КулЛиб электронная библиотека 

Теперь вы знаете, кто я. Том II [Андрей Еслер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Теперь вы знаете, кто я. Том II

Глава 1. Столкнуться с поездом

— Я догоню их, — Воронесса пошла к гаражу. — У меня достаточно людей, прикончим всю шайку и всё!

— Нет, нельзя, — Свифт взял дочь за плечи. — Пошли в кабинет.

— Сейчас? — возмутилась она. — У меня есть дела поважнее.

— Живо! — едва сдерживаясь сказал отец.

Стоило им войти в кабинет, как он взорвался.

— Долбанный придурок, он спровоцировал их! Это не должно было закончится так.

— Думаешь я не знаю? — спросила Ева, раздосадованная не меньше. — Он спутал все карты.

— Апостолы должны были выслушать ситуацию, затем слегка возмутится в их манере, а потом пойти нахер отсюда, не получив требуемое, — проворчал Свифт. — А не это всё! Сейчас они вправе, никто и слова не скажет.

— Может отобьём? — с надеждой спросила Воронесса. — У нас достаточно сил, чтобы отстоять своё мнение на конклаве кланов.

— Нет, ни в коем случае! — твёрдо заявил Свифт. — Моя эко система рухнет, кланы того и ждут, всем надо получить повод. Они сместят меня, если получат такой козырь.

— Я заступлюсь, — предложила Ева.

— Рано афишировать подобную связь, ты не должна быть причастна.

— Надо их догнать, — как заведённая повторяла Воронесса. — Надо догнать! Ты не понимаешь, он важен!

— Конечно не понимаю, ты же мне не рассказываешь, — упрекнул дочь Свифт.

— Затуши связь, — попросила она.

Свифт замер, обращаясь к чипу.

Через минуту всё было готово.

— Нас не слышат, — сказал он дочери.

— Его класс позволит нам рано или поздно отсюда выбраться, он сможет создавать порталы! — как на духу выпалила Ева.

Генерал не нашёл, что сказать.

— Но зачем нам возвращаться, там на земле я сдохну, а ты…

— Потому что если мы ступим на землю, система заработает и там, — улыбнувшись сказала Воронесса и взглянула отцу в глаза. — Ты со мной?

— Это безумие…

— Не безумнее, чем всё, что происходит здесь.

— В таком случае нас сразу же убьют, — покачал головой генерал. — Им не нужна неконтролируемая сила.

— Ты всегда сможешь продолжить службу своей стране.

— А ты?

— Я бы поговорила с этими ханжами из сената, сейчас, будучи в этой ипостаси…

Ева улыбнулась, нет, Воронесса хищно оскалилась.

Издали донеслись звуки взрывов.

— Это ещё чо за хрень? — Свифт тут же потянулся к рации, бормоча себе под нос. — И что там так рвануло…


***


Пара байкеров не остановилась в попытках меня поддеть. Стоило свину отвернуться, как мне пару раз прилично саданули по почкам, заставляя поморщиться.

Здоровье просело на один пункт, урон существенный, иначе система бы его не зачла.

Колонна из двадцати мотоциклов начала движение. Пока всё шло по плану. Даже с небольшим опережением, связать меня было явно отличной идеей.

Мои вещи забрали, пистолет, ножи, оставили лишь бронежилет.

Свин, как я окрестил кожаного братца одного лысого извращенца, не повёзет меня далеко, а значит решит разобраться на месте. Естественно без лишних глаз. Мы поедем в бордель, иного варианта нет. Места в районе не так много, я тут всего три с лишним дня, но успел изучить что к чему.

В конце улицы два поворота, направо и налево. Слева всё забито машинами и крошевом, справа можно проехать. Очевидно на чём бы не приехали гости, они поедут по единственной комфортной дороге. Им ничего не угрожает. К тому же необходимо тихое место, где меня и приговорят. Двухэтажное здание борделя подходит лучше всего.

Предугадать это было нетрудно, остальное дело техники, гранаты взрываются и на Перегринусе и на Земле. Причём на удивление одинаково.

Свин сам подписал себе смертный приговор, связав меня. Оказавшись в хвосте колонны, я пытался удержаться от довольной улыбки, всё складывалось идеально.

Верёвка натянулась и я побежал, чтобы не упасть и не пропахать плешивый асфальт носом.

Переставляя ноги, молил богов, чтобы Калум всё сделал верно.

Сомнений в нём раньше не было, но стоит сделать погрешность на внешние факторы. Один из таких факторов, нахождение на другой планете. Парня не слабо кроет, видимо он активно слезает с какой-то дури, не могу поверить, что ему так нравится кофе.

Помощник получил простейшие инструкции, подорвать часть дороги в тот момент, когда там будет больше всего противников.

У Калума имелся пистолет и дробовик, которые он передаст мне, как только всё завертится. Вот только связанные руки не могли не настораживать. Что если я не смогу убраться оттуда и они поймут, кто тут главный затейник?

Оставалось надеяться на лучшее.

Когда вереница мототранспорта вошла в поворот, сердце опустилось значительно ниже груди. Собравшись, ускорился, ища глазами укрытие.

Примерный ориентир вертелся в голове, лежащая на крыше машина у обочины, рядом мусорный бак с ободранной коричневой краской.

Когда показались знакомые места, перевёл дыхание.

Цепочка удачно затормозила у узкого перешейка, перед заминированной частью дороги. Дальше откроется короткий промежуток с относительно открытой местностью.

Скольких зацепит? Пятерых? Десетерых?

Гадать не было смысла. В голову пришла запоздалая мысль, что надо было ставить заряды подальше друг от друга. Кто же мог подумать, что Апостолы это не наигравшиеся в байкеров мужики, двигающиеся строго змейкой в двадцать лиц.

Дорожный отрезок наполнялся целями, они проезжали по местам с взрывчаткой и ничего не происходило. Один за другим, байкеры уже почти вышли из области поражения, как на дороге появился Калум.

Парень с белоснежной улыбкой, размахивающий не менее белым пакетом в знак мира и капитуляции.

“Что творит этот придурок?” — было моей первой мыслью. Но затем я поразмыслил более беспристрастно и понял, что он задерживает их.

Только бы он не передержал, иначе я сам окажусь в одном котловане с немытыми кожаными ублюдками.

По удачному стечению обстоятельств байк за которым я следовал остановился, бутылка заполнилась и мы встали у её горлышко. Я не слышал, что несёт Калум, но он что-то активно говорил голове колонны, а затем рванул прочь. Побежал так, словно давший стрекача заяц. Никто даже не успел выстрелить, хоть многие и достали оружие при появлении этого туриста.

Байкеры не успели очухаться, как произошёл первый сдвоенный взрыв, а затем ещё пара, но уже по отдельности.

Я прыгнул за электрокар. Взрыв на расстоянии пятнадцати метров, можно было просто лечь, но рисковать я не стал. Как оказалось вполне оправдано. Впереди едущий байкер, к мотоциклу которого меня и примотали, упал. Парня посекло крошкой асфальта, он катался по земле и держался за выбитые глаза.

Прости, но кажется подорожник тут не поможет.

Когда взрывы отгремели, я сноровисто встал, ища глазами то, чем можно разрезать верёвку.

Руки уже порядочно посинели и потеряли чувствительность, ублюдки затянули на совесть.

Замечаю на бедре ныне слепого любителя мотопрогулок нож. Бросаюсь к нему, успокаивая того ударом в голову.

Достать нож не так то просто, особенно с ватными руками.

Тем не менее, я достал, снова спрятался за машину, где сел и зажал его между подошвами ботинок. Приступая к перерезанию пут, услышал бешеный рёв свина.

— Сука!! Где бы ты ни был! Я найду тебя! Тварь!

— Ц…

Цыкнул я, и продолжил усиленно работать руками, словно разводил огонь.

— Босс! Рад вас видеть!

Рядом появился Калум, прыгая ко мне в укрытие.

— Ну и кашу ты заварил, — проворчал я.

Верёвки лопнули, удовлетворение растеклось по телу, кровь попала к ладоням, я стал растирать конечности.

Калум передал пистолет, который тут же поднял настроение Дробовик я брать не стал.

— Ур-о-о-о-од! — всё ещё разорялся свин.

Выглядываю за машину.

Впереди оседает пыль, стонут раненые байкеры, кое-кто ходит и поднимает остальных, посреди этого хаоса стоит знакомая туша и истошно вопит о карах.

Пора закончить начатое.

Стрельба из укрытия, будто в тире. Пистолет кашляет смертью. Заразная болезнь, косит быстрее чумы, тела выживших, коих насчитывается около десятка начинают падать.

Самые умные понимают в чём дело и бегут к укрытиям.

Мне удаётся отстрелить четверых, остальные покидают открытую местность.

— Ну сейчас начнётся, — поморщился я.

— Что начнётся, босс? — спросил Калум, какого-то чёрта прижавший ладони к ушам, но всё равно прекрасно слышащий.

— Игра в салки и похоже я вожу.

Поднимаюсь. Свина нет, убивать его первым я не стал, решил оставить на сладкое.

Короткий бой вяжет меня на почти десять минут. Мы перестреливаемся из укрытий, но опыта у байкеров мало.

Несколько выпадов, подловить одного, второго, перебежать и появится перед третьим.

Один за другим они выбывают и остаются на земле, не имея возможности подняться.

— Стой! — кричит свин, спрятавшийся за каменным блоком, какого-то хера оказавшимся у дороги. — Давай поговорим.

— Пф… Зачем мне это? Не ты ли не так давно хотел линчевать меня? Уже забыл?

— Было дело, — с одышкой хрипит он. — Но то другое. Мы же не знали…

Пока Свин говорит, приближаюсь к последнему укрытию.

Выхожу из-за блока и беру свина на прицел.

Моё удивлённое лицо можно вставить в рамку. Свина тут нет. Здесь лежит один из байкеров, привалившись спиной к каменному блоку.

— О нет, меня обманули! — иронично произносит он голосом свина и гадко улыбается.

— Какого хера….

— Босс! — кричит Калум.

Оборачиваюсь на звук, чтобы краем глаза успеть увидеть вспышку.

Меня откидывает, словно я снова познакомился с Забуэ. Тело летит с хорошей скорость, пролетаю метров пять по воздуху. Дальше кручусь по земле, сдирая всё что только можно, локти, колени, плечи.

Когда падение заканчивается и у меня появляется возможность поднять голову, вижу идущего свина.

Его тело покрыто золотистой дымкой, а из под нижней губы торчат два клыка. Лицо будто располнело, глаза налились кровью, а куртка разошлась по швам в районе плеч.

В детстве я кое-что слышал о мире Средиземья, Лиз обожала читать Толкиена. Так вот на меня шёл натуральный орк! Только не зелёный и окутанный флёром из золотистого света, будто ангел. Точнее уж демон.

— Твою то мать… — проворчал я, ища пистолет. — Сука, лучше бы ты был феей.

— Думал обдурить меня?! — прорычал он и в миг слился в одну полосу, оказавшись рядом со мной.

От удара я снова отлетел, но в этот раз полёт был короче. Врезавшись спиной в авто, осел на землю. Полоска жизненной энергии ополовинилась.

— Что за…кха… — сплёвываю кровь. — Гипер свин… кха…

Боль как таковую чувствую слабо, что не может не радовать.

— Ты убил моего брата, единственного родного человека на всей сраной планете… — байкер шёл и распалялся.

Свечение вокруг него становилось ярче. Как только он будет готов, он снова взорвётся и влетит в меня.

Мысли прыгали с одной на другую.

У меня же есть магия, почему я веду себя, как чёртова груша для битья?

Сжатие, маркер! Давай сукин сын, передавай привет брату.


Недостаточный уровень способности!


Что? Пытаюсь включить сжатие ещё и ещё. Перед глазами начинает расти торт из надписей.


Недостаточный уровень способности!

Недостаточный уровень способности!

Недостаточный уровень способности!

Недостаточный уровень способности!


Свин тем временем снова стал светиться, словно новогодняя ёлка. Готовит удар, догадаться не сложно. Вставай Уорон, поднимай зад, иначе его сейчас надерут.

Поднявшись, я снова проскользил взглядом по способностям. Хоть бери и включай левитацию, чтобы улететь прочь. Но тут Калум, я не могу его оставить, да и не улечу далеко.

“Баланс”, включаю способность, не до конца понимая, как это работает.


Выберите часть тела, гравитационная масса которой будет увеличена

Предупреждение!

Физическая оболочка не готова к перегрузкам…

Игнорировать?

Да.Нет


Игнорировать! Усиливаю правую руку, наблюдая за приближающимся свином. Стратегия тупая, но надо что-то делать, а вариантов не много. Если я правильно понял, увеличенная масса в конечности не слабо усилит удар.


Гравитационная масса правой руки усилена

Внимание!

Сила удара рассчитывается с учётом гравитационной массы…

Сила удара рассчитана…

Способность активирована…


Перед глазами пробежали цифры, но я смахнул их. Свин загорелся золотым пламенем и полетел вперёд.

Выкидываю руку в прямом ударе, ориентируясь на голову ускорившегося байкера. Туша свина сливается в моих глазах, руку ошпаривает болью, по ушам бьёт мощный хлопок, а затем я лечу спиной назад, снова натыкаясь на машину.


***


Воронесса и генерал подоспели к самому концу сражения.

Они ускорились, слушая бред, что нёс один из Апостолов.

— Не стоит, — остановила отца Ева, когда они остановились в сотне метров.

— У него способность, кажется “гранитная стрела” или как-то так. Он и мокрого места от парня не оставит! — предупредил Свифт.

— Не вмешивайся и смотри.

Воронесса указала на бинокль.

— Он же тебе нужен, если его сейчас грохнут, ты потеряешь шанс.

— Он справится, — уверенно кивнула девушка.

Генерал покачал головой и отдал приказ своим людям. Несколько десятков хай левелов из Башни рассредоточились по улице, занимая позиции.

Сам генерал прильнул к биноклю, смотря на шатающегося новичка, едва стоящего на ногах. Байкер перед ним, обладающий поистине одной из самых сильных способностей шёл на него и был готов ударить.

Когда жирдяй ускорился, Аарон похоронил дерзкого паренька. Но это было преждевременным. Неугомонный игрок снова удивил, он выкинул руку вперёд, будто собирался ударить несущуюся смерть.

Глупо.

Бить по игроку с такой способностью, всё равно что ударить несущийся на скорости в сто пятьдесят миль поезд.

Произошло столкновение, по ушам ударил звук взрыва. Повисла взвесь из пыли и битого асфальта, Аарон укрылся за углом здания, пропуская летящие камни.

Когда он выглянул, то не увидел сияющего толстяка.

— Охренеть! — прошептал Свифт и быстро двинулся в сторону места драки.

Когда генерал приблизился, ему на глаза попался ещё один паренёк, блондин. Он тряс нужного Еве человека, кидая на группу генерала опасливые взгляды. Он боялся, но явно не собирался покидать своего приятеля.

Подошедшие бойцы Башни оторопели, кто-то громко присвистнул.

Генерал и сам был в шоке. Парень встретившийся с сами Экспрессом, как прозвали брата Лысого, выжил. А самого игрока со звучным ником не было видно.

— Генерал! Посмотрите сюда…

Один из бойцов прошедший чуть дальше махал рукой. Свифт пошёл в ту сторону.

Оказалось, что солдат нашёл лежащее тело Экспресса. Туловище пролетело около тридцати метров и пролетело бы больше, если бы не столб.

Голова при этом отсутствовала. На месте шеи красовались лоскуты кожи, костей и мяса, будто эту часть тела оторвали.

Свифт вернулся, смотря, как из воронки глубиной в полтора метра достают его главную на данный момент головную боль.

— Ну, как тебе? — спросила Ева, довольная, словно кошка на солнце. — Впечатляет?

— Пугает, — тихо произнёс Аарон. — Ты уверена, что можешь его контролировать?

— Уверена, — кивнула она. — Есть у меня один метод.

— Хочу всё знать, — решительно заявил Аарон.

— Да знаешь ты его, бегает у тебя в подчинённых.

— Это ты про кого? — не понял Аарон.

— Рыжая такая, сиськи больше головы, — усмехнулась Ева. — Поверь, я всё продумала.

— Хорошо бы, если так.

Аарон вздохнул.

Глава 2. Сделка

Под направленным светом лампы, за огромным столом для покера собрались, пожалуй, три самых влиятельных представителя Американской мафии.

Кто-то представлял синдикат наркокартеля, кто-то занимался недвижимостью и старым добрым рэкетом, кто-то работорговлей, а кто-то всем и сразу.

Латинос в синей рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами был столь мускулистым, что казалось, если он двинется, она порвётся под напором мышц. Правильная фигура, мощная шея, вьющиеся чёрные волосы.

Он был молод, но никто за столом не скажет, что этот человек занимает место не по праву.

Марко пролил много крови, прежде чем занял место отца. В том числе и крови родных, причём в прямом смысле этого слова. Сын не побрезговал обезглавить отца в очередной заварушке, унаследовав таким образом трон.

Много кто считал его поехавшим от стероидов кретином, как и сидящие за столом, но мало кто мог сказать это ему в глаза. Они понимали, что Марко опасен, словно молодой и злой бык, стоит ему увидеть красную тряпку, как его глаза нальются кровью и он ринется вперёд. Тому, кто будет этой тряпкой не позавидуешь.

— Где этот белый? — рыкнул Марко, сотрясаясь от гнева и сжимая положенные на стол ладони в кулаки.

Второй из сидящих прилип к столу, шумно вдыхая линию белого порошка. Отодрав своё лицо от смартфона, на котором и была рассыпана дурь, он задрал голову и стал тереть указательным пальцем нос.

Русые волосы, слегка мокрые, очевидно их хозяин прибыл прямиком из ванной. Правильные черты лица, за исключением неверно вправленного носа, слегка за тридцать, бегающие глаза, внутри которых плещется безумие.

Джефри, самый влиятельный Техасец в истории соединённых штатов. На его родине часто играли с быками, каждую субботу устраивались родео, где тот, кто продержится на разъяренном и испуганном животном три минуты, выиграет главный приз вечера.

Поэтому он знал, что такое дразнить зверя и любил подобное, это было у него в крови.

— Соскучился по нему? — расслабленно спросил он с некой долей веселья. — Придёт, как придёт, у вас в Мексике не опаздывают?

Марко будто этого и ждал, он ответил без промедления.

— Если тебе всё равно, что этот сукин сын опаздывает, мне насрать. Это не уважение, понимаешь? — Марко ударил рукой по столу, отчего на нём затряслись игральные фишки.

— Слишком много разговоров об уважении, — спокойно произнёс третий. — Это наводит на определённые мысли.

— Какие? — тут же оскалился Марко.

— На нехорошие. Кто чаще всего в школе говорит о сексе?

— Девственники, г-ы-ы-ы…. — захохотал Джефри.

— Иди ты, — ответил Марко, сложив руки на груди, но больше ничего говорить не стал.

Третьим и самым спокойным из компании был Итан.

Пожалуй, если кто-то увидит Итана в людском потоке поблизости от Уолл- Стрит, то, подумает, что этот немолодой седовласый человек торгует акциями. И будет отчасти прав. Итан торговал много чем: людьми, оружием, машинами.

Хотя — нет, машинами Итан не торговал.

Короткая стрижка, усы, завитые на концах, модные очки и деловой синий костюм.

В свои пятьдесят, он сколотил сильную команду, промышлявшую незаконными делами. Денежный оборот организации мог соперничать с бюджетом некоторых государств. Он был не молод и понимал, что такое перспективы, поэтому он сидел и ждал русского, а не нежился на Тайском массаже. Самое главное, что было у Итана, это терпение.

Вертинский младший предложил отличную сделку, эти двое не понимали, но скоро поймут. Итан был введён в курс дела раньше остальных, хоть и не до конца, но перспективы поражали.

Из темноты, окружающей игральный стол вышла крупье. Высокая блондинка с отменным бюстом и длинными ногами, затянутая в официальную форму казино. Все трое тут же окинули её хищными взглядами. Она напоминала запакованный подарок, у неё даже был бант в волосах.

Тот, кто выиграет этим вечером сорвёт куш дважды.

Она тоже разыгрывалась и знала об этом. Эти студентки так падки на деньги, особенно если у них долг за обучение в сто тридцать штук, и ничего кроме симпатичной мордашки.

Глупость. На такие деньги можно открыть бизнес или купить портфель акций. Всё лучше, чтобы пять лет слушать старпёров, просиживая штаны, чтобы потом всю жизнь лизать зад мелкому боссу.

Следом за ней из тени появился Олег.

— Прошу прощения, пробки, — бросил он и присел за последний свободный стул. — Пропустим прелюдию, начнём обсуждение моего предложения.

— И какого же? — нетерпеливо спросил Марко.

Джефри и Итан переглянулись, обмениваясь понимающими улыбками. Вертинский очень зря подогрел латиноса. Парочка американцев понимала традиции, здесь часто опаздывали, а вот мексиканец нет.

Олег проигнорировал тон Марко и продолжил.

— Мы все участвуем в соревновании. Каждый поставил на бойца и выигрыш хорош, слава в нашем кругу, уважение, призовой фонд. Но, что, если я скажу, что это всё мелочи?

Все заинтересованно посмотрели на Вертинского.

— Кто зарабатывает больше всего, Джефри? Итан? Амазон или торговец на Амазоне?

— Конечно же Амазон, старик, бросай запрягать, поехали уже, — произнёс Джефри, нервно стуча пальцами, ему хотелось нюхнуть, но сейчас было неподходящее время.

— А почему ты не спросил меня? — взорвался Марко.

Открывший рот, чтобы что-то сказать Итан, остановился.

— А? — повторил Марко, нагибаясь к столу.

Вертинский вздохнул, сделал двухсекундную паузу и с жалостью произнёс.

— Потому что ты тупое мудло, Марко, — смотря ему прямо в глаза произнёс он. — Понимаешь меня? Компрэндэ?

— Ты играешь с огнём, — выплюнул качок и потянулся к висящему на спинке кресла пиджаку.

— Правда? — сделал удивлённое лицо Вертинский и добавил на русском. — Уе..ок тупъорылъый…

Марко вскочил, но Олег был быстрее, он потянулся под стол, раздался выстрел, латинос согнулся и упал на пол.

Олег достал из под стола дробовик и встал, не обращая внимания на хриплый вой.

— Скажешь что-то ещё, амиго?

Марко верещал от боли, дробь разнесла ему всё ниже пояса. Не дождавшись ответа, Олег закончил начатое.

Второй выстрел добил бедолагу.

— Тошнит от него, — признался Олег, проводя рукой по волосам и указал на труп пальцем, покрутив им при этом, будто очерчивал круг. — Вы же не против?

— Нет, — поднял руки Джефри. — Коси всех направо и налево, дружище? Может ещё нас грохнешь?

— Не смешно, — поморщился Олег. — Итан, объяснишь нашему другу?

Итан повернулся к Джефри.

— Марко принял неверную сторону, его взяли за жопу федералы.

— Я думал он такой нервный из-за стероидов, — пробормотал Джефри и тут же добавил, найдя повод для своей маленькой шалости. — Мне надо приободрится.

Он положил смартфон и высыпал на него порошок, разровнял кредиткой и нетерпеливо проехался по нему ноздрёй, даже не скручивая банкноту.

На всё это молча смотрела вчерашняя студентка, оцепеневшая от ужаса. Она не смела шевельнуться, ей оставалось только наблюдать.

— Пойди погуляй, — приказал ей Итан.

— Уффф…. — воскликнул он. — Хорошо. Теперь я в состоянии слушать.

— Короче, — Олег сел на место. — Мы станем Амазоном. Пора вложить наши активы и создать компанию, заработать имя.

— Что ты имеешь ввиду? — спросил Джефри.

— Мы сделаем из наших пешек на Перегринусе целый бренд, после чего будем зарабатывать много больше чем через наркотрафик или другой преступный оборот. А главное, можно делать это не опасаясь за свою шкуру, но если кто-то захочет, сможет совмещать,— довольно сказал Олег. — Минимум проблем, можно проводить миллионы грязного нала через стримеров, не говоря о самой компании.

— Звучит интересно, — не мог не согласится Итан.

— Я них..я не понял, братан, — пробормотал Джефри. — Но если этот воротничок в деле, я тоже.

— Вот и славно, — Олег улыбнулся. — Теперь осталось выбрать главных героев, а затем сделать так, чтобы их похождения на той стороне, увидело как можно больше людей. Море крови, секса, постоянные баталии и деньги, мы дадим зрителям по всему миру такой контент, которого они не видели.


***


Очнулся от ноющей боли в правой руке, которая только усиливалась с каждой секундой.

В темноте перед глазами зажглось системное уведомление.


Организм находится в критическом состоянии!

Внутренние повреждения правой руки…

Требуется энергия для восстановления кровеносной системы и костного каркаса…


С трудом разлепив веки, увидел белый потолок. Я в Башне.

Последние события выныривали из омута памяти. Драка со свином, его ускорение, затем способность “Баланс”, а после удар.

Судя по состоянию организма, приложило меня не плохо. Поворот головы вызвал вспышку боли. Из горла непроизвольно вырвался стон.

— Босс? — перед глазами появилась скорбная физиономия Калума.

— Вхххахаа…

— Воронесса?! Да босс, она вас вытащила.

— Вохххссссы…

— Трофеи? Эски? Всё забрали босс, ничего не оставили, — стал разорятся Калум, едва ли не рыдая.

— Входдыыы…! — наконец-то смог выдавить я.

— Воды? Точно! — Калум подпрыгнул. — Сейчас! И как я сам не догадался, дурак дураком.

Помощник засуетился в поисках живительной влаги и пропал из поля зрения.

— Точно! — ещё раз сказал Калум, я услышал шуршание рюкзака.

В левую руку опустилась бутылка. Правая рука почему-то не отвечала на команды. Но оно и не удивительно, я буду больше удивлён, если она физически присутствует на теле.

Голову я поднимать не стал, просто схватил тару и одним резким движением прильнул к горлышку. Надежды на то, что голова не лопнет от боли не оправдались.

Затрещало так, что чуть не потерял сознание. Стал жадно пить, делая огромные глотки. А затем произошло кое-что иное.

Я почувствовал знакомое ускорение сердцебиения, жар в груди и мгновенно проясняющееся сознание. Да и эта горечь была почему-то совсем не похожа на послевкусие от обычной воды.

— Что ты мне дал? — на удивление ровно и разборчиво спросил я.

— В вашем рюкзаке была бутылка босс, вот я и…

— Господи, будь ко мне милосерден, ты видишь, я стараюсь!

Я обратился к небу, где предположительно сидел бородатый мужчина средних лет и думал, что бы ещё подкинуть мне в качестве испытания.

— Что-то не так, босс?

— Нет, всё в порядке, — я прислушался к организму. — Даже очень. В следующий раз не бери что попало, там мог оказаться яд или что-то в этом роде.

Концентрат ягод Сельми привёл меня в сознание. В голове поселилась ясность, боль схлынула, как океан в отлив. В животе забурлило, надеюсь это от голода, а не от несварения.

— Докладывай.

Я принялся инспектировать организм, параллельно слушая Калума.

— Вы вступили в бой с байкером, я видел всё, — быстро и восхищённо заговорил Калум. — Здорово вы ему съездили босс! Потом пришли люди из Башни и помогли вас оттащить, когда вы потеряли сознание. Мы в этой палате уже около четырёх часов, я не покидал ваше тело и ждал пробуждения, за это время никто не приходил. Снаружи стоит двое солдат, один из них должен предупредить Воронессу и Свифта, когда вы придёте в себя.

— Понял, — коротко сказал я.

По организму новости были не столь радостными. Правая рука на месте, но висит плетью. Шкала жизненной энергии в самом низу, даже окрасилась в красный, что довольно ново.

На мне футболка и какие-то штаны, как у военных. Значит ли это, что они приняли меня в свои ряды?

Вот же ирония, всю свою жизнь я избегал службы, чтобы не потерять себя, как сделал это отец, а сейчас попал прямиком в ряды солдат.

Грустно усмехнувшись, потрогал красную и слегка припухшую руку.

В целом выглядит неплохо, вероятнее всего внутри бульон из костей, но я думал будет хуже. По моим прикидкам от такой силы удара, руки вовсе не должно было быть.

— Калум, эски с тобой?

— Да, — отозвался тактично молчащий парень, доставая из разгрузки капсулы с эссенциями.

В системном уведомлении было указано, что нужна энергия.

Достаю капсулу и открываю её.


Использовать эссенцию души, как материал для восстановления физической оболочки?

Да. Нет.


Соглашаюсь.

Пятьсот эссенций мгновенно вливаются в меня.


Процесс регенерации запущен!

Время до окончания:

30 минут 00 секунд…

29 минут 59 секунд…

29 минут 58 секунд…

29 минут 57 секунд…


Я почувствовал, как по слабо ноющей руке пробежал холодок.

— Отлично, — простонал я, наслаждаясь излечением. — Где Райан?

— Прокачивает свой класс во дворе.

— Как это? — удивился я.

— Не знаю, — пожал плечами Калум. — Ходит там вокруг одной из машин в гараже, будто мышь вокруг сыра. Явно что-то задумал.

— Ясно.

Принимаю вертикальное положение, осматривая комнату.

Мы здесь одни, всего три кровати, одна кушетка за перегородкой из шторки, торчащая из стены раковина, пара металлических стеллажей с лежащими в углублениях инструментами.

Похоже на частную хирургическую шарашку в небольшой поселении Саудовской Аравии. Притащили меня как-то в такое место, доставали пулю из бедра. Перебило артерию, крови вытекло целое море, но я выкарабкался.

Старик с седой бородой и в тюрбане оперировал меня канцелярским ножом, при этом активно пыхтя дешевой сигаретой. Я был уверен, что кровь остановилась отчасти из-за сыплющегося снегопадом пепла. Жаль на Земле нет чудесных эссенций, которые регенерируют подобные раны. Полчаса и ты снова бодрый, словно огурчик.

— Что дальше босс? — Калум взлохматил волосы.

— Похоже мы переезжаем.

— Новоселье праздновать будем? — не теряя оптимизма спросил он.

— Как пойдёт.

Встаю на ноги.

По ощущениям всё в норме. Рука болит, но терпимо. Кофе растекается по организму, концентрация уже не такая бешеная, как в первый раз, поэтому я не потерялся.

— А что это там в бутылке, что вам так похорошело? — внезапно спросил Калум, поводив носом, как лис.

Эх, бывших наркоманов не бывает. Чувствует же, зуб даю чувствует.

— Что-то похожее зелья здоровья, — с каменным лицом произнёс я. — Принимается только при серьезных ранах.

Блондин подозрительно прошёлся по мне взглядом, с ног до головы.

— Израненная душа считается?

— Нет, — отрезал я.

Калум горестно вздохнул. За дверью раздались шаги, наш разговор прервали.

Дверь открылась, внутрь вошли двое, Воронесса и генерал.

— Добрый день, — поприветствовал их я.

— Не такой и добрый, — проворчал Свифт и перешёл к делу. — Дров ты наломал много, но решать твою судьбу не мне. Ева замолвила за тебя словечко, поможешь ей и будете в расчете. Я претензий выдвигать не буду, но и оставаться тут позволить не могу. Апостолы узнают только через пару дней, поэтому у тебя фора. Воспользуйся ей.

— Хорошо, — согласно кивнул я.

— А сейчас вставай, мы уезжаем, — Воронесса, названная генералом Евой, отдала приказ.

— Рано пока, — спокойно произнёс я. — Мы так и не договорились.

— Договариваться? — генерал заиграл желваками. — Тебе сделали хорошее предложение, парень.

— Он прав, — добавила Воронесса. — Но я выслушаю тебя.

— Мои люди, они пойдут со мной.

— Кто? — деловито уточнила она.

— Все кого возьму, — расплывчато ответил я. — Не больше пяти человек.

Она задумалась.

— У них нет десятого уровня, они не смогут пройти барьер.

— Значит мы его поднимем, — пожал плечами я. — Как сказал генерал, у нас два дня.

Скулы Свифта пришли в движение, но он ничего не сказал.

— Идёт, — легко согласилась Ева. — Клан Воронов поможет в прокачке. Ещё что-то?

— Алиса, она будет в списке моих людей, — я посмотрел на Свифта. — Отпустите?

— Да, — без промедлений ответил он.

Воронесса сохраняла беспристрастное выражение лица, хоть я и знал, что внутри она довольна. Думает, что всё идёт по её плану.

— Но они не должны будут прокачивать навыки, только уровни, иначе мы не достанем столько опыта, — добавила Воронесса.

— Справедливо, — я кивнул.

— Восстанавливайся, — она развернулась, чтобы уйти.

— С Апостолами можно договорится? — спросил я, останавливая её.

— Я не знаю таких людей, — произнесла она не оборачиваясь.

Её ответ был максимально понятным. Итого: у меня новый враг, уже второй клан. Правда первый клан ещё не знает о том, что они мои враги. Закатники даже не подозревают о моём существовании, что полностью меня устраивает.

Глава 3. Да начнётся шоу

Мы провели в госпитале Башни ещё около двадцати минут, ожидая, пока рука не придёт в норму.

Если перед поглощением эссенций и запуском лечения из ощущений у меня была одна боль, сейчас появились первые тактильные отклики. Это давало надежду на то, что рука восстановится.

Я видел многое, но пока не до конца верил в магическое исцеление. А иначе чем магией, это не назовёшь.

Процесс регенерации шёл бодро, я чувствовал, как внутри руки что-то меняется. В статистике отображался рост жизненной энергии, она поднялась ровно на пятьсот пунктов.

Совпадение?


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 10

Эссенция души: 843/1000

Сила: 0

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 300

Жизненная энергия: 587/1000

Способности: Сжатие 6 уровень, Левитация 4 уровень, Баланс 5 уровень, Маркер


Значит один флакон на пятьсот единиц даёт ровно столько же пунктов здоровья. Занятно. Получается для полного восстановления мне нужно убить парочку десяти уровневых игроков.

После завершения регенерации, двигаю рукой. Осталась непонятная боль, будто ноющая после тяжёлой тренировки мышца, но не более. Вероятнее всего, когда я до конца наполню шкалу жизненной энергии, всё вернётся на свои места.

Надеваю разгрузку, которую Калум забрал со склада, куда ушло всё добро с Апостолов. Воронесса как минимум, обязана прокачать мою команду. Сколько на том поле боя осталось эссенций? Внутренняя жадность вдруг приняла форму одного известного земноводного, и громко квакнула.

Жилет немного пострадал, слегка обуглился в районе плеча, но в целом выглядел неплохо. “Намного лучше чем я”, - проскользнула ироничная мысль.

Достаю из кармашка ещё один флакон. В запасе осталось пять пятисоток, что не мало, но и не много.

Отправляю энергию на регенерацию организма. Мне нельзя ждать естественного выздоровления, надо быть готовым ко всему, что угодно. Пока моя ведущая рука в плохом состоянии, есть риск потерять голову, причём в прямом смысле.

На выходе из палаты к нам подошёл один из людей Евы и молча забрал Калума.

Калума и Райана отвели на склад, где они будут поднимать уровень.

Не так я себе представлял прокачку. Думал, что пойдём все вместе, биться и искать логово мутантов, пробираться сквозь толпы противников, рисковать жизнью и прочее.

На деле всё вышло куда скучнее, парням просто выдадут необходимое количество эсок и они станут десятками. Криво раскаченными, но десятками.

Забравший Калума человек передал, чтобы я был готов к отбытию. Мы уедем сразу после повышения уровня моих ребят. Воспользовавшись свободным временем, пошёл к столовой.

Я доедал свой обед, привыкнув к местному вареву и стараясь не кривиться всякий раз, когда подносил ложку ко рту. Рядом тяжело села задумчивая Алиса, вздохнув при этом.

— Меня повысили до десятого уровня, — как-то невесело сказала она. — А ещё твоих друзей, но думаю ты и так об этом знаешь.

— Знаю, — кивнул я.

— Даже не думала, что Воронесса на такое пойдёт, столько ресурсов ради одного человека.

— Думаю я того стою.

— Жаль ты не знаешь сколько именно, — покачала головой Алиса. — Сегодня она потратит около десяти тысяч эссенций.

— Хорошая цена.

— А вдруг ты стоишь сто тысяч? — озадачила меня Алиса и рассмеялась, увидев моё удивлённое лицо.

— Я думал, что эски это не самый ценный ресурс, их всегда можно добыть, восполняемый,— пожимаю плечами. — Так что десяток тысяч, это не много.

— Ты не прав, — Алиса стала загибать пальцы. — Во первых, монстры конечны. Больших стад уже почти нет, если ещё год назад мы поднимались по тревоге, считай каждую вторую ночь, сегодня - это случается раз в пару недель. Во вторых, эссенции важная составляющая в любом месте. В слое за десятым уровнем уже сейчас начинается дефицит. Неожиданно монстров стало меньше чем людей. Ну и в третьих, эски важны в качестве лекарств и местной валюты.

Про лекарства она верно подметила, поглощение эссенций даёт хороший результат, я испытал на себе.

— Как такое возможно, что монстры кончаются?

— Каждый слой отделён стеной, которую нельзя пройти не достигнув нужного уровня. Но можно вернутся назад, людям, Арейни, но не монстрам. Монстры постоянно появляются на слоях, они приходят из-за барьеров, но сейчас их становится меньше.

— Значит на каждом новом слое за границей каждого десятого уровня, монстры будут всё сильнее?

— Да, это так, — вздохнула Алиса. — Похоже за границей двадцатого уровня остались только сильнейшие. Не позавидую я тем, кто будет штурмовать эти районы.

Мы замолчали, каждый задумался о своём.

Мне эта система напоминала круги ада Данте. Все эти слои и ограничения в уровнях, а голлумы просто вылитые демоны. С каждым днём я узнавал что-то новое и это новое только усложняет жизнь.

— Сколько всего слоёв? — спросил я.

— Не знаю, самый высокоуровневый игрок по слухам достиг двадцать третьего, буквально на днях. Что дальше, - неизвестно.

— Они ходят за пределы двадцатого?

— Нет, — Алиса посмотрела на меня как на сумасшедшего. — Это верная смерть. Говорят, что одна из групп пару лет назад набрала двадцатые и шагнула за барьер. Больше их никто не видел. Но скоро всем придётся расширить ареал нашего обитания.

— Нехватка ресурсов?

— Не только ресурсов. Оборудование ломается, урожай Арейни мельчает. Прибывает всё больше людей, на Земле какой-то взрыв авантюризма, вчера прибыло целых пятьдесят добровольцев сразу. Давно такого не было, пожалуй, с первого года работы аномалии. Свифт очень пожалеет, что отпустил меня. Лучше драться с монстрами, чем вести журналы учёта… Это Ад.

Алиса говорила про авантюристов с горечью, ей было жаль большинство людей ошибочно думающих, что здесь есть что-то волшебное. За эти дни я удостоверился, что не видел мест на земле, которые были бы хуже чем Перегринус.

— Когда монстры пропадут совсем, а людей станет больше чем может вместить несколько этих районов, начнётся самое страшное, — продолжила Алиса. — Они начнут убивать друг друга, чтобы выбраться. Мы будем напоминать всем известный эксперимент с ведром и крабами.

— Я думал, что открытой части города хватит на всех, — я кивнул в сторону торчащих из-за стены строений. — Видел его с высоты, он огромен, думаю больше чем Нью-Йорк.

— Больше, — уверенно кивнула Алиса. — Арейни говорили, что до катаклизма здесь жило около пятидесяти миллионов жителей. Это больше чем в Токио. Наш слой около пяти километров в диаметре, понимаешь, как это мало? Второй слой к слову не больше.

— Ничтожно мало. Токио в длину около ста километров. Получается если весь город примерно такой по протяженности, чтобы из него выбраться, надо пройти десять слоёв. Сто уровней.

— Где каждый сложнее и сложнее, — кивнула Алиса. — Одна из причин, почему я решила выйти отсюда, именно в этом. Не хочу быть здесь, когда начнутся проблемы.

— Эти проблемы затронут многих, если не всех.

— В любом случае убраться отсюда стоит.

— На Земле знают о проблеме перенаселения и всё равно пускают сюда людей и преступников? — удивился я.

— А почему не должны? — Алиса рассмеялась. — У нас “демократия”, каждый волен делать всё, что угодно.

— Демократия, — протянул я. — Но главный интерес ведь в деньгах? Корпорации зарабатывают, лавируют между законов.

— И в азарте. Каждый кто сюда приходит мечтает набрать много уровней, спасти всех и прославится.

— Для чего? Ведь весь сок в том, чтобы воспользоваться потом плодами этой славы.

— Не всех интересуют плоды. Сам факт уникальности привлекает очень многих. Среди добровольцев встречается в основном два типа. Авантюристы и смертельно больные. И в первом и во втором случае слава станет приятным дополнением, но не будет основным мотивом.

Нас не самым вежливым образом отвлекли, прерывая разговор.

Слева от меня упало тело, справа от Алисы ещё одно. Снова посланники Олега, татуированный и его коллега. Ходят парочкой, словно подружки. Настроение сразу рухнуло вниз, если они притащили жопы раньше времени, значит что-то случилось.

Татуированный довольно ухмыльнулся, при виде моего окаменевшего лица.

— Сообщение для тебя, дружок, — произнёс он, исподлобья оглядывая окружающую местность. — Олег передаёт, что скоро за тобой будет смотреть много людей, тысячи если быть точнее. Он верит в тебя. Сказал будет прокачивать личный бренд, что бы это не значило. Задача такая, если не хочешь, чтобы всех твоих порешали, делай всё нужное. А нужно от тебя одно, крови, он сказал сделай так, чтобы ты был по колено в ней. Понял?

Я сжал зубы. Они не постеснялись включить в наши дела Алису. Девушка сейчас напряжённо смотрела в одну точку, стараясь игнорировать изучающий взгляд сидящего рядом зэка.

Странно, что тепличная красотка не привыкла к такому контингенту.

Взглянув внимательнее, я понял, что она не испугана, а зла.

— Вы уже не скрываетесь? — хмыкнул я.

— Большой брат следит за всем, — иронично отозвался татуированный, намекая на что-то мне неизвестное. — Так что? Всё в ажуре? Поставленная задача понятна? Олег сказал, что ты не простой человечек, сильно тёмный и злой, ну-ну, тут тебе не там, посмотрим… Таймер заработает с завтрашнего дня, у тебя трое суток, чтобы проявить себя.

Они встали, и я уже подумал, что уберутся по своим делам.

— Красавица, — помощник татуированного щербато улыбнулся неполным рядом зубов, не спеша уходить. — Давай погуляем? Ласковый я, ты не посмотри, что выгляжу пугающе…

— А я не боюсь, — твёрдо ответила Алиса.

— Значит не из пугливых? — он протянул руку и накрутил рыжий локон на палец.

Это он зря. Я сейчас был на взводе.

Хватаю мужика за руку, выкручивая в болевом приёме и не останавливаясь, завершаю оборот. Конечность сгибается под неестественным углом, явно физиологически не предусмотренном.

Жалобный вой разносится по всему двору.

Татуированный потянулся к ножу на поясе.

— Ц, ц, ц, — я покачал головой. — Вали, если не хочешь, чтобы я начал пускать кровь уже сейчас.

Посланник Олега убрал руку от клинка, медленно кивая. Оба ушли, периодически зло оглядываясь на меня.

Я повернулся к столу, закрывая глаза ладонями. Олег подкидывал всё больше и больше проблем. Хотелось закричать и начать убивать, до тех пор пока не полегчает.

— Что это было? — спросила Алиса, проводив парочку взглядом.

Она была шокирована быстрой расправой.

— Сообщение от работодателя, — наигранно весело ответил я, натягивая улыбку. — Он поставил план работ.

— И какого профиля ты специалист? — пошутила девушка.

— Широкого.

Алиса не стала больше ничего спрашивать, тактично давая мне обдумать происходящее.

Но времени не оставалось.

Пришла Воронесса, сообщая, что дело сделано. Новички прокачаны до десятого уровня и нам пора выдвигаться из стартовой локации. Иначе Апостолы подумают, что Свифт покрывает убийство их людей.

У ворот уже ждали два внедорожника. Райан, Калум и Алиса сели в авто. Я пошёл к ним, но Воронесса меня остановила.

— Поедешь со мной, — сказала она, садясь в следующую машину.

Автомобили чем-то похожи на хаммеры, но слегка меньше, и не такие боевые, больше похожи на городские кроссоверы.

Сев внутрь, я понял, что в машине больше никого не будет. Ева устроилась за рулём, мы тронулись.

— Я видела, как к тебе подходил расписанный субъект. Что ему нужно?

— Какое это имеет значение? — спросил я, не торопясь отвечать.

— Прямое. Он из сильного клана, я хочу знать всё, что касается этих людей. У них плохая репутация, Джек, ты должен знать.

— А у кого-то здесь есть хорошая? — я усмехнулся. — Они просто хотели побеседовать.

Она повернулась ко мне, оценивая честность.

— Скажи, Джек, почему ты здесь?

Вот же чёрт, видимо не поверила, а я так надеялся.

— Убийство, — я пожал плечами.

— Много?

— Много, — отрезал я. — Ева, зачем я тебе?

— Понравился, — пошутила она. — И не называй моего имени, говори, Воронесса.

— А если серьёзно? — я скептически выгнул бровь, игнорируя её просьбу. — Ты же не просто так вытащила меня на беседу. Сделала так, чтобы мы остались одни…

— Сейчас поговорим, только отрублю трансляцию, — произнесла она, а уже через секунду продолжила. — У тебя есть класс связанный с пространственными перемещениями.

Сердце замерло, казалось, что я забыл как дышать. Боже, сделай так, чтобы я не ослышался. Если это сон, он будет самы кошмарным за всю мою жизнь.

— Я смогу открыть телепорт? Как на Земле?

— Если коротко, то да, — кивнула Ева.

У меня закружилась голова.

— Нас сейчас не слышат? — с тревогой спросил я, вспоминая где нахожусь.

— Нет, — уверенно ответила она.

— Как ты это сделала?

— У всех добровольцев есть такая функция, мы можем по желанию выключать трансляцию, как от себя, так от собеседника, если у него нет такой возможности. Демократия, права человека, слышал что-то такое?

— Смешно, — фыркнул я.

— Конечно.

— Вот почему мои новые друзья не боятся говорить напрямую.

— Что они сказали? — навострила ушки Ева.

— Раз сегодня вечер откровений, я расскажу, — вздыхаю, не зная с чего начать. — Кое-кто на Земле шантажирует меня. Мне надо вернуться назад, чтобы защитить близких.

Не знаю, почему я начал открываться перед ней. Но после её слов, казалось, что с плеч опустился груз. Наши цели совпадали, а это значит, что какое-то время мы можем быть союзниками. Меня мало интересовали мотивы самой Воронессы. Хватало того. что я смогу вернуться и помочь семье.

Планы снова изменились. Вся последовательность, которую я создавал привела меня в клан Воронессы на моих же условиях, по факту стала другой лишь конечная цель.

Воронесса мне нужна, пока я не узнаю всю информацию.

Пока я расслабленно стекал по пассажирскому креслу мерно двигающегося авто, Ева не спускала с меня изучающего взгляда.

— Я рада, что наши планы сходятся, но прежде чем ты сможешь воспользоваться способностью, предстоит хорошенько поработать. Главное не лезь ни в какие передряги, иначе шанса больше не будет. Это очень редкий класс, — она испытующе посмотрела мне в глаза, замедляя авто. — Ты точно понимаешь насколько это серьёзно? Права на ошибку нет.

— Ато я не знаю, — пробормотал я. — Но не всё так просто. Я не могу ничего обещать, но стимул у меня есть, как ты поняла. Моё поведение зависит от приказов, поэтому я не могу говорить с полной уверенностью.

Ева досадливо ударила по рулю.

— Чёрт! Надо же, долбанный вредный коротышка отдал класс одному тысячи, которого хотят грохнуть… Может передать сообщение на ту сторону? Федералы и интерпол помогут, они увезут твоих близких, сменят личности, их никто не найдёт.

— Найдут, — уверенно сказал я. — Если надо найдут. Как происходит связь?

— Вариантов немного. Связь с Землёй по большему счёту односторонняя, звуковой сигнал назад не проходит, по какой причине, неизвестно. Они могут получать звуковые и визуальные данные, мы же не можем. Только текст.

Ведущая машину Воронесса дёрнула рулём, объезжая препятствие. Она была напряжена, крепко сжимала руль и усиленно думала.

— Я не знаю, сколько нужно набрать уровней, чтобы ты получил возможность открывать пространственные переходы. Мы будем усиленно собирать эссенции, но это займёт время.

— Надо было сказать сразу, можно было бы не тратить те эски, что пошли на повышение уровней моей команды.

— Дело не в этом, — махнула рукой Ева. — Это капля в море. Для того, чтобы открыть портал придётся собрать весь водоём.

— Что ты имеешь ввиду?

— Скоро узнаешь, — загадочно ответила она. — Приготовься.

— К чему?

— Пройти барьер.

Мы повернули, машина выехала на очередную улицу и я увидел, как машина перед нами вдруг озарилась вспышкой, а затем от неё в разные стороны понеслись волны свечение, делая видимым тот самый барьер.

Глава 4. Дом воронов

Мы проехали сквозь барьер, по телу пробежала паутинка статического электричества. Ощущения неприятные, но ничего критического.

— Добро пожаловать во второй слой, — улыбнулась Ева, украдкой глядя на моё лицо.

Видимо ждала реакции. А реагировать тут было на что.

Улицы напоминали бедный китайский квартал. Висящие повсюду провода, снующие люди, бельё на верёвках и запах уличной еды в перемешку с нечистотами.

Что удивительно, здесь даже встречались рикши и открытые прилавки с овощами. Висели ожерельем вяленые куски мяса, сверкали ножи, дымили сковороды, где готовилась быстрая еда.

Обычный азиатский квартал, разве что люди в бронежилетах и с оружием. Все без исключения с пушками, взгляды хмурые, постоянно ищут опасность.

— Удивлён? — спросила Ева.

— Да, — честно признался я. — Я думал, что подобная атмосфера будет царить в стартовой локации, но не здесь. Всё в этом месте... Больше, что ли.

— Стартовая локация измельчала. Люди покидают её и перебираются сюда. В этом слое абсолютное большинство. Мы наладили жизнь, кому-то она даже нравится.

— Я видел, что как-то ночь, военные расстреляли с сотню голлумов, как он пробрались? Слой окружает не всю стартовую локацию?

— Всю, — огорошила меня Воронесса. — Но они смогли пройти. Мы даже не останавливаем таких. Просто повалила волна, из-за барьера стали выбегать монстры, сотни. Все кланы приняли бой, то что осталось добежало и до стартовой локации. Такое бывает часто.

Я замолчал. Что же за драка была тут, что сотня голлумов, это мелочёвка, пробежавшая до самой безопасной зоны города? Очевидно все защитники были настолько заняты, что физически не справлялись с неожиданным нападением.

Это действительно впечатляло.

— Местные называют этот город, Полис. Второй и основной слой населяют почти три сотни тысяч человек, что касается Арейни, их ещё около двадцати тысяч. К примеру в Башне лишь пять сотен коротышек и три тысячи населения.

Масштаб поражал, это население крупного города в штатах, если не больше.

— А как же безопасность? — мне вспомнились рожицы голлумов, я представил, как сотни таких тварей заполняют улицы и несутся речным потоком.

— Как и везде, её здесь нет, — пожала плечами Ева. — В основном сектор зачищен, но монстры постоянно появляются. Обычные голлумы здесь, как дичь в лесу, приятная закуска, появляются почти везде. Но ночью лучше не выходить на улицу. Бывают и волны, подобные той, что ты видел у Башни. Они случаются раз в неделю, две.

— Арейни есть везде? — задал следующий вопрос я, пользуясь разговорчивостью девушки.

— Они здесь почти не контактируют друг с другом, возможно коротышки из Башни и правда самая большая группа, их сеть включает в себя и Полис. Полтысячи лишь в стартовой зоне, сколько ушастых работает на старейшин я точно не знаю.

— Значит голуумов здесь больше?

— И это тоже, — покивала Ева. — Они сильнее. Высшие твари вылезают лишь с закатом. Им не нравится наше солнце, как и солнце в прошлой солнечной системе Арейни, наверное, они поэтому дожили до прибытия сюда, прятались. Очень много монстров приходит из-за барьера с третьего слоя. Со временем они стали умнее, уходят назад по утрам, прячутся и спят.

Машина замедлилась, сбрасывая ход и вклинилась в узкую улочку. Поток людей обтекал авто со всех сторон. Многие хмуро глядели в окна, кто-то показывал средний палец, кто-то стучал по крыше.

— Им не нравятся все, кто ездит на машинах, или конкретно ты? — спросил я, заметив чётко направленные враждебные взгляды.

— Не любят клановых, — поморщилась Ева. — Они забирают почти все хорошие места прокачки и ресурсы.

— В Башне говорили, что люди здесь основной ресурс, их расхватывают.

— Так было какое-то время, потом всё изменилось. Спрос утих, а вот предложение нет. Чтобы попасть в клан сейчас, надо доказать свои намерения.

— Выходит мне повезло, — я улыбнулся.

— Вытянул удачный билет, — согласилась Воронесса.

За окном проносились улицы, они сменились с оживлённых на более тихие. Мы проехали всего несколько кварталов, а я уже поймал себя на ощущении, что чувствую ритм городской среды.

На дорогах появились другие автомобили. Рыбками в дорожном потоке проскользили мотоциклы. Где-то спереди даже раздался нетерпеливый звук автомобильного сигнала. Всё как и на Земле. Если бы здесь было больше транспорта, были бы и пробки.

Проезжая перекрёсток, мы увидели наполненную игроками веранду, примыкающую к высокому зданию в полтора десятка этажей. Они пили что-то из белых чашечек, между столов ходила девушка в переднике.

Путь закончился на очередной улице, напротив странного дома с отсутствующими окнами. Все оконные проёмы здесь были забетонированы, до пятого этажа минимум. Сворачиваем в тоннель прямо в теле вытянутой многоэтажке. Оказавшись в арке, салон погрузился во тьму, после чего Воронесса включила фары.

Лучи света вытянули из темноты ворота. Воронесса моргнула оптикой и металлическая створка с лязгом поднялась.

Мы въехали в коробку между пятнадцати этажными зданиями.

— Выходи, мы дома, — торжественно сказал она.

Здесь нас уже ждали, Алиса, Райан и Калум.

Я вышел на воздух и сразу же уставился наверх.

Вижу исполосованный линиями квадрат голубого неба. Внутри коробки из четырёх прямоугольных многоэтажек, были натянуты мостики, крест на крест, где-то был лишь один, а где-то целых пять. Всё это создавало хаотичный узор до самого последнего этажа.

Такое ощущение, что в этот огромный стакан забрался паук и наплёл кучу паутины.

Внутри коробки собрались люди. Места здесь много, можно с лёгкостью установить футбольное поле средних размеров. И всё пространство усыпано людьми. Навскидку здесь несколько тысяч, будто всё население башни. А это только один клан.

Прямо над нами на балконе второго этажа стоял мужчина лет тридцати. На голове ирокез, мускулистый торс, который прикрывает бронежилет. На этом предметы одежды кончаются. Если броник можно назвать одеждой.

Сейчас он молчит. Все молчат. Взгляды обращены на Воронессу, она стоит у машины и глядит на «ирокез», как по простому назвал я вещателя.

Из толпы пробивается низкорослый крепыш, оглядывая собравшихся недовольным взглядом. Он подносит Воронессе видавший виды рупор с перемотанной белой изолентой ручкой.

Девушка берёт устройство, крепыш подаёт ей руку, зверски глядя на остальных. Всё происходит в тишине. Ко мне подходит моя команда,

— Они так нас встречают, босс? — спрашивает Калум, собирая десяток недобрых взглядов окружающих. — Всё-всё, молчу.

Взяв руку крепыша, Ева грациозно встаёт сначала на бампер, затем на капот, оказываясь на автомобиле. Включает мегафон. Над публикой проносится скрип.

— Раз, раз, надеюсь меня слышно даже на балконе второго этажа, — шутит она, вызывая робкие улыбки, а затем говорит жёстче. — По какому поводу собрание?

Все молчат.

— Кгхм... — откашливается ирокез. — Мы голосовали.

Его фраза скомканная, и в полной тишине звучит довольно жалко.

— Пожалуй, я тоже проголосую, — решительно сказала она, её губы растянулись в предвкушающей улыбке. — Расскажи о теме голосования, Ричард.

Снова тишина.

Между делом замечаю, что в толпе происходит движение, вокруг машины с Воронессой пустой круг, на границе которого появляется девушка с татуировками на лице в виде цветов.

Высокая, одета в шорты и топ, стиль Лары Крофт, эдакая расхитительница гробниц. За спиной тугая коса, смотрит иронично, сначала на Воронессу затем на Ричарда.

Замечает, что я её разглядываю и отвечает тем же. Содрогаюсь, не успев сдержать презрительную гримасу. Она здорово напоминает мне посланника Олега. Как вспомню, так сразу тянет блевать.

Ричард начинает говорить и я переключаюсь на него.

— Мы голосовали... — он делает паузу, видимо собираясь с мыслями. — По поводу расширения территорий.

Вижу, что много кто среди стоящий здесь людей согласен. Это видно по мимике, кто-то одобрительно кивает, кто-то сжимает губы, они почему-то согласны.

— Разве это решает не клановый лидер? — и как только она может говорить так вкрадчиво в этот рассыпающийся в руках мегафон.

Ирокез сжав зубы.

— Да...

— Что? — громко сказала в микрофон Воронесса и поднесла к уху ладонь. — Кажется, я не слышу...

— Я сказал, да! — громче произнёс он.

— Что, да?

— Это может решать клановый лидер, — хмуро пробубнил боец, будто провинившийся ребёнок.

— Только! Только клановый лидер, Ричард, — жёстко закончила Воронесса. — Но раз такой вопрос назрел, я отвечу, прямо сейчас. У нас есть чёткая вертикаль власти, мы не голосуем и не решаем что-то коллегиально. Если здесь есть недовольные, вы можете об этом сказать. Я жду!

Все молчали, Ева твёрдо смотрела в глаза, обводя толпу взглядом, но никто не бросил ей вызова. Кроме татуированной, она смело посмотрела на Воронессу, но та даже не обратила внимания.

— Я не хочу, чтобы подобные разговоры поднимались за моей спиной. Если кто-то недоволен положением, он может попытать счастье в других кланах...

Воронесса спрыгнула вниз, игнорируя протянутую руку крепыша, похожего больше на Тасманского дьявола из мультфильма, чем на человека.

— Идём.

Воронесса позвала нас за собой. Мы поспешили в здание. Народ стал расходиться, толпа перед нами замельтешила и расступилась.

— Регина, в комнату совещаний, — кинула Воронесса татуированной Ларе Крофт. — И захвати этого мудака Ричарда, сейчас каждый из вас огребёт по первое число. Захотели поиграть в революцию? Будет вам революция.

Мы вошли в здание. Первый этаж здесь как и везде был нежилым и представлял собой холл большой площади с чем-то вроде офисных комнат.

— Эрик, проводи гостей, — попросила тасманийца Воронесса.

— За мной, — буркнул он, уходя вправо, где виднелась лестница. — Джек, ты мне нужен в зале переговоров.

Я остановился. Интересно, зачем здесь я.

Мы прошли в противоположную сторону. Мы прошли по коридору и повернули, упираясь в стену из металла. Я увидел решётку. Стальные пруты с пола до потолка, посередине дверь, а за ней ещё одна, круглая, толщиной с меня, подозрительно похожая на дверцу сейфа.

Внутри светло, работают лампы, куча ячеек для хранения, которые сейчас вынуты, вместо них оставшееся пространство используется в качестве полок.

В центре переговорной металлический стол, шесть стульев, седьмой во главе. На свободной от ячеек стене гигантская карта из двадцати листов чуть больше чем А4.

Разноцветные контуры обозначают зоны влияния. Вижу подписи, самый большой кусок территорий подписан, Альянс.

Позже ознакомлюсь с этим.

Мы сели. Следом за нами вошли и Регина с Ричардом. Оба соклановца расположились друг напротив друга.

— Рассказывай, Ричи, что тебе пришло в голову? — спокойно спросила Воронесса. — И не говори, что не проводил собрание специально в то время, когда я уехала из гнезда.

— Не буду, — твёрдо сказал он. — Но ты и сама знаешь, проблема назревает. Ты её не видишь, но люди говорят. Я решил взять всё в свои руки.

— А выдержишь? — снова этот вкрадчивый тон. — По тебе ли ноша, дружок?

— Прости, — искренне ответил соклановец, глядя Воронессе в глаза. — Ты знаешь, я полностью на твоей стороне. Мне нахрен не нужна власть или что-то такое, как и Регине. Мы с тобой шесть лет в одном отделе через перегородку провели...

— Ближе к делу, Ричи! — оборвала его Ева. — Я всё понимаю, поэтому мы с тобой разговариваем тут и ты даже не привязан, а ещё цел, даже есть все пальцы.

Регина усмехнулась.

— Мы не можем больше бездействовать! — жарко воскликнул Ричард, его лицо было искажено, будто он мучился, словно его изнутри ела какая-то болезнь. Может он действительно так радеет за клан? С первого взгляда он мне показался типичным бунтарём. — Провизия скудеет, эссенции в казне не пополняются. Мы проводим всё меньше рейдов, не выпускаем искателей. Ты же видишь, что остальные укрепляются. Алые барсы вчера захватили Доминиканцев, ты знала?

— Они постоянно кого-то захватывают, — Воронесса сложила руки на груди. — Это не повод встревать в конфронтацию, Альянс может нас не понять.

— Алые, члены Альянса. — веско заметила Регина. — Но никто не мешает им укрепляться. Причём в Альянсе постоянное движение. Барсы отбили плантации Доминиканцев, а затем те перешли Триаде, ещё одному члену Альянска. Знаешь почему?

— Почему же? — спросила Воронесса.

— Они таким образом делят ресурсы, — усмехнулась татуированная. — Долгое время местное равновесие держалось на Альянсе. Они не могут резко изменить политический курс, поэтому работают чужими руками. Я лично видела десяток хайлевелов из других кланов, они все в рядах «барсов».

Она обозначила пальцами скобки, подчеркивая слово.

— Это третий клан за этот месяц, — горячо продолжил стоять на своём Ричард. — Они усиливаются! Такими темпами, скоро станут сильными настолько, что это перерастёт в гегемонию. Представь картину, они контролируют водную станцию Поднебесных, ведь у них общие границы и они вполне могут присоединить их район к себе. Затем займут самую широкую часть линии границы кластеров, где выходит большая часть монстров, а что потом? Я скажу! Потом мы...

Воронесса призадумалась. Моё внимание вновь привлекла карта. Действительно, на Воронов сверху смотрела закрашенная красным зона Альянса, будто гигантская свисающая капля.

Но зачем позвали меня? Что я делаю на обсуждении клановых дел. Ева мне настолько доверяет?

— Я подумаю об этом... — сказала Воронесса.

— Но... — начал было Ричард.

— Не сейчас, — хлопнула по столу глава. — Я хотела познакомить вас с нашим новичком. Это Джек, ник Ворон, очень важная для нас персона. Покажите ему всё, опасности не подвергать, он здесь всего четыре дня и ничего ещё не знает. С ним новички, но их проводит Эрик.

На упоминании ника, Регина фыркнула и от неё засквозило насмешкой.

— Серьёзно? — с недоверием спросил Рич. — Выгуливать его?

— Да, серьёзнее некуда, — отрезала Воронесса. — А теперь вперёд, выполнять задачу. Ты же мой помощник, вот и помогай.

Отлично, он ещё и её помощник.

Он сделал движение рукой, будто прогоняла нас.

— Пошли, — буркнул Рич.

Мы вышли, Регина последовала за нами.

Парочка шла впереди, затем они оба оглянулись на меня.

— Вообще ничего не знаешь? — спросил Рич.

— Считай, что совсем, — кивнул я. — Чему-то за эти дни научился, но буду не против новой информации.

Регина и Ричард переглянулись. Их улыбка мне не понравилась.

— Знаешь, что такое линия между кластерами? — в глазах помощника Воронессы загорелись искорки.

— Нет, — настороженно ответил я.

— Тогда сейчас мы тебе покажем, — добавила Регина.

Мы дошли до оставленной машины, той на которой я и прибыл сюда, сели внутрь и выехали на улицу, замедлившись перед поднимающейся заслонкой.

Рич водил в разы агрессивнее чем Воронесса.

Я сидел на заднем сидении и держался за ручку на двери, пока машину кидало по дороге.

Словно гонщик формулы один, Рич лавировал между редкого автотранспорта, едва расходясь с другими боками.

Регина смеялась, по детски и с восторгом.

Вывернув на очередную улицу, куда шире остальных, я заметил, что немногочисленные машины пропали. Улица имела большие разрушения чем виденные мною раньше. Воронки от взрывов, стены с выбоинами от пуль и перекрывающий дорогу вал из останков машин и камней.

Вдали сияла чётко видимая стена света, как та, когда мы прошли барьер.

— Вот мы и на месте, — довольно сказал Рич. — Пошли, салага, покажу тебе кое-что любопытное, а потом расскажу, куда ты попал.

Он выскочил из машины, бодрым шагом направляясь к валу посреди улицы. Регина отправилась за ним, я вздохнул и присоединился к моим экскурсоводам.

Мы поднялись на рукотворное заграждение. Перед нами предстала синяя стена между двадцатым и тридцатым уровнем. На границе лежал какой-то предмет, поэтому стена светилась и не была прозрачной, как та, что я видел. Свечение расходилось дугой от одной точке на земле.

Но самое главное было в другом, под валом лежало тело громадного голлума, просто титанических размеров. В высоту он был около пяти метров, массивный и мускулистый, кажется такой может запросто перевернуть машину на которой мы приехали.

— Не водятся такие в стартовой зоне, правда? — риторически спросил Ричард.

Молчу. Куда интереснее идущий к нам боец.

— Валите отсюда нахер, — начал орать он, как только подошёл на полсотни метров, он указал на предмет на дороге, из-за которого светилась стена. — Мы маяк выставили, солнце слабеет, если вылезет какая-то уродина, мы ваши жопы вытаскивать не будем!

— Мы сами знаем с какой стороны за пистолет браться! — лениво крикнул в ответ Рич.

А я спустился с вала, прикладывая ладонь к земле.

— Что это у вас с ним? — спросил боец, подойдя в плотную и указал пальцем на меня.

— Плохо стало видимо, от страха, — выдал помощник Воронессы.

— Надо убираться отсюда Рич, — сказал я. — Срочно!

— Что случилось? — тут же подобрался он.

— Слушай, — сказал я.

Все прислушались, а я смотрел на заходящее солнце, окрашивающее горизонт в кроваво красные тона.

— Что? — спросил боец из чужого клана.

— Тс-с-с! — отрезали Вороны.

— Твою мать! — вдруг заорал Рич и спрыгнув тряхнул пограничника. — Бей тревогу и валим!

— Что случилось? — непонимающе спросил предупреждавший нас боец.

— Кажется сюда идёт двадцатка.

После этих слов Ричарда, мы услышали протяжный рык.

Он доносился с той стороны сияющего пятна, перекрывающего почти всю дорогу.

Глава 5. Давид и голиаф

— Джессика, сейчас я вам всё покажу, — Олег галантно открыл дверь и пропустил перед собой одного из ведущих пиар менеджеров города.

— Зови меня Джесс, — ответила девушка.

Олег незаметно закатил глаза, будучи за спиной собеседницы.

Рекомендованный специалист не внушал доверия. Он подобрал её, когда она брала дурь на углу, возвращаясь из супермаркета, где взяла две литровые банки арахисового масла, хлеб и ветчину. Травка, ничего серьёзного, но тем не менее, он долго сомневался.

Если бы не слова парочки влиятельных бизнесменов города, которые в один голос утверждали, что лучше спеца не найти, Олег бы принял девчонку за нищую наркозависимую студентку, а не за самого высокооплачиваемого топа в сфере пиара.

Он проследил за ней и вышел у дома, чтобы догнать на крыльце и представится.

— Пошли, — сказала она, открыла дверь и вошла в дом.

— Но... — Олег замялся, но Джессика не слышала и потерялась в коридоре, свернув на кухню.

Когда он догнал её, она делал сэндвич, щедро намазывая арахисовое масло, положила сверху ветчину, достала из холодильника филе красной рыбы и положила сверху.

Олег сглотнул, поморщившись, но это не помешало Джессике с удовольствием впиться в бутерброд зубами.

— Шфто? — она закатила глаза от удовольствия.

Олег ещё раз сглотнул, но от аппетита. А вдруг это и правда вкусно?

Джессика прожевала и пояснила, сев на стол.

— Мне не хватает жиров, — она расстегнула толстовку и обнажила подтянутый пресс с виднеющимися кубикам. — Такие дела.

И вот он едет показывать ей свою лабораторию. Зачатки будущей компании.

Джессика оделась в джинсы и футболку. Сам Вертинский надел смокинг и чувствовал себя не в своей тарелке.

Они прошли внутрь, нашли свою секцию и окунулись в закулисье.

— Как проходит подготовка?

Вертинский вошёл в комнату, заставленную мониторами.

Каждое из окон в цифровой мир транслировало взгляд глазами человека.

— Всё в порядке, мы готовы, завершаем последние тесты, — отчитался патлатый парень двадцати с небольшим лет, жующий трубку ведущую в пластиковый стакан с колой в его руках. — Вы к нам надолго, Олег Владимирович? Надо обсудить пару моментов…

Говоря это, парнишка не отрывал жадного взгляда от стоящей неподалёку спутницы Вертинского.

— Всего на полчаса, боюсь не успеем, — отмахнулся Олег. — В общем, говоришь всё готово?

— Угу, — уверенно кивнул тот, делая глоток.

— Интересней, чем в Массачусетском технологическом? — Олег хлопнул парня по плечу.

— Да, — довольно улыбнулся тот. — Реальная практика. Настроить столько оборудования и создать стабильную зашифрованную сеть с другой планетой, это лучший проект в истории.

— Мы можем запускать трансляцию?

— Хоть сейчас, — довольно заключил парень.

Неожиданно раздавшийся звериный рык сотряс лабораторию.

— Чёрт! — выругался парнишка. — Кто-то снова тестит звук.

— Откуда это? — заинтересовался босс.

— От вон той трансляции…

— А это что там…? — Олег подошёл к одному из мониторов, где в правом верхнем углу красовалась цифра один. — Вот это громила…

Вертинский с восторгом смотрел, как по ту сторону экрана в глазах игрока вырастает монстр высотой с фонарный столб.

— Нам нужно срочно пустить это в эфир! — к Вертинскому подошла Джессика.

— Но мы не готовы! — запротестовал инженер.

Джессика отмахнулась, смотря Олегу в глаза.

— Такой шанс один на тысячу, это редкий монстр, считай, что ты получил эксклюзив, редчайший и уникальнейший…

Времени на размышления не оставалось.

— Делай что можешь, мы должны запустится сейчас, — кивнул Олег, приняв слова Джессики всерьез. — Я свяжусь с рекламным отделом, надо подготовить…

— Расслабься, — остановила его Джесс и села в чьё-то кресло, крутанувшись в нём. — Просто включай трансляцию на платформе и жди. Лучшей рекламы чем эта сейчас не будет.

Джессика рассмеялась.

— Готовь связь с номером один, — приказал патлатому Олег. — Мне нужна связь с ним, без лишних глаз.


***


Рёв монстра повторился. Я был не уверен, что такой звук мог родиться в тушке, которая валяется у наших ног.

Просто физически несопоставимо. Несущийся из-за стены голлум ревел, как рыболовный траулер. Стоя на вершине вала, я слышал равномерные удары. Сначала мне показалось, что это стук сердца. Но они нарастали. Остальные были заняты двигающимся в нашу сторону бойцом, поэтому не услышали. В голову пришла догадка. Спускаюсь вниз и сразу же ощущаю едва заметную вибрацию. Тут же подтверждаю догадки опустив ладонь на асфальт.

Кто бы это не был, он был огромным. Злым. А ещё передвигался скачками от которых содрогалась земля в пределах трёхсот метров.

— Вашу стражу, — проорал Рич. — Чего стоишь? Чья сегодня очередь патрулировать это окно? Зови всех кого можешь!

— Я.. я… — мужик развернулся и побежал к зданиям.

Его путь будет непростым, дом от которого он шёл в той же стороне, что и наш новый гость.

Мы скатились с Вала и побежали к машинам. Краем глаза вижу, как из-за синей полупрозрачной стены света выпрыгивает высший монстр.

Позади нас вал высотой в два метра, ещё сотня метров открытого пространства и стена. Даже с такого ракурса, монстр здорово возвышается над укреплениями. Они ему по пояс, если не меньше.

К нашему сожалению тварь сразу же замечает бегущих букашек. Страж этого чудесного перевала, обожающий переговариваться с расстояния и исключительно криками, уже унёс свой зад в ближайший дом, замерев как мышь.

Мы остались на открытом пространстве. До стоящего внедорожника метров тридцать. Рич с подружкой рванули, будто спринтеры, разом убегая вперёд.

Подозреваю они неплохо так раскачаны в силу и ловкость, как Алиса. Слишком высокая скорость передвижения.

Я остался один.

Добраться до машины можно быстро, секунд за семь или десять, но кто мне даст это время. Я не Болт, не Усэйн и даже не арбалетный.

А тварь времени даром не теряет, уже растянулась в прыжке и бодро скачет в нашу сторону.

Оборачиваться назад не хочу. Всегда закрывал двери в прошлое и жил настоящим. Может представить, что бегу от своей первой бывшей?

Люси Хемсворт, сто восемьдесят сантиметров от пола, вес восемьдесят килограммов…

Что поделать, она одна из немногих, кто подходил мне по росту в девятом классе. Девчонка была рослой и массивной, занималась тяжёлой атлетикой и имела формы, которым позавидовала молодая, только окончившая университет, мисс Мадлфут, учительница литературы.

Стоило мне один раз пригласить её на бал, как Люси сразу решила, сколько у нас будет детей и начала выбирать дом в пригороде.

Это напугало меня до… несварения в общем! Я грезил переспать с каждой девчонкой в гражданском, пока не попаду в военный городок, где буду видеть прекрасный пол лишь раз в месяц.

Отвертеться я смог лишь через год, надавив на жалость своей однокласснице и изобразив скомканный поцелуй в раздевалке, где о чудо, случайно оказалась Люси.

Звук ударяющихся об асфальт лап приближался, вырывая из липких и не менее страшных воспоминаний. Волосы на моём затылке начали движение, видимо собрались бежать.

Парочка сокланов добралась до авто, прыгнула внутрь и стала разворачивать неповоротливый транспорт.

Я не успевал их догнать, они специально стали набирать ход медленнее, даже открыли заднюю дверь.

Чёрт, надо вкладывать очки в силу и выносливость, срочно.

Чувствую, что голлум уже рядом. Короткий забег закончился, я сорвал с пояса пистолет, решив принять бой. Догнать авто не получится, а если и выйдет, не факт, что он сдастся. На вид у него чудовищная уверенность и целеустремленность, такой не одного человека на таких погонях съел.

Бегать от Кинг-Конга бессмысленно, только умру уставшим.

Развернувшись, вижу, что монстр уже в пятидесяти метрах. Как и ожидалось, он чертовски быстр, покрыл пару сотен метров за считанные секунды.

Короткого взгляда хватает для сравнения. Этот экземпляр больше прежнего, спокойно лежащего сейчас у вала. Выше на метра полтора. Объёмный с жгутами мышц и огромной пастью, усеянной клыками. Нос будто змеиный, его почти нет, лишь два отверстия.

Ну и урод…

Глаза горят голодом и злобой, фигура орангутанга, скорость боинга и размеры среднего грузовика. Об такой убиться, раз плюнуть.

Надо подпустить его в радиус способностей. Ударю сжатием и травмирую ему мозг, если таковой есть.

Пока голлум не приблизился, вскидываю руку и прицельно стреляю по голове.

Первая пуля уходит в район скулы, оставив отверстие и пропав в плоти.

По ушам бьёт рёв, голлум закрывает глаза передней лапой и продолжает бег на трёх. До меня ему остаётся совсем немного, но выстрелы его замедляют.

Позади меня начинают стрелять Регина с Ричем. Оглядываюсь, стоят у машины и палят с двух сторон, но дальше не отходят. Машут мне, двигаюсь к ним спиной, вдруг сработает и мы сможем убраться.

Голлум не оставляет шанса. Начинает дёргаться в разные стороны, снижая точность выстрелов.

Стараюсь не пропустить тот момент, когда он окажется так близко, что войдёт в радиус “сжатия”.

— Беги, придурок! — орёт Рич.

Они с Региной добавляют масла в огонь, плотно накрывая голлума с двух стволов. Хорошая поддержка. Но я так и вижу в их головах вопрос, почему этот привезённых хрен знает откуда новичок, четырёх дней от роду, стоит и ждёт приближающуюся громадину.

Со стороны я выглядел безумцев, вышедшим под пятнадцати метровую волну цунами в шортах и солнцезащитных очках, покачивая в руке коктейль.


Невозможно применить Сжатие!

Уровень противника превышает ваш более чем в два раза…


Невозможно применить Сжатие!

Уровень противника превышает ваш более чем в два раза…


Невозможно применить Сжатие!

Уровень противника превышает ваш более чем в два раза…


Это не стало каким-то большим удивлением. Даже не знаю, почему включил способность три раза, может думал, что на третий точно сработает? Когда навык не помог со свином, я предполагал, что здесь не всё так просто, но сердце всё равно сжалось.

Что у нас ещё в арсенале? Выбирать не приходится, да и выбор не большой. Надо как можно скорее уйти от живого танка весом в полторы тонны.

Расстояние между нами около пяти метров и быстро сокращается.

Пять, четыре, три…

Сгибаю ноги, присаживаясь и распрямляюсь, словно кузнечик. Применяю “левитацию”, отменяя вес собственного тела.

Способность работает как часы, тело вдруг становится невесомым, созданное усилие отправляет меня вверх, словно петарду. Ускользаю из под носа голлума за секунду. Он прыгает следом, хищно разрезая лапами воздух под моими ногами.

Перед глазами работает таймер.

30…

29…

28…


Внизу есть надпись.

“Старт/стоп.”


Полагаю, если я остановлю способность, то тут же рухну.

Тем временем Ричард и расхитительница отстреливают голлуму всё желание гнаться за недосягаемым воздушным шариком. Он рычит и бросается к ним. Они тут же прыгают в машину и ударяют по педали газа.

Отменяю способность, меня подняло уже на добрые десять метров. Вес вдруг возвращается. Падают вниз, стараясь не изменить положения тела и приземлиться на ноги.

Включаю способность перед самой землей, всего на секунду, чтобы замедлиться и мягко столкнуться с поверхностью.

Голлум уже далеко впереди, гонится за машиной и кажется выигрывает этот забег.

Рич ещё тот мудак, но их надо вытаскивать. По крайней мере, я должен попытаться, естественно моя жизнь превыше всего.

Бегу следом, на ходу перезаряжая пистолет.

Голлум догоняет парочку соклановцев на повороте, распарывая бочину внедорожника когтями. Машину закрутило, она перевернулась и проскользив какое-то время на крыше, столкнулась с домом.

Я не успеваю, голлум радостно прыгает к машине. Не уверен в правильном чтении эмоций этих уродцев, но думаю завершившаяся победой погоня должна радовать зверушку.

Стреляю ему в спину, надеясь разозлить.

Голлум тянется к машине, когда злые осы пуль пробуют его шкуру на прочность.

— Рррраа! — громогласно рычит он и разворачивается, смотря на меня угольками красных глаз с вертикальными зрачками.

Задача выполнена, я привлёк его внимание! А что дальше?

В реальности с момента, когда мы рванули от вала прошло не больше минуты, я не могу думать настолько быстро. Импровизация похоже заводит меня в непростое положение.

Сканирую, что осталось. Две сотни маны, и две способности, которые я могу применить.

Одна из таких способностей в прошлый раз чуть не стоила руки. Этот уродец превосходит свина в массе раз в двадцать, ударив его, могу расщепиться в ноль.

Голлум направляется ко мне, набирая скорость и низко опустив лобастую башку. Будто бык. А я получается матадор?

Точно! У матадора должна быть шпага. Смотрю по сторонам, и быстро нахожу раздробленную бетонную плиту из которой вылетела пара арматурин.

Бросаюсь в сторону, поднимая одну из них.

Улица, мы замкнуты в ней, будто в желобе, монстр перевернул машину на перекрёстке и теперь летит на всех крыльях.

В тот момент, когда я поднимаю свою шпагу, туша голлума вдруг виляет. Бок монстра озаряется вспышкой взрыва и его пошатывает. Пошатывает! Даже не откидывает или не убивает ко всем чертям, а просто пошатывает!

Судя по взрыву, работает гранатамёт, но твари хоть бы хны.

Тем не менее неожиданный помощник отвлекает тупого монстра на себя. Снаряд прилетел с крыши одной из многоэтажек, голлум поднимает морду кверху, рассматривая пару фигурок.

Пока он занят лицезрением новых участников этого рандеву, поднимаю парочку арматурин. Рядом нахожу ещё около пяти металлических обрубков.

Хватаю первый отрезок и покачиваю в руке. Шальная мысль приходит в самый нужный момент.

Если “баланс” меняет центр тяжести, усиливает одну из конечностей, значит он меняет силу, иначе никак.

Да, сила это следствие, но всё-таки.

Завожу руку назад, собираясь швырнуть своё новое оружие на манер копья. А что, вполне подходит, около двух метров в длину, прямое, даже присутствует наконечник в виде куска бетона.

Бросок, задаю вектор, включаю баланс, определяю место срабатывания “маркером”.

Рука взрывается болью, но сознание я не теряю. Боль почти невыносимая, чувствую, как порвалась связка.

Импровизированное копьё с шумом разрезает воздух, отправляясь в цель, словно стрела.

Удар в бок монстра и отрезок металла входит в плоть по самые гланд… В общем полностью! Уф… Больно наверное. Голлум тут же разрывается в рыке. Ничего, дружок, у меня есть ещё пять патронов и пока ещё целая рука.

На этот раз тварь не задумываясь бросается на меня. Не так быстро, как в первый раз, даже медленно по сравнению с недавней прытью.

Беру второй прут и снова повторяю пройденный материал. Каждое действие забирает двадцать пять очков маны, которой осталось не так много, а точнее, на четыре броска. Есть шанс, что рука выключится быстрее, чем кончится мана. Но я оптимист, и стараюсь думать, что голлум будет наполовину полон, словно подушечка для иголок, а не пуст.

Если первый бросок прошёл в неподвижную мишень, второй я искренне боялся смазать. Голлум покачивался из стороны в сторону, терял кровь и жаждал перекусить.

Прозвучал хлопок выстрела, над крышей поднялся клуб дыма, кто-то снова выстрелил. Я смог понять, что произошло лишь спустя пару секунд. Монстр остановился и сделал неуловимое человеческому глазу движение, перехватывая гранату за корпус, после чего отправил её назад, причём с не меньшей скоростью и силой.

Площадка со стрелками взорвалась, а монстр продолжил бег.

Я прицелился и метнул вторую арматурину, вошедшую в переднюю лапу монстра.

Он остановился лишь на секунду, выдернул её и побежал дальше.

Ещё одна арматура полетела в противника, удачно попадая в грудь. Железяка задела жизненно важные органы, монстр качнулся и стал идти медленнее. Но всё равно шёл, переставляя лапы, хрипя и тяжело всасывая воздух.

Последний бросок я совершил, когда монстр уже приблизился так, что промахнуться было невозможно.

Последний удар, последние двадцать пять очков ман, прут втыкается прямо в морду, колосс падает.

Сердце колотится так, словно пробежал несколько километров на пределе сил.

Над голлумом загорается эссенция размерами с кулак.

Сколько же тут опыта?

Глава 6. Встреча с молчаливым драконом

— Это топ-контент! — Джесс радостно рассмеялась и захлопала в ладоши, будто ребёнок.

Все тут же посмотрели в её сторону, привлечённые шумом. В лаборатории присутствовали около десяти человек, три команды, каждая вела одного игрока по ту сторону портала.

Олег с гордостью осмотрел лабораторию, это венец его творения. Он докажет всему роду, что может превзойти отца.

Родственники сомневались, даже поползли слухи, что сам Олег помог отцу отойти в мир иной. Естесственно, это было не правдой. Это задевало Олега, но одновременно с этим было сильным стимулом.

Присутствующие вывели изображение боя на главный экран. Джесс прошла вглубь зала и сняла толстовку, кидая её на спинку кресла.

— Приблизь, — скомандовала она.

Один из инженеров, отвечающий за главный экран, посмотрел на Олега.

Вертинский раздражённо кивнул.

— Делайте, как она скажет. Вэл, ты уже создал канал? — спросил Олег студента технологического.

— Работаю над этим, десять минут, — отчитался тот.

— Что мы с этим сделаем? — спросил Олег у Джесс, кивая в сторону транслируемого изображения.

Девушка задумалась.

— Включим в промо ролики, раскидаем нарезки по всем видеохостингам с левых аккаунтов в общем акцентируем дополнительное внимание. Это даст прирост.

— Дополнительному? — удивился Олег. — Прирост?

— Ну, да… — Джесс закатила глаза. — Друг, ты из Мезозоя? Занимаешься проектом, который толком не изучил! Этот парень там на экране, сейчас встретил Бейонсе, понимаешь? Прямо в очереди в долбанный Мак-Дак.

— Кто такая Бейонсе? — осторожно спросил Олег.

— Бл… — проворчала Джесс. — Ты из России?

— Да.

— Так, кто там у вас популярный, кого я недавно слушала по радио в Брайтоне,— пробормотала себе под нос Джесс. — Ну, представь, что ты встретил Григория Лепса, обедающего за соседним столом в ресторане.

— Кто такой Григорий Лепс?

— Ты прикалываешься… — неверяще протянула она.

— Да, прикалываюсь, — улыбнулся Олег.

— И давно? — подозрительно взглянула Джесс.

— Кто такая Бейонсе я не знаю, если что…

— В общем ты понимаешь? Это редкий случай и такой на дороге не валяется. Так что его так или иначе разнесут по составляющим, распилят, разотрут в порошок, смешают с дерьмом и размажут тонким слоем…

— Я понял, — поднял руки Олег.

— … Нанесут на стёклышко и подставят под микроскоп, — продолжала Джесс. — Затем поместят в огромный коллайдер, где разделят на субатомные частицы, а потом… Один — один!

Джесс и Олег посмотрели друг на друга с неким уважением, каждый умел пошутить над другим.

— Чувствую, сработаемся, — кивнул Олег.

— Вообще-то, коллайдер действует не так, — заикнулся студент.

— Не важно! — разом выпалила парочка спорщиков, повернувшись к несчастному инженеру.

— Лучше быстрее соедини меня с нашим героем, — строго добавил Олег.

Тем временем на экране разгорелось сражение. Монстр полетел к игроку, глазами которого все присутствующие наблюдали страшную картину.

Но герой выкрутился, он вдруг взлетел и парировал за спиной монстра, когда тот потерял к нему интерес.

Все как-то выдохнули, даже не давая себе в этом отчёт, так напряжённо выглядела битва.

Но игрок на этом не остановился, он несколько секунд подумал и побежал к лежащим у края дороги металлическим прутам.

Монстр тем временем расправился с машиной. Паре друзей главного героя не удалось убраться.

Обозначив себя, герой вступил в схватку.

Тут было всё. Неожиданные повороты и откровенная фантастика. На время скоротечного сражения, все в лаборатории оторвались от дел и сжав кулаки, наблюдали за противостоянием.

Голлум был повержен.

— Всё записано! — отчитался студент. — Кроме того, мы запустили трансляцию. Примерно с того момента, как он подпрыгнул. На потоке уже три тысячи зрителей и цифра быстро растёт.

— Я же говорила, — не удержалась Джесс.

— Это инфоповод в мире фанатов шоу.

— Сейчас я дам им ещё один, — ухмыльнулся Олег. — Как только появится связь, они будут приятно удивлены.


***


Регина резко пришла в себя, часто моргая и пытаясь привести зрение в норму.

Перед глазами всё плыло, она посмотрела по сторонам, понимая, что висит вниз головой. Машина, на которой они с Ричем пытались удрать от гигантского голлума перевернулась. Скорее всего, высокоранговый монстр помог внедорожнику, но сейчас его рядом нет.

Почему Регина так решила? Всё просто. Если бы голлум, приблизительно двадцатого и выше уровня, обретался где-то неподалёку, она была бы мертва. Причём давно.

Мысли о возможной близости чудовища затмили разум, окутывая пеленой страха. Она даже не сразу посмотрела на водительское сидение, где расположился её напарник. Вспомнила о нём, лишь когда тот осторожно коснулся её плеча.

— Ты в порядке? — тихо спросил Рич.

Регина испуганно вздрогнула и повернула голову.

Рич стоял на четвереньках, он не был пристёгнут и его здорово помотало по салону. Голова разбита, всё лицо в крови и она продолжает течь.

Сама девушка успела пристегнуться, как раз за секунду до того, как голлум перевернул внедорожник.

Это решение возможно спасло ей жизнь, но это не точно.

— Давай я разрежу его, — Рич говорил не громко, Регина не понимала почему.

Рядом раздался рык, такой сильный, что в салоне заплясала лежащая по всей крыше стеклянная крошка.

Регина замерла, стараясь лишний раз не дышать.

Рич тем временем медленно пилил ремень, не останавливаясь ни на секунду. Она вдруг поняла, что сейчас упадёт, чем возможно привлечёт внимание голодного и злого монстра, который их и сожрёт.

Где-то поблизости с автомобилем послышались тяжёлые шаги, а затем хруст сдаленного стекла об асфальт. Голлум приближался.

Рич понимал, что чем быстрее он освободит подругу, тем больше шансов на выживание. Он мог уйти один, но не стал этого делать.

— Как только освободишься, вылазь следом за мной и бежим в дом, там у нас есть шанс, — прошептал он и разрезал ремень до конца.

Как бы Регина не держалась, она всё равно тяжело рухнула на крыше.

В этот момент кто-то выстрелил. Регина услышала, как монстр взревел и побежал прочь, о чём свидетельствовала угасающая дрожь земли.

Понимая, что опасность относительно миновала, девушка выглянула, прижавшись к крыше.

Голлум быстро бежал в обратном направлении, причём с большим энтузиазмом. Передвигая своё массивное тело, словно пушинку. Регина поставила крест на том смельчаке, что стрелял в спину этой фурии.

Смельчаком к слову оказался представленный полчаса назад новичок.

Он стоял у края дороги, убирая пистолет, затем поднял с земли металлический прут с куском бетона на краю. Он что, собирается этим отлупить голлума? Не смотря на страх и пережитую аварию, а может благодаря ей, Регина хихикнула.

Голлум набрал крейсерскую скорость и…

В него ударил снаряд из гранатомёта.

Жаль без осколочных элементов, видимо они тут не используются, ибо могут задеть своих. Иначе шкуру голлума не пробить, она словно из металла. Невероятно плотная. Его лишь качнуло, не более. Опалило шкуру и здорово испортило настроение.

Следующую гранату тварь поймала, а затем отправила назад, после чего почти смогла продолжить свой забег.

Страже этого окна на крыше стоило лишь посочувствовать. После броска голлума наверху раздался взрыв, после чего оттуда вниз слетело мёртвое тело.

Новичок тем временем воспользовался тем, что голлум замер и метнул в него свою игрушку.

Прут неожиданно со свистом пролетел пятьдесят метров и воткнулся твари под рёбра.

Челюсти Регины и Рича медленно поехали вниз. Оба переглянулись.

— Ты тоже это видела?

— Да…

Невероятная по меркам человека сила.

Через одну минуту с монстром было покончено.

Новичок его просто заколол. Воткнул четыре двухметровых прута и остановил одного из сильнейших монстров за последний месяц.

Из-за поворота появился ещё один внедорожник. Это пожаловал несущий смену клан — Триада.

Якудза ехали не спеша. Оно и понятно, ожидали, что тут будет огромный монстр, а когда увидели тело, сразу ускорились.

Рич и Региина вылезли, покидая машину и поковыляли за новичком. У каждого в голове шла своя война.

Ричард искренне не понимал, как он так проглупил, что новичку с четырёхдневным опытом пришлось спасать его зад. Он уже представлял, что скажет Воронесса и как весь клан поднимет его на смех.

Регина думала о другом. Девушка давно не испытывала такой беспомощности и страха, как сейчас. Думала, что Перегинус уже её не удивит, но это оказалось ошибкой.

Она внимательно смотрела на новичка, стоящего впереди.

Он держался за руку и смотрел на вылетевшую эссенцию. Судя по размерам, там не меньше двух тысяч единиц, солидный куш. Монстр тридцатого уровня, чтоб его…

Регина не могла сказать, что он этого не заслужил.

Кого же привела к ним в клан Воронесса?


***


Думаю не долго, нажимаю принять и провожу рукой по комку света.


Принять эссенцию души?

Кол-во единиц: 3000

Да.Нет.


Использовать эссенцию души для повышения уровня?

Да.Нет.


Использовать эссенцию души для повышения характеристик?

Да. Нет.


Использовать эссенцию души, как материал, для восстановления физической оболочки?


Смахиваю зарябившие перед глазами надписи, даже не дочитывая. Распределяю три тысячи едениц. Проверяю очки здоровья, они просели на двести пунктов. Но отправлять эски в восстановление тела рано, в прошлый раз здоровье восстановилось с повышением уровня, может сейчас сработает так же?

Итак, кидаю тысячу в силу и две тысячи в уровень. Сейчас важно восстановить здоровье и поднять уровень маны, который у меня ничтожно мал.

После манипуляций с опытом, статистика стала выглядеть так.


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 12

Эссенция души: 743/1200

Сила: 1

Выносливость: 0

Ловкость: 0

Мана: 500

Жизненная энергия: 443/1200

Способности: Сжатие 6 уровень, Левитация 4 уровень, Баланс 5 уровень, Маркер


Не получилось?! Здоровье не изменилось. Пункты не прибавились.


Процесс регенерации запущен!

Время до окончания:

30 минут 00 секунд…

29 минут 59 секунд…

29 минут 58 секунд…


По руке пробегает волна холода. Вместе с отчётом регенерации стали расти пункты жизненной энергии. Отлично, а я уже испугался.

Ко мне шла пара соклановцев, помогая друг другу. Ричарду было плохо, по его лицу стекала кровь из разбитой головы, волосы спутались и стали мокрыми. Регина выглядела лучше, правда лицо в царапинах, смотрит на меня изучающе.

С той же стороны по улице едет машина, обгоняет Рича и Регину и останавливается возле меня.

Распахиваются все четыре двери одновременно, наружу появляются пять азиатов. Всегда поражался их габаритам и вместительности, так много игроков в такой маленькой машинке. Казалось, что ещё один узкоглазый должен вылезти из багажника.

Ну, а если шутит прям бестактно, то ещё столько же под капотом.

Был я как-то в Китае, по заданию Владимира. Люди так и правда живут в комнатушках немногим больше салона внедорожника. Условия не самые приятные, высокая плотность населения и конкуренция за рабочие места.

Подъехавшие судя по татуировкам, якудза. Трое, как минимум. Один, что за рулём, выше среднего, по овалу лица японец. Хоть тут и трудно различить, его лицо покрыто татуировкой в виде Кинтаро, могучий демон-дракон. Излюбленная тема азиатских кланов.

Многие ошибочно полагают, что течение якудза зародилось в Японии, но это не так.

Якудза, это философия, любой, кто познал самые тёмные стороны жизни и смог выбраться может считать себя якудза. Особенно почитается, если ты выжил не благодаря системе, а вопреки. Будь ты китаец, японец, кореец или даже русский… Главное тут — сила характера.

Мой учитель был одним их них почти всю жизнь, пока не ушёл.

До тех пор пока он не рассказал, я думал, что покинуть такую группировку можно только вперёд ногами.

Учитель умеет удивлять. Особенно врагов. Смертельно удивлять.

Тем временем ко мне подошли трое, ещё двое остались у машины. Силач с татуировкой Кинтаро стоял справа от невысокого крепыша с орлиным взглядом.

— Ты забрал нашу добычу! — визгливо заявил он, тыкая в меня пальцем с прилично отросшим ногтем.

Я сложил руки и слегка поклонился.

Это ритуал, никто не смеет его нарушать. В ответ поклонился лишь здоровяк Кинтаро.

Визгливый повернулся к нему, взглянув, словно на болезного.

— Чо ты кланяешься, придурок?

Мастер Кинтаро ничего не ответил.

Странные у них тут дела творятся, Кинтаро, мастер рукопашного боя терпит такое обращение от рядового члена банды.

Я вижу на его шее тату “собаки Фо”. Он расходный материал, мясо.

Но всё равно, стоит быть в ними осторожным. У меня уже достаточно врагов, не стоит заводить ещё больше. Якудза, это не клан пузатых байкеров, не сбрендившие психи и даже не маньяки, коих тут достаточно. Эти могут посоперничать с Закатниками, такие же фанатичные ублюдки, хорошо владеющие оружием и чтящие кодекс.

— Взял наше, — крепыш повернулся ко мне и прошипел в лицо. — Значит стал нашим.

Как и все китайцы, он экспрессивен и резок. Это начинает утомлять.

К нам подошли Рич и Регина.

— Чего тебе, Бао? — лениво сплюнул тягучую слюну Рич, вставая по левое плечо.

Ричард выглядел хреново, но держался молодцом.

— Не мешай мне учить этого ублюдка, — кинул китаец и обратился ко мне и оскалился желтоватыми зубами. — Теперь ты мой jiàn!

Китайский я знал плохо, но познаний хватило, чтобы понять, что он назвал меня крайне дешёвой девушкой с низкой социальной ответственностью. По простому, его сучкой.

Похоже Рич тоже это понял, но ничего не ответил. Даже прошептал перевод Регине, лицо той вспыхнуло, она подобралась, будто хотела кинуться.

Я взглянул ей в глаза и покачал головой. Не надо.

Довольный азиат улыбнулся так, что его глаза практически пропали с лица. Он огляделся, ища поддержки, но никто не оценил его высказывание. Лишь стоящий рядом третий боец сдавленно хихикнул, но не искренне, а подобострастно. Кинтаро молчал.

Я вышел из себя и решил его судьбу, ещё в тот момент, когда этот ублюдок протянул, “ж-а-а-ан”! Просто он этого пока не знал.

Китаец смотрит на всех по кругу, предлагая повеселиться. Когда круг заканчивается и он оборачивается, перед его глазами оказывается мой пистолет.

— Sayonara, сукин сын!

Надеюсь он знает японский.

Выстрел разносит черепную коробку. Пуля выходит из затылка с доброй частью костной пластины и месовом из мозгов.

Следом за первым, стреляю во второго. Тот не успевает ничего сделать, лишь начинает движение в сторону, но это его не спасает.

Два оставшихся у машины тут же реагируют. Один достаёт пистолет, второй же медлит, скорее всего хочет применить какую-то способность.

— Нет! — приказывает Кинтаро, впервые заговорив.

Его голос густой, под стать мощной фигуре.

Взгляд мастера пробегает по мне, если раньше он был равнодушным, сейчас в нём есть толика интереса.

Он подходит к телам павших, собирая массивной ладонью вылетевшие эссенции. Затем берёт тела, сначала поднимает одного, помещая под мышку, затем другого и молча удаляется.

Глава 7. Чёрный Дракон

На зелёный газон возле Башни упало тело.

Седовласый мужчина лет пятидесяти с мощной фигурой и трудно определяющейся национальностью.

Раскосые глаза, но одновременно с необычный для азиатов овал лица.

Дежурившая пара с носилками собиралась уже выдвинуться, как с разных сторон двора к упавшему двинулись около трёх десятков игроков. Новички и опытные, искатели и военные.

Они грубо оттолкнули персонал и обступили мужчину.

Упавший на удивление быстро пришёл в себя, открывая глаза.

Среди группы прошла волна оживлённых вздохов. К седовласому отправился комбез и ботинки, каждый передавал их другому, одежда шла по рукам, словно они все хотели хоть раз прикоснуться к ней.

Мужчину молча встал и откинул назад отросшие волосы цвета снега.

Двое парней тут же расправили комбинезон, седовласый шагнул в него, расправляя руки. Его одели, будто вышедшего из ванны короля.

Персонал Башни, заинтересованный таким интересным флеш-мобом вызвал подкрепление и группу окружили с десяток военных.

— Всем покинуть зону прибытия! — прокричал главный.

Вместо этого встречающие все как один упали на одно колено. В центре остался стоять лишь один седовласый мужчина.

— Приветствуем тебя, Чёрный Дракон.

— Это ещё что за хрень? — прошептал старший смены среди военных.


***


Рич в который раз за сегодня изменил своё мнение. Он ненавидел Бао. Этот кретин заслужил всё, что с ним произошло и даже больше.

Сукин сын любил командовать, подлизывал клановому лидеру, который сделал его старшим группы, после чего китайца перемкнуло. Он стал не просто невыносимым, он стал тем, кому мечтают набить морду девяносто девять процентов знакомых с ним людей. Да и нелюдей тоже.

Рич понимал мотивы главы клана, Бао пойдёт на всё, чтобы исполнить приказ и не потерять ту крупицу власти, которую ему кинули в виде голой кости с парочкой лоскутов заветренного мяса.

Сколько раз они встречались у этого окна, где часто появлялись монстры. Спорили, гавкали друг на друга и расходились. Мерзкий урод Бао постоянно кидался обвинениями и угрозами, а Альянс вставал на его сторону.

Сколько раз Рич мечтал, вот так просто, всадить пулю ублюдку прямо в рожу. Но так или иначе, каким бы ни был Бао, он член клана Триады и за него вступятся.

Рич сочувствующе посмотрел на новичка.

— Давай собираться, нам ещё тащиться до гнезда. Связь до этого места не добивает. И лучше бы нам поторопиться, если не хотим, чтобы эти расписанные красавцы вернулись.

— Они не вернуться, — уверенно ответил Джек.

Рич поморщился, новичок совсем потерял страх и ничего не понимал в местном укладе.

— Конечно вернутся, — упрямо повторил он. — Такое не прощают. Сейчас они посчитали, что связываться не стоит, возьмут подкрепление и придут снова.

— Нет, — коротко сказал Джек и Рич почувствовал, как начинает злиться, но новичок вовремя пояснил. — Это собака, за неё никто из якудза спрашивать не будет. А если спросят, значит их глава так же глуп, как его подчинённый.

Рич и Регина едва не содрогнулись. Так просто назвать одного из лидеров сильнейшего клана Альянса глупцом, это сильное заявление.

Рич даже оглянулся, молясь, чтобы вокруг не было лишних ушей.

— Здесь был Кинтаро, — продолжил Джек, массируя руку и глядя на светящуюся стену. — Если не вмешался сам мастер, кто станет спрашивать за такой проступок? Я думаю всё обойдётся.

Рич удивлённо переглянулся с Региной.

— Кинтаро? — уточнил он.

— Да, тот татуированный, — охотно пояснил новичок. — В их иерархии он старше, но ничего не сказал. Возможно собака и лидер отряда, но инструкции в критических ситуациях всегда одни. А они не вмешались, Кинтаро даже остановил остальных пешек. Может они и вернутся, но ничего критичного не произошло.

Новичок повернулся к парочке сокланов, смотря Ричарду в глаза.

— Якудза уважают силу, дашь слабину один раз, они тебя уничтожат, никогда не показывай слабость перед якудза, иначе погибнешь.

Ричу показалось, что взгляд новичка залез в его голову, пронёсся холодным пронизывающим ветром и разом заморозил до основания.

— Пора возвращаться, ты прав, — Джек улыбнулся.

Рич ещё раз посмотрел на него. Всего секунду назад перед ним был зверь, не просто зверь, а хищник. Готовый убивать и разговаривающий со смертью на ты, и вот он снова надел маску. Но Рича не обмануть, он уже один раз заглянул в бездну и будет настороже.

Слова Джека, со странным ником Ворон, упали глубоко в душу.

Рич говорил Воронессе, что им надо быть жёстче на этой клановой шахматной доске. Что здесь нельзя без жестокости, даже стал её личным цепным псом, но всё тщетно.

Пса редко спускали с поводка. Что он может, будучи прикованным к столбу? Лишь лаять, что и делал Рич, вот уже который год.

Тем не менее политика Воронессы приносила плоды, поэтому никто не замечал регресса, замечал лишь один Рич и постоянно зудел над её ухом.

Возможно этому новичку удасться развязать ей глаза. Альянс наступает, забирает территории и очень скоро они могут потерять свой клан, встать в один ряд с преступниками и работать на самого мерзкого из них.

— Возвращаемся, — Рич пошёл в сторону гнезда, придерживая Регину.


***


Проходим мимо перевернутого авто. Из повреждений там только замятая задняя часть, не влияющие на технические характеристики повреждения кузова и выбитые окна. На функционал колеса не влияет. Стёкла выпрыгнули из рам, лобовое всё в трещинах, но на месте, придётся его выбить.

— Я сейчас, — отхожу в сторону, соклановцы провожают меня недоуменными взглядами.

Мана восстановилась, можно попробовать применить силу к ещё одному действию. Правда рука чувствует себя плохо, до полной регенерации ещё двадцать пять минут.

Подхожу к автомобилю, цепляя его целой конечностью и применяю способность к балансу.

Всё оказалось куда сложнее, чем с метанием “копья”. Мне удалось лишь немного приподнять авто, но на этом всё закончилось.

Что не так? Хмурюсь… Может не хватает инерции? Все разы до этого я задавал вектор.

Ещё раз хватаюсь за край, применяю способность и делаю рывок.

Авто с шумом переворачивается на колёса.

— Садитесь, — махнул я рукой двум онемевшим соклановцам. — Поедем с ветерком. Причём в прямом смысле.

Прыгаю на водительское и выбиваю лобовое ногой.

Машина на двигателе внутреннего сгорания, вокруг витает запах бензина, возможно и не заведётся.

Как только стекло отделяется, смахиваю его с капота и пробую прокрутить стартер.

Движок схватывает сразу, авто фыркает, рычит при нажатии педали газа.

Хлопают двери, в салон садятся Рич и Регина.

— Показать дорогу? — спрашивает парень.

— Я помню.

Едем в “гнездо”, как называют клановую цитадель эти двое.

По дороге ухожу в размышления. Самый первый вопрос на повестке моего внутреннего голосования такой.

Как работают мои способности?

Класс Гравитон, очевидно связан с способностями к гравитации. Это понятно. Далее, баланс, перемещение центра тяжести? Неизвестно. Сказано лишь, что увеличивает гравитационную массу.

Причём приписка доступна лишь в полном описании, развернутом. В коротком говорится просто о массе.

Гравитационная масса… Никогда не был силён в физике, а ещё в изучении инопланетных систем прокачки и изменения собственного тела, ну не задавали нам подобного в школе.

Тем не менее, способность интересная, как и левитация, и сжатие.

Со сжатием самое интересное. Похоже оно не работает, если противник превосходит меня уровнем, от чего встаёт вопрос, что будет, если увеличить ранг? Увеличится ли её пробивная способность? А ещё надо узнать, насколько выше должен быть уровень игрока, чтобы сжатие перестало работать. На голлумах оно проявляло себя отлично, как и на подстилках Лысого, а значит здесь кроется какая-то загвоздка.

Вопросов море.

Увеличенная на единицу сила пока никак не дала о себе знать. Стоит данное удовольствие дорого, аж целую тысячу опыта. Я ожидал, что сразу же почувствую изменения, но видимо не сегодня.

Вечером разберусь с интерфейсом. Каждый раз он подкидывает новые и новые пункты.

И что с полученным помощником? Там что-то было сказано, что произошла интеграция какой-то там системы с названием “Всевидящий”. Это ещё что за хрень? Звучит впечатляюще, но только звучит.

Половину из сообщений я попросту смахиваю, надо сесть и перебрать каждое. Порыться в меню и настроить фильтрацию. События раскручиваются так быстро, что за последние дни я не успеваю присесть.

На подъезде к гнезду встретили патруль Воронов.

Нам преградил дорогу ещё один внедорожник. Водитель внимательно всматривался в моё лицо, пока Рич не заорал.

— Чего ты встал?! Не видишь, я вернулся!

— Так, а я что… Тебя не узнаешь в таком виде.

Нас пропустили.

В квадрате многоэтажек было оживлённо, всюду ходили люди и занимались повседневными делами.

Кто-то переносил провиант, слышались звуки шлифовальной машинки, кто-то резал металл прямо на улице, оставляя большой хвост искр.

Витали запахи еды и жженого абразива с дисков.

Бьющая кипятком жизнь замерла, стоило нам миновать арку с гильотинными вратами.

Все остановились, чтобы посмотреть на то, как во двор вваливается покарёженный грузовик, часов раньше уехавший абсолютно целым.

К нам тут же поспешили другие бойцы, кто-то нёс аптечку, а кто-то на ходу перезаряжал оружие, думая, что на нас напали.

— Нечего тут смотреть, расходитесь, — произнёс Рич, недовольно зыркнув на образовавшуюся толпу. — Просто приехали к окну не в то время, не в то место.

— А что случилось то хоть? — спросил кто-то из толпы. — Ато уходите да уходите, рассказывай уже и пойдём…

— Да ничего серьёзного, — пожал плечами Рич, неосознанно принимая позу ветерана, рассказывающего детишкам о своих похождениях. Стоял он у машины, поставил ногу на бампер, сделал задумчивое выражение лица и непринужденно сказал. — Просто вылетела из-за барьера двадцатка, вот мы и дали там жару. Рассказывать нечего.

Толпа загудела, словно рой рассерженных пчёл. Рич загадочно сверкнул глазами, но рассказывать дальше не спешил.

— Ну, так что? Такая, как на днях, ну, которую Альянс принял…

— Нет, не такая, вы что, не-е-е-ет, — замахал руками Рич и кое-кто даже разочарованно вздохнул. — Больше, много больше. Метра на полтора выше и шире. А самое главное, что с неё выпало во-о-о-о т такое ядро!

Народ ахнул.

— В общем помотало нас, устали мы, поэтому расходитесь, потом за кружечкой может и расскажу чего… — скучающе выдал Рич.

— Так ты заходи, сегодня вечером, — тут же отозвался какой-то усатый боец.

— Не! Лучше к нашему костру подваливай, — включился второй. — Дженет сегодня будет жарить сосиски, а ещё наварила много пива, всё лучше чем картофельный самогон.

Говоривший веско посмотрел на своего оппонента, которому было нечем крыть.

— Я подумаю, — заключил Рич, не отвечая сразу, хоть глаза его и блестели, словно у пса стянувшего шмат мяса. — А теперь расходимся!

Люди зашептались и начали рассасываться.

Теперь понятно, зачем Рич устроил этот спектакль.

Мы прошли в уже знакомы кабинет, где за столом нас ждала Воронесса.

— Матерь божья, что с тобой, Ричи? — ахнула она. — Докладывай…

Ричи выложил всё как на духу. Перед Евой он робел, не даром она тут клановый лидер, видимо яиц у неё больше чем у бравых мужиков.

— Куда ты смотрел?! — шипела она. — Потащил новичка к барьеру! Не мог начать экскурсию со столовой? Ну, а ты куда смотрела? Я думала у тебя мозгов больше чем у этого членоногого!

Регина и Рич опустили головы. Досталось и мне.

— А ты! — она хотела что-то сказать, но не стала. — Тоже хорош… С тобой отдельный разговор будет. Надо же, не успел появиться на старте, грохнул одного из лидеров Апостолов. Теперь вот уже ноги протянул один из Триады. Рядом с тобой умирают люди из самых важных кланов! Да если они завтра встанут под стенами нашего гнезда, мы даже пикнуть не успеем… Я поражаюсь тебе. И не отмажешься никак, не скажешь, что ты дебил или что у тебя крыша поехала, ты же мой заместитель. Послал господь на голову подарочек.

— Не встанут они под стенами, — ответил я.

— Ева, если на ком-то и есть вина, то на мне, — жарко сказал Рич. — Я сам потащил новичка, сам виноват. Он правильно поступил, когда уконтропил этого китаёзу, больно много на себя брал Бао.

— Поговори мне ещё, — рыкнула Воронесса, будто разъяренная тигрица.

— Ричи прав, — кивнула Регина. — Если кого-то и надо обвинять, то его.

— Ну, спасибо тебе, — буркнул Рич.

— Все хороши, — Воронесса взялась за голову. — Идите отсюда, и чтобы я вас до завтра не видела. И никто не видел, особенно за пределами гнезда.

Мы вышли из бывшего сейфа. Стоящий на охране парень посмотрел на нас сочувствующе. Видимо слышал все крики Воронессы.

— Хочу помыться и поспать, — протянул я. — Слишком много всего за последние дни.

Регина и Рич помялись, я видел, что они хотели что-то спросить. В итоге решился зам Воронессы.

— Так это правда, что ты убил Апостола?

— Да, было дело, — не стал скрывать я.

— А кого? — полюбопытствовала Регина. — Я знаю, что у них около пяти лидеров и один глава.

— Да я не знаю, — пожал плечами я. — Какой-то жирный и высокий, брат держателя борделя в стартовой зоне, Лысого.

— А, понял, — кивнул Рич. — Серьёзный тип. Чего вы не поделили?

— Брата его.

— Это как? — насторожился Рич.

— Я решил, что он заслуживает наказания, и наказал, — снова пожимаю плечами, шагая дальше по коридору.

Понимаю, что рядом никто не идёт спустя секунд пять. Поворачиваюсь, Рич и Регина стоят на месте, смотря на меня, будто на выигравшего премию Дарвина, среди выигравших премию Дарвина.

— Что?

— Только не говори, что ты его тоже грохнул! Как говорит Ева, — выдохнул Рич.

— Ну, было дело, — скромно признался я.

— Ты просто отбитый, — уважительно глядя, покачал головой Рич. — Это что-то с чем-то. Так наломать дров со старта. У тебя крепкие яйца мужик, я не знаю, завидовать тебе или сочувствовать.

— Стальные, — подтвердила Регина. — Не иначе. Грохнуть двух ключевых Апостолов и ходить живым.

— В общем хватит обо мне, я хочу найти ванну и чистую одежду, — сменил тему я. — А ещё, что-то из еды.

— Сейчас организуем, — Рич махнул рукой. — Пошли.

Увидев, что Регина отстала, он спросил.

— Ты с нами?

— Нет, мне надо кое-что сделать, — отмахнулась девушка и пошла в другую сторону.

Мы с Ричем поплелись по коридорам.

Слава богу дошли быстро, пока парень не задолбал меня разговорами. Между делом спросил у Рича, где мне искать своих людей. Он сказал, что мы встретимся на завтраке.

На улице уже вечер, поэтому я планировал лечь спать сразу.

Поднялись на второй этаж и открыли одну из комнат.

Внутри меня ждала узкая односпальная постель со старым матрасом, какой-то ветхий плед и каменная подушка. В принципе, ни на что получше я рассчитывать не мог.

Рич оставил меня одного, собираясь идти до травмпункта, а я начал обследовать новое жилище.

Сначала осмотрел комнату. Она была без окон и имела скудно светящие бра.

Через стену слышались чьи-то голоса.

Рядом с комнатой ещё одна поменьше. Здесь находится ванная. В самой спальне кроме выхода есть закрытая дверь, она ведёт в соседние апартаменты. Видимо какой-то склад или что-то в этом роде.

Состояние металлической ванны удовлетворительное. Даже вижу рядом унитаз.

Выхожу назад, падая на кровать. Надо дождаться человека с чистым комплектом одежды.

Ждать приходится долго, минут двадцать.

В дверь постучали. Открываю, за ней стоит Регина. Девушка держит в руках стопку чистой одежды и полотенце. Замечаю, что у неё мокрые волосы, чистый комбез, ссадины на лице обработаны. Забираю вещи.

— Спасибо, — решаю закрыть дверь, но она не даёт, ставит ногу.

— Помочь тебе принять душ? — говорит буднично, словно предлагает сыграть партию в шахматы.

Смотрю на неё, решая, может согласится и воспользоваться ею в качестве разрядки?

Она будто читает мысли, слегка расстегивает комбез, обнажая полную грудь без лишних оков, бюстгальтера и прочего. Но при взгляде на лицо, сразу вспоминаю посланника Олега.

Настроение пропадает.

— Я ванну люблю, — усмехаюсь. — И мне пора, я сильно устал.

Она разочарованно убирает ногу.

— Сладких снов, — она посылает воздушный поцелуй и шутит. — Хотела попробовать тебя, пока не убили.

А может и не шутит.

— У тебя будет время, — подмигиваю и закрываю дверь.

Теперь спа-а-а-ать…

Глава 8. Гости

Проснулся от стука в дверь.

Сознание ещё выходило из спящего режима. Я стал пока надевать одежду, производя действия абсолютно автоматическим образом, без участия мозга. А что тут сложного? Это как автопилот, кто-то умудряется так даже работать.

При этом чувствовал я себя довольно необычно. Будто проспал не семь часов, а сутки. Ночь судя по всему здесь проходила куда быстрее чем на земле, сутки были короче на час, насколько я успел понять.

Тело отдохнуло и восстановилось, хотелось навернуть пару сальто и пробежать несколько километров, лишь бы унять разгорающийся пожар. Это очень диссонировало с долгим пробуждением, никакого лишнего возбуждения в мозгу, лишь энергия в мышцах.

На периферии начали собираться тучки предположений, но до ливня уверенной теории было далеко. Сейчас гораздо больше интересовал бурчащий на все лады желудок, срочно требовалось что-то проглотить, дабы успокоить его.

Подошёл к двери относительно проснувшимся, потёр глаза и распахнул её.

— Босс? — за дверью стоял Калум.

— Да, — отозвался я.

— Пора на завтрак, босс, — как само собой разумеющееся, сообщил он.

Закрываю дверь, умываюсь и совершаю все необходимые процедуры. Калум покорно ждёт.

Путь до кухни занимает минут пятнадцать. Бродим по этажам с лестницы на лестницу, спускаемся на первый, минуем двор и вот мы уже в помещении. Куча столов с лавками, типовые и не собраны из чего попало.

Раздача похожа на ту, что существует в Башне. Полы и стены серые и гладкие. Беру поднос и иду к столу.

Приятно поражаюсь выбору еды, меню шире на целых две позиции. Здесь есть сосиски, но в целом снова не очень приятная каша и какой-то отвар, а ещё, салат из каких-то листьев похожих на алоэ.

— Доброе утро, — Алиса уже бодра и даже слегка взволнована, глаза бегают, зрачки расширены. — Круто они устроились, правда? Использовать здания для постройки целой крепости, это впечатляет.

Алису можно понять, она впервые за пределами первого слоя и порядком нервничает.

— Из чего сосиски? — спрашиваю я у подошедших Калума и Райана.

— Не бойтесь босс, они из местных крыс, не из голлумов,— заверяет Калум.

— Вот сейчас мне стало так спокойнее, спасибо.

Киваю и приступаю к еде.

На вкус крысиные колбаски достаточно любопытные. Очень похоже на разогретый полуфабрикат, совсем не как мясо, скорее как реальная дешёвая сосиска с не половину бумажным содержанием.

Стараюсь отрешиться от ненужных мыслей о составе сего блюда. Альтернативы нет, а значит нечего кормить себя ложными надеждами. Чем дольше я оттягиваю свою интеграцию в местный мир, тем мне же и сложнее.

С таким настроем я вычистил тарелку, старательно пережевывая и проглатывая дары местной канализации. Причём в прямом смысле, крысы выловлены внизу и перемолоты в фарш. Так вот как работает кэшбэк?!

Доев, оттащил посуду к мойке, смотря на то, как её моет пара соклановцев, ещё один принимает. Отлаженная работа, что сказать.

Я не уверен, что смог бы построить такую систему, будучи здесь. Воронесса начала вызывать если не симпатию, то что-то определённо похожее на это светлое чувство.

Будучи по жизни одиночкой, я всегда избегал ответственности, либо сваливал её на других людей. С годами это стало легче понимать и принимать.

После обеда прошёлся по коробке внутри гнезда, наткнувшись на площадку в углу, где отрабатывали рукопашный бой. Два парня в данный момент активно пытались достать друг друга. Уровень мастеров был где-то в одной плоскости, поэтому зрелище грозило затянуться.

Судя по всему, такие тренировки не пользуются популярностью, вокруг пусто. Нет даже зрителей.

Решаю проверить себя. Вижу висящую на стене дома перекладину, она выполняет роль турника. Сделана топорно и самопально, но и надеятся на то, что у Арейни найдётся похожее оборудование было глупо. Среди коротышек культуристов я не видел. Как бы они не были похожи на людей, соревноваться в мышечной массе судя по всему не любят. Это исключительно человеческая особенность, мерится мускулами, деньгами, детородными органами и прочим.

Подпрыгиваю и хватаюсь за самодельный спортивный снаряд.

Подтягивания у меня всегда на одном уровне, три подхода по двадцать раз, дальше начинаются грязные и технически неуверенные попытки.

Первые два подхода сделал по обыкновению легко, а вот закончив третий, начал что-то подозревать. Мышцы определённо не забиты… Что бы это могло значить?

Спустя минуту делаю ещё подход. Усталости нет.

Меня охватывает азарт.

Прихожу в себя спустя ещё два подхода, последний из которых даётся сложнее всех предыдущих. Прогресс определённо есть. Варианта два, либо местная каша заваривается на хороших таких стероидах, либо повышенная характеристика силы начала работать.

Тренирующиеся продолжают спарринг. Бросаю попытки утомить себя на турниках, делаю растяжку и решаю провернуть парочку акробатических трюков.

Если кто-то бы увидел киллера, делающего растяжку, он бы наверняка улыбнулся. Особенно, если воспитан на фильмах и сериалах с участием моих вымышленных коллег, которые занимаются исключительно растяжкой своего тела в постели по утрам.

А если и нисходят до тренировок, то тренируют только красивых и недоступных женщин, любимое упражнение коих — шпагат. Садятся они на него охотно, особенно если их страхует мой коллега, предлагая для посадки самую интеллектуально развитую часть своего тела. Которой ещё так любят меряться наёмные убийцы с другими коллегами киллерами.

Правильно, мозг…

А не то, что многие могут подумать.

Растянувшись, встаю в базовую стойку и проделываю парочку крутящих движений руками.

Капоэйра, которым я занимался пару лет в летнем спортивном лагере в национальном парке Йосемити, отлично помогает укрепить баланс и почувствовать связь тела и мозга.

Снимаю разгрузку и футболку, чтобы ощутить лёгкое дуновение воздуха и температуру. Это не нужно, просто мне так куда приятнее.

Перекатываюсь спиной назад, встаю на руки, а затем плавно перетекаю на ноги. Далее базовая стойка, ноги полусогнуты, одна рука вытянута, ладонью книзу, вторая согнута до уровня локтя первой. Дышу и делаю парочку ударом по воздуху, быстро сменяя ведущие ноги и стараясь поймать ритм для свободного дыхания.

Затем три шага для разгона, прыжок с разворотом, двойное параллельное земле вращение в воздухе и удар по предполагаемому противнику.

Повторяя хорошо заученные комбинации, я так увлёкся, что не заметил появления зрителя.

Из равновесия и гармонии между телом и разумом вывели лёгкие хлопки.

— Браво, отлично, — произнесла откуда-то взявшаяся Регина. — Я проходила мимо, а тут такое шоу, ты не против?

Совсем забываю следить за окружающей обстановкой. Обрадовался возможности внести в этот хаос частичку чего-то знакомого и приятного, и напрочь потерял контроль окружающего пространства.

— Нет, — лениво отвечаю я, хоть и не понимаю причину её такого пристального интереса.

— Это какое-то боевое искусство? — хлопает она глазами.

— Можно и так сказать.

— Как называется?

— Капоэйро. Но оно больше предназначено для разминочных комплексов, медитации, тренировки контроля движений, и моторики тела. В реальном бою девяносто процентов связок не дееспособны, никто не даст шанс на выполнение такой атаки.

Регина понятливо кивнула. Я надел майку. Девушка разочарованно сжала губы.

— Разбираешься в боевых искусствах? — спросила она.

— Не особо, — честно признался я. — У меня в арсенале только несколько видов армейской рукопашной школы, сухая эффективность, а это скорее для себя.

— А разве что-то подобное может быть не для себя? — удивляется она, сделав акцент на конце фразы.

— Бывает, — я поморщился. — Когда служишь на благо своей страны.

— Так ты бывший военный? — она удовлетворенно кивает, будто выведала что-то тайное.

— Я этого не говорил.

Пытаюсь быстро откреститься.

— Не важно, — Регина делает пару шагов, приближаясь настолько, что я чувствую её горячее дыхание у себя на подбородке — Покажешь пару приёмов? Особенно интересует, как выходить из удушающего приёма. Когда тебя берут, вот так…

Она берёт мою руку и поворачивается спиной, резко прижимаясь всем телом. Несколько секунд контакта и вот Регина уже снова стоит на расстоянии вытянутой руки.

И так невинно похлопать глазками. Зачем ей это? Решила зачем-то меня соблазнить? Или боится, что кто-то её придушит? Причин отказывать нет, поэтому решаюсь на демонстрацию.

— Хорошо, я покажу несколько связок.

— Заодно покажи и мне, — произносит незаметно подошедшая Алиса.

Регина кривит симпатичную мордашку. Алиса в лучшем положении, одета не в какую-то форму пост-апокалиптического солдата, а в вполне обычную футболку и штаны, выгодно подчеркивающие фигуру.

Незаметно трясу головой, чтобы убрать ненужные мысли.

Девушки смотрят друг на друга оценивающе, между ними чувствуется напряжение, на физическом уровне, химическом, да каком угодно. Того и гляди, волосы поднимутся от статического электричества.

— Я первая, — закончила гляделки Регина.

Алиса не стала спорить, хоть и была недовольна.

Девушка сняла бронежилет, оказавшись в такой же майке, как и Алиса.

Откинула собранные в хвост волосы себе на грудь и повернулась ко мне задом, постучав себя ладошкой по плечу.

— Вообще-то, это ты должна меня душить, хотя бы для начала, — иронично сказал я.

— Прости, — ничуть не смутилась Регина и перестроилась мне за спину, жарко шепча на ухо. — Просто хотела пропустить прелюдию.

Она сделала неуклюжую попытку взять меня на удушающий.

— Самое первое, если ты вдруг понимаешь, что кто-то хватает тебя сзади, постарайся всеми способами что-то вставить между его руками и своим телом.

Я показал пару примеров, где опускаю вниз подбородок и где просовываю под руку ладонь.

— После этого, ты можешь быть уверена в том, что в ближайшие несколько секунд не отключишься. Приступай ко второй фазе, бейся за свою жизнь. Теперь можем попробовать.

Захожу девушке за спину и занимаю рабочее положение.

Начал с простого захвата.

Слегка усилив хватку, выдавливаю из Регины стон. От этого звука у меня наступила растерянность. Жертвы удушения стонут не так.

— Я слышала, что надо оплести ногу противника своей, — вмешалась Алиса. — А затем можно повалить его, либо перекинуть через себя.

— Вы девушки, а не борцы, — насмешливо ответил я, и смягчив тон, добавил. — Это не оскорбление, а физиология. Даже самая спортивная девушка будет уступать мужчине весом в полтора раза меньше чем она. Вы же явно еле выходите за шестьдесят килограмм. Поэтому пытаться повалить противника явно не самая умная идея.

— Хорошо, что мы здесь можем прокачиваться, — пробормотала Алиса, и добавила громче. — Что же тогда делать?

— Бежать, — пожал плечами я. — При условии, что смогли освободится. Тут хорошо подходит удар пяткой по ногам, пальцами в глаза, локтём в живот. Либо, можно пятится назад, пока не встретите препятствие.

— Хорошо, а теперь отработаем это, — Алиса решительно подошла. — Думаю вы с ней закончили.

— Регина, меня зовут Регина, — возмутилась девушка.

Алиса промолчала, делая вид, что не замечает соперницу.

Регина отошла в сторону, хитро сверкая глазами.

— И правда, достаточно, — промурлыкала она, разом меняя тон. — Мы вчера так повеселились, что у меня всё тело болит. Хорошо, что ты придушил меня не со вчерашней силой.

— А что было вчера? — навострила ушки Алиса, принимая не сулящую ничего хорошего позу, скрещенные руки и поджатые губы, глаза метают молнии.

— Ничего, о чём тебе следовало бы знать, — отмахнулась Регина.

— Дж-е-е-ек, ничего не хочешь рассказать? — вдруг повернулась ко мне рыжая.

— Нет, — ответил я, надел разгрузку и пошёл прочь. — Разбирайтесь тут сами.

— Ты куда?

— У меня дела, как закончите, поговорим.

И правда, время закончилось, а оставаться и участвовать в женских склоках дело не самое умное. Да и небезопасное, если прям совсем честно. Может здорово пострадать психическое состояние.

Алиса имеет на меня планы. Они идут дальше чем простой интерес Регины. А простой ли? Тоже вопрос.

Я решил не думать об этом сейчас, взял бутыль воды в столовой и поднялся в комнату, где упал на кровать. Уверен, как только Воронесса освободится, она позовет меня на разговор, а пока надо заняться вопросами системы.

План выглядел так.

Разобрать убранные с “рабочего стола” оповещения.

Со вздохом, я порылся в меню и нашёл трэй. Раз, два, три… Сколько же их тут.

Оказывается даже повышение уровня обозначалось специальным уведомлением. Все эти строки прятались вне моего поля зрения, ибо для начала, как я понял, доступна более простая модель системы.

Открыв настройки, увидел вполне привычные пункты и кучу возможностей для фильтрации уведомлений.

Так же нашёл вкладку с Всевидящим.

Напротив названия стоял статус, “включено”.

Заострив внимание на самом ассистенте, вызвал окно.


Всевидящий — облачный искусственный интеллект, созданный для ассистирования реципиенту, подключенному к

глобальной планетарной системе.

Вид связи: голосовой, мысленный

Способ связи: глобальная сеть

Радиус работы: Планета Перегринус, созвездие Огненного пса

Слияние: ожидается


Вот это поворот. Искусственный интеллект, механизированный разум, способный приоткрыть тайну этой планеты? Дайте два!

Заинтересовал пункт — слияние, я поспешил его нажать.


Начать процесс слияния?

Требуемое время: 60 минут

Да. Нет.


Соглашаюсь.

Меня мгновенно вырубает, будто кто-то ударил по затылку с такой силой, что я и не почувствовал удара.***

Прихожу в себя от тихого звона в голове. Ощущения такие, будто проспал несколько дней к ряду. Голова ватная, горло сухое.

Встаю иду в ванную, чтобы попить.

В дверь стучат.

— Босс, проблемы! — за дверью Калум, он напряжён, это ощущается по голосу.

— Сейчас! — заканчиваю утолять жажду и открываю дверь. — Что случилось?

— Тебя просил позвать Рич, говорит пожаловали узкоглазые, что бы это ни значило.

— Хорошо, я приму к сведению, найди мне срочно что-то поесть, а ещё, где Рич?

— На первом этаже у сейфа переговорной, ждёт тебя.

Калум убегает. Меня терзает голод. Что с долбанным метаболизмом?

Встречаю Рича у переговорной.

— Слава богу, что ты здесь, — взволнованно говорит он. — Наши старые друзья пожаловали, минут двадцать уже там с Воронессой говорят.

— Это хорошо, — кивнул я. — Было бы плохо, если бы не говорили.

— Ты переоцениваешь их правила и моральные устои, — с сомнением покачал головой Рич.

— Не переоцениваю, — усмехнулся я. — Вполне допускаю, что от клана Триада в котором состоят Якудза можно ждать проблем.

— Именно про это я и говорю, — Рич хохотнул, напряжение его отпускало. — Триада состоит из китайцев, они были первыми. Но каста здорово усилилась, когда появились якудза. Здесь нет правил и вражды, поэтому они смогли объединиться.

— Всё верно, — я кивнул. — С кем им ещё тут дружить? Триада и Якудза очень похожи. Триада образовалась из-за того, что император запрещал простым людям изучать боевые искусства. Якудза появились по похожей причине, система пыталась их сломать, но они выжили и дали отпор.

— Похоже ты много об этом знаешь, — проворчал Рич. — Смотри, выходят, выходят…

Перед глазами неожиданно появилось сообщение.


“Получил моё сообщение? Нужно устроить шоу… Покажи своим новым зрителям, кто ты на самом деле, иначе твоя семья погибнет.”


Счётчик зрителей в левом нижнем углу стал расти.

Три тысячи, четыре, пять…

Внутри всё застыло. Не может быть, он не может меня так крупно подставить! Почему так много смотрящих и зачем ему это нужно?

Самое ужасное, что где-то среди этих зрителей мои близкие.

Глава 9. Рукоприкладство

Участок номер три, район — Бруклин, отдел по борьбе с наркотиками.

За окном оживлённые и совсем не глянцевые улицы одного из самых криминальных районов Нью-Йорка, а именно Гарлема.

Жизнь здесь проходит под девизом: “Скорость в десять миллионов раз важнее идеального исполнения”. Район блюза и чернокожих эмигрантов, район свободы и район бурлящей преступности, которая пользуется всеми условиями большого города.

— Алиса Триаль? — позвал строгий мужской голос.

Говоривший вышел из кабинета и оглядел сидящих в коридоре людей, ища взглядом француженку.

Фамилия говорила сама за себя. Джонатам не знал, что именно он ищет. Может быть хрупкую девушку в берете и с большим носом? А может быть пышущую красотой и здоровьем веселушку с гортанным мурлыкающим произношением.

Молодой, лет двадцати восьми, одетый в идеально сидящий синий костюм, Джонатан олицетворял собой идеального инспектора.

На его глазах с кресла поднялась высокая девушка в тёмных очках, на голове шарф, ярко красная помада, красное платье чуть выше колен, приковывающая взгляды фигура.

— Да, да! Это я, — робко отозвалась она.

Лицо начальника отдела по борьбе с наркотиками озарилось улыбкой. День начинал ему нравиться, вот бы все родственники задержанных были девушками с идеальной фигурой и ангельским голоском.

Свидетельница приблизилась.

Взгляд Джонатана мигом прилип к внушительной груди и не сразу смог оторваться.

— Проходите, — махнул рукой молодой инспектор.

Закрыв дверь, взглянул на участок и дёрнул за верёвочку, опуская жалюзи.

Когда Джонатан обернулся, полагая, что восстановил душевное равновесие, он утонул в глазах незнакомки.

Она сняла палантин и тряхнула головой, высвобождая волны огненных волос. Её лицо озарила скромная улыбка, взгляд блуждал, ресницы опускались словно в замедленной съёмке.

Будто сомнамбула, инспектор прошёл за стол и тяжело опустился на него, стараясь не пялиться.

— Кхм… — Джонатан зарылся в бумаги, лежащие перед ним. — Алиса Триаль… Француженка?

Зачем он это спросил! Глупец! Но он ничего не мог с собой поделать. Пользующийся успехом у дам, один из самых молодых инспекторов участка, Джонатан Ансвел был растерян.

— Да, прабабушка была оттуда, — Алиса взглянула на него. — А что?

— Ничего, просто заинтересовала ваша фамилия, — выдавил инспектор. — А вы знали, что слово жалюзи пошло от французского... Конечно же вы знали, господи, видимо я заработался.

Джонатан ослабил галстук, не зная, куда спрятать глаза. Но вместо ступора, Алиса рассмеялась, чистым звенящим смехом, словно десятки колокольчиков.

Джонатан мог бы поклясться, что это было лучшее, что он слышал за всю жизнь.

— Вы смешной, — всё так же робко сказала она.

— Правда? — снова сглупил Джонатан, вызывая её смех.

— Правда.

Они оба замолчали.

Пауза затягивалась, Джонатан решительно разбил молчание.

— Ваш брат, — перешёл он к делу, хоть ему и очень не хотелось. — Он обвиняется в хранении наркотиков. Это серьезная статья, крупный размер, плюс насколько мы знаем, он распространял.

— Он такой кретин, — Алиса закрыла лицо руками. — Я сотню раз говорила, что так делу не поможешь, но он не слушал… Простите, простите мою несдержанность, просто…

Алиса убрала руки, её глаза покраснели и увлажнились.

— Что вы имеете ввиду? — участливо спросил Джонатан.

Алиса засомневалась.

— Вам нечего боятся, это не под запись, — в подтверждение своих слов, Джонатан выключил лежащий на столе диктофон.

Дурацкая привычка держать его в кабинете и записывать всё, хоть они и не в комнате для допросов.

— Наша мама больна, — Алиса снова спрятала лицо. — Сэд очень хотел помочь. Мы живём очень небогато, понимаете? В нашем районе нет чистых стен и заборов, которые бы не пестрели надписями о лёгком заработке. На каждом углу стоят мексиканцы и завлекают молодых парней. Сэд сделал ошибку.

Джонатан нахмурился.

— Как давно он этим занимается?

— Я не знаю, мы недавно переехали, не так давно, может месяца три. Он не торговец, просто был курьером, — затараторила Алиса.

— Мы полагаем, что он знает фасовщиков амфетомина, это так?

Алиса промолчала.

— У меня есть к вам предложение, вы получите новую жизнь, новые личности и деньги, но нужно будет сделать следующее…


...


Тихуана, вилла Эль Пачо, местного контрабандиста и наркобарона.

Погруженный в темноту и тишину особняк.

Спокойствие нарушают вспышки света, затем слышится удар в дверь, сносящий её с петель. Врываются полицейские.

Алиса и Седрик прерывают разговор.

Крик домработницы, тихий голос брата.

— Ложись, ложись, не высовывайся, — он толкнул её за диван, а сам вышел на центр комнаты и встал на колени.

Ворвались спецназовцы, отправили парня лицом на ковёр и сковали руки.

Её ведут из дома, всё проносится будто в тумане.

Проходя мимо обеденного зала, Алиса с ужасом замечает, что Пачо лежит на столе с перерезанным горлом. Рядом лужа крови, в ней застыли чёрные перья.

Кто-то убил его до того, как федералы зашли внутрь.



Зал суда, двенадцать присяжных, решающих судьбу её брата.

— Обвиняемый, встаньте, — просит судья, поправляя парик. — Вы обвиняетесь в хранении и распространении наркотиков в особо крупных размерах. А также доказан факт лжесвидетельствования и участия в группировке второго по величине наркокартеля Мексики. Обвинения обжалованию не подлежит. Вердикт единогласный — ссылка на Перегринус.



— Ты обещал! Сукин сын! Джонатан Ансвел, ты самый мерзкий из людей, которых я знаю…

— Я не знал, что так получится.

— Всё ты знал. Просто тебе надо было убрать Седрика. Почему ты не можешь понять, что он для меня важен?

— Без него тебе будет лучше.

— Он мой брат, кретин. Единственный родной человек после смерти мамы, сделавший всё, чтобы вытащить свою семью. И да, мне будет лучше без тебя.



Череда снова, похожих на воспоминание прервалась. Алиса открыла глаза, окидывая взглядом пустую комнату.

Места в клане Воронов было достаточно и каждый получил приличный кусок личной жилой площади.

Собравшись, девушка посмотрела на себя в маленький кусок зеркала, приклеенный к стене бывшим жильцом.

Из зеркала на неё смотрели два изумрудных глаза и аккуратный носик. Если бы отражение было больше, оно бы обязательно показало пропорциональную фигуру с крепкой грудью и роскошные длинные волосы.

Посмотрев на себя, Алиса вздрогнула.

Её красота всегда была её проклятием. Но чем больше она её ненавидела, тем больше та ей давала.

Алиса много раз использовала женские чары, чтобы сделать жизнь проще. Но ещё больше раз она попадала в неприятности.

От подобных мыслей по спине пробежали мурашки.

Девушка тряхнула головой и натянуто улыбнулась. Её ждало самое главное испытание. Она должна во что бы то ни стало понравиться Джеку.

План достаточно простой, особенно учитывая располагающую внешность.

Самое главное сделано, она вышла за пределы Башни. Больше двух лет её хватала дрожь от мысли о том, чтобы покинуть стартовую локацию.

Первое время почти каждый встречный пускал слюни на милое личико или ослепительную фигуру. После прибытия, Алиса быстро влилась в ряды военных, начав собирать информацию о брате.

Шли месяцы, страсти вокруг её персоны поутихли, но скудный ручеёк сведений о родном человеке вовсе иссяк. Он пропал с радаров и Алиса впала в отчаяние.

По дошедшим до неё сведениям, он вступил в Альянс, после чего пропал.

Сейчас Алиса чувствовала себя не комфортно. Она ловила на себе взгляды мужчин и боялась, ей было как никогда страшно.

На Перегринусе большой перекос в сторону мужчин, соотношение едва ли двадцать к восьмидесяти.

Её вылазки продолжались, после последнего раза, двадцать третьего по счёту, когда Алису чуть не изнасиловали за пределами Башни, она поняла, что надо действовать иначе. Нужны люди, которым можно доверять и которые станут тем самым локомотивом.

За два года, она изучила почти всю стартовую зону, но так и не набрала десятый уровень. Если сложить весь опыт, она бы могла набрать двадцать уровней, но постоянно вкладывала в увеличение характеристик, чтобы стать сильнее.

Страх оказаться беспомощной преобладал над ней.

Новичок, набравший десятый уровень за чуть больше чем три дня заинтересовал её. Он был извне и отличался от остальных. Не был психом, но и не являлся нормальным. Вокруг него царила атмосфера силы и угрозы, она это по женски чувствовала.

Рядом с ним можно попытаться выйти из зоны и узнать, что случилось с братом.

А чем может заинтересовать парня девушка с ангельским лицом и пятым размером груди? Конечно же не интеллектом!

Даже если он сразу не обратил на ней внимание, время играет не в его пользу.


***


Из переговорной появилась делегация Триады. Судя по всему тут именно китайцы, основа клана, а не японские Якудза. Из японцев тут лишь знакомый Кинтаро, молчаливой тенью следующий за низеньким желтоватым от старости азиатом.

Всего их четверо, главнюк, Кинтаро и ещё двое мордоворотов охраны.

Воронесса семенит рядом, согнувшись и что-то говоря на ухо раздражённо шагающему китайцу. Именно семенит, иначе это и не назвать. Видимо переговоры прошли не в нашу пользу.

Китаец остановился, поднял указательный палец и чуть не ткнул Еве в грудь, что-то говоря.

Я различил лишь несколько слов.

— Это непозволительно по отноше… Триада ни….забывает.

Меня в этот момент парализовало от наплывших зрителей. Стоял и смотрел, как каждую секунду добавляется по сто или двести новых.

Олег, сукин сын, ты за это заплатишь.

Воронесса и китаец прошли ещё несколько шагов, усиленно споря. Они оказались совсем рядом, я слышал, что происходит.

— Ваша откуп будет колоссальная… Понимаете? — коверкал слова китаец. — Триада непростой организация, ви пожалеете.

— Человек из Триады нарушил закон, оскорбил моего бойца, — сказала Воронесса, почему-то смотря на Кинтаро.

Мастер наклонился и глухо прошептал точный перевод слов. Китаец же не пользовался переводчиком, он тут же разразился гневной речью на ломанном английском.

— Какая честь у вас? — кажется от злости он стал говорить чище. — Варварский страна с варварскими людьми, варвары! Варвары! Какой честь?

Чего-то он сильно завёлся. Нормальных людей по эту сторону что, не водится?

— Если вы развяжете конфликт, мы не останемся в стороне, — предупредила Воронесса. — Будет война.

— Война? — уверенный в могуществе своего клана китаец рассмеялся, затем резко остановился и поднявшись на цыпочки ударил Воронессу по щеке. — Глупая женщина! Что за бред ты нести!?!

Рич сорвался с места сразу же, не успел звон пощёчины затихнуть. Но я не спешил.

Воронесса подняла руку, останавливая своего заместителя.

— Не сейчас, — строго сказала она, а затем продолжила, глядя в глаза китайцу. — Ты заплатишь за это, засранец…

Она сделала шаг назад. Предусмотрительно, ничего не скажешь. Китаец снова рассмеялся и собрался пойти дальше, но в мои планы это не входило.

— Эй, — окликнул я его. — Ты, да-да, ты, маленький желтокожий червь.

Китаец гневно прищурился и посмотрел на Кинтаро, желая получить перевод. Кинтаро невозмутимо сказал ему всё, что услышал.

— Убить его! — рявкнул Китаец, топнув ногой.

— Стоять! — Воронесса достала пистолет, направив в голову Кинтаро.

Рич тоже вытащил ствол, охрана Триады достала свои игрушки, откуда-то появились другие соклановцы, все наставили оружие на всех.

— Джек, не дури, — напряжённо произнесла Воронесса. — Пусть идут.

— Нет, они не уйдут, — мрачно заявил я.

Похоже мне придётся изменить планы и сделать так, чтобы Воронесса открыла своего союзника в лице Свифта.

Если убью этих триадовцев, за мной снова придут. А не убить их я не могу. Одних Воронов они смести могут, а вот связываться ещё и с Башней, не думаю. Это коммерчески невыгодно, если отбросить все мотивы драки за честь. Честь здесь затронута только одна и она не имеет отношения к узкоглазым.

— Ви делаете ошибка! — снова разразился китаец, вытягивая свой палец в наставительной манере.

Иду к неугомонному, путь преграждают два охранника. Кинтаро стоит на месте.

Телохранители подходят слева и справа, закрывая маленького узкоглазого агрессора. Тот доволен, думает, что хорошо защищен.

Активирую баланс, выкидывая руку в лёгком тычке. Если я всё правильно понял, рука от подобного пострадать не должна. Тут дело в силе удара, всё равно что надеть на руку сто килограммовую перчатку и разогнать кулак до ста километров в час. Сравнение такое себе, но схема работает именно так.

От лёгкого касания в грудь, телохранитель справа улетает на добрые пару метров и ещё только же скользит по полу.

Жаль, что сжатие можно использовать лишь единожды. Снова удар и приятель первого начинающего летуна тоже начинает практику. Только вот на его пути колонна, он влетает в неё, с потолка сыплется штукатурка.

Кинтаро отступает от китайца, уходит налево. Что? Он даёт мне карт-бланш на наказание? Дела всё страньше и страньше.

Китаец пятится, пока не натыкается спиной на стену.

— Джек! Хватит! — пытается остановить меня Воронесса.

Молча подхожу к азиату.

— Я сказала, остановись.

— Прости, но я не могу, — без лишнего сожаления говорю ей и хватаю желтолицего за руки, обращаясь к нему. — Любишь бить женщин?

— Ти… ти… — что-то лепечет он.

— Полагаю, это значит, да.

Снова применяю баланс и развожу руки с усиленным рывком, плотно держа китайца за предплечья.

С щелчком выходят из суставов кости, трещит одежда и влажно чавкает разорванная плоть. Китаец лишается рук и захлёбывается в крике.

Удивительно, я думал, он потеряет сознание. Но нет, желтолицый в сознании. Кричит, вопит, плачет, под ногами кроме лужи крови собирается моча, он обделался и протёк.

Перехватываю его же руки, и ими начинаю методично избивать слишком наглого гостя.

Ты хотел крови Олег? Я дал тебе крови.

Китаец падает, на его лицо и голову обрушиваются удары принадлежавших некогда ему рук.

Лужа крови под ним растёт, она расширяется и касается моих ботинок. Я бью его в полной тишине, лишь влажные шлепки и звуки затрещин. Китаец всё ещё тихо стонет, но не умирает. Так вот как работает прокачка жизненной энергии?

Усиливаю темп, руки в руках, как бы это комично не звучало, начинают гнуться, кости переломаны, скоро они будут напомнить плети.

Последний раз применяю баланс с силой ударяя обеими руками по его голове.

Вокруг разлетается веер ошмётков, вместо головы на земле теперь месиво, будто кто-то уронил арбуз с пятого этажа на асфальт.

Охранники поднимаются, покачиваясь и потирая грудь.

Мы с Кинтаро смотрим друг на друга.

Люди Воронессы обступают нас и наводят оружие на мастера. Она поднимает бровь.

— Не стреляйте в него, — прошу я. — Он не один их них.

— А с ними за компанию ходит, да? Чтобы не страшно было,— проворчал Рич.

— Он Якудза, а они Триада. И кажется он недоволен тем, как они проводят дела.

Говоря это, я отслеживаю реакцию демона-дракона. Он кивает.

— А сам говорить он не ум…— начинает Рич.

— Заткнись, — останавливает его Воронесса. — Помолчи лучше.

— Всё время не дают мне сказать, — тихо сокрушается Рич.

— Нам надо поговорить, — Воронесса обращается к Кинтаро.

— Я буду говорить с ним, — мастер указывает на меня.

— Ну уж нет, здесь я клановый лидер, а не он. Хочешь помощи, я открыта. Не хочешь? Проваливай.

— Разве я говорил, что мне нужна помощь? — Кинтаро юлит.

— Иначе зачем всё это? — вопросом на вопрос отвечает Ева, обводя месиво из бывшего лидера дипломатической делегации рукой.

Кинтаро сомневается.

— Я буду присутствовать, если это нужно, — предложил я.

Воронесса меряет меня задумчивым взглядом, но соглашается.

— Хорошо, он тоже будет.

Это убеждает Кинтаро. Массивный японец идёт в сторону переговорной.

Оба охранника китайца не знают куда себя деть, они даже не смеют притрагиваться к выпавшему оружию и настороженно следят за обстановкой.

Мы входим в переговорную, чтобы начать новый раунд, но уже на наших условиях.

Глава 10. Потенциальные союзники

В доме на Лейтон-стрит происходил разговор.

— Я не знаю, мама, — раздражённо проворчала Лиз. — Трансляция просто выключилась. Её будто и не существовало. Я найду его поток, но нужно время.

Кассандра мерила комнату шагами, нервно теребя выпавший из причёски локон. Дурная привычка, оставшаяся со школьных времён. Тогда все так делали, женственно, будто Мэрилин Монро.

Самое страшное испытание для любой матери, существовать в вакууме, в неизвестности. Не знать, жив ли твой ребёнок или нет, невыносимо. Ещё более невыносимо понимать, что ты ничего не можешь сделать.

Когда прервалась трансляция и Лиз не смогла подключиться снова, Кассандра почувствовала в груди укол. Как и любая женщина за пятьдесят, она расшифровала это по своему.

И кажется была права. Что-то случилось. Видеопоток пропал и вот уже сутки все в этом доме были на взводе.

Мужчины в данный момент вышли на задний двор, чтобы не мелькать перед глазами у беспокойной матери семейства. За эти двадцать четыре часа они наслушались и насмотрелись достаточно, чтобы не соваться под горячую руку.

В доме уже двадцать четыре часа не готовилась никакая пища, поэтому сильная половина семейства разогревала сосиски на уличном гриле.

Да и сами по себе, Рэд и Майк не могли сказать, что не нервничают.

— Прошли сутки, — заметила Кассандра.

— Мам, иди отдохни, — попросила её Лиз. — От того, что ты не спишь или не ешь, ситуация быстрее не решится.

Но Кассандру было сложно переубедить.

— Я ещё раз проверю трансляции на этом твоём сайте, — Кассандра взяла ноутбук и села на диван, погружаясь в мир стриминга.

Лизбет беспомощно посмотрела на маму и вздохнула, отправляясь на кухню, чтобы приготовить поесть. Кто-то в этой семья должен взять всё в свои руки.

Находясь в другой комнате, она услышала крик.

— Лиз! Мальчики! Я нашла его…

Девушка оставила вытащенную с полки сковороду и быстрым шагом пошла в гостиную.

— Что это? — оторопело спросила Лиз.

На экране телевизора, куда была выведена трансляция пестрело окно с самим видео, но кроме прочего, здесь было и много необычного.

Например зрители, их здесь собралось больше пяти тысячь. По бокам стояли прямоугольные вставки со спонсорами. Небольшие компании, но всё же, откуда это всё? Кто будет спонсировать брата, новичка, что пробыл там меньше недели.

Мужчины вошли в гостиную.

— Нихрена себе, — прошептал Майк, по обыкновению громко и беспардонно. — Это ещё что за… ?

— Не выражайся в моём доме, сынок, — Кассандра мимоходом отчитала сына. — Смотрите лучше сюда, Джек сменил местность.

— Я видел один поток, это клан Воронов, их база, Гнездо, кажется так, — произнёс Майк, присаживаясь рядом с матерью.

Все домочадцы заняли свои места.

— Что он делает? — проворчал Рэл.

— Этот парень с ирокезом сказал ему, что пришли по его душу, — ввела в курс дела своего мужа Кассандра, начавшая смотреть на минуту раньше.

— Кому он перешёл дорожку? — удивился Майк.

— Думаешь там так сложно найти проблемы? — фыркнул Рэд.

— А я её знаю, это сама глава клана, Воронесса, — воскликнул Майк. — Этот китаец что, ударил её?

— Негодяй, — вставила свои три цента Кассандра.

— Что он сказал? — Рэд был в шоке, а затем засмеялся, заржал будто скаковой конь. — Он назвал этого азиата маленьким желтокожим червём?! Нормально-нормально…

— Твоего сына сейчас будут убивать, — угрюмо заметила Кассандра. — А ты смеёшься?

— Она права, — вздохнул Майк.

Тем временем Джек двинулся в сторону китайца.

— Боже! Спаси и сохрани, господь, сущий на небесах… — Кассандра закрыла глаза ладошками и стала молиться.

— Охренеть! — громогласно выдал Майк. — Такая силища! Отец, ты видел? Видел? Ну его нахрен…

Рэд молчал, но его глаза говорили о многом. Он чувствовал, как ситуация по ту сторону экрана накалялась, словно кухонная плита.

Он всё больше понимал, что мало знал своего сына. Перед ним сейчас был незнакомец, незнакомец с лицом Джека. Способный убить сорок с лишним человек за один вечер и спокойно пойти спать. Более того, совершенно буднично пойти на свадьбу своей сестры, будто ничего и не произошло.

— Скажите, что всё в порядке, — произнесла Кассандра, не открывая глаз.

— Всё в полном порядке, — доложила Лиз.

В этот момент на экране происходило вполне безобидное действие. Джек взял китайца за предплечья и хорошенько тряхнул.

— Любишь бить женщин? — услышали все его голос.

Кассандра открыла глаза, чтобы в следующую же секунду оцепенеть от ужаса.

Джек сделал усилие и начал отрывать азиату руки, будто тот был тряпичной куклой. Крик боли и ужаса пронёсся по гостиной. Не в силах отвести взгляд, Кассандра наблюдала за жестокой расправой и чувствовала, как где-то в районе живота в ней поселился кусок льда. .

Рэд и Майк переглянулись, их лица стали суровыми. Они не могли представить подобного. Не смотря на то, что оба были поклонниками шоу, каждый раз эта дикая планета находила чем их удивить.

Но никто из них никогда бы не подумал, что самое кровавое, что они там увидят будет устроено их братом.

Джек, который никогда не выказывал агрессии. Был примерным братом, чурался войны и службы… Программист! Ну, как же, всем давно было очевидно, чем бы не занимался Джек, это было не связано с программированием.

Если только он не писал виртуальный код, паяльником на телах своих врагов.

— Я… я…. я… не понимаю…. — Кассандра вздрагивала, каждый раз, когда слышала чавкающий удар рук о голову.

Когда Джек размозжил противника, все молчали.

— Мой мальчик, мой мальчик, — шептала Кассандра. — Что этот мир сделал с тобой, и что ты собираешься сделать с ним.

— Его таким сделал не мир, — заметил Майк. — Он уже был таким.

— В любом случае, видимо ему там самое место, — заключил Рэд, играя желваками.

Кассандра снова зарыдала, который раз за эти дни.

Слушая мужа, она понимала, что он прав. Сердце матери разрывалось, но она уже не боялась за своего сына. Она боялась за тех, кто встретится на его пути. Не боялась, что он потеряет жизнь, боялась, что он потеряет душу, ведь смерть, это не конец пути.


***


За дверью убирали труп китайца, соскабливая его совковой лопатой. Жил как дерьмо, сдох как дерьмо. Простая истина.

Мы сидим в бункере Воронессы, бывшем некогда сейфом. Расположились треугольником, слава всем богам не любовным. Во главе стола хозяйка сего заведения, мы с Кинтаро по бокам.

— Зачем ты помогаешь мне? — спросил я у мастера. — В первый раз, ты не стал приказывать людям стрелять. Сейчас снова. Что тобой движет?

Кинтаро задумался. Татуированный здоровяк возвышался за столом натуральной горой. Было забавно смотреть, как тату лица демона Кинтаро на его собственном лице исказилось в задумчивости. Будто он вовсе не яростный дракон, а просто уставший персонаж сказок, которым пугают непослушных детей.

— У тебя есть сила, — просто ответил Кинтаро. — У Бао не было силы, у Чина не было силы, а у тебя есть.

Я понимающе кивнул.

— Может кто-то просветит меня? — иронично заметила Воронесса. — В чём дело?

— Он якудза, — как само собой разумеющееся сказал я.

— Я якудза, — кивнул Кинтаро.

— А я нихера не понимаю, сука! — взорвалась Ева.

Мы с Кинтаро переглянулись, разом погрустнев.

— Хорошо, я объясню, — начал я.

— Спасибо, добрый человек, спасибо за одолжение, — ядовито кинула Ева.

— У якудза есть кодекс. Если говорить в целом о группировках, свод правил может меняться, он зависит от главы какой-то из групп. Но есть несколько основных правил, которых придерживается каждый якудза. Тут вопрос спорный, два из четырёх правил нарушают почти все. У якудза запрещено воровство и грабежи, но каждое правило имеет исключение, они грабят крупные частные компании. Принцип Робин Гуда, забрать у богатых и отдать бедным. Бедные конечно же сами якудза, выходцы с низов. Также у них запрещено употребление наркотиков, но это правило сгинуло ещё раньше чем грабежи. Но одно правило никто не смеет нарушать, оно и есть основа для идеологии любой группировки, посмевшей называть себя якудза. Непристойное поведение, зазорное или несправедливое, всё что противоречит “нинкёдо”, если перевести по простому — благородному и гуманному поведению.

Я закончил.

— Он прав, — кивнул Кинтаро.

— Как это относится к силе? — спросила Ева.

— Якудза не будет оскорблять владеющего силой. Нельзя проявлять неуважение к противнику, особенно, если он не давал повода. Триада другие, они имеют привычку плевать на законы.

— Так почему вы служите им? — брякнула девушка.

— Якудза не служат никому, кроме своего господина! — Кинтаро зарычал.

— Прости её, она не знает всех порядков, поэтому я сижу здесь, — проворчал я, обращаясь к мастеру.

— Я не хотел говорить с женщиной, — высказался он, укусив её в ответ.

Воронесса прищурилась, но не дала волю чувствам.

— Здесь всё по другому, у запада свои законы.

— Варварские законы, — Кинтаро был всё ещё зол. — Но выбирая меж двух злых драконов, я выберу того, что поменьше.

— Это правильный выбор. Так чего ты хочешь, поддержки?

Кинтаро засомневался.

— Мы хотим разорвать отношения с Триадой, пора нам пойти каждому своим путём, — Кинтаро говорил осторожно, справедливо опасаясь. — Мы давно ищем союзников, чтобы сделать уход менее болезненным.

— Кто это мы? — заинтересовалась Воронесса.

— Группа из нашего народа.

— Сколько вас всего? — спросил я.

— Якудза в клане Триада больше двух тысяч человек, — произнёс он.

— Ты можешь поручится за каждого? — вкрадчиво поинтересовалась Ева.

— Не могу сказать точно, есть полторы сотни преданных мне воинов, это мастера своего дела, они верны мне, остальные пойдут за нами.

— Что ты хочешь? — резюмировала Ева. — Защиты? Хочешь стать союзниками?

— Да, — кивнул Кинтаро. — Мы вступим в клан Воронов, но лишь на полгода, за это время подготовим себе личное убежище и отделимся. Нам больше не нужно совершать прежних ошибок. В будущем мы станем достойными союзниками твоему клану, я даю слово.

— Но зачем это нам? Вы станете сражаться за нас эти полгода? Станете рисковать своими жизнями, если что-то пойдёт не так?

— Да, система будет мне свидетелем, — произнёс Кинтаро.

— Хорошо, — с улыбкой Джоконды сказала Ева. — Но мы должны получить гарантии. Присягни клану Воронов лично.

Кинтаро стал колебаться.

— У вас есть человек с классом мастера крови? — удивился Кинтаро.

Я уже подумал, что его ничем не удивить.

— Да, — кивнула Воронесса.

— Но тогда ты должна понимать, что я не могу присягнуть клану, только отдельному человеку, который сильнее меня, — ответил Кинтаро.

Воронесса задумалась.

— Я слышала об этом. Что нужно сделать, чтобы ты принёс клятву?

— Победить меня, — Кинтаро оскалился.

— Спарринг?

— Дуэль, — поправил её японец.

— Тогда я хочу, чтобы на ней присутствовали все твои воины. Вы должны будете разом принести мне клятву, если победа будет за мной.

— Это будет сложно, но я думаю мы сможем. Сделаем вид, что ушли в рейд и прибудем на нейтральную зону. Там и устроим битву за право.

— Хорошо, — Воронесса кивнула, но я чувствовал, что она недовольна.

Кинтаро встал, поклонился мне, а затем сделал поклон в сторону Евы, не такой глубокий, просто в знак прощания.

— Откуда такие познания о жизни якудза? — спросила Ева, когда мы остались одни.

— Близкий мне человек был членом этой организации больше пятнадцати лет, пока не покончил с этим.

— Я думала, что это невозможно, — призналась Ева.

— Как оказалось, вполне возможно, — я пожал плечами.

— Ему наверняка, пришлось заплатить высокую цену. Клан не отпускает так просто.

— Да, это правда. Когда он уходил, почти все ополчились против него. Даже взяли в заложники внучку.

— Тяжело, терять близких из-за своего прошлого, — покачала головой Ева.

— Он никого не потерял. Пришёл за ребёнком в тот же вечер и вырезал весь клан. Убил каждого, сто пятьдесят девять человек, двадцать женщин обслуги. Когда он ушёл, все стены были в крови. Он предупреждал, что тот, кто придёт к нему с мечом, от него же погибнет. Взял меч, пришёл и сдержал слово. Но это не просто пафос, он сделал это затем, чтобы все поняли, что он держит своё слово и не прощает зла.

Воронесса смотрела на меня задумчиво. Я очень хотел бы знать, что у неё в голове.

— Вот откуда в тебе такая жестокость, — понимающе кивнула она. — Кем он тебе приходился?

— Приходится, — поправил я. — Он жив и умирать не собирается. Насколько мне известно. Мы в прекрасных отношениях. Он был моим учителем.

Ева на секунду замерла, переваривая услышанное.

— А ты не так прост, Джек.

— Я не обещал, что будет просто.

Про себя добавляю: “И это даже ещё не начало…”.

Нас прерывает тихий стук. На пороге переговорной стоит Рич.

— Можно?

— Да, мы уже закончили.

Выхожу наружу, слыша за спиной.

— Послание от генерала Свифта.

— Что-то случилось?

— Кто-то убивает людей в стартовой локации.

Расстояние увеличивается, я уже ничего не слышу.

Захожу в комнату, где беру бутыль с концентратом ягод Сельми и иду в сторону столовой, чтобы взять себе поесть. Вижу за столом непривычную картину, вся моя “команда”, занята бездельем, сидят за столом и лениво перебрасываются фразами.

Направляю свои стопы в эту сторону.

Калума размазало, он положил голову на стол. Под глазами образовались мешки, в целом парень больше напоминал не свежий труп, чем двадцатипятилетнего, полного сил, молодого человека.

Алиса напротив что-то объясняла Райану, тот вяло отмахивался, стараясь не пялиться на выпирающую грудь девушки. Чувствую Райан скоро взвоет от постоянного присутствия рыжеволосой красотки.

Беру поднос с едой и отправляюсь к своим.

— Босс? — Калум делает вялую попытку оторвать голову от стола.

— Вольно, солдат, — смеюсь я и спрашиваю у всех. — Как настроение?

— Отвратительное, — отвечает за всех Алиса.

— Почему так?

— Потому что мы сидим тут уже почти сутки, — вздыхает Райан. — Нам никто не говорит, что будет дальше. Ты пропал, нам нечем заняться. Нас никуда не выпускают, мы можем перемещаться лишь от комнаты до столовой и обратно.

— Ничего, скоро это изменится, — пообещал я. — Всё уже почти закончилось. Просто череда случайностей повлекла проблемы, которые заняли какое-то время.

— Эти проблемы это тварь весом под тонну и тридцатым уровнем? — спросил Райан.

— Она тоже, — вздохнул я. — Но в основном проблемы с какими-то клановыми. Триада решительно забыла слово, уважение. Пришлось им напомнить.

Райан вздрогнул.

— Я конечно кое-что слышал, это правда?

— Да, интересно знать, — поддакнула Алиса.

— Что вы слышали?

— Какой-то дикий новичок оторвал лидеру делегации от клана Триада руки и забил его ими же до смерти.

— Лаконично, ничего не скажешь. Да, это так.

Райан взглянул на Алису, та на него. Мне порядком надоели эти гляделки.

— Ещё скажите, что это жестоко! — протянул я. — Я думал, вы и не такого насмотрелись, ты с экрана телевизора, а ты и вовсе жила здесь.

— Подобное тут редкость, — ответила Алиса. — Да, тут убивают людей, насилуют девушек, есть психи и серийные убийцы, но они изгои. Порою находят трупы с содранной кожей, выколотыми глазами или собирают тело по частям вдоль дороги. Но это другое. Это всегда было для меня чем-то за гранью, гранью десятого уровня. А сейчас так близко…

Она поёжилась.

— Я понял тебя, — кивнул я.

— А я вовсе не встречал ничего подобного, — добавил Райан. — Это правда было необходимо.

— Босс поступил правильно, — вставил своё мнение Калум. — Это азиаты, помешанные на силе и чести. Босс показал им, что является самым опасным хищником в этом… уаууу… Болоте. А иначе, они бы просто съели его… Уауааааууу…

Парень зевал и чуть ли не засыпал.

Я встал и сходил за чашкой с отваром, напоминающим дерьмовый чай. По дороге плеснув туда концентрата.

— Вот, держи, выпей, взбодришься.

— Эта хрень на меня не действует, — сонно ворчит Калум.

— Да? А ты попробуй.

Парень берёт металлическую кружку, не переставая недоверчиво ворчать.

— Босс, эта бурда такая отвратная…

Он делает глоток.

— Что я даже… Фуу… — отплёвывается он .

— Ни капли мимо, боец, — смеюсь я.

Калум ставит кружку на стол. Жду несколько секунд, чтобы увидеть, как зрачки помощника расширяются и заполняют всю роговицу, как у готового к атаке кота.

Он хватает кружку и залпом осушивает её до дна. Затем поднимает лицо к небу.

— Босс… Вы мой герой.

Он смотрит на меня.

— Что это и где достать ещё? Кого надо убить и сколько оторвать рук?!

Глава 11. Колыбельная для безумца

По пустынной улице Полиса шагал огромный звероподобный мужчина, тяжело дыша лёгкими, которые, пожалуй, с лёгкостью составили бы конкуренцию кузнечным мехам.

Под два метра ростом, одетый в кожаные лоскуты цвета ржавчины. За ним летел рой мух, ноги шагали, глухо ударяясь об асфальт.

Торс голый, лишь набедренная повязка и обмотки на ногах. На одном особенно большом куске кожи татуировка в виде оскаленного черепа.

Здоровенное пузо вываливается, будто гигантская опухоль, покрытая молниями белёсых растяже, хорошо видимых из-за темнеющего слоя грязи.

Возможно поэтому жители стартовой локации не спешили выбираться из щелей, куда их загнал чистый колокольный перезвон.

Это звенела связка из скальпелей, что гроздью украшали шею медленно идущего гиганта.

Сотни глаз провожали двигающегося по улице Хирурга.

Многие помнили, как он годами сидел в тупиковом переулке. Бессмысленно тараща голубые словно небеса глаза в землю.

Каждую ночь, когда Полис накрывала тьма, он оставался на улице и каждое утро его находили там же. Он вёл себя так, будто ничего не произошло. Точнее, он никак себя не вёл. Лишь множество рваных ран и укусов на теле, которых с каждым днём становилось всё меньше и меньше.

Он отлично зашивал раны самодельной иглой, хоть она больше походила на шило, чем на медицинский инструмент. Делал нити из жил убитых голлумов, остальное съедал, кости оставлял в переулке, сооружая из них что-то вроде шалаша.

Через какое-то время на нём не осталось живого места. На коже червями бугрились, застарелые, неловко сшитые раны.

Его прозвали Хирург, абсолютно так же, как и на Земле, где он был доктором самоучкой, убившим столько людей, что ему здесь самое место.

Но страсть преступника поутихла, он словно бы впал в спячку.

Редкие умники утверждали, что это форма его психоза, он попал в незнакомое место и матрица дала сбой. Они также говорили, что якобы видели, как он режет по ночам голлумов, силясь найти то место, которое отвечает за эссенцию.

Если Хирург был сумасшедшим до прибытия на Перегринус, сейчас он обезумел.

Он настолько сросся с тупиком в стартовой локации, что на него долгое время никто не обращал внимание. Каждую ночь он видел тьму и стал тьмой.

Редкие новички пытались взять медведя нахрапом, но лишь стали его жертвами. Почти никто не знал, какого он уровня. Он никого не трогал, всех это устраивало.

Пока однажды к нему не подошёл беловолосый мужчина в раскосыми, словно у большой кошки глазами.

Он смело прошёл к шалашу, тихо напевая.


Ярко, ярко мне в пути

Ночью звездочка свети!

В небесах во тьме ночной

Следуй звездочка за мной.


Когда солнца свет уйдет

И на землю тьма сойдет,

Ты мне звездочка свети

Ярко, ярко на пути.


Он провёл с Хирургом два часа, напевая тому популярные колыбельные. Тот на удивление никак не отреагировал, не стал убивать незнакомца и даже покачивался в такт песне.

Спустя два часа, беловолосый встал, встал и Хирург. Оба пошли прочь, удаляясь от убежища. Он просто взял и ушёл, оставляя своё привычное место.

В этот день мало кто это видел лично. Но кто видел говорили, что живущий во тьме Хирург не зря ушёл, что-то назревает. И они были правы.

В стартовой локации начали пропадать люди. Десятки, сотни, так быстро, что все это заметили.

Сейчас никто не смел выйти на улицу, ведущую к бывшему когда-то лакомым для многих борделю.

Здоровяк тащил тело какого-то игрока за ногу. И все понимали, ничего хорошего этого парня не ждёт.

Они пытались сопротивляться. Но не могли ничего сделать. Из тела Хирурга вдруг стали появляться лапы голлумов, они вырастали словно волосы. Оплетали немаленькое тело мужчины и становились живым доспехом. Некоторые и вовсе выстреливали плетью до трёх метров.

Не человек шёл по улицам и тащил добычу, а настоящий кадавр. И самое страшное, что сам он собой не управлял.

Кадавр притащил тело новичка к борделю и втянул его внутрь, волоком затягивая в комнату с одиноко стоящим столом и сейфом у стены и дверью ведущей внутрь здания.

— Молодец, хороший мальчик.

За столом сидел беловолосый мужчина. Улыбнувшись кадавру отцовской улыбкой, он встал и подошёл к монстру в человеческом обличье. Рука беловолосого скользнула по щеке Хирурга.

— Убей его, — приказал он.

Один из шрамов на животе Хирурга раскрылся, выпуская длинную тёмную лапищу, которая ударила по голове лежащего пленника и выбила тому глаза когтями, проникая в мозг.

Из мертвеца поднялась эссенция.

Беловолосый её забрал, проводя ладонью.

— Молодец, мой мальчик.

С улицы прилетели звуки двигателей мотоциклов.

— У нас гости, малыш, — задумчиво сказал беловолосый. — Постой тут, я сейчас.

Из двери ведущей вглубь выскочили три бойца, все азиаты. Один из них почтительно встал на колено.

— Господин Драго, прибыли Апостолы, они ищут справедливости, я рассказывал вам о ситуации. Что прикажете сделать?

— Мы поговорим с ними, — улыбнулся Драго. — А затем убьём. Этого как раз хватит мне для повышения классовой способности, после чего мы можем выдвигаться за моими людьми.

— Теми якудза, что живут под тенью Триады? — уточнил азиат.

— Да, — кивнул Драго. — Мои дети ждут меня.

Глава 12. Окей Всевидящий

— Всё отдавать тебе не буду, только по заслугам твоим, — я задумался и добавил. — И по нужде.

— Нуждаюсь я, святой отец, сильно нуждаюсь, — принял правила игры Калум. — Снизойдите, поделитесь амброзией господа, этим живительным нектаром.

Калум расцвёл. Мне показалось, или даже его волосы стали более гладкими? Словно он вымыл их, увлажнил маслами и высушил. На губах играет улыбка, взгляд уверенный и спокойный. Кожа мигом забронзовела и разгладилась, как будто он прилетел из трёхмесячного отпуска.

Поразительные метаморфозы.

— Ох..ть, — согласился со мной Райан.

— Удивительно, — более вежливо высказалась Алиса. — Это вот так правда работает? А можно мне глотнуть?

— Зачем тебе столько энергии? — спросил я.

— Да нет же, — девушка надулась и скрестила руки на груди. — Я хочу чтобы мои волосы так же сияли.

— Значит мне не показалось, — пробормотал я. — В общем тему с допингом закроем. Его будет получать только Калум, как самый зависимый.

— Грех это, святой отец, кормить дьявола, что внутри него, — со смехом произнесла Алиса на манер пастора.

— Вообще-то, она права, — согласился Райан. — Не видел, чтобы наркоманов лечили наркотиками.

— Я не наркоман, если захочу…

— Если захочешь - бросишь, мы слышали, — в голос сказали Райан и Алиса.

— Где-то говорилось, что любителям порошков внутривенно, дают ксанакс и викодин, чтобы отходняки были легче, — признался я.

И скромно умолчал, что этот метод нужен для того, чтобы облегчить спуск с эндорфиновой горки, иначе пациент уйдёт в тотальную депрессию или словить сердечный приступ.

В нашем случае, если говорить образами, Калум ел безобидные цветные таблетки для дрыгания на танцполе, а я дал ему попробовать метамфетамин.

Но ребята не знают, поэтому надеюсь это останется между мной и господом. Хотя, Алиса что-то подозревает, но до догадок ей далеко.

— Хочу обсудить наши дальнейшие планы, — сказал я, обращаясь ко всей команде. Давайте подведём цели и обозначим итоги, в общем я не большой любитель командной работы и только учусь, поэтому могу ошибаться. Часто. Критиковать можно, но осторожно. Напоминаю, рука у меня тяжёлая.

Все кивнули. Небольшая экспрессивная речь настроила команду на рабочий лад.

— Сверим уровни и классовые способности? — предложил я.

— У меня защитник, как и у Калума, — произнесла Алиса. — Оба владеем щитами, мой метр в диаметре. Мана тысяча очков, у меня способность 8 уровня, у Калума первого. Диаметр его щита, десять сантиметров, можно защитить руку, усилить удар и прочее. А ещё, это неплохой нож.

Алиса закончила доклад.

— Ты можешь управлять размерами щита? — спросил Райан.

— Нет.

— У меня класс манипулятор, способность “слияние”. Насколько я понял, она может помочь мне разобраться с разного рода электроникой и механизмами. Пока проверял лишь на машинах, при тактильном контакте с ними появляется трёхмерная модель, каждую модель надо заносить в базу, затем идёт изучение и через несколько часов появляется полная информация по технике. Я изучил машины в гараже, заплатил заработанными эссенциями и изучил эти модели. Сразу же стали видны неполадки, посоветовал механикам обслужить парочку тачек, сменить забитые фильтры, в одном была разбалансировка колёс, необходимо выровнять, а ещё в одном пострадал механизм гранаты в левом переднем колесе.

— Им повезло, что ты решил учиться на их автопарке, — хмыкнул Калум.

— Если бы они послушали, — скривился Райан. — А так, послали подальше и предложили пойти обслужить какого нибудь парня, и не лезть к ним. И почему сразу парня?!

Мы замолчали, осознавая сказанное, а затем рассмеялись.

Райан смутился.

— Ничего страшного, нам же лучше, это их проблемы, если они решил пренебречь таким специалистом. По уровням у всех десятый? — прокомментировал историю я и уточнил данные. — Отлично. Но парни не улучшали характеристики, значит слабее чем Алиса. Надо это исправлять, а для этого нужен опыт. Увеличение силы, крайне полезная функция, поверьте мне на слово.

— Мы как настоящая команда из ММОРПГ, — воодушевлённо сказанул Райан.

Все тут же перевели взгляды на него, в глазах присутствующих поселилось непонимание. Ну, разве что Алиса обладала какой-то информацией, но решила послушать экспертное мнение.

— Ну, игра, — робко добавил лохматый программист, смотря на нас с угасающей уверенностью. — Такая игра в фэнтезийном сеттинге, там команду надо собрать, чтобы она была сбалансированной. Только по этим стратегиям у нас дисбаланс, два танка выходит.

— Каких танка? — спросил я, оглядываясь, но никто не спешил рассказывать.

— Это самые защищённые игроки, — пояснил Райан. — Они идут впереди и берут на себя все атаки. Также в команде есть класс поддержки, который может восстанавливать здоровье. Есть ДД, наносящий больше всего урона, и это явно ты.

— То есть нам не хватает доктора? — нахмурился я.

— По хорошему, да, — кивнул хакер.

Все задумались.

— Такие классы есть, — Алиса поймала мой изучающий взгляд, подтверждая догадки. Лекари, целители, как их только не называют. Зачастую, это бывшие врачи.

— Интересно, как они здесь появляются, — задумчиво произнёс Райан. —Не могу представить хирурга, который угробил столько жизней, что его сослали на Перегринус.

— Я знала одного, — Алиса пояснила. — Нет, он не хирург, но старался им стать. Поэтому общался с людьми на улицах, особенно у больниц, слушал их жалобы и истории, выбирал самые интересные. А затем навязчиво давал вдохнуть хлороформ, грузил в минивэн и проводил операции в своём подвале. В двадцати процентах случаев он и правда помогал.

— О каких цифрах идёт речь? — спросил Калум. — Интересно сколько это, двадцать процентов.

— Я слышал про него, — выдавил побледневший Райан. — По новостям показывали сюжет. Его взяли на двести тридцать третьей жертве.

— Вылечил примерно сорок шесть человек в семнадцати штатах,— произнёс себе под нос Калум. — Интересно.

— Нам в команду такой не нужен, — уверенно сказал я. — Но я бы не отказался от потенциального интеллекта, сумевшего так долго продержаться. Хоть и извращённого интеллекта, стоит признать.

— Согласен, — Калум задумался. — Ато чихнёшь при нём, пойдёшь спать, а проснёшься на операционном столе с одним лёгким.

— Если проснёшься, — невесело заметила Алиса.

— Бр-р-р-р-р, — Райана передёрнуло от одной мысли.

— Надо спросить у Рича, где здесь локации для прокачки, — внёс рациональное предложение я, заканчивая поток обсуждения вариантов смерти.

— Я уже спрашивал. Тут в целом практически безопасно, если не считать редких экземпляров, которых ты встретил, — Райан намекал на тридцати уровневого голлума. — Это редкость, обычно твари уровнем выше не могут пройти барьер, иначе всех бы давно здесь убили. Но бывают и исключения. В общем у таких окон они и стоят, привлекают тварей, убивают и забирают опыт.

— А почему они не выходят за границу? — удивился я.

— Там очень опасно. Люди достигшие двадцатого уровня практически не возвращаются из-за стены. У некоторых окон даже видно почему.

— И почему же? — спросил Калум.

— Представь себе клетку с тигром в зоопарке, но не с ленивым и зашуганным, а с диким. И не с одним, а с десятью. А теперь представь, что их не кормили, очень давно, — Райан сыпал метафорами. — Так вот, за барьером почти по всему периметру гуляют такие тигры. Эволюционировавшие голлумы уровнем за двадцать, но не только они.

— А кто ещё там может быть? — растерялся Калум.

— Разные Фракции Арейни. Мутировавшие звери, идущие с окраин в сторону центра, много кто. Если верить тем немногим, кто выжил и вернулся с третьего слоя, они там кого только не видели. Порою истории настолько невероятные, что их попросту считают сумасшедшими, — неожиданно высказалась Алиса.

— Единственный вариант в нашем случае идти к окну, — задумчиво произнёс я. — И что за Арейни? Коротышки есть и на третьем слое? Да ещё и опасные?

— Как и люди, есть везде и разные, — пожала плечами Алиса.

— Ахтунг, контакт сзади, — прошептал Калум.

— Джек, нам надо поговорить.

С этими словами к нам подошла Воронесса, сказала эту волшебную фразу и пошла назад.

— Здравствуй, — проворчал я себе под нос и встал, направляясь следом за девушкой.

Ева была по обыкновению затянута в кожаный комбез. Высокая и стройная с россыпью темных волос, длиной до лопаток.

Мы вышли из столовой и подошли к переговорной, вошли внутрь, слушая, как медленно закрывается дверь.

Меня заинтересовала лежащие на столе капсулы с эссенциями. Они стоят в специальной подставке, как медицинские мензурки.

— Тут десять тысяч, — она окинула стол рукой. — Тебе надо будет улучшить классовую способность. В клане сейчас не так много эссенций, это всё, что я могу выделить. Даже больше.

— Какую способность повысить?

— У тебя она не одна? — Воронесса была в ступоре.

— Их несколько, сжатие, баланс, маркер, левитация, — чем больше я перечислял, тем сильнее округлились её глаза. — Так какую будем прокачивать?

— Мне нужны описания.

Воронесса на секунду постучала, дверь открылась, она что-то шепнула.

— В общем баланс, это…

— Постой, сейчас я приглашу человека, который нам поможет.

— Кто он? — заинтересовался я.

— Хранитель знаний, как он говорит, — Воронесса поморщилась, видимо он ей не слишком нравился. — Я бы назвала его аналитиком.

— Можно? — на пороге появился невысокий полноватый мужчина в маленьких ему круглых очках.

— Если я позвала, значит можно, — раздражённо ответила Воронесса. — У нас к тебе вопросы Анри.

Вошедший носил балахон, как и старейшины Арейни. На голове широкая проплешина, полуседые волосы, лысина окаймлённая густыми волосами блестит, будто шар для боулинга. На вид индус, а может быть пакистанец.

Очки натянуты так сильно, что врезаются в рыхлую полноватую физиономию, мне даже стало жаль дужки, что так старательно пытаются обнять лицо и удержаться на нём.

Он сделал шаг через порог, три подбородка плавно качнулись, словно были сделаны из желе.

Понятно, почему Воронесса так настроена. Даже его внешний вид отталкивает, а уж когда он заговорил, всё встало на свои места.

— Я вас внимательно слушаю, — голос тонкий и режущий слух.

Воронесса выложила все детали, после чего индус Анри надолго задумался.

Ева даже не пыталась его торопить, видимо отдыхала от мерзкого голоса.

— Сжатие, это сжатие, — Анри сомневался, это было видно.

— Это твой окончательный ответ? — уточнила Воронесса.

Мне это напомнило шоу “Кто хочет стать миллионером?”.

Только вот Анри не выиграет миллион долларов.

— Да, — решительно тряхнул подбородками индус. — Это же очевидно, сжатие его единственный навык, имеющий отношение к пространственному разрыву. Если следовать самой новейшей теории о гравитационном воздействии на ткань пространства и времени, всё сходится.

Толстячок забавно всплеснул руками, от чего балахон пошёл волнами, как и его тело, прямо как медуза.

— Тогда почему ты сомневаешься? — спросила его глава клана.

— Мне сложно полагаться на Земные теории, я же не на Земле, — снисходительно проворчал он.

Ого, наша медуза может жалить?

— Хорошо, ты свободен.

Ева повелительно махнула рукой и отправила аналитика прочь.

Анри тихо ушуршал, дверь снова закрылась, отрезая нас от любого, кто бы мог подслушать разговор физически.

— Улучшай способность, надеюсь этого хватит.

Я без вопросов подошёл и взял первую капсулу.


Использовать эссенцию души для повышения уровня способности?

Да. Нет.


Выбираю сжатие и вливаю в него все доступные эссенции.

— Ну, что? — нетерпеливо спрашивает Ева, заглядывая мне в глаза.

— Сейчас.


Уровень способности “Сжатие” повышен!

Уровень способности “Сжатие” повышен!

Уровень способности “Сжатие” повышен!

Уровень способности “Сжатие” повышен...


Внимание! Способность сжатие улучшена!

Вы получаете способность “Пространственный разрыв”!

Вы способны воздействовать на пространство, создавая разрыв.


Уровень способности “Пространственный разрыв” повышен!

Уровень способности….


За один раз я поднял сжатие до десятого уровня, после чего оно эволюционировало и стало “Пространственным разрывом”, который в свою очередь поднялся до пятого. Причём очки для его развития не откатились и всё началось не со ста эссенций, а уже с тысячи ста.

У меня осталась одна тысяча эссенции.

Перед глазами всплыли строки.


Использовать эссенцию души для повышения уровня личного ассистента?

Уровень ассистента: 0/100


Соглашаюсь. Что бы это не значило. Спускаю остатки эсок в развитие Всевидящего, самой непонятной способности из полученных от Хелвина. Внутри теплится надежда, что она не станет бесполезным грузом. Мудрый коротышка бы не дал мне что-то ненужное.

Всевидящий поднимается на пять уровней. Читаю его расширившееся описание, пока Воронесса пританцовывает от нетерпения.


Ассистент класса Всевидящий

Уровень 5 (0/500)

Описание: системный самообучающийся помощник


Отлично. И снова нихрена не понятно. Он и есть и его нету.

Не даю негодованию выплеснуться и иду читать описание к мутировавшему “Сжатию”.


Пространственный разрыв!

Уровень 5 (0/1500)

Описание: создаёт разрыв ткани пространства позволяющий перемещаться на расстояния не более трёх метров

Цена одного действия: 150 е.м


— Получилось, — кисло ответил я, смотря, как в глазах Воронессы разгорается радость. — Но всё не так радужно. Могу прыгать в пространстве на несколько метров. Думаю такими темпами прокачки, мне нужно миллион эссенций, чтобы накопить на межпланетный прыжок. И ещё миллион, чтобы использовать его.

— Чёрт! — Воронесса хлопнула ладонью по столу. — С этими клановыми интригами, я не могу решить проблему прямо сейчас.

— Гарантий на то, что способность снова не трансформируется нет, — добавил я.

— Перестань, я поняла…

В дверь стучат, глухо и тихо.

Ева подходит к двери, открывает, вижу взволнованного Рича.

— Апостолы прикатились в стартовую локу. Наши информаторы видели их. Тебе надо связаться со Свифтом.

— Потом поговорим, — кидает мне Воронесса и выходит за Ричем, говоря ему на ходу. — Мы поедем к Башне.

Остаюсь в переговорной один.

— Ну, потом так потом, — пожимаю плечами.

В голову приходит отличная идея. Если на Земле давно есть Сири, Алекса и Гугл-ассистент, почему здесь не может быть подобного? Решаю обратится к помощнику вербально.

— Всевидящий, ты тут?

Не работает? А я уже подумал…

— Конечно, сэр, — слышу мягкий и объёмный голос в голове.

По спине прошлись мурашки.

— И как давно ты здесь?

Глава 13. Командная работа

К самому популярному борделю стартовой локации подъехали сразу пять машин.

Популярным он был отнюдь не потому, что здесь поставлялись самые качественные услуги. Он банально был единственным существующим.

Каждый клан имел свою “комнату развлечений”, особо крупные так целый этаж. Так, как на Перегринус попадали в основном мужчины, женщины здесь ценились.

Их старались не убивать, а брать в плен. После чего для пойманной наступали тяжёлые времена. Отсев шёл по полной, самые симпатичные использовались элитой, а вот тем, кто так или иначе не соответствовал стандартам девяносто-шестьдесят-девяносто и даже не имел симпатичной мордашки, приходилось труднее.

Что происходит с вещами, которыми пользуется много людей? Они занашиваются. Ухаживай за ними или нет, это вопрос времени и чем интенсивнее использование, тем меньше его остаётся.

Через несколько месяцев пленницы гасли. Многие сходили с ума.

Такое варварство процветало не везде, но имело место быть.

Многие представительницы прекрасного пола и вовсе шли в проститутки по своей воле. Так было легче выжить. Стабильность, крыша над головой и постоянная оплата труда. А то, что над тобой каждые несколько часов стабильно пыхтит новый преступник… К этому можно привыкнуть. А вот привыкнуть к смерти нет.

Были среди клановых женщин для досуга и элитные представительницы. Такие жили в золотой по меркам планеты-тюрьмы клетке и скрашивали одиночества всего нескольких постоянных клиентом.

Авто подъехали к двухэтажному зданию, выпуская наружу множество военных.

Воронесса и генерал Свифт встретились хмурыми взглядами.

— Это, Апостолы? — спросила Ева, обводя пальцем гору тел.

— Да, — кивнул отец. — Ещё одна группа, почти двадцать человек.

— А составом поменьше они не двигаются, как я погляжу, — иронично кинула Ева. — И кто это их так? Я бы и не узнала в этих мешках мяса байкеров, если бы не мотоциклы. Даже вышивки на куртках так плотно залиты кровью, что не прочитать.

— Неплохо их покромсали, настоящий салат, — согласился Свифт. — Местные говорят, что это сделал Хирург. У нашей знаменитости теперь новые друзья. Так и думал, что что-то произойдёт, как только прибыл этот белый хер.

— Кто? — не поняла Воронесса.

— Ну, беловолосый полу-азиат, — туманно пояснил генерал. — Патруль доложил, что вылетел с той стороны странный персонаж, белые волосы, высокий. Его сразу окружили два десятка человек, да припали на колено. Здравствуй говорят, чёрный дракон.

— Хм, — Ева задумалась. — Интересно. Люди после этого стали пропадать?

— Да, буквально в тот же день, как эта шайка с новеньким ушла. Мы даже не успели его внести в списки.

— Похоже они поднимали ему уровень, — высказала свою догадку Ева. — А как только закончили, просто свалили во второй слой. Теперь их будет куда сложнее найти.

— Это факт, — согласился генерал.

Они замолчали, рассматривая поле боя.

Нет, скорее поле избиения.

Перед домом лежали около двух десятков тел с разными ранениями и пять мотоциклов.

Тела лежали вповалку, друг на друге, собранные в кучу.

Руки переломаны, глаза у всех выколоты, челюсти оторваны.

Над горой трупов рой мух, запах крови настолько сильный, что к горлу подступает тошнота.

Ева отвернулась.

— У меня сегодня вечером дуэль, — сказала она отцу. — Буду расширять клан, якудза из Триады решили перейти к нам. Но чтобы те слушались, придётся сыграть по правилам.

— Замшелые азиатские традиции?

— Да.

— Оно того стоит?

— Усиление в сто пятьдесят наёмников на полгода? — Воронесса усмехнулась. — Нет, нихрена оно того не стоит. Но сейчас выбора нет. Апостолы скоро докопаются, а вот это свалят на нас. Потом ещё эти Тридовцы, которых мои люди окончательно вывели из себя.

— Твои люди?

— Джек, — Воронесса скривилась. — Он забил посла азиатов его же руками.

— Его же руками? — неосознанно повторил удивлённый генерал, затем понял, что говорит глупость. — Почему он это сделал?

— Якобы потому, что тот ударил меня.

— Он тебя ударил?

— ПАПА! — взорвалась девушка. — Хватит переспрашивать. Да, он дал мне пощёчину. У азиатов из тех времен под которые косят эти бандиты, это норма. Я бы договорилась, а затем казнила бы этого придурка лично, но вмешался наш рыцарь.

Генерал нахмурился.

— Это не правильно с политической точки зрения, но я полностью согласен с новичком.

— Только мне от этого не легче. Теперь надо будет обнародовать наш союз, затем забрать у Триады лакомый кусок из их тарелки. Куча действий, чтобы восстановить статус кво.

— С Триадой ты по мощи сравняешься, даже превзойдёшь, а вот Альянс… Он точно не влезет?

— Нет, иначе потеряют доверие остальных кланов и те заподозрят неладное. Хотя, уже заподозрили. Если Альянс вмешается, кланы получат повод. Им сейчас надо затаиться. Конечно они будут оказывать Триаде помощь, но это прогнозируемое поведение.

— Хочу верить, что ты знаешь, что делаешь, — со вздохом сказал генерал.

— А похоже, что нет?

Воронесса взмахнула рукой в сторону стены. С её кисти сорвался клуб фиолетового пламени, оставляя дымящееся отверстие размером с ладонь.

— Ты повысила способность?

— Да, — кивнула она. — Последние ранги растут сложнее, до следующего повышения очень далеко. Жаль, что новичок быстро получил десятый уровень, иначе он бы мог передать класс мне. Его возможности выше уже сейчас.

— Хорошо, что он на твоей стороне.

— Согласна.


***


Разговор с ассистентом решил отложить на вечер, когда останусь в комнате один и появится свободное время. Сейчас надо поскорее озадачить команду, пока Воронесса не взяла нас в оборот. Самое время разведать обстановку, мамочка убежала по делам, оставляя меня одного.

Я скривился от так не вовремя пришедшего в голову сравнения. Выкидываю неприятные мысли из головы и снова возвращаюсь в столовую. Здесь меня ждёт сюрприз. Не слишком приятный.

— Тебе что-то нужно? — спрашиваю у сидящей рядом с Райаном девушки.

— Воронесса приказала, присматривать за детишками… — пропела Регина, снисходительно оглядывая нас.

— Вот же… — моё настроение стремительно летело вниз.

— Не выражайся, это не поможет, — усмехнулась Регина. — По периметру гнезда можете ходить без сопровождения, а вот за его пределами вам потребуется проводник.

Она права, глупо это отрицать. Но почему не кто-то другой?

— Ричи поехал в стартовую локу, вместе с кланлидом, — будто читая мои мысли ответила Регина и поняв, что попала в точку, улыбнулась акульей улыбкой. — А я и не знала, что ты по мальчикам.

— Где мы можем заняться охотой? Нашей группе надо отработать тактику и немного прокачаться.

— Это трудно, — Регина задумалась. — К окну после недавних событий нас не подпустят, сейчас патруль Триады, ещё пару дней. Думаю для вас подойдёт и обычная вылазка, побродим вдоль стены, выловим пару десятков голлумов.

— Идёт, — кивнул я.

Регина встаёт из-за стола, прогнувшись словно кошка. Знает что хороша и не стесняется этого показывать.

— Собирайтесь, если потребуется какое-то вооружение, можете взять на складе. Скажете интенданту, чтобы дал стандартный набор для вылазок. Броник, пистолет, нож и воду с сухим пайком.

— У вас есть рационы питания? — удивился я.

— Нет, вода и вяленое крысиное мясо, — усмехнулась Регина, наблюдая за моим побледневшим от подступающей тошноты лицом.

Собирались недолго. Имущества у моего отряда не много, всё что есть носим на себе.

Благодаря вылазкам и дракам, теперь у каждого члена отряда есть собственное оружие. В комнатах остались арбалеты, каждый взял по пистолету.

Патроны куда большая редкость чем сами стволы.

Пришлось брать на складе.

Нам выдали три пачки патронов, каждая по пятьдесят пуль. На вид самодельные, а не заводские. Значит где-то в пределах гнезда сидит умелец, что клепает боеприпасы.

За пределы коробки пошли пешком.

— У окон обычно зажигают маяки, — пояснила Регина. — Ловят голлума и прибивают к асфальту на границе. Иногда придавливают камнем. Главное чтобы он был живым и касался барьера. Тогда барьер вспыхивает светом, он зачастую привлекает тварей лучше чем его отсутствие.

— Получается окно можно сделать где угодно? — спросил я.

— По идее да, — кивнула Регина. — Но окна делают там, где есть самые широкие улицы города. Чтобы в случае волны или прибытия какой-то опасной высокоуровневой зверушки оставалось место для манёвра. В остальном стена расположилась так, что таких открытых улиц ведущих прямиком к ней не так мало. Город Арейни похож на игрушку лабиринт, где тебе надо провести шарик до его центра. Улицы раскиданы по непривычному для нас принципу. Каждая оккупирована каким-то кланом, самые широкие общие, там патруль из групп сменяется каждые несколько дней.

— И очередь Воронов через два дня? —уточнил я.

— Да.

— А куда мы пойдём сейчас? — спросила Алиса.

— Прогуляемся вдоль стены. Недалеко от гнезда есть здание, которое разделено стеной, рядом улица, там стоит наш патруль.

Группа вышла из гнезда, покидая коробку из четырёх домов.

Идти и правда было недалеко. То место, куда мы ездили с Ричем и Региной в первый раз располагалось куда дальше.

Мы оказались в нужной точке уже через двадцать минут.

Такая же дорога, как и та, где выскочил высокоуровневый бронированный голлум. Разве что уже, раз в десять. Едва ли здесь разъедется пара авто.

Снова присутствует вал, стоит авто и несут патруль пять бойцов, которые при виде Регины тут же вытянулись в струнку и чуть ли не отдали честь.

Я совсем забыл, что Рич и Регина здесь больше чем рядовые члены клана. Они занимают весомое положение в клане, где более чем три тысячи человек. Это многого стоит. По сути они равны топ менеджерам крупных фирм, такие должности не даются за красивые глаза.

Одетая в кожаную куртку и джинсы цвета хаки Регина лишь мазнула по патрулю взглядом.

Мы с командой уставились на стену. Алиса и парни не видели местной схемы с голлумом, да и я не рассмотрел в первый визит, больше был занят сохранением своей шкуры.

На асфальте лежит голлум, шипит и рычит, но опасности не представляет. Он прибит здоровенными металлическими клиньями, они воткнуты прямо в его бёдра, от чего он не может встать, лишь бессильно скребёт лапами по дорожному покрытию.

— Голлумы уровнем выше попадают сюда очень редко, а низкоуровневые могут передвигаться везде?

— Да, — просто ответила Регина. — Система как и везде не без изъяна. Пошли, кое-что покажу.

Мы вошли в дом и поднялись на его крышу, куда не доставало синее сияние от прижатого к стене голлума и можно было видеть район за пределами второго слоя.

— Ого, — прошептала Алиса. — Он такой большой, этот город. Я видела его с высоты Башни, но оказаться здесь, это другое.

— Вижу голлумов! — Калум показал пальцем.

Через улицу от нас прошмыгнули три тени.

— Они здесь появляются часто, — пояснила Регина. — Ничего необычного.

Меня же интересовало другое.

Улицы за пределами обжитых земель.

Я смотрел на районы за спиной и на третий слой. Дороги во втором слое расчищены, горят огоньки редких фонарей, даже сюда доносится звук жизни, движения. Рокот двигателей, удары металла по металлу, сигнальные клаксоны авто.

За пределами слоя груда хлама загораживает проезд. Стоят десятки машин в самых разных положениях. Видимо большинство побросали на месте. Что же за катастрофа постигла этот город? Ясно одно, она была быстрой.

— Сейчас подойдут, — кинула Регина, показывая на всё те же три голлума, что осторожно бежали по дороге припадая к земле. — Можете потренироваться, спускаемся. Это обычные высшие не больше пятнадцатого уровня, судя по размерам.

Мы быстро спустились вниз, где Регина приказала патрулю притормозить и дать моей команде потренироваться.

— Как там работают в связке твои игровые персонажи? — спросил я Райана.

Бледный хакер посмотрел на меня, не понимая, что я от него хочу. Пришлось его хорошенько тряхнуть за плечи.

— Т-т-танки вперёд, ДД кружит, бросается и отходит, как змея, а я…

— Просто стреляй, если откроются, — бросил я.

Неясные тени оформились в голодных полусогнутых уродцев. Их практически не рассмотреть на расстоянии, такая у них скорость.

Но чем ближе подбирались голлумы, тем яснее я видел противника.

— Алиса вперёд, когда они приблизятся, встанешь между нами, — стал раздавать приказы я. — Калум стреляешь слева, Райан справа. Можно подпустить ближе, чтобы поразить цель наверняка, не поддавайтесь страху, вы находитесь за щитом.

— Щитом из одной рыжеволосой девчонки весом в шестьдесят килограмм, — проворчал Калум.

Голлумы приблизились на расстояние пятидесяти метров. Слегка разошлись, пространство между ними в пару шагов. Как такое возможно? Если это бывшие некогда разумные Арейни, что сделало так, что их разум угас и они стали напоминать зверей.

Ведь тактики, которыми руководствуются подобные твари — животные, точнее хищные.

Пока я размышлял, справа раздался выстрел. Нервы лохматого хакера сдали и он спустил курок.

Поморщившись, встаю рядом, держа руку на его плече.

— Ничего страшного, это обычные хищники, не более, — а затем транслирую всем. — Ждать, ждать, Алиса, как только будут в десяти метрах зажигай щит.

Голлумы рассредоточились и стали наступать, тридцать метров.

Вижу над их головами надписи.


Высший голлум, 13 уровень

Высший голлум, 16 уровень

Высший голлум, 10 уровень


Оставляю непонятки на потом.

— Ждать!

Пятнадцать метров, я уже могу различить их морды.

— Ждать!

Десять метров, твари ускоряются. Остальные спрятались за валом, выставив нас как живой щит, но они готовы вмешаться в любой момент.

— Щит!

Алиса активирует классовую способность. Перед ней разворачивается синий щит, будто сотканный из сот размером с ладонь.

Пять метров.

— Огонь!

Калум и Райан делают по выстрелу. Помощник попадает, а вот хакер никак не может собраться и навестись ровно в качающуюся от бега тушку.

Когда противник Калума уже катается на земле после трёх выстрелов, Райан совершив столько же не попадает ни разу.

Один из уродцев врезается в щит Алисы, заставляя ту сделать полшага назад под массой противника. Вытаскиваю свою пушку и всаживаю пулю в голову мутанта, которого пощадил Райан.

Остаётся стоящий на задних лапах голлум Алисы. Разозжравшаяся тварь, будто гризли, возвышается над девушкой на полметра.

Но Алиса не теряется, она неожиданно сворачивает щит, затем делает оборот вокруг себя, выкидывает руку вперёд, параллельно земле. После чего разворачивает щит, грани которого врубаются в тело монстра, чуть ли не расчленяя напополам.

Итогом противостояния становятся три висящие в воздухе эссенции.

Из-за вала поднимается Регина, что-то кидая мне. Ловлю металлический предмет, на деле оказавшийся капсулой для хранения эссенций.

— Дарю, дальше будешь покупать сам, — она улыбается.

— Спасибо.

Райан и Калум получают такие же.

— Что-то прокачать вы не сможете, а вот на карманные расходы эссенции нужны всегда, ведь это местная валюта, — поясняет Регина.

К нашему окну стремительно подъезжает авто.

Убираю эссенцию номиналом в пятьсот единиц в капсулу. Они могут пригодится в ближайшее время, при покупке оружия или обмундирования.

На город опускается вечер, мы вышли около часа назад, сейчас около шести, если переводить на земное время.

Из знакомого типового внедорожника вылезает Рич, подзывая Регину.

— Кажется, нам надо возвращаться.

Мы садимся в машину, не понимая, почему не можем продолжить охоту.

— Воронесса уже готова к дуэли, пора начинать, — говорит Рич, оборачиваясь ко мне на заднее сидение.

Мы вчетвером еле помещаемся назад. Когда мы с парнями усаживаемся, Алиса обводит картину задумчивым взглядом.

— Садись кому-то на колени, — кидает Регина.

Алиса не задумываясь усаживается ко мне.

Чувствую её небольшой вес, нос щекочут рыжие пряди.

Волосы пахнут приятно, что не влазит в мои представления о постапокалипсесе.

Когда приезжаем в гнездо, Воронессы ещё нет.

А вот её противники уж здесь.

Во внутреннем дворике стоит целая армия из полутора сотен якудза.

Смотрят хмуро, стоят в три ряда, молча, что очень нервирует всех остальных. Перед строем стоит Кинтаро. Узнаю его по татуировкам на руках, он забит ими с ног до головы. А вот на лице маска, вторая маска в руках.

Клановые собираются, выходя отовсюду.

Кто-то устраивается у окон на втором и третьем этаже, центр освобождают для предстоящего боя.

Мы устраиваемся с краю, забираясь на внедорожник, который Рич бесцеремонно прокатил через толпу, занимая лучшее место.

— А если в кого-то прилетит одна из способностей? — пугливо спрашивает Райан.

— В кого прилетит того и проблемы, — с ухмылкой отвечает Рич. — Внизу любители риска, остальные смотрят сверху, но вид там хуже.

— Зато безопаснее, — заметил Райан.

Воронесса не заставляет ждать. Ещё пара внедорожников с рокотом выезжают из арки, протягиваясь в коробку.

Становится темно, зажигают несколько фонарей, включают фары машин, кто-то даже палит факелы.

Воронесса и Кинтаро встают друг напротив друга, церемонно кланяясь.

Демон протягивает главе клана Воронов маску демона, что-то при этом говоря. Она надевает её.

Зрители замирают в предвкушении.

Противники расходятся по разные стороны, примерно на расстояние пятидесяти метров. На центр выходит один из якудза, начиная отчёт.

— Никто не хочет выставить замену, как лидер собственной группы? — уточнил секундант.

— Нет, — синхронно ответили оба.

Идёт отмашка, битва начинается.

Ради интереса концентрируюсь на дуэлянтах.


Акайо, 19 уровень

Воронесса, 20 уровень


Мысленно задаю вопрос.

“— Всевидящий, это ты показываешь их имена и уровни?”

“— Да.”

От этого ответа не становится легче.

Воронесса тем временем идёт вперёд, расслабленно и уверенно, словно вышедшая на охоту тигрица. Она понимает, что является самым опасным хищником в этом месте. Или хочет это показать?

Кинтаро стоит на месте.

Драка проходит на кулаках с применением способностей. Даже не представляю, как они выживут, если применят свои суперсилы. Но им виднее, а мне остаётся лишь наблюдать.

Воронесса уже близко, десять метров. Она вытягивает руку, с ладони срывается фиолетовое пламя и летит в мастера.

Словно плевок раскалённого металла, капля едва ли уступает скорости полёта стрелы.

Кинтаро делает ленивое движение и уходит с линии атаки. Люди позади него разбегаются в сторону, капля влетает в стену здания и оставляет обугленную дыру.

Воронесса делает работу над ошибками. Приближаться она не стала, подняла две руки и с обеих полетели сгустки пламени, словно пулемётная очередь.

На этот раз Кинтаро показал все свои умения. Он юлой крутится под градом магических снарядов, уходя из под летящей смерти.

Но как бы не были сильны умения мастера, он получает удар в грудь.

Тело Кинтаро закручивается и отлетает на добрый десяток метров. Воронесса прекращает огонь, тревожно смотря на него. Мастер вскакивает, сдирая жилет.

На землю летит оплавленная броня. Сам Кинтаро цел и снова готов к битве.

— Сдавайся, — вещает Воронесса. — Следующее попадание будет последним.

— Нет, — коротко отвечает он.

Он ускоряется, стартуя с места, как гоночный спорткар.

Из его плеч и торса появляются две пары светящихся рук. Воронесса тут же выстреливает градом из трёх клубов огня. Кинтаро скрещивает иллюзорные руки перед собой, пламя бессильно разбивается об них.

Бесплотные на вид руки, оказываются сильным оружием.

Мастер сокращает дистанцию и начинает наносить многочисленные удары шестью похожими на молоты руками.

Воронесса пытается отпрыгнуть, но он преследует её, атакуя раз за разом.

В какой-то момент это начинает напоминать избиение.

Воронесса закрылась блоком, но удары влетают по корпусу. Всем непонятно, почему хрупкая женская фигурка ещё стоит на ногах.

Контратака приходится неожиданно, в разрыве между молниеносных ударов глава клана воронов делает шаг назад, затем её кулак окутывается синим пламенем и она что есть сил бьёт в грудь мастера.

Кинтаро снова отправляется в полёт, но на этот раз встаёт не так резво. Поднимается, будто столетний старик, отхаркивая кровь. Похоже она сломала ему рёбра, хорошо, что только сломала, а не прожгла насквозь.

Кинтаро покачивается, но всё равно идёт в сторону Воронессы, чтобы принести ей поклон, приложив ладонь к сердцу. Он принял её.

Суть этого поединка не в победе, а в демонстрации силы. Сейчас сила на стороне Воронессы и все это поняли. Секундант забрал маски и отошёл назад.

Мимо авто справа от меня проходит высокий беловолосый мужчина. За ним идёт группа людей, а ещё, какой-то завёрнутый в балахон здоровяк, они клином разрезают толпу. Смотря в ту сторону, откуда они пришли и вижу открытую дверь, ведущую с улицы и два неподвижных тела охранников.

В животе появляется неприятная тяжесть, кажется сейчас что-то будет. И правда, беловолосый бесцеремонно выходит в круг.

— Поздравляю с победой, Ворон, — насмешливо произносит он.

— Кто ты такой? — Воронесса получила больше урона, чем хочет показать, вижу, как она прижимает руку в правому боку.

— Зови меня Чёрным Драконом, — в полной тишине заявляет он. — И я бросаю тебе вызов по праву силы и по праву чести.

— Поединок состоялся, — вмешивается Кинтаро. — Ты не можешь бросить вызов нашей новой госпоже, тем более по праву чести.

— Могу, — не соглашается Дракон.

— Уходи, иначе тебя ждёт смерть, — настаивает Кинтаро. — Мы заключили соглашение, она доказала силу и моя группа будет следовать договору.

— Даже если вы принесли его человеку, который выдаёт себя за того, кем не является? — иронично спрашивает Дракон. — Я требую поединка, если я выиграю, вы станете частью моего клана.

Говоря это, он снимает куртку, затем футболку, обнажая мускулистое тело, покрытое огромной татуировкой дракона.

Он кумитё, глава клана якудза. Такие татуировки нельзя набивать просто так.

А ещё, он знает, что Воронесса и киллер Ворон, это разные люди.

Похоже ситуация выходит скверная.

Глава 14. Теперь все знают...

Спрыгиваю с машины, команда даже не замечает этого, увлечённая новым поворотом событий.

Растворяюсь в толпе, обходя площадку для дуэли по кругу.

— Вы будете служить тому, кто лжёт? — спросил у Кинтаро гость. — Забудете традиции и кодекс? Я шеф самого крупного клана якудза, Ямагути-гуми, а эта женщина лишь самозванка носящая имя убийцы. Я готов принять вас под свою руку. Вместе мы сможем возвысить традиции Якудза, даже на другой планете.

Вижу, как многие из группы Кинтаро начинают перешептываться.

Дракон видит раздрай среди людей Кинтаро, видит это и мастер.

— Мы следуем праву сильного, — отвечает демон. — Здесь работает лишь оно. Я с уважением отношусь к вашим заслугам, стать комитё крупнейшего клана, достойно уважения. Но мы решаем всё дуэлью.

— Я готов драться, — отвечает Дракон, довольно растягивая губы в улыбке. — Кого мне надо победить, чтобы доказать свой титул? Я также могу доказать то, что эта женщина лжёт.

— Интересно будет послушать, — Воронесса шипит разъярённой кошкой. — Что ты хочешь мне сказать? Предупреждаю, за всё сказанное ты заплатишь кровью. Уверен, что хочешь продолжить?

Она хочет его запугать? Не выйдет. Запугать психа не может даже другой псих.

— Мой брат долгое время работал с русскими, вёл переговоры с хозяином Ворона, человеком на которого он работал. Он, не она.

Веско заметил беловолосый.

— Это все твои доказательства? — усмехнулась Воронесса.

— Он умер, его убил Ворон, чуть больше недели назад. Объяснишь, как это возможно? — Драго был хорошо информирован.

Воронесса нахмурилась, гость продолжил.

— Если слова шефа крупнейшей банды в японии и его брата, главы одного из трёх главных синдикатов страны для тебя пустой звук, это очень прискорбно, — он повернулся к группе Кинтаро. — Я вижу, что среди твоей группы есть те, кто узнал меня. Выйдите вперёд.

Дракон понимает, что у него слишком мало людей для подчинения группы Кинтаро, поэтому решил играть по правилам и вступил в дебаты.

— Я… — вышел вперёд один из якудза. — Моя семья работала на синдикат, я знаю господина Драго.

Беловолосый улыбнулся вышедшему.

— И я…

— Я…

Ещё двое вышли из строя и поведали свои истории.

Картина не очень приятная, всё может закончится куда быстрее.

— Огонь горит под твоими ногами, отступи…

Драго полностью приковал внимание к своей персоне.

Он поселил сомнения в голову каждого присутствующего.

Я появился из-за спины стоящего секунданта, держащего маску Воронессы. Коснувшись его плеча, я поманил бойца пальцем и забрал маску, снова растворяясь среди зрителей.

Воронесса сомневается, но время идёт. Я подошёл к ней сзади, тихо шепча.

— Повторяй за мной…

Она слегка растерялась, но сохранила лицо.

Говорю ей нужные слова, благодаря маске никто не видит двигающихся губ, словно она и правда говорит сама.

— А, вспомнила… — Воронесса едва не запнулась, делая паузу. — Помню, как твой брат не сдержал своего слова. Как решил предать своего партнёра, будто укусившая кормящую руку собака. Уверена, мой ученик сделал всё правильно, как его учили. Прежде чем приходить в мой дом и оскорблять меня, тебе стоило дважды подумать. Сейчас ты выйдешь на поединок и заберёшь свои слова назад. Но марать об тебя руки выше моего достоинства, поэтому я воспользуюсь правом замены, как лидер группы, драться с тобой будет он…

Воронесса отступила в сторону, я почувствовал на себе изучающий взгляд комитё. Он зол. Оно и понятно, сказанное запало ему в сердце, он сомневается. Гадает, откуда эта женщина может знать такие подробности отношений Сакамото и Вертинского.

— Мне плевать, кто умрёт за тебя, но если он проиграет якудза не будут служить тебе.

— Идёт, — Воронессе не остаётся ничего, кроме как согласиться. — Но дуэль будет проходить с оружием.

— Раз ты избегаешь схватки, я тем более не буду удостаивать этого червя, вместо меня на бой выйдет мой человек, — Драго усмехнулся, выставляя своё условие в ответ. — А может уже и не человек. И оружие ему не нужно.

Гора закутанная в лоскуты ткани на манер балахона, скидывает одежду.

Среди присутствующих проносится шёпот, толпа содрогается от страха, зрелище завораживает, так боятся одного человека.

— Хирург, — тихо шепчет Воронесса.

Гигант тяжело шаркая по земле выходит в круг.

Я держу руки у шеи, цепляясь пальцами за бронежилет и тоже делаю пару шагов вперёд, останавливаясь. Раскачиваясь с пятки на носок, ожидаю отмашки.

— Кинтаро, ты согласен на условия сделки? — спрашивает Драго, обращаясь к замершему демона, который не сводит с меня глаз.

Киваю ему, заставляя ожить.

— Да, — уверенно отвечает лидер якудза. — Да будет так.

Воронесса подходит ко мне.

— Выбирай оружие, — немного думает и шепчет. — Мы можем всё отменить… Ты уверен? Сто пятьдесят человек, это капля в озере.

— Капля в озере ничего не значит для того, кто живёт у озера. А вот умирающий в пустыне бедуин может убить за неё.

— Мы живём у озера.

— Ты живёшь у озера.

Нас прерывают.

— Босс, какое оружие ты выберешь? — Калум тут как тут.

— Для такого здоровяка мне нужен большой нож, — обращаюсь к Воронессе. — Мне нужен меч.

— Сейчас.

Она что-то шепчет уже прибежавшему Ричу. Он находит кузнеца.

Через минуту у меня в руках заготовка для меча, даже не заточенная. Ничего, мне подойдёт. Огнестрел использовать нельзя, поэтому остаётся лишь холодняк.

Кроме этого вешаю на бедро кукри, а на пояс два куная.

Драго наблюдает за моими приготовлениями с настороженностью. Гигант покорно ждёт начала схватки.

Смотрю на противника.


Хирург, 31 уровень


На центр выходит секундант, чтобы объявить старт сражения.

— Готовы? — смотрит он только на меня.

— Да.

— Бой!

Хирург шагает в мою сторону. Медленно иду на встречу. Между нами стандартные пятьдесят метров и они быстро сокращаются общими усилиями.

Когда остаётся всего десяток метров, меня настигает первый удар.

Из огромного пуза Хирурга неожиданно выстреливает лапа голлума. Плоть словно расходится в стороны, буто открывшийся глаз.

Ухожу в сторону, молясь всем богам, чтобы рука не была такой резкой на дистанции.

Всё верно. Лапа падает на землю и втягивается назад, будто шнур для пылесоса. Бустро, но недостаточно.

Прыгаю вперёд и рублю.

Заготовка под прямой метровый меч врезается в землю, руку разрубает не до конца, остаётся висеть на жилах.

Хирург впервые издаёт хоть какие-то звуки. Похожий на рык высшего голлума крик боли проносится по площадке, эхом взлетая наверх. Он наверняка разбудил с десяток спрятавшихся в этом районе голлумов.

Обхожу его по кругу, он поворачивается ко мне, кружа на месте.

Нарезание кругов продолжается секунд пять, всё это время я усиленно думаю о том, что же мне делать.

Маны всего триста пунктов, сжатия нет, да и не сработает оно сейчас.

Из способностей только Левитация, Пространственный разрыв и Баланс.

Можно подобраться ближе и ударить его, как мечом, так и кулаком. А ещё можно взлететь и поиграть в игру “огромная жирная жаба и тупой, но смелый комар”. Последний вариант, проверить способность к пространственному разрыву. Насколько я понял, это что-то по типу телепорта.

Снова я использую способности в последний момент, когда заднице угрожает раскалённая кочерга.

Решаю проверить гиганта. Делаю пару шагов вперёд, провоцируя на атаку.

В меня летит очередная лапа, раскрываясь в воздухе, будто когтистая пасть.

Уклоняюсь, когти чиркают по плечу, оставляя неглубокие борозды. Форма тут же мокнет от тёплой крови.

У него не может быть бесконечной маны на активацию способностей.

С другой стороны, я не могу точно знать его объёма, особенно при таком уровне. Это же самый прокачанный человек на этой планете.

Не успеваю разорвать дистанцию, в меня выстреливают ещё две конечности. Грудь вспыхивает от боли, когтистая лапа пробивает броник и впивается в грудь, слава богу всего на сантиметр.

Меня откидывает в толпу.

Ударяюсь об других людей, с трудом поднимаясь.

Гигант уже идёт ко мне. Выбраться не успею, я будто в бутылочном горлышке из людей.

Активирую пространственный разрыв.

Система мгновенно включает маркер и даёт мне возможность выбрать некую точку выхода в пределах трёх метров. Жду пока монстр подойдёт ближе и в тот момент, когда он выкидывает лапу, активирую переход.

Перед глазами появляется чёрная точка, меня будто затягивает в неё и проворачивает в мясорубке.

В глазах темнеет, но всего на миг, одну четвертую секунды, не более.

Оказываюсь позади противника, который растерянно вертит головой, осматривая то место, где я только что был. До его спины метр. Совершаю прыжок и втыкаю ему в шею кукри.

Меч я выронил при падении, поэтому ничего кроме ножей не осталось.

Кукри входит в его холку наполовину, он хрипит и снова громогласно рычит. Совершаю ошибку, замирая и собираясь прокрутить лезвие. Снова удар, на этот раз в живот. Ноги отрываются от земли и через секунду я падаю на спину далеко позади.

Гигант пытается достать лезвие.

Одна из лап голлума вылезает из спины и вырывает кукри, отбрасывая его.

Хирург поворачивается ко мне, глаза налиты кровью, кажется, я его здорово разозлил.

Активация портала выпила сто пятьдесят очков маны, осталось ещё на один прыжок.

Теперь, зная, как работает способность, в голове рождается план. Ещё раз прыгнуть за спину и ударить с усилением, но маны может не хватить.

Стоило этой мысли промелькнуть, как отозвался ассистент.

— Вы можете конвертировать имеющиеся эссенции в очки маны, — уведомляет Всевидящий, тактично и вовремя напоминая о себе.

Выхватываю из разгрузки капсулу и сжимаю в ладони, открывая.


Использовать…


Сообщение прерывается. Что очень меня удивляет.

— Выполнено, — отчитывается ассистент.

Пункты маны разом прыгают до пятисот. Отлично.

Не убираю руки с ампулы, снова поворачиваю тот же трюк, прыгаю за спину подошедшего вплотную Хирурга, избегая его лап и бегу к мечу, на ходу восполняя ману.

Меч в руки и стремительное нападение.

Ускоряюсь и атакую гиганта, делая вид, что собираюсь идти до последнего.

У меня летят сразу три лапы, две из груди и одна из живота.

Падаю на колени, сдирая кожу и плиты двора и проскальзываю под ними, входя в трёхметровую зону работы пространственного разрыва. После чего прыгаю порталом за спину монстра.

Оказываясь за спиной на секунду замираю, наблюдая, как он поворачивается.

Клинок усиленный балансом падает на голову Хирурга, буквально разрезая его пополам. Лезвие проходит через тело, как раскалённый нож сквозь кусок масла, пока не ударяется в каменный пол двора, впиваясь в него более чем на треть.

Во дворе виснет гробовая тишина.

Беловолосый молчит.

Секундант объявляет.

— Побеждает господин, Джек Ворон.

— Ворон? — задумчиво переспрашивает Драго. — Интересно…

— Уходи, ты проиграл, — говорит Воронесса. — Но учти, следующая наша встреча станет для тебя последней.

— Это мы ещё увидим.

Сказав это, Драго ещё какое-то время смотрит на меня, после чего разворачивается и уходит.

Ко мне подходит Кинтаро, опускаясь на одно колено.

— Я клянусь вы выполнении своего слова, клянусь в верности согласно сроку службы, клянусь выполнять ваши распоряжения, клянусь своей душой..

Протягиваю руку, перстня у меня нет, Кинтаро прикасается губами к обратной стороне ладони.

Сто пятьдесят воинов якудза встают на одно колено.

— Ты принёс клятву не мне, а ему, — замечает Воронесса держась за бок. — Я не против. Но почему нельзя было это сделать раньше? До поединка со мной… А сейчас на мне больше синяков чем живых мест.

— Если бы вы поставили меня против господина, я бы не стал биться, — невозмутимо отвечает Кинтаро. — Поэтому я просил присягнуть ему.

— Это потому, что он показал силу? — уточняет Воронесса.

— Это невозможно, потому что господина Джека не учили драться на дуэли, его учили убивать.

Глава 15. Вирус

Тишина ещё висит, тягучая и плотная, словно мы под водой. Редкие фразы или звуки долетают до меня с запозданием, приглушенно.

Напротив сто пятьдесят один коленопреклоненный человек и мерцающая светом эссенция на три тысячи единиц.

А ещё здесь располовиненное тело гигантского ублюдка. Под ним растекается лужа крови, пахнет дерьмом и свежим мясом.

Я выложился на полную, а тут ещё выходки Кинтаро.

Даже Воронесса ничего не говорит, давая мне прийти в себя.

— Вольно, — не нахожу ничего лучше, чем выразиться, как типичный солдафон.

Как сын своего отца, вернее будет сказать так.

Кинтаро встаёт на ноги, встают и остальные члены клана. Обхожу его и забираю эссенцию, помещая часть в капсулу, а часть пускаю на повышение характеристик.


Принять эссенцию души?

Кол-во единиц: 3000

Да. Нет.


Соглашаюсь.

Использую часть для того, чтобы поднять уровень. До следующего не хватает чуть больше четырёх с половиной сотен опыта. Остальное отправляю на повышение ловкости и выносливости.

Остатки идут в капсулу.


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 12

Эссенция души: 0/1300

Сила: 1

Выносливость: 1

Ловкость: 1

Мана: 500

Жизненная энергия: 1300/1300

Способности: Пространственный разрыв 5 уровень, Левитация 4 уровень, Баланс 5 уровень, Маркер


С грустью смотрю на три сиротливые единицы в характеристиках. От количества опыта, которое нужно добыть для прокачки, кружится голова.

Все расходятся, представление закончилось.

Если бы подобный бой прошёл в реальном мире, люди бы стояли на одном месте до посинения. А вот жители Перегринуса сразу поняли, что больше не будет ничего интересного и пошли по своим делам.

Два уборщика в шуршащих полиэтиленовых фартуках и резиновых перчатках тут как тут, стоят и чушут затылок, озадаченно посматривая друг на друга.

Через несколько секунд, один поднял указательный палец вверх, развернулся и убежал в здание, появившись через минуту с совковой лопатой.

Грозного Хирурга бесцеремонно схватили за конечности и погрузили на потёртый автомобильный капот с прикрученными к нему верёвками. Выпавшие потроха и смешанную с землёй кровь сгребли лопатой и кинули туда же. Парочка мужиков, отвечающих за клининг, схватились за верёвку и утащили самодельные санки прочь.

Меня удивило то, с каким проворством и спокойствием они это делали, будто репетировали много дней. А может и практиковали.

Передо мной появилась Воронесса.

— Объяснишь, что это сейчас было? — она требовательно заглянула мне в глаза.

— Я надрал ублюдку зад, — я развёл руками. — И похоже влез не в своё дело.

— Это ты верно подметил.

— Извини, я спасал тебя.

— Проехали, — она смотрит на меня насторожено. — То, что ты мне сказал… Откуда ты это знаешь?

— Читал в новостях, — просто ответил я, разом развенчивая все её теории. — Немного логики и всё встало на свои места.

— А про ученика?

— Просто догадка, — я улыбнулся во все зубы. — А ты что подумала, что я тот самый убийца?

Изображаю смех. Ева расслабляется, по ней видно, извелась от догадок. Нет, я не стану обращать её против себя, не сейчас. Вот выберусь, поставлю Олега на место и займусь вопросом возвращения своего доброго имени. Сейчас ссориться с Воронессой не с руки, она единственный мой союзник, общие цели и бла-бла-бла…

— В любом случае, это войну мы выиграли, — подытожил я. — Теперь можем заняться прокачкой телепорта домой. Надо развить пространственный разрыв и прокачать, чтобы он трансформировался в то, что нам нужно.

“ — Пространственный разрыв не будет действовать за рамками данной планеты, — тут же послышался в голове объёмный голос помощника.”

— Что? — машинально спросил я.

— Я ничего не говорила, — Ева посмотрела по сторонам, а затем на меня. — Всё в порядке?

— Да, всё хорошо, — сказал я, но чувствовал, что немею от ужаса.

Все планы по возвращению домой стремительно рушились.

“ — Что ты имеешь ввиду? Объясни…”

“ — Пространственный разрыв не будет действовать за рамками данной планеты, — повторил голос.”

— Похоже пространственный разрыв не развивается до меж-мирового портала, — хмуро оповестил я свою союзницу.

— Что? — Ева не сразу поняла о чём я. — Какого чёрта? Откуда ты знаешь?

— У меня есть способность…

— Ещё одна? — подозрительно спросила она.

— Да. И эта способность показывает, как развиваться ветка навыка.

— Любая? — тут же спросила она.

— Нет, только та, которую я прокачал выше десятого ранга.

Не стоит ей знать о таком ресурсе, как Всевидящий.

Мы оба замолчали, смотря вслед уборщикам, двигающими тушу Хирурга.

Они как раз проходили мимо Алисы и Райана, когда девушка вдруг упала на колени и вцепилась в волокушу.

Я тут же направился к ней, чтобы узнать, что случилось.

— Седрик, — она посмотрела на меня влажными глазами, закрывая рот ладошкой, её красивое лицо исказилось. — Это тату моего брата.

Она показала на кожаную набедренную повязку Хирурга, где красовался лоскут с двумя четырёхконечными звёздами в круге.

— Это может быть другой человек, — попытался я утешить Алису. — Может просто похожая татуировка.

— Это мы, — она провела пальцем по тату. — Мы с ним эти звёзды, а вокруг никого.

Она снова заплакала. Я помог ей подняться и она уткнулась лицом в мою грудь.

К нам подошла Воронесса, окинула картину взглядом и похлопала Алису по плечу.

— Как закончишь, приходи в переговорную, — приказала она.

Алиса плакала недолго. Девушка закалилась за время, что провела на этой стороне, но первые эмоции сдержать не смогла.

Когда слёзы перестали течь, я всучил ей кружку отвара, плеснув туда капельку концентрата Сельми и пошёл на переговоры.

Мы снова сидели втроём, Кинтаро, я и глава клана Воронов.

— Вы хотите знать, что будет дальше, — начал Кинтаро.

— Всё хотят знать, что там будет, — проворчала кланлид, недовольная последними событиями Воронесса. — Просвети нас.

— Я буду верно служить, полгода, как договаривались, — с улыбкой поведал мастер, а затем добавил. — Ему.

— Кому? — Воронесса растерялась.

— Кому? — растерялся и я. — мне?

Нет, всё логично, я победил, а не Ева. Но служить мне… Это же бессмысленно. Воронесса даёт защиту, что я дам этому клану якудза?

По сути, нас сейчас могут выгнать на все четыре стороны. Как оказалось, я не так полезен для межпланетного прыжка, а Кинтаро уже скоро станет камнем преткновения в отношениях с Триадой.

Но видимо Воронесса так не думала, она кивнула, принимая сказанное.

Я поспешил слегка замять ситуацию.

— То есть, вы подчиняетесь мне? — уточняю у мастера.

Согласный кивок.

— Тогда приказываю вам войти в состав клана Воронов и заняться работой на общих условиях. Я не смогу занять такое количество людей.

Ева слегка улыбнулась. Оценила жест.

— Будет исполнено, — покорно отвечает Кинтаро. — Но есть одно условие, я не могу оставить лично вас без охраны. Теперь вы комитё, шеф нашего клана, если с вами что-то случится мы все станем отверженными.

Ничего себе, не Токийские бандиты, а самые настоящие самураи. Поиграем по их правила.

— Хорошо, пусть будет так.

— Рада, что вы поладили, — фыркнула Воронесса. — Задача минимум для тебя, нужно узнать, как получить пространственный переход. А я спрошу того, кто сказал, что это возможно.

— Одного из старейшин? — догадался я.

— Да, самого хитрого из них, — хищно улыбнулась она.

Она вышла прочь, я тоже двинулся на выход. Кинтаро поднялся и пошёл следом.

— Так, — остановился я. — Ты будешь ходить за мной?

— Верно.

— Я могу это изменить?

— Нет.

На улицу опустилась ночь. Я пошёл в свою комнату. Необходимо поспать, а завтра с рассветом отправится на очередную вылазку. У меня появилась идея и её срочно надо проверить.

У входа в комнату меня настигло сообщение Олега.


“Ты хорош. Нет, правда хорош! Устроить такую резню, это многого стоит, продолжай в том же духе и твои близкие проживут долгую и счастливую жизнь.”


Выругавшись, открыл дверь.

Оказавшись в комнате, решил поговорить с ассистентом.

— Что ты такое? — задаю вопрос воздуху.

Ассистент ответил через секунду.

— Всевидящий, личный ассистент, призванный облегчить работу реципиента с интерфейсом системы.

Голос всеобъемлющий, будто говорят разом со всех сторон, но одновременно пустой, неокрашенный никакими эмоциями.

— У меня столько вопросов, — прошептал я. — Что такое система?

— Система, это планетарная сеть, помогающая бороться с инопланетными угрозами высшего класса.

— Что это значит?

— Повторите вопрос….

— Что это значит?

— Не понимаю.

— Термин инопланетная угроза высшего класса, расшифруй.

— Угроза исходящая с другой планеты, вселенной, космоса, а также других измерений.

Я задумался, ответ ничего не прояснил. Даже не представляю, что за угроза может прийти из космоса или из другого измерения. Но сейчас допускаем всё подряд.

— Систему создали Арейни?

— Нет, народ планеты два, пять, сорок шесть…. — он продиктовал номер из более чем шестнадцати цифр. — Не является создателем системы.

— А кто тогда её создал?

— Нет доступа к информации…

— Почему ты сказал, что навык пространственного разрыва не сможет переместить меня на Землю?

— Потому что это невозможно в текущих условиях.

— А в каких условиях станет возможно?

— Нет доступа к информации…

— Да что ты заладил! Ну и какая от тебя польза?

Сказанные в сердцах слова ассистент воспринял по своему.

— Задача ассистента упростить взаимодействие с системой, также я являюсь глоссарием, сохраняю базу знаний, показываю всю доступную информацию о системных организмах, выполняю функцию советника.

— Что ты знаешь об этой планете?

— Планета два, пять, сорок…

— Просто Перегринус, ты можешь называть её так?

— Да, — с заминкой ответил он. — Планета Перегринус населена примерно восемью миллионами организмов, покрыта водой более чем на сорок процентов. Имеет один доминирующий разумный вид, название Арейни. Население планеты четыре миллиарда особей до проникновения угрозы, не инфицированных угрозой особей на данный момент около тридцати двадцати процентов…

— Инфицированных? Чем?

— Видоизмененный паразит с планеты семь, два, пять…

— Называй планеты так, как называли их обитающие там формы жизни, а не номерами, — попросил я.

— Два миллиона лет назад эту планету называли Эндген, сейчас её уже не существует. Она была взорвана галактическим союзом империи Касардия. Технологии на том этапе развития не позволили рассчитать вероятный вред для вселенной, пока не стало поздно. Каждый осколок планеты, затерявшийся среди звёзд, нёс в себе вирус, который позже назвали в честь планеты прародителя, Эндген.

— Это вирус делает разумных монстрами?

— Да, — коротко ответил ассистент.

— Почему планета появилась в нашей галактике?

— Нет доступа к информации…

— Почему между Перегринусом и Землёй возник портал?

— Нет доступа к информации…

— Как получить доступ?

— Повысить свой ранг в системе.

— Как повысить ранг? — устало спросил я.

— Найти передатчик, одну из великих колонн системы.

— А где её искать?

— Нет доступной информации…

— Чёрт! Это напоминает трудоустройство только выпустившегося студента, когда от тебя требуют двадцать лет опыта работы…. — проворчал я себе под нос.

— Как я могу тебя слышать? Как работает система?

— Уточните вопрос…

Видимо два вопроса подряд для него слишком.

— Как происходит наша связь?

— Посредством информационного поля, согласно тем воспоминаниям, что я могу видеть, ваш опыт говорит, что вы начали развитие этого направления. Квантовая физика и теория струн.

— Объясни проще, — взмолился я.

— Эссенции есть в каждом разумном организме, система позволяет энергии оставаться в осязаемом состоянии и перетекать из тела в тело. Аппелирую к вашему опыту, это как вера людей в божество. Она не осязаема для людей, но ею питается бог, удивительно, что никто не задумывается о том, как это работало.

— У нас подобное считается сказками, — задумчиво произнёс я. — Спасибо за пояснения.

— Рад, что оказался полезен, — в мужском бесплотном голосе не было и намёка на эмоции.

— Как бы ты оценил планету Земля по десятибалльной шкале, я имею ввиду развитие.

— Ноль.

— Что?

— Разумный вид земли в начале эволюционной лестницы.

В дверь постучали.

Достав из под подушки пистолет, иду открывать, держа его чуть позади у бедра.

— Алиса?

— Мне так хреново… Можно я войду?

— Входи.


***


— Ты говорил, что он будет уметь открывать портал на землю!

Воронесса схватила низкорослика за горло и прижала к стене.

— Не играй со мной, Бланк!

— Что тхы… делаешьь? — прохрипел он, когда она ослабила хватку. — Если ты меня убьёшь, будут проблемы…

— Я поставила на кон всё, — Воронесса безумно улыбнулась. — Правда считаешь, что меня беспокоят проблемы с кучкой коренных, ещё и живущих в зависимости от клана моего отца?

Бланк понял, что крыть нечем.

— Я не думал, что это повлияет, — пояснил растирающий шею карлик, прижавшись спиной к стене. — Хелвин говорил, что большая сила, это большая ответственность. Любимая его присказка. Некоторые способности даются другим, более старшим коллегой, если так можно сказать.

— Другим гравитоном? — Воронесса снова завелась. — Где я тебе найду такого? Меня прикончат намного раньше.

— Я не знал, что пространственный переход между планетами одна из тех вещей, которые не решаются повышением уровня.

— Всё ты знал, — презрительно скривилась Воронесса. — Просто не удосужился мне рассказать. Иначе бы твоя информация потеряла в стоимости. Теперь ты возместишь мне все эски. В двойном размере.

— У меня столько нет! — сдавленно крякнул Бланк..

— Найди, — равнодушно пожала плечами Воронесса. — Иначе все узнают, чем ты занимаешься с пленницами своего вида. Если честно, ты мерзок мне, теперь я могу с уверенностью это сказать. Подумай над этим, самый мерзкий среди самых мерзких, ты победил в этом соревновании. Я видела тех девочек, которых ты истязал, сраный ублюдок.

— О вкусах не спорят, — растянул рот в улыбке Бланк. — Ты же не за красивые глаза сюда попала?

Он разозлился, так, что страх отступил на второй план.

— Если я не выберусь из этого дерьма, мы утонем вместе, — пообещала Воронесса.

Бланк ничего не ответил.


***


— Джессика, ты просто умница! — довольный Олег улыбался, словно у него был день рождения.

— Пф… — только и фыркнула Джессика. — Я же просила, называть меня Джесс.

— Прости, Джесс.

Лаборатория Вертинского сегодня отмечала очередной рекорд. За последние несколько суток была проведена масса работы. Они запустили трансляцию, настроили поток и привели первых зрителей. Заключили несколько рекламных сделок, к ним пришли представители крупных брендов.

Отдел взорвался криком. Очередной рекорд. Все отмечали это дружным свистом и выражали радость.

— Двадцать тысяч зрителей, это хороший старт для проекта, — произнёс Олег.

— Мы не сделали ничего сверхъестественного, это всё ваш игрок, — заметила Джесс.

— Безусловно, — Олег поднял руки. — Но тебе не удастся приуменьшить свои заслуги. Проделать столько работы в сети и офлайне, это космический результат. На этой планете каждый день кто-то умирает, но никто не бежит сломя голову смотреть на это. Я видел глубину перехода, рекламодатели присылали отчёты, заявки так и прут.

— Не каждый день убивают подручных больших кланов, — не согласилась Джесс. — Ты любишь книги?

— Да, — ответил Олег, не понимая о чём идёт речь.

— Какая любимая?

— Шерлок Холмс, — неловко признался Вертинский.

— Иронично, — Джесс ухмыльнулась. — Так вот представь, что во второй главе кто-то убивает Ватсона.

Она замолчала, давая нанимателю представить весь масштаб.

— Понял, — кивнул Вертинский.

К парочке подбежала недавно нанятая секретарша.

— Олег Владимирович, к вам гостья.

— Я никого не жду, — скривился он. — Она представилась?

Девушка с юбке и блузке с слишком большим вырезом всплеснула руками, в её ладони оказался зажат стикер. Она поднесла его к глазам и прочитала.

— Элизабет Уорон,

— Вот чёрт, — Олег ещё больше задумался. — Скажи, я сейчас буду.

Секретарша тут же убежала.

— Трахни ты уже её, — произнесла Джесс, кивая в сторону работницы ресепшена. — Такими темпами она же через два дня уже придёт на работу в нижнем белье.

— А? — Олег вынырнул из размышления.

— Ничего, — покачала головой Джесс и пошла к инженерам, следить за данными и статистикой по просмотрам.

Олег вздохнул и пошёл на встречу с главной проблемой его нового плана.

Глава 16. Следующий уровень

— Господин министр, у меня плохие новости.

В просторном кабинете с большим количеством вставок из лакированного дерева самой разной породы, встретились два человека.

Первый носил звание министра обороны и отвечал за одну из самых больших и великих стран мира, Америку.

Второй же был удивлён скорому приёму и чем больше об этом думал, тем сильнее волновался. Новость, которую принёс молодой аналитик, была поистине пугающей.

— Докладывайте, Райтон.

Сидящий за массивным столом мужчина в возрасте сложил руки в замок, и поставил на них не менее массивный и гладко выбритый подбородок.

— Мы готовили документ всю ночь… — издалека начал аналитик, пытаясь выровнять в руках кипу бумаг. Ему этого не удалось, он вздохнул и решительно вытащил фото. — Но я хочу показать вам всего один снимок.

Он сделал шаг к столу, протягивая в руки министра лист с распечатанным изображением со спутника.

Министр откинулся в кресле и слепо пошарил слева от себя. Послышался звук открывающегося ящика, он достал очки и водрузил на нос, чуть отдаляя от себя снимок.

— Любопытно, — спустя полминуты сказал он. — Но, что это, мистер Райтон?

— Это взрывы, — с готовностью ответил аналитик. — Мы фиксируем их уже пару суток, с тех пор, как третий по счёту спутник смог добраться и зафиксироваться на орбите Перегринуса.

— Ваши соображения?

— Взрывы мощные, кое-кто посчитал их в тротиловом эквиваленте, данные не радуют.

— Что вы хотите сказать? — нетерпеливо спросил министр.

— На планете идёт война, сэр, — опустив голову ответил мужчина. — И мы не знаем, кто в ней участвует. Она за пределами доступных для изучения территорий.

— За городом?

— Да.

— Я вас понял, Райтон, мне нужно время, чтобы собрать совет и вынести новость на повестку, — спокойно произнёс министр. — Спасибо за службу, солдат.

— Служу Америке!


***


Я проснулся раньше чем Алиса.

Встал с кровати и укрыл спящую девушку видавшим виды покрывалом. Пускать её к себе было не лучшей идеей, но оставлять одну тоже. Не хотелось бы привязываться по эту сторону, будет очень глупо зациклиться на одном человеке и стать уязвимым в том месте, где это катастрофически опасно.

Я и на Земле не отличался особым стремлением обзаводиться отношениями. Проводил время в одиночестве, либо его мне скрашивала какая нибудь милая особа. Впрочем, никто так и не задержался в моей постели дольше чем на пару суток.

Выбравшись, я оделся и открыл дверь.

За ней меня ждали две невыспавшиеся физиономии. Одна принадлежала Калуму, а вот вторая Кинтаро.

— Калум, Акайо, — я кивнул обоим и сказал мастеру. — Что ты здесь делаешь я понимаю, следишь за мной. А вот ты?

Указываю пальцем на Калума.

— Пришёл за кружкой ароматного кофе, — вымученно улыбнулся Калум.

Я окинул его взглядом. Под глазами круги, сдерживается, чтобы не зевнуть.

— Давно ты здесь? — с подозрением спросил я.

— Нет, — без заминки ответил Калум.

Кинтаро за его левым плечом покачал головой.

— Сколько?

— Пару часов, — вздохнул Калум.

Кинтаро покачал головой.

— Не лги мне, — предупредил я.

— Пар… пять часов! — выпалил он.

Снова качание.

— Ты провёл здесь всю ночь? Под моей дверью? — удивился я. — Свихнулся? А как же сон.

— Больше не повторится, босс, — покаялся блондин.

Но в глазах его я не увидел ни капли сожаления. Как часто говорят, глаза зеркало души. Взгляд Калума говорил: “Я ни о чём не жалею!”.

Вздохнув, похлопал себя по разгрузке, проверяя на месте ли концентрат Сельми. Если он попадёт в руки моему помощнику, станет не до шуток. Здесь нет неотложки и налоксона, чтобы вытащить с того света после передоза.

Дверь позади меня открылась, в проёме появилась гибкая женская фигурка.

Без одежды. В одном нижнем белье. Закрывающая ладошкой оскаленный в зевке рот.

— Мальчики, вы меня разбудили, — недовольно сказала она.

Калум и Акайо переглянулись. Взгляд Калума изменился. Ну хоть что-то его интересует больше кофеиновой зависимости.

Теперь он говорил: “Босс, я ни капли не сомневался в ваших обольстительских навыках! Смотри татуированный, босс может…”.

— Пошлите, — сгрёб я парней в охапку. — Алиса, подойдёшь на собрание чуть позже, есть дело.

— Уже выдаёте преференции, босс? — заинтересованно спросил Калум. — Завели любимицу?

— Она просто пришла поговорить.

— Ууу…. — выдавили оба прохвоста.

Они оценили фигурку девушки.

— А я думал ты держишь целибат, — обратился Калум к Акайо.

— Я якудза, а не шаолиньский монах.

— На лицо одно и тоже, — хмыкнул Калум.

С такими разговорами мы и подошли к столовой, где взяли стандартный рацион в виде каши. К сосискам я притронуться не рискнул, а вот салат попробовал. К сожалению зелень горчила, но много кто не обращал на это внимания.

Калум напротив довольно хрустел листьями.

— Фшто? — недоумённо спросил он в ответ на мой болезненный взгляд. — Клеффчатка, вахшна!

— Можно вас попросить, шеф. Не называйте меня по имени, — попросил Акайо.

— Шеф? — встрял Калум, разом проглотивший все листья. — У нас в штате пополнение, босс?

— А ты как думаешь? Он же не в очереди за кофем всю ночь стоял, — ядовито заметил я.

— А-а-а-а-а… — протянул Калум. — Понял, добро пожаловать в команду. И называй его босс, шеф ему не нравиться.

— Хорошо, — согласно кивнул Кинтаро.

— Буду звать тебя Кинтаро, воин-демон, — сказал я.

— Мне нравится, — довольно улыбнулся Кинтаро. — Спасибо.

— Не за что.

К столу подтянулись Алиса и Райан.

На лице программиста была написана вселенская печаль, Алиса же была задумчивой. Это не удивительно, она потеряла брата. Почему расстроился Райан я тоже догадывался.

Он чувствует себя бесполезным. Что по сути так и есть, но лишь на первый взгляд. Я уверен, что найду ему применение в ближайшем будущем.

— Наслаждайтесь едой, — иронично сказал я. — Сегодня нас ждёт работёнка.

— Это уже интересно, — Калум потёр руки, после выпитой кружки с каплей концентрата, настроение помощника стремительно поднималось к луне. — Что будем делать?

— Проведём вылазку, — просветил я свою команду, насчёт ближайших планов. — Выйдем к стене и опробуем мой навык телепортации.

— Босс, вы думаете… — Калум загорелся.

— Это может сработать, — кивнул Кинтаро.

— О чём вы? — Алиса.

— Они хотят попробовать закинуть Джека на другую сторону барьера, — подсказал Алисе хакер. — Вот только я не думаю, что мне нужно идти с вами.

— Почему? — решил я поговорить с ним.

— Я только буду мешаться, — парень скривился. — Балласт, подобные вещи обычно скидывают, как только пахнет жареным.

— А это существенное обвинение, — возразил Калум. — Мы не оставляем своих. Рано или поздно ты прокачаешься, а если будешь сидеть за стенами и рефлексировать, ничего не получится.

— Зато буду живой, — проворчал он.

— И тебя добьют такие уроды, как те двое из автобуса, — вмешался я. — Хочешь снова встретится с ними? А ты обязательно встретишься. Если не с конкретно этими, то с похожими на них зверями. Тут все такие. Хочешь встретить их с пистолетом в руках или зажатым углу, дрожа от страха?

Все посмотрели на Райана. Тот сжался под пристальным взглядом команды.

— С пистолетом, — выдавил тот.

— Тогда кончай ныть, и давай работать, — Калум хлопнул его по плечу.

— Доедаем и выходим, — скомандовал я.

Закинуть в себя остатки не очень вкусной, но такой необходимой пищи было сложно. Я подозревал, что за этот день это будет самым смелым поступком с моей стороны.

Да я лучше снова ударю свина и сломаю себе руку к чёртовой матери, чем съем ложку каши.

По вкусу смесь напоминала абсолютнейшую пытку. Будто в тарелке растёрли самые горькие и едкие таблетки, добавили каких-то бобов и всё перемешали.

Привкус оставался надолго.

А может правительнство всё понимало и поэтому отправляло преступников на Перегринус. Чтобы они думали о жизни, своих ошибках, преступлениях.

Мы вышли из-за стола с облегчением. Буквально вылетели, будто сжатые пружины. Развернулись и собрались идти, когда на нашем пути встала Регина.

— Куда-то собрались, мальчики, — она обвела нас взглядом и остановилась на Алисе, а затем скользнула на Райана. — Девочки. И те кто ещё не определился.

— Хотела чего-то конкретного? — раздражённо спросил я. — Говори. Мы спешим.

— Да, хотела тебя… — пауза. — Сопроводить.

— Снова?

— А ты в прошлый раз плохо услышал? — похлопала глазами татуированная.

Я молча прошёл мимо неё, позволяя ей следовать за мной. Спорить нет смысла.

Плюс это отчасти входило в мои планы.

— Раз ты с нами, не поможешь с машиной? — спросил я у Регины.

— Нет, — с сожалением покачала она головой. — Я и сама не в восторге от того, что нам надо идти пешком. Но последняя свободная машина была разбита, та тварь, что перевернула нас на днях, помнишь?

Я кивнул.

— Вы восстанавливаете машины?

— Да, но сейчас нет запчастей, — призналась она.

Я не стал спрашивать где их достают. Очевидно за пределами второго уровня, но вот кто может его преодолеть? Сейчас и проверим, войду ли я в число тех, кому будет доступен следующий уровень.

Когда мы отошли на безопасное расстояние, я открыл Регине цель нашего путешествия.

— Мы планируем пробраться за стену этого уровня. На третий слой.

Девушка обвела нас взглядом.

— Вы не шутите, — обречённо сказала она. — Я не могу тебе этого позволить, Воронесса меня прибьёт, затем воскресит и снова прибьёт и так десять раз.

— Но и помешать ты нам не можешь, — я пожал плечами. — Похоже у нас проблема. Тебе остаётся наблюдать и защищать меня.

Напоминаю о её бессилии.

— Либо скрутить тебя и отвести назад, — предложила она, покрутив при этом шеей.

— И остаться тут в виде двух симпатичных кучек, как вчерашний толстяк. Какой у тебя там уровень?

Я посмотрел на неё. Ассистент тут же подкинул информацию.


Регина, 18 уровень


— Он был выше тебя на тринадцать уровней.

— Откуда ты? — она пребывала в шоке. — Я не открывала доступ.

— А мне он не нужен, — с ухмылкой отвечаю я. — Так что, встанешь у меня на пути?

Регина сомневается.

— Нет, — после недолгих раздумий говорит она.

— Хорошо, значит идём дальше.

Когда я уже развернулся и пошёл дальше, слышу вопрос за спиной.

— А кучки и правда симпатичные?

Отвечать ничего не стал, думаю ей хватит и уничтожительного взгляда Алисы.

До барьера дошли через час. На этот раз пошли в обход и не стали подходить близко к тому месту, которое патрулировали Вороны. Взяли левее. Здесь здания стояли так плотно, что барьер врезался в них, проходя сквозь бетон и металл.

Пробраться на другую сторону можно всего двумя путями. Либо войти с крыши, либо найти коридор и пройти здание насквозь.

Я посчитал, что вход на крыше будет более предпочтительным, поэтому поднялся наверх.

Здание исключит нападение высокоуровневого голлума. Они ребята огромные, вряд ли им понравиться в узких каменных коридорах. А вот мне будет в самый раз. Я был готов ко встрече с мелочью к которой уже привык.

Пистолет наготове, ножи в разгрузке.

Энергии хоть отбавляй, с самого утра чувствую небывалый подъём сил. Очевидно сказывается повышение выносливости и ловкости. Казалось, что координация стала даваться в разы легче. Ловкость не проявлялась в физических возможностях. Нет. Это скорее было нечто интуитивное. Проходя по коридорам, я чувствовал расстояние до каждой из ближайших стен и понимал, какие мне надо приложить усилия и какое положение принять, чтобы например рыбкой выскользнуть в окно или сделать сальто.

Подсознательно понимал, как повернуть тело, чтобы смягчить прыжок и найти баланс в полёте для правильного приземления.

Ощущения странные, первый день после повышения силы, я чувствовал. что тело не моё. Будто я находился в исскусно подогнаном костюме, ощущал его небольшую тяжесть и неповоротливость, даже чуть не смял ручку кружки на завтраке.

Сейчас ощущения похожие, но теперь я понимаю, как с этим быть.

Команда поднимается наверх и расспредготачивается по крыше, занимая позиции за вентиляционными фильтрами и выходящими из крыши трубами, чтобы в случае чего подстраховать меня.

Огонь из четырёх стволов значительно поможет, если случится что-то непредвиденное.

— Я войду в здание, обследую его и вернусь, — ввёл я всех в курс. — Если я правильно понимаю, за барьером было не так много людей, а значит должны остаться полезные вещи.

— Да, — подтвердила Регина. — Всё как на Земле, местным тоже нужны лекарства и еда. Поэтому по всему городу встречаются супермаркеты и аптеки.

— Вот и славно, — я хлопнул в ладоши, достал пистолет и проверил магазин по давней привычке. — Поехали.

Группа рассредоточилась, я подошёл к барьеру.


Применить способность "Пространственный разрыв"?

Да. Нет.


Срабатывает навык, ставлю точку выхода на другую сторону. Ничего может не получится, но если барьер имеет физический характер, всё будет в порядке.

Так и оказалось.

Очутившись по ту сторону, я замер.

Проходила секунда за секундой, но ничего не происходило. Расслабившись, делаю несколько шагов. Система не спешит карать меня за плохой проступок.

— Всё в норме, — отчитываюсь я, глядя на взволнованные лица остальных. — Я вхожу.

Дверь ведущая в многоэтажное жилое здание неподалёку. Подхожу к ней и с лёгкостью открываю. Не заперто.

Внутри ждёт тёмная лестница, спускаться по ней опасно, я даже не взял с собой фонарика. В голове проносятся флешбеки из прошлого такого спуска и встречи с Лысым.

Слава богу внизу просвет, видимо лестничная площадка с окном.

Осторожно переставляю ноги и спускаюсь всё ниже и ниже.

Прохожу первый этаж, замирая на каждой ступени, но монстров поблизости нет.

Оказываясь на площадке, перевожу дух, рассматривая небо в окошко. На этаже множество дверей, большинство открыты, везде пыль.

Прохожу по этажу, осторожно заглядывая во все открытые двери.

К большому разочарованию, внутри нет ничего полезного. Мебель и пыльные предметы интерьера. Картины и разбросанные вещи, всё как у людей. Вот только местные разумные оставили эти места очень давно.

А вот что радует, так это кухонная утварь. Как мне кажется, посуда и что-то вроде холодильника никому не повредят в условиях тотального дефицита. Но переть на себе гигантский морозильник не стоит, а значит это подождёт. Нужно найти что-то действительно важное.

Аптека, мне подойдёт склад с лекарствами или оружейная лавка.

Губу конечно стоит закатать, как говорил Владимир, но так же он говорил, что надежда умирает последней.

Уже куда смелее спускаюсь на следующий этаж, снова погружаясь в полумрак и исследования этажа.

Картина никак не поменялась. Всё та же разруха. Мне становится безумно жаль сто пятьдесят пунктов маны, затраченные на перемещение. Успокаиваю себя тем, что это необходимый опыт.

Другие этажи обследовать не стал. Еда скорее всего испортилась, а мебель я брать не стану. Прохожу по лестнице до самого первого этажа. В голове крутится мысль, что будет обидно встретить кого-то серьёзного и голодного, десять этажей наверх в гонке за жизнь, серьёзный забег.

На первом этаже ничего интересного. Только выход на улицу, куда я и направляюсь.

Снаружи совсем не опасно. Пустая улица, несколько первёрнутых машин, ещё больше разбросаны по всей дороге, но уже стоящих на четырёх колёсах.

Дорога треснула от времени, из неё сочятся зелёные побеги сорняка.

Солнце над головой здорово припекает, голлумов на улице быть не должно, недолюбливают они местное светило. Но надо быть аккуратнее, я полагаю, что их восприимчивость к ультрафиолету прямо пропорциональна размеру.

Та тридцатка, что вылетела из окна, не обратила внимание на солнце.

Как будто назло, на периферии зрения появилось пятно. Поворачиваюсь без резких движений. Из здания напротив, выполз низко припавший к земле голлум. Голова повёрнута в другую сторону, меня не видит.

Медленно достаю пистолет и прицеливаюсь. Мне надо, чтобы он замер.

— Кс, кс, кс, — окликаю его.

Тварюшка поворачивает голову, но ещё в процессе, её пробивает быстро летящая пуля.

Пистолет гулко кашляет, глушитель не спасает от хорошего хлопка, отлично слышного в радиусе тридцати метров.

Довольный собой, убираю оружие. Ствол плотно входит в кобуру на поясе, засыпая до следующего боя.

Слышу слева тихий шорох. Повернуться не успеваю, тело сносит от удара. Кувыркаюсь по асфальту, чувствуя, как меня царапает и старается придавить очередной монстр.

Как я не заметил его приближения?

Останавливаюсь после десятка переворотов. Мы врезаемся в авто, тварь улетает в одну сторону, я в другую.

Быстро поднимаюсь, не обращая внимания на боль, содранные колени с локтями и разбитую голову.

Слегка двоится в глазах, земля колеблется, но эффект довольно быстро проходит. Это мне так выносливость помогает?

Голлум уровнем под двадцатый уже поднимается и трясёт башкой. Он сбил меня, словно гоночный болид. Да так рьяно, что самого его существенно потрепало при этом.

Пистолет в кобуре, вынимаю его так быстро, словно родом я из Вестерна.

Голлум дёргается, когда пуля попадает ему в грудь. Это решительно влияет на его желание прыгать, монстр прижимается к земле и шипит. Вторая пуля приходится в лоб, минуя кость и разрушая мозг.

Бесчувственная тварь лежит на земле.

Слышу топот многочисленных лап, резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, как из здания через дорогу вываливаются десятки голлумов. Кто-то из окна, кто-то из дверей, будто дом гигантская мясорубка, и она выдавливает монстров навстречу одиноко стоящему мне.

— Чёрт….

Глава 17. Дважды в одно и то же дерьмо

Лавиной спрыгивающие вниз мутанты, это настолько завораживающее зрелище, что я не сразу начал удирать.

На первый взгляд, тут более десятка тварей. Рычат и быстро приближаются, уже могу разглядеть горящие красным глаза. Я оказываюсь отрезан от двери из которой вышел, приходится бежать в следующую.

Назад стараюсь не смотреть, есть небольшая фора, поэтому догнать на дистанции до двери, голлумы не смогут.

Влетаю внутрь холла, словно пробка от шампанского. Знакомая лестница наверх, бегу в сторону спасительных ступенек и начинаю подниматься назад.

Холл отделён от улицы панорамным остеклением в пол. Когда мои ноги касаются первых степеней, позади взрывается одно стекло, затем второе и третье. Нарастает ливнеобразный звон стекла о пол.

Мутанты не разбирают дороги и сносят закалённое стекло в палец толщиной. По спине пробегают мурашки. В голове ещё свежи воспоминания о проехавшем через меня бронепоезде на дороге, минутой раньше. А он уровнем куда ниже, чем те, что преследуют меня сейчас.

Примерно рассчитываю их скорость, понимая, что меня очень скоро настигнут. Поднимаюсь на второй этаж и перевешиваюсь через перила, беря на прицел подступы к лестнице.

Вовремя, два самых быстрых уродца уже тут как тут. Толкаются и грызутся, но резво бегут вперёд, перебирая страшными когтистыми лапами.

Две пули уходят в сторону противника. Одна попадает в морду первому, вторая ранит лапу второго. Стреляю ещё раз, умерщвляя раненого.

Теперь можно продолжить весёлый забег на средние дистанции.

Ещё через два этажа повторяю удачный экспромт. На этот раз ниже целых пять голлумов, видимо основной состав этого уличного бойзбенда. Вот они, слева направо: Чонгук, Намчжун, Чингачкук, Джин, Юнги.

Стреляю без разбора, выпуская пять смертоносных кусочков металла. Успеваю заметить, что игру в царя горы продолжают лишь три тела, два остаются на лестнице, дисквалифицированные за поведение.

Стараюсь сохранять дыхание и бегу ещё два этажа.

Гонка продолжается ровно до шестого, ещё пару пролётов. Едва успеваю уклонится от летящего теперь уже сверху тела. Голлумы с верхних этажей, три особи. Ничего не остаётся, кроме как прыгнуть порталом за спины приближающихся сверху монстров.

В ушах стоит звон, дыхание от резких кульбитов сбилось.

Мана скакнула вниз, пункты исчезли, растворились всего с одного действия, забирая треть скудного магического резерва.

Оказавшись за спинами бегущих сверху монстров, встречаю вторую компанию. Где-то наверху удары лап и рычание. Да сколько же их здесь?

Позади уже около пяти любителей человечины. Бегу дальше, ожидая встречи с опоздавшими на обед.

На этот раз впереди всего двое. Их заносит, так торопятся сожрать меня, что врезаются боками в стены.

Ничего не остаётся, кроме как сделать второй прыжок, но перед этим есть несколько секунд. Останавливаюсь и навожу ствол на тех, что сзади. Пять выстрелов, заставляют пару преследователей с визгом покатится обратно, оставляя кровавые следы на ступенях. Но позади самых резвых ещё два, как минимум, а как максимум и весь десяток.

Осталось три уродца снизу и два наверху, они уже близко, поэтому пры-ы-ыжок!

Оказываюсь за спинами очередной группы монстров, бегу что есть сил наверх.

План простой, выбежать на крышу, прыгнуть за барьер и бежать к своим. Они помогут отбиться без потерь, плюс барьер не пропустит самых высокоуровневых, если такие есть. Рассматривать уровни нет времени, поэтому точно я этого не знал.

Чем выше я поднимался, тем ближе становилась погоня. Выстрелив ещё несколько раз, перепрыгиваю через три ступени сразу и миную последний этаж, врезаясь в закрытую дверь.

Она даже не дрогнуло, заперто наглухо.

Затравленно оборачиваюсь назад, слушая приближающиеся звуки погони.

Что делать? Эта мысль лихорадочно бьётся в мозгу в такт разогнанному сердцебиению.

Голлумы на последнем пролёте, визжат от предвкушения. Твари растянулись в цепочку и перепрыгнуть их порталом

Рычащие и голодные подобия человека выходят на финишную прямую, со скрежетом переставляя лапы и пробуксовывая, будто резко стартовавший автомобиль.

Я уже поменял магазин, благополучно отправив пустой в кармашек на разгрузке и стал щёлкать курком, поливая группу голлумов огнём.

Сразу же упали ещё два голлума, но их собралось уже около десятка и цепочка не прекращалась.

Загорелись две эски, взмывая над полом. Затем ещё одна. Поток тварей поредел и они стали манёвреннее, я стал промахиваться и попадать по телу, а не в голову, что не останавливало мутантов.

Когда до них оставалось около трёх метров, перемахиваю через перила, чтобы почувствовать свободный полёт.

Хорошо, что лестницы расположены квадратом, а не зигзагом, что позволяет прыгнуть прямой тоннель вниз, высотой в десять этажей.

Сердце сразу же обхватывает лапа первобытного страха от неконтролируемого падения.

Иконка маркера наготове, она скользит рядом, предлагая сделать точкой выхода всё на что я не посмотрю. Хочется закончить полёт как можно раньше, но я не делаю этого, а жду до последнего, чтобы выпрыгнуть порталом на втором этаже.

Пространство перед глазами сжимается, меня закручивает, будто в мясорубку или барабан стиральной машины. Выход и глоток живительного воздуха. Я на лестнице. Вниз пролетает голлум, разбиваясь об пол холла.

Я бегу за ним, слушая, как разочарованно и гневно рычат твари где-то восемью этажами выше.

По дороге попадается две эски, сгребаю их, сразу же отправляя в ману, чем восполняю себе резерв.

Вот только интересное обстоятельство, если восполнять резерв напрямую с подобранной эски, не важно какого она размера, энергия восполнит источник, а остальное просто пропадает.

Вторая эска на целую тысячу единиц, вот это подарок небес. Видимо голлум был выше двадцатого уровня.


Желаете использовать эссенции души для повышения характеристик?

Да.Нет.


Кидаю всё в силу.


Ниже, в холле, подбираю эску упавшего и разбившегося об пол голлума. Ещё тысяча. Снова в силу.

На улице меня снова ждёт приятное пополнение, тот голлум, что сбил меня. Хомячество продолжается, но с него упало всего пятьсот единиц. Они сразу же попадают на баланс характеристик.

Я так долго удирал, так самозабвенно и напугано, что не вспомнил о лежащем в кармане контейнере с остатками эсок. Было бы целесообразнее использовать его.

Размышлять и предаваться самобичеванию смысла нет, поэтому бегу дальше. Голлумы уже в холле, скоро возьмут след и мне снова предстоит игра в портальные салки.

Животный страх и близость смерти настолько напугали и потрясли меня, что я перестал рационально мыслить. Тряхнув головой, выбрасываю всякие планы побега и встаю за перевёрнутой машиной, больше напоминающей скомканный лист бумаги. Не хотел бы я встретится с тем, кто проделал подобное.

Голлумы выпрыгивают из соседнего входа беспорядочно, снова растянувшись в длинную цепочку. Отличный шанс начать охоту.

У меня в запасе есть ещё один магазин, этот почти полон, если стрелять экономно, хватит на всех.

Прячусь за укрытием, чтобы как можно дольше оставаться незамеченным.

Пора.

Выбегает первый пациент, второй отстаёт на несколько шагов. Оба резко тормозят, да так, что врезаются друг в друга. Водят расплющенными носами, почти отсутствующими на зубастой морде.

Через две секунды точно определяют направление, срываясь с места, словно две борзые. Жду их приближения, осторожно наблюдая из-за машины. Приседаю на колено и навожу прицел.

Раз.

Два.

Выстрелы точные и хладнокровные, расстояние пятнадцать метров, промазать почти нереально. Двигаются они не быстрее бегущего человека, лёгкой трусцой, принюхиваясь.

Снова прячусь. Вовремя, ещё три преследователя выходят на свет и устремляются в ту сторону, где только что погибли их собраться. Твари гупы и обладают слабыми зачатками разума, поэтому подбегают к трупам и замирают, обнюхивая их.

Один даже успевает посмотреть в мою сторону. Он первым учуял лёгкий запах сожжёного пороха, который ему донёс ветер.

Выстрел, он обмирает, вытягивая лапы, из задней части черепа вылетают брызги крови. Второй тоже получает пулю. Третий молниеносно поворачивается и несётся в мою сторону, слегка раскачиваясь. Это ему не помогает. Ещё один становится жертвой сегодняшней вылазки.

В голову прилетает мысль, что я так смогу справится лишь с одной обоймой. Глупость тут же наказывается, из здания вываливается дюжина мутантов, подвывая и рыча , словно волчья стая.

В этот раз решаю начать стрельбу издали. В магазине чуть больше десятка патронов. Если подпущу близко и замешкаюсь с перезарядкой, задавят количеством. Улочка узкая, поэтому стоит попробовать.

Пули уходят ровно туда, куда я целюсь. Головы врываются от влетевшего снаряда, но так продолжается недолго. Уродцы очень быстро понимают откуда дует ветер, несущий смерть. Рассыпаются и бегут к авто.

Целиться становится сложнее, это не растерянные и стоящие на месте противники, а целеустремленно передвигающиеся, кроме прочего, они прячутся за любое препятствие. Это удивительно, но кажется я недооценил разумность своего главного врага.

Выбиваю пятерых, оставшаяся семёрка рассыпается дугой, жду пока они выйдут. Прижимаюсь спиной к авто, пистолет у груди, ствол направлен наверх. Слышу шум металла, скрип когтей о лёгкую обшивку бывшего некогда автомобилем комка.

Раз. Два… Три!

Надо мною появляется оскаленная пасть, тут же получая пулю под нижнюю челюсть. Тело валится на землю с той стороны.

Противник слева. Пуля в эту сторону, попадает прямо в глаз, выносит кусок кости и весь немногочисленный мозг.

Противник справа. Снова прямое попадание.

Осталось четыре. Они нападают сразу, двое сверху, двое по бокам. Прыгаю телепортом на другую сторону, противоположную той, где только что сидел, оставляя тварей с носом.

Одно неловкое движение, нога наступает на лапу мёртвого голлума, убитого первым. Он как раз свалился сюда, а я выпал из пространства чуть выше. Нога подворачивается, теряю стабилизацию и падаю, приложившись головой об авто.

В глазах сразу же начинает темнеть, делаю усилие, чтобы не выпасть из реальности и не потерять сознание. Пистолет выпал, лежит где-то левее. Твари близко, одна спрыгивает напротив, рыча. Мне в лицо летит слюна, рёв оглушает.

Пытаюсь найти пространственный разрыв, чтобы свалить из под собирающегося меня проглотить голлума. Удача мне сопутствует, товарищ мутанта делится не намерен, он сбивает первого и они катятся, клубком, будто сцепившиеся коты, раздирая друг другу брюхо задними лапами.

Необходимая пауза получена, нашариваю пистолет и включаю портал, прыгаю на несколько метров вперёд, чтобы обернуться и безжалостно расстрелять всех недоумевающих тварей.

Когда понимаю, что остался один, резко накатывает слабость.

Не обращая внимание на состояние, осматриваюсь, чтобы убедится, что бой действительно закончен. Но оставаться на месте не стоит, надо как можно скорее убраться.

Трогаю затылок руками, пальцы натыкаются на мокрое пятно и слипшиеся волосы. Кровь.

Рана не сильная, кровь почти не бежит, значит займёмся ею позже.

Не смотря на головокружение, осматриваю место боя, необходимо собрать эски. Нельзя оставлять такой подарок, кому попало.

Получена эссенция души!Получена эссенция души!Получена эссенция души!Получена эссенция души…


Отправляю сразу же всё в характеристики. Как показывает объём лёгких, мне нужна выносливость.

Всего после короткой, но изматывающей схватки остается четырнадцать тысяч эсок. Включая те, что находятся вдоль лестницы, я вернулся и за ними. Жаба внутри не успокаивалась и твердила, что не простит такого расточительства и взбунтуется.

Пришлось вернуться и всё подчистить.

Сила увеличилась ещё на пять, ловкость на три, остальное съела выносливость. Если точнее, эски дали тринадцать с половиной тысяч пунктов, а вот остальное я докинул из запасов в контейнере, чтобы заодно апнуть уровень и восстановить ману. Контейнер вещь полезная, надо узнать, есть ли такие же, но больше чем на тысячу в объёме. До следующего повышения уровня оставалось меньше пятисот единиц, поэтому лишнее пошло туда.



Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 13

Эссенция души: 0/1300

Сила: 8

Выносливость: 6

Ловкость: 3

Мана: 600

Жизненная энергия: 1300/1300

Способности: Сжатие 6 уровень, Левитация 4 уровень, Баланс 5 уровень, Маркер


На повышение способностей совсем не осталось ресурсов, да и не нужны они мне были в свете нового плана. Для будущих вылазок на эту сторону мне понадобится скорость и реакция, а ещё очень много патронов. Очень много.

По эскам ожидал чего-то более серьёзного. В объёмах твари больше стандартных высших, которых я видел. А вот по эссенциям всё те же пять сотен.

Лишь трое были за двадцатый, соответственно с них удалось забрать по тысяче опыта. Остальное потратилось на восполнение маны.

Собравшись уходить, я увидел выцветшую вывеску, дальше по улице.

— Чёрт возьми, если мои глаза меня не подводят, это грёбанный магазин!

Прошептал я себе под нос и ещё раз оглядевшись, отправился туда.

Улицы выглядели безлюдными и безголлумными, пройдя несколько сотен метров, я перестал скрываться и перебегать от укрытия к укрытию.

По пути перезарядил пистолет, осталось семь патронов, этого не хватит на серьёзную заварушку, но обойти стороной классический продуктовый, я не мог.

Если снова попробую сраную кашу, вздёрнусь в туалете на собственных шнурках. Гадость редкостная, поэтому и люди тут злые. Не то, чтобы плитка шоколада решила все местные проблемы, но мне она явно пригодится.

Мечты разбились о реальность, как упавшая с седьмого этажа сосулька. Разлетелись со звоном и медленно таяли.

Стеклянные двери снаружи, гора каких-то журналов на тротуаре и вывеска, изображающая съестное. Расово мы разные, но судя по всему мясные вырезки рисуются везде одинаково, а лучше консервирования продуктов ничего не придумали.

Войдя на первый этаж высотки, огляделся.

Внутри магазин представлял собой пустынные прилавки, несколько засохших пятен на полу и давно выключенные холодильники из под какой-то заморозки. Половина морозилок отсутствовала, а вторая была разобрана.

Здесь очень хорошо поработали мародеры.

Прогулявшись мимо прилавков, тянущихся на добрую сотню метров вглубь, я стал искать, что осталось.

Картина безрадостная, чем дальше иду, тем сильнее разочаровываюсь.

Сам виноват, вопрос больше к себе, чего я ожидал от первого же магазина за барьером. Все вокруг не раз говорили, что здесь есть люди уровнем за двадцатый, надо было понимать.

Прогулявшись, решил заглянуть на склад.

Дверь открывалась внутрь и не поддалась не сразу. Оказалось, что её подпирал труп. Причём относительно свежий. Едва ли неделя с момента смерти. Открытая дверь выпустила аромат разлагающейся тушки, заставляя меня поморщится.

— Что ты здесь забыл друг?

Вопрос не остаётся без ответа. На двери длинные тонкие порезы. Такие не мог оставить голлум, работал кто-то поменьше и поумнее. Голлумы бы снесли дверь, либо долбили бы в неё до самого конца.

Перешагнув через преступника, вошёл на склад.

Снова полки, на этот раз под потолок, между ними слабо мерцающие лампы. Удивительно, как они вообще работают, судя по всему, это место покинули очень давно.

Среди стеллажей что-то мелькнуло.

Похоже я здесь не один.

Глава 18. Между молотом и наковальней

За первой тенью пронеслась следующая. Слишком маленькая для человека или голлума. Больше похоже на собаку.

Вокруг пустые металлические полки, на полу раскиданы консервные банки с самыми разными повреждениями. Бой был тяжелым. Артиллерия банок полегла. В мерцающем от неровного напряжения свете лежат сотни раскуроченных металлических пристанищ пищи.

Снова тень. Она пролетает с космической скоростью, но уже куда ближе ко мне. Становится не по себе, оборачиваюсь и рассматриваю труп. Над телом загорается лампа, заставляя слегка вздрогнуть. Свет вычленяет страшные раны, рваные, но относительно ровные, будто на него набросилась сотня обезумевших кошек. Размером с тигра.

Поднимаю пистолет с остатками патронов.

Снова пробегает тень, очень близко, а за ней и ещё одна. Ясно, здесь целая компания. А может это и есть кошки?

— Кис-кис-ки.. — собираюсь сказать я, но мне мешают.

Одно из существ поменьше прыгает в мою сторону.

Откуда оно появилось — непонятно.

Рука автоматически вскидывает пистолет, пуля препятствует тушке зверька достичь моего горла. С разорванной от выстрела головой, трупик, падает на бетонный пол.

В свете ламп вижу крысу.

Обыкновенную крысу. Размерами с упитанную кошку.

А вот первая тень была куда больше. Поднимаю глаза, чтобы увидеть, как ко мне ползёт первый встреченный здесь мутант не гуманоидного вида. Уверенно шлёпает вытянутыми лапами, размерами с крупную собаку, глаза отражают свет, горя зелёными огоньками.

Поднятый пистолет спугивает его. Он прыгает влево и скрывается среди стеллажей.

А в противоположной от него стороне, двумя стеллажами правее, громко бряцает банка из под местной тушёнки.

Да сколько же вас здесь!

В ответ на вопрос перед глазами появились две крысы. Обе заинтересованно поднялись на задние лапы и стали принюхиваться, пытаясь понять по запаху, насколько я вкусный.

Надеяться, что на бесконтактной дегустации всё закончится — нет смысла.

Выстрелы посыпались один за одним, я стал отступать к двери, но там уже собрался ковёр из мышей переростков.

— Сколько же вы могли натренировать черепах! — нервно кинул я.

Оставалось лишь идти вперёд.

Вот если бы у меня было больше патронов…

Убийственный механизм в руках холосто щёлкнул. Этот звук означал конец.

Будь ты в окопе, под градом пуль, а на тебя наступают десятки врагов.

Будь ты на тёмной улице, петляя от взбешённых наркоторговцев, расстреливая в пустоту весь магазин.

Конец всегда один. Рефлексы обнажаются, будто оголённые провода. Мозг начинает работать иначе, быстрее, чётче, мир наполняется красками.

На бегу засовываю пустой пистолет в разгрузку и удаляюсь в глубину склада.

Помещение не маленькое. По дороге попадаются грызуны, но я просто сбрасываю их, особенно тех, что поменьше, некоторых стараюсь обходить. Одну из групп и вовсе пришлось перепрыгнуть с помощью телепорта.

Крысы больше всего напоминают зомби. С них клочьями слазит шерсть, глаза горят адским пламенем, пасти оскалены, вниз падают капли слюны.

Добегаю до конца, чтобы упереться в дверь. Закрытую дверь.

Сознание лихорадочно ищет выход, крысы приближаются волной. Они уже бегут по своим сородичам, пробираясь по узкому проходу меж стеллажей. Всего мутантов под сотню, они с писком лезут вперёд, некоторые ползут по стеллажам, кто-то вырывается вперёд, но его останавливают жадные лапы остальных.

Зафиксировав взгляд на крысах, увидел системную информацию.


Заражённая крыса, 4 уровень

Заражённая крыса, 3 уровень

Заражённая крыса, 1 уровень

Заражённая крыса, 9 уровень


Максимальный уровень, который я смог увидеть, девятый. Это слегка успокоило, но не до конца. Нужно срочно выбираться.

Есть небольшой шанс, выбить дверь с помощью усиления.

В принципе, это единственный план, который хоть как-то можно воплотить в реальность, исходя из текущей ситуации. Главное дозировать силу, иначе сломаю ногу.

Пинаю дверь, одновременно включая баланс и обозначив цель через маркер.

Дверь с шумом вылетает вовнутрь. Нога в порядке, кольнула болью, но терпимо. А вот спасительного выхода там не предвидится. Вместо него из подозрительно тёмного коридора вылетает сначала один голлум, а затем и второй.

Ситуация накаляется. Пропускаю мимо себя одного, а второго беру на вынутый кукри, мы валимся вместе с ним.

Голлум жадно раскрывает пасть. Он выше десятого уровня, почти на двадцатом, втором рубеже этой чудовищной прокачки. Меня придавливает его тушей, а уже потом нас накрывает одеялом из крыс.

Что странно, я совсем не соприкасаюсь с грызунами. Они начинают пожирать лежащего сверху голлума. Он даже теряет всякую мотивацию проглотить меня целиком, начинает шипеть и рычать, вертеть головой, подставляя шею. Вытаскиваю кукри из груди и втыкаю в горло, сверху льётся струя крови, попадает в глаза, в рот. На языке отвратительный привкус, очень похоже на кровь, что течёт в моих венах. Такая же металлическая и солоноватая.

Крысы, что удивительно, рвут голлума на части, совершенно не обращая на меня внимания.

Где-то рядом рычит и мечется собрат тела, что лежит на мне. Уверен, крысы загоняют его, как стая волков одинокого бизона. Сегодня хищник станет добычей. Не на это рассчитывали уродцы, когда прыгали на меня.

Получается крысы встали за меня горой? Меня снова пробивает нервный смех.

За такими размышлениями, стараюсь не думать, как сантиметр за сантиметром намокает вся одежда. Кровь из горла голлума не останавливается, я держу рану руками, крысы добавляют в нём отверстий, крови всё больше и больше.

Отворачиваю голову, чтобы полностью не потерять способность видеть. Моргаю, мой взгляд встречается со злобными глазами одного из крысёнышей.

— П-и-и-и… .

Резкий звук будто оповещает его банду, что здесь один сочный заяц, безбилетник не учтённый в общей кормушке. Остальные тут же начинают работать челюстями с двойной охотой. Все замотивированы и не остановятся, пока не получат ещё восемьдесят пять килограмм отборного мяса. Словно очередь за новым айфоном.

Становиться лакомым призом не хочется, поэтому как только тот зверёк, что пытается строить мне глазки, переходит к практическим действиям, — а именно, пытается отгрызть мне нос, прыгаю порталом на три метра в сторону.

Выхожу из разрыва на уровне двадцати сантиметров над полом. Видимо навигация сбоит. Ноги встают на чью-то мягкую тушку. Визг и резкий рывок, чуть не опрокидывают меня.

Я переместился прямиком на крысу. А вокруг ещё несколько её товарок.

Снова прыгаю, растрачивая последние остатки маны. Благо есть ещё контейнер на тысячу единиц в запасе. Его можно удачно конвертировать в ману.

Снова забег, на уже знакомую дистанцию до выхода. Ищу взглядом эски, что выпали из тех пяти крыс в которых я попал на отходе, но их нет.

— Чёрт, куда они могли деться! — вырывается вопрос, после чего я вспоминаю, что у меня под рукой ходячая база знаний. Хоть и слегка вредная и не собирающаяся отвечать мне на большинство вопросов. Рожей я видимо не… доступом не вышел.

— Где эски? — обращаюсь к ассистенту, почему-то уверенный, что он меня слышит.

— Сформулируйте запрос.

— Куда пропали эссенции, которые я только что выбил.

— Они были поглощены мутантами, которые гнались за вами, — беспристрастно сказал он.

А я ведь заметил, что эсок куда меньше, когда собирал их с убитых на лестнице и в холле. Получается часть забрали сами же голлумы.

Так вот по какой причине они могут прогрессировать.

Больше времени на вопросы не осталось.

Подбегаю к мёртвому бойцу, который оказался здесь. Интересно, почему его не съели? Где-то слышал, что некоторые животные дают добыче протухнуть, после чего с радостью едят. Может здесь что-то похожее?

Голлума они жевали видимо с неохотой, лишь потому, что он является противником.

Мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус.

От столь подходящей мысли, я разразился хихиканьем, продолжая уносить ноги.

Конец пути уже виднелся впереди, приоткрытая дверь изливала свет, надо только добежать и выйти отсюда. Забыть это место, как страшный сон. Но вот крыс я употреблять в пищу после такого точно не смогу.

Как и всё в этом мире, сегодняшний день оказался не таким, каким кажется. Обычная вылазка превращалась в глубокий задний проход гипопатама и мне будто Джиму Керри, в роли Эйса Вентуры, предстоит вылезти оттуда.

Но вот только я не комедийный персонаж с бесконечными запасом везения.

Дверь распахнулась до того, как я добежал. Навстречу вылезла сначала одна озлобленная тварь, а затем другая, в комнату быстро набивались два, три, четыре… Глаза сбились со счёта. Внутрь пребывали голлумы и я снова оказался между молотом и наковальней.

— Да вы издеваетесь?! — проорал я, уже нисколько не прячась.

— Р-р-р… — было мне ответом.

Сруливаю влево, стараясь добежать до стены. Тогда я смогу попробовать либо портануться за неё, либо встать и прикрыть себе спину, на крайний случай.

Добравшись до стены, восстановил ману и вызвал маркер. Но он никак не хотел затрагивать область за стеной, лишь скользил по ней, словно пятно от лазерной указки.

Через три секунды, система расщердилась на пояснение.


Внимание!

Вы не можете переместится в это место, в противном случае, вашей жизни будет угрожать опасность.


Совершить перемещение?

Да.Нет.


Что? Это стало неожиданностью. Какая ещё опасность?

— За стеной нет точки выхода, вы будете перемещены в материальный объект, ваша подвижность пропадёт, вы не сможете дышать и погибнете.

— Там что-то есть, за стеной, или она толстая… — догадался я.

Голлумы за спиной уже почти догнали. Крысы тоже. Затравленно оборачиваюсь, готовя кукри.

Похоже сейчас начнётся битва за жизнь и лёгкой она точно не будет, судя по количеству противников.

Около пятнадцати голлумов и почти сотня крыс, только на первый взгляд.

Крысы справа, голлумы слева, их разделяет крупный двойной стеллаж на манер стенки, если остальные сквозные, этот нет. Они встречаются в один момент, разом выйдя из-за угла.

Крысы тут же сдают назад, голлумы тоже, что удивляет меня. Они что, испугались крыс? С другой стороны, это верно. Крыс банально больше, попробуй подерись с такими.

Но инерция делает своё дело. Задние ряды крыс подпирают передние, азартно двигаясь вперёд, за добычей.

Абсолютно похожая картина и у голлумов.

Проблемы с коммуникацией подводили и не в таких ситуациях. Так когда-то не стало Трои. А ещё, распалась группа Queen.

Никто не мог закричать: “Парни! Не надо! Там полная задн…”

Два разных вида мутантом вдруг оказались друг напротив друга, на несколько секунд замерли, а затем ринулись в бой.

При этом, почти все, успешно забыли про меня.

Мне оставалось стоять в углу, словно той самой прыщавой девчонке на вечеринке выпускников. И ждать, пока кто-то из ботаников не накидается и не запустит руки под мой подол.

А там его уже ждёт капкан.. Ну, кхм.. Двое детей, ипотека на тридцать лет и раннее ожирение.

Но это всё частности.

Куда интереснее, что происходит прямо здесь и сейчас. Две группы сошлись в битве, передо мною настоящая арена и выживет похоже лишь один вид, а вида здесь три, включая меня.

Отступать никто не собирался. Хоть голлумы и имели животные инстинкты, похоже зараза, что сидела в них, атрофировала и извратила некоторые в свою пользу. Сейчас всей группой монстров двигала лишь ярость.

Пищали разрываемые когтями голлумов крысы. Рычали атакованные сразу десятком грызунов голлумы. Тихо сопел один человек с планеты Земля, в попытках найти выход.

Так получилось, что я оказался окружен ими. Вокруг горели мелкие очаги вспышек, катались по полу и вырывали друг у другу клоки мяса с шерстью чудовища, а я стоял и смотрел.

Ноги натыкаются на что-то. Всё это время я отступаю к стене, пока не упираюсь в неё лопатками.

Под ногами металлическая трубка.

Нет, это не трубка. Недалеко слева в желтоватом свете ламп лежит перевёрнутый стол с тремя ножками. Это ножка от стола.

Поднимаю её. В руках лежит уверено, увесистая, сантиметров семьдесят в длину, всё-таки стол был сделан для коротышек.

Стою на месте, сжимая ножку стола в руках и жду, пока одна из крыс не обращает на меня внимание.

Похоже роль Щелкунчика сегодня за мной.

Крыс не нашедший себе противника, прыгает в мою сторону. Вместе смотреть на бой мы не сможем, ложа всего на одного зрителя.

Крыс бросается в ноги. Уровнем не вышел, а поэтому размеры небольшие. Высотой ниже колена, как очень худой питбуль.

Ножка от стола опускается на его голову, пробивая черепную коробку.

Монстр валится мне под ноги. Даже не верится, что всё произошло так легко. Может начала работать прокачанная сила?

— У вас большая разница в уровнях, — поясняет читающий мысли ассистент.

Вот оно что! А я гадал, как это работает.

Расправу над собратом замечает ещё один крыс. Что-то пищит на крысином.

— *****, — перевода я не знаю, но скорее всего это маты.

Этот куда больше, размерами с овчарку.

С хеканьем бью ножкой, будто бейсбольной битой. Удар проходит вскользь, ломая крысу челюсть.

— Таких как ты, едят коты, — ворчу себе под нос, опьянённый адреналином, опуская своё орудие на не слишком крепкий череп.

Крысы выигрывают, голлумы падают один за другим. С дрожью смотрю на то, как маленькие и верткие грызуны с помощью стратегии обрушивают здоровенных голлумов

Они цепляются на них, перегрызают сухожилия на ногах, а затем вцепляются в горло, стоит лишь жертве упасть.

Из сотни крысюков, осталась где-то половина, из пятнадцати голлумов — семь. Шансы неравны.

Кроме света ламп, сейчас эту часть огромного помещения озаряют десятки эссенций.

Прямо на моих глазах, одна из крыс подбежала к эссенции голлума, здорово выделяющейся на фоне остальных и замерла. Что она делает? Впитывает эссенцию? Но почему этого не происходит?

Скорее всего твари могут забирать чужие эски, но это не самый короткий процесс. И уж явно не простой взмах руки, как это происходит в случае людей.

Меня отвлекает новый нападающий, я встречаю его ударом. Но ему незамедлительно спешат на помощь. Три крысы окружают меня и стараются зайти в спину.

Прижимаюсь к стене переводя взгляд с одного нападающего на другого.

Они бросаются разом. Но у меня хорошее подспорье. Я бью одного по голове и прыгаю порталом за спину второго.

Ещё один удар по голове и остался всего один. Мы друг напротив друга, нападать он не спешит. Почему? Понимаю это через пару секунд, когда икра вдруг вспыхивает болью. Ещё одна крыса позади, вцепилась в ногу.

Кручусь, стараясь стряхнуть и неловко бью по висящей на ноге тушке.

Отцепляться тварь не желает. А вот остальные заинтересованно подступают, сократив группу голлумов до одного отчаянно крутящегося экземпляра.

Ничего не остаётся, как усилить удар орудия балансом.

Ножка стула вдруг тяжелеет и бьёт крысу по корпусу, ту буквально разрывает. Что самое любопытное, голова вцепившаяся в ногу так и остаётся висеть.

Кручусь, чтобы не прозевать нападение того, одного из троицы. И снова прыгаю порталом, чтобы прижаться к твёрдой поверхности стены. Теперь тылы прикрыты, остался я, один голлум и около тридцати крыс.

Медлить смысла нет, надо нападать, пока крысы не задавали единственного союзника. Союзника до конца этой драки, а затем мы каждый сам по себе.

Напротив последний их троицы крысёныш. Добиваю его в два удара, один ломает ему плечо, второй череп.

Собираю эски, что мерцают вокруг. Но перед этим восстанавливаю ману, догоняя пункты до шестисот.


Принять эссенцию души?

Принять эссенцию души?

Принять эссенцию души?


Всего на счёт попадает пятнадцать эсок, размерами по сто единиц. Восемьсот попадает на баланс контейнера, а остальные идут в опыт.

Союзник тем временем начинает крупно хромать на одну лапу, его прижимают к стеллажу, он посматривает в сторону выхода, размахивая перед собой когтистой лапой-серпом.

Нет, нет, нет, дружок! Не бросай меня одного!

Нападаю на не ожидающих такой диверсии крыс сзади. На горизонте брезжит надежда на победу, шансы вырастают с каждым раздробленным черепом.

Не помню, сколько я бил. Я размахивал ножкой стола до тех пор, пока вокруг не осталось ни одного противника.

Голлум давно упал и был погребён под десятком коричневых тушек крыс. А я стоял и бился, словно древний герой, против полчищ врагов.

Пол вокруг стал кроваво красным от крови, под ногами настоящие лужи крови. Стены и стеллажи в брызгах и потёках. Поле боя усеяно эссенциями, половину я собрал, ещё половину висит в воздухе.

Ощущаю себя, прихожу в сознание, когда понимаю, что вокруг никого, а я бью самого крупного крыса по телу. Он лежит с переломанными лапами, хрипит и крутит красными от налитой крови глазами, слегка светящимися в полумраке.

Это не нужно, бить его и причинять боль. Отец бы сказал, контрпродуктивно. Но это месть за кратковременный страх и растерянность.

Лицо перекошено от гнева, я весь с ног до головы в крови.

Осматриваюсь по сторонам.

Сознание отдаёт команду пойти и закрыть все входы на склад, чтобы новые гости не стали неожиданностью.

Возвращаюсь на место битвы. К горлу подступает тошнота, такого количества крови животных и тошнотворного запаха достаточно, чтобы освободить желудок от ещё не переваренного завтрака.

К крови на полу присоединяется полурастворённая желудочными соками масса отвратительной некогда еды.

Прохожу и собираю эски. Планирую распределить их так, чтобы хватило везде. Поднять пару уровней, а всё остальное положить в характеристики. Уровень нужен лишь затем, чтобы восстановить здоровье и добавить себе маны. Но ману я теперь могу черпать и из эсок, а вот скорость и живучесть собственного организма надо увеличивать.

Я могу приходить на следующий слой и без двадцатки. Решено, надо усиливать характеристики и способности.

Собираюсь посмотреть, что мне перепало с этого чудовищного замеса. Перед глазами открывается статистика, сразу же убираю шторку уведомлений перед глазами.


Получена эссенция души…

Получена эссенция души…

Получена эссенция души…


Затем ещё одну!


Использовать эссенцию души…

Использовать эссенцию души…

Использовать эссенцию души…


Нахожу строчку.


Всего эссенций душ для распределения: 17760


Отлично, это просто отлично.

Выдавливаю усталую улыбку, сажусь у стены и начинаю распределять заработанный собственными руками опыт.

Сила поднимается до одиннадцати, выносливость до одиннадцати, приходится забрать тысячу из контейнера, ловкость до десяти. Остальное уходит в контейнер. К сожалению навыки сейчас поднимать нет смысла, не знаю, что ждёт их на следующем уровне, надо думать о более краткосрочных планах.


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 15

Эссенция души: 760/1500

Сила: 11

Выносливость: 11

Ловкость: 10

Мана: 800

Жизненная энергия: 462/1500

Способности: Пространственный разрыв 5 уровень, Левитация 4 уровень, Баланс 5 уровень, Маркер


Окидываю место, где принял битву, последний взглядом. Врать не буду, скучать по такому станет только безумец. Пора выбираться отсюда, но сначала, я исследую местный склад. Вдруг здесь что-то осталось. Верится в это с трудом, что может остаться после такой удалой компании грызунов, но вдруг.

Прохожу по складу, изучая помещение.

В противоположном конце меня ждёт кое-что любопытное. Логово всей стаи, причём явно не пустое.

Само гнездо свито из всякого хлама. Даже не гнездо, а целая россыпь гнёзд. Одно центральное, а вокруг него ещё с два десятка маленьких. Собраны и сплетены они из всякого хлама. Веточки, кусочки одежды, обивки автомобильных сидений и прочее. Если посмотреть сверху, похоже на некий цветок.

Меня привлекает одна интересная деталь. Сердце пропускает удар, неужели это оно?!

Одну из разгрузок притащили полностью, вместе с прикреплённой к ней штурмовой винтовкой. Она висит на главном и самом большом гнезде. Поднимаюсь выше, маленькие гнёзда, похожие на лежаки для собак хрустят под моим весом.

Слышу звуки из основного гнезда передо мною. Покрепче перехватываю ножку стола, чтобы в случае чего доказать всю серьёзность своих намерений.

Делаю ещё пару шагов и слышу писк.

Что может быть в гнезде крыс? Конечно же детёныши.

Клубок зубастых крысят, некоторые уже открыли глаза, злобные маленькие глазки. Вокруг кости, в том числе и человеческие. Значит крыски притаскивали им еду…

Что ж, придётся устроить геноцид.

После них ничего не остаётся, хотя, я был бы рад и эскам по десять единиц опыта.

Гнездо превращается в месиво. Тут около двадцати детёнышей, теперь же один фарш.

Достаю разгрузку за которой и пришёл. Винтовка на ней в каких-то разводах, дуло покрыто коркой чего-то похожего на крысиное дерьмо. Запах соответствующий. Форма, как у М-4, стандартного автомата США.

Но мне всё равно, если будет надо, я вылижу её языком.

Довольный, спускаюсь назад, продолжая тщательно исследовать гнездо и всю территорию вокруг.

Кроме винтовки, вокруг находится ещё пара любопытных вещей.

Сумка с устройством похожим на ноутбук. Плотно застёгнутый чехол, который крысы притащили в общую кучу для постройки и расширения гнезда.

Тут же лежала и приличная горка вещей, некоторые из них имели плечики. Их приволокли прямиком из магазина. Одежда сохранилась в приличном виде, появилась тут не так давно судя по всему.

Выбираю среди вещей несколько пар самых больших трусов и носков для мужской половины команды. Арейни конечно маленькие, но здесь будто бы вещи из детского отдела. Для взрослых выбор небольшой. Беру ещё несколько каких-то кофточек. На девушек налезут, а вот на парней уже нет.

С ухмылкой кладу туда же вполне себе приличных размеров трусики. Женские.

Больше склад ничего полезного не дал. Все банки с консервами распечатаны зубами грызунов. Все пачки с какой-то едой тоже, валяются одни фантики и обёртки.

Стало даже слегка досадно.

Вышел наружу тем же путём, что и раньше.

Проходя мимо кассы, в голову пришла мысль, что будь я на земле, обязательно бы увидел тут холодильник с чем-то вкусненьким. Неожиданное озарение не такое глупое.

На деле у нас с Арейни больше сходств, чем различий. Заметил поваленный прилавок, он закрыл ящики, похожие на холодильники. В голову вдруг пришла идея.

Отодвигаю прилавок с полками, чтобы довольно улыбнуться. Как и ожидалось, зияющий разбитой стеклянной дверцей холодильник. На месте, как и полагалось.

Но улыбку вызывает не это, а несколько полок с консервами.

Консервы могут хранится долго, очень долго. Судя по картинкам тут какая-то рыба и икра этой самой рыбы. Отлично.

Выгребаю тридцать небольших баночек, сгружая их в найденный тут же пакет.

На улицу выхожу осторожно. Кроме всего жизни, я рискую потерять ещё и отменную еду. Даже если рыба и икра испортились, это всё равно гораздо вкуснее клановой каши.

Взгляд подмечает полную пустоту улицы, но я уже научен горьким опытом. В любой момент тут может появиться столько уродцев, что оживлённые улицы большинства американских городков сдохнут от зависти. Фигурально конечно же.

Кроме этого, вижу ещё одно ранее незамеченное помещение. Первый этаж, снова через улицу, откуда я как раз сюда и пришёл. Аптека.

Понять это было не просто. Если бы не выцветший рекламный банер за стеклом, где улыбающаяся Арейни держит какую-то коробочку, а второй рукой поглаживает живот, не допёр бы.

Больше никаких привычных ориентиров. Красные кресты видимо тут не рисуют.

Пробегаю через дорогу, осторожно заходя внутрь аптеки.

Как и ожидалось, полная пустота. Полки пустые, всё выгребли ещё в первые дни катастрофы.

Мелькает мысль о складе. Тут же охота отбросить её куда подальше, учитывая, какой у меня свежий опыт о подобных походах.

Но жажда наживы и азарт побеждают.

Ищу дверь, но не нахожу её.

Помещение раньше был стерильно белым, сейчас всё покрыто приличным слоем пыли. Иду между полок по небольшой комнате, оставляя на полу следы, будто на песке.

Никогда бы не догадался где дверь, если бы не пыль.

Сразу за стойкой, где пробивают и берут деньги за лекарства, белая стена.

Да вот только на ней едва заметный прямоугольник. А заметный он потому, что тёмная на её фоне пыль, будто упала внутрь. Внутрь чего? Сейчас узнаем!

Подхожу и пытаюсь подковырнуть дверь по контуру. Ничего не получается.

Сую в едва заметную щель лезвие ножа, но это не помогает.

— Чёрт тебя раздери!

От злости прикладываю дверь ладонью.

Бинго! Этот случай красочно показывает, как я не приспособлен к жизни. Банальный механизм, как на шкафах в нашем мире. Дверь с щелчком открывается, а я отпрыгиваю назад.

Вдруг снова как в прошлый раз, на меня вылетит очередная злобная тварь.

Но никто не спешит выпрыгивать и пробовать меня на вкус. Что внушает надежду на то, что лимит невезения на сегодня исчерпан и я получил прощения у господа нашего.

Внутри темно.

Распахиваю дверь пошире. Взгляд выхватывает небольшой квадрат помещения два на два метра, больше похожего на подсобку.

Внутри полки с лекарствами. Они не ломятся от припасов, но тут определённо есть, что взять.

Тоскливо осматриваюсь в поисках пакеты или лучше мешка.

Ни того, ни другого тут нет.

Поэтому беру в руки коробку с какими-то лекарствами и закрываю дверь. Пора назад. Моя группа поддержки, наверняка, заждалась.

Снова, как можно осторожнее покидаю личную сокровищницу.

Ноша в руках небольшая, по размерам, как коробка от обуви.

Бегу к знакомому подъезду, ведущему на крышу. Нога саднит после выбитой двери, что-то тянет на левой икре, куда укусил крыс. Останавливаться и проверять некогда. В целом тело не в лучшем состоянии и каждая его клетка безумно болит.

Но до финиша недалеко.

К счастью, по пути никто не встречается. Может потому, что мой путь, это от силы пятьдесят метров, а над головой жгучее солнце.

Выдыхаю, только оказавшись на крыше здания, откуда вошёл в него. Подхожу к барьеру и перемещаюсь на ту сторону. Со всех сторон подходят члены команды.

— Босс, всё в порядке? — уточняет Калум, беспокойно оглядывая меня.

— Да, — устало вздыхаю.

— А это ещё что? — Регина наклоняется, отдирая с моей ноги что-то.

Перед моим лицом трясут головой крысёныша. И как я её не заметил? Видимо мне в целом настолько плохо, что висящая голова мутанта на ноге была помещена мозгом в конец очереди из проблем.

Остальные осматривали меня, даже забыв приглядывать за периметром.

А посмотреть было на что. Я весь в крови, буквально с ног до головы. Такое не каждый день увидишь.

— Долгая история, — вымученно улыбаюсь всем в ответ на вопросительные взгляды. — Сваливаем, пока не припёрлась ещё какая-то куча мутантов.

— Куча мутантов? — удивилась Регина.

— Потом расскажу, — отмахиваюсь я.

Глава 19. Рейтинги

— Наши рейтинги выросли на двадцать три процента только за одно утро! — воскликнула Джесс и довольно прищурилась, будто кошка на солнце.

Пиар-менеджер сидела в большом кресле, предназначенном для Олега. Сам владелец компании приютился в кресле поменьше, но это его ничуть не беспокоило.

Джесс опускала ложку в банку с арахисовым маслом, зачерпывала чуть-чуть содержимого и с наслаждением облизывала её.

Олег сглотнул слюну, а затем невзначай поправил рубашку в районе живота, под которой покоился старательно проработанный пресс.

— Что, приходится в зале работать? — усмехнулась Джесс, заметив его жест.

— У меня не такой обмен веществ, — вздохнул Олег. — Но давай о деле…

— Сначала скажи, что это была за девка? Она действительно сестра нашего фаворита? — разом посерьёзнела Джесс.

— Да, — кивнул Олег так спокойно, будто говорил о погоде или хвалил обед.

— И что ты будешь делать? — нахмурилась Джесс. — Ты же понимаешь, что она может разрушить всё, если дойдёт до суда.

— А она туда и пошла, — произнёс Олег. — Но вот ничего не сможет доказать. Я сделал всё как надо.

— Вернее, подделал, — Джесс достала ложку и засунула в рот, будто чупа-чупс.

— Нье даа бох тхы, — она освободила рот. — Не дай бог ты сделал что-то не так. Все рейтинги рухнут, я не могу этого допустить.

Тон Олегу не понравился. Он закинул ногу на ногу и добавил в голос угрожающих ноток.

— Забыла, с кем разговариваешь?

— Кто это у нас такой грозный? — будто у ребёнка, спросила Джесс. — Хочет показать силу… Ути-пути… Не забывай, я тебе нужна, а не ты мне. Это — во-первых. А во-вторых, в моих словах есть хоть капля неправды? Ты не сможешь меня запугать! Мне не нужно ничего, кроме рейтингов.

Олег выслушал спич с каменным лицом. Ребяческий тон Джесс не оставлял никаких шансов на серьёзный спор. Закончив, Джесс снова поскоблила банку, собирая остатки арахисового масла.

— Поэтому я тебя и нанял, — слегка сдал назад он. — Но не забывай своё место.

— Угу, — ворчливо выдавила Джесс.

— Так что по рейтингам? — уточнил Олег.

— Эта драка с крысами всем понравилась, они писают кипятком, — довольно мурлыкнула Джесс. Эта странная девчонка будто забыла, что только что угрожала лидеру мафии. — Давненько такого не было. Имею в виду таких крупных побоищ. Последний раз полгода назад, там Триада сравняла с землей здание какого-то мелкого клана. Я даже включу тебе одного из топовых обзорщиков.

Сидящая вместе с ногами в кресле Джесс крутанулась. Пальцы пробежались по клавиатуре, открылся ролик с колоссальным числом просмотров.

— Сто сорок пять миллионов просмотров с утра? — удивился Олег.

— Ролик вышел пару часов назад. Он смотрел нашу трансляцию. Смонтировал и уже вылил на канал. Мои юристы уже съели его и заставили упомянуть правообладателей.

— Вот, значит, как это делается, — протянул Олег.

— А как бы сделал ты? — усмехнулась Джесс. — Паяльником бы его пытал или поставил бы на живот ведро и кинул под него крысу, чтобы та разодрала до внутренностей?

— У тебя хорошая фантазия, — похвалил Олег.

— Спасибо, я знаю, — высокомерно фыркнула Джесс.

Но Олег не закончил.

— Я бы просто приказал вырвать пару ногтевых пластин, а затем начал бы стачивать зубы мелким напильником.

Джесс посмотрела на него с уважением.

— Мистер, да вы извращенец.

Сказав это, она нажала на кнопку, запуская видео.

Маленький, отрезанный от лаборатории-офиса, кабинет наполнился жизнерадостным голосом.

— Ребята, это просто разрыв мозга, отвал бровей и смерть моей нервной системы. Если у экранов есть дети, по традиции налейте им стакан крепкого виски, а мы начинаем, — ведущий канала исчез, появились кадры идущего через дорогу человека. По декорациям можно было легко угадать, что это происходит не на земле. Форма машин, вид зданий. — Я сам наткнулся на этот канал совершенно случайно. Это не рекламная интеграция, поверьте мне! Бродил я по твичу, а тут трансляция. Канал молодой, а онлайн под десять тысяч. Я пошёл глянуть и, признаюсь честно, не смог оторваться. Смотрел до самого утра. Но весь замес начался в самый последний момент.

Появилась краткая нарезка кадров. Бегущий человек, человек, убивающий здоровенных мутировавших крыс, человек, вышедший победителем из битвы за свою жизнь, катакомбы и драка с байкерами, оружие и красивая рыжеволосая девушка с внушительными данными. Такой надо на подиум, а не драться за жизнь на другой планете.

— Его зовут Джек, ник — Ворон, ну, вы поняли отсылку. А ещё он в клане у нашей секси Воронессы. Признавайтесь, парни, кто в тайне теребил свой стручок на эту латексную куклу с яйцами! Девчонка-киллер, девчонка-руководитель клана… Но сегодня речь не о ней.

Джесс и Олег переглянулись, скорость подачи и формат заставляли мозг увеличиваться в размерах. Это как смотреть сериал с пятого сезона. Если Джесс понимала хоть что-то, то Олег не понимал ничего. Кто такая Воронесса? Что за клан? Какой на хрен руководитель? Кто этот человек и почему его смотрит так много людей?

— Джек появился в клане и в первый же день начал чудить. Снёс огромного мутанта, будто грёбаную пушинку. Но перед этим, снова-таки только появившись, убивает ещё одного монстра и выбивает дурь из толстозадых любителей заднеприводных великов на стероидах. Я обещал вам отлёт в космос? Смотрите с самого начала.

Пошли кадры: канализация, взгляд человека, от лица которого идёт съёмка, плавно скользит из стороны в сторону. Он осматривает окрестности. Зрелище туннеля и растерзанного снизу человека — всё это испугает любого. Но не его.

Через несколько минут каждый зритель понимает, что он наблюдает глазами не жертвы, а хищника.

Пара точных ударов, и он расправляется с одним, а затем и с несколькими чудовищами. Жилистые и быстрые, зубастые и не знающие пощады.

Но человек идёт им навстречу, чтобы убить.

Кадры меняются, теперь он бежит. Из больших колонок в кабинете Джесс слышны гулкие звуки ударов, отлично передаваемые басами. Позади бежит кто-то большой и злой.

Рёв раскатывается по кабинету, присутствующие вздрагивают, Джесс тут же прикручивает громкость, чтобы не травмировать слух.

Неравная схватка в пятне света из открытого люка. Затем подъём, падение и снова подъём.

Смятые постели, мерзкая улыбка толстого лысого человека. Изможденные девушки, грязь и смрад, ощущаемый даже сквозь экран.

Взгляд героя падает на свою же руку, она сжимается в кулак, как сжимаются на этом моменте миллионы подобных кулаков — у зрителей, смотрящих этот ролик.

Видео останавливается, снова появляется ведущий.

— Вижу, вы уже негодуете. Но не перематывайте вперёд. Я хочу спросить. Что вы чувствуете? Что вы видите? На этом канале скоро будет сто миллионов подписчиков. Мы смотрели за жесточайшими расправами, драками и убийствами. Но не кажется ли вам, что здесь что-то не так, — он делает паузу, наигранно задумываясь. — Вы правы! Что мы знаем о преступниках? Они преступают закон и получают наказание. А за что был сослан на Перегринус этот человек?

Нарастает барабанная дробь. И ведущий, снова пользуясь паузой, вкрадчиво говорит:

— За то, что защитил свою семью и убил почти пятьдесят человек. Уничтожил крупную мафиозную группировку, в одиночку. Не ожидали, да? На мой взгляд, такие люди нужнее здесь, чем там. Теперь вы знаете, кто это. Продолжим просмотр?

Появляется новая порция кадров, нарезанная искусным монтажёром, чтобы закрепить на себе внимание зрителя и не заставлять его скучать.

Героя привязывают к мотоциклу и тащат. Колонна останавливается, происходит серия взрывов, а следом громадный толстяк начинает светиться и летит навстречу, будто истребитель.

Удар, на замедлении все наблюдают за тем, как рука героя ролика превращается в резиновую. Боль передается даже через экран. Темнота.

Следующим кадром из люка появляется морда в три раза большая, чем те, что видели зрители минутой раньше.

Герой не теряется, он загоняет ножи в череп монстра, заставляя горящие злобой глаза погаснуть.

Ревущая в гневе пасть закрывается, кадр быстро сменяется. После затемнения сразу новый вид, перед глазами пасть ещё больших размеров. Голлум ростом в четыре метра бежит навстречу.

Но человек, глазами которого все могут наблюдать за боем, снова удивляет.

Он парит, он метает толстенные пруты арматуры, будто стрелы.

Кажется, ничто не сможет побить уже увиденное?

Но кадры снова претерпевают изменения.

Из окон и дверей вываливаются десятки крупных голлумов, размером с взрослых двухметровых мужчин. Яростно шипя и рыча, они направляются за убегающим человеком.

Сцена длиною в десять минут растягивается для зрителя на часы. Подъём по лестнице, встреча с новыми противниками, прыжки телепорта и полёт, — полёт вниз.

Снова бег наперегонки со смертью, короткая перестрелка, а затем тишина.

Если не знать, что это происходит в реальности, можно подумать, что это какой-то голливудский блокбастер. Всё тщательно выверено, чтобы держать зрителя до последнего в цепких лапах напряжения.

Всё идёт как по нотам, затишье, новые проблемы.

Они погружают героя в пучину проблем, из которых, казалось бы, нет выхода. Но выход находится, новые противники умирают, действие совершает переворот на сто восемьдесят градусов, из последних сил.

Финалом становится сцена расправы над сотней противников, жестокость и дикое желание выжить. Мутанты сотни раз получали отпор, но сейчас встретились с самым злым видом в этой солнечной системе.

Свет гаснет, занавес.

— Вы видели то же, что и я? — спрашивает ведущий. — Да, да, вы видели волю к жизни и человека, который готов сражаться. Признаюсь честно, я стал поклонником этого парня. Мы только что наблюдали за самой жаркой битвой за последние полгода, и уверен, этот игрок ещё покажет себя.

Ведущий что-то говорит, затем рекламирует какой-то продукт, а затем ролик подходит к концу.

— Я не знаю, где ты откопал этого персонажа, — разводит руками Джесс. — Но ты сделал правильный выбор.

— А как же остальные из нашей команды? — хмурится Олег.

— Они не могут выйти за рамки онлайна в три сотни человек. Половина из которых это наши же аккаунты поддержки. Боты, если по-простому. Был один всплеск, когда Валькирия отрезала мужику член. Но не больше.

— А парни?

— Застряли в стартовой локации, — махнула рукой агент. — Этим троим ещё развиваться и развиваться. Во втором слое у нас лишь только та безумная сука с докторской степенью.

— Которая разрезала мужиков после изнасилования?

— Да, — кивнула Джесс. — Жаль, что её не оправдали, я уверена, что она поступила правильно. Но психиатрическая комиссия сочла её спятившей. Кто не спятит, если его будут насиловать несколько суток подряд, а затем просто выкинут на свалку?

— Надо прокачивать их, — заключил Олег. — Не люблю класть все яйца в одну корзину.

— Дай им наставление. Может, что и выйдет. Ты хорошо повлиял на этого Джека, что ты ему сказал?

— Да так, пару нужных слов, — задумчиво произнёс Олег.


***


— Что там произошло? — не удержалась Регина, стоило нам спуститься с другой стороны барьера.

Остальные в команде не так прямолинейны, я чувствовал исходящее от них любопытство, но они смотрели по сторонам, а не приставали с расспросами.

— А это ещё что? — вновь спросила Регина и потянулась к винтовке, различив её силуэт.

Девушка шла справа и, попытавшись схватить моё оружие, сильно подставилась. Я взял её руку на излом, выкрутил, заставив изогнуться до позы шахматного коня, и одним рывком отправил в сторону.

Она быстро засеменила ногами, но не упала.

— Э-э-э-эй, — раздался стон негодования. — Охренел?

— Не лапай чужое, — хамовато ответил я.

— Угу, — поддакнула Алиса.

— Ты заявляешься весь в крови, а затем требуешь, чтобы я ждала объяснений, словно маленькая девочка Санта-Клауса? — возмущённо воскликнула Регина.

— До рождества ещё долго, — хмыкнул я.

За разговорами мы дошли до Гнезда.

— Мне нужен доктор, тут есть такой? — спросил я, баюкая коробку с лекарствами Арейни.

— Да, — кивает Регина. — Но это будет стоит рассказа.

— Хорошо, расскажу тебе пару историй о третьем слое, — согласился я. — Так где искать дока?

Ворота открылись, мы вошли внутрь.

— Иди за мной, — махнула рукой татуированная. — Вещи можешь оставить здесь.

— Нет уж, — покачал головой я.

Регина досадливо скривилась.

Хотела порыться в вещах, пока меня не будет.

Команда осталась снаружи, мы вошли в здание.

— А что в коробке? — невзначай спросила эта лисица.

— Вот найдём доктора, узнаешь, — не сдавался я.

— Ты обещал, помни, — согласно кивнула она. — Но предупреждаю, она немного странна…

Закончить Регина не успела, мы стояли у двери, когда та резко открылась.

— Потерялись, зайки?

К нам вышла высокая блондинка в белом халате, явно снятом с какой-то Арейни. Халат трещал по швам на упругих формах девушки. Волосы убраны в хвост, на лице игривая улыбка.

— Ты привела друга? Как интересно, проходи, дорогуша…

Она отошла в сторону.

Я посмотрел на разом нахмурившуюся Регину. Мы вошли.

Внутри чисто, белые обшарпанные стены и яркий свет, такой же холодный, как в любой клинике.

Кушетка, какие-то приборы, скальпели, ножницы, бинты. В шкафах у стены редкие пузырьки, похоже на лекарства.

Я застыл в центре комнаты, когда что-то ударило мне под колени. Падаю в кресло, девушка подкатила его бесшумно, так, что я даже не заметил.

— Рассказывай, котик, на что жалуешься?

У меня по мановению руки забрали всё снаряжение. От растерянности я лишь открыл рот. Настолько расслабился после пережитого побоища, что перестал думать критически.

Сложно видеть врага в длинноногой красотке в коротком халатике.

Регина была какой-то пришибленной, села у стены на один из стульев и просто обтекала, провожая действия девушки взглядом, будто кошка.

— Вон в той коробке лекарства, мне надо рассортировать их, — я кивнул в сторону поставленной на кушетку коробки.

Халатик взметнулся, и она скользнула к добыче.

— О мой бог, откуда это? — на её мордашке появилось требовательное выражение.

— Нашёл в одном из зданий. Что-то полезное?

— Кальций, очень-очень полезная штука, — пробормотала себе под нос она.

— Кальций? — удивился я. — Но зачем он нужен?

— Какой у тебя уровень? — подозрительно спросила она.

— Пятнадцатый, — вздохнул я. — Только давай без этой чуши, про то, как я мало знаю. Я тут всего неделю и не успел зазубрить все методички.

— Пятнадцатый, — тихо прошептала Регина, сидя у стенки.

— Пятнадцатый, — заинтересованно протянула докторша. — На китайца ты не похож.

— А при чем здесь китайцы? — тупо переспросил я.

— Мастера гринда, задроты, самые высокие уровни в Триаде, — пискнула Регина.

— Нет, я не из этих, хотя есть у меня с ними разногласия, — хмыкнул я и вдруг спросил: — А как тебя занесло сюда? Может, ты, как этот ненормальный Хирург, резала мужчин?

Замечаю, как вздрагивает Регина. Наверняка, ей ещё страшно от воспоминаний. Образина та ещё, такая может поселиться в голове и не давать спать пару недель.

— А мне казалось, хороший мужчина, — промурлыкала докторша. — Правда, слегка сумасшедший, но коллега.

Я сдержанно улыбнулся.

— Но речь сейчас не о хирурге, — вздохнула она и мечтательно добавила: — А жаль, такой мужчина был, интересно, что у него внутри…

— Хм. Так что с кальцием? — напомнил я о себе.

— Система повышает физические характеристики тела, — начала рассказывать докторесса. — Не думал как?

— Если честно, нет, — ответил я, разочаровывая её. — Было как-то не до этого, пытался спасти свою шкуру.

— Для повышения характеристик нужна база, микроэлементы и прочее. А особенно кальций, он участвует в уплотнении костной структуры тела, чтобы реципиент мог пользоваться всеми преимуществами и улучшениями.

— Я видел одного парня, который оброс каменной кожей за две секунды, — я потряс головой. — Интересно, сколько он съел кальция.

— Я оставлю кальций у себя? — спрашивает она.

— Половину, вторая нужна моей команде, и ты скажешь, как его принимать.

— Идёт, — кивнула она. — Принимать можно сразу и всё, когда будете улучшать характеристики, перед сном.

— Не много?

— Мало.

Я развернулся. Регина поднялась.

— Куда собрался, котик? — протянула она. — Я не осмотрела твои болячки.

Я вздохнул и вернулся на место. Меня раздели за несколько секунд, сняв почти всё. У девушки явно был талант.

Сняв одежду, она замерла. В глазах появились огоньки.

— Какой рельефный экземпляр, — прошептала она. Мне это “экземпляр” не понравилось. — Каждая мышца видна, будто на анатомическом пособии в кабинете. Сейчас зашью тебе укус на ноге.

Я лёг на живот, смотря на слегка смущённую Регину. В икру больно впилась игла, процесс пошёл.

Так же мне намазали все ушибы, те части тела, на которые я падал. Даже кажется, что слишком тщательно.

Мягкие руки скользили по корпусу, нежно и успокаивающе, так что я стал клевать носом.

Довольно скоро я заснул.

Глава 20. Снова проблемы

Мне снился дом.

Декорации сменялись одна за другой.

Мы с отцом стоим на полигоне. Очередной день отрабатывания выстрелов на пятьсот метров. Винтовка оттягивает руку, мне всего двенадцать. Баррет — оружие не для новичков, но в арсенале нет других винтовок.

У отца в арсенале немного оружия. Поле для стрельбы, где мы проводим каждые выходные, — это заброшенная площадка для пейнтбола и прочих тактических игр.

Мне ещё нельзя в специализированный тир.

Грёбаные законы, чтоб в дом тех, кто придумал подобные правила, вломилось несколько грабителей. Так часто говорит отец. Но я даже не понимаю, зачем желать кому-то подобное. Мне двенадцать, а не двадцать два.

У меня не было детства, но я отлично умею собирать и разбирать любой пистолет, будь то австрийский глок или русский макаров. Секрет несложный, я не гений, просто после пяти моделей они сливаются в один, все механизмы похожи.

Но чистка оружия, выезд в лес для тактического ориентирования и минирование подходов к заброшенному дому на опушке — это не то, чем занимаются все без исключения двенадцатилетки.

Тем не менее я не задумывался об этом. Я видел в отце кумира и не допускал мысли, что он не прав.

Странно, я чётко ощущал, что сплю. Но не мог проснуться. Просто витал в пространстве сна, наблюдая за собой со стороны. Но ничего не мог изменить, пошевелить хоть одним пальцем, моргнуть, сказать слово.

Почему именно это воспоминание? Вдалеке брезжит разгадка, но одеяло сна придавливает рациональное мышление.

— Сегодня ты узнаешь, что такое долг солдата, — говорит отец, хлопая меня по плечу.

— Так точно, сэр, — по обыкновению отвечаю я.

— Сынок, ты должен знать, — говоря это, он словно снимает маску военного и встаёт на одно колено, поворачивая меня к себе. — Служить непросто. Часто мы должны совершать такие поступки, которые необходимы командованию. Необходимы стране. Ты понимаешь?

— Да! — чётко отвечаю я ломающимся голосом.

— Хорошо, я люблю тебя, сынок, — он поднимается, смотря вдаль.

Он что, сказал, что любит меня? Маленький я в шоке. Это тот редкий момент, когда отец выражает свою любовь. Услышать такие слова от вечно сурового военного сродни получению Нобелевской премии. Бывает раз в жизни.

Но я в то время ещё не знаю, что такое Нобелевская премия. Мне не так много лет. Но я точно знаю, что за эти годы слышал подобные слова один раз.

Наблюдающий за ситуацией я начинаю биться в истерике. Сон превращается в кошмар. Робко шумевшие прибоем воспоминания выходят из берегов, они поднимаются волной и захлёстывают моё взрослое сознание.

Он снова сделает это, снова сделает… Снова сделает…

Эти мысли бьются в голове, будто барабанная дробь.

Бессилие душит.

Полигон, мы снова тут. Винтовка оттягивает руку. Я перезаряжаю затвор, нечаянно поставив крохотный палец не туда. Порез на пальце, идёт кровь.

— Джек, не плачь, так делают девчонки! Хочешь быть девчонкой?

Я проглатываю слёзы. Девчонкой мне быть не хочется. Мне просто больно, глаза наполняются слезами. Я не хочу быть девчонкой, я хочу, чтобы у меня был обычный отец. По крайней мере, в те моменты, когда это так нужно.

— Нет, я не девчонка…

Голос доносится будто из другой комнаты. Он высокий, детский, если я проснусь, то не вспомню.

— Громче! — одобрительно рычит отец. — Скажи громче, а не как слабая девчонка!

— Я НЕ ДЕВЧОНКА! — кричу я, срывая голос.

— Молодец, — кивает он, вызывая во мне взрыв счастья. Я получил одобрение, он похвалил меня. — А теперь стреляй.

— Но рука… — робко замечаю я.

Лишь стоит мне разжать кулак, кровь хлынет, будто из фонтана.

— Давай! — громогласно говорит он, будто выносит вердикт.

Мне ничего не остаётся, кроме как взять винтовку, игнорируя открывшуюся рану, которая тут же наполняется кровью. Рука становится липкой и мокрой, ложе винтовки быстро пачкается.

Я ложусь на землю, расставляю ноги в разные стороны, чтобы получить большую устойчивость.

Один глаз прикрыть, зафиксировать приклад подбородком, по касательной, вдохнуть-выдохнуть.

Прицел приближает картинку, я вижу одну мишень, вторую, третью.

На последней мишени я вижу привязанного кота.

— Папа!

— Что за обращение, рядовой, — хмурится он. — Здесь нет пап, мам, есть лишь боевая задача.

— Там мой Чарли.

— Я знаю, — холодно сказал он.

— Это не обсуждается, мы часто должны будем совершать вещи, которые нам претят. Ты должен это сделать, сын.

— Но…

— Боюсь, если ты этого не сделаешь, ты не сможешь построить карьеру и защитить страну, — он отворачивается, смотря в сторону. — Я тебе не позволю стать военным.

По моим щекам катятся слёзы.

По щекам двенадцатилетнего мальчика и по щекам Джека Уорона, смотрящего на это со стороны.

Я не могу пошевелиться, мне остаётся лишь наблюдать.

Не делай этого! Умом понимаю, что это сон. Но хочется предостеречь себя. Почему именно этот сон? Кто ставит пластинки?

Мальчик передо мною ложится, снова хватаясь за винтовку.

Прицел наводится на кота. Я знаю, что произойдет. Вдруг получается выйти вперёд, я получаю возможность двигаться.

Встаю перед ним.

Лицо мальчика напряжено. Он решительно приводит прицел к цели и уже готов стрелять.

— Нет, нет, нет, это бред… — шепчу я. — Это ты виноват! Ты, сука, виноват! Ты виноват! ТЫ!

Но отец меня не слышит.

А я слышу мяуканье проснувшегося от наркоза кота.

С жалостью смотрю в лицо самому себе, я — маленький — вздрагиваю, мы оба вздрагиваем.

— Сука! — хочется рыть землю.

Снова эти ощущения. Когда просто вспоминаешь подобные травмы, это откликается не так, как если бы ты увидел это будто наяву.

— Нет! Не делай этого! — стою перед маленьким мальчиком, который сейчас спустит курок.

— Нет!

Выстрел. Грудь вспыхивает болью. Неужели он выстрелил? Но это не выстрел винтовки. Заторможенно смотрю на пятно крови, расплывающееся на груди. Перевожу взгляд на себя двенадцатилетнего. Я замер, время будто остановилось.

Справа стоит отец, держит пистолет и улыбается.

— Я убил тебя, Джек, — насмешливо говорит он. — Сделал тебя мужчиной, ты больше не мальчик.

Выражение его лица меняется. Он снова улыбается, но уже по-другому. Так, как никогда не улыбался. По-доброму.

— Прощай, мой мальчик.

Я падаю, темнота обволакивает со всех сторон, будто я погружаюсь в озеро из нефти.

Свет отрезает, меня начинают хватать чьи-то руки, они тянут на дно.

Снова лицо отца, но сейчас оно искажено от крика.

— Просыпайся!

***


Выхожу из сна рывком.

Мне грезятся чужие руки, руки монстров, отец, прошлое.

Боль в груди нарастает. Перехватываю чьи-то порхающие над телом руки. Тело действует на автомате. Поднимаюсь на кушетке, ноги спускаются налево, рука в захвате.

Встать на пол, крутануть противника вокруг корпуса, заломить руку и вжать лицом в кушетку.

На всё это уходит едва ли больше одной секунды. А по ощущениям ещё меньше, тело работает по-другому, я стал сильнее и быстрее.

Открываю глаза.

Передо мною спина девушки. Она стонет от боли. Это ведь та докторша, которая зашивала меня.

Халат взметнулся, обнажая ягодицы и тонкую полоску белья. Она не сопротивляется. Отступаю на шаг, поднимая руки.

— Прости, не хотел, просто приснился сон, — пробормотал я.

— Надеюсь, хороший? — она выпрямляется, натягивая халат на широкие бёдра, и кивком указывает на пах.

С удивлением понимаю, что возбуждён.

Регина в другой части комнаты и вовсе уронила челюсть. Всё случилось так быстро, что её расслабленное сознание не успело среагировать.

— Плохой, — мрачно ответил я и потёр грудь.

Грудь болела так, словно меня пристрелили в реальности, а не во сне.

— Нам пора, — заключил я.

— Если будет еще что-то интересное, заходи, — докторша поправила выпавшую из причёски прядь. — Меня зовут Мара.

— Хорошо, — кивнул я и вышел.

Когда мы вышли, Регина ощутимо выдохнула.

— Ты не договорила, почему ты считаешь её странной? — спросил я у неё.

— Недавно ты не поделил узкоглазых с хирургом, так вот это — его женская версия, — не задумываясь, ответила она. — Тоже занималась всяким на Земле. Её много дней насиловали, а потом выкинули на свалку, будто вещь. После этого сука сошла с ума и начала резать мужчин. Я не осуждаю, вроде даже слышала, что они были теми ещё козлами. Но перед ней я теряюсь, не знаю, с чем это связано.

— Непростая ситуация, — покачал я головой. — Думаю, многие из её жертв это заслужили.

— Если бы, — проворчала Регина. — У меня в клане был друг. Рокки. Его она тоже убила.

Мы на несколько секунд замолчали.

— Почему? — спросил я.

Ситуация интересная, теперь она не выходит у меня из головы.

— Рокки бы не тронул её и пальцем, — жарко произнесла Регина и огорчённо склонила голову. — Не знаю, что произошло…

— Она сказала, что Рокки пытался её изнасиловать? — догадался я.

— Да, — подтвердила Регина. — Я в это не верю, но давно отпустила. Просто теряюсь перед ней, вспоминаю все события, думаю, с такой ли она улыбкой втыкала в него ножи. Жалеет ли она?

— Ты была близка с Рокки?

— Даже слишком.

Регина отвернулась, но я заметил, как её глаза заблестели.

— Ты спрашивала, за что она его убила?

— Нет, — призналась Регина. — Они с Воронессой поговорили, та спустила всё на тормозах. А затем и вовсе уехала на неделю. Хоть и знала, как был важен для меня этот человек. И самое ужасное, что я дружила с Марой. Я никогда так не ошибалась в людях.

Дальше развивать тему я не стал. Сказать на это мне было нечего. Здесь свои законы, и я не знаю, как они работают.

Я отправился к ждущей меня за столом команде. Все сидели с мрачными физиономиями. Понимаю. Иначе есть кашу невозможно.

Регина ушла, её окликнули, когда мы шли к столовой.

На глазах всех присутствующих я достал из сумки консерву. Снял с разгрузки кунай и открыл крышку.

Гадаю, что же меня там ждёт, но все предположения оказываются неверными.

Внутри плоды, похожие на нут. В густой кремообразной основе.

Банка открылась, вокруг расползся настолько манящий аромат, что люди в радиусе десяти метров мгновенно принюхались и стали искать источник.

Алиса громко сглотнула.

— Что это? — голос хриплый, глаза удивлённые.

— Какая-то консерва, — пожал я плечами и воткнул ложку, зачерпывая содержимое.

Во рту произошла вкусовая революция.

На запах — как запеченное мясо. На вкус — как мамина лазанья.

Алису пробрало больше всех. Мы с парнями ещё не забыли запах нормальной еды, а вот её затрясло.

Я достал ещё одну баночку и открыл её.

— Держи.

Подношение было принято с такой скоростью, что я не успел заметить, как банка исчезла из руки. Возможно, Алиса применила какую-то способность.

— Да-а-а… — простонала она.

А вот теперь пробрало всех.

— Кто-то ещё будет?

— Вы ещё спрашиваете, босс… — Калум требовательно протянул руку.

Я выдал Райану и своему помощнику по банке.

За столом наступила тишина.

К нам подошла пара человек, мужчина и женщина.

— А что это у вас такое? — спросил первый. — Я куплю, двадцать эсок.

— Пятьдесят, — вступила в схватку вторая.

— Семьдесят, — не растерялся её оппонент.

Я прикинул и подсчитал свои запасы.

Осталось около двадцати пяти баночек.

— Пятьсот эсок за одну банку, — выдал я.

— Что? — возмутились потенциальные покупатели. — Что за цены?

— Какие есть, не нравится, можете проваливать! — прорычал появившийся за их спинами громила с шрамом на щеке. — Беру две банки.

Он положил на стол контейнер.

— Но тару потом вернёшь, — добавил он.

— Идёт.

— А мне одну, — заключил тот мужик, что подошёл первым, его подруга осталась ни с чем.

— Сука! — выдохнула она.

— Я поделюсь.

— Да иди ты…

Я отдал банки.

Цена оттолкнула большинство находящихся здесь людей. Услышав стоимость, они сглотнули и стали с ещё меньшим энтузиазмом ковыряться в каше.

Полторы тысячи эсок и два контейнера, которые нужно вернуть.

Первый я сразу же опустошил и отдал шраму. Вложил тысячу в ловкость, мне понравился её эффект. Тело стало лучше слушаться. Снова захотелось есть.

Придвинув к себе тарелку с кашей, переместил туда содержимое банки и хорошо перемешал.

Остальные сделали так же.

Теперь каша засияла новыми красками.

После обеда отправил Райана осматривать разбитую машину, которую совсем недавно перевернул голлум. Алиса получила задание найти рюкзаки побольше. А Калум отправился по своим делам. У него появилась отличная идея, в перспективе решающая вопрос с нехваткой эссенций. Парень всегда тяготел к торговле, поэтому отправился изучать этот вопрос.

Я, в свою очередь, пошёл на склад, изучать его содержимое и искать патроны к винтовке.

Склад огорчил.

Седовласый сгорбленный старик в окошке сказал, что ничего подобного нет. Остался один вариант — пойти к уже знакомым Игорю и Елене в Башню.

Добравшись до стартовой локации, я почувствовал что-то странное. Будто оказался дома.

Вышел из Гнезда без труда. Маршрут запомнил ещё с первого раза. По дороге даже удалось не встрять в неприятности, что тут сложно сделать.

Пройдя через пост на входе, вошёл в торговую зону внутри возвышающейся на фоне серого неба Башни и нашёл знакомый бокс.

У прилавка, как обычно, сидел Игорь.

— Добро пожаловать в нашу скромную лавку, — ухмыльнулся громила. — Могу чем-то помочь?

— Мне нужны патроны вот на это, — откидываю полы плаща, показывая винтовку.

— Матерь божья, — выдохнул невозмутимый торговец. — Где ты это достал?

— Там уже нету.

Я оценил реакцию Игоря.

За проведенное тут время винтовок замечено не было. Самое крупнокалиберное оружие — это дробовик, взятый из логова Лысого.

Не очень практичное оружие. Сейчас лежит в комнате и ждёт своего часа. Надеюсь, наступит этот час не скоро.

— Божественно… Можно? — Игорь с придыханием взял винтовку в руки, не обращая внимания на толстый слой грязи.

Сразу стало понятно, что он держит оружие не впервые.

Руки быстро сориентировались, он с трудом отщёлкнул магазин. Винтовка плохо обслужена, над этим ещё требуется поработать.

— Есть инструменты для чистки? — спросил я у Игоря.

— Да, думаю, что-то найдём, — отвлечённо произнёс он. — К твоему счастью, у меня есть то, что тебе нужно.

— За этим и пришёл, — хмыкнул я.

— Магазины принесли давно, как и патроны. Но использовать их мы не можем. Не на что ставить.

Он положил винтовку на стол, при этом одним движением разгрёб место под неё и удалился в бокс.

Вернулся через полминуты, вытаскивая подсумок с магазинами и патронами.

— Ого, так много, — радостно заметил я. — Отлично.

Игорь снова ушёл и принёс набор для чистки. Несколько щёток, маслёнку с желтоватой смесью, штопор-ёжик для ствола и какой-то баллончик.

Побрызгал на винтовку и оставил на минуту, давая смеси разъесть грязь и редкие очаги ржавчины.

— Я могу и сам, — начал я.

— Не лишай меня удовольствия, — не согласился Игорь.

Он чистил винтовку на протяжении часа, аккуратно снимал слои загрязнений и полировал её. Разложил все детали на чистой тряпице и обработал, смазав элементы.

От подобного обращения радовался глаз.

В конце он даже принёс ремень для неё. Явно самодельный, от какой-то сумки. Прицепив карабины на конец и начало оружия, благоговейно покачал его и прицелился.

— Хорошо, очень хорошо, — довольно кивнул он и с неохотой передал мне.

Я взял винтовку, проверил прицел, несколько раз холосто щёлкнул и зарядил магазин, передёрнув затвор.

Сняв плащ, я накинул ремень через плечо и повесил винтовку у бедра. Полы одежды отлично скрывали её, как и планировалось.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я.

Игорь потёр большой и указательный пальцы, намекая, что пора расплатиться.

— Три сотни эсок.

— Держи, — передал я контейнер, наблюдая, как Игорь впал в системный транс и перелил нужную сумму в свою капсулу.

— Если будет что-то подобное на продажу, жду у себя, надеюсь, я получу это первым, — кивнул он на прощание.

— Хорошо.

Махнув рукой, я развернулся и пошёл назад.

Магазины приятно оттягивали разгрузку, патроны в подсумке бились на поясе. Жизнь начала налаживаться. Оставалось лишь пристрелять оружие и молиться, чтобы оно не подвело.

Калибр здесь немаленький, должен прошивать даже бронежилеты местного разлива. Это не могло не радовать.

Проходя холл, встречаюсь нос к носу с Воронессой.

— Так, так, — хмуро говорит она. — Ты же знаешь, что тебе сюда нельзя. В любой момент могут прийти бойцы Апостолов.

— Знаю, — согласился я.

— Тогда какого чёрта ты здесь? — разозлилась она.

— Дела, — неопределённо ответил я.

Дела сейчас висели на бедре, скрываясь под полой плаща.

— Ева!

Из-за угла вышел Свифт, спустившись со своего этажа. Увидев меня, он тут же поправился.

— Воронесса, — кивнул ей. — А что он тут делает?

— Пытаюсь выяснить, — мрачно ответила она.

Оба вперили в меня взгляды.

— Они уже тут.

— Кто? — заподозрил неладное я.

— Апостолы.

Глава 21. Вера бывает разная

— Чёрный Дракон, мы проследили за ней! — отчитался высокий жилистый парень, пожирая хозяина преданным взглядом.

Склонившись перед своим кумитё, он замер, ожидая уточняющих вопросов.

Хорошо сложенный беловолосый мужчины скупо улыбнулся, едва заметно, губы дрогнули, как расколовшийся столетний камень. Если знать его близко, можно понять, что он доволен. Такие моменты были редкостью для клана Драконорожденных.

Куда легче заставить гнуться металл, чем развеселить или удовлетворить жестокого клан-лидера.

— Она в Башне? — уточнил глава.

— Да.

Долговязый украдкой поднял глаза, чтобы насладиться ликом своего господина. Гладким и холодным, будто он из фарфора, а не из плоти.

Но стоило Дракону поймать взгляд подчинённого, тот быстро отвёл его, помещая на пол и склонился ещё глубже.

Дракон восседал на выдернутом из автомобиля кресле, будто на троне.

Всё это было нагромождено на горе из автомобильных колёс, сложенных, будто пирамида.

Комната в пятьдесят шагов длиной и тридцать шириной. Стены облупились, вздулись от времени и покрылись морщинами, совсем как люди.

Подле трона шевелились неясные тени, хаотично и беззвучно, слегка напоминая клубы тумана.

При ближайшем рассмотрении, движение у самодельного трона можно было идентифицировать. Десятки обнажённых девушек лежали внизу в самых разных позах. Некоторые извивались, кто-то стонал, едва прикрыв глаза, а кто-то жалобно скривился, пытаясь укротить боль после очередной дозы.

Долговязый ждал пока господин подумает, жадно пожирая девичьи тела взглядом.

Особенно его привлекала сидящая у самых ног Дракона девушка. Парень сглотнул, желание разъедало его, но показывать это господину не лучшая идея.

Она выглядела лучше остальных. Ухоженнее, словно внизу дворовые кошки, а её лапка даже не касалась земли за пределами порога.

Короткая причёска, волосы едва доходят до плеч. Пепельный цвет придаёт некой исключительности.

Взгляд долговязого прошёлся по её фигуре, благо та была чаще обнажена, чем одета. Господина радовал её вид, особенно её. А что радовало господина, радовало и его слуг.

От такой казалось бы простой, но крамольной мысли, долговязого пробил пот. Он кинул быстрый взгляд на Дракона. Тот поймал его.

Глаза в глаза. Долговязому вдруг показалось, что господин видит каждую его мысль. Он перебирает их руками, рассматривая и проверяя на прочность, как фрукты на рынке. Если он надавит на ту самую, нехорошую мысль, она сомнётся под крепкими пальцами, выдаст своего хозяина.

Долговязый спрятал гнилую мысль. Зарыл её среди свежих, показательно улыбнулся и почтительно спрятал взор, изучая трещинки на гладком каменном полу, потрескавшемся от времени.

— Хорошо, — наконец сказал Дракон. — Мы встретим её на обратном пути, перекройте дорогу, нужна засада. Поставьте посты, как только она двинется, я должен об этом узнать.

— Будет сделано, — мелко закивал слуга.

— Ещё новости?

— Нет, господин.

— Узнали, кто этот человек в маске? — делая вид, что ему не интересно, спросил Дракон. — Он слишком дерзкий, я накажу его.

— Конечно накажете, как иначе, господин, — согласился долговязый.

— Свободен.

Высокий и нескладный, словно гончая, парень, вышел прочь.

Дракон поставил руку под подбородок.

— Кто же ты, кто под маской демона? — сам себе прошептал он.

— Я могу поискать его, — произнесла сидящая у его ног пепельноволосая.

Говорила она чарующе, голос мягкий и обволакивающий. Губы полные, слегка треснуты, слева на скуле едва заметный синяк.

— Ты уже показала свою несостоятельность, когда я пошёл на встречу, — раздражённо кинул Дракон. — Итог прискорбный. Хирург мёртв, а я остался ни с чем. Хочешь рискнуть второй половиной своего прекрасного личика?

Он наклонился и взял девушку за подбородок, рассматривая и поворачивая из стороны в сторону.

Синие глаза пепельноволосой были затянуты поволокой дурмана. Она безумно улыбнулась, вцепилась в сильную руку хозяина и обхватив её, облизала один из пальцев, погружая его в рот полностью, до самой последней фаланги.

Высвободив палец, она встала, делая шаг вперёд. Провела его рукой по грудям, затем по животу, опуская ниже и ниже.

Стон эхом прокатился по пустующей комнате, заставляя тела снизу ожить. Все зашевелились сильнее, поднимаясь по ступеням к своему господину.

— Хорошо, попробуй, — согласно кивнул Дракон.

Он достал руку из её лона, чтобы расстегнуть ширинку.

Пепельноволосая сноровисто оседлала его, задирая голову.

Дракон деловито достал из кармана тюбик с пипеткой, набрал в неё одну каплю и поднёс к раскрытым глазам любовницы, капая в один, повторил процедуру и капнул во второй.

Она затряслась в припадке. Дракон еле успел убрать зелье и обхватить ту за талию.

Она стала быстрее двигать бёдрами. От чего мужчина не выдержал и издал рык наслаждения.

— Я вижу, вижу! — воскликнула она, ускоряясь до немыслимых оборотов, её тело покрылось бисеринками пота. — Сошлись две личности, огонь и тьма. Пламя и лёд. Ворон и змей.

Она вдруг замерла, останавливая скачку. Закатила глаза.

— Ты… Ты… Победишь!


***


— Где они? — я погладил винтовку под плащом.

— Уже на входе, — отчитался боец.

— Это неминуемая эскалация, — прошептал Свифт, обращаясь к Воронессе.

— Да, — согласилась она. — Похоже мы не можем больше быть. Зовите их в переговорную, будем вести переговоры.

— Поздно, — покачал головой генерал.

Я был с ним согласен.

В холле появилась группа из пяти человек. Удивительно, так мало бойцов?

Но по напряжённым позам Аарона и Евы я понял, что здесь кроется нечто большее.

— Он отправил к нам хайлевелов, — пробормотала Ева. — Похоже ты прав, сейчас будет не до переговоров.

— Кто они? — спросил я, смотря на приближающихся людей.

— Коротко стрижённый в тоге, монах Ли Сальх, способность — каменные кулаки. Высокий в средневековой кожаной броне, Викинг — ледяные клинки. Аристарх, этот тот в обычном костюме заключённого, пятна на нём, это пятна крови. Способность — водитель, видит лучший маршрут. Анита тоже не проста, не смотри на её ангельское личико и розовые волосы, она грёбаная Харли Квин, битой крутит, как самолёт лопастями. Коренастый с цепкими глазами, Арчи, способность — мечник, может шагать сквозь пространство, как ты.

Воронесса быстро описала каждого.

— Эта банда при желании может натворить дел, — проворчал Свифт.

Компания Апостолов подошла.

Они остановились и Аристарх окинул нас ленивым взглядом.

— Воронесса, Свифт, — он кивнул им.

Меня он проигнорировал.

— Пройдём в кабинет, — Аарон развернулся и повёл нас наверх.

Мы поднялись на лифте. Я устроился у стены, чтобы не оставлять спину без прикрытия. На что Анита лишь презрительно фыркнула.

Все устроились в кабинете на этажах выше.

Монах сидел прямо, будто проглотил металлический прут. Розововолосая закинула ногу на ногу. Она носила доспешную юбку, не очень практичное решение, плюс очень провокативное.

Компания расположилась с показательным равнодушием и скукой.

Ева не успела занять своего места, когда Аристарх начал говорить.

— Мы здесь, чтобы решить крупную проблему, — говорил он так, будто цедил слова, сквозь зубы. — Две группы пропали, они решали проблемы клана на твоих землях, Свифт.

— Мы слышали о них, — кивнул Аарон. — Но ничего нового вам не откроем.

— Правда? — хихикнула Анита. — Я так не думаю… Вы явно что-то скрываете?

— С каких пор ты стала ясновидящей, Анита? — не менее высокомерно спросила Ева.

— С тех самых, когда узнала, что у нас под носом образовался союз, — огорошила она Воронессу. — Не так ли? Дочь и отец, это любопытно.

Ева не нашла что сказать.

— Но я даже благодарна вам, за то, что вы грохнули этого кретина, — никто не понял о ком она, поэтому Анита пояснила. — Свина. Он не просто так носил это прозвище, одним словом свинья.

— Анита испытывает к нему не самые тёплые чувства, — вмешался Аристарх. — Но так или иначе, он был одним из нас.

— И после этого, вы приходите сюда? — Аарон ощерился ухмылкой. — Не страшно?

— А должно быть? — Аристарх сложил руки на груди. — Ты угрожаешь Апостолам?

— Нет, если вы не угрожаете мне, — Аарон говорил прямо.

— Похоже у нас конфликт интересов, — вздохнул Аристарх.

— Как будем его решать?

— Я не знаю вашего интереса, — честно выдал один из Апостолов. — Но мне очень интересно, что вас подстегнуло выйти из тени.

— Мы не выходили, просто ваши люди перегнули палку, — произнесла Ева.

— Не вам это решать, — огрызнулась Анита.

— А кому? Тебе? — передразнила её Ева.

— Спокойнее, — Аристарх вытянул руки, ладонями вперёд в мирном жесте. — Мы здесь не для того, чтобы ссорится.

— Твои предложения? — спросила Ева.

— Три тонны сырья под каши, сто тысяч эсок, — стал перечислять он. — И того, кто убил Свина.

Ева и Аарон поражённо переглянулись. Судя по их лицам, сумма затребована не маленькая.

— А вы ничего не перепутали, может по нолику так и там? — нахмурилась глава Воронов.

— Нет, — довольный, будто кот Аристарх лучезарно улыбнулся. — И советую принять это предложение, дальнейшее обсуждение будет лишь в большую сторону.

Аарон и Ева снова переглянулись и даже не стали думать.

— Нет, — в один голос сказали они.

— Иначе… — встряла Анита.

— Иначе, что? — начала дразнить её Воронесса, окончательно выходя из себя. — Начнёте разборки прямо тут? Вас вынесут вперёд ногами раньше, чем ты досчитаешь до десяти.

— Согласен, — Аристарха не покидала улыбка, что не совсем мне нравилось. — Но раньше этого, мы успеем существенно насолить здесь.

Он распахнул комбез, все заинтересованно посмотрели в его сторону.

Ева и Аарон снова стали бледными. Под костюмом на нём находилось лишь тонкое бельё, похожее на термо снаряжение. Но это конечно же не всё, всю открытую площадь покрывали висящие овальные бусинки. На первый взгляд, они напоминали коконы насекомых.

— Шершни третьего круга, — поражённо прошептала Ева. — Ты настоящий придурок, что притащил их сюда.

— Что это? — не смог сдержаться я.

— О-о-о-о, это интересный вид насекомых Перегринуса, — не замедлил дать объяснение Аристарх, пока его спутники всё так же сохраняли молчание, за исключением Аниты. — Это не совсем типичные шершни к которым ты привык на земле. Назвали их так потому, что они похоже жалят. Но на самом деле впрыскивают не яд, а многочисленные яйца. Крайне прихотливые создания, едят только падаль, в основном то, что осталось после вылупления из особи, которой не повезло стать инкубатором. Сейчас они спят, но если я погибну, тут же проснуться. Они крайне чувствительны к мертвецам. Стоит моему сердцу остановится, как они тут же начнут вылетать. Тем кто встанет на пути роя, не повезёт.

После такого пояснения, все напряглись ещё больше. Парень же явно кайфовал от того, что полностью контролировал ситуацию.

Но вот мне так не казалось.

Ставлю сто долларов на то, что этот хрен не такой уж и смелый. И бубенцы у него явно не из металла.

Пятёрка пришла с полной уверенностью в своих силах. Они даже обеспечили себе некую неприкасаемость.

Лица Аарона и Евы оставляли желать лучшего, они почти согласились на все условия. Иначе мы все трупы. Я их прекрасно понимал.

Оставаться наблюдателем больше нет смысла, надо действовать.

Шарю по помещению глазами, одновременно трогая автомат, прикрытый тканью.

Чему меня и научила история с крысами, так тому, что нет безвыходных положений. Просто мы не всегда видим вышеупомянутый выход.

Кабинет Аарона большой с выходом на террасу. Есть пара вентиляционных люков, но они покрыты мелкоячеистой сеткой. Теоретически, если здесь развернётся плантация шершней, они никуда не смогут вылететь. Но что делать дальше?

Приходящие в голову мысли одна глупее другой. И что важно, опаснее.

— Надо отойти, — смотрю в сторону Воронессы.

Она отвечает непонимающим взглядом. Затем прищуривается, прикидывая, не убегу ли я.

Видимо я заслужил некий кредит доверия. Она кивает.

Выхожу, закрываю дверь и иду в сторону торгового бокса, ускоряя шаг.

— Игорь! — за несколько шагов до бокса начинаю звать я.

Громила появляется из недр лавки, встречая меня подозрительным взглядом.

— Возврата нет! — шутит он.

Может и не шутит.

— Я не за этим, — успокаиваю торговца.

Из-за бокса выходит Елена.

— Здравствуй, Джек, — приветствует меня она.

— Мне срочно нужна взрывчатка, а ещё баллон газа и карта вентиляции, — скороговоркой выпаливаю я.

— Первое и второе я найду, а вот третьего нет.

Под ногами горит земля. Но я точно знаю, что карту найти возможно.

— Она может быть у Арейни?

— В принципе… Да, — отвечает Игорь, почесав затылок.

— Отлично!

Елена уже вынесла необходимое, заразившись моим нервозом.

— А деньги! — кричит Игорь мне вслед.

— Открой мне кредитную линию, — отвечаю я, убегая.

— Чую я, наш кредитант может не выжить, — шепчет Елена, но я уже не слышу.

Выбегаю в холл, затем во двор, останавливаюсь у дома Арейни.

Открывает незнакомая мне девушка.

— Сиана, мне нужна Сиана! — я сдерживаюсь, чтобы не тряхнуть маленькую Арейни за плечи.

— Сейчас, — дверь закрывается.

Сиана появляется через несколько минут.

— Джек? Что случилось?

— Нет времени, мне нужна помощь, могу на тебя рассчитывать?

Она отвечает без промедления.

— Да.

Спустя ещё десять минут я стою у щита управления вентиляционными шахтами. Рядом Сиана, она готова скрутить клапан и пустить газ.

— Дай мне три минуты и запускай, — отдаю приказ я и уношу ноги. — Затем закрой заслонку канала, чтобы пламя не двинулось по вентиляции.

— Хорошо, — согласно кивает шокированная Сиана.

Нет времени задаваться вопросом, почему она помогает и идёт до последнего. Разберусь позже.

Коридор, снова коридор, чуть остановится и выровнять дыхание.

Вхожу в кабинет переговоров.


***


Сиана нервничала. Стояла у щитка и смотрела по сторонам, чтобы её не заметил никто из руководства Башни.

Сегодня она переступила грань. Последнее её действие может запятнать репутацию всех Арейни. Но она чувствовала, что так будет правильнее.

— Здравствуй, — раздался вкрадчивый голос.

Бланк появился рядом, словно соткался из воздуха.

— Что-то задумала? — вкрадчиво произнёс он.

— У вас какие-то вопросы, старейшина Бланк? — сделав каменное лицо спросила Сиана.

— Нет, всего лишь интересуюсь, — махнул рукой он и подошёл ближе, окидывая взглядом баллон с газом. — Мне кажется, что ты хочешь совершить ошибку. Мы не помогаем чужакам.

— Правда? — усмехнулась Сиана. — А мне кажется, что мы оба совершаем похожие ошибки. Не вам учить меня.

Бланк прищурился, его ноздри хищно раздулись от гнева.

— Девчонка, живо извинись! — прошипел он.

— Нет.

Сиана встала к нему в пол оборота. На её руке медленно таяло время, пожираемое хронографом. Оставалась одна минута, Бланк появился не вовремя.

— Ты пожалеешь об этом, если не подчинишься, — предупредил продажный старейшина. — Я жил на этом свете дольше и знаю, как поступить лучше всего.

— Мне так не кажется, — не согласилась Сиана. — Если вам больше нечего сказать, можете уходить.

Бланк снова окинул взглядом баллон и хрупкую Арейни.

— Пожалуй, я останусь, если ты не против.

Говорить, что Сиана против, не было смысла.

Бланк решил играть по крупному и сместить её. Нашёл же возможность. Последние дни он часто лоббировал её несостоятельность на собрании. Сейчас она в шаге от потери статуса.

На одной чаше весов чужак, который получил дар деда. На другой продажный кворков сын Бланк.

Сейчас, Бланк привалился к стене и с усмешкой наблюдал за тем, что же сделает новоявленная старейшина.

Сиана проверила нож за поясом. Сердце участило свой бег. Осталось двадцать мигов и всё закончится.


***


— Предлагаю прервать наше небольшое собрание, — сказал Аарон.

— Согласна, — подтвердила она Воронесса.

— Я не считаю, что вы в праве диктовать условия, — веселился Аристарх. — Верю, в ваше благоразумие.

— Поздно, — вмешался я. — Я верю в крупный калибр.

Смахиваю плащ в сторону и достаю винтовку. Открывая огонь.

Внутренний отчёт показывает десять секунд до начала прожарки.

Глава 22. В кольце врагов

— Что? — успевает сказать Аристарх.

— Какого… — Анита.

Распахиваю плащ, на присутствующих смотрит длинный ствол винтовки. Все тут же бледнеют. Чувствую себя тем парнем в парке, в плаще да на голое тело.

Топлю спусковой крючок, моля всех богов, чтобы автомат не подвёл.

Пули вырываются с небольшим пламенем, тут же обагряя комбез Аристарха свежей кровью.

Он трясётся, будто взял в руки высоковольтный провод, замечаю, как лицо искажается в испуге. Между уголками губ появляется струйка крови.

Анита вскакивает, опрокидывая стул. Пули врезаются в девичье тело, откидывая ее назад. Они ещё не поняли, что произошло. А вот я просчитался, монах встал, его руки покрылись каменной коркой. Он занял боевую стойку, прикрывая голову, будто выставивший блок боксёр.

Надо было валить его первым. Он тоже так думает, поэтому замер на месте.

Пока монах бездействует, перевожу оружие в сторону третьего. Кажется его зовут Викинг, светловолосый и высокий сын фьордов. Его прямые, как мачтовый лес, черты лица, исказились в гневе.

Он также не успевает ничего сделать, пуля вышибает мозг, поднимается облачко крови, стена позади него получает порцию брызг.

Снова на монаха, пули уходят в стол, там, где его ноги. Стол покрывается пулевыми отверстиями, Ли Сальх вскрикивает, падая на колени.

Ну и завершающий штрих. Вижу, как тает в воздухе Арчи, мечник с колючим взглядом. Если честно, думал, что он сделает это куда раньше.

Винтовку на плечо и нажать на курок.

У уха раздается череда выстрелов, где-то пуле на третьей чувствую плотное попадание, чавкает простреленный череп, за спиной оседает тело.

Мечник лежит на полу с пробитой головой.

— Выходим, живо, — тороплю Свифта и Воронессу.

— А… да… — приходят в себя родственнички.

Мы вываливаемся наружу.

После меня в кабинете остаётся лишь кровь и трупы.

Краем глаза, закрывая дверь, вижу как комбез мёртвого Аристарха вспучивается роем насекомых. Некоторые вылазят через пулевые отверстия.

Кричит Ли Сальх, понимая, какую судьбу я ему уготовил.

Оказавшись по ту сторону двери, приказываю своим компаньонам отбежать за поворот.

— Давай, Сиана, не подведи, — шепчу сам себе.

— Есть что поджечь? — спрашиваю у Свифта.

Кидаю винтовку Воронессе, а сам передёргиваю затвор пистолета.

— Поехали.

Бегу к двери и использую пространственный разрыв, чтобы снова оказаться в кабинете.

Рой шершней облепил трупы. Кричит монах Ли. Смирения тебе брат, исповедуй стоицизм, ты кремень, ты стена. На этом мысленная моральная поддержка завершается.

Вижу, как плоть мертвецов надулась от многочисленных укусов.

На меня рой почти не реагирует, занятый падалью.

Чувствую запах газа. Одна ошибка в рассчётах и я труп. Но надежда умирает последней, как говорил Вертинский.

Стреляю и тут же прыгаю.

Кабинет наполняется жарким пламенем. Оно ярко вспыхивает под моей рукой. Там где вылетела пуля.

Огонь успевает затронуть руку, прежде чем я перемещаюсь назад в коридор. По лицу пробегает волна пламени, облизывает кожу и подпаливает волосы.

Стоило мне выйти из портала, сразу же использую новый прыжок.

Бег по коридору заканчивается за поворотом, где уже ждут Свифт и Воронесса.

Прижимаюсь к стене, мимо проносится волна тёплого воздуха. Пролетает дверь. Пламя утихает так же быстро, как и загорается.

— Что это нахрен было? — спрашивает Воронесса, её потряхивает от адреналина.

Свифт молчит, просто буравит взглядом, но в его глазах нет осуждения.

Там одобрение…

— Давно пора было дать этим уродам отпор, кха, — он кашляет, кабинет наполняется дымом.

— Надеюсь всех насекомых убило, — мрачно произношу я и тушу тлеющий рукав.

Плащ падает на пол. Его уже не спасти.

Провожу рукой по опалённому лицу. Бровей как ни бывало. Как и части волос.

— Надеюсь регенерация может восстановить причёску, — отвлечённо говорю присутствующим. — Вряд ли здесь есть Реал Транс Хаер.

— Ты за причёску переживаешь? — оторопело спрашивает Воронесса.

Свифт же заходится нервным смехом, вперемешку с кашлем.

— Пора убираться отсюда, — выглядываю в коридор и машу рукой. — Я вас догоню.

— Куда ты?

Слышу вопрос Воронессы в спину.

— За законной наградой.

Оставлять здесь эски я не собираюсь, это бесценный опыт, он мне понадобится.

Осторожно вхожу в кабинет. Пахнет гарью. Все стены в саже.

Вокруг стола, точнее там, где он был, висят пять эссенций.

Шершней не видно, редкие твари доживают свои мгновения на полу, жужжат и агонизируют. Давлю некоторых ногами, проходя к месту расправы.

Собираю весь опыт с пятёрки Апостолов.

Всего здесь лишь двое выше двадцатого, остальные от десяти до двадцати. Выходит три с половиной тысячи эссенций. Неплохой подъеём, на пустом месте.

Сразу же раскидываю их. Поднимаю уровень, остальное уходит в характеристики.


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 16

Эссенция души: 0/1600

Сила: 11

Выносливость: 12

Ловкость: 10

Мана: 900

Жизненная энергия: 1034/1500

Левитация 4 ур. 0/400 — возможность отменять силу притяжения в рамках собственного тела сроком на 30 секунд.

Цена одного действия: 100 е.м.

Пространственный разрыв 160/700 — позволяет создавать гравитационный разрыв для перемещения реципиента. Радиус действия способности 6 метров. Расстояние действия 6 метров.

Цена одного действия: 150 е.м.

Баланс 5 ур. 0/500 — позволяет уменьшать или увеличивать массу в пределах своего тела на 5 кг.

Цена одного действия: 25 е.м.


После повышения характеристик остаётся ещё семьсот шестьдесят пунктов. Повышаю пространственный разрыв, чтобы увеличить дальность способности.

Теперь мне доступно шесть метров, что весьма приятно.

Догоняю ждущих Свифта и Еву.

По пути в холл встречаем бегущих бойцов Башни.

— Генерал, всё в порядке?

— Как вы?

— Требуется помощь?

— Вольно, господа, — приказывает Свифт. — Всё обошлось. А ещё, у меня для вас отличные новости. Можно вводит план Осада. Мы готовы!

— Да!

— Да…

— Чертовски рад этому! Пора показать местным зэкам, где их место…

Череда радостных криков оборвалась. Все уставились на приближающуюся Сиану.

Полутораметровая Арейни шла, как сомнамбула, переставляя ноги, будто робот, а не человек.

В её руке блестело лезвие ножа, наполовину залитое кровью.

Форма девушки запачкана, везде красные разводы.

Я сделал пару шагов навстречу и поймал её безвольное тело. Крепко обнимая.

— Не убивала раньше? — тихо спросил я, но меня услышала Ева.

— Кого ты убила? — уточнила она.

— Бланка, — тихо ответила малышка.

— Чёрт! — ругнулась Ева и пояснила для меня. — Убийство сородича для них особый процесс. Почти исключительный. Не говоря об убийстве старейшины.

— Я отдаю себя под стражу, — голос Сианы дрогнул. — Теперь я ничем не отличаюсь от других пришлых.

— Не мне тебя судить, — не согласилась Ева. — А совету старейшин.

Я повёл Сиану вниз. Она здорово помогла и я считал должным отплатить тем же.

Забрав у Евы винтовку, мы двинулись к дому Арейни.

Сиану отпоили чаем, пока мы ждали собрания совета.

Я впервые вошёл на второй этаж. Нас встретил небольшой зал, где будто судьи сидели семь старейшин.

Сиана встала по центру, я расположился у входа.

Она рассказывала сбивчиво, но без эмоций, констатировала факт.

Выслушав её, старейшины стали перешептываться. Невысокие старички в мантиях сейчас решали судьбу самого молодого из них.

Арейни отошла, а я спросил.

— Какая высшая мера наказания?

— Смерть, — неожиданно тускло ответила она. — За убийство сородича обычно бывает лишь она.

— Решение принято, — сказал центральный коротышка. — Мы…

— Стоп! — поднял руки я.

— Вы не убьёте её, я не позволю.

— Джек… — заволновалась Сиана. — Не стоит, я действительно…

— Бланк был продажным уродом, подыгрывал всем, кто может заплатить. Его смерть, это лучшее, что могло произойти для вашей коммуны. А если вы так не считаете, значит тоже замешаны в том, что он делал.

Они снова зашептались.

Я приготовил винтовку и показательно щёлкнул затвором.

Совет здесь равноправный, но главный из коротышек смерил меня взглядом.

— Мы не будем менять решение, — произнёс он.

Остальные были возмущены. Я чувствовал их напряжение.

— Но вы не правы, если думаете, что мы не знали о делах Бланка. Он был хитрым и изворотливым. Мы не станем приговаривать Сиану к смерти…

Девушка рядом со мной едва заметно выдохнула.

— Мы приговариваем её к изгнанию. Она будет одна, как предавшая свой народ. Ни один клан не примет её, пока она носит печать презрения.

Сиана чуть не упала в обморок.

Неужели всё так плохо? Я не разбирался в законах этого мира, тем более в правилах Арейни. Но если девушка так реагирует, значит всё плохо.

Тем не менее, для меня это не станет проблемой. Я верну долг, не дам ей погибнуть. Как она не дала мне, совершила убийство, сознательно, готова была пойти до последнего. Это не могло не импонировать.

— Я приму её в свой клан, — произнёс я.

— Человек? — презрительно хмыкнул ушастый недомерок. — У вас нет права создавать кланы внутри системы. Ты невежественен.

“— Желаете создать клан? — равнодушно отреагировал ассистент.”

“— Да! — не замедлил согласится я.”

“— Создаётся ячейка общества внутри системы! Выберите клановое имя!”

Я не стал долго думать, а поступил согласно традиции. Если Перегринус назвали — чужаком на латыни. Я назову свой клан “лишние”.

“— Экстра.”

Экстра в переводе с латинского — снаружи, лишние, изгнанники.


Пригласить первого члена клана?


Сиана 13 уровень…

Миун 22 уровень…

Якиин 17 уровень…


И ещё пятёрка имён.

Система предлагает всех, кто находится рядом.

Выбираю Сиану. Она неверяще поднимает глаза, видимо ей пришло приглашение. Мы смотрим друг на друга несколько секунд, шёпот старейшин нарастает, кто-то даже хихикает.

— Хорошо, я буду с тобой, кем пожелаешь, теперь ты мой господин, — кивает Сиана и подтверждает вступление.

Тело Арейни окутывает белый свет.

Старейшины удивлённо раскрыают рты, что очень меня веселит. На губах появляется довольный оскал.

— Сегодня вы потеряли не просто ещё одного члена, вы потеряли будущее. Судя по возрасту, вам бы не помешала свежая кровь.

Сказав это, разворачиваюсь.

Сиана идёт со мной.

— Тебе надо что-то забрать?

— Да, сейчас.

Выйдя из зала, девушка ненадолго покидает меня, чтобы добраться до комнаты и собрать небольшой рюкзачок.

— Я готова, — произносит она.

Арейни всё ещё расстроена после собрания, но уже приходит в себя.

— Куда мы пойдём? — спрашивает моя новая подчинённая.

— Сначала я поговорю с главой Башни, а затем мы отправимся в Гнездо.

Сиана кивнула.

— Хорошо, что дедушка передал тебе Всевидящего, тебе предстоит многое, он поможет, — сказала она. — Это один из последних помощников.

— Откуда взялись эти ассистенты? — не преминул спросить я, пока мы шли до холла, где меня ждали Воронесса с генералом.

— Системы обороны Арейни, точнее то, что от них осталось, — Сиана вздохнула. — Так, как я теперь не часть коммуны, я могу рассказать больше. Система пришла в наш мир не так давно, не более тридцати лет назад. Я родилась уже в новом мире. Колонны, храмы, монстры и полное отсутствие надежды. Учёные долго ломали голову, но в конце-концов смогли найти решение. Раскидали серверы с искусственными интеллектами, которые призваны были собирать данные и хранить их в надёжном месте. Война стёрла большинство из них. Остался лишь выход в инфосеть планеты, откуда ИИ получает доступ к сознанию человека.

— Но как он может влиять на систему?

— А он и не может, лишь упрощает работу с ней. Мы разобрали верхний слой кода катастрофы, что постигла наш мир. Это смесь биоинженерии, генетики и электроники. Она имеет какую-то цель, но какую, мы не успели узнать. Лишь знаем, что пришедший на планету вирус разом обратил большую часть населения против своих же. Ассистент удерживает связь через сеть, помогает и хранит знания.

— Спасибо, — поблагодарил я её за информацию.

Мы вошли в холл, где уже бодро раздавались приказы. Ева и отец организовывали людей. В холле мелькали вооружённые бойцы.

Я провёл по лицу, чувствуя, как что-то щекочет кожу.

Оказалось, что через розовую плёнку кожи уже пробиваются новые волосы. Приблизившись к ним, я остановился.

— Вы готовитесь к войне? — мой вопрос отвлёк Еву.

— Да, — ответила она. — Ты начал полномасштабную конфронтацию. У нас нет другого выхода. Придётся показать зубы.

— Я чем-то могу помочь? — спросил я.

— Это не расстреливать людей, а нечто посложнее, — отмахнулась она. — Постарайся не сдохнуть. Нам предстоит тяжёлая ночка. Сейчас мы выедем в Гнездо, надо приготовить людей к ночному штурму.

— Почему ты уверена, что они придут сегодня?

— Я бы сделала так же. Война кланов уже была на моей памяти и лучше действовать, как можно скорее. Пока противник не готов.

Кивнув, я дождался пока Ева раздаст последние приказы, помогая отцу и мы выехали из под защиты Башни.

Заметив по дороге пытающихся пойти наперерез людей на внедорожнике, ускорились, чтобы оторваться.

Заехали в Гнездо на полной скорости, шоркнув корпусом едва поднявшиеся ворота, выбивая тем самым сноп искр.

Оказавшись внутри, сразу же стали готовится.

Воронесса сыпала приказами. Все начали запасаться водой, едой, отзывать патрули у окон и расчехлять запасы оружия.

Я наблюдал за всем этим с неким волнением. Наступает настоящая война.

Ко мне подошли члены команды, покосившись на стоящую рядом Сиану.

Откуда ни возьмись появился Кинтаро с ещё парой бойцов.

— Я буду охранять вас сегодняшней ночью, — отчитался он.

— Вы выпили те лекарства, что я вам передал? — уточнил я у команды.

Все тут же кивнули.

— Хорошо, — удовлетворённо кивнул я и пошёл к Воронессе.

— Какие у нас шансы?

— Небольшие, но назад ничего не вернуть, — напряженно ответила она. — Постарайся уцелеть, иначе всё это будет зря. И ещё…

Она замерла.

— Если будут идеи по типу той, в кабинете, я буду рада.

Эти слова сказали мне больше чем можно было. Она сомневается в нашей победе.

— Выдержим этот штурм и они отступят на перегруппировку, — заключила Ева и ушла готовиться.

В моей голове мешались мысли. Но они снова были очень нереальными и смутными, а если по простому, бредовыми и трудно выполнимыми.

— Что ты задумал, Джек? — прямо спросила Алиса.

— Бо-о-о-ос? — промычал Калум. — Мне готовить снаряжение?

— Да, готовимся к выходу. Мы выйдем из кольца до того, как оно захлопнется и нападём сзади.

— Там будут сотни бойцов Апостолов, почти весь клан, — покачал головой Кинтаро. — Господин, у вас есть план?

— Да, у меня есть план, — загадочно улыбнулся я. — По этому плану, мы не будем вступать в битву сами. Лишь расставим ловушку.

— Что вы имеете ввиду? — задал вопрос Калум.

— Мы натравим на Апостолов голлумов.

Глава 23. Гонки по воздуху

Группа собралась хорошая. Кинтаро пошёл один, Сиана, Алиса, Калум и Райан идут в комплекте со мной.

Мы выбрались за пределы Гнезда, не замеченные никем. Все были настолько заняты предстоящим штурмом, что не обратили внимания на уходящую компанию.

Не думаю, что Воронесса одобрит такой поступок. Она явно имела ввиду не выход из периметра, когда завуалировано попросила о помощи.

Кроме всего прочего, мы угнали машину. Я бы назвал это заимствованием, не особо красивым, но реальность диктовала свои условия.

Домчали до окна довольно быстро. О прошлой стычке здесь уже ничего не напоминало. Лишь наполовину смытое ночным дождём пятно сажи от удара гранаты по голлуму. После чего мы с Кинтаро остались одни.

— Как только вы увидите погоню, пропустите тварей мимо. Они нападут на Апостолов, а вы им поможете, — отдал приказ я. — Я отправлюсь в третий слой и привлеку внимание.

— Я с вами, — Кинтаро поклонился. — Позвольте вас сопровождать. У меня есть двадцатый уровень.

— У меня получится от тебя отвязаться? — наигранно спросил я.

— Нет, — правильно понял Кинтаро и улыбнулся во все зубы.

— Тогда пойдёшь со мной, мы приманим кое-кого.

— Откуда ты знаешь, что получится? — Алиса взялась за голову. — Это самое безумное, что я слышала на двух планетах.

— Если ты этого не слышала, не значит, что этого не было, — едко заметил Калум. — А лишь говорит о твоей невежественности.

— Что ты имеешь ввиду? — забрызгала искрами из глаз девушка. — У меня магистратура по праву и вообще…

— Это история, — быстро вставил я, успокаивая обоих. — Разделяй и властвуй, но сегодня мы поступим по Цезарю, а не по Макиавелли.

— Потому что голлумы не похожи на благодарных избирателей? — сдавленно усмехнулся Калум.

— Именно, — кивнул я. — Занимайте высоту. Сегодня вы будете стрелками. Мы растянем линию атаки, разделим и заберём власть.

— Да! — воскликнул Калум и закинул на плечо Арбалет.

— Жаль, что у нас нет связи, — простонал Райан. — Она бы не стала лишней. Но здесь едва ли сто раций на всё поселение и ими владеют лишь командиры отрядов. Вообще технологическое развитие на уровне каменного века, чуть ли не зажигают костры на крышах, чтобы быстро передать информацию. Это я утрирую, конечно, они подают сигнал фонарями.

Я тут же обратился к ассистенту, чуть ли не хлопая себя рукой по лицу. Сиана же рассказывала, что ИИ связывается со мной по информационной сети. Аналог интернета.

“ — Мы можем как-то общаться с помощью инфосети?”

Задав вопрос, я застыл.

“ — Да, можно поддерживать связь посредством информационной сети, — равнодушно ответил ассистент.”

— Вот камень проклятый, раньше не мог сказать? — воскликнул я.

— Это вы кому? — захлопал глазами Калум.

Все уставились на меня, как на душевнобольного.

Я понимал их.

Стоял, молчал, уже собрались расходиться, как загорелся и стал говорить с воздухом.

— Соединяй! — уже тише добавил я, отвернувшись.

— Босс, всё в порядке? — Калум заволновался.

“ — Для соединения доступен реципиент, Сиана.”

— Почему не доступны остальные? — мысли вслух, почти никто не расслышал.

“ — Сформулируйте вопрос иначе.”

— Почему для соединения доступна лишь Сиана?

“ — Она является членом созданного вами клана.”

— Бинго! — я повернулся к остальным. — Вам придётся вступить в мой клан? Никто не против?

— Клан? — не поняла Алиса. — Но мы состоим в клане Воронессы.

— У вас есть ограничения по выходу? Вы не можете выйти? — разочаровался я.

— В каком смысле? — вмешался Райан. — Это не онлайн игра, тут кланы не создаются, они просто заключены на словах. Как на Земле.

Стоящая рядом Сиана улыбнулась. Райан это заметил и тут же ушёл в размышления.

— Ты же не хочешь сказать, что система… — начал вихрастый хакер.

— Значит вы не вступали ни в какие кланы? — настроение поднялось. — Тогда принимайте приглашение.

Взгляды всех присутствующих расфокусировались. Они видели перед собой приглашение в клан Экстра.

— Чёрт возьми… — прошептал Райан. — Как такое возможно?

— Найдёшь ответ, подскажи мне, — поражённо пробормотала Алиса. — Я ни о чём подобном не слышала. А провела тут в пятьсот раз больше по времени.

— Босс и не такое может, — снисходительно кинул Калум. — Какой-то клан всего-то… Вот помню как-то полетели мы в Мексику к главе крупнейшего картеля в…

— Калум, — остановил я его. — Ни к чему.

— Хорошо, босс, — его глаза смеялись.

Шутник чёртов.

Я всё ещё с содроганием вспоминаю ту историю. Пришлось знатно поработать. Из виллы наркобарона потом вывезли три грузовика тел, резня вышла знатная.


Численность вашего клана повысилась до 5 разумных!

Вы получаете возможность:

-видеть расположение каждого участника клана

-создать собственный клановый знак

-беспрепятственную связь в пределах покрытия инфосети между участниками клана

-общий чат для участников клана

-возможность картографировать местность


Я отмахнулся, разберусь потом. Сейчас самое важное выполнено, связь установлена.

— Ох..еть, — выдал по обыкновению спокойный и безэмоциональный Кинтаро.

— У меня нет сил на эмоции, — вздохнула Алиса.

— Пф, я же говорил про босса, — сочувственно произнёс Калум.

Я решил всех добить.

“ — Связь установлена.”

Отчитался ИИ.

“— Команда, выдвигаемся! Встанем у общего окна, в контакт с охранниками не вступать, ждать нас.”

Все как один вздрогнули, Кинтаро тут же обнажил два клинка. И откуда взял, вынул будто из воздуха.

Калум даже не стал ничего говорить, лишь кивнул, будто это само собой разумеющееся действие.

Мы с Кинтаро выдвинулись к барьеру, находящемуся ближе к Гнезду, проходя его. У окна, где нас будут ждать остальные, прохода нет. Охрана вряд ли пустит кого-то вне очереди. Особенно Воронов.

Я прыгнул на ту сторону телепортом, Кинтаро просто прошёл, засветившись по контуру фигуры.

Мы осторожно спустились по лестницам.

Мастер хмыкнул и уважительно кивнул, когда увидел сваленные по всему маршруту трупы голлумов.

Многие тела существенно погрызли. Это меня порадовало, ведь задумка была именно в этом.

Вышли с первого этажа оглядываясь по сторонам.

— Неподалёку есть место, где много трупов монстров, они вряд ли справились со всем мясом, думаю там мы найдём хорошую толпу.

— Ещё больше чем здесь? — удивился Кинтаро.

— Да.

— Это будет интересно.

Мы быстро дошли до магазина, где у меня была жаркая встреча с крысиным семейством.

По плану, через одну улицу выход на то самое окно, где я встретил здоровенного голлума.

Мы выбежим оттуда, прыгнем в оставленную для нас машину и направим преследующих к Гнезду.

Вошли внутрь прячась за продуктовыми стеллажами и сразу же услышали заварушку на складе.

Твари грызлись и рычали. Всё это сопровождалось утробными звуками разгрызаемых костей и плоти.

По ощущениям, не меньше десяти голлумов.

Встали у двери на склад, где я заметил интересные следы.

Знаками, приказал Кинтаро остановиться.

Дверной проём, ведущий в складские помещения был расширен. Будто сюда врезался поезд и пронёсся дальше. На стенах борозды от когтей.

Твою мать, похоже там находится кто-то очень крупный.

Заглядываем внутрь, по коже идут крупные мурашки.

В свете мерцающих полудохлых ламп лежит настоящее чудовище. Размерами с дракона из сказок. И как он втиснулся в это помещение.

Он ест тело крупного голлума, откусывая сразу по трети всего объёма. Вытянул лапу и подгрёб под себя ещё несколько тел.

Вокруг мелькают остальные голлумы, будто гиены, подбегая и оттаскивая в сторону тела крыс.

Как и предполагалось, десяток тварей уровнями пониже и это “нечто”.

Кинтаро и я начали отступать. Медленно и аккуратно. Пока под мою ногу не попалось что-то хрустящее. Кажется кусок стекла. Он звонко треснул, привлекая внимания всех на складе.

Дальше медлить не стоит, разворачиваемся и уносим ноги, быстрее и быстрее.

Позади нарастает рык тварей, они скопом вываливаются наружу, но в проёме уже встаёт здоровяк сорокового уровня.

Он блокирует всё.

Оказавшись на улице, вижу, как со стороны, откуда мы пришли уже валит пятёрка голлумов. За первой пятёркой уже вижу целую волну хрен знает откуда взявшихся тварей. Самый лёгкий вариант отступления отрезан.

Поворачиваем в другую сторону. Нам надо оббежать массив из зданий и оказаться на другой стороне. Примерно там, где мы были в первую встречу с подобным монстром. Расстояние — километр, сможем ли мы его преодолеть? Одному богу известно.

Такой крупный голлум пролезет лишь у общего окна, а терять его не хочется. Вот окружающий сейчас Гнездо клан удивится, когда к ним выйдет наш малыш.

Я думал, что мы привлечём десятка два голлумов и пробежим по крыше, направляясь в сторону Гнезда. Но всё пошло по одному месту. Первый план полетел в топку.

Остальная группа уже ждёт у нужного окна.

Пользуясь заминкой голлумов, бежим по улице, отстреливаясь от преследующей нас пятёрки. Двоих удалось выбить.

Свернув на другую улицу, вижу относительно целое авто.

Мы оказались у него за минуту. Пока Кинтаро отстреливается, пытаюсь запустить двигатель электрокара.

— Помоги, Всевидящий, ты можешь что-то сделать?

“— Нет, этот автомобиль разряжен.”

— Поблизости есть другой транспорт?

“ — Мотоцикл на расстоянии ста метров, дальше по маршруту.”

Вываливаюсь из машины и бегу дальше.

Мы с Кинтаро попеременно открываем огонь. Когда я опережаю его на десяток метров, поворачиваюсь и начинаю стрелять, ожидая, пока напарник не перегонит меня.

Добраться до мотоцикла мы не успели. До него оставалась ещё половина пути, когда позади раздался рёв такой силы, что можно было перепутать со звуком пары пожарных машин.

Из-за поворота вылетела громада монстра, наконец-то проломившего себе путь назад.

Видимо когда зверушка залазила на склад, её брюхо едва ли не прилипало к позвоночнику. А вот назад она выбиралась полная, наевшись как следует, не спеша и с аппетитом. Возможно маленьких гиен-голлумов было далеко не десять. Если монстры не брезгуют мертвыми сородичами, должны уважать в качестве закуски и живых. Так ведь вкуснее, не правда ли?

Мы ускорились, не обращая внимания на десятки увязавшихся за нами голлумов до двадцатого уровня.

Время таяло, будто упавшее на горячий асфальт мороженое.

Нет, даже не на асфальт, а на раскалённую плиту.

Я остановился у мотоцикла, собираясь поднять его. Голлум позади шумно бежал, содрогая асфальт. Каменная крошка на дороге затряслась.

Кинтаро отстреливался, пока я разбирался с запуском. Нащупав нужную кнопку, поднял мотоцикл и завёл.

Услышав имитацию работы двигателя, неосознано улыбнулся.

Байк, как и всё тут, был на батарейках и показывал двадцать пять процентов заряда.

Разобраться в управлении оказалось не сложно. Вместо газа здесь был небольшой курок. Сила нажатие регулировала мощность и скорость.

— Садись! — прокричал я напарнику и ударил по кнопке, заставляя мотоцикл жужжать моторами.

Якудза был не прост, он сел спиной к спине и стал весьма эффективно стрелять.

По крайней мере, я то и дело видел застывшие на земле трупы голлумов в окошко заднего вида.

— Не перестреляй всех, нам надо сохранить ядро! — перекрикивая ветер попросил я.

— Простите! Увлёкся… — ответил он.

— Лучше подразни большого, он слишком резвый. Но не перестарайся.

— Принято.

Самая огромная тварь медленно нагоняла. По пути нашего следования постоянно попадались разного рода препятствия. Куски вырванного с корнем асфальта, воронки от взрывов, автомобили и всяческий мусор.

Это заставляло притормаживать и объезжать.

Я старался не думать о погоне, концентрируясь на дороге.

Тем не менее здоровенный мутант позади нервировал, особенно когда его морда заполнило весь обзор в зеркале. Он был близко. Настолько, что я слышал его тяжёлое дыхание.

Надо было срочно что-то предпринимать.

Но приняться за действие я не успел. Мотоцикл тряхнуло, чудовищных размером лапа смахнула Кинтаро, я ударил по тормозам.


***


Время замедлилось, мысли наоборот разогнались, я думал со скоростью болида формулы один.

Но суть от этого не менялось. Мораль будущего решения настолько велика, что её вес чуть не сломал меня.

Оставить человека или попытаться спасти?

— Вот почему я работаю один… — пробормотал я. — Соберись, Джек, твою мать.

В зеркале сбоку отображалась картина отползающего японца. Здоровенная тварь наступала, будто хотела поиграть. Она уже не так тупа, как обычные голлумы, тут хищник, считающий себя вершиной эволюции.

Вид в зеркале заднего вида отдалялся. А я всё не мог решить.

Но видимо тело давно решило за меня. Рука выжала тормоз, мотоцикл уже ощущался полностью знакомым. Он упёрся передним колесом в асфальт, задняя часть поднялась, я крутанул корпус мотоцикла и тела одновременно, разворачиваясь почти на одном месте и снова стартанул.

Из под колеса поплыл дым.

— Эй! Мразь! — заорал я.

Тварь услышала меня и заинтересованно повернулась.

Между нами сто метров, снова сто метров и одна человеческая жизнь.

Позади догоняют остальные. Мне показалось? Или по морде хищника расползлась улыбка!

Да он же заманил меня в ловушку! Вот чёрт…

Он неспешно прижал японца лапой и подтащил машину, придавливая ногу Кинтаро.

Японец вскрикнул, но тут же замолк.

Ещё бы, когда тебе на ногу ставят двухтонный автомобиль, ощущения не самые приятные.

Тем не менее я принял решение и прибавил газу.

Рука достала винтовку, что болталась через плечо, словно рюкзак. Ставлю ствол на руль и открываю прицельный огонь.

Опасно! Можно попасть в напарника. Поэтому начинаю стрелять левее и веду к твари. Слава всем богам дорога позволяет около пяти секунд стрелять с минимальной погрешностью.

Дальше начинаются кочки, но я успеваю задеть голлума. На плече около трёх пулевых отверстий, они засели в плоти, монстр зарычал и кинулся вперёд.

А вот этого я не ожидал.

В обойме ещё около двадцати патронов, но убивать монстра я не стану. Это самая глупая идея в двух мирах, на двух планетах, как бы выразилась Алиса.

Просвет между лап монстра приличнее некуда. Голлумы из преследующих уже почти добежали до придавленного Кинтаро.

Перед самой встречей с тварью, резко выворачиваю руль,падая на бок и применяю пространственный разрыв.

Оказываюсь на другой стороне ровно в момент, когда мотоцикл проскальзывает рядом.

Надеюсь повреждения не критичны.

Пока гигантский монстр вертит башкой и ищет меня, поднимаю мотоцикл и убеждаюсь, что он исправен. Проехать несколько десятков метров и подойти к Кинтаро.

— Уходите! Я уже не выберусь, — стонет японец. — Остаться тут, значит потерять две жизни.

— Отставить нести бред, — рычу я.

Авто неподъёмное, если у тебя нет навыка баланса.

Едва ли не рву связки, переворачивая машину. Хватаюсь за раму, она лежит на крыше. Рывок выход мощным. Авто переворачивается и какое-то время кувыркается по дороге, раз-два-три, умудряясь попасть в стаю голлумов.

Несколько тварей не успевают изменить маршрут и оказываются смяты полуторатонным агрегатом.

Хватаю Кинтаро, он скачет на одной ноге, будто мы играем в какую-то игру. Штаны на бедре порваны, но рана не глубокая, просто смяла кость.

Поднимаю мотоцикл, смотря в бешеные глаза развернувшегося гиганта.

Кинтаро плотно обхватывает меня за торс, молясь каким-то своим богам.

Пару раз продавливаю кнопку газа, на холостых, и стартую.

Мотоцикл поднимается на одно колесо и тяжело падает, мы набираем скорость.

Ещё на стадии принятия решения, я был готов к тому, что поездка будет в один конец.

Разгон приличный, набираем где-то миль пятьдесят за несколько секунд. Чем хороши электрические моторы, так это быстрым стартом.

Монстр взревел, будто рыболовный траулер и поскакал в нашу сторону. При его интеллекте, он вряд ли пропустит новый трюк с проходом в ноги. Но этого и не требуется.

Прыгнуть порталом вместе с Кинтаро не удасться.

Поэтому при наборе скорости смотрю на ещё одно авто, зарывшееся в пятиметровую воронку носом.

Следом за ним ещё одно, хвост первого лежит на нём, чем не трамплин? Разве что это потребует адского везения. Но надежды на другой исход нет.

— Сейчас тряхнёт, — ору я и вдавливаю кнопку газа в корпус.

Перед столкновением, увожу мотоцикл влево.

Расходимся бортами и прыгаем. Поднимаюсь на заднее колесо, прыжок, пролетаем несколько метров воронки и по касательной врезаемся в наш трамплин.

Крыша авто под колёсами хрустит и проминается, но не сильно. Всё-таки удар очень посредственный, вектор даёт о себе знать.

Монстр вытягивает лапу, чтобы поймать нас, как гоняющийся за птицами кот.

Нас его движение не задевает, но вот посадка выходит жёсткой.

Цепляюсь за руль, Кинтаро шипит, под колёса то и дело попадается мусор.

Каким-то чудом мы остаёмся в седле и продолжаем ехать, быстро разрывая расстояние.

Позади доносится рык ненависти и разочарования.

Гонка продолжается.

Глава 24. Мясорубка

Мотоцикл уносит нас прочь, быстро разрывая дистанцию.

— Потерпи, ещё немного, — говорю стонущему Кинтаро.

— Я в порядке, — отзывается он.

Голлум позади, ещё одна группа поменьше тоже. Все преследуют нас, будто стая собак, удирающего дворового кота.

До поворота метров триста, проскакиваем их максимально быстро и поворачиваем. Дорогу я не знаю, ориентируюсь по тем немногим сведениям, которые добыл самостоятельно. Карта и обычное ориентирование на местности, благо тут трудно потеряться.

Осталась финишная прямая.

— Калум, приготовься, мы близко, мне нужен человек у барьера, Кинтаро ранен…

— Вас понял, босс… — отозвался Калум.

— Ой, я могу здесь говорить! — раздался голос Алисы.

— Но не надо, — это Райан.

Сбрасываю скорость, в километре от нас светится окно, за которым ждёт моя команда. Пролетать через плёнку разделения уровней не решаюсь. Останавливаемся и Кинтаро медленно ковыляет на ту сторону, вместе с мотоциклом. Пара метров даётся бедолаге с трудом. Нога напоминает отбивную, смятая, волочится следом сам якудза прыгает на здоровой.

Калум уже подъехал и даже сдал назад. Машина стоит ближе, чем я полагал. К нам уже спешат три бойца из клановых, охраняющие окно.

— Что здесь происходит? — спрашивают они почему-то у автомобилиста, а не у выскочивших сквозь барьер людей.

— Ничего, просто решил полюбоваться красивыми пейзажами, — Калум выпрыгнул из авто и потянулся. — Не сочтите невежеством, я тут не так давно. Всю жизнь мечтал увидеть что-то похожее.

— Кто этот кретин? — спросил один из клановых с презрением.

— Ты из какого клана, салага? — рявкнул тот что постарше.

Калуму это не понравилось, он нахмурился и процитировал.

— Крики родителя, вызывают у ребёнка чувство страха и заставляют прятать эмоции…

— Чо? — вытаращились все трое.

— Ничего, — мило улыбнулся Калум. — В таком случае человек вырастает крайне асоциальным и помогает киллерам…

Калум резко достал пистолет и выстрелил снизу вверх. Пуля, будто удар боксёра, апперкот, пробила челюсть и вышла из макушки. Угол невероятный, я даже прослезился. Мой ученик, мой мальчик.

А ведь ещё недавно, он убил своего первого бандита. Держал оружие, словно это ядовитая змея, не иначе.

Второй и третий бойцы упали следом, даже не успев выстрелить. Третьего забрал уже я, Калум бы не успел. Патронов в винтовке оставалось меньше и меньше.

— Быстрее! — проворчал я. — Что ты устроил? Какие-то лекции!

— Сейчас, босс, — бодро произнёс помощник и помог мне усадить Кинтаро в джип.

— Гоните отсюда, я поведу нашу компашку, обеспечьте прикрытие, — приказал я и снова побежал к мотоциклу.

— А что там за стадо бегемотов? — спросил Калум в спину.

— Скоро увидишь… — пообещал я.

Позади с места сорвался внедорожник, свист покрышек резанул слух. Я добежал до мотоцикла. Кинтаро протащил его и транспорт оказался на этой стороне.

Заряда осталось на удивление много. Я посмотрел назад, стараясь прикинуть, как далеко эта кучка тварей и пройдёт ли сороковой через барьер.

Долго гадать не пришлось, я только успел отъехать от светящейся стены, как оттуда повалили многочисленные голлумы.

А затем по барьеру ударили, от чего с ближайших зданий посыпалась штукатурка.

— Твою то мать, — прошептал я. — Его что, можно пробить? Я думал, это магия…

“ — Барьер, это физическое явление, — равнодушно отозвался ИИ.”

Я несколько раз нажал на кнопку, больше для себя, чтобы сбросить нервное напряжение.

Картина ужасала и поражала одновременно.

Не меньше сотни голлумов проходили через слой. А за постоянно мерцающей от переходов стены, стоял громадный Гадзила. Не меньше.

Он встал на задние лапы и молотил по защите, разделяющей уровни.

Стена казалась монолитной и непоколебимой. Пока не моргнула и не пропустила руку твари.

Он тут же воспользовался моментом и просунул вторую в место, которое дало слабину.

И разорвал ткань стены, как нечто материальное, будто кусок бумаги.

— Надо валить, — обозначил я сам себе, свои ближайшие планы.

Монстры подступали. Между нами не больше сотни метров. За сколько там Уссейн Болт пробегает такое расстояние? Меньше чем за десять секунд. Думаю в текущих условиях, он бы поставил новый мировой рекорд.

Гигантсткий голлум почти вылез и стены света, проскальзывая на этот план.

Кроме трёх встреченных клановых из охраны, которых убили мы с Калумом, появились ещё несколько. Я увидел силуэты на крыше здания, но они быстро развернулись и убежали.

Связываться с такой ордой не в их интересах.

Я сорвался с места, пуская мотоцикл по чистым улицам. Объехал вал из мусора, служащий местным защитой и покатил дальше, постоянно держась в пределах видимости монстров.

Обезумевшие звери не видели ничего больше, неслись за мною из неких мутантских принципов. Я боялся, что они отвлекуться на снующих по эту сторону людей, но ничего подобного не произошло. Хоть на обочинах изредка и появлялись обыватели, быстро сваливающие в туман при виде нашей дружной компании.

Из-за поворота мы вываливались, как те безумцы, что бегают по улицам испанских городов от стада быков.

Сначала вылетел я, а за мной целая вереница монстров, толкающихся и рычащих на всю улицу.

Люди были привычны к местным порядкам, поэтому убирались лишь завидев нашу процессию.

До Гнезда оставалось около двух с половиной километров. Улочки тут узкие, народу не так много, как в центре слоя.

В прошлый раз, мы ехали около двадцати минут, сейчас всё вышло в разы быстрее.

— Толпа прошла? — спросил я у команды.

— Да, — нервно отозвалась Алиса. — Зачем ты привёл так много?

— Я не выбирал, — разражённо ответил я. — Там не было квот или ограничений. Держитесь позади, когда мы прибудем к Гнезду, помогайте истреблять клановых.

— Мы не успеем, — тяжело дыша заметил Райан. — Вы забрали машину.

— Всё ради того, чтобы ты подтянул уровень своей физической подготовки, — ехидно сказал я.

Расстояние покрывалось с бешеной скоростью.

Мы повернули к Гнезду, я и моя небольшая армия. Здоровенный монстр тащился в хвосте и уже порядком утомился. Я слышал его усталый хрип. Вот они, не особо функциональные качки, что поделать.

Перед Гнездом я остановился, выглядывая из-за поворота к многоэтажкам в виде коробки.

От увиденного закружилась голова.

Чёрт! Они что, притащили всех свободных людей?

Напротив здания уже стояло примерно пять сотен бойцов. Слава богу, между зданием Гнезда и остальными строениями большое свободное пространство.

Они не могли укрыться, поэтому стояли позади бронированных машин, будто группы спецназа в колоннах по десять человек. Одеты каждый на свой лад, многие имели оружие, но у большинства были копья и ножи. Не клан, а толпа оборванцев.

Ещё одна группа имела щиты.

Ну, действительно спецназ, очень похоже на их работу. Возможно один из главарей этой шайки имел подобные корни.

На Перегринусе смешались все те, кто жестко переступил закон. Разрозненность местной аудиториии говорит о двух вещах. Во первых, никто не застрахован от правосудия, а во вторых, люди в абсолютно разных социальных слоях поступают плохо.

Монстры догоняли, пора было выдвигаться дальше.

Нападающие растянулись. Но у них был один промах. Они даже не представляли, что кто-то может напасть сзади. Позади подконтрольные им территории, клан Триада насчитывал очень много союзников. Но один спонтанный фактор всё менял, фактор в виде меня.

Я приготовил пистолеты, проверил винтовку на остаток по патронам, сложил всё в голове и глубоко вдохнул.

— Поехали…

Твари позади уже дышали в затылок, пора ехать.

Снова разгон и стоящая перед глазами цель. Я еду в место, где собрано больше всего клановых. Три бронированных внедорожника и группа щитовиков. Все напряжённо смотрят куда-то вперёд.

К дверям цитадели Воронов подошёл крупный здоровяк, принимая все выстрелы защитников на щит. Вот на что они все так увлечённо пялятся.

Он неотвратимо приближался. На его голове клиновидный шлем. Видимо последний писк моды.

Сворачиваю к трём стоящим друг у друга машинам и куче пехоты с щитами.

Один из бойцов успевает повернуться. Сначала среагировали единицы, когда услышали приближающееся жужжание двигателей мотоцикла. Благо электрический транспорт был практически бесшумным и выдал себя в десятке метров перед группой.

А затем обернулись уже сотни, когда из-за поворота грузно выбежал мега-голлум.

Тварь радостно взревела, как только заметила большой шведский стол.

Бойцы клана начали оборачиваться, но было уже поздно. Я проехал группу насквозь, между двумя машинами.

Стая голлумов ворвалась в стоящих спиной к ним людей. Началась стрельба и неразбериха.

Меня же больше всего интересовал боец в клиновидном шлеме. Он подошёл к дверям, скрылся в проходе. Я видел, как он откинул щит и начал разбег. Здоровяк врезался в дверь башкой, существенно погнув её. Оттуда тут же начали стрелять, но он был слишком близко.

Твари рычали и разбрасывали клановых. Около пятисот человек, против сотни тварей и одного мега-голлума.

Сыпались крики, люди умирали, звуки выстрелов почти не прекращались. Они слились в один сплошной гул.

Я направился к парню в клиновидном шлеме, чуть не попав под дружественный огонь защитников крепости Воронов.

— Свои! — заорал я.

Стрельба прекратилась, я бросил мотоцикл и передёрнул затвор винтовки, выпуская остатки обоймы в спину живого стенобитного орудия.

Здоровяк покрылся пулевыми отверстиями и грузно свалился на землю.

Мною уже заинтересовались клановые, я побежал к лежащему щиту, что откинул поверженный противник и поднял его, укрываясь от общей атаки десятка человек.

Адреналин бил в голову, руки слегка подрагивали.

Бесполезная винтовка болталась на поясе. Я достал пистолеты и стал отстреливаться, молясь всем богам, чтобы шальная пуля не залетела в голову, прерывая славный путь одного небезызвестного киллера.

Скорее бы подоспела команда. Сейчас как никогда нужна поддержка.

Отстреливаясь, срубил двух противников, один упал с дыркой в горле, второй получил пулю в ногу, а затем и в голову.

Оставленный здоровяком щит ощущался, как пушинка. Это работают статы силы? Или он облегчён.

Сам щит представлял собою полотно стали в палец толщиной, тем не менее, я не ощущал его веса.

Атака захлебнулась. Голлумы смешались с людьми, но те не растерялись. Взрывы и огненные эффекты вспухали цветками в самых разных местах.

Суперы носились тут и там, кто-то метал копья и ножи, кто-то покрывался льдом и принимал на себя укусы сразу трёх тварей.

Одна девушка и вовсе создала огненный вихрь размером с человека, он пронёсся сквозь наступающих голлумов, прожаривая голодных до плоти тварей.

Я стал двигаться вперёд. Надо внести свою лепту в это противостояние. Сейчас решится всё, жить клану Воронов к которому я примкнул или он погибнет.

Допустив гибель клана, я лишусь единственного крупного союзника. Этого нельзя допустить.

Среди клановых кроме способностей вспыхивали и эссенции, оставленные игроками.

Я услышал характерный звук вертолётных лопастей. Над крышами домов поднимался небольшой вертолёт.

— Это ещё что за нахер? — удивился я.

С воздуха открыли огонь, пулемётная очередь взорвала землю, прокатываясь по своим и чужим и остановилась на голлуме.

Битва набирала оборот.

Голлум взревел и стал метаться из стороны в сторону. Пули жалили его, но не убили, только подлили масла в огонь.

Нескольким людям не повезло, их попросту затоптала эта многотонная живая машина для убийства. Не самая славная смерть, о таком не расскажешь за столом Одина в Вальгалле.

Стреляющие по мне отвлеклись, пытаясь укрыться от своей же подмоги.

Я побежал вперёд, сокращая дистанцию.

Голлум снова зарычал и схватил одного из бойцов клана отправляя его в непродолжительный полёт. Кричащий человек, а в данный момент живой снаряд, полетел в вертолёт.

Видимо пилоты не были профессионалами. Они завалили машину влево, снижая высоту и едва не пробрили винтами землю.

Я посчитал момент очень хорошим.

Прямоугольный щит в моих руках был неплохим подспорьем.

Крутанувшись на месте, я применил баланс, усиливаю массу удара и кинул его, будто фрисби.

Лист металла полетел вверх, со свистом разрезая воздух.

Я встретился взглядом с ничего не понимающим пилотом. Лист врезался в кабине, проламывая хрупкую металлическую перегородку и стекло. Голова пилота отделилась от тела, вспыхнула эссенция души и вертолёт пошёл в неуправляемое падение. В мою сторону. Это вывело меня из ступора.

Изначально, бросок был предназначен для того, чтобы попасть в крутящие лопасти. Я не ожидал подобного эффекта, поэтому и застыл на мгновение.

Очнувшись, стал действовать.

— Вот срань…

Телепортируюсь влево. Разминувшись с длинными винтами.

Летающий транспорт взрывается, мимо меня пролетает один из винтов, впиваясь в землю в двух шагах от тела.

По спине разом пробежали мурашки. А ведь всё могло кончится именно сейчас.

Ничего не остаётся, кроме как пойти дальше.

Пистолеты выпускают последние пули и начинают фыркать отбойниками, патроны кончились.

Я оказываюсь вплотную к бойцам клана.

Ничего не остаётся, кроме как схватить торчащую из земли лопасть вертолёта.

— Сука, как в средневековье…

В этот момент внимание клановых оттягивается на стрельбу сзади. Из ближайших домов выглядывают знакомые лица. Алиса, Райан, Калум.

Выигранное время позволяет подойти ближе.

Лопасть в руках, отличный меч. Лёгкий, будто пушинка.

Размахиваюсь и опускаю клинок на голову ближайшего китайца. Он успевает уйти вправо, кусок металла впивается в между плечом и головой, останавливая свой путь лишь в районе пояса.

Брызги крови обагряют моё лицо.

Телепортируюсь ещё, раз собирая при этом чью-то эссенцию.

Запас магии пополняется.

А это даже весело! Неограниченные ресурсы, звучит, как неплохое оружие.

Прыгаю порталом, захватив с собой оружие. Лопасть мелькает тут и там, ловит отблески уходящего солнца. Кровь и богрянец заката. Кажется я схожу с ума.

От количества крови мозг впадает в транс.

Слава богу, что все стрелки в данный момент сконцентрировались на голлуме и им не до меня. Я вырезаю оставшихся, попутно ловя флешбэки из прошлого.

Снова тот отель, драпированный красным сукном. Учитель с катаной. И почти пятьдесят членов банды.

Меня конкретно перемыкает. Тело механически исполняет одно и то же действие, прыгая от эски к эске, будто это чекпоинты. Условные единицы тут же летят в топку, пополняя количество маны.

Переодически усиливаю удар двухметровой лопасти, разрубая сразу двух, а то и трёх преступников.

— Стреляй же, сынок, ты должен быть мужчиной…

Мужчиной… Мужчиной… Мужчиной…

В голову почему-то лезет тот случай на полигоне. Где отец заставил меня выстрелить в своего питомца.

Помог прийти в себя мне выстрел. Левая сторона лица взорвалась, пуля прошла на вылет. Невероятная по силе волна боли пронеслась по телу.

На секунду, я даже подумал, что сейчас отключусь.

Но видимо организм подвергся изменениям. Импульс утих, даже кровь выходила из раны медленнее прежнего.

Я осмотрелся по сторонам, осматривая поле боя.

А неплохо так монстры покуражились. Самый большой голлум смял несколько машин, будто консервные банки. Ещё одна лежала на боку и чадила чёрным дымом. Замкнуло аккумуляторы, сейчас может и рвануть.

Бойцов клана осталось меньше половины. Обычных голлумов до двадцатого ранга от силы два десятка. А вот мега-голлум был цел и относительно здоров. Он расшвыривал маленькие фигурки преступников, будто это были муравьи.

Тварь находилась неподалёку, в каких-то пятидесяти метров. Не знаю, почему он выбрал меня, но наши глаза встретились и я понял.

Живым уйдёт лишь один.

Глава 25. Широко открытые глаза Ричарда

— Сколько их? — спросила Ева, не скрывая напряжения в голосе.

— Уже около сотни, — ответил Рич, смотря ей в глаза.

Глава клана Воронов взялась за голову. Она смотрела в одну точку и мучительно думала, как выйти из сложившейся ситуации.

— Что говорят в Башне?

— Возле них собирается группа не меньше. В основном Апостолы.

— Сукины дети! Так быстро? — вопрос был адресован воздуху, ответ на него она знала и сама. — У нас завёлся крыс. Теперь понятно, что Альянс далеко не так прозрачен, как нам казалось. Они собирают силы втихую. Но вот для чего…

— Может крот? — Рич выдавил улыбку.

— Нет, именно крыс, — жёстко припечатала Воронесса.

— Воронесса? — в дверь постучали, вместе с этим в щель приоткрытого сейфа заглянула Регина.

— Рассказывай, — горько усмехнулась она. — Где они уже и сколько их?

— Стоят перед входом, целая армия. Человек триста, если не больше. Что будем делать, лидер?

Рич спрятал усмешку. Он тоже хотел бы услышать ответ на вопрос Регины. Что будем делать, Ева? Как старый друг, он шёл за ней в огонь и воду, но, сейчас наступили по настоящему сложные времена.

Если Альянс и правда собрал почти все крупные кланы, хоть и неформально, они могут плотно перекрыть кислород.

Уверенность в лидере таяла, а если она таяла внутри Рич, значит её уже почти не осталось у остальных.

Когда всё началось, было куда проще. Ева казалась непробиваемой. Жёсткая карьеристка, идущая по головам и не брезгующая разного рода интригами.

Рич и Регина быстро взлетели по должностям, пристроившись в хвосте. Да вот только затем их всех подставили, жёстко. Целый отдел, но не Еву.

Парочка уже хоронила себя, когда им выдвинули приговор. Изгнание на Перегринус, где не выживет ни один федерал.

Каково же было удивление парочки бывших копов, когда Ева объявилась здесь. По эту сторону.

И снова череда интриг, подставная личность, способная напугать даже преступников. Несколько месяцев усердной работы и вуаля, блюдо под названием “Ворон”, бесстрашный и жестокий убийца — готово.

— Ева! Что будем делать? — спросила Регина.

— Всё идёт по плану, — ответила Ева, смотря на карту перед собой. — Им не выкурить нас отсюда.

— Им и не нужно, — заметила Регина. — У нас не так много продуктов. А когда они отрежут воду, мы загнёмся быстрее чем через неделю.

В переговорную снова постучались. Рич подошёл к двери, принимая отчёт.

— Уже пять сотен, четыре машины, щиты и бронеголов. Почти все вооружены. У нас численное преимущество, но стволы далеко не у каждого. Нас просто перестреляют. Что ты сделаешь против пули? Стены не так неприступны, как все думают. Я слышал, что у них есть вертушка, они обязательно поднимут её.

— У нас есть одарённые, суперы, — быстро проговорила Воронесса и нервно хохотнула. — Они умоются кровью.

— Думаешь у них нет? А ведь ещё даже не подтянулись Апостолы, судя по докладам, это наши Азиатские не-друзья, — горько усмехнулась Регина и добавила. — Командуй, лидер….

— Хватит! — хлопнула по столу ладонями Воронесса. — Да, я лидер. Но хватит меня так называть. Сейчас мы сделаем следующее…

— Лидер! — в переговорной появился новый докладчик.

— Да бл…ть! — воскликнула Воронесса. — Что ещё?

— Там… там… твари! Они рвут клановых на части, — с придыханием и неким шальным восторгом выпалил дозорный.

— Всё в порядке, так и задумано, — неожиданно сказала Ева.

Ричард и Регине стоило больших усилий, чтобы скрыть удивление.

— Вы великолепны, госпожа, — не смог удержаться от лести дозорный. — Враг нашего врага, наш друг?

— Что-то в этом роде, свободен, — отмахнулась Ева.

Пока зам Воронессы ломал голову над тем, как твари оказались в зачищенном кластере. Но не просто оказались, а ещё и стали рвать врагов клана на части. Вот так чудеса.

Появился новый дозорный.

— Да у вас что тут, парад! — выкрикнула Воронесса, будто не понимала, что началась самая масштабная в истории людей этого мира осада. — Что ещё?

— Там наш, ну или не наш, дуэлянт, — промямлил третий доносчик.

— Джек? — глаз Воронессы едва заметно задёргался. — Что он там делает?

— Он привёл эту орду, а потом проскочил к дверям.

— Пустить его! — Воронесса кинулась к окну, выбегая из переговорной.

— Он не вошёл, убил бронеголова и пошёл назад, — промямлил плетущийся за главой клана боец.

— Чёрт, что это значит?

— Сами посмотрите, — пожал плечами он.

Регина, Рич и Ева прилипли к узкой бойницы, которую сделали из бывшего окна, им открылось поистине ужасающее зрелище.

Клановые умирали, умирали так быстро и таким числом, что сложно было поверить. Но сколько бы троица не протирала глаза, картина не менялась.

Твари и люди смешались. Уже трудно понять где и кто находится. Звери рвали клановых, словно те были плюшевыми игрушками, а в центре армии стоял огромный монстр, достигающий высотой второго этажа Гнезда.

Голлум гигант рычал и мял вооружённых муравьёв, как забравшийся в муравейник медведь, топтал чужих и своих без разбора.

“У носорога плохое зрение, но при его габаритах, чьи это проблемы? Явно не его.”

В голову Рич пришла именно такая мысль.

Он украдкой кинул взгляд на Еву.

Она действительно всё это спланировала? Не верится. Скорее всего приняла действительность и мастерски выкрутилась. Как и тогда, когда они попали сюда. Почему не взяли её? Они не раскололись на допросе. Никто и не допрашивал особо усердно. Вина была доказана и все хотели перемотать события к финалу, наказанию.

Второе удивление, словно инфаркт, настигло Рича и Регину, когда они поняли, что Аарон Свифт — это отец Евы. Сразу стали понятны все те вещи, что раньше скрывались туманом загадочности. Быстрый рост по карьере, минимум вопросов и колоссальная свобода.

Когда она пришла на эту сторону, то сразу же нашла своих подчинённых. Сказала, что теперь они не одни. Как же Рич ошибался, поверив ей. Она пришла за отцом, а не за ними.

Скрутила факты, вывернула наизнанку и подала в качестве деликатеса. Давитесь друзья, ваша порция лапши готова.

Второй раз это не пройдёт. Теперь Рич куда более осторожен и недоверчив. Регина, он уверен, такая же внутри. В душе она умерла и была готова ко всему.

Сегодняшний разговор лишь подтвердил двуличность Воронессы. Это не её план, больше похоже на очередную безрассудную авантюру самого Джека.

Джека под именем Ворон.

Рич вдруг задумался. А что они знают о нём.

Вернее не так, о нём они не знают ничего. А вот о реальном Вороне, убийце, чью личность забрала Ева.

Он молод, выше среднего роста, спортивного телосложения.

У него есть помощник, кажется ещё моложе, их часто описывали именно так.

На ум Ричарду тут же пришёл белозубый блондин, вечно следующий за Джеком.

Мозг зама клана Воронов поразила нереальная догадка.

А что, если он и правда тот самый Ворон?

Он снова прильнул к окну, откладывая мысли на потом. Они висели, будто свёрнутые на компьютере приложения, занимали его, пестрили на заднем фоне.

Всё сложилось, когда он прильнул к защищённому отверстию окна, и перед его взглядом предстал Джек. Он занял всё внимание и обзор, будто Рич смотрел не через отверстие в стене, а через подзорную трубу.

Джек шёл за щитом. Он покачивался из стороны в сторону и легко отстреливался. Противники падали один за одним.

Рич вспомнил свою первую неделю.

Что он делал? Сидел в четырёх стенах, несколько дней просто пытался поверить в то, что это реальность. А потом ещё два дня смотрел на город. Поднимался наверх и смотрел, видя на фоне тени голлумов, ползающих, будто насекомые. Слушал взрывы и ночную стрельбу… Как и любой новичок.

Но не Джек!

Рич снова припомнил всё, что ему известно. Ощутил себя висящим на ремнях безопасности в перевёрнутой машине. Что он видел? Да, у Регины был обзор куда лучше, но всё-таки.

Он видел ноги, видел походку Джека. Это не была походка не уверенного человека, нет это была походка человека, который знает, что делает. Он шёл так, как шёл бы сам Рич, по парку в четверг, попивая кофе. Для него это совершенно обычное дело, а не сверхъестественные вещи, которые большинство американцев видит лишь в сериалах и блокбастерах.

Вопрос возникает сам собой: с чем связана такая реакция?

Вариантов ответа немного. Лишь один. Нервны, как и мышца. Пусть они не имеют волокон, но могут закалятся и прокачиваться не хуже бицепса.

Этот человек видит убийства и смерть постоянно, его она не удивляет. Он лишь увидел её в новом обличье и принял бой.

От этих мыслей Рич похолодел. Прошло несколько секунд, но он ощущал, что прошла вечность. Будто он уставший пятидесятилетний детектив, который не видит дальше своего носа и раскрыл дело всей жизни.

“Какой же ты глупый, Рич!” — сказал он сам себе.

Он снова прикипел взглядом к фигуре Джека. Перед Ричем встала фигура мифического Ворона. А уже перед ним взлетал вертолёт с парой стрелков. Разбивая землю выстрелами, взрыхлив её, словно невидимый плуг.

Рич показалось, что он увидел гигантские чёрные крылья. Крылья Ворона. Он понял, что скоро что-то произойдёт, и был прав.

Джек ушёл от первой автоматной очереди и зачем-то выглянул из-за своего укрытия.

Крутанулся на месте и пустил щит в полёт. Тот несколько раз обернулся вокруг оси и по нарастающей полетел в снизившийся до опасной высоты вертолет.

Пилоту не повезло больше всего. Издали, щит не казался Рич тяжёлым или массивным. Но когда металлический прямоугольник пробил кабину пилота и отрубил тому голову, по спине пробежал табун мурашек.

Одна из деталей вертолёта отлетела прочь. Это был кусок винта. Он впился в землю перед Джеком.

Джек подхватил лопасть и взялся за неё, будто это был меч.

Начался ад. Убийца ворвался в толпу противников, будто лис в курятник. И полетели перья — кровь, вылетающие одна за другой эссенции, много крови и отрубленных частей тел.

— Он их поглощает, эссенции, на ходу, — пробормотала Регина.

Рич промолчал, он и так всё видел.

Внутри него бушевали чувства. Он украдкой посмотрел на Воронессу и неосознанно сравнил их. Оба жестоки, необузданны, но Джек в отличии от Евы пугал больше.

Он резал противников лопастью вертолёта. Стояли крики, брызги крови красили пространство вокруг него, а он как дирижер рисовал одному ему понятную картину. Сколько же он закинул в силу? Наверняка, очень много.

Джек исчезал и появлялся, раз за разом забирая чью-то жизнь.

Вокруг него образовалось пустое пространство. Мёртвое пространство.

Он замер, смотря на мощного голлума, стоящего перед ним, будто скала. Остальные продолжали сражаться, но предпочли не отсвечивать перед этими двумя монстрами.

Голлум зарычал и двинулся на Джека. Тот согнул ноги и завёл меч за спину. Лопастью это оружие уже назвать было нельзя, оно покрыто красным, лишь лезвие хищно блестит, отражая лучи закатного солнца.

Голлум ускорился, собираясь растоптать обидчика.

Джек рванул на встречу, быстро набрал скорость, подпрыгнул, опираясь на край перевёрнутой машины и исчез.

Появился он уже над головой голлума, нанёс размашистый рубящий удар вбивая лопасть вертолёта в голову монстра.

Снова исчезнув, он оказался уже в другом месте на несколько метров левее и встал, как ни в чём не бывало.

Монстры доедали клановых, когда по ним открыли стрельбу в первую очередь уничтожая Апостолов и Триаду.

Голлумы редели, а Джек ходил от места к месту, прыгал порталами и собирал эссенции.

Клановые массово отступали, больше сотни преступников в страхе двинулись прочь, ломая свои же ряды и разбегаясь, словно тараканы.

Воронесса задумчиво смотрела на него, один лишь бог знал, что сейчас происходит в её голове.

Рич оставил девушек, спускаясь вниз, захватил несколько бинтов и отправился к Джеку. Спустился на первый этаж, вышел из коробки, оглядывая погнутые ворота и лежащий бездыханный труп бронеголова.

Ворон стоял посреди поля боя, вокруг которого расположились несколько десятков жителей Гнезда, вышедший на подмогу. Они с суровыми взглядами осматривали картину, там где кровь уже впиталась в землю и не осталось живых.

Рич прошёл сквозь стоящее в ступоре кольцо и подошёл к Джеку.

— Вот, — он протянул руки он, ловя взгляд окровавленного Ворона с разорванной щекой и чуть не вздрогнул. — Хочу подлатать тебя.

— Спасибо, — кивнул Джек, взял бинт, скомкал его в руке и закрыл кровоточащее отверстие там, где была щека.


***


Вы получили новый уровень!

Вы получили новый уровень!

Вы получили новый уровень…


Эски текли рекой, я поднялся на восемь уровней за один бой, собрал всё, до чего смог дотянуться, что находилось на поле боя. Естественно тут был не весь опыт. Часть забрали сами Апостолы и Триадовцы, ещё часть Вороны. Подоспела моя команда и взяла что-то себе.

Повсюду валялись поверженные противники. Гора оружия и амуниции. Вороны уже добили всех оставшихся и вышли наружу, собирая трофеи.


Имя: Ворон

Раса: человек

Класс: Гравитон

Уровень: 24

Эссенция души: 0/2400

Сила: 11

Выносливость: 12

Ловкость: 10

Мана: 1700

Жизненная энергия: 457/1500


Классовые способности повысить в уровне не получилось. Поэтому я остановился на одном месте.

Подобрал несколько пистолетов, проверил механизмы и снял одну разгрузку в которую напихал магазины с патронами. Команде оружие пригодится.

— Джек, подойди, — услышал я голос Воронессы.

Она стояла у кольца с бойцами клана. Ещё бы ножкой топнула для полной картины.

— Да? — я неспешно приблизился.

— Тебе надо в медпункт, — она взглянула на раны.

— Я закончил, так что с удовольствием пойду.

— Босс? Неважно выглядите, — Калум будто вырос из под земли.

— Готовьтесь, сегодня это не первая битва и не последняя, — громко сказала Воронесса. — Нам надо помочь нашим союзникам в Башне.

— Твоим союзникам, — тихо сказал Рич.

— Что? — переспросила Воронесса.

— Ничего, — пожал плечами её зам.

Но я прекрасно его услышал. Думаю эти слова предназначались мне.


***


Джесс ворвалась в кабинет Олега и кинула на стол бумажку, припечатав её ладонью.

— Что это? — спросил удивлённый мафиози.

— Прочти, — терпеливо ответила менеджер.

Олег погрузился в чтение, его брови взлетели, губы передвигались, он выругался.

— Чёрт…

— Вот-вот, — кивнула Джесс. — Повестка в суд, ты должен явится в срочном порядке. На тебя возбудили дело. Угадай, кто истец?

— Элизабет Уорон? — протянул он и прищурился. — Сестричка Джека.

— Именно, — усмехнулась Джесс и вышла из кабинета, напоследок спросив. — Я надеюсь это не проблема?

— Я надеюсь это не проблема… — мерзким голосом передразнил Олег и встал. — Держись сучка, скоро жизнь покажется тебе адом.

Глава 26. Ворон без крыльев

В Нью-Йорке, самом населённом городе Америки происходили довольно странные события. Новый мир диктовал условия, которые уже вряд ли когда-то повторятся. Условия в свою очередь рождали невероятные прецеденты.

Джек Уорон, под никнеймом “Ворон”, стал популярным за одну неделю. И стал показательным примером, одним из немногих случаев, которые сработали.

Не маленькая работа была проведена и отделом пиара и рекламщиками, но тем не менее, это случилось и взорвало публику.

Самому же Джеку было не холодно и не жарко от такой известности, он просто пытался вытащить свою задницу из очередных проблем.

Стриминговые площадки поражались количеству просмотров и заставляли сотрудников до тошноты проверять логи и посещения. Чистили трафик, словно золотодобытчики, просеивая пользователей на наличии роботизированной накрутки.

Главные блогеры обозревали подборку немногочисленных событий, произошедших в другом мире, мире крови и жестокости, который так полюбили Земляне.

О молодом парне, без пяти минут серийном убийце, судачили на вечерних шоу. Новости просочились на федеральные телеканалы и активно муссировались в СМИ.

— Если честно, Опра, он просто меня зажигает, — говорил слишком молодой для телевизионной аудитории афроамериканец с копной заплетённых косичек. — Я словно курнул вышак, чувствую, как через него со мной пытается поговорить бог. Я вам клянусь.

— Канье, давай выражаться попроще, — рассмеялась ведущая собственного шоу, возглавляющего топы телевизионных рейтингов. — Не все понимают, что такой вышак, стаф и прочее.

— Тут нельзя проще, — говорил рэп исполнитель. — Этот парень настоящий герой. Не понимаю, почему его заставили опуститься до подобного. Считаю наши военные должны взять пример, а не вторгаться в Иран или Югославию, одновременно с этим депортируя с нашей планеты возможно последнего человека, способного защитить свою семью! Да, вот так!

Рэпер сделал своеобразный жест, ударив кулаком в сердце, будто римский легионер. Это была дань уважения. Можно сколько угодно судить молодого чёрного парня, говорить, что его слова бред, но он был лидером мнений и от чужих слов это не изменится.

— Спасибо, а у нас в гостях был… — Опра решила закругляться.

Эта новость была не единственной. Многие правозащитники с удовольствием решили подать несколько апелляций.

— Вы довольно известный адвокат, — говорила высокая журналистка, сверкая кафельной улыбкой перед низковатым мужчиной. — Почему вы решили взять дело Джека Уорона.

— Я не мог пройти мимо, — начал проникновенную речь адвокат, при этом не сводя глаз с декольте репортёрши. — Каждый бы на моём месте поступил именно так.

Выпускницу Принстона эти речи не пробрали. Может кто-то по ту сторону экрана и купился, но она знала о чём думает этот пузан.

Мечтает трахнуть её в дешёвом отеле, это пожалуй первое. А второе, привлечь к себе внимание, через заведомо проигрышное дело.

Результат известен всем, парня не вернут с Перегринуса. Это невозможно, чисто физически. Так что слова адвокатов, лишь пустое сотрясание воздуха.

— Этот парень невероятен! — кричал в прямом эфире, Эди Макфоури, известный блогер. — Вы видели? Нет, ну вы видели?! Если нет, то я ударю каждого, кто пропустил самую масштабную зарубу этого года. А может и всех лет с сначала существования проекта планеты преступников. Сейчас парни вроде меня, моя команда и все те, кто просто заинтересован в Вороне, подсчитывают количество убитых, а ведь полномасштабное сражение даже не началось! Дух захватывает! А у вас?

Сотни подобных мнений переплетались в клубок, а он в свою очередь катился вниз, набирая обороты, словно снежный ком.

Время шло, а интерес публики возрастал.

С концом первой недели подключились букмекерские конторы и выставили коэффициенты на пытающегося выжить игрока.

Некоторые страны взорвались хаотичными митингами. Началось всё это с Америки, где каждый коренной житель за пятьдесят, мечтал иметь собственное оружие и хоть раз в жизни надрать зад грабителям. Сначала к суду Нью-Йорка подошёл одинокий студень с плакатом, на котором было написано: “Свобода в этой стране мертва!” и “Выпустите Джека Уорона и сделайте его президентом…”, “Прогнившая система!”.

Довольно сумасбродные и не слишком далёкие высказывания. Но хаос постепенно упорядочивался. Уже через три дня, в администрации суда вдруг поняли, что не заметили, как перед зданием стало собираться около десятка человек. На исходе недели их число пятикратно выросло. И так везде, по всей полусотне штатов. У Джека Уорона появились последователи о которых он даже не знал. Возможно, киллер пришёл бы в ужас от такого сценария. Он всю свою сознательную жизнь старался скрывать личность, но что-то пошло не так.

Вспыхнул митинг за права человека в Техасе, что ничуть не удивительно, учитывая суровый нрав местных жителей. Они бы не собрались, будь то казнь нетрадиционно ориентированного мужчины. Но защитивший свою семью парень, быстро стал идолом. Странно, что они не пошли на крайние меры и не стали сами линчевать преступников. Локальные самосуды разгорались в крупных городах, но пока не привлекли СМИ.

В то время, как Джек Уорон сражался с армией из клановых, уже три города активно лоббировали его дело и поднимали протест по всей стране.

СМИ решили подключиться и сделать на этом хорошие рейтинги. В интернет неожиданно утекли все подробности. И произошёл новый взрыв, сеть порвалась, будто наполненная рыбой, которая стала расплываться по всему океану-миру.

Теперь каждый знал, что сейчас на той стороне не простой преступник. А защитивший свою семью парень, мечтавший с самого детства защищать простых жителей и служить на благо родины.

Откуда-то взялись данные о потасовке некоего жениха, а ныне и мужа сестры Джека, Макса.

Угрозы банды отморозков, решивших срубить лёгкие деньги с основавшего свой бизнес парня. Конечно же это не прошло мимо.

— Выпустите парня! — вопил грузный мужчина в ковбойской шляпе, вырывая из рук репортёрши микрофон. — Выпустите, он совсем молодой! Я буду спать спокойнее, если такие как он, будут защищать покой моих детей, пусть хоть перережет тысячу этих уродов…

— Мы прерываем репортаж! — виновато улыбнулась журналистка и округлила глаза, намекая оператору прекратить снимать.

Репортёры охотились даже за знакомыми Джека Урона. Фургончики с папарацци окружили дом семьи, друзей, простых людей, когда-то знавших героя вызванивали на интервью и прямые эфиры.

Хорошо во всей ситуации себя чувствовал лишь почтальон. Когда он подходил к дому, его тут же окружали до десятка людей, тыкая микрофонами, будто шпагами.

Мужчина с охотой откликался на просьбы и рассказывал всё, чему был свидетелем.

Впрочем, его слава быстро стала сходить на нет, когда жадные до материала СМИ поняли, что он обладает не таким большим багажом информации, как они полагали.

Разнообразные порталы и новостные каналы лепили из Джека Уорона, белой надежды свободной Америки, настоящего героя и идола. Информационного Франкенштейна современного мира.

К сожалению население штатов всегда раздувало из мухи самого настоящего слона, а сейчас к ним в сети попал зверь покрупнее. Они почувствовали жажду наживы и были готовы идти до последнего.

Для родителей Джека это стало огромным облегчение, то, какую сторону весь цивилизованный и неравнодушный мир занял по отношению к их сыну.

Хоть Рэд и не мог никому признаться, он тайно желал сыну удачи.

Близкие Джека смотрели трансляции каждый день. Кассандра перестала это делать, наблюдать за тем, как её сын преодолевает трудности, оказалось слишком сложным.

Сердце подводило, не смотря на возраст Кассандра выглядела на все сто. Разве что осунулась за последние недели и стала меньше говорить. Её взгляд наполнился тоской, которая была заметна, стоит лишь посмотреть.

Жизнь в Нью-Йорке шла своим чередом, и Джек Уорон даже не представлял, какую кашу он заварил.


***


— Мне не нравится, когда ты такой счастливый, — проворчала Джесс, стоило ей увидеть улыбающегося Олега. — Снова пытал кого-то паяльником? Или вырывал ногти?

— Нет, лучше, — Олег был не прочь рассказать, это насторожило её ещё больше.

— И что же?

— Я решил нашу проблему и решил её гениально, стоит заметить, сегодня мы празднуем, — он тонко улыбнулся, заставляя Джесс спросить.

— Ну?

— Я всего лишь убрал с дороги одного из оппонентов, — он развёл руками. — Больше не скажу, но скоро ты и сама всё поймёшь. У нас как раз слился один из игроков, достойная замена уже близко.

— Говори уже, — любопытство съедало вездесущего пиар-менеджера.

— Нет, — твёрдо сказал Олег. — Не беспокойся, скоро ты и правда всё увидишь сама, своими глазами, точнее чужими.



***


— Уже близко, — обратилась ко мне Воронесса, включая в беседу и Рича с Региной. — Мы подойдём сзади и ударим по ним. Свифт, наверняка, отбивается. Башню взять не так просто.

— Идея с голлумами была отличной, — заметил Рич. — Жаль, что нельзя провернуть что-то похожее.

— Можно, — задумчиво ответил я. — Но это будет стоить забвения почти всем. Как я выяснил, голлумы покруче могут пролезать через барьер. Видимо он был тем немногим, кто смог это сделать.

— А какого он был уровня? — осторожно спросила Регина. — Та эска была огромна. Сколько там штук? Пять тысяч?

— Больше, — улыбнулся я остатками челюсти. — Куда больше.

— Семьдесят? — стал гадать Рич.

— Почти, — не стал раскрывать я карт.

На самом деле я врал. Пусть считают так. На самом деле подарок с огромного голлума был пока не совсем понятен.


Получена эссенция жизни!

Описание: скрыто

*недостаточный уровень


Что это такое? Как работает? Непонятно.

Мы добрались до Башни, минуя пустые улицы. Люди закрылись внутри, будто предчувствуя начало бури.

Нас провожали взглядами. Несколько внедорожников быстро летели по улицам.

Приблизившись к району Башни, прошли через стену-разделитель уровней и свернули на улицу с борделем, ожидая подкрепления.

Остальные пришли лишь спустя час. Пока стояли, слышали вялотекущую перестрелку со стороны базы Свифта. Причём выстрелы одиночные.

Отправили наверх разведчиков. Те вернулись в мыле, округлив глаза.

— Что там? — нетерпеливо спросила Воронесса.

— Башня пала, — ответил испуганный боец.

— Что?! Как такое возможно? — дала прорваться удивлению Воронесса.

— Увы, это так, — тихо сказал разведчик.

— Что прикажете делать? — спросил Рич. — Отступаем?

— Нападаем, — спустя пару секунд выдохнула Воронесса.

Я лишь кивнул. Решение не самое приятное, но логичное, оставлять своих людей нельзя.

— Надо зайти через канализацию, ударим по двум фронтам, — начала отдавать распоряжения Ева.

— Алиса, Райан, Калум, вы знаете катакомбы, надо зайти снизу, — приказал я. — Воронесса, дай им людей, которые знают о входе.

— Хорошо, — согласилась она. — Ты как, можешь драться?

— Да, — я провёл по щеке, которая уже обрастала мясом.

— Отлично, выдвигаемся, плотным строем, следом за машинами.

— Я пойду с вами, — выдал Кинтаро, приковыляв от машины.

— Точно? — я осмотрел его, он уже осторожно наступал на ногу. — Лучше иди с командой, вы сможете застать их врасплох.

Мы вышли, будто римские легионеры.

От стены, что окружала башню до нас не такое большое расстояние.

Снаружи Башня выглядела иначе, будто ничего и не произошло. Не видно тел поверженных защитников, будто никто и не сопротивлялся.

Мы двигались в полной тишине, слушая, как из-за стены доносятся одиночные выстрелы. Будто кто-то стрелял по мишени, раз в пару секунд.

С каждым выстрелом мы всё больше ускорялись. Воронесса собрала тысячу бойцов. Прекрасно понимая, что если на штурм пошли всего пятьсот клановых, вероятнее всего в Башне их будет больше.

А ещё, Ева слегка вздрагивала от выстрелов. Каждый из них мог означать смерть её отца.

Ворота Башни открыты, мы подошли вплотную, ожидая появления врага. Ничего не предвещало беды.

Машина, за которой мы шли, въехала в арку.

Внутри нас ожидала полная боли и ужаса картина.

Сотни убитых и раненых, большинство имеет отверстия в затылке. Будто их убивали в спину.

— Диверсия, — тихо прошептал я.

Среди всего этого, ходил полноватый мужчина в доспехах, молчаливо добивая раненых. Вот что за выстрелы мы слышали.

— Стоять! Руки вверх, — приказала Воронесса, её голос дрогнул.

Она смотрела то на повернувшегося к нам воина, то на тела, пытаясь найти там генерала.

— Не его ищешь? — ехидно спросил мужчина, указывая на Башню.

Из просторного входа в холл вышли два бойца, таща за собой избитое тело. Стоило им поднять голову, уцепившись за спутанные окровавленные волосы, взгляд Евы прилип к лицу отца.

— Да, я знаю, что вы близки с ним, — промычал воин, при этом, не остановился и продолжил добивать стонущих на земле защитников Башни. Каждую его фразу, сопровождал выстрел. — Я долго думал. Почему ты решилась на это противостояние. Пока не понял. Что ты всего лишь пленник ситуации. Вы убили моего брата. Во всём этом мире. У меня был один близкий человек. А теперь. Его нет. Поэтому я хочу наказать убийцу, лично. Если вы отдадите мне его и поделитесь ресурсами, я так и быть. Забуду. О вашем гнилом. Клане!

У Воронессы задёргался глаз.

— Но решай быстрее, — сказал пухлый брат Свина. — Я не привык ждать. Вот тебе пара козырей из моего огромного рукава.

Он хихикнул и махнул рукой.

Из башни вышла целая армия, ещё столько же людей появилось на окнах и стене. Где они всё это время прятались? Загадка.

— У тебя нет шансов, — продемонстрировал свою силу Свин старший. — Но ты ещё успеваешь сесть за стол переговоров.

У Воронессы не было шансов, мы прошли в переговорную, где осталась лишь маленькая компания из пяти человек. Оказавшись внутри, расположились вокруг стола. Регина и Рич встали позади меня. Сесть им не предложили.

Нет шансов, но одновременно с этим ты не хочешь драться. Подумал я.

Странно решение, что-то здесь не так.

— Принимай решение, ты знаешь, что мне нужно, — проскрипел глава Апостолов.

Я приготовился к словесным реверансам.

Воронесса повернулась ко мне и кивнула.

— Что? — спросил я.

Меня потряс удар сзади, ровно в затылок. Сознания поплыло, резко стало темно.

Так я впервые был предан на этой стороне.

Поэтому я работаю один.


Два дня спустя…


Лизбет пришла в себя от падения. Она долго не могла открыть глаза, пытаясь понять, что происходит.

— Хыхх… Кха… — в горле першило.

Голова ощущалась тяжелое и инородной, будто её залили свинцом. Хотелось спать. Она какое-то время лежала, ощущая под собой мягкую траву.

Но вот прикосновение чужих рук проигнорировать не могла.

Её взяли под руки и стали поднимать. После подобных манипуляций, она вдруг поняла, что совершенно обнажена.

— Что? Пустите… — вяло стала отбиваться Лиз.

— Чего она так долго не приходит в себя, — произнёс мужской голос рядом, сколько бы Лиз не силилась открыть глаза, пока этого не удавалось сделать.

— Не знаю, но наверное, такое бывает, хоть я и не видел… — проворчал второй.

На неё накинули какой-то плед и положили на носилки.

Через пять минут, Лиз смогла разлепить веки. Чтобы увидеть, как её заносят в высоченное здание.

Вокруг пахло кровью и смрадом.

Её пронесли по коридорам и положили на жёсткий матрас, оставляя одну.

Когда Лиз открыла глаза, она поняла, что кроме неё в комнате ещё несколько человек. Они выглядели потерянными, вставали, одевались, некоторые сидели держась за голову, кто-то выходил.

Комната на восемь человек.

Лиз попыталась встать и привести свои воспоминания в порядок.

Подняться не удалось, а вот в голове забрезжили догадки.

Последнее, что помнила Лиз, это удар по голове, затем укол в руку. Много часов поездки в состоянии дурмана. Она выплывала наружу, но её тут же кололи, после чего тело переставало слушаться.

— Меня похитили… — прошептала она.

Снова осмотревшись, девушка поняла, что знает это место. Перегринус.

Из глаз тут же хлынули слёзы. Как так? Кто мог совершить подобное? Почему её закинули сюда!? Лучше бы просто убили…

Лиз просто повернулась на бок и закрыла глаза. Ей представлялось, что она проснётся, а всё увиденное окажется лишь кошмаром.

Она и правда смогла заснуть. Но вот пробуждения в знакомой кровати не случилось, её разбудил не Макс, а кое-кто другой, более грубый.

Кто-то толкнул в плечо.

— Вставай! — строго сказал мужской голос. — У нас здесь много работы, не время прохлаждаться и предаваться депрессивным мыслям. Это контрпродуктивно.

— Что? — не поняла Лиз.

— Вставай, вот что, — отозвался голос и прошёл дальше по комнате, поднимая тех немногих, кто как и Лиз, не мог принять реальность.

Лиз с трудом встала, нашла рядом с собой одежду, облачаясь в комбинезон заключённого.

Она с трудом подошла к окну, где в серой хмари дня виднелся таинственный и заброшенный город. Вблизи светились огни поселений, а дальше одна темнота.

Рядом стоял худощавый старик, заложив руки за спину и тоже смотрел на город. Высокий, с острыми чертами лица, как у птицы. Что-то в нём пугало Лиз, она встала подальше от него.

— Кто здесь Лизбет Уорон? — раздался сзади женский голос.

— Я, — хрипло ответила Лиз, оборачиваясь.

Перед ней стояла затянутая в чёрный облегающий комбинезон девушка.

— Меня зовут Ева, — представилась она. — Ты сестра Джека, верно?

— Да, — сердце Лиз застучало быстрее. — Он здесь?

— У меня плохие новости, — она вздохнула и опустила глаза. — Джек погиб, несколько дней назад.

— Джек погиб? — неожиданно спросил старик, про которого Лиз уже забыла. Его лицо заострилось ещё больше.

— Да, это так, — нахмурилась Ева. — А ты ещё кто такой?

— Никто, просто — никто, — ответил старик.

— Понятно, — кивнула Ева. — В общем, собирайся Лиз, я жду тебя внизу. Джек многое сделал для нас, поэтому я помогу тебе.

Стоило Еве уйти, как старик незаметно приблизился к Лиз и тихо сказал.

— Держись меня девочка, если хочешь выжить.

— Вы знали моего брата? — сквозь слёзы спросила она.

— Да, — коротко ответил он.

— Расскажете о нём?

— Не просто расскажу, мы найдём его, — ответил старик, успокаивая её. — Думаю тут всё не так просто, мой ученик не мог погибнуть в этом месте. А если он погиб, я найду того, кто его убил. Даже если придёться спалить тут всё дотла.

— Ученик? — от удивления, слёзы на глазах Лиз моментально высохли.

— Ты многого не знаешь о своём брате, я расскажу, но позже. А сейчас, надо идти.

Старик мягко взял Лиз за плечи и повёл к двери.


Оглавление

  • Глава 1. Столкнуться с поездом
  • Глава 2. Сделка
  • Глава 3. Да начнётся шоу
  • Глава 4. Дом воронов
  • Глава 5. Давид и голиаф
  • Глава 6. Встреча с молчаливым драконом
  • Глава 7. Чёрный Дракон
  • Глава 8. Гости
  • Глава 9. Рукоприкладство
  • Глава 10. Потенциальные союзники
  • Глава 11. Колыбельная для безумца
  • Глава 12. Окей Всевидящий
  • Глава 13. Командная работа
  • Глава 14. Теперь все знают...
  • Глава 15. Вирус
  • Глава 16. Следующий уровень
  • Глава 17. Дважды в одно и то же дерьмо
  • Глава 18. Между молотом и наковальней
  • Глава 19. Рейтинги
  • Глава 20. Снова проблемы
  • Глава 21. Вера бывает разная
  • Глава 22. В кольце врагов
  • Глава 23. Гонки по воздуху
  • Глава 24. Мясорубка
  • Глава 25. Широко открытые глаза Ричарда
  • Глава 26. Ворон без крыльев