КулЛиб электронная библиотека 

Не всех ждет реквием в конце [Денис Горюнов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Денис Горюнов Не всех ждет реквием в конце


Часть 1


Глава 1


Полночь, аэропорт, за окнами бушует холодный ветер и льет дождь, время вылета уже перенесли три раза и это начинало навевать мысли о том, что это знак свыше, что кто-то пытается предостеречь его от спонтанных и необдуманных решений.

«Наверное, зря ты поспешил, – мелькнуло в его голове, – надо было… Нет! Что сделано, то сделано, обратного пути нет! А может быть есть, ты ведь еще не сел в самолет… Ладно, успокойся, чего бояться? Ты ведь прекрасно знаешь, что каждый раз все лучшее с тобой происходит спонтанно, за тобой присматривают, всю жизнь тебя кто-то ведет как будто бы за руку… Да, нужно было раньше это сделать, выйти из зоны комфорта, чтобы снова почувствовать вкус жизни, не зря ведь говорят, что все что ни делается, все к лучшему», – настраивал он себя, пытаясь избавиться от страха перед неизвестным.

Он был очень суеверным человеком, верил в карму и в то, что все в мире закономерно, носил крест, подаренный ему отцом, но не относился ни к одной из конфессий, и лишь с недавних пор уверовал в существование Всевышнего и благодарил его за отведенную ему долю. Вся его жизнь, как ему казалось, состояла из знаков и случайностей, которые со временем приобретали судьбоносный характер, поэтому он зачастую «рубил с плеча» и относился к своим резким решениям как к очередным сюрпризам, уготованным ему судьбой, снимая с себя тем самым всякую ответственность.

Сидя на скамье спиной к окну, он разглядывал залитый холодным, ярким, белым светом зал ожидания и заглядывал в лица и глаза людей, поражаясь тому, как все устроено, ведь несмотря на то, что у всех все было относительно одинаково, у каждого из них был свой индивидуальный внутренний мир, свой багаж знаний и опыта, свои убеждения, мысли, приоритеты и понятия о том, как нужно прожить эту жизнь… У каждого свои заботы, кто-то думает о семье, кто-то читает книгу, смотрит фильм, спит или же переживает от предстоящего перелета, а для кого-то перелет считается повседневным занятием.

«Ты лишь один из них… Ничем, по сути, не отличающееся существо, – подумал он, – вот же псих! Если бы кто-то знал, какие порой мысли лезут тебе в голову… Нет, мысли не бредовые, но нормальные люди о таком не задумываются», – продолжал он, но объявление о начале посадки на борт прервало его размышления.

Люди выстроились в очередь на контроль билетов еще за полчаса до этого объявления, им не терпелось уже поскорее сесть в самолет, но он к ним не относился. Он остался наблюдать за тем, как на его глазах уменьшается очередь. Ему не хотелось еще десять минут стоять на ногах и нервничать из-за того, что кто-то будет случайно дотрагиваться до него и дышать ему в затылок.

«Все это так устроено… Как будто какой-то квест, – думал он, смотря на то, как люди проходят в рукав, ведущий в самолет, – раньше люди носились с палками, охотясь на диких животных, чтобы утолить свою основную потребность, а что теперь? Теперь они облегчают себе жизнь от того, что сами себе ее перед этим усложнили… Изначально была только одна нужда: еда и вода, и до сих пор она так и осталась самой важной потребностью, но люди сами придумали себе новые, теперь есть города, страны, и чтобы попасть из одного города в другой, ради удовлетворения каких-либо потребностей, зачастую даже не своих, люди тратят заработанные, на придуманных ими же работах деньги и время, а время – это жизнь! То есть люди лишают себя жизни в какой-то степени ради того, чтобы делать то, что им зачастую даже не нравится… Как это все придумано… Эти огромные железные крылатые машины, предназначенные для того, чтобы перемещать жизни из одного места в другое – все это сложно, если заглянуть внутрь, и просто, если судить поверхностно, сложнее только человек – существо, кем бы то ни было придуманное и продуманное до каждой мелочи».

В зале ожидания было оживленно, тихий шум перешёптывающихся, громкие объявления, звуки кофемашины, сбрасывающей жмых, крики детей, гул от садящихся самолетов и яркий свет, – все это вызвало странное ощущение внутри него, похожее на панику, а следом появилось еще и чувство тоски.

Он встал в очередь, которая уже подходила к концу, и в этот момент из прохода в рукав хлынул, пробудивший его, холодный ветер. Теперь он думал только о том, как бы побыстрее зайти в теплый самолет.

Продвижение в салоне, как это часто бывает, шло очень медленно, к тому же, он зашел одним из последних.

Он заранее купил себе место у окна. Это место было для него самым комфортным, так ему не приходилось делить с кем-то подлокотник, из-за чего бывало так, что случались ссоры, и весь полет приходилось то и дело думать об этом конфликте, ведь в драку в самолете не полезешь и ругаться друг с другом не станешь у всех на виду, вот и приходится весь полет аккуратно сдвигать чужой локоть и сверлить друг друга взглядом… После этого выходишь из самолета злым на весь мир… Такое случилось в его жизни всего один раз, но запомнилось надолго, встретился ему однажды такой же упрямый и наглый пассажир, но в другие разы все решалось полюбовно… Да и к тому же, у окна можно было опереться локтем на раму иллюминатора и спокойно спать, и вставать каждый раз, как кому-то приспичит, чтобы выпустить, не приходилось. Теперь с уверенностью в пятьдесят процентов, что самое неприятное позади, он думал лишь о том, чтобы его соседями оказались приятные, ненавязчивые люди, так как время полета составляло почти десять часов, и он очень не любил, когда ему докучают разговорами.

Стоя в трех рядах от своего, в ожидании, пока человек, стоящий перед ним, засунет ручную кладь на багажную полку, он посмотрел на своих соседей и понял, что полет будет легким. У прохода сидел старый иностранец в вельветовом пиджаке бежевого цвета и пытливо всматривался в иностранную газету, не задействовав свои, надвинутые на лоб, очки в золотой оправе, а посередине сидела кареглазая, с небольшим острым прямым носом и высоким лбом, загорелая и чем-то опечаленная девушка лет двадцати пяти.

Он не мог оторвать от нее глаз, она была очень красива. Он смог рассмотреть ее еще лучше, когда она перевела свой взор на приземляющийся самолет и повернула голову так, что пряди волос кофейного цвета опустились на хрупкие плечи.

Где-то с верхней полки на пол свалился багаж, и послышался детский плачь, все с любопытством начали вытягивать головы, чтобы разглядеть, что там произошло, и он не был исключением. Посмотрев на испуганного плачущего ребенка, в метре от которого валялся сломанный полуоткрытый чемоданчик, он повернулся обратно и встретился глазами с той самой девушкой.

Они смотрели друг другу в глаза, как ему показалось, неприлично долго, а затем одновременно с чувством неловкости разорвали зрительный контакт, сердце забилось быстрее, и его начали переполнять эмоции, похожие на те, что испытывают люди в тот момент, когда влюбляются.

Стоя над иностранцем и пытаясь впихнуть свой рюкзак на уже и без того забитую багажную полку, он чувствовал на себе ее взгляд. Закончив с багажом, он еще раз встретился с ней взглядом и, сев на свое место, начал раскладывать вещи по отделениям в кресле перед собой.

Он, как и все люди на борту, просидевшие шесть лишних часов в зале ожидания, очень хотел спать, но зная, что сейчас начнется инструктаж по безопасности, который он ни разу не прослушал за всю свою жизнь, хотя и прекрасно понимал, что это может однажды спасти его при падении, он с тревогой на душе засунул в уши бируши и начал читать книгу. Ему оставалось всего лишь сорок страниц, и он как раз должен был уложиться до того времени, когда самолет выйдет на нужную высоту.

Загорелся сигнал «Пристегнуть ремни», стюардессы провели инструктаж, закрыли все багажные полки, удостоверились, что все пассажиры пристегнуты, и через пару мгновений самолет вышел на взлетную полосу. Выждав минуту, пилоты выставили мощность двигателей на максимум, и самолет сорвался с места так, что спины пассажиров врезались в спинки сидений.

Самолёт уже давно вышел на нужную высоту, но он этого не заметил, так как был сильно увлечен поворотом событий в своей книге. В этот момент девушка с соседнего кресла аккуратно до него дотронулась и, смотря ему в глаза, что-то с улыбкой произнесла.

– Что? – тихо спросил он, взглянув на нее с удивлением.

Она снова что-то сказала, затем посмотрела на его уши и жестом дала понять, чтобы он их освободил.

– Извините, совсем забыл про них, – с улыбкой произнес он, осознав, что поставил девушку в неловкое положение, заставив говорить ее одно и то же несколько раз.

– Ты пить что-нибудь будешь? – спросила она с улыбкой и кивнула головой в сторону стюардессы, стоящей сбоку от них.

– В следующий раз напитки пойдут разносить только через два часа! – произнесла стюардесса.

– А, – протянул он, – нет, спасибо.

– Отлично, – отрезала девушка и, подняв брови, помотала головой, – мне томатный сок, пожалуйста, – обратилась она к стюардессе.

– Что отлично? – понимая, почему она так отреагировала, но, решив прикинуться недалеким, с удивлением спросил он.

– Мне пришлось повторить один и тот же вопрос три раза, хотя меня никто об этом не просил, а ты, оказывается, даже не слышал… Я пыталась сделать что-то полезное, например, чтобы ты не умер от жажды, а ты и вовсе ничего не хотел… Чувствую себя полной дурой… –девушка тяжело вздохнула.

– Пожалуйста, ваш томатный сок.

– Спасибо.

– Извините, можно мне тоже.

– Томатный?

– Да, и еще стакан воды.

– Пожалуйста, – стюардесса протянула подставку с напитками.

– Спасибо.

Девушка посмотрела на него, подняв брови.

– Вот видишь, теперь точно от жажды не умру, и все благодаря тебе, – с улыбкой произнес он, пытаясь смягчить напряженную обстановку.

Девушка искренне улыбнулась.

– Совсем забыл про них, шум двигателей они все равно заглушить не могут, поэтому кажется, что и не одевал их вовсе, еще и уши так же, как и без них закладывает, а вот голосов не слышно.

– Да ладно, все нормально, немного неловко только, но ничего…

– Брось, перед кем неловко, перед ним? – он кивнул головой на храпящего иностранца, закрывшего лицо газетой.

Она посмотрела на иностранца и улыбнулась.

– Ты же не хотел… – сказала она, после того, как он выпил всю воду.

– Поверь, я себя знаю, этот стакан обязательно должен был упасть и залить тут все или что-то в этом роде, поэтому избавиться от него как можно раньше было разумным решением.

– Ну тогда было бы логичнее сначала избавиться от сока, томаты плохо отстирываются, да и на одежде смотрятся не очень эстетично.

– Это точно, но я взял его для тебя, – он переставил свой стакан на ее столик.

– Ого, спасибо, очень благородно с твоей стороны, сама-то я не могла попросить два стакана, – ответила она с сарказмом.

– Я тоже так подумал, – произнес он с иронией и, чтобы не улыбнуться, перевел взгляд на закрытую книгу, а она смотрела на два стакана перед собой и еле сдерживалась от смеха.

Просидев какое-то время в полной тишине, он открыл книгу и начал искать момент, на котором остановился, думая в это время о том, как бы продолжить с ней разговор.

Девушка по-прежнему сидела с улыбкой на лице и пыталась совладать с собой, чтобы не рассмеяться, но он нарушил молчание.

– Так значит ты любишь томатный сок? – заранее зная о глупости вопроса, спросил он ее с серьезным лицом.

Девушка залилась смехом, покраснела и закрыла лицо руками в надежде успокоиться, но получилось лишь немного приглушить смех.

Он никак не ожидал такой реакции и смотрел на нее с изумлением, а она все никак не могла остановиться.

С ним тоже такое случалось, зачастую это происходило под вечер или в какой-нибудь серьезный момент, особенно часто это наступало в момент карточной игры, порой достаточно было лишь какого-нибудь звука или взгляда, а иногда и вовсе причина была не нужна. Однажды он рассмеялся на тренинге по повышению квалификации, но косо смотреть на него не стали, человек проводивший это мероприятие оказался развитым в психологии и сказал, что это его защитная реакция, но только от чего он защищался, было непонятно.

Спустя пару минут девушка успокоилась, отерла глаза от слез, расстегнула ремень безопасности и начала вставать, но чтобы не будить съехавшего в кресле, храпящего иностранца, осталась.

– Извини, не знаю, что это на меня нашло.

– Да ничего, со мной такое тоже иногда случается.

– Правда?

– Да, говорят это защитная реакция, и что лишь у немногих такое бывает.

– Приятно быть в числе немногих, ведь есть возможность смеяться в самый неподходящий момент и иметь оправдание своим действиям… Да и на самом деле мне нравится, когда это происходит, а вот сок этот мне не нравится, не то чтобы он мне противен, просто я его не люблю, – девушка допила сок и переставила второй стакан обратно.

– Дай угадаю, ты прочитала про то, что в полете обостряются вкусовые рецепторы, и людям хочется того, что до этого они ни за что не стали бы пробовать, а томатный сок в особенности?

– Да! Как ты узнал?

– Сам читал эту статью перед первым полетом, правда, с тех пор лет десять прошло, мне кажется, что только из-за этой статьи томатный сок присутствует на бортах самолетов. Ты в первый раз летишь?

– Нет, я часто летаю, просто скучно было в аэропорту, вот и наткнулась на эту статью.

– Ну и как тебе?

– Похоже на правду, но скорее всего сработал эффект плацебо.

– Как тебя зовут?

– Эми, а тебя?

– Дэн, очень приятно.

– Взаимно.

Она собиралась что-то спросить, но тут самолет начало трясти, в салоне что-то жутко заскрежетало, свет заморгал, а затем и вовсе погас, загорелся значок «пристегнуть ремни», пассажиры оживленно начали переглядываться, на борту начиналась паника.

Эми прижалась плечом к Дэну и вцепилась ему в руку мертвой хваткой, в глазах ее застыл ужас, брови поднялись, а волосы на руках встали дыбом, она задержала дыхание.

Свет снова включился.

Дэн повернул голову и начал ее разглядывать, восхищаясь ее красотой и ухоженностью. Тонкие запястья, худощавые руки с аккуратным маникюром нежно-розового цвета, блеск на губах и тушь на ресницах подчеркивали ее естественную красоту. Вся эта сдержанность дополнялась элегантностью и сексуальностью, которая выражалась в стиле ее одежды.

– Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, все в порядке, мы сейчас находимся в зоне турбулентности, оставайтесь на своих местах и пристегните ремни, – послышалось из динамиков, но Эми по-прежнему держала Дэна за руку и, при каждом толчке, еще сильнее сжимала его руку, делая при этом короткий резкий вдох.

– Не беспокойся, такое часто бывает, ничего страшного в этом нет, – прошептал Дэн.

Первый раз в жизни он попал в такую трясучку и сам был напуган, но Эми будто бы не слышала его, она лишь молча смотрела в одну точку широко открытыми от испуга глазами.

После того, как самолет вышел из зоны турбулентности, Эми, выдохнув с облегчением, повернулась к Дэну и посмотрела ему в глаза. Заметив, как он на нее смотрит, она поняла, что все это время держала его за руку и, покраснев, убрала руку и отвела взгляд в сторону.

– Все в порядке?

– Да… Да, – ответила она, потерявшись в мыслях.

– Уверена? Мне показалось, что ты испугалась.

– На самом деле я не боюсь летать, просто эти звуки и темнота… Жуть… Как в комнате страха, вот я и испугалась, – Эми повернулась и снова взглянула на него.

– Я и сам немного испугался, если честно, но есть и плюсы.

– Какие?

– Мы выпили весь сок, неизвестно куда бы прилетел этот стакан.

– Это точно, – ответила Эми, вспоминая, как держала его за руку после того, как пришла в себя, и специально не хотела отпускать, ссылаясь на испуг.

«Кажется, кто-то влюбился? Красивый, высокий, с приятным голосом, нужно узнать куда он летит… А если он только на первый взгляд такой милый… Так хочется чего-то настоящего… Я ему точно понравилась… Он так смотрит… Слишком открыто заявляет о себе, но и ты не лучше, надо же было такое учудить… Отстранись, ты уделяешь ему слишком много внимания, пусть сам проявляет инициативу, а то еще подумает, что ты пытаешься ему понравиться», – подумала Эми и, отвернувшись от Дэна, уставилась на спинку кресла.

Дэн очень хотел продолжить разговор, но желание спать сбивало его с толку, в голову не лезло ни одной мысли. Он наблюдал боковым зрением за тем, как она сидит и уже несколько минут смотрит на что-то перед собой с таким видом, будто у нее случилось что-то серьезное.

«Может задумалась о чем-то своем?» – подумал он и, не осмелившись прерывать ее раздумья, начал искать место в книге, на котором остановился.

«Замолчал… Придется идти навстречу, а то так все и закончится», – подумала Эми, заметив, как он снова достал свою книгу.

– Что читаешь? – она повернула голову, чтобы прочитать название, но оно было прикрыто пальцами.

Дэн убрал руку и повернул книгу.

– А, – протянула Эми, – где-то слышала про нее, про что она?

– Люди автоматизировали все производства, лишив себя работы, а теперь страдают от чувства ненужности… Антиутопия.

– Не люблю антиутопии.

– Почему?

– Не знаю, просто не люблю.

– Они носят предупредительный характер, чтобы люди не допускали ошибок, описанных в таких книгах, поэтому читать их полезно, а любить не обязательно.

Свет в салоне погас, Дэн включил светильник.

– А ты знаток антиутопий? – с интересом спросила Эми.

– Смотря, что под этим понимать.

– Если сравнивать по десятибалльной шкале эту книгу с другими прочитанными тобой, то сколько бы ты ей дал?

– Нисколько.

– Почему? Она настолько неинтересна?

– Многие люди любят осуждать, оценивать, давать рекомендации и говорить о том, как сделали бы они, но…

– Но?

– Но дело как раз в том, что они ничего не сделали и их пустой треп никому не интересен, либо интересен таким же, как и они сами.

Эми нахмурила брови.

– Не люблю осуждать и оценивать, тем более уже оцененные и признанные вещи, у меня нет на это права.

– А если мне нужна будет твоя рекомендация?

– Лучше не просить рекомендаций, касательно таких вещей.

– Почему это?

– Потому что у каждого свой взгляд и свое мнение. Мне может не понравиться то, что может быть тебя восхитит, а если ты заранее спросишь мое мнение и, оттолкнувшись от него, сделаешь поспешные выводы, то возможно лишишь себя чего-то хорошего, все нужно всегда проверять самому! А насчет оценки… Человек старался, потратил уйму времени, возможно, он сделал это для души или из-за денег, может быть, из-за славы, а, возможно, это был крик души… Есть еще множество других причин, но как итог, его книга продается в магазинах, пользуется спросом в библиотеках, она была оценена критиками, на нее было написано множество рецензий и теперь она точно не нуждается в моей оценке, и уж тем более в сравнении.

Эми смотрела на Дэна в замешательстве и не знала, что сказать.

– Да ладно, не принимай мои слова с той же серьезностью, с какой я их говорил, мне нравится, но оценивать я не могу, – произнес он, осознав, что выглядит со стороны как параноик.

– Даже не знаю, что сказать, с одной стороны ты прав, но с другой…

– Наверное, теперь ты думаешь, что я псих и любитель раздуть из мухи слона.

– Да, – ответила Эми, усмехнувшись, – но раз уж ты и сам это понимаешь, то я не буду сильно волноваться.

– Волноваться? О чем?

– О том, что ты можешь втянуть меня в какую-нибудь нелепую секту, пропагандирующую запрет на обсуждения.

– Ну и славно, – усмехнулся Дэн и, повернув голову к иллюминатору, прошептал, – тем более, что я давно с этим завязал.

– С чем?

– С сектантством.

– Что?

– Что? – спросил Дэн, сделав вид, будто бы потерял нить разговора.

– Понятно, – рассмеялась Эми и снова замолчала.

– Нужно успеть дочитать ее, пока я не уснул, – произнес Дэн в оправдание прерванному разговору и открыл книгу.

Строчки терялись, мысли находили дела поважнее вникания в суть книги, абзацы то и дело приходилось перечитывать по три раза, а зрачки часто отрывались от книги и с интересом поглядывали на Эми. Оставалось несколько жалких страниц, но даже на них не находилось ни капли концентрации, то впереди стоящее кресло слишком сильно наклонилось к нему, то кто-то громко начал разговаривать, то где-то из наушников начали доноситься звуки музыки, люди шныряли по коридору с детьми на руках и, помимо всего этого, очень хотелось спать.

Эми все это время спокойно сидела в кресле и, наблюдая за перемещающимися по салону стюардессами, думала о своем.

«Каждый раз одно и то же… Почему так сложно приготовиться к полету, взять с собой что-нибудь интересное? Теперь из-за своей лени снова будешь считать минуты, но в этот раз хоть полегче, есть с кем поговорить, – Эми мельком взглянула на Дэна, – мог бы и оторваться от своей книги, все равно не может сосредоточиться, думает я не замечаю, как он уже десять минут одну страницу дочитывает, – подумала Эми, а затем снова перевела взгляд на проходящую мимо стюардессу, – какие они все красивые, это ведь такая тяжелая работа, а они все равно не подают вида, всегда идеально выглядят, несмотря на все нагрузки, сбитый режим и осознание, что каждый рейс может стать последним. Если произойдет что-то нехорошее, они в первую очередь помогут другим, даже если эти другие успели нахамить им или сделать что похуже, и только потом подумают о собственной безопасности, а ведь у них дома тоже есть те, кто их ждет. Я бы, наверное, стала помогать другим, только заведомо зная, что сама останусь цела и невредима… В таких ситуациях каждый должен быть сам за себя и за своих близких. Если ко мне однажды придут и скажут, что мой близкий человек пожертвовал собой ради других, легче мне не станет, ведь мне нужен этот человек, а не те, кого он спас… Тут, мне кажется, нужно полагаться на естественный отбор или судьбу. В любом случае, чему быть, того не миновать».

Дэн захлопнул книгу и глубоко вздохнул.

– Ну что, люди добились того, чего хотели? – оживленно спросила Эми.

– Не буду тебе рассказывать, а то вдруг ты однажды решишь ее прочитать.

– Очень благородно с твоей стороны! Что теперь, начнешь читать вторую?

– Нет, очень хотелось бы пообщаться с тобой подольше, но больше суток не спал и очень устал… Немного посплю.

– Хорошо, ты не возражаешь, если я возьму твою книгу?

– Конечно, держи, – Дэн протянул книгу Эми.

– Спасибо, а то я как всегда решила, что подготовка к полету – это лишняя трата времени, и ничего с собой не взяла.

– В кресле есть еще одна книга, если хочешь, возьми ее, – сказал Дэн и откинул кресло назад.

– Приятных снов, – прошептала Эми.

– И тебе, – произнес Дэн и, попытавшись составить стратегический план завоевания ее сердца, уснул.


Глава 2


Прочитав двадцать страниц и еще раз убедившись, что данный жанр не для нее, Эми отложила книгу и попыталась уснуть, но как она ни старалась, ничего не выходило. Ее терзали мысли и воспоминания, появлению которых поспособствовал ее новый знакомый.

Будучи ребенком, она росла в обычной семье и ничем не отличалась от детей ее возраста, мать ее работала кладовщиком в продовольственном магазине, а отец на деревообрабатывающем предприятии. Семья жила в любви, мире и согласии, где Эми была единственным ребенком, а родители уделяли ей как можно больше внимания.

Все люди в то время мирно сосуществовали, не прыгали выше головы и довольствовались тем, что имели. У всех была работа, стабильный достаток, развлечения и все, что нужно человеку для счастливой жизни без излишеств.

Все рухнуло в один момент, когда в стране произошел государственный переворот. Власти и люди оказались не подготовленными к такому повороту событий, вдобавок начались сопутствующие военные конфликты, дефицит продовольствия, экономический кризис, кругом рушились предприятия, а люди, работавшие на них, оставались без работы, начал процветать бандитизм.

Людям приходилось идти на крайние меры, чтобы прокормить свои семьи, тоже сделал и отец Эми.

Благодаря своему ораторскому таланту и умению доносить до людей свои мысли так, чтобы они ставили их в приоритет своим, он возглавил преступную организацию, состоящую из работников того самого деревообрабатывающего предприятия, которое так же, как и многие другие, незадолго до этого прекратило свое существование.

Он и представить себе не мог, что когда-то станет заниматься подобными вещами. Будучи добропорядочным гражданином, никогда не связывавшимся с какими-нибудь преступными действиями, он ни за что не встал бы на этот путь, не случись такого в стране, но время диктовало свои правила.

В течение нескольких лет, власти массово пополняли свои ряды людьми, желающими как можно быстрее навести порядок в стране, и вскоре ситуация в стране стабилизировалась.

К тому времени отец Эми успел добиться большого успеха, выбил себе несколько заводов и предприятий, узаконил свою деятельность при помощи подкупа коррумпированных чиновников и, в целях собственной безопасности, отошел от дел.

Когда отец Эми еще только начинал поднимать собственный статус, Эми жила в том же доме, где и раньше, ходила в ту же школу, общалась с теми же детьми, и с каждым днем все больше и больше ощущала на себе пагубное влияние от репутации своего отца.

Ее родителям не приходилось искать подработок на стороне, чтобы на столе была еда, ее семье не приходилось ходить в рваных и грязных вещах.

Она не наблюдала уныние на лицах своих близких, какое зачастую можно было видеть на лицах прохожих от осознания, что они не в силах что-либо сделать или изменить. Ее мать не приходила домой, валясь с ног от усталости, забывая уделить ей время, а отец не заливал горе паленым алкоголем, сидя с друзьями в гараже. Все это было у других детей, но не у нее, этим она и отличалась от остальных.

Ее перестало принимать общество, в котором она недавно состояла, ей было так больно и обидно до слез, когда она выходила во двор с детской радостью и чистой улыбкой на лице, идя к своим подругам, а те, глядя на нее с завистью и злобой, не скрывая своего презрения, уходили от нее подальше в другое место.

Тогда она еще не понимала, почему учителя в школе уделяют ей больше внимания, жильцы дома стараются проходить мимо, будто бы не замечая ее, а дети сторонятся, стоит ей лишь приблизиться к ним, выйдя во двор.

Дела в ее доме обстояли по-другому, куча ярких и красивых игрушек, кассеты с мультфильмами, фрукты на столе… У нее было все, в то время, как у других не было ничего, но на тот момент ей все казалось наоборот.

Нередко Эми возвращалась из школы со слезами на глазах. Мать все это замечала и обещала ей, что что-нибудь придумает, что скоро все это закончится. Она прекрасно понимала из-за чего все это и сама, будучи на месте других родителей, попыталась бы оградить своих детей от связи с такой семьей.

Выслушав, с какими трудностями приходится сталкиваться его ребенку ежедневно и, осознав, что виновником всего этого является он, отец решил проблему.

Семья переехала на другой конец города в дорогой район в надежде на то, что там все будет по-другому.

Эми перешла в новую школу под другой фамилией, и на некоторое время все наладилось. После продолжительного периода пребывания в одиночестве и непонимания, в чем причина такого к ней отношения со стороны окружающих, она наконец-то смогла снова вернуться к своим детским заботам, обзавелась новыми друзьями, ходила к ним в гости, носилась по двору с рассвета до заката, а вечером, вся измотанная, рассказывала матери в самых ярких красках о том, как прошел и чем запомнился ей прошедший день.

Мать со слезами счастья на глазах наблюдала за тем, как радуется жизни ее девочка, но спустя полгода случилось происшествие, никак не относящееся к их семье, но перевернувшее с ног на голову их не так давно наладившуюся жизнь.

В одном из выпусков новостей, при съемке прямого репортажа с места происшествия, где столкнулись два автомобиля, в камеру попала Эми со своими родителями, они сидели за столом на веранде ресторана, находящегося неподалеку от аварии.

Некоторые родители, посмотрев выпуск, узнали человека из криминальных сводок и попросили своих детей, как можно меньше контактировать с Эми. Дети, в свою очередь, разнесли и приукрасили слухи так, что вскоре об этом узнала вся школа.

Уже через неделю Эми снова чувствовала себя белой вороной, но на этот раз все было немного по-другому, теперь не было презренных взглядов в ее сторону, и дети не убегали от нее, но она понимала, что что-то произошло, и что навряд ли все снова вернется на круги своя.

В школе было проведено тайное родительское собрание, темой которого было небезопасное пребывание дочери криминального авторитета под вымышленной фамилией.

На собрании было выслушано множество умозаключений и перебрано множество возможных проблем, с которыми придется столкнуться ученикам и их родителям.

Высказались все, никто не остался в стороне, были в основном агрессивно настроенные родители, но были и те, кто настойчиво держал нейтралитет и не понимал, чем ребенок провинился перед обществом и какую опасность он несет, были даже те, кто приветствовал присутствие таких субъектов, объясняя это дополнительной безопасностью, поддержкой и связями для школы.

Большинство родителей в этой дорогой школе страдали от таких людей, как отец Эми. Они, прежде всего, боялись не за детей, а за свое положение, к тому же присутствовал страх, что и другие люди из его окружения, последовав его рекомендациям, отправят своих детей в эту школу, и тогда уже ничего нельзя будет спасти.

После ярых споров родители поделились на два лагеря: одни настояли на том, что не будут ограничивать своих детей в общении с этим ребенком, а другие строго наказали своим детям избегать Эми.

Придя на следующий день в школу, Эми столкнулась с тем, что половина детей, с которыми она раньше хорошо общалась, стали замкнутыми по отношению к ней, а некоторые из них даже начали ее побаиваться.

Через несколько дней мать Эми выглянула в окно и, увидев, что ее ребенок сидит на лавочке возле подъезда весь в слезах, мигом набросила на себя жилетку и выбежала из квартиры.

За несколько минут до этого, во время игры в песочнице, одна из подруг решила рассказать Эми про тайное собрание, которое было посвящено ее семье. Эми не сразу поняла, о чем идет речь, но подруга продолжила и дальше описывать события, происходившие в том кабинете, подробности которых подслушала из разговора родителей.

Со слов девочки отца Эми называли бандитом, и это не укладывалось в ее голове, она отказывалась в это верить, ведь не так давно она была у отца на работе и видела своими глазами весь рабочий процесс без единого намека на бандитизм.

После услышанного, расстроенная тем, что куча людей собралась для того, чтобы облить грязью ее семью и опорочить имя ее отца, она в слезах бросилась домой.

Услышав эту историю, мать Эми успокоила дочь и уверила ее в том, что все это ужасные сплетни, о которых она впервые слышит, и тоже залилась слезами.

Семья снова была вынуждена переехать, Эми сменила школу, но спустя некоторое время снова столкнулась с той же проблемой, после чего сделала вывод, что все, что она слышала о своем отце, было правдой.

С тех пор, примерно раз в полгода, одна школа сменялась другой, дом, в котором только-только появлялся семейный уют, вскоре тоже приходилось менять, а старые знакомства заменялись новыми.

Мало кому такой образ жизни мог бы прийтись по вкусу. Больше всего Эми не любила рассказывать учителям и одноклассникам в очередной школе свою придуманную историю.

Прошло еще несколько лет, и такой скитальческий образ жизни принес немало вреда и тревог, которые, конечно же, навсегда оставили глубокий след в жизни Эми, но были и огромные плюсы. Благодаря всем невзгодам, несмотря на расшатанную детскую психику, душевную боль, страдания, пройдя множество испытаний, уготованных ей жестокими играми жизни и, с трудом оставаясь на ногах после увесистых ударов судьбы, Эми приобрела бесценный жизненный опыт.

Конечно же, в самом начале Эми принимала все близко к сердцу, каждый раз все это сопровождалось слезами, апатическими мыслями и распростертыми руками к небу с вопросом: «за что мне все это?», но с каждым разом она все меньше удивлялась. Новость о том, что все узнали о ней правду, превращалась в очередное событие на повестке дня, а вскоре это и вовсе превратилось в игру с неизвестным, ставками в которой было время. Такой образ жизни вошел ей в привычку.

Очередной переезд уже абсолютно не волновал Эми, ей уже не нужно было объяснять, что можно, а что нет, и уж тем более, как вести себя с другими людьми. Дошло до того, что она начала устраивать аферы с подставными личностями. С каждым разом все лучше отрабатывая на людях свое театральное мастерство, она радовалась своему новому хобби и умению преподнести себя тому или иному человеку так, чтобы тот увидел в ней что-то особенное и заинтересовался ею.

Но от того, что она научилась извлекать больше пользы, чем вреда из проблем, вред все же никуда не пропадал бесследно, да и проблем со временем становилось все больше.

Отец стал реже появляться дома, семья распадалась. За мужчиной с деньгами и властью зачастую пытаются приударить красивые девушки, а мужчине очень сложно устоять перед их обаянием.

Мать, не желая мириться с этим, попросила его больше не появляться дома.

Зачастую она скучала и вспоминала те времена, когда у них не было столько денег, не было высокого положения в обществе, машин, квартир, домов, но зато были друзья, с которыми всегда можно было поговорить по душам, были родители, не осуждавшие ее мужа, к которым они наведывались по выходным, семейные вылазки на природу с песнями у костра под гитару и теплые вечерние прогулки по городу без цели куда-либо прийти.

Они радовались мелочам и жили дружной любящей семьей, у них было все, к чему стремиться любой человек. Эти деньги не нужны были тогда, и муж не был так испорчен. Тогда он не променял бы ее на какую-нибудь девицу в короткой юбке, но все это было в прошлом, теперь все по-другому, все познается в сравнении, теперь ей есть с чем сравнивать.

Тогда ей хотелось хоть немного пожить такой жизнью, теперь она еще больше понимала, что чувствовала Эми, когда от нее все отвернулись, ведь теперь и ее покинули почти все, кто был ей дорог, а деньги уже не приносили счастья.

Уже два года Эми не меняла школ, хотя уже больше года прошло с тех пор, как в ее школе узнали о том, чья она дочь. Ей уже было все равно, кто и что о ней думает, да и друзей, что она завела, не смущала эта информация, все они были уже достаточно взрослыми и не поддавались на провокации родительских нравоучений.

Отец к тому времени узаконил свой бизнес, перестал появляться в криминальных кругах и медленными шагами пытался вернуться в семью.

В то время, когда жизнь семьи вернула свое равновесие, многие преграды были пройдены, и ничто не могло предвещать беды, на мать Эми было совершено покушение.

Пока дождь бил по лобовому стеклу и менял картинку действительности на размытость, она сидела в машине возле дома и поправляла макияж. В это время из рядом стоящей машины выбежали двое и попытались открыть водительскую дверь, но у них ничего не вышло, дверь была закрыта на замок, тогда один из них встал у капота и выстрелил в лобовое стекло. Пуля срикошетила от бронированного стекла и попала в того, что продолжал дергать дверную ручку, забрызгав кровью боковое стекло. Напугавшись, мать Эми нажала на педаль газа и сбила стрелка.

Ужасная картина: посреди дороги стоит машина, сзади пытается ползти человек, а с боку, раскинув руки, лежит тело с пробитой головой.

После этого случая отец отправил жену и дочь в дальнее путешествие. Им нужно было уехать туда, где их никто не узнает, поэтому уже через два дня, чтобы никто не смог вычислить, на чем и куда они направляются, они ехали в старом, неприметном авто с одним из подручных отца, который вез Эми и ее мать прочь от дома за несколько тысяч километров.

Перед этим мать Эми, проигнорировав наставления и советы мужа о том, что все должно быть максимально засекречено, позвонила родителям и обо всем им рассказала.

В надежде на то, что все это скоро закончится, они оставили все свои вещи и взяли с собой лишь самое необходимое.

Давно они так не выходили из зоны комфорта, почти сутки прошли с тех пор, как они сели на неудобное заднее сиденье авто, пружины которого отчетливо ощущались, стоило лишь машине наехать на небольшую неровность.

Измученные жарой днем из-за сломанного кондиционера, и холодом ночью из-за широких щелей, не имея при себе никаких теплых вещей и, слушая, как уже в сотый раз играет одна и та же кассета с шансоном, от которого хотелось лезть на потолок, они молили Бога, чтобы эта поездка поскорее закончилась. Лишь изредка им удавалось заводить какой-нибудь посредственный разговор, но то ли от нежелания, то ли из-за неподходящей атмосферы, продолжать его никто не находил интересным.

Эми проснулась от солнечных лучей, падающих на нее из открытой форточки, которую водитель открывал каждый раз, как закуривал сигарету. Вся одежда и она сама были пропитаны этим запахом, от одной только мысли об этом, ей хотелось побыстрее зайти в душ и не выходить оттуда до тех пор, пока не получится смыть с себя, впитавшиеся в кожу, запахи дальней поездки, усталость и накопившуюся негативную энергетику, а затем сжечь все вещи, чтобы ничто ей больше не напоминало об этих мерзких днях.

Вторые сутки они ехали практически не выходя из автомобиля из соображений безопасности, лишь изредка выбегая на какой-нибудь безлюдной остановке, чтобы купить еды и ехать дальше, но вот прошло еще пару часов, и вдалеке начали виднеться пастбища, затем серые крыши домов и, наконец, появился дорожный указатель с названием города, в который они направлялись, сообщающий о том, что скоро этот ад закончится.

Эми с нетерпением вглядывалась сквозь тонированные окна в однотипные дома и лица людей, радуясь последнему этапу поездки.

Вскоре машина остановилась. Водитель объяснил дамам, что дальше им нужно пройти через соседний двор и, чтобы не привлекать внимания окружающих, сразу же зайти в подъезд.

Несмотря на разногласия в прошлом, родители были очень рады приезду дочери и внучки.

Обстановка в квартире была очень простая. Родители матери всегда отказывались от материальной помощи, обосновывая это тем, что не могут принять деньги, украденные или выбитые у простых людей, либо у таких же бандитов, как их зять, да и как им казалось, они в них не нуждались.

Эми была немного шокирована обстановкой, она привыкла к тому, что в их домах всегда все выглядело очень дорого, одни только статуэтки или картины, коих была целая куча, могли стоить в совокупности в несколько раз дороже, чем эта квартира.

Ей выделили комнату с балконом, в которой был раскладной диван, сервант, письменный деревянный стол, покрытый цветочной клеенкой, и скрипучий небольшой шкаф с большим зеркалом на внутренней стороне дверцы.

Несмотря на всю простоту, квартира выглядела достойно. Высокие ровные стены в постельных тонах, паркет с темным естественным рисунком, белоснежный потолок и большое количество свободного места в комнатах, – все это в совокупности напоминало палаты в дворянских имениях, которые Эми видела на картинах.

Лето подходило к концу, вот уже несколько недель они жили у родителей матери, стараясь соблюдать их порядки и обычаи, которые сильно отличались от тех, что когда-то были в их семье. Все эти правила были непривычны для Эми, и в дополнение к одиночеству, за неимением знакомых и невозможностью связи со своими друзьями, которых она оставила в неведении, прибавлялся страх, что она больше никогда не вернется домой.

Город протяженностью не больше десяти километров с небольшой центральной улицей, усеянной магазинами и лавками, окутанный горами и лесами со всех сторон, состоял из однотипных пятиэтажных домов, изредка сменявшихся девятиэтажными. За несколько месяцев он успел изрядно надоесть Эми. Тут редко проводились какие-либо увеселительные мероприятия, люди были предоставлены сами себе, а из развлечений был лишь огромный большой фонтан на центральной площади, где по ночам проводились однообразные дискотеки.

Отец не давал никакой конкретики, но из его разговоров было ясно, что всё-таки Эми придется переводиться в местную школу.

Привыкнув к дорогим лицеям, которые она раньше меняла как перчатки, для нее было необычно зайти в серое, ничем не примечательное здание. Она очень сильно отличалась от остальных учеников. Изящный костюм, который она надела в первый же день пришлось надолго убрать из своего гардероба, после неприятного ощущения на себе настойчивых взглядов со стороны мужского пола и завистливых со стороны женского.

Уже сталкиваясь в своей жизни с подобными ситуациями и, умея выходить из них непобежденной, Эми посмотрела на то, как одеваются ее сверстницы и в тот же день купила себе такую же одежду. В какой-то степени это помогло ей слиться с окружающими, но впечатление от ее первого появления крепко засело в подсознании тех, кто видел ее в тот день.

Стоя в своем новом наряде у доски, Эми внимательно осматривала своих новых одноклассников и выбирала того, к кому она подсядет, пока преподаватель знакомил ее с классом.

Увидев за предпоследней партой молодого человека, судя по всему яро обсуждавшего со своими товарищами ее внешность, она аккуратно подошла к нему, улыбнулась и села рядом.

Благодаря частой смене обстановки, Эми научилась разбираться в людях и видела их насквозь, так и сейчас, она знала к кому подсесть, чтобы вызвать как можно меньше вопросов.

Такие люди, как этот парень, любящие все обсуждать на публике, даже не зная достоверной информации, зачастую оказывались очень трусливы, и столбенели, стоило лишь объекту их внимания взглянуть им прямо в глаза. Но бывало и так, что этот же тип людей вел себя смелее и не прятал голову в песок при первом же контакте, а наоборот, напирал, а порой даже заходил за грань позволенного. Если такое происходило и человек не стеснялся говорить или делать какие-то нетактичности, Эми знала, что нужно лишь положительно отреагировать, а затем еще больше зайти за рамки позволенного, переплюнуть его самого, дать ему понять, что он менее сведущ и менее опытен в таких вещах.

После такого людям становится не по себе… Осознав, что вы куда более бесцеремонны чем они, их начинает окутывать страх, нерешимость, а в следствие и полная потеря контроля над ситуацией, в итоге из них получается огромный пластилин, слепить из которого можно что угодно, то же произошло и с этим парнем.

От осознания, что ему никогда не заполучить даже небольшую толику ее внимания, он решил взять над ней верх в своих фантазиях и обсудить их на публике, выставив Эми в не самом лучшем свете. Пытаясь воплотить свою фантазию в жизнь, он решил провозгласить себя человеком, который отныне решает за нее, кем она будет в глазах других, но вот она улыбается ему, выражая свою подстроенную симпатию, заранее зная, что за этим последует. Он в ошеломлении кивает ей головой, пытается натянуть на себя улыбку, но безуспешно, затем он краснеет и погружается с головой в мысли о том, как же так вышло, что она выбрала его, ведь зная, что она так сделает, он никогда не стал бы обсуждать ее с приятелями. Теперь он хочет все исправить, остановить процесс, который сам запустил, но уже не в силах что-либо изменить, ведь не имея никакого авторитета, умея лишь поддакивать, распускать сплетни и делать что-либо исподтишка, он был не в силах доказать обратное тем, для кого являлся не более чем шутом, ибо все горазды слушать что-нибудь подленькое из уст всякого, в то время как дельные вещи принимаются во внимание только из уст тех, кто заслужил уважение. Он был не более, чем гиеной, пытавшейся завоевать признание и титул в стае волков.

Подходя к концовке стратегии, Эми задает ему вопрос, заранее зная, что ему сложно будет ответить так, чтобы и другие смогли услышать его достойный ответ. Он запинается, мычит, не может подобрать слова и вот уже ситуация перевернулась, и теперь Эми смеется над ним вместе с теми, кто недавно смеялся вмести с ним над ней, окончательно подорвав его положение и завоевав себе новые симпатии.

Эми с матерью не ожидали, что поездка так сильно затянется, устав жить по правилам родителей, они купили квартиру подальше от них в таком же панельном сером доме и сделали там шикарный ремонт.

Жизнь понемногу начала возвращаться в свое русло, Эми тщательно пыталась создать вокруг себя подходящий круг людей, но давалось ей это не просто. Она сильно отличалась от остальных во всех смыслах, тут она столкнулась с сильной завистью, про нее распускали сплетни, которые не добившись своего обоснования и признания окружающих, благодаря ее поведению, не удостаивались того, чтобы в них верили. Почти в каждом она видела желание стать близким для нее человеком, но она понимала, что им нужна не она, а ее деньги и возможность прикоснуться к высшему обществу. Сверстники из богатых, по меркам того города, семей были слишком тщеславны и самолюбивы, а дети из обычных семей либо чурались ее, либо наоборот, любым способом пытались сблизиться с ней. То же было и с парнями, даже среди них находились те, кто пытался приударить за ней в целях наживы, либо, идя на поводу у сплетен, желали с лёгкостью добиться ее расположения.

Ее буквально тошнило от всего этого, от этой низости, но жизнь и дальше продолжала подкидывать ей что-то новенькое.

«Люди жаждут денег, популярности и всеобщего признания, думая, что это принесет им счастье, но они и понятия не имеют каково это – знать, что все хотят воспользоваться тобой ради собственной выгоды», – думала она.

Вскоре все то, что она испытывала вначале учебного года, покинуло ее. В ней как будто бы что-то переменилось, она начала плотно заниматься саморазвитием, подготовкой к экзаменам, изучением иностранных языков, которые учила с тех пор, как жизнь семьи много лет назад изменилась в лучшую сторону.

«Раз уж на твою долю выпало немного спокойного времени, лучше потратить его с пользой! Ведь уже скоро начнется взрослая жизнь, а там уж точно будет много забот, – размышляла Эми, зная, что скоро снова что-нибудь произойдет, – как и всегда… Это лишь игра со временем, не может быть так, чтобы судьба вдруг перестала давать тебе пощёчины, иначе зачем были все эти страдания на протяжении всей жизни? Должно же по итогу случиться что-то такое, к чему меня всю жизнь готовили, не может все вот так просто взять и наладиться на ровном месте».

С тех пор как они переехали в другую квартиру, она практически каждый день наведывалась к родителям матери и очень полюбила их.

Однажды она сидела на кухне с бабушкой и пила чай, как вдруг, в дверь постучали. Посмотрев в глазок, Эми увидела на пороге отца и, открыв дверь, с радостью бросилась к нему на шею.

Он сказал, что заехал всего на несколько часов, поэтому, зная, как к нему относятся в этом доме, объяснил, что ему нужно кое-что рассказать им с матерью и поторопил их со сборами.

Они долго смотрели друг на друга после столь долгого расставания. Еще ни разу они не собирались все вместе в этом доме и еще долго рассматривали друг друга с радостью на душе.

Через несколько часов отец взглянул на часы и тяжело вздохнул.

– Мне нужно вам кое-что рассказать, только не волнуйтесь сильно… – начал он, – я все уладил, но нам всем в ближайшем времени предстоит переезд в Америку… Так нужно. Через несколько часов я должен быть в аэропорту… Завтра я уже буду на месте и подготовлю все к вашему приезду, Эми как раз закончит учебу и успеет по срокам подать заявки на поступление в колледж.

В комнате стояла гробовая тишина, такого поворота событий никто не ожидал.

Он еще раз взглянул на часы и объявил, что ему пора ехать. Проглотив эту информацию и не задавая лишних вопросов, они все вместе обнялись напоследок и распрощались.

Эми закончила школу с золотой медалью и уже через пару дней стояла вместе с матерью у стойки регистрации в аэропорту, держа в руке поддельный американский паспорт.

Прибыв в Америку, она решила, что будет лучше, если она возьмет перерыв после пережитого, ведь теперь у нее был новый паспорт, новая фамилия, новая жизнь, теперь ей казалось можно отдохнуть, а затем, с новыми силами, начать все с чистого листа, познакомиться с местными людьми, понять их менталитет, стать похожей на них, к тому же она еще не так хорошо разговаривала на английском языке для поступления в колледж, и своими доводами убедила отца в своих суждениях.

Они жили в одном из своих шикарных особняков с большим садом, бассейном и теннисным кортом. Почти каждый день Эми с матерью катались по городу и окрестностям на красном кабриолете, подаренном ей отцом, ходили в местные музеи, парки и театры.

После долгих скитаний по скучным городам, усеянным одинаковыми серыми домами, эта страна стала для них как глоток свежего воздуха. Еще никогда в жизни им не было так хорошо, как здесь, и даже если бы всего этого не было, они все равно были бы безмерно рады тому, что теперь им не нужно снова что-то менять, куда-то снова бежать и пытаться скрыть свою сущность.

Прошло несколько месяцев жизни в этой стране, они уже привыкли к спокойной, размеренной жизни и, конечно же, уже не так радовались тому, что имели, но помнили, что было у них до этого и ни при каких обстоятельствах не обесценили бы то, что имели теперь.

Эми познакомилась с соседскими девушками своего возраста, и те с радостью приняли ее в свою компанию, но спустя какое-то время она поняла, что они ей совсем не подходят. Они часами могли разговаривать об абсолютно неинтересных вещах, были надменными и испорченными, хотя изначально произвели на Эми крайне хорошее впечатление.

Нужно было признать, что люди в этой стране сильно отличались от тех, что были на родине. В них гораздо сложнее было разобраться, они как будто бы носили с собой несколько разных масок, и к каждому случаю или человеку надевали определенную. Она хотела прекратить общение со своими новыми приятельницами, но как будто бы была в их власти и не могла им отказать. Самой большой проблемой для нее было то, что большая часть населения этой страны как раз относилась к таким людям. Общение с такими многоликими личностями обычно не приводят ни к чему хорошему, и вскоре она убедилась в этом на личном опыте.

Как-то раз те самые подруги позвали ее на вечеринку своих друзей, Эми терпеть не могла такие мероприятия, но их уговоры действовали на нее как гипноз, и она, как и всегда, не смогла им отказать. Уже там она стояла на балконе с видом на берег, держа в руке бокал с игристым вином, и думала о том, как бы ей сбежать из этого мерзкого местечка, пока на заднем фоне потная и бессознательная, изрядно пьяная масса тряслась под громкую музыку и свет прожекторов. Она попыталась незаметно обойти толпу, чтобы найти тех, кто ее сюда привел, но ее остановили несколько парней и попытались завязать с ней бесцеремонный, интимный разговор, после чего она отвесила одному из них пощечину.

«Как они могут так жить? Так просто и беспринципно… Мерзко не от того, что сейчас они продолжат свои поиски, а от того, что найдется тот человек, который с радостью откликнется. Никто из них потом об этом и не вспомнит, ведь каждый из здесь находящихся сочтет это нормой», – думала Эми, ища своих подруг.

Пробравшись на второй этаж, Эми нашла их и сообщила, что сейчас же уходит. Пока одна из подруг пыталась ее успокоить, вторая незаметно подсыпала ей что-то в бокал. Они с улыбкой переглянулись и согласились с ее уходом, при условии, что та выпьет вместе с ними.

Очнулась Эми уже в больнице. В палату вбежали несколько врачей и начали что-то делать, но она снова потеряла сознание. Очнувшись во второй раз, она увидела заплаканное лицо матери, та держала ее за руку и что-то говорила ей, но Эми ничего не слышала, кроме собственного сердцебиения.

Позже ей рассказали, что какая-то девушка привезла ее на машине и, увидев первого попавшегося врача, позвала на помощь. После того, как врачи усадили Эми в кресло каталку, девушка скрылась.

На следующий день Эми рассказала полиции обо всем, что ей удалось вспомнить, а также про то, как ей не хотелось ехать на вечеринку, про подруг, про парней на лестнице, и как она потеряла сознание, после того, как сообщила подругам о своем уходе. Помимо полицейских в палате присутствовали врачи и родители. Мать слушала ее, и слезы одна за другой скатывались по ее щекам. Эми осознавала, что на той вечеринке с ней произошло что-то ужасное, но при виде матери это ощущение усиливалось.

После того, как она закончила рассказывать о случившемся, полицейские уехали, пожелав ей скорейшего выздоровления, а врачи, сообщив, что завтра уже можно будет выписываться, вышли из палаты. Мать осталась с ней, она еще ни разу с тех пор как Эми оказалась в больнице не ездила домой, точно так же, как и отец, который в этот раз оставил их вдвоем, сказав, что ему нужно отъехать по делам.

Утром следующего дня Эми уже была дома, ей не терпелось поскорее дойти до своих бывших подруг и выяснить, что же с ней случилось, она и сама уже обо всем догадывалась, но ей требовалось подтверждение.

Узнав о ее намерении, родители наотрез отказались выпускать ее из дома, обосновывая это тем, что ей пока еще нужен покой.

Позже родители отговорили Эми от затеи узнать, что случилось в том доме на побережье, и она согласилась, но это было только для них, для себя же она твердо решила, что как только выберется из-под опеки родителей, сразу же примется за дело, и во что бы то ни стало, докопается до истины.

Через несколько дней, возвращаясь с матерью домой после прогулки, Эми решила проехать по улице, на которой жила одна из тех самых подруг. Проезжая мимо ее дома, она остановилась прямо на дороге и с изумлением посмотрела на катафалк, припаркованный возле крыльца. Вся улица была заставлена автомобилями, а по двору ходили люди, одетые во все черное. Эми хотела выйти из машины и узнать, что произошло, но мать воспротивилась этому и велела сейчас же ехать домой.

За ужином Эми рассказала все отцу, а затем, переводя пристальный взгляд с отца на мать и обратно, заявила, что если они не расскажут ей всю правду, она дойдет до того дома и узнает все сама.

Родители переглянулись.

– Мы действительно не знаем, что произошло в том доме. Нам точно так же, как и тебе, известно лишь то, что какая-то девушка привезла тебя на машине и скрылась через несколько минут.

Ответ матери не удовлетворил Эми, она резко встала и начала выходить из-за стола, но отец остановил ее и, оправдываясь, что им действительно ничего неизвестно, разрешил ей самой сходить к подруге и узнать всю правду.

Мать с испугом посмотрела на мужа, но он жестом дал ей понять, что все в порядке, а когда Эми поднялась к себе наверх, он со спокойным лицом налил себе виски и сел обратно за стол.

Следующим утром Эми направилась к дому подруги.

«Как начать разговор? – думала она, – зайти издалека или сразу же задать интересующие меня вопросы? Ведь это она позвала меня на ту вечеринку, это из-за нее я оказалась в больнице! Но вчера в доме были похороны, наверное, не стоит сильно давить на нее… А если она начнет выкручиваться?» – засыпала себя вопросами Эми, пока не подошла к двери.

Прошло несколько минут с тех пор, как она постучала в дверь, никто не открывал, тогда она подошла к окнам и начала с любопытством всматриваться внутрь дома. В это время из дверей соседнего дома вышел старик в халате, поднял газету, лежавшую на крыльце, и с любопытством стал рассматривать девушку, которая переходила от одного окна соседского дома к другому.

– Что вам нужно? – громко, но спокойно спросил он.

Когда девушка обернулась, старик приложил газету ко лбу, чтобы солнечные лучи не ослепляли его, и сразу же ее узнал.

– А, это вы… – протянул он, – разве вы не в курсе, что произошло?

– Что? – Эми нахмурила брови и вопросительно посмотрела на соседа.

– Они погибли… Вся семья… Задохнулись угарным газом в гараже…

От услышанного, Эми словно вросла в землю, ее будто бы окатили с ведра ледяной водой, сердце на миг замерло, дыхание перебило, а по коже пробежали мурашки.

Вернувшись домой, она, не заметив родителей, завтракавших на кухне, поднялась к себе в комнату, рухнула на постель и проспала так до обеда.

Мать хотела пойти за ней, но отец попросил ее остаться.

Проснувшись, Эми рассказала обо всем родителям и, соврав, что ей нужно прогуляться, чтобы немного оправиться от потрясения, отправилась ко второй подруге.

Стоя возле ее дома, она поняла, что никто не выйдет к ней навстречу. Ворота дома, которые никогда не закрывались, теперь были заперты, а на асфальте возле дома были видны следы от жжёных шин.

Через несколько недель Эми обо всем забыла и вернулась к привычной для нее жизни.

Однажды прямо напротив окна кофейни, где она завтракала, остановилась машина, из которой вышла девушка с золотистыми волосами и зашла внутрь. Эми сразу обратила на нее внимание, ей очень понравилась ее внешность, особенно ее кудрявые длинные волосы, она не могла оторвать от них глаз, но затем непреднамеренно посмотрела в окно, и тут на нее нашло такое же чувство, какое она испытывала, когда старик рассказал ей о том, что случилось с семьей ее подруги.

Она узнала эту машину, это была старая «Хонда» серебристого цвета с откидным верхом. Эми снова перевела взгляд на девушку и теперь узнала и ее.

Повернувшись, девушка заметила Эми и, подойдя к ней с улыбкой на лице, попросила разрешения присесть рядом.

Эми прекрасно понимала, что это единственный человек, который может открыть ей глаза и начала заваливать ее вопросами.

Девушка сменила улыбку на сочувствующий взгляд, когда поняла, что все это время Эми была в полном неведении, и, перейдя на русский язык, отчего Эми была в полном изумлении, начала ей рассказывать о том, что на самом деле случилось в тот вечер.

Так же, как и Эми, девушка оказалась переселенкой. Ее тоже пригласили на ту вечеринку, только отличие у них было в том, что она жила тут уже не первый год и знала, как себя вести, не нарушая ни своих, ни местных устоев.

– В тот вечер я случайно оказалась на втором этаже, какой-то парень нес тебя на руках в комнату, а ты что-то выкрикивала на русском языке и пыталась высвободиться из его рук, тогда я ударила его коленом промеж ног и, забрав тебя силой, отвела в машину, где ты уже окончательно потеряла сознание. Когда мы подъехали к больнице, я позвала санитаров и, чтобы не остаться виновной и уберечь себя от проблем, уехала сразу же после того, как убедилась, что ты в надежных руках.

Услышанное повергло Эми в шок.

– Ты спасла мне жизнь, – задумчиво протянула она, отметив про себя, что-то, чего она больше всего боялась не произошло с ней в тот день.

– Звони, если захочешь поговорить, – сказала девушка, улыбнувшись и, оставив свои контакты, написанные на салфетке, вышла из кофейни.

Эми еще долго рассматривала салфетку, на которой было написано имя Лиза, затем рассчиталась и направилась в сторону дома.

Придя домой, она рассказала обо всем родителям. Отец с серьезным лицом слушал дочь и с облегчением выдохнул, когда она закончила. Мать, сильно обрадовавшись, сжала ее в своих объятиях и расцеловала, слезы счастья пробежали по ее щекам. Давно Эми не видела родителей в хорошем настроении, а когда увидела, поняла, что они действительно ничего не знали и пытались оградить ее от неприятностей.

Позже они настояли на том, чтобы она пригласила Лизу в гости.

На следующий день Эми позвонила Лизе и договорилась с ней о встрече. Она хотела уточнить некоторые волновавшие ее моменты.

Вечером они зашли в ресторан и так разболтались, что Эми на время забыла про вопросы, которые хотела ей задать.

У них оказалось много общего, даже города, в которых они родились, находились недалеко друг от друга, а на чужбине, чтобы почувствовать себя как дома, достаточно разговора с человеком, родившимся в той же стране.

Такие встречи они устраивали несколько раз в неделю. Лиза давала ей советы и уроки для жизни в этой стране, учила новому, а когда Эми выполнила просьбу родителей и пригласила свою новую подругу в гости, Лиза стала практически членом семьи.

Прошел почти год с тех пор, как они переехали в эту страну, за это время Эми выбрала себе колледж, в котором теперь собиралась учиться на архитектора и готовилась к поступлению.

Родители купили ей квартиру в центре Нью-Йорка рядом с колледжем, но она отказалась от подарка, заявив, что собирается жить в общежитии.

Пожив некоторое время в общежитии, она вскоре передумала и переехала в квартиру, подаренную ей родителями.

Прошло несколько лет. За это время она еще лучше научилась разбираться в людях. Как и раньше многие пытались воспользоваться общением с ней ради собственной выгоды, но она это замечала и переставала общаться с этими людьми.

Прокрутив всю свою жизнь у себя в голове, теперь она сидела и думала о Дэне.

«А что если он окажется таким же, тоже попытается воспользоваться мной или еще хуже, останется рядом и будет вносить только неразбериху в мою жизнь? А что если я ошибаюсь, может, я и вовсе ему не понравилась?.. Нет! Я же видела, как он на меня смотрит».

Он ей очень понравился, но теперь она боялась подпустить к себе человека, открыться ему, довериться, боялась снова сделать ошибку.


Глава 3


Дэн проснулся из-за яркого света и посмотрел в иллюминатор. Он проспал всего два часа, но самолет за это время успел догнать солнце, оставалось еще около шести часов полета, затем долгая пересадка и снова перелет.

В салоне самолета стояла приятная тишина, почти все спали, были слышны лишь монотонные звуки работающих двигателей и шепот перешептывающихся. Подняв спинку кресла, Дэн повернулся и посмотрел на Эми, голова ее лежала в паре сантиметров от его плеча, а прижатые друг к другу коленки упирались ему в ногу.

«Ну почему же ты не встретилась мне раньше, – думал он, смотря на Эми, – почему появилась именно сейчас, в тот момент, когда я сам не понимаю, куда лечу?»

До того, как он сел в самолет, ему казалось все простым, теперь же, когда он осознал, что обратного пути нет, его обуяло странное чувство, о существовании которого он давно забыл. Это чувство сложно описать словами, это не страх, не беспокойство, это что-то неприятное, но именно благодаря этому неприятному чувству он впервые за долгое время снова смог почувствовать себя живым.

Это чувство обязывало его к действиям, заставляло думать, возбуждало инстинкты и теперь он вспоминал, как проворачивал такое уже много раз, вспоминал с каким трудом добился своего положения, с какими проблемами столкнулся, и из каких неприятных ситуаций выбрался. По итогу, не зависимо от того, как бы сложно ему не было, он в любом случае добивался успеха, но все это было давно и теперь это чувство открывалось для него заново.

Это чувство было сравнимо с теми, что испытываешь на американских горках. Сначала ты с беспокойством ждешь, когда подойдет твоя очередь, затем с тем же чувством садишься в кресло и понимаешь, что сможешь сойти только после того, как аттракцион завершит свой цикл. Ты знаешь, что тебя ждет, тебе страшно, но несмотря на все это, в глубине души тебе сильно хочется прокатиться. Вагончик медленно начинает свое движение, дыхание сбивается, сердцебиение прибавляет обороты и, когда аттракцион резко срывается с места, ты больше не можешь думать ни о чем, кроме этой горки. Тебя тащит то вверх, то вниз, порой ты даже не понимаешь, в какую сторону тебя несет и вот, немного привыкнув и набравшись смелости, ты отпускаешь руки и полностью отдаешься потоку, чтобы он сам нес тебя по заранее заданному маршруту, а затем при виде спирали снова крепко хватаешься за поручни. Когда аттракцион заканчивает свой путь, ты сходишь на ровную поверхность, приходишь в чувство, смотришь на вагончик, на горку, которую только что преодолел, тихо материшься и, думая о том, что больше никогда в жизни сюда не вернёшься, уходишь, а затем либо с радостью, либо со страхом вспоминаешь об этой горке. Но вот проходит какое-то время, и ты снова едешь в этом вагончике, порой даже сам того не желая, но под чьим-нибудь предлогом, ведь сев в него один раз по собственной воле, ты, скорее всего, продолжишь кататься на этом аттракционе до тех пор, пока он тебе не наскучит.

Самолет тряхнуло, Эми резко открыла глаза, потянулась и посмотрела на Дэна полусонными глазами.

– Давно ты проснулся?

– Пять минут назад.

– Сколько сейчас?

– Если по Москве, то три часа утра.

Эми потупила взгляд и задумалась, она не могла спросонья сосчитать, сколько им осталось лететь.

– Как спала?

– Кошмары снились, – ответила она, смотря застывшим взглядом себе в ноги.

– Что-то с полетом?

– Нет, кошмары из прошлого…

В салоне самолета нарастал гул от голосов просыпающихся, вскоре проснулся и иностранец.

«Наконец-то», – подумала Эми и попросила его выпустить ее.

Приведя макияж в порядок, она снова села на свое место и посмотрела на Дэна, он в это время читал свою вторую книгу.

– Опять антиутопия! – воскликнула она, взглянув на название, и нахмурила брови, – ты что, ничего другого не читаешь?

– Эту я взял случайно, ничего про нее не знал, а ты, видимо, разбираешься, раз по названию определяешь жанр…

– Да нет, однажды она мне тоже как-то случайно подвернулась.

– А с этой что? Не стала читать? – Дэн кивнул головой в сторону книги, засунутой в кармашек сиденья, стоящего перед Эми.

– Нет… Ну, точнее, прочла пару страниц, а потом уснула, сложный день вчера выдался, переносы рейса… Жутко устала… – ответила Эми, глубоко вздохнув, – Ты в Нью-Йорк?

– Да, а ты?

– В Майами, – Дэн натянул улыбку, чтобы скрыть расстройство.

– Везет тебе, – протянула Эми, в ее мыслях они уже гуляли по пляжу, а теперь все рухнуло.

– Ты по работе?

– Нет, я домой.

– Вот как? Интересно… У тебя не русское имя, это говорит о том, что ты родилась в Америке, но у тебя нет даже акцента…

– Все не так, в Америку я переехала всего лишь несколько лет назад вместе с родителями, а имя Эми сокращено от полного имени Амалия, я летаю несколько раз в год к бабушке, а живу и учусь в Нью-Йорке… – протараторила Эми, а затем с интересом заглянула Дэну в глаза, – надолго ты в Майами?

– Не знаю, – Дэн пожал плечами.

– Как это ты не знаешь? Что ты там будешь делать, работать или учиться, или что там у тебя?

– Не знаю, – снова ответил Дэн, улыбнувшись.

– Ну, обратный билет-то у тебя есть?

– Да, конечно, вот, – Дэн достал билет из кармашка.

– На месяц, – произнесла Эми, взглянув на билет, – так значит ты путешествуешь?

– Ну, что-то вроде этого.

– Весь месяц будешь там или поедешь куда-нибудь еще?

– Не знаю, посмотрю по обстоятельствам, может, на следующий же день уеду, а, может, и не один месяц там просижу.

– Ага, конечно, – усмехнулась Эми, махая перед ним билетом, – тебе обратно через месяц!

– Я не собираюсь обратно.

– Как не собираешься? Если ты не полетишь, тебя оштрафуют, лишат визы и депортируют на родину.

– Чтобы депортировать, сначала нужно найти, – усмехнулся Дэн.

Эми смотрела на него с недоумением.

– Ты серьезно? Собираешься скрываться? Но ведь это опасно!

– Да нет же, это не опасно, скрываться я не буду, просто мне приятен такой вариант путешествий.

– Но почему? То-есть… Почему просто не собрать все документы, чтобы сделать все легально?

– Это слишком долго и нудно, не люблю заниматься бумажной волокитой, да и так ведь будет куда интересней.

– По-твоему штраф и проблемы лучше?

– Отчасти.

Эми с интересом и непониманием смотрела на своего нового знакомого широко открытыми глазами.

– Не понимаю, зачем тебе все это?

– Стало слишком скучно жить, – холодно ответил Дэн.

– Почему тогда именно Америка, думаешь там будет не скучно? Она в некотором смысле похожа на Россию, почему не Европа или какие-нибудь азиатские страны?

– Странный вопрос… Если бы мы летели в Европу, ты, наверное, спросила бы, почему я лечу не в Америку, – усмехнулся Дэн, – здесь я еще не был, а там был не один десяток раз, тут мне на первом этапе будет немного сложнее, а это как раз то, что мне нужно. Тут есть все, горы, реки, леса, океаны, пустыни, каньоны, чем-то, конечно, похоже на Россию, но тут все заселено, и расстояния от одного края страны до другого в три раза меньше. По этой стране можно путешествовать вечно, а розыска я не боюсь, тут легко можно потеряться в толпе, или скрыться на огромной территории.

Эми слушала все это, и в ней боролись восхищение и беспокойство, она представляла, каково было бы ей самой, если бы она решила в одиночку сменить обстановку до такой степени.

– Почему Майами, у тебя там друзья? – спрашивала она с нарастающим интересом.

– Нет, не знаю, просто ткнул пальцем в воображаемую карту и попал в Майами. Это лишь начальная точка, я хочу объехать всю страну.

– Чтобы объездить всю Америку нужны деньги, ты ведь не собираешься просить милостыню с протянутой рукой?

– Деньги у меня есть.

– В курсе, что валюта там другая? На рубли не сильно разживешься, – съязвила она.

– Спасибо за информацию, но на первое время мне хватит, затем что-нибудь придумаю.

–А что сказали близкие? – Эми пыталась выстроить диалог так, чтобы переубедить Дэна, но не знала, за что его зацепить.

– Они пока ничего не знают, я специально не стал им ничего говорить и отправил им письмо, оно дойдет примерно через неделю, думаю, к тому времени я обзаведусь местной сим картой и как-нибудь устроюсь.

– А работа у тебя была?

– А как же…

– Ты все бросил?

– Пришлось, но я не жалею, по крайней мере пока… Как приеду, возможно, найду какую-нибудь подработку.

– Подработку? И кем же ты собираешься подрабатывать?

– Кем придется… Не хочу надолго задерживаться на одном месте.

– Ну, например?

– Не знаю, много вариантов, можно устроиться на работу в автомастерскую или в ресторан, или отель…

– Судя по тем сферам, что ты перечислил, ты, видимо, думаешь, что ремонтировать машины или работать в ресторане, или что там еще… – она подумала, затем продолжила, – ты думаешь, что это просто? – спросила она, с возмущением взглянув на него, – думая, что это легкий способ заработка, ты сильно ошибаешься! Навряд ли, в тебе будут заинтересованы… Даже, чтобы раздавать листовки, требуется опыт, а по тебе, извини, не скажешь, что ты опытен в таких вещах…

– Ты неправильно меня поняла, если решила, что я считаю эти профессии легкими, это не так, ты все перевернула! И почему это по мне не скажешь? – возмутился Дэн.

– Кем ты работал неделю назад? – спросила Эми, окинув его взглядом.

– Причем тут это?

– Ты и сам знаешь причем, кем?

– Руководителем фирмы, – ответил Дэн, заранее зная, что она скажет в ответ.

– Вот почему!

– Звучит как комплимент.

– Это не комплимент, ты не сможешь заниматься такой работой.

– Какие поспешные и опрометчивые выводы. Я много где работал, много чего умею и не брезгую грязной работой. Я, может быть, для этой самой работы и еду. И вообще, так диалог не строиться… Получается, будто я оправдываюсь перед тобой, и с чего бы это?

– Зачем же менять страну? Мог бы попробовать устроиться на пилораму у себя дома, – Эми вспомнила, как в детстве ездила на работу к отцу.

– Я уже говорил тебе зачем.

За последние минуты она полностью изменила свое мнение о Дэне. Теперь ей казалось, что он богатый молодой человек, который решил попробовать себя в роли рабочего, решил поиграться с тем, что ему дано, решил обесценить то, что имеет…

«Так много людей пытаются достичь большего, а он, имея все, не ценит этого и даже, напротив, пытается пожить той жизнью, от которой многие пытаются бежать», – думала Эми.

– Все равно, не понимаю, для чего тебе все это…

– Чтобы снова почувствовать себя живым.

– А что, руководители не чувствуют себя живыми? – вспыхнула Эми, хотя и осознавала, что не вправе задавать ему такие вопросы, ведь сама не относилась к рабочему классу.

– Не знаю, как руководители, а я нет! И хватит употреблять это слово, звучит как клише, – ответил Дэн, не понимая, из-за чего она так завелась.

– И в чем же это чувство по-твоему выражается?

– Если бы это обсуждалось в другой обстановке, и между делом, то я, может быть, и ответил бы, но сейчас, нет! – отрезал Дэн, думая, что ставит точку в этом диалоге.

– Чем тебе не нравиться обстановка, я ведь просто интересуюсь?

– Ты не интересуешься, ты допрашиваешь!

– Это не так, я просто хочу, чтобы ты поделился со мной своими мыслями, хочу узнать, что значит для тебя чувствовать себя живым, – оправдывалась теперь Эми, понимая, что перегнула палку.

– А я не хочу.

Эми вспыхнула внутри от этих слов.

«Решил показать мне свой характер?» – подумала она, но вскоре успокоилась и продолжила разговор.

– Извини, я перегнула, просто хотела, чтобы ты поделился со мной своими мыслями, – она хотела добиться от него ответа, который доказал бы ей обратное в мыслях о нем.

– Я знаю, о чем ты думаешь… О том, что мне не приходилось сталкиваться с проблемами и сложностями в своей жизни, о том, что все, что у меня есть, мне поднесли «на блюдечке с голубой каемочкой» и, наверняка, ты более чем уверена, что после первых же сложностей и нестыковок с моими ожиданиями я испугаюсь и убегу обратно в свой уютный и ничем не обремененный, мирок. Так вот, я тебя разочарую – это не так. Я не так давно живу в этом мирке и именно от него теперь и бегу. Мне не нужны ни деньги, ни власть, ни чужое мнение, я прошел через многие преграды и теперь мне скучно, мне не нравится все это. Не нравится покупать какую-то вещь и не думать о том, сколько она стоит, не нравиться, что люди при знакомстве со мной, делают точно такие же поспешные выводы, как и ты, оценивая меня по одежке, не нравится общаться с людьми своего круга, с этими напыщенными болванами, не нравится то, на что идут люди со ступени ниже, чтобы попасть в этот круг, в это общество. Как раз такие люди затем и превращаются в этих напыщенных болванов, потому что как раз им и не приходилось сталкиваться со сложностями, им все досталось по блату, и теперь они, задрав носы, доказывают другим, что дошли до своего уровня без чьей-либо помощи.

Эми молча слушала Дэна и хлопала ресницами.

– Мне все это осточертело, когда-то я работал грузчиком, менял шины, раскладывал по полкам продукты в супермаркете и ценил то, что имел, ценил свою работу, ценил мизерную зарплату, на которую еле как можно было прожить, знал цену вещам и деньгам, думал несколько раз, прежде чем, что-то купить и целью жизни моей было стать таким, какой я есть теперь. Я делал все, чтобы добиться этого, и вот я добился. Теперь мне не приходиться думать, где бы достать побольше денег, я просто жду очередного поступления на карту, я уже их даже не трачу, у меня есть все, что должно быть для жизни у счастливого человека, но счастливым я себя назвать не могу. Зато могу назвать счастливым того парня, что чистит овощи на кухне в ресторане и мечтает когда-нибудь стать поваром, у меня же таких целей больше нет, я добился всего, чего хотел и делать в этой стране мне больше нечего. Мне двадцать семь лет и мне не нужен более высокий пост, не нужна квартира больше и лучше, не нужна машина быстрее и дороже, у меня слишком рано все появилось, у меня все есть, а когда все есть – это уже не жизнь, это существование. Боюсь представить, что будет с моими детьми, если они вырастут в такой обстановке, они ведь и не узнают жизни, они только и будут делать, что тратить нажитое мной, будут жить как амёбы, а я этого не хочу, и теперь я хочу начать все заново, хочу снова столкнуться с проблемами, хочу приключений, хочу снова почувствовать вкус жизни, может быть, даже хочу добиться своего положения снова, но в том месте, где мне неизвестны подводные камни, – говорил Дэн, смотря Эми прямо в глаза.

Эми пристально смотрела на него сбоку, и сердце ее замирало каждый раз, когда он делал паузу.

После того, как он закончил, наступило долгое молчание, Эми была крайне поражена услышанным, за долгое время она впервые встретила человека, чьи мысли совпадали с ее собственными.

Она долго думала, как бы ей продолжить разговор и вывести его на нейтральный уровень, ей казалось, что она задела его за живое, оскорбила его чувства и снова поставила себя в неловкое положение, но вдруг, самолет снова тряхнуло, и она в ужасе, забыв про все, схватила Дэна за руку и вжалась в спинку кресла.

Испугавшись резкого прикосновения, Дэн вздрогнул от неожиданности и, повернув голову, взглянул на Эми. Она смотрела стеклянными глазами в иллюминатор и не двигалась.

Смотря на нее, он снова почувствовал, что его тянет к ней. Его не сильно разозлил недавний разговор, он понимал, что она не наговорила бы ему всего этого, если бы обладала всей нужной информацией.

Когда самолет перестало трясти, Эми выдохнула и, переведя взор, увидела знакомый взгляд, таким же Дэн смотрел на нее после первой тряски. Ослабив руку, Эми убрала ее в сторону и, покраснев, перевела взгляд.

Заприметив в конце самолета двух стюардесс с передвижным ящиком, старый иностранец, сидевший все это время с газетой в руках, убрал ее в сторону и, приготовившись к приему пищи, с улыбкой на лице начал потирать руки.

Аккуратно раскрывая свои картонные коробки с перекусом, Эми и Дэн, как будто бы пытались скрыть друг от друга свое существование, даже во время приема пищи они старались делать все беззвучно, в отличие от иностранца, который как будто нарочно, как можно громче, скреб пластмассовой вилкой по одноразовой посуде и смачно отхлебывал чай из картонного стакана.

– Сколько нам осталось? – спросила Эми, нарушив молчание.

– Еще пять часов, – ответил Дэн, посмотрев на циферблат.

– Я уже устала, – утомленно произнесла Эми на выдохе и посмотрела на Дэна, – долгая у тебя будет пересадка? – спросила она с заинтересованностью и нежностью в голосе, намекая на то, что раскаивается и хочет продолжить общение.

– Почти сутки…

– Здорово! – воскликнула Эми, обрадовавшись услышанному.

– Что здорово? – Дэн приподнял бровь.

– Ты же планируешь посетить Нью-Йорк во время своего путешествия?

– Я никогда ничего не планирую.

– Почему?

– Есть поговорка: «Хочешь насмешить Бога, – построй планы».

– Ты запланировал лететь в Майами, и ты летишь в Майами.

– Я делаю то, что приходит мне в голову, – улыбнувшись, ответил Дэн.

– Хорошо, как скажешь… Что-нибудь на счет Нью-Йорка приходит тебе в голову?

– Мне бы хотелось везде побывать, а значит и в Нью-Йорке тоже, – Дэн кивнул головой.

– Так может быть сделать это сегодня, когда самолет приземлиться, вместо того, чтобы сидеть целые сутки в зале ожидания? Ты можешь выйти в город и что-нибудь посмотреть, заранее сложить картину о нем и, если тебе не понравится, в следующий раз уже не нужно будет сюда ехать. Сэкономишь кучу времени.

– Я думал об этом, вообще-то я всегда так и делаю, но тут мне кажется с этим немного сложнее, есть некоторые осложнения.

– Какие?

– Аэропорт находиться далеко, нужно знать, как добраться до города и как возвращаться обратно, нужно рассчитать время, нужен интернет, чтобы не заблудиться, тут ведь все другое, все непривычное… Я лучше пересижу, прилечу в Майами, заселюсь в отель, куплю сим-карту, отдохну и с ясной головой во всем разберусь.

– Хм, еще недавно ты говорил, что ты устал от всякой размеренности, сказал, что хочешь проблем, приключений… Так вот же они! А теперь бежишь от них… Мне кажется ты немого запутался в себе, – сказала Эми, чтобы подразнить его и отвернулась.

Дэн задумался, ее слова задели его, он хотел возразить ей, но понимал, что она права.

– Ты права, но не все сразу, нужно сделать все по уму, я давно уже не занимался подобными вещами, я и так лечу в неизвестный мне город, в неизвестную мне страну. Я немного изучил Майами и знаю, как и на чем добраться до центра, тем более я уже забронировал отель…

– Я надеюсь ты не серьезно.

– Почему?

– Кто угодно может забронировать отель и спросить у прохожих, как до него добраться, поэтому не выдумывай… Лучше скажи мне, раз уж ты такой ярый искатель приключений, как сам о себе отзываешься, сможешь ли ты просидеть сутки в четырех стенах, когда до Майами каких-то пару тысяч миль? Даже если ты выйдешь и поедешь туда на поезде, уже будет гораздо больше впечатлений, да и выйдет быстрее, подумай об этом, ведь ты покинул дом, чтобы снова почувствовать вкус жизни, так почему бы не начать чувствовать его уже сегодня? – говорила Эми с таким пылом, что Дэн начал поддаваться ее убеждениям.

– А зачем менять город? Что изменится?

– А что ты теряешь? Билет до Майами? У тебя ведь есть деньги, ты всегда туда успеешь.

Ей уже казалось, что не он, а она уехала из дома в поисках приключений, что это она бежит от наскучившей ей обыденной жизни. На мгновение ей даже представилось, что она как в вестерне, в ковбойской шляпе с широкими полями, ромашкой за ухом и штанах цвета хаки запрыгивает в вагон поезда, перевозящего уголь, с огромным, плотно забитым вещами рюкзаком, залазит на самый верх, и смотрит вдаль, любуясь закатом на фоне лесистых гор.

Дэн уже забыл о том, что хотел сделать все неспешно и правильно, сейчас он вспоминал, как когда-то взял с собой немного заработанных денег и, не зная ничего заранее, уехал за несколько тысяч километров от дома. Он шлялся по грязным, вонючим хостелам и искал работу в прежде неизвестных ему городах, не имея никаких связей, никаких знакомых, да даже если бы и имел, не обратился бы к ним за помощью, чтобы никому и ничем не быть должным за свой возможный будущий успех. Он не хотел, чтобы потом его попрекали тем, что когда-то оказали ему услугу, поэтому он в одиночку проходил через все испытания, и какое же светлое чувство на душе было всему этому наградой после того, как все благополучно завершалось.

Он вспомнил, как однажды ему отказались выплачивать зарплату в одном городе после того, как узнали, что он уезжает в другой. Сейчас он вспоминал это с радостью, он был благодарен жизни за то, что она преподнесла ему такой урок, ведь тогда, проехав с копейками в кармане через пять городов и успев побывать в каждом из них по одному дню ради путешествий, замещая сон в отеле сном в автобусе или поезде, он приехал в последний город, где потратил почти все деньги на жилье, а утром у него осталась сумма, которой хватило бы лишь на скудный обед, но несмотря на это, он выкрутился и спустя пару месяцев добился успеха.

Теперь он слушал Эми и вдохновлялся ее речью.

– Что скажешь? – спросила она после недолгой паузы.

– Ты права… Теперь придется кидаться в омут с головой. Посмотрим, что из этого выйдет.

– Ты серьезно? Не думала, что ты так резко передумаешь, – произнесла Эми, радуясь тому, что смогла его переубедить.

– Да, ты все верно сказала, я ведь здесь для этого, – спокойно ответил Дэн, улыбнувшись, но внутри у него бушевало беспокойство, отчего ему становилось еще радостней. Давно он не испытывал такого внутреннего диссонанса.

– Так и что же, что будешь делать дальше?

– Не знаю, придется полагаться на случай, выйду из аэропорта и пойду, куда глаза глядят.

Эми обрадовалась, что своей речью смогла изменить ход его мыслей, и теперь боялась, что как только они прилетят, он вместе с ней выйдет из самолета и пойдет своим путем, оставив ее в одиночестве.

«Что же делать, как не упустить его?» – думала она.

– На кого ты учишься? – спросил Дэн, нарушив молчание.


Глава 4


За время полета Дэн и Эми еще сильнее сблизились. Она рассказывала про учебу, про архитектурные достопримечательности Нью-Йорка, про то, как она переехала в эту страну, а Дэн разбавлял все забавными историями из жизни, не заостряя внимание на серьезных моментах, больше выступая слушателем и изредка вставляя свои мысли, будоражащие подсознание Эми. В общении чувствовалась гармония, за все это время уже не раз между ними пробегала искра, это было понятно по взглядам, жестам, голосу, было понятно, что их симпатии взаимны. Во время тряски Эми все так же хватала Дэна за руку и крепко сжимала ее, но зачастую делала это уже специально.

Самолет приступил к снижению, Дэн посмотрел в иллюминатор, стараясь отыскать хоть небольшой клочок земли, но кроме облаков еще ничего не было видно.

– Ну что там, уже видно землю? – Эми вытянулась и посмотрела в иллюминатор, чтобы тоже что-нибудь разглядеть.

Теперь в иллюминаторе отражались два улыбающихся лица. Самолет резко накренился, и их головы легонько столкнулись.

Впервые их глаза и губы были на таком близком расстоянии, улыбки сошли с лиц, мгновение они смотрели друг другу в глаза и думали об одном и том же.

– Ой, – произнесла Эми, засмущавшись, и поспешила вернуться в кресло.

В салоне самолета снова началась суета, стали слышны потягивания и кряхтения проснувшихся, мамаши одевали детей, которые готовы были с разбега выбежать из самолета, а стюардессы ходили по салону и собирали пледы.

Как и всегда последние минуты самые сложные, особенно, когда чего-то ждешь, кажется, что они тянутся целую вечность. Иностранец уже в десятый раз снимал и одевал свою кепку, сопровождая это какими-то звуками, ерзал по полу ногами, меняя свою позу, вытягивал шею и, широко раскрывая глаза, заглядывал в конец самолета, как будто ожидая, что сейчас из-за занавесок выйдет знаменитость, на которую обязательно нужно посмотреть. Все это страшно бесило Дэна.

«Почему нельзя спокойно дождаться прилета, –думал он, – ведь гораздо приятнее, если уж так не терпится, лечь с закрытыми глазами и ждать, чем ерзать и напрягать остальных… Сейчас, как только самолет приземлится и остановится, все встанут и, как обычно, начнут толкать друг друга в проходе, стремясь к выходу, но самолет будет стоять еще минут десять, затем сначала выпустят пассажиров бизнес класса и только потом всех остальных».

– Не забудь, – сказала Эми, достав книгу из кармашка, и протянула ее Дэну.

– Почему, несмотря на отмену рабства и крепостного права, когда мы уже давно живем в равноправном обществе, так яро выступающем за свободу и права человека, в самолетах нам, свободным людям, до сих пор дают понять, что есть такое понятие как классовость, что одним дозволено больше, чем другим? Это неправильно. Никогда в этом мире ничего не наладится, власть и привилегии всегда будут самым желанным для людей, и никто у них этого не отнимет, – произнёс Дэн, смотря на закрытую штору в головной части самолета, – если они так рьяно пытаются стереть эти грани, то персональное обслуживание и услуги – вот единственное, за что места в бизнес классе должны стоить так дорого. Никто кроме органов, наделенных властью, не вправе препятствовать выходу из самолета! Вот будет интересно посмотреть на лица стюардесс и пассажиров бизнес класса, когда толпа людей, недовольных тем, что их пытаются принизить и ущемить в их правах, препятствуя выходу из самолета из-за того, что сначала должны выйти те, кто смог позволить себе билет подороже, отодвинет занавеску и пройдет как ни в чём ни бывало к выходу, несмотря на требования стюардесс ожидать, пока не выйдут привилегированные…

Эми молча посмотрела на Дэна и задумалась.

«Классовость… На самом деле сейчас она процветает как никогда, и это после стольких трудов добиться равенства… Почему она так процветает? Потому что богачам становиться все сложнее выделяться в толпе, теперь почти каждый может себе позволить то же, что и они, их стало слишком много… На самом деле не так уж много отличий между богатым человеком и человеком среднего класса, у одного машина за десять миллионов, у другого за пол миллиона в кредит, но оба они сидят зимой в теплой машине, стоя в пробке, и ждут, пока освободиться проезд. У одного квартира в центре за пятьдесят миллионов, а у другого за пять, но на окраине города, откуда он с легкостью добирается до центра на своей машине стоимостью в пол миллиона… Придя домой, один достает из винного шкафа игристое за пять тысяч, потому что хочет почувствовать цитрусовые нотки и искрящую кислинку, а другой пьет игристое за пятьсот рублей по акции, и ему нравится, а эффект один и тот же! Раньше был дефицит продуктов и вещей, а сейчас их хоть завались, ты можешь позволить себе все, что только душе твоей угодно! У богача вилла за границей, которая стоит несколько десятков миллионов долларов, а ты едешь горящей путевкой на две недели туда же, где находится его вилла, и наслаждаешься теми же видами, смотришь на тот же закат, пьешь и ешь почти все то же, что и он, но лишь с некоторыми отличиями. Ты можешь позволить себе почти все то же, что и он, поэтому богач и бесится. Ему ничего не остается, кроме как прибегать к унижению других людей при помощи косвенных моральных ценностей, но это только ему так кажется, тебя это вообще никак не задевает, поэтому он едет почти на такой же машине, но с мигалкой, ведь в это сложное время ему нужно хоть чем-то выделяться. Теперь единственной прелестью для них является возможность показать, насколько больше они могут себе позволить, а показать это теперь очень сложно, но это касается только тех, кто действительно себя так ставит», – думал Дэн, разглядывая иностранца, вытягивающего шею и пытающегося что-то разглядеть за занавесками.

Дэн снова взглянул в иллюминатор, теперь внизу виднелись огромные каменные острова, он позвал Эми, чтобы вместе полюбоваться видами этого большого города. Внизу, совсем рядом с водой, виднелись огромные небоскребы вдоль берега, магистрали сменялись спальными районами, самолет накренился в левую сторону, и теперь они пролетали рядом с широкой серой рекой, по которой плыли крошечные яхты. Берега этой реки соединялись несколькими мостами, и каждый из них отличался друг от друга, затем крыло самолета перечеркнуло этот пейзаж, и теперь вдалеке стал виден огромный прямоугольный парк в самом центре города, окруженный высотками и широкими улицами со всех сторон.

Увиденное восхитило Дэна, его переполняла гордость и восторг от того, что он снова отправился дикарем в путешествие. С высоты птичьего полета ему показалось, что это самое красивое место из тех, где он когда-либо бывал и навряд ли он изменил бы свое мнение, сойдя на землю.

Пилоты выпустил шасси, и Дэн посмотрел на Эми довольными глазами. Как только самолет остановился возле рукава, люди, сидевшие возле прохода, повыскакивали со своих мест, игнорируя горящий знак «пристегнуть ремни», и принялись доставать свои сумки с багажных полок.

– Смотри, сейчас будут полчаса стоять и ждать, когда же их выпустят, – сказала Эми, кивнув в сторону прохода.

Дэн посмотрел на нее с удивлением.

– Да уж, пройдет несколько минут и по салону начнут раздаваться цыканье и глубокие вздохи, но они все равно будут продолжать стоять, потому что садиться обратно после того, как простоял несколько минут на ногах будет глупо, да и вдруг в это время откроют занавеску и разрешат выходить, тогда снова придется вставать и пытаться втиснуться в толпу, пытающуюся снести все на своем пути, – сказал Дэн и они вместе рассмеялись.

Здоровяк с соседнего ряда, услышав этот разговор, смерил Дэна взглядом и сел на место, чем еще больше рассмешил Эми.

После того, как толпа прошла, Эми, рассказывая в это время историю, случившуюся с ней в один из таких перелетов, встала на ноги и выпустила Дэна. Он достал сначала свой рюкзак, затем ее сумку, и они вместе направились к выходу, как будто бы изначально сели в самолет вместе и уже много лет знали друг друга.

Выйдя из рукава в зал аэропорта, они заняли разные очереди для прохождения паспортного контроля и условились дождаться друг друга в зале ожидания, чем ещё сильнее взбудоражили свои чувства, понимая, что каждый из них хочет, как можно больше оттянуть момент расставания.

Стоя один от другого в трех метрах, они незаметно поглядывали друг на друга, стараясь как можно лучше зарисовать образ в своей голове.

Пройдя паспортный контроль, они еще долго шли вместе по длинному коридору, Эми в это время засыпала Дэна вопросами, а он спокойно отвечал на них с легкой улыбкой, неся ее багаж и наслаждаясь ее сдержанной красотой.

После того, как стали видны двери выхода из аэропорта, наступило трудное молчание и неловкость. Вся эта обстановка теперь давила на них. Дэн с радостью пролетел бы еще несколько суток рядом с ней, лишь бы не расставаться, но не мог себе этого позволить. У него были сосем другие планы.

Выйдя из прохладного серого здания на улицу, Дэн посмотрел по сторонам. Все вокруг было выкрашено в один цвет: серые бордюры, серые стены, серые бетонные дорожки, да и весь аэропорт, что внутри, что снаружи, был серым. Всю эту серость разбавлял лишь желтый цвет машин и черный асфальт, ни одного деревца, ни одной лужайки не было в округе. Все это было как снег на голову, как будто депрессия материализовалась и превратилась в желто-серый мир.

Из дверей аэропорта вышла радостная толпа туристов и начала фотографироваться на фоне серых стен, обходя, стоящих прямо возле выхода, Дэна и Эми.

– Тебе в центр? – спросил Дэн, заметив остановившийся автобус.

– Нет, мне дальше, – ответила Эми, приложив телефон к уху.

– А он туда не едет?

– Кто?

– Автобус, – Дэн кивнул головой в сторону остановки.

– Нам не нужен автобус, – ответила Эми, мило улыбнувшись.

– Почему? – спросил Дэн, переведя взгляд на фотографирующихся у серых стен туристов, и не мог понять, чему они так радуются.

– Доброе утро! – крикнул человек в черном костюме с наушником в ухе и, подойдя к Эми, косо посмотрел на Дэна, – ты без сумок? – спросил он.

– Доброе, она у Дэна, – ответила Эми с улыбкой.

Дэн с недоумением посмотрел на Эми, а затем перевел взгляд на человека в костюме.

– Это мой водитель.

– Позволите? – спросил тот, указав рукой на сумки.

Дэн кивнул головой и отдал сумку водителю.

– Пойдем, – сказала Эми и, взяв Дэна за руку, направилась к черному «Майбаху», – сейчас доедем до центра, и купим тебе сим-карту.

– Подожди, – сказал Дэн, почти дойдя до машины, и остановился.

– Что такое? – Эми остановилась и с улыбкой посмотрела на него.

– Я кое-что вспомнил, – улыбнувшись, сказал он, – ты знаешь, о чем я… Это слишком просто… Нужно сразу прочувствовать этот город, таким какой он есть, без прикрас. Хочу начать свой путь без чьей-либо помощи… Спасибо за предложение, но я доберусь до города на автобусе.

– Что за глупости? Поехали, – с улыбкой произнесла Эми.

Дэн поджал губы и, улыбнувшись, молча помотал головой.

Эми растерянно посмотрела ему в глаза, она не понимала зачем он это делает, ей было обидно. Все, что она нарисовала у себя в голове начинало рушиться, внутри нее маленький капризный ребенок топал в истерике ногой и заливался слезами, теперь злость переполняла ее, и сердце выпрыгивало из груди.

– Не понимаю, к чему эта гордость… – сказала она, посмотрев на радостных туристов, столпившихся возле серого здания, чтобы сделать безвкусный снимок.

– Это не гордость… – начал Дэн, но Эми перебила его.

– Ну да, конечно… Не думаю, что ты отказался бы от моей помощи, если бы я не произнесла слово «водитель», а сказала бы, например, что вызвала такси.

– Да нет же, это здесь не причём, – произнес Дэн с улыбкой.

Эми грустно усмехнулась и покачала головой.

– Спасибо за все, рад был с тобой познакомиться. Жаль, что мы не встретились раньше, надеюсь, мы еще увидимся, – Дэн обнял Эми и, посмотрев на нее в последний раз, пошел к подъезжающему автобусу.

Эми оторопела от этих слов.

«Он противоречит сам себе, – она не понимала, зачем он ее отталкивает, – сначала говорит приятное, а затем убегает», – ей хотелось отвесить ему чемоданом по голове, а затем поцеловать, но было поздно, она уже села в машину, а он скрылся в толпе.


Глава 5


– Как долетела? – спросил осклабившийся водитель, видимо, по-настоящему радующийся прилету Эми, а она потерянно смотрела в окно и не слышала его.

– Все в порядке? – спросил он, насторожившись, и повернулся к ней.

– Да, конечно, устала только, – ответила она с легкой улыбкой.

– А, – протянул водитель, – я тоже не люблю долгие перелеты, летел я как-то раз… – начал он, но Эми, погрузившись с головой в свои мысли, его абсолютно не слышала.

«Что это было? Почему он так поступил? Изменился за считанные секунды… А что, если он что-то не так понял и сейчас опомнится? Я ведь даже не знаю его фамилии», – думала она.

Дэн в это время дошел до остановки и, взглянув на автобус, увидел зеленое информационное табло с большой белой надписью «Centre», прикрепленное к лобовому стеклу. Сейчас эта табличка заставляла работать на себя все его серое вещество, затуманенного потрясением мозга.

– Сколько стоит проезд? – спросил он у водителя, зайдя в автобус.

Водитель молча показал пальцем на табличку, висевшую над валидатором.

Дэн устало сел возле окна и, поставив на рядом стоящее сиденье рюкзак, задумался. В салон зашли те самые туристы, началась возня. Гам, создаваемый их восторженными голосами, мешал сосредоточиться. Один из них фотографировал водителя, а другой, сидящих на креслах, товарищей.

«Может они сбежали из психбольницы, и их еще не поймали? – думал Дэн, рассерженно глядя на них, – какие безвкусные люди, какие наивные… Они и вправду думают, что никто не догадывается, насколько неискренни их улыбки? А может они и правда радуются? Для чего они делают эти фотографии? Неужели они думают, что их друзьям будет интересно смотреть на одни и те же ощерившиеся лица, занимающие пол фотографии: «вот это мы со стеной, а тут со столбом, а вот здесь статуя свободы, но мы решили, что вам будет интереснее посмотреть на наши улыбающиеся физиономии…» – Дэн глубоко вздохнул и, посмотрев в окно, вспомнил об Эми, – какой же странный человек, – подумал он про себя, – столько лет ждать, когда появиться тот самый человек, а затем отвергнуть его из-за каких-то принципов…»

Он сидел и ненавидел себя, ненавидел свой характер. После многих попыток он понял, что бесполезно искать своего человека, бесполезно знакомиться с какой-нибудь понравившейся девушкой, в любом случае, рано или поздно, вы не сойдетесь взглядами или чем-нибудь еще. Со временем он пришел к выводу, что человек, уготованный ему судьбой, сам появиться перед ним в самый неожиданный момент. Когда Всевышнему это будет нужно, он удостоит тебя этой чести, и вот, кажется, это произошло.

«Почему ты отверг ее? – ломал он себе голову, – почему, прожив так долго в одиночестве, и, придя к выводу, что самым важным в жизни является человек, который будет с тобой рядом, ты, наконец-то, его встретив, отказываешься от него? Совсем не обязательно было показывать свою гордость и упрямство, можно было бы и мягче обойтись с ней… Нужно было хотя бы записать ее номер, узнать фамилию, узнать, в конце концов, название колледжа, в котором она учится…»

Вдруг в салон автобуса резко вбежала темноволосая девушка, одетая как Эми. На миг сердце Дэна замерло, а взгляд приковался к ее затылку. Он ждал, затаив дыхание, когда же она повернется, но мимо носился турист с огромным фотоаппаратом и с большим энтузиазмом что-то громко выкрикивал своим товарищам, заграждая проход своим огромным телом. Дэн вытянул шею и попытался сфокусировать свой взгляд на девушке, но двигающаяся голова туриста все время ему мешала и, хоть он был противником насилия и пацифистом, в этот момент у него задергался глаз и ему захотелось разбить этот огромный фотоаппарат о его голову.

Через мгновение девушка, стоя за спиной туриста, похлопала его по плечу, чтобы тот дал ей пройти и, когда тот освободил проход, Дэн смог разглядеть ее лицо.

«Это не она», – подумал он и, грузно вздохнув, уставился в пол.

Мимо проносились автомобили, вдалеке из окна были видны небоскребы и темные дождливые тучи, нависшие над городом. Эми смотрела на линии электропередач, связанные пролетавшими, как будто птицы, столбами, на заправки и ресторанчики, разбросанные как попало по огромному участку дороги и на желтые линии, так ярко выделяющиеся на черном асфальте. Водитель все еще что-то рассказывал, не сводя глаз с дороги, а Эми по-прежнему его не слушала, она все сидела и думала о Дэне.

«Что он хотел показать этим своим поведением? Хотел, чтобы я начала уговаривать его сесть в машину? Самовлюблённый эгоист, так и врезала бы ему… И что это еще значит: «надеюсь мы с тобой увидимся…»? Чтобы надеяться на следующую встречу, не нужно показывать свой характер на первой! Зачем все это общение, зачем все эти взгляды, прикосновения? Сидел бы себе и читал свои дурацкие книжонки. Не нужно было расталкивать его, когда разносили напитки. Лучше бы сидел и мучился с пересохшим горлом, а потом еще и томатным соком его облить, чтобы красочнее было», – она даже хихикнула, представив это, но вскоре снова погрузилась в свои мысли, а водитель, приняв смешок на свой счет, принялся рассказывать свою историю с еще большим воодушевлением.

Теперь она вспомнила его слова: «Жаль, что мы не встретились раньше».

«А если он не из гордости вовсе? Может быть, зря я так думаю о нем? Может, есть какие-то другие причины?» – думала она, ломая пальцы на руках.

– Стой! – звонко произнесла Эми, посмотрев на остановку, которую водитель только что проехал.

– Что случилось? – оборвав свою историю и сменив довольную ухмылку на тревожное выражение лица, напугано спросил водитель, резко съехав на обочину.

– Кажется я кое-что забыла, – сказала Эми, взглянув на водителя широко открытыми и напуганными глазами.

– Ну ты даешь… – протянул водитель, – я уж подумал, что что-то серьёзное случилось, – произнес он на выдохе и, растерев пальцами лоб, включил поворотник и начал разворачиваться, но Эми, не объясняя причин, попросила высадить ее прямо на обочине.

– Я сама доберусь до аэропорта, не волнуйся за меня, мне нужно проветриться, подумать, – нерешительно сказала она, – поезжай пока что в город, там, если что, и встретимся, – Эми вышла из машины и захлопнула дверь.

Она решилась переступить через свою гордость и сделать первый шаг Дэну навстречу.

Водитель, обдумывая происходящее, ещё немного постоял, затем нажал на педаль газа и медленно отъехал.

Стоя на остановке, Эми думала, что скажет Дэну при встрече, осталось много нерешенных вопросов и, несмотря на то, как он себя с ней повёл, ее тянуло к нему.

Большой автобус, на лобовом стекле которого виднелась зеленая табличка с большой белой надписью «Centre», остановился напротив Эми.

Зайдя внутрь, она первым делом обратила внимание на толпу иностранцев, стоящих посреди прохода. Они закутались в огромный американский флаг и фотографировались на фоне огромного панорамного окна. Она вспомнила их, это были те самые люди, что фотографировались у стены, возле аэропорта.

«Нужно вести себя спокойнее, иначе он заметит волнение и сразу все поймет», – думала Эми, ища глазами Дэна, она хотела, но боялась его увидеть.

Пробираясь вглубь салона, она заметила еще двух людей из той же компании, это были мужчина и женщина лет тридцати пяти, на голове мужчины была панама бежевого цвета, одет он был в клетчатую рубашку, бриджи и кеды. Создавалось впечатление, будто их вывели на прогулку, одев перед этим в однотипную форму, отличавшуюся лишь расцветкой. Они сидели в глубине салона, женщина одной рукой держала мужчину за шею, а другой прикладывала белую ткань к его окровавленному носу, а он, откинув голову, что-то ей говорил, держа в руках фотоаппарат с разбитым объективом.

Пройдя до конца салона и обратно, тщательно всматриваясь в лица пассажиров, она пыталась найти среди них знакомое и так сильно полюбившееся ей лицо, но сделав круг, поняла, что его здесь нет.

«Как же так, можно было бы подумать, что он уехал на другом автобусе, но туристы… они вышли в одно и то же время с нами, а значит именно этот автобус отправился первым, – подумала Эми, посмотрев на иностранцев, и села в конце автобуса. – Какие нелепые… – думала она, оглядывая одного из них с ног до головы, – а что, если он поехал другим автобусом? Может, посмотрел на них и решил, что не хочет ехать в такой компании, может, решил поехать следующим рейсом?» – подумала она и, выйдя из автобуса, оказалась на пустой остановке.

Недалеко от остановки стояло здание, поделенное на две равные части, в одной был супермаркет с огромной вывеской, а в другой что-то вроде стейк-хауса. На парковке, рассчитанной на десять машин, не было ни одной, видимо, заведение не пользовалось популярностью.

До прибытия следующего автобуса оставалось еще примерно полчаса и, чтобы не стоять на месте, она решила немного прогуляться.

Скоротав время и купив содовой в супермаркете, Эми снова дошла до остановки и взглянула на часы. Прошло лишь десять минут. Несмотря на тучи, до сих пор висевшие над городом, на улице было жарко. Эми оставила в машине свой багаж, но забыла снять куртку, которая теперь была обмотана вокруг ее талии и связана рукавами. Она была изнурена полетом, ее клонило в сон и только банка с ледяным напитком не давала ей уснуть: холодные капли конденсата стекали со стенок банки ей в руку, приводя ее в чувство. Она уже не терзала себя мыслями о том, что ей предстоит. Теперь ей хотелось поскорее лечь в свою постель.

Автобус должен был подъехать с минуты на минуту. Взглянув на часы, она встала со скамейки и начала всматриваться вдаль, будто он, заметив с каким нетерпением она его ждет, приедет быстрее. Она боялась, что водитель, не заметив ее на неприметной остановке, пронесется мимо нее на всей скорости.

Наконец-то вдали показался автобус, ее сонное состояние пропало, и внутри что-то зашевелилось. Точно такой же автобус, точно с такой же зеленой табличкой на лобовом стекле остановился в трех метрах от нее. Ей показалось, что она это уже видела и готова была снова увидеть группу иностранцев, делающих безвкусные фотографии.

Водитель автобуса вышел и начал что-то отдирать от лобового стекла.


Зайдя в задние двери автобуса, Эми начала проводить поисковую операцию, всматриваясь в лица людей и пытаясь отыскать среди них то самое.

«Ничего не понимаю», – подумала она, обойдя весь автобус.

Кроме мест на последних рядах, все было занято. Сев в конце автобуса у окна, Эми подтянула колени к груди и, склонив над ними голову, обняла ноги обеими руками. Она не могла поверить, что его здесь нет.

«Куда же он мог подеваться, – думала она, – навряд ли он решил поехать на третьем автобусе, может, все-таки решил лететь дальше? Или поехал на такси?..»

Отодрав огромного жука от лобового стекла, водитель сел на свое сиденье, закрыл двери и начал движение, но не успел он проехать и пяти метров, как вдруг резко затормозил и снова открыл двери автобуса.

В салон вбежал запыхавшийся молодой человек с мороженым в руке, на нем были надеты черные джинсы с дыркой на месте колена, белая футболка с угловатым вырезом, а на спине висел огромный рюкзак. Он заплатил за проезд и пошел в конец автобуса.

«Что за бешеный день? Что за бешеная жизнь? Снова что-то нашла и тут же потеряла… Лучше бы и не встречала его вовсе, нужно все это забыть, прийти домой, лечь в постель, а затем проснуться и ничего этого не помнить, – думала Эми, но от этих мыслей ей стало не по себе, – нет! Так нельзя, я обязательно встречу его когда-нибудь, возможно, даже завтра!»

Ей очень хотелось спать, но, несмотря на утомление, жару и укачивающий ее автобус она не могла уснуть. Мысли, солнечный свет, проникающий в окна автобуса и шум переговаривающихся между собой людей, мешали ей. Она подняла голову и посмотрела в окно, затем, глубоко вздохнув, перевела взгляд и остановила его на утомленном, опечаленном, смотрящем в одну точку перед собой, парне, сидевшем у окна, она не могла поверить своим глазам. Это был Дэн!


Глава 6


Он сидел, вытянув свои длинные ноги в полный рост и смотрел в окно, казалось, что глаза его смотрят в никуда, он выглядел как врач, возвращавшийся домой после трудной операции, длившейся более суток, которая была завершена успешно, но пациент всё равно умер. На соседнем кресле лежал его огромный черный рюкзак, служивший ему подлокотником, голова его была прижата к окну, а в левой руке он держал мороженое и думал, что из-за своей строптивости, гордости и глупости потерял человека, посланного ему судьбой.

«Это невозможно… Как он тут оказался? Еще минуту назад его здесь не было», – думала Эми, смотря на Дэна безумным взглядом.

В это время капля растаявшего мороженого скатилась по его пальцам и упала на пол. Он полез в рюкзак за влажными салфетками, но, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, поднял голову и, встретившись взглядом с Эми, застыл в полном ошеломлении.

– Что ты тут делаешь? – спросил он после длительного молчания.

Эми до сих пор не верила своим глазам.

«Может быть это сон?» – думала она и сердце ее выпрыгивало из груди от волнения, но снаружи всего этого не было видно.

– Домой еду, – ответила она с полным спокойствием, удивляясь собственному самообладанию и тому, как это у нее так вышло.

– А как же водитель? – спросил Дэн, смотря на нее с недоумением.

В ответ на это Эми лишь странно посмотрела на него, будто не понимая вопроса.

– Твой водитель… Я видел, как ты села в машину, – мороженое продолжало стекать по его руке.

– А, да, – протянула она, – но это не мой водитель, это водитель отца и машина тоже… вечно в ней что-то ломается… Он остался на остановке дожидаться эвакуатора, а я решила самостоятельно добраться на автобусе.

– Странно… – удивился Дэн, вспоминая новый «Майбах».

– Ничего странного, машины ломаются… – ответила Эми, поражаясь тому, откуда в ней берется это вранье.

– А что за остановка? – задумчиво спросил Дэн, вытирая руку.

– Остановка? – выпалила Эми, не успев даже понять сути вопроса, испугавшись, что он мог видеть, как она ждала автобус.

– На какой остановке сломалась машина? Тут рядом или возле аэропорта?

– Мы только что проехали ее, – ответила Эми и тут же мысленно дала себе подзатыльник.

«Хватит нести чушь!» – она боялась запутаться в собственной лжи.

– Странно, я был там, но твоей машины там не видел…

– Наверно, просто не заметил, – Эми пожала плечами, – а ты что делал на той остановке? – с интересом спросила она, пытаясь так же, как и Дэн, собрать пазл у себя в голове.

– Зашел в магазин за мороженым, жарко на улице, – ответил он, роясь в воспоминаниях и пытаясь отыскать машину возле остановки.

– Можно было доехать до города и купить мороженое там.

Дэн взял рюкзак и перешел на ту сторону, где сидела Эми.

– Знаешь, это очень удивительно, что мы с тобой встретились снова… Я очень этому рад, – с улыбкой произнес он, сев напротив нее.

Эми улыбнулась в ответ и покраснела.

– Так почему же ты не доехал до города?

– Я почти сразу вышел из автобуса, проехал всего одну остановку от аэропорта, вышел и пошел пешком, вот и дошел до той остановки с супермаркетом, – Дэн указал рукой в направлении остановки.

– У тебя кровь на руке! – воскликнула Эми и, достав влажные салфетки из открытого кармана рюкзака Дэна, начала обрабатывать рану, держа его за руку.

– Да ладно тебе, всего лишь царапины, – сказал Дэн, пытаясь отнять руку.

– Зачем же ты вышел из автобуса? – Эми притянула руку обратно.

– Помнишь группу иностранцев?

– Да, такие странные, я их… – чуть не проболталась Эми.

– Что их?

– Видела возле аэропорта.

– Ну да, я тебе про них и говорю.

– Так что там?

– Они сели вместе со мной в автобус… Устал на них смотреть… Такие глупые улыбки, ужасный неискренний смех, как из психоделического фильма, они все время друг друга фотографировали… Взбесили, пришлось выйти…

Закончив обрабатывать царапины, Эми вспомнила иностранца с разбитым фотоаппаратом.

– Так это ты избил того иностранца? – удивленно выпалила она.

Дэн посмотрел на Эми, нахмурив брови.

– Того, что был в том автобусе и фотографировал!..

– Чего? Никого я не бил, – ухмыльнулся Дэн.

– А тогда откуда это? – спросила Эми, показав на его руку.

– Упал, запнулся о камень, – стыдливо произнес Дэн, посмотрев на порванную штанину через которую было видно окровавленное колено.

– Кошмар, – протянула Эми и снова начала доставать влажные салфетки, – я уже подумала, что это ты его побил и разбил ему…– запнулась она, поняв, что проговорилась и, кашлянув, начала обрабатывать рану на ноге с надеждой, что сказанное вслух, не будет принято во внимание.

Дэн сразу же сложил пазл в своей голове и улыбнулся.

– Так значит ты видела тех иностранцев в автобусе? – спросил он.

– Да, – холодно ответила Эми, не придавая этому значения.

– Как же это вышло? Ведь те иностранцы ехали на другом автобусе.

– Подожди, я тут занята вообще-то, – ответила Эми с деловым видом, не отрывая глаз от колена.

«Ну и как ты теперь будешь выкручиваться?» – думала она.

«Если все на самом деле так, как есть, то не стоит пренебрегать тем, что сделала Эми для встречи», – подумал Дэн и убрал дурацкую ухмылку со своего лица.

Закончив обрабатывать рану, Эми подняла голову, посмотрела Дэну в глаза и, поджав губы, начала рассказывать свою историю.

– Когда машина сломалась, мы остановились возле той остановки прямо на обочине, а через несколько минут рядом с нами остановился автобус. Я решила, что не стану дожидаться эвакуатора и доеду до города на нем, а когда зашла внутрь, увидела тех самых иностранцев. Они стояли в центре салона, я решила обойти их и сесть сзади, но там сидели еще двое из той же компании, у одного из них в руках был разбитый фотоаппарат, а из носа шла кровь. Водитель автобуса за считанные секунды помог наладить машину, и я снова пересела обратно, но когда автобус уехал, мы проехали пару метров и снова заглохли, – быстро отчеканила Эми, поражаясь тому, что только что придумала.

Дэн посмотрел на нее пристальным взглядом, а затем усмехнулся.

– Что? – спросила она, нахмурив брови.

– Зря я вышел из того автобуса, нужно было остаться, чтобы посмотреть, что произойдет с этим иностранцем… Я ведь как раз и вышел, чтобы не разбить фотоаппарат о его голову… Интересно, кто же это сделал?

После того, как Дэн это сказал, автобус начал проходить крутой поворот. Багаж начал кататься по полкам и вываливаться с них. Эми схватилась руками за рядом стоящее сиденье, чтобы удержаться на месте, а Дэн ударился головой об окно.

– Кажется, теперь я знаю, как он разбил фотоаппарат…


Глава 7


Автобус остановился на пересечении оживленных улиц.

За время поездки они снова разговорились, но в голосах уже чувствовалась сильная усталость и сонность.

– Где мы вышли? Это не похоже на центр города.

– Это очень приличный район, отсюда недалеко до центра, – Эми остановилась и посмотрела в телефон.

– Тебе недалеко до дома отсюда? – спросил Дэн, вращая головой по сторонам, отвлекаясь на шум проезжающих мимо машин.

– Нет, мне нужно было сегодня заехать к родителям, но я так вымоталась… Поеду к себе. Но сначала хочу убедиться, что ты тут хорошо устроился.

– За меня можешь не беспокоиться, я как-нибудь разберусь.

– Я не сомневаюсь, но позволь мне немного помочь, тут недалеко есть хороший и недорогой отель, сейчас я тебе его покажу, – сказала она и взяла его за руку.

– Но я не собирался в отель, мне нужно найти какой-нибудь хостел, – произнес Дэн, следуя за Эми.

– Ну да, конечно, я так и думала, ведь ты любитель приключений, – иронично произнесла она.

– Совершенно верно.

– Хорошо, но тебе нужно сделать передышку, посмотри на себя… Ты устал, ты проделал долгий путь, чтобы добраться сюда. Мне кажется, ты можешь дать себе один день отдыха и остановиться в хорошем отеле, привести себя в порядок, выспаться, прогуляться по городу, окунуться в его атмосферу, почувствовать его ритм, а уже завтра с новыми силами и свежей головой заняться тем, чем собирался заниматься изначально, – говорила Эми, ведя его за руку как маленького ребенка.

– Может ты и права… – начал Дэн, но Эми его перебила.

– Даже не пытайся препираться, – сказала она серьезным тоном и показала ему рукой на соседнее здание, – нам туда. Давай так, раз уж ты такой ярый искатель приключений, то я тебе их устрою, но при условии, что ты сегодня переночуешь в отеле, – Эми на мгновение задумалась.

Ей хотелось встретиться с ним вечером, но она представляла себе, каким он выйдет из хостела, поэтому любыми средствами должна была убедить его остаться в отеле.

– Так вот, ты сегодня ночуешь в отеле, а завтра, конечно, если тебе понравиться такая идея, я договорюсь с комендантом своего общежития и тебя временно туда заселят, я думаю так будет интереснее и безопаснее, почувствуешь себя человеком, которому только лишь предстоит чего-то добиться в этой стране. По крайней мере, тебя там не ограбят, а в хостеле очень даже может быть и, если тебе повезет с соседом, в твоей комнате не будет вонять чужими ботинками, может даже друзей заведешь…

– Я не завожу друзей, только знакомства, – произнес Дэн, перебив Эми, как будто бы только это и услышал из всего, что она сказала.

– Хорошо, как скажешь, может быть это и правильно, но я не удивлена твоим ответом, ты своеобразен, со своими тараканами… но меня это не смущает, даже наоборот.

– Разве тебя должно это смущать?

Эми сделала вид, будто не заметила этого провокационного вопроса. Ей казалось, что для него это такая игра, где нужно специально делать что-нибудь неуместное. Он как будто пытался добиться негативной реакции, привлечь внимание, испытать собеседника на нервную устойчивость, но Эми еще в самолете поняла, что его это забавляет, и теперь это забавляло и ее тоже.

– Вернемся к теме общежития, – продолжила она, сделав вид, будто не заметила на себе его пристального взгляда.

Поняв, что она не собирается играть с ним в эту игру, Дэн снова перевел взгляд на здания.

– Там у тебя будет сосед, постоянный человек, это лучше, чем вечно сменяющиеся люди, ты, конечно же, скажешь, что это облегчает задачу… Да, это так, но не во многом, по большей части это отгородит тебя от проблем, – закончила Эми, остановившись возле дверей отеля, – мы на месте!

Дэн вздохнул и, обернувшись, посмотрел вокруг. В окна дома, стоящего напротив отеля, фасад которого был аккуратно обложен серым кирпичом, светило солнце. Первый этаж здания был усеян бутиками и небольшими ресторанчиками, а над торцовым балконом второго этажа виднелся огромный розовый бант, прикрепленный туда, видимо, по случаю какого-то праздника. Вдоль улиц росли красивые деревья на тонких стволах с пышными округлыми кронами, проносились желтые автомобили, толпились люди в ожидании зеленого сигнала светофора, а тучи уносило ветром в сторону океана, отчего небо становилось сине-голубого цвета.

Рассмотрев перекресток, Дэн снова обернулся и посмотрел на отель. Он находился точно в таком же здании, но тут уже не было ни бутиков, ни ресторанов. Он, видимо, не нуждался в рекламе, на нем не было никаких опознавательных знаков. Пройдя мимо него, можно было бы подумать, что это дорогой магазин цветов. Закругленные арочные массивные двери из красного мореного дуба были обрамлены толстым слоем пышных розовых цветов, карнизы балконов усеяны горшками с бегониями, а фасад отеля обставлен огромными мраморными вазонами с благоухающими растениями.

– Ну что, согласен? – спросила Эми, широко открыв глаза.

– Хорошо, – ответил Дэн, понимая, что ему, как никогда, требуется душ, тишина и мягкая кровать, а это едва ли можно найти в хостеле.

– Вот и отлично! – воскликнула Эми, радуясь тому, что все идет по ее плану.

Швейцар открыл дверь и поприветствовал вошедших гостей. В холле было прохладно, играла инструментальная музыка, вокруг витал приятный аромат кедра, фиалок и цитрусовых, смешанных с кремовыми оттенками восточных специй.

Пока Дэн разглядывал деревянную отделку холла, посреди которого на мраморном полу стоял черный рояль, так же, как и двери отеля, украшенный цветами с огромными бутонами, Эми подошла на ресепшен.

Заметив, что она уже общается с портье, Дэн подошел к стойке размещения.

– Что ты делаешь? – спросил он, смотря на то, как она роется в сумке.

– Ищу карту, у меня есть скидка в этом отеле.

– А то я уже подумал, что ты собираешься платить за меня…

– Тут есть номера с видом на город и на сад, в каком хочешь остановиться?

– С видом на сад.

– Вам повезло, у нас как раз остался последний номер с видом на сад, – отозвалась портье.

– Странно, пока мы шли, ты ни разу не оторвал взгляда от домов и улиц, мне казалось, ты будешь смотреть на город из окна.

– На улице шумно, хочу поспать в тишине.

Дэн заплатил за номер, взял ключ и пошел в лобби-бар, где его ждала Эми. Она сидела в кресле, подперев рукой голову. На столе стояла чашка эспрессо.

– Заказала кофе?

– Да, иначе сейчас засну.

– Это не поможет, сон никуда не уйдет, а вот неприятное чувство внутри усилится, – вздохнув, сказал Дэн.

– Я знаю, – ответила Эми, задумавшись, затем достала ручку и начала писать что-то на салфетке, – это мой номер, на всякий случай, – сказала она, пододвинув ему салфетку.

– Что будешь делать вечером? – спросил Дэн, переведя взгляд с салфетки на Эми.

– Не знаю, – ответила она с волнением.

– Может, прогуляемся вечером? Если ты, конечно, не будешь занята.

– Если не будет каких-нибудь важных дел, – улыбнулась Эми и встала со стула.

– Надеюсь, что не будет. Я позвоню вечером.

Дэн проводил Эми до такси, вернулся в лобби-бар, закрыл счет и пошел в свой номер.


Глава 8


Когда Дэн проснулся, на часах было два часа дня, в номере стоял полумрак и царила тишина, комната обдувалась прохладным воздухом из кондиционера. Стоило ему одернуть шторы, как его тут же ослепило яркими лучами солнца. Привыкнув к свету, Дэн вышел на балкон и посмотрел вниз. Как и обещала портье, вид с балкона открывался на небольшой сад. В саду росли небольшие хвойные деревья и кустарники с фиолетовыми цветами, дорожки были усыпаны мраморной крошкой, а по периметру были расставлены столики. Сад служил открытой верандой при ресторане отеля, но внутри никого не было, никто не хотел выходить из своих номеров в такую жару.

Надышавшись свежим воздухом, Дэн принял душ, разложил на столе вещи из рюкзака, взял с собой все необходимое, оделся полегче и, выйдя из номера, отправился к стойке размещения, чтобы узнать, каким сотовым оператором ему лучше воспользоваться.

Нью-Йорк оказался суетливым местом. Утром, когда Эми вела его в отель, люди спешили на работу и толпились возле светофоров, с тех пор, несмотря на то, что время обеда уже давно прошло, людей на улицах не стало меньше.

Может от усталости или еще из-за чего-то, выйдя на улицу, Дэн начал нервничать.

Теперь город радовал его не так, как тогда, когда он смотрел на него с высоты птичьего полета. Мимо проносились и сигналили автомобили, оставляя за собой душный шлейф выхлопных газов, который перемешивался с запахами, доносившимися из кафетериев и ресторанов. Город пестрил разноцветными красками: красные, синие, зеленые вывески, клумбы с цветами и серые железобетонные дороги – все смешивалось в глазах. Вся пешеходная часть улицы была усеяна разными киосками на колесах, в которых продавали хот-доги, мороженое, книги, газеты и фрукты.

«Такое ощущение, что вышел не на прогулку, а на рынок, – думал Дэн, только и делая, что успевая переводить взгляд, – надеюсь, что так только в этом районе».

Немного привыкнув к городу и смирившись с жарой, Дэн перестал отвлекаться и начал искать глазами тот самый салон сотовой связи, что посоветовала ему портье.

Когда он вышел из магазина, было уже три часа дня. Он достал из кармана салфетку с номером телефона Эми и позвонил ей.

«Еще спит», – подумал он, после неудачной попытки дозвониться, и отправил ей сообщение.

Стоя возле автобусной остановки и разглядывая людей, Дэн ждал автобус и думал о том, куда ему лучше сначала пойти и что посмотреть.

– Статуя свободы, – произнес он, решив, что именно она будет первым достопримечательным местом, которое он посетит, и, поставив себе задачу, исследовать город как можно быстрее, отправился пешком, вместо того, чтобы поехать на автобусе.

Этот город был абсолютно не похож на тот, что он видел в фильмах, он думал, что вокруг будут ходить красивые люди в чистых, выглаженных костюмах и платьях, что по широким и ровным дорогам будут ездить только дорогие черные машины, но все было наоборот. Мимо него проходили безвкусно одетые люди, а город был пропитан запахом соленой кукурузы и хот-догов.

Вскоре он ушел от городской суеты и спустился к, обдуваемой прохладным ветром, реке.

– М-да, – огорченно протянул он, поняв, что добраться до статуи свободы можно только по воде, а не по мосту, как он думал изначально, и отправился в сторону пристани, на которой толпились туристы в ожидании теплохода.

Стоя на краю палубы, Дэн смотрел на брызги волн, разбивающихся о борт теплохода. Город был настолько огромен, что казалось, будто корабль стоит на месте.

Только он успел сойти с парома и взглянуть на статую, как вдруг в кармане завибрировал телефон.

– Доброе утро, – ответил он, смотря на одно из чудес света.

– Привет, уже выспался? – спросила Эми сонным голосом.

– Да, я еще два часа назад вышел из отеля.

– А где ты?

– Там же, где и все, кто впервые приехал в Нью-Йорк.

– На острове?

– Да.

– Быстро ты сориентировался, а что потом будешь делать?

– Потом у меня встреча с девушкой.

– Правда?

– Да, или у тебя всё-таки появились какие-то важные дела?

– Пока что нет, – ответила Эми с загадкой в голосе, лежа на кровати и накручивая локоны на палец.

– Хорошо, тогда сегодня в девять? – Дэн посмотрел на часы.

– Но солнце садится в половине девятого.

– Не беспокойся, утром оно взойдет снова.

– Но как же я буду показывать тебе город?

– Ночной город должен быть еще красивее.

– Так неинтересно, давай пораньше.

– В восемь?

– Лучше в семь.

– Хорошо, давай в семь.

– Тогда встречаемся там же, где и расстались.

– Договорились.

– Хорошо, тогда до встречи, – сказала Эми и положила трубку.

Еще немного погуляв по острову, Дэн сделал несколько фотографий и отправился в отель, где принял душ, прилично оделся и спустился в лобби-бар к назначенному времени.

Он сидел за барной стойкой и пил чай, посматривая на входные двери в ожидании Эми, как вдруг послышался звонкий стук каблуков.

Со второго этажа по резной лестнице спускалась девушка в шикарном черном коктейльном платье.

– Эми? – удивился он.

– Привет, – сказала она, подойдя к нему.

– Ты очень красива, – Дэн поцеловал ей руку, – я это хотел сказать и раньше, но в этом платье ты просто великолепна, – он смотрел на нее, не скрывая своего восхищения.

– Спасибо, – ответила она, и румянец выступил на ее щеках.

– Как ты оказалась на втором этаже?

– Поднялась по лестнице.

– Это многое объясняет, – усмехнулся Дэн.

Эми рассмеялась и рассказала, что после того, как они попрощались, такси проехало несколько метров и встряло в пробку, а она была настолько уставшая, что решила вернуться в отель и снять номер.

– Ну так что, мы идем? – спросила она сразу же после истории, чтобы не концентрировать на ней внимание.

– Даже не знаю, не уверен, что такая леди должна ходить по улицам этого грязного города.

– С чего ты решил, что он грязный? – спросила она, улыбаясь.

– Я был там сегодня и все видел, по крайней мере, мне так показалось.

– Этого я и боялась… боялась, что у тебя сложится неправильное впечатление, ты просто ходил не по тем улицам, сейчас мы поедем на Манхэттен, и я покажу тебе одни из своих любимых уголков Нью-Йорка.

– Хорошо, – ответил Дэн и, расплатившись с барменом, оставил сотню долларов на баре.

Заметив это, Эми сдержалась, но перед выходом из отеля, идя с ним под руку, решила все-таки спросить.

– Что ты пил в баре?

– Чай.

– И только?

– Ничего, кроме чая.

– Не сочти мой вопрос за скупость… Это, конечно, не мое дело, но не много ли ты оставил на чай?

– Смотря, как на это посмотреть, – произнес он, улыбнувшись.

– И как же на это смотришь ты?

– Не думай, что это чаевые, думай, что это то, что сделало обыденный день человека запоминающимся и немного приятным.

– Интересно.

– Я когда-то работал барменом и прекрасно помню такие моменты.

Выйдя из отеля, Дэн поймал такси, открыл Эми дверь и, обойдя машину, сел рядом с ней. Когда автомобиль начал движение, он бросил взгляд через боковое стекло и прочел надпись на остановке «Flatbush Ave».

Пока они ехали, он разглядывал здания, улицы и парки, а Эми ему рассказывала о городе все, что знала сама. Вскоре такси заехало на мост, и перед ними открылся шикарный вид: солнце, заходя за горизонт, заливало весь город своим красно-оранжевым светом, отражаясь в окнах домов и бликах воды. Съехав с моста, водитель свернул в сторону небоскребов и через несколько метров остановился.

– Это тот самый парк? – спросил Дэн, протянув Эми руку.

– Да, – ответила она с улыбкой и повела его вглубь парка.

Когда солнце пропало из виду, а на небе появился молодой месяц, город заиграл новыми красками. На фонарных столбах зажглись огни и замигали гирлянды, город с приходом ночи сбросил с себя маску уныния и пустился в пляс.

Вечер, когда Эми должна была просто познакомить Дэна с городом, плавно перетек в романтическое свидание под белым светом яркого месяца. Они шли, держась за руки, и с трепетом заглядывали друг другу в глаза, не боясь смущений и не стесняясь своих чувств. Пройдя парк насквозь, они вышли на оживленную улицу.

– Ты не устала, может, зайдем в ресторан?

– Да, кажется, я проголодалась, – ответила она и посмотрела по сторонам.

– В какой из них? – спросил Дэн, обведя глазами улицу, усеянную ресторанами.

– Вон тот, – Эми кивнула головой в сторону ресторана с верандой.

Зайдя внутрь, Дэн заказал бутылку белого сухого вина «Совиньон-Блан», доверив Эми выбор закусок, основных блюд и всего остального.

Когда они сели за стол, чувство голода испарилось, но, выпив несколько бокалов, аппетит разыгрался вновь. Вино помогло сбросить все ненужные оковы, разговор становился приятнее и интереснее.

– Так хорошо на улице, пойдем еще погуляем, – сказала Эми и с нежностью посмотрела на Дэна.

Он наполнил бокалы вином, попросив добавить их в счет, и, оставив чаевые, вышел вместе с Эми под руку из ресторана.

Когда они вышли на улицу, уже была полночь. Деревья парка окрасились в яркие цвета, исходившие от гирлянд и рекламных баннеров на небоскребах, кругом стояла тишина и дул легкий прохладный ветерок.

Эми шла рядом, обнимая Дэна обеими руками и что-то рассказывала ему, прижавшись головой к его плечу, пока он держал в одной руке два бокала и наслаждался ее голосом и запахом ее волос. Ему как будто снова стало девятнадцать, именно тогда начинался его первый взаимный и искренний роман, продлившийся несколько лет, за которым следовало несколько лет пустоты.

Дойдя до конца парка, они поймали такси и поехали в полной тишине до отеля. Эми положила голову Дэну на плечо и смотрела на мелькающие фонарные столбы, борясь со сном. Дороги были пусты, светофоры как будто сговорились и ни разу не показали красный свет. Они доехали за десять минут до отеля и вышли прямо напротив входа.

– Мы забыли попробовать десерт, – сказал полушепотом Дэн, открыв входную дверь.

– Ну и хорошо, я бы сейчас выпила кофе, давай посидим еще немного в баре и закажем десерты здесь.

– Давай, – сказал Дэн и взял Эми под руку.

После наступления полуночи, в вестибюле отеля приглушали основной свет, зажигали свечи и включали торшеры, а приятная расслабляющая музыка, исходившая из колонок, сменялась американским джазом.

Они сели за маленький дубовый столик напротив бара и открыли меню. Дэн изучал десертную карту, пока Эми смотрела на его сосредоточенное выражение лица и улыбалась.

– Что? – спросил он с улыбкой, отложив меню.

– У тебя там точно меню? Такое ощущение, что тебе в руки попала стратегическая карта, – рассмеялась она.

– Ты что-нибудь выбрала? – спросил Дэн, улыбнувшись.

– Нет, я передумала, не хочу кофе, теперь я хочу спать.

– Ты такая непостоянная.

– Какой ты проницательный, проводишь меня? – игриво спросила Эми.

– Конечно, – сказал Дэн и, выйдя из-за стола, взял ее под руку.

Держась за руки, они поднялись по винтовой лестнице на второй этаж и дошли по слабоосвещенному коридору до номера, который оказался по соседству с номером Дэна, чему он сильно удивился.

– Вот мы и пришли, – Эми открыла ключом дверь и повернулась к Дэну, – спасибо за вечер, – произнесла она, и губы их сплелись в горячем, страстном поцелуе. Она хотела ему сопротивляться, но только в своих мыслях, сейчас же она полностью отдалась чувствам, жизни и желаниям своего сердца. Спустя столько лет, она, наконец-то, могла утонуть в объятиях человека, которого, как ей сейчас казалось, полюбила с первого взгляда. Через мгновенье коридор, устланный зеленым ковром и освещенный слабым теплым светом светильников, висевших возле каждой двери, был пуст, а два темных силуэта скрылись в полумраке за закрытой дверью под номером двадцать восемь.


Глава 9


Окно, ставни которого были немного приоткрыты, было закрыто шторами, в номере стоял полумрак и пахло свежестью раннего летнего утра. С улицы доносилось неназойливое пение одинокой птицы, и было слышно, как моросит дождь.

Дэн проснулся с полной трезвостью в уме. Несмотря на вино, выпитое вчерашним вечером, голова его на удивление была собрана. Он приподнялся и сел, прижавшись спиной к высокому изголовью кровати, подложив под спину подушку.

Из ванной доносились звуки, разбивающихся о дно ванны, капель.

Он дотянулся рукой до шторы и, одернув ее, обвел комнату взглядом. Рядом лежала мятая подушка и такое же мятое одеяло, на спинке стула висело черное платье, а у двери стояли женские туфли.

Встав с кровати, Дэн надел белый махровый халат и, подойдя к окну, взглянул на часы, было восемь часов утра.

Здание отеля было построено в виде колодца, поэтому звуки машин, проносящихся по лужам, не проникали в сад. Именно такое утро было для него идеальным, чтобы можно было в полной тишине и полумраке подумать о предстоящем или прошедшем дне, выпить чашечку кофе, полистать газету и почитать новости.

Чтобы не разбудить Дэна, Эми тихо открыла дверь и вышла из ванной в халате на цыпочках. В номере пахло свежесваренным кофе. Увидев, что он стоит на балконе с чашкой в руке, она все так же тихо прошла по комнате и, забравшись в кровать, укуталась одеялом.

Переступив балконную перегородку, он зашел в комнату, смотря на штору, лежавшую на полу, чтобы не наступить на нее.

– Доброе утро, – звонко произнесла Эми с улыбкой на лице, отчего Дэн вздрогнул всем телом и чуть не расплескал кофе на штору, которую так тщательно старался обойти, затем резко повернулся и удивленно посмотрел на нее.

– Ты зачем так пугаешь? – сказал он, подняв брови, и они вместе рассмеялись.

– Я не специально, – ответила Эми, прикрывая улыбку рукой.

– Ага, конечно! – Дэн подошел к Эми и нежно поцеловал ее.

– Честно, я не хотела тебя напугать, – протянула она, смотря на него исподлобья и пытаясь убрать улыбку со своего лица.

– Я не знал, какой кофе ты будешь, поэтому заказал разный, – Дэн протянул ей руку и помог встать с кровати.

Они вместе вышли на балкон, где на передвижном столике, накрытом белоснежной скатертью, их ждал завтрак.

Сняв блестящие клоши с блюд, он пригласил Эми за стол. Она с интересом разглядывала разнообразие блюд, которыми был уставлен столик, затем налила себе чай и, положив в него два кусочка сахара, начала медленно его помешивать, любуясь прекрасным видом на сад.

– Так романтично и уютно сидеть в халате на открытом воздухе и пить горячий чай, пока на улице стоит утренняя прохлада, – произнесла она, посмотрев на Дэна с нежной улыбкой.

– Да, хорошее утро, люблю пасмурную погоду, мне это напоминает, как я ездил с отцом на охоту далеко в горы, не хватает только палаток, костра, шума реки и криков коршуна, – углубившись в воспоминания, сказал он и подлил себе кофе.

– Так значит ты охотник? – с интересом спросила Эми.

– Нет, – ответил он, помотав головой, – мне бы очень хотелось… но у меня нет на это времени. Раньше я часто думал о том, чтобы уйти куда-нибудь в лес и стать отшельником.

– В лес? – переспросила она, улыбнувшись.

– Да, там тихо, и никто не мешает, но на это нужны знания и умения, придется прочитать много книг, чтобы не умереть от голода или не отравиться каким-нибудь растением. Возможно, когда-нибудь я так и сделаю. Пойдешь со мной жить в лес?

– Мы знакомы всего два дня, а ты уже предлагаешь мне переехать жить к тебе в лес? – с серьезным видом спросила Эми, и они рассмеялись.

– Знаешь, мне всегда было обидно от того, что людям дают такой короткий срок. Сначала ты тратишь почти двадцать лет на то, чтобы научиться жить в социуме, рядом все время вертятся люди, которые обучают нас этому, затем ты выходишь во взрослую жизнь и лучшие годы тратишь на то, чтобы добиться какого-нибудь положения, а затем, когда у тебя все есть, тебе уже ничего не нужно, ведь все это тебе было нужно в молодости, а ее, увы, уже не вернуть… Все наперекосяк… Со временем ты становишься стар и немощен, и все, что тебе остается, это вспоминать былые времена и смотреть на то, как жизнь проноситься перед твоими глазами, а воспоминания греют душу только в том случае, если ты жил достойно, если ты любил и был любим, если твоя жизнь была интересна, – произнесла задумчиво Эми, – на самом деле, не мне об этом судить, ведь это только предположение, а так это или нет, мы узнаем только, когда состаримся.

Дэн внимательно слушал Эми и смотрел на нее с удивлением. Она говорила с ним о том, о чем он любил поразмышлять сам с собой.

– Мне всегда хотелось прожить несколько жизней, – продолжила она, – нам приходится делать выбор: жить так, как тебе хочется или так, как того требует общество, но помимо этих рамок, есть и другие препятствия нашим желаниям. Вот на твоем примере: в лесу тебя может съесть медведь, ты можешь заболеть и умереть, это опасное место, в котором сложно выжить одному, поэтому выбирать себе такую реальность довольно рискованно… Или можно остаться в социуме и добиваться высот, но ведь это тоже, как ни старайся, получается не у всех, тут тоже много нюансов и непредвиденных обстоятельств: кризисы, сокращения, неадекватное начальство, но особенно сложно людям в провинциях, ведь приехав в мегаполис, при условии, что тебе повезет, ты можешь за год добиться того, чего человек из маленького города не добьется и за десять лет, – сказала Эми и отпила чай из чашки.

– Не думал, что ты так глубоко мыслишь, – приятно удивился Дэн.

– А, что, глядя на меня можно сказать, что такие мысли мне не под силу?

– Нет, просто не каждый думает о таком, и ты довольно-таки умна, чтобы понять, что это было чистое восхищение, а не упрек. Ты будешь завтракать? Сейчас все остынет.

– О, да, конечно, я буду яичницу с томатами, но чуть позже, я не привыкла завтракать, обычно чашки чая или кофе мне достаточно, а этим я пообедаю. Говорят, холодная еда полезнее, – ответила Эми и, посмотрев на Дэна с улыбкой, встала со стула.

– Я тоже не завтракаю, – Дэн подошел к Эми и обнял ее, – мы с тобой во многом похожи. Твои рассуждения похожи на мои мысли, но, если все же не утрировать так сильно, то тот момент, когда ты входишь во взрослую жизнь, не проходит бесследно, я бы даже сказал, что те лучшие годы, как ты их назвала, являются самыми яркими, и мало у кого эти двадцать лет становления в обществе проходят впустую. Да, многие неправильно используют это время, кто-то либо слишком глубоко ныряет в работу, кто-то в семью, кто-то вообще ничего не добивается, но все же много и тех, кто живет в радость, успевая все это совмещать. Да, это вариант не для лентяев, но мы ведь сами выбираем путь, по которому нам идти, заранее предполагая, к чему он приведет. Конечно же, не стоит забывать про везение… Только вот кто-то все время что-то предпринимает для того, чтобы это везение найти, а кто-то ждет его, засунув руки в карманы. Как говорится: «под лежачий камень вода не течет», есть люди, проживающие одну жизнь за десять, а то и за сто других, просто не нужно идти по одной протоптанной тропе, можно на время с нее сойти, выйти из зоны комфорта, а потом, если появиться такое желание, снова вернуться, но, как итог, ты будешь знать, что находится за пределами твоей тропы.

В комнате зазвонил телефон.

– Это мой звонит, – сказала Эми и, поцеловав Дэна, зашла в номер.

– Родители? – спросил он, зайдя в комнату, заранее предполагая ответ.

– Да, мама волнуется, я не сказала ей, что остановилась в отеле, – ответила Эми и, подойдя к Дэну, положила руки ему на шею.

– Скоро двенадцать, тебе нужно успеть освободить номер, – произнес он, целуя ее в шею.

– Не волнуйся, я поживу тут еще один день.

– Последние двенадцать часов мы провели в одном номере, зачем нам второй? Давай просто перенесем твои вещи ко мне.

– Я думала, что ты собираешься жить в общежитии с сегодняшнего дня, – Эми лукаво посмотрела на Дэна.

– Возможно так и будет, но точно не сегодня.

– Хорошо, в таком случае, мне нужно привести себя в порядок перед переездом, поэтому, прошу тебя покинуть мой номер, – сказала Эми и игриво оттолкнула его.

– Как скажешь, но сначала нам нужно кое-что обсудить, – сказал Дэн и, взяв ее на руки, рухнул вместе с ней на кровать.

На часах была половина двенадцатого, Дэн принял душ в своем номере, побрился, переоделся, заправил постель и стал ждать, когда позвонит Эми, чтобы помочь ей перенести сумки.

– Ты готов? – спросила она, зайдя к нему в номер.

– Как видишь… – с улыбкой ответил Дэн.

– Чем сегодня займемся?

– Не знаю, твои сумки в номере?

– Да, но мы не будем их перетаскивать, я позвонила водителю, он приедет через пару минут и отвезет их домой, – ответила Эми, обняв Дэна.

– Так значит ты решила съехать? – расстроился Дэн.

– Нет, ты что, просто в тех сумках не те вещи, а когда мы будем возвращаться в отель с прогулки, зайдем на пару минут ко мне домой, я соберу все, что мне нужно, мы выпьем кофе и пойдем гулять дальше.

В кармане у Эми зазвонил телефон, она вышла в коридор, отдала сумки водителю и через мгновение снова оказалась в номере.

– Ну что, пойдем?

– Пойдем, – ответил Дэн и, взяв все необходимое, вышел вместе с Эми из номера.

Спустившись со второго этажа по лестнице, ведущей в бар, они прошли на ресепшен, чтобы записать Эми в номер Дэна, а затем вышли из отеля и, взявшись за руки, направились в сторону небоскрёбов. Сегодня город казался Дэну не таким, как вчера: не было палящего солнца, на улицах было не так много людей, а на душе царило спокойствие.

Дойдя до одного из самых примечательных районов, по мнению Эми, она повела Дэна по узкой улочке, проходящей между внутренних сторон домов, окрашенных в разные цвета, по всей улице тянулись запахи свежезаваренного кофе и ароматной выпечки. Это напомнило Дэну о ярких портовых городках Португалии. Не хватало только свежего морского бриза и пристани, усеянной лодками и яхтами.

В конце улицы Эми свернула направо и вывела Дэна на набережную широченной реки, по которой медленно тянулись паромы.

За день они успели прокатиться на экскурсионном автобусе, съездить загород и обойти не меньше десяти интересных достопримечательных мест, включая центральный парк, в котором были вчера. Теперь, когда солнце уже садилось, а облака окрашивались в нежно-розовый цвет, они шли по одному из спальных районов.

– Мне кажется, что мы зашли в какой-то спальный район, – сказал Дэн.

– Ты сам меня сюда повел, я решила не сопротивляться… Зато теперь ты знаешь, как выглядят спальные районы этого города, – ответила Эми, покрутив по сторонам головой, – тут есть одно красивое местечко с видом на «Гудзон», сейчас еще пара сотен метров, и мы выйдем в парк, потом вызовем такси и поедем ко мне за вещами.

– Ты еще не устала?

– Еще как… Ноги просто отваливаются, мы прошли больше двадцати километров… Я так не гуляла, наверное, никогда, поэтому, скорее всего, завтра не смогу встать с постели, – ответила Эми, поджав губы.

– Да, я тоже немного устал, – вздохнул Дэн, – зато теперь ты смело можешь называть себя городским гидом. Далеко нам ехать?

– Даже не знаю, нам нужно на Манхэттен. Я живу недалеко от парка, в котором мы сегодня были, – ответила Эми, сбоку поглядывая на то, как отреагирует Дэн, услышав, что она живет в самом дорогом районе города. Она уже поняла, что ее положение смущает его.

Дэн удивленно посмотрел на нее, подняв брови.

«Видимо он из тех людей, которым не нравится, когда девушка стоит выше в материальном плане», – подумала Эми, посмотрев на его реакцию и, чтобы ничего не испортить, решила ему соврать.

– Я снимаю квартиру возле института вместе со своими одногруппницами, стипендии как раз хватает на то, чтобы покрывать арендную плату, – сказала она, уставившись на один из домов, лишь бы не смотреть сейчас ему в глаза.

– На стипендию? – переспросил Дэн.

– Ну да, знаешь, какие там цены на жилье… Не у многих студентов хватит средств, вот мы и сгруппировались, – ответила Эми, подходя к Дэну, но в это время споткнулась. Дэн вовремя успел ее подхватить.

– Что такое? – спросил он, смотря на то, как она морщится от боли.

– Кажется, лодыжку потянула, – прошептала Эми, держась за ногу.

Взяв ее на руки, Дэн пошел вдоль улицы в поисках такси. Эми висела у него на шее и невольно улыбалась, хотя боль в ноге еще никуда не пропала.

Приехав на оживленную улицу в центре города, Дэн помог ей выйти из такси и, снова взяв ее на руки, начал обходить здание.

– Куда дальше?

– Туда, – ответила Эми, указав рукой на подъезд дома из красного кирпича.

Как, впрочем, и во всех домах этого города, на первом этаже дома были небольшие магазинчики, салон красоты и кофейня.

Поднявшись на лифте на четвертый этаж, Эми отворила массивную железную дверь, и они оказались в квартире.

Зайдя в прихожую, Дэн почувствовал приятный аромат женских духов. Осмотрев интерьер, в его голове мелькнула мысль, что квартира слишком хороша для того, чтобы сдавать ее в аренду студентам.

– Я не потревожу твоих подруг?

– Нет, не беспокойся, сейчас ведь каникулы, они разъехались по домам, – ответила Эми, аккуратно сняв обувь, – подожди пару минут, я быстро, – сказала она и пошла прихрамывая в комнату, где моментально собрала все фотографии в рамках и убрала их в шкаф, чтобы избежать вопросов, почему везде фотографии только ее семьи.

Дэн сидел в прихожей как в забытьи, давно он так много не ходил и не уставал, но вот двери перед ним открылись, и Эми вышла в коридор.

– Кофе или чай? – спросила она с улыбкой.

– Кофе.

Пройдя по коридору и зайдя на кухню, Эми достала несколько банок с молотым кофе и поставила их на стол.

– Здесь несколько сортов, на плите стоит турка, на подоконнике кофеварка, сваришь кофе, пока я быстро схожу в душ? – спросила она, поцеловав Дэна.

– Да, конечно, – ответил он и проводил Эми взглядом, – а тебе какой? – громко спросил он, опомнившись.

– Без разницы, такой же, какой будешь пить сам, – ответила Эми, высунув голову из ванной комнаты, а затем снова исчезла.

– Хорошо, – протянул Дэн и начал рассматривать кофейные банки.

Выбрав сорт кофе, он залил его холодной водой и, немного посолив, поставил турку на разогретую плиту. Вскоре по кухне разлетелся приятный аромат.

Выйдя на балкон, Дэн взглянул вниз и вдруг вспомнил о платье, в котором Эми была вчера вечером.

«Откуда она его взяла? Когда мы приехали в отель, у нее была с собой лишь маленькая сумка», – подумал он, но шипение перебило его мысли.

Кофе выкипел и залил плиту, так происходило каждый раз. Это произошло бы даже в том случае, если бы он стоял над ним и пристально за ним смотрел. Все равно случилось бы так, что он отвернулся бы на пару секунд, и именно в этот момент кофейная пена решила бы вылезти наружу.

– Ну вот, опять… – пробурчал он, подбежав к плите, – почему это постоянно происходит?..

Эми, укутавшись в махровый белоснежный халат, вышла из душа и подошла к плите.

– У меня он тоже постоянно выкипает, наверное, в этом виновата плита или турка, а, может, просто сорт кофе такой, – улыбнулась она и поцеловала Дэна.

Отмыв накипь и вылив кофе в раковину, он снова поставил турку на плиту. Дав кофейной пене подняться три раза, Дэн добавил в турку пару чайных ложек холодной воды, еще раз немного посолил и, выждав, пока кофейная гуща осядет на дне, разлил кофе по чашкам.

– Спасибо, – сказала Эми, приняв ароматный напиток из рук Дэна, и села на диван.

– У тебя есть лед в холодильнике?

– Да, внизу, а тебе зачем?

– Нужно приложить что-нибудь холодное к ноге, – Дэн достал пакет со льдом из морозильной камеры и аккуратно приложил его к лодыжке, – еще болит? – спросил он.

– Совсем чуть-чуть, кстати, я приготовила для тебя полотенце, оно в ванной, – сказала Эми, поставив чашку на столик.

– Разве мы не будем возвращаться в отель?

– Я так устала, давай никуда сегодня не пойдем, останемся здесь, посмотрим какой-нибудь фильм, – ответила Эми, взяв Дэна за руку.

– Хорошо, – ответил Дэн, поцеловав Эми, и, оставив на столике чашку с недопитым кофе, отправился в ванную комнату.

Когда дверь ванной закрылась, Эми расплылась в улыбке от осознания того, что взяла над ним верх и отговорила не только от общежития, но и смогла оставить его у себя дома.

Стоя в душе, Дэн снова начал переосмысливать все происходящее, главными ценностями жизни для него были семья, любимый человек и путешествия. Но всякий раз, заполучив одно из перечисленного, он забывал про это и ему хотелось другого. На самом деле это преследует многих людей, и теперь он стоял и думал, а что же будет, если его затянет с головой в отношения, а в том, что его затянет, он уже не сомневался. Он уже мысленно нарисовал себе идеальную семью с Эми и двумя детьми, и это пугало его, ведь он вырвался из лап степенной жизни для того, чтобы преодолевать препятствия, для того, чтобы увидеть то, что многим и не дано увидеть, чтобы побывать в местах, где еще не ступала нога человека. Он думал об этом, и душа его разрывалась на части. Он много лет жил мечтой, встретить того самого человека, и теперь, получив его, жалел, что все это произошло так не вовремя. Теперь он думал о жаркой пустыне, скалистых горах и каньонах, обо всех пятидесяти штатах, он уже поставил себе цель изучить их от начала и до конца, что требовало большого количества времени, а, следовательно, не оставляло времени на отношения и семейную жизнь. В то же время он прекрасно осознавал, что как только он покинет город, его начнут терзать мысли о том, что он оставил в этом городе самое ценное.

Выйдя из душа, прикрывшись маленьким полотенцем, Дэн почувствовал запах жареного мяса.

Эми стояла у плиты и переворачивала стейки.

– У меня нет с собой чистых вещей, а это полотенце слишком мало, – сказал он, подойдя к ней сзади и обнял ее за талию.

Эми повернулась и посмотрела на него с улыбкой.

– Одень пока это и переверни через минуту стейки, а я что-нибудь поищу, хорошо? – Эми сняла с себя халат и, протянув его Дэну, вышла голышом из кухни.

– Хорошо – удивленно протянул Дэн и, проводив ее взглядом, улыбнулся.

Стрелки часов показывали полночь, когда Дэн и Эми лежали обнявшись на разложенном диване перед телевизором.

– Мы с тобой так много разговариваем, но из этих разговоров я практически ничего о тебе не узнала.

– А что бы ты хотела знать?

– Все.

– Тебе прямо с самого рождения?

– Да, мне все интересно.

– Я думал, мы собираемся спать.

– Не пытайся перевести разговор.

– Я и не перевожу.

– Тогда рассказывай.

– Даже не знаю, что тебе рассказать, самый обыкновенный человек.

– Нет, необыкновенный.

– Может быть.

Эми посмотрела на Дэна, нахмурив брови.

– Ты должна сама сделать выводы обо мне, создать мой собирательный образ, у каждого человека свое собственное представление о тех или иных вещах. Если я сейчас начну рассказывать тебе о том, что я за человек, то это будет эгоизм, потому что каждый отзывается о себе только в хорошем ключе, а если я начну рассказывать тебе что-то плохое о себе, то это будет идиотизм.

– Расскажи о своих прошлых отношениях.

– Знаешь, есть поговорка, – «хочешь продолжения – не рассказывай о начале».

– А ты хочешь продолжения? – спросила Эми, улыбнувшись.

– Ну, я же здесь.

– А если бы меня не было?

– Если бы тебя не было, я бы уже давно был в Майами.

– И страдал бы от одиночества…

– Безусловно, – ответил Дэн, ухмыльнувшись, и поцеловал Эми.

– И все же, у тебя ведь, наверняка, были серьезные отношения?

– Я думал, мы договорились, что больше не будем поднимать эту тему.

– Значит были.

– Конечно, были.

– Сколько раз?

– Один.

– Давно?

– Тебя тогда еще не было, – отшутился Дэн.

– Не ври, – Эми с улыбкой легонько треснула Дэна по руке.

– Ну, правда, очень давно.

– Ты был женат?

– Нет.

– Долго ты с ней встречался?

– Несколько лет, – ответил Дэн, сам не понимая, зачем поддается на ее уловки и все ей рассказывает.

– Ого, почему вы расстались?

– Не знаю.

– Это как?

– Хотел бы и я на тот момент знать ответ.

– Значит она ушла от тебя?

– Нет, я уехал в другой город, чтобы больше не возвращаться.

– Кошмар.

– Нет, все привело только к лучшему.

– К лучшему? Что это значит?

– Например то, что я сейчас лежу на диване в другой стране и рассказываю это красотке, в которую, кажется, влюблен.

Эми улыбнулась и покраснела.

– Надеюсь, от меня ты не уедешь в другой город.

– Я тоже надеюсь, – ответил Дэн, вспомнив те события.

– Все равно не понимаю, как можно так сильно поругаться, чтобы уехать в другой город…

– Мы не ругались, она просто стала другой, разлюбила меня.

– Это она тебе сказала?

– Нет, я видел это, такое не скрыть.

– Значит, ты бросил ее из-за своих домыслов?

– Все может быть.

– И что после этого? Вы не общались больше?

– Общались еще несколько лет, затем я сжег все мосты, поменял номер и забыл ее.

– Это жестоко.

– Иногда нужно думать не сердцем, а головой, это неприятно, но в этом есть и плюсы.

– Вспоминаешь ее иногда?

– Нет, я давно о ней забыл.

– Такие отношения не проходят бесследно, что с ней сейчас?

– Не знаю, – ответил Дэн и перевел разговор в другое русло.


Глава 10


На часах было шесть часов утра, солнце уже взошло, но еще не вышло из-за рядом стоящих домов, по улицам проносились люди, идущие быстрым шагом на работу, а с соседней улицы доносились звуки, катящихся по дороге, автомобильных шин.

Эми еще спала, а Дэн, проснувшись, вышел на балкон с чашкой чая в руках и сразу же погрузился в мысли о будущем, его терзали сомнения, он не знал, что ему делать и думал о том, как ему поступить.

«Уйти? Поддаться зову души, а затем снова несколько лет провести в депрессии? Или остаться… И что тогда? Семейный быт, работа, обязанности, а ведь это то, от чего ты ушел, а может и вовсе, кроме разбитого сердца, ничего не останется. Лучше уйти пока не появилась привязанность… А что дальше? Днем ты будешь под впечатлением от нового, а по вечерам будешь кусать локти. Да и к тому же, все со временем надоедает, ведь всему есть предел, по итогу человек понимает, что самым главным в жизни является человек, ради которого ему хочется жить, только вот многие осознают это слишком поздно… Да уж, все так спонтанно… Как обычно, ждешь чего-то, потом отчаиваешься и… только начинаешь делать первые шаги в другом направлении, как вдруг появляется то, чего ты ждал до этого, то, что еще совсем недавно было в приоритете. А теперь другие цели, другие мысли, другие планы – вот поэтому их и нельзя строить».

Он зашел в комнату, сел на край кровати и начал нежно поглаживать Эми по голове.

Она нежно улыбнулась и открыла глаза.

– Сколько сейчас? – спросила она сонным голосом.

– Шесть.

– Так рано, давай еще поспим.

– Спи, а я пойду на кухню, что-нибудь приготовлю, – сказал Дэн и вышел из спальни, аккуратно закрыв дверь.

Эми проснулась от приятного аромата, доносившегося с кухни, и, закутавшись в одеяло, вышла из комнаты.

Дэн сидел на диване и смотрел новости, рядом на столе стояли две тарелки с глазуньей и жареные тосты. Эми села рядом с ним и обняла его.

– Что-то я не припомню, чтобы в холодильнике что-то было.

– Я сходил в магазин.

– Да? Видимо, я так крепко спала, что даже не услышала, как закрылась дверь.

– Я воспользовался окном, – ответил Дэн, и Эми рассмеялась.

– Очень странно, я хочу есть, хотя ты же знаешь, что у меня нет аппетита по утрам.

– Я специально сделал так, чтобы тосты подгорели.

– Зачем?

– Чтобы ты проснулась от запаха, пробуждающего аппетит.

– Это интересно, куда сегодня пойдем?

– Куда скажешь.

– Нужно зайти в отель и забрать твои вещи.

– Зачем? – напряженно спросил Дэн, поставив кружку на стол.

– А зачем тратить деньги, если можно жить тут, девочки все равно не приедут до начала учебного года.

– Я так не могу.

– Куда ты денешься… – с улыбкой произнесла Эми.

– В отель, – отшутился Дэн и улыбнулся.

Нежная улыбка сошла с лица Эми, она помолчала несколько секунд и, прикусив губу, посмотрела на него с обидой.

– Ну что за упрямство? Не понимаю, зачем эта гордость? – произнесла она тихим, но серьезным и размеренным тоном.

– Это не гордость, – попытался оправдаться Дэн.

– И то как ты отверг меня, когда мы вышли из аэропорта, тоже была не гордость? – спросила Эми, поставив тарелку на стол, и посмотрела на Дэна с укором.

Он не ожидал такого поворота событий.

– Из-за той выходки мы могли бы больше никогда не встретиться. Однажды из-за своей гордости ты разрушил себе жизнь, и даже не пытайся сейчас обижаться на это и говорить, что я не имею права рассуждать о том, о чем знаю лишь понаслышке. Это правда, и ты сам это прекрасно знаешь, так не совершай же снова тех же ошибок, – твердо сказала Эми и скрестила на груди руки.

Наступило напряженное молчание.

– Ты права, – начал Дэн после долгой паузы, – но знаешь… если бы у меня тогда была возможность повернуть время вспять, я бы не стал ничего менять и оставил бы все так, как есть. И да, ты не имеешь никакого права говорить о тех вещах, о которых знаешь лишь понаслышке, я рассказал тебе это не для того, чтобы ты меня этим попрекала, – сказал Дэн, встав с дивана, и, не смотря на Эми, начал одеваться.

– Ты ведь все еще любишь ее? – спросила она, и ком встал у нее в горле, а на глазах выступили слезы.

Дэн ничего на это не ответил, сейчас он знал точно, что влюблен в Эми и ни в кого более, но из-за своей гордости не хотел ей этого говорить. Вместо этого вопроса он хотел услышать извинения. Какая-то злость засела в нем, злость на самого себя, на это утро, на эти мысли, на то, что все так сумбурно и на то, что сам все ей разболтал, хотя прекрасно понимал, что нельзя этого делать.

Он продолжал собираться, лицо его было спокойно и ничто не выдавало тревоги, хотя душа его рвалась на части. Он собирался уйти, и ничто не могло уже его остановить, он принял решение, но хотел ли он этого? Нет. Эми верно сказала, гордость погубила его однажды и будет губить его всю жизнь. Он это прекрасно знал, но не мог поступить иначе, так уж он был устроен, он одновременно ненавидел и уважал эту черту своего характера.

– Ты уходишь насовсем? – спросила Эми шепотом.

Дэн молча посмотрел на нее и увидел скатывающиеся по щекам слезы, от этого сердце его как будто защемило, если кому-то было плохо, то он испытывал то же самое и пытался помочь, а сейчас он был еще и виновником этого. Ему хотелось подойти к ней и успокоить ее, попросить у нее прощения, но гордость не давала ему это сделать. Он молча направился в прихожую и начал обуваться. В это время в его голове вертелись воспоминания того дня, когда он точно так же, как и сейчас, уходил от любимого человека, движимый лишь своей гордостью, но не желанием.

«Стоит ли теперь совершать те же ошибки?» – подумал он, подойдя подойти к двери.

Рука его потянулась к дверной ручке, в это время Эми неожиданно развернула его к себе лицом и, прижав его спиной к двери, посмотрела ему в глаза, в них стояли слезы, она попыталась дотянуться до его губ, но Дэн вырвался из ее объятий и вышел из квартиры.

Эми осталась стоять на пороге, смотря на закрытую перед своим лицом дверь, слезы ручьем текли из ее глаз. Поглощённая мыслями о том, что сейчас произошло, она медленно опустилась на банкетку, пытаясь найти ответ на то, как так вышло, что еще десять минут назад она обнимала его, а теперь он ушел, закрыв перед ее лицом дверь, но ее мысли перебил телефонный звонок, исходивший из комнаты.

Дэн спустился пешком по лестнице и, выйдя из дома, отправился в неизвестном направлении. Наткнувшись на лавочку, он сел напротив бьющего толстой струей вверх фонтана и, отерев глаза, посмотрел по сторонам.

Небо хмурилось, вдалеке были слышны неярко выраженные удары молний, моросил дождь. По периметру росли благоухающие каштаны и дубы, а вокруг фонтана, красной брусчаткой была выложена дорожка, по краям которой стояли лавочки.

Раннее воскресное утро, на улице ни души.

В голове Дэна всплывали недавние события, Эми со слезами на глазах и ее вопрос.

«Все это глупо… Уйти из-за такого пустяка… Сейчас она сидит там одна, как забытый и потерянный на рыночной площади ребенок, а все из-за чего, что она сказала правду? Да уж, наделал дел, нужно скорее позвонить ей и извиниться», – подумал Дэн и полез за телефоном в карман, затем во второй, но его нигде не было.

Зайдя в комнату, Эми увидела телефон Дэна, он лежал на столе.

«Теперь есть повод увидеть его снова», – подумала она и начала собираться в отель, но через несколько минут кто-то постучал в дверь.

Открыв дверь она увидела Дэна с букетом красных роз.

– Извини, все, что ты сказала, было чистой правдой, – произнес он, обняв ее, и положил розы на банкетку, – правду не всегда хочется слышать, особенно, когда ты о ней знаешь сам. Извини за то, что ушел, нельзя решать проблемы таким путем.

– Никогда больше так не делай, не бросай меня одну, – сказала Эми, немного успокоившись.

– Прости, что не ответил сразу на тот вопрос, если я к кому-то и испытываю чувства, то только к тебе.

Эми глубоко вздохнула.

– Извини, что наговорила лишнего, – сказала она, положив голову ему на плечо, а затем резко посмотрела на него серьезным взглядом.

– Я хочу, чтобы ты съехал с отеля ко мне, я хочу, чтобы ты был рядом.

– Хорошо, – прошептал Дэн, – я тоже этого хочу.

– Ужасное утро, – сказала Эми и снова его обняла, – всего лишь восемь часов утра, а уже столько всего произошло, я устала и снова хочу лечь в постель, давай уснем и через несколько часов начнем день заново.

– Давай.

На часах было одиннадцать. Утренний дождь сменился ярким солнцем, ставни окон были распахнуты, а по полу веяло прохладой, ничто не нарушало спокойствия, люди лениво прогуливались по улице, дети еще спали или смотрели утренние воскресные телепередачи.

– Доброе утро, – прошептал Дэн с нежностью, дождавшись, когда Эми откроет глаза.

– Доброе, – ответила она, мило улыбнувшись.

– Чем займемся? – спросил он, накручивая ее локоны себе на пальцы.

– Разве это важно? Можем хоть весь день пролежать в кровати.

– Можем, – ответил он и поцеловал Эми.

– Я вспомнила, нам нужно сегодня забрать твои вещи из отеля, – Эми встала с кровати и игриво посмотрела на Дэна в ожидании его реакции.

– Можем отложить это еще на день, – сказал он, чтобы подразнить ее.

– Нет уж, нужно сделать это прямо сейчас, выезд в двенадцать, тебе пора собираться, поезжай в отель, а я пока приведу себя в порядок и придумаю, чем мы сегодня займемся, – сказала Эми и быстро пошла в ванную, чтобы не дать Дэну возможность вставить хоть слово.

Он быстро собрался и вышел из квартиры.

Возвращаясь из отеля с сумками в руках, он зашел в подъезд дома и, не дожидаясь пока спустится лифт, вышел на лестничную клетку, где столкнулся с тремя мужчинами.

Солнечные лучи, проникая сквозь окна подъезда, ослепляли его, но несмотря на это, он все равно пытался рассмотреть их лица и острым, пронзительным взглядом заглядывал им прямо в глаза. Это было одно из его отрицательных качеств, корни которого уносились далеко в детство. В краях, где он рос, борьба взглядов была одной из неотъемлемых задач каждого мужчины.

Несмотря на пелену перед глазами, он всё-таки смог их немного разглядеть. Двое из них, оба ростом под два метра, были одеты во все черное и шли поодаль от перил, а ближе к краю лестницы шел человек лет пятидесяти в светлых летних брюках и расстегнутой на три пуговицы рубахе.

Дэн все еще не мог сконцентрировать взгляд на их лицах, но чувствовал, что два огромных шкафа сверлят его глазами, в то время как человек, идущий между ними, не проявлял никакого интереса к его персоне.

На миг, когда один из людей в черном прикрыл своей головой солнечный луч, Дэн смог взглянуть в глаза, идущего между ними человека.

Поднявшись на свой этаж, Дэн остановился и задумался, его посетило чувство дежавю.

«Где я мог их видеть?» – спросил он себя, вспомнив на миг увиденные глаза.

– Ну так что? Ты что-нибудь придумал? – спросила Эми, протягивая Дэну чашку с кофе.

– Ты, о чем?

– Ты спросил меня утром, чем мы сегодня будем заниматься, а я ответила, что можем весь день пролежать в кровати.

– Когда я уходил, ты сказала, что сама все придумаешь.

– Да?

– Да.

– Тогда нужно подумать, – задумчиво протянула Эми, сев рядом с Дэном.

– Можем продолжить изучать город.

– Нет, – отрезала она, – только не сегодня. Отложим это на следующий день, мы и так прошли с тобой вчера половину города, давай сегодня как-нибудь развлечемся и отдохнем.

– Хорошо, давай.

– Можем сначала съездить на пляж…

– Точно, пляж! – воскликнул Дэн, перебив Эми, – я ведь еще ни разу не был на берегу атлантического океана.

– Ну вот…

– Возьмем с собой плед, корзинку с едой и устроим пикник!

– Да, точно, будет здорово!


Глава 11


Лежа на пледе, разложенном в нескольких метрах от линии прибоя на песчаном берегу, Эми смотрела вдаль и провожала взглядом солнце, которое, заходя за горизонт, затягивало за собой оранжевые блики собственного отражения с волн.

– Так тихо и свежо, – произнесла она и поставила бокал с шампанским на песок, – воздух резко становиться прохладным, ты чувствуешь?

– Да, это ветер с океана подул, – ответил Дэн и наполнил бокал.

– Никого нет рядом, только мы с тобой, – Эми легла на спину и посмотрела на небо, – звезды! – воскликнула она.

– Столько воспоминаний с ними связано, – произнес Дэн, посмотрев на звездное небо, и лег рядом с Эми, – если бы не сегодняшний вечер, то, может быть, никогда бы о них и не вспомнил.

– Какие они у тебя? – она повернула голову и посмотрела на Дэна.

– Представь, – начал Дэн, – мороз, сумерки, хвойный лес, безоблачное, отливающее нежной синевой, пока еще не почерневшее небо, ты лежишь на снегу возле догорающего костра, одетая в теплую охотничью куртку, и смотришь на звезды, пуская изо рта пар. Вдалеке бурлит еще незастывшая широкая река, рядом стоит избушка с одним маленьким окном, свет из которого ровной светло-желтой дорожкой падает на сугробы. Эта дорожка прибавляет тебе уверенности. Благодаря ей ты и можешь беззаботно лежать и всматриваться в звезды, слушать, как шумят ветки деревьев, перелетают птицы, и трещат дрова в костре. Смешавшись, весь этот шум перерастает в тишину.

– Как шум прибоя и крики чаек?

– Да.

– Для меня этот вечер будет первым приятным воспоминанием, связанным со звездами.

Дэн повернул голову и посмотрел на Эми.

– Песок становиться прохладным, я устала, пойдем домой?

– Пойдем, только подожди минуту, – Дэн быстро встал на ноги и начал раздеваться.

– Ты что, это опасно, здесь нельзя купаться, тут даже нет спасателей.

– Как нет, а я тут зачем?

– Даже не думай, ночью тут никто не купается.

– Значит, я буду первым, – усмехнулся Дэн, положив вещи на плед.

– Перестань, слышишь, как гремят тучи? Сейчас начнется шторм, посмотри на волны, кто будет тебя вытаскивать если ты начнешь тонуть?

– Придется взять тебя с собой, чтобы ты не беспокоилась, – Дэн улыбнулся и протянул Эми руку.

В небе прогремели раскаты грома и начался ливень, они быстро забежали в Итальянский ресторан, где заняли место за столиком у окна на втором этаже.

– То, что нас впустили в таком виде в ресторан, просто чудо, – сказала Эми, после того, как официант принес кофе с десертами и отошел от стола.

– Это ведь ресторан на побережье, наверное, они привыкли к такому, может сюда даже в купальниках пускают… – произнес Дэн и осмотрелся по сторонам.

– Лучше в купальниках, чем в мокрых платьях и с растрепанными волосами, – ответила Эми, глядя на Дэна с улыбкой.

– Откуда им знать, может быть, это новая мода, тем более, по твоему платью сложно сказать, мокрое они или нет.

– Просто нам повезло, что пошел дождь. Ты только посмотри, все люди бегут мокрые насквозь, – Эми, улыбаясь, смотрела на бегущих по набережной людей.

– Хорошо, что мы искупались, а не просто промокли под дождем.

Эми сделала глубокий вздох.

– Хочешь домой?

– Да, и спать.

– Подожди здесь, а я попрошу бармена, чтобы вызвал нам такси.

Спустившись на первый этаж и подойдя к бару, Дэн облокотился на стойку и, в ожидании бармена, начал смотреть на набережную сквозь огромные витражные окна.

К ресторану подъехал новенький «Роллс-Ройс», из которого вышли три человека. Двое из них начали подниматься на второй этаж, а третий сел за столик у выхода.

Поднявшись на второй этаж, Дэн посмотрел в конец зала, один из тех ребят, что несколько минут назад зашли в ресторан, сидел напротив Эми и о чем-то мило с ней беседовал, в то время как второй сидел за соседним столиком и пил чай.

– Все хорошо? – спросил Дэн у Эми, подойдя к столу.

– Да, это Кристиан, он работает вместе с моим отцом, – представила своего собеседника Эми.

Кристиан посмотрел на Дэна исподлобья.

– Кристиан, познакомься, это Дэн, мой молодой человек.

Услышав это, Кристиан поднял брови и молча протянул Дэну вялую, опущенную вниз, руку.

– Очень приятно, сказал бы я, если бы это было действительно так, – произнес Дэн с натянутой улыбкой, игнорируя протянутую руку, – Кристиан, это столик рассчитан на двоих, вы сели не на свое место.

Эми посмотрела на Дэна, округлив глаза.

– Извините, – Кристиан встал и вышел из-за стола, – Эми сказала, что вы ходили вызывать такси, я хотел предложить вам услуги моего водителя, он мог бы отвезти вас домой.

– Спасибо, такси уже в пути, – холодно произнес Дэн.

– Что ж, очень рад был встрече, – произнес Кристиан, повернувшись к Эми, – как-нибудь пересечемся.

– Да, я тоже рада была тебя видеть, – ответила она, оторвав ошарашенный взгляд от Дэна.

– И с вами, может быть, тоже встретимся, земля, как говорится, круглая, – сказал с улыбкой Кристиан и отправился к своему столику.

– Что это было? – шепотом спросила Эми, подняв брови.

– Ревность, – спокойно ответил Дэн, – там уже такси, наверное, приехало, пойдем?

Эми уснула на коленях Дэна сразу же после того, как такси тронулось с места, дорога была освещена красным светом от нескончаемых стоп-сигналов, бегущих по асфальту машин. По крыше автомобиля барабанили жирные капли дождя, перебивая, играющую в такси, музыку семидесятых годов. Дэн приоткрыл окно и, сделав глоток свежего воздуха, задумался. Теперь его беспокоило, что у Эми есть такой знакомый, как Кристиан.


Глава 12


Дэн открыл глаза и повернул голову, чтобы посмотреть на часы.

«Двенадцать… С каждым днем время подъёма переносится на несколько минут. Прошла целая неделя с тех пор, как мы устроили пикник на пляже».

Он аккуратно сел на край кровати и посмотрел на зашторенное окно. Эми еще спала. В комнате царила тишина, свет с улицы падал на плотные серые шторы, глядя на которые нельзя было понять, светит на улице яркое солнце или же просто дневной свет ударяется о серое полотно и вырисовывает на нем квадратный силуэт окна.

Слева от окна, на высоком стеллаже, окрашенном в белый цвет, в глиняных горшках росли маленькие кипарисы, на полу лежал светло-серый махровый ковер, а с потолка свисала массивная люстра. Все это раньше не бросалось Дэну в глаза, но теперь он смотрел на все это, и на душе его становилось тоскливо и уныло.

«Скорее всего письмо уже дошло, нужно сегодня же позвонить ей», – подумал он и, сделав глубокий вздох, встал с постели.

Аккуратно открыв дверь спальни, он вышел из комнаты и ступил на разогретую ярким солнцем плитку, на улице стояла неимоверная жара. Лужи, оставленные сильнейшим ночным ливнем, испарились и теперь витали в душном воздухе.

Он вышел на балкон и, постояв там несколько секунд, вернулся на кухню. Сев на диван, он еще раз посмотрел в сторону балкона и подумал о том, что эта картина уже несколько дней подряд является у него перед глазами.

«Какое совпадение!» – подумал он, наткнувшись на фильм «День сурка», как только включил телевизор.

– Доброе утро, – сказала Эми, выйдя из комнаты и села рядом с Дэном.

– Я разбудил тебя? – спросил он, поцеловав ее.

– Нет, я сама проснулась, ты еще не завтракал?

– Нет, ждал пока ты проснешься.

– Тогда я в душ, сваришь нам кофе?

– Конечно, – ответил Дэн и проводил Эми взглядом до ванной.

«В этот раз ты никуда не выбежишь, я смотрю за тобой, у тебя нет шансов», – подумал он, ставя турку с кофе на плиту, но вдруг из ванной раздался пронзительный крик.

Эми выбежала в коридор, прикрывшись полотенцем.

– Что случилось?

– Там летает что-то большое, – она с испугом на лице приоткрыла дверь, чтобы посмотреть внутрь.

Зайдя в ванную, Дэн увидел огромную стрекозу.

«Как она тут оказалась?» – подумал он и аккуратно взял ее в руки.

– Ого, какая здоровая… – удивилась Эми, смотря на нее сквозь пальцы рук.

– Заходи обратно, пойду выпущу ее.

Отпустив стрекозу, Дэн посмотрел с балкона вниз и увидел, как какой-то парень укладывает сумки и чемоданы в свой пикап.

– Вот черт, – ругнулся он, услышав звук выкипающего кофе.

Стоя возле плиты и оттирая пригоревший кофе, Дэн перевёл взгляд и посмотрел на отражение экрана телевизора на кухонном фасаде, где главный герой, снова проснувшись в тот же день, разбил будильник.

– И что ты мне предлагаешь? – спросил вслух Дэн и швырнул тряпку в раковину.

– Кофе снова выбежал? – спросила Эми, выйдя из ванной.

– Да, снова.

– Что-то случилось? Ты какой-то нахмуренный.

– Не знаю, встал не с той ноги, наверное, – ответил Дэн, протянув Эми чашку с кофе, и поцеловал ее, – пойду прогуляюсь, нужно позвонить маме, она, скорее всего, уже получила письмо и ждет звонка.

– Хорошо, а я пока что соберусь, и что-нибудь приготовлю, – ответила Эми и, проводив Дэна, пошла в спальню.

Выйдя из дома и сев на лавочку возле фонтана, он достал мобильный и набрал номер.

– Алло.

– Привет, мам, это я.

– Ну наконец-то, я получила письмо еще вчера утром, где ты?

– В Нью-Йорке, как у тебя дела?

– Если не считать, что моему сыну снова что-то взбрело в голову, и он решил все бросить и уехать, то все хорошо. А как же работа? Зачем ты опять куда-то сорвался? У тебя ведь и так все было хорошо…

– Не знаю, все надоело.

– Как обычно…

– Да.

– Давно ты там?

– Больше недели.

– И только сейчас мне об этом говоришь?

– Это чтобы ты не волновалась.

– А почему Нью-Йорк? Обычно, если ты куда-то едешь, то куда-нибудь подальше от цивилизации, почему в этот раз наоборот?

– Так получилось.

– Как получилось? Я чувствую, что ты сказал это с улыбкой.

– Я собирался в Майами, но в самолете познакомился с девушкой.

– Все понятно…

– Что понятно?

– Еще скажи, что она русская.

– Какая разница…

– Ну да, конечно, в России то их нет, нужно же обязательно лететь за этим в Америку, все ведь так делают.

– Перестань.

– Она теперь живет вместе с тобой?

– Немного наоборот, я живу вместе с ней, сначала мы жили в отеле, а затем она предложила мне немного пожить у нее.

– И ты согласился?

– Да.

– Очень на тебя не похоже.

– Знаю!

– Влюбился в нее?

– Может быть.

– И что дальше?

– Ты про что?

– Ты сказал, что хотел в Майами, а сам остановился в Нью-Йорке, что-то мне подсказывает, что ненадолго тебя хватит.

Дэн задумался.

– Ведь ты сам сказал, что устал от всего, а значит уехал ты явно не затем, чтобы просиживать штаны в четырех стенах с подругой.

– Очень даже может быть.

– Ну да, конечно… Не обманывай себя, ты ведь хотел посмотреть мир, а остановился там, где люди живут работой. Бери свою подругу и отправляйся туда, куда собирался изначально, а если она не захочет, уезжай без нее, не иди ни у кого на поводу, не рушь свои планы, чтобы угодить кому-то, рано или поздно ты все равно придешь к этому, но тогда уже будет сложнее.

– Я подумаю над этим.

– И думать нечего, я лишь пересказала тебе все твои мысли, я слышала с каким голосом ты позвонил, ты уже устал, тебе нужно что-то делать, а не сидеть на месте, отправляйся либо с ней, либо без нее.

– Ладно, все, хватит об этом, расскажи лучше… – перевел Дэн разговор на другую тему.

Завершив звонок, Дэн отер пот со лба и посмотрел вокруг. Напротив фонтана образовалась автомобильная пробка, водители что-то выкрикивали друг другу и, не переставая, сигналили, чем жутко его раздражали.

«Нужно что-то делать, зачем сидеть здесь? Уже неделю живешь в чужой квартире… Нужно ехать дальше, все это уже надоело, каждый день оно и тоже, выкипевший кофе, прогулка, вино по вечерам, постоянно шумящие машины, выхлопные газы, жара… Хватит! Она должна поехать со мной!»


Глава 13


Перебежав дорогу и повернув во двор, Дэн остановил свой взгляд на черном «Роллс-Ройсе», стоявшем возле подъезда.

«Не может быть… Это он?» – подумал Дэн и подошел к автомобилю.

Авто был закрыт. Через тонированные окна разглядеть ничего не удалось, тогда он обошел машину и посмотрел на номера, но это прибавило бы толку только в том случае, если бы он запомнил их в тот раз.

«Что ему тут нужно?» – подумал Дэн, нахмурив брови, и посмотрел на балкон.

Через пару мгновений он уже поднимался на лифте и думал, что будет делать, увидев Кристиана в квартире, но мысли его перебил хлопок двери и топот на лестничной клетке. Лифт остановился.

– Да что все так долго… – пробурчал Дэн, смотря на закрытые двери лифта.

Лифт стоял на этаже уже десять секунд, звук шагов стал еле слышен, а затем и вовсе исчез. Двери лифта открылись, он вышел на лестничную клетку и, посмотрев по сторонам, уверенным шагом направился к квартире.

Дойдя до порога, он повернул ручку и попытался открыть дверь, но она была заперта, тогда он позвонил в звонок и, не дождавшись, когда ему откроют, постучал кулаком в дверь.

– Бегу, – послышался голос Эми.

Она открыла дверь и сделала шаг назад, волосы ее были немного взъерошены, а щеки пылали румянцем, она пыталась скрыть свою одышку и старалась ровно дышать, но Дэн, заметив это, за мгновение нарисовал себе самую ужасную картину, и злость вперемешку с ревностью затуманила ему голову.

– Почему ты не открыл дверь своим ключом? – спросила Эми, вешаясь ему на шею.

Дэн аккуратно отставил ее в сторону и, нахмурившись, нащупал у себя в кармане ключ от квартиры.

– Ключ все время был у меня? – спросил он вслух сам себя.

– Ну, конечно, ты же сам за собой закрыл дверь, – ответила Эми, скрестив на груди руки, – что с тобой? Почему ты меня отодвинул? – спросила она, нахмурившись.

«Если ключ все это время был у меня, и Эми об этом знала, то навряд ли она стала бы …»

– Ну, ты ответишь мне что-нибудь? – спросила она, прервав его мысли.

– Что?

– Ты только что отодвинул меня…

– Да? Не знаю, случайно, наверное… Испугался, подумал, что потерял ключи, – ответил, опомнившись, Дэн.

Эми косо посмотрела на него и, услышав звонок таймера, бросилась на кухню.

Дэн закрыл дверь и посмотрел на шкаф, ему вспомнились карикатурные картинки с прячущимися в шкафах любовниками.

«Если ты действительно это сделаешь, то ты – полный идиот», – подумал он про себя и, пройдя мимо шкафа, вышел на кухню.

– Как там твоя мама? Сильно удивилась? – спросила Эми, стоя у плиты и что-то помешивая.

– Все хорошо, – ответил Дэн и вышел на балкон.

«Роллс-Ройса» внизу уже не было.

«Ты ошибся, это был не он», – подумал Дэн и подошел к Эми, чтобы поцеловать ее, но вдруг почувствовал резкий аромат мужского парфюма, витавший возле нее.

– У тебя были гости? – спокойно спросил он, сев на высокий стул в паре шагов от нее.

– Нет, с чего ты взял?

– Не знаю, просто спросил.

Разложив овощное рагу по тарелкам, Эми повернулась и встретилась взглядом с Дэном.

– Что случилось? – спросила она, заметив, как он сверлит ее глазами.

– Почему ты так долго открывала дверь?

– Делала планку, – ответила Эми после раздумий.

– Планку?

– Да, планку, упражнение такое, почему ты так на меня смотришь?

– Не обращай внимания, со мной такое бывает.

Эми поставила блюда на стол и, посмотрев исподлобья на Дэна, села напротив.

– Приятного аппетита!

– Спасибо, тебе тоже, – холодно ответил он, смотря в пол.

– Ты меня пугаешь… – Эми отодвинула от себя тарелку.

– Расскажи мне про Кристиана, – неожиданно произнес Дэн после долгой паузы.

Эми нахмурила брови и скрестила на груди руки.

– Зачем тебе это?

– Просто интересно.

– Не обманывай. Почему ты спрашиваешь меня о нем именно сейчас?

Дэн ничего не ответил.

– Я поняла. Ты с самого утра себя странно ведешь, у тебя что-то произошло, и ты не хочешь рассказывать мне об этом, хочешь вариться в этом сам… Вместо того, чтобы поделиться со мной своими переживаниями, ты решил отыграться на мне, испортить мне настроение, а затем еще и устроить сцену ревности … – Эми покачала головой.

Дэн посмотрел на нее с недоверием.

– Как ты успел заметить, я ему нравлюсь, и он не раз мне в этом признавался, но эта симпатия не взаимна, однажды я очень некрасиво дала ему отпор, и с тех пор мы крайне редко видимся.

– Редко видитесь?

– Да, и только по чистой случайности.

– Значит еще десять минут назад здесь никого не было?

Услышав это, Эми напряглась и переменилась в лице. Дэн заметил ее реакцию и мурашки пробежали у него по коже.

– Или он оказался здесь по чистой случайности?

Эми снова промолчала.

Дэн покачал головой.

– Его тут не было! – воскликнула она, очнувшись.

– Я видел, как он выходил из твоего подъезда пять минут назад, – соврал он, чтобы поскорее закончить с этим.

– Этого не может быть, – ответила недоумевая Эми и покачала головой.

– Тем не менее это так, – размеренно произнес Дэн, смотря сквозь нее.

Она смотрела на него широко открытыми глазами и понимала, что произошло какое-то недоразумение, какое-то стечение обстоятельств.

– Я видел, как он вышел из твоего подъезда, – продолжил Дэн после небольшой паузы, – я видел, как он сел в свой «Роллс-Ройс», а теперь я сижу рядом с тобой, смотрю на твои растрепанные волосы и залитые румянцем щеки, пока вокруг тебя витает аромат мужского парфюма.

Эми ничего не ответила.

Он посмотрел в ее напуганные глаза и все понял, его словно ударило током, он почувствовал, как в груди сердце начало с упорством качать кровь, а затем как будто остановилось.

– Я только соберу свои вещи, – произнес он из последних сил хриплым, еле слышным голосом.

– Подожди, ведь ты все неправильно понял!

Дэн остановился, он больше не мог ничего выговорить, все что ему хотелось, чтобы этого дня больше не было.

– Не утруждай себя, – еле слышно произнес он.

– Услышь себя, ты же навыдумывал какой-то бред, – крикнула ему Эми.

Он прижался плечом к стене.

– Разве я этого заслужила? Почему ты так низко обо мне думаешь? Я объяснила, почему так долго открывала дверь, но тебе выгоднее представлять меня себе какой-то… – она не выдержала и зарыдала.

Дэн на мгновение пришел в себя и развернулся лицом к Эми в надежде, что все действительно не так, как ему кажется.

– Пока тебя не было, ко мне приезжал мой отец, это его парфюм ты услышал от меня, – начала Эми после того, как успокоилась, – Кристиана здесь никогда не было, я не знаю, как так получилось, что он оказался в этом доме.

– Отец? Почему ты сразу мне это не сказала?

– А почему я должна была вообще тебе это говорить? Вопрос совсем в другом, почему ты позволил себе так думать обо мне? И почему я должна сейчас оправдываться перед тобой?

Дэн ничего не ответил.

– Я не сказала тебе потому, что это был его «Роллс-Ройс», и мы сейчас находимся в квартире, которую он мне подарил, я скрывала все это от тебя, потому что помню, что ты сделал, когда узнал, что у меня есть водитель, но я не думала, что ты думаешь обо мне такое… – Эми снова заплакала.

Он не знал, что ей сказать, в ушах стоял шум, сердце вырывалось из груди, он смотрел на нее ошеломленным взглядом и думал, что ему делать дальше. Теперь он был виноват, и ему нужно было оправдываться перед ней, он хотел что-то сказать, но не мог, ком подкатил к горлу, он подошел к ней и, обняв, крепко прижал к своей груди.


Глава 14


Утренняя ссора перетекла в перемирие, а затем и вовсе забылась. Наступил вечер, кондиционер прохладным воздухом обдувал комнату, пока в окна дома проникали ярко-желтые лучи света и нагревали напольную плитку.

Дэн сидел на краю кровати, закинув голову на изголовье, и поглаживал Эми по ноге.

«Знаю, о чем ты думаешь… Надеюсь, обойдется без разбирательств, хватит и одной ссоры на сегодня», – думала она.

– Не спишь? – спросил Дэн.

– Нет, просто лежу.

– Может, прогуляемся?

– Давай позже, пусть стемнеет, там сегодня очень жарко.

– Хорошо.

– Ты, кстати, так и не рассказал мне, ты сказал маме, где ты?

– Да.

– И что она на это ответила?

– Ее это не сильно удивило, я ведь уже не в первый раз так делаю.

– А про меня ты ей рассказал?

– Конечно.

– И что она сказала?

Дэн тяжело вздохнул.

– Что?

– Об этом я и хотел с тобой поговорить, когда возвращался обратно.

– О, Господи, снова сложный разговор?

– Если хочешь, оставим его на потом.

– Нет уж, лучше закончим со всеми разборками сразу, видимо, такой сегодня день, к тому же, мне теперь интересно, о чем ты там хотел поговорить.

Когда Дэн рассказал Эми, о чем был разговор, она приподнялась на кровати и посмотрела на него исподлобья.

– Знаю, не стоило тебе это рассказывать, но я не могу тебе врать, тем более, когда речь идет о чем-то серьезном… Порой, лучше услышать горькую, но правду, и к тому же, она не знает, какие у нас с тобой отношения.

– Не очень приятно.

– Не думай о ней плохо, она не знает подробностей, я лишь сказал ей, что познакомился с тобой в самолете, и ей, конечно же, это ни о чем серьезном не говорит.

– А я и не думаю плохо о ней, я думаю, что ты услышал то, что хотел услышать, а это значит, что теперь ты уедешь со мной или без меня, то есть, возможно, ты меня бросишь… – размеренно произнесла Эми.

– Что ты, конечно же нет! – воскликнул Дэн, взяв Эми за руки.

Эми вопросительно посмотрела на него.

– Мы поедем вместе.

Эми закатила глаза.

– Что? Разве тебе никогда не хотелось таких приключений?

– Замечательно… ты даже не спросил меня! – возмутилась она и попыталась встать с кровати.

– Я сейчас тебя об этом спрашиваю, ведь мы только начали этот разговор, – начал оправдываться Дэн, остановив Эми.

– А если я не соглашусь, что тогда?

– Значит, мы никуда не поедем.

– А о том, что у меня есть дела, ты не подумал? Учеба, родители, работа…

– Возьмёшь отпуск, мы ведь не на всю жизнь уезжаем!

– Это ребячество.

– Не нужно так говорить, ты изначально знала, зачем я сюда еду, а сейчас называешь это ребячеством.

– Я не в том смысле, просто… ты слишком утрируешь свои желания, я не могу все вот так взять и бросить!

– Почему ты так категорично все отвергаешь? Над этим нужно подумать, я ведь не говорю тебе дать мне ответ здесь и сейчас, я просто поделился с тобой своими соображениями.

– А если я откажусь?

– Я ответил тебе уже на этот вопрос, ты сначала откажись, а потом я буду думать.

Эми снова закуталась в одеяло и легла на Дэна.

– Я не хочу ничего решать и думать, завтра ты встанешь в хорошем настроении, и мы будем так же, как и до этого, прекрасно жить.

– Навряд ли.

– Почему?

– Я устал.

– От меня?

– Нет, если бы я устал от тебя, я бы тебе так и сказал. Я устал от образа жизни, которым мы живем, все это не мое, сейчас я как птица в клетке, я устал сидеть взаперти, каждый день мы делаем одно и то же: едим, гуляем, спим, – я так больше не могу, я хочу вырваться из этого заточения.

– Для тебя это заточение? – обиженно спросила Эми.

– Я не имел в виду тебя, ты для меня теперь всё, и только ты рушишь то, что напоминает мне заточение, знала бы ты, какие эмоции меня сегодня одолевали во время ссоры, словно мир рушился под ногами.

– Но ведь ты сам виноват, ты сам все это делаешь и уже не в первый раз… Сам того не понимая, ты пытаешься делать это и сейчас. Ты просто построил какие-то стереотипы у себя в голове. Нам ведь так хорошо вместе и здесь, зачем куда-то ехать? Зачем скитаться по незнакомым местам, где тебя никто не ждет? Ведь у нас нет никакой нужды! Есть где жить, есть на что жить, будем с тобой ходить по вечерам на пляж, в кино, по ресторанам, по выставкам, а скитальческие путешествия заменим нормальными, будем кататься на лыжах в Аспене, зимой летать на острова, только представь…

– Это все не то, я не хочу так, я, может быть, и мог бы… но мне этого мало, я только что вырвался от этого и, если меня заставить жить в таких условиях, то это буду уже не я, это будет не тот человек, что тебе нравится, меня поглотит депрессия, и мы погрузимся в бездну бытовых конфликтов. Как видишь, они уже начались, дальше будет хуже, сидеть возле телевизора с банкой пива или ходить по ресторанам я не хочу, это не мой мир, я не хочу существовать, я хочу жить, хочу гореть, хочу радоваться и заниматься тем, что мне по душе.

Эми все это время слушала Дэна, смотря в потолок, теперь она развернулась и посмотрела Дэну в глаза.

– То есть, если я не соглашусь, ты оставишь меня и поедешь заниматься тем, что тебе по душе?

– Ну вот опять…Ты услышала то, что хотела услышать.

Эми молча продолжала смотреть на Дэна.

– Не мне нужно решить, останусь я с тобой или уеду, скорее тебе нужно решить, поедешь ты со мной или нет.

– Не переворачивай все так.

– Почему же?

– Ты все бросил и теперь хочешь, чтобы я сделала все по твоему примеру, если ты смог, то это не значит, что я тоже так смогу.

– Тут нет ничего сложного.

– Тут все сложно, есть дела и обязательства.

– Все это иллюзия, нужно успевать жить пока есть время, все обязательства можно оставить на потом.

– Не решай это за меня, по-твоему все легко… знаешь, что еще легче?

– Что?

– Остаться тут и наслаждаться жизнью, тебе было скучно там, и ты создал себе цель, но теперь все по-другому, теперь у тебя есть я, а может быть я и вовсе тебе не нужна?

– Конечно, нужна. Иначе меня бы тут уже не было, но я не понимаю, зачем ты вредничаешь, зачем ставишь вопросы под таким углом? Я тебе говорю, а ты меня абсолютно не слышишь или не хочешь слышать, такое ощущение, что ты делаешь это нарочно, ведь ты еще даже не задумывалась над тем, что я тебе предлагаю, просто решила все оспорить, даже не взвесив все за и против.

– Меня оскорбляет то, что ты можешь так легко от меня отказаться.

– Это не так, я уже сказал тебе, что будет, если ты откажешься. Я в любом случае буду с тобой. Чем все это может обернуться, ты теперь знаешь, сейчас все в твоих руках… но забрав у меня то, что мне нужно, ты опустошишь меня наполовину.

Наступила мертвая тишина.

– Ты высосал из меня всю энергию сегодня, – произнесла Эми, прервав молчание.

– Извини, я не хотел.

– Я подумаю над этим.

– Только подумай хорошенько.

– Подумаю, но у меня все равно ничего не получится, ведь у меня институт и, если бы я выбирала между учебой и тем, что ты мне предлагаешь, я бы выбрала первое.

– Ты даже не знаешь, о чем говоришь… – произнес Дэн, усмехнувшись, – и не узнаешь, пока не попробуешь… Может, ты меня неправильно поняла?

Эми снова повернулась к нему лицом.

– Мы ведь не будем ездить автостопом, есть в дешевых столовых и спать в хостелах.

– Нет?

– Конечно, нет… Возьмем пикап, купим туристическое снаряжение и поедем вокруг всей страны, будем останавливаться в каждом штате, в любом интересном месте, наделаем кучу снимков, по вечерам будем сидеть у костра.

– И будем спать в палатке?

– В отелях, но если хочешь, то иногда можем и в палатке.

Эми задумалась.

– Будем жить по-настоящему, каждый день новая локация, каждый день приключения, объедем все озера и водопады. Такой тур не предоставляет ни одно туристическое агентство. Я не предлагаю тебе превратиться в странствующих бомжей, я всего лишь предлагаю тебе то, что не предложит никто!

Эми снова посмотрела на Дэна, внутри у нее что-то вспыхнуло, прошло несколько минут, и она нарушила молчание.

– Давай так, я пойду тебе навстречу, но и ты пойдешь навстречу мне.

– Хорошо, что ты хочешь?

– Не важно, просто дай мне слово.

– Ну уж нет, откуда я знаю, что ты попросишь.

– Дай слово, – настойчиво произнесла Эми и ущипнула Дэна.

– Хорошо, хорошо, даю слово, – ответил Дэн, усмехнувшись.

– Вот так. Я обсужу это завтра с родителями и, если они мне разрешат, то я твоя до конца лета.

– Но это всего лишь полтора месяца.

– Полтора месяца непонятно чего – это слишком много. Да к тому же, для начала и этого достаточно.

– Хорошо.

– Но если мне не понравится, мы в любой момент поедем обратно.

– Договорились.

– И если мне разрешат, то мы в любом случае еще неделю будем жить здесь, у папы день рождения на этой неделе.

– Не слишком сложные условия договора…

– Это еще не все.

– Еще не все?

– Да, ты должен принять это заточение, потому что таскаться в пикапе с рюкзаком на спине по всей стране до конца своих дней я не хочу, я иду тебе навстречу, то же самое и ты должен сделать для меня.

– Хорошо, – ответил Дэн, улыбнувшись, и поцеловал Эми.


ЧАСТЬ 2


Глава 1


В дверь кто-то постучал. Дэн резко открыл глаза и посмотрел на Эми.

– Мы кого-то ждем? – спросил он.

– Нет, который час?

На часах уже была половина первого, прошлым вечером они решили прогуляться по берегу океана, а затем поехали в бар, где просидели до двух часов ночи.

В дверь снова постучали, и звук громких, глухих ударов с вибрацией отозвался в перепонках.

– Зачем так стучать? Есть же звонок! – возмутилась Эми, сев на край кровати.

– Пойдешь открывать?

– Пошли вместе, вдруг там бандиты.

Дэн странно посмотрел на Эми, затем резко встал и вышел из спальни.

– Подожди, только дверь не открывай без меня, – крикнула Эми, в спешке надевая тапочки.

– Там только девушка, – сказал он, столкнувшись с Эми на выходе из комнаты.

– Сейчас посмотрю.

Эми подошла к двери и посмотрела на экран домофона.

– Знаешь ее?

– Да.

– Все в порядке?

– Да, это Лиза, моя подруга, – ответила она, посмотрев на Дэна удивленным взглядом.

– Ну, хорошо, тогда пойду досматривать сон, – сказал он и зашел в комнату.

Эми несколько раз провернула замок и открыла дверь.

В закрытую спальню из коридора донеслось визжание, шорох и звук поцелуев, что очень удивило Дэна.

– И года не прошло с тех пор, как мы виделись в последний раз, – произнесла Лиза, крепко обнимая Эми.

– Ты так похорошела, так загорела… А что это за коробка?

– Это подарок для тебя, – Лиза взяла коробку с банкетки, – ты видела который час? Почему ты еще в халате? – спросила она, направляясь на кухню.

– Только проснулась, а почему ты стучала? Есть же звонок.

– Я несколько минут пыталась дозвониться, но, видимо, он сломан, – ответила Лиза, остановившись перед поворотом на кухню.

– Да? Странно… а то я так напугалась, подумала, что кто-то хочет выломать дверь, – произнесла Эми, закрывая дверь.

– Извини, коробка тяжелая, пришлось немного поработать ногами.

– Тяжелая? Так что же ты ее держишь, ставь ее скорее!

– Ты не приболела? Не помню, чтобы ты поздно вставала, – Лиза села за стол.

– Нет, со мной все в порядке, просто домой приехали на рассвете, лучше про себя расскажи!

– С кем приехали? Твоя мама тут?

– Да, она в спальне, – ответила Эми с улыбкой.

Лиза посмотрела на дверь спальни и, ахнув, прикрыла рот ладонью.

– Я, наверное, ее разбудила, а теперь еще и кричу тут… – прошептала она.

– Не беспокойся, она уже проснулась, – сказала Эми, – мам, к нам в гости пришла Лиза, может, посидишь с нами? – крикнула она.

– Ну, зачем ты так кричишь, если бы она не спала, то давно бы уже вышла!

– Ничего страшного, она как раз недавно мне жаловалась, что ей не нравится, что подъем с каждым днем переноситься на час позже, – улыбнулась Эми, – рассказывай, как ты съездила?

Только Лиза начала что-то рассказывать, Дэн вынырнул из комнаты и так быстро оказался в ванной, что она лишь краем глаза успела заметить его силуэт, отчего изменилась в лице и задумалась.

– Она что, перекрасилась? – спросила она после недолгой паузы.

– Ага, – ответила Эми, едва сдерживаясь от смеха, и отвернулась к окну.

– Странно… – протянула Лиза и продолжила свой рассказ.

Вскоре звук льющейся воды стих, и Дэн вышел из ванной.

– Доброе утро, – произнес он грубым голосом.

От неожиданности Лиза так испугалась, что вздрогнула и чуть не выронила телефон из рук.

Эми закатилась смехом.

– Доброе, – протянула Лиза и, посмотрев на Дэна, перевела взгляд на Эми.

Дэн представился и сел рядом с Эми.

– Лиза, очень приятно.

– Взаимно, – сказал он и посмотрел на Эми, которая все еще задыхалась от смеха.

– Я так понимаю, одним перекрашиванием тут не обошлось, – произнесла Лиза, заглядывая Дэну прямо в глаза.

– О чем речь?

– Да так, не обращай внимания… Надеюсь, я вам не сильно помешала?

– Нет, что ты, все хорошо! – ответила Эми, успокоившись.

– Ты говоришь на нашем языке, почему я никогда не слышала о тебе? Вы давно знакомы? – спросила Лиза у Дэна, и не дожидаясь ответа, перевела взгляд на Эми, – почему я не знала, что у тебя есть такой симпатичный знакомый?

– Мы познакомились совсем недавно.

– Как же это произошло?

– Кто-нибудь голоден? – спросил Дэн, – пока вы будете обсуждать наше знакомство я могу приготовить завтрак.

– Если так, то, может быть, стоит сразу же пожарить стейки? Говорят, они идеально сочетаются с красным вином из Италии, – сказала Лиза и достала из коробки, которая все это время стояла на пуфике возле стола, декантер и две бутылки красного вина.

– Ого, ты тащила эту коробку из Италии? – удивилась Эми и начала разглядывать стеклянный сосуд необычной формы, в то время как Лиза упорно всматривалась Дэну в глаза.

– Не думаю, что пить с утра – хорошая идея… – отрезал он.

– Да, мне тоже так кажется! – произнесла Эми, кивнув головой.

– Ну вы что? Я тащила эту тяжеленную коробку на собственном горбу для своей лучшей подруги, а вы мне сейчас собираетесь отказать?

– Получается, что так! – невозмутимо произнес Дэн и пошел в сторону холодильника.

– Лиза, пожалуйста, давай отложим это, мне очень приятно, что ты потратила столько времени и сил, но сейчас и правда не время… Мы вернулись домой ранним утром и только проснулись. Пить вино с утра – это как-то неправильно, если мы сейчас откроем бутылку, это будет походить на будни алкоголиков.

– Жаль, но есть в твоих словах, и доля правды… Хорошо, не буду настаивать, в другой раз, а пока можешь рассказать, как вы познакомились, – огорчено произнесла Лиза и поставила бутылки с декантером обратно в коробку.

Пока Эми рассказывала историю, Дэн приготовил завтрак и, поставив на стол три тарелки с яичницей и тостами, сел рядом с Эми.

– Я пересяду к Лизе, так будет удобнее показывать фотографии, ты не против? – спросила она, поцеловав Дэна.

– Конечно, – ответил он, улыбнувшись.

– Хорошо, – довольно произнесла Эми и переставила стул.

Дэн ковырялся в тарелке и смотрел в телевизор, изредка переводя взгляд на девушек. Вскоре он понял, что пока Эми увлеченно показывает Лизе фотографии, та пристально смотрит ему в глаза и лишь изредка заглядывает в телефон.

В кармане у Лизы зазвонил мобильный.

– Да…Что? Это так срочно? Хорошо, скоро буду, – ответила она и, поморщившись, убрала телефон обратно.

– Что-то случилось? – спросила Эми.

– Да нет, ничего особо важного, но придется вас покинуть, – ответила Лиза и перевела взгляд на Дэна, – извини, не успеваю попробовать то, что ты приготовил, но думаю, что будет неплохо, если мы с вами встретимся на неделе и откроем эти замечательные бутылки!

– Конечно, встретимся! Может быть, даже сегодня вечером, – радостно ответила Эми.

– Будет хорошо, если найдете на это время, – отозвалась Лиза с милой улыбкой, – проводишь меня?

– Да, конечно, пойдем.

Эми вернулась на кухню и села Дэну на колени.

– Как тебе Лиза?

– В каком смысле?

– Ну, в общем.

– Не знаю, – ответил он, вспоминая ее настойчивый, недвусмысленный взгляд.

– Так неловко вышло, она так старалась с подарком, а мы не уделили ей должного внимания.

– Ничего страшного, она ведь не предупредила о своем визите.

– Может, встретимся с ней вечером? У нас все равно нет ничего срочного на сегодня. Как ты думаешь?

– Смотри сама, мне без разницы.

– Тогда сегодня, потому что завтра мне нужно готовиться ко дню рождения, а потом мы, возможно, уедем.

– Хорошо.

– Поможешь мне с выбором подарка?

– Ты ведь и сама прекрасно знаешь, что подарить.

– Да, но все равно хочу посоветоваться с тобой.

Дэн ничего не ответил и молча положил голову ей на плечо.

– Ты ведь не обижаешься, что я не приглашаю тебя на день рождения?

– Конечно же нет!

– Точно?

– Я бы чувствовал себя неловко, если бы оказался там. Тем более, это ведь не твой день рождения, гостей должен выбирать именинник. Не думаю, что он был бы в восторге, узнав, что его дочь привела на такое важное мероприятие человека, с которым едва знакома.

– Это точно.

– Значит сегодня вечер с Лизой? – спросил он на выдохе, думая о том, как ему вести себя в ее присутствии и не обращать внимания на эти настойчивые взгляды.

– Да, позже напишу ей, – ответила Эми, – я уеду с самого утра до позднего вечера послезавтра. Будешь скучать, пока меня не будет?

– Конечно.

– Чем будешь заниматься?

– Готовиться к путешествию, нужно поискать внедорожник напрокат и купить все самое необходимое.

– А если меня не отпустят?

– Не думай об этом, будь оптимистичней.

– Хорошо, у отца стояла в гараже какая-то большая машина, может попросить ее у него?

– Не нужно, я сделаю все сам.

– Точно?

– Точно, – ответил Дэн, улыбнувшись.

– Может, подождешь меня? Купим все вместе, я тоже хочу поучаствовать, заодно объяснишь, что и для чего.

– Это слишком долго и нудно, тебе не понравиться.

– Ну хорошо, как скажешь, пойду приведу себя в порядок, – сказала Эми и, поцеловав Дэна, ушла в ванную.


Глава 2


Кухня, приглушенный свет старых электрических светильников, свисающих над барной стойкой, вечерние платья, запах духов, освежающая прохлада, доносящаяся до стола с открытых окон и дверей лоджии, тихий шум машин и блики от солнца в окнах соседних домов. По кухне разносится запах розмарина и женский смех.

Вечер подходил к концу, все это время Дэн пытался нащупать глазами тот самый взгляд, но как ни старался, ничего не выходило.

«Может просто пыталась меня получше рассмотреть или узнала во мне кого-то? – подумал он, – в любом случае, слава Богу, что все не так, как я себе навыдумывал».

Девушки громко разговаривали, смеялись и практически не обращали на Дэна внимания, разговор дошел до того, что Эми начала рассказывать Лизе про путешествие, в которое они собираются поехать вместе.

– Ого, это очень интересно, сколько же оно продлиться? – спросила Лиза.

– Не знаю, видимо, до тех пор, пока не надоест, хотя нужно успеть вернуться до конца лета… Я ведь никогда такого не делала.

Дэн закинул мясо на смазанный сливочным маслом гриль, положил рядом зеленую ветку розмарина и повернулся к девушкам.

– А ты что скажешь? – спросила у него Лиза.

– Стейки будут готовы через пару минут.

– А про путешествие?

– Что про него говорить… Его нужно воплощать в жизнь! – произнес он, подойдя к столу и взяв свой бокал, сел рядом с Эми, – хорошее вино, алкоголь практически не ощущается, от такого обычно пьянеют не сразу, но потом валятся с ног, – сказал он и погладил Эми по ноге.

– Все верно, это вино от одного из самых известных винокуров Италии, пришлось приложить много усилий, чтобы купить у него эти бутылки, он уже очень богат и не продает вина из своих старых погребов, но я – другой случай.

– И что же ты сделала, чтобы он их тебе продал? – оживленно спросила Эми.

– Показала себя с самой лучшей стороны, – ответила Лиза и посмотрела томным взглядом в глаза Дэна.

– Надеюсь, он это принял во внимание и сделал хорошую скидку, – произнес он, сделав глоток, и отвел от нее свой взгляд.

– Конечно же он принял это во внимание, но скидка мне была не нужна, я расплачивалась не деньгами.

– Очень интересно, но пора перевернуть, – сказал Дэн и подошел к грилю.

Он снова начал замечать на себе ее настойчивый взгляд, и его это напрягало. Он не был сторонником измен, в его понимании это была последняя подлость, которую может совершить человек, но еще больше его бесило то, что она не стесняется делать это на глазах у своей лучшей подруги.

Лиза заметила, как он смерил ее взглядом, когда выходил из-за стола.

– Чем же ты расплачивалась? – спросила Эми с любопытством.

– Ты видела, как он на меня посмотрел? Чуть не прожег меня взглядом… – смеясь, громко произнесла Лиза, – ты все неправильно понял, мне просто нравиться говорить двусмысленными загадками, Эми скажи ему, что это так!

– Да, все так, и хоть я не знаю, о чем подумал Дэн, но я, скорее всего, подумала о том же, – ответила Эми, улыбнувшись.

– Ну что ж, если вам так нравится, то не буду вас этого лишать.

– Вот и славно, останемся при своих домыслах, надеюсь, тебя это не сильно задевает, хотя, наверное, даже радует, иначе для чего тогда была нужна эта двусмысленность… – Дэн поставил блюда с мясом на стол.

– Мне все равно, а вот тебя это, видимо, действительно радует, – ответила Лиза, все так же смотря на Дэна, – можно мне еще вина? – сказала она, поставив пред ним пустой бокал.

– Конечно, – сказал тот, натянув фальшивую улыбку.

– Так что же ты сделала, если не то, о чем мы подумали? – спросила Эми и поставила свой пустой бокал рядом с другим.

– Пообещала выйти замуж за его сына.

– Что? – смеясь, воскликнула Эми.

Дэн в это время разлил вино по бокалам и отставил пустую бутылку в сторону.

– В Италии я познакомилась с парнем, который оказался сыном того самого винокура, мы поехали вместе с ним к виноградникам, где мне пришлось руками собирать виноград, тогда его отец сказал мне, что расскажет весь процесс создания вина и, если я дослушаю его до конца, подарит мне одну из своих лучших бутылок.

– Но ты привезла две бутылки.

– Вечером меня пригласили на семейное застолье, и там он мне сказал, что, если я выйду замуж за его сына, он подарит мне один из своих лучших виноградников, и, когда я согласилась, дал мне в качестве аванса вторую бутылку вина.

– Так значит ты выходишь замуж? – обрадовалась Эми.

– Мои поздравления! – Дэн поднял бокал.

– Спасибо, но нет, замуж я, пока что, не собираюсь.

– Как же так? Ты нас совсем запутала!

– Интересно… Если бы я действительно вышла за него замуж, то какой бы я была по счету среди девушек, решивших связать свою жизнь с человеком лишь из-за того, что в награду за это полагалась бы бутылка вина?

– Звучит как тост, а если на самом деле, то поверь, далеко не первой, – ответил Дэн, и звон бокалов, вперемешку со смехом, разлетелся волнами по квартире.

Вино, и вправду, оказалось таким, как описал его Дэн, эйфория пришла незаметно, а затем резко перешла в стадию сна. Через несколько часов все пересели на диван и, пока Дэн слушал как Лиза что-то ему рассказывает, Эми медленно положила голову ему на грудь и уснула.

– Кажется, она уснула, – сказала Лиза шепотом.

Дэн аккуратно взял Эми на руки и понес в спальню.

– Я тебе помогу.

Лиза села на край кровати и молча наблюдала, как Дэн укладывает Эми и укрывает ее мягким пледом.

Посмотрев на Лизу, Дэн снова встретил этот взгляд, она кивнула головой в сторону двери.

Они вышли на кухню и сели за стол, Дэн разлил остатки вина по бокалам и молча начал отделять ядра граната от кожуры, затем снова посмотрел на Лизу и, не выдержав ее взгляда, отвел глаза в сторону, отчего Лиза тихо рассмеялась.

– Расскажи о себе что-нибудь такое, чего не знает Эми, – сказала она, пересев ближе к Дэну.

– Давай не будем углубляться в биографию.

– Тогда ответь, почему ты весь день отводишь от меня глаза?

– Потому что ты слишком настойчиво в них смотришь.

– Я старалась.

– Как видишь, у тебя получилось.

Лиза провела ладонью Дэну по щеке.

– Давай, я вызову тебе такси, – сказал он и вышел на балкон.

– Когда мне будет нужно, за мной приедут, – сказала Лиза и, подойдя к Дэну, прижалась к нему.

– Знаешь, Эми доверяет тебе…

– Да? И что?

– Я думаю, от тебя она этого никак не может ожидать.

– Да, возможно, но посмотри на себя, ты все еще не оттолкнул меня.

– Алкоголь делает свое дело, что-то происходит с рассудком, но разум пока еще чист, и поэтому дело не дойдет до того, о чем ты думаешь.

– Уверен в этом?

– Уверен.

– Инстинкты сильнее понятий морали.

– Неправда.

– Сейчас увидим.

– Ты ставишь на кон дружбу.

– Дружбы не бывает, и ты сам об этом знаешь, – сказала Лиза уже почти соприкоснувшись с губами Дэна, но тут Дэн взял ее за талию и нежно провел рукой по шее.

Лиза глубоко вздохнула, положила руки ему на плечи и закрыла глаза в ожидании, но затем услышала странный звук.

– Что? Ты что, смеешься? – спросила она, посмотрев на него.

– Да, – невозмутимо ответил Дэн.

– Что тебя развеселило? – возмутилась Лиза.

– Извини, я не специально, – улыбаясь, ответил он.

Лиза убрала руку Дэна со своей талии и отошла от него.

– Как видишь, ты была неправа, мораль оказалась сильнее, – произнес он, отойдя от Лизы и сел на диван.

– Я всего лишь хотела сделать приятно нам обоим.

– Знаешь, в какой-то мере я тебя понимаю, в данный момент мне так же неловко, как и тебе, ни в коем случае не принимай это на свой счет, ты мне очень нравишься, не буду скрывать, я и сам этого хочу, все мужчины полигамны, и я не исключение. Мы с тобой славно провели бы не один вечер, но не при таких обстоятельствах.

Лиза села рядом с Дэном и положила руку ему на ногу.

– При каких же? Если тебя смущает то, что Эми в другой комнате, давай назначим встречу в другом месте.

Дэн поджал губы и, посмотрев Лизе в глаза, положил свою руку поверх ее.

– Меня не смущает то, что Эми в другой комнате, меня смущает то, что такие, как ты, вообще могут существовать. Помимо того, что ты вызываешь во мне желание, ты также вызываешь во мне презрение и отвращение.

Лиза одернула руку и испуганно посмотрела на Дэна.

– Не нужно меня бояться, я же не псих, – успокоил он ее, – знаешь, я думаю, что девяносто процентов населения проживают свою жизнь с разбитым сердцем, очень многие из-за этого заканчивают свою жизнь не так, как им того бы хотелось. Любовь является одной из самых главных потребностей человека, поэтому люди с разбитым сердцем отчаянно пытаются заполнить пустоту своей души хоть чем-то и, в итоге, зачастую доживают свою жизнь не с тем человеком… они доживают ее с тем, кто вовремя подвернулся, понравился по первостепенным признакам, дал какую-то надежду или обеспеченность в чем-либо…

– К чему ты все это говоришь? – нервно спросила Лиза.

– Перед этим, – продолжал Дэн, игнорируя вопрос, – люди проживают не самый легкий период своей жизни – депрессию. У кого-то она длится несколько лет, у кого-то быстро проходит, а у некоторых она и вовсе не заканчивается, но того самого человека, которого ты по-настоящему любил, ты будешь помнить до конца своих дней. Он будет преследовать тебя в твоей голове, возможно, даже не по одному разу в день, ты уже, возможно, не будешь помнить, как он выглядит, не будешь помнить, какой у него голос, смех, но ты будешь помнить те прекрасные моменты, когда он был с тобой рядом и будешь вечно ощущать его присутствие…

Дэн подсел ближе к Лизе и взял ее за руку.

– Так вот, из этих девяноста процентов больше половины страдают от таких, как ты. Такие как ты вмешиваются в чужие судьбы, нарушают уклад жизни, крушат все, а ради чего?

Лиза сидела и молча его слушала.

– Да, кто-то действительно делает это из-за того, что полюбил человека и поставил себе цель, во что бы то ни стало увести его из семьи, обречь семью на страдания, добавить детям семейства парочку психологических травм и комплексов, но есть и такие как ты… Такие как ты просто не понимают, что творят, вам наплевать на семью, друзей, вообще на все ценности, такие как ты просто хотят и берут, и не у всех в моей роли хватает сил отказать… Кто-то также, как и ты не осознает всей серьезности ситуации, не понимает, на что обрекает любящего его человека. Кто-то идет на поводу и создает себе облачные замки, поддается псевдо чувствам, инстинктам. А что по итогу? Ломает себе и другому человеку жизнь!

Лиза хотела вырвать свою руку из ладони Дэна, но он сам отпустил ее и встал с дивана.

– А знаешь что ждет тебя и таких, как ты? – спросил он, сделав глоток вина, и подошел к окну.

– Ты ничего не понимаешь, – произнесла она шепотом, и из глаз ее брызнули слезы.

– Вечные страдания, ты будешь несчастна всю свою жизнь, в ней нет ни капли смысла, ты просто существуешь, ведь все вернется бумерангом с тысячекратной отдачей. Не я придумал такое понятие, как карма, за все приходится платить, – монотонно произнес Дэн, – я бы не стал тебе говорить таких вещей, если бы видел в тебе хоть что-то светлое, но так уж вышло, что я вижу людей насквозь, и знаю, что даже если ты сейчас раскаешься, завтра ты все забудешь…

Лиза встала с дивана и, отерев глаза, посмотрела на Дэна.

– Когда-то я и сама была такой же как ты, но однажды мне подпортила жизнь такая же как я… теперь я беру с нее пример, потому что не хочу снова оказаться на том же месте. Нужно успевать наслаждаться жизнью, всегда найдутся те, кто попытается тебе ее испортить, каким бы правильным ты ни был, так лучше быть первым и жить так, как хочется, наплевав на других. Лучше разрушать самой, чем ждать пока разрушат тебя, а разрушат тебя рано или поздно в любом случае, по-другому в этом мире не бывает. Такими как я не рождаются, такими становятся, и ты, возможно, сам это когда-нибудь поймешь, если ты, конечно же, не попадаешь под тот самые нетронутые десять процентов из своей статистики.

– Можешь обманывать себя сколько хочешь, но меня ты не обманешь, я же сказал, что вижу тебя насквозь, ты была такой всегда.

Лиза молча направилась к двери.

– Прости за правду, но каждый сам решает, по какой тропе ему идти. Ты выбрала такую, а я на удивление иду по правильной, – произнес Дэн и закрыл за Лизой дверь.


Глава 3


– Ты где? Машина уже внизу, я почти собралась!

– А где подарок? – спросил Дэн.

Эми надела каблуки и кивнула головой на коробку.

– Что ты так улыбаешься? – спросила она, посмотрев на Дэна в отражении зеркала.

– Красивое платье! – восхитился он и, подойдя к ней сзади, обнял ее.

– У меня все красивое.

– Сегодня нет пробок, вы слишком быстро доедете, придется тебе немного задержаться дома…

– Нет уж, перестань, лучше я приеду раньше, чем снова буду делать макияж.

– Уверена?

– Более чем, – ответила Эми и поцеловала Дэна в щеку.

– Ну, как скажешь, – огорченно произнес он на выдохе и взял коробку с подарком, – пойдем, помогу тебе загрузить ее в машину.

– Тебе точно нравится подарок?

– Конечно.

– Не врешь?

– Ты опять? Мы вчера весь вечер это обсуждали.

– Ну ладно, мне тоже нравится!

Выйдя из дома, Дэн отдал коробку водителю и, поцеловав Эми, посадил ее на пассажирское сидение.

– До завтрашнего вечера? – спросил он.

– Надеюсь, что успею к полудню, я буду скучать.

– Я тоже, – ответил Дэн и помахал ей вслед рукой.

Через час автомобиль выехал за черту города, свернул в сторону гор, и через пару минут остановился возле высоких железных ворот. Водитель опустил стекло, и, когда ворота открылись, автомобиль тронулся дальше.

Эми вышла из машины, ступив каблуками на каменную дорогу, и огляделась вокруг, она еще не могла разглядеть всей красоты, что скрывало это место.

– Эми, ну наконец-то! Мы тебя заждались, через два часа приедут гости, скорее заходи в дом! – послышался женский голос откуда-то сверху.

Эми посмотрела вверх и, увидев родителей на балконе последнего этажа, улыбнулась и направилась к входу в здание, попросив водителя захватить с собой подарок.

Поднявшись на последний этаж, Эми вышла в холл и, увидев мать с отцом, бросилась к ним в объятия.

– Привет, дорогая! – радостно произнес отец.

– Привет, пап, с днем рождения! – воскликнула она, обвив руками его шею.

– Спасибо, родная! Нэш сказал мне, что какой-то крепкий молодой человек помог тебе донести подарок до машины, почему вы не вместе?

– Придет время и, я думаю, ты обязательно с ним познакомишься, по крайней мере, мне бы очень этого хотелось… Нэш остался с подарком внизу, подарить тебе его на церемонии или откроем сейчас?

– Давай откроем его позже, когда все гости разъедутся по домам.

– Хорошо.

– Ну и славно, а пока пойдем, мы хотим кое-что тебе показать, – с улыбкой произнес отец и, пройдя через весь холл, зашел в зал, в конце которого вместо стены стояли скругленные панорамные окна высотой в пять метров.

– Ого! – воскликнула Эми, зайдя в зал, – а с той стороны, кажется, что это старый каменный замок.

– Это ты еще не видела, что скрывается за этими окнами, – тихо, но с ноткой гордости, произнесла мать.

Эми подошла к окну и, отодвинув стеклянную дверь в сторону, вышла на просторную открытую террасу, с которой открывался шикарный вид на всю усадьбу.

Семиэтажный замок с пятью арками, над каждой из которых возвышались башни с мезонинами, стоял на берегу большого пруда.

Вся терраса была красиво отделана декоративным камнем и располагалась по всей внутренней части замка, состоящего из нескольких корпусов, уходящих в правую и левую стороны. На мраморном полу по всему периметру террасы стояли пышные оливы в огромных деревянных кашпо.

С террасы открывался потрясающий вид на цветочный сад, расположенный между выходом из замка и мостами, ведущими к крытой набережной пруда. По обеим сторонам дороги, вымощенной камнем, росли вековые дубы, а возле левого крыла было поле для гольфа.

– Очень красиво!

– Да, я уже успел влюбиться в это место, тут прямо как в книгах про аристократов, жаль только, что тут семь этажей…

– А сколько бы ты хотел? – спросила Эми.

– Мы тут со вчерашнего дня, и я уже узнал, возможно ли купить все это…

– Серьезно?

– Да, и все бы ничего, даже цена нас устраивает, но семь этажей… Зачем они нужны? Ведь у нас кроме тебя никого нет, а там внизу еще с десяток коттеджей… Устанем платить налоги и уборщице за уборку пустых помещений… Вот если бы ты наделала нам внуков…

– Хочешь, чтобы я нарожала на семь этажей и десяток коттеджей? Нет уж, спасибо, – ответила Эми и рассмеялась.

– Это имение можно было бы купить с мыслью о том, что это станет нашим родовым гнездом, но в наше время все слишком переменчиво и нет никакой стабильности.

– Собственно, как и всегда.

– И даже императорский титул тебе не поможет.

– Точно!

На террасу вышел человек с высоким колпаком на голове.

– Видимо, мы готовы к приему, – мать Эми кивнула повару, – пойдем, посмотрим, что будет сегодня на столе, а затем я покажу тебе твою комнату.

– Идите без меня, я подойду позже, – произнес отец Эми и достал из кармана звонивший телефон.

На улице уже стемнело, праздник подходил к концу, на столах остались холодные закуски, десерты и фрукты.

Ведущий подошел к микрофону и сообщил гостям, что через десять минут праздник завершится шикарным салютом.

– Куда подевался твой ухажер? – спросила Эми, подойдя к Лизе.

– Я тебя умоляю, перекинулись парой слов.

– Ну да, пара слов длиною в час!

– И как итог, не сошлись во мнениях.

– Жаль, я знаю его, было бы неплохо тебе поближе с ним познакомиться.

– Все хорошо? – спросил отец Эми, подойдя к девушкам и обняв их за плечи.

– Все просто потрясающе! – ответила Лиза.

– Ну и отлично!

– Босс, начальник службы безопасности, – произнес охранник, подойдя к отцу Эми, и протянул ему мобильник.

– Извините, девочки, наверное, что-то важное.

– Что там? – взволнованно спросила Эми, глядя на бегающие глаза отца.

– Это точная информация? – нервно спросил он, прижав ладонь к свободному уху, – тогда пусть садится на поле для гольфа, так ближе! – громко произнес он и повернулся к Эми, – нам срочно нужно убираться отсюда!

– Скажи, что случилось? – испуганно спросила она.

– Позже все объясню, дорогая, где мама?

– Босс, вертолет будет через три минуты, – сообщил охранник.

– Хорошо, – ответил отец Эми и повернулся к Лизе, – извини, но нам срочно нужно идти, спасибо, что пришла, – быстро выговорил он и, взяв Эми за руку, пошел в сторону поля для гольфа.

– Так и быть, не буду мучать тебя вопросами, – произнесла Эми дрожащим голосом.

– Вот и молодец! Возьми с собой охранника и идите искать маму, затем отдайте ему свои мобильники, пусть останутся здесь, даже не вздумай им сейчас пользоваться и уж тем более брать его в вертолет, поняла?

– Поняла, а ты куда?

– Попрощаюсь с гостями, скажу, что срочно нужно решать рабочие вопросы.

– Хорошо, я вижу маму.

– Отлично, встретимся у вертолета, – ответил отец и пошел к сцене.

– Иди за мамой, мне нужно кое-что сказать Лизе, – сказала Эми охраннику и подбежала к Лизе, которая в это время потерянно смотрела в толпу.

– Что случилось? – с интересом спросила она, увидев Эми.

– Не знаю, у меня всего секунда…Передай, пожалуйста, Дэну, чтобы не беспокоился и чтобы ждал меня. Я не смогу ему звонить ближайшие два дня, а может и три.

– Хорошо, я передам.

Эми обняла Лизу и, осмотревшись, побежала обратно.

Спустя пару минут вертолёт с пассажирами поднялся в воздух и исчез среди гор под яркие взрывы фейерверков.


Глава 4


За два дня Дэн успел купить все, что было нужно для путешествия. И вот уже ближе к вечеру подъехал к дому на черном пикапе. Зайдя в квартиру, он надеялся увидеть Эми, но там было так же пусто, как и вчера вечером.

– Ну ладно, зато успею приготовить что-нибудь на ужин, – прошептал он, посмотрев на время в телефоне, и, зайдя на кухню, начал нарезать овощи кольцами для рататуя, затем разложил на противне тонкие ломтики телятины и замариновал их в чесноке с красным вином.

Прошло несколько часов с тех пор, как ужин был готов, солнце едва успело показаться из-за туч, круживших весь день над городом, как тут же скрылось за крышами домов. Начинало смеркаться. Дэн достал телефон и набрал номер Эми, но на звонок никто не ответил.

С тех пор прошел еще час. Каждые пять минут он выходил на балкон в надежде увидеть подъезжающую к дому большую черную машину, но на улице ничего не происходило.

Он не выпускал телефон из рук и, уже не один десяток раз, прослушал женский голос, сообщающий о том, что абонент больше не обслуживается сотовым оператором.

У него начиналась паника. Они договорились, что Эми приедет после четырех часов вечера, может быть, задержится на час или два, но не более того. В любом случае, они могли бы поговорить обо всем этом по телефону, но все это время он не мог до нее дозвониться и закрывал глаза на то, что она ни разу не позвонила ему сама.

Теперь он сидел и злился сам на себя за то, что не взял у нее ни одного телефонного номера близкого ей человека.

– Не звонить же в полицию только из-за того, что ты облажался и даже не взял хотя бы номер Лизы, – произнес он вслух.

«Точно! Где-то же должен быть записан ее номер», – подумал Дэн и начал искать записную книжку.

Перерыв все тумбочки, комоды и столы, он сел на край кровати.

– Где бы ты хранил такую книжку? – спросил он вслух, но голова отказывалась работать, тогда он принялся ходить по квартире в надежде найти ее, как это зачастую бывает по закону подлости, на самом видном месте, но тут раздался стук в дверь, и Дэн, забыв про все свои тревоги, бросился к входной двери.

Он не стал смотреть в глазок и, открыв дверь, увидел Лизу в вечернем платье, она переступила порог и остановилась перед ним.

– Где Эми? – спросил он, выйдя за дверь и осмотрелся по сторонам.

– Дэн, ее тут нет, зайди, пожалуйста, внутрь, мне нужно тебе кое-что рассказать, – с жалостливым видом еле слышно произнесла Лиза.

Дэн закрыл дверь и, с подозрением посмотрев на Лизу, прошел вместе с ней на кухню.

Она села на диван и молча уставилась на Дэна.

– Где Эми? – еще раз спросил он.

– Даже не знаю, как тебе сказать.

– С ней все в порядке?

– Да! С ней все хорошо, в этом плане за нее не беспокойся.

– Тогда, в чем дело?

– Мне сложно это говорить, у тебя есть тут что-нибудь крепкое?

Дэн, подняв от напряжения брови, молча встал с дивана, дошел до барной стойки, взял с нее пустой рокс и, наполнив его шотландским виски, протянул Лизе.

– Это нужно не только мне.

– Да, хватит уже! – воскликнул Дэн.

– Налей себе тоже, – спокойно произнесла Лиза, – мне нужно передать тебе слова Эми.

– За меня не беспокойся, делай то зачем приехала, – холодно сказал Дэн.

– Нет, сделай так, как я прошу, поверь, так будет лучше.

– Ладно, – пробормотал Дэн и, наполнив второй бокал, выпил его до дна, – теперь все?

– Да, – ответила Лиза и, выпив свой виски залпом, снова разлила виски по бокалам, но в два раза больше, чем это сделал Дэн.

– Я не знаю, как тебе это сказать, – прошептала она и, бросившись ему на шею, зарыдала.

– Постарайся поскорее сделать это, ты пугаешь меня до чертиков, – напряженно прошептал Дэн, погладив ее по спине.

Успокоившись, Лиза отерла слезы рукой и, чокнувшись с Дэном, отпила из бокала.

Посмотрев на нее, Дэн выпил виски залпом и отодвинул стакан подальше, чтобы она не налила ему еще.

– Я слушаю, – произнес он.

– Ей очень жаль, но она больше не может быть с тобой, – жалостливо произнесла она.

– Почему? – спросил Дэн со спокойствием в голосе, не смотря на нее.

– Я не знаю, как так получилось, но в ту ночь она осталась с другим.

– Я тебе не верю, – усмехнувшись, ответил Дэн.

– Какой мне смысл врать? Как видишь, ее тут нет.

– Тогда почему она не сказала мне сама?

– Она выбросила телефон и улетела вместе с ним…

– Что за бред? – Дэн встал с дивана и подошел к окну.

– Подумай сам, тебя она знает пару недель, а его много лет, тем более, они уже встречались раньше… Вчера он сделал ей предложение, – произнесла Лиза, подойдя к Дэну, и протянула ему наполненный бокал.

– Я ничего не понимаю, – быстро выговорил он и, отставив бокал в сторону, принялся ходить из стороны в сторону.

– Успокойся, возьми себя в руки, – спокойно сказала Лиза и, взяв его за руку, усадила на диван.

Он сделал глубокий вздох и откинул голову.

– Ты же весь дрожишь… – ахнув, произнесла Лиза, – вот, лучше выпей, – сказала она, сев рядом, и протянула ему бокал.

Дэн выпил виски и посмотрел на Лизу.

– Не переживай, не так уж много ты потерял, – произнесла она, обняв его, – это не должно тебя сильно мучать, короткие романы гораздо проще переносятся, нежели те, что длятся годами, ты же сам это знаешь, не накручивай себя, ты просто попался ей в тот момент, когда она была подавлена расставанием, многие в такие моменты сбиваются с пути.

– Я не верю тебе, ты все это выдумала! – он встал с дивана и посмотрел на Лизу.

– Я и так оказала тебе услугу, приехав и рассказав все это, – тихо произнесла она и, резко встав с дивана, направилась к выходу, – можешь оставаться здесь сколько угодно, но завтра сюда приедет охрана ее отца и объяснит тебе все другим языком, – прокричала она из коридора.

Дэн подошел к окну и посмотрел вниз.

– Эми хотела, чтобы ты ушел из этой квартиры как можно скорее, – произнесла Лиза, вернувшись на кухню, – прощай, – сказала она и, громко стуча каблуками по паркету, отправилась к входной двери.

– Подожди, – сказал Дэн, обернувшись, – кто он?

– Друг семьи, – ответила Лиза после недолгих раздумий, – все время забываю, как его зовут…

– Кристиан?

– Кажется, да, – задумчиво произнесла Лиза, – ты знаком с ним?

Услышав это, Дэна как будто бы облило ледяной водой, по телу прошла дрожь, он не знал, что это за чувство, его как будто бы что-то начало разрывать изнутри на части.

– Дэн?.. – обеспокоено протянула Лиза.

Он пришел в себя и, спокойно взглянув на Лизу, кивнул головой.

– О… – жалобно протянула она и, подойдя к нему, обняла его, – мне очень жаль.

Погрузившись в свои мысли, он робко обнял Лизу в ответ.

– Знаешь? – начала она, через несколько минут, посмотрев ему в глаза.

– Что? – еле слышно спросил он.

– Я не оставлю тебя здесь одного.

– Не стоит, – хрипло ответил Дэн.

– Стоит, – произнесла Лиза и поцеловала его в губы.


Глава 5


Проснувшись в три часа утра, Дэн быстро собрал свои вещи и, чтобы не разбудить Лизу, тихо вышел из спальни.

Пикап, загруженный вещами для путешествий, еще вчера ждал его внизу возле подъезда.

Он почистил зубы, вышел из квартиры и, спустившись вниз, загрузил оставшиеся сумки в багажник.

«Прострация, так лучше, думай о предстоящем… О том, что случилось будешь думать потом, сейчас нужно ехать, просто ехать, – подумал он, садясь за руль, – пустота внутри – это лучшее, что могло с тобой произойти, наслаждайся этим, пока есть возможность… Придет время, и тебя захлестнет с головой», – Дэн нажал на педаль газа и медленно выехал со двора.

Воскресенье, в небе кружат тучи, на дорогах пусто, начинает моросить дождь, на фоне серости ярко видны светящиеся огни вывесок и красные огни стоп-сигналов такси, стоящих у обочин.

Он свернул на соседнюю улицу и попав в гущу тумана, остановился в переулке, открыл карту и, смотря сквозь нее, снова начал думать о своем.

«Куда ехать? Хочется тишины, уехать в какую-нибудь глушь… Куда-нибудь, где много воды, чтобы не было этих огромных домов, чтобы не было этого шума».

– Соберись, – сказал он себе и начал пристально всматриваться в карту, но уже через мгновение отбросил ее на заднее сиденье.

«Какой смысл менять одно на другое? – думал он, смотря на собственное отражение в зеркале заднего вида, – ты знаешь куда тебе нужно», – он сделал глубокий вздох, достал из кармана телефон и, проложив маршрут, выехал из переулка.

Через два часа, проехав двести миль по магистрали, ведущей на юго-восток соединенных штатов, черный пикап остановился на выезде из города «Аллентаун» у придорожного кафе.

Сев возле окна, Дэн заказал глазунью с томатами, жареные тосты и чашку кофе. Закончив трапезу, он взял еще один кофе с собой и, рассчитавшись, снова сел в свой пикап.

Проехав еще несколько миль, он свернул на грунтовую дорогу, ведущую к берегу небольшой реки, и, остановившись прямо под высокими деревьями, вышел из машины.

Шум реки, серое небо и запах земли погрузили его в воспоминания.

Ему пять лет, он едет в полной тишине с родителями по трассе и смотрит в размытое окно, капли дождя бьют по лобовому стеклу, слышно, как работает мотор и крутятся колеса. Вдруг машина останавливается, и внутрь салона проникает холод.

– Не выходи на дорогу, – говорит ему отец, открыв дверь, – машины ездят тут редко, но если проезжают, то на полной скорости, будь рядом. Выйдя из машины, он слышит, как мелкие капли дождя разбиваются о его капюшон.

Отец начинает спускаться к реке, Дэн идет за ним, но, остановившись, поворачивается и видит потрясающую картину: черный седан стоит возле мокрой асфальтированной дороги, проложенной между двух скалистых гор, на верхушках которых растут березы и ели. Слышно, как от ветра колышутся ветви деревьев, растущих вдоль берега, и как бежит река, шум которой разноситься во все стороны и устремляется ввысь. Он спускается к берегу, набирает в ладони ледяную воду и, выпивая ее, наблюдает за тем, как с гор медленно спускается туман.

Вернувшись к реальности от прогремевшего в небе грома, Дэн снова сел в свой пикап и отправился в дорогу.

Он успел проехать больше половины пути, когда солнце зашло за горизонт. За это время он успел не один десяток раз остановиться и сделать прекрасные снимки в понравившихся ему местах, но теперь усталость его доконала и, подумав о том, что вести автомобиль в таком состоянии небезопасно, он свернул на первом попавшемся дорожном указателе с названием населённого пункта и заехал в небольшой городок.

Проследовав указаниям на рекламных табличках, прикрепленных к дорожным знакам, Дэн остановился возле отеля, расположенного на берегу водохранилища.

Это место одновременно служило и отелем, и яхт-клубом и заправкой, но, судя по количеству припаркованных лодок и автомобилей, большим спросом оно не пользовалось.

Дэн снял небольшой дом на территории отеля, припарковал напротив свой пикап, принял душ и лег в постель в надежде уснуть, но мысли о пережитом не давали ему этого сделать. Он долго пытался отогнать от себя мысли и, в итоге, не добившись успеха, вышел из номера.

– Добрый вечер, скажите, пожалуйста, тут где-нибудь поблизости есть бар или ресторан? – спросил он, подойдя к стойке размещения, расположенной в центральном корпусе.

– Добрый вечер, конечно. Бар находится в соседнем корпусе, – ответил портье и указал направление рукой, но тут же посмотрел на часы и, выйдя из-за стойки, посмотрел в окно, – но, скорее всего, персонал уже разошелся по домам, – произнес он, вглядываясь в окна соседнего корпуса, – да… к сожалению, уже выключили свет… Не так много гостей, да и холодно сегодня… Но в миле отсюда есть вполне неплохой паб и, если я не ошибаюсь, он работает еще два часа! Вызвать вам такси?

– Да, буду вам признателен.

– Хорошо, одну минуту, – сказал портье и поднял трубку телефона.

Через несколько минут такси подъехало к входу в паб, Дэн зашел внутрь и сел за барную стойку.

– Пожалуйста, меню и барная карта, как будете готовы, бармен примет у вас заказ, – произнесла хостес, улыбнувшись Дэну, и положила меню перед ним.

– Добрый вечер, сразу чего-нибудь? – послышался голос, вышедшего из подсобки бармена лет двадцати пяти на вид.

– Да, двойной «Ардбег», пожалуйста, и какой-нибудь лагер.

Бармен достал бутылку пива, налил виски в стакан и, вместе со стаканом воды, поставил все перед своим посетителем.

– Спасибо, – Дэн выпил виски одним глотком и отставил пустой бокал в сторону.

– Повторить? – спросил бармен, подняв брови.

Дэн усмехнулся.

– Нет, спасибо, можно я сделаю заказ?

– Да, конечно, сэр, извините, не думайте, что я принял вас за пьянчугу, это не так!

– Ничего, – сказал Дэн.

Бармен записал названия блюд в блокнот и вышел через бар на кухню.

– Иностранец? – послышался голос с другого конца стойки.

Дэн повернул голову и увидел двух мужчин.

– Да.

– Откуда же?

– Секрет, – ответил Дэн, ухмыльнувшись, и отвернулся.

– Секрет? – снова послышался удивленный хриплый голос.

– Все верно… – холодно произнес Дэн, повернувшись, – не подумайте, что хочу вам нагрубить, но я не ищу новых знакомств, я проездом и завтра меня тут уже не будет, а пока что все, что я хочу, это просто немного тишины, – он с доброй улыбкой на лице посмотрел на незнакомцев и, не дожидаясь их реакции, отвернулся.

– Ну что ж, доброй ночи, сэр, нам все равно уже пора, – ответил после долгой паузы незнакомец и встал со стула.

Дэн легко улыбнулся и кивнул в ответ головой.

Через пару минут после того, как те двое вышли из паба, к Дэну подошла хостес.

– Будьте аккуратнее, когда будете выходить, – сказала она, забирая меню со стойки.

– Почему я должен быть аккуратнее? – спросил он, в недоумении посмотрев на девушку.

– Те двое могут поджидать вас снаружи, – ответила она серьезным тоном.

– Что случилось? – спросил бармен, выйдя из кухни и зайдя в бар.

– Коллинзы о чем-то шептались, когда выходили, – произнесла она.

Дэн в недоумении посмотрел сначала на девушку, затем усмехнулся и перевел взгляд на бармена.

– Это были местные бандиты, – шепотом произнес он.

– Ничего страшного, мы мирно поговорили, – ответил Дэн.

– Если Синди заметила что-то неладное, то так и есть, вам лучше прислушаться к ней, – ответил бармен, переведя взгляд с Дэна на Синди.

– Я видела, как они посмотрели на вас, когда уходили! – произнесла девушка, округлив глаза, – им не нужно большого повода, чтобы избить кого-нибудь…

– Что ж, спасибо за совет… Я буду осмотрителен, – ответил Дэн и снова улыбнулся девушке.

– Вы из полиции? – спросила она после паузы, улыбнувшись в ответ.

– Нет, с чего вы взяли?

– Обычный человек испугался бы, узнав, что его поджидает опасность, а вы смеетесь.

– Вы ведь меня предупредили, а значит опасность перестала быть опасной… Возможно, вы спасли мне жизнь…

– Возможно, – ответила Синди с заигрывающей улыбкой.

– Как я могу вас отблагодарить? – спросил Дэн.

– Отблагодарить? Даже не знаю…

Бармен, смутившись, вышел на кухню.

– Я услышала, что вы не местный. Если так, то вам, наверное, интересно было бы посмотреть на город? – спросила Синди.

– Да, конечно, – соврал Дэн, сам не зная зачем.

– Я могу вам его показать, – предложила девушка.

«Ого, – подумал он, никак не ожидая такого, – это же был просто флирт…»

– Было бы здорово, но, по-моему, этим вы меня отблагодарите, а не я вас, – произнес Дэн.

– Почему кто-то кого-то должен благодарить? Просто составим друг другу компанию на вечер.

– Хорошо, я только «ЗА»! – улыбнувшись, ответил Дэн.

– Вот и здорово, я заканчиваю работу через час, а сейчас мне пора!

– Буду ждать вас здесь, – сказал он.

– Да, и кстати, я пью красное сухое, – произнесла с улыбкой Синди и скрылась в пустом зале.

Через несколько минут, держа в руках толстую деревянную подставку со сковородой, из кухни вышел бармен.

– Рагу из кролика, сэр, – произнес он, поставив блюдо перед Дэном.

– Спасибо, что у вас есть из красного вина?

– Выбор у нас невелик, есть только «Санджовезе», «Шираз» и «Мальбек».

– Отлично, я возьму две бутылки «Мальбека», положите их, пожалуйста, в пакет.

– Хорошо, – ответил Бармен и полез в винный шкаф.

Через полчаса Дэн рассчитался, оставил чаевые и вышел вместе с Синди из здания через черный ход на рабочую парковку.

– Прыгай вперед, – сказала Синди, подойдя к своей машине, и осмотрелась по сторонам.

– Их высматриваешь?

– Да, я попросила бармена задержаться на несколько минут в баре, чтобы дать нам фору.

– Фору для чего?

– Для того, чтобы они не заметили, что ты уехал вместе со мной.

– Понятно, – ответил Дэн с улыбкой.

– Пристегнись, – сказала она, заведя мотор.

– Как скажешь, – Дэн пристегнул ремень безопасности.

Синди выехала с парковки на дорогу и рванула на желтый сигнал светофора. Через пару минут автомобиль остановился на парковке отеля, в котором Дэн снял себе номер.

– Ты решила отвезти меня домой? Я думал ты, будешь показывать мне город.

– Что? Нет, а ты что, остановился в этом отеле?

– Да.

– Ну, видимо, так сошлись звезды, – произнесла она с улыбкой и полезла в бардачок.

– У тебя нет фонарика? – спросила она.

– Нет.

– Тогда подожди, найду свой, иначе ты не дойдешь и свалишься с пирса.

– С пирса? – удивился Дэн, – что мы будем делать на пирсе?

– Нашла! – воскликнула Синди, достав фонарь, – пойдем.

Выйдя из машины, Дэн достал с заднего сидения пакет с вином и последовал за ней. Вскоре она остановилась возле шикарной двенадцатиметровой яхты.

– Это твоя? – удивленно спросил он.

– Нет, но не беспокойся, мы ее только покататься возьмем.

– Что?

– Да шучу я, конечно, моя, иначе откуда бы у меня были ключи?

– Даже не знаю, что сказать… Ты ведь работаешь хостес, откуда у тебя яхта?

– Я не хостес, я владелица того прекрасного паба!

– Кто бы мог подумать… – Дэн приподнял брови от удивления.

– Да, – улыбнувшись, протянула Синди, – не нужно судить о людях по первым впечатлениям.

– По-другому не бывает, все так делают, даже ты, ты ведь не знаешь, что я за человек, вдруг я опасен?

Синди рассмеялась.

– Что? Я не вызываю ни капли подозрений?

– Нет, – ответила она и, поднявшись на лодку, включила свет, – снимай обувь и заходи внутрь.

– Хорошо.

Синди завела мотор.

– Сможешь отвязать лодку от пристани?

– Да, – ответил Дэн и, отвязав лодку, вернулся обратно, – куда мы плывем?

– Смотреть окрестности, ночью тут всегда светло, ты же хотел увидеть город?

– Хотел, – ответил он и, разлив вино по бокалам, сел рядом с Синди.

– Город, как и еще несколько таких же, расположен на берегу этого водохранилища, с воды открываются самые красивые виды, – произнесла она, взяв бокал.

Начало светать, солнечные лучи через открытый люк проникли в каюту и осветили бокалы с вином, стоящие на маленьком круглом столике возле кровати.

– Уже рассвет, у меня куча дел после полудня, – сказала Синди.

Плывем обратно? – спросил Дэн.

– Да, – ответила она, поцеловав Дэна и встав с постели, начала одеваться.

Яхта причалила к пристани, Дэн помог Синди привязать лодку, проводил ее до машины, попрощавшись, пошел в свой домик.

«Усталость и яркое солнце… идеальное сочетание для сна», – подумал он, осознавая, что придется сильно постараться, чтобы уснуть.

Только он начал засыпать, как вдруг ключи, лежащие на тумбочке начали вибрировать, а со стоянки донеслись звуки сработавшей сигнализации.

– Ну, что такое, – протянул Дэн и, накинув брюки, вышел за порог дома.


Глава 6


– Смотри, вроде бы очнулся.

– Ты как, приятель?

Дэн попробовал приподняться на кровати.

– Не-не-не-не-не, лучше тебе этого не делать, давай сначала дождемся врача, – портье аккуратно уперся Дэну в плечо рукой и придавил его к матрасу.

Через открытую дверь послышался звук сирены.

– Что случилось? – спросил полицейский, зайдя внутрь.

Дэн попробовал закатить глаза и несколько раз моргнул.

– Не знаем, шериф, услышали, как сработала сигнализация, а когда пришли, он уже лежал на полу, – ответил портье.

– Видимо, его хорошенько приложили чем-то тяжелым по голове, – вставил охранник.

– Как вы, сэр? Говорить можете?

– Не знаю, – прохрипел Дэн.

– Можете, это хорошо, что произошло?

Дэн аккуратно прикоснулся рукой к голове.

– Что-нибудь помните?

– Да, – ответил Дэн, нащупав шишку.

– Сами упали или кто-то помог?

– Помню, как открыл дверь и направился к машине, а потом все погасло.

– Лари сказал, что слышал, как шины свистели, поэтому и пошел проверять, думается мне, что ему точно помогли, – прошептал портье.

Шериф посмотрел на охранника.

– Это так, Лари?

– Все так, шериф.

– Скорую мы уже вызвали, – произнес портье.

Шериф вышел из номера и вернулся через минуту.

– На асфальте следы от жженых шин, – произнес он, смотря на Дэна.

С улицы послышалось хлопанье дверей.

– Врачи, – прошептал Лари, прислушавшись.

В дом зашли два медика с чемоданами и провели первичный осмотр.

– Мы забираем его, шериф, – сказал один из них.

– Это точно нужно? Я иностранец.

– У вас есть страховка? – спросил медик.

– Да, она в паспорте, – ответил Дэн.

– Тогда не переживайте, госпитализация в вашем случае обязательна, но, скорее всего, мы не задержим вас надолго.

Дэн повернул голову, чтобы показать на сумку, в которой все лежало, но ее там не было.

– Что? – спросил шериф, заметив, как Дэн нахмурил брови.

– Сумки нет.

– Она была там? – он показал рукой на то место, куда смотрел Дэн.

– Да.

Шериф перевел взгляд на Лари и портье.

– Вы трогали тут что-нибудь?

– Нет, сэр, ничего!

– Джим, отойдем на минутку, – шериф позвал портье и вышел вместе с ним на улицу, – у него точно был паспорт? Вы ведь официального заселили его сюда?

– Конечно, сэр, все документы заполнены и внесены в базу, принести их?

– Будь любезен, – сказал шериф и зашел в номер.

– Сэр, в сумке было еще что-то ценное, кроме паспорта?

– Да, в принципе, все ценное и было в той сумке.

– Деньги там были?

– Сорок пять тысяч долларов.

Все присутствующие в комнате переглянулись.

– Вы можете это подтвердить?

– Да, я снял их три дня назад в Нью-Йорке со свой карточки, есть чеки.

– Чеки тоже были в сумке?

– Нет, они в телефоне, электронные.

– А где телефон?

– Шериф, вы можете задать ему все вопросы после того, как мы проведем полный осмотр в больнице, – прервал его медик.

– Да, конечно, – ответил шериф, опомнившись.

Дэн в это время повернул голову в другую сторону и посмотрел на тумбу.

– Телефон тоже исчез, – сказал он.

– Надеюсь, он заблокирован? – спросил шериф, наблюдая за тем, как Дэна перекладывают на носилки.

– Да, там все очень надежно.

– Хорошо, я заеду к вам позже, – произнес шериф и, после того как машина скорой помощи отъехала, приступил к работе.

Наступил вечер. Врачи уже провели все процедуры и отправили Дэна в палату, где он заснул крепким сном.

Проснувшись, он открыл глаза и, повернув голову, увидел сидящую рядом с собой Синди.

– Привет, – произнесла она с улыбкой.

– Привет, что ты тут делаешь?

– Мне позвонил шериф, в полиции посмотрели записи с камер видеонаблюдения и увидели, как ты провожаешь меня до машины.

– Они тебя подозревают?

– Нет, что ты, просто решили, что мы с тобой близки, и сообщили мне о случившемся.

Дэн настороженно посмотрел на Синди.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально, мне дали обезболивающее.

– Я поговорила с врачами, они сказали, что тебе ничего не угрожает, переломов и вывихов нет, только сотрясение, а шишка должна пройти через три дня.

– Это хорошо.

– Еще я рассказала шерифу о том, как ты повздорил вчера с теми парнями.

– Да, брось, ни с кем я не вздорил, причем здесь они? Они и представления не имели, где я мог остановиться, скорее всего, это кто-то из жителей отеля.

– Это были точно они, ты просто не хочешь мне верить, у нас маленький городок, всего несколько тысяч населения, в нем есть лишь пять отелей, два из которых на ремонте, – произнесла Синди, взяв Дэна за руку, – а раз уж ты турист, то, наверняка, ты ехал по указателям на рекламных щитках…

Дэн кивнул, нахмурив брови.

– Поверь, на их счету не один десяток таких дел!

– Даже не знаю, на камерах не видно машины? Шериф сказал, что там были следы на асфальте.

– Нет, на камерах ничего нет, но шериф снял следы от шин и поехал сравнивать их с шинами на их автомобиле.

В палату зашел врач.

– Как ваше самочувствие?

– Все хорошо.

– Можете встать?

– Да, – Дэн встал и прошелся по палате.

– Отлично, есть какие-то резкие боли или покалывания?

– Нет, долго мне придется тут лежать?

– Мы можем отпустить вас только с тем условием, что за вами будет кто-нибудь присматривать… В вашем отеле такой услуги нет, поэтому, увы, придется еще денек полежать у нас.

– А если я его заберу к себе и буду за ним присматривать, вы его отпустите? – спросила Синди.

– Вы кто?

– Жена… гражданская.

Дэн поднял от удивления брови.

Доктор посмотрел на Синди исподлобья, приспустив очки.

– Чарльз, ну что за вопросы, я правда буду за ним присматривать, у меня как раз выходные с завтрашнего дня, а сегодня я уже закончила работу, отпусти его, ты же меня знаешь.

– Медсестра будет приезжать к нему минимум раз в день, – произнес врач после паузы, – без предупреждения… Не дай Бог, этого молодого человека не откажется в твоем доме.

– Ну что ты, конечно же, он будет у меня.

– Хорошо, в таком случае можешь его забирать, но только после разговора с шерифом, он недавно звонил, будет с минуты на минуту, а я пока пойду, подготовлю документы.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарила врача Синди и радостно посмотрела на Дэна.

– Я еду к тебе? – спросил он, сев на край кровати.

– Да, ты не рад?

– Рад, – ответил Дэн после короткой паузы.

– Ну и отлично, по крайней мере, не умрешь тут от скуки.

В палату зашел шериф.

– Добрый вечер, как ваше самочувствие?

– Добрый, хуже, чем вчера.

– Чувство юмора присутствует, значит все хорошо. Я так понимаю, Синди вам уже все рассказала?

Дэн молча пожал плечами.

– Ну, тогда начнем сразу с хороших новостей, ваш паспорт нашли, портье снял с него копию и забыл достать его из сканера, вот, держите, – шериф протянул Дэну паспорт.

– Хорошая новость.

– А теперь о результатах расследования. Следы от шин на асфальте совпадают с протекторами колес машины братьев Коллинз, теперь они проходят по делу как главные подозреваемые… От вас мне нужна опись всех предметов, находившихся в пропавшей сумке. После того, как вы составите опись, я запрошу у судьи ордер на обыск помещения и доставлю подозреваемых в участок на допрос.

– Не думаю, что есть смысл этим заниматься… Они это или кто-то другой, скорее всего краденое уже в ломбардах, а деньги надежно спрятаны под одним из тысячи кустов в этом округе.

– Тут ничего не поделать, нужно выполнять все строго по регламенту, мы не сможем сейчас вломиться к ним в дом без ордера и произвести обыск. И не факт, что они успеют избавиться от краденого сегодня же, все ломбарды стоят на учете, мы в любом случае узнаем, если что-то из описи появиться у них в ближайшее время, поэтому просто диктуйте, а я буду записывать.

Закончив с шерифом, Дэн сел в машину к Синди и захлопнул дверь.

– Едем сразу домой?

– Да, а что, ты что-то хотел предложить?

– Даже не знаю, мы сейчас далеко от отеля?

– Даже не думай, я пообещала Чарли, что буду за тобой присматривать!

– Да я не про это, я хочу проверить, все ли в порядке с машиной, там лежали вещи гораздо ценнее, чем были в рюкзаке.

– Тогда давай съездим и посмотрим.

– Уверена? Если у тебя дела, то я могу вызвать себе такси, а потом приеду туда, куда скажешь.

– Не беспокойся, я никуда не тороплюсь, – ласково ответила Синди и включила передачу.

Машина заехала на территорию отеля.

– Вон тот, в самом конце, – Дэн кивнул в сторону пикапа, когда тот появился в зоне видимости.

Синди подъехала к капоту и остановилась прямо напротив него.

– Я быстро, – сказал Дэн и, выйдя из машины, сразу же полез в пикап.

Достав из багажника сумку и открыв ее, Дэн улыбнулся, закрыл пикап и, сев на пассажирское сиденье в машину к Синди, закинул сумку назад.

– Все в порядке?

– Да.

– Что в той сумке?

– Чистое белье, – невозмутимо ответил Дэн и пристегнул ремень безопасности.

– А серьезно? – усмехнувшись, спросила Синди.

– Потом расскажу или, если хочешь, можешь открыть и посмотреть сама.

– Потом, так потом, – ответила Синди, – теперь все? Можем ехать?

– Может, заскочим в твой паб? Мне очень понравилось рагу из кролика.

– Тебе нужен покой, я закажу доставку на дом.

– Как скажешь, – вздохнул Дэн, – просто устал торчать весь день в четырех стенах, хотел немного развеяться.

Синди посмотрела на Дэна, поджав губы.

– Что? – спросил он, улыбнувшись.

– Хорошо, поедем в паб, но после этого сразу домой, я всё-таки несу за тебя ответственность и, если тебе станет хуже, то это будет на моей совести, – произнесла Синди и завела мотор.

Сидя за столиком в нескольких метрах от бара, Дэн чувствовал на себе пристальный взгляд бармена.

– Я вспомнила, мне нужно подняться в кабинет и подписать пару бумаг, – сказала Синди, прервав диалог, и начала выходить из-за стола.

– Подожди, – прошептал Дэн, остановив ее за руку, – кто-нибудь из персонала знает, что случилось?

– Не знаю, я никому не рассказывала, а что? – спросила Синди шепотом.

– Так… просто спросил, – холодно ответил Дэн.

Синди странно на него посмотрела.

– Пойду, помою руки, – произнес он и вышел из-за стола.

Убедившись, что Синди поднялась на второй этаже, он вышел из уборной и сел за барную стойку.

– Добрый вечер, – произнес бармен, внимательно оглядев Дэна.

– Все хорошо приятель? Я не мог не заметить, как ты на меня смотришь…

– Я хотел, чтобы вы подошли, поэтому придумал такую тактику.

– Зачем? – спросил Дэн с недоумением.

– Возможно, у меня есть то, что может вас заинтересовать.

– Я перед тобой, – сказал Дэн, подняв брови.

Бармен посмотрел по сторонам.

– Сегодня приходил шериф, – начал он, – расспрашивал меня о всяком… В общем, я в курсе, что стряслось, – прошептал он и вытянул шею, чтобы разглядеть затылок Дэна.

– Там ничего особенного, – холодно произнес он.

– Извините.

– Ничего. Так что ты мне пытаешься сказать? Или хочешь продать мне информацию?

– О, нет, что вы, мне кажется, вы очень хороший человек и заслуживаете того, чтобы к вам относились так же.

Дэн удивился и посмотрел на бармена исподлобья.

Тот облокотился на стойку и приблизился к Дэну.

– Парни, с которыми вы вчера повздорили, это братья Коллинз, Вилмар и Бадди. Они проходят по вашем делу, как главные подозреваемые. Вилмар -это тот, что вечно молчит, а Бадди тот, с кем вы вчера разговаривали.

– Спасибо конечно, но все это я уже знаю, шериф мне все рассказал.

– Но он не рассказал вам, где они живут, – прошептал бармен с улыбкой и положил на стол бумажку с адресом, повернутую текстом вверх.

Дэн внимательно посмотрел на ощерившееся лицо бармена и усмехнулся.

– Что по-твоему я должен делать с этой информацией?

Бармен молча пожал плечами.

– Ты же не думаешь, что я вломлюсь к ним в дом и выбью из них все дерьмо? – спросил Дэн, запомнив адрес, написанный на листке.

– Ни в коем случае, сэр, кажется, вышло маленькое недоразумение, я сейчас найду зажигалку и сожгу это, никто об этом и не узнает, – произнес бармен с прежней улыбкой и, отвернувшись, начал наигранно искать зажигалку.

«Господи, что за театральщина…» – подумал Дэн, зафиксировав адрес у себя в голове.

– Вот же она! – воскликнул бармен и, повернувшись, поджег бумажку.

Дэн посмотрел на бармена, подняв брови.

– Если нет вещественных доказательств, значит доказательств нет и вовсе, – произнес тот.

– Хитро, – холодно ответил Дэн.

– На самом деле, если бы на мне был микрофон, этого диалога хватило бы, чтобы поставить вас под подозрение, даже без вещественных доказательств.

– Наверное, – Дэн пожал плечами.

– Что-то ценное украли? Карточки? Документы?

– Все, кроме паспорта.

– А телефон?

– И его тоже, главное, чтобы они не сдали его в ломбард.

– Они не смогут этого сделать, все ломбарды под опекой полиции, но я знаю точно, куда они его понесут, если не смогут с ним разобраться.

– И куда же?

Бармен снова написал адрес на бумажке и оставил его на баре.

– Спасибо, – произнес Дэн, переведя взгляд с бумажки на бармена.

– Хорошим людям всегда тут рады, – спокойно ответил тот и снова поджег бумажку.

Дэн встал со стула, отошел от бара на пару шагов, а затем повернулся и снова подошел к бармену.

– Слушай, а почему ты думаешь, что мне это пригодится?

– Я узнал ваш акцент.

– И что?

– Стереотипы, знаете ли, что-то мне подсказывает, что полиция не успеет закончить расследование…

Дэн рассмеялся, бармен сделал то же самое.

– Когда Синди предупреждала вас об опасности, она знала, о чем говорит, они проворачивают это снова и снова, и, как видите, до сих пор целы, невредимы и на свободе.

Дэн кивнул и направился к столу, повторяя в голове адреса, чтобы те не вылетели у него из головы.

Спустившись со второго этажа, Синди помахала Дэну рукой и вышла вместе с ним из паба.

– Вот мы и дома! – сказала она, припарковав машину во дворе красивого особняка.

– Такой большой… Ты в нем одна живешь? – спросил Дэн, придвинувшись ближе к лобовому стеклу, чтобы рассмотреть дом получше.

– После смерти мужа, да.

– Извини, я не знал.

– Да ничего, он был тем еще козлом.

Дэн удивленно посмотрел на Синди.

– Пойдем, – сказала она, улыбнувшись, и вышла из машины.

Распихав продукты из сумок по полкам, Синди повернулась и посмотрела на Дэна.

– Ты какой-то грустный.

Дэн сделал глубокий вздох и посмотрел на Синди.

– Нам, наверное, стоит все обсудить, – произнес он.

– Давай обсудим, – ответила Синди, улыбнувшись, и села рядом.

– Даже не знаю, как все это правильно сказать, я не хочу быть козлом, не хочу обнадеживать тебя, но… – Дэн искал правильные слова, – я не из тех ребят, что заводят романы на одну ночь, а потом уезжают… просто так получилось, ты мне очень нравишься, но у меня есть дела, и ты должна знать, что как только все это закончится, я уеду.

Синди усмехнулась и с улыбкой посмотрела на Дэна.

– Не беспокойся, я не строю на тебя никаких планов и все это прекрасно понимаю, ты мне просто очень приятен и симпатичен, поэтому я хочу тебе немного помочь.

Дэн молча посмотрел на Синди.

– Ты весь день пролежал в больнице, может, хочешь принять ванну?

– Да, – ответил Дэн, кивнув.

– Хорошо, тогда пойдем, – Синди встала со стула и протянула Дэну руку.


Глава 7


В доме раздался звук дверного звонка, Дэн открыл глаза и мельком успел заметить, как Синди выходит из спальни.

– Доброе утро, – сказала она, вернувшись в комнату, и села рядом с Дэном.

– Доброе утро, кто там так рано?

– Шериф, я сказала, что ты еще спишь, он попросил тебя явиться в участок, – ответила Синди и, взяв в руки зеркало, начала подводить брови.

– Ты куда-то собираешься?

– Вообще-то, если ты еще помнишь, у меня есть работа.

– У тебя два выходных, ты сама сказала об этом врачу.

– У нас сегодня банкет, нужно все контролировать и, кстати, я нашла тебе чистые вещи, – Синди показала рукой на стопку вещей, лежащих на стуле возле кровати.

– Бежевые брюки и зеленое поло, ты серьезно?

– Если хочешь, ходи в своей одежде, ты, кстати, вчера в ней на полу валялся.

Дэн сделал глубокий вдох и откинулся на подушку.

В дверь снова позвонили.

– Кого там опять принесло! – воскликнула Синди и пошла к двери.

Дэн услышал, как кто-то зашел в дом.

– Здравствуйте, – сказала медсестра, зайдя в комнату.

– Я думал, что врач просто нагонял ужаса, когда говорил про проверку.

Сделав все необходимое, медсестра записала показания и, пожелав Дэну скорейшего выздоровления, вышла из дома.

– Я готова, – Синди зашла в комнату и села на край кровати, – больше тебя никто проверять не будет.

– Шериф был, доктор тоже, а как же пожарные, они не приедут?

– Нет, они не приедут, и не забудь, тебе нужно заехать сегодня к шерифу, листочек с адресом лежит на туалетном столике, как закончишь с этим, приезжай ко мне в паб.

– Хорошо.

– Еще я нашла свой старый телефон, он лежит там же, где и записка. Там есть мой номер и номер такси, все, я побежала, ключи в замке, – Синди поцеловала Дэна и вышла из дома.

Через час после ее ухода, Дэн вышел из дома и посмотрел на небо, солнечные лучи старательно пробивались сквозь толщу туч, гоняемых по небу легким ветерком. Он вызвал такси и доехал до отеля, в котором остановился, пересел в свой пикап и, вбив адрес участка в навигатор, отправился в путь.

– Доброе утро, сэр, – поприветствовал Дэна, натянув улыбку, Бадди Коллинз, выходя вместе с братом из участка.

Дэн кивнул в ответ и, проводив их взглядом, зашел внутрь здания

– Шериф, – произнес Дэн, открыв дверь кабинета и переступив порог.

– Добрый день! – сказал тот и указал рукой на стул, – я как раз закончил с Коллинзами, вы случайно не встретились? – спросил он, отставив кружку с кофе в сторону.

– Встретились, – кивнул Дэн, – вы что, один тут работаете?

– Да нет, – протянул шериф, посмотрев по сторонам, – несколько сотрудников взяли отгул, они на банкете, вы, возможно, слышали… еще один в отпуске, а другой… Короче говоря, да, сегодня один, не считая дежурного, который не может покинуть службу и выйти из участка, хотя ему очень этого хочется, как ваша голова?

– Лучше, – холодно ответил Дэн.

Шериф откинулся в кресле и подозрительно на него посмотрел.

Дэн заметил этот взгляд.

– Знаете, – начал шериф, – я очень много думал, но вот одна мысль все никак не дает мне покоя, зачем вам нужно было столько налички? Если бы все лежало в банке, с этими деньгами ничего бы не стряслось, а так у вас теперь нет ни денег, ни чеков, ни телефона.

Дэн прищурился и пристально посмотрел на шерифа.

– Поймите меня правильно, – продолжил тот, – я немного запутался. Человек, нет, не так… Иностранец, приезжает ночью в наш город, чтобы отдохнуть после долгой дороги, но уже спустя час, вместо того, чтобы спать, сидит в пабе, где с ним пытаются познакомиться два местных жителя, и вместо того, чтобы ответить им взаимностью, он посылает их, а затем уезжает с хозяйкой паба на всю ночь. Поправьте меня, если будет что-то не так.

Дэн промолчал.

– После всего этого, – продолжил шериф, – иностранец приезжает в отель в пятом часу утра, а спустя час, лежит с разбитой головой на пороге своего дома… Позже выясняется, что у иностранца была с собой целая куча налички, сумка и телефон, о которых никому кроме него неизвестно.

Дэн усмехнулся и покачал головой.

– Теперь вопрос… Почему мы должны повесить кражу возможно несуществующих вещей иностранца на наших местных жителей?

– Хотите сказать, что я сам себя ударил по голове?

– Вы провели долгий путь и вернулись домой ранним утром в состоянии алкогольного опьянения, есть вероятность, что вы запнулись о собственный порог и упали на пол, ударившись головой в момент падения.

– А как же следы от шин и то, что охранник слышал, как какой-то автомобиль на высоких оборотах проехал в тот момент, когда сработала сигнализация?

– Видите ли, город у нас небольшой и все мы ездим закупаться в один и тот же мегамаркет, там есть абсолютно все, в том числе и шины. Но беда в том, что выбор их невелик, поэтому приходится пользоваться тем, что есть в наличии, а в наличии там всегда одно и то же и, если я сейчас буду опираться на следы, оставленные на месте преступления, мне придется арестовать каждого второго в этом городе.

– Очень интересно, вы за один день полностью все пересмотрели, и что же этому поспособствовало? Уж не те ли несуществующие, по вашему мнению, сорок тысяч?

– На что вы намекаете?

– Вы провели обыск в их доме?

– Я ждал ордер, но за отсутствием доказательств, судья отказался его выписывать.

– А как же тот факт, что на их счету десятки таких же дел?

– Пока что есть только легенды на этот счет, а вот с фактами дела обстоят не очень.

– Что дальше? Заведете на меня дело о покушении на собственную жизнь.

– Нет, просто отпущу вас.

– В доме не нашли ни одного отпечатка, ни одного волоса?

– Это отель, там куча отпечатков, нам теперь подозревать каждого? Поймите меня правильно, на наш взгляд, факта преступления нет!

– Я могу идти? – спросил Дэн, встав со стула.

– Да, – ответил шериф.

Остановившись в шаге от двери, Дэн снова повернулся лицом к шерифу.

– Зачем вы вызывали братьев Коллинз? – спросил он.

– Я не обязан перед вами отчитываться, – ответил шериф и, несмотря на Дэна, подошел к кулеру с кружкой в руках.

Припарковав пикап возле дома, Дэн зашел внутрь, поднялся в спальню, нашел лист бумаги, карандаш и, сев за стол, начал что-то писать.

«Не хватает лишь пары мелочей и самого главного», – подумал он, перечитав написанное, и вышел из дома с набитым пакетом в руках.

Сев в пикап, Дэн нажал на педаль газа и отправился в тот самый мегамаркет, о котором рассказывал шериф.

Следуя по маршруту, проложенному навигатором, Дэн остановился на светофоре возле школьной площадки.

Вдруг непонятно откуда, по боковому стеклу пикапа прилетел футбольный мяч.

Испугавшись, Дэн повернул голову и понял, что паб Синди, вид на который открывался прямо со школьной площадки, находится в полукилометре от нее.

«Так еще лучше», – подумал он и, дождавшись зеленого сигнала светофора, отправился к месту назначения.

Купив все, что было нужно, он вышел из мегамаркета с набитым пакетом в руках и, сев в пикап, отправился в паб.

В пабе царила атмосфера праздника, банкет был в разгаре. Дэн оставил машину на рабочей парковке и зашел через центральный вход с пакетом в руках.

– Привет, шумно здесь сегодня! – сказал он, подойдя к Синди.

– Привет, да, полная неразбериха, только и успеваем, что убирать пустые тарелки и менять их на новые. Что у тебя в пакете?

– Да так, прикупил кое-что. А они выкупили все два этажа?

– Нет, второй остался для посетителей, но навряд ли кто-то захочет к нам сегодня зайти, сам видишь какой тут шум.

– Могу я там сесть? Нужно разобрать бумаги.

– Конечно, к тебе отправить официанта?

– Да, я бы съел чего-нибудь!

– Хорошо, но предупреждаю сразу, самое простое из блюд будет готовиться минимум минут тридцать.

– Я никуда не тороплюсь.

– Хорошо, тогда сейчас пришлю.

Дэн поднялся на второй этаж и сел в самом конце, возле уборной.

– Добрый день, что-нибудь уже выбрали? – спросил официант, подойдя к столу.

– Да, стейк без крови и чайник чая, принесите одновременно, пожалуйста.

– Хорошо, но стейк будет готов не раньше, чем через полчаса, на кухне максимальная загрузка.

– Ничего страшного, я подожду, можете не подниматься на второй этаж, я понимаю, что у вас много работы, если мне что-то понадобиться, я сам к вам спущусь.

– Хорошо, – произнес официант и спустился вниз.

Разложив на столе бумаги, Дэн подошел к перилам и посмотрел сверху на первый этаж, Синди в спешке разливала вино по бокалам, официанты носились с полными подносами по залу, а гости танцевали возле сцены.

Убедившись, что все идет так, как надо, Дэн зашел в уборную с пакетом, а через пару минут вышел из нее в бежевых брюках, мокасинах и зеленом поло. Осмотревшись по сторонам, он надел на голову черную панаму, нацепил очки и, выскочив на рабочую стоянку через чёрный ход, отправился дворами на ту самую школьную площадку, мимо которой проезжал час назад.

– Привет, можешь одолжить мне телефон на минуту, нужно позвонить, – обратился он к мальчишке лет тринадцати.

Парень с испугом посмотрел на него.

– Держи, – Дэн протянул мальчугану сверток денег, – тут тысяча баксов, я оставлю их тебе как залог, а когда сделаю звонок, дам тебе сто баксов, отдам телефон, а ты вернешь мне остальные.

Паренек задумался.

– Двести баксов, и я возьму их сразу, – выпалил он.

– Договорились, – произнес Дэн и дал мальчишке две купюры по сто долларов.

Вернувшись через минуту, Дэн протянул телефон и еще сотню баксов.

– Еще сто?

– Она твоя, если сейчас же исчезнешь с этого двора.

Парень, не раздумывая, взял купюру и выбежал с площадки.

Посмотрев по сторонам, Дэн подошел к дому напротив и зашел в подъезд.

Через пару минут то же самое сделал и шериф, бросив машину прямо у дверей подъезда.

На лестничной площадке послышался какой-то стук и шорох.

После того, как человек в зеленом поло прошел мимо полицейской машины и скрылся в неизвестном направлении, из подъезда выбежал помятый шериф и, сев в машину, выехал со двора, включив сирену.

Дэн незаметно проник в паб через черный ход и, обойдя все камеры видеонаблюдения, поднялся на второй этаж, где снова взял свой белый пакет и зашел в уборную.

– Что это за бумаги? – спросила Синди, сев рядом с Дэном, и взглянула на текст, написанный непонятным ей языком.

– Так, ничего интересного, устала?

– Да, слава Богу, кухня отдала все блюда, остается только подливать вино, вот и твое, видимо, готово, – сказала Синди, увидев поднимающегося на второй этаж, официанта с подносом в руках.

Официант поставил доску с мясом на стол и разлил чай по чашкам.

– Во сколько поедешь домой?

– Даже не знаю, наверное, проторчу тут до закрытия, можешь меня не ждать, – сказала Синди, посмотрев на Дэна усталым взглядом.

– Хорошо, значит поеду домой.

– Что сказал шериф?

– Там долгая история, расскажу, как приедешь, – ответил Дэн, – тому мужчине, кажется, что-то нужно, – Дэн мотнул головой, чтобы Синди обратила внимание на разглядывающего их человека.

Она подошла к лестнице, на которой стоял тот самый человек. Он разговаривал по телефону, не сводя глаз с Дэна.

– Чем-то могу вам помочь?

– Здравствуйте, мэм, я помощник шерифа, скажите, пожалуйста, этого мужчину зовут Дэн?

– Да, а в чем дело? Есть хорошие новости для него?

– Давно он здесь?

– Где-то час, может больше, – ответила Синди.

– Спасибо, мэм, вышло недоразумение, все в порядке, – ответил мужчина и спустился вниз.

Синди посмотрела на Дэна, наблюдавшего за всем этим из конца зала, пожала плечами и спустилась вниз. За то время, что она разговаривала с мужчиной, Дэн успел перепрятать нейлоновые перчатки, лежавшие все это время у него в кармане.

Закончив трапезу, он спустился вниз и подошел к Синди.

– Позвони, как закончишь, я заеду за тобой, хорошо?

– Не беспокойся, я сама доберусь до дома.

– Нет, я хочу за тобой заехать, позвони, я приеду, – Дэн поцеловал Синди и вышел с пакетом через главные двери.

Не прошло и пяти секунд с того момента, как он вышел из паба, как к нему на встречу из полицейской машины вышли два сотрудника полиции, приехавшие из соседнего городка.

– Чем могу помочь, офицеры?

– Здравствуйте, сэр, нам нужно произвести досмотр вашего автомобиля.

– В чем дело? Я что-то нарушил?

– Нет, сэр, но вы подходите по описанию в ориентировке.

– В таком случае, вы можете проверить мои документы, а для досмотра вам потребуется ордер, он у вас есть? – спросил Дэн, протянув свой паспорт.

Офицеры растерянно переглянулись.

– Нет, ордера у нас нет, – ответил офицер, вязав в руки документы, и с подозрением посмотрел на Дэна.

– А что за ориентировка?

– В городе завелся распространитель психотропных веществ, но не думаю что вам это интересно, вы ведь не местный.

– Это вы зря, я против этой сволочи, ведь не важно, чьих детей он потравит, моих или ваших, этого нельзя допустить, – ответил Дэн и протянул ключи от машины полицейскому, – досматривайте машину.

Офицеры с удивлением посмотрели на Дэна и перевернули всю машину вверх дном, но ничего не нашли.

– Что у вас в пакете, сэр?

– Продукты.

– Можем мы взглянуть, если вы не против?

– Пожалуйста, – ответил Дэн и поставил пакет на капот.

– Извините за беспокойство, сэр, – произнес офицер, проверив пакет, – все чисто, спасибо вам за понимание, мы поймаем его в скором времени.

– Рад помочь, удачи вам с этим и храни вас Бог!

Офицеры отдали честь и, сев в машину, уехали.

Наступила полночь.

Дэн подъехал к центральному входу и зашел в ресторан с рюкзаком на спине.

– Я почти закончила, подожди меня тут.

– Хорошо, – ответил Дэн и начал подниматься на второй этаж.

– Если ты в уборную, то она есть и на первом этаже, – крикнула Синди.

– Нет, я не за этим, кажется, я оставил ручку, когда разбирался с бумагами, пойду посмотрю.

Синди вернулась к подсчету, а Дэн, поднявшись на второй этаж, достал из-под огромных подушек дивана белый пакет и, сунув его в рюкзак, спустился вниз.

– Нашел?

– Да, – Дэн достал ручку из кармана.

– Все, поехали, я закончила, так устала сегодня, буду спать как убитая, – Синди сложила все бумаги в файл, спрятала их в сейф и, выйдя под руку с Дэном из паба, села на пассажирское сиденье.


Глава 8


После того, как Синди уснула, Дэн достал свой рюкзак и вышел из дома.

«Нужно сделать все правильно, – подумал он, зайдя в гараж, и достал из рюкзака белый пакет, – не вини себя, у него был шанс, просто система не ожидала, что ты прогнешь ее под себя, теперь главное не перегнуть палку, нужно контролировать ситуацию, нужно контролировать себя, важно не забыть, зачем ты это делаешь, это не месть, это желание вернуть свое».

Вынув из пакета пистолет и наручники, Дэн заправил их за пояс.

«Так, ничего не забыл? – спросил он себя, – телефон оставил здесь… рюкзак, – Дэн закинул рюкзак на спину, – все нужное в рюкзаке, вроде бы все, да, теперь точно все, пора!» – подумал он и, переложив вещи из стиральной машины в сушилку, вышел из дома.

Выйдя на асфальтированную дорогу в квартале от дома, Дэн поймал такси и назвал адрес, находящийся в километре от конечной точки своего маршрута.

– Сдачи не нужно, – он протянул водителю купюру и, выйдя из такси, направился в сторону леса.

Все загородные дома в этом округе были раскинуты на приличном друг от друга расстоянии. Коллинзы жили как раз в одном из таких. Дэн проезжал мимо их дома, когда возвращался с мегамаркета, и успел многое запомнить. У них не было соседей и, чтобы попасть к ним на участок, не нужно было прилагать много усилий.

Подойдя вплотную к дому, он надел на руки перчатки, достал пистолет и, увидев через окно, как оба брата сидят перед телевизором, зашел в дом через открытую дверь.

Чтобы никто не смог выйти из дома, он аккуратно повернул замок и пошел вперед, заглядывая во все углы. Длинный темный коридор вел от прихожей к той самой комнате, где яркие вспышки экрана телевизора освещали стены коридора, из комнаты доносились звуки смеха и мужские голоса.

Тихо зайдя в комнату и наведя ствол на одного из братьев, Дэн осмотрел все вокруг, посмотрел на Коллинзов, сидящих на диване, и включил в комнате свет.

– Твою мать, – прошептал Вилмар с испугом на лице, в то время как Бадди молча убрал бутылку с пивом в сторону и, бросив ее на пол, поднял руки.

– Неожиданно, правда?

В ответ ничего не последовало.

Вилмар начал медленно вести рукой по дивану.

– Если твоя рука сдвинется еще хоть на миллиметр, я вынесу ему мозги, – Дэн взвел курок и направил пистолет в сторону Бадди.

Рука остановилась.

– У меня в планах оставить вас в живых, я не буду вам мстить, мне нужна только информация, кивните если поняли.

Братья кивнули.

– Теперь медленно поднимите руки вверх, Бадди молодец, сам додумался.

Вилмар поднял руки.

– Теперь, Бадди, я хочу, чтобы ты, не отрывая задницы от дивана и не опуская рук, переместил свое тело поближе к Вилмару.

Бадди выполнил задание, шоркая задницей по дивану.

– Отлично, теперь, Вилмар, скажи мне, где твой пистолет?

– У меня нет пистолета, сэр.

– Давай еще раз, Вилмар, где твой пистолет?

– У меня нет…

Прозвучал выстрел, Дэн выстрелил ему прямо в поднятую ладонь.

Вилмар заорал и схватился за руку.

– Если ты не заткнешься, я выстрелю еще раз, – произнес Дэн, подойдя ближе.

– Хорошо, хорошо, я понял, не стреляй, – Вилмар поднял здоровой рукой подстреленную руку у себя над головой.

Дэн перевел дуло на Бадди.

– Он спереди или сзади? – спросил Дэн.

– Сзади, – Кряхтя ответил Вилмар.

– Не делай вид, что тебе больно, болевой шок пройдет еще не скоро, – холодно произнес Дэн, – а теперь медленно ляг на пол и вытяни руки.

Вилмар сделал все так, как сказал Дэн.

– Теперь ты, Бадди, встань и, не опуская рук, аккуратно подними ногой рубашку Вилмара.

Под рубашкой действительно был пистолет.

– Вытащи его ногой и катни ко мне.

Бадди сделал все, как надо.

– Теперь ты, Бадди, где твой пистолет?

– Только не стреляйте, у меня, и правда, нет пистолета.

– Хорошо, опусти одну руку до середины, приподними рубашку и медленно покрутись.

Пистолета нигде не было.

– Отлично, но если в процессе у тебя каким-то образом появится ствол, ты знаешь, что будет, – сказал Дэн и, сняв рюкзак, кинул его в Бадди.

– Достань скотч из правого кармана.

Бадди достал скотч и отложил рюкзак в сторону.

– Теперь слушай сюда, когда Вилмар встанет, ты подойдешь и встанешь спиной к его спине, возьмешь его за руку и сложишь пальцы своей правой руки в замок с пальцами правой руки Вилмара, затем обмотаешь ваши руки скотчем и отрежешь его вон теми ножницами, все понял?

Бадди кивнул головой.

– Это для вашей же безопасности, чтобы вы больше не наделали глупостей, за которые я могу вас пристрелить, понятно?

Братья закивали головами вразнобой.

– Хорошо, Вилмар, вставай.

Бадди сделал все так, как просил Дэн.

– Отлично, теперь, Бадди, ложись на пол, а ты, Вилмар, должен лечь на Бадди сверху.

После того, как все было сделано, Дэн сел на край дивана и, обмотав толстым слоем скотча левые запястья братьев, разрядил пистолет шерифа и вложил его в руку Бадди.

– Что ты делаешь?

– Ничего, – ответил Дэн, аккуратно переложив пистолет с отпечатками в сумку.

Бадди напугано посмотрел на Дэна.

– Вот и все! – воскликнул он, перебинтовав тряпками рану Вилмара, и убрал его пистолет себе за пояс, – ну что, ребята, есть тут у вас подвал или гараж? – спросил Дэн, заклеив рот Бадди скотчем.

Вилмар ничего не ответил.

– А, – протянул Дэн, – вам страшно?

Вилмар повернул голову и с яростью посмотрел на Дэна.

– Это ты зря сделал, – произнес Дэн, – ну да ладно, войду в твое положение, хотя, по факту, вы сами себя обмотали скотчем и улеглись на пол.

Вилмар издал тихий стон, боль начинала подходить к руке.

– Ладно, – отрезал Дэн и, чтобы не мучать Вилмара, начал, – быстренько расскажу вам, какой у меня план. Я вас сейчас допрашиваю, а потом прячу в тихом месте, чтобы никто не услышал ваших криков о помощи… Хотя, если честно, навряд ли кто-то вам поможет, узнав о том, что о помощи просите именно вы, – произнес Дэн и, выключив телевизор, продолжил, – так вот, я посажу вас в тихое место, чтобы спокойно уехать в Чикаго, у меня там дела, от которых вы меня собственно отвлекли, а как только я доеду, я обязательно свяжусь с местной полицией и сообщу о вашей беде, поэтому бояться вам нечего, если бы я хотел вас грохнуть, то сделал бы это, не включая света в комнате.

– У нас есть гараж, – ответил Вилмар, после недолгого промедления.

– Уже хорошо, но лучше, конечно же, если бы у вас был подвал… Ты не против, если я поищу его?

– Пожалуйста, но ты его не найдешь, есть яма в гараже, это все что есть.

– Ладно, – произнес Дэн после раздумий, – придется заклеить потом вам рты, главное, чтобы вы не подхватили в яме насморк, ведь с заклеенным ртом и заложенным носом можно задохнуться.

Бадди с испугом посмотрел на Дэна.

– Да, Бадди, а ты как хотел? Вы ведь могли избежать этого всего и не тратить сейчас ни мое ни свое время, но нет же, вы решили, что вам сойдет это с рук… Показывайте, где гараж, – сказал Дэн и надел рюкзак на спину.

Выйдя с пленными из дома, он зашел в гараж и включил свет.

– Я придумал! Я не буду закрывать вас в яме, а просто посажу вас в тачку, чтобы вам было комфортнее, – сказал Дэн, подойдя к старому седану фиолетового цвета, – почему фиолетовый? Вы что, извращенцы? – спросил он, посмотрев Вилмару в глаза.

Ответа не последовало.

– Ладно, вставайте вон туда, – сказал Дэн, указав рукой на стену, и сел на капот.

Он испытывал сильнейшие эмоции, когда шел на это дело. Во-первых, это было опасно, во-вторых, страшно, в-третьих, он был пацифистом, но теперь он ощущал тяжелый пистолет в руке и, к тому же, произошло то, чего он опасался, он смотрел на этих людей и не испытывал к ним ни капли жалости. Он не любил, когда кто-то бесцеремонно влезает в чужие жизни и наводит в них свои порядки, он смотрел на них и вспоминал свои шестнадцать лет, свои необдуманные поступки, жестокость, максимализм, осознание того, что все дозволено, и понимал, что вот они, те самые люди…

«Если бы у них сейчас не были связаны руки, а за пазухой было оружие, они бы порвали тебя на клочки, без капли сожаления, а в конце еще бы и посмеялись, ведь они остались на том уровне развития… взрослые подростки», – думал Дэн.

Теперь его пугало то, что это начинало отзываться и в нем.

«Может вот оно, то, что ты ищешь? Яркие ощущения посредством насилия», – подумал он, но, успокоив себя тем, что это лишь стечение обстоятельств и выброс адреналина, вернулся к делам.

– Ну, что, – начал Дэн, – вы прекрасно понимаете, зачем я пришел, мне нужно все, что вы забрали из моего номера.

– У нас осталась только часть вещей.

– И какая же?

– Нам нужны гарантии, что ты нас не убьешь.

Дэн спрыгнул с капота и, подойдя вплотную к Вилмару, засунул дуло пистолета ему в рот.

– Не испытывай мое терпение, оглянись вокруг, мы в гараже, тут куча инструментов… Я уже сказал вам, что не собираюсь никого убивать, по крайней мере до тех пор, пока вы меня не вынудите.

Сказав это, Дэн начал делать самоанализ, это начинало заходить слишком далеко, он уже представлял, какие эмоции он будет испытывать, если сделает это.

«Что это было? Хорошая театральная игра или предисловие к действию?» – спрашивал он себя.

Он был поражен тем, с каким хладнокровием сделал это, как это наполнило его силами и уверенностью, теперь он прекрасно понимал, что может пойти до конца, но в глубине души надеялся, что этого не произойдет, хотя уже окончательно вжился в роль.

– Где вещи? – спросил он, вытащив дуло пистолета изо рта Вилмара, смотря на то, как тот трясется от страха с закрытыми глазами.

– В шкафу… Все, что есть, в шкафу, – сказал Вилмар дрожащим голосом и кивнул головой в сторону.

Дэн подошел к шкафу за машиной и достал из него свою сумку.

В сумке не было ничего, кроме бумаг.

– Это все?

Вилмар кивнул.

– А что бумаги не вытащили? Не смогли прочесть? – спокойно спросил Дэн и снова сел на капот.

– Деньги в доме, но не все, там только тридцать пять тысяч, – уже успокоившись, ответил Вилмар.

– Где еще десять тысяч?

– Отдали шерифу, чтобы тот прекратил расследование.

– Ого, – ответил Дэн, подняв брови.

– Телефон сдали в ломбард, – опустив голову, сказал Вилмар.

– Ладно, теперь меняем, – сказал Дэн и, подойдя к Бадди, оторвал от его рта скотч и приклеил его Вилмару.

– Хочешь что-нибудь добавить, Бадди? Если я услышу, то, что хочу, то сделаю тебе подарок.

– Все, что он сказал, чистая правда, деньги у шерифа, телефон в ломбарде, портмоне возле телевизора, все остальное на месте, – запыхавшись протараторил Бадди.

– Что за ломбард?

Бадди назвал, тот адрес, что был написан барменом на бумажке.

– Когда сдали телефон?

– Вчера.

– Он работает ночью?

– Он только ночью и работает.

– Как туда пройти?

– Там нет ни охраны, ничего такого, парень просто занимается перепродажей, принимает все, что ты ему впаришь, двери открывает всем подряд.

– Ладно, ложитесь на пол.

Дэн достал скотч, заклеил Бадди рот и обмотал братьев вокруг ног, чтобы те, не смогли убежать.

– Я быстро, если, когда я вернусь, вы сдвинетесь с этого места хоть на сантиметр, пеняйте на себя, – сказал Дэн и отправился в дом.

Зайдя внутрь, он заглянул в шкаф и, вытащив из него олимпийку, деньги, пистолет и портмоне, сложил все это в рюкзак и вернулся в гараж.

– Вот и отлично, не сдвинулись ни на сантиметр, – сказал Дэн, посмотрев на братьев, – а теперь давайте подумаем, как мне с вами поступить, – он помог братьям встать и начал осматривать гараж.

Остановив свой взгляд на свисавшую с потолка цепь, закреплённую на крюке, Дэн задумался.

Братья, заметив, что он смотрит наверх, перевели взгляд на потолок и, прочитав его мысли, начали издавать мычание и качать головами.

– Что? Не буду же я вас вешать прямо на крюк, – возмущенно произнес Дэн.

Услышав это, Братья успокоились, но на лбах у них выступили капли пота.

Дэн подошел ближе к крюку и посмотрел, как утроен этот механизм.

Крюк, свисавший с потолка, был прикреплен к стальному канату, который тянулся по всем потолку через ролики, приваренные к толстому стальному профилю, а затем спускался вдоль металлической трубы и прикреплялся к ручной лебедке, приваренной к этой самой трубе.

– Прыгайте сюда, – произнес Дэн, не отрывая взгляда от лебедки.

Коллинзы не сдвинулись с места.

Дэн огорченно помотал головой и, найдя в угу толстую цепь, обмотал ею шеи братьев и начал крутить лебедку, притягивая пленных к центру гаража, не обращая внимания на вопли, сдерживаемые скотчем.

– Вот и все, успокойтесь, не собираюсь я вас вешать, сколько можно повторять?

Братья не унимались и продолжали кривляться.

– Слушайте сюда, если вы сейчас не успокоитесь, я прострелю каждому из вас по колену, так будет гораздо сложнее стоять тут несколько дней.

Вопли стихли, взгляды снова устремились на Дэна.

Он перемотал цепь и скрепил ее дверным замком, чтобы снять ее можно было только открыв замок ключом.

– Отлично, теперь я буду потихоньку отматывать лебедку, а вы будете прыгать по кругу, как циркуль, чтобы я понимал, докуда вы можете достать, это для того, чтобы вы могли хоть немного передвигаться по гаражу… Все понятно?

Братья закивали головами.

– Отлично, тогда приступим, – сказал Дэн и начал крутить лебедку не в ту сторону.

Братья, почувствовав, как цепь натягивается на шеях, снова начали вопить да так, что скотч на губах начал потихоньку отклеиваться.

– Ой, кажется не в ту сторону начал крутить, сейчас исправим, – рассмеялся Дэн и отмотал лебедку обратно, – или все-таки в ту? – спросил он снова натянув цепь.

По гаражу снова разлетелось громкое мычание.

– Ладно, ладно, больше не буду, уже и пошутить нельзя… – смеясь, произнес он и, отмотав лебедку, отошел в сторону.

Братья были вымотаны страхом и злостью, они бы с радость присели или легли на пол, но не могли этого сделать, так как были крепко привязаны спинами друг к другу.

– Ну что, встали? Прыгайте, это же вам нужно, а не мне, я вас и так могу оставить… – сказал Дэн и начал наблюдать за тем, как братья прыгают по кругу.

Отмотав лебедку до тех пор, пока братья не оказались на расстоянии вытянутой руки от ее рычага, он усмехнулся и снова сел на капот.

– Отлично, – сказал он, – оставляю вас рядом с лебедкой, тем самым не лишаю вас возможности выйти отсюда самостоятельно, знаете, как говориться: «Поступай с человеком так, как хотел бы, чтобы поступили с тобой!»

Бадди изменил выражение лица.

– Что? Я утрирую… Конечно же, я не хочу оказаться в такой же ситуации как вы, я говорю о шансе и надежде, которые вам даю!

Дэн притащил пятилитровую бутылку воды и, поставив по середине гаража таз, перелил в него воду.

– Ну вот и все! – воскликнул он, аккуратно проделав ножом дырочки в скотче, чтобы братья могли пить.

– Мне пора, надеюсь вы не будете против, если я возьму вашу машину? Я позвоню на следующей неделе и, надеюсь, что мы проведем с вами тактичные, конструктивные переговоры, а если нет, то я обязательно приеду к вам в гости, и тогда все будет совсем по-другому. Надеюсь, что вы будете себя хорошо вести. И даже, если мы с вами приятно поболтаем по телефону, и мне не придется приезжать, чтобы убить вас, я не упущу возможности посетить ваш городок еще раз. А если мне скажут, что вы себя вели плохо, мне придется прибегнуть к насилию, все понятно?

Братья активно закивали головами.

– Ну и отлично! – сказал Дэн, выгнал машину из гаража, выключил свет, закрыл ворота на замок и снова сел за руль.

Остановившись на стоянке в нескольких кварталах от дома, в котором должен был быть тот самый ломбард, Дэн достал из рюкзака пистолет шерифа с отпечатками пальцев Бадди и, спрятав его под задним сиденьем, вышел из машины.

«Даже не начинай думать об этом, сначала доделай все до конца», – он отгонял от себя мысли о том, с ним произошло за сегодняшний день.

Ночь, безоблачное небо. Луна и звезды освещали каждый угол своим светом, на улице не было ни души.

Дэн шел по пустой улице и озирался по сторонам, внутри него сидела тревога, ему казалось, что именно сейчас его повяжут, его пугал каждый шорох, кварталы города превратились для него в полосу препятствий.

«Хватит, успокойся, из кустов не выйдет полицейский и не начнет на ровном месте досматривать тебя и твою сумку», – думал он.

Дойдя до нужных дверей, Дэн перевел дух и, полностью успокоившись, нажал на дверной звонок.

– Кто там? – послышалось с обратной стороны двери.

– Я слышал ты скупаешь всякие штуки, у меня кое-что есть для тебя, – ответил Дэн.

Дверь открылась. На лестничную клетку вышел худой патлатый парень.

–Ты один? – спросил он, разглядывая перед собой человека, в спортивной олимпийке, очках и в черной панаме на голове.

– Да, – ответил Дэн.

– Заходи.

Дэн зашел внутрь.

– Что у тебя? – спросил парень, зевая.

– Где я могу все разложить? – спросил Дэн, сняв со спины рюкзак.

– Пойдем в комнату, – парень махнул рукой.

Зайдя в комнату, Дэн достал из портфеля ствол, который нашел в шкафу и приставил его к голове парня.

– Чувак, ты чего? – испугался парень.

– Не бойся, он разряжен, – сказал Дэн, положив пистолет на стол.

– Ну ты придурок! – воскликнул парень и взял пистолет в руки.

– Где ты его взял?

– А тебе не все равно?

– Ну ладно, сколько хочешь?

– Не продаю, хочу поменять его.

– На что?

– Смотря, что у тебя есть…

– У меня в основном техника, ничего сверхъестественного.

– Нужно что-то такое, что я смогу загрузить в рюкзак и унести.

– Пойдем, – сказал парень и направился в другую комнату, – вот, смотри, приставки, планшеты, колонки, мобильники.

Дэн остановил свой взгляд на столе с мобильниками и сразу же нашел свой.

– Я возьму все сотовые.

– Валяй, – сказал парень без лишних вопросов.

Дэн сложил все в рюкзак и, пожелав успехов, вышел из дома.

Дойдя до улицы в трех кварталах от ломбарда, он свернул на гравийную дорогу и вышел к пруду, где достал из рюкзака свой телефон и, убедившись, что это точно он, выкинул все остальные мобильники в воду.

Вернувшись на дорогу, он прошел еще квартал и зашел во двор, где выкинул в контейнер очки, черную панаму, олимпийку и перчатки, которые все это время не снимал.

Зайдя в дом, Дэн тихонько поднялся на второй этаж и, зайдя в душ, начал думать, куда спрятать ствол Вилмара.

В попытках найти подходящее место для тайника, Дэн зашел в гараж и, увидев в сушилке бежевые брюки и зеленое поло, обо всем забыл.

«Нужно убрать это на место», – подумал он и, проходя с вещами через кухню, нашел то, что искал.

Спрятав пистолет, он аккуратно зашел в спальню, чтобы не разбудить Синди, и лег рядом с ней.

Наступило утро, Синди встала с кровати, умылась и спустилась на кухню, Дэн уже был там и варил кофе.

– Я не заметила, как ты встал с кровати.

– Доброе утро, сварить тебе кофе?

– Да, давай, хотя, я бы, наверное, еще поспала, – зевая, ответила она и села за стол.

– Так я варю кофе? – спросил Дэн, повернувшись.

– Да, выходной нужно начинать с раннего утра, чтобы успеть отдохнуть за всю неделю, – ответила Синди, потянувшись.

– Я сегодня уезжаю, – произнес Дэн.

– Понятно, – после недолгой паузы ответила она и снова замолчала.

– Вот, держи, – Дэн подошел к ней и протянул кружку с кофе.

– Почему сегодня?

– Время вышло, пора заняться делами.

– А как же расследование?

– Оно закончилось.

– Как, уже?

– Да, шериф сказал, что я сам себя ударил по голове и отказался продолжать расследование.

– Что за бред?

– Сказал, что нет доказательств, скорее всего он с ними в сговоре, иначе, как им до сих пор удается оставаться на свободе?

– И ты это просто так оставишь?

– Да, а что я могу?

– Ты можешь остаться, ты можешь доказать ему, что он не прав, мы можем…

Дэн поднял ладонь, чтобы остановить Синди.

– Что? – возмущенно спросила она.

– Я не хочу никому и ничего доказывать.

– Почему? Тебя обокрали, а вдобавок ко всему, пытаются еще и виноватым выставить, у меня есть связи, мы можем подключить адвокатов, прессу, телевидение…

– Знаешь… – перебил Дэн, – жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на пустяки, доказывать кому-то что-то, распинаться перед кем-то, нужно успевать жить так, как хочется тебе, дышать полной грудью. На земле миллиарды человек, не хватит и ста жизней, чтобы доказать что-либо каждому из них.

– Причем тут миллиарды? Если ты уедешь, то все, кто знают об этой ситуации, придут к выводу, что ты действительно сам все это подстроил, ты должен доказать всем, что правда на твоей стороне!

– Ничего я не должен, какое мне дело до людей? Что такое люди и их мнение? Это пыль… Ты же не будешь доказывать пыли, что она не права… Это камерная ситуация, о ней знает не больше двадцати человек, десять из которых уже о ней забыли, а остальные десять забудут о ней уже через несколько месяцев, ведь это ерунда, таких ситуаций тысячи, Бог сам расставит все по своим местам.

– Это эгоистично.

– Все люди эгоистичны, просто не задумываются об этом. Когда ты просыпаешься утром и, включив телевизор, случайно попадаешь на новостной канал, где рассказывают о том, что в одной из бедных стран, началась гражданская война, унесшая тысячи жизней, ты, скорее всего, просто хмуришься и включаешь музыкальный канал, потому что не хочешь портить себе настроение…Разве это не эгоизм?

Синди молча посмотрела на Дэна.

– Никто не хочет слышать правду, потому что никто не хочет винить себя в собственном эгоизме и не хочет его признавать, но правда в том, что всем вокруг наплевать друг на друга.

– Это не так.

– Возможно, но все это уже неважно.

– А что тогда важно?

– Все, что сейчас важно, это то, что, возможно, я вижу тебя в последний раз.

Синди изменилась в лице.

– Очень жаль, что человек наделен не только душой, но и сознанием, которое мешает ему совершать глупости, чтобы быть по-настоящему счастливым…

– Уезжая, ты не делаешь мне больно, поэтому прибереги эти слова для другой, мы ведь в самом начале все обсудили.

– Да, точно, – ответил Дэн печальным голосом.

– Прощаться всегда грустно, поэтому не парься, это не чувства, это просто эмоции, – Синди натянула улыбку.

– Я оставил свой номер на туалетном столике, никому о нем не говори, если вдруг что, позвони, и я сразу же выдвинусь к тебе.

– Хорошо, ты собираешься уезжать прямо сейчас?

– Да, пойду оденусь и соберу вещи.

– Хорошо.

Дэн переложил вещи в пикап, спрятал под сиденье пистолет и зашел обратно в дом.

– Ты готов? – спросила Синди, ставя тарелку с яичницей на стол.

– Да, – ответил он и, подойдя к Синди, обнял ее.

– Удачи тебе.

– Спасибо за все, – Дэн поцеловал ее и вышел за порог.

Сев за руль, он опустил стекло и посмотрел на Синди, она стояла в доме возле окна и махала ему рукой. Помахав ей в ответ, Дэн нажал на педаль газа и уже через пять минут выехал из города.


Глава 9


Проехав несколько миль по магистрали, ведущей в сторону Чикаго, Дэн остановился на заправке возле телефонной будки и позвонил в полицейский участок.

– Здравствуйте, – послышалось из динамика, – вы позвонили в двадцать восьмой участок, можете оставить голосовое сообщение или дождаться ответа оператора.

Дэн оперся плечом на стену и начал терпеливо ждать ответа живого человека.

– Дежурный Гаррисон слушает.

– Здравствуйте, я слышал крики и выстрелы из гаража моих соседей, улица Лонгбоу серкл, дом три, – сказал он и сразу же повесил трубку.

Позавтракав в придорожном кафе, Дэн дошел до банкомата и положил три четверти оставшихся денег на карту, затем сел в свой пикап и, проехав еще несколько миль на север, свернул на развилке и отправился в Майами.

Стоило ему проехать несколько миль в нужном направлении, как на него тут же нахлынули старые воспоминания, как будто бы все, что с ним стряслось за эти два дня, прошло мимо него. Как будто роман с Синди был чем-то обыденным, как будто то, что он пролежал в больнице почти весь день, не отложилось у него в голове. Теперь он снова вспоминал об Эми и думал о том, как это все могло произойти. Все это время мозг был слишком занят или наоборот отдыхал. И вот теперь, смотря на то, как разделительные полосы друг за другом теряются под крылом автомобиля под монотонный шум мотора, он снова ощутил всю ту боль, что мучала его тем вечером, когда Эми прислала Лизу, чтобы сообщить ему всю правду.

«Это эгоизм думать о том, что тебя предали, ведь ты час назад сделал то же самое с Синди, ты прострелил человеку руку, избил полицейского, посадил людей на цепь, навел беспорядок в нескольких жизнях, а сам думаешь о том, как плохо поступили с тобой. Ты серьезно? Я думал, что забыл про то, что было в Нью-Йорке, а оказывается только начал об этом размышлять…Что дальше? Судя по скорости разгребания дерьма в твоей голове, завтра ты начнешь анализировать насколько ужасно и опасно было все, что ты натворил в том городке, вспомнишь про Синди, еще раз подумаешь об Эми, затем вообще вспомнишь все, что случилось с тобой за целую жизнь, одно найдет на другое, и что будет дальше? Что тогда? Дуло у виска? – Дэн резко нажал на педаль тормоза и свернул на обочину, – куда теперь ты едешь? Что пытаешься найти? Не обманывай себя. После того, что произошло за последнее время, никакие путешествия и поиск нового себя тебе не нужны, достаточно было видеть в гараже каким новым для себя ты можешь быть… Сколько скелетов еще ты прячешь в шкафу?» – он вышел из машины и сел на огромный камень, торчащий из земли на обочине.

Мимо с ревом проносились фуры, в поле напротив было слышно, как между собой перекликаются сверчки.

Он сидел на камне и, не обращая на все это внимания, продолжал прокручивать одни и те же мысли у себя в голове, вспоминая, как нежно она ему улыбалась и смеялась над его шутками, как они вместе строили планы, как он нервничал, думая, что все это не то, что ему нужно, ведь там, за чертой города его ждут приключения, за которыми он ехал.

– Таких приключений ты хотел? Теперь наслаждайся, – пробурчал Дэн и снова сел в пикап.

Через четыре часа утомительного пути, за которые он чуть три раза не улетел в кювет, а все из-за того, что пережевывал в голове одно и тоже, Дэн остановился на развилке возле указателя направлений в населенные пункты и посмотрел в навигатор, который говорил о том, что нужно ехать прямо, не сбиваясь с курса. Он уже устал ехать по прямой и, увидев на экране телефона название города с дорожного указателя, прямо перед голубой зоной, обозначавшей океан, сел в пикап и, свернув на развилке влево, уже через полчаса любовался видом на пляж и хлещущие волны.

Заехав в Майами, чёрный пикап съехал с центральной улицы и, свернув на дорогу, идущую вдоль песчаного пляжа, сбавил ход.

Волосы Дэна развивались от ветра, проникающего сквозь открытые окна машины, он остановился возле высокого здания на противоположной стороне от пляжа и вышел из машины.

Сняв обувь и взяв ее в руки, он направился к воде. Горячий песок обжигал его босые ноги, океан штормило, и ветер пытался сорвать с него на половину расстегнутую белоснежную рубашку. На улице было очень жарко и влажно, солнце обжигало кожу.

Он бросил обувь на песок, зашел по щиколотки в воду и, приложив руку ко лбу, окинул пляж своим взором. Купающихся не было, лишь несколько девушек загорали на берегу, все остальные прятались под тенью высоких пальм, сидя на огромной зеленой лужайке. По всей длине пляжа были разбросаны кафе, бары, шезлонги и спасательные вышки, чуть подальше начиналось что-то вроде торговой улицы, вдали виднелось колесо обозрения. В тридцати метрах от Дэна волны набирали максимальную высоту и разбивались о песок прямо у его ног. Он ощущал, как вода с легким подталкиванием ударяется об его стопы и уходит обратно в океан, оставляя на песке жирную полосу белой пены.

– Купаться запрещено, пожалуйста, выйдите на берег, – крикнул спасатель со своей вышки.

Дэн вышел из воды, надел обувь и направился обратно к пикапу.

«Все, нужно в отель, сдам все в стирку, приведу себя в порядок, отдохну, а вечером сяду в одном из этих баров и напьюсь», – подумал он, посмотрев на прибрежные бары, и сел в пикап.

Остановившись на парковке одного из самых дорогих отелей, находившегося прямо на первой береговой линии, Дэн вышел из машины и зашел внутрь.

«Что тут происходит?» – подумал он про себя, смотря на огромную очередь возле стойки размещения.

– Буквально десять минут, сэр, большая группа туристов, можете пока присесть в лобби, – произнес охранник.

– Где тут ближайший супермаркет?

– В пяти минутах ходьбы, – сказал охранник и объяснил, где находится магазин.

– Спасибо, – ответил Дэн и снова пошел к пикапу.

Достав из рюкзака несколько тысяч налички, он закинул его в салон автомобиля и отправился пешком до супермаркета.

Пока он ехал за рулем, жара не так сильно ощущалась, теперь же это сводило его с ума, он промок насквозь.

Зайдя в магазин, он купил все, что ему было необходимо и, стоя уже возле кассы, не смог удержаться и прихватил с собой пару бутылок холодного пива. Он терпеть его не мог, не понимал его вкус, но сейчас был абсолютно другой случай, с приходом жары все менялось, и точно так же, как ему не нравилось пиво, ему нравилось ходить пьяным по горячему песчаному пляжу и плавиться на солнце, а пиво для этого было идеальным вариантом.

Вместо того, чтобы отправиться в отель, выйдя из магазина, Дэн пошел прямиком на пляж, где сел возле воды в позе лотоса и, сняв с себя рубашку, обмотал ею бутылку с пивом, чтобы полиция и спасатели не делали ему замечаний.

«Сейчас есть только ты, песок, океан и тишина», – думал он, смотря на волны, все стало просто, голова его отключилась, ушли все тревожные мысли.

Просидев полчаса у воды наедине с самим собой, Дэн надел рубашку и отправился обратно в отель.

Подходя к отелю, он включил телефон и через пару минут почувствовал вибрацию в кармане брюк, звонил неизвестный номер, он взял трубку.

– Дэн?

– Да.

– Это Синди.

– Что-то случилось? – с тревогой спросил он, остановившись посреди тротуара.

– Что ты натворил?

– Что? – спросил напугано Дэн.

– Ко мне приезжал шериф, спрашивал про тебя, а потом, когда узнал, что ты уехал, сказал мне, что ты все это время представлял для меня угрозу, это правда?

– Что? Нет, конечно же! Это шутка?

– Нет, в случае твоего возвращения, он сказал немедленно звонить ему, если я этого не сделаю, меня посадят в тюрьму за укрытие, а потом еще и как соучастницу.

– Соучастницу чего? – в замешательстве спросил Дэн.

– Я не знаю, он ничего мне не сказал.

Дэн замолчал.

– Что ты сделал? Это связано с тем, что ты уехал?

– Да ничего я не сделал, если бы я что-то сделал, то уехал бы рано утром в спешке, не попрощавшись с тобой.

– Он сказал, что ты очень опасен, и что теперь ты в розыске.

– Я ничего не понимаю…

– Если так, то приди в полицию и расскажи, что тебя обвиняют в том, чего ты не совершал.

– Нужно сначала узнать, что ему нужно, я не могу так. Что, если он повесил на меня какое-нибудь дело?

– Зачем ему это делать?

– Может это из-за того, что было в участке в тот день, когда он вызвал меня к себе, – ответил Дэн, а сам в это время начал перебирать в голове все моменты, когда мог совершить ошибку, оставить улики или что-то в этом роде.

– О чем ты?

– Мы очень сильно поругались, – начал придумывать Дэн, – и я вышел, сказав, что не оставлю этого просто так, что натравлю на него прессу, расскажу об этом во всех социальных сетях и много чего еще.

Синди ахнула.

– Про него ходят слухи, что он добился успеха тем, что вешал страшные нераскрытые преступления на других преступников.

– Почему ты сразу об этом не сказала?

– Не знаю, не было повода.

– Нужно узнать, каким-то образом и в чем меня обвиняют.

– Я постараюсь узнать…

– Хорошо.

– А если нас сейчас прослушивают?

– Ты же звонишь с чужого номера?

– Да, но ведь они знают твой номер?

– Нет, он ни на кого не оформлен, и я нигде его не указывал.

– А как же машина? Если тебя объявят в розыск, то твоя машина будет тоже разыскиваться.

– Черт, надеюсь он не успел еще объявить машину в розыск по всем штатам, ты сказала ему куда я поехал?

– Нет, он сам мне рассказал, что ты едешь в Чикаго, сказал, что они уже засекли тебя, но ты ведь поехал в Майами?

– Да, но пусть думает, что я поехал в Чикаго, возможно машину объявят в розыск только там.

– Ты уже там?

– Да.

– Уже заселился в отель?

– Нет, не успел, там была очередь.

– Это хорошо, а то тебя сразу же найдут, они ведь заносят все паспортные данные в базу.

– Да, ты права, – произнес Дэн, задумавшись.

– Подожди несколько минут, я перезвоню, у меня есть друг в Майами, может он сдаст тебе комнату или пустит на пару ночей, хорошо?

– Хорошо, – ответил Дэн и, положив трубку, направился к машине.

«Значит теперь у меня только десять тысяч налички, три заблокированные карты, пистолет и разыскиваемый пикап, – подумал он, сев в машину, и опрокинул голову на руль, – что могло произойти? Все ведь было сделано чисто, не придерешься, может, эти дебилы умудрились повеситься или я где-то что-то оставил в машине?»

Телефон снова зазвонил.

– Алло.

– Это я, у меня не очень хорошие новости, этот парень не сможет тебе помочь, но он дал мне номер одного человека, сказав, что тот очень давно пытается сдать свою комнату… Я отправила этот номер тебе в сообщении.

– Спасибо, я обязательно позвоню.

– Даже не знаю, как тебя поддержать, – после недолгой паузы со вздохом произнесла Синди.

– Не беспокойся, все в порядке, я думаю, что скоро все измениться, тут какая-то ошибка.

– Да, надеюсь.

– Да, ладно, сейчас позвоню ему, если не ответит, то что-нибудь придумаю, на крайний случай буду спать в пикапе, сегодня будет много дел, поэтому не волнуйся, я позвоню завтра.

– Хорошо, я за это время постараюсь что-нибудь разузнать, надеюсь, что все будет хорошо.

– Спасибо… до завтра.

– До завтра, – ответила Синди и положила трубку.

«М-да, вот тебе и приключения», – подумал про себя Дэн и открыл сообщение, в котором был указан номер телефона с пометкой – «скажи, что этот номер дал тебе Мэтью».

Попробовав дозвониться до этого человека несколько раз, Дэн на все плюнул, завел мотор и, выехав с парковки, отправился колесить по городу в надежде найти утешение среди новых картин незнакомого города.

Наступил вечер, люди возвращались со своих работ, на дорогах начинали скапливаться пробки, стояла жара, везде был шум и суета, – все это вместе с душевными терзаниями лишь еще больше раздражало Дэна.

«Зачем вы вообще куда-то претесь по утрам, чтобы создавать пробки по вечерам? Посмотрите по сторонам, тут же чертов океан, зачем вам работа и все остальные проблемы? Раз уж вы живете в этом дорогом городе, вам должно хватать денег, чтобы просто наслаждаться жизнью… – думал Дэн, смотря на ссорящуюся семью в машине, остановившейся перед светофором, – еще и жара эта… все бесит, и ты тоже, куда ты поперся? Твоя машина в розыске, очнись! Нам срочно нужно очутиться в какой-нибудь спокойной обстановке, сесть, подумать, умыться, поспать и терпеливо дождаться завтрашнего дня, – он свернул на перекрестке и, заехав на свободную улицу, снова очутился на первой береговой, – так невозможно, словно завязаны глаза, чего тут можно вообще ожидать? Может, и нет больше шанса все наладить, что если он нашел неопровержимые доказательства? Поддельный паспорт и обратно домой, пока не посадили лет на двадцать? Да вот только на поддельный паспорт деньги тоже нужны, а у тебя только десять тысяч, нет, даже меньше… Так, все, я больше не могу, – подумал Дэн, заприметив душ на пляже, и остановился возле парка, – нужно все аккуратно сложить в рюкзак, взять все деньги… Сколько же всего приходиться бросать, полный багажник вещей…» – думал он и, собрав все, что нужно в рюкзак, закрыл машину и отправился пешком на набережную, к той самой душевой кабинке.

Приняв душ и переодевшись, Дэн достал телефон и снова набрал номер.

«Не отвечает, видимо придется спать на пляже, можно достать из багажника палатку, только нужно почитать, можно ли ночевать в палатке на пляже», – подумал он, услышав голос оператора, сообщающий, что абонент недоступен.


Глава 10


Через несколько часов на пляже заметно похолодало. В местности, где много воды, так происходит почти всегда.

Дэн, сам того не зная, перед тем, как найти душевую кабину, уехал из центра города и оказался как раз в том месте, куда и спешили все эти люди, застрявшие в пробке после тяжелого рабочего дня, они возвращались домой на окраины города.

На пляже было пусто, видимо, это был обычный спальный район, где люди не восхищаются закатами и рассветами, не гуляют по чистой набережной, им некогда заниматься этим, да и тем более, их этим не удивить, точно так же, как и японцев не удивить красивыми буддистскими храмами.

Начало смеркаться.

Недолго побродив по пустому пляжу, Дэн закинул рюкзак на спину и снова отправился в сторону центра, где по пути наткнулся на крытый пляж с шезлонгами.

Усталость и напряжение валили его с ног.

Подойдя к шезлонгу, он потрогал руками толстый матрас и, решив, что места лучше для ночлега нет, лег, положив свой рюкзак рядом.

Из этого ничего не вышло, он проворочался несколько часов и, поняв, что не уснет, встал на ноги.

Шипящий звук волн, приглушенный легкими тучками лунный свет и звезды романтизировали обстановку вокруг и от этого клонило в сон, но в то же время все это погружало в воспоминания и заставляло мозг работать на полную, в голову лезли страшные мысли о том, что, возможно, Коллинзы задохнулись на цепи или один из них умер от потери крови.

Не вытерпев всего этого и разозлившись на себя за то, что не получается уснуть, Дэн взял свой огромный рюкзак и отправился пешком по набережной в сторону мигающих огней, в центр.

Дойдя через несколько часов до того самого места, он зашел внутрь и сел за барную стойку, поставив свой рюкзак на высокий барный стул с правой стороны от себя.

– Добрый вечер, – сказал бармен и положил меню перед Дэном.

Это был небольшой ресторан смешанных кухонь при отеле, с длиннющей барной стойкой, сделанной из огромных резных деревянных стволов, символизирующих полинезийских богов, растянутых параллельно залу, переходящему из-под навесной крыши на открытую территорию со столиками, раскиданными вдоль линии прибоя.

– Добрый вечер, можно мне дайкири и что-нибудь с говядиной?

– Конечно, сэр, – сказал бармен и, передав официанту заказ по кухне, начал смешивать коктейль.

Дэн смотрел на то, как бармен охлаждает льдом шейкер и вспоминал, как когда-то сам работал барменом.

Пока конденсат стекал с шейкера в резиновую подставку, бармен молниеносно перекинул бутылку с ромом за своей спиной и налил его в джиггер.

– Ваш дайкири, – сказал бармен, поставив коктейльную рюмку перед Дэном.

– Спасибо, – ответил он и, сделав глоток, понял, как сильно ему хочется лечь на мягкую постель.

– Путешествуете? – спросил бармен, не отрываясь от натирания бокала, и кивнул головой в сторону рюкзака.

– Что-то вроде того.

– Как вам город?

– Не знаю, слишком сложный день, надеюсь, что смогу его оценить после тог, как высплюсь.

– По вам видно, что вы устали, это не удивительно, ведь вы таскаете на себе эту огромную сумку, я помню, как сам приехал сюда, у меня было таких две, ни знакомых, ни связей, приходилось вечно таскать их с собой до тех пор, пока не нашел себе жилье… вы из этого отеля?

– Нет, я с этого пляжа, – сказал Дэн, улыбнувшись, и сделал еще глоток.

– Вы спите на пляже?

– По всей видимости да, хотя теперь не уверен, пару часов назад я нашел отличный шезлонг, но теперь я туда не смогу дойти.

– Кажется, я что-то слышал про этот новый вид путешествий, только я не назвал бы его новым, раньше люди занимались таким от того, что не было денег, чтобы остановиться где-то, а сейчас это, наверное, интересно, и время подходящее, кругом суета, шум, развитая инфраструктура… Человек всегда будет тянуться к природе, это у нас в подсознании, как инстинкт, как эти охотники или рыбаки, им нужно добывать, завоевывать, жить, как их предки. Видимо, так и вам хочется прильнуть к истокам без всех этих усложнений.

– Вообще то, вы правы, но не в этом случае, я как раз из тех людей, у которых не было денег на ночлег, только вот деньги у меня есть, у меня нет паспорта.

– Как же так вышло? – удивился бармен.

– Потерял, а может быть украли, повторите еще один?

– Да, конечно, – ответил бармен и начал делать новый коктейль

Поставив коктейль перед Дэном, бармен вышел из бара и вернулся через несколько минут с тарелкой и приборами.

– Пожалуйста, ваша паста.

– Спасибо, – ответил Дэн и с удовольствием принялся за еду.

– Знаете, я могу помочь вам с жильем, конечно же, если вам это интересно… Но сразу хочу предупредить, что это не самое лучшее место.

– Это место лучше, чем шезлонг на пляже?

– В тысячу раз, по крайней мере, вас не спалит солнце, а полиция не заберет вас в участок за бродяжничество!

– Очень интересно.

– Это что-то вроде мотелей, я когда-то и сам там жил… Идеальное прибежище для мигрантов, там живет половина обслуживающего персонала этого города, они сдают коттеджи по комнатам, ничего плохого там нет, просто я смотрю на вас и понимаю, что это не ваш уровень, но если вам нужно переночевать несколько ночей и у вас нет паспорта, то это лучший и, пожалуй, единственный вариант на данный момент.

– Это очень интересно, повторите еще один? – Дэн закончил с пастой и вытер рот салфеткой.

Бармен сделал еще один коктейль и поставил его на стойку.

– Спасибо, так что это за место, как я могу туда добраться?

– Ночью туда попасть не получится, придется дождаться утра, это в тридцати минутах езды отсюда… – сказал бармен и вырвал листок из блокнота, – вот, я написал все здесь, покажите эту бумажку коменданту и вас заселят, – бармен протянул листок Дэну.

– Я вам безмерно благодарен, сделайте, пожалуйста, в картонный стакан еще один двойной дайкири, я возьму его с собой, и продайте мне две бутылки воды, – сказал Дэн и попросил счет.

– Откуда вы? – спросил бармен, поставив на стойку две бутылки холодной воды и картонный стакан.

– Странно, я думал этот акцент узнают все и везде, – улыбнувшись, произнес Дэн и, допив коктейль, положил деньги в папку со счетом.

– Да, просто хотел убедиться, куда вы сейчас пойдете?

– На пляж, – ответил Дэн, встав со стула.

– Вы можете остаться здесь, если хотите, мне вы не мешаете.

– Нет, спасибо, хочу насладиться чистым воздухом.

– Ну, тогда, хотя бы, оставьте здесь свой рюкзак, я присмотрю за ним! Там у вас его могут украсть…

– А вот от этого я не откажусь.

– Давайте его сюда, – бармен протянул руки и, взяв рюкзак, унес его в подсобку.

– Во сколько заканчивается ваша смена?

– В одиннадцать, если придете позже, я предупрежу ребят, чтобы отдали его вам.

– Спасибо, – ответил Дэн и поскорее вышел на пляж, чтобы бармен не успел опомниться и догнать его после того, как увидел бы в папке лишние пятьсот баксов.


Глава 11


Лодка отчалила от берега и через пару мгновений вышла на глиссер, Дэн сидел сзади и выкручивал рукоятку газа, вглядываясь в, цветущие на дне океана, разноцветные хризантемы.

Он заглушил мотор и, высунувшись за борт, погрузил голову под воду, пытаясь отыскать глазами что-то между цветов.

Вдруг лодка сама по себе сорвалась с места и начала затягивать Дэна под себя так сильно, что голова его чуть не оторвалась.

Все произошло так быстро, что не успел он опомниться, как волны, бьющие в лицо, сменились на ужасно теплый ветер, а сам он теперь сидел на заднем сидении кадиллака с откидным верхом, движущимся по узкой двухполосной реке к большому каньону и всматривался в хлещущие под колеса волны, ударявшиеся о борт машины.

– Чарли, – послышался женский крик, и Дэн, открыв на ходу дверь, нырнул во встречную полосу.

– Чарли! – еще сильнее прозвучал женский голос, и Дэн открыл глаза.

Перед ним сидел пушистый белый пес и дышал ему прямо в лицо.

– Доброе утро, – прошептал Дэн.

– Чарли, вот ты где, – протянула девушка в спортивном костюме, остановившись в двадцати шагах от шезлонга, – иди ко мне!

Пес лизнул Дэна на прощание и побежал вслед за хозяйкой.

Потрогав лицо рукой, Дэн взглянул на часы.

– Половина десятого, – произнес он вслух и, резко выдохнув, поднялся с шезлонга.

Возле шезлонга лежали две бутылки и картонные стаканы. Дэн, морщась, посмотрел на все это и направился к воде.

Умыв лицо соленой водой и намочив волосы, он осмотрел побережье в надежде найти душевую, но, увы, поблизости ничего похожего не оказалось, тогда он вернулся к шезлонгу, присел, выпил залпом бутылку воды и начал проматывать в голове вчерашний день.

– Доброе утро, – радостно выкрикнул бармен из-за барной стойки входящему в бар Дэну и резко выбежал из бара на кухню.

Дэн сел за стойку и начал рассматривать полинезийских богов, пытаясь сложить в голове картину того, как должен пройти сегодняшний день.

«Сначала нужно забрать рюкзак, было бы неплохо позавтракать, потом нужно позвонить Синди и разузнать…», – подумал про себя он, но мысли перебил бармен, ворвавшийся в бар с подносом в руках.

– Доброе утро! – сказал Дэн с удивлением, смотря на то, как бармен раскладывает блюда на барной стойке.

– Мы очень рады таким гостям, как вы, и поэтому примите, пожалуйста, это в качестве комплимента от нашего отеля, – сказал тот и с улыбкой посмотрел на то, как Дэн с аппетитом разглядывает еду.

– Спасибо, мне очень приятно, – ответил, улыбаясь, Дэн, – вы даже не представляете, с какой радостью я приму этот дар…

– Приятного аппетита, мне нужно отойти буквально на пять минут, у меня еще кое-что для вас есть, – сказал бармен и, не дожидаясь реакции Дэна, снова вышел из бара.

Справа и слева от барной стойки висели огромные телевизоры, по которым под приятную и спокойную мелодию шла реклама отеля.

Отставив в сторону пустые тарелки из-под супа и омлета, Дэн пододвинул поближе рисовую кашу с манго и клубникой и сделал глоток ароматного свежесваренного кофе.

В бар со стороны берега незаметно зашла девушка в легком белом платье.

– Здравствуйте, как вам завтрак? – спросила она, сев на барный стул рядом с Дэном.

Дэн вздрогнул и молча посмотрел на девушку, еще секунду назад он был единственным гостем в этом баре.

– Извините, я не хотела вас напугать… – произнесла она шепотом.

– Вы так незаметно появились, – усмехнувшись, произнес Дэн.

– Ты так быстро пришла, – сказал бармен девушке, быстро зайдя за бар с картонной коробкой в руках.

Дэн перевел глаза с девушки на бармена и обратно.

– Познакомьтесь, это Белла, она поможет вам с жильем.

– Очень приятно, Белла, – подозрительно произнес Дэн, – меня зовут Дэн, – он протянул ей руку.

– Взаимно, – Белла пожала ему руку, – Арчи заходил ко мне ночью на ресепшен и рассказал про парня, который потерял паспорт и вынужден спать на шезлонге, вы и правда сегодня проснулись на берегу?

– Ну, я бы не сказал, что прямо-таки был вынужден прибегнуть к этому варианту, нужно немного по-другому к этому отнестись… Я экспериментировал… Я этого хотел. Многие платят уйму денег, чтобы провести такую ночь! Только представьте: шум волн, свежий океанский бриз, звездное небо и восходящее солнце… Поэтому не волнуйтесь, я не в ущерб себе сегодня спал на шезлонге, и очень хорошо, что Бог послал мне Чарли на помощь, иначе я бы обгорел ровно на половину лица.

Арчи подумал, что Дэн перепутал его имя, но не стал его поправлять.

– Вот как? Значит Арчи зря так сильно за вас волновался…

– Помните, я рассказывал вам про мотель? – спросил бармен.

– Да, конечно.

– Туда мы и поедем после того, как вы закончите завтракать! – радостно сказала Белла.

– Вы хотите подвезти меня, чтобы помочь мне с жильем? – удивленно спросил Дэн, – я очень благодарен вам за вашу отзывчивость, но не стоит тратить на меня время, у меня все в порядке с деньгами, я могу вызвать такси и доехать туда сам, – он с милой улыбкой посмотрел на Беллу.

– Да нет же, вы не поняли, просто я и сама там живу, нам в одно и то же место, а заодно я познакомлю вас с комендантом и попрошу его показать вам все доступные варианты, чтобы вы сами могли выбрать себе жилье.

– Потрясающе, – произнес Дэн.

Белла улыбнулась.

– Вы уже завтракали?

– Да, спасибо, я уже позавтракала!

– Тогда едем? – спросил Дэн, отставив тарелку в сторону.

– Едем, – ответила утвердительно Белла.

Бармен передал Дэну оставленные вещи через бар и поставил на стойку два картонных стакана с кофе.

– Это вам в дорогу, чтобы не уснули, – сказал он.

– Спасибо, Арчи, – отозвалась Белла.

– Спасибо за все, вы спасли мне жизнь! – Дэн пожал руку бармену.

– Надеюсь, что у вас все будет хорошо, думаю, вы еще не раз зайдете в этот бар, всего доброго!

Дэн вышел из ресторана и пошел вслед за Беллой.

– Тут недалеко, – сказала она, смотря на его огромную сумку, – все твои вещи?

– Нет, есть еще, но я оставил их в другом месте, а ты значит работаешь в этом отеле? – спросил Дэн, осознавая глупость своего вопроса, но нужно было перевести тему разговора.

– Да, я работаю на стойке размещения.

– Ночной портье?

– Нет, у нас нет конкретно ночных, просто несколько раз в месяц выпадают ночные смены, – ответила Белла, – а вот как раз и моя машина, – сказала она, остановившись возле мазды небесно-голубого цвета и, разблокировав машину, открыла багажник, – закидывай ее сюда.

Дэн сложил вещи и, закрыв багажник, сел на переднее пассажирское сиденье.

– Я всегда стараюсь внимательно следить за дорогой, поэтому не обижайся, если я буду терять нить разговора или не слушать.

– Давай тогда просто поедем в тишине, а поговорим потом.

– Отлично, тогда включим радио, – Белла завела мотор, включила радио, сделала его тише и выехала с парковки.

Машина аккуратно пересекала белые полосы на черном асфальте и через несколько минут свернула с широкой, многополосной дороги, вдоль которой высоченные каменные дома пытались дотянуться до самого неба.

Навигатор сообщил, что половина пути пройдена, в тот момент, когда машина заехала в абсолютно отличающийся от всех других мест район, океан и автострада сменились уютными маленькими светлыми домиками, вдоль которых росли высокие пальмы на зеленых, аккуратно подстриженных газонах.

Через несколько минут машина свернула в пустынный район, где не было ничего, кроме щебенки под ногами. Это была полоса, по которой никто не ездил, и дорога была пуста и свободна. Затем машина снова повернула в сторону зелени, проехала несколько кварталов и остановилась в одном из дворов прямо возле дороги.

– Вот мы и приехали, – сказала Белла, заглушив мотор, – с транспортом тут все в порядке, автобусы ходят каждые пять минут, но до города путь не ближний, поэтому если ты вдруг решишь остаться тут насовсем, лучше тебе обзавестись машиной.

Дэн достал из багажника свои вещи и осмотрелся вокруг.

– Вполне неплохо! – сказал он вслух.

– Пойдем, буду знакомить тебя с комендантом, – сказала Белла и направилась к воротам.

Прибежище мигрантов состояло из нескольких десятков зданий, построенных по типу обычных многоквартирных домов высотой в четыре этажа, здания выглядели очень достойно, везде было чисто и тихо. Все это походило на детский летний лагерь, огороженный со всех сторон кирпичным забором с торчащими из него черными пиками. Дома, по цепочке, были аккуратно расположены прямо возле асфальта, а на противоположной стороне дороги стояла баскетбольная коробка.

Зайдя внутрь двора, Дэн приметил маленькие веранды для курящих, они были возле каждого дома, так же на территории были разбросаны детские площадки и несколько магазинов первой необходимости.

– Нам сюда, – сказала Белла и позвонила в дверь.

Дверь открыла темнокожая девушка.

– Привет Сьюзен, Фред дома?

– Привет, он пошел на обход, но уже скоро должен вернуться, если хотите, можете подождать внутри, – сказала Сьюзен, не отрывая взгляда от Дэна.

– Нет, спасибо, мы подождем снаружи, – ответила Белла.

Сьюзен молча кивнула и закрыла дверь.

– Пойдем, сядем, – сказала Белла и пошла к веранде.

– Устала?

– Ужасно, вчера в отель заселились мексиканцы, несколько сотен человек, у них был съезд специалистов, работающих в сфере производства текилы, как бы стереотипно это ни звучало…

Дэн усмехнулся.

– Куришь? – спросила она у Дэна, протягивая ему пачку.

– Нет.

– Я тоже, но иногда хочется, – сказала Белла и прикурила сигарету.

– Я тоже когда-то работал в большом отеле.

– Да? И кем же?

– Барменом.

– Правда? Тогда, наверное, ты понимаешь мое состояние не понаслышке.

– Понимаю, – ответил Дэн, улыбнувшись.

– Они устроили полную вакханалию в баре, а бар находится в двадцати метрах прямо напротив стойки размещения. В лобби всего лишь двенадцать столов и еще шесть на улице, соответственно мест всем не хватило, сначала они культурно стояли на ногах и толкались возле бара, а потом поняли, что стойка размещения достаточно широка, и можно перейти туда. Охранники спасали нас как могли, но никто не смог бы усмирить толпу пьяных людей, поэтому в три часа ночи пустые бокалы и закуски на стойке размещения стали нормой, представляю, каково было бедным барменам, ведь все разошлись только в восемь часов утра, когда люди начали спускаться в ресторан на завтрак.

– За них не волнуйся, им это все на руку, они неплохо заработали этой ночью.

– Возможно, – зевая ответила Белла и, сделав лишь пару затяжек, потушила сигарету.

– Его мы ждем? – спросил Дэн, указывая на мужчину в шляпе, идущего к ним навстречу.

– Да, – ответила Белла, – самое неприятное в ночных сменах, – продолжила она, – это то, что придя домой, ты жутко хочешь спать, но организм твой наоборот, начинает бодрствовать, и ты лежишь с закрытыми глазами и не можешь уснуть, мучая себя мыслями, что за закрытыми шторами вовсю кипит жизнь, пока ты насильно пытаешься заставить себя уснуть.

– Доброе утро, – сказал комендант, улыбнувшись Белле.

– Доброе, я тут привела к тебе парня, ему нужно хорошее жилье.

– Замечательно, у нас как раз освободилась комната в девятом доме, как вас зовут?

– Дэн.

– Вы работаете вместе?

– Да, он теперь стоит на баре, паспорт как обычно забрали на проверку, вернут где-то через неделю, дай ему нормальный номер, я за него ручаюсь, а то я тебя знаю, подумаешь, что он бандит в розыске и поселишь его в бараки к таким же.

– Ну, на бандита он, вроде, не похож. А деньги у него есть?

– Смотря сколько вы хотите, – ответил Дэн.

Фред окинул его взглядом, затем посмотрел на Беллу.

– Ладно, коли уж ты ручаешься за него, то так и быть, пойдемте, – сказал Фред и вышел с веранды.

Белла подмигнула Дэну и кивнула головой в сторону Фреда.

Дойдя до дома с цифрой девять на адресате, Фред остановился и посмотрел на Беллу.

– Ты тоже пойдешь с нами?

– Да, хочу посмотреть, где будет жить мой коллега, да и вдруг ты ему предложишь такой номер, что и я тоже захочу переехать в девятый дом, – с улыбкой ответила Белла.

– Ну, как скажешь, пойдемте, нам на третий этаж, – сказал Фред и открыл дверь подъезда.

Поднимаясь пешком по лестнице, Дэн уже подозревал, что его ждет на третьем этаже, но его ждало приятное удивление.

– Смотри, вот эта квартира, – сказал Фред, открыв дверь квартиры свои ключом, – ванная комната и кухня, общие на три комнаты, твоя комната, вон за той дверью, – Фред указал рукой на дверь.

– Нет, переезжать я не буду, – сказала Белла.

– В твоем доме лучше? – спросил Дэн, осмотрев общие комнаты и зайдя в свою.

– Нет, все в точности так же, поэтому не вижу смысла, а вообще, у тебя даже лучше, мои окна выходят на дорогу, постоянно засыпаю под звуки заброшенных в кольцо мячей.

– Сколько вы хотите за эту комнату? – спросил Дэн у Фреда.

– Смотря на какой срок вы хотите ее снять.

– Ладно, мальчики, дальше вы сами, я ужасно хочу спать, – сказала Белла и помахала Дэну рукой.

– Спасибо за помощь! – сказал Дэн.

– Не за что, я зайду на днях, может, даже сегодня, – сказала Белла и вышла из квартиры.

Дэн договорился на очень выгодных условиях с Фредом и, закрыв за ним дверь, завалился на кровать.

«Нужно принять душ», – подумал он лежа на кровати с закрытыми глазами, но через мгновение уснул.


Глава 12


На кухне что-то упало, Дэн открыл глаза, потянулся и сел на край кровати.

– Прекрасно, – тихо произнес он, разглядывая предметы вокруг себя.

В комнате с обоями мятного цвета стояла односпальная кровать, компьютерный стол, большое кресло, журнальный столик, широкий шкаф и много других приятных мелочей. Все это с легкостью умещалось на двенадцати квадратных метрах и прекрасно гармонировало друг с другом.

Ожидания не совпали с действительностью, Дэн думал, что в этом мотеле его будут настигать ностальгические чувства по студенческим временам, проведенным в общежитии, а по итогу он получил в распоряжение комнату, которую с большим успехом могли бы сдавать, как номер в трехзвездочном отеле.

«Ладно, хватит бездельничать», – подумал он и, встав с постели, начал вытаскивать вещи из сумки и раскладывать их по полкам.

Закончив с вещами, Дэн посмотрел в зеркало и отправился в ванную.

Приведя себя в порядок, он вышел из ванной и случайно встретился в коридоре с соседом по квартире.

Парня звали Билли, ему было не больше двадцати пяти лет на вид, он жил в этой квартире всего месяц и оказался очень общительным.

Чтобы избежать близкого общения и не рассказывать о себе, Дэн сделал вид, что сильно спешит, и резко перешел от знакомства к обсуждению некоторых житейских вопросов.

Закончив с соседом, он закинул вещи в стирку, взял маленькую поясную сумку со всем необходимым и вышел из квартиры.

– Дэн, – крикнул Фред, выйдя из веранды, – как устроился?

– Очень хорошо, – ответил Дэн и подошел к Фреду, – слушай, Фред, я видел тут много машин, и все бросают их возле дороги…

– Так? – Фред сделал внимательное лицо.

– У меня тоже есть машина, но я ей очень редко пользуюсь, может, есть возможность оставить ее внутри периметра? Желательно возле дома. Не хотелось бы, чтобы ее кто-нибудь помял или что-то в этом роде.

– А, – протянул Фред, – ты об этом, тогда смотри, у нас есть парковка на краю территории, там никто не ставит машины, потому что слишком долго до нее идти, так вот, тебе нужно заехать не с этой стороны, а с той, – он показал рукой за спину Дэна, – как приедешь, позвони мне, я открою тебе ворота, а потом, как будет время, если конечно тебе приглянется эта парковка, я выдам тебе магнитный ключ, договорились?

– Договорились, – сказал Дэн и, пожав Фреду руку, направился к воротам.

На небе не было ни облачка, солнце обжигало кожу. Выйдя за территорию, Дэн пробежался до остановки и успел запрыгнуть в автобус в последний момент.

Заприметив небольшое кафе в оживленном месте, он вышел на следующей остановке и отправился в его сторону. Съев там два хот-дога и запив все это тремя чашками американо, он вышел из-за стола и хотел уже отправиться в сторону набережной, чтобы найти свой пикап, но, посмотрев на часы, решил, что пришло время позвонить Синди. Стоило только ему об этом подумать, как в кармане завибрировал телефон.

– Алло.

– Привет, это я.

– Привет, как дела?

– Все нормально, ты дозвонился до того парня?

– Нет, но я и без него неплохо устроился.

– Хорошо, – сказала Синди и замолчала.

– Ты что-то узнала? – аккуратно спросил Дэн после недолгого молчания.

– Да, узнала, – сказала Синди со странной ноткой в голосе, – я все узнала.

Дэн ничего не ответил на это.

– Я сопоставила некоторые факты… в общем, мне все рассказали, и я в это поверила, пожалуйста, не пытайся убедить меня в том, что это не так.

– Хорошо, не буду, – сказал Дэн и замолчал.

– Я, если честно, до сих пор не понимаю, как тебе это удалось?

– Ты одна?

– Да, конечно, даже не думай, что я пытаюсь подставить тебя, я, наоборот, хочу помочь.

– Точно?

– Да! Почему я должна подставлять тебя? Ты же не сделал мне ничего плохого, а то, что сделал, это уже меня не касается, но все же я не могу понять, как я этого всего не заметила…

– Ты знаешь в чем конкретно меня обвиняют?

– Ограбление и попытка убийства или как там это называется?

– Это шериф тебе сказал?

– Нет, другой человек, но у него эта информация от шерифа.

Наступила тишина.

– Ты ведь не собирался никого убивать?

– Конечно же нет, мне лишь нужно было вернуть свои вещи.

– Что ты теперь будешь делать?

– Не знаю, наверное, нужно подождать пока все уляжется, а потом сам приду в участок.

– Зачем? – с испугом спросила Синди.

– Чтобы убрать подозрения, ведь на самом деле я не совершал ничего плохого.

– А если тебя посадят?

– Не думаю.

– Почему.

– Нет ни улик, ни доказательств.

– Хорошо если так, а если есть?

– Значит все плохо.

Наступила тишина.

– Ладно, мне пора, я позвоню как-нибудь… Спасибо, что не отвернулась от меня, – произнес Дэн на выдохе.

– Подожди, – резко сказала Синди.

– Что?

– Береги себя, – шепотом произнесла она после паузы и отключилась.

Дэн спокойно убрал телефон в карман и, простояв несколько минут в раздумьях на тротуаре, как ни в чем не бывало, отправился к побережью.

Выйдя на берег, он примерно понимал, где сейчас находится. До машины нужно было пройти пешком не меньше пяти километров, он не думал о том, что ему рассказала Синди, главной задачей сейчас было найти автомобиль, а потом транспортировать его в безопасное место, ведь если кто-то из правоохранительных органов заинтересуется его пикапом и пробьет его по номерам, всем будет понятно, что Дэн находится не в Чикаго, как все думают, а здесь, в Майами, самом комфортном городе для жизни в этой стране.

Пройдя несколько километров по побережью, он увидел пик отеля, в баре которого он сегодня утром познакомился с Беллой.

«Видимо, ты ошибся на счет расстояния, – подумал Дэн, отерев пот со лба, – если до отеля осталось еще пару километров, то до машины еще километров десять, может, меньше, может, больше, но столько я уже не пройду».

Он остановился на тротуаре возле побережья и, приложив руку ко лбу, чтобы палящее солнце не светило прямо в глаза, начал разглядывать пик отеля думая о том, что нужно побыстрее добраться до машины, пока еще не стемнело.

Свернув на перекрестке, Дэн вышел на оживлённую улицу и, увидев стоящий на светофоре автобус, дошел до остановки.

Автобус проехал в прямом направлении большую половину пути, дав Дэну возможность немного изучить город. Отель остался далеко позади, и в тот момент, когда автобус свернул со своей прежней траектории, он вышел на следующей остановке и отправился в сторону океана.

Шагая вдоль пыльной пустынной дороги, оставив шикарные виды позади, Дэн увидел издалека тот самый парк, возле которого бросил вчера машину.

«Еще не увезли», – подумал он дойдя до пикапа и, перейдя на противоположную сторону дороги, начал наблюдать за происходящим вокруг, чтобы убедиться в том, что за пикапом никто не следит.

Подождав еще несколько минут и, убедившись, что все чисто, Дэн открыл машину и сель за руль.

– Так, теперь нужно аккуратно, не вызывая подозрений доехать до дома, – произнес он шепотом, смотря на проезжающие мимо машины через зеркало заднего вида.

«Если поехать прямо сейчас, то можно нарваться на патруль и проверку документов, а если немного подождать, то… Если подождать, то пробки рассосутся, и тогда шансы на проверку документов возрастут… На пустой трассе легче остановить машину, да и к тому же никто не вылавливает людей в пробках, в это время куча аварий и все патрули заняты разбирательством обстоятельств, значит нужно ехать сейчас!» – подумал Дэн и, вбив адрес конечной точки в навигатор, аккуратно выехал на проезжую часть.

Заметив, что пробка тянется только в одну сторону, он понял, что сделал неправильный выбор.

«Так, успокойся, сколько раз тебя останавливали за все это время? Верно – ни разу! Так почему должны сделать это сейчас? Не накручивай себя, успокойся, паника лишь у тебя в голове», – успокаивал он сам себя.

Дороги по пути в город были пусты в отличие от тех, что вели на окраины, каждый раз проезжая мимо светящихся разноцветными огнями вывесок, Дэн начинал судорожно всматривался в зеркала, но не прошло и тридцати минут, как пикап заехал на щебенку возле ворот парковки.

Поставив пикап на ручник, он достал из кармана телефон и набрал номер.

– Алло, – послышался голос коменданта из динамика.

– Фред, это Дэн, откроешь ворота? Я уже возле парковки.

– Да, хорошо, сейчас дойду до пункта управления и открою, – сказал Фред и через несколько минут ворота, препятствующие въезду на парковку, разъехались в стороны.

Припарковав пикап в самом конце огороженной территории среди заброшенных запыленных автомобилей, Дэн достал из багажника свои вещи и пошел домой.

– Стой! – послышался резкий женский голос.

Дэн обернулся.

– Привет! – крикнул он, увидев идущую ему навстречу Беллу.

– Привет, я заходила к тебе несколько минут назад.

– Я как раз уезжал за вещами, – ответил Дэн, стараясь покрепче прижать сумку под мышкой локтем, чтобы та не упала.

– Давай помогу! – Белла вытащила сумку и улыбнулась.

– Да я и сам бы справился, но спасибо, – ответил он и внимательно посмотрел на Беллу. Утром она представлялась ему не такой как сейчас, теперь же он смотрел на нее совсем другими глазами.

– Такая тяжелая…Что тут у тебя?

– Ничего особенного, вещи, – ответил Дэн, вспомнив, что именно в этой сумке лежит пистолет.

– Такое ощущение, что утром ты был совсем другой, – произнесла Белла, посмотрев на Дэна удивленными глазами.

– Сейчас лучше?

– Да, гораздо.

– Спасибо, – смущенно ответил Дэн и достал из кармана ключи.

Зайдя в комнату и бросив сумки с вещами в шкаф, он обернулся и посмотрел на Беллу. Она сидела на подоконнике и смотрела в окно.

Белла была очень красивой девушкой с серыми глазами и белоснежной кожей, такой же белоснежной, как и ее волнистые волосы. Если бы не ее черные брови и татуировка в виде надписи на ключице, ее запросто можно было бы потерять на белом фоне среди толщи людей.

– Вот и все, теперь все вещи на месте.

– Поздравляю! Теперь ты как будто бы дома.

– Да, как будто бы… Ты еще не ужинала?

– Нет, только проснулась, вот, сходила в магазин, – Белла показала рукой на пакет, лежащий на столе.

– Может, поужинаем вместе?

Белла приподняла бровь и посмотрела на пакет.

– Я не про это, – Дэн засмеялся, – я про ресторан.

– А-а-а, – протянула Белла, улыбнувшись.

– Ты меня удивляешь.

– Даже не знаю… – смутилась она.

– Что не так?

– Ты какой-то не такой, я тебе уже сказала, что утром ты казался другим.

– Мое утро началось с того, что я проснулся на берегу океана от того, что меня облизывала собака, затем я умылся соленой водой и через полчаса познакомился с тобой, сидя за барной стойкой в мятой одежде…

Белла рассмеялась.

– Тем более, ты сказала, что сейчас я выгляжу лучше, чем утром.

– Да, лучше.

– Ну так что, мы идем?

– Хорошо, идем, но при одном условии.

– Что за условие?

– Мы идем ужинать как друзья.

– Да, конечно, – удивился Дэн, незаметно смерив Беллу взглядом, – я именно так и хотел.

– Хорошо, тогда давай через полчаса встретимся у выхода, хорошо?

– Хорошо.

Белла спрыгнула с подоконника и вышла из комнаты с улыбкой на лице.

Дэн сел на край кровати и задумался, он хотел просто пригласить ее на ужин, чтобы поближе познакомиться с ней, но теперь, когда она поставила рамки, ему захотелось большего.

– Куда едем? – спросил он, открыв заднюю дверь такси для Беллы.

– Я не так давно в этом городе, давай просто выйдем где-нибудь в центре, а там уже определимся.

Такси остановилось возле здания, освещенного со всех сторон прожекторами.

– Может, просто возьмем пива и прогуляемся по городу пешком? – спросила Белла, смотря на самый пик.

– Как скажешь, – согласился Дэн.

Через несколько часов город затих. Прокатившись на колесе обозрения и пройдя несколько километров по набережной, они спустились к воде.

– Уже полночь? – спросила Белла, вглядываясь в огни самолета и пытаясь отличить небо от воды.

– Почему ты поставила такие условия? Я не подхожу для свидания? – спросил Дэн, проигнорировав вопрос.

– О, Боже, мы же так хорошо общались.

– Мне просто интересно, можешь не отвечать, я не настаиваю.

– Рассказать тебе зачем я так сказала?

Дэн внимательно посмотрел на нее.

– Чтобы ты был самим собой.

– И это все?

– Нет.

– Что еще?

– Это я расскажу тебе потом.

Дэн усмехнулся.

– Ты не ответил на вопрос.

– Один час, – сказал он, посмотрев на часы.

– Ты что-то говорил про ужин, помнишь?

– Да.

– Так вот, я проголодалась.


Глава 13


«Что будем делать сегодня?» – подумал Дэн, открыв глаза, и посмотрел в телефон.

В комнате было мрачно, небо затянули серые густые тучи, за окном шел дождь.

«Нужно выждать еще хотя бы две недели, сейчас нельзя появляться на виду у полиции», – он подошел к окну.

– Ужасно хочется съесть чего-нибудь сладкого и выпить чашку горячего чая, – произнес он, смотря на то, как жирные дождевые капли с треском разбиваются о белый карниз.

Подумав о том, что нужно сходить за продуктами в магазин, Дэн полез в карманы за наличкой, но даже после того, как вывернул их наружу, ничего не нашел.

– Вот черт! – выругался он, пытаясь найти две тысячи.

«Как же так, может в сумке? – подумал он и полез в поясную сумку, но и там ничего не было, – наверное, выронил в такси либо оставил вчера на пляже… – Дэн сел на край кровати и опрокинул голову на руки, – осталось примерно пять тысяч, – он встал с кровати и достал из шкафа свой рюкзак».

– Три с половиной, – произнес он, пересчитав купюры.

«Этого едва ли хватит на месяц, половину из этого придется отдать за квартиру через четыре недели, а второй половины может не хватить даже на еду».

В животе заурчало.

– Ладно, – вздохнул Дэн, – на три недели точно хватит, нужно подкрепиться, а потом уже и думать обо всем остальном.

Стоя в магазине напротив кассы, он наблюдал за тем, как увеличивается сумма на цифровом табло.

– С вас двести двадцать долларов, – произнес кассир.

«Еще немного и останется всего три тысячи», – подумал про себя Дэн, отдав кассиру три стодолларовые купюры.

«Зато этого должно хватить примерно на неделю», – успокаивал он сам себя, раскладывая продукты по полкам.

– Привет! – прозвучал неожиданно мужской голос.

– Привет, – ответил Дэн, обернувшись.

– Я Сэм, – парень протянул руку.

Дэн пожал руку и представился.

– Как устроился?

– Хорошо, спасибо.

– Недавно здесь? – Сэм задавал вопросы, смотря прямо в глаза, с видом сильной заинтересованности.

– Два дня, – задумавшись, ответил Дэн.

– Да я не про квартиру, я в целом, про город.

– Тогда три.

– Ого, – удивился Сэм, – нелегко тогда тебе придется.

– Почему?

– Тут большие проблемы с работой.

– Я уже устроился, – холодно ответил Дэн.

– Устроился? – спросил Сэм, подняв брови, – и куда же?

– В отель барменом.

– Везунчик, – произнес Сэм, кивая головой, – я живу здесь уже почти год и до сих пор не смог найти нормальную работу, – Сэм начал доставать что-то с верхней полки.

– Почему, в чем проблема? – спросил Дэн и продолжил раскладывать продукты.

– Нет разрешения на работу, я незаконно пробрался сюда.

Дэн снова обернулся и внимательно посмотрел на Сэма.

– Надеюсь, ты не сдашь меня в миграционную службу?

– Нет, – усмехнулся Дэн.

– И на этом, спасибо, – холодно ответил Сэм и снова отвернулся, – пришлось разгрести много дерьма прежде, чем смог найти что-то более-менее достойное, но и это место оставляет желать лучшего.

– Что за место?

– Забегаловка, работаю там поваром.

Дэн не знал, что еще спросить, чтобы поддержать беседу, точнее, не хотел, он не хотел слушать о чужих проблемах, ему хватало собственных.

– Обычный повар, а когда-то владел собственным рестораном у себя на родине, – продолжил Сэм и громко захлопнул дверцу шкафа.

– Зачем тогда переехал?

– Затем же, зачем и ты.

– Ну это навряд ли.

– Неужели? – спросил Сэм с иронией и смерил Дэна взглядом.

Дэн утвердительно кивнул.

– Хм, – удивился Сэм, потупив взгляд, – влип в одну аферу, задолжал много денег… – произнес он, – в общем, сбежал от проблем.

В кармане у Дэна зазвонил телефон.

– Даже не представляешь, как хочется вернуть все вспять… – вздохнул Сэм и закинул макароны в кастрюлю.

– Представляю, – произнес Дэн и, достав телефон, вышел из кухни, прихватив с собой кружку и печенье.

– Алло.

– Привет, это Синди.

– Привет, я знаю, я записал твой номер, – сказал Дэн и, закрыв дверь, сел на подоконник.

– У меня для тебя плохие новости, – тихо произнесла она, – не знаю, правда это или нет, но говорят, что против тебя что-то нашли.

– Кто говорит?

– Это неважно, просто теперь будь аккуратнее.

Дэн замолк.

– И еще, теперь они знают где ты.

– Как?

– Не знаю, ты передвигаешься на машине?

– Нет.

– Хорошо, не трогай ее, теперь тебя ищут, поэтому даже не вздумай идти в полицию.

Дэн сделал глубокий вздох.

– У тебя все в порядке?

– Вроде бы.

– А с деньгами что?

– На год точно хватит, – соврал Дэн, вспомнив про оставшиеся три тысячи баксов.

– Хорошо, извини, там что-то случилось, меня зовут, я позвоню позже, а ты пока подумай хорошенько о том, что у них на тебя есть.

– Хорошо, – ответил шепотом Дэн и завершил вызов.

«Молоко забыл», – подумал он и снова вышел на кухню.

Закрыв дверь холодильника, Дэн обернулся и посмотрел на Сэма, он сидел за столом и читал газету, на главной странице которой крупными черными буквами было написано «ВАКАНСИИ».

– Ты же сказал, что у тебя нет разрешения на работу… – произнес Дэн, прочитав надпись.

– Разве это препятствие?

Дэн пожал плечами.

– Нынешнюю работу я нашел именно так.

– Что, приходишь на собеседование, а затем говоришь, что готов работать только за зарплату в конверте?

– Да.

– И как успехи?

– Как видишь, – Сэм показал на себя.

Дэн усмехнулся и покачал головой.

– Нужно пытаться… Тот, кто боится и ничего не предпринимает ради лучшей жизни, так и остается прозябать в трущобах… У русских есть поговорка: «Язык до Киева доведет», слышал о такой?

– Слышал.

– Так вот, это работает. Договориться можно обо всем… В этом городе людей без разрешения на работу столько же, сколько в Нью-Йорке… Они везде… Ты начинаешь свой путь, выходя из дома, который, скорее всего, построили они, идешь по дороге, которую рано утром подмели они, садишься в автобус, водителем которого является один из них, и так до бесконечности, у половины этих людей нет разрешения на работу, но все они работают, и это не только в этом городе, так везде. Люди ищут себе место потеплее, а здесь, как ты уже, наверное, понял, теплее чем где-либо. В такой ситуации находится половина населения этого города, и неужели ты думаешь, что мы не придумали способов упростить себе жизнь?

Дэн внимательно слушал.

– Видишь эту газету?

Дэн молча кивнул.

– Такие как мы придумали эту газету, эта газета сделана для людей без разрешения на работу, – сказал Сэм и протянул ее Дэну.

Дэн взял газету в руки и внимательно пробежался глазами по строчкам.

– Газета выходит каждые два дня, и поверь мне, вакансии каждый раз новые и каждый раз их хоть отбавляй.

– Почему так?

– Кого-то ловят, кто-то получает разрешение на работу…Своего рода текучка… Люди все время двигаются, к тому же, большинство работ, что здесь предложены, находятся далеко за гранью желаемого, поэтому многие не выдерживают и бегут из этого города, сломя ноги.

Дэн вернул газету.

Сэм взял газету в руки, сделал дружелюбный жест и скрылся.

Дэн налил молоко в кружку с чаем и, сев на подоконник, начал размышлять над словами Сэма, вглядываясь в небо.

«А что, если все это затянется? Что будем делать, когда закончатся деньги? Или что делать завтра? Опять сидеть и ждать, пока солнце сядет и начнется новый день? – спрашивал себя Дэн, – что они могли найти? Какие улики? Это просто невозможно… Уверен на все сто процентов, что у них нет никакой обвинительной базы… Конечно, откуда ей взяться? Нужно выждать еще две недели, может, три, время все исправит, что-то забудется, что-то изменится, и тогда можно будет приступать, а пока, лучше не бросаться под горячую руку!» – подумал он, поставив пустую кружку на стол, надел поясную сумку и вышел из дома.

Темные тучи скрылись за крышей дома.

«Слава Богу, наконец-то солнце… – подумал Дэн и направился к остановке, – Нужно найти занятие. Чем бы ты занялся, если бы все было в порядке? Верно, ты знаешь чем, но сейчас не тот случай! Сложно что-либо делать, пока в голове крутится мысль о том, что кто-то пытается тебя поймать…»

Зайдя в автобус, даже не посмотрев на номер маршрута, он сел у окна и закрыл глаза, ему было все равно куда он его привезет.

Всю дорогу он смотрел стеклянными глазами в окно и думал о своих проблемах, пока не увидел череду вывесок со словами на родном языке.

Автобус заехал в Русский квартал.

Дэн вышел из автобуса и осмотрелся вокруг. Такие же вывески, такие же дома, ничего не отличало этот район от других, кроме того, что надписи на всех баннерах и вывесках были написаны на русском языке.

Немного прогулявшись и вкусив атмосферу этого района, Дэн решил дойти до дома пешком, но достав из кармана телефон и включив навигатор, чтобы посмотреть на карте свое местоположение, понял, что уехал на другой конец города.

– Ничего страшного, немного изучишь город, лишним не будет, – произнес он вслух и отправился в сторону набережной.

В животе снова заурчало.

– Нужно где-нибудь перекусить, – пробурчал Дэн и, посмотрев вокруг, остановил свой взгляд на вывеске с надписью «Борщ».

Взяв в руки меню и быстро пробежавшись глазами по ценам, он понял, что еще вчера мог позволить себе все, что было в этом кафе, но это было вчера, теперь ему нужно было экономить.

Сидя возле окна, он думал о газете с вакансиями и прокручивал в голове утренний разговор с Сэмом.

«Похоже, что другого выбора нет, нужно искать работу, но посмотри на это с другой стороны… Ты же хотел приключений? Вот, пожалуйста, чем тебе не приключения? Розыск есть, безденежье есть, разрешения на работу нет… Идеальные условия для приключений, хоть сериал снимай!» – думал Дэн, смотря на голубую гладь через панорамное окно.

Взяв с собой кофе, он вышел из кафе и направился к набережной.

«Может это все сон, и я дома?» – думал Дэн, смотря на вывески с надписями на родном языке.

Дойдя до берега, он сел на лавочку и, допив кофе, задумался о предстоящих проблемах.

– Открой! – вдруг послышалось на родном языке.

Дэн повернул голову и увидел девушку, стучащую кулаком по стеклянной двери ресторана.

– Мы тут почти все сделали! Где ты ходишь? – рассержено спросил парень, выйдя наружу.

– Проспала, – улыбаясь ответила девушка и проскользнула внутрь.

Дэн встал с лавочки и подошел к панорамным окнам.

Внутри толпа официантов в спешке готовилась к открытию.

Увидев ту самую девушку за одним из столов, Дэн встал напротив и жестом попросил ее выйти на улицу.

Девушка кивнула и указала рукой в нужном направлении.

– Доброе утро, чем могу помочь? – спросила она, выйдя на порог через служебный вход.

– Доброе утро, извините, что отвлёк вас, я услышал, как вы разговаривали, точнее на каком языке вы это делали.

– Так?.. – протянула девушка.

– Я ищу работу, может быть, в вашем ресторане есть свободные вакансии.

– Может быть и есть, но вам лучше поговорить об этом с менеджером, подождите здесь, я сейчас! – сказала девушка и в спешке зашла обратно.

«Может быть, все получится», – прошептал Дэн и, услышав сзади шум мотора, обернулся.

Через мгновение возле него остановился небольшой грузовик, из которого вышел парень.

– Можешь помочь? – спросил он, подойдя к Дэну.

– Смотря чем?

– Нужно придержать дверь, буквально, минуту, – произнёс парень, кивая головой в сторону грузовика.

– Без проблем.

– Спасибо, а то вчера заезжал в арку, зацепился за стену и оторвал крюк.

 Из ресторана вышли два человека и, сев на лавочку, закурили.

– Вы все сделали? – громким голосом спросил человек в белом фартуке, выйдя на улицу.

Дэн краем глаза наблюдал за происходящим.

– Почти, сейчас покурим, и …

– Я вам сейчас покурю! Через три минуты я возвращаюсь на кухню и, если там не идеальный порядок, то вы работаете с завтрашнего дня в Макдональдсе, – рявкнул он и, увидев вышедшую на улицу девушку в платье, улыбнулся ей.

Парень из грузовика в этом момент что-то громко говорил Дэну.

– Что-то я не припоминаю, чтобы хоть один из наших поваров там работал, – сказала девушка и, покрутив головой по сторонам, зашла обратно в ресторан.

– Спасибо – сказал парень, пожав руку Дэну, и, через пару мгновений, получив подписи, сел в грузовик и уехал.

– Чем-то помочь, может? – спросил у Дэна человек, угрожающий поварам пару минут назад увольнением.

– Нет, спасибо, я тут кое-кого жду.

– А, – протянул человек в фартуке, – ну тогда ладно, а то ко мне человек на собеседование должен подойти, подумал, может, ты.

– Может и я, – ответил Дэн после раздумий.

– Как это? Ты же ждёшь кого-то?

– Да, жду, видимо, вас.

Человек в фартуке смерил Дэна взглядом и громко расхохотался.

– Ну ты даёшь, пойдём! – сказал он, хлопнув Дэна по плечу, и, потушив сигарету, повёл его вглубь ресторана.

– Присаживайся пока здесь, в моем кабинете ещё убираются, я скоро, – сказал человек в фартуке и вышел из зала.

– Добрый день, – поздоровался Дэн с девушкой, сидящей за соседним столом.

– Добрый, – ответила она, мило улыбнувшись, и продолжила что-то расписывать на бумаге.

Через пару мгновений человек в фартуке вернулся в зал с кипой бумаг и сел напротив Дэна.

Дэн прочел вышитую надпись на кителе, человек в фартуке оказался шеф-поваром.

В это же время мимо стола прошла девушка, которая должна была позвать менеджера. Заметив Дэна, сидящего за одним столом с шеф-поваром, она остановилась и, странно посмотрев на него, подошла к девушке, сидящей за соседним столом.

– Ну, рассказывай, почему ушёл с последнего места работы? – спросил шеф, не отрывая глаз от бумаги.

– Решил что-то изменить в своей жизни, – ответил Дэн, улыбнувшись.

– И опять на те же грабли, как посмотрю? – с усмешкой спросил шеф.

– Выходит, что так – вздохнув, ответил Дэн.

– А знаешь почему?

Дэн поднял брови.

– Потому что с этой работой невозможно расстаться, это очень тяжелая работа, но, если ты мастер своего дела, то ты не сможешь бросить это, и ты не хуже меня это знаешь…

– Возможно, – протянул Дэн.

– Да так и есть!

Официантка отошла от девушки, а та, отложив все бумаги в сторону, скрестила руки на груди и начала внимательно слушать разговор за соседним столом.

– Ладно… Я больше не буду смотреть в эти бумажки, если ты действительно тот, кем являешься, то ты продемонстрируешь свои умения прямо здесь и сейчас, готов?

– Да, без проблем, – произнёс Дэн с легким недопониманием.

– Отлично, форма с собой?

Дэн отрицательно покачал головой.

– Ладно, сейчас найдём тебе китель, – произнес шеф и встал со стула.

– Подождите, какой китель? – с ухмылкой спросил Дэн.

– Да у нас все постиранное! Ты же не поедешь за формой домой!?

– Подождите, я ничего не понимаю, кем вы хотите меня устроить на работу?

– Барменом, – с сарказмом произнёс Шеф и, громко рассмеявшись, снова сел за стол.

 Дэн, ничего не понимая, откинулся на спинку кресла и молча посмотрел на шефа.

– Если ты думаешь, что я буду устраивать тебе проверки и гонять тебя по всем цехам, то ты глубоко ошибаешься, я в эти игры не играю, мне нужен су-шеф и, чтобы понять годишься ли ты на эту должность, мне проще проработать с тобой всего один день.

– Вы хотите взять меня на должность су-шефа?

– Я предлагаю тебе тренировочный день прямо сейчас.

– Но я не смогу работать су-шефом.

– Как не сможешь? Последние три года ты был су-шефом… Кем же ты хочешь работать? Обычным поваром? А может быть сразу шефом? Это нет, брат, извини, шеф здесь я, может быть, когда я уйду, ты и сможешь занять это место, послужной список у тебя для этого шикарный, но пока я здесь… В общем, мне нужен су-шеф!

– Но я никогда в жизни не работал поваром.

Девушка за соседним столом засмеялась и прикрыла лицо ладонями.

Шеф, посмотрев на девушку, тоже рассмеялся, попеременно переводя глаза с недоумевающего Дэна на девушку и обратно.

– Я серьезно.

– Подожди, а зачем же ты тогда все это написал?

– Я ничего не писал.

– Это твоё резюме? – шеф взял бумажку, перевернул ее и положил перед Дэном.

– Нет, – ответил Дэн.

– Это очень забавно! – сквозь смех произнесла девушка.

Шеф поднял брови и молча уставился на Дэна.

– Ладно, давайте заканчивать этот каламбур… Виктор, этот человек, пришел на собеседование ко мне, – успокоившись от смеха, сказала девушка.

– К вам?

– Шеф, там к вам человек пришел, говорит, что насчет работы, – сказал вошедший в зал повар.

– Да уж… – произнес Шеф и вышел из зала, забрав с собой все бумаги.

Дэн с полным удивлением на лице посмотрел на девушку за соседним столом.

– Вы ждали возле служебного? – спросила она.

– Да.

– Как вас зовут?

– Дэн.

– Очень приятно, меня зовут Елена, и как вы уже, скорее всего, догадались, я менеджер этого ресторана.

– И мне очень приятно.

– Я была снаружи возле служебного, но вас там не нашла, как так получилось?

– Подъехала машина с продуктами, парень попросил помочь ему, там дверь была сломана, я буквально на полминуты отвернулся, а вы, наверное, в этот момент и вышли.

В зале заиграла музыка, зашли первые гости.

– Пойдемте в другое место, – Елена собрала все со стола и, дождавшись Дэна, направилась вглубь зала.

Это был огромный ресторан с тремя обзорными залами, панорамные окна двух из которых выходили на побережье, а окна третьего зала смотрели на зеленую рощу. Помимо основных залов в ресторане было две веранды, внутренний зал под открытым небом, украшенный цветущими растениями, и просторная сигарная комната с винными шкафами.

Зайдя в сигарную, Елена села за стол.

Внутри было практически темно. Боковые окна были занавешены плотными шторами, а центральные не пропускали много света, так как одни из них смотрели в ресторан, а другие выходили в зал под открытым небом, напоминавшим огромный колодец.

– Пожалуйста, – сказала Елена, указав рукой на кожаное кресло, стоящее за огромным чугунным столом.

Дэн закрыл дверь и сел в кресло.

Послышался щелчок и внутри стало светлее от загоревшихся, тусклым оранжевым огнем, старинных лампочек, вкрученных в аутентичные светильники.

– Здесь можно курить.

Дэн молча кивнул головой, рассматривая в это время огромный рисунок на стене.

– Нравится?

– Очень.

На стене была нарисована индейская женщина с венцом из перьев на голове и огромной дымящейся трубкой в руках.

– Так, значит на должность су-шефа ты не согласен, верно? – улыбнувшись, спросила Елена.

– Нет, – усмехнулся Дэн.

– Знание языка?

– С этим все в порядке, – ответил Дэн и перешел на английский.

– Почти все работающие в этом ресторане пришли сюда таким же путем, что и ты, с улицы, не по объявлению.

«Значит у всех были такие же сложности, как у меня», – подумал Дэн.

– Не каждый в наше время решается на такое, сам понимаешь… Чтобы к этому прийти нужно перейти через свою гордость, какие-то принципы и страх! В теории, таким путем, более вероятно получить отказ, нежели разместить свое резюме в интернете или записаться на прием к менеджеру по подбору персонала.

– Это в теории.

– Да, на практике все иначе. Человек, пришедший на собеседование с улицы, ценится гораздо больше… В данном случае я, как работодатель, вижу в тебе человека заинтересованного, отдающего себе отчет в своих действиях, человека, действительно знающего, что ему нужно. А кто-то порой воспринимает таких как ты, даже как знак, но… Как показывает мой опыт, все это не всегда так!

Дэн внимательно посмотрел на Елену.

– Многие из тех, кто здесь работает, пришли сюда таким же путем… Одной из основных причин такого поиска работы была безысходность… Безысходность от того, что не было возможности устроиться туда, куда хотелось, потому что там нужно работать официально… Поэтому я сразу хочу у тебя спросить, какая причина у тебя?

– Мне просто понравился ваш ресторан, – соврал Дэн, – я как раз был сейчас на собеседовании, решил выйти на побережье, чтобы ехать на следующее, как вдруг увидел его, затем сел на лавочку и начал разглядывать, а тут еще и услышал родной язык …

Елена внимательно посмотрела на Дэна.

– Где работал до этого?

– Много где, но не в этой стране.

– А здесь давно?

– Меньше недели.

– Остановился в хостеле?

– Нет, с деньгами все в порядке, снял комнату у друзей.

– Хм… Значит ты тут еще и не один.

Дэн кивнул в ответ.

– Кем бы ты хотел у нас работать?

– Барменом.

– Знаком с этой работой?

– Конечно.

– И тебе не хочется что-то изменить?

Дэн поднял брови.

– Деньги у тебя есть, поддержка тоже, связи… Почему бы в корне не изменить свою жизнь, зачем снова идти работать в ресторан, тут полно вакансий, ты ведь уехал с родины, почему бы не попробовать что-то новое?

– Я люблю эту работу.

Елена откинулась на спинку кресла и задумалась.

– Хорошо, продиктуй мне свой номер, – сказала она и записала номер.

– Дэн, верно?

– Да.

– Хорошо, сегодня будний день, нет смысла тебе здесь прозябать, я сейчас принесу тебе анкету, заполнишь ее, затем ее проверят, и мы тебе позвоним, договорились?

– Договорились, – ответил Дэн.

Елена вышла из сигарной и спустя пару минут вернулась с листом бумаги.

В анкете нужно было указать информацию, которую Дэну указывать было нельзя, поэтому пришлось кое-где написать неверные данные.

– Отлично, один из барменов дорабатывает последнюю неделю, а другой идет в отпуск, так что жди звонка, рада была познакомиться! – сказала Елена, приняв анкету.

– Хорошо, всего доброго! – попрощался Дэн и вышел через служебный вход на набережную, чтобы получше рассмотреть ресторан.

Зафиксировав картинку у себя в голове, он отправился домой.

Атмосфера ресторана ему настолько понравилась, что он забыл обо всех своих проблемах и твердо для себя решил, что хочет в него попасть.


Глава 14


Проснувшись на следующий день, Дэн открыл глаза и сразу же взял в руки телефон в надежде, что там будет куча пропущенных вызовов, но на экране было лишь одно уведомление от Беллы.

– Алло, привет, ты звонила?

– Привет, да, ты вчера не позвонил, решила узнать, все ли у тебя в порядке.

– Да, все хорошо, а у тебя как?

– Все хорошо, видел какое солнце? Я собираюсь на пляж через несколько часов, если хочешь, можем пойти вместе.

– Я бы с радостью, но у меня сегодня куча дел, наверное, не получится …

– Хм, ну ладно, я буду выходить через четыре часа, звони, если передумаешь.

– Хорошо, если что-то поменяется, я позвоню, -сказал Дэн и, завершив вызов, подошел к окну, – ну и ну, – произнес он и, распахнув шторы и осмотрев освещенную ярким солнечным светом улицу, открыл окно.

В комнату ворвался горячий воздух, мигом сбив ту бодрость, с которой он проснулся еще несколько минуту назад.

– Ну и пекло! – Дэн закрыл окно и включил кондиционер, – не сидеть же дома в такую жару… – произнес он и, снова взглянув на телефон, решил присоединиться к Белле.

Выйдя из ванной, он зашел на кухню и встретил там Сэма, тот в спешке мыл кружку.

– Привет, снова отдыхаешь? – спросил он.

– Да, повезло с графиком.

– Ну и погодка, видел?

– Ага, – безучастно ответил Дэн, заглянув в холодильник.

– Сейчас тащиться по этой жаре на собеседование! Зря только гладился, все равно весь промокну…

– На собеседование?

– Да, может, в этот раз что-то получится.

– Ну, тогда удачи!

– Спасибо, – сказал Сэм, улыбнувшись, и быстро вышел из кухни.

Дэн достал из холодильника молоко и, обернувшись, остановил свой взгляд на столе. На нем лежала та самая газета с вакансиями.

После того, как входная дверь захлопнулась, Дэн взял газету под руку и отправился в свою комнату.

Бегая глазами по строкам, он одновременно думал о том, что нужно позвонить Белле и мечтал о том, чтобы ему позвонили с того самого ресторана, ведь прошел уже целый день, и ему очень не хотелось рассматривать другие варианты работы.

Отобрав для себя несколько вакансий, Дэн снова положил газету на место и вернулся в комнату.

«Хоть бы они позвонили…» – думал он, смотря на пустой экран телефона в надежде, что вот-вот всплывет какое-нибудь уведомление.

– Алло.

– Привет, ты еще не ушла?

– Нет, еще же рано, а что, ты уже освободился?

– Да, у меня все поменялось, твое предложение еще в силе?

– Да, только я думаю, может выйти пораньше?

– Можем и раньше.

– Тогда будь готов через час.

– Хорошо, тогда до встречи.

– До встречи! – сказала Белла и положила трубку.

Спустя пару часов, Дэн вышел из такси возле высокого здания и, открыв заднюю дверь, подал Белле руку.

– Мы точно сюда ехали? – спросил он.

– Да, я тебе сейчас все покажу, – ответила Белла и, взяв Дэна за руку, повела его за собой.

Зайдя в здание, Белла подошла к стойке размещения и, взяв что-то у улыбнувшейся ей портье, направилась вглубь отеля.

Дэн ничего не понял и, чтобы не задавать лишних вопросов, решил промолчать и поддаться воле судьбы.

– Держи, это на сегодня твоя пропускная карта, – сказала Белла, зайдя в лифт.

– Куда она меня пропустит?

– Сейчас сам все увидишь.

Выйдя из лифта, Дэн снова проследовал за Беллой и через пару минут оказался возле панорамных окон высотой в несколько этажей.

– Ваши пропуска, – спросил охранник на входе.

– Пожалуйста, – Белла приложила карту к магниту, то же сделал и Дэн.

– Хорошего отдыха.

– Спасибо, – ответила Белла и, снова взяв Дэна за руку, прошла в открывшиеся двери.

– Что это?

– Здорово, правда?

– Я думал это отель, а это аквапарк… – удивился Дэн.

– Нет, тут всего три горки, два бассейна и выход к огороженному чистому пляжу, это самый дорогой отель в этом городе, – ответила Белла, улыбнувшись, и потянула Дэна за собой.

– Как мы сюда прошли?

– Портье, которая дала нам пропуска, моя подруга, а пропуска – это дубликаты ключей от люксовых номеров, в которых мы, якобы, живем. Тут можно хоть каждый день так делать, а еще у нас с тобой в эти карточки включен бар.

Дэн усмехнулся и покачал головой.

– Пойдём сначала на пляж?

– Куда скажешь, туда и пойдем.

– Отлично, – сказала Белла и потянула Дэна за собой.

Из-за яркого солнца на пляже почти никого не было, люди попросту боялись обгореть и поэтому прятались в тени зонтов возле бассейнов и водных горок.

Подойдя к самому близкому от линии прибоя бунгало, Белла закинула на шезлонг свою огромную пляжную сумку с вещами и, сняв с себя легкое платье, подошла ближе к Дэну, представ перед ним в белоснежном бикини.

– Искупаешься со мной? – спросила она, улыбнувшись.

– Разве у меня есть выбор?

– Не думаю, – игриво произнесла она, покачав головой, и потянула Дэна за руку в воду.

– Только не уплывай далеко, – сказала она, подплыв ближе к Дэну, и положила руки ему на плечи.

– У тебя слишком белая кожа…

– Это плохо? – спросила Белла, прижавшись к Дэну.

– У нас сегодня нет условий, как в прошлый раз? – спросил Дэн, усмехнувшись.

– О чем ты?

– Так, ни о чем, показалось, что ты пытаешься меня соблазнить…

– Я просто положила руки тебе на плечи, чтобы не утонуть, а потом волна подтолкнула меня ближе, а ты не ответил на вопрос!

– Вопрос? А что ты спросила?

– Я спросила, нравиться ли тебе моя кожа.

– Конечно, нравится.

– И это, кстати, не я тебя соблазняю, а ты меня, не я ведь отменила все свои дела, чтобы встретиться…

– Да, точно, все верно, – ответил Дэн и поцеловал Беллу.

– Пойдем на берег, хочу чего-нибудь выпить, – сказала она и снова потянула Дэна за собой.

Выйдя на берег, он посмотрел в сторону и увидел бар.

– Ты про него говорила? – спросил он, указывая рукой в сторону.

– Да, но мы туда не пойдем, тут есть официанты и волшебная кнопка, – ответила Белла, нажав кнопку на столике, и, достав из сумки средство от загара, протянула его Дэну, – поможешь мне?

Дэн сел рядом и выдавил крем себе на руку.

– Хочу позагорать, но мне нельзя, хорошо, что придумали такой крем, – сказала Белла и, расстегнув лифчик, легла на грудь, – только нужно намазать очень хорошо, ты же не хочешь, чтобы у меня был ожог, верно?

– Конечно, – ответил на автомате Дэн и, потерявшись в пространстве, начал аккуратно растирать крем.

Через пару минут к бунгало подошел официант с подносом в руках.

– Добрый день, что будете заказывать?

Белла прикрыла грудь рукой и повернулась к официанту.

– Принесите нам, пожалуйста, бутылку сухого игристого, лед и каких-нибудь фруктов.

– Хорошо, – сказал официант, покраснев, и удалился.

– Так что за дела у тебя были сегодня? – все так же лежа полу-боком, спросила Белла.

Дэн молча посмотрел ей в глаза.

– Что? – улыбаясь, спросила она.

– Ничего, – ответил он на выдохе.

Через несколько мгновений официант подошел к невысокому столику из ротанга, поставил на него кулер с шампанским, фруктовую нарезку на серебряном подносе и, пожелав хорошего дня, снова испарился.

– Ты сегодня игнорируешь мои вопросы? – спросила Белла, достав бутылку из кулера.

– Я открою.

– Я хочу сама.

– Хорошо.

– Так что, какие дела пришлось сегодня отменить ради меня?

– Нужно было съездить в полицейский участок.

– Зачем? – спросила Белла, пытаясь выкрутить пробку.

– Может, лучше я?

– Ну, давай же, – произнесла она перед тем, как сделать последнюю попытку, увенчавшуюся провалом и, протянув бутылку Дэну, спросила еще раз, – так зачем тебе нужно было в участок?

– Я же потерял паспорт, помнишь? – ответил Дэн и, практически без шума открыв бутылку, разлил игристое вино по бокалам.

– Его нашли? – спросила Белла, пытаясь скрыть удивление.

– Не знаю, как раз это я и хотел узнать.

– Наверное, они позвонят.

– Ну, знаешь, я думаю, что у них и без этого забот полно, они, может, его еще неделю назад нашли, вот только сообщить об этом забыли или не захотели.

– За что выпьем? – Белла взяла бокал в руку.

– За тебя.

– Нет, лучше за то, чтобы твой паспорт нашли и все было хорошо.

– И за тебя.

– За нас!

– И за то, чтобы ты сегодня не сгорела.

– Поздно, я уже горю… – произнесла она и, чокнувшись бокалами, сделала глоток, не отрывая своего взгляда от его глаз.

Дэн молча улыбнулся и тоже отпил из бокала.

Она рассмеялась.

Он посмотрел на нее с недоумением.

– Это так пошло звучало, но мне так нравится тебя испытывать…

– Проводишь на мне опыты?

– Извини, не могу удержаться.

– Я бы на твоем месте был поаккуратнее.

– Может быть, я прислушаюсь к твоему совету, но навряд ли…

Дэн улыбнулся и допил бокал.

– Что будешь делать, когда найдут паспорт? – спросила Белла, допив бокал.

– Не знаю, буду свободнее себя чувствовать.

– А затем уедешь?

– Скоро солнце сядет, – Дэн проигнорировал вопрос, – ты ведь хотела позагорать?

– Да, точно, возьмем шампанское с собой?

– Конечно, возьмем, – ответил он и, наполнив бокалы, взял Беллу за руку.

Наступил вечер, солнце еще не успело скрыться за горизонтом, а на небе уже показались серебристые звезды.

Они вышли вместе из воды и сели за бар возле открытого бассейна.

– Становится прохладно, нужно переодеться, – произнесла Белла, почувствовав, что начинает замерзать.

– Хорошо, давай возьмем коктейли с собой и пойдем в бунгало.

– Давай, – шепотом произнесла она и, поцеловав Дэна в щеку, встала со стула.

Зайдя внутрь бунгало, он поставил коктейли на столик из ротанга.

– Оказывается, у нас тут еще было шампанское, – сказал он, сев рядом с Беллой и, заметив, как она на него смотрит, обнял ее за талию и поцеловал.

– Подожди, нас могут увидеть, – Белла аккуратно оттолкнула Дэна.

Он глубоко вздохнул, показывая, как он расстроился.

– Но мы можем подняться по этим пропускам в номер.

– Что? – удивился Дэн, – а если придут те, кто действительно в нем живет?

– Не придут, – ответила Белла, покачав головой.

Он тоже улыбнулся и покачал головой.

– Это точно, они уехали, – заверила она его.

– Тогда пойдем.

– Нужно переодеться, так нас не пропустят.

– Хорошо, – ответил Дэн и, переодевшись, они вместе вышли из бунгало.

Зайдя в номер, Белла поцеловала Дэна и, прошептав на ухо, что скоро вернется, зашла в ванную комнату.

«М-да», – подумал он, заглянув в минибар, и не найдя в нем ничего, вышел из номера.

Зайдя обратно в номер, Дэн встретился взглядом с Беллой.

– Что это у тебя? – спросила она, подойдя к нему, и закинула руки ему на шею.

– Вода и кофе, – ответил он, вытянув руку вперед, – только не пролей его на меня.

– Не беспокойся, не пролью, – прошептала Белла и, поцеловав его, забрала картонные стаканы у него из рук.

Дэн подошел к столу и, поставив на него пакет с напитками, начал снимать поясную сумку, но в этот момент Белла подошла к нему вплотную и повалила его на кровать.

– Отпустишь меня в ванную?

– У тебя лишь пара минут, – прошептала она и выпустила Дэна из своих объятий.

Только он успел зайти под воду, как тут же из комнаты послышалась знакомая мелодия.

«Вот черт, Синди, как не вовремя…», – подумал он.

Выйдя из душа, Дэн зашел в комнату, освещенную со всех сторон ароматическими свечами.

Белла лежала на кровати в нижнем белье и смотрела на него томным взглядом.

– Где ты нашла свечи? – спросил он, сев рядом с ней.

– Это ведь самый дорогой отель, ты забыл? Тут есть все, – сказала она, притянув его к себе за шею.

Повернув в моменте голову, Дэн увидел на столе свою поясную сумку, она была расстегнута, а рядом с ней лежал его телефон.

– Кто звонил? – спросил он, поцеловав Беллу, и вспомнил о том, что в сумке лежит тот самый паспорт, который он якобы потерял.

– Не знаю, просто отключила звук, это важно? – выговорила она через сбитое дыхание.

– Нет, не важно, – сказал Дэн и, вмиг забыв все свои беспокойства, начал осыпать ее горячими поцелуями.

Белый лунный свет пытался пробиться в комнату сквозь тюль.

Встав с постели, Дэн задул стоящие на подоконнике свечи, чтобы блики огоньков не мешали смотреть на звездное небо, а затем открыл окно.

В комнату хлынул прохладный легкий ветерок.

– Слышишь, как шумят волны? – Дэн подошел к столу и разлил воду по бокалам.

– Да, так романтично, – ответила Белла, приподнявшись на кровати.

– Все в порядке? Ты как-то странно смотришь, – Дэн сел рядом с Беллой и протянул ей бокал.

– Я хотела кое-что у тебя спросить.

– Спрашивай.

– Что это за история с паспортом?

– Что, конкретно, тебя интересует?

– Я знаю, что в таких ситуациях взамен паспорта обычно выдают справку, по которой можно совершать любые действия… У моего знакомого было такое, но я не помню, чтобы он испытывал какие-либо сложности, он лишь боялся, что на него повестят какой-нибудь кредит.

– Когда это было?

– Где-то полгода назад…

– Но вспомнила ты об этом только после того, как увидела мой паспорт в сумке? – спросил Дэн спокойным голосом, смотря в окно.

Белла замолчала.

– Я заметил, пока наливал воду, он лежит не в том кармане, я обычно кладу его во внутренний, там есть молния.

Она застыла без дыхания.

– Ты что? – он взял Беллу за руку, – ничего секретного и страшного тут нет, я сейчас все объясню, не пугайся, я же не бандит какой-то…

– Это уже радует, – произнесла она, смотря на него с недоверием.

– Незачем было тебе врать, но будь ты на моем месте, поступила бы в точности так же…

– На каком месте? Объясни уже, в чем дело!

– Я в розыске и мне нельзя тут находиться…

Белла широко открыла глаза.

– Не в уголовном, – протянул Дэн, – в миграционном.

Она с облегчением выдохнула.

– В этой стране почти все мигранты.

– Виза закончила свое действие еще год назад, а улетать обратно я не хочу, да и, если меня депортируют, то поставят запрет на въезд на несколько лет, поэтому и приходится скрываться.

– И это все?

– Да, а ты что думала? Что я признаюсь тебе в серийных убийствах? – со смехом спросил он.

– Ну, что-то в этом роде.

– Ну вот видишь, все гораздо проще, а насчет убийств я потом тебе расскажу.

Белла засмеялась и перешла от кровати к окну.

– Как же ты живешь тут все это время? Откуда берешь деньги? Чем занимаешься?

– Пока ничем… До того, как приехал в Майами, жил, как и все, а сейчас живу на ранее заработанные деньги.

– У тебя было разрешение на работу? – с удивлением спросила она.

– Нет, у меня была туристическая виза.

– Тогда как же ты работал?

– Ты сама сказала, что в этом городе почти все мигранты, тем не менее все как-то работают.

– Ну да… И давно ты тут?

– Со дня нашего знакомства в баре.

– М-да, а с работой что?

– Уже нашел, как раз ходил недавно по собеседованиям.

– Хм, а почему сразу не сделал все законно?

– Ты не первая задаешь мне этот вопрос, – ответил Дэн, задумавшись, – раньше мне казалось, что так интереснее, а теперь уже нет смысла об этом говорить, уже все сделано, я не собирался тут оставаться, просто хотел посмотреть… но вышло немного по-другому.

– Как же ты ходишь по собеседованиям, если тебя ищет миграционная служба?

– Так и хожу, может, где-то нужны работники без паспорта и разрешения на работу.

– И что, ты нашел?

– Потом расскажу, должны позвонить на днях.

– Давно ждешь?

– Завтра будет третий день.

Белла помотала головой.

– Что?

– Не думаю, что они позвонят.

– Ничего страшного, если не позвонят, значит найду что-то другое.

Белла кивнула и посмотрела в окно, луна скрылась в толще туч.

– Нам нужно покинуть номер до завтрака, – сказала она, сев на Дэна, – осталось шесть часов, можем лечь спать, а можем заняться чем-нибудь.

– У меня есть временя на раздумье?

– Боюсь, что нет, ведь тебя в любой момент могут депортировать, – прошептала Белла и осыпала его поцелуями.


Глава 15


Тучи, поглотившие ночью луну, принесли с собой приятную прохладу, а по всему городу прошелся легкий моросящий дождь.

Приехав утром домой, Дэн зашел в комнату, снял с себя одежду, закрыл шторами открытое окно и рухнул на кровать.

Сразу же после того, как он уснул, тучи скрылись за горизонтом, а им на смену пришло такое же, как и вчера, яркое, палящее солнце.

На часах было пять часов вечера, но Дэн все еще старался не просыпаться, хотя уже изнервничался от посторонних звуков.

С верхних этажей через стены доносились громкие голоса людей, вернувшихся с работы в свои жилища, было слышно, как течет вода по трубам, как кричат дети на спортивной площадке, как проносятся машины по асфальтированной дороге, было слышно абсолютно все.

Вот уже десять минут он лежал весь взмокший от жары в полусонном состоянии и проклинал всех, кто мешал ему спать. Он любил просыпаться в полной тишине и сейчас был просто вне себя от ярости, хотя и прекрасно понимал, что проблема не в людях, занимающихся своими стандартными делами, а в нем самом.

Открыв глаза, Дэн сосчитал в уме до десяти в надежде, что это хоть как-то его успокоит и, встав с кровати, подошел к окну.

«Снова жара…» – подумал он, закрыв окно, и включил кондиционер.

Приняв холодный душ, он зашел в прохладную комнату, взял в руки телефон и с довольным видом лег на кровать.

– Ого! – радостно воскликнул он, увидев несколько пропущенных на экране телефона, но открыв их, понял, что все они были от уже записанных в телефонной книге номеров.

Один из пропущенных был от Беллы. Прошел целый час, пока Дэн переговорил со всеми, но до нее так и не дозвонился.

– Очень жаль! – произнес он, взяв в руки листок с заранее выписанными вакансиями.

«Значит завтра будем заниматься поиском работы снова… А пока, было бы неплохо поужинать», – подумал он и вышел из комнаты.

Заглянув в холодильник и не найдя там ничего вкусного, Дэн вспомнил про кафе, в котором недавно обедал.

Вбив название ресторана в поисковик, он вышел на улицу, взял недалеко от дома в прокат велосипед и отправился в путь.

Когда он доехал до места назначения, начинало смеркаться.

Поужинав в кафе, Дэн спустился к набережной и, встав напротив ресторана, начал наблюдать за тем, как бегают официанты с подносами в руках по полностью забитому посетителями залу.

Когда красное солнце зашло наполовину в воду, окрасив небо в пурпурный, в ресторане зажглось дополнительное освещение, залившее зал теплым желтым светом.

Еще немного постоял напротив ресторана, он взял велосипед за руль и пошел медленным шагом по набережной в сторону дома.

«М-да… А так хотелось туда попасть, – подумал он, снова обернувшись, – ну, ничего, не переживай, это меньшее из зол, ты же еще не забыл, что находишься в розыске?»

Открыв дверь и переступив порог, он утонул в облаке рассеянного дыма, тянущегося вдоль коридора по потолку.

Зайдя быстрым шагом на кухню, Дэн увидел Сэма, еле стоящего на ногах, возле раковины со сковородой в руках.

– Все нормально? – спросил он.

– Да, все отлично! Так, пригорело немного, – ответил Сэм, расплывшись в улыбке.

– Это твое фирменное? – с сарказмом сказал Дэн, смотря на сгоревшую курицу и разбросанные по столу томаты.

– Да нет, – протянул Сэм, – это все Билли.

– А где он?

– Не знаю, оставил его на несколько минут, а сам пошел в магазин за выпивкой, вернулся, а тут все в дыму… Но ничего, это масло пригорело, с птицей все в порядке, сейчас только шкурку снимем и все будет хорошо, – произнес Сэм, пытаясь отодрать от сковороды пригоревшие куски курицы.

Дэн посмотрел на курицу, а затем снова перевел удивленный взгляд на Сэма.

На кухню зашел Билли и, поздоровавшись с Дэном, как ни в чем не бывало начал доставать из пакета продукты.

Сэм неуклюже развернулся и, скрестив на груди руки, начал внимательно наблюдать за тем, как Билли расставляет на столе бутылки.

Вдруг Билли остановился и, заметив на столе тарелку со сгоревшей курицей, повернулся к Сэму.

– Ты что, сжег курицу?

– Я сжег? Может, ты сжег?

– Как это я сжег? Мы же договорились, я смотрю за курицей, а ты идешь в магазин за пивом!

– Верно.

Дэн рассмеялся.

– Что верно?

– Что ты должен был смотреть за курицей, а я должен был идти в магазин.

Билли закрыл глаза и, глубоко вздохнув, попытался сконцентрироваться.

Сэм по-прежнему продолжал косо смотреть на Билли.

– Почему я должен был смотреть за курицей? Ведь повар у нас ты! – воскликнул он.

– А что за повод? – улыбаясь, спросил Дэн.

– Сэм нашел работу! – радостно ответил Билли.

– О, – протянул Дэн, – поздравляю!

– Точно я? Может ты нашел работу?

– Ну все, ладно, что ты начинаешь?

– Ладно, проехали, присоединяйся, Дэн, – Сэм указал рукой на стул и, быстро открыв бутылку, протянул ее Дэну.

– Спасибо, – ответил Дэн и сел за стол.

– Мы несколько часов назад стучали тебе в дверь, но тебя, видимо, не было, – сказал Билли, включив телевизор.

– Да, я как раз уходил, – ответил Дэн и повернулся к Сэму, – что за работа?

– Представляешь, друг позвонил! – ответил Сэм, не скрывая радости, – я как раз собирался идти по собеседованиям, а тут он объявился, поручился за меня начальству, и меня взяли, теперь буду работать в дорогущем отеле!

– Здорово!

– Ты не представляешь, сколько я дерьма перелопатил за эти дни, ничего нормального, все хотят нанять дешевую рабсилу, я уже начал радоваться тому, что имею…

– Да, с каждым разом все хуже, – согласился Билли.

– И сколько же теперь тебе будут платить? – спросил Дэн, сделав глоток.

– Около трех тысяч.

– Всего? – с удивлением спросил Дэн.

– Это чистыми, – протянул Сэм, – никаких налогов, они согласились взять меня таким, какой есть, без разрешений на работу и всего прочего, только медсправку запросили, но у меня с этим все в порядке, как раз недавно делал, к тому же, все будут выдавать наличкой, а что, у тебя больше?

– Не знаю, я же бармен, у меня чаевые…

– Да, – протянул Билли, оторвавшись от телевизора, – быть барменом круто.

– Тут почти у всех так, – продолжил Сэм, – по крайней мере у приезжих… Максимальное, что слышал, это пять, но после всех налогов остается не больше трех.

– Фред не заходил? – резко спросил Дэн, пытаясь перевести разговор.

– Нет, кстати, про Фреда… – подхватил Сэм, забыв про предыдущую тему.

Спустя какое-то время, Дэн покинул соседей и, зайдя в свою комнату, лег на кровать, думая о завтрашнем дне.

«Странно, ладно, завтра позвоню», – подумал он, еще раз попытавшись дозвониться до Беллы, но не добившись успеха, выключил телефон и уснул.

Проснувшись рано утром, Дэн сделал все свои утренние дела и, в очередной раз убедившись, что никто ему так и не позвонил, взял в руки тот самый лист, с заранее выписанными вакансиями, достал ручку и начал обзвон.

Прозвонив почти все объявления и договорившись о встречах, Дэн, поморщившись, посмотрел на последнее объявление и, отерев пот со лба, набрал номер.

– Да, – прозвучал резкий женский голос.

– Добрый день, я звоню по объявлению, скажите, пожалуйста, вам еще требуются сотрудники?

– Сотрудники требуются всегда, – утвердительно прозвучало с претензией.

– Хорошо, какие вакансии у вас свободны?

– Много какие, кем бы ты хотел у нас работать?

– Барменом.

– Мы как раз ищем бармена, приезжай сегодня с обеда до трех, записывай адрес.

– Сегодня вряд ли получится, у меня уже все распланировано, может, завтра?

– Послушай, тебе нужна работа или нет?

– Конечно, нужна, для этого я вам и звоню.

– Ну, раз нужна, не теряй времени, шанс найти хорошую работу ускользает у тебя прямо из рук, адрес пришлю в смс, до встречи! – звонок оборвался.

Дэн убрал телефон от уха.

«Что это было? – подумал он, усмехнувшись, – не поеду я туда сегодня… Что это вообще за отношение… – возмутился он, посмотрев на всплывшее уведомление на экран телефона, – серьезно думает, что кто-то поедет после такого разговора? Ненормальная…»

Одевшись, как подобает, он сверил время и снова посмотрел в телефон.

Что-то подсказывало ему, что не нужно сегодня туда ехать, даже отталкивало, но любопытство и близкое расположение рядом с другим собеседованием, которое должно было проходить примерно в это же время, взяли верх.

Стоя возле небольшого кафе в итальянском стиле, Дэн рассматривал меню, написанное белым мелом на доске. Зайдя внутрь, он подошел к стойке, за которой стояла худенькая красивая девушка.

– Добрый день, на сколько персон вам нужен столик? – спросила она.

– Здравствуйте, я на собеседование.

– А, – протянула девушка, – тогда, идите за мной.

Дэн проследовал за ней по залу.

– Присаживайтесь здесь, – сказала она, указав рукой на стул, – к вам скоро подойдут.

– Спасибо, – ответил Дэн и, проводя девушку взглядом, начал разглядывать интерьер.

Через несколько минут к столу подошла высокая женщина с черными волосами и села напротив него.

– Добрый день, – поздоровался он.

– Добрый, это ты звонил сегодня утром? – с заметно неискренней улыбкой спросила женщина.

– Да, – ответил он, незаметно окинув ее взглядом.

Она была очень хороша собой: каре, ярко-голубые глаза, красная помада, прекрасная кожа, но… стоило лишь ей начать говорить, как тут же все приятное ощущение исчезло.

– Ты вроде бы хотел работать у нас барменом?

– Верно.

– Хорошо, меня зовут Анна, я управляющая этого заведения.

Дэн кивнул головой.

– Мне нужны хорошие люди, готовые честно и качественно выполнять свою работу и, если честно, глядя на тебя, я не уверена, что ты к таким относишься…

Дэн поднял от удивления брови.

– Опыт есть?

– Это у вас тактика такая?

– Какая?

– Грубить и пытаться морально подавить в человеке чувство самоуважения и уверенности.

– Не понимаю, о чем вы!

– Снова на вы? Пару секунд назад вы смело обращались ко мне на «ты», что поменялось за столь короткий промежуток времени?

Анна широко раскрыла глаза.

– Послушайте, вопросы здесь задаю я, и то, как я их задаю, это мое дело, ведь это вы ищете работу, а не я!

– Вот как?

– Да, – ответила она и, скрестив руки на груди, откинулась на спинку кресла, – у вас есть разрешение на работу?

– Зачем задавать такие вопросы? Вы ведь подали объявление в газету для тех, у кого нет в этой стране ничего, в том числе и разрешения на работу…

– Затем, чтобы напомнить тебе об этом!

– Хорошо, – смиренно ответил Дэн, решив продолжить игру.

– Так-то лучше, – сказала Анна и задала еще несколько уточняющих и профессиональных вопросов.

– Отлично, – сказал Дэн после того, как ответил на все вопросы, – обо мне мы уже поговорили, теперь расскажите о работе.

– Тут все очень просто, вы человек опытный, ничему вас учить не придется, поэтому я готова взять вас без стажировки.

– Хорошо, что будет входить в мои обязанности? – спокойно спросил Дэн ради интереса.

– Стандартные обязанности, как и везде, плюс помощь на кухне и мытье полов после окончания смены. Платить я вам буду две тысячи чистыми! Еще раз повторюсь, чистыми! То есть, вы освобождены от уплаты каких-либо налогов, а также забираете себе все чаевые, что заработаете на баре.

– Помощь на кухне? – переспросил Дэн с удивлением.

– Да, в основном мытье посуды.

Услышав это, он не удержался и рассмеялся.

Анна пристально уставилась на Дэна.

– Послушай, – начала она, – ты немного не понимаешь ситуации, это очень хорошо, что ты такой самоуверенный, но все это со временем пройдет, ты либо примешь все обязанности и возьмешься за эту работу, либо скоро мы узнаем о тебе из полицейской сводки… Я видела кучу таких как ты! Придет время, и от осознания, что не все так сказочно в этой стране, как ты думал, ты станешь торговать своим телом или подсядешь на наркотики или вообще спрыгнешь с последнего этажа… Поверь моему опыту, таким как ты, приходится соглашаться с правилами, которые им диктуют, и чем раньше ты это поймешь, тем лучше будет для тебя.

– Ты серьезно? – еще сильнее расхохотался Дэн, – слышала, что рабовладельческий строй отменили? Или ты газет не читаешь? Нет, не отвечай, – Дэн остановил Анну жестом, – это был риторический вопрос, мне и так все понятно, до чтения тебе далеко, иначе ты бы знала, что живешь в толерантное время… Такое отношение никто терпеть не станет и, чтобы найти хорошего работника, на жертвы придётся идти тебе, а не работнику…

Анна покраснела и, широко открыв от ярости глаза, попыталась что-то сказать, но Дэн, помотав головой и дав жестом понять, чтобы она помолчала, продолжил.

– Посмотри вокруг, сегодня выходной, а в твоем ресторане нет ни единой души, ты в полной заднице! Я это понял, когда ты подошла к столу, ведь ты очень похожа на свою дочь, что стоит за стойкой возле входа, по той простой причине, что никто не хочет на тебя работать… Я даже более чем уверен, что если мы сейчас зайдем на кухню, то из поваров найдем только одного повара и рядом лежащий свободный халат, ведь второй повар, вышел проводить собеседование, – произнес Дэн, смотря Анне в глаза, – вообще, я очень удивлен, что у тебя есть ресторан, наверно, он тебе от кого-то достался… Мой тебе совет, сделай кадровую перестановку в штате, уволь себя или продай бизнес, пока есть возможность, – сказал Дэн и, не обращая внимания на то, что Анна хочет что-то сказать, встал со стула.

– Уже уходите? – спросила девушка, проходя мимо.

– Да, хорошо, что ваша мать завела разговор про наркотики и торговлю телом, я как раз вспомнил, о том, что у меня встреча с дилером через пять минут… Успехов вам! – он подмигнул девушке и покинул здание.

Пройдя вдоль дороги в неизвестном направлении несколько сотен метров, Дэн остановился и сел на лавочку.

Следующее собеседование должно было проходить через два часа неподалёку от этого места.

«Ну и ну, что за бред… Знал же, что не нужно туда идти, но нет же, все равно поперся, – подумал он, вспомнив то, что было несколько минут назад, – надеюсь больше таких собеседований не будет, иначе…» – мысли Дэна перебил звонок телефона.

– Алло, – ответил Дэн.

– Дэн? – прозвучал голос.

– Да.

– Привет, это Елена.

Дэн не поверил своим ушам.

– Администратор из ресторана, мы виделись с тобой на этой неделе, помнишь?

– Да, добрый день, конечно, помню!

– Ты еще не нашел работу?

– Нет.

– Отлично! Звоню, как и обещала, на выходном, хочу пригласить тебя на стажировку.

– Отлично, когда мне выходить?

– А когда у тебя получится?

– Могу прямо сейчас приехать!

– Здорово! Именно такой ответ мне и был нужен, у нас уже полная посадка, а бармен порезал себе руку, так что ты нас очень выручишь, если сможешь его сегодня подменить, а я буду тебе очень признательна!

– Хорошо, тогда я сейчас заеду домой за вещами!

– Если ты про рабочие вещи, то можешь приезжать в любом виде, я выдам тебе форму, размер твой я приблизительно помню.

– Хорошо.

– Отлично, тогда до встречи, жду с нетерпением! – радостным голосом произнесла Елена и положила трубку.

Приехав на место, Дэн зашел внутрь со служебного входа и, попросив охранника позвать администратора, снова вышел на улицу.

– О, привет! – воскликнул шеф-повар, выйдя на улицу, и поджег сигарету.

– Здравствуйте.

– Снова к нам, дубль два?

– Наверное, – неуверенно ответил Дэн, летая в своих мыслях и думая о том, как загадочно все это произошло, ведь он уже совсем отчаялся, выходя с того собеседования, и не надеялся, что ему кто-то позвонит.

– Дэн, – произнесла Елена, выйдя на улицу.

– Здравствуйте, Елена.

– Привет, пойдем.

Дэн встал с лавочки, кивнул шефу и проследовал за Еленой по коридорам ресторана.

– Спасибо, что приехал, мы уже отпустили бармена домой… Натирал бокал, а тот взял и лопнул! Кровь, мясо, в общем… жуть, – говорила Елена, ведя за собой Дэна, иногда поворачиваясь к нему лицом и смотря в глаза.

– У тебя пятидесятый размер?

– Да.

– Отлично, не зря я хорошо тебя рассмотрела в первый раз, – с улыбкой произнесла она, протянув Дэну комплект чистой одежды.

Он улыбнулся.

– Вон там раздевалка, а вон там выход в бар, я жду тебя там.

– Хорошо, я скоро, – сказал Дэн и пошел переодеваться.

Выйдя из раздевалки, он прошел по коридору, ведущему в зал через кухню.

Возле раздачи толпились официанты, кто-то забирал свои блюда, кто-то ругался, а кто-то обменивался шутками с поварами, было очень шумно и жарко.

– Ну, быстрее! – послышалось за спиной.

Дэн прижался к стене, и официант с огромной кучей тарелок, пнув ногой дверь, выбежал на огромной скорости в зал.

– Я здесь, – сказал Дэн, подойдя к Елене.

– Джо! – крикнула она через бар, положив фартук Дэну на плечо.

Бармен отвлёкся от заказа и подошел к Елене.

– Познакомься, это Дэн – твой новый напарник, по крайней мере, на сегодня!

– Что ж ты стоишь, дружище, заходи скорее внутрь, у нас куча работы, – приветливо зазвал Джо Дэна.

– Удачи! – с улыбкой произнесла Елена и скрылась за той самой дверью.

– Привет! – сказал Джо и с улыбкой протянул руку Дэну.

Дэн ответил взаимностью.

– Знаком с классикой?

– Конечно.

– Хорошо, но это тебе здесь сегодня не пригодится! Встанешь сегодня на штучную продукцию, вино, пиво, вон твой принтер, – Джо указал рукой, – отрываешь чек, кладешь на резинку, ставишь на него то, что отдаешь, и следишь за тем, чтобы официанты его накалывали, в принципе все как везде, все понял?

– Все, – ответил Дэн, улыбнувшись.

– Отлично, давай уже раскидаем все это, а то они сожрут нас живьем, – сказал Джо, посмотрев на кучу официантов, ожидающих у бара.

День пролетел незаметно.

Стоя за баром, Дэн натирал бокалы, пока Джо о чем-то болтал с поваром.

– Ну как дела? – спросила Елена, сев за барную стойку.

– Хорошо.

– А парень-то не промах! Я не справлялся сегодня, так он пришел мне на помощь… Работал тут на два фронта, видела бы ты, как он крутился тут в запарке… – сказал Джо, обняв Дэна за плечо.

– Молодец, я знала, что чувство интуиции меня не подведет!

– Спасибо, – смущенно ответил Дэн.

– Ну что, может, тогда отпустим его? Завтра будет так же жарко, пусть выспится! – обратился Джо к Елене.

– Конечно! Я надеюсь, он сегодня не уйдет отсюда с пустыми руками?

– Обижаешь! – с улыбкой протянул Джо и вынул из кармана два одинаковых по объему свертка купюр, – все поровну.

– Хорошо, тогда до завтра, доброй ночи, Дэн, – сказала Елена и, помахав рукой, вышла из зала.

– Спасибо чувак, ты очень помог! – сказал Джо и протянул сверток Дэну.

Взяв деньги и, попрощавшись с барменом, Дэн вышел из бара.

Сев на лавочку возле служебного входа, он достал сверток из кармана и пересчитал деньги.

«Двести баксов, неплохо…» – подумал он и отправился домой.

Зайдя на территорию двора, Дэн пригляделся и увидел Беллу, она сидела на лавке возле его подъезда.

– Привет, я звонил тебе несколько раз, ты так и не ответила, все в порядке? – спросил Дэн, сев рядом.

Белла никак не отреагировала и просто продолжила молча сидеть.

– Что случилось? – с испугом спросил Дэн, увидев слезы.

– Я записала номер твоего паспорта и пробила его на работе…

Дэн напрягся.

– Я знаю, что ты в уголовном, а не в миграционном розыске.

«Вот черт!» – подумал Дэн, сделав глубокий вздох.

– Почему ты мне соврал?

– Потому что есть вещи, которые лучше никому не знать… Теперь ты сидишь вся в слезах, а я не знаю, как мне себя вести!

– Ты кого-то убил или ограбил?

– Зачем тебе это знать?

– Не знаю, мне страшно…

– Меня тебе точно бояться не нужно.

– Почему?

– Я никого не грабил и не убивал, по крайней мере умышленно, это меня ограбили и пытались убить. Я лишь пытался отстоять свои права и честь, хотел восстановить справедливость…

– Что это значит?

– Это значит, что я не сделал ничего плохого, а если кому-то и навредил, то не умышленно!

– Я не знаю, что мне делать… – сквозь слезы прошептала Белла.

– Идти домой… Если захочешь вызвать полицию, я буду у себя в комнате, – сказал Дэн, встав с лавки.

– Нет, не уходи, – Белла схватила Дэна за руку, – я никому не расскажу.

Дэн снова сел и устремил взгляд в пустоту.

– Я не буду больше ничего спрашивать, давай забудем, что вообще начали этот разговор, хорошо?

– Хорошо.

– Можно я останусь сегодня у тебя, мне не хочется идти домой.

– Да, но мне нужно рано утром ехать на работу.

– Я пойду к себе, когда ты проснешься.

– Это не обязательно, если хочешь, можешь остаться, – сказал Дэн и протянул руку Белле.


Глава 16


– А вот и он! – воскликнул Джо.

– Привет!

– Как спалось?

– Хорошо, – усмехнулся Дэн.

– По тебе так не скажешь… Что, кто-то всю ночь не давал тебе спать? – спросил Джо со странным выражением лица.

Дэн пожал плечами.

– Да ладно, я прикалываюсь, ты что подумал, что я подкатываю к тебе?

– Что? Нет! – снова усмехнулся Дэн, – я и не думал об этом, пока ты сам это не сказал.

– А зря, ведь я на самом деле подкатываю.

Дэн поднял брови и посмотрел на Джо исподлобья.

Джо еще недолго посмотрел на Дэна и, резко сменив гримасу, рассмеялся.

– Серьезно? Второй раз повелся? Пойдем в подсобку, нужно заполнить бар, сегодня будет горячо, – сказал он, махнув рукой, и вышел из бара.

Через несколько часов в ресторане заиграла музыка.

Дэн заполнял холодильник в баре и одновременно разговаривал с Еленой.

– Ладно, спасибо за кофе, мне пора… Сейчас должен приехать очень важный человек, нужно проверить, все ли ребята сделали в сигарной к его приезду, – сказала Елена и, встав со стула, вышла из зала.

– Ты что, подкатываешь к ней? – спросил Джо, зайдя в бар.

– Просто разговаривали.

– Ну да, конечно.

– Ты не в курсе, что за важный человек должен сегодня приехать?

– Конечно в курсе, его охранник будет сидеть у нас за баром, пока тот не свалит… Страшный тип.

– И что это за человек?

– Не знаю, но его охранник меня жутко напрягает, я, по возможности, не буду заходить за бар, пока он здесь, хорошо?

– Без проблем.

– Отлично, как начнется запарка, позовёшь меня, я буду в курилке.

– Договорились, тогда я пока пойду, позавтракаю, если ты не против.

– Да, конечно, иди, сказал Джо и, отпустив Дэна, начал менять пивную кегу.

Позавтракав, Дэн вернулся в бар и застал Джо, принимающим заказ у человека в черных очках и кепке.

– Вам как обычно? – спросил он.

– Человек молча кивнул, смотря в другую сторону.

– Хорошо, сейчас сделаю, – сказал Джо и подошел к Дэну.

– Это он? – шепотом спросил Дэн.

– Да, ты слишком долго завтракал, теперь у меня ноги трясутся от одного только его присутствия здесь, а еще голова закружилась.

– Ну хочешь, я сделаю, что он заказал?

– Да, тройной эспрессо с лимонным соком, а я пока схожу на кухню, у него странные вкусы, сейчас увидишь, что он будет есть…

Человек по-прежнему сидел за баром в пол оборота и смотрел в сторону второго зала, положив локоть на барную стойку.

– Пожалуйста, ваш эспрессо, – Дэн поставил кофе на бар.

Человек в ответ молча кивнул и, повернувшись, сделал глоток.

Дэн начал вытаскивать бутылки с пивом из полиэтиленовой упаковки и складывать их в холодильник, как вдруг одна из бутылок выскользнула из рук и разбилась об пол.

Дэн выругался шепотом на русском языке и, пока искал взглядом совок и щетку, наткнулся взглядом на ощерившееся лицо охранника, теперь он повернулся к Дэну.

– Русский что ли? – с восторгом спросил он.

– Русский, – с улыбкой ответил Дэн.

Охранник изменил выражение лица на более спокойное.

– Из Сибири?

– Да, а что, так заметно?

– Не узнаешь?

Дэн начал внимательно начал разглядывать лицо охранника.

– Извините, но нет.

– А так? – охранник снял кепку.

Пока он подносил руку к голове, Дэн успел заметить армейскую татуировку из трех букв на тыльной стороне ладони.

Дэн ухмыльнулся и отрицательно помотал головой.

– А мы точно знакомы?

– Конечно, знакомы, знакомы это еще мягко сказано, Дэн, – ответил охранник и снял здоровенные черные очки.

– Стас… – с удивлением протянул Дэн и, расплывшись в улыбке, крепко сжал его руку.

– А ведь не больше десяти лет прошло с нашей последней встречи… Как можно было забыть про друга детства?

– Ну да, конечно, посмотрел бы я на тебя, как бы ты гадал, если бы я стоял перед тобой в кепке и очках на пол лица.

– М-да, кого-кого, а вот тебя я точно не ожидал здесь встретить, не зря говорят, что земля круглая…

– Да, – протянул Дэн, – это точно! На другом конце земли в одном и том же месте в одно и то же время, звучит как вымысел, но тем не менее… А, может, эта встреча и вовсе не случайна…

– Опять ты со своими знаками, – по-доброму рассмеялся Стас, – чем ты тут занимаешься?

– Ты же сам все видишь, – Дэн оттянул лямки фартука, – пытаюсь выжить, а ты? Слышал, охраняешь какого-то важного человека?

– Верно, – протянул Стас.

– Я помню, как ты бегал от военкомата, а теперь смотрю на татуировку и прикидываю домыслы к реальности.

– Да, армия внесла коррективы, научился там некоторым вещам, отслужил по контракту, потом пошел учиться, устроился в частную охрану, а потом, как запрет на выезд закончился, перебрался сюда, никогда бы не подумал, что меня ждет такой жизненный путь…

– Значит, – вздохнул Дэн, – связал свою жизнь с сапогами…

– Да, какой там… Армия лишь посредник, сюда я вообще за другим ехал… С деньгами я свою жизнь связал!

– Да уж, я тоже сюда за другим ехал.

– Мама как-то рассказывала после встречи с твоей, что ты бизнесом занялся, дела в гору пошли, а ты смотрю снова за баром, как и раньше…

– Да, есть такое, но мне так больше нравится.

– А ещё слышал, что ты жениться собирался?

– Все рано или поздно собираются, но не у всех получается, сам знаешь, – смеясь, ответил Дэн.

У Стаса завибрировал телефон.

– Что-то рано он сегодня, дай мне скорее ручку.

Дэн достал ручку из фартука и положил ее на стойку.

– Вот, держи, – сказал Стас, протягивая Дэну салфетку, – набери мне, я перезвоню, как-нибудь встретимся!

– Хорошо.

– До встречи, – сказал Стас и, пожав Дэну на прощание руку, вышел из ресторана, встал возле входа.

Дэн посмотрел на листок и, услышав звонкие шаги, посмотрел в проход между залами. По проходу шёл человек в чёрном классическом костюме с охраной, но из-за дальнего расстояния Дэн не смог рассмотреть его лицо.

– Он что, ушёл? – спросил Джо, зайдя в бар с подносом в руках.

– Да, по всей видимости.

– А вон тот чувак, которого он охраняет, смотри, – прошептал Джо, указав пальцем на человека в костюме.

Дэн повернул голову и не поверил своим глазам.

Человек в костюме, приближаясь к выходу, кинул на Дэна случайный, мимолетный взгляд и, пройдя ещё несколько метров, резко остановился и повернув голову, посмотрел Дэну прямо в глаза, подняв от удивления брови.

«Кристиан…» – подумал Дэн, смотря на него в упор таким же взглядом.

Еще немного постояв возле выхода, Кристиан вышел из ресторана и сел в машину.

– Что это было? Ты что, знаком с ним? – спросил Джо.

– Нет, в первый раз его видел…

– Он так смотрел на тебя, ты видел?

– Конечно, видел, может, я просто похож на его знакомого…

– Судя по всему, на этого знакомого у него зуб.

– Да, наверное, – сказал Дэн и задумался.


Часть 3


Глава 1


– Привет, на свидание собираешься? – спросил Кристиан у Эми, зайдя в гостиную.

– Привет, нет, встречаюсь с Лизой через час, как тебе платье? – спросила она, смотря на себя в зеркало.

– Великолепное, как и ты! – ответил Кристиан и поздоровался с отцом Эми за руку.

– Спасибо, а ты что скажешь, пап?

– Ты просто чудо, только обещай, что вернешься к десяти, хорошо?

– Конечно, мы ведь просто идем в театр.

– Если честно, не представляю, как можно ходить в таких платьях днем по этому городу, такая жара и все такое яркое… По-моему, тут нужно ходить либо голышом, либо нарядившись в костюм папуаса.

– Ты ничего не понимаешь, и, к тому же, папуасы и так ходят голышом…

– Возможно, – ответил отец и, отложив газету, обратился к Кристиану, – пойдем Крис, нужно обсудить кое-какие рабочие моменты.

– Как скажете, босс.

– Милая, ты поедешь на машине или с водителем?

– На машине.

– Может, все-таки Чак тебя подвезет?

– Не переживай, я справлюсь сама, нам еще нужно будет заехать в ресторан.

– Ну ладно, только предупреди маму.

– Я уже ей все сказала.

– Хорошо, будь аккуратна на дороге.

– Хорошо, не волнуйся.

Отец встал с кресла и направился в сторону кабинета.

– Слава Богу, начала выходить из дома, а то уже начали терять надежду, – прошептал он Кристиану.

– Да? А что произошло?

– Даже не знаю, рассказала матери, мне ничего говорить не стала, почти неделю просидела дома, не выходя из комнаты.

– Странно.

– Да уж…

– Слушай, Эми, а как звали того парня, с которым ты меня познакомила в ресторане возле пляжа? – спросил Кристиан, остановившись в одном шаге от двери пред тем, как зайти в кабинет.

Эми повернулась лицом к Кристиану и посмотрела на него с удивлением.

– Тогда дождь шел на улице, я еще предложил подвезти вас…

– Я помню… его звали Дэн… А почему ты спрашиваешь? – Эми сделала странное выражение лица.

– Да так… Видел его сегодня в ресторане, стоял за баром, сначала не узнал его, а потом вспомнил.

– Что за парень, милая?

– Да так, старый знакомый… – ответила Эми после недолгой паузы и, махнув рукой, снова повернулась к зеркалу.

Отец зашел в кабинет, а Кристиан, пожав плечами, закрыл дверь и сел на зеленый кожаный диван.

– Что случилось, босс?

– Они перенесли встречу на двадцать седьмое, – сказал отец Эми и закурил сигару.

– Это же послезавтра? К чему такая спешка?

– Да, послезавтра… Не знаю, куда они так торопятся… Нужно успеть все подготовить.

– У нас уже почти все готово.

– Отлично, нужно предусмотреть все возможные сценарии, с ними не все так просто.

– Все будет в порядке, я наслышан о них, мы оцепили весь этаж! Везде будет стоять наша охрана… Это ведь в самом центре Майами, никто не будет устраивать беспредел в таком месте.

– Надеюсь, что все будет так, как ты говоришь…

Как только дверь в кабинет закрылась, Эми сделала несколько резких глубоких вздохов, отошла от зеркала, села на диван и, запрокинув голову, приложила пальцы к глазам, чтобы не заплакать.

«Что он здесь делает, и почему объявляется именно тогда, когда я начала забывать о нем?» – спрашивала она себя, смотря в потолок.

Рядом завибрировал телефон, это звонила Лиза.

– Нужно рассказать ей обо всем… – прошептала Эми, взяв в руки телефон.

«Нет, нужно решить для себя самой, что мне нужно, а не прислушиваться к чужим советам», – подумала она и отклонила вызов.

В кабинете послышались шаги и, чтобы никто не догадался, что эта новость ее задела, Эми быстро схватила сумку, выбежала из дома, села в машину, отъехала от дома на несколько кварталов и, остановившись возле магазина, заглушила мотор.

«Кристиан мог ошибиться, нужно убедиться самой, что это он… Почему он должен быть в Майами? Не мог же он бросить меня только из-за того, что торопился в этот дурацкий город… Теперь нужно лишь понять, в каком ресторане он мог его увидеть, и, скорее всего, я знаю, где это… Кристиан как-то рассказывал про него», – подумала Эми и, снова заведя мотор, отправилась к русскому ресторану на побережье.

Заехав на территорию ресторана, она немного посидела в машине, собралась с мыслями, построила план действий и, достав из бардачка очки, вышла из машины.

Проходя вдоль панорамных окон, она всматривалась в зал и искала глазами барную стойку, но увидела ее только тогда, когда почти дошла до стеклянных дверей, в этот момент ее что-то будто одернуло.

«Слишком опасно, нужно понаблюдать издалека», – подумала она, пройдя мимо дверей, и, сев на лавочку возле ресторана, снова начала вглядываться в панорамные окна.

Посидев так несколько минут, она собралась с духом и зашла в ресторан.

– Добрый день, извините, подождите, пожалуйста, буквально пару секунд, – сказала хостес, прижав ладонь к нижней части телефонной трубки, и продолжила телефонный разговор.

Эми повернула голову и посмотрела в сторону бара. В этот момент в бар зашел тот, кого она надеялась здесь найти.

Эми, не веря своим глазам, застыла без движений на несколько секунд, затем молча развернулась и, выйдя из ресторана, направилась к машине.

«Как он мог? Почему он так сделал? Ведь я ему доверяла…» – думала она, роняя слезы на свое платье.

В сумочке снова зазвонил телефон.

Эми сделала несколько резких глотков воздуха, отерла слезы и, подстроив голос, ответила на звонок.

– Лиза, извини, сегодня не получится встретиться, непредвиденные обстоятельства, я позвоню тебе завтра, – быстро выговорила она и, не дождавшись ответа, выключила мобильный.

«Нужно проследить за ним, – подумала она, немного успокоившись, – ресторан работает до полуночи, значит приеду сюда ночью… Мне нужно знать, почему он так со мной поступил».

Как только Кристиан отъехал от ресторана, Дэн набрал номер Стаса и сделал пробный звонок. Он не любил встречи со старыми друзьями, но теперь эта встреча для него была более чем необходима, правда, он еще и сам не знал зачем, но странное желание, исходившее изнутри, подсказывало ему, что нужно владеть всей информацией о Кристиане, а кроме Стаса никто не мог ему в этом помочь.

Как Джо и говорил, день выдался жарким и пролетел просто незаметно. Дэн только и успевал, что таскать посуду, наливать пиво и трясти шейкером в разные стороны.

– Ну и денек! Прямо какое-то боевое крещение… Я не помню, чтобы за один день было заказано столько коктейлей, – сказал Джо, сев на пивную кегу, чтобы перевести дух.

– Да, кажется, всё закончилось, теперь, кроме вина и пива, больше никто ничего заказывать не будет.

– Было бы неплохо, – сказал Джо, – если хочешь, отпущу тебя домой, думаю, дальше я и сам справлюсь.

– Да, только дождусь Елену, она должна мне что-то сказать про трудоустройство.

– А вот и она, – Джо кивнул головой в сторону и встал с кеги.

– Ну что, мальчики, полная посадка закончилась, один из вас может идти домой, и я даже знаю кто.

– Да, мы как раз об этом говорили.

– Отлично, – сказала Елена и посмотрела на Дэна, – насчет трудоустройства поговорим завтра, в любом случае, оформлен ты будешь задним числом с самого первого дня пребывания в нашей дружной команде! Это сказал директор, он сегодня видел тебя и очень положительно о тебе высказался, поэтому можешь смело ехать домой, завтра жду тебя к открытию.

– Хорошо, Елена.

– Хорошего вечера, спасибо за работу! – сказала она.

– Пока, чувак, деньги оставлю в банке, еще пока не все скинули, – Джо пожал Дэну руку.

– Хорошо, тогда всем хорошего вечера, до завтра! – сказал Дэн и, выйдя из ресторана, поймал такси.

Как только такси отъехало от ресторана, вслед за ним с места тронулся красный кабриолет.

Эми подумала, что все потеряно, когда преследуемая машина резко повернула и проехала на желтый сигнал светофора, в то время, как она была вынуждена остановиться на красный и наблюдать за тем, как такси с каждой секундой все больше и больше пропадает из виду, но вдруг у такси включился правый сигнал поворота и ярко красным светом загорелись стоп-сигналы.

Через пару мгновений, кабриолет проехал мимо желтого седана и остановился на противоположной стороне дороги у обочины.

Выйдя из авто, Дэн захлопнул дверь и, с усталым видом, направился к своему дому.

«Что это за здание? – Эми, попыталась осмотреть участок через боковое стекло, – нужно посмотреть, куда он пошел», – подумала она и, дождавшись, когда такси отъедет, вышла из машины.

Вход на территорию осуществлялся по электронным пропускам, но турникет оказался сломан, поэтому зайти на участок не составило никаких проблем.

Зайдя внутрь, Эми увидела вдалеке силуэт Дэна и ускорила шаг.

«Ну, теперь хотя бы я знаю, где его искать, – подумала она про себя, – но максимум, что тебе сегодня удастся узнать это то, в каком подъезде он живет, ведь ты даже не придумала, что скажешь ему при встрече…»

– Дэн! – раздался звонкий женский голос.

Эми остановилась и повернула голову.

К Дэну подбежала Белла и взяла его под руку.

Увидев это, Эми тут же развернулась, вышла на дорогу и, сев в машину, сорвалась с места, оставив следы от жженых шин на асфальте.

– Милая, где ты была? – спросила мать Эми, встретив дочь на пороге.

– Я же тебе говорила, что встречаюсь сегодня с Лизой.

– Мне казалось, что это должно было быть днем.

– Немного задержались, мы все-таки почти месяц не виделись, – сказала Эми и, сняв каблуки, направилась в свою спальню.

– И как у нее дела?

– Все хорошо…

– И это все, что ты мне расскажешь?

– Мам, я очень устала, завтра тебе обо всем расскажу, хорошо?

– Хорошо, – ответила мать, улыбнувшись, и, проводив взглядом Эми, сменила гримасу.

– Все в порядке? – спросил отец, зайдя в комнату.

– Нет, она сегодня встречалась с Лизой, а вернулась с заплаканными глазами.

– Думаешь, поссорились?

– Нет, думаю, что дело не в этом… Не знаю, завтра все расскажет… Может, вообще все в порядке, а, может, просто остаточный эффект, выброс эмоций, все-таки первый выход за столько недель.

– А разве она не днем виделась с ней?

– Да, просто поздно вернулась, весь день, видимо, общались.

– Она уехала сегодня в час дня, а в три уже была дома…

– Уверен?

– Конечно, я еще удивился, что как-то быстро они пообщались.

– Ну, может… Не знаю… Может, днем не получилось, и все перенесли на вечер.

– Я вернулся в восемь, машина стояла во дворе.

– Значит встретились поздно вечером, какие еще у тебя могут быть варианты?

– Да никаких.

– В любом случае, уже легче…

– Точно?

– Время, психологи и препараты должны были сделать свое дело… Или мне просто хочется в это верить… Думаю, что все наладилось! Еще неделю назад она сидела взаперти, а пару дней назад мы уже все вместе смотрели кино и ели мороженое… А сегодня она вышла из дома. Я просто боюсь, что мы вернемся к тому, с чего начали…

– Не беспокойся, все будет в порядке.

– Да.

– Хотя, могла бы и со мной поделиться вашим секретом.

– Не стоит тебе забивать этим голову.

– Но мне нужно знать хотя бы, о чем идет речь!

– Поверь, тебе это не нужно, твои методы не самые подходящие в решении таких вопросов.

– Если это то, о чем я думаю, то, возможно, это так, но и в то же время теперь я понимаю, о чем идет речь.

– Ну и отлично, значит теперь тебе не нужно ничего объяснять, да и к тому же уже все прошло, время все лечит…

– Хорошо, ложись спать, уже поздно.

– А ты?

– Пойду, выкурю сигару и приду.

– Только помой потом руки и почисти зубы, ненавижу этот запах.

– Хорошо, – ответил отец Эми и, закрыв дверь в комнату, спустился в кабинет и достал из кармана телефон.

– Алло.

– Лиза, привет, это отец Эми, не разбудил тебя?

– Здравствуйте, нет, как раз собралась ложиться, а почему так поздно, что-то случилось?

– Нет, нет, все в порядке, просто решил узнать, как твои дела?

– Все отлично, а у вас как?

– Все хорошо, но я на самом деле не просто так звоню. Я тут зашел в гараж и наткнулся на машину Эми, а там, представляешь, лежит карточка на коврике.

– Кредитная?

– Да! Хотел спросить у Эми, кто мог выронить, но она уже спит, а потом вспомнил, что вы вроде бы как раз должны были сегодня встретиться, может ты выронила?

– Ой, нет, что вы, мы планировали встретиться сегодня, но что-то не получилось.

– А, не получилось… Ну тогда, извини, что побеспокоил, доброй ночи!

– Спасибо, и вам! – ответила Лиза и положила трубку.

– Значит не получилось… – протянул отец и, закурив сигару, набрал другой номер.

– Да, босс.

– Слушай, Крис, помнишь, ты сегодня рассказывал Эми про парня, которого встретил в ресторане?

– Помню…

– Как его звали?

– Дэн.

– Да, точно, Дэн!

– А что, все в порядке?

– Она мне сказала, что он просто знакомый, это правда?

– Ну, я бы так не сказал, – смеясь, произнес Кристиан.

– А как бы ты сказал?

– Я бы сказал, что они вместе жили.

– Вот как? – на выдохе выговорил отец и, потушив сигару, вышел из кабинета на балкон.

– Мне кажется, у них было все серьезно.

– Давно это было?

– Несколько недель назад в Нью-Йорке еще до того, как мы залегли на дно.

Отец завершил вызов и, выйдя из кабинета, поднялся в комнату.

– Опять запах сигар.

– Как его звали? – холодно спросил он, сев на кровать, рядом с женой.

– Кого?

– Ты поняла о ком я, того парня.

Мать Эми широко открыла глаза и приподнялась на кровати.

– Дэн?

– Давай я тебе все объясню.

– Не нужно, – ответил отец, покачав головой, и попытался встать с кровати.

– Подожди, он не сделал ничего плохого! – сказала она, схватив его за руку, – он просто исчез, так бывает, просто наша дочь первый раз в жизни по-настоящему влюбилась…

– Возможно… – шепотом произнес отец, – не беспокойся за него, я все рано ничего про него не знаю, я лишь разозлился и мне нужно прогуляться, глотнуть свежего воздуха, успокоиться и подумать.

– Хочешь, прогуляемся вместе?

– Нет, ты же знаешь, мне нужно побыть одному, – ответил отец и, выйдя из дома, спустился в сад.

– Вот козел, – прорычал он, достав телефон из кармана.

– Да, босс.

– Давай теперь порассуждаем вместе, – начал он, – у Эми появляется какой-то парень, и примерно в это же время мы узнаем, что кто-то сливает всю информацию… Затем нас всех пытаются убрать во время праздника и, когда мы на несколько дней залегаем на дно, Эми впадает в депрессию из-за того, что этот парень неожиданно исчезает из ее жизни раз и навсегда, пока что все верно, я не ошибся?

– Босс… – попытался что-то вставить Кристиан, но монолог продолжился дальше.

– А теперь он снова появляется! И где? В Майами! Абсолютно в другом городе, но, как ни странно, он работает барменом в одном из наших ресторанов и, что еще более странно, он появляется из ниоткуда накануне нашей сделки, которую, между прочим, экстренно переносят в тот день, когда ты замечаешь его.

– Вот же… – напугано, произнес Кристиан.

– Ты знаешь, что делать!

– Понял.

– И больше ни слова Эми о нем, не дай Бог она узнает, что все время была в опасности, ты меня понял?

– Да, босс, привезти его живым?

– Даже не вздумай, сейчас ни в коем случае нельзя рисковать, и даже не пытайся сделать все чисто и аккуратно, можешь сбить его на машине, как пса, и скинуть в реку или расстрелять его у всех на виду, мне все равно, как ты это сделаешь, главное, чтобы он был мертв и не смог больше нам навредить.

– Хорошо!

– Я бы очень хотел с ним поговорить, но ты все равно из него ничего не выбьешь, и ничего на него не найдешь, а у нас осталось не так много времени! Не нужно играть с судьбой, позвони мне, как все будет готово, – сказал отец Эми и завершил вызов.

– Разворачивайся, едем в ресторан, – крикнул Кристиан водителю и посмотрел через зеркало на Стаса, сидящего на переднем пассажирском сидении.

Стас повернул голову и вопросительно посмотрел на Кристиана.

– Сейчас приедем, и я все объясню.

Как только два черных седана остановились возле входа в ресторан, Кристиан внимательно осмотрел бар через панорамные окна и, не увидев там Дэна, ударил кулаком в потолок.

– Сегодня днем тут работал белый бармен, узнай, тут ли он еще, – сказал он водителю и, после того как тот вышел, повернулся к Стасу, – ты был сегодня за баром, помнишь, как он выглядит?

– Конечно, даже перекинулся с ним парой слов, он тоже из наших, – ответил Стас, смотря на Кристиана через зеркало.

– Да нет, он то как раз и не из наших, – тихо протянул Кристиан.

– Кто он?

– Крот… Киллер… Наемник… Не знаю… Его нужно убрать! Он работает на тех, с кем у нас встреча послезавтра.

Водитель вышел из ресторана.

– Закончил работу несколько часов назад, – сказал он, подойдя к приоткрытому стеклу.

– Алексей здесь?

– Да, с ним и разговаривал.

– Стас, приведи его в сигарную, побеседуем с ним.

– Понял, – сказал Стас и, выйдя из машины, отправился в кабинет директора ресторана.

– Добрый вечер, – с улыбкой произнес тот, зайдя в сигарную.

– Здравствуй, еще раз, Алексей! Не присаживайся, у меня всего один вопрос… Сколько в этом ресторане работает барменов?

– Три, – потерянно ответил директор.

– Сегодня на смене было два бармена?

– Да.

– Как зовут того, что был сегодня днем?

– Если честно, даже не знаю, он новенький, работает у нас пару дней, если имя важно, то я сейчас спрошу у менеджера, который принимал его на работу.

– Да, спроси и принеси все его документы, – сказал Кристиан и, закурив сигару, задумался.

Через пару минут в сигарную зашел Алексей и положил на стол анкету.

– Дэн, его зовут Дэн.

– Что это?

– Его анкета.

– Я просил документы, а не анкету.

– К сожалению, это все что есть.

– Это все? – с недоумением спросил Кристиан, посмотрев на анкету.

– Видите ли, у нас резко уволился бармен, а Дэн сразу же согласился выйти на стажировку, все выходные была полная посадка, некогда было брать у него документы, но завтра он должен все принести.

Кристиан долго испепелял взглядом директора, пока у того не выступили капли пота на лбу, а затем еще раз взглянул на анкету и повернулся к Стасу.

– Смотри, он указал адрес и номер телефона.

– Такой улицы нет в Майами, – ответил Стас, забив адрес в навигатор.

– Еще бы, номер скорее всего тоже не его.

– Номер его, мы связывались с ним по этой анкете, – не понимая, что происходит, дрожащим голосом вставил директор ресторана.

– Толку от него. Лучше, чтобы он не знал о том, что мы его ищем… А адрес? Где он живет?

– Я уточню, буквально минуту.

– Я жду, – сказал Кристиан и, как только директор вышел, отложил анкету и глубоко вздохнул, – он видел меня… Я заметил его перед тем, как выйти из ресторана, мы смотрели друг другу в глаза… Не думаю, что он здесь появится снова.

– Мы были здесь сегодня днем, а он уехал несколько часов назад, зачем он работал до конца?

– Это интересно, – задумчиво произнес Кристиан после паузы.

– Может, он не тот, за кого мы его принимаем?

В кабинет снова зашел директор и, пожав плечами, покачал головой.

– Никто не знает, знают лишь, что он живет с друзьями.

– Он уехал на такси?

– Если на такси, то точно не на корпоративном, им пользуются лишь те, кто оформлен здесь официально.

– Значит, узнать, куда он поехал, тоже не получится…

– Может, посмотреть записи с камер? – предложил Стас.

– Нет, если он и уехал на такси, то поймал его на дороге, а не возле ресторана, придется поднимать кучу связей, чтобы достать эти записи, а у нас времени в обрез, нужно успеть сделать все до завтрашнего утра.

– Значит остается лишь один вариант, ждать его тут.

– Во сколько он должен завтра прийти?

– К открытию, в десять часов утра, – ответил Алексей.

– Пойдем, Стас, – сказал Кристиан и вышел из ресторана, – думаешь, будет подозрительно, если Алексей позвонит ему и попросит прийти на час раньше?

– Один час роли не сыграет, на улицах людно и в семь часов утра поэтому, если он и собирается завтра сюда прийти, то лучше не создавать подозрений.

– Да, ты прав.

– Поставить слежку за рестораном?

– Не думаю, что есть смысл, будь здесь завтра в девять, может он и объявится, только оденься попроще, хотя ты и сам все знаешь.

– Да, босс.

– И еще! Хоть я и хочу взять его живым, убей его при первой же возможности! Он очень опасен… Абсолютно не важно, как ты это сделаешь, – сказал Кристиан и сел в машину.

После того, как автомобиль скрылся из виду, Стас, недолго думая, достал телефон и набрал номер.

– Алло.

– Привет, не спишь?

– Нет, привет, я поздно ложусь.

– Может, пропустим по стаканчику?

– Мне на работу рано, давай в другой раз.

– Да, брось, Дэн, мы тысячу лет не виделись, у меня редко бывают свободные дни.

– Даже не знаю…

– Да ладно тебе, просто постоим на улице, даже ехать никуда не нужно, пиво с меня, диктуй адрес.

– Ладно, – сказал Дэн, вздохнув, – только не долго, я скину адрес в смс.

– Хорошо, скоро буду, – ответил Стас и, завершив вызов, набрал следующий номер.

– Алло.

– Привет, нужно пробить кое-кого, я скину тебе данные в смс, там немного, но в базе он должен быть.

– Хорошо.

– Спасибо, чем раньше ты дашь ответ, тем лучше, это очень срочно, – сказал Стас и завершил звонок.

Подъехав к месту, Стас осмотрелся по сторонам и набрал номер.

– Алло, Дэн, я подъехал.

– Заходи внутрь, тут есть лавочки.

– Да нет, что-то прохладно сегодня, подходи лучше к машине, заодно покажу тебе свою ласточку.

– Хорошо, тогда подожди.

Увидев в зеркало заднего вида, как Дэн выходит на дорогу, Стас закинул в бутылку с пивом две таблетки и закрыл ее крышкой.

– А вот и он! – воскликнул он, выйдя из машины.

– Видимо, это популярное местное приветствие, – сказал Дэн, натянув улыбку.

– Наверное, прыгай вперед.

Сев в машину, Стас резко схватил бутылку и сделал вид, будто бы заново открыл ее.

– Как тебе тачка? – спросил он, протягивая бутылку.

– Хорошая, – ответил Дэн и сделал глоток.


Глава 2


Открыв глаза, Дэн очнулся в темном помещении, привязанным к стулу.

– Эй, – крикнул он в пустоту.

Через минуту послышалось, как открылась дверь, затем стук каблуков, щелчок выключателя и, после того, как свет яркой вспышкой ударил по глазам, Дэн увидел Стаса.

– Стас?

– Привет.

– Что происходит?

– А ты как думаешь? – спросил он, сев напротив Дэна.

– Не знаю, – Дэн осмотрел себя и все вокруг.

– Знаком с моим боссом?

– С Кристианом?

– Ну, слава Богу, хоть этого не отрицаешь!

– Это все из-за него?

– Да, он приказал мне убить тебя.

– Что?

– Но я не хочу этого делать…

– Почему?

– Ну есть много причин, например, то, что мы с тобой когда-то были друзьями.

– Да я не про это! Почему он хочет убить меня?

– Не придуривайся.

– Я не придуриваюсь.

– Я пробил тебя по базе, мог бы хотя бы паспорт поддельный для приличия сделать. У меня еще несколько часов назад были сомнения по твоему поводу, но теперь, после того как я узнал, что тебя ищет полиция, сомнений не осталось, теперь я знаю кто ты!

– Я ничего не понимаю…

– Да хватит, перестань, я все-таки помогаю тебе!

– Ты привязал меня к стулу и собираешься меня убить, это ты называешь помощью?

– Заметь, я лишь собираюсь.

– Мне должно стать от этого легче?

– Да.

Дэн ошеломленно посмотрел на Стаса.

– Послушай, я не хочу тебя убивать! Я хочу отпустить тебя, но ты и сам понимаешь, что не все так просто… Взамен мне кое-что нужно от тебя.

– Что именно?

– Во-первых, мне нужны гарантии, что ты меня не убьешь, во-вторых, мне нужно кое-что с тобой обсудить, точнее не просто обсудить, мне сначала нужна от тебя вся информация, связанная со сделкой, а затем и твое согласие на участие в моей афере, иначе мне придется с тобой покончить.

– Что за бред? С чего мне тебя убивать, я что, похож на убийцу?

– С того же, с чего тебе убивать моего босса!

– Кристиана? Зачем мне это?

– Перестань юлить, я же ясно дал понять, что я знаю кто ты, и зачем ты здесь.

– Да о чем ты говоришь? Объясни! Я тоже знаю кто я, но я до сих пор не понимаю, что я здесь делаю, и почему я связан…

– Честное слово, Дэн, если бы мы не были так близки, я бы уже сломал тебе несколько конечностей! Перестань меня злить.

Дэн посмотрел на Стаса с удивлением.

– Теперь слушай внимательно, я хочу предложить тебе сделку, выгодную и для тебя, и для меня! Ты в любом случае получишь больше, чем заплатят тебе они!

– Кто они?

– Те, на кого ты работаешь. Мне от тебя нужно лишь две вещи: согласие и гарантия, что ты меня не замочишь сразу же после того, как я разрежу скотч, – громко и четко произнес Стас, встав со стула.

Дэн ничего не ответил и, опустив голову, уставился в пол.

– Скажешь что-нибудь?

– Я не знаю, что тебе на это ответить, я ничего не понимаю, я ни на кого не работаю, – после долгой паузы произнес Дэн.

– Послушай… Еще раз… Ты услышал, что я тебе сказал? Я заплачу тебе в десятки раз больше, чем эти сраные мафиози.

– Да чтоб тебя! Я не работаю ни на каких мафиози! Я не знаю, что тебе от меня нужно, – со злостью выкрикнул Дэн.

– Не знаешь, что мне от тебя нужно… Ладно, хочешь поиграть в эту игру? Тогда давай поиграем…

Дэн от отчаяния опрокинул голову.

– После того, как ты прилетаешь, наши дела идут по наклонной вниз…

– Не знаю, что у вас за дела, и тем более, кто вы такие, – перебил Дэн.

– Зато знаю я, и, кстати, это был не вопрос! Не нужно перебивать, хорошо? Продолжаем… Тебя разыскивает полиция, почему?

Дэн поднял голову и молча посмотрел на Стаса.

– Почему, устроившись работать в один из наших ресторанов, ты указываешь липовые данные? Почему сделка переносится именно в тот день, когда Кристиан замечает тебя? Почему, после того, как мы меняем дислокацию, ты следующим же днем уезжаешь из города? – продолжал говорить Стас, ходя по периметру гаража.

– Я не знал, что это ваш ресторан, а липовые данные я дал, потому что временно нахожусь в розыске.

– Временно? Ну да, конечно, уголовный розыск, он ведь зачастую временный, да? Только вот не мало ли совпадений? Все это, как ни странно, происходит в одно и то же время, в одних и тех же местах! Где мы, там и ты…

Дэн усмехнулся и покачал головой.

– И все же, я не понимаю, почему тебе нравится играть в эту игру… Ведь я на твоей стороне, мне нужен союзник! Зачем ты упираешься? Почему не хочешь перейти на мою сторону?

Дэн сделал глубокий вдох.

– Если ты согласишься, то мы станем богаты за один день! Я уже все продумал… Все, что я от тебя хочу, это, чтобы ты кинул своих боссов точно так же, как я кину своих… Мы заберем себе все, что будет в этих сумках! Только подумай, больше не придется работать на этих тварей, да что там! Вообще больше никогда и ни на кого не нужно будет работать.

Дэн внимательно посмотрел на Стаса.

– Выслушай меня, только, пожалуйста, не перебивай, хорошо?

– Я весь во внимании, – холодно ответил Стас и, сев на стул, откинулся на спинку, скрестив руки.

– Я прилетел за тем, чтобы путешествовать, чтобы найти себя, чтобы увидеть что-то новое, – начал Дэн, но Стас сразу же помотал головой и встал со стула.

– Хорошо, – продолжил Дэн, – я хотел рассказать все в подробностях, но терпения тебе, видимо, не хватит, поэтому не обращай внимания на это предисловие, я тебе сейчас вкратце расскажу все главные моменты, а ты просто выслушай! Случайности не случайны, они кругом и всюду, и я представляю, как все это выглядит, но тем не менее дай мне высказаться и, может, ты увидишь, что все, что происходит, это действительно нелепые, но идеально подходящие друг другу совпадения, просто выслушай.

– У тебя минута, – ответил Стас после недолгих раздумий.

– С Кристином меня познакомила одна девушка, я прилетел вместе с ней на одном самолете, а в итоге она бросила меня спустя несколько недель и ушла к нему. В тот же день я собрал свои вещи и решил уехать из города. Почему ваши дела идут плохо? Я не имею никакого представления, честно. Уезжая из Нью-Йорка, я заехал в один городок, где мне проломили голову, обокрали, а потом обвинили в мошенничестве и попытались посадить в тюрьму… Пришлось действовать в ответ такими же методами, поэтому я сейчас в розыске. Возможно, от моих рук кто-то умер, я не знаю, но даже если так, я уверен, что все сделал аккуратно и не оставил улик, поэтому просто жду, пока все уляжется. Отсюда и вывод, что в розыске я только временно.

Стас, подойдя к верстаку, взял в руки пистолет, но на середине истории положил его обратно и снова сел напротив Дэна.

– По этой же причине я устроился в русский ресторан и указал липовые данные, чтобы меня не упекли в тюрьму, и после всего этого я не понимаю, как все это связано с тем, что Кристиану нужна моя смерть…

Стас молча смотрел на Дэна и что-то складывал в своей голове.

– Хочешь сказать, что ты не связан ни с какой мафией?

– Нет.

– Тогда зачем ему тебя убивать?

– Я не знаю.

Стас замолчал и снова задумался.

– Бред какой-то, я не уверен, – после долгой паузы произнес он.

– В чем?

– Посиди здесь, мне нужно навести кое-какие справки.

– Долго? – спросил Дэн, но ответа не последовало.

Дверь в гараж снова открылась.

– Я все равно не до конца уверен, – сказал Стас, зайдя в гараж, и сел напротив Дэна.

– Я обычный парень, и не работаю ни на какую мафию, в чем тебе еще нужно быть уверенным?

– Не знаю…

– И я не знаю! Можешь проверить мои кредитки, они все заблокированы… Поэтому я и устроился в русский ресторан, надеясь на понимание земляков, чтобы хоть немного подзаработать до тех пор, пока не попросят показать паспорт.

Стас встал со стула и принялся наворачивать круги по гаражу.

– Возможно, я сейчас принял неправильное решение, но все же, я разрежу скотч, – сказал он, остановившись позади стула

– Слава Богу!

– Но, если я ошибся, и тебя всё-таки наняли те люди, то ты, должно быть, очень опасный человек, и я надеюсь, что как только я это сделаю, ты не забьешь меня ножом, как свинью до смерти, хотя бы из-за того, что мы когда-то были очень близкими друзьями, и из солидарности, ведь я все-таки могу убить тебя, как мне и приказали, но не стану этого делать, помни это!

– Хорошо.

Стас достал нож и, разрезав скотч, сделал несколько шагов назад.

– Освобождаешь меня и тут же стоишь, направив на меня нож… – произнес Дэн, отдирая скотч от одежды.

– Нет, просто держу его в руках.

Дэн покачал головой и, отодрав последний кусок скотча от своей футболки, снова сел на стул.

– Ладно, мы ведь все-таки друзья, – сказал с подозрением Стас и кинул нож в яму.

– Да уж, – шепотом произнес Дэн и, опрокинув голову на руки, замолчал.

Стас внимательно осмотрел помещение на наличие потенциального оружия ближнего действия и, не обнаружив ничего подходящего, принялся ходить из стороны в сторону и посматривать на Дэна.

– Так значит, сначала увел твою девчонку, а теперь грохнуть тебя решил? Вот козел! – с возмущением произнес он после того, как Дэн снова поднял голову.

– Возможно, ты прав, может все из-за нее? – с удивлением выговорил Дэн, подняв брови.

– Да что там, скорее всего так и есть.

– И что тогда делать? Я даже город покинуть не могу, машина в розыске, деньги на исходе.

– Даже не знаю, – ответил Стас, внимательно рассматривая Дэна.

– Почему-то мне не везет в этой стране, я не ожидал что так будет.

– А что, ты действительно находишь решение проблемы в том, чтобы сбежать из города? – спросил Стас, смотря на Дэна исподлобья.

– Да, это единственный выход из ситуации.

– Серьезно?

– Да, и если мы закончили, я могу вернуться домой? – спросил Дэн, ожидая услышать отказ.

Стас молча показал рукой на дверь.

– Хорошо, – ответил Дэн, скрыв удивление, и, встав со стула, внимательно посмотрел на Стаса.

– Что ты так смотришь? Ты можешь идти, но не думаю, что ты доживешь до следующего утра.

Дэн немного постоял и снова сел на стул.

– Он будет искать меня?

– Конечно! Я вообще не понимаю, на что ты надеялся, спрашивая у меня разрешения на то, чтобы уйти отсюда… Это место теперь является самым безопасным для тебя!

– Сам не понимаю, зачем спросил… Инстинкты и спонтанные мысли вслух.

– Скорее всего, но теперь мне интересно кое-что другое, – произнес размеренно Стас, – ты сказал, что, возможно, от твоих рук кто-то умер.

– И что?

– Если это и вправду так, тебя не терзает чувство совести?

– Нет, – ответил Дэн после долгой паузы.

– Почему?

– Не знаю.

– Ты живешь со спокойной душой, зная, что возможно убил человека, который всего лишь ударил тебя по голове и обокрал, но, узнав о том, что тебя пытается убить человек, который спит с твоей девушкой, ты думаешь о бегстве? Тут явно что-то не сходится…

– Все сложно.

– Знаешь, есть поговорка: рыбак рыбака видит издалека.

– И что?

– А то, что я в этом случае рыбак и, смотря на тебя, угадай, кого я вижу?

– Кого?

– Опасного человека.

– Тебе кажется, – ответил Дэн, усмехнувшись.

– Можешь думать так, если тебе так удобно, но я сейчас вспоминаю некоторые моменты из нашей юности и понимаю, что ты уже тогда мог делать вещи, гораздо более серьезные, нежели я сейчас.

– Пытаешься заставить меня поверить в собственные иллюзии? Нейролингвистическое программирование не сработает, твое зерно не принесет плодов.

Стас рассмеялся.

– Об этом я и говорю! Ты вдумчивый, хладнокровный, везде пытаешься найти подвох, и ты всегда таким был… Я не вижу в твоих глазах ни капли сожаления. Даже на войне человек, убив противника, пытавшегося отнять у него жизнь, еще очень долгое время будет вспоминать эти минуты и никогда себя не простит за это до конца, но ты… Посмотри на себя… В то время, когда я пытаюсь поковыряться в твоей душе, ты замечаешь это и даже не думаешь о том, что сделал, ты думаешь о том, как бы мне не дать проникнуть в свой мозг и докопаться до истины… Ты строишь барьер, ищешь правильные слова, создаешь выгодные для себя причинно-следственные связи, ведь, если я ее найду, тебе снова придется столкнуться с правдой, о настоящем себе, которую ты периодически находишь, но каждый раз отталкиваешь от себя и прячешь в глубине своей души, ведь ты построил себе такое замечательное эго, которое поставил в приоритет настоящему себе, потому что жить с ним тебе гораздо удобнее, да и уже просто привычнее! Несмотря на то, что это правда, ты будешь это отрицать, но не из желания скрыть правду, а из-за того, что сам уже давно забыл, кем ты на самом деле являешься… Лишь слабые вспышки подсознания в твоем мозгу пытаются сейчас пробиться через облако пыли в твоей голове, но ничего не выйдет, уже слишком поздно, ты выстроил очень хороший лабиринт, запутал сам себя, принял придуманное эго за настоящего себя, а настоящего себя принял за придуманное эго.

– Решил опробовать на мне трюки психологии?

– Ну да, конечно, кто бы сомневался… Сказать что-нибудь тупое… Что было бы эффективнее, чтобы уйти от разговора! Ну, да ладно, давай лучше поговорим о другом.

– О чем?

– Завтра тебя будет искать мафия, что ты собираешься делать?

– Не знаю, он в курсе, что я у тебя?

– Нет, но он в курсе, где ты живешь и работаешь.

Дэн закрыл глаза и откинул голову назад.

– Он убьет тебя в любом случае, но…

– Но?

– Но ты можешь опередить его.

– Убить себя сам?

– Нет, убить его первым.

– Господи, да что ты себе навыдумывал… Я не убийца, Стас! Опомнись, ты создал неправильное представление обо мне в своей голове и пытаешься доказать мне, что я такой, каким ты меня себе нарисовал, и думаешь, что я на это поведусь… Знаешь, мне кажется, что ты ненормальный, может быть, меня и вовсе никто не пытается убить?

– Да? В таком случае можешь попробовать съездить сегодня утром на работу, только прощальное письмо заранее составь, я передам его твоим близким.

Дэн разозлился и, встав со стула, принялся расхаживать по гаражу.

– Кажется, я понял в чем дело! Ты не веришь в угрозу… Тебе нужен прямой конфликт! Тебе нужно видеть, как Крис направит на тебя пистолет… Но ведь он не только решил грохнуть тебя, он еще и спит с твоей девчонкой! Не понимаю, почему ты спускаешь это ему с рук?

Дэн остановился и злобно посмотрел на Стаса.

– Или ты забыл?

– Перестань.

– Ага, значит мы начали будить твоего внутреннего демона, – смеясь, произнес Стас.

Дэн по-прежнему продолжал злобно на него смотреть.

– Пришло время обсудить с тобой то, что я собирался обсудить с тобой изначально, – сказал Стас и указал рукой на стул, – садись.

– Ты про те сумки?

– Да, но сначала признаюсь тебе кое в чем.

– В чем же?

– Никто не знает, что ты со мной, и никто не знает, где ты живешь.

– Что?

– Но это лишь пока. В любом случае, к утру все это выясниться, поэтому не заводись… – сказал Стас, подняв палец вверх, – Да, я тебе соврал, не срывайся на меня за эту маленькую ложь… Но у ресторана тебя ждут, и мне там тоже нужно быть рано утром, поэтому у меня к тебе взаимовыгодное предложение, готов выслушать?

После недолгой паузы Дэн сел на стул и, кивнув головой, выразил свое согласие.

– Хорошо, но заранее хочу тебе напомнить, что у тебя нет выбора, ведь я спас тебе жизнь.

Дэн поднял брови.

– Если бы не я, тебя грохнули бы через несколько часов у ресторана! Только вот я все равно не понимаю, зачем он так хитро все придумал? Убрать тебя, потому что ты крот… Зачем? Мог бы просто убрать тебя, не выдумывая на то никаких причин.

– Может, он и в самом деле так думает… – вздохнул Дэн.

– Может быть, только тогда он ошибается.

– А вдруг нет? Откуда тебе знать, может я действительно крот, просто до сих пор тебе в этом не сознался.

– Может быть, и, если так, то ты облегчил мне жизнь!

– Почему?

– Потому что крот – я.

– То есть ты изначально знал, что я не причастен, – сказал Дэн с удивлением, – тогда зачем весь этот спектакль?

– Подожди, все не так, как ты думаешь… Откуда мне было знать? Может, помимо меня есть еще кроты? Я лишь сливал информацию, мне никто и ничего не рассказывал, так что сбавь свой пыл! Про кротов обычно знают только самые главные, иначе информация вскоре будет рассекречена, и тогда… Ну дальше ты понял.

– Так значит ты работаешь на две мафии?

– Выходит, что так.

– Это опасно.

– Да, но если бы я не знал о плюсах, то не согласился бы на это, а так я остаюсь в двойном выигрыше, – сказал Стас и, внимательно посмотрев на Дэна, закурил сигарету, – послезавтра в отеле будет проходить сходка двух мафий, два верхних этажа будут полностью в их распоряжении, оружия там не будет, хотя я очень в этом сомневаюсь… Там будет заключаться договор, подробностей я не знаю, но я знаю, что мы должны передать им несколько сумок, доверху набитых деньгами. Отель охраняется мафией со всех сторон, на этих двух этажах будет не меньше тридцати человек…

– Подожди, подожди, ты хочешь забрать эти сумки себе? – перебил Дэн, не дав Стасу договорить до конца.

– Да, – ответил тот с невозмутимым видом, выпустив облако дыма изо рта.

Дэн усмехнулся и покачал головой.

– Что смешного?

– Я более чем уверен, что полиция или ФБР в курсе происходящего, а ты собираешься вынести несколько сумок с деньгами из здания, окруженного мафией…

– Заметь, ты сам это произнес, окруженного мафией.

– К чему ты это сейчас сказал?

– К тому, что мафия не станет меня трогать.

Дэн немного подумал и, утвердительно кивнув головой, откинулся на спинку стула.

– Никто не в курсе этой сделки, поверь! А если и в курсе, то нет ничего противозаконного в том, что люди с оружием и сумками, до отказа набитыми деньгами, решили провести встречу в отеле… Ну, может, и есть, но это не важно!

– Допустим… У тебя есть план. Зачем тебе я?

– Ты снова меня перебил.

– Извини.

– На счет плана немного не так.

– Это как?

– В плане есть сумки с деньгами, но как их вынести из отеля, я не знаю… Для этого мне нужен напарник, один я ничего не смогу сделать.

– Серьезно?

– Более чем.

– Это бред.

– Нет.

– Как ты себе это представляешь?

– На самом деле есть парочка идей, но я сначала хочу услышать твои.

– Я даже не знаю, что сказать… Не выхватишь же ты у них сумки из рук на выходе из здания после окончания встречи.

– Нет, я уже думал об этом, слишком много крови, это не подходит… Нужно сделать все аккуратно и, не выходя из здания, но не забывай, на двух этажах около тридцати человек!

Дэн на какое-то время задумался о том, как все это глупо выглядит.

– О чем думаешь?

– Не важно.

– Если о том, чтобы пробраться на этаж как в фильмах, переодевшись горничной, и провезти в тележке пулемет, то отбрось эту идею, ничего не выйдет.

– А ты будешь там присутствовать?

– Пока еще не знаю, это зависит от того, какой сценарий мы составим.

– Может уже поделишься своими мыслями?

– Нет, иначе собью тебя с толку, а ты, возможно, предложишь идею получше.

– Это ведь самые верхние этажи, верно?

– Да.

– Встреча будет проходить в номере или конференц-зале?

– Ты думаешь о том, чтобы зайти с балкона?

– Да.

– Слишком много мороки, только представь: тросы, парашюты и другая хрень, – мы ведь не в шпионском фильме.

– Я более чем уверен, что ты мне сейчас предложишь пронести в здание оружие и просто всех там расстрелять.

– Ты угадал.

– Что? Ты серьезно?

– Конечно же, нет… Я же сказал, нужно сделать все чисто и тихо.

– Но как ты сделаешь все это аккуратно, когда два этажа под охраной тридцати человек?

– Подумай.

Дэн встал со стула и принялся расхаживать по гаражу.

– Может кофе? У меня тут есть чайник.

– По поводу твоего присутствия ты сказал, что у тебя есть два сценария.

– Даже три.

– И какие же?

– В первом, я не прихожу на сходку, потому что ты меня убил.

Дэн поднял одну бровь.

– Сейчас объясню! – сказал Стас, закурив сигарету, – Я похищаю тебя и кладу на заднее сиденье автомобиля, будучи полностью уверенным в том, что вырубил тебя, но ты неожиданно приходишь в себя и пытаешься задушить меня, вследствие чего я врезаюсь в столб… Затем ты, как ни в чем не бывало, выходишь целый и невредимый и поджигаешь машину, облив ее перед этим бензином! Мафия думает, что ты сильно ранен и теперь не представляешь угрозы, а мой труп сгорел и опознать его, на несколько дней, не представляется возможным.

– Ты сам это придумал?

– Ну, а как же! Никто кроме нас двоих не знает об этом…

– Твое тело не может сгореть дотла! Если ты хочешь, чтобы все подумали, что ты сгорел, нужны останки тела.

– Останки будут.

– Откуда им там взяться? Или ты сам собираешься участвовать в главной роли?

– Не волнуйся, найти труп проще простого.

– Даже не буду ничего спрашивать…

– Тем лучше.

– Какие еще варианты?

– Во втором сценарии я просто похищаю тебя, но получается так, что все это происходит прямо перед сделкой, и никто не требует от меня доказательств! Все думают, что я занят делом, а я заявляюсь с тобой в отель прямо в тот момент, когда все это происходит, и мы с тобой просто выносим деньги.

– Звучит так себе.

– Тогда третий! Я убиваю тебя и сбрасываю в океан, затем еду в отель и присутствую на сделке, никто не ждет твоего появления, но вдруг, откуда ни возьмись, появляется человек в черном костюме и всех убивает, а меня берет в заложники и заставляет нести деньги до машины, затем стреляет мне в грудь, но так, чтобы не задеть ни один жизненно важный орган, садится в машину и уезжает в закат… Ну или просто выходишь со мной из здания, и мы вместе уезжаем. Меня будут искать, но думаю, что не найдут.

Выслушав все это, Дэн сделал несколько кругов внутри гаража.

– Во-первых, я не собираюсь никого убивать, а во-вторых, ты сказал, что все должно пройти спокойно.

– А как же Кристиан?

– Об этом позже… У меня есть четвёртый сценарий.

– Интересно.

– Ты не находишь меня, а затем присутствуешь на сделке.

Стас посмотрел на Дэна исподлобья.

– После того, как твои мафиози встретятся, никто не будет ждать от меня опасности, потому что сделка состоялась и теперь мне уже нет никакого смысла вмешиваться, ведь все уже произошло, теперь неприятностей можно ожидать от кого угодно, не только от меня.

– Допустим, а с деньгами что?

– Так вот, меня никто не нашел, но тем не менее, кто-то пришел, и что-то произошло, сумки пропали, ты чист, а все подозрения пали непонятно на кого, как тебе план?

– Ты так и не ответил на вопрос, это не план!

– Это почти план, по крайней мере, я придумал как снять все подозрения с нас обоих, а как выносить оттуда деньги, это уже сам решай! Я даже не знаю, где все это будет происходить… Смотрел фильмы про ограбление? Там целый консилиум кружит над картой здания.

– Дай подумать, – ответил Стас и закурил новую сигарету.

– Ты меня слышишь? Где все это будет происходить?

Стас произнес название отеля и снова замолчал.

Дэн резко повернулся, услышав знакомое название, и чуть было не проболтался про то, что у него есть туда доступ. Моментально сообразив, что эта информация будет для него козырем он промолчал и снова начал ходить кругами.

– Да, план неплохой… – сказал Стас, потушив сигарету, и поджег новую, – Кристиан думает, что ты не придешь сегодня на работу… Скорее всего, он попросит последить за рестораном до обеда, а после полудня никому уже не будет до тебя дела, все будут заняты подготовкой!

– Мне не понятно только одно… Как ты собираешься тихо и аккуратно обезвредить тридцать человек?

Стас посмотрел на Дэна и, улыбнувшись, выпустил облако дыма изо рта.

– Усыпляющий газ.

– Газ?

– Именно… газ!

– Тихо с ним не получится, кто-нибудь успеет почувствовать запах, да и к тому же он не так-то просто продается, – сказал Дэн, сев напротив Стаса.

– У меня осталась куча связей после работы в армии, газ я уже нашел… Ты о таком даже и не слышал! Ни цвета, ни запаха, единственный минус в том, что работает он полчаса, а то и меньше, но вырубает моментально.

– Теперь я еще больше не понимаю, для чего я тебе нужен в этом плане…

– Во-первых, я не знаю, как пронести этот газ в здание, во-вторых, никто не должен уличить меня в предательстве, а это возможно лишь при условии, что я точно так же, как и все, подвергнусь усыплению, а затем проснусь с головной болью на полу.

Дэн покачал головой и встал со стула.

– Затем кто-то зайдет в комнату переговоров и обнаружит несколько трупов.

– Почему несколько?

– Потому что не у одного тебя есть зловещие планы на этот день.

– Если ты говоришь, что сам подвергнешься усыплению, то как собираешься провернуть это все? При помощи моих рук?

– Нет, ты пустишь газ через технические помещения по двум этажам, а я в это время ненадолго отойду в туалет, где уже спрятан противогаз, затем мы сделаем свои дела, ты уедешь с деньгами, а я, как ни в чем не бывало, просто лягу на пол рядом со всеми.

Дэн перестал наворачивать круги и снова сел на стул.

– Если я скроюсь с деньгами, меня очень долго и упорно будет искать не только мафия, но также полиция и ФБР! Поэтому-то ты мне и нужен… Главное, чтобы ты не смылся со всеми этими деньгами, но я в тебе более чем уверен.

– Газ в металлических баллонах?

– Да, и в этом вся проблема, не знаю, как обойти металлодетекторы.

– Для начала нужно посмотреть на отель, у меня, возможно, есть парочка идей…

– Хорошо, значит едем сейчас, скоро утро, нужно все успеть!

Остановившись у обочины напротив здания, Дэн со Стасом обошли отель со всех сторон и встретились возле дороги.

– Придумал, – шепотом произнес Стас, посмотрев на балкон самого нижнего этажа.

– Что?

– Ты заселишься в один из этих номеров, – сказал он, указав рукой на балкон.

– Зачем?

– Поднимешь на веревке сумки с газом к себе в номер.

– А если кто-то заметит?

– Сделаем все ночью, чтобы никто не заметил.

Дэн внимательно посмотрел на балкон нижнего этажа и что-то прикинул у себя в голове.

– Неплохо, только ты забыл, что я в розыске, как только я заселюсь, тут же приедет полиция.

– Да, точно, – отчаявшись, произнес Стас и начал думать.

– Я заметил паркинг для персонала и вход с правой стороны. Через несколько часов ночная смена будет возвращаться с работы домой… Мы можем пройти как сотрудники, если раздобудем электронные ключи, но, скорее всего, там тоже будет охрана и рамки с металлодетекторами, я раньше работал в отелях и знаю, как все это устроено, везде все одинаково…

– Если так, то как мы их обойдем?

– Не знаю, но пропуска нам нужны в любом случае, ты же сам сказал, что газ пойдет по этажам через технические помещения.

– Черт возьми, все верно!

– Если там есть рамки с металлодетекторами, то нужно сразу придумать, что сказать охране, когда они запищат! Например, можно сказать, что в баллонах газ для прочистки пивного оборудования, но охрана, скорее всего, позвонит в бар и узнает, согласовано ли все это.

– А как ты объяснишь стволы в сумке?

– Я не думал, что в сумках будет еще и оружие…

– Конечно, будет, без него никак!

– Тогда скажу, что это для самообороны.

Стас посмотрел на Дэна, приподняв одну бровь.

– Шучу, – усмехнулся Дэн.

– Не до шуток сейчас.

– Да уж, все не так просто…

– Ничего подобного, все просто.

– Возможно.

– Я знаю, как ты окажешься у себя в номере!

– И как же?

– Оставь это мне, уже сегодня вечером ты будешь смотреть на небоскребы из этих окон.

– Как скажешь.

– Пропуск для персонала я тоже найду, обо всем остальном поговорим позже! Поехали, отвезу тебя домой, – сказал Стас и, похлопав Дэна по плечу, пошел к машине.

– Во сколько встречаемся? – спросил Дэн после того, как машина остановилась.

– Я позвоню поле обеда, собери вещи, когда все закончится, тебе придется уехать из города, – ответил Стас и после того, как Дэн вышел из машины, тронулся с места.

Зайдя в комнату, Дэн лег на кровать и начал складывать пазл в своей голове.

«Первое, что нужно продумать, это план отхода на тот случай, если что-то пойдет не так! Во-вторых, в отеле кругом камеры, чтобы не попасться, нужно подготовиться, купить перчатки, маскировку и все в этом духе, в-третьих, нужно предупредить Беллу… Или нет…Черт! Соберись! У нас не так много времени… Нужно все учесть и предусмотреть», – подумал Дэн, но вдруг в кармане резко завибрировал телефон.

– Отключился, – проворчал он и, поставив телефон на зарядку, подумал, что понадобится запасной телефон.

«А теперь подумай, зачем тебе во всем этом участвовать… Ведь это ничего не изменит! Можно просто собрать вещи и уехать в другой город, – подумал он и, подойдя к окну, посмотрел на белое небо, оторвавшееся от земли. – Нет, они меня найдут где угодно, если действительно думают, что все их беды из-за меня. Все-таки Стас прав, если бы не он, меня давно бы уже здесь не было, я должен ему помочь, но вопрос с Кристианом лучше пока отложить».


Глава 3


Проснувшись, Дэн сел на край кровати, отер лицо ладонями и начал вспоминать все, что случилось с ним вчера.

«Нужно привести себя в порядок и составить план действий, а еще нужно успеть купить телефон, вечером будет не до этого…» – подумал он, вспомнив, что видел неподалёку от дома салон сотовой связи.

Выйдя из душа, он быстро оделся и, спустившись вниз на лифте, вышел из подъезда.

«Господи, как же тут жарко! – подумал он, хлебнув горячего воздуха, – тут, явно, не хватает деревьев».

Выйдя через пропускной пункт, он посмотрел по сторонам, перешел на другую сторону дороги и пошел вдоль припаркованных к обочине машин, как вдруг, сбоку раздался резкий звук клаксона.

– Черт! – выругался он, отпрыгнув в сторону, и начал всматриваться в лобовое стекло.

Разглядев сигналившего водителя, Дэн потерял дар речи и застыл на месте.

Эми вышла из машины и остановилась в нескольких шагах от него.

– Привет, – сказала она.

Дэн не знал, что ему делать и как себя вести, он пытался что-то сообразить, но эмоции путали мысли и заглушали разум, сердце участило свой ритм, все вокруг закружилось, а в голове начали всплывать неприятные воспоминания.

Заметив, как он побледнел, Эми немного смешалась.

Дэн, переполненный эмоциями, продолжал молча смотреть в глаза Эми, но через несколько мгновений резко развернулся и, решив ничего не говорить, пошел в том же направлении, в каком двигался изначально.

– Что, снова сбежишь не сказав ни слова? – крикнула она.

Дэн остановился и снова развернулся.

– Что? – спросил он, подняв брови.

Эми усмехнулась.

– А ты – отличный актер… Даже с моим жизненным опытом и умением видеть людей насквозь, я не смогла раскусить тебя…

Смотря на Эми и не понимая, о чем она говорит, Дэн вспомнил про то, что она теперь с Кристианом, и осмотрелся по сторонам.

– Я ведь тебе доверилась, – сказала Эми, смотря на Дэна с ненавистью.

«Зачем весь этот цирк? – подумал он, смотря на Эми с интересом, – нет, здесь что-то не так… Зачем ему впутывать ее? Если бы он узнал, где я живу, то просто убрал бы меня, тут даже свидетелей нет…»

– Ты просто использовал меня, а теперь даже не можешь набраться смелости, чтобы поговорить со мной! Ни одна девушка не смогла бы вернуться после такого, но я нашла тебя и теперь хочу знать, почему ты так со мной поступил?

Дэн не выдержал и подошел к ней вплотную.

– Что за бред ты несешь? – произнес он.

Эми не выдержала и расплакалась.

Увидев слезы, Дэну стало не по себе и, растерявшись, он отошел от нее.

«На актерское мастерство эти слезы не похожи…» – подумал он.

– Как ты меня нашла?

– Кристиан сказал, что видел тебя в ресторане, – выговорила Эми сквозь слезы, – а потом… – эмоции взяли верх, и она снова залилась слезами.

– Значит, он знает, где я живу… – произнес Дэн вслух.

– Причем тут это? – растерянно спросила Эми.

Услышав это, он замолчал и внимательно на нее посмотрел.

– Все это не важно… Я просто хотела посмотреть в твои глаза, – сказала она шепотом и, отерев слезы, уставилась стеклянными глазами в пол.

– Зачем? – спросил Дэн с недоумением.

Эми посмотрела на него и, поняв по выражению его лица, что он действительно не понимает, немного растерялась.

Дэн начал вспоминать вечер с Лизой.

Эми молча продолжала смотреть на него, думая, что все это очень странно, она ожидала другой реакции, заранее приготовилась к одному, а в итоге получила совсем другое.

– Ты отправляла ко мне Лизу? – подозрительно спросил Дэн.

– Да, я не могла тебе позвонить, поэтому отправила ее с посланием.

– Если так, то чего ты от меня хочешь? – снова вспылил Дэн, – Ты вышла замуж за него, а теперь почему-то упрекаешь меня в том, что я сбежал! Мне что, нужно было поуговаривать тебя остаться со мной?

Эми удивленно посмотрела на Дэна.

– Что за чушь? Не вышла я ни за кого замуж! – сказала она рассерженно.

Дэн резко повернул голову и посмотрел на Эми, нахмурив брови.

– За кого, за него? О ком ты говоришь? – возмущенно спросила она.

– За Кристиана! – рассержено ответил Дэн.

– С чего вдруг я должна была выйти за него замуж?

– Откуда мне знать? Не у меня ведь с ним роман!

Эми ничего не ответила, лишь продолжила сердито смотреть на Дэна.

– Так у тебя с ним ничего не было? – растерянно спросил он, заранее поняв по взгляду, что ответ будет отрицательный.

Эми ничего не ответила, но теперь в ее глазах снова начали копиться слезы.

Поняв до конца, что произошло, Дэн почувствовал резкую слабость в ногах и легкий шок.

– Почему ты задаешь мне эти вопросы? – обессиленно спросила Эми, запутавшись вконец.

Дэн аккуратно подошел к машине, сел на капот и, опрокинув голову на руки, глубоко вздохнул.

– Что с тобой? – испугалась Эми, – ты весь дрожишь! – сказала она, схватив его за руки.

– Прости меня, – прошептал Дэн и, подняв голову, посмотрел стеклянным взглядом на дорогу.

– Да что такое? Объясни мне! – произнесла Эми сквозь слезы.

Дэн посмотрел ей в глаза.

– Ну не молчи же, прошу тебя!

– Вечером перед тем, как я уехал, ко мне приехала Лиза и сказала, что ты попросила ее кое-что мне передать.

– Да, нам с семьей срочно нужно было уехать из города, и я попросила ее передать тебе, чтобы ты не волновался, и что я вернусь через несколько дней.

Дэн снова отвернулся и покачал головой.

– Что произошло, почему ты уехал?

– Она сказала мне, что ты просишь меня уехать и больше не появляться.

Эми впала в ступор.

– Сказала, что ты выходишь замуж за Кристиана и что я тебе больше не нужен.

Услышав это, Эми ахнула и опустила руки.

Дэн повернулся и посмотрел на Эми мокрыми глазами.

– Но это еще не все.

Она молча смотрела перед собой, не веря своим ушам.

– Я хочу быть с тобой честным до конца, до этого дня я каждый день думал о тебе и не понимал, как все это произошло, я думал, что плохая в этой истории ты, а оказалось, что плохой я.

– Остановись, не продолжай… – сквозь слезы прошептала Эми.

– Я очень разозлился на тебя.

– Прошу тебя, – прошептала она, потерянно посмотрев на Дэна.

– В тот день я с ней переспал.

Услышав это, Эми села рядом, опрокинула голову на руки и зарыдала.

Дэн молча смотрел в сторону и понимал, что все разрушено.

Спустя несколько минут молчания, продолжая ронять слезы, она молча встала с капота и, сев за руль, завела мотор.

Дэн отошел в сторону.

Вытерев слезы, Эми снова посмотрела на Дэна и, прочитав по его губам слово «Прости», развернулась и уехала.

После того, как она уехала, Дэн постепенно пришел в себя и, осознав, что произошло, захотел резко все исправить. Он кинулся к дороге, чтобы поймать машину, но вокруг не было ни единой души, тогда он достал из кармана телефон, но сразу же вспомнил, что удалил ее номер.

Вскоре шок прошел.

«Все твои попытки что-либо изменить ни к чему не приведут, все кончено, надежды больше нет», – подумал он, но в этот момент в кармане завибрировал телефон.

«Стас, – прочитал Дэн с экрана телефона, – стоит ли теперь вообще ему отвечать… – думал он, продолжая смотреть на экран и ощущая, как вибрация расходится по рукам».

– Да, – ответил он, выйдя из ступора.

– Привет, ты как?

– В порядке.

– Отлично, я сейчас отправлю тебе адрес в сообщении, встретимся там в пять часов! Я приеду на машине, а ты заберешь ее, пока начнем с этого, все остальное обсудим после того, как стемнеет. За мной могут наблюдать, постарайся немного замаскироваться, хорошо?

– Хорошо, – ответил Дэн и, положив трубку, посмотрел на часы, до встречи оставалось меньше пяти часов.

«Ладо, соберись, давай доделаем то, что начали, времени осталось не так много, нужно еще подготовить пикап, собрать вещи и решить, что делать со стволом», – подумал он и отправился в магазин.

Зайдя в комнату, Дэн распаковал коробку с телефоном, положил сим-карту под крышку и, взяв в руки ручку, сел за стол, и начал составлять запасной план.

«Видимо Кристиан действительно думает, что я тот человек, который им мешает… Доказывать ему обратное бессмысленно», – подумал Дэн, размышляя о правильности одного из пунктов.

Закончив записи, он отложил тетрадь в сторону, подошел к шкафу, залез в одну из сумок и вытащил оттуда пистолет.

«Нужно решить, что с ним делать, если полиция решиться обыскать пикап, то мне крышка, но оставить его здесь я тоже не могу, вскоре они найдут и это место, тем более, он может мне пригодиться!» – думал он, пересчитывая патроны в магазине.

– Привет! – радостно ответила Белла на телефонный звонок.

– Привет, ты у себя?

– Да, у меня сегодня выходной, только проснулась!

– Какие планы на сегодня?

– Никаких, а что, есть предложения? – игриво спросила она.

– Да, может, снова устроим выходной, как в тот раз в отеле?

– Ну… – протянула Белла.

– В это раз не за бесплатно, я за все заплачу, – произнес Дэн, рассмеявшись.

– Слава Богу, а то я уже заволновалась.

– Но только помощь твоей подруги все равно понадобится, у меня по-прежнему проблемы с нахождением здесь.

– Да, я помню, за это не волнуйся, я договорюсь.

– Отлично, тогда давай ориентироваться на шесть часов вечера.

– А почему не сейчас?

– У меня осталась парочка дел, уже пора бежать!

– Ну вот, – капризно протянула Белла.

– Что?

– Теперь я не хочу сидеть дома… А если твои дела вообще затянутся?

«Точно, такое тоже может быть, лучше забронировать номер в отеле заранее, иначе весь план может пойти прахом», – подумал Дэн.

– Да, все верно! Сколько тебе нужно на сборы?

– Зайди за мной, я буду готова к твоему приходу.

– Хорошо.

– Жду, – кокетливо прошептала Белла и положила трубку.

Убрав пистолет под подушку, он собрал все свои вещи, аккуратно сложил их в сумки и, выйдя из дома, отправился к пикапу.

«Нужно подмазать номера», – подумал он, подойдя к пикапу.

– Заходи, я почти готова, – послышалось за дверью после того, как Дэн нажал на кнопку звонка.

– Привет, – произнес он с ноткой удивления, увидев, вышедшую из комнаты Беллу в нижнем белье.

– Поможешь мне? – игриво спросила она.

Дэн улыбнулся и молча покачал головой.

– А если так? – спросила Белла и страстно поцеловала его.

– Извини, дорогая, не могу, я действительно очень спешу, – вздохнув, ответил Дэн, – это, можно сказать, вопрос жизни и смерти!

– Ну, если все действительно так серьезно… – произнесла Белла огорченно.

– Только, пожалуйста, не обижайся, я постараюсь освободиться пораньше, а ты пока сходи в СПА, хорошо?

– Хорошо, – ответила она и уже через минуту стояла возле двери.

Доехав до отеля на такси, Дэн заплатил за номер, который снял на две ночи и, поцеловав Беллу, в спешке вышел на улицу.

«Так, это в трех километрах отсюда», – подумал он, вбив нужный ему адрес в навигатор.

Через пару часов он вышел из магазина в панаме и очках с небольшим рюкзаком на спине, в котором уже лежало три накладные бороды и столько же париков.

«Отлично, теперь можно выдвигаться навстречу», – подумал Дэн и, мысленно вычеркнув несколько пунктов из своего списка дел, поймал такси.

Такси остановилось в жилом квартале, возле небольшой автомастерской.

– Я на месте, – сказал Дэн, набрав номер Стаса.

– Видишь автомастерскую?

– Да.

– Обойди ее с правой стороны, тут парковка.

Обойдя автомастерскую, Дэн увидел Стаса и направился к нему.

– Привет, – сказал радостно Стас после того, как Дэн сел в машину.

– Чья она?

– Не беспокойся, все чисто, это моя машина, – ответил Стас.

– Значит ее знает мафия?

– Никто ничего не знает, раньше на ней ездила моя девушка, а потом она целый год стояла в гараже.

– Не думал, что у тебя есть девушка.

– Уже нет, сложно посвящать себя семейной жизни с такой профессией и с таким графиком.

– Ты снял номер?

– Если я говорю, что что-либо сделаю, значит так и есть!

– Тот самый номер?

– Да.

– А если меня на ней остановит полиция.

– Я вписал тебя в страховку, все законно!

– Вписал меня в страховку? А ничего, что я в розыске? Теперь полиция будет искать эту машину!

Стас закатил глаза и, достав из внутреннего кармана конверт, протянул его Дэну.

– Что это?

– А ты открой и посмотри, – спокойно произнес он.

– Как это возможно? – удивленно произнес Дэн, смотря на свою фотографию, заламинированную на первой странице поддельного паспорта.

– Связи, – с улыбкой произнес Стас.

– Теперь понятно, как ты снял номер.

– Нет, там другая махинация! А вот со страховкой уже помог он! Только особо не махай им, это подделка далеко не первого сорта, но сверить данные для проверки с документами на машину сойдет.

– Хорошо.

– Теперь держи ключ от номера и пропуск, – Стас протянул Дэну две карточки и листок, – на листе написано, что и кому принадлежит, запомни имена, чтобы не вызывать подозрений.

– Хорошо.

– Тебе нужно изучить все рабочие лестницы и проходы, я сегодня уже кое-что там рассмотрел… На каждом этаже, помимо лифта, есть запасной выход, ведущий на пожарную лестницу, возле каждого выхода будет стоять по два охранника, нужно найти те самые двери и запустить газ через них.

– А если все пойдет не так, как ты думаешь?

– Если все пойдет не так, то придется работать грязно, в сумках, которые ты поднимешь, для этого будет все необходимое!

– Этот ключ поднимет шлагбаум на рабочую парковку?

– Да, там что угодно поднимет этот шлагбаум! Просто подъезжаешь к нему, и он сам открывается.

– Как так?

– Сломался на днях, починят на следующей неделе.

– Откуда такая информация?

– Этот паренек рассказал, – с улыбкой ответил Стас, показав пальцем на рабочий пропуск в руках Дэна.

Дэн посмотрел на Стаса, приподняв одну бровь.

– Да с ним все в порядке, за него не волнуйся!

– После того, как ты сказал, что достать труп для тебя проще простого, я не уверен в твоих словах…

– Кстати, этот паренек еще кое-что рассказал.

– И что же?

– Тебе нужно будет пройти через вход для сотрудников и спуститься по лестнице на цоколь, затем нужно будет повернуть направо и, пройдя метров пятнадцать, открыв пропуском три двери, повернуть влево. Там ты увидишь с левой стороны открытые двери.

– И что там?

– Там висит одежда.

– Одежда?

– Да, форма для персонала.

– Просто заходишь и берешь?

– Да, можешь стать, кем захочешь! Портье, поваром или метрдотелем.

– Лучше стать сантехником, – ответил Дэн.

– Хм, верно, в его форме тебя точно никто не остановит! К тому же, так у тебя будут все основания для пользования техническими помещениями.

– Верно, – ответил Дэн, разглядывая пропуск, с гравировкой – «IT –отдел».

– Отлично! – сказал Стас, кинув головой, – пока что все, остальные детали обсудим позже! Мне уже пора ехать, я позвоню, как освобожусь.

– Хорошо, – сказал Дэн, и выйдя из машины, пересел с пассажирского сидения на место водителя.

«Как все это странно! Бросить все и уехать непонятно куда для того, чтобы глотнуть свежего воздуха, снова почувствовать жизнь, отречься от проблем и всего материального, а в итоге заняться криминалом и бегами», – думал Дэн, вспоминая свой план.

В кармане зазвонил телефон.

– Алло.

– Ну ты где? Я уже сходила с СПА, долго ты еще будешь занят своими делами?

– Буду через полчаса.

– Хорошо, жду, – сказала Белла и положила трубку.

«Сегодня утром, тебя захлестнуло чувствами, а спустя пару часов ты едешь к другой, мне кажется, ты потерялся…» – подумал Дэн, посмотрев на себя в зеркало заднего вида, и завел мотор.

Оставив машину на обочине у соседнего отеля, он отправился в номер.

– Ну, наконец-то, я так соскучилась, – Белла бросилась Дэну на шею.

– Да, я тоже, – улыбнувшись, ответил Дэн.

– Ты все сделал?

– На самом деле, нет, мне снова нужно будет уехать в одиннадцать часов.

– Ничего не понимаю, тогда зачем мы сегодня сюда приехали?

– Чтобы провести время вместе.

– Но как мы его проведем, если ты весь день занят своими делами?

– Завтра я буду только твой, а сегодня, извини, не думал, что придется ехать по делам еще и ночью.

– Что это вообще за дела, которые нужно делать по ночам?

– Есть человек, который помогает мне решить проблему с моим розыском.

Белла ахнула.

– Поэтому нужно встретиться ночью, чтобы никто не смог нас увидеть, – сказал Дэн, удивляясь собственному вранью.

– Это адвокат?

– Подробностей тебе лучше не знать.

– Хорошо.

– Ну и отлично, ты еще не ужинала?


Глава 4


Выйдя из номера в половине одиннадцатого, Дэн посмотрел по сторонам коридора и, никого не обнаружив, отправился в уборную, расположенную в конце левого крыла.

«Что бы мы делали без современного стремления к полной конфиденциальности… Надеюсь, в том отеле камеры тоже установлены только в лифтах», – подумал он, зайдя в лифт в желтой панаме, солнцезащитных очках и приклеенной бородой.

Выйдя из отеля, Дэн расстегнул олимпийку, снял с себя рюкзак, который висел спереди, имитируя живот, и сложил в него всю, надетую перед этим, маскировку.

– Такси, – крикнул он, подняв руку над головой, и уже через двадцать минут стоял в своей комнате, сжимая в руках пистолет, который несколько часов назад спрятал под подушкой.

«Что с ним делать? Он может мне пригодиться, но если меня с ним остановят и начнут досматривать, то останусь я в этой стране не на один десяток лет», – думал он, осматривая комнату на наличие забытых вещей.

Засунув пистолет за пазуху, Дэн вышел из дома и, подойдя к пикапу, начал думать, куда его можно спрятать.

«Нет, все-таки нельзя так рисковать», – думал он, подмазав номера, и через пару минут выехал на пикапе с участка.

Проехав несколько сотен метров, Дэн остановился возле закрытого магазина, в котором ранее купил телефон, и спрятал пистолет неподалеку.

«Придется сделать крюк, но это лучше, чем сесть за него до конца своих дней», – подумал он, вернувшись в пикап.

В двух кварталах от отеля, он свернул на обочину и, выйдя из машины, стер мазуту с номеров.

Подъезжая к отелю, он в последний момент заметил знак, запрещающий поворот и, резко сменив траекторию, случайно проехал на красный сигнал светофора.

– Вот черт! – выругался Дэн, смотря по зеркалам, затем развернулся и припарковал свой пикап на парковке отеля.

Сидя в машине, он открыл бутылку с томатным соком и вылил ее на пол пикапа, возле задней двери, чтобы сок стек на асфальт, запачкав собой порог машины.

– Отлично, – тихо произнес Дэн, посмотрев на пикап со стороны, и отправился в обход парковки к машине, которую оставил на обочине.

Проехав несколько километров, он достал новый телефон, вставил в него сим-карту и набрал номер Стаса.

– Да.

– Это я.

– А что со старым номером?

– Подстраховка, ты еще не звонил?

– Нет, только что собирался.

– Того номера больше нет.

– Хорошо, ты готов?

– Нам уже пора?

– Встречаемся там через час.

– Хорошо, мне нужно заехать в одно место, постараюсь приехать вовремя. Если опоздаю, то ненадолго, подождешь?

– Ладно, я буду у дороги, напротив.

– Хорошо, – ответил Дэн и, положив трубку, снова вытащил сим-карту и аккумулятор из телефона.

Через полчаса, стоя в очереди на кассе круглосуточного гипермаркета, он расплатился наличными за покупку и, выйдя из магазина, снова сел в машину.

– Как можно было забыть перчатки? – произнес он вслух, достав из пакета с продуктами сэндвич.

«Буду на месте вовремя!» – подумал Дэн, взглянув на часы, и завел мотор.

Проехав от гипермаркета несколько километров, он заметил в зеркале заднего вида фары, преследующие его на протяжении всего пути.

До тайника с пистолетом оставалось несколько километров по прямой и, чтобы проверить свои подозрения, Дэн прижал педаль газа к полу.

«Параноик…» – подумал он про себя, оставив хвост позади.

Забрав пистолет из тайника, он доехал до отеля и, остановившись в нескольких метрах от машины Стаса, вышел на дорогу в красной панаме и очках.

– Огоньку не найдется? – спросил Дэн, подойдя сбоку, и хлопнул ладонью по крыше автомобиля.

– Твою ж мать! – напугавшись, произнес Стас, хватаясь за пистолет.

– Не узнал?

– Я уже хотел выпустить в тебя несколько пуль!

– Хорошо, что не выпустил, иначе весь твой план пошел бы ко дну.

Стас вышел из машины и сделал глубокий вздох.

– Ты нашел те двери?

– Я еще даже внутри не был?

– Что?

– А ты что думал? Что я буду передвигаться по отелю в то время, когда там ходит персонал и куча охраны?

Стас задумался и посмотрел на Дэна со злостью.

– Сейчас займусь этим, сумки тяжелые?

– Тяжелые, – ответил Стас после паузы, – нужно сделать все быстро, если кто-то заметит, то нам крышка.

– Да уж, я все думаю, где оставить машину? Возле центрального входа или на паркинге для персонала?

– Сначала нужно изучить, как все работает, где и как можно выйти! Поэтому я и сказал тебе, что нужно проверить все помещения для персонала, – злобно выговорил Стас.

– Не волнуйся, у нас еще полно времени.

– Полно, как же…

– А что, нужно было сделать все днем, чтобы нас засекли?

Стас нервно покачал головой и закурил сигарету.

– Что молчишь?

– Ладно, ладно, ты прав, просто я думал, что ты все уже проверил, – успокоившись, ответил Стас.

– Пока ты неправильно думал, я составил правильный план действий, благодаря которому мы все еще надеемся провернуть это дело.

– А ты, я смотрю, расхрабрился?

– Во сколько начинаем?

– Людей вокруг нет, значит уже можно.

– Хорошо.

– Я сделал петли на канате, найди, за что их можно будет зацепить, дверную ручку, например, или крюк какой-нибудь… Не нужно перехватывать его руками, открой балкон и с разбега потяни канат, так ты сделаешь все меньше, чем за пять секунд, – сказал Стас и, достав из машины сумку с канатом, протянул ее Дэну.

– Хорошо придумал, я позвоню, как буду готов, – сказал Дэн и, отъехав от обочины, через пару минут остановился на парковке отеля возле центрального входа.

Перед тем, как выйти из машины, он перелез на заднее сиденье, полностью переоделся, приклеил черную бороду и, надев очки, зашел в отель.

Пройдя рамки с металлодетекторами, он поднялся на второй этаж и зашел в номер.

«Надеюсь, выдержит», – подумал Дэн, посмотрев на дверную ручку, затем надел резиновые перчатки и, сняв маскировку, вышел на балкон.

– Я готов, – сказал он, позвонив Стасу.

– Погаси свет.

– Хорошо.

– Посмотри с балкона, нас никто не должен увидеть.

– Все чисто, даже светофоры красным горят.

– Тогда скидывай.

Затащив сумки в номер, Дэн перевел дух и позвонил Стасу.

– И пяти секунд не прошло, – сказал Стас, ответив на звонок.

– Не думал, что они такие тяжелые.

– Теперь открой их и посмотри, что там.

Открыв одну из сумок, Дэн обнаружил бронежилет и автомат.

– Ты серьезно? – спросил он после того, как от изумления протер глаза.

– Кажется, ты открыл сумку, в которой лежит автомат.

– Как ты себе это представляешь?

– Оставь это на потом, это не должно пригодиться.

– Тогда зачем здесь это?

– Это на тот случай, если сделать все чисто не получится, поищи лучше в боковом кармане наушник.

Выйдя из ступора, Дэн выполнил просьбу.

– Нашел.

– Нажми на маленькую черную кнопку сбоку и вставь в ухо.

– Вставил.

– Отлично, можешь выключить телефон, заряда наушника должно хватить на шесть часов.

– Хорошо.

– Переговоры начнутся завтра в девять утра, я надеюсь, что у нас все получиться… Если ты найдешь нужные двери, автомат и бронежилет нам не понадобятся! Но, когда я скажу начинать, ты должен будешь взять с собой все три сумки и автомат тоже.

– На всякий случай?

– Нет, в другом боковом кармане лежит мой пистолет, мне придется его использовать в любом случае, иначе нам отсюда просто не выбраться, и постарайся ничего не заляпать, хорошо?

– Ладно.

– Итак, после того, как переговоры начнутся, ты должен быть на позиции через десять минут! К баллонам подсоединены трубки, это специально, чтобы ты мог засунуть их под дверь… Открой остальные сумки.

– Открыл.

– Видишь маску?

– Да.

– Это противогаз, наденешь его, прежде чем повернуть вентиль, этому газу достаточно три секунды, чтобы вырубить тебя.

– Хорошо.

– Затем поищи в сумке глушители, надень их, прежде чем начнешь что-либо делать, пистолет достань сразу, как пойдешь, он может пригодиться в любой момент.

– Ты будешь на последнем этаже?

– Да, а ты начнешь с нижнего.

– Хорошо.

– На этом все, больше никаких инструкций! Все что тебе нужно, это найти двери и открыть вентили, дальше все объясню на месте, сейчас выключи микрофон и включи его в восемь часов утра, если ночью что-то пойдет не так, звони мне на мобильный.

– Хорошо.

– Удачи! – сказал Стас и, отключив наушник, уехал.

«Ну и ну… – подумал Дэн, положив автомат обратно в сумку, – пора приступать».

Выйдя из номера, он обошел несколько этажей и осмотрел их на наличие дверей без обозначений, затем спустился в холл, обошел ресепшен, бары, дошел до ресторана, прикинул, где должны быть еще двери и, взяв на ресепшене карту отеля, отправился в номер, где нарисовал примерный план отеля.

«Так, внутри баров должны быть подсобные помещения, а значит неподалеку должны быть рабочие лестницы и лифты, чтобы поднимать алкоголь…» – рассуждал он, рисуя возможные лестницы на карте, относительно рабочей парковки и центрального входа, чтобы понять, как беспрепятственно можно будет покинуть здание.

– Лучше через рабочую парковку, – решил Дэн, и выйдя из отеля, выехал с территории гостевой парковки на седане.

Медленно объехав отель вокруг, Дэн спустился на открытый подземный паркинг для сотрудников и остановился возле двери, ведущей к рабочим помещениям.

– Добрый вечер! – поприветствовал он охранника, зайдя внутрь, и приложил пропуск к турникету.

– Так поздно?

– Сбой в системе размещения, – ответил Дэн и, не дожидаясь, что на это скажет охранник, вышел в коридор.

Дойдя до помещения с одеждой, он нашел подходящую форму и зашел в раздевалку.

– Привет, – сказал он пьяному метрдотелю, лежащему с бутылкой вина в обнимку на одной из лавочек внутри раздевалки, но кроме храпа, в ответ ничего не последовало.

Выйдя из раздевалки, Дэн достал свой чертеж и пошел искать лестницу.

– Отлично! – обрадовался он, обнаружив лифт там, где и надеялся его найти.

Пройдя через каждую дверь цокольного этажа, ведущую в гостевую зону, он отобразил все на карте и пришел к выводу, что прямого выхода с цоколя на верхние этажи нет.

«Значит, нужно искать на этаже выше!» – подумал Дэн и, выйдя в гостевую зону, начал искать двери, ведущие к техническим помещениям и пожарным лестницам.

Найдя нужные двери, он вернулся в номер с тележкой, прикрутил глушители к оружию, сложил все в сумки и выкатил тележку из номера.

Спрятав сумки в кладовке для горничных, находящейся на двадцать шестом этаже, Дэн поднялся на двадцать седьмой и подошел к нужной ему двери.

– Двери открываются, это хорошо, – подумал он, открыв дверь пропуском, – но как я запущу сюда газ? Тут нет ни одной щели.

Размышляя над тем, как просунуть трубку в коридор, Дэн решил, что искать дрель будет сложно, долго и с ней будет много шума, поэтому снова спустился в кладовку на этаж ниже, достал из спрятанной сумки пистолет, поднялся на этаж, отрыл нужную дверь в сторону лестницы и, вплотную прижав к ней пистолет, выстрелил в нижний угол.

Пуля прошила дверь насквозь.

«М-да, я надеялся, что это будет немного тише, – подумал он, смотря на дыру от пули в стене, – теперь можно уходить».

Переодевшись, Дэн осмотрел номер на наличие забытых вещей, взял сумки, с которыми пришел изначально, вышел из отеля и, пройдя два квартала, сел в такси.

– Я думал, ты уже спишь, – сказал Дэн, зайдя в номер, и положил рюкзак на стул.

– Решила дождаться тебя.

– А если бы я приехал рано утром?

– Это было бы странно.

– Почему?

– Потому что серьезные вопросы не решают после трех часов утра, для этого нужна трезвая голова.

– Верно… – ответил Дэн и прилег рядом с Беллой, – проблемы с паспортом должны быть улажены завтра утром, если все получится, то я спущусь вниз и сниму номер на свой паспорт, но если все пойдет не так, то мне потребуется твоя помощь.

– Какая же?

– Если кто-то спросит, где я был в этот день, что ты ответишь?

– Отвечу, что ты провел весь день со мной, – после раздумий, улыбаясь, ответила Белла.

– Верно, а как давно мы знакомы?

Белла сердито посмотрела на Дэна.

– Не обижайся, это лишь для твоей же безопасности, – сказал он и, поцеловав Беллу, вспомнил об Эми.


Глава 5


Проснувшись в семь часов утра, Дэн аккуратно встал с постели, чтобы не разбудить Беллу, вышел из номера в халате и специально прошел перед всеми камерами до лобби-бара, где выпил чашку эспрессо.

Выйдя из главного здания, он посмотрел на расписание работы пляжа, который должен был открыться только через несколько часов и, проигнорировав полученную информацию, спустился на побережье, где расположился в бунгало.

– Опять жара, – проворчал он, запрокинув голову назад, затем посмотрел по сторонам и, убедившись, что вокруг никого нет, снял халат, надел на спину рюкзак, зашел в воду и, переплыв закрытую территорию, вышел на берег в полукилометре от отеля.

Дойдя до раздевалки, он достал из рюкзака вещи, запакованные в пакеты, оделся, приклеил бороду и, вызвав такси, отправился на место.

Зайдя в номер отеля, где должно было все произойти, он включил наушник и засунул его в ухо.

«Нужно проверить пропуск», – подумал он, нацепив форму сантехника и, выйдя из номера, отправился в разведку.

Открыв пропуском нужные двери и, проверив тайник в кладовке, Дэн вернулся в номер и лег на кровать.

– Ты здесь? – послышалось из наушника.

– Да.

– Как дела?

– Лучше некуда.

– Нашел двери?

– Да.

– Отлично, мы будем на месте через десять минут, Кристиан уже второй день нервный из-за того, что не удалось тебя найти…

– Передай ему, что мне очень жаль.

– Он вышел, ладно, мне пора! Как только я зайду в уборную, открывай вентили! – сказал Стас и отключился.

Оставшись наедине с самим собой, Дэн начал вспоминать все, что произошло с ним за этот месяц.

«Слишком много контраста… Что будет дальше? Ведь ты даже не задумываешься о том, что все может пойти не так, как ты распланировал! Думаешь, что это плевое дело, а может выйти так, что сегодня тебе придется выбирать между тюрьмой и смертью, да и тем более, выбирать это придется не тебе… – уставившись в потолок, размышлял Дэн, – разве для этого я жил? Ради того, чтобы оказаться втянутым в криминал, а затем сесть в тюрьму? Господи, за что ты послал мне такую судьбу? Ведь я просто хотел быть счастливым, хотел жить, а не искать жизни, а выходит, что ничего кроме страданий я не испытал, по крайней мере, с тех пор, как оказался на чужбине. Зачем вся эта история с Эми? Зачем все остальное? Ведь я всегда правильно жил, не нарушая никаких серьезных заповедей…»

– Вот бы сейчас вернуться обратно и забыть все это как страшный сон, – произнес Дэн вслух и, услышав самого себя, нахмурил брови.

«Точно, вернуться обратно… У тебя ведь было все… Ты просто ничего не ценил… Может весь этот контраст для того, чтобы ты увидел эту грань, чтобы заметил все хорошее, что не замечал ранее… Все, что было мне нужно, у меня было! Это как с зоной комфорта, чтобы почувствовать ее, нужно выйти за ее грани, – от этих мыслей мурашки пробежали по его коже, – Эми хотела, чтобы ты остался с ней, да ты и сам этого хотел, но смотрел не туда, куда нужно, ты все летал в облаках, не ценил то, что имел… Вот что ты получил взамен… Не замечая перед собой того, что было тебе нужно, ты рвался на поиски неизвестного, а оно все это время было рядом…»

Теперь поздно, – произнес он вслух и, посмотрев на часы, вышел из номера.

Стас снова включил наушник.

– Где здесь уборная? – спросил он у одного из охранников.

Услышав это, Дэн накинул на себя халат, висевший на крючке, чтобы спрятать под ним автомат, перекинул через голову сумки и, посмотрев по сторонам коридора, вышел на лестничную клетку, где надел противогаз.

– Готов, – шепотом сказал Стас через несколько минут и надел маску.

«Начали», – подумал Дэн и аккуратно вставил трубку в отверстие.

Резко открыв вентиль, он вытащил из сумки еще два баллона с газом, бросил сумку на пол и побежал на второй этаж, но на середине лестницы неожиданно остановился.

Сердце его застучало бешеным темпом, а кожа покрылось мурашками.

– Вот черт… – выругался он, вспомнив, что забыл сделать отверстие в двери на этаже выше и, пошатнувшись, застыл на месте.

Через несколько секунд с нижнего этажа начали доноситься звуки.

Опомнившись, Дэн по наитию открыл вентили баллонов прямо на лестничной клетке, ворвался на двадцать седьмой этаж и, бросив баллоны в другой конец коридора, начал стрелять во все стороны.

«Что он там творит?» – испуганно подумал Стас, услышав крики из коридора.

После того, как все охранники оказались на полу, Дэн принес с лестничной клетки вторую сумку, достал из нее три баллона, вызвал лифт, положил один из баллонов внутрь и, открыв вентиль, вместе с телом одного из охранников отправил лифт на этаж выше.

«Быстрее», – мысленно поторопил он себя и тут же бросился на лестничную клетку.

Сразу же после того, как на этаже выше послышались голоса, Дэн с автоматом наперевес выбил ногой дверь и, держа в каждой руке по одному открытому баллону, ворвался в коридор.

Стас, выйдя из уборной, застыл в ужасе, увидев повсюду дыры от путь и кучу тел, разбросанных по этажу.

Дэн бросил открытые баллоны в дальний конец коридора, но открытый баллон, приехавший на лифте с телом, сделал почти всю работу. Лишь несколько охранников, увидев Дэна, бросились к нему, но в нескольких метрах от него упали и заснули крепким сном.

На втором этаже не было выпущено ни одной пули.

Лифт спустился на этаж ниже, а затем снова поднялся вместе со Стасом

– Ты всех убил? – спросил он, аккуратно подойдя к серобородому человеку в халате.

Дэн ничего не ответил.

Поняв, что голос блокируется маской, Стас внимательно посмотрел на Дэна и, вспомнив про сумки с деньгами, попросил жестом пистолет.

Дэн протянул Стасу оружие и, сняв с себя автомат, отбросил его в сторону.

Открыв номер, Стас аккуратно посмотрел внутрь и, опустив пистолет, кивнул Дэну.

Зайдя внутрь, Дэн посмотрел на спящего Кристиана и открыл одну из сумок.

Сумка была доверху набита деньгами.

– Фух, слава Богу, снял эту дрянь, – сказал Стас, сняв противогаз.

Дэн посмотрел на Стаса с удивлением.

– Что? Газ давно вышел из баллонов, а остатки испарились через вентиляцию и открытое окно, – ответил он самодовольно.

Понаблюдав за ним, Дэн тоже снял маску и, сделав глубокий вдох, открыл вторую сумку.

– Щели в дверях, – сказал Стас, указывая рукой на Кристиана, – если бы над нами были еще этажи, заснул бы весь отель.

– Что дальше? – спросил Дэн.

– Неплохо придумал, – сказал Стас, разглядывая Дэна, – я про маскировку.

Дэн ничего на это не ответил и стал дожидаться ответа на свой вопрос.

Стас молча кивнул в сторону Кристиана.

– Нет, я решил, что не буду этого делать.

– Почему?

– Это ничего не изменит.

– Уверен?

– Да.

– Как скажешь, – отрезал Стас и выстрелил Кристиану в лоб, забрызгав стену кровью.

Дэн вздрогнул и с ужасом посмотрел на стену.

– Нет, все-таки я ошибался насчет тебя, никакой ты не хладнокровный, – сказал Стас и, улыбнувшись, выстрелил в трех оставшихся членов переговоров.

Дэн сел на стул и с ужасом посмотрел по сторонам.

– Все люди способны на такое! Раньше это было нормой… Лучший способ решить проблему – это избавиться от проблемы раз и навсегда! – сказал Стас, положив руку ему на плечо.

– Они ведь все равно ничего бы не узнали… – произнес Дэн, придя в себя.

– Это уже не имеет никакого значения, – сказал Стас и, подойдя к телам, начал снимать с них драгоценности, – тебе пора.

– Что ты делаешь? – злобно спросил Дэн.

– Хочу оставить кое-что себе на память, эта сумка моя, а вон та твоя, – Стас указал рукой в сторону сумки и сложил в свою, снятые с трупов, драгоценности.

Дэн сделал глубокий вздох.

– Куда мне ехать?

– Куда хочешь, мы в любом случае найдем друг друга.

Дэн покачал головой и, взяв сумки, направился к выходу.

– Подожди, не выключай наушник, пока не уедешь из отеля, хочу убедиться, что все в порядке.

Ничего не ответив, Дэн вышел из номера, бросил халат на пол, надел кепку и начал спускаться вниз по лестнице.

– Что в сумках? – спросил охранник, стоя на выходе.

– Деньги, – холодно ответил Дэн, открыв сумку, и пока охранник в шоке смотрел на пачки зеленых, обошел его сзади и, вырубив ударом в шею, усадил его в компьютерное кресло.

– Срочно возвращайся, тут еще одна сумка, – послышалось из наушника.

– Еще одна?

– Быстрее, – крикнул Стас и звук пропал.

Дэн сложил сумки в багажник и уже через три минуты стоял в том же самом номере.

– Где она?

– Что-то с наушником, – нервно сказал Стас швырнув его в окно, – я тебе кричал, но ты уже не слышал!

Дэн посмотрел на Стаса с недоумением.

– Тут еще одна сумка, но в ней только какие-то бумаги, – рявкнул Стас и пнул по сумке ногой, – скорее беги обратно, нельзя терять ни минуты!

Дэн потерянно посмотрел на сумку и, покачав головой, выбежал из номера.

«Нужно убедиться, что все живы», – подумал он, пробегая мимо груды тел, разбросанных по нижнему этажу.

Убедившись, что среди лежащих на полу нет ни одного раненого, потому что пули были направлены только в потолок и стены, Дэн выбежал на лестницу.

– Еще спит, – прошептал Дэн, подойдя к охраннику. В этот момент с парковки раздался сильнейший взрыв.

Подождав несколько секунд, он отдышался, медленно нажал на дверную ручку и, немного приоткрыв дверь, увидел вдалеке свою машину.

Машина стояла на выезде с парковки за шлагбаумом и пылала красным пламенем.

Поддавшись сильнейшему ужасу, Дэн застыл на месте без единой мысли и простоял так не меньше минуты.

Услышав мычание охранника, он мигом овладел собой и кинулся в свой номер.

«Там должен был быть я, нужно скорее сваливать», – думал Дэн, надевая брюки дрожащими руками.

Из номера он бросился к выходу вместе с толпой, движущейся по указанию голоса, исходившего из динамика громкоговорителя.

Выйдя из отеля, он посмотрел на скопление людей в черных костюмах, они стояли кучками возле своих машин и, тыкая рациями в небо, о чем-то рьяно спорили, смотря на верхние этажи здания.

«Мафия», – подумал Дэн.

Толпа постояльцев долго стояла возле отеля, но через какое-то время все начали расходиться. Дождавшись удобного случая, Дэн, не вызывая подозрений, покинул периметр отеля.

Скидывая в каждом квартале по одной вещи в урну, Дэн сел без бороды в автобус и проехал на нем несколько остановок.

Выйдя из океана на берег, Дэн зашел в свой бунгало и, бросив сумку на горячий песок, чтобы та просохла, посмотрел по сторонам.

Пляж был таким же пустым, как и два часа назад.

Когда на пляже заиграла музыка и включились водные аттракционы, он лежал на животе с открытыми глазами и думал о сегодняшнем утре и о том, как чудом остался жив.

– Сэр, это ваш пикап стоит на парковке? – спросил полицейский, зайдя в бунгало.

– Да, а что случилось? – удивленно спросил Дэн, пытаясь встать с шезлонга, но второй полицейский мигом надел ему на запястья наручники и зачитал права.

– Вы задерживаетесь по подозрению в покушении на убийство.

– Что?

– Мы можем провести вас до номера, чтобы вы могли переодеться.

– Хорошо, – ответил Дэн и смиренно проследовал в номер за полицейским.


Глава 6


Прошло уже полчаса с тех пор, как детектив усадил Дэна на стул в допросной и сказал, что скоро вернется.

– Вы знаете, почему вы здесь? – спросил он, зайдя внутрь, и сел напротив Дэна.

– Не имею ни малейшего понятия.

– Вы являетесь подозреваемым по делу о покушении на убийство.

– Это я уже слышал, – сказал Дэн и посмотрел на свои запястья.

– Вам зачитали ваши права?

– Да.

– Насколько мне известно, вы отказались от адвоката?

– Все верно.

– Что ж, я задам вам несколько вопросов.

– Постараюсь на них ответить.

– Вы останавливались неделю назад в маленьком городке?

Дэн кивнул.

– Что вы там делали?

– Я ехал из Нью-Йорка в Майами, но дорога долгая, пришлось остановиться в первом попавшемся городке, чтобы поспать и перекусить.

– Да, дорога неблизкая, две тысячи миль… Если ехать с разрешённой скоростью, можно добраться за двадцать с лишним часов, но если не боитесь патрульных, то можно и за пятнадцать.

– Я ехал медленно.

– Ну и как, получилось поспать?

– Нет.

– Что-то случилось?

– Познакомился с девушкой в баре.

– А, – протянул, улыбнувшись, детектив, – понимаю.

– Да, но ранним утром я все-таки попал в номер.

– Узнаете их? – детектив достал из папки фотографии и показал их Дэну.

На фото были шериф и братья Коллинз.

– Узнаю.

– Расскажете что-нибудь о них?

– Без проблем, а вы расскажите мне поподробнее, в чем меня подозревают?

– Согласно документам, лежащим в моей папке, вы пытались убить их всех.

– Ого, – удивленно произнес Дэн, широко раскрыв глаза.

– Да, – ответил детектив, сменив улыбку на жесткий взгляд, и скрестил руки на груди.

– Могу я попросить вас об одной услуге?

– Попробуйте.

– Можете снять или хотя бы ослабить наручники? Боюсь, история будет долгой.

– Нет.

– Я иду вам навстречу, пойдите же и вы мне на уступки! Я не буду прибегать к услугам адвоката, а вы всего лишь снимете с меня наручники… В конце истории вы поймете, что я не тот, за кого вы меня принимаете.

Детектив молча осмотрел Дэна с ног до головы и в итоге согласился.

– Спасибо, – сказал Дэн, потирая запястья, – всегда думал, что это полная чушь, когда люди в фильмах просят снять наручники… Оказывается, это действительно больно!

– За что вы пытались их убить?

– Я никого не пытался убить, я не преступник, я вам расскажу, как все было с самого начала! Наверняка, в протоколах нет этой информации, кстати, они у вас?

Детектив постучал ладонью по папке с документами.

– Отлично, – ответил Дэн и начал, – тем утром я зашел в номер, лег в постель, а через какое-то время услышал, как завопила сигнализация моей машины.

– Согласно протоколу в тот день вы заявили, что вас ограбили и избили.

– Я ничего не заявлял, меня нашли без сознания сотрудники отеля. Это как раз произошло после того, как я вышел на порог, чтобы проверить машину, но как потом выяснилось, кто-то ударил меня сзади по голове чем-то тяжелым, и я потерял сознание.

– Согласно вашим показаниям все так и было, но мнение шерифа выглядит немного иначе.

– Я даже догадываюсь как.

– В какой момент истории вы нападете на шерифа и заберете его пистолет себе?

Дэн удивленно посмотрел на детектива.

– Ни в какой, а зачем мне это делать?

– Вы мне скажите.

– Я ни на кого не нападал.

– Тогда почему уехали из города?

– Потому что мне больше нечего было делать в том городе, я заехал туда, чтобы переночевать, а в итоге стал потерпевшим! Сразу после того, как голова зажила, я уехал.

– В документах сказано, что вы заявили о пропаже большой суммы наличных, а также документов, мобильного телефона и других вещей.

– Верно.

– Тогда почему не дождались конца расследования?

– Тут начинается самое интересное.

– Я весь во внимании.

– На следующий день после ограбления, меня вызвал к себе шериф.

– Да, все это я вижу в отчете.

– Он сказал, что я все это инсценировал специально, и что никаких денег у меня не было… Но как бы мог нанести себе удар тяжелым тупым предметом сзади?

– У вас могли быть подельники.

– В незнакомом городе?

Детектив прищурился.

– Шериф начал мне угрожать и сказал, чтобы я покинул город, иначе посадит меня в тюрьму.

– Покинул город? Зачем ему это? Какой у него на это мотив?

– Я не знаю, но вы можете поговорить с местными жителями, все думают, что он в доле с братьями Коллинз… На их счету десятки таких преступлений!

– Откуда вы знаете братьев?

– Я познакомился с ними в тот вечер, когда заселился в отель, мы с ними побеседовали в баре, а на утро, они, скорее всего, меня и ограбили… Следы от протекторов шин совпали с их машиной! Так сказал сам шериф, когда приехал на место преступления, это должно быть зафиксировано в протоколе.

Детектив молча посмотрел на Дэна, а затем залез в протокол и, увидев отметку о следах шин, поднял от удивления брови и снова посмотрел на Дэна с недоверием.

– Вот собственно и все, что я могу вам рассказать.

– Шериф уже едет, он должен быть здесь сегодня вечером, – выговорил детектив после недолгой паузы.

– Я надеюсь вы проверите мою информацию? Я ни в чем не виновен…

– Да, но вопросов еще много, – ответил детектив, кивнув головой.

– Хорошо, но теперь, извините, мне нужен адвокат… Я не знаю местных законов, поэтому мне нужна будет его помощь, иначе вы будете держать меня тут до бесконечности.

– Хорошо, – ответил детектив и, надев на Дэна наручники, вышел из допросной.

Прошло несколько часов, прежде чем конвой снова привел Дэна в допросную.

– Добрый день, – сказал адвокат, с улыбкой зайдя в кабинет.

– Не думаю, – ответил Дэн.

– Ах да, извините.

– Сколько меня здесь продержат?

– По законам штата подозреваемых могут продержать не больше суток, но я буду настаивать на скорейшем освобождении.

– Спасибо.

Обсудив с Дэном детали, адвокат вышел из допросной и вернулся через несколько минут с детективом.

– Снимите с него наручники, – сказал он и поставил перед Дэном стакан с кофе.

– Спасибо, – сказал Дэн, взяв в руки стакан.

– Итак, ваш адвокат ознакомился с материалами дела, кое-что мы уже обсудили, но у меня осталось еще несколько вопросов.

– Я готов на них ответить.

– Как вы заселились в отель?

– Как и все люди, подошел на ресепшен и заселился.

– Мы проверили данные по вашему номеру, он был снят на другое имя.

– Может, портье ошиблась, вводя данные?

– Или ошиблась система, – вставил адвокат.

– Ну да, – произнес детектив с иронией, – как вы расплачивались за номер?

– Наличными.

– Вы всегда расплачиваетесь наличными?

– Да.

– Но у вас ведь есть средства на карте, почему не пользуетесь ими?

– Что за вопросы?! – воскликнул адвокат.

– Там деньги на черный день, – ответил Дэн.

– Где вы остановились, когда приехали в город?

– У какой-то девушки, познакомился с ней на пляже, жил у нее до недавних пор, а на днях вышел из запоя и съехал, если честно, даже не помню, как она выглядит.

– Пока что вопросов больше нет, – усмехнулся детектив и с недоверием посмотрел на Дэна.

– Я могу быть свободен?

– Нет, мы вас долго не задержим, вечером мы возьмем показания у шерифа, и после этого будет все понятно, а пока вас проводят в камеру, – сказал детектив, надевая на Дэна наручники.

– А как же мои показания по этому делу?

– Мы их возьмем сразу же после того, как пообщаемся с шерифом, ваше старое дело теперь проходит под моим расследованием.

Сидя в камере, Дэн продумывал каждый шаг, думал, как рассказать все так, чтобы не вызвать лишних подозрений, но проведя в раздумьях весь день, понял, что если его и отпустят, то только утром.

Дэн был полностью подготовлен, когда следующим утром за ним пришел конвой.

– Доброе утро, – сказал детектив, зайдя в допросную, и снял с Дэна наручники.

– Шериф приехал?

– Да, но поздним вечером… У нас появились разногласия по вашему делу, мне придется вас отпустить.

Дэн с адвокатом переглянулись.

– Нет ни улик, ни свидетелей, – продолжил детектив, – подозрения беспочвенны, вообще не понимаю, как судья выписал разрешение на объявление вас в розыск… Я поднял дела братьев Коллинз и, действительно, нашел там кое-что интересное.

– Думаете шериф с ними?

– Не могу с вами это обсуждать, но мы в любом случае докопаемся до истины в ближайшее время. Приступим к этому сразу же после того, как разберемся с вчерашними происшествиями…

– Какими происшествиями?

– Не важно, вы свободны, карточки разблокированы. Вам нужно подписать несколько бумаг, мой помощник вам с этим поможет… Как только вы понадобитесь, а вы нам скорее всего понадобитесь, в ближайшее время мы свяжемся с вами, всего доброго, – сказал детектив и, пожав Дэну руку, вышел из допросной.

Забрав свои вещи, Дэн вышел из полицейского участка вместе с адвокатом.

– Рад, что все это закончилось! По вам видно, что вы далеко не преступник! – сказал адвокат, сделав глубокий вздох.

– Да, надеюсь, мне еще и украденные вещи вернут, – ответил Дэн.

– Подвезти вас?

– Нет, спасибо, хочу прогуляться, а что за происшествия, про которые говорил детектив?

– Насчет взрыва вчерашним утром.

Дэн вопросительно посмотрел на адвоката.

– Ах, да, вы не могли быть в курсе, извините, вчера в одном из отелей на первой береговой произошел взрыв, скорее всего, дело передадут ФБР.

– Вот как?

– Да, в управлении говорят, что там замешана мафия, но мне, как и всем, известно только о взрыве.

– Теракт?

– Все может быть! В машине было три человека! Говорят, сработала взрывчатка… Ну, да ладно, мне пора работать, и так уже наговорил лишнего, – сказал адвокат, взглянув на экран звонившего телефона и, попрощавшись с Дэном, зашел обратно в участок.

– Три человека? – пробубнил Дэн, отойдя от участка и встал на мосту.

«В прессе должно быть все уже расписано», – подумал он и вспомнил, что телефон, с которого он звонил Стасу, все это время лежал у него в рюкзаке.

Достав телефон из сумки, он разобрал его по частям, сломал сим-карту и выбросил все с моста в воду.

Пройдя квартал от полицейского участка, Дэн сел в автобус и, выйдя из него через несколько остановок, зашел в торговый центр, где купил себе очки и новую одежду.

«Они знали про сумки, поэтому и угнали машину, но кто дал им эту информацию, и почему она взорвалась?» – думал Дэн, сидя за столом в кафе.

– Третья сумка… – шокировано произнес он, вспомнив, как пробегал по лестнице.

«Одна сумка должна была остаться в коридоре на нижнем этаже, а вторая прямо на лестнице, но когда я второй раз спускался вниз, ее там не было…»

– Стас… – тихо выговорил Дэн, поняв, что третья сумка, из-за которой Стас снова заставил его подняться наверх, была той самой, которую Дэн бросил на лестнице после того, как в спешке вытащил из нее баллоны.

«Значит он все это подстроил?» – ужаснулся Дэн, и мурашки пробежали по его коже.

Выйдя из ресторана, он посмотрел по сторонам и, дойдя до газетного киоска, начал разглядывать обложки журналов и заголовки газет.

«Он хотел убить меня, – думал Дэн, смотря на фотографии подорванной машины на одной из газет, – значит теперь меня будет искать мафия… Но кто же тогда взорвался в машине? Он все подстроил, позвал меня наверх, а дальше что? Может это не он, может быть, он опередил меня, когда я осматривал тела? Нет, он не мог сесть в машину, ему же нужно было алиби! Но как тогда все это понять? У него есть все мои данные, значит он знает про пикап, наверняка, за ним следят, теперь не получиться его забрать… Нужно убираться из города!»

Тучи все утро кружили над городом, и в тот момент, когда Дэн разглядывал главные страницы изданий, сверкнула молния, и сильнейший дождь обрушился на город.

Спрятавшись от дождя под навесом близстоящего здания, Дэн посмотрел на проходящую мимо девушку, и вспомнил про Беллу.

– Как же ты мог про нее забыть?

Снова зайдя в торговый центр, Дэн купил телефон, залез на сайт отеля, и позвонив на ресепшен, попросил связать его с Глорией.

– Алло.

– Привет, это Дэн, друг Беллы, она еще в номере?

– Привет, нет, она съехала вчера днем.

– Можешь продиктовать мне ее номер? У меня сломался телефон, и теперь нет ни одного контакта.

– Да, записывай.

Записав номер, Дэн поблагодарил Глорию, и положив трубку, сразу же набрал номер Беллы.

– Алло.

– С тобой все в порядке?

Ахнув, Белла бросила трубку и перезвонила через несколько минут.

– Как ты? Тебя уже отпустили?

– Со мной все в порядке, а с тобой что?

– Что со мной может произойти? Мне задали лишь несколько вопросов и уехали.

– Слава Богу, где ты сейчас?

– На работе, тут такой кошмар! Куча полицейских, и никто не говорит, что произошло, нам запрещают спускаться в рабочие помещения… На парковке произошел взрыв вчера утром, по всем телеканалам про это говорят.

– Да, это я уже слышал, сможешь выйти на полчаса? Нам нужно поговорить.

– Да, сейчас отпрошусь, работы немного, почти все съехали…

– Я наберу, когда буду возле отеля.

– Хорошо, – ответила Белла, и закончив разговор, вернулась к работе.

«Нельзя возвращаться на место преступления, но ты как обычно делаешь все наоборот…», – подумал Дэн и пошел искать банкомат.

– Ты здесь? – спросила Белла, ответив на звонок.

– Да, я на пляже, по правую сторону от отеля.

– Хорошо, скоро буду.

Подойдя к Дэну, она бросилась ему на шею и крепко обняла.

– Слава Богу, с тобой все в порядке! – прошептал он.

– Почему они тебя забрали?

– Уже не важно, главное, что отпустили.

– Значит теперь все хорошо?

Дэн помотал головой.

– Почему?

– Мне нужно уехать из страны, – произнес он после непродолжительной паузы.

– Как? – Белла сделала шаг назад.

– Я по уши влип.

Она долго смотрела на него, нахмурив брови.

– Надолго?

– Навсегда.

Белла отвернулась и посмотрела в сторону океана, на глаза накатили слезы.

– Тут немного денег, – сказал Дэн, достав из кармана конверт.

– Убери это! – разозлилась Белла, – ты приехал чтобы сообщить мне об этом? – произнесла она дрожащим голосом.

– Да, я должен был сказать. Это лучше, чем жить в неизвестности… Прости, но я ничего не могу с этим поделать! Пока я рядом с тобой, ты в опасности.

– Что ты натворил?

– Поверь, тебе лучше не знать…

– Тебя ведь отпустили.

– Дело не в полиции.

Белла снова замолчала.

– Извини, – произнес Дэн после долгой паузы и случайно сделал шаг назад.

Подумав, что он собирается уйти, она тут же развернулась и обняла его.

– Если у тебя все наладится, возвращайся, ты знаешь, где меня искать… – Белла горячо поцеловала Дэна и еще крепче его обняла, – если кто-то спросит меня о тебе, я знаю, что ответить, – прошептала она и, посмотрев ему в глаза, вышла с пляжа.

Дэн проводил ее взглядом до отеля, пока она не скрылась за его толстыми стенами.

«Она в безопасности, кроме полиции про нее никто не знает, да и те, после моих показаний не будут ее тревожить», – подумал он и, заметив проходящего мимо полицейского, решил издалека посмотреть на место взрыва.

Обойдя отель сбоку, Дэн остановился в пятидесяти метрах от шлагбаума и осмотрелся.

Подземная парковка была опечатана, но полицейских вокруг не было, лишь патрульная машина стояла неподалеку.

Все машины, стоявшие ранее на подземной парковке, теперь стояли в трех метрах от шлагбаума на открытом паркинге, в том числе и машина Беллы, именно с этой парковки Дэн уехал с ней в день их знакомства.

«Может, зря я навожу панику? Если он хотел меня подорвать, то наверняка думает, что со мной покончено…» – подумал Дэн, но сбился с мысли, увидев знакомый автомобиль.

– А ты что тут делаешь? – прошептал он, подойдя к машине, и обошел ее со всех сторон.

«Открыта, и ключи в замке зажигания… странно», – Дэн посмотрел в салон через полуоткрытое окно.

– Пикап брать нельзя, а мне нужно на чем-то передвигаться, – пробубнил он себе под нос и, открыв дверь, сел за руль.

«Ничего страшного, непредвиденные ситуации случаются», – он завел мотор и выехал на дорогу.

Заехав на парковку отеля, в котором его вчера задержали, Дэн припарковался возле пикапа и начал смотреть по сторонам.

«Скорее всего он думает, что я мертв, и никто за ним не следит, – Дэн решился выйти из машины, – Нет, не стоит рисковать! Приеду сюда вечером, – подумал он и, увидев, как ветер гонит по дороге шар из смятой бумаги, вспомнил, что точно такой же шар с планом действий валяется на дне пустой мусорной корзины в его комнате».

– Вот дурак! – протянул Дэн и сорвался с места.

Проехав вокруг территории общежития несколько раз и, убедившись, что никто за ним не следит, он оставил машину возле КПП и отправился в комнату.

«План составил, а избавиться от него не додумался?.. – подумал он и, разорвав листок на мелкие кусочки, выбросил их в окно, – теперь точно все!»


Глава 7


Выйдя из подъезда, Дэн внимательно посмотрел по сторонам и, не заметив ничего подозрительного, направился к выходу.

«Сегодня же нужно убраться из города! Позвоню в автосервис и попрошу, чтобы пикап отбуксировали в мастерскую, так будет безопаснее… Если все-таки за ним кто-то увяжется, придется бросить все вещи и уехать».

Выйдя с КПП, он направился к машине, но пройдя несколько метров резко остановился.

– Эми… – прошептал он.

– Привет, – сказала она, встав в метре от него.

– Привет.

– Поговорим? – спросила она с легкой улыбкой.

Придя в себя, Дэн, не скрывая своей подозрительности осмотрелся по сторонам и, снова ничего не заметив, молча кивнул.

– Сегодня пасмурно, да и дождь опять начинается, может, лучше заедем в какой-нибудь ресторан?

Дэн молча смотрел на Эми с изумлением.

– Или можем…

– Хорошо, только не на берегу, – перебил он ее, – давай где-нибудь неподалеку.

– Я тут ничего не знаю, но что-нибудь найдем, садись, – сказала Эми, указав рукой на кабриолет, и направилась к двери.

– Нет, я на машине, поезжай первой, я за тобой.

Эми кивнула головой и, потерянно посмотрев по сторонам, села в машину.

«Что она хочет? – думал Дэн, следуя за красным кабриолетом, – Кристиан мертв, не думаю, что она хочет поговорить об этом».

Проехав несколько километров, кабриолет остановился возле небольшого ресторана с верандой на десять столов.

Выйдя из кабриолета, Эми подошла к машине Дэна и стала наблюдать за тем, как он силой пытается открыть дверь изнутри.

– Что-то заело, – сказал он, покраснев, и вылез через открытое боковое окно.

Она тихо рассмеялась.

«Как странно», – Дэн посмотрел на улыбку Эми и тоже улыбнулся.

Только они сели за стол, как тут же в небе раздались раскаты грома и начался сильный дождь.

– Вовремя мы! – с улыбкой произнесла Эми.

– Да, – настороженно ответил Дэн, по-прежнему думая о предстоящем разговоре.

– Может быть, хотите пересесть внутрь? – спросил официант, подойдя к столу.

– Нет, принесите, пожалуйста, вот этот десерт, – она указала на картинку с лицевой страницы меню, – и какой-нибудь вкусный чай.

– А вам? – обратился официант к Дэну.

– Ничего, спасибо, – ответил Дэн тихим хриплым голосом.

– Почему? – огорченно спросила Эми.

– Ну, тогда то же самое.

– Хорошо, – сказал официант и отошел от стола.

Эми сидела напротив Дэна и смотрела на него с легкой беззаботной улыбкой.

– Зачем мы здесь? – аккуратно спросил Дэн, не выдержав молчания и пристального взгляда Эми.

– Чтобы попробовать десерт.

– Ради этого?

Не найдя, что еще ответить, она пожала плечами.

– Я серьезно.

– Я тоже, – усмехнулась Эми.

Дэн поднял брови и покачал головой.

– Что такое? Ты чем-то расстроен?

– Ты причиняешь мне боль своей улыбкой, я знаю, как виноват перед тобой, и мне сейчас стыдно смотреть…

– Успокойся, не думай об этом, я просто захотела тебя увидеть, – спокойно сказала Эми, перебив Дэна, и дотронулась до его руки, отчего он глубоко вздохнул.

– Думаешь тут есть какой-то подвох?

– Я сейчас ни о чем не могу думать.

– Даже обо мне? – по-прежнему улыбаясь, спросила Эми.

– Ты сказала, что хочешь поговорить.

– Да, хочу.

– О чем?

– Разве есть разница?

На веранду вышел официант и, поставив десерты с напитками на стол, зашел обратно в ресторан.

– Ты нашел себе девушку?

– Нет, – ответил Дэн, вспомнив Синди и Беллу.

– А как же та, с белой кожей?

– Это подруга… Подожди, откуда ты про нее знаешь?

Проигнорировав вопрос, она попробовала десерт, закрыв от удовольствия глаза.

Дэн молча разлил чай в чашки и отвернулся, но через минуту услышал всхлипы.

– Ну, что же ты… – тревожно произнес он и, сев рядом, нежно обнял Эми за плечи.

– Я долго думала над тем, что ты мне рассказал, – прошептала она сквозь слезы.

Посмотрев в ее глаза, он почувствовал, как ком подкатил к горлу.

– Я не хочу больше об этом думать, я устала, я так больше не могу, я хочу все забыть, – сказала она и крепко сжала руку Дэна.

– Прости, – еле слышно произнес Дэн.

Через несколько минут дождь перестал барабанить по крыше и сменился легким ветром.

– Ты не представляешь, как бы я хотел все вернуть.

– Правда?

– Конечно, правда, не было и дня, чтобы я не думал о тебе… Но теперь это невозможно.

– Почему? – спросила Эми и отодвинулась от него.

– Мне нужно уехать.

Эми отерла слезы и нахмурила брови.

– Это не моя прихоть, – начал оправдываться Дэн.

– А чья?

– Я не могу тебе всего рассказать.

Эми отсела от Дэна и, глубоко вздохнув, покачала головой.

– Не думай про меня плохо, я отдал бы все, чтобы ты простила меня, и чтобы мы могли начать все заново…

– Не ври.

Дэн отвел глаза и покачал головой.

– Ты все это время мне врал, ты…

– Меня хотят убить, – произнес Дэн, перебив Эми, чтобы та не наговорила лишнего.

– Что?

– Я не знаю, насколько я уеду и куда, но мне опасно здесь оставаться, поэтому нужно уехать сегодня же.

Она с испугом посмотрела на него.

– Я не хотел тебе говорить, но пришлось… Я не знаю, каким враньем можно было бы заменить эту горькую правду, чтобы ты поверила мне.

– Кто?

– Я не знаю… Но оставаться в городе мне не безопасно.

Эми впала в ступор.

– Принесите счет, пожалуйста, – попросил Дэн.

– Нет, подожди, – Эми снова прильнула к нему.

– Не беспокойся, мне всего-то нужно выбраться из этого города, в другом месте они меня не найдут, может меня и вовсе никто не ищет, может я сам создаю себе проблемы…

– То есть, возможно, тебя никто и не хочет убивать?

– Может и так.

– А с чего ты взял, что кто-то вообще этого хочет?

– Вчера меня уже пытались убить, мне просто повезло и, возможно, они думают, что я мертв.

Эми ахнула, всплеснув руками.

– Все в порядке, шансы у них невелики, это лишь подстраховка, но чем дольше я здесь нахожусь, тем больше их шансы увеличиваются.

– Я еду с тобой, – решительно сказала она.

– Нет, ты что… Я не буду тобой рисковать.

– Ты сам сказал, что шансы невелики.

– Но все же они есть.

– Ты просто не хочешь, чтобы я ехала с тобой!

– Нет, это не так.

– Значит, я еду.

– Нет.

– Тогда я буду ехать за тобой на своей машине, ты от меня не отстанешь!

– Перестань…

– Выбирай, либо я еду с тобой, либо за тобой.

Дэн выдохнул и покачал головой.

Официант выйдя на веранду, положил счет на стол и, забрав деньги, снова вышел.

– Нужно заехать ко мне, забрать сумки… Они уже собраны! Я должна была улететь вместе с мамой несколько дней назад, но сказала ей, что останусь еще на один день в Майами.

– Мы никуда вместе не поедем.

– Значит, ты готов снова от меня избавиться, – твердо произнесла Эми и молча вышла из-за стола.

– Подожди, так нельзя!

Она быстрым шагом вышла с веранды и подошла к своей машине.

– Нас снова свела вместе судьба и дала нам еще один шанс… Прошу тебя, не додумывай ничего лишнего, я все равно тебя не возьму, но не потому что не хочу, а потому что боюсь за тебя! Я обязательно вернусь за тобой, нужно лишь немного подождать…

– Этот шанс – последний, либо мы уезжаем вместе, либо ты больше никогда меня не увидишь…

– Я приеду, когда все закончится, и мы снова будем вместе!

– Нет.

– Да, – ответил Дэн и попытался подойти к Эми, но та дала понять, что не хочет этого.

– Завтра меня здесь уже не будет, мы уезжаем всей семьей, и я не скажу тебе куда, чтобы ты не смог меня больше найти!

Дэн устало посмотрел на Эми.

– Прощай, – сказала она, села в машину и, заведя мотор, начала сдавать назад.

– Ладно! – крикнул Дэн.

Эми заглушила мотор.

– Хорошо, поедем вместе.

– Честно?

– Обещаю.

– Я уже поверила, что ты хочешь от меня избавиться, – Эми вышла из машины и крепко обняла Дэна.

– Ни за что на свете!

Следуя за красным кабриолетом, развалюха Дэна заехала через шикарные трехметровые ворота на территорию виллы и остановилась возле главного входа. Выйдя из машины, он удивлённо посмотрел вокруг.

– Пойдем, – позвала его Эми.

– Куда?

– Внутрь.

– Я еще не все сделал, мне нужно кое-что успеть.

– Что?

– Потом расскажу, ты пока что собирайся, а я постараюсь сделать все побыстрее… Приеду, как закончу.

– Мы на ней поедем? – спросила Эми, указав рукой на машину Дэна.

– Пока еще не знаю, скорее всего, да… – ответил он, посмотрев на машину.

– Хорошо.

«Было бы неплохо сменить машину для безопасности», – подумал Дэн и посмотрел на кабриолет.

– Можно я возьму твою машину на время?

– Конечно, – ответила Эми, – ключи внутри, пульт от ворот тоже.

– Спасибо, я постараюсь вернуться как можно скорее, – сказал он и, поцеловав Эми, выехал со двора.

Доехав до отеля, Дэн сделал несколько кругов возле пикапа, стоящего на парковке и, решив не рисковать, все же достал телефон и набрал номер автомастерской.

– Автосервис, я вас слушаю.

– Добрый день, что-то случилось с машиной, не могли бы вы ее отбуксировать до вашей мастерской?

– Без проблем, сэр.

– Но я не смогу присутствовать, мы можем составить все документы дистанционно? И как можно скорее…

– Только, если вы доедете до мастерской.

– Хорошо, скоро буду.

Доехав до автомастерской, Дэн заполнил все необходимые документы и, накинув пятьдесят процентов сверху, чтобы все это сделали, как можно скорее, снова отправился к отелю.

Сев на хвост эвакуатора, Дэн проследовал за ним до отеля, а затем и до самой автомастерской.

После того, как погрузчик вместе с пикапом заехал внутрь ангара и пропал из виду, Дэн еще несколько минут понаблюдал за дорогой и, окончательно убедившись, что за пикапом никто не поехал вслед, завел мотор и отправился к Эми.

Заехав на участок, он вышел из машины и подошел к Эми.

– Все хорошо? – спросила она, закинув последнюю сумку в багажник развалюхи.

– Да, все хорошо, еще что-то есть?

– Нет, ты как раз вовремя, эти были последние, – ответила Эми, захлопнув багажник развалюхи, и обняла Дэна.

– Отлично, я тоже все сделал, сейчас заберем пикап из автомастерской и отправимся в путешествие, как и мечтали раньше.

– Так волнительно, – произнесла она.

– Да, мне тоже немного не по себе, но ничего, все это пройдет, вот увидишь.

Остановившись на парковке возле магазина в квартале от автомастерской, Дэн оставил Эми в машине, а сам отправился пешком за пикапом.

– Ну что тут? – спросил он у механика, зайдя внутрь ангара.

– В анкете написано, что машина не заводится, но с ней все в порядке… Провели небольшую комплексную работу, уже можно забирать.

– Отлично, спасибо, – сказал Дэн и, заплатив наличкой за работу, сел в пикап.

Остановившись рядом с развалюхой, Дэн и Эми в спешке перекидали все вещи в багажник и, в последний раз посмотрев на седан, сели в пикап.

– Оставишь ее прямо здесь?

– Да, она все равно не моя.

– Как это? – удивленно спросила Эми.

– Взял в долг у старых знакомых.

– А они в курсе об этом?

– Не думаю.

– То есть, ты угнал ее?

– Можно сказать и так.

– Так нельзя! – сказала Эми, скрестив руки на груди, и с упреком посмотрела на Дэна.

– Давай не будем сейчас про это, я потом тебе все расскажу.

– Нет, расскажи сейчас, ты уже второй раз за день меня шокируешь своими рассказами! Как можно угнать машину незнакомых тебе людей, а затем просто бросить ее?

– Все не так, это не незнакомые мне люди! Не так давно они пробили мне битой голову и ограбили, а затем их друг шериф решил меня обвинить в подстановке всего этого и посадить в тюрьму… Я несколько недель был в розыске, а сегодняшнее утро встретил в полицейском участке за решеткой.

Эми ахнула и посмотрела на Дэна широко открытыми глазами.

– Шерифа вчера вызвали для дачи показаний, и уже ночью он был в городе, эти ребята, видимо, тоже приехали как свидетели на следующий день, но случайно оказались не в том месте и не в то время, еще и забыли запереть машину, детектив заметил что-то неладное в деле и выпустил меня, сняв все обвинения.

Эми молча смотрела на Дэна с удивлением.

– Я всего лишь жертва обстоятельств, – с улыбкой произнес он, – не думай про меня плохо.

– Ты был сегодня в тюрьме? – Эми взяла Дэна за руку.

– Не совсем, но в принципе, да.

– Бедняжка… – прошептала она и поцеловала его, – извини, я не знала…

– Все в порядке, это мелочи, теперь едем? – улыбнувшись, спросил Дэн.

Эми кивнула в ответ и пикап, выехав с парковки, отправился в путь.


Глава 8


Проснувшись в полдень, Дэн приподнялся на кровати и посмотрел в открытое панорамное окно шале.

Из окна открывался прекрасный вид на широкую асфальтированную дорогу, промокшую от дождя, и небольшую каменистую гору в нескольких километрах от шале, заросшую деревьями на самом пике горного хребта.

За пару дней они проехали около тысячи миль и остановились поздней ночью возле отеля на въезде в крохотный городок, даже не взглянув на его название.

– Правда, красиво? – спросила Эми, выйдя из ванной.

– Да, кто бы мог подумать, что мы остановились в таком живописном месте… – ответил Дэн и, приглядевшись, увидел широкую бурлящую реку с правой стороны от горы.

– Так свежо, – сказала Эми, распахнув окно настежь.

Дождь, барабанивший всю ночь по крыше шале, утих и сменился легким прохладным ветерком.

– Я хочу блинчиков! Тут написано, что в нескольких метрах от шале есть хороший бар, пойдем, позавтракаем?

– Давай заедем туда на машине, возьмем все, что понравится и поедем к той реке, – Дэн указал рукой на гору, – видишь, она огибает гору справа?

– Да…

– Встанем вон там в лесу, разведем у берега костер и пожарим сосиски.

– Давай, – обрадовалась Эми, – а где мы возьмем дрова?

– За это не беспокойся, я найду.

– А если дождь снова пойдет?

– У меня есть палатка, тент и дождевики, – ответил он, улыбнувшись.

– Откуда у тебя все это?

– Я подготовился еще тогда, в Нью-Йорке…

– Тогда скорее собирайся, я очень хочу есть.

– Хорошо, пойду, умоюсь, а ты пока включи чайник.

– Хорошо!

Зайдя в шале с термосом в руках, Дэн налил в него кипяток, взял кружки со стола и, поцеловав Эми, вышел вместе с ней из номера.

– Закажи пока что все, что хочешь, а я заеду в магазин за сосисками, найду дрова и куплю местную карту дорог. Хорошо?

– Ладно, я еще хочу какао, тебе взять? – спросила Эми, выйдя из машины возле магазина.

– Да, – улыбнувшись ответил Дэн и, дождавшись, когда Эми зайдет в бар, отъехал от парковки.

«Просто не верится! Еще вчера ты и подумать не мог, что снова сможешь быть рядом с ней… Спасибо, – Дэн мысленно поблагодарил Всевышнего, подняв глаза кверху, – я понял все, что ты пытался донести до меня, теперь я ценю это!»

– Как ты тут оказался? – шепотом произнес Дэн, обнаружив пакет с названием круглосуточного гипермаркета, где покупал перчатки перед тем, как отправиться к Стасу в отель, но сбился с мысли из-за раздавшегося в небе грома.

Зайдя в бар, Дэн увидел Эми, окруженную со всех сторон работниками бара.

– Что случилось? – громко спросил он, идя к толпе широкими шагами.

Когда все расступились, Дэн увидел заплаканное лицо Эми.

– Что с тобой, милая? – спросил он испуганно.

Она молча обняла Дэна и продолжила рыдать у него в объятиях.

Работники бара отошли от стола, оставив их наедине.

– Пойдем в номер? – спросил Дэн после нескольких минут молчания.

Эми молча кивнула головой и, выйдя из бара, отправилась пешком в отель.

Дэн не стал ее останавливать, и расплатившись, пошел вместе с ней пешком.

Поздним вечером он сидел на открытой террасе и о чем-то думал, смотря на серое небо, Эми вышла из спальни на террасу и села Дэну на колени.

– Странно, что в шале нет камина, – произнесла она, – где бы мы не жили, у нас всегда был камин… Мы собирались возле него по вечерам и просто слушали, как трещат в огне дрова.

– Пойдем внутрь, тут холодно, – произнес Дэн, почувствовав, что Эми замерзла.

– Нет, не хочу внутрь, – ответила она и, сделав глубокий вздох, снова расплакалась.

Дэн просто сидел и обнимал ее, думая о том, как ее успокоить.

– Эми, милая, скажи мне, что произошло, я не могу просто сидеть и смотреть на то, как ты весь день заливаешься слезами… я хочу тебе помочь!

Услышав это, она еще сильнее расплакалась.

Прошло немного времени и, успокоившись, она отерла слезы рукавом кофты и посмотрела на Дэна.

– Утром, когда ты уехал, мне позвонила мама и рассказала, что отец в реанимации… Его пытались убить, и он чудом остался жив.

Услышав это, Дэн впал в ступор, а Эми снова залилась слезами.

– Значит сейчас же соберемся и поедем обратно, – сказал он, придя в себя после легкого потрясения.

– Нет, мама запретила возвращаться в город. Там сейчас опасно… А с папой уже все в порядке, – еле слышно выговорила она.

Дэн крепко прижал ее к себе и задумался.

– Это еще не все, – сказала Эми, отерев слезы, – несколько дней назад в центре города взорвалась машина, внутри было три человека…

– Да, я слышал об этом, – удивленно произнес Дэн.

– Лиза была одной из них, – сказала Эми и снова зарыдала.

Дэн поднял от удивления брови и мурашки пробежали по его коже.

– Я желала ей смерти после того, что ты мне рассказал, но теперь я раскаиваюсь… Надеюсь, что это произошло не из-за меня.

– Нет, конечно, ты что! Даже не думай приписывать это себе, – хрипло произнес он, пролистывая моменты в своей голове и пытаясь понять, как взрыв связан с Лизой, и как она там оказалась.

– Ты нашел дрова? – спросила Эми, успокоившись.

– Да.

– Давай разведем костер, как ты предлагал утром, я хочу согреться.

– Хорошо, – сказал Дэн и, встав с лавки зашел в дом, – подожди здесь, сейчас наполню термос и поедем, – сказал Дэн, выйдя на террасу, и закутал Эми в плед.

Остановившись в лесу в тридцати метрах от реки, Дэн вышел из машины, достал из багажника все необходимое и, вытащив Эми на руках из машины, усадил ее на раскладной стул, поставив его на каменистый берег в двух метрах от воды.

– Так красиво, – смотря на заходящее за горы солнце, произнесла Эми.

– Налить тебе чай?

– Нет, позже.

– Хорошо, я пока разведу костер.

Разложив камни вкруг, Дэн достал из багажника дрова и, составив их домиком, поджег, засунув внутрь подожжённую кору.

– Так лучше? – спросил он, сев с ней рядом.

– Да, гораздо, – ответила она, улыбнувшись, и снова сделала печальное выражение лица.

– Что ты там заказала? – спросил Дэн, принеся из машины пакет с едой, но Эми не услышала вопроса из-за шума воды.

Он вынул из сумки сковороду, найденную в шале и, разложив на ней блины, поставил ее прямо на пылающие дрова.

– Не сгорят? – спросила Эми, подняв брови.

– Я проконтролирую, – ответил Дэн и протянул ей кружку с чаем.

Солнце ушло за горизонт, и все померкло.

– Со мной всю жизнь так, всегда что-то случается, каждый раз я думаю, что хуже уже ничего произойти не может, но жизнь преподносит новые сюрпризы, – неожиданно произнесла Эми, сделав глоток.

Дэн затачивал складным ножом ветки для сосисок, найденные в лесу, и молча смотрел на Эми.

– А может, я преувеличиваю… Может быть, у всех людей на земле такая жизнь – вечные страдания… – произнесла она и снова заплакала.

Дэн бросил нож с ветками на землю и, подойдя к Эми, обнял ее.

– Посмотри на меня, – сказал он, – я буду делать все, чтобы ты была счастлива, мы с тобой теперь одно целое, теперь все твои проблемы мои, и мы будем решать их вместе.

– И ты меня никогда не предашь?

– Ни за что и никогда, – ответил он и сжал Эми в своих объятиях.

Просидев так несколько минут, Эми открыла глаза и увидела дым над сковородой.

– Горят, – тихо прошептала она.

Обернувшись, Дэн бросился к огню, чтобы снять сковороду, но наступив на илистый камень поскользнулся и напоролся ногой на раскрытый, торчащий как штырь, складной нож.

– Что с тобой? – испуганно спросила Эми, подбежав к Дэну.

Упав на камни, он вытянул пробитую ногу перед собой и, достав телефон, включил фонарик.

– У тебя вся нога в крови, сиди тут, у меня с собой есть аптечка – сказала Эми и бегом кинулась к пикапу за своей сумкой.

Ища в панике аптечку с включённым фонариком в руках, она раскрывала каждую сумку и переворачивала в них все вверх дном, пока не дошла до черной тяжеленой сумки, открыв которую, ахнула от ужаса.

Лежа на боку и осматривая рану, Дэн повернул голову и увидел идущую к нему Эми с сумкой в руках.

– Кажется, придется ехать в больницу, так просто его не вытащить, – крикнул он, но когда Эми приблизилась и лицо ее озарилось желтым светом от пылающего костра, Дэн обомлел.

– Эти часы мы вместе с мамой подарили папе на день рождения несколько лет назад, – произнесла она, роняя горсти слез на землю, и бросила рядом с Дэном набитую деньгами сумку с трофеями, которые Стас решил оставить себе на память.


Глава 9


Молча прикрепив фотографии с места преступления к доске, капитан развернулся и сведя пятки вместе, осмотрел офицеров, присутствующих на планерке.

– Детектив, начнете?

– Да, сэр, – ответил тот, и встав на передний план так, чтобы все могли его видеть, начал, – как все вы знаете, сегодня утром прямо в сердце города, возле отеля прогремел взрыв. На месте была найдена взорванная машина с тремя трупами внутри… Несколько минут назад мне доложили, что машина была взорвана дистанционно, взрывчатка находилась в багажнике…

– Уже удалось узнать, кто был в машине?

– Пока нет, все сгорело, придется ждать результаты анализов ДНК.

– Продолжайте, – кивнув, произнес капитан.

– В момент проверки соблюдений правил безопасности выяснилось, что два верхних этажа были полностью забронированы одним человеком для проведения мероприятия. Оказалось, что после взрыва, с них никто не спускался… Когда мы отправились наверх, лифт остановился на двадцать шестом этаже и дальше подниматься не стал, нам пришлось идти пешком по пожарной лестнице, где мы нашли много интересного, а когда вышли в коридор, обнаружили кучу тел, разбросанных по полу.

– Ваша версия с мафией подтвердилась?

– Да, сэр, – ответил детектив и перевел взгляд на коллег, – помимо тел, на этажах были разбросаны баллоны, подходящие по маркировке под усыпляющий газ, используемый военными, поэтому все, кто лежал на полу остались живы, несмотря на кучу гильз и дыры от пуль в стенах.

– Все живы? – удивился один из офицеров, – а сколько раненых?

– Вызвав медиков, мы поднялись на этаж выше, там нас ждала такая же картина, но с некоторыми отличиями… В одном из номеров на верхнем этаже было обнаружено четыре человека с огнестрельными ранениями, лишь одному из них удалось выжить, его увезли в тяжелом состоянии…

– Итак, – произнес на выдохе капитан, – что у нас есть?

– Суд-мед эксперты до сих пор собирают улики, но пока не нашли ничего стоящего… Охранник с рабочего входа ничего не помнит, его ударили по голове, после чего он потерял сознание. Мы пробили номера и сверили номер кузова машины, она принадлежит девушке, но в нашей базе ее нет, скорее всего это ее тело лежало в багажнике. На последнем этаже был найден автомат без отпечатков пальцев, в машине было найдено два пистолета, пробили их по базе, теперь ждем результатов анализов ДНК. Записи с камер видеонаблюдения удалось достать только с гостевых зон на первом этаже и с пожарных лестниц…

– А что с камерами на парковке? – спросил капитан.

– Несколько дней назад в системе безопасности отеля произошел сбой, поэтому записи с камер на парковке можно будет снять только после починки, через пару дней.

– А что с остальными записями? Как же лифты и коридоры?

– В коридорах камер нет, а в лифте, который был взят в пользование мафией, камеры были отключены по их просьбе.

– Как-то много совпадений… – произнес помощник детектива.

– У нас есть хоть одна зацепка? – спросил капитан.

– Да, после того, как начальник службы безопасности сказал, что на починку системы уйдет не один день, я попросил привести человека, который будет всем этим заниматься.

– Он числится у них в штате?

– Да, это системный администратор, но странность в том, что сегодня его никто не видел.

Капитан прищурился.

– Мы отправили две группы к нему домой и сделали запрос на отслеживание его местоположения по номеру телефона.

– И какие результаты?

– Как и следовало ожидать, пока никаких… Он не оставил улик, замаскировался так, что распознать его невозможно, – детектив подошел к доске и постучал указкой по фотографии с лестничной клетки, – дома его нет, а результаты отслеживания придут не раньше, чем через час…

– Разошлите ориентировки, объявите в розыск, заблокируйте карты, нужно не дать ему уйти!

В кармане детектива зазвонил телефон.

– Все это мы уже сделали, – вставил помощник детектива.

Ответив на звонок, детектив сделал удивленное лицо.

– Что такое? – спросил капитан, нахмурив брови.

– Звонили из службы безопасности отеля, они проверили его пропуск через СКУД, оказывается, он пришел в отель сегодня ночью и больше оттуда не выходил.

– Значит он там… Берите все группы, что есть и отправляйтесь в отель! – приказал капитан и, достав из кармана телефон, вышел из кабинета.

Приехав на место происшествия, детектив раздал группам задание, а сам отправился в кабинет начальника службы безопасности.

– Еще раз, здравствуйте, детектив!

– Мне нужно сверить время всех его перемещений с видеозаписями.

– Хорошо, сейчас я все распечатаю и принесу, – сказал начальник и вышел из кабинета.

– Все это как-то странно? – протянул помощник.

– Что именно?

– Он продумал все мелочи, но почему-то пользовался везде своим пропуском и не отключил камеры на лестничных клетках… Тебе не кажется это подозрительным?

– Может, мания величия, решил поиграть с нами в догонялки?

– Не знаю, не знаю…

– Все здесь, – сказал начальник, ворвавшись в кабинет, и положил листы перед детективом.

Просмотрев видеозаписи и сверив их с записями перемещений, детектив откинулся на спинку кресла и посмотрел на снова вошедшего в кабинет помощника.

– Все записи совпадают… Что-нибудь нашли?

– Нет, – ответил помощник, отрицательно покачав головой, – где он был в последний раз?

– Вышел с цоколя в гостевую зону, затем поднялся по пожарной лестнице на второй этаж, зашел в коридор и там пропал, – ответил детектив, изучая распечатку.

– Значит проверим второй этаж, – произнес помощник детектива и направился к двери.

– Пока никуда не вламывайтесь, – крикнул детектив вдогонку, – ждите меня там, я попытаюсь что-нибудь узнать о постояльцах второго этажа на стойке размещения.

– Хорошо.

Выйдя в гостевую зону, детектив подошел на ресепшен.

– Добрый день, чем могу вам помочь? – спросил портье.

– Здравствуйте, мне нужна информация о постояльцах второго этажа.

– В связи с утренними событиями мы были вынуждены всех выселить из отеля, поэтому сейчас в отеле никто не проживает.

– Хм, а архив у вас есть? Мне нужна информация о постояльцах, или, может быть, вспомните человека с седой бородой?

– Нет, к сожалению, никого с седой бородой не припоминаю… Вас интересует только второй этаж?

– Да.

– Одну минуту, посмотреть это будет несложно, на втором этаже практически никто не останавливается.

– Вот как?

– Да, зачастую люди снимают номера на верхних этажах, чаще пользуются спросом номера с видом на океан, но вам повезло, – портье сделал пару кликов мышью и достал распечатанный лист из принтера, – этот человек заселился в номер вчера днем.

– У вас есть универсальный ключ от всех номеров?

– Да, пожалуйста, – портье протянул детективу пластиковую карточку, которая являлась ключом от всех дверей.

Схватив ключ и распечатку, детектив кинулся на второй этаж.

– Двадцать восьмой номер, – сказал он группе захвата и, достав пистолет, подошел к двери.

В номере никого не оказалось.

«Куда же ты подевался?» – подумал детектив и посмотрел на помощника.

– Почему именно этот номер? – спросил тот.

– Это единственный занятый номер на втором этаже, – детектив протянул помощнику распечатку с паспортными данными постояльца, – нужно найти его.

– Хорошо, я займусь.

Достав из кармана вибрирующий телефон, детектив ответил на звонок и через мгновение поднял от удивления брови.

– Что там?

– Удалось определить местоположение нашего айтишника, он в каком-то гараже на краю города, поехали! Этого объявим в розыск по дороге.

Приехав на место в тот момент, когда группа захвата открыла ворота гаража, детектив зашел внутрь и с удивлением посмотрел на привязанного к стулу человека.

– Слава Богу, вы меня нашли, я думал, умру здесь от жары, – прошептал сквозь слезы человек.

– Как вы тут оказались? – спросил детектив, разрезав скотч и протянув бутылку с водой потерпевшему.

– Не знаю, я выходил с работы, а потом очнулся здесь…

– Вы работаете системным администратором в отеле?

– Да.

– Скорая в минуте езды, – произнес помощник, убрав от уха телефон.

– Вас похитили?

– Наверное.

– Вы видели того, кто это сделал?

– Нет, кругом было темно.

– Он что-нибудь говорил?

– Да, он спрашивал про отель, а когда узнал, что я отвечаю за техническое и программное обеспечение, начал расспрашивать меня про пропускную систему, про камеры и все в этом роде.

– И вы все ему рассказали?

– А что мне было делать? Меня примотали скотчем к стулу в темном помещении, и я прекрасно понимал, чем все это может закончиться, если я не буду говорить.

– Я вас не виню, просто спрашиваю… Почему на парковке не работают камеры?

– Системный сбой, его должны починить только послезавтра.

«Значит правда», – подумал детектив.

– В отеле есть скрытые камеры на этажах?

– Нет.

– Чтобы арестовать того, кто вас похитил, нам срочно нужны записи с камер видеонаблюдения.

– К сожалению, у меня временно нет доступа к хранилищу, записи можно будет достать только послезавтра…

– Что ж, ладно, – протянул детектив и, услышав звуки сирены скорой помощи, вышел из гаража.

– Чтобы хоть немного походить на того, кто стоял с автоматом на лестничной клетке, ему нужно быть минимум на тридцать сантиметров выше, – произнес помощник.

– Да, это точно не он, но он может быть сообщником…

– В отчете оператора написано, что мобильное устройство находится здесь со вчерашнего вечера.

– Хм, ладно… Но на всякий случай, скажи ребятам, чтобы покараулили его в больнице.

– Хорошо.

– Нужно узнать какие еще устройства были тут примерно в это же время.

– Я отправлю запрос.

– Хорошо, и еще узнай, чей это гараж.

Проводив потерпевшего взглядом до кареты скорой помощи, детектив посмотрел на помощника и кивнул головой в сторону машины.

– Поехали в участок, у меня есть еще одно незаконченное дело.

– Что за дело?

– Примерно через час после взрыва, в участок поступил анонимный звонок, звонивший сообщил об измазанной кровью машине, припаркованной возле отеля. Ребята выехали на место, это был пикап, но измазан он был не кровью, а томатным соком.

Помощник рассмеялся.

– Это еще не все… Пикап пробили по номерам, и знаешь что?

– Что?

– Оказалось, что он в розыске, как и его временный владелец, пытавшийся убить полицейского.

– Ого!

– Да уж…

– Пытался уйти от правосудия, но карма расставила все по своим местам, заляпав машину томатным соком…

– Похоже на то… Я успел перед планеркой запросить его дело и позвонить шерифу, которого он пытался убить, шериф уже едет сюда, поэтому мне нужно успеть провести допрос.

Закончив с Дэном и изучив дела братьев Коллинз, детектив набрал номер помощника.

– Ну, как успехи?

– Поставил охрану возле палаты, подал заявку на отслеживание устройств возле гаража и выяснил, кому он принадлежит, сейчас еду к владельцу.

– Значит хозяин гаража не тот, кто снимал номер в отеле?

– Нет…

– А что с постояльцем?

– Его нет ни на работе, ни дома.

– Ладно, если что-то станет известно, не забудь сообщить мне об этом, а я пока поеду в больницу, проверю, как там наши надышавшиеся, – произнес детектив и, завершив звонок, отправился в госпиталь.

– Что тут? – спросил он у дозорного, зайдя в отделение больницы.

– Ничего, всех подцепили к аппаратам, прочищают легкие.

– А врачи что говорят?

– Говорят, что им пока не до комментариев.

– Вот как… Ладно, пойду, побеседую с главным.

Постучав в дверь кабинета главного врача, детектив зашел внутрь и представился.

– Добрый день, проходите, присаживайтесь, – доктор указал детективу рукой на стул и, после того как тот сел, сам начал разговор, – я знаю, что вам как можно скорее нужно собрать показания, но, к сожалению, это невозможно!

– Почему?

– Видите ли, чтобы понять, от чего их всех лечить, мы отдали баллоны экспертам, которые изучили не только их маркировку, но и сделали экспресс тест содержимого. Собственно, поэтому все они до сих пор еще и живы.

– Живы? Это ведь усыпляющий газ!

– Должен был быть, баллоны действительно говорят об этом, но все не так просто, это либо газ кустарного производства, либо кто-то специально добавил в него яд.

– Яд?

– Именно, яд! Причем, действующий очень медленно… Если бы не сделали этот тест, то мы были бы вполне уверены, что смело можем всех выписывать, и хорошо, что этого не произошло…

– А что если этим газом кто-нибудь еще надышался?

– За это не беспокойтесь, это мы уже предусмотрели и приняли меры.

– М-да, – протянул детектив, – теперь им ничего не угрожает?

– Надеюсь… Яд нацелен на поражение нервной системы, поэтому у некоторых могут начаться проблемы, но все это подлежит восстановлению.

– Сколько же их так продержат? – детектив, достал из кармана вибрирующий телефон.

– Кого-то день, кого-то два, а кого-то, может, и месяц… Все зависит от полученной дозировки. Пока что все они введены в искусственную кому и находятся на вентиляции легких, анализы будут готовы в течение суток, поэтому все выводы можно будет делать только завтра… Одно могу сказать вам точно, тот, кто их усыпил, не хотел никого убивать, а вот тот, кто примешал яд, хотел.

– Хорошо, тогда завтра утром зайду к вам снова, всего доброго, – сказал детектив и, спешно выйдя из кабинета, ответил на звонок.

– Алло.

– Группа захвата возвращается со вторым подозреваемым в участок, – сказал помощник.

– Отлично, скоро буду, – ответил детектив и выбежал из больницы.

Приехав в участок, детектив зашел к судмедэкспертам и, выйдя оттуда с пустыми руками, направился в допросную.

– Ну что тут у нас? – спросил он у помощника, наблюдавшего через зеркало за подозреваемым.

– Мне кажется это не он…

– Внешне, вроде, подходит.

– Сейчас пообщаешься с ним и сделаешь выводы…

– Что с остальным?

– По поиску устройств пока что тихо, скорее всего информация будет только завтра, айтишника из больницы выписали, я поставил за ним слежку, за домом владельца гаража тоже следят…

– М-да, в больнице тоже все не очень… Все в коме, им прочищают легкие, оказалось, что к газу был примешан яд.

– Яд?

– Да, так что поиск свидетелей усложняется с каждой минутой… – произнес детектив и, вздохнув, открыл дверь допросной.

– Добрый вечер, – сказал он, зайдя внутрь, и сел на стул.

– Кто-нибудь объяснит мне, что я тут делаю? – капризно произнес подозреваемый.

– Вы проходите главным подозреваемым по нескольким делам сразу.

– Я ничего вам не скажу, пока не увижу адвоката!

– Да, я знаю… Адвокат уже в пути и будет здесь через несколько минут, а пока я просто хочу посмотреть на вас, – устало произнес детектив.

– В чем меня подозревают?

– Много в чем, и у нас есть неопровержимые доказательства.

– Да расскажите же, я ничего не понимаю!

– Дам вам подсказку…– протянул детектив, – вы забыли выселиться из номера.

– Из какого номера?

Детектив усмехнулся.

– Подождите-ка, – протянул подозреваемый после паузы, – кажется, я понял… Вы про тот отель на побережье?

– Точно!

– Так я и знал, что с ним что-то неладно! – сказал подозреваемый, откинувшись на спинку стула, – не знаю, что он там натворил, но как бы там ни было, я ни за что платить не собираюсь! Можете позвонить моему начальству или посмотреть по камерам видеонаблюдения, я был на работе всю ночь, а потом поехал домой, моя девушка это подтвердит!

– Кто он? О ком вы говорите?

– Не знаю, я вчера прогуливался по пляжу перед работой, как вдруг появился какой-то тип и предложил мне три сотни за то, что я сниму номер на свое имя в отеле! Ну я и согласился…

Детектив скрестил руки и недоверчиво посмотрел на парня.

– Что вы так смотрите? Это правда!

– Как он выглядит? Можете его описать?

– Здоровый мужик в очках на пол лица и в кепке… Я заранее попросил на ресепшене, чтобы они заблокировали депозит номера, поэтому даже не знаю, что он там натворил.

– Он ведь мог быть террористом или каким-нибудь сбежавшим заключенным, вы понимаете, что он мог сделать там все, что угодно…

– Три сотни, чувак! Мне все равно что он там сделал… Террорист он или заключенный… Мне без разницы! Это ведь ваша задача ловить преступников. Я работаю в ночном клубе диджеем… Три стони – это моя зарплата за два дня, почему я должен был отказаться?

Детектив ошеломленно посмотрел на диджея и, стукнув кулаком по столу, вышел из допросной.

– Я все проверю, – сказал помощник, – мы найдем его!

– Не думаю… Записи будут только послезавтра, подозреваемых больше нет, свидетелей тоже, улик тоже, даже если мы и узнаем кто это, то не найдем… Он, скорее всего, уже смылся в Канаду или Мексику…

– А что с утренним задержанием?

– Там все еще сложнее… Как раз этим сейчас и буду заниматься.

– Хорошо, тогда пока поеду в клуб, проверю алиби этого диджея.

– Хорошо, как все проверишь, поезжай домой, уже поздно, все равно ничего непонятно, встретимся завтра на утренней планерке.

– Хорошо, а с этим что?

– Пусть сидит до завтра, надеюсь, мы сможем его прикрыть хоть на несколько дней, пусть посидит и подумает… – сказал детектив и, кивнув конвою, вышел в коридор.


Глава 10


Приехав ранним утром в участок, детектив встретился с шерифом, который рассказал обо всем, что произошло в его городке за время пребывания Дэна.

Выслушав шерифа, детектив постучал пальцами по столу и, откинувшись на спинку кресла, посмотрел ему в глаза.

– Ваше дело выглядит сфабрикованным… У вас нет ни одной улики! Скажу вам сразу, я внимательно все изучил и запросил закрытые дела братьев Коллинз… Теперь у меня очень много вопросов к вам и к вашим потерпевшим, которые на самом деле должны проходить по делу как подозреваемые.

– Что? – шериф нахмурил брови, – о чем вы говорите? Нам нужно посадить преступника в тюрьму, а не играть в шпионские игры!

– Я сам решу, что мне нужно! – отрезал детектив, – я бы задержал вас на несколько суток до выяснения обстоятельств, но увы, у меня пока что не так много времени, поэтому пока что я оставляю вас под подписку о невыезде из города.

– Но вы не имеете права! – возмутился шериф.

– Имею! Я уже предупредил ваше руководство, – детектив протянул шерифу лист, – поэтому насчет работы не волнуйтесь, вас временно заместят… Я не задержу вас больше, чем на неделю.

Шериф с ненавистью посмотрел на детектива, расписался на листе и вышел из кабинета.

После того, как шериф покинул кабинет, детектив еще раз встретился в допросной с Дэном, затем освободил его и, не дожидаясь помощника, отправился в больницу.

Пройдя мимо палаты, где лежали пострадавшие от яда, детектив поднялся на этаж выше и постучал в дверь кабинета главного врача.

– Вы как раз вовремя! – воскликнул доктор, увидев детектива, и в спешке начал листать свой журнал, – я обнаружил кое-что странное.

– И что же? – спросил детектив, сев на стул.

– Абсолютно все. Кто был на двух верхних этажах, были без сознания, ведь так?

– Так.

– Мне только что прислали результаты экспертизы…

– И что там?

– Почти у всех в крови обнаружен яд…

– Вы сказали почти?

– Да, у всех, кроме одного.

Детектив поднял брови и внимательно посмотрел на доктора.

– Это еще не все…

– Что еще?

– Помимо отсутствия яда, в его крови нет ни единого следа усыпляющего газа! – сказал врач и протянул распечатку с результатами анализов детективу.

– Он еще в коме?

– Нет, мы начали выводить всех ранним утром, поэтому должен прийти в себя в течение двух часов.

– После того, как он придет в себя, мы можем его забрать?

– Не сразу, нам нужно еще кое-что сделать, пойдемте, покажу вам его!

Посмотрев на Стаса, детектив вызвал судмедэксперта, поставил дежурных возле койки, а сам собрался в участок, но не успел он выйти из больницы, как вдруг в кармане зазвонил телефон.

– Привет, ты где?

– Привет, выхожу из больницы, сейчас поеду в участок.

– Стой там, никуда не уходи, я уже подъезжаю.

– Зачем? – спросил детектив и через мгновение услышал вой сирены.

– Мы все выяснили! – выкрикнул из открытого окна машины помощник и подбежал к детективу.

– Что выяснили?

– В тот момент, когда устройство айтишника появилось рядом с гаражом, угадай, чье устройство засветилось в тот же момент в том же месте? – спросил, запыхавшись, помощник.

– Чье?

– Владельца гаража, которого мы со вчерашнего дня поджидаем возле дома!

– Вот как…

– Да, я сделал запрос на отслеживание его мобильного устройства, и оказалось, что оно уже почти сутки находится в этой больнице, а это значит, что…

– Стас? – перебил детектив.

Помощник убрал улыбку с лица и в недоумении посмотрел на детектива.

– Как ты узнал?

– Он единственный, у кого не нашли в крови ни следов яда, ни следов газа…

– Ты его уже задержал?

– Нет, он еще приходит в себя после комы, я вызвал судмедэксперта и поставил конвой возле его кровати.

– Значит теперь все?

– Улик более чем достаточно, ты молодец, – сказал детектив, похлопав помощника по плечу, – но на этом ничего не закончилось, человек с бородой спускается по лестнице с двумя сумками, а этого нашли на последнем этаже без сознания… Поехали в участок, еще раз просмотрим все записи с камер видеонаблюдения.

После того, как Стас пришел в себя и открыл глаза, его тут же подняли с койки и, зачитав права, увезли в участок на допрос.

– Что я тут делаю? – спросил он у детектива, зашедшего в допросную.

– Все вы задаете каждый раз один и тот же вопрос… До вас по этому делу в роли главного подозреваемого проходило два человека, и вот теперь, когда все они доказали свою невиновность, вы здесь.

Стас нахмурил брови.

– Ты даже не представляешь, какой срок тебе грозит… Помочь тебе сможет лишь амнистия, но и та бессильна перед теми, кто не признает свою вину, поэтому решайся, либо правда, либо смерть в тюрьме.

– Мне нужен адвокат.

– Хорошо, – сказал детектив и вышел из допросной.

Вернувшись через пару минут обратно, детектив сел за стол и положил перед Стасом фотографии системного администратора и ди-джея.

– Узнаете их?

Стас отрицательно покачал головой.

– Хм… Сегодня мы устроим очную ставку, и поверьте, из всех присутствующих они выберут именно вас!

– У вас есть еще вопросы, детектив? – спросил адвокат.

– Да. Как вы оказались на верхнем этаже?

– Как и все, поднялся на лифте.

– Что вы там делали?

– Я охраняю одного очень важного человека.

– Человека зовут Кристиан?

– Да.

– Что ж, мне очень жаль, но, судя по всему, теперь вы безработный.

– Почему это? – спросил Стас, нахмурив брови.

– Потому что Кристиан мертв!

Стас округлил глаза.

– Да, ему выстрелили в голову почти в упор.

Стас покачал головой и, прижав ладони к лицу, глубоко вздохнул.

– Вижу, вы расстроены… – произнес детектив, – но не утруждайте себя этой ролью… Лучше скажите, вы знали, что следы пороха въедаются в одежду и кожу стрелявшего не меньше, чем на семь дней?

Услышав это, Стас убрал руки от лица и посмотрел на адвоката.

– Видимо, не знали, так же как и то, что при выстреле в упор, мельчайшие частички крови, мозга и костей тоже долетают до рук…

– Я ни в кого не стрелял!

– Мы отправили вашу одежду на экспертизу, чтобы найти следы крови, а вот следы пороха на ваших руках подтвердились еще в больнице.

– Этого не может быть…

– К вашему несчастью может… Вы единственный из потерпевших, у кого не обнаружено следов усыпляющего газа в крови.

– Это так, – подтвердил адвокат.

Стас с испугом посмотрел на детектива.

– У вас все еще есть шанс облегчить себе существование… На камерах видно, как человек с бородой спускается по лестнице, держа в каждой руке по одной сумке, нам нужно знать, что это за человек.

– Я ничего не знаю, – нервно произнес Стас после раздумий.

– Уверены?

– Я имею право хранить молчание.

– Что ж, ладно, спишу вашу реакцию на шок, зайду к вам снова вечером, надеюсь, к этому времени вы одумаетесь.

– Это точно он! – воскликнул помощник, после того, как детектив вышел из допросной.

– Конечно он, но нам нужно знать, кто его подельник.

– Он перестанет юлить, когда придут результаты экспертизы.

– Надеюсь, – произнес детектив и, достав из кармана вибрирующий телефон, ответил на звонок.

– Детектив, это вы?

– Да, кто это?

– Системный администратор… У нас получилось наладить систему, можете приезжать за записями с парковки.

– Скоро буду, – и завершив звонок, детектив направился к выходу.

Приехав с записями в участок, детектив сел за компьютер и начал изучать полученный материал.

– Вот он, – прошептал помощник, увидев на экране черный седан.

– Да, из отеля он больше не выйдет, поэтому можно смело перематывать на утро следующего дня.


Глава 11


– Как насчет этого?

– Слишком дорого, давай что-то…

– Ты чего?

– Заткнись и не оборачивайся.

Вилмар обернулся.

– Дурак, я что тебе сказал, – Бадди треснул Вилмара по плечу и встал так, чтобы Дэн его не заметил.

– Надо же… и искать не пришлось, сам нашелся! – прошептал Вилмар, подняв брови, – что будем делать?

– Не знаю, – Бадди сделал несколько резких глотков воздуха.

– Ты чего?

– Ничего, адреналин… Следи за ним, а я пока переставлю машину поближе, как пойдет на кассу, набери меня.

– Затолкаем его в тачку?

– Если вокруг никого не будет, то да, – Бадди снял с вешалки панаму и натянул ее на Вилмара, – смотри, только аккуратно, – сказал он и вышел из гипермаркета.

Перегнав машину поближе к входу, Бадди достал телефон и набрал номер брата.

– Алло.

– Он еще там?

– Да, ты бы видел, что он покупает…

– Что?

– Кажется, он снова собирается на дело…

– На дело? Если так, то это все меняет…

– Давай немного последим за ним.

– Да, давай, может, что и нам перепадёт…

– Точно! Он взял сэндвич.

– Значит уже собирается выходить, дождись, как он все купит, и пулей лети в машину, я уже возле дверей.

– Ты бы лучше отъехал, он нашу машину из тысячи узнает!

– Да, точно, – сказал Бадди и покрутил головой по сторонам, – я буду за белым внедорожником.

– Понял!

Проехав за пикапом несколько миль, Бадди скинул скорость и через несколько секунд выключил фары.

– Что ты делаешь? Сейчас улетим куда-нибудь, – крикнул Вилмар.

– Он нас заметил, хочу дать ему фору.

– Смотри, вроде сворачивает.

– Да, остановился, – прошептал Бадди и остановился в ста метрах от пикапа.

– Будем звонить шерифу? – спросил Вилмар после того, как пикап остановился на парковке у отеля.

– Нет, теперь он нам не нужен, сами справимся.

– Тогда что дальше?

– Посмотрим, что он будет делать.

– Дальше он пойдет в отель, что тут непонятного?

– Он только что закупался в круглосуточном гипермаркете, значит он собирается на дело прямо сейчас, следовательно, все будет проходить именно в этом отеле, так давай дождемся момента, когда он сделает все свои дела и снова выйдет на улицу!

– И тогда мы его возьмем?

– Да! – ответил Бадди, закатив глаза.

– Хорошо, – ответил Вилмар и посмотрел на пикап, – мне кажется, он идет не в ту сторону.

– Тихо! – прошептал Бадди и поняв, что Дэн начал обходить отель, завел мотор и поехал за ним.

Остановившись возле другого отеля, Бадди сильно удивился, когда из машины вышел абсолютно другой человек.

– Как это? – возмутился он.

– Вспомни, как он пришел к нам… Это маскировка!

– Видимо, в этот раз он затевает что-то серьезное…

– Наверное… Скорее всего, тип с которым он только что разговаривал у дороги – его подельник… Может нам вообще не стоит с ним связываться?

Бадди косо посмотрел на Вилмара и, когда Дэн снова вышел из отеля, завел мотор и проследовал за ним.

– Шлагбаум… – разочарованно произнес Вилмар, смотря на то, как машина Дэна спускается на подземную парковку.

– Иди за ним! – крикнул Бадди.

– Пешком?

– Живо, иначе упустим его!

Вилмар выбежал из машины, а Бадди, оставшись наедине с самим собой начал думать над тем, куда поставить машину, как вдруг увидел по левую сторону от шлагбаума наземный паркинг.

– Сюда-то я и заеду, – пробубнил он, подъехав к парковке, как вдруг, шлагбаум, препятствующий въезду на подземный паркинг, начал подниматься.

Воспользовавшись удобным моментом, Бадди заехал на подземку и набрал брата.

– Алло.

– Ты где? Я заехал на парковку.

– Во втором ряду, он зашел внутрь.

Остановившись во втором ряду за огромной колонной, Бадди махнул Вилмару рукой.

– Что будем делать? – спросил тот, подойдя к машине.

– Будь на стреме, – прошептал Бадди, протянув брату пистолет и, выйдя из машины, направился к черному седану.

– Она открыта! – крикнул он.

– Думаешь, забыл ее закрыть? – спросил Вилмар, подойдя к седану.

– Не знаю… – протянул Бадди, задумавшись, затем резко поднял брови и посмотрел на брата, – знаешь, почему он ее не закрыл?

– Почему?

– Потому что он хочет быстро прыгнуть в тачку и смыться!

– Думаешь, он сейчас выйдет? – Вилмар снял пистолет с предохранителя.

– Сто процентов.

– Значит стреляем и уезжаем?

– Нет!

Вилмар нахмурил брови.

– Все стекла тонированы… Я придумал! Прячься на заднее сиденье, а когда он сядет за руль, приставишь ствол к его башке и скажешь куда ехать, понял?

– Понял! – ответил Вилмар, кивнув головой.

– Я поеду за вами… Если не будет выполнять то, что ты ему говоришь, можешь пристрелить его прямо здесь, но лучше вытяни его на дорогу, тут все напичкано камерами…

– Хорошо, – сказал Вилмар и, сев в черный седан, закрыл задние двери изнутри.

«Ну, началось!», – подумал Бадди, сев в развалюху.

Прежде чем Дэн снова вышел из здания, прошло более восьми часов.

– Что это было? – спросил Вилмар, ответив на звонок брата.

– Он закинул в багажник две сумки и снова зашел внутрь.

– Он закрыл машину.

– Да, я знаю, наверное, в сумках что-то ценное… Может он за другими сумками пошел?

– Идет! – прошептал Вилмар, после того, как машина снова открылась.

– Готовься, – произнес Бадди и, завершив звонок, снял пистолет с предохранителя.

Через несколько секунд к черному седану подошла девушка и начала доставать сумки из багажника.

«Это еще кто?» – возмутился Бадди и вышел из машины.

– Эй, – крикнул он девушке, и после того, как она обернулась, ударил ее пистолетом по голове и положил вместе с сумками в багажник.

– Что ты делаешь? – Вилмар вышел из машины и заглянул в багажник, – кто это?

– Не знаю, – прошептал Бадди, – она начала доставать сумки.

– Это она открыла машину?

– Да, – Бадди протянул Вилмару ключи от седана.

Вилмар посмотрел вокруг и, подойдя ближе к багажнику, открыл одну из сумок.

Увидев кучу денег, Бадди потерял дар речи.

– Давай просто заберем их и уедем, – сказал Вилмар, закрыв сумку.

Бадди посмотрел по сторонам и схватился руками за голову.

– Эй, приди в себя!

– Да я в норме! – прошептал Бадди, – просто… Я не знаю…

Вилмар достал из багажника сумки и направился к развалюхе.

– Нет, стой, так он заметит!

– Есть другие варианты?

Бадди снова посмотрел по сторонам и начал думать.

– Понятно, – сказал Вилмар и, положив сумки в багажник развалюхи, закрыл капот.

– Придумал, – сказал Бадди и подошел к брату, – подстроим угон.

– Угон?

– Да, я оставлю нашу машину с сумками на парковке снаружи, а ты сядешь в седан и будешь ждать меня возле шлагбаума.

– Зачем нам оставлять нашу машину?

– Не спрашивай, доверься мне, мы бросим седан в другом районе, а потом вернемся за нашей машиной, так никто не сможет нас отследить.

– А с девкой что?

– Оставим в багажнике, скоро она придет в себя.

Вилмар сделал глубокий вдох и посмотрел на брата.

– Ладно, пусть будет по-твоему, – произнес он.

– Хорошо, выжди минуту после того, как я уеду, понял?

– Понял, – сказал Вилмар, и переставил машину так, чтобы никто не смог открыть дверь, ведущую на парковку.


Глава 12


Закончив с просмотром видеозаписей, детектив откинулся на спинку кресла и задумался.

– Кто черт возьми эти парни? – произнес он.

– Я вообще ничего не понимаю, откуда взялась девушка и откуда у нее ключи?

– Не тормози! Мы ведь пробили машину, она как раз принадлежит девушке… Но если это она, то тогда почему на ней приехал другой? Может они в сговоре…

– В машине ведь нашли три трупа, так? Тогда откуда взялся третий, ведь один из них уехал первым на машине с сумками…

– Ладно, – детектив хлопнул ладонью по столу, – все это мы узнаем, когда пробьём их машину по номерам, заодно объявлю ее в розыск.

– А что если она до сих пор там, там ведь есть открытая парковка, что если они решили бросить машину на парковке, а потом вернуться за ней?

– Хм…

– Поеду, проверю, я быстро, – сказал помощник и, записав номер, направился к лифту.

После неудачной попытки пробить номера, детектив зашел в лабораторию и, выйдя оттуда с папкой в руках, спустился в допросную.

– Знаете, что в этой папке? – спросил он у Стаса.

Тот ничего не ответил.

– Результаты анализов ДНК с вашего пиджака.

– И что?

– На рукаве следы крови Кристиана.

Стас ухмыльнулся.

– Не понимаю, чему вы так радуетесь?

– Это все очень сложно доказать, я был без сознания, меня мог запачкать кровью настоящий убийца…

– Может быть, вы и найдете хорошего адвоката, который попытается доказать вашу невиновность, но я вас уверяю, все это бесполезно, у нас слишком много улик против вас.

В допросную зашел помощник и попросил детектива выйти.

– Ну что? – спросил детектив, выйдя из допросной.

– Машины возле отеля нет.

– М-да, номеров в базе тоже…

– Поддельные?

– Либо замазанные.

– Вот же засада… – произнес помощник и протянул детективу папку.

– Что здесь?

– Я сделал запрос на отслеживание местоположения всех, с кем связывался наш новый подозреваемый, посмотри на их траектории движения, там есть кое-что интересное…

Зайдя в допросную, детектив открыл папку и, посмотрев в бумаги, взглянул на Стаса с улыбкой на лице.

– В том отеле, где вас нашли без сознания, позавчера похитили человека, позже его нашли на окраине города в гараже, вам что-нибудь известно об этом?

– Почему мне должно быть об этом известно?

– Потому что гараж оформлен на ваше имя.

– Нет, я ничего об этом не знаю, я в гараже не появлялся уже несколько месяцев.

– Странно… Траектория движения вашего мобильного устройства в день похищения начинается в отеле и заканчивается в том самом гараже.

Стас вздохнул и покачал головой.

– Ну что, может быть, расскажете, кто ваш бородатый сообщник?

– Я ничего не знаю.

– Ну да, конечно, точно так же, как не знаете тех, кто взорвался в машине на парковке.

Услышав, что в машине было несколько человек, Стас нахмурил брови.

– Что, ни девушку, ни двух парней, что взорвались не знаете?

Услышав это, Стас поднял брови и с удивлением посмотрел на детектива.

– Девушку? – переспросил он.

– Да, как ни странно, вы звонили ей за несколько минут до взрыва, – сказал детектив и положил перед Стасом распечатку звонков, – может, вы все-таки знакомы?

Посмотрев на распечатку, Стас побледнел и застыл в оцепенении.

– Что с вами? – спросил адвокат, посмотрев на него.

В допросной воцарилась гробовая тишина.

Детектив молча смотрел на Стаса и ждал, пока тот что-нибудь произнесет.

– Она правда мертва? – спросил он после долгой паузы хриплым голосом.

– Да, – аккуратно произнес адвокат.

– Кем она вам приходилась?

Стас закрыл глаза и больше не произнес ни звука.

– Давайте перенесем допрос, кажется моему клиенту нехорошо…

– Ладно, – сказал детектив, нахмурив брови, и вызвал конвой.

После того, как Стаса вывели из допросной, помощник зашел внутрь и сел напротив детектива.

– Ты видел?

– Да, кажется они были близки.

– Да я не про это, – сказал помощник и достал лист из папки, – я про это!

– Что здесь?

– Он не записан у него в телефоне, но он пытался до него дозвониться за минуту до взрыва, а затем смотри на траекторию!

– Вот черт! – выругался детектив, посмотрев на конечную точку, – он был в нашем участке?

– Да, скорее всего это тот, кто выносил сумки из отеля.

– Но что он здесь делал?

– Не знаю, может, что-нибудь вынюхивал, сейчас этот придет в себя и выясним. Я, кстати, заказал запись телефонных разговоров.

– Хорошо, – сказал детектив, продолжая разглядывать траекторию движения.

– Да, и еще, только что звонили из лаборатории, наконец-то мы получили результаты анализов ДНК по сгоревшим, это два брата – рецидивисты из другого штата, а девчонки в базе нет, придется связываться с близкими владелицы авто и сверять ДНК.

Услышав про братьев, детектив поднял брови и удивленно посмотрел на помощника.

– Ты чего?

– Коллинзы? – неуверенно спросил детектив.

– Да, а что, ты их знаешь?

Забрав результаты из лаборатории, детектив пробил братьев по базе и, узнав марку и номер их машины, объявил авто в розыск.

– Думаешь, сумки все еще в машине?

– Не знаю… – протянул детектив, смотря на распечатку с траекторией движения неизвестного номера, – я никак не могу понять, почему траектория начинается в участке и заканчивается на мосту?

– Не знаю…

– Нужно созвониться с шерифом…

Позвонив шерифу и вызвав его в участок, детектив перевел взгляд на помощника и протянул ему распечатку.

– Нужно запросить расширенную траекторию движения этого номера за несколько дней, – сказал он.

– Сейчас отправлю запрос.

– Хорошо, а мне пока что нужно кое-что проверить…

Сев за свой стол, детектив открыл дело Дэна и достал из папки документы с информацией об утреннем задержании.

Подъехав через полчаса к участку, шериф зашел внутрь.

– Еще раз, здравствуйте, – произнес он, сев напротив детектива, – чем могу помочь?

– Как-то быстро вы…

– Я тут неподалеку.

– Ясно, у меня возникли вопросы… – произнес детектив, отложив документы в сторону, – Когда в последний раз вы общались с братьями Коллинз?

Шериф усмехнулся и покачал головой.

– Так вот значит, как работает полиция в Майами? Охотитесь на ведьм, вместо того, чтобы ловить преступников…

– С чего вы это взяли? Братья Коллинз проходят по вашему делу как потерпевшие, вот я и спрашиваю… А что, у меня могут быть еще какие-то причины задавать вам вопросы касательно них?

Шериф забегал глазами.

– Очень странная реакция, как будто бы вас что-то связывает с ними помимо дела…

– Да нет, что вы… – начал оправдываться шериф, – так что вы там спрашивали? Ах да… Когда я последний раз с ними связывался! Не так давно разговаривал с ними, несколько дней назад…

– Встречались с ними перед тем, как уехать из города?

– Нет… Вроде бы… Нет, – ответил он после раздумий.

– Хм…

– А почему вы спрашиваете?

Детектив с недоверием посмотрел на шерифа.

– Слышали что-нибудь про взрыв возле отеля?

– Это где машина взорвалась с людьми?

– Да.

– Да, слышал… Три человека… Жуть…

– Где по-вашему сейчас находятся братья?

– Представления не имею…

– Они не говорили вам о предстоящих планах, о том, что куда-то собираются?

– Нет, не припомню такого, а что случилось то?

Детектив откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на шерифа, скрестив руки на груди.

– Это их тела нашли в той самой машине…

Шериф от изумления поднял брови, открыв при этом рот.

– Перед этим они вытащили из угнанной машины две сумки и переложили их в свою.

Шериф не знал, что на это ответить.

– Зачем они приехали в Майами?

– Я… Я не знаю!

– Мы объявили их машину в розыск, мне нужны номера их телефонов, у вас они должны быть.

– Да, конечно, – ответил шериф и, взяв ручку, написал фальшивые номера.

– Вы связывались с ними по этим номерам?

– Да, конечно.

– Почему в деле не указано ни одного номера?

– Не знаю… – потерянно произнес шериф, – номер подозреваемого нам неизвестен, а номера братьев я не стал вписывать, так как итак знаю, где их искать.

– Хм, что ж… Я на всякий случай отправил на проверку номера из последних закрытых дел.

– Зачем?

– На тот случай, если они взяли с собой другие телефоны.

– Ну да, всякое может быть…

– Да, а также заказал записи всех разговоров.

Услышав это, шериф почесал затылок.

– Что ж, спасибо, больше вас не задерживаю, вы свободны, – произнес детектив и, попрощавшись с шерифом, снова взглянул в документы по делу Дэна.

– Все сделал, – сказал помощник, подойдя к детективу.

– Надеюсь, много времени это не займет…

– Да, думаю, должны быстро прислать, все-таки уже запрашивали у них сегодня информацию по этому номеру.

– Хорошо, как что-то будет, звони.

– А ты куда?

– Поеду кое-что проверю.

– Меня возьмешь?

– Поехали.

Сев в машину, детектив нажал на педаль газа и выехал на дорогу.

– Куда едем?

– В отель, где вчера нашли пикап измазанный томатным соком.

– А что там?

– Хочу кое-что разузнать про владельца пикапа.

– Ты ведь отпустил его?

– Да… Помнишь траекторию движения устройства с неизвестным номером, что ты мне дал сегодня?

– Да, конечно.

– Так вот, это устройство становится видимым в тот момент, когда парня привозят в участок, а исчезает оно сразу же после того, как я его отпускаю.

Помощник усмехнулся и покачал головой.

– Да это просто совпадение!

– Так же, как и братья Коллинз, которых он пытался убить вместе с шерифом?

Помощник поднял брови и удивленно посмотрел на детектива.

– У дежурного, работающего в тот день, есть хорошая привычка, он всегда включает мобильные телефоны задержанных, чтобы убедиться, что это действительно телефон, а не детонатор… Видимо, его кто-то отвлек, и он, забыв отключить телефон, положил его в коробку.

– Вот черт!

– Помимо этого, номер, в котором он остановился, был снят на другого человека…

– И что мы будем делать?

– Посмотрим камеры, а дальше по обстоятельствам…

Получив отказ от службы безопасности отеля, детектив вернулся в машину.

– Ну что?

– Ничего, попросили предъявить ордер, а затем послали меня куда подальше.

– М-да, – протянул помощник.

В кармане детектива зазвонил телефон.

– Алло.

– Детектив, машину, что вы искали, нашли на парковке супермаркета, адрес в сообщении.

Приехав на место, детектив обошел машину вокруг и вызвал судмедэкспертов.

– Ничего, – произнес вслух помощник после того, как судмедэксперты открыли багажник.

– М-да, – протянул детектив поджав губы.

– Нашел, – крикнул человек в перчатках, вытащив из-под заднего сидения пистолет, – судя по номеру, пистолет принадлежит полиции!

– Первым делом, отправь на экспертизу именно его, мне нужно знать, чьи на нем отпечатки, – сказал детектив и направился к машине.

– Куда ты так рванул? – спросил помощник.

– Нужно еще кое-что проверить…

Зайдя в кабинет, детектив сел напротив помощника и, достав из кармана телефон, включил запись анонимного звонка.

– Это его голос?

– Да, звонок был совершен в миле от отеля…

– Вот же черт…

– Для ордера этого не достаточно, – сказал детектив и ответил на телефонный звонок.

– Алло, детектив, мой клиент готов сотрудничать, – сказал адвокат Стаса.

– Хорошо, – удивился детектив, – я сообщу конвою.

Спустившись через несколько минут в допросную, детектив сел напротив Стаса и внимательно на него посмотрел.

– Готовы?

– Да, – еле слышно произнес тот.

– Тогда начинайте.

– Того, что выносил сумки зовут Дэн, – начал Стас, от чего у детектива волосы на руках встали дыбом.

– После того, как он спустился с сумками вниз, я сказал ему снова подняться наверх, чтобы в этот момент Лиза смогла вытащить сумки из багажника и переложить их в свою машину.

– Ваша девушка?

– Да, – произнес Стас и задумался.

– Ладно, что было дальше?

– Когда он спустился второй раз, я выждал несколько минут и нажал на к