкой, посыпанной песком. В этом плане она ничем не отличалась от того, что я привык видеть в мире боевых искусств.

Нам удалось занять места среди первых рядов, хоть это оказалось и непросто. Конечно, все поединки транслировались сразу на нескольких огромных экранах, подвешенных над ареной, но эти экраны не предназначались для передачи магических оттенков заклинаний, и потому были для нас как для магов не так информативны.

— Отлично, сейчас начнётся! — потирая руки, сказал Себ, крутя головой и оглядываясь вокруг.

«Сейчас» продлилось больше получаса. Постепенно зрительские места заполнялись людьми. В том числе и несколько ВИП-балконов, расположенных в самых удобных местах. Они были закрыты с помощью магических щитов, но по движениям, которые можно различить, там уже собралось достаточно высоких гостей.

Себ вертелся на месте, восторгаясь самым обычным вещам и стараясь при этом привлечь внимание всех окружающих к тому, что его так удивило. Уже на пятый или шестой раз, когда парень с радостной улыбкой тыкал меня в какую-то бессмысленную вещь, это стало раздражать.

Наконец, когда изнывающего от скуки Себастьяна готовы уже были придушить все сидящие рядом, на арену вышел человек. В обычной повседневной одежде. Простые штаны и одноцветной серое худи с накинутым на голову капюшоном. Он осмотрел гостей арены, поворачивая голову, и неожиданно глубоким голосом, усиленным магией, обратился ко всем присутствующим.

— Здравствуйте, дамы и господа! Мне выпала честь стать ведущим сегодняшнего мероприятия! И сейчас мы открываем первый день турнира лиг Первого магического университета. Лучшего в нашем поясе и не только! А теперь позвольте рассказать вам, что же нас всех ожидает...

Я отвлёкся, ощутив своим восприятием чьё-то пристальное внимание, обращённое на меня из ВИП-кабинок. Это было настолько сильно, что легко ощущалось даже через магический экран. Вот только понять, кому же я стал так интересен, у меня так и не получилось.

— ... а теперь встречайте! Первый показательный поединок между мастерами нашего пояса! Маг шестого отдела разведки и один из лучших дуэлянтов, магистр Пако! — голос человека на арене отвлёк меня от попыток распознать, кто находится за ширмой ВИП-балкона.

Я перенёс внимание на противоположную часть арены, где под аплодисменты зрителей появился тот самый постоянно упоминаемый Себастьяном Пако. Как я понял, это было что-то, вроде его армейской клички, которую он использовал во время своих показательных и тренировочных поединков.

— Ему противостоять сегодня будет маг второго отдела охранителей, непобедимый Визитёр!

И вновь кличка, только на этот раз появление с другой стороны мага сопровождалось куда меньшими овациями. Я бы даже сказал, что «непобедимый Визитёр» был менее любим и уважаем местной публикой. Нужно будет при случае у Себа узнать почему так. Не то чтобы это было мне так нужно, но любопытно.

Оба мага вышли на середину арены. Похожи практически как две капли воды. Один одет в красный спортивный костюм, другой в синий. Больше ничего у них я не заметил.

— Начинается! Начинается! — Себастьян чуть не подпрыгнул от нетерпения, на него тут же зашикали уже с нескрываемым раздражением. Олег, сидящий слева от меня, лишь хмыкнул, демонстративно несмотря на Себа.

— И да начнётся поединок! — крикнул ведущий и, словно бы его и не было, растаял прямо в воздухе, оставив двух противников наедине друг с другом.

Глава 27

Секундная пауза. Два мага застыли друг напротив друга. Миг, и вот уже арена содрогается от их одновременного удара. Я всё вижу. От моего восприятия ничего не ускользает. Время словно бы замедляется, превращаясь в тягучий клей.

Маг в синем создаёт огненный магический конструкт. За его спиной успеваю заметить несколько кругов ярких рун, закручивающихся в вихре, и вот уже воздух перед магом вспыхивает, обращаясь в яркий столб пламени, взметнувшийся к самой крыше арены.

Одновременно с этим маг в красном использует плетение на основе магии воздуха. Вокруг него появляется тысячи едва видимых полупрозрачных нитей. Неуловимое движение руки, и вот уже эти нити рвутся и, словно натянутые струны, шквалом магической силы разлетаются в разные стороны, походя вскрывая и разрезая всё, до чего им удаётся дотянуться.

Очевидно оба мага хорошо знают друг друга, как и уловки, которыми каждый любит пользоваться. Я с удивлением вижу, как тело мага в синем разлетается всполохами пламени, истлевая под ударами нитей. Обманка, которую даже не смог увидеть с моим восприятием? А где настоящий?

А настоящий уже возле своего оппонента. Каким-то невероятным образом он появился практически вплотную к красному магу и, используя это, тут же активировал какое-то заранее заготовленное плетение, которое я даже не успел толком рассмотреть, так как оно было спрятано за тем самым огненным вихрем. Однако внешнее проявление заклинания увидели и почувствовали все на арене.

Больше всего это походило на десятки огненных змей, которые с огромной скоростью взвились над магом и, словно лавина, обрушились на него, сминая и деформируя магический щит. По арене прокатилась тугая волна энергии, поднимая тучи песка, через который мне с большим трудом удалось различить контратаку мага в красном костюме. По его магическому щиту пробежала дрожь, я восприятием выхватил сотни серебристых полумесяцев, спрятанных в магическом щите, настолько искусно, что их стало заметно только при деформации.

Миг, и повинуясь желанию алого мага, его магический щит лопнул, разбиваясь на сотни осколков, а вместе с ними по всей арене разлетелись тысячи острых, словно бритва, магических клинков, точно шрапнель. С такого расстояния увернуться от этих штук было бы непросто даже мастерам боевых искусств уровня преподавателя в школе Меча.

Сразу несколько убийственных серебристых лезвий полоснули по магу в синем, который в последний момент успел призвать что-то, вроде огненного щита, поглотивший большую часть энергии ударивших его полумесяцев. Но, даже несмотря на это, мага отбросило на несколько метров, протащив ногами по песку.

Вновь яркая вспышка, и мужчина в красном костюме с огромной скоростью бросается вперёд. Вижу, как вокруг него вновь начинают закручиваться серебристые полумесяцы, а из его рук вырастают молочно-белые закручивающиеся короткие клинки. Маг, словно ураган, накидывается на отступающего противника. Серебряные полумесяцы ударяются об огненный щит и в один миг буквально вгрызаются в него, разрушая сам магический конструкт. Мужчина в синей форме болезненно шипит, и тут же бросает в противника горсть небольших алых шариков, что мгновенно превращаются в яростные огненные снаряды, которые с огромным трудом удаётся отбить короткими клинками магу в алом...

«Это всё внешне эффектные проявления магических атак, выглядят, конечно, мощно и красиво, но почему мне кажется, что это всего лишь представление», — осмотревшись, я заметил, что все мои спутники, кроме Олега, увлечены боем. Что же до парня, то он выглядел откровенно скучающим. Такое ощущение, что всё происходящее на арене он видит каким-то шоу и то не особенно интересным. Перехватив мой взгляд, Олег вдруг улыбнулся и заговорщицки подмигнул.

«Я пришёл сюда, чтобы увидеть настоящие магические поединки, а оказался свидетелем обычного шоу. Вот же», — мысленно выругавшись, я вернулся к наблюдению за «поединком».

Сидящий же возле меня Себастьян и другие ребята с горящими глазами наблюдали за сражением своих кумиров, а я же лишь мысленно вздохнул. Вероятно, глянуть сам турнир лиг будет лучше и правильнее для меня, чем вот это...

***

— Давайте сегодня мы поговорим о «выцветании», — обратился к аудитории профессор теоретической магии, занятия которого мне откровенно полюбились своей необычностью и оригинальностью. — Это явление можно назвать самым удивительным и загадочным в нашем мире.

Профессор подошёл к интерактивной доске и с помощью магии в несколько движений нарисовал на ней... шар. Земной шар, как он выглядел до катастрофы.

— Это «Земля», — пояснил он нам, как будто обращаясь к маленьким детям. — Дом, на котором мы, я имею в виду человечество, жили когда-то. Тогда у нас имелось понимание и знание того, как выглядит наша вселенная. Конечно, я не говорю о каких-то невероятных познаниях, но мы понимали, где мы и кто мы. И длилось это до появления амины, которая принесла с собой невиданную силу, прогресс, процветание и... уже несколько позже войну и то самое «выцветание».

Движением руки профессор стёр изображение планеты, и на его месте появилась серая бесформенная клякса. Используя магию, мужчина создал иллюзию, и уже через секунду эта клякса медленно, колыхаясь серыми краями, отделилась от доски, на глазах увеличиваясь в размерах, она зависла над всеми нами. Постепенно на этой кляксе стали появляться точки, и с каждой секундой их становилось всё больше.

— Вот во что сейчас превратился наш мир. В бесформенное, постоянно расширяющееся нечто, в амёбу, живущую вопреки всем известным нам физическим законом. Эта амёба пожирает «живое пространство», высасывая из него даже сами цвета, загрязняя аминой. Это и называется «выцветание». Оно буквально означает процесс поглощения нашего мира этой тварью. Вижу в ваших глазах вопрос. Нет, оно не живое, это лишь аналогия, чтобы вы понимали, во что превратила наш мир амина. И во что продолжает превращать. Да, процесс не окончен. Мы до сих пор не знаем, что послужило причиной, катализатором произошедшего «выцветания», как и не знаем, что сделать, чтобы остановить его.

Профессор шёл между партами, внимательно осматривая нас. Он внимательно вглядывался в наши лица. У меня появилось ощущение, что он что-то ищет.

— Обратите внимание на эти пятна, — прервал он своё молчание, показав пальцем на одно из таких. — Перед вами «районные пояса», небольшие анклавы жизни, оставшиеся у человечества. Ну, как небольшие... некоторые, как наш, например, размером с полноценную страну в прошлом. Но посмотрите сколько здесь поясов. Тысячи. Многие из них уже уничтожены. А о некоторых, находящихся с другой стороны кляксы, мы ничего не знаем. И вот что интересно, если использовать математику, даже самую простую, и попытаться измерить размеры выцветших пустошей, то цифры не будут биться с теми, что у нас были до катастрофы.

Аудитория замерла, слушая профессора. Сидящий возле меня Себастьян, похоже, даже дышать забыл. Настолько его захватило то, о чём говорил преподаватель.

— «Выцветание» расширило пространство нашего мира, — объявил профессор, осматривая нас всех. — Это совершенно необъяснимо даже с точки зрения логики, но это факт. Уже через несколько лет мы поняли, что расстояния между многими поясами начинают увеличиваться. На поддержание тоннелей-переходов приходилось тратить всё больше времени и самое главное! Мы начали обнаруживать пути к незанятым областям, не тронутым по какой-то причине «выцветанием» Такие явления назвали спонтанным проявлением. И нам совершенно точно известно, что эти области, не задетые аминой, никогда не были частью нашего мира.

Сделав пару шагов, профессор отряхнул невидимую грязь с рукава своего костюма и, немного подумав, добавил:

— К сожалению, после открытия таких областей их существование без установки барьеров не так велико. Пара десятилетий, если повезёт, и пояс достаточно большой... но зато это стало настоящим источником чистой амины для нас. Её добыча была куда безопаснее, чем в шахтах выцветших пустошей, и что самое главное, помимо амины, в обнаруженных поясах мы стали находить множество находок и знаний, которые позволили нам стать теми, кто мы есть сейчас.

Он замолчал, обратив свой взгляд к потолку, где продолжала мирно плавать карта изученных нами пустошей. Никто не знал, насколько же в действительности сейчас огромны пустоши, выцветшие после случившейся катастрофы, но я слышал предположения некоторых авторитетных людей из телевизора, что вероятно они уже в несколько раз больше прошлой площади Земли...

— Профессор? — размышления мужчины вдруг прервала девушка, которую я знал. Та самая простолюдинка, которая опередила меня во время экзамена.

— Да? — ответил тот, выгнув с интересом бровь. Обычно его старались не прерывать, а тут такое.

— Профессор, а в этих обнаруженных поясах мы когда-нибудь находили других людей?

«Хороший вопрос», — я перевёл взгляд на мужчину.

Официальные данные говорили, что нет, никогда такого не было. Распечатанные пояса всегда были покинуты людьми. Мы всегда находили следы их присутствия, но никогда не было такого, чтобы обнаруживались живые. Не думаю, что профессор скажет иначе, но мало ли.

— Если такое и было, то я об этом ничего не слышал, — развёл руками тот.

Ну да. Ничего другого я и не ожидал...

После лекции я направился в деканат. Раз уж так вышло, что меня исключили из клуба, пора было озаботиться создание своего. Забавно, я столько раз думал о том, чтобы разузнать, как это делается и что для этого нужно, но так ничего и не сделал. Можно, конечно, оправдать себя тем, что мне всё это время было некогда... но я не буду. Лень, мне было лень дойти до деканата и узнать обо всём. Зрелый ли это подход? Совершенно точно нет, и раньше я подобного за собой не замечал. Подобного — это лени.

Деканат первого факультета располагался возле главного здании первого кампуса, чтобы добраться туда из корпуса, где проходили занятия, мне требовалось больше тридцати минут. Зато у меня, наконец, появилось куча времени на подумать.

Вообще Первый магический университет в плане факультетов сильно отличался от всех прочих высших учебных заведений районного пояса. Только здесь разделение на специализации, а вместе с этим и на факультеты происходило со второго курса. До этого все студенты находились так называемом «общеобразовательном» первом факультете. В следующем году в первый же учебный месяц нас заставят выбирать направление обучения — боевая, теоретическая, стихийная, исцеления и куча других магий. Для каждого направления существовал собственный факультет. Конечно, если я выбирал, условно, факультет боевой магии это совершенно не значило, что изучение магии исцеления для меня закрывалось... просто оно изменялось согласно программе, разработанной для каждого из факультетов. Как-то так. Я сам ещё не до конца вник в эту систему, и там было много подводных камней, которые стоило изучить заранее, чтобы не попасть впросак, когда буду делать выбор.

«Ага, а вот и деканат первого факультета», — я посмотрел на относительно небольшое трёхэтажное здание, теряющееся на фоне стоящего неподалёку главного корпуса.

В этот момент я почувствовал на себе чей-то взгляд. Восприятие предупредила о внимании к моей персоне заранее, благодаря чему я слегка замедлил шаг, словно бы задумавшись о чём-то, и внимательно осмотрелся. Правда, моя перестраховка оказалась лишней, следящим за мной человеком оказался хорошо знакомый мне Игорь Ратников собственной персоной. Тот самый нелюдимый и незаметный новичок, который казался мне самым странным и опасным из всей тройки новеньких в клубе. И он сейчас ждал меня возле входа в здание деканата, привалившись спиной к стене.

— Андрей, — Игорь, заметив меня, оторвался от стены корпуса первого факультета и подошёл.

— День добрый, — я поднял в приветствии руку, внимательно следя за приближением парня. Было любопытно, для чего он меня решил найти. И как узнал, что я буду здесь?

— Твой метод дыхательной техники, — Игорь посмотрел мне в глаза. — Он работает намного лучше того, чему нас обучали. Я слышал то, что ты сказал тогда главе. Проверить на следующий день. Почему ты был так уверен в своей технике?

Глава 28

Мне удалось найти замечательное место для медитации в первом кампусе. Парковая зона, редко посещаемая и используемая лишь преподавателями по физическим практикам, чтобы тренировать здесь студентов, оказалась идеальным местом для сбора и поглощения природной энергии. Теперь наряду со студгородком и садом приюта это было третье место, где я мог без проблем заниматься медитацией. Особенно после того, как ушёл из клуба.

Вдохнув прохладный лесной воздух, я вернулся мыслями к недавним событиями. Появление Игоря меня удивило. Парень оказался предельно откровенным, сказав, что присоединился к клубу «боевых искусств» лишь для одной цели — стать хотя бы чуточку сильнее. Он слышал, что хоть боевые искусства и были сильно ограничены, но могли оказаться полезны для мага в качестве усиления боя на мечах. Для простолюдина вступить в клуб фехтования было практически нереально без связей. Даже не для всех благородных там находилось место, несмотря на то, что клубов фехтования в университете было зарегистрировано больше двух десятков. Поэтому клуб «боевых искусств» показался ему неплохим вариантом.

Но клуб не оправдал его надежд. Несмотря на все старания, техника дыхания не собиралась подчиняться ему, и он уже планировал уходить, чтобы подыскать себе более подходящий клуб, как тут объявился я со своей идеей. В отличие от Малыша и Ивана, которые присоединились к клубу «боевых искусств» ради того, чтобы предложить вассальную клятву семье Зинаиды, Игорь был сосредоточен исключительно на своих результатах.

Отсюда и его вопрос о моей уверенности в технике. Не знаю, что это было точно, его обострённое предчувствие или что-то другое, но Игорь посчитал, что я знаю больше, чем говорю.

В принципе на это я и рассчитывал, когда показал ребятам исправленную технику, вот только всерьёз на Игоря я не полагался, слишком себе на уме был парень. Как оказалось зря. Мои слова о том, что я собираюсь сам открыть клуб, он воспринял внешне спокойно и даже отстранённо, но практически сразу предложил свою кандидатуру. Сошлись на том, что я свяжусь с ним, как только завершу все бюрократические процедуры, связанные с созданием своего клуба. А то, что там не всё так просто, я догадывался и понимал.

К слову, мои догадки оправдались. Для того, чтобы создать свой клуб, требовалось мало того что решить вопрос с заполнением целой кипы бумаг, так ещё и найти место, где будет располагаться клуб, куратора из числа преподавателей или сотрудников университета, ну и до кучи ещё и как минимум трёх студентов, включая меня, кто согласится подписаться под всем этим делом. Прямо скажем, не самое простое дело. Но всё можно решить, если подойти к вопросу последовательно, так?

Я открыл глаза, осматриваясь вокруг. То, чего я так давно ждал, приближалось. Мой этап «создания основания» значительно укрепился за последний год, и эти недели медитаций после ранения сделали своё дело. Наконец, у меня получилось значительно приблизиться к этапу «создания золотого ядра». Эпохальный этап для любого практика боевых искусств.

Как ни хотелось мне остаться здесь подольше, практикуясь и подготавливаясь к предстоящему прорыву, нужно было идти. Сегодня в конце дня у всех групп первого курса планировались первые практические занятия. И пропускать их совершенно точно не стоило.

Я поднялся на ноги, стряхивая с колен прилипшие листья, и достал из кармана смартфон. До практического занятия осталось не так много времени, следовало поторопиться.

Сами занятия проходили, как можно было догадаться, в специальном защищённом от магии здании похожем на то, которое использовалось у меня в школе. Только в отличие от магической защиты, которую мне «посчастливилось» пробить во время выпускных экзаменов, здесь всё было намного лучше. Не так, конечно, как на той же малой арене... Но чтобы повредить барьер, потребуется сила как минимум полноценного Магистра или даже Владыки.

Как ни крути, а этого более чем достаточно для студентов вплоть до пятого курса.

Помещение, где должно было проходить занятие, представляло собой хорошо освещённый длинный зал, поделённый на десять вытянутых площадок, на которых был рассыпан песок. Я не совсем понимал зачем всюду в университете использовался именно песок, но, предполагаю, какие-то свои причины на это имелись.

Свою группу я увидел возле одной из этих площадок, они сгрудились с одной её стороны, что-то активно обсуждая. Время от времени некоторые из них кидали взгляды на противоположную часть площадки, где стояла другая группа, кажется, из первой лиги.

— Что происходит? — спросил я, подходя к Себастьяну, который стоял чуть поодаль ото всей группы, явно не желая участвовать в идущем обсуждении.

— Выбирают, кого послать против вон той группы выскочек, — ответил Себ, кивнув в противоположную сторону площадки. — Наши преподаватели решили устроить показательные межгрупповые поединки. Что-то хотят показать нам, не знаю. А эти... — Себ с нескрываемым раздражением стрельнул взглядом на коллектив, от которого откололся. — Не хотят меня пускать продемонстрировать моё мастерство. Держат меня за слабака, может, ты как мой последователь поговоришь с ними?

Я увидел надежду в его взгляде, но был вынужден её погасить.

— Я не твой последователь и совершенно точно не собираюсь лезть со своим «ценным» мнением ко всем.

И, кстати, меня сейчас не очень интересовали и устраивали учебные дуэли с кем бы то ни было. Хотелось сосредоточиться на предстоящем обучении ребят с приюта и собственной практики, ну и, конечно, ещё неплохо было бы с клубом разобраться.

Слава богам всё обошлось без меня. Благородные наследники, из которых по большей части и состояла наша группа, считали вопросом чести участие в дуэлях, даже тренировочных. Мне кажется, они там даже устроили что-то, вроде аукциона, в буквальном смысле выкупая права на поединки. Ничего удивительного, что Себу не дали даже заикнуться о возможности его участия. Безумие, да и только.

Так или иначе, но спустя некоторое время наших благородных прервали появившиеся преподаватели. Да именно так, для каждой группы был определён свой собственный преподаватель направления боевой магии. Конечно, первый курс был не так сосредоточен на практических занятиях, в отличие от всех следующих курсов, их предполагалось не так много, и сегодня было первое с начала учебного года, но... судя по некоторым обмолвкам, количество занятий собирались увеличить. Менять программу обучения вот так на ходу, должно быть этому были веские основания, да.

Между тем, к группе подошёл наш преподаватель боевой магии. Сухая женщина с резкими, даже скорее острыми чертами лица и цепкими глазами. И мне оказалось достаточно лишь на секунду пересечься с ней взглядами, чтобы понять, насколько она опасна. И то, что на её руках есть пролитая кровь. Это ни с чем не перепутаешь. Опасная женщина.

Голос у неё, кстати, оказался под стать внешности. Резкий и каркающий, словно она отдавала команды короткими рублеными фразами. Хотя почему «словно», она и отдавала.

Назвалась она просто Ольгой, без отчества и фамилии, чем вызвала удивлённое переглядывание между студентами, но переспрашивать и уточнять они не стали, пока.

Первым делом наш преподаватель выяснила, кто собирается сражаться от группы, окатив презрением тех, кто по какой-то причине не смог «перекупить» возможность поединка или, как я, решил отсидеться. И её мало волновало наличие желания у многих.

«Ну надо же какая категоричная», — не удержался я от внутреннего комментария. — «И очень опасная».

Тем временем от нашей группы на песок площадки вышел первый студент. Широкоплечий, больше похожий на невысокий шкафчик с настоящими пудовыми кулаками, которые он нервно то сжимал, то разжимал. Кажется, это был один из наследников Великих семей, но могу ошибаться. Пока всё ещё плохо ориентировался во всех этих благородных.

В любом случае парень вышел навстречу уже ожидающему его противнику. Кстати, оказавшемуся невысокой девушкой с двумя косичками, которые делали её похожей на школьницу. Тоже наследница и тоже из далеко не простой семьи. Вместе с благородными на площадку вышли и преподаватели. У группы напротив в кураторах оказался рослый мужчина лет тридцати с гладковыбритым черепом и со странной никогда не спадающей с лица улыбкой, безумной и дикой. Персонаж ещё более странный, чем наша наставница.

Встретившись на середине площадки, оба преподавателя что-то несколько секунд втолковывали своим подопечным, после чего разошлись в разные стороны, но при этом с самой арены выходить не стали, расположившись неподалёку от замерших друг напротив друга студентов.

— Начали! — крик-приказ взлетел над площадкой, и оба дуэлянта сорвались с места. В отличие от вчерашнего представления, сейчас всё было по-серьёзному... но при этом на несколько уровней хуже, да. Я прекрасно видел каждое движение двух противников. Их скорость нельзя было назвать выдающейся, но всё же приходилось признавать: кое-что они умели и совершенно не зря находились в первой лиге университета.

Росчерк молнии, с одной стороны, и яркое зарево воздушного щита, с другой. Девушка отреагировала поразительно быстро, выставив на пути сокрушительного разряда барьер, сотканный из лоскутов воздушной стихии. В момент удара раздался оглушительный грохот, судя по перекосившимся лицам двух сражающихся студентов. Мы же, стоящие за периметром площадки, практически ничего не услышали. Экранирование арены не подкачало. Краем глаза я заметил, что и на других площадках начинались свои сражения. Замелькали яростные вспышки обмена магических ударов. Поднялся гул голосов. Группы, а как иначе, начали болеть за своих представителей.

— Давай, Захар! Дави её!

— Сделай её!

— Захар, покажи этой группе, кто лучшие!

— Размажь её, Захар!

Вопли с нашей стороны вторили почти такие же со стороны соперников, только там просили победить Дашу, ту самую миниатюрную девочку, сражающуюся сейчас на арене.

«Вот же, и почему, слыша свою группу, я ощущаю стыд за их крики?» — мне стоило большого труда, чтобы не закрыть рукой глаза.

Между тем на арене перед нами всё развивалось стремительно и быстро. Захар превратился в самого настоящего громовержца, посылая в Дашу целые каскады молний, ни на секунду не прерываясь и заставляя девочку ставить всё новые и новые воздушные щиты, которые разбивались один за другим, точно скорлупа ореха под ударом молотка. Силища у парня была немаленькая, как и запас амины. Вот только Захар проигрывал и проигрывал самым глупым образом. Простая истина магического боя — защищаться всегда проще и менее затратнее, чем нападать. Я видел, как по лицу парня уже градом течёт пот, говоря, что он вот-вот иссякнет и рухнет обессиленно прямо на песок арены.

Вот только девушка, какая молодец, явно не хотела такой победы и желала показать всем и каждому, что она далеко не слаба. Улучив момент, она вдруг использовала самое простое заклинание, применение которого, как мне кажется, увидели и почувствовали единицы из всех наблюдающих за боем. Её противник, похожий из-за своей комплекции на неуклюжего медведя, то и дело переминался с одной ноги на другую, посылая вперёд ослепительные разряды молний и попался на этой глупости.

В какой-то момент под одной из его ног вдруг появился слегка подтаявший лёд, и Захар, не удержавшись, рухнул на спину, смачно поскользнувшись на нём. А девушка, воспользовавшись моментом, припечатала его тут же сверху полноценной глыбой льда, чуть в один момент не выбив дух. Благо преподаватели не зевали, остановив убийственное заклинание.

«Бедолага», — мелькнула у меня мысль, когда я посмотрел на ошалело поднимающегося на ноги парня, он всё ещё не верил в то, что произошло. — «А вот если бы помнил, что говорил нам профессор во время вводной лекции, может быть, и избежал бы этого. Оказаться побеждённым самым простым заклинанием...»

Я вдруг замер, отчётливо ощутив жажду убийства, направленную в мою сторону. Что за? Не показывая того, что ощутил это, я, используя восприятие, осмотрелся. Кто-то очень хотел моей смерти, но уже умудрился спрятать свою вспыхнувшую ярость.

Глава 29

Не показывая внешне своей настороженности, я воспользовался тем, что бой на нашей арене закончился, принялся оглядываться вокруг, пытаясь отследить откуда совсем недавно ощущалась жажда убийства. Это чувство я бы ни с чем не смог перепутать, слишком уж хорошо его знали все практики боевых искусств, даже те, что, как я, провели большую часть жизни в великой библиотеке школе. Кто-то в зале хотел убить другого. Сама жажда убийства была направлена не на конкретную цель, как мне показалось первоначально, а словно бы была размазана... по всем нам? Это необычно, прямо скажем.

И очень жаль, что неизвестный быстро спрятал свою ненависть, успокоившись и погасив её, что говорило о некоторых навыках самоконтроля.

«Кому могли насолить сразу все студенты первого курса, находящиеся сейчас в зале?» — подумал я, продолжая смотреть по сторонам.

И, похоже, даже нашёл виновников произошедшего. Правда, утверждать наверняка было нельзя, но уж очень многое совпадало. Как раз сейчас в зале появилась небольшая группа представителей соседних с нашим поясов, сопровождаемая деканом факультета первого курса. Как раз сейчас они осматривались вокруг, слушая то, что им рассказывал декан. Очень похоже, что жажда убийства шла как раз от кого-то из этих ребят. Во многих поясах расколотого мира процветал шовинизм. Пускай с этим и боролись, но даже в нашем родном поясе чужаков не любили. Поэтому я бы не удивился, если бы не сдержался кто-то из наших, кто увидел появление группы.

Впрочем, ничего действительно страшного не произошло. Ощущать жажду убийства маги не умели, поэтому беспокойство это вызвало лишь только у меня одного. Сама группа в сопровождении декана остановилась возле одного из полей, наблюдая за происходящим там поединком. И судя по тому, что я видел, в ней находились представители как минимум трёх разных поясов.

«Интересно, зачем тащить на практические занятия первого курса представителей чужих поясов?» — подумал я, наблюдая за тем, как декан что-то увлекательно рассказывал одному из чужаков, бритому наголо и с характерными магическими татуировками на черепе. К тому же даже без той вспыхнувшей жажды убийства было видно отношение чужаков к студентам и преподавателям Первого магического университета.

Я сильно сомневался в том, что руководство поясом не понимали этого. Значит, имелись какие-то веские причины...

Тем временем к нашей группе вернулась наша преподавательница вместе с поверженным так глупо Захаром. Парень выглядел так себе, раскрасневшиеся от стыда щёки и опущенный к земле взгляд. Явно от стыда сейчас готов провалиться под землю. А вот женщина рядом с ним взгляд в землю не упирала, и я прочитал в её глазах самую настоящую ярость. Похоже, глупое поражение Захара она посчитала чуть ли не личным оскорблением и признанием её некомпетентности как преподавателя.

— Этот проигрыш... — она сделала паузу, осмотрев всю группу. — Спровоцирован глупостью и недооценкой противника. У вас, как у студентов лучшего университета пояса, нет права на подобные ошибки! И я будучи ответственной за вашу подготовку сделаю всё, чтобы больше такого не повторилось...

Ну и так далее, женщина всё говорила и говорила. Обрисовывая нам всем путь глупых магов, которые, как известно, долго не живут. Более чем наглядно, кстати. Многие из присутствующих прониклись, в том числе и Себ.

— ... и надеюсь, следующий, кто выйдет на арену, не повторит эту ошибку, ведь так? — спросила она, внимательно осматривая нас.

Все дружно закивали, подтверждая то, что будут внимательны.

— Отлично, многие, наверно, уже заметили, что на наше первое занятие пожаловали... гости, — и опять красноречивая пауза, чётко говорившая об отношении преподавательницы к тому, что за нашими занятиями наблюдали чужаки. — И я уже сейчас могу сказать, что, возможно, наши гости захотят небольшой спарринг.

Над группой поднялся гул возбуждённых голосов, многим, очень многим хотелось попробовать свои силы против чужаков, но Ольга тут же подняла руку, призывая всех помолчать.

— Принимать вызовы от чужаков запрещено. Ни под каким предлогом. Не знаю, зачем им разрешили посещение университета и практических занятий, но насчёт сражений высказался чётко, — и вновь в тоне женщины я ощутил крайнее неодобрение. — А теперь следующий на поле. И на этот раз прошу сосредоточиться на противнике, не надо недооценивать его.

Вопреки словам преподавательницы, никто из делегации чужаков так и не попробовал принять участие в тренировочных поединках. Ни попыток провокаций, ни хотя бы каких-то просьб. Ничего.

Зато я хорошо чувствовал фокус их пристального внимания на происходящих сражениях. Не знаю, что они пытались увидеть в неумелых тренировочных боях первого курса, но очень уж внимание чужаков было сосредоточено на том, как проходили спарринги.

После первого позорно проигранного боя и «вдохновляющей» речи куратора все, кто шёл следом за Захаром, постарались не повторять его ошибок, подойдя к практике с максимальной осторожностью. И это дало свои плоды, следующие два боя мы выиграли. Не подавляюще, как хотелось бы, но уверенно и, что самое главное, очень быстро. Олег Латицкий и высокая светловолосая девушка, чьё имя я так и не запомнил, смогли победить своих оппонентов, что хоть немного улучшило настроение нашей преподавательницы.

Всё это время не спускал взгляда с компании чужаков. Что-то мне в них не нравилось, какой-то нюанс, который постоянно ускользал от меня. Нет, не получается понять.

В это время кураторы наших групп вышли на середину арены, что-то тихо обсуждая между собой, то и дело поглядывая на нас. Наконец, что-то решив, они развернулись и направились к нам.

— Хорошо, студенты, — сказала наша преподавательница, осмотрев нас. — Мы с коллегой посоветовались, и раз уж у нас осталось время и его достаточно много, проведём ещё несколько поединков. Только на этот раз мы с куратором 1689 группы будем сами выбирать кандидатов. Так и кого бы мне выбрать?

Женщина внимательно осмотрела всех нас, в том числе и тех, кто стоял поодаль, оттеснённый инициативными наследниками благородных семей.

— Ты, — она вдруг ткнула пальцем в ту самую девушку, что смогла одной из первых пройти экзамен лиг. — Выходи на арену и покажи, на что способна.

«Надо бы разузнать, как зовут ребят в группе, последние недели даже на это не хватало времени», — как-то фоном подумал, я, провожая взглядом идущую к площадке одногруппницу. — «Благо сейчас у меня освободилось время на то, чтобы это сделать. И стоит подумать о каком-нибудь клубе, желательно с минимумом обязанностей, в котором я буду состоять, пока не решу вопросы с созданием своего».

Бросалось в глаза абсолютное спокойствие и сосредоточенность девушки. Она словно находилось в состоянии «сатор» и во много мне напоминала сейчас Машу, только последняя лишь внешне была спокойной и сдержанной, внутри же неё бушевали самые настоящие страсти. Здесь же абсолютная невозмутимость, судя по тому, что ощущало моё восприятие.

Против представительницы нашей группы на арену вышла так же девушка с короткой стрижкой, с двумя короткими боккенами и удивительно плавными и текучими движениями. И последнее говорило об очень серьёзной физической подготовке.

Что подтвердилось в первые же секунды боя. Не знаю, кем была девушка с парными клинками, но её умения ничуть не уступали Марии, и она словно смерч обрушилась на свою противницу, используя комбинированный стиль боя, ускоряя и усиливая себя с помощью магии и одновременно с этим напитывая клинки стихийной силой воздуха, делая их острыми, словно бы настоящие мечи.

Последнее меня особенно удивило, разве такое не запрещено во время тренировочных поединков? Но судя по тому, как спокойно отреагировали оба куратора, всё было в порядке.

Мечница, подобно стремительному урагану, обрушилась на свою противницу, стараясь в первые же секунды боя подавить её. И уже в следующее мгновений её приложило какой-то невидимой силой, да так сильно, что бедняжка отлетела метров на десять назад, отбросив один из боккенов в сторону. Я хорошо видел, что тот был разломан, как щепка, в нескольких местах, не помогло и усиление. Моя одногруппница оставалась всё так же невозмутимой. Она как стояла на одном месте, так и продолжала стоять и такое ощущение, что даже не дышала. Не дышала. В голове вдруг что-то щёлкнуло, и я уже хотел проверить свои догадки, но, к сожалению, всё уже закончилось.

Миг и вот уже на девушку, распластавшуюся на арене, рухнул удар такой силы, что разметал от неё в разные стороны весь песок в радиусе нескольких метров. Предполагаю, что если бы удар полностью пришёлся по ней, можно было бы смело писать эпитафию, но куратор группы 1689 не спал, оказавшись возле своей подопечной в тот самый момент, когда невидимый молот уже должен был её расплющить.

«Надо же, сумел заблокировать одной рукой и небольшим всполохом магической силы, сильно», — я новым взглядом посмотрел на лысого мага, подобный удар остановить вот так просто не каждый бы смог.

И в этот момент вдруг почувствовал на себе взгляд нашего куратора. И мысленно вздохнул. В принципе этого стоило ожидать, я ведь тоже быстро разбил барьер во время прохождения экзамена, а наши преподаватели, очевидно, хорошо знали результаты каждого.

— Теперь твоя очередь, — на меня указывал палец куратора.

Ладно, в любом случае я давно не участвовал в тренировочных поединках. Последний был в школе, до всей этой катавасии с Фоминским парком и экзаменами.

Взяв со стойки с инструментами простой боккен, и ощущая на себе взгляды всей группы, я спокойно вышел на арену, где меня уже ждал противник. Рослый парень с совершенно обычной, ничем не примечательной внешностью. Посмотрел, отвёл взгляд и забыл. В прошлой жизни такие считались лучшими разведчиками школ, занимаясь поиском учеников, они хорошо умели «примелькаться» в толпе и не привлекали к себе лишнего внимания. А парень, кстати, благородный, судя по форме, и взгляд такой... надменно-презрительный. Приходится в зачатке погасить вспыхивающее раздражение.

Судя по тому, что мой противник не держал в руках никакого оружия, это был чистый маг. Как там говорили, не нужно недооценивать своих противников? Но бить полной силой в такой ситуации не считаю правильным.

Раскручиваю в теле толику природной энергии и одновременно с этим обращаюсь к магической силе, заставляя деревянный клинок вспыхнуть огнём. Простая стихия, понятная мне и легко отзывающаяся на попытки её использовать. За спиной у моего противника вспыхивают сразу десяток ярких звёзд. Адепт света? Тут же бросаюсь вперёд, продолжая раскручивать природную энергию внутри себя. Вспышка света, и ухожу в сторону за миг до того, как в меня врезается росчерк светового клинка. Проклятье, вот это скорость. Увернуться от света после того, как он уже ударил, невозможно, но вот почувствовать вспышку за мгновенье до её активации вполне возможно.

Миг, и появляюсь возле парня, самый простой удар из нижней стойки, пламя на клинке рычит, точно дикий зверь, яркий полукруг, и с удивлением вижу, что мой противник каким-то образом успевает среагировать, уходя на несколько сантиметров в сторону, уворачиваясь от клинка. Ощущаю сразу три вспышки света, готовые ударить меня практически вплотную. Вот же... природная энергия вспыхивает в груди, кручусь волчком, уходя сразу от всех вспышек, и одновременно с этим создаю самый простой магический шар силы, простейшие заклинание, только помимо амины, в него влита природная энергия. Шар появляется перед моим лицом, явно удивляя соперника, так как парень ожидал увидеть атаку, а не простой энергетический светлячок. Недолго думая, бью огненным клинком по этому шару из верхней стойки, в которой оказался после предыдущей атаки. В момент соприкосновения боккена и светлячка происходит то, чего практически никто вокруг не ожидает. Огонь зажигает амину и природную энергию внутри шарика, расплёскивая её широкой дугой, и смертоносная жгучая сила голубоватого пламени яростно бьёт по замешкавшемуся благородному. Миг, и вот уже перед парнем оказывается его наставник и в точно такой же небрежной манере останавливает дугу яростного пламени одной рукой. Только на то, чтобы её погасить, мужчине приходится потратить целую секунду времени, и всё это время яростная сила бьётся и шипит у него в руке.

Выдыхаю. Всё-таки переоценил я себя и свои силы. И в этот момент ощущаю характерное давление искажённой природной энергии. Поворачиваю голову и сталкиваюсь взглядом с чужаком, что в считаные мгновенья оказался внутри арены и возле меня.

— Я хочу с тобой сразиться! — звучит его голос, а я смотрю в залитые тьмой глаза. Глаза идущего тёмным путём боевых искусств.

Глава 30

Мне стоило больших трудов остаться невозмутимым даже внутренне. Практик тёмного пути? Мои предположения касательно боевых искусств в этом мире не только подтверждались, но и обрастали новыми деталями.

— Я только что закончил свой поединок. И у меня нет желания участвовать во втором, — это даже не вызов, и мой ответ вполне логичен.

«И это слова практика боевых искусств?» — в моей голове прозвучала мыслеречь чужака, а на его лице появляется кривая ухмылка. — «Лицемерие светлого пути...»

— Господин Щепик, — возле нас появился декан вместе с нашими кураторами. — Согласно условиям нахождения в поясе вы согласились на ряд ограничений и сейчас грубо нарушаете их.

В словах внешне расслабленного и добродушного декана я ощутил металл. И не только я. Ещё недавно чёрные глаза чужака уже вернулись в норму, он дружелюбно улыбнулся и, сказав, что просто решил поддержать старающихся студентов, как ни в чём не бывало направился к делегации гостей пояса. Молодой, не старше меня, но судя по тому, что я успел ощутить, ничуть не слабее. А возможно, где-то и даже сильнее.

— Это было правильным решением, — возле меня появилась наш куратор. — Мы предполагали, что будут какие-то провокации, но чтобы настолько наглые...

— Это же чужаки, ничего удивительного, — ответил ей декан и ещё раз странно взглянув на меня, направился к группе, которую сопровождал.

Интересно, почему их всё-таки пустили к нам, первому курсу, да ещё и только на первое, по сути, вводное занятие? Возможно, в случае со старшими курсами поводов бросить вызов было бы больше? Я ещё раз посмотрел на группу чужаков, которая уже направилась к выходу. Декан что-то весело говорил им и, такое ощущение, уже забыл о произошедшем недавно. Повернувшись, я направился прочь с площадки. Моё использование природной энергии в тренировочном поединке было минимальными, но результат оказался куда выше, чем я ожидал. И большой вопрос, почему так произошло. Ошибся в расчётах?

Следует обязательно это всё проверить при первом же удобном случае. Хотя возможность представится мне, скорее всего, лишь только в приюте. На территории университета и студгородка особо не попрактикуешь что-то действительно серьёзное.

— Хороший поединок, Андрей! — возле меня появился Олег Латицкий и, сжав в кулак руку, поднял перед собой в жесте одобрения.

— Спасибо, — кивнул я, слыша хвалебные возгласы и от других одногруппников.

Даже Себ, улыбаясь во все тридцать два, поздравил меня, правда, не забывая добавлять, что горд своим «последователем». Ох уж эти его тараканы...

— Ну что, отлично потрудились! — нас отвлёк голос преподавательницы, которая подошла чуть погодя. — Несмотря на неважное начало, вам удалось показать, что ещё не всё потеряно. Хотя с отдельными студентами придётся поработать особенно много, — красноречивый взгляд на Захара. — Я в любом случае считаю, что сегодняшний день получился показательным. Вы все увидели, что бывает, если не включать во время дуэлей мозги. Так, а теперь давайте подробно разберём детали...

И наш куратор действительно начала подробно, чуть ли не по винтику описывать прошедшие спарринги, указывая на ошибки и правильные ходы, иногда на пальцах объясняя нюансы тех или иных заклятий и альтернативные варианты их применения. В том числе и во время моего поединка.

— Андрей, ты слишком полагаешься на свою скорость и реакцию, это отлично видно. Они, конечно, у тебя выдающиеся для студента, но одна ошибка, и ты ошибся, понимаешь?

— Более чем, — кивнул я.

— А твой последний ход со светляком хоть и нестандартный, но если бы противник был готов к нему, то всё закончилось бы твоим поражением от простого энергетического болта в ответ.

«Был бы готов, здесь ключевое. Никто не понял, что помимо магической силы в светлячке был природная энергия, усиливающая магию. Просто так от неё не увернёшься», — подумал я, но вслух согласился с замечанием преподавательницы, в конце концов, оно было по делу.

Краем глаза я заметил, что большинство поединков в зале уже закончились, и наше занятие, очевидно, подходило к своему концу.

Между тем куратор завершила свои объяснения и перешла к тому, что нам предстоит.

— Сегодня у нас было не так много времени на практику, из-за этого проверить силы каждого из вас у меня нет возможности. Отложим на следующий раз. Мы вместе с куратором группы 1689, с которой встречались сегодня, подумаем, как это правильно сделать. А пока, вот что я от вас жду к нашему следующему занятию...

***

«Моя голова!» — пробуждение было настолько отвратительным, что мне пришлось использовать природную энергию, чтобы хоть немного облегчить собственное состояние. И даже после этого головная боль хоть и отодвинулась куда-то в сторону, но никуда не ушла. Как и общее отвратительно состояние. Нос ещё что-то щекотало, и пахло почему-то женским шампунем. А ещё почему-то ощущал тяжесть на груди. Открыв глаза, я несколько секунд любовался изящной обнажённой фигурой девушки, лежащей со мной. Восприятие понемногу возвращалось ко мне, несмотря на бьющую в висках боль. Природная энергия вовсю раскручивалась в теле, избавляясь от алкогольного яда, но делала это не так быстро, как мне бы хотелось.

Я с некоторым трудом припомнил, что происходило вчера. Кажется, после наших тренировочных поединков Себастьяна, Олега и других одногруппников посетила идея отпраздновать замечательное начало практических занятий в одном из ближайших ресторанов. И большая часть группы их, конечно, поддержала. Так как я уже несколько раз умудрялся под разными предлогами избегать всеобщих попоек, мой отказ не принимался. Я, впрочем, и не настаивал, помня о своём обещании Себу посетить встречу группы. А вот к тому, что посиделки в ресторане в какой-то момент плавно перейдут в полноценную пьянку, я готов не был. Даже используя природную энергию для очистки организма от алкоголя, я оказался не готов к встрече с «чистым озером», коктейлем, сделанным с помощью магии. Природная энергия оказалась плохим помощником в выведении этой штуке, и накрыло меня с головой.

Помню, как Захар, со слезами на глазах просил у всех, кто имел неосторожность сесть рядом с ним, прощения за позорный проигрыш, то и дело повторяя как заведённый одну и ту же фразу «я не справился». Утешать его бросили, кажется, уже на второй час, он всё равно ничего и никого не слышал. А вскоре и вовсе его оставили одного, и он со слезами на глазах просил прощения уже у диванной подушки, отвлекаясь только на то, чтобы хлебнуть ещё немного «чистого озера».

Ещё в голове крутились обрывочные воспоминания того, как Олег Латицкий очень долго и нудно расписывал мне все прелести вассалитета, и как семья Латицких поддерживает доверившихся им.

От Олега, кажется, спасла меня красивая светловолосая девушка. Та самая простолюдинка, которая сумела одной из первых завершить экзамен лиг и сегодня без проблем выигравшая свой поединок. И та, что сейчас сладко спала у меня на груди.

«Проклятье, и я всё ещё не знаю её имени», — копаясь в своей памяти мне никак не удавалось сделать это.

Бросив это гиблое дело, я вернулся к воспоминаниям прошлого вечера. В голове уже чуть прояснилось и попытки вспомнить не отдавались эхом боли во мне.

Кажется, мы с ней выпивали вместе. После этого несколько раз послали Себа, который с упорством идиота слоняться между разбившимися на небольшие компании одногруппниками и предлагал всем стать его последователями. Эта его манера общаться вызывала лишь смех и добродушные подшучивания. Всерьёз Себа никто не воспринимал, что для меня всегда было несколько удивительно. Это же всё-таки аристократы, но по какой-то причине чудаковатость парня не вызывала у них раздражения или желания наказать его. Необычно и странно.

Не помню, на каком этапе мы с лежавшей рядом светловолосой красавицей начали целоваться и перешли к чему-то более серьёзному, но...

От неспешного потока воспоминаний меня отвлекла девушка, которая проснулась и, отодвинувшись от меня, сладко потянулась, нисколько не стесняясь своей наготы.

«И почему моя память отказала именно тогда, когда началось всё самое интересное? Вот ведь...» — в голове успела мелькнуть мысль, которую я тут же отбросил в сторону.

— С добрым утром, — с милой улыбкой она повернулась ко мне. — Я в душ.

«Только сейчас увидел, что у неё зелёные глаза...» — подумал я, любуясь красавицей.

— Если не хочешь опоздать на занятия, то рекомендую принять душ у себя в комнате, нам через час нужно быть в кампусе.

— Точно, занятия, — я поднялся с кровати, осматриваясь в поисках своей одежды, которая оказался разбросана по всей комнате, в этот момент девушка рядом хохотнула и, свалившись на меня, подарила долгий и страстный поцелуй.

— Как-нибудь обязательно повторим, — сказала она через пару секунд и упорхнула в душ, оставив меня сидеть одного.

«Вот же... и как можно забыть имя такой девушки?»

Найдя все свои вещи, я быстро оделся и, выйдя из комнаты, направился к себе. Оказывается, мы жили в одном общежитии и отличался лишь этаж. Поднявшись, я обнаружил Себа, выпроваживающего из комнаты хорошо знакомую ещё по прошлому разу особу.

— О, привет, Андрюх, как ты сегодня? У меня до сих пор немного голова гудит, — весело, словно и не пил вчера ничего, обратился он ко мне.

— Ощущение, словно в голове решили взорваться несколько фейерверков, — ответил ему и направился в душ.

— Такое бывает, когда много пьёшь «чистого озера», — успел сказать он мне в спину.

«Сам-то выпил куда больше моего», — подумалось мне.

К сожалению, утерянные воспоминания вчерашнего вечера ко мне так и не вернулись. Но зато благодаря душу и природной энергии я сумел избавиться от практически всех последствий пьянки и вернул себе нормально состояние. Практически. Небольшой червячок головной боли ещё оставался, но на него можно было уже не обращаться внимания. Сегодня пятница, и я планировал вечером отправиться в приют, и отказываться от своих планов мне не хотелось.

На сегодняшнее занятие ожидаемо пришла лишь половина группы. И эта половина, мягко говоря, выглядела не лучшим образом. Олег Латицкий притащил с собой даже какую-то бутылку с мутной жидкостью подозрительно похожей на рассол и, не стесняясь преподавателей, время от времени прикладывался к ней, не забывая при этом охлаждать простейшей магией.

Сегодняшние занятия проходили неспешно или, возможно, мне так казалось? Большая часть группы, сломленная «чистым озером», предпочитала спать с открытыми глазами или просто молчать. Благо сегодня у нас были только лекции, без практических занятий и коллоквиумов. Зато мне удалось выяснить, как же зовут светловолосую девушку, которая сейчас сидела на своём обычном месте. Немного странное имя для нашего пояса — Элиза. Выглядела и вела она себя так, словно и не выпивала вчера «чистое озеро» наравне с нами, старательно записывая в конспект слова лектора.

Ближе к обеду ко мне подошёл уже немного отошедший от всего Олег и попросил прощения за вчерашнюю приставучесть. Заодно узнал, что он такого наговорил и пригласил «опохмелиться», на что я ему ответил вежливым отказом. Сегодня нужно было ехать в приют, и к тому же чувствовал я себя сейчас нормально. Обижаться Латицкий не стал, понимающе кивнул и отправился договариваться с другими ребятами.

А после занятий я неожиданно столкнулся не с кем-то, а с Марией, которая поджидала меня возле корпуса первого курса.

— Привет, какими судьбами? — спросил я, поднимая в приветствии руку и размышляя, успею ли встретить ещё с Максом перед тем, как отправляться в приют.

— Андрей, надо поговорить, — осматриваясь вокруг, сказала девушка. — У меня возникли некоторые трудности в практике, и мой отец договорился с дядей. Он снял свой запрет.

«Как и обещалось», — подумал я, кивая.

— Хорошо, давай немного пройдёмся, расскажешь, что у тебя стряслось.

Глава 31

Что-то было не так. В теле Марии ощущалась хаотическая энергия, которой не должно было там быть. Это не очень хорошо. Моим первым порывом было попытаться проверить её состояние, но я решил пока не торопиться. Торопиться сейчас совершенно точно не следовало, подожду пока она сама всё не объяснит. Мы как раз завернули на одну из пустынных дорожек, ведущих к отдалённым корпусам университета.

Как обычно девушка притихла, она молча шла рядом, собираясь похоже с мыслями, а я не торопил её. Сам же с помощью восприятия пытался проанализировать состояние, в котором Маша сейчас находилась.

Девушка сейчас вернула себе обычную невозмутимость и холодность, которую она всегда старалась нацепить на своё лицо. Ледяная броня, так, кажется, называл это Макс. Лучше и не скажешь. И эта её «ледяная броня» давала трещину лишь во время наших тренировок... тогда на месте безэмоциональной железной наследницы появлялась восторженная девочка, взахлёб поглощающая любые знания и радостно слушающая каждое моё слово. Как уже я говорил, она была самой настоящей фанаткой мечей и этим поразительно напоминала мне большинство учеников школы Меча. Этот фанатизм и заставил Марию попросить меня стать её наставником. Сейчас, когда я познакомился с привычками многих аристократов пояса стало очевидно, что этот её поступок был откровенно странным и даже глупым...

— Я продолжаю практиковать ваши техники, мастер, — наконец, сказала Мария, пока мы шли по безлюдной асфальтированной дорожке. — Но последнее время у меня появилось ощущение, что я упираюсь в какой-то барьер. Часть поглощённой природной энергии в какой-то момент словно начинает проваливаться в какую-то бездонную дыру, бесследно пропадая. А на её место приходит боль.

— Вот как? — я удивлённо приостановил шаг, если всё так, как она говорит... надо проверить. Осмотревшись вокруг, мне на глаза попалась деревянная лавочка, пристроенная под ветвистой липой, неподалёку. — Давай-ка присядем, нужно кое-что проверить.

— Э? Хорошо, — согласилась Мария.

— Дай мне свою руку, — попросил я, когда мы присели на скамейку, ветви липы свисали настолько низко, что почти касались нас, скрывая от взглядов, проходящих мимо людей.

«Ни дать ни взять, укромный уголок для поцелуев», — в голове мелькнула озорная мысль, которую пришлось силой отгонять прочь, нашёл, о чём думать.

Взяв в руки тёплую ладонь Марии, я закрыл глаза, прислушиваясь к собственному восприятию. В момент, когда коснулся руки, вдруг явственно ощутил очень сильное смущение со стороны девушки, приоткрыл глаза и тут же увидел легкую румяность смущённой Марии. Ну да, я никогда раньше не позволял себе ничего подобного... пришлось усилием воли заставить себя заняться делом, а не любоваться смущённым лицом наследницы семьи Заславских.

И уже через секунду ощутил биение силы. Природная энергия циркулировала по телу Маши, скапливаясь в ключевых энергетических узлах, а само тело уже начало стремительно укрепляться. Сама того не зная, девушка умудрилась перешагнуть первый этап ступени «конденсации силы». Отвлёкшись от изучения источника жизни, я тут же натолкнулся на пристальный взгляд Маши. Она внимательно всматривалась в моё лицо, словно пытаясь что-то в нём разглядеть. Что, интересно бы знать...

Ладно, что меня действительно беспокоило, так это накопление хаотической энергии. Что-то было не так с местом, где медитировала девушка, но пока никаких проблем эта энергия ей не приносила, боли были связаны не с ней. Я мысленным усилием заставил хаотическую энергию покинуть тело Марии и со вздохом вернулся в реальный мир.

— Итак, хочешь знать, что с тобой происходит? — спросил я, отпуская холодную ладошку девушки.

— Да, мастер.

— Ты смогла шагнуть к следующему малому этапу «конденсации силы», который заключается в начале укрепления тела с помощью природной энергии. Не ожидал от тебя такого быстрого прогресса, и это даже, с одной стороны, не очень хорошо, в практике боевых искусств излишняя торопливость опасна, но не беспокойся. Если будешь осторожна и станешь следовать моим инструкциям, сможешь не опасаясь приступать к своему укреплению.

— А... и что нужно делать? — немного замявшись, спросила она.

— А всё просто, помнишь, ты поглощала природную энергию и распределяла её внутри себя, пытаясь расширить свои внутренние духовные источники? Сейчас тебе следует при медитации и поглощении энергии распределять энергию на всё тело, стремясь к тому, чтобы она «впиталась» им до конца, пока не произойдёт преобразования и его укрепления, а затем ещё и ещё. Это долгий, трудоёмкий и иногда даже болезненный процесс, но я уверен в том, что тебе удастся его преодолеть. Ты должна чётко контролировать поток природной энергии, постепенно расширяя его. Здесь главное не переусердствовать, начиная с малого и переходя к большему. Практики, укрепившие своё тело, способны очень на многое. Они могут выдерживать сильнейшие удары, их кожа благодаря духовной силе способна выдержать даже удар копьём или чем-то ещё более острым и быстрым, они практически никогда не болеют, и устают куда меньше обычных людей.

Я поднял руку, привлекая внимание Марии, которая, похоже, из-за моих слов начала витать где-то в облаках.

— Ещё одно. Место, где ты практикуешь медитацию. Смени его. Я почувствовал, что оно слишком сильное, это не плохо, но медитировать там тебе нельзя, пока не укрепишь своё тело. Понятно?

По её лицу я понял, что смог сильно удивить её. Девушка кивнула, о чём-то задумавшись. Наверняка думала о том, как это может усилить её семью, я не обманывался насчёт благородных. Другое дело, вряд ли это у них получится.

— А теперь давай я тебе покажу пару методов, которые помогут правильно и экономно распределить природную энергию в теле. Раз уж ты сейчас не можешь полноценно заниматься, то займись внутренним развитием.

«Помогу ей пока хотя бы с этим, показывать что-то более серьёзное всё равно рано», — подумал я.

— Мастер! — тем временем в глазах девушки зажёгся радостный огонь, когда речь шла о совершенствовании, она мгновенно преображалась.

У меня ушло больше часа на то, чтобы не только объяснить девушке на пальцах, что требовалось делать, но и проследить за тем, как она это делает уже без моего участия. Само по себе развитие на этапе «укрепления тела» не являлись чем-то сложным. Пожалуй, оно было даже проще техник дыхания, другое дело, что показанные мной техники требовали колоссальной усидчивости, терпения и упорства. Достаточно редко встречаемые качества у местных избалованных детей.

— Запомнила? Ты должна использовать получаемую природную энергию, равномерно распределяя её по всем узловым точкам внутри тела. Верхний дяньтянь, средний и нижний. Между ними ещё двадцать три точки, природная энергия должна концентрироваться внутри них, а после распределяться уже равномерно по всему телу самостоятельно. Это не быстрый процесс, часто ты даже не будешь ощущать прогресса, но это нормально, просто старайся уделять медитации и поглощении природной энергии как минимум два-три часа своего времени в день.

— Да, мастер, запомнила, — кивнула Мария.

— Отлично, а что Лена, как у неё продвигаются дела? Или она забросила практику? — перешёл я на другую тему после того, как убедился в том, что она всё запомнила верно и сумела правильно воспроизвести.

— Она всё ещё осваивает сбор природной энергии, — рассказала девушка. — Однако ей это даётся тяжелее, чем мне из-за сильной занятости. Эти недели семья заставляет её участвовать во всех званых ужинах столицы и активно подыскивает ей пару... даже сегодня в первый день учёбы не смогла прийти в университет.

«Вот значит как», — я вздохнул, мысленно пожалев её, браки у благородных семей часто выходили по расчёту и нередко в довольно раннем возрасте. — «Не думаю, что Максу следует знать об этой её проблеме. Пускай и очевидно, что простому пареньку без связей и благородных корней совершенно точно ничего не светит. Думаю, это понимает и сам Макс, в конце концов, он далеко не дурак».

— Понятно, — вслух же сказал я. — Ты если что передай ей то, что сегодня узнала от меня. Это простая техника, и напутать в ней что-то сложно.

— Да, — с готовностью согласилась Мария, затем быстро кинула на меня взгляд и вдруг спросила. — Мастер, вы... будете сопровождать меня в экспедиции? Отец сказал, что вы так и не ответили ему.

Я глянул на Марию. Как обычно невозмутима и думает о чём-то своём. Собирается уговорить меня присоединиться к экспедиции в качестве её защитника?

— Ну-у-у, — я откинулся на спинку скамейки и посмотрел на плотную крону липы, солнце едва пробивалось сквозь него, ослепляя лишь только своими бликами, вырывающимися из листвы. — У меня есть дела и без этой экспедиции. И положа руку на сердце, я не вижу смысла в своём появлении там. Твои телохранители и преподаватели опытные маги, зачем я там нужен, мне не понятно.

— У моего отца выдающаяся интуиция. Даже дядя прислушивается к его советам, и если он говорит, что ваше присутствие поможет, значит, так и есть. К тому же, я бы хотела вас там видеть, мастер.

«Ну что ты будешь делать, опять этот мастер», — мысленно вздохнул я, вслух же ответил:

— Пока ничего не могу обещать, — нейтрально ответил я, стараясь закрыть этот разговор.

— Мастер, возможно вам будет это интересно, но ваши недавние слова о месте моей медитации немного не верны. Я вместе с дядей и папой недавно посетила открытые нами территории, куда готовится экспедиция... там море природной энергии, которая накрывает с головой. Мне даже не нужно было медитировать, чтобы понять это. За тот час, что мы там были, я получила больше, чем за месяц медитаций в поясе.

«Вот это поворот», — я даже замер, пытаясь осмыслить то, что она сейчас сказал.

С другой стороны, она всего лишь практик начальной ступени. Судить по её ощущениям никак нельзя. Но если она права... то есть ей даже не потребовались медитация и использование дыхательных и техник развития, чтобы прорваться к малому этапу. Это заставляет задуматься и по-иному взглянуть на затею с экспедицией.

— Повторюсь ещё раз, ничего не могу обещать, Маш, — вслух же сказал я, в любом случае следовало всё как следует обдумать, время есть.

Она немного помолчала, обдумывая сказанное мной и кивнула, принимая ответ.

Попрощавшись с наследницей, я направился на выход к распахнутым вратам кампуса. Перед мысленным взором почему-то стояло лицо Маши, чей взгляд я ещё долго ощущал на себе, уходя прочь от места нашей недолгой встречи. При этом разобраться в эмоциях, которые вкладывала в этот взгляд девушка, мне оказалось непросто. Надежда, ожидание и что-то ещё неуловимое и странное. После нескольких секунд попыток разобраться, что же это такое, я решил прекратить заниматься ерундой. У меня и без того накопилось целое море впечатлений за сегодня.

От размышлений отвлёк звонок. От Макса. Мы договорились встретится сегодня в том самом кафе «У Карася», и он, скорее всего, уже должен был ждать меня сейчас там.

***

Мария смотрела в спину уходящему молодому человеку, борясь с внутренним желанием окликнуть его. Мечи. Всю свою жизнь она посвятила изучению искусству боя на мечах. Вначале под руководством дедушки, а позже, после его смерти, с наставниками.

Она считала, что видела всё в своей жизни и удивить её невозможно. Особенно после мастерства дедушки, которое Мария до недавнего времени считала пиком магического боя на мечах. Однако всё поменялось после того, как она вместе с Леной оказались свидетелями удивительного воплощения меча в смертельный танец. Или даже музыку... Насколько это было тогда красиво, настолько же и смертоносно. Если бы дедушка сейчас был жив, он, несомненно, как и Мария, оказался бы шокированным таким искусством меча. По крайней мере девушка искренне в это верила и не задумываясь попросилась в ученики к мастеру.

Правда, поначалу она сомневалась в методах, которые он ей показал. Дядя рассказывал о чём-то подобном и даже называл эту силу ущербной и уязвимой... но стоило ей только начать, как стало очевидно, что всё совершенно не так.

Ей было всё равно на положение и возраст мастера. Она видела, как он управляется с мечом. Смертоносно и быстро. И хотела научиться этому во что бы то ни стало.

Глава 32

После встречи с Машей я направился в кафе «У Карася», где мы договорились встретиться с Максом. Пока шёл, почувствовал на себе хорошо знакомое внимание со сторону сопровождающих меня людей Заславских. К их чести, стоит сказать, что вели меня они с приличного расстояния, благодаря чему это внимание не ощущалось мной настолько назойливым. И если нужно, я всегда могу отправить наблюдателей по ложному следу, используя одну из простейших иллюзий. Но пока такой необходимости у меня не возникало.

Войдя в кафе, я обнаружил Макса, сидящего там же, где и обычно, у столика возле окна. Друг облюбовал себе это место, и каждый раз старался сидеть именно там. Не знаю, как у него это получалось, но он умудрялся каждый раз занять его без особых проблем.

И я отметил несомненный прогресс друга, не в боевых искусствах, конечно, а в физической форме. Макс последнее время перестал налегать на сладкое и старался держать себя в тонусе. Уже только это заслуживало похвалы, зная его, я бы не удивился, если бы он уже через пару дней такой диеты сорвался... но он продолжал держаться, и, судя по тому, что я видел и ощущал, нисколько не страдал от этого.

«Остаётся только надеяться, что этот его порыв не пропадёт через несколько месяцев», — подумалось мне, когда я присаживался за столик.

— Привет, — я кивнул другу, который как раз отпивал из полной чашки чёрного кофе.

— Оу, Андрюх, а вот и ты, — сказал он, поспешно отложив в сторону чашку. — Ну что, как у тебя дела?

— Помаленьку, — я кивнул. — Расскажи лучше, как у тебя с практикой.

В общем и целом, у Макса всё шло своим чередом. В отличие от юных наследниц, его прогресс не был таким стремительным, но даже так, имея мотивацию и время после занятий, он каждый день с упорством продолжал практиковаться. И если парень сохранит этот импульс и желание совершенствоваться, уверен, сможет удивить.

— Тех людей я так больше и не встретил, — понизив голос, сказал он, подразумевая Одержимых. — Правда, я больше не появлялся в тех местах, как ты мне и сказал.

— И слава богу, не хватает ещё того, чтобы они обратили на тебя внимания, — хмыкнул в ответ я, представляя, что бы с ним сделали Одержимые, если бы каким-то образом поняли, что их раскрыли. Впрочем, я всё ещё сомневался в том, что Макс видел именно Одержимых, а не какое-нибудь костюмированное представление местных «тайных обществ студентов». Уж слишком было на это похоже.

Поболтав с Маком почти полтора часа, я попрощался с другом и направился в приют. Сегодня я планировал как следует позаниматься в саду и, возможно, даже вплотную приблизиться к этапу «Золотого ядра». С учётом того, что природная энергия в парке была крайне плотной, это не было чем-то невыполнимым. Тут главное — не торопиться и не забывать про то самое основание развития практика боевых искусств...

В нескольких сотнях метрах от приюта я ощутил слежку за собой. Куда более явную, по сравнению с теми же Заславскими, и хорошо мне знакомую. Я повернулся в сторону, откуда чувствовался напряжённый взгляд, и легко заметил в тенях какого-то палисадника замершего тщедушного паренька. Ошибся, не совсем шпана.

— Заноза, можно узнать, что ты делаешь? — поинтересовался я у подростка, оказавшись возле палисадника.

— Пытаюсь следить за вами, мастер, — всё так же скрючившись в кустах, ответил мне паренёк.

— И как успехи?

— Пока так себе.

Заноза вылез из палисадника весь в колючках сухого репья и траве. Похоже, давно тут сидит. Вот уж точно, у кого-то много свободного времени.

— Лучше бы занялся чем-то полезным, уроки сделал или попрактиковался, — не удержался я от замечания, на что парень лишь хмыкнул.

— Мастер, вы расскажите, где научились боевым искусствам и всем этим штукам? — спросил он и последовал за мной.

— Нет.

— А есть ли кто-то круче вас, ну, типа, мощнее?

— Несомненно.

— Вы сильнее этих говнюков-архимагов?

— Никогда с ними не встречался.

Заноза шёл возле меня и буквально засыпал вопросами, я же отвечал ему, на автомате обдумывая свои сегодняшние тренировки. Помимо поглощения природной энергии и медитации, следовало вновь вернуться к практике духовной печати и, что самое важное, заняться тренировкой меча. Последнее время я уделял ей слишком уж мало времени по сравнению с тем, как это было обычно. Лишь пара часов вечером перед сном — это совсем не тренировка члена школы Меча. С моей текущей выносливостью я могу тренироваться всю ночь и быть «как огурчик» завтра. Нет, даже заниматься все выходные в ночное время. Это вполне возможно. Просто придётся использовать куда больше природной энергии для восстановления. Но это того стоило. Последнее время я ощущал, как время уходит, словно песок сквозь пальцы. И сегодняшние слова Марии были первым звоночком. Как ни крути, а я должен проверить действительно ли на территории экспедиции такая необычная природная энергия. Если она хотя бы вполовину такая же плотная, как это было в мире боевых искусств... это всё меняло. Кардинально.

— Мастер, а вы бы смогли побороть тигра на руках, а?

— Мог бы.

— Хо-о-о, — протянул впечатлённый Заноза. Сильно сомневаюсь, что он когда-либо видел настоящего тигра. В этом поясе их не водилось, но, вероятно, читал или смотрел по телевизору. Последний в приюте был и каждый вечер ребятам было разрешено смотреть его в течение пары часов.

Первым делом, когда добрался до приюта, поприветствовал главу. Старушка, как обычно, находилась у себя в кабинете, разбирая документы и что-то записывая в небольшой блокнот. На моё приветствие она лишь вяло махнула рукой не отвлекаясь.

— Мастер, а вы можете... — продолжил свои вопросы Заноза, но я прервал его.

— Заноза, прости, но сейчас мне нужно к себе, увидимся завтра на тренировке.

— Да без проблем, — парень не обиделся и тут же куда-то ушлёпал, насвистывая себе под нос что-то весёлое. Да уж.

Заглянув в свою комнату, я закинул туда свою сумку и взял стоящий возле кровати боккен. На неделе я специально купил себе запасной и привёз его сюда, чтобы было чем заниматься после тренировок ребят. Потратился, конечно, но ничего. Для дела же. Подняв деревянный меч, я направился в сад, уже стараясь лишний раз не пересекаться с обитателями приюта. Вопросов одного только Занозы мне на сегодня, пожалуй, хватит.

Сегодня я планировал не спать всю ночь, чтобы как следует попрактиковаться. Ну и, конечно, попытаться подступиться к созданию Золотого ядра. Это... было далеко не так просто, как звучало на словах. В прошлой своей жизни я так и не смог достигнуть ничего подобного и знал о том, что мне предстоит лишь по описаниям в трудах других практиков.

«Дорогу осилит идущий», — вдохнув прохладный вечерний воздух, я двинулся к саду, углубляясь в него.

***

Тренировки ребят не отнимали у меня много сил. Даже с учётом того, что я постоянно использовал двойную иллюзорную формацию для самих ребят и для наблюдателей Заславских, которые продолжали видеть самые обычные занятия в волейбол. Занятия проходили продуктивно. Несмотря на то, что я продолжал приглядываться к своим ученикам, пытаясь разобраться в их характерах, они делали несомненные успехи. И, очевидно, они занимались внеурочно, судя по достигнутым успехам. Никто из ребят не горел желанием оказаться на рудниках амины, прекрасно осознавая, что я — их шанс. Дыхательные техники или что-то более глубокое мы всё ещё не затрагивали. Как и в случае с Максом, у всех была слабая база. Не такая слабая, как у моего друга-толстяка, но всё равно.

Вечером же я продолжал уже личные тренировки, доводя себя до полного изнеможения в практике духовного Меча, а в перерывах собирая природную энергию и подготавливая своё тело к будущему прорыву. Выплавление Золотого ядра требовала серьёзной подготовки. И, к сожалению, уже в первый день мне стало очевидно, что это может занять куда больше времени, чем я рассчитывал первоначально. Несмотря на всё моё укреплённое за многие годы основание, сам процесс перехода был просто настолько тяжёл в реализации, что с наскока это сделать не получилось бы при всём желании.

В воскресенье ночью я, как обычно, медитировал в глубине сада, погружаясь всё глубже в себя, когда неожиданно ощутил чувство падения и уже через мгновение рухнул на гранитный пол... какого-то сооружения. Это было настолько неожиданно и казалось настолько реальным, что я даже в первые секунды подумал о мгновенном перемещении. Словно что-то или кто-то использовал духовные силы, чтобы перенести меня сквозь пространство. Вот только стоило мне прислушаться к себе, как стало очевидно — я всё ещё нахожусь в саду возле приюта. Поток природной энергии того места нельзя было ни с чем перепутать, он был уникален. Но несмотря на то, что ощущал себя в парке, я находился здесь. Больше всего это место напоминало мне павильон высших боевых искусств библиотеки школы. Большой и высокий круглый зал, на стенах которого находились шкафы с книгами и свитками. Они поднимались ввысь и терялись где-то в темноте.

Но в отличие от библиотеки Меча здесь не было столов для чтения или специальных циновок для медитации и практик. Пол покрывал толстый слой пыли, а сам я стоял ровно посередине. Иллюзия была сделана настолько хорошо, что даже я, который в прошлой жизни очень много уделял искусству иллюзорных массивов, засомневался, а не реальность ли это? Кто бы ни стоял за созданием всего этого, он был мастером и, похоже, тоже хранителем знаний...

Я понял это, когда для интереса взял одну из книг и заглянул в неё. И сразу же осознал, что это полноценное руководство боевых искусств. То, что это не моя память, стало уже очевидно — это руководство мне, совершенно точно, было неизвестно. К тому же оно содержало в себе ряд фундаментальных ошибок. Точнее не так, оно опиралось на другой тип развития практика... это была библиотека тёмного пути? Я ещё раз осмотрел место, в котором оказался. Совершенно точно в прошлой жизни подобные знания не могли попасть в мои руки. Во-первых, это противоречило принципам школы. А во-вторых..., ну, я бы об этом как минимум помнил.

Двигаясь вдоль стеллажей с книгами, я брал некоторые, быстро просматривал их и через несколько минут возвращал обратно. Даже такого небольшого времени мне хватало, чтобы понять на какую базу опирались все эти руководства, и они, несомненно, все принадлежали к тёмному пути. Если честно, я терялся в догадках, что со мной происходило, и что всё это значило. Ни о чём подобном мои наставники никогда не рассказывали, как и не было ничего такого и в прочитанных мною книгах.

Я настолько расслабился, что когда после очередной проверенной книги вдруг увидел перед собой мужчину в белых одеяниях, отскочил назад и одновременно с этим смачно выматерился. Уже очень давно никто не мог ко мне подобраться настолько близко, чтобы я не заметил своим восприятием. Мужчина лишь слегка улыбнулся на мою откровенную несдержанность.

— Приветствую тебя в павильоне проклятой школы Небес! — звучно сказал он, смотря мне в глаза.

— Каво? — от удивления того, что услышал, я даже неосознанно скопировал Занозу.

Глава 33

Мне показалось, что я ослышался. Проклятая школа Небес? Это те самые ублюдки, напавшие на нас тогда, уничтожив школу Меча. Какого чёрта я оказался в их павильоне? Я совершенно точно ощущаю сейчас своё тело в саду приюта, чувствую присутствие жизни его обитателей, но одновременно с этим стою здесь. Ни о чём подобном я никогда не слышал и не читал. И мне стоило больших усилий вернуть себе спокойствие и, посмотрев на появившегося мужчину, спросить:

— Кто ты? И как я оказался в этом месте?

— Я хранитель первого павильона, — ответил тот со слабой улыбкой. — Я знаю и помню обо всех книгах, что находятся здесь. Ты можешь обращаться ко мне по любому вопросу, касающемуся знаний павильона.

Ну да, конечно, кто же ещё, кроме хранителя, может здесь быть? Я взглянул ещё раз на вежливо улыбающегося мужчину. Вот уж не ожидал встретить в новом мире кого-то из этих ублюдков. Отличие светлых и тёмных фракций мира боевых искусств лежало в разных принципах возвышения и использования силы. Если для светлых основой были техники дыхания, самопознания, медитации и практика, то для фракции тёмного пути способы и средства достижения силы и возвышения не имели значения. Жертвоприношения, поглощение силы разумных существ, использование пожирающего парного развития... у тёмных нет принципов, и потому они сильнее физически, но куда слабее ментально. Их разумом управляют желания и инстинкты.

— Что же касается того, как ты оказался в этом месте, — между тем продолжил хранитель. — То тут всё просто. Павильон посчитал, что наследник проклятой школы Небес имеет право здесь находиться. Ты можешь брать любые свитки и книги для собственного усиления и возвышения.

— Наследник? — повторяю за мужчиной.

«Какая-то бессмыслица. Хранитель знаний клана Меча светлой фракции получил признание тёмной», — голова раскалывалась от вороха мыслей, крутящихся в голове, я хотел задать свой следующий вопрос, но мужчина остановил меня.

— Твоё время здесь вышло, научись контролировать проклятую природную энергию должным образом, чтобы увеличить время своего нахождения здесь. Помни, с этого момента будущее проклятой школы Небес зависит от тебя. Неси эту честь с гордо поднятой головой, наследник.

— Да пошёл... — не смог удержаться я и вывалился в реальность парка, тяжело дыша и пытаясь осознать, что только что произошло.

Несколько секунд пришлось потратить на то, чтобы прийти в себя. Так, если отбросить прочь всю мишуру в виде эмоции, что мне известно. Каким-то образом я оказался наследником проклятой школы Небес и получил доступ к их первому павильону знаний, который находится в месте, похожем на мир сна. По крайней мере, судя по тому, что физически я оставался всё это время в парке за приютом. Всю свою новую жизнь я ни разу не сталкивался с этим, и всё поменялось именно сегодня. В чём могла быть причина? Что такого со мной произошло и послужило этим изменениям?

На ум приходила лишь недавняя встреча с тёмным. Это напрашивалось само, но как обычная встреча могла так повлиять на меня? Звание Наследника не получить за красивые глаза или по чьему-то желанию. Это привилегия, которую желают и заслуживают упорным, долгим трудом.

— Ничего не понимаю, — со вздохом я открыл глаза и всмотрелся в ночное небо, просматривавшееся в листве парка.

Самым логичным было найти того тёмного паренька и попытаться «расспросить» его о том, что со мной произошло. Но зная тёмных, мне придётся как следует попросить его, чтобы добиться хоть чего-то. Такая себе идея нападать на представителя другого пояса. Аукнется так, что рад не буду. В таком случае пока остаётся единственный вариант, который я вижу — дождаться следующего посещения павильона и попытаться разговорить его хозяина и хранителя.

Вздохнув, я вновь закрыл глаза, начав очищать свой разум от всех лишних мыслей. На данный момент понять произошедшее я не мог, а значит, не было смысла зацикливаться на этом. Рой множества мыслей от самых безумных и до невозможных пришлось силой изгонять из головы, постепенно успокаиваясь и возвращая себе привычное сосредоточение. Напоследок решил проверить ещё кое-что.

Я вновь погрузился в себя, но на этот раз уже видя перед своим мысленным взором хорошо знакомые яркие звёзды. Тысячи светлячков кружили вокруг меня в завораживающем хороводе. Сегодня я не собирался вспоминать техники или навыки школы Меча, сосредоточив свои усилия на исторических хрониках и отчётах мастеров. Искал всё, что было связано с проклятой школой Неба. Общую информацию я, конечно, и так прекрасно помнил, но для того, чтобы погрузиться в детали, следовало вновь пролистать перед своим мысленным взором всё, что я запомнил во время своего служения в библиотеке.

Ворох информации, тысячи бесплотных страниц. И ничего. Школа Меча мало интересовалась тёмными течениями боевых искусств, не считая их за большую опасность. Ошибка, стоившая нам всего. Среди кучи бесполезной мишуры я смог обнаружить лишь пару упоминаний о странностях в наследовании статуса Наследников, который происходил через поединок. Как я понял, Наследником мог стать любой член тёмной школы, сумевший убить предыдущего носителя этого титула. И можно подумать, что «вот оно», причина того, почему я получил этот статус. Ведь я был единственным, кто остался в живых после проведения ритуала, но был нюанс, как говорится. Титул Наследника мог получить лишь только практик, идущий тёмным путём, то есть никак не я.

К сожалению, больше ничего интересно я не нашёл. Пара легенд и сказаний о великих героях, получивших знания от своих предков, не в счёт, уж слишком фантастичными и сказочными они выглядели.

После этого всю оставшуюся ночь я занимался практикой создания духовных печатей, которые, наконец, у меня начали получаться нормально. Простейшая техника отняла уж слишком много времени на своё освоение. Хотя не скажу, что достиг мастерства в этом. В теории создаваемые печати должны были держаться от пяти до десяти дней железно, но, как будет в действительности, покажет время. Для пробы и проверки я установил одну из своих печатей на здании приюта. Посмотрим, сколько она там провисит.

Утром, как обычно, лишь только взошло солнце, отправился к остановке. Помимо мыслей насчёт появления в павильоне тёмной школы, я размышлял о прошедших выходных и тренировок ребят. С мотивацией всё было более чем хорошо. Все старались показать свой максимум, и чтобы поддерживать это желание я не забывал показывать детям простейшие проявления природной энергии. Несмотря на то, что технику дыхания мы всё ещё не изучали, кое-чему я ребят всё же научил. Фокусы, можно сказать, но дети впечатлились, окончательно поверив в то, что я показывал — это не магия.

«Думаю, можно уже аккуратно начинать показывать дыхательную технику. Главное, не ослаблять бдительность и не пропустить проявления тёмного пути. Если они, конечно, будут», — подумалось мне, пока усаживался на привычное место в автобусе.

Круговерть учебных дней завертелась с такой скоростью, что в один момент накрыла меня с головой. Утром и днём бесконечные лекции, практики и коллоквиумы не позволяли спокойно выдохнуть, а уже вечером я в буквальном смысле истязал себя, подготавливаясь к прорыву на этап «Золотого ядра». Даже несмотря на постоянное использование природной энергии для собственного восстановления и молодое, здоровое тело, в комнату я возвращался едва ли не ползком, чтобы уже утром, кое-как разлепив глаза, отправиться в университет.

Оказалось, что под лекции очень приятно засыпать, а практика, если подходить к ним рационально, на текущем этапе обучения были ничем не сложнее занятий в школе. Как я уже говорил, сейчас по большей части изучалось то, что нам всем и без того было хорошо известно. Исключения тут были, конечно. Например, занятия с куратором по практической магии. Так нас не гоняли ещё никто и никогда. Как и обещала наша преподавательница, вместе с другими кураторами она придумала действенный метод тренировок. Командные поединки. Нас тройками выпускали на арену против таких же, как мы, бедолаг. И главной задачей у нас была совсем не победа в сражении. Странная разновидность пятнашек... используя магию, мы должны были «запятнать» команду противника и, соответственно, не дать это сделать им. При этом нам было запрещено использовать атакующую магию. Не самая простая задача. Приходилось исполнять чудеса изобретательности, чтобы выиграть противника и не попасться самому.

Кажется, это и называется думать головой, так?

К сожалению, из-за такого непростого графика я так и не смог вырваться за пределы города, во второй кампус, где располагались основные университетские арены и сейчас проходил турнир лиг. А наблюдение за ним через телевизор или компьютер было совсем не то. Операторы часто показывали не то, что было важно и интересно, сосредотачиваясь на зрелищности, а не на эффективности. И бои демонстрировали соответствующие. Их, конечно, понять можно, но мне-то это было совсем неинтересно.

Наша группа после уже почти месяца занятий заметно сплотилась. Я уже практически не чувствовал взглядов раздражения, бросаемых в мою сторону. Лишь от пары благородных наследников, с которыми у меня не задались отношения сразу, время от времени ощущались волны пренебрежения и показного игнорирования. Ничего такого, чего нельзя было бы пережить.

В большинстве своём благородные вели себя сдержано, и я уже стал счастливым обладателем дюжины визиток-приглашений. То же самое касалось и других простолюдинов в нашей группе. Мне точно было известно, что Себ получил как минимум пять приглашений и их было бы куда больше, если бы не тараканы моего соседа во всеуслышание отказывающегося от визиток говоря, что он сам собирает себе последователей... Слава богам на него никто не обижался, считая эдаким блаженным с тараканами в голове. Да, у которых имелись вот такие усища.

К сожалению, за эти дни, несмотря на все попытки, мне так и не удалось вернуться в первый павильон проклятой школы Небес, чтобы задать вопросы хранителю, но я не прекращал свои попытки во время своих медитаций. Оставалось надеяться, что со временем рано или поздно удастся вернуться туда. К тому же у меня появилась одна идея, касающаяся знаний, содержащихся в павильоне. Даже в том виде они могли мне пригодиться. Как минимум, чтобы лучше понимать тёмный путь.

А ещё я очень много размышлял о предложении Александра Заславского, отца Марии. После того, как девушка рассказала мне о необычной природной энергии в экспедиции, я всё больше начал склоняться к тому, чтобы принять их предложение. Даже с учётом того, что там я буду находиться в качестве эдакого телохранителя Марии, и опасностей там для меня будет немало, желание присоединиться не уменьшалось, а даже усиливалось. Иррационально, но я чувствовал, что такой поступок будет правильным, но только при одном условии... если мне удастся прорваться к этапу «Золотого ядра». В этом случае я был уверен, что смогу справиться даже с магом-магистром, не подвергая своё тело той опасности, как это было в прошлый раз.

Оставалось лишь дело за малым, прорваться. Чем я и занимался каждую свободную секунду.

***

Главы двух великих семей пояса стояли перед аркой портала, ведущего к новой земле, найденной недавно. Сейчас эту арку укрепляли и усиливали сразу пять приглашённых архимагов. После их работы возможная пропускная способность портала должна была увеличиться втрое, что и должно дать начало экспедициям. Хотя уже больше сотни разрозненных отрядов разведчиков сейчас исследовало земли по ту сторону, но для пояса этого всё ещё было мало.

— Что насчёт конкурентов? — спросил глава Заславских, смотря на полыхающую разными цветами арку врат.

— Разведка сегодня утром уверяла меня, что им всё ещё ничего неизвестно. Но появление такого лакомого куска трудно не заметить, — ответил ему глава семьи Титовых и по совместительству сильнейший стихийный маг пояса.

— Ну, это очевидно, — хмыкнул в ответ Заславский. — Другие семьи чуть ли не каждый день меня спрашивают о том, когда начнём. Как думаешь, сколько у нас ещё времени?

— Месяц, три, полгода? Ты же знаешь, я не предсказатель, — пожал плечами Титов.

Его собеседник кивнул. Сейчас для пояса было жизненно необходимо застолбить как можно больше территорий и начать их разработку, а другим поясам пусть уже достаются объедки с их стола.

Глава 34

Подняв руку, я ощутил, как поток природной энергии послушно закрутился вокруг неё. Вот оно. Все приготовления завершены, и можно начинать. Главное — это обезопасить место прорыва. Практик боевых искусств, создающий Золотое ядро, чрезвычайно уязвим, и следовало обезопасить себя от любого вмешательства извне. У меня не имелось здесь поддержки школы и учителей, я был один и исходить приходилось из этого.

Отчасти именно для этого мной и изучались духовные метки. Их установкой пришлось заняться заранее. Как и сотней хитроумных капканов на основе всё тех же печатей. Убить они не убьют, но спеленают и усыпят любого, кто приблизится к ним. Ну и пошлют мне сигнал, конечно. Чтобы заметить печати, нужно обладать как минимум развитием «Золотого ядра», а то и «Зарождения души». Не самая простая задача. Так что здесь был спокоен.

Для своего прорыва я выбрал место в одной из укромных парковых зон кампуса. Там практически не появлялись студенты из-за удалённости ото всех зданий основных корпусов. Несколько лабораторий алхимии и «земельников», специализирующихся на природной магии, вот и всё, что здесь было из интересного. Несмотря на то, что природная энергия в парке возле приюта была выше и чище, прорываться там был риск. Периметр кампуса хорошо охранялся и, в отличие от бедных районов, никто, кроме студентов и преподавателей, здесь мне помешать не мог. А тот факт, что я буду здесь все выходные, то и это было очень маловероятно. К тому же, найденное мной недавно место тоже было во многих отношениях хорошо.

Возможно, именно из-за близости к «земельникам» эта часть территории кампуса и была так богата природной энергией, а сам парк мог похвастаться большим количеством высоких деревьев с густыми кронами, создающими самый настоящий зелёный полог над головой.

Расставив вокруг места, где собирался делать прорыв, печати, я смог немного выдохнуть. Самая лёгкая часть была позади. Чтобы совершить прорыв, я оказался вынужден позвонить в приют и предупредить, что в эти выходные быть там не смогу. В моём родном мире процесс создания Золотого Ядра мог занимать от суток до месяца, в зависимости от подготовки и накоплений практика боевых искусств. Я рассчитывал справиться за два дня. По крайней мере, все мои расчёты и знания говорили об этом. Несколько лет кропотливой работы с собственным основанием и очисткой духовной энергии должны были дать результат. От наблюдателей пришлось «избавиться», присутствие рядом людей Заславских меня немного нервировало, пускай они никогда и не вмешивались, но всё же. Для того, чтобы их перехитрить, хватило двойного слоя иллюзий, видимых только им. В этот момент они искренне считали, что я приболел и находился у себя в комнате. Этого более чем достаточно.

Ещё раз взглянув на свою руку, я мысленным усилием заставил сияние природной энергии распространиться по всему телу, охватывая его. Важно было, чтобы она охватила каждую частицу тела. После того, как это было сделано, я заставил эту энергию медленно собираться у себя в животе, там, где находился нижняя точка средоточия. Концентрируя в ней собираемую энергию, я создавал самый настоящий клубок из нитей природной силы. Начало самое лёгкое. Создаётся контур клубка, лёгкими штрихами подправляю процесс. Начинаю сжимать ту небольшую толику силы, что успел собрать, превращая её в золотую жемчужину. На словах всё просто, а вот на практике. Разум пронзили сразу несколько острых молний, чуть не стоивших мне концентрации. Нельзя расслабляться! Сейчас любой неверный шаг, и я становлюсь калекой. Второго шанса уже не будет. И это только начало пути.

Продолжаю стягивать к жемчужине свою духовную энергию и начинаю «наматывать» её, создавая золотистый клубок. То, что очень скоро станет основой моего ядра. Сейчас тянуть энергию становится в сотни раз тяжелее, приходится заимствовать её извне. Всё тело будто в огне. Волны боли сотрясают разум, но концентрацию не теряю. Как и написано в книгах, больше всего это напоминает самое настоящее сражение. Только вместо противника у меня упрямая и отказывающаяся подчиняться духовная энергия. С упрямством продолжаю создавать «Золотое ядро», его очертания уже становятся видны. Но торопиться нельзя. Если не усмирить сходящую с ума силу внутри ядра, она разорвёт его. Приходится каждый раз после очередного витка заниматься успокоением мечущейся в загнанные рамки силу.

Время уходит, как песок сквозь пальцы. Краем сознания ощущаю, как садится солнце и встаёт солнце, отмеряя один день. А я даже не на середине пути. Все планы коту под хвост. Отбрасываю в сторону все лишние мысли. Закончу, когда закончу. Ядро уже ощущается мной. Оно обретает форму и укрепляется. Жизненно важно использовать всю имеющуюся в моём теле духовную энергию, не пропустив ни капли. Можно что-то заимствовать вокруг себя, но главным остаётся то, чем располагает практик. И я продолжаю упрямо собирать свою силу в одном месте. Одновременно с этим начинаю раскручивать золотое ядро. Это очень походит на то, как алхимики создают свои лекарства в тиглях. Только вместо редких ресурсов и ингредиентов практик использует собственную духовную энергию, собранную за время своих многолетних тренировок.

От волн боли уже плохо соображаю. Такое ощущение, что меня распирает изнутри от собранной силы, и я сейчас взорвусь. Теперь уже надо укреплять и упорядочивать каждый новый виток ядра. Последнее перед моим внутренним взором дрожит от собранной силы. В нормальной ситуации ученикам должны помогать наставники, а для того, чтобы переход на новый этап происходил проще, используются редкие и мощные ресурсы, собираемые школой, но тут уже ничего не поделать. Вместо ресурсов нужно полагаться только на себя. Ещё один день заканчивается, солнце закатывается за горизонт.

Я уже гораздо ближе к своей цели. Теперь уже каждый новый виток силы, добавляемой к ядру для меня, как праздник. Ощущаю себя человеком, который катит к вершине горы снежный шар, и с каждым метром этот шар становится всё больше. Сейчас для меня даже самый маленький шаг — это настоящий подвиг. Усталость и боль, такое ощущение, что у меня остались только эти два чувства.

Для того, чтобы наконец завершить переход, мне потребовалось ещё день. Начав в пятницу вечером, я пришёл в себя лишь в воскресенье поздно ночью. Как и планировалось мной, прорыв занял каких-то пару суток, вот только это было внешне, а внутренне у меня было ощущение, что прошла пара столетий. Момент прорыва нельзя было ни с чем перепутать. Накинув на создаваемое ядро ещё один виток духовной энергии, я вдруг понял, что иссяк. И в тот же миг оглушительный треск чуть не оглушил меня. Внутренним взором я видел всё, что происходит со мной. Золотое ядро пробудилось, закручиваясь с огромной скоростью в нижней части средоточия. В этот момент я вдруг почувствовал всю территорию кампуса и даже больше. В один момент моё восприятие взлетело к небесам, демонстрируя невероятные возможности истинных мастеров высочайших этапов развития, и как же жаль, что это длилось так недолго... но вот то, что я почувствовал во время вспышки «всезнания», заставило забыть обо всём.

Открыв глаза, я замер, прислушиваясь к собственным чувствам, изменившимся после взятия этапа «Золотого ядра». Моя сила сейчас значительно возросла, ощущение окружающего мира сильно изменились, а тело стало ещё крепче и сильнее.

Поднявшись на ноги, я посмотрел в сторону, где почувствовал присутствие незваного гостя. Это неприятно. Он находился за пределами моего восприятия и чего-то выжидал. Знать бы только что. У меня не было ни грамма сомнений — если он мог прервать мой прорыв к новому большому этапу, уже бы сделал это. В голове появлялись сотни мыслей, и лишь усилием воли я отбросил их в сторону, сосредоточившись на здесь и сейчас.

Вытянув руку перед собой, я обратился к своей магии. Своеобразное заклинание, но с мощью природной энергии и слегка изменённым каркасом получилось неплохо и действенно. Прямо из земли к моей руке начинает быстро расти серый клинок необычной формы. Подобное заклинание на одном из первых занятий использовал профессор практической магии, чтобы удивить присутствующих студентов, и меня оно заинтересовало. Выяснилось, что ничего сложного из себя оно не представляло, и скорее было эффектным. А вот с добавлением природной энергии всё чуть-чуть поменялось. Мне, конечно, далеко до искусства профессора, создавшего тогда настоящее произведение искусства, но всё же.

В моих руках появился изящный, чуть изогнутый клинок, точная копия тех, которыми пользовались рядовые члены школы Меча в своих походах.

«Ну, что же, пора поприветствовать нежданного гостя», — хмыкнул я, направляясь в сторону, где мною ощущалось присутствие человека.

А то, что этот неизвестный пришёл ко мне, я нисколько не сомневался, он стоял ровно на краю круга печатей, которые я установил. Не думаю, что он их видел, скорее чувствовал какую-то опасность и не хотел лишний раз рисковать, входя в «запечатанную» мною область.

И действительно, своего гостя я увидел стоящим у самого края круга, задумчиво наблюдающего за моим приближением.

— Полагаю, я должен поздравить тебя с прорывом, светлый? — спросил он со слабой улыбкой. — Не стал тебе мешать, оценишь моё благородство?

Оценил. Это был тот самый практик тёмного пути, бросивший мне вызов во время практического занятия. И сейчас он стоял здесь уже без своего сопровождения. Выглядел при этом парень внешне расслабленно, в глазах, как и при прошлой нашей встречи, плескалась тьма. Он собран и готов атаковать. Не нужно обладать особой чувствительностью, чтобы это понять.

Обычно за всеми гостями пояса приставляют охрану и довольно опытную. Но, предполагаю, что он сумел их обвести вокруг пальца используя тот же самый фокус, что и я. Касательно его слов... я сильно сомневался, что тёмный настолько благороден, чтобы не ударить мне в спину во время прорыва. Создать удар с такого расстояния не составит большого труда даже у практиков начальных этапов развития. Судя по тому, что я ощущал, он просто нашёл меня не так давно... Удача или проведение? Рискуя во время своего прорыва, мне даже в голову не пришло обезопасить себя от тёмного, а стоило бы. Назвал бы себя сейчас идиотом, да это будет слишком мягко. Такие ошибки обычно стоят практикам боевых искусств жизни, и это большая удача, что всё обошлось.

— Зачем ты здесь? — спросил я его скорее для того, чтобы потянуть время и подготовиться, ответ мне был очевиден.

— Мы не завершили то, что начали, светлый. Поединок. Я вызвал тебя.

— Перед этим ответ на мои вопросы, — слабо верится, что он станет развлекаться разговорами со мной. Смысла говорить пафосные слова и отказываться от поединка нет — тёмный нападёт в любом случае.

— Если умудришься победить, так и быть, отвечу, — не улыбка, а настоящий оскал.

В руках паренька появляется палка, окованная железом, а над нами опускается «пелена тьмы и тишины». Арена для поединков, из которой не доносится ни единого звука или отголоска природной энергии. У этого тёмного есть такой редкий предмет силы? Успеваю подумать об этом за миг до того, как на меня обрушивается шквал силы. Смещаясь в сторону, вижу, как место, где находился, вспыхивает в яростном пламени, пожирая десятки вековых деревьев. Адепт огня, вот же гадство.

Глава 35

За спиной вспыхивает воздух. Тут же ныряю вниз, уходя с линии атаки посоха, краем глаза замечая оставляемый им полукруглый всполох пламени. Быстрый урод. Рывком смещаюсь на несколько метров влево, используя самое простое ускорение на основе магии и природной энергии.

Тёмный силён. А из-за «пелены тьмы и тишины» мне приходится ещё и противостоять её влиянию, которое мешает нормально реагировать на движения противника. Паскудная штука, и очень редкая. Сделать её не так-то и просто. Ещё и этот недавний прорыв, как ни крути, сейчас мне больше мешал, чем помогал. Тело не привыкло к новому объёму природной энергии и изменившемуся принципу её использования.

Посох тёмного мелькает с такой скоростью, что вокруг него появляется рукотворная огненная сфера. Парировать такие атаки мечом — безумие. Даже используя природную энергию против посоха, окованного укреплённым железом это очень плохая идея. Но этого и не требуется.

Золотое ядро в теле вспыхивает силой, закручивая вокруг себя природную энергию. Помимо движений цветения, школа Меча имеет много и других техник.

Стремительный удар из верхней стойки, сверху вниз и в пламенную «сферу», раскручиваемую противником, врезается золотистая дуга концентрированной силы. На миг стройный танец атак тёмного сбивается, чтобы отклонить мою атаку, и я тут же использую это. Теперь, находясь на этапе «Золотого ядра» всё даётся куда проще. Первое «движение цветенья», лепестки открываются свету. Меч вспыхивает яростным светом. Пространство передо мной разрывается от природной энергии. Земля под ногами противника вздрагивает. Тёмный использует какую-то вариацию домена защита на основе огненной стихии. Моё первое движение разбивается о полупрозрачный щит, закрывший его в самый последний момент. Однако я уже сделал первый шаг и получил так нужное мне окна для следующей атаки. В следующую секунду оказываюсь практически вплотную к нему.

Второе «движение цветенья», пронзающий свет. В голове шум крови. Природная энергия опьяняющей силой разливается по всему телу. Клинок поворачивается, и вот уже я взрываюсь стремительными атаками, слитыми в один невероятный удар. Пространство вокруг нас с тёмным разрывает и выворачивает наизнанку от вложенной в атаку мощи. Увернуться от такого невозможно и тёмный, понимая это, вновь призывает свой щит, тратя на это драгоценные мгновенья. И это то, чего я всё время ждал. Полупрозрачный купол накрывает моего противника, ограждая от силы пронзающего света. И одновременно с этим я бью тем самым заклинанием, которым совсем недавно вскрывал магический барьер во время экзамена, только на этот раз не жалею ни магических сил, ни природной энергии. Да и конструкт самого заклинания сильно изменил.

В реальности это выглядело, как удар по щиту открытой ладонью, благо я оказался практически вплотную к нему благодаря стремительности пронзающего света. И уже в следующую секунду по щиту прошлась искажающая волна, выворачивающая его огненную сущность наизнанку. Удар пробивает барьер и вслед за этим врезается в тёмного. И уже в следующее мгновенье в моей голове вспыхивает чувство смертельной опасности. Ярость противника ощущается мной чуть ли не физически.

Чудом успеваю поднять клинок таким образом, чтобы встретить удар посоха и закрыть голову. Ощущение словно в руку прилетает полено, меня буквально отшвыривает на несколько метров, словно тряпичную куклу и я лишь чудом умудряюсь приземлиться на ноги, проехав ими по скользкой траве. Руки дрожат и плохо слушаются, а природная энергия в теле находится в хаосе. Чем это меня так шваркнули? Это, несомненно, была какая-то техника, но разглядеть её как следует я не успел. Чего не скажешь о моём противнике.

— Ну надо же, это жалкие техники одной из светлых школ Меча? Никогда бы не поверил, что увижу их когда-либо, — подал голос тёмный, насмешливо смотря на меня. — Наставник называл их бесполезными, но это слишком хорошее мнение о них.

Разговаривать с противником во время боя? Такое точно не в привычках тёмных. Тянет время? Я пригляделся, заметив слегка изменившийся шаг. Попал по нему, и попал хорошо. Потому он настолько говорливый? И что это за последнее движение было исполненно тёмным? Отбрасываю в сторону все мысли, потом подумаю, сейчас явно не до того. Перед внутренним взором вспыхивают духовные глифы усиления, одна из секретных техник школы, элементарная в освоении. Вот только использовать её не так просто, требуется идеальное чувство самоконтроля. Это пока заготовки, их время наступит чуть позже. Одновременно с ними подготавливаю третье и четвёртое движение цветенья.

Делаю рывок вперёд, не слушая, что там говорит тёмный, он пытается выиграть время для того, чтобы вернуть себе баланс. И дать ему это сделать — верх глупости. Сразу десяток золотистых росчерков вспарывают пространство между нами, с размаху врезаясь в новый защитный домен моего противника. И одновременно с этим мне приходится уворачиваться от яростного пламени, неудержимой волной, обрушившейся на меня. На этот раз мой враг уже не церемонится, также используя какой-то сплав магии и боевых искусств. По ушам бьёт крик, полный животной ярости и гнева. Краем глаза успеваю заметить движение справа от себя и вскидываю меч, чтобы в следующую секунду парировать удар посоха, какая же сила. Опять рука не чувствуется. Где-то возле себя ощущаю движение и ухожу в сторону, огненная дуга посоха проносится рядом со мной. Успеваю заметить изменившийся облик тёмного.

Он стал, будто бы чуть ниже, сгорбился, а духовная энергия вокруг него словно бы «заострилась», стала опасной. Кажется, это называется «управляемым безумием» одним из направлений тёмного пути. Теперь понятно, почему эти движения посоха мне казались знакомыми. Как и сам посох. Это техники проклятой школы Алой фракции.

Я уже начал постепенно привыкать к изменившимся возможностям своего тела и тот натиск, который ощущал первоначально от тёмного, постепенно сходил на нет. Вот только появление в раскладе «управляемого безумия» всё мгновенно изменили. Не уверен, что даже с помощью глифов мне удастся задеть урода. Облик последнего уже настолько изменился, что он действительно начал походить на урода, в глазах плескалась тьма, стойка стала ещё более низкой, а сам он напоминал мне сейчас паука, размахивающего огненным посохом с огромной скоростью. Решил, раз не получается восстановиться, заболтать меня, закончить всё одним перевоплощением, типичное мышление тёмных отбросов.

Воздух гудел от стремительных ударов, всё вокруг полыхало, управляемое яростное пламя загоняло меня в ловушку, уменьшая территорию для манёвров. И эта сила... ни о каких парированиях или блокировании ударов не могло быть и речи. Даже с моим укреплённым телом это означало, как минимум несколько переломов. В лучшем случае.

— Куда ты бежишь светлый? Ты же совсем недавно был такой уверенный, — голос тёмного срывается от захлёстывающего его безумия, я уже не вижу его фигуру, ориентируясь исключительно на собственные ощущения, восприятие и реакцию.

Огонь противника, такое ощущение, имеет собственный разум, подобное огромному зверю он ревёт вокруг меня. Вековой лес, уютный уголок парка полыхает, словно это обычный сухостой. Жар и ярость огненной стихии докатываются до меня, мешая нормально ощутить врага.

В очередной раз, используя полную скорость, ухожу в сторону от каскада атак и разрывая дистанцию. Уже почти всё готово. Мне повезло, что несмотря на всю свою силу практик, противостоящий мне, не так уж и умён, и владеет ограниченным количеством техник, делая ставку на силу своего перевоплощения. Впрочем, расслабляться совершенно точно нельзя, у тёмного наверняка есть какой-то козырь в рукаве. Он, как и я, что-то подготовил и большой вопрос, насколько наши заготовки будут эффективны друг против друга.

Мы ударили одновременно. Глифы во мне вспыхнули, приводя в действие заранее подготовленные духовные усиление. За это я позже расплачусь слабостью и болью во всём теле. Но это потом. А сейчас моя скорость, сила и реакция взлетают в несколько раз. Как если бы я нормально освоил полученный недавно этап. Одновременно с использованием глифов я бросаюсь к тёмному, рассчитав место его следующего появления.

— Кровавые реки, — я успеваю услышать с помощью восприятия его тихий голос и увидеть, как по всему посоху стремительно расползается багрянец неизвестной духовной энергии.

А вот это плохо, время словно бы замедляется. В моей памяти вспыхивает знание о технике «кровавой реки», базирующейся на запретных знаниях практиков крови. Это уже не шутки. В перспективе, он может с помощью неё уничтожить половину университетского кампуса, если позволить технике сработать в полную силу. Её минус в том, что для максимальной мощи нужно время. И это мой единственный шанс.

Третье «движение цветенья», сад убийственных лепестков. Идеальное время для его применения, пока противник занят удержанием в узде собственной техники. Шквал природной энергии разрастается с огромной скоростью. Всё вокруг окрашивается в нежно-розовые тона лепестков сливы. В голове нарастает гул, ощущаю, как болью скручивает руки и ноги, а клинок, созданный с помощью магии, гудит от напряжения. Ещё немного и разлетится на осколки. В следующую секунду я опускаю меч перед собой, подобно горе собранная мною сила изменяется и на замершего тёмного обрушивается лавина сливовых лепестков, сотканных из мощи духовной энергии. Каждый лепесток несёт в себе убийственную остроту, способную убить одним лишь касанием.

Тёмный ударил одновременно со мной. Взмах багрового посоха исказил воздух, между нами, заставляя его выгибаться самым причудливым образом, окрашивая всё в цвета крови. Багровый и нежно-розовый в ярости столкнулись, в ослепительной вспышке поглощая всё пространство вокруг себя, по ушам бьёт с такой силой, что чуть не падаю на колени. Держаться. Каким-то чудом успеваю ощутить тёмного впереди, пытающегося защититься от столкновения двух ударов. Парень всё же по развитию мне уступает и выдержать этот шквал ему в разы тяжелее.

Четвёртое «движение цветенья», разрушительный шквал. Мой клинок раскололся, и теперь в руках лишь его половина, но и её хватит, чтобы закончить всё раз и навсегда. Мой последний ход и защиты у врага против него нет...

Спустя несколько минут я лежу посреди догорающего леса, вглядываясь в тёмное ночное небо. Мой противник ушёл в самый последний момент, использовав какое-то заклинание телепортации, скорее всего, защитный амулет или что-то подобное. Не думаю, что в его состоянии даже ходить можно, не то, что применять магию. А ведь обещал ответить на вопросы... тёмный, одним словом. «Пелена тьмы и тишины» медленно пропадала, и очень скоро место, которое за несколько минут превратилось в выгоревшую дотла землю, станет видно всем без исключения.

Предполагаю, если не убраться прямо сейчас у многих людей ко мне появятся немало вопросов. Я перевёл взгляд на зажатый в руке телефон, чудом уцелевший во время нашего скоротечного поединка с тёмным.

Думаю, пора связаться с Заславскими и согласиться на экспедицию. Сегодняшняя дуэль ясно дала понять о том, что мой путь ещё только начинается.

____________

Первая книга Хранитель окончена.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35