КулЛиб электронная библиотека 

Серебряное кольцо [Олег Сабанов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Олег Сабанов Серебряное кольцо

Вселяющая радостные надежды весна передала эстафету знойному лету, которое к концу августа устало от жары настолько, что с облегчением бросилось в прохладные объятия осени. На смену весеннему предвкушению праздника и расслабляющей летней духоте пришла политая слезами дождей прозрачная печаль увядания. Полыхнувший золотом сентябрь огненным листопадом перекинулся на тронутый ночными холодами октябрь, сжигая желто-багряным пламенем буйное зеленое убранство теплой поры и оставляя ноябрю темные остовы голых деревьев. Вилберн ценил последний осенний месяц за его безжалостную правдивость. Ноябрь, в отличие от того же мая, не обманывал радужными иллюзиями, суля в будущем только промозглый холод и долгие стылые ночи. Будучи незаконнорожденным сыном графа Реджинальда, он в полной мере изведал горечь разочарования вследствие несбыточных мечтаний. Все уверения отца оставить его в замке, приблизить к себе и взрастить рыцарем, готовым по первому призыву встать под знамена королевства, так и остались пустыми обещаниями. Когда Вилберну исполнилось шестнадцать, граф облагодетельствовал отпрыска кругленькой суммой и под давлением супруги настоял на том, чтобы он отправился в самый отдаленный уголок принадлежащей ему земли и поселился в давно пустующем доме, служившим когда-то своему хозяину приютом во время многодневных охотничьих походов. Напутствуя, отец выразил надежду на создание сыном со временем собственного семейного очага и дал ему слово при необходимости позвать обратно уже в качестве своего возмужавшего сподвижника. Не веря новым посулам, юноша тем не менее вынужден был, стиснув зубы, повиноваться и, простившись с проживающей в доме для прислуги одинокой матерью, в тот же день покинул графский замок.

Вопреки первоначальному мрачному настрою, юноша довольно скоро обосновался на новом месте и уже неделю спустя в полной мере ощущал себя хозяином сложенного из грубо отесанного серого камня небольшого, но крепкого дома на холме. Крестьяне из раскинувшейся у его подножия деревни обязаны были следить за состоянием жилища с тем, чтобы однажды вновь возжелавший поохотиться хозяин со спутниками смог заночевать в тепле и сухости. Полученные от отца средства для жизни в сельской глуши представлялись не иначе как огромное состояние и позволяли Вилберну по своему усмотрению распоряжаться свободным от рассвета до заката временем, занимая его прогулками вдоль полноводной реки, перечитыванием привезенных с собою книг, а также обдумыванием деталей будущего трактата о мучениях бастарда в ссылке. Несмотря на то, что местные крестьяне регулярно привозили ему провизию и дрова, иногда юноша сам спускался в деревню за маслом, сыром, овощами, хлебом, ища хоть какого-то общения с людьми.

Внешне похожие друг на друга дни проходили для Вилберна совершенно по-разному. Бывало, ему казалось, что все обстоятельства сложились наихудшим образом и ранняя смерть намного предпочтительнее одинокому прозябанию в глуши. В такие периоды время тянулось мучительно медленно и дождаться утра бессонной зимней ночью представлялось почти невыполнимой задачей. Когда же сердце юноши вдруг наполнялось беспричинной радостью, он мысленно благодарил судьбу за возможность находясь в тепле собственного дома есть досыта, не изнуряя при этом молодой организм тяжким трудом. Подобное состояние ускоряло бег времени настолько, что пролетающие сутки не успевали оставлять в памяти заметных следов.

По прошествии года изгнанник окончательно свыкся со своим уединением, всем сердцем полюбил охотничий дом отца, а среди местных обитателей прослыл хоть и замкнутым, но в целом порядочным человеком, щедро расплачивающимся с ними за покупки. Чтобы совсем не одичать Вилберн старался не пропускать воскресных богослужений в деревенской церквушке, во время и после которых ощущал на себе изучающие взгляды прихожан. Однако лучшим способом развеяться стали для него редкие крестьянские праздники, где можно было продегустировать яблочное вино с ягодной настойкой местного изготовления, поглазеть на нарядных хлопочущих женщин, лихо вытанцовывающих сверстников и перекинуться несколькими фразами с захмелевшими старожилами. В задушевные беседы его общение не выливалось, но скучающий бастард к нему и сам стремился мало, довольствуясь ролью постороннего наблюдателя за буйством жизни простолюдинов. На одном из таких гуляний, посвященном собранному урожаю, внимание юноши привлекли девушки-близняшки, неотступно следующие друг за другом в пестрой толчее импровизированной ярмарки. Их поразительное сходство касалось только внешних черт, однако всякий пристальный наблюдатель легко бы заметил, насколько разнятся повадки, темперамент и выражение лиц у сестер. Шедшая впереди глядела вокруг с живым неподдельным интересом, часто приветливо кивая встречным односельчанам и ловко огибая мешающих проходу людей. Семенящая за ней словно тень копия в сходном длинном льняном платье почти не поднимала глаз и лишь изредка озиралась по сторонам безучастным взглядом. Выбившиеся из-под чепчика темные вьющиеся волосы ведомой подчеркивали точь-в-точь такое же как у впередиидущей близняшки бледное лицо, только полное отсутствие мимики делало его пугающе загадочным в отличие от улыбчивой мордашки сестры.

С детства слышавший сплетни о двойниках короля и любивший мистические истории Вилберн, испытывал обостренный интерес к неразличимым как две капли воды людям. Видимо, этот факт вкупе с привлекательностью молоденьких девушек заставил юношу приблизиться к ним, преградить путь, и с учтивым наклоном головы произнести несколько напыщенное приветствие. Сестры поначалу замерли как вкопанные, однако та, что была побойчее не растерялась и с иронией в голосе ответила:

– Добрый день, господин из дома на холме! Решили нарушить свое уединение и посетить наш праздник?

Бастард искренне считал, что всякого рода сарказм остался в прошлом вместе с обитателями покинутого графского замка и потому слегка опешил, услышав знакомую интонацию от жительницы сельской глуши.

– Я постоянный гость на местных торжествах, однако вас с сестрой вижу впервые, – пытаясь казаться невозмутимым, сказал он.

Игриво ухмыльнувшись, незнакомка взяла за руку своего близнеца и, не проронив ни слова, нырнула вместе с сестрой в людскую толпу. Расценив очаровательную улыбку как знак ее расположения, Вилберн поспешил вслед за сестрами, пробуя на ходу продолжить общение и вскоре был вознагражден за свою настойчивость. Мало-помалу разговорившаяся девушка вкратце поведала любопытному преследователю историю, из которой он узнал, что его собеседницу зовут Агата, а ее близняшку Селена. После того, как три месяца назад в пожаре погибли их родители, девушки перебрались из своего маленького приморского городка, где на месте дома осталось пепелище, к согласившейся дать им приют одинокой тете Камилле, живущей на окраине деревни. По ее словам, если бы не участие и забота тетушки им с Селеной пришлось бы броситься со скалы в морскую пучину. Однако теперь они чувствуют себя здесь как дома, помогают тете Камилле вести хозяйство и уже премного наслышаны об одиноком молодом господине из дома на холме. Все то время пока Агата говорила, ее сестра смотрела себе под ноги и не проронила ни слова. Вилберн терялся в догадках, пытаясь понять причину молчания Селены, однако задать прямой вопрос по этому поводу не решался, опасаясь своей дотошностью отпугнуть пошедшую на контакт девушку.

– Благодарим за компанию, но дальше мы пойдем одни. Не хочу, чтобы тетушка увидела нас рядом с молодым господином из дома на холме и замучила потом своими расспросами, – сказала Агата и остановилась вместе с сестрой, подчеркнув тем самым серьезность своих слов. – Хотя ей все равно теперь доложат, – тихо добавила она, обводя взглядом снующих вокруг людей.

– Могу ли я рассчитывать на новую встречу? – напрямую спросил Вилберн, забыв на секунду о набравшей в рот воды Селене. – Я так измучился без общения. Со своей стороны обещаю делиться с тобой самым сокровенным и постараюсь сделать так, чтобы нам не пришлось скучать!

Услышав слова бастарда, девушка заметно замешкалась, но быстро взяла себя в руки, но ее глаза заблестели любопытством. Повидавший немало завистников с интриганами в графском замке и тонко чувствующий людей Вилберн, сразу подметил ее плохо замаскированный интерес. Он хорошо понимал, насколько трудно простой девушке, вынужденной изо дня в день смиренно помогать хлопочущей по хозяйству тете, устоять перед соблазном общения с графским отпрыском, пусть даже незаконнорожденным, и узнать из первых уст известные ему тайны.

– Вечерами мы с сестрой имеем обыкновение бывать на поляне у речной заводи, где возвышается разбитое молнией дерево. Река напоминает нам любимое с детства море, правда заменить его не может.

Вилберн знал это завораживающее своей таинственной красотой место, имеющее среди аборигенов дурную славу. Несколько лет назад рядом с ним в заводи утонули оставленные без присмотра дети, а месяцем позже там же повесилась их мать на ветви дуба, в который следующей ночью ударила молния. Тем не менее юноша обрадовался открывшейся возможности вновь увидеть Агату, но еще более тому, что определенно смог произвести на нее впечатление при первой же встрече. Окрыленный бастард учтиво раскланялся с сестрами и буквально полетел в свое ставшее родным убежище на холме.

Сутки до следующего вечера тянулись словно вечность и за что бы Вилберн не брался, будь то перечитывание книг, уборка по дому или приготовление трапезы, на ум то и дело лезли образы внешне неразличимых, но полностью разнящихся по своим повадкам близняшек. После обеда следующего дня он хотел по привычке вздремнуть часок-другой, но в итоге пролежал все это время глядя в потолок. В конце концов встав с кровати, бастард умыл лицо холодной водой, прополоскал рот настоем мяты, старательно расчесал волосы деревянным гребнем, облачился в короткий бархатный сюртук, который после отбытия из замка надевал всего пару раз, вышел из дома и неспешно направился к поляне у речной заводи.

Оказавшись через полчаса у засохшего дуба, он сел в его основании, оперся спиной о расщепленный ствол с обгоревшей корой и прикрыл глаза. Вилберну стало казаться, что прямо над ним на корявой ветке в петле медленно покачивается безжизненное тело, а с заводи тихо доносится крик неведомой птицы, напоминающий горький детский плач. Чтобы избавиться от неприятного наваждения, юноша открыл глаза, тряхнул головой, и, поднявшись на ноги, пошел к реке, собираясь умыть лицо. Несмотря на начало сентября вода оказалось еще по-летнему прогретой солнечными лучами, а юркие стайки мелких рыбешек на отмелях и мечущиеся по поверхности водомерки резвились так весело и рьяно, что создавалась иллюзия самого разгара летней поры. Возвратившись через несколько минут на поляну, бастард заметил медленно приближающиеся по ведущей к ней из редколесья тропинке две фигуры в серых платьях и еще издали узнал в них сестер. Он предполагал, что если близняшки сегодня и появятся у заводи, то, скорее всего, ближе к сумеркам, а его ожидание будет по крайней мере долгим, может, и вовсе бесплодным.

– Рад видеть вас в этом живописном уголке, который вряд ли сравнится с морским побережьем, но здешний воздух лесов, полей и бегущей реки так же чудесен, как и соленый бриз, – нарочито торжественно поприветствовал Вилберн подошедших девушек.

– Надо же! Молодой господин все-таки не забыл мои вчерашние слова и, определенно в ущерб своим делам, решил скрасить нам вечерний досуг, – с присущей иронией отозвалась Агата и шутливо поклонилась в пояс.

Остановившаяся за спиной сестры Селена еле заметно кивнула укутанной в чепчик головой и сразу спрятала глаза. «Что ж, уже прогресс, – подумал юноша. – Вчера я был уверен, что она меня вообще не замечает».

Вилберн предложил прогуляться вдоль реки по высокому правому берегу известной ему тропой. Агате идея понравилась и все трое неспешно пошли вниз по течению, причем Селена сразу отстала на два шага, словно давая сестре возможность вдоволь наговориться с молодым господином. Между ними и правда сразу завязалось легкое непринужденное общение, в ходе которого каждая затронутая тема, даже самая пустяковая, вызывала обоюдный живой интерес. Агата словно ждала момента, когда встретит благодарного слушателя и собеседника, поэтому делилась с бастардом накопившимися мыслями, вспоминала забавные случаи из своей жизни, с долей притворства сетовала на патриархальный деревенский уклад и устаревшие взгляды тетушки Камиллы. Иногда она вдруг взрывалась звонким заразительным смехом, если какая-то из озвученных баек ей самой казалась потешной. Юноша в долгу не оставался и сыпал подробностями своего пребывания в графском замке, пересказывал услышанные от его обитателей истории, цитировал заученные куски поэм, целые параграфы из книг, крылатые выражения мудрецов, зачастую безбожно коверкая их в полете собственной импровизации. Когда же он упоминал графа Реджинальда в качестве своего отца, Агата почтительно замолкала и взирала своими большими зелеными глазами на Вилберна, как на сошедшее с небес божество. Семенящая сзади Селена для изголодавшихся по интересному общению собеседников переставала существовать вовсе, лишь препятствия на извилистой тропинке типа повалившегося дерева или разросшегося кустарника напоминали о ее существовании и заставляли провожатого с сестрой оглянуться со словами предостережения. Мили через полторы тропа стала теряться в густой траве, потому они, недолго думая, развернулись и двинулись в обратном направлении, а когда уставшие, но продолжающие без умолку болтать обо всем и ни о чем вернулись на поляну, ощутили тянущуюся с остывающей заводи пронизывающую прохладу.

– Спасибо тебе, Вилберн, за приятную прогулку и весьма увлекательный разговор, – с нежной теплотой произнесла Агата, отчего бастард моментально согрелся. – В деревню нам лучше возвратиться порознь.

– Ненавижу зависеть от людских пересудов, но, видимо, так в самом деле будет лучше для нас, – отозвался юноша, не сознавая того, как буквально пожирает горящими глазами Агату. – Могу я рассчитывать на продолжение общения?

– Мы с сестрой бываем здесь почти всякий вечер, пока еще погода позволяет, – сказала она и смущенно прыснула в ладошку, не выдержав его пытливого взгляда.

Расценив ответ, как плохо замаскированное желание девушки вновь с ним встретиться, Вилберн больше не проронил ни слова. Опершись рукой на обугленный ствол разбитого дуба, он долго провожал глазами удаляющиеся фигуры сестер, таких похожих и совершенно разных одновременно.

Начиная с утра каждого последующего дня юноша нетерпеливо ждал приближения вечерних часов и сгорая от нетерпения загодя спешил на заветную поляну возле речной заводи. При появлении близняшек его сердце взрывалось ликованием, а когда начинался их совместный моцион по живописным окрестностям, бастард с Агатой забывали о молчаливой Селене и сразу же терялись в своих условно правдивых историях, жадно впитывая фразы, слова, взгляды и жесты друг друга. Идиллия продолжалась целую неделю и переставшего ощущать свое одиночество Вилберна все сильнее охватывало зарождающееся в сердце чувство, однако он боялся самому себе в этом признаться. После прогулок бастард возвращался в свой дом на холме, умывался холодной водой и сразу укладывался спать, уже зная, что ночное сновидение подарит пусть призрачное, но оттого не менее волнительное свидание с Агатой, часто наполненное пикантными деталями, о которых наяву приходилось лишь мечтать.

Вечером восьмого дня он, как обычно, ожидал у дерева сестер, но вскоре заметил приближающуюся фигуру только одной из них. Не понимая, как реагировать, юноша против сложившихся правил пошел ей навстречу, а когда поравнялся с девушкой, по очаровательной улыбке на бледном лице сразу узнал Агату.

– Чего подбежал, решил согреться? – со смехом заявила она, мигом сняв его легкое напряжение, – Селена немного захворала и решила остаться дома вместе с тетушкой, так что пройдемся сегодня вдвоем.

Девушка смахнула с лица паутинку, блеснув при этом тонким серебряным колечком на безымянном пальце левой руки. Вилберн подметил его при первой же встрече на ярмарке, но сразу полюбопытствовать на сей счет не решился, а потом и вовсе перестал замечать скромное украшение, всецело увлекшись его обладательницей.

– Ты разве помолвлена? – вырвалось у него то ли в шутку, то ли всерьез.

– Нет, конечно! Разве стала бы я в таком случае встречаться вечерами с молодым человеком и открывать ему свои маленькие тайны? – ответила Агата с нотками обиды в голосе.

Боясь еще больше задеть самолюбие девушки, бастард быстро сменил тему, и они побрели знакомой тропинкой вдоль русла реки. Видимо потому, что этим вечером им в затылок не дышала Селена, или из-за наблюдающих на них с облаков амуров, которым наскучила недосказанность, общение юноши и девушки быстро переросло в сплетение рук, затем в слияние глаз и в итоге увенчалось долгим страстным поцелуем. Все попытки Вилберна вспомнить подходящие моменту слова, коих, как ему казалось, он знал в достатке из прочтенных рыцарских саг, заканчивались провалом. Абсолютно свободный от мыслей, каким только и может быть счастливый человек, он раз за разом припадал своими губами к ее устам, не замечая, как желто-багряные листья с высоких крон мягко опускались на его голову и плечи. В тот момент, когда она на мгновение отстранилась, чтобы быстро убрать со лба под чепец свою непослушную прядь, бастард вновь задержал взор на блеснувшем колечке.

– Оно было подарено мне покойной ныне бабушкой, которая строго-настрого запретила посвящать кого-либо кроме сестры в его тайну, – неожиданно сказала Агата, поймав взгляд юноши. – Но разве могут быть секреты от любимого человека, которого так долго ждала и наконец встретила?

Бастард, плохо понимающий весь смысл сказанных слов из-за вскруживших его голову страстных лобзаний и, по сути, только что прозвучавшего признания в любви, тем не менее пристальнее всмотрелся в прозрачную зелень глаз девушки.

– Раз ты помнишь об этом даже сейчас, то действительно дело серьезное. Выкладывай все начистоту! – пытаясь казаться непринужденным, заявил Вилберн и изобразил на лице подобие улыбки.

– Точно хочешь знать? Не пожалеешь потом? – еще больше интригуя своими вопросами, прошептала она.

Юноша уже хотел вновь впиться в нее горячим поцелуем и прервать неуместное в данный момент словоблудие, но порок любопытства взял верх над грехом вожделения.

– Я пережил изгнание из родного замка и разлуку с отцом. Что может меня после подобных ударов ввергнуть в уныние или удивить? – подчеркнуто пафосно произнес Вилберн, памятуя о благородной крови в своих венах.

– У меня в роду не было графа с замком, зато существовало страшное проклятие, – начала Агата после выдержанной паузы. – Мои предки погибали от болезней или несчастных случаев в относительно молодом возрасте, иногда не успевая оставить потомство. Даже те, кто связывал с ними жизнь брачными узами словно заражались этим таинственным недугом. Исключение – моя бабушка, которая подарила нам с Селеной кольцо…

– А как же тетушка? – перебил ее бастард.

– Она была удочерена малюткой и неродная нам по крови. Так вот, бабушка прожила до преклонных лет благодаря этому простенькому украшению, которое хранило ее от бед, болезней и прочих напастей, – девушка подняла распростертую ладонь левой руки к своему лицу. – Сразу скажу: я понятия не имею, откуда оно взялось и почему обладает магической силой, но знаю определенно, что без него моя жизнь потускнеет и в любой миг может оборваться.

– Постой, а почему твоя родная сестра Селена нормально себя чувствует? – удивился юноша.

– Понимаешь, бабушка собиралась отдать кольцо первому родившемуся внуку или внучке, но появились на свет мы с сестрой. Она долго к нам приглядывалась, а когда ее любимым близняшкам стукнуло тринадцать лет, посвятила нас в тайну колечка, но надела его именно на мой палец. Селена же росла замкнутой, странной девочкой и бабушка побоялась, что она попросту потеряет его. А так я, пока весела и полна сил, присматриваю за сестрой и даже заставляю ее носить кольцо на своем пальце вечером перед сном.

– И что это ей дает? – поинтересовался Вилберн.

– О, видел бы ты Селену теми вечерами! Преображается прямо на глазах, начинает тараторить, смеяться, петь и в буквальном смысле светится изнутри! – воскликнула Агата, окончательно оставив свой интимный шепот.

Юноша попытался представить ее практически немую и вечно угрюмую сестру в только что описанном состоянии, но не сумел.

– К чему тебе мое красочное описание, если есть возможность все изведать самому? – провозгласила она, аккуратно стягивая колечко со своего пальца.

– Стоит ли? – нерешительно произнес бастард, поняв ее намерение.

– Разве сын графа Реджинальда ведает страх и пуглив, словно мышь?

С последними словами Агата медленно взяла его левую руку и нежно прикоснулась губами к поросшей юношеской щетиной щеке. Вилберн машинально прикрыл глаза и тут же ощутил едва заметную и необъяснимо приятную тяжесть металла на своем мизинце. Поначалу его внутренний настрой, как и восприятие окружающего мира не изменились, но очень скоро стала таять сдавливающая душу тяжелейшая плита обиды на отца. По сути, она являлась единственной преградой его радостному бытию, которым он не мог наслаждаться после изгнания из замка несмотря на отменное здоровье и средства для безбедной жизни. Но теперь, ощутив райскую легкость на сердце и в мыслях, для него все вокруг заиграло яркими свежими красками. Прошлое, настоящее и будущее слились воедино, и Вилберн мог видеть всю панораму своей жизни, где кажущиеся ошибки и неудачи неизбежно вели к подлинному благу, а раздутые меланхолией тревоги и опасения лопались подобно большим мыльным пузырям на свежем ветру. Агата теперь казалась идеальным воплощением женственности и красоты, в образе которой не было ни одного изъяна. Изумруд ее зеленых глаз нещадно манили сладким гипнозом и обжигал то и дело вспыхивающими салютами созвездий. Сам того не замечая, юноша начал плавно оседать и в итоге рухнул спиной на желтую пряную траву. Тут же рядом с ним растянулась и Агата, положив голову бастарду на грудь. Переполняемый энергией Вилберн уже было собрался овладеть ею, но вдруг понял, что не хочет никаким действием нарушать момент истинного счастья, которое взяло их в свои ладони этим сентябрьским вечером.

Вернулся поздно вечером в свой дом юноша уже другим человеком, открывшим для себя новые грани в переживаниях восторга, легкости, красоты и удовольствия. Последующие несколько свиданий внешне протекали одинаково. Агата всегда приходила одна, украшала мизинец бастарда своим кольцом, и они наслаждались друг другом посреди осеннего буйства, деля огромный мир радости, взаимных прикосновений, страстных поцелуев и удивительных историй на двоих.

Неизвестно, как долго могли продолжаться их тайные вечерние встречи, если бы не посыльный от графа, прискакавший ранним утром предпоследнего сентябрьского дня. В привезенной им бумаге Реджинальд настойчиво просил своего сына без промедления прибыть в замок, однако причина столь срочной просьбы в тексте была опущена. В голове Вилберна стали зарождаться картины одна ужаснее другой: от объявления войны соседнему княжеству, до агонии графа на смертном одре. Недолго думая, он собрался, оседлал своего коня и вместе с посыльным умчался в замок. Однако представ перед Реджинальдом юноша со скрытым разочарованием узнал, что все дело было в смерти старого библиотекаря Говарда, а точнее в его преемнике на этой должности. Новый заведующий библиотекой при замке получил в наследство от плохо соображающего перед кончиной предшественника настоящий книжный бардак, в котором запутался бы даже самый начитанный черт. Зная страсть Вилберна к книгам, а также то, что он часто и подолгу пропадал в библиотеке, новый хранитель рукописных и печатных изданий уговорил графа вызвать его в замок для посильной помощи в восстановлении порушенного библиотечного порядка. Отказать отцовской просьбе бастард попросту не мог, ведь благодаря его деньгам он имел относительную свободу действий и мог наслаждаться, природой, уединением, а теперь еще удивительными встречами с прекрасной и загадочной Агатой, открывшей ему свое сердце и удивительный мир кольца.

Помогая новому библиотекарю расставлять книги по полкам в строгой зависимости от их тематики, года написания, издателя и автора, юноша мысленно пребывал наедине с Агатой и представлял, как в солнечных лучах поблескивает волшебный металл на его мизинце. Несмотря на то, что по прибытии в замок бастард почувствовал легкую слабость и дискомфорт, работа по воссозданию библиотеки спорилась. Облаченный в расшитый золотом индийский халат граф, вечерами навещал ее огромный зал и вполне довольный увиденным, удалялся на балкон дымить своей старинной трубкой. К десятому дню нужда библиотекаря в молодом помощнике отпала, и Вилберн, на удивление отца, сразу же попросил у него разрешение отправиться в свое прибежище на холме.

Несмотря на неважное самочувствие, прискакавший домой бастард, успел смыть с себя дорожную грязь и ранним вечером того же дня был под черными ветвями разбитого дуба. Солнце быстро клонилось к горизонту, длинные тени окружающих поляну деревьев падали на пожухлую траву, холодный разреженный воздух щекотал ноздри, с заводи противно тянуло разросшимися за лето водорослями. Из-за разыгравшегося в сгустившихся сумерках приступа куриной слепоты у Вилберна пошла кругом голова. Он аккуратно прислонился спиной к стволу дуба и закрыл глаза, а когда через несколько минут поднял веки, увидел прямо перед собой долгожданный силуэт Агаты в черном платье и такого же цвета чепце.

– Слава Создателю! Признаться, я уже не надеялся тебя сегодня увидеть, – выдохнул бастард и потер ладонями глаза. – По кому траур носишь?

– По сестре, – глухо ответила девушка.

– Что случилось с Селеной? – воскликнул юноша, еще не понимая до конца смысл услышанного.

– Смерть забрала у нее близнеца, – почти шепотом промолвил траурный образ.

Подавшись к девушке, Вилберн хотел дотронуться до ее бледной щеки, но она резко отпрянула назад всем телом. Именно эта спонтанная реакция на проявление нежности с его стороны окончательно прояснила бастарду весь ужас ситуации.

– Извини, если обидел, – собравшись с духом сказал юноша. – Будь добра, объясни толком, в чем дело?

Девушке в черном явно было тяжело начать свой рассказ, она долго подбирала первые слова, но постепенно в сбивчивых выражениях все же донесла до Вилберна страшную суть. Первым делом она сухо представилась, хотя бастард и так понял, что перед ним стоит Селена, лишь только девушка открыла рот. Однако он боялся себе в этом признаться и до последнего отказывался ей верить, надеясь на чудо. Как выяснилось, ее сестра Агата скончалась от сердечного приступа вернувшись с прогулки вечером того же предпоследнего дня сентября, утром которого Вилберн ускакал в графский замок. Несколько минут онемевший юноша стоял как каменное изваяние, вглядываясь в бледный лик близнеца Агаты.

– Ее убило кольцо, – спокойно добавила она, прерывая затянувшееся молчание. – Точнее злоупотребление той силой, которую оно источает. Сестра никогда не могла держать язык за зубами, поэтому наверняка рассказала тебе о проклятии нашего рода и подарившей волшебное кольцо бабушке. Она ведь мне не раз признавалась, что поделится тайной с тем, кого полюбит.

– Да, мне известно все, – подтвердил ее догадку бастард чужим голосом.

– Все, да не все! – неожиданно дерзко рявкнула Селена. – Я своими ушами слышала, как бабуля Дженис наказала Агате делить силу кольца со мной поровну и предостерегала ее от чрезмерного увлечения его обоюдоострым действием. Однако после смерти бабули сестра, пользуясь моей врожденной застенчивостью и нерешительностью, стала по своему усмотрению распоряжаться кольцом, разрешая носить его мне пару часов в день, чтобы я совсем не обессилела. Сама же понемногу впадала в зависимость от волшебного воздействия бабушкиного подарка, все реже снимала кольцо с руки, а когда встретила тебя даже спать с ним стала. Вот сердечко и не выдержало.

– Ужас какой! – промолвил Вилберн, обхватив голову руками.

– Она сама виновата… А настоящий ужас в том, что сестру похоронили с этим кольцом. Я пыталась его потихоньку снять в суматохе злополучного вечера ее смерти, но была замечена за этим занятием тетушкой Камиллой, которая потом строго проследила, чтобы Агата легла в могилу со своими украшениями. Тетю я не виню, ведь она ничего не знала о силе кольца, а меня вообще всегда считала полоумной, – заключила Селена и нервно хмыкнула.

– И как же тебе теперь быть? – спросил бастард, переваривая услышанное.

– Хороший вопрос. Только правильнее спросить, как «нам» теперь быть? – поправила его девушка. – Как-то раз Агата, вернувшись с одного из ваших свиданий в эйфории, проболталась мне, как каждый вечер делится со своим возлюбленным силой кольца. Я хоть и плохо себя чувствовала, набросилась на нее с обвинениями и проклятиями, зная, к чему это приведет…

– И к чему же? – насторожился Вилберн, почуяв неладное.

– Дело в том, что всякий, в полной мере вкусивший его силу, всю оставшуюся жизнь будет в ней нуждаться. Проще говоря – станет рабом кольца. Это предупреждение бабушки Дженис сестра пропустила мимо ушей, ведь речь тогда шла о нашем с ней выживании. Когда же я с упреком напомнила Агате слова умирающей бабушки, то в ответ получила гневную отповедь, суть которой сводилась к тому, что ты Небесами поклялся любить ее вечно и никогда не бросать, а потому и силу кольца, которой по выражению сестры «с лихвой хватит всем», мы будем делить на троих. Она, похоже, и вправду потеряла из-за тебя голову – как же, настоящий потомок графа Реджинальда, пусть даже незаконнорожденный! Вот и натворила дел в безумной страсти – окольцевала молодого господина из дома на холме!

Вспомнив данные в пылких объятиях взаимные обещания, бастард внутренне сжался и долго пребывал в молчании.

– Зачем ты пришла? – наконец спросил он, желая поскорее закончить неприятную беседу.

– Нам придется потревожить Агату, чтобы получить кольцо. Ей оно больше ни к чему, а мне необходимо, словно воздух. Как, впрочем, и тебе, скоро ты это поймешь. Сторожа на деревенском кладбище нет, само оно надежно скрыто деревьями, ну а лопаты и толстые свечи в охотничьем доме графа наверняка найдутся, – спокойно произнесла Селена, будто ее предложение было вполне заурядным. – Одна я никак не справлюсь, но зато помогу, чем смогу. Труднее всего будет потом, когда придется каким-то образом делить силу кольца…

– Ты хоть слышишь себя! – прервал ее юноша своим нервным криком. – Гробокопателя из меня хочешь сделать! Теперь понимаю, почему тетка держит тебя за полоумную!

Он демонстративно сплюнул себе под ноги накопившуюся во рту горькую слюну и, преодолевая непонятную слабость во всем теле и жуткое головокружение, зашагал прочь от убитого молнией дуба по направлению к своему дому.

– Поверь, Вилберн, я желаю тебе только добра и когда ты созреешь, дам еще один шанс, если буду жива к тому времени, – бросила в спину уходящему бастарду Селена. – А пока советую запастись лауданумом у аптекаря соседнего городка.

В последующие несколько недель юноша совсем расклеился. Его бросало то в жар, то в холод, пропал аппетит, внезапные приступы слабости, сопровождающиеся учащенным сердцебиением, проливной потливостью и головокружением сделались регулярными. В конце концов он совсем перестал выходить из своего возвышающегося над деревней убежища, боясь упасть в обморок на глазах местных жителей. Но более всего остального его мучили кошмары в те редкие ночные часы, когда измотанный организм проваливался в тяжелый сон. Все сновидения так или иначе были связаны с усопшей Агатой. В одном из них она звала его к себе жестом руки, причем он понимал, что девушка мертва и приближаться к ней не стоит, но блеск серебра на ее безымянном пальце магнитом тянул его в объятия покойницы. В другом бастард самозабвенно целовал Агату, пока случайно не обнаруживал, что они с Селеной намертво сросшиеся спинами сиамские близнецы. В третьем Агата судорожно и безуспешно пыталась снять со своей вздувшейся руки застрявшее на ней кольцо, чтобы отдать задыхающейся Селене, и в итоге вырывала его вместе с безымянным пальцем.

Приносившие продукты крестьяне, видя ужасное состояние молодого господина, сами попросили деревенского лекаря навестить Вилберна, но тот после длительного осмотра больного только развел руками, констатируя истощение организма и полный упадок сил вследствие неясного недуга, после чего рекомендовал бастарду обратиться к именитым медикам при замке отца. Однако лекарь все же оказался юноше полезен, так как в ответ на его просьбу снабдил Вилберна двумя склянками лауданума из своих запасов. Спиртовая опиумная настойка заметно притупила остроту мучений юноши и ему временами даже стало казаться, что болезнь понемногу отступает. Однако по прошествии месяца, когда бастард в качестве эксперимента прекратил прием снадобья, недуг вернулся во всей своей зловещей силе и надежды на выздоровление рухнули. Выклянчив у периодически захаживающего лекаря остающуюся в его личных запасах настойку, юноша решил вверить свою судьбу Богу и сутками лежал на кровати, изредка забываясь тревожным сном, а вставал только для того, чтобы выпить немного молока с медом, впихнуть в себя кусок засохшего сыра и сходить по нужде. Он уже понимал, какой смысл вкладывала Селена в брошенное ему выражения «когда созреешь», так как теперь был готов на многое, если не на все, только бы избавиться от непрекращающихся мучений.

Второй шанс постучался в дверь его дома поздним вечером предпоследнего дня ноября, ровно по прошествии двух месяцев со смерти Агаты. Вставая с кровати, он уже точно знал, кто пожаловал, невзирая на тьму и сырость.

У порога, опершись на клюку, стояла Селена, укутанная в теплую коричневую ткань.

– Готов? – произнесла она одно единственное слово.

– Готов, – столь же лаконично отозвался хозяин жилища.

Вилберн впустил ее на порог и пока спешно одевался, случайно бросил взгляд на свое отражение в зеркале. Высохший силуэт человека с туго обтянутым серой кожей черепом показался ему совершенно незнакомым, тяжело больным мужчиной преклонных лет. Отгоняя неприятные мысли, бастард тряхнул головой, взял со стола склянку, щедро глотнул опиумной настойки и положил сосуд с лауданумом в перекинутую через плечо дорожную сумку.

Несмотря на конец ноября, было достаточно тепло. Сотканный из миллиардов микроскопических капель влажный туман в недвижимом воздухе напоминал о вечном покое, к которому поспешает суетливая жизнь всякого живого существа. Короткий путь от дома на холме до деревенского кладбища юноша смог преодолеть только с двумя остановками для отдыха, используя при этом лопату в качестве дополнительной точки опоры.

Могила Агаты представляла собой небольшой земляной холм с деревянным крестом, на котором красивым старинным шрифтом были выведены ее полное имя, год рождения и дата смерти. Поставленные Вилберном по краям захоронения две большие свечи прекрасно освещали место последнего приюта девушки, однако ее сестра воспламенила еще одну, третью, и встала в двух шагах от вонзившего в земляной холм лопату юноши.

– Да помилует Господь наши черные души! – сквозь зубы процедил бастард, плюнул на ладони, обхватил ими деревянный черенок и принялся копать.

Уже через минуту после начала жуткой работы, юноша ощутил неизъяснимый прилив сил, словно находящееся на дне могилы кольцо открыло в нем второе дыхание, каковое открывается у заблудившегося, отчаявшегося выбраться из непролазных дебрей при обнаружении слабого мерцания огня, пробивающегося сквозь деревья. Вилберн предполагал, что в его состоянии копать придется до утра, часто перерываясь на отдых и припадая губами к горлышку склянки с лауданумом. Однако задолго до того, как забрезживший рассвет начал разгонять глухую тьму ноябрьской ночи, полотно лопаты глухо ударилось о крышку гроба. Очистив ее от остававшейся сверху земли, юноша чуть расширил могилу и попросил Селену подать ему топорик, который он предусмотрительно положил в дорожную сумку вместе со свечами и склянкой при уходе из дома. Несмотря на то, что бастард сам одной ногой находился на гробе, ему удалось втиснуть лезвие топора в щель, расширить ее и напряжением всех сил, со скрипом и треском вылезающих гвоздей приподнять один край крышки. Перед тем, как полностью сорвать ее, Вилберн отдышался, достал свой шелковый платок, прикрыл им нос, а потом мощными рывками правой руки окончательно отделил крышку от гроба и прислонил к стене могильной ямы. В мерцании поднесенной Селеной свечи открылась картина причудливо играющего тенями белого савана. Казалось, фигура человека, покрытая испачканной землей при вскрытии гроба светлой материей, слегка подрагивает от могильного холода. Понимая, что действовать следует быстро, бастард набрался духу, резко сорвал саван и обомлел. Агата лежала в таком же как у сестры черном платье со скрещенными чуть ниже высокой груди руками. Ее вьющиеся темные волосы были перехвачены золотистым обручем и аккуратно спадали на плечи. Бледная кожа лица оставалась свежа, как утренние лепестки молодой белой розы, а сочные алые губы по-прежнему притягивали взор и, казалось, вот-вот растянутся в нежной улыбке. Пораженный юноша, забыв на секунду о том, где находится, почувствовал зарождающееся желание, убрал с лица платок и вдохнул аромат ландыша с нотками весенних полевых цветов. Лежащая в гробу покойница, умершая два месяца назад, выглядела живее и много прекраснее своей стоящей у края могилы сестры. Ничего не понимающий Вилберн поднял глаза на Селену.

– Это кольцо, – сказала она со знанием дела, видя ступор бастарда. – Снимай его, прикрывай гроб крышкой и как можно скорее выбирайся!

Повинуясь ее властному тону, юноша приподнял кисть левой руки Агаты и принялся судорожно стягивать с ледяного безымянного пальца серебряное колечко. Как назло оно застряло на костяшке, что заставило спешащего и нервничающего Вилберна дергать его с удвоенной силой, при этом голова покойницы еле заметно покачивалась из стороны в сторону в такт прикладываемым усилиям. Бастард реально боялся, что она вот-вот разомкнет уста и строго воскликнет: «Пошел прочь!». В конце концов ему все-таки удалось справиться с возникшим затруднением и крепко зажать украшение в своей ладони. Облегченно вздохнув, Вилберн вытер взмокший лоб шелковым платком, аккуратно завернул в него колечко и протянул склонившейся над могилой со свечей в руке Селене. Собираясь вновь укрыть тело саваном, он вдруг почуял сладковатый запах разложения и с ужасом увидел, как свежая чистая кожа Агаты на глазах пошла зеленоватыми пятнами, стала сморщиваться и сползать со щек вниз. Из носа побежали мутные отвратительные струйки, нижняя челюсть медленно отвисла, обнажая хищный оскал, а из-под слегка разомкнувшихся век показалась голубоватая пелена усохших глазных яблок. Шокированный бастард инстинктивно отпрянул, встал в полный рост, но, оступившись, потерял равновесие и рухнул всем телом на покойницу. Шибанувшая по ноздрям вонь мертвечины заставила Вилберна тут же вскочить, зажать нос рукой и, сдерживая рвотные позывы, торопливо прикрыть гроб крышкой. При помощи Селены он быстро выбрался из адского смрада могильной ямы и, схватив лопату, сразу же принялся забрасывать ее землей.

По прошествии двух часов, когда с разных концов деревни доносилось петушиное кукареканье, они сидели друг напротив друга в бывшем охотничьем доме графа Реджинальд на холме. Его новый хозяин, который по настоянию девушки надел себе на мизинец ничем не примечательное серебряное колечко еще на кладбище, несмотря на все произошедшее ночью чувствовал себя прекрасно. Сейчас, когда на смену лихорадке, слабости и боли последних двух месяцев пришло радостное умиротворение быстро идущего на поправку организма, Вилберн как никогда ранее понимал мудрецов, утверждающих в своих трактатах, что первейшее благо человека, на котором только и возможно строить счастье – его физическое здоровье. Умом он понимал всю шаткость их с Селеной нынешнего положения, но переполняющая его душу и тело сладкая нега не оставляла место тревогам и опасениям.

– Когда вчера мне удалось улизнуть из тетушкиного дома, она укладывалась спать в абсолютной уверенности, что я вижу седьмой сон у себя в комнате, но скоро Камилла проснется и поднимет тревогу, – сказала Селена, осматривая царивший в жилище одинокого господина бардак. – А что начнется в деревне после того, как станет известно о разорении могилы Агаты даже представить страшно. Нам надо без промедления бежать на юг, пересечь пролив на первом же судне и осесть на материке. Но лучше всего перебраться в другую часть света на паровом океанском лайнере. Ты хотя бы бегло владеешь португальским либо испанским?

Вместо ответа Вилберн вскинул перед собой растопыренную ладонь, снял с мизинца кольцо и протянул его девушке.

– Держи! Мне уже много лучше, а тебе следует успокоиться и отдохнуть, – сказал Вилберн, внимательно посмотрев на девушку. – Знаешь, раз уж мы теперь вынуждены быть вместе, я хочу испытывать к тебе те же чувства, что и к твоей сестре. Тем более вы с ней внешне схожи, словно две капли воды. Может быть, со временем ты, как и она, тоже полюбишь меня.

– Трудно будет устоять перед таким юношей! – улыбнулась Селена, – Только, знаешь, Агата вряд ли любила тебя по-настоящему, потому что любящая девушка никогда бы не надела ради забавы это кольцо своему молодому человеку. Никогда, ни за что и ни при каких обстоятельствах, – уточнила сестра Агаты, любуясь серебряным украшением на своем безымянном пальце.