КулЛиб электронная библиотека 

Зеркало судьбы [Андрэ Нортон] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Андрэ Нортон ЗЕРКАЛО СУДЬБЫ

1

КОМНАТА БЫЛА узкой и длинной, с низким потолком. Эта комната обладала странным свойством — временами казалось, что она меняется в размерах. Впрочем, эту странность можно было отнести на счет богатого воображения тех, кто сюда попадал. В комнате царил невообразимый беспорядок — но и у любой другой хозяйки был бы не меньший кавардак.

На бесчисленных полках и полочках, тянущихся вдоль стен, стояло огромное множество разнообразных ящичков, коробочек, баночек и кувшинчиков — пересчитать их все смог бы разве что самый терпеливый и усердный наблюдатель. Большие ящики были тщательно разделены перегородками на более мелкие отделения, в которых хранились запасы сушеных трав, листьев, цветков, кореньев и стеблей, а также пакетики с драгоценными чужеземными пряностями.

Вдоль длинного стола, стоящего посреди комнаты, выстроились ряды бутылок и бутылочек, всех мыслимых форм и размеров. Бутылочки были закупорены пробками в форме гротескной головы, явно не человеческой, скорее принадлежавшей какой-то чудовищной твари. В доме добропорядочных обывателей никогда не увидишь вещиц подобного рода.

На первый взгляд эта странная длинная комната казалась слишком темной и мрачной, но когда глаза вошедшего немного привыкали, он обнаруживал, что какой-то свет все же присутствует. Этот свет, вопреки всяким законам природы, почему-то собирался и держался рядом с занятыми своими делами обитателями. В это ясное весеннее утро обитателей было двое с половиной — если считать за половинку громадного пепельно-серого кота, который сидел на столе совершенно неподвижно, словно изваяние, так что его можно было счесть продолжением батареи бутылок с пробками в виде звериных морд.

Кот внимательно наблюдал за работающей девушкой. Могло даже показаться, что кот присматривает за ее трудами — все ли она делает правильно. Девушка полностью погрузилась в работу — она ритмично водила пальцами по гладкой круглой пластинке и, чуть склонив голову, следила взглядом за движениями своих пальцев.

Девушка была совсем молоденькая, ее светло-каштановые волосы были заплетены в тугие косы, бледное лицо с немного резковатыми чертами выражало глубокую сосредоточенность. Одета она была в невзрачное и довольно потрепанное домашнее платье темно-зеленого цвета, стянутое на талии широким рабочим поясом со множеством петелек и кармашков — для разных маленьких ножичков, домашних инструментов и прочих необходимых мелочей. Старое платье собиралось широкими складками, но все равно не скрывало по-детски тонкой фигурки девушки.

Твилла, ученица ведуньи Халди, прервала ненадолго свое занятие, поднесла правую руку к свету и внимательно осмотрела маленькие колпачки, надетые на кончики пальцев. Диск, по поверхности которого она только что водила пальцами, Твилла пристроила на колено, а левой рукой аккуратно сняла колпачки, которые успели протереться почти насквозь и казались сделанными из тончайшей, полупрозрачной паутинки. Девушка отложила использованные колпачки в сторонку и натянула на каждый палец по новому колпачку — их она взяла из коробочки, стоящей здесь же рядом, у края стола.

Надежно водрузив колпачки на пальцы, Твилла вернулась к прерванному занятию. Она полировала гладкую серебряную поверхность диска, проводя по ней пальцами — постоянно в одной и той же, неизменно повторяющейся последовательности, так что ритмичные движения ее пальцев образовывали на серебряной пластинке сложный, запутанный узор.

— Вверх и вниз, туда-сюда,
Где солнце, воздух и вода!
Сила выйдет на твой зов
Изнутри, сквозь плоть и кровь!
Такие вот песенки-считалочки обычно напевают маленькие девочки, прыгая через скакалку или играя с мячиком. Только эта песенка была чем-то большим, чем детская игра, и Твилла повторяла слова очень аккуратно — она знала, что нельзя ничего упустить или перепутать. Девушка полировала серебряное зеркальце по часу каждый день, и ничто не могло бы оторвать ее от этой кропотливой работы — разве что стены дома вдруг начали бы рушиться ей на голову.

Твилле было всего восемь лет — насколько смог определить содержатель сиротского приюта, — когда ее, неприкаянную бродяжку, схватили в порту во время очередной облавы. Время от времени городская стража устраивала такие облавы в целях поддержания общественного порядка. Как раз тогда ведунья Халди подыскивала себе ученицу — а в Варваде нашлось не так уж много семей, которые отдали бы свою дочь обучаться столь сомнительному и небезопасному ремеслу, тогда, в столь юном возрасте, Твилла хорошо усвоила суровые законы выживания — она была подозрительной, осторожной и всегда готовой постоять за себя. Но девочка не отпрянула в страхе, когда Халди, похожая в своем развевающемся плаще на странную и жутковатую птицу, указала на нее пальцем, выбрав среди пятерых претенденток.

Халди ни в малейшей мере не походила на добрую матушку — высокая и худая, с грубыми чертами лица. Когда она говорила, в ее голосе отчетливо слышались резкие, хрипловатые нотки — так говорят люди, привыкшие, чтобы им повиновались. И все же Твилла была очень довольна, что это именно она, а не какая-нибудь другая девочка покинула сиротский приют вместе с ведуньей. Ей приходилось идти очень быстро, то и дело переходя на бег, чтобы поспевать за широкими шагами своей новообретенной госпожи и наставницы.

За десять лет, которые прошли с той поры, Твилла много раз успела поблагодарить неведомые высшие силы, принимавшие участие в ее судьбе, за то, что ведунья Халди выбрала ее в ученицы. Шли долгие месяцы, долгие годы испытаний, но Твилла училась усердно — о, как же она училась! Девочка с такой же жадностью впитывала в себя новые знания, с какой потерявшийся в пустыне странник приникает к нежданно встреченному на пути источнику.

Целой жизни не хватит, чтобы овладеть в совершенстве ремеслом ведуньи, как любила повторять Халди. Она и сама до сих пор продолжала учиться, с каждым годом упорно наращивала свои силы и мастерство. А Твилла, хотя только-только начала постигать премудрости этого ремесла, уже овладела искусством чтения и письма и неплохо натренировала память. Девушка научилась крепко запоминать то, что действительно важно. Она знала теперь, на что годится множество самых разных трав и кореньев. Твилла часто сопровождала свою наставницу к роженицам или к больным и немощным, готовым вот-вот испустить дух, так что и сами обряды, и навыки в искусстве ведуньи сделались для нее привычными, стали почти что ее второй натурой, несмотря на то что девушка никогда еще по-настоящему не испытала на себе самой ничего подобного — ни родов, ни тяжелой болезни.

Та вещица, над изготовлением которой Твилла так усердно сейчас трудилась, предназначалась для нее — так распорядилась Халди. Где-то около трех месяцев тому назад ведунья сделала небольшое круглое зеркальце. Отражающая поверхность маленького диска выглядела тусклой и мутной, словно затуманенное оконное стекло. А тыльная сторона зеркальца была сделана из зеленоватого металла, причем каждый дюйм пластинки покрывала затейливая гравировка. В переплетении тонких, извилистых линий гравировки угадывались таинственные знаки и символы, кое-где проступали изображения каких-то причудливых животных, словно пойманных в сеть тонкой резьбы.

На долю Твиллы осталась завершающая часть работы — полировка отражающей поверхности диска до зеркального блеска. Девушка должна была отполировать зеркальце своими собственными пальцами, надев на каждый палец специальный колпачок из мягкой, шелковистой ткани, пропитанной вытяжками из разных растений. Когда Твилла полировала зеркальце, от непрерывного, размеренного трения колпачки нагревались и выделяли ароматические вещества — и благовонные, и дурно пахнущие, но все они были необходимы.

Девушка работала сосредоточенно, однако нельзя было сказать, что она при этом не видела и не слышала ничего, что творится вокруг. Твилла, конечно же, заметила внезапную перемену в поведении серого кота, который все это время сидел неподвижно и присматривал за ней хозяйским взглядом. Дымок вскочил, изогнул спину и распушил хвост, глядя желтыми глазищами с двумя узкими черными щелками зрачков на наружную дверь, которая находилась как раз у Твиллы за спиной. Из горла кота вырвалось низкое, воинственное урчание. Услышав этот звук, Халди, как по сигналу, оставила свое занятие — она сидела у очага и неторопливо, размеренно помешивала деревянным половником варево, кипевшее в маленьком котелке, — и повернулась к коту. Ведунья долгим, внимательным взглядом посмотрела на Дымка, потом сняла варево с огня, подняла цепочку, на которой висел котелок, и тоже посмотрела в сторону входной двери. Не отрывая глаз от двери, она вытерла руки о полотенце, заткнутое за тесемку фартука.

Пальцы Твиллы замерли, она даже не закончила очередной виток скольжения по серебристой поверхности зеркального диска. Девушка взглянула на Халди и развернулась на стуле, чтобы тоже оказаться лицом ко входной двери. Стены этого старинного дома были очень толстыми и заглушали почти все звуки, доносившиеся из шумного порта. Но Халди, как, впрочем, и Дымок, обладала способностью чуять беду, даже когда ее еще не видно и не слышно. Беду?

Твиллу захлестнула волна дурного предчувствия. Девушка быстро сунула зеркальце в специально для него предназначенный мешочек, туго затянула шнурок и надела себе на шею, так что мешочек повис на уровне груди. Твилла не оставила его на виду, а спрятала за пазухой, под своим просторным старым платьем. Затем она поспешно сняла с пальцев использованные полировочные колпачки, сложила их вместе и бросила в большой широкогорлый кувшин, потом плотно закрыла крышку ящичка, в котором хранился запас новых колпачков.

Ничего страшного пока не случилось — никто даже не стучал в дверь…

Не успела Твилла об этом подумать, как в дверь постучали. Девушка с удивлением увидела, как ее наставница подняла руку и звонко щелкнула пальцами. Обычно Халди так явно использовала свою силу, только когда они с Твиллой были одни.

Засов на двери, повинуясь воле ведуньи, плавно скользнул в сторону, и дверь распахнулась внутрь — да так быстро, что человек, который стоял на пороге и уже поднял было руку, собираясь постучать снова, не удержал равновесия, ввалился в комнату и едва не упал. Он остановился у входа и завертел головой, слепо глядя прямо перед собой невидящими глазами, потому как из ясного, погожего дня сразу попал в полумрак. И тут, безо всякой видимой причины, в комнате мгновенно стало светлее — так что две женщины смогли ясно рассмотреть своего нежданного гостя.

— Это ты, Гарходж… — Ведунья назвала мужчину по имени, и Твилла тоже его узнала. Гарходж жил по соседству, на этой же улице. Две недели назад Халди помогала при родах его жене. Роды были тяжелые, но ведунья сумела спасти и малыша, и мать, когда другие повивальные бабки уже ничего не могли сделать и все распрощались с надеждой, что женщина и ребенок останутся в живых.

— Ведунья Халди! — Гарходж дышал тяжело и прерывисто, как человек, которому только что пришлось быстро бежать. — Они идут, они прошли уже и по Гюнтерлэйн, и через Грифалькон. У них сейчас недобор, поэтому хватают всех подряд, даже если это не по закону!

Твилла сжалась на стуле в комочек. Гарходжу больше ничего не нужно было объяснять — они и так все поняли.

Охота за невестами! Уже пять лет охотники за девушками время от времени переворачивали вверх дном портовый город, равно как и села, и поселки, и еще два других крупных города Варслаада. Любая не обрученная и здоровая телом девушка могла стать жертвой этой охоты.

Причем ни о каком разбое не было и речи — государственный Совет в полном составе признал «охоту за невестами» законной, и сам король скрепил решение Совета своей подписью и печатью. Поселенцам в Пограничье нужны были жены — и родная страна должна была их предоставить. Конечно, девушкам благородного происхождения такая незавидная участь не грозила, как и тем, которые были помолвлены по всем правилам, с регистрацией в городской ратуше. Зато любую не слишком родовитую свободную девицу в любой миг могли забрать из родительского дома, оторвать от семьи, от всего, что было с детства знакомо, увезти далеко-далеко, за горы, и выдать замуж за первого встречного незнакомца. Непонятно, почему такое происходило — об этом ходили только неясные слухи… Будто бы любому мужчине, переселившемуся в Пограничье, угрожала смертельная опасность, ежели он не был женат. Казалось бы, над такими нелепыми, невероятными слухами можно просто посмеяться… Да только никто не смеялся. А Варслаад очень нуждался в продуктах, которые производили фермеры Пограничья.

Земли самого Варслаада не годились для сельского хозяйства. Из-за обширной открытой добычи ценных руд, на которой основывались богатство и безопасность государства, плодородной почвы здесь почти не осталось. Страна нуждалась в новых землях, пригодных для возделывания. Почти в каждый сезон холодов случались народные бунты — лишенные клочка земли фермеры и голодающие шахтеры выказывали недовольство настоящим положением вещей. А западные земли были сказочно богаты… Караваны из-за гор привозили столько прекрасного зерна и такое изобилие разнообразной еды, что люди всякий раз собирались толпами встречать прибывающих путешественников и с восхищением рассматривали удивительные грузы.

Вот потому-то и охотились за невестами… Хотя из каждой семьи по закону разрешалось забирать только одну дочь, подходящих девушек все равно хватало — да только вечно голодные дочери разорившихся фермеров и обедневших шахтеров были слишком хилыми и слабыми. У них просто не хватило бы сил перенести долгое и трудное путешествие через горы, в дальнее Пограничье.

— Твилла отдана мне в ученицы, — напомнила Халди.

— Ох, ведунья… Поговаривают, будто Скимиш донес в городскую управу, что вашу Твиллу взяли из приюта. А потому она как бы и не совсем тебе ученица. Да и кровной родни у сиротки нету, никаких добрых людей, чтоб за нее могли поручиться. А еще… Не гневайся, ведунья… Только есть и такие, кто дурное про тебя говорит. Втихомолку, конечно, — опасаются все же открыто напраслину возводить. Но кому надо, тот услышит… Будто бы ты, ведунья, недобрые и опасные дела творишь, и не мешало бы кому следует за тобой получше присматривать… Если ты сейчас против них слово скажешь — вот оно и выйдет, что не зря они насчет тебя тень на плетень наводили…

Твилла облизала пересохшие губы. Девушка знала, что таких людей, как Халди, — тех, кто обладает сверхъестественными силами, — многие боятся и даже ненавидят. И не важно, сколько добра было сделано с помощью этих чудесных сил…

Да, пекарь прав…

Девушка встала со стула и повернулась к своей наставнице.

— Мастер Гарходж верно говорит, госпожа моя. Я не допущу, чтобы из-за меня пошло прахом все, чего вы здесь достигли. Я ведь и вправду из сиротского приюта, и у меня нет кровных родичей. За меня некому поручиться. Вы же знаете, как в Варваде относятся к таким, как я, — Твилла едва заметно вздрогнула, произнеся слово «Варвад». Но она твердо решила не отступать от своих намерений. Ведунья Халди сделала для нее так много хорошего, и Твилле не хотелось отплатить ей злом за добро.

Халди поманила девушку пальцем. Твилла тотчас же подошла и стала перед ведуньей. Та взяла ее правую руку в свою, повернула открытой ладонью кверху и, низко склонив голову, стала пристально всматриваться в линии на девичьей ладони, словно надеясь увидеть там предсказание того, что может случиться.

Твилла почувствовала, как тело ведуньи внезапно напряглось, и тут Халди заговорила:

— Нужно следовать зову Сил… Невозможно плыть поперек течения, не считаясь с мощью потока. Не думала я, что потеряю… — Ведунья подняла голову и смотрела теперь с высоты своего немалого роста прямо Твилле в глаза. — Если уж так суждено, значит, ничего не поделаешь. Ты стала мне почти что родной дочерью, девочка… Однако, похоже, наши с тобой линии судьбы отныне расходятся в разные стороны. Если тебя заберут… — При этих словах глаза ведуньи полыхнули яростным огнем, а тонкие губы плотно сжались. — Если тебя заберут, они очень скоро обнаружат, что на этом приобретении много потеряли. Возьми то, что на тебе сейчас, применяй это так, как подскажет тебе вдохновение… И в конце концов это принесет избавление не только тебе одной, Твилла. Ты обучена искусству исцеления. Надеюсь, эти знания помогут тебе справиться с невзгодами. Используй все, что знаешь и умеешь, в полную силу — старайся делать лучшее, на что ты способна.

Снаружи донесся какой-то неясный шум, послышался гулкий топот тяжелых сапог, по мостовой загрохотали колеса повозки. Халди вскинула руку и повелительным жестом указала на дверь за спиной у Гарходжа. Дверь бесшумно закрылась, и они снова оказались в тишине своего маленького мирка.

— Мастер Гарходж, вы пришли попросить у меня снотворного для вашей жены. — Халди говорила сухо и деловито, ее слова намертво впечатывались в память. Она подошла к столу, заставленному всевозможными бутылками и склянками, и провела рукой вдоль длинного ряда сосудов, будто что-то выбирая.

Гарходж коротко кивнул. Пряди соломенных волос выбились из-под шапки и упали на лоб. В глазах пекаря только сейчас промелькнуло понимание — ведь сейчас его застанут в очень неподходящем месте, в неподходящее время…

Повинуясь едва заметному жесту наставницы, Твилла быстро скользнула вокруг стола и присела у очага. Она взяла деревянный половник, который Халди вставила ручкой в одно из звеньев цепи, передвинула котелок обратно, на самый жаркий огонь, и принялась помешивать варево с таким видом, будто ничем другим она и не занималась.

Халди как раз успела выбрать подходящую бутылочку и поднести к свету, чтобы Гарходж мог получше ее разглядеть, — и тут снова раздался настойчивый стук в дверь. Не успел еще отзвучать первый стук, как в дверь постучали снова, выказывая тем самым жгучее нетерпение. По комнате метнулся пушистый серый комок — кот не пожелал встречать незваных гостей и предпочел спрятаться. Халди с бутылочкой в руке подошла к двери, отодвинула щеколду и встретила гостей на пороге.

Новый посетитель был приземистым, ростом ниже среднего для мужчины. Ведунья Халди была даже повыше его. Видимо, из-за этого он держался подчеркнуто высокомерно и надменно — так обычно ведут себя провинциальные дворяне, впервые приехавшие в большой город.

Узкая, выдающаяся вперед нижняя челюсть была выбрита так небрежно, что кое-где остались клочки темной щетины, издалека похожие на следы от грязных пальцев.

Из-под его массивной стальной кирасы выглядывала грязная, поношенная кожаная куртка. Доспехи дополнялись металлическими наручами почти до локтя. Шлем он чуть сдвинул к затылку — наверное, чтобы лучше видеть. Через плечо к бедру, поверх кирасы, была повязана грязная, измятая лента, которая обозначала высокий ранг этого офицера. Несомненно, это и был предводитель отряда охотников за невестами. Он окинул тяжелым, холодным взглядом ведунью Халди, с подозрением зыркнул на Гарходжа, стоявшего в глубине комнаты, и на хлопотавшую у огня девушку.

— Чего изволите? Есть лекарства от всяких хворей… — Голос Халди как-то странно изменился, стал тише. Привычные повелительные нотки исчезли без следа, осталось лишь старческое дребезжание. Да и сама ведунья вдруг словно сделалась меньше, как-то усохла и сморщилась — накинув себе возраст, как набрасывают плащ.

— В вашем доме живет девушка из сиротского приюта! — рявкнул офицер. — По возрасту она годится в невесты и еще ни с кем не обручена…

— Она отдана мне в ученицы. — В голосе ведуньи послышались просительные, подобострастные нотки.

— Она — сирота! У нее нет родни, которая могла бы подписать документы, а значит, никто не мог отдать ее в учение. Эй, девушка! Выходи сюда!

Офицер прошел на шаг или два в глубь комнаты и, выкрикивая этот приказ, отвел настороженный взгляд от Халди.

Твилла не спешила выполнять приказание. Она потянула время, делая вид, что для нее нет ничего важнее порученной работы, — девушка думала, что именно так должна вести себя сиротка-ученица, которую наставница держит в ежовых рукавицах. Поэтому Твилла сперва отставила с огня котелок, положила на место деревянный половник и только потом обернулась к офицеру.

Напыщенный командир отряда окинул ее взглядом с головы до ног, всем своим видом давая понять, насколько невысоко его мнение об этой будущей невесте для поселенца.

— Она должна…

— Как скажете, капитан. — Халди почтительно поклонилась, и Твилла поняла, что ведунья пытается выиграть время. — Она будет готова, когда вы скажете.

— Она пойдет с нами сейчас! — заорал в ответ офицер. — Татан! — Он не повернул головы, но повысил голос, и на его зов не полностью прикрытая дверь распахнулась настежь.

Тяжело ступая, в комнату вошла женщина, тоже в доспехах, как и командир отряда. Но только вместо кирасы она была одета в двухслойную стеганую куртку из толстой кожи, штаны и сапоги — все явно армейского образца. Волосы женщины были коротко обрезаны. На ее лице с грубыми, тяжелыми чертами выделялись маленькие, но очень живые глазки. Женщина-солдат настороженно и подозрительно посматривала по сторонам — так же настороженно, как и ее командир.

— Татан пойдет с тобой, девушка. Она проверит твои пожитки, и ты возьмешь только те вещи, на которые она укажет. Поняла?

Твилла кивнула, стараясь казаться очень испуганной, — девушка надеялась, что они сочтут ее тихой и послушной.

— Твилла немного обучена врачеванию, — сказала Халди. — Эти ее умения при случае могут вам пригодиться, добрый капитан. Если бы вы позволили ей взять с собой сумку с целебными травами и мазями…

— Так тому и быть, ведунья. Но ты покажешь мне все, что будет в этой сумке, и растолкуешь, для чего это нужно. А ты, девушка, иди собирайся!

Повинуясь настойчивым распоряжениям командира отряда, Твилла выскочила из комнаты через другую дверь. Одной рукой она прижимала к груди заветное зеркальце. Девушка знала, что ведунья Халди управляет могучими силами, с помощью которых вполне могла бы защитить свою ученицу от такой напасти. И то, что Халди решила не прибегать к этим силам, само по себе служило для Твиллы указанием.

Девушка поднялась по кривым ступенькам узенькой лестницы наверх, в комнату, которая уже столько лет была ее домом, ее убежищем.

— Возьми теплые вещи и крепкие ботинки. Тебе предстоит долгая и трудная дорога, сиротка! — На Твиллу пахнуло тяжелым дыханием, сдобренным крепким запахом дешевого пива, как будто Татан стояла прямо у нее за плечом.

Девушка ничего не ответила, все еще разыгрывая из себя запуганную тихоню. Она молча вынула из сундука, стоявшего у изголовья узкой кровати, теплый зимний плащ. Потом из того же сундука достала простую и прочную одежду, которую надевала, когда отправлялась вместе со своей наставницей в дикие места собирать целебные травы. Это были стеганые штаны из трех слоев грубой шерсти и кожаная куртка, почти такого же покроя и качества, как у Татан. Но только от одежды Твиллы не разило застарелым потом и немытым телом, а пахло тонким ароматом сушеных трав.

Повернувшись спиной к своей надзирательнице, Твилла распустила завязку на вороте платья и сняла пояс, увешанный множеством маленьких мешочков и всяких полезных инструментов. Старое домашнее платье упало к ногам девушки. Твилла осталась в одной нижней рубашке, под которой пряталось зеркальце.

Сменив одежду на походную, Твилла окинула взглядом комнату. Запасное белье… Они наверняка позволят прихватить несколько чистых нижних рубашек. Девушка с глубоким сожалением посмотрела на коротенький ряд книжек на полке. Нет, лучше не надо… Все, что взято из дома ведуньи Халди, вызовет ненужные подозрения. Твилла хотела было наклониться и подобрать свой рабочий пояс, но Татан остановила ее, схватив за плечо крепкой, мускулистой рукой:

— Там, куда ты отправляешься, эти безделушки тебе не понадобятся. Ведьмовские штучки!

Твилла оставила пояс на полу, вынула из сундука длинный шарф и повязала на талию. Причем проделала это так быстро и ловко, что Татан наверняка не заметила особых знаков, вышитых по шарфу цветными нитками, так удачно подобранными в тон основному цвету ткани, что они почти сливались с фоном. Затем девушка увязала в узел чистые нижние рубашки и повернулась к Татан:

— Я готова.

Твилла низко надвинула на лицо капюшон дорожного плаща, чтобы не выдать обуревавших ее чувств. Ей не пришлось притворяться, чтобы изобразить дрожь в голосе. Ведь так внезапно девушку вырвали из тихого, безопасного уголка, и что теперь ждало ее впереди? Неизвестность.

Халди уже собрала для нее небольшой дорожный мешок. Гарходж тихонько отошел в самый темный угол и в волнении грыз там свои грязные ногти. Офицер в кирасе привалился к столу и мрачно, с неодобрением наблюдал за сборами.

— Я учила тебя лекарскому искусству, — сказала Халди. — Если ты, девочка, хоть что-нибудь усвоила за те годы, что провела здесь, среди моих горшков и бутылок, — покажи свое умение. Помни… — Пронзительный взгляд ведуньи, казалось, проникал сквозь низко опущенный капюшон. Твилла кожей чувствовала, что Халди смотрит прямо ей в глаза. — Помни — все, чему ты научилась, надо применять, чтобы нести облегчение страждущим, во благо всем и каждому. Да пребудет с тобой благословение Новой, Полной и Старой! — Ведунья не поднимала руки, осеняя ученицу тройным знамением, но пальцы Твиллы, скрытые под полой плаща, сами собой двинулись, следуя этому древнему знаку.

Получив такое благословение, Твилла еще ниже опустила голову. Она понимала, что Халди, конечно же, обо всем догадывается… Твилла плакала очень редко и почти забыла, когда в последний раз на ее глазах появлялись слезы.

— Госпожа моя, ведунья! Благодарю тебя за доброту и милосердие. — Голос девушки предательски задрожал. Татан ухватила ее за локоть и развернула лицом к открытой двери. Твилла споткнулась, переступая порог, — ноги отказывались уходить из ставшего таким родным дома. Но она справилась с собой — потому что чувствовала на груди гладкую пластинку серебряного зеркальца, которое как будто и сейчас черпало из нее некую неведомую силу.

2

НЕУКЛЮЖУЮ ПОВОЗКУ сильно трясло и подбрасывало на ухабах. Сидевшим внутри приходилось все время цепляться за что придется, чтобы не соскользнуть с лавки и не свалиться на устланный соломой пол. Хотя шел уже первый месяц весны, со стороны высокого сиденья для кучера внутрь повозки время от времени задувал сильный порывистый ветер, очень холодный. Люди в повозке зябко кутались в дорожные плащи, пытаясь согреться.

Твилла старалась сохранять равновесие, но когда повозка подскакивала на особенно глубоких ухабах, девушка не могла удержаться и приваливалась боком к своей соседке по лавке. Та всякий раз недовольно ежилась и передергивала плечами, как будто ей были до крайности неприятны прикосновения Твиллы.

Прошло уже три дня, как они покинули Варвад. Процессия из трех повозок продвигалась вперед не спеша. Твилла попала в сети охотников за невестами за несколько дней до их отъезда из города и успела повидать других девушек, которым выпала та же участь. Компания подобралась весьма пестрая — даже для портового города с развитой торговлей, в который стекается множество самых разных чужестранцев.

Всего повозок было три, и в каждой ехали по шесть пленниц. Повозка, в которой сидела Твилла, располагалась посредине процессии, между двумя другими. С тех пор как будущих невест для поселенцев согнали вместе, девушки еще не успели не то что подружиться — даже как следует познакомиться. Слишком разными они были.

С одной стороны от Твиллы сидела маленькая, похожая на мышку девушка по имени Аскла. Она постоянно плакала, и лицо у нее до того распухло от слез, что глаза превратились в узенькие щелочки. Со стороны казалось, что в ее маленьком, худосочном тельце почти совсем не осталось сил. На ней было опрятное и хорошо сшитое, хотя теперь и измятое платье, а также добротный плащ с каймой. Если судить по одежде, Аскла происходила из семьи с достатком — скорее всего, она была младшей дочерью какого-нибудь торговца. Вторая соседка, наоборот, была гораздо крупнее и массивнее Твиллы — мускулистая рыбачка в пропитанной морской солью одежде, от которой исходил непередаваемый запах сырой рыбы.

Эта девушка, Лила, не проронила ни слезинки. На ее загорелом лице с квадратным подбородком отражалось только искреннее любопытство. Лила посмотрела на Твиллу, и ее полные губы расплылись в кривой усмешке.

— Придется нас по кусочкам собирать, когда доберемся до места, — заметила она. — Какой же мужик захочет взять себе в постель страшилище в синяках и кровоподтеках? Лучше бы эти парни позаботились, как доставить нас через горы в целости и сохранности, чтобы выставить на аукцион в лучшем виде. А то вряд ли они много получат.

— Аукцион? — За последние несколько дней до Твиллы доходили самые разнообразные предположения, так что она решилась спросить. — Я думала, это будет лотерея…

Лила подмигнула ей и сразу же покрепче схватилась за борт, потому что повозка угодила в очередную выбоину на дороге и сильно накренилась.

— Лотерея — это не то, про что рассказывал Сэмпер. Ну да, конечно, — на бумажках пишут имена и бросают в горшок, а потом тянут жребий… Так оно должно быть по закону — ну, когда женятся. Но за то, чтоб им дали вытянуть бумажку из горшка, тамошние мужики должны выложить денежки. Так что этот лорд Хармонд — он имеет себе кой-какие доходы… Не сильно много, конечно, а то король потребует, чтобы и ему отстегивали долю. Но одного этот лорд держится твердо, так и знайте… Раз уж кто из этих, что в грязи ковыряются, свой жребий вытянул — он должен принять то, что ему выпало. Отказаться и тянуть по второму разу уже нельзя. И не важно, понравится ему то, что досталось, или не понравится — это когда разберутся, про кого в бумажке написано, да посмотрят они друг на друга…

Твилла напряглась.

— А если жениху не понравится девушка, которая ему досталась по жребию? Или если он ей не понравится? — спросила она. И только сейчас заметила, что всхлипывания с другой стороны от нее немного поутихли — похоже, вторая соседка тоже прислушивалась к разговору.

Лила пожала плечами. Плечи у молодой рыбачки были широкие и крепкие, натренированные за много сезонов лова, и от этого жест получился вдвойне выразительным. Лиле приходилось поднимать паруса, забрасывать и вытаскивать сети, управляться с веслами…

— А до этого уже никому нет дела. Вот Сэмпер мне говорил — раз уж кто какую девку вытащил, тот на ней и поженится, и будут себе жить как есть… Если только зеленые демоны не утащат кого-нибудь из них.

— Зеленые демоны? — переспросила Твилла. Оказывается, рыбачке известно гораздо больше того, о чем перешептываются между собой другие. Это уже не просто слухи и домыслы.

— Ты не слыхала про зеленых демонов, барышня? Из-за этого мы им и нужны. Мне еще здорово повезло, что Сэмпер — он тут у нас сейчас вроде как в страже… Ну, так Сэмпер-то — он же сам из Вулкеров, то есть, выходит, всем нашим двоюродная родня. Ну, так он мне тут порассказал всякого, Сэмпер-то. А это стоит послушать, если хочешь знать, что нас всех ожидает там, впереди… — Повозку в очередной раз крепко тряхнуло, и Лила проворчала: — Если только они довезут нас туда живыми! Ну, так вот. Похоже, у них там, за горами, всегда было неладно. Началось все еще при первых переселенцах. Все они были фермеры, потомственные землекопатели. У них отобрали землю и на том месте вырыли шахты. Ну, а эти-то, фермеры, — они перебрались через горы и, как положено, начали разводить свои фермы на новом месте. Только хватило их ненадолго. Когда туда пришли первые караваны… Ну, в общем, никаких фермеров там больше просто не было. Караванщики все обыскали и нашли только нескольких — совсем из ума выживших. Бродили там себе, как тупая скотина бессловесная. Ну, вот… И тогда король, говорят, послал туда солдат. Чтобы отыскали тех, кто такое с переселенцами вытворил, и разобрались, что к чему. Только и солдаты ничего особо не нашли — и где искать-то? Открытая равнина, а за ней большой лес. Правда, в лес этот солдаты лезть не хотели. А их капитан сказал, что надо идти, — и пришлось пойти. Ну, и ничего хорошего из этого не вышло. Потому как из лесу только половина отряда и вернулась. Да и те, кто вернулся, либо на голову двинутые сделались, либо вообще ослепли. И все рассказывали про каких-то распрекрасных дев, что в том лесу живут. Так с тех пор и пошло — мужиков туда как притягивает чем-то. Уходят они, и кто вообще не возвращается, а кто выбирается обратно — становится полудурком. Один только лорд Хармонд кой-чего подметил… Что ежели мужик женатый и есть у него баба в доме, с которой и спит он, — так такие мужики никуда бродить не рвутся. Вот. — Лила развела в стороны свои сильные, мускулистые руки с широкими, мозолистыми ладонями. — Вот с тех пор они туда невест и вывозят.

Было совершенно очевидно, что рыбачка Лила искренне верила в то, о чем рассказывала. Для нее это были не какие-нибудь слухи, а вполне достоверные факты. Но даже если так, у Твиллы нисколько не прибавилось желания сделаться женой какого-нибудь фермера, который выиграет ее в свадебной лотерее. Она — целительница. Нужно будет непременно поговорить с этим лордом Хармондом… Не стоит даже пытаться убеждать кого-то из низких чинов — это Твилла уже хорошо усвоила. Но если добраться до самого лорда Хармонда, тогда она сможет доказать, что принесет гораздо больше пользы, если останется свободной.

В полдень повозки остановились, и девушкам приказали выйти наружу. Многие оступались и спотыкались, жалуясь на боль в затекших от долгого сидения ногах. Вокруг простиралась мрачная, унылая местность, на которую и смотреть-то было неприятно. Повсюду виднелись невысокие пологие холмы — отвалы горных выработок. Руду добывали открытым способом, срывали верхние слои земли, пока рудоносная жила не истощалась, — тогда такие обедневшие шахты просто бросали.

Плодородного слоя почвы в этих местах почти не осталось, и только кое-где виднелись зеленые заплатки упрямой растительности, которая цеплялась за жалкие клочки земли. Твиллу глубоко потрясла эта картина запустения. Ученица ведуньи привыкла относиться с уважением ко всем растениям и с благодарностью принимать эти дары земли. Пустыня, сотворенная руками человека… Твилла отвернулась, чтобы не смотреть на это душераздирающее зрелище, и принялась жевать ломоть черствого хлеба, запивая водой из бутылки, которую девушки передавали по кругу.

Казалось, здесь не осталось ничего живого. Твилла вспомнила, как они с Халди выбирались из Варвада за город собирать травы. Насколько там все было иначе! Вокруг Варвада во все стороны раскинулись заросшие буйными травами поля и ухоженные, обработанные фермерские участки. Повсюду встречались небольшие рощицы и перелески, и везде можно было найти ручеек с чистой родниковой водой. А здесь ничего такого не было.

Даже птиц здесь нет! Хотя… Вон же она! Птица! Твилла сдернула капюшон и запрокинула голову, стараясь проследить за полетом одинокой птицы. Но та летела слишком высоко — маленькая темная точка на сером небе. Слишком высоко, слишком далеко… Не разглядеть.

— Пожрали — теперь все налево, облегчитесь перед дорогой! — крикнула Татан, которая в пути присматривала за девушками из той повозки, где ехала Твилла. — А ты чего сопли распустила? — накинулась она на хрупкую, маленькую Асклу. — Прекрати хныкать, а не то я тебе так всыплю, что заткнешься надолго! — Она замахнулась на девушку тяжелым кулаком, и та поспешила спрятаться за Лилу. Крепкая, статная рыбачка обняла ее за плечи, стараясь успокоить.

— Эй, стражница, ты чего это? Вздумала поколотить королевскую невесту, а? Нас как будто так и называют, верно? Он нам вроде даже и приданое дает… Дает же?

Нижняя челюсть Татан мгновенно выдвинулась вперед, как у мастиффа, почуявшего запах возможной свары.

— А ты, рыбачка, держи язык за зубами, когда тебя не спрашивают! Будь поучтивее с…

Ее отвлек какой-то шум, донесшийся от передней повозки, и, еще раз сердито зыркнув на Асклу, она развернулась и утопала туда.

Лила подмигнула Твилле и задорно улыбнулась. Но ученица ведуньи не разделяла ее веселья.

— Наверное, лучше не надо лишний раз ее сердить. Впереди долгий и трудный путь через горы, и у нее будет много времени и возможностей сделать нашу жизнь еще тяжелее.

Лила перестала улыбаться и искоса взглянула на подругу по несчастью.

— Может, ты и права. Но эта баба — из склочной породы, а такие забияки не видят тебя в упор, пока не покажешь им кулак, такой же здоровый, как у них самих. Слушай, Аскла, — повернулась она к маленькой худышке. — Раз уж мы попали в этот садок для устриц, возврата нам не будет. Остается только смириться и сполна использовать то, что у нас есть.

У Асклы задрожал подбородок.

— Я хочу… Хочу к маме… — тоненько всхлипнула она. Твиллу до глубины души поразила эта робкая жалоба. Она заметила, что Лила смотрит на нее поверх склоненной головы несчастной Асклы.

— Слушай, Твилла, ты вроде училась на лекарку? Можешь ей помочь? А то она совсем захворает… И мне что-то слабо верится, что от этой, — рыбачка кивнула в ту сторону, куда ушла разозленная Татан, — дождешься чего-нибудь толкового насчет лечения.

— Да, конечно, — кивнула Твилла и зарделась от смущения. Она первой должна была об этом подумать — ведь она так гордилась своими скромными познаниями в целительском искусстве! Девушка быстро отыскала нужный пакетик в дорожном мешке, который собрала для нее Халди. Разок понюхав его содержимое, Твилла убедилась, что это именно то, что она искала.

— Аскла, пожуй вот эти листочки, — мягко сказала она маленькой девушке. — Я и вправду училась врачеванию. Вот увидишь, тебе станет легче!

Худышка Аскла, которая все еще прижималась к своей защитнице, настороженно посмотрела на Твиллу.

— Возьми что тебе дают! — велела рыбачка, и Аскла нехотя повиновалась. Под строгим взглядом Лилы она взяла у Твиллы маленький шарик из сушеных трав и сунула в рот.

Нельзя сказать, чтобы им давали мало еды, но это была очень грубая и невкусная пища — Твилла думала, что именно так обычно питаются солдаты в походах. Покопавшись еще немного в лекарском мешке, она достала маленькую баночку с каким-то порошком и слегка присыпала этим снадобьем свою порцию хлеба — черствого, как камень. А потом подала хлеб Лиле.

Молодая рыбачка с подозрением посмотрела на кусок хлеба и осторожно принюхалась, пытаясь понять, чем от него пахнет. Вскоре на ее широком лице снова расцвела улыбка, и она передала Твилле свою порцию хлеба, чтобы та сдобрила и этот кусок бледно-зеленым порошком.

— Давно не ела такой вкуснятины! — призналась Лила.

— Аскла, возьми и себе. — Твилла предложила приправу и второй девушке, но та ничего не ответила. Аскла стояла, сжимая в руке кусок черствого хлеба, но взгляд ее был устремлен куда-то в необозримые дали, и впервые на ее тонких, маленьких губах появилась слабая тень улыбки.

Лила критически осмотрела ее и сказала:

— Она сейчас в мире грез. Так… Надо проследить, чтоб ей досталась ее пайка, когда проснется. — Рыбачка вынула закаменевший хлеб из безвольной руки Асклы и засунула его поглубже в карман ее плаща.

— Что тут дают? — Это спросила еще одна из их соседок по повозке, подходя поближе. Голос у девушки был еще грубее, чем у Лилы. Она была одета в бедный, поношенный плащ, в нескольких местах не слишком аккуратно заштопанный, со множеством заплаток самых разных цветов, которые совершенно не сочетались друг с другом. Судя по ее виду, эту девушку охотники за невестами увезли из нищенского хутора, где жили разорившиеся фермеры и оставшиеся без работы крестьяне. Она быстро переводила взгляд с одной спутницы на другую.

— Просто кое-какие приправы, — объяснила Твилла. — У вас такие есть?

Тут подошли поближе и две другие девушки, которые сидели на одной лавке с крестьянкой в залатанной одежде. Одна из них, в плаще с широким капюшоном, прикрывавшим голову только до половины, стройностью и хрупким сложением могла сравниться с маленькой Асклой. У этой девушки была гладкая, чистая кожа и горделивая осанка, держалась она с достоинством — так что ее легко можно было счесть девицей благородного происхождения.

Она внимательно пригляделась к Твилле и сказала:

— Я тебя знаю. Ты была ученицей ведуньи Халди. Когда ведунья приходила лечить нашего работника от нагноения в руке, ты была с ней. Как случилось, что они тебя забрали?

Твилла рассказала чистую правду.

— Я из сиротского приюта — они сказали, что у меня нет родных, которые могли бы подписать мои бумаги и отдать меня в ученичество. — Она уже узнала девушку, которая с ней заговорила. Это была дочь мастера-кузнеца. Странно было встретить здесь девушку из такой семьи — ей давным-давно должны были подыскать хорошего жениха и обручить с ним по всем правилам.

— А они широко раскинули свои сети! — заметила Лила. — Ты-то точно не из таких, как мы… Разве глава вашего дома не обручил тебя?

Девушка покраснела от смущения и неприязненно взглянула на Лилу.

— У меня был жених! Но он умер от лихорадки два месяца назад.

— Да, не повезло тебе… — В голосе рыбачки проскользнули нотки сочувствия.

— Ну хватит вам! — резко перебила их девушка в старом плаще. — Меня зовут Джесс, ее — Рута. — Она показала смуглой рукой на дочку кузнеца. Потом кивнула на третью девушку и сказала: — А это — Хади. Ну, а теперь покажи-ка, что ты там добавляла к хлебу, а, целительница?

— Я ведь уже сказала — это просто приправы, — ответила Твилла. — Если хочешь, попробуй сама. — И она снова вынула из мешка баночку со специями.

Джесс, как и Лила, принюхалась к запаху сушеных трав в баночке и сразу же перестала задираться.

— Тертый сыр, листья мяты и еще… А что тут еще? — Она с любопытством посмотрела на Твиллу.

— Первый весенний варгент, — сразу же ответила ученица ведуньи. — Значит, ты разбираешься в травах, Джесс?

Крестьянка громогласно расхохоталась:

— Я родилась на земле, земля же меня и выучила. Да уж, мы тоже кой-чего знаем… Вот моя тетка — да, она здорово в этом разбиралась… Когда у нас еще была своя земля…

Рута и Джесс взяли понемногу приправы из баночки, но третья девушка, Хади, покачала головой и отошла в сторонку. А потом высвободила руку из-под плаща и начертила какой-то знак в воздухе между собой и Твиллой.

— Колдовство это все… — сказала она и, круто развернувшись, быстро зашагала прочь.

— Да кто она такая? Чудачка… — Благостное настроение у Лилы быстро испарилось. — Что она там бормотала — про колдовство какое-то?

— Это новая вера, — с удовольствием принялась объяснять Рута. Девушке явно нравилось, что она знает что-то, неизвестное другим. — Хади сама родом из-за моря. Работала служанкой в доме одного из вестников рока. Мой отец говорит, они все умом тронутые. Только все больше и больше людей начинают прислушиваться, когда эти вестники разглагольствуют на площади в базарный день. Хозяина Хади два раза забирали городские стражники — за вредные речи. И на этот раз ее вестник рока что-то ничем ей не помог!

Хади обернулась и сбросила капюшон плаща. Твилла ахнула от удивления — девушка оказалась совсем молоденькой, почти девочкой, и ее голова была недавно обрита наголо, так что волосы только-только начали отрастать. На лбу у Хади виднелась красная метка в форме треугольника — как будто родимое пятно на коже. Лила только присвистнула:

— Благодари высшие силы, Хади, что нам так долго ехать через эти горы! Может, твои волосы успеют отрасти. А не то мужик, который выиграет тебя в лотерее, первым делом всыплет тебе так, что не поздоровится, — за то, что ему досталась такая уродина.

— Злые люди везут меня на заклание, — ответила Хади. — Видно, тяжки мои грехи и не избежать мне этой участи. — С этими словами она прикрыла голову руками и повернулась спиной к остальным девушкам.

— Пора загружаться! Ну-ка, быстро — все в повозку! — набросилась на девушек подоспевшая Татан.

Твилла глянула на Асклу и поспешила схватить ее за руку. Малышка совсем размечталась — с безмятежной улыбкой на лице она отрешенно смотрела куда-то вдаль, на что-то невидимое для всех остальных. Успокаивающее лекарство подействовало куда быстрее и сильнее, чем Твилла рассчитывала.

Вместе с Лилой они помогли Аскле забраться в повозку и усадили ее на жесткую деревянную лавку, а сами сели рядом. Три другие девушки тоже залезли в повозку и заняли свои места на другой лавке. Послышались крики погонщиков, которые поторапливали неуклюжих, тяжеловесных животных, тянувших повозки. Животные двинулись вперед неспешным, шатким шагом, к которому путешественницы уже успели привыкнуть. Обоз из трех повозок покатил дальше.

Повозки то и дело подскакивали на выбоинах и сильно раскачивались из стороны в сторону. Поэтому ехавшим внутри девушкам приходилось все время быть настороже, чтобы при случае успеть за что-нибудь ухватиться и не свалиться с лавки. Аскла, на которую успокаивающее лекарство подействовало слишком сильно, безвольно привалилась всем телом к Лиле. Крепкая, мускулистая рыбачка придерживала маленькую соседку одной рукой, чтобы та не упала.

Мысли Твиллы блуждали далеко от неуклюжей повозки и товарок по несчастью. То, что девушка узнала от Лилы о предстоящих испытаниях, кого угодно могло привести в уныние. Если она не сумеет привлечь внимание кого-нибудь из высоких чинов своим целительским искусством, то избежать брачной лотереи, скорее всего, не удастся.

От этих мыслей у нее напрягалось все тело, а во рту делалось горько. Целительницы никогда не выходят замуж иначе как по своему собственному выбору. Замужество не должно мешать целительнице заниматься ее ремеслом. Потому что тот, кто обучился искусству исцеления, никогда уже не сможет забыть усвоенные навыки и должен использовать свои знания и умения всегда, когда в этом есть нужда.

Твилла не для того десять лет овладевала искусством целительства, чтобы работать в поле и по дому для какого-нибудь неграмотного землепашца — а ведь именно эта участь, скорее всего, и ожидала захваченных девушек. Повозку резко бросало из стороны в сторону на каждом ухабе, Твилла крепко держалась за лавку, чтобы не упасть, и в то же время, закрыв глаза, вспоминала все, что Халди когда-либо говорила ей о своем ремесле.

Халди была очень известной и уважаемой целительницей. Но Твилла знала, что ее наставница-ведунья владела не только искусством исцеления — хотя соседи-горожане, скорее всего, даже не догадывались об этом. У Халди было много старинных книг. Их потрепанные страницы хранили множество знаний. Твилла тоже, хотя бы отчасти, приобщилась к этим знаниям.

Девушка была уверена, что Халди умеет не только приготавливать целебные настои и лечить больных. Ведунья могла зажигать свечи одним движением пальца, могла предвидеть будущее — правда, не всегда. Но Халди никогда не стремилась к могуществу ради самого могущества.

Твилла перебирала воспоминания и внимательно просматривала все картины, всплывавшие в памяти. Она страстно желала улучить свободную минутку для упражнений и опытов, но при сложившихся обстоятельствах это было слишком опасно. Девушка не забывала ту неясную угрозу, из-за которой ведунья без сопротивления рассталась со своей ученицей. Или это были всего лишь пустые слухи, которые Гарходж пересказал им, просто чтобы предупредить?

Она вспомнила, как Халди стояла и держала ее за руку — ведунья предстала перед ее мысленным взором так ясно и отчетливо, словно наяву. Как будто Халди, несмотря на свои огромные способности, повиновалась чьему-то безмолвному приказу…

Твилла тряхнула головой — зачем строить бессмысленные догадки? Любые предположения не имеют никакого отношения к фактам. А единственным непреложным фактом оставалось круглое серебряное зеркальце, которое висело у Твиллы на груди. Девушке в который раз нестерпимо захотелось вынуть зеркальце из-за пазухи и посмотреть в него — но она не сделала этого из благоразумия и осторожности.

Перед самым заходом солнца повозки наконец остановились. Они уже добрались до подножия гор. Но даже здесь земля была изуродована, покрыта зияющими ранами, которые нанес человек. И все равно девушки с радостью покинули смертельно надоевший за день фургон-тюрьму. Погонщики развели два костра, и девушки расселись вокруг огня. Тем временем Татан громкими начальственными криками заставила погонщиков убрать из фургонов лавки, на которых девушки сидели днем. Затем они вытащили откуда-то длинные мешки, набитые соломой, и побросали на пол — на этих тюфяках девушкам предстояло спать ночью.

Погонщики, занятые приготовлениями к ночлегу, громко переговаривались между собой и сильно шумели. А девушки разговаривали мало — они очень устали за день от бесконечного однообразного колыхания на жестких, неудобных сиденьях в шаткой повозке. У них совсем не осталось сил. И потому они молча сидели возле костра, прижавшись друг к другу, и тупо, безучастно смотрели, как Татан и еще одна женщина-конвоир подвешивали над огнем котелок, заливали туда воду, принесенную из протекавшего неподалеку ручья, потом быстро забрасывали в котел плитки сушеного мяса — твердого, как камень, и брикеты высушенных под прессом овощей.

Татан стояла, уперев кулаки в бока, и следила за своей товаркой, которая как раз закинула в котелок все необходимые продукты.

— Эй ты, иди сюда! — Татан повернулась к Твилле и поманила ее пальцем. — Размешивай! Ты здорово выучилась это делать, пока жила у выскочки-ведуньи.

Твилла покорно взяла деревянный половник, откинула полы плаща, придвинулась к огню и принялась помешивать содержимое котелка, которое уже начинало булькать. Конечно, запах от этого варева шел далеко не такой приятный, как от котелков с супами и тушеным мясом в доме Халди. Но Татан внимательно следила за Твиллой, и та не решилась подсыпать в котел приправы, которые могли бы хоть как-то улучшить вкус грубой пищи.

В конце концов еда была готова, и каждая из девушек получила по миске водянистой похлебки, в которой плавали куски жира, и по куску твердокаменного походного хлеба — его следовало размочить в похлебке. Кроме того, им выдали на всех небольшую кожаную бутыль с дешевым кислым пивом. Твилла заметила, что только Лила и Джесс отхлебнули из бутыли больше одного раза. Сама она сразу отказалась от пива и вместо этого зачерпнула кружкой воду из бочонка, притороченного сбоку к повозке.

Небо совсем потемнело. Горы стали казаться притаившимися во тьме чудовищами из кошмарных сновидений. На черно-синем бархате неба начали загораться первые звезды. Когда над горизонтом взошла полная луна, стало немного светлее. Кроме того, охранники зажгли несколько масляных светильников.

Девушки все еще сидели вокруг костра, усталые и измученные. Безнадежность и обреченность захлестывали их, словно морские волны. И тут Татан нависла над ними и скомандовала:

— Забирайтесь внутрь!

Охранница указала рукой на повозки. Девушки медленно стали подниматься, морщась от боли в каждой мышце истомленного долгой поездкой тела. Одна за другой они залезали в повозку и укладывались на жесткие, набитые соломой тюфяки.

Аскла вздохнула, а затем негромко ахнула, очнувшись от своих грез. Твилла потянулась к ней и положила руку на плечо маленькой девушке, свернувшейся клубочком на жалком ложе.

— Думай о чем-нибудь хорошем. — Твилла повторяла старые-престарые слова, которые когда-то давно ей самой говорили в сиротском приюте. — Вспомни тех, кого ты любишь и кто любит тебя…

Аскла вздрогнула от ее прикосновения.

— Я больше никогда не увижу мою мамочку… — громко прошептала она охрипшим от горя голосом.

— Наверное. Лежи тихонько… — Твилла приподнялась со своего тюфяка и склонилась над Асклой. Она погладила ее по плечу, потом немного раздвинула складки капюшона и прикоснулась ко лбу девушки, прямо посредине, чуть выше бровей. — Все хорошо… — Твилла заговорила нараспев и так тихо, что никто в повозке не смог бы ее услышать. Халди научила ее исцелять не только лекарствами, но и одной только силой воли.

Ученица ведуньи старалась передать несчастной маленькой девушке ощущение покоя и умиротворения. Исцелять самой оказалось гораздо труднее, чем стоять у постели больного и смотреть, как это делает Халди. Тем более что в душе Твиллы сейчас было слишком мало мира и спокойствия, которыми она могла бы поделиться. И все же вскоре она почувствовала, что Аскла перестала дрожать, дыхание ее сделалось ровным и спокойным. Твилла поняла, что девушка спит.

Лила заворочалась, под ней зашуршала соломенная подстилка. Стараясь говорить как можно тише, рыбачка прошептала:

— А ты молодец, целительница! Она переносит это тяжелее всех нас — кроме, разве что, этой Хади, у которой голова обрита налысо и такой противный хныкающий голос. Нам сейчас лучше всего держаться и не падать духом. Никакому мужику не понравится девка, распускающая нюни. Или какая-нибудь уродина. Надо постараться подать себя в лучшем виде — глядишь, и удача улыбнется, не самый поганый мужик достанется.

— Да, конечно, Лила… — Твилла старалась подобрать правильные слова, чтобы задать вопрос, который уже давно ее занимал. — Скажи… А что, если бы среди нас… Мы ведь толком и не видели остальных… Что, если бы среди нас была какая-нибудь очень уж непривлекательная девушка? Что за судьба ожидала бы ее?

Под Лилой снова зашуршала солома.

— Уж я бы себе такой судьбы точно не пожелала, целительница. Радуйся, что у тебя хорошенькое личико. Я и сама ничего, к тому же — сильная, смогу работать в поле. Опять же Джесс… Она хоть и невысокая, и тощая, но зато жилистая и понимает толк в фермерском хозяйстве, потому как сама из крестьян. Рута — это, конечно, штучка совсем другого сорта. Но полным-полно мужиков, которые страшно гордятся, когда на их жен вечно заглядываются другие мужчины. А эта Хади… Кто ее знает?

Больше рыбачка ничего не сказала, и Твилла решила, что она заснула. А сама Твилла, вместо того чтобы спать, нащупала за пазухой маленький мешочек и осторожно вытащила зеркальце. Девушка пожалела, что в такой темноте не сможет как следует рассмотреть свое сокровище — а ведь ей так хотелось взглянуть на зеркальце! Пальцы Твиллы, на которых сейчас не было пропитанных настоем трав полировальных колпачков, снова заскользили по гладкой поверхности серебряного диска, повторяя все тот же давно заученный узор.

Спустя какое-то время Твилла снова спрятала зеркальце в надежное укрытие и наконец заснула.

3

ПУТНИКИ ПРОСНУЛИСЬ ранним утром — обычно с первыми лучами восходящего солнца караван отправлялся в путь. Уже три дня они поднимались в горы. Поначалу подъем был пологим, но постепенно становился все круче и круче, а дорога сделалась совсем узкой. В трудных местах, чтобы облегчить груз тягловым животным, девушкам приказывали выйти из повозок, и они брели следом. На третий день пошел дождь — не ливень с градом, а занудный, мелкий дождик, который моросил и моросил не переставая. Дорога раскисла и превратилась в грязное месиво, путники промокли до нитки.

Зато на такой высоте уже не было видно развороченной шахтами земли, и кое-где даже встречалась ярко-зеленая весенняя трава — пусть хоть и редко, и небольшими островками. По обочинам дороги валялись засохшие высокогорные карликовые деревья с изогнутыми, перекрученными ветвями — их вырубили еще тогда, когда прокладывали дорогу. А поскольку на топливо для костра эти жалкие клубки тонких веток не годились, их так и оставили гнить. Мертвые деревья покрылись плесенью и поросли причудливыми лишайниками.

Твилла все время посматривала по сторонам, пытаясь распознать какие-нибудь полезные растения, из которых Халди приготовляла целебные настои. Тот запас лекарств, который ведунья собрала ей в дорогу, был, конечно же, весьма невелик. И потому Твилла старалась по крайней мере узнать, какие травы встречаются в этих местах, хотя у нее не было ни времени, ни подходящих условий для сбора и заготовки целебных растений.

Татан и ее еще более отвратительная товарка, которая помогала управлять повозкой и стеречь невест, постоянно следили за девушками, словно сторожевые собаки. Когда дорога забирала круто в гору и девушкам приходилось вылезать из повозки, охранницы заставляли их сбиться в плотную кучку и постоянно подгоняли громкими, грубыми криками. Напарницу Татан звали Айт. Когда наступал ее черед сгонять девушек в стадо и поторапливать, Айт изводила пленниц занудными россказнями о той судьбе, которая ожидает их впереди.

Ее слова только подтверждали то, что Лила узнала от своего родственника. У будущих невест не было никакого выбора. Впрочем, у их будущих женихов выбор тоже был не слишком большим. Но если мужчина мог при желании отказаться от участия в брачной лотерее, то девушкам этого не позволялось.

Как ни странно, именно Хади прервала очередной поток исполненных тайного злорадства словоизлияний охранницы вопросом:

— А если никакой мужчина нас не выберет — что тогда? — Девушка старательно придерживала капюшон плаща, чтобы не сползал с ее бритой головы, на которой едва-едва показался ершик темных волос.

Айт расхохоталась.

— Выбор — это твоя удача, королевская невеста. Бирку с именем твоего мужчины опустят в горшок, а потом кто-нибудь ее вытащит… И если даже он решит, что ты — жуткое страшилище, пугало огородное, он все равно не сможет от тебя отказаться. Наш лорд Хармонд — он человек честный и справедливый. Каждому дается шанс тянуть один раз. Так что вам обеим повезет одинаково. А вы… — Она повысила голос, чтобы все девушки прислушались к ее мудрым советам и напутствиям. — Уж расстарайтесь, покажите себя в лучшем виде. И главное, послаще щебечите, приветствуя женихов!

Твилла старательно обдумала услышанное. Им наверняка понадобится целительница. Она внимательно прислушивалась к любому обрывку слухов, к любым рассказам о жизни фермеров в новых землях, и ни разу никто не упомянул о том, что среди них есть целители. Если ей удастся хорошо зарекомендовать себя… А тем временем Айт продолжала разглагольствовать:

— Пару ездок назад попала к нам одна девчонка… У ней после язвы остался корявый шрам на пол-лица — так выглядела она страшнее жабы бородавчатой. А мужчина, которому эта девка досталась в лотерею, был офицер и из себя видный… Ну… Так это… Пропала она куда-то. Может, зеленые демоны к себе прибрали… — Айт облизала толстые губы языком, словно собственные слова были для нее вместо острой приправы к пресному мясу.

— Зеленые демоны? — поинтересовалась Рута. — Скорее…

— Придержи язык, курносая! — рявкнула на нее Айт. — И не думай, что зеленые демоны — выдумки. Они есть, это точно! Вы еще увидите, чего они наворотили там, по ту сторону гор. А если подойдете слишком близко к лихому лесу, то, может, и встретите кого из них.

— Эти демоны… — Твилла впервые вмешалась в разговор. Она старалась молчать, когда Татан или Айт были где-нибудь поблизости, и почти ничего не говорила даже своим соседкам. Девушка с самого начала поняла, что здесь лучше поменьше говорить и побольше слушать.

— Эти зеленые демоны — какой вред они причиняют?

Айт вскинула руку и скрестила пальцы в охраняющем знаке.

— Они похищают у мужчин рассудок или зрение, а то и всего мужчину целиком! Не приведи такому случиться, но если мужчина, у которого нету жены в доме, подойдет слишком близко к лихому лесу — считай, пропал мужик! Попал на поживу зеленым демонам. Даже Илона, сына самого лорда Хармонда, и того демоны изувечили! Обоих глаз — словно не бывало. Проклятые демоны забрали было и нескольких детишек, и пару женщин — но всех их потом нашли… Бродили, бедняжечки, совсем ополоумевшие. Кое-кто со временем оправился, и соображение к ним вернулось… Только они совсем не помнили, где были и что там с ними стряслось. Но это женщины. А дети… С детьми вообще беда — все норовили потом удрать, да не куда-нибудь, а все в лес этот проклятущий! Приходилось привязывать и запирать под замок, да — пока наконец припадки эти у них не прошли. Так что мужчина, у которого жена уродина, запросто может выгнать ее к демонам — и с концами!

Девушка с лицом, изуродованным шрамами, завоевала себе свободу… Или ее обрек на верную смерть мужчина, которого вынудили на ней жениться? Твилла задумалась. А что касается этих сказок о зеленых демонах… Твилла читала в старых книгах ведуньи, что есть такие ягоды, от которых человек повреждается в рассудке и переживает как наяву всякие видения. Наверное, в этом их лесу произрастают такие виды растений, которых люди с побережья совсем не знают, неизвестные даже ведуньям, которые жили до Халди.

Несомненно, лорду Хармонду необходима сведущая целительница, чтобы избавить людей, живущих в его владениях, от стольких опасностей. Только вот как же ей добраться до лорда Хармонда? Даже командира отряда охотников за невестами Твилла видела всего несколько раз, и то издали. Он со своими солдатами все время держался подальше от повозок, в которых ехали королевские невесты. Охраняли девушек одни только женщины. И Твилла сильно сомневалась, что ей удастся привлечь внимание Татан или ее напарницы Айт — разве что такое внимание, которого Твилла предпочла бы избежать.

На четвертую ночь караван остановился на привал посреди небольшой высокогорной луговины. Здесь они встретились с другим отрядом, который доставил с равнин свежих верховых и тягловых животных. Дождь почти прекратился, тучи поредели. На небосводе показалась зловещая багровая полоса заката, и Твилла подумала, что завтра, наверное, день будет ясный и погожий. На следующий день караван должен был одолеть последний подъем и перевалить на ту сторону горного хребта.

Как обычно, на ночь девушек загнали в повозки с соломенными постелями сразу после ужина. Аскла почти все время молчала. Она походила на какое-то маленькое животное, которое покорно исполняет все приказы дрессировщика. Твилле казалось, что настоящая Аскла настолько глубоко спряталась в какое-то безопасное потайное укрытие, что снаружи, в реальном мире, осталась одна лишь пустая оболочка. Когда девушек водили к ручью попить воды и помыться, Лила поранила ногу об острый камень. Твилла промыла рану, наложила компресс из целебных трав и закрепила аккуратной повязкой. Пока она возилась с перевязкой, к девушкам подошла Татан и стала за ними наблюдать.

— Целительница? Ну, можешь выбросить из головы эти свои штучки-дрючки, как только мы переберемся за горы! Лорду Хармонду ведуньи не нужны. Если у тебя есть хоть капля соображения, ты завтра же выкинешь эту свою сумку с сеном в кусты. То, чем ты занимаешься, — лишнее для невесты.

Твилла настолько удивилась, что так и села где стояла, глядя на Татан широко раскрытыми от изумления глазами.

— Но ведь… Целительницам везде рады… Они всем необходимы!

— Лорд Хармонд — он не желает, чтобы женщины таскались то туда, то сюда, беспокоя народ. Женщин и так не хватает — нечего им шляться по округе! Лорду Хармонду больно надо, чтобы какую-нибудь бестолковую бабу еще и похитили, пока она бродит где попало, когда должна сидеть дома, при своем законном муже! Так что забудь и думать, сиротка, что ты пристроишься там как ведунья и останешься незамужней и свободной — потому что ничего такого не будет! — Татан широко улыбнулась, выставив напоказ кривые желтые зубы. — Эта твоя ведунья — не слишком важная шишка, верно? Позволила нам увести тебя — и не пикнула! Старая ведьма палец о палец не ударила, чтоб тебя выручить, помнишь? Так что лучше тебе поскорее выбросить из головы эту дурь. И не думай, что ты тут у нас особенная, — ты точно такая же, как и все остальные девки.

Татан расхохоталась и с довольным видом потопала прочь. Твилла потуже затянула последний виток повязки на ноге Лилы. Она тупо смотрела на повязку, но мысли ее блуждали где-то совсем в другом месте — у Твиллы было такое ощущение, будто ее только что хорошенько встряхнули.

— Может, она и права, — негромко сказала рыбачка. — Я думаю, ты как раз на это и рассчитывала — назваться целительницей и таким манером отвертеться от свадьбы, а? Они ведь по большей части вообще никогда не выходят замуж, верно? Ну, а этому лорду Хармонду, выходит, нужны только жены…

Твилла обдумала предостережение, которое с таким удовольствием высказала ей Татан. Да, это действительно может оказаться правдой. Сама она привыкла, что к могуществу Халди многие относятся с опаской, а то и откровенно боятся. Именно поэтому ведунье пришлось идти в сиротский приют, чтобы выбрать себе ученицу и преемницу. Большинство отцов не согласились бы отдать свою дочь в обучение ремеслу, которое могло бы поставить девушку в более высокое положение в обществе, чем у самих отцов. А благородные дворяне относились к ведовскому ремеслу с еще большим предубеждением — они привыкли смотреть на собственных дочерей только как на предмет для выгодных брачных контрактов, с помощью которых получали еще большую власть и могущество. Вот так надежда Твиллы самой выбирать свою судьбу по ту сторону гор оказалась под угрозой. А значит… «Значит, следует все хорошенько обдумать», — решила Твилла.

И сейчас, когда девушки уже лежали на своих тюфяках в повозке и, как предполагалось, спали, Твилла мысленно взвешивала возможные опасности. И не то чтобы она была так уж уверена, что сможет совершить то, что сейчас задумала…

Уродливая жена для поселенца из дальних земель — все равно что мертвая жена. Но, с другой стороны, Твилла знала несколько уловок, с помощью которых могла бы себя защитить после того, как лотерея закончится. Порошки и снадобья в ее заплечном мешке были не самыми сильнодействующими средствами, которые она прихватила с собой. В складках вышитого шарфа были спрятаны еще два маленьких пакетика — на них-то и стоило рассчитывать в случае чего. Безумие и слепота, зеленые демоны… Тот, кто разбирается в болезнях, ради собственной безопасности легко сможет на время притвориться больным. Но самое главное…

Тюфяк Твиллы лежал в самом дальнем углу повозки. Ущербная луна на небе была похожа на тоненький ломтик. Да, именно свет ущербной, а не растущей луны обладал наиболее могущественной силой… Твилла еще никогда не пробовала делать то, что собиралась сделать сейчас. Девушка даже не знала наверняка, хватит ли на это ее скромных сил. Но она не могла упустить свой последний шанс!

Твилла чуть привстала — так, чтобы видеть луну сквозь дыру в брезентовой крыше фургона.

Потом она осторожно достала зеркальце и пристроила у себя между колен, пропустив шнурок через бороздку на тыльной поверхности маленького серебристого диска.

— Вверх и вниз, вовне и внутрь
Посолонь и вслед за ветром
Лик смени, оставив суть.
Пусть увидят, чего нету!
Юная ученица ведуньи повторяла шепотом этот простенький стишок, а пальцы ее словно сами собой скользили по гладкой поверхности зеркальца. Но только теперь девушка выводила на зеркале совсем другие узоры — такие, каких она ни разу не пробовала рисовать, пока училась у Халди.

Она лихорадочно пыталась создать в воображении картинку, представить ее в малейших подробностях и при этом удержать подольше в памяти. Девушка старалась как могла, пока наконец не увидела, что ее отраженное в зеркальце лицо стало именно таким, какое она себе вообразила. Редкие брови кустиками торчали над маленькими, водянистыми глазками с покрасневшими, воспаленными веками. Нос так распух, что стал похож на свиное рыло. Но удачнее всего получились ямки и рытвины на щеках и подбородке. За то время, пока Твилла училась у ведуньи, она успела повидать немало больных коровьей оспой, а потому с легкостью сумела воспроизвести характерные для этой болезни отметины на лице.

Поднеся зеркальце совсем близко к лицу, так, что едва не ткнулась в него носом, Твилла внимательно рассмотрела свое отражение. Выходит, у нее все-таки получилось! Но оставалось неясным: проецирует ли зеркальце это отражение непосредственно на нее? Твилла провела ладонью по подбородку. На ощупь кожа оставалась такой же гладкой, как и раньше, — но ведь так и должно было быть… Ведь волшебство должно было изменить ее внешний вид только для взглядов других людей.

Но как же это проверить? Погоди-ка… Эти рубцы от оспы…

Наверное, сейчас лучше показать самый разгар болезни. Вот именно! По крайней мере, такое преображение будет казаться более естественным. Кроме того, она сможет на время вызвать у себя легкую лихорадку… Тогда они… Они, может быть, даже постараются отделаться от нее, если поверят, что болезнь заразна! Твилла снова напряженно всмотрелась в зеркало, и зажившие рубцы от оспенных язв превратились в набухшие красные шишки — именно так выглядела кожа больных коровьей оспой в разгар болезни. Непомерно распухший нос Твилла решила оставить как есть.

При караване не было целительницы — во всяком случае, о ней ни разу никто не упоминал. Хотя, конечно, девушек держали отдельно от всего остального отряда, при них все время находились только женщины-охранницы. У Твиллы в мешке с лекарскими снадобьями нашлись кое-какие травы, которые вызывали умеренную лихорадку, если принять их сразу в большом количестве. Именно такая лихорадка бывала у людей, недавно заболевших коровьей оспой. Однако снадобья, вызывающие лихорадку, еще и притупляли рассудок, а этого Твилла не могла себе позволить. Она не знала, долго ли зеркальце сможет поддерживать изменение облика. Возможно, придется возобновлять действие волшебства — может, даже каждую ночь. Сможет ли она настолько правдоподобно изобразить проявления оспенной лихорадки, чтобы все спутницы ей поверили? Два года назад Халди лечила одного такого больного… Его сразу заперли в отдельной комнате, как только поняли, что у него за болезнь. Но никто не посмел отказаться от помощи целительницы. К счастью, оспа не распространилась среди других людей, этот больной оказался единственным, — но Твилла все равно хорошо запомнила, как Халди его лечила. Девушка запомнила и то, что ведунья говорила: если на коже появились высыпания, то сделать уже ничего невозможно, остается только давать несчастному больному особое укрепляющее питье и содержать его в тепле и чистоте.

Тот больной, которого лечила Халди, был торговцем с холмов, его подобрали в поле за городом. Торговец в конце концов выздоровел, но до конца дней лицо его будет обезображено уродливыми рубцами, которые оставила болезнь.

Твилла заворочалась на жестком тюфяке, начала метаться из стороны в сторону — как раз так ведут себя больные с сильным жаром.

— Эй, в чем дело? — спросила Лила. Она спала совсем рядом с Твиллой, и ее, наверное, разбудила эта возня.

— Как же мне жарко… Так жарко… — пробормотала Твилла слабым, умирающим голосом. Юная ведунья уже давно положила зеркальце в мешочек и надежно спрятала под одеждой. И теперь она решила, что пришло время разыграть первый акт представления, которое непременно произведет впечатление на всех окружающих.

— Глупости! — фыркнула Лила. — Такая холодина, что у рыбы чешуя поотмерзала бы. Спи уже!

— Жарко… — Твилла откинула в сторону полу плаща. — О, моя голова… Как больно…

— Заткнитесь наконец — вы, там! — От грозного хриплого шепота Татан проснулись и те, кто давным-давно спал. — Что вы там бормочете?

— Это целительница, — ответила Рута. Девушки зашевелились, стали приподниматься на локтях, шурша соломенными подстилками.

— Жарко… Как жарко… — жалобно простонала Твилла, достаточно громко, чтобы ее услышали все, кто находился в повозке. — Моя голова… Халди… Госпожа… Дайте мне выпить лекарства… Голова моя…

— Эй, Айт! Зажги лампу! — приказала Татан. — Эта девчонка несет какую-то чушь. Но мы научим ее не мешать всем спать по ночам!

Девушки уже проснулись, и охранницы тоже. Все теперь сидели на своих тюфяках и переглядывались. Но Твилла могла только догадываться об этом, потому что, пока охранница не зажгла лампу, в фургоне было совсем темно — даже тонкий серп луны уже покинул небосвод.

— Подвинься, чтоб тебя! Да, ты, вечно хныкающее демонское отродье! — Татан с фонарем в руке, пробираясь мимо Хади, так сильно пнула хрупкую девушку, что та откатилась в сторону и больно ударилась о борт повозки. Рута и Джесс успели вовремя отодвинуться в сторонку, давая охраннице пройти, а Лила не только посторонилась сама, но отодвинула заодно и Асклу. Наконец Татан добралась до тюфяка в дальнем углу повозки и, наклонившись, поднесла фонарь к самому лицу Твиллы.

Удержались ли чары? Удалось ли ей волшебство, или же она обманывала сама себя, поверив в то, во что так хотелось верить? Твилла снова издала жалобный стон, стремительно вскинула руку к голове и отбросила в сторону капюшон плаща, полностью открывая лицо, хорошо освещенное фонарем.

— Плавники Гара! — Твилла почувствовала, как рыбачка Лила отшатнулась от нее. — Что за…

— Ты что, никогда не видела оспы? — Если Рута и боялась, по ее голосу это было совершенно незаметно. — Она говорила, что целительница, верно ведь? Кто же еще, как не она, мог занести к нам такую заразу? Кто знает, где она бывала перед тем, как мы все отправились в это путешествие? Наверное, должно пройти какое-то время, прежде чем зараза, поселившаяся в человеческом теле, начнет как-то проявляться…

Даже Татан отступила на шаг. Твилла сразу же исполнилась уверенности в себе и подумала: «Выходит, они в самом деле увидели то, что я хотела показать! Значит, мой облик действительно переменился!»

— Немедленно вышвырните ее отсюда! — закричала Джесс. — Уберите ее!

Кто-то нервно засмеялся, явно еле сдерживаясь, чтобы не впасть в истерику от страха. Потом снова заговорила Рута:

— Мы целых десять дней ехали с ней вместе. Эта девушка ела с нами из одного котла и пила из одной бутыли. Говорят, оспа передается именно так — через общие вещи и еду. Если мы избавимся от нее, мы сделаем себе только хуже. Ведь эта Твилла — целительница, и у нее есть с собой мешок с целебными травами. Когда лихорадка немного отступит, Твилла сама сможет себя вылечить. А потом, в случае чего, она поможет и всем нам своими знаниями и снадобьями… — Она придвинулась чуть ближе, в круг света от фонаря, и заглянула охраннице в лицо. — Но если ты хоть немного дорожишь своей шкурой, ты расскажешь обо всем своему командиру. Вы все время держали нас отдельно от остальных в караване, а значит, на них зараза могла и не перекинуться.

— Ну тогда молись, чтобы капитан Вассер думал про это так же, как и ты. А не то нам всем конец — они перережут нам глотки и сожгут вместе с повозкой! — Татан произнесла последние слова с дрожью в голосе. Твилла содрогнулась. Прислушаются ли солдаты к доводам здравого смысла, которые высказала Рута, или же окажутся настолько невежественными, что поступят так, как говорит Татан? Если все обернется к худшему, придется поскорее исправлять то, что она так самонадеянно натворила. Халди всегда заставляла ученицу старательно обдумывать все действия, связанные с применением особых сил, — и не зря. Из-за того что Твилла все как следует не продумала, может случиться ужасное несчастье!

Девушки сбились в кучку в противоположном углу фургона, стараясь держаться подальше от Твиллы. Ученица ведуньи лежала теперь одна, рядом с ней стоял светильник.

— Она — наша погибель! — грубым голосом сказала Джесс.

— Так ты говоришь, у нее в мешке есть снадобья, которыми это можно вылечить? — Судя по всему, рыбачка Лила обращалась к Руте.

— Возможно. Но разве кто-нибудь из нас знает, какие травы ей дать из тех, что в мешке? Мы не ведуньи и не травницы.

Твилла почувствовала, что к ней кто-то подошел. Широкие плечи заслонили свет. Она отважилась чуть-чуть повернуть голову.

— Лила… Это ты, Лила? — Твилла притворилась, что на некоторое время пришла в сознание, — для того, чтобы подтвердить разумное предположение Руты.

— Да, это я. Воды… Попить…

Лила обернулась через плечо и сказала:

— Айт, передай сюда бутылку с водой!

— Ага, чтоб эта, с оспой, ее обслюнявила? Ты что, рыбачка, совсем сбрендила или просто такая тупая? — возразила помощница Татан.

— Лила… — Твилла решилась заговорить чуть громче, чтобы ее услышала и Рута, от здравомыслия которой сейчас зависело столь многое. — У меня жар… В моем мешке… Сухие прутики… Перевязаны зеленой ниткой… Разломай и брось в воду… И дай мне выпить… — Твилла старалась, чтобы ее голос звучал успокаивающе — насколько это допустимо для ее состояния. Девушка скорее угадала, чем увидела, как кто-то бросил Лиле драгоценный мешок с целебными снадобьями.

— Нашла! — торжествующе объявила рыбачка спустя какое-то время, которое для Твиллы тянулось невыносимо долго. — Ну, так что — дадите вы мне наконец эту воду? Или вам охота объясняться потом с капитаном, когда он спросит, почему мы не делали то, что можно было сделать?

— Солдат! Мы наконец начнем что-нибудь делать или так и будем сидеть и ждать смерти? — Резкий и четкий городской выговор Руты звучал так, будто она отдавала приказания какой-то тупоумной девчонке-служанке в своем родном доме.

— Она же больная — откуда ей знать, что надо делать? А эта вода в бутылке — вся, что осталась у нас до завтра. Если эта девка перепортит всю воду…

— Ты ведь умеешь обращаться с мечом, который носишь на поясе, — верно? — продолжала Рута. — У каждого свое ремесло. И если целительница умеет лечить других, значит, ей должно хватить знаний и на то, чтобы вылечить саму себя. Вот моя чашка — хочешь, возьми и налей воды сюда. И посмотрим, что получится…

В темноте фургона произошло какое-то шевеление. Вероятно, доводы Руты перевесили. Потому что вскоре Твилла в свете фонаря увидела, как рыбачка Лила разламывает нужную связку прутиков на мелкие кусочки и бросает в чашку с водой. Эти прутики были, конечно же, не лекарством от лихорадки. Их применяли при сильных потрясениях, для подкрепления сил и прояснения разума — и то и другое Твилле сейчас совсем не помешает.

Твилла немного приподнялась — так, чтобы девушки и охранницы хорошо видели ее изуродованное красными оспенными буграми лицо. Она и не ожидала, что ей кто-то поможет. Все знали, насколько это страшная болезнь — оспа. Но Лила все-таки осталась рядом с больной и подала ей чашку, от которой поднимался приятный терпкий аромат. Твилла отпила глоток, другой, потом выпила все, что было в чашке, — на дне остались только обломки душистых прутиков.

Снаружи послышались голоса. Татан уходила доложить о случившемся своему начальству и, похоже, вернулась не одна. Раздался мужской голос:

— Не подходи! Держись от меня подальше, женщина. Мы не можем никого бросить. Сколько девок нам велено доставить — столько мы и привезем! Даже если этот фургон будет загружен одними трупами — они все равно нам нужны, для ровного счета. Как только перевалим через горы — пошлем гонца с известием. Но наутро вы поедете вместе со всеми, как всегда, — понятно? И чтоб ни одна из вас не смела и близко подходить к кому-то еще! Мы поделим припасы и оставим вашу долю. Пойдете и заберете, когда мы отъедем. Эта, которая заболела, — она как будто училась на лекарку? Вот пусть и опробует свое умение на себе самой. Но держитесь от нас подальше, вы все! А не то, клянусь рогами Раму…

Если Татан что-то и возражала — те, кто сидел внутри повозки, этого не слышали. Потом она тоже забралась в фургон, со стороны сиденья погонщика.

— Слышали, что сказал капитан? — мрачно спросила она. — Нам придется рискнуть — он не велел никого бросать. Капитан прав — отряд должен привезти столько невест, сколько заказано. Вот так и Робину пришлось в прошлый раз везти до конца тело одной дурехи, которая упала со скалы и разбилась насмерть. А что делать? Он должен был доказать, что выехал с полным набором… Ну, что будем делать?

Татан говорила непривычно тихо и как-то сразу подрастеряла всю свою громогласную самоуверенность.

— Жар у нее немного спал, — сообщила Рута. — Скажи нам, что делать дальше. Айт, налей еще воды в чашку — она нам пригодится.

— Что это ты вздумала тут распоряжаться? — заворчала охранница. — Языкатая какая! С чего ты взяла, что она тебе не наврала?

— Лучше пытаться сделать хоть что-то, чем сидеть и не делать ничего, пока не станет совсем худо, — ответила Рута. — Ну, Лила, давай посмотрим, помогло ей то, что ты дала, или нет? — К тени, которую отбрасывала рыбачка Лила, прибавилась еще одна. — Как странно… До чего же меняется лицо от этой болезни! Наверное, это из-за того, что кожа так сильно распухает. Твиллу прямо не узнать — как будто это совсем другая девушка…

Твилла подумала, что пришло время показать, будто ей стало немного лучше.

— Спасибо тебе, Лила, — сказала она нормальным голосом, когда рыбачка подала ей вторую чашку с питьем. На этот раз она уже не просто приподнялась на ложе, а села, взяла чашку и сама бросила в затхлую, отдающую ржавчиной воду целебное снадобье.

— В прошлом году… была оспа… у одного торговца…

— Это был чужеземец с севера. Да, в городском совете были очень обеспокоены, — перебила ее Рута. И взволнованно добавила: — Но ведь он выздоровел — разве нет? Да и вылечила его как раз твоя наставница, ведунья!

— Да, Халди очень многое знает и умеет… И я тоже — но мои познания не сравнить с тем, что ведомо ей… Это она научила меня всему… — Твилла выпила травяной настой, а потом достала со дна чашки мокрые листья — так, чтобы все видели, — и стала медленно жевать их.

— Держитесь от меня подальше следующие три дня, — сказала она, выплюнув пережеванные листья себе на ладонь. — Если за это время волдыри на коже вскроются и опадут — значит, вам нечего опасаться. Я думаю, что именно так все и будет. Лила, — Твилла снова обратилась к рыбачке, которая после ее предупреждения благоразумно отошла подальше. — Пожалуйста, поищи еще кое-что в моем мешке… Маленькую коробочку, на которой нарисована летящая птица. Я не буду до нее дотрагиваться, так что это не опасно. Можете не бояться. Лила, в этой коробочке — густая паста. Скатай из нее маленькие шарики и раздай всем по одному. Пусть каждая из вас примет это снадобье. Вас будет немного клонить в сон… Да, и вот еще что. Раз уж караван все равно отправится в путь раньше нас, а мы поедем потом следом — то, наверное, нам не обязательно подниматься утром по первому звуку рога… Завтра вы еще будете чувствовать себя уставшими, и сонливость, возможно, тоже останется — но через день все пройдет. Халди всегда употребляла это средство в опасных случаях…

Да — когда опасность представляли слишком нервные больные, которых надо было успокаивать, прежде чем приняться за лечение.

— Ведьмовские штучки… — начала было Татан, но в разговор снова вмешалась Рута.

— … Лучше, чем все, что может предложить ваш капитан! — чеканным голосом ответила девушка. — Твилла, если нам действительно удастся из этого выкарабкаться, я буду относиться к целительницам с превеликим почтением.

4

ПРОШЛО ТРИ ДНЯ. Повозка, в которой везли Твиллу, катилась в хвосте каравана. Они миновали горный перевал — рубеж, разделявший родной и знакомый мир, который девушки покидали навсегда, и новый, неизведанный мир дальнего Пограничья. У Твиллы совсем закончилось мягкое успокоительное снадобье — она растратила весь свой запас на взволнованных спутниц. Поскольку ни у кого из девушек так и не появилось никаких признаков страшной болезни, они постепенно успокоились. От напряженности, охватившей всех в то утро, когда их повозку впервые переместили в хвост каравана, не осталось и следа.

Но капитан вовсе не забыл о них. Каждое утро появлялся один из его людей — стараясь не подходить слишком близко к их повозке — и интересовался состоянием Твиллы. Солдат узнавал также, не заболела ли еще какая-нибудь девушка, и спрашивал, что им нужно из припасов. И поскольку известия все время оказывались весьма обнадеживающими, Твилла мало-помалу перестала опасаться, что за горами ее спутниц ждет судьба изгоев общества.

Она сделала вид, что постепенно выздоравливает, — хотя «выздоровление» проходило слишком быстро для настоящей оспы.

Однако, пользуясь своим положением целительницы и благоговейным отношением девушек к ее знаниям, которым они прониклись в связи с последними событиями, Твилла сумела убедить всех, что именно благодаря прошлогодним изысканиям мудрой ведуньи Халди ее ученица сейчас так быстро справилась с ужасной болезнью.

Под предлогом своей болезни Твилла настояла, чтобы девушки как можно больше времени проводили вне фургона. Поэтому ночью они теперь ложились спать не внутри повозки, а вокруг костра, положив на землю те же набитые соломой тюфяки и кутаясь в одеяла, — ночи так высоко в горах были довольно холодные. Татан нисколько не сомневалась, что ни одна из девушек не убежит от этого костра неведомо куда — караван находился сейчас слишком далеко от людских поселений, жители которых могли бы дать пристанище или еще как-то помочь беглянке.

Рута и Лила старательно ухаживали за больной Твиллой. Странная это была пара — образованная дочь богатого торговца и неграмотная рыбачка. Но обе они обладали особой женской мудростью, для пробуждения которой не нужны никакие книжные знания. И когда Твилла с виду поправилась настолько, что, по мнению девушек, уже не представляла опасности для тех, кто находится с ней рядом, обе девушки принялись с интересом расспрашивать юную ведунью о премудростях лечения целебными травами.

Твилле пришлось достать свою маленькую записную книжку с очень тонкими страницами, исписанную мелким четким почерком — чтобы на каждую страницу вместилось побольше драгоценных знаний. В этой книжечке были перечислены и описаны самые распространенные, самые нужные лекарственные травы и приготовленные из них снадобья, которые могли пригодиться в каждом доме круглый год.

Она рисовала прутиком на ровной земле очертания разных листьев и цветков и рассказывала, где и в какое время следует искать то или иное растение. Может, лорду Хармонду и не нужны ведуньи, но он не сможет отказать женщине в ее законном праве заботиться о своем доме и здоровье родных.

Аскла тоже прислушивалась к рассказам Твиллы, но сразу было ясно, что это — всего лишь детское любопытство. Ее интерес сразу пропадал, как только она начинала уставать. Джесс время от времени вставляла тоже словечко, а иногда подшучивала над ними. Ее гораздо больше интересовали Татан и Айт, которые рассказывали о разных сражениях, о зеленых демонах и о великих делах, которые еще впереди. Она внимала рассказам наемниц с восторгом и благоговейным трепетом, что довольно необычно для крестьянской девушки, всю жизнь трудившейся на земле. Что касается Хади, девушки-служанки родом из заморских земель… Она всячески подчеркивала свое неодобрение по отношению ко всему, что говорит Твилла. Хади громко, чтобы все ее слышали, повторяла, что все это — черное колдовство, и тех, кто этим занимается, заберут к себе самые злобные и страшные духи. Ее с трудом заставили даже принять прописанные Твиллой лекарства. Хади все-таки проглотила снадобье — но для этого Татан пришлось всерьез пригрозить ей кулаком.

По ночам все спокойно спали, и у Твиллы было время на то, чтобы хорошенько продумать свои планы. Ее обезображенное лицо и предполагаемая помощь при страшной болезни, угрожавшей каравану, несомненно, должны произвести впечатление даже на лорда Хармонда, известного своей строгостью в том, чтобы придерживаться им же самим установленных обычаев.

Твилла трудилась над созданием своего нового облика с помощью зеркальца и лунного света с таким же старанием, с каким художник рисует свой величайший шедевр. Багровые вздутия у нее на лице вскоре превратились в сочащиеся гнойной жижей язвы, настолько отвратительные, что от Твиллы шарахались даже лучшие подружки. Рута снова и снова спрашивала: нет ли какого лекарства от этих язв? Твилла отвечала, что если уж болезнь началась, то должны пройти все ее стадии, одна за другой. И вскрытие нарывов — это просто проявление следующей стадии, а значит, очередной шаг к выздоровлению.

На следующую ночь после того, как караван миновал перевал, Рута раздала девушкам последние порции успокоительного снадобья. Борясь с нетерпением, Твилла дождалась, когда все заснут. И только тогда она смогла полностью сосредоточиться на внутренней сущности волшебного зеркальца. Девушка немного изменила внешний вид своих глаз — они теперь стали казаться маленькими, ресницы поредели и поблекли, веки покраснели. Многие тяжелые болезни оставляют по себе такие неприглядные следы.

Твилла задумалась, разглядывая отражение отечного, кошмарно распухшего носа. Никто из девушек до сих пор не обратил внимания на ее нос — даже Лила, которая общалась с Твиллой чаще других. Судя по всему, спутницы уже позабыли, как Твилла выглядела в начале путешествия — до того, как ее обезобразила страшная болезнь. Все взвесив, юная ведунья решила не менять нос — так ее лицо выглядело особенно отвратительно. Затем она сосредоточилась на изменениях кожи. Твилла убрала большую часть изъязвлений, оставив на их месте углубления с неровными красноватыми краями. Со временем эти отметины превратятся в плотные и глубокие рубцы от недавно заживших оспенных язв. Вряд ли кому-то понравится девушка, у которой щеки исковерканы такими жуткими рытвинами. Какое-то время Твилла при свете догорающего костра рассматривала то, что получилось в результате ее стараний. Потом спрятала зеркальце обратно в мешочек и убрала под рубашку.

Впереди ее поджидала еще одна опасность. Среди жителей Пограничья, конечно же, есть такие, кто в той или иной степени разбирается в лечении болезней, несмотря на то что лорд Хармонд так резко настроен против целительниц. С любой армией всегда путешествуют лекари, которые умеют вправлять переломы и зашивать раны. Если такого знахаря пришлют, чтобы он осмотрел девушек из нового каравана, тогда Твилле опасаться нечего. Но совсем другое дело, если ей придется встретиться с кем-то вроде Халди…

До захода солнца выяснится, права ли она. Повозки каравана длинной вереницей вытянулись вдоль дороги, спускавшейся с гор в долину. Впереди широко раскинулись просторы новой, неизведанной земли. Каравану еще предстояло преодолеть несколько не очень высоких холмов, которые периодически закрывали вид на равнину — когда фургоны оказывались в низинах между двумя холмами.

Твилла впервые после болезни попробовала идти вместе со всеми рядом с фургоном. Верная Лила все время держалась поблизости, чтобы в случае чего ее поддержать. На юго-западе до самого горизонта простиралась необъятная плоская равнина. Твилле показалось, что она разглядела и кое-какие признаки фермерского поселения — обнесенные изгородями поля и несколько маленьких стожков.

А на севере открытого пространства не было видно вообще. Там, словно мрачная твердыня, нависающая над страной, словно огромная черная клякса, темнел высокий лес, который скрывал все, что могло находиться за ним.

Да, это мог быть только тот самый лес, которого все так боялись. Тот самый лес, в котором таилось неведомое волшебство, безжалостное к любому, посягнувшему на его секреты. Твилла внимательно рассмотрела границу леса. Таких высоких и толстых деревьев, под сенью которых совершенно незаметно было земли, в Варслааде никто даже не видел — ведь там с незапамятных времен жили люди. Они расчищали поля под посевы, устраивали шахты для добычи руды, вырубали лес для различных потребностей. Там, к востоку от горной гряды, похоже, остались только те деревья, которые посадили люди. Деревья в садах цвели и плодоносили в должном порядке, их обрезали, когда нужно, выкорчевывали старые и высаживали новые — как того желал владелец сада. Даже редкие пихты, растущие в еще не полностью освоенных людьми уголках Варслаада, — и те казались какими-то маленькими и худосочными. Они словно надеялись, что люди не обратят на них внимания и оставят в покое.

Этот темный лес не сдерживали никакие узы, наложенные руками человека. Лес сам таил немало препятствий для непрошеных гостей. Твилла не могла даже приблизительно определить высоту этих деревьев, сливавшихся в одну темную массу, но догадывалась, что они огромны — настолько огромны, что любого пришельца из восточных земель при взгляде на этот лес охватит благоговейный трепет. Да, несомненно, любому, кто рискнет забраться в такую темную, дремучую чащобу, вполне могут привидеться демоны.

Рута словно угадала, о чем думает целительница.

— Земля демонов, — сказала она. — Выглядит довольно жутко. О таких местах вечно выдумывают кучу страшных историй.

Впереди раздался звон сигнального колокола. Повозка остановилась. Девушки, которые брели пешком за фургоном, тоже остановились.

Снизу, отрезая их от последнего фургона ушедшего вперед каравана, скакала небольшая группа всадников. Подъехав поближе, всадники придержали коней и встали на приличном расстоянии. Только один всадник приблизился, но и он явно держался настороженно. Всадник спешился и, не отходя от своего скакуна, крикнул резким, повелительным тоном:

— Эй, вы! А ну-ка покажитесь! Нам сказали, что у вас тут оспа.

Твилла, Рута и Лила, которые стояли рядом с повозкой, покорно выстроились в ряд. Аскла, Джесс и Хади выбрались из фургона и присоединились к ним. Татан передала вожжи второй охраннице, Айт, и тоже подошла к девушкам.

Мужчина приблизился, держа лошадь в поводу — как будто ему было спокойнее, когда он в любое мгновение мог вскочить в седло и умчаться от опасности. По одежде этого человека можно было принять и за стражника, и за обычного горожанина. Мужчина средних лет с загорелым, как у всех солдат, лицом и проницательным взглядом внимательно осмотрел девушек и женщин-охранниц и спросил:

— Вы все здесь?

— Все, — спокойно ответила Татан. — Шесть королевских невест, двое из отряда — так мы выезжали из Варвада, так едем и до сих пор.

Мужчина наконец обратил внимание на Твиллу. Он не стал подходить к девушке, только указал на нее пальцем и сказал:

— Вот эта… У нее на лице оспины…

— Она выздоровела, — сказала Татан, защищая девушку так, будто мужчина усомнился в ее собственных знаниях и умениях. — Она — целительница и смогла вылечить себя. И сделала так, что больше никто из нас не заболел. Вот мы все здесь — и она идет за повозкой вместе с другими, как ты сам видишь. Может, лицо у нее и в оспинах, зато у девушки талант…

Твилла удивилась словам Татан. Девушка не ожидала услышать от охранницы столь лестного отзыва и не думала, что та станет ее защищать. Однако Татан, похоже, старалась показать вверенных ей королевских невест с самой лучшей стороны.

— Целительница! — пренебрежительно фыркнул мужчина. — Она — такая же королевская невеста, как и все остальные. Ты прекрасно знаешь, что наш лорд не церемонится со всякими там целительницами.

— Выбирать королевских невест не мое дело, господин, — ответила Татан. — Я только охраняю караваны. Но то, что я сказала, — правда. Она вылечила себя, и ни у кого из нас нет на лице следов от оспы.

— Все равно держитесь подальше от остальных. Не въезжайте на подворье. Остановитесь там, где вам укажут. Разбейте лагерь и ждите, пока лорд решит, что с вами делать дальше. — С этими словами он вскочил в седло, развернул коня и подъехал прямиком к Твилле. Лила, которая стояла рядом, едва успела отскочить в сторону, чтобы не попасть под копыта. Всадник рукоятью плети откинул капюшон с лица Твиллы и, сузив глаза, внимательно рассмотрел девушку.

— С такими отметинами на лице… — проговорил он. — Однако ты действительно выздоровела. Что ж… Не завидую я тому парню, которому ты достанешься в невесты.

Сказав это, он снова повернул коня и ускакал. Остальные всадники последовали за ним. Вскоре караван тронулся в путь, и девушки снова медленно побрели за повозкой. Они шли целый день и только в глубоких сумерках добрались до той равнины, которая показалась впереди еще утром.

Но было еще не совсем темно, и потому Твилла смогла разглядеть черную точку, которая по спирали взмыла в небо над темной громадой леса, окаймлявшего равнину на севере. Вскоре девушка потеряла ее из виду. Но потом послышалось хлопанье крыльев — огромная птица спикировала вниз из поднебесья и зависла над фургоном, медленно катившим по дороге.

По размаху крыльев Твилла определила, что эта птица намного больше тех, которых она видела в горах. Кроме того, эта птица способна была скользить по воздуху, почти не шевеля крыльями, оставаясь при этом на одном и том же расстоянии от фургона. Твилла почему-то была уверена, что именно эта птица не так давно взлетела над лесом, о котором ходила недобрая слава. В старинных книгах ведуньи Халди Твилла читала о древних силах, с помощью которых можно было заставить служить себе разных животных и птиц. Так что вполне могло оказаться, что сейчас за их повозкой кто-то следит. Однако Твилла ничего не сказала своим подружкам и не стала привлекать их внимание к крылатому наблюдателю.

Насколько она могла понять из разрозненных слухов, людям, которые старались держаться подальше от страшного леса, ничего не угрожало. А дорога, по которой двигался караван, делала большой крюк, на приличном расстоянии огибая южную оконечность леса. Сумерки сгустились, на всех повозках засветились фонари. Караван медленно продвигался все дальше от гор. И все это время за ним неотступно следовал крылатый повелитель ветров.

Впереди показался ряд домов. В некоторых окошках горел свет. Первые повозки были уже совсем близко к городским воротам. Последний фургон ехал очень медленно: возница следовал указанию местного начальства держаться подальше от остальных. Поэтому в сгустившихся сумерках Твилла и остальные девушки почти ничего не увидели — только огоньки на повозках, которые вереницей проезжали через ворота за крепкий частокол.

К ним снова подъехал всадник, приказал сворачивать с дороги прямо в поле и показал, где им велено стать лагерем — рядом с городом, но не внутри крепостных стен.

Как это бывало в течение многих недель путешествия, Татан и Айт распрягли животных и отпустили их пастись, а девушкам велели обустраивать лагерь. Рута разобрала припасы, оставленные им на день, и поднесла к костру, на котором уже стояла жаровня, огромная, как таз для умывания. Только на этот раз в костре горели не поленья, а куски какого-то плотного черного вещества — девушки никогда еще такого не видели.

Это необычное топливо дымило сильнее и воняло гораздо хуже по сравнению с дровами, к которым девушки успели привыкнуть за время путешествия. Твилла даже закашлялась, когда на нее пахнуло этим отвратительным дымом. Она начала понимать, почему жители этой равнины так стремятся пробраться в лес — раз им приходится использовать такое топливо…

Было уже слишком темно, чтобы разглядеть парящую в вышине огромную птицу. Но в эту ночь должна была народиться новая луна. Твилла не решилась даже пытаться усилить свое заклинание — для этого волшебства нужно, чтобы луна шла на убыль. Но когда девушки устроились на своих убогих постелях внутри фургона, руки Твиллы словно сами собой потянулись к зеркальцу. Она крепко сжала заветный мешочек в ладони. Казалось, от зеркальца исходило странное тепло. Оно осталось теплым, даже когда Твилла чуть отстранила его от тела. И еще — зеркальце как будто пульсировало, оставаясь при этом неподвижным.

Неужели она обманывала себя тщетной, безумной надеждой, что удастся избежать уготованной ей участи? Твилла впилась взглядом в темную поверхность зеркала и подумала о Халди. Сама Твилла знала так мало… Да, конечно, она неплохо овладела целительским искусством, но почти ничего не знала о тех волшебных силах, с которыми ведунья Халди обращалась легко и умело. Твилле оставалось только набраться терпения и ждать, что же будет дальше. А беспокойство терзало ее все сильнее.

Достаточно ли убедительным будет для лорда Хармонда ее трюк с оспой? Пересмотрит ли лорд свое мнение относительно пользы, которую может принести целительница ему самому и его людям? Твилла не знала. Ей оставалось только надеяться на лучшее.

Утром их разбудил звук рога. Девушки выбрались из фургона. Теперь, при дневном свете, они смогли получше рассмотреть Киптаун. В отличие от всех городов Варслаада этот город не был обнесен высокой каменной стеной. Вместо камня для постройки стены здесь использовали блоки из плотно утрамбованной земли, сложенные один на другой и, по-видимому, обработанные огнем так, что они сплавились в цельную массу. Эта стена поднималась намного выше крыши фургона.

Неподалеку виднелись широкие городские ворота из массивных деревянных брусьев, укрепленные полосами металла. За стеной высилась одинокая четырехугольная башня. В ней было никак не меньше трех этажей. Впрочем, остальные дома были такой же высоты.

Ворота были распахнуты настежь, и оттуда к стоящему на отшибе фургону направлялась группа людей. Некоторые шли пешком, другие ехали на конях. Как и при встрече в предгорьях, все они остановились довольно далеко от фургона, и только один подошел поближе.

Твилла насторожилась. Она, конечно, ожидала увидеть какого-нибудь лекаря — но только не одного из жрецов Дандуса, которым давным-давно уже никто не верил! Каким только чудом он попал сюда, в недавно заселенные земли? Разве что… Скорее всего, странные и недобрые происшествия, связанные с лесом, побудили какого-то тупоумного советника призвать сюда жреца, исповедующего сумеречное учение.

Ведовство Халди было родственно силам земли и ее щедрым дарам. Халди всегда старалась привязать своих пациентов к целебным силам природы. А жрецы Дандуса полагали, что человек выше природы и не должен идти ни на какие уступки ради других форм жизни. Сейчас почитатели Дандуса встречались крайне редко. В основном они жили в единственном храме, посвященном этому божеству, в столице. И уже довольно долго послушниками в этом храме становились почти исключительно люди благородного происхождения.

Вера человека, который сейчас приближался к Твилле, была настолько же далека от того, чему она служила всю свою жизнь, как Солнце от Земли. Что ж, если лорд Хармонд покровительствует жрецам Дандуса — он действительно не станет прислушиваться к словам ведуньи.

— Где тут эта больная оспой? — резко спросил жрец Дандуса, не дойдя до фургона нескольких шагов. Его короткая ржаво-красная туника казалась пятном быстро подсыхающей крови.

— Вот она… — Татан схватила девушку за руку и подтолкнула вперед, а другой рукой откинула у нее с головы капюшон, открыв на всеобщее обозрение изуродованное свежими рубцами лицо. Твилла, которая во все глаза смотрела на жреца, не успела даже пошевельнуться.

Что ему известно? Обладают ли почитатели Дандуса волшебными силами, которыми не владела Халди? Сможет ли жрец почувствовать то, что Твилла носит на груди? Распознает ли он ее волшебство?

Жрец Дандуса подошел к Твилле почти вплотную. Рукой в перчатке он больно схватил девушку за подбородок и повернул ее голову сначала влево, затем вправо. Потом опустил руку и сказал:

— Теперь покажите мне остальных!

Татан уже выстроила королевских невест в ряд. Жрец велел всем снять капюшоны и прошел вдоль ряда, пристально рассматривая каждую девушку. Он заглядывал им в глаза и иногда даже пощипывал за щеки. Возле Хади жрец остановился как вкопанный.

— Что за женщину ты сюда притащила, солдат?! — резко спросил он. — Почему она обрита наголо, как смертник перед казнью?

— Она была служанкой у одного заморского купца из этих, вестников рока, — объяснила Татан. — Когда ее хозяина посадили под стражу за изменнические речи, девицу объявили дочерью греха и успели так вот обработать — как раз перед тем, как до нее добрался наш отряд.

Жрец Дандуса неприязненно скривился.

— Чужеземка! — Он почти выплевывал слова в лицо Хади. — Запомни — мы не станем выслушивать те бредни, которыми твои соотечественники пытаются развращать здравомыслящих людей. Тебе придется забыть все, чему тебя там учили, а не то твой муж переучит тебя палкой, с полнейшего одобрения нашего доброго лорда. Наш лорд не любит женщин, которые не знают своего места!

Он еще раз прошелся перед стоявшими рядком девушками и снова остановился возле Твиллы.

— Теперь ты… Тут что-то болтали о твоем искусстве, которое спасло жизнь тебе и оградило от болезни вот этих девиц. Здесь у нас нет других целителей, кроме отмеченных Дандусом. Подумай об этом и постарайся хорошенько для себя уяснить. Ты — такая же королевская невеста, как и все остальные. И ты будешь полностью подвластна тому неудачнику, которому доведется тебя выиграть, — хотя здесь у нас вряд ли найдется желающий заполучить такую уродину… Но даже с таким лицом тебя все равно выдадут замуж.

Жрец отвернулся от нее, и впервые с тех пор, как он сюда прибыл, Твилла вздохнула с облегчением. Она боялась, что ее волшебство обнаружат и подвергнут ее за это гонениям. Однако ничего подобного не случилось. И девушка понемногу уверилась, что тяжелое испытание позади.

Девушки снова забрались в повозку и поехали в город. Повозка миновала ворота, покатила по плотно утрамбованной земле улицы и остановилась возле здания в самом центре города, неподалеку от башни. Здесь королевским невестам велели выйти из фургона, забрать свои вещи и присоединиться к другим девушкам, которые прибыли с этим же караваном и уже успели расположиться в доме.

По крайней мере, накормили их на этот раз хорошо. Вместо привычной грубой походной пищи они получили свежие овощи, мясо и фрукты. Здесь было место, где можно помыться, и девушки наконец смогли по-настоящему искупаться, смыть пыль и грязь с волос и тела. Твилла держалась немного особняком — незнакомые девушки старались сторониться ее, словно опасаясь подхватить от нее что-то дурное. По крайней мере, так ей удалось утаить драгоценное зеркальце — его никто не заметил. Когда у девушек забрали грязную походную одежду, Твилла спрятала зеркальце под полотенцем. Потом, когда им принесли новую одежду, Твилла незаметно надела мешочек с зеркалом на шею. Девушкам выдали грубые полотняные рубашки кремового цвета и длинные платья с лифом на шнуровке. Все платья были одинаковые — темно-коричневого оттенка, неотличимого от цвета пыли на дороге, по которой они так долго путешествовали.

По-видимому, девушкам так и не собирались давать возможность прихорошиться. Аскла страдала от этого не меньше Хади, Джесс стала похожа на одну из тех маленьких невзрачных птичек, что селятся под крышами городских домов. Только Лила и Рута выделялись на общем фоне — высоким ростом и спокойной, уверенной манерой держаться. Хади представляла собой жалкое и безрадостное зрелище — Твилла надеялась, что и сама она выглядит не лучше.

Три дня девушек держали в заключении. С тех пор как их поселили всех вместе, между ними начались ссоры, зазвучали резкие слова и насмешки. Твилла понимала, что главная причина всего этого — страх перед неведомой судьбой, которая их ожидает. Никто не потрудился объяснить пленницам, что им предстоит. Им было известно только то, что они узнали еще во время путешествия с караваном. И никого из девушек не радовала перспектива выйти замуж за совершенно незнакомого мужчину и жить с ним в этом краю, который пользовался столь дурной славой.

Утром четвертого дня к королевским невестам пришла Татан с тремя помощницами. Девушкам велели собрать вещи, выстроили их по парам и впервые за все это время вывели наружу.

На улице уже собралась толпа желающих посмотреть на королевских невест. Когда девушки проходили мимо, им вслед летели замечания относительно их внешности. Некоторых приветствовали свистом, других провожали неодобрительными выкриками и улюлюканьем. Твилла удостоилась самых крепких словечек — она сгорела бы со стыда, если бы не знала, что делает и зачем. Но девушка твердо решилась держаться до последнего.

Жрец Дандуса охладил ее пыл, и Твилла больше не решалась искать признания как целительница. Но она все же надеялась получить какую-то отсрочку и со временем отстоять свою свободу, если мужчина, который выиграет ее в лотерею, сочтет свою жену слишком отвратительной и не станет сразу предъявлять свои супружеские права. Это была очень слабая и робкая надежда, но сейчас Твилле больше не на что было рассчитывать.

На городской площади было устроено возвышение, на котором стояло кресло. Это было почетное место, которое подчеркивало высокий ранг сидевшего в нем человека — мужчины в полувоенной одежде и роскошном плаще.

Мужчина был среднего возраста, но моложавый. В отличие от тех дворян, которых Твилла видела в родном городе, у этого лорда лицо было загорелым и обветренным — как видно, он много времени проводил под открытым небом. Создавалось впечатление, что сейчас он исполняет какую-то неприятную, постылую обязанность и ему не терпится заняться другими, более важными делами.

Рядом с лордом стояли двое офицеров и внушительный, плотный мужчина в богатой одежде, какую в Варваде носили состоятельные торговцы.

Перед ними на высоком треножнике была укреплена металлическая чаша. На площади вокруг возвышения толпился народ. В основном здесь собрались мужчины, но Твилла заметила и нескольких женщин в задних рядах. Все они были одеты в почти одинаковые грязно-коричневые платья, в каких обычно ходят простые крестьянки и жены бедных фермеров.

Королевских невест выстроили в один ряд. Твилла по какой-то случайности оказалась последней в ряду. Плохо это или хорошо — она не знала.

5

БЫЛО ЧТО-ТО ПОСТЫДНОЕ во всей этой процедуре — девушки стояли на площади, словно самки животных, выставленные на продажу. Твилла подумала, что, может быть, так сделали намеренно, чтобы любая девушка, которая еще надеялась воспротивиться уготованной участи, сразу поняла — ее желания и стремления здесь ничего не значат. Важно только одно — то, что она женщина. А значит, способна каким-то непонятным образом избавить одного из мужчин, в нетерпении толпившихся на площади, от страшной угрозы со стороны таинственного северного леса.

Похоже, на этот раз аукцион невест почему-то задерживался. Твилла заметила, как лорд Хармонд нетерпеливо поерзал на своем троне и сердито сдвинул густые брови. В то же самое время в толпе собравшихся раздались недовольные возгласы и приглушенный ропот. Из обрывков разговоров Твилла поняла, что кто-то важный опаздывает на всеобщее собрание.

Лорд Хармонд чуть повернул голову, и офицер, стоявший справа от него, тотчас же наклонился, чтобы лучше слышать слова своего командира.

Затем офицер отсалютовал и поспешил к ступенькам у дальнего края возвышения. Однако не успел он сойти с подиума, как сквозь толпу к помосту начал проталкиваться какой-то молодой парень. Толпа поспешно расступалась, давая ему пройти. Юноша был мрачен, как и лорд Хармонд. Он встал в самом переднем ряду толпы с таким видом, будто его сейчас должны были разрубить на куски. Было совершенно очевидно, что этот юноша ни за что не явился бы сюда по собственной воле.

Лорд Хармонд смерил парня тяжелым взглядом — так люди, облеченные властью, смотрят на своих нерадивых вассалов, принуждая их к покорности. Затем лорд звонко щелкнул пальцами. Повинуясь этому знаку, охранница взяла за руку девушку, которая стояла первой в ряду невест, и подтолкнула ее к ступенькам, ведущим на подиум.

Эту девушку Твилла не знала. Она была невысокая, худая и жилистая, как Джесс. Девушка двумя руками прижимала к себе узел с вещами, завернутый в старое одеяло, все в заплатках. Наверное, ее тоже забрали из нищенской общины безземельных крестьян.

Повинуясь жесту лорда Хармонда, девушка повернулась лицом к выжидающей толпе. Она не смотрела на собравшихся людей — стояла, потупив взгляд. Щеки ее пламенели, залитые краской стыда.

Лорд Хармонд подался вперед, запустил руку в чашу и вытащил оттуда небольшой листок грубой, сероватой бумаги.

— Ивон Гартерер из Двух Ручьев…

Он прочитал это громко и отчетливо. Все разговоры в толпе к тому времени умолкли, и в наступившей тишине имя фермера эхом разнеслось по площади.

— Я здесь, мой лорд… — Мужчина средних лет начал проталкиваться сквозь толпу к ступенькам с другой стороны возвышения. Он поднялся на подиум, по пути сдернув с головы шапку, и низко поклонился лорду Хармонду. Потом фермер быстро подошел к съежившейся от смущения и страха девушке, схватил ее за руку и подвел к королевскому наместнику.

— При всех свидетельствую, что Ивон Гартерер берет эту девушку себе в невесты, по благоволению короля, нашего владыки, и не стану противоречить его выбору. — Было заметно, что лорд Хармонд произносит давно заученную на память официальную формулировку, которую ему доводилось повторять уже очень много раз.

Ивон неуклюже поклонился и, подтолкнув девушку, чтобы она шла впереди него, направился к тем самым ступенькам, по которым поднимался на подиум. Тем временем с другой стороны подиума охранница выставила на всеобщее обозрение очередную жертву.

Так все это и проходило. Девушки не противились своей участи, а мужчины, как видно, уже давно привыкли покорно принимать то, что выпадет им в этой лотерее. Случалось, что жених и невеста составляли ужасно неподходящую пару, а иногда молоденькой девушке доставался молодой и крепкий парень.

Твилла напряженно следила за происходящим, когда на подиум выходили девушки, с которыми она успела подружиться во время путешествия.

Лила досталась мускулистому, широкоплечему молодому парню, который вполне мог потягаться с ней в физической силе. Хрупкая юная Аскла стала невестой старика, который по возрасту годился ей в отцы. Жених Руты был одет богаче многих других — наверное, это был какой-то горожанин, а может, даже личный слуга самого лорда Хармонда.

Мужчина, которому досталась Джесс, явно был не слишком преуспевающим мелким фермером. Когда на подиум выставили Хади, в толпе раздался ропот недовольства, и Твилла поняла, что эту невесту ни один жених не встретит с распростертыми объятиями.

И вот наконец настал черед самой Твиллы. Мужчина в богатой одежде, стоявший рядом с лордом Хармондом, недовольно нахмурился. Толпа заволновалась, раздались громкие выкрики, гораздо более унизительные и обидные, чем раньше. Но лорд Хармонд не обратил на это ни малейшего внимания. Все так же невозмутимо он протянул руку и достал из чаши последний оставшийся там листок с именем. Когда лорд прочитал это имя, на площади воцарилась мертвая тишина.

Молодой человек, который опоздал к началу лотереи, дернулся, словно лошадь, в бока которой внезапно вонзили острые шпоры.

— Это кошмарное лицо! Нет! — Щеки юноши вспыхнули. Он не двинулся с места, не сделал ни шагу к ступеням на помост, где королевский наместник должен был объявить о выборе, дарованном ему судьбой.

Лорд Хармонд не поднялся со своего трона, но его гневный взгляд, обращенный на молодого офицера, метал молнии. Когда лорд заговорил, его голос был холоден как лед. Этого приказа невозможно было ослушаться.

— Закон известен всем, и каждый человек обязан ему следовать — независимо от того, какое положение в обществе он занимает. Ты поступишь так, капитан, как поступил бы на твоем месте любой из присутствующих здесь. Прими же невесту, которую предназначила тебе судьба.

— Нет! — Молодой человек развернулся и кинулся прочь, расталкивая столпившийся народ. Толпа возмущенно зароптала. Лорд Хармонд кивнул стоявшему рядом офицеру, и тот бросился вдогонку за юношей. Тем временем лорд Хармонд повернулся к Твилле и оглядел ее с головы до ног. Его губы скривились, словно он глотнул кислого вина.

— Мы соблюдаем закон, — сказал он. — Ни один мужчина, даже мой собственный сын, не откажется от невесты, которая досталась ему в лотерее. Ты теперь принадлежишь к моей семье и должна вести себя подобающим образом. Отведите ее в башню. — Последние слова относились к Татан, которая поднялась на подиум по знаку лорда.

Сын самого лорда Хармонда! Твилла изо всех сил вцепилась в свой узел с вещами, а Татан поспешно повела ее вниз с помоста и дальше, прямо к воротам башни. В какую же запутанную ситуацию вовлекла ее судьба! Лорд Хармонд твердо намерен соблюсти закон. Как же он поступит, если она внушает его сыну такое отвращение? Сердце Твиллы билось чаще обычного, пока Татан поспешно уводила ее с площади.

Если бы ее выдали замуж за какого-нибудь простого крестьянина, ей, возможно, представилась бы возможность бежать. Но теперь надеяться на это не стоило. Лорд Хармонд непременно настоит на том, чтобы его сын женился на Твилле. Он не сможет пойти на уступку ради собственного сына — и из-за своей приверженности закону, и для того, чтобы поддержать дисциплину среди вассалов.

В отличие от всех остальных домов в городе обиталище лорда было построено не из обожженных глиняных кирпичей, а из камня. Строительный камень, судя по всему, приходилось везти откуда-то издалека. В этом здании не чувствовалось того особого запаха древности, которым отличались дома лордов по ту сторону гор. Здесь, напротив, пахло свежеструганым деревом и еще характерным запахом жилища, в котором обитает очень много людей.

Татан подвела Твиллу к крутым ступенькам, вделанным в стену, — таким узким, что на них с трудом могли бы разойтись два человека. По этой лестнице они поднялись наверх, до второго этажа башни, и попали на тесную площадку, на которую выходило две двери. Татан открыла одну из дверей и велела Твилле войти. Девушка покорно повиновалась — и оказалась в небольшой комнате, обставленной очень скудно. Из мебели — только простая кровать, сундук, грубо сделанный стол и пара стульев. Да уж, жилище лорда Хармонда не отличалось роскошью.

Татан встала, уперев руки в бока, и оглядела девушку с головы до ног. Потом грубо рассмеялась:

— Хорошо, что ты целительница! Тебе здорово пригодится лекарское умение — после того как муж отделает тебя плеткой. Молодому лорду не понравится такая невеста, как ты, а лорд Хармонд не позволит ему сорваться с привязи. Он же все время говорил, что выбор лотереи никто не может изменить. Капитан Астар вообще не хотел жениться, но тут начали поговаривать, что надо привезти из лесу бревен для новых домов — а на такое дело должны идти только женатые. Никто во всем городе не позавидует тебе, девочка, даже если ты и выбилась в высшие круги по лотерее.

Татан еще раз хохотнула и вышла. Когда за ней закрылась дверь, Твилла сразу опустилась на ближайший стул, чтобы не упасть. Девушка дрожала всем телом. Зеркало… С помощью зеркала она наворожила себе такой облик, какой захотела, — глупая, безрассудная девчонка!.. А теперь Твилла даже не знала, сможет ли избавиться от этой уродливой личины. Еще какое-то время — конечно, нет. Потому что сперва ей нужно было постепенно укрепить внутренние силы. К тому же если она вот так сразу покажет свое истинное лицо — до нее сразу же доберется жрец Дандуса. Если лорд Хармонд доверяет этой братии, значит, он первый осудит и заклеймит владеющую магией ученицу ведуньи. Она в ловушке!

Твилла обхватила себя руками за плечи. Зеркальце больно вдавилось в грудь. В любое мгновение сюда мог явиться Астар и… И что? Твилла припомнила истории, которые рассказывали во время путешествия о тех несчастных девушках, которые бесследно исчезали — что было очень на руку их невольным мужьям. Впрочем, вряд ли кто-то отважится убить ее прямо здесь, в доме лорда Хармонда… Хотя бы потому, что лорд не позволит своему сыну таким образом увильнуть от исполнения закона. Ведь всем известно, как строго лорд Хармонд придерживается законов.

Твилла наклонилась и принялась рыться в своем дорожном мешке. Она могла кое-что сделать при помощи трав… Однако до этой последней крайности дело еще не дошло. И тем не менее девушка считала, что имеет полное право защищаться, если ей будет что-то угрожать.

Она достала из лекарского мешка последние крохи проясняющего сознание снадобья — того самого, которое использовала в самом начале безумной затеи с переменой облика.

Здесь не было воды, чтобы развести лекарство, поэтому Твилла просто разжевала две веточки. Но во рту у нее все пересохло от волнения, так что сделать это оказалось совсем не просто.

Потом девушка решила повнимательнее обследовать комнату. В стену были вбиты крючья, и на одном из них висел теплый плащ. С другого крюка свисал богато отделанный праздничный пояс, который сверкал украшениями даже в этой полутемной комнате. Твилла в одно мгновение вскочила со стула и бросилась к нему — но даже не беря пояс в руки, девушка уже поняла, что в ножнах, прикрепленных к поясу, кинжала нет.

Она повернулась к сундуку и с усилием подняла его тяжелую крышку. Одежды, которые там лежали, были оторочены мехом — наверное, их носили в холода. Богато расшитая туника соответствовала по изяществу роскошному поясу, который висел на крюке. Да, это действительно были одежды знатного человека.

Твилла осторожно прощупала дно сундука, надеясь отыскать спрятанное под одеждой оружие, но ничего подходящего не нашла. Окна в комнате были затянуты промасленной кожей, сквозь которую внутрь проникало не слишком много света. И выглянуть наружу тоже было невозможно — кожа не отдергивалась в сторону как занавеска. Руки у Твиллы опустились, она не знала, что еще предпринять. И в это мгновение дверь безо всякого предупреждения распахнулась. Твилла быстро обернулась — посмотреть, кто это так бесцеремонно ворвался в комнату.

Этого человека она еще не видела. Это определенно был не Астар, и не его отец, и не тот офицер, что стоял на подиуме. Твилла по каким-то неуловимым признакам определила, что этот мужчина — благородного происхождения. Однако, присмотревшись повнимательнее, девушка заметила, что его одежда, когда-то добротная, уже давно выцвела и поистерлась. Куртка со слабо затянутой шнуровкой на груди и видневшаяся под ней рубашка были заляпаны грязными и жирными пятнами.

Он двигался немного странно — при каждом шаге вначале как будто ощупывал ногой пол, проверяя, достаточно ли он надежен, и только потом переносил на эту ногу весь вес. Голову он держал прямо. Плохо расчесанные густые темные волосы свисали на лоб, на лице застыло странное пытливое выражение, а глаза… Он смотрел прямо перед собой, словно вовсе не заметил, что в комнате кто-то есть! Серо-голубые глаза темноволосого мужчины были широко раскрыты, зрачки расширены до предела, словно он находился в полной темноте… В темноте! Он — слепой!

Наверное, Твилла выдала свое присутствие каким-то звуком, потому что мужчина быстро обернулся к ней — с той быстротой, которая свойственна слепым людям, вынужденным полагаться на второе чувство. Точно так же охотничьи собаки поворачивают головы на зов трубящих вдалеке рогов.

— Кто здесь? — быстро спросил мужчина. Твилла видела, как раздуваются его ноздри — он втягивал носом воздух, словно пес, у которого обоняние столь же чувствительно, как и слух.

Он держался так, словно на пути по этому миру без единого лучика света его всегда и повсюду подстерегали опасности.

Твилла наконец отважилась заговорить. Хотя одежда незнакомца была грязной и поношенной, но это была одежда не простого человека. И Твилла решила обращаться к нему как к дворянину.

— Я — Твилла, одна из девушек, которых привезли из-за гор, чтобы выдать замуж…

Губы мужчины растянулись в улыбке, больше похожей на волчий оскал.

— Невеста? Значит, мой отец исполнил свою угрозу — повесил на шею молодому Астару невесту! Он решил все-таки довести до конца эту затею, захотел снова сунуться в лес… Но прежде надежно обезопасил наследника — чтобы тот не вернулся никчемным калекой…

Твилла не знала, что на это ответить. Мужчина снова глубоко втянул носом воздух.

— Что за приданое ты принесла с собой, Твилла? Я чую… — Он на мгновение запнулся, потом договорил: — Травы — да, но не такие, из которых делают отдушки для тела и одежды. Скажи — для чего тебе эти травы?

— Хотя ваш жрец Дандуса и запрещает это, я — целительница. — Девушка решила испробовать этот шанс. — А в этой сумке — лечебные травы, которые наставница собрала для меня в дорогу.

— Целительница! — Он глухо рассмеялся. — Похоже, меня привела сюда сама судьба! Какое лекарство ты можешь предложить при слепоте, целительница? Я неполноценный мужчина, бесполезный лишний рот, мое наследство перешло к младшему брату — и все из-за этого! — Его руки метнулись к лицу, словно он хотел выцарапать бесполезные невидящие глаза.

— Из-за чего это с тобой случилось? Ты потерял зрение после болезни? — Твилла слышала о таких случаях.

Она подошла к мужчине поближе и внимательно осмотрела его неподвижные серо-голубые глаза.

— Это… — Он тряхнул головой, словно отгоняя какие-то неприятные мысли. — Это — проклятие, и я не помню, как оно меня настигло. Это правда! — Последние слова он выговорил с жаром, словно опасаясь, что девушка станет над ним насмехаться, — наверное, ему уже не раз приходилось выслушивать издевки и насмешки от других.

— Позволь, я взгляну. — Твилла заговорила с ним спокойно и мягко. Она привыкла так обращаться к больным, которые напуганы своим недугом.

Сперва мужчина отшатнулся, но потом сразу замер, когда молодая целительница положила руку ему на плечо и повлекла к окну — туда, где в этой сумрачной комнате было светлее всего.

— Присядь, мой лорд. — Она подвела его к окну так, чтобы он прикоснулся коленом к сундуку. Мужчина послушно сел.

Внешне его глаза оставались совершенно нормальными во всем — за исключением этого замершего, неподвижного взгляда. Твилла не обнаружила ни покраснения, ни каких-либо корок на веках — никаких признаков тех немногих глазных болезней, которые она умела лечить.

— Как давно это с тобой случилось? — спросила девушка.

— Как давно? — Его голос зазвенел. — Достаточно давно, целительница, и даже более того. Для слепых времени не существует. Мы не видим ни дня, ни ночи — для нас все едино. Я знаю только, что отправился в лес демонов с отрядом разведчиков и случайно отбился от своих. А когда меня нашли, я был все равно что пьяный, молол какую-то чушь, рассказывал о таком, чего на самом деле не бывает… И еще — я стал слепым. Они доставили меня обратно к отцу. А ему ни к чему сын-калека, законный он или нет. Счастье для него, что есть еще Астар — родной сын и наследник, который будет править после отца.

От его слов веяло такой горечью, что мороз пробирал по коже.

— Видишь ли, моего отца обещали сделать местным правителем. Он должен был только добиться того, чтобы здешние земли приносили доход — и все, после этого он становился королевским наместником, которого никто не смеет ослушаться. Отец стал лордом, у которого нет здесь завистников, — а ведь там, за горами, полным-полно дворян, которые готовы в глотки друг другу вцепиться, добиваясь внимания и благосклонности короля. Мой отец всегда строго следил, чтобы все было по закону…

Он снова замолчал. Твилла взяла свой дорожный мешок и принялась искать в нем нужную бутылочку.

— И потому искалеченный сын стал никому не нужным, а второй сын должен жениться против воли, чтобы исполнить то, в чем не преуспел его старший брат.

Твилла по каплям отмерила прозрачный настой и пропитала им комочек хорошо очищенной овечьей шерсти. Отсчитывая капли, юная ведунья мысленно складывала слова в нехитрое заклинание, пробуждающее волшебную силу:

— Пусть снова свет увидит
Тот, кто родился зрячим…
Твилла осторожно протерла глаза слепого комочком шерсти, смоченным целебным настоем, внимательно следя за тем, чтобы его веки были плотно прикрыты. Но не слишком плотно — пусть лекарство проникнет к самим глазам.

Затем девушка отступила на шаг и достала из потайного мешочка волшебное зеркальце. Если эта слепота действительно вызвана каким-то злым чародейством, как о том болтают, — зеркало это покажет.

— Открой глаза! — приказала Твилла. Девушке хотелось поскорее разделаться с этим испытанием и снова надежно спрятать свое сокровище.

Слепой открыл глаза и уставился прямо перед собой все тем же невидящим взглядом. Твилла вскинула зеркальце к его лицу и посмотрела на отражение. Она была готова к тому, что увидит, и все равно едва не вскрикнула от неожиданности. В зеркале отражались плохо выбритое лицо мужчины, его встрепанная буйная шевелюра и… Он был словно в полумаске — поперек лица, закрывая глаза, светилась полоска густого серебристого тумана.

— Колдовство, — сказала Твилла. Мужчина горько рассмеялся.

— Ты могла бы и не трудиться так, целительница, чтобы это распознать. Жрец Дандуса и без того увидел на мне порчу. Но разве я мог противостоять колдовскому проклятию? И ты разве можешь? Меня поразили демоны. Я должен радоваться уже тому, что ко мне вернулся рассудок и я больше не бормочу бессмысленную чушь… А стоит ли этому радоваться? Лучше уж не понимать своего несчастья! Мне теперь остается только одно — умереть!

Твилла облизала губы. Девушка старалась припомнить все, что она узнала о таких недобрых заклинаниях, учась у ведуньи Халди. В первую очередь следовало распознать природу волшебства, лежавшего в основе заклинания, — а это можно было узнать только у того, кто сотворил его.

— Мой лорд, ты ничего не помнишь о том, что случилось с тобой в лесу?

— Только не надо снова об этом спрашивать! — рассердился слепой. — Они целую вечность донимали меня расспросами, допытывались и так, и эдак… Нет, целительница, я не помню! Если бы помнил, то, может быть, сумел бы еще как-то за себя постоять. Никто не знает, что там, в этом проклятом лесу. Известно лишь, что туда отваживаются ходить только женатые мужчины. А тех, у кого нет жены, ожидает участь вроде моей, а то и похуже. Почему так происходит — никто не знает. Жрец Дандуса говорит, что в лесу таится демоническое черное колдовство, которое даже он, при всех своих обширных знаниях, не в силах одолеть.

Твилла протянула руку и убрала длинную прядь волос, свисавшую поверх невидящих глаз собеседника. Она понимала, что для такого человека потеря зрения гораздо страшнее смерти.

— Так, значит… Значит, ты ничем не можешь мне помочь, целительница? — В твердой броне, в которую он себя заковал, наметилась трещина.

— С помощью трав — нет, мой лорд. Моих скудных знаний на это не хватит. Но я клянусь, что твой недуг — не телесный. Причина этого недуга — злое чародейство, и исцелить его можно тем же средством.

— Но где же мне искать это средство? — Он снова гордо вскинул голову, его голос обрел прежнюю твердость. — У лесных демонов? Вряд ли они отнесутся ко мне с состраданием… Но, может быть, ты и права. — Слепой лорд встал и безошибочно повернулся к двери. Как видно, он настолько хорошо знал эту комнату, что просто не мог ошибиться. — Может быть, и вправду лучше жить в проклятом лесу, с демонами, — для такого недочеловека, каким я стал…

Два быстрых шага — и слепой уже был у выхода. Твилла не успела ничего сказать прежде, чем он захлопнул за собой дверь.

6

ТВИЛЛА ПРИВЕЛА В ПОРЯДОК свою сумку с лекарствами и снова уселась на стул. В комнате постепенно становилось все темнее и темнее. Девушка почувствовала, что проголодалась. Свадьбы, на которых она бывала вместе с ведуньей Хадди, были совсем другими.

На тех свадьбах угощали гостей и веселились, танцевали, смеялись, радовались началу новой, совместной жизни молодых супругов. Но там, по ту сторону гор, не было никакой унизительной лотереи, и к девушкам там относились совсем по-другому. Здесь же женщина была всего лишь живым талисманом, оберегом, необходимым мужчине для защиты от какой-то невидимой опасности. В родном городе Твиллы все было совсем по-другому. Если даже брак устраивали по уговору между двумя семьями, молодых людей всегда заранее знакомили друг с другом. Твилла ни разу не слышала, чтобы какую-нибудь девушку заставили выйти замуж против ее желания.

Она задумалась о том, что случилось с ее недавними спутницами. Большинство мужчин, выигравших в этой лотерее невесту, наверняка были фермерами. Наверное, некоторые фермы расположены довольно далеко от города-крепости… И сейчас эти счастливцы, скорее всего, устало тащатся по дороге обратно к своему жилищу, а выигранные «невесты» бредут за ними, словно купленный на рынке домашний скот.

Они были обручены — и по воле лорда Хармонда, а также согласно словам официального обряда, которые он произнес… Твилла ахнула. Ведь ее не обвенчали как полагается! Лорд Хармонд не совершал никакого обряда! Непокорный Астар ведь так и не вернулся и не встал рядом с нею перед своим отцом… А это означает, что никакие нерушимые узы ее с Астаром не связывают!

Ну, и какая ей с этого польза? Стоило ли сомневаться, что рано или поздно они с Астаром все-таки встретятся? И уж тогда его отец проследит, чтобы сын женился как положено, по всем правилам, потому что, только будучи женатым, Астар сможет отправиться в опасный поход к лесу, где обитают демоны. Ведь в этом лесу только женатому мужчине ничто не угрожает. А значит, это не избавление для Твиллы, а всего лишь короткая передышка.

Девушка снова вынула зеркальце и всмотрелась в его серебристую гладь. В комнате было уже почти темно, а промасленная кожа на окнах не пропускала внутрь ни единого лучика лунного света, но Твилла смогла разглядеть в зеркальце то самое уродливое обличье, которое она себе наворожила и которое, возможно, ее погубит. Красные пятна с неровными краями побледнели и превратились в глубокие оспенные рубцы. Глаза оставались все такими же маленькими и мутными. На красноватых, словно воспаленных веках едва виднелись редкие белесые ресницы. Ко всему этому еще и огромный распухший нос… С таким лицом она была в точности похожа на молодую свиноматку. Да уж, любой мужчина с отвращением отшатнется от такой невесты. Твилла заметила, что ей становится все труднее с этим мириться.

Она уже начала подумывать о том, чтобы утолить голод какими-нибудь травами из целительского запаса, но тут в дверь громко постучали. Мгновение спустя в комнату ввалилась Татан, державшая в руках поднос с едой. Охранница поставила поднос на крышку сундука, хитро подмигнула Твилле и сказала:

— Ешь! Девушке нужно подкрепить силы, прежде чем ложиться в постель. Хотя с этим, наверное, тебе придется обождать. Лорд Астар и его отец не сошлись пока во мнениях насчет тебя. Но лорд Хармонд все равно одержит верх в этом споре. Не беспокойся, скоро тебя поведут вниз, поставят перед честной компанией рядом с молодым лордом, поженят, как полагается, и споют вам свадебную песню… Будут поздравлять, как госпожу, хотя кто ж такой госпоже обрадуется? — Татан какое-то время помолчала, потом сказала: — Слыхала я, что вы, ведуньи, бывает, и ворожить умеете… Только жрец Дандуса уж точно проследит, чтоб ты чего не вытворила. Их братия с вашими не ладит, это всякий знает. Так что лучше не делай ничего такого, а то вдруг этот заметит — только хуже будет… Ешь и радуйся, если о тебе вспомнят, когда будут наполнять кубки.

С этими словами Татан ушла и закрыла за собой дверь на засов. Тогда Твилла придвинула стул к сундуку и исследовала содержимое двух мисок и высокой пивной кружки, которые принесла на подносе охранница. Девушке так хотелось есть, что она не могла сейчас думать ни о чем другом.

Ужин состоял из густого овощного рагу и порезанного небольшими кусочками мяса. Твилла обратила внимание на то, что для этих блюд не требовался нож — ей принесли только ложку. Когда Твилла принялась за еду, ей почему-то вспомнился слепой мужчина, который заходил сюда сегодня вечером.

Он вошел в комнату так, будто не рассчитывал никого здесь застать. Может быть, ее поселили в комнату, которая раньше принадлежала ему? А ведь она даже не знает, как зовут этого человека… Знает только, что на него обрушилось проклятие лесных демонов и после этого он, похоже, стал чем-то вроде отверженного, изгоя в родном доме.

Теперь, когда слепого гостя не было рядом и внимание девушки не отвлекал его физический недостаток, Твилла вспомнила многие мелочи… Она еще при встрече подсознательно отметила эти незначительные подробности, но только сейчас до конца осознала все их значение. Одежда слепого была грязной, испачканной пятнами от еды. А значит, уже довольно долгое время никто не заботился о его внешнем виде и, судя по всему, вообще не уделял ему никакого внимания.

И тем не менее он явно как-то умудрялся бриться самостоятельно. Твилла достаточно хорошо разбиралась в обычаях дворянства, поэтому поняла, что таким образом он пытается подтвердить принадлежность к своей касте — цепляясь хотя бы за такую незначительную деталь, как ежедневное бритье. Мужчины из низших классов — крестьяне, торговцы и ремесленники — могли носить бороды в свое удовольствие. Но всякий, кто претендовал на благородное происхождение, считал своим прямым долгом гордо демонстрировать миру чисто выбритое лицо. И несмотря на несколько мелких порезов и оставшуюся кое-где короткую щетину, недавний гость Твиллы был выбрит довольно аккуратно — а это немалый подвиг, если вспомнить, что ему приходилось орудовать бритвой на ощупь.

Твилла вдруг подумала, что если бы этот мужчина мог как следует привести себя в порядок, он выглядел бы довольно привлекательным… Чертами лица он походил на лорда Хармонда, но в нем не было неумолимой суровости, присущей королевскому наместнику. Кроме того, этот мужчина был гораздо моложе, чем Твилле показалось вначале. Наверное, он был всего на год или два старше Астара — и из-за этого еще тяжелее переносил свое нынешнее увечье.

Колдовство… Да, ведунья Халди, конечно же, рассказывала о таком, пока Твилла у нее училась. Но в отношении наколдованных немочей для ведуний существовало одно твердое правило. Всякий, кто накличет бедствие на другого человека, и сам непременно за это поплатится. То мнимое изменение облика, которое Твилла наворожила себе самой, не затрагивало никого другого — а значит, ей не будет от этого колдовства ничего дурного.

Но ведунья Халди могла передать ученице только те знания, что сумела накопить сама за много лет исследований и экспериментов. Наставница самой Халди, ведунья Катерна — давным-давно умершая — занималась преимущественно целительством. Потому все сведения о волшебных силах Халди пришлось добывать самой. И лишь малые крупицы этих знаний Халди передала Твилле, не уставая напоминать юной ученице о том, что в обращении с этими силами следует соблюдать величайшую осторожность.

Колдовство, сотворенное в чаще таинственного и страшного леса, могло оказаться совершенно иным — таким, о котором Халди даже не подозревала. Может быть, это колдовство подчинялось совсем другим законам… Возможно, эти злые чары ничто не ограничивало, и сотворивший их ничего не должен был отдавать взамен. Твилла содрогнулась, ее руки сами собой потянулись к зеркальцу. Девушка крепко прижала свое сокровище к груди. Всем враждебным силам этого нового мира она может противопоставить только это маленькое зеркальце, даже не зная до конца, на что оно способно.

Твилла отодвинулась от сундука, который служил ей обеденным столом. Есть ей внезапно расхотелось. Она взяла кусок хлеба и стала отщипывать от него маленькие кусочки — детская привычка, про которую Твилла, как ей казалось, давным-давно забыла.

По крайней мере, в еде ее не ограничивали. И по сравнению со скудной походной пищей, которую девушкам давали во время путешествия, здесь ей подали поистине королевский ужин. Правда, к кружке с напитком Твилла даже не прикоснулась. Там было темное и густое вино, судя по запаху — довольно крепкое. Целительницы могли позволить себе выпить вина только тогда, когда надо было подкрепить силы после тяжелой физической работы. Кто же захочет дурманить свой разум таким зельем?

Или, может быть, крепкое вино перед первой брачной ночью здесь подавали специально? Чтобы женщина не сопротивлялась требованиям своего нового господина? Твилла прикусила губу. Ей в голову пришла совсем другая мысль.

У нее было с собой средство, которое притупляло рассудок гораздо сильнее, чем самое крепкое вино. Может быть, когда Астар явится исполнять волю своего отца, ей стоит таким образом избежать надругательства — хотя бы над душой, если невозможно спасти тело?

Нет! Это трусливая уловка, недостойная ведуньи. У Твиллы были припасены кое-какие сильнодействующие снадобья. Если понадобится, она сумеет даже лишить себя жизни, а не только на время притупить чувства. Однако Твилла считала, что время для этого еще не пришло. Она снова стиснула в ладони зеркальце, и тут в ней пробудилось нестерпимое отвращение к таким мрачным мыслям. Нет, этот путь — не для нее.

В комнате уже было очень темно. Твилла не заметила здесь ни свечи, ни лампы, и когда она попробовала пройтись, то сразу же наткнулась на край кровати. Девушке пришлось двигаться на ощупь — она вытянула вперед руку и шла, все время касаясь стены, пока не почувствовала под ладонью гладкие доски тяжелой двери.

Твилла не видела никакого засова или щеколды с этой стороны — наверное, изнутри дверь вообще не запиралась. А вот снаружи… Твилла слышала, как Татан, уходя, закрыла дверь на задвижку. Девушка хотела приспособить что-нибудь вместо замка, чтобы никто не мог войти в комнату без ее ведома, но ничего подходящего для этой цели не нашлось. Тогда она решила хотя бы подпереть дверь стулом. Двигаясь все так же, на ощупь, она нашла стул и приставила его к двери.

Толстые, грубо вырезанные деревянные ножки стула так громко скрипели, когда стул скользил по полу, что Твилла не сомневалась — этот звук она непременно услышит, даже если и не заметит, как снаружи откроют задвижку.

Сделав все, что могла, Твилла побрела обратно к кровати. Она двигалась в темноте медленно и неуклюже и все равно до крови ободрала ногу, больно ударившись об угол сундука. На сундуке задребезжали тарелки, в которых Твилле принесли ужин. Держась за край сундука, девушка кое-как добралась до кровати.

Похоже, спор лорда Хармонда с его младшим сыном затянулся надолго. Твиллу до сих пор не отвели в общий зал, как обещала Татан, и не обвенчали с молодым лордом в присутствии всех, кто живет в этом доме.

Девушка задумалась: какие же доводы выдвинет Астар в свою защиту? Скорее всего, уже ничто не заставит лорда Хармонда свернуть с намеченного пути. Королевский наместник обязан соблюсти закон и женить своего сына на той девушке, которая досталась ему в лотерее.

Твилла присела на край кровати. Сквозь одно из окон теперь пробивалось немного света — наверное, где-то неподалеку зажгли фонарь или факел. Но для волшебного зеркальца этого было недостаточно.

Твилла только сейчас вдруг почувствовала, как сильно она устала — словно все страхи и волнения прошедшего дня разом навалились ей на плечи. Девушке захотелось спать. Да, она действительно нуждалась в отдыхе.

Повинуясь внезапному порыву, она распустила посвободнее шнурок, на котором висел мешочек с зеркальцем, — так, чтобы можно было спрятать зеркальце под подушку.

— Вслед за солнцем и против солнца…

— Девушка проговаривала слова заклинания беззвучно, одними губами.

— Силы жизни, встаньте на страже,
Оградите от зла лихого.
Крепнут во мне чары луны
И даруют спокойные сны.
Такой вот простенький, нескладный стишок — ничуть не лучше обыкновенных детских считалок. Твилла легла на кровать, подложив руку под голову. Она сжимала зеркальце в ладони и, пытаясь заснуть, все гладила и гладила пальцами блестящую поверхность.

Может быть, из-за того, что Твилла так привыкла к этому занятию и полировка зеркальца сама по себе действовала на нее успокаивающе, — но вскоре девушка заметила, что все ее страхи и опасения постепенно начали ослабевать, а потом и совсем развеялись. И даже более того. В нее словно влились новые силы — и телесные, и духовные, возросли и окрепли целеустремленность и уверенность в себе. Твилла решила, что все это ей не только кажется — она просто не могла в это не поверить. Успокоившись, девушка закрыла глаза и уснула.

Туман… Плотная серебристая мгла клубилась вокруг, застилала взор, превращала все окружающее в нечто таинственное и неведомое. Твилла упорно шла вперед, и туман жадно цеплялся за нее, но был бессилен поглотить ее целиком.

Твилла уже видела однажды такой серебристый туман. Смутные воспоминания прояснились и сложились в четкую картину — да, она видела полумаску из точно такого же тумана, закрывающую верхнюю половину лица… Изможденного, мрачного лица молодого человека. Этот туман ослеплял!

Туманная мгла вокруг нее сгустилась. Она что-то сжимала в руке, что-то обжигающе холодное — сияющий диск… Холодный свет… Лунный свет… Ни лучика солнца… Серебристый туман отступил. Твилла почувствовала, как ее хлестнула невидимая, безмолвная волна злобы. Злобы, смешанной с таким презрением, от которого она становилась вдвое сильнее. Но эта злоба… Этот туман… Что бы это ни было, оно не достигло своей цели.

Твилла проснулась. Никакого тумана не было — только кромешная темнота в маленькой комнате. Но девушка была совершенно уверена — так, как будто сама Халди ей об этом сказала, — что этой ночью ее испытывало нечто, лежащее за пределами понимания обычных людей. И это нечто было настроено по отношению к юной ведунье крайне враждебно. Однако, как ни странно, Твилла совсем не боялась.

Наверное, было бы благоразумнее бояться опасности. Но это неведомое основывалось на хорошо известном чувстве, имя которому — злоба, высокомерная, презрительная злоба. И еще Твилла знала, что этот сон — если это был сон — навеян ей чем-то или кем-то, находящимся далеко отсюда. И жрец Дандуса здесь ни при чем. Жрецы Дандуса имели о подобных видениях самое поверхностное представление и считали их просто страшными ночными кошмарами.

Слепой лорд! Твилла резко села на кровати. Если этот сон — порождение его сознания… Нет! Он не стал бы пытаться опутать ее той же сетью, от которой сам столь тяжко пострадал. Твилла не причинила ему никакого вреда. Но может быть, у слепого лорда слишком извращенный ход мыслей? Что, если он желает досадить своему удачливому брату, хочет, чтобы с Астаром случилось то же самое, что и с ним самим? И использует ее, Твиллу, в качестве орудия мести…

Твилла услышала необычный звук, который доносился не из-за двери — нет, дверь ее комнаты открывалась во внутренние помещения… Этот звук раздавался снаружи. Больше всего он напоминал хлопанье огромных крыльев. Почти сразу же где-то внизу закричал встревоженный часовой. Твилла напрягала слух, чтобы по звукам, доносящимся снаружи, догадаться о том, что там происходит. Тем временем хлопанье крыльев — если это действительно были крылья — постепенно затихло. Но шум внизу становился все громче.

И тут раздался еще один звук — на этот раз прямо из-за двери в ее комнату. Твилла насторожилась. Она услышала, как кто-то поспешно отодвинул засов. А потом дверь резко распахнулась — ее толкнули с такой силой, что стул, который девушка поставила под дверь, отлетел через всю комнату к противоположной стене.

Света, проникшего со стороны лестницы, оказалось достаточно, чтобы Твилла разглядела фигуру человека, который стоял в дверном проеме. Это был слепой лорд — она узнала его.

Твилла вскочила с кровати и быстрым движением спрятала зеркальце под одежду. Она успела подойти к слепому как раз вовремя, иначе он с размаху налетел бы на сундук.

Хотя лицо слепого было в тени, Твилла не сомневалась, что он ищет ее. Она окончательно в этом убедилась, когда он молниеносным движением тренированного воина схватил ее за плечи — так, словно видел, где она находится.

— Что ты творишь? — Он говорил отрывисто, словно выплевывая слова ей в лицо. — Какие злые чары ты здесь плетешь?

Он встряхнул ее с такой силой, что у Твиллы закружилась голова.

— Я… ничего… не делаю… — Девушка едва смогла выдавить из себя несколько слов — так сильно молодой лорд сжимал ее плечи.

— Ты лжешь! Я… Я видел!.. На долю мгновения я снова стал видеть… И я увидел… Паутину, сплетенную из тумана… И… И я вспомнил! — Его гнев отступил, сменившись ликованием. — Она оплела меня колдовской паутиной, но я вырвался на свободу… А теперь она подослала тебя, чтобы ты снова сделала меня пленником!

— Нет!

Он встряхивал ее с каждым разом все сильнее, отталкивая назад. И вот Твилла оказалась прижатой к кровати. Все пути к бегству были отрезаны.

— Нет!

Лорд железной хваткой вцепился девушке в плечи, не давая ей никакой возможности вырваться. Она начала бешено извиваться, пытаясь освободиться. Во время борьбы зеркальце выскользнуло у нее из-под рубашки.

Слепой лорд навалился на нее с такой силой, словно хотел раздавить. Зеркальце оказалось прижатым отражающей поверхностью к его груди.

— Что это?! — Лорд коротко вскрикнул и замолчал, словно ему зажали рот. Почти сразу же его хватка ослабела — так внезапно, что Твилла не удержалась на ногах и повалилась на кровать. Лорд отшатнулся от девушки, словно от огня.

Твилла нащупала зеркальце и снова спрятала его в потайное место. Слепой лорд отошел почти на середину комнаты. Сейчас он весь был хорошо виден в свете, попадавшем в комнату из коридора сквозь раскрытую дверь.

Темные брови молодого лорда сошлись к переносице, на щеках играли желваки. Он выглядел как человек, столкнувшийся с недоступным его пониманию явлением и все же не желающий уступить.

— Я ничего не делала, — сказала Твилла и порадовалась, что даже в таких обстоятельствах способна говорить спокойно и рассудительно. — Я спала. Мне приснился… Туман… Но это не я его наворожила.

Молодой лорд чуть повернул голову. Твилла скорее почувствовала, чем увидела, что его слепые глаза обращены на нее — как будто он хотел разглядеть ее, чтобы узнать…

— Туман… — повторил слепой. Потом неуверенно поднял руку и потер лоб. Твилла заметила, что он покачнулся, и подоспела как раз вовремя, чтобы подставить ему свое плечо. Девушка кое-как помогла слепому добрести до кровати. Он рухнул на ложе и скорчился, спрятав лицо в ладонях и опираясь локтями о колени. Все его тело дрожало мелкой дрожью, тряслось, словно он стоял обнаженный на леденящем зимнем ветру.

Твилла наклонилась к нему и, пригладив копну спутанных, грязных волос, возложила руки ему на голову, высвобождая поток целительной силы. Затем ее ладони скользнули ниже, к сгорбленным плечам несчастного. Юная ведунья стала разминать его закаменевшие мышцы — и делала это до тех пор, пока он не расслабился. Слепой лорд вздохнул и поднял голову.

— Я не знаю, кто ты или что ты такое на самом деле, — сказал он медленно, как человек, разгадывающий непростую загадку. — Но я верю, что ты не желаешь мне зла, целительница. Ты какая-то особенная, не похожая на других. Я слышал о ведовстве… О вас, ведуньях, говорят разное. Некоторые отзываются очень благожелательно, другие — как, например, жрецы Дандуса — считают, что вы открываете врата в мир для злых демонов. Но я знаю, что в тебе нет зла, — это так же верно, как то, что меня зовут Илон и я — сын лорда Хармонда. Или…

Его тело внезапно снова напряглось под ее ладонями. Лорд Илон тряхнул головой и резко сказал:

— Нет!

Твилла не поняла, к чему относилось это отрицание. Слепой лорд неожиданно повернулся к ней. Его лицо снова оказалось в тени.

— Тебе угрожает опасность, целительница. Страшная опасность, о которой ты даже не догадываешься. Нельзя плохо отзываться о родственниках… Но выслушай меня. — Он снова протянул руки и схватил ее за плечи. Только на этот раз не больно и не так сильно, как раньше, — хотя и крепко. Так, словно она пошатнулась, а он поддержал ее, не давая упасть.

— Из-за того, что я слепой… калека, неполноценный человек… родственники отвернулись от меня. Они просто не обращают на меня внимания — будто я пустое место, стена, собака, бездушная тварь, которая не умеет ни мыслить, ни чувствовать. Мой брат Астар считает, что такая невеста, как ты, позорит его. Астар даже открыто выказал неповиновение отцу — хотя я не думал, что он на это решится. Мой брат очень обозлился, но не на отца и не на закон, который принуждает его взять нежеланную невесту, — нет! Вся его ненависть обратилась на тебя.

Твилла содрогнулась всем телом. Слепой лорд предостерегал ее с таким пылом, что сразу ожили все те страхи, которые зародились в ней, когда она стояла на возвышении во время королевской лотереи.

— Он убьет меня… — сказала она, стараясь сдержать дрожь в голосе.

— Нет. Этой ночью я слышал, что брат замышляет кое-что похуже простого убийства… — Он замолчал, как будто не сумев сразу подобрать верные слова, чтобы объяснить все до конца.

— Жрец Дандуса? — Этого Твилла боялась с той самой минуты, когда впервые увидела жреца под крепостной стеной. Какую же злую судьбу готовят эти фанатики ведунье — одной из тех, кого их орден так давно стремится извести?

— Нет. — Лорд Илон говорил очень тихо, почти шепотом. — Жрец Дандуса не может рисковать своим положением и не станет предпринимать ничего, противоречащего закону, который мой отец так строго блюдет. Нет, мой брат задумал нечто совсем дурное… Такое, что идет вразрез с основными законами крови высших домов. Мужчина из знатного дома не может взять в жены девушку, которая уже с кем-то была…

— С кем-то была?.. — Твилла не сразу поняла, о чем он говорит, а потом вся вспыхнула от стыда и гнева — хотя никто этого и не увидел.

— Сюда всегда присылают намного меньше женщин, чем нам нужно. Многие мужчины подолгу остаются одинокими. — Илон говорил совершенно бесстрастно, но было заметно, скольких усилий это ему стоит. — К участию в лотерее допускают тех, кто строит отдельные поселения в отдаленных землях, и иногда — кое-кого из горожан. У солдат же, по большей части, нет ни своего дома, ни семьи. Даже при том, что солдаты чаще других бывают в лесных экспедициях, где до них могут добраться демоны, им все равно редко позволяют жениться. Удел солдата — служба. И участвовать в аукционе невест разрешают только немногим из них, особо отличившимся. Но в любой армии всегда найдутся такие, которые мало чем отличаются от животных, — а под началом моего отца таким солдатам нечего и надеяться на то, чтобы получить невесту. Для многих из них женщина — самая желанная и почти недостижимая добыча. И они готовы рискнуть очень многим, только бы удовлетворить плотские желания… Вот с ними-то Астар и решил договориться. Он, наверное, прямо сейчас подбивает их на грязное дело… И если какой-нибудь озверевший солдат доберется до тебя и утолит свою похоть — хотя это чудовищное преступление в здешних землях, — то уже ни один мужчина не возьмет тебя в жены. Ведь тогда нельзя будет с уверенностью сказать, от кого женщина понесла дитя — от мужа или от насильника.

Твилла задрожала сильнее. Ее всю трясло — точно так же, как недавно трясло Илона. Зеркальце… Сможет ли зеркальце как-нибудь избавить ее от этого ужаса? Или, может, настал час прибегнуть к сильнодействующим травам, которые хранятся в лекарской сумке?

— Что же мне делать? — спросила она вслух, хотя спрашивала скорее себя, а не его.

Но лорд Илон ответил:

— Наверное, то же самое, что и мне. — Он сидел теперь прямо, развернув плечи, словно в нем пробудилась дремавшая внутренняя сила. — Я верю, что ты и в самом деле настоящая целительница. Ты показала мне… — Он замолчал, потом продолжил: — Каким-то образом ты заставила меня поверить, что я — не никчемный и бесполезный недочеловек. Сегодня ночью… Эти туманы… Когда я пришел к тебе, меня словно вела какая-то высшая воля, которая помогла мне вырваться из тумана, — и я как будто снова стал настоящим мужчиной. А потому я буду поступать как мужчина. Я верю… Я действительно верю, что тайна моего увечья кроется в лесу, и если я ее не раскрою, то никогда не стану снова свободным. И теперь я намерен вернуться туда…

Твилла взяла его за руку. Она понимала — насколько вообще возможно такое понять, — чего ему стоит такое решение.

— Ты уже слышала об опасностях, которые подстерегают в лесу, — продолжал Илон. — Там люди теряют рассудок, зрение, а иногда и совсем исчезают. Но в тебе есть такая сила, которой я никогда прежде не встречал. И в лесу тебе не страшны будут те опасности, которые угрожают здесь.

— Как… — начала она, но Илон внезапно сжал ее ладонь.

— Тихо! — едва слышно прошептал он, встал и пошел к двери. Твилла тоже вскочила и поспешила убрать стул у него с дороги. Но лорд Илон не вышел из комнаты. Он спрятался за приоткрытой дверью. И только теперь Твилла тоже услышала топот тяжелых сапог где-то на нижних пролетах лестницы.

7

ИЛОН ОСТОРОЖНО прикрыл дверь, и в комнате снова стало совсем темно. Правда, вернуть на место наружный засов на двери, находясь внутри комнаты, не представлялось возможным. Идущий сюда сразу поймет, что в комнату уже кто-то заходил.

Твилла отошла в глубь комнаты и прижалась спиной к затянутому промасленной кожей окну. Ей показалось, или она действительно слышала топот не одной пары ног?

И вот дверь снова широко распахнулась от сильного пинка — наверное, Илона больно ударило створкой в его укрытии. В комнате сразу стало светло — вошедший принес с собой лампу. От него сильно разило плохим пивом, которое так любят местные жители. Лицо мужчины раскраснелось от выпивки, и на ногах он держался не слишком уверенно.

Он поднял лампу повыше и осветил Твиллу с головы до ног. Потом сердито нахмурился и плюнул ей на платье:

— Свиномордая уродина!

Твилла попыталась отступить в сторону, ускользнуть от него, но мужчина двигался неожиданно быстро, несмотря на то что был сильно пьян. Он выпустил лампу, и она упала на пол. Одной рукой он крепко схватил девушку за волосы и, больно дернув, притянул к себе, а второй рукой с размаху ударил ее по лицу.

На мгновение у Твиллы закружилась голова, зрение затуманилось. Потом ей в лицо ударил зловонный запах перегара — вошедший притянул ее за волосы еще ближе к себе.

— Невеста… — Он говорил, словно кудахтал, — его одновременно разбирал смех и душил гнев. — Вот и поглядим… Да, уродина, и тебя уложат в постель — только не я. У тебя будет мужчина, тварь такая, и даже не один… А они крепкие ребята… Заставят тебя поплясать. Они ждут не дождутся — так и знай, свинорылая, они мечтают забраться с тобой в постель!

Пьяный за волосы потянул голову Твиллы вниз, так чтобы она ничего не смогла увидеть. Девушка попыталась вырваться — но безуспешно, только получила еще одну крепкую затрещину.

— Нет смысла вырываться…

Он не договорил — только ахнул и вдруг выпустил волосы Твиллы. Девушка метнулась в сторону. Астар рухнул на пол, его голова с громким стуком ударилась об угол сундука. Молодой лорд лежал не шевелясь, а над ним угрожающе нависал его старший брат.

Твилла уже успела прийти в себя настолько, чтобы сделать два важных дела. Во-первых, она попросила Илона снова закрыть дверь. А потом взяла лампу и перенесла в центр комнаты, чтобы полностью осветить лежащего на полу Астара.

Голова молодого человека была откинута так неестественно, что у Твиллы перехватило дыхание.

— Поднимайся, презренный трус! — Илон пнул распростертого на полу брата носком сапога — так, что тело дернулось под ладонью Твиллы.

— Не надо… Не надо! Он… Кажется, он… Мертвый… — Твилле никак не удавалось прощупать у Астара пульс. Она принялась поспешно распускать шнуровку на его куртке, чтобы освободить грудь и послушать, бьется ли сердце.

— Он… умер? — глухо сказал слепой лорд над головой Твиллы.

— Я не чувствую, как бьется его сердце. — Девушка старалась успокоиться и вспомнить, что должна делать целительница в таких случаях.

— Тогда… Тогда тебе нужно немедленно выбираться отсюда! — Голос Илона звучал по-прежнему глухо, но теперь в нем прорезались нотки нетерпения. — Все подумают, что это ты убила его, когда…

— Но ведь… Но ты ведь можешь рассказать правду! — Девушка подняла голову и взглянула ему в лицо.

— Могу, конечно… — Илон горько рассмеялся. — Я могу в подробностях поведать всю эту грязную историю — и скажут, что у меня снова ум за разум зашел, как это уже случалось раньше. А ты все равно пострадаешь — так или иначе. Мой благородный отец не так-то легко примирится с потерей второго сына. Нет, Твилла, для тебя осталась только одна надежда, и это…

Он протянул руку и осторожно провел пальцами по ее волосам. Это прикосновение ничуть не походило на бешеную хватку Астара, от которой у Твиллы до сих пор болела голова.

— Ты должна уходить отсюда, — твердо сказал Илон.

— Но как? Они, наверное, уже услышали…

— Если крепость построил человек, выросший в стране, где кланы вечно враждуют между собой, то в такой крепости всегда полным-полно потайных ходов, — сказал Илон. — Я покажу тебе выход из крепости, а потом… А что потом — это будет зависеть только от тебя, Твилла. Они погонятся за тобой, но ни за что не войдут в глубь леса.

Твилла сидела очень тихо. От прикосновений Илона ей было так спокойно…

— А как же ты?.. — спросила она.

— Я? Да какая разница? Я уже ни на что не могу им пригодиться… И себе самому тоже…

— Нет. Послушай! — Твилла порывисто схватила Илона за руку и встала. Они стояли совсем близко друг к другу. — Послушай! — Твилла почти кричала, она хотела, чтобы он поверил в то, во что только что поверила она сама. — В том лесу кроется источник злого колдовства, которое тебя поразило, — а я клянусь тремя ликами Луны, что ты заколдован! Если ты вновь отправишься в этот лес — кто знает, возможно, тебе удастся вернуть то, что ты потерял!

Она услышала, как тяжело он вздохнул.

— Я — слепец, а до леса так далеко… Ты сможешь где-нибудь укрыться, спрятаться, — и может быть, тебе повезет добраться туда. А с такой обузой, как я, об этом не стоит и мечтать.

— Ты можешь вывести нас из крепости — ты сам это сказал. А я могу видеть — так пусть же мои глаза послужат нам обоим! Сегодня ты спас меня от ужасной участи… Неужели ты думаешь, что во мне недостанет твердости духа, чтобы вернуть этот долг?

Тут Твилла заметила, что распростертое на полу тело шевельнулось. Значит, Астар все-таки жив!

— Он жив… Я должна ему помочь… — Долг целительницы напомнил о себе, но когда Твилла начала наклоняться к лежащему на полу раненому, Илон быстро перехватил ее и удержал рядом с собой.

— Не сейчас. У нас мало времени. Живой или мертвый — Астар принесет тебе только смерть. Это истинная правда — могу тебе в этом поклясться.

Он отпустил девушку, но тут его рука запуталась в широких складках ее полотняной рубашки.

— Тебе нельзя уходить в этой одежде. В этом тебя узнают с первого взгляда, и первый же встречный на дороге направит погоню по нашему следу. В сундуке… Выбери что тебе подойдет и переоденься. Только быстро!

Твилла хотела возразить, но он говорил так уверенно, что невозможно было не подчиниться. Она открыла сундук и достала оттуда штаны, рубашку и кожаную куртку — все землисто-коричневого оттенка. Потом быстро сбросила с себя грубое платье и нижнюю юбку, оставшись в одной только сорочке, и поспешно натянула ту одежду, которую взяла из сундука. Все было ей велико, но Твилла дважды обернула вокруг талии свой вышитый шарф — и брюки перестали спадать. Куртка была рассчитана на более широкие, не девичьи плечи, и рукава пришлось подвернуть, но в целом получилось вполне сносно.

Закончив с переодеванием, девушка снова посмотрела на Астара. Она присела возле него и проверила, не идет ли кровь из ушей — это указало бы на тяжелый перелом черепа. Поддавшись внезапному порыву, Твилла стащила с кровати одеяло и накрыла им бесчувственное тело. И все равно юную ведунью мучили угрызения совести, оттого что она больше ничего не сделала для раненого.

— Я готова. — Твилла подхватила на плечо свой дорожный мешок с целебными снадобьями, который за время путешествия через горы заметно полегчал. Илон стоял у слегка приоткрытой двери и напряженно вслушивался.

— Идет кто-нибудь? — шепотом спросила Твилла, подойдя к нему.

— Пока нет. Оставь лампу здесь — пусть светит. Они решат, что ты здесь, и сперва побегут сюда.

Илон вывел ее из комнаты, на лестничную площадку. Здесь было не совсем темно — пролетом ниже лестницу освещал тусклый фонарик.

Слепой лорд наклонился, поднял засов и вставил на место, в прочные железные скобы.

— Пойдем! — Он протянул руку, и Твилла доверчиво ухватилась за нее. Илон сжал ее ладонь крепко, но бережно и повел девушку за собой вниз по лестнице.

— Я очень надеюсь, что Астар позаботился о том, чтобы здесь никого не было, — прошептал он так тихо, что Твилла едва расслышала. — Он ведь не хотел, чтобы его грязной затее кто-нибудь помешал… Мой брат — капитан стражи, охранники обязаны были подчиниться его приказу.

Они спускались медленно, со ступеньки на ступеньку, и останавливались чуть ли не на каждом шагу, чтобы прислушаться. Это было настолько утомительно, что у Твиллы начало сводить мускулы от усталости.

До самого нижнего этажа их так никто и не окликнул. Ни одна дверь не открылась. Кое-где горели фонари, но этой ночью весь дом словно вымер. У подножия лестницы Илон свернул направо и вошел в комнату. Здесь было очень темно, но слепой лорд уверенно прошел через всю комнату, ведя за собой Твиллу. Девушка старалась держаться поближе к нему в надежде, что он поможет ей не наткнуться в темноте на какую-нибудь мебель. Как целительница она знала, что если у людей не действует какой-либо орган чувств, другие чувства развиваются сильнее обычного.

— Стой! — прошептал Илон. — Жди здесь. Он отпустил ее руку. Твилла услышала звуки его легких шагов, шорох одежды и негромкий скрип туго поддающейся двери. Потом Илон вернулся.

— Нам нужно спуститься, — сказал он. — Здесь простая лестница, с перекладинами. Я пойду первым. Когда будешь спускаться, осторожно нащупывай ногой каждую перекладину и только потом становись. Я буду тебе помогать.

Девушка услышала, как он начал спускаться по лестнице, потом прошептал:

— Давай!

Твилла опустилась на четвереньки и осторожно поползла вперед. Опираться ладонями о грубо оструганные доски пола было очень неприятно. Очень скоро Твилла нащупала край проема в полу и двинулась туда. Оказалось, что ориентироваться только при помощи прикосновений невероятно трудно. Но в конце концов Твилла все-таки отыскала лестницу. И, доверившись лорду Илону — потому что больше ничего не оставалось, — девушка начала спускаться в кромешную темноту.

Вскоре Илон взял ее за лодыжку и легонько сжал — Твилла почувствовала это сквозь мягкую кожу сапог. Как ни странно, прикосновение Илона приободрило девушку, развеяло мрачные предчувствия, которые уже начали ее одолевать.

И вот Твилла снова почувствовала под ногами пол.

— Подожди здесь. — На этот раз Илон заговорил уже громче. — Я должен закрыть люк наверху.

Стоя в темноте, она слышала, как поскрипывали перекладины лестницы под его ногами, потом сверху донесся стук закрывшейся дверцы люка, и вскоре Илон снова спустился вниз.

Когда слепой лорд проходил мимо Твиллы, он взял ее за руку, как и прежде, и повел за собой.

— Проход узкий, — предупредил он. Проход действительно оказался весьма тесным.

Твилла очень скоро в этом убедилась — когда ее лекарская сумка зацепилась за стену и слетела с плеча. Девушке пришлось идти, крепко прижав сумку к груди. Здесь пахло сырой землей, никогда не знавшей тепла солнечных лучей. Твилле было все труднее дышать полной грудью. Они с Илоном медленно шли по подземному тоннелю, то и дело задевая плечами земляные стены и покрытые плесенью деревянные подпорки. Но Илон все так же крепко и надежно держал ее за руку.

Это путешествие в кромешной тьме помогло Твилле понять, каково приходится человеку, потерявшему зрение. Даже здесь слепой лорд двигался уверенно, как будто точно знал, что делает. Действительно ли ему было опасно оставаться? Твилла не слишком хорошо знала обычаи знати. Возможно ли такое, чтобы отец причинил вред родному сыну, выслушав его рассказ? Но Илон как будто был совершенно уверен, что ему никто не поверит.

— Проход поворачивает, — предупредил он.

Они продвигались очень медленно. Твилла всякий раз сперва ощупывала землю ногой и только потом делала шаг.

— Впереди — вода, — сказал Илон. — Здесь мелко, мы перейдем вброд.

Он все так же крепко держал ее за руку. Твилла ахнула, потому что на следующем шаге ее нога опустилась в ручей, правда, неглубокий — вода доходила только до лодыжек. Твилла ощущала напор бегущей воды, но не слишком сильный — девушка даже не испугалась.

По крайней мере, воздух здесь стал получше — словно ручей принес с собой отголоски свежести внешнего мира.

Слепой лорд повел ее вправо. Под ногами у них хлюпала вода. Илон замедлил шаги, и Твилла испугалась, что он заблудился — пропустил какой-то ориентир и теперь не знает, как отсюда выйти.

— Сюда! — В его голосе прозвучала такая радость, что Твилла поняла — Илона мучили те же сомнения, что и ее.

— Здесь две ступеньки наверх, — сказал он. Твилла отыскала первую ступеньку, больно ударившись о нее ногой. Илон повел ее дальше, направляя точно так же, как на лестнице. Девушка не могла бы сказать, сколько времени они уже блуждают по этому темному подземелью. Может быть, они уже выбрались за город? Или все еще где-то внутри крепостных стен? Она не знала даже, день сейчас или ночь.

Твилла утратила чувство времени. Ее беспокоило, что они могут выйти из подземелья среди бела дня и какой-нибудь случайный прохожий сразу же их заметит.

— Снова ступеньки, — предупредил Илон. — Я должен пойти и открыть наружную дверь.

Когда он отпустил ее руку, Твилла внезапно почувствовала себя потерянной. Девушка не сознавала, насколько она сейчас зависит от слепого лорда и насколько сильно должна ему доверять. А ведь это только первые шаги их совместного отчаянного путешествия… Когда они выберутся на поверхность, настанет ее черед вести за собой Илона. Твилла представила, какую огромную ответственность она собирается взять на себя, и ее уверенность в себе немного поколебалась.

— Поднимайся наверх. — Слова Илона вернули ее к действительности. Здесь была не лестница с перекладинами, а узкие земляные ступеньки, тщательно утоптанные для надежности. И все же край первой ступеньки под ногой Твиллы слегка осыпался.

А потом… Там был свет! Благословенный свет!

Твилла прекрасно видела ступеньки, хотя Илон своим телом частично заслонял свет. Дневной свет! Значит, ночь закончилась…

Поднявшись наверх до конца лестницы, девушка оказалась в такой маленькой и тесной каморке, в которой они вдвоем с Илоном помещались с большим трудом. Свет проникал в каморку сквозь частую сетку, оплетенную плющом и диким виноградом. Плющ разросся так буйно, что Твилле даже показалось, будто они с Илоном крепко заперты и не смогут выбраться наружу.

Илон провел рукой вдоль рамы, поддерживающей живой занавес. Потом он уперся в раму плечом и толкнул, еще сильнее потеснив Твиллу. Сплетение зеленых лоз подалось под его напором. Слепой лорд прорвался наружу и упал лицом вниз, зацепившись ногой за спутанный клубок веток.

Твилла поспешила за ним — протиснулась сквозь дыру в живой изгороди и выбралась наконец на дневной свет. Она не сразу встала на ноги. Припав к земле, девушка быстро огляделась по сторонам.

Они очутились на берегу реки. Наверное, именно из этой реки брал начало поток, который они переходили вброд в подземелье. Твилла не помнила, чтобы по дороге в этот край их караван проезжал мимо реки… Но город виднелся на востоке — а значит, подземный ход увел их еще дальше к западу.

Твилла осмелилась подняться и медленно повернулась, чтобы посмотреть назад. И сразу же, ахнув, бросилась на землю и повалила Илона, который уже встал, опираясь на руки и колени. Слепой снова упал плашмя и выругался.

— Стена! Она совсем рядом, прямо за нами! Нас может заметить любой часовой! — Она потрясла Илона за плечо. — Может, нас уже заметили.

Илон сел на траве.

— Мы на берегу реки?

— Да… Да!

— Что ты видишь в воде?

Твилла не поняла, что он имеет в виду. Что такого можно увидеть в воде? Однако у Илона наверняка были веские основания задавать ей такой вопрос.

Течение в реке было явно более сильным, чем в том неглубоком потоке, который протекал в подземелье. По реке плыли обрывки водорослей, бревна и сухие ветки. Край берега подмывало течением, и несколько молодых деревьев, выросших у самой воды, вот-вот могли свалиться в реку. За их оголенные корни цеплялся всякий проплывающий мусор. Пересечь эту реку будет не так-то просто. Соваться в воду слишком опасно — об этом Твилла и сообщила Илону.

— Река течет на юг, а нам надо на север, — сказал он, протирая невидящие глаза, словно ему не терпелось снова прозреть. — В это время года часто бывают бури, и никто не рискнет перебираться через реку… А значит, у нас есть надежда ускользнуть от погони.

Слепой лорд дернул за рукав своей рубашки.

— У тебя есть нож? — спросил он.

— Нет. У меня все забрали.

— Тогда порвем руками! — Голос Илона звенел от нетерпения. Он возился с рукавом, пока не оторвал его напрочь, а затем принялся разрывать на полоски. — Делай как я!

Твилла пока не поняла, что он задумал, но верила, что у лорда созрел какой-то план. Девушка распустила шарф, которым, как поясом, подвязывала слишком свободные штаны. Она уже оторвала полоску ткани от шарфа, но потом ей в голову пришла другая мысль. Твилла вытащила из дорожного мешка льняной домашний чепец — один из тех, что ей позволили взять с собой из дому.

— У меня есть кусок шарфа и домашний чепчик, — сказала она.

— Хорошо, — кивнул Илон, но потом озабоченно нахмурился. Он отполз подальше от выломанной решетки, закрывавшей выход из подземного тоннеля. — Так… Посмотри — плывет по реке какая-нибудь ветка, так, чтобы ты смогла до нее дотянуться?

Твилла оставила дорожный мешок возле него и на четвереньках поползла вниз, к самой кромке воды. Девушка все время боялась услышать окрик часового со стены. Вода в реке поднялась и затопила прибрежные камыши, а теперь подмывала берег. Твилла уже думала, что не удастся найти ничего подходящего, и тут ей на глаза попалось как раз то, что надо.

Плавучий куст запутался в зарослях камышей совсем близко от берега, и Твилла смогла дотянуться до его торчащих из воды корней. Она ухватилась за корень и осторожно потянула. К счастью, этот куст был не слишком большим, и у девушки хватило сил подтащить его к берегу. Твилла не стала совсем вытаскивать его из реки, а повела свою находку прямо по воде, вдоль берега, к тому месту, где поджидал сидевший на корточках Илон. Слепой повернулся к девушке, словно видел ее, но Твилла понимала, что на самом деле ему приходилось полагаться только на слух.

Когда Твилла объяснила, что ей удалось выловить в реке, Илон подал ей обрывки своей рубашки и части ее собственной одежды.

— Развесь это получше — желательно, чтобы всякий, кто это увидит, подумал бы, что один из нас утонул в реке, а второй погиб, пытаясь спасти тонущего… — Илон рассмеялся. — Пусть думают, что я погиб героем, — хотя все они говорили, что я уже ни на что не годен…

Твилла постаралась сделать как он велел, чтобы любому, кто увидит результат ее трудов, представилась нужная картина развития событий. Затем девушка отерла мокрые руки об одежду и вернулась к Илону.

— Значит, лес лежит к северу отсюда? А эта река течет на юг. Как же мы доберемся до леса?

— Какое сейчас время суток? — спросил он в свою очередь.

Поначалу Твилле показалось, что день уже близится к вечеру, но точно она определить не смогла — солнца не было видно за темными грозовыми тучами. Девушка рассказала слепому о том, что увидела.

— Гроза? Похоже, нам покровительствуют неведомые высшие силы! Там, дальше к северу, — переправа. Паром. Раньше там строили мост, но его снесло очередным наводнением. Если мы успеем добраться до переправы, когда гроза уже начнется, паром будет на этой стороне реки. Есть строгий приказ — всегда держать паром наготове на случай, если придется переправлять отряд разведчиков.

— Паром? Но ведь при нем будет паромщик…

— Паромщик наверняка будет пережидать грозу в укрытии. А нам вовсе не надо переправляться прямо там. — Илон заговорил медленнее, как будто с каждым словом сложившийся в его голове план становился все яснее и четче. — Мы заберемся на паром и отвяжем его от крепящих тросов. Нас подхватит течение и понесет вниз по реке — да, но… по реке сейчас плывет столько бревен и веток… Мы переберемся по ним на другой берег. А те, кто бросится за нами в погоню, могут подумать, что паром сорвало с места случайно — даже если они не поверят, что мы к тому времени уже утонули в реке…

Твилле казалось, что в этом плане полным-полно слабых мест. Но, с другой стороны, девушка не могла предложить ничего лучшего. А если они останутся здесь — все предыдущие усилия окажутся напрасными.

— Нужно дождаться грозы! — Илон поднял голову к небу и втянул носом воздух. — Похоже, буря будет на редкость сильной.

Они стали ждать. Становилось все темнее. Тучи на небе сгустились, послышались первые раскаты грома. В зловеще черных тучах засверкали молнии. Пошел дождь. Крупные капли вспенили гладь реки. Твилла и Илон почти сразу промокли до нитки. Настал черед Твиллы вести слепого лорда за собой. Девушка взяла его за руку так же крепко, как он держал ее, пока они шли по темному подземелью. Твилла повела его вдоль реки, на север, борясь со штормовым ветром и стараясь вовремя предупредить слепого обо всех препятствиях и неровностях дороги.

Твилле никогда прежде не приходилось попадать в такую свирепую бурю. Девушка то и дело поглядывала на реку, и всякий раз ее сердце сжималось от недоброго предчувствия. Отвязать паром и отдаться на волю этих бурных волн… Твилла почти готова была поверить, что у Илона не все в порядке с рассудком.

Спустя какое-то время они наконец отыскали переправу. В маленьком домике рядом с переправой горел свет. Но беглецы из осторожности сделали приличный крюк и подошли к небольшой пристани с другой стороны — так, чтобы их случайно не заметили из дома. Вода в реке уже сильно поднялась. Бурные волны перехлестывали через пристань. Паром, привязанный крепким тросом, мотало из стороны в сторону.

Твилла сама не помнила, как им с Илоном удалось взобраться на верткий, неустойчивый паром. Волны бились о плот, путников то и дело окатывало холодными брызгами. Впрочем, оба и так уже давно насквозь промокли. Илон отпустил ее руку и стал на ощупь пробираться к тому краю плота, где был прикреплен якорный трос. Добравшись до троса, слепой лорд стал возиться с узлами. Задыхаясь под хлесткими струями льющей с неба воды, Твилла двинулась ему на помощь.

Похоже, и на этот раз развитое осязание послужило слепому вместо зрения. Илону все-таки удалось справиться с узлами, и плот сорвался с привязи. Хрупкое суденышко подхватили яростные волны и понесли по разбушевавшейся реке.

Потом Твилла мало что могла вспомнить об этом бешеном сплаве. Плот дважды с размаху налетал на проплывающие мимо обломки деревьев и едва не перевернулся — но все-таки удержался на плаву и не затонул.

Во второй раз столкновение с проплывающим деревом даже сыграло на руку беглецам — их плот отбросило к противоположному берегу реки. И вот сквозь плотные струи дождя Твилла разглядела впереди ствол дерева, торчащий из воды посреди бурного потока, затопившего берег. Их несло прямо на этот ствол.

Плот врезался в дерево и перевернулся. Людей выбросило в воду, но Твилла широко раскинула руки и успела ухватиться за торчащие из-под воды корни. Девушка вцепилась в корень мертвой хваткой и даже нашла в себе силы подтянуться повыше и устроиться понадежнее на затопленном водой дереве. Потом Твилла быстро огляделась. Она заметила темную фигуру человека, который тоже барахтался среди корней дерева. Девушка передвинулась назад, потянулась и ухватилась за намокшую кожаную куртку на плече Илона. Напрягая последние силы, Твилла подтащила его повыше, в более безопасное место.

Вдвоем, помогая друг другу, они кое-как добрались по дереву до скользкого глинистого берега. Цепляясь за размытую землю, беглецы выкарабкались наверх и упали без сил под струями дождя.

8

ТВИЛЛА ПОПЫТАЛАСЬ приподняться, опираясь на руки и колени, но силы оставили ее, и девушка, тяжело дыша, упала на мокрую землю. Она опустила голову на согнутую в локте руку и погрузилась во тьму, порожденную не бурей, бушевавшей над землей.

Боль вырвала Твиллу из небытия. Астар вцепился ей в волосы — негодяй все-таки добрался до нее!.. Девушка закричала и слабо попыталась вырваться.

— Вставай! Вставай же! Вода поднимается, нас снова унесет в реку!

Вода… Да, Твилла чувствовала, как потоки воды омывают ее ноги, доходя уже до самых бедер. Еще немного, и ее унесет течением в реку… Крепкая мужская рука держала ее за ворот куртки, а совсем не за волосы, как Твилле показалось вначале. Мужчина поволок почти бесчувственную девушку подальше от реки. Камыши больно хлестали Твиллу по лицу.

Девушка как-то сумела высвободить руки и стала отталкивать камыши от лица. Обнаружив, что камыши прочно держатся на корнях, девушка из последних сил ухватилась за них, чтобы отползти повыше на берег. Мужчина отпустил ее.

Впереди высилось что-то темное. Полыхнула молния и на короткий миг озарила все вокруг. Твилла увидела, что обрывистый берег прямо перед ней круто поднимается высоко вверх.

Рядом с Твиллой был еще кто-то — он тоже ощупывал руками стену утеса. Девушка с изумлением вспомнила, что это — слепой лорд Илон. А вода все прибывала. Они до сих пор не выбрались из разлившейся реки. Усилием воли Твилла заставила себя встать на колени и ощупала руками невидимую в такой темноте стену обрыва. Она искала какой-нибудь выступ, за который можно ухватиться. Вскоре правая рука девушки наткнулась на твердый корень, выпирающий из скользкой, мокрой земли. Твилла ухватилась за этот корень изо всех оставшихся сил и подтянулась наверх.

Словно несчастное животное, которое спасается от наводнения, затопившего родные пастбища, Твилла карабкалась на откос, подальше от воды. Неизвестно, откуда у нее брались силы, — но девушка смогла взобраться на самый верх обрыва, перекатилась через край да так и осталась лежать без сил, подставив лицо хлестким струям дождя. Потом ее толкнули и сильно, до боли прижали к каменистой земле — это Илон вслед за Твиллой взобрался на утес и упал прямо на нее, придавив своим телом.

Твилла так и осталась бы лежать на месте. Она слишком устала. Ей было уже безразлично, удалось ли им наконец вырваться из цепкой хватки наступающей реки.

— Вставай! — Илон теребил девушку за рукав куртки. Его пальцы соскальзывали с мокрой кожи. — Укрытие… Нам нужно найти укрытие…

Укрытие? Здесь? На этот раз он, похоже, действительно повредился в уме. Но Илон не собирался оставить ее в покое. Он вцепился в ее руку с такой силой, что Твилле стало больно, несмотря на толстую кожу куртки.

Слепой лорд схватил ее с неистовой силой и подтащил к себе. Девушка не видела в темноте его лица, но голос Илона звенел от гнева, когда он закричал ей прямо в ухо, перекрывая грохот бури:

— Ради медной глотки Трижды мертвого — вставай же!

Этот гневный призыв подействовал, но лишь отчасти — Твилла напрягла последние силы и немного приподнялась. Но тотчас же покачнулась и упала, словно срубленное молодое деревце.

Снова полыхнула молния. Голова Илона была повернута куда-то в сторону, хотя он все так же крепко прижимал к себе Твиллу. Слепой лорд смотрел в сторону от реки. Значит, он все-таки что-то… Увидел?.. Почуял?.. Или услышал?.. Твилла даже не знала, какое чувство могло руководить им в этом неистовом буйстве стихий — под бешеными порывами ветра и струями проливного дождя.

— Идем! — решительно сказал Илон и потащил девушку за собой. Твилла была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Хорошо, хоть земля оказалась достаточно ровной. Твилла сумела высвободить одну руку — раньше ее придавливал своим телом Илон. Девушка протянула руку вперед, чтобы в случае чего заранее нащупать неожиданное препятствие.

Мокрая трава обвивалась вокруг их ног и затрудняла движения. Вдруг Твилла больно ударилась обо что-то вытянутой вперед рукой и, ощупав то, на что наткнулась, с удивлением поняла — это изгородь.

— Изгородь! — Твилла удержала слепого, чтобы тот не натолкнулся на препятствие.

— Веди!..

Одного слова хватило, чтобы девушка поняла, чего от нее хочет Илон. Проведя его за собой шаг или два, Твилла высвободилась из его хватки и положила руку Илона на изгородь. Он постоял немного, словно не зная, в какую сторону лучше направиться, потом повернул направо, увлекая за собой Твиллу.

Девушка одной рукой тоже держалась за изгородь, а второй ухватилась за пояс слепого лорда. Они брели вдоль забора, борясь с яростными порывами ветра. Леденящий ветер пронизывал до костей. Насквозь промокшая одежда не только не защищала от холода — наоборот, она липла к телу и холодила еще сильнее. Твиллу колотила крупная дрожь. По своему целительскому опыту девушка знала, что им обоим сейчас угрожает смерть от переохлаждения, если они не найдут, где укрыться от непогоды. Может быть, эта изгородь никуда их и не приведет — но никакого другого ориентира здесь все равно не было.

Твилла медленно брела вперед. Ноги у нее онемели от холода, и каждый следующий шаг требовал все больших и больших усилий. Внезапно Илон остановился — так резко, что Твилла на него натолкнулась.

— Угол…

Ветер немного утих, и Твилла хорошо расслышала, что сказал Илон. Но девушка была измучена до крайности и потому далеко не сразу поняла, что это означает. Они дошли до того места, где изгородь поворачивала.

Илон повернул вправо. Твилла последовала за ним. В ее истерзанное сознание постепенно пробилось понимание того, что небо начало светлеть, ветер затих, и дождь хлещет уже не так сильно.

Твилла осознала, что видит изгородь — правда, только на близком расстоянии. Но она увидела и кое-что другое — темную массу, которая могла быть только каким-то зданием — скорее всего, сараем, потому что дома фермеров обычно бывают гораздо больших размеров. Твилла дернула Илона за пояс, придвинулась к нему поближе, чтобы не пришлось кричать, и сказала:

— Там… Какое-то строение… Слепой лорд вскинул голову:

— Где?

— Прямо впереди — с другой стороны изгороди.

Мысль о том, что вскоре они смогут где-то укрыться от этой чудовищной непогоды, придала им обоим сил. Они побрели чуть быстрее. И вот наконец добрались до невысокого строения. К тому времени стало еще светлее. Твилла разглядела, что в ближайшей к ним стене двери нет, но прямо у нее над головой виднелся темный квадрат — скорее всего, это было закрытое ставнями окно.

— Двери нет, — сообщила она своему слепому спутнику. — Наверное, она с другой стороны.

Илон ощупал изгородь. Только по самому верху изгороди тянулся деревянный брус, а в целом забор был сделан из камней, скрепленных глинистой землей. Слепой лорд кое-как перебрался через изгородь — Твилла направляла его, подсказывая, за что ухватиться и куда лучше поставить ногу. Потом девушка неуклюже перелезла через забор вслед за Илоном. Она так дрожала от пронизывающего холода, что двигаться ей было неимоверно трудно.

Стены сарая были сложены из таких же камней, скрепленных землей, что и изгородь. Мощные потоки дождя заметно размыли кладку. Твилла и Илон повернули за угол. Девушка увидела, что в сарае вообще нет никакой двери — только широкий открытый проем в стене.

— Овчарня! — понял Илон.

Твилла тоже почуяла характерный запах домашних животных и даже увидела самих овец, которые находились внутри сарая. Овцы… Может быть, где-то неподалеку есть и пастух, который их охраняет?

— Пастух… — прошептала девушка.

Илон чуть наклонил голову, прислушиваясь. Твилла тоже напрягла слух, но услышала только раздраженное блеяние отары. Наверное, овцам нынешняя погода нравилась не больше, чем двум промокшим до нитки беглецам.

Уже достаточно рассвело, чтобы любой, кто скрывается внутри овчарни, смог увидеть двоих людей, стоявших перед входом. Дождь совсем прекратился. Тучи на небе медленно рассеивались. Но внутри овчарни все равно было очень темно, и Твилла смогла разглядеть только беспокойно толкущихся на месте овец. И еще — кипу прошлогоднего сена у дальней стены сарая.

— За нами наверняка уже отправили погоню, — сказал Илон, обращаясь скорее к себе самому, чем к девушке. — Если мы спрячемся внутри… Животные не причинят нам вреда. Даже наоборот — они помогут нам обоим согреться.

Твилла повела его в овчарню. Они пробрались вдоль стены к разворошенной кипе сена и без сил упали на мягкую, душистую подстилку. Овцы испуганно заблеяли и сбились в кучу у противоположной стены сарая.

Твилла с наслаждением зарылась в душистое сухое сено, вдохнула острый запах свежего навоза и поняла, что больше не сможет даже пошевелиться. Сил у нее совсем не осталось.

— Овцы острижены? — Неожиданный вопрос Илона вырвал девушку из блаженного небытия.

Твилла совсем не разбиралась в овцеводстве, но все равно сумела сообразить, что имеет в виду слепой лорд. Этих овец, похоже, действительно недавно остригли.

А это означало, что отару уже вернули на летнее пастбище. И если в здешних местах не водятся какие-нибудь опасные хищники, то за овцами, скорее всего, никто здесь не присматривает и они большую часть времени предоставлены самим себе. Эта овчарня должна была защитить животных от непогоды — если в фермерском хозяйстве недостает рабочих рук, то лучшего выхода и не придумаешь.

— Значит, они на вольном выпасе… — Твилла почувствовала, что ее спутник перестал тревожиться. — Хозяин время от времени наведывается сюда, но постоянно за овцами никто не следит. Пастуха здесь нет… Значит, мы можем спокойно отдохнуть…

Илон стал сгребать сено в кучу вокруг себя, устраивая что-то вроде гнезда.

— Заройся в сено! — велел он Твилле.

— Ты… — Девушка так устала, что с трудом смогла выговорить только одно слово.

— Я уже. Теперь ты.

Твилла стащила с себя мокрую верхнюю одежду, сложила ее как могла, замечая, что Илон последовал ее примеру. Оставшись в одной только мокрой нижней рубашке, которая облепила ее дрожащее тело и скрыла под собой заветное зеркальце, Твилла нырнула в ворох сена и почти сразу же крепко уснула, несмотря на страшную усталость и боль во всем теле.

Девушку разбудили солнечные лучи, проникавшие в овчарню сквозь широкий проем в стене. Овцы куда-то исчезли, оставив на память о своем пребывании только кучки свежего навоза. Твилла приподнялась на локте и выглянула наружу. Страшной бури словно и не бывало.

Совсем рядом послышалось тихое сопение. Твилла быстро повернулась на звук. И увидела затылок спящего Илона. В его густых черных волосах запутались стебельки сухой травы.

Стараясь не разбудить его, Твилла осторожно выбралась из уютной душистой постели. Ее мокрая одежда лежала там, где она ее оставила. Девушка расправила кожаную куртку, попыталась выжать воду из штанов и рубашки. Больше всего ей было жаль потерянного мешка с целебными травами. Там были и такие снадобья, которые помогали выдержать сильные холода и не простудиться при этом.

Твилла для пробы сглотнула. Так и есть — горло побаливало. Если сейчас снова надеть мокрую и холодную одежду…

— Ко мне, храбрецы! Свобода зовет!
Поднять паруса — в полный вперед!
Подружки помашут рукой,
И скроется берег родной.
Но в каждом порту тебя новая девушка ждет!
Твилла крепко прижала к себе мокрую куртку. Этот голос, такой радостный, раздавался где-то совсем неподалеку. Неужели хозяева пришли проверить, как отара пережила ненастную ночь?

Девушка быстро сложила мокрую одежду в кучу и забросала сеном. Потом прикрыла сеном голову Илона и спряталась сама, дрожа от страха и холода.

Песня доносилась откуда-то из-за угла овчарни. Еще немного — в их заметят!


— Сердце стучит — только держись!

Пляшет с волнами и вверх, и вниз.

Море бурлит как в жилах кровь.

Синее моренаша любовь.

Только здесь ты поймешь, какова настоящая жизнь!


— Пропади ты пропадом! Клянусь зубами седьмой акулы, что за грязь! — Песня была забыта. Ее сменили раздраженные выкрики.

Говоривший находился прямо за стеной овчарни. Только это был не мужчина. Нет! Голос, хотя и низкий, принадлежал женщине. Твилла лежала очень тихо, не шевелясь. Мысли крутились в ее голове бешеной каруселью. Она узнала этот голос. Это была Лила! Но какими судьбами Лила оказалась здесь?

Хотя молодая рыбачка всячески поддерживала Твиллу и помогала ей во время путешествия через горы, не было никакой веской причины, которая сейчас помешала бы Лиле выдать беглецов.

Твилла попыталась вспомнить что-нибудь о мужчине, за которого лорд Хармонд выдал рыбачку Лилу. Это был молодой парень — да, верно! — высокий и широкоплечий, так что рядом с ним даже крепко сбитая Лила казалась миниатюрной и женственной. Это определенно был фермер, а значит, он полностью подвластен воле лорда.

Твилла услышала, как по стене чем-то поскребли, потом раздался глухой стук. А потом в стенном проеме показалась Лила. Плотная безрукавка открывала руки девушки по самые плечи, штаны были заправлены в высокие фермерские ботинки. Свои выгоревшие на солнце волосы рыбачка собрала в пучок и перевязала шнурком. Девушка ничуть не напоминала изнуренную тяжелой работой крестьянку. Лила определенно сумела по-хорошему договориться со своей судьбой.

Рыбачка остановилась как раз напротив входа в овчарню, повернувшись к ней спиной, и, уперев руки в бока, стала кого-то высматривать на ближайшем поле.

Твилла вцепилась в свое волшебное зеркальце, словно оно могло помочь им спрятаться так, чтобы никто не нашел. Может, зеркальце и помогло бы, если бы Твилла больше о нем знала.

— Нет! Я не позволю!.. — проговорил во сне Илон и резко сел. Он сурово хмурил брови, губы были плотно сжаты — наверное, во сне слепой лорд с кем-то сражался.

Лила быстро повернулась и замерла с открытым от удивления ртом, уставясь на незваного гостя. Прятаться дольше не имело никакого смысла. Твилла выбралась из-под сена, придвинулась к Илону и потрясла его за плечо, пробуждая от дурного сна, который выдал их обоих.

— Ты! — Лила шагнула к ним. — Что ты здесь делаешь, целительница?

Похоже, девушка искренне удивилась, обнаружив, что в овчарне кто-то прячется. Потом она присмотрелась к Илону, и ее глаза недобро сузились.

— Кто здесь? — спросил слепой лорд.

— Это Лила, нас с ней вместе привезли из-за гор, — объяснила Твилла. Потом повернулась к Лиле и сказала: — Он слепой…

Лила вскинула руку в жесте, ограждающем от всякого несчастья.

— Слепой мужчина… Они выдали тебя за слепого? — спросила рыбачка.

Твилла решила, что лучше рассказать правду. Их уже обнаружили. Но оставалась еще слабая надежда, что Лила все-таки не выдаст их и позволит уйти — если, конечно, ничто не будет угрожать ее собственной безопасности, когда явится погоня… А погоня вполне могла сюда заявиться.

— Меня должны были отдать замуж за лорда Астара, сына лорда Хармонда, — начала рассказывать юная ведунья. — Но он прямо заявил мне, что не намерен брать в жены такую свиномордую уродину, как я. И он… — Твилла затаила дыхание. Может быть, если рассказать всю правду, в подробностях, то Лила посочувствует ей и даже поможет? Только на это и оставалось надеяться. — И молодой лорд Астар решил отдать меня стражникам — чтобы они утолили свою похоть… Потому что тогда отец не сможет заставить его взять в жены подпорченный товар… А это… — Она тронула Илона за руку. — Это старший сын лорда Хармонда. Его настигло проклятие лесных демонов, которые отняли у него зрение. Он спас меня от ужасной участи, которую готовил мне лорд Астар.

Пока Твилла рассказывала, Лила несколько раз удивленно моргнула. А потом покачала головой и рассмеялась:

— Ты, целительница, вечно вытворишь что-нибудь неожиданное! Выходит, вы удрали из города. Но где вы собираетесь найти пристанище? Здесь вокруг — только фермы, и… — Лила помрачнела. — И те, кто здесь живет, не захотят искать ссоры со своим лордом. Вас выдаст лорду первый же встречный.

— Но ты нас не выдашь! — сказал Илон так, будто был в этом совершенно уверен.

— Мой лорд. — Лила посмотрела на него. — Мне выпал счастливый жребий в этой вашей лотерее. Мне достался такой мужчина, с которым я с радостью разделила ложе, и вообще мы с ним хорошо поладили. Но эти ваши насильные свадьбы… Такое годится для животных, но не для людей. Некоторым, конечно, может и посчастливиться — вот как мне, к примеру… Но сколько же несчастных твой благородный отец обрекает на страдания! Может, невестам скорее повезет, если его сети будут возвращаться с более щедрым уловом? Я хорошо знаю Твиллу и верю тому, что она рассказала. Это очень дурное дело — когда насильничают над беспомощными! Однако же я не допущу, чтоб мой Йохан впутался в это дело. Другими словами, я не собираюсь вас здесь привечать.

— Мы не просим тебя дать нам прибежище, — сказала тогда Твилла. — Лорд Илон спас меня от злой судьбы, и я должна отплатить ему добром за добро…

— Это как же? — перебила ее Лила.

— Мы держим путь в лес. Это там его зачаровали злые демоны. Я — целительница и знаю, что глаза его целы и невредимы, а не видит он оттого, что на него пало чародейское проклятие. Я была ученицей мудрой ведуньи Халди и многое постигла в ее искусстве. Поэтому мы собираемся отыскать источник чародейства, поразившего лорда Илона, и тогда… И тогда посмотрим, что можно сделать. Кроме того, я не думаю, что воины лорда Хармонда отважатся преследовать нас в лесу.

— За них это сделают демоны! Твилла содрогнулась.

— О демонах мне ничего не известно, а на что способны злые люди — я прекрасно знаю. И я скорее предпочту встретиться с демонами, чем вернусь к лорду Хармонду. Я не хочу, чтобы меня растерзали его солдаты!

— Что ж, твое право — выбирать. Ты, Твилла, всегда думала не так, как все остальные. Значит, вы идете в лес… Что вам может пригодиться в пути? — Лила оживилась, словно базарная торговка, которой не терпится сбыть с рук товар.

— Одежда… — сразу же ответила Твилла. — Мы попали в реку, и нам нужна сухая одежда. И еще — какая-нибудь еда… Любая, какую ты предложишь.

— Так, посмотрим… — Лила отошла и вскоре вернулась с плотно набитым кожаным мешком. Мешок она передала Твилле. — Я тут осматриваю изгородь, проверяю, не наделала ли буря какой беды… А это — моя еда на день. Йохан на дальнем лугу, на пашне. Он не вернется, пока солнце не сядет. А что касается одежды — посмотрим, что тут можно сделать…

С этими словами Лила развернулась и ушла. Твилла развязала мешок. Там оказался ароматный темно-коричневый хлеб, нарезанный толстыми ломтями. К каждому ломтю прилагался кусок сыра. Твилла подала один ломоть хлеба с сыром Илону, а сама с жадностью набросилась на другой.

— Она нам друг? — спросил Илон, прежде чем поднес кусок ко рту.

— Я думаю, она говорила правду, — сказала Твилла. Была ли она действительно так уверена в Лиле или же приняла ее помощь только потому, что другого выбора не было?

Они быстро покончили с едой, которой поделилась с ними рыбачка. Потом Твилла развесила всю мокрую одежду сушиться на солнце, понадеявшись, что ее никто не заметит. Мрачная серо-коричневая расцветка одежды мало отличалась по цвету от земляных стен овчарни.

Твилле показалось, что Лилы что-то уж слишком долго нет. А вдруг это все — хитрое притворство и рыбачка сейчас посылает вестника в город? Девушка присела на кипу сена и достала зеркальце из тайника. Она не знала еще, для чего может пригодиться зеркальце в этом случае, а просто чувствовала себя спокойнее, когда поглаживала блестящую поверхность серебряного диска.

— Зеркальце светлое, зеркальце ясное… — Она быстро взглянула на Илона. Молодой лорд лежал на кипе сена, прикрыв лицо рукой. Его крепкое, мускулистое тело было все на виду — из одежды на Илоне оставались только подштанники. Может быть, он и спал, но Твилла решила поостеречься и зашептала заклинание едва слышно:

Зеркальце ясное, зеркальце светлое,
Что делать нам — скажи?
Силою чистою, силой заветною
Что будет — покажи!
Простенькие, почти детские стишки… Но раньше зеркальце всегда на них откликалось. То же самое случилось и сейчас, потому что под взглядом Твиллы гладкую поверхность волшебного зеркальца словно затянуло туманом… Поначалу это был просто туман, потом сквозь серебристую мглу проступило что-то темное — стена высоких деревьев. Видение появилось и почти сразу же исчезло во вспышке света. Но Твилла прекрасно все рассмотрела и запомнила. Значит, их путь действительно лежит в лес — теперь молодая ведунья знала наверняка, что выбора у них не осталось.

9

БЫСТРО ВЕЧЕРЕЛО. Как только сгустятся сумерки, им надо будет отправляться в путь. Лила все-таки немало им помогла — думала Твилла, завязывая объемистый кожаный мешок с простой походной пищей и рассматривая их с Илоном одежду (на девушке она висела, собираясь широкими складками).

Лила вернулась, когда Твилла уже не находила себе места от нетерпения. Рыбачка принесла сверток с запасной одеждой. Она, нисколько не стесняясь, сообщила, что одежда эта осталась от отца Йохана, который умер прошлой осенью от дизентерии. Лила честно призналась, что может дать им только такую одежду, потому что этой пропажи Йохан не заметит. Из чего следовало, что рыбачка вообще не собирается посвящать мужа в это дело.

— Чем меньше он будет знать — тем для него же лучше, — сказала Лила, выкладывая заштопанные рубашки и пару рабочих курток. — Не хочу испытывать его, заставляя лгать людям лорда Хармонда.

В этом Твилла и Илон полностью согласились с ней. Твилла постаралась сделать так, чтобы доставшаяся на ее долю сухая одежда не висела на ней мешком, стесняя движения, и не волочилась по земле. Зато Илону старая полотняная рубашка и грубая крестьянская куртка пришлись как раз впору, а пробивающаяся темная бородка еще больше придавала ему сходства с каким-нибудь фермером.

Лила торопливо пожелала им счастливого пути.

— Йохан скоро придет домой с поля. Мне надо бы еще поискать проломы в загородке, а то он удивится: чем это я весь день тут занималась? Целительница, желаю тебе и молодому лорду попутного ветра и добрых волн!

Твилла поддалась внезапному порыву — приподнялась на цыпочки, крепко обняла подругу и поцеловала в щеку.

— Пусть тебя всегда хранит сила Трех Ликов, милая Лила, — дрогнувшим голосом сказала она.

Илон встал рядом с ней, глядя невидящими глазами чуть левее лица Лилы.

— Добрая хозяйка. — Он протянул руку, и Лила, немного смущаясь, подала ему свою. Лорд Илон принял ее руку и поднес к губам — так благородные господа выражают почтение женщинам своего круга. — Добрая хозяйка, мне больше нечем отблагодарить тебя — так прими же мое благословение. Я никогда не забуду, как ты поддержала нас в эти тяжелые дни. И если в будущем удача улыбнется изгнаннику — ты можешь твердо рассчитывать на его благосклонность и покровительство.

Лила зарделась от смущения и сдавленно хихикнула.

— Мой лорд, я, конечно, вам не ровня, но и мои родичи — честные люди. У нас так водится — надо всегда делиться уловом с теми, кому на этот раз не повезло. А теперь… — Она повернулась к Твилле. — Ты помнишь дорогу? Земли Йохана самые последние, дальше всего от города, — они тут все жутко боятся этого леса. Ночь нынче будет лунная — тучи, похоже, все разогнало.

— Всех тебе благ. — Твилла благословила рыбачку знаком, которым ведунья Халди всегда провожала исцеленных больных.

Им все равно пришлось еще подождать, пока сядет солнце. Твиллу терзало нетерпение. Незнакомцы, путешествующие по этой мало заселенной местности, — пусть даже одетые как здешние крестьяне, — непременно вызовут интерес у любого встречного. Их обязательно окликнут и захотят расспросить…

Илон снова улегся на мягкую постель из душистого сена. Может, ему и удастся проспать до захода солнца. Твилла заснуть не могла. Ей страшно хотелось снова достать зеркальце. Девушка не находила себе места от тревожных предчувствий.

Они с Илоном снова поели ржаного хлеба, на этот раз — с ягодным вареньем вместо сыра. Варенье придавало простому хлебу удивительно приятный вкус. Запивали еду чистой водой из кожаной бутыли, которую тоже принесла Лила. Когда сумерки совсем сгустились, Твилла затянула шнурок на кожаном мешке с едой, закинула мешок за плечо и встала.

— Пора идти…

Илон не спал по-настоящему, поэтому по первому ее зову сразу же выбрался из сена и неловко поднялся на ноги. Твилла взяла его за руку, чтобы вести, и они зашагали в том направлении, которое указала им Лила.

Они снова перелезли через забор и пошли напрямик по невозделанному, кочковатому полю. Под покровом ночного мрака на земле пробуждалась совсем другая жизнь. Какие-то мелкие животные с писком разбегались в стороны у них из-под ног. В небе порхали различные крылатые существа, время от времени издавая жутковатые крики. Хватало и насекомых, которые изрядно досаждали путникам, — маленькие кровопийцы жадно набросились на все не прикрытые одеждой участки тела. Твилла в который раз горько пожалела о том, что лишилась своей сумки с целительскими снадобьями.

К счастью, местность была хорошо расчищена от зарослей. Только два раза Твилле и Илону пришлось обходить небольшие рощицы и густые кусты. Зато трава здесь росла довольно высокая — как видно, овец на этом поле не выпасали, и трава осталась нетронутой. Высокие и толстые стебли цеплялись за ноги, мешая идти, — словно трава не хотела пропускать путников дальше.

По подсчетам Твиллы, сейчас луна должна была входить в первую четверть. Ведунья уже рассмотрела яркие звезды, сиявшие на небосводе, и нашла ту звезду, которая указывала направление на север. В который раз девушка с благодарностью вспомнила свою наставницу Халди, которая вложила ей в голову столько полезных знаний.

Они успели пройти не так уж много, когда Твилла увидела на горизонте темную полосу — там начинался лес. Стена деревьев выглядела гораздо более грозно и устрашающе, чем стены крепости лорда Хармонда. Даже каменные замки на родине Твиллы и то смотрелись не так грозно. Отсюда нельзя было разглядеть отдельных деревьев — лес казался сплошной черной полосой, настолько темной, что она была заметна даже при слабом лунном свете.

— Лес… — Илон впервые нарушил молчание, которое разделяло их, словно невидимая стена, с тех пор, как они отправились на север.

Твилла удивленно покосилась на слепого лорда — как он узнал?

Илон словно услышал незаданный вопрос.

— Он зовет меня… — сказал он и остановился, и Твиллу тоже заставил остановиться. — Леди, если то, что отняло у меня разум прежде, снова одолеет меня — уходи одна! Я не прошу — приказываю! Потому что я не помню, что творил, когда это со мной случилось… И может быть, я стану опасен для других более, чем для себя самого.

— Это лишь твои опасения, мой лорд, — медленно сказала Твилла. — Поскольку ты не помнишь, что с тобой происходило, ты не можешь знать, что ожидает нас там.

Илон хрипло рассмеялся:

— Что бы там со мной ни случилось — это не пошло мне на пользу. И я не желаю, чтобы то же случилось с тобой! Это приказ, и ты должна повиноваться… Если я стану вести себя странно — оставь меня!

Твилла издала невнятный звук, который он мог принять за согласие, если того хотел. Но она не сомневалась, что сама будет решать, как ей поступить в случае каких-либо неожиданных осложнений. Потом девушка потянула слепого лорда за руку:

— Скоро полночь, нам нужно будет поесть и отдохнуть. Я не могу определить расстояние в темноте — может быть, мы все еще слишком далеко от цели.

Илон стоял, повернувшись лицом к темной кромке леса. Он словно к чему-то прислушивался.

— Хорошо, — согласился он.

Они уселись там, где стояли, прямо посреди высокой травы, которая почти скрыла Твиллу с головой, когда девушка села. Твилла заметила, что Илон все время смотрит в сторону леса, как будто способен видеть, что там, впереди.

Твилла разделила большую часть оставшегося хлеба и разломила примерно пополам кусок пряного сыра.

Здесь, в густой траве, насекомые как будто стали меньше им досаждать — наверное, они вылетали на охоту только в первую половину ночи. Твилла поднесла к губам кожаную бутыль с водой, чтобы запить сухой хлеб, и тут совсем рядом внезапно раздалось громкое уханье совы. И Твилла, и Илон вздрогнули от неожиданности. Держа флягу в руке, Твилла взглянула на небо. Там определенно что-то двигалось. Звезды, на которые смотрела девушка, исчезали, а потом снова появлялись — как будто их на миг закрывали чьи-то широкие крылья.

Уханье совы раздалось снова — только теперь гораздо громче и ближе. Твилле даже захотелось поискать какую-нибудь палку для защиты. Крылатая тень пронеслась у них над головами, развернулась и пропала — наверняка полетела обратно, к затаившемуся в ожидании лесу.

— Анисгар…

Твилла быстро повернулась к слепому лорду и переспросила:

— Что ты сказал?

Ведунья никогда прежде не слышала этого слова. Илон прижал ладони к лицу, закрывая невидящие глаза.

— Не знаю! — В его голосе звучал почти детский страх. — Клянусь Благим Словом — я не могу вспомнить!

Твилла увидела при слабом свете звезд, как руки Илона сжались в кулаки. Он подался вперед и принялся изо всех сил молотить кулаками по густой, высокой траве, словно это был его смертельный враг.

— Анисгар… — повторила Твилла, силясь вспомнить, не встречалось ли ей это слово раньше, в одной из старых книжек ведуньи Халди. Нет, она точно знала, что слышит это слово впервые в жизни.

Целительница придвинулась поближе к Илону и положила руку ему на плечо. Слепой лорд дрожал даже сильнее, чем тогда, когда они выбрались из ледяных вод реки.

— Его больше нет, — сказала Твилла настолько спокойно и уверенно, насколько это было возможно.

Она слышала, как Илон тяжело вздохнул. Потом, окончательно взяв себя в руки, он заговорил:

— Снова… Память… Как-то так случилось… — Девушка поняла, что лорд Илон старательно пытается приуменьшить тяжесть своего недуга. Наверное, молодой человек очень стыдился этого приступа болезни…

— Если воспоминания возвращаются, пусть даже частично, — это очень хороший признак, — заметила целительница. — Моей наставнице Халди приходилось лечить самые разные болезни… Однажды к ней попал человек, у которого была сильно разбита голова. Думали, что к нему уже никогда не вернется здравый рассудок. Но он пришел в себя и начал поправляться — медленно, очень медленно. Потом к нему стала понемногу возвращаться память. Вскоре он уже мог составлять из обрывков воспоминаний цельные картины своего прошлого…

— Значит, и тебе такое ведомо, целительница… — Илон говорил уже обычным голосом. — Тогда ты, наверное, не испугаешься, если… Если это случится со мной снова?

— Тебе страшно? — спросила Твилла. Илон впервые повернулся к девушке, хотя в темноте она и не могла видеть его лица.

— Считается, что воин не должен знать страха… — Ему не хотелось прямо отвечать на поставленный вопрос. — По крайней мере, так говорят. Я был когда-то воином. Теперь же я — убогий калека, недочеловек, как прозвали меня прежние товарищи. А значит, я теперь вполне могу быть и трусом… Да, мне страшно.

— И все же ты идешь навстречу своему страху, — отозвалась Твилла. — А это никто не посмеет назвать трусостью!

— Я иду, потому что должен идти! Потому что я не могу больше жить как недочеловек. Так что давай-ка пойдем дальше — туда, где я наконец узнаю, человек я или что там еще…

Девушка быстренько собрала остатки трапезы в мешок. Илон уже встал и успел пройти несколько шагов, Твилле пришлось бежать за ним вдогонку. Они снова взялись за руки и направились прямиком к кромке леса.

Близилось утро, небо на востоке уже начинало сереть, когда темная стена леса впереди выросла ввысь и вширь — так, что, казалось, охватила весь мир от края до края. Твилла начала различать отдельные деревья. Даже не верилось, что земля может удержать такие громадины.

Стволы были толще любой башни, какие Твилле случалось видеть. Деревья были столь велики, что только несколько человек, взявшись за руки, смогли бы обхватить такое дерево у основания. Да, поистине такая преграда устрашала. Нижний ярус леса образовывал густой подлесок, который полностью скрывал все подходы к лесной твердыне. Подлесок образовывали буйно разросшиеся кустарники с ярко-зеленой листвой, более светлого оттенка, чем у лесных великанов. То тут, то там в светлую зелень кустов вплетались темно-зеленые побеги дикого винограда, обильно усыпанные цветами.

Увидев этот лес, Твилла не испугалась — скорее, ее охватил благоговейный трепет. Гигантские деревья казались девушке разумными существами иной расы, которые жили своей собственной жизнью, недоступной пониманию обычных людей. Лесные великаны были столь же величественны, как людские короли, и столь же преисполнены законной гордости, как ведунья, одержавшая победу над смертью.

И снова Илон внезапно остановился. Он вскинул голову и уставился невидящим взором на стену деревьев. Поднялся ветер, зашелестела листва. Только вот птичьего пения не было слышно. Ветер принес стойкий запах сосновой смолы и цветущей акации. Пахло и еще чем-то, но этих запахов Твилла не распознала.

Девушка не оглядывалась назад, на ту землю, из которой они пришли, — она почувствовала, что это уже не имеет никакого значения. Сейчас нужно было думать только о том, что ждало их впереди.

— Я… иду… — Илон высвободил ладонь из руки Твиллы и бегом бросился прямо в заросли кустарника, которые с виду казались сплошной непроходимой стеной. Твилла не успела ничего сделать — слепой лорд добежал до стены подлеска и… внезапно исчез. Но ведь в кустах не было никакого просвета, сквозь который Илон мог так быстро проскочить! Твилла почувствовала, как что-то согревает ее на груди, под неудобной мешковатой одеждой.

Зеркало! Волшебная сила откликнулась на волшебство. Твилла знала, что с помощью волшебных чар можно создать иллюзию — видимость того, чего на самом деле не существует. Она выхватила зеркальце из потайного местечка и взглянула на отражение того участка непроходимых зарослей, среди которых только что исчез Илон.

Ведунья не слишком удивилась, увидев, что в зеркальце отражаются не колючие кусты шиповника, а свободный проход в глубь леса. Туда она и направилась — твердым и уверенным шагом, чуть склонив голову и держа зеркальце перед собой, чтобы видеть скрытый проход между деревьями.

Могучие деревья и издалека поражали воображение своим величием, а вблизи, по обеим сторонам таинственной тропинки, эти лесные гиганты казались еще более огромными и устрашающими. Дорожка была устлана толстым ковром прошлогодней листвы, настолько мягким, что ноги Твиллы утопали в нем по щиколотку. Вокруг дорожки возвышались гигантские папоротники, похожие на жесткое темно-зеленое кружево. Даже стволы деревьев были зелеными из-за бархатного мохового покрова.

Девушка видела на тропинке глубокие и четкие отпечатки следов лорда Илона, хотя его самого нигде не было видно. Твилле почему-то не хотелось его окликать. Она надеялась только, что молодой человек не угодит в какую-нибудь очередную ужасную неприятность — уж очень стремительно он рванулся в это подозрительное и странное место.

Поскольку теперь Твилла могла идти за слепым лордом по его следам на тропинке, она снова спрятала зеркальце в потайное место. И хотя девушка еще не изучила всех свойств своего зеркальца, эта волшебная вещица принадлежала только ей, ей одной, и Твилла не собиралась делиться этим с…

С кем?

В тени деревьев стояла невероятная тишина — такой тишины никогда не бывает на открытой местности. Твилла не слышала ни пения птиц, ни жужжания насекомых. Даже листья папоротников ни разу не шелохнулись. Не было никаких признаков того, что поблизости в лесу есть кто-то еще. Однако Твилла была совершенно уверена, что за нею наблюдают, — причем тот, кто на нее смотрит, настроен весьма неприязненно, даже враждебно. Девушка почувствовала приближение какой-то грозной опасности. И чем дальше она заходила в глубь леса, тем острее становилось это предчувствие.

Неожиданно впереди над тропинкой заклубился туман. Пелена тумана становилась то плотнее, то прозрачнее. Временами эта мгла походила на туман над морем — густой, белый и совершенно непрозрачный. Туманная мгла кружилась и вертелась вокруг девушки, застилала взор и сбивала с толку. Твилле даже послышались голоса — очень тихие, почти на пределе слышимости. Голоса что-то шептали, но что — невозможно было разобрать.

Твилла бывала в выращенных человеком лесах по ту сторону гор — она собирала там целебные травы вместе с ведуньей Халди. Но никогда прежде девушка не переживала такого острого чувства оторванности ото всех остальных людей. Однако она решительно шла вперед, по следам, оставшимся на примятой листве.

Клубы тумана стали еще плотнее. Туманная завеса поминутно переливалась из стороны в сторону и обвивалась вокруг все новых деревьев. Твилла сосредоточила внимание на следах на тропинке. Она понимала, что туманная мгла — это просто волшебные чары, которые должны были заворожить и привести в смятение любого незваного гостя. Но вот волшебный туман отдернулся в сторону, подобно занавесу, и Твилла вышла на прогалину. Тяжелые ветви лесных великанов здесь смыкались над головой не так плотно, и зеленый сумрак леса был не такой густой, как на тропинке. На прогалине стоял слепой лорд Илон. Его руки безвольно повисли, он дышал тяжело и прерывисто и вертел головой из стороны в сторону, словно хотел сбросить пелену, застилавшую взор.

— Илон! — крикнула Твилла и бросилась к нему.

Илон не обратил на нее никакого внимания. Твилла едва успела подбежать и схватить его за рукав, как на противоположном краю прогалины туман сгустился в сплошную белую пелену.

Из этой непроглядной мглы на поляну выступила женщина. Высокая, стройная, длинноногая, с изящными кистями рук, высокой шеей и гордо посаженной головой. Ее роскошные длинные волосы, черные как ночь, струились мягкими волнами. В волосы были вплетены тонкие цепочки, украшенные зелеными драгоценными камнями, сверкающими, как ясные звезды. Такие же цепочки с зелеными камнями оплетали открытый ворот и длинные, узкие манжеты ее платья. Платье гармонировало по цвету с драгоценными украшениями. Оно плотно облегало тело женщины, подчеркивая красивую, высокую грудь, а от бедер расходилось мягкими широкими складками. Эти плавные складки кружились водоворотом и волнами переливались вокруг ее ног при каждом движении, словно жили собственной жизнью.

Ее лицо…

В одной из книг ведуньи Халди Твилла однажды видела изображение, отдаленно напоминающее это воплощение совершенной красоты. Тонкие брови, подобные птичьим крыльям, взлетали к вискам. Губы — полные, сочные и при этом прекрасно очерченные. Это, несомненно, была самая красивая женщина из всех, кого Твилла когда-либо видела.

Прекрасная и могущественная, она держалась так властно и уверенно, что всякий сразу поверил бы — это полноправная владычица, над которой власти нет ни у кого.

Красавица направилась к Илону. Едва она появилась, слепой сразу же перестал вертеть головой и повернулся к ней — словно увидел ее сквозь пелену, закрывающую его глаза. Вокруг женщины распространялась волна пряного аромата, столь же богатого, как ее платье и украшения. На Твиллу женщина не обращала никакого внимания. Она смотрела только на Илона. На губах ее заиграла легкая улыбка — весьма злорадная, как показалось молодой ведунье.

— Вот так встреча, лорд Илон! — Голос прекрасной женщины напоминал легкий шелест зеленой листвы в кронах гигантских деревьев. — Выходит, ты вернулся…

Казалось, она не идет, а скользит над землей. В одно мгновение женщина оказалась возле Илона. Она оглядела его с головы до ног, и ее лицо исказила легкая гримаса отвращения.

— И в каком же виде ты сюда явился? Кто ты, путник, — лорд или нищий?

Илон впервые заговорил:

— Лотис…

В его голосе звучало узнавание и еще — как показалось Твилле — что-то болезненное. Несомненно, лорд Илон был ослеплен великолепием этой красавицы, словно какой-нибудь простой деревенский парень, впервые увидевший хорошенькую горожанку.

— Да, я — Лотис. Лотис, от которой ты сбежал. Ах, Илон, мы злы на тебя за это. Мы полагали, что ты вполне доволен… твоим выигрышем в лотерее… То есть мною… — Теперь она явно насмехалась над слепым лордом. И было в голосе красавицы что-то такое, отчего Твилла сразу напряглась. Да, может быть, Илон и попал под очарование этой прекрасной женщины… Но для нее молодой лорд был всего лишь очередной добычей — жертвой, которой жестокая красавица могла распоряжаться как ей угодно.

— Да, Илон, придется тебе снова хорошенько запомнить, где твое место… Ты пришел к нам, а значит, ты теперь принадлежишь нам. И тебе очень повезло, что мы нашли тебе применение… Пойдем!

Красавица щелкнула пальцами — так обычно подзывают охотничьих собак. Твилла надеялась, что наваждение, охватившее Илона, вот-вот развеется. Поймать в сети чар такого человека, как лорд Илон, было несомненным злом. И теперь Твилла твердо знала, что зло несла в себе эта прекрасная женщина. Твилла схватила свое заветное зеркальце и крепко прижала к груди.

Красавица повернулась и скользнула обратно, туда, откуда явилась. Илон покорно двинулся за ней следом.

— Нет! — Твилла не могла понять, почему вдруг ее охватило такое негодование при виде того, как Илон послушно выполняет приказания.

Слепой лорд поднял руку и стряхнул пальцы девушки, цеплявшиеся за рукав его грубой куртки. Он ударил Твиллу по руке так сильно, что девушка не смогла сдержаться и вскрикнула от боли. Однако Илон даже не повернул головы в ее сторону.

Красавица рассмеялась:

— Ах ты, маленькая шлюшка! Неужели ты думаешь, что нашла парня себе под стать? Знаешь ли ты, что стоит мне только пожелать — и этот сын лорда будет ползать передо мной на коленях и лизать мои башмаки? А что касается тебя… — Она оглядела Твиллу и презрительно усмехнулась. — Хотя мы иногда любим пошутить с такими, как ты, но… Боюсь, среди наших мужчин не найдется такого, которому ты пришлась бы по вкусу…

— Ты уверена? — прозвучал краткий вопрос, сказанный глубоким и мягким голосом, явно мужским. Взгляд Лотис переместился куда-то за плечо Твиллы. Девушка обернулась.

Этот незнакомец явно принадлежал к тому же народу, что и Лотис. Он был крепкий и широкоплечий, заметно выше прекрасной женщины. Но волосы у него были такие же черные, как у нее, и в них тоже сверкали и переливались роскошные зеленые самоцветы. Такими же драгоценными камнями был отделан поясной ремень, стягивающий тонкую талию незнакомца поверх короткой зеленой куртки со свободно свисающими рукавами, вдоль разрезов отороченными красным — столь же глубокого и насыщенного оттенка, как зеленый цвет куртки. В разрезах рукавов виднелись обнаженные мускулистые руки. На запястьях широкие рукава куртки были схвачены металлическими браслетами, богато инкрустированными драгоценными камнями. Наряд незнакомца довершали брюки и короткие сапоги того же оттенка, что и куртка.

— Я позвала — и вот этот пришел, — недовольно сказала Лотис. Ее белые зубы хищно сверкнули. — Согласно нашим обычаям, он принадлежит мне — целиком и полностью. И в этом ты не вправе мне помешать. Если хочешь — забирай себе эту свинолицую шлюшку! А я забираю то, что принадлежит мне. Пойдем! — Она снова щелкнула пальцами, подзывая Илона, который во время этого разговора стоял, словно ничего не слыша.

И снова Илон покорно пошел за ней по пятам, словно дрессированная собачка.

— Она не имеет права! — Твилла говорила это не для незнакомца. Она просто высказала вслух то, что думала.

— К несчастью, имеет, — ответил мужчина в зеленом. — Лотис соткала чары, которыми он связан, и только она может их развеять. Но этого, как видно, Лотис делать не намерена. Лотис очень жадная женщина.

Твилла мрачно оглядела незнакомца.

— Ты собираешься сотворить со мной… что-то подобное?.. — Она кивнула в сторону Илона, который как раз исчезал за завесой серебристого тумана.

Незнакомец внимательно смотрел на девушку, словно встретил нечто странное и непонятное и намеревается получше это изучить — по каким-то своим причинам.

— Я не могу этого сделать. Ты обладаешь силой, природа которой нам неизвестна и непонятна. Наш наблюдатель заметил тебя, еще когда ты пересекала горы, и во второй раз — в поселении убивающих деревья. Нет, я уверен — наши сети бессильны удержать тебя. Но ты явилась сюда не просто так… Может быть, ты — новое оружие, которое придумали наши враги, чтобы нас уничтожить?

Мужчина говорил спокойно и размеренно, но Твилла почувствовала в нем внутреннюю силу. Не хотела бы она встать ему поперек дороги… Наверное, разумнее всего будет рассказать этому незнакомцу все как есть.

— Люди из крепости не друзья мне. Они охотятся за мной…

— Я верю, ты говоришь правду, — сказал он и вдруг улыбнулся — так лучезарно, что Твилла поняла: этот незнакомец способен легко очаровать женщину, которую пожелает заманить в свои сети. — Я предлагаю обменяться оружием… Мое имя — Оксил. Назови же свое имя…

Твилла вспомнила, как Халди учила: имя — это ключ к волшебной силе. Если узнаешь чье-то имя, то сможешь использовать это знание против него.

Я — Твилла, бывшая ученица целительницы и ведуньи, — решительно ответила девушка.

Оксил кивнул:

— Я так и думал. Ну что ж, Твилла… Будь нашей гостьей. Мы примем тебя, как если бы ты принадлежала к нашему народу.

Если она примет приглашение — появится надежда вызволить Илона из плена. Твилла не знала, почему для нее так важно вернуть свободу молодому лорду Илону, — знала только, что должна это сделать.

Я согласна. — Девушка протянула грязную, исцарапанную руку, и Оксил принял ее. Вокруг взвихрились клубы тумана, окутали их, словно коконом, и Твилле вдруг показалось, что она летит.

10

ОЩУЩЕНИЕ ПОЛЕТА длилось всего лишь миг. Потом непроглядный туман сразу же развеялся. Лесная прогалина куда-то исчезла — они оказались совсем в другом месте. Твилла увидела дерево, по сравнению с которым поразившие ее воображение лесные гиганты выглядели всего лишь тонкими молоденькими деревцами. Это дерево было толще крепостной башни. Оксил отпустил руку девушки и подошел к подножию огромного дерева, гиганта из гигантов, на фоне которого все остальные деревья казались еще меньше — словно сморщивались и усыхали, преклоняясь перед таким величием.

Неподалеку снова заклубился туманный вихрь, и из белого облака выступили Лотис и Илон. Прекрасная женщина злобно взглянула на Твиллу.

— О-о… Оказывается, ты теперь находишь привлекательным уродство? — Лотис обращалась к Оксилу. — Желаю тебе насладиться столь замечательным приобретением…

Во время разговора злая красавица ни на миг не упускала ведунью из виду. И вдруг глаза Лотис сузились, полные губы поджались, приоткрывая края белых зубов.

— Но ведь она не…

— Да, она не зачарована, — ответил Оксил. — Ты слишком поспешно выносишь суждения, Лотис. Даже если ты так преуспела со своей нынешней добычей, не думай, что все, кто приходит в этот край, одинаковы.

Внезапно Лотис вскинула руку — настолько быстро, что Твилла едва успела уловить ее движение. В воздухе между женщинами взметнулась полупрозрачная лента, похожая на легкий шарф. Эту ленту словно подхватил резкий порыв сильного ветра и понес к Твилле, примерно на уровне глаз. Твилла успела выхватить свое заветное зеркальце. Лента из серебристой паутины не достигла цели — в нескольких дюймах от лица девушки ока замерла в полете, свернулась кольцами, будто натолкнувшись на невидимую преграду, и упала. Не долетев до земли, туманная лента растворилась в воздухе. Во взгляде Лотис впервые промелькнуло удивление, но почти сразу же сменилось яростью.

— Что за создание ты притащил сюда, Оксил? — запальчиво спросила красавица. — Эти грязные землекопы нашли себе новую защитницу, верно? Я угадала? Но ты-то зачем играешь в их игры, Оксил?

— Я не играю в игры, Лотис, — кратко ответил он. — Девушка, которая искала здесь убежища, обладает силой — и нам не постичь пределов этой силы.

— Искала убежища… — Лотис подхватила его слова. — Скорее ее послали сюда вредить нам! Совет…

— В должное время я обо всем сообщу Совету, — ответил Оксил. — А сейчас давай позаботимся об удобствах для наших гостей.

Он прошел мимо Лотис, словно она перестала для него существовать, и остановился возле ствола гигантского дерева, на расстоянии вытянутой руки. Наверное, Оксил подал какой-то особый знак или прошептал заклинание, но Твилла ничего такого не заметила — не увидела и не услышала. Однако гладкая кора дерева разошлась перед ним в стороны, и из открывшегося проема хлынул поток холодного белого света, неотличимого от света луны.

Лесной обитатель обернулся к Твилле и жестом пригласил ее войти внутрь. Не показывая настороженности в отношении Лотис, ведунья двинулась к источнику лучистого света следом за своим провожатым, не отставая от него ни на шаг.

Она не была зачарована… Твилла тряхнула головой, словно сбрасывая с себя колдовскую паутину, которая не смогла ее удержать.

Девушке сразу стало ясно, что они уже не в лесу — но и не внутри гигантского дерева. Потому что они стояли на площадке из зеленого и белого прозрачного хрусталя, который усиливал проходящее сквозь кристаллы сияние и отбрасывал радужные отблески во все стороны — и вверх, и вниз… А внизу… Внизу перед Твиллой раскинулся совершенно иной, неизвестный мир!

Свет здесь был мягкий, не такой яркий, как солнечный. Но даже этот приглушенный свет слепил глаза яркими отблесками от гладких зеленых камней и испещренных черными прожилками стволов необыкновенных деревьев — высоких и цветущих, как в ухоженном фруктовом саду.

С хрустальной площадки спускались вниз несколько ступеней — дорога в этот иной мир. Как и в том лесу, что снаружи, здесь между деревьями клубился плотный туман. Горизонта не было видно, поэтому Твилла не могла бы сказать, как далеко простирается зачарованный сад.

Девушка осторожно пошла вниз по ступенькам. Оксил уже дожидался ее у подножия лестницы. Когда Твилла спустилась, он повел ее по дорожке в глубь сада. Но что это была за дорожка! Не утоптанная земляная или засыпанная гравием тропинка — нет, больше всего она походила на ручеек из маленьких самоцветов. Драгоценные камни ярко сверкали и переливались всеми цветами радуги. Сияющая дорожка вилась между деревьями и исчезала где-то вдали, в туманной мгле.

А когда Твилла взглянула на деревья этого сада, у нее захватило дух от восхищения. Листья, всех оттенков зеленого, казалось, вырезаны искусным мастером из прекраснейших самоцветов. Между листьями виднелись восхитительные, словно светящиеся изнутри плоды. Это было похоже на чудесный сон о затерянной земле, изобилующей сокровищами, которые даже сам король не в состоянии себе представить.

Король… Лорд Хармонд… Те, кто живет по ту сторону гор… Потрясенная Твилла вдруг вспомнила о привычном ей мире людей. Если бы они знали, если бы только догадывались о том, что здесь есть такое… Сюда тотчас же устремились бы армии охотников за сокровищами, которые разграбили бы этот чудесный сад… Неудивительно, что лесные «демоны» так ревностно оберегают тайну своих владений!

Волшебный сад не был безжизненным — повсюду меж ветвей порхали причудливые создания с крыльями цвета радуги. Некоторые из них отваживались подлетать совсем близко и даже ненадолго присаживались к Оксилу на голову или на плечи. Они походили на прекрасных бабочек — во всяком случае, их великолепные переливчатые крылья были в точности как у бабочек. Но вот тела этих существ… Твилла снова изумилась — крылатые создания выглядели совсем как люди, только с палец размером.

Оксил не обращал на них никакого внимания, даже когда они садились ему на плечи. Но если с лесным лордом крылатые существа чувствовали себя совершенно свободно, то к Твилле они отнеслись совсем иначе. Несколько созданий с радужными крыльями поначалу подпорхнули было к девушке, но сразу же испуганно шарахнулись прочь — словно боялись, что она схватит их и сделает с ними что-то ужасное.

Несколько крылатых созданий последовали за Оксилом и дальше, когда они с Твиллой вышли с другой стороны чудесного сада. Перед ними раскинулась равнина, затянутая густым, клубящимся туманом, который здесь стал еще плотнее. Из тумана то здесь, то там проступали изящные башенки и здания, стены которых были выложены мозаикой из драгоценных камней. Твилла не могла даже представить, что бывают такие чудесные дворцы — настолько они отличались от единственного виденного девушкой тяжеловесного и хмурого замка.

Здесь Твилла увидела и других лесных людей. Они сидели, лениво развалясь, на шелковистой зеленой траве или неторопливо прогуливались вдоль чистого серебряного ручья, через который был перекинут изящный мост, открывавший проход к замку. Лесные жители очень заинтересовались вновь прибывшими — поднялись и направились им навстречу.

— О, Лотис! — Вперед вышла женщина, почти такая же прекрасная, как та, к которой она обращалась. Эта женщина тоже предпочитала одеваться в зеленое — как, впрочем, и все остальные люди леса, — но в ее украшения были вправлены переливающиеся всеми цветами радуги чистые капли лунного камня — самого редкого самоцвета из всех, что встречаются во внешнем мире. — Я вижу, твой найденыш снова с тобой. — Красавица рассмеялась. — Ну и жалко же он выглядит, дорогая! Тебе следовало бы содержать свое имущество в лучшем состоянии. Фу-у! От него воняет! — Она сморщила точеный носик и обошла вокруг Илона на некотором расстоянии.

Слепой лорд стоял не шевелясь, его лицо ничего не выражало. Казалось, слепота поразила не только его глаза, но и рассудок.

Твилла сама не знала, почему так разозлилась. Она осознавала только одно — эти красивые женщины забрасывали злыми и язвительными насмешками одинокого и беспомощного человека. Это все равно что мучить беззащитное животное, попавшее в капкан. А мужчина, который едва не убил родного брата, чтобы спасти ее, который разделял с ней все опасности путешествия, пережил вместе с ней бурю и наводнение, — он вовсе не животное! О, да тут у нас есть кто-то еще! — Это заговорил мужчина, который подошел поближе к Твилле. — Женщина захватчиков… Это твое приобретение, Оксил? Ну… Что тут скажешь об их вкусах?.. Неудивительно, что Лотис и остальные с такой легкостью заманивают их мужчин! Этим беднягам, наверное, до смерти надоело смотреть на такие отвратительные рожи…

Он приблизился к Твилле с самым оскорбительным видом и подверг ее унизительному осмотру — точно так же все разглядывали Илона. Но внезапно лесной обитатель замер. Его насмешливая улыбка мгновенно угасла. Он снова осмотрел Твиллу с головы до ног, потом повернулся к Оксилу и спросил:

— Что за создание ты привел к нам? — В его голосе явственно звучала холодная враждебность.

— Да! Ты задал хороший вопрос, Фарсил! — вмешалась в разговор Лотис. — Похоже, грязные землекопатели изобрели какое-то новое оружие… Как всегда, нас подвело извечное любопытство главы Совета — давайте же спросим: почему он отважился привести сюда эту отвратительную женщину, наделенную необузданной силой?

Лесные жители окружили Твиллу со всех сторон. На лицах этих прекрасных женщин и красивых, статных мужчин застыло одинаковое выражение — точно такое же, как на лицах фанатичных жрецов Дандуса. Твилла не знала, насколько могущественно ее волшебное зеркальце. Девушка доверяла Оксилу, но если эти странные создания объединятся против нее — что она сможет им противопоставить, чем сможет защитить себя?

— Твилла!

Услышав оклик, девушка вздрогнула и повернулась к Оксилу.

— Дай мне руку твоего сердца… — произнес он мягко.

Руку сердца? Твилла не сразу сообразила, чего он от нее хочет. Но потом вспомнила старинное поверье — будто бы средний палец левой руки открывает прямой путь к сердцу человека. Тогда девушка протянула ему левую руку. Оксил крепко схватил ее за запястье и поднял руку Твиллы кверху.

— Карла! Прочти! — Это был приказ, которого невозможно ослушаться.

Приблизилась еще одна женщина. В отличие от прочих она была одета в неяркое платье — такого оттенка бывают пожухлые осенние листья. В ее украшениях сверкали красные и желтые камни. Хотя ни лицо, ни цвет волос не выдавали возраста этой женщины, Твилла почему-то сразу поняла, что она старше всех прочих, собравшихся здесь.

Женщина чуть склонила голову и всмотрелась в грязную ладошку Твиллы — точно так же, как это сделала Халди много недель назад, перед тем как они с Твиллой расстались… Лесная ведунья даже губы поджала точно так же, как Халди, когда перед ней вставала сложная задача, для решения которой требовалось призвать на помощь все свои знания и мастерство.

Женщина вытянула указательный палец и принялась водить им вдоль линий на ладони девушки, не прикасаясь к руке.

Когда она подняла голову, на ее лице отражалось искреннее изумление.

— Сила Луны… — выдохнула ведунья. — Но для нас — никакой опасности… Может быть, что-то совсем иное… Однако… Она посмотрела на Твиллу. — Будь осторожна, дочь Луны. Когда применяешь силу, которая тебе подвластна, — сперва хорошенько подумай, а потом делай.

Собравшиеся в кружок лесные обитатели зашептались, на лицах большинства из них отразилось изумление — как и Карла, они не ожидали такого.

Оксил отпустил руку Твиллы.

— Вы и теперь станете спрашивать, почему она здесь, среди нас? — сказал он.

Лотис нахмурилась и промолчала, когда все остальные дружно начали высказывать одобрение. Было ясно, что заключение Карлы на какое-то время защитило Твиллу от злобных нападок нынешней госпожи слепого лорда.

Твиллу усадили на кипу мягчайших подушек. Даже внутри замка в воздухе постоянно клубилась легкая туманная дымка. Поэтому драгоценности, украшавшие комнату, временами были ясно видны, а потом вдруг скрывались за пеленой тумана.

Во дворец девушку проводил уже не Оксил, а Карла. Лесная ведунья провела Твиллу мимо массивных врат, через залы и коридоры, показала бассейн с теплой водой, в которой плавали благоухающие лепестки цветов. Карла дала девушке несколько баночек со смягчающими кремами, от которых пахло лесными травами. Она забрала грубую походную одежду Твиллы, испачканную и порванную, а взамен дала красивое платье, цветом напоминающее старинное серебро.

Теперь это чудесное платье облегало стройную фигуру девушки — такое мягкое и приятное на ощупь, что под него вообще не нужно было надевать никакой сорочки. Твилла соблюдала все предосторожности и снова сумела незаметно спрятать зеркальце в надежном месте под одеждой. Тем более что Карла, показав девушке все прелести дворца, оставила ее одну.

И теперь Твилла приводила в порядок волосы, вытряхивая ароматные лепестки, запутавшиеся в распущенных прядях. Она уже высушила волосы, насколько это было возможно, большими полотнищами надушенной ткани, которые нашла на краю бассейна. Судя по всему, для того они и предназначались.

У Твиллы не было великолепных украшений с драгоценными камнями, какие носили все лесные женщины, — но и без того новое платье казалось ей более чем роскошным. Она снова подумала о лорде Илоне. Когда Карла уводила ее, Илон по-прежнему стоял возле Лотис, словно верный пес.

Твилла нахмурилась — скорее из-за этих грустных мыслей, чем из-за спутанного узелка в мокрых волосах, на который наткнулась ее расческа. Этот… Этот покорный раб, готовый исполнить любое пожелание Лотис… Это был совсем не тот человек, который вывел ее по потайному ходу из крепости, стойко перенес вместе с ней все испытания, выпавшие на их долю на реке и потом, во время бури. Тогда Илон, несмотря на слепоту, был для нее надежной опорой. Во что он превратился теперь, попав под власть Лотис? Твилла поморщилась. Сердце у нее сжималось от жалости к этому человеку, а еще — от жгучего стыда за него и от гнева.

Заплетая волосы в косы, Твилла раздумывала обо всем этом. Так вот что лесные чародейки делают с мужчинами, которые попадают в лес! Она ни разу не слышала, чтобы вот так соблазнили и поймали в сети какую-нибудь крестьянскую женщину… Может быть, лесной народ опасается только мужчин? И почему, интересно, женатому мужчине не страшны чары прекрасных женщин лесного народа? Твилла так мало об этом знала…

Похоже, лесные люди теперь относились к ней довольно доброжелательно — благодаря Оксилу и Карле. Но Твилла была уверена, что красавица Лотис при первом же удобном случае непременно постарается доставить ей массу неприятностей. Это уродливое лицо… А что, если убрать личину, сотворенную зеркалом? Может быть, это как-то уменьшит враждебность Лотис? А может, наоборот, упрочит подозрения, которые только-только немного развеялись? Наверное, с этим лучше подождать. Разумнее хранить все свои тайны при себе — пока это возможно. Знания всегда были источником силы, а сокрытые знания в будущем могут стать могучим оружием.

Карла появилась внезапно, словно ниоткуда. Она вдруг вышла из туманного облака — и Твилла насторожилась. Похоже, лесные люди умеют перемещаться, оставаясь невидимыми.

— Дочь Луны, обед готов. Мы ждем, когда ты присоединишься к нам за столом.

На этот раз Карла не воспользовалась каким-нибудь туманным путем, чтобы вернуться в обеденный зал. Она повела девушку по коридорам замка, как это сделала бы любая леди из народа Твиллы. Эти коридоры были достойны всяческого восхищения. Здесь было на что посмотреть. В нишах, вырезанных в стенах и обрамленных роскошной мозаичной каймой из драгоценных камней, стояли причудливые фигуры. Некоторые из них внешне походили на обычных людей, другие отличались совершенно невообразимыми, нелепыми формами. Однако в них не было ничего пугающего или отталкивающего — они скорее изумляли и вызывали желание побольше о них узнать.

Эти скульптуры также — то скрывались за завесой тумана, то показывались вновь, а потом снова скрывались. Твилла покачала головой, не в силах поверить тому, что видели ее глаза. Наконец они с Карлой вошли в просторный зал правильной овальной формы. Стены были сделаны целиком из металла — по большей части из прекрасно отполированного серебра, но тут и там виднелись панели из яркой, начищенной до огненного блеска меди. По медным пластинам спиралями вились цепочки каких-то символов. Посреди зала стоял длинный стол, по обеим сторонам от него — скамьи с мягкими подушками в роскошных наволочках сочного зеленого цвета. Во главе стола возвышалось кресло, отливающее перламутровым блеском, как створки морской раковины-жемчужницы. В этом кресле восседал Оксил. Как только Карла ввела Твиллу в зал, Оксил поднялся и пошел навстречу девушке, а приблизившись, предложил ей слегка согнутую в локте руку. Не понимая, за что ее удостоили такой чести, Твилла вложила пальцы в ладонь Оксила — в родном городе она однажды видела, как кто-то из высокорожденных дворян вот так сопровождал свою даму в лавку какого-то торговца.

За столом сидели люди леса, мужчины и женщины. Их роскошные одеяния переливались яркими цветами, драгоценные украшения ослепительно сверкали. Они негромко переговаривались между собой приятными мелодичными голосами. Когда Оксил подвел Твиллу к столу и усадил на почетное место, по правую руку от себя, девушка заметила, что Илон тоже здесь.

Слепой лорд тоже был одет в зеленое, как и все при этом необыкновенном дворе, его лицо было гладко выбрито, волосы вымыты и аккуратно уложены. Но несмотря ни на что, Илон казался чужаком в этом собрании красивых и богато одетых людей. Он сидел необычайно прямо, глядя невидящими глазами прямо перед собой. Лотис сидела рядом с ним. И когда Твилла заняла предназначенное ей почетное место, лесная красавица придвинулась к Илону поближе и потрепала его по щеке — словно приласкала комнатную собачку. Но при этом взгляд Лотис был устремлен на Твиллу. Девушка без труда прочла в этом взгляде открытую угрозу. Лотис наглядно показала, что Илон теперь принадлежит ей и только ей.

Когда жестокая красавица прикоснулась к его щеке, Илон вздрогнул, но не пошевелился. Твилла задумалась: а может, на самом деле он не настолько крепко связан колдовскими узами Лотис, хотя и ведет себя как ее покорный раб?

Оксил не стал садиться за стол. Он взял серебряный кубок и сказал:

— Поднимем же кубки и выпьем за ветви и корни, за стволы и кроны, за землю, которая родит деревья, и за деревья, которые охраняют и защищают землю! Так было еще в предначальные времена, и да будет так во веки веков!

Все сидящие за столом подняли кубки. Твилла догадалась, что для лесного народа этот тост очень важен — точно так же священен для людей ее расы обряд, когда сбрызгивают через плечо несколько капель из бокала в честь Единой в Трех Ликах. В словах ритуальной фразы, которую произнес Оксил, девушка не нашла ничего дурного — поэтому она тоже подняла свой кубок и подождала, что будет дальше.

Оксил отпил из своего кубка, и все остальные, включая Твиллу, последовали его примеру. Даже Илон неуверенно протянул руку, осторожно отыскал на ощупь кубок и поднес его к губам.

Судя по всему, больше никаких церемоний на обеде не ожидалось. С больших блюд, расставленных на столе, сняли крышки. Твилла увидела прекрасные фрукты, кексы и пирожные. А вот мяса здесь, похоже, не подавали вообще. Однако та еда, которую девушка попробовала, оказалась не только очень сытной, но и невероятно изысканной на вкус — она удовлетворила бы запросы самого привередливого гурмана.

Бокалы пирующих были наполнены не вином, а более легким напитком, прозрачным, как вода, и немного сладковатым. После такого напитка у человека возникало ощущение свежести и как будто прибавлялось сил. Вся здешняя пища разительно отличалась от простой и грубой еды, которой Твилле приходилось питаться с тех пор, как она покинула Варслаад. Девушка медленно и с наслаждением пережевывала каждый кусок, растягивая удовольствие от невообразимо приятного и изысканного вкуса угощений. Разговор за столом стал оживленней. Но Твилла не различала отдельных фраз — речь присутствующих напоминала мелодичный птичий щебет. Впрочем, сейчас Твиллу больше интересовало содержимое тарелки. Илон сидел все так же прямо, не шевелясь. Его тарелка была пуста, руки он держал под столом. Твилла вдруг поняла, почему он так себя ведет. Слепой лорд стыдился проявить неловкость, он боялся опрокинуть какое-нибудь блюдо или перевернуть бокал, потянувшись за пищей. И искорка гнева в душе Твиллы разгорелась сильнее. Поскольку ни Лотис, ни тот мужчина, что сидел по другую руку от Илона, явно не собирались помогать слепому, Твилла не выдержала. Она не собиралась молча смотреть, как унижают Илона.

— Лорд Оксил! — Девушка обратилась к сидевшему во главе стола, и тот сразу же повернулся к ней. — Вы с почетом принимаете в своем замке одного из гостей… Почему же другой должен остаться голодным?

Щебет голосов мгновенно умолк. Все сидящие за столом повернулись к Твилле, потом посмотрели на Илона. Лотис надменно улыбнулась, словно поощряя Твиллу зайти еще дальше.

— Как я поняла, лорд Илон в некотором смысле является пленником леди из вашего дома. В нашем мире даже самый последний слуга не останется голодным, когда обедает его господин или госпожа. Или для вас не существует такого закона чести?

Глаза Оксила вспыхнули почти так же ярко, как драгоценные камни, вправленные в обруч на его волосах. Лесной лорд посмотрел на Твиллу, но в его взгляде девушка не заметила гнева. Затем лорд Оксил поднялся и прошел позади скамьи к дальнему концу стола. Подойдя к Лотис, он жестом велел ей немного посторониться, наклонился через ее плечо и, выбрав с общих блюд несколько пирожных и горсть ягод, положил это на тарелку Илона.

— Тот, кто работает на тебя, не должен сидеть с пустой тарелкой, Лотис — Оксил говорил спокойным и ровным тоном, но все же Твилла уловила в голосе лесного лорда назидательные нотки. — Тебе захотелось призвать этого человека — теперь, согласно нашим законам, он стал твоим. Однако у тебя есть и некоторые обязанности в отношении его…

Лотис зашипела, словно рассерженная кошка:

— Ты еще пожалеешь, Оксил, что слушаешься своей отвратительной девки!

Никто так и не узнал, каких еще оскорблений готова была наговорить лорду Оксилу разъяренная красавица Лотис, потому что как раз в этот миг рядом с Оксилом сгустилось плотное облачко белого тумана. А когда туман развеялся, перед лордом стоял незнакомый мужчина в зеленых одеждах, отделанных красным.

— Беда! — закричал он, как только стал полностью виден. — Юный Фанна нашел железо!..

Оксил мгновенно напрягся. Затем положил руку на плечо Илона. Все повскакивали из-за стола. Лорд Оксил кивнул Твилле, и девушка тотчас же поспешила к нему.

— Ты говорила, Лотис, что этот человек еще пригодится нам, и не раз… Настало время показать, на что он способен!

Лесной лорд заставил Илона подняться и все так же крепко держал его за плечо. Вокруг них заклубился серебристый туман. Туманная завеса окутала их плотной пеленой, и снова у Твиллы появилось странное ощущение полета — как будто она покинула привычный мир и оказалась где-то вне времени и пространства.

Когда туман рассеялся, Твилла услышала жалобный плач — так могло хныкать и скулить от боли какое-нибудь раненое животное. Эти звуки пробудили в девушке инстинкты целительницы.

Они снова оказались в лесу, под огромными деревьями. На стволе ближайшего дерева виднелась свежая зарубка. На земле, у корней дерева, валялся топор. А рядом скорчился от боли человек в зеленых одеждах лесного народа. Твилла ни разу не видела среди обитателей зачарованного леса детей, но когда она разглядела лицо раненого, то сразу поняла, что этот обитатель тенистых лесных чащоб намного моложе всех остальных, кого девушка здесь уже встречала.

11

ТВИЛЛА УПАЛА на колени рядом с корчившимся от боли юношей.

— Помогите мне! — потребовала ведунья, не глядя, к кому обращается. Сумка с целебными снадобьями… Уже в который раз Твилла пожалела об этой потере. Чем же теперь она будет лечить раненого?

Ей помог Оксил. Лесной лорд присел рядом и, взяв плачущего от боли паренька за плечи, развернул его лицом кверху, чтобы целительница могла осмотреть раны. Твилла нахмурилась. Ей и раньше приходилось видеть ожоги — она наблюдала, как Халди лечит обожженных, а в последние годы и сама помогала таким больным. Но эти почерневшие язвы на руках юноши, похоже, расползались по телу — да так быстро! Пока Твилла осматривала парня, черные ожоги на его руках — ужаснейшие из всех ран, причиненных огнем, какие она только видела, — перекинулись с тонких запястий на предплечья и ползли все выше и выше.

— Ты целительница. Что ты скажешь на это? — Впервые слова Оксила, обращенные к ней, прозвучали так холодно и отстраненно.

Твилла в нерешительности развела руками. Ей снова захотелось потянуться за сумкой с лекарскими снадобьями, которой у нее уже давно не было.

— Ожоги… — Целительница наклонилась к больному. Юноша закрыл глаза и затих, его дыхание стало слабым и прерывистым. — Нужно смазать маслом… Это ослабит боль… Но у меня нет здесь масла…

Да, масла здесь не было. Твилла перестала нащупывать несуществующую сумку со снадобьями и прижала руки к груди. Зеркальце… Может быть, оно поможет?.. Но как?.. И к тому же… Если она воспользуется зеркальцем, то раскроет тайну своей защиты.

Юноша еще раз содрогнулся всем телом в руках Оксила и слабо застонал, а потом его голова бессильно свесилась. Да, в отличие от настоящих ожогов черные пятна расползались по его рукам, разъедая плоть!

Твилла решительно вынула зеркальце из потайного места.

— Приподними его и положи ко мне на колени, — велела она Оксилу.

Юношу расположили так, как сказала целительница. Оксил по-прежнему поддерживал его голову. Таким образом, скрученные в спазмах и почерневшие от ожогов руки юноши оказались прямо перед Твиллой.

Девушка повернула зеркальце, чтобы отражающая поверхность находилась как раз над больным местом. Да, все правильно — так Твилла видела отражение ужасно обожженных рук. Она глубоко вздохнула — раз, другой, стараясь полностью сосредоточиться на том, что было видно в зеркале.

Она сумела изменить свою внешность… Но ведь это только иллюзия. А если то, что она попытается сейчас сделать, тоже окажется всего лишь иллюзией? Но времени на сомнения не было — и Твилла решилась.

Она направила к зеркальцу всю свою волю, стараясь представить чистую, здоровую плоть, на которой не осталось ни единого следа от этих страшных ожогов, этой спекшейся черной корки, покрытой ужасными красными трещинами. Чистая, гладкая кожа…

Твилла ощутила, как внутри нее поднимается сила — из таких глубин, о существовании которых она даже не подозревала. Это было похоже на огонь — но только холодный… И чистый… Зеркало вспыхнуло и засияло ровным белым светом, словно полная луна на небе.

— Целебную силу зову — прорастай Зелени потоком.

Листвой покрывайся, цвети-расцветай Деревом высоким!

У нее снова получилась нескладная детская считалочка, но лучшего заклинания Твилла придумать не смогла. Зеркальце засветилось еще ярче, и на его поверхности перестало что-либо отражаться. Вместо этого из ослепительно сияющего диска брызнули тонкие лучи невыносимо яркого света — такого яркого, что на него больно было смотреть. Но Твилла знала, что должна смотреть, во что бы то ни стало. Иллюзия? Или истинная сила?

Слепящие лучи упали на обожженные руки юноши и начали ветвиться и разрастаться, словно корни дерева. Они зарывались в поврежденную плоть и уходили все глубже и глубже. Но Твилла не следила за лучами — она снова обратила все внимание на зеркальце.

Незаметно для себя самой юная целительница начала раскачиваться из стороны в сторону. Казалось, вся ее жизненная сила уходила на то, что она сейчас делала, но Твилла не отступала. Краем сознания девушка отметила, что кто-то подошел и поддержал ее дрожащее от напряжения тело — точно так же, как Оксил поддерживал бесчувственного раненого юношу.

— Расти… — задыхаясь, бормотала она. — Цвети… И снаружи, и внутри…

Она видела, как ослепительно светящиеся корни проникают внутрь почерневшей, обожженной плоти, пронизывают ее насквозь. Холодное серебристое сияние сменилось мягким зеленовато-желтым светом. Зеркальце дрожало в руке Твиллы, норовило вывернуться, словно хотело ускользнуть от того, что поднималось ему навстречу, — но целительница держала его твердо. Она должна была стать такой же сильной и крепкой, как руки того, кто пришел ей на помощь, поддержал ее слабеющее тело.

Может быть, она растратит сейчас всю, без остатка, силу, что хранилась внутри волшебного зеркальца, вынуждая зеркальце столкнуться с неведомой враждебной силой, природа и мощь которой ей неизвестна? Этого Твилла не знала, однако упрямо решила сражаться до конца.

Зеленоватые светящиеся корни убрались обратно внутрь зеркального диска. Сияние померкло. Гладь зеркальца помутнела, его словно затянуло туманной дымкой. Твилла закричала. Руку, в которой она сжимала зеркальце, будто огнем обожгло… Девушка не знала, удалось ли ей что-то сделать, но терпеть эту боль она больше не могла. Зеркальце выпало из ее ослабевшей ладони, и как только оно упало, Твилла полностью обессилела — казалось, она вот-вот увянет, как вырванный с корнем цветок. Но сильные мужские руки крепко держали ее, не давая упасть. Твилла видела все вокруг как будто сквозь пелену тумана — словно яркое сияние зеркальца повредило ее зрение.

Но юноша, лежавший у нее на коленях, пошевелился — и его переложили на землю. Твилла несколько раз моргнула, и ее взор немного прояснился. Правда, девушка была еще слишком слаба, чтобы двигаться, — хотя из последних сил она потянулась дрожащей рукой к зеркальцу, которое стало тусклым и мутным, будто пролежало на земле не одно столетие. Оно стало тяжелым… Таким тяжелым, что Твилла едва смогла его поднять… И… оно умерло… В нем больше не было живого тепла…

От слабости и осознания страшной потери Твилла заплакала. Из-за плеча к лицу девушки потянулась рука с твердыми мозолями от долгих упражнений с мечом — рука того человека, который все это время поддерживал ее. Он нежно погладил ее по щеке.

— Она столь многое отдала… Что вы получили, люди леса?

Это был голос Илона — не покорного раба красавицы Лотис, а того самого мужчины, вместе с которым Твилла пережила смертельные опасности во время бури и наводнения.

— Мы благословляем ее за спасение Фанны — Фанна не умер железной смертью!

Твилла еще раз моргнула, прогоняя глупые слезы, которые так и катились из глаз. Она увидела лесного лорда, который держал на руках юношу по имени Фанна — почти так же, как Илон держал сейчас ее саму. Руки юноши были чистыми и гладкими, без единого пятнышка, — хотя только что они походили на скрюченные птичьи лапы, почерневшие от ожогов.

Трясущимися руками Твилла прижала к себе заветное зеркальце и принялась водить по нему пальцами, как делала это много, много раз. Девушка гладила пальцами помутневшее зеркало, стараясь вернуть ему прежний блеск.

Оксил уложил исцеленного юношу на толстый ковер из листьев, встал и заговорил. Теперь он обращался к Илону:

— Это железо — ваше. Забери его и унеси из наших земель, чтобы больше никто не попал в такую западню.

Когда Илон потянулся к топору, Твилла схватила его за рукав.

— Нет! — Она посмотрела на Оксила. — Если топор отравлен, ты не должен требовать, чтобы этот человек его брал!

— Для людей вашей расы это не яд. Вы умеете обращаться с железом, и оно не причиняет вам вреда. Но для нас железо — это верная и мучительная смерть. Лотис потребовала сохранить жизнь этому человеку — и теперь он может оказать нам услугу, если заберет и унесет подальше смертоносное железо.

— Да. — Это подала голос Лотис. Лесная красавица стояла чуть в стороне, и Твилла ее не видела. А на то, чтобы обернуться, у целительницы уже не осталось сил. — Возьми это железо, раб, и унеси его из нашего леса! А одаренная силой Луны пусть позаботится о себе самой. Она и так уже хорошо потрудилась… — В голосе Лотис явственно чувствовались злость и досада.

— Позволь мне… — Оксил подошел к Твилле и Илону, стал на колени и поддержал ослабевшую девушку. Твилла почувствовала, что Илон отошел. Она собралась с силами и, опираясь на плечо лесного лорда, сумела подняться на колени — чтобы видеть, что делает Илон. Слепой стоял, вытянув руки перед собой. Дерево, под которым валялся топор, находилось справа от Илона, но тот, ступая медленно и неуверенно, двинулся прямо.

— Поверни направо! — Твилла страшно разозлилась, и гнев придал ей сил. Девушка оперлась на плечо Оксила и, пошатываясь, поднялась на ноги. — Он же не видит! — Она ударила слабым кулачком по руке лесного лорда. — Разрази вас Пагорн, он же ничего не видит!

— Ничего, справится. — Лотис скользнула к Илону и встала у него за спиной. Она подтолкнула слепого в нужном направлении, и, пройдя пару шагов, Илон наткнулся на дерево с зарубкой. Ведя руками вдоль ствола, он наклонился и вскоре нащупал лезвие топора. Но когда слепой лорд поднялся, он держал в руках кое-что еще — темный кинжал с украшенной зелеными камнями рукоятью. Клинок кинжала был сломан пополам. Лотис снова подтолкнула его и приказала:

— Унеси это отсюда! Унеси железо из наших владений!

Твилла отстранилась от Оксила и, повернувшись к лесному лорду лицом, гневно сказала:

— Он не видит — и служит вам. Как вы можете такое позволить?!

Оксил странно взглянул на нее — так, словно ему стало стыдно, и приказал:

— Вестел, проводи его до края леса. Проследи, чтобы он шел по тропинкам.

Мужчина, который привел их сюда, поспешно подошел к слепому, а Лотис подскочила к Оксилу и Твилле и крикнула:

— Он — мой! Я зачаровала его — согласно нашим обычаям. Ты ведь не станешь оспаривать обычаи предков, Оксил? Оставь мне моего раба, или тебе самому придется нарушить Пять Законов!

— Но ведь он служил бы тебе еще лучше, если бы ты вернула ему зрение — разве нет? — сказала Твилла.

Прекрасное лицо Лотис исказилось от ярости.

— А ты вообще не вмешивайся, безобразная потаскуха! Что я делаю со своей собственностью — это не твоя забота! К тому же… — Лотис вдруг перестала хмуриться, на ее губах заиграла коварная, злая улыбка. — Кажется, тебе теперь нечем защититься от меня!

Злая красавица вскинула руку так быстро, что Твилла едва успела заметить это движение, и в девушку полетела сверкающая стрелка, которая появилась словно из воздуха.

Зеркальце… Зеркальце лежало на земле, у ног Твиллы — мутное, потускневшее, бессильное. Если раньше Твиллу оберегало зеркальце, то теперь защититься ей было нечем.

Оксил резко оттолкнул Твиллу в сторону, с пути летящей стрелы. Девушка не удержалась на ногах и упала. Она нащупала зеркальце, схватила и прижала к груди.

— Она спасла нашего родича. — Голос лесного лорда снова был холоден как лед. — Не забывай об этом, Лотис! На нее нельзя накладывать чары!

Лотис расхохоталась:

— Ах, Оксил! Выходит, ты прельстился этой уродиной со свиным рылом вместо лица? Что за извращенный вкус! Ну, раз уж ты заявил на нее свои права — пусть эта грязная шлюха тебе послужит…

— Ты кое о чем забыла, Лотис, — возразил Оксил. — Это мы все перед ней в долгу! Фанна жив только потому, что она исцелила его своей силой. Помни об этом, Лотис.

— Тьфу! — Злая красавица резко развернулась, так что все складки ее широкой юбки взметнулись вверх. Твилла подумала, что Лотис все равно не пожелала признать своего поражения. Почему эта красивая женщина так настроена против нее? Может быть, из-за Илона? Возможно ли, что колдовские чары, которыми злая красавица опутала Илона, на самом деле не столь прочны, как полагает сама Лотис, — вопреки всему, что говорил Оксил? Он пришел к ней… Зеркальце повернулось в ладони Твиллы, когда она поправляла шнурок, чтобы снова спрятать диск под одеждой.

Илон пришел к ней и поддержал ее силой своего тела, когда она сражалась со смертью ради юного Фанны. И сделал он это уж точно не по приказу Лотис.

Послышались негромкие голоса — настоящие голоса, а не иллюзия, порожденная шелестом листвы на ветру. Твилла огляделась. Вокруг нее собрался лесной народ — те самые люди, которые сидели за столом в пиршественном зале. Женщина в серебристых одеждах, которые оттенком напоминали тронутый инеем лес, с украшениями из прозрачного хрусталя, стояла на коленях возле лежащего без сознания юноши, обняв его за плечи и прижав его голову к своей груди.

Женщина пела — таким низким голосом, что Твилла улавливала только переливы мелодии, а слов различить не могла. Она пела и раскачивалась из стороны в сторону, словно баюкая на руках спящего ребенка.

Оксил подошел к дереву с зарубкой, наклонился и поднял с земли сломанный кинжал.

— Мальчишка сам навлек на себя опасность. Он попытался совладать с железом при помощи вот этого… И дорого поплатился за свою глупость, поэтому не стоит попрекать его этим. — Лесной лорд обернулся к женщине, баюкавшей юного Фанну. — Масселина пробудит парня, и мы узнаем, действительно ли отрава не оставила на нем следа. Ей кажется, что все в порядке, а кому это лучше знать, как не матери?

Женщина кивнула и запела громче. Ритм песни тоже немного переменился, мелодия стала более живой и энергичной. Ресницы юноши затрепетали, он широко открыл глаза и удивленно уставился на склонившуюся над ним женщину.

— Мама?.. — недоверчиво спросил он. Потом вдруг поднял руки и со страхом посмотрел на них. — Я попался в ловушку… Дерево кричало от боли… Я хотел помочь… Но… Я все еще жив?!

— Ты все еще жив — но только потому, что дочь Луны вывела смертельный яд из твоего тела, — веско сказала женщина.

Фанна весь сжался и с изумлением посмотрел на Твиллу, которая все еще сидела на земле, крепко сжимая в руке зеркальце.

— Это… Это что-то неслыханное… — сказал юноша и прижался к матери. — Дочь Луны, я теперь твой кровный должник. Могучи же силы, которыми ты владеешь, и благородны твои поступки.

Твилла медленно кивнула и сказала в ответ:

— Я сделала то, что должна была сделать. Я — целительница, и мой долг — помогать всем страждущим.

Откуда-то слева послышался треск кустарника, и все посмотрели туда. Это возвращался Илон. Слепой лорд, как всегда, шел нетвердой, осторожной походкой. Вестел шагал рядом с ним. Лотис сразу вышла вперед, навстречу Илону. И странное дело — хотя взгляд Илона по-прежнему оставался застывшим и неподвижным, он, казалось, посмотрел мимо Лотис на лесного лорда, стоявшего возле дерева, — так, словно мог его видеть.

Тут вперед выступил еще один лесной обитатель и сказал:

— Но кто же ранил железом нашего зеленого брата? Рана совсем свежая. Вы не встретили их в лесу?

— Я нашел только следы их повозки, — ответил Вестел.

— Эту границу охраняешь ты, Вестел, — сказал лорд Оксил. — Какого стража ты здесь поставил?

— Разносчика… — Вестел щелкнул пальцами — точно так же, как делала Лотис, подзывая Илона. Но существо, которое явилось на его зов из туманного вихря, могло привидеться только в самом страшном ночном кошмаре.

Жуткое создание стояло на полусогнутых лапах, но даже так оно было выше любого из мужчин лесного народа. На широких плечах, покрытых косматой шерстью, сидела приплюснутая голова с ужасной мордой вместо лица. Длинные передние лапы угрожающе двигались, готовые в любое мгновение схватить жертву. У чудовища было мощное, похожее на толстый обрубок туловище и массивные ноги, которыми оно могло раздавить любого врага. Злобные маленькие глазки под тяжелыми бровями светились красным.

Из полуоткрытой пасти торчали огромные зеленовато-желтые клыки, с которых стекала вязкая слюна. Чудовище повело носом и издало низкий утробный рев.

Вестел еще раз щелкнул пальцами, и кошмарное порождение адской бездны мгновенно исчезло. Поначалу Твилла решила, что это всего лишь иллюзия, но потом задумалась. Разве иллюзия оставила бы после себя такой стойкий неприятный запах? Как бы то ни было, едва завидев такую кошмарную тварь, любой житель равнины сразу же сломя голову бросится наутек — если только не замрет на месте, окаменев от страха.

— Действенно, — признал лорд Оксил. — Но захватчики все-таки успели нанести удар. Значит, твоя защита действует медленно, Вестел. Слишком медленно.

— Да, — согласился тот. — Слишком медленно. Нужно, чтобы они это увидели…

— Поработай над этим, — велел Оксил. Прежде чем Твилла смогла пошевельнуться, лесной лорд схватил ее за руку, и вокруг них сразу же взметнулась вихрем туманная дымка.

Через миг они снова оказались в обеденном зале. Стол по-прежнему ломился от вкуснейших лакомств, но сейчас Твилле хотелось только одного — отдохнуть. Хорошенько отдохнуть, если удастся — поспать… И, может быть, хоть на время забыть о том, что зеркальце, за которое она все еще так отчаянно цеплялась, теперь мертво. Вся волшебная сила покинула маленький светлый диск, и Твилла осталась совсем беззащитной среди чужого мира лесных обитателей, которых она не понимала и могла бы бояться, если бы позволила себе это.

Они, наверное, беспокоились о ее состоянии — потому что к девушке подошла Карла, обняла ее за плечи и увела из зала. Они снова прошли по изукрашенным драгоценными мозаиками коридорам — в комнату с кроватью в форме полностью раскрывшегося цветка лилии, сделанной из какого-то незнакомого материала с отливами перламутра. Еле передвигая ноги, Твилла добралась до кровати и легла. Лепестки лилии как будто немного закрылись, словно защищая смертельно уставшую девушку.

Твилле приснилось, что она снова в доме ведуньи Халди, где так много всяких чудес. Девушка как будто сидела на своем высоком стуле и терпеливо полировала зеркальце. Кот Дымок следил за ее работой, щуря огромные сияющие глаза. Пальцы Твиллы непрерывно двигались, она тихонько напевала:

— Вверх и вниз, туда-сюда,
Где солнце, воздух и вода!
Сила выйдет на твой зов
Изнутри, сквозь плоть и кровь!
Но когда девушка взглянула на свою работу, то увидела только мутный и тусклый, похожий на блюдце металлический кружок. Безжизненный и холодный диск не отзывался на ее песенку-заклинание.

Твилла испугалась и позвала Халди. Но ей никто не ответил. Дымок лениво зевнул, будто его совершенно не интересовало то, что случилось с Твиллой.

Девушка снова начала натирать зеркальце сперва торопливо, со всей быстротой, на которую были способны ее руки… Но потом вспомнила, как Халди часто повторяла: «Поспешишь — только все испортишь!» Тогда девушка постаралась успокоиться и снова стала поглаживать зеркальце медленно, не сбиваясь с привычного неспешного ритма песенки-заклинания.

Откуда-то в Твилле появилась уверенность, что потускневшее зеркальце умерло не насовсем. Это она была во всем виновата, а никак не зеркальце, в котором юная ведунья сосредоточила свою силу. Она потребовала от зеркальца слишком многого — и преступила границы дозволенного, попыталась сделать то, чего как следует не знала. Наступит ли день, когда заветное зеркальце снова откликнется на ее зов?

— Вверх и вниз, туда-сюда… — Сердце у Твил-лы сжалось от страха и забилось чаще. Нет, она должна взять себя в руки, должна успокоиться. Полировать зеркальце нужно неспешно и размеренно…

— Халди! — позвала девушка, как всегда, когда ей нужно было спросить совета у наставницы.

Ей никто не ответил. Дымок еще раз сладко зевнул и посмотрел на Твиллу в упор, словно упрекая.

Нет, в зеркальце заложено только ее собственное волшебство. С тех пор как ведунья Халди подарила своей ученице этот светлый диск, только сама Твилла могла что-то сделать с зеркальцем. И девушка снова принялась медленно и размеренно водить пальцами по глади зеркала. Она полировала его, хотя пальцы жгло, словно огнем, — ведь на них теперь не было защитных колпачков. Но Твилла упорно делала то, что должна была делать…

Делать? Но она ничего больше не могла сделать. Вокруг Твиллы сомкнулась тьма, подобно тому как вокруг людей леса смыкается плотная завеса тумана. Твилла перестала что-либо слышать, видеть и чувствовать… А потом полностью погрузилась в непроглядный мрак.

12

ОНА НЕ ВЕРНУЛАСЬ в спокойный и безопасный мир Халди. А тьма вокруг сгустилась, словно подпитываясь силой от лесных туманов. Твилла чувствовала в глубине этой тьмы чью-то злую, враждебную волю. Девушка больше не ощущала зеркальца в руке, она не ощущала даже собственного тела — нечто страшное угрожало сейчас ее внутренней сути.

Из глубин угрожающего мрака к ней подкрадывалось нечто столь же ужасное, как та иллюзия, которая охраняла лес от незваных гостей. Луна… Зеркальце… Твилла всеми силами души стремилась дотянуться до них. Тьма стала еще плотнее, навалилась на Твиллу сначала с одной стороны, потом с другой. Но несмотря на всю свою яростную мощь, тьма все равно не смогла ее одолеть.

Ценой величайших усилий Твилле удалось дотянуться до своего тела, которое словно куда-то удалилось от нее. Рука… Девушка как наяву представила свою руку — пальцы, ладонь, запястье, предплечье — всю руку… Она вернулась… Она снова оказалась внутри собственного тела!

Твилла открыла глаза и увидела над собой жемчужные лепестки изумительной красоты. Девушка несколько раз моргнула — но видение не исчезло. Постепенно Твилла припомнила, что это такое и где она находится. Она села в кровати-цветке и оглядела комнату. Пол покрывал толстый и мягкий зеленый ковер — наверное, это был мох. Стены комнаты являли собой сплетенные кружевные листья гигантских папоротников.

Девушка стиснула край легкого одеяла, которым укрывалась во время сна, и вздрогнула от внезапной боли в пальцах. Она посмотрела на свои руки… Кончики пальцев были совсем стерты, кожа покраснела и вздулась, кое-где запеклись капельки крови.

На коленях лежало что-то тяжелое. Зеркальце! И оно больше не было тусклым и мертвым! Но и не сияло чистым и ясным серебром, как прежде. Вместо этого гладкая поверхность зеркала отливала красноватым медным блеском — словно серебро маленького диска смешалось с кровью Твиллы и от этого приобрело такой медный оттенок.

Твилла насторожилась, заметив это изменение, и сперва даже побоялась прикасаться к зеркалу. Когда же она отважилась дотронуться, то почувствовала, что в нем снова бьется жизнь — только это биение теперь стало другим, более тяжелым и мощным.

Девушка подняла зеркальце повыше и взглянула на свое лицо… Только разве это было ее лицо? Скорее, личина, которую она себе сотворила… Сотворила, а теперь даже не знала, сможет ли ее сбросить.

Отражение в зеркальце было неясным, словно подернутым легкой пеленой. Твилла привычным движением протерла зеркальце и едва не вскрикнула от боли в израненных пальцах.

Там, где она провела пальцами по зеркалу, остались кровавые следы — но кровь мгновенно впиталась в поверхность, и медное сияние стало еще ярче. Живая кровь — могучий источник волшебной силы, и применять ее нужно очень бережно. Тьма подпитывается от крови и вечно ее жаждет. Неужели Твилла оступилась и свернула на Левый Путь, от чего ее так часто предостерегала мудрая Халди? Даже если кровь была ее собственная, а не от какого-нибудь жертвоприношения…

Твилла вздрогнула и спрятала зеркальце на груди, потом выбралась из кровати-цветка. Девушка чувствовала себя такой уставшей, словно ей пришлось пешком прошагать всю дорогу через горы. Когда она встала, ей пришлось опереться на кровать. Твилле страшно хотелось есть и пить — желудок свело от голода, а в горле так пересохло, как будто у нее во рту несколько дней не было ни капли воды.

Лесные обитатели словно догадывались, в каком состоянии она проснется, потому что на небольшом столике неподалеку от кровати Твилла увидела заранее приготовленный кубок, по форме повторяющий очертания того же перламутрово-белого цветка, что и кровать. А рядом с кубком на столике стояло блюдо из лепестков — наверное, вырезанное из кристаллов изумруда.

Нетвердо держась на ногах, Твилла кое-как доковыляла до столика и тяжело рухнула на стоявший возле него стул. Дрожащей от слабости рукой девушка потянулась за кубком. Но не смогла поднести его к губам, не расплескав, — пришлось ухватиться за кубок обеими руками.

Это был тот самый освежающий напиток, который подавали за обедом. Сейчас он показался Твилле еще вкуснее, и сил от него заметно прибавилось. Девушка выпила все до капли. Она так жадно припала к живительной влаге, что немного жидкости пролилось на руки и струйкой стекло по подбородку. Едва напиток проник к ней в горло, Твилла сразу почувствовала себя лучше. Силы постепенно возвращались к девушке. Наверное, этот напиток был одним из самых могучих укрепляющих снадобий из арсенала здешних целителей.

Даже расплескав на себя половину содержимого кубка, Твилла вполне смогла сидеть ровно, и руки ее перестали трястись от слабости. Она взяла с блюда пирожное, хрустящее и ароматное. Пирожное оказалось таким вкусным, что Твилла сразу же жадно набросилась на еду и не остановилась, пока не съела все, что было на блюде.

Позавтракав, Твилла снова почувствовала себя свежей и полной сил. Она осталась сидеть возле столика и с интересом огляделась по сторонам. В папоротниковых стенах комнаты не было ни окон, ни дверей. Каким бы прекрасным ни было это место, оно могло оказаться такой же надежной тюрьмой, как и сырая каменная камера в подземелье крепости.

Твилла постаралась хорошенько, во всех подробностях припомнить все, что с ней происходило с тех пор, как они с Илоном сбежали из поселения захватчиков. Несмотря ни на что, лесной лорд Оксил назвал ее спасительницей их сородича…

Лотис!..

Воспоминание вспыхнуло, словно молния, — и в этот самый миг часть стены из папоротника сдвинулась в сторону. Однако в открывшемся проходе стояла не Лотис, а Карла.

— Ты снова стала сама собой, дочь Луны, — сказала лесная леди. Это был не вопрос, а утверждение — Карла явно знала, что говорила.

Твилла уже собралась согласно кивнуть, но потом вспомнила о зеркальце. Юная ведунья не знала, какими силами обладает эта женщина, и не хотела притворяться, будто способна на большее, чем может на самом деле, — впоследствии это могло навлечь на нее новые опасности.

— Телесные силы ко мне вернулись. Карла подошла к девушке.

— Живительные соки леса всегда помогают тем, кто их пьет, — сказала Карла, указывая на кубок-лилию. — Но человек — это не только тело… Дочь Луны…

— Луна! — вдруг вспомнила Твилла. — Вы, живущие в тени деревьев, следите за переменами Луны? Какая сейчас Луна — растет она, идет на убыль или сияет во всей полноте своего великолепия?

— Луна вот-вот пойдет на убыль. Мы чувствуем силу ночного светила. Если хочешь взглянуть — пойдем…

Твилла сразу же вскочила. Но на этот раз они не пошли по коридорам, а снова переместились странным способом, принятым у лесного народа, — внутри туманного вихря.

Когда пелена тумана развеялась, они с Карлой оказались в месте, совсем не похожем на ту роскошную спальню, в которой Твилла отдыхала. Стены этой комнаты были высечены из камня, в центре находился бассейн. Потолка не было — подняв голову, Твилла увидела иссиня-черное ночное небо. А в спокойной глади бассейна отражался сияющий диск полной Луны во всем ее великолепии. Луна была видна так ясно и отчетливо! Отраженная в этом бассейне, она словно приблизилась к Земле. Твилла легко смогла рассмотреть все неровности на ее поверхности, все пятна с причудливыми очертаниями…

Девушка потянулась за своим зеркальцем. Не было смысла его скрывать — после того как она использовала его силу, чтобы спасти жизнь Фанне. Отливающая зловещим медным блеском поверхность зеркальца при лунном свете казалась грязной, испорченной. Твилла присела у бассейна и поднесла зеркальце к свету Луны, отражавшейся в воде.

Что делать дальше — она не знала. Оставалось пробовать наугад — может быть, все-таки удастся разобраться в том, чего она не понимала? Девушка повернула потемневшее, бронзовое от крови зеркальце так, чтобы в нем отразилась сияющая полная Луна. Твилла немного удивилась, когда само зеркальце не затенило отражение Луны в бассейне. Теперь нужно было что-нибудь спеть… Но какая песенка сможет передать потускневшему зеркальцу светлую чистоту и силу отражения Луны?

— Свет серебра
Снова верни.
Силой добра
Кровь убери…
Детский стишок, простенькие слова… Но лучшей песенки-заклинания Твилла придумать не могла.

Она не стала гладить по зеркальцу израненными пальцами — ведь для этого ей пришлось бы приподнять зеркальце над водой. Вместо этого Твилла начала водить зеркальцем по кругу — сперва справа налево, потом наоборот, слева направо, снова и снова.

Девушка все силы души вкладывала в то, что ей нужно было сделать. Она не смела смотреть на гладь зеркала наоборот, все ее внимание сосредоточилось на бассейне.

Внезапно Твилла ощутила странное покалывание в пальцах. И… Рядом с ней в воздухе раздалось негромкое жужжание — похожий звук издает быстро крутящееся колесо.

Только теперь Твилла осмелилась взглянуть на свое зеркальце. Красноватый отлив исчез. Зеркальце снова сияло чистым серебром. Может быть, Луна в бассейне вытянула из зеркальца весь яд — точно так же, как само зеркальце вытянуло смертельную отраву из юного Фанны? Твилла не знала. Ах, как же мало она знала!

Вскрикнув от радости, девушка крепко прижала заветное зеркальце к груди.

— Оно исцелилось! Лесная леди кивнула:

— Разве ты — не целительница? Почему же ты сомневалась, что у тебя получится то, что ты должна была сделать?

— Ты помогла мне… — Твилла поднялась с колен и повернулась к Карле. — В тебе тоже есть сила — как у Халди… Я знаю!

Карла улыбнулась:

— У каждого свой дар, дочь Луны. Наши способности связаны с лесом, и от леса мы берем свою силу. Твоя сила происходит из другого источника. В мире есть и злые силы, они подступают к нашим землям — и люди твоей крови немало способствуют этому. Хотя твои сородичи даже не представляют себе, сколько вреда могут причинить…

— Посредством железа? — перебила ее Твилла.

— Да, но не только. Мы можем лишь наблюдать и ждать.

Вокруг Карлы и Твиллы снова заклубился туман и унес их из комнаты с лунным бассейном. Когда туман рассеялся, они оказались в коридоре — самом обыкновенном, без драгоценных мозаик и причудливых статуй в нишах. Пока женщины шли по коридору, им попались на пути три двери, все в чем-то схожие. На них не было никаких замков или задвижек, но и как они открываются — тоже было непонятно. На дверях лежал толстый слой пыли, из-под которого проступали выложенные в виде красно-черной мозаики символы — странные и почему-то пугающие.

Наверное, Карла заметила исполненные любопытства взгляды Твиллы. Когда они прошли мимо дверей, лесная леди сказала:

— Время сплетается, словно кольца змеи. Все когда-нибудь повторяется. Наш народ уже встречался со страшной опасностью… Но тогда нам угрожали не чужаки из-за гор — беда пришла из наших собственных владений. Мы одержали победу, но дорого за нее заплатили. То, что ты видела, поставлено здесь, чтобы всегда напоминать нам и об этой победе, и о тяжелых потерях. Потому что ни в какой войне не может быть полной победы.

Больше Карла ничего не сказала — ей явно неприятно было об этом вспоминать. Они повернули направо и попали в другой коридор, а оттуда с помощью еще одного туманного вихря перенеслись в сверкающие ослепительной роскошью жилые помещения, где обитали лесные люди.

Пройдя по богато изукрашенным коридорам, Твилла с Карлой вышли из дворца в сад с деревьями и цветами из драгоценных камней, в котором порхали крошечные существа с радужными крыльями. Несколько крылатых созданий сразу же подлетели и закружились вокруг них. Твилла различила очень тихий, почти неслышный щебет тоненьких голосов. Хотя эти существа и выглядели совсем как люди — если не считать крыльев, — Твилла понимала, что они принадлежат к иной расе.

Поддавшись внезапному порыву, девушка протянула руку, и одно из этих чудесных созданий — вернее, не «оно», а «она» — присело ей на ладонь. Крошечное тельце почти ничего не весило. Твилла сложила ладонь лодочкой, но, конечно же, даже не пыталась схватить волшебное создание. Крылатая женщина-эльф протянула руку, дотронулась до стертого в кровь кончика пальца Твиллы и покачала головой, словно жалея девушку. А потом взмахнула радужными крыльями и куда-то упорхнула. Еще две ее подруги умчались за ней следом.

На полянке в саду сидели на подушках несколько лесных фей. Одна из них держала на коленях раскрытую книгу и читала вслух остальным, которые были заняты своим делом. Перед каждой стояла ступка из какого-то зеленоватого камня. Женщины толкли в ступках семена, которые брали в строгой последовательности из нескольких чаш, расставленных так, чтобы всем удобно было дотягиваться. Заметив Карлу и Твиллу, женщины замахали руками, приглашая их к себе. Карла направилась туда, Твилла пошла за ней, хотя и несколько неуверенно. Девушка все еще чувствовала себя неуютно в присутствии лесных людей. Правда, никто из них, кроме Лотис, пока не проявлял по отношению к целительнице никакой враждебности. Но Твилла не забывала, что лесной народ ненавидит ее сородичей. Девушке почему-то с трудом верилось, что эти женщины будут рады видеть ее в своем кругу.

Карла опустилась на подушки рядом с той женщиной, которая читала книгу, и жестом подозвала Твиллу. Но девушка все равно не стала подсаживаться слишком близко и устроилась за пределами тесного кружка работниц. Как только Твилла уселась, вокруг нее снова закружились крошечные создания с радужными крыльями. Твилла почему-то была уверена, что это та же самая троица, так поспешно улетевшая недавно. Каждая из эльфиек держала в руках несколько продолговатых листьев размером чуть ли не с саму крылатую крошку. Твилла уловила знакомый запах ядушника. Это растение обладало чудодейственной целебной силой и помогало при множестве болезней. Донельзя удивившись, девушка положила руки на колени, ладонями вверх. Эльфийки тотчас же опустились пониже и, размяв листья своими тоненькими ручками, приложили пустившую сок кашицу к израненным пальцам Твиллы.

Твилла почувствовала великую целебную силу ядушника почти сразу. Это растение встречалось настолько редко, что у Халди было всего несколько ломких кусочков засушенных листьев ядушника, которые старая ведунья ценила превыше всех своих лечебных снадобий. А эти листья были совсем свежие… Может быть, здесь найдутся и другие целебные травы… Сумка с лекарскими снадобьями, о потере которой Твилла так горевала… Без запаса целебных снадобий девушка чувствовала себя очень неловко, как будто у нее не хватало какой-нибудь части тела. Возможно, здесь она сумеет собрать себе новую сумку с лекарствами… Крылатая целительница взяла размятые листья ядушника у своих подружек и аккуратно обернула ими все пальцы девушки. Твилла осторожно подняла другую, здоровую руку и протянула указательный палец к крылатому созданию. Эльфийка как раз приладила на место последний листок и стряхнула крошки на колени Твиллы.

— Благодарю тебя от всего сердца, маленькая целительница, — негромко сказала девушка, догадавшись, что обычная речь покажется этим крошечным созданиям оглушительным ревом.

Эльфийка посмотрела на нее и коротко кивнула, этим быстрым движением почему-то сразу напомнив Твилле ведунью Халди. Губы ее зашевелились, и Твилла уловила руладу очень высоких звуков. Но расслышать, что ответила летунья, девушка не смогла. Потом крошечное создание прикоснулось теплой ладошкой к вытянутому пальцу Твиллы и упорхнуло прочь.

Только сейчас девушка заметила, что лесные чародейки на время оставили свою работу и все, как одна, смотрели на нее, негромко переговариваясь между собой. Карла сказала так, чтобы Твилла услышала:

— Феи желают тебе всего доброго.

Твилла стряхнула целебные листья и внимательно осмотрела свою руку. Тупая боль и жжение в израненных пальцах исчезли.

— Я в долгу перед ними, — медленно проговорила девушка. — Они вылечили меня ядушником… Это очень редкое растение, его так трудно отыскать. У меня на родине листья ядушника — драгоценное сокровище. Я потеряла свою лекарскую сумку, и вместе с ней пропали все снадобья, необходимые в целительском искусстве. Скажите, можно ли найти здесь и другие целебные травы? Изгоняющие лихорадку, дарующие сон, подкрепляющие силы?

— У тебя есть иное средство, чтобы исцелять. — Карла указала на зеркальце, висевшее у Твиллы на груди. — Зачем тебе еще и листья, травы, коренья и все такое?

— Я хотела бы использовать снадобья, к которым привыкла, пока не узнаю побольше о другом, — честно призналась девушка. — Болезни вашего народа тоже можно лечить вот так? — Она протянула раскрытую ладонь и показала, что кожа на пальцах снова стала чистой и здоровой. Листья ядушника не только уняли боль, они полностью исцелили ее раны.

— Да, у нас тоже есть целебные снадобья наподобие твоих травяных лекарств, дочь Луны. — Карла повернулась к женщине с книгой. — Дарсия, ты, наверное, знаешь об этом больше всех нас.

Дарсия окинула Твиллу спокойным взглядом. Ее прекрасное лицо с совершенными, точеными чертами не выражало ни враждебности, ни дружеской приязни.

— У меня было достаточно времени, чтобы узнать, — сказала она.

Сидевшие кружком женщины засуетились. Они отставили ступки, теперь у них в руках появились веретена — женщины собирались прясть нитки из пушистой кудели, которая не имела какого-либо определенного цвета и, словно вода в лесном ручье, переливалась всеми цветами радуги.

— Как идет охота? — неожиданно спросила одна из женщин, ловко накручивая тончайшую радужную нить на веретено.

Дарсия раскрыла лежащую на коленях книгу, прижала к страницам ладонь и закрыла глаза. Ее губы зашевелились, но Твилла не услышала ни звука — Дарсия как будто читала, но каким-то странным способом. Твилла не могла понять, что происходит.

Вскоре Дарсия открыла глаза. Ее прекрасное лицо немного омрачилось.

— Землекопы пришли к реке, — сообщила она. — Там наши чары бессильны их удержать. Но я не понимаю, что они делают… Они заходят в воду, набирают песок и камни в мелкие сита и трясут из стороны в сторону…

— Что они делают, дочь Луны? — спросила Карла у Твиллы, и снова внимание всех женщин обратилось на юную целительницу.

Насколько Твилла поняла, Дарсия каким-то необычным способом увидела новую угрозу вторжения со стороны людей из крепости. Однако… Они набирают речной песок, промывают его в ситах… По крайней мере, деревьям это ничем не угрожает. Но что же такое они делают?

— Боюсь, я ничего не смогу об этом рассказать… Я тоже не понимаю, чем они занимаются… — начала было Твилла, но вдруг замолчала. В прошлом году они с Халди побывали в горах к северу от Варслаада — собирали там целебные травы. И там они видели мужчин и женщин в грубой и грязной шахтерской одежде… Но эти люди не копали землю, как шахтеры. Они сидели на корточках вдоль маленького ручья, сбегающего с гор.

— Они моют золото! — Твилла была не совсем уверена, что правильно вспомнила слово, но по смыслу это было очень близко к тому, что ей сказала Халди о тех странных людях. — Воды реки приносят много разных частичек, вымытых из тех мест, куда люди не могут добраться. Самые тяжелые частички — камни и тому подобное — оседают на дно… — Твилла старательно припоминала, что ей тогда рассказывала Халди. — И в некоторых реках и ручьях есть неровные места, где такие катящиеся по дну частички собираются и накапливаются. Если хорошенько порыться в речном песке и отсеять более легкие камешки, то можно найти кусочки золота — даже большие самородки.

— Золото! — Карла погладила пальцем по золотому браслету, украшавшему ее запястье. — Значит, эти пришельцы из-за гор, которые так любят копаться в грязи, жадны до золота?

— Очень жадны, — кивнула Твилла. — Золото ценится очень высоко. Король объявил все добытое в реках золото собственностью короны, но тем, кто его добывает, тоже достается какая-то часть — поэтому они и стараются найти побольше…

— А иллюзии не смогут пересечь текущую воду, — резко сказала Дарсия. — Стражи следят за захватчиками, но как можно поставить преграду через реку? Этим должен заняться Совет, а может, и всеобщее собрание. Дочь Луны, мне кажется, что жадность твоего народа не знает пределов. Они вторглись бы в лес, если бы могли, — и вот теперь они пытаются завладеть нашими землями по-другому.

— Я родилась в Варслааде, — спокойно ответила Твилла. — Но я была ученицей ведуньи, и мне тоже не нравится то, что происходит здесь, по эту сторону гор. Но боюсь, что очень немногие люди думают так же, как я

— Мы не желаем, чтобы захватчики из-за гор тревожили наш покой и притесняли нас! — гневно сказала Дарсия и резко захлопнула свою книгу.

Больше Дарсия ничего не сказала, но Твилла забеспокоилась, как бы из-за этой короткой перепалки лесные чародейки не решили, что она заодно с фермерами с равнины.

На мосту перед дворцом показался лорд Оксил. Он двигался так поспешно, что все женщины сразу же повернулись к нему. Оксил подошел к Дарсии, которая сидела с книгой на коленях, и сказал:

— Я чувствую затенение. Дарсия — где это, и что случилось?

13

ДАРСИЯ ПРОВЕЛА ПАЛЬЦАМИ по обрезу закрытой книги и, вероятно, нащупала там какую-то метку — потом она раскрыла книгу и снова замерла, закрыв глаза и прижав страницы ладонью.

— Чары… — сказала Дарсия.

— Кто это делает и зачем? — спросил лесной лорд.

— Лотис. Но она поставила защитную преграду, я не могу сквозь нее пробиться.

— Рядом с ней есть кто-нибудь из чужаков? — быстро спросил Оксил.

На этот раз Дарсия ответила не сразу:

— Скорее всего, нет… Я не чувствую возле нее никого постороннего.

— Где она? — снова спросил Оксил.

— Вдалеке — ясень, раскидистый дуб, три сосны… — Дарсия не открывала глаз, она считывала это со страниц, прикрытых ее рукой.

Лесной лорд поднял голову и посмотрел куда-то вдаль.

— Это пограничные земли… — медленно сказал он. — Неужели ее пленник снова вырвался на свободу? Что ж, посмотрим…

Оксил двумя быстрыми шагами подошел к Твилле:

— Вы с ним — одной крови… Если Лотис снова вознамерилась сыграть дурную шутку с сыном лорда, может быть, ты сумеешь понять, что именно она задумала.

По безмолвному повелению лесного лорда их обоих окутало облако тумана.

И они снова оказались в лесу — в том лесу, который существовал в родном мире и времени Твиллы. Они стояли у самой кромки леса. Деревья здесь росли не так густо, не грозной сплошной стеной. За редкой завесой кустарника перед Твиллой открывалась равнина.

Девушка успела настолько привыкнуть к приглушенному, неяркому свету в истинном лесу и в потаенных землях внутри леса, что ясное полуденное солнце на миг ослепило ее.

Илона определенно нигде не было видно, и если Лотис и находилась где-то поблизости, то она хорошо спряталась. Однако по равнине кто-то двигался.

Высокая трава колыхалась, отмечая путь того, кто там шел. Это была маленькая девочка, вся в веснушках, с рыжими волосами, заплетенными в косу. Девочка сосредоточенно смотрела вперед, явно выискивая что-то очень важное для нее.

Но вот девочка наклонилась, потом снова выпрямилась. Лицо ребенка сияло от радости и восторга. В руках у девочки был чудесный ярко-красный цветок. В солнечных лучах цветок сверкал, как драгоценный камень. Девочка радостно рассмеялась и крепко прижала к себе восхитительную находку, а потом подошла еще на пару шагов ближе к лесу и снова вынула из высокой травы такой же чудесный цветок — только на этот раз не красный, а золотистый.

Когда девочка сорвала третий цветок, Твилла заметила, что ребенок постепенно подходит все ближе и ближе к границе леса, и поняла, что это — хитроумная ловушка! Коварная Лотис раскинула сети и заманивает ребенка в лес!

— Останови ее! — Девушка схватила лесного лорда за рукав.

— Я не могу. — Его глаза яростно сверкнули. — Лотис сотворила заклятие, и только она сможет его развеять. Как и те чары, что поразили твоего молодого спутника, это заклятие может снять только сама Лотис. Таков закон, установленный давным-давно, но он и по сей день имеет силу…

Девочка нашла еще один цветок и раздвинула кусты в поисках следующего. Она уже вступила в тень, которую отбрасывали деревья.

Между деревьями взметнулась туманная дымка и двинулась к девочке. Под солнечными лучами туман сверкал и переливался, словно состоял из множества маленьких искрящихся пылинок. Сияющее облако подплыло к девочке, которая как раз нагнулась за очередным цветком, обволокло ее с головы до ног и пропало.

Лотис все еще не показывалась, хотя Твилла не сомневалась, что это искрящееся туманное облако наслала именно она. Девочка как будто вовсе не заметила случившегося. Но Твилла, которая очень внимательно следила за происходящим, увидела слабое мерцание неподалеку от края леса. Девушка поняла, что это — волшебная преграда, которая не позволит девочке уйти и не впустит в лес тех, кто мог бы прийти на помощь ребенку.

Внезапно девочка остановилась и замерла. Она уже вошла в лес и теперь стала удивленно озираться по сторонам — словно только что пробудилась от какого-то сна и не понимала, как сюда попала. Ее веснушчатое личико побледнело от страха. Девочка осознала, что оказалась в лесу, куда ей строго-настрого запрещали ходить.

Лотис не посмеет зачаровать это дитя! Ослепить ее… Лишить разума… В душе Твиллы вспыхнул яростный гнев, и девушка бросилась к замершей от страха девочке:

— Малышка…

Ее голос разрушил оцепенение, охватившее испуганного ребенка. Девочка выронила цветы и повернулась к Твилле. И вдруг ее глаза расширились еще больше. Девочка в ужасе отшатнулась от целительницы.

— Нет! Нет! — пронзительно взвизгнула девочка. — Я буду хорошей… Нет!

Твилла не успела схватить девочку за руку — та стремглав бросилась бежать от нее, не разбирая дороги, прямо сквозь заросли колючего кустарника.

Взметнулась туманная дымка… Девочка нырнула в туман — и исчезла. Лотис забрала свою добычу.

Твилла повернулась к Оксилу.

— Что она сотворила с бедным ребенком?

— Связала ее чарами, заставила подчиняться своим желаниям. Похоже, сын лорда стал не слишком послушен… Лотис опасается, как бы он не взбунтовался. Вот и решила найти себе новую игрушку, более покорную ее воле.

Тогда Твилла заговорила по-другому, надеясь, что спокойный тон произведет на лесного лорда более сильное впечатление, чем любые мольбы и угрозы:

— Неужели вы не понимаете, что, заманив в западню ребенка, Лотис вызовет у поселенцев такую ярость, какой вы еще не знали? И эта ярость обрушится на ваши земли и ваш народ. Даже дикие звери дерутся до последнего вздоха, защищая своих детенышей. И может статься, что, похитив этого ребенка, Лотис навлекла на ваш народ такие ужасные несчастья, которые даже страшно представить. Отпусти меня… Скажи, где ее найти… Ребенка нужно освободить, вернуть домой… И как можно скорее.

— Да… Все, что ты сказала, — истинная правда. Однако ты ничего не знаешь о законах нашего народа, дочь Луны. До того как при полном собрании Совета будет предъявлено и рассмотрено обвинение, ни один из нас не имеет права вмешиваться в заклинания другого. Да, Лотис определенно преступила все границы здравомыслия. И ей придется ответить за свои деяния перед Советом…

— Когда? — перебила его Твилла. — Когда это будет? После того как она ослепит девочку, отнимет у нее рассудок? Я слышала, вы проделываете такое с тем, кто попадает в ваши владения. Время…

— Время… — подхватил Оксил. По его лицу пробежала тень. — Время и друг нам, и недруг — и может сослужить службу как добру, так и злу…

— Если бы она не убежала…

— Она взглянула на тебя и увидела то, что и ожидала здесь увидеть, — страшное чудовище.

— Что? — Твилла уставилась на него, открыв рот, потрясенная настолько, что не находила слов.

— Неужели ты забыла о своем волшебстве, дочь Луны? Ты забыла о лице, которое себе сотворила?

— Мое лицо… — Девушка провела ладонью по щеке. Да… Выглядела она омерзительно… Она ведь специально старалась сотворить себе такую личину, чтобы любой отшатнулся с отвращением! Наверное, девочка действительно ее испугалась…

Твилла медленно вынула зеркальце и посмотрела на лицо, которое отражалось на сияющей глади серебристого диска. Да, она изрядно потрудилась, создавая эту гадкую маску. Конечно, это лицо не внушало безудержного ужаса, как то чудовище, что охраняло границы леса… Но даже самой Твилле теперь показалось, что ее личина не похожа на человеческое лицо. С тех пор как она сотворила себе этот облик, отвратительная маска, казалось, с каждым днем становилась все страшнее и гаже. Неудивительно, что, увидев ее, ребенок испугался и без оглядки убежал в лес.

Твилла не сомневалась, что если бы даже она сумела отыскать Лотис и потребовала отпустить девочку — лесная колдунья не преминула бы воспользоваться своей красотой, чтобы еще крепче привязать к себе зачарованного ребенка.

А между тем эта мерзкая личина уже была не нужна Твилле. Она и сама не знала, почему до сих пор продолжает носить маску. Нет, все-таки знала. В глубине души девушка опасалась, что у нее не хватит сил уничтожить так поспешно и безрассудно сотворенную личину.

Твилле очень хотелось броситься вдогонку за Лотис, но она понимала, что ничего хорошего из этого не выйдет — ведь девочка снова испугается ее.

Оксил отошел на пару шагов в сторону. Лесной лорд был мрачен, но не из-за Твиллы — его терзали невеселые мысли.

— Пойдем… — сказал он, будто неожиданно вспомнил о том, что девушка все еще рядом с ним. — Совет должен знать…

— Подожди! — остановила его Твилла. — Куда делась Лотис? — Девушка хотела знать это, потому что не собиралась оставлять беззащитного ребенка в руках жестокой красавицы.

Оксил пожал плечами:

— Она может быть где угодно. Она получила что хотела и теперь наверняка захочет испробовать, насколько новая рабыня годится для ее замыслов. Идем! — резко закончил он.

Твилла уже привыкла к завихрениям туманной дымки, которая вновь окутала их и перенесла сквозь пространство. Ей все равно ничего не оставалось, кроме как последовать за лесным лордом.

Они очутились в одном из залов дворца. После солнечного сияния на равнине здешний мягкий свет казался слишком тусклым. Оксил быстро подошел к длинному столу, за которым они обедали. Он вскинул руку — и раздался звук, похожий на шелест листвы на ветру.

«Пусть себе советуется, если больше ничего не может сделать», — подумала Твилла. Но ведь ее саму не сдерживали никакие законы лесного народа! Правда, Твилла не очень хорошо знала, каким наступательным и оборонительным арсеналом она располагает.

Девушка снова достала зеркальце и внимательно всмотрелась в его серебристую гладь. Не для того, чтобы увидеть отражение уродливой маски, — нет, Твилла хотела увидеть нечто иное. А именно — похожую на пещеру комнату с каменными стенами, в которой она наблюдала за величественной Луной. Девушка, может быть, и не могла вызвать туманный вихрь, который мгновенно перенес бы ее в нужное место, — зато она могла с помощью зеркальца определить верное направление. Серебристая гладь зеркальца замерцала, и Твилла пошла к дальнему выходу из роскошного зала. По мере того как она уходила все дальше от зала, свечение зеркальца становилось все ярче. Полностью сосредоточившись на определении верного пути, Твилла переходила из одного коридора в другой и вот уже снова оказалась в том самом ничем не украшенном переходе с тремя дверями, на которых были выложены мозаикой черно-красные символы.

Время перестало для нее существовать. Казалось, она блуждала по бесконечному лабиринту внутренних переходов дворца уже много часов, а может, и дней. Как и комнатка Халди, этот дворец внутри оказался гораздо больше, чем можно было подумать.

Зеркальце полыхнуло ослепительно ярким светом, подобным вспышке молнии. Твилла протерла глаза и увидела, что стоит в той самой лунной комнате. Но сейчас был день, а не ночь, и луна, наверное, не отражалась в бассейне…

Но нет, девушка все же увидела Луну, подойдя к бассейну поближе. Но это был уже не тот великолепный в своем совершенстве сияющий диск — Луна пошла на ущерб. Ущербная Луна… Как раз при такой фазе Луны Твилла творила заклинание, создавая личину. Может быть, сейчас самое время попробовать от нее избавиться?

Твилла присела на колени возле бассейна. Но на этот раз она не протянула зеркальце к воде, а поднесла к своему лицу. Собрав все силы, девушка постаралась увидеть собственное лицо сквозь уродливую маску, которая отражалась в зеркале, и уничтожить гадкую личину.

Но ничего не изменилось. Мерзкая маска по-прежнему оставалась на ее лице. Твиллу пробрала дрожь. Она действительно угодила в западню из-за своего необдуманного поступка.

Ее глаза… Они ведь совсем не такие, как эти — маленькие, с воспаленными веками и почти без ресниц… Ее нос, прямой и тонкий, совсем не похож на это распухшее безобразие, напоминающее вздернутое свиное рыло. И у нее на щеках нет никаких рубцов от оспы. Всего, что отражалось сейчас в зеркальце, на самом деле не существует!

— Время, стой, замри! Молю!
Просьбу выполни мою.
То, что было, мне верни,
Наважденье прогони!
Слова всплыли из потаенного уголка ее памяти, и Твилла пропела их так повелительно, словно отдавала приказ боевому товарищу, готовому ринуться в битву.

Вода в бассейне тихонько зажурчала, как будто откликаясь на песню Твиллы. Но девушка не отрываясь смотрела в зеркало.

— Плохим стало хорошее начало.
Луна породила — солнце спалило.
Избавьте от кары, лунные чары,
Личину прочь заберите в ночь!
Неужели отражение изменяется? У Твиллы перехватило дыхание, она почти всхлипнула, еще не веря своему счастью. Да, о да!

Рябая от оспин, отвратительная, мерзкая маска пропала. В зеркальце снова отражалось ее собственное лицо — ее глаза, ее нос… Да, конечно, Твилла не так прекрасна, как женщины лесного народа, но теперь ни один ребенок не убежит от нее в страхе.

Ребенок… Лотис… Ребенок!

Твилла опустила дрожащие руки и бросила взгляд на бассейн. Луны не было! Она совсем исчезла — как не бывало. На миг у Твиллы все внутри похолодело. Ах, как же… Как же много ей еще нужно узнать! Неужели она снова совершила поспешный, опрометчивый поступок?

Но она должна была… Ребенок…

Девушка неуклюже поднялась на ноги. Даже после того как исцелила Фанну, юная ведунья не чувствовала себя такой утомленной. Однако оставаться здесь она не могла.

Когда Твилла огляделась по сторонам, она обнаружила, что в каменной комнате совсем нет двери. Карла привела ее сюда посредством туманного вихря, точно так же они тогда покинули комнату… Сама Твилла попала сюда каким-то странным способом, с помощью зеркальца. А значит, зеркальце сможет и вывести ее отсюда!

Вот с этой стороны она вошла… Наверное, где-то здесь должен быть и выход. Твилла целеустремленно направилась к ровной каменной стене, направила зеркальце на то, что казалось сплошной скалой… И прошла сквозь стену!

Она снова оказалась в коридоре и, тяжело дыша, прислонилась к стене. Зеркальце выскользнуло из ее руки и повисло на шнурке, обернутом вокруг запястья. В этом коридоре стояла еще более густая темнота, чем везде, — здесь не было серебристых туманов, как в других покоях дворца. Но Твилла хорошо помнила дорогу, которая привела ее сюда. Девушка заставила себя оттолкнуться от стены и пошла обратно.

Проблуждав какое-то время по лабиринту дворцовых переходов, Твилла поняла, что заблудилась и не знает, куда идти дальше. Она медленно подняла зеркальце и попыталась сосредоточиться. Но сколько она ни представляла себе роскошный обеденный зал — зеркальце оставалось тусклым и блеклым. Сейчас Твилла не смогла рассмотреть в нем даже собственное отражение.

Ничего не оставалось, кроме как испытать свою удачу и пойти наугад, что Твилла и сделала. Проблуждав так еще немного, девушка дошла до развилки — коридор разветвлялся на три прохода. Твилла поняла, что не сможет сделать больше ни шагу, и без сил опустилась на пол. Она села, прислонившись спиной к стене, и положила голову на согнутые колени.

Неожиданно какой-то звук вырвал девушку из дремотного состояния, в которое она погрузилась. Шаги, медленные и неуверенные! Твилла подняла голову.

Илон! Он шел один, придерживаясь рукой за стену. Застывший взгляд его невидящих глаз, которые Твилла помнила, может быть, даже слишком хорошо, был, как всегда, устремлен вдаль. Твилла с трудом поднялась на ноги:

— Илон!

Он остановился и быстро повернул голову на ее зов:

— Твилла… Твилла! — Слепой лорд отошел от стены и медленно направился к девушке, вытянув перед собой руки — так, словно тянулся к ней. Твилла поспешила схватить его за руку.

— Я здесь — хотя понятия не имею, где это — здесь… — призналась девушка и нервно рассмеялась.

— Здесь очень запутанные переходы, — сказал Илон. Слепой лорд повернулся к Твилле лицом и крепко сжал ее руку.

Теперь настал его черед смеяться — и он засмеялся, хрипло и резко.

— Лотис при случае находит им забавное применение…

— Лотис! Илон, она похитила ребенка, маленькую девочку! Завлекла ее сюда своими чарами… Оксил сказал, что ничего не может сделать. Их законы запрещают вмешиваться в чужие чары… Но неужели они не понимают, что если похитить ребенка — будет только хуже! Я уверена что девочку станут искать…

— Похитить ребенка… Да как она на такое решилась? — возмутился Илон. Это был уже не безмолвный раб, покорно исполнявший все прихоти Лотис. Илон снова стал тем мужчиной, с которым Твилла бежала из города.

— Мы должны освободить девочку! Илон, где она может быть? Оксил мне не сказал.

— Нет! — Илон до боли стиснул запястье девушки. — Лотис подчинит тебя — она владеет силой… Она очень могущественна — настолько, что даже ее соплеменники об этом не догадываются.

— Илон, у меня тоже есть сила. — Твилла говорила спокойно и отчетливо, стараясь донести до него смысл сказанного. — Я ведь спасла Фанну — помнишь? Его соплеменники не могли исцелить юношу. Я — целительница… Но есть очень много разновидностей силы.

Илон нахмурился.

— Я слышал… Тут говорили… Будто бы у тебя есть странный талисман, действия которого они не понимают. Больше всего на свете этот народ боится железа, оно — страшный яд для них. А твой талисман победил смертельную отраву. Но если ты владеешь столь могущественной силой, то почему…

Твилла догадалась, о чем он собирался спросить.

— Почему я не использовала ее раньше? В деревне, во время наводнения? Потому что… — Девушка тяжело вздохнула. — Потому что я и сама не слишком хорошо понимаю, как действует мой талисман. Я могу только догадываться, и если мои догадки окажутся неправильными — этого, наверное, уже никогда нельзя будет исправить… Этот талисман мне подарила ведунья Халди, моя наставница. И сказала, что я сама должна научиться им пользоваться. Насколько я поняла, она хотела, чтобы я каким-то образом вложила в талисман часть самой себя, своей силы — чтобы он откликался только на мой зов. Но ради ребенка, Илон… Ради ребенка мы должны попробовать…

Твилла попыталась высвободить руку, но слепой лорд держал ее словно железными клещами.

— Илон, ты можешь вывести нас отсюда? — Она переменила тему разговора и с радостью увидела, что слепой медленно кивнул.

— Хотел бы я знать, почему ее чары возвращаются… Да, я могу найти отсюда выход. Но, Твилла… Не связывайся с Лотис, если не уверена в своих силах. Мне кажется, она не такая, как все. Она отличается от остальных… Те, с кем я здесь встречался, не настолько жестоки, как Лотис. В основном они такие же, как мы, — у каждого свой нрав, свои склонности, и каждый волен решать, как ему поступить — хорошо или плохо… — Илон повернулся и повел Твиллу по коридору, крепко держа за руку. — Понимаешь, они каким-то странным образом родственны лесу. И любой вред, причиненный лесу, — срубленное дерево, смятый неосторожным путником кустарник, — они воспринимают как рану, нанесенную им самим. Это для них все равно как для любого из нас рана, нанесенная мечом. Они воюют с нами, защищая свой лес, свой образ жизни. Наш народ для них — постоянная страшная угроза. А оружие, которое применяют лесные люди, странно и подчас непонятно людям нашей расы… Любой, кто чем-либо навредит лесу — срубит дерево или выжжет кустарник, — навлекает неминуемый ответный удар со стороны лесного народа. И пока люди не поймут этого…

— Но — ребенок, Илон! И когда мы впервые заметили ее, девочка была довольно далеко от леса…

Твилла вкратце пересказала лорду Илону, как Лотис подманила к себе девочку чудесными цветами.

— Какая подлость! — Губы Илона скривились, словно ему хотелось плюнуть. — У лесных обитателей мало детей, и их, конечно же, очень высоко ценят. Но Лотис все-таки осмелилась… Наверное, она приворожила такую малышку потому, что надеется изменить ее по своему желанию, вылепить, как гончар лепит кувшин… Лотис рассчитывает, что ее чудовищный поступок простят, когда девочка присоединится к их народу… Однако строить такие планы — это не очень-то похоже на Лотис, насколько я ее знаю.

— Она… Она заставляла тебя прибегать на ее зов, словно ты — не человек, а собака.

На щеках Илона вспыхнул темный румянец.

— Что ж, для нее я и был собакой — и только. Лотис соблазняет мужчин и превращает их в своих рабов… Нет, это даже хуже рабства — никакого невольника не заставляют терпеть такие унижения, как здесь. Мне думается, что даже Оксил не знает, что на самом деле у Лотис на уме, какую колдовскую паутину она плетет втайне от всех.

14

— НО ЧЕГО ЖЕ ОНА ХОЧЕТ?

Слепой лорд ускорил шаг, и Твилле, несмотря на усталость, пришлось за ним поспевать, потому что Илон по-прежнему крепко держал ее за руку. Он снова шел, прикасаясь рукой к стене. Как раз когда Твилла задала этот вопрос, ладонь Илона соскользнула с каменной стены и коснулась одной из запечатанных дверей. Он коротко вскрикнул и отдернул руку.

— Еще одна ловушка? — пробормотал Илон. — Наверное… Что же еще? Но почему здесь? Вряд ли Лотис так предусмотрительна, чтобы защитить все коридоры, какие есть…

— Ловушка? — На мгновение Твилла позабыла о том, что спрашивала раньше. — Это — запечатанная дверь. Карла рассказывала мне… Давным-давно их народ с кем-то воевал, и побежденный в древности враг был заперт за этими опечатанными дверями. Лесной народ и поныне их охраняет.

Илон остановился, отступил на шаг назад и снова оказался напротив массивной деревянной двери, по поверхности которой были выложены мозаикой странные символы. Илон осторожно прикоснулся к двери. Твилла несказанно удивилась, когда его рука, не встретив никакого препятствия, утонула в цельной и твердой с виду деревянной плите.

— Что ты видишь? — спросил Илон.

— Дверь… Дверь, вровень со стеной коридора… На ней выложен мозаикой непонятный символ. Нет ни замка, ни ручки — вообще неясно, как эта дверь открывается…

— Дверь? — Илон без видимых усилий продвинул руку еще глубже в то, что казалось дверью, потом резко отдернул. — Она довольно податлива, я легко прохожу сквозь нее. Ну, да ладно. Оставим им эти тайны — у нас есть другая забота, и мы должны поторопиться…

Илон двинулся дальше, и Твилла снова задала тот же вопрос:

— Как по-твоему, чего добивается Лотис? Илон резко рассмеялся:

— Мне кажется, Лотис и сама этого не знает. Она пыталась использовать меня как инструмент… Или как оружие. Теперь она собирается сделать то же с маленькой девочкой.

— Если только мы ее не остановим.

— А сможем ли мы остановить ее — это уже другой вопрос, — сказал Илон.

Они добрались до развилки — тот коридор, по которому они шли, разделялся на два ответвления. Левый проход был таким же темным, как и все предыдущие коридоры с грубыми каменными стенами, зато справа виднелся проблеск света. Илон приостановился у развилки и повернул голову направо. Твилла заметила, как раздуваются его ноздри, — слепой принюхивался к запахам, которых девушка не ощущала. Впрочем, на какое-то мгновение ей показалось, что она тоже почуяла легкий, едва уловимый приятный аромат. Такой запах необычен для мрачных пустых коридоров.

Илон держался здесь так же уверенно, как и в темных подземельях во время ночного бегства из крепости. У слепого, несомненно, были какие-то свои внутренние ориентиры — потому что вскоре впереди показался мягкий серебристый свет. Твилла разглядела колеблющуюся светлую дымку — это мог быть только тот самый загадочный туман, который, как обычно, то наплывал, обволакивая стены и скрывая проход, то снова отступал.

В стенах вдоль коридора тоже обнаружились ниши со странными статуями, чем-то неуловимо неприятными, хотя внешне фигуры были вполне человекоподобны. В прекрасных формах чувствовались какое-то несовершенство, скрытый порок. Может быть, такое впечатление создавалось из-за коварных усмешек на лицах скульптур или из-за их прищуренных глаз, смотревших как-то искоса и словно с затаенной злобой.

Илон больше не придерживался рукой за стену, а шел прямо и уверенно. Туман заклубился и пополз к идущим длинными извилистыми лентами.

Слепой лорд остановился и повернул налево. Перед ним оказалась дверь. В это самое мгновение их окутала плотная пелена тумана — точно так же рыбацкая сеть захлестывает косяк рыб. Илон вдруг выпустил руку Твиллы — и исчез.

Хотя они только что стояли почти плечом к плечу, Твилла больше не видела Илона. Он совсем скрылся внутри туманного кокона. Вокруг Твиллы тоже вилось облако тумана, но полностью захватить девушку оно не могло. Туманная дымка тянулась к Твилле, даже прикасалась к ее телу — однако сразу же соскальзывала и утекала прочь. Словно корни какого-нибудь растения, которые жадно тянутся к почве, а натыкаются на один лишь твердый камень.

Приятный аромат сделался таким густым и резким, что стал казаться отвратительным. От этого насыщенного запаха перехватывало дыхание.

— Илон! — Твилла отважилась позвать слепого лорда по имени. Облако тумана закружилось рядом с девушкой яростным вихрем и вдруг пропало. Та часть серебристой дымки, которая безуспешно пыталась обвиться вокруг Твиллы, взметнулась плетями, которые неистово хлестали то с одной стороны, то с другой — но все равно ничего не могли с ней сделать. Твилла кожей почувствовала, как бесится в бессильной ярости злобная воля, направлявшая туманные плети.

Илон исчез. Твилла ничего не могла с этим поделать. Она поняла, что Лотис снова сумела каким-то образом до него дотянуться. Но осталась дверь, перед которой стояла девушка, — и на этой двери была самая обычная задвижка. Что там, за дверью? Апартаменты Лотис? Твилла могла только открыть дверь и посмотреть.

Взявшись за задвижку, Твилла почти не сомневалась, что ей не удастся проникнуть за преграду, однако задвижка легко подалась в сторону, и дверь широко распахнулась. Девушка заглянула внутрь.

Она увидела комнату, очень похожую на ту, в которой Твилла отдыхала. Такая же кровать в форме распустившегося цветочного бутона, и такие же занавеси на стенах — только не из листьев папоротника, а в виде густо переплетенных виноградных лоз.

А на кровати… На кровати лежала девочка. Лотис нигде не было видно. Твилла осторожно приблизилась к ребенку. Конечно, похитить у Лотис новую жертву ее злых чар будет совсем не просто! Наверняка тот самый туман, который унес Илона, должен был не выпускать отсюда маленькую пленницу.

Почему туманная пелена не смогла захватить и ее, Твилла не знала. Разве что зеркальце снова спасло ее, сработав на этот раз не как орудие целительского искусства, а как оружие — вернее, как защита.

Твилла подошла к кровати. Девочка лежала с закрытыми глазами и улыбалась, время от времени что-то тихонько бормоча.

Красивые… — расслышала Твилла. — Красивые цветочки… Красивая леди. Вкусный напиток…

Ребенок одурманен! Но насколько глубок ее неестественный сон? Неожиданно девочка заворочалась, открыла глаза и села в постели, уставясь на Твиллу.

— Красивые цветочки… Дай Ванди красивые цветочки…

— Хорошо. — По крайней мере, девочка не настолько одурманена, что не может двигаться. Твилла взяла ее за руку: — Пойдем со мной… Пойдем поищем цветочки.

На этот раз ребенок не отшатнулся от нее в страхе. Зеркальце все-таки сослужило Твилле добрую службу. Теперь, со своим настоящим лицом, юная целительница выглядела точно так же, как любая из крестьянок, которых знала Ванди.

Девочка охотно согласилась. Она быстро выбралась из кровати и без колебаний подала Твилле руку. Твилла напряглась, ожидая появления Лотис. Слишком удачно все складывалось… Слишком легко и просто. Девушка не могла поверить, что лесная колдунья не явится, чтобы остановить их.

Однако Лотис все не показывалась. Твилла вывела девочку в коридор. Туман? Может быть, это и будет та преграда, которую приготовила злая красавица? Может быть, сейчас на них опустится клубящийся туман и унесет Ванди, как совсем недавно унес Илона?

Тягучий пряный аромат, который потек из комнаты вслед за Твиллой и Ванди, внезапно резко переменился. В коридоре пахнуло чем-то отвратительным, гнилостным, настолько противным, что желудок выворачивало наизнанку. Потом послышались звуки… Царапанье, скрежет… Чья-то тяжелая поступь. Завеса тумана, которая поджидала их впереди, вдруг стала редеть и вскоре развеялась совсем. И оттуда на Твиллу и девочку ринулось кошмарное чудовище — хотя и не настолько огромное, как охранник лесных границ, зато гораздо более жуткое и грозное.

Маленькая Ванди пронзительно завизжала, вырвала ладошку у Твиллы и бросилась бежать. Девочку охватил такой запредельный ужас, что она полетела бы прочь, если бы умела летать. Но побежала она не обратно в комнату, а по коридору, в противоположную сторону — в запутанный лабиринт темных переходов дворца.

Шестиногое чудовище прыгнуло на Твиллу и занесло когтистую лапу для удара, который разорвал бы девушку напополам, от плеча до пояса.

Иллюзия! Это должна быть всего лишь иллюзия! Твилла подалась назад, непослушными, дрожащими руками нащупывая заветное зеркальце. Кошмарная тварь прыгнула еще раз — и на середине прыжка растаяла без следа. Твилла услышала крики — Ванди кричала во весь голос и, казалось, совсем обезумела от ужаса. Целительница со всех ног бросилась бежать туда, откуда доносились крики девочки. Сзади снова раздались подозрительные звуки. Твилла обернулась через плечо и увидела новую кошмарную иллюзию. На этот раз видение имело человекообразную форму, но от этого казалось еще более жутким и отвратительным. Скелетообразное худое тело, вместо лица — страшный череп, с которого кусками отваливалась полуразложившаяся плоть. Приблизившись, чудище выплюнуло пучок липких, скользких нитей.

И снова Твилла заставила себя остановиться и направила на этот оживший кошмар свое волшебное зеркальце. Ее окутало густое зловоние гниющего мяса, а потом… А потом эта иллюзия исчезла, точно так же, как предыдущая. Однако, отражая нападения кошмарных тварей, Твилла теряла время.

Ванди уже убежала очень далеко, а Твилла даже не знала наверняка, в какой коридор девочка могла свернуть, — ведь там, дальше, переходы очень сильно разветвлялись.

Девушка побежала так быстро, как только могла. Она не решалась позвать Ванди по имени, потому что опасалась привлечь этим новых кошмарных тварей.

Добежав до первой развилки, Твилла остановилась. Куда дальше? Побежал ли ребенок прямо — туда, откуда пришли Твилла с Илоном, или же девочка свернула в другую сторону? Твилла прислушалась, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук.

Получилось! Она расслышала, как Ванди снова вскрикнула. Может быть, девочке встретилось в темноте еще какое-нибудь жуткое наваждение, посланное, чтобы прогнать ее обратно? Твилла свернула в боковой коридор и снова побежала что было сил, сжимая в руке верное зеркальце. И вот впереди показалась стена, перегораживающая проход, — тупик! Ванди стремглав неслась прямо на стену, словно не видя, что дальше дороги нет. Нет! Еще миг — и ребенок с разбегу ударится головой о каменную стену!

Но случилось нечто иное. Девочка пропала. Когда Твилла подбежала поближе, то увидела одну из дверей, отмеченных странными красно-черными символами. Ванди просочилась сквозь дверь — как и Илон, девочка не встретила там никакой преграды. Твилла последовала за ребенком, хотя ясно видела перед собой прочную, массивную деревянную дверь.

Она прошла дверь насквозь — как и говорил Илон, настоящей двери там не оказалось. Преграда была, но мягкая и податливая, похожая на студенистую пленку. Эта преграда лишь немного замедлила движение Твиллы, но не задержала ее. Там, внутри, было гораздо темнее, чем в извилистых коридорах дворца.

Только сейчас Твилла осмелилась окликнуть девочку. Ведь если она не сумеет отыскать Ванди в этой непроглядной темноте, обе они окажутся в еще большей опасности.

— Ванди! Ванди! — Девушка медленно и осторожно, шаг за шагом продвигалась все дальше в этом царстве мрака.

— Ванди! — позвала она еще раз и резко остановилась. Впереди, совсем неподалеку, раздался всхлип — девочка была там!

Если бы только здесь было хоть чуть-чуть светлее! Может быть, это страстное желание заставило отозваться силы, которыми Твилла повелевала, сама того не сознавая? Из серебристого зеркальца вырвалась светлая дымка и потянулась туманной спиралью. Она светилась не так ярко, как туманная мгла в коридорах замка, но все же это было хоть какое-то оружие против окружающего мрака.

Твилла стала водить зеркальцем из стороны в сторону, стараясь рассмотреть что-нибудь впереди. Она снова услышала негромкий всхлип, на этот раз — где-то справа. Тусклое свечение туманной дымки, выходящей из зеркальца, позволило девушке разглядеть какую-то дыру с неровными краями. Но другого источника света все равно не было.

— Ванди! — еще раз позвала Твилла.

— Я здесь… — тихо ответила девочка и снова всхлипнула.

Твилла пошла туда, откуда донесся голос, — под грубо вырезанную арку.

Свет от туманной дымки распространялся совсем недалеко. Твилла боялась потеряться здесь, в кромешной темноте, — точно так же, как она недавно потерялась в лабиринте дворцовых коридоров. Но она еще не отыскала девочку, а потому упорно продолжала идти вперед.

— Ванди! — снова позвала Твилла.

В ответ раздался жалобный детский плач — по-прежнему где-то впереди. При слабом свете из зеркальца Твилла различала стены коридора — но не гладкие, а покрытые бороздами, выемками и неровностями. Один раз, когда девушка повела зеркальцем вправо, на стене блеснул какой-то слизистый налет — наверное, след, оставленный неизвестным созданием, обитающим во мраке. Только этот след был совсем не такой, какой остается после обычной улитки. Слой слизи был толщиной с кулак. Твилле не хотелось даже думать о том, какое существо могло здесь проползти. А потом Твилла чуть не упала — когда кто-то маленький выскочил из темноты и бросился к ней. Это была Ванди. Девочка прижалась к Твилле дрожащим тельцем и крепко обхватила ее обеими руками.

— Ванди!

— Забери меня… Забери меня отсюда! — дрожащим голосом крикнула испуганная малышка. — Чудовища… Они нас поймают!

— Чудовищ больше нет. — Твилле хотелось верить, что это так и есть, что кошмарных иллюзий и вправду больше не будет. Здесь, в кромешном мраке, они показались бы во сто крат страшнее. — Пойдем, детка. Нам надо выбираться отсюда.

Твилла повесила зеркальце на шею, и свет, исходящий от него, как будто стал немного ярче. А может быть, ее глаза просто привыкли к темноте и она стала чуть лучше видеть. Твилла осторожно разжала пальцы судорожно цеплявшейся за нее девочки, потом крепко взяла Ванди за руку и повернулась в ту сторону, откуда пришла.

Девушка решительно двинулась обратно, к выходу. Она не могла позволить себе поверить, что потерялась: как можно было потеряться, если за дверью она повернула только один раз? Однако арка с неровными краями все не показывалась, хотя Твилла была уверена, что прошла уже достаточно далеко.

— Пожалуйста, ну пожалуйста! Выведи нас обратно! — Девочка прижималась к Твилле, ее маленькое тельце била дрожь. Твилла и сама немного испугалась.

— Да, конечно. Конечно, мы выберемся обратно. — Девушка старалась успокоиться, преодолеть свой страх и вселить уверенность в испуганное дитя. — Мы обязательно выберемся отсюда!

Да только в свете зеркальца не было видно никакой арки, лишь нескончаемый грубо вырубленный в скале проход с неровными стенами. Твилла должна была признать, что на это место, несомненно, наложены некие заградительные чары.

В темной пещере было очень сухо, под ногами Твиллы и Ванди лежал толстый слой пыли. От их шагов пыль поднялась в воздух, и обе закашлялись.

— Я хочу пить… — пожаловалась девочка. — Пожалуйста… Скоро уже выход?

— Мы обязательно его найдем… — Долго ли еще Твилла сможет притворяться, что она знает, где они находятся, и блуждание в темных переходах скоро закончится?

Только одно поддерживало в девушке надежду — по мере того как они шли, свет в зеркальце разгорался все ярче и ярче. Твилла уже видела дорогу на целых три или четыре шага вперед. Правда, больше ничего видно не было — кроме бесконечных выщербленных стен по бокам да пола, покрытого толстым слоем пыли, под ногами.

И вот наконец впереди что-то блеснуло — свет зеркальца отразился от какой-то гладкой поверхности. Твилла приостановилась и повернулась немного левее, чтобы получше осветить блестящий предмет. Все что угодно, кроме неизменного грубого камня стен, могло оказаться важным.

Когда лучик света упал на блестящую поверхность, Ванди снова испуганно вскрикнула, прижалась к Твилле и спрятала лицо в ее испачканных юбках. Сама же Твилла только негромко ахнула и на мгновение застыла.

Из стены пещеры выступало лицо, но блеск отраженного света мешал как следует его рассмотреть. Твилла еще немного повернула зеркальце — и увидела гладкий, блестящий язык, вывалившийся из оскаленной зубастой пасти.

Девушка замерла от неожиданности и удивления, но вскоре сообразила, что это — не новое чудовищное наваждение, вылезающее на них прямо из стены, а скорее высеченная в скале страшная маска. Может быть, эту маску вырезали здесь, чтобы от чего-то предостеречь?

Рассматривая звериную маску; Твилла постепенно овладела собой и успокоилась. Она увидела, что это — барельеф. Скульптура изображала голову огромного вепря — но такого ужасного, каких никогда не видывали по ту сторону гор. Вырезана голова чудовища была столь искусно, что, казалось, оживала, когда ее касалась легкая туманная дымка.

— Ванди, не бойся. Оно не живое. — Твилла прижала к себе дрожащую девочку. — Просто кто-то вырезал эту морду из камня. Помнишь, какие бывают огородные пугала? — Ученица ведуньи не знала, сохранился ли этот обычай у переселенцев по эту сторону гор, но у всех крестьян и вольных фермеров праздник урожая считался едва ли не самым главным праздником в году.

— … Уведи нас! — Голос Ванди звучал глухо и сдавленно. Девочка так и стояла, уткнувшись лицом в юбку Твиллы.

— Нет, я не могу! — Она должна была как-то успокоить девочку. Слишком хорошо ей запомнились рассказы о людях, которые сходили с ума, побывав в лесу. Если Ванди слишком сильно испугается — что тогда делать с бедным ребенком?

Твилла медленно подошла к страшной каменной маске, таща за собой Ванди. Потом отцепила маленькие ручки от своей юбки, стараясь не причинить девочке боли.

— Ванди… — Твилла опустилась на колени, подняв при этом тучу пыли, которая покрыла всю ее одежду, руки, лицо и волосы. Крепко держа девочку обеими руками, Твилла повернула ее лицом к стене.

— Смотри! — велела девушка и, протянув руку, дотронулась до кончика языка, свисающего из пасти каменного страшилища.

Бледная, испуганная Ванди широко открыла глаза.

— Это обыкновенный камень, — наставительно сказала Твилла. Она чуть привстала и провела рукой по скульптуре, так точно и живо воспроизводящей отвратительную и жуткую морду чудовищного зверя, — погладила по косматой каменной шкуре, между глазами, вдоль длинного рыла, засунула руку в разинутую пасть, потрогала зубы, потом снова потрогала язык. Ванди всхлипнула:

— Оно не настоящее…

Твилла кивнула и вздохнула с облегчением:

— Да, не настоящее. Это просто фигурка из камня. Ванди, ты ведь живешь на ферме, верно?

Девочка все еще зачарованно смотрела на скульптуру, не отрывая взгляда, однако же кивнула в ответ.

— А когда поля только-только засеяны. — Твилла старалась вспомнить все, что знала о фермерском труде. — Разве птицы не прилетают, чтобы склевать зерно?

— Прилетают…

— И что тогда делают фермеры? — подсказывала Твилла.

— Мы сделали пугало. — Дыхание девочки выровнялось, она заговорила уже совсем нормально, без надрывных всхлипов.

— Вот-вот, вы сделали пугало… Туловище — из старого тряпья, которое уже никому не нужно, голову с волосами из соломы…

— Мы нарисовали ему глаза — большие и черные, и еще рот, вот такой… — Ванди приставила пальчики к уголкам рта, показывая, какой широкий рот получился у огородного пугала.

— У вас наверняка вышло очень хорошее пугало, — похвалила девочку Твилла. — Так вот, мне кажется, что этот каменный зверь — тоже пугало…

— Но здесь же нет поля… — быстро возразила Ванди.

— Верно, но это значит, что пугало поставлено здесь для другой цели… Не для птиц…

— А для нас? — Девочка снова ухватилась ручонками за юбку Твиллы.

— Оно стоит здесь уже очень, очень давно. — Девушка постаралась уйти от прямого ответа. — Наверное, те, для кого было сделано это пугало, тоже жили давным-давно. Но мы ведь с тобой не глупые птицы — мы понимаем, что пугало — не настоящее, правда?

Малышка посмотрела Твилле прямо в глаза:

— Леди, как мы отсюда выберемся? Девушке не оставалось ничего другого, кроме как сказать правду:

— А это мы с тобой вместе должны выяснить. Если была дорога, которая привела нас сюда, — значит, должна быть дорога, которая выведет нас обратно. Нам остается только хорошенько ее поискать.

— Я хочу пить, — напомнила девочка.

— Да, и воду мы тоже должны найти. Под землей часто протекают ручьи — и мы сможем найти такой ручей. — Утешать и приободрять кого-то другого — это одно, а самому поверить в то, что обещаешь, — совсем другое.

Твилла и Ванди пошли дальше, оставив каменного вепря позади. Вскоре после этого проход, по которому они шли, разделился на два коридора. Над каждым коридором возвышалась арка. Одна из них была гладкой, и, поднеся свет поближе, Твилла разглядела на ней какие-то неведомые письмена. На другой арке никаких надписей не было. Девушка решила свернуть под арку с письменами.

Этот коридор шел не прямо, часто поворачивал — хотя боковых ответвлений в нем не было. Пройдя за очередной поворот, Твилла вздохнула с облегчением. Впереди виднелся свет. Не яркий дневной свет, но все же и не такой тусклый, как свет волшебного зеркальца. Крепко держа девочку за руку, Твилла прибавила шаг.

Дойдя до конца коридора, они попали на небольшой скальный выступ, откуда открывался вид на пещеру — такую огромную, что дальних стен не было видно. Стены пещеры поросли лишайником, от которого, собственно, и исходил свет.

Самым странным в этой пещере был лес — из низкорослых, скрюченных деревьев, но все-таки лес. Вернее, это были даже не настоящие деревья и не разросшиеся кусты — они больше всего походили на выстроившиеся рядами гигантские грибы-поганки, покрытые бархатистой на вид плесенью.

Было что-то очень неестественное в этих бугристых растениях. Твилле почему-то очень не хотелось подходить близко к лесу из гигантских грибов. К счастью, грибы росли не вплотную к стенам пещеры, оставался еще довольно широкий проход. Твилла не сомневалась, что где-нибудь с другой стороны пещеры обязательно найдется еще один выход. А вниз с уступа вела узкая лестница из грубых, высеченных прямо в скале ступеней.

— Пойдем… Иди за мной и внимательно смотри под ноги, — сказала Твилла и начала спускаться по лестнице.

15

ВОЗДУХ В ПЕЩЕРЕ был сырым и вязким, с неприятным запахом плесени. Но отвратительной вони, сопутствующей появлению чудовищ, здесь все же не чувствовалось. Твилла осторожно перешагивала со ступеньки на ступеньку — ей очень не хотелось опираться рукой о стену, поросшую пушистым светящимся лишайником. Хорошо хоть, что спускаться пришлось не так уж и далеко.

Прежде всего нужно было отыскать воду. После путешествия по пыльным коридорам им обеим страшно хотелось пить, в горле все пересохло. Без еды, конечно, тоже далеко не уйдешь, а сколько им еще придется здесь блуждать — Твилла не могла даже предположить.

— Леди… — Когда они спустились на дно пещеры, Ванди снова прижалась к девушке. — Мне не нравится это место…

— Мне тоже. Но мы должны отыскать выход наружу. — Твилла старалась вложить в свои слова уверенность, которой сама не чувствовала.

Ее все больше беспокоил странный негромкий шорох — как будто эти бугристые грибы действительно были деревьями, в ветвях которых гулял легкий ветерок и шелестел листвой. Потом Твилла услышала другой звук — легкое журчание воды. Девушка устремилась вперед, надеясь отыскать ручей. Судя по звуку, вода была где-то неподалеку.

Твилла и Ванди шли вдоль стены пещеры, стараясь держаться подальше от лишайниковых наростов. Вскоре они добрались до небольшой расщелины в скале, вокруг которой лишайники не росли — как будто им не нравилось, что скала в этом месте влажная. А она и вправду была влажная — из узкой расщелины вытекал ручей. Поток воды пересекал дорожку и убегал куда-то в глубь грибного леса. Бугристые грибовидные заросли расступались вокруг ручья. Похоже, грибы тоже не приживались у самой воды.

— Пить… — Ванди отпустила юбку Твиллы, грязную и измятую, и бросилась было к воде. Но девушка быстро схватила ее за руку и удержала. Кто знает, какая вода может быть в ручье, протекающем в таком странном месте? Нужно принять все меры предосторожности.

— Может быть, здесь плохая вода, — сказала Твилла. — Мы должны сперва проверить ее, а потом пить.

По сравнению с речкой, которую Твилла вместе с Илоном переплывала во время грозы, этот поток был всего лишь жалким маленьким ручейком. И Твилла, и даже маленькая Ванди легко могли через него перепрыгнуть. Девушка опустилась на колени и набрала воды в сложенную лодочкой ладонь. Вода была холодной, как лед, и кристально чистой.

Твилла знала только один способ проверить, хорошая это вода или плохая. Правда, девушка немного сомневалась, подействует ли ее средство в этом случае. Она взяла в другую руку зеркальце и капнула несколько капель воды на гладкую поверхность серебристого диска.

Зеркальце осталось таким же чистым и светлым, как и раньше. Достаточно ли этой проверки? Можно ли считать, что вода в ручье, который течет в таком необычном месте, действительно чистая и безвредная?

Твилла поднесла зеркальце к губам и лизнула воду. Хотя на зеркальце оставалось всего несколько капель, немного воды все-таки попало ей в рот. Никакого особого вкуса Твилла не почувствовала.

— Дай и мне попить! — Ванди потянула ее за юбку.

— Да, можешь попить. Но сделай это так же, как я. — Она снова набрала в горсть воды и слила на гладь зеркальца. Девочка мигом слизнула маленькую порцию живительной влаги. Это заняло какое-то время — они обе очень сильно хотели пить, но из предосторожности были вынуждены утолять жажду по одному маленькому глотку за раз.

— Хорошо! — Ванди наконец напилась и присела на корточки. С нижней части лица пыль уже смылась, пока девочка пила. Немало капель попало и на переднюю часть ее простого, невзрачного платьица.

Твилла понадеялась, что девочка права. Она отвернула подол платья и насухо вытерла зеркальце чистой тканью. Самой Твилле вода тоже показалась вполне хорошей, но не в чем было унести с собой хоть сколько-нибудь благодатной влаги. К тому же теперь, когда они остановились и утолили жажду, Твилла вдруг поняла, как сильно она устала.

Не было никакой возможности определить, как долго они блуждают в этом странном месте и сколько уже прошли. Но Твилла начала сомневаться, смогут ли они идти дальше, не передохнув хотя бы немного.

Ей захотелось остаться здесь, возле ручейка… Девушка встала и подошла к расщелине в скале, откуда вытекал ручей. Щель была совсем узкая, и даже маленькая Ванди не смогла бы пролезть через нее, не ныряя под воду. Нет, через эту расщелину им отсюда не выбраться.

Однако ручей должен был где-то вытекать из пещеры — может быть, в том месте отверстие в скале окажется побольше? Ручей бежал по прямой линии от скалы и еще на несколько шагов, потом поворачивал — похоже, как раз в том направлении, куда шли Твилла и Ванди. Вот и прекрасно! Значит, они пойдут дальше вдоль берега ручья.

— Леди… — Девочка медленно подошла к Твилле. — Я хочу кушать… Выведи нас отсюда!

— Я пытаюсь, — устало ответила целительница. — Мы пойдем вдоль ручейка…

— У меня болят ножки… Я хочу посидеть. — В голосе Ванди появились капризные, жалобные нотки. Твилла не могла ее в этом винить.

Да, им нужно найти место, где можно немного отдохнуть. Что же касается еды… По ту сторону гор некоторые грибы не просто годились в пищу, а даже очень высоко ценились любителями вкусно поесть. Однако здесь Твилла не видела ни одного знакомого гриба. И ей почему-то не хотелось подходить близко к этим грибам-деревьям, чтобы отломить кусочек на пробу.

Дальше ручей продолжал изгибаться и стал заметно шире. Он был мелкий, но для того, чтобы попасть на другую сторону, им придется переходить воду вброд. По обеим сторонам ручья грибы-деревья росли на приличном расстоянии от берега.

Только сейчас Твилла обратила внимание на то, что гигантские грибы росли не как попало, а ровными рядами. Словно это был какой-то чудовищный сад, выращенный для определенной цели.

Ванди вскрикнула и заплакала. Твилла обернулась и увидела, что девочка сидит на земле, раскачиваясь из стороны в сторону, и сжимает ладошками ушибленное колено. Определенно, и у Ванди, и у нее самой силы уже на исходе.

Но совсем недалеко отсюда Твилла заметила еще одну стену, которая тянулась под прямым углом к той скале, вдоль которой они сюда пришли. Возле этой стены не было зарослей грибов-деревьев. Только в одном месте росло несколько штук. Но эти грибы вовсе не походили на деревья. Они были очень странной формы — из общей кучи в разные стороны торчали причудливые наросты. На некоторых наростах что-то поблескивало — это было заметно даже при здешнем тусклом свете.

— Осталось пройти совсем немного, Ванди. — Твилла помогла малышке подняться на ноги. — Мы перейдем через ручеек, вон к той стене — видишь?

Опираясь на руку своей старшей спутницы, девочка вошла в воду. Они перешли ручей вброд и приблизились к причудливым грибам. Вблизи стало заметно, что они отличаются от грибов-деревьев не только формой. Грибы-деревья все, как один, были темно-коричневые, а эти оказались разноцветными — с отливом очень тусклых и приглушенных, но вполне различимых цветов. Если приглядеться, на поверхности этих грибов можно было даже угадать какие-то узоры — серые пятна, красные полоски, синие завитки.

Когда Твилла и Ванди проходили мимо грибов, из осторожности стараясь держаться от них подальше, девушка с удивлением угадала в одном из причудливых наростов… рукоять меча! Поросший кустистой плесенью, которая скрадывала истинные очертания, — но все-таки это был меч.

Мысль об оружии подбодрила Твиллу. Велев Ванди оставаться на месте, девушка подошла к кучке странных грибов. Уже заметив ножны меча, Твилла смогла теперь разглядеть и боевой топор на длинной рукояти — секиру. Если присмотреться, здесь, наверное, можно было найти и другое оружие.

Девушка осторожно потянулась к мечу. Когда она дотронулась до рукояти, пушистая поросль лишайника, покрывавшая оружие, смялась под ее рукой. На ощупь лишайник был липкий и скользкий, дотрагиваться до него было в высшей степени неприятно. Но Твилла преодолела отвращение и, ухватившись покрепче, потянула меч из ножен. С тем же успехом можно было тянуть за меч, замурованный в камне.

Девушка не смогла заставить себя дотронуться до еще какого-нибудь оружия, спрятанного под порослью противного лишайника. Разочарованная неудачей, Твилла вернулась туда, где оставила девочку. Ванди снова сидела на земле и тихонько плакала, грязными кулачками размазывая слезы по щекам.

— Здесь мы немного отдохнем, наберемся сил. Пойдем. — Твилла снова помогла девочке подняться и повела ее за собой до самой стены. Ванди свернулась калачиком, положив голову целительнице на колени, и почти сразу уснула.

А Твилла никак не могла расслабиться, хотя у нее все тело ломило от страшной усталости. В этом подозрительном, непонятном месте девушка все время была настороже. Наконец Твилла обеими руками взялась за зеркальце.

На серебристой глади маленького диска отразились ее серое от пыли лицо, усталые глаза. Внезапно Твилла подумала о другом лице — Илона, — но без маски из чародейского тумана, который отнял у молодого лорда зрение. Твилла представила Илона таким, каким он был бы, если бы полностью освободился от чар Лотис.

Неужели ей показалось? Или она в самом деле увидела в зеркальце лицо Илона? Твилла засомневалась… Но… Да! Слепой лорд смотрел прямо на нее — так, словно мог видеть ее через волшебное зеркальце!

Твилла тихонько зашептала. Только на этот раз она не сочиняла стишки, высвобождавшие силу зеркальца, а просто пересказывала Илону все, что с ней случилось после того, как они расстались перед дверью в комнату Лотис…

По мере того как Твилла рассказывала, лицо Илона в зеркальце становилось все более ясным и живым. Она почти закончила свой рассказ, когда изображение вдруг задрожало и пропало — словно кто-то стер его с глади зеркальца. А вместо лица Илона в зеркальце появилась чья-то тень, которая быстро сгущалась и с каждым мигом проступала все отчетливее. На мгновение Твилла увидела лицо лорда Оксила, потом зеркальце снова замерцало, и изображение исчезло. На Твиллу снова навалилась усталость — как это бывало всегда после того, как она использовала волшебную силу зеркальца. У девушки уже не было сил бороться с изнеможением. Почти не осознавая, что делает, она прилегла на каменный пол пещеры. Рядом, свернувшись калачиком, тихо сопела во сне маленькая Ванди. Глаза Твиллы закрылись, и она уснула.

Утомленная девушка спала крепко, никакие сны ей не снились. Сколько она так проспала — Твилла не знала. Ее разбудила Ванди, которая толкала девушку и что-то кричала ей в самое ухо. Еще как следует не пробудившись от тяжелого сна, Твилла с усилием приподнялась на локте. Ванди трясла ее за плечо:

— Леди! Проснись! Они… Они идут! Леди, они до нас доберутся!

Они? Не понимая, что происходит, Твилла огляделась. Поначалу девушка не заметила, что изменилось с тех пор, как она уснула. Но потом… Они действительно двигались! Первый ряд грибов-деревьев подобрался совсем близко к берегу ручья. Еще немного — и они окажутся в воде. Гигантские грибы больше не стояли ровными рядами. Они двигались, медленно, но верно, к воде — к Твилле и Ванди!

Девушка схватила зеркальце, но оно снова потускнело. Если эти… Если эти существа до них доберутся… Ей придется сражаться с противными, покрытыми отвратительной плесенью грибами. От этой мысли Твилле сделалось дурно. Пошатываясь, она поднялась на ноги и побрела к заросшей плесенью куче оружия. Меч она вытащить не смогла, да и все равно Твилла ничего не знала об искусстве боя на мечах. Она ведь целительница, а не воин.

Что же тогда выбрать? Ее взгляд задержался на секире с длинной ручкой, и Твилла ухватилась за нее. По крайней мере, секира достаточно длинная, чтобы наносить удары с какого-то расстояния. Кроме того, Твилла имела некоторое представление о том, как обращаться с топором, — ей приходилось в свое время колоть дрова для очага, еще когда она жила у ведуньи Халди.

Твилла уперлась ногами в землю, покрепче ухватилась за древко секиры и потянула изо всех сил. Секира не сдвинулась с места. Твилла собралась с силами и потянула еще раз. Когда она немного наклонилась вперед, чтобы поудобнее перехватить древко секиры, зеркальце качнулось из стороны в сторону.

Из зеркальца ударил лучик света — прямо в поросшую плесенью грибовидную массу. В том месте, куда попал лучик, плесень сморщилась и отвалилась. Твилла еще раз потянула топор на себя — и внезапно он легко поддался ее нажиму. Девушка пошатнулась и едва не упала — ей пришлось отступить назад, чтобы удержаться на ногах.

— Леди! Они идут! — закричала Ванди. Твилла обернулась, держа наготове оружие. Только… Долго ли она сможет выстоять против этого нашествия грибов? Зеркальце помогло ей добыть оружие, но сможет ли оно остановить создания, которые подступали все ближе, неуклюже шлепая через ручей?

У Твиллы не было времени менять оружие. Оставалось только пустить в ход то, что было в руках. Грибы-деревья приближались — и первый двигался на несколько шагов впереди остальных.

Девушка подождала, пока гриб подойдет поближе — так, чтобы точно не промахнуться, — и подняла секиру. Лезвие взметнулось вверх и обрушилось на первый гриб, в верхней его части. Но от гриба не откололось ни кусочка, и на какой-то миг сердце Твиллы сжалось от страха — девушка побоялась, что этим оружием грибы-деревья не возьмешь.

Но потом… Раздался крик, громкий и хриплый. Маленькая Ванди не могла так кричать. В том месте, куда угодило лезвие секиры, поначалу не оставив никакого следа, на грибе-дереве вдруг появилась расщелина. Коричневая кора растрескалась и начала отваливаться кусками. Гриб остановился на месте. Его товарищи, которые уже перешли ручей, приблизились и столпились вокруг него, словно не зная, что делать дальше, и позабыв, зачем они вообще направлялись к Твилле и девочке.

А от раненого гриба отваливалось все больше коричневых кусков коры. Но под этой губчатой оболочкой было что-то еще, совсем другое. Когда вся наружная корка отпала, на месте гриба-дерева осталось существо, тощее, словно скелет. И этот хилый остов не упал на землю, а продолжал стоять. Существо вскинуло тонкие руки, подзывая поближе своих сородичей.

Твилла снова взмахнула секирой и ударила еще раз. Но не по скелетоподобному существу, которое снова громко закричало, а по одному из грибов-деревьев, подошедших следом. Прикосновение металла и на этот раз вызвало странное превращение.

Девушка тяжело вздохнула. Похожее на скелет существо, как и его товарищ, не делало попыток приблизиться к ней — только подзывало остальные грибы-деревья. Может быть, эти странные создания таким образом вынуждают ее подарить им свободу? Поскольку ей все равно не оставалось ничего другого, Твилла взмахивала секирой снова и снова. Руки у нее болели от непривычных движений, но подходили все новые и новые грибы-деревья, и Твилла никак не могла остановиться. Наконец последний гриб получил свой удар секирой. Девушка опустила топор и оперлась на длинное древко, тяжело дыша и дрожа от усталости. С немалым удивлением она смотрела на странные создания, которые выстроились перед ней рядами.

Это оказались не скелеты — просто очень исхудавшие люди со сморщенными, высохшими лицами. Ростом они были ниже Твиллы. Все скелетоподобные существа смотрели на нее. Те двое, которых Твилла освободила первыми, упали на колени и поползли к ней. Увидев, что Твилла заметила их движение, изможденные люди закричали и пали ниц, протягивая к ней руки. Они так рьяно выражали покорность, что девушка поверила — ей не желают ничего дурного.

Только когда весь грибной лес освободился от коры и ожил, Твилла заметила перемены, произошедшие с грудой оружия, — с него тоже опали все отвратительные наросты. Двое тощих людей, выразив благоговение перед освободительницей, направились к сложенному оружию и схватили мечи.

Засверкали обнаженные клинки, и остальные освобожденные тоже потянулись к оружию вслед за первыми двумя. Твилла увидела, как один из них натягивает кольчугу, такую маленькую, что могла бы прийтись впору разве что малышке Ванди. Твилла и девочка отошли назад, к стене. Не выпуская из рук секиры, Твилла с удивлением наблюдала за толпой исхудавших до невозможности существ, которые суетились вокруг груды оружия. На оружии не осталось и следов плесени, оно сверкало, как новое.

Один из тощих маленьких людей, уже полностью вооруженный, протолкался сквозь толпу сородичей и подошел к Твилле. Слишком свободная кольчуга болталась на его изможденном теле, но он подпоясался ремнем, на котором висел меч в ножнах. В руках маленький воин держал простой шлем. Приблизившись к Твилле, он низко поклонился, а потом показал на зеркальце, висевшее у девушки на груди.

Зеркальце больше не было тусклым. Наоборот, в ответ на жест маленького воина серебристый диск вспыхнул ярким светом. Тот положил свой шлем на камень и жестами показал, что хотел бы посмотреть на себя в зеркало.

Твилла сняла ремешок с шеи и сперва взглянула в зеркальце сама. Но увидела она не свое отражение, а невысокого, широкоплечего мужчину с бородой, с энергичным и по-своему благородным лицом. Девушка быстро повернула зеркальце к изможденному мужчине и немного отступила, чтобы тот мог рассмотреть отражение. Низкорослый воин громко вскрикнул от радости. Его товарищи, которые все еще возились у груды оружия, подняли головы и посмотрели на него, а потом заговорили между собой хриплыми, низкими голосами. Твилла не поняла ни слова из их гортанной речи. Потом они снова выстроились в ряд, один за другим, и двинулись к девушке — точно так же, как шли получать удар секирой.

С тем воином, который первым увидел себя в зеркале, начали происходить удивительные перемены. На этот раз от него ничего не отвалилось — как это было, когда он высвобождался из оболочки гриба-дерева. Наоборот, плоти в нем заметно прибавилось. Тело маленького воина раздалось вширь, окрепло, и вскоре он стал в точности таким, каким Твилла увидела его в волшебном зеркале. Прозвучала какая-то команда, и все снова повернулись туда, где недавно лежали сваленные в кучу доспехи и оружие.

Теперь на том месте осталась лишь утоптанная пыль — и еще один предмет, сразу притягивающий к себе взгляд.

Это была секира, очень похожая на ту, которая лежала сейчас у ног Твиллы. Только сделанная не из серой стали, как все остальное оружие и доспехи, некогда грудой лежавшие поверх нее. Лезвие отливало красноватой медью или, может быть, потускневшим золотом — Твилла не поняла, что больше напоминает ей этот цвет. Лезвие и рукоять секиры украшала богатая гравировка.

Один из сморщенных, истощенных бывших узников стоял в стороне и не приближался к груде оружия, пока его товарищи суетились, выбирая себе доспехи, мечи и топоры. Теперь же он подошел и поднял с земли поблескивающую красным золотом секиру.

В его руках секира словно ожила — совсем как волшебное зеркальце Твиллы. Едва его руки легли на древко секиры, чудесное оружие засветилось красным золотом. Он поднял секиру — и Твилла увидела, что на ней вырезана голова вепря. Острые клыки, длинное рыло, уши торчком — звериная голова была сделана так же искусно, как и каменный барельеф на стене пещеры.

Человек, который держал в руках секиру, вдруг начал преображаться — и его изменяла не волшебная сила зеркальца Твиллы. Его сгорбленная спина распрямилась, он гордо поднял голову, костлявый остов оброс могучими мускулами. Этот мужчина был выше ростом, чем все остальные пленники грибов-деревьев. Он был примерно одного роста с Твиллой — хотя и намного ниже стройных мужчин лесного народа и даже большинства мужчин, пришедших из-за гор.

На нем не было кольчуги, но жалкие обрывки одежды, прилипшие к его телу, вдруг разрослись и слились в одно целое — точно так же, как прежде восстановила прежний облик его плоть. В отличие от того воина, который смотрелся в зеркало, этот был без бороды. Тонкие черты лица и телосложение выдавали в нем человека другой расы.

Держа секиру с кабаньей головой словно скипетр или иной знак власти, он направился к Твилле. Все расступались перед ним, как придворные перед королем. Он подошел и остановился плечом к плечу с преображенным бородатым воином, который первым заглянул в волшебное зеркало.

Увенчанная головой вепря секира качнулась в сторону Твиллы, и девушка чуть наклонила голову, в свою очередь выражая почтение. Этот необычный человек определенно был облечен немалой властью.

Потом он заговорил — не на том гортанном наречии, которого Твилла не понимала, а на языке верхнего мира, хотя и с несколько необычным произношением.

— Ты — не из народа деревьев, и она — тоже. — Он чуть качнул секирой в сторону Ванди, которая с расширенными от удивления глазами стояла возле Твиллы. — Как вы попали сюда и почему?

— Мы оказались здесь случайно — потерялись в пути. А почему? Потому что нас преследовали…

Некоторое время он молчал, обдумывая услышанное.

— За вами охотятся те, что живут в деревьях? В толпе окруживших их воинов поднялся ропот.

— Эта девочка… — Твилла погладила малышку по голове, и Ванди снова прижалась к ней. — Ее похитили… Девочку нужно вернуть к людям ее крови.

— Как вы смогли пройти по давным-давно запечатанному пути? — Он задал новый вопрос, и Твилла кожей почувствовала, как все насторожились в ожидании ее ответа. Наверное, все эти воины тоже понимали речь верхнего мира, даже если и не говорили на этом языке.

— Ванди пробежала сквозь одну из запечатанных дверей… Я пошла за ней следом, — просто объяснила девушка. — А потом мы заблудились. Вы поможете нам вернуться в лес?

— Если вы не из народа деревьев и они охотятся за этой девочкой — зачем же вам возвращаться в их владения?

— Там живут и другие… Люди из народа, к которому принадлежит Ванди. Думаю, я смогу выбраться из леса и вернуть девочку домой.

— А ты… — Его взгляд переместился на зеркальце, висевшее на груди Твиллы. — Ты — властительница этого народа?

— Нет. Если они найдут меня, то отнесутся ко мне как враги. Но девочку непременно нужно вернуть обратно, к ее народу. А люди, которые живут в деревьях… Только одна из них — мой недруг. Я — сама по себе и не принадлежу ни к лесному народу, ни к живущим на равнине.

— Прошло много времени, очень много… — сказал мужчина. — И мы должны получше узнать, что творится в мире, прежде чем давать обещания, которые, может быть, не сможем выполнить. Но раз уж ты доказала, что обладаешь силой и можешь вернуть давно утраченное — как ты сделала это с Горамом, — может быть, ты сделаешь это и для остальных?

— Охотно, — согласилась Твилла, снова не подумав как следует — возможно, совершая очередное безрассудство. Однако без помощи этих людей, освобожденных от сковывавших их чар, Твилла и Ванди никак не смогут найти дорогу обратно, в свой мир. — Пусть каждый подойдет ко мне, по очереди, один за другим. — Девушка приготовила зеркальце, надеясь, что его силы не истощатся прежде, чем она завершит преображение всех воинов этого неведомого народа.

Они выстроились в ряд и стали по одному подходить к Твилле. Каждый горел нетерпением поскорее взглянуть в сияющий волшебный диск. Посмотрев в зеркало, иссушенные чарами и временем люди удивительно преображались. Все пленники грибов-деревьев были в чем-то схожи друг с другом. Невысокие, широкоплечие, с крепкими, мускулистыми руками — такими длинными, что могучие кулаки свисали почти на уровне колен. Ноги у них были короткие, но очень массивные и мускулистые. И несмотря на невысокий рост, воины этого народа производили внушительное впечатление — от них веяло могучей силой.

Те, к кому уже вернулся первоначальный облик, отходили в сторону и собирались небольшими группами по трое-четверо. Каждой такой группой командовал воин, который казался старше остальных. Властитель с золотой секирой молча стоял и наблюдал за превращениями.

Силы Твиллы начали истощаться. Девушка с трудом удерживала руки, чтобы не дрожали, когда она в очередной раз поднимала зеркальце. И когда последний пленник грибов-деревьев предстал перед ней, чтобы освободиться от чар, Твилла уже едва стояла на ногах.

Как только он отошел, обновленный, снова такой, каким был когда-то давным-давно, ноги у Твиллы подогнулись, и она упала, не в силах превозмочь слабость.

16

ТО, ЧТО ПРОИСХОДИЛО потом, Твилла почти не воспринимала. Вновь вернула ее к действительности маленькая Ванди. Девочка потрясла Твиллу за плечо и сказала:

— Леди… Они принесли нам еды…

В это самое мгновение Твилла почувствовала давно забытый запах жареного мяса. Девушка с трудом подняла голову. К ним приближался один из невысоких воинов. В одной руке он нес блюдо из потемневшего от времени серебра, над которым поднимался ароматный пар, а во второй — кубок причудливой формы, как будто вырезанный из рога какого-то животного.

Воин поставил блюдо и кубок на камень возле Твиллы и отвесил почтительный поклон, а потом отошел, пятясь назад, словно вымуштрованный слуга при королевском дворе.

На блюде лежал столовый нож для разделки мяса, и Твилла употребила его по назначению, отрезав кусочек от ломтя поджаренного мяса, источающего столь аппетитный аромат. Мясо было горячим, но не обжигающим, и Твилла на кончике ножа подала маленькой Ванди ломтик размером с палец, а потом отрезала кусочек и для себя.

Мясо имело непривычный вкус, Твилла никогда раньше такого не пробовала. Однако сейчас девушка не стала об этом задумываться — ей страшно хотелось есть, и она жадно набросилась на жаркое, которое показалось ей вполне съедобным. Ванди проголодалась не меньше и тоже с огромным удовольствием поглощала предложенное угощение.

— Не спеши, ешь помедленнее. — В Твилле проснулись целительские навыки. Нельзя сразу наедаться до отвала одним только мясом, если до этого долгое время питался другой пищей. От этого человеку сделается плохо. — Нам нельзя сейчас есть слишком быстро и слишком много.

Ванди уже разделалась с первой порцией и потянулась за вторым куском.

— Я хочу кушать… — захныкала девочка. Твилла отрезала малышке еще один кусочек — поменьше первого. Она подняла кубок и принюхалась к темной жидкости, которой он был наполнен. То, что годилось в пищу подземным жителям, могло оказаться непригодным для людей из верхнего мира. Девушка окунула палец в темную жидкость и попробовала ее на вкус. Ее руки все еще немного дрожали от слабости.

Вода! На этот раз Твилла ощутила вкус воды. Она плеснула несколько капель на зеркальце. Темная вода оставила на гладкой поверхности серебристого диска желтовато-коричневый след. От нее исходил приятный пряный запах. С зеркальцем ничего не произошло. Твилла понадеялась, что это можно принять за подтверждение безвредности темного напитка.

Только после этого девушка решилась попробовать воду из кубка. Как и мясо, напиток отличался необычайным вкусом — ничего подобного Твилла прежде не пила. Немного терпковат, но не настолько, чтобы оставить неприятную вязкость во рту. После первого же глотка внутри разлилось приятное тепло.

Может быть, ребенку этот напиток показался бы слишком крепким, но Твилла даже после одного осторожного глотка сразу ощутила прилив бодрости и сил.

Девушка передала рог Ванди:

— Попей, только совсем немного…

Девочка отпила чуть-чуть и сморщила носик. Какое оно странное на вкус, — сказала малышка, отдавая кубок Твилле.

Немного утолив голод и отведав необычного напитка, девушка почувствовала себя гораздо более свежей и сильной, чем была сразу после пробуждения. Твилла с интересом огляделась вокруг.

Там, где недавно ровными рядами стояли замшелые грибы-деревья, теперь виднелась только голая скала. В то же время в пещере по непонятным причинам стало заметно светлее. Неподалеку от того места, где сидела девушка, несколько невысоких воинов старательно соскабливали со стены пещеры лишайниковые наросты.

Твилла увидела, что воины освобождают от лишайника какую-то дверь, настолько плотно подогнанную к отверстию в скальной стене, что ее очень трудно было заметить. Только тонкая линия обрисовывала очертания двери. Никакого замка или иного запора не было видно. Но над дверью виднелось еще одно изображение головы вепря, вырезанное в скале. Только эта кабанья голова была не объемной, как скульптура в пещерном коридоре. Она больше напоминала плоскую маску. Маленькие глазки звериной маски ярко сверкали.

Позади занятых работой воинов стоял человек с золотой секирой. Его тело, не прикрытое доспехами, застыло в напряженном ожидании — словно вот-вот должно было произойти какое-то важное событие, от которого зависело очень многое.

Наконец воины полностью очистили дверь, соскоблили последние куски покрывавших ее наростов и отступили в сторону, освобождая проход своему вождю. Он подошел и остановился перед закрытой непонятно чем дверью.

Ухватив золотую секиру за древко, он поднял ее над головой — так, что звериная морда на ней оказалась точно напротив маски, вырезанной в скале. И тогда…

Из головы вепря на секире ударили два луча света и попали в сверкающие глаза маски на стене. Глаза замерцали, словно в них вливалась некая сила — но не плавным потоком, а толчками.

Твилла уже не ощущала вкуса еды — настолько очаровало ее невиданное зрелище. Она видела новое проявление силы. Как и ее зеркальце, чудесная секира концентрировала магическую силу но в чем был источник этой силы? Определенно это не могла быть сила Луны — здесь, глубоко под землей.

Раздался резкий, пронзительный звук, от которого на мгновение заложило уши, — но сразу же затих. Запечатанная чарами дверь засияла, и Твилла увидела, как по ней паутиной разбежались мельчайшие трещины. Трещины расходились все шире, и вот… Каменная дверь начала разваливаться на мелкие куски.

Из открывшегося проема хлынул поток красноватого света и озарил священнодействующего вождя, который все так же стоял, подняв золотую секиру высоко над головой. Лучи света, которые вырывались из кабаньей головы, померкли. Вождь опустил секиру и оперся на нее, как утомленный дальней дорогой путник опирается на посох.

Воинственный народец тотчас же оживился. Со всех сторон пещеры ко вновь открытому проходу стекались воины, некогда бывшие пленниками грибов-деревьев. Некоторые волокли за собой нечто похожее на недавно забитую дичь.

Тот, кто открыл врата, оглянулся через плечо на Твиллу:

— Властительница, облеченная силой, настало время нам войти в Рагнок, который некогда принадлежал нам — и был давно утрачен, — а теперь снова наш. Мы позволяем тебе и девочке свободно входить в наши владения, потому что народ мастеров и тружеников всегда платит свои долги.

Вождь не двинулся с места, и Твилла поняла, что он, наверное, ожидает, чтобы она и Ванди присоединились к нему. Поскольку другого выхода из подземной пещеры все равно не было и народ маленьких крепышей как будто желал им с Ванди только добра, Твилла решила принять приглашение. Возможно, в память о совершенном ею благодеянии они откроют и какую-нибудь другую дверь — в тот мир, из которого происходила Ванди и сама Твилла.

Красноватое свечение отливало золотом. Такого цвета бывают иногда лучи закатного солнца в середине лета. Взяв девочку за руку, Твилла решительно направилась к зачарованным вратам. Ванди жалась к ней поближе — малышке было немного страшновато.

Го, куда они попали, пройдя через врата, оказалось поистине совершенно иным миром, ничуть не похожим на лабиринт темных пещерных коридоров. Точно так же, пройдя через могучее дерево, лесные люди попадали в свои потаенные владения.

Твилла так и не поняла, откуда здесь брался свет, — он просто был, и все. Перед ее взором раскинулись безграничные просторы неведомой страны.

Сразу за вратами возвышался небольшой пригорок, поросший мягким ковром коричневатой, желтой и бледно-зеленой травы, усеянной цветами. Цветы, в отличие от блеклой травы, сверкали яркими, насыщенными красками — почти как сочные фрукты в чудесном саду, во владениях лесного народа.

Позади раздались крики радости, которые постепенно перешли в боевую песню — насколько могла судить Твилла, хотя и не понимала слов этого гортанного наречия. Невысокие воины пели так вдохновенно и заразительно, что ноги Твиллы сами подстроились под ритм марша. Это была триумфальная песня победителей, возвращавшихся домой.

В этом краю совсем не было деревьев. Но зато на пути отряда воинов часто встречались высокие скалистые монолиты, испещренные прожилками разноцветных кристаллов, которые ярко сверкали и переливались на свету. На этих скалах сидели похожие на ящериц существа с кожистыми крыльями. Одно такое создание вспорхнуло с камня и закружилось в воздухе над марширующим отрядом. Ванди испуганно вздрогнула и еще крепче вцепилась в руку Твиллы. Крылатая ящерица спикировала вниз и присела на плечо высокого предводителя воинства. Он поднял руку и погладил зверушку — та пригнула головку, с довольным видом принимая его ласки.

У подножия холма протекала река. Широкая, полноводная река, а не такой жалкий ручеек, как в пещере. Может, это была та же самая река, воды которой струились в лесу? Если это так, то, возможно, по реке Твилла и Ванди смогут попасть обратно, в свой родной мир.

По ту сторону реки стоял замок — в чем-то подобный дворцу во владениях лесного народа. Присмотревшись к замку повнимательнее, Твилла удивилась — массивное здание из разноцветного камня, украшенное узорчатыми мозаиками, казалось отчего-то темным и мрачным, от него веяло унынием и печалью. Марширующее воинство тоже прониклось этими чувствами, потому что ритм триумфальной песни замедлился, а потом она и вовсе затихла.

Вокруг сооружения не было никаких признаков жизни — только порхали крылатые ящерицы, которые устроили гнезда под его высокими сводами. Ворота в стене, обращенной к реке, были слегка приоткрыты. Местность выглядела пустынной, покинутой.

Вперед выступил небольшой отряд под предводительством того воина, который первым подошел к Твилле и, взглянув в зеркальце, вернул свой истинный облик, — девушка его узнала, когда отряд проходил мимо нее. Предводитель нес секиру на длинном древке — может быть, ту самую, которой Твилла собиралась защищаться от наступающих грибов-деревьев, а потом освобождала пленников от чар. Подойдя в самому краю берега, маленький бородач опустил древко секиры в воду, чтобы измерить глубину потока.

Древко ушло под воду до самого лезвия и только тогда уперлось в дно. Бородач вытащил оружие и отряхнул воду с древка. А потом открыл рот и оглушительно заревел — просто удивительно, как такой маленький человечек мог так громко кричать!

— Эге-ге-е-ей!

Несколько крылатых ящериц вспорхнули в воздух и закружили над рекой, перелетая от одного берега к другому. На крик никто не ответил хотя было очевидно, что бородатый воин на это надеялся.

Не оборачиваясь к остальным, бородач вошел в воду и, вымеряя глубину древком секиры, медленно двинулся через реку. Твилла догадалась, что здесь, наверное, был когда-то брод.

Вождь с отливающей золотом секирой пошел за ним следом, жестом поманив за собой Твиллу и Ванди. Девушка увидела, что в этом месте по дну реки действительно тянется каменный выступ. Здесь было совсем неглубоко, и, несмотря на сильное течение, реку вполне можно было перейти вброд. Твилла покрепче стиснула ладошку Ванди и вошла в воду.

Все сохраняли тягостное молчание. Слышны были только короткие приказы командиров, которые перестраивали армию в узкую колонну. Смутная печаль, которая охватила Твиллу при взгляде на покинутый замок, стала глубже и пронзительней.

Когда они приблизились к приоткрытым воротам, оказалось, что проход сделан в расчете на низенький рост здешнего народца. Высокому вождю пришлось пригнуть голову, чтобы войти, и Твилле тоже.

Внутри замок был совершенно не похож ни на один дворец, который Твилла когда-либо видела. Девушка вслед за вождем спустилась вниз по короткому коридору, довольно темному — свет проникал откуда-то спереди, — и оказалась в огромном зале, который, по-видимому, занимал почти всю центральную часть здания. Вверху, под самым сводом, были сделаны отверстия, через которые внутрь струился свет.

В каждой из четырех стен зияли проемы. Вдоль стен тянулись пролеты крутых лестниц. С лестниц открывались выходы на балконы, которые в четыре яруса опоясывали весь зал. Некоторые двери на балконы были слегка приоткрыты, другие — распахнуты настежь, словно палатки торговцев.

В зале царила угнетающая тишина, от которой сердце горестно сжималось и замирало. Все, кто вошел в замок, стояли молча. Никто не решался отойти от остальных и исследовать другие помещения.

Высокий вождь, он же — жрец, первым отошел в сторону. Он двигался не спеша, словно боялся найти подтверждение каким-то затаенным опасениям. Вождь пересек зал и направился в одну из смежных комнат. Не совсем понимая, зачем она это делает, Твилла последовала за ним и повела с собой Ванди.

На полу лежал толстый слой пыли, кое-где собравшейся в небольшие холмики, — словно по этим залам много лет привольно гулял ветер, перенося пыль и мусор с одного места на другое. В комнате был очаг с почерневшими от копоти стенками. Рядом с очагом стояла наковальня — хотя и слишком маленькая по меркам любого кузнеца из внешнего мира. Вдоль стен висели на крючьях разнообразнейшие инструменты. Некоторые из них Твилла видела впервые в жизни и даже не представляла, как они называются и для чего используются. Но зато девушка узнала кое-какие принадлежности кузнечного ремесла — рядом с наковальней выстроились в ряд молоты разных размеров. Жрец остановился возле наковальни и медленно огляделся. На его лице застыло потрясенное выражение. Словно он не нашел здесь того, что так надеялся увидеть.

— Ничего нет… — Он заговорил на понятном Твилле языке. Лицо вождя стало суровым и мрачным, и Твилла почувствовала переполнявшую его скорбь и ярость. Он быстро обернулся к остальным. Только двое воинов последовали за ним в кузницу.

Вождь отдал какой-то приказ на гортанном языке этого народа. Воинство разделилось на маленькие отряды, которые рассыпались по всему замку — кто-то побежал вверх по лестницам, обследовать галереи, кто-то направился осматривать другие помещения первого этажа. Они больше не молчали — многие перекликались, разойдясь по комнатам и переходам.

Ванди прижалась к Твилле. — Это… Это больное место…

Странное высказывание девочки почему-то сразу завладело вниманием Твиллы. А ведь и правда! Печаль, которую навевали покинутые чертоги, становилась все глубже и тягостней. Твилле захотелось уйти отсюда — словно этот замок был могилой, в которой погребены мертвые тела и тщетные надежды.

Девушка решилась нарушить мертвую тишину, повисшую в кузнице после того, как жрец отослал остальных осматривать замок.

— Скажи, что здесь произошло? — спросила она у жреца.

Тот ответил не сразу, словно его мысли витали где-то далеко отсюда. Когда он заговорил, лицо его исказилось от гнева.

— Это — наша главная твердыня. Когда Харгел обманул нас, опутав сетями черного чародейства, мы отправились в поход — потому что все еще верили, что сможем как-то договориться с теми, из верхних земель. Много поколений наших предков жили с ними в мире. Мы торговали с ними, временами вместе пировали. А потом появился Харгел. Его обуревала жадность — он потребовал, чтобы вместо торговли мы платили им дань. Я слышал, что он использовал кое-какие металлы из тех, которые мы добывали, для какой-то странной магии. Некоторые наши металлы смертоносны. Мы не дотрагиваемся до них и не приближаемся к тем горам и землям, где они залегают.

Харгел связал чарами троих наших сородичей — о чем мы тогда не знали, — и эти трое добыли для него смертоносную руду. Потом все трое умерли. Мы направили посольство в верхний мир, чтобы выразить протест их Совету. Посольство попало в засаду. Их всех убили. Сородичи Харгела уже подозревали, что он занимается запретным, — и заявление наших посланцев грозило ему разбирательством в Совете… Потом мы получили послание, что посланцы лесного народа хотят встретиться с нами и выслушать наш протест. Я… — Он замялся, но все же продолжил: — Я обладаю силой. Но не такой, как у них. Я предчувствовал, что нам грозит великая опасность. И мы приняли все меры предосторожности, какие только могли. Нас встретили не воины — скорее, это были создания темных сил. Мы превратились в то, что ты видела. И… Здесь… Кто знает, что эти демоны устроили здесь? Наши женщины, наши дети… Они все… Исчезли…

— Я ничего не слышала о Харгеле от лесного народа, — медленно сказала Твилла. — Они рассказывали о Совете, который несет ответственность за их законы. Главу Совета зовут Оксил.

Жрец покачал головой:

— Я никогда не слыхал этого имени. Но… Женщина, облеченная силой… Кто знает, как долго мы оставались в плену злых чар? Эти, из лесного народа, живут очень долго… Но и они когда-нибудь умирают. Возможно, нынешнему поколению не по нраву темное чародейство Харгела… Но ты ведь не из их народа. Скажи, как случилось, что ты в дружбе с ними? И почему?

Твилла коротко пересказала ему свою историю. Жрец слушал очень внимательно, не перебивая, и только когда девушка закончила, сказал:

— Выходит, те, что пришли издалека, теперь угрожают тем, которые в свое время угрожали нам и обрекли нас на столь печальную судьбу?

— Пришельцы из-за гор угрожают здешним землям, — пояснила Твилла. — Их родной край опустошен и бесплоден. Если они найдут в этих землях то, что считают драгоценными сокровищами, — они и здесь сделают то же самое. Перед тем как я заблудилась в лабиринте, стало известно, что это, похоже, уже началось…

— Каким же образом?

Твилла рассказала о людях, которые промывали речной песок. Когда она упомянула, что именно они ищут, настроение жреца снова переменилось.

— Значит, они задумали ограбить наш народ! Нам изначально были даны способности работать с металлами, создавать из них всякие изделия, нужные для домашних работ, для красоты, для войны и для мира. В этом — смысл и содержание нашей жизни, и этого нельзя у нас отнять! — Он чуть приподнял свою секиру над полом и с силой опустил. Ударившись о каменный пол, золотая секира звонко зазвенела.

— Мы должны обдумать это, ворожея. Ты сказала, что воры из дальних земель — твои сородичи… И она — из их народа. — Он указал на Ванди. — Чем они согласятся заплатить, чтобы получить ее обратно?

Твилла задохнулась от негодования. Она не думала, что ее откровенность обернется против нее же, — а теперь их с Ванди собирались использовать в качестве заложников!

— Мудрый жрец. — Девушка заговорила ровным и спокойным голосом, но ее рука потянулась к волшебному зеркальцу, висящему на груди. — Вспомни, где и в каком виде был ты сам и твои люди, прежде чем наши пути пересеклись.

— Да, мы в долгу перед тобой. И что же ты собираешься делать с этим ребенком?

— Я должна вернуть девочку ее сородичам. Если они узнают, что ее заманили в лес, — начнется война… — Твилла не сомневалась, что так и будет.

— Как наверху, так и внизу, — сказал жрец. — Что бы ни было между народами деревьев и камня, один не может благоденствовать, если другой разорен и уничтожен. Мы изначально связаны воедино. Харгел не мог уничтожить нас, потому как это отразилось бы на его собственном народе, и они бы тоже вскорости вымерли. Вместо этого он связал нас чарами… Однако… Что же случилось с нашими женщинами? С семьями, которые мы покинули, выступая в этот злосчастный поход. Мы должны это выяснить… Мы должны узнать, что случилось с нашими семьями, — и отплатить за них! — Он потряс секирой, и Твилла совсем не удивилась, заметив, как вспыхнули красным огнем глаза кабаньей головы, венчавшей волшебное оружие.

— Если этот Харгел что-то с ними сделал, это должен знать кто-то из лесных людей… — Жрец внезапно повернулся к Твилле: — Или ты, ворожея. Посмотри в средоточие своей силы и скажи: где теперь наши семьи?

Твилла прикрыла зеркальце ладонью, словно защищая. Однако девушка не знала, чем может пригрозить ей этот жрец подземного народа. Тем более что она все равно не имела ни малейшего понятия, как найти ответ на его вопрос.

— Я… Мне нужно увидеть их лица… — Девушка лихорадочно придумывала более или менее связное объяснение. — Я не смогу сосредоточиться, не представляя их лиц. Ведь я не знаю, как выглядели ваши женщины…

Жрец в нетерпении постукивал древком секиры по полу. Примет ли он такое объяснение? Твилла верила, что говорит правду.

— Увидеть лица?.. — повторил жрец. Потом подошел к открытым дверям кузницы и что-то зычно крикнул.

Один из маленьких воинов прибежал на его зов, жрец отдал ему какой-то приказ, и воин снова убежал — куда-то в дальний угол зала.

— Возможно, мы найдем для тебя их лица… — сказал жрец. — Пойдем…

Они вышли из кузницы в большой зал. Там стояли скамьи. Жрец жестом предложил Твилле и девочке присесть и сам тоже сел — на другую скамью, лицом к ним. Топоча короткими ножками, прибежал воин, которого жрец за чем-то посылал. То, что принес воин, сверкало и переливалось в лучах красновато-золотистого света — так ярко, что казалось, будто предмет окружен сияющим ореолом. Жрец принял эту вещь так, словно это была величайшая ценность. Он долго пытался пристроить свое сокровище на скамье — ему не хотелось, чтобы к драгоценному предмету прикасались руки посторонних. Когда жрец повернулся, Твилла увидела небольшую скульптуру, еще более чудесную, чем те, что стояли в нишах во дворце лесного народа. Она была сделана столь же искусно. Твилла взяла скульптуру и подняла ее повыше.

Это было изображение женщины. Не с такими точеными чертами лица, как у лесных чародеек, скорее похожей на женщин из народа Твиллы. Она чем-то неуловимо напомнила девушке ее наставницу, ведунью Халди. Фигура женщины не походила на кряжистые, плотного сложения фигуры маленьких воинов. Она скорее напоминала более высокого и стройного жреца.

— Это Ката, моя сестра-супруга… А я — Шард, мастер чародейства… Мы — последние в нашем народе, обученные искусству владения силой, — если только Великие Силы не благословят нас ребенком… — Жрец склонил голову и с силой ударил кулаком по скамье. — Ката!.. — Он почти всхлипнул.

Твилла не знала, что тут можно сделать. Но она все равно должна была попробовать. Печаль и запустение этого места потрясли ее с новой силой. Девушка немного отодвинулась и поставила фигурку на скамью, рядом с собой. Потом она достала зеркальце и посмотрела в него на изображение Каты.

— Одно потерялось, другое нашлось
— Так издавна повелось.
Пусть та, кто спит сейчас, найдется
Там, где придется!
Корявые, нескладные стишки — как и все другие, которые сочиняла Твилла, взывая к силе зеркальца. Но все-таки девушка надеялась, что и на этот раз все получится. Маленькая фигурка отражалась в зеркале очень отчетливо. Потом ее затянуло туманной дымкой, которая становилась все плотнее — как туманные вихри лесного народа. Красно-золотое сияние скульптуры поблекло. Постепенно отражение в зеркальце совсем изменилось — вместо литой фигурки Каты Твилла увидела простой продолговатый камень или кусок скалы, торчащий вертикально вверх, словно столб. Камень?

Это слово Твилла сказала вслух. Шард тотчас же оказался возле нее и заглянул в зеркальце через плечо девушки. Но изображение уже затянулось туманной дымкой и исчезло.

Шард коротко вскрикнул и потянулся к зеркальцу, словно хотел отобрать его у Твиллы, но почти сразу отпрянул.

— Это был всего лишь каменный столб, — сказала девушка, разочарованная тем, что не смогла помочь. Каменный столб мог обозначать могилу… Может быть, это видение означало, что Ката где-то похоронена?

— Харгел! — В устах Шарда это имя прозвучало как ругательство. — Но где-то должны хоть что-нибудь об этом знать… Где-то… Наверху!

17

— ОКСИЛ… — Твилла погладила зеркальце ладонью. Неужели старинная вражда между этим народом и людьми леса настолько сильна, что они не смогут прийти к согласию? К ней самой Оксил отнесся с сочувствием и довольно благожелательно… Но эти два народа — явно давние враги. Однако заранее ничего нельзя сказать наверняка — нужно хотя бы попробовать договориться.

— Шард, вам, наверное, понадобится кто-нибудь, кто отнесет ваше послание наверх… Позволишь ли ты пойти мне — вместе с Ванди? Я дам любую клятву, какую ты потребуешь, — что сделаю все возможное, чтобы узнать о судьбе Каты и остальных.

— Поклянись… Вот этим! — Он указал на зеркальце. — Клятвой крови.

Клятва крови… Это была очень могущественная клятва, способная примирить смертельных врагов. Обычно на крови клялись воины. Шард пристально и настороженно смотрел на Твиллу, словно ожидал, что она откажется — и тем самым подтвердит его подозрения относительно всех пришельцев из верхнего мира.

Твилла положила зеркальце на колено отражающей стороной кверху. У нее был нож — тот самый, которым она резала мясо. Острый кончик ножа вполне годился для того, что она задумала. Девушка проколола подушечку пальца и выдавила капельку крови. Капля упала на зеркальце и разлетелась на мелкие брызги.

— Клянусь своей кровью и силой, которая приходит на мой зов, в том, что, как только окажусь в верхнем мире, донесу до Оксила и других вождей лесного народа твое послание. Если ты в ответ пообещаешь соблюдать перемирие и держать совет с народом леса. Клянешься ли ты в этом, Шард?

Жрец поднял свою секиру и чуть наклонил ее, чтобы кабанья голова смотрела прямо на зеркальце. Твилла видела, как глаза золотого вепря вспыхнули красным. Кровь с зеркала исчезла, словно впиталась в металл.

— Хорошо… — сказал Шард. — Напомни этим гордецам из верхнего мира, что металлы откликаются на наш зов. Не только их любимое серебро и наше золото — но и железо тоже! — Последние слова он произнес с оттенком угрозы. — Однако тебе и ребенку придется подождать, пока мы отыщем самый короткий путь наверх — тот, который нам лучше всего подойдет. Поэтому пока отдыхайте. Смирите свое нетерпение и ждите. Хороший клинок быстро не выковать.

Твилла охотно согласилась. Хотя девушка немного отдохнула и поела в грибной пещере, ее силы снова истощились — после того, как она пыталась найти Кату и увидела в зеркале каменный столб.

Один из маленьких воинов проводил Твиллу и Ванди вверх по лестнице, на первую галерею. Туда выходили жилые помещения замка. Твилле и девочке выделили комнату, в которой уже было приготовлено ложе — набитый сеном тюфяк и меховые одеяла. Постель была достаточно широкой для них обеих. Твилла улеглась на тюфяк и собралась заснуть. Ванди пристроилась возле нее.

— Леди…

Твилла не хотела обращать внимания на позвавший ее голос, но тут ее еще и потрясли за плечо. Девушка с трудом разлепила отяжелевшие веки. Ванди снова потрясла ее за плечо и сказала:

— Леди… Здесь еда…

Девочка показала на низенький столик. На нем стояло большое плоское блюдо с двумя металлическими чашками овальной формы, покрытыми искусной гравировкой. Вдоль края чашек вилась затейливая вязь, может быть, давно забытые письмена. Рядом с чашками лежали две ложки, столь же искусной работы — их ручки были сделаны в форме маленьких фигурок вепрей. И чашки, и ложки сияли мягким блеском благородного металла. Когда Твилла взяла ложку в руку, то по ее тяжести убедилась, что приборы сделаны из золота.

В чашках было мясное рагу. Твилла ощутила аромат знакомых трав, а само мясо имело странный, хотя и довольно приятный привкус. Девушка проголодалась, и порция не показалась ей слишком большой. Ванди села на пол возле Твиллы, скрестив ноги, и приступила к своей порции.

На столике стоял также кувшин в форме крылатой ящерицы — только во много раз больше настоящей. Там же нашлось и два кубка из рога на подставках-треногах. В материале, из которого были сделаны подставки, Твилла признала кабаньи клыки. Девушка не понимала, какое именно символическое значение придается здесь этому животному из верхнего мира. Однако не оставалось сомнений, что подземный народ очень почитает дикого кабана.

В кувшине оказалась вода. Наверное, кто-то подметил, что Ванди пришелся не по нраву тот напиток, что им подавали в первый раз. Твилла наполнила водой оба кубка и отпила немного из своего.

Неожиданно девушке вспомнилось… Там, по ту сторону гор, люди верят, что если кто-то попробовал пищи необычного происхождения, он будет навеки привязан к иному миру. Да, именно так и было написано — и не один раз — в книгах, которые Твилла читала у Халди. Что ж, она уже попробовала пищи и лесного народа, и подземного — несомненно, ей теперь придется проверить, чего стоят эти предупреждения. Однако Твилла не собиралась терпеть голод и жажду и отказываться от пищи только из-за каких-то старых сказок.

Правда, на этот счет было еще оно предупреждение. Весьма туманное, потому что некоторые народы, которые упоминались в этих книгах, невозможно было точно распознать. Второе предупреждение касалось времени. Будто бы в разных мирах время течет по-разному — в одном быстрее, в другом медленнее. В сказках люди, которые попадали в сеть потусторонних сил, а потом вырывались на свободу, обнаруживали, что для их родных и друзей прошли долгие годы, хотя сами они прожили всего несколько дней.

Как бы то ни было, все это — только сказки и легенды. И сама Халди говорила, что доказательств этим верованиям не существует. И те, кто пропадал в лесу, а потом возвращался искалеченный или с помутненным рассудком — как Илон… Твилла ни разу не слышала, чтобы в таких случаях говорили о какой-то разнице во времени.

Илон… Твилла осторожно поставила кубок на низкий столик. Ей снова вспомнилось изображение Илона в зеркале. Девушка была уверена, что он каким-то образом слышал ее — хотя она сама не знала, откуда у нее эта уверенность.

Ее размышления прервал стук в дверь. Девушка встала, чтобы встретить гостя. Это оказался не Шард, как ожидала Твилла, а тот бородатый воин, которого она первым освободила из грибного плена. Он кланялся и пятился обратно к выходу, что-то говоря на том самом резком, скрипучем языке, которого Твилла не понимала. Зато жесты маленького воина были вполне понятны — он хотел, чтобы Твилла пошла за ним.

Не отпуская от себя Ванди, девушка последовала за бородачом. Выйдя на галерею, она заметила, что в главном зале все переменилось. Теперь здесь кипела жизнь и бурная деятельность. В двух кузницах горели горны, по всему залу эхом разносился громкий лязг от ударов металла о металл. Невысокие крепыши суетились повсюду. Они тащили откуда-то мешки и коробки, очень тяжелые — судя по тому, как маленькие носильщики покряхтывали, поудобнее устраивая ношу на плечах. Одни мешки отправлялись в кузницы, другие — вероятно, в кладовые.

Провожатый повел Твиллу не вниз по лестнице, а вдоль галереи, мимо дверей множества комнат, до самого дальнего конца зала. Там, посредине галереи, находилась гораздо более широкая, чем остальные, дверь, украшенная сверху изображением головы дикого кабана. У этой двери провожатый отошел в сторонку, пропуская Твиллу и Ванди вперед.

Твилла с девочкой вошли и увидели Шарда, который сидел скрестив ноги на разложенных по полу подушках. Перед ним стоял невысокий столик со множеством металлических дисков на нем, покрытых мелкой гравировкой — все те же запутанные узоры, похожие на неведомые письмена. Некоторые диски Шард небрежно отбросил в сторону, два или три вообще валялись на полу, зато остальные жрец рассматривал с пристальным вниманием.

Когда Твилла и Ванди прошли в комнату, Шард оторвался от своего занятия. Он встал и поклонился — столь же церемонно, как это было принято у лесного народа.

— Слишком долго! — с жаром сказал он. Судя по всему, Твилла застала его в разгаре тяжелых раздумий. — Долго… — Плечи жреца опустились, словно под тяжестью какого-то груза.

Потом Шард обратился с вопросом к Твилле:

— Ты ничего не слышала о Харгеле от верхнего народа? Никто ни разу не упоминал это имя? Никто не рассказывал тебе о нас и о той печальной участи, которая нас постигла?

— Нет. Я видела в коридорах дворца закрытые двери, запечатанные магическими символами.

Мне сказали только, что за этими дверями закрыты какие-то старинные враги лесных людей.

— Однако тебе и ребенку удалось пройти через такую дверь…

— Ванди была очень испугана и в страхе бросилась на дверь с символом… И прошла сквозь нее. А я пошла следом, чтобы найти девочку. Да, еще… — Девушка вспомнила об Илоне. — Незадолго до этого один из пленников лесного народа был вместе со мной в том коридоре. Он дотронулся до двери — и его пальцы прошли сквозь нее.

Таким образом, ты утверждаешь, что ты, какой-то раб и этот ребенок могут проходить по пути, на который наложено охраняющее заклинание?

— Почтенный жрец, я могу лишь предполагать… Может быть, заклятие не подействовало на нас потому, что я принадлежу совсем к другому народу, как и двое других, о которых я говорила.

— Да! — Шард кивнул. — Они не стали даже пытаться связать тебя чарами — потому что ты сама обладаешь силой. На ребенке тоже нет никаких чар… Но, по твоим словам, даже зачарованный раб смог преодолеть магический барьер Харгела…

Он немного помолчал, размышляя, и объявил:

— Я буду говорить с моим народом на всеобщем собрании. Они в какой-то мере доверяют тебе потому что ты освободила их от заклятия. Я тоже тебе доверяю — ведь ты поклялась мне на крови. Мы сейчас как раз обследуем свои владения… И уже убедились, что ты сказала правду: люди твоего народа не только пытаются разграбить лес — они жаждут и металлов. У них есть работники, специально обученные поиску и добыче металлов. Мы тоже охраняем свои владения…

Харгел не нарушил наших преград — наверное, думал, что с этим не стоит возиться, раз уж мы надежно связаны его заклятиями. Но теперь эти люди хотят забраться вверх по течению реки… Они стремятся к залежам металлов, которые суть наша жизнь, — так же как деревья — для тех, что наверху. У лесного народа своя сила, у нас — своя. К примеру, железо для нас совсем не так страшно, как для них. Я ищу знания, которые нам так необходимы… — Шард показал на россыпь металлических дисков. — Если верно, что Харгел больше не хозяин леса… Значит, среди лесного народа могут найтись такие, кто внимает тревожным знакам. И может быть, даже нуждаются в помощи… Тогда, возможно, мы могли бы обсудить это вместе. К тому же пока неизвестно, что случилось с нашими женщинами. На них, наверное, пало очередное заклятие Харгела… Я убедил наших, что тебя и ребенка нужно отпустить на свободу — показать вам путь из наших владений, который ведет не к тем трем дверям. Поговори с этим Оксидом — если он сейчас глава Совета, то власть его велика. Скажи ему, что когда двое о чем-то договариваются, случается, что в выигрыше оказываются оба. Ты сделаешь это?

— Сделаю.

Как только Твилла дала это обещание, вокруг закипела бурная деятельность. Ей и Ванди выдали новые сапоги — маленькой девочке они доходили до самых бедер, а Твилле приходились чуть выше колен. Девушка укоротила свое изорванное и грязное платье, которым так гордилась, — теперь оно едва прикрывало колени. Им дали также мешок с провизией. Там были полоски вяленого мяса и съедобные коренья. Кроме того, Твилла вооружилась такой же точно секирой, как та, что послужила ей верой и правдой в грибной пещере.

Шард проводил Твиллу и девочку до реки. Там к ним присоединился еще один маленький воин.

— Это Утин, он проведет вас до границ наших земель. Дальше тебе придется полагаться на свои собственные знания… — Жрец помолчал немного, потом добавил: — Ворожея… Я надеюсь, что ты честно исполнишь все обязательства. Боюсь, нам угрожает опасность — столь же страшная, как черное чародейство Харгела. Мне не дано предвидеть будущее — этим даром была наделена моя Ката… Но и у меня бывают страшные сны.

— Я — одна, сама по себе, — ответила Твилла. — И может быть, мне удастся сделать не так уж много… Но поверь — я сделаю все, что в моих силах.

Шард приподнял свою волшебную секиру, прощаясь с девушкой, и Твилла с Ванди пошли за своим новым проводником.

Какое-то время они шли рядом с рекой, не заходя в воду. Грубые сапоги натирали ноги, и вскоре Ванди захныкала и захотела их снять.

Утин быстро шагал впереди, не останавливаясь, чтобы хоть немного передохнуть. Когда Твилла и девочка начали отставать, он только пробурчал что-то невразумительное на своем непонятном языке.

Свет в этом странном мире все время оставался одинаковым — не становилось ни темнее, ни светлее. Твилла не могла определить, сколько времени они уже идут. Наконец она остановилась, потому что Ванди совсем устала. Девочка уже давно цеплялась за руку Твиллы, чтобы не отстать. Твилла села прямо на землю, Ванд и плюхнулась рядом с ней. Утин обернулся и заворчал на них. Но Твилла решительно покачала головой и показала на ноги, стараясь жестами объяснить проводнику, в чем дело. Тот еще что-то проворчал и отошел к реке. Он стал вглядываться в воду так, словно искал там какое-то потерянное сокровище.

Высокая трава позади того места, где сидели Твилла и Ванди, неожиданно зашевелилась и подалась вперед, расступаясь под напором какого-то живого существа. Показалось рыло дикого кабана — огромного, гораздо крупнее, чем его сородичи с той стороны гор. Холка кабана высилась вровень с плечом Твиллы. Животное уставилось на девушку маленькими красными глазками и ударило передней ногой по земле. Огромное острое копыто взрыхлило почву, с корнем выворачивая толстую, жесткую траву.

Все знают, что дикие кабаны, которые водятся в незаселенных местах, едва ли не самые опасные животные из всех, на которых охотятся люди. Они отличаются злобным нравом, на редкость сообразительны и яростны в бою и порой набрасываются на охотников, когда те меньше всего этого ожидают. А появившийся кабан был самым большим и страшным, какого Твилла только могла себе представить.

Животное хрюкнуло и тряхнуло головой. С гигантских клыков, украшавших и верхнюю, и нижнюю челюсти, полетели брызги слюны.

Ванди тихонько всхлипнула, сжалась в комочек и придвинулась к Твилле, дрожа от страха. Девушка, не теряя присутствия духа, взялась за секиру — хотя и не знала, хватит ли у нее сил и умения обращаться с оружием, чтобы противостоять такому зверю.

Утин подошел и встал между кабаном и двумя девушками. Он тоже захрюкал — точно так же, как кабан. Твилла готова была поверить, что маленький проводник разговаривает с вепрем на каком-то зверином языке.

Кабан повернул голову к Утину. Маленькие красные глазки обшарили кряжистую фигуру воина. Несколько долгих мгновений проводник и зверь стояли друг напротив друга. Потом кабан снова тряхнул клыкастой головой.

Утин повернулся к вепрю спиной и взмахнул рукой, заставляя Твиллу и Ванди подняться и идти дальше.

Девушка еще раз взглянула на кабана. Животное не подступало ближе, только недовольно фыркнуло и снова взрыхлило копытом землю.

На секире жреца было изображение кабаньей головы, в замке подземного народа повсюду встречались такие же изображения. Определенно между этим народом и вепрями была какая-то связь. Утин отнесся к зверю с почтением, но вовсе не встревожился, увидев огромного кабана.

Проводник снова взмахнул рукой, с еще большим нетерпением, и Твилла поднялась на ноги. Обнимая одной рукой Ванди, а во второй сжимая древко секиры, девушка пошла туда, куда показывал проводник. Однако кабан не остался на месте.

Фыркая и похрюкивая, животное затрусило следом за ними. В воздухе ясно ощущался крепкий, своеобразный запах дикого зверя. Ванди тихонько всхлипывала, но не пыталась убежать.

Девочка прижималась к Твилле и старалась не отставать от нее.

Как бы то ни было, отделаться от четвероногого стража им так и не удалось. Твилла была уверена, что это именно страж, отсекающий обратный путь во внутренние земли.

Поскольку животное пока не пыталось напасть, девушка решила, что если они будут и дальше следовать за Утином — все обойдется мирно. А впереди, преграждая путь, возвышался высокий утес. Скала тянулась поперек пути, и ни слева, ни справа не было видно, где она заканчивается.

На поверхности скалы во многих местах выступали богатые рудные жилы самых разных металлов. Видно было, что руда залегает совсем близко от поверхности и добывать ее будет очень легко. Таких богатых руд никогда не увидеть обитателям верхних земель — сколько бы ни старались их шахтеры и землекопы. Если бы какой-нибудь королевский наместник хоть одним глазком взглянул на эту скалу, сюда тотчас же прислали бы могучую армию, чтобы отвоевать у подземного народа источник таких несметных богатств.

Река уходила под скалу, но поток не полностью занимал расщелину. Утин остановился и подождал, пока Твилла и девочка его догонят. Огромный вепрь все еще брел за ними следом, скрываясь в высокой траве.

Проводник указал на расщелину в скале, сквозь которую протекала вода, и знаками дал понять, что им следует идти туда, хотя сам явно не собирался двигаться дальше.

Твилла древком секиры измерила глубину потока в нескольких местах и выяснила, что вдоль берега дно твердое и река совсем мелкая. Там вполне можно было пройти — особенно в тех высоких сапогах, которыми их столь предусмотрительно снабдили. А чуть дальше от берега дно реки резко понижалось.

Утин нетерпеливо взмахнул рукой. К тому же Твилла услышала за спиной недвусмысленное фырканье огромного кабана. Было вполне очевидно, что провожатые хотят поскорее избавиться от чужеземок.

— Иди рядом со мной, — сказала Твилла девочке. — Крепко держись за мою юбку и старайся ступать только туда, где я прошла. Поняла?

Девочка быстро закивала головой. Твилла помахала рукой Утину и поблагодарила его за помощь — хотя маленький подземный житель, скорее всего, не понял ее слов. Потом девушка вошла в воду и двинулась к расщелине в скале, сквозь которую протекала река.

Неподалеку от входа в расщелину внутри пещеры было еще довольно светло — там, куда проникал свет снаружи. Но по мере того, как Твилла и девочка все дальше углублялись в пещеру, становилось все темнее и темнее. К счастью, подводная дорожка была довольно ровной, без уступов и ям. Пройдя какое-то расстояние, Твилла почувствовала себя увереннее.

Они упорно продвигались вперед. Когда темнота вокруг сгустилась, Ванди подобралась к Твилле как можно ближе. Твилла подумала о том, что можно воспользоваться светом зеркальца, но отвергла эту мысль. Слишком много неведомых опасностей могло ждать их впереди, и девушка не хотела понапрасну растрачивать силу зеркальца, которая потом могла понадобиться для защиты.

Русло реки внутри горы было ровным и прямым, без поворотов, — как будто его кто-то специально так проложил. От холодной воды у Твиллы через какое-то время начали мерзнуть ноги, несмотря на крепкие, грубые сапоги. Она беспокоилась за девочку — если та не сможет идти сама, хватит ли у Твиллы сил, чтобы ее нести?

Тем временем впереди стало немного светлее — возможно, вскоре пещера закончится и река выведет их наружу… Каменные стены пещеры резко оборвались, и Твилла с Ванди оказались на свободе. Однако по обеим сторонам реки берега круто поднимались вверх, хотя и не были скалистыми. Склоны поросли лесом, но никаких плывущих между деревьями туманов Твилла пока не заметила.

На отвесных берегах остались характерные полосы, которые свидетельствовали о том, что иногда уровень реки значительно поднимается. Твилла стала высматривать место, где можно взобраться наверх.

Наконец она как будто присмотрела такое местечко. Там из земли выступали вымытые водой корни деревьев, и Твилла, а за ней Ванди взобрались по ним на вершину утеса, как по лестнице.

В прибрежном лесу было не слишком темно, потому что сюда попадал свет с открытого пространства над рекой. Но куда идти дальше — Твилла не имела ни малейшего понятия. Если направиться в темную чащу леса, они наверняка снова заблудятся и, возможно, опять попадутся в какую-нибудь чародейскую ловушку, подстроенную коварной Лотис. Как добраться до замка, Твилла не знала.

Но с другой стороны, если они пойдут дальше вдоль берега реки, то обязательно выйдут на равнину. Там Твилла сможет оставить девочку у какой-нибудь семьи фермеров. Но самой Твилле нужно будет все время держаться настороже.

Судя по высоте солнца, сейчас был полдень. Несмотря на это, в воздухе веяло прохладой — Твилла даже поежилась от холода.

— Где мы? — спросила Ванди.

— В лесу. Наши земли где-то впереди. Если мы пойдем вдоль реки…

Они не успели пройти и нескольких шагов, как за шелестом листвы послышались другие звуки — звон от ударов металла о камень, голоса людей…

Твилла осторожно двинулась на звуки. И вскоре увидела, что в одном месте обрывистый берег реки ополз вниз, а рядом упало большое дерево. Дерево лежало возле самой воды, а вокруг суетились люди с топорами. Они обрубали ветки, связывали в плоты и сплавляли их вниз по течению с помощью рабочих лошадей, которые тянули плоты вдоль берега.

Поселенцы! Твилла притаилась за деревом и стала рассматривать лесорубов. Рабочими командовал дородный мужчина в обычной для поселенцев одежде. Но тут Твилла заметила еще одну небольшую группу людей, которые поднимались вверх по течению реки вместе с упряжкой рабочих лошадей, направлявшейся за очередной партией бревен.

Астар! Твилла узнала человека, который шел сюда в сопровождении еще двух вооруженных мужчин. Девушке сразу же нестерпимо захотелось убежать и спрятаться. Если здесь всем распоряжается Астар — значит, договориться с рабочими не удастся…

И тут Ванди внезапно сорвалась с места и побежала к тому месту, где произошел оползень. Твилла не успела ее остановить. Девочка бежала к поваленному дереву, размахивала обеими руками и кричала что было сил:

— Папа! Я тут, па! Па-па!

Лесорубы оставили свое занятие и обернулись на крики. Девочка бежала к ним, приплясывая от радости. Здоровяк, который руководил рабочими, закричал в ответ:

— Ванди! Ванди! — и бросился к ребенку, раскрыв объятия.

Твилла вздохнула с облегчением. Ванди на свободе, и больше нет нужды за ней присматривать. Значит, можно уходить! Твилла развернулась и на четвереньках — чтобы ее не заметили снизу — поползла обратно в тень деревьев, а потом побежала в глубь леса. Девушка думала только об Астаре, который стоял на берегу реки и смотрел в ее сторону.

18

ТВИЛЛА БЕЖАЛА что было сил. Она уже начала задыхаться от быстрого бега, в боку закололо. Постепенно до нее стало доходить, что бояться-то, собственно, было нечего. Астар видел ее только под уродливой личиной, наколдованной с помощью зеркальца, — так что теперь он наверняка не узнал бы в ней ту девушку, что досталась ему в лотерее. И все же, если бы ее обнаружили те люди, что работали у реки, — как бы она объяснила им, кто она такая и что здесь делает? Нет, все-таки она правильно поступила. Хорошо, что они ее не заметили. А здесь, в лесу, Твилла в безопасности. Никто не станет преследовать ее в этом страшном месте.

Потом девушка подумала о другом и немного испугалась. Она ведь безнадежно заблудилась! Она не знала никаких примет или ориентиров, по которым можно было найти дорогу в этом лесу. Твилла понятия не имела, как добраться до поляны перед Великим Деревом. Лес повсюду казался ей одинаковым, а плывущие между деревьями клочья тумана еще больше сбивали девушку с толку.

Дрожа от усталости после долгого бега и блужданий по лесу, Твилла опустилась на землю возле большого дерева и оперлась спиной о его выступающие из земли корни. Девушка развязала мешок с едой, которой снабдили ее подземные жители, и, достав полоску мяса, сунула ее в рот. Вяленое мясо оказалось жирным и не особенно приятным на вкус. Но Твилла заставила себя пережевать и проглотить его — ведь другой пищи у нее не было.

Девушка не знала, насколько хорошо охраняются границы леса. Может быть, ей встретится кто-нибудь из лесных людей — хотя бы тот самый наблюдатель Вестел, который позвал Оксила на помощь, когда неосторожный юноша поранился о железо. Ведь лесной народ, несомненно, следит за людьми, которые рубят лес у реки.

Как бы то ни было, Твилла решила пока остаться здесь. У девушки просто не было сил вставать и пускаться в очередные бесплодные блуждания по лесной чаще.

Наверное, Твилла незаметно для себя задремала. Но внезапно она задохнулась и закашлялась от отвратительного зловония, наполнившего воздух. Девушка подняла голову и увидела, как из лесной чащи выбирается такое же точно чудовище, как то, что охраняло подступы к лесу с другой его стороны.

Твилла прекрасно сознавала, что это создание, скорее всего, — просто иллюзия, которая опасна только для тех, кто поддастся страху и бросится бежать. Однако она все же поднялась на ноги, опираясь руками о корни дерева.

Чудовище казалось таким реальным! Твилла видела его, ощущала отвратительный запах, отчетливо слышала, как оно рычит. Девушка даже подумала, что если она прикоснется к чудовищу, то почувствует его плоть. Но если ее собственные чувства так обманывают ее — она может стать добычей этого монстра!

Зеркальце! Твилла судорожно схватилась за зеркальце. Оно покажет, чего нет на самом деле, а что есть, и, может быть, создаст какую-нибудь иллюзию в противовес этому страшилищу. Девушка трясущимися руками подняла перед собой серебристый диск. А чудовище тем временем целеустремленно шагало к ней — растопырив когтистые лапы, разинув страшную клыкастую пасть, из которой текла вязкая слюна.

— Ты… только видение! — Твилла с трудом заставила себя сказать хоть что-то. Во рту у нее все пересохло от страха. — Тебя нет!

На нее пахнуло зловонным дыханием. Когтистая лапа задела за корень, за которым пряталась девушка. Чудовище зарычало и нависло над Твиллой.

— Тебя нет! — Девушка выкрикивала эти слова, как защитное заклинание. — Нет! Нет! Нет!

Но оно было! Мохнатое страшилище не растворялось в воздухе, не исчезало. Возможно ли, чтобы такое чудовище действительно существовало и лесной народ создавал для защиты своих владений иллюзорные подобия реального существа?

Девушка покрепче сжала в руках зеркальце. По крайней мере, чудовище пока не пыталось схватить ее кошмарными когтистыми лапами…

Твилла глубоко вздохнула, стараясь овладеть собой и успокоиться, хотя все органы чувств убеждали ее, что чудовище настоящее. Убежать от него не было никакой возможности — на это не стоило и надеяться.

— Тебя нет! — крикнула Твилла, не в силах сдерживаться дольше.

Кошмарная тварь ухмыльнулась. Маленькие красные глазки злобно сверкнули. Однако страшилище почему-то не нападало. Вместо этого оно присело на землю, подогнув под себя короткие задние лапы, задрало жуткую морду кверху и издало оглушительный рев.

Твилла съежилась от страха, вопреки своим потугам поверить, что это кошмарное создание — всего лишь иллюзия. Если эту тварь создали для охраны лесных границ, то, возможно, она обучена брать в плен незваных гостей тех, которые не убежали, едва завидев такое чудовище. А значит… Значит, рано или поздно сюда явится кто-то из наблюдателей…

Позади чудовища заклубился туман, свился в плотный вихрь, потом быстро развеялся — и оттуда выступил Оксил. Твилла даже всхлипнула от облегчения. Лесной лорд щелкнул пальцами, и чудовище, не сводя с девушки пристального взгляда, чуть подалось в сторону и недовольно зарычало.

— Пошел прочь! Нельзя! — сказал Оксил так, словно отгонял собаку.

Тварь снова зарычала, повела головой из стороны в сторону, но все-таки поднялась на ноги — хотя и весьма неохотно. Потом зверюга повернулась мордой к лесному лорду и еще раз зарычала.

Оксил просто ткнул в сторону чудовища указательным пальцем. Издав недовольный рев, кошмарная тварь потопала обратно в чащу леса туда, откуда явилась.

— Оно… Оно было настоящее… — дрожащим голосом сказала Твилла.

— Это — да. Но как ты здесь очутилась, дочь Луны? И где ты была?

Дрожа всем телом, Твилла снова опустилась на землю, в укромное местечко между корней. Где она была?.. Так долго рассказывать…

Девушка прижала зеркальце к груди. Она чувствовала себя спокойнее, когда ее рука касалась твердой и прохладной глади заветного зеркальца.

— Я была… Во внутренних пещерах… За запечатанной заклятием дверью. Там был ребенок… — Твилла старалась упорядочить воспоминания и рассказать все по порядку. — В комнате Лотис. Я забрала девочку оттуда… Но там были чудовища… И те действительно были иллюзиями! Но Ванди испугалась и побежала… И пробежала сквозь запечатанную дверь… А я пошла за ней… — Девушка замолчала. Она так устала и к тому же пережила страшное потрясение, встретившись с лесным чудовищем… Ей трудно было сейчас пересказать всю историю, от начала до конца.

— Так, значит, ты побывала там, где уже тысячи лет никто не бывал… И что же ты там видела? — спросил Оксил. — Но нет, погоди… Это касается сокровенных тайн, и нужно, чтобы твой рассказ услышали все, кто должен об этом знать.

Оксил подошел к Твилле и протянул ей руку. Она с трудом поднялась на ноги и взяла лесного лорда за руку. Тотчас же вокруг них заклубился туманный вихрь. Второй рукой Твилла крепко сжимала свое зеркальце.

И снова они перенеслись в край с чудесными деревьями, на которых росли плоды из драгоценных камней. Перед ними возвышался замок. Держа Твиллу за руку, лесной лорд провел ее по богато отделанным дворцовым коридорам во все тот же большой обеденный зал.

Но сейчас за длинным пиршественным столом сидели только пятеро лесных обитателей. Здесь была Карла и еще две женщины — в одной из них Твилла узнала мать юного Фанны. Но двоих мужчин, сидевших за столом, Твилла раньше не видела — или просто не запомнила. Когда Оксил, ведя за собой девушку, приблизился к столу, все присутствующие повернулись к ним.

Первой заговорила Карла:

— Совет собрался, Оксил. О чем ты хотел нам поведать? Я вижу, с тобой дочь Луны… Где она была?

— В Рагноке… Я так думаю… Но она сама вам все расскажет.

Кто-то шумно вздохнул, сдерживая возражения. Оксил провел Твиллу дальше и усадил на стул во главе стола, а сам присел рядом.

Не выпуская из рук зеркальца — почему-то ей так было спокойнее, — Твилла рассказала, что с ней произошло. Несколько раз слушатели издавали сдержанные возгласы, а когда девушка дошла до освобождения плененных в грибах воинов, один из мужчин начал что-то говорить, но почти сразу замолк. Мать Фанны медленно кивнула головой, когда Твилла стала рассказывать о том, как маленькие воины пришли в свой главный замок, заброшенный и опустевший.

Во рту у Твиллы пересохло. Внезапно перед ней на столе появился кубок. Девушка отпила немного — в кубке оказался тот самый сладкий напиток, который она впервые попробовала на пиру. Она рассказала о своем договоре с Шардом и о том, как они с девочкой покинули подземный дворец. Когда Твилла упомянула гигантского вепря, который сопровождал их на пути из подземного мира, слушатели снова необычайно оживились. Потом девушка рассказала о том, что видела на реке, — о рабочих, которые рубили поваленное дерево, о том, как Ванди увидела своего отца и убежала к нему. Твилла еще раз отхлебнула из кубка и почувствовала, как силы понемногу восстанавливаются.

— Вот и весь рассказ, — закончила девушка.

— Харгел! — Мужчина, сидевший рядом с Оксилом, потрясенно покачал головой. — Но ведь… Это же было целую жизнь дерева назад! Харгел и его чародейство давным-давно канули в тень.

— Верно, — заметила Карла. — О тех днях у нас остались темные и горькие воспоминания. Но их женщины…

— И их дети! — перебила ее мать Фанны. — Где же они? Ты видела каменные столбы… — Она повернулась к Твилле. — Только камни, и больше ничего?

Девушка покачала головой.

— В одном их вождь-жрец прав, — сказал третий мужчина. — У нас есть теперь общий враг. Если эти, с равнины, поднимутся вверх по реке в поисках металлов, которые им нужны… Они попадут в самое сердце гор. Но если старые легенды не врут, подземные жители не боятся железа… И дочь Луны говорит то же самое. А значит, они будут для нас весьма ценными союзниками.

— Если они захотят иметь с нами дело, — вставил Оксил. — Вспомните о той судьбе, на которую обрек их Харгел. И хотя мы давно избавились и от него самого, и от его злого чародейства… Не забывайте, что подземные жители сильно пострадали от чар Харгела — каждый из них. Мы вернем им их женщин, если сможем. Но колдовство Темного — это уже опавшие листья. Мы встретимся с подземными жителями и поможем им, если они поверят в наши добрые намерения.

— Но среди нас и сейчас есть такие, кто играет силой как им вздумается… — напомнила Карла. — Лотис чарами заманила ребенка в наши владения — а разве до этого у нас было мало неприятностей с захватчиками, которые всеми силами стремятся завладеть нашими землями? То, что девочка благополучно вернулась к родным, возможно, немного облегчит наше положение. Ведь Лотис не успела связать ее чарами.

— Да, и потому она вне себя от ярости, — заметила третья женщина. — Особенно после того, как ее раб ушел…

Твилла насторожилась.

— Лорд Илон… Что с ним случилось? — быстро спросила девушка.

Ей ответила Карла:

— Похоже на то, что Лотис поработила его не так сильно, как ей казалось, — лесная леди как будто была довольна таким поворотом событий. — Он исчез…

— Он ушел через одну из тех дверей, — добавил Оксил. — Сказав перед этим, что ему было видение — как будто ты нуждаешься в его помощи.

Отражение в зеркале! Значит, Илон пошел за ней в подземный мир! Твилла залпом осушила кубок и постаралась успокоиться, чтобы руки дрожали не так сильно.

— Покажите мне эту дверь, — потребовала девушка.

Как подземные жители отнесутся к еще одному пришельцу? Будут ли они так же терпимы к Илону, как к ней и девочке? Этого Твилла не знала. Но одно знала твердо — она не может позволить Илону блуждать по темным подземельям в одиночестве, если есть хоть какая-то возможность ему помочь.

— Я рассказала вам все, что знала, — решительно заявила Твилла. — Теперь покажите мне ту дверь, через которую ушел лорд Илон! — Она повернулась к Оксилу.

Девушка думала, что кто-то станет возражать, но лесной лорд кивнул, соглашаясь.

— Если такова твоя воля, дочь Луны, — значит, так тому и быть.

И снова вихрь клубящегося тумана перенес их в темный коридор, который Твилла сразу узнала. Здесь Илон провожал ее после их случайной встречи — и привел потом к комнате Лотис.

Серебристый туман немного развеивал мрак — но в коридоре был и другой источник света. Возле одной из запечатанных заклятием дверей были укреплены три свечи — по углам треугольника. Свечи горели голубым пламенем, которое колебалось, словно под порывами легкого ветерка.

Возле свечей стояла Лотис. Она не обернулась, чтобы взглянуть на вновь прибивших. Скорее всего, коварная красавица вообще не заметила, что в темном коридоре появился кто-то еще. В одной руке Лотис держала короткую ветку, на кончике которой трепетал один-единственный листок. Этой веткой Лотис чертила в воздухе какой-то узор. Линии узора вспыхивали бледно-голубым сиянием в том месте, где проходила ветка.

Твилла не совсем поняла, что именно делала Лотис. Но в одном девушка была твердо уверена — Илону от этого будет только хуже.

Оксил шагнул вперед и одним быстрым движением выбил ветку из руки Лотис.

Колдунья зарычала, ее красивое лицо исказила гримаса, не предвещавшая ничего хорошего. Она подхватила ветку с пола и замахнулась на Оксила, словно хотела ударить его веткой по лицу.

Твилла поняла, что пришло время действовать. Поскольку Оксил нарушил колдовской узор, который плела Лотис, нужно было докончить начатое им. Девушка пнула ногой свечи, они разлетелись в стороны и погасли, роняя на пол коридора голубые искры.

Лотис бросилась к Твилле с веткой в руке, но Оксил крепко схватил колдунью за запястье.

— Ты нарушила клятву! — Глаза лесного лорда сверкали. — Какую грязную игру ты затеяла, Лотис?

Та только рассмеялась. Ее смех прозвучал резко и надтреснуто, словно крик какой-то злой птицы.

— Не перед тобой мне держать ответ, слабый сердцем! Настала пора вернуться великим вождям древности! Разве они позволили бы жить этим негодным чужеземцам? Удис… Сирана… И Харгел… Разве они допустили бы такое? Землю можно пробудить…

Выкрикивая эти слова, Лотис постепенно отступала назад. Она схватила ветку обеими руками, разломала пополам и швырнула обломки в Оксила. Потом вокруг нее заклубился туманный вихрь, и Лотис исчезла.

Оксил смотрел на разбросанные по полу свечи и обломки ветки. Его правильное лицо тоже исказилось — и Твилла не хотела бы, чтобы лесной лорд так разозлился на нее.

— Значит… — Он заговорил негромко, и все же голос его звучал пугающе. Точно так же мог звучать рев дикого зверя, загнанного в угол и приготовившегося биться не на жизнь, а на смерть. — Вот так, значит…

Твилла подумала, что это не ее дело — вмешиваться в их ссору. Но то, что делала здесь Лотис, могло напрямую относиться к Илону. Девушка направилась к двери.

— Илон ушел через эту дверь? — спросила она.

Несколько мгновений Оксил смотрел на нее, как будто не понимая, кто она такая и откуда здесь взялась — настолько его мысли были заняты другим. Потом лесной лорд молча кивнул.

Прежде чем Оксил успел заговорить или что-то сделать, Твилла, собравшись с силами, пошла сквозь дверь. Та подалась под ее напором. Девушка почувствовала, что проходит словно сквозь пленку мягкого желе, — и снова очутилась в кромешной темноте.

Она взяла в руки зеркальце. Но на этот раз серебристый диск не засветился. Девушка вытянула вперед руки, нащупала стену высеченного в скале коридора и медленно двинулась вперед. Наверное, зеркальце не смогло осветить ей путь из-за чародейства, которое сотворила Лотис. Твилла на миг замерла в нерешительности, но потом все же пошла дальше — медленно и неуверенно, в полной темноте.

Для Илона всегда так же темно, как для нее сейчас, — и так будет, пока он не освободится от чар Лотис. Вместе с утратой зрения к человеку приходит страх — Твилла тоже испугалась, оказавшись в полной темноте. Но девушка все равно продолжала идти вперед, хотя и очень медленно. Одной рукой она держалась за стену подземного коридора, а другой поглаживала свое зеркальце, надеясь вызвать в нем хоть какой-нибудь, пусть самый слабый отклик.

Она сделала еще один шаг, и нога ее не встретила твердой опоры. Девушка потеряла равновесие и упала, больно ударившись о камни. Она катилась вниз, набивая синяки, пока наконец падение не прекратилось. Твилла лежала на груде камней и поначалу не могла шевельнуться. Потом она выпрямила руки, подвигала ногами, проверяя, не сломаны ли кости. Каждое движение вызывало боль, но тело все еще повиновалось ей. Она расшиблась не настолько сильно, чтобы стать совсем беспомощной. Если она здесь упала как же Илон?.. Твилла позвала его по имени, потом замерла, прислушиваясь. В ответ не раздалось ни крика, ни стона. Не поднимаясь с колен, в которые больно впивались острые камни, девушка вытянула руки и попыталась на ощупь отыскать тело Илона, которое могло лежать где-нибудь рядом.

Она ничего не нашла. Даже если Илон тоже упал и сильно разбился — он, наверное, смог уползти куда-то. Твилла встала и побрела дальше, ступая еще более осторожно, всякий раз нащупывая опору перед тем, как поставить ногу. Время от времени она звала Илона, но, похоже, кроме нее самой в этой темной пещере никого не было.

Она вернулась к обрыву, с которого упала. Взобраться обратно было невозможно — не за что ухватиться, не на что опереться ногой. Когда Твилла попробовала уцепиться за каменный выступ, он откололся под ее пальцами и осыпался. Значит, остался только один путь — вперед. Но после падения девушка стала еще осторожнее — она ощупывала ногой дорогу и только потом переносила на эту ногу вес всего тела.

Время утратило всякое значение. Были только темнота и дорога — и Твилла стремилась преодолеть то и другое. Двигаясь вперед медленно и осторожно, девушка убереглась от очередной неприятности — когда впереди вдруг оказалась стена, о которую Твилла больно ударилась ногой.

Свет! Очень слабый и далекий, но все же — свет! Твилла сглотнула комок, подкативший к горлу, и почти всхлипнула. Потом повернулась к видневшемуся вдалеке свету и двинулась туда, все так же медленно, нащупывая дорогу при каждом шаге.

Прошла еще целая вечность, прежде чем Твилла, шаркая ногами по каменному полу пещеры, добралась до источника света. Это была расщелина в стене. Твилла не знала, был ли это выход наружу или нет — но все равно протиснулась в щель и выбралась из темного коридора.

Она оказалась в такой же огромной пещере, как та, в которой они с Ванди нашли заколдованных подземных жителей. Неподалеку от того места, где стояла Твилла, кто-то двигался. Присмотревшись, девушка увидела небольшой отряд маленьких воинов. Они столпились вокруг какого-то тюка, лежавшего на полу. Твилла медленно пошла к ним.

Подойдя поближе, она рассмотрела, что это за тюк. Илон! Слепой лорд был обернут тонкой серебристой сетью, словно пойманное охотниками животное. Один из маленьких воинов подступил к Илону с мечом.

Твилла бегом бросилась к Илону и его пленителям. Она должна остановить их!

— Нет! — закричала девушка на бегу. Она бежала спотыкаясь и сжимала обеими руками заветное зеркальце — единственное оружие, которое у нее сейчас было.

Маленькие воины обернулись на ее крик. Они явно не ожидали увидеть здесь кого-то еще.

— Нет! — снова крикнула Твилла, задыхаясь от бега. По крайней мере, воин с мечом пока не нанес ни одного удара. Зеркальце… Только бы зеркальце отозвалось!

Девушка подняла серебристый диск. И тут Илон задергался в сетях. Не выдержав напора, сеть порвалась и упала с его плеч. Илон поднялся на ноги. Маленькие воины вскрикнули от неожиданности и удивления и отступили от Илона подальше. Одного из них Твилла узнала.

Утин! Он хотя бы знает, кто она такая. Твилла надеялась, что по ее требованию Утин отведет их с Илоном к Шарду.

Девушка окликнула Утина по имени. Он один остался стоять на месте, в то время как его товарищи отступили от освободившегося из сетей Илона. На лицах воинов ясно читалось крайнее удивление.

Если бы только Твилла могла говорить на языке подземного народа! Но, может, Утин хотя бы узнает свое имя? Она еще раз крикнула:

— Утин!

— Твилла? — Илон повернулся и посмотрел в ее сторону. — Это ты, Твилла?

— Да. — Девушка уже подбежала к нему и встала между ним и воинственными обитателями подземного мира.

— Утин… — Она твердо назвала имя одного из маленьких воинов, потом другое: — Шард!

Только бы они поняли ее и позвали своего вождя-жреца! Твилла исполнила то, что обещала, — по крайней мере отчасти. Она вполне может сказать Шарду, что в Совете лесного народа согласны его выслушать.

— Шард! — сказала она погромче.

Утин заговорил на своем гортанном наречии. Один из воинов отделился от отряда и побежал к дальнему концу пещеры. Послал ли его Утин за жрецом? Твилла надеялась, что это действительно так.

Тем временем Утин подобрал разорванную сеть и стал внимательно рассматривать ее, выискивая слабое место, из-за которого Илон смог порвать путы и освободиться.

А Твилла повернулась к Илону:

— Они не причинили тебе вреда? — Девушка осмотрела его, но никаких ран не обнаружила.

Илон улыбался, словно им не угрожала никакая опасность.

— Поймали меня, как рыбу! — с усмешкой сказал он. — Только сеть у них какая-то непрочная. А ты… С тобой все в порядке? Что с ребенком?

— Она вернулась к своим. Ее… — Твилла не успела больше ничего сказать, потому что прибежал обратно посланный Утином гонец, а следом за ним шел и сам Шард.

— Они привели своего вождя, — поспешно объяснила девушка Илону. — Он меня знает… Я уверена, что он меня выслушает.

Твилла по-прежнему стояла рядом с Илоном. Она не собиралась отходить от него, пока хоть один из маленьких воинов держит в руке меч. А они что-то не спешили убирать оружие в ножны.

— Ворожея! — Несмотря на странный выговор, Шард изъяснялся вполне понятно. — Ты снова пришла сюда… И с тобой этот зачарованный раб… — Жрец кивнул в сторону Илона, и на его лице появилось неприязненное выражение.

— Он мой друг… Он пошел сюда, чтобы отыскать меня… Поэтому я тоже должна была вернуться за ним. Он — одной со мной крови…

— Но он связан чарами леса!

Утин проворчал что-то на своем языке. Шард снова посмотрел на слепого лорда, теперь уже с удивлением.

— Какими же силами обладает этот человек? — спросил жрец, указывая на Илона. — Его связали сетью… И вот он стоит, свободный, хотя он и не из лесного народа! В чем его сила? Твилла покачала головой:

— Я не знаю. Но разве вы связываете тех, кто не враги вам?

— Ты ведь сама говорила, что люди его племени несут нам беду. Они поднимаются вверх по реке — даже сейчас. Мы поставили своих стражей, но эти люди могут обладать силой, которая нам неведома, — как, к примеру, вот этот человек. Если мы возьмем в плен кого-то из них, то сможем выяснить, каким оружием лучше всего с ними сражаться.

— Попробуйте на мне, — предложил Илон. Слепого лорда как будто вовсе не тревожила такая перспектива.

— Лорд Илон — не враг вам, — спокойно сказала Твилла. — Он привязан чарами к лесу — но, наверное, уже не так сильно, как прежде.

— Люди леса забрали у него зрение, хоть и не тронули рассудок — по каким-то своим причинам. Он, несомненно, их за это ненавидит, — предположил Шард. — Из ненависти к лесному народу он охотно приведет своих сородичей в лес, чтобы они отомстили за него.

— Звучит убедительно, — заметил Илон.

И все же ты ошибся. Не знаю, кто ты такой, что берешься обо мне судить, — но ты не сможешь причинить мне больше зла, чем уже причинили соплеменники. Когда я в первый раз вернулся из лесу искалеченный, они отвернулись от меня в страхе и вообще перестали меня замечать, словно я не человек, а пустое место. Мои же кровные родственники просто ненавидят меня. Потом я снова ушел в лес — хотя и не из-за их отношения, — и моя родня наверняка еще больше на меня обозлилась. Земля широка… И если возможно будет договориться мирно…

Кто такая эта ведунья? Она говорит, что люди нижнего и верхнего мира будто бы снова смогут жить в мире и дружбе, а теперь еще и ты — предлагаешь договориться с твоим народом!

— В мире происходят странные вещи… — сказал Илон.

— Посмотрим. Но ты и ведунья останетесь у нас — до тех пор, пока мы не узнаем, что можно сделать.

19

И СНОВА маленькие воины повели Твиллу по подземным переходам. Но на этот раз рядом с ней шагал Илон. Девушка крепко держала его за руку. Слепой лорд шел уверенно, словно мог видеть стены вырубленной в скале пещеры, покрытые наростами светящихся лишайников. Они дошли до самого сердца подземного мира — до величественного замка. Сейчас обиталище подземного народа уже не казалось покинутым и безжизненным. Повсюду деловито суетились маленькие работники, занятые каждый своим делом. Одни трудились в кузницах, другие переносили разные грузы, необходимые для кузнечных работ и для прочих нужд.

Твилла выбирала самую ровную дорогу. Она время от времени вполголоса подсказывала Илону, куда лучше ступить, и предупреждала о препятствиях. Наконец они дошли до тех комнат, которые, судя по всему, были личными апартаментами вождя-жреца Шарда. По пути вокруг них все время кружили маленькие крылатые ящерицы. Одна из них уж совсем было собралась присесть Твилле на плечо, но в последний миг упорхнула в сторону.

Илон чуть наклонил голову — его встревожил близкий шелест крыльев. Девушка сразу же рассказала слепому о крылатых ящерицах, которые летают вокруг.

Но дальше дверей первой комнаты Шарда ящерицы за ними не полетели.

— Отдыхайте… — Жрец указал на низкие стулья с обитыми кожей сиденьями. Твилла помогла Илону сесть и села с ним рядом, пододвинув свой стул поближе к слепому лорду.

Шард больше не разбирал загадочные диски с письменами, как во время их предыдущей встречи с Твиллой. Но выглядел он очень уставшим и озабоченным, словно уже много часов занимался важными и неотложными делами.

— Ведунья, — сказал он. — Наверное, мы зря отпустили тебя… Наши разведчики с реки сообщили, что те, которые поднимаются вверх по реке, усердно расчищают дорогу. Они убирают большое дерево, упавшее, когда река подмыла берег. Сейчас они, наверное, уже справились с этой работой — обрубили с дерева ветви и оттащили ствол в сторону. Как бы то ни было, захватчики не отступают. Они выискивают наши богатства в речном песке и отправляют разведчиков, которые рыщут повсюду, постепенно поднимаясь все выше к истокам реки. Они нашли дорогу, по которой прошла ты с этим ребенком.

— Ванди… — сказала Твилла. — Ее отец был среди тех, кто работал на реке. Девочка ушла к нему. — Немного подумав, девушка добавила: — Но это, наверное, даже к лучшему, подземный лорд. Люди моего народа очень любят своих детей. И если бы ребенка чарами заманили в лес — они только усерднее стремились бы туда проникнуть. Шард заметил:

— Если бы ребенок был связан заклинанием лесного народа, он бы ничего не мог вспомнить, вернувшись к своим. А этот ребенок все запомнил — я уверен.

— Значит, у Лотис на этот раз ничего не вышло! — Илон неожиданно вмешался в их беседу. — Она и меня не смогла удержать в своих сетях, — добавил он и криво улыбнулся.

— Я ничего не знаю про эту Лотис, — ответил Шард. — Как и все лесные женщины, она владеет силой. Но… — Жрец пристально посмотрел на Илона. — Может быть, ты просто не ощущаешь, как привязан к ней, человек из верхнего мира? Может быть, она по каким-то своим соображениям отпустила тебя немного погулять… Однако… — Он многозначительно поднял вверх указательный палец. — Наша сеть тебя тоже не удержала.

— А должна была? — поинтересовалась Твилла.

— Да. В давние времена, до того, как нас самих опутали сетями заклятия, мы держали такие сети, чтобы пленять чужеземцев, которые забредали к нам из-за гор. Таких было немного, но они шпионили и вынюхивали, совали нос в чужие дела. А некоторые из них даже кое-что понимали в камнях и рудах и могли узнать, какие богатства таят в себе наши горы. Мы ловили их — тех, которые не успели попасться в лесу. И серебряные сети удерживали всех. Потому что серебро нашей работы может устоять даже против холодного железа, которое ваш народ использует без вреда для себя. Наши кузнецы умеют закалять серебро волшебством — даже лесной народ этого не может! В серебро вложена наша сила, и мы обращаемся к нему, когда возникает нужда.

— Ты попался в сети. — Теперь жрец обращался только к Илону. — И все же сумел освободиться, когда захотел этого. А это означает, что лесные чары все еще связывают тебя, человек из верхнего мира, — благодаря им ты и освободился от наших сетей. Поэтому не думай, что ты свободен. Просто твоя лесная госпожа держит тебя на длинном поводке. Таким образом… — продолжил Шард после небольшой паузы. Он явно хотел, чтобы смысл его слов хорошенько дошел до чужеземцев. — Таким образом, ты сейчас, возможно, — глаза и уши тех, что наверху. Хотя, наверное, мне не стоило говорить «глаза»…

Твиллу рассердил этот колкий выпад против искалеченного лорда — точно так же она рассердилась несколько дней назад, когда злая красавица Лотис издевалась над Илоном за пиршественным столом.

— А я? — быстро спросила девушка. — Меня ты теперь тоже считаешь врагом? Ты сказал, что не надо было отпускать ребенка домой, что от этого только стало хуже… Это сделала я!

— Ты давала клятву на крови… — ответил жрец. — Эта клятва лежит и на твоей силе — она убудет, если ты нарушишь слово. Но это еще не все… — Жрец улыбнулся, и его улыбка не предвещала ничего хорошего. — Ты наверняка знаешь законы сил, ведунья. Если ты обратишь свою силу против кого-то, а у него, — он быстро выхватил из-за спины свою секиру с кабаньей головой, — а у него есть, чем защититься… Тогда вся недобрая сила, которую ты хотела на него обрушить, обратится против тебя самой!

— Я исполнила то, что обещала! Я передала твое послание Оксилу на Совете лесного народа…

— Да? И каков же был его ответ?

— Я не знаю. И вот почему: я узнала, что лорд Илон, — девушка взяла слепого за руку, — отправился в ваши темные подземелья, чтобы отыскать меня. И потому, опасаясь самого худшего, я пошла за ним…

Она вспомнила о странном обряде, который прервали они с Оксилом. В это была замешана Лотис… Твилла подумала немного и добавила:

— Лотис из леса творила какое-то чародейство у порога двери, за которую ушел Илон. Мы с Оксилом нарушили ее колдовство.

Шард, который уже положил свою волшебную секиру на низенький столик, тотчас же снова схватил ее и повернул к себе. Вперив пристальный взгляд в глаза золотой кабаньей головы, он произнес несколько слов на гортанном наречии подземного народа. Глаза вепря вспыхнули красным сиянием, и Твилла с удивлением заметила, что вепрь моргает — золотые веки несколько раз закрылись и снова открылись.

Лицо Шарда посуровело. Его глаза вспыхнули тем же грозным блеском, каким только что ветились глаза золотого вепря. Мрачно посмотрев на Твиллу, жрец сказал:

— Чародейство Харгела! Оно живо и все еще источает яд! Так, значит, те, наверху, по-прежнему плетут злые чары… А потому — не бывать миру между верхним и нижним народом. Твои слова пропали зря, ведунья…

— Нет! — быстро ответила Твилла. — Оксил разрушил чары Лотис. Он не желает повторять дурные поступки древних, из-за которых начался раздор между вашим народом и людьми леса.

— Так пусть же докажет это, вернув нам наших женщин! — Шард с силой швырнул секиру на столик.

Неожиданно заговорил Илон:

— Раз уж среди лесного народа сейчас идет борьба за власть, то разве не пойдет вам на пользу, если вы поддержите Оксила?

Шард в нетерпении всплеснул руками:

— Слова! К чему эти пустые слова, не подкрепленные делом? Слушай меня, пленник леса. Если эта Лотис вновь возродила к жизни древнее зло — мы тоже не останемся в долгу! И на этот раз… Может быть, чары Харгела со временем утратили свою силу…

Твилла воспользовалась удобным случаем и вмешалась:

— Позволь же нам вернуться и передать твои слова Оксилу. Не забывай — я связана клятвой на крови. И, как ты сам сказал, мне будет только хуже, если я попытаюсь ее нарушить. Этот лорд — старший сын предводителя захватчиков. — Девушка снова сжала руку Илона. — Однако они отвергли его, когда он вернулся из леса, лишенный зрения. Поэтому лорд Илон сможет посоветовать, как лучше защититься от них. Оксил уже знает, что захватчики снова вторглись в лес. Им удалось похитить для своих нужд одно из гигантских деревьев, пусть даже упавшее из-за того, что река подмыла берег, — это еще более воодушевит их. Ради вашей же пользы — позволь нам вернуться обратно!

Шард помрачнел и нахмурился:

— Ты очень многого просишь, ведунья. Если этот лорд действительно тот, за кого ты его выдаешь, — он мог бы стать прекрасным заложником… Если только лесные чары не связали его навсегда. — Жрец прищурился. — Если это так, то захватчики, скорее всего, невысоко его ценят. К тому же, если его так стремится заполучить эта Лотис из леса, мы не хотим, чтобы он оставался в наших владениях. Может, Оксил найдет ему лучшее применение — к примеру, использует его как приманку, когда захочет заманить Лотис в ловушку.

— Значит, мы можем уйти? — спросила Твилла.

— Я задумал большое дело… — задумчиво сказал жрец подземного народа, ни к кому не обращаясь. Он как будто размышлял вслух. — Но иногда судьба действительно дарует нам счастливые случайности. Да, вы можете вернуться. Но знай, ведунья, и передай этому Оксилу, что лесным больше не удастся взять нас голыми руками. И пусть Оксил не забывает, кто бережет реку, которая хранит путь к сердцу земель. Если мы падем — то деревьям тоже вскоре придется встретиться с железом.

После этого разговора подземные жители наконец проявили гостеприимство. Твиллу и Илона разместили в одной из комнат рядом с апартаментами Шарда и подали еду и питье. Твилла съела все, что было у нее на тарелке, до крошки. За последние несколько дней ей так редко удавалось нормально поесть, и девушка не могла с уверенностью сказать, когда поест в следующий раз. Илон разделался со своей порцией с не меньшим аппетитом. Твилла покончила с едой и принялась задумчиво двигать по столу кружку с водой. Она старалась привести в порядок свои мысли. Илон первым нарушил молчание:

— Что это за место?

Твилла сперва не поняла, о чем он спрашивает. Но быстро сообразила, что Илон обо всем, что его окружает, узнает только с чужих слов или исследуя это на ощупь. Девушка вкратце описала ему величественный дворец, который возвышался в центре подземного мира.

Илон выслушал ее очень внимательно. При упоминании о вепре он нахмурился.

Насколько я понял, зачарованные люди подземного мира как бы и не жили все это время — до тех пор, пока ты не освободила их от заклятия? И все же огромного вепря иногда видели… Правда, мы смеялись, когда нам сообщали о встречах с ним. Мы считали, что те, кто его встречал, обезумели от страха в лесу и гигантский вепрь им просто привиделся. Но как же такое создание могло бродить на воле, если его хозяева в это время были зачарованы? — Сжав кулаки, он добавил более громко: — Мы спотыкаемся то об одно невероятное препятствие, то о другое! Кажется, эта бесконечная вереница головоломок никогда не закончится!

— Так и будет, — согласилась Твилла. — Пока не найдутся здравомыслящие люди среди твоего народа, лорд Илон, и среди людей леса, и среди подземного народа.

Илон чуть подался вперед, словно ему нестерпимо захотелось вглядеться девушке в лицо.

— Ты говоришь мне — «твой народ», целительница. Значит ли это, что мы с тобой больше не принадлежим к одному народу?

— Это значит, что у меня нет ничего общего с поселенцами, — спокойно ответила Твилла. — Меня силой увели из дома и привезли в эти земли. Они пытались распорядиться моей судьбой по своему произволу… — Девушка запнулась, потом продолжила: — И я благодарна тебе за то, что ты не позволил им это сделать. У меня нет корней среди людей с равнины, так же как среди лесных и подземных жителей.

— А значит, в конце концов ты можешь оказаться решающим фактором, — перебил ее слепой лорд. — Я вырос среди воинов, целительница. Можно сказать, мое ремесло прямо противоположно твоему. Мои наставники говорили о силе, а не о медитации — таково было их учение. Я тоже полагался только на силу — до тех пор, пока… — Он надолго замолчал, потом заговорил снова, указав на свои глаза: — Пока я не узнал, каким беспомощным и отчаявшимся может быть человек, несмотря на всю свою силу и боевые навыки. Ты обучена исцелять, так же как я обучен ранить и убивать. Теперь мы должны учиться друг у друга — иначе потеряем все, что имеем. После того как я вернулся из леса, мои сородичи обращали на меня не больше внимания, чем на тень, скользящую по комнатам замка. Они разговаривали при мне как при недоумке, который наверняка ничего не поймет, а если и поймет — то все равно не запомнит. Моему отцу обещали отдать эти земли в полновластное правление — если он сумеет заложить здесь постоянные поселения. Он — младший сын младшего сына в своем роду и потому чрезвычайно гордится таким доверием короля. Может быть, если бы удалось убедить его, что власть над здешними землями можно получить более мирным путем… — Илон умолк, не договорив.

— Согласится ли он на перемирие с людьми леса, если те предложат? — спросила Твилла.

Илон пожал плечами:

— Откуда мне знать? Почти два года я был пустым местом, ничтожеством, которому из милости позволяли жить под крышей его родного дома. Астар сейчас — правая рука отца. А мой брат в первую очередь верит в силу — и, пожалуй, больше ни во что. А мой отец не слишком-то прислушивается к чужим советам. Жрец Дандуса… — Илон скривился, словно в рот ему попало что-то горькое. — Его прислали сюда те, кому не очень по душе благосклонность короля к моему отцу. Отец принял жреца Дандуса, потому что такова воля короля. Но из-за этого жреца у нас только прибавилось неприятностей. Он отъявленный фанатик — как и все жрецы Дандуса… Я слышал, он мечтает возродить древние обычаи Далекого Зова…

Твилла содрогнулась.

— Нет! Это были темные и страшные времена… Никто не захочет, чтобы они вернулись! Этого нельзя допустить — против такого действительно ополчится весь народ!

— Есть люди, которые прислушиваются к речам жреца Дандуса. Многие ли смогут устоять перед лицом настоящей страшной опасности? А этот жрец тоже обладает какой-то силой.

Твилла схватилась за зеркальце. В мире так много разных сил, а она так мало об этом знает… Даже свое собственное волшебное зеркальце, подаренное мудрой Халди, Твилла только-только начала познавать. С давних времен жрецы Дандуса были воплощением ночных кошмаров. В древности они властвовали над всеми землями по ту сторону гор — пока последний король из рода Гардлианов не сверг верховного жреца, поплатившись за это собственной жизнью. Твилла ужаснулась, узнав, что в последние годы жрецы Дандуса вновь начали упрочивать свое влияние. Со временем люди стали забывать, каким жестоким и страшным было их правление.

— Этот жрец Дандуса… Это он, наверное, разжигает в людях страх перед лесом и ненависть к нему? — предположила Твилла.

— А кто же еще? Любой из них воспринимает неведомую и чужеродную силу как прямую угрозу себе лично.

Вот как… Какое же счастье, что во время первой встречи жрец Дандуса принял ее за обычную целительницу и не заподозрил в ней чего-то большего! Твилла не знала, смогло бы зеркальце защитить ее тогда от жуткого жреца.

— Значит, жрец Дандуса будет всеми силами препятствовать перемирию?

— Непременно. Иначе и быть не может! Нужно будет об этом помнить, если — или когда — здешний властитель отпустит нас обратно в лес.

Наконец их забрал Утин, которого снова назначили провожатым. Но на этот раз, выйдя из подземного дворца, Утин пошел не вдоль реки к потайному проходу под горой, а направился прямиком к пещере.

Подойдя к стене пещеры, проводник поворчал и несколько раз хмыкнул, но в конце концов сумел выговорить несколько слов на понятном Твилле и Илону языке.

— Смотри… хорошо, — велел маленький воин. — Это истинный путь.

Твилла заметила неясную тень за завесой свисавшего сверху лишайника. Маленький воин отодвинул в сторону наросты лишайника и показал узкий проход в стене. Твилла взяла Илона за руку, быстро объяснила, что нужно будет делать, и повела слепого лорда за собой, к тайному проходу. Утин пробрался за завесу из лишайника следом за ними. Они снова оказались в темноте, а впереди, в пещерном коридоре, было еще темнее.

Маленький проводник прошел вперед и сделал Твилле знак следовать за ним. Девушка с удивлением обнаружила, что пещерный коридор совсем прямой, без поворотов и ответвлений, — она увидела это, когда Утин поднял в левой руке камень яйцевидной формы, от которого исходил неяркий свет. Твилла заметила также, что в другой руке маленький воин сжимает обнаженный меч с широким клинком. Какую опасность Утин предчувствует?

Они зашагали по пещерному коридору. Этот путь вызывал странные ощущения — такие же испытала Твилла, когда впервые попала в лес. Она словно чувствовала присутствие чего-то невидимого, слышала едва уловимые звуки какого-то движения. Девушка насторожилась.

Утин замедлил шаг. Он наклонил голову в остроконечном шлеме и принялся водить из стороны в сторону светящимся камнем, как будто выискивая на полу и стенах пещеры какие-то следы.

Внезапно раздался довольно отчетливый звук — словно нечто скользило по каменному полу. Утин резко остановился и обернулся.

— Плохо… — проворчал он.

Ноздри Илона раздувались — слепой принюхивался к запахам, витавшим в воздухе. Вскоре Твилла тоже уловила отвратительный запах — гнилостную вонь разлагающейся плоти. Однако в этой вони ощущалась примесь и другого запаха — тяжелого пряного аромата, который сразу напомнил Твилле о Лотис. Но — здесь?

Может быть, им предстоит встретиться с одной из иллюзий, которые лесная колдунья использует для устрашения? В темноте, там, куда не доставал свет мерцающего камня Утина, что-то зашевелилось.

— С-с-с-с-с-с… — раздалось пронзительное шипение. В ответ Утин испустил громкий боевой клич.

— Что это? — спросил Илон, дернув Твиллу за руку. Вокруг его невидящих глаз собрались морщины — слепой пытался всмотреться в темноту.

— Там, в темноте, что-то есть…

Больше Твилла ничего не успела сказать. Существо метнулось вперед. С виду это было гигантское подобие земляного червя, в обхвате размером с большую бочку. Передний конец червя извивался в воздухе — но Твилла не заметила на нем никаких признаков того, что могло бы быть глазами. Зато у чудовищной твари был огромный рот — белесый, словно плесень, он резко выделялся на фоне черного тела. Из пасти червя вырывалось громкое шипение. Чудовище двинулось к троим путникам.

Еще одна иллюзия? Но Твилла не забыла лесное страшилище, которое на поверку оказалось настоящим. Она положила руку Илона себе на плечо и шагнула вперед, крепко сжимая в обеих руках волшебное зеркальце.

Червь снова зашипел, и его передний конец метнулся к Утину с быстротой и точностью выпущенной из лука стрелы. Неуклюжий с виду подземный житель ловко отскочил в сторону, уворачиваясь от удара, и взмахнул мечом. Широкое лезвие вонзилось в тело червя. Но когда Утин высвободил меч, на теле чудовища не осталось никакой отметины.

Кошмарное создание все сжалось и немного отодвинулось назад. Заостренный передний конец червя раскачивался из стороны в сторону. Может быть, теперь тварь станет более осторожной?

Но в следующее мгновение червь снова с быстротой молнии метнулся вперед. На этот раз удар твари пришелся по Утину. Подземный воин отскочил и зарычал от боли. Но твари не удалось схватить его. Утин оперся о стену пещеры. Червь снова подобрался, готовясь к очередному броску.

На этот раз тварь напала не на Утина, а на Твиллу. Из пасти чудовища потекла пенистая желтоватая жидкость. От нестерпимо отвратительного запаха этой мерзкой пены у Твиллы перехватило дыхание. Но девушка не выпустила зеркальце из рук. Червь раскачивался перед Твиллой из стороны в сторону — словно между чудовищем и его жертвой встала невидимая стена и тварь выискивала в ней слабое место. Гадкая пенистая слюна свободно струилась из разверстой пасти и стекала на пол пещеры, разбрызгиваясь во все стороны.

Твилла вскрикнула — ее словно обожгло огнем. Девушка поняла, что ужасный червь источает яд. Она отступила назад, увлекая за собой Илона.

Зеркальце не светилось. Оно оставалось таким же тусклым, как и раньше. Но несколько капель ядовитой слюны попало на зеркальную гладь. Над зеркальцем взвились, переплетаясь, струйки дыма, которые начали светиться — но не ясным серебристым, а бледно-красным светом, похожим на воду, смешанную с кровью. Сияние разгоралось все ярче, становясь огненно-красным, как пылающая головня.

Потом струи дыма устремились к чудовищу, обвились вокруг него и стянулись плотнее, словно ловчая сеть. В этот миг Утин бросился на червя с мечом. Он ударил опутанное пылающей сетью чудовище в бок. Вонзив меч по самую рукоять, маленький воин взялся за него обеими руками и с силой надавил, стараясь разрезать толстое туловище поперек.

Червь дернулся, и Утина откинуло в сторону. Маленький воин с размаху ударился о стену пещеры и сполз на пол. Но на этот раз на боку чудовища осталась зияющая рана. Червь бешено извивался, но сеть из пылающих струек дыма держала крепко. От этой огненной сети отделилась струйка и устремилась сквозь открытую рану в глубь тела чудовища, пронзая толстые кольца мускулов.

Илон убрал руку с плеча Твиллы. Девушка не успела его остановить — слепой лорд быстро подошел к стене пещеры и ощупью отыскал лежащего на полу бесчувственного Утина.

Твилла могла только держать зеркальце, надеясь, что это оружие сможет разделаться с кошмарной тварью. Но от пенистой слюны поднялись струйки испарений, и зеркальце снова померкло. Чудовище бешено извивалось, каталось по камням и брызгало во все стороны ядовитой слюной. Казалось, оно хотело ползти дальше, но не могло.

Может быть, червь издыхает? Но мимо него все равно нельзя было пройти, потому что извивающиеся кольца толстого тела заполняли весь коридор. И если путники пойдут дальше, оставив тварь за спиной, она может неожиданно напасть сзади.

— Что происходит? — требовательно спросил Илон. Твилла почувствовала его прикосновение. Илон поворачивал голову из стороны в сторону. Он перенес бесчувственного Утина поближе и положил на пол пещеры, но был готов в любой миг подхватить его и нести дальше, если понадобится.

— Червяк ранен… Насколько я понимаю… — Твилла быстро описала Илону, что случилось с зеркальцем. Она вспомнила, что зло может обернуться против наславшего его, если защита окажется достаточно сильной.

В тусклом свете, исходившем от оброненного Утином кристалла, было видно, что червь по-прежнему извивается. Передний конец твари снова приподнялся, и из белесой пасти вырвался пронзительный вопль, совсем не похожий на угрожающее шипение, которое они слышали раньше. Скорее это был предсмертный вопль. Тварь еще раз свилась кольцами, ударилась о каменный пол пещеры, потом вытянулась во всю длину и затихла. Но Твилла проявила осторожность и не двинулась с места, продолжая следить за чудовищем.

Выходит, это вовсе не иллюзия, сотворенная Лотис. И все же Твилла была уверена, что почувствовала пряный запах, повсюду сопровождающий лесную колдунью. Неужели коварной красавице известны тайны подземных лабиринтов? Но как же она смогла пройти сквозь двери, уже столько лет надежно запечатанные охраняющим заклятием?

Твилла вздохнула с облегчением. Она убедилась, что если чудовищный червь и не издох, то все равно больше не сможет напасть. Правда, девушка даже не знала, как можно протиснуться мимо этого громадного тела, чтобы идти дальше. И что делать с Утином? Раненого подземного воина следовало бы доставить обратно, к его сородичам.

Проблема разрешилась сама собой. Утин внезапно сел на полу пещеры и попытался стянуть с головы шлем. Освободившись от этого куска железа, плотно сдавливавшего голову, маленький воин потер ладонями лицо и встряхнулся, как встряхиваются животные, выбравшись из воды.

Кряхтя и что-то ворча себе под нос, маленький крепыш поднялся на ноги. Он не отказался от помощи Илона, который поддержал его. Постояв немного у тела червя, Утин повернулся к Твилле и приветствовал ее почтительным жестом.

— Арпсе… — сказал подземный воин. Он повторил это слово несколько раз, чтобы убедиться, что девушка его поняла. Потом Утин отошел от Илона и направился к лежащему червю.

Он с размаху ударил ногой по безглазой голове чудища, отступил назад и посмотрел, что будет. Длинное тело толщиной с бочку даже не шелохнулось. Затем, уже чуть более твердо держась на ногах, маленький воин прошагал к стене, о которую его ударило, и подобрал свой меч. Потом он еще раз наклонился — чтобы поднять светящийся камень.

— Мы вернемся обратно? — спросила Твилла. Утин покачал головой и указал мечом вперед, в непроглядную темноту позади издохшего червя. Твилле и Илону ничего не оставалось, кроме как пойти туда. Девушка старательно обходила лужи ядовитой слюны и следила, чтобы Илон тоже не приближался к мерзкой отраве.

Только пройдя наконец вдоль всего червя, они поняли, насколько он был огромен. Как и деревья в лесу, червь превосходил по размеру все живые существа, какие только можно представить. Дойдя до дальнего конца червя, Утин напоследок еще раз пнул тварь сапогом. Они пошли дальше, не оборачиваясь.

Коридор по-прежнему тянулся прямо, никуда не сворачивая. И Твилла снова уловила едва заметные звуки, которые слышала и раньше. Потом коридор уперся в ровную стену без каких-либо отверстий. Но на стене, чуть выше уровня возможной двери, оказалось еще одно изображение кабаньей головы — такое же, как то, мимо которого когда-то проходили Твилла и Ванди во время блужданий по темным пещерам.

Утин вложил меч в ножны и стал прямо напротив кабаньей головы. Он поднял повыше свой необыкновенный светильник и расположил камень так, чтобы на голову вепря попадало как можно больше света. Звериная голова, окруженная тусклым мерцанием камня, казалась живой — словно из стены высовывался настоящий вепрь, такой, как тот, что бродил по лугам у берегов подземной реки.

Глаза вепря вспыхнули в отраженном свете, на огромных клыках заиграли блики. Раздался скрежет, и неожиданно в сплошной стене обрисовались контуры двери. Щели становились все глубже, тяжелая каменная дверь медленно открывалась. Когда она полностью распахнулась, Утин отпрыгнул назад.

— Туда… — Маленький воин взмахнул рукой. — Туда… — Ясно было, что Утин едва сдерживает нетерпение. Но сам маленький воин отступил в сторону и явно не собирался идти дальше, сквозь проем в стене.

Твилла в одной руке все еще сжимала зеркальце, а второй крепко держала за руку Илона. Они вдвоем прошли из непроглядной темноты подземелья в сумеречный свет по ту сторону двери.

Твилла даже не успела осознать, что они, вероятно, попали прямо в лес — внезапно из сумрака выскользнули двое высоких мужчин и подступили к ней и Илону. И каждый из них держал в руке то же, что Твилла видела в руках Лотис, — ветку с одним-единственным листом на конце. Ни слова не говоря, лесные люди направили ветки на девушку и слепого.

20

БЫЛО ЯСНО, что от этих двоих не стоит ждать ничего хорошего.

— Вперед! — Один из незнакомцев резко взмахнул рукой. Илон, который стоял чуть поодаль от девушки, повернулся к говорившему. Слепой лорд с силой стиснул зубы, и Твилла догадалась, что в душе Илона бурлит гнев. Он злился из-за своей беспомощности, оттого что бессилен был что-то сделать. Однако девушка понимала, какую опасность могут представлять эти странные обломанные ветки, а потому поспешила схватить Илона за руку и пошла куда было велено, ведя слепого за собой.

Двое с ветками пошли за ними следом. Твилла коротко объяснила Илону, что их ведут куда-то под стражей. Она начала опасаться, что за время ее второго визита в подземный мир обстановка в лесу резко переменилась.

Никто не собирался перемещать их посредством волшебного тумана. Вместо этого Твиллу и Илона долго вели по запутанному лабиринту коридоров, по большей части лишенных богатой отделки. Твилла опасалась, что не сможет потом найти дорогу обратно. В конце концов они вновь оказались в поражающих великолепием переходах внутренней части дворца и вскоре вышли в главный зал.

За длинным столом снова собрался Совет, но совсем не в том составе, каким его помнила Твилла с прошлого раза. Оксила, Карлы, матери Фанны, Масселины и еще одного мужчины за столом не было. Сейчас во главе стола гордо восседала Лотис. Рядом с ней сидели еще одна женщина, которой Твилла никогда прежде не встречала, и трое мужчин. Но сразу было ясно, что всем здесь заправляет Лотис.

Коварная колдунья улыбнулась, когда Твиллу и Илона подвели к дальнему концу стола.

— А, путешественники вернулись… — заметила Лотис. — На место, раб!

Она щелкнула пальцами, словно подзывая собаку, — такими же унизительными жестами она командовала Илоном раньше.

Илон не двинулся с места. Улыбка мгновенно исчезла с лица Лотис. В ее больших зеленых глазах вспыхнули недобрые огоньки.

— Ты будешь исполнять то, что я приказываю! — отчеканила злая красавица, как госпожа, призывающая непокорного слугу к повиновению.

Однако Илон даже не шелохнулся. Его невидящие глаза были обращены на Лотис, но, даже оставаясь слепым, Илон держался так, словно чары Лотис были уже не властны над ним.

Глаза колдуньи сузились, она перевела взгляд с Илона на Твиллу и снова чуть улыбнулась.

— Значит, ты затеяла свою игру… целительница… — Лотис сумела вложить в эти слова бездну презрения. Думаешь, тебе удастся излечить его своим искусством? Однако же он по-прежнему ничего не видит.

— Верно, — ответил Илон, прежде чем Твилла успела собраться с мыслями. — Да, я все еще слеп, Лотис. Но я больше не раб, нет.

Лотис поджала губы и ударила кулаком по столу:

— С тобой я разберусь позже, раб. А что касается тебя… — Ее внимание снова обратилось на Твиллу. — Твое вмешательство дорого нам стоило. Ты отправила девчонку к ее родне… Но она все помнит — и от нее захватчики смогут узнать то, чего им знать не следует. И это еще не все… — Лотис снова ударила кулаком по столу. — Потом ты разрушила древнее заклятие, связывавшее наших старинных врагов из подземного мира. Мы в полной мере познали, насколько они честолюбивы, хитры и коварны… Но тогда у нас был предводитель, который понимал, до чего может довести их строптивость. Он все сделал верно — и наших врагов не стало. Они не досаждали нам уже много лет, пока ты их не освободила. К несчастью, со временем некоторые из нас сделались слабовольными и недальновидными. Но мы не позволим им нарушить древние законы — чего бы это ни стоило.

Потом Лотис обратилась к стражникам с ветками, которые привели сюда Илона и Твиллу.

— Отведите этих двоих в надежное место. — Повернувшись к Твилле, она продолжила: — Тебя называют дочерью Луны, грязная чужеземка… Но знай, что наш народ владеет очень древним знанием, способным одолеть любые силы, которые подвластны чужакам из другого мира. Да, у тебя есть сила определенного рода, как и у других из твоей породы, — по крайней мере, им самим так кажется. Пока это нас устраивает, мы не станем их разубеждать. Но с тобой мы обязательно разберемся, как только придет время!

Твилла сочла, что не стоит прямо сейчас бросать вызов лесной колдунье. Сперва нужно выяснить, что случилось с Оксилом, Карлой и остальными, которым девушка до какой-то степени доверяла. Действительно ли Лотис овладела тайным знанием, которое в древности привело к власти Харгела?

— Ты что же, так ничего и не скажешь, грязная девка? — Прекрасные губы Лотис изогнулись в улыбке. — У тебя будет время подумать о том, что ты натворила, пока бродила среди нас и шпионила в пользу захватчиков с равнины. Однако, насколько мне известно, сородичи тоже не очень-то высоко тебя ценят. Ты не крепко держишься на корню, и первый же ураган сметет тебя прочь. Как бы то ни было… Сейчас у нас нет на это времени. Заберите их!

И снова их повели по бесконечным запутанным коридорам. Твилле показалось, что во дворце как будто стало меньше туманов. Серебристые дымки истончились, поредели, словно источник, который питал их, начал усыхать. Твиллу и Илона подвели к какой-то двери. Один из стражей выступил вперед и крест-накрест провел веткой по двери. Дверь отворилась, и страж кивком велел девушке идти туда. Твилла, держа за руку Илона, прошла в открывшийся проем. Она сразу же обернулась, но не увидела позади никаких признаков двери — только ровную каменную стену.

Комната, в которой они оказались, была намного меньше прочих жилых помещений лесного дворца. Никакого пышного убранства и богатой мебели, как в тех покоях, где Твилла отдыхала раньше. Кроме того, как только дверь за ними закрылась, свет в комнате начал меркнуть. Стало темно, но не совсем — Твилла смогла разглядеть убогое ложе в углу и три простых стула. Пол не застелен коврами, на постели лежит только тюфяк, без подушек. Конечно, по сравнению с обычными городскими тюрьмами здесь было довольно чисто, сухо и тепло. Но впечатление эта тюремная камера производила такое же, как все темницы.

Первым заговорил Илон:

— Выходит, Лотис дорвалась до власти… Она очень долго к этому стремилась и теперь наверняка наслаждается.

— Я не понимаю, как Оксил смог победить ее тогда, у заклятой двери, если она теперь стала такой могущественной? — Девушка вкратце пересказала Илону, что случилось, когда они с Оксилом застали Лотис за чародейством перед дверью в подземный мир. — Как Лотис смогла одержать над ним верх? И над Карлой… Карла владеет силой и знаниями… — Твилла хорошо помнила визит в комнату с бассейном, в котором отражалась Луна. Там ведунья восстановила чистую силу своего волшебного зеркальца.

— Лотис… — Илон шагнул в глубь комнаты, наткнулся на один из стульев. Он присел на стул, опершись локтями о колени. Его плечи поникли, словно тот стальной стержень, который Твилла в нем чувствовала, вдруг надломился.

— Я связан с ней. Ты не можешь себе представить, что это такое, целительница. Какое-то время она была воплощением всего, к чему только может стремиться мужчина в своей жизни. Она была… Я отдал бы за нее жизнь, если бы она того пожелала. Лотис распоряжалась мной, словно пустым горшком, в который наливала что хотела и перемешивала так, как ей нравилось. Каким-то чудом — я не помню, как именно это случилось, — мне удалось вырваться на свободу… И я ушел из леса. Меня нашли люди, которыми я когда-то командовал. Я брел, не разбирая дороги, слепой и немного помешанный. Постепенно рассудок вернулся ко мне, а зрение — нет. Таким я был никому не нужен. А потом я вернулся — с тобой…

Илон тяжело вздохнул. Твилла не видела его лица.

И снова возродилась та связь… С ней… Я был ее вещью! Но во мне словно что-то пробудилось, я начал бороться за свою жизнь. Мне кажется, целительница, что отчасти это — твоя заслуга. Ты не смогла вернуть мне зрение, но с тех пор, как мы выбрались из крепости, я снова почувствовал себя мужчиной — ведь я смог сделать то, что необходимо было сделать.

Твилла вспомнила, как он спас ее от насильника Астара, как помог выбраться из разлившейся реки…

— Ты был мужчиной, и ты им остался!

— Возможно. — Илон поднял голову и повернулся к ней. — К счастью, то, что во мне пробудилось, продолжало расти и крепнуть даже тогда, когда Лотис снова меня призвала. А потом… Я узнал о холодном железе — и понял, что в чем-то всегда буду сильнее любого из лесных. Из-за этого моя связь с Лотис еще больше ослабла. Не знаю, может быть, я оказался слишком непокорным рабом и она решила не тратить понапрасну силы, чтобы поработить меня полностью? Или, может, Лотис так сильно меня презирает, что даже не заметила, как я ускользаю из-под ее власти? Ей всегда хотелось заполучить в рабы кого-нибудь помоложе, чтобы вылепить из него то, что она пожелает. Потому она и заманила в лес ребенка — хотя ее сородичи этого не одобряют. В последнее время Лотис стала слишком уж самоуверенной… И она так давно стремилась к власти…

Однако над тобой она уже не властна, тихо сказала Твилла.

— Но мои глаза! — Он выкрикнул эти слова, словно протестуя против всей несправедливости, которая на него обрушилась. — Я всего боюсь, словно ребенок, а не взрослый мужчина. Как же сильно она меня обездолила…

Твилла присела на край убогого ложа, которое было устроено на выступе глухой каменной стены. Она подбирала слова, чтобы ответить, но Илон заговорил снова:

— В битвах вместо меня сражаются женщины. Ты стояла впереди меня, когда на нас обрушилось то подземное чудовище. Даже карлик, и тот лучше проявил себя…

— Нет! Это не я, на самом деле это не совсем я, лорд Илон. Я — целительница и не обучена владеть силой. Моя наставница подарила мне древнюю вещицу и рассказала, как сделать ее в полной мере своей. Для этого нужно было выполнять кое-какие упражнения — и я их выполняла. Но даже сейчас я не знаю, как распоряжаться этой вещицей. Всякий раз после того, как я прибегаю к ее помощи, у меня убывают силы. Если Лотис захочет бросить мне вызов, у нее будет огромное преимущество — все знания ее народа, накопленные за много веков. Моя наставница всего лишь исследовала древнее знание, она страстно стремилась узнать побольше… Но даже она не была посвящена в сокровенные тайны этого знания. Не говоря уже обо мне — я знаю гораздо меньше…

— И все же до сих пор ты прекрасно справлялась с опасностями, — заметил Илон. — И никто тебя не искалечил…

— Но… — начала было Твилла, но не договорила. Внезапно что-то встревожило ее, и девушка схватилась за зеркальце.

В воздухе ей почудилось какое-то движение, заклубились смутные тени… Не привычные струйки серебристого тумана, а лишь бледное их подобие. Повинуясь внезапному порыву, Твилла вскинула зеркальце и направила гладкую поверхность серебряного диска в сторону призрачного тумана. Если Лотис послала сюда одно из своих чудовищ, Твилле снова придется защищаться с помощью зеркальца.

Гладь зеркала сверкнула чистым серебром. В воздухе закружились серебристые пылинки. Твилла сама не знала, почему она так делает, однако вдруг начала вращать блестящий диск, словно веретено, на которое наматывают спряденную нить.

А из зеркальца брызнули тончайшие серебристые нити — и устремились к неясному завихрению в воздухе, потом наткнулись на что-то и притянулись к какой-то мутной поверхности. На мгновение Твилла увидела на этом месте сплетение настоящего тумана — того самого, посредством которого люди леса переносятся из одного места в другое. Из туманного вихря вышла — скорее вывалилась — Карла. Илон, который, наверное, почувствовал ее присутствие, быстро встал на ноги и подхватил Карлу, чтобы она не упала.

Лесная леди дышала тяжело и прерывисто. Ее прекрасная кожа цвета слоновой кости теперь приобрела землистый оттенок. Даже опираясь на плечо Илона, она едва держалась на ногах.

Наконец Карла немного отдышалась и заговорила:

— Дочь Луны! Благодарю тебя… Проклятая Лотис посягнула на то, что оставалось незыблемым с тех времен, когда в земле проклюнулся первый росток! Пусть бы ее поглотила Бездонная Утроба! Даже Харгел не искажал настолько то, что составляет всю нашу жизнь!

Твилла помогла лесной леди присесть на жалкое ложе. Карла все никак не могла отдышаться. Немного придя в себя, она спросила:

— Какие новости вы принесли из подземного мира? Неужели этой Лотис удалось снова свести на нет все наши надежды и усилия?

— Шард опасается, что захватчики проберутся в их мир по тайному проходу вдоль берега реки. Подземные жители приготовили некоторые ловушки… — И Твилла рассказала о серебряных сетях. Карла кивнула.

— Как в старину… Да, в давние времена такие сети были очень хороши для отлова чужеземцев из-за гор, случайно забредавших в наши владения. Даже после разделения, после того как Харгел связал подземных жителей злыми чарами, у нас еще оставался запас таких сетей. Но со временем их чудесная сила ослабела и сети пришли в негодность. Значит, подземный народ снова их плетет? Хорошая новость. Нам почти нечем защититься от грядущей опасности…

— Но Шард согласен действовать совместно с вами только в том случае, если вы освободите их женщин и детей, — добавил Илон.

Карла сложила ладони вместе и опустила взгляд на сплетенные пальцы.

— Значит, нам придется согласиться…

— Но почему не сейчас? — перебила ее Твилла.

— Лотис сделала свой ход… Она даже успела переманить кое-кого на свою сторону. Мы не знали об этом — закон запрещает любому из нас вызнавать о силах других. Хотя много лет назад этот закон уже навлек на наш народ большие несчастья. Лотис каким-то образом добралась до потаенных и запретных знаний, которые хранились в глубокой тайне после свержения Харгела. Она… — Карла взмахнула рукой. — Вы видели ее силу… Она заперла всех, кто не согласился ей служить, внутри движущихся туманов. Оксил ушел в нежилые коридоры дворца, искать место, где Лотис почерпнула свои знания, — и пропал там. С ним ушел сильнейший из нас, самый могущественный во владении силой. Может быть, они попали в какую-то давным-давно позабытую западню?.. С тех пор как они ушли, мы не получали от них никаких вестей. Лотис наговаривала на тебя, дочь Луны. Она говорила, что ты подослана захватчиками, чтобы сеять средь нас раздор и таким образом ослабить нас. Она снова напомнила, что подземные жители — наши исконные враги, а ты освободила их воинов и мастеров от древнего заклятия, и они будто бы снова собираются на нас напасть. И еще, дочь Луны… — Карла повернулась к девушке и заглянула ей в глаза, словно хотела не только услышать ответ, но и прочесть его по выражению лица Твиллы. — Захватчики действительно владеют силой — такой, о которой мы даже не подозревали. Лотис каким-то образом узнала об этом… Наверное, сила притягивается к силе… И она… Мы, внутренний круг Совета, — те, кого Лотис заточила в туманах переходов, — мы думаем, что Лотис сумела как-то объединиться с этой силой ради своей пользы. Что это за сила, дочь Луны? Такая, что Лотис смогла воспользоваться ею для собственных целей?

— Жрец Дандуса! — Илон подошел и теперь возвышался над обеими женщинами. — В древних легендах говорится… Легенды повествуют о том, что Темные обладали особой силой, тайну которой ревностно оберегали от посторонних. Жрец Дандуса вполне мог полагать, что увеличит свою силу, сея раздор и разжигая распри, — а если он действительно сговорился с Лотис, то, вполне может быть, он получил что хотел!

— Вот как… — Карла выпрямилась, на ее лице появилось выражение суровой решимости. — Мы черпаем силу из леса… А если Лотис вмешивается в то, что происходит из другого корня, то она будет противиться всему, что принадлежит нам по праву рождения. Как только наши сородичи, обманутые ею, поймут это — они тотчас же отвернутся от Лотис… Потому что именно она — настоящая предательница! Насколько могущественна эта магия внешнего мира, Илон?

Твилла заметила, что лесная леди обратилась к слепому лорду по имени, а не назвала его презрительным словом «раб», как люди леса называли Илона прежде.

— Кто знает… — ответил Илон. Были времена, когда последователи Дандуса властвовали над всеми нашими землями… Они были крайне жестокими правителями. Многие люди погибли страшной смертью в попытках положить конец их правлению. Здесь же… Если у них появится новый источник силы… Кто знает?..

— Дочь Луны, ты сама обладаешь силой. — Карла указала на зеркальце. — Что ты можешь сделать?

Твилла закусила губу. Что она может сделать? Если бы только она знала побольше! Лотис так долго училась владеть своей силой… Девушка содрогнулась при мысли о том, какой источник силы использует жрец Дандуса, — об этом страшно было подумать.

— Я не знаю… — честно призналась она. — Ты, Карла, как никто другой можешь догадаться, что я владею оружием, свойств которого совсем не знаю. Но я могу попытаться…

— Ты можешь найти Оксила? Мы должны выручить его — и тех, кто пошел с ним. Я опасаюсь, что они угодили в ловушку… Может быть, их удастся освободить? Только собрав Совет в полном составе, мы сможем вести переговоры с подземными жителями и привлечь их на свою сторону.

Отыскать Оксила? Твилла сняла шнурок с зеркальцем с шеи и положила серебристый диск на колени. Девушка вспомнила, как когда-то, впервые оказавшись в подземном мире, она смогла усилием воли вызвать в зеркальце отражение Илона…

— Лорд Илон, какое-то время назад — когда я заблудилась в подземных пещерах — почувствовал ли ты, что я думаю о тебе и зову тебя на помощь? — спросила Твилла.

— Да, — просто ответил Илон. — Я… Не могу сказать, что я увидел тебя, потому что лишен зрения… Но однажды ты словно предстала перед моим мысленным взором.

Карла переводила взгляд с Твиллы на Илона, стараясь понять, о чем речь.

— А ведь ты не связан с какой-нибудь силой. — Твилла проговаривала вслух свои мысли. Ей в голову пришла какая-то идея. — А Оксил обладает силой. Если зеркальце смогло донести мои мысли до тебя, Илон, то…

Карла наконец поняла, в чем дело.

— То ты сможешь точно так же связаться и с Оксилом! Так сделай же это! — велела лесная леди.

Твилла пристально вгляделась в зеркало.

— Направь мой мысленный взор… — Девушка выискивала слова, которые помогли бы ей воплотить задуманное.

— Соедини меня с силой чужой. Покажи мне того, кто ушел Туда, где таится сила!

Оксил… Это было его лицо, его необычные, слегка приподнятые к вискам глаза, четко очерченные губы… Образ лесного лорда всплыл на поверхности зеркала. Неясный, словно подернутый туманной дымкой. Твилла усилием воли постаралась сделать изображение более отчетливым.

И вот словно пала какая-то преграда — и лицо Оксила отразилось в зеркале очень ясно и четко. Более того — зеленые глаза лесного лорда смотрели прямо на Твиллу, и Твилла была уверена, что Оксил ее видит.

— Где… — Девушка начала мысленно задавать вопрос, но сразу прекратила. Потому что изображение в зеркальце тотчас же подернулось рябью — как будто полной сосредоточенности Твиллы хватало лишь на то, чтобы удержать отражение Оксила в зеркальце.

Губы лесного лорда зашевелились, он говорил.

— Да! Да! — воскликнула Карла, и Твилла почувствовала, как лесная чародейка прижалась к ее плечу.

— Да! — снова крикнула Карла, и в ее голосе зазвучало торжество.

И все же, несмотря на все старания, Твилла не смогла дольше удерживать мысленную связь с Оксилом. Изображение дернулось снова и померкло. А Твилла, внезапно ослабев, без сил упала на жалкое ложе.

— Мы знаем теперь, где их искать! — воскликнула Карла, поднимаясь на ноги.

— Сила зеркала подействовала? — спросил Илон. Он смотрел в сторону Твиллы, как будто мог видеть ее, дрожащую от усталости. Потом Илон присел на кровать и крепко обнял Твиллу, словно хотел передать ей часть своих сил.

— Она сделала то, что ты просила, — сказал Илон, глядя в ту сторону, где стояла Карла. — Ты получила от нее что хотела, — и что же дальше, моя леди?

— Мы отправляемся на поиски! Или вы предпочтете сидеть здесь и ожидать милостей от Лотис? — резко сказала Карла.

— Но здесь нет двери… сейчас, — устало напомнила Твилла. — Или ты перенесешь нас с помощью своего тумана, Карла?

Женщина замерла на месте. Ее плечи как-то сразу поникли, лицо сделалось печальным. Она чуть приподняла руку, потом опустила.

— Она исказила туманы… Все, на что меня хватило, — это вызвать жалкий его клочок, для того чтобы добраться к тебе, дочь Луны. Нам придется идти пешком. А что касается двери, то это только еще одна иллюзия. Ты уже не раз доказала, дочь Луны, что прекрасно умеешь управляться с ними.

Илон не двинулся с места. Он по-прежнему крепко сжимал девушку в объятиях.

— А что будет там, по ту сторону иллюзии? — настойчиво спросил он. — Твилла ослабела, и мы сейчас не можем полагаться на источник ее силы.

Карла задумалась.

— За дверью могут быть охранники. Лотис обычно ставит двойную защиту…

— Что ж, тогда мы поищем этих охранников, — сказал Илон. Разжав объятия, он полез под свою потертую куртку и вытащил оттуда кинжал.

Карла ахнула и отскочила в сторону.

— Железо!

— Вот именно, — ответил Илон. — Подземный народ не боится железа. Эта штучка вышла из их кузниц. И мне ведь даже не придется бить по-настоящему, верно? Только прикоснуться — и…

— Да. — Карла содрогнулась.

На этот раз у меня есть оружие, которое в этих краях сильнее всякого волшебства. Твилла, согласна ли ты уйти отсюда и попытать счастья там, дальше?

Девушка повесила шнурок с зеркальцем на шею и ответила:

— По-моему, лучше действовать, чем сидеть здесь и ждать неизвестно чего. Да, я согласна идти. Карла, ты знаешь, где искать Оксила?

— Оксила? Да. Я узнала из слов, которые смогла прочитать по его губам. Он не в ловушке, но мы нужны ему. Он отыскал хранилище древнего знания.

Илон встал и помог подняться Твилле. Девушка с благодарностью принимала его помощь, потому что все еще была очень слаба после обращения к зеркальцу.

— Что ж, тогда — идем!

Карла решительно направилась к невидимой двери — Твилла не видела там ничего, кроме ровной каменной стены. Илон пошел следом за лесной леди. Твилла держалась рядом с ним.

Они прошли сквозь дверь точно позади Карлы. Твилла в последний миг не удержалась и закрыла глаза — ей казалось, что она вот-вот ударится о каменную стену. Когда девушка снова открыла глаза, все трое уже находились в коридоре.

Раздался окрик, и к ним устремился один из стражей Лотис. Приблизившись, он угрожающе вскинул заколдованную ветку.

Илон отпустил Твиллу и повернулся лицом к стражу. Даже в здешнем тусклом свете было ясно видно, что он сжимает в руке. Кинжал.

21

СТРАЖНИК ТАК УДИВИЛСЯ, что не смог остановить движение руки с веткой. Может быть, Илону и недоставало одного из главных органов чувств, но он уже так долго был лишен зрения, что остальные его чувства невероятно обострились. Услышав свист летящей к нему ветки, Илон вскинул кинжал и принял удар на клинок.

Дерево столкнулось со сталью. Полыхнула яркая вспышка, и стражник, пошатываясь, отступил. Он закричал и отшвырнул то, что осталось от его могущественного оружия, потому что от столкновения с кинжалом Илона ветка загорелась и пляшущие язычки огня быстро подбирались к руке.

Стражник отступал, пока не уперся спиной в стену. Он отскочил в сторону и убежал так стремительно, как будто боялся, что жадное пламя догонит его.

Илон рассмеялся. В его смехе прозвучали новые нотки. Твилле показалось, что слепой лорд как-то распрямился и гордо вскинул голову.

— У этой собаки еще остались зубы! — сказал Илон.

Карла шагнула в сторону и сказала, несколько неуверенно глядя на Илона:

— Он поднимет тревогу… Без туманов нам придется идти очень долго, а вызвать туман я сейчас не могу.

— Значит, не будем терять время, — ответил Илон. Он не спрятал кинжал, а продолжал держать его в руке, время от времени нанося удары в воздух. Судя по всему, Илон восстанавливал в памяти свои боевые навыки. Карла пошла впереди, стараясь держаться от него на безопасном расстоянии, и то и дело оглядывалась на Илона, который грозно размахивал своим страшным оружием.

Твилла старалась запомнить дорогу, чтобы не потеряться в запутанных дворцовых переходах, по которым их вела Карла. Иногда путники выходили в коридоры жилых помещений дворца, сверкающие великолепной богатой отделкой, — в таких местах Карла шла очень осторожно. Когда они во второй раз проходили по жилой части лесного дворца, им впервые кто-то встретился.

Четверо лесных людей вышли им навстречу, двигаясь с такой же осторожностью, как они сами. Двоих из них Твилла знала — это были юный Фанна и его мать.

Прежде чем Твилла успела отступить, увлекая за собой Илона, Карла негромко окликнула сородичей.

Масселина взглянула на Карлу, потом — на Твиллу.

— Значит, ты отыскала их, сестра? — Она направилась к ним. — Но вас ищут по всему дворцу… И Лотис призвала тьму, которой мы не понимаем. А Оксил…

— С Оксилом все благополучно, — успокоила ее Карла. — Мы сейчас направляемся к нему. Он отыскал источник той силы, которую подчинила себе Лотис.

Две группы объединились, и они все вместе поспешили миновать освещенную часть коридоров и углубились в темные, заброшенные переходы дворца. Твилла начала немного отставать. Она уже так долго не отдыхала, а обращение к магии зеркальца отняло у девушки последние силы. Тогда Илон, словно увидев, что она пошатывается от слабости, пошел рядом с Твиллой, поддерживая ее за талию. Твилла удивлялась — как слепой лорд может идти так быстро и размеренно, не видя дороги? Ведь из-за слепоты ему все время приходится полагаться на помощь других — а это, наверное, так же изматывает, как ее саму утомляет обращение к волшебству зеркала. Однако Илон шел рядом, такой сильный и уверенный в себе, и еще и помогал идти Твилле.

Тем временем Карла и Масселина пересказали друг другу последние новости. Из обрывков их разговора, которые услышала Твилла, девушке стало ясно, что лесной народ действительно разделился на два лагеря. Некоторые пока старались держаться в стороне от событий и удалились в свои личные апартаменты, не желая ни поддерживать Лотис, ни подвергаться гонениям за преданность Совету.

Теперь все опасались пользоваться движущимися туманами — хотя давным-давно привыкли воспринимать это волшебство как нечто естественное и понятное. Туманы каким-то образом причиняли вред противникам Лотис, разделяли их и отрезали от источника их собственных волшебных сил.

Карла торопливо шагала вперед, остальные следовали за ней. От страшной усталости Твилла впала в какое-то странное дремотное состояние. Стены коридоров проплывали мимо нее, словно она попала в реку и ее куда-то несло течением. Глаза у Твиллы слипались, она с трудом заставляла себя не заснуть совсем, но все вокруг было словно окутано туманом.

Внезапно Карла резко остановилась, и Твилла пробудилась от дремоты. Они стояли в очень коротком коридоре, который заканчивался тупиком. Дальше никакого прохода как будто не было.

Карла вскинула руку и прочертила в воздухе какой-то знак, указав в конце на стену, перегораживавшую проход. Твилла не заметила никаких изменений. Карла снова принялась чертить в воздухе магические символы, Масселина ей помогала.

— Дверь запечатана, — сказал один из мужчин. Ее охраняет какая-то иная сила.

Твиллу кто-то тихонько потянул за рукав. Перед ней стоял Фанна.

— Иная сила… — повторил юноша. — Ты можешь снять это заклятие, леди?

Девушка неловкими пальцами потянулась к зеркальцу. Но гладь маленького диска оставалась тусклой. Мысленная связь с Оксилом отняла слишком много сил. Твилла в смущении покачала головой.

Тогда заговорил Илон.

— Это лесная сила? — спросил слепой лорд, осторожно отодвигая Твиллу в сторонку.

— Наверняка, — ответила Карла. — Но обычное отпирающее заклятие здесь не действует — хотя именно сюда ушел Оксил и ему как-то удалось пройти сквозь эту дверь. Наверное, Лотис все-таки устроила ему ловушку. Из всех нас один только Оксил обладает достаточной силой, чтобы противостоять ей.

Илон протянул левую руку Карле:

— Покажи мне, где должен быть этот проход. Карла отшатнулась от него, и все остальные тоже, когда увидели в правой руке Илона обнаженный кинжал.

— Что ты собираешься делать? — внезапно охрипшим голосом спросил один из мужчин.

— Железо — ваш самый страшный враг, ведь верно? Сможет ли какое-нибудь ваше заклятие устоять против железа?

И Карла, и все остальные откровенно удивились.

— Ты хочешь этим разрушить заклинание?.. — медленно проговорила Карла.

— Мы должны как-то преодолеть это препятствие, — сказала Масселина. — Железо — смертельный яд для наших тел… Может быть, оно так же разъест и наши заклятия? Сестра, покажи ему, где дверь!

Опасливо держась подальше от кинжала, Карла подошла к Илону с левой стороны и, взяв его за руку, подвела к глухой стене. Затем она провела его рукой по стене, на несколько дюймов выше головы.

— Вот здесь! — сказала Карла.

— Ты должна направить мою руку. Будь осторожна, не прикасайся к лезвию — но веди! — велел Илон.

Карла аккуратно взяла его за правую руку, в которой Илон сжимал кинжал, и снова прочертила ту же линию на стене — но только теперь по камню с легким скрежетом скользило лезвие кинжала.

И в том месте, где прошло оружие, направляемое двумя руками — Илона и Карлы, — на стене появилась темная щель. Карла отступила вправо и провела рукой Илона вниз, до самого пола. Лицо лесной леди застыло, от напряжения она даже высунула кончик языка. На стене показалась еще одна линия.

Тогда Карла шагнула влево, и они с Илоном снова прочертили линию сверху вниз.

На глухой стене тупика действительно проявились контуры двери. Но как ее открыть, оставалось загадкой, потому что на двери не было видно ни ручки, ни замка.

Илон все еще стоял перед дверью, устремив на нее взгляд невидящих глаз. Он явно не знал, что делать дальше. Потом, отстранив Карлу — наверное, предполагая, что по ту сторону двери их могут поджидать стражники, — Илон встал в боевую стойку и с молниеносной быстротой крест-накрест взмахнул кинжалом перед дверью.

Снова полыхнула яркая вспышка — настолько яркая, что Твилла, ослепленная, вскрикнула и прикрыла глаза рукой.

Все остальные тоже закричали. Твилла несколько раз моргнула, только тогда медленно, очень медленно к ней начало возвращаться зрение.

Там, где только что был прямоугольник, очерченный темными линиями на стене, теперь открылся проход, из которого на всех собравшихся в коридоре лился поток яркого света. От ослепительно сияющего потока отделился серебристый лучик — таким же ясным серебристым сиянием светились движущиеся туманы. Туманный лучик как будто поманил всех внутрь.

Твилла взяла за руку Илона, который не двинулся с места во время случившегося, и повела его сквозь проход. Остальные двинулись за ними.

Впереди свет пульсировал, словно билось сердце. А исходило сияние из одного-единственного источника, расположенного в центре большой круглой комнаты. Там стояло чудесное дерево, которое всем — и стройностью ствола, и формой листьев, и рисунком коры, и очертаниями кроны — походило на гигантские лесные деревья. Только было оно совсем маленьким, ненамного выше Илона.

Ствол, ветви и листья чудесного деревца, казалось, сделаны из чистого серебра, но они были необычайно прозрачными — в каждом листочке и внутри ствола и веток переливались и ритмично пульсировали потоки светящегося зеленого сока. Твилла не могла с уверенностью сказать, было ли это чудесное деревце живым, но она пошатнулась, когда пульсирующий свет словно окутал ее. Девушка затрепетала, все волоски у нее на коже встали дыбом. Это была сила, с которой Твилла никогда еще не сталкивалась.

Люди леса, которые вошли следом за Твиллой и Илоном, разом вскрикнули и пали на колени, простирая руки к деревцу. В них словно стала вливаться, пульсируя, волшебная сила, которую источало чудесное растение.

— Фросност! — воскликнула Карла. В ее голосе звенели ликование и благоговейный трепет.

— Фросност! — подхватили ее крик остальные.

— Что? — Илон отступил на шаг, и Твилла начала быстро объяснять, где они оказались и что происходит вокруг. Илон медленно покачал головой, словно отказываясь верить ее словам.

Можно было до бесконечности смотреть на переливы сияющих зеленых струй в серебряном деревце. Нет! Твилла заставила себя встряхнуться и потянулась к зеркальцу. Эта могущественная сила способна поработить того, кто поддастся ее воздействию. Девушка не собиралась вместе с людьми леса преклоняться перед чудесным деревцем.

Вместо этого она заставила себя отвести взгляд от волшебного древа и осмотрела комнату, в которой оно росло. Росло — потому что под ногами был уже не каменный пол дворцовых коридоров, а земля, и в эту землю уходили корни серебряного дерева.

Оглядевшись по сторонам, Твилла увидела, что каменных стен тоже больше нет. Стены комнаты состояли из неровного коричневатого материала, похожего на дерево… Да, это было как будто дупло внутри большого дерева, внутри которого таилось чудесное серебряное деревце.

Однако стенки комнаты-дупла были усеяны выступами-полочками, на которых стояло множество коробочек, грубо вырезанных из простой древесины с ободранной корой. Такие примитивные коробочки могли сделать чьи-то грубые и неуклюжие руки. А еще на полках стояли маленькие статуэтки.

Взгляд Твиллы задержался на корявой статуэтке, изображавшей лесное чудовище. Это было то самое жуткое страшилище, с которым девушка столкнулась в лесу и которое сперва приняла за иллюзию. Чуть поодаль стояли статуэтки, изображавшие мерзкие создания, которые преследовали маленькую Ванди, когда Твилла с девочкой вышли из комнаты Лотис, — и первое, и то, что появилось следом, — полуразложившийся остов. На других полках выстроились рядами скульптурные изображения самых разных чудовищ, кошмарных и жутких, совершенно нечеловеческих форм.

Рассматривая собрание статуэток, Твилла заметила здесь и совсем другие создания — настолько же прекрасные с виду, насколько были ужасны и отвратительны чудовища. Девушка узнала в одной из статуэток маленькую женщину-эльфа с радужными крыльями, как у мотылька, — точно такая же крошка однажды принесла Твилле целебные листья. Твилла не удивилась, обнаружив среди статуэток изображение маленькой крылатой ящерицы из подземного мира.

В одном месте в стенке огромного дупла девушка заметила узкую дверь, рядом с которой стоял стол, а возле него — стул из причудливо сплетенных ветвей, отполированных временем. На столе лежала кипа пепельно-серых листков, покрытых летящей вязью изящных зеленых букв. Этой письменности Твилла не знала.

Девушка больше ничего не успела рассмотреть, потому что из-за залитой серебристым светом двери вышел Оксил, а вместе с ним — Вестел, страж лесных границ.

— Фросност! — дружно воскликнули вновь прибывшие.

Оксил обошел серебряное дерево, не приближаясь к нему слишком близко.

— Как вы сумели открыть дверь? — спросил лесной лорд. На его бледном лице ясно читалось сильнейшее волнение.

Илон быстро обернулся к Оксилу, которого не мог видеть.

— Вот этим, — просто ответил он и поднял руку с кинжалом. Стальное лезвие сверкало почти таким же живым серебром, как чудесное деревце.

— Золотое железо! — Оксил рассмеялся. — Так вот в чем ключ к ее запирающим заклятиям! А мы об этом и не подумали… Это… — Он обвел рукой потайную комнату-дупло. — Это — Сердце леса, в котором кроются корни Фросноста. Харгел закрыл Сердце леса запирающим заклинанием. С тех пор как Лотис затеяла свои темные дела и связалась с неведомыми силами, Фросност был утрачен. Но Лотис все равно не удалось прорваться в это потаенное место, даже с помощью чужеземной магии… — Взгляд Оксила остановился на Твилле, и лесной лорд с вызовом спросил: — Какую странную магию принесли в наши земли люди твоей крови, дочь Луны? Лотис долго жаждала получить силу — но то, чем она сейчас владеет, она могла получить только из какого-то источника вне наших владений. Лотис побывала здесь, она пыталась разграбить могущество леса и думала, что ей удастся сокрыть его от нас. Она заперла в ловушках тех из нас, кто способен ее выследить. И ей это удалось — только потому, что Лотис теперь обладает силой, природа которой нам неизвестна. Я еще раз спрашиваю тебя, дочь Луны: какая сила пытается сейчас нас уничтожить?

Твилла еще не успела подобрать слова, и вместо нее ответил Илон:

— Это жрец Дандуса. И не спрашивай нас, лорд Оксил, какой силой он владеет. Жрецы Дандуса в древние времена правили нашей страной. Их темное правление было столь жестоким, что против этих злых колдунов ополчился весь народ. Их сила питалась кровью и страхом и всем, что скрывается от ясного дневного света. Когда моего отца направили в эти края, ему велели взять с собой жреца Дандуса — и отец не мог отказаться, ибо такова была воля короля. Я готов дать любую клятву в том, что мой отец не замешан в тех темных и грязных делах, которые тут творятся. Но насколько силен этот жрец — я не знаю. В те времена, когда люди нашей страны очищали землю от этой мерзостной погани, большинство сражавшихся на стороне света погибло. С тех пор у нас считается запретным хранить любые знания об этих черных колдунах, жрецах Дандуса… Однако некоторые глупцы пытаются вернуть то зло, которое заклеймили еще в давние времена. В наших краях до сих пор есть жрецы Дандуса, но все уверены, что могущественных черных колдунов среди них давным-давно нет. Как видно, это убеждение оказалось большой ошибкой. Я сказал тебе правду, лорд Оксил. И я действительно не знаю, какими силами обладает тот жрец Дандуса, который живет среди поселенцев.

— Выходит, нам угрожают не только чужеземцы, жадные до чужих богатств… Дочь Луны, а какова твоя сила?

— В одном я могу поклясться — если нужно, даже на крови, — в том, что моя сила не имеет ничего общего с тьмой. Жрец Дандуса — мой злейший враг, он ясно дал это понять, когда меня только привезли в эти края. По ту сторону гор моя наставница принадлежит к тем, кто когда-то боролся с черным чародейством жрецов Дандуса. Знание, которое она передала мне, учит исцелять и объединять, а не разрушать. И…

Девушка говорила очень медленно, стараясь, чтобы каждое ее слово отпечаталось в сознании лесного лорда и направило его мысли на то, что должно быть сделано.

— Лорд Оксил, я дважды побывала в подземном мире. Подземные жители так же не любят захватчиков из внешнего мира, как и вы. Сейчас они работают над созданием собственного оружия. Может быть, если вы объедините с ними свои силы, вам удастся выстоять. Подземные жители снова сделали вам предложение — освободите их женщин, и они охотно заключат с вами союз.

— Освободить их женщин… Это еще одна тайна Харгела. Мы искали их… — Оксил указал рукой на стол с грудой исписанных листов на нем. — Но Лотис устроила здесь страшный беспорядок. Я полагаю, она уничтожила некоторые записи, чтобы мы не узнали хранящихся в них тайн. Но Фросност смог защитить себя. Да… — Лесной лорд пожал плечами. — Мы, конечно, хотели бы заключить союз с подземным народом — те из нас, кто не поддался подлым чарам Лотис. Но где нам искать разгадку этой тайны? Время сейчас — наш первейший враг. До нас дошли слухи, что из-за гор доставляют новое оружие, странное и непонятное, очень опасное для нас. Когда оно прибудет, захватчики не преминут сразу же им воспользоваться.

Илон едва слышно вздохнул — наверное, это заметила только Твилла — и сказал:

— Скорее всего, так и будет. Лесной лорд снова расправил плечи:

— Значит, мы сделаем все, что в наших силах. В этой комнате хранятся знания, известные с древнейших времен, когда само великое дерево было маленьким зеленым ростком.

Карла и Масселина подошли поближе к Оксиду:

— Покажи нам, где искать, Оксил. Нас здесь пятеро, и еще…

— Еще я и Вестел, — добавил лесной лорд. Сколько прошло времени, Твилла не знала.

Оксил и Вестел принесли с собой запас еды и питья — они не знали заранее, надолго ли придется здесь задержаться. Твилла и Илон не участвовали в поисках древних знаний, в то время как все остальные аккуратно вынимали исписанные серые листы из коробочек, быстро перебирали их и раскладывали в разные стопки на полу. Девушка, ведя за собой Илона, прошла в маленькую смежную комнату. Они улеглись бок о бок на разложенные на полу тюфяки и сразу же заснули.

Поначалу сон Твиллы был глубоким и спокойным, безо всяких сновидений. А потом девушка словно перенеслась из мягкой и безопасной темноты, которая ее окружала, в какое-то совсем другое место.

Здесь все было мертвенно-серым — серый сумрак, серый пепел. Неподалеку от Твиллы полыхал высокий столб пламени, не ярко-красного, как обычно, а отсвечивающего странной желтизной; над ним поднимался маслянистый черный дым. Столб пламени был, наверное, высотой с гигантское лесное дерево, потому что люди, столпившиеся возле огня, казались очень маленькими.

Твиллу против воли потянуло подойти поближе к огненному столбу. Те, кто копошился вокруг странного костра, с виду казались обычными людьми — девушка ясно видела их тела, лишенные всяких покровов. Они подпрыгивали, переступали с ноги на ногу, совершали странные телодвижения — это был какой-то непонятный танец. Внезапно Твилла увидела еще одного человека, который стоял совсем близко у огня, так близко, что его то и дело окутывало клубами маслянистого черного дыма. На нем был красно-черный плащ. Жрец Дандуса.

Девушка не знала, стала ли она свидетельницей реальных событий, происходящих где-то вдалеке, или же эта жутковатая картина была порождением ее страхов и просто приснилась ей. Жрец высоко вскинул руки. Черный дым сгустился и кольцами обвился вокруг него. Потом темный поток дыма спиралью устремился ввысь. Подняв голову, Твилла увидела, как дым превращается в черный, словно покрытый копотью палец, который указывает куда-то вдаль — но на что именно устремлен страшный указующий перст, девушка не видела.

— Твилла! — Мертвенная серость вокруг разом пропала. Твилла почувствовала, что ее обнимают сильные, надежные руки, ощутила рядом тепло человеческого тела. Только сейчас девушка поняла, как она замерзла в призрачной страшной стране. — Твилла…

Открыв глаза, Твилла увидела, что рядом с ней — Илон. Он держал ее в объятиях и пристально всматривался невидящими глазами в ее лицо. О, эти невидящие глаза! Твиллу согрело не только горячее тело Илона, но и волна яростного гнева, которая поднялась в ее душе. Лотис! Лотис и зло! Каким-то образом она и сама с этим связана. Да, это так… Твилла нащупала заветное зеркальце и вцепилась в него обеими руками, словно искала у него защиты.

— Твилла! — снова позвал ее Илон. — Ты кричала…

— Дурные сны… — ответила девушка и пересказала Илону, что ей приснилось — столб мертвенного пламени и страшный указующий перст.

— Это предупреждение… — начал было Илон, но тут в комнату вбежала Карла.

— Дочь Луны! Мы нашли то, что искали. Теперь нужно рассказать об этом подземным жителям.

22

В КОМНАТЕ с серебряным деревом Твиллу встретил Оксил, который держал в руке разложенные веером серые листы. Вокруг него толпились остальные.

Лесной лорд посмотрел на Твиллу и Илона. В его глазах от волнения сверкали зеленые искорки.

— Мы узнали, где Харгел заточил их женщин! Теперь можно начинать переговоры с этим Шардом!

— Но сможем ли мы разрушить заклятие Харгела? — спросила Масселина. — Известно ведь, что заклинания второго, а тем более третьего порядка—а это вполне может оказаться именно таким — в силах снять только тот, кто его накладывал. А Харгел сгинул много лет назад — столько, сколько лет этим листам с письменами.

— Однако дочь Луны сумела разрушить заклятие Харгела, которое связывало воинов подземного мира, — напомнил Оксил. — В любом случае мы теперь знаем, куда следует направить наши усилия. — Он слегка взмахнул веером листов в руке, и они тихонько затрепетали.

— Заклятие, охранявшее Сердце леса, разрушено, — заметил Вестел. — И эта змея Лотис сможет теперь сюда проникнуть когда пожелает. Сможем ли мы воспрепятствовать ей? Нельзя, чтобы Лотис сюда попала. Неизвестно, сколько она уже успела похитить и какие еще великие тайны может здесь обнаружить.

Тут вперед вышел Илон. Он безошибочно узнал Оксила по голосу и теперь повернулся лицом к лесному лорду.

— Есть замки, разрушить которые не под силу даже Лотис. — Он снова достал из складок одежды кинжал. — Это послужило ключом, которым мы открыли проход сюда, а теперь пусть кинжал станет замком.

Илон чуть наклонил голову, словно стараясь сориентироваться по слуху или запаху, и Твилла, догадавшись о том, что он задумал, тотчас пришла ему на помощь. Девушка взяла слепого лорда за рукав и подвела к проходу, который был открыт с помощью стального кинжала.

Когда с помощью Твиллы Илон подошел к двери, он опустился на колени и, разведя руки в стороны, измерил ширину прохода. Затем слепой лорд взял кинжал, с силой вогнал лезвие в утоптанный земляной пол и провел линию от одной стенки до другой. Кинжал он оставил в земле.

Лесные люди начали переговариваться между собой. Оксил передал веер из серых листков Вестелу и подошел к Илону, который уже поднялся с колен.

— Ты сообразителен, чужеземец, — сказал лесной лорд. — Да, это сможет противостоять любым заклятиям Лотис. Она не уничтожит нас, пока мы за этой чертой. Но что, если она воспользуется магией чужеземного колдуна? Ему не страшно железо.

— Верно, железа он не боится, — ответил Илон. — Но и жрецы Дандуса тоже кое-чего боятся. Они боятся и ненавидят женщин. Готов поклясться, ему нелегко дается любое сотрудничество с Лотис. Для него она воплощает все то, что жрецы Дандуса больше всего не любят. А потому их союз с самого начала разъедают взаимное недоверие и подозрения. Он наверняка нисколько не доверяет Лотис. Если она попытается воспользоваться магией, которая подвластна жрецу, он непременно постарается сперва выяснить, каким подвохом это может ему грозить.

Я верю тебе, чужеземец. Наверное, ты прав. Но для нас будет лучше, если мы поскорее завершим то, что должны сейчас сделать, — сказал Оксил. — Однако, чужеземец, ты запер нас здесь так же надежно, как запер это место от Лотис. А дверь, через которую нам нужно пройти, находится совсем в другом месте…

— Это легко исправить. — Илон наклонился и, чуть повернув кинжал за рукоятку, вынул его из земляных ножен. — Вот и все — теперь проход свободен. Вы можете выйти, а потом я снова верну замок на место.

Лесные люди по одному вышли из комнаты-дупла, обходя на почтительном расстоянии Илона, который стоял с кинжалом в руке. Когда все оказались снаружи, в коридоре, Илон тоже вышел.

Слепой лорд снова ощупал руками проем в стене, который он открыл с помощью кинжала, а потом, взявшись за рукоятку двумя руками, вогнал кинжал в землю — так, чтобы стальной клинок стоял посредине прохода, освещенный пульсирующим сиянием серебряного дерева.

И снова они пошли по запутанным дворцовым коридорам, но теперь их вел Оксил, который, как видно, прекрасно ориентировался в этом лабиринте и безошибочно указывал верный путь. Вскоре они оказались в комнате, которую Твилла сразу узнала, — сюда они с Илоном вышли после схватки с гигантским червем.

Выбрав один лист из тех, которые они прихватили с собой, Оксил прикоснулся его кончиком к начертанному на двери символу и медленно повел им вдоль узора, слева направо, тщательно повторяя все изгибы линии. В тех местах, где Оксил проводил листом, узор на двери сразу бледнел и угасал.

Когда лесной лорд закончил, на двери не было видно никаких символов. Оксил еще мгновение постоял перед ней. В коридоре было почти совсем темно, все светящиеся туманы куда-то исчезли, от них осталась лишь едва заметная бледная призрачная дымка.

Оксил толкнул дверь рукой. Его рука не прошла сквозь дверь, как раньше у Твиллы и Илона. Нет, на этот раз дверь распахнулась, и за ней стал виден грубо вырубленный в скале пещерный коридор.

Пока все стояли и смотрели на коридор, вокруг них постепенно начал собираться рассеянный, бледный свет. Впервые лесные люди взяли в руки оружие. Вспомнив о черве, Твилла понадеялась, что их серебряные мечи больше, чем клинок Утина, пригодятся в сражении с любой ползучей тварью, которая может встретиться в темной пещере.

Воздух в пещере был напоен густым зловонием разлагающейся плоти. Вонь становилась все сильнее, по мере того как путники приближались к месту схватки с червем. Тело червя было сильно обглодано неведомыми трупоедами, в некоторых местах на каменном полу пещеры лежали только голые кости. Какие твари так поработали над останками чудовища? И не притаились ли они где-нибудь в темноте? Твилла прижалась плечом к Илону и повела его как можно ближе к стене пещеры. Вспомнив о лужах ядовитой слюны, девушка предупредила остальных.

Когда они миновали останки червя, Оксил зашагал быстрее. Было ясно, что ему хочется поскорее закончить начатое дело.

Однако когда люди леса вышли из коридора в подземный мир, они не стали отходить далеко от входа. Они стояли у потайной двери и ждали.

И вот невдалеке показался отряд маленьких воинов. Воины подземного народа выстроились в линию, чтобы окружить с двух сторон людей леса, если те двинутся в глубь их владений. Каждый воин сжимал в руках обнаженный меч. Позади первого отряда шли воины с маленькими луками, держа наготове стрелы с наконечниками из смертоносного железа.

Когда подземные воины приблизились, вперед выступил Шард. Оксил возвышался над ним, однако в невысоком жреце было столько достоинства и уверенности в себе, что столь явная разница в росте не имела уже никакого значения.

Оксил поднял правую руку и начертил какой-то сложный знак. В воздухе вспыхнули ярко-зеленые линии, настолько четкие и ровные, как будто были выложены из настоящей нити. В ответ Шард поставил перед собой золотую секиру с кабаньей головой. Из глаз кабана вырвались тонкие лучики красного света, которые сплелись в столь же сложный узор, который обвивался вокруг зеленого знака, не соприкасаясь с ним. Несколько мгновений в воздухе полыхали два волшебных символа — зеленый и красный, потом оба разом исчезли. Шард убрал свою секиру, Оксил опустил руку.

Подземные воины оттянулись назад, люди леса убрали в ножны свои серебряные мечи. Лучники спрятали стрелы в колчаны. Тогда Шард заговорил:

— Ты начертал знак мира, лорд из леса. Но у нас есть только одна причина привечать вас в своих владениях — если вы исправили зло, содеянное вашими сородичами.

— Харгел давным-давно сгинул — и мы надеялись, что его зло сгинуло вместе с ним. Да, мы сделаем все, что сможем, чтобы исправить то, что он натворил. Но знай, подземный лорд, что снова настало время зла — и нынешнее зло еще страшнее прежнего. Нам угрожают не только пришельцы из верхнего мира. Среди лесных людей снова нашлись такие, кто не чуждается темного чародейства. — Оксил был мрачен, его голос звучал глухо. Твилла подумала: «Скольких же усилий ему стоит признать это перед древними врагами своего народа!»

— Мы слышали об этом, — ответил Шард. — Хорошо, что ты не скрываешь от нас правды, лесной лорд. Освободи тех, кого связали заклятием твои сородичи, — и тогда мы сможем поговорить о других важных делах. Возможно, от этого прибудет пользы нам обоим.

Оксил достал из складок одежды один из серых листов. В красноватом свете подземного мира надписи на листе казались настолько блеклыми, что их едва можно было различить.

— В тайной комнате Харгела мы нашли вот это. Здесь указан путь, но ваши пути не похожи на наши, и потому мы не можем с точностью сказать, где это находится. — И он протянул лист Шарду.

Жрец перехватил секиру в левую руку и взял серый лист. Письмена как будто еще больше поблекли. Шард что-то воскликнул и наклонил свою волшебную секиру к листу. Из глаз золотого кабана снова вырвались лучи красного цвета, и зеленые письмена через несколько мгновений вспыхнули красным. Шард внимательно изучил их.

Потом жрец поднял голову. Выражение его лица говорило о растерянности и, как показалось Твилле, о том, что его подозрения вновь возродились. Письмена на листе сделались коричневыми и медленно истаяли.

— Мне это непонятно. Может быть, ты пытаешься сотворить какую-то магию, чтобы обмануть нас, лорд леса? Где наши женщины?!

В толпе воинов поднялся ропот возмущения. Они снова выхватили стрелы и нацелили их на пришельцев. Оксил поднял вверх руки, повернув к подземным жителям раскрытые ладони.

— Подземный лорд, твои воины держат в руках оружие, которое принесет нам мучительную смерть, — спокойно сказал он. — Мы не пытаемся тебя обмануть. Если ты не знаешь, что обозначено на этой карте, то это не я, а Харгел обманул нас всех. — Оксил мельком взглянул на пожухлый серый лист, который теперь лежал на земле между ним и Шардом. — Но мы нашли эту запись в его комнате, и для Харгела она наверняка что-то значила.

Теперь уже Шард взглянул на брошенный лист. Наверное, Оксилу все-таки удалось пробиться сквозь его подозрительность. Внезапно, словно ему в голову пришла еще какая-то мысль, жрец повернул свою секиру древком вперед…

Однажды Твилла уже видела кузнечную магию — еще когда жила по ту сторону гор, у ведуньи Халди. Камень, который, как считал кузнец, обладал внутренней магией, мог прилипать к кускам железа. Сейчас со старинным серым листом произошло то же самое. Но, прилипнув к древку секиры, лист распался на несколько кусочков неправильной формы.

— Гогалар! — Из глотки Утина, который стоял ближе всех к своему лорду, вырвался гортанный крик. — Гогалар! — закричал подземный воин и топнул ногой. Остальные воины тотчас же подхватили его клич.

Они сломали строй и столпились вокруг Шарда. А пришельцы из леса, чувствуя себя очень неуверенно от близости железного оружия, отступили назад и стали в сторонке плотной группой.

Шард посмотрел на это и снова повернулся к Оксилу:

— Магическая сила, лорд леса, поможет нам во всем разобраться и поведет нас к разгадке. По этому пути не пройти без проводника. Идите, отдыхайте и ждите, пока мы не выясним все, что удастся.

Все направились к подземному дворцу, который Твилла видела заброшенным, а потом снова бурлящим жизнью. Но внутрь Шард их не повел — он понимал, что лесной народ не захочет подходить слишком близко к подземным кузницам. Они расположились на открытой полянке, и к ним сразу же устремились маленькие крылатые ящерицы. Из дворца принесли еду, и все немного подкрепились. Твилла слышала, как люди леса переговариваются между собой, удивляясь необычности окружающего.

Ночи в подземном мире не бывает, и сумерек тоже. Гости из леса ждали довольно долго. Твилла сидела рядом с Илоном. Девушка описывала слепому лорду, что видит в подземном краю. По замечаниям, которые он время от времени отпускал, можно было подумать, что Илон действительно видит все, что описывала Твилла.

— Мы продвигаемся вперед слишком медленно, — неожиданно сказал он. — У моего отца столько железа, сколько лесной народ не может даже представить. Если ему действительно пообещали боевые повозки, их, конечно же, укрепят железом. И тогда ничто не помешает нашим людям вторгнуться в лес и разорять лесные богатства как им вздумается.

— А они сделают это? — спросила Твилла. Илон нахмурился:

— Кто знает? У лесных и подземных жителей могут оказаться такие защитные средства, о которых мы пока даже не подозреваем… Но это же такая глупость! — Илон сжал руку в кулак. — Лесному народу вовсе не нужны поля и равнины. И нашим людям совсем не нужно рубить их гигантские деревья — в лесу полно сушняка, лесные люди его не используют. Если бы нашему народу предложили это…

— В обмен на что? — спросила Твилла.

— Я не знаю, но, может быть, тогда нам не было бы нужды нарушать границы леса.

Плата за то, чтобы никто не нарушал границ лесных владений? У Халди было много старинных книг, и в них говорилось, что такие обязательства никогда не выполнялись.

— Да… — печально ответил Илон.

Твилла почувствовала прикосновение к руке. Оказалось, одна из маленьких ящериц опустилась девушке на руку и, задрав головку, смотрит прямо ей в лицо.

— Кроме всего прочего, у нас остается еще этот проклятый жрец, — напомнила Твилла Илону.

Слепой лорд скривился, словно ему хотелось сплюнуть.

— Да. Еще и жрец… Возможно, самим нам не удастся справиться со всем этим.

— Нам? — переспросила Твилла. — Неужели ты собираешься выступить против своего же народа?

— Я не знаю. Со мной навсегда осталось то зло, которое причинил лес. А ты видела, что делает с ними наше железо. Но я не могу смириться с тем, что затевают жрец Дандуса и те, кто с ним сговорился! — резко сказал Илон.

Они надолго замолчали и спустя какое-то время последовали примеру людей леса, которые улеглись прямо на пышную желтую траву и заснули — все, кроме Вестела, оставшегося на страже. В подземном дворце кипела бурная деятельность, но никто ни разу не приблизился к полянке, на которой отдыхали пришельцы из леса.

Их пробудили звуки рога. Из дворца вышел Шард с отрядом воинов и направился к лесным людям. Рядом со жрецом топал Утин. В нескольких шагах от Оксила и его товарищей Утин остановился и еще раз протрубил в рог.

Где-то в густой траве раздался ответный рев, трава зашевелилась, оттуда высунулась огромная клыкастая голова, а затем на поляну вышел гигантский кабан — точно такой же, как тот, что сопровождал Твиллу вдоль реки.

Вепрь повернул тяжелую голову к пришельцам из верхнего мира, но, проходя мимо них, только разок фыркнул. Шард поднял секиру, приветствуя огромного кабана, тот хрюкнул в ответ — это было похоже на своеобразный разговор.

С той же легкостью, с какой Шард переходил на гортанную речь подземного народа, жрец начал издавать какие-то хрюкающие звуки. Кабан хрюкал в ответ. Гигантский вепрь снова повернул голову к пришельцам из леса, которые уже поднялись на ноги. Потом кабан развернулся и побежал — неожиданно проворно для такого массивного животного.

Шард поспешил следом за огромным вепрем. Проходя мимо Оксила и его спутников, Шард махнул секирой, приглашая присоединиться к нему. Отряд маленьких воинов уже спешил следом за своим вождем. Так они прошли через поле, поросшее густой желтой травой, и вышли на каменистое место, окруженное, словно рекой, насыпью из гравия.

Твилла стиснула зубы, когда пришлось идти по камням — острые края камешков больно вдавливались в ступни сквозь изношенные подошвы сапог. Но девушка знала, что должна держаться — ведь Илон полностью зависел от ее помощи. Слепой шел за девушкой, держась за ее плечо, а Твилла вела его по извилистой дороге, обходя большие камни и скалистые выступы.

Здесь было очень тепло, к сапогам прилипали комья земли. На шершавой поверхности некоторых скал виднелись налипшие темно-бурые волоски, от которых сильно пахло кабаном, — наверное, где-то неподалеку находилось логово огромного вепря.

Наконец путники во главе с Шардом вышли к краю обрыва. То, что находилось внизу, было скрыто плотной завесой тумана, который клубился вровень с уступом, на котором они стояли. Гигантский вепрь хрюкнул и остановился. Шард медленно двинулся вдоль края обрыва.

Твилле не хотелось подвергаться излишней опасности и спускаться вниз с обрыва — хотя бы уже потому, что она не сможет помочь И лону, если тот не найдет опоры для руки или ноги. Но, по-видимому, никто и не собирался заставлять их туда спускаться. Пройдя чуть дальше вдоль уступа, Шард отыскал место, где скала раскололась, — там был более легкий и удобный спуск в расщелину. Крутанув своей секирой, жрец подземного народа без колебаний двинулся вниз, в непроглядное облако тумана.

Шарду снова пригодилась его волшебная секира. Из глаз кабаньей головы вырвались лучи красноватого света, который немного развеял завесу тумана — настолько, что стала видна крутая тропинка. Тропа была узкая и не слишком удобная, однако лучшей дороги вниз все равно не было.

Туман был холодный и влажный, и в нем ощущалась какая-то примесь, от которой Твилла закашлялась. Девушка подождала, пока вперед пройдут почти все их спутники, чтобы Илон мог на слух ориентироваться по звукам их шагов.

Потом тропинка сменилась чередой ступеней, к счастью довольно широких. Все продолжали спускаться, ориентируясь на красный свет, исходящий из посоха Шарда.

Внезапно пелена тумана резко оборвалась — словно ее отрезали ножом. Однако туман не пропускал сюда ни лучика света, и потому здесь было темно, словно в безлунную ночь. Вокруг возвышались каменные столбы, которые сразу же напомнили Твилле ее видение, когда она по просьбе Шарда пыталась отыскать пропавших женщин подземного народа. Тогда зеркальце показало ей точно такое же нагромождение камней.

Шард остановился у края площадки, за которой рядами стояли камни. Жрец посмотрел на эти каменные столбы и горестно вскрикнул. Его крик подхватили все остальные подземные воины. С искаженным гневом и яростью лицом Шард повернулся к Оксилу:

— Верните нам обратно то, что вы отняли! — И жрец указал на ряды каменных столбов.

Оксил встал рядом с Шардом и взмахнул рукой, как будто что-то бросил. Из его раскрытой ладони взвилась широкая лента серебристой пыли, оружия лесных чародеев. Серебристая лента обвилась вокруг ближайшего каменного столба, а потом вдруг исчезла. Камень ничуть не изменился.

— Верни нам наших женщин! — Шард дрожал от исступленного гнева.

Оксил медленно покачал головой:

— Харгел зачаровал их, и кроме него никто из нас не властен разрушить эти чары. Таков наш закон: никто не может снять заклятие, сотворенное кем-то другим.

— Вот, значит, как… Тогда… — Шард с угрозой поднял секиру и двинулся к лесному лорду, но тут взгляд его задержался на Твилле. Жрец обошел Оксила и приблизился к девушке:

— Ты освободила нас от чар. Так верни же теперь тех, кто более всего нам дорог!

— Тогда я коснулась вас железом… — не успела она договорить, как Утин вложил ей в руку свой верный меч:

— Так сделай же это снова! Верни их! Девушка подошла к ближайшему из каменных столбов, которые столько лет ждали освобождения, и прикоснулась к камню стальным мечом. Меч зазвенел о камень, но больше ничего не произошло.

Растерявшись, Твилла отступила назад. Зеркальце качнулось в такт ее шагам и легонько ударило девушку в грудь. Илон протянул руку, и Твилла передала меч ему. А сама подняла зеркальце и повернула его так, чтобы в серебристом диске отразился зачарованный камень.

Слова, нужно произнести какие-то слова! Коротенькое заклинание сразу же сложилось в ее голове, и Твилла пропела его вслух:

— Станьте как прежде, станьте как были!
Лунный свет пусть будет ключом.
К жизни вернет вас зеркальца сила,
И правда восторжествует над злом!
Отражение в серебристом диске ожило, из зеркальца вырвался луч света и озарил каменный столб. Но камень как был, так и остался обычным камнем.

Твилла крепко сжимала зеркальце в руках, так крепко, что края маленького диска больно врезались ей в ладони. Серебристый свет из зеркала играл и переливался на камне, но ничего не изменялось. Камень не оживал. Зато зеркальце снова было живым и отзывалось на волю Твиллы. Должно быть что-то еще… Что-то такое, о чем она не подумала…

Девушка быстро повернулась к Илону.

— Железо! Принеси железо!

Ориентируясь на ее голос, слепой лорд шагнул вперед, дотронулся до плеча Твиллы, а потом поднял меч так, что тот попал прямо в поток серебристого света, изливавшегося из зеркальца. Лезвие засияло чистым серебром — почти так же ярко, как зеркальце Твиллы. Стальной клинок сверкал так ослепительно, что Твилла не отваживалась на него взглянуть.

23

ИЛОН ПОКАЧНУЛСЯ и шагнул вперед. Он оступился, но устоял на ногах. Сияющий клинок, словно оживленный волшебным светом, прикоснулся к поверхности камня — и камень ожил! Каменная оболочка вспыхнула и исчезла, и на месте каменного столба теперь стояла маленькая женщина, которую Твилла сразу узнала, потому что видела ее точное подобие — золотую скульптуру.

— Ката! — торжествующе воскликнул Шард. Жрец протянул свою секиру Утину, и воин тотчас же подхватил волшебное оружие. А Шард бросился к Кате, обнял ее и зарылся лицом в ее роскошные волосы.

Несомненно, Твилле теперь предстояла долгая работа, точно так же, как и в тот раз, когда она освобождала маленьких воинов, заточенных в грибах-деревьях, — правда, сейчас будет легче, потому что освобожденная от каменного плена Ката сразу приняла свой прежний облик. Долгое пребывание в плену чар никак на ней не сказалось. Теперь нужно было освободить всех остальных женщин подземного народа. Хватит ли на это волшебной силы зеркальца, Твилла не знала. Ей оставалось только надеяться на лучшее.

Объяснив Илону, что нужно делать, Твилла направилась к следующему каменному столбу. Илон шел за ней следом, держа руку на плече девушки. Потом они снова подошли к следующему столбу, и снова, и снова, и снова…

У Твиллы текли слезы из глаз после бесконечной череды ярких вспышек, в которых исчезали каменные оковы, возвращая к жизни заколдованных женщин. Зеркальце постепенно становилось все тяжелее, вернее, это силы Твиллы понемногу убывали — но казалось, каменным столбам, заключающим в себе пленниц, не будет конца.

Освобожденные от чар женщины и дети пробегали мимо Твиллы и Илона с радостными криками, спеша присоединиться к остальным, поджидавшим их на краю этой заброшенной долины. И вот наконец последний каменный столб взорвался ослепительной вспышкой света и исчез. Твилла выронила зеркальце — уставшие руки больше не могли удержать этот груз. Девушка покачнулась от слабости. Звякнул металл — это Илон бросил меч на камни и помог ей устоять.

— Они все свободны… — сказала Твилла.

— Так вот ты какая, целительница! Выходит, ты исцеляешь не только болезни…

Целительница… Как давно ее так не называли! Целительница… Да, именно это они с Илоном сейчас и сделали — они вместе исцелили зачарованных женщин.

Дрожащими от слабости руками Твилла снова повесила шнурок с зеркальцем на шею. И только тогда почувствовала, что в долине дует ветер. Раньше девушка не замечала ни ветра, ни неяркого красноватого света, озарявшего подземный мир. Она посмотрела вверх.

Завеса плотного, густого тумана, который скрывал от света эту мрачную долину, разорвалась на клочья. Обрывки тумана сморщивались и как бы скручивались внутрь самих себя — как опавшие листья, охваченные жарким пламенем.

Твилла полной грудью вдохнула свежий воздух, потом еще раз, и еще. С нее словно свалилось тяжкое бремя. Илон обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Я… Я уже могу идти сама, — сказала девушка.

Однако Илон отпустил ее совсем ненадолго — только для того, чтобы поднять лежащий на земле меч. И уже не она вела его, а скорее это Илон привел ее через пустынную теперь долину к шумной толпе освобожденных, которые окружили Шарда, и к небольшой группе людей из леса, стоявших чуть поодаль. Когда Твилла и Илон приблизились, Шард уже поджидал их. Стройная женщина, стоявшая с ним бок о бок, отличалась с виду от остальных маленьких женщин, которые толпились вокруг. Ката протянула руки к Твилле и сказала чистым и звонким голосом:

— Добро пожаловать, сестра, дарительница жизни! Ты исцелила нас от древнего зла!

Позади нее стояли другие женщины, пониже ростом и более крепко сбитые. Здесь были и дети, хотя и в меньшем количестве, чем Твилла ожидала увидеть. Ребятишки жались к мамам и круглыми глазами смотрели на пришельцев из верхнего мира.

— Исполнено ли то, чего вы требовали? — спросил Оксил, выйдя немного вперед из группы своих сородичей. Некоторые женщины испуганно шарахнулись в сторону, пряча за собой детишек.

Шард забрал у Утина свою волшебную секиру и трижды ударил древком о землю. Все разговоры среди подземного народа разом затихли.

— Исполнено. Но не вы это сделали, люди леса.

— Это не совсем так, — поспешила вмешаться Твилла. Ведь Оксил не виноват, что у него не получилось разрушить древнее заклятие. — Мы пришли сюда только по воле этого лорда и благодаря знаниям его народа. Он привел сюда меня и лорда Илона, всем нам просто повезло, что наша магия оказалась сильнее древнего зла!

— Целительница говорит правду, — сказала Ката. Она указала на Оксила и его сородичей. — Они не пришли бы сюда, если бы замыслили против нас недоброе. Я знаю, из какого ты рода, целительница. — Теперь Ката обращалась непосредственно к Твилле. — И если ты считаешь, что сделанное тобой основывается на трудах других, — я верю, что так и есть. Примите нашу благодарность, люди из верхнего мира! Вы исправили темные деяния древности — так или иначе.

Затем все вернулись из заброшенной долины в те земли, куда привел их гигантский вепрь. Животное больше не показывалось, но найти обратную дорогу не составляло труда. Некоторые воины шли теперь рука об руку с женами. Двое несли на плечах детишек. Широкие лица под стальными шлемами сияли от счастья.

Лесные люди держались чуть поодаль, отдельной группой. Третью группу составляли Твилла и Илон. Они не принадлежали ни к лесному народу, ни к подземному и даже могли напомнить остальным новых врагов из внешних земель. Однако во взглядах, которые время от времени бросали на них освобожденные от заклятия, Твилла не заметила никакой враждебности.

Наконец они вернулись к подземному дворцу, откуда им навстречу выбежала толпа маленьких мужчин. Зазвучали радостные крики, женщины и дети бросились в объятия истосковавшимся без них мужьям и отцам, все окликали друг друга, переговаривались… Поднялся страшный шум.

Лесные люди держались поодаль, маленьким тесным кружком. Они уселись на траву и наблюдали, как воссоединившиеся семьи уходят в замок. О пришельцах из верхнего мира все как будто позабыли. Дрожащая от усталости Твилла без сил упала на землю. Илон присел рядом с девушкой.

— Твилла, что нам нужно сделать теперь? — негромко спросил слепой лорд, но Твилла все хорошо расслышала, несмотря на шум, который производила толпа счастливых подземных жителей.

Девушка вздохнула. Она так устала! Прямо сейчас Твилла была не в состоянии думать о будущем.

— Кто знает? — сказала она.

Твилла подумала, что люди Оксила, наверное, захотят поскорее возвратиться в лес, но они спокойно сидели, тихонько переговариваясь между собой, и чего-то ждали. Твилла не расслышала ничего из их разговоров, но сейчас это ее не особенно интересовало.

Постепенно усталость совсем сморила ее, и девушка заснула, растянувшись во весь рост на траве, лицом к небу.

Спустя какое-то время Илон ее разбудил. Из подземного дворца пришли маленькие воины и принесли еду в искусно сработанных здешними кузнецами корзинках, украшенных золотом и серебром. Блюда и кубки отличались столь же филигранной работой и роскошью отделки. На этот раз гостей с Илоном угостили на славу!

В то время как жители верхнего мира утоляли голод, к ним подошли Шард и Ката. Оксил встал и чуть склонил голову, глядя в лицо вождю подземного народа.

— Все, о чем мы просили, было сделано… — несколько неуверенно начал Шард, стараясь выбрать верный тон разговора, подыскать правильные слова. — Губительное зло было исправлено. Ты говорил, что у нас теперь есть общий враг. Это те, кто шныряет и вынюхивает вдоль большой реки. Мы и раньше видели людей их породы, но не в таком большом количестве. У нас есть чем им ответить — и мы покажем это вам.

Шард поднял свою волшебную секиру и дважды взмахнул ею в воздухе. Тотчас же из ворот замка выступил небольшой отряд воинов. Однако один из них заметно выделялся среди остальных необычайно высоким ростом. Высокий человек двигался как-то странно, словно его что-то стесняло. Когда воины приблизились, стало видно, что высокий опутан тонкой серебряной сетью. Сеть плотно обвивала его тело, руки были прижаты к туловищу, ноги спутаны выше колен — так, что он с трудом мог идти.

Пленник смотрел поверх голов маленьких воинов. Сперва его взгляд устремился на людей леса, а потом пленник заметил Твиллу и Илона, и его глаза расширились от удивления. Удивление, впрочем, почти сразу же сменилось откровенной неприязнью, и человек гневно стиснул кулаки.

— Они привели пленника, — пояснила Твилла слепому лорду. — Это мужчина из-за гор, скорее всего — солдат. — Потом девушка рассказала о серебряной сети, которой был опутан пленник.

Твилла не знала, одобрят ли подземные воины ее действия, но все же подвела Илона к пленному. Неприязнь солдата сменилась настороженностью. А маленькие охранники только заворчали и теснее окружили человека в сетях.

— Из какого ты отряда? — спросил Илон тоном офицера, привыкшего командовать.

Пленник нахмурился. Сперва Твилла подумала, что он не станет отвечать, однако солдат хрипло сказал:

— Я Хаган, второй разведчик из отряда Торлана.

— Ясно. Кто приказал тебе разведать местность вверх по реке?

— А тебе какое дело, предатель, недочеловек? Твоим приказам я не подчиняюсь!

Твилла заметила легкий румянец, вспыхнувший на загорелом лице Илона. Пленный солдат высказал ему в лицо свое презрение. Однако Илон не подал виду, что его задели эти обидные слова.

— Значит, Торлан идет вверх по реке? Пленник плюнул Илону под ноги:

— Я ничего тебе не расскажу, подлый предатель!

Неожиданно рядом с Илоном встал Оксил.

— Имя этого офицера тебе о чем-то говорит? — спросил он у слепого лорда.

— Да. Торлан из тех, кто прислушивается к словам жреца Дандуса. Он родом из Саваша — там у жрецов Дандуса самые крепкие позиции. — Лесной лорд холодно оглядел пленника с головы до ног. Шард тоже подошел поближе. Твилла знала, что пленному разведчику приходится нелегко — несмотря на то что он так хорохорился перед Илоном. И почему-то от этого Твилле было приятно.

Трое лордов молча стояли и смотрели на пленника. Солдат дернул плечами, как будто пытался сбросить с себя путы. Но у него ничего не вышло.

— Вот видишь, ему не разорвать сети работы наших кузнецов, — обратился Шард к Оксилу. — Он не сможет освободиться, если только мы его не отпустим.

— И много вы уже сковали таких сетей? — спросил лесной лорд.

— На всю армию все равно не хватит! — выкрикнул пленный солдат. — Лорд Хармонд вызвал такую армию, против которой вам не выстоять! В этих краях еще не видели наших передвижных крепостей!

Илон пояснил:

— Они вызвали боевые повозки. Но их очень трудно будет переправить через горные перевалы…

Хаган презрительно усмехнулся:

— Ну, не так уж и трудно, недочеловек! Они уже миновали верхние перевалы. Эти крепости и вправду движутся сами и направляются прямиком в проклятый лес!

— Боевые повозки окованы железом, — медленно сказал Илон, повернувшись к Оксилу.

— Этот солдат тоже закован в железо, — заметил Шард, указывая на кольчугу и шлем, в которые все еще был одет пленный разведчик. Когда его опутали ловчей сетью, он как раз вытаскивал меч из ножен, потому что в прижатой к телу руке и теперь сжимал рукоять обнаженного меча. — Железо воздействует на сеть — его меч даже немного ослабил путы, хотя и ненадолго, — Шард говорил с искренним интересом, как мастер, изучающий свойства собственного творения. Хаган сказал:

— Если у тебя в голове осталась хоть капля ума, предатель, ты объяснишь этим маленьким недоумкам, что им не на что надеяться…

— От любого оружия можно защититься, — ответил Илон. — Вот ты сейчас можешь пройтись свободно?

Хаган задергался изо всех сил, стараясь освободиться от цепкой сети. Пленник так и не смог разорвать путы — только потерял равновесие и упал лицом вниз. Маленькие воины тотчас же рывком поставили его на ноги.

Лицо Илона стало сосредоточенным, как всегда, когда он внимательно слушал, пытаясь по звукам угадать, что происходит.

— Сеть держит его крепко, — отметил слепой лорд.

— Да, это хорошее оружие, особенно против таких шпионов, — согласился Оксил.

Шард энергично закивал:

— Да, наши сети держат крепко. Уведите шпиона! — приказал он своим воинам.

Хаган снова неистово забился в сети, пытаясь вырваться. Он повернул лицо к Илону и крикнул:

— Лорд!.. Неужели ты позволишь, чтобы эти поганые землеройки забрали человека? Ты ведь из нашего рода…

— Нет, — спокойно ответил Илон. — Ты ведь сам только что называл меня недочеловеком.

— Что они со мной сделают? — Хаган растерял все свое нахальство и напускную надменность.

— Я не знаю. Ты тайком пробрался в их земли, шпионил за ними, а потому они сами вправе решать твою судьбу.

Шард ударил древком секиры о землю:

— Заберите его — и проследите, чтобы с ним ничего не случилось.

Хагана уволокли обратно в замок. Тогда Твилла осмелилась спросить:

— А что с ним будет потом? Шард усмехнулся:

— Мы подержим его у себя, а потом, может, используем как приманку.

— Охраняйте его получше, — посоветовал Илон. — Он служит командиру, который попал под чары Дандуса. Я не знаю, насколько велика его сила. Может быть, этот солдат даже станет ключом, которым злая сила откроет вашу неприступную крепость, если окажется достаточно могущественна.

— Я думаю, этого опасаться не стоит, — сказал Шард, довольный результатами испытания сети. — Но все равно — благодарю тебя за предупреждение. Мы будем настороже и достойно встретим любое подобное нападение. У нас есть надежные сторожа… Они все будут наготове. Ты уже видел Авирала. — Шард почтительно приподнял секиру, увенчанную головой вепря. — Авирал — вовсе не простое животное, хотя и выглядит как обычный зверь…

Шард повернулся к Оксилу.

— А теперь поговорим о наших планах. Сети, которые мы плетем, удержат пленника с любым оружием из железа — до тех пор, пока мы сами его не освободим. Но что такое эти передвижные крепости, чужеземец? — спросил жрец у Илона.

— Это укрепленные броней боевые повозки. Их передвигают воины, которые находятся внутри, под надежной защитой железных стен. С помощью таких передвижных крепостей наши войска могут подобраться невредимыми к стенам любой осажденной крепости.

— Но в лесу нет крепостей, только деревья… — сказал Оксил.

— Это легко объяснить. Когда к осажденной крепости подбираются боевые повозки, воины внутри них несут с собой подходящее оружие — к примеру, для того, чтобы разбить стены или вырыть подкоп. Точно так же они могут привезти в лес топоры — для того, чтобы рубить деревья. Боевые повозки очень тяжелые, для них не нужно прокладывать дорог — своим весом они подминают все маленькие и слабые растения на пути. Все это правда, хотя я ни разу не слышал, чтобы боевые повозки использовали против таких огромных деревьев, какие растут в здешних краях. По ту сторону гор деревьев совсем мало, а таких больших нет вообще.

Оксил снова обратился к Шарду:

— Вы умеете делать ловчие сети на людей… Может быть, ваши мастера смогут сплести и такую сеть, чтобы в нее можно было поймать железную повозку? Мы не знаем, удастся ли им погубить хоть одно великое дерево… Наверное, нужно придумать какую-нибудь магическую ловушку на тот случай, если они перейдут границу лесных владений.

— Какого размера эти железные повозки? — спросил Шард.

— Веди меня. — Илон без тени смущения попросил Твиллу о помощи.

Он с силой вдавил каблук сапога в мягкую, густую траву, явно отмечая место. Утин, догадавшись о его намерениях, быстро подошел и всадил в землю свой меч, чтобы тот послужил вехой. Положив руку Твилле на плечо, Илон двинулся вперед, вслух отсчитывая шаги. Остановившись, он повернулся вбок, хотя и не видел, сколько прошел. Еще один воин отметил это место своим мечом, а другой быстро побежал с мотком тонкой веревки, вымеряя расстояние между двумя клинками.

— Точнее я показать не могу, — сказал Илон. — Такие они в длину. А в ширину — примерно с фургон, на котором перевозят грузы.

Маленький воин с веревкой старательно измерил предполагаемую длину боевой повозки, завязал на веревке памятный узелок и, свернув ее кольцами, перекинул себе через плечо.

— Хорошо… — сказал Шард.

— Значит, будем ловить их сетями… — медленно сказал Оксил. — Но нужно еще разобраться с затемнением истинной силы. Подземный лорд, согласишься ли ты вернуться вместе с нами в тайную комнату Харгела? Именно там мы должны еще кое-что узнать. Мне неведомо, насколько порча распространилась среди нашего народа… Я не знаю, много ли тайн Лотис похитила и использует во зло… Наша магия переменилась — и, возможно, ты своим волшебством сможешь определить, что именно случилось.

— Я обладаю волшебной силой, но есть и более могущественные, чем я. — Шард кивнул, и из толпы подземных жителей вперед выступила Ката. — Пойдешь ли ты с ними, сердце мое? Они ищут следы темного колдовства, которое выпустил в мир Харгел, — или что-то подобное.

Маленькая женщина медленно прошла вдоль стоявших рядком людей из леса. Дольше всего Ката задержалась перед Карлой и Масселиной, которые стояли, взявшись за руки. Маленькая Ката улыбнулась лесным женщинам.

— Сестры! — сказала она и дотронулась ладонями до лба. Обе женщины тотчас же повторили ее жест. — В древние времена мы трудились вместе. И те, кто обратил нас в камни, были не вашей веры. Теперь же мы снова можем соединить наши силы.

Ката не заговорила ни с одним из лесных мужчин, даже с Оксилом, — хотя внимательно заглядывала в лицо каждому из них и подолгу пристально смотрела им в глаза. Потом Ката подошла к Твилле и Илону, которые стояли чуть поодаль от остальных.

Твилле она сказала:

— Тебя называют дочерью Луны, верно? Девушка очень удивилась: откуда Ката могла узнать прозвище, которое ей дала Карла?

— Твоя сила необычна, но она сияет, словно чистая Луна без единого темного пятнышка. Мы славно поладим и будем трудиться вместе.

Потом Ката повернулась к Илону:

— Ты тоже обладаешь силой, лорд. И сам не знаешь, насколько она велика. В свое время эта сила станет для тебя величайшим благословением. Однако в конце ваши пути разойдутся…

Ката вернулась к Шарду. Жрец вогнал древко секиры в землю, так, чтобы она стояла ровно, и протянул руки к Кате. Та вложила руки в его ладони, и Шард по очереди поцеловал ей обе руки.

— Иди же, сердце мое, и сделай то, что должно быть сделано. И пусть Авирал будет на твоей стороне.

Вместе с Катой маленький отряд Оксила покинул поляну у подземного дворца. Они пошли обратно по тому самому пещерному коридору, в котором Твилла бывала уже дважды. Останки гигантского червя были уже обглоданы до голых костей. Твилла снова задумалась о хищниках, питающихся падалью, — какие же трупоеды обитают в темных подземных пещерах? Когда отряд приблизился к двери, которую в прошлый раз открывал Утин, вперед вышла Ката. Маленькая волшебница взмахнула рукой перед кабаньей мордой на стене, и дверь в верхний мир тотчас же распахнулась.

В коридорах лесного дворца впереди пошли люди леса. Они старались идти побыстрее и двигались перебежками, всякий раз высылая кого-нибудь вперед, на разведку.

Серебристых туманов по-прежнему не было видно. Твилла поняла по этому признаку, что сила Лотис не уменьшилась. Девушка чувствовала себя спокойнее оттого, что рядом с ней шел лорд Илон, — он снова прихватил из подземного мира стальной клинок и нес его, не скрывая. На шее Каты висел амулет в форме кабаньей головы, сделанный, как показалось Твилле, из того же смертоносного металла.

Наконец маленький отряд приблизился ко входу в потаенную комнату, которую Илон запер железным кинжалом. Оксил остановился и жестом велел остановиться остальным. Твилла почувствовала характерный пряный аромат — несомненно, Лотис успела здесь побывать. Однако проникнуть к Сердцу леса через железную преграду она не могла. Каких-то своих заклятий-ловушек Лотис тоже не оставила — наверное, помешало железо.

Илон опустился на одно колено и выдернул кинжал из земли, чтобы все смогли войти. Ката в изумлении замерла перед сияющим серебряным деревом.

— Сердце леса! Однажды я уже видела тебя — еще до того, как Харгел вошел в силу. Приветствую тебя! Прими же ныне мое искреннее и глубочайшее почтение. — Маленькая волшебница опустилась на колени и склонила голову в почтительном поклоне. Все остальные — даже Твилла и Илон — поступили точно так же.

24

ОТВЕТИЛО ЛИ чудесное деревце на их приветствие? Твилла верила, что так и есть, потому что переливающееся под серебристой корой сияние запульсировало быстрее, и свет волшебного древа озарил все уголки комнаты со множеством полочек, на которых хранились записи о многовековых знаниях лесного народа. Ката встала и посмотрела на полочки с деревянными коробками, в которых лежали исписанные серые листы.

— Здесь собраны огромные знания… — сказала волшебница из подземного мира.

Карла подошла к маленькой женщине.

— В древние времена эти знания принадлежали обоим нашим народам, — напомнила она. — Пусть же отныне снова будет так. Тебя обучали читать Три Первые рукописи?

Ката кивнула.

— Мы ближе к начальным временам — те, которых Харгел заточил в камне. До того, как он предался черному чародейству, наши народы обменивались знаниями. Наши волшебники приходили учиться к вам, ваши — к нам. Может быть… — Ката улыбнулась. — Может быть, я уже когда-то стояла на этом самом месте — в те времена, когда наши народы еще не враждовали друг с другом. Это правда? — спросил Оксил.

— Правда. Люди нашего рода издревле были хранителями знания и силы. Когда мы были еще совсем молодыми, нас приводили сюда и показывали много всякого…

Ката подошла к ближайшей стене, дотронулась до стоящего на полке деревянного ящичка. Она провела пальцами по шероховатой древесной коре, которой был покрыт ящичек, — так, будто на ощупь читала на нем какие-то письмена.

— Здесь лежат размышления Оксанта. Твоего далекого предка, лесной лорд. — На губах маленькой волшебницы заиграла озорная улыбка — Ката словно бросала вызов Оксилу.

— Оксант! — Было видно, что Оксил действительно поражен. Он указал на другие полки. — Ты будешь нашей проводницей, леди. Мы старались хранить древние знания, но в это место никто из нашего народа не заходил так давно, что зеленые ростки успели превратиться в высокие деревья.

Ката кивнула и медленно пошла вдоль полок. Она то и дело останавливалась, указывала на разные коробочки и говорила, что в них находится. Три ящичка из названных маленькой волшебницей Карла и другие поспешно сняли с полок. Даже Твилла почувствовала, что сейчас они в самом деле добывают бесценные сокровища. Они прошли вдоль одной стены, потом начали просматривать другой ряд полок, и вдруг Ката резко остановилась.

Вместо того чтобы дотронуться до коробочки, она быстро отдернула руку. Оксил стоял рядом с ней. Он потянулся за деревянным ящичком, но волшебница из подземного мира молниеносным движением выбила коробочку у него из рук.

Коробочка упала на пол и раскололась. Серые листки, лежавшие внутри, вспорхнули в воздух. Они словно хотели спастись от чего-то — или напасть. Потому что, едва оказавшись в воздухе, листы с письменами начали дымиться, а потом вспыхнули жарким пламенем и полетели к людям, собравшимся в комнате.

Но листы не сгорали в огне — летящие, они продолжали пылать. Свежий аромат, витавший в воздухе, сменился удушливым запахом дыма, от которого саднило в горле и все время хотелось откашляться.

Все шарахнулись в стороны от горящих листов. Твилла заметила, как от пылающего листа загорелась легкая оборка из тончайшей ткани на платье Карлы. Кто-то из мужчин попробовал стряхнуть со своей куртки пылающий клочок и вскрикнул от боли. Огненные листы кружили в воздухе все быстрее и быстрее, но не подлетали близко к священному древу. Они походили на разумных существ, на хищников, выискивавших жертву, и они все ближе подбирались к людям, которые жались к стенам комнаты.

Илон! Он же не видит и не может уклоняться от горящих листов, как это делают другие. Илон стоял у двери с мечом наготове, охраняя вход. Твилла увидела, как два пылающих листа быстро полетели прямо к нему, словно нацеленные стрелы.

— Илон, падай! — закричала Твилла и бросилась к нему. Она столкнулась с Фанной, упала и поползла дальше на четвереньках — пока не добралась до Илона. Девушка схватила слепого за ноги и повалила наземь.

Но спастись от колдовского огня было не так-то просто. Листы закружились над Илоном и Твиллой, опускаясь все ниже. Девушка выхватила зеркальце, словно щит, хотя почти не надеялась, что оно как-то поможет.

Полыхающие листы забились, как птицы, пойманные в сеть. Одна сила столкнулась с другой. Ближайший лист ударился прямо о середину зеркальца. Удар был так силен, что Твиллу отбросило в сторону. Нечто, казавшееся совершенно невесомым, обрушилось на зеркальце, словно боевой молот.

Тяжелые удары следовали один за другим. Девушка сумела как-то вывернуться и вырвать зеркальце из-под бьющихся в него переносчиков огня. Маленький серебристый диск оказался на каменном полу. Огненные листы летели все быстрее и быстрее — теперь все они устремились к зеркальцу. Воздух наполнился отвратительным зловонием. Но каждый лист, который ударялся о серебристое зеркальце, тотчас же исчезал — словно камень, брошенный в воду.

У Твиллы кружилась голова, ей было дурно. Но она не могла оторвать взгляд от падающих в зеркальце огненных листов, которые теперь отчаянно сражались за свою жизнь. Девушка ощущала присутствие какой-то темной магии, рожденной за пределами этого мира. Жадной и яростной темной магии, которая люто свирепствовала оттого, что осталась ни с чем.

Но вот последний огненный листок исчез. Твилла села на полу, не осмеливаясь прикоснуться к своему заветному талисману. Девушка не сомневалась, что пламенеющие листы несли с собой настоящую, страшную черную магию. Что они сотворили с ее зеркальцем? Твилла протянула руку к зеркальцу, но сразу же отдернула ее.

Серебристая гладь маленького диска снова потускнела, ее словно заволокло пеленой дыма.

Первой нарушила молчание Ката:

— Это была ловушка, лорд из леса, и ее оставили здесь не в древние времена. Но магия, которая была в ней… — Ката приложила ладони к вискам и закрыла глаза. — Это была двойная магия, но не из вашего прошлого и не из нашего.

— Лотис… — выдохнул Оксил имя злой колдуньи. — И кто еще?

Лесной лорд прошел через всю комнату и остановился перед Твиллой.

— Благодаря тебе эта ловушка не повредила никому из нас. От той коробочки исходил… зов… — Оксил старался подобрать правильные слова. — Меня словно что-то заставило взять ее. Но… Леди, что тебя тогда насторожило? — спросил он у Каты.

— Я тоже почувствовала зов… Но я поняла, что он не настоящий, — ответила подземная волшебница.

Твилла ухватилась за шнурок и медленно подтянула к себе потускневшее зеркальце. Она никак не могла избавиться от дурноты и головокружения. Могла ли добрая магия полностью поглотить злую?

Девушка сидела на полу и смотрела на помутневший серебряный диск, который лежал возле ее коленей. В зеркальце ничего не отражалось, даже чудесный свет серебряного дерева не находил в нем отклика.

Твилла наклонилась и поднесла ладони к зеркальцу, не дотрагиваясь до него. В центре серебряного диска ей почудилось какое-то движение — будто появился маленький водоворот, и по глади зеркальца пошла мелкая рябь, от середины к краю. Но это было не отражение чего-то внешнего — все происходило как бы внутри. Твилла вздрогнула — она даже не пыталась напрячь волю, чтобы сделать зеркало снова ясным.

Потом в центре зеркальца показалось пятно света. Этот свет расползался по некогда чистому серебристому диску, мутно-зеленый, словно гнойный нарыв, поразивший израненную плоть.

Твилла краем сознания отметила, что не одна она пристально наблюдает за превращениями зеркальца. Все остальные собрались вокруг и тоже не сводили глаз с маленького волшебного диска. В гнойно-зеленом пятне проступила темная тень, которая постепенно становилась все отчетливее, принимая определенную форму. Черный капюшон, почти полностью скрывающий лицо — виден был лишь край подбородка да крючковатый нос, похожий на клюв хищной птицы. Но Твилла все равно узнала это лицо!

— Жрец Дандуса! — воскликнула девушка. Никакой логикой невозможно было объяснить то, что она увидела. Твилла готова была поклясться собственной жизнью, что этот вестник зла никогда не бывал в хранилище знаний лесного народа. Но в памяти девушки сами собой всплыли слова мудрой Халди — казалось, Твилла слышала их целую вечность назад — о том, что сила притягивается к силе и подобное притягивается к подобному.

— Лотис! — Оксил снова повторил имя лесной колдуньи. — Как она могла сговориться с этим захватчиком? И почему?

— Почему? — Карла ответила ему: — Потому что ее раздирает древняя, запретная жадность. Нам неизвестно, что она отсюда вынесла. А что касается того, как она с ним связалась… — Слова Карлы прозвучали словно эхо мыслей Твиллы. — Подобное тянется к подобному. Разве сами мы не почувствовали — еще когда дочь Луны только путешествовала через горы, — что она несет с собой силу, которой мы не владеем? Мы даже отправили анисгара, чтобы присмотрел за ней. Мы догадывались о ее редком даре и знали, что она не станет нам вредить. Разве не так было решено — еще до того, как Лотис, эта негодная дочь порока, сумела склонить некоторых на свою сторону?

Потом Карла обратилась к Илону, который все еще сидел на полу рядом с Твиллой и поворачивал голову то к одному говорящему, то к другому, стараясь не упустить ни слова — чтобы яснее представить, что происходит в вечно темном для него мире.

— Насколько могуществен этот ваш жрец дьявола?

— Он не мой жрец, — с жаром возразил Илон. — А что до его силы — я не могу ее измерить. Старинные предания рассказывают об ужасных деяниях, несущих смерть и разрушения. Огонь — их самое могучее оружие… Если на нас здесь действительно обрушился огонь.

Твилла, не отрываясь, смотрела на зеркальце. Голова в черном капюшоне на краткий миг показалась совершенно отчетливо, затем пропала, и тень, замутняющая отражение в зеркальце, сделалась еще плотнее.

Кто-то нежно погладил девушку по щеке. Твилла вздрогнула от неожиданности и, подняв голову, увидела рядом с собой Кату.

— Ведунья, приблизь свой талисман к Фросносту — в нем сильна жизненная сила, и он противник всякой тьмы.

Твилла медленно поднялась на ноги. Зеркальце она держала за шнурок. Ей не хотелось пока дотрагиваться до него руками. Девушка нерешительно направилась к сияющему древу. Все расступились, давая ей пройти.

Наконец Твилла обеими руками подняла зеркальце и поднесла к свету, переливающемуся в серебряных листьях и ветвях чудесного дерева. Сможет ли серебряное дерево вернуть ее зеркальцу прежнюю чистоту и светлый блеск, как некогда сделало отражение Луны в бассейне? Твилле оставалось только надеяться на это.

Девушка сосредоточилась, глядя то на сияющее древо, то на зеркальце. Она всеми силами души желала, чтобы зеркальце и древо Фросност внутренне объединились в одно целое. Темное пятно на зеркальце… Оно определенно начало уменьшаться! Вот в зеркальце отразился один серебристо-зеленый блик, потом — еще и еще… Сердце Твиллы забилось быстро-быстро. У нее на глазах маленький диск вновь посветлел, и в нем ясно отразилось чудесное серебряное деревце.

— Прекрасно! — Карла стояла справа от нее, а Ката — слева.

Остальные разошлись по комнате, разглядывая деревянные коробочки на полках. Они протягивали руки к коробочкам, но ни к чему не прикасались. Твилла догадалась, что люди леса пытаются отыскать другие ловушки по тому ощущению зова, о котором рассказывал Оксил. Девушка решила, что в этом ее помощь не понадобится. Маленький серебристый диск, сияющий, как прежде, чистым светом, снова покоился у нее на груди. Твилла вернулась к Илону и стала наблюдать за поисками.

В конце концов Оксил отобрал с помощью Каты четыре коробочки. Ловушек больше не обнаружилось, но все по-прежнему двигались с осторожностью. Отставив четыре коробки с записями в сторону, Оксил сказал:

— Нам понадобится время, чтобы все это изучить. То, что добавил сюда Харгел, мы трогать не станем, потому что его знания запятнаны тьмой. Отсюда пропало четыре коробки с записями. Их наверняка похитила Лотис. Мы должны выбраться во внешние пределы — а поскольку Лотис уничтожила туманы, придется идти пешком. Вестел, — обратился он к стражу границ, — вы с Фанной отправитесь в лес. Мы должны знать, что там сейчас происходит. Марис и Рогар. — Двое других мужчин выступили вперед. — Вы разведаете, какие коридоры дворца удерживают сторонники Лотис. Однако старайтесь не настораживать их раньше времени. — Оксил постучал по одной из коробочек. — Прежде чем бросить вызов Лотис, мы должны собраться с силами.

Потом лесной лорд повернулся к Кате:

— Леди, пожелаете ли вы остаться с нами или вернетесь к своему народу?

— До поры я предпочту остаться с вами, лорд Оксил. Мы должны узнать, какие опасности ждут нас в будущем, а в верхнем мире сделать это проще, чем в нижнем.

Лесной лорд кивнул, соглашаясь:

— Значит, остальные отправятся туда, где Совет проводит закрытые совещания. Стражей, которых там поставили, нужно будет схватить и задержать. Нас же, — Оксил улыбнулся и посмотрел на Илона, — будет охранять страж, которого никому из лесного народа не одолеть. В путь!

Таким образом, их маленький отряд разделился. Твилла шагала рядом с Илоном. Тот был погружен в собственные мысли, и девушка не решалась его беспокоить. Они снова миновали множество пересекающихся коридоров, и темных, и ярко освещенных. Твилла ожидала, что на них в любое мгновение могут наброситься сторонники Лотис, но коридоры дворца были пустынны.

Когда они перешли в освещенные коридоры, Оксил замедлил шаг. Время от времени он ненадолго останавливался и внимательно прислушивался. Серебристые туманы так и не вернулись. В лесном дворце стояла пугающая тишина, он словно вымер. Он походил сейчас на покинутый подземный замок, каким его застали освобожденные от заклятия маленькие воины, когда впервые после многих лет вернулись домой.

Люди леса тоже чувствовали, что здесь как будто чего-то не хватает. Твилла заметила, что сестры — Карла и Масселина — стараются держаться поближе друг к другу. Их губы все время двигались, словно лесные феи что-то говорили, но девушка не могла расслышать ни звука. Время от времени Карла и Масселина чертили в воздухе магические знаки и хмурились, как будто оттого, что дела идут совсем не так, как должны.

Они свернули в коридоры, украшенные богатой отделкой. Сияние драгоценных камней и полированного металла казалось теперь каким-то холодным и отталкивающим.

Внезапно Оксил остановился — так неожиданно, что Карла едва на него не наткнулась. Лесной лорд наклонился и поднял что-то с пола. Его лицо сделалось мрачнее грозовой тучи. Оксил медленно повернулся и протянул руку к Твилле.

У него на ладони лежало одно из крошечных крылатых созданий, мужского пола, совершенно неподвижное. Маленькая головка неестественно запрокинута назад, радужные крылья измяты — как будто кто-то с большими руками в ярости схватил эльфа и, стиснув кулак, безжалостно раздавил хрупкое создание.

Твилла легонько дотронулась до маленького тельца и покачала головой. Даже волшебная сила зеркальца не сможет вернуть к жизни несчастного.

Карла первой нарушила молчание.

— Эльф… Кто осмелился это сделать? — сказала она.

Оксил был в ярости — это ясно читалось на его лице. Держа на ладони мертвого эльфа, он пошел дальше, уже быстрее, чем раньше. Остальные поспешили за ним, стараясь держаться вместе и то и дело настороженно оглядываясь по сторонам.

Твилла ощутила, как от зеркальца начало исходить приятное тепло. Рядом творилось волшебство, и талисман Твиллы по-своему отзывался на чужую магию.

Внезапно воздух над столом завертелся маленьким вихрем — но не так, как когда-то кружились серебристые, словно лунный свет, туманы. Этот вихрь был тусклым и бледным, но все же и он кое-что принес.

В центре бледного вихря показался призрачный кувшин, который постепенно обрел материальность. Кроме того, на столе появилось большое блюдо с фруктами. Но это были совсем не те чудесные плоды, которые когда-то подавали за ужином. Фрукты были маленькие, перезревшие, а пирожные — слишком бледные, не поджаристые, словно их слишком рано вынули из печи. Когда Карла и Масселина разомкнули руки, сотворенные ими фрукты потрескались, пирожные немного усохли. Однако все принялись за еду, хотя Твилле очень недоставало прежнего чудесного вкуса, который запомнился девушке со времени ее первой трапезы во дворце лесного народа. Твилла с трудом заставила себя прожевать и проглотить пресную, безвкусную пищу.

Все по очереди запивали пищу. Приходилось пить прямо из кувшина — это было ужасно неудобно, однако кубков не было. Напиток на этот раз показался Твилле скорее терпким, чем сладким, но он по-прежнему освежал и восстанавливал силы. Девушка проследила, чтобы Илону тоже досталась его часть еды и питья. Слепой лорд не оставил своего боевого поста у двери. Он стоял, держа на виду смертоносное железное оружие.

— Из-за Лотис нам досталась еда, достойная разве что узников в темнице, — заметил один из мужчин. — Но, по крайней мере, ее заклинания не помешали нам добыть хоть какое-то пропитание.

После того как все покончили с едой, настало время заняться старинными записями из принесенных коробочек. Карла и Масселина открыли первый ящичек и разложили исписанные серые листки по столу. Твилла снова увидела необыкновенные письмена, изящные и летящие, похожие на тонкие зеленые прожилки на листьях дерева.

Девушка не понимала этой письменности и потому ничем не могла помочь остальным. Она знала два древних языка, и все же наука, почерпнутая в учении у Халди, не помогла Твилле разобраться с письменностью лесного народа. Девушка пододвинула один стул к двери и вернулась за вторым.

— Ты сможешь караулить и сидя, — сказала она Илону. — Даже Лотис побоится твоего оружия.

Слепой лорд после некоторого колебания все же присел на предложенный Твиллой стул, но отодвинул его так, чтобы сидеть лицом одновременно и к комнате, и к выходу в коридор. Твилла поставила свой стул рядом и тоже присела.

— То, что делал Оксил, — это был погребальный обряд? — негромко спросил Илон.

Твилла в подробностях описала ему прощальную церемонию, рассказала и про необыкновенные кольца.

— Бедный маленький эльф! Его кто-то убил! — гневно сказала девушка. — Убийца как будто раздавил его в кулаке. Разве мог кто-нибудь, пусть даже и сторонник Лотис, сделать такое?

— Зло нашло лазейку и проникло сюда… И чего бы оно ни коснулось — во всем проявляется дурное влияние темной силы… — Илон немного передвинулся на стуле. — Я не знаю, что теперь движет моим отцом. Год назад я сказал бы, что отец терпит жреца Дандуса только потому, что его вынудили держать при себе этого колдуна. А теперь… Может быть, он тоже… — Твилла заметила, как напряглась рука Илона, в которой он держал оружие, а вторая рука сжалась в кулак. — Но… Поверить в это…

Девушка хорошо понимала его чувства. Невзирая на то что от искалеченного молодого лорда отвернулись все близкие и родня стала относиться к нему как к изгою и досадной обузе, Илон все же не мог презреть кровные узы, связывавшие его с отцом. Слишком много дорогих воспоминаний удерживало его от этого. Халди не была Твилле кровной родственницей, и все равно девушка навсегда сохранит в своем сердце верность и преданность мудрой ведунье. Наверное, Илон чувствует то же самое по отношению к отцу.

25

БОЛЬШЕ ИЛОН ничего не сказал, и Твилла постеснялась вмешиваться в его невеселые раздумья. Девушка внимательно изучила лицо слепого лорда, пока он сидел, охраняя вход, с мечом, принесенным из подземного мира. Внезапно ей подумалось, что лорд Илон похож сейчас на натянутую тетиву, готовую послать в цель смертоносную стрелу. Какую же цель видел он своим мысленным взором?

Лотис… Наверное, Илон представлял себе Лотис — единственную волшебницу, которая способна снять искалечившее его заклинание. Лотис…

— Лотис! — Это имя, произнесенное вслух, прозвучало словно эхо мыслей Твиллы.

Оксил встал из-за стола, накрыв ладонью кипу прочитанных листов, которые лежали перед ним.

— Вот, значит, как… — начал он и замолчал. Глаза лесного лорда полыхали мрачным огнем, который напомнил Твилле о ярком пламени, вырывавшемся из глаз кабаньей головы на секире подземного жреца.

Остальные исследователи, которые вместе с Оксилом просматривали древние записи, разом повернулись к нему. Они пока не нашли никакого объяснения происходящим событиям, а Оксил, похоже, нашел. Лесной лорд повернулся к Карле и заговорил:

— Лунное видение… Она не могла осмелиться на такое — слишком далеко она погрузилась во тьму, чтобы эта сила откликнулась на ее призыв. Лотис, это отродье чудовища, призвала под свою власть гнилой огонь!

Сидевшие за столом застыли, потрясенные услышанным. Масселина даже привстала со своего места и чуть подалась вперед.

— Но ведь никто не шел по этому пути! — возразила она.

Лицо Оксила дернулось, губы его искривились в гримасе, весьма далекой от усмешки.

— Никто? А как же Харгел?

Ката тихонько вскрикнула и прикрыла рот ладонью, словно подавляя готовые вырваться у нее возражения.

— Гнилой огонь, повторил Оксил, чтобы присутствующие в полной мере оценили значение этих слов.

— Чтобы разорвать эту связь, нужно пролить кровь, — медленно сказала Карла. — Потому что такие заклятия творятся на крови. Мы не станем убивать ради достижения могущества — если мы сделаем это, то станем такими же, как Лотис. Ты можешь предложить что-нибудь другое?

Оксил вышел из-за стола и начал расхаживать по комнате, опустив голову. Его лицо сделалось жестким и суровым.

— Мы не сможем решиться на такое. Но… Где она взяла истинное дерево для возжигания? Если бы Лотис отломила ветвь от деревьев — мы бы узнали об этом…

— Может быть, поваленные деревья?.. — предположил кто-то.

Оксил решительно покачал головой.

— Нет. Гнилой огонь не загорится на давно усохшей древесине. Чтобы его разжечь, нужна ветка, в которой еще не замерло движение соков.

Расхаживая по комнате, лесной лорд приблизился к Илону, который сидел на страже с оружием в руках. Оксил внезапно остановился, глядя на слепого и его стальной меч.

— Железо, холодное железо, — тихо сказал Оксил. — Холодное железо сможет угасить гнилой огонь! Нигде не записано, что такое проделывали раньше, но железо — исконный враг нашего народа, враг нашей магии. Нам неподвластно железо, мы не можем даже прикоснуться к нему. К несчастью, гнилой огонь — это магия темной стороны наших знаний. Если мы отыщем, где курится этот огонь, то, может быть, твое железо, чужеземец, сможет его угасить…

— Где этот огонь? — просто спросил Илон, поднимаясь на ноги.

— Ах… Карла! — Оксил властно позвал ее, не поворачивая головы.

Карла поворошила листы, разложенные на столе, собрала их в стопку и отодвинула в сторону. Освободив место, лесная фея протянула вперед руки, сложив ладони чашей. Масселина взяла кувшин и встряхнула его. Внутри раздался негромкий плеск — значит, там еще осталось несколько капель напитка. Масселина вылила все, что осталось, в подставленные ладони Карлы.

Какое-то время старшая сестра сидела и внимательно всматривалась в озерцо влаги в своих ладонях, потом сказала:

— Это не в сердце наших земель. В лесу… И там есть нечто… Словно надежда на что-то… На какую-то поддержку!

— Ты знаешь, где находится это место? — настойчиво спросил Оксил. — Оно охраняется?

— Да, я знаю, где это… А охраняющие чары — это чары леса. Карла кивнула на Илона. — Он возьмет с собой железо… Никакой страж не устоит против него!

— Тогда пойдем!

Но серебристые туманы по-прежнему не возникали, и до нужного места нужно было добираться пешком — через немыслимо запутанные лабиринты переходов.

Когда все двинулись к двери, Ката осталась на месте.

— Страшные настали времена, — сказала маленькая волшебница, поднеся к губам медальон в форме кабаньей головы. — Люди подземного мира поддержат вас в борьбе против зла, но это будет позже. А теперь я должна вернуться к своим. Время дорого.

Оксил склонил голову:

— Как пожелаешь, леди. Помни — горит гнилой огонь, и от этого наши беды. Ты права — время сейчас наш первейший враг.

Расставшись с Катой, они вышли из дворца и направились к долине, где рос сад с плодами и листьями из драгоценных каменьев. Крылатые эльфы больше не порхали в воздухе. На всем лежала какая-то тень, от которой прежнее великолепие сада заметно потускнело.

Пройдя по тропинке, которую Твилла как следует и не запомнила, они прошли сквозь гигантское дерево и оказались в другом лесу, более похожем на обычный лес, чем потаенные владения лесного народа. Твилла шла рядом с Илоном и помогала ему выбирать дорогу. В этом лесу, где росли гигантские деревья, девушка снова увидела светящиеся туманы. Но это были совсем другие туманы, страшноватые, похожие на серую паутину. Туман клубился вокруг, но не обволакивал никого из их маленького отряда.

Теперь впереди шла Карла. Она высматривала путь между стволами гигантских деревьев и вела всех за собой. Карла смотрела прямо перед собой, ее взгляд был устремлен к далекой цели, а потому Оксилу приходилось идти рядом и убирать с пути Карлы сухие ветки и гибкие молодые побеги. Потом к Оксилу присоединился Фанна. Юноша старательно помогал расчищать дорогу, понимая, что главное сейчас — успеть вовремя.

— Захватчики… Они стремятся к власти, — тяжело дыша, доложил Фанна. — Они разрубили на куски одно из великих деревьев и использовали для своих целей. Вестел велел передать, что они играют с диким пламенем — у них гнилой огонь!

Оксил тронул Карлу за плечо и слегка встряхнул, пробуждая ее от транса.

— Еще далеко? — спросил лесной лорд. Карла обернулась, но смотрела она не на Оксила, а как будто сквозь него. Оксил отпустил ее, и Карла продолжила путь через лес. Впереди почва стала каменистой, из земли торчали скалистые выступы.

Запахло гарью, но это был не запах горелого дерева или листьев. От этого отвратительного, удушливого запаха желудок выворачивало наизнанку.

Твилла заметила какое-то движение в воздухе и посмотрела вверх. Над лесом струилась извилистая полоска темного дыма, больше похожая не на дым, а на щупальце неведомого чудовища. Струя черного дыма извивалась из стороны в сторону. Карла внезапно остановилась, словно натолкнулась на скалу, хотя перед ней не было никаких видимых препятствий. Оксил рванулся вперед, но тоже не смог пройти дальше.

Лесной лорд обернулся к Твилле и Илону.

— Если эту преграду можно разрушить — пусти в ход свое железо, чужеземец!

Твилла повела Илона вперед. Ни она, ни Илон не почувствовали никакой преграды. Пройдя между двумя высокими, выше человеческого роста, камнями, Твилла взглянула на простиравшуюся внизу долину. В самом центре долины зловеще дымилась кипа веток, которой с виду было явно недостаточно, чтобы породить настолько густые клубы дыма, как те, что поднимались над этим жутковатым костром. Но…

Твилла вскрикнула. Возле костра присело на коротких задних лапах одно из чудовищ — точно такое же, каких напускала Лотис на нее и маленькую Ванди. И у этого чудовища в лапе было… О!

Прозвучала жалобная трель, услышать которую было страшнее, чем любой крик боли. Чудовище помахало из стороны в сторону палкой, зажатой в передней лапе. А к палке была привязана еще одна крошечная эльфийка — с оборванными крыльями, но все еще живая!

Твилла быстро пересказала слепому лорду, что она видит. Илон двинулся вперед, обходя похожую на чашу долину по краю. Поразительно, но чудовищный страж костра, так жестоко забавлявшийся с несчастной эльфийкой, сразу же поднялся и выхватил из огня горящую ветку. Иллюзия? Твилла не знала. Она поспешно потянулась за зеркальцем.

Но Илон успел первым. Несмотря на слепоту, он ловко взмахнул мечом и ударил чудовище. Меч вонзился в живую плоть. Значит, чудовище было настоящим!

Страшный зверь взмахнул когтистой лапой, но, соприкоснувшись с железом, мгновенно отшатнулся, схватившись за рану. Рана, нанесенная железным мечом, продолжала расширяться — словно что-то разъедало изнутри плоть чудовища. Зверь запрокинул массивную голову и заревел от боли и страха. Илон подступил еще на шаг, споткнулся о кипу веток и упал на одно колено. Но, падая, он выставил вперед меч, и стальное лезвие вспороло чудовищу живот. Зверь заревел еще громче, отступил назад и упал. Тем временем Илон поднялся на ноги и, ориентируясь по воплям раненого чудовища, еще раз вонзил меч в тело кошмарной твари.

Твилла старалась держаться подальше от поля битвы. Девушка решила, что ее задача сейчас — выждать. Возле костра она заметила грубо сколоченную клетку, в которо