КулЛиб электронная библиотека 

Корона или тьма [Андрэ Нортон] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Андрэ Нортон, Саша Миллер КОРОНА ИЛИ ТЬМА КНИГА ДУБА, ТИСА, ЯСЕНЯ И РЯБИНЫ

Пролог

В ПЕЩЕРЕ Ткачих Младшая из трех сидела чуть в стороне от сестер и трудилась над участком Вечной Паутины, который упрямо сопротивлялся всем ее попыткам создать гармонию и порядок. Узор под ее пальцами все еще не проявился и не открылся ей. Она знала только, что каждая ее попытка заняться этим рисунком и прояснить то, что пока едва проглядывает сквозь белесую пелену, похожую на сильный снегопад, заканчивается тем, что большинство нитей отторгаются Паутиной. Лишь немногие вплетались в узор, остальные же рассыпались прахом.

— Еще не время, сестра, — говорила Средняя, когда эта часть их вечного труда снова притягивала к себе ее взгляд. Средняя сестра была всегда невозмутима, не обладала ни сентиментальностью Младшей, ни раздражительностью Старейшей. — Но скоро. Да-да, очень скоро.

Младшая бросила взгляд на ту часть Паутины, которая была закончена — или почти закончена. Все побелело, словно покрытое изморозью, однако узор не скрывался, как это происходило у нее.

— Ты говорила, что участок, который мы только что доделали, где из-за соединения злосчастных узор изменился, прояснит и эту часть.

Младшая указала на особенно досаждавший ей белый вихрь, где Паутина Времени не принимала в себя ни единой нити, кроме редких красных, цвета крови. Там жуткие тени скрытно перемещались, занимаясь своими тайными делами. Вначале она ужасалась, когда их видела. Позже, просмотрев уже сотканную часть Паутины, она обнаружила их страшный источник. И теперь не могла унять тревогу.

— Мы знаем, что там скрыто зло, но Паутина пока не сказала нам, что это такое.

— Иди и работай с нами. Оставь в покое прошлое и не пытайся заглянуть в будущее. Работай для сегодняшнего дня. Когда завтра будет готово прийти, оно возвестит нам об этом. Ты знаешь.

— Да, и всегда знала! — заявила Старейшая. Она подняла взгляд от своей работы и нахмурилась. — Но ты ведь всегда была готова броситься вперед, проверить, что ждет тех, чьи жизни вплетаются в Паутину Времени.

— А разве нам запрещено их любить? Они такие… бренные, живут так недолго…

— Я в который раз говорю тебе — и надеюсь, что хоть на этот раз ты ко мне прислушаешься. Жизни смертных, какими бы они ни были нелегкими и непрочными, не должны нас волновать.

— Паутина сопротивляется тебе, потому что ты пытаешься ее изменить, — добавила Средняя.

— Пусть она плетется, как захочет, — строго заявила Старейшая. — Нам нельзя жалеть тех, чьи жизни в нее вплетаются. Жалеть их — значит создавать узел, который уже не удастся распутать. Изволь больше об этом не говорить.

Младшая отвела взгляд. Ей невыносимы были и осуждение сестер, и та ужасная часть Паутины Времени, над которой она трудилась. Ей придется признать истинность их слов. Она не может избавиться от сострадания к смертным, которые так отважно поднимаются, чтобы сразиться со снежными ужасами. Уже так много их погибло под ногами чудовищных тварей, восставших из прошлого, в котором они были заперты. Младшая бережно прикоснулась к одной из жизненных нитей, связанных с битвой. Нить была сильной и полной жизни, однако Младшая знала, что и она скоро оборвется.

— Это — один из великих, — заметила она, стараясь говорить бесстрастно. — Или был бы великим, будь он мудрее. И если бы не ушел до срока.

Невольно заинтересовавшись, Средняя подошла и заглянула Младшей через плечо.

— И ты хотела бы знать, не была ли его смерть напрасной? — спросила она.

— О нем должны горевать. Его уход повлек всеобщее смятение.

— И так всегда бывает с великими из смертных, — вмешалась Старейшая с немалым раздражением. — Хорошо же. Если эта часть Паутины так сильно тебя притягивает — пожалуйста, работай над ней.

— Я согласна, — со вздохом сказала Средняя. — Но пусть она сама тобой руководит. Не вмешивайся.

— Благодарю вас, сестры.

Радуясь полученному разрешению, Младшая расправила затекшие плечи и снова посмотрела на законченную часть Паутины Времени. Там все было в порядке — в запечатленных жизнях и смертях, в возникновении и падении государств. Там трое работали единодушно — пока не начались последние проблемы. Теперь, когда среди Ткачих восстановилось спокойствие, она почувствовала, что у нее хватит сил на то, чтобы справиться с жалостью. Она не будет пытаться спасти тех, кто обречен, не будет пытаться изменить узор. Это просто глупо — и к тому же может испортить всю работу.

И, закусив губу, Младшая занялась участком, где белые переплетения были самыми густыми и непонятными. Под ее терпеливыми пальцами узор наконец начал приобретать порядок и смысл, хотя то, что на нем проявлялось, могло бы испугать любого — кроме Ткачих.

А живущие, как всегда, продолжали верить, что они свободны в своих решениях и свершениях даже в тот момент, когда нити их жизней скользили между пальцами Ткачих.

1

РОХАН сжал пальцы на рукояти меча, но оставил его в ножнах. Многое должно решиться во время этой встречи между ним, как предводителем Морских Бродяг, и Тассером, предводителем трясинного народа.

Вместо того чтобы вернуться в Ренделшам, как велела ему матушка Зазар, или хотя бы в Крепость Дуба, он отправился на юг, в Новый Волд, чтобы побыть в обществе кровной родни. Там он узнал, что жители Зловещей Трясины снова совершают набеги на фермы и небольшие поселки.

— Их гонит голод, — объяснил Снолли, — но нам от этого сытнее не становится. Эти набеги нужно прекратить.

— Я согласен с тобой, хотя и по другой причине.

— Тогда поделись со мной своей мудростью, юный Рохан.

Рохан постарался не обращать внимания на ироническую интонацию деда.

— Нам необходимо заключить с ними договор, — заявил он.

— И, надо полагать, это будет значить, что мы к тому же должны их кормить, — отозвался Снолли весьма недовольно.

— Это точно, — ответил Рохан. — Нам обязательно понадобится помощь трясинного народа, когда с севера придет Великое Зло. И немного зерна — не слишком высокая цена за такую помощь. Нас всех ждут тяжелые времена.

Снолли покачал головой:

— Я почти поверил, что мы уже больше не интересуем того, от кого бежали. Если бы Касаи постоянно не поглаживал свой барабан…

Барабанщик Духов выпрямился на своем месте у камина.

— Радуйся, что я это делаю, предводитель, — сказал он. — Если бы не я, тебе не раз пришлось бы туго!

— И что дали твои предсказания? — вопросил стареющий вождь Морских Бродяг. — Да ничего!

— Пока, — пробормотал Касаи, словно самому себе. — Пока — ничего. Но скоро. Да-да, очень скоро…

— Чепуха! — решительно заявил Снолли. — Полная чушь!

И после этого, несмотря на презрительные замечания деда, Рохан прислушался к предостережениям Барабанщика Духов и решил самостоятельно разыскать жителей Трясины и заключить с ними союз. Рохан решил, что Снолли этого определенно не сделает, и, как бы он ни восхищался Горином, вождем нордорнцев, новым мужем его мачехи Ясенки, он сомневался в том, что Горин решится на такой шаг.

Нордорнцы считали, что помощь жителей Трясины вряд ли пригодится. И в этом с ними были солидарны жители Рендела, где нордорнцы нашли прибежище, и Морские Бродяги. Однако Рохан был втайне убежден, что, когда придет время битвы, им пригодятся все, кто способен сражаться.

С мыслью об этом он заручился помощью матушки Зазар и договорился о встрече с Тассером. Хотя и поговаривали. о том, что отец Тассера, Джол, отправился в глубокие омуты живым, Рохан был уверен в том, что это лишь пустые слова, предназначенные для того, чтобы пугать людей. Даже Зазар какое-то время им верила — пока не догадалась, что это просто выдумка, закреплявшая за Тассером право главенства. Джол не погиб: он просто прятался, пока Тассера не признала вся деревня. Дед Рохана Снолли тоже остался жив, хотя оба предводителя давно отказались от такого приятного развлечения, как война друг с другом.

Рохан надеялся, что это поможет ему найти нечто общее с Тассером, чтобы они смогли прийти к соглашению. И к тому же, хотя ему не хотелось признаваться в этом даже самому себе, именно в сторону Трясины направлялась его возлюбленная Анамара, когда он слышал о ней в последний раз. Поскольку она все еще находилась под действием заклятия, наложенного на нее в Ренделшаме злой колдуньей, она вполне могла вернуться в Трясину, считая себя птицей в человеческом обличье. Трясина могла казаться ей домом. Или… — он едва смел на это надеяться — она могла верить, что снова найдет там его — как когда-то он нашел ее. Тогда она чуть не погибла в холодной и опасной Трясине.

Поначалу Зазар сердилась на него за то, что он не послушался ее указаний. Но потом, когда Рохан объяснил ей, как обстоят дела у трясинного народа и у Морских Бродяг, чьи поля они грабят все чаще, она смягчилась.

— Я не обещаю, что Тассер согласится с тобой встретиться, — сказала знахарка. — Я не могу обещать и того, что если он с тобой встретится, то согласится с твоим планом. Я не могу обещать даже того, что с этой встречи ты уйдешь целым и невредимым.

— И все же я готов рискнуть, — заявил Рохан.

— А еще я на твоем месте была бы настороже в отношении этой твоей дурочки, леди Пустоголовки: она может явиться сюда, вместо того чтобы оставаться в тепле и безопасности.

У Рохана загорелись уши, но он ничего не ответил. И вот теперь он ждал в месте, которое выбрала Зазар, во время, назначенное Тассером. А знахарка стояла на другой стороне прогалины, около того места, которое когда-то было дальним сторожевым постом Галинфа, разрушенного города, и высматривала Тассера. Позади нее, из наспех устроенного укрытия из камней и веток, в сырой, затхлый воздух поднималась тонкая струйка дыма.

— Кажется, идет! — объявила Зазар.

Лодка вынырнула из-под полога низко склонившихся деревьев, на которых почти не было листвы, потому что холод, который сковал Рендел, высасывал из растений жизнь. Однако переплетение ветвей оказалось столь густым, что Рохан не видел жителя Трясины, пока тот не оказался на открытой воде.

В соответствии с договоренностью Тассер (если это действительно был он) приплыл на встречу один. Однако Рохан не сомневался в том, что предводитель запасся оружием, которое спрятано на дне лодки, и что его воины прячутся где-то поблизости, на расстоянии окрика. Он посмотрел через прогалину туда, где ждала его матушка Зазар. Та кивнула и сделала шаг вперед.

— Привет тебе, староста, — сказала она, соблюдая ритуал, хотя в ее манере держаться не было никакой почтительности. — Я разожгла костер совета, чтобы ты и мой внук могли разговаривать как подобает. — Она указала на шалаш из веток, стоявший у нее за спиной, и нырнула под дверную занавесь, не дожидаясь мужчин.

Каждому не хотелось пропускать другого впереди себя. Рохан вытянул перед собой руки, демонстрируя Тассеру отсутствие оружия. Когда Тассер повторил его жест, Рохан нырнул в шалаш. Когда они оба вошли и уселись перед огнем, Зазар опустила занавеску, служившую дверью, и умело придавила ее камнями, чтобы не смог распахнуть случайный ветер.

— Место для встречи не слишком удобное, но оно единственное, которое могло быть приемлемым для обеих сторон, — объяснила Зазар. — Ну вот. Сейчас я согрею для вас отвар.

— Пустая трата времени, — недовольно проворчал Тассер.

Хотя он был сравнительно молод для того, чтобы стать старостой поселка в Трясине, однако казался не только сильным физически, но и умным. Он принял кружку с дымящимся отваром внешне равнодушно, но Рохан заметил: он обхватил ее пальцами так, словно наслаждался возможностью согреться.

— Спасибо, — проговорил Рохан, принимая свою кружку и с удовольствием отпивая глоток. — Давайте будем надеяться, что сможем найти здесь если не теплую дружбу, то хотя бы возможность уменьшить вражду, возникшую между нами.

— Слишком много пустых слов, — сказал Тассер, хмуря брови. — У меня есть время только на деловой разговор, без всяких глупостей. Зачем тебе понадобилось со мной встречаться? Ты — иноземец. Может, я просто отправлю тебя в глубокие омуты.

Рохан отставил кружку в сторону и снова положил руку на рукоять меча.

— Я бы поспорил с тобой относительно целесообразности такого поступка, — спокойно ответил он.

Тассер продолжал хмуро смотреть на него, а потом отвел взгляд.

— Ладно, — сказал он. — Может, в другой раз. В полумраке Зазар издала какой-то сдавленный звук, который Рохан принял за тихий смешок. Знахарка подвинулась ближе, чтобы тоже занять место у костра совета.

— Видно, мне придется стать посредницей между вами. — Она повернулась к Рохану. — Я уверена, что ты пришел сюда с самыми разумными намерениями, но, хотя я уже несколько раз объясняла этому неотесанному дурню, как обстоят дела, ему все равно кажется, что он должен произвести на тебя впечатление и не заключать договора, не продемонстрировав тебе, какой он сильный.

Тут она повернулась и устремила на Тассера взгляд, с которым Рохан был даже слишком хорошо знаком. Ему частенько приходилось встречать такие взгляды, когда он вел себя особенно глупо. И несмотря на то что Тассер был намного старше Рохана, похоже, этот взгляд подействовал на него точно так же.

— Ну, хорошо. Говори, и покончим с этим. Дай волю своей гордости и успокойся, или я затопчу этот костер совета весь до последней искорки, и пусть жители Трясины голодают, замерзают или погибают, когда начнется вторжение. И можешь не сомневаться: захватчиков твой лепет насчет глубоких омутов нисколько не испугает. Ну, что решишь?

Тассер поерзал на месте, пытаясь спрятаться от безжалостного взгляда Зазар.

— Я готов договариваться. Если условия будут приемлемые.

Рохан вступил в разговор:

— Приближается ужасное время. Наша земля… — Он широко развел руки, показывая, что говорит не только о том месте, где они находятся, но и обо всей Трясине, и о том, что находится за ней. — Вся наша земля, и твоя, и моя, находится в опасности. Я слышал разговоры, рассказы о людях с севера, которые хотят ее у нас отнять. И поэтому я хочу сказать тебе одну простую вещь. Нам нужно заключить друг с другом договор и перестать враждовать, иначе эти захватчики без труда нас одолеют. Если мы будем вместе…

Тассер впервые посмотрел на него с интересом.

— По-твоему, мы — как одна деревня, которая воюет с другой?

— Похоже.

— И тогда, когда прилетают большие птицы или приходят иноземцы, даже враждующие деревни начинают сражаться вместе?

Рохан облегченно вздохнул.

— Правильно. Нам надо воевать вместе, когда… когда придут другие иноземцы.

— Тассер согласен. Но до той поры мы враги. А теперь я ухожу.

— Нет! — поспешно сказал Рохан. — Нам необходимо прекратить войну. Мне казалось, что я понятно объяснил.

Он повернулся к Зазар с умоляющим выражением лица.

— Объяснил, — подтвердила она. — И я тоже объясняла. Но когда Тассер чего-то не желает понять, вбить это в его тупую башку почти невозможно.

— Послушай, — опять обратился Рохан к Тассеру, — какой смысл нам воевать друг с другом? Ведь когда на нас нападут другие иноземцы, мы будем такими слабыми, что не сможем с ними справиться, даже если будем воевать вместе.

Тассер снова нахмурился, пытаясь понять смысл сказанного.

— Да, — признал он наконец. — Но что делать сейчас?

— Морским Бродягам есть чему у вас поучиться, и мы можем многому вас научить, — сказал Рохан. — А потом мы пойдем к остальным жителям Рендела. Я уверен…

Но в чем бы он ни был уверен, его утверждение осталось невысказанным: под дверную занавеску протиснулось маленькое мохнатое существо. С тоненьким писком оно бросилось прямо к Зазар. Тассер, отшатнувшись, потянулся к костяному ножу, но Рохан поймал его за запястье и не дал обнажить оружие.

— Вейзе! — воскликнула Зазар, беря крошечное создание себе на колени.

Вейзе встала на задние лапы, положив передние на плечи Зазар, и стала пищать и чирикать что-то очень настоятельное. На ее мохнатой мордочке читалась явная тревога.

— Это друг, — объяснил Рохан Тассеру. — Я хорошо ее знаю. Матушка Зазар, что говорит Вейзе? Должно было случиться что-то важное, раз она явилась сюда.

— Опасность, — ответила знахарка. — Большая опасность. Идут чужаки, и они несут с собой огонь. В это трудно поверить. — Она чуть отодвинула Вейзе от себя и заглянула ей в глаза. — Ты уверена?

Крошечное существо снова начало взволнованно пищать и посвистывать.

— Дым! — сказал Тассер, широко раздувая ноздри приплюснутого носа. — Не от костра совета, не от очага. — Он вскочил на ноги, высоко подняв нож, рукоять которого все это время сжимал в руке. Похоже было, что он намерен напасть на Рохана, который остался сидеть на месте. — Ты предал трясинный народ!

— Не будь дураком, Тассер, — сердито сказала Зазар, тоже поднявшись на ноги. — Неужели ты действительно думаешь, будто Рохан, благородный рыцарь Рендела, стал бы устраивать пожар, в который и сам мог попасть?

— Матушка Зазар права, — подтвердил Рохан. Он поднялся на ноги позже остальных, потому что задержался, чтобы подхватить Вейзе на руки и посадить ее себе на сгиб локтя. — Я ничего не знаю об этих людях, не считая того, что, для чего бы они ни решили поджигать Трясину, их необходимо остановить.

— Ну, вот ваш шанс, — сказала Зазар им обоим. — Если вы всерьез думали и надеялись действовать совместно, то лучшего случая для этого не придумать.

— Я — за! — объявил Рохан. Он передал Вейзе знахарке и потянул меч из ножен. При этом он повернулся к Тассеру. — Я выйду против них один, если нужно будет, но с союзником получится лучше.

Тассер внимательно посмотрел на него и через несколько мгновений кивнул.

— Мы будем не одни. У меня есть люди.

— Я так и подумал. Тебе лучше их вызвать.

С Тассером и полудюжиной его воинов Рохан подошел к месту событий, которые Вейзе описала матушке Зазар. И сразу же понял, что все еще хуже, чем он думал.

Они оказались рядом с разрушенным городом Галинфом, местом, где Рохан уже бывал вместе с Зазар, Ясенкой и Горином. И вот теперь четверо мужчин в непримечательной одежде, похоже, решили сжечь все, что от него осталось. Неудивительно, что Вейзе, для которой Галинф был домом, примчалась к Зазар за помощью.

Тассер дал знак рукой, и его воины пригнулись, вглядываясь в происходящее так же осторожно, как и он с Роханом.

— Делают огонь на воде, — тихо заметил Тассер. — Я такое уже раз видел.

— Когда?

— Когда был еще копейщиком у Джола. Отца, — пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Рохана. — Они пришли за иноземной девушкой, которая была одной из нас, нашли много иноземцев. Забрали. Они жгли воду.

Рохан секунду подумал.

— Ясенка! — сказал он.

— Да, Ясенка. — Тут Тассер повернулся к Рохану. — Ты знаешь Ясенку?

— Она вышла замуж за моего отца, — ответил Рохан, силясь понять, как объяснить этому простому жителю Трясины те непростые события. — Она моя приемная мать.

Тассер кивнул. Похоже, трясинным жителям был знаком обычай отдавать детей приемным родителям.

— Джол говорил — она иноземное дьявольское отродье. Она жива?

Рохан решил не вдаваться в лишние подробности.

— Да.

— Не хотел убивать Ясенку. Один раз, наверно, когда она заставила меня хотеть женщину. Запретно. Теперь — не убью. Может, потом. Нападаем?

Он указал на четверых мужчин на открытом месте.

— По-моему, это только часть отряда. Смотри туда.

На западе поднимался столб черного маслянистого дыма. Еще один заклубился чуть восточнее. В воздухе затрещали сучья сухих, промерзших деревьев. Тассер подал еще один знак, и один из его воинов бесшумно попятился и исчез в том направлении, откуда они пришли.

Рохан решил, что тот послан за подмогой. При таких обстоятельствах это было бы разумно.

Те люди, за которыми наблюдали они с Тассером, закончили вынимать из развязанных мешков смесь, которую разбрасывали по суше и по воде. У одного оказалась коробочка, в которой принято носить горящие угли. Открыв ее, он пытался зажечь от уголька ветку.

— Приготовьтесь плыть отсюда подальше изо всех сил, — сказал один из них. — Эта штука вспыхивает быстрее, чем прежний порошок. И горит не только на воде, но и на суше. Смотрите, чтобы она на вас не попала.

«Если сейчас провести быструю организованную атаку, — решил Рохан, — то мы займем выгодные позиции для сражения с остальными, когда они подойдут». Не дав солдату времени зажечь огонь, Тассер и его воины выскочили из засады и с боевым кличем набросились на незнакомцев.

— Нет, подождите…

Однако отступать было поздно. Рохан тоже вскочил и бросился вперед.

Иноземцы были застигнуты врасплох. Они остановились как вкопанные, глядя на неожиданно появившихся противников. Стремительно и умело трясинные воины убили иноземцев. Все было кончено в считанные секунды — и Рохан посмотрел на Тассера с новым уважением.

— Ты — достойный воин, — сказал он. — Я буду рад, если ты станешь моим союзником, когда начнутся серьезные бои.

Тассер кивнул, принимая похвалу, однако не выпустил из руки своего копья с роговым наконечником.

— Думаю, еще иноземцы придут. Это место проклятое, но, наверное, для боя подходит. Можно прятаться, пока не подойдут мои люди.

— Тогда давай поднимемся повыше, откуда будет видно, что происходит.

Двое союзников с тремя воинами Тассера пробрались через развалины стены. Позади Рохан услышал плеск, но предпочел не смотреть, как трясинные люди обходятся с телами своих врагов.

Он думал, что смог бы вспомнить дорогу до зала, в котором он и матушка Зазар проводили свой совет и где она выяснила, кем была та, кого знали то в мужском обличье как чародея, то в женском — как колдунью. Однако ему не хотелось вести туда своих новых союзников. Вместо этого он выбрал то место, где город относительно уцелел. С этой защищенной площадки хорошо были видны все окрестности.

Им не пришлось долго ждать. Тассер указал на восток, в том направлении, где поднимался большой столб дыма.

— Идут, — сказал он.

— Надеюсь, твои люди подоспеют вовремя, иначе эта стычка будет даже короче первой, — заметил Рохан.

Тассер ухмыльнулся:

— Подоспеют. Я слышу.

Напрягая слух, Рохан смог различить тихие звуки, которые издавали шесты, проталкивающие трясинные лодки все ближе. Их почти заглушал шум, который производили чужаки, приближавшиеся к развалинам. К тому же идущие переговаривались, видимо не ожидая, что их кто-то услышит.

— Что это нашло на Морриса и его людей? — говорил один из них. — Мы уже давно должны были увидеть дым отсюда!

— Может, нашли трясинную бабу и забыли о деле! — со смехом отозвался другой.

— Вдова будет не рада это услышать! — заметил первый, и Рохан невольно вздрогнул.

Неужели это она стоит за попыткой поджечь Трясину? Ему не верилось в то, что Иса могла оказаться настолько недальновидной и пойти на очевидно неразумный шаг. И в то же время незнакомцы упоминали о ней! Что могло ее подвигнуть на такое? У него не было времени задуматься над этим: незнакомцы уже подошли совсем близко.

Он крепче сжал рукоять отцовского меча, откованного Ринбеллом, и вместе с Тассером стремительно перепрыгнул через невысокую стену, чтобы напасть на врага.

В следующую минуту воздух наполнился криками и звоном оружия.

Противник Рохана вытащил из-за пояса мешочек и открыл его.

— Бросай порошок! — перекрывая шум, крикнул другой мужчина, явно их командир.

Солдат послушно бросил содержимое мешочка в воздух, метя в Рохана. Тот отскочил, и большая часть порошка пролетела мимо. Однако частички его налипли на рукав. Порошок пах как масло, которым иногда заправляли лампы, когда запас свечей подходил к концу. У Рохана не было времени стряхнуть с себя странное вещество. Он быстро расправился со своим противником, а потом стал искать того, кто командовал отрядом.

Продолжая вести бой, он краем глаза увидел, что новым нападавшим удалось — то ли случайно, то ли намеренно — поджечь порошок, и пламя начало подниматься к небу. Сосредоточившись на своем противнике, Рохан осознал грозящую ему опасность только тогда, когда уложил его. Порошок, прилипший к его кольчуге, пылал. А когда ему удалось избавиться от кольчуги, то оказалось, что горит и рукав рубашки под ней. Он поспешно начал сбивать пламя, стараясь справиться с подступающей паникой. Пламя унялось не сразу. И тут женский голос пронзительно крикнул:

— Рохан!

Он не поверил своим глазам: из центра города к нему бежала Анамара. Налетев на него, она сбила его с ног и перекатила на бок, пытаясь сбить пламя. Несмотря на ее усилия, оно вспыхнуло с новой силой, и тогда она моментально оторвала у себя край юбки и плотно завернула руку Рохана, только тогда огонь погас окончательно.

— Ох, Рохан! Ты ранен! — воскликнула она.

— Не сильно, — с трудом отозвался он.

Он посмотрел на нее, страшась того, что увидит, но ее глаза оказались такими же ясными, как его собственные.

— Где ты был? — спросила она. — Где я была? Я почти ничего не помню. Там была какая-то старуха…

— Потом, дорогая моя девочка, — сказал Рохан. Рука у него начала ужасно болеть, и ему страшно было развернуть ткань и посмотреть, какой ожог он получил. — Старуха… это матушка Зазар. Тассер…

— Тассер здесь. — Воин опустился на колени рядом с Роханом. Тот как в тумане увидел, что предводитель трясинного народа прячет под рубахой из шкурок лаппера какие-то предметы. — Ты ранен.

— Да.

Тассер начал было грубо отталкивать Анамару в сторону, но Рохан поймал его за рукав здоровой рукой.

— Пожалуйста. Эта леди — она моя леди. Понимаешь? Пожалуйста. Отвези нас… нас обоих… к Зазар. Я тебя умоляю.

Тассер хмурился, переводя взгляд с Рохана на Анамару. Грязная и растрепанная, в изорванной одежде, она совершенно не походила на такую женщину, которую Рохану подобало бы назвать своей. Ее можно было принять за дикое существо, за обитательницу Трясины — если бы не ее кожа, которая оставалась светлой даже несмотря на покрывавшую ее грязь, и волосы цвета солнечных лучей. Рохан стиснул зубы: все вокруг него кружилось.

Он не был уверен в том, прочен ли союз между ним и предводителем трясинных жителей и устоит ли он перед этим первым испытанием.

— У Зазар большая сила, — проговорил наконец Тассер. — Отведу. Пусть сама разбирается с тобой и иноземной женщиной.

— Спасибо, — сказал Рохан.

Только теперь он успокоился и позволил себе ощутить боль от обожженной руки — и мгновенно потерял сознание.

Когда Рохан пришел в себя, то обнаружил, что находится в знакомой хижине Зазар. Он был удивлен тем, насколько мало беспокоит его ожог. Он почувствовал запах одного из снадобий Зазар и, посмотрев на свою руку, обнаружил, что этот сильный запах исходит из-под чистой тряпицы, которой обернуто обожженное место. Обгоревшую одежду с него сняли, и теперь на нем была рубаха из шкурок лаппера, такая же, какие носили жители Трясины. Шнуровка, прикреплявшая левый рукав, была распущена, чтобы легче было обрабатывать рану. Он не увидел ни своей кольчуги, ни меча, но не сомневался в том, что Зазар позаботилась о том, чтобы они были вычищены, и спрятала их до тех пор, пока они ему не понадобятся.

Рохану казалось, что он почти не шевелился, но Зазар все равно заметила, что раненый пришел в себя.

— О, значит ты уже с нами? — сказала она. — Удивительно еще, что ты не превратился в уголек и твоя драгоценная Анамара вместе с тобой.

Он заметил, что знахарка не назвала Анамару леди Пустоголовкой, и принял это за свидетельство того, что Зазар тоже заметила возвращение к ней разума. Значит, это не было грезой, порожденной страстным желанием!

— Тассер и его дружки принесли тебя на носилках, а Анамара плелась следом, — добавила Зазар. — Похоже, ты произвел на них немалое впечатление во время боя. Для своих они такого не делают: заставляют идти самостоятельно.

Слова Зазар напомнили ему о том, что происходило в Трясине.

— Они жгут Трясину! — взволнованно проговорил Рохан. — Люди Исы…

— Не беспокойся. Я этим занимаюсь. Зазар указала ему на груду дымящейся золы на плоском камне.

Там вспыхнуло крошечное пламя, и знахарка моментально отвернулась от Рохана. Напевая песню, в которой нельзя было разобрать никаких слов, она сделала над огоньком несколько странных пассов, а потом плюнула на него. В ту же секунду Рохан заметил, что по крыше забарабанил сильный дождь. Огонек мгновенно погас.

— Ну вот, — удовлетворенно объявила Зазар. — Думаю, с этим покончено. Нам пришлось бы жарко, если бы они сумели завершить свое дело. С этим порошком справляться нелегко. Он не стряхивается, а горит там, куда попал.

— Знаю. Мне немного попало на рукав. Надо понимать, наша вылазка была успешной?

— Похоже, иноземцы не ожидали никакого сопротивления. В глубокие омуты попало несколько трясинных жителей, но иноземцев — намного больше. Остальные убежали: у них не было желания воевать за других. Тассер так горд собой и тем, что он назвал боевой добычей, что созвал к костру совета старост всех остальных поселений. Кажется, он рассчитывает стать среди них самым главным и решил, что этим обязан тебе. Теперь он тебя ставит очень высоко. Джол почернел от злости, но он теперь беззубый. — Лицо Зазар неожиданно расплылось в улыбке. — По-настоящему беззубый! Во рту не осталось ни единого клыка. Староста или даже бывший староста получает первую долю от сбора. Но его женам приходится рубить еду мелко-мелко, иначе он голодал бы так же, как и остальные. Рохан невольно улыбнулся.

— Я сказала, что это была чужая война. Пока я лечила твою руку, ты бормотал имя вдовствующей королевы Исы. А когда очнулся, снова заговорил о ней. — Зазар уже не улыбалась. И ее голос, и лицо ее стали совершенно серьезными. — Ты действительно считаешь, что в этом замешана она?

— Да, так мне кажется. На них не было ни ливреи, ни мундиров, но перед началом схватки я услышал разговоры. Мне уже можно сесть?

— Да садись уж! Но не пытайся вставать — еще рано. С тобой все будет в порядке. В основном тут волдыри, от этого самая сильная боль. Но на память у тебя останется всего пара-другая шрамов. Порошок не попал тебе на кожу, иначе тебя бы уже в живых не было. Тебе повезло.

— Моя леди меня спасла. Где она?

— Здесь! — отозвалась Анамара. Она появилась в поле его зрения, осторожно неся плошку с отваром и несколько кусков хлеба на одной из тарелок Зазар. На ней тоже была одежда из шкурок лаппера — рубашка и брюки. — Держи. После того, что ты перенес, тебе надо поесть.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Теперь — да.

— Но как это могло получиться? — Он перевел взгляд с Анамары на Зазар, но та только пожала плечами и начала ворошить золу на камне, проверяя, нет ли там огня. — Ты была… потеряна… так долго!

— Я не знаю, как это случилось. По-моему, госпожа Зазар занималась мной в каком-то месте, где у меня была собственная постель. И рядом со мной находилось теплое маленькое создание по имени Вейзе.

— Это было в Крепости Дуба. Я тоже иногда там бывал.

— Вейзе была со мной, когда я пряталась в Трясине. По правде говоря, это она нашла меня и отвела в комнату…

— Да, я знаю то место.

— Она кормила меня, показала мне, где из трубы течет свежая вода. Она дала мне циновки, чтобы спать и укрываться. Она спасла мне жизнь.

Рохан отставил опустевшую плошку.

— Она спасла нас всех, потому что предупредила об опасности. Где она? Ей удалось спастись от огня?

— Конечно удалось! — немного обиженно ответила Зазар. — Она же не дура! Пока ты не очнулся, она лежала рядом с тобой.

— Я рад, что она спаслась, — с облегчением произнес Рохан.

Он подобрал куском хлеба остатки отвара.

— Наверное, мое зрение окончательно прояснилось, когда я увидела, что ты в опасности, — сказала Анамара.

Она села рядом с ним, стиснула руки и опустила глаза, снова став прежней робкой девушкой. У Рохана сжалось сердце.

— Я хочу на тебе жениться! — вырвалось у него. Тут он почувствовал, что лицо у него запылало жарче всякого пламени. — То есть…

— Знаю, — ответила она. — Да.

— Д-да?

— Конечно, она сказала «да», дурачок! — резко заявила матушка Зазар. — Как только ты немного окрепнешь, вернешься в Крепость Дуба, расскажешь Горину и Ясенке, что тебе удалось сделать в Трясине, женишься на девице, а потом отправишься воевать на корабле Морских Бродяг. Вот что я видела, а я никогда не ошибаюсь.

— Ох, только не воевать! — вскрикнула Анамара, и глаза у нее наполнились слезами.

— Если матушка Зазар не ошиблась — а она не ошибается, — поспешно добавил Рохан, опережая возмущенное восклицание Зазар, — то война будет, так или иначе. Единственный вопрос в том, начнется ли война между людьми вдовствующей королевы и трясинными жителями, или Иса опомнится и мы объединимся против общего врага, который идет с севера.

— Будем рассчитывать на здравый смысл Горина, — сказала Зазар. Ее голос немного смягчился. — И, надо полагать, на твой тоже.

— Похоже, пока я находился в Новом Волде с дедушкой Снолли, заключал союз с Тассером и искал мою леди, в Ренделшаме произошло немало перемен.

— Да, мир шел своим путем и без твоего управления, — отозвалась Зазар, однако уголки ее губ чуть приподнялись, так что Рохан понял: на самом деле она на него не слишком сердита. — Я даже подумываю, не отправиться ли мне в Крепость Дуба самой. С Вейзе. Трясина стала негостеприимной после того, как у вдовы хватило глупости попытаться ее сжечь.

— Я уверен, что Ясенка будет рада вашему обществу, — сказал Рохан. — Она постоянно о вас тревожится. Но будет ли в безопасности сама Трясина, если вы отсюда уйдете?

— Я оставлю защиту, — ответила Зазар. — А если Тассер сказал мне правду, то те, кто уцелел в той битве, донесут до Исы вести, которые отобьют у нее желание повторить эту глупость. А еще я попрошу Горина выставить вдоль реки дозоры.

— Тогда мы можем быть спокойны, — проговорил Рохан.

У него слипались глаза: он еще был очень слаб.

— Пока можем.

2

НЕ ПРОШЛО И НЕДЕЛИ, как Рохан с Анамарой и Зазар пешком тронулись к Крепости Дуба, дому его мачехи Ясенки и ее мужа, графа Горина из Нордорна. Рохан и Анамара надели поверх своей одежды из кожи лаппера двойные накидки, а на Зазар был теплый меховой плащ, подаренный ей Горином. Обожженная рука Рохана еще оставалась на перевязи, так что меч он повесил за спину, а Анамара с Зазар по очереди несли его тяжелую кольчугу. У всех троих были заплечные мешки с дорожной провизией.

Рохан все еще был немного слаб (Зазар сказала, что это — последствия шока, вызванного ожогом), но твердо решил идти самостоятельно. Время от времени, когда Анамара отдавала его кольчугу Зазар, она шла рядом с ним и клала себе на плечо его здоровую руку, чтобы помочь ему сохранить тщательно сберегаемые силы. Он был благодарен ей за помощь, но не хотел слишком сильно на нее опираться: ее собственные силы еще не восстановились после тех испытаний, которые ей пришлось вынести из-за безумия.

— Вы не знаете, куда исчезла колдунья? — спросил он Зазар в первый вечер их путешествия.

Они остановились у небольшой рощицы, которая сулила им хоть какое-то укрытие. Зазар развела костерок, и они грели на нем ужин.

— Думаю, она сбежала на север, к своим истинным союзникам. Ее последним злым делом были наложенные на Анамару чары, которые заставили бедняжку считать себя птицей. На большее у Флавьель просто не хватило бы времени.

— Ну, даже если она делала это наспех, то получилось у нее хорошо, — откликнулась Анамара. — Удивительно еще, что я не бросилась со скалы, пытаясь полететь.

— И прыгнула бы, если бы там, где она оставила тебя в Трясине, нашлась скала, — усмехнулась Зазар. — Когда мы с Вейзе начали тобой заниматься, ты была в жутком состоянии. Ты даже не говорила, только свистела.

Можно было подумать, что Вейзе позвали: она выскочила из-за куста и что-то весело пропищала. А потом прыгнула за костер и остановилась, глядя через плечо.

— По-моему, она хочет, чтобы мы поторопились, — заметил Рохан.

— И правильно, — отозвалась Зазар. — Мы идем настолько быстро, насколько можем, — сказала она, обращаясь к их пушистой спутнице. — По правде говоря, мы уже почти пришли. Но в темноте мы не пойдем, так что с тем же успехом ты могла бы вернуться и терпеливо ждать здесь, с нами.

Они находились в пути еще одну ночь. Однако на следующее утро, прикрыв глаза от солнца здоровой рукой, Рохан смог разглядеть вымпелы, развевавшиеся на самых высоких башнях Крепости Дуба, и даже то, что было на них изображено.

— Отлично! — сказал он. — Этот, светло-зеленый, означает, что Горин в крепости, а не уехал в Ренделшам и не отправился на охоту. Пойдемте побыстрее, осталось уже совсем немного.

Однако путники оказались у Крепости Дуба только через час. Рохан уже шатался и с радостью принял помощь слуг, поспешно вышедших навстречу гостям, чтобы провести их вверх по лестнице в Большой Зал. Трое гостей прошли в небольшое помещение, выгороженное в зале для тепла и приватных разговоров. С еще большей радостью Рохан опустился в кресло у камина, даже не подумав о том, что его обычно занимает сам Горин. Вейзе моментально прыгнула ему на колени.

Вскоре на лестнице раздались шаги, гулко отдававшиеся от стен, — и в Большом Зале появились Горин и Ясенка.

— Ох, тебя ранили! — воскликнула Ясенка. Она опустилась на колени рядом с Роханом и осторожно осмотрела его забинтованную руку. А потом повернулась к Зазар. — Как это произошло? И что здесь делает она?

Щеки Анамары, и без того разрумянившиеся от ветра, стали совсем красными. Рохан оттолкнул руки Ясенки, бережно снял с колен Вейзе и, несмотря на усталость, поднялся на ноги.

— Она здесь потому, что каким-то чудом осталась жива и я нашел ее в Трясине. — Он повернулся к Горину. — Приветствую вас, сударь, и прошу прощения за наше вторжение.

— Это не вторжение, — возразил Горин и повернулся к Ясенке. — Пожалуйста, встань. Нам надо приветствовать гостей так, как положено. Вы к нам надолго?

Ясенка улыбнулась, но было видно, что она заставляет себя говорить вежливо.

— Ваша комната, как всегда, ждет вас, Зазар. И для всех комнаты найдутся. Я велю Эйфер, чтобы она сейчас же разожгла в них огонь.

— Я собираюсь гостить у вас долго, — объявила Зазар. — По крайней мере до тех пор, пока не сочту, что пора вернуться в Трясину. Вдовствующая королева Иса пыталась ее сжечь.

— Что?! — воскликнул Горин, лишившись привычной невозмутимости.

— Что слышали. А теперь пошлите за горячим вином, или элем, или соком — короче, за тем, что вы теперь пьете, и позвольте нам всем сесть, чтобы мы могли отдохнуть. Мы ведь добирались сюда пешком, знаете ли. А потом, если Ясенка наконец прекратит суетиться, дергаться и вообще вести себя так, словно кто-то подсыпал ей в суп ягод кислотерна, мы расскажем вам о том, что произошло.

Тут Горин рассмеялся и поцеловал знахарке руку.

— Госпожа Зазар, мы очень ценим то, что вы сразу переходите к сути дела. Конечно же, мы немедленно прикажем принести вам горячего питья. А потом Эйфер и ее помощники приготовят для вас горячие ванны и теплую шерстяную одежду.

А пока мы почтительно выслушаем ваш рассказ. — Он сделал знак слугам, которые принялись выполнять распоряжения своего господина. — Налрен, пожалуйста, пригласите вдовствующую королеву Раннору и капитана Латрома присоединиться к нам. У меня такое чувство, что им это тоже следует услышать.

Налрен, который получил в Крепости Дуба почетную должность старшего управляющего, кивнул и немедленно вышел, уведя с собой других слуг. Через несколько минут к ним пришли вдовствующая королева Раннора, которая, похоже, поселилась здесь навсегда, и командир отряда Горина Латром. Слуги уже установили у очага раскладной стол. Все уселись за него и молча выслушали удивительную историю, которую поведали им гости.

— Ну что ж! — проговорил Горин с легким удивлением, когда рассказ был закончен. — Вам действительно пришлось нелегко. А что будет теперь?

— Нам необходимо отправиться в Ренделшам и поговорить с вдовствующей королевой, — ответил Рохан. — Если она намерена вести такие игры, нужно, чтобы она понимала, какова будет плата. Но до этого я хочу жениться на миледи Анамаре.

— Нет! — автоматически отозвалась Ясенка. Горин посмотрел на нее, выразительно выгнув бровь, и она покраснела, но не уступила. — Нет. Категорически нет. Она тебе не подходит.

— Она спасла мне жизнь, рискуя своей собственной, — сказал Рохан. — Она любит меня, я люблю ее. Ей не удалось бы выжить в Трясине, если бы она не цеплялась за жизнь, надеясь, что я ее найду.

Ясенка не ответила, но сурово сжала губы. Эта девушка при первой встрече произвела на нее неблагоприятное впечатление, а ее недавнее… — ну, заблуждение казалось тут слишком слабым словом: она ведь воображала себя птицей и делала всякие глупости! — сумасшествие тоже не способствовало тому, чтобы Ясенка ее оценила.

Раннора взяла ее за руку.

— Это — как история из книги! — мягко проговорила она. — И сразу видно, что они действительно друг друга любят. Ты ведь должна помнить, как это было у тебя с Горином.

Молодая вдова, супруга покойного короля и мать короля, ныне правящего, смотрела при этом не на Горина и Ясенку, а на Латрома. В ответ на ее улыбку губы его чуть дрогнули.

Ясенка посмотрела на Зазар, словно ища поддержки, но знахарка сделала вид, будто целиком поглощена расчесыванием шерстки у Вейзе. Ясенка поняла, что ее хранительница не намерена ей помогать.

Анамара сидела молча, опустив голову и сжав руки, но из-под опущенных ресниц она бросила на Рохана взгляд, полный такого глубокого обожания, что Ясенке стало неловко, будто она подсмотрела нечто очень личное. А еще она поняла, что не может больше возражать. Рохан — взрослый мужчина и не должен ни о чем ее просить.

— Хорошо, — неохотно произнесла она. — Девушка доказала свою стойкость. Если ты хочешь жениться на ней, а она хочет выйти за тебя замуж, я не стану больше возражать.

Рохан поднялся на ноги и помог встать Анамаре. А потом они подошли к Ясенке и опустились перед ней на колени.

— Спасибо, — сказал Рохан. — Хотя мы могли пожениться, не советуясь с тобой, я рад, что ты одобрила наш союз.

— Если можно, мне хотелось бы, чтобы свадьба была здесь, в Крепости Дуба, — робко проговорила Анамара. — Именно здесь я начала приходить в себя после того…

— Это все позади и забыто, — объявила Ясенка. — С этой минуты мы не станем больше оглядываться назад, а будем смотреть только вперед. Мы устроим свадьбу здесь.

Горин тоже встал и, подняв Ясенку с места, крепко обнял.

— Вот та чудесная, разумная Ясенка, которую я знаю! — сказал он, целуя ее в макушку. — Но у нас здесь нет священника.

— Мы можем пригласить доброго священника Эсандера, — ответила Ясенка. — Но Рохану нужно еще время, чтобы оправиться от раны.

— Эсандера? Это того, который заключил брак между вами? — спросил Рохан. — Это было бы великолепно! Но только пусть это будет поскорее, потому что я уже почти здоров — спасибо матушке Зазар.

— Мы отправим гонца сегодня же, — пообещал Горин.

Раннора и Латром переглянулись. Королева кивнула, и Латром заговорил:

— Если уж на то пошло, сударь, то он может заключить сразу два брачных союза.

Второй раз за этот час Горин не смог скрыть изумления.

— Два?

— Да. Миледи и я… Ну, мы решили, что поженимся при первой же возможности. Мы думали, нам придется ждать, пока вы не вернетесь в столицу. Но было бы гораздо лучше, если бы это происходило не в Ренделшаме. — Капитан повернулся к Рохану. — Конечно, мы выберем какую-нибудь другую дату, чтобы вам не пришлось делить с нами ваш особый день.

Рохан широко улыбнулся и здоровой рукой пожал Латрому руку.

— Мы устроим двойную свадьбу, и чем скорее, тем лучше! — Его улыбка стала еще шире. — Все это будет для старой Исы хорошей встряской, правда?

Горин нахмурился.

— Может, это не слишком удачная мысль, — проговорил он.

— Она всегда очень строго соблюдала все приличия, — заметила Раннора. В глазах ее искрился смех. — Думаю, она очень разозлится, если я выйду замуж за того, кого она сочтет недостаточно знатным. — Тут она повернулась к своему будущему мужу и тихо добавила: — Какие бы чувства я к нему ни питала.

Ясенка была удивлена не меньше Горина. Она думала, что если Латром когда-нибудь и женится, то выберет себе в жены Эйфер, ее бывшую горничную, а ныне домоправительницу Крепости Дуба. Да, Раннора говорила о том, какой Латром привлекательный мужчина, но Ясенка не предполагала…

Остановившись у экрана, отгораживавшего часть Большого Зала, Налрен деликатно кашлянул.

— Ваши комнаты готовы, — объявил он. — И ванны с горячей водой тоже. Я помогу вам помыться, сэр Рохан, чтобы вы не разбередили свою рану.

— Нет, это сделаю я, — объявил Латром. — Я ведь сам его растил, знаешь ли.

— Помогите мне! — попросил Рохан, жалобно глядя на Зазар.

— Сам справляйся, — отрезала она. — Я так предвкушала возможность понежить мои старые косточки в горячей воде и раз в кои-то веки по-настоящему согреться. В последнее время Трясина стала для меня слишком холодной и сырой, и я не собираюсь выстуживать мою ванну, помогая тебе принять твою.

Горин громко захохотал.

— Сдавайся, Рохан! — сказал он, снова приходя в хорошее настроение. — Ужин будет скоро. Надо будет еще поговорить о том, что надо предпринять по поводу нового развлечения вдовицы Исы — поджогов Трясины. А завтра мы начнем готовиться к свадьбам.

Однако утром в Крепости Дуба появился еще один гость. Обитатели как раз принялись за завтрак из ломтей свежеиспеченного хлеба и горячей овсяной каши с медом, когда Налрен объявил о приезде гостя.

— Джентльмен сказал, что его зовут Гиннел, сударь, — сказал управляющий. — Он говорит, что хорошо знает вас, а вы — его.

— И это так! — воскликнул Горин. — Веди его сюда, веди! Нет, лучше я выйду его встретить.

Не мешкая, Горин встал из-за стола и, задержавшись только для того, чтобы набросить себе на плечи легкий плащ, выбежал из огромного зала.

У лестницы, ведущей во внутренний двор, спешивались усталый мужчина и сопровождавший его отряд солдат. Ясенка поспешно вышла за мужем, зябко кутаясь в теплую накидку. Опять начался снег. За господами вышел и Налрен.

Два нордорнца тепло обнялись и по обычаю своего народа поцеловали друг друга в губы.

— Ох и давно же мы не видались! — воскликнул Гиннел. — Мы оба теперь взрослые. И только посмотреть на тебя: владелец огромной крепости и супруг такой прекрасной женщины!

Он повернулся к Ясенке, поклонился и, взяв ее за руку, хотел было поцеловать ей пальцы, но она мягко отняла руку.

— Горин часто рассказывал мне про вас, своего друга детства и близкого родственника! — сказала она и тоже поцеловала гостя в губы. — Добро пожаловать, принц Гиннел, сын Сйорно Нордорн-Короля! Тысячу раз добро пожаловать!

— Да, очень близкий родственник. Горин — мой двоюродный брат, потому что его матерью была сестра моего отца. Если бы я не родился, он был бы наследником… — Тут лицо Гиннела на мгновение омрачилось. — По правде говоря, я больше не принц, а король — вроде бы. Моя страна разорена, дворец разрушен. А моего отца больше нет.

— Это — печальная весть, хотя и не неожиданная, — сказал Горин. — Все знали, что первое нападение будет совершено на короля Сйорно — и что он примет брошенный ему вызов.

— Я слышал, что он погиб как герой, — проговорил Гиннел. — К этому времени он уже отправил меня в безопасное место, несмотря на все мои протесты.

— Ну что ж, теперь ты здесь, а это — главное. — Горин повернулся к Налрену. — Всех людей принца… короля Гиннела разместить в казармах. Их коней пусть отведут в конюшни. Пусть воинов хорошо накормят, потому что они — наши почетные гости. — Он снова обратился к нордорнцу: — А тебя, Гиннел, прошу в дом, там есть другие гости, с которыми я хочу тебя познакомить. Твой совет очень пригодится, когда мы будем обсуждать, что следует предпринять по приезде в Ренделшам.

— Я проезжал довольно близко, — заметил Гиннел, — но не стал задерживаться: только узнал, где ты живешь.

— Положение довольно сложное, — сказал Горин. — Но об этом поговорим позже. А теперь пойдем к столу. Еда у нас простая, но сытная.

— Это меня вполне устраивает, — отозвался изгнанный король.

Втроем они поднялись по лестнице в Большой Зал, в теплый, отгороженный экранами уголок у очага.

По дороге Ясенка рассматривала нового гостя, царственного родственника ее мужа, стараясь, чтобы ее внимание не показалось слишком бесцеремонным. Между ними было явное сходство: волосы цвета меда, чуть смуглая кожа. Сразу можно было сказать, что они — двоюродные братья. И все же во многом они различались: Гиннел рожден был царствовать, но на совете все стали бы прислушиваться к мнению Горина, человека сильного и мудрого.

Все сидевшие за столом, даже вдовствующая королева Раннора, хотели встать с мест, когда им представили короля Гиннела, но он остановил их, подняв руку.

— Мой титул, по сути, ничего не значит, — заявил он. — Когда я буду жить в Ренделе и, если мне позволят, буду сражаться с нашими общими врагами, я хочу быть просто Гиннелом, человеком из Нордорна и одним из вас. Когда… если мы одержим победу, у нас будет время для церемоний королевского двора.

— Насколько я помню, твой отец тоже не слишком любил придворные условности, — кивнул Горин.

Он усадил Гиннела по правую руку от себя. Рохан поспешно передвинулся, чтобы дать место новому гостю. Гиннел покосился на его деревенский наряд, но ничего не сказал.

— Мы едва спаслись из пожара, который уничтожил все наши вещи. Матушка Зазар дала нам эти, — объяснил Рохан, указывая на одежду из шкурок лаппера, которая выглядела в этой обстановке достаточно неуместно.

— А! Понятно. Очень практичная одежда. Ну, что до моего отца, то Сйорно Нордорн-Король считал церемониал пустой тратой времени и прибегал к нему только тогда, когда того требовала ситуация, — отозвался Гиннел. Он принял большую плошку с дымящейся кашей и залил ее горячим молоком. — Очень аппетитная! Мы выехали задолго до рассвета, стремясь поскорее тронуться в путь, и, кроме того, опасались замерзнуть во сне.

— Но ведь Нордорн известен своим холодным климатом! — проговорила Ясенка, берясь за ложку. Ее каша остыла и покрылась тонкой пленкой. Налрен незаметно заменил ее порцию и порцию Горина на свежие, от которых парок шел даже в этом теплом помещении. — Значит, вам в более гостеприимных землях бояться нечего!

— Да, — согласился Гиннел, поспешно проглатывая кусок хлеба, щедро намазанный медом. — Но тут холод совсем другой. Он… как бы это сказать поточнее… злобный. Он находит человека даже здесь, на юге. — Он обвел взглядом сидящих за столом. — Он маскируется, чтобы отыскать вас посреди обычной зимы… Только она не обычная. Сейчас ведь весна, правда?

— Почти лето.

— Да. Ну, во время обычной зимы в этой комнатке, которую вы отгородили, было бы даже слишком тепло — из-за очага и экранов. А сейчас вам едва удается согреться.

— Могу себе представить, насколько тяжелее сейчас на севере, — заметила Ясенка.

— А мне и представлять не нужно, — отозвалась Зазар, не донеся до рта ложку с кашей. — Я там была. В некотором смысле.

— Вот как? — вежливо откликнулся Гиннел.

— Когда я вас знакомил, у меня не было возможности вдаваться в подробный рассказ о происхождении и заслугах тех, кто оказывает мне честь, сидя у меня за столом, — вступил в разговор Горин. — Не считая того, что госпожа Зазар — приемная мать моей жены, ее еще зовут знахаркой Трясины.

Гиннел уважительно кивнул.

— Даже в далеких землях Нордорна ваша слава дошла до нас. Радостно знать, что у нас есть такая сильная союзница. Насколько я понимаю, вы посещали нас магическим путем?

— Мне надо было посмотреть, что и кто нам противостоит. И поэтому пока Рохан, обожженный, лежал без сознания в моей хижине, я туда отправилась. Ваши люди очень отважны.

— Благодарю вас, госпожа Зазар. Мы делали что могли, но в конце концов все-таки потерпели поражение.

— Вынуждены были отступить — признаю. Но потерпели поражение? Никогда!

Голос Горина звучал громко, но Ясенка услышала и не произнесенные им слова: «Потерпели поражение — пока нет!»

— Значит, война действительно будет! — слабым голосом произнесла она.

— Да, миледи, боюсь, что так, — отозвался Гиннел. — Но как она коснется вас и ваших подопечных…

Он с любопытством обвел взглядом всех собравшихся за столом, чуть задержавшись на Рохане.

— Моя рана не опасна и уже почти зажила, — сказал тот. — Мы с леди Анамарой поженимся, как только прибудет священник из Ренделшама. И эти дама и джентльмен тоже собираются играть свадьбу, — добавил он, указывая на Раннору и Латрома.

Гиннел встал из-за стола и поклонился обеим парам.

— Тогда я должен вас поздравить. Я прибыл в радостное время — и в печальное тоже. Больше всего я буду сожалеть о том, что слишком рано вырву мужей из объятий их жен, но необходимость превыше наших желаний.

— Сокровища вашего опыта и знаний будут нам очень нужны, — сказал Латром.

— Я постараюсь давать вам самые полезные советы. — С этими словами Гиннел снова уселся за стол и взялся за ложку. — Как только окончательно поправитесь, вы будете готовы ехать в Нордорн, юный Рохан? Вам понадобится особая одежда, и оружие придется немного изменить…

— Как именно? — заинтересованно спросил Рохан.

Конечно, в стенах Крепости Дуба он не надевал оружия, так что у него на поясе не было меча. Однако его рука привычно потянулась к поясу, словно тоскуя по весу оружия.

— Ну, во-первых, если вы сражаетесь мечом, то рукоять следует обернуть, чтобы она не примерзала к ладони. Конечно, по большей части вы будете носить рукавицы, но в них мечом работать нельзя. Вместо этого люди пользуются булавой или секирой. Иногда — копьем.

— Я сносно владею булавой и копьем. А вот секиру так и не освоил, — признался Рохан. — Хотя народ моего деда предпочитает пользоваться боевыми топорами.

— Тем лучше. И вам следовало бы потренироваться в использовании этого оружия. Я изведал такие холода, в которые клинок меча не держал заточки. Сталь становилась такой хрупкой, что ломалась. Булава значительно лучше. А что до одежды… Вы ведь не думаете, что сможете отправиться только в легкой рубашке под кольчугой и плаще поверх нее? О, кольчугу вы можете взять, если хотите, но будьте готовы к тому, что она окажется такой же бесполезной, как и меч. Один груз и никакой защиты: она может разлететься от самого легкого удара. Оставьте дома и своего боевого коня, если он у вас есть, — и пусть ваша супруга о нем заботится. В стране глубоких снегов скакуны не нужны. Если вы не найдете саней и обученных собак, которые бы их тянули, вам придется идти пешком. А как вы собираетесь защитить ноги от холода, если на них будут только тонкие сапоги? Нет, мой юный друг: выживание в таких холодах требует особого умения. А именно с такими холодами мы столкнемся, и тут я знаю больше Горина, потому что он уже давно живет на юге.

— Мы надеемся узнать от вас много полезного, сударь, — заметил Латром, а потом повернулся к Анамаре. — Не тревожьтесь, — заверил он ее, — я буду присматривать за юным Роханом. — Он улыбнулся Ранноре. — А это значит, что у меня будет слишком много дел, так что мне некогда будет подвергаться опасности.

Младшая вдовствующая королева ответила ему улыбкой, но глаза у нее остались грустными.

— Боюсь, что опасность будет подстерегать повсюду.

— Так оно и есть, и так будет до тех пор, пока Великое Зло не будет изгнано. И ледяные драконы с их всадниками. — Гиннел принял тарелку с новой порцией каши. — Оказывается, я очень проголодался!

Ясенка отодвинула от себя тарелку.

— А вот у меня больше нет аппетита, — объявила она. — Пожалуйста, не надо больше разговоров о войне, оружии и приготовлениях к боям. По крайней мере пока.

— Конечно, дорогая, — согласился Горин, целуя ей руку.

Если бы Ясенке не нужно было начинать шить для Рохана новую одежду, рассчитанную на суровые морозы, она смогла бы прогнать призрак войны и полностью погрузиться в подготовку свадьбы Анамары и Ранноры. Отсутствие одежды у Рохана исправить было легко. С Анамарой проблем оказалось больше. У нее были только брюки и рубашка из шкурок лаппера, в которых она пришла в крепость, а при ее хрупком сложении платья Ранноры и Ясенки некрасиво висели на ней. Не годилась и одежда прислуги. Следовательно, не теряя ни минуты, следовало найти ей подобающий наряд. Хотя Ясенка послала за теми платьями, которые она приготовила для девушки прежде (казалось, страшно давно), их могли не успеть доставить вовремя. Она собиралась перевезти Анамару в Ридаль, в безопасное место. Там жила их с Горином дочь, Хегрин.

При этой мысли у Ясенки больно сжалось сердце. О, как она истосковалась по Хегрин! Что сейчас делает дочь? Вспоминает ли она молодую женщину, которая чирикала и свистела ей, вместо того чтобы говорить? Учит ли она уроки? Счастлива ли она? Скучает ли по родителям?

Но Ясенке некогда было думать о своей потере. Ей приходилось довольствоваться отчетами, которые время от времени присылали ей гувернеры дочери. Сейчас гонец уже ехал к морю, на юго-восток. Он привезет одежду Анамары и последние новости. И поскольку он вряд ли успеет вернуться до свадьбы, Ясенка снова стала думать о том, как бы найти для девушки подобающие наряды для торжества.

Башмачник уже приходил — и ушел, получив заказ. На нем лежала обязанность следить за тем, чтобы все обитатели Крепости Дуба, как люди, так и кони, были обуты. Он снял со всех новые мерки и уже начал шить туфельки для Анамары. А еще он начал тачать сапоги для Рохана — после долгого совещания с Гиннелом, чьи идеи шли вразрез с требованиями моды.

Предпочтительным материалом для обуви и для верхней одежды были шкуры вальвинов мехом внутрь. Мех вальвинов не покрывался изморозью даже от дыхания человека, и обитатели Крепости Дуба во время охотничьих вылазок стали высматривать зверьков, а их шкуры поднялись в цене. Ясенка подбила одной капюшон своего плаща. Подкладка у него была из другого меха, и он плотно застегивался спереди и имел разрезы для рук.

Смастерить теплую верхнюю одежду для Рохана было поручено броннику. Он мастерил нечто вроде накидки с капюшоном, который можно было плотно затянуть на голове, оставив открытой только часть лица. Самой Ясенке пришлось заняться многослойной нижней одеждой, да и то большую часть шитья взяла на себя Анамара. Хотя из-за этой одежды человек начинал казаться вдвое толще обычного, Горин заверил ее, что она хорошо защищает от стужи. Его собственная нордорнская одежда была когда-то упакована в сундуки и переложена веточками розмарина: он считал, что в теплом климате Рендела она больше ему не понадобится. Однако недавно Горин достал ее и начал надевать всякий раз, когда ему нужно было выходить в снежную непогоду, совершенно не вовремя воцарившуюся на земле. Ясенка никак не могла привыкнуть к тому, что его стройное, гибкое тело в таком облачении становится совершенно бесформенным, зато Горин прекрасно переносил жуткие холода.

Те, кому приходилось выходить вместе с ним, старались по возможности подражать его манере одеваться. Латром утверждал, что многослойная одежда защищает от холода лучше, чем один слой шерсти или даже подбитый мехом плащ. Ясенка не могла нигде найти те же тонкие ткани: они казались нежными, как шелк и тростниковый пух, который она когда-то собирала в Трясине, однако были гораздо более прочными. Она же обходилась хорошей шерстью, как та, из которой шились самые дорогие женские наряды.

Все женщины в крепости, даже Зазар и главная домоправительница Эйфер, были заняты шитьем. У Ранноры и Анамары это получалось, пожалуй, быстрее и лучше, чем у Ясенки, которую постоянно отвлекали другие заботы. Горничная Ранноры, Дайна, и Насинта, приставленная к Анамаре, шили вместе со своими хозяйками. У Горина не было уверенности в том, что другим нордорнцам, бежавшим из своей захваченной врагами страны, удастся убедить соседей перенять их долгий опыт по выживанию в чрезвычайно холодном климате.

— Мы ведь не можем одеть всех жителей! — пожаловалась Ясенка как-то вечером.

Они с Горином ушли в свои комнаты, где она перед сном делала последние стежки, дошивая очередную зимнюю накидку. При этом она то и дело слизывала капельки крови с пальца, который уколола иголкой.

— Нет, но мы можем подать пример другим, — ответил он, откладывая охотничье копье, которое затачивал. Именно на нем и на Гиннеле лежала большая часть обязанностей по снабжению замка мясом: Рохан все еще не выздоровел. — И если благодаря твоим усилиям еще один человек будет на ногах в тот момент, когда придет время сражаться, значит, они были не напрасными.

— Да, наверное, — согласилась она. Придвинув свечу чуть ближе, Ясенка снова вернулась к шитью.

Весь замок был занят делом. Даже землетрясения, раскачивавшие его стены всякий раз, когда очередная огненная гора взрывалась или начинала выбрасывать расплавленные камни, никого не останавливали. Гиннел сказал, что драконы и их всадники говорят с землей. Даже в Трясине появились новые огненные горы — в таком количестве, что, по словам Зазар, трясинные жители, несмотря на опасность, могли согреться.

Когда в Крепость Дуба наконец прибыл священник Эсандер, большая часть приготовлений уже была закончена. Анамара и Раннора получили великолепные новые шерстяные платья: Анамара — белое с голубой отделкой, цвета Дома Ясеня, а Раннора — цвета Дома Рябины, темно-золотое, с черной отделкой, подобающей вдове. Со дня на день должен был прибыть гонец из Ридаля, а на галерее и в комнате для шитья высились подготовленные к упаковке кипы зимней одежды для мужчин. Часовню подготовили к свадебной церемонии, использовав те украшения, которые удалось добыть: ведь цветы в снегу не распускались. Однако замок приобрел праздничный вид благодаря убранству из ярких лент и множеству свечей.

Даже Рохан снял перевязь, объявив, что благодаря мазям матушки Зазар его ожоги совершенно зажили.

Эсандер был несколько огорчен тем, что ему предоставили отдельную комнату: он уверял всех, что привык спать в общей спальне и прекрасно чувствовал бы себя в солдатских казармах. Ясенка дала ему время распаковать скромный тючок с вещами, который он привез с собой (чем он так отличался от аристократов: даже самый захудалый из них не мог обходиться без множества сундуков и ящиков), пообещав встретить его у лестницы, чтобы проводить к столу. Дожидаясь священника, она думала о преимуществах скопления в крепости такого большого количества людей — теперь в помещениях стало гораздо теплее. Вскоре худая фигура священника уже появилась из теней, окутывавших начало лестницы.

— Рада видеть вас, Эсандер, — сказала Ясенка.

— И я вас, леди, — откликнулся Эсандер. — Вы хорошо выглядите.

— Настолько, насколько это возможно, когда меня снедает тревога. Вы ведь, конечно, слышали, что грядет война.

— Да, война неизбежна. В городе ни о чем другом не говорят.

— Здесь тоже. Мужчины понижают голос и воображают, что я ничего не знаю, но как я могу не замечать того, что все женщины днем и ночью готовят зимнюю одежду, в которой мужчины смогут отправиться воевать? — На ресницах у Ясенки задрожали слезы, но она нетерпеливо их смахнула. — Может, дела не настолько плохи, как всем кажется.

— Будем надеяться. А теперь могу ли я встретиться со счастливыми парами перед тем, как произнести для них слова свадебного обряда?

— Конечно. Они будут ужинать вместе с нами. Даже Эсандер не смог скрыть изумления, когда за ужином узнал, что одна из вступающих в брак дам — вдовствующая королева Раннора.

— Значит, вы получили согласие ее милостивого величества вдовствующей королевы Исы? — осведомился он.

— В этом нет необходимости, — пожала плечами Раннора. — Я получила согласие и благословение короля Переса, который хочет только, чтобы я поступала по велению моего сердца. Так я и делаю.

Ясенка не помнила, чтобы когда-нибудь видела Раннору более счастливой, чем в эту минуту, когда она обменялась взглядом с сжимавшим ей руку Латромом.

Эсандер поклонился:

— Тогда я не могу желать ничего лучшего. Ясенка втайне считала, что разумнее было бы получить согласие вдовствующей королевы. Ей оставалось только надеяться, что саму ее не коснутся трения, которые обязательно возникнут между Раннорой и Исой.

— А кто эти молодые люди? — продолжил свои расспросы Эсандер.

— Это мой пасынок Рохан и его дама, Анамара, которая скоро станет мне дочерью.

Ясенка с удивлением отметила, что произнесенные ею вежливые слова соответствуют действительности. Поначалу ей казалось, что она с трудом сможет смириться с появлением Анамары. Однако усердная работа в обществе Ранноры и Анамары, сопровождавшаяся разговорами между женщинами, которые уже давно подружились, и девушкой, которая неуверенно пыталась наладить с ними дружеские отношения, помогла Ясенке проникнуться к Анамаре симпатией.

Горин подошел к ней, как всегда даря ей ласковую поддержку, на которую она уже привыкла полагаться.

— Обе пары следуют велению своих сердец, — сказал он, обнимая Ясенку за талию. — Сделайте для них то, что сделали для нас, и могу поручиться, что это не принесет ничего, кроме блага.

Эсандер молча наклонил голову в знак согласия. Если у него и были какие-то возражения, он не стал высказывать их вслух.

Следующим утром, когда солнце светило так ярко, что блеск снега слепил глаза, и даже начало чуть пригревать, король Гиннел по просьбе Горина возвел Латрома в рыцарский сан. Горин сделал бы это и сам, но ему хотелось, чтобы Латром удостоился как можно более высокой чести. После этого состоялись церемонии бракосочетания. В Крепости Дуба царило праздничное настроение: в последнее время у людей было слишком мало поводов для радости. Гиннел протанцевал с обеими новобрачными, и Горин тоже, а пир продолжался целые сутки.

— А теперь я должен ехать в Рейделшам, — сказал Горин Ясенке, когда они остались вдвоем у себя в спальне. — И Рохану надо ехать со мной. И Гиннелу, и нашему новому рыцарю, сэру Латрому. Больше задерживаться здесь нам нельзя. Там у нас много дел, и одним из главных будет разговор с вдовствующей королевой Исой по поводу тех событий в Трясине. Рохан это знает. И Гиннел, у которого будут и собственные дела, тоже знает.

Нельзя, чтобы страна разделялась из-за прихотей одной женщины, которая воображает себя правительницей, потому что носит четыре таинственных Кольца.

Возможно, Ясенка стала бы ему возражать — если бы не поняла давно, что он прав. Никто из мужчин не пытался сделать вид, что им не придется в самое ближайшее время отправиться в столицу. Она расплакалась бы, если бы ей не было неудобно проявлять свою слабость рядом с этим сильным и отважным человеком. Сдерживая слезы, она кивнула.

— Я поеду с вами, — объявила она. — И Раннора, и Анамара тоже поедут, и их горничные. Думаю, Эйфер обрадуется, если у нее будет меньше дел и ей придется ухаживать только за мной. Дайна и Насинта очень хотят побывать в Ренделшаме и воочию увидеть знатных аристократов. А Зазар возвращается в Трясину.

Горин выгнул бровь, но больше ничем не выдал своего удивления.

— Если с отрядом будут женщины, нам придется ехать медленнее.

— Не вини в этом нас, — возразила она. — За вами будут тащиться десятки повозок со снаряжением. Пусть остальные женщины едут с повозками, и пусть они передвигаются с любой скоростью. А я от тебя не отстану. Только попробуй меня обогнать!

Он невольно улыбнулся.

— На какой суровой женщине я женился! А когда ты строила свои планы, ты подумала о том, как защитить Крепость Дуба в наше отсутствие?

— Подумала. Налрен будет заниматься хозяйством, а Латром оставит несколько человек, которые смогут оборонять замок, если это вдруг понадобится. Пусть сам выберет им командира.

— Ну что ж, дорогая. Похоже, ты все уже решила. — Он негромко засмеялся. — И ты узнала бы, что твои планы очень похожи на мои собственные, если бы позволила мне высказать их вслух.

— Горин!

— Неужели ты думала, что я смог бы оставить тебя здесь, когда у нас осталось так мало времени для того, чтобы быть вместе? Конечно, я возьму тебя с собой в Ренделшам. Но когда я оттуда уеду, ты должна будешь вернуться сюда. Обещай мне.

Она постаралась не произнести слов обещания:

— Ты же все равно приставишь ко мне охрану, чтобы мне не дали убежать следом за тобой!

Горин открыл шкатулку с драгоценностями и достал браслет из многоцветного камня.

— Храни браслет, который принадлежал моему отцу, фамильную драгоценность нашего дома. И помни, что я сказал тебе, когда мы впервые встретились и я узнал его, как узнал в тебе единственную женщину, котирую буду любить всю мою жизнь — и после нее. Если когда-нибудь у тебя будет в чем-то нужда, надень его и подумай обо мне, и я это почувствую. И что бы нас ни разделяло, пусть даже полмира, и пусть даже мне придется одному сражаться с целой армией, я все преодолею, чтобы оказаться рядом с тобой.

Она взяла браслет и надела его на руку. На этот раз она разрешила слезам выкатиться из глаз.

— Как я тебя люблю! Да, до конца жизни — и после нее. Ты значишь для меня больше всех на свете — больше даже, чем наша дочь. Как я могу вынести разлуку с тобой?

— Ясенка…

Они обнялись, прижимаясь друг к другу так крепко, словно хотели, чтобы ничто не встало между ними — ни опасность, ни разлука.

3

ГРАФИНЯ МАРКЛА из Крагдена рассматривала талисман, который ей наконец удалось выкрасть из секретной шкатулки мужа. Это было изображение крылатого существа, покрытого не перьями, а шерстью. Вместо глаз у загадочного зверя блестели желтые драгоценные камни. Весь талисман был отполированным, словно его часто держали в руках. Он не казался новым.

Она удивлялась, зачем вдовствующей королеве понадобилось приказать ей украсть такую пустячную вещь. Тем не менее она успешно выполнила полученные указания. При первой же возможности она передаст талисман Исе. С этой мыслью она опустила талисман в мешочек и спрятала его себе за корсаж.

Сейчас у нее было множество дел, и все поважнее этого глупого талисмана. Граф Горин из Нордорна, и мужчина, который, по слухам, был не только новым Нордорн- Королем, но и двоюродным братом Горина, должны были сегодня появиться в Ренделшаме. С ними будет молодая вдовствующая королева, мать короля Переса, и большой отряд воинов.

И конечно, Ясенка из Дома Ясеня. Маркла так и не смогла избавиться от подозрительности и ревности, которую вызывала в ней Ясенка. Незаконнорожденная дочь короля вышла замуж за Горина, а сама Маркла благополучно стала женой Харуза, графа и лорда-маршала Рендела. Однако Маркла не забывала о том, что когда-то Харуз имел виды на Ясенку — возможно, даже рассчитывал с ее помощью завладеть троном Рендела. Маркла знала своего мужа и не удивилась бы никаким его амбициям.

Она поспешно сказала себе, что ведет себя глупо. Она — его жена, вдовствующая королева Иса — ее друг. Вдвоем они вполне смогут обуздать амбиции Харуза. И амбиции Ясенки тоже, если таковые прячутся под ее маской невинности.

Маркла сосредоточилась на том, чтобы выбрать платье для поездки из Крагдена в Ренделшам. В последнее время стало все труднее найти такой наряд, который был бы одновременно и модным, и достаточно теплым.

Два часа спустя Маркла, облаченная в персиковое бархатное платье, уже входила в комнату королевы, предназначенную для приема почетных гостей. Увидев Ису, Маркла про себя отметила, что она выглядит все так же молодо, как в тот день, когда в ее владение перешли четыре Великих Кольца. Однако сами руки, украшенные Кольцами, уже несли на себе признаки старения. Маркла подумала, что, наверное, королева не сможет вечно поддерживать свой внешний вид. Или, может быть, Иса не заметила, что ее руки стали костлявыми, с выпуклыми узлами вен и что кожа на них покрылась множеством коричневатых пятен. А вдовствующая королева уже приветственно протягивала руки к Маркле.

— Добро пожаловать, графиня! — воскликнула Иса. — Вы всегда появляетесь у нас словно яркий луч солнца!

Маркла пожала протянутые ей руки и изящно присела в поклоне.

— Благодарю вас, ваше величество, — сказала она. — Желаю вам солнца и тепла на этот день и на множество последующих.

— Пойдемте посидим немного вместе, пока мне не пора будет идти на Совет. Многие аристократы, включая и вашего мужа, собрались во дворце и желают со мной поговорить.

— И с королем тоже? — тихо спросила Маркла. Она постаралась невозмутимо встретить пристальный взгляд Исы.

— Позже. Сначала они хотят посоветоваться со мной. Они не сказали мне, о чем именно.

— Они знают, насколько вы мудры и опытны, — отозвалась Маркла. — А пока позвольте мне передать вам подарок, который я для вас приготовила. Это — мелочь, пустячок, но вы когда-то выразили желание его иметь.

Иса выгнула красиво очерченную бровь.

— Тогда я уверена в том, что ваш подарок мне понравится, каким бы он ни был.

Повинуясь ее знаку, фрейлины удалились, закрыв за собой дверь. Все уже привыкли к тому, что вдовствующая королева и графиня любят разговаривать наедине.

— Что ты принесла? — спросила Иса, убедившись, что они остались вдвоем.

— Только это.

Маркла открыла бархатный ридикюль, сшитый специально для этого платья, и извлекла из него мешочек из серого бархата, перетянутый серебряным шнурком. Вдовствующая королева сразу же его развязала.

— А! — выдохнула Иса, глядя на маленький талисман. — Ты наконец его нашла!

— Да. Но боюсь, что рано или поздно милорд Харуз обнаружит пропажу.

— Ты не знаешь, он им пользовался?

— Не пользовался — насколько я знаю.

— Где он его прятал?

— В Крагдене есть потайная комната, в которую можно попасть из наших с ним покоев. Харуз считал, что мне о ней не известно. Однако в моей… гм… прошлой жизни я научилась обнаруживать такие вещи.

Иса кивнула. Прежнее занятие Марклы принесло ей титул королевы шпионов, и именно этим она привлекла к себе внимание королевы.

— Рада слышать, что ты не растеряла своих прежних умений, — заметила Иса.

— Мне пришлось дождаться такого момента, когда меня не смогли бы ни в чем заподозрить. Потайная комната очень маленькая, и там находятся только шкатулка и большая книга, на которой эта шкатулка стоит. В шкатулке я нашла металлический обруч, похожий на диадему, в центре которого закреплен овальный медальон. А еще там было несколько мелочей, в том числе и талисман, который вы сейчас держите в руках. Шкатулка была на замке, так что я снова ее заперла. Книгу я не трогала.

Иса рассмеялась, и ее смех напомнил кудахтанье кустарниковой курочки.

— Может, он решит, что этот маленький талисман сам от него ушел! — проговорила она с хитрой улыбкой.

— Может быть. Я на это надеюсь. — Маркла закрыла бархатный ридикюль. — Я бы предпочла, чтобы его исчезновение вообще осталось незамеченным.

— А что ты можешь мне рассказать о диадеме?

— Я ее узнала, хотя овальный медальон мне незнаком. Это — Диадема сокрытия. Она окружает туманом фигуру того, кто ее наденет, так что он может при желании оставаться неузнанным.

В дверь осторожно постучали. Иса вернула талисман в серый мешочек и спрятала его себе за корсаж.

— Это, должно быть, леди Гризелла пришла сообщить, что аристократы уже собрались. Спасибо тебе, Маркла. Я спрячу твой подарок в надежное место.

Иса встала. Маркла тоже поднялась с места и, низко присев, смотрела, как вдовствующая королева выплывает из зала в облаке пряных духов. Оставшись одна, Маркла решила побродить по коридорам в надежде узнать, что заставило всех аристократов Рендела встретиться со своей бывшей королевой, а не просить аудиенции у короля Переса, внука Исы.

Вдовствующая королева Иса прекрасно знала, что будет происходить на встрече с ее знатными подданными. Те люди, которым удалось выжить во время злосчастной вылазки в Трясину, принесли ей известия о своей неудаче, так что вопросы со стороны знати можно было предвидеть — это было исключительно дело времени. Единственным сюрпризом для нее стало количество людей, собравшихся перед ней. В последний раз столько аристократов собиралось только для Большого Турнира, где молодые и старые встречались в дружеских (а в иных случаях, о которых Иса предпочитала забыть, недружеских) поединках.

Обводя взглядом собравшихся на Совет аристократов, Иса заметила на их лицах ту же враждебность, какая читалась на них в прошлый раз. Только на сей раз враждебность была направлена на нее саму. Ну что ж, она сможет переадресовать ее в другую сторону. В прошлом она не раз делала подобное — и даже больше.

— Что происходит, господа? — проговорила она, усаживаясь во главе стола. — Что привело вас сюда и почему такие мрачные лица? Ну же, прошу вас — говорите откровенно.

Первым заговорил Рохан, Морской Бродяга:

— Люди, действовавшие по вашему приказу, пытались сжечь Трясину. — Он поднял руку и завернул рукав, продемонстрировав только что зажившие ожоги. — Мне самому удалось остаться в живых по чистой случайности.

«Опять этот Рохан!» — с отвращением подумала Иса.

На турнире именно благодаря Рохану тот мужчина, Флавиан, был разоблачен как Флавьель, колдунья. Всем было известно, что Флавиан служил королеве, и ей удалось избежать обвинений, только заявив о своем полном незнании того, что делала Флавьель. Ну что ж, на этот раз она поступит так же.

— Уверяю вас: я ничего не знаю о подобном приказе! И потом — какой смысл поджигать Трясину? Насколько мне известно, там есть только вода, которая сейчас замерзла. А что не вода, то совершенно бесполезно.

— У них был порошок, который горел, когда его рассыпали по воде и по любой другой поверхности, — настаивал Рохан. — А что до того, какой смысл поджигать Трясину, то это знает только тот, кто отдавал такой приказ.

Иса подумала, что избавлять дом от крыс с помощью огня тоже полезно, хотя крысы могут с этим не согласиться.

— Повторяю: я не знаю о таком приказе, — сказала она. — Насколько я понимаю, в этом странном месте не все благополучно?

Ройанс, глава Совета, сидевший напротив нее на дальнем конце стола, кивнул.

— Огонь удалось погасить, — сказал он, — С тех пор оттуда не было известий. Я могу только надеяться, что это не повлечет за собой дурных последствий.

Харуз, сидевший по правую руку от Исы, заговорил:

— Тогда не столь важно, кто именно, прикрываясь именем нашей милостивой дамы, воспользовался огнем. Серьезного ущерба не было, если не считать ожога, полученного нашим молодым другом. — Он кивнул Рохану, и тот ответил кивком. — И, насколько я вижу, этот ожог тоже не был особенно серьезным, раз так быстро зажил.

Тут подал голос Горин:

— Позвольте мне представить вам моего двоюродного брата, который прежде был принцем Гиннелом. Он сын Сйорно Нордорн-Короля и теперь сам — король в изгнании. Он привез нам вести с севера.

Гиннел встал и обвел взглядом собравшихся. Здесь присутствовали почти все члены Совета и многие представители знати. Иса также оглядела сидящих за столом. Гаттор из Билфа рассматривал свои ногти с привычно скучающим и сонным видом. Виттерн из Дома Рябины в сопровождении своего представителя Эдгарда сидел рядом со своим старым другом Ройансом. Здесь присутствовали и Фалк из Мимона, и Джакар из Вакастера. Кто отсутствовал? Лиффен из Лерканда! Но зато присутствовал еще один человек. Бывший сержант, замешанный в той истории с похищением Ясенки принцем Флорианом… Иса предпочитала не думать о том, зачем принц это сделал. Как звали этого сержанта? О да — Латром! Но почему он здесь? Его никак нельзя считать лордом. Однако она слышала, что Горин сделал его своим заместителем. Возможно, он присутствует здесь в той же роли, что и сопровождающий Виттерна Эдгард. Но Горину ведь представитель не нужен. Ису это беспокоило.

— Госпожа, — сказал Гиннел, — позвольте мне говорить прямо, как монарху, трона которого больше не существует, с другой монаршей особой, чье место занимает ее последователь. Так вот, я заявляю, что вне зависимости от того, кто какой приказ отдавал и каким был результат, мы все должны прекратить придворные забавы по стравливанию одной партии с другой.

Иса собралась было заговорить, но Гиннел жестом заставил ее замолчать.

— Я не выдвигаю никаких обвинений, — сказал он. — Это просто часть той жизни, которую вы ведете и которую когда-то вел я. Мне хорошо известны эти игры. К счастью, как столь проницательно заметил лорд Харуз, серьезного ущерба нанесено не было и погибли немногие. Огонь погашен, и все осталось в прошлом. Давайте теперь поговорим о гораздо более серьезных вопросах.

— Думаю, вы говорите о безопасности Рендела, король Гиннел, — сказала Иса. Она подняла руки так, чтобы всем были видны Кольца, украшающие ее большие и указательные пальцы. Она произнесла формулу четырех Великих Колец: — Дуб, Тис, Ясень и Рябина. Они символизируют четыре Великие Семьи нашей страны. Именно эти кольца дали мне силы сделать то, что необходимо, — защитить Рендел. Я действовала без устали, и все присутствующие здесь могут это засвидетельствовать.

— В этом нет необходимости, — ответил Гиннел. — Всем известно, как велики были ваши усилия. Однако я умоляю вас не называть меня королем. Я просто нордорнец — возможно, более знатный, чем прочие. Но я не могу считаться королем, пока моя страна не будет освобождена от того, что ее погубило, и что теперь наступает, намереваясь сделать то же самое с Ренделом.

— Ледяные драконы и их всадники, — проговорила она и с удовлетворением увидела изумление на многих лицах.

Она решила, что такая демонстрация осведомленности заставит всех забыть о повисших в воздухе вопросах по поводу того неудачного инцидента в Трясине.

— Что, ваше величество?

Один из присутствующих — лорд Ройанс — смотрел на нее не с удивлением, а с подозрением, и Иса внезапно поняла, что сделала ошибку. Только теперь она вспомнила, что никому не рассказывала о том, что смогла увидеть ледяных драконов глазами своего летающего слуги, Туманчика. Она забыла и о том, что уже довольно давно хранила эту тайну.

Гиннел снова сел и теперь переводил взгляд с нее на Ройанса. Нордорнец тоже был озадачен и встревожен.

— Я не думал, что вы обладаете такой силой, — заметил лорд Ройанс, хмуря седые брови. — Как вы узнали об этих тварях? Мне самому о них сообщили совсем недавно!

— Я видела их во сне этой ночью, — поспешно ответила Иса. — Их и армии, которые следуют за ними. Я испугалась — и проснулась. Однако я решила, что это была просто мрачная фантазия, вызванная переутомлением. Но появление короля… я хотела сказать — лорда Гиннела… показало, что он явно вынужден был отступать именно от тех сил, которые я видела, когда мое сознание свободно путешествовало, высвобожденное сном. Теперь я думаю, что видение соответствовало действительности.

— Вот как, — только и сказал Ройанс.

Иса едва заметно вздохнула, успокаиваясь. Похоже, он принял ее объяснение и не склонен продолжать расспросы. Она снова напомнила себе, что нельзя недооценивать Ройанса. Как, впрочем, любого из членов Совета. Самодовольство — ее самый опасный враг, особенно в теперешние неспокойные времена.

— И как вы все это оцениваете? — спросила она у Ройанса, — Как глава Совета вы, конечно, уже приготовили свои рекомендации!

— Приготовил. Момент, которого я так боялся, наступил. Теперь нам нужно создать собственные армии, повести их в бой и сразиться с этими ледяными драконами и их всадниками и другими их сообщниками. Иначе они сотворят здесь то же, что творили в других странах.

Иса уже давно пришла к такому же выводу: еще тогда, когда видела, как дворец Нордорн-Короля разрушают огромные бледные твари, выдыхающие кристаллы льда. Закрывая глаза, она и сейчас слишком ясно видела Нордорн-Короля, погибшего вместе со своими советниками: его замерзшее тело было распростерто на земле. Она потерла Кольца, украшавшие ее пальцы, но это не принесло ей утешения.

Неужели ее высшие лорды не понимают: она приказала уничтожить Трясину именно затем, чтобы не было никаких помех для боевых действий! Кто может угадать, что предпримут эти закопавшиеся в ил недочеловеки, когда армия уйдет на север и они смогут без помех передвигаться по всей стране? Ведь граница по реке больше не будет их сдерживать!

Но, как сказал Гиннел, эти вопросы уже остались в прошлом.

— Да будет так, как рекомендуют мои высшие лорды, — спокойно проговорила она. — Собирайте ваши отряды. А если необходим приказ моего внука, короля Переса, то вам достаточно только попросить.

— Многое из того, за что отвечает это собрание, уже выполнено, ваше величество, — сказал Горин. — У нас будет четыре большие армии…

— Четыре? Ваши нордорнцы, конечно, и армия Рендела, но кто еще?

Рохан откашлялся, чтобы снова заговорить. «Опять этот Рохан! — с раздражением подумала Иса. — Почему он все время вмешивается?»

— Морские Бродяги, ваше величество. Вы заключили договор с моим дедом, Снолли. В соответствии с этим договором я смею говорить от его имени, хотя он пока не слышал о том, что его корабли будут включены в армию.

— Это третья… А откуда возьмется четвертая?

— Из Трясины, — сказал Рохан.

Иса громко ахнула, и многие из присутствующих недовольно нахмурились.

— Из Трясины? Нет! — воскликнула она.

— Почему нет? Разве для них ужас, надвигающийся на нашу землю, менее опасен? Немало найдется людей, которые смогут свидетельствовать, насколько яростно жители Трясины защищают себя. Вот почему, когда Морские Бродяги заключали договор с Ренделом, они заключили его и с трясинными жителями. Пусть они не такие, как мы, ваше величество, но когда начнутся бои, нам понадобится каждый воин, способный сражаться.

Среди собравшихся за столом начали неохотно кивать даже те, кто поначалу недовольно хмурился. Виттерн из Дома Рябины, дед короля Переса по материнской линии, который мог считаться самым знатным из присутствующих, высказал свое мнение первым.

— Юноша говорит разумные вещи, — уверенно произнес он. — Будь я на двадцать лет помоложе… или хотя бы на десять… я и сам отправился бы с армией.

— И я, — поддержал его Ройанс. — Я смог бы приготовить зимнее снаряжение в считанные дни. По правде говоря, я всерьез намерен…

Горин поклонился немолодому вельможе.

— Сударь, ваша отвага делает вам честь. Но сейчас, как и всегда, ситуация требует, чтобы несколько самых мудрых людей остались позади и занимались государственными делами, пока остальные сражаются. Именно так обстоят дела сейчас. Пусть ваш молодой родич, Николос, возглавит вместо вас ваши отряды. И я бы посоветовал вам заручиться услугами Стюарта. Этот юноша прекрасно проявил себя как во время своей подготовки к посвящению в рыцарский сан, так и после того.

— Да, пожалуйста, Ройанс! — поддержала Горина Иса. — Ваше присутствие необходимо в Ренделшаме. Оставайтесь здесь, с королем Пересом и со мной.

Ройанс поклонился королеве.

— Как прикажете, ваше величество.

Но вид у старого воина при этом был довольно удрученный.

— Если все важные вопросы, ради которых мы собрались, уже решены, то я прошу разрешения вернуться в Новый Волд, — сказал Рохан. — Моему деду Снолли пора узнать, что его корабли надо готовить к боевым действиям. А еще ему интересно будет услышать о жителях Трясины и о других вопросах, которые мы сегодня обсуждали.

— Конечно поезжайте! — ответила Иса. — Однако у меня есть вопрос. Я вижу здесь Латрома. Если память мне не изменяет, то он — капитан вашего отряда, не так ли, Горин?

Прежде чем Горин успел ответить, Латром встал со своего места и заговорил сам:

— Да, это так, ваше величество. Но я не только капитан отряда. Я осмеливаюсь сидеть рядом с благородными лордами Рендела, потому что король Гиннел посвятил меня в рыцари. И кроме того, я женился на одной из самых благородных особ. Моя жена — бывшая младшая вдовствующая королева, Раннора из Дома Рябины.

Все нервы в теле Исы завибрировали с такой силой, что она почти ожидала услышать звенящий звук. Огромным усилием воли она заставила себя сохранить спокойствие. Несмотря на потрясение и ужас, она смогла заметить, что все присутствовавшие на Совете мужчины приняли это известие без удивления. Следовательно, они узнали об этом раньше.

Она заставила себя улыбнуться.

— Как… как это умно с вашей стороны, — проговорила она. — И как умело вы воспользовались ее визитом в Крепость Дуба! А ваша… ваша жена сейчас здесь, в Ренделшаме?

— Конечно, ваше величество. Мы ведь новобрачные. Я не захотел бы ее оставить — и она не согласилась бы.

— Тогда пришлите ее ко мне в течение часа, чтобы я лично могла принести ей мои поздравления.

С этими словами Иса встала со своего кресла, и, не реагируя на поклоны вскочивших с мест аристократов, вышла из зала Совета. Она радовалась тому, что идет ровно, не шатаясь и не спотыкаясь.

— Как ты могла! — отчитывала Иса молодую женщину, стоявшую перед ней. — Как ты посмела совокупиться с… простолюдином!

— Я его люблю, — ответила Раннора.

— Любовь! — презрительно усмехнулась Иса. — Позор! Ты плюешь на память о моем сыне, твоем покойном муже, короле…

— Он сам опозорил свою память, — ответила Раннора.

Ее щеки начали краснеть. Она переплела руки перед собой. И, увидев этот жест, Иса внезапно поняла, что Раннора беременна.

— Не до такой степени, как ты! — проговорила вдовствующая королева угрожающе тихо. — Я вижу, что ты опередила свою свадьбу по крайней мере на, несколько месяцев. Так же как когда-то с моим сыном. И с кем еще ты переспала, как последняя шлюха?

Тут Раннора окончательно вышла из себя.

— Вы смеете называть меня шлюхой? С Флорианом я была насильно. А с Латромом я ради любви, а не ради выгоды. — Ее лицо окаменело, гнев стал из пламенного ледяным и потому опасным. — Нет, ваше величество, поосторожнее выбирайте тех, кого вы клеймите. Это не я, а вы! О, ваши грехи не плотские, конечно же. Но вы продавали себя ради власти с тех самых пор, когда король Борф надел на вашу голову корону супруги.

— Тебя следует казнить за изменнические речи, которые ты себе позволила, — и твоего любовника вместе с тобой!

— И кто отдаст такой приказ? Не вы, потому что король Рендела, мой сын, одобряет мой союз, несмотря на то что узкий придворный мирок считает его недостойным моего высокого положения. Он хочет, чтобы я была счастлива, и заботится обо мне больше, чем вы или кто-то еще — за исключением Латрома.

— Если тебе нужен был партнер в постели, я смогла бы найти тебе такого, кто был бы достаточно знатен.

— Чтобы вы могли диктовать мне, куда следует ехать, с кем видеться и как себя вести? И как часто я могла бы иметь близость с этим «партнером в постели», которым вы так милостиво меня одарили бы? — Раннора резко рассмеялась, что было особенно странно слышать от всегда кроткой и незаметной женщины. — Нет! Спасибо, но я устроила свою жизнь так, как это нравится мне.

— Во дворце Ренделшама нет места для тебя и твоего позора. Как ты предполагаешь жить со своим простолюдином?

— Я вернусь в Крепость Дуба, где вы не властны, — гордо ответила Раннора. — А он больше не простолюдин. Как раз в эту минуту мой сын, король Перес, — она многозначительно подчеркнула эти слова, — жалует ему земли и имущество, положенные преданным королю рыцарям.

Иса была достаточно умна, чтобы увидеть свое поражение, но не собиралась признаваться в нем Ранноре.

— Тогда убирайся и знай: если ты сюда вернешься, то это будет без моего ведома и без моего согласия.

— А разве когда-то было иначе? — презрительно отозвалась Раннора. — Вы едва терпели меня, пока Флориан был жив, да и то исключительно благодаря тому, что я родила наследника трона Рендела.

— А может, и этого не сделала…

Иса прикусила язык, но слова уже были произнесены.

— Не надо пустых угроз! — с яростью воскликнула Раннора. — Я знаю ваши уловки. Вы можете попытаться поставить под сомнение отцовство Флориана, но слишком много людей были свидетелями нашей свадьбы. Перес — король по праву.

Поведение Исы мгновенно изменилось. Сама того не подозревая, Раннора дала ей оружие, которое когда-нибудь позже можно будет пустить в ход. Всем было известно, что эта хитрая потаскуха уже была беременна, когда выходила замуж за юного короля Рендела. Да и срок у нее был даже больше, чем сейчас. И к тому же она теряла сознание и хворала, а не цвела, как сейчас. Кто сможет утверждать, что именно Флориан был отцом Переса? Судя по тому, как вела себя Раннора после этого — связалась с человеком, который в прошлом был простым солдатом, — кто скажет, скольких еще мужчин она пускала к себе в постель? Может быть, еще при жизни Флориана! Некоторые женщины делают такое — берут любовников только во время беременности, чтобы их отношения не привели к нежелательным последствиям.

Говорят, что физические характеристики мужчин передаются через поколение. Флориан был довольно хлипким, но Борф в период расцвета был великолепным мужчиной. Перес не похож на обоих мужчин, которые считаются его дедами.

Следовательно, Исе достаточно будет только добиться, чтобы королевское происхождение Переса было поставлено под сомнение. И при публично высказанных сомнениях она сможет сместить его — если появится лучшая кандидатура.

Она улыбнулась Ранноре.

— Возможно, я поспешила, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал мягко. — Вместо этого мне следовало поздравлять тебя с новообретенным счастьем. Дело в том, что это было так неожиданно! Мне казалось, что ты могла бы посоветоваться со мной, прежде чем действовать. Не то чтобы я стала тебе препятствовать. Ну же, давай снова станем друзьями.

Она протянула руку Ранноре, а та недоверчиво приняла ее и поцеловала.

— Благодарю вас, ваше величество. Я буду рада, если мы не станем враждовать.

— Ну конечно же!

Вдовствующая королева отняла руку, жестом пригласив Раннору сесть, а потом приказала принести горячий фруктовый сок и печенье.

— Я предложила бы тебе вино, но в твоем положении это не рекомендуется. Ну же, поговори со мной немного. Ты уже думала, как назовешь своего будущего сына или дочь? Тебе не нужны вещи для младенца? У меня хранятся вещи Переса, переложенные серебряной фольгой. Их достаточно только проветрить и снова можно пустить в дело.

Постепенно Раннора начала успокаиваться. Иса продолжала болтать о вещах, относящихся к младенцам, и ничем не выдавала того, что в голове ее роились бесчисленные мысли, и все новые преимущества созревшего плана становились очевидны.

Она уже пыталась придумать, на ком остановит свой выбор, если Переса объявят незаконнорожденным сыном какого-нибудь простолюдина вроде того, которого выбрала себе Раннора на этот раз, и лишат власти.

4

РОХАН добрался до Нового Волда в рекордно короткие сроки, неохотно оставив Анамару в Ренделшаме. Как ни жаль ему было расставаться с женой, он чувствовал себя обязанным переговорить со Снолли.

— Женился? — кисло переспросил его дед. — Перспектива хорошей драки меня радует, но я не хочу, чтобы мою спину прикрывал слабак, тоскующий по своей даме, вместо того чтобы командовать моими моряками.

— Ну, так тебе не придется иметь дело ни с чем подобным, — заявил Рохан. Он давным-давно усвоил: если Снолли рычит, то в ответ тоже следует рыкнуть. — Анамара понимает, с чем мы столкнулись. Понимает не хуже меня. Кстати, мне удалось заключить союз с трясинными жителями, о котором ты говорил, так что с войском Рендела выйдет и их небольшая армия.

— А вот на такое зрелище я бы даже денег не пожалел! — воскликнул Снолли, снова приходя в прекрасное настроение. — Как тебе удалось?

Рохан тут же поведал ему о своих приключениях в Трясине и о том, как он нашел Анамару, которую уже готов был считать умершей, и как отважно она себя вела. Когда он замолчал, Снолли посмотрел на него с уважением.

— Может, ты все-таки сгодишься. И ты говоришь, что моряков надо тепло одеть, а все обычное снаряжение им лучше не брать с собой?

— Я попробовал оба варианта и убедился в том, что второй эффективнее. Наверное, на море нам будет не так холодно, как тем, кто станет сражаться на суше, но рано или поздно нам придется оказаться среди них. И я не вижу, почему бы нам не попробовать их способы.

— В них ничего нового нет, — отозвался Снолли. — Ты забыл — ведь в ту пору был еще в пеленках, — что мы приплыли с севера. На земле мы постараемся одеться так, чтобы не выделяться среди окружающих, словно забинтованный палец на руке. Но на море мы будем поступать так, как нам заблагорассудится.

— Я не сомневаюсь в том, что никто не станет возражать, если ты будешь так делать и дальше, — согласился Рохан. — Ну, вот. Эта битва обещает быть очень трудной. Ты уверен, что выдержишь…

Услышав намек на то, что он слишком стар для битвы, Снолли стремительно вскочил с места. Вокруг него приближенные безуспешно пытались спрятать улыбки, а Касаи, Барабанщик Духов, открыто захихикал.

— И сколько, по-твоему, нужно силы, чтобы отдавать приказы с борта корабля? — возмущенно взревел предводитель Морских Бродяг, и от его громоподобного голоса со стропил посыпалась пыль. — Если ты думаешь, что я соглашусь не участвовать в славной битве, то ты ошибаешься!

— Прости, дедушка, — поспешно проговорил Рохан. — Я ведь думал только о тебе…

— А вот эта мысль пришла бы в твою пустую башку последней!

Рохан понял, что ему нужно как можно скорее перевести разговор на что-нибудь другое.

— Дедушка, будь добр, расскажи мне, пожалуйста, как была уничтожена наша родина.

— Ты об этом уже слышал.

— Да, но теперь мне надо услышать снова. Пожалуйста!

Снолли поворчал еще немного, но быстро успокоился, и Рохан вздохнул с облегчением. Пока его голова спасена. А потом предводитель Морских Бродяг снова начал пугающий рассказ о вторжении, которое возглавили страшные всадники на животных, вышедших из самых кошмарных снов. Они были вооружены стержнями, которые выплевывали туман, выжигавший людям легкие. Никому из разведчиков Снолли не удалось узнать, что вывело этих жутких созданий из их скованного льдом обиталища и побудило вытаптывать прекрасные земли, которые Морские Бродяги населяли с незапамятных времен.

Да, врагов можно было убить — тех низкорослых, искореженных существ, которые следовали за всадниками. Но те, кого удавалось захватить в плен, умирали словно одним только усилием воли, не давая своим противникам времени получить у них хоть какие-то сведения. Сами они пленных не брали. Мужчины, женщины и дети — все одинаково задыхались в облаке ядовитых испарений и быстро погибали.

— Спасибо, дедушка, — сказал Рохан, прервав молчание, которое наступило, когда Снолли завершил свой рассказ. Эту мрачную повесть даже слишком хорошо знали все Морские Бродяги. — Все сходится. Теперь я могу сказать тебе то, чего не могли сообщить твои разведчики. Я знаю, что это за твари и откуда они явились.

Теперь наступил его черед рассказывать своим близким о том, что ледяные драконы проснулись тогда, когда Дворец Огня и Льда, который так долго охранял Сйорно Нордорн-Король, получил сильные повреждения во время падения громовой звезды.

— По рассказам тех, кто сумел выжить, стена, примыкавшая к гробнице, треснула. В гробнице лежало спящее тело существа, о котором только шепотом можно было упоминать как о Великом Зле. Теперь наши родичи-нордорнцы знают, что в тот момент Великое Зло зашевелилось и начало просыпаться. Ледяные драконы разрушили дворец Сйорно Нордорн-Короля, убили его… — тут у очага раздались потрясенные возгласы: Сйорно всегда был добрым другом Морских Бродяг, — … после чего повернули на юг.

— Нам грозит смертельная опасность, — сказал Снолли.

— Сколько кораблей ты сможешь отправить в бой? — спросил Рохан.

Снолли начал перечислять их, загибая пальцы.

— Ну, во-первых, мой флагман, старая «Горгулья», — сказал он. — Конечно, ее возраст уже дает о себе знать, но она еще достаточно надежна. Потом — «Штормоборец» и «Повелитель волн». «Волнопевец» нужно переоснастить. Два корабля больше не могут держаться на воде, а еще один не вернулся из плавания в прошлом году.

Рохан кивнул. По обычаю Морских Бродяг название потонувшего корабля никогда не произносилось вслух.

— Однако с тех пор мы построили «Пенную деву», — добавил Снолли. — Она небольшая, но быстрая. Капитаном на ней стал Гарвас. И еще пара кораблей скоро будут достроены. Мы можем отправить на битву пять кораблей прямо сейчас, а еще два могут подойти позже.

Рохан кивнул.

— Это даже лучше, чем я надеялся. Гавань есть — поблизости от замка Билф.

— Я помню это место. Дно плохо держит якоря, но там весь берег не лучше — или даже хуже.

— Это самое подходящее место для сбора армий. Я отправлюсь туда и предупрежу, чтобы вас ждали.

— Мы прибудем туда с большим отрядом моряков, которыми ты сможешь командовать. — Тут глаза у Снолли вспыхнули, и Рохан понял, что сейчас от деда последует по крайней мере одна колкость. — Не бойся. Я отправлю людей, которые помогут тебе не совершать глупостей на глазах у твоих друзей.

Хохот Морских Бродяг еще звенел в ушах Рохана, когда он пустился в долгий и трудный путь обратно в Ренделшам. Как бы ему хотелось убедить Снолли в том, что он уже вполне зрелый боец, способный действовать самостоятельно! Но это, как и многие другие вещи, придется доказывать в сражениях. Иначе Снолли никогда не согласится с заявлениями Рохана.

Его вдруг посетила мысль: не приходилось ли его отцу, Оберну, терпеть такое же полунасмешливое, полупрезрительное обращение Снолли. И, подумав, он решил, что, скорее всего, приходилось.

Город Ренделшам не мог вместить в себя отряды воинов, которые начали быстро собираться со всей страны. Пришлось соорудить большой лагерь в долине между городскими стенами и крепостью Крагден. Только немногие из воинов изредка посещали город. Те, у кого поблизости находились жены, хотели бы проводить время с ними, но все понимали, что для поддержания боевой атмосферы отрядов им не следует покидать лагерь.

Рохану казалось, что он переживает разлуку с молодой женой сильнее, чем другие, хотя разум и подсказывал ему, что он в этом не одинок. После возвращения в Ренделшам из Нового Волда он обнаружил, что ему отвели небольшое помещение в доме неподалеку от королевского дворца — и там Анамара ждала его нечастых визитов. Он не смел признаться ей, что его посещения станут еще более редкими, когда корабли Снолли появятся в гавани у Билфа. Тогда он присоединится к своим морякам, и они будут жить на кораблях, пока объединенные армии не двинутся навстречу врагу. В этот момент и корабли снимутся с якорей, чтобы поддерживать наступление со стороны моря.

Ей не хотелось слышать о его повседневных обязанностях и подготовке к военным действиям, а это означало, что у них было все меньше тем для разговоров. Они могли только повторять, как сильно они друг друга любят и как будут тосковать, когда Рохану придется уехать.

Однако ему самому жизнь в военном лагере казалась совершенно захватывающей. Многие, если не все, солдаты перешли на нордорнскую одежду, сменив свои обычные доспехи на многослойные одеяния, которые защищали почти так же хорошо, как кольчуга. Все женщины в городе были заняты шитьем множества брюк и курток, необходимых солдатам, а бронники и кожевники трудились над верхней одеждой и теплыми сапогами. Мех вальвинов стал дороже золота, и те горожане, которые не отправлялись воевать, сейчас были заняты охотой на этих животных.

Рохану так и не удалось вывести с левого рукава кольчуги следы огня, сколько бы он ее ни полировал. Теперь он стал считать пятно от пламени почетным знаком и не без сожаления убрал кольчугу в сундук, чтобы оставить на хранение Анамаре.

Горин и Гиннел вместе с другими нордорнцами старались успеть повсюду: наблюдать за строительством саней, выбирать собак, которых можно было бы запрячь в них. Надо было вести споры с теми, кто пытался настоять на том, чтобы пользоваться знакомым оружием. Нордорнцы вели ежедневные тренировки с булавами, секирами, своими особыми копьями и удивительно опасным оружием, которое представляло собой просто два металлических стержня, соединенных короткой цепью. Однако когда этим приспособлением пользовались как дубинкой, оно становилось поистине смертоносным.

Из местности, лежавшей между крепостями Граттенбор и Тиса, пришли дрессировщики с боевыми котами, которые, к сожалению, стали настолько редкими, что только самые знатные владетели могли иметь пару животных. Если бы Рохану не предстояло находиться на корабле, где боевые коты бесполезны, ему тоже досталась бы пара этих высоко ценимых, умных зверей.

Когда-то боевые коты свободно обитали на холодных северных равнинах, представляя смертельную опасность для зверей и людей. Но когда их численность возросла, они заключили союз с человеком. Эти элегантные животные, ростом превосходившие собак и гораздо более кровожадные, отличались длинными лапами, относительно небольшими головами и золотистым мехом, на котором в летнее время появлялись узоры в виде черных цветов. Зимой этот мех бледнел и становился почти белым. Коты расхаживали по лагерю рядом с теми аристократами, которым их вручили, и держались при этом с каким-то беззаботным высокомерием, говорившим об их боевом превосходстве.

Собаки, которым предстояло тащить сани, нуждались в защите от непогоды, и им сделали шерстяную одежду и теплые чехлы для лап. Боевым котам такое утепление не требовалось, и, судя по тому, как часто они сходились смотреть на обучение собак, зимнее облачение казалось им забавным. У боевых котов были трехслойные меховые шубы: гладкий наружный слой не пропускал воду, средний был густым и почти непроницаемым, а тот, что прилегал к коже, походил на самый теплый пух. И лапы у них были настолько густо покрыты шерстью, что если они и ощущали холод от заснеженной и промерзшей почвы, то по ним этого не было заметно.

Несмотря на всю свою беспощадность в бою, эти животные искренне привязывались к людям, которые о них заботились. Когда они не бродили по лагерю, обследуя все с любопытством, присущим представителям семейства кошачьих, то лениво лежали рядом со своими боевыми товарищами-людьми, с удовольствием откликаясь на ласку и принимая как должное долю солдатского рациона.

Горин, конечно, получил пару боевых котов, как и Гиннел и другие высокопоставленные аристократы. Исключением стал Харуз, который отказался брать животных.

— У меня не будет времени, чтобы как следует ухаживать за ними, — заявил он. — И мне не хотелось бы обременять этими обязанностями моих подчиненных. Чевин, мой заместитель, занят почти так же, как я.

— Жаль, что их нельзя уговорить тянуть сани, — сказал Горин с улыбкой. — Но они явно слишком умны, чтобы согласиться на столь черную работу, судя по моей паре, Раджишу и Финоле. Только собаки разрешают надеть на них упряжь. Боюсь, не приходится надеяться на то, что наши солдаты смогут ехать на север навстречу врагу. Сани нужно оставить для перевозки продуктов и других припасов, да и то часть из них придется тащить людям. Собак у нас мало.

— Пусть кто-нибудь составит расписание, чтобы эта обязанность распределялась на всех поровну, — предложил Харуз.

И с этими словами он ушел, чтобы решать очередную проблему из множества тех, что постоянно вставали перед командирами. Кроме того, он, как лорд-маршал, нес главную ответственность за подготовку к военной кампании.

Ясенка и Горин, как всегда, занимали апартаменты, которые постоянно числились за ними в королевском дворце в Ренделшаме. Эйфер осталась там распаковывать и раскладывать их вещи, а Ясенка присоединилась к Горину в Большом Зале для полуденной трапезы. К ее глубокому облегчению, среди собравшихся не оказалось вдовствующей королевы Исы. Вместо нее главное место на возвышении занимал молодой король Перес.

— Приветствую вас, кузина, — сказал он, приветливо кивая Ясенке. — Нам всегда приятно видеть ваше прекрасное лицо за нашим столом.

Она улыбнулась в ответ. Перес был довольно милым и вежливым молодым человеком, в отличие от своего отца, ее единокровного брата Флориана.

— Приветствую вас, господин мой, — проговорила она, низко приседая.

— Ах, не надо церемоний! — сказал король, жестом отметая все глупые мелочи. — Они меня утомляют, особенно со стороны тех, кто мне симпатичен. Скажите мне, пожалуйста, как поживает наша прелестная кузина, ваша дочь?

— Хегрин? — ответила Ясенка. — У нее все хорошо. Мы отправили ее в Ридаль, где безопасно. Но регулярно получаем известия о ней и о ее успехах в учении.

— Мне бы хотелось, чтобы она оказалась в Ренделшаме, — сказал Перес немного грустно. — Она мне тоже нравится. Очень.

— Возможно, когда война закончится, государь, можно будет устроить ее визит во дворец.

— Да. Мы пошлем за ней тогда. Нам не терпится снова ее увидеть.

Король вернулся к официальной манере речи, показывая, что теперь гостье разрешается занять отведенное ей за столом место, пока короля будут приветствовать другие.

Ясенка с радостью обнаружила, что ей отвели место рядом с лордом Ройансом. Со времени их прошлой встречи он поседел еще сильнее, но его тонкая и плоская, как лезвие ножа, фигура оставалась все такой же прямой и благородной.

— Леди Ясенка! — воскликнул он и, взяв ее руку, поцеловал. — Как хорошо вы выглядите! Избранное вами изгнание явно вам на пользу.

Она улыбнулась.

— Да, правда: мне всегда хотелось одного — вырваться из беспокойного Ренделшама.

— И быть со своим красавцем мужем. У нее загорелись щеки.

— Да.

— Он — один из самых лучших бойцов, каких мне приходилось видеть. Мне хотелось бы думать, что когда я был молод, то был таким, как он. Не то чтобы я сейчас стал немощным, учтите.

— Конечно не стали, милорд! Я очень хорошо помню, как вы отличились на Большом Турнире, совсем недавно.

К этому моменту к ним присоединился Горин. Вот-вот должна была начаться трапеза, и на блюдо перед каждым уже положили лепешку, служившую тарелкой. Горин принял от пажа мисочку с теплой душистой водой и подал ее сначала Ясенке, потом — Ройансу и только потом омыл собственные пальцы. Вытирая их салфеткой, он сказал Ройансу:

— Вы очень отличились на том турнире, сударь.

— К сожалению, я сражался против бедняги Виттерна. По крайней мере поначалу.

В улыбке Ройанса появилось почти мальчишеское озорство.

— Вы почти что убили Джакара, прежде чем чары злой колдуньи рассеялись.

— И убил бы. Вакастер лишился бы своего господина.

Ясенка вдруг заподозрила, что Ройанс, несмотря на свой почтенный возраст, решил присоединиться к армии и участвовать в боях. Надеясь, что ошибается, она спросила:

— И сколько человек вы отправили в армию Рендела?

— Пять сотен, не считая моего командования. Горин взглянул на нее, и Ясенка поняла, что это тревожит не только ее.

— Эдгард занимается сбором отряда лорда Виттерна. А вашими людьми, конечно же, будет командовать ваш молодой родич Николос?

— Эту честь я оставляю за собой.

— Но с кем же тогда я останусь здесь, в Ренделе? — жалобно воскликнула Ясенка. — Я так рассчитывала на то, что смогу часто и подолгу беседовать с вами! Мне ведь будет очень одиноко.

— Таковы времена, дорогая моя, — ответил ей немолодой лорд.

— Соображения войны порой требуют, чтобы лучшие из лучших остались в запасе, — возразил Горин.

Хотя эти слова были произнесены мягко, белоснежные брови Ройанса недовольно сдвинулись.

— Мне не нравится, как это прозвучало, Горин, — сказал он. — Вы подразумеваете, что я не в состоянии сражаться?

— Сударь, мы уже обсуждали это с вами, и мне казалось, что вопрос решен. Я прошу вас. Дайте мне слово.

— Мне кажется, что мой муж прав, — поспешно вмешалась Ясенка. — В эти опасные времена мы больше всего нуждаемся в вашей мудрости и опыте. Те, кто вынужден будет остаться позади, смогут во всем полагаться на вас. И потом, кому еще можно было бы поручить давать советы королю Пересу? Вы будете нужны ему больше, чем когда-либо раньше!

Недовольное лицо Ройанса немного смягчилось.

— Вы правы. Никто из остальных его советников… — Тут его взгляд бессознательно устремился в сторону кресла, которое обычно занимала вдовствующая королева Иса. — Никто не в состоянии давать ему советы в военное время.

— Тогда подумайте об этом! — попросила Ясенка. — Взвесьте, где вы будете нужнее.

Ройанс посмотрел на нее, и в уголках его губ появилась улыбка.

— С момента нашей последней встречи вы научились быть тактичной, — заметил он. — Было время, когда вы невинно сказали бы мне, что я был бы обузой, что я нуждался бы в защите и присмотре.

— Никогда, сударь!

— Ну, может, не настолько прямо. — Седовласый лорд глубоко вздохнул. — Возможно, вы правы. Возможно, мои лучшие боевые дни уже позади. — Тут Ройанс, ставший сейчас похожим на ястреба, изображенного на его личном гербе, бросил на нее острый взгляд из-под тяжелых век. — Но только лучшие дни. Я еще способен повоевать.

— В этом нет никаких сомнений, сударь, — заявил Горин.

— Хорошо, — уступил Ройанс. — При отсутствии каких-то непредвиденных обстоятельств я не поеду.

— Благодарю вас, сударь, — сказал Горин.

— И я тоже вас благодарю, — проговорила Ясенка, испытывая немалое облегчение.

Тут принесли мясные блюда, и трапеза началась. Теперь, когда деликатная проблема была решена, Ясенка позволила себе немного успокоиться. Как бы Ройансу ни претило оставаться, он дал им слово. И все признавали, что данное им слово стоит договоров, подписанных иными аристократами. Она знала, что Горин намеревался выехать вперед, чтобы подготовить место, выбранное в качестве лагеря армии Рендела. Оно находилось за границей страны, где местность была ему хорошо знакома. И кроме того, под знаменами армии Нордорна было меньше людей, чем в армии Рендела. Значит, подготовка армии Рендела к переходу займет больше времени и усилий. И даже Ясенка понимала, что медлить с выступлением неразумно.

Она решила, что будет стараться как можно полнее насладиться тем временем, которое сможет провести в обществе мужа.

Харуз был не настолько занят, чтобы не найти времени вернуться в крепость Крагден. Он заезжал туда изредка и с гордостью замечал, что Маркла не виснет на нем и не умоляет остаться, как делали некоторые жены. И в то же время он чувствовал, что она жалеет о его отъезде.

— Когда ты будешь уезжать, я не стану плакать, — сказала она. — Я не хочу расстраивать тебя. Но буду с нетерпением ждать твоего возвращения.

Он одобрительно кивнул.

— Ты — настоящая жена воина, — проговорил он, ласково гладя ее по щеке. — И ты, конечно, знаешь, как я это ценю.

Благодаря тому, что тревога за жену его не терзала, он стал размышлять над тем, что именно следует взять с собой. Полагаясь на опыт Горина и Гиннела, он не собирался пользоваться своим любимым оружием. Еще ему нужно было попробовать многослойную одежду, рекомендованную нордорнцами, и убедиться в том, что она не стесняет движений. Маркла, привыкшая только к изящному рукоделию, поручила изготовление его одежды другим, и Харуз втайне пожалел о том, что она будет сшита не ее руками.

Да, и еще одно — магическая защита. Харуз прошел в спальню, которую он делил с Марклой, и нашел ключ, спрятанный под парадной цепью лорда-маршала. Цепь была украшена изображениями Четырех Деревьев и хранилась в шкатулке с другими драгоценностями, которые он надевал на парадные приемы во дворце. Прикоснувшись к каминной доске в строго определенном месте, он услышал почти беззвучный щелчок отодвигающейся панели. Харуз приподнял гобелен и вошел в потайную комнату.

По привычке он быстро осмотрел помещение. Похоже, здесь ничего не изменилось с того дня, когда он был здесь. Сколько же времени прошло с тех пор?.. У него уже давно не было нужды в тех предметах, которые он так тщательно прятал. Благодаря тому, что помещение было так хорошо скрыто, в нем почти не появлялось пыли. Он не увидел там даже собственных следов. Так когда же он все-таки сюда наведывался?.. Когда в последний раз заходил в Трясину, окутанный туманом? Тогда он встретил среди прочих и Ясенку.

Потайная комната была очень маленькой, и почти все пространство в ней занимал сундук. Ключ легко вошел в замок. Харуз вынул из сундука металлический обруч. Его определенно следует взять с собой. Остальные предметы он окинул беглым взглядом. От них пользы не будет. Пусть пока остаются в Крагдене. Он опустил крышку, собираясь запереть сундук.

И тут вдруг он замер, ощутив едва уловимое беспокойство. Чего-то не хватало. Харуз стремительно откинул крышку снова и перебрал магические предметы уже внимательнее. Да, вот оно! Талисман, необходимый для вызова летуна, подобного тому, которого вдовствующая королева держала в своей комнате на башне, хотя и не в точности такого же. Он прекрасно помнил день, когда показал талисман Исе, сказав, что получил его от Зазар. Это была откровенная ложь: с чего бы Зазар стала одаривать его такой вещью? Однако, хотя он ни разу не воспользовался своим талисманом, тот сослужил свою службу — хотя бы тем, что показал ему магического слугу Исы.

Харуз перерыл содержимое сундука. Он был совершенно уверен в том, что оставлял талисман здесь, заперев в надежном месте. Убедившись в его отсутствии, он привалился к стене, хмурясь все сильнее. Здесь поохотился кто-то, обладавший немалым умением в обнаружении потайных комнат, отпирании замков и поиске скрытого.

Кто мог сюда проникнуть? Об этом потайном месте не знал никто, кроме него самого. Хмурый вид Харуза превратился в мрачный. Кто это был? Разум настоятельно подсказывал ему одно имя. Маркла.

В качестве его жены она имела доступ почти ко всем его секретам. Могла она обнаружить и эту комнату — случайно. Она — женщина, а они от природы любопытны. Она — подруга и доверенное лицо Исы. Следовательно, Иса могла отправить ее на поиски — возможно, поручить найти именно этот талисман. Зачем?

На этот вопрос он мог легко ответить: потому что Исе было невыносимо знать, что подобным средством обладает кто-то помимо нее. Харуз прекрасно помнил, каким было выражение лица Исы, когда он показал ей свой талисман. Мгновенная вспышка узнавания, которая сменилась почти ощутимым желанием вырвать вещицу у него из рук.

Ну что ж теперь она его получила. Не то чтобы он принес ей много пользы. Все равно тайна его оживления известна ему одному, а без нужного заговора талисман останется бесполезным. Но с другой стороны, возможно, Исе только и хотелось лишить его той способности, которую она желала считать единственно своей. Он был почти уверен в том, что Иса уже успела уничтожить фигурку.

Так же как уничтожила его доверие к незнакомке, в которую внезапно превратилась его жена.

Размышляя над случившимся, Харуз понял, что его привязанность к Маркле возникла очень неожиданно — как и ее к нему. Он догадывался теперь, что на него подействовало колдовство, и при мысли об этом содрогнулся, словно ощутив прикосновение паутины, опутавшей его кожу.

Харуз снял разграбленный сундук с книги, присел на корточки и открыл тяжелый том.

Довольно скоро он нашел то, что искал. Поспешно читая обратное заклинание, он почувствовал, как растворяется его «любовь» к Маркле.

Ему хотелось надеяться, что это заклинание не подействовало на Марклу с такой же силой. Ему было бы очень выгодно, если бы она по-прежнему оставалась к нему привязана. Но если этого и не произойдет, ничего страшного не случится. Очень скоро он отправится на север, воевать, а с ней разберется потом — если понадобится.

Война. И глупые, себялюбивые козни Исы чуть было не разорвали страну пополам как раз тогда, когда враг уже надвигался! Харуз ощерился в беззвучном рыке злобы, вспоминая недавние события. Иса мешает ему на каждом шагу — она даже заставила его жениться на своей любимице только для того, чтобы им управлять.

И теперь, когда с глаз Харуза спала пелена чар, он понял, что не только перестал любить Марклу, но и возненавидел Ису. Ему почти невыносима стала мысль о том, что он будет рисковать своей жизнью ради двух женщин, которые так цинично им воспользовались. Стоит ли того даже безопасность Рендела? Возможно, эта прогнившая с головы страна должна быть уничтожена, чтобы из ее пепла могло восстать новое королевство.

Приведя потайную комнату в полный порядок, он ушел, взяв с собой магический обруч. Нажав на нужное место на каминной доске, он закрыл дверь, спрятанную за гобеленом.

Хорошо, что Маркла обещала ему не плакать при прощании. Начни она изображать грусть из-за его отъезда, он не удержался бы от того, чтобы публично отречься от нее и от вдовствующей королевы Исы.

5

НЕСМОТРЯ на принятое Харузом решение, ему не удалось скрыть те перемены, которые произошли в его мыслях и чувствах. Маркла слишком хорошо его знала. И возможно, она тоже ощутила исчезновение чар соединения, которые держали в плену их обоих. Как бы то ни было, ее отношение к нему изменилось так же резко, как и его — к ней.

Напряженная атмосфера, возникшая между ними, ощущалась почти физически, а вечером накануне его отъезда произошел взрыв. Они набросились друг на друга с обвинениями и упреками. Самым ценным результатом этого горького столкновения было то, что оба наконец стали друг с другом совершенно откровенны. Мимо двери их спальни слуги старались проходить как можно быстрее и бесшумнее, поскольку боялись обвинения в подслушивании: тогда весь этот гнев мог обрушиться на них!

— Безусловно, — бесстрашно проговорила Маркла, растянув это слово так, что оно походило на шипение готовой к броску змеи, — я украла твой бесценный талисман. И — да, я отдала его Исе. Я должна была это сделать, потому что она мне это приказала.

— Надо полагать, она не стала объяснять тебе, зачем ей он понадобился.

— Нет. С чего ей было мне объяснять? Достаточно было отдать приказ.

Харуз сдвинул брови.

— Тогда почему ты при этом не украла и мой обруч?

— Тот, который ты надевал, когда отправлялся в Трясину? — приторно-сладко поинтересовалась она.

Он резко втянул в себя воздух, удивленный тем, что она это знает, а Маркла рассмеялась.

— Попала! Я просто высказала догадку, но по твоему лицу видно, что я была права. И что же ты делал в Трясине, если тебе нужно было прятаться в тумане? Ловить наследницу Ясеня? Уж конечно ты не навещал Зазар!

— Женщина, ты ступаешь по опасной территории! — процедил Харуз сквозь стиснутые до скрежета зубы. Пальцы его скрючились так, словно ему хотелось схватить ее за горло.

— Опять попала, и в яблочко! Ну, так позволь тебе кое-что сказать. У меня есть способы получения информации, о которых ты не подозреваешь.

— Хватит. Молчи.

— Совсем не хватит, раз уж мы говорим откровенно. Мне известны и другие твои преступления. Например, я знаю о груде камней, которыми завалено тело трясинной женщины, той, что была убита странным туманным человеком. А еще я знаю, что у нее отняли — и что с отнятым стало.

— Я могу сломать тебе шею, как прутик!

— Не посмеешь. — Маркла снова рассмеялась. — Я могу не опасаться твоих угроз, потому что ношу титул графини Крагдена и пользуюсь всеми привилегиями, которые дает этот титул. Если ты попытаешься меня убить, если ты позволишь себе сделать в мою сторону хоть один угрожающий шаг, мне достаточно только закричать — и верные слуги бросятся меня спасать. И тогда это тебе придется объяснять то, чего объяснить нельзя. И притом — накануне войны.

Харуз вынужден был смириться — хотя бы на время. Как бы ни хотел он отомстить Маркле, с этим придется подождать. Тем не менее он попытался добиться хотя бы кажущейся победы в разыгравшейся между ними битве.

— Когда война закончится, я с тобой разведусь.

— И женишься на Ясенке, как всегда хотел. — Смех Марклы стал нескрываемо презрительным. — Она никогда не была твоей, даже ни секунды, даже когда вышла замуж за того Морского Бродягу, Оберна. Я была рядом, я добровольно стала твоей наложницей, и только потом…

Она резко замолчала.

— Только потом, когда Иса наложила любовные чары, я предложил тебе стать моей женой, не так ли? — договорил за нее Харуз.

Она пожала плечами.

— Я ничего не знаю про чары. Это Ройанс подтолкнул тебя к тому, чтобы ты принял разумное решение.

— Я отправляюсь на войну, а на войне люди гибнут. Но какая бы сторона ни одержала победу, даю тебе слово: я сделаю все, чтобы выжить. И я разведусь с тобой за предательство.

— На войне ты, может, и выживешь, — отозвалась она, сверкая глазами. — А вот после возвращения?

По телу Харуза пробежали колкие мурашки. Он понял, что этот разговор перестал быть просто ссорой и теперь представляет угрозу для его жизни. Да, ему придется быть предельно осторожным в часы, оставшиеся до его отъезда из крепости Крагден и расставания с его очень опасной супругой.

— Давай на этом остановимся, — проговорил он, тщательно подбирая слова. — Я необдуманно дал волю гневу. Мы оба это сделали. Когда война закончится, возможно, мы все настолько изменимся, что решим оставить этот неприятный эпизод позади, в прошлом — и, возможно, начать все сначала. В конце концов, мы убедились по крайней мере в том, что мы друг другу ровня. Что вы скажете, леди?

Казалось, его слова ее смягчили.

— Давай вернемся к этому, когда война закончится. После того, как ты выполнишь свое обещание и вернешься ко мне.

Но даже если бы между ними наступило полное примирение, Харуз не стал бы делить ложе с женой. Сославшись на то, что как маршал обязан быть со своими солдатами, он провел ночь в казарме с теми из подчиненных, кто имел достаточно высокий чин, чтобы квартировать на территории крепости. Пехотинцы, составлявшие большинство, стояли лагерем за стенами.

На рассвете, когда Харуз совещался со своими офицерами относительно порядка передвижения отрядов, из двери за его спиной появилась Маркла. Она несла поднос, на котором стояли два кубка с подогретым вином: над ними поднимался легкий парок. Позади нее шли слуги, тоже с подносами, а еще несколько человек везли на тележке бочку. Из нее уже вынули затычку, заменив ее краном, чтобы можно было выцеживать содержимое.

Маркла взяла один из кубков.

— Вина на дорогу, муж мой, — проговорила она довольно громко, так что ее слова донеслись до всех собравшихся. — Я хочу пожелать счастливого пути тебе и твоим храбрым воинам. Графине Крагдена подобает так с тобой попрощаться.

У себя за спиной Харуз услышал восхищенное перешептывание офицеров. Маркла действительно выглядела великолепно в своем ярко-розовом платье, расшитом бледно-розовыми лилиями.

— Благодарю тебя, жена, — проговорил он с затаенной иронией. — Я всегда могу положиться на то, что ты сделаешь все, что нужно.

Она улыбнулась специально для свидетелей их разговора и предложила ему поднос. Они стояли на верхней ступеньке короткой лестницы, которая вела во внутренний двор, заполненный офицерами. За стены, на равнину, где ожидала остальная армия, никто не вынес вина — ни подогретого, ни простого.

— Пусть подадут вино всем. А самые удачливые пусть получат его из твоих рук, — предложил он. — И тогда мы выпьем все вместе — и я произнесу тост.

Она выгнула бровь, но повернулась, чтобы выполнить его распоряжение. Харуз тщательно запомнил кубок, который она протягивала ему. А потом, отодвигая поднос, он повернул его так, чтобы кубки поменялись местами, — и сделал это незаметно для Марклы. В поступке Марклы не было ничего необычного: на самом деле именно так ей и следовало провожать мужа, и все этого ожидали. Тем не менее рисковать не стоило, а Харуз всегда был человеком осмотрительным.

Когда всем собравшимся дали вина, лорд-маршал не прикоснулся к подносу, предоставив Маркле самой взять его. И он снял с него повернутый к нему кубок, а не тот, который Маркла хотела предложить ему вначале.

— Давай соединим руки в знак нашей решимости, — сказал он, — и нашего прочного союза.

На этот раз ее улыбка, которую мог видеть он один, была явно фальшивой. Она взяла его за руку и притянула к себе, так что их лица сблизились и он щекой ощутил тепло ее щеки.

— За победу! — сказала она. — Ты должен выпить все до дна.

Харуз осушил свой кубок, и Маркла тоже. Допив вино, он вытер губы тыльной стороной ладони. Стоявшие на дворе последовали их примеру.

А потом он занял место командующего и дал сигнал начать поход, который должен был привести их в лагерь Четырех Армий. И там им очень скоро придется столкнуться с опасностями, которые надвигаются на них из северных земель, лежащих дальше даже Нордорна.

Поскольку армия нордорнцев двинулась первой, армия Рендела прибыла к месту сбора войск не первой — но и не последней. Эта сомнительная честь досталась Рохану. Ветры не благоприятствовали Морским Бродягам, море штормило. Однако с двухдневным опозданием и несколькими порванными парусами небольшой флот все-таки вошел в не слишком удобную бухту, которая служила гаванью крепости Билф.

Сойдя на берег, Рохан прошел через ворота в высокой ограде, сооруженной ранее прибывшими, и его немедленно провели в палатку, поставленную для генералов Четырех Армий и их штабов. Над палаткой развевался коричнево-красный флаг с изображением крепостной башни, что означало, что здесь располагается штаб-квартира лорда-маршала Рендела. Палатку со всех сторон окружали высокие сугробы, между которыми виднелась протоптанная дорожка к входу, охраняемому двумя солдатами-ренделцами.

— Прошу прощения, — сказал он, заходя внутрь.

Оказавшись в палатке, он увидел, что позади основного помещения находится еще одно, отведенное под жилье Харуза. Благодаря горящей жаровне в помещении для совета было уютно. На столике в стороне стоял поднос с остатками трапезы, которые еще не успели убрать. Между двумя стульями кто-то оставил игровую доску.

Горин поднял голову от карты, которую изучал. У него на шее на толстой цепи висел медальон, означавший, что он — генерал армии Нордорна.

— Не извиняйся, — сказал он. — Ты не слишком опоздал. Мы сейчас заняты разработкой нашей стратегии и пытаемся определить, с какой стороны появятся захватчики. — Он подвинулся, освобождая Рохану место у стола. — Есть два возможных пути: вот этот, на западе, между началом горного хребта и морем, и второй — через узкий проход между этими горами и другим хребтом, уходящим на восток.

Он указал на оба места.

Рохан стянул с рук варежки и, растирая замерзшие пальцы, начал рассматривать карту.

— У обоих путей есть свои преимущества. И недостатки.

— Мы пришли к такому же выводу, — отозвался Харуз.

Сидевший в дальнем углу палатки Тассер поднял голову. Он устроился на одеяле, сжавшись и положив голову на колени, которые обхватывал руками. Поверх своего обычного костюма из кожи лапперов он надел шерстяную рубаху, а ноги его были обмотаны грязными тряпками.

— Карты глупые, — проворчал он. — Мы идем и бьемся.

— Привет, Тассер, — сказал Рохан. — Я тебя там не заметил.

— Он прибыл примерно на час раньше вас, — объяснил Харуз. — И нам никак не удается растолковать ему, что нельзя сразу же двигаться дальше, не составив плана и не выбрав направления движения. Сколько мы ни стараемся, до него ничего не доходит.

Харуз презрительно махнул рукой в сторону генерала армии Трясины и отвернулся.

— А! — отозвался Рохан. — Кажется, я понимаю, в чем проблема.

А еще он обратил внимание на то, что Тассер сидит в стороне от генералов армий Рендела и Нордорна — и что это не случайно. Видимо, осталось еще немало недоверия — особенно между Ренделом и Трясиной. Можно рассчитывать на то, что Горин окажется гораздо более терпимым и гибким, но не он будет главнокомандующим. Лорд-маршал по чину выше генералов, о чем и говорит его знак, увенчанный короной. Рохан мельком отметил про себя, что Тассер не надел своего знака отличия. Если, конечно, ему такой дали.

Рохан подошел к Тассеру и сел на корточки рядом с ним.

— Да, мы пойдем биться, я обещаю, — сказал он. — Тассер — мой друг. Ты помнишь наш договор?

— Тассер помнит.

— Тогда Тассер знает, что я говорю правду. Пойдем со мной, и я объясню тебе карту.

— Уши не заболят?

— Нет, я не буду на тебя кричать. Обещаю. Тассер поднялся на ноги и следом за Роханом подошел к столу. Там Рохан поставил на карту фигуру с игровой доски, которая стала символом расположенной поблизости крепости.

— Здесь стоит замок Билф. Ты проходил мимо него на пути в лагерь.

Тассер кивнул, мгновенно заинтересовавшись.

— Большое каменное место.

— Да. Это большое каменное место станет нашим укрытием, если нам придется отступать. Вот здесь находятся горы… — Он оторвал несколько полос от оставшейся на подносе лепешки и оставил проход на востоке, который отметил Горин. — А вот здесь — вторая дорога, по которой они могут на нас напасть. Вон там — вода, на которой я буду почти все время.

В глазах Тассера зажегся тусклый свет, и он снова кивнул.

— Тассер видит. Карта — это плоская картинка мест. Ты показал мне, где гора, где большое каменное место. Нельзя намочить карту, чтобы показать море. Красивая картинка испортится.

— Да. Все верно. Мы будем биться, но для этого нам нужно прийти в нужное место. Если мы так не сделаем, то враг пройдет мимо нас, и война будет проиграна, даже не успев начаться.

— Теперь Тассер понимает, — сказал трясинный житель. — Земля между горами — как две реки в Трясине. Почему не поставить армии в обоих местах?

— Нас слишком мало, — проговорил Гиннел, подойдя ближе, чтобы наблюдать за тем, как Рохан пытается объяснить трясинному воину их намерения. Нагрудный знак Гиннела свидетельствовал о том, что он не только король в изгнании, но еще и заместитель Горина.

— Ха! — сказал Тассер. — Тогда делайте, как делают в Трясине, — Поставьте людей наблюдать за обоими местами земной реки. А потом все пойдут туда, где враг.

— Поставить сторожевые посты, чтобы избежать неожиданного нападения. Это очень хороший план, — серьезно отозвался Горин. — И мы примем ваш совет. Спасибо. Однако снег глубок, и наши армии не смогут достаточно быстро переместиться от одной… э-э… земной реки к другой. Так что я предпочел бы вывести наши основные силы на место заранее.

Тассер кивнул.

— Да, — сказал он. — У всех хорошие планы. Удовлетворившись услышанным, он вернулся в свой угол, а Харуз с кислым видом проводил его взглядом.

— И это, — проворчал он, поворачиваясь к Рохану, — первый раз, когда кому-то удалось ему что-то объяснить.

— А для этого нужно только… — Рохан с трудом проглотил готовый сорваться у него с языка упрек, что достаточно просто объяснять и показывать, а не кричать, и вместо этого закончил: — терпение.

— Ну, у вас его явно больше, чем у меня. Так что в будущем, когда надо будет обсуждать стратегию, я предоставлю генерала Тассера вам.

— Тассер рад, — объявил трясинный житель из своего угла.

Однако он взял цепь с медальоном, которая лежала рядом с тем местом, где он сидел, и повесил ее себе на шею. Рохан увидел, что этот знак дает ему такой же ранг, как и Горину, только на медальоне был изображен трясинный лаппер.

— Где моим людям можно поставить палатки? — поспешно спросил Рохан. — Конечно, мы много времени будем проводить на кораблях, но у морской пехоты есть дела и на суше. Большинство моих товарищей уже наметили для себя место в передовых отрядах, когда настанет время битвы.

— И они его получат, если обстоятельства позволят, — отозвался Горин. — Пойдем, я покажу тебе место, которое мы отвели для Морских Бродяг. Время уже позднее, а мне не мешало бы размять ноги.

Они с Гиннелом переглянулись, и Рохан обратил внимание на то, что Гиннел едва заметно кивнул. Рохан понял: Горин позаботился о том, чтобы в его отсутствие с Тассером обращались уважительно.

Они нырнули под занавес, закрывавший вход в палатку, и пошли по дорожкам, прорытым в снегу. Рохану показалось, что лагерь построен по городскому принципу. Вдоль каждой дорожки стояли ряды палаток, стенки которых были высоко засыпаны рыхлым снегом для защиты их обитателей от северных ветров.

— Теперь мы живем в роскоши, — сказал Горин. — У всех есть кров и горячая еда хотя бы один раз в день.

— Харуз, похоже, нервничает, — заметил Рохан. — Или мне просто показалось?

— Нет, я тоже это заметил, юный Рохан. Не знаю, что его гложет, но он явно обеспокоен. Возможно, он просто тревожится в ожидании начала боев.

— Возможно, — согласился Рохан. — Мы все тревожимся.

Но про себя он подумал, что дело не только в этом. Более того, ему показалось, что Горин разделяет его мнение, но не хочет об этом говорить, и потому он перевел разговор на другую тему.

— Как Ясенка и твоя супруга?

— Когда я уезжал, обе были здоровы и уже начали по нам скучать. Но держатся мужественно. Перед моим отъездом Ясенка переселила Анамару в свои апартаменты, чтобы обеим было не так одиноко. Анамара начала называть ее «госпожа матушка».

— Замечательно. Будем надеяться, что наше отсутствие будет недолгим. Мне кажется, что уже годы пролетели, хотя прошло всего несколько дней.

Они подошли к пересечению дорожек.

— Погоди минутку, — сказал Горин. — Я хочу посмотреть, как поживают Раджиш и Финола. И я присматривал вместо тебя за Келтином и Биттой.

— За кем?

— За твоими боевыми котами, конечно, — с улыбкой ответил Горин. — Тебе достались те, что были предназначены Харузу. А еще тебе нужно взять свой знак командования. — Он постучал ногтем по медальону у себя на груди. На нем был изображен личный герб Горина — снежный барс в серебряном ошейнике. — Твой знак — заместителя командующего, как у Гиннела. Я распорядился, чтобы на нем изобразили прибой. На знаке Снолли — корабль под парусами. Мы присвоили твоему деду звание первого адмирала. Мы решили, что ему это будет приятно, и я был уверен, что ты возражать не станешь.

— Конечно не стану. Снолли будет в восторге. Мне передать ему медальон?

— Нет никакой нужды. Я отправил посла, как только узнал, что корабли прибыли.

— Спасибо. Горин, я не уверен, что смогу ужиться с боевыми котами…

Улыбка Горина стала шире.

— Они — очень хорошая компания, — сказал он. — Конечно, когда к ним привыкнешь. А они — к тебе.

— Постараюсь, — с сомнением отозвался Рохан.

Рохан узнал палатку Горина по ярко-зеленому флагу с его эмблемой — снежным барсом с серебряным ошейником. Рядом лежали боевые коты. К изумлению Рохана, Горин представил его животным так серьезно, словно они были знатными посланцами далекой страны.

— Келтин, Битта, — сказал он. — Это — Рохан. Он будет вашим новым другом. Когда он на суше, вы должны за ним присматривать. Когда его не будет, вы будете жить со мной, или с Гиннелом, или с Себастьяном.

Они устремили на Рохана сверкающие умом глаза, сглотнули и облизнулись. По совету Горина Рохан осторожно почесал им шею под подбородком. Они приняли эту фамильярность, и, слушая их басовитое мурлыканье, Рохан начал понимать, Что ему действительно будет приятно их общество вдали от родного дома. Конечно, они не могут заменить ему Анамару или даже Вейзе — но ни его жены, ни странного маленького существа из Трясины поблизости не было, и ему не хотелось бы, чтобы они подвергали свою жизнь опасности здесь, на открытой местности за крепостью Билф.

— А они действительно такие кровожадные? — спросил он, когда Битта начала тереться об него и толкнула головой, чуть не сбив его с ног этим дружелюбным движением.

— В бою — да. Похоже, им нравится сражаться.

— Трудно себе представить.

— Они едят ту пищу, которую мы им даем, хотя могут охотиться сами. Я дам тебе жесткую щетку, чтобы ты мог их чесать. Это они тоже любят. Эта пара молода, как и ты. Ну, пошли. Тебе еще предстоит оборудовать свою часть лагеря.

Два боевых кота направились следом за людьми, которые шли в место, отведенное для Морских Бродяг. Однако они не шагали за ними по пятам, а то и дело отбегали в сторону и начинали гоняться друг за другом, взрывая снег и подбрасывая его в воздух явно просто из ребяческого удовольствия. Один раз Келтин поймал грызуна, спрятавшегося под сугробом, и проглотил его залпом, пока Битта не успела лишить его добычи. Рохан начал понимать, что эти независимые создания считают себя ровней человеку, который о них заботится. И ему показалось почти невероятным, что они снисходят до того, чтобы сражаться бок о бок с людьми.

— А что помешает нашим противникам тоже иметь боевых котов? — спросил он у Горина. — Разве захватчики идут не оттуда, где раньше обитали боевые коты?

— Боевые коты всегда сами выбирали, с кем заключать союз, — ответил Горин. — Хотя они — хищники, но не агрессивны и не одобряют, когда одни люди проявляют агрессию к другим. Или, как было бы правильнее сказать о многих пришельцах с севера, полулюди. Большинство пехотинцев захватчика — это фридийцы, кочевники, которые всегда жили в самых ужасающих условиях, потому что не доверяют тем, кого считают выше себя. По крайней мере, так было до недавнего времени. Они беспрекословно подчиняются всадникам драконов.

— Возможно, фридийцы считают, что получат награду.

— Очень может быть. Боевые коты их ненавидят. Ты увидишь, что у Тассера нет боевых котов — в соответствии с его желанием и, полагаю, их тоже. В любом споре они еще никогда не становились на сторону тех, кто не защищается.

— Поразительно! — заметил Рохан.

— Да, точно. А, вот мы и пришли.

Предназначенное для людей Рохана место оказалось северной стороной лагеря, в соответствии с тягой Морских Бродяг к опасностям, однако все равно в пределах ограды. Неподалеку Гиннел руководил сооружением укрытий из душистых темно-зеленых ветвей. Заметив Рохана и Горина, он помахал им рукой. Потом снова повернулся, чтобы проверить, правильно ли идет строительство, и направился к ним.

— Трясинные жители не принесли с собой палаток, — сказал он. — Нам придется обойтись охотничьими укрытиями.

— В них им будет не хуже, чем в Трясине. Вижу, что Харуз разместил армию Трясины неподалеку от людей Рохана.

Рохан решил, что это сделано для того, чтобы даже такая небольшая группа (их было около ста человек) находилась подальше от ренделцев. Вслух же он сказал только:

— Ну что ж, договор был заключен между нами.

— Можешь быть уверен в том, что с твоими союзниками будут обращаться справедливо, — заверил его Горин. — Раз уж заботу об их благополучии доверили моему родичу.

Небрежным жестом попрощавшись с Горином, Гиннел снова вернулся к своему занятию. На пространстве, отведенном Морским Бродягам, моряки уже поставили палатку Рохана и подняли его боевой флаг. Теперь они были заняты установкой собственных палаток. Из кухни уже доносились аппетитные запахи. Рохан узнал аромат рыбной похлебки — обычной пищи Морских Бродяг во время боевых походов.

Рохан завел Келтина и Битту в палатку и по совету Горина дал им немного похлебки. Боевые коты с удовольствием принялись ее лакать.

— Думаю, они могут пока побыть здесь, — сказал он Горину. — Я возвращаюсь на корабли. С рассветом я собираюсь провести «Пенную деву» вдоль берега на несколько лиг вперед. Посмотрю, что там. Это наш самый быстрый корабль, а его капитан, бывало, качал меня на руках.

— Очень хорошая мысль, — одобрил Горин. — Буду с нетерпением ждать твоего доклада.

После того как Горин увел Рохана, Харуз дал Гиннелу и Тассеру понять, что их совещание закончено.

— Мы сделали достаточно много, — сказал он Гиннелу. — Предлагаю вам пойти с генералом трясинной армии и позаботиться о размещении его людей. Проследите, чтобы они были хорошо устроены. Нам нужно постараться отдохнуть, пока есть возможность: может быть, совсем скоро придется взять в руки оружие.

Гиннел отсалютовал и сразу же ушел. К немалому удивлению Харуза, Тассер не стал спорить, хотя прежде только этим и занимался — с первой же минуты, когда явился в лагерь со своей крохотной, нелепой, оборванной «армией». А теперь трясинный житель послушно вышел с Гиннелом из палатки, хотя и не удостоил лорда-маршала вежливым прощанием. Они ничем не лучше фридийцев, решил Харуз. Они совершенно одинаковые, если не считать того, что трясинные жители проводят всю жизнь в сырости, а фридийцы бродят по глубоким снегам. Разница лишь в том, что трясинные жители встали на сторону ренделцев, а фридийцы — нет.

Такие мысли развеселили Харуза, и он решил не обращать на трясинную армию особого внимания. После этого он приказал, чтобы жаровню перенесли в его личное помещение, располагавшееся в задней половине палатки.

Он мог бы потребовать две жаровни: его ранг позволял ему такую привилегию в числе многих других. Однако он считал, что для поддержания боевого духа ему следует отказаться от мелких удовольствий. По правде говоря, одной жаровни было вполне достаточно: за считанные минуты небольшое помещение хорошо прогрелось. Даже пол в палатке не был особенно холодным, поскольку состоял из двух слоев досок, между которыми осталась воздушная прослойка.

Харуз снял верхнюю одежду и лег на походную койку, заложив руки за голову. Такую роскошь, как раскладная койка, он все-таки себе позволил. Рядовые солдаты завертывались в одеяла или меховые плащи или спали одетыми на том покрытии, которое им удалось найти для пола палаток.

Он подсчитал, сколько дней прошло с момента его отъезда из крепости Крагден. Более чем достаточно для того, чтобы результат выпитого на дорогу вина уже дал себя знать, если бы Маркле каким-то образом удалось второй раз поменять кубки. Или… — он задним числом вдруг испугался — если она предвидела, что он захочет их поменять, и в ожидании этого отравила собственный кубок. Способна ли она на подобную хитрость? Немного подумав, Харуз решил, что на это у нее хватило бы предусмотрительности. С нее сталось бы даже отравить оба кубка ядом, от которого она заранее себя защитила.

Нет, думать так было бы потворством воображению, и притом больному воображению. Ему вообще хотелось отвергнуть мысль о том, что она что-то добавила в вино. Однако подозрение упорно не оставляло его.

Ему казалось, что он вполне здоров. Он чувствовал себя хорошо. Возможно, все это было плодом разыгравшейся фантазии. Он сказал себе, что утром сам отправится осмотреть эти проходы в горах. Возможно, ему удастся найти подходящее место для будущей битвы. И он поедет один: он слишком устал от постоянного общества других людей. По правде говоря, ему вообще надоел Рендел.

Харуз убедился в том, что свеча на столике у его кровати горит ровно, а потом натянул на себя подбитый мехом плащ, повернулся на бок и заснул.

6

ЛЕДИ МАРКЛА проснулась от упорной тупой боли в животе. Было еще темно, глубокая ночь. Свеча у кровати вот-вот должна была догореть. Она с трудом встала, пытаясь вспомнить, не ела ли за ужином чего-то такого, от чего ей могло стать нехорошо. Возможно, она совершила ошибку, позволив себе отпраздновать отъезд Харуза и съесть хорошую порцию мяса, которого обычно избегала. Она нашла новую свечу, зажгла ее и подошла с ней к туалетному столику.

Она выглядела ужасно — просто ужасно! Под глазами — темные круги, лицо мертвенно-бледное. И пока она продолжала разглядывать в зеркале свое отражение, к ней пришло понимание происшедшего.

В приливе ярости, смешанной с ужасом, Маркла схватила серебряную с позолотой коробочку пудры и швырнула ее в зеркало. Стекло разлетелось на мелкие осколки, коробочка раскрылась, и пудра облачком поднялась в воздух, оседая на столике.

— Нет… — прошептала она, а потом уже громче повторила: — Нет!

Услышав этот панический возглас, ее горничная Рюта поспешно вошла в спальню.

— Что случилось, леди?

— Ничего страшного, — успокоила ее Маркла. — Я просто сделала неловкое движение, вот и все. Можешь снова лечь, а уберешь все завтра.

— Хорошо, леди.

Маркле сейчас совершенно не нужно было, чтобы кто-нибудь крутился возле нее, предлагая помощь. Зная, что, скорее всего, ей помочь уже невозможно, она все-таки перешла со свечой к сундучку, в котором хранила некоторые лекарственные средства, и быстро приготовила себе рвотное. Не без труда она заставила себя его выпить в надежде изгнать отраву из своего тела.

Этот предатель Харуз! Но дурой-то оказалась она сама. Если бы только она не стала пить из того прощального кубка! Она и планировала не пить ни капли — на тот случай, если ему удастся поменять посуду. Но она так самоуверенно решила, что все в порядке! Он не прикасался к подносу с того момента, когда поставил его, чтобы дождаться, пока нальют вина всем, кто стоял во дворе. Как ему это удалось?

Маркла ощутила прилив тошноты и едва успела доковылять до умывального тазика. Когда ей удалось поднять голову снова, она действительно почувствовала себя немного лучше. Следующие несколько дней все решат. Если она успела вовремя, то будет сильно болеть, но останется жива. Если опоздала…

Маркла вернулась в постель, но заснуть уже не смогла.

«Я не отравлена, — говорила она себе. — Сейчас еще слишком рано. Наверное, просто мясо было не совсем свежим, а я не привыкла есть мясо. Я уверена, что к утру мне станет лучше. Если бы я выпила яд, то его действие почувствовалось бы гораздо позже».

Однако она приготовила дозу в расчете на сильного и энергичного мужчину, а не на хрупкую женщину. Харуз несколько дней чувствовал бы легкое недомогание, а потом… Потом никто уже не увидел бы связи между выпитым на дорогу кубком вина и его болезнью, а он бы стремительно потерял силы, еще какое-то время боролся бы с недугом, но, увы, в конце концов скончался бы.

«Думаю, если дело в прощальном кубке, то я успела вовремя, — успокоила себя Маркла. — И почему я не положила яд ему в еду, в миску с утренней кашей? Почему мне понадобилось так торопиться и рисковать, чтобы дать ему яд в присутствии всех его людей?»

Может быть… может, он все-таки выпил отравленное вино и уже сейчас чувствует его действие.

«Мне просто нехорошо от мяса, — сказала она себе. — Дело только в этом».

В конце концов, она уже очень давно собственноручно никого не травила. Ее последней жертвой была настоящая леди Маркла, но это было сделано далеко отсюда, на самом востоке страны, в Валваджере.

Она вдруг вспомнила, как вдовствующая королева Иса описывала эту аристократку, предлагая, чтобы Мэрфи (так ее тогда называли) заняла ее место. В ту пору сама Иса была королевой, женой короля Борфа, который еще цеплялся за жизнь.

«У нее черные волосы. У левого уголка губ маленькая черная родинка: говорят, она делает ее еще привлекательнее. Она грациозна, прекрасно танцует и ценит хорошо сложенных мужчин. Ее любимые цвета: фиолетовый, темно-розовый, золотой и персиковый — оттенок диких лилий, которые она очень любит и вдевает в волосы всегда, когда может. А еще она использует духи, приготовленные из этих цветов».

Маркла хорошо знала ту женщину, но все-таки попросила ее портрет. За многие годы внешность могла сильно измениться. Глядя на миниатюру, она убедилась в том, что их сходство друг с другом — вплоть до родинки, которую Мэрфи обычно замазывала косметикой, — нисколько не уменьшилось. Даже Иса его заметила.

Что было не удивительно, если учесть, что настоящая Маркла была ее единокровной сестрой. У них был общий отец. Марфи, или Дариа, или Вира, или как еще решала называться женщина, ставшая королевой шпионов, еще малышкой была увезена из Валваджера и росла далеко от родных мест. Для графа она была ненужной обузой, с горечью вспомнила Маркла. А жена графа ее ненавидела.

Благодаря королеве Исе она смогла занять место, подобающее ее благородному происхождению. Харуз… Она вспомнила, что поначалу имела с ним дело только потому, что того пожелала Иса. Маркла всегда была слишком осмотрительной, чтобы позволить себе роскошь влюбиться. И тем не менее она полюбила Харуза, испытывала ревность к нему и его нескрываемому честолюбивому желанию занять трон Рендела через наследницу Ясеня. Ту глупо улыбающуюся простушку Ясенку!

Ирония происходившего снова поразила Марклу, и, несмотря на владевший ею страх, она негромко рассмеялась. Две женщины, добивающиеся места в мире, — и обе незаконнорожденные дочери аристократов. Но отцом Ясенки был Борф, король Рендела, а отцом Марклы — всего лишь граф Валваджера. Тем не менее сходство их положения всегда забавляло ее. Ей, дочери мелкого графа, удалось поймать в сети самого высокопоставленного аристократа Рендела. Ясенка оказалась не так удачлива. По совету Марклы Иса выдала Ясенку замуж сначала за наследника Морских Бродяг, а потом — за никому не известного пришельца с севера. То, что у себя на родине этот человек, по слухам, был вроде как принцем, в Ренделе не имело никакого значения. Здесь он считался просто одним из множества аристократов, и его положение было ниже положения Харуза. Об этом думать было почти приятно.

До недавнего времени.

Когда отношения между нею и Харузом переменились? И, если уж на то пошло, как она могла настолько забыть свои собственные правила и влюбиться в него?

Маркла приказала себе сосредоточиться, вспомнить. Это было лучше, чем думать о том, что сейчас происходит в ее теле. Во время их ссоры прошлой ночью Харуз сказал что-то насчет чар…

В ее памяти всплыло смутное воспоминание о том, как Иса пригласила ее в свою тайную комнату на вершине самой высокой башни королевского дворца в Ренделшаме. Маркла сосредоточилась — и воспоминание стало более четким.

Без всякого удивления она поняла, что Иса занималась построением заклинаний. Когда во время их разговора непонятный шорох привлек ее внимание, она заметила присутствие какого-то странного существа; оно пряталось в корзинке, обтянутой атласом. Наверное, это было то, о чем она до тех пор только слышала: крылатый зверек, сверхъестественный по своей природе. Время от времени королева отправляла своего гонца собирать информацию. Следить за тем, кого она укажет.

Теперь Маркла поняла, что Иса не случайно так заинтересовалась талисманом Харуза, что заставила ее украсть эту вещицу у мужа. Наверное, талисман был средством вызова подобного существа. Сама Маркла не была полностью откровенна с Исой. Она сказала вдовствующей королеве, что не знает, как пользоваться талисманом. На самом же деле она прочла нужное заклинание в книге, на которой стоял сундучок в потайной комнате Харуза. Теперь она уже жалела о том, что поспешила отдать талисман королеве. Ей хотелось бы знать, как поживает Харуз.

Она напрягала память, восстанавливая события, которые привели к тому, что она перестала принадлежать самой себе и оказалась во власти Харуза. Иса приказала ей положить свои руки на царственные плечи на то время, пока будет читаться заговор. Маркла должна была поделиться с ней своей силой. И хорошо, что попросила: Иса упала, лишившись сил. Без помощи Марклы королева могла умереть. Но что, если заклинание, в которое были вложены ее силы, повлияло не только на Харуза, но и на нее саму? Вскоре после этого она начала относиться к нему не как к человеку, которого просто может использовать, не как к дальнему родственнику, который по доброте своей дал ей приют.

Да, конечно. Только воздействие чар Исы могло заставить Марклу пригласить Харуза к себе в постель, чтобы отвлечь его внимание от Ясенки. Она сделала это не только ради собственного удовольствия, хотя отчасти дело было и в этом. Она пылала к нему страстью — но и он не был к ней равнодушен. А еще ей хотелось защитить его от него самого. Его честолюбивые планы на наследницу Ясеня, в которой к тому же текла королевская кровь, привели бы его на плаху — когда его усилия стали бы настолько очевидными, что их уже нельзя было бы вежливо не замечать.

Как и она сама не могла не замечать угроз, которые он высказал в ее адрес. Никому, даже графу Харузу из Крагдена, лорду-маршалу Рендела, не позволительно безнаказанно угрожать королеве шпионов разводом и тем более убийством. Только за одно это он заслуживал смерти. Тут она почувствовала мимолетный укол жалости. Ведь когда-то они были счастливы друг с другом…

Иса со свойственной ей непоследовательностью поначалу пыталась помешать Маркле выйти замуж за Харуза. Маркла тихо улыбнулась, вспоминая прошлое. Как испугалась королева, когда она сообщила ей о смерти настоящей наследницы Валваджера! Маркла позаботилась о том, чтобы, хотя напрямую ничего сказано не было, Иса совершенно определенно поняла, кто именно был ответствен за эту весьма удобную смерть. Конечно, подробностей она излагать не стала. Маркла не сомневалась в том, что Иса позже расследовала случившееся, но не сомневалась и в том, что отправленный ею убийца следов не оставил. По правде говоря, он воспользовался тем же ядом, который она добавила в прощальный кубок, предназначавшийся Харузу.

Эта мысль вернула ее к настоящему. И новая волна страха нахлынула на нее.

«Я не отравлена, — сказала она себе. — Нет, нет!»

Лорд-маршал Рендела при обычных обстоятельствах никуда не отправился бы без сопровождения отряда солдат. Однако на этот раз он сообщил, что уйдет из лагеря один.

— Чевин, — сказал он своему заместителю, который стал теперь считаться и его адъютантом, — я начал уже уставать от постоянного сидения в лагере. Я хочу проверить, что мне удастся обнаружить самому. Ты знаешь, я — опытный солдат и охотник, так что смогу спрятаться от врагов, если они мне встретятся. А вот отряд громко топающих солдат стал бы для меня смертным приговором.

— Как прикажете, сударь, — ответил Чевин, но Харуз почувствовал неодобрение заместителя. — Пожалуйста, ради нас всех, не уходите надолго.

— Это я могу тебе обещать. А теперь принимайся за свои дела. На время моего отсутствия командование переходит к тебе.

Радуясь возможности вырваться из лагеря и на время избавиться от ответственности, которая легла на него как на командующего Четырьмя Армиями, Харуз накинул поверх зимних одежд белый плащ и выскользнул из палатки. Вскоре ограда лагеря осталась далеко позади, и он направился к узкому проходу между двумя горными хребтами. Там было удобнее наблюдать, оставаясь незамеченным.

Чевин был человеком верным и надежным, но он не мог сравниться с Гиннелом. Как это Горину удалось сделать своим заместителем изгнанного короля? А в штабе Горина есть еще такие великолепные командиры, как Себастьян и Латром, не говоря уже о Рохане. Он завидовал способности Горина привлекать к себе талантливых мужчин. И женщин. Ясенка…

Он решительно отогнал эту мысль, пообещав себе, что постарается тщательно изучить Нордорн и узнать этот секрет. Пока в Ренделе не появился Горин, именно Харуза считали самым мудрым и сильным среди аристократов, и все стремились к нему, как будто надеясь, что его лучшие качества каким-то образом перейдут и к ним. А теперь он только и слышит: Горин, Горин, Горин… У этого мужчины повадки боевого кота — ни одного лишнего движения, и он всегда твердо знает, что ему нужно, и не испытывает сомнений. В другом человеке такая уверенность выглядела бы заносчивостью. Рядом с ним Харуз чувствовал себя неуклюжим и нерешительным.

Эти мрачные мысли тоже следовало отбросить. Он почти физически, словно лежащий на груди камень, ощущал овладевшие им раздражение и досаду.

День был хмурый, обещая новые снегопады; тусклое зимнее солнце закрывали тучи. Казалось, что холодный воздух обжигает легкие.

Что-то — или кто-то — приближалось к нему, и только слабый хруст снега выдавал приближение этого существа. Харуз поспешно спрятался за камнями, выступавшими из снега. Он знал, что в неестественной тишине будет слышен любой звук.

— Харуз? — произнес женский голос.

От неожиданности он резко втянул в себя воздух.

— Я ведь тебя слышу, знаешь ли. Биение твоего сердца звучит так же ясно, как и моего собственного. Если я могу обнаружить твое сердцебиение, то почему ты думаешь, что я не могла услышать твоего вздоха?

Харуз решил, что совершенно бесполезно продолжать прятаться от этой женщины, кто бы она ни была. Если она знает, где он укрылся, — так тому и быть. Он вышел из-за камней.

Женщина стояла так, словно ждала его прихода. Когда она вскинула голову, отбросив капюшон легкого плаща, то открыла лицо настолько прекрасное, что он снова резко вздохнул. Ее руки зашевелились, и с ее пальцев сорвалось несколько сверкающих снежинок.

— Разве ты не узнаешь меня, Харуз? — сказала она. Ее голос был низким и звучным. — Разве ты меня не помнишь?

— Не… не знаю.

— В последний раз ты видел меня на Большом Турнире, когда этот настырный юнец, Рохан, вмешался в мои планы.

— Ты — колдунья…

— Чародейка. Я — Флавьель.

— Зачем ты здесь?

— Я пришла к тебе, Харуз. Только к тебе. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он подошел к ней и обнял. Она приникла к нему — жаркая, страстная. В его ноздри проник аромат ее духов, сложный и в то же время удивительно простой.

— Не могу поверить! — изумленно прошептал он.

— Поверь, что я — твоя, — отозвалась она. Ее губы приоткрылись. Они были очень красными.

— Но почему?

— Как много вопросов! Давай скажем так: я почувствовала ярость, которую вызывают у тебя сейчас вдовствующая королева и твоя предательница-жена. Эта ярость привлекла меня сюда — так же, как она привела тебя в то место, где я тебя ждала.

Тогда он обхватил ладонями ее лицо и поцеловал — так жадно, что повредил кожу на этих необычайно красных губах. Она гортанно засмеялась и ответила на его поцелуй с такой же страстью. А потом чуть отодвинулась, чтобы заглянуть ему в глаза.

— А ты готов стать моим? Станешь ли ты тем, кого я так долго ждала? Придешь ли ко мне? Предложить ли тебе то, что предлагала прежде всего один раз — и была отвергнута? Ты обладаешь долей силы, хотя она не развита и не приручена. Это я в тебе почувствовала. Хочешь, чтобы я в сто раз усилила твои способности? Я могу это сделать. В ответ тебе достаточно только присоединиться ко мне.

— Присоединиться к тебе… — откликнулся он. Ему казалось, что он тонет в глубинах ее глаз.

Он продолжал удерживать ее голову, ощущая между своими ладонями изящный, хрупкий череп. Харуз был достаточно силен, чтобы раздавить его как яйцо. А Флавьель бесстрашно улыбалась ему.

— Показать тебе?

— Покажи.

Она повернула голову, мимолетно прикоснувшись губами к его ладони. А потом выскользнула из его объятий и, взяв за руку, повела туда, где в укрытии нескольких скал дожидался чудовищный зверь. У него была длинная шея, а спину украшали острые шипы. Монстр поднял голову и устремил на Харуза бездонные черные глаза. Харуз инстинктивно отпрянул и схватился за меч.

— Не тревожься! — рассмеялась колдунья. — Он не тронет тебя, пока я с тобой. Однако тебе надо выпить вот это, чтобы ты не замерз там, куда я тебя повезу.

Флавьель вытащила из-под плаща небольшой пузырек, открыла пробку и протянула его Харузу. Не сомневаясь и не колеблясь, он выпил содержимое. Оно оказалось почти безвкусным, но моментально согрело все его тело. Она показала ему, как оседлать дракона: всадники сидели прямо за огромной головой зверя. А потом Флавьель ловко запрыгнула ему за спину и обвила руками за пояс.

— Вверх! — приказала она.

Огромные крылья, незаметные до сей минуты, расправились.

— Это ледяной дракон, так ведь? — спросил Ха-руз.

— Да.

Она ударила пятками по шее дракона. Крылья оглушительно хлопнули — и всадники на громадном звере оказались в воздухе. За спиной у них взметнулись вихри снега. Харуз почувствовал, что дракон летит с неохотой, и спросил у Флавьель, в чем дело.

— Они не любят летать в теплом климате: движение их слишком сильно разогревает. Но здесь для них уже достаточно холодно. А чем выше мы будем подниматься, тем холоднее там будет.

Харуз не ощущал холода: волшебное тепло надежно окутывало его. Видимо, это было действием того зелья, которое дала ему чародейка. Даже его дыхание перестало клубиться белым облачком и оседать инеем. Он сбросил с головы капюшон из меха вальвина.

Они летели высоко над горами. Вершины оказались настолько острыми, что, казалось, могли порезать пальцы, если бы он до них дотронулся. Когда они прорвались сквозь слой облаков и оказались на ярком солнце, все стало блестящим и переливающимся: чешуя дракона, на котором они летели, одежда Харуза, покрытая изморозью, и развевающиеся волосы Флавьель.

— Мне хотелось показать тебе это, — сказала она.

Руки, обвивавшие его пояс, сжались крепче, и она положила голову ему на плечо.

— У меня нет слов! — отозвался Харуз.

Он уже немного освоился на спине у дракона. Езда на нем не очень сильно отличалась от езды на крупном коне. Чтобы сохранять равновесие, он ухватился за чешуйчатые выросты на голове, как если бы это были поводья.

Флавьель снова сжала пятками шею дракона, и тот повернул, величественно паря на широко раскрытых крыльях. А потом они начали снижаться. Стоило им снова пробиться сквозь облака, Харуз понял, что они находятся поблизости от того места, где начали подъем.

— Посмотри! — приказала Флавьель. — Туда, направо!

Он увидел блестящую нить льда на вершине горы, возвышавшейся над перевалом. Издали полоска казалась очень узкой.

— Что это? — спросил Харуз.

— Ледяная река. Обычно они ползут по земле, пока не доберутся до моря. Там они разбиваются на огромные куски льда, которые настолько опасны, что корабли стараются к ним не приближаться.

Харуз кивнул. Он слышал о подобных вещах.

— Но я не знал, что они берут свое начало высоко в горах.

— Это бывает нечасто. Здесь они будут ронять ледяные глыбы на все, чему не посчастливится оказаться под ними. — Она освободила одну руку и вытянула ее в сторону ледяного потока.

— Смотри. Убедись в моей силе.

Повинуясь ее жесту, полоска льда стала расширяться. Она дрожала над пропастью. Даже с той высоты, на которой они находились, Харуз услышал, как она скрипит и трещит. Эти звуки напомнили ему треск льда, на который вылили горячую воду. С края ледяного потока сорвалось несколько сверкающих осколков. А потом шум прекратился. Замерзшая река на какое-то время затихла и остановилась.

— Все готово! — радостно сказала Флавьель. — Теперь тебе надо привести ренделцев на перевал. В нужное время я позабочусь о том, чтобы река сбросила лавину огромных кусков льда на авангард, в котором будут находиться все командиры, кроме тебя. И война закончится. — Она заставила Харуза повернуться лицом к ней. — И ты будешь моим, а я буду твоей, целиком и полностью. Мне будет очень трудно дождаться этого дня!

— А надо ждать?

— Нет!

Харузу показалось, что он тонет в ее глазах. Он не замечал, что ледяной дракон вернулся на землю, пока они не слезли с него. Поблизости оказалось укрытие, сооруженное из веток деревьев. Ему в нос ударил терпкий аромат зеленых иголок. В шалаше ветки образовали мягкий ковер. В центре, в выложенном камнями углублении, горел небольшой костер, и почти невидимая струйка дыма уходила через свод в том месте, где соединялись наклонные стены шалаша. С одной стороны от огня на свободном пространстве были разложены меха, из которых устроена постель.

Харуз не знал, он ли заключил Флавьель в объятия или она притянула его к себе.

— Я люблю тебя! — сказал он много позже. Он ласково откинул у нее со лба пряди волос.

Они все еще сверкали, словно покрытые ледяными кристалликами, хотя внутри шалаша было довольно тепло.

— Ты об этом не пожалеешь, — пообещала она. — Я дам тебе такие силы, какими не владел ни один человек.

Харуз вспомнил про Ису и Зазар. Казалось, колдунья прочла его мысли — и засмеялась.

— Ни один человек, — повторила она. — Тем, которые остались в Ренделе, только кажется, будто они знают, что такое сила. Они едва пригубили ее. Со мной ты будешь пить ее, пить вволю.

И он снова почувствовал, что теряется в ней — чего не чувствовал прежде ни с одной женщиной. За стенами шалаша зубы ледяного дракона коротко лязгнули, словно он проглотил какое-то насекомое, и, услышав это, Флавьель рассмеялась.

Наконец он со вздохом разжал руки и потянулся за своей одеждой.

— Мне надо вернуться в лагерь. Иначе меня пойдут искать.

— Тогда я не стану тебя останавливать.

— Но как я могу уйти? Почему нам нельзя улететь на твоем ледяном драконе? А потом я поведу армии против своих новых врагов!

— Нет-нет, мой Харуз. Тебе еще какое-то время надо будет притворяться, будто ты верен Ренделу. Надо выбрать подходящий момент. И тогда, обещаю тебе, мы будем вместе, и Харуз-Покоритель с победой поведет нас в наши новые земли, и даже до самого королевского дворца Ренделшама.

Продолжая слышать ее обещания и ощущать на губах вкус ее поцелуев, он неохотно расстался с ней и отправился обратно в лагерь. Запоздало он удивлялся тому, с какой легкостью принял у Флавьель зелье. Когда-то — теперь ему казалось, что очень давно, — кто-то… его жена!., предложила ему прощальный кубок, возможно отравленный. Это должно было бы научить его осторожности. Конечно, та его давняя жена была мерзкой предательницей, и о ней не следовало бы упоминать одновременно с сияющей, блестящей Флавьель. И теперь Харуз отнюдь не ощущал действия яда: наоборот, он еще никогда не чувствовал тебя таким здоровым, таким сильным, таким уверенным в себе, как в эту минуту. Да, он готов доверить Флавьель больше, чем собственную жизнь.

Он был прав, считая, что его хватятся. Поднимаясь на холм, он увидел Чевина, который ехал во главе отряда из шести человек. Если бы они застали его в объятиях Флавьель, он не смог бы дать удовлетворительного объяснения.

Он помахал им рукой, показывая, что все в порядке.

— Мы уже начали о вас тревожиться, сударь, — сказал его заместитель, когда они съехались. — Я знаю, что вы внимательны и осторожны, но все же мы на вражеской территории.

— Как видишь, твоя тревога была беспочвенной, но я благодарю тебя за нее.

Чевин с любопытством посмотрел на него.

— Поездка, похоже, пошла вам на пользу, — заметил он. — В вас что-то изменилось.

— Я не нашел подходящего поля для битвы, но обнаружил проход, по которому, думаю, можно будет пойти навстречу нашим противникам, — с улыбкой проговорил Харуз.

«И к тому же, — добавил он про себя, — я избавился от жены, которую никогда не любил и которая обманом заставила меня на ней жениться. Она мне не жена. Я ее отвергаю».

Тут Чевин рассказал ему новости, в том числе и то, что Рохан уплыл на «Пенной деве», чтобы произвести разведку. Харуз кивнул.

— Это он удачно придумал. — Он посмотрел вверх. Пелена облаков стала еще ниже и приобрела серо-синий цвет. — По-моему, скоро начнется снегопад, к тому же сильный, — сказал он. — Какое-то время мы не сможем двигаться, но и наши враги тоже. Однако это кстати: нужно использовать появившееся время для подготовки. Юный Рохан должен скоро вернуться с теми сведениями, которые ему удастся собрать. Насколько нам известно, наши враги не потрудились ничего о нас узнать, так что это играет нам на руку. Во второй половине дня мы устроим совет всех генералов и их заместителей и разработаем планы нападения.

Прошло три дня, а Маркла не вставала с постели. Ее состояние постоянно ухудшалось, но она скрывала это от Рюты и остальной прислуги. Она только сказала им, что чувствует легкое недомогание и тоскует по уехавшему супругу. Рюта смела осколки с ее туалетного столика и ухаживала за своей госпожой — в той степени, в какой Маркла это допускала.

Оставшись в столь необходимом ей одиночестве, Маркла могла быть честной сама с собой. Теперь уже не имело смысла уговаривать себя, что просто съела что-то нехорошее и получила несварение желудка. Ее попытка убить Харуза на безопасном расстоянии не только провалилась, но, похоже, погубила при этом ее саму.

Однако еще не все потеряно. У нее еще остался один способ отомстить ему. Если она поспешит.

Маркла выбралась из постели и облачилась в свой лучший наряд, изумляясь тому, насколько она стала слабой и худой. Казалось, ее тело тает изнутри. Приказав заложить карету, она отправилась в Ренделшам, а там — во дворец. Иса примет ее без предварительной договоренности: в прошлом вдовствующая королева уже это делала.

Когда Маркла, тяжело опираясь на толстую клюку, с трудом приковыляла в личные покои Исы, королева побледнела.

— Ваше величество, — прошелестела Маркла, — позвольте мне не тратить силы на церемонии. Больше того, позвольте мне не тратить их вообще.

— Маркла! Тебе следовало оставаться дома, в постели. Ты больна!

— Нет, ваше величество. Я мертва.

Вдовствующая королева замахала на своих фрейлин, гоня их из комнаты, и собственноручно придвинула Маркле кресло. Та с облегчением рухнула в него и с благодарностью приняла чашку пряного вина, которое было принесено королеве горячим, но уже успело остыть и стать едва теплым. Напиток позволил ей восстановить силы — но только в очень малой степени.

— Спасибо.

— Что случилось?

— Многое. Прошу вас, вызовите леди Ясенку. Она ведь еще здесь, в Ренделшаме, не так ли? Кое-какие вещи будут касаться ее, и я не стану рассказывать, пока она к нам не присоединится.

Иса встала, позвонила — и в комнату вернулась леди Гертруда.

— Пойди и приведи леди Ясенку, — приказала Иса. — Она нам нужна.

— Скажите ей, чтобы поторопилась.

Голос у Марклы стал хриплым. Она душистым платочком стерла со лба капли холодного пота и потянулась за кувшинчиком, чтобы налить себе еще вина, но он уже опустел, так что в чашку упало всего несколько капель.

— И еще, Гертруда, — велела Иса, — принеси горячего вина.

— Большой кувшин, — добавила Маркла. Вдовствующая королева отдала фрейлине еще какие-то распоряжения, но так тихо, что Маркла Ничего не смогла расслышать. Но ее это и не интересовало: сознание начало то и дело куда-то уплывать. Фрейлина поспешно ушла выполнять приказы вдовствующей королевы.

— Ясенка сейчас придет, — сказала Иса. — Может, ты хочешь прилечь?

Маркла с трудом улыбнулась.

— Боюсь, что тогда я уже больше не встану.

— Тебе следовало бы прийти сюда раньше, как только ты почувствовала себя плохо. Ну, лучше поздно, чем никогда. У доктора Лоргана наверняка найдется лекарство, которое тебе поможет. Я послала за ним…

— Он ничего не сможет сделать, — отозвалась Маркла. — Пожалуйста, вспомните мою… прежнюю профессию, ваше величество. Я знаю эти симптомы. Мне помочь невозможно. Но если мы поторопимся, я смогу сообщить вам и Ясенке достаточно, чтобы предатель был наказан.

— Тогда отдыхай, пока не придет Ясенка. Сначала принесли горячее вино, Получив кубок и не потратив силы на разговоры, Маркла немного воспрянула духом к тому моменту, когда в комнату в сопровождении Гертруды вошла Ясенка. Фрейлина попробовала было задержаться, но Иса решительно отправила ее прочь.

— Леди, — проговорила Ясенка, не скрывая ужаса, — мне сказали, что вы нездоровы, но я не ожидала, что все так плохо.

— Маркла очень больна, — тихо проговорила Иса. — И, по ее словам, ей нужно что-то тебе рассказать.

Маркла сделала глоток подкрепляющего силы вина. При нагревании из него уходило почти все то, что вызывало опьянение. Маркла удивилась тому, что сама не догадалась воспользоваться этим средством, но поняла, что голова у нее работает недостаточно четко. Несомненно, это тоже результат действия яда. Она готова была заснуть прямо здесь, сидя в кресле, и никогда больше не просыпаться. Вместо этого она заставила себя сосредоточиться. Ей необходимо говорить отчетливо.

— Мы с Харузом страшно поссорились. Мы оба говорили и делали такое, что… — Маркла приняла решение рассказать правду, но придать ей такой оборот, чтобы представить события в наихудшем свете. — Я отравлена, государыня королева и леди Ясенка. И это сделал Харуз.

— Не может быть! Зачем ему было это делать?

— Он сделал и нечто более ужасное. Ужасное. Он — предатель.

— Я не могу этому поверить!

— Вы должны поверить. — Негромким, ровным голосом, стараясь беречь силы, Маркла пересказала двум потрясенным слушательницам все, что вышло на свет во время ее ссоры с Харузом. — Я вижу на вас ожерелье, которое он вам подарил, — сказала она Ясенке. — То, которое было сделано из старинной броши.

Рука Ясенки невольно поднялась к горлу.

— Да. Я часто надеваю его, как знак моего дома.

— Эту брошь он украл у трясинной жительницы, которую убил.

Слова эти заставили Ясенку отшатнуться. Она недоверчиво воззрилась на Марклу.

— Не может быть!

— Может.

Ясенка онемела и отвернулась. А потом она начала говорить — монотонно, как человек, приходящий в себя от оглушившего его удара.

— Кази. Это была Кази. Она была… служанкой в доме у Зазар, еще в моем детстве. Зазар ее защищала. Но она не смогла защитить ее, когда Джол, староста деревни, притащил ее в разрушенный город. Она должна была стать приманкой, понимаете? Чтобы я вышла из своего укрытия. Но я не вышла, и тогда Джол ушел, и Кази ушла, а я пошла за ней, потому что ее могли сожрать болотники. И тогда я увидела ее с человеком, которого окутывал туман. У меня был камень силы, и я сама укрылась в тумане и видела его — все, кроме лица. И он убил ее ударом кулака. Я все это видела, видела…

— Ты несешь вздор, девчонка! — взъярилась Иса. — Приди в себя, немедленно. Нет никаких доказательств того, что тот человек был Харузом, и даже вообще что это был человек.

— Я так и не узнала, кто это был. Я больше ни разу не видела туманного человека.

— У Харуза есть обруч, который создает такой туман, — сказала Маркла. — Я его видела. На обруче укреплен талисман, оберегающий от магии и от большинства видов оружия.

Ясенка продолжала, словно помимо своей воли:

— Я видела, как тот человек взял с тела Кази что-то блестящее. Кази никогда мне не показывала эту блестящую вещь и всегда носила ее на шее на шнурке.

Иса резко выдохнула.

— Но нет оснований считать, что та «блестящая вещь», которую ты якобы видела, и древняя брошь Ясеня — это одно и то же.

Ясенка повернулась к вдовствующей королеве.

— Напротив, ваше величество, я уверена, что есть основания. Один раз, перед самой свадьбой Марклы и Харуза, Горин спросил меня, где Харуз нашел эту вещь. Я ответила, что он мне об этом не сказал. Это заставило меня задуматься, но разговор прервался, и я не стала это выяснять. У меня не было доказательств, которые связывали бы Харуза со смертью Казн. До этого дня.

— Думаю, тебе только кажется, будто ты хорошо помнишь то, что видела, — сказала Иса. — Но даже если кто-то и прекратил ее страдания — ты ведь сказала, что она была калека? — так ведь эта самая Кази была всего лишь трясинной жительницей.

Ясенка выпрямилась.

— Она была женщиной и не причинила Харузу никакого вреда. Если вы не считаете ее убийство преступлением, то я считаю!

— Конечно, — сразу же согласилась Иса. — Я просто хотела сказать…

— Может быть, моего убийства будет достаточно? — резко проговорила Маркла. Она села прямо, но это усилие обошлось ей слишком дорого, и она снова бессильно привалилась к спинке кресла. — Не забывайте, что он планировал жениться на Ясенке и таким образом получить трон. А теперь, по-моему, он затевает еще более страшное предательство. Его последние слова заставили меня это заподозрить. Он пообещал, что сделает все — все, что угодно, — чтобы остаться в живых, и что, вернувшись, разведется со мной. А по его взгляду я поняла, что он даже перейдет на сторону врагов, если они окажутся сильнее. И, умирая, я готова поклясться, что говорю правду.

Ясенка перебирала рукой свое ожерелье — то, в котором был знак ее дома: пламя, поднимающееся из сосуда, украшенного большим сапфиром. Знак висел на нитке сапфировых бусин. Маркла хорошо знала это украшение: именно она по приказу Харуза нашла ювелира, который починил почти безнадежно испорченную брошь и превратил ее в драгоценное украшение, предназначавшееся в подарок Ясенке. По краю бывшей броши шла многозначительная надпись, зачастую истолковывавшаяся по-разному: «Нет огня — нет пепла».

Маркла собиралась было переплавить брошь, а позже сказать, что ее украли, но потом передумала. Она уже тогда знала то, чего не знал Харуз; он никогда не женится на Ясенке. Так зачем было мешать ему делать девчонке подарки? В этом не было никакого вреда, а Харуз был достаточно богат, чтобы позволить себе десять подобных даров.

— Мне нужно вернуться к себе, — сказала Ясенка дрожащим голосом. — Если вы хотели рассказать еще что-то, леди Маркла, то прошу вас отложить это на следующий раз. Мне больше не выдержать.

— Что до меня, — заявила Иса, — то я буду говорить прямо, хоть мне и больно это сделать. Я считаю, что болезнь леди Марклы пробудила в вашем воображении безумные фантазии. Я не могу считать правдивыми ваши невероятные рассказы.

Ясенка повернулась к Исе с откровенным изумлением.

— Значит, вы не поверили тому, что сказала нам леди Маркла?

— Не поверила. Ни единому слову.

— А разве нам не следует предупредить кого-нибудь?

— Нет. Не будет никаких известий, которые могли бы обеспокоить Четыре Армии. У Харуза и без того достаточно забот. — Иса повернулась к Маркле. — Доктор Лорган вот-вот придет. Он даст лекарство, и тебе сразу же станет лучше. Бедное дитя. Моя бедная, милая, больная подруга! Тебе даже не придется переходить в соседние комнаты. Тебя перенесут на носилках. За тобой нужен тщательный уход, и я сама прослежу за тем, чтобы ты его получила.

— В течение всего недолгого срока, который мне остался, — с горькой иронией отозвалась Маркла.

— Ты ошибаешься, моя дорогая. Доктор Лорган — очень хороший врач. Ты снова будешь здоровой — и телом, и душой — и проживешь еще много-много лет.

— И я присоединяюсь к пожеланиям вдовствующей королевы, — добавила Ясенка. — У нас с вами бывали разногласия в прошлом, но прошу вас поверить: я никогда не желала вам зла.

«Чего, — вяло подумала Маркла, — нельзя сказать обо мне».

Сейчас Маркле хотелось только тихо лечь и уснуть — и больше не просыпаться. Она даже не могла возмутиться тем, что Иса предала ее, сочтя ее слова ложью. Или бредом. В конце концов, вдовствующая королева славилась тем, что верила только тому, что было ей удобно или приятно. Еще одно поражение! Но следом пришла искра надежды, слабая, едва ощутимая, — и с совершенно неожиданной стороны. Яснеродная ей поверила. Может, она сможет что-нибудь сделать, даже если Иса отказывается. Ясенка приняла загадку, которую надо распутать, — и рано или поздно кто-то должен узнать правду. У самой Марклы не оставалось сил беспокоиться по этому поводу. И к тому времени, когда все станет известно, ее уже вообще ничто не будет волновать, потому что ее уже не будет в живых.

7

ЯСЕНКА ТОРОПИЛАСЬ поскорее попасть в свои покои. Там в главной комнате сидела Анамара, штопавшая рубашку, которую не взял с собой Рохан. Не отвлекаясь на разговоры, Ясенка только кивнула ей и поспешила разыскать Эйфер. Ее горничная как раз приводила в порядок комод с одеждой.

— Вот и хорошо, — сказала Ясенка. — Пожалуйста, подбери мне одежду, подходящую для путешествия по плохим дорогам — и такую, в какой мне было бы тепло. Выложи плащ, капюшон которого подбит мехом вальвина. Остались ли какие-нибудь зимние вещи из тех, что мы готовили для солдат?

— Да, госпожа, — ответила изумленная Эйфер. — Но…

— Никаких вопросов, пожалуйста. Я только что узнала ужасную новость. Вдовствующая королева отмахнулась от нее, как от бреда тяжелобольной женщины… и леди Маркла действительно больна, она выглядит так, словно стоит на пороге смерти. Однако по крайней мере одна вещь, которую я от нее услышала, звучит правдоподобно. Я не могу отмахнуться и от остального. Поэтому я еду, чтобы предостеречь Горина. Среди его людей может находиться предатель.

Остановившаяся в дверях Анамара сказала:

— У Рохана есть враги, которые могли его оболгать.

— Нет, — успокоила Ясенка свою невестку. — Это не Рохан. Я бы предпочла, чтобы имя этого человека пока оставалось тайной, однако сплетни все равно разойдутся по всему дворцу уже через час. Это — граф Харуз.

Обе ее слушательницы ахнули, прижав ладонь ко рту. А потом Анамара сказала:

— Я поеду с вами.

— И я, — поддержала ее Эйфер.

— Нет, — возразила Ясенка. — Я должна ехать одна.

— Но это же безумие! Вы не можете предпринять такую поездку в полном одиночестве!

Ясенка невольно улыбнулась, хоть ей было не до смеха.

— И вы думаете, присутствие еще двух женщин обеспечит мне безопасность? Нет, это решительно невозможно. Но кое-что я все-таки сделаю: попрошу одного человека сопровождать меня. Того, кому мы все можем доверять. Это умерит ваши страхи?

— Может быть, — ответила Анамара. — А кого? Улыбка Ясенки стала шире.

— Того, кто выражал желание поехать с воинами. Того, чья репутация человека честного — и прекрасного бойца — ничем не запятнана. Человека, который, дал слово, что не поедет, — если, конечно, не найдет достойного повода ехать.

— Лорда Ройанса? — догадалась Анамара.

— Да, его самого. Я не могла бы найти никого лучше. А теперь, Эйфер, пожалуйста, подбери одежду для меня и для лорда Ройанса. Я сейчас пойду и попрошу его сопровождать меня. Думаю, он мне не откажет. Постарайся, чтобы к моему возвращению зимняя одежда уже была готова. Нам нельзя медлить.

Эйфер кивнула.

— Все будет сделано, госпожа, — проговорила она, начиная рыться в комоде в поисках подходящих вещей. И казалось, ее нисколько не смущало, что все ее недавние труды пошли насмарку.

Уже через несколько минут управляющий вводил Ясенку в комнату, где лорд Ройанс обычно проводил все совещания. Лорд был не один — Ясенка увидела седовласого мужчину, которого пару раз встречала. Она собралась было выйти и подождать в коридоре, но Ройанс жестом пригласил ее остаться.

— Мы с сэром Брином уже закончили наши дела, леди Ясенка.

Брин встал со стула, стоявшего за столом напротив кресла Ройанса, в котором тот восседал, словно король, принимающий придворных. Он поклонился Ройансу, потом — Ясенке.

— Так я могу рассчитывать на то, что вы поставите этот вопрос перед Советом? — спросил он.

— Я уже сказал вам, что подумаю, — ответил Ройанс— Мне необходимо все осмыслить.

— Спасибо.

Сэр Брин с поклоном вышел и закрыл за собой дверь. Ройанс тоже встал из-за стола и подошел к Ясенке.

— Рад вас видеть, дорогая моя. Надеюсь, вы простите старику некоторую вольность в обращении.

— Она меня радует. Я пришла просить вашей помощи.

— Если я в состоянии ее оказать, то она ваша.

— Это вопрос очень личный.

— Тогда мы обсудим его в другой обстановке.

Ройанс провел ее в небольшую комнату, примыкавшую к официальной приемной, и они устроились у огня.

Подавшись вперед и не стараясь подбирать слова, Ясенка рассказала старому аристократу о том, что происходило в покоях вдовствующей королевы Исы. Сняв с себя подаренное Харузом ожерелье, она протянула его Ройансу.

— Это доказывает — по крайней мере мне, — что леди Маркла говорила правду. Я была свидетельницей этого убийства, сударь. Я видела, как окутанный туманом человек — а теперь я уверена в том, что это был Харуз, — убил Кази и взял эту вещь с ее тела. По крайней мере знак Ясеня. Остальное было добавлено позже, когда знак сделали частью украшения.

— Но зачем Харуз сделал это? Зачем было красть испорченную брошь с трупа трясинной жительницы?

— Я не могу этого понять. Возможно, он предвидел, что позже ему удастся использовать эту безделушку. Возможно, Кази чем-то ему досадила. Или он сделал это, просто чтобы развлечься. — Губы Ясенки горько скривились. — Есть люди, которые охотятся на трясинных жителей, словно на диких зверей.

Ройанс покачал седой головой. Он закрыл глаза, и Ясенка почувствовала, что он погрузился в глубокие раздумья. Спустя какое-то время он заговорил.

— Харуз принадлежит к древнему роду. Я знал его еще малышом. Он всегда был опасно честолюбив, но мне и в голову не приходило… Нет, я не стану спешить осудить его, полагаясь только на слова больной женщины, пусть даже факты выглядят убедительно. Людей осуждали и даже казнили при гораздо менее веских доказательствах. И все же это может быть каким-то недоразумением. Не исключено, что Харуз обнаружил эту брошь спустя какое-то время после того, как вас привезли из Трясины, и приказал превратить его в драгоценное украшение исключительно из щедрости. А в смерти Кази мог быть повинен совсем другой человек.

— Знаю. Я стараюсь об этом не забывать. — Ясенка взяла сапфировое ожерелье и пропустила драгоценные бусины между пальцами. — Когда-то давно Зазар вытащила несколько шнурков из узла, которым пользовалась для того, чтобы заглянуть в будущее. Она называла эти шнурки «обрезками со станка Ткачих». Тогда она вытащила шесть разных нитей и положила их на полу между нами. Три были золотыми, одна — ярче двух других. Еще одна нить была такой ярко-синей, что больно было на нее смотреть. Пятая была цвета весенней зелени, а последняя — черной, с редкими серыми крапинками. Она лежала отдельно от остальных.

— Что это значит? — спросил лорд Ройанс. — Я не понимаю.

— Если бы вас растила Зазар, вы бы поняли. Золотые обрывки обозначали короля, королеву и принца Флориана. Его нить была тонкой и слабой. Нить королевы была самой прочной. Синий, по словам Зазар, был моим цветом. Зеленый я приписала Оберну — но ошиблась. Светло-зеленый — это цвет Горина, и я с первого взгляда поняла, что вижу перед собой своего суженого. — Она судорожно сглотнула. Следующие слова произнести будет трудно. — Я до сегодняшнего дня не догадывалась о том, кого означал последний обрывок. Боюсь, что черная нить — это Харуз.

— Это нельзя назвать фактом.

— Понимаю. И все же… — Она взяла ожерелье и снова стала его рассматривать. — Мне даже хочется его выбросить. И в то же время мне кажется, что эта брошь была на моей… матери, когда она оказалась у Зазар, в ночь моего рождения.

Ройанс нахмурился.

— А теперь я скажу вам одну вещь, хотя и не знаю, поможет ли это. Я часто видел на леди Алдите брошь, которая очень походила на эту. Только сосуд с пламенем был не из сапфира, а из лазурита. Но мне не известно, что стало с этой брошью, и я не могу утверждать, что сейчас она находится у вас.

Он говорил очень медленно.

Глаза Ясенки наполнились слезами:

— Харуз дал мне осколки синего камня, который раньше был частью броши. Я все еще храню их в моей шкатулке с драгоценностями. Это лазурит. Спасибо вам, лорд Ройанс. Мое сердце чувствует, что хотя бы эту тайну вы разгадали. Эта брошь действительно принадлежала моей матери. Я буду хранить ее, потому что она — единственная вещь, которая осталась мне от нее. — Она снова надела ожерелье себе на шею. — Но, как вы верно сказали, вопросов еще немало. Хотя, в чем бы ни заключалась истина, я чувствую, что Горину угрожает серьезная опасность. Я должна ехать к нему. — Она решительно повторила: — Должна!

— А почему не поручить вестнику вдовствующей королевы или короля, или даже Совета самому доставить это известие?

— Потому что Иса это запретила.

— Понимаю. Ну что ж, нет никакого преступления в том, чтобы счесть вдовствующую королеву неправой. Я с вами согласен. — Лорд Ройанс говорил очень решительно. — Я думаю, что угроза измены была просто необдуманными словами, брошенными в пылу ссоры двух упрямых людей, и за ними ничего не стояло. Тем не менее Харуз должен об этом услышать. Если он невиновен, ему следует предоставить возможность оправдаться. А если виновен… — Ройанс не стал договаривать, — И кроме того, ему следует узнать о болезни жены. — Он решительно поднялся на ноги. — Зная вас, я подозреваю, что подготовка к нашей поездке уже идет.

Ясенка покраснела.

— Да, сударь. Я надеялась, что вы поедете со мной. Но если бы вы отказались, я не колеблясь поехала бы одна.

— Интересно, Горин понимает, какое ему досталось сокровище? Ну что ж, тогда, за обедом, я сказал ему, что еще способен провести пару боев. Похоже, мои слова придется доказывать делом. — Он заговорил по-деловому, решительно: — Что уже подготовлено?

— Пока я велела подобрать теплую одежду для нас обоих. Конечно, нам понадобится еда…

— У меня есть небольшая карета на полозьях, которая доставит нас до места встречи у некоего печально знаменитого охотничьего домика. Туда мы сможем добраться без сопровождения.

Ясенка поморщилась: с этим местом были связаны неприятные воспоминания, но признала, что старый воин прав. Охотничий домик, куда много лет назад привезли ее, когда она была похищена, а Оберн пришел ей на помощь, находился поблизости от дороги на север и служил удобным местом встреч.

— Я отправлю гонца в Граттенбор. В последнее время я там редко бываю, но надеюсь, они еще не забыли своего лорда. Там — или в Крепости Тиса — должны были остаться сани. Джервин, мой главный управляющий, приготовит их для нас и найдет собак, которые бы их тащили. Я уверен, что мои псарни не совсем опустели. Мои воины доставят сани и собак и встретят нас в охотничьем домике, а оттуда мы направимся на север. Я сам буду править теми санями, на которых поедете вы.

— А вы умеете править санями? — немного недоверчиво спросила Ясенка.

Она сама думала о пешем походе по дороге и не рассчитывала на более быстрый способ передвижения.

— В юности я это делал, — ответил Ройанс. Он неожиданно ухмыльнулся, и сквозь его привычную важность вдруг проглянул озорной мальчишка, которым он когда-то был. — Граттенбор расположен недалеко от гор, и мы все ездим на санях и путешествуем по снегу высоко в горах. Я обожал это делать, и меня приходилось силой уводить домой. В умении пересекать снежные поля я мог бы поспорить с вашим Горином — если он тоже знает, как изготовить плетеные рамки для ног, которые не дают провалиться сквозь корку наста.

По мере того как их планы приобретали определенность, Ройанс воодушевлялся все больше. Казалось, он помолодел лет на десять, и Ясенке снова вспомнилось, как он был рад возможности участвовать в Большом Турнире вместе с другими патриархами.

— Многообразие ваших талантов не перестает меня поражать, — сказала она, тоже улыбаясь.

— Отбросьте ваши тревоги, дорогая моя, — сказал он, потрепав ее по руке. — Мы очень скоро будем в лагере наших армий и, я надеюсь, найдем ответы на все вопросы.

День уже близился к вечеру и первые крупные хлопья снега начали падать на землю, когда Рохан и Снолли снова вернулись в лагерь.

Рохан прикоснулся к рукояти меча, радуясь тому, что вожди нордорнцев смягчились и все-таки разрешили использовать клинки. Он надеялся, что холода не станут настолько сильными, чтобы от этого оружия пришлось отказаться. Приближающийся буран усилил его тревогу. Ему было достаточно тепло, но он скучал по привычным доспехам. Пучок сухих веток и трав, которые велела ему носить матушка Зазар, оказывался бесполезен, когда на нем не было шлема, где его можно было закрепить. Тем не менее он повесил их на шнурок и носил у самого тела. Знахарка дала ему еще одну вещь, серебряный амулет, на котором были изображены волны прибоя, — Рохан носил его на виду.

— Я опять опоздал, — проговорил он немного виновато.

— Ничего, мальчик мой, — отозвался Снолли. — Им нужно то, что мы им несем. Они нас подождут.

Он потрогал свой медальон — знак командующего, и Рохан спрятал улыбку, вспоминая, как обрадовался его дед званию первого адмирала и как пытался этого не показать.

— Это ведь выше, чем просто генерал, правда? — спросил он тогда, притворно хмурясь.

— Безусловно, сэр, — подтвердил Рохан.

— А когда война закончится, знак останется у меня?

— Почему бы и нет? И вообще, я думаю, что ваша должность должна стать в Ренделе постоянной.

Дед пренебрежительно хмыкнул, но Рохана его показная суровость не обманула. Он решил, что королевскому Совету Рендела необходимо принять такое решение, иначе он опять получит выволочку за слова, не подтвержденные достаточной информацией.

— Ну, судя по количеству стражников и флагу над палаткой, я бы сказал, что мы уже на месте. — Снолли направился прямо к часовым, стоявшим у входа в палатку командования. — Эй, вы! Пропустите первого адмирала Рендела и его заместителя. Мы принесли новые известия.

— Лорд-маршал Харуз и остальные командиры с нетерпением вас ждут, — ответил один из часовых.

Он отсалютовал и провел их в палатку.

Как и в прошлый раз, внутри было тепло — не только от жаровни, но и оттого, что собралось намного больше народу, чем накануне. Рохан заметил своего друга Себастьяна, который сидел рядом с Горином, и вспомнил, что они в родстве. Гиннел сидел по другую руку Горина, а с ним рядом — Латром. Он встретился взглядом с Роханом и приветливо ему кивнул. Стюарт, победитель Большого Турнира, сидел рядом с Чевином, заместителем Харуза, и Рохан понял, что он входит в штаб лорда-маршала. Среди сидевших за столом были и Джа-без из Мимона, Винод из Вакастера и Peгec из Лерканда — молодые аристократы, с которыми он был знаком и которые стали младшими командирами. Николос из Граттенбора, представитель Ройанса, занимал то место, которое отвели бы его господину. Гидон из Билфа стал его заместителем. Сам Харуз сидел во главе стола, а Тассеру отвели место как можно дальше от него. Рохан демонстративно уселся рядом с трясинным жителем.

— Я знаю этих людей. Разреши мне говорить с ними, — шепнул он Снолли.

Харуз заговорил первым.

— Добро пожаловать, первый адмирал и Рохан, — произнес он. — Как вы видите, мы рассматривали карту местности и пытались угадать, где собираются наши противники. Однако при отсутствии точных сведений все наши догадки — пустое занятие. Надеюсь, вы принесли нам нечто такое, чем мы могли бы воспользоваться.

— Принесли, — отозвался Снолли, гордо выпячивая грудь. — Сегодня Морские Бродяги хорошо потрудились. Рохан, расскажи им, что мы узнали.

Радуясь тому, что дед воспользовался его советом, Рохан начал рассказ, однако не стал делиться с присутствующими кое-какими личными наблюдениями.

Старый, седой первый адмирал настоял на том, чтобы лично возглавить операцию.

— Может, ты и молод и рвешься в бой, — заявил он Рохану, — но сталкиваться с врагом сейчас слишком рано. Сначала нужно выяснить, с кем мы имеем дело. И тут требуется человек опытный, который может подобраться к противнику и благополучно уйти обратно, высмотрев все, что нужно.

Не напоминая деду, что идея разведки принадлежала не ему, Рохан уступил ему командование «Пенной девой», которую выбрали потому, что она была быстрее остальных кораблей флота Морских Бродяг. Снолли тут же занял место рядом с капитаном Гарвасом. Боевой флаг Рохана развевался на ветру — цвета морской волны, с изображением пенного прибоя. Старый предводитель распорядился, чтобы его собственный флаг подняли над флагом Рохана, и уже через минуту вымпел Снолли был развернут — алый, с атакующим морским орлом.

Гарвас умело воспользовался легким бризом и отвел корабль на север, подальше от берега, где было безопаснее, — но достаточно близко для того, чтобы при помощи дальновидящей трубы Снолли можно было наблюдать за берегом. Пузатый кораблик нырял и раскачивался на темных волнах.

Они обогнули мыс.

— Ха! — проворчал дед. — Вот и они.

Он передал трубу Рохану, который с любопытством приник к ней.

Если бы день был солнечным, рассмотреть удалось бы больше, но и этого было достаточно.

— Мы насчитали пять больших животных, все — в стойлах, сложенных из камней. Наверное, фридийские захватчики собрали камни и построили их, — сказал Рохан генералам. — Мне показалось, что там было и шестое стойло, но оно пустовало.

Харуз выгнул бровь.

— Шесть ледяных драконов, — угрюмо произнес он.

— И к этому надо прибавить орду воинов, — добавил Рохан. — Их лагерь не построен по плану, как наш, а состоит из разрозненных групп укрытий. Из-за этого вести подсчет было сложно, но я бы сказал, что они превосходят нас численностью примерно в три раза.

— Интересное соотношение, — заметил Горин. — Однако важно то, что фридийцы, похоже, планируют идти вдоль моря и атаковать нас в лоб.

— Ну конечно! — нетерпеливо бросил Снолли.

— А как вам удалось все это выяснить так, что вас с берега не увидели, Рохан?

Первый адмирал решил ответить на это сам.

— Это — старинный прием Морских Бродяг. Мы проплыли мимо, совершенно невинно, словно плывем по делу, которое не имеет никакого отношения к северянам. А потом, когда они уже не могли нас видеть, мы направились в открытое море, так что и нам берег не был виден, и снова повернули на юг. Гарвас был когда-то волнознатцем, пока его корабль не был уничтожен. Это было еще до нашего приезда в Рендел. Он может разнюхать дорогу по морю и от дома, и в обратную сторону.

— Мне это имя знакомо, — сказал Харуз. — Он ненадолго приезжал в Рендел, кажется? Когда покойный король Флориан подумывал заключить союз между нашими народами?

— У тебя хорошие шпионы. Да, я отправил Гарваса как поручителя в безопасности той… гм… того заложника, которого король Флориан оставил у нас, пока мы обсуждали условия договора. Но тогда он был еще просто принцем. Правда, все это кончилось ничем. Мы смогли говорить с вашей королевой только после того, как мой сын Оберн женился на той тощей, бледной девице.

— На Ясенке, — мягко уточнил Горин.

— О да, — подтвердил Снолли. — Потом на ней женился ты, верно?

Рохану очень хотелось ткнуть Снолли локтем в бок или заткнуть ему рот кулаком, только вот кулак туда не влез бы. Своими необдуманными словами дед способен нарушить союз между несколькими народами, населяющими Рендел. И кроме того, они еще не успели сообщить всех важных новостей. Ему пришлось повысить голос, чтобы прервать Снолли.

— Мы убили одного дракона, — сообщил он. — И его всадника.

Все присутствовавшие, за исключением Снолли, стремительно вскочили на ноги. Даже Тассер не скрыл изумления. Морских Бродяг забросали вопросами. Как, где, с помощью какого оружия… Рохану тоже пришлось встать и поднять руку, требуя тишины.

— Адмирал Снолли вернулся на свой корабль. Но что-то подсказало мне, что мы видели не все. Не дав Снолли времени меня остановить, я направил «Пенную деву» снова на север. К тому времени, как мы повернули, дракон уже был в воздухе. Так что, — признался он, — видимо, они все равно что-то заподозрили, несмотря на нашу уловку.

— Мы уже видели этих зверей раньше, — рассудительно вставил Снолли, — хотя в основном на суше. Они преследовали нас, когда был разрушен Волд. Это была наша прежняя крепость, — пояснил он тем, кто не был знаком с историей Морских Бродяг. — Но мы ушли от них благодаря попутному ветру, да и они были утомлены расправой с городом. На этот раз этого молодого дурня спасла только удача.

Генералы и их заместители снова уселись за стол, а Рохан продолжил свою страшную историю, которую необходимо было выслушать всем.

Конечно, Снолли бросился за ними в погоню, но гораздо менее скоростная «Горгулья» успела подойти к ним уже после того, как бой закончился. Дракон казался огромным, размером с их собственный корабль, но, возможно, это был обман зрения. Животное спустилось низко, чтобы рассмотреть их. Даже без устройства для дальновидения Рохан разглядел, что за огромной головой сидит человек.

Он повернулся к Дордану, одному из лучших воинов.

— Лучников! — приказал он.

— Наши луки уже смазаны и натянуты, — с ухмылкой ответил Дордан. — Сейчас пригодились бы гигантский арбалет или катапульта, но у нас их нет.

— Не показывайтесь, пока он не подлетит достаточно близко.

— Можешь рассчитывать на меня, как рассчитывал твой отец.

Дордан подал условленный сигнал, и подчиняющиеся ему лучники постарались найти себе как можно более хорошие укрытия на палубе маленького корабля.

Когда дракон оказался на расстоянии полета стрелы, Дордан с громким криком выскочил на палубу. Он и его лучники тщательно прицелились — и выстрелили. Дракон вильнул в сторону: его всадник, застигнутый врасплох, попытался уклониться от смертоносного дождя стрел. Некоторые пролетели мимо, но очень многие попали в цель. Всадник схватился за плечо, но удержался на драконе.

Одна стрела вонзилась в глаз дракона, и тот принялся царапать рану своими громадными когтями. Чудовище замотало головой — и всадник слетел со своего места. Завернутое в плащ тело ударилось о воду с такой силой, что смерть должна была наступить мгновенно. Если бы всадник сумел удержаться еще несколько секунд, он остался бы жив — по крайней мере еще ненадолго. Дракон спланировал на воду и сел, расправив крылья.

— Скорее, пока он не успел снова взлететь! — крикнул Рохан.

С корабля уже спускали баркас. Он успел залезть в него в последнюю секунду.

— Давай продолжим втыкать в этого зверя стрелы с почтительного расстояния, — предложил Дордан. — Не стоит пока приближаться к нему слишком близко.

Рохан сжал рукоять своего меча работы Ринбелла, радуясь тому, что любимое оружие при нем. Дед обвинил его в том, что он рвется в бой. Это было преуменьшением. Он лихорадочно жаждал действия, хотел схватиться с этой тварью и победить ее исключительно своими силами — но он понимал, что опытный лучник прав. Он кивнул. По сигналу Дордана еще одна туча стрел взметнулась над их головами. И как и в первый раз, большинство попали в цель, но некоторые лучники стреляли во всадника, чье тело плавало поблизости.

— Этих тварей можно убить, — сказал Рохан. — Они не такие неуязвимые, как нам казалось.

— Мы с этим еще не справились, — предостерег его Дордан. — И нам удалось заставить его сесть только потому, что всадник не ожидал нашего нападения. Думаю, он собирался просто на нас посмотреть.

— Ну так давайте его прикончим.

К этому моменту с корабля спустили еще несколько лодок, и во всех были вооруженные матросы. Они начали окружать опустившегося на море дракона, осторожно приближаясь к нему. Огромная тварь была опасна. Дракон начал бить крыльями, грозя утопить любую лодку, которая осмелится подплыть ближе.

— Мы его только царапаем. Для него эти стрелы не страшнее, чем для нас — песчинки. Чтобы у нас появился шанс, его надо полностью ослепить, — решил Дордан.

Он встал на ноги, но удерживать равновесие было трудно: огромными крыльями дракон поднял немалую волну. Тем не менее следующая стрела вонзилась во второй глаз дракона. Животное забилось сильнее. Оно не могло извлечь стрелы когтями, не потеряв плавучести, которую обеспечивали широко раскинутые крылья. Другие лучники тут же стали целиться в глаза дракону, и, несмотря на то что он энергично мотал своей длинной шеей, немало стрел попали в цель.

— Подплывем ближе к голове! — скомандовал Рохан.

— Опасный маневр, Рохан, но, наверное, без этого не обойтись, — сказал Касер. Он не обладал меткостью Дордана при стрельбе из лука и потому вооружился копьем. Топор — оружие, которое Морские Бродяги предпочитали остальным, — висел у него на поясе. — Эти стрелы ему только досаждают, если я правильно понимаю, что к чему. — Тут он поудобнее ухватил копье. — А вот если в нужные места всадить несколько копий…

Касер бросил свое копье — и попал в цель. Уже через несколько мгновений голова дракона ощетинилась копьями, а его движения (так, по крайней мере, хотелось думать Рохану) стали неувереннее.

— Копье не удается бросить с такой силой, чтобы наконечник вошел достаточно глубоко, — сказал Рохан. — Череп слишком прочный. До сердца не достать: ведь туловище наполовину погружено в воду. Значит, кому-то нужно подкрасться ближе и постараться добраться до мозга. Я хочу сказать, что я постараюсь это сделать.

— Ну, для этого нужно оказаться совсем вплотную к нему, — неуверенно отозвался Дордан.

— Я должен попытаться. Подвезите меня ближе.

Матросы постарались подогнать баркас к дракону, но, несмотря на их попытки, приблизиться к животному не удавалось. Дракон продолжал сильно дергать головой из стороны в сторону, так что Рохану нельзя было прыгнуть на нее — даже если бы у него была надежда избежать встречи с огромной пастью, наполненной острыми белыми зубами. Снолли придет в ярость, если он потерпит неудачу, и присвоит себе всю честь, если у него получится. Ну что ж, пусть будет так.

— Крыло, — сказал он. — Я попробую оказаться на крыле, а оттуда перебраться на шею.

— Ты сумасшедший.

— Я — Морской Бродяга, — ухмыльнулся Рохан, — Если я потерплю неудачу, скажите моему деду, что я погиб геройски.

8

ДРАКОН не делал попыток стряхнуть Рохана в воду — он просто не заметил присутствия воина. Тем не менее судорожный взмах крыла подбросил Рохана в воздух, и только благодаря счастливой случайности юноша полетел в сторону туловища, а не в воду. Он успел ухватиться за один из острых шипов, которые шли вдоль спины дракона, и, наконец-то найдя опору, медленно начал подтягиваться от шипа к шипу к голове чудовища. Он не отпускал предыдущего шипа, пока ему не удавалось надежно ухватиться за следующий. И все же ему показалось, что он несколько дней добирался до похожего на седло места позади громадного черепа: именно там недавно сидел всадник. Здесь по обе стороны обнаружились два углубления, словно специально рассчитанные для ступней человека. Он поспешно залез в это естественное седло и охватил шею зверя ногами. Тут дракон, похоже, почувствовал у себя на шее чужака и начал отчаянно дергаться, пытаясь его сбросить. Даже если бы Рохан попытался сесть верхом на самого большого, злобного и неприрученного скакуна во всем Ренделе, ему не пришлось бы пережить более дикой скачки, чем та, которую устроил ему теперь ледяной дракон.

Рохану пришлось рассчитывать только на силу своих ног, чтобы не присоединиться к мертвому всаднику, чье тело сейчас плавало чуть дальше того места, где шла эта отчаянная битва. Краем глаза Рохан увидел, что одна из лодок направляется к телу. Однако у него не было времени об этом думать.

Он обнажил свой меч работы Ринбелла и высоко поднял его острием вниз, дожидаясь удобного момента, чтобы нанести удар. У дракона должно было найтись какое-то уязвимое место, и Рохан уже не сомневался, что оно находится где-то близко от естественного седла.

— Говорят, что клинки Ринбелла могут при желании помогать в бою тому, кто их держит! — крикнул он, но его слова потонули в шуме схватки. — Да будет так!

Закрыв глаза, он нанес удар. Клинок ударился в крепкую кость, и Рохан понял, что потерпел неудачу, за которую ему придется заплатить жизнью.

— Анамара…

И тут клинок, казалось, обрел жизнь: его острие скользнуло мимо кости и погрузилось в тело дракона по самую рукоять. Рохан стал раскачивать меч, стараясь нанести рану посерьезнее. Он почувствовал, как в самой глубине драконьего черепа что-то подалось — и животное мощно содрогнулось. Все его конечности еще раз сильно дернулись, а потом голова поникла и дракон обмяк.

— Давай, Рохан! Прыгай в лодку! Мы тебя поймаем!

Рохан поднял голову. В баркасе стоял Дордан, который подвел лодку совсем близко к дракону. Его матросам с трудом удавалось удерживать баркас ровно. Море все еще кипело, растревоженное метаниями раненого зверя.

— Сейчас!

Рохан уперся ногой в основание драконьего черепа и дернул за рукоять меча. В первую секунду меч не двигался, и у него упало сердце. А потом клинок неохотно выскользнул наружу. Рохан еще успел подумать, что меч надо будет тщательно почистить; как бы драконья кровь не разъела металл. Но пока он вложил клинок в ножны, чтобы не потерять.

Внезапно ощутив невероятную усталость, он собрал остатки сил — и прыгнул. В этот миг лодку подбросило на большой волне, и он промахнулся, тяжело рухнув в ледяную воду. Матросы успели вытащить его, не дав пойти ко дну.

И тут упали первые крупные хлопья снега.

— Вот это история! — воскликнул Себастьян. — Друг, я почти завидую твоему приключению!

Сидевшие вокруг него молодые аристократы согласно закивали головами. Рохан пожал плечами.

— Вам всем еще хватит схваток на суше — и возможно, они будут посерьезнее моей. Нам повезло, потому что мы застигли всадника врасплох.

— Я слышал, что верхом на драконах ездят чудовища, — заметил Чевин.

— Да, с виду он был сущий зверюга, — отозвался Рохан, — но все-таки это человек. По крайней мере, внешне. Нам с ним повезло, но с другими такого шанса не возникнет. После сегодняшнего дня они все будут начеку. Как бы то ни было, мы поплыли дальше на юг, как и сказал мой дед, и вернулись в гавань Билфа. Я переоделся в сухую одежду, и мы сразу же пошли сюда.

Он не стал упоминать о том, какую выволочку ему устроил Снолли. А потом он вспомнил еще кое-что.

Из рукава он извлек пустотелый стержень длиной в полруки. По цвету он напоминал серебро — или, возможно, сталь. К одному концу у него была прикреплена ручка в виде петли, а в остальном он казался обычной трубкой, только на одном боку был какой-то выступ.

— Когда мои люди вытащили тело драконьего всадника, то нашли и вот это.

— Осторожно! — крикнул Снолли. — Ты не сказал мне, что таскаешь эту штуку с собой. Это — страшное оружие!

Рохан с любопытством начал крутить трубку в руках и даже заглянул внутрь.

— Правда? Она кажется пустой…

— Дурень! Видишь эту кнопку, до которой как раз дотянулся бы большой палец, если бы ты накинул петлю на запястье и держал эту штуку? Она заставляет прут выплевывать туман. Он выжигает легкие любому, кто по воле злой судьбы окажется рядом.

Рохан поспешно положил трубку.

— Извини, я…

— Ты не знал, — саркастически договорил за него Снолли. — Ты еще очень много чего не знаешь.

— Давайте я его спрячу, — предложил Харуз. — Очень полезно иметь главное оружие противника, чтобы его изучить.

— Нечего там изучать, — проворчал Снолли.

Тем не менее он передал оружие дальше по столу. Те, кому пришлось до него дотрагиваться, делали это с крайней осторожностью.

— Будем надеяться, что сможем справляться с драконами хотя бы вполовину так успешно, как вы, — серьезно сказал Харуз.

Он отпер сундук и положил в него смертоносный прут, металл негромко звякнул. Казалось, все вздохнули с облегчением.

— Итак, — проговорил лорд-маршал, — давайте обдумаем два вопроса, над которыми я размышлял, пока Рохан рассказывал нам свою страшную историю. Первое: лагерь противника находится на морском пути.

— Да, — подтвердил Рохан. — Там между горами есть промежуток, небольшая долина вроде той, на которой расположен наш собственный лагерь.

Харуз кивнул, соглашаясь с ним.

— И второе: очень может быть, что они даже не подозревают о существовании того узкого прохода, который, судя по карте, должен вывести нас прямо им в тыл. Или на фланг.

Наступило короткое молчание, которое нарушил Горин:

— Вы предлагаете внезапное нападение.

— Да. Мы разделим силы. Небольшой отряд пойдет по самой опасной прибрежной дороге…

— Мои моряки, — подал голос Рохан. Харуз кивнул.

— Хорошо, пусть это сделают ваши люди. Основные отряды пройдут через перевал и нападут на них, пока их внимание будет занято Роханом. Могу обещать вам, что бой окажется тяжелым, но если удача будет на нашей стороне, нам удастся добиться успеха с помощью одного-единственного сражения.

— Тассер любит биться, — сказал генерал трясинной армии. — Мы идем с Роханом.

— Нет, — возразил Харуз. — Я хочу, чтобы вы шли за армией Рендела. Вы будете нашим подкреплением — если оно нам понадобится.

Тассер начал было возражать, но Рохан положил руку ему на плечо.

— Сделайте так, как он говорит, — негромко попросил он. — Харуз — хороший генерал и умеет командовать… — Рохан чуть было не сказал «людьми», но вовремя остановился, — наземными армиями в таких условиях.

— Снег, — проговорил Тассер. Он на секунду задумался, хмуря брови. — Рохан прав. Сделаю.

— Спасибо.

— Это хороший план, — задумчиво сказал Горин. — Но разве вы не рискуете, сосредоточив все силы для одного удара?

— Рискую, — согласился Харуз. — Но большая опасность оправдывает большой риск. А вы можете предложить более подходящий план?

— Я думаю, нам следовало бы постараться побольше узнать о том, что нам противостоит, и только тогда вступать в бой с таким сильным противником, о каком рассказал Рохан. И я думаю, что нам нужно разработать альтернативный план или даже два, на тот случай, если первый осуществить не удастся.

— Мы отправим разведчиков, — пообещал Харуз.

Он подошел к выходу из палатки и выглянул наружу. Сверкнула молния, раскаты грома разнеслись по горам. В палатку ворвались ветер и снег. Часовые, стоявшие у входа, уже были засыпаны снегом.

— Идите и согрейтесь, — посоветовал он им. — Пока длится буран, никто и носа не высунет.

Они радостно отсалютовали и ушли.

— Предлагаю нам всем разойтись по своим палаткам, так как вечер уже близко. Постарайтесь подобрать своих лучших людей для неприятного, но важного задания — разведки. Завтра мы отправим первых.

Харуз не мог дождаться, пока его генералы со своими заместителями уйдут из штабной палатки. У него отчаянно болела голова — с той минуты, как Рохан рассказал ему об убийстве драконьего всадника. «Это же могла оказаться Флавьель!» У него чуть было не остановилось сердце, и он смог спокойно вздохнуть только тогда, когда Рохан совершенно определенно сказал, что тот всадник, с которым они столкнулись, был мужчиной.

Один из денщиков принес ему ужин, и он поел, не ощущая вкуса. Поднос он оставил у выхода: утром его кто-нибудь унесет. В палатке, где проходил совет, горели несколько свечей. Он затушил все, кроме одной, которую унес в свое личное помещение.

Там его ждала Флавьель.

Харуз чуть было не выронил свечу и успел ее подхватить в самый последний момент.

— Как ты сюда проникла? — спросил он.

— Я же говорила тебе: у меня есть способности, о которых другие могут только мечтать.

— Ты настоящая? Или ты мне только пригрезилась?

Она взяла у него свечу и поставила ее на столик у кровати.

— Проверь сам, — сказала она и бросилась к нему в объятия.

Аромат ее духов окружил его. Ее тонкое полупрозрачное одеяние скользнуло на пол.

Какое-то время спустя она приподнялась на локте и отвела волосы, упавшие ему на лоб.

— Мы видели корабль, — сказала она, — и отправили на разведку дракона. Он не вернулся.

Харуз рассказал ей о приключении Рохана. Ее глаза потемнели.

— Видимо, это случилось, пока я занималась другими делами. Если бы я была рядом, Шранг остался бы жив, а Рохан был бы мертв. — Она снова легла рядом с ним, положив голову ему на плечо. На узкой кровати можно было лежать, только тесно прижавшись друг к другу. — Я знаю этого Рохана, — сказала она с явным раздражением. — Это настырный, глупый мальчишка.

— Это ему ты когда-то предложила силу, правда?

— Да. Забудь о нем. Нам до него нет дела. А теперь расскажи мне, о чем ты говорил с твоими генералами потом.

Харуз рассказал ей о плане атаки с фланга. Флавьель внимательно его выслушала.

— Это — великолепная возможность использовать внезапное нападение против них, — заметила она.

— Я так и подумал, только не знал, как сообщить тебе об этом.

Тут она улыбнулась.

— Тебе следовало бы больше доверять мне. В любом случае ни битвы, ни засады не будет, пока не прекратится снег. А он будет идти по крайней мере три дня. В течение этого времени я буду здесь с тобой всякий раз, как ты этого пожелаешь.

— Я всегда тебя желаю.

— Но мне надо будет удалиться до начала вашего похода. Предстоит сделать немало. Помни: люди должны оказаться под замерзшей рекой, которую я тебе показала. Я сброшу на них лед.

— Знаю. Но как спасусь я?

— Я подожду, пока ты благополучно минуешь это место. И я буду защищать тебя, когда мои войска нападут на остатки твоей армии. Теперь ты мой, и я о тебе позабочусь.

— А потом, когда ты одержишь победу и Рендел будет у твоих ног?

— А потом! Потом я одарю тебя такими чудесами, каких ты даже представить себе не можешь.

Харуз теперь не понимал, как ему могли казаться привлекательными бледная, бескровная Ясенка или даже более горячая Маркла. Обе отошли куда-то далеко, в самые глубины сознания, и вспоминать о них впредь можно было только с презрением. Здесь в его объятиях была его подруга, его половина, его ровня — та, для которой он был создан. Женщина, в чьи нежные руки он вложил свою жизнь и свое будущее.

— Ты и сама по себе чудо, — сказал он ей. И Флавьель его поцеловала.

Ясенка сдвинула переливчатый браслет выше по руке, так что он охватил ее плотнее. Отправляясь в путь, она все свои остальные украшения оставила дома, взяв только его — и знак Ясеня. Она уложила знак в свои вещи, чтобы им можно было воспользоваться как доказательством. А браслет она снимать отказалась. Когда-то он принадлежал семье Горина. Она нашла его случайно, в разрушенном городе Галинфе, глубоко в сердце Трясины, на руке превратившегося в скелет убитого мужчины. Это был отец Горина, хотя оба не подозревали об этом тогда, когда при первой их встрече он не стал требовать возвращения браслета, а подарил его ей.

— Пусть он будет знаком договора между нами, — сказал он тогда. — Если вам что-то понадобится, наденьте его — и подумайте обо мне. И я почувствую это, и что бы нас ни разделяло — пусть даже полмира, пусть даже мне пришлось бы в одиночку сражаться с целой армией, — я преодолею все преграды и буду рядом с вами.

Ясенка не посмела призвать Горина сейчас, хоть и не сомневалась в том, что он услышал бы ее призыв. Однако благодаря браслету ей казалось, что Горин к ней ближе, — и она не снимала украшение.

— Думаю, что нам следует остановиться на ночлег пораньше, — сказал лорд Ройанс— Небо слишком темное для этого времени суток. Наверное, скоро пойдет снег.

— А нам нельзя продолжить путь? — обеспокоенно спросила Ясенка.

— Возможно, придется переждать буран, но мы тронемся в путь при первой же возможности.

Тем временем люди из отряда Ройанса уже рубили ветви деревьев, сооружая из них двойные шалаши. Заинтересовавшись, Ясенка стала наблюдать за их работой. Настил пола получался толстым и упругим, а покатые стены почти соединялись наверху. Сначала соорудили шалаш для нее. Там оказалось достаточно места для ее немногочисленных вещей, к ней же поместили большую часть припасов, которые они захватили с собой в дорогу. Призвав себе на помощь науку путников, которую усвоила еще ребенком, Ясенка разожгла костерок, дым от которого мог легко уходить сквозь крышу ее временного жилища. Внутри шалаша быстро потеплело. Ветки, из которых соорудили жилище, были свежими и зелеными, и их запах было приятно вдыхать. Они не могли загореться от ее небольшого костра, но она все равно на всякий случай обложила его камнями.

Иногда хлопьям снега все-таки удавалось проникнуть в шалаш сквозь отверстие наверху, и они заставляли огонь рассерженно шипеть, но там, где Ясенка устроила себе ложе, накрыв ветки меховым плащом, было тепло и уютно. Она подумала о том, знает ли Горин секрет строительства таких удобных укрытий, и решила, что как нордорнец он должен его знать.

В своем временном лагере они провели два дня, и Ясенка очень досадовала на задержку.

— Нас этот снегопад задел только краем, — уверял ее Ройанс. — Дальше к северу он был гораздо сильнее, как вы и сами поняли по отдаленному грому. Но это очень хорошо, — добавил он, опередив ее огорченное восклицание. — При таком снегопаде никто с обеих сторон не будет ничего предпринимать. Не тревожьтесь, милая Ясенка, я предсказываю, что мы приедем задолго до начала военных действий.

«И вы надеетесь принять в них участие», — подумала она про себя, но вслух говорить этого не стала.

Главный управляющий Ройанса, Джервин, руководил жизнью лагеря. Он был молчаливым мужчиной, почти таким же старым, как и его господин, и еще более сухопарым. Как и Ройанс, он отказался сидеть дома.

— Я о вас позабочусь, — заявил Джервин, и никакие доводы не смогли заставить его поменять решение.

Утро третьего дня было солнечным и безоблачным, и Джервин с Ройансом решили, что можно безопасно продолжить путь.

Прежде Ясенка ни разу не видела, как собаки тянут сани. Вопреки ее ожиданиям, их не приходилось заставлять работать. Открыв пасти и вывалив наружу языки, они с готовностью бросались к упряжи, радуясь возможности двинуться в путь. Больше того, их приходилось держать, иначе они побежали бы раньше, чем люди успеют надеть на них собачьи попонки и рукавицы, и утащили бы за собой пустые сани. Когда сани были загружены, Ясенка садилась на те, куда складывали еду и другие припасы так, чтобы ей было как можно удобнее. Большую часть времени Ройанс стоял позади нее, направляя сани: для этого достаточно было время от времени спускать ногу на землю и чуть поворачивать их в нужном направлении. Джервин правил вторыми санями, а остальные мужчины по очереди то ехали, то рысцой бежали за санями. Время от времени они останавливались, чтобы дать отдых собакам (хотя те, похоже, в отдыхе не нуждались) и позволить солдатам их догнать. Ясенка с облегчением (и, надо признать, втайне посмеиваясь) увидела, что время от времени Джервин заставляет своего господина пересаживаться на вторые сани и отдыхать вместе с остальными. Никто из солдат не позволил ему бежать за санями, несмотря на его уверения, что он вполне на это способен, невзирая на возраст.

— Это неприлично, — заявил Джервин, и вопрос был закрыт.

Если бы их поездка не преследовала такую серьезную цель, Ясенка искренне наслаждалась бы приключением, особенно видом того, как почтенный глава королевского Совета переживает вторую молодость.

Раньше чем она смела надеяться, вдали показалась ограда лагеря.

— Ох, быстрее, быстрее! — крикнула она Ройансу, — нам надо быть там немедленно!

— Уже скоро, — ответил старый аристократ, но свистнул собакам, которые удвоили свои усилия.

Однако, когда они приблизились к лагерю, Ясенка почувствовала, что за оградой творится что-то неладное. В лагере было слишком тихо. А вдруг враг уже напал, и все убиты. И значит…

— О нет! — прошептала она, прикрывая ладонью рот. Это движение напомнило ей про браслет, и она прижалась к нему губами. — Горин, Горин! — прошептала она. — Если ты еще…

Она не смогла договорить.

В следующее мгновение он словно по волшебству показался из ворот лагеря. Она сбросила меховой плащ, спрыгнула с саней и, поскальзываясь и спотыкаясь на снегу, побежала к нему. Он бежал к ней так же быстро и успел подхватить на руки как раз в то мгновение, когда она уже готова была упасть.

— Ты жив, жив! — пролепетала она прерывистым голосом, уткнувшись ему в плечо.

— Да, моя Ясенка, я в порядке. — Он поцеловал ее волосы, открытые сбившимся назад капюшоном. — Милорд Ройанс?! Что привело вас и мою жену в это опасное место? Я считал, что вы благополучно остались в Ренделшаме, с королем.

— У Ясенки есть новость, которую вам следует услышать. И поскольку эта отважная леди была твердо намерена ехать сюда, чтобы все рассказать вам, я решил ее сопровождать.

Ясенка чуть отстранилась, чтобы заглянуть ему в лицо.

— Ты должен быть очень осторожен, — встревоженно проговорила она так тихо, чтобы ее мог услышать только он один. — Боюсь, что среди вас предатель.

Его брови сдвинулись, между ними пролегла глубокая складка.

— Предатель?

— Да. Пожалуйста, если вы еще не сражались, не выходите на бой, пока не разоблачили изменника.

— Нам все еще нужно доказать эти обвинения, — предостерег ее Ройанс.

— Мне не нужны новые доказательства — у меня их уже достаточно. Ах, Горин, пожалуйста! Не начинайте сражения — пока.

— Ты опоздала, моя Ясенка. Битва произошла вчера. Мы бились изо всех сил, и пока судить рано, но, боюсь, мы проиграли.

9

— ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ для битвы.

При этих словах у Харуза, вышедшего осмотреть собравшиеся войска, вырвалось изо рта белое облачко пара. Буран ночью закончился, гром и молния прекратились, и теперь ярко светило солнце, заставляя сверкать редкие снежинки, все еще падавшие на землю.

— Я готов отправиться на прибрежную дорогу, — объявил Рохан.

Позади него за своими щитами радостно ухмылялись Морские Бродяги, сжимавшие в руках топоры и мечи. Все они обернули рукояти и топорища сыромятной кожей, чтобы рука не скользила. Один человек, стоявший чуть впереди остальных, держал боевой флаг Рохана. В эту безветренную погоду полотнище не развевалось бодро, а уныло поникло на древке.

— По моей команде, — напомнил Харуз. — Дай нам время пройти через глубокий снег на горном перевале. А потом ты должен будешь задержать противника, чтобы мы могли неожиданно зайти ему во фланг.

— Можете на меня рассчитывать, генерал.

Рохан положил ладонь на голову Келтина, и боевой кот гулко замурлыкал. Стоявшая по другую руку Битта ткнулась лбом Рохану в бок, — требуя своей доли внимания.

Харуз повернулся к Горину.

— Я разведывал горный перевал, — сказал он, — и поведу отряды самым верным путем.

Горин чуть поднял брови. Он лично не разведывал ту часть перевала, где, по его утверждениям, успел побывать Харуз, но он знал горы. Однако Харуз был выше его по званию, к тому же Горин чувствовал, что лорд-маршал, несмотря на весь свой боевой опыт, едва сдерживает нетерпение, стремясь поскорее встретиться с противником.

Из лагеря ушли все воины, там остались только повара, врачи, прачки и те немногие женщины, которые увязались за своими мужчинами. Четыре Армии Рендела отправились в бой, каждая под своим флагом. Кто-то соорудил некое подобие знамени и для трясинных воинов — коричнево-зеленое, с изображением лаппера, и один из воинов теперь гордо его нес. Хотя трясинные жители явились с боевыми барабанами, как и остальные армии, их по приказу генералов оставили в лагере. Сегодня главное — быть незаметными.

Авангард, состоявший из генералов и офицеров, должен был принять на себя основной удар. Восемь боевых котов соизволили сопровождать воинов и теперь расхаживали вдоль рядов с невероятной важностью: два кота Горина, Раджиш и Финола, и те, которые подружились с Гиннелом, Себастьяном и Стюартом. За передовым отрядом шли нордорнцы, а за ними — ренделцы. Из всех командиров только Тассеру разрешили идти с его воинами: Харуз отдал специальный приказ. Трясинники двигались за ренделцами, не соблюдая никакого боевого порядка.

Сам Харуз шел очень быстро, опережая авангард. Слишком опережая, по мнению Горина.

Снег в сочетании с ветром мог оказаться очень опасным в этой горной местности. По удачному стечению обстоятельств ураганный ветер пронесся по узкой долине и сдул большую часть свежевыпавшего снега, поэтому двигаться было довольно легко. Под тонким снежным покрывалом скалы и другие препятствия было легко различать — и поэтому их без труда избегали. Наверху, на вершинах гор, ветер был не таким яростным, и там снег достигал опасной глубины. Горин бдительно наблюдал за обстановкой наверху, зная, чего можно ожидать. Он понимал, что здесь могут сходить лавины. Если бы не возможность застигнуть противника врасплох, он протестовал бы против этого плана гораздо более энергично, чем сейчас.

— Мы ничего не потеряем, если выждем день или два, но очень многое выиграем, послав разведчиков и выяснив, что нас ждет, — неоднократно повторял он на советах. — Особенно после такого сильного бурана. Иначе мы идем в бой вслепую.

— Возможно. Но лично я не могу бездельничать в лагере, — возразил Харуз.

Большинство офицеров, собравшихся на совет, кивнули, соглашаясь. Горин понял, что Харуз полностью держит в руках всех молодых аристократов. Нетерпеливые, отчаянные, неопытные — ведь они знали только турниры, а не настоящие сражения, — они так и рвались в бой. «Ну что ж, — решил он, — многие из них сегодня получат свои первые шрамы и приобретут навыки осторожности».

Движение по долине оказалось настолько легким, что солдаты шли по четыре в ряд, что давало им возможность продвигаться гораздо быстрее, чем если бы они выстроились цепочкой, один за другим. Во время сбора отрядов все командиры постарались внушить солдатам, что необходимо соблюдать тишину. Тем не менее войско все равно производило шума больше, чем Горин считал приемлемым. Он постоянно беспокоился из-за снега, скопившегося у них над головами, и наконец, не выдержав, подозвал к себе Себастьяна, который тоже тревожно посматривал наверх.

— Пройди назад и скажи людям, чтобы вели себя как можно тише, — приказал он вполголоса. — Никаких разговоров, никакого бряцания оружием.

— Знаю, сэр. Я за этим прослежу.

После напоминания Себастьяна уровень шума, который производили воины, заметно понизился, хотя все же не так сильно, как хотелось бы Горину.

С каждым шагом отряды заходили все глубже в горную расщелину, ведущую к перевалу. Когда они обошли скалистый выступ, Горин обратил внимание еще на одну дорогу, прорезанную в горном склоне и уходящую влево. А потом высоко и справа, почти на самой вершине, он заметил какой-то яркий блик. Резко остановившись, он заслонился ладонью от яркого света. Внезапно усилившийся снегопад закрыл верхнюю часть склонов. Раджиш и Финола, двигавшиеся у него по бокам, тоже остановились. Наверху почти весь склон был покрыт вечнозелеными деревьями — за исключением тех мест, где залысина отмечала обычное место схода лавин. На одной линии с этой полосой в ярком утреннем солнце и ослепительном блеске снега…

Не снега! Льда!

Горин поднял руку, дав знак шедшим за ним остановиться, и стал лихорадочно обдумывать увиденное. Раджиш раздвинул губы в беззвучном рыке, а Финола тихо заворчала. Люди, шедшие в авангарде, помня предостережение Себастьяна, молча столпились у выхода из долины, перекрыв путь тем, кто шел за ними.

Горину уже приходилось встречаться с такими ситуациями. Как и все ледяные реки, находились ли они на вершинах гор или ползли по земле, этот ледник лежал в небольшом углублении, которое пробил между двумя горами. А на вершинах, как с ужасом понял Горин, скопился толстый слой свежевыпавшего снега. Если корка старого снега хоть немного растаяла, то в течение последних нескольких дней она должна была замерзнуть снова, превратившись в чистый лед. А это сулило серьезную опасность. Любой, даже самой маленькой неосторожности будет достаточно для того, чтобы новый снег понесся вниз с горы по ложбине, где подобные сходы лавин не редкость. Если это произойдет сейчас и воины окажутся на пути лавины, то все мгновенно погибнут. К счастью, опытный человек, а в особенности нордорнец, способен предсказать, до какого места может скатиться лавина.

Харуз, не заметивший того, что Горин остановил движение армии, продолжал идти вперед. Горин, сам рискуя произвести шум, бегом догнал лорда-маршала. Его боевые коты мягкими прыжками неслись рядом.

— Посмотрите туда, — тихо проговорил он. — Нам надо вернуться.

Харуз повернул голову в ту сторону, куда указывал Горин.

— Да, я вижу, — ответил он. К ужасу Горина, он говорил в полный голос, и его слова далеко разносились в безмолвии гор. — Но я не согласен отступать. Я приказываю двигаться вперед, чтобы мы успели пройти это место до того, как могут обрушиться снег и лед.

Он поднял руку, чтобы дать сигнал продолжать движение.

— Отступаем, и немедленно! — возразил Горин. — Поверьте мне, я знаком с этими местами! Двигаться вперед крайне опасно!

Харуз покачал головой. А потом внезапно оба поняли, что время споров прошло. Из-за края замерзшей реки показалась голова ледяного дракона. Его всадник сидел так, что хорошо видел все происходившее внизу. Второй дракон появился высоко на склоне по другую сторону ущелья. Прозрачный бело-голубой лед начал трещать и шевелиться, и гулкий звук эхом прокатился по скалистым склонам. Оба боевых кота насторожились и громко зарычали.

Харуз потрясенно застыл на месте, уставившись вверх. Похоже, он был в шоке. Горин схватил лорда-маршала за руку и, напрягая все силы, поволок обратно к выходу из расщелины. И тут, в дальнем конце узкой долины, куда они успели войти, Горин увидел вражескую армию, которая двигалась по узкой дороге, пробитой высоко в горах как раз напротив ледяной реки. Он моментально понял, что случилось худшее. Путь к наступлению Четырех Армий был превращен в ловушку.

— Себастьян! — крикнул он. — Сейчас!

Себастьян, правильно поняв его приказ, немедленно поднял шум: начал колотить мечом в щит и громко закричал. Стоявшие в начале колонны последовали его примеру. Однако многие из тех, кто находился за ними, не могли оценить ситуацию и растерялись, увидев такое противоречие предыдущему приказу.

Огромный пласт льда сполз с уступа и отломился от края застывшей реки. С обманчивой медлительностью он начал падать вниз, ударяясь о камни и разбиваясь на куски. Дракон, прятавшийся высоко в горах, расправил крылья и поднялся в воздух.

Тут уже все ренделцы обрели голос. Их крики и производимый ими шум перекрыл звук ломающегося льда у них над головами. Даже боевые коты подняли вой. Тяжелый снег завибрировал и с ужасающей неизбежностью заскользил вниз. Поначалу его спуск был отмечен не ревом, а леденящим душу шорохом. Дракон, сидевший на замерзшей реке, попытался взлететь — но опоздал. Лавина с грохотом захлестнула его. Стоявшие внизу люди потрясенно наблюдали за тем, как огромные глыбы снега подминают под себя гигантского зверя с такой легкостью, словно он был детской игрушкой. В считанные секунды его обмякшее и изломанное тело полностью скрылось под лавиной. Разрушительный поток несся вниз, перекрывая все пути, кроме того, по которому армии пришли в горы. А на дороге, проложенной по противоположному склону, теперь уже собрались полчища фридийцев.

Лавина накрыла бы передовые отряды, если бы Горин не заставил их остановиться. Вражеские воины, которым лавина не угрожала, ринулись в атаку. В небе закружились четыре дракона. Горин понимал, что уже через несколько мгновений чудовища опустятся на едва успевший прекратить движение снег.

Стоя во главе своего отряда, Рохан дождался, когда солдаты Рендела выйдут из лагеря. Армия трясинных воинов плелась за ними следом. Насколько он мог судить, ему пришло время отправиться на прибрежную дорогу, завязать там бой с врагами и отвлекать их, пока Харуз не нанесет сокрушительного удара с фланга. С помощью одной мастерской атаки будет выиграна вся война. Конечно, останется предводитель этого воинства, но без подчиненных он будет бессилен.

Двигаться было легко — как подозревал Рохан, гораздо легче, чем по дну долины. Поэтому он не торопил своих людей, а старался угадать, где находятся основные силы. Если он нападет слишком рано, появится риск того, что он потеряет слишком много людей в столкновении с превосходящими их силами. Если он опоздает с атакой, то фактор неожиданности исчезнет, и он окажется во фланге фридийцев, командуя очень немногочисленным отрядом.

С холодным фатализмом он понял, что ему остается только то, что он может, — и надеяться на лучшее. Затылок у него странно покалывало, как всегда в предчувствии опасности. Он прикоснулся к небольшому пучку трав и веток, которые матушка Зазар дала ему на счастье.

В том месте, которое, как он знал по разведочному рейду «Пенной девы», находилось почти у самого лагеря фридийцев, Рохан дал сигнал остановиться. Его боевые коты, почти невидимые на снегу, прижались чуть ли не вплотную к нему.

— Держитесь рядом, — приказал он людям. Дордан и Касер, каждый из которых командовал отрядом пехотинцев, ухмыльнулись.

— Мы знаем, что делать, — раздраженно бросил Яобим.

Это был еще один закаленный ветеран, который сражался рядом с Оберном, а теперь служил сыну Оберна. Рохан не разрешил себе обидеться.

— То, что вы сейчас здесь стоите, — любезно проговорил он, — это доказывает.

Он адресовал им обезоруживающую улыбку. Нельзя допустить, чтобы Морские Бродяги относились к нему, юнцу, лишь недавно взявшему в руки оружие, с презрением, а эти независимые люди вполне были на такое способны. Если они решат, что он чересчур высокомерен, то бесцеремонно лишат его звания и изберут себе другого предводителя, не обращая внимания на то, как другие командиры Четырех Армий относятся к его родству со Снолли. Он мрачно подумал, что в таком случае первый адмирал только одобрил бы отстранение его от обязанностей и даже не подумал бы сочувствовать внуку, совершившему какой-то глупый, по мнению Снолли, поступок.

— Спишите это на мое волнение, — добавил он.

— Ты о нем забудешь, как только начнется бой, — сказал Кассер.

Он махнул топором, раздвинув губы в кривой и довольно жестокой улыбке. Он отказался от боевых перчаток, и теперь, наверное, пальцы его сводило от холода, но хватка оставалась крепкой.

— Почему бы не начать сейчас же, — грубовато проговорил Яобим. — Давай сигнал.

— Мы выйдем на окраину их лагеря и убьем тех, кто там окажется, а потом ворвемся в центр и постараемся наделать как можно больше шума. — Рохан обнажил меч и тоже решил обойтись без перчатки. Еще несколько секунд, и он уже вполне согреется. — Вперед! — скомандовал он.

Только один ледяной дракон опустился на снежную массу, которая скатилась с вершины горы. Снег все еще шевелился, но тяжелое туловище дракона примяло его и остановило всякое движение. Чудовище расправило свои огромные крылья. Из-под них посыпался снег. А потом дракон открыл пасть, издав звук, похожий на рев бури. Новая струя снега и льда ударила из пугающего провала его глотки.

«И это, — подумал Горин, — только одна из тех опасностей, которые нам сегодня угрожают». Не взяв с собой большие арбалеты и катапульты (по приказу Харуза, как теперь вспомнил он), его люди оказались беспомощными перед драконами. Придется биться с ними тем оружием, которое есть. Внезапно ему пришла в голову мысль, что все-таки есть шанс справиться с этими тварями с помощью копья или стрелы. Этой идеей он был обязан Рохану. Копье или стрела… Но битва приближалась, и он отвлекся от этой мысли.

Раджиш и Финола, казавшиеся крошечными рядом с огромным драконом, бросились вперед, не дав Горину возможности их задержать. Хотя громадный зверь мог раздавить их ударом одной когтистой лапы, они не колеблясь начали атаку.

Один кот — на этом расстоянии Горин уже не мог их различать — бесстрашно прыгал рядом с драконом, дразня его и отвлекая внимание. Гигантский ящер, яростно взревев, замолотил своим ужасным хвостом. Боевые коты тоже били хвостами и вызывающе рычали. Внимание дракона и его всадника сосредоточилось на том коте, который стоял перед ними. А второй тем временем зашел сбоку, держась на расстоянии от тяжелого хвоста, и одним прыжком вскочил ему на спину. Когти и зубы впились в бок дракона в том месте, куда его лапы и морда достать не могли. Дракон задергался в бессильной ярости, и его рев уже не сопровождался потоком льда. Теперь, когда внимание чудовища сосредоточилось на втором коте, первый атаковал его точно таким же образом, вонзая когти и клыки в тех местах, где можно было добраться до драконьей плоти. Зверь обезумел от злости и боли, безуспешно пытаясь сбросить своих мучителей.

— Вперед! — крикнул Горин.

Рядом с ним знаменосец взмахнул его флагом, и нордорнцы бросились в атаку, держа наготове мечи и копья. Латром не отставал от остальных ни на шаг.

Перед лицом стольких врагов дракон смешался и отступил. Возможно, как и тот, которого убил Рохан, он не привык к решительному сопротивлению. Тем не менее он продолжал сражаться и далеко не был побежден. Его огромные лапы взметнулись — и люди начали падать. Всадник поднял тонкий металлический прут, из которого вырвался голубоватый туман. Там, где этот туман достигал нападавших, люди начинали падать, кашляя так, словно у них разрывались легкие. Однако нордорнцы продолжали наступать.

Один отважный воин, задыхающийся от ядовитого тумана, нырнул под расставленные лапы дракона, ища уязвимое место.

Всадник выкрикнул какой-то приказ, и дракон, взмахнув огромными крыльями, начал подниматься с того места, на которое приземлился. Люди отпрянули в стороны. Боевые коты спрыгнули на землю и понеслись вниз по снежному склону, воинственно распушив хвосты. Оказавшись вне пределов досягаемости когтей и ледяного дыхания огромной твари, они остановились, припали к земле и угрожающе завыли.

Пока нордорнцы и ренделцы сражались с драконом, вражеские солдаты далеко продвинулись вниз по дороге, прорезанной в противоположном склоне горы.

— Займись ранеными, — приказал Горин Себастьяну, а потом повернулся к Гиннелу. — Совершенно очевидно, что нам устроили засаду. Теперь я опасаюсь за Рохана.

Гиннел стиснул рукоять меча.

— Мы можем обойти фридийцев по горной дороге. Я заходил в эту долину, но с севера. Теперь я узнал эти места. Фридийцы находятся на недавно проложенной дороге. Однако существует еще одна, более старая, выше по склону. Если нам удастся на нее попасть, то мы сможем соединиться с отрядом Рохана.

— Я их задержу, чтобы они вас не остановили. Удачи тебе, кузен.

— И тебе тоже.

Они пожали друг другу руки. А потом, оставив позади почти половину нордорнцев, Гиннел ринулся к левой стороне долины. Боевые коты неслись впереди него. Спустя несколько мгновений Горин увидел, что некоторые из фридийцев, шедших в первых рядах, поспешно начали взбираться выше, явно намереваясь перехватить отряд Гиннела. Однако большинство, не поняв, что происходит, продолжали идти своей дорогой. Горин понимал, что если Гиннелу удастся миновать авангард, то у него есть неплохой шанс успеть на подмогу Рохану. Все будет зависеть от того, сможет ли его собственный отряд сдерживать первую волну захватчиков достаточно долго, дав тем самым Гиннелу время уйти.

— В атаку! — крикнул Горин, направляясь к тому месту, где должна была начаться самая жаркая схватка, но Латром остановил его, схватив за руку.

— Вы нужны не там, — сказал Латром. — Пожалуйста, вернитесь назад и займитесь Харузом. Похоже, с ним что-то случилось: вид у него ошарашенный. В любом случае нордорнцы не смогут долго сдерживать фридийцев без подмоги, а ренделцы в замешательстве. Окажите мне честь, позвольте командовать нашими людьми до тех пор, пока вы не вернетесь с подкреплением.

Горин пристально посмотрел на своего бывшего капитана, а потом кивнул, соглашаясь с ним.

— В Крепости Дуба ты — мой заместитель, — объявил он. — Командование сейчас переходит к тебе.

— Положитесь на меня, — отозвался Латром. Издав свой басовитый, раскатистый боевой клич, он побежал вперед. Следом за ним устремился его личный отряд. Горин знаком показал Раджишу и Финоле, чтобы следовали за Латромом.

Вскоре люди Латрома уже начали бой с захватчиками, которым теперь пришлось защищаться. Гиннелу с его людьми удалось отбиться от немногочисленных противников и выйти на расположенную выше дорогу. Боевые коты, войдя в раж, оглашали морозный воздух воинственным рыком. Время от времени в шум боя вплетались крики вражеских воинов, почти мгновенно обрывавшиеся.

Несмотря на холод, Горину пришлось утереть пот со лба. Он обдумывал слова Латрома насчет странных действий Харуза — а вернее, его бездействия. Широкими шагами он приближался к лорду-маршалу, но сначала столкнулся с его заместителем, Чевином, который шел к нему навстречу. Горин приостановился, чтобы отдать Чевину краткие распоряжения. Молодой командир немедленно начал действовать. Собрав группу людей, он отправил их обратно по дороге, чтобы те присоединились к людям Латрома, которые уже вели бой. А потом Горин добрался до Харуза и обнаружил, что вместо того, чтобы сосредоточить все внимание на командовании нелегким сражением, лорд-маршал спорит с Тассером.

— Дракон летит, — повторил Тассер явно не в первый раз. — Ранен легко. Летит к Трясине. Я тоже иду.

— Ты останешься здесь, чтобы обеспечить резерв, как я приказал.

— Резерв и поддержку теперь должна давать армия Рендела, которая пока почти не вступала в бой, — прервал его Горин. Ему с трудом удалось чуть смягчить свой резкий тон. — Как вы могли бы заметить, больше половины нордорнцев сейчас обороняют перевал от захватчиков. Вторую половину армии я послал на помощь Рохану.

Харуз моргнул.

— Тогда мы должны направить людей им в подкрепление. Где Чевин?

— Я встретил Чевина по дороге сюда, и он уже этим занимается.

Горин не стал произносить вслух очевидное: «И вас мне благодарить за это не приходится». Лорд-маршал пожал плечами:

— Значит, ситуация у нас в руках.

Горин прикусил язык, чтобы не сказать нечто такое, что может спровоцировать конфликт между ними. Эта ситуация отнюдь не была у них в руках, и Харуз, похоже, не собирался предпринимать ничего, чтобы изменить это положение дел. Два ледяных дракона уничтожены и один легко ранен, но три остались и готовы напасть в любую минуту. Раненых ренделцев и нордорнцев — и тела убитых — уже сейчас уносили с поля боя. Дракон, который нанес им этот урон, уже превращался в точку высоко в небе, направляясь на юг. Горин знал, что когда зверь приземлится, на него можно напасть сбоку и, если повезет, даже уничтожить.

Латром сказал правду: Харуз выглядел плохо. Два красных пятна высоко на скулах придавали ему вид больного лихорадкой.

— Почему, — спросил Горин, осторожно подбирая слова, — вы решили, что дракон не направляется в Трясину?

— Он летит в том направлении только для того, чтобы сбить нас со следа, — ответил Харуз довольно презрительно. — Он должен возвратиться в какой-нибудь лагерь, о котором мы не знаем, чтобы там залечили его царапины.

— И в то же время он не менял направления полета, — возразил Горин. — Его путь лежал прямо на юг. Поэтому я считаю, что генерал Тассер прав. Возможно, раны дракона не слишком опасны, но всадник понимает, что не выдержит еще одного такого боя, и поэтому выбрал, по его мнению, самую слабо защищенную местность в краю, который они стремятся захватить. А это Трясина.

— Я иду защищать Трясину, — сказал Тассер.

— Нет, — отрезал Харуз. — Вы останетесь здесь. К этому времени несколько младших офицеров, некоторые — с кровоточащими ранами, остановились поблизости и, конечно, услышали, как их командиры спорят в разгар яростной схватки с сильным противником. Такую несуразную сцену трудно было бы не заметить.

— У Тассера столько же прав защищать свою родину от захватчиков, как и у любого из воинов, — напомнил Харузу Горин. — Если бы я решил, что дракон угрожает Ренделшаму, и мог бы этому помешать, я бы позаботился о том, чтобы перевал и прибрежная дорога были достаточно надежно защищены, а потом отправился бы на помощь в столицу, невзирая ни на какие приказы.

Некоторые из молодых офицеров кивали в знак согласия — и Горин понял, что Харуз это заметил. Он ожидал, что лорд-маршал отреагирует ответной вспышкой, но тот отвел взгляд, выказывая странное и нехарактерное для него равнодушие.

— Тассер уходит сейчас же, — заявил командир трясинных воинов. — Убьет дракона. А потом Тассер вернется — с армией.

Горин напрасно ждал реакции от Харуза и в конце концов ответил Тассеру сам:

— Я принимаю это как слово чести.

И тут Тассер сделал нечто такое, что, как прекрасно знал Горин, не имело никаких прецедентов. Он протянул свою ороговевшую руку Горину для пожатия. Горин ее принял.

— Да, — сурово проговорил трясинный воин. — Слово чести.

А потом он повернулся и, встав во главе своего боевого отряда, быстрой рысью повел его обратно к дороге, по которой они пришли всего несколько дней тому назад.

Харуз проводил их взглядом.

— Туда им и дорога, — сказал он, почти выплевывая эти слова сквозь стиснутые зубы. — Я никогда ничего и не ждал от него и его нелепой «армии». Не знаю, какому дурню пришла в голову мысль тащить за собой трясинных жителей. Этим обитателям грязи совершенно нельзя доверять.

— Дурень, который «тащил их за собой», как вы изволили выразиться, — это мой родич Рохан, — ответил Горин, уже не пытаясь сдержать гнев и раздражение. — И я не намерен оставить его сегодня умирать от руки фридийцев!

Не обращая больше внимания на лорда-маршала, Горин собрал около сотни ренделских солдат. Издав клич, в котором излил часть накопившейся с утра досады, он повел людей в гущу схватки на снежной лавине. Там кипела битва, которая занимала все большее пространство вокруг собственно дороги. Хотя место для сражения было не самое подходящее, оно все же давало Четырем Армиям (на самом деле уже двум, поскольку люди Рохана все еще, по-видимому, сражались по другую сторону перевала, а трясинная армия ушла) больше места для маневра.

А потом Горин повернулся к тем солдатам, которые еще не вступили в бой.

— Мы чуть было не попали в западню. Враг каким-то образом узнал наши планы. Морские Бродяги сейчас в ужасном положении: ведь они ждут нашей атаки на фланг противника, а эта атака уже не состоится. Нам нужно спешить им на помощь. Кто пойдет со мной?

10

В ЛАГЕРЕ ФРИДИЙЦЕВ северяне уже ждали Морских Бродяг. Все их планы оказались бесполезными: моряки оказались в отчаянном положении, фридийцы напали на них с трех сторон. Морские Бродяги издали свой боевой клич, который был усилен ревом боевых котов. А потом они приготовились к бою и стали ждать первую волну нападавших.

У Рохана не было времени для того, чтобы привести в порядок свои мысли: он почти мгновенно вынужден был вступить в бой сразу с двумя коренастыми, плосколицыми захватчиками. Он отбросил копье противника плоской стороной меча и, почти не меняя его движения, вонзил клинок в тело второго врага. Когда он развернулся, чтобы добить первого противника, то обнаружил, что перед ним снова стоят двое. Он не представлял себе, где находятся Келтин и Битта, хотя слышал в отдалении их рычание и визг. Он решил, что они проскользнули в тыл и теперь расправляются с отстающими.

Когда он втянулся в ритм боя, его мысли почему-то начали проясняться. «Что-то тут не так, — сказал он себе. — Мы двигались скрытно, высылали разведчиков. Как могли фридийцы узнать о нашем приближении и приготовиться к сражению? Морские Бродяги должны были бы захватить их врасплох». А еще, когда первое тяжелое потрясение прошло и его люди стали сражаться как положено опытным воинам, он понял, что во вражеском лагере оказалось не так много противников.

Следовательно, северяне-захватчики не только ожидали появления Морских Бродяг, но и готовы были выставить основные силы против армии, которая сейчас пробиралась через горный перевал.

Чувствуя, как больно сжимается сердце и отчаянно покалывает в затылке, Рохан понял, что там, на перевале, армия попала в засаду, как случилось и с Морскими Бродягами.

— Отходим! — крикнул он и услышал, как приказ повторяют те, кому удалось расслышать его в шуме боя. — Ищем место для обороны!

Они будут держаться изо всех сил, как это у них заведено, и враг дорого заплатит за каждого убитого моряка.

Его люди немедленно выполнили приказ своего предводителя. Им стало понятно, что именно происходит, ведь они были опытнее Рохана. Хотя они предпочитали нападать, но и науку обороны каждый хорошо усвоил. Кто-то установил на место боевой флаг Рохана, и Морские Бродяги стали собираться вокруг него. Битва кипела, оружие звенело, неся опасность и смерть.

Совершенно не к месту, словно вырвавшись из пут времени, Рохан вдруг ясно вспомнил давний день в Великом Соборе Света в Ренделшаме, разговор с добрым священником Эсандером и книгу. Наиболее отчетливо он вспомнил те слова, которые, как он поклялся, станут для него руководством ко всей последующей жизни. Сейчас они звучали у него в голове в такт ударам его меча.

«Хотя осторожность и здравый смысл весьма важны, иногда нужно идти на риск.

Если ты смеешься — рискуешь показаться дураком.

Если ты плачешь — рискуешь показаться слабодушным.

Если тянешься к другому — рискуешь влюбиться.

Проявляя чувство — рискуешь раскрыться.

Открывая толпе свои идеи и мечты — рискуешь быть отвергнутым.

Любя — рискуешь не обрести ответной любви.

Сама жизнь грозит риском смерти.

Надеясь — рискуешь разочароваться.

Делая попытку — рискуешь потерпеть поражение.

Тем не менее надо идти на риск, потому что величайшая опасность и заблуждение в жизни есть отсутствие риска. Если человек не рискует ничем, ничего не делает, ничего не имеет — они становится ничем. Он может избежать потерь и скорбей, но не научится познавать, чувствовать, изменяться, расти, любить и жить. Скованный страхом, он — раб, который бежит от своей свободы.

Только тот, кто осмеливается идти на риск, — свободен».

Сегодня Рохан пошел на высочайший риск. Он с холодной уверенностью понял, что он и его сородичи могут умереть — и, возможно, умрут — там, где стоят. Он надеялся, что оставшиеся на кораблях, а в особенности его дед, узнают, что они умерли славно.

А еще ему хотелось надеяться, что Анамара не будет горевать слишком долго.

Горин быстрым маршем вел отряд ренделских солдат через горный перевал к прибрежной дороге. Боевые коты не любили такого быстрого движения, поэтому он попросил их остаться. С Роханом пошла его пара. Это было хорошо, хотя в битве, которая ждала их впереди, им пригодились бы несколько таких пар. Надо отдать должное тем людям, кто пошел с ним: они не хотели отдыхать подолгу, стремясь поскорее прийти на помощь храбрым морякам, на долю которых сегодня выпала самая тяжелая схватка.

Позволяя своим воинам тратить максимально допустимое количество сил, Горин вел их вперед. Он представлял себе, с чем именно пришлось столкнуться Морским Бродягам. Фридийцы — неутомимые бойцы, особенно тогда, когда чувствуют за собой преимущество.

Ренделцы уже тяжело дышали к тому моменту, когда до них долетели первые звуки боя. Однако это прибавило им сил, и они почти бегом обогнули последний скалистый уступ, отмечавший границу лагеря. Быстро рассыпавшись, они вступили в бой. Горин вскоре оказался рядом с закаленным Морским Бродягой, который яростно сражался, несмотря на то что по его мускулистой руке струилась кровь. Если бы они задержались на горной дороге еще несколько минут, этого человека, скорее всего, уже не было бы в живых.

— Как раз вовремя! — прохрипел Бродяга. — Мы уже подумали, что пропали!

Горин расправился со своим противником и обхватил Бродягу за плечи: тот явно едва держался на ногах.

— У нас были дела по ту сторону, — сказал он. — Мы пришли, как только смогли.

— Мы знаем, — отозвался Морской Бродяга. Устроив раненого в безопасном месте, Горин немедленно снова бросился в гущу схватки.

С неожиданным и крайне своевременным приходом подкрепления преимущество в этом бою стало склоняться на сторону воинов Четырех Армий. По одному, потом по двое, а потом и целыми группами фридийцы начали обращаться в бегство. Горин услышал усилившийся справа шум и понял, что уцелевшие фридийцы, которые пошли по скрытой горной дороге в долину, теперь отступают и отнюдь не рады тому, что увидели в собственном стане. Вскоре в лагере очутились их преследователи — нордорнцы, ренделцы и их боевые коты, хлынувшие через перевал следом за ними. Латром и Горин встретились в центре поля боя. Они устало оперлись на свои мечи и обменялись рукопожатием.

— Хорошо закончилось, — сказал Горин.

— Хорошо, что закончилось, — отозвался Латром.

К ним подошел Рохан, хотя и с рассеченным лбом, но, похоже, в целом не пострадавший. Рядом с ним шли Келтин и Битта. Битта хромала и время от времени встряхивала одной лапой.

— Да уж, хорошо, что закончилось, — проговорил юноша, кивая в сторону Морских Бродяг, которым удалось пережить этот бой. — Если бы вы не пришли на помощь, то нам бы долго продержаться не удалось.

Себастьян и Чевин тоже присоединились к группе командиров. Оба получили раны, требующие перевязки, однако в лагере у врачей были и более неотложные пациенты.

— Я вас поздравляю, — сказал Чевин. — Сегодня мы одержали важную победу.

Горин кивнул. Он понимал, что на самом деле это ему следовало бы поздравлять Харуза. Однако Харуз в сражении не участвовал, ни советом, ни действием. Горин надеялся, что хотя бы теперь, после того как он увел свой отряд на прибрежную дорогу, Харуз выйдет из непонятного оцепенения.

— Еще одна такая победа нас прикончит, — сказал он. — Где лорд-маршал?

— Завершает дела на поле боя у перевала. Он приказал мне попросить вас проделать то же самое здесь.

— Конечно, — согласился Горин. Действуя быстро и умело, нордорнцы и ренделцы сложили тела убитых фридийцев в кучу, чтобы сжечь. Некоторым было поручено изготавливать носилки для тяжелораненых. Воины с носилками последними ушли на юг из вражеского лагеря и перед уходом подожгли беспорядочно расположенные палатки и шалаши. Вскоре весь лагерь пылал. Рохан устроил на носилки и Битту: она уже не могла наступать на раненую лапу. Он не сомневался, что столь смелый боевой товарищ заслуживает такой чести.

Харузу казалось, что он горит как в лихорадке. Где Флавьель? Она обещала руководить боем, обрушить ледяную реку на головы их врагов. Их план был безупречным. Неужели она находилась на том драконе, которого ранили его солдаты? Он страшился даже думать о том, что ее дракон мог оказаться под смертоносной лавиной и что теперь она мертва.

Нет. Это немыслимо! Цепляясь за остатки надежды, он уверял себя, что снова увидит ее, заключит в свои объятия.

Тем временем он распоряжался расчисткой поля боя. Голова у него пульсировала болью в такт ударам сердца, и, несмотря на мороз, он обливался потом. Он поймал себя на том, что не жалеет солдат Рендела и Нордорна, которые погибли или получили раны. Вместо этого он досадовал по поводу того, что трясинные воины покинули поле боя под жалким предлогом защиты своей части Рендела. Если бы они остались там, где он приказал, то, может быть, отвратительный Тассер сейчас валялся бы среди мертвых.

Или, может быть, трясинный житель оказался прав и ледяной дракон действительно направился в Трясину. В этом случае жалкое оружие трясинных воинов и их не менее жалкие доспехи дадут дракону безусловное преимущество, сколько бы легких ранений он уже не получил. Результат будет один: Тассер умрет вместе с остальным жалким подобием своей армии.

Харузу хотелось думать, что на том звере находилась Флавьель. Она вернется к нему с триумфом.

— Мы победили, сэр!

Это сказал Peгec. Он сильно хромал. Харуз заметил, что молодой аристократ получил удар мечом по ноге. К счастью, сухожилия не были рассечены, так что можно было надеяться на скорое выздоровление.

— Конечно, — отозвался Харуз, — конечно. Где Чевин?

— Все еще на поле боя.

— Скажи ему, чтобы явился ко мне.

Peгec отсалютовал и захромал, чтобы исполнить приказ. Вскоре Чевин, усталый, но, по-видимому, целый и невредимый, уже подходил к Харузу.

— Вы меня звали?

— Как держится противник?

— Они сломались, сэр, и бегут.

— Гоните их до лагеря, — приказал Харуз. — Если они окончательно потеряли боевой дух, то можете дать им уйти. Но только убедитесь в том, что они действительно бежали. И если ты там найдешь Горина, то скажи ему, чтобы он распорядился привести поле боя в порядок, как здесь делаем мы. Понял?

— Конечно, сэр.

Чевин, отсалютовав, отправился выполнять распоряжения Харуза. Лорд-маршал снова вернулся к своим мыслям. Возможно, Горин погиб. Хотя теперь ему не важно, что Ясенка снова станет вдовой. Харуз телом, сердцем и душой принадлежал теперь колдунье Флавьель, и его не тревожила даже небольшая преграда в виде жены-изменницы.

Странно. Он вспомнил о Маркле всего один раз, когда встретил Флавьель неподалеку от этого самого места, и то только в связи с тем, что жена покушалась на его жизнь.

У него снова больно сжалось сердце. Флавьель! Лишь она достойная спутница для такого человека, как он.

Его мысли лихорадочно кружились. Куда делись остальные ледяные драконы? Почему после того, как Рохан предательски убил одного дракона, ренделцам пришлось сражаться только с одним из оставшихся пяти? Когда одного дракона засыпало лавиной, а второй, раненый, улетел на юг, почему остальные три всадника не пришли ему на помощь?

Нет, Флавьель не могла его покинуть! Вероятность того, что она была среди тех, кого почему-то не оказалось на поле боя, резко уменьшилась.

Если она погибла под лавиной…

— Ты привезла лекарство? — спросил Горин, ведя Ясенку, Ройанса и их сопровождающих через лагерь.

Из палаток и шалашей долетали слабые стоны раненых.

— Нет, — ответила Ясенка. — Я надеялась успеть раньше, чем… — Она схватила Горина за руку, внезапно испугавшись. — Кто ранен? Рохан?

— У него лишь пара царапин, ничего опасного. Я смог отправить отряд ему на помощь. Несколько молодых аристократов Рендела оказались слишком неопытны и получили сегодня свои первые шрамы, но большинство раненых — это наши пехотинцы.

— У вас есть госпиталь?

— Да. Правда, лекарства там уже на исходе.

— Я немедленно пойду туда и посмотрю, чем можно помочь.

— Что до меня, — объявил Ройанс, — если вы найдете мне какую-нибудь палатку, а в ней — постель, то мне не мешало бы отдохнуть, прежде чем я смогу быть кому-то полезен. Управлять собачьей упряжкой в мои годы…

Несмотря на всю серьезность ситуации, Горин улыбнулся.

— Сударь, ваша стойкость — укор всем нам, более слабым мужчинам. Сомневаюсь, чтобы кто-то из нас смог сделать то, что сделали вы.

— Если бы возникла такая необходимость, смогли бы. А я теперь чувствую, насколько устал.

Мимо, хромая, прошел Peгec из Лерканда. Нижняя часть его ноги была закрыта свежей повязкой. Горин окликнул его:

— Вы не будете добры позаботиться о лорде Ройансе? Ему нужно найти место для отдыха.

— Почту за честь, — отозвался Peгec и повернулся к Ройансу: — А вы не откажетесь разделить палатку со мной, сэр?

— В былые времена мне часто приходилось слать на земле, под открытым небом. Но сейчас я, конечно, предпочел бы не ночевать в снегу, — улыбнулся старый воин.

— Ну, здесь у вас по крайней мере будет кров и теплая еда. Пожалуйста, следуйте за мной.

Ройанс помахал рукой Горину и Ясенке и отправился за Регесом. Джервин тенью следовал за своим господином.

— После того как вы немного отдохнете, мы поговорим о том… э-э… деле, которое вы упоминали, сэр, — пообещал Горин.

— Конечно. А тем временем Ясенка сможет рассказать вам все, что случилось. Но не забывайте: ее уверенность сердечная, а не та, которую можно увидеть или потрогать.

— Не забуду.

С этими словами Ройанс ушел со своим молодым проводником. А Горин повернулся к Ясенке.

— Прежде чем ты пойдешь помогать раненым, нам необходимо поговорить. Наедине.

Он отвел ее в свою палатку, приказав кому-то из проходивших мимо солдат немедленно принести кувшин с горячим бульоном. В палатке на кровати Горина удобно устроился боевой кот, тщательно вылизывающий свою шкурку. Второй мирно дремал в складном кресле.

— Раджиш, Финола, пожалуйста, слезьте. Это моя супруга, леди Ясенка. Ведите себя вежливо.

Оба кота встали и подошли к Ясенке. Ей показалось, что они сделали это не потому, что получили приказ, а из любопытства.

— Можно до них дотронуться? — спросила она.

— Да. Для тебя они безопасны.

Она погладила им головы — сначала осторожно, а потом все более уверенно. Боевые коты ласково потерлись о ее ноги.

— Я видела их только издали, когда вы уходили из Ренделшама. Они просто великолепны! Они действительно такие яростные бойцы, как люди говорят?

— Потом я расскажу тебе, как они дразнили и отвлекали ледяного дракона, который на нас напал. Но сейчас я хочу услышать то, ради чего ты проделала столь долгий и опасный путь.

Они уселись — Горин на кровать, а Ясенка в кресло, — а боевые коты устроились рядом с ними, положив головы так, чтобы людям удобно было чесать их за ушком. Она с радостью приняла чашку горячего бульона и, отпивая понемногу, рассказала мужу о той ужасной болезни, которая поразила леди Марклу, и о еще более ужасных обвинениях, которые она выдвинула.

— Вдовствующая королева Иса склонна списать это на болезнь Марклы, — закончила Ясенка свой рассказ.

— Но ты ей поверила, — сказал Горин, и это не было вопросом.

— Да, поверила. Мне достаточно было ее свидетельства — и того, что я видела своими глазами. Не говоря уже о моем ожерелье.

— Тогда этого достаточно для того, чтобы подробно расспросить человека, о котором идет речь. Но леди Маркла — как она?

— Она еще была жива, когда мы с лордом Ройансом уезжали из Ренделшама, но в очень плохом состоянии. А что с ней сейчас… не знаю.

— Я созову всех командиров в штабную палатку, — сказал Горин. Его брови сурово сдвинулись. — Оставайся здесь.

— Нет. Лучше я пойду к раненым.

— Хорошо. Но не уходи оттуда, чтобы я смог быстро тебя найти, если понадобится. — Его лицо немного смягчилось. — Боюсь, что отдых Ройанса придется прервать.

— Он не рассердится, — отозвалась Ясенка. — Он понимает, что это необходимо.

— Палатка Гиннела рядом с моей. Мы встретимся там. Мне необходимо обсудить этот вопрос с Ройансом, прежде чем сообщать такое неприятное известие другим, и я хочу, чтобы мой родич присутствовал при этом: он всегда дает мудрые советы.

Горин встал со своей походной кровати. Ясенка тоже поднялась на ноги. Он обнял ее, и на секунду она позволила себе просто наслаждаться его близостью.

— Как я по тебе скучала! — призналась она.

— Теперь мы вместе. После того как разберемся с этой проблемой, я решу, смогу я отправить тебя обратно или нет.

Его слова заставили сердце Ясенки забиться сильнее.

— Я пойду и начну помогать раненым.

Он быстро поцеловал ее и вышел из палатки. Боевые коты увязались было за Ясенкой, и ей с трудом удалось оставить их в палатке, пообещав, что они еще увидятся — чуть позже.

Харуз шел через лагерь, радуясь суматохе, которая позволяла ему оставаться незаметным. Он небрежно ответил на приветствия часовых у штабной палатки, стремясь как можно скорее попасть в свое помещение позади общей комнаты.

— Есть теплая вода. Вам ее принести, сэр? — спросил один из часовых.

— Да. Поставьте на стол в передней комнате, и я все сделаю сам. Если кто-нибудь захочет меня видеть, скажите, что я просил меня не беспокоить.

Ему хотелось поскорее сбросить с себя пропитанную потом одежду и освежить тело. И еще ему не хотелось никого видеть. Казалось, что даже свет свечи будет сейчас для него невыносимым.

Стягивая с себя промокшую, тяжелую одежду, он вдруг ощутил знакомый аромат. От нежного прикосновения к спине его кожу приятно закололо. Неужели он грезит? Это была игра воображения, вызванная лихорадкой, которая его пожирала — теперь его будут терзать призраки!

— Ты не грезишь.

Флавьель говорила почти шепотом.

Харуза окутал аромат ее духов. Чародейка вытянула палец и зажгла свечу, не прикоснувшись к ней. А потом она помогла ему снять последние слои грязной одежды и подала халат из тонкой шерсти. Прозвенел колокольчик у входа в его личное помещение — сигнал того, что часовой принес обещанную воду. Флавьель дождалась, чтобы солдат ушел, а потом, убедившись в том, что внешнее помещение пусто, внесла горячую воду во внутреннюю комнату.

Чародейка велела Харузу лечь на походную кровать, брызнула несколько капель какого-то эликсира в воду — и по краям таза образовались кристаллики льда. Смочив кусок мягкой ткани в получившемся растворе, она раскрыла халат Харуза и принялась терпеливо омывать его тело. Ледяная вода дивно освежала.

— Ты болен, мой единственный, — проговорила она. — Тебе хуже, чем должно было быть. В чем дело?

— Я боялся, что ты погибла. Там были два дракона, а ты говорила, что будешь следить за боем, за засадой. Но один дракон погиб под лавиной, а второй получил раны…

— Ш-ш… — Она прижала душистые кончики пальцев к его губам. — Дракон, который попал под снег, действительно был моим.

— Но ты жива!

— Неужели ты обо мне такого плохого мнения? Неужели ты решил, что моя сила настолько мала, что я не смогу избежать пустяковой опасности? Мне и более серьезная не угрожала бы!

— Мне никогда не бывает страшно, но на этот раз я испугался — за тебя.

Смыв пот с его тела, Флавьель снова закутала его в халат.

— Ну вот. Скоро тебе будет лучше, — пообещала она.

— Мне уже лучше, хотя не знаю, помогло ли твое зелье или просто твое присутствие.

Флавьель встала и начала перебирать вещи в сундуке в поисках подходящей одежды. Грязные вещи лежали кучей на полу, и она ногой отшвырнула их в угол.

— Когда будешь снова одеваться, тебе надо выбрать что-нибудь полегче, — сказала она.

Он впервые обратил внимание на то, что на ней только тонкая рубашка, завязанная на талии. И даже когда она находилась на улице, то накидывала на себя лишь легкий плащ.

— И все же тебе тепло, несмотря на весь этот снег.

Флавьель поднесла к его губам пузырек — такой же, как тот, из которого он выпил зелье в первый раз. И он снова проглотил все содержимое, не задавая никаких вопросов. Она на секунду прижала руку к его лбу.

— Жар уже прошел, — сказала она. — И если начнется снова, не тревожься. Знай, что это просто сгорает твоя прежняя жизнь. И благодаря этому ты станешь достойным того, чтобы тебя принял Великий, Которому Служат Все. Он — мой господин. Вскоре я сама отведу тебя к нему и расскажу ему о твоих славных деяниях, о том, какой ты ценный союзник и как ты мне дорог. Может быть, он даже благословит наш союз. Но все это позже. Завтра тебе нужно будет провести совещание с твоими генералами.

— Не оставляй меня!

— Я уйду ненадолго. Мне нужно найти моего помощника, Фарода, и других всадников. И Чагги, предводителя наших союзников, фридийцев. Нам тоже нужно будет собрать наши силы, знаешь ли. Ведь хотя ни одна сторона не одержала убедительной победы, были и потери. Я возьму одного из оставшихся драконов. Не ожидала, что мне придется катиться кубарем и чуть не оказаться похороненной под толстым слоем снега. — Ее улыбка получилась невеселой. — Не могла предположить, что твои воины окажутся настолько сообразительными.

— Это дело рук Горина. Он — нордорнец и понял, что снег готов обрушиться.

— Горин. Я запомню это имя.

Флавьель поцеловала его, а потом жестом притушила свечу так, что она не давала света, хотя и продолжала гореть. В полумраке Харуз почувствовал, что чародейка исчезла. А потом свет снова вспыхнул.

Когда ему удалось немного успокоиться, он встал с кровати и начал надевать чистую — и не такую теплую — одежду, которую приготовила для него Флавьель. Потом вызвал часового и распорядился, чтобы грязные вещи отнесли прачке.

Утром он проведет совещание со своими помощниками, а до этого прочтет все рапорты, которые ему скоро принесут. Будет интересно посмотреть, какой план сражения они теперь изобретут, и еще интереснее придумывать, как обратить его против них.

11

— ЛОРД РОЙАНС, — сказал Горин, — Харуз не ожидает вас увидеть. Может быть, сообщить ему, что вы здесь?

— Всему свое время. Пока я предпочитаю, чтобы мой приезд был для него неожиданностью.

Немного отдохнув и поев горячего, старый аристократ почти восстановил силы и вновь обрел свою привычную властность. Он сидел на походной койке в палатке Гиннела, а рядом с ним дремал боевой кот, пристроив голову ему на колени. Этот кот не был из знакомых Горину пар, но эти независимые животные часто укладывались подремать там, где им хочется.

Горин, Гиннел и Латром уже собрались в палатке, дожидаясь прихода Рохана. Только Горин и Ройанс знали, что именно им предстоит обсуждать, но остальные чувствовали, что будут решаться серьезные вопросы. На их лицах читались любопытство и тревога. Уже через несколько минут в низенький вход поднырнул Морской Бродяга с забинтованной головой.

— Извините за опоздание. Я хотел узнать, как дела у Битты, которую нам пришлось нести в лагерь.

— Она серьезно ранена? — спросил Гиннел.

— Лапа у нее опухла и разбита, — отозвался Рохан. — Врач решил, что сломана одна из маленьких косточек. Наверное, кому-то удалось ударить ее палицей или дубинкой.

Юноша замолчал и стал растирать себе затылок, хмуро сдвинув брови.

— Она еще очень молода и получила важный урок, отделавшись сравнительно легко, — проговорил Горин. — А теперь давайте перейдем к тому, из-за чего мы здесь собрались. Лорд Ройанс, пожалуйста, расскажите нашим доверенным друзьям все то, что вы узнали. Нам нельзя тратить время попусту: необходимо срочно принимать решение.

Быстро и сжато старый аристократ пересказал обвинения, выдвинутые в адрес Харуза, не преминув упомянуть и все смягчающие обстоятельства, которые были ему известны. На несколько мгновений в палатке установилась полная тишина. Сонный боевой кот пошевелился, удобнее устраиваясь около Ройанса.

Латром заговорил первым.

— Я здесь единственный уроженец Рендела, — сказал он, обращаясь к Ройансу, — за исключением вашей милости. Если в нашей стране прежде и случалась подобная измена, то я, во всяком случае, о такой не слышал.

— В северных землях такого не бывало, — подхватил Гиннел.

— И у Морских Бродяг тоже, — отозвался Рохан. Он снова начал растирать себе шею. — Это немыслимо… если это правда.

— В этом и заключается проблема, — проговорил Ройанс. — Как нам это выяснить?

— Ясенка придает большое значение ожерелью, — заметил Горин. — И то, что она видела своими глазами, очень убедительно.

— Однако там присутствовала магия, — напомнил Ройанс. — С обеих сторон.

— Я слышал описание подобного предмета, если не этого же самого, — медленно произнес Гиннел. — Его называют Диадемой сокрытия. Это обруч, — пояснил он в ответ на вопросительные взгляды остальных, — который надевается на голову. В него вставлен драгоценный камень, с помощью которого создается туман. И естественно, самый густой туман образуется вокруг головы того, кто надел диадему.

— Но разве ее обладатель не будет слепым? — спросил Латром.

— Нет, потому что он окажется внутри магии, — ответил Гиннел. — На него ее действие не распространится.

— Печально, что никому не пришло в голову поискать эту диадему в Крагдене, — заметил Ройанс.

Горин выгнул брови:

— Вероятно, Харуз взял ее с собой.

— Да, наверное. Такой предмет может оказаться весьма полезным, особенно для того, кто хотел бы скрыть свое лицо. — Латром рассмеялся. — Превосходный инструмент для шпиона.

— Предполагается, что во время бурана мы отправили своих разведчиков, которые чуть не погибли от холода. Судя по тому, как прошло сражение, они не смогли получить нужных сведений. Я что-то не заметил, чтобы наш лорд-маршал предложил кому-то из них свою магическую защиту, — сухо бросил Гиннел. — Если, конечно, они вообще были отправлены. Однако были разведчики или нет, мне трудно представить себе графа Харуза в роли предателя.

— Нам всем трудно представить, что он предатель, — отрезал Латром. — Однако фактов против него собралось немало.

Рохан помолчал, задумавшись, а потом вдруг сказал;

— Стержень.

Остальные вопросительно повернулись к нему. Он нахмурился и снова потер себе затылок, словно что-то не давало ему покоя.

— Вы же помните. Ну, лорд Ройанс, конечно, не может об этом помнить, но остальные должны. Тот стержень с рукояткой, который я привез, после того как Морские Бродяги убили первого дракона.

— Да, и?.. — нетерпеливо спросил Горин.

— Ну, когда мы дали его Харузу, чтобы он его хранил у себя, он положил его в сундук в штабной палатке. Я еще заметил, что сундук запирается, но тогда не задумался над этим. А еще я помню, что, когда он положил стержень внутрь, тот звякнул, словно ударился обо что-то металлическое.

— Возможно, это была диадема, — заметил Латром.

— А возможно, и нет, — отозвался Горин. — Нельзя строить теории на том, чего точно не знаем.

— Тогда я пойду и попрошу нашего лорда-маршала показать мне сундук и его содержимое, — решительно заявил лорд Ройанс. — Я имею право, поскольку это — смертоносное оружие наших врагов.

— И тогда, когда сундук будет открыт…

— Я увижу, что еще в нем лежит.

Ройанс бережно снял голову боевого кота со своих колен и встал с походной койки. Проснувшийся кот встряхнул головой, а потом вскочил и выбежал из палатки.

— Давайте пока надеяться, что содержимое сундука Харуза нас не заинтересует, — продолжил Ройанс. — Несмотря ни на что, мне совсем не хочется обнаружить, что он переметнулся на сторону наших врагов. Если это так, то, боюсь, все потеряно.

— Пойди и расскажи моей супруге о нашем решении, — попросил Горин Латрома. — А потом присоединяйся к нам в штабной палатке.

Латром вскинул руку в салюте и отправился выполнять приказ командира. Остальные пошли с Горином в ту сторону, куда умчался боевой кот.

После легкого ужина Харуз сидел за небольшим столом в своем личном помещении, просматривая первый рапорт о состоянии его отряда после сражения. Он ощутил чье-то присутствие и, хмурясь, поднял голову, поскольку строго приказал, чтобы его не беспокоили…

— Флавьель! — радостно воскликнул он, вскакивая из-за стола. — Ах, как я рад, что ты вернулась так быстро. Иди сюда, моя дорогая.

Однако она позволила ему только мимолетные объятия. И снова аромат ее духов обволок его.

— У нас нет времени прохлаждаться, мой Харуз, — сказала она. — Боюсь, что нас разоблачили.

Она не улыбалась, и Харуз моментально насторожился, осознав, что положение действительно должно быть серьезным. До сей поры Флавьель являлась к нему только под покровом ночи.

— Что нам делать? — спросил он.

— Я надеялась, что ты сможешь повести армии к еще одной смертельной опасности, но этому не бывать. Лорд Ройанс приехал в лагерь и уже сейчас идет сюда в сопровождении нескольких аристократов. Я была… скажем так: я была поблизости, но они не смогли меня узнать.

Харуз ни на секунду не усомнился в правдивости ее слов. Присутствие Ройанса могло означать только одно. Все его подозрения подтвердились. Маркла действительно попыталась его отравить и вынуждена была выпить яд, предназначавшийся ему самому. А потом решила выдвинуть ложные обвинения, пока еще может. В нем вспыхнула ненависть, и он понадеялся на то, что его жена умерла в страшных муках.

— Что нам делать? — снова спросил он.

— Нам надо бежать, потому что еще через несколько секунд уже весь лагерь будет предупрежден, и тогда мне не удастся помешать им тебя убить. Идем. Мы вместе будем летать на ледяных драконах, и это ты поведешь армию Великого против остатков сил, которыми командовал раньше. Победа будет нашей!

— Мы не можем рисковать и идти мимо часовых. И я не смею выходить в главное помещение, чтобы забрать мою Диадему сокрытия. — Харуз сумел улыбнуться даже в этот напряженный момент. — Я держал ее там, в сундуке, почти у всех на виду.

— Ты всегда был отважен и дерзок, — отозвалась Флавьель. На секунду ее сурово сжатые губы чуть смягчились. — Оставь ее. Я окутаю нас тенью, и мы сможем скрыться.

Чародейка взмахнула обеими руками, и, когда на глазах Харуза помещение погрузилось в полумрак, она почти исчезла в темноте. Он вынул кинжал и прорезал ткань задней стенки палатки, так что они оба могли через нее выбраться. А потом две туманные фигуры, пригнувшись, побежали через лагерь.


Леди Маркла лежала на кровати в покоях, которые ей отвели рядом с апартаментами вдовствующей королевы. Иса была верна своему слову и часто ее навещала, заставляя то выпить немного отвара, то съесть кусочек хлеба. И Лорган действительно оказался знающим врачом. Благодаря его снадобьям она почти не испытывала боли и даже чувствовала себя более окрепшей, чем в тот день, когда приехала в королевский дворец. Прошло уже три дня с тех пор, как она поведала Исе и Ясенке свою историю о предательстве и убийстве.

Она понимала, что это — временное облегчение. Под нежным покровом средств Лоргана яд продолжал свою смертоносную работу.

Ей необходимо было знать, что происходит за стенами комнаты, в которой она лежала. Прикоснувшись к колокольчику у кровати, Маркла вызвала свою горничную, Рюту. Обнадеженная внешним улучшением состояния своей госпожи, девушка радостно поведала все сплетни, которые ей удалось услышать.

Маркла молча выслушала ее и с радостью отметила про себя, что трясинная принцесса, Ясенка, поступила именно так, как хотелось бы Маркле. Этой дуре хватило ума заручиться помощью старого Ройанса, которого она уволокла с собой, несказанно порадовав Марклу. У Харуза не будет возможности оправдаться перед главой королевского Совета, который славится своей суровой справедливостью.

Тем не менее Маркле хотелось самой стать свидетельницей финала. Только тогда она сможет спокойно умереть. Она продолжала слушать горничную, пока та не выговорилась.

— Все это очень интересно и забавно, Рюта, — сказала она. — Ты принесла моему сердцу такую радость, какой оно давно не знало. И пожалуй, я даже ненадолго встану с постели.

— Да, миледи, — отозвалась Рюта. — Но не забывайте, что вы еще очень слабы. Вы ведь так тяжело болели!

— Я посижу в кресле, ходить не буду.

— Господин Лорган и ее величество могут этого не одобрить.

— Ее величество у себя в покоях?

— Нет, миледи. Она спустилась в зал на полуденную трапезу. Мне передать ей, что вы желаете ее видеть?

— Нет, я не хочу ее беспокоить.

— Я принесу вам чечевичной похлебки. Она так укрепляет силы!

Маркла позволила горничной облачить ее в халат и довести до кресла. Хотя аппетита у нее не было, ей необходимо было на время избавиться от Рюты. Небольшой прилив сил вместе с отсутствием Исы были таким удачным сочетанием, которое могло больше не повториться.

— Спасибо. Чечевичная похлебка — это недурно. А еще принеси мне свежего творога и хлеба. Похоже, у меня сегодня появился аппетит.

— Я скоро вернусь!

Явно обрадованная, горничная стремительно убежала.

Маркла подождала минуту, а потом с трудом поднялась на ноги. Хватаясь за все, что попадалось по дороге, она выбралась в коридор, а оттуда — в покои Исы. Они были пусты, как и надеялась Маркла: все фрейлины ушли со своей госпожой обедать. Не колеблясь, Маркла вошла в спальню Исы и осмотрелась.

А! Вон там, на столе, стоит шкатулка с драгоценностями. Если Иса и в этом такая же предсказуемая, какой всегда считала ее Маркла…

Она открыла шкатулку и достала оттуда подставку с дорогими побрякушками — брошами и кольцами для пальцев и ушей. Большинство было с рубинами и изумрудами, камнями Дуба и Тиса. Под подносом оказались всевозможные ожерелья, начиная с богато украшенных и нарядных и кончая самыми простыми, повседневными. Подняв одно из самых роскошных ожерелий, Маркла обнаружила под ним тот крошечный талисман, который она вынула из сундучка, стоявшего в потайной комнате Харуза. Он по-прежнему лежал в темно-сером бархатном мешочке.

Для надежности надев шнурки мешочка на запястье, Маркла привела шкатулку в порядок и оставила точно в том виде, в каком нашла. А потом постаралась как можно быстрее вернуться в свои покои. Она спрятала мешочек под подушку и даже успела снова сесть в кресло и отдышаться до появления Рюты с подносом.

Маркла позволила горничной смотреть, как она ест. К ее собственному удивлению, совершив небольшой подвиг и вернув себе талисман, она почувствовала, что у нее действительно пробудился аппетит. Она съела все принесенное, а потом попросила Рюту уложить ее обратно в постель.

— Теперь вам следует поспать, миледи, — сказала горничная. — Вы этого заслуживаете. Господин Лорган будет так доволен тем, что вам лучше!

— Немного поспать, пожалуй, неплохо, — отозвалась Маркла. — Пожалуйста, не беспокой меня по крайней мере час.

Горничная потеплее укрыла ее, тщательно задернула занавески, чтобы слишком яркий свет не потревожил сна госпожи, а потом тихо закрыла за собой дверь.

Маркла тут же достала из-под подушки бархатный мешочек и вытряхнула талисман себе на ладонь. Она не знала, что за существо изображает эта фигурка: крылатое, но покрытое не перьями, а мехом.

Крошечные желтые камушки блестели, словно глаза существа способны были видеть даже в полумраке. Она потерла фигурку пальцами, стараясь точно вспомнить заклинание, которое приводило ее в действие.


Как и ожидали трясинные воины, ледяной дракон приземлился и пошел к Трясине, держась как можно ближе к морю. Тассер и его воины без труда отошли чуть дальше от берега, чтобы, оставшись незамеченными, опередить опасного зверя. Тассер знал подходящее место для нападения — и оно было далеко за пределами их родной земли.

Генерал трясинной армии имел в своем распоряжении небольшой запас времени и мог позволить себе немного подготовиться. Он знаком подозвал к себе своего сородича и помощника Сумаза. Они сели рядом и посовещались без помех.

— Теперь жалею, что пошел воевать с Ренделом. Иноземцы всегда беда. Рохан, может, и друг, Горин — тоже, но Харуз — не друг.

Сумаз сплюнул на замерзшую землю.

— Никогда не был другом Трясины этот Харуз. А теперь у нас бой с ледяным драконом. Только наш, — добавил он с ухмылкой. — Как мы это сделаем?

— У меня есть мысль, — ответил Тассер. — Дракон еще позади нас.

Его собеседник поднял голову, словно присматриваясь и прислушиваясь.

— Да. Я слышу, как он идет: топ, топ. Тяжелый. Но еще далеко.

— Найди человека, который бегает быстрее всех. Мне кое-что нужно, кое-что, что я взял давно, когда в Трясине был другой большой бой. Твой человек бежит, мы тут задерживаем дракона до его возвращения. Он приносит мешки, которые я спрятал.

Сумаз ухмыльнулся еще шире:

— Мешки не из шкуры лаппера?

— Да, ты знаешь, о чем я говорю. С королевским знаком. Твоему человеку нелегко придется, чтобы Банка отдала.

— Все знают, какая у Тассера злая жена. Я пошлю Лорко. Он сильный. Бегает быстро и может насесть на Банку.

— Хорошо. Ты знаешь, как дразнить больших летунов? Они нас ненавидят, но драконов могут ненавидеть больше.

— Они гнездятся в скалах рядом, и на юге тоже. Пока мы ждем здесь дракона, можно выкатить яйца из гнезда или убить птенцов. Похоже на старые добрые времена для нас с тобой, а?

— Да, хорошие времена. Но теперь тяжелее. Если птицы будут на нашей стороне — и, может, болотники, то сможем убить дракона и всадника, обоих. — Губы Тассера раздвинулись в мрачной улыбке. — Тогда иноземцы увидят, как хорошо дерутся трясинные воины.

Сумаз отодвинулся и посмотрел на своего предводителя.

— Ты вернешься к Харузу, когда дракон умрет?

— Тассер дал слово. Мы вернемся. Но не к Харузу. К Рохану и, может, к Горину.

Сумаз уставился вдаль, явно не одобряя Тассера.

— Может быть. Я все равно посылаю Лорко.

А потом он встал и отправился искать трясинного воина и сообщать ему о неприятном задании, которое предстоит выполнить.


Маркла была слишком возбуждена для того, чтобы лежать в постели, и перешла к столику у кровати. Она уже дважды пыталась прочитать заклинание оживления и оба раза потерпела неудачу. Она что-то не то делала — или чего-то не делала — и не могла добиться успеха. Она закрыла глаза, представляя себе книгу заклинаний такой, какой видела ее в потайной комнате Харуза. В своих воспоминаниях она открыла книгу и перелистала страницы, пока не дошла до нужной.

Буквы были необычайно красивы, заглавные буквы выведены золотом и красными чернилами. Ее рука сама начала двигаться, словно прикасалась к строкам, запоминая заклинание. И теперь она поняла, в чем именно ошиблась. В заклинании нужно было сказать «летун, живи», а не «летун, лети».

Она сжала талисман в руке. Обретя новую уверенность, она негромко произнесла вслух:

Летун, живи и днем, и ночью,
Открой свои живые очи.
Летун, живи и ночью, и днем,
Неси мне то, что знаешь о нем!
Несколько долгах секунд ничего не происходило. А потом талисман в ее руке зашевелился и начал увеличиваться. Глаза из золотых камней ожили. Крохотное существо выпрямилось и расправило крылья.

Это существо не было создано для того, чтобы его ласкать и гладить. Его взгляд был злобным. Возможно, летун был недоволен тем, что его пробудили к жизни.

Марклу это не заботило. Она подняла зверька на раскрытой ладони.

— Лети, — сказала она ему. — Ты знаешь, кого я ищу. Лети и найди его.

Существо не столько вспорхнуло, сколько поднялось с ее руки и сделало круг по комнате. Маркла запоздало вспомнила, что не открыла для него окно. Однако это оказалось ненужным: летун исчез прямо у нее на глазах. На секунду, пока странное создание преодолевало стену, у Марклы закружилась голова, а потом она словно вместе с ним взвилась в небо, видя все вокруг его глазами.

Добившись столь многого, она почувствовала такую слабость, какой еще никогда в жизни не испытывала. Маркла неловко вернулась обратно, спотыкаясь о мебель, которую не могла ясно видеть, и залезла на кровать. Она с облегчением откинулась на подушки и, натянув на свое исхудавшее, изнуренное ядом тело одеяло, разгладила его так, чтобы Рюта не догадалась о том, что в ее отсутствие госпожа вставала.

А тем временем она поднималась все выше и выше с новорожденным существом. Внизу раскинулась белая равнина, усеянная почерневшими от мороза вечнозелеными деревьями. У нее над головой светило неестественно яркое солнце, снег ослепительно сверкал на фоне ярко-голубого неба.

Она повернула на север. Казалось, даже границы времени стали расплываться. Сначала ей показалось, что она видит на снегу следы, оставленные санями, а потом она увидела и сами сани. Две собачьи упряжки спешили, как и она, на север, но по сравнению с ней они двигались очень медленно. Она оставила их далеко позади.

Там, впереди, мог располагаться только лагерь армий, которыми командовал Харуз. Она облетела вокруг лагеря, отмечая районы, где были расквартированы ренделцы. Их палатки стояли отдельно от нордорнских. В стороне от остальных палаток были сооружены шалаши, и впервые Маркла увидела человека, который мог быть только жителем Зловещей Трясины. А рядом с их стоянкой виднелись укрытия Морских Бродяг.

Сориентировавшись на местности, она устроилась наверху одной из палаток, чтобы, оставаясь невидимой, наблюдать за происходящим. Она узнала флаг, развевавшийся над этой палаткой, и поняла, что в ней расположился Харуз. Из палатки доносились мужские голоса, но она не могла разобрать слов, хотя и почувствовала, что там идет обсуждение планов близкой битвы. Оказалось, что ей не хочется проникать в палатку, и она поняла, что это предпочтение летуна, а не ее собственное.

Вскоре из палатки вышел Горин в сопровождении Рохана. Чуть позже показался и второй нордорнский аристократ… Как она вспомнила, его звали Гиннелом. Он шел вместе с трясинным жителем. Она решила было последовать за ними, но потом передумала. Она — вернее, летун — закрыла глаза, и по какому-то странному сжатию времени наступила ночь, а потом снова настал день.

Харуз ушел из лагеря. Маркла взметнулась в небо и с огромной высоты стала смотреть, как он в одиночестве идет по лощине между скалами.

Она видела, как он на мгновение спрятался за скалой, а потом вышел и обнял женщину, которая его ждала.

— Так я и думала, — прошептала Маркла.

Ее голос неожиданно подействовал на летуна. Их точка зрения сместилась, и она поняла, что на секунду они стали видимыми. Она приняла решение больше не говорить, если без этого можно будет обойтись.

Точка зрения снова сместилась: она опять была с существом, которого заговором вызвала из каменного талисмана.

Ее муж и та женщина сели верхом на громадное белое чудовище, поджидавшее поблизости. Ледяной дракон! Он поднялся в воздух.

Маркла и ее летун взвились еще выше, стараясь не упустить из виду дракона с его седоками. Пока длился полет, Маркла мучительно пыталась вспомнить, где она видела прежде эту женщину.

А потом вспомнила. Это было на Большом Турнире, когда юный Рохан сделал нечто непонятное и волшебница была разоблачена как колдунья Флавьель. Все сидевшие на трибуне, где Маркла получила почетное место неподалеку от вдовствующей королевы Исы, просто окаменели. А потом Флавьель исчезла в вихре снега и раскатах грома. Сама жизнь Исы оказалась под угрозой: ведь именно она приблизила эту злодейку к королевскому двору!

Ледяной дракон снова приземлился, и Флавьель с Харузом слились в страстных объятиях. Маркла не стала следовать за преступной парой в убежище, устроенное из древесных ветвей, и на этот раз ее воля совпала с желанием летуна.

Она беспокойно кружила вокруг шалаша, намереваясь подождать и последовать за одним из двоих, когда они наконец выйдут из своего убежища. Очевидно, это произойдет не очень скоро. Она даже слишком хорошо понимала, что сейчас происходит за стенами.

— Харуз, — прошептала она. — Меня не интересует, куда отправится его шлюха.

Летун снова поменял направление движения, и ее точка зрения резко сместилась.

Она запоздало поняла, насколько близко они подлетели к ледяному дракону. Его змееподобная шея стремительно вытянулась. Он открыл пасть, и последнее, что услышала Маркла ушами летуна, был хруст зубов, впивающихся в крошечный комок плоти…

Резко, так что все тело свело судорогой, Маркла пришла в себя. Мгновение она в ужасе билась под сковавшим ее одеялом, инстинктивно щупая свои руки и ноги: она была уверена, что они окажутся сломанными, истерзанными. Сомкнувшиеся на ней зубы ледяного дракона были такими гигантскими, его дыхание — ледяным и зловонным…

Постепенно она начала успокаиваться. Она цела и невредима — если не считать того, что умирает от действия яда собственного приготовления. Только летун был уничтожен.

Губы Марклы изогнулись в слабой и горькой улыбке. Иса никогда не сможет воспользоваться безделушкой, которую она приказала своей верной подруге графине Маркле выкрасть для нее. Маркла даже не знала, превратились ли останки летуна снова в камень и лежат сейчас в брюхе дракона или чудовище выплюнуло их на снег.

Маркла точно знала только одно: теперь в сердце Харуза ее сменила другая. И она снова порадовалась тому, что ей удалось убедить в измене Харуза хотя бы Ясенку. Сани, которые на глазах у Марклы спешили на север с такой лихорадочной скоростью, могли везти только Ясенку — и тех, кого она уговорила ее сопровождать.

Теперь Маркла ощутила, что усилие, которое она потратила на волшебство, истощило ее. А потом ей стало ясно, что дело не в этом. Тот крошечный запас искусственных сил, который ей дали тонизирующие средства и отвары, подошел к концу. Она умирает. Ее мгновенно охватила паника — и так же мгновенно улеглась.

— Пусть это произойдет, — прошептала она. — Я сделала все, что было нужно, и теперь знаю правду. Пусть Харуз наслаждается своей новой возлюбленной. Очень скоро его разоблачат — и я буду отомщена.

Она попыталась снова разгладить одеяло, ощущая все возрастающую слабость. А потом выпрямилась, сложила руки на груди и закрыла глаза. Незаметно, невообразимо спокойно она погрузилась в сон, от которого ей уже никогда не пробудиться.

— Мы должны устроить самые торжественные похороны! — решила Иса, когда леди Ингрид принесла ей известие о смерти Марклы. — Теперь в склеп Крагдена ляжет самая прекрасная и образованная графиня из всех, что были в этом роду. Пожалуйста, уведомите лорда Ройанса.

— Лорда Ройанса во дворце нет, ваше величество, — ответила леди Ингрид. Она опустила глаза, явно опасаясь гнева Исы. — И, насколько людям известно, его нет и в городе.

— Нет?!

Иса воззрилась на свою фрейлину и сдвинула брови. Куда же он мог деться? А потом она внезапно поняла. Эта проклятая Яснеродная! Видно, понеслась прямо к Ройансу и выложила ему историю Марклы об измене и предательстве, а старый дурень ей поверил. Надо полагать, они уже на полпути к лагерю.

Иса постаралась, чтобы ее лицо осталось спокойным и не выразило ничего, кроме вполне понятного горя из-за смерти фаворитки.

— Известите лорда Виттерна, — приказала она Ингрид. — В конце концов, он — прадед короля. Он оповестит всех аристократов, которые еще остались в Ренделшаме, чтобы они могли собраться и отдать дань уважения супруге нашего лорда-маршала в его отсутствие. Я приготовлю список тех, кого следует вызвать.

— Да, ваше величество, — отозвалась фрейлина.

Она поспешно удалилась, явно испытывая огромное облегчение из-за того, что неудовольствие вдовствующей королевы не обрушилось на нее.

А мысли Исы уже были заняты деталями предстоящих похорон, которые должны будут стать почти по-королевски пышными. Ранноре придется на них присутствовать — несмотря на ее все более заметную беременность. «Леди Раннора, — напомнила себе Иса не без презрения, — а не ее величество, младшая вдовствующая королева Раннора, глава Домов Рябины, Тиса и Дуба». Этот ее титул неизменно раздражал Ису намеком на возраст старшей вдовствующей королевы…

Гаттор из Билфа, который переехал в свою городскую резиденцию, как только узнал, что главный лагерь Четырех Армий будет расположен почти у него на пороге. Нужно, чтобы он тоже присутствовал на похоронах. Кто еще? Леди Анамара, наверное.

Иса перешла к своей конторке, взяла лист бумаги, обмакнула перо в чернила и начала делать заметки. Если она постарается сосредоточиться на своем занятии, то сможет не обращать внимания на неприятную истину, которая заключалась в том, что в некоторых отношениях смерть Марклы стала для нее облегчением. С самого начала графиня была слишком умна, чтобы Иса могла доверять ей. Маркла сыграла свою роль — как и Харуз свою.

Иса на секунду задумалась над тем, действительно ли Харуз стал предателем или же это было плодом отравленного воображения Марклы. Ну, в любом случае это скоро выяснится. Теперь Иса могла даже мысленно поблагодарить Ясенку за то, что она уволокла Ройанса в поездку, которая, скорее всего, окажется ненужной. Ройанс, конечно, не будет присутствовать на торжественном и печальном мероприятии здесь, в городе, где он был бы нужен, но зато он справедливо и беспристрастно удостоверится в верности Харуза.

И даже если окажется верным такой маловероятный поворот событий, чтобы Харуз решился предать свою страну, она может рассчитывать на то, что Ройанс справится с выскочкой графом и решительно вернет его в ряды верных трону аристократов.

У Исы все еще сохранились то черное платье и гагатовые украшения, которые она надевала на похороны своего сына, короля Флориана, и того Морского Бродяги, Оберна. Возможно, фасон немного устарел, но ничего страшного. В конце концов, Рендел сейчас в состоянии войны, и необходимо идти на какие-то жертвы.

Громко скрипя пером, вдовствующая королева снова сосредоточилась на своем плане и списке приглашенных на похороны.

12

ПРИСОЕДИНИВШИСЬ к горстке других женщин, ставших сестрами милосердия, Ясенка спешила помочь множеству раненых. Самыми тяжелыми были те, кто попал в облако тумана, извергнутого похожим на стержень оружием.

— Мне показалось, что я вдохнул огонь, — сказал ей какой-то солдат-ренделец, жадно хватая ртом воздух. — И внутри все еще горит…

— Тише, — мягко проговорила она. — Вам надо поберечь горло. Я сейчас принесу прохладной воды.

— Пусть она будет не просто прохладная. Даже льдом не погасить это пламя. И положите лед мне на грудь, пожалуйста! Так жжет!

Вокруг нее другие пострадавшие в схватке с Драконом умоляли о том же. Ясенка поспешно начала их поить, и вскоре ее кувшин опустел и пузыри со льдом закончились. А люди продолжали просить холодной воды и льда. Она вышла из госпитальной палатки, чтобы передохнуть и вновь наполнить кувшин. Поблизости она заметила Рохана и поманила его к себе.

— Рад тебя видеть, Ясенка, — сказал он, — но почему ты здесь? Меня как раз вызвали в палатку Гиннела, и, кажется, там лорд Ройанс, Горин и еще кто-то. Что-то случилось? У меня покалывает в затылке, как бывает всегда в преддверии опасности.

— Боюсь, что в опасности мы все, — отозвалась Ясенка. — Ты ранен!

Она осторожно прикоснулась к свежей повязке у него на лбу.

— Это просто царапина. А вот у моего боевого кота, Битты, повреждена лапа. Матушка Зазар ведь учила тебя заботиться о зверях…

— Да, — пообещала она в ответ на его невысказанную просьбу. — Я пойду и посмотрю… ее зовут Битта, да?

— Спасибо. А теперь мне надо спешить.

Ясенка была рада, что у Рохана не было времени расспрашивать ее о причинах появления здесь. Он очень скоро услышит это от Горина и Ройанса. И они гораздо лучше смогут рассказать все ему и тем другим, кого сочтут нужным посвятить в эту тайну.

Ясенка налила воды в кувшин и добавила туда чистого снега из ближайшего сугроба. Сжав зубы, она возобновила свои попытки спасти тех, кого, как она опасалась, спасти невозможно.

Ей очень хотелось, чтобы сейчас рядом с ней оказалась Зазар. Однако она не видела возможности послать знахарке весть о том, как нужны здесь ее способности.

Тассер предусмотрительно расставил своих людей так, чтобы местность давала им преимущество — хотя бы небольшое. Здесь к прибрежной дороге вплотную подходил скалистый уступ, так что ледяному дракону придется тереться боком о камень. А с другой стороны дороги отвесный обрыв тянулся почти до самой воды. Главная проблема заключалась в том, чтобы дракон остался на дороге и не взлетел. Однако Тассер был почти уверен в том, что всадник дракона не захочет бежать от схватки с трясинными жителями.

А еще он решил, что у него есть преимущество, которое позволит уравновесить силы противников. Он всмотрелся в дорогу, надеясь, что посланный Сумазом воин успеет вернуться вовремя. В противном случае дела для них примут плохой оборот.

К своему облегчению, он увидел Лорко, пробиравшегося сквозь придорожный кустарник. Трясинный воин с торжеством замахал рукой, демонстрируя принесенные им три мешочка с воспламеняющимся порошком. Именно на этом иноземном оружии, захваченном во время сражения с людьми вдовствующей королевы, Тассер теперь построил свои планы.

— Банка не хотела отдавать, — объявил Лорко, сбрасывая свой груз на землю к ногам предводителя. — Но я ее все равно заставил.

Тассер повернулся к Сумазу.

— Кто бросает метче всех? Сумаз сдвинул брови.

— Хили, — сказал он после минутного размышления. — Попадает в цель очень часто.

— Тогда вели Хили залезть на дерево на вершине той скалы, — распорядился Тассер. — Когда дракон проходит, Хили бросает порошок в мешках на дракона. Понимаешь?

— Нет. Но я ему скажу. Тассер ухмыльнулся.

— Потом все увидишь. А теперь — по местам! Дракон близко.

Сумаз отправился передавать приказы предводителя. Тассер решил, что удачно рассчитал время. Судя по тому, как у него под ногами содрогалась земля, дракон должен находиться уже у поворота, который делала прибрежная дорога. Сумаз быстро вернулся к нему.

— Я послал людей потревожить птиц, — доложил он. — Может, даже пара болотников вылезет, если повезет.

— Если повезет, то болотникам и птицам ничего не останется, — мрачно сообщил Тассер, берясь за пару копий, древки которых сразу за наконечниками были зачем-то обмотаны жирными тряпками. — Но все равно, мысль хорошая. Огонь в горшке есть?

— Как ты велел. Но я не понимаю…

И тут они увидели дракона. Его всадник натянул поводья, явно оценивая ширину дороги и решая, не следует ли ему поднять зверя в воздух. В это мгновение несколько гигантских птиц, обитавших в скалах над будущим полем битвы, вылетели из-за утеса, тяжело махая крыльями, и отрезали дракону путь к отступлению. Тассер пронзительно свистнул, и трясинные воины выскочили из своих укрытий, громко крича и размахивая копьями.

— Беги, беги! — возглашали некоторые из них. Другие стали называть всадника трусом, а еще кое-кто добавил несколько нелестных замечаний в адрес предков всадника.

Всадник пустил дракона вперед. Теперь чудовище не могло расправить крылья, чтобы осыпать нападающих снегом, однако оно открыло пасть и злобно заревело, выпустив струю ледяных осколков. Несколько трясинных воинов, которые настолько жаждали боя, что забыли приказ Тассера дождаться сигнала к нападению, бросились вперед, потрясая копьями с роговыми наконечниками. Всадник наставил на них металлический стержень, но дракон так резко дергался, что не давал ему прицелиться.

— Назад! — крикнул Тассер. — Отойдите назад! Он не мог дожидаться и проверять, подчинились ли они его приказу. План необходимо было привести в исполнение, потому что другого случая не будет. Предводитель устремил взгляд к вершине скалы и махнул рукой. Хили ответно помахал, а потом отвел руку назад, примерился — и бросил мешки.

Один мешочек попал прямо на спину дракону, и порошок засыпал ему один бок, часть гребня и даже попал на другую сторону. Казалось, ни дракон, ни его всадник этого не заметили. Второй мешочек, брошенный не так метко, попал ниже, в самый бок дракона. А вот третий ударился во всадника, так что порошок облепил и его, и голову дракона.

Несколько гигантских птиц атаковали огромного зверя. Другие понеслись на трясинных воинов. Больше медлить Тассер не мог.

Он сунул конец копья в горшок с горящими углями, и тряпицы сразу же вспыхнули. Брошенное им копье попало дракону в грудь, в то место, где на его чешуе было совсем немного порошка. Второе огненное копье вонзилось в шею чудовища. С ревом, который заставил отпрянуть даже самых ретивых воинов Тассера, ледяной дракон мгновенно был охвачен пламенем.

— Назад, назад! — снова крикнул Тассер. — Всем назад!

Ему не пришлось повторять приказ. Трясинные жители поспешно бросились прочь от ужасающего зрелища. Обезумевший от боли и страха зверь ревел и пытался расправить крылья, однако из-за этого только потерял равновесие на узкой дороге. Две гигантские птицы оказались слишком близко к судорожно бьющемуся дракону — и тоже вспыхнули. Остальная стая разлетелась во все стороны, спасая свои жизни и утратив желание сражаться. Три воина свалились с обрыва, и их крики слились с криками гигантских птиц и пылающего дракона.

Воздух наполнился вонью от горящего мяса и опаленных перьев. Еще раз взревев, чудовищный зверь сотрясся всем своим шипастым телом. Он встряхнул головой, и Тассер увидел, как что-то отлетело в сторону и упало на землю. Всадник. Его тело продолжало пылать, и Тассер знал, что огонь не погаснет до тех пор, пока не сгорит весь порошок.

Дракон еще раз покачнулся — и оказался слишком близко от края обрыва. Он отчаянно заскользил по камням, не находя надежной опоры. А потом рухнул вниз и во время падения наконец расправил крылья, сделав последнюю тщетную попытку полететь.

Вихрь дыма и искр шлейфом летел за драконом, падавшим вслед за трясинниками, случайно попавшимися на его пути. В жуткой тишине воины, стоявшие на вершине скалы и на прибрежной дороге, явственно услышали глухой удар тела о камни внизу. А потом тишину нарушили чмокающие звуки и знакомое басовитое похрюкивание — это из воды вылезали громадные уродливые болотники, собираясь на пир.

Тассер набрал в грудь воздуха. Он понимал: в этот миг он доказал свое превосходство над всеми, даже над своим отцом Джолом. Джол никогда не отваживался напасть на подобное грозное существо. Предводитель трясинников с широкой улыбкой повернулся к своим спутникам.

— Вот как мы убиваем драконов, — заявил он с небрежной уверенностью, словно в Трясине подобные подвиги совершались каждый день.

Сумаз издал торжествующий вопль, и в следующую секунду остальные воины отряда сотрясались от хохота — это была разрядка после колоссального напряжения. Даже Хили, находившийся на вершине скалы в относительной безопасности, хохотал вместе со всеми. Со своей вышки он начал забрасывать их мелкими камушками, так что в конце концов Лорко и Кипу вскарабкались к нему и пригрозили сбросить его вниз.

— А как насчет него? — спросил Сумаз, когда всеобщий смех начал замолкать.

Он указал на тело драконьего всадника, которое все еще горело посредине дороги.

— Оставим, — решил Тассер. — Если птицы захотят, пусть получат.

Сумаз только хмыкнул. К ним подошел Лорко.

— Мы возвращаемся в поселок? — спросил он. — Банка сказала, что ей будет о чем поговорить с Тассером.

Теперь уже пришел черед Тассера хмыкать. Лорко не отличался тактичностью, и он сказал, что Банка не хотела отдавать ему мешочки с порошком. Предводитель трясинных воинов легко мог представить себе недовольство Банки и не стремился поскорее испытать ее гнев на себе.

— Пойди возьми палку у всадника. Доказательство, что мы убили. Столкни его болотникам, если хочешь. А потом вернемся туда, где бой, — сказал он, трогая знак, который ему дали как генералу. — Тассер обещал. Дал слово чести.

Ройанс, Горин, Гиннел и Рохан прошли через лагерь к штабной палатке. Снова начал падать снег — большие, тяжелые хлопья. Ройанс смотрел на них без всякого энтузиазма. Вскоре снег настолько усилился, что на расстоянии нескольких шагов ничего не было видно.

— Я первым поговорю с Харузом, — сказал Ройанс, — и посмотрю, можно ли решить этот вопрос мирным путем. Это моя обязанность как главы королевского Совета.

— Конечно, — согласился Горин. — Вы хладнокровнее и мудрее нас.

Гиннел и Рохан тоже согласно кивнули головами, хоть Ройанс и чувствовал, что они предпочли бы действовать более прямо и, в отличие от Ройанса, без лишней дипломатии. «Если бы только они знали!» — подумал он. Он с радостью возьмет Харуза за горло и вытрясет из него правду — если лорд-маршал хоть вздохом покажет, что в выдвинутых против него обвинениях есть доля правды.

Тем не менее он заставил себя улыбнуться.

— Для вражды времени будет сколько угодно, если дело дойдет до этого, молодые люди, — сказал он. — Ну, вот мы и пришли!

— Лорд Харуз у себя? — спросил Горин у стоявшего у входа часового.

— Да, сэр. Он недавно позавтракал, получил первые рапорты о сражении и не выходил из палатки, — ответил один из солдат. Бедняга едва заметно дрожал.

— Вы, должно быть, сильно замерзаете, стоя здесь, на улице. Пойдите и поешьте чего-нибудь горячего, — добродушно посоветовал Ройанс. — Не думаю, чтобы кто-нибудь напал на наш штаб в тот момент, когда мы все будем в палатке. И уж конечно, не в такой сильный снегопад. — А потом, когда обрадованные часовые отошли достаточно далеко и уже не могли их услышать, он добавил, обращаясь к своим спутникам: — Чем меньше будет свидетелей нашего визита, тем лучше.

Горин и его спутники кивнули и следом за лордом вошли в палатку, где было заметно теплее благодаря тому, что там всегда горела жаровня. Главное помещение палатки оказалось пустым.

— Его личное помещение дальше, — объяснил Гиннел.

Он первым подошел к задней двери и дотронулся до колокольчика, висевшего у входа. Внутри не раздалось ни звука, и Гиннел решился отодвинуть занавес, служивший дверью.

Комнатка оказалась пустой, однако что-то неуловимое подсказывало, что ее покинули совсем недавно. Аромат женских духов витал в воздухе, разгоняемом ветерком, который врывался вместе с хлопьями снега сквозь прореху в наружной стене.

— Неужели кто-то пробрался в лагерь и напал на Харуза? — встревоженно вскрикнул Рохан. — Какой-то страшный северный зверь?

— Не думаю, — отозвался Горин. Он осмотрел края разреза в стенке палатки. — Она не разодрана, а разрезана.

— Но кто… — Тут Рохан нахмурился и положил руку на рукоять меча. — Лорд Харуз решил не рисковать и не встречаться с нами, — объявил он, отвечая на собственный вопрос.

— Мы должны догнать его, — сказал Горин. — Или их. Я вижу, что из палатки идут два следа. И это следы людей.

— И надо торопиться, — добавил Гиннел, — или мы рискуем их упустить.

— Да. — Горин взглянул на Гиннела и Рохана. Оба были его родичами, один — по крови, второй — по браку. — Вы со мной?

— Конечно, — ответил Рохан, а Гиннел молча кивнул.

Горин повернулся к Ройансу.

— Сэр, дипломатический подход явно уже не нужен, и теперь, как вы сами сказали, должны действовать люди помоложе. Прошу вас, останьтесь здесь, пока мы втроем отправимся, чтобы привести обратно нашего заблудшего лорда-маршала.

— Я готов был бы поспорить с вами за эту честь, — откликнулся Ройанс, — но понимаю, что так будет разумнее. Идите быстрее, пока еще можно.

Не сказав больше ни слова, все трое выскользнули через прореху в палатке. Ройанс перешел в основное помещение, плотно закрыв за собой занавес. Разворошив угли в жаровне, чтобы она давала больше тепла, он уселся и приготовился ждать.

Ясенка снова вышла из госпитальной палатки, чтобы набрать еще снега для охлаждения воды, и невесело улыбнулась, поняв, что о запасах его можно не беспокоиться. Свежий снег уже засыпал все поверхности, а на дорожках его глубина достигла колен. Скоро придется их снова расчищать, иначе между палатками трудно станет передвигаться.

Она обнаружила, что ей легче заниматься ранеными, которые пострадали во время схватки с фридийцами. Их раны были обычными, и после промывания и перевязки они начинали заживать.

Не так обстояло дело с теми из людей, кто вдохнул туман, который они начали называть «драконьим дыханием». Что бы Ясенка ни пыталась для них сделать, беднягам становилось только хуже. Она вытерла лоб тыльной стороной ладони, выпрямилась, разминая затекшую спину, и увидела, что к ней направляется Латром.

— Приветствую вас, — сказала она. — А как дела у моего супруга? И у милорда Ройанса?

— Все идет как надо, — ответил он. — Мы посовещались, а теперь они с лордом Гиннелом и юным Роханом пошли навестить Харуза. Лорд Горин послал меня предупредить вас.

Сама не зная почему, Ясенка вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха. Она машинально дотронулась до радужного браслета на своем запястье и только теперь заметила, что он стал очень теплым — почти горячим.

— Горин в опасности, — произнесла она вслух.

— Что вы сказали, леди? — откликнулся Латром. — Нет-нет, конечно же, никакой опасности. Вы устали…

— Горин в опасности! — упрямо повторила она. — Или будет в опасности, и очень скоро. — Куда, вы сказали, он пошел?

— В штабную палатку, — ответил Латром. — Но, леди…

Ее рядом с ним уже не было.

Штабную палатку едва можно было разглядеть за снегопадом. Трепещущий на ветру красновато-коричневый флаг с изображенной на нем башней остался виден, несмотря на усиливающийся снег, и Ясенка поспешила к нему.

У входа в палатку она чуть было не столкнулась с лордом Ройансом. Она споткнулась, и он поймал ее за локти, не дав упасть.

— Что такое? — проговорил старый лорд, — Куда вы так спешите? Что-то случилось?

Он стряхнул снег с ее плеч, и она запоздало поняла, что, спеша найти мужа, забыла надеть плащ.

— Горин! — ответила она, задыхаясь. Страх комком стоял у нее в горле, мешая дышать. — Где он?

Белоснежные брови Ройанса недовольно сдвинулись.

— Наверное, я должен все вам сказать. Они с Гиннелом и Роханом отправились следом за Харузом. Меня попросили остаться здесь, — добавил он.

— В какую сторону они пошли?

— Давайте зайдем в палатку. Вы наверняка совсем замерзли.

— Пожалуйста, милорд, скажите! Куда они пошли?

— Я вам покажу.

Чувствуя, что сходит с ума из-за кажущегося промедления, Ясенка позволила лорду провести ее в штабную палатку, где жаровня чуть нагрела воздух. Ройанс отодвинул занавеску на дальней стене и открыл перед ней личное помещение Харуза. На деревянном настиле, служившем полом, уже вырос небольшой сугроб снега.

— Похоже, наша птичка упорхнула из гнезда, — пояснил Ройанс. — Так что Горин, Рохан и Гиннел отправились за ним.

— Им грозит опасность! — хрипло вскрикнула Ясенка. — Огромная опасность. Я должна их найти!

— Ясенка, милая, прошу вас — успокойтесь…

— Нет! — страстно воскликнула она. Она дрожала всем телом, и не только от холода. — Не могу! Они… он в опасности, а я могу помочь. Пожалуйста, не задерживайте меня!

Ройанс внимательно заглянул ей в глаза, а потом кивнул:

— Вас не остановить — как и тогда, когда вы пришли ко мне, полная решимости ехать в лагерь Четырех Армий. Хорошо. По крайней мере, возьмите мой плащ. Мне здесь достаточно тепло.

— Спасибо вам, сэр! — сказала она, набрасывая на плечи подбитый мехом плащ. Ройанс был намного выше ее, так что ей придется следить, чтобы не запнуться о край длинного одеяния. — Давайте надеяться, что я ошиблась, но я не успокоюсь, если не пойду к нему.

С этими словами Ясенка нырнула в отверстие, прорезанное в стене палатки. Глядя на землю, она поняла, что нельзя терять времени. Следы тех, кого преследовали трое воинов, уже давно были занесены свежим снегом, но следы преследователей различить еще можно было. Однако если она не поторопится, то исчезнут и они.

Она плотнее закуталась в теплый плащ и быстро пошла по сугробам, опасаясь сбиться со следа. И к тому же она могла настолько заплутаться, что ее никто не сумел бы отыскать в буране. Тогда она вряд ли выживет.

В своей хижине посреди Зловещей Трясины Зазар монотонно напевала, помешивая что-то в котле. Все разнообразные источники ее силы говорили ей примерно одно и то же: приближается какое-то очень важное событие. Она не знала, откуда оно придет и каким именно будет, но у нее были свои подозрения. Она радовалась, что снова оказалась дома, пусть и ненадолго: именно здесь ей было легче всего исполнить тот ритуал, которым она сейчас занималась. Если бы она осталась в Крепости Дуба, ей все равно пришлось бы отправиться сюда за необходимыми ингредиентами, так какой был смысл там сидеть? Крепость Дуба перестала быть для нее домом, когда оттуда уехали Ясенка, Горин, Рохан, Анамара и другие молодые люди, чья сила и энергия освещали все, что их окружало. Она испытывала к ним нечто вроде привязанности — и это чувство вызывало в ней немалую досаду. Знахарке не положено тратить время на подобные пустяки.

— Перемену несет Изменяющая! — пропела она.

Варево в котле состояло из нитей самых разных цветов, которые не сливались, а только бесконечно вращались под ее деревянной лопаточкой. Красные, зеленые, синие, золотые, фиолетовые, они закручивались в бесконечную спираль. Знахарка добавила в котел еще несколько обрывков нитей из того клубка, который в начале ритуала извлекла из надежного тайника. Варево вскипело и выпустило из себя облако дыма. Когда облако рассеялось, содержимое котелка образовало явный узор. Зазар отложила лопаточку и начала другую песню.

— Я привела в этот мир Изменяющую, я ее выкормила. Изменяющая не знала, кто она. Изменяющая читала и училась — и не делала ничего, до той поры…

Произойдет ли это сейчас? Нет, решила знахарка, глядя в котел. Но скоро. Очень скоро. Не будет ли слишком поздно? Она на всякий случай снова взялась за лопаточку и снова перемешала содержимое — однако оно вернулось к тому же узору, какой появился в нем сразу после добавления новых нитей. Зазар не сомневалась, что, мешай она хоть до завтрашнего дня, этот узор все равно останется прежним. Он был таким же неизменным, как и Паутина Ткачих.

«Чего и следовало ожидать», — подумала Зазар, улыбнувшись. Ведь брошенные ею в котелок нити считались обрезками той же Паутины.

Однако она тут же снова стала совершенно серьезной и сосредоточилась на том, что ей необходимо было сделать. Занимаясь подобными магическими ритуалами, нужно быть готовой ко всему. Сейчас она еще не знала, что именно от нее потребуется, но, скорее всего, это будет то, что она давала всегда. Зазар отвернулась от котла и начала открывать банки и коробки, выкладывая всевозможные травы, пряности, листья и другие заветные вещицы. Позади нее раздался звук приглушенного взрыва, и хижина на секунду наполнилась оранжевым светом. Она не стала оглядываться, уверенная, что многоцветное содержимое котелка исчезло.

Знахарка продолжала свои колдовские манипуляции, зная, что должна быть готова к тому моменту, когда придет призыв. Позади нее раздался еще один звук, но на этот раз совсем тихий и очень успокаивающий. А потом о ее ноги потерлось что-то мягкое и мохнатое.

— А, Вейзе, — обрадовалась Зазар. — Ты ведь поняла, правда? Я надеялась, что ты придешь.

Вместо ответа Вейзе вспрыгнула на стол, за которым работала Зазар, и села столбиком, сложив ловкие передние лапки на круглом брюшке. Она начала громко пищать, перемежая эти звуки чириканьем и мурлыканьем. При этом она наклоняла головку набок, словно не сомневалась в том, что ее понимают.

— Нет, я не знаю точно, когда именно нас призовут, — ответила Зазар. — Нам просто придется сидеть и ждать.

Она погладила Вейзе, прислушиваясь к ее мурлыканью, а потом вернулась к своим приготовлениям. Вейзе еще какое-то время наблюдала за Зазар, а потом, заскучав, ушла в угол хижины, где вопросительно ткнулась носом в мешочек, оставшийся на полу незавязанным.

— Да, там найдется немного сухих ягод и зерен, которые ты так любишь. Я положила его здесь специально для тебя. Только не ешь все сразу.

Знахарка тепло улыбнулась неземному зверьку, который был ее частым спутником и на которого она полагалась больше, чем готова была признаться.

А потом она снова вернулась к своим приготовлениям. Когда пришло время ложиться спать, она уже собрала большой дорожный мешок, наполнив его всевозможными припасами, необходимыми для врачевания или для более опасных занятий (хоть она и надеялась, что до этого дело не дойдет).

Вейзе сама нашла себе место для ночлега, как делала это всегда. Но в какой-то момент ночи пошел сильный холодный дождь, и, несмотря на то что густая шерстка обычно хорошо ее защищала, зверушка пробралась к Зазар в постель и свернулась рядом с ней. Знахарка, радуясь лишнему источнику тепла, уложила Вейзе к себе под одеяло, и обе спокойно проспали до утра.

13

СНЕГОПАД СЛЕГКА СТИХ, хотя не прекратился совсем. Горин задал хорошую скорость, и Гиннел с Роханом с трудом поспевали за ним. Замедлять темп было нельзя, иначе те, кого они преследуют, смогут скрыться. Поднявшись на небольшую возвышенность, с которой хорошо просматривались окрестности, Горин понял, что неподалеку проходит дорога, которая ведет в долину смерти. Снег ласково прикрыл землю, и хотя бы на какое-то время все следы сражения исчезли. Он остановил спутников.

— Смотрите вокруг и будьте начеку. Теперь мы должны двигаться очень незаметно, — тихо проговорил он.

Гиннел и Рохан пригнулись, и оба осторожно заглянули за край скалы. На небольшой прогалине они увидели то же, что заметил Горин: тень, вернее две тени. И эти тени оставляли следы! Гиннел сложил губы, словно собирался присвистнуть, но не издал ни звука.

— На этот раз снег нам только помогает. Думаю, они не подозревают о нашем присутствии. Помоему, они направляются к той долине, где произошла битва, — тихо проговорил Горин. — Может, там их дожидаются союзники.

— С ледяными драконами? — прошептал Гиннел.

Он заслонился от снега ладонью, стараясь проникнуть взглядом сквозь белую пелену. А снег внезапно прекратился.

— Возможно. — Горин прищурился, но это ничего ему не дало. — У них еще три дракона, о которых нам известно, если на дальнем севере не осталось запасных. Теперь, когда снег прекратился, нам надо действовать еще осторожнее.

— Три дракона. По одному на каждого, — заметил Рохан.

Горин и Гиннел изумленно повернулись к нему, но он ухмыльнулся, показывая, что это была всего лишь шутка.

— Будем надеяться, что это не окажется правдой, — покачал головой Гиннел.

— Да, это было бы не слишком приятно, — признал Рохан.

Горин грустно кивнул.

— Увы! Хоть лорд Ройанс и надеялся, что Харуз не окажется предателем, я теперь не сомневаюсь в том, что так и есть.

— Его необходимо остановить, — мрачно проговорил Гиннел.

— Да, и того, кто с ним, — тоже, — добавил Рохан. Он сжал рукоять меча. — А если нам всем троим напасть на них?

— Дело может дойти и до этого, — ответил Горин. — Но пока они, по-моему, еще не заметили, что их преследуют. Давайте попробуем передвигаться скрытно. Справа есть камни и деревья. Возможно, нам удастся опередить эту парочку. А когда мы отрежем им путь к отступлению, давайте захватим их в плен. Потом вернемся в лагерь и там будем их судить.

— Но если они нас заметят раньше, тогда мы сможем на них напасть, юный Рохан, — добавил Гиннел с сочувственной улыбкой.

— Нам не следует расходиться, — предостерег Горин. — Следуйте за мной и с этой минуты — никаких разговоров. Объясняемся только знаками.

Рохан кивнул. Горин знал, что его молодой спутник помнит то, чему его обучили во время охотничьих вылазок в Крепости Дуба. А Гиннелу напоминания не нужны были: он, как и Горин, с детства привык к этим сигналам. Горин увел их с тропы вверх по пологому склону, где роща вечнозеленых деревьев сулила прикрытие.

Осторожно продвигаясь вперед в сопровождении двух спутников, Горин старался, чтобы ни хруст ветки, ни скрип снега не выдали их присутствия. В этом месте почва была очень каменистой, и даже на земле у входа в долину можно было различить холмики, которые могли оказаться укрытыми снегом камнями.

Им удалось только поравняться с теми, кого они преследовали: скалистые выступы преградили им путь. Низко пригнувшись и оглядывая местность, Горин понял, что позиция эта даже более удачна, чем он надеялся. Благодаря зарослям деревьев им удалось подойти очень близко к своей цели. Все трое воинов оценили представившееся им преимущество. Теперь вопрос заключался в том, как наилучшим образом им воспользоваться.

Две тени не двигались, видимо, считая, что их никто не преследует. Донесшиеся до охотников голоса это подтвердили.

— Думаю, мы ушли достаточно далеко и теперь можно убрать тень, — ясно произнес женский голос.

У себя за спиной Горин услышал, как Рохан с шипением втянул в себя воздух, и предостерегающе махнул рукой.

— Никто даже не заметил, что мы ушли, — отозвался мужской голос. Горин узнал Харуза. — Пусть этот дурень Ройанс стучится в дверь. Дома никого нет!

Одна из теней пошевелилась — и ясно стали видны две фигуры. Горин нахмурился. Эти люди казались слишком странно одетыми для таких холодов. Женщина, удивительно красивая, была облачена лишь в тонкое платье, которое не скрывало ее прелестей, и плащ даже не на меху. Одежда Харуза, хоть и не столь легкая, все же явно не соответствовала погоде.

Горин повернулся к Рохану и одними губами произнес:

— Кто?

Нарочно преувеличенно артикулируя, Рохан беззвучно ответил:

— Флавьель.

Колдунья! Несколько непонятных деталей мгновенно прояснились для Горина. Значит, это предательство Харуза не было чем-то недавним. Горин понял, что он находился под действием колдовских чар задолго до неудачно спланированного боя, который чуть было не обошелся им слишком дорого. Но как такое предательство стало возможным? Годы обучения под руководством военного советника Сйорно Нордорн-Короля не прошли для Горина даром. Одной из тех вещей, которые ушедший на покой воин вдалбливал в его голову, было правило, что на все надо смотреть не только со своей точки зрения, но и с точки зрения противника. Следовательно, с точки зрения драконьих всадников и их союзников, фридийцев, сражение отнюдь не было неудачно спланированным. Удивляться приходилось тому, что Четырем Армиям все-таки удалось выдержать неожиданное нападение, собраться и провести бой настолько удачно, убив к тому же одного дракона.

Горин решился шепотом заговорить со своими спутниками, надеясь на то, что разговор, который вели двое беглецов ниже по склону, заглушит его слова. Они сейчас говорили о драконах и о том, что заместитель колдуньи, которого они называли Фарод, запаздывает с прилетом.

— Нам надо напасть на них до появления драконов, — тихо сказал Горин. — Я думаю, что из них опаснее Харуз. Он — мой.

— Я займусь женщиной, — пробормотал Рохан. — Я ее знаю.

— А я помогу тому, кому будет нужно, — пообещал Гиннел. — Но думаю, что они легко не сдадутся. И мы не можем с уверенностью сказать, кто из них опаснее.

— Очень скоро поймем.

С этими словами Горин вышел из-за своего укрытия.

— Граф Харуз из Крагдена, колдунья Флавьель, немедленно сдавайтесь! Я приказываю вам от имени короля Переса, лорда Ройанса из Граттенбора и всей земли Рендела!

Его слова звучали гулко, эхом отдаваясь от скалистых уступов, окружавших их со всех сторон. А Горин сразу же метнулся вниз, к тем двоим, которые повернулись и уставились на него так потрясенно, словно он вырвался из-под земли.

Харуз быстро пришел в себя. Он обнажил меч и заслонил собой колдунью.

— Попробуй меня победить, Горин! — крикнул он в ответ. — Я не собираюсь сдаваться. — А увидев его спутников, добавил: — Трое на одного, да? Это тактика трусов!

— Я буду сражаться с тобой один на один, — отозвался Горин, скрипнув зубами. — Здесь не будет нечестного боя.

— Сдавайтесь, и никакого боя вообще не будет. Я возьму в плен эту женщину, — заявил Рохан.

Они с Гиннелом встали по обе стороны от Горина, обнажив свои мечи.

— Горин? Я запомнила твое имя и считаю тебя своим главным врагом! — презрительно засмеялась Флавьель. Она шагнула вперед и решительно встала рядом с Харузом. — Самонадеянные глупцы! Неужели вы думаете, что сможете выстоять против той, кто превосходит вас во всех отношениях!

Из ее руки вырвалась молния, тут же разделившаяся на три огненных луча. Первый отбросил назад Рохана. Тот потерял равновесие и упал, с силой ударившись о покрытый снегом валун. Вскрик боли почти заглушил противный треск ломающейся кости его руки. Второй луч рванулся к Гиннелу, заставив его резко остановиться, а третий кольцом охватил Горина. Его меч с громким треском разлетелся, а блестящие осколки моментально утонули в снегу. Он швырнул рукоять в своего противника и потянулся за кинжалом, спрятанным за голенищем сапога.

Колдунья запрокинула голову и снова вызывающе расхохоталась:

— Вот с нашими врагами и покончено. А теперь делай с ними что хочешь, мой Харуз!

Поднимая меч, Харуз шагнул вперед.

Когда первое возбуждение после боя прошло, трясинные воины под предводительством Тассера решили, что не хотят присоединяться к отрядам, от которых отделились для того, чтобы сразиться с ледяным драконом. Тассер нашел ровное место, на котором они по обычаю могли бы сесть, чтобы обсудить дальнейшие действия. Как предводитель, он один имел право стоять.

— Нам больше не нужны иноземцы, — недовольно проворчал Лорко. — Останемся здесь, разойдемся по домам, согреемся.

— Тассеру, наверное, будет слишком жарко, — заметил Сумаз с широкой ухмылкой.

Он многозначительно задвигал бровями, и кое-кто из воинов засмеялся. Рассказ Лорко о том, как Ванка упорно не хотела отдавать мешочки с порошком и что грозилась сделать с Тассером, когда снова его увидит, уже обошел всех оставшихся в живых солдат Трясинной армии.

— Тассер тоже не хочет возвращаться, но дал слово, — упрямо повторил трясинный генерал.

— Может, пойдем в большой город Рендела, — предложил Кипу. — Слышал разговоры иноземцев в лагере. Говорят, предводитель всех живет там. Может, пойдем его встретим. Может, они с Тассером сразятся.

Это вызвало новый взрыв смеха, и даже Тассер улыбнулся, представив себе рукопашный бой за титул предводителя всей страны. В результате вылазки за пределы Трясины его кругозор заметно расширился. Теперь он понимал, что в мире существует множество разных вещей помимо их Трясины и даже иноземцев, которые время от времени отваживались являться туда, рискуя быть брошенными на съедение болотникам, таившимся в глубоких темных омутах.

— Тассер не сражается с детьми, а предводитель-король еще ребенок, и на подбородке у него волос еще мало, — сказал он. — Но я сражусь с любым, кто решит, что не хочет вернуться в боевой лагерь со мной.

Он поднял копье с костяным наконечником и встал в воинственную позу.

Лорко встрепенулся было, но перспектива боя с предводителем заставила его одуматься, и он опустил голову.

— Ну, как? — вызывающе спросил Тассер. — Никто со мной не сразится?

Наступило молчание. Следуя примеру Лорко, все отвели глаза, за исключением Хили, самого щуплого из них: у того хватило смелости встретиться с вожаком взглядом.

— Я сражусь с тобой, — заявил он с ухмылкой, — если мы бросаем камни. Тогда я тебя побью!

Напряжение, охватившее отряд трясинных жителей, мгновенно исчезло, и все снова громко захохотали.

— Это здорово! — проговорил Лорко, утирая слезы, которые выступили у него на глазах от смеха. — Тебя никто не победит, если бросать камни. Или мешки с порошком, который горит.

— Да! — заорал Сумаз. — Как великие и могучие иноземцы узнают, что трясинники сами убили дракона, если мы не вернемся и им не скажем? Отвечайте-ка!

И в следующую секунду те же мужчины, которые готовы были взбунтоваться, уже согласно кивали головами и толкали друг друга в бока, предвкушая, как будут чваниться перед иноземцами: ведь те смотрели на них как на незваных гостей, которые никак не уедут.

Сумаз встал на ноги и потряс своим копьем.

— Мы с тобой, — повернулся он к Тассеру, — пойдем и скажем. А остальные пусть остаются и поджаривают задницы у своих очагов, если им хочется. А мы посмеемся над ними как над трусами.

— Лорко не трус, — проворчал рослый воин. Он тоже поднялся на ноги. — И друзья Лорко тоже не трусы.

Он обвел собравшихся гневным взглядом, так что все воины последовали его примеру и встали. Когда на ногах оказались уже все, Лорко кивнул Тассеру.

— Теперь мы идем, — сказал он.


Как только снег перестал, Ясенке стало легче идти. Она по-прежнему не представляла себе, куда именно направляется, но догадывалась, что ее путь, видимо, лежит в направлении поля боя, с которого и доставили раненых, нуждавшихся в ее заботах.

Было непонятно, зачем кому-то могло понадобиться возвращаться на это место. А потом она вспомнила рассказ о двух ледяных драконах и о том, как одного засыпало лавиной, а второй улетел в сторону Трясины.

Возможно, предатель Харуз тоже решил бежать, надеясь присоединиться к своим новым союзникам. Ясенка нахмурилась: несмотря на все случившееся, ей не хотелось думать так плохо о человеке, который вывел ее из Трясины и направил по пути, предсказанному ей Зазар. Однако она напомнила себе, что этот же человек убил Кази, совершив ничем не оправданный жестокий поступок. Харуз был очень сложной личностью, и сейчас больше, чем когда-либо. Видимо, он считает свои действия оправданными.

Ясенка упорно шагала вперед. На пути ее оказался небольшой холм, с вершины которого, подумала она, можно будет увидеть все, что находится впереди. И тут в холодном неподвижном воздухе разнеслись громкие звуки гневных голосов, заставившие ее ускорить шаг.

Она добралась до вершины холма как раз вовремя, чтобы увидеть ужасную сцену, разыгравшуюся внизу. Горин, Гиннел и Рохан стояли, обнажив мечи, напротив Харуза — и той женщины, которую Ясенка видела только несколько минут, когда ту разоблачили как колдунью! Из руки женщины с треском вырвалась молния.

— Нет! — вскрикнула Ясенка, но ее протест ничего не мог изменить.

Она вдруг оказалась в странном пространстве, где все замедлилось. Сила, выброшенная колдуньей, разделилась на три потока. Рохан упал, прижав одной рукой другую, Гиннел застыл на месте, видимо не имея возможности пошевелиться. А ярко поблескивающие осколки меча Горина разлетелись в стороны. Колдунья захохотала, а Харуз, чье оружие осталось целым, шагнул к Горину, который, не испугавшись, потянулся за кинжалом.

И в это мгновение Ясенка поняла, что он на самом деле имел в виду, когда поклялся жизнью защищать ее. Совершенно не к месту, в этом странном, замедлившем свой ход времени, она точно вспомнила слова его клятвы, произнесенной в катакомбах под Галинфом, разрушенным городом в Трясине, — слова, которые следовало передать призраку ее первого мужа, Оберна. «Благодаря Оберну ты теперь можешь уйти с миром и честью, — сказал Горин. — Когда ты увидишься с ним, скажи ему, что с его супругой все в порядке, потому что она под моей зашитой. Заверь его, что с ней ничего не случится, покуда я жив».

И вот теперь он не колеблясь готов был пойти на смерть, если она хоть немного отсрочит приближение опасности к Ясенке и к тем, кто находился под его командованием.

Внезапный прилив такой же решимости охватил ее.

— Никогда! Этого не будет! — громко воскликнула Ясенка, и ее слова прозвучали неестественно растянуто. — Он не умрет, если я в силах буду этому помешать!

С яростью, которой в себе даже не подозревала, Ясенка выпрямилась во весь рост. Воздев руки к небу, она обнаружила, что в ее ладонях собирается шар, состоящий из чистой силы. Почти не сознавая, что делает, она изо всех сил метнула его в сторону колдуньи и впилась глазами в происходящее внизу.

— Держи! — крикнул Рохан, тоже замедленно и глухо. — Мой меч Ринбелла будет сражаться за тебя!

Здоровой рукой он сумел выдернуть из ножен свой меч и метнуть Горину, который ловко его поймал.

Еще одна молния начала собираться в ладони колдуньи, но не успела она ее выпустить, как светящийся шар силы, брошенный Ясенкой, с грохотом ворвался на прогалину.

Колдунья отшатнулась. Ее молния сбилась с цели и ударила в спину Харузу. Он неуверенно шагнул вперед — и налетел на меч, который в эту секунду поднял Горин. Гиннел, освобожденный от своего оцепенения, бросился к Флавьель, поднимая меч. Она едва успела вытащить из-за пояса тонкий стержень, когда Гиннел оказался рядом с ней. Облако тумана вырвалось из трубки и попало Гиннелу прямо в лицо. Нечеловеческим усилием он заставил себя сделать еще шаг вперед — и сразил Флавьель на месте, а потом рухнул на землю.

Время стремительно вернулось к своему обычному течению. Освобожденная Ясенка чуть ли не летела вниз по склону к месту страшной бойни.

— Горин! — кричала она. — Ох, Горин!

Он не обернулся, хоть и не мог ее не услышать: В эту минуту он осторожно опускал Харуза на землю. Она подбежала к ним в тот момент, когда Харуз попросил Горина не выдергивать меча из его раны.

— Это ничем не поможет, только причинит мне новую боль. Пусть я умру так, как заслужил, с карающим мечом, пронзившим мне грудь. — Он содрогнулся, и из уголка его губ вытекла струйка крови. — Флавьель…

Горин посмотрел в ту сторону, где лежало тело женщины.

— Мертва, — сказал он Харузу.

— А с ней умерли чары, которые она на меня наложила. Я действительно стал предателем? — В его слабом голосе послышались жалобные нотки.

Ясенка опустилась рядом с ним на колени.

— Вы не виноваты, — проговорила она, не видя смысла терзать умирающего рассказом о его многочисленных прегрешениях.

— Нет, виноват. В этом и во многом… — Тут его взгляд прояснился и сфокусировался на ее лице. — Это вы, Ясенка? Мне не чудится?

— Да, я.

— Как поживает моя супруга Маркла в Ренделшаме?

— Больна, но когда я уезжала, она чувствовала себя неплохо.

Он мрачно улыбнулся.

— Могу поручиться, что это ненадолго. — У него уже почти не осталось сил, чтобы говорить. Он закашлялся. — Я скоро встречусь с ней. — Он сжал руку Ясенки и посмотрел на нее, а потом на Горина. — Скажите им, что я сожалею, — прохрипел он. — Скажите…

— Скажем, — пообещал Горин.

Но умирающий его уже не услышал. С тихим вздохом дух графа Харуза из Крагдена, лорда-маршала Ренделшама и командующего Четырех Армий, отлетел от тела.

Только тогда Ясенка и Горин повернулись к остальным. Оба воина лежали на снегу и стонали от боли, но Ясенка сразу поняла, что Гиннел ранен гораздо опаснее Рохана.

— Позаботься о Рохане, — сказала она мужу, поворачиваясь к Гиннелу.

— Это был жгучий туман, — с трудом просипел Гиннел. — Я пытался его не вдохнуть, но он все равно попал мне в легкие. Он жжет, жжет…

— Не пытайтесь говорить, — посоветовала Ясенка и обернулась к мужу. — Как Рохан?

— Ему повезло, он отделался только сломанной рукой, — ответил Горин, на секунду оторвав взгляд от юноши. — Не двигай рукой, пока я не наложу на нее шину, иначе может быть хуже. Перелом, похоже, несложный, обломки из-под кожи не торчат, и это хорошо. Идти можешь?

— Да, и говорить тоже могу, — ответил Рохан несколько раздраженно. Он безуспешно попытался подавить стон. Лицо его было очень бледным. — А почему ты спросил?

— Ну, Гиннел двигаться не может, а я не оставлю его одного. Но Ясенку я тоже не оставлю без охраны. Значит, тебе придется вернуться в лагерь и привести солдат с носилками для Гиннела. Справишься?

Рохан поднял голову, только теперь начиная понимать всю серьезность положения.

— Конечно! — решительно заявил он. — У меня ведь сломана рука, а не ноги.

— Хотела бы я иметь одну из тех шелковых роз, которые ты когда-то создавал из ничего. Тогда я смогла бы соорудить тебе перевязь, — сказала Ясенка.

— Моего жалкого дара хватало только на это, — отозвался Рохан. — Да еще на то, чтобы зажигать свечи, не прикасаясь к ним. Сомневаюсь, чтобы сейчас я смог сделать даже это. У меня осталось только покалывание в затылке, когда рядом опасность. — Он заморгал, вдруг по-новому взглянув на происшедшее. — Боевой кот в палатке! — воскликнул он. — Неудивительно, что у меня шею кололо как иголками! Они же всегда ходят парами, а тот был один. Теперь все ясно! Это была Флавьель, превратившаяся в кошку. И подумать только: лорд Ройанс ее гладил!

С практичностью опытного воина Горин снял с трупа Флавьель плащ и начал рвать его на полосы.

— Ясенка, пожалуйста, постарайся найти несколько небольших ровных палок, чтобы я смог наложить на руку Рохану временную шину.

— Сейчас.

Ясенка прекрасно знала, что для этого нужно: ей не раз приходилось накладывать шины на сломанные руки и ноги. Она тут же встала и поспешно пошла к деревьям, где прятались Горин и его спутники. Вернувшись, она обнаружила, что ее муж оттащил тела Харуза и Флавьель на другую сторону дороги и положил рядом с одним из валунов. Гиннелу удалось кое-как сесть, а Горин как раз засыпал свежим снегом пятна крови.

— Эти годятся? — спросила она, показывая найденные сучья.

— Превосходно.

— Там лежит упавшая сосна, так что сухого дерева сколько угодно.

— Отлично, — сказал он. — Значит, мы можем устроить здесь укрытие и даже разложить небольшой костер, чтобы можно было в тепле ждать возвращения Рохана.

— Мне не нужно огня, — с трудом прошептал Гиннел. — Я и так горю!

И Ясенка подумала, что вид у него действительно такой, словно его лихорадит.

— И тем не менее мы разожжем костер, если он нам понадобится, — отозвался Горин. Он уже умело накладывал на руку Рохана временную шину, прикручивая палки полосами ткани от плаща Флавьель. Еще одна полоса пошла на перевязь. — Рохан, если ты готов идти, то, пожалуйста, отправляйся.

— Я вернусь так быстро, что вы даже не заметите моего отсутствия.

— Не забудь сказать им, что есть опасность прилета ледяного дракона, так что пусть идут побыстрее и будут начеку.

— Скажу.

Молодой воин неловко взмахнул рукой и тут же неуверенной рысцой побежал по только что протоптанной в снегу тропе. Его качало из стороны в сторону, но он решительно двигался вперед.

— А теперь, моя Ясенка, — проговорил Горин, поворачиваясь к ней, — пока мы будем дожидаться, ты объяснить мне, откуда появился шар силы, который нанес такой мощный удар — и так вовремя.

14

ВСКОРЕ ГОРИН уже нашел для них укрытие среди деревьев и соорудил из сухих веток костерок, который почти не давал дыма. Гиннел лежал рядом на подстилке из сухих иголок и свежего лапника, по настоянию Ясенки укрывшись плащом, который сам он предпочел бы сбросить. Время от времени она выходила из круга тепла и встревоженно проверяла его состояние. Он стонал все громче.

— Я и правда не понимаю, откуда взялась та сила, — сказала Ясенка, вернувшись от Гиннела. — Я знаю только, что Харуз собирался убить тебя, а все мое существо сказало: «Нет!». Я подняла руки, между ними что-то появилось, и потом я это… ну, наверное, надо сказать «метнула», а остальное ты знаешь.

— Мне кажется, что меч Ринбелла действительно сражался за меня, — в свою очередь, признался Горин. — Я не заметил, как его поднял, и все же он оказался наготове, когда Харуз потерял равновесие и шагнул ко мне. — Он обнажил меч и с любопытством его осмотрел. — Превосходная работа! — сказал он.

— Думаю, я виновата в смерти и Харуза, и Флавьель, — еле слышно проговорила Ясенка. — Если бы я не кинула этот шар силы…

— Если бы ты этого не сделала, то Рохан, Гиннел и я сейчас были бы мертвы. И ты тоже, как только беглецы обнаружили бы твое присутствие — а колдунья обязательно его обнаружила бы. Если кто и виноват в их смерти, то только они сами.

Ясенка не могла спорить со столь очевидными утверждениями. И тем не менее ее очень тревожили события, в которых она сыграла столь важную роль.

— Иди сюда, моя Ясенка, — позвал Горин, — Тебе нужно отдохнуть.

Он прислонился к стволу упавшего дерева, у которого они укрылись, и распахнул свой плащ.

Она рада была оказаться в теплом, надежном круге его рук и устроилась рядом с ним, но так, чтобы не помешать, если ему придется вскочить, чтобы защищать их. Еще раз взглянув на Гиннела, который немного успокоился, она погрузилась в беспокойный сон.

Ее разбудили лязг оружия и крики сражающихся. Горина рядом с ней не было, но то место, где он сидел, еще хранило его тепло. Она повернулась к Гиннелу, который мужественно пытался подняться на ноги.

— Не делайте этого! — приказала она, пересаживаясь к нему. — Думаю, что здесь, под укрытием деревьев, мы в безопасности. По крайней мере пока.

— Но мои родичи сражаются…

— А вы ранены, — строго напомнила она ему. — Предоставьте им вас защищать. А если все остальное не поможет, то позвольте мне защитить вас.

Несмотря на слабость, он улыбнулся.

— Горин говорил мне, на какой решительной женщине он женился. Я ему поверил. Я видел силу, знаете ли.

Ясенка улыбнулась ему в ответ, но на самом деле ей не хотелось улыбаться. Гиннела явно беспокоило то, что он не может исполнить свой долг.

— Хотите, я выгляну и буду рассказывать вам, что происходит? — предложила она.

— Буду вам очень признателен.

Он так сильно закашлялся, что она испугалась, как бы у него не началось кровотечение, и дала ему пососать льдинку. Когда кашель раненого утих, Ясенка осторожно пробралась на край небольшой рощицы. Отодвинув гибкую ветку, она смогла без помех наблюдать за схваткой, которая разыгралась на усыпанной камнями площадке перед входом в ущелье.

Рохан прислал им на помощь немалый отряд. Ясенка узнала боевой флаг Себастьяна и порадовалась тому, что у Рохана хватило ума обратиться к нордорнцам. Горин все рассчитал правильно: ледяной дракон появился примерно в одно время с посланным на подмогу отрядом. Теперь воины сражались с ним, пытаясь нанести ему как можно больше ран. Пара боевых котов кружила вокруг дракона, и в каждом их движении читалась напряженность.

Ясенка впервые увидела ледяного дракона и невольно затаила дыхание. Этот ужасный зверь был таким огромным! Если бы он вытянул шею, то, наверное, смог бы заглянуть через стену крепости Крагден. И несколько таких чудовищ наверняка легко разрушили бы стены, окружавшие королевский дворец в Ренделшаме, поскольку, в отличие от крепости Крагден, они строились больше для красоты, чем для реальной обороны. Боевые коты бесстрашно прыгнули на дракона с двух сторон, вцепившись ему в бока зубами и когтями. По коже дракона прошла дрожь: он встряхнулся, но сбросить боевых котов не смог. Драконий всадник с силой натянул поводья. Заревев и выбросив в воздух струю льдинок, громадное животное не оторвалось от земли, но захлопало крыльями и подскочило вверх, видимо рассчитывая задеть когтями кого-нибудь из воинов. Боевые коты отпрыгнули на безопасное расстояние, а солдаты рассыпались, перестав быть легкой мишенью для врага. По чистой случайности дракон повернул в сторону деревьев, среди которых пряталась Ясенка. Кончик огромного крыла ударил по деревьям прямо над ней. Стволы, почти такие же гибкие, как и ветки, резко отклонились в сторону, а потом снова выпрямились, засыпав все вокруг лежавшим на них снегом.

Под неожиданным снегопадом Ясенка моментально отступила в глубь рощи, чтобы проверить, в порядке ли ее пациент. Гиннела снегопад почти не затронул: только несколько комьев слежавшегося снега упало на него.

— По-моему, они пытаются измотать дракона, — сообщила она ему.

— Сколько человек?

— Я не считала. Около пятидесяти, наверное.

— Возвращайтесь и посмотрите, что происходит.

Она кивнула. Наблюдая за боем, она не успела разглядеть Горина и не смогла бы успокоиться, не узнав, где он. Однако к тому моменту, как ей удалось найти новый наблюдательный пункт, сражение уже закончилось. Она увидела только, как ледяной дракон поднимается в воздух, прижимая лапы к брюху. А потом он улетел в том направлении, откуда, по всей видимости, появился. Боевые коты последний раз угрожающе взвыли ему вслед, а потом уселись на снег и как ни в чем не бывало принялись умываться.

Вскоре Ясенка увидела, что Горин ведет к деревьям отряд, и покинула свое укрытие, чтобы пойти навстречу.

— У тебя все в порядке? — встревоженно спросила она.

— Цел и невредим. Тяжелые копья, которыми вооружились наши солдаты, пришлись не по вкусу дракону и его всаднику.

— Ты собираешься отправиться за ним?

— Нет. Нам нужно поскорее уйти отсюда, пока всадник не вернулся с подкреплением. Себастьян и несколько наших самых доверенных воинов обкладывают тело Харуза снегом, чтобы забрать с собой. Из лагеря его отправят в Ренделшам.

— Где негодяя похоронят со всем почетом, — с горечью закончила Ясенка. — Разве он заслуживает это после того, что сделал?

— Иначе нельзя.

— А Флавьель?

— Достаточно будет завалить ее тело камнями. Нам нужно поскорее доставить Гиннела в лагерь, ему требуется серьезное лечение. И это происшествие показало мне, насколько невыносима для меня мысль о том, что тебе может угрожать опасность. Я хотел бы отправить тебя вместе с почетным эскортом Харуза обратно в Ренделшам.

— А я хотела бы остаться.

Тут он улыбнулся, и от уголков его глаз веером разбежались морщинки. Всякий раз, когда Ясенка это видела, у нее таяло сердце.

— Ну конечно. Я подумаю. Но пока никуда не уходи из лагеря, все-таки там ты в относительной безопасности.

— Так уж и быть.

По возвращении в лагерь Горин и Ясенка препоручили Гиннела заботам врачей. А потом они с Роханом, чью руку уже перевязали как полагается, пришли на тайное совещание с лордом Ройансом в палатку Горина, чтобы только потом встретиться. с остальными командирами в штабной палатке. Они, ничего не утаив, поведали старому лорду о том, как Харуз на самом деле закончил жизнь.

— Вы отлично справились, — сказал им Ройанс. — Очень удачно, что Харуз погиб мгновенно и нам не пришлось судить его как предателя — здесь или в Ренделшаме. Тело его вернут домой и там устроят похороны, приличествующие герою. Это обман, конечно, но он совершается на пользу нашей страны. Это гораздо лучше, чем сообщать о его предательстве, вызывая всеобщее смятение. Целые династии свергались по менее серьезным поводам.

Ройанс провел рукой по лбу, и Горин почувствовал, что, несмотря на все свои решительные слова, старый воин глубоко потрясен происшедшим. Видимо, Ройанс все-таки питал слабую надежду на то, что Харуз невиновен.

Лорд глубоко вздохнул, расправил плечи и заставил себя отбросить личные чувства.

— Рохан, кто-нибудь из людей, отправленных на помощь Горину, знает о предательстве?

— Нет, сэр. Горин не дал мне на этот счет никаких указаний, но я решил, что говорить им что бы то ни было не следует. По дороге в лагерь я успел придумать достаточно правдоподобную историю. И по правде говоря, мне пришлось добавить совсем немного.

— Расскажите нам, что именно вы добавили, чтобы мы случайно не вступили в противоречие с вашим рассказом.

Горину тоже было интересно это услышать: он положился на здравомыслие Рохана не сознательно, а инстинктивно. Себастьян ничего не сказал о том, что именно им рассказал Рохан, а Горин не стал его спрашивать. Однако он заметил, что храбрый молодой воин не имеет представления о том, что происходило на самом деле.

— Себастьян знает только, — сообщил им Рохан, — что лорд-маршал вышел на разведку один (как делал это и раньше), чтобы осмотреть место битвы и, возможно, понять, какие именно ошибки были нами допущены. Понимая, насколько это опасно, мы отправились следом, чтобы сопровождать его обратно в лагерь. Но когда мы его нашли, он уже вел сражение с Флавьель и ее помощником Фародом. Она отвлекла его — и Фарод, тот самый всадник, с которым потом пришлось сразиться нордорнцам, сумел одолеть Харуза. А потом был ранен Гиннел — но он успел убить Флавьель. Мы и сами чуть было не погибли. Помощник Флавьель отступил, чтобы призвать своего ледяного дракона. Когда Фарод вернулся, Гиннел, Горин и Ясенка наверняка погибли бы, если бы не отправили меня за подмогой. — Тут Рохан улыбнулся. — И если подумать, то я не так уж сильно отклонился от истины.

— Если бы вы еще потренировались, из вас получился бы прекрасный мошенник. У вас природный дар! — невольно улыбнулся Ройанс. — Очень умно. Эта история вполне сгодится, если не углубляться в подробности.

Рохан покраснел от смущения.

— Я только чуть раньше привел на место действия помощника Флавьель.

Несмотря на всю серьезность их положения, Горину стало смешно. Он и не подозревал, что Рохан настолько сообразителен.

Тут заговорила Ясенка:

— Из всех присутствующих вы занимаете самое высокое положение, лорд Ройанс. И поэтому я хочу попросить вас об одной вещи.

Он с готовностью повернулся к ней.

— Я конечно же исполню вашу просьбу, но сначала должен сказать вам следующее. Ваше положение уникально, дорогая моя. Вы не правительница — ею остается вдовствующая королева Иса, но именно у вас хватило ума и отваги действовать, опираясь на важнейшую информацию, которая касалась безопасности всей страны, чего не сделала она. Я предвижу, что вы сможете оказать нам еще большую помощь.

— Но не такую значительную, как моя хранительница, Зазар, — отозвалась Ясенка. — Она нужна нам здесь. Она нужна мне. И я прошу разрешения отправить за ней Рохана на самом быстром корабле.

— Что скажете? — спросил Ройанс у молодого рыцаря.

Рохан грустно посмотрел на свою сломанную руку.

— Я еще долго не смогу участвовать в боях, — отозвался он. — Боюсь, что даже с зельями матушки Зазар рука заживет не раньше, чем закончится война. Так что я готов взять на себя обязанности посланца.

— Хорошо, — заявил Ройанс. Он поднялся со складного стула Горина, и остальные тоже встали. — А теперь давайте присоединимся к остальным командирам, а то они начнут гадать, что такое нам понадобилось обсуждать по секрету от них. Именно так и рождаются слухи, а слухи нам сейчас совершенно ни к чему.

— Пожалуйста, разрешите мне вместо этого пойти в госпитальную палатку, — попросила Ясенка.

— Конечно, но только если сначала вы примете нашу благодарность, — ответил Ройанс. Он взял Ясенку за руку и поцеловал ее пальцы. — Конечно, я позволяю себе эту вольность с вашего разрешения, Горин.

— Я тоже очень горжусь моей женой, — отозвался тот.

В штабной палатке Ройанс занял место Харуза во главе стола, а остальные уселись на свои прежние места. Ройанс не стал тратить время на пустые слова.

— Нам нужно решить несколько вопросов, и все они срочные, — объявил он без всяких предисловий. — Первое — выбрать почетный караул, который будет сопровождать тело графа Харуза в Ренделшам. Хотя нам сейчас ни к чему лишаться кого-то из офицеров и солдат, тем не менее нужно составить достаточно большой отряд. Его возглавит Чевин, заместитель Харуза.

Молодой аристократ молча наклонил голову в знак согласия.

— Выберите себе в сопровождение кого хотите — но не больше дюжины человек. Рохана в их числе не будет, потому что у меня для него есть другое поручение. Графу Харузу необходимо устроить похороны со всеми воинскими почестями. Пусть вдовствующая королева займется необходимыми приготовлениями — но внушите ей, что для всеобщей безопасности вам нужно как можно скорее вернуться сюда. — Тут Ройанс сделал паузу и обвел взглядом всех присутствующих. — Следующий вопрос. Кто станет нашим новым лордом-маршалом?

Стюарт оторвал взгляд от кинжала, которым до этого поигрывал.

— Я предлагаю вам, сэр, занять этот пост, — сказал он. — Кто достоин этого больше, чем Ройанс из Граттенбора?

Ройанс покачал седой головой.

— Увы! Боюсь, то, что мне говорили многие, — правда. Мои боевые дни в прошлом.

Тут подал голос Латром:

— А вам не обязательно самому выходить на бой, сэр. Предоставьте это воинам помоложе. Но у вас — опыт целой жизни. Пожалуйста, сударь! Возьмите командование на себя.

— Это очень хорошая мысль, — проговорил Горин, радуясь тому, что его личные предпочтения совпадают с желаниями остальных командиров.

— Я выскажусь за первого адмирала Снолли и добавлю мой голос к тем, кто уже проголосовал за лорда Ройанса, — объявил Рохан. — И не сомневаюсь, что генерал Тассер, когда вернется, тоже с этим согласится.

Младшие офицеры закивали головами. Себастьян, Стюарт, Peгec из Лерканда, Джабез из Мимона, Гидон из Билфа, Винод из Вакастера и Николос из Граттенбора, который был заместителем лорда Ройанса, одобрительно хлопнули о стол ладонями.

Чевин, заместитель Харуза, оказался последним. Гибель Харуза сильно подействовала на него — сильнее, чем на других командиров. Он встал со своего места.

— Сэр, со смертью моего лорда я потерял всякое желание командовать. Когда я вернусь, завершив порученные мне печальные дела, я буду просить вашего разрешения сложить с себя обязанности офицера и присоединиться к рядовым солдаты, чтобы сражаться в первых рядах… и, возможно, умереть.

— Я вам отказываю, — заявил Ройанс. — Вы останетесь в числе командиров и будете выполнять тe обязанности, к которым вас готовили. Чевин снова сел, понуро опустив голову. — Лорд Ройанс, вы должны получить знак лорда-маршала, принадлежавший лорду Харузу, — сказал Горин. — Он оставил его здесь, когда… когда ушел из лагеря. Сейчас я его принесу. Он вышел из основной части палатки в личную комнатку Харуза, радуясь тому, что совещание пока шло именно так, как ему хотелось Вполне естественно, что Ройанс становится их новым лордом-маршалом. Предвосхищая это решение, Горин уже тайком приказал Джервину, управляющему Ройанса, позаботиться о том, чтобы прореху в палатке заштопали и комнату снова сделали пригодной для обитания.

Джервин дожидался его в закутке.

— Все готово, сэр, — доложил он.

— Лорду Ройансу здесь будет вполне удобно, — проговорил Горин, осматривая тщательно прибранную комнатку. У Ройанса были прекрасные слуги. — Куда вы перенесли личные вещи Харуза? Мы, конечно, отправим их обратно в Ренделшам, но среди них было то, что я хочу передать Ройансу, — знак лорда-маршала. Это медальон на цепи. — Он здесь, сэр. — Джервин указал на небольшой сундучок, стоявший на столике по соседству.

Горин узнал тот самый сундучок, который Харуз держал в основной части палатки. — Я собрал все вещи такого рода и перенес их сюда.

Горин поднял крышку и не слишком удивился, обнаружив там несколько интересных предметов, включая и то, что явно должно было быть Диадемой сокрытия, и металлическую трубку, которая выбрасывала «драконье дыхание». Он отодвинул трубку в сторону, взял медальон и вернулся туда, где его дожидались офицеры.

— Сэр, предоставьте эту честь мне, — попросил он.

Ройанс кивнул, и Горин торжественно надел цепь на шею старого аристократа, аккуратно расправив ее у него на плечах.

— У меня тоже есть кое-что для лорда Ройанса, — объявил Рохан.

Ройанс выгнул белоснежную бровь.

— И что это может быть? — поинтересовался он.

— Сэр, мне поручили пару боевых котов. Одна кошка ранена — повредила лапу. Битта не сможет сражаться, а ее напарник не станет вступать в бой без нее. Пожалуйста, разрешите мне передать их вашим заботам — по крайней мере на то время, пока я буду отсутствовать, выполняя поручение. Я не вижу больше никого, кому мог бы их поручить.

Старый аристократ улыбнулся.

— Давно не имел чести находиться в обществе боевых котов, — сказал он. — С удовольствием.

— Спасибо.

— Необходимо передать и еще одну пару боевых котов, — напомнил всем Горин. — Гиннел лежит в госпитальной палатке, и пока он снова не сможет сражаться, я предлагаю передать вам и его пару.

Ройанс снова выгнул седую бровь. — Если так пойдет дальше, то меня завалят боевыми котами! — пошутил он.

Сидевшие вокруг стола командиры рассмеялись — искренне, а не из вежливости.

— Думаю, — продолжал лорд, — Латром заслуживает их больше, чем я. Но как это бывает со всеми боевыми котами, они сами идут куда хотят — и не всегда туда, куда хотелось бы нам.

Рохан повернулся к Горину.

— Теперь, когда все улажено, я хочу попросить вас об одолжении.

— Если я смогу выполнить твою просьбу, то сделаю это.

— Пожалуйста, окажите мне честь оставить у себя мой меч и пускать его в дело вместо того, который сломался. О мече работы Ринбелла говорят, что если дело правое, то он помогает тому, кто сражается с ним в руках. Он принадлежал моему отцу.

— Это ты оказываешь мне честь, — откликнулся Горин — Мне кажется, что он уже один раз помог мне — и наверняка поможет еще. Благодарю тебя.

Рохан снова повернулся к Ройансу.

— С вашего позволения, сэр, я отправлюсь выполнять данное мне поручение. Но перед отъездом приведу к вам Келтина и Битту.

Он встал, поклонился и вышел из палатки. Горин решил, что настал удобный момент изложить командирам свой план.

— Я думаю вот о чем, — начал он и рассказал собравшимся о том, как деревья гнулись и выпрямлялись под ударами крыльев ледяного дракона. — Когда мы сражались с чудовищем, мне пришла в голову идея насчет оружия, которое было бы полезно в битве с ними. Теперь, когда мы знаем, с чем имеем дело, нам совершенно необходимо построить катапульты. — Он надеялся, что никто не вспомнит о том, что Харуз был против этой идеи. — Но я предлагаю нечто новое. Если бы мы закрепили два таких молодых упругих деревца на платформе, словно дуги лука, то могли бы оттянуть их назад с помощью ворота. А потом установили еще одно деревце, с обрубленными ветвями и заостренной вершиной…

На лицах многих молодых офицеров появились живой интерес и понимание. Даже Чевин вышел из своего оцепенения, а Ройанс одобрительно кивнул.

— С помощью такой машины, — сказал новый лорд-маршал, — можно пронзить ледяного дракона с безопасного расстояния.

— Я надеюсь, — отозвался Горин. — И всегда можно попробовать забрасывать их камнями из катапульт.

Некоторые приняли такую мысль без энтузиазма. Стюарт встал на ноги и выразил их мнение.

— Мне кажется, — заявил он, — это не укладывается в рамки правил военных действий. Разве такое оружие не будет слишком мощным?

— Возможно, — ответил лорд Ройанс, — если бы речь шла о военных действиях иного рода. Но учтите вот что, Стюарт. Ледяные драконы сами по ceбe являются невиданным прежде боевым оружием. Этот… этот гигантский лук, который предлагает Горин, — всего лишь противодействие тому, с чем мы столкнулись, а не наращивание вооружений.

Стюарт обдумал слова лорда-маршала. — В том, что вы говорите, есть резон. Я больше не стану возражать.

Лорд-маршал кивнул. Его авторитет и умение командовать ощущали все присутствующие.

— Тогда направьте людей на поиски подходящих деревьев и постарайтесь соорудить как можно больше таких машин. — Ройанс обвел взглядом собравшихся за столом. — Это поможет отвлечь людей от мыслей о нашем недавнем сражении, которое чуть было не стало катастрофой. Всегда полезно, чтобы солдаты были заняты. И мы тоже.

Узнав о том, что лордом-маршалом Рендела теперь стал лорд Ройанс, Снолли только пожал плечами.

— Для меня это ничего не меняет, — заявил он внуку. — Пожалуйста, отправляйся на «Пенной деве». Я останусь здесь и буду сражаться на борту «Горгульи», как и положено Морскому Бродяге.

Рохан с радостью воспользовался этим разрешением и поспешил отплыть, пока дед не изменил решения. Уже через несколько дней он был в крепости Морских Бродяг. Благодаря попутному ветру корабль быстро миновал опасные скалы, однако не настолько быстро, чтобы Рохан не успел увидеть у обрыва останки ледяного дракона, стремительно обгладываемые падальщиками.

— Интересно, как Тассеру удалось это сделать, — сказал он себе и решил обязательно его потом об этом спросить.

Голосуя от имени Тассера за то, чтобы лордом-маршалом стал Ройанс, он считал, что соблюдает пустую формальность. Услышав, что трясинные воины отправились, чтобы защищать свою территорию от дракона, он ни на минуту не усомнился в том, что дракон окажется победителем и уничтожит их всех. Однако теперь он мог надеяться на то, что его несколько непредсказуемый союзник все еще жив.

Даже если бы на скалистом берегу Трясины нашлось место, где можно было бы причалить, он не решился бы идти туда по иной дороге, кроме той, которую знал с детства. На той дороге было немало неплохих укрытий на случай, если ему захочется избежать встречи с трясинными жителями, которые не так дружелюбны, как Тассер. А это означало, что «Пенную деву» надо поставить на якорь в бухте Нового Волда.

Гарвас, капитан «Пенной девы», предложил пойти с Роханом в Трясину, но тот отказался от сопровождения.

— Поверь мне, я обернусь быстрее, если пойду один, — объяснил он свой отказ.

— Мне очень не хочется отпускать внука моего предводителя в эти мрачные места, — заявил Гарвас. — Я увидел их еще тогда, когда мы впервые проплывали мимо этих скал и нам пришлось сражаться с гигантскими птицами и мерзкими плавучими чудовищами. Тогда ты был еще младенцем.

— Ну, Снолли сейчас здесь нет, а я уже давно вырос, — ответил Рохан. — Поверь мне, ничего со мной не случится. Когда я был подростком, то проводил в Трясине почти столько же времени, сколько и в Новом Волде и Крепости Дуба. Но если тебе так спокойнее, можешь дойти со мной до Пограничной реки и поставить там стражу до моего возвращения.

Капитан неохотно согласился на такую уступку. Он взял с собой полдюжины самых крепких моряков, и они, надежно окружив Рохана со всех сторон, провели его по суше до реки и знакомого брода. Там Рохан распрощался с ними, невзирая на новые протесты Гарваса. Он почти с радостью нырнул во влажные сумерки Трясины и добрался до хижины Зазар, никого не встретив и без всяких неприятностей — если не считать того, что чуть было не упал, поскользнувшись на льду. К своему удивлению, он нашел очаг остывшим, а знахарку, закутанную в подбитый мехом дорожный плащ, — сидящей на большом мешке и дремлющей. Вейзе дремала рядом с ней, свернувшись клубочком.

— Похоже, меня здесь ждали! — воскликнул он.

— Конечно ждала, — откликнулась Зазар, безуспешно пытаясь подавить зевоту. — А ты припозднился. Садись, садись! Ужин давным-давно остыл, но я могу снова разжечь огонь и согреть его, если нужно. Что с твоей рукой? И с твоей упрямой головой?

— Это долгая история, и я развлеку тебя ею по пути к кораблю.

— К кораблю? К какому еще кораблю?

— К «Пенной деве», матушка. Она теперь моя… Или по крайней мере почти моя.

— Чтобы добраться до Крепости Дуба, корабль не нужен.

— Что?

— Тебя что, так ударили по голове, что ты совсем оглох? Я сказала, что нам не нужен корабль, чтобы добраться до Крепости Дуба. Или, может, ты просто стал дурачком?

Рохан почувствовал, что нить разговора стремительно ускользает от него.

— Давай начнем сначала. Мой корабль, «Пенная дева», ждет нас. И мы отправляемся не в Крепость Дуба.

— О! — только и сказала Зазар.

— Я подумал, что ты знаешь…

— Ну, наверное, я не всегда знаю все, — неохотно призналась знахарка. — Есть кое-какие детали, насчет которых я не очень уверена. Я считала, что Ясенка вернулась из Ренделшама в Крепость Дуба и что мы отправимся к ней. Вот почему я сложила вещи и приготовилась. И ты заставил меня подумать, будто мы поплывем вверх по Пограничной реке, словно стая гагар.

Рохан изо всех сил пытался сосредоточиться.

— Нет, матушка, — объяснил он ей, — мы отправимся на север, к тому месту, рядом с которым был бой. Ясенка там, и она отправила меня за вами. Там происходило много страшных событий. Вы очень нужны.

— Тогда почему ты сразу так не сказал? Стоишь тут, тянешь время, просишь ужин, хотя костер погас и золу я выгребла. Это все ужасно глупо! Нам надо торопиться! Бери мой мешок, а я пригляжу за Вейзе. И нечего болтать. Можешь рассказать мне все, когда мы уже окажемся на корабле.

Она двинулась вперед очень быстро, и Рохан торопливо вскинул мешок на плечо. При этом он гадал, почему так привязан к Зазар, ведь более непоследовательной и беспокойной женщины на свете просто не существует.

15

ТУЧА почти ощутимого уныния нависла над Ренделшамом и над теми частями страны, по которым глашатаи разнесли вести, — над всем Ренделом. Со смертью графа Харуза, лорда-маршала Ренделшама и командующего Четырех Армий, люди пали духом. Никого не утешало то, что он погиб как герой; его отсутствие ощущалось слишком остро.

Тело Харуза уже лежало в семейном склепе в крепости Крагден. Его обложили льдом в ожидании последних церемоний, которые должны были пройти в тесном кругу. В Великом Соборе Света люди нескончаемым потоком шли мимо щита Харуза, на котором было укреплено изображение павшего героя, покрытое маршальским знаменем с символами Четырех Домов: Дуба, Тиса, Ясеня и Рябины. Это должно было продолжаться до дня похорон, когда основные места в Соборе займут аристократы и только немногим удачливым простолюдинам удастся протиснуться в храм, чтобы наблюдать за церемонией.

Вдовствующая королева Иса, первая жрица Сантиза, первая дама Рендела, стояла рядом со своим внуком, королем Пересом, и слушала заунывную заупокойную службу. В Соборе, конечно, не было каминов или хотя бы жаровен. И в нем стоял бы невыносимый холод, если бы огромное помещение не согрели толпы собравшихся здесь людей. Руки королевы оставались без перчаток, чтобы все могли ясно видеть на них Четыре Кольца. Но пальцы у Исы окоченели и посинели. А еще она завидовала мужчинам с их меховыми сапогами: пол был настолько холодным, что ноги ее совершенно онемели. Хотя Иса следила за тем, чтобы выражение ее лица оставалось серьезным, и вовремя произносила положенные слова, мысли ее были заняты совершенно другими вещами.

Две торжественные церемонии за такой короткий отрезок времени — и целый Дом, всегда бывший верным союзником Дуба и Тиса, исчез бесследно! Теперь Иса жалела о том, что покойная графиня Маркла не выполнила своих династических обязанностей и не родила Харузу наследника. И вот теперь, когда склеп Крагдена закроется, он уже больше никогда не будет открыт, потому что Харуз был последним представителем своего рода. Иса пообещала себе, что закажет великолепный памятник, который можно будет установить перед входом в склеп, чтобы навечно его замуровать. На камне нужно будет высечь подобающие надписи, которые поведают потомкам о храбрости и мужестве всех владетелей Крагдена, и о последнем графе, который был отважнее всех и пал, защищая Рендел.

Бедняжка Маркла была так больна, что под конец сошла с ума! Иса не поверила ни единому слову из той чуши, которую несла больная. Яд, ну надо же! Болезнь была, конечно, странная, но вполне естественная. Иса только надеялась, что она не повлечет за собой новые жертвы. Она пообещала себе, что посоветуется с врачом Лорганом и попросит его, чтобы он тщательно ее осмотрел и проверил, не заразилась ли она от Марклы. Ведь она так старательно ухаживала за своей бедной обреченной подругой!

Иса рассеянно пожелала изгнанному королю Нордорна, Гиннелу, оправиться от раны, которую он получил, придя на помощь Харузу. Эта мерзкая колдунья и ее оружие, выжигающее людям легкие! Иса кляла тот день, когда доверилась этой женщине. Но тогда она считала, что имеет дело с волшебником, мужчиной, и совершенно не догадывалась, что под его маской скрывается женщина. К вдовствующей королеве с новой силой вернулось свойственное ей недоверие к представительницам своего пола. Гораздо лучше, решила она, доверять тем, кого она знает с давних пор, чем таким, как несчастная Маркла. Или таким неземным слугам, как летун Туманчик.

Она перевела взгляд с короля на леди Раннору, его мать. Ее позорная беременность уже стала очень заметной, и, по мнению Исы, бывшей королеве лучше было бы не показываться на людях. Исе доложили, что Раннора расспрашивала членов военного отряда, сопровождавшего тело Харуза, относительно своего низкорожденного мужа. Ведь сама Иса справлялась у них о том, как идет война после гибели лорда-маршала.

Возможно, даже к лучшему, что Ройанс умчался по снежным равнинам с трясинной принцессой Ясенкой из-за ее глупых подозрений. Иса не могла не признать, что Ройанс — именно тот представитель высшей знати Рендела, который лучше всех справится с обязанностями Харуза. Несмотря на свою седину и возраст, который должен был бы согнуть ему спину, если бы он так яростно не сопротивлялся годам, он всего с десяток лет назад вынужден был защищать свою собственность — или ту, которую считал своей, — во время осады, устроенной его чересчур честолюбивыми соседями по всем правилам военного искусства. Ройанс прекрасно сможет руководить военными действиями, даже если сам не будет принимать участия в сражениях.

Траурная церемония подходила к концу. Портрет Харуза сейчас поднимут на плечи члены почетного караула. А потом траурная процессия выйдет из Собора Света, пройдет по улицам Ренделшама и по утрамбованной дороге направится в крепость Крагден, к склепу. Иса и король Перес, конечно, возглавят процессию, в которую войдут и те представители знати, которые задержались в столице после недавних похорон графини. Краем глаза Иса заметила Виттерна из Дома Рябины, деда короля. Позади него пойдет Гаттор из Билфа, такой же сонно-ленивый, как обычно. Иса знала, что в его адрес звучит немало критики: ведь война идет рядом с его домом, неподалеку от крепости Билф. Возможно, ему следовало бы находиться у себя в крепости — но Гаттор никогда не был воином. Свои дела он всегда вел скрытно, и обычно окружающие могли только строить догадки о том, какую роль он сыграл во внезапном падении союзника того Дома, который покушался на его собственные владения. Ису не удивило то, что Гаттор предпочел остаться в Ренделшаме, в относительной безопасности.

Фалк из Мимона, Джакар из Вакастера и Лиффен из Лерканда выстроились позади Гаттора. Королеве и королю оставалось только занять свои места — и начнется последний этап печальной церемонии.

Несмотря на всю торжественность момента, Иса порадовалась тому, что пострадают только ее ноги. Ее черное траурное платье было тяжелым и теплым, к тому же у нее не было необходимости снимать плащ. Достаточно и того, что она, вдовствующая королева и носительница Четырех Колец, владеющая истинной властью в Ренделе, в честь умершего пойдет пешком.

Король Перес повернулся к леди Ранноре.

— Вы можете не принимать участия в этом печальном шествии, — сказал он ей. — Пожалуйста, вернитесь во дворец, там вы сможете согреться. — Он адресовал ей одну из своих редких улыбок. — Сделайте это ради моего еще не родившегося братца… или сестрицы.

— Спасибо, — ответила Раннора. — Я повинуюсь.

А потом Перес обратился к Исе:

— И вы тоже, госпожа матушка. Это — не женское дело. Пусть мужчины исполнят то, что является их долгом.

— Я с радостью пошла бы, чтобы почтить память Харуза, но по твоей просьбе, так и быть, останусь, — отозвалась Иса.

— А когда мы вернемся из Крагдена, то пошлем за нашей прелестной кузиной Хегрин, — продолжил Перес. — Нам доложили, что она в Ридале, потому что он хорошо защищен. Но поскольку в этой стране уже не осталось безопасных мест, мы желаем, чтобы она находилась рядом с нами. Мы уже написали письмо с этим пожеланием. Но чтобы наше приглашение звучало приятнее, мы подумали о жемчужном ожерелье с сапфирами, которое хранится в королевской сокровищнице. Пожалуйста, приготовьте его к нашему возвращению, потому что мы намерены послать его Хегрин в знак теплой дружбы.

Иса открыла рот — и тут же его закрыла. По выражению лица внука она поняла, что протестовать бесполезно, и ограничилась только сдержанным реверансом.

— Да, ваше величество, — проговорила она.

Внутренне она кипела, а в голове у нее отнюдь не мелодично звенел тревожный набат. Она прекрасно понимала, чем все это может закончиться: король уже достиг (хотя и совсем недавно) того возраста, когда может жениться. И теперь, занимаясь поисками ожерелья с жемчугом и сапфирами, Исе придется придумывать, как изменить опасную ситуацию. Нельзя допустить, чтобы наследница Ясеня и король Рендела оказались рядом друг с другом!

Флирт — это одно, но брак — совсем другое дело. В отличие от своего отца и деда Перес вряд ли станет играть с сердцем женщины. Но когда ему придет время жениться, невесту ему выберет она, Иса, и кандидатуру дочери трясинной принцессы Ясенки она ни в коем случае не будет рассматривать.

— Входите, юный Чевин, — пригласила леди Раннора. Она указала Чевину на кресло у камина, на огне которого ее горничная подогревала пряное вино. — Мне передали, что теперь, после похорон, вы уедете из Ренделшама.

— Завтра с рассветом. — Молодой воин с удовольствием придвинул кресло ближе к источнику тепла и принял кубок с напитком, от которого шел парок. Сделав большой глоток, он поставил кубок на столик и начал растирать руки, чтобы к замерзшим пальцам прилила кровь. — Благодарю вас, леди Раннора, — сказал он. — На дороге в Крагден и обратно было зверски холодно. Неподходящая погода для парадного костюма. Теперь я полностью оценил, как мудро поступили лорд Горин и лорд Гиннел, заставив нас носить многослойную одежду. Без нее мы не продержались бы в лагере и недели.

— Это было печальное путешествие — сопровождение лорда Харуза к месту погребения.

— Печальное. Больше чем печальное. Но мы очень рады, что лорд Ройанс оказался в лагере и смог его заменить. Этот старый джентльмен так отважен! Не сомневаюсь, что он станет для нас хорошим главнокомандующим.

— Пожалуйста, простите меня, что я снова задаю вам тот же вопрос. Вините в том мое состояние. Вы уверены, что милорд Латром здоров? — спросила Раннора.

— Ради нескольких минут у вашего огня и удовольствия от вашего общества я готов ответить на этот вопрос и десять раз! — галантно заявил Чевин. — Да, когда мы с ним расстались, он был так же здоров, как все мы.

— Боюсь расспрашивать про его приключения, но не могу удержаться.

— Он отважно сражался во время битвы у перевала. Если бы он не бросил один из наших отрядов на фридийцев, которые рассчитывали напасть на вас после того, как лавина внесет в наши ряды па-нику, то, наверное, война сейчас бы уже закончилась и мы не были бы победителями. Раннора изумленно покачала головой:

— Хотела бы я оказаться там со своей родственницей Ясенкой. Расскажите мне и про нее тоже.

Чевин улыбнулся: похоже, эта тема была для него приятна.

— Она воплощает в себе все то, за что мы сражаемся, — сказал он. — Не думая о своем высоком положении, она с утра до ночи ухаживает за ранеными. У нее всегда находится доброе слово для всех, и один ее вид вселяет в нас бодрость.

— Оберегайте ее, когда вернетесь, — вздохнула Раннора. Она взяла с ближайшего стола пакет, завернутый в непромокаемую материю и перевязанный желтой лентой. — Пожалуйста, передайте ей это. Здесь письма для нее и для моего мужа. Скажите ей… скажите, что мы все, оставшиеся здесь, очень за нее тревожимся.

— С ней ничего плохого не случится, пока хоть один из нас живет и дышит, — пообещал ей Чевин. — О! За другими делами я чуть было не забыл одну вещь. У меня есть известие, которое немного вас успокоит. Вы ведь слышали, что у Рохана сломана рука и он не сможет сражаться.

— Да, слышала. Наверное, он очень из-за этого переживает.

Чевин улыбнулся.

— Мы немного дразним его тем, что из него получился прекрасный посыльный, но понимаем, как ему это досадно. Но до отбытия нашего отряда мы слышали в лагере, что Рохана отправили с новым поручением: привезти в лагерь знахарку из Трясины.

— Вот это действительно новость! — воскликнула Раннора. — А зачем?

— Этого я не знаю, леди.

— Новая тайна — ко всем прочим. Может быть, Рохан сможет время от времени заезжать в королевский замок с докладами и привозить нам известия!

— Я передам лорду Ройансу эту просьбу, — пообещал Чевин. — А теперь, миледи, я вынужден с вами попрощаться. Благодарю вас за гостеприимство. И не сомневайтесь — я лично передам леди Ясенке ваши послания.

Он встал с кресла, и Раннора попыталась сделать то же. Большой живот сильно затруднял ее движения, и Чевин предложил ей свою помощь.

Раннора положила руки ему на плечи и сказала:

— Я посылаю с вами три поцелуя. — Она прикоснулась губами к его правой щеке. — Этот — для Ясенки, моей самой хорошей подруги. — Она поцеловала воина в левую щеку. — Этот — для лорда Ройанса, чья храбрость и мужество вдохновляют всех нас. — А потом она быстро поцеловала Чевина в губы. — А этот — моему милому мужу, рядом с которым я хотела бы быть, если бы в мире все было спокойно.

— Я обязательно передам эти послания вместе с письмами, — улыбаясь, проговорил Чевин. — И буду почитать себя счастливым, что мне удалось стать вашим посланцем. Прощайте, миледи, и до встречи.

Дожидаясь Зазар, Ясенка снова втянулась в размеренный ритм жизни военного лагеря. Впрочем, у нее не было уверенности в том, что Рохану удастся убедить знахарку оставить Трясину и отправиться на север.

Скука всегда была самым страшным врагом солдат, и поэтому все были рады найти себе занятие. Во время, свободное от постройки катапульт и ворота, который приведет в действие гигантский лук, воины изготавливали из снега кирпичи и сооружали стены вокруг каждой палатки и шалаша, заменяя ими неаккуратные насыпи и естественные сугробы.

Некоторые солдаты, размешавшиеся в северной части лагеря, где дули самые сильные ветры, обнаружили, что такие снежные стены не только не делают их жилища холоднее, но, наоборот, помогают их согревать. Дров для очагов и жаровен стало уходить значительно меньше, а тепло в помещении сохранялось дольше. Вскоре отдельных жилищ уже не видно было: повсюду поднялись снежные стены. Первыми снежными кирпичами обложили штабную палатку, госпиталь и палатки офицеров, а потом солдаты занялись и другими жилищами. Ясенку позабавило, что на стенах стали появляться надписи, которые помогали обитателям ориентироваться в лагере, названном Снежной крепостью.

К еще большему ее удивлению — и немалой радости, все боевые коты, побывав рядом с нею, обнюхав ее и, по-видимому, найдя подходящей для себя, стали ее друзьями. Если она садилась за стол с офицерами в штабной палатке, Битта пыталась забраться к ней на колени, а если ей не разрешали этого сделать, протягивала Ясенке свою раненую лапу, чтобы ее помассировали, а Келтин тем временем нахально утаскивал кусочки с ее тарелки. Пьеган и Розела, боевые коты Гиннела, которые временно перешли под покровительство лорда Ройанса, садились рядом, терпеливо ожидая своей очереди на ласки. Если Ясенка уходила в палатку, которую теперь делила с Горином, чтобы прилечь на часок и отдохнуть от своих обязанностей по уходу за ранеными, то или Раджиш, или Финола растягивались на постели рядом с ней. А просыпаясь, она частенько обнаруживала боевых котов по обе стороны от себя, благодаря чему ей было тепло и уютно. Так и на этот раз. Ясенка села и сладко потянулась.

— Вы — милые, верные создания и большие надоеды, — ласково проговорила она, целуя котов в макушки. — Я бы еще задержалась, но у меня много дел.

Она выгнулась, расправляя затекшую спину. Ей, конечно, было тепло, но разлегшиеся на узкой койке боевые коты оставляли хозяйке слишком мало места.

Накинув плащ, она вышла из палатки, радуясь тому, что у нее есть удобные меховые сапоги. Опять начался снегопад. Ясенке казалось, что снег идет здесь постоянно. Утешало лишь то, что сражаться в такой белой пелене невозможно и не было проблем с пополнением запасов льда и холодной воды для солдат, пострадавших от драконьего дыхания. Как обычно сопровождаемая боевыми котами, Ясенкa направилась к госпитальной палатке по проходу между снежными стенами и встретилась на узкой тропке с одной из прачек. Женщина несла стопку чистой одежды, от которой в холодном воздухе поднимался легкий парок. — Это для лорда Горина? — спросила Ясенка.

— Да, сударыня, и немного для вас, — ответила женщина. Она опасливо посмотрела на Раджиша с Финолой и постаралась обойти их стороной. — Раз эти зверюги не в палатке, я зайду и оставлю Все у вас на постели, если желаете.

— Зве… зверюги вас не тронут, — проговорила Ясенка. — Они страшны только для наших врагов.

— Когда они дома, я заходить боюсь, — упрямо заявила прачка. — Оставляю все у входа.

— Хорошо, — ответила Ясенка — Благодарю вас за услугу.

Женщина кивнула, покраснела и побрела по Снежным заносам, оставив за собой едва ощутимый запах серы. Ясенка лениво поинтересовалась про себя, как прачкам удается найти воду для стирки и теплый воздух для сушки белья. Но она мгновенно забыла об этом, как только оказалась среди раненых.

Пострадавшие от драконьего дыхания были отделены от остальных раненых занавеской: так за ними легче было ухаживать. Ни одному из них не стало лучше с тех пор, когда она в последний раз к ним заглядывала. Однако обходившей их Ясенке показалось, что хуже им тоже не стало. Остальные раненые шли на поправку, и нескольких уже на следующий день можно будет отпустить из госпиталя. Гиннелу, похоже, приходилось хуже всех: наверное, потому, что туман из стержня Флавьель попал ему прямо в лицо, тогда как остальных страшные выстрелы задели только краем. Ей сказали, что воин, который оказался прямо перед драконом, опустившимся на снежную лавину, получил такие же серьезные повреждения, как Гиннел, — и уже умер. Только еще один солдат, Норрас, был почти в таком же плохом состоянии, как и родич ее мужа.

— Воды, — прошептал Гиннел, когда она подошла к его постели. — Пожалуйста, воды со льдом. Кувшин пуст.

Он был весь мокрый от пота. Ясенка выглянула за занавеску и позвала еще двух женщин, работавших в дальней стороне палатки, чтобы те помогли ей переменить Гиннелу постельное белье и одежду.

— И давайте я оботру вас влажной губкой, — предложила она. — Вам от этого станет легче?

— Все, что вы делаете, приносит мне облегчение, милая кузина, — сказал Гиннел.

Он мужественно попытался улыбнуться, и у Ясенки от жалости заныло сердце.

В считанные секунды она и другие две женщины сняли с него мокрую одежду и умело застелили постель свежим бельем из стопки, принесенной прачками. Оно тоже было еще теплым и слабо пахло серой. Ясенка села рядом с кроватью на скамеечку и принялась обтирать Гиннелу лицо и руки. Он жадно напился из стакана, который она наполнила для него холодной водой.

— Как бы мне хотелось еще чем-нибудь помочь вам, — сказала она. — И другим, кто так же страдает. Вы не хотите чего-нибудь поесть?

— Только пить, — ответил Гиннел. — Пожалуйста, проследите, чтобы кувшин был наполнен до краев. И может быть, вы поставите мне еще один?

Ясенка покачала головой. С тех пор как его сюда принесли, он не съел ничего, кроме нескольких кусочков хлеба, и теперь она могла бы пересчитать ему все ребра.

— Вам необходимо что-нибудь съесть. Вы таете на глазах!

— Может быть, немного холодного мяса. Позже.

— Теперь я должна пойти позаботиться об остальных, — сказала она, — но я вернусь. — Поддавшись порыву, она позволила себе поддразнить его, шутливо пригрозив: — С тарелкой холодной оленины, даже если мне придется самой идти охотиться.

К радости Ясенки, он снова улыбнулся, и на этот раз у него даже весело блеснули глаза.

— Я же сказал, что вы суровая женщина, — проговорил он. — И вот вы снова подтверждаете это.

— Спите, если вам спится, — посоветовала ему Ясенка, вставая. — Я буду поблизости.

Далеко на севере драконий всадник Фарод ждал у ледяного занавеса, который защищал Великого, которому служат все, от богохульных взглядов недостойных. Скоро Великий заговорит — а Фарод отнюдь не торопился услышать то, что он скажет. Сам факт, что за ним послали, не обещал ничего хорошего, и он содрогался при мысли о том, что ему придется взять на себя всю вину за ту страшную потерю, которую они понесли.

Фарод откинул капюшон легкого плаща и теперь, если бы захотел, мог взглянуть на свое отражение в ледяном занавесе. Оно показало бы ему, как изменились его черты на службе Великому. Когда-то у Фарода были золотистые волосы и кожа, которая в летние месяцы становилась темно-коричневой, но теперь из-за постоянного холода его волосы и кожа стали белыми, словно подернулись инеем. Эта морозная кожа туго обтягивала выступающие кости, глаза глубоко запали и были полуприкрыты веками без ресниц.

В центре помещения в высеченном изо льда гробу покоилось тело Флавьель, и Фарод собственноручно смыл с покойной кровь, излившуюся из смертельной раны — раны, которую она не получила бы, будь он рядом. При этом он неосознанно ласкал ее, что удавалось ему слишком редко в то время, пока она была жива. А потом он распрямил ее руки и ноги и облек колдунью в полупрозрачные белые одежды.

Он смотрел на нее, полный томления, и вертел в руке полый металлический стержень, который взял с ее тела.

— С этого дня я клянусь не использовать в бою иного оружия, — прошептал он. — Ах, моя Флавьель, самая отважная. Если бы только…

Из-за занавеса раздался ответный шепот:

— Она мертва. Она тебя не слышит. Оставаясь тихим, этот звук наполнил комнату, эхом отдаваясь от ледяных стен.

— Ты любил ее.

У Великого это не было вопросом.

— Она была моим командиром. Она стояла выше меня. Я отдал ей мою любовь, да. И уважение.

— Ты отдал ей гораздо больше. Ты любил ее и сейчас любишь. Так, как мужчина любит женщину.

Это была правда. Он любил ее больше жизни — больше всего на свете, даже больше Великого. Любил так сильно, что готов был довольствоваться теми крохами расположения, которые она дарила ему время от времени, когда не была занята чем-то другим. Он сетовал на те минуты, которые она проводила с другими, — но тщетно. Эту сторону своей жизни определяла она сама — как и все остальное.

Он никогда не испытывал ярости, подобной той, которая охватила его, когда он вернулся за Флавьель — и нашел ее мертвой. С ней был ее новый любовник, а против Фарода выступил отряд ненавистных нордорнцев, вооруженных длинными тяжелыми копьями, опасными даже для него. Он вынужден был отступить — на время, пока они не ушли. Тогда он смог забрать безжизненное тело своей любимой и привезти назад, в ледяной дворец Великого. Если бы тело ее любовника по-прежнему осталось с ней, он безжалостно надругался бы над ним — но оно исчезло. Оставалось предположить, что нордорнцы по каким-то непонятным соображениям забрали его с собой.

Голос из-за занавеса продолжал шептать:

— И почему бы тебе не быть ею околдованным? Я тоже желал ее и любил ее. Да — даже я! Она стала бы моей первой наложницей, была бы рядом со мной — после того как покорила бы для меня весь мир. Она была безупречна, если не считать… назовем это некой слабостью плоти. Она была опрометчива. Она хотела дать своему любовнику силу, которая равнялась бы ее собственной. Мне трудно было это стерпеть.

У Фарода подкосились ноги, и он рухнул на колени. Временами Флавьель нашептывала ему о силе, которую они разделят между собой. Это было страшнее, чем обвинение в ее смерти. Великому все было известно!

— Простите меня, мой повелитель.

— О, я сказал это не о тебе. — Голос, по-прежнему не поднимавшийся громче шепота, наполнял ему голову. — Я был готов разрешить ей некоторые развлечения. Ты прощен — ведь ты входишь в число тех, кому я доверяю. Но она вышла за пределы этого крута, искала иных удовольствий. И, боюсь, именно это ее погубило.

Фарод молча склонил голову, надеясь, что Великий действительно настолько равнодушен, как кажется, и следующими словами не приговорит его к смерти. А потом мысленное щупальце, нежное, как туман, проникло за ледяной занавес и внедрилось в голову Фарода.

Он инстинктивно сопротивлялся этому вторжению, понимая, какие воспоминания оно ищет.

— Нет!

Но его крик резко оборвался: новые щупальца выползли из-за занавеса и обволокли его коконом, из которого невозможно было вырваться.

... Первый раз, когда он осмелился к ней прикоснуться. И сначала — ее отказ, а потом жаркий ответ. Ее призыв, который заставил его явиться на своем ледяном драконе в Рендел, и их полет с наполовину потерявшей сознание девушкой, которую они бросили в Трясине… Флавьель в его объятиях во время обратного полета на север… Еще одни объятия, когда они дожидались на вершине горы, чтобы устроить лавину…

Фарод извивался, но его путы почти не оставляли ему свободы движений. Он был уверен, что это… это зондирование, обнажавшее все его тайны, приведет к мучительной смерти. И он мог только надеяться на то, что эта смерть будет скорой.

— Полно, полно, — успокоительно прошептал Великий прямо у него в голове. — Это хорошо. Очень хорошо. Твои воспоминания доставят мне большое удовольствие. Я тебе за них благодарен. Настолько благодарен, что ты займешь ее место. Фарод, теперь ты стал предводителем всадников ледяных драконов.

Щупальца исчезли. Фарод обнаружил, что лежит на полу ледяной комнаты, лицом вниз.

— Мне не следует забирать у тебя сразу все воспоминания. Вместо этого я стану их смаковать по одному. На это могут уйти годы.

— Мой повелитель!

Фарод произнес эти слова одними губами, но знал, что Великий его слышит.

— Встань. Ты должен дать мне совет. Война идет неудачно. Что нам следует сделать теперь?

Фарод с трудом встал на ноги, ухватившись за край ледяного гроба. Он не посмел взглянуть на лежащую в нем.

— Наши союзники-фридийцы в состоянии справиться только с трясинной армией. Чагги, их командир, с этим согласен. Три наших ледяных дракона уничтожены. В лагере наших врагов сейчас падает снег, и сражаться нельзя будет, пока снегопад не прекратится. Мой повелитель, нам нужны новые союзники. Сильные и умелые воины.

— Они у нас есть, — прошептал Великий из-за занавеса. — Я уже послал людей за бароном Дамакро и его армией. Когда снегопад прекратится, ты поведешь их, оставшихся фридийцев и трех ледяных драконов в решительное наступление. — А потом Великий поменял тему разговора. — Ты знаешь человека по имени Пиоль? Или того, которого зовут Дуйг?

— Нет, мой повелитель.

— Дуйг верен нам, а Пиоль и его последователи находились под чарами Флавьель. Они пришли ко мне вместе с ней, когда она покинула Рендел. Они не подозревали, что идут на войну. Да, она убедила их присоединиться к нам, и, думаю, не нужно сильно фантазировать, чтобы понять, как она это сделала. Пиоль и его нежнорукие друзья пережили немало интересных моментов, обучаясь у Дуйга. Им придется хуже, чем тебе. Гораздо хуже. Ты поставишь их в авангард, где они погибнут в первом же сражении.

Чувство облегчения от того, что он сохранил расположение Великого, которое было таким непостоянным, придало Фароду смелости.

— Наши враги будут испуганы столь смелым наступлением, и мы обязательно одержим победу! — заявил он громче, чем намеревался.

Звуки его слов эхом раскатились по комнате, чуть было его не оглушив.

— Я лично позабочусь о том, чтобы это было так, — добавил он.

Несколько секунд Фарод еще оставался на месте, не двигаясь: он не знал, дозволено ли ему удалиться. А потом, к его глубочайшему изумлению и испугу, пол вокруг ледяного постамента начал двигаться и меняться, и из него стремительно воздвиглись стены. В считанные мгновения гроб оказался заключен под сверкающим прозрачным куполом. Если бы Фарод поспешно не отскочил к единственному выходу, то был бы замурован в лед вместе с телом чародейки.

На его глазах прозрачная усыпальница поплыла к ледяному занавесу, который не раздвинулся — но словно растворился, пропуская ее внутрь. А еще через секунду все исчезло.

Фарод почувствовал, что его трясет как в лихорадке, а руки и ноги у него ослабели. Великий, Которому Служат Все, даровал ему отсрочку — это было ясно, но он не заблуждался относительно того, что отсрочка эта временная. Он остался жить только потому, что был еще полезен. Сквозь боль и страх перед щупальцами, которые внедрились ему в череп, он ощутил еще большие глубины злобы, чем та, которую Великий демонстрировал окружающим. Когда война закончится, даже если они победят и даже если он ее переживет, из него будут выжаты все воспоминания, после чего он сможет ожидать только самой мучительной и страшной смерти, которую только способен измыслить Великий.

В любом случае его ожидала только смерть. Если бы он был свободен, то перебежал бы к противнику — как совершивший предательство Харуз, но он понимал, что даже этот выход для него закрыт. Великий убьет его раньше, чем такая мысль успеет оформиться в его мозгу даже наполовину.

Возможно, если эти новые союзники смогут принести ту скорую победу, которую он пообещал Великому, и тот сможет утолить свой голод целым миром, Фароду удастся выпросить милость быстрой смерти. Только на это он мог надеяться.

16

ВОЗВРАЩЕНИЕ ТАССЕРА, принесшего в качестве боевого трофея таинственный полый стержень, который плевался драконьим дыханием, спустя несколько дней отошло на второй план: в лагере появилась знахарка из Трясины. Солдаты собрались на стенах Снежной крепости, стремясь хоть мельком увидеть эту легендарную и таинственную женщину, и были вознаграждены, увидев, как коренастая старушка упрямо топает по снегу, спеша добраться до теплого убежища.

— Зазар! — с радостным облегчением воскликнула Ясенка, встречая знахарку у ворот лагеря. В последнюю секунду она смогла справиться с собой и не заключить старую женщину в объятия, прекрасно зная, что Зазар не поощряет и даже не позволяет таких проявлений привязанности. Тем не менее Ясенка была искренне рада видеть свою хранительницу, и не только потому, что умения Зазар были так остро нужны раненым.

— Здесь холодно. Где я буду жить? — спросила Зазар вместо приветствия. Она подозрительно рассматривала стены из снежных кирпичей. — Ты же не думаешь, что я выкопаю себе нору в этом гадком месиве!

Знахарка была облачена в многослойную одежду странного вида, а поверх толстого плаща она еще набросила шаль, из-за чего выглядела весьма причудливо.

— Вам уже приготовили уютную палатку, — сказала Ясенка. — Рядом с моей. — Она взглянула вдаль через плечо Зазар. — А где… О! Я его вижу.

Рохан спотыкаясь шел по дорожке, неся в здоровой руке большой мешок. Следом за ним шагали члены команды «Пенной девы».

— Рохан! — воскликнула Ясенка. — Рада тебя видеть и поздравить с успешным плаванием. Положи мешок. Его может отнести кто-нибудь другой.

— Не думаю, — отозвался Рохан. — Матушка Зазар далеко не каждому доверит его нести. Похоже, ее устраиваю только я. — Он огляделся. — Кажется, после моего отъезда тут произошло немало перемен. А как вы находите дорогу? О, вижу! Указатели с названиями. Как умно! Надеюсь, найдется указатель с надписью «К расположению Морских Бродяг»?

Под шалью на плечах у Зазар что-то завозилось и запищало, и из-под нее показался мохнатый носик, принюхивающийся к холодному воздуху.

— Вейзе! — воскликнула Ясенка. — Вы… вы захватили ее с собой!

— Конечно захватила. Не могла же я оставить ее дома, когда она хотела поехать, — ответила Зазар.

Ясенка гладила Вейзе по головке, разрываясь между радостью и тревогой. Как это крохотное существо будет жить в лагере, по которому разгуливают боевые коты?

Это ей предстояло выяснить очень скоро: Раджиш и Финола появились словно ниоткуда и встали рядом с ней. Вейзе уставилась на боевых котов, а те воззрились на нее — похоже, озадаченно. А потом они отвернулись, и Финола начала умываться. Ясенка облегченно вздохнула, радуясь тому, что катастрофы удалось избежать. Было бы дурным знаком, если бы коты вдруг решили, что Вейзе — их добыча, лакомый кусочек для того, кто решит ее догнать и поймать. Остановить котов не смог бы никто, даже сама Зазар.

Знахарка наблюдала за сценой, разыгравшейся между пушистыми обитателями лагеря, так, словно заранее знала, чем она закончится.

— Ну, это уладилось, — объявила она. — Покажи мне эту палатку и дай прийти в себя. А потом мы пойдем и осмотрим тех солдат, которые, как сказал Рохан, страдают от того, что он назвал «драконьим дыханием».

— Как прошло путешествие? — спросила Ясенка, пока они шли по одной из снежных улиц.

Свежевыпавший снег уже доходил до щиколоток, так что дорожки вскоре надо будет расчищать заново.

— Море было бурное, и корабль так качало! Не очень-то мне было хорошо, но мы остались целы. Вдоль берега по-прежнему дымят огненные горы, правда, все-таки немного утихли. Думаю, они снова разгорятся, если Великое Зло двинется сюда с севера.

— Но вы же не думаете, что такое возможно? — запротестовала Ясенка.

— Как раз думаю. Его Гнилостность скоро сочтет, что война нуждается в его личном мерзком участии, раз его ручная колдунья мертва. Харуз проявил немалую храбрость, вступив с ней в бой. Она опасна для всех, кто с ней сталкивается.

Ясенка переглянулась с Роханом и закусила губу. Похоже, он рассказал Зазар историю, которую сочинил для тех, кто не сталкивался с Харузом и Флавьель, немало пострадав от этого. Она кивнула, поскольку пока не была готова рассказать знахарке правду об отношениях Харуза и этой отвратительной женщины. Однако придет время…

— Но еще храбрее был Гиннел, который ее убил, — сказала Ясенка. — Но он в этой стычке получил серьезные повреждения, и я умоляла вас приехать сюда ради него, как и ради многих других.

Зазар пожала плечами:

— Я знала, что рано или поздно за мной пошлют. Так вот та палатка, которую ты мне обещала?

— Да. Заходите. Я приказала, чтобы вам приготовили горячего супа. И для Вейзе тоже, — добавила она.

Зазар, Ясенка и Рохан вошли в палатку, и, повинуясь приказу знахарки, молодой Морской Бродяга положил объемистый мешок на кровать. Зазар сняла шаль и плащ, отложила их в сторону и со скептическим видом осмотрела палатку.

— Сойдет, — неохотно признала она.

— Более удобных жилищ у нас в лагере все равно не найти, — сказал Рохан. — Смотрите, тут есть даже небольшая жаровня — значит, будет тепло. Ну, если я сейчас вам больше не нужен, пойду доложиться. Он помахал им обеим рукой и снова скрылся да дверным пологом.

Ясенка тоже сняла плащ и села на кровать. Она сняла крышку с подноса, который оставили на столике рядом с кроватью Зазар. Суп был еще достаточно горячим, так что в прохладном воздухе от него поднимался парок. Она пододвинула поднос Зазар.

— Возьмите, пожалуйста. Суп поможет вам согреться.

Зазар, не подозревавшая о том, что стул, на котором она устроилась, считается в лагере роскошью, взяла чашку с горячей жидкостью и выпила половину. Остальное она поставила на пол для Вейзе и повернулась к Ясенке.

— Хорошо. Дай-ка я достану кое-что и тогда буду готова осмотреть тех, кто так тревожит тебя, что ты притащила меня через полмира. Вейзе, оставайся здесь.

Крошечное мохнатое существо, похоже, не возражало. Вейзе жадно лакала суп из плошки, поставленной для нее хозяйкой. Зазар взяла шаль, которую только что отложила в сторону, и бросила ее на кровать, чтобы Вейзе могла потом на ней устроиться. После этого знахарка открыла свой мешок, достала оттуда какие-то вещицы, которые спрятала в небольшой кисет. Она туго завязала его и надела шнурок себе на запястье, а потом снова накинула на плечи плащ.

Ясенка тоже надела плащ, и они вдвоем вышли из палатки.

— Как видите, госпитальная палатка совсем близко от вас. А та, которую делим мы с Горином, чуть дальше. — Ясенка указала туда, где развевался ярко-зеленый флаг Горина, указывавший на то, что генерал армии Нордорна находится в лагере. — Вы быстро научитесь здесь ориентироваться.

— Ну, тут, чтобы протопить, нужна большая жаровня. Интересно, почему его палатка настолько просторнее моей, — проворчала Зазар, заглядывая в дверь, проделанную в стене из снежных кирпичей.

— Она должна быть больше! — огрызнулась Ясенка. — А как же иначе? Он — командующий нордорндами и по рангу ниже одного только лорда Ройанса!

Она прикусила губу, но резких слов уже не могла взять обратно. А Зазар совершенно неожиданно ухмыльнулась:

— А мне было показалось, что ты совсем пала духом. Приятно видеть, что это не так. А вон флаг со ступкой и пестиком. Это и есть больница?

— Д-да, это… она, — пролепетала Ясенка.

На ее памяти это был первый случай, чтобы Зазар ее поддразнила. Знахарка нередко изводила тех, к кому была привязана, особенно Рохана, и временами — Горина. Внезапное озарение подсказало Ясенке, что это означает какое-то изменение в их отношениях. По крайней мере, Ясенка ощутила, что от старухи исходит непривычная теплота.

Они вошли в палатку, оказавшись среди знакомых Ясенке запахов и тягостного зрелища людских страданий. Зазар быстро осмотрела тех немногих солдат, которые еще оставались в госпитале. Большинство уже вернулись в строи, и тут лежали только тяжелораненые. Остальные пациенты были жертвами несчастных случаев и еще более многочисленными жертвами обморожения.

— И как вас лечат? — осведомилась Зазар у одного из них.

— Холодными компрессами из снега, — ответил ей солдат. — А потом, когда мы немного оттаиваем, — теплыми компрессами.

— Хорошо. Очень хорошо.

— По большей части отмораживаем себе уши и носы, если не замечаем, как слетел капюшон. А по рой достается пальцам на руках и ногах. В такую погоду для этого много времени не нужно, как понимаете.

— Да, — согласилась знахарка, кивая. — Конечно понимаю.

Потом она повернулась к Ясенке:

— Покажи мне остальных. Они перешли в отделенное занавеской помещение. Здесь обученные Ясенкой женщины как раз закончили менять постельное белье и теперь переодевали больных в чистую одежду. Прачки еще не приходили за грязным бельем для стирки.

— Как вы, Гиннел? — осведомилась Зазар, придвигая табурет к его кровати.

— Я очень рад видеть вас, госпожа Зазар! — воскликнул Гиннел и немедленно закашлялся. — Простите меня. Стоит мне заговорить погромче, как случается такое.

Он вытер губы лоскутом льняной ткани, взяв его из стопки таких же заготовленных платочков, чистых и аккуратно сложенных.

— При кашле у вас что-нибудь отходит? — спросила Зазар.

— Очень редко, хотя ощущение такое, что должно было бы. Я совершенно измучился.

Зазар открыла свой мешочек, выбрала там небольшой пакет и высыпала его содержимое в чашку, которая всегда стояла у кровати Гиннела. Налив в чашку воды, она перемешала смесь и подала ее нордорнцу.

— Держите, — сказала она. — Выпейте все до дна, каким бы противным вам ни показался вкус.

Гиннел послушно поднес чашку к губам и проглотил питье. После этого вернул чашку Зазар и улыбнулся:

— Не так противно, как я ожидал. И тяжесть в груди как будто сразу уменьшилась.

— Отлично, — отозвалась Зазар. — Для того оно и предназначено. Имейте в виду — это не лекарство, но раз оно облегчает симптомы, то не повредит вам.

— Я принимаю его с благодарностью, великая знахарка.

— Если снова захочется покашлять, не сдерживайтесь. Вам будет полезно выкашлять то, что вас мучает.

— Так и сделаю.

С этими словами Гиннел откинулся на подушку, натянул одеяло повыше и погрузился в дремоту.

— Я еще ни разу не видела, чтобы он так сделал. Я имею в виду — натянул на себя одеяло, — прошептала Ясенка, боясь не потревожить сна Гиннела. — Он все время жаловался, что ему слишком жарко.

— Да-да, — рассеянно отозвалась Зазар. Она очень осторожно взяла спящего за запястье и сосчитала его пульс. А потом пощупала ему лоб, понюхала дыхание и оттянула вниз веко. Закончив осмотр, она знаком велела Ясенке следовать за ней и вышла из-за занавеса.

— Говоришь, он жаловался на то, что ему слишком жарко? — спросила она.

— Да. И остальные тоже. Мы едва успеваем подносить им холодную воду и пузыри со льдом, чтобы класть на грудь. Они говорят, что у них внутри все горит.

— Гм-м… — Знахарка рассеянно постучала ногтем указательного пальца по зубам и задумалась. — Жара у него нет. Я бы ощутила его по коже, почуяла в дыхании. Но что-то было — что-то еще…

В эту минуту три прачки пришли за грязным бельем, принеся взамен свежевыстиранное. Войдя в палатку, они принесли с собой уже привычный запах серы.

Зазар резко вытянула руку и поймала за плечо одну из прачек.

— Эй ты, стой! — повелительно сказала она.

— Я ничего дурного не сделала! — воскликнула женщина. На ее лице отразился страх, а глаза широко открылись. — Я не воровка, я в жизни чужого не брала!

— Тебя никто ни в чем не обвиняет. — Зазар подалась вперед и, глубоко втянув воздух носом, принюхалась к стопке белья. — Где вы стираете?

Женщина чуть заметно расслабилась.

— В горячих ключах, госпожа.

— И вода там так пахнет?

— Да. Порой жуткая стоит вонища, но к ней привыкаешь. — Женщина вдруг рассмеялась. — А вы думали, мы греем воду на кострах? Не угнались бы за спросом, если вы меня понимаете!

Ясенка озадаченно нахмурилась. Одна маленькая загадка получила ответ, но возникла новая.

— А я не слышала ни о каких горячих ключах, — заметила она. — Где это?

— Да возлюбит вас сила, госпожа, — чуть к востоку и за поворотом. Кое-кто из нас умеет править, так что мы берем собачью упряжку и едем туда и обратно на санях. Когда работниц набирается много, справляемся легко. Лучше, чем дома, в Ренделе, где приходится наскребать деньги на жизнь и при этом еще все время поддерживать огонь под чанами.

— Положи чистое белье на место и собери грязное. А потом покажешь мне эти ключи, — приказала Зазар. Она повернулась к Ясенке. — Я хочу кое-что попробовать. Видишь ли, с тех пор как на севере началось шевеление, нас все время донимали снегопады и холода.

— Это верно, если не принимать в расчет огненные горы.

Зазар нетерпеливо поморщилась.

— Это просто Великое Зло создает глубинные возмущения, из-за которых земля трескается. Вполне естественные вещи, если так можно сказать о таком нарушении природных явлений. Нет, снег и холод — это его порождения и движутся впереди него, словно армия глашатаев.

— Значит, — медленно проговорила Ясенка, — люди, пострадавшие от драконьего дыхания, не горят, а…

— … Мерзнут! — закончила за нее Зазар. — Иди, дай я тебе покажу. Здесь есть горячая вода?

— Да, у нас всегда кипит вода на всякий случай.

— Где она? Пойдем!

Ясенка недоуменно провела Зазар в дальний конец палатки, где держали жалкий запас оставшихся лекарств. На жаровне стоял небольшой котелок, а поблизости — большой чан, из которого можно было доливать свежую воду.

— Закрой глаза! — приказала Зазар. Ясенка подчинилась. Она ощутила сквозняк, словно на мгновение открылась входная занавеска, а потом услышала негромкий плеск.

— Протяни мне руку.

Ясенка послушно протянула руку, ощутила прикосновение сильных морщинистых пальцев Зазар, а потом ее рука оказалась в жгучей жидкости. Она вскрикнула и попыталась высвободиться из неумолимой хватки, но не смогла. Невольно ее глаза распахнулись.

— Зачем вы меня ошпарили, хранительница? — запротестовала она. — Я ничего не сделала…

— Посмотри, Ясенка. — Зазар выпустила ее руку и дала ей кусок ткани, чтобы вытереться. — Вода не горячая. Она почти ледяная. Видишь — в ней плавают кусочки льда.

Ясенка растирала руку, пытаясь понять, что произошло.

— Все дело в том, как твой ум воспринимает случившееся. Ты ожидала горячую воду — и твой разум сказал тебе, что ты обожглась. Но теперь-то ты понимаешь, что это не так.

— Д-да, — признала Ясенка.

— И с мужчинами за той занавеской произошло то же, что и с тобой. Когда люди оттаивают, то обмороженные пальцы рук и ног, носы и уши горят, словно в огне. Драконье дыхание замораживает легкие всякому, кто его вдохнет, но воспринимается это как жжение.

— Тогда то, что мы… что я делала, им только вредило! — в ужасе воскликнула Ясенка.

— Нет, ты все делала правильно — и потому же, почему обмороженные пальцы не суют в горячую воду, чтобы оттаяли. По крайней мере, если не хотят их лишиться. Сейчас пришло время вернуть их бедные обмороженные тела в тепло. Я думала о горячих ваннах, но не могла сообразить, как их можно устроить в таких условиях. А теперь ясно поняла, как это сделать.

— Нам понадобятся сани и носилки. Я пойду и попрошу Рохана, чтобы он все приготовил.

— Да, действуй, — рассеянно отозвалась Зазар, снова погружаясь в свои мысли. — У меня есть для него еще одно поручение, так что чем скорее он начнет, тем лучше.

Пока Рохан собирал отряд тех, кто понесет носилки, Ясенка с Зазар вернулись в палатку знахарки. Зазар сказала, что хочет перепроверить, какие именно лекарства с собой захватила. Ясенке велено было ей помогать.

— У меня есть с собой кое-что, что поможет меньше ощущать холод, — объявила Зазар. — Только надо будет тщательно проверять дозы. Запасы у меня ограниченные, а за новыми придется возвращаться в Трясину. Теперь-то я знаю, что именно нам нужно!

— В нашем положении любая помощь будет кстати, — невесело откликнулась Ясенка.

— А еще, — таинственным тоном сообщила Зазар, — у меня есть небольшая придумка.

Ясенка собиралась было поинтересоваться, о чем говорит Зазар, но как раз в эту секунду перед ней предстало такое зрелище, что у нее оборвалось сердце.

Раджиш и Финола вернулись к палатке, пробрались в нее и устроились в ней как дома. Раджиш занял стул, а Финола удобно расположилась на постели, зажав передними лапами Вейзе. Ясенке поначалу показалось, что Финола как раз взяла в пасть голову Вейзе, и она шагнула вперед, готовая выручать мохнатого зверька, но Зазар успела ее остановить.

— Приглядись получше, — посоветовала ей знахарка.

В палатке звучало басовитое мурлыканье вперемешку с довольным чириканьем. Финола вовсе не причинила Вейзе зла, а наоборот, деловито вылизывала странное маленькое создание своим шершавым розовым языком. Видно было, что и боевой кот, и Вейзе в полной мере наслаждаются происходящим.

— Думаю, тебе больше не стоит тревожиться о том, будет ли Вейзе в лагере в безопасности, — сказала Зазар.

Она громко рассмеялась. Ясенка очень редко слышала ее смех — и впервые он был просто веселым. До этого ей приходилось слышать смех презрительный или недоверчивый, а сейчас Зазар смеялась радостно.

У входа в палатку кто-то покашлял, пытаясь привлечь их внимание.

— Входи, Рохан, — пригласила Зазар, все еще продолжая посмеиваться.

— Я приготовил четыре упряжки и достаточно носилок для тех, кто не поместится на санях, — доложил он. — Что тут случилось?

Он изумленно вытаращил глаза, увидев происходящее на походной койке.

— Посмотрите-ка, эта кошка…

— Финола, — уточнила Ясенка.

— Да, Финола. Похоже, она удочерила Вейзе. Рохан тоже начал хохотать.

— И вы только взгляните на Раджиша! — воскликнул он. — Точь-в-точь гордый отец!

— Ну совершенно ясно, что можно оставить Вейзе одну, когда мы поедем к горячим ключам, — сказала Ясенка. — А что Горин? Ты сказал ему, что мы собираемся сделать?

— Конечно сказал! Он поедет с нами. По слухам, на севере снова началось какое-то движение, так что он будет охранять тебя и твоих подопечных. А еще, — тут он повернулся к Зазар, — он просил передать от него самый теплый привет, но и сам намерен в скором времени вас приветствовать. И лорд Ройанс тоже хотел засвидетельствовать вам свое почтение.

— Я всегда говорила, что Ясенка сделала более чем правильный выбор, выйдя за Горина, — заметила Зазар. Она снова покопалась в своем мешке ж переложила оттуда еще что-то в кисет на своем запястье. — Ну, давайте отправляться. Этот ваш Ройанс подождет. Мне не терпится увидеть горячие ключи.

К неудовольствию Ясенки, боевые коты увязались за ними в путешествие к ключам. Поскольку и она, и Горин уезжали из лагеря, отказать им было невозможно, и Финола понесла Вейзе в пасти так бережно, как несла бы котенка. Вейзе не возражала, но Зазар все-таки ее освободила и устроила на санях, которые предназначались для Гиннела.

Хотя боевые коты приняли Вейзе, про ездовых собак этого сказать было нельзя. Они ощетинились, оскалили зубы и, несмотря на упряжку, угрожающе двинулись к маленькому пушистому созданию. Боевые коты тут же настороженно встали у саней и завыли, нервно дергая хвостами. Мужчины, которым было поручено управлять санями, бесстрашно двинулись вперед, отталкивая собак и бесцеремонно устанавливая порядок. Неприятный инцидент был предотвращен. Собаки неохотно заняли свои места перед санями и улеглись на землю, демонстративно игнорируя то, что им запрещалось трогать.

Восьмерых мужчин, пострадавших от драконьего дыхания, вынесли из госпитальной палатки. Четверым самым тяжелым больным предстояло ехать в санях, а остальных, несмотря на их протесты и попытки идти самостоятельно, понесли на носилках, за которые с радостью взялись их товарищи.

Горин, закутавшийся в свой длинный плащ на меху вальвина, улучил удобный момент, чтобы приветствовать обеих женщин.

— Ваш приезд для нас большая радость, госпожа Зазар, — сказал он. Он взял ее за руку и, несмотря на толстую рукавицу, поднес ее пальцы к губам. — А ты, моя Ясенка? У тебя все хорошо?

— Как всегда, когда я тебя вижу.

Он улыбнулся, и Ясенка с болью отметила, каким усталым и измученным он кажется. Тревоги и многочисленные обязанности командира в период боевых действий были тяжелым бременем, и на лице у него пролегли новые морщины. Пытаясь немного его отвлечь, она рассказала ему о собаках, боевых котах и Вейзе и обрадовалась, когда он запрокинул голову и громко рассмеялся.

— Как чудесно! — воскликнул он. — Надо последить за тем, чтобы эта история распространилась по лагерю. Это именно то, что нужно, чтобы поднять солдатам настроение. Строительство снежных стен уже потеряло всю прелесть, а военные машины почти закончены.

— Как оказалось, скука — наш самый страшный враг, — пояснила Ясенка, обращаясь к Зазар. Она обвела взглядом солдат охранного отряда, которые стояли строем, ожидая приказа Горина трогаться в путь. — Думаю, вся эта история с боевыми котами и Вейзе плюс рассказ о горячих ключах, которые прачки держали в секрете, послужат пищей для разговоров на достаточно долгое время.

Прачки, словно услышав, что речь зашла о них, показались из палатки, нагруженные ворохами белья, которое они обычно увозили на санях. Солдаты подошли к ним, чтобы помочь.

— Вот и правильно, — объявила женщина, с которой говорили Зазар и Ясенка, вручая солдату огромный узел. — Вы его пачкаете, так почему бы не помочь доставить его туда, где мы снова делаем его чистым.

Солдаты засмеялись, и Горин дал сигнал выступать.

Близость горячих ключей почувствовалась задолго до того момента, как процессия подъехала к ним. Пар поднимался над грядой покрытых снегом скал, которые окружали ключи с трех сторон. Внутри этой естественной каменной загородки было так тепло, что Ясенка моментально сняла свой тяжелый, подбитый мехом плащ. Прачки уже принимали от солдат тюки с грязным бельем и шли с ними к своим излюбленным местам в цепочке сернистых источников, прорезавших землю. Погонщики подогнали сани к закутку, который, судя по его виду, уже давно использовался как место отдыха, и отпустили собак. Те немедленно и с удовольствием улеглись на теплую от подземных вод каменистую почву.

Боевые коты заняли позиции, с которых можно было наблюдать за всем происходящим, чтобы при необходимости подать сигнал тревоги. Финола устроила Вейзе у себя между передними лапами, и трясинному созданию это явно нравилось.

— Пойдем, Ясенка, — позвала Зазар. — Нам нужно найти источник, которым прачки не пользуются. Он должен быть очень теплым, но не кипятком. Возможно, придется принести снега, чтобы немного охладить воду — по крайней мере для первой ванны.

Ясенка послушно пошла со знахаркой, проверяя температуру крошечных водоемов. Отвергнув несколько, Зазар нашла один на некотором удалении от остальных, который сочла подходящим. Эта естественная ванна не только питалась непосредственно источником, бившим из-под земли, но и не сообщалась с теми, которыми пользовались прачки. С помощью солдат женщины перенесли своих пациентов к водоему и проследили, чтобы они погрузились в теплую воду. Когда это было сделано, Ясенка улучила несколько мгновений, чтобы получше рассмотреть необычное место.

Хотя снег падал и здесь, он испарялся еще над водой. Земля вокруг ключей хотя и не была покрыта растительностью, но излучала такое тепло, что снег на нее не ложился. Воздух казался слишком влажным, чтобы в нем можно было высушить белье после стирки, однако на некотором удалении и чуть выше Ясенка обнаружила хитроумное приспособление, которое соорудили прачки.

Возможно, им помогли те мужчины, которые иногда управляли собачьими упряжками: на камнях устроили сушильную камеру с множеством полок. Здесь каменистая земля нагревалась проходившей в глубине водой, а воздух был суше. Оставалось только устроить воздушный поток, и кто-то изготовил большую решетку из прутьев, которая могла служить опахалом и прогонять воздух по сушилке, если естественного ветра оказывалось недостаточно.

Вся работа прачек была хорошо отлажена. Некоторые озерца использовались для стирки, другие предназначались для полоскания. Пока отстиранные вещи полоскались, женщины ушли в сушилку и вынули оттуда чистые и прогретые вещи, аккуратно их сложили и завернули в чистую ткань, чтобы уберечь от снега. После этого прачки вернулись к месту для полоскания, выжали постиранные вещи и, отнеся в сушилку, разложили по полкам. Одна из женщин отвязала пластину для вентиляции и привела ее в движение, а остальные стали дожидаться, когда Зазар решит, что пострадавшим от драконьего дыхания пора завершать свою первую лечебную ванну.

— Очень хорошо устроено, — заметил Горин с легкой улыбкой. — И должен признаться, что до сегодняшнего дня я об этом как-то не задумывался. Я просто был рад, что одежда на нас чистая и сухая.

Ясенке не позволили долго оставаться в обществе мужа: Зазар подозвала ее к себе.

— Иди и помоги мне составить одно питье, — потребовала знахарка. — Его надо выпить сразу после перемешивания, а у меня всего две руки.

Какой бы вкус ни имело снадобье, серный привкус горячего ключа его заглушал. Зазар не позволила использовать для этого питья растопленный снег.

— Нет времени, — заявила она. — Нам надо влить его в раненых, пока они прогрелись после ванны. Да и вообще, у этой воды наверняка тоже есть лечебные свойства.

Когда питье дали Гиннелу, он раскашлялся, едва успев проглотить свою порцию.

— Госпожа Зазар! — проговорил он, чуть не задохнувшись. — Это похлеще, чем в первый раз!

Зазар присела на корточки рядом с ним, у края естественной ванны.

— Да, — сказала она, дотрагиваясь до его плеча с нехарактерной для нее мягкостью. — И так будет еще какое-то время. Драконье дыхание заморозило вам легкие.

Гиннел изумленно воззрился на нее, но на его лице быстро стало появляться понимание.

— А теперь как будто в ране идет омертвение, да?

— Да. Замерзшая ткань мертва, и ее нужно удалить. Только после этого можно надеяться на выздоровление. А это значит, что вам необходимо кашлять.

Она вручила Гиннелу кусок чистой ткани.

Остальных солдат тоже начал бить кашель, сильный и глубокий, и все потянулись за кусочками ткани, которые начали раздавать им Ясенка и пара прачек.

— В первый раз у вас будет отходить не так уж много, — объявила Зазар, отряхивая руки и выпрямляясь. — Но начавшись, кашель уже не остановится. Теперь ваши легкие открыты благодаря лечебному теплу и моему снадобью. Потом, когда вы вернетесь в лагерь, мы завернем вас в одеяла и обложим нагретыми камнями, чтобы ускорить этот процесс.

Больным помогли вылезти из ванн, закутали и устроили на носилках и санях. Процессия прачек, больных, лекарей и охранников двинулась обратно в Снежную крепость.

Горин задержал Ясенку и Зазар:

— Минутку. Когда мы вернемся, ваше присутствие необходимо в штабной палатке.

— Зачем? — недовольно нахмурилась Зазар. — По-моему, Рохан уже упомянул о том, что у нас есть сведения о передвижениях врагов на севере. Если предстоит новое сражение, вам с Ясенкой следует знать наши планы, чтобы вы могли подготовиться…

— К тому, с чем нам и врачам придется столкнуться после боев, — договорила за него Ясенка непослушными губами.

— Боюсь, что так.

— Горин, я хочу быть с вами, когда войска выйдут из лагеря! — заявила Ясенка с жаром.

— Ни за что! — крикнул он, а потом уже мягче добавил: — Ни в коем случае. Нет, моя Ясенка, я никогда не подвергну тебя такой опасности и не допущу, чтобы ты рисковала. Никогда, пока я жив.

— Я прекрасно понимаю, что это опасно, но прошу, чтобы ты меня выслушал. — Ясенка старалась говорить как можно убедительнее. — Мы расположимся в разных местах, чтобы действовать как можно эффективнее, помогать самым тяжело раненным без промедления. Если я буду на месте, я смогу сразу же решать, куда именно направлять раненых, чтобы мы не теряли времени.

Горин нахмурился, и между его бровями пролегла глубокая морщина.

— Такого никогда не делалось. Это полностью противоречит правилам ведения боя. Тем не менее я об этом подумаю, — неохотно пообещал он.

Когда они уже подходили к лагерю, Ясенка приняла решение поставить этот вопрос перед всем военным советом, на который пригласили их с Зазар. Можно было ожидать, что Горин попытается ее отговорить, поэтому она понимала бессмысленность обращения к нему лично. Однако другие командиры вполне могут счесть ее предложение разумным.

Ведь она же не собирается вооружиться мечом и броситься в гущу схватки! Она останется в отдалении от места битвы… А еще она вынуждена была признаться себе, что ею движет желание быть рядом с мужем, если его вдруг ранят. Тогда она сможет сразу же оказать ему помощь!

К горлу ее подступил горький комок. «Нет! — безмолвно выкрикнула она. — Его не должны ранить!»

Она скорее умрет, чем допустит, чтобы с ним что-то случилось.

17

— КОНЕЧНО, я знаю, кто такой лорд Ройанс, — нетерпеливо бросила Зазар. — Просто я никогда с ним не встречалась, вот и все.

— А если бы встречались, то не стали отзываться о нем как об «этом вашем Ройансе», — сказала Ясенка. — Это звучит неуважительно.

— Думаю, что Зазар просто развлекается, моя Ясенка, — прошептал ей на ухо Горин.

Ясенка перевела взгляд с мужа на женщину, которая растила и пестовала ее с самого рождения. Зазар быстро отвела глаза, но Ясенка успела увидеть в них яркие искры смеха.

— Что на вас нашло? — вопросила она. — Нам противостоит страшный враг, чье оружие наносит такие ужасные раны, а вы такая веселая, какой я вас никогда в жизни не видела!

Зазар мгновенно посерьезнела.

— Законный вопрос, заслуживающий честного ответа, — сказала она. — Возможно, это потому, что я ощущаю: дело близится к развязке. Будет ли конец хорошим или плохим, я предсказать не могу.

— Как бы мне хотелось, чтобы вы могли это сделать, госпожа Зазар, — невесело заметил Горин.

— Нам надо ухаживать за ранеными, — проворчала Зазар, — а не тратить время на совещания.

— Наших пациентов так утомила поездка, что теперь они хотят только одного — спать, — напомнила ей Ясенка. — А нам не помешает встретиться с командирами, прежде чем они отправятся сражаться.

Зазар перехватила поудобнее Вейзе, которую держала на руках. Стоящая рядом Финола тревожно ткнула ее головой.

— Да не беспокойся ты так, — сказала знахарка кошке. — Я уж позабочусь о том, чтобы с твоей «деточкой» ничего не случилось.

Они дошли до штабной палатки, и Горин пропустил женщин внутрь. Сидевший во главе стола лорд Ройанс встал, увидев вошедших. Младшие офицеры, включая только что вернувшегося командира почетного караула траурной процессии, поспешно последовали его примеру.

— Великая знахарка из Трясины! — воскликнул Ройанс. — Ваше присутствие для нас большая честь и радость! — Он поклонился ей. — Ясенка, дорогая моя, я рад снова видеть вас. Ну-ка, господа, дайте место нашим почетным гостьям!

Чевин вышел навстречу Ясенке и Зазар и провел их к стульям у дальнего конца стола. Горин сел рядом с Ройансом, заместителем которого считался.

— У меня есть для вас послание, леди Ясенка, — сказал молодой воин. — Всего их было три, но два я уже доставил. — Он посмотрел на Горина, и тот кивнул. Тогда Чевин поцеловал Ясенку в правую щеку. — Это от леди Ранноры, которая гордится тем, что может назвать вас своей лучшей подругой.

— Как и я — ее. Спасибо вам, Чевин.

А потом Ясенка сосредоточила свое внимание на возобновившемся обсуждении. Снолли, приветственно кивнув двум женщинам, продолжил свой рассказ.

— Похоже, мы как следует их напугали, — самодовольно заявил он. — Они не скоро отправят за нами следующего дракона, это точно. Ведь предыдущего мы убили, и туша так и оставалась там, пока ее не прибило к берегу. Мы плаваем где хотим, вдоль всего берега, но достаточно далеко от них, так что они думают, будто мы не можем разглядеть, что там происходит.

Сидевший рядом с ним Касаи, Барабанщик Духов, оторвал взгляд от маленького барабана, к которому нежно прикасался пальцами, и подал голос.

— Они не знают нашего секрета, — с ухмылкой пояснил он. — У предводителя есть труба дальнего зрения, а у них — только эти летучие чудовища, которые боятся к нам приблизиться.

— Я слышал об инструментах для дальнего наблюдения, — кивнул Ройанс. — Думаю, что такой полезно было бы иметь и на суше. Если вам когда-нибудь попадется еще такая труба, пожалуйста, имейте меня в виду.

— Хорошо. Короче, мы видели отряды людей, которые шли с севера, иногда в сопровождении дракона, иногда — нет. Незаметно, чтобы они сильно торопились. Мы теряем их из виду где-то в районе сожженного лагеря фридийцев. Думаю, они уходят от берега в горы.

— Это подтвердили наши разведчики и охотники, — вставил Горин. — И кроме того, эти воины — не все фридийцы. Наш враг нашел себе более сильных союзников.

— Да уж, — мрачно проронил Ройанс. — Я узнал по описаниям некоторые гербы. Кое-кто из нас помнит тех аристократов, которые покинули Ренделшам после разоблачения змеи, которую по неведению пригрела вдовствующая королева.

Тут подал голос Стюарт:

— Пиоль и его последователи! В тот момент мы обрадовались их уходу!

— Вот именно. Ужасен тот день, когда узнаешь, что те, на кого ты полагался, стали изменниками.

Ясенка быстро взглянула на Ройанса, но на лице старого аристократа ничего не отразилось, и она подумала, что он владеет собой гораздо лучше, чем она. Ей не удалось бы удержаться и не сказать, что самым страшным предателем был тот человек, чье место он теперь занимает.

Тут всеобщее внимание привлекла какая-то возня, начавшаяся между ее стулом и стулом Зазар. Битта по своей привычке пробралась к Ясенке, чтобы та помассировала ей больную лапу. При этом она, по-видимому, подошла слишком близко к Вейзе, сидевшей на коленях у Зазар. Это очень не понравилось Финоле. И вот две кошки теперь шипели друг на друга, и шерсть у них на загривках стояла дыбом, Пьеган и Розела, боевые коты Гиннела, перешедшие под опеку Ройанса, двинулись вперед, видимо намереваясь поучаствовать в стычке. Раджиш тоже вскочил: он держался настороженно и готов был к защите, но пока никому не угрожал. В считанные секунды штабная палатка могла бы наполниться дерущимися боевыми котами, если бы не вмешался Ройанс.

— Прекратите немедленно! — строго крикнул он. — Обе! Битта, вернись к себе на подстилку. А ты, вторая…

— Финола, сэр, — подсказал ему Горин. — Ее напарник — Раджиш.

— Да. А ты, Финола, сядь. И сиди тихо. Раджиш, Пьеган, Розела, успокойтесь. Успокойтесь, я сказал!

Авторитет Ройанса был непререкаем. Даже независимые боевые коты не могли ему не подчиниться. Животные послушались, хоть и с явной неохотой.

— Итак, — проговорил Ройанс, обводя взглядом своих подчиненных, которых эпизод с котами заинтересовал сильнее, чем следовало бы. — Мы знаем о приближении противника. Но поле для сражения можем выбрать мы. Горин?

Горин встал, укрепил на столе подставку и развернул карту так, чтобы ее могли видеть все.

— Вот наш лагерь, — сказал он, указывая на изображение обнесенного стеной укрепления. — Вот море, разрушенный лагерь фридийцев, а вот здесь — долина, на которой произошло наше первое сражение. Это место с самого начала мало подходило для битвы, а теперь стало еще неудобнее, потому что долину до сих пор перегораживает сошедшая с вершины лавина.

— Не говоря уже о замерзшей реке наверху, которая сбрасывает ледяные копья на всех, кто под ней проходит, — пророкотал своим низким голосом Латром.

— Дальше, на северо-востоке, находится обширная долина, на которой, если я правильно угадал, и собираются наши враги, — продолжил Горин. — В нее можно попасть несколькими путями, в том числе и с южного направления. Думаю, что они планируют неожиданно броситься на нас, как только соберут достаточно сил, и застигнуть нас врасплох. Я предлагаю, устроить им сюрприз. Давайте скрытно провезем наши боевые машины — катапульту и гигантский лук — через один из этих проходов, а потом, собрав силы, атакуем, одним боем окончательно решив исход войны.

— У них, как и у нас, есть глаза и разведчики, — сказал Peгec. — А что помешает им отправить на разведку своих летающих монстров и раскрыть наши планы?

— Думаю, что они не ожидают от нас подобных действий, — ответил Горин. — И потом, мы можем двигаться ночью, а днем скрываться. Наша белая одежда будет помогать нам прятаться, а машины мы завалим лапником. Вспомните: мы уже много дней не видели в воздухе драконов. Думаю, они берегут их до того времени, когда пойдут в массированную атаку.

Ясенка со своего места на дальнем конце стола рассматривала карту. Она была нарисована очень ярко, и если изображение на ней счесть достаточно точным, то там можно было найти место, пригодное для оказания немедленной помощи раненым. Ясенка встала.

— Вы позволите мне говорить?

— Конечно, — отозвался Ройанс.

Она быстро пересказала то, что предложила Горину, не упоминая о том, что он принял ее предложение не очень благосклонно. Однако выбранное им для сражения место находилось так далеко от лагеря Четырех Армий, что даже он должен был бы согласиться с разумностью ее предложения.

— Мы можем ожидать, что будут раненые. А что вам понадобится для устройства этого нововведения — наверное, его следует назвать полевым госпиталем? — спросил заинтересовавшийся ее предложением Ройанс.

— Несколько женщин, несколько мужчин, которые бы носили раненых на носилках, а также нужны бинты и мази.

— И я, наверное, — ворчливо сказала Зазар. — Обязательно тебе морозить меня в открытом поле, вместо того чтобы дать ухаживать за тяжелоранеными так, как следовало бы.

Ясенка повернулась к немолодой знахарке.

— Я не стану просить вас отправиться со мной, — сказала она. — Я ведь знаю, где вы будете нужнее всего.

Но Зазар не успокоилась.

— Ты подвергнешь себя слишком большой опасности. Это неплохой план: так больше людей останутся живы, а раненые легко смогут быстрее вернуться на поле боя. Но другие могут сделать это ничуть не хуже или даже лучше, чем ты. Пусть это место займет один из врачей госпиталя.

— Я соглашусь, чтобы со мной находился один из врачей. Но я должна быть…

Ясенка прикусила губу, не дав себе закончить фразу: «Я должна быть с Горином, чтобы его не ранили в тот момент, когда меня нет рядом».

— Ну, наверное, с этим придется согласиться. — Зазар повернулась к Рохану. — Ты еще можешь извлекать эти глупые шелковые розы из воздуха?

Удивленный Рохан кивнул:

— Да. Правда, давно не практиковался.

— Сделай мне одну прямо сейчас.

— Мне для этого нужны две здоровые руки… Погодите, вот она!

Возникшая прямо в воздухе розовая шелковая роза упала на стол перед знахаркой. Она взяла ее и моментально распустила, превратив в полоску тонкой, почти прозрачной ткани.

— А она обязательно должна быть цветной? — спросила она у своего приемного внука.

— Нет, на самом деле для этого приходится делать лишнее усилие. Просто я подумал, что вам понравится розовая…

— А они обязательно должны быть вот так сложены?

— Нет, матушка. Но дамы не слишком радуются, если получают простую полоску неокрашенного шелка.

— А мне и дела нет до всяких дам! — огрызнулась знахарка. Она вручила полоску Чевину, который сидел рядом с ней. — Держи, — приказала она ему. — И оберни шелком нос и рот. И скажи, что ты чувствуешь.

Чевин послушно обернул шелком голову.

— Я могу через нее дышать, если это вас интересует, — доложил он.

— Конечно можешь! Но здесь воздух прохладный. Ты почувствовал разницу?

— Да, госпожа Зазар. Почему-то сейчас он кажется мне теплее. Зазар фыркнула.

— Причина очень простая. Когда ты дышишь, да выдыхаешь теплый воздух, так что он смягчает холод того воздуха, который идет обратно. — Она повернулась к Рохану. — Как ты думаешь, сможешь сделать их достаточно много — простых полосок ткани, понял, и белых, а не цветных, — чтобы каждому солдату перед выходом досталась такая? Лицо Рохана осветилось пониманием.

— По крайней мере, могу попробовать, матушка, — сказал он и обвел взглядом собравшихся за столом. — И у меня будет хотя бы какое-то дело, кроме беготни с поручениями. Не то чтобы я был против, — поспешно добавил он.

— А большего ты и не заслуживаешь, раз имел глупость сломать руку, — проворчал Снолли.

Сидевший рядом с ним Барабанщик Духов захихикал, прикрыв рот ладонью.

— Ну, так принимайся за дело, — приказала ему Зазар, после чего осведомилась у Горина: — Когда вы планируете выступить?

— Только через несколько дней, — ответил тот. — Благодаря сведениям, которые добыл для нас первый адмирал Снолли, мы узнаем, когда наши враги соберут такие силы, чтобы смогли начать наступление. И тогда милорд Ройанс отдаст нам приказ выступать.

— Тогда вам нужно поддерживать тесную связь со мной, Ройанс, — заявила Зазар. — Я приготовлю кое-что, над чем давно размышляла. Мое снадобье поможет людям лучше переносить холод. Это будет весьма кстати, если вы намерены вести их по снегу.

Ройанс, лорд Граттенбора, лорд-маршал и глава королевского Совета Рендела, союзник и член семьи Дома Дуба, по своей власти и влиянию равный королю, нисколько не обиделся на фамильярность Зазар, обратившуюся к нему по имени. Он встал из-за стола и еще раз поклонился знахарке.

— Счастливый день привел вас к нам, — проговорил он. — И все мы благодарны вам за все ваши труды.

Рохан скоро обнаружил, что изготавливать полоски белого шелка из ничего — дело весьма утомительное, когда их приходится производить в таких огромных количествах, но Зазар была неумолима.

— Когда наши люди окажутся на месте, им, возможно, придется иметь дело с драконьим дыханием. Нет смысла доводить их до полусмерти еще до того, как они встретятся с таким испытанием, — сурово заявила она, и Рохану пришлось вернуться к своему занятию.

Ясенка старалась поддерживать силы Рохана, следя за тем, чтобы он ел вволю. Она отвела ему стол в госпитальной палатке, неподалеку от того места, где Зазар устроила свое хранилище лекарственных растений. Там знахарка колдовала над отварами, пока ей не удалось наконец составить нужную смесь.

— Слишком мало трав я взяла… — бормотала она себе под нос. — Ну, еще на какое-то время хватит. Но мне придется послать тебя… Нет, придется тебе везти меня обратно, чтобы я могла запастись.

— А во время поездки мне тоже нужно будет делать белые повязки? — с надеждой спросил Рохан.

— Конечно! — отрезала Зазар. — Прекрати лениться и берись за дело!

Ясенка наблюдала за ними со смесью симпатии и досады. Однако симпатия пересиливала — и не только по отношению к Рохану. С удивлением Ясенка поняла, что испытывает к знахарке совершенно непривычное теплое чувство и все большую благодарность — и за ее доброту, и за все, что она уже смогла сделать.

Большинство из тех, кто пострадал от драконьего дыхания, чувствовали себя значительно лучше. Только Гиннел и Норрас поправлялись медленно. Ясенка считала, что это потому, что они пострадали сильнее других.

Однако Ясенка благоразумно высказала свои тревоги относительно Гиннела и Норраса в отсутствие Рохана. Она не видела смысла в том, чтобы без нужды беспокоить молодого воина.

— Эти двое никогда полностью не поправятся, — прямо объявила ей Зазар. — Когда легкие настолько повреждены, то отмершая часть уже не восстанавливается. Хорошо, что оба вообще выжили, — и это надо приписать твоему хорошему уходу. Но они до конца жизни останутся инвалидами, и даже самой легкой болезни будет достаточно, чтобы погубить их. То же относится и к остальным шести, но не в такой степени.

Первым побуждением Ясенки было забыть слова Зазар, но в душе она понимала, что знахарка права, и пообещала себе, что подумает об услышанном потом, когда у нее будет на это время, а пока лишь спросила:

— А эти повязки из белого шелка защитят наших воинов от драконьего дыхания?

— Защитят, вместе с моим укрепляющим зельем. — Неожиданно Зазар протянула руку и поймала пальцы Ясенки. — Не бойся за Горина, — сказала она. — Он придумал способ уничтожать этих драконов издали, к тому же пока прошел через все сражения только с царапинами.

Глаза Ясенки наполнились слезами.

— Да, но просто… Просто я смертельно за него боюсь. И у меня нет известий о Хегрин, и она ничего не знает обо мне все то время, что я здесь. Это становится просто невыносимым!

— Ты все можешь вынести, Ясенка. И выбора у тебя нет.

Ясенка невольно улыбнулась сквозь слезы: голос Зазар вновь обрел всю его обычную резкость, и это почему-то успокоило ее больше, чем непривычная мягкость знахарки.

— Спасибо, — просто сказала она.

— Тебе и самой следовало бы это понять. — И Зазар резко поменяла тему разговора. — Ты много читала в последнее время? Ты знаешь, о каком чтении я говорю.

— Нет, с тех пор как я здесь, я этого, конечно, не делала, — ответила Ясенка.

— А зря. Скажи мне, что тебе удалось узнать. Ясенка послушно рассказала Зазар о том, к какому соглашению пришли она и Эсандер, священник Великого Собора Света. А когда она упомянула о книге, которую дал ей Эсандер, Зазар явно насторожилась.

— Опиши мне эту книгу, — попросила она.

— Ну… Она очень древняя и чрезвычайно ценная. Она обтянута синим бархатом, а корешок и застежки у нее золотые и усыпаны драгоценными камнями. Название тоже вышито чистым золотом, а в шитье немало бусин из драгоценных камней. Она называется «Сила». У нее есть и второе название, тоже вышитое на бархате, — «Книга Святилища». Листы книги бумажные, кремовые и ничуть не повреждены временем. Текст написан очень красиво, буквицы выписаны золотом и пурпурной краской, а на первой странице каждого раздела — цветная иллюстрация. Когда я ее не читаю, то держу в шкафчике под замком, ключ к которому есть еще только у одного человека.

— У кого? А, у Эйфер, твоей горничной. Она была с тобой, когда ты меня навещала и была так больна.

— Да…

Ясенка невидящими глазами уставилась в угол, вспоминая ребенка Оберна, которого она не смогла выносить: это чуть не стоило ей жизни. Вспомнила она и то, как Зазар ее спасла.

— Мне бы хотелось увидеть эту книгу.

— Я почти ничего не захватила с собой из Ренделшама. Но все равно, когда мы поехали в столицу, я оставила книгу в Крепости Дуба, — ответила Ясенка, которую эта просьба несколько озадачила: Зазар впервые выказала интерес к какой-либо книге или табличке, помимо тех, которые принадлежали ей самой.

— Ты меня не поняла, Ясенка. Мне нужно увидеть эту книгу.

Ясенка встретилась с Зазар взглядом и поняла, что возражать бесполезно.

— Ну, хорошо. Я распоряжусь, чтобы ее сюда доставили. Не знаю, как я это сделаю, но я устрою так, чтобы она оказалась здесь.

Зазар пожала плечами.

— Ну, это нетрудно, — небрежно бросила она. — Когда мы с Роханом вернемся в Трясину, я высажу его неподалеку от столицы. Там он навестит свою жену, выяснит, как поживает Раннора — Латром ведь захочет это узнать, — а потом найдет Эйфер и доставит ее в Крепость Дуба. Я встречу их там, мы найдем книгу, отправим Эйфер назад заботиться о Ранноре, а потом я вернусь сюда. Ты даже не успеешь заметить, что меня не было.

— Похоже, вы все уже предусмотрели, — изумленно покачала головой Ясенка.

— Конечно.

Вспышка молнии на секунду осветила госпитальную палатку, и почти сразу же послышались раскаты грома. Зазар подошла к выходу и выглянула наружу.

— Гроза, — лаконично отметила она. — Пока она не пройдет, никаких передвижений солдат не будет, ни вражеских, ни наших. Но это не значит, что корабль не может отплыть. Снолли сказал мне, что на море волнение не такое сильное, как можно было бы подумать. Там как раз относительно спокойно. Ты знаешь, как надо выхаживать больных. Так что, думаю, нам с Роханом стоит отправиться немедленно.

Неделю спустя Рохан в сопровождении Эйфер и четырех своих моряков, составивших отряд охраны, уже въезжал в ворота Крепости Дуба. Его не встречали ни Зазар, ни Гарвас, которому Рохан поручил помочь знахарке в сборе трав и других вещей, которые ей потребуются, а потом перенести все ее мешки и свертки на борт «Пенной девы». В соответствии с их планом «Пенная дева» сейчас должна была стоять на якоре в бухте Нового Волда.

Рохан оставил своего коня на попечение конюшего и под хлесткими струями холодного дождя направился к одной из сторожевых башен. Он устремил взгляд на запад, но запоздало понял, что Зазар должна подойти к крепости с юга. Ей и в голову не придет доверить свои драгоценные припасы кому-то, кого она не воспитывала с младенчества. Рохан решил, что она явно спрятала их лично и в таком месте, которое ее устраивало.

На дороге, ведущей к Крепости Дуба, он смутно разглядел одинокую фигуру. Сейчас ему очень пригодилась бы труба дальновидения, однако он понимал, что вряд ли кто-нибудь кроме Зазар рискнул бы оказаться на дороге в такую непогоду.

Он спустился с башни и поспешно направился к жилому зданию. Там, в главном зале, по распоряжению Эйфер уже разожгли огонь в отгороженном ширмами углу. От соблазнительного запаха у Рохана забурчало в животе: ему не доводилось есть горячей пищи с тех пор, как он уехал из Ренделшама.

Уже через час Зазар удобно устроилась за столом, громко прихлебывая из чашки густой суп.

— С травами все в порядке, — сообщила она. — Теперь их хватит с избытком, если война не затянется. Я еще прихватила кое-какие мази и бинты для примочек и компрессов.

— Я уверен в том, что все это пригодится, — отозвался Рохан.

— Ну да, конечно. Ты не забыл пить ту смесь, которую я тебе дала, — которая помогает переносить холод? Когда меня не было рядом, ты, конечно, о ней забыл?

— Нет, матушка, не забыл. И вы правы. Она действительно помогает легче переносить этот зверский мороз.

— Хорошо. Может, ты все-таки немного повзрослел. А как поживают все в Ренделшаме? Как твоя жена?

Рохан почувствовал, что у него запылали щеки. Их встреча была чудесной — настолько чудесной, что он едва смог заставить себя расстаться с Анамарой. Но в конце концов он все-таки поцеловал ее губы, глаза, лоб — и попрощался с ней. Надо отдать ей должное: она держалась стойко и проводила его без слез.

— Моя жена здорова, и леди Раннора — тоже. Если мы выиграем войну достаточно быстро, то ее дитя еще может родиться в тепле и свете.

— Латром будет рад это услышать, — заметила Зазар, отправив в рот очередную ложку супа. — А ее величество? — Я ведь пошел с докладом прямо к королю Пересу, так что видел вдовствующую королеву лишь мельком. Думаю, я сейчас мало ее интересую. А вот король был рад выслушать мой доклад, и он доволен нашими успехами. Он особо попросил меня отправить гонцов с известиями об исходе ожидаемого сражения. — Рохан взялся за кувшин с горячим пряным вином и налил кубок себе и, повинуясь кивку Зазар, ей тоже. — Но мне удалось узнать одну интересную вещь. Моя милая сестренка, Хегрин, похоже, стала настоящей дамой. Ее ждут ко двору со дня на день. Сам король послал за ней. Она будет жить в апартаментах Горина и Ясенки, где за ней смогут присматривать Анамара, Раннора и Эйфер.

— Гм! — Зазар удивленно подняла брови, но больше никак это известие не прокомментировала.

— Вполне естественно, — добавил Рохан, — что королю захотелось, чтобы рядом с ним находились люди, близкие ему по возрасту. Сейчас его окружают одни старики, которым годы не позволили участвовать в боях. И они превращают его в такого же старца — или, по крайней мере, пытаются превратить. В обществе этих развалин Хегрин будет похожа на розу.

— Некоторые могли бы сказать, что Ройанс тоже слишком стар для того, что он сейчас делает, — заметила Зазар довольно едко.

— Ну, старость тоже бывает разная, вы ведь понимаете, что я хочу сказать, — отозвался Рохан. — Если бы все хоть в какой-то степени смогли сравниться силой духа с лордом Ройансом, король мог бы и не скучать по обществу сверстников.

— Возможно, он думает не только о приятном обществе, — сказала Зазар, — а о чем-то более важном. Более надежном.

Рохан повернулся и изумленно уставился на нее. Она встретила его взгляд, непреклонно сжав губы.

— Нет, — проговорил он спустя несколько мгновений, — он слишком молод, а Хегрин — тем более. Они же еще дети! Это невозможно.

— Как скажешь, — парировала Зазар. — Только ведь дети вырастают.

— Невозможно! — снова повторил Рохан, но в душе вынужден был признать, что Зазар дала ему пищу для размышлений.

Он попытался решить, следует ли ему сообщать эти сведения Горину или Ясенке, однако не успел прийти к какому-то выводу: Зазар со стуком поставила опустевший кубок на стол и встала со скамьи, на которой сидела.

— Эйфер! — громко позвала она.

Спустя несколько секунд в комнату заглянула главная домоправительница Крепости Дуба.

— Да, госпожа Зазар?

— Если Рохан выполнил то, что ему было велено, то он уже сообщил тебе, что я разговаривала с Ясенкой относительно некого предмета, который она держит в запертом шкафу.

— Он мне сказал, госпожа. Ключ здесь, при мне. — Эйфер указала на связку ключей, висевших у нее на поясе. — Следуйте за мной, пожалуйста.

Эйфер провела их наверх, в личные покои Ясенки и Горина. Не колеблясь, она прошла через комнату к высокому узкому шкафу. В нижней части шкафа ящики были снабжены замками — именно о таком ящике и говорила Ясенка. Эйфер вставила в скважину одного из замков маленький ключик и повернула его. После этого открыла ящик и отошла, чтобы Зазар смогла исследовать содержимое.

Рохан заглядывал ей через плечо. То, что так заинтересовало знахарку, было завернуто в какой-то материал, похожий на водонепроницаемую кожу, и перевязано серебряной лентой. Не сумев удовлетворить своего любопытства, он сказал:

— Это то, что нужно? Может, вам следует развернуть его и убедиться?

Зазар вынула сверток, взвесив его на руке, потом ощупала сильными пальцами. Она отодвинула край обертки ровно настолько, чтобы Рохан успел увидеть что-то синее.

— Это именно то, что нужно, — сказала она. — Но я его разверну. Одна, если позволишь, — добавила она, гневно сверкнув глазами в его сторону.

Кивнув, Рохан вышел из комнаты. Следом за ним вышла и Эйфер, закрыв за ними дверь.

— Вы знаете, что в этом свертке? — спросил у нее Рохан.

— Мне кажется, это книга, — ответила Эйфер. — Только я не знаю, почему госпожа Ясенка так ею дорожит. У нас ведь есть и другие книги.

Действительно, Крепость Дуба могла похвастаться богатой библиотекой, что было необычно для частного дома. Больше дюжины томов по самым разным вопросам украшали полку позади стола, за которым обычно работал Горин, — и это не считая хозяйственных книг, которые он тщательно вел. Только королевский замок в Ренделшаме мог похвастаться большим числом книг, правда, читала их одна вдовствующая королева.

— Думаю, мы вполне можем спуститься вниз, в тепло, и там дождаться, пока матушка Зазар не найдет то, что ей нужно, — проговорил Рохан довольно мрачно.

Ему хватало огорчений и из-за того, что он сломал руку. По утверждению врачей, кость заживала хорошо, но все равно пока он был пригоден разве что на роль гонца. А теперь к тому же у него появилось ощущение, что ему не доверяют.

Они с Эйфер спустились по лестнице и вернулись в теплый закуток, отгороженный в главном зале. Рохан недовольно потянулся за кувшином с пряным вином, но Эйфер его опередила и вернула сосуд на огонь, чтобы вино снова согрелось.

Рохан как раз наливал пряное вино себе в кубок, когда из-за ширмы быстро появилась Зазар и села напротив него. Он смотрел на нее через стол: знахарка была явно сильно взволнована и даже запыхалась.

— Что случилось, матушка? — спросил он и потянулся за ее кубком, чтобы налить вина и ей.

— Я просматривала книгу… да, ты вполне можешь знать, что это была книга, хотя тебе она и не по зубам. Но то, что я оттуда узнала, будет неожиданностью сразу для нескольких людей, хотя сама я это предвидела. Ясенка когда-нибудь рассказывала тебе, как она выхаживала твоего отца и впервые попыталась воспользоваться магией?

— Нет! — воскликнул Рохан. — И что случилось?

— Ну, тогда она только что его нашла. Его сбросили со скалы, он упал в папоротники, но остался жив, хотя и сильно пострадал. Как бы то ни было, меня рядом не было, и Ясенка попыталась со мной связаться.

Оказалось, что Ясенка привела отца Рохана в комнату, которую Рохан хорошо знал, — она находилась в разрушенном городе Галинфе. Опасаясь за жизнь Оберна, Ясенка приготовила смесь, которую запомнила, учась у Зазар, и растворила ее в воде, лившейся из трубы. А потом, надеясь, что действует правильно, она выпила зелье.

— Она попала… ну, наверное, это можно назвать подземной комнатой. Я знала, что нужна ей, но была заточена в столбе пламени, вот почему я не пришла к ней.

— Неужели с вами могло произойти такое?

— Да! — раздраженно огрызнулась Зазар. — Даже у меня опыты порой идут не так, как мне хотелось бы.

Когда Ясенка появилась в этом помещении, там находилась еще одна женщина — вдовствующая королева Иса, в ту пору королева Рендела. Обе женщины изумленно воззрились друг на друга, но Зазар заставила их сосредоточиться на том, что им необходимо было сделать.

«Я должна была предвидеть, что понадобитесь вы обе, — сказала тогда Зазар. — Ну так действуйте».

Она протянула одну руку Ясенке, а другую — королеве Исе. Ясенка сразу же взяла ее за руку, но Иса секунду колебалась. Однако в конце концов она сделала то, что от нее требовалось, и тогда Зазар вышла из огня, который угас у нее за спиной.

А потом Зазар познакомила двух своих помощниц и предсказала, что рано или поздно они встретятся и во внешнем мире.

— Ясенка вернулась в Галинф и продолжила лечить твоего отца, а Иса вернулась в Ренделшам к тому, чем она там занималась, и никто так ничего и не понял, — закончила Зазар свой рассказ.

— Вот это история! — воскликнул Рохан. — Но какое отношение это имеет к той книге, о которой вы говорите?

— Какой ты глупый! — отрезала Зазар. — В тот момент мы трое оказались связаны воедино, и теперь пришло время воспользоваться этой связью, чтобы победить нашего общего врага.

— Но как?

Знахарка отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом.

— Не знаю, — призналась она. — Знаю только, что от нас потребуется именно это. — После долгого и томительного молчания она повернулась и посмотрела прямо ему в лицо. — Я знаю только еще одно. Теперь тебе предстоит выполнить следующее поручение. Возможно, оно самое важное из всех. Когда мы покинем Крепость Дуба, я отправлюсь в Новый Волд и оттуда отплыву на север с теми припасами, которые собрала. Гарвас будет недоволен тем, что тебя придется оставить здесь, но я с ним поговорю. А ты вернешься в Ренделшам и убедишь вдовствующую королеву Ису приехать в лагерь Четырех Армий — и как можно быстрее.

Рохан молча уставился на нее, открыв рот. Тысяча противоречивых мыслей проносились у него в голове. Наконец к нему вернулся дар речи.

— Непростая задачка, — проговорил он.

— Знаю. У тебя сохранился тот пучок трав и веток, который я просила тебя носить на шлеме?

— Да, я с ним не расстаюсь, хотя при таком морозе шлем стал бесполезен. Он хранится здесь, в шкафу в моих комнатах, с остальной экипировкой.

— Пойди и принеси его, — велела Зазар. — Когда ты предстанешь перед вдовствующей королевой, пусть на тебе будет он и твоя кольчуга.

— Думаете, это поможет? — спросил Рохан.

— Опять-таки не знаю. Но когда я составляла для тебя этот букет, в действие пришли силы, которые стоят выше нас обоих. И теперь эти силы могут подсказать тебе, что говорить и что делать, чтобы заставить эту балованную даму выполнить мой приказ.

— Хорошо бы, — невесело откликнулся Рохан. — Буду с вами откровенен. Бывали моменты, когда я сомневался в вашей мудрости и способности провидеть будущее. Теперь это не так. Я отправлюсь в Ренделшам и приложу все силы к тому, чтобы исполнить ваши указания.

— Прекрасно. Невозможно предсказать, что об этом подумает Иса, но могу предположить, что она выразит недоверие.

Рохан поморщился. Насколько он знал Ису, «недоверие» было слишком слабым словом для того, чтобы охарактеризовать реакцию вдовствующей королевы, а проведя в ее обществе немало времени, пока был королевским новобранцем, он успел неплохо ее узнать.

— И вот что еще я тебе скажу, — продолжила Зазар. — Лучше использовать убеждение, но если ничего не получится, захвати ее силой, свяжи и заткни рот кляпом — и тащи за собой.

Рохан был потрясен:

— Так это настолько важно?

— Настолько.

А потом Зазар сделала нечто совершенно ей несвойственное. Она встала со скамьи, обхватила голову Рохана своими смуглыми руками и поцеловала его в лоб.

— Ты не потерпишь неудачи, — сказала она. — Ради нас всех, ты не имеешь права потерпеть неудачу.

18

ВДОВСТВУЮЩАЯ КОРОЛЕВА Иса удивленно смотрела на Рохана, который стоял перед ней в роли просителя, придя в комнату, которую она специально отвела для подобных разговоров. Сюда в определенное время разрешалось приходить тем, кто молил ее замолвить за них словечко перед королем Пересом или одарить их милостями, которые находились в ее распоряжении. Такие моменты доставляли ей огромное удовольствие, потому что в приемной ее постоянно ждало огромное количество просителей. Более того, поскольку многие из этих прошений касались дел сугубо личных, она принимала всех по одному, и внимание каждого из явившихся было сосредоточено на ней одной. Конечно, за дверями стояли стражники, но никто не смел мешать тому, что происходило внутри, — даже королевские фрейлины.

Из любопытства она позволила Рохану зайти к ней первым. Выслушав приветствие, которое показалось ей недостаточно почтительным, она решила, что ей следовало бы заставить его подождать подольше. Несомненно, такое ожидание пошло бы ему на пользу: хоть немного сбило бы с него спесь.

Молодой воин явно повзрослел с тех пор, как она видела его в последний раз: тогда это был просто необученный отрок, решивший стать гвардейцем королевы. Теперь он стоял перед ней в темно-синем придворном костюме, но под ним виднелась кольчуга, а под мышкой он пристроил боевой шлем. На рукаве кольчуги все еще заметны были следы от огненного порошка. Кольчугу явно только что чистили, так что отметины остались не для похвальбы. Однако, несмотря на всю свою внешнюю воинственность, он в глазах королевы по-прежнему не был тем человеком, с которым следует считаться.

К тому же вдовствующая королева все еще не простила Рохана за то, что случилось с Анамарой. Она винила его за тот туман, который опустился на разум Анамары и поставил ее на край гибели. В голове Исы начал складываться неясный план. Возможно, этот брак можно будет расторгнуть. Иса могла бы гораздо более удачно пристроить девушку, которая практически находилась под ее опекой. Этот безземельный рыцарь ей не пара, несмотря на его родство с предводителем Морских Бродяг.

Слова Рохана пробились сквозь туман равнодушия, с которым ему внимала вдовствующая королева, и она внезапно сосредоточилась на том, что он говорит.

— Ты… ты хочешь, чтобы я сделала — что?! — недоверчиво вопросила она. — Поехала на север, в лагерь армии? Чтобы я переносила капризы климата, неудобства путешествия, не говоря уже об опасностях! И для чего же?

— Матушка Зазар, великая знахарка Трясины, приняла такое решение, — ответил ей Рохан. — Она говорит…

— О, я знаю, что она говорит! — раздраженно бросила Иса. — Тебе не обязательно это повторять.

Действительно, странная просьба Зазар была тем, что заставило Ису начать прислушиваться к словам Рохана, которые только что пропускала мимо ушей. Конечно, Зазар пользовалась пугающей репутацией — не менее внушительной, чем репутация самой Исы, — но это еще не означало, что Иса согласится покинуть свои удобные апартаменты в королевском замке и подвергать себя опасности только потому, что того пожелала Зазар.

— Какое нелепое требование. Я этого делать не стану.

— Матушка Зазар говорит, что вы должны, — ответил Рохан.

— А если я откажусь?

Молодой воин покраснел и опустил голову.

— Тогда мне приказано при необходимости увезти вас силой.

Иса встала. С высоты помоста, на котором стояло ее кресло, ей было очень удобно устремлять на Рохана взгляд, полный гнева.

— Никогда! — воскликнула она. — Это исключено! Мне достаточно только крикнуть — и ты умрешь, не успев даже дотронуться до меня. Я не допущу, чтобы мною распоряжались подобным образом! — Она махнула рукой в сторону двери. — А теперь убирайся, пока я не вызвала стражников я не приказала тебя вывести — добровольно или силой, — добавила она злорадно.

— Прошу вас, ваше величество, — сказал Рохан. — Я только выполняю приказы тех, кто лучше владеет некими искусствами, — он особо подчеркнул это слово, — нежели я.

Он пошевелил здоровой рукой, и в ней возникла шелковая роза — изумрудно-зеленая, цвета Тиса. Он протянул цветок вдовствующей королеве. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она сошла с возвышения и приняла из его руки розу.

— Цвет Тиса, — пробормотала Иса. Несмотря на то что цветок был изготовлен из шелка, она поднесла его к носу. И в это мгновение нелепый пучок сухих трав и веток в навершии шлема Рохана начал источать легкий, но заметный туман, который поднялся в воздух и обволок Ису и Рохана. Он источал запах свежести и чистоты, хотя травы казались совершенно сухими, и Иса вдохнула его всей грудью.

Она пристально посмотрела на молодого воина.

— Благодарю тебя за твой подарок, — проговорила она, смутно удивляясь тому, как мягко звучат ее слова. — Знай, что твое требование было непочтительным и оскорбительным, но именно по этой причине я должна отнестись к нему со всем вниманием, поскольку для того, чтобы говорить со мной таким образом, нужна была немалая храбрость. Ты не осмелился бы сказать такое, если бы это не было чрезвычайно важно.

Рохан поклонился.

— Благодарю вас, ваше величество, — сказал он. — Давайте надеяться, ради нас обоих, что вы примете мое прошение.

— А теперь иди, — приказала Иса. — Ты услышишь мой ответ завтра.

— Я вернусь в это же время.

Рохан еще раз поклонился и удалился.

Словно в полусне Иса заметила, что в какой-то момент их разговора пучок трав и веток со шлема Рохана исчез — видимо, наконец рассыпался в прах. Теперь, возможно, он станет носить на шлеме подобающее украшение. Например, плюмаж цветов Морских Бродяг.

Когда Рохан откланялся и удалился из приемной комнаты Исы, королева долго сидела неподвижно, пытаясь понять, почему не приказала арестовать молодого воина. Потом она посмотрела на зеленую шелковую розу, которую продолжала держать в руке, и снова ее понюхала. Запах свежести почти исчез. Повинуясь какому-то порыву, Иса встала и вызвала одного из стражников.

— Сообщи остальным ожидающим, что мне нужно заняться важным делом, — приказала она ему. — Я переговорю с ними в другой раз.

— Да, ваше величество, — с поклоном ответил стражник. — Но некоторые будут очень разочарованы.

— Конечно. Так всегда бывает. Ничего не поделаешь, мне необходимо заняться делом, о котором я сказала. Так им и передай.

Стражник поклонился и ушел выполнять приказ. Вдовствующая королева покинула зал аудиенций через другую дверь и вернулась в свои покои. Там она выбрала простой плащ, накинула его на плечи и накрыла голову капюшоном так, чтобы быть неузнаваемой.

Она вышла из королевского замка и пересекла широкий двор, отделявший замок от Великого Собора Света. Там находилось то, что ей необходимо было увидеть.

Приближаясь к Собору, она устремила взгляд наверх. Множество окон, больших и маленьких, были украшены картинами из разноцветного стекла, искусно закрепленными в проемах. Однако среди этих витражей ни один не мог сравняться с картиной в круглом окне над главным входом. Этот витраж даже в пасмурный день сиял так, словно сам был источником света. Цветы и листья узора были составлены из кусочков стекла, имитирующих драгоценные камни; по чистоте цвета они могли поспорить с настоящими рубином и гранатом, розовым кварцем и сапфиром, аметистом и аквамарином, золотистым топазом, желтым кварцем и цитрином, изумрудом, хризопразом и нефритом — всеми камнями, представляющими Четыре Великих Дома. Она прекрасно помнила тот день, когда окно с завершенным витражом поднимали и укрепляли на предназначенном ему месте. Кто дал желтые стекла? Она вспомнила: Эрфт, старший брат Виттерна, нынешнего главы Дома Рябины. Покойный Алдрен из Дома Ясеня дал синие. В формировании витража участвовали известнейшие аристократы Великих Домов. И все они ушли из жизни.

Однако внимание Исы в этот день занимал не этот главный витраж, а три самых маленьких. Они были расположены на верхней галерее, поэтому их не замечал никто, кроме самых любопытных. Но и те, кому случалось их обнаружить, не желали возвращаться к ним снова. Как ни искусно были изготовлены эти витражи, они почему-то внушали зрителю неясное чувство страха. Эти стеклянные шедевры менялись со временем, и перемены не объяснялись прикосновением рук мастеров. Одна картина изображала руки Ткачих и Вечную Паутину. Когда земля пробудилась и зашевелилось Великое Зло, этот витраж, который на памяти всех живущих оставался почти стабильным, начал стремительно меняться. Теперь внимательный зритель мог увидеть, как движутся руки Ткачих. С того дня, когда Иса в последний раз смотрела на витраж, вид Паутины сильно изменился. Теперь на ней был виден ужасный дефект, белый узел, где Паутина Времени отторгала все цветные нити, за исключением редких красных, цвета крови.

Второй витраж, изображавший трясинного лаппера, был не менее пугающим. Маленький лаппер, когда-то сидевший у омута, теперь исчез в зарослях, а на сушу выполз огромный лаппер с пастью, полной острых зубов.

Однако самым страшным был витраж в третьем окне: там появлялись такие жуткие образы, что Иса приказала прибить поверх него плотный занавес, который скрыл его от любопытных глаз.

Сейчас это таинственное окно за занавесом, как всегда, было молочно-белым. Но вот в глубинах этой белой пелены что-то зашевелилось, словно из густого снегопада стало выходить существо более смертоносное и пугающее, чем даже то, которое выбралось из трясинного омута.

Иса секунду стояла, набираясь решимости, а потом подняла руку и сорвала пыльный занавес с гвоздей, которыми он был приколочен.

Она считала, что подготовила себя, но оказалось, что нет. Из окна, искаженное холодной ледяной завесой, но тем не менее различимое, на нее смотрело лицо величайшего врага Рендела. У нее появилось тошнотворное ощущение, будто от удара в солнечное сплетение. Пошатнувшись, Иса случайно прикоснулась к окну и тут же отпрянула и начала оттирать руки, словно из-за этого мимолетного прикосновения они покрылись холодной слизью. И Рохан с Зазар требуют, чтобы она; женщина, лицом к лицу встретилась вот с этим ужасом?

— Нет, — прошептала она в холодный воздух на верхней галерее. — Я не могу. Я не буду.

И в ту же секунду она ощутила какое-то движение в Четырех Кольцах на своих больших и указательных пальцах. Ужаснувшись, она посмотрела на них. Кольца начали двигаться, соскальзывать с тех мест, которые они занимали уже столько лет. Иса сжала кулаки с такой силой, что у нее затрещали суставы, но Кольца продолжали свое медленное, неумолимое движение. У нее отчаянно застучало сердце. Кольца покидают ее — и она не в состоянии этому помешать! Как они могут предать ее, когда она была так верна им, столько лет трудилась на благо Рендела?

И тут ей пришло в голову, что это она сама предает Кольца. Уж не заодно ли они со знахаркой, настаивающей, чтобы Иса пошла на то, что не может не быть величайшей глупостью?

Ну что ж, если это так, если ей нужно пожертвовать своей жизнью для того, чтобы спасти Рендел от существа из этого витража — от ужаса, который, как она прекрасно понимала, был только бледной тенью реальности, — пусть будет так. И она ощутила, что к ней вернулось некое подобие спокойствия.

— Я дала волю эмоциям. А теперь во мне говорят ответственность и чувство долга. Я отправлюсь на север, — заявила она существу в окне. — И если высшим силам угодно, чтобы я отдала свою жизнь ради твоей погибели, то я готова это сделать.

И Четыре Кольца снова надежно устроились на ее пальцах. Она с благодарностью погладила их знакомые очертания, и ее сердцебиение утихло. Она каким-то образом почувствовала, что если бы упорствовала в своем отказе явиться на зов Зазар, то не только потеряла бы Кольца, но и обрекла на гибель весь Рендел. И это чуть было не произошло.

Иса больше не в силах была смотреть на третий витраж. Даже заново укрепленный занавес не сможет помешать злу просачиваться из него, оскверняя Собор. Она повернулась, поискала взглядом — и увидела небольшую статуэтку. Это было изображение Четырех Деревьев, и изготовлено оно было не из камня, а из фарфора, но для ее целей подходило. Закрыв лицо рукой, она размахнулась — и статуэтка, и витраж превратились в крошево осколков, которые уже никому и никогда не удалось бы собрать заново. Холодный ветер со снегом ворвался в пустой проем, где раньше находился витраж. Иса не могла заставить себя прикоснуться к этому месту, даже для того, чтобы попытаться снова закрепить занавес на гвоздях.

Она спустилась по лестнице, отбросив капюшон с головы так, чтобы любой, кто ее увидит, сразу узнал королеву. Главный служитель Собора поспешно направился к ней с виноватым видом.

— Если бы вы предупредили нас о своем приходе, ваше величество, — проговорил он, подобострастно кланяясь, — мы приготовили бы встречу, которая подобает вашему высокому положению.

— Там, наверху, разбилось окно, — сказала Иса, указывая рукой в сторону лестницы, по которой только что спустилась. — На верхней галерее.

— Мы немедленно заменим его…

— Не трудитесь, — властно приказала вдовствующая королева. — Можно просто заделать. Там есть еще два, которые тоже необходимо убрать.

— Но… но, ваше величество, тогда на галерее будет темно…

— Так зажигайте свечи. — С неожиданно пробудившимся подозрением Иса пристально посмотрела на священника. — Вы ведь никогда не видели тех трех витражей, не так ли?

Священнослужитель густо покраснел.

— Нет, ваше величество. Ходят всякие слухи, но обращать на такие вещи внимание не годится…

— А следовало бы, — тмрачно проговорила она. — Эти витражи противоестественны. Удалите их, а потом заложите проемы кирпичами. Я хочу, чтобы от них даже следа не осталось.

— Все будет сделано, — с поклоном пообещал служитель.

После этого Иса вышла из Великого Собора и прошествовала через двор к замку. Приняв решение, она теперь чувствовала себя прежней: сильной, контролирующей почти все, что происходит в Ренделшаме. Прежде чем она отправится в эту безумную поездку — на это отважное предприятие, мысленно поправилась она, — ей еще необходимо заняться одной мелочью — встретиться с приезжающей в столицу Хегрин. Безусловно, у нее еще будет время на то, чтобы повидаться с этой девочкой.

Да, приняв решение, Иса определенно почувствовала себя лучше. Она сожалела только о том, что ее отъезд будет немного несвоевременным. Возможно, ей придется быть непривычно резкой, чтобы положить конец тем фантазиям, которые эта девчонка может лелеять насчет своих отношений с королем Пересом.

— Какая ты хорошенькая! — воскликнула Иса. — Это ожерелье с сапфирами и жемчугом очень тебе к лицу и прекрасно подходит к твоему красивому синему платью. — Ну-ка, иди сюда и дай мне тебя рассмотреть.

Хегрин сделала реверанс.

— Благодарю вас, ваше величество, — сказала она и послушно подошла ближе к вдовствующей королеве.

— Ты очень похожа на отца, — заметила Иса. — Волосы и глаза такие же. Но ты худая, как твоя мать, хотя и не такая бледная. Тебя плохо кормили в твоем заточении в Ридале? Если ты не выучивала уроки, тебя отправляли спать без ужина?

Звонкий смех Хегрин залил даже дальние уголки комнаты.

— О, у меня прекрасный аппетит! — воскликнула она. — Моя няня, Беата, говорит, что даже странно, что я не толстая, раз так люблю сладости.

— Угощайся, — сказала Иса, развеселившись, и указала на блюдо с пирожными, на которые смотрела девушка. — А теперь давай сядем и побеседуем. Ты должна рассказать мне все о себе. Видишь ли, меня это очень интересует.

Иса заняла свое обычное место у огня, а Хегрин пристроилась на низеньком табурете, с которого легко можно было дотянуться до пирожных.

— Рассказывать особенно нечего, — проговорила она с набитым ртом и откусила еще кусок пирожного. — Мне отвели очень хорошие апартаменты, где я буду жить с леди Раннорой и леди Анамарой. Я зову их обеих тетями, хотя наши родственные связи сложнее. Леди Раннора мне тетка по мужу, а леди Анамара — жена Рохана, а он мне почти старший брат. Моих матери и отца здесь нет, они воюют на севере, а король Перес прислал за мной и пригласил приехать сюда. Беата говорит, что король мне вроде как двоюродный брат.

— Да, это так. Его отец и твоя мать — единокровные брат и сестра.

— Беата говорит, что это не слишком близкое родство, чтобы…

Тут Хегрин сжала губы, словно поняла, что сказала слишком много.

— Любое родство с королем следует ценить, но нельзя злоупотреблять им, — отозвалась Иса, решив выбрать себе пирожное, пока девочка не уплела их все. — Ты понимаешь, о чем я говорю?

Хегрин наморщила лоб, словно задумавшись, а королева снова удивилась тому, какая она юная и наивная. Возможно, не стоило и беспокоиться, однако Иса осталась правительницей Рендела во время царствования Борфа, затем — Флориана, а теперь и Переса, именно потому, что никогда не теряла бдительности.

— Нет, ваше величество, не понимаю. Совсем не понимаю. — И Хегрин взяла еще одно пирожное.

— Ну, оставим это. — Иса заставила себя улыбнуться и потрепала девушку по руке. — Это взрослые дела. Тревоги и заботы. Тебе об этом можно не думать.

Лицо Хегрин снова посветлело.

— Я рада. Король хочет, чтобы я потом пришла к нему поиграть в карты. Если я выиграю, это будет означать, что я злоупотребила нашим родством?

— Конечно же нет, — усмехнулась Иса. — Он станет совсем избалованным, если все будут позволять ему выигрывать. Не стесняйся, обыгрывай его, если сможешь.

— О, я его обыграю, ваше величество! — смеясь, пообещала Хегрин, — Рохан давным-давно научил меня этой игре, и я знаю всякие хитрости!

Тут Иса отослала Хегрин прочь — но ласково. Хегрин с улыбкой присела в реверансе и, уходя, тихо прикрыла за собой дверь.

Глядя в огонь, Иса размышляла о том, что девочка могла и притворяться. Тем не менее в эти мрачные дни она радовала глаз — жизнерадостная, милая. Возможно, слишком жизнерадостная. Иса решила, что ее можно даже назвать легкомысленной.

Как не вовремя она, вдовствующая королева и истинная правительница Рендела, получила приказ — иначе чем приказом это назвать было нельзя — отправляться на север ради какого-то безнадежного предприятия! Она все еще могла отказаться ехать, однако Иса не позволила себе сформулировать эту мысль, не допустила ее даже в глубины своего сознания. Она все еще не забыла, как Кольца зашевелились у нее на пальцах. Нет, она больше никогда не станет рисковать.

Юная Хегрин останется под надежным присмотром своей тети Анамары, подумала Иса. Правда, к этой опеке добавится и присутствие бывшей невестки Исы, Ранноры, которая дважды показала себя потаскушкой. Уж конечно, она станет потакать отношениям Хегрин и короля Переса. Девице нужен другой опекун, это совершенно очевидно. Но кому бы это поручить? Иса собиралась увезти с собой своих самых близких фрейлин, Гризеллу, Гертруду и Ингрид: ей нужно было, чтобы ей прислуживали как подобает. Остальные ее придворные дамы не были такими надежными, как эти трое, и, конечно же, им нельзя было доверить опеку такой важной персоны, как дочь Ясенки и Горина.

И тут Иса улыбнулась. Незадолго до своей кончины бывший король, Флориан, имел связь с одной из придворных дам. Конечно, она была порочной женщиной, иначе не вступила бы в связь с Флорианом, однако, когда это стало всем известно, после того как Флориан обманом заставил ее добавить яд в лекарство Ясенки, с ней произошла удивительная перемена. Исе уже приходилось видеть такое: после того, как чьи-то проступки оказывались раскрыты, этот человек вдруг совершенно менялся. Так случилось и с возлюбленной Флориана… как же ее звали?.. Иса напрягла память. Ах да, конечно! Джасин, жена какого-то второстепенного придворного. Теперь она стала настоящим воплощением благопристойности и добропорядочности. Можно не сомневаться: она проследит за тем, чтобы между Пересом и Хегрин не происходило чего-то предосудительного, пока Иса не сможет сама бдительно наблюдать за ними. И к тому же Джасин будет благодарна королеве за то, что прощены ее прежние прегрешения, а ее положение при дворе не только восстановится, но и упрочится. Джасин научит легкомысленную маленькую Хегрин быть сдержанной и даже будет благодарна за возможность заниматься ее воспитанием. Исе нравилось, когда люди испытывали к ней глубокую благодарность. Это делало их надежными, ведь они понимали: то, что дала им вдовствующая королева, она может и отнять.

Хегрин затворила за собой дверь и прислонилась к ней, закрыв глаза.

— Твой разговор с Исой был настолько неприятным? — спросила Раннора.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — предложила Анамара.

— На первый вопрос отвечу «нет», — сказала Хегрин, а на второй — «да». Вы были правы, тетя Раннора. Эта дама из тех, кто, кажется, видит тебя насквозь. — Она взяла чашку с горячим фруктовым соком, к которому привыкла дома, и сделала осторожный глоток. — Она дала мне пирожные, но больше — ничего. Даже воды с капелькой вина не дала. Наверное, я показалась ей ребенком.

Две ее тети усадили девушку и попросили подробно рассказать обо всем, что происходило между нею и вдовствующей королевой.

— Я старалась держаться естественно, как вы мне посоветовали, тетя Анамара, но при этом казаться простоватой и не по годам наивной.

— Думаю, что именно этим когда-то я понравилась вдовствующей королеве. Она решила, что я смогу быть ей полезна. И так оно и случилось бы, к моему несчастью, не вмешайся счастливый случай, — невесело проговорила Анамара.

— Конечно, когда я впервые оказалась в Ренделшаме, я была совсем в другом положении, — сказала тетя Раннора. — Моя бывшая свекровь очень любит продемонстрировать свою власть над окружающими — даже больше власти, чем дает ей ее высокое положение. Но не молчи же, рассказывай. Какой она тебе показалась? Что она говорила?

— По правде говоря, — ответила Хегрин, потягивая свой напиток, — она показалась мне немного рассеянной, словно ее мысли были заняты чем-то более важным.

Тут лицо Анамары омрачилось.

— Знаю, — сказала она. — Рохан рассказал мне о том, что ему поручили. Его матушка Зазар распорядилась, чтобы ее величество сопровождала его в лагерь Четырех Армий. А для чего это нужно, знахарка объяснять не пожелала.

— Она и мне матушка, — задумчиво заметила Хегрин. — И если она распорядилась, чтобы вдовствующая королева ехала на север, то она поедет. Ах, как бы мне хотелось тоже поехать туда!

— Как и нам, — со вздохом отозвалась Раннора, прижав ладонь к животу. — Если бы только мой ребенок уже родился…

— И если бы я хоть немного умела владеть оружием… — добавила Анамара. — Тогда армия Рендела увеличилась бы на двух человек. Но ты, моя милая племянница…

— Знаю, знаю! — проворчала Хегрин. — Я слишком юная. Мне это всю жизнь говорят. Я слишком юная, чтобы охотиться с отцом, но слишком взрослая, чтобы из-за этого плакать; я слишком юная, чтобы подниматься на сторожевые башни Крепости Дуба, но слишком взрослая, чтобы вести себя как мальчишка в юбке! — Она улыбнулась, прекрасно зная, что на щеках ее при этом появляются озорные ямочки. — Но я не настолько юная, чтобы не знать о планах выдать меня замуж за короля Переса, если он решит, что я ему понравилась.

— Хегрин! — хором воскликнули обе ее родственницы.

— И это я тоже слышу почти всю мою жизнь. Моя няня, Беата, вечно об этом твердила. Моя мать пыталась заставить ее замолчать, но она продолжала болтать, когда мама ее не слышала.

— Ну что ж, — сказала Раннора. — И что ты об этом думаешь?

— Я считаю, что это глупо. — Хегрин предложила кувшин обеим своим теткам, а потом налила себе еще немного горячего сока. — Королю просто хочется пообщаться с кем-то, кто близок ему по возрасту. И не нужно из-за этого так суетиться.

Старшие женщины переглянулись.

— Ну, время покажет, что из этого получится, и получится ли вообще, — решительно объявила Анамара. — Скорее всего, ничего, как ты и сказала. Однако полезно заручиться расположением вдовствующей королевы — если она способна быть к кому-то расположена.


Рохан воззрился на собравшихся перед ним, пытаясь не выказать ужаса. За очень короткое время вдовствующая королева Иса сумела приготовить в дорогу удивительное количество всяческих сундуков и свертков, и ее дамы сделали то же. На них были дорожные платья, сшитые из непрактичного темного бархата, поверх которых были наброшены столь же непрактичные вышитые плащи.

— … и конечно мой личный повар и его помощники, — говорила тем временем Иса. — Извольте попросить их приготовить все необходимое.

— Извините, госпожа, — запротестовал потрясенный Рохан, — но это не годится. У нас нет возможности везти такое количество людей и вещей. Мне удалось нанять лишь две собачьи санные упряжки, а в Снежной крепости нет столь многочисленных и просторных помещений, как в замке, ваше величество.

— Но ты же не можешь думать, что я отправлюсь в это необжитое место одна, без всего того, чем привыкла пользоваться каждый день! — высокомерно возразила вдовствующая королева.

— Солдаты в поле пользуются многослойной одеждой из тонкой шерсти, она теплая и удобная, — объяснил ей Рохан. — И женщины тоже носят ее. А пища наша хотя и простая, но питательная.

— Возможно, Ясенка и мирится с такими унижениями, как солдатская провизия и одежда простолюдинов, но для меня это неприемлемо. Я должна блюсти свое королевское достоинство!

Иса возмущенно фыркнула.

Рохан понял, что необходимо найти компромисс, иначе вдовствующая королева наотрез откажется ехать. Она уже готова была отказаться, когда он объявил ей о распоряжении Зазар, а потом вдруг передумала — как ему показалось, из чистого каприза. Матушка Зазар назвала ее изнеженной дамой, и лучшей характеристики она не заслужила. Рохан готов был сгрести ее в охапку со всем ее бархатом, привязать к саням и немедленно отправиться в путь, оставив сундуки, свертки, дам и поваров в туче снега, поднятой упряжкой. Но это было бы по меньшей мере неразумно. Ему необходимо найти приемлемый вариант, на который согласилась бы вдовствующая королева.

Он заставил себя сдержаться и говорить как можно мягче.

— Ваше величество, я молю… да, я нижайше молю вас показать нашему дорогому народу вашу великую стойкость. Пусть люди увидят, как мужественно и благородно вы способны переносить те непростые условия, в которых наши храбрые солдаты сражаются за всех нас! Подумайте об этом. Поступив таким образом, вы, несомненно, вдохновите их еще на большие подвиги, и благодаря вам нашего врага будет ожидать полный и необратимый разгром. Только вы, как их королева-воительница, сможете этого добиться.

К величайшему облегчению Рохана, Иса восприняла его слова совершенно серьезно и задумалась. — То, что ты сказал, вполне может оказаться правдой, юный Рохан, но все же ты не можешь ожидать, что я откажусь от такого количества удобств ради смертельно опасной поездки, — проговорила наконец вдовствующая королева.

Рохану показалось, что она немного смягчилась, но все же не готова была сдаться.

— Прошу вас, доверьтесь моему опыту, ваше величество. Возьмите с собой только одну фрейлину, не берите повара и слуг и оставьте три четверти ваших вещей. Поверьте мне, в Снежной крепости вам не понадобятся шелка и бархат. Они будут только обузой. Бесформенные шерстяные одеяния, которые вы так презираете, лучше всего защитят вас от холода. Знайте, что наших солдат больше ободрит ваше появление в удобных, практичных одеждах, а не в пышных придворных нарядах, которые изобретают ваши модистки.

Вдовствующая королева покачала головой. А потом вдруг побледнела и сжала кулаки — как решил Рохан, судорожно. Такое движение было для нее совершенно нехарактерным. Все ее поведение вдруг изменилось. Она улыбнулась, хотя Рохану ее улыбка показалась довольно напряженной.

— Погоди. Возможно, ты прав, — сказала Иса неестественно весело. — Но на моих собственных условиях, как тому и следует быть. Королева-воительница. Это мне подходит. Я возьму с собой диадему. — Она повернулась к своим фрейлинам. — Прекрасно, это решено. Леди Ингрид самая молодая из вас, и поэтому ей легче всех будет переносить трудности пути и нашего пребывания в… какое интересное название вы дали лагерю, сэр Рохан? В Снежной крепости. Следовательно, вы, леди Гертруда, и вы, леди Гризелла, останетесь здесь.

Две придворные дамы запротестовали, но Рохан про себя решил, что самой огорченной выглядит та, которую избрали для сопровождения вдовствующей королевы. Чтобы не дать им времени на возражения и сетования, Рохан поспешил занять их делом.

— Пожалуйста, верните всю поклажу в покои ее величества и распакуйте вещи. И пока вы будете этим заниматься, я позабочусь о том, чтобы приготовить сапоги и подбитые мехом плащи, о которых уже говорил. А потом я помогу леди Ингрид отобрать для нашей монаршей спутницы наилучшие и самые практичные платья. — Он повернулся к вдовствующей королеве. — Я сознаю, что в своем рвении позаботиться о том, чтобы вам было тепло и удобно, забыл: знатным дамам необходимо быть не только отважными, но и прекрасными. Я прошу у вас прощения. Поверьте, мы позаботимся о том, чтобы вы воодушевили наших воинов и испугали наших врагов.

С этими словами он поспешно откланялся, радуясь тому, что ему удалось избежать очередного конфликта из тех, что так часто возникают вокруг ее милостивого величества вдовствующей королевы Исы.

Анамара и Раннора, хоть и старались держаться серьезно, не смогли скрыть того, как позабавило их данное Роханом поручение.

— Я знаю, кто здесь лучше всех шил шерстяную одежду, — охотно сообщила ему Раннора. — Думаю, во дворце еще остался небольшой запас. Я беру на себя эту часть задания.

— А я разыщу сапожника, который так хорошо на нас поработал, и того портного, который изготавливал плащи, — добавила Анамара.

Она кусала губу, чтобы не расхохотаться.

— Пожалуйста, никому не говорите о том, для кого эти вещи предназначаются, иначе слухи расползутся по всему городу, — взмолился Рохан. — Не знаю почему, но у меня такое чувство, что было бы гораздо лучше, если бы ее величество покинула столицу без фанфар и торжественных процессий. Может быть, ее это и раздосадует, но ничего не поделаешь.

— Раздосадует? Да она будет просто в ярости! Несомненно, тебе придется пообещать ей триумфальное шествие по ее возвращении, — заявила Раннора. — С венцом победителя и дорожкой, усыпанной лепестками роз.

Обе женщины не выдержали и покатились со смеху. Даже Рохан невольно улыбнулся, представив себе картину, которую описали его родственницы.

— Милый мой муж, — сказала Анамара, пытаясь справиться со смехом, — я понимаю, что ты дал нам самые легкие поручения. Насколько же труднее пришлось тебе! Сначала ты должен был убедить вдовствующую королеву поехать с тобой, а потом еще и ознакомить ее с условиями, в которых придется жить. Я тебе не завидую.

— Я сам себе не завидую, — признался Рохан. — Особенно потому, что она способна в любую минуту нарушить свое слово и даже не задуматься о том, что делает.

— Тогда нам нужно действовать быстро, пока она не успела передумать, — решительно заявила Раннора и, повернувшись к Анамаре, добавила: — Пойдем, милая кузиночка, и примемся за дело. Как ни больно провожать дорогих сердцу людей — мне ли этого не знать, — но чем быстрее они уедут, тем быстрее вернутся. Давай надеяться на то, что план Зазар осуществится и приведет к скорейшему окончанию этой ужасной войны. И тогда наши любимые снова вернутся домой, к нам.

— Да будет так, — серьезно отозвалась Анамара.

Рохан поймал ее руку и прижал к своему сердцу.

19

ПОСЛЕ ТОГО как вдовствующая королева Иса и ее фрейлина Ингрид были должным образом экипированы для пребывания на суровом северном морозе, Рохан больше не мог медлить с отъездом.

— Мне очень хотелось бы остаться с тобой, моя Анамара, — сказал он, — но долг зовет.

— Я понимаю. — Дивные темно-синие глаза Анамары наполнились слезами. Она ласково прикоснулась к перевязи, на которой покоилась его сломанная рука. — Только это мешает тебе снова оказаться в гуще схватки, которая вот-вот должна начаться, — и я благодарна судьбе за это.

Рохан понимал, что если Четырем Армиям не удастся одержать победу в приближающемся сражении, то и ему, и даже лорду Ройансу, несмотря на преклонный возраст, придется вступить в бой и попытаться остановить наступление, которое приведет врагов даже к стенам Ренделшама. Тогда и таким ленивцам, как Гаттор из Билфа, Фалк из Мимона, Джакар из Вакастера и Лиффен из Лерканда, придется взять в руки оружие. Однако он напомнил себе, что войны ведут мужчины в расцвете сил, а все эти аристократы были далеко не молоды. И к тому же они не скупились, когда нужно было призвать верных им людей и обеспечить их всем необходимым. Каждый выполнил то, что ему было поручено.

Он поцеловал глаза Анамары, и по ее щекам заструились слезы.

— Не тревожься, милая, — сказал он жене. — Я уверен, что матушка Зазар задумала нечто особенное и удивительное. Недаром она потребовала, чтобы вдовствующая королева прибыла в Снежную крепость.

Анамара попыталась улыбнуться, но у нее дрожали губы.

— Может, она хочет, чтобы Иса возглавила следующую атаку, — проговорила она. — Это уж точно так напугает врагов, что они обратятся в бегство.

Рохан громко рассмеялся.

— Храбрая моя девочка! — воскликнул он. — А теперь поцелуй меня так, чтобы мне было что вспомнить во время нашей разлуки.

— Непременно, — ответила она, — и у тебя будет не только поцелуй. — Она вдруг опустила голову и густо покраснела. — Я… мне казалось, что я смогу сказать тебе прямо, но не получается.

Рохан ласково заставил ее поднять голову и всмотрелся в ее лицо. Внезапно он догадался, что она пыталась ему сказать.

— Это правда? Ты ждешь ребенка?

— Так мне кажется, хотя с уверенностью сказать пока нельзя.

— Теперь еще больше, — заверил он ее, — я буду прилагать все силы к тому, чтобы уцелеть и вернуться к тебе как можно скорее. Ты и наше дитя…

Она кивнула. Он неловко обнял ее здоровой рукой.

— Не тревожься за меня. Ведь Раннора рядом, не говоря уже о юной Хегрин, так что обо мне будут хорошо заботиться.

Рохану понадобилось все его мужество, чтобы проститься с женой — но ему все-таки пришлось это сделать: он знал, что стоит промедлить — и вдовствующая королева может изменить свое решение.

В течение того недолгого времени, пока Рохан собирал для королевы подходящую экипировку, ее милостивое величество вдовствующая королева Иса нашла минуту, чтобы вызвать к себе некую даму и отдать ей необходимые распоряжения.

Королеву немало позабавило то, как встревожил леди Джасин ее вызов. Однако Иса решила, что это вполне естественная реакция. В конце концов, эта женщина, последняя в длинной череде любовниц Флориана, была замешана в его попытке отравить свою единокровную сестру, Ясенку. То, что Джасин была обманута Флорианом, роли не играло: важно было только то, что она единственная осталась в живых в результате этого заговора. Не считая самой Ясенки, конечно. Флориан умер. Морской Бродяга Оберн, первый муж Ясенки, тоже умер. Его сменил Горин, который был более ценным союзником, чем Морские Бродяги, а Ясенка перестала служить для Исы постоянным раздражителем. Иса мысленно улыбнулась. Конечно, Джасии надеялась, что о ней все забыли теперь, когда она сделалась столь добропорядочной.

— Вы желали меня видеть, ваше величество? — нервно спросила женщина.

— Желала, конечно. Поди сюда.

Запах немытого тела Иса ощутила задолго до того, как Джасин приблизилась к ней. Иса отметила грязь, скопившуюся в морщинах на шее, неопрятные, неухоженные руки. Одежда тоже оказалась не слишком чистой, хотя на порыжевшей черной ткани большая часть пятен должна была оставаться незаметной. Похоже, теперь леди Джасин стала ярой приверженкой умерщвления плоти.

Иса сложила свои чистые и ухоженные руки так, чтобы пришедшей были хорошо видны Четыре Кольца.

— Я решила отправиться в лагерь Четырех Армий, чтобы мое присутствие подняло дух нашим храбрым солдатам. Во время моего отсутствия одной из моих подопечных, леди Хегрин, нужна будет надежная наставница. Ты кажешься мне подходящей кандидатурой. Конечно, за эти хлопоты ты получишь денежное вознаграждение.

— Но, ваше величество, — удивилась Джасин, — разве леди Хегрин не опекают уже ее родственницы? Даже ваша бывшая невестка…

Несмотря на то что Ису в целом устроили внешность Джасин и ее изменившийся характер, она нарочито резко выпрямилась и дала ей почувствовать всю глубину своего неудовольствия.

— Ты смеешь подвергать сомнению мое решение? Леди Хегрин необходимо дать новых опекунов. И больше тебе ничего знать не следует!

Джасин мгновенно увяла, а Иса с трудом спрятала усмешку.

— Я прошу у вас прощения, ваше величество. Просто мне и в голову не приходило…

— Ну, я сочла, что твоя новообретенная добродетель достойна награды, — сказала ей Иса, смягчаясь. — Я рассчитываю на то, что ты будешь зорко и строго следить за Хегрин и не позволишь ей пускаться в вольности из-за… ну, давай назовем это несчастливыми связями. — Она назвала сумму, которой решила вознаградить труды Джасин. — Этих денег тебе хватит, чтобы обеспечить девушке все удобства — но без роскоши — и оставить кое-что и для себя?

— О, этого более чем достаточно, ваше величество! — воскликнула Джасин. — Знайте, что вы можете целиком положиться на меня, я буду очень тщательно присматривать за вашей подопечной!

Иса видела, как женщина мысленно ведет подсчеты, и решила, что Хегрин, скорее всего, не перепадет ничего из той суммы, которую должна получить Джасин. Однако это отнюдь не огорчило вдовствующую королеву. В конце концов, у Хегрин наверняка есть собственные средства, и потом — она дочь трясинной принцессы.

Отпуская Джасин, Иса вручила ей сложенную бумагу.

— Здесь подтверждение твоего права на опеку девицы и на получение денег из моих личных средств.

Леди Джасин низко присела в реверансе и ушла, и только потом Иса разрешила себе открыто улыбнуться. Вот и покончено с глупышкой Анамарой, которая вырвалась из рук вдовствующей королевы, и с той шлюхой, которая заставила Флориана на ней жениться, а теперь готовится родить ребенка от человека, который стоит на самой нижней ступеньке иерархической лестницы.

Иса не могла помешать Хегрин встречаться с королем Пересом, потому что девица оказалась в Ренделшаме и в королевском дворце именно по его распоряжению. Однако с леди Джасин в качестве сторожевого пса возможность неуместной привязанности резко снижается. Теперь можно со спокойной душой отправляться в эту глупую поездку, на которой настояла знахарка из Зловещей Трясины.

Спустя неделю Хегрин и Перес сидели за столом лицом друг к другу. Между ними стояла игровая доска. Хегрин подперла голову рукой, но мысли ее явно были заняты не игрой. Перес пристально посмотрел на нее. Позиции фигур должны были обеспечить Хегрин быструю и легкую победу. Однако девушка не воспользовалась своим преимуществом, а Перес уже знал, насколько это для нее нехарактерно.

— Что-то случилось, милая кузиночка? — спросил он.

Она вздрогнула от неожиданности, приоткрыла рот, словно собираясь ответить, но потом только молча покачала головой.

— Будь со мной откровенна, милая моя кузина. Я чувствую, у тебя что-то не так. Как я могу тебе помочь, если не знаю, в чем дело?

— Пожалуйста, не надо, ваше величество. Вряд ли вы можете что-то сделать.

Перес перевернул свою фигуру, показывая, что партия закончена.

— Я же король, — с улыбкой сказал он. — Чего я не могу сделать?

— Но ведь это по приказу вашей…

Тут Хегрин поспешно прижала ладонь к губам.

— Ага! — сказал Перес, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно, а про себя подумал: «Опять она!». — Но ведь мои приказы имеют большую силу, кузиночка. Помни это. Ну, что на этот раз выдумала бабушка Иса? Давай подумаем, что можно сделать, чтобы ты снова улыбнулась.

Желание рассказать ему все пересилило наставления Джасин, которая требовала, чтобы Хегрин держала язык за зубами.

— Я больше не нахожусь под опекой моей тети Анамары и моей тети Ранноры! — возмущенно воскликнула она. — Вместо этого меня передали леди Джасин!

Потому, как она произнесла ее имя, Перес понял, насколько Хегрин не выносит эту даму.

Несмотря на все свои благие намерения, Перес удивленно поднял брови. Естественно, он слышал все разговоры и знал, что его покойный отец перед самой смертью вовлек леди Джасин в некрасивую связь. Это случилось еще до того, как родился Перес. Тогда зачем бабке понадобилось заменить леди Анамару и его собственную мать бывшей потаскушкой, доверив ей опекать леди Хегрин?

Ответ можно было найти, встав на точку зрения Исы, Перес неплохо научился это делать и порой пользовался хитроумными приемами своей бабки для того, чтобы провести ее. Ему было известно, что бабка очень досадует на его мать, Раннору, хотя и старается этого не выказать. Видимо, она недовольна и Анамарой, хотя между ними не было такого конфликта, как с его матерью, когда она вернулась ко двору, выйдя замуж за человека, которого любила, но которого королева сочла недостаточно знатным. Перес улыбнулся, вспомнив, что именно во время этого скандала он сам во второй раз посвятил Латрома в рыцари, даровав ему достаточно земель и поместий, чтобы тот мог считаться богатым. Когда бабка об этом узнала, она очень гневалась.

Следовало заключить, что леди Джасин служит какой-то иной цели… И тут он понял, в чем дело. Джасин очень обязана вдовствующей королеве, тогда как две другие дамы, а в особенности его мать, не зависят от нее в такой степени. Иса использует Хегрин для того, чтобы наказать Анамару и его мать. А Перес понимал, что это чудовищная несправедливость.

— А кого бы ты хотела видеть своим опекуном? — спросил он у Хегрин. — О тебе ведь должен кто-то заботиться в отсутствие твоих родителей.

— Конечно, — ответила Хегрин. — И мне бы очень хотелось, чтобы это были мои тетки. Зачем в такие тяжелые дни отрывать меня от родственников?

— А с леди Джасин тебе плохо? Хегрин поморщилась.

— Она изображает из себя святошу. Вечно поучает, как надо себя вести, заставляет дважды в день ходить в Собор — утром и вечером. И потом, она никогда не смеется и даже не улыбается! Велит мне вышивать — но не одежду для будущего ребеночка тети Ранноры, а какие-то глупые высказывания, которые должны «наставлять меня на ум». А на ужин заставляет меня есть кашу, потому что я слишком люблю сладкое… Ну, может, и так, но каша меня от этого не отучит. Но самое гадкое… — Тут она придвинулась ближе и доверительно понизила голос: — Она не моется, и от нее пахнет!

— Пахнет?

— Да. И она даже не хочет пользоваться духами, чтобы это скрыть. От тети Ранноры и тети Анамары не пахнет, но это потому, что они каждый день моются. — Хегрин потупилась, и щеки у нее покраснели. — И леди Джасин даже осуждает меня, когда я моюсь. — Она устремила на Переса голубые глаза, полные мольбы. — Она пытается сделать меня такой же, как она! И мне это противно, кузенчик, просто противно! — Тут она прикусила губу. — То есть ваше величество.

— Когда мы одни, ты можешь называть меня кузенчиком или обращаться ко мне по имени, — сказал Перес. — Я твой друг, так же как ты — мой друг. Мы с тобой сейчас — как обломки корабля, выброшенные на берег после крушения. И я не допущу, чтобы с моей милой кузиночкой так плохо обращались.

Он встал и подошел к конторке, установленной в этой комнате, которую он сделал своим убежищем: здесь юный король мог играть в разные игры, читать или разговаривать, и вообще вести себя так, как хочется в его возрасте. Покопавшись в куче разных разностей, скопившихся на столе, он нашел листок бумаги, а потом — перо и чернильницу. Он уверенно написал несколько слов, присыпал бумагу песком, сложил листок, капнул на него воска с ближайшей свечи и оттиснул на нем свою личную печать. А потом дернул за шнурок звонка — и спустя несколько секунд в комнате появился его камердинер, юноша по имени Тамкин, который был всего на несколько лет старше самого Переса.

— Пожалуйста, разыщи леди Джасин и сообщи ей, что я приму ее в зале Совета через час, — велел король Тамкину.

— Слушаю, сир! — И Тамкин быстро отправился выполнять распоряжение короля.

— Ну вот, кузиночка, — сказал Перес, вручая Хегрин бумагу. — Здесь официально отменен приказ ее величества, о чем я и сообщу твоей бывшей опекунше. Теперь ты возвращаешься под опеку твоих теток, как и было сначала.

Он был вознагражден по-солнечному теплой улыбкой, которая расцвела на лице Хегрин.

— Ох, спасибо вам, ваше величество! — воскликнула она.

— Насколько я понимаю, ты довольна.

— Я так счастлива, что даже выразить не могу.

— Прекрасно. У меня еще час до встречи с леди Джасин, а если я и опоздаю, то ожидание пойдет этой даме на пользу. У нас еще есть время, чтобы сыграть одну партию. И изволь на сей раз играть как следует.

Ямочки на ее щеках озорно заиграли.

— О, изволю, кузенчик, и обязательно тебя обставлю!

Он рассмеялся, еще раз порадовавшись тому, что придумал вызвать в Ренделшам свою прелестную кузину. Порой ему начинало казаться, что на его плечах лежит груз всей вселенной, а Хегрин давала ему как раз такую возможность отвлечься, какой ему не хватало. Он привязывался к девушке все сильнее.

И кроме того, он честно признался себе, что ему очень приятно путать карты бабушке Исе.


— О нет, это не пойдет! — заявила Иса, осматривая жилище, которое приготовили для нее и леди Ингрид. — Это совершенно не годится!

Чтобы устроить вдовствующую королеву с приличествующим ее сану комфортом, две палатки соединили, убрав разделявшую их снежную стену и соорудив подобие «двери». Во второй «комнате» Иса увидела груду коробок и свертков, но фрейлина куда-то скрылась. В каждой комнате была кровать, а в той, которую, видимо, предназначили для королевы, стоял еще и стул. Небольшая жаровня чуть согревала воздух.

— Более просторного помещения мы предложить не можем, — сокрушенно проговорил Джабез. — Единственное помещение, просторнее этого, отведено лорду-маршалу.

— А, да, Ройансу. Ну, так ему просто придется уступить его мне, — высокомерно сказала Иса.

— Я уверен, что лорд-маршал уже сделал бы это, но он воздержался, потому что его личное помещение находится в штабной палатке, а там очень людно. Все время приходят или уходят посланцы, офицеры собираются, чтобы обсудить следующую атаку. Думаю, лорд-маршал счел, что вас это стало бы беспокоить.

Иса нахмурилась и повернулась к нему спиной.

— Я сама это проверю, позже, — сказала она. — А сейчас увижусь с Зазар.

— Да, госпожа.

Она не столько увидела, сколько ощутила его поклон, а потом струя холодного воздуха подсказала ей, что он вышел из палатки. Осмотревшись вокруг, она с отвращением поняла, в каких условиях живут солдаты Рендела во время военных действий. И откуда появились эти две палатки? У нее вдруг возникло подозрение, что своим прежним владельцам они уже стали не нужны.

Она перешла во второе помещение. Там едва хватило места для узкой койки, которую поспешно принесли туда для леди Ингрид, а стула там не оказалось вообще. Иса испугалась было, что нескольких сундуков с одеждой не хватает, а потом обнаружила, что их пришлось сложить снаружи, между тканью палатки и снежной стеной. Дрожа от холода, она вернулась в относительное тепло той части жилья, которую отвели ей. На что она себя обрекла? И она не в первый раз поразилась тому, что вообще сюда попала.

Палатка штаб-квартиры, о которой сказал ей Джабез, наверняка должна быть намного лучше этой! Ну что ж, недовольно решила королева, придется им отдать ее ей целиком. Офицеры Ройанса, разумеется, смогут обсуждать свои планы в каком-нибудь другом месте.

— Ты хотела меня видеть?

Иса повернулась к Зазар, остановившейся в дверях. В одной руке у знахарки была корзина, на другой сидел какой-то странный мохнатый зверек. Зазар недовольно хмурила брови.

— Да. Я хотела узнать, с какой стати ты заставила меня приехать сюда через весь этот снег, из моего…

— Скажу, когда придет время, и ни секундой раньше, — ответила Зазар. Она ехидно ухмыльнулась. — Твое дело теперь — ждать. Впрочем, ты могла бы помочь в госпитале. Лишняя сиделка никогда не помешает. Леди Ингрид уже взялась помогать, в отличие от тебя.

Теперь уже нахмурилась вдовствующая королева.

— Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне!

— Прекрати кривляться, Иса! — огрызнулась Зазар. — Могу тебе напомнить, если ты сама забыла, как ты приходила ко мне темной ночью и просила зелья, которое бы удержало Борфа в твоей постели. Тогда ты была гораздо вежливее. Если припоминаешь, тогда я тебя отправила восвояси, сказав, что если он не останется там из привязанности к тебе, то его никаким зельем не удержишь. — Знахарка пристально посмотрела на Ису. — Ты ведь именно тогда и начала сама искать силу, не так ли? Ну, скажи, удалось?


Иса почувствовала, что у нее запылали щеки.

— Не твое… — Но под неумолимым взглядом, который проникал в самую глубину ее души, где таилась правда, она замолчала и отвела глаза. — Нет, не удалось. — А потом, собрав остатки привычного высокомерия, добавила: — И кому это знать, как не тебе. В конце концов, ведь это ты вырастила отродье моего покойного мужа.

— Да, Ясенку Смертедочерь, чье рождение убило женщину, которую король любил по-настоящему и которая оказалась гораздо лучше, чем то семя, из которого она произросла. За все то, что ты заставила Ясенку перенести, и за то, как благородно она все выдержала, тебе следовало бы ее уважать.

— Уважать! — откликнулась Иса. — Да я едва терплю ее присутствие!

— Даже спустя все эти годы.

— Да, даже теперь.

— Ну, так тебе пора обо всем забыть. Больше чем пора. Она еще поднимется выше нас обеих, хоть пока об этом и не подозревает.

Иса не нашлась что ответить. Она только фыркнула и отвернулась.

— Теперь ты живешь среди солдат, — прямо объявила ей Зазар. — И мы тут все работаем, так что и тебе придется. Как я уже сказала, прекрати свое кривляние и не веди себя так, словно любая твоя прихоть должна исполняться. Узнай настоящую жизнь.

Вдовствующая королева Иса неохотно поплелась следом за знахаркой. Она старалась не обращать внимания на боевых котов, расхаживавших по лагерю, и на странного мохнатого зверька, которого несла на руках Зазар. Следом за Зазар она нырнула в палатку, полную пара, поднимавшегося над сосудами с тихо кипящей водой. В воздухе стоял запах лекарств. Зазар указала ей на одну из кроватей, и потрясенная Иса увидела, что там лежит Гиннел, сын покойного Сйорно Нордорн-Короля, только такой истаявший и худой, что она едва его узнала.

Она присела на табуретку у кровати.

— Вы меня помните? — спросила она с несвойственной ей мягкостью. — Наша встреча была очень короткой: тогда вы направлялись в Крепость Дуба, к вашему родичу Горину.

— Да, помню, — подтвердил Гиннел, пытаясь улыбнуться. — Я только хотел узнать дорогу туда, но вы были настольно любезны, что вышли за пределы города, чтобы меня приветствовать.

— Это было нетрудно. Ваш отец…

По лицу больного пробежала тень, и Иса моментально поняла, что сделала ошибку.

— Его больше нет. И боюсь, что вскоре я последую за ним.

— Не последуете, если я смогу этому помешать, — решительно объявила Иса. — А теперь говорите мне, как вас лечат и что мне лучше всего делать. В конце концов, я здесь для того, чтобы помогать.


Далеко на севере существо, которое враги называли Великим Злом, а его рабы — Великим, Которому Служат Все, совещалось со своими самыми доверенными командирами. Если, конечно, оно вообще кому-то доверяло.

Говорил Фарод, предводитель драконьих всадников.

— Я уже определил порядок нападения, — сообщил он. — Вы, барон Дамакро, свяжете основные отряды армии. Наши союзники-фридийцы уничтожат остатки отряда из Трясины, а мои ледяные драконы будут оказывать помощь там, где она будет нужна. Это решено?

— Решено, — отозвался Дамакро, мрачный мужчина, облаченный в черные меховые одежды.

— А что поручено мне? — спросил Дуйг.

Фарод оскалил зубы в подобии улыбки, наблюдая за реакцией Дуйга. Тот не отпрянул, как это делали многие при виде гримасы, искажавшей морозно-бледное лицо.

— Ты — заместитель барона по командованию нашими наземными силами. Однако у тебя есть и еще одно задание. Ты отправишь отборный отряд для уничтожения кораблей Морских Бродяг. Они достаточно нам досадили — и тем, что сбили одного нашего дракона, и тем, что им каким-то образом удается наблюдать за нами, даже когда они проплывают очень далеко от берега. Однако если их корабли неожиданно потонут…

— Понимаю, — с ухмылкой отозвался Дуйг. — Несколько маленьких лодок в тишине ночи и коловорот, чтобы просверлить дыры в корпусе… Да, я со своими людьми могу справиться с этим.

— Пусть тебя не смущает, что ты лишишься чести войти в авангард, когда начнется наша решающая атака на Четыре Армии. Я предлагаю, чтобы эта честь принадлежала нашим бывшим ренделцам, Пиолю и тем людям, которыми он командует.

— И тем самым они докажут свою преданность Великому, — сказал Дуйг. — Превосходно.

— А вы, Великий? — спросил Фарод, поворачиваясь к ледяной завесе, за которой сидел его повелитель. — Вас эти планы устраивают?

Из-за ледяного занавеса раздался знакомый шепот, наполнивший собой все помещение.

— Меня устраивает все, что уберет это препятствие с моего пути. Но я вас предупреждаю: не вздумайте меня обмануть!

— Мы принесли вам клятву верности, Великий, — сказал барон Дамакро. — Мы не подведем вас, потому что нам известно, каким будет вознаграждение — в обоих случаях.

Фарод знал, что барону обещано было управление Ренделшамом.

— Вот именно, — прошептал Великий. — Четыре Армии вот-вот попадут в нашу ловушку. Все ли наши силы готовы?

— Остается только один бросок, чтобы закрыть им все пути к отступлению, — ответил Фарод.

— И не было сообщений о том, что они строят какие-то свои планы, которые бы помешали нашим приготовлениям?

— Как я уже вам докладывал, наши разведчики принесли известия о том, что там идет строительство каких-то машин на больших колесах. Но больше мы ничего не знаем. Машины они оставляют за стенами. Не думаю, чтобы это было так важно.

— Сколько этих машин?

— Разведка говорит разное. Вроде бы две. Одна похожа на осадное орудие, а что собой представляет вторая, никто не понял. Скорее всего, у наших врагов от страха помутился разум.

— Берегитесь, — раздался шепот из-за занавеса. — Будьте бдительны. Не делайте ошибки, считая наших врагов слабыми или простодушными. Я опасаюсь этих неизвестных машин, достроены они или нет. Нам необходимо разрушить их прежде, чем их установят на позиции. Наши враги должны быть раздавлены. Чтобы добиться этого, я принял решение наблюдать за сражением, как только оно начнется.

Подобное заявление было беспрецедентным. Никогда прежде Великий, Которому Служат Все, не появлялся из-за ледяного занавеса, который укрывал его от взглядов недостойных. Фарод низко поклонился.

— Я и мои всадники драконов будем заботиться о вашей безопасности, — сказал он.

— Мои силы таковы, что вы мне не понадобитесь, — заявил Великий. — Тем не менее буду рад вашему присутствию. — Существо за занавесом зашевелилось, и завеса стала плотнее. — А теперь идите. Я чувствую, что последняя битва приближается. Возможно, она состоится уже завтра. Готовьтесь к встрече с врагами, и я буду готовиться.


— Сегодня, когда зайдет солнце, мы начнем выдвигаться, — объявил Ройанс. Он обвел взглядом собравшихся за столом командиров. — Перед рассветом мы уже должны оказаться на местах. Все готово?

— Да, сэр, — доложил Горин.

— Покажите мне, какой план боя вы разработали, — приказал Ройанс.

Горин подошел к нему и развернул карту, которую собравшиеся командиры еще ни разу не видели. Вокруг стола пронесся тихий вздох: все впервые посмотрели на место будущего сражения.

— Вот та долина, о которой я уже говорил. Наши разведчики сообщили нам достаточно информации для составления плана местности. Основываясь на их сообщениях, я решил, что враги скапливаются вот здесь. Разведка подтверждает, что моя догадка была верна. В этот район каждый день приходят новые отряды, в том числе уцелевшие фридийцы. Похоже, они готовы выступить, но мы обязаны им помешать. Хотя их много, наши воины должны справиться. — Взяв мелок, он обозначил на карте маршрут. — Вот дорога, которую я предлагаю выбрать. Я уже приказал доставить туда катапульту и гигантский лук — вот в это место, где дорога изгибается и входит в небольшую долину. Орудия скроют под белой тканью и ветвями деревьев.

— Но, сэр, — запротестовал Стюарт, — мы ведь не можем воспользоваться этими устройствами! Они даже не завершены! Они лежат в полуразобранном виде у самых стен лагеря!

Горин улыбнулся, заметив недоумение сидевших вокруг стола командиров.

— Я вижу, что мой план оказался удачным и тайну удалось сохранить даже для вас. Это была уловка. Пока у стен лежали недостроенные орудия, в другом месте завершилось строительство настоящих машин. Их создал отряд нордорнцев, которые поклялись молчать.

— Вы могли бы предупредить нас, — проговорил Стюарт с нескрываемым укором. — Наш труд был напрасным!

— Отнюдь нет. Я надеялся на то, что с помощью этого отвлекающего маневра дам возможность нашим молодым воинам понять, как работают эти боевые машины, и одновременно покажу врагам, что наши труды оказались бесплодными.

— Понимаю, сэр, — сказал Стюарт. — И все-таки мне жаль, что вы не поделились с нами вашими планами.

— Я даже с волосами на собственной голове не делюсь своими планами, — ответил Горин. — По крайней мере, всеми планами. Вы сейчас услышали об этом только потому, что уже этой ночью мы выступаем. Я поручаю вам, Стюарт, управление луком, а Себастьяну — катапультой.

Оба молодых офицера повеселели.

— Спасибо, сэр! — в унисон ответили они, встали, поклонились и снова заняли свои места.

— Я исхожу из того, что у вас обоих уже есть подготовленные команды, но я придам каждой и несколько нордорнцев-инженеров, — добавил Горин. — Когда вы выведете свои машины на поле боя, только первый выстрел покажет, насколько успешно нам удалось обмануть врага.

Снолли заерзал на своем месте.

— А какую роль во всем этом будут играть Морские Бродяги?

— Мы просим, чтобы две трети ваших моряков поддержали нас на суше, а остальные пусть держатся у берега и будут наготове, первый адмирал, — ответил Горин. — Мы не знаем, планирует ли враг обходной маневр и удар с фланга на этом направлении. Если они его начнут, то вам предстоит его отразить.

— Слушаюсь. А если кто-то из них попытается бежать на шлюпках, мы раздавим их как блох, — рассмеялся Снолли.

— Очень на вас рассчитываем, — серьезно проговорил Ройанс. — Да, а как насчет предложения Ясенки устроить полевой госпиталь рядом с местом сражения?

Горин поморщился;

— Я не смог ее от этого отговорить, сэр, и не посмел приказать ей оставаться в лагере. Любой женатый мужчина поймет мои чувства.

Сидящие за столом согласно закивали и заулыбались.

Горин тем временем продолжал:

— Леди Ясенка два дня готовила бинты и лекарства и уже отправилась к месту боя. Но она хотя бы будет не одна. Знахарка все-таки решила отправиться с ней.

— Слава отважной Ясенке. Она храбрее даже наших воинов. И слава отважной Зазар! — послышались голоса.

Как раз в эту минуту у входа в штабную палатку возникла знахарка.

— Слава Зазар, которая, если бы не эта беда, сидела бы у себя дома и занималась своими делами, вместо того чтобы замерзать на поле боевых действий, — недовольно проворчала она. — Ройанс, тот человек, о котором я вам говорила, уже здесь. Ройанс стремительно встал.

— Тогда я должен пойти приветствовать ее! — воскликнул он.

— Успеется. Она сейчас занята. — Зазар неожиданно ухмыльнулась. — Вы не можете себе представить, чем она занимается!

20

— ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, — проговорил Ройанс, низко кланяясь вдовствующей королеве. — Как благородно с вашей стороны приехать сюда! Ваше присутствие согреет сердца наших воинов, идущих в бой.

С языка Исы уже готово было сорваться признание в том, что это не она придумала ехать в такую глушь и что, будь ее воля, она и сейчас сидела бы в своих теплых покоях в Ренделшаме. И тут ей пришло в голову задуматься над тем, почему же она все-таки не настояла на своем в этом относительно пустячном вопросе. Ройанс все еще ждал ее ответа. Она протянула ему руку для поцелуя.

— Могла ли я поступить по-иному? — спросила она.

— Не скажете ли вы несколько слов воинам, которые готовятся уйти из лагеря? Генерал Горин сейчас готовит их к выступлению.

— Конечно, — согласилась Иса.

На самом деле ей больше всего хотелось лечь, велеть леди Ингрид растереть ей спину и ноги, заполучить еще несколько жаровен и устроиться по-настоящему тепло и уютно. Однако она подавила это желание. В конце концов, она собственными глазами увидела результаты сражения, о которых до этого только слышала. Бедняга Гиннел!

Иса закуталась в подбитый мехом плащ, радуясь, что обута в меховые сапоги, к которым отнеслась поначалу с таким презрением, и следом за Ройансом вышла к шаткому помосту, который поспешно сколотили для того, чтобы ее могло увидеть как можно больше народа. Лорд-маршал помог ей подняться на возвышение, и королева встала на виду у всех в неровном свете факелов.

Ах, эти юные лица! Иса почувствовала, что на глаза у нее навернулись слезы, и она заговорила с неподдельным чувством:

— Весь Рендел знает и чтит ваши усилия, направленные на то, чтобы защитить нас всех. Пусть никто из присутствующих здесь не сомневается в том, что он — настоящий герой. Жизнь и будущее тех, кого вы оставили дома, сейчас в ваших руках. Мы гордимся вами.

Ропот одобрения пронесся над столом, становясь все громче. Ройанс поднял руки.

— Никаких приветственных криков! — напомнил он солдатам. Повернувшись к Исе, он пояснил: — Командиры внушили солдатам, что необходимо соблюдать тишину. Наше передвижение должно быть неслышным, ведь в этом холодном, неподвижном воздухе звуки разносятся очень далеко, и враг тут же узнает о нашем приближении.

— Понимаю, — отозвалась Иса.

Она кивала и махала рукой солдатам, проходившим мимо помоста, на котором она стояла.

Но когда с ней поравнялись трясинные воины, один из них — судя по медальону у него на груди, их предводитель — приостановился.

— Ты — мать предводителя всех? — спросил он.

Иса несколько секунд внимательно смотрела на него и только потом ответила:

— Короля, Переса. Я его бабка. Мужчина пожал плечами.

— Значит, послал вместо себя старуху. Все еще маленький мальчик.

С этими словами он пошел дальше, не обращая внимания на недовольный взгляд Исы.

Когда из лагеря ушли последние солдаты, Ройанс помог Исе спуститься с помоста и, проводив королеву в ее палатку, отправился в сторону штаба, где ему предстояло с тревогой ждать возвращения отрядов.

— Леди Ингрид! — окликнула Иса.

— Ее здесь нет.

Вздрогнув, Иса поняла, что в глубине палатки ее дожидалась Зазар: в тусклом свете от жаровни вдовствующая королева поначалу ее не разглядела. Под мышкой у знахарки виднелся какой-то сверток.

— Что тебе нужно теперь? — вопросила Иса. — Время позднее. Я устала, раненые могут подождать до завтра. Утром я вернусь в госпиталь.

— О, эта палатка в хороших руках, — ответила ей Зазар. — Я поручила ее Ингрид. А вот ты нужна будешь в другом месте. И я вместе с тобой.

— Нет! — возразила Иса. — Как ты посмела отнять у меня единственную фрейлину! Я же сказала тебе: я устала. Я хочу лечь и заснуть.

— А нельзя. Идем со мной.

С этими словами Зазар сжала мягкую белую руку Исы своей смуглой и морщинистой рукой и поволокла королеву в ночную темноту.

Горин, возглавлявший авангард Четырех Армий, осторожно продвигался вперед. В такую темную, безлунную ночь идти было особенно трудно, зато можно было оставаться практически незаметными. Все боевые коты, за исключением Битты и Келтина, который отказался расставаться с подругой, шли вместе с солдатами, но их мягкие лапы ступали совершенно бесшумно. Инстинкт, требовавший, чтобы Финола сражалась бок о бок с людьми и, вероятно, вступила в бой с ледяными драконами, оказался сильнее ее желания опекать Вейзе, странное существо из Трясины. И теперь кошка бесшумно шагала рядом с Горином.

Его заместитель Латром шел поблизости, по правую руку от Горина. Себастьян и Стюарт с командами, которые они собрали для стрельбы из катапульты и гигантского лука, двигались чуть сзади и левее, готовясь свернуть в небольшую лощину, где стояли огромные боевые машины. Позади них шагали солдаты прежних Четырех Армий, которые успели превратиться в единый боевой отряд. Все воины — нордорнцы, ренделцы и Морские Бродяги — теперь шли вместе. Только трясинные воины держались особняком. Те солдаты, которым хватило шелковых лент, созданных Роханом, теперь закрывали ими свои лица словно шарфами.

Они приблизились к небольшой расщелине, где Ясенка предложила устроить полевой госпиталь. Хотя на востоке небо чуть посветлело, в черных тенях скал не виднелось ни проблеска света, так что Горин не мог сказать, видит ли его жена среди проходящих воинов. Он ощутил настойчивое желание немедленно заключить Ясенку в свои объятия, но заставил себя идти дальше, не замедляя шага.

Позади себя он услышал тихие звуки: это Себастьян и Стюарт обнаружили то место, где были спрятаны огромные боевые машины, и шепотом отдавали распоряжения солдатам. Молодые командиры помнили, что при первых звуках сражения их люди должны вывезти катапульту и лук из укрытия и по возможности нацелить их на противника.

Впереди Горин заметил слабое мерцание огней в палатках лагеря. Он не мог определить, где именно скрываются ледяные драконы — если, конечно, они вообще прибыли в лагерь из того места, где укрывались все это время. Посмотрев по сторонам, он убедился, что его воины выдвигаются вперед, стремясь поскорее вступить в бой. Горин разделял их возбуждение, их страхи и их напряжение. Этот бой все решит — так или иначе. Они должны победить, или тем несчастным, кто останется жив, предстоит стать свидетелями гибели всего привычного для них мира.

Обнажив клинок Ринбелла, услышав характерный звук стали, рассекающей холодный утренний воздух, Горин подал условленный сигнал.

С криком, который словно вырвался одновременно из тысячи глоток, армия Рендела перешла на стремительный бег и хлынула в долину через проход в скалах. Многие противники, еще не пробудившиеся перед вторжением, которое собирались начать, погибли, даже не успев скинуть с себя одеяла.

Вокруг авангарда уже слышались звон стали, крики людей и завывание боевых котов. Услышать приказы было практически невозможно. Однако в дальней части вражеского лагеря раздался звук, который заглушил все остальные.

Горин поднял голову. Вдали появились два ледяных дракона. Один взревел снова, и из его пасти вырвалась струя снега и льда. Однако страшное животное находилось слишком далеко, чтобы его дыхание возымело какой-то эффект. Драконы двигались вперед. Вражеские отряды рассыпались перед чудовищами, которые расправили свои огромные крылья, готовясь разбросать в стороны тех, кто окажется рядом. Горину уже случалось видеть, как они это делали. Из-под стремительно раздвигающихся крыльев взвивались снежные вихри. Горин оглянулся и в свете занимающегося утра увидел, что Стюарт и Себастьян со своими командами уже сумели выкатить боевые машины на позиции, откуда их можно было навести на противника.

Он предупреждающе крикнул. Снаряды, скорее всего, должны были пролететь над головами его людей, но рисковать попусту ни к чему. Горин надеялся, что солдаты успеют зарядить боевые машины и произвести выстрелы раньше, чем боевые коты поддадутся своей инстинктивной ненависти к драконам и ринутся вперед, подвергая себя смертельной опасности.

Резкий звон перерезанного каната разорвал воздух, и «стрела» гигантского лука — целый древесный ствол, тщательно ошкуренный и заостренный, — просвистела в воздухе, летя к своей цели. Пронзенный насквозь дракон пошатнулся и с грохотом рухнул на землю, так что все вокруг содрогнулось. Всадник попытался отскочить в сторону, однако был раздавлен громадной головой дракона. Несмотря на судьбу своего товарища, второй дракон не смог резко замедлить свое мощное движение. Всадник, который не сумел остановить свое животное и был вынужден двигаться вперед, попытался заставить дракона перепрыгнуть через упавшего собрата. И в это мгновение Себастьян произвел выстрел из катапульты. Из орудия вылетел камень размером с крупного коня. Его скорость была меньше, чем у гигантской стрелы, но в случае попадания удар оказался бы не менее разрушительным.

Одной секундой раньше чудовище ждала бы судьба его собрата, только оно было бы раздавлено, а не проткнуто. Однако запоздавший снаряд ударил только по передней лапе монстра. Удар не был безрезультатным; треск, разнесшийся по долине, не мог быть ничем иным, кроме как звуком ломающейся кости.

— Вперед! — крикнул Горин. — Добивайте его!

Один из вражеских воинов — человек — оказался у него на пути, и Горин чуть задержался, чтобы его прикончить. Лицо противника, смутно знакомое, оказалось настолько бледным и испуганным, что Горин почти пожалел о нанесенном ударе. Однако эта мысль была настолько мимолетной, что исчезла, даже не успев полностью оформиться. Тем не менее это столкновение чуть задержало Горина, и он был не первым, кто схватился с раненым драконом.

Кто-то из его солдат вырвал у упавшего всадника то странное оружие, которым пользовались все всадники драконов, и теперь направил его на того, кто все еще сидел на своем раненом животном. Струя замораживающего тумана вырвалась из отверстия трубки. Всадник схватил свой плащ и попытался закрыть им лицо. В который раз Горин пожалел об отсутствии у него лучников, однако они были полезны только на кораблях, где воздух оказывался не таким холодным, как на суше. Здесь, на этом морозе, тетивы лопались бы, да и древесина луков могла потрескаться.

Тем временем боевые коты накинулись на раненого дракона. С ними оказался и Латром, который вел отряд воинов, вооруженных тяжелыми копьями. Воины и коты яростно атаковали ледяного дракона. Всадник попытался выровнять животное и поднять его в воздух, но ренделцы быстро раздробили зверю крылья. Боевые коты завизжали, раздирая когтями бока дракона, а один из них стащил всадника с его места на драконьей шее.

Этот бой можно было считать законченным. Горин позволил себе оглядеться, проверяя, как идет сражение в других местах. Некоторые из ренделцев упали, но раненых было больше, чем убитых. Он заметил, что раненых уже начали уносить с поля боя в сторону походного лазарета Ясенки.

Насколько он мог судить, неожиданность нападения принесла им немалый успех. Похоже, противник не догадывался, что подвергнется нападению еще до того, как сам начнет атаку. Вдали трясинные воины бились с остатками фридийцев, которых врагу удалось вернуть в ряды армии после первого поражения.

Инстинкт воина говорил Горину, что успокаиваться нельзя: победа оказалась слишком легкой. Горин понимал, что ему необходимо быть начеку и не давать своим людям расслабиться, иначе им в тыл могут ударить резервные отряды, которые укрывались, ожидая момента захватить противника врасплох.

Он остановился, чтобы утереть пот со лба, а потом бросился на помощь туда, где был нужен, где враг еще продолжал сопротивляться.

— Зазар! — удивленно воскликнула Ясенка. — Мне казалось, что вы говорили, будто не намерены идти… — Тут она замолчала и воззрилась на женщину, сопровождавшую знахарку, не в силах поверить своим глазам. Опомнившись, она низко присела. — Ваше величество.

— У нас нет времени на все эти вежливые ужимки, — решительно объявила Зазар. — Раненых начнут приносить с минуты на минуту. — Она сунула Ясенке сверток, который принесла с собой. — Держи. Прочти тот отрывок, который я отметила.

— Но…

— Не спорь со мной! Принеси свечу и начинай читать!

Ясенка послушно провела обеих женщин в палатку, где подготовила запасы бинтов и лекарств, положила книгу на стол, зажгла свечу и открыла том в нужном месте.

— До этого я еще не доходила, — пробормотала она, начиная читать. Она подняла голову и посмотрела в мудрые глаза Зазар, а потом — в недоуменные глаза Исы. — Я едва могу поверить, что…

— Однако это так. Пришел день, когда Изменяющей следует наконец совершить предсказанное. Изменяющая — это ты, девочка. А нам с Исой суждено сыграть в этом свои роли.

— Мне? — воскликнула вдовствующая королева. — Нет! Я не собираюсь…

Зазар стремительно повернулась к ней.

— Закрой рот! — приказала она.

Она говорила почти шепотом, однако в ее голосе звучала такая сила, что Иса побледнела и отшатнулась словно от удара.

— Ты исполнишь свою роль, как и я, потому что обязана. И сделаешь это, даже если в нужный момент тебя придется связать и волочить на место силой. У тебя нет выбора!

Ясенка ждала от вдовствующей королевы новой вспышки, однако та молчала. Она не выразила согласия, но больше не протестовала. Возможно, она была слишком потрясена.

— Когда? — спросила Ясенка. Зазар пожала плечами и отвела глаза.

— Этого я не знаю. Знаю только, что момент этот близок, но когда именно он настанет, по-прежнему от меня скрыто. Мы узнаем нужное время, когда оно придет.

— А пока, — проговорила Ясенка, с трудом двигая онемевшими губами, — мы должны выполнять свой долг. Ваше величество, вы поможете с ранеными или предпочтете остаться здесь, в палатке?

— Я… — хрипло начала было Иса, но замолчала и покосилась на Зазар. — Я помогу.

Ясенка бессознательно повернула на руке браслет из радужного камня, который не снимала в последнее время. Он показался ей необычно теплым, однако она приказала себе не думать о Горине, чтобы не заставить его, забыв о долге, явиться к ней.

— Сражение уже началось, — сказала она. — Я его слышу. Ждать нам придется недолго.

Какое-то движение снаружи заставило всех трех женщин настороженно повернуться к входу в палатку. Ясенка отодвинула завесу — и обнаружила за ней Гиннела. Он ухватился за колышек палатки, чтобы не упасть.

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула Зазар. — Ты же себя убьешь, парень! И как ты сюда добрался?

Он закашлялся, стараясь улыбаться.

— Я забрался в сани с собачьей упряжкой, когда они выезжали из Снежной крепости. Я не мог остаться вдали, когда пришло время решающего боя.

— Тогда вы будете за ним наблюдать, но все равно издали, — решительно объявила Ясенка. Повернувшись к Зазар, она сказала: — Я понимаю. Если бы на его месте был Горин, ничто не заставило бы его бросить своих товарищей в такую минуту. И от его отважного родича я не ожидала ничего иного.

— Я… я найду вам горячее питье, — предложила Иса. Она посмотрела на Ясенку: — Тебе хватило ума приказать, чтобы приготовили отвар или бульон?

— Да, большой котел стоит на огне с той минуты, как я приехала, — спокойно ответила Ясенка.

— Тогда возвращайтесь на сани, укройтесь потеплее, а я принесу вам питья, — сказала Иса Гиннелу. Ясенке показалось, что королева смотрит на него собственническим взглядом. — А потом мы отвезем вас туда, откуда вам будет видно, что происходит на поле боя. Но ведь вы по-прежнему остаетесь моим больным, знаете ли.

— Он — предмет ее особых забот, — прошептала Зазар на ухо Ясенке, пока Иса помогала Гиннелу доковылять до саней. — От нее не будет толку с тяжелоранеными, так что пусть возится с ним. По крайней мере, не будет вертеться под ногами.

— Вот уже идут первые носильщики с ранеными, — невесело отметила Ясенка.

Она направилась к большей палатке с открытым входом, где ждали врачи. Там уже зажигали светильники и спешили с последними приготовлениями. Тут перевяжут легкие раны и окажут первую помощь серьезно раненным, прежде чем отправить их в Снежную крепость на подготовленных для этого санях с собачьими упряжками. Исе придется искать для Гиннела другое место наблюдения.

Шум гигантских крыльев над головой заставил обеих женщин поднять голову, но источник этих звуков был скрыт облаками.

В море, неподалеку от берега, Снолли, который снова принял командование своими кораблями, прислушивался к знакомым с юности звукам: скрипам и стонам надежной старой «Горгульи», тихому плеску волн о борта, покашливанию ожидающих матросов. Над головой звезды сияли почти так же ярко, как луна. Никому не удастся приблизиться к ним незамеченными.

Снолли, хотя и неохотно, вынужден был признать, что его внук Рохан неплохо справился со своей задачей. Однако когда дело доходит до настоящего боя, то тут нужен человек вроде него самого: достаточно опытный, чтобы быть осторожным, но настолько сильный, чтобы при необходимости с готовностью ринуться в бой. Снолли хотелось бы, чтобы какие-нибудь новые летучие твари попытались атаковать его так, как одна из них атаковала Рохана. Ему не нравилось, что этому юному выскочке удалось убить одно такое чудовище, тогда как на счету предводителя Морских Бродяг подобной добычи не было.

«Ну, ладно, — философски сказал он себе. — Даже если нам придется только расправляться с бегущими в панике солдатами, для этой войны и такого будет достаточно. Жаль, что у этого Великого Зла, или как его еще там называют, нет кораблей!»

Снолли беспокоился и нервничал, жалея, что не может принять более активное участие в битве. Он беспокойно забарабанил пальцами по фальшборту и поймал себя на том, что бессознательно повторяет ритм барабана Касаи. Щуплый человечек, который уже столько лет был его постоянным спутником и главным советчиком, сидел на палубе рядом с ним, закрыв глаза, и прикасался к своему барабану — так нежно, что звук оставался почти неслышным.

— Если ты собираешься что-то мне предсказать, так давай. Нечего отлынивать и делать вид, будто занят чем-то важным, — раздраженно проговорил Снолли.

Касаи открыл глаза.

— Но я как раз начинаю предсказание, предводитель, — сказал он бесстрастно. — Слушай и внимай. Сражения хватит на всех, и каждый сыграет свою роль. Этой ночью все закончится и все начнется. День принесет нам новый мир. Перемена, перемена. Все изменится.

Снолли воззрился на Барабанщика Духов, чувствуя, как у него на затылке зашевелились седые волосы. Сражение, вот как! На секунду он пожалел, что у него в руках нет клинка работы Ринбелла — того, который он вручил Оберну и который перешел к его внуку. Сейчас им владел генерал Горин, которому Рохан на время передал клинок. Старый Морской Бродяга неохотно признался, что меч оказался в довольно хороших руках. А у него самого есть боевой топор — самое подходящее оружие для Морского Бродяги. Снолли покрепче взялся за рукоять.

Голос Касаи перешел в шепот, который почти терялся в шуме ветра:

— Перемена, перемена, перемена…

21

ФАРОД НЕ ПОМНИЛ, когда ему было так холодно, как сейчас. Великий, Которому Служат Все, ехал на ледяном драконе вместе с ним, паря высоко над полем битвы и наблюдая за происходящим. Фароду казалось, что он привык к холоду, но еще никогда он не испытывал такой мертвой, безнадежной пропасти полного замерзания. По сравнению с ней даже лед показался бы теплым. Ему с трудом удавалось сдержать дрожь.

Великий бесстрастно наблюдал за уничтожением двух из трех оставшихся ледяных драконов.

— Это не имеет значения. Они мало на что пригодны. С них удобно вести наблюдение на расстоянии. Они пугают невежд и хорошо разрушают стены. Если мы встретим сопротивление, когда окажемся в Ренделе, тогда мне, возможно, понадобится вывести из яиц еще нескольких тварей.

— Тогда мы сейчас полетим на север, в инкубатор, о Великий? — спросил Фарод.

— Нет конечно. Я желаю видеть исход сражения. И здесь есть еще нечто — биение силы, которую я раньше почти никогда не ощущал. Лети туда.

Величайший указал ледяным пальцем в направлении места, над которым они пролетели несколько минут назад. Ренделцы глубоко увязли в ловушке, приготовленной для них в долине.

Фарод покорно натянул узду своего дракона, и огромный зверь изменил направление полета. Справа, сквозь разрыв в облаках, стали видны корабли Морских Бродяг. В эту минуту к ним должны уже приближаться люди с буравами, сидящие в лодках с обернутыми тряпицами бесшумными веслами.

— Возможно, нам придется опуститься на землю, — прошептал Великий. — Эта сила очень меня беспокоит. Ее необходимо устранить, иначе нашу победу нельзя будет считать полной. Она не только не имеет себе равных по мощи, но и совершенно не похожа на те силы, с которыми я сталкивался прежде. Кажется, будто ее нити переплетаются…

Фарод ничего не сказал, только заставил дракона подняться выше, где он мог продолжить свое кружение, не опасаясь ни гигантского лука, ни машины, которая метала камни размером с тягловую лошадь. Возможно, эти орудия и нельзя было направить вверх, но Фароду не хотелось рисковать.

Насколько мог судить Горин, группа воинов, сражавшаяся в центре поля боя, пока полностью владела ситуацией, так что ему не требовалось вмешиваться. Армия Трясины также билась успешно, сдерживая остатки фридийцев. Кое-где фридийцы и те люди, которые недавно присоединились к войску Великого Зла, начинали сдаваться.

Он обвел взглядом кольцо невысоких гор, окружавших долину, в которой шло сражение. Это место казалось идеально подходящим для того, чтобы спрятать резервные отряды в том случае, если противник догадался, что его собираются атаковать…

Что и было сделано!

В ярком свете утра Горин увидел движение людей, спешно выходящих из укрытий. Еще секунда — и они набросятся на тех, кто слишком занят, для того чтобы посмотреть вверх.

Неудивительно, что первая атака ренделцев встретила такое слабое сопротивление! Горина затошнило при мысли о тех людях, которые были принесены в жертву, не получив предупреждения о возможном нападении — только для того, чтобы ловушка успешно сработала.

— Латром! — крикнул Горин.

— Здесь, сэр!

— Посмотри на те холмы и собери своих людей!

Латром с первого взгляда понял, что происходит. Он тут же принялся выкрикивать приказы. Отряд копейщиков стремительно бросился к его знамени, и к тому моменту, когда вражеский отряд достиг лагеря, его встретила стена решительного сопротивления ренделцев. Немало врагов погибло: инерция тех, кто бежал сзади, бросила их прямо на острия копий.

Горин поспешно осматривался, убеждаясь, что численность противника не превосходит той, о которой докладывали его разведчики. Теперь ему предстояло руководить всем ходом боя и поддерживать дисциплину своих отрядов. Не то чтобы его люди хоть немного дрогнули при виде свежих сил противника, которые на них надвигались. Его сердце преисполнилось гордости за отвагу и мужество своих новых соотечественников.

Тем не менее оставался еще тот, третий ледяной дракон. Горин внимательно смотрел по сторонам, то и дело поглядывая наверх, но сквозь слой облаков ему ничего не было видно. А потом знакомый призыв раздался в его сознании — любимый голос произнес его имя.

Ясенка! Он ей нужен. Он не мог сопротивляться этому призыву, как не мог сдержать отчаянного биения сердца при мысли о том, что ей угрожает опасность. Он подозвал к себе Латрома.

— Командовать боем теперь будешь ты, — сказал он. — Ясенка в опасности, и я должен идти к ней. Я… У меня нет выбора.

— Вам не следует идти одному, сэр, — ответил Латром. — Разрешите мне послать кого-нибудь с вами, чтобы в случае необходимости он привел подкрепление.

Горин иронично улыбнулся:

— Если там окажется нечто такое, с чем не смогут справиться моя жена, госпожа Зазар и я, то посылать людей следом за мной будет бесполезно.

Латром секунду смотрел на командира, а потом кивнул.

— Удачи вам, сэр, — сказал он и снова кинулся в сражение.

Морской Бродяга Снолли с улыбкой наблюдал за тем, как к его кораблям приближаются три жалкие лодчонки. Люди в лодках сделали все, что казалось необходимым: надели темную одежду, обернули тряпками весла, но было совершенно очевидно, что это не настоящие моряки. Слабое свечение моря позади их лодок любой опытный глаз замечал сразу, и, несмотря на все попытки двигаться бесшумно, плеск и звуки голосов далеко разносились в неподвижном морозном воздухе. Очевидно, лазутчики не сознавали того, что над тихой водой звуки слышны очень ясно и любой шепот многократно усиливается, так что говоривший мог с тем же успехом стоять рядом со Снолли.

— Как вы думаете, стоит начать с самого большого корабля? — спросил один из мужчин в лодке.

— Да. Наверняка именно на нем их предводитель.

— Ш-ш. Мы уже близко!

Снолли ухмыльнулся, но сначала отошел от борта, чтобы блеск его зубов не подсказал противнику, что люди на борту кораблей прекрасно знают о приближении тех, кто хочет на них напасть. Он сделал знак Касеру, который в ответ ухмыльнулся.

После этого Касер громко закашлялся. Ответный кашель с «Повелителя волн» и «Штормоборца» сказал о том, что сигнал получен. Вскоре Касер и еще двое Морских Бродяг, которые не вошли в число наземного отряда, скользнули вниз по канатам, чтобы у самой поверхности воды ждать, когда вражеские лодки окажутся достаточно близко. Снолли знал, что на двух других кораблях моряки делают то же самое.

Он ощутил легкий толчок и, поняв, что маленькая лодка столкнулась с корпусом «Горгульи», покачал головой, досадуя на такое неумение. Почти сразу же после этого до него донеслись приглушенные звуки борьбы, и вскоре на палубе снова показался Касер.

— Нам не обязательно было посылать им навстречу сразу троих, — доложил он, явно довольный собой. — В этой скорлупке оказалось всего два человека. С буравом.

Снолли не нужно было объяснять, что все они уже лежат на дне ледяного моря. Он кивнул.

— Молодцы, — похвалил он.

— Долг, — отозвался Касер, пожимая плечами. — И приятное разнообразие. Скучно.

Он отошел от Снолли, который мысленно согласился с ним. Здесь действительно было скучно. Они ждали результатов войны, которая шла преимущественно на суше. Морским Бродягам не удавалось участвовать в гуще сражений.

Ему снова отчаянно захотелось сразиться с одним из ледяных драконов. По крайней мере это нарушило бы монотонность их существования, чего не смогла сделать вылазка тех дурней, которые хотели утопить их корабли. Секунду он позволил себе помечтать, что теперь, когда опасность вылазки миновала, он оставит на кораблях только минимум матросов, а с остальными высадится на берег и присоединится к бою.

Однако он дал слово, что будет оставаться здесь, и он своего обещания не нарушит.

Тем не менее Снолли все равно мечтал сразиться с ледяным драконом. По крайней мере тогда ему было бы чем заняться.

Ясенка вышла из палатки, чтобы присмотреть за тем, как последнюю группу раненых будут отправлять на санях в Снежную крепость. Она с удовольствием отметила, что даже серьезно раненные не имели опасных для жизни повреждений. Видимо, столь тщательно подготовленная Горином внезапная атака оказалась очень успешной. Стражники уводили пленных назад, и Ясенка сочла это добрым знаком.

К ней присоединилась Зазар, выглядевшая непривычно уставшей.

— Опасность еще не миновала, — предостерегла она Ясенку. — У меня дрожат кости и стучат зубы, и не только от холода.

— А что еще может случиться? — спросила Ясенка.

Она внимательно посмотрела на знахарку. Да, ее усталость была ясно видна, а глаза у Зазар покраснели так, словно она не спала уже целую неделю.

— Вы могли бы уйти в палатку и подремать, пока тут затишье, — мягко сказала она своей хранительнице. — Здесь людей хватает, так что мы вполне можем хотя бы часок обойтись без вас.

— Пока нет. Пойдем. Нам надо взять Ису и уйти куда-нибудь в сторону.

Ясенку так и подмывало спросить, зачем это делать, однако она удержалась и не стала донимать Зазар расспросами. Выражение глаз знахарки было Ясенке хорошо знакомо, и она прекрасно помнила, что возражений она в таком настроении не потерпит.

Она нашла Ису в палатке с припасами: вдовствующая королева по-прежнему хлопотала вокруг Гиннела, которого уговорила уйти в укрытие. У Исы в руках была чашка бульона, которым она безрезультатно пыталась напоить раненого.

— Умоляю вас, больше не надо, — попросил Гиннел. Повернув голову, он заметил остановившуюся у входа Ясенку, и лицо его осветилось радостной улыбкой. — Ясенка, милая кузиночка! Скажите мне… как идет бой?

Ясенка не смогла спрятать улыбку, прекрасно поняв, что Гиннел обрадовался ее появлению не только из-за того, что сможет узнать о ходе боя, но еще и потому, что она защитит его от назойливой опеки вдовствующей королевы.

— Мне кажется, что хорошо, — ответила она. — У нас меньше раненых, чем ожидалось, и только небольшое количество пострадали настолько серьезно, что их необходимо увезти в лагерь. А еще наши люди ведут пленных.

— Хорошие новости, — радостно отозвался Гиннел. — Если бы только я…

— Да, я понимаю. И я уверена, что Горину очень вас не хватает.

Гиннел закашлялся — и так сильно, что Ясенка встревожилась. Он не кашлял уже несколько дней!

Неужели поездка из Снежной крепости подорвала его слабые силы?

— Если вы чувствуете себя достаточно хорошо, я должна попросить ее величество ненадолго вас оставить.

Иса начала было протестовать, но замолчала, встретив спокойный взгляд Ясенки.

— Зазар просит, чтобы мы обе пошли с ней.

— Я достаточно хорошо себя чувствую, чтобы оставаться одному, раз это нужно госпоже Зазар, — ответил Гиннел, а потом добавил, обращаясь к Исе: — Это не значит, что я не ценю вашей нежной заботы обо мне, дорогая леди. Никто бы не смог быть более внимательным ко мне. Но значит, сейчас вы нужны для других, более важных дел.

— Ну, если вы уверены… — проговорила Иса.

— Уверен, — подтвердил Гиннел. — Когда вы будете возвращаться, то можете принести мне еще бульона. Он приобретает особые целительные свойства, когда вы держите чашку вашими белоснежными ручками.

Умиротворенная, Иса вышла из палатки. Прежде чем последовать за ней, Ясенка еще раз обернулась к Гиннелу, и он заговорщически ей подмигнул. Она кивнула, пряча ухмылку, и нырнула под входной занавес.

За ним их уже ждала Зазар.

— Пошли, пошли, — нетерпеливо поторопила она.

— Куда мы идем? — спросила Ясенка.

— Я считаю несправедливым, что меня приволокли сюда, в эту глушь, по морозу и снегу, а теперь, когда я наконец поняла, как надо ухаживать за раненым воином… — завела свое Иса.

— Прекрати скулить, женщина! — резко бросила Зазар и повернулась к Ясенке. — Я ищу место в стороне. Мне нужна высоко расположенная площадка далеко от госпиталя и сражения. Но не слишком высоко. Горный склон не подойдет. Просто это место должно быть выше поля боя, чтобы мы дышали чистым воздухом, а не запахами дыма и крови. А еще там должно быть достаточно места, чтобы мы могли встать все втроем.

Ясенка нахмурила брови, обдумывая требования знахарки.

— На севере есть небольшой утес сразу за тем ответвлением, — указала она в одну из сторон. — Он немного похож на наблюдательный пост рядом с входом в долину, где располагался лагерь неприятеля. Подойдет?

— Возможно.

Не оглядываясь, чтобы проверить, следуют ли за ней женщины, Зазар двинулась в указанном направлении. Ясенка заторопилась за знахаркой, стараясь выдерживать быстрый темп, заданный старухой, а Исе осталось только с возмущенным видом идти за ними следом. К тому времени, когда Ясенка и Иса увидели утес, Зазар уже карабкалась наверх, к площадке, которая поднималась над долиной примерно на три человеческих роста. Как и предсказывала Ясенка, наверху оказалась маленькая площадка, где едва могли уместиться три женщины.

— Прочти снова, — приказала Зазар, как только Ясенка добралась до вершины, и вручила ей книгу в синем бархатном переплете.

Усыпанная драгоценными камнями надпись на книге — «Сие есть книга Святилища» — переливалась в бледном свете солнца, которое начало проглядывать сквозь слой облаков, а заглавие, «Сила», стало настолько ярким, что на него больно было смотреть. Ясенка приняла от Зазар том и открыла его на странице, которую знахарка отметила, заложив листьями ясеня, рябины, дуба и тиса. Она покорно прочла нужный отрывок снова, а потом закрыла книгу, оставив листья у себя в руке. У нее промелькнула смутная мысль о том, что этим листьям неоткуда было взяться, но тут она подняла голову — и увидела такое, от чего побледнел бы даже самый мужественный воин.

Ледяной дракон бесшумно опустился на дно долины, а с ним пришла какая-то вселенская тишина. Шея чудовища была настолько длинной, что его всадник и пассажир, сидевшие сразу за головой, оказались на одном уровне с женщинами, стоявшими на вершине скалистого утеса.

Всадник в капюшоне — тот, кто управлял движениями дракона, — выглядел достаточно зловещим, однако казался совершенно безобидным рядом с существом, которое его сопровождало.

«Это — Великое Зло», — оцепенело подумала Ясенка, ошеломленная реальностью его присутствия.

Жуткое создание было настолько близко, что, казалось, до него можно было дотронуться, вытянув руку. Ясенка не могла оторвать от него глаз. Позади нее Иса ахнула, словно узнавая явившегося, и Ясенке почему-то вспомнилось белое окно в Соборе Света.

Она подумала, что будь она мужчиной, то с радостью ткнула бы кулаком в лицо этого существа. Но, наверное, кулак просто прошел бы насквозь, потому что прозрачная плоть страшной твари и хрящи, заменявшие кости, не оказали бы удару никакого сопротивления.

Полупрозрачный браслет на ее запястье стал обжигающе горячим. «Ах, Горин»… Она поспешно подавила эту мысль, не дав ей полностью оформиться.

Вместо этого она вдруг сказала:

— Ты явился по нашему приказу.

Ее голос и голос стоявших с ней женщин зазвенел в ее ушах, и она поняла, что они втроем произнесли одни и те же слова. Голос Исы немного дрожал, но она не пыталась отступить.

Великое Зло почти беззвучно засмеялся.

— Я явился, потому что пожелал и потому что мне было… любопытно посмотреть на силу, которую я ощутил. И надо же, чтобы это оказались всего лишь три слабые женщины, которые решили, будто могут вызывать меня по своей воле.

— Ты не погнушался сделать женщину своей главной помощницей, — парировали три женщины. Их голоса сливались, хотя и не звучали полностью в унисон. — Тебе страшно столкнуться с нами.

— Мне ничто не страшно!

Шепот, исходивший из безгубого рта, наполнил разделявшее их пространство.

— И напрасно.

В это мгновение всадник дракона обернулся: его внимание привлек какой-то шум, раздавшийся позади, чуть дальше к югу. Тут капюшон упал с его головы, и Ясенка узнала человека, которого уже один раз мельком видела во время сражения между его драконом и нордорнцами, которое завязалось над телами Флавьель и Харуза. Это был помощник Флавьель, Фарод. Отметины от когтей боевых котов были ясно видны на шкуре дракона.

— Берегитесь, о Великий! — сказал его помощник.

Пожав плечами, Великое Зло лениво поднял руку, и подле дракона возникла колонна из сверкающего льда. Он перешел с дракона на колонну.

— Мне ничто не грозит, — прошептал он, — но ты улетай. Ты мне понадобишься позже.

Фарод послушно натянул узду, с помощью которой управлял драконом, и попытался поднять его в воздух. Однако в это мгновение в проход с грохотом въехал установленный на колеса гигантский лук. Лук был заряжен и готов к выстрелу, и Ясенка узнала Стюарта, который шел перед машиной, призывая свою команду удвоить усилия.

— Уже близко! — крикнул он, и его голос разорвал тишину. Казалось, что он доносится откуда-то издалека.

В эту минуту солдаты заметили свою цель и лихорадочно принялись работать, пытаясь навести орудие. Ясенке их движения показались такими замедленными, словно люди двигались в глубине воды. Тем не менее Фарод так и не успел снова поднять своего дракона в воздух: Стюарт рассек веревку, которая спустила тетиву и отправила в цель стрелу, изготовленную из древесного ствола.

На этом расстоянии стрела еще не успела ускориться. Фароду хватило времени на то, чтобы резко дернуть узду. Дракон встал на дыбы. Стрела только задела бок чудовища и пролетела дальше, не причинив ему особого вреда. Однако Фароду не удалось удержаться в седле, и он упал на землю. Великое Зло еще раз махнул рукой, воздвигнув стену льда, которая остановила нападение Стюарта и его команды. Дракон, освободившийся от всадника и раздраженный касательным ранением, взвился вверх. Его рев боли сотряс шапки снега на ближайших вершинах, предрекая обвалы и лавины. Монстр улетел на запад.

— Ясенка!

Она изумленно посмотрела в ту сторону, откуда раздался этот крик, и увидела Горина, который стремительно приближался к месту столкновения Великого Зла и трех женщин. Он был один.

— Вернись! — крикнула она изо всех сил. — Пожалуйста, пожалуйста, вернись!

Однако было уже слишком поздно. Фарод вскочил, готовясь сражаться, но его единственное оружие — металлическая трубка, из которой вырывался ледяной туман, — потерялось в тот момент, когда его выбросило из естественного седла на шее дракона. Не колеблясь ни секунды, всадник налетел на Горина. От силы удара Горин упал. Когда Фарод снова поднялся на ноги, у него в руке был меч — меч Горина. Горин тоже вскочил, обнажая единственное оставшееся у него оружие, длинный кинжал. Противники начали медленно кружиться, оценивая друг друга.

С болью, раздиравшей все ее существо, Ясенка заставила себя отвести от них взгляд. Великое Зло начал снова делать своими полупрозрачными руками какие-то магические пассы, которые были направлены не на сражающихся мужчин, а на трех женщин, которые стояли перед ним и испытывали мучительный страх.

Лучник Дордан ткнул Снолли в бок и указал наверх.

— Смотри!

— А! — выдохнул Снолли, и его лицо озарилось улыбкой.

Ледяной дракон летел неуверенно. На одном боку приближающегося чудовища виднелась огромная царапина, из которой сочилась мерзкая сукровица. Даже в отсутствие всадника животное явно заметило три корабля Морских Бродяг, стоящие у берега, и готовилось на них напасть.

— Скажи мне опять, что вы делали в тот раз, — попросил Снолли, не отрывая взгляда от дракона.

— Сначала мы утыкали его стрелами, но он их даже не замечал. Наконец кто-то попал ему в глаз, и он опустился на воду, пытаясь выдрать стрелу, но пока Касер не ослепил дракона копьем окончательно, никто не осмеливался к нему приблизиться. Потом Рохан прыгнул ему на шею и сумел проткнуть ее мечом. Наверное, он перерезал ему спинной мозг.

— Удачный удар, — признал Снолли, хмыкнув. Он перехватил боевой топор — излюбленное оружие Морских Бродяг. — Я вручил мой лучший меч Оберну, когда он повзрослел, а он, умирая, завещал его Рохану. С тех пор у меня не было другого меча. — Но если топор в хороших руках… — Он ухмыльнулся собственной похвальбе. — Да, с меня и топора хватит.

— Пожалуйста, не делайте глупостей, — попросил Дордан. — Вы — наш предводитель. Пусть эту опасную задачу выполняет кто-то другой.

Снолли кисло посмотрел на своего главного лучника.

— А моему внуку ты давал такой же совет? — осведомился он. — Ха! Ты забыл, что я не только предводитель Морских Бродяг, но и первый адмирал Четырех Армий Рендела! Главных командиров… было четыре, пока не погиб Харуз. Он всегда шел впереди, вместо того чтобы командовать, сидя в тылу, чего ты хотел добиться от меня. Горин и этот трясинник, Тассер, сейчас в гуще событий, и даже Рохан был бы там, если бы не сглупил, сломав себе руку. И ты хочешь, чтобы я держался сзади и послал вместо себя кого-то другого?

— Нет, предводитель.

Дордан склонил голову, но Снолли чувствовал, что его главный лучник все равно не согласен с тем, что намеревался сделать его предводитель.

— Дордан прав! — заявил Касаи, сплевывая через борт.

— Не будь в этом так уверен, Барабанщик Духов, — возразил Снолли, а потом повернулся к своим боевым товарищам.

— Спустите лодки, — приказал он. — И пусть копейщики приготовятся к бою.

Когда дракон оказался достаточно близко, его встретил шквал стрел, выпушенный из луков. Как и первое чудовище, с которым столкнулись Морские Бродяги, дракон опустился на поверхность моря, пытаясь избавиться от стрел, попавших ему в глаза и раздражавших их, словно множество песчинок. Снолли встал на носу одной из лодок, готовясь перепрыгнуть на шею дракона.

Действуя быстро и ловко, копейщики Касера справились со своей задачей, окончательно ослепив ужасное существо. Основываясь на прошлом опыте, они набросили на шею монстра веревки, чтобы Снолли было за что ухватиться, когда он прыгнет чудовищу на загривок.

С громким торжествующим криком старый Морской Бродяга метнулся из лодки на дракона и, цепляясь за веревки, добрался до того места, где за драконьей головой было естественное седло. Боевой топор, закрепленный петлей на запястье, уже был у него в руке. Он закрепился в седле с помощью одной из веревок и начал рубить топором уязвимое место.

Удар, еще один, и еще… Снолли посмотрел на тревожно ожидающих матросов в лодках, которые одновременно пытались избежать ударов бьющегося в воде дракона и держаться достаточно близко, чтобы спасти своего предводителя. Он рассмеялся.

— Мне попалась крепкая тварь, но я побеждаю! — провозгласил он.

Снолли уже промок насквозь, но мерзко пахнущая драконья кровь, которая пропитала его одежду, несла с собой нечто гораздо более страшное. Казалось, она разъедает все, с чем соприкасается. Однако уязвимое место уже было разрублено до кости. Снолли двумя руками занес топор, надеясь закончить бой последним ударом. Он испытывал совершенно непривычное желание поскорее ощутить на себе чистую, сухую одежду, оказаться в тепле и безопасности, окруженным заботами.

— Я не старый! — проворчал он. — Я в расцвете сил!

Он нанес удар двумя руками. Понадобится еще один…

При столкновении с твердой костью топор сломался, однако Снолли успел почти перебить позвоночник твари. Мощно содрогнувшись, дракон беспорядочно замахал крыльями и лапами и с силой замотал головой. Снолли удержался на месте только благодаря веревке, которой обвязался. Он успел смутно заметить, как разбиваются в щепки лодки и летят в воду люди…

Дракон явно бился в предсмертных судорогах. Нет никакого позора в том, чтобы бросить противника в тот момент, когда тот практически уже мертв.

Снолли затянул страховочную веревку специальным узлом, который легко было развязать, когда понадобится, однако с узлом что-то случилось. Движения дракона уже стали вялыми, и он начал погружаться под воду. Снолли возился с веревкой, безуспешно дергая ее концы и пытаясь освободиться. Поскольку топор у него раскололся, ему нечем было перерубить свои путы.

Его люди не успели бы до него доплыть, даже если бы на воде остался кто-то, кто смог бы это сделать. Снолли с холодной ясностью понял, каким будет неизбежный конец. Он издал последний торжествующий крик, пока еще был на него способен.

— Я славно умираю! — провозгласил он. — И забираю с собой великого врага!

А потом туша ледяного дракона погрузилась под воду, унося в глубину моря Морского Бродягу Снолли.

22

СТОЯ НА СКАЛИСТОМ ВЫСТУПЕ, Ясенка протянула руки назад и почувствовала, как Зазар схватила ее правую руку, а мягкие пальцы Исы сжались на левой. Не оглядываясь, она почувствовала, что две женщины у нее за спиной тоже взялись за руки. Соединившись, Трое встали перед Великим Злом как нечто единое.

— Во Дворце Огня и Льда ты был запечатан льдом. Твои охранники оказались слишком добры. Ты вырвался из своих уз и снова опутал мир своим злом, так что теперь ты должен быть поглощен огнем! — объявили Трое.

Они сделали шаг вперед, и из-под их ног вырвались языки пламени. В следующую секунду они уже были охвачены бесшумным столбом огня, в котором пульсировала такая сила, какой еще никогда не было на земле. Великое Зло отпрянул.

— Вам меня не испугать, — прошептал он, но голос его задрожал, и он отвел взгляд. Впрочем, тут же почти неуловимо шевельнул пальцами, и его начала окружать быстро растущая стена льда.

— Тебе следовало бы испугаться, — сказали Трое. — Мы — сила во всех ее проявлениях.

Затем Зазар заговорила одна:

— Я — Старейшая. Я — сила магии земли.

Иса сказала:

— Я — Средняя. Я представляю силу приобретенной магии.

Наступила очередь Ясенки:

— А я — Младшая, я пропускаю через себя огонь и магию.

А потом они снова заговорили хором:

— Ты явился в этот мир незваным и не пожелал уходить. Тогда мы были призваны тебя покорить — и вот мы здесь. Твое время пришло к концу.

— Нет! — заявил Великое Зло, впервые повысив голос и указывая наверх.

Над их головами снег, лежавший на вершине скальной гряды и растревоженный воплями раненого дракона, начал соскальзывать вниз. Еще несколько мгновений — и женщины будут унесены лавиной и погибнут.

Горин занял оборонительную позицию, готовясь уклоняться от атак Фарода. Этот неестественный человек, похоже, обладал такой же неестественной силой. Горин понимал, что у него нет надежды выйти из боя живым, если он не будет полагаться на свое умение, ведь теперь противник превосходил его и силой, и оружием.

Его меч! Это же был знаменитый клинок Ринбелла, который Рохан вручил ему как не имеющее себе равных оружие. Горин получил его во временное пользование как замену своему собственному поломанному мечу. И в его ушах снова раздался голос Рохана. «Мой меч Ринбелла будет сражаться за тебя!» — воскликнул юноша, бросая его Горину во время боя с Харузом и колдуньей. А позже он пояснил свои слова: «Говорят, что если дело правое, то меч Ринбелла помогает тому, кто сражается с ним в руках!»

Следовательно, можно было предположить, что если дело неправое, то меч не станет повиноваться руке, которая его держит. Горин мог только надеяться на то, что так и случится: Фарод уже бросился на него. Горин поднырнул под клинок и поймал Фарода за запястье, но всадник одновременно сделал то же самое. Хватка Фарода оказалась мощной и леденящей, и Горин испугался, что вынужден будет выронить длинный кинжал из онемевших пальцев.

Секунду они пытались пересилить друг друга, а потом оба отскочили назад.

— Моя госпожа Флавьель давно приговорила тебя к смерти! — сказал Фарод, тяжело дыша. — Я закончу то, что начала она!

— Твоя госпожа была злом, таким же, как и твой повелитель, — парировал Горин. — Ты считаешь, что превосходишь меня? Действуй и познай страх боя один на один. Ты ведь привык трусливо прятаться за крыльями ледяного дракона!

С яростным ревом Фарод снова бросился вперед. Горин поднырнул под клинок, но не смог помешать всаднику опрокинуть его на снег. Командир драконьих всадников вскочил на ноги и встал над ним, высоко подняв над головой меч. Держа рукоять обеими руками, он направил острие вниз.

— Умри, ты, жалкая букашка! — хрипло крикнул он.

Но тут он остановился, и презрительная ухмылка на его лице сменилась выражением полного недоумения. Его руки резко дернулись назад и в сторону, и меч Ринбелла вырвался из его пальцев и улетел в снег.

Вновь исполнившись силы и надежды, Горин ухватил своего противника за ноги и повалил на землю, хоть и не сумел нанести ему удара кинжалом. Двое мужчин начали кататься по снегу, и ни одному из них не удавалось одержать верх над другим. Горин терял последние силы, когда вдруг с изумлением ощутил, как на его ладонь легла рукоять меча. Оружие само вернулось к нему! Горин уперся обеими ногами в грудь Фарода и, напрягая все мышцы ног и живота, сумел оттолкнуть врага. Фарод бросился на него как раз в тот момент, когда Горин выпрямлялся. На секунду Горину даже показалось, что у него не хватит сил на то, чтобы поднять тяжелый меч.

Ему не следовало тревожиться. Казалось, меч Ринбелла был ж