КулЛиб электронная библиотека 

Тернистый путь к славе [Пэлем Грэнвил Вудхауз] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пэлем Грэнвилл Вудхауз Тернистый путь к славе

Перелистывая страницы моих воспоминаний, вы обнаружите, что действие порой происходит в Нью-Йорке и его окрестностях. Возможно, вы будете озадачены и, недоуменно глядя, зададитесь вопросом: "С чего это вдруг Бертрама занесло так далеко от милой сердцу родины?"

История эта довольно долгая, но если немного ужаться и сделать из нее ролик в двух частях, то дело было так. В Америку меня отправила тетя Агата, чтобы я помешал моему кузену, юному Гасси, жениться на девушке из варьете, но я настолько все запутал, что счел за благо на некоторое время осесть в Нью-Йорке, вместо того чтобы возвратиться домой, где меня ждали неторопливые задушевные беседы с тетушкой по поводу случившегося.

Я поручил Дживсу найти приличную квартиру и устроился там, решив немножко пожить в изгнании.

Надо сказать, Нью-Йорк — весьма неплохое место для изгнанника. Все относились ко мне очень хорошо, жизнь била ключом, и, по большому счету, особых лишений я не испытывал. Одни приятели представляли меня другим, и вскоре я уже перезнакомился с кучей подходящих парней. Среди них были и те, кто жил в особняках возле Парка и купался в деньгах, и те, кто экономил на газе — большей частью народ, селившийся в районе Вашингтон-Сквер, — писатели, художники и т. п. Башковитые ребята, одним словом.

Коржик — приятель, о котором пойдет речь, был художником. Он называл себя портретистом, но покуда успехи его на этом поприще были равны нулю. Вся штука с портретами — я специально интересовался — состоит в том, что нельзя написать портрет, пока к тебе не придут и не сделают соответствующий заказ, а если прежде у тебя не было других заказов, то никто и не придет. Это слегка, и даже можно сказать, значительно осложняло положение молодого начинающего живописца.

Коржик перебивался тем, что время от времени делал рисунки для газеты комиксов — ему неплохо удавались юмористические картинки, когда в голову приходила удачная идея, — а также рисовал кровати, стулья и прочие вещи для рекламных объявлений. Тем не менее, основным источником его существования было скромное содержание, которое он получал от богатого дяди. Этот дядя — некий Александр Уорпл — занимался джутовым бизнесом. Что такое джут, я точно не знаю, но, по всей вероятности, населению Америки без джута просто не обойтись, потому что мистер Уорпл нажил на нем неприлично огромное состояние.

Очень многие думают, что если у тебя есть богатый дядюшка, то финансовая проблема решена раз и навсегда, но Коржик уверял, что это далеко не так. Дядя Коржика был здоровяком, который, казалось, собирался жить вечно. Ему стукнул пятьдесят один год, и он вполне мог проскрипеть еще столько же. Бедного Коржика, однако, угнетало совсем не это — он не был изувером и не желал смерти своему родственнику. Что Коржика возмущало, так это отвратительное отношение к нему вышеупомянутого Уорпла.

Видите ли, дядя Коржика не хотел, чтобы племянник был художником, и считал, что у него нет абсолютно никакого таланта. Он все время капал Коржику на мозги, чтобы тот забросил искусство и занялся джутовым бизнесом, причем прошел бы весь трудовой путь, от самого низа к вершинам. Хотя Коржик и не знал наверняка, что происходит в самом низу джутового бизнеса, но инстинкт подсказывал ему: это так ужасно, что и слов не подберешь. Более того, Коржик верил в свою звезду художника и обещал, что рано или поздно напишет шедевр. А пока что, действуя с величайшим тактом и убедительностью, раз в три месяца он добивался от дяди небольшой суммы, с которой последний расставался крайне неохотно.

Коржик не имел бы и этих денег, если бы не дядино увлечение. В этом отношении мистер Уорпл был фигурой уникальной. По моим наблюдениям, во внерабочее время американский промышленный магнат, как правило, не успевает чем-либо заняться. Как только он выпускает кота и запирает контору на ночь, так сразу же впадает в кому, из которой выходит исключительно для того, чтобы снова стать промышленным магнатом. Мистер Уорпл же в свободное время был, что называется, орнитологом. Он написал книгу под названием "Птицы Америки" и теперь работал над следующей, которая называлась "Другие птицы Америки". Предполагалась, что по завершении второй он начнет третью книгу и будет продолжать в том же духе, пока видовое разнообразие американских птиц не иссякнет.

Каждые три месяца Коржик приходил к дяде и терпеливо слушал о птицах Америки. Судя по всему, после того как старик Уорпл вволю отводил душу на свою любимую тему, его можно было брать голыми руками, так что благодаря этим милым беседам Коржик стабильно получал свои карманные деньги. И все же такой расклад никак не устраивал беднягу. Как вы понимаете, он постоянно терзался опасениями, что дядя отменит содержание, и, кроме того, птицы интересовали его только в жареном виде и под бутылочку чего-нибудь холодного.

Чтобы вы имели полное представление о мистере Уорпле, нужно добавить, что он обладал чрезвычайно капризным нравом, а Коржика считал придурком и утверждал, что любой самостоятельный поступок племянника только доказывал его врожденное слабоумие. (По-моему, Дживс обо мне такого же мнения.)

Поэтому когда в один прекрасный день Коржик появился в моей квартире, подталкивая впереди себя девушку, и сказал: "Познакомься, Берти, это моя невеста, мисс Сингер", я сразу подумал именно о той стороне дела, которую он пришел со мной обсудить.

— Коржик, а как же твой дядя? — выпалил я.

Бедный малый лишь невесело усмехнулся. Выглядел он беспокойным и озабоченным, как человек, который убить-то убил, но не знает, куда, черт возьми, девать труп.

— Мы так боимся, мистер Вустер, — пролепетала девушка. — Мы надеялись, что вы придумаете, как сообщить дяде о нашей свадьбе.

Мюриель Сингер была прелестным робким созданием. Девушки такого типа смотрят на вас большими глазами, в которых написано, что вы — величайший герой на земле, только сами почему-то еще об этом не догадываетесь.

Она сидела с застенчивым видом, и взор ее, казалось, говорил: "Ах, я знаю, этот благородный и сильный человек меня не обидит". Хотелось защитить ее, погладить по руке и сказать "Ну, ну, полно, детка" или что-то в этом роде. Глядя на Мюриель, я понимал, что ради нее готов на все. Она напоминала собой один из тех безобидных на вкус американских напитков, которые незаметно проникают в ваш организм, после чего вы в мгновение ока решаете перевернуть весь мир, в случае необходимости — силой, задержавшись лишь на минутку, чтобы сказать вон тому громиле в углу, что если он не перестанет пялиться, вы оторвете ему башку. То есть, я хочу сказать, в ее присутствии я чувствовал себя лихим и дерзким, готовым на подвиги, как странствующий рыцарь или вроде того. Я был полностью на ее стороне.

— Думаю, твой дядя будет жутко доволен, — обратился я к Коржику. — Он найдет, что мисс Сингер — идеальная жена для тебя.

Коржик не хотел поверить в лучшее.

— Ты его не знаешь. Даже если Мюриель ему действительно понравится, он никогда этого не признает, тупоголовый осел, и станет брыкаться из принципа. Он посчитает, что я сделал серьезный шаг без его ведома, и тут же устроит страшный скандал. Так и раньше бывало.

Я изо всех сил напряг котелок, чтобы справиться с непредвиденной трудностью.

— Значит, ты хочешь, чтобы мисс Сингер была представлена твоему дяде прежде чем он узнает, что вы знакомы. Тогда появишься ты и…

— Но как это сделать?

А, ну да. В этом-то вся загвоздка.

— Остается только одно, — сказал я.

— Что же?

— Предоставить дело Дживсу. — И я позвонил в звонок.

— Сэр? — Дживс словно вырос из-под земли. Хоть убей — не пойму, как это у него получается: увидеть, как Дживс входит в комнату, можно только если будешь зорко следить. Он похож на тех чудаков-индусов, которые исчезают в воздухе, перемещаются в пространстве в бесплотном состоянии, а потом возникают в целом виде там, где им нужно. У меня есть кузен, он из этих — теософов, и по его словам, он сам несколько раз был близок к тому, чтобы повторить этот фокус, но все никак не выходило — наверное, из-за того, что в детстве он был вскормлен мясом животных, умерщвленных во гневе и хаосе.

Как только я увидел Дживса, являвшего собой почтительное внимание, у меня прямо камень с души свалился. Я радовался, как потерявшийся ребенок, который наконец-то высмотрел отца.

— Дживс, — сказал я, — нам нужен ваш совет.

— Очень хорошо, сэр.

Тщательно подбирая слова, я вкратце описал затруднительное положение Коржика.

— Сами видите, Дживс, насколько это важно. Попробуйте предложить какой-нибудь способ представить мисс Сингер мистеру Уорплу, так чтобы он не знал, что мистер Коркоран с ней уже знаком. Понимаете?

— В точности, сэр.

— Постарайтесь что-нибудь придумать.

— Я уже придумал, сэр.

— Как, уже?

— Замысел, который я осмелюсь предложить, должен принести успех, однако вам может показаться, что он содержит один недостаток, сэр, а именно необходимость финансовых издержек.

— Дживс хочет сказать, — перевел я для Коржика, — что у него есть превосходная идея, но при этом придется выложить немного деньжат.

Само собой, физиономия у несчастного Коржика вытянулась, так как данное обстоятельство портило всю затею. Я же до сих пор находился под воздействием трогательного взгляда Мюриель и решил, что для меня настал подходящий момент выступить в роли странствующего рыцаря.

— В этом ты можешь рассчитывать на меня, Коржик, — заявил я. — Буду рад помочь. Продолжайте, Дживс.

— Я бы предложил мистеру Коркорану, сэр, воспользоваться любовью мистера Уорпла к орнитологии.

— А вам-то откуда известно, что он помешан на птицах?

— Особенности нью-йоркских квартир, сэр. У нас в Лондоне дома совсем другие. Здесь перегородки между комнатами не толще папиросной бумаги. Я не имел намерения подслушивать, но несколько раз невольно слышал, как мистер Коркоран с большим чувством высказывал свое мнение по упомянутому поводу.

— В самом деле? И что же?

— Почему бы юной леди не написать книгу под названием, скажем, "Детям о птицах Америки", посвятив ее мистеру Уорплу? Ограниченный тираж можно выпустить за ваш счет, сэр, а значительную часть книги, разумеется, будут составлять восторженные отзывы автора о более глубокой научной работе самого мистера Уорпла на ту же тему. Я бы рекомендовал сразу же после опубликования направить мистеру Уорплу дарственный экземпляр книги вместе с письмом, где юная леди просит разрешения познакомиться с человеком, которому стольким обязана. Полагаю, это произведет желаемый эффект, но, повторю, финансовые затраты будут ощутимы.

Я почувствовал гордость, какую испытывает артист варьете, после того как дрессированная собачка, с которой он выступает, безукоризненно исполнила хитрый трюк. Я всегда делал ставку на Дживса и знал, что он не подведет. Иногда я просто поражаюсь — с его-то умищем ходить в камердинерах и утюжить мои рубашки! Будь у меня хотя бы половина его мозгов, я бы попытался пробиться по крайней мере в премьер-министры.

— Потрясающая идея, Дживс! — воскликнул я. — Занесите ее в список ваших лучших достижений.

— Благодарю, сэр.

Девушка, однако, запротестовала:

— Но я ни за что не смогу написать целую книгу! У меня даже письма не выходят как следует.

— Таланты Мюриель, — пояснил Коржик, смущенно кашлянув, — в основном относятся к сфере драматического искусства, Берти. Я не говорил тебе, но реакция дяди Александра на известие о свадьбе слегка беспокоит нас еще и потому, что Мюриель — хористка, она выступает в шоу на Манхэттене. Глупо, конечно, но мы подозреваем, что это обстоятельство может подействовать на дядю, как красная тряпка на быка.

Теперь все ясно. Не знаю, почему — может быть, объяснение этому найдут знатоки психологии — но дядюшки и тетушки как биологический класс категорически не признают театр в каком бы то ни было виде и упорно стоят на позиции "только через мой труп".

Но Дживса не так-то просто было сбить с толку.

— Полагаю, сэр, не составит труда найти какого-нибудь нуждающегося в деньгах писателя, который за небольшую плату возьмет на себя работу над книгой. Главное, чтобы на обложке стояло имя молодой леди.

— Верно! — обрадовался Коржик. Сэм Паттерсон сделает это за сотню долларов. Он пишет для одного литературного журнала и в месяц под разными именами сочиняет по три рассказа, одну любовную историю и двадцать страниц романа с продолжением. Справиться с такой мелочью для него все равно что раз плюнуть! Пойду к нему прямо сейчас.

— Превосходно!

— Что-нибудь еще, сэр? — осведомился Дживс. — Очень хорошо, сэр. Благодарю, сэр.


Раньше я был уверен, что издатели — чертовски умные ребята, у которых черепушки до отказа набиты серым веществом, но теперь я раскусил, в чем хитрость. Издатель только и делает, что время от времени выписывает чеки, тогда как целая уйма толковых парней усердно корпит над работой. Можете мне поверить, потому что я сам побывал в роли издателя. Я просто сидел дома с авторучкой наготове, и в положенный срок отличная новенькая книжка была готова.

Я как раз был в гостях у Коржика, когда первые экземпляры опуса под названием "Детям о птицах Америки" увидели свет. Коржик, Мюриель и я болтали о том о сем, и тут раздался звонок в дверь: принесли пакет. Книга получилась что надо! Обложка красного цвета, на ней не то перепелки, не то куропатки, а внизу золотыми буквами выведено имя мисс Сингер. Я открыл наугад: "Весенним утром, — говорилось на странице двадцать один, — гуляя на лугу, ты нередко можешь услышать сладкозвучные, беззаботные трели коноплянки. Когда ты подрастешь, то обязательно узнаешь все об этой птице, прочитав замечательную книгу мистера Александра Уорпла "Птицы Америки".

Вот так, с места в карьер — похвалы дядюшке. Через пару страниц дядина персона снова была в центре внимания в связи с упоминанием желтоносой кукушки. Говорю же вам, красота! Чем дальше я читал, тем больше восхищался и настоящим автором, и гением Дживса, подсказавшего нам эту шикарную идею. Дядя будет сражен. Понятное дело, если называешь человека самым авторитетным специалистом в мире по желтоносым кукушкам, он волей-неволей почувствует к тебе симпатию.

— Блеск! — оценил я.

— Стопроцентный успех! — подтвердил Коржик.

День спустя он пришлепал ко мне и сказал, что все в порядке. Дядюшка прислал Мюриель письмо, источающее такую любезность, что Коржик ни в жизнь бы не поверил, что оно написано дядиной рукой, не знай он почерк своего родственника. Мисс Сингер может зайти в любое удобное для нее время, писал мистер Уорпл, он будет счастлив познакомиться с нею лично.


Вскоре после этого мне пришлось покинуть Нью-Йорк. Меня пригласили в загородный лагерь одного спортивного клуба, и обратно я вернулся только через несколько месяцев. В отъезде я часто вспоминал Коржика, гадая, все ли у него прошло гладко, и в первый же вечер по возвращении в Нью-Йорк я встретил Мюриель Сингер. Это произошло в небольшом уютном ресторанчике, в какие я заглядываю, когда хочется укрыться от шума и суеты большого города. Мюриель сидела одна за столиком у двери. Коржик, скорее всего, вышел позвонить. Я подошел к девушке и поздоровался.

— Ну, и как же идут наши дела?

— А, мистер Вустер! Добрый вечер.

— Коржик где-то здесь?

— Простите, что?

— Вы ждете Коржика, так?

— Ах, я сначала не поняла. Нет, я не жду его.

В голосе ее мне послышалось что-то такое, как бишь его —

— Послушайте, вы что, поссорились с ним?

— Поссорились?

— Может, слегка повздорили, знаете, небольшая размолвка, виноваты оба… гм… в общем, вы понимаете.

— Да с чего вы взяли?

— Я просто подумал, то есть… Перед выступлением вы обычно ужинали вместе…

— Я оставила сцену.

Тут до меня наконец дошло. Я и забыл, что меня не было черт знает сколько времени.

— О Господи! Ну конечно! Вы вышли замуж!

— Да.

— Великолепно! От всей души желаю вам огромного счастья.

— Большое спасибо. О, Александр, — сказала она, глядя мимо меня, — это мой знакомый, мистер Вустер.

Я резко обернулся. Передо мной стоял субъект с густым ежиком седых волос и здоровым румянцем во всю щеку. Выглядел он довольно внушительно, хотя и вполне мирно в тот момент.

— Познакомьтесь, мистер Вустер, это мой супруг. Александр, мистер Вустер — приятель Брюса.

Старикан схватил меня за руку и начал горячо трясти. Только благодаря этому я не загремел на пол, потому что от изумления земля ушла у меня из-под ног.

— Так вы знакомы с моим племянником, мистер Вустер? — донеслось до меня. — Если бы вы только могли вразумить его, чтобы он бросил свою мазню и остепенился. Хотя, мне кажется, он и сам понемногу начинает умнеть. Впервые я заметил это в тот день, — помнишь, дорогая, — когда он пришел к нам на обед, чтобы познакомиться с тобой. Он сразу показался мне более спокойным и серьезным. Вероятно, что-то его отрезвило. Вы составите нам компанию, мистер Вустер, или вы уже поужинали?

Я сказал, что поужинал. Мне было не до еды. Воздуха, скорее свежего воздуха. Я чувствовал, что нужно посидеть где-нибудь в холодке и хорошенько обдумать услышанное.

Добравшись домой, я услышал, как Дживс возится в своей берлоге, и позвал его.

— Дживс, — обратился я к нему, — свистать всех наверх — человек за бортом! Прежде всего, принесите мне хорошую порцию виски с содовой, а потом я вам кое-что скажу.

Он вернулся со стаканом на подносе.

— И вам тоже не помешает выпить, Дживс.

— Благодарю, сэр, чуть позже.

— Ладно, как хотите. Но сейчас вы услышите такое, что просто держитесь. Помните моего приятеля, мистера Коркорана?

— Да, сэр.

— А помните ли вы девушку, которая должна была написать книгу о птицах и таким изящным образом снискать уважение его дяди?

— Прекрасно помню, сэр.

— Она и снискала. Эта девица вышла за дядю замуж.

Дживс и глазом не моргнул. Его вообще ничем не удивишь.

— Следовало опасаться такого поворота событий, сэр.

— Только не говорите, что вы предполагали это!

— Подобная ситуация приходила мне в голову, как один из вариантов.

— Боже милостивый, приходила в голову! А вы не могли хотя бы предупредить нас?

— Я не осмелился, сэр.


Разумеется, немного подкрепившись и придя в умиротворение, я понял, что, в сущности, нисколько не виноват в том, что произошло. В конце концов, не мог же я предвидеть, что наш сам по себе блестящий план пойдет наперекосяк! Однако, при всем том перспектива скорой встречи с Коржиком мне отнюдь не улыбалась. Пусть время, великий лекарь, сделает свое дело, а там посмотрим. В течение нескольких месяцев я на пушечный выстрел не подходил к Вашингтон-Сквер и делал вид, что этого места вообще не существует. А потом, когда я уже решил, что могу без опаски появиться в тех краях и возобновить, так сказать, утраченные связи, время, вместо того чтобы исцелить раны, сыграло самую скверную шутку, довершив расстройство. Однажды утром я раскрыл газету и прочел, что миссис Александр Уорпл одарила супруга сыном и наследником.

Мне стало так чертовски жаль несчастного Коржика, что я даже не притронулся к завтраку. Это уж было слишком. Чувства переполняли меня.

Что было делать? Конечно, сперва я хотел все бросить, рвануть на Вашингтон-Сквер и молчаливым рукопожатием поддержать бедолагу, но, подумав, не решился на это. Здесь скорее подошло бы заочное воздействие. Я послал Коржику мысленные волны ободрения.

Где-то через месяц меня вновь начали одолевать сомнения. Я вдруг подумал, что поступаю нечестно по отношению к приятелю, избегая его. Может быть, именно сейчас Коржику как никогда важно, чтобы друзья сплотились вокруг него. Я представил себе, как он печально сидит в пустой студии, наедине с горькими раздумьями, и сострадание захлестнуло меня с такой силой, что я немедленно прыгнул в такси и приказал водителю гнать во весь дух.

Я ворвался в студию и увидел Коржика, склонившегося над мольбертом как ни в чем не бывало. Напротив сидела сурового вида женщина средних лет с младенцем на коленях.

Что ж, мне следовало быть готовым к чему-то в таком роде.

— Ох, простите, — выдавил я и попятился к двери. Коржик обернулся.

— Привет, Берти. Постой, не уходи. Мы уже заканчиваем. На сегодня все, — обратился он к кормилице. Та взяла ребенка на руки и положила его в коляску, стоящую в проходе, с такой осторожностью, словно переливала драгоценную жидкость из одного сосуда в другой.

— Завтра в то же время, мистер Коркоран?

— Да, пожалуйста.

— Всего хорошего.

— До свидания.

Коржик постоял, глядя на дверь, потом повернулся в мою сторону и рассказал все без утайки. К счастью, он принял как само собой разумеющееся, что мне уже все известно, поэтому обошлось без особого смущения.

— Это идея моего дяди, — объяснил Коржик. — Мюриель пока ничего не знает. Портрет станет сюрпризом к ее дню рождения. Кормилица забирает ребенка под предлогом прогулки и буксирует его сюда. Какая насмешка судьбы, Берти. Впервые в жизни я получил заказ на портрет, а позирует мне эта протоплазма! Головастик, который выскочил, как черт из коробочки, и увел наследство прямо у меня из-под носа. Представляешь, каждый божий день я вынужден растравлять себе душу, вглядываясь в лицо этого маленького уродца, а ведь он считай что шарахнул меня дубиной по затылку и обчистил карманы. Я не могу бросить портрет, потому что дядя тут же лишит меня содержания, но каждый раз, натыкаясь на пустые глаза этого свиненка, я испытываю нечеловеческие муки. Знаешь, Берти, иногда он посмотрит на меня этак снисходительно, а потом отвернется и срыгнет, будто это я вызываю у него отвращение. В такие моменты меня так и тянет подарить газетам сенсацию — я даже заголовки вижу: "Молодой подающий надежды художник размозжил голову малютке".

Я молча похлопал Коржика по плечу. Глубину моего сочувствия словами было не выразить.

После этого я некоторое время не появлялся в студии, потому что не хотел навязываться приятелю в его горе. Кроме того, меня пугала нянька. Своими глазами-буравчиками она дьявольски напоминала мне тетю Агату.

Но в один прекрасный день Коржик сам позвонил мне.

— Эй, Берти!

— Да?

— Ты чем-нибудь занят?

— Да вроде нет.

— Ты не мог бы забежать ко мне?

— А в чем дело? Что-то случилось?

— Я закончил портрет.

— Молодчина!

— Ну да. — В голосе его прозвучала неуверенность. — Понимаешь, Берти, с этим портретом что-то не так. Через полчаса должен зайти дядя, чтобы осмотреть его, и я почему-то чувствую, что мне понадобится моральная поддержка.

Кажется, я опять влип в какую-то историю. Без помощи Дживса тут не обойтись.

— Ты думаешь, он устроит разнос?

— Похоже на то.

Я припомнил краснолицего субъекта, которого видел в ресторане, и представил, как он осматривает портрет. Уж что-то, а устраивать разносы он наверняка умеет.

— Хорошо, приду, — твердо пообещал я Коржику.

— Здорово!

— Но только при условии, что приведу с собой Дживса.

— А причем тут Дживс? Зачем он нужен? Это он предложил тот идиотский план, из-за которого…

— Послушай, старик, ты ошибаешься, если думаешь, что я собираюсь встретиться с твоим дядей-сумасбродом без подстраховки Дживса. Скорей уж я ступлю в логово диких зверей и сам цапну льва за загривок.

— Ну хорошо, — уступил Коржик, хотя и без особенного энтузиазма.

Я позвал своего камердинера и объяснил ему ситуацию.

— Очень хорошо, сэр, — ответствовал Дживс.


Коржик стоял возле двери, разглядывая картину. Одну руку он поднял в каком-то защитном жесте, словно боялся, что портрет прыгнет и укусит его.

— Стой, где стоишь, Берти, — сказал Коржик, не меняя позы. — А теперь скажи честно: что ты об этом думаешь?

Свет из окна падал прямо на портрет. Я внимательно рассмотрел его, затем подошел немного ближе и взглянул снова. После этого я отступил на то место, где стоял прежде, потому что издалека он казался не таким страшным.

— Ну же? — забеспокоился Коржик.

Я чуть помедлил с ответом.

— Конечно, старина, я видел ребенка всего один раз и то мельком, но ведь он и вправду не красавец, верно?

— Что, на самом деле такой уродец, как на портрете?

Я посмотрел еще раз, и врожденная честность не позволила мне солгать.

— Нет, дружище. Он, может быть, и урод, но не до такой же степени.

В порыве отчаяния Коржик схватился за голову и застонал.

— Ты прав, Берти. Ни черта у меня не получилось. Кажется, я невольно применил тот знаменитый прием, который использовал Сарджент, — отображение внутреннего мира человека на портрете. Я увидел в младенце больше, чем просто внешность, и перенес на полотно его душу.

— Разве может у ребенка нескольких недель от роду быть такая мерзкая душа? Неужели он успел так напакостить? Как по вашему, Дживс?

— Сомневаюсь, сэр.

— У него такая отвратительная ухмылка!

— Ты тоже заметил? — Коржик окончательно сник.

— Да это же явно бросается в глаза.

— Я всего лишь хотел, чтобы дрянной мальчишка улыбался, а вышла эта порочная физиономия.

— Вот именно, приятель. Кажется, что пирушка в разгаре и парень веселится напропалую, а, Дживс?

— Определенно, сэр, он выглядит так, будто изрядно набрался.

Коржик хотел что-то сказать, но тут дверь открылась и вошел мистер Уорпл.

Секунды три он излучал радость и добродушие — пожал руку мне, хлопнул по плечу Коржика, высказался насчет чудесной погодки и помахал тростью. Дживс отступил в глубь комнаты, поэтому дядя его не заметил.

— Брюс, мальчик мой, надеюсь, портрет готов — действительно готов? Что ж, показывай. Он станет прекрасным сюрпризом для твоей тети. Ну, где же он? Давай…

И тут — внезапно, неожиданно — портрет попался дяде на глаза. Эффект от увиденного был сродни резкому удару кулаком — мистер Уорпл громко выдохнул и зашатался. С минуту или больше висела самая жуткая тишина, какую мне когда-либо приходилось слышать.

— Это что, розыгрыш? — наконец произнес он тоном, от которого по комнате пронеслась дюжина сквозняков сразу.

Коржика надо было спасать.

— Для лучшего восприятия стоит отойти чуть подальше от портрета, — порекомендовал я дяде.

— Да, тысяча чертей! — заревел он. — Подальше! Так далеко, чтобы не видеть эту мерзость даже в телескоп! — Он набросился на Коржика, словно свирепый тигр, узревший в джунглях добычу. — И на это — на это! — ты тратил свое время и мои деньги все эти годы! Художник! Да я бы не подпустил тебя даже стены в моем доме красить! Я заказал тебе портрет в надежде, что ты настоящий мастер, и что я получил в результате? Картинку из комиксов! — Тигр рванул дверь, рыча и яростно хлеща себя по бокам хвостом. — Все, мое терпение лопнуло! Если тебе угодно и дальше валять дурака и корчить из себя художника, чтобы найти оправдание своему безделью, — пожалуйста! Но вот что я тебе скажу: если в понедельник утром ты не явишься ко мне в контору и не признаешь, что покончил со всеми глупостями, готов работать и пройти весь трудовой путь с самого начала, как и следовало сделать пятью годами раньше, то больше ты от меня не получишь ни цента! Ни одного цента, слышишь? Ни единого! — Мистер Уорпл хлопнул дверью и удалился.

Я выполз из бомбоубежища.

— Коржик, дружище, — прошептал я едва слышно.

Коржик пристально глядел на картину. Лицо его было неподвижно, в глазах стояло затравленное выражение.

— Все кончено, — пробормотал он, совершенно раздавленный.

— Что ты собираешься делать?

— А что мне по-твоему делать? Здесь я оставаться не могу. Он перекроет мне кислород — ты же сам слышал. Придется в понедельник тащиться в контору.

Я не знал, что и сказать. Отношение Коржика к работе в конторе мне было хорошо известно. Не помню, когда еще я чувствовал себя так неловко — с таким же успехом я мог утешать человека, только что приговоренного к двадцати годам каталажки.

Тишину прорезал спокойный голос:

— С вашего позволения, сэр.

Это был Дживс. Он покинул свое укрытие и с серьезным видом рассматривал портрет. Мать честная, это как же меня должно было потрясти зрелище дяди Александра во гневе, если я даже на время забыл о Дживсе!

— Не рассказывал ли я вам, сэр, о мистере Дигби Тислтоне, на службе у которого я когда-то состоял? Возможно, вы встречали его. Раньше он занимался торговлей, а теперь известен как лорд Бриджуорт. Он частенько повторял, что из любого положения всегда есть выход. Впервые я услышал от него эти слова после того как провалилась затея с продажей патентованного средства для удаления волос, которое он изобрел.

— Ради всего святого, Дживс, о чем это вы толкуете?

— Я позволил себе упомянуть мистера Тислтона, сэр, так как обстоятельства, в которых он оказался, до некоторой степени напоминают данную ситуацию. Поначалу средство для удаления волос, изобретенное мистером Тислтоном, никто не покупал, однако он не отчаивался и снова выдвинул его на рынок в качестве шампуня от облысения под названием "Раз и навсегда" с гарантией бурного роста волос через несколько месяцев. Если вы помните, сэр, реклама представляла собой забавный рисунок, на котором был изображен бильярдный шар до и после использования средства. В итоге мистер Тислтон нажил столь внушительное состояние, что впоследствии за свои заслуги был произведен в пэры. Мистер Коркоран, подобно мистеру Тислтону, также может найти выход из сложившейся обстановки. Мистер Уорпл сам предложил решение, когда в пылу гнева сравнил портрет с картинкой из комиксов. Полагаю, это очень ценная мысль, сэр. Портрет, выполненный мистером Коркораном, мог вызвать неудовольствие мистера Уорпла в плане сходства с его единственным наследником, однако, не сомневаюсь, что редакторы газет с удовольствием примут его в качестве основы для серии юмористических зарисовок. Осмелюсь заметить, талант мистера Коркорана всегда проявлялся в большей мере при изображении смешного. Взять хотя бы этот рисунок — в нем есть нечто дерзкое и решительное, что привлекает внимание. Уверен, он принесет вам известность, мистер Коркоран.

Коржик с убитым видом смотрел на портрет, странно причмокивая, и вдруг дико захохотал.

— Коржик, погоди, — я слегка встряхнул его за плечи, испугавшись, что страдалец впал в истерику.

Пошатываясь, словно пьяный, он стал бродить по комнате.

— Верно! Абсолютно верно! Дживс, вы спасли мне жизнь. Это великолепная идея. Явиться в контору в понедельник! Пройти трудовой путь с самого начала, ха! Да я скуплю его бизнес на корню, если захочу. У меня есть знакомый редактор отдела комиксов в "Санди Стар", он с руками оторвет этот портрет. Еще вчера он жаловался мне, как трудно запустить новую серию. Он заплатит мне любые деньги за такую удачную находку. Это же золотая жила. Где моя шляпа? Считайте, я обеспечил себя до конца жизни. Где моя шляпа, прах ее побери! Берти, одолжи пять фунтов, я возьму такси до Парк-Роу.

На губах Дживса играла отеческая улыбка. Точнее, его рот искривился в отеческой мышечной спазме, что означало у него максимальную степень приближенности к улыбке.

— С вашего позволения, мистер Коркоран, — сказал Дживс, — для серии комиксов, о которой идет речь, подошло бы название "Приключения Толстощекого Карапуза".

Коржик и я как по команде посмотрели на портрет, а потом уставились друг на друга в благоговейном молчании. Дживс прав, название — лучше не придумаешь.


— Дживс, — позвал я. Прошло несколько недель, и я только что закончил чтение раздела комиксов в "Санди Стар". — Дживс, я всегда был оптимистом. Чем старше я становлюсь, тем больше соглашаюсь с Шекспиром и всеми остальными рифмоплетами, насчет того, что ночь темнее всего перед рассветом, что у туч есть серебряная изнанка, и что если в одном месте потеряешь, то в другом найдешь. Вот мистер Коркоран, к примеру. Парень был в беде, можно сказать, испил чашу страданий до дна. А теперь посмотрите на него. Вы видели эти картинки?

— Я позволил себе взглянуть на них, прежде чем принести вам, сэр. Весьма забавно.

— Они пользуются огромным успехом.

— Я так и предполагал, сэр.

Я откинулся на подушки.

— Дживс, вы гений. Вам полагаются комиссионные.

— Не могу пожаловаться в этом отношении, сэр. Мистер Коркоран был очень щедр ко мне. Я достану коричневый костюм, сэр.

— Нет-нет, лучше я надену синий в мелкую красную полоску.

— Только не синий, сэр.

— Почему же нет, он мне очень даже идет.

— Только не синий, сэр.

— Ладно, как хотите.

— Очень хорошо, сэр. Благодарю, сэр.