КулЛиб электронная библиотека 

Авиация и время 1998 01 [ Журнал «Авиация и время»] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Авиация и время 1998 01


СОДЕРЖАНИЕ

Ил-4: так было

Фрагменты боевого применения ИЛ-4

Жаркое небо Афганистана. часть X Фронтовые бомбардировщики Су-24

Российская армейская авиация в I мировой войне

1916-1917Г.

Ан-2 и кресло маршала Говорова

Величайший на флоте


Ил-4: так было


Иван И.Родионов/ Москва, Андрей Ю.Совенка/ "АиВ"

Авторы выражают признательность М.А.Корзиной, Д.В.Гринюку, Ю.А.Егорову, М.А.Маслову, А.В.Станкову за любезно предоставленные материалы, а также А.А.Юргенсону.

Дальний бомбардировщик Ил-4 относится к числу наиболее известных самолетов второй мировой войны. Построенный в тысячах экземпляров, он участвовал во всех важнейших операциях на советско-германском фронте, в налетах на военные и промышленные центры рейха и его союзников. Соответственно и в литературе, как мемуарной, так и специальной авиационной, этой машине уделено значительное место. Но вот что интересно: нигде, даже в статьях брежневского периода, склонных к преувеличению достоинств оружия Победы, самолет не заслужил превосходных степеней оценки. А ведь Ил-4 был задуман очень смело и для своего времени обладал вполне удовлетворительными летными характеристиками. Так в чем же дело? Попробуем проследить судьбу самолета и найти объяснение этому, на первый взгляд, странному обстоятельству.

Как известно, Ил-4 является дальнейшим развитием ДБ-3, о котором написано уже достаточно. И все же несколько слов о непосредственном предшественнике героя нашего повествования сказать придется. Его концепция, впервые сформулированная С.В.Ильюшиным в 1933 г., для того периода была революционной. Предвидя в скором будущем рывок в развитии истребителей, Сергей Владимирович дерзнул совместить в проекте своего бомбардировщика, как казалось, невозможное: большую дальность полета с большой скоростью. Противоречие между этими характеристиками всегда было головной болью конструкторов, но тогда оно казалось совершенно антагонистическим. Причина - в господствовавшей теории, гласившей: чтобы летать далеко, нужно летать медленно, т.к. аэродинамическое сопротивление прямо пропорционально квадрату скорости полета. А чтобы летать медленно, нужно иметь крыло с высокими несущими свойствами, т.е. большой площади и большого удлинения. Эти соображения легли в основу таких самолетов, как ДБ-2 и АНТ-25, действительно обладавших значительной дальностью, но их реальная боевая эффективность из-за низкой скорости оставляла желать много лучшего.

Ильюшин, преодолев традиционную точку зрения, построил концепцию ДБ-3 вокруг крыла умеренного удлинения, которое хотя и уступало по несущим свойствам крылу ДБ-2, но позволило получить большую скорость. Вывод главного конструктора гласил: скоростной дальний бомбардировщик может быть создан по схеме двухдвигательного свободноне-сущего моноплана с легкими, экономичными двигателями и высоким уровнем аэродинамического и весового совершенства. Добиться этого предполагалось не только уменьшением площади крыла, но и применением двояковыпуклого профиля, малого миделя фюзеляжа, внутренней подвески бомб, больших зализов крыла, убирающихся основных опор шасси и гладкой обшивки. В итоге суммарное аэродинамическое сопротивление ДБ-3 оказалось намного меньше, чем у ДБ-2, а жесткость его конструкции облегчала решение проблем флаттера. К числу новшеств ДБ-3 относятся и разгрузка крыла топливными баками, представлявшими собой герметичные отсеки крыла - прообраз кессон-баков, размещение бомб не на боковых стенках бомбоотсека, а на центральной раме, что позволило уменьшить мидель фюзеляжа и установить на осевую и бортовые нервюры центроплана наружные балочные держатели для 1000-кг и 500-кг бомб (максимальная нагрузка достигла 2,5 т). Наконец, применение крыла с высокой удельной нагрузкой потребовало оснащения его мощной по тем временам механизацией для обеспечения приемлемых взлетно-посадочных характеристик.

Важнейшим условием успеха любого самолета является удачный выбор силовой установки. В этом смысле у ДБ-3 также были хорошие перспективы. Как раз тогда во Франции была закуплена лицензия на производство одного из лучших на то время двигателей - Гном-Рон "Мистраль Мажор" К-14 номинальной мощностью 800 л.с., который был экономичным, имел относительно небольшую массу и малый мидель. В 1934 г. под обозначением М-85 он был запущен в серийное производство, для его последующего совершенствования в Запорожье создали ОКБ А.С.Назарова, возглавляемое с 1937 г. С.К.Туманским.

В конце августа 1936 г. бомбардировщик Ильюшина был принят на вооружение и запущен в серийное производство сначала на двух, а затем на трех заводах: №39 в Москве, №18 в Воронеже и №126 в Комсомольске-на-Амуре. Но в те годы события в авиационном мире развивались очень быстро, и военно-политическое руководство СССР уже ставило перед конструкторами новые задачи. Так, 9 марта 1939 г. исполняющий обязанности начальника Первого главного управления НКАП Пастер подготовил для отправки "наверх" справку №3765 "О развитии опытного самолетостроения в 3 пятилетке". В ней говорилось: "Задачи: 1. Получить в 1939-40 гг. на практических боевых одноместных самолетах максимальную скорость 600-650 км/ч на высоте 6000-7000 м. 2. На самолетах типа скоростных бомбардировщиков -550-600 км/ч на высотах 8000-9000 м. На самолетах типа дальних бомбардировщиков - 500-550 км/ч. 3. Дальность этих машин должна быть соответственно 600-1000-2000 км, а с перегрузкой - 1000-2000-3000 км… 4. В отдельных экспериментальных специальных образцах все указанные показатели должны быть значительно превышены, так, например, максимальная скорость должна быть 700-800 км/ч, практический потолок -15000-16000 м, дальность - 20000 км".

Надо ли говорить, что на фоне таких перспектив ДБ-3 с его скоростью в 400 км/ч имел шанс превратиться в анахронизм уже через несколько лет после создания? Частные доработки, которым он постоянно подвергался, не могли приблизить его к требуемому уровню. Чтобы отвечать велению времени, в целом удачный бомбардировщик нуждался в глубокой и всесторонней модернизации, причем изменить требовалось не только летные данные самолета.

Коренная модернизация

Страна готовилась к грандиозной войне, то ли собираясь отразить чей-то удар, то ли на кого-то напасть. Потребность в боевых самолетах стала исчисляться уже не в тысячах, а в десятках тысяч единиц. 17 июля 1939 г. К.Е.Ворошилов направил И.В.Сталину и В.М.Молотову проект постановления "О развитии самолетных заводов НКАП" (письмо №80692). Документ предусматривал увеличение мощностей существовавших заводов, а также постройку 4 новых с тем, чтобы в итоге произвести в 1941 г.: бомбардировщиков - 10400, истребителей - 13000, разведчиков и штурмовиков - 5800, всего 29200 боевых самолетов без учета морских. Причем подчеркивалось, что указанные мощности не полностью обеспечивают потребности ВВС на 1941 г.! Эти цифры поражают: план производства только на один год почти в 8,5 раза превышал совокупное количество всех немецких самолетов, участвовавших в нападении на СССР 22 июня! Вот когда приходится сожалеть о том, что советские режимно-секретные органы работали чересчур эффективно, и немецкая разведка так и не узнала об этих планах! Если бы Гитлер получил такую информацию, ни за что не решился бы напасть на Страну Советов!

Ворошиловское письмо касалось и непосредственно ДБ-3. В частности, его годовой выпуск на заводе №39 предполагалось увеличить с 600 до 1000 машин и организовать новые заводы: в Ташкенте мощностью 1500 машин* и, в перспективе, в Куйбышеве на 1000. Естественно, такое расширение производства требовало соответствующих изменений технологии, а значит, и конструкции самолета. Основные направления переделок были одинаковыми для самолетов разных типов и носили характер своего рода государственной программы. Они хорошо изложены в той же справке №3765: "В отношении строящихся в серии самолетов главными задачами являются: а) увеличение количества выпуска за счет массовости технологии, применения штамповки, литья, открытой клепки, открытых профилей, плазов, шаблонов и спец. приспособлений; б) улучшение летных и эксплуатационных качеств самолетов за счет установки новых, более мощных моторов и небольших модификаций, улучшающих их аэродинамику, установки более мощного и современного оружия и оборудования… Дальнейшие установки на эти самолеты моторов с турбокомпрессорами дают возможность без нарушений производственных процессов, а значит, при сохранении количественного выпуска их, получить улучшение летных качеств от 8% до 15%… По линии замены дефицитных материалов совершается переход на дерево, стальные профиля экспериментируются на прессованное дерево с механическими качествами мягкой стали и литое дерево… Строящиеся в серии дюралевые самолеты должны быть максимально переведены на дерево и сталь. Такие работы уже подготавливаются по самолетам типа ДБ-3 и СБ".

Работы по модернизации ДБ-3 развернулись в 1938 г. В полном соответствии с приведенной выше программой главные изменения коснулись силовой установки и конструкции планера. Причем последние являются наиболее важными при проведении водораздела между ДБ-3 и самолетами, о которых мы ведем речь, т.к. новые двигатели, оборудование и вооружение устанавливались и на ДБ-3 в последние годы их серийной постройки, а в ходе ремонтов - даже на ранее выпущенные машины. Внешние отличия модернизированного бомбардировщика таковы: удлиненная носовая часть фюзеляжа, крыло увеличенной на 1,1 кв. м площади и уменьшенной относительной толщины с 15% до 14% в корне и с 10% до 8% - на законцовке, уменьшенный размах элеронов и соответственно увеличенная площадь посадочных щитков, новые мотогондолы. Внутренние отличия гораздо более серьезны - для перехода на плазово-шаблонный метод производства всю конструкцию планера ДБ-3, разработанную в соответствии с технологическими требованиями первой половины 30-х гг., пришлось пересмотреть. Были устранены все U-образные профили и сопутствующие им мелкие сварные узлы, трубчатые лонжероны заменили на двутавровые, малкованные нервюры и шпангоуты - на штампованные. Сборочные работы стали выполняться с использованием открытой двусторонней клепки. Трубы и сварка остались в моторамах, шасси и немногих других местах. Вот что писал об этом сам Ильюшин в письме №547с/ОКБ от 9 октября 1939 г. председателю техсовета Д.В.Голееву: "Основные причины применения поясов лонжеронов таврового сечения вместо труб - это простота производства как с точки зрения уменьшения затраты часов, так и с точки зрения понижения квалификации рабочих. Лонжероны крыла из труб не дают возможности применять широко механизацию процессов постройки крыла, требуют очень большого количества мелких сваоных УЗЛОВ… Эти узелки МОГУТ изготавливаться только ручным способом, кроме того, они склонны давать трещины при сварке и термообработке, и поэтому имеется очень большой брак.

ДБ-ЗФ (заводской №390801) - эталон для серийного производства на вторую половину 1940 г.

Аварийная посадка одного из предвоенных вариантов ДБ-ЗФ, на котором для уменьшения лобового сопротивления установлен гаргрот

Серийные ДБ-ЗФ

Применение тавриков на поясах лонжеронов крыла позволяет чрезвычайно упростить крепление нервюр к лонжеронам и, таким образом, избавиться от 400-500 узелков, которые неизбежны на трубчатом поясе лонжерона. При тавриках вся клепка делается открытой, а это значит… повышается ее качество, она легко поддается контролю… Достаточно прийти на завод и посмотреть процесс постройки одного и того же крыла нашего самолета ДБ-3 трубчатой конструкции и тавриковой конструкции, чтобы убедиться в неизмеримой простоте постройки крыла из тавриков. Считаю необходимым в заключение отметить, что применение тавриков - это есть реальное осуществление нового технологического процесса производства постройки наших самолетов." Итогом всех технологических улучшений явилось резкое снижение трудоемкости изготовления бомбардировщика: если до модернизации на его постройку действовала норма 30301 час, то после расчетные затраты времени составили 14331 ч.

* Кстати, насчет Ташкента - полное откровение. До сих пор считалось, что постройка завода там до войны не предусматривалась, и он возник в результате эвакуации в 1941 г. подмосковного завода №84. (Энциклопедия "Авиация". Москва, 1994 г.).

Левый борт, приборная доска и правый борт кабины летчика

Подвергая конструкцию ДБ-3 столь значительным переделкам, попутно "зацепили" и ряд важнейших самолетных систем. В частности, отказались от герметичных отсеков крыла для размещения топлива и установили в консолях вкладные баки с заполнением надтопливного пространства нейтральным газом, а баки в центроплане сделали протестированными. При этом количество бензина на борту несколько уменьшилось. Основой силовой установки модернизированного самолета должен был стать перспективный мотор М-88, представляющий собой дальнейшее развитие "Мистраль Мажора", со взлетной мощностью 1100 л.с., и винты изменяемого шага ВИШ-23. Конструкция шасси, прежде всего кинематика уборки и выпуска основных стоек, была упрощена, увеличен ход пневмогидравлических амортизаторов и введена пневматическая система уборки вместо масляно-пневматической. Диаметр колес увеличили с 800 до 1000 мм. Пулеметы ШKAC заменили на более скорострельные Ультра-ШКАС (4000 выстрелов в минуту). Самолет получил автопилот АВП-12, обеспечивающий стабилизацию курса, крена и тангажа (правда, в серии оснащенных им машин почти не было). Все элементы конструкции пересчитали на прочность соответственно возросшей полетной массе.

Благими намерениями…

В январе 1939 г. в Кремле под председательством Молотова и в присутствии Сталина прошло совещание высших руководителей авиапромышленности и ВВС. Вопрос о модернизации ДБ-3 в повестке дня стоял одним из первых. Ильюшин выступил с докладом, ответил на многочисленные вопросы "хозяина". Казалось, за будущее самолета можно не беспокоиться: правильно выбранная базовая концепция давала возможность провести необходимую модернизацию, новая технология обеспечивала массовость выпуска, а заинтересованность руководства страны гарантировала устранение многих препятствий. Но по крайней мере один фактор играл против - ужасная спешка. Стремление во что бы то ни стало поскорее запустить новую машину в серию и выполнить фантастические планы производства никак не способствовало улучшению ее качества. Впрочем, сейчас легко судить, а в 1938-39 гг. за невыполнение планов разбирались круто. В общем, так или иначе, но в судьбе бомбардировщика наметился поворот, переведший его в конечном итоге из категории блестяще задуманных инженерных произведений в разряд весьма посредственно выполненных изделий.

Темп, взятый при создании модернизированного ДБ-3, кажется невероятным. Изучение сохранившихся документов создает впечатление, что даже соблюсти нормальную последовательность принятия решений было невозможно. Постановление КО СНК №532 от 31 мая 1939 г. определяло конкретные планы производства этого самолета, который к тому времени не прошел даже заводских испытаний и только через два месяца должен был быть передан на государственные! Процитируем этот документ, интересный во многих отношениях: "… 3. Обязать директора завода №39 Журавлева и директора завода №18 Шенкмана перестроить производство под выпуск модифицированных самолетов с началом выпуска в 4 квартале с.г. 4. В связи с внедрением в серийное производство модифицированных самолетов ДБ-3 2М-88 изменить программы по заводам №39 и №18, утвердив: заводу №39 - 260 шт. ДБ-3 2М-87А* и 60 шт. ДБ-3 2М-88 заводу №18 - 500 шт. ДБ-3 2М-87А и 50 шт. ДБ-3 2М-88. С января 1940 г. заводы №39 и №18 полностью перевести на выпуск модифицированных самолетов. 5. Предоставить директорам заводов №39 и №18 право перевыполнения установленной программы по самолетам ДБ-3 2М-88 за счет сокращения программы по ДБ-3 2М-87А, считая один с М-88 за два с М-87А, разрешив сдавать перевыполненные сверх установленной программы самолеты по цене в два раза дороже, чем ДБ-3 2М-87А… 7. Обязать НКАП обеспечить переход завода №126 на модернизированный самолет ДБ-3 2М-88 во 2 квартале 1940 г. по чертежам, отработанным на заводе №39. В 1 квартале заводу №126 выпустить два самолета ДБ-3 2М-88."

* В 7939 г. ДБ-3 выпускался с моторами М-87А.

Чтобы оценить содержание приведенного отрывка, нужно четко представить, что по технологии новый ДБ-3 2М-88 абсолютно отличался от своего предшественника, о чем так много написано в предыдущей главе. С точки зрения завода он был новым изделием, требовавшим новой оснастки, разработки техпроцессов и т.д., и все это без остановки производства! Если после такого постановления директорам все же удалось побороть искушение застрелиться, то это говорит об их очень высоких моральных качествах. Впрочем, у конструкторов жизнь была не легче. Продолжим цитирование документа: "1. Обязать ГК завода №39 тов. Ильюшина предъявить на госиспытания модифицированный самолет ДБ-3 (с металлическим фюзеляжем) с 2 моторами М-88 к 1 августа 1939 г. со следующими данными: максимальная скорость на 7000 м - 485 км/ч, практический потолок - 11000 м, дальность на скорости 325-350 км/ч - 4000 км, скорость над точкой цели - 475 км/ч, вооружение ЮхФАБ-100 или ЗхФАБ-250 или ЗхФАБ-500 или 1хФАБ-1000 на внешней подвеске, ШКАС с 500 патронами в носу, УльтраШКАС с 1500 патронами на средней установке, нижнюю люковую точку снять…, все бензобаки протестированы протектором из резины ОНАЗОТ с заполнением углекислотой, экипаж - 3, автопилот - "Сперри", радиокомпас - "Чайка". Второй экземпляр - модифицированный самолет ДБ-3 2М-88 (с деревянным фюзеляжем) предъявить на госиспытания 15 октября 1939 г. с теми же данными, что и с металлическим фюзеляжем, кроме скорости, которая должна быть 500 км/ч (!!! - авт.) на высоте 7000 м. 2. Обязать НКО (НИИ ВВС) закончить госиспытания и дать заключение по первому экземпляру не позднее 5 сентября, а по второму -15 ноября 1939 г… 6. В целях подготовки производства на заводе №39 для перехода в 1940 г. на выпуск модифицированных самолетов ДБ-3 2М-88 с деревянным фюзеляжем обязать директора завода №39 Журавлева выпустить в 1939 г. не менее 5 самолетов с деревянным фюзеляжем…" И все это параллельно с интенсивной работой над ЦКБ-56, ДБ-4 и ЦКБ-55 - будущим Ил-2!

Естественно, в таких условиях Ильюшин вынужден был искать пути сведения к минимуму трудоемкостей и сроков проектно-конструкторских работ, экономя где можно и где нельзя. Несмотря на решительные протесты начальника НИИ ВВС Филина и военкома НИИ ВВС Холопцева, он отказался от проведения статиспытаний нового крыла в целом, ограничившись лишь испытаниями лонжеронов, не провел макетной отработки новой штурманской кабины, не согласовал размещение оборудования в кабинах пилота и радиста и т.д. Но главное было сделано: 19 мая 1939 г. ДБ-3 2М-88 передали на заводские испытания, а 21 мая В.К.Коккинаки выполнил на нем первый полет. Испытания заняли почти 3 месяца и выявили большой букет недостатков новой машины. Важнейшие из них относились к группе силовой установки: двигатели М-88 оказались практически непригодными к эксплуатации из-за многочисленных дефектов, часто подводила кинематика винтов ВИШ-23, а новые мотогондолы с уменьшенным миделем не обеспечивали нормального температурного режима.

Все это привело к тому, что на госиспытания модернизированный самолет был представлен в положенный срок, но не с М-88, а с М-87Б, установленными в новые гондолы. Надо сказать, что Ильюшин не питал иллюзий относительно последствий такого шага. В письме №807с/ОКБ от 3 августа, адресованном начальнику ГУ ВВС П.В.Рычагову, он утверждал, что "самолет с мотором М-87 резко понизит свои качества как по боевой нагрузке, так и по скоростным данным", и называл установку этого двигателя "исключительно временной мерой". И действительно, с серийным М-87Б мощностью 950 л.с. машина явно не дотягивала до требуемого уровня: при нормальной массе в 7660 кг с 1000 кг бомб на высоте 5400 м удалось достичь скорости 445 км/ч, а максимальная дальность при массе 9780 кг и 1000 кг бомб составила 3500 км. И все же конструкторы трудились не зря: значительно улучшились взлетно-посадочные характеристики самолета - стала круче глиссада планирования, эффективнее торможение на пробеге, мягкая амортизация шасси улучшила рулежные свойства, а колеса большого диаметра - проходимость по грунту. В "Заключении…" по результатам госиспытаний отмечалось, что новая носовая часть фюзеляжа обеспечила большую эффективность бомбометания, облегчила работу штурмана, улучшила условия стрельбы из пулемета. Особенно подчеркивалась более высокая боевая живучесть машины, достигнутая благодаря протектированию и наддуву баков нейтральным газом, а также улучшение ее эксплуатационной технологичности. Позже на машину ставили другие моторы семейства М-87, и чтобы как-то идентифицировать этот промежуточный вариант бомбардировщика, ему присвоили наименование ДБ-ЗМ. Самолеты с М-88 стали называть ДБ-ЗФ. Впрочем, это не было обязательным правилом.

В общем, результаты испытаний позволили считать модернизацию успешной, а времени на серьезную доводку самолета все равно не было - заводы не могли ждать. И все же перечень из 72 самых необходимых доработок был передан в производство. Среди них - установка второго маслорадиатора, новой фары, изменение бомбардировочного вооружения, кранов управления юбками мотогондол и т.д. 1 октября вышло Постановление Военного Совета ВВС №44сс о том, что из-за неготовности М-88 в серийное производство следует запустить вариант ДБ-ЗМ.

Скупой платит дважды

Итак, целый ряд обстоятельств, в которых трудно винить кого-то конкретно, а тем более Сергея Владимировича, привел к развертыванию крупносерийного производства явно недоведенного самолета. Понимая, чем это может обернуться, временно исполняющий обязанности начальника ВВС Алексеев и член военного совета ВВС Агальцов пытались исправить положение. 2 августа, т.е. сразу после первого полета ДБ-ЗФ, в письме №342903с они направили Кагановичу согласованный с Ильюшиным перечень замечаний по машине из 20 пунктов. "Прошу дать указания директорам заводов № 18 и №39 об устранении указанных замечаний на первых же серийных самолетах…", - писал Алексеев. Из ответа директора завода №39 Журавлева, датированного 3 сентября, следует, что во всяком случае на первых серийных машинах это сделать нет возможности. По некоторым пунктам он соглашался внести изменения в будущем.

Первые пять серийных ДБ-ЗФ 2М-88 завод №39 сделал в ноябре 1939 г., но после выполнения трех полетов в НИИ ВВС их вернули на завод. Причина - забросы температуры и утечка масла на высоте, что, как ни странно, обнаружилось тогда не впервые. Еще летом директор завода №34 писал инспектору по качеству НКАП А.В.Ляпидевскому: "Завод №34 приступил к изготовлению и выпуску радиаторов ЦКБ-30 в 1937 г. и неоднократно ставил вопрос о прекращении изготовления данной конструкции из-за ее дефектов". Глас вопиющего тогда услышан не был, но после появления первых серийных машин этот и еще 21 пункт замечаний вошли в протокол, подписанный военной приемкой 9 декабря.

На отработку системы охлаждения масла на ДБ-ЗФ 2М-88 целиком ушли январь, февраль и часть марта 1940 г. Параллельно выполнялось большое количество переделок планера. Всего на первый ДБ-ЗФ выпустили 8147 чертежей, из них 2174 пришлось изготовить заново, а в 5211 внести изменения, т.е. нетронутыми остались лишь 9,3% чертежей! Что это, если не создание еще одной глубокой модификации?

А тем временем заводы, подгоняемые неумолимостью планов, продолжали выпускать самолеты, практически непригодные к использованию. Вот как описывает этот период директор завода №18 Шенкман в письме новому наркому авиапромышленности Шахурину №772 от 25 марта 1940 г.: "Первая машина "Ф" вышла на летную станцию 2 ноября 1939 г. Военпредом она в сборочном цехе принята не была… 4 ноября машина была уже в воздухе. В течение ноября на первой машине "Ф" №101 было совершено без участия военпреда 24 полета, в результате которых выявилась необходимость конструктивной доводки машины: по ВМГ, шасси, управлению и электрооборудованию…

Кабина стрелка-радиста. Вид по полету

В декабре начался серийный выпуск машины "Ф" из цеха №7 на летную станцию (с мотором М-87 -25 и с мотором М-88 - 24 машины). Все эти машины не были оформлены военпредами цеха 7 по различным причинам. Так, например, из 49 выпущенных машин 29 не были оформлены по группе шасси -главным образом из-за величины зазора между собачкой замка шасси и упором шасси. По ВМГ были оформлены всего 6 машин, остальные не оформлены из-за ка-потной группы и мас-лорадиаторных установок, которые впоследствии, по мере накопления эксплуатационного опыта, подвергались многократным изменениям…" Докладывая об этом в ЦК, секретарь Воронежского обкома ВКП(б) Никитин писал, что устранение дефектов потребовало демонтажа "десятков готовых машин" (письмо №385).

К концу ноября стало очевидным, что поставленные задачи по выпуску ДБ-ЗФ выполнить не удастся. 27 числа начальник ВВС КА Алексеев и военный комиссар ВВС Князев писали Кагановичу: "Изготовление самолетов ДБ-ЗФ заводом №39 идет неудовлетворительно. По состоянию на 25 ноября 1939 г. завод №39 должен поставить 20 самолетов, но до сих пор ни одной машины ВВС не сдано. Одновременно сообщаю, что выпускаемые самолеты ДБ-3 завода 126 конструктивно отстают от самолетов заводов №18 и №39, что при наличии в строевых частях машин заводов № 18, №39 и №126 усложняет их эксплуатацию…" (письмо №345/49)

Выход из создавшегося положения нашли самый естественный - скорректировали план. 3 декабря появился проект постановления "Об отмене мобилизационного плана по НКАП с 1 декабря 1939 г.", которым программа выпуска самолетов в целом по НКАП в 4 квартале была уменьшена на 790 единиц, а годовой план - до 10382 единицы. Общее количество ДБ-ЗФ ограничивалось 75 машинами, что составляло 68% от первоначально запланированного. Однако низкое качество самолетов не позволило выполнить даже этот урезанный план! Во втором томе отчета Первого главного управления НКАП по основной деятельности за 1939 г. читаем: "Завод №78, перевыполнив план сдачи самолетов ДБ-ЗФ на 11%, в то же время на деле не сдал ни одного самолета ДБ-ЗФ. (Какова фраза!!! - авт.) Необходимо, однако, учесть, что на 1 января 1940 г. заводом было собрано самолетов ДБ-ЗФ в количестве, равном годовому заданию, и сдача их не была оформлена по причинам, в значительной мере от завода не зависящим… К числу основных причин, тормозящих сдачу самолетов, надлежит отнести большое количество конструктивных переделок, которые проводились почти на каждой серии, что указывает на то, что самолет ДБ-ЗФ, несмотря на его крупносерийный выпуск, имел значительное количество конструктивных недоделок. Завод №39 перевыполнил план по сдаче самолетов ДБ-3 на 7,3% в го время, как совершенно не выполнил плана по сдаче самолетов ДБ-ЗФ." Далее отчет расширяет перечень причин создавшегося положения: недостаток времени на подготовку производства, отсутствие моторов и винтов, задержки в поставке комплектующих, непригодность производственной оснастки к изготовлению самолета после его доработки. Ах, спешка, спешка!

Кабина штурмана. Вид против полета

Один из первых ДБ-ЗФ во время испытаний в НИИ ВВС

В январе события продолжали развиваться аналогичным образом. В том же письме Шенкмана от 25 марта 1940 г. читаем: "S январе 1940 г, было облетано 11 самолетов, которые сделали 20 полетов. Из них с М-87 - 9, остальные 2 с М-88. Уже в декабре 1939г. иянваре 1940г. выявилась неудовлетворительная работа их: выбивание масла из суфлеров, разрушение отдельных деталей мотора еще при опробовании на земле, появление стружки в маслофильтре после первых полетов. В течение января пришлось заменить 4 мотора М-88 на 4 самолетах. Кроме того, в начале февраля 1940 г. на целом ряде самолетов были обнаружены на земле… поломки поршневых колец". Работа по устранению дефектов шла напряженная. В 1939 г. завод получил извещения на 101 изменение в конструкции ДБ-ЗФ, а до середины марта 1940 г. - еще на 44 изменения, причем ряд уже проведенных доработок отменялся. В итоге маслорадиаторы разместили вдоль переднего лонжерона, изменили форму воздушных каналов. Был спроектирован и запущен в серию новый капот с увеличенной площадью входного сечения, в сочетании с новыми входными жалюзи обеспечивший наконец требуемый температурный режим двигателя. На всех машинах пришлось заменить замки шасси и установить колеса с усиленными тормозными колодками.

В марте после доработок бомбардировщик вновь поступил на госиспытания, а 5 мая начальник НИИ ВВС Филин и военком Холопцев докладывали Алексееву об их результатах {письмо №0539а): "При проведении испытаний самолета ДБ-ЗФ 2М-88 №390204 с ВИШ-23 производства завода №39 выявлено следующее: 1. Максимальная горизонтальная скорость… получена 425 км/ч, на 60 км/ч меньше запроектированной и утвержденной в постановлении КО №226 и на 22 км/ч - по сравнению с ДБ-ЗФ 2М-87 с ВИШ-3. 2. Емкость бензобаков уменьшена с 3000 кг до 2750 кг… 3. Удельный расход горючего у мотора М-88 больше, чем у М-87, в связи с чем техническая дальность полета с 2750 кг бензина и 1000 кг бомб на внутренней подвеске:

а) 3000-3200 км на 340 км/ч;

б) 2250-2500 км на 380 км/ч.

По сравнению с дальностью самолета ДБ-3 2М-87 с ВИШ-3 дальность снизилась с 3600-3800 км, т.е. на 600 км… 4. Юбки капотов в закрытом положении не предохраняют моторы от интенсивной продувки воздухом, чему способствует отсутствие противопожарной перегородки. Из-за этого гондола шасси и бензобаки не гарантированы от проникновения огня в случае повреждения выхлопного коллектора. 5. Девиация компаса при включении РПК-2 и рамки РСБ свыше 10 градусов, что совершенно недопустимо. 6. На самолетах ДБ-ЗФ до сих пор не установлены выдвижные люковые установки МВ-2, что снижает обороноспособность задней нижней сферы".

Как говорится, ни убавить, ни прибавить… Получив такую, прямо скажем, неожиданную характеристику обновленного ДБ-ЗФ, Алексеев тут же направил ее Шахурину, добавив от себя: "Сообщаю, что мною отдано приказание военной приемке заводов №18 и №39 прекратить окончательное оформление и оплату самолетов как неполноценных" (письмо №501587 от 7 мая 1940 г.).

Гром грянул на следующий день - 8 мая вышел приказ НКАП №195с "О ходе производства самолетов ДБ-ЗФ на заводах №39 и №18". В нем отмечалось: "Коллегия НКАП по докладам директоров заводов №№39 и 18 тов. Журавлева и Шенкмана и главного конструктора тов. Ильюшина констатировала, что решение правительства о выпуске самолетов ДБ-ЗФ заводами №№ 39 и 18 не выполнено (план первого квартала 1940 г. по этой машине выполнен заводом №39 на 3,4% и заводом №18 на 10,4%.).

Совершенно нетерпимое положение с выполнением плана и, в первую очередь, на ведущем заводе №39, явилось результатом безответственного отношения к выполнению государственного задания со стороны директора завода тов. Журавлева и главного конструктора тов. Ильюшина. Передав в серийное производство не оконченную доводками машину, главный конструктор тов. Ильюшин растянул доработку машины на очень длительный срок, и даже в настоящее время нет уверенности в полной ее доработке, так как у руководства завода №39 и главного конструктора тов. Ильюшина до сих пор нет продуманного, четкого плана по доводке самолета ДБ-ЗФ. Коллегия особо отметила невыполнение установленного правительством задания по скоростям. Вместе с тем со стороны главного конструктора тов. Ильюшина и директора завода тов. Журавлева не было принято должных мер к ускорению передачи самолета ДБ-ЗФ на госиспытания…

Ссылаясь только на дефекты винтомоторной группы (перегрев масла), директор завода №39 тов. Журавлев и главный конструктор тов. Ильюшин в течение свыше двух месяцев не занимались устранением дефектов самолета и доводкой его, в результате чего машины выводились из сборочного цеха на аэродром с большим количеством дефектов и возвращались обратно в цех, что срывало нормальный ход производства. Выявленные дефекты теплового режима, в связи с постановкой мотора М-88, устранялись недопустимо медленными темпами (свыше двух месяцев). Коллегия отметила, что со стороны Третьего и Шестого Главных Управлений не было принято мер к своевременной поставке моторов и винтов для самолета ДБ-ЗФ, в результате чего она проходила явно неудовлетворительно, обеспечивая потребности заводов №№39 и 18 лишь в пределах 50-60%.

Помимо того, в течение всего первого квартала текущего года заводом №29 было поставлено заводам №№39 и 18 около 100 моторов с крупнейшими дефектами, приведшими к замене их на уже облетанных самолетах.

Коллегия предупредила руководство завода №39 и главного конструктора тов. Ильюшина и обязала их в ближайшее время принять необходимые меры по исправлению создавшегося положения с доводкой самолета ДБ-ЗФ и мобилизовать технические силы завода на выполнение решений правительства о выпуске этой машины…"

Главное было сделано - виновных нашли. Дело стало за малым - определить эти самые "необходимые меры". Что же в этом плане предлагал НКАП? Может быть, нормализовать процесс создания самолета? Прекратить эту бешеную гонку и дать возможность конструкторам спокойно подумать? Или провести кадровые перестановки? Ничуть не бывало! Тем же, кого только что ругали, и приказали "обеспечить немедленный и решительный перелом в сдаче самолетов ДБ-ЗФ заказчику и создать все условия по выполнению плана второго квартала с покрытием недодела первого квартала". А Ильюшину, кроме того, дали задание за 15 дней разработать меры по увеличению скорости полета на 60 км/ч. Но что он мог предпринять в такой короткий срок? Вновь доработкам подверглись маслорадиаторы, развернулась работа по регулировке винтов, началась разработка убирающейся хвостовой опоры шасси.

Как видно, дело приняло очень серьезный оборот и могло плохо закончиться не только для Ильюшина, но и для самого Шахурина. И нарком решился на крайний шаг - 10 мая он написал Сталину: "НКО прекратил приемку самолетов ДБ-ЗФ…, мотивируя тем, что машины не отвечают данным, заказанным в постановлении Правительства. Прошу Вас дать указание НКО о приемке на вооружение этих машин на заводах №39 и №18 впредь до утверждения результатов гос. испытаний улучшенного образца данного самолета". Очевидно, радея за народное добро, Сталин положительно отнесся к просьбе наркома, и 14 мая вышло постановление КО №201сс: "/. Обязать НКО, впредь до утверждения результатов госиспытаний самолета ДБ-ЗФ с мотором М-88 принимать с заводов №39 и №18 НКАП самолеты ДБ-ЗФ 2М-88 с пониженными данными: с макс, скоростью 425 км/ч и дальностью не менее 3200 км; 2. Обязать НКАП самолет ДБ-ЗФ с 2М-88 с ЛТД, обусловленными постановлением КО от 29 июля 1939 г. №226, предъявить на госиспытания не позднее 1 июля 1940 г.".

Перед грозой

Большая война была уже на пороге, а ДБ-ЗМ/Ф все еще переживал период "детских болезней". Известно, однако, что для боевого самолета нет ничего более способствующего избавлению от них, чем практическая эксплуатация и применение. Вполне возможно, что руководствуясь этими соображениями, новый бомбардировщик могли послать на войну с Финляндией, хотя четких подтверждений этому еще не найдено. Зато известно, что эксплуатация в условиях суровой зимы 1939-40 гг. ДБ-3 помогла выявлению "детских болезней" и ДБ-ЗМ/Ф. Прежде всего обнаружилось отсутствие средств подогрева моторов, ряда агрегатов и приборов, что иногда срывало боевые вылеты. Второй большой проблемой стала слабость оборонительного вооружения. 29 февраля командующий ВВС ЛВО комкор Птухин и комиссар ВВС ЛВО полковой комиссар Силантьев писали Шахурину: "6 период боевых действий выявилась необходимость на самолете ДБ-3 для защиты самолета с хвоста брать в экипаж второго стрелка для люковой установки. Необходимо обеспечить самолет ДБ-3 люковыми установками…"

5 ноября известные всей стране летчики Байдуков и Юмашев писали Шахурину: "За время участия в боевых действиях на Северо-Западном фронте замечены следующие недостатки по самолету ДБ-3 с М-87, который нами эксплуатировался:

По мотору М-87Б - полно (разрушение редуктора за 17 ч, заклинение вала за 29 ч, прогар поршня за 20 ч, заедание сектора газа из-за обмерзания заслонки карбюратора, забивается всасывающий патрубок на рулежке, обледенение сетки всасывающего патрубка, обледенение жалюзи, свечи низкого качества, альфометры врут, маслорадиаторы замерзают, перегрев мотора на земле и переохлаждение на крейсерской скорости).

По самолету ДБ-3: 1. Задняя центровка (продольная неустойчивость); 2. Бензин перетекает из бака в бак, что неприятно в слепом полете; 3. Бензобаки одной группы имеют неодинаковую выработку; 4. Лыжи сильно примерзают, нужно 8-10 чел. качать и форсаж при страгивании; 5. Гироскопы от трубок Вентури работают вяло даже на 220-240 км/ч; 6. Трубки Вентури при обледенении выходят из строя, и при отказе автопилота слепой полет невозможен; 7. Приборы расположены скверно; 8. Освещение кабин не позволяет видеть некоторые приборы; 9. При полностью включенном освещении отсвечивает на лобовое стекло; 10. Рычаги шасси, форсажа и винта поставлены вразнобой; 11. Скверно стопорятся рычаги форсажа и легкого шага; 12. Антиобледенители винтов капризны, отвлекают штурмана, который качает; 13. Нейтральным газом не обеспечены все группы бензобаков; 14. При обледенении лед пробивает остекление кабины штурмана; 15. При обледенении штурманская кабина настолько обмерзает, что шторки заедают, а пулемет не стреляет; 16. Хвостовая огневая точка не обеспечивает защиты; 17. Так как берут 4 члена экипажа, надо дополнительный кислородный прибор и телефон".

Естественно, важнейшим моментом при лечении машины стало устранение дефектов мотора М-88. В первую очередь Ильюшин считал необходимым отладить его внутренний тепловой режим, облегчить управление открытием дроссельных заслонок карбюратора*, устранить перерасход топлива и течи масла, обеспечить нормальную работу навесных агрегатов. Установленные на ДБ-ЗФ первых серий М-88 часто приходили в негодность по причинам перегрева головок цилиндров, появления стружки в маслофильтрах, разрушения шатунов, прогара поршней и т.п. Кроме того, из-за несоблюдения стандартов в процессе производства взаимозаменяемость ряда важнейших деталей М-88 оставляла желать многлучшего. Все это часто приводило к летным происшествиям.

Серийный Ил-4, выпущенный в конце 1942 г.

Опытный Ил-4 с крылом со "стрелкой" и его правая консоль

Несмотря на все это, 24 января 1940 г. вышло постановление КО №34сс о принятии на вооружение М-88 с установлением срока его службы до первой переборки 100 часов и о запуске в серийное производство на заводе №29. В документе отмечался ряд дефектов двигателя и определялось, что до 1 марта все они должны быть устранены. Однако не все получается, как планируется. Была проделана большая работа, внедрены многие усовершенствования, проведены стендовые и летные испытания, выпущены сотни серийных моторов (на 1 июня - 850 шт.), изданы строгие приказы, но… "Качество выпускаемых моторов М-88 не гарантирует надежной эксплуатации их в строевых частях ВВС", - подвел итог маршал Тимошенко в письме №16638с к Шахурину от 11 июня, а 6 августа вышло постановление КО №340сс об остановке серийного выпуска М-88. Однако программа ДБ-ЗФ была настолько важной, что на совершенствование М-88 бросили новые силы, и уже 13 ноября в постановлении КО №422сс говорилось: "В связи с окончанием работ по устранению дефектов мотора М-88 и получением удовлетворительных результатов в процессе испытаний… разрешить НКАП возобновить серийный выпуск моторов М-88 на заводе №29".

Другим важным направлением совершенствования ДБ-ЗМ/Ф стало развитие его вооружения, как наступательного, так и оборонительного. Оказалось, что, создавая в спешке новую машину, кое о чем забыли. Так, 8 октября 1939 г. Ильюшин получил письмо №580380сс от начальника ВВС Локтионова, в котором указывалось, что исходный ДБ-3 допускает подвеску, кроме ФАБ-100, следующих типов бомб: ФАБ-5 (как штатных, так и переделанных из артснарядов), ФАБ-70М1/М2, ЗАБ-50, ХАБ-25, КРАБ-25 и ЦАБ-П-40. "На самолете ДБ-ЗФ подвеска этих бомб совершенно не предусмотрена. Это снижает боевые качества данного бомбардировщика, могущего иметь различные спец. задания по бомбометанию", - сетовал главком. Вскоре из НКАП поступил соответствующий приказ, и самолет был доработан.

* Из-за больших потребных для этого усилий на ЛИСе завода №29, который был головным по двигателю, 16 июля 1939 г. произошла авария самолета ЦКБ-30 №390814, выполнявшего испытательный полет на проверку высотности М-88 и работы ВИШ-23. Сломалась тяга газа правого мотора у кронштейна под сиденьем летчика, и мотор перестал регулироваться. Такая же поломка имела место в первом полете этой машины и была устранена без анализа причин.

Мотогондола раннего типа мотора М-88

Маслорадиаторы на первых серийных ДБ-ЗФ

С учетом опыта финской войны усовершенствованию подверглось и оборонительное вооружение, которое на пер-в'ых серийных машинах было еще старого типа. 11 января 1940 г. вышло постановление правительства №23сс о том, что с 1 апреля ДБ-3 должны поставляться с новыми турелями Можаровского и Веневидова и с выдвижными люковыми установками тех же конструкторов. Верхняя установка МВ-3 имела аэродинамические компенсаторы, уравновешивающие действие воздушного потока на ствол, что позволяло вращать турель на 360° на любой скорости, производя быструю наводку пулемета на цель. Большие размеры колпака турели МВ-3 улучшили обзор и условия работы стрелка. Откинутый на определенный угол колпак турели автоматически отделялся от самолета, позволяя стрелку, в случае необходимости, быстро покинуть самолет. Нижняя установка МВ-2 с выдвигаемым в поток пулеметом ШКАС и перископическим прицелом также улучшила условия наводки и стрельбы. Имитация воздушного боя показала, что число попаданий из нее стало в 2-3 раза выше, чем прежде. 26 января вышел приказ НКАП №23сс, предписывавший заводу №32 изготовить 1400 комплектов турелей МВ-3, а самолетостроительным заводам - организовать бригады для их монтажа. Но по ряду причин внедрение новых установок затянулось, и переоборудование ранее построенных машин продолжалось даже в первые месяцы войны.

Следуя примеру передовых стран, большое внимание стали уделять автономности и всепогодности применения ДБ-ЗМ/Ф, пытаясь оснастить его различным пилотажно-навигационным оборудованием. 5 февраля 1940 г. вышло постановление правительства №61сс "Об обеспечении бомбардировочных самолетов НКО и НКВМФ приборами слепого самолетовождения и слепой посадки". Оно обязывало НКАП, начиная с 10 февраля, строить бомбардировщики с радиополукомпасами РПК-2 "Чайка" и в 1940 г. поставить в войска 400 самолетов ДБ-ЗМ/Ф, оборудованных приборами слепой посадки - радиовысотомерами БК-3 (тогда назывались эхолотами) и приемными радиоустройствами "Ночь-1". Похоже, однако, что это постановление осталось только на бумаге, т.к. 13 августа вышло аналогичное постановление №352сс, предписывавшее делать то же самое, но с 1 сентября. Правда, и тут промашка вышла - выпуск РПК-2 в достаточном количестве наладить не смогли, поэтому завод №39 ставил "Чайку" на каждый третий бомбардировщик, а завод №18 - на каждый пятый. Ситуация с радиовысотомерами оказалась еще хуже: к концу октября опытные образцы БК-3 на испытаниях показали неудовлетворительные результаты и были забракованы военными. Учитывая трудности с поставками оборудования, в частности, автопилотов, на 1941 г. было запланировано выпустить всего 130 оборудованных им ДБ-ЗФ, и кроме того, еще 170 таких машин в строевых частях оснастить аппаратурой слепой посадки и противообледенительной системой винтов, остекления кабины, передних кромок крыла и хвостового оперения (приказ НКАП №241сс от 18 марта 1941 г.).

Кстати, о противообледенительных системах. Дело это тогда было новым, и никто толком не знал, на каком именно принципе борьбы со льдом предпочтительнее остановиться. На совещании Техсовета НКАП по этому вопросу, состоявшемся 7 августа 1940 г., рассматривались химический антиобледенитель, разработанный в НИИ ГВФ группой Фейгельсона, и термический антиобледенитель Зуева. Первый получил предпочтение, т. к. "показал хорошие результаты, отработан и позволяет немедленное оборудование большого числа готовых самолетов…", однако Техсовет решал задачу комплексно. ЦАГИ обязали форсировать разработку термического антиобледенителя (электрического или от выхлопных газов) и дать результат к 1 января, а также в двухнедельный срок составить техописание и чертежи антиобледенителей английской и немецкой конструкции. Перед Наркомлегпромом поставили задачу выпустить опытную партию лобовых стекол, армированных электрообогревательной металлической сеткой. В октябре завод №39 оборудовал ДБ-ЗФ термической противообледенительной системой, скопированной с Ju 88. Однако "немецкий след" в конструкции бомбардировщика на этом не обрывается - той же осенью завод №120 стал делать для него тормозные колеса с ребристой тормозной рубашкой по образцу Ju 88, Bf 110 и Do 215.

В описываемый период доводка самолета заключалась не только в дальнейшем совершенствовании его систем и агрегатов. Часто речь шла об обыкновенном доделывании того, что не сделали вовремя. Например, 19 сентября 1939 г. начальник ВВС Локтионов и начальник штаба ВВС Арженухин жаловались Кагановичу в письме №322459: "Новую эталонную машину ДБ-3 завод №39 обязан был сдать… с плановым фотоаппаратом АФА-27ТП (АФА-Б), но С.В.Ильюшин по непонятным для Военного совета причинам установил только перспективный фотоаппарат, благодаря чему дальнебомбардировочная авиация на сегодня лишена возможности заниматься фоторазведкой… Военный Совет ВВС просит Вас дать категорические указания… тов.Ильюшину немедленно установить на самолете ДБ-3 плановую установку под АФА и впредь все машины этого типа выпускать обязательно с местом для планового аэрофотоаппарата". Пришлось ильюшинцам сделать и эту работу.

Выдвижная люковая стрелковая установка МВ-2. На фото справа виден перископический прицел

Доводя до ума оборудование самолета, определенное внимание уделяли и планеру. В частности, одно из средств повышения скорости полета видели в улучшении качества внешней поверхности. Главным врагом здесь были заклепочные швы, превращавшие некоторые участки обшивки в подобие стеганого одеяла. Избавиться от них можно было, либо применив деревянную конструкцию, либо электросварку. Читатели помнят, что 31 мая 1939 г. ОКБ Ильюшина получило правительственное задание разработать ДБ-ЗФ с фюзеляжем, полностью изготовленным из дерева. По чертежам ОКБ постройкой такого фюзеляжа занялся завод №301 в подмосковных Химках, и уже 20 августа еще один вариант ДБ-ЗФ с моторами М-87А поступил на заводские испытания. К декабрю на него поставили М-88, но как прошли испытания, не известно. Можно предположить, что примененная впоследствии на Ил-4 деревянная кабина штурмана является частью этой конструкции. 5 января 1940 г. вышел приказ НКАП №7с, согласно которому "в целях повышения скоростных характеристик самолета ДБ-ЗФ и снижения трудоемкости клепально-сборочных работ" заводу №18 давалось задание построить к 25 марта опытный комплект крыльев с обшивкой, приваренной к силовым элементам контактной сваркой. Работу курировали непосредственно Ильюшин и Шенкман, но почему из этой затеи ничего не получилось, авторы тоже не знают.

К началу лета 1940 г. все ДБ-ЗМ/Ф стали выпускаться в маскировочной окраске. Соответствующий приказ НКАП №228 вышел 23 мая. Мы процитируем его здесь, делая это прежде всего для моделистов, воспитанных на строгих стандартах окраски самолетов Германии и Англии и столь озабоченных точностью их воспроизведения. Как видно, в СССР процесс окраски боевых самолетов допускал намного больше свободы для творчества: "Начальнику Первого Главного Управления тов. Шиц и директорам самолетных заводов с 25 мая с.г. отменить существующую окраску самолетов (красный, стальной, белый, серый и др.) как демаскирующую и перейти на нижеследующие цвета покрытий: а) верхняя поверхность крыльев и оперений, боковые поверхности фюзеляжей -зеленоватый цвет (под цвет травы); б) нижняя поверхность крыльев, оперений и фюзеляжа - бледно-голубоватый цвет (под цвет облаков). Вся продукция, окрашенная на 25 мая с.г. по существующим расцветкам в самолетах и агрегатах, перекраске не подлежит".

Процесс доводки бомбардировщика шел далеко не гладко. Самолет постепенно избавлялся от "детских болезней", но некоторые принципиальные недостатки все еще не были устранены. Прежде всего это относится к чрезмерно задней центровке, делавшей ДБ-ЗФ неустойчивым и трудным в пилотировании. По результатам испытаний самолета сер.№390204 НИИ ВВС предложил оригинальный выход из этой ситуации: не пытаться сместить центр масс вперед, а сдвинуть назад среднюю аэродинамическую хорду путем небольшого разворота консолей вокруг точки стыка переднего лонжерона. Еще 16 февраля 1940 г. завод №39 получил из ОКБ Ильюшина необходимую для этой операции техдокументацию (извещение №170), однако внедрить ее в производство отказался. Не решались и другие важные проблемы. Отработанные газы двигателей продолжали проникать в кабину стрелка, не держали замки выпущенного положения шасси, на пологих разворотах створки бомболюка сами собой открывались (правда, лишь наполовину), сиденье стрелка не давало ему возможности работать с рацией. Все это вынудило Смушкевича написать Шаху-рину возмущенное письмо №396 от 20 июля: "Завод №39 НКАП за период внедрения и доводки самолета ДБ-ЗФ в течение года систематически не выполняет требования ВВС по устранению дефектов, выявленных на самолете по результатам госиспытаний в НИИ ВВС… Дефекты, выяв-ленные на испытаниях еще в декабре 7939 г., устранялись в течение 4-5 месяцев, но и на сегодня полностью не устранены…

Верхняя стрелковая установка УТК-1

Несмотря на Указ Президиума ВС от 10 июня 1940 г. об ответственности за сдачу некондиционной продукции, дефекты, выявленные в марте-апреле 1940 г., завод устранять отказывается, хотя по ряду вопросов… есть решение конструкторского бюро… В результате нежелания доработать самолет, завод не выполнил постановление Правительства и не сдал к 1 июля самолет, отвечающий данным, указанным в постановлении КО №226сс…"

Как видно из документов, отношение заказчика к ДБ-ЗМ/Ф становилось все хуже. Особенно большую порцию масла в огонь здесь подлила закупка за рубежом образцов передовой авиатехники, знакомство с которыми многим военным буквально открыло глаза. 19 декабря начальник НИИ ВВС Филин в докладе, посвященном немецким самолетам, сделал вывод: "Эксплуатация Ю-88 и До-215 намного удобнее в сравнении с СБ и ДБ-3". Вот какие цифры прозвучали в его выступлении:

А вот выписка из акта очередных госиспытаний, которые проходил серийный ДБ-ЗФ №180630 производства завода №18 в период между 5 сентября и 4 октября: "Самолет стоит ниже Ю-88, До-215 и "Норт Америкен", и надежность также ниже". И вновь следует обширный перечень дефектов, среди которых демаскировка самолета ночью пламенем из выхлопных патрубков, тяжелое управление рулями и элеронами, недостаточная проходимость шасси, слабость оборонительного огня.

В общем, к середине 1940 г. с ДБ-ЗМ/Ф сложилась ситуация, которую вполне можно охарактеризовать как патовую. Очевидно, отчаявшись найти из нее выход, военные стали связывать свои надежды с самолетами конкурирующих фирм, в частности, с ДБ-240, более известным как Ер-2. 10 июня вышел приказ НКАП №278сс, который фактически отдавал воронежский завод в вотчину главному конструктору Ермолаеву. Шенкману предписывалось выпустить в текущем году 700 шт. ДБ-ЗФ и 70 шт. ДБ-240, а в 1941 г. полностью переключиться на новую машину и произвести ее в количестве 800 шт. Но как читатель уже, наверное, убедился, не все приказы выполняются точно и в срок: ДБ-ЗФ выпускались параллельно Ер-2 еще в апреле 1941 г.

Стрелковая установка штурмана

УТК-1 с откинутым колпаком. Пулемет не установлен

Ил-4 с подвешенными парашютными контейнерами

Экспериментальный высотный бомбардировщик Ил-4ТК с гермокабиной

Ил-4 на сбрасываемом лыжном шасси разработки НИИ ГВФ

Несмотря на нажим конкурентов и собственные неудачи, Ильюшин не сдавался. Дефекты хоть и медленно, но все же устранялись, а с конца 1940 г. серийные ДБ-ЗФ оснащались доведенными М-88. Правда, надежды конструкторов вновь не оправдались - скорость самолета в сравнении с ДБ-3 2М-87А изменилась незначительно. Причина - рост нормальной взлетной массы до 8033 кг (перегрузочной - до 10153 кг) из-за новой турели, установки фотоаппарата и прочего оборудования. Вывести из этого тупика самолет могла только установка более мощного двигателя. Еще 15 октября 1939 г. приказ НКАП №347с предписывал установить на модифицированном ДБ-3 новый мотор М-81 и совершить первый полет 1 января 1940 г. Произведя необходимые расчеты, 23 октября Ильюшин сообщил Кагановичу, что с новым мотором возможно достижение скорости 500 км/ч, а с использованием турбокомпрессоров - 540 км/ч, но при этом масса пустого самолета вырастает на 800 кг. Взвесив все, Сергей Владимирович предлагал установить М-81 на один из серийных ДБ-ЗМ/Ф без усиления конструкции, т.к. "для производства испытаний существующая прочность самолета вполне достаточна".

Такой самолет взлетел с аэродрома завода №39, но не 1 января, а 30 марта. Вскоре, однако, выяснилось, что новый мотор так же далек от готовности, как и М-88 год назад. Точно так же перегревались цилиндры, случались поломки, не подходил винт и т.д. Несмотря на правительственные комиссии и самые строгие остановления, довести двигатель не удалось. Попытка поставить на ДБ-ЗФ новейший М-89 (еще один потомок "Мистраль Мажора"), предпринятая в самом начале 1941 г., окончилась аналогично. Потерпели неудачу и первые попытки оснастить ДБ-ЗФ гермокабинами конструкции Щербакова и Каштанова.

Вот так и получилось, что, как ни ругали военные ДБ-ЗФ 2М-88, а пришлось им брать именно его, т.к. брать больше было нечего. Ждать они уже не могли: 25 июня 1940 г. вышло постановление правительства "О реорганизации авиационных сил Красной Армии", которым предусматривалось формирование 106 новых авиаполков, включая 15 полков Дальней Авиации, а также перевооружение частей, оснащенных ТБ-3. За 1940 г. завод №18 выпустил 808 ДБ-ЗФ и 555 ДБ-3, завод №39 - соответственно 198 и 279, завод №126 - 100 ДБ-3. Всего за год предприятия НКАП построили 10565 самолетов, в т.ч. 8392 боевых, что на 19,8% больше, чем в 1939 г.

В годы войны

И все же не будем чересчур строги. К 1941 г. ДБ-ЗФ, хотя и сильно не дотягивал до требуемого военными уровня, но был вполне современным самолетом. Да и планка, надо признать, поднята была слишком высоко. За всю войну лишь один дальний бомбардировщик оказался в состоянии превысить 500-километровый рубеж скорости, но это был Boeing B-29! По эксплуатационной пригодности ДБ-ЗФ, конечно, был не подарок, но и в этом плане он вряд ли был хуже других советских самолетов того периода. К тому же, в машину постоянно вносились изменения, направленные на улучшение именно эксплуатационных качеств. Так что войну ильюшинский бомбардировщик встретил во вполне боеспособном состоянии.

Другое дело, что война выявила новые проблемы ДБ-ЗФ, причем чрезвычайно рельефно, т.к. цена конструктивных и производственных недоработок теперь стала измеряться человеческими жизнями. В дальних групповых ночных вылетах вдруг обнаружились большие колебания в расходе горючего из-за плохой регулировки карбюраторов, которые обледеневали ввиду слабого прогрева подаваемого воздуха, большая заметность самолета из-за отсутствия пламегасителей и голубой окраски нижних поверхностей, слабость оборонительного вооружения и отсутствие брони у стрелка. Но больше всего летчиков "доставала" задняя центровка самолета. Вспоминает дважды Герой Советского Союза А.И.Молодчий: "Автопилота на самолете нет, а по своей природе Ил-4 неустойчив, каждую секунду норовит завалиться в крен, уйти с курса, задрать или опустить нос. Нужно беспрерывно крутить штурвал… Гул моторов, однообразные движения штурвалом то вправо, то влево, на себя, от себя укачивают, прямо-таки убаюкивают. И летчик как будто и с открытыми глазами сидит, но приборов не видит. Его сознание на миг отключается. Спит человек. Сон этот длится секунду, может, две, но тут же, мгновенно очнувшись, кажется тебе: спал вечность! А поэтому руки начинают бессознательно крутить штурвал, и не всегда в ту сторону, куда нужно. Чтобы избавиться от этой беды - от сонливости, мы брали в полет нашатырный спирт. Некоторые мои однополчане так и сложили головы не над целью, где извергают огонь вражеские зенитки, где роятся "мессеры", а в обычном полете, потеряв бдительность. Все это хорошо знали, но выдержать постоянное напряжение в длительных полетах не могли. Это было выше физических сил… Насколько штурмовик был хорош, настолько наш бомбардировщик, мягко говоря, был не очень хорош".

Слабость вооружения ДБ-ЗФ обуславливалась не только недостаточным количеством и калибром стволов, но и трудностью их эффективного использования. Так, оказалось, что штурману мешает стрелять из пулемета прицел ОПБ-1М, имевший длину почти 1 м. Из этого положения каждый штурман выходил как мог. Например, Н.А.Гунбин из 98-го АП стрелял, привязав к пулемету веревку. Способ внедрили и на других машинах, но, понятно, что такая стрельба больше носила характер психологического фактора. Все это тем более печально, что для бомбометания с малой высоты -основного способа применения ДБ-ЗФ в первые месяцы войны - этот прицел был не нужен.

Пытаясь усилить обороноспособность бомбардировщика, в состав экипажа ввели второго стрелка для обслуживания люковой установки. С весны 1942 г. турель МВ-3 стали заменять турелью УТК-1 конструкции И.П.Шибанова с пулеметом УБТ калибра 12,7 мм и боезапасом в 200 патронов, а рабочее место стрелка экранировали бронелистами толщиной 6-8 мм. На многих машинах вместо ШКАС в люковой установке стали применять УБТ, производя переделку прямо в частях. С июля 1942 г. в состав вооружения вошли авиационные гранаты АГ-2, оснащенные парашютом. Взрываясь через 3-4 с после сброса, они давали область сплошного поражения осколками диаметром 30-35 м. С начала 1943 г., когда стратегическое господство в воздухе стало переходить к советским ВВС, возникла идея использования самолета не только ночью, но и днем. Для этого был проработан вариант с 4 крупнокалиберными пулеметами, в т.ч. дополнительными в бортах фюзеляжа, и с 1 ШКАС. Экипаж планировалось увеличить до 5 человек, причем штурман получал бронеспинку толщиной 8 мм, а летчик - 13 мм.

Появление четвертого члена экипажа и другие необходимые мероприятия привели к дальнейшему росту массы пустого ДБ-ЗФ и, соответственно, нормальной взлетной до 9470 кг. При этом дальность полета, естественно, упала. 1 декабря 1941 г. вышел приказ НКАП №1154сс, предписывавший оснащать ДБ-ЗФ подвесными баками. Вскоре вариант с двумя дополнительными бензобаками емкостью по 325 л и двумя встроенными маслобаками по 70 л был готов, и по этому образцу заводские бригады и техсостав к маю 1942 г. переоборудовали несколько сот строевых бомбардировщиков, а промышленность начала серию. Летные данные из-за подвески баков опять снизились, но для действий ночью были признаны удовлетворительными. Что касается дальности, то на испытаниях она оказалась равна 3800 км, правда, не на крейсерской, а на экономической скорости. В тот период бомбардировщик получил новое имя - в постановлении ГКО №1498 от 26 марта 1942 г. была такая строчка: "Самолеты ДБ-ЗФ впредь именовать Ил-4".

Эвакуация завода, выпускавшего М-88, стала причиной возобновления поиска нового мотора для ДБ-ЗФ. 20 ноября 1941 г. вышел приказ НКАП №1147сс, один из пунктов которого гласил: "Директору завода №126 Тимофееву и ГК Ильюшину провести установку и отработку моторов М-82 на самолете ДБ-ЗФ. Результаты испытаний самолета ДБ-ЗФ с М-82 представить к 15 января 1942 г. Провести подготовку к серийному выпуску самолетов ДБ-ЗФ с моторами М-82 и обеспечить серийный выпуск самолетов с этими моторами с 1 марта 1942 г.". Предлагаемый двигатель имел мощность 1330 л.с., что на 230 л.с. больше М-88, однако его масса была больше на 210 кг, а удельный расход бензина - на 15%. В Комсомольске-на-Амуре летчик Галицкий достаточно долго испытывал ДБ-ЗФ 2М-82, но результаты оказались неудовлетворительными. Масса самолета на 817 кг превысила массу ДБ-ЗФ - "эталона 1940 г.", максимальная скорость увеличилась незначительно (до 379 км/ч у земли и 437 км/ч на высоте), а дальность упала до 2540 км. К тому же, М-82 переживал период "детских болезней". Поэтому ломать налаженное производство не стали, а трудности с моторами М-88Б вскоре удалось преодолеть.

Тем не менее, в установке М-82 на Ил-4 руководство НКАП видело большие перспективы. 5 апреля 1942 г. Шахурин писал Сталину: "По Вашему заданию был рассмотрен вопрос о мероприятиях по сокращению разбега и пробега наших боевых самолетов.

Выливной авиационный прибор ВАП-500

В первую очередь были отобраны и рассмотрены мероприятия, технически не вызывающие сомнения, возможные к применению в ближайшее время и не снижающие скорости полета, а также не требующие больших переделок самолетов и моторов. По самолету Ил-4… переход на более мощный мотор М-82 даст сокращение разбега, по сравнению с серийным самолетом с М-88 при весе 11500 кг, на 50%. Разбег уменьшится… до 400 м вместо 800 м" (письмо №2254). А 20 апреля Яковлев, зам. командующего ВВС Петров, начальник ЦАГИ Шишкин, начальник ЛИИ Чесалов, начальник ЦИАМ Поликовский в письме №2627, адресованном Шахурину, утверждали, что, кроме сокращения разбега, установка М-82 на Ил-4 "повысит максимальную скорость самолета у земли на 40%, что составит 400 км/ч, и на высоте 6000 м - на 40-50 км/ч, т.е. 470 км/ч". В конце этого обширного письма коллектив его уважаемых авторов выражал надежду, что "если быстро провести в жизнь предлагаемые мероприятия,… наши основные боевые самолеты не будут уступать немецким".

Ильюшин реагировал на эти предложения сдержанно. Очевидно, он полагал, что потеря дальности будет слишком большой ценой за возможные улучшения. Да и сам мотор все еще не был доведен. Активизация работ по установке М-82 имела место лишь в начале 1943 г. в связи с перспективой превращения Ил-4 в дневной бомбардировщик и резкого увеличения его взлетной массы. 25 февраля вышел приказ НКАП №117сс, обязывавший завод №23, где было развернуто производство Ил-4, к 20 марта сделать Ил-4 с М-82, а также с описанным выше составом экипажа и вооружением. Предполагалось, что скорость у земли достигнет 375 км/ч, а на высоте с использованием форсажа (т.е. 1700 л.с.) -440 км/ч. Дальность при нормальной взлетной массе получалась равной 1500 км, а с перегрузкой - 2200 км. Госиспытания этого самолета предписывалось завершить не позднее 25 апреля. Однако недостатки редукторного варианта М-82НВ и сильная конкуренция со стороны Ту-2 не позволили довести работу до конца.

Как только суматоха эвакуации осталась позади, Сергей Владимирович получил возможность развернуть работу по ликвидации недостатков Ил-4. Надо сказать, возможность эта была весьма ограниченной, т.к. останавливать производство бомбардировщиков было запрещено. И все же сделано было очень много. Прежде всего, для исправления центровки разработали новые консоли крыла с увеличенной стреловидностью по передней кромке и новым профилем.

Десантная кабина ДК-12 и контейнер для перевозки 45-мм противотанковой пушки

Комэск 1 -и АЭ 2-го ГвАПДД А.И.Молодчий (справа) и его штурман С.И.Куликов. Зима 1942-43 гг.

Они имели смешанную конструкцию из металлических лонжеронов и деревянных обшивки и нервюр. Более толстый профиль (10% на законцовке) и вынос нижних поясков нервюр за наружную обшивку с образованием ребер позволили установить в консоли вместо одного три протестированных бака, увеличив запас горючего на 1135 кг, что дало возможность отказаться от подвесных баков. 21 октября 1942 г. закончились испытания Ил-4 2М-88Б серийный №2314 с новыми консолями. Оказалось, что полетная масса вновь возросла (перегрузочная была доведена до 12130 кг), несколько снизилась максимальная скорость (до 404 км/ч на 6650 м при массе 10055 кг), но значительно возросла дальность (до 3585 км при 340 км/ч и до 4265 км при 250 км/ч с 1000 кг бомб). Увеличение посадочных щитков на 2 кв. м и использование нового винта увеличенного диаметра АВ-5Ф-158 позволило этому самолету базироваться на аэродромах худшего качества. По оценке летчиков, пилотирование Ил-4 значительно упростилось. До полетной массы в 9420 кг он мог длительное время лететь с одним работающим двигателем.

Необходимость экономить драгоценный алюминий стала причиной изготовления из дерева и других агрегатов самолета. 24 октября директор завода №23 Тарасевич писал Шаху-рину: "В соответствии с Вашим приказом №708 от 17 сентября 1942 г. об экономии цветного металла, прошу утвердить внедрение в серию по самолету Ил-4 на заводе №23 следующих агрегатов и узлов из дерева: 1. Передняя часть фюзеляжа; 2. Пол пилота; 3. Хвостовой кок. Что даст экономию 169 кг металла на машину. ГК тов. Ильюшин своим извещением №350 от 21 августа санкционировал введение упомянутых агрегатов в серию без статиспытаний". Последнее обстоятельство необходимо подчеркнуть, т.к. замена металла деревом в условиях производства военного времени не могла не снизить прочности машины.

Зимой 1942-43 гг. в связи с возросшей взлетной массой Ил-4 оснастили усиленными колесами основных опор шасси и увеличенным (470x210 мм взамен 400x150) - хвостовой, ферму которой сделали более прочной. В декабре на заводе №23 была изготовлена опытная партия из 10 Ил-4 с новыми консолями и усиленным шасси, которую для прохождения войсковых испытаний направили в одну из частей АДД. Как фронтовики оценили эту модификацию, однозначно сказать трудно. Ведь наряду с улучшением пилотажных свойств отмечались случаи разрушения в воздухе этих самолетов по причине недостаточной прочности деревянных агрегатов и значительное снижение живучести при боевых повреждениях. Так, даже единичный прострел такого крыла мог привести к разрушению больших участков обшивки и к гибели самолета. В общем, описанные изменения пошли в производство лишь летом 1943 г., причем далеко не в массовое.

Ильюшин же главной причиной задержки считал отрицательное отношение к модификации со стороны директора завода №23 Иосиловича. Об этом он писал в письме Шахурину №1/787с от 14 июля 1943 г., указывая на ненормальность этого положения и обращаясь с просьбой привлечь директора к ответственности. "В дополнение к вышеизложенному, - писал Ильюшин, - считаю необходимым доложить Вам имевший место факт по вопросу об улучшенном самолете. Летчик В.К.Коккинаки, произведший два полета и обнаруживший значительное улучшение пилотажных свойств самолета, договорился с генерал-лейтенантом Марковым и мною, чтобы инспектора-летчики АДД полетали бы на этом самолете и дали бы свое заключение на предмет быстрейшего запуска указанных изменений в серию. Облет был назначен на воскресенье 11 июля на аэродроме 1-й дивизии АДД в Монино… Накануне в субботу… Коккинаки договорился с Иосиловичем, что самолет Ил-4 будет готов в 11 час. утра в воскресенье для полета в Монино. Когда Коккинаки прибыл в 10.45 на аэродром завода к Иосиловичу, то последний отказался предоставить самолет для облета, мотивируя тем, что он не оформлен военпредом… После полуторачасового ожидания Коккинаки полетел на Монинский аэродром на У-2, где мы вынуждены были извиниться перед собравшимися…" Впрочем, и директора, не желавшего нарушать налаженный технологический цикл, можно понять…

В 1943 г. начался наконец выпуск Ил-4, оборудованных противообледенительной системой. Передние кромки крыла обогревались воздухом, прошедшим через подвесные теплообменники на выхлопных коллекторах двигателей. Хвостовое оперение имело отдельный источник тепла. Лобовые стекла кабины летчика смачивались антифризом. Конечно, теплообменники привели к очередному снижению скорости полета, но зато расширился диапазон условий применения бомбардировщика. Судя по всему, еще до конца 1942 г. около 60 Ил-4 были поставлены в части с автопилотами, и на 100 машинах установили аппаратуру слепой посадки "Ночь-1". С середины 1943 г. на каждом втором Ил-4 ставились автоматы курса АПГ-1. В состав стандартного оборудования вошли и необходимые в ночных полетах "лампы ультрафиолетового освещения" приборных панелей, которые до этого устанавливались в частях кустарным способом. В конце осени в проводку управления рулями высоты включили пружинные компенсаторы. На самолете применили новое переговорное устройство, радиостанцию, бомбовый прицел, кислородное оборудование, колеса размером 1100x400 мм, усовершенствовали "наземку" и т.д. Закончилась самодеятельность и в установке глушителей-пламегасителей. Вариант, разработанный ЦИАМ, пошел в массовое производство и оказался очень удачным. В результате этих мероприятий не только значительно упростилась эксплуатация самолета, но и возросла его боевая эффективность, а доверие к нему со стороны экипажей стало неуклонно возрастать.

Этому способствовало и постоянное совершенствование штатной силовой установки бомбардировщика. На основе результатов работ по М-89 осенью 1943 г. взлетную мощность М-88 повысили до 1250 л.с., а ресурс - до 200 час. Тогда же на всасывающие патрубки начали устанавливать пылеуловители. Скорость Ил-4 на расчетной высоте возросла на 15 км/ч, потолок - на 1000 м, несколько сократился разбег. По названным параметрам самолет стал приближаться к варианту с М-82, делая вопрос о переходе на этот мотор еще более неопределенным. С 15 октября 1944 г. некоторые Ил-4 выходили из цехов с флюгерными винтами УФ-61ИФ, а через год последние машины - с АВ-7ФЕ-158А.

Необходимо отметить, что почти все описанные изменения выполнялись не только на самолетах, передаваемых АДД, но и на морских Ил-4, отличавшихся способностью нести минно-торпедное вооружение.

В военные годы развитие Ил-4 шло не только магистральным путем совершенствования его основного варианта, но и тропками создания его модификаций. Первым шагом на этом пути можно считать ДБ-ЗФ с полностью деревянным фюзеляжем, который был сделан еще до войны, и о котором мы уже писали. Серийно построили 5 таких самолетов, и в августе 1941 г. они находились в строевых частях в районе Ржева или Ярославля. 30 августа Ильюшин предлагал Шахурину установить на них двигатели М-105 (письмо №1116с), однако в суматохе отступления этого, скорее всего, сделано не было. А 21 апреля 1942 г. приказом НКАП №305а/сс работа была прекращена как имеющая второстепенное значение.

Впоследствии проводились исследования по установке на Ил-4 и других авиадвигателей, как советских (М-90, дизель М-30), так и импортных (Райт R-2600, Пратт-Уитни "Дабл-Уосп", Пратт-Уитни R-1830-33). При этом оказалось, что Ил-4 настолько органично сочетается с "родным" М-88, что установка любого другого мотора обязательно приводит к ухудшению каких-либо важных летных характеристик. Поэтому на практике была выполнена только установка М-90, но уже в рамках создания самолета Ил-6.

Необходимость работать с раскисших грунтовых полос вызвала к жизни идею производить взлет Ил-4 с уменьшенной массой, а затем дозаправляться от буксируемого планера А-7. На бомбардировщике проложили трубопроводы к двум центропланным бакам, сделали тросовое ограждение для защиты хвостового оперения, а в грузовой кабине планера разместили два бака в 300 и 700 л, бензонасос, два аккумулятора. Использовали дюритовый шланг диаметром 30/25 мм, который крепился к тросу длиной 70 м через каждые полметра. С 27 декабря 1942 г. по 6 января 1943 г. аэропоезд прошел летные испытания, в результате которых было выявлено, что техника пилотирования планера и самолета изменилась незначительно, а перекачка топлива осуществлялась просто и надежно. При бомбовой нагрузке 1500 кг после дозаправки полетная масса Ил-4 достигала 11280 кг, а запас топлива - 2800 кг. Несмотря на явный успех испытаний, способ распространения не нашел.

В период 1942-43 гг. велись работы, в результате которых появился Ил-4ТК (по иным источникам - Ил-4К) - экспериментальный высотный разведчик и бомбардировщик с турбокомпрессорами и гермокабиной пилота и штурмана. Самолет проектировался для полетов на высоте 11000 м и имел два варианта носовой части: полусферической без вооружения и в виде усеченной снизу полусферы, под которой могла устанавливаться дистанционно управляемая стрелковая установка. Из-за сложностей с последней к постройке был принят первый вариант. В гермокабине вентиляционного типа пилот сидел перед штурманом. Давление регулировалось системой клапанов, температура поддерживалась воздухо-воздушным радиатором. Воздух поступал от турбокомпрессоров. В хвостовой части фюзеляжа был установлен аэрофотоаппарат АФА-3 с дистанционным управлением. За счет установки дополнительного оборудования полетная масса машины выросла до 10593 кг. На Ил-4ТК установили разработанные в ЦИАМе турбокомпрессоры ТК-3, которые позволяли сохранять мощность двигателей М-88Б на большой высоте до величин 875-880 л.с. Для обеспечения пожаробезопасности турбокомпрессоры, работающие от выхлопных газов, установили вдали от бензобаков и выхлопных коллекторов в тыльных частях мотогондол под крылом. Выхлопные газы подводились по трубам, расположенным по обеим сторонам мотогондол в желобах с противопожарной защитой. Наружный воздух поступал в нагнетатель через всасывающие патрубки наверху мотогондолы. Первый полет Ил-4ТК выполнил В.К.Коккинаки 16 марта 1943 г. Испытания показали несоответствие характеристик ТК-3 расчетным, а винт ВИШ-61-ИФ не обеспечивал требуемого съема тяги. В результате высота полета составила лишь 9300 м. Планировалась установка усовершенствованных турбокомпрессоров ТК-М и новых высотных винтов АВ-9Ф, но эти работы в условиях завершения войны выполнены не были, так как после завоевания господства в воздухе задачи, на которые был рассчитан Ил-4ТК, могли решаться обычными серийными машинами.

На основе довоенных работ по ДБ-3 для Ил-4 были разработаны различные варианты наружных подвесок на бомбодержателях: 12- и 16-местные десантные кабины, подвесная система для транспортировки противотанковой пушки и минометов, мягких десантных мешков для мелких грузов и боеприпасов.

В 1953 г. Ил-4 еще летали в училище штурманов морской авиации

в Николаеве

На боевом курсе

Все эти устройства в 1943-1944 гг. активно применялись для поддержки партизан. Ближе к концу войны на базе Ил-4 велись разработки военно-транспортного самолета, а буквально через неделю после Победы начались эксперименты по установке радиолокационного прибора Сч-3. В 1946 г. для Министерства геологии в нескольких экземплярах был выпущен гражданский вариант самолета с аэрофотоаппаратом в бомбоотсеке.

Достойно рассказать о производстве Ил-4 в годы войны даже в сравнительно большой статье очень трудно. Эвакуация, создание новых заводов, непрерывные модификации бомбардировщика, нарушение поставок материалов и комплектующих, неустроенный быт и ответственность за срыв планов по "законам военного времени" - все это самолетостроители вынесли, совершив настоящий трудовой подвиг. Предвоенный курс на свертывание выпуска ДБ-ЗФ в пользу Ер-2 после начала боев пришлось радикально пересмотреть - высокая технологичность ильюшинского бомбардировщика оказалась решающим доводом. Благодаря низкой трудоемкости постройки Ил-4, которая в 1943 г. равнялась 12,5 тыс. часов, что было меньше, чем для Пе-2, самолет выпускался с темпом до 40 машин в месяц.

После того, как в апреле 1941 г. производство ДБ-ЗФ на заводе №18 было свернуто, а завод №39 вынужден был эвакуироваться в Иркутск и тоже прекратить выпуск самолета, положение с ДБ-ЗФ стало угрожающим. Завод №126 в Комсомольске-на-Амуре явно не успевал компенсировать боевые потери. Поэтому в подмосковных Филях в марте 1942 г. на вернувшемся из Сибири заводе, получившем №23, тоже развернули производство Ил-4. Ввиду близости к ОКБ новый завод стал базой для отработки в условиях серийного производства всех необходимых переделок конструкции. В том же году для выпуска Ил-4 на площадке эвакуированного завода №39 в Москве организовали завод №81, а сам 39-й завод в Иркутске прекратил изготовление Пе-2 и Пе-3 в пользу Ил-4. 16 марта заводу №166 в Омске также было поручено организовать производство ильюшинского бомбардировщика, однако уже через неделю задание было изменено на Ту-2. Бесконечные переезды и переориентации заводов привели к тому, что даже ценой огромных усилий за 1941 г. было выпущено всего 757 ДБ-3 и ДБ-ЗФ, а за 1942 г. - 858 машин. В 1943 г. сборка Ил-4 была организована на заводе №456, а на заводе №23 развернули постройку Ту-2. Всего за время войны было построено 5256 ДБ-ЗМ/Ф и Ил-4, из которых 2732 - в Комсомольске-на-Амуре. Последние 160 машин были завершены уже после войны.

В публикации использованы документы из Российского государственного архива экономики (РГАЭ).


Фрагменты боевого применения ИЛ-4

Игорь А.Гуляс/ Киев

Ил-4 из 3-го ГвАПДД готовы к вылету

Первые ДБ-ЗФ начали поступать в войска в начале 1940. Новые машины, в основном, поступали на вооружение полков Дальней бомбардировочной авиации (ДВА) и к тому времени составляли более половины ее авиапарка.

Всего на западных рубежах СССР в ДВА имелось 1332 самолетов, из них 1122 - ДБ-ЗФ и ДБ-3 (906 исправных).

Пожалуй, наиболее боеспособным соединением ДВА был 3-й корпус. Именно он имел наибольшее количество ДБ-ЗФ и подготовленных экипажей. К тому же, в составе корпуса находился 212-й отдельный ДБАП, созданный по предложению известного пилота, одного из немногих "миллионеров" ГВФ А.Е.Голованова. В нем собрали лучших гражданских летчиков, обладавших богатым опытом полетов в любую погоду и над любой местностью. Их квалификация была на голову выше, чем у коллег из ВВС.

Кроме западных округов, соединения ДВА находились в Закавказье (вероятно, 27-я дивизия), Забайкалье (одна дивизия) и на Дальнем Востоке (5-й ДБАК). Основу их ударной мощи составляли бомбардировщики Ильюшина, однако преимущественно старых модификаций.

22 июня аэродромы ДВА не пострадали. В течение часа-полутора после объявления тревоги все части были приведены в полную боеготовность, но приказы о дальнейших действиях к ним поступили не сразу. Сегодня известно, что 2-й и 4-й ДБАК в полном составе приступили к боевой работе только 25 июня. А в первый день войны наиболее активными были экипажи ДБ-ЗФ из 3-го БАК. Н.С.Скрипко в своих мемуарах пишет, что задачу его корпус получил околоЮ ч 22 июня. "Боевые действия корпуса начал 207-й ДБАП п/п-ка Титова. Первые ДБ-ЗФ стартовали в 13.40, два часа спустя они достигли цели и удачно отбомбились по большой мотоколонне противника в р-не Мерканс и Лептуны. Удачно прошел первый боевой вылет и в 96-м ДБАП. Его 23 экипажа нанесли прицельные удары по скоплениям войск на шоссе Сувалки-Августов. От огня зениток и истребителей противника полк потерял 3 ДБ-ЗФ, а стрелок-радист Хабалов сбил Me-109. Но не все было так гладко. Из 70 ДБ-3, совершавших первый боевой вылет, к концу дня не вернулись 22 машины, было много раненых и убитых." 22 июня боевое крещение также прошли некоторые экипажи из 1-го ДБАК, бомбившие Кенигсберг и Тильзит, а также из 18-й отд. ДБАД.

Хотя уже первый день войны показал, что в воздушном бою ДБ-ЗФ имеют мало шансов на успех, штаб ВВС и лично главком Жигарев продолжали ставить командирам корпусов задачи на дневное бомбометание. Организовать истребительное прикрытие из-за потери управления частями командование было не в состоянии, а комкорам, комдивам и командирам полков не пришла мысль, что этим нужно заниматься самим. И в то же время были истребительные полки и даже дивизии, которые сидели на земле и, "проявляя выдержку", ждали приказа…

В ночь на 23 июня Генштаб, определив направления главных ударов противника, нацелил туда всю авиацию. ДБ-ЗФ предстояло действовать по целям дальним и ближним. Так, 1-му БАК предписывалось нанести удар по военным объектам у Кенигсберга и Данцига и одним вылетом корпуса поддержать войска Северо-Западного фронта (СЗФ). 2-му БАК достались объекты у Люблина и Катовице и один вылет в интересах Юго-Западного фронта (ЮЗФ). 18-й отдельной дивизии следовало разрушить военные объекты в Кракове и поддерживать войска ЮЗФ. Задачи 3-го БАК - объекты в р-не Варшавы и один вылет в интересах Западного фронта. Для нанесения ударов по предместью польской столицы вылетела сводная группа 212-го полка (по звену от каждой эскадрильи). Возглавлял ее комэск м-р Новиков, который решил бомбить с большой высоты с последующим уходом под "потолок" на 7500 м, что позволило свести к минимуму угрозу от истребителей противника. Bf 109 на больших высотах теряли маневренные качества, и медлительный, но плотный строй ДБ-ЗФ успешно отразил все атаки, при этом стрелку сержанту Цикишвили удалось сбить один истребитель. Однако это был самый удачный из всех дальних рейдов ДБ-3 в тот день, большинство прошли с потерями (до 30%). Ни один вылет не обошелся без воздушного боя. И в этих боях экипажи показали себя вовсе не беззащитными. Почти каждая группа сбила по истребителю!

Первые боевые вылеты ДВА по непосредственному профилю оказались для нее на долгое время и последними. Г.К.Жуков требовал от ВВС штурмовок, и вскоре вся авиация превратилась в штурмовую. Уже 24 июня командование поставило перед экипажами ДБ-3 и ДБ-ЗФ задачу бомбить механизированные колонны с высоты 400 м, т.к. удары по ним с больших высот хоть и были более безопасны, но оказались малоэффективны. В полках, где подобные приказы не объявлялись, летчики сами стремились действовать с небольших высот, а после сброса бомб нередко продолжали атаковать противника из пулеметов. При бомбардировке опускаться ниже 400 метров было опасно, т.к. можно было угодить под осколки своих же "соток", которые составляли основу нагрузки ДБ-ЗФ. Звено обычно сбрасывало не менее 20 ФАБ-100, несколько десятков зажигательных бомб по 100 кг и около 70 осколочных АО-8 по 8 кг.

26 июня экипажи 3-го ДБАК совершили 254 самолето-вылета, понеся значительные потери. Только в 207-м ДБАП не вернулось 15 экипажей! Тот день в историю советских ВВС вошел как день подвига экипажа Николая Гастелло. Это событие, имеющее прямое отношение к ДБ-ЗФ, до сих пор достоверно не описано - задержимся на нем подробнее. Тогда для нанесения бомбовых ударов по танковым колоннам на участке шоссе Молодечно-Родошковичи вылетел 207-й ДБАП. Полк работал звеньями с интервалами в 5-10 мин. Звено к-на А.Маслова (ведомые Витковский и Клята) ушло на цель одним из первых, около 10 ч, а к-н Гастелло со своими ведомыми Воробьевым и Рыбасом - примерно через час. Маслов и Гастелло были в числе тех, кто с задания не вернулись. Первый пропал без вести, имя второго обрело бессмертие. Его подвиг стал известен по докладам ведомых. На следующий день это место, как утверждает Скрипко, было специально сфотографировано. Погибших авиаторов похоронили местные жители. В 1951 г. в канун 10-летия подвига государство выделило деньги на памятник Гастелло в Родошковичах. Когда могилу у деревни Дешкняны вскрыли, то обнаружили медальон Г.В.Реутова -стрелка из экипажа… Александра Маслова!!! В верхах возникло большое замешательство, и в конце концов было принято решение все замять. Экипаж Маслова перезахоронили под памятником Гастелло, а обломки его ДБ-ЗФ выставили в нескольких музеях как обломки самолета Гастелло.

Кропотливая работа энтузиастов, опрос местных жителей, поиски в архивах и на местах падений самолетов заставляют на многое взглянуть по-новому. Наиболее вероятной представляется следующая версия. Звено Гастелло достигло цели, отбомбилось по шоссе на заданном участке и повернуло на восток. Но истребителей противника в воздухе не было, у стрелков оставался неизрасходованный боезапас, и Гастелло пошел вдоль проселочной дороги в восточном направлении на Беларучей-Мацки-Шепели.

Летом 1941 г. ДБ-ЗФ применялись для штурмовки противника и несли большие потери

В 1942 г. Финляндия получила от Германии 4 трофейных Ил-4. Самолеты получили бортовые коды DF-22 - DF-25 и применялись ' по прямому назначению до конца войны

Трофейные ДБ-ЗФ использовались в люфтваффе в качестве учебных и транспортных машин. Изредка на них выполнялись разведполеты

Оружейники готовят к подвеске РРАБ

Стрелки обстреляли из ШКАСов автоколонну, повредили 12 машин, в том числе легковую и штабной автобус. Перед деревней Шепели самолет задымил. Сразу за ней начинался густой лес, и если бы экипаж над ним выпрыгнул, немцы его бы и не пытались искать, но самолет начал разворачиваться обратно на Мацки, где стояла вражеская воинская часть. Очевидно, перед разворотом Гастелло отдал команду покинуть машину. Но, штурмуя колонну, ДБ-ЗФ и так летел низко, а при развороте еще потерял высоту. Успел выпрыгнуть только один. Местные жители нашли его мертвым, причем тело сильно обгорело. Около погибшего обнаружили какие-то бумаги, в т.ч. письмо штурмана Скоробогатого жене. Самолет же, описав дугу около 300°, упал в болото между деревнями Мацки и Шепели. Именно в этом месте, а не у деревни Декшняны, как общепринято, погиб экипаж Гастелло. Впоследствии здесь были найдены документы и обломки именно его самолета, о чем свидетельствует бирка от двигателя М-87Б №87844. Хотя тарана не было, но подвиг - был!*

В начале войны бомбардировщики действовали группами до авиаполка включительно в боевых порядках: клин, пеленг, колонна звеньев и эскадрилий. Бомбометание производилось с горизонтального полета. При встрече с вражескими истребителями у немногочисленных групп ДБ-ЗФ было не много шансов уцелеть. Известны случаи разгрома целых эскадрилий. Так, 24 июня девятка ДБ-ЗФ из 212-го ДБАП потеряла над Картуз-Березой (Брестская обл.) 8 самолетов. 18 августа шестерка бомбардировщиков к-на Терехова из 231-го ДБАП была атакована в р-не Пятихаток (Днепропетровская обл.) восьмью Bf 109, которые сбили 5 самолетов, потеряв два своих. Единственный уцелевший ДБ-ЗФ будущий дважды Герой В.Н.Осипов посадил вынужденно у первого попавшегося аэродрома.

30 июня западные историки отмечают как самый результативный день для люфтваффе. В тот день крупные силы советских бомбардировщиков были брошены на разрушения переправ у Бобруйска и Двинска. Над Березиной у Бобруйска действовали пять бомбардировочных дивизий, основу двух из них составляли ДБ-3 и ДБ-ЗФ. Переправа и подступы к ней прикрывались большим количеством зенитных пулеметов и малокалиберной артиллерией (МЗА).

* Первый огненный таран в Великой Отечественной войне совершил 22 июня ст. л-т Петр Чиркин из 62-го ШАП.

Истребители врага непрерывно барражировали в этом районе. Эти обстоятельства были известны с 28 июня, когда экипажи 212-го ДБАП впервые атаковали эту цель. Однако 30 июня ни истребителей прикрытия, ни специальных сил для подавления ПВО советское командование не выделило! Более того, у какого-то штабного умника появилась идея воздействовать на противника непрерывно. В других обстоятельствах такое решение могло стать верным, но тогда оно привело к появлению над целью с небольшими интервалами звеньев и отдельных экипажей, что стало равносильно смертельному приговору. Стаи "ягдфлигеров" 51-й эскадры набрасывались на малочисленные группы советских машин и до появления следующих успевали их если не уничтожить, то ополовинить. Николай Богданов, летчик ДБ-ЗФ из 212-го ДБАП, принимал участие в том налете. На его глазах экипаж Ковшикова был сбит истребителями, а самолеты м-ра Починка и л-та Белокобыль-ского взорвались от прямых попаданий зенитных снарядов. Из группы Богданов вернулся один.

Жертвы были огромны (до 50%), но советским летчикам удавалось наносить противнику урон, и порою немалый. 56-й корпус Манштейна был задержан на 3 дня! Среди других успехов следует отметить разгром штаба 39-го мехкорпуса 3-й танковой группы Гота на шоссе Молодечно-Минск, удар по штабу 2-й танковой группы Гудериана, разгром аэродрома истребителей в Вильно.

Использование ДБ-ЗФ в качестве стратегического бомбардировщика началось в августе, когда был реализован план нанесения воздушных ударов по столице Германии. В качестве баз использовались аэродромы на острове Сааре-маа (Эзель) Моонзундского архипелага, откуда до цели оставалось 900 км. Как известно, первый налет на Берлин ночью с 7 на 8 августа совершила группа 1-го минно-торпедного авиаполка (МТАП) Балтфлота во главе с п-ком Е.Н.Преображенским, стартовавшая с аэродрома Когул на ДБ-3. Утром 8 августа Сталин распорядился выделить двадцать ДБ-ЗФ и разместить их недалеко от Когула в Асте. Жигарев направил самолеты из состава 1 -го БАК, и 10 августа 12 машин добрались до острова, из них только пять были ДБ-ЗФ. Эти машины принимали участие в боевых действиях с первых дней войны и оказались в худшем техническом состоянии (особенно двигатели), чем самолеты более старых модификаций. В итоге 11, 15 и 18 августа на Берлин смогли вылететь только два ДБ-ЗФ под управлением экипажей м-ра В.И.Щелкунова и к-на Н.В.Крюкова, а 20 августа в паре со Щелкуновым отправился бомбардировщик к-на Юспина. В этом вылете ДБ-ЗФ сбросили на столицу третьего рейха 3000 кг бомб, в том числе три ФАБ-500.

По причине больших потерь 3 июля 1941 г. вышла директива Ставки, предписывавшая дальнебомбардировочной авиации действовать ночью и с больших высот. Приказ правильный, но экипажи как летали днем, так и продолжали. Почему? Ветеран ДВА Герой Советского Союза В.В.Решетников (в 1980-86 гг. заместитель главкома ВВС) считает, что от безысходности, ведь противник наступал с темпом до 50 км в сутки, нужно было срочно принимать хоть какие-то меры, и Генштаб их принимал. Потери росли. Из глубины страны прибывали новые эскадрильи, полки и целые дивизии. Так, 1 -и БАК пополнился 22-м ДБАП с Дальнего Востока, в 3-й БАК вошел 4-й ДБАП из Забайкалья. Но восполнять потери не успевали, и к концу июля на западном направлении оставалось 75 исправных ДБ-3 разных модификаций.

Подвеска бомб на Ил-4. Слева на переднем плане - ФАБ-1000

Из-за резкого сокращения численности авиапарка стали ненужными аппараты управления корпусов ДБА, и в конце июля - начале августа их упразднили. С этого времени и начался постепенный переход авиаполков ДБ-3 на ночные полеты. Полностью к действиям в темное время суток ДБА перешла к декабрю. Дивизии действовали разрозненно в интересах фронтов, в полосе которых базировались.

Зимой 1941-42 гг. немцы стали летать ночью к аэродромам ДБА и сбивать приземляющиеся в свете посадочных прожекторов самолеты. Так, в 750-м ДБАП в короткий срок были сбиты экипажи Попеля и Савельева. Оперативно приняли ответные меры, в том числе стала применяться и блокировка вражеских аэродромов. Штурман ДБ-ЗФ К.П.Иконников вспоминал, как, вылетев на подобное задание, они встретили в воздухе Не 111, тот принял их за своих и привел на Витебский аэродром. Советскому экипажу удалось сделать 10 заходов с разных сторон, каждый раз бросая по одной бомбе. Вскоре на ДБ-ЗФ летал полк охотников-блокировщиков.

Необходимость массированного применения дальних бомбардировщиков на направлениях главных ударов явилась причиной того, что 5 марта 1942 г. ДБА преобразовали в авиацию дальнего действия (АДД), подчиненную непосредственно Генштабу. Возглавил ее ген.-м-р Голованов. Первоначально в АДД вошли 8 авиадивизий, из них 5 на Ил-4: 3-я АД п-ка Новодранова, 17-я АД п-ка Логинова, 24-я АД п-ка Дубошина, 36-я АД п-ка Дрянина, 50-я АД п-ка Меньшова.

Экипажи АДД летали только ночью и несли гораздо меньшие потери. В АДД были переданы не все дивизии, имевшие на вооружении Ил-4. В составе ВВС остались 132-я БАД п-ка Каравацкого, базировавшаяся на Кубани, 113-я БАД, были, не исключено, и другие. Ил-4 из 132-й БАД действовали преимущественно днем, всегда с прикрытием, на большой высоте и никогда не выступали в роли штурмовиков. Их потери также были не велики. По утверждению Каравацкого, они составляли 2-3 самолета на 100 вылетов.

До июля 1942 г. Ил-4 из АДД работали только в интересах фронтов. В ночь с 19 на 20 июля наиболее подготовленные экипажи, преимущественно из 17-й АД, приняли участие в операции стратегического назначения -рейде на Кенигсберг. Операция тщательно готовилась. Расчет строился так, чтобы стартовавшие засветло Ил-4 успели выработать топливо из подвесных баков, сбросить их и до перелета линии фронта набрать максимальную высоту. Дальнейший маршрут был проложен над малонаселенными местами, в обход постов ПВО, а заход на цель строился со стороны моря. Рейд удался. Из него не вернулся только Ил-4 ст. л-та М.Михалева, который был подбит над Кенигсбергом и добит МЗА при перелете линии фронта в р-не Ржева. 24 и 26 июля налеты на столицу Восточной Пруссии повторились. В последнем приняло участие 88 экипажей, из которых 57 пробились к цели. 18 и 20 августа вновь бомбили Кенигсберг, 19 - Данциг, 26 -Берлин. 5 сентября налеты последовали на Будапешт и Кенигсберг, 8 сентября - на Бухарест. 14 сентября 3-я, 17-я и 45-я АД бомбили Бухарест, Плоешти, Галац.

В полетах на предельный радиус экипажам Ил-4 было очень важно правильно подобрать режим работы двигателей, чтобы не допустить перерасхода топлива. Для этого существовали специальные приборы - газоанализаторы, однако они были ненадежны, и многие летчики ориентировались исключительно по цвету труб пламегасителей. Продолжительность дальних рейдов составляла 9-10, а иногда и 12 часов! Автопилот на Ил-4 отсутствовал, и летчикам приходилось переносить большие нагрузки. Чтобы командир экипажа мог хоть немного отдохнуть и размяться, штурман на некоторое время брал управление на себя, прибегая к помощи съемной ручки.

Гвардейский экипаж уходит на очередное задание

Ил-4 замкомэска 1 -и АЭ 8-го ГвАПДД ст. л-та А.К.Корестылева. Подмосковье, лето 1943 г. Каждый силуэт бомбы на фюзеляже означает 10 боевых вылетов

Для увеличения дальности полета на Ил-4 могли использоваться два ПТБ

Основные события 1942 г. разворачивались на южном направлении. Вначале в интересах Сталинградского фронта постоянно работала только 50-я АД, а с 25 августа здесь сконцентрировали еще три дивизии на Ил-4. Нередко дальним бомбардировщикам приходилось действовать по целям, которые были в пределах досягаемости У-2. В таких случаях бомбовая нагрузка значительно повышалась за счет уменьшения запаса топлива. Существовал и другой вариант, когда бензин заливался «под пробку», а при повторных вылетах подвешивались только бомбы, что позволяло выполнить за ночь по 3-5 боевых вылетов.

7 авиаполков и 4 дивизии АДД указом от 26 марта 1943 г. были преобразованы в гвардейские. Все они были вооружены Ил-4. С начала года поступления этих бомбардировщиков в войска стали превышать потери, что позволило в апреле создать в АДЛ пять корпусов на Ил-4: 1 АК ген.-м-ра Юханова, 2 АК ген.-м-ра Логинова, 3 АК ген.-м-ра Волкова, 6 АК ген.-м-ра Туликова, 8 АК ген.-м-ра Буянского.

АДД в 1943 г. участвовала во всех крупных операциях. Так, весной разгорелись ожесточенные бои на Кубани. Ближе всего к этому району дислоцировалась 50-я АД п-ка Меньшова, которая получила задачу по уничтожению вражеских бомбардировщиков на аэродромах. При этом особенно отличился 21-й ДБАП, который в ночных рейдах на крымские авиабазы в Саках и Сарабузе уничтожил и повредил до 100 самолетов. Эффективные действия экипажей Ил-4 вынудили немцев маневрировать силами, и в конечном итоге отвести свои бомбардировщики в глубь оккупированной территории, а в качестве площадок подскока использовать аэродромы Донбасса, где застать их самолеты советским авиаторам не удавалось.

Газовка двигателей на Ил-4. Под самолетом подвешена морская якорная мина

Поэтому при планировании налета на Енакиево в 21-м ДБАП решили выделить один экипаж, которому предстояло вылететь засветло и блокировать вражеский аэродром до подхода основных сил. 25 июня на это рискованное задание отправился Ил-4 к-на Ситнова. Удача сопутствовала авиаторам, они не только смогли серией бомб перекрыть взлетную полосу, но и подожгли один Ju 88.

До конца войны Ил-4 действовали на всех фронтах. К тому времени сам самолет и его оборудование безнадежно устарели, что особенно было заметно на фоне лендлизовской техники. Но экипажи продолжали воевать, причем порой довольно эффективно. Совершенствовалась тактика, рождались новые приемы. При нанесении ударов стали выделять самолеты не только для блокирования аэродромов противника, но и подавления ПВО, доразведки, обозначения целей, фотоконтроля и т.д. В 1944 г. Ил-4 АДД привлекались для нанесения ударов по Финляндии, с помощью которых Советский Союз пытался добиться выхода этой страны из войны, и к другим операциям (см. "АиВ", №№4,5,6'97). Однако в основном АДД продолжала действовать по объектам в оперативной глубине обороны противника, что, возможно, стало одной из причин ликвидации АДД. 6 декабря 1944 г. ее части и соединения вернулись в лоно ВВС, став 18-й воздушной армией. Ил-4 в 18-й ВА имели: 1-й Гв. Смоленский БАК ген.-л-та Туликова, 2-й Гв. Брянский БАК ген.-л-та Логинова, 3-й Гв. Сталинградский БАК ген.-л-та Нестерцева, 4-й Гв. Гомельский БАК ген.-л-та Счетчикова, 19-й БАК п-ка Калинушкина, 27-я учебная АД.

За годы войны советская ДА совершила более 220 000 боевых вылетов, сбросив на противника 2 000 000 бомб. 240 летчиков, штурманов, стрелков стали Героями Советского Союза, а шестеро - С.И.Кретов, А.И.Молодчий, В.Н.Осипов, В.В.Сенько, П.А.Таран, Е.П.Федоров удостоены этого звания дважды. Из них пятеро всю войну летали на Ил-4, и только Молодчий первую Звезду получил, будучи пилотом Ер-2.

Ил-4 в морской авиации использовались как бомбардировщики, торпедоносцы и для минных постановок. В начале войны у моряков ДБ-ЗФ имелись, по всей видимости, только на Черноморском флоте (ЧФ) во 2-м МТАП Героя Советского Союза м-ра Н.А.Токарева (как минимум одна эскадрилья). Первый боевой вылет они совершили в ночь на 24 июня по румынской военно-морской базе Констанца. Бомбометание выполнялось с высот 3500-5000 м и прошло без потерь. Что заставило командование повторить удары днем? Не ясно. Однако 24 июня и несколько раз позднее ДБ-3 и ДБ-ЗФ без прикрытия вылетали бомбить Констанцу, Сулину и другие объекты в Румынии, неся при этом значительные потери. В ночь на 8 августа семь экипажей полка во главе с Токаревым совершили успешный налет на объекты в р-не Бухареста. Группа удачно обошла зоны ПВО и отбомбилась с 6000 м, вызвав несколько очагов пожаров. Но основные усилия в то время прилагались для поддержки войск, оборонявших Одессу. Черноморцы ночью бомбили подъездные пути и резервы противника, а днем - действовали над морем. В особо тяжелых условиях приходилось работать экипажам в период обороны Севастополя - в осажденном городе постоянно находились от звена до эскадрильи ДБ-ЗФ, совершавших в каждую ночь от 3 до 5 вылетов, нанося удары по железнодорожным станциям, аэродромам, позициям артиллерии, переднему краю и резервам врага.

В 1943 г. на ЧФ действовала уже минно-торпедная авиадивизия, которой командовал п-к Н.А.Токарев. В ее составе 5-й ГвМТАП (бывший 2-й) и 36-й МТАП летали на Ил-4. Главной задачей полков был срыв морских перевозок противника. Основным методом - свободная охота одиночных экипажей, пар и групп "низких" и "высотных" торпедоносцев. Уникальный Ил-4 был у командира звена 5-го ГвМТАП А.И.Жесткова. Герой Советского Союза В.И.Минаков в своих мемуарах называет эту машину "счастливой девяткой". За 28 месяцев боевой работы самолет неоднократно повреждался огнем противника, механики сменили на нем 37(!) моторов, ряд узлов и приборов, почти всю обшивку. Одно время на этом Ил-4, по воспоминаниям летчика 5-го ГвМТАП П.И.Листопада, рули высоты имели дюралевую обшивку, а не перкалевую. При боевых повреждениях их не разрывал набегающий поток, и они продолжали эффективно работать. Но однажды близким разрывом снаряда дюралевый лист закрутило так, что он заклинил управление, и пилоту пришлось очень туго. Когда осенью 1944 г. активные военные действия на Черноморском флоте закончились, самолет украшали 20 силуэтов кораблей и 6 звездочек - символов успехов его экипажа на море и в воздухе.

На Балтике в 1-й МТАП ДБ-ЗФ стали поступать, скорее всего, с августа 1941 г. До конца декабря эта часть совершила 1520 боевых вылетов и потеряла 77 самолетов. 18 января 1942 г. полк в числе первых на флоте стал гвардейским. Во время блокады Ленинграда его экипажи действовали в интересах обороны города. Главной задачей в тот период было уничтожение авиации противника на аэродромах Пскова,Сиверской, Красногвардейска, Гатчины.

Подговка к вылету торпедоносца 5-го ГвМТАП. Черноморский флот, 1943 г.

Над волнами Черного моря - Ил-4 из 36-го МТАП

Ил-4 с подвешенной торпедой типа 45-36АВ

Часть сил задействовалась для выполнения бомбовых ударов и минных постановок в районах военно-морских баз Хельсинки, Таллинн, Котка. Боевые вылеты проводились в основном ночью, а днем - только в сложных метеоусловиях. Со второй половины 1942 г. полк, действуя на ДБ-3 и ДБ-ЗФ, совершил 82 самолето-вылета на торпедометание. В атаках принял участие 41 экипаж, было потоплено 9 транспортов и 8 различных кораблей. После прорыва блокады Ленинграда полк перенацелился на решение задач только на море. Основным способом действий торпедоносцев являлись крейсерские полеты (свободная охота). Торпеды сбрасывались с высоты 25 м на дистанции 600-800 м от цели. Всего за 1943 г. экипажи 1-го ГвМТАП произвели 229 крейсерских полетов, 93 из которых завершились атаками. Было потоплено 46 транспортов. К концу года экипажи В.А.Балебина, Ю.Э.Бунимовича, Г.Д.Васильева имели на своем счету по 3 и более потопленных судна. К тому времени полк уже полностью сменил ДБ-3 на Ил-4. 1-й ГвМТАП стал самым именитым авиаполком. 33 его авиатора получили звание Героя Советского Союза - рекордный показатель для всей советской авиации. Еще 10 летчиков были удостоены этого звания после перевода в другие части. На протяжении 30 лет во главе авиации ВМФ неизменно находились ветераны 1-го ГвМТАП.

На Северном флоте ДБ-ЗФ впервые появились в сентябре 1941 г. Это было переведенное с Балтики звено ст. л-та И.Я.Гарбуза. Весной 1942 г. с ТОФ на север перелетели еще 6 Ил-4 во главе с к-ном Г.Д.Поповичем. Вместе они составили минно-торпедную эскадрилью 2-го ГвСАП, которым командовал Б.Ф.Сафонов. Боевую деятельность эскадрилья начала с бомбардировочных ударов по аэродромам противника. К концу мая 1942 г. на ее счету уже значилось около 20 уничтоженных и поврежденных самолетов. С мая экипажи приступили к тренировочным торпедометаниям и вскоре стали вылетать на поиск противника. Первый успех пришел 29 июля, когда пара Ил-4 (И.Я.Гарбуз и Б.С.Громов) атаковала в р-не Порсангер-фьер-да конвой в составе 3-х транспортов и 10 кораблей охранения, потопив один транспорт. С того дня боевой счет североморцев стал быстро расти. С начала июля на Северный флот прибыла особая морская авиагруппа (ОМАГ), в составе которой был 35-й БАП на Ил-4. В интересах флота действовала и переброшенная в Заполярье 36-я АД АДД п-ка Дрянина. Основной задачей этих бомбардировщиков было нанесение ударов по вражеским аэродромам. В октябре на СФ был сформирован 24-й МТАП, первым командиром которого стал п/п-к Н.Н.Ведмеденко. В полку на Ил-4 летала 1-я эскадрилья к-на Поповича. В марте 1943 г. аналогичное подразделение появилось и в 118-м МРАП, где Илы выполняли роль дальних разведчиков. В 1944 г. на севере уже действовала минно-торпедная авиадивизия п-ка Н.М.Кидалинского в составе вооруженного Ил-4 и "Бостонами" 9-го ГвМТАП (бывший 24-й), а также переброшенного с Черноморского флота 36-го МТАП Героя Советского Союза А.Я.Ефремова.

Последний раз повоевать Ил-4 пришлось в ходе разгрома Квантунской армии. В состав авиационной группировки вошел 19-й БАК п-ка М.Н.Кали-нушкина, вооруженный Ил-4. Подавляющее большинство экипажей этого корпуса были хорошо подготовлены, но не имели боевого опыта, т.к. во время войны корпус дислоцировался на Дальнем Востоке. 157 торпедоносцев имела авиация ТОФ, из них 26 Ил-4, которые находились на вооружении 4-го МТАП м-ра Н.М.Черняева. Этот полк начал боевые действия одним из первых и в ночь на 9 августа нанес удар по порту Расин. На следующее утро разведка выявила 4 крупных очага пожара и разбитый транспорт. В ту же ночь 76 экипажей 19-го БАК атаковали военные объекты в Чанчуне и Харбине. На этом театре военных действий противник оказывал слабое сопротивление, и Ил-4 успешно действовали днем. Так, 9 августа 41 бомбардировщик в сопровождении истребителей нанес повторный удар по кораблям в порту Расин. Было уничтожено 2 из 6 транспортов. Эффективно действовали и торпедоносцы, которые за короткое время потопили 15 судов общим водоизмещением 78 450 т.

Эпилог

Итак, изложение краткой биографии Ил-4 завершено. Мы, авторы, старались рассказать ее правдиво, без стыдливого умалчивания фактов, которые никак не украшают тогдашнее руководство страны, ВВС и авиапромышленности. Так было. И пусть судьба Ил-4 не покажется кому-то в этом смысле особенной - такой стиль работы в те годы считался нормальным, и его отпечаток несут на себе в разной степени все советские самолеты. На фоне многих из них Ил-4 выделяется даже в лучшую сторону, т.к. его в конце концов довели до необходимого уровня надежности и эффективности боевого применения. В феврале 1943 г. Ильюшин писал: "Для того, чтобы темной ночью улетать в тыл врага на 1500 км, нужно очень сильно верить в надежность мат. части: самолет и мотор". Ил-4 такую веру заслужил. Он стал настоящим самолетом-солдатом и оставался основным советским дальним бомбардировщиком вплоть до появления Ту-4. В минно-торпедной авиации последние машины были сняты с вооружения в 1952 г., уступив место реактивным Ту-14 и Ил-28Т. Как учебные Ил-4 применялись еще дольше. Так, в 1953 г. самолеты этого типа еще летали в училище штурманов морской авиации в Николаеве.

Да, особенных восторгов Ил-4 не заслужил, но долгую память - безусловно.


Жаркое небо Афганистана. часть X Фронтовые бомбардировщики Су-24

Виктор Ю.Марковский/Харьков

Продолжение. Начало в «АХ», №3'94, «АмВ»,№№1,3,4,5'95,1,3,5'96,3'97.

Противопартизанская борьба всегда была сложной задачей для регулярных армейских частей, и это еще раз подтвердилось в Афганистане. Боевые действия при отсутствии «полноценного» противника мало подходили и для современной реактивной авиации. Однако железная логика войны диктовала постоянное наращивание усилий, в том числе, подобно снежному кому, увеличивались масштабы работы ВВС. При хронических неудачах в охоте за ускользающим сквозь пальцы врагом целями объявлялись «враждебные» кишлаки, а то и просто неподконтрольные ущелья и долины. Основным мерилом деятельности авиации становилось количество израсходованных боеприпасов: если за 1983 г. были сброшены (без учета работы авиации с приграничных аэродромов) 23 900 бомб, то к 1986 г. это число возросло более чем в четыре раза и достигло 106 800!

Необходимость количественно компенсировать невысокую эффективность бомбовых ударов вызвала предложение задействовать фронтовую бомбардировочную авиацию (ФБА). Свою роль сыграла и определенная ревность командования ФБА, оставшейся в стороне от «настоящего дела», в котором можно было бы продемонстрировать в реальной обстановке свои силы и проверить оружие. В 1984 г. на сцену вышли бомбардировщики Су-24. Самолет начал поступать в строевые полки незадолго до ввода советских войск в Афганистан. Он более чем вдвое превосходил все машины фронтовой авиации по боевой нагрузке, «без напряга» поднимая до 7000 кг бомб, обладал завидной дальностью полета в 2400 км и совершенной прицельно-навигационной системой (ПНС), что позволяло использовать «двадцатьчетверки» с аэродромов ТуркВО и САВО.

Конкретным поводом для привлечения ФБА стала планировавшаяся на весну-лето 1984 г. операция в Панджшерской долине. В целом на этот период штаб 40-й армии готовил 22 крупные операции (почти вдвое больше, чем в предыдущем году), но «Большой Панджшер» носил беспрецедентный характер: по оценке генерал-лейтенанта Ф.Г.Шкруднева, в ней задействовались такие силы и средства, «каких наши ВС не имели с 1945 г.». Остававшаяся государством в государстве вотчина Ахмад Шаха была объектом почти ежегодных наступлений, но желаемого успеха достичь никак не удавалось. «Волевой и энергичный человек. Безусловно умен, и выделяется среди остальных лидеров моджахедов талантом военного организатора»,- так охарактеризовал хозяина Панджшера и Чарикара генерал Б.Громов. Масуд проявлял себя и как расчетливый дипломат - он охотно шел на контакты с советским командованием, но наотрез отказывался иметь дело с афганским правительством. Через своих посланников он доказывал офицерам 40-й армии, что «мы не ваши враги, вас обманули те, кого вы привели к власти». Этого официальный Кабул уже стерпеть не мог, и среди важнейших задач кампании 1984 г. значились не только «очистка центральных провинций от бандформирований и установление там законной власти», но и «физическое устранение Ахмад Шаха и его близкого окружения». До 21 апреля с «панджшерским тигром» формально продолжалось перемирие, и по словам командующего 40-й армией, «взятые на себя обязательства и договоренности, за редким исключением, Масуд выполнял». Однако механизм подготовки операции уже был запущен, и для внезапности оперативники предложили «нанести первый удар до истечения срока действия перемирия». Обеспечить массированное воздействие с воздуха должна была развернутая на приграничных аэродромах авиационная группировка, по численности превосходившая ВВС 40-й армии. В ее состав, помимо местных частей на МиГ-21 и на Су-17, вошли Ту-16 Дальней Авиации, а также Су-24 двух полков: 149-го гвардейского Краснознаменного БАП из Николаевки под Алма-Атой и 143-го БАМ из грузинского Копитнари (аэродром Кутаиси-1). 149-й БАП был единственным в Средней Азии, имевшим новые бомбардировщики, а привлечение 143-го БАП обосновывалось тем, что именно на базе этого полка проводились войсковые испытания по боевому применению Су-24 в горной местности. «Грузинский» полк перебросили на авиабазу Ханабад под Карши, а николаевцев разместили на истребительном аэродроме в Кокайты.

143-й БАП располагал Су-24М, оснащенными модернизированными ПНС-24М «Тигр», а также обладающими увеличенной до 8000 кг боевой нагрузкой и расширенной номенклатурой вооружения. Самолеты 149-го полка были постарше. На войну эта часть попала с чисто военной неожиданностью. 15 апреля в Николаевке шли учения, и 30 экипажей во главе с командиром полка п-ком С.А.Бокачем перелетели в Кокайты. Задерживаться там никто не собирался - после обеда планировали вылететь обратно, поэтому не брали даже зубных щеток. Однако в столовой летчики Су-17, работавшие по ДРА из «прифронтовых» Кокайты уже не первый день, встретили гостей словами: «Ребята, не торопитесь. Видели штабеля бомб на аэродроме? Пока все это не выгрузите за речку, домой не вернетесь». И действительно, к вечеру выяснилось, что экипажам Су-24 «предстоит выполнить несколько вылетов с отработкой практического бомбометания по заданным целям».

Для использования ударного кулака, сосредоточенного на советских аэродромах, требовалась особо тщательная подготовка разведданных, для чего накануне операции 263-ю разведывательную эскадрилью ВВС 40-й армии спешно перевооружили современными Су-17МЗР. Совместно с Ан-30 они отсняли районы будущих боевых действий, дав изобильный материал о плановых целях, в том числе их точные координаты.

На склады завозилось множество боеприпасов самых разных типов: на переднем плане оружейники сидят на ОДАБ-500П, за ними видны РБК-500,

… в первом ряду лежат бомбы ОФАБ-100-120, во втором - БетАБ, в третьем - ФАБ-500тс

Дальнейшее уже было делом техники -ПНС Су-24 могла автоматически вывести самолет по заданному маршруту и обрушить на цель бомбы.

Операция началась на рассвете 19 апреля массированным бомбовым ударом пяти полков, длившемся два часа. Такого Афганистан еще не видел: на Пан-джшерскую долину шириной 12 км и протяженностью около 70 км волна за волной накатывались подходившие с севера самолеты. Не все складывалось по плану -пустить в ход авиацию 40-й армии не дала погода, но на экранах РЛС баграмской авиабазы и без того рябило от меток. Из Кокайты поднялись все Су-24. Машины 1 -и эскадрильи несли по четыре «пятисотки», а 2-й и 3-й - по двенадцать ФАБ-250 (такой вариант вооружения сохранялся и в последующих вылетах). Все задания выполнялись с двумя ПТБ. Экипажи работали с высоты 5000 м по площадям, накрывая бомбовым «ковром» оборонительные рубежи в районах Обдарах, Тавах, Чималь-варда, Хисарак и Гуват, а то и просто подозрительные горные узости, пещерные города и древние крепости, где могли разместиться вражеские подразделения.

В течение всего вылета связь с базой координировал с борта Ан-26РТ прикомандированный из штаба ВВС САВО главный штурман п-к Н.В.Косицын.

Когда рев авиадвигателей над Панджшером стих, разрывы бомб сменил артналет, за время которого самолеты подготовили к повторной атаке (следование по маршруту к месту работы занимало у Су-24 менее получаса). После нового авиаудара в долине были высажены вертолетные десанты, а следом за ними вошли войска. Серьезного сопротивления они не встретили, но бомбовые удары по пути продвигавшихся частей продолжались. Использование Су-24 было не особенно интенсивным: оба полка совершили примерно по 10 групповых вылетов, работая звеньями, восьмерками и поэскадрильно. Экипажи отправлялись на очередную цель не чаще одного раза в одну-две недели. Перед вылетом они сдавали все документы и даже мелочь из карманов, получали по две «лимонки», пару пистолетов (Макарова или Стечкина) и сигнальные ракеты. В летных книжках задания записывались как выполненные по Курсу боевой подготовки. Причины такой скрытности оставались непонятными, но за этим ревностно следили особисты, и один штурман, дерзнувший записать себе боевой вылет, подвергся страшному разносу.

Особых успехов отмечено не было -войска больше нуждались в непосредственной поддержке силами вертолетчиков и штурмовиков, хорошо знавших местность и взаимодействующих с авианаводчиками, нежели в накрытии целого района бомбовым дождем. Су-24 создавался для войны над относительно ровной Европой, и здесь не мог реализовать свои возможности, в первую очередь с использованием управляемых ракет и корректируемых авиабомб. Самостоятельному поиску целей с помощью РЛС переднего обзора (РПО) «Орион-А», способной обнаруживать даже малоразмерные цели типа танка, препятствовала радиолокационная неконтрастность здешних объектов. Выделить цели в хаосе камней и скал оказалось чрезвычайно трудно даже с помощью оптико-электронного визира «Чайка-1». Изрядные проблемы доставляло и применение ПНС над горами, а малозаметный полет с огибанием рельефа - одно из важнейших достоинств «двад-цатьчетверок» - и вовсе не представлялся возможным из-за хребтов и ущелий.

Эффективность ударов оставалась невысокой: если прямое попадание «пятисотки» разваливало дувал, то даже после близких разрывов толстые глинобитные стены с высоты выглядели нетронутыми. Несколько раз применялись ОДАБ-500 (при их подвеске жидкое содержимое «хлюпало» внутри, что поначалу вызывало опасения), но и они не дали должных результатов из-за той же невысокой точности. Повысить эффективность решили ударами с пологого пикирования, хотя и были опасения насчет того, как поведет себя самолет на выводе, если подвески не сойдут. Командир 149-го полка со штурманом п/п-ком Ковалевым отработали такой способ бомбометания применявшихся вариантов вооружения, дав «добро» остальным экипажам. При атаках по реальным целям выдерживались угол пикирования 20-30° и увеличенные до 1 минуты интервалы в звеньях. В пикировании Су-24 теряли пару тысяч метров, попадая в зону зенитного огня. Некоторые летчики, впервые увидевшие неподалеку дымные облака, не сразу поняли их природу, но пилоты подогадливее после сброса брали ручку на себя столь интенсивно, что выскакивали на 9000-10000 м, презрев боевой порядок.

Впрочем, противник оказывал весьма слабое сопротивление. Еще за несколько недель до начала операции Масуд, не зря прозванный «счастливым», через своих информаторов в Кабуле получил ее планы и карты. Боевые отряды и значительная часть населения были выведены за пределы Панджшера, а там остались лишь немногочисленные местные формирования и отряды самообороны. Побеждать оказалось некого, и рапорт маршала Соколова в Москву о том, что «в ходе боевых действий в Панджшерской и Андарабской. долинах… противнику нанесено серьезное поражение», оказался поспешным. Уже к концу лета, с отходом советских войск, «народная власть» откатилась на исходные позиции. В середине июля 1984 г., после не слишком впечатляющего дебюта, вернулись на свои базы и Су-24, после чего несколько лет не появлялись в небе ДРА.

С принятием решения на выход из ставшей безнадежной войны роль авиации только возросла. Ей во многом предстояло заменить действия наземных войск, систематическими ударами сдерживая противника. К тому времени достойных целей для авиации стало более чем достаточно - набравшая силу оппозиция опиралась на крупные базовые районы, располагая обустроенными складами и мастерскими, укрепленными пунктами, убежищами и разветвленными системами огневых позиций. Деятельность ВВС все больше сводилась к ежедневным бомбовым ударам по плановым целям, где разведка указывала на активность противника. Помимо баз и лагерей, ими становились места ночевок и дневок, разгрузки караванов, а также сами караванные тропы. Большинство таких объектов находились в плановых таблицах изо дня в день. Так как в безлюдных горах моджахедам делать было нечего, под авиаудары обычно попадали селения, дававшие приют «воинам аллаха» и превратившиеся, на военном языке, в «места сосредоточения живой силы противника». Как оценивал работу этого периода зам. командира кокайтинского полка п/п-к Юрий Рудаков, «боевые вылеты носили характер постоянного психологического воздействия - больше для того, чтобы держать духов в черном теле, чем для решения каких-либо конкретных тактических или оперативных задач» (американцы во Вьетнаме с еще большей откровенностью именовали такой стиль «тактикой устрашения»).

Другим фактором, определявшим тактику ВВС, становился рост числа зенитных средств и качественное изменение ПВО. В 1987 г. ГРУ Генштаба докладывало о поступлении в душманские отряды 600 (!) ПЗРКтипа «Стингер», подтверждением чего стал захват среди трофеев только за первое полугодие 102 ракет. Появлявшиеся повсюду «Стингеры» загоняли самолеты все выше и выше, и к 1988 г. над местом удара запрещалось снижаться менее, чем до 4500 м, высота захода в атаку постепенно поднялась до 7500-8000 м. Точность бомбометания, особенно с горизонтального полета, превратилась в достаточно условную величину - отмечались случаи, когда летчики «мазали» даже по кишлакам. Должная эффективность работы могла быть достигнута только наращиванием бомбового тоннажа, массированным давлением с воздуха.

Расход боеприпасов и количество вылетов для подобного воздействия требовались нешуточные. «Пропустить» их через перегруженные аэродромы 40-й армии не представлялось возможным: к лету 1988 г. там работали 164 советских самолета и 331 вертолет, которые и без того приходилось поднимать по пять-шесть раз в сутки. За каждую тонну керосина и боеприпасов для них приходилось платить кровью, проталкивая автоколонны через душманские засады, или расходовать практически столько же горючего, доставляя его по воздуху. Положение обострилось с началом вывода войск, когда к августу был оставлен Кандагар с его авиабазой. Северные районы Афганистана регулярно обрабатывали МиГ-21 из 115-го ГИАП, а также Су-17 из 136-го и 156-го АПИБ, действовавшие с аэродромов ТуркВО. Однако наиболее напряженная обстановка сложилась в центральных и восточных провинциях, куда они не могли дотянуться. Единственным выходом вновь виделось привлечение ФБА: по штурманскому расчету, Су-24 с 3-4 т бомб, взлетев с приграничной авиабазы, мог сходить к самым удаленным целям, вплоть до пакистанской границы.

Установка блока-накопителя прицельно-навигационной системы

К этому времени эти машины имелись, что называется, под рукой на аэродроме Ханабад в 150 км от границы. В соответствии с принятой стратегией усиления южного направления, здешний 735-й ИАП ПВО еще весной 1981 г. был преобразован в полк ИБА, а через три года, сохранив номер, стал бомбардировочным в составе 34-й Чирчикской АДИБ ТуркВО. Еще будучи истребительным, полк эпизодически принимал участие в афганских событиях, сопровождая самолеты ВТА. В 1988 г. 735-й БАП располагал 31 Су-24, причем, как и у соседей из Нико-лаевки, это были далеко не новые машины. Они поступали из лидерных авиачастей «переднего края» - западных округов, переходивших на более современные Су-24М. Две эскадрильи (самолеты 18-й, 19-й, 25-й и 26-й серий) поступили из Брандта (ГСВГ) и Староконстантинова (ПрикВО), третью же и вовсе набирали «с миру по нитке». По иронии судьбы, именно «тыловым» полкам и довелось опробовать свои Су-24 в бою.

К лету еще не все экипажи завершили переучивание, но ждать не приходилось. Для ускорения процесса в июле полк пополнили звеном опытных пилотов из ГСВГ, до тонкостей освоивших все виды боевого применения, а учебные полеты организовали в две смены. Полку предстояло работать «бомбардировочным» стилем, с больших высот и горизонтального полета. Исходя из возможностей вражеской ПВО, безопасные эшелоны определили не ниже 7000 м. Однако нормативная высотность работы бортового вычислителя «Орбита-10» ограничивалась лишь 5000 м. Подняв «потолок», функционирование «Орбиты» проверили на полигоне с реальным бомбометанием с 7000 м. Аппаратура работала надежно, и точность попаданий в «кресты» удовлетворила всех. В целом на бортовой комплекс Су-24 возлагались большие надежды, т.к. он обеспечивал точное самолетовождение и прицельное бомбометание в обычной для этого времени года плотной облачности и ночью, тогда как работа в темное время суток для остальных самолетов фронтовой авиации то и дело запрещалась из-за малой результативности и повышенного риска.

Ночью 25 октября в боевой вылет ушло первое звено, ведомое летчиком-инспектором службы боевой подготовки 73-й ВА п-ком Богданом и зам. командира полка п/п-ком В.Ламзиным. Их цель была дальней - горные тропы у осажденного моджахедами Кандагара. Ламзин со штурманом м-ром С.Воскобойниковым и позже чаще других водили группы на удар. Нередко их возглавлял командир полка п-к С.В.Яншин и его заместитель по летной подготовке п/п-к В.В.Сороченко. Перед вылетом, помимо проверки систем, заправки и подвески бомб, подготовка Су-24 включала программное обеспечение полета: полученные от штаба ВВС ТуркВО разведданные с указанием положения целей переводили из прямоугольной сетки координат в геодезическую и вводили в «память»-накопитель ПНС. Задача экипажам ставилась перед самым вылетом, при этом летчикам не доводили характер целей, и лишь по району на карте да подвешенным боеприпасам можно было догадаться, что за объект вычислила разведка: РБК шли по стоянкам отрядов оппозиции и местам разгрузки караванов, БетАБы - по укрытиям, пещерам и складам, а обычные фугаски - по всему подряд, от враждебных кишлаков до площадного «засыпания» гор и ущелий. Мало что удавалось рассмотреть и с воздуха - весь первый месяц работать приходилось ночью и в частом «сложняке».

Взлетая с 40-секундными интервалами, бомбардировщики догоном пристраивались к ведущему, собирались в боевые порядки и по докладу замыкающего всей «стаей» увеличивали скорость, выходя на маршрут. Место в колонне выдерживали с помощью РПО, поднимая его антенну на пару градусов для обзора воздушной обстановки и держась с 10-20-секундным «зазором» от впереди идущего (сближаться менее чем на 2-3 км в темноте было рискованно). Радиопереговоры сводились к минимуму: кроме доклада замыкающего о занятии своего места, ведущий сообщал кодом на КП о проходе поворотных пунктов маршрута и о возвращении («205» означало - «прошел ППМ», а «328» - «работу окончил»). На случай радиоперехвата цифровые доклады время от времени менялись. После первых вылетов, произведенных четверка-ми или несколькими звеньями, в ударах стали принимать участие все большие группы, вплоть до полного состава полка (обычно - 20-24 бомбардировщика). Они обрабатывали один объект или разделялись на 3-4 группы по количеству близко расположенных целей. Иногда полк расходился поэскадрильно в разных направлениях.

На самолетах могли сочетаться бомбы разных калибров и типов. Слева направо: под крылом - ФАБ-250М-62, ФАБ-1500, под фюзеляжем - ФАБ-250М-62; под крылом и фюзеляжем - ФАБ-250М-62;

Усиливая группировку ФБА, было решено направить в Ханабад 24 Су-24 из 149-го БАП. Для личного состава части, в том числе и ее командира п-ка В.Н.Бойко, все произошло столь же внезапно, как и в 1984 г. Отлетав накануне учения и приземлившись около полуночи, экипажи разошлись по домам, но тут же были подняты по тревоге. В штабе они узнали о предстоящей командировке. На отдых дали 8 часов, и уже утром 28 октября полк отправился на помощь коллегам. Самолеты перелетали готовыми к немедленной работе, неся по шесть ФАБ-250 и два ПТБ-3000. Позднее к ним присоединилось еще одно звено.

После двухдневной подготовки, изучив карты и разведдонесения, 31 октября николаевская группа ушла на боевое задание без всяких ознакомительных полетов. Целью был Майданшахр, лежавший за хребтом у Кабула. По данным разведки, покинутый жителями и опустевший город использовался душманами как базовый лагерь. Позднее удары наносились по целям в горных районах у Кабула, Баграма и в чарикарской «зеленке», где отмечались стоянки кочующих банд и ракетные пусковые установки, обстреливавшие города. На пределе досягаемости Су-24 ходили за Кандагар и Джелалабад громить позиции осаждавших их отрядов.

2 ноября экипажи 149-го БАП отработали налет с «подскоком» через Кокайты, приземлившись там с шестью «пятисотками» и ПТБ для дозаправки. Посадка загруженного Су-24 была не из легких, и в дальнейшем такой вариант повторили лишь однажды. Да и сама авиабаза, верно служившая всю войну передовым аэродромом, была к этому времени переполнена выводимыми войсками. Еще раз побывать там николаевским бомбардировщикам пришлось в аварийной ситуации: возвращавшиеся из-под Кандагара самолеты выработали топливо и спешили в Ханабад, когда садившаяся первой машина майора Маховского «разулась» на пробеге и барабаны колес загорелись прямо на полосе. Пока ее тушили и оттаскивали, остальным 11 «сушкам» дали команду идти на запасной аэродром, и они одна за другой с практически сухими баками «посыпались» на ночные Кокайты. Там летчикам пришлось самим заправлять и готовить самолеты, в хлопотах прошла ночь, и в эту смену второго вылета уже не стали выполнять. В суете не успели подобрать тормозные парашюты, и один из них тут же был «проглочен» рулившим Ил-76. Транспортник встал на прикол для замены двигателя, разразился скандал, и отношения с местным начальством оказались испорченными.

Обеспечивая необходимый темп боевой работы (два, а потом и три вылета за смену на самолет), подготовили сменных летчиков и штурманов. Техники работали на аэродромах бригадами, сменявшимися через сутки. Работа на стоянках кипела всю ночь. Самолеты обоих полков очень часто направлялись на одну цель, группы поднимались с интервалом в час между взлетами ведущих, чтобы не «запрудить» аэродром при возвращении. Этот «зазор» позволял оружейникам и заправщикам встретить вернувшуюся группу, подготовить ее к повторному вылету и тут же принимать следующую.

Время от времени выпадали «разгрузочные дни», когда полки уходили на задания поочередно через сутки. Работа велась без праздников и выходных, лишь пару раз по погоде да под Новый год случились «просветы». «Красным днем календаря» предполагалось 7 ноября, и в предвкушении праздника экипажи отправились в баню. Вечером, когда отдых был в самом разгаре, внезапно пришла команда на вылет. К самолетам добрались радостные, раскрасневшиеся, хотя многие помыться не успели. В том, что уже отпраздновали, командиру признался весь строй, но и готовность лететь была такой же единодушной. В кабинах отдышались кислородом, и «праздничный» вылет прошел без замечаний.

Цели почти всегда были рассредоточенными, и в накопители «зашивались» несколько точек в районе бомбометания с разносом в 300-1000 м или с отличием в угловые минуты координат на разных машинах. Выйдя в назначенный район в ночной тьме, штурман с помощью РПО сверялся с загодя нарисованной на кальке картинкой радиолокационного изображения местности и отыскивал приметные засветки на индикаторе - контрастный изгиб реки, мост или гору. В дальних рейдах, когда накопление погрешности навигационной системы и вычислителя становилось значительным, положение корректировали по характерному ориентиру. Точками отсчета обычно становились плотина ГЭС Наглу и озеро Суруби, лежащие к востоку от Кабула, плотина Дарунта под Джелалабадом, откуда расстояние до большинства целей оставалось небольшим, и бомбить можно было даже без дополнительного прицеливания, автономно по счислению, дававшему точность до 300-400 м. На местности, лишенной радиолокационных «примет», коррекцию вводили с помощью РСБН по радиомаякам аэродромов Кабула и Баграма.

… на пилоне под поворотной частью крыла - ФАБ-250М 62, на МВД - та же бомба и ФАБ-250-270, под фюзеляжем - ФАБ-250М-62; подвеска восемнадцати ФАБ-250-270

В дело шли бомбы трех основных калибров: 250, 500, 1500 кг различных типов и моделей, подвешиваемые в самых разных вариантах. При работе по северным районам «ближнего круга», лежавшим в 400-450 км от базы (Файза-бад, Кундуз и Талукан), обходились без ПТБ и брали пару ФАБ-1500 на центро-планные узлы и до шести 250-кг бомб на остальные точки подвески. В дело шло все, что имелось под рукой, лишь бы загрузить полностью держатели. В набор могли входить ФАБы, ОФАБы, БетАБы и толстостенные бомбы разных калибров и с разными баллистическими характеристиками - для работы по площадным целям их разброс был несущественным. От боевой нагрузки всегда избавлялись за один заход, строя расчет для бомб наиболее крупного калибра, а остальные шли вдогон с перелетом. На месте разрыва «полуторки», несшей 675 кг взрывчатки, вспыхивал настоящий вулкан с мощным грибом, на фоне которого взрывы «пятисоток» казались лишь облачками пыли. «Добавку» часто клали, выставляя взрыватели с замедлением на разное время, до суток. Чтобы максимально использовать грузоподъемность машин, применяли центропланные двухпостовые держатели, с которыми Су-24 брал до восьми «пятисоток», и шестипостовые многозамковые держатели МБДЗ-У6-68, загружаемые 12-18 «четвертушками». Град бомб получался внушительным, ведь полк мог обрушить на цель сотню «пятисоток» или 200-250 ФАБ-250. Однако увешанный «гроздьями» бомб самолет на высоте становился неустойчивым и буквально ковылял, словно по булыжной мостовой. Даже после сброса бомб он вел себя не слишком приятно, цепляясь за воздух замками и упорами дюжины держателей. Недостатком МБД были также трудоемкость подвески большогочис-ла боеприпасов и хлопотное переоборудование под другие варианты. Поэтому в 149-м полку МБД несли только десять самолетов. Нагруженный по максимуму, Су-24 вообще не очень-то любил полет на высотах свыше 7000 м, сопровождая его тряской и норовя сорваться при резких маневрах, из-за чего новичкам советовали «добавлять крен наклоном головы, а не ручкой, чтобы не посыпаться». Избегая критических режимов, к цели шли на 4600-6000 м и, уже разгрузившись, «порожняком» выскакивали на рекомендуемые 7000-7500 м, одновременно ложась на курс возвращения.

Летчики Су-24 отдавали предпочтение мощным ФАБ-1500. Их подвешивали иногда по три штуки, ведь они создавали куда меньшее сопротивление, чем «кусты» бомб меньшего калибра. Большая часть заданий выполнялась с подфюзеляжным ПТБ-2000, при этом брали пару «полуторок» или 4-6 «пятисоток». Для работы по удаленным целям использовали два под-крыльевых ПТБ-3000, а бомбовая нагрузка сокращалась до одной ФАБ-1500, или 2-4 ФАБ-500 или ФАБ-250.

Слева от самолета видны подготовленные к подвеске ФАБ-500тс

Реже в дело шли РБК, главным образом полутонные с «шариками» ШОАБ-0,5 или мелкими осколочными бомбами калибров 2 и 10 кг, которые могли соседствовать с фугасками на самолетах группы и даже на одной машине. Обычно удар таким набором наносили по кишлакам в «зеленке» и целям на открытом месте. При этом первыми земли достигали ФАБы, их взрывы сметали стены дувалов, а уцелевшую живую силу накрывала уже «мелочь». Так, с помощью РБК в декабре обработали окрестности Джелалабада и Кабула, откуда обстреливали эти города, а также район Мангва-ля, где карты пестрели множеством точек, отмечавших душманские стоянки (в дневном вылете 24 декабря «шарики», сброшенные с самолетов 149-го БАП, вчистую выкосили под Мангвапем укрывший душманов пальмовый лесок). Для более плотного «засева» РБК сбрасывались с высот порядка 4000 м, а взрыватель вышибного заряда выставляли с задержкой, чтобы кассеты раскрывались в 1500 м над землей. Под самолетом в ночи рассыпался огромный искрящийся эллипс - каждая РБК-500 накрывала смертоносной иллюминацией зону порядка 400x600 м, иссекая все в труху сотнями тысяч стальных 5,5-мм шариков.

Суточный расход боеприпасов доходил до 250 т, и окружные склады бомбардировщики опустошили бы через несколько недель. Поэтому, пока этого не произошло, боеприпасы начали свозить со всего Союза, каждые 3-4 дня разгружая по эшелону. Помимо привычных бомб образца 1954 и 1962 гг., в ход шел «лежалый товар» старых типов, в том числе с клеймами 30-40 гг. Такие боеприпасы обладали недостаточной устойчивостью на траектории при бомбометании на высоких скоростях и с больших высот, однако для удара по площадям «хромающая» баллистика считалась удовлетворительной. Среди старых бомб встречались образцы с трехушковой подвеской, нестыкующиеся с современными держателями. Впрочем, к тому времени любому оружейнику с афганским опытом был известен секрет избавления от лишнего ушка: у основания каленого стального узла делали пару насечек напильником и лихо сбивали его ударом кувалды.

По площадным целям и вдоль ущелий бомбы сбрасывали серией, задавая бортовой системе управления оружием интервалы и порядок схода с замков. Если же работать предстояло по компактному объекту или поперек горного распадка, груз сбрасывали залпом по отделению бомб ведущего или целясь самостоятельно. В случае отказа оборудования на самолете лидера применялся «обратный» метод: цель отыскивал ведомый и, с учетом интервала в строю, давал команду ведущему. Бомбардировки по указаниям авианаводчиков, наиболее результативные для авиации непосредственной поддержки, у Су-24 оставались единичными: трудно было обеспечить целеуказание для высотного бомбометания, а ночью наведение не представлялось возможным. В большинстве удаленных мест, уже оставленных советскими войсками, указывать цели вообще было некому.

Один из рейдов по вызову 735-й БАП выполнил в конце ноября, когда была поставлена задача на удар по укрепрайону юго-восточнее Кандагара. Участвовавший в нем штурман к-н П.Н.Клеветенко так описывал произошедшее: «Подтянувшись к району, где уже крутили карусель Су-17 и Су-25, услыхали гвалт в эфире и отчаянные призывы с земли долбить еще и еще, не то уйдут. В ответ - «Не на ТЗ летаем!» Когда основной шум стих, запросил работу наш командир группы. Наводчик, услыхав незнакомый позывной, насторожился: «Что еще за «аисты», когда тут «грачам» еще на целый день работы?» Нас он не знал, да и от его указаний толку было мало - у пехоты ведь карты с прямоугольной сеткой, а нам нужны другие координаты. Бомбить пришлось самим. Когда ахнула первая «полуторка», наводчик взревел звонче пилорамы: «Вы чего там делаете?! Чего кидаете? Тут горы из-под задницы улетают!» Командир ему в ответ: «Кончай орать. Скажи, туда ли бросили, за мной - группа». Тот, придя в себя, дал команду разгрузиться южнее на полкилометра. Потом поблагодарил за работу и напоследок дал отбой подходившим штурмовикам: «Шабаш, вам тут больше делать нечего».


Российская армейская авиация в I мировой войне

Виктор Куликов/ Москва Фото из архива автора и других собраний

Продолжение. Начало в «АиВ», №4'97.

«Фарман XVI» уходит на боевое задание

Подвеска бомб на «Моран-парасоль»

Поручик Покровский (в центре) у трофейного «Авиатика». Справа и слева от Покровского - пленные австрийские авиаторы

Кампания 1915 года

В 1915 г. германское Верховное командование решило перенести свой главный удар на восток, добиться здесь полного разгрома армий противника и вывести Россию из войны. Кампания оказалась очень тяжелой для русской армии, в том числе для авиации, и потребовала максимального напряжения сил. Основной задачей авиаторов оставалась разведка. Рассказать в короткой журнальной статье об их участии во всех операциях невозможно, поэтому ограничимся отдельными примерами, показывающими огромную важность добываемых воздушной разведкой данных и их влияние на ход боевых действий.

Одним из крупнейших событий стал прорыв русского фронта в районе Горлицы, предпринятый с целью разгрома правого крыла Юго-Западного фронта. Немецко-австрийское командование приложило все силы, чтобы скрыть сосредоточение своих войск и обеспечить внезапность наступления, однако русская воздушная разведка помешала этому. Особо ценные сведения удалось добыть летчикам 11-го корпусного авиаотряда (КАО), которые 15, 17, 19, 23 и 25 апреля обследовали район Горлица-Биеч. Используя полученные данные, командование 3-й армии осуществило ряд превентивных мероприятий, снизивших темпы наступления противника. И хотя русские войска были оттеснены из Галиции, но окружить и разгромить их не удалось.

В первой половине сентября немцы предприняли попытку обойти и разгромить правый фланг Западного фронта. Воздушная разведка, выполнявшаяся, в основном, силами 34-го КАО, который обслуживал штаб 10-й армии, вовремя вскрыла подготовку противника к Свенцянскому прорыву, обнаружив в районе Ковно-Янов-Виль-комир крупные скопления его войск.

Высочайшими приказами отмечены подвиги многих авиаторов. Так, начальник 19-го КАО поручик Владимир Ягелло был награжден орденом Св.Георгия 4-й степени «зато, что, производя воздушную разведку 21-го февраля 1915 г. района расположения противника в направлении на Рожкову-Волю, Томашев и Раву, будучи обстрелян артиллерией противника…, добыл сведения особой важности относительно движения противника к левому флангу нашей армии, которые своевременно доставил в штаб армии, что дало возможность принять меры и с успехом парализовать намерения противника». Георгиевскими кавалерами стали поручик Смо-льянинов из 24-го КАО, подпоручик Иван Орлов и др. Не все герои получили боевые награды: 16-го сентября во время воздушной разведки лейтенант Маркович, «исправляя во время полета пробитый пулей бензиновый бак, был убит, геройской смертью запечатлев содеянный им подвиг». Умер от ран, полученных при падении во время воздушной разведки, начальник 2-го Сибирского КАО штабс-капитан И.И.Александрович…

Не отставали от кадровых офицеров и летчики-добровольцы, научившиеся полетам на аэропланах в частных школах или аэроклубах еще перед войной. Вот один из примеров. «12 мая во время выполнения разведки летнабом 19-го КАО подпоручи-,ком Рудовичем в моторе аппарата произошел взрыв. До линии фронта оставалось 8 верст. Летчик-охотник ефрейтор Лауниц не растерялся и стал планировать под сильным пулеметным и артиллерийским огнем. Ему удалось вывести аппарат из расположения противника и опуститься вблизи наших боевых позиций. Он спас самолет от захвата противником и офицера от плена. Во время планирования ефрейтор Лауниц был ранен в руку с раздроблением кости, но несмотря на это посадил самолет.» Приказом по войскам 5-й армии от 25.05.1915 г. Владимир Лауниц был награжден солдатским Георгиевским крестом 4-й степени.

В конце 1915 г. война на восточном фронте приняла позиционный характер. Кавалерия лишилась возможности проводить разведку. Только самолеты позволяли проникнуть в глубину расположения войск противника, чтобы собрать необходимые для командования сведения. При этом задачи воздушной разведки изменились: если в условиях маневренной войны на нее прежде всего возлагалось наблюдение за крупными силами неприятеля и направлением их движения, то теперь от авиаторов главным образом требовалось тщательно изучать систему обороны противника и наблюдать за ее состоянием и развитием.

Привлекалась авиация и для выполнения других задач. Летом в Польше на Северо-Западном фронте германские войска окружили пограничную крепость Новогеоргиевск. В начале августа командование русского гарнизона ввиду опасности скорой капитуляции решило воспользоваться услугами летчиков Новогеоргиевского крепостного авиаотряда. Его начальник капитан Иван Массальский организовал отлет всех исправных самолетов, предварительно уничтожив авиационное имущество, которое нельзя было вывезти. Летчики поручик Константин Вакуловский, штабс-ротмистр Ливотов, капитан Массальский и другие по приказу коменданта крепости вылетели в непогоду под сильным обстрелом противника. Прорвавшись, они вывезли штандарты, Георгиевские кресты и секретные документы. Пролетев 4-5 часов на небольшой высоте, авиаторы благополучно опустились в расположении своих войск. За этот подвиг они были награждены орденами Св.Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием.

В 1915 г. воздушные бои оставались редкостью. В большинстве случаев экипажи отправлялись на задания, располагая только карабинами и пистолетами, но и с таким оружием некоторые летчики добивались воздушных побед. Так, 25 февраля летчик-доброволец француз Пуаре с наблюдателем поручиком Шебалиным вылетели на трофейном «Эйлере» на разведку района Лович-Неборов-Болилов.

Этот трофейный «Альбатрос В.II» использовался в 18-м КАО. Аэродром Вулька-Жалинска под Пинском, 1915г.

Авиаторы 5-го армейского АО у самолета «Вуазен», вооруженного пулеметом «Максим». Апрель 1916 г.

Экипаж 1-го КАО летчик поручик Витман и наблюдатель штабс-капитан Троицкий в своем «Ньюпоре X». Аэродром Молодечно, январь 1916 г.

Над своими позициями между Камионом и Сулишевым они атаковали немецкий аппарат. С дистанции 40-50 м по нему было произведено 5 выстрелов из карабина. Согласно донесению летчиков 2-го армейского авиаотряда, «после третьего выстрела самолет противника пошел с поворотом книзу и опустился под Скверневицами». 15-го июля во время разведки к востоку от Золотой Липы летчики 2-го Сибирского КАО поручик Покровский и корнет Плонский заметили неприятельский аэроплан. Из оружия у них были только пистолеты «Маузер». Несмотря на это, они атаковали противника и после непродолжительной перестрелки вынудили его опуститься. «Австрийский аэроплан «Авиатик» (бортовой номер 31-13) достался призом в совершенно неповрежденном состоянии вместе с двумя летчиками из 7-й… авиароты.» Оба русских героя были награждены орденами Св.Георгия 4-й степени. Кстати, «Авиатик», как и большийство других самолетов того времени, был весьма слабой машиной.

«Фарман XXX». В кабине наблюдателя установлен пулемет «Льюис»

Истребитель «Ньюпор XI» производства завода «Дукс» из АО охраны императорской резиденции. Самолет вооружен пулеметом «Кольт». Декабрь 1916 г.

Летчики 16-го КАО отмечают боевую награду товарища

Об этом свидетельствует следующий факт: 27 ноября австрийские летчики Дример и Хубнер взлетели опробовать отремонтированный фотоаппарат, но сильный ветер отнес их аэроплан за линию русских окопов, где авиаторы и вынуждены были приземлиться. А дальше - плен и лагерь военнопленных под Дарницей.

Недостаток вооружения во многом компенсировался храбростью русских авиаторов. 18-го марта одержал свою первую победу летчик 4-го КАО поручик А.А.Козаков. Его «Моран-Ж» был оснащен кошкой с пироксилиновой шашкой, однако во время атаки трос запутался, и Козаков решил таранить немецкий «Альбатрос». При ударе у «Морана» было сломано шасси и разбит винт, но его все же удалось посадить. Хотя самолет скапотировал, но летчик остался жив. За этот подвиг он был удостоен Георгиевского оружия.

В 1915 г. на русских аэропланах появились пулеметы. Для их применения наиболее пригодным оказался биплан «Вуазен», на который часто устанавливался пулемет «Кольт». Такой самолет становился грозным оружием. 24-го июня летчик прапорщик Иванов и наблюдатель поручик Алексеев из 26-го КАО атаковали в районе Тарнополя австрийский «Альбатрос» (бортовой номер 21-01) из 1-й авиароты, наблюдатель которого попытался отстреливаться из карабина. Бой проходил по рыцарским правилам того времени. В течение этой дуэли противники несколько раз сходились на дистанции в 50-100 м, а в перерывах перестрелки обменивались приветствиями. Вскоре положение австрийцев стало безнадежным - пролетая над русским аэродромом в Тлусте, наблюдатель выронил карабин. В одной из следующих атак «Альбатрос» загорелся, а его пилот был, по-видимому, убит. Обреченный наблюдатель попытался взять управление, но бесполезно -самолет, кувыркаясь, отвесно упал на землю, взорвался и сгорел. Через день русские летчики сбросили на австрийский аэродром фотографии и сообщение, в котором говорилось: «Похороны состоялись со всеми воинскими почестями. Над могилой были установлены два почти новых пропеллера «Интеграл» и надпись по-русски: австрийским летчикам… героически погибшим 24 июня 1915 г. в воздушном бою. Могилу также украшал венок из искусственных цветов с белой лентой и с надписью: В восхищении вашей храбрости - русский авиаотряд».

Подводя итоги кампании 1915 г., заметим, что хотя немецко-австрийским войскам удалось захватить значительные территории в Прибалтике, Польше и Галиции, но выполнить свою главную задачу они не смогли. Определенную роль в этом сыграла русская авиация, которая получила повсеместное признание как одно из важнейших средств разведки. В ее составе появились новые типы самолетов -«Вуазен» и «Моран-парасоль». Всего на конец года на фронте находилось 322 исправных аэроплана. За 1915г. летчики русской армии произвели 9993 боевых полета, проведя в воздухе 14647 часов. Значительными проблемами воздушного флота стали недопоставки техники, что особенно остро ощущалось летом, и нехватка подготовленных летных кадров. В какой-то мере это компенсировалось интенсивной и мужественной работой авиаторов, однако становилось причиной излишних потерь, о чем свидетельствует их процентное соотношение: 43% летного состава погибло или получило тяжелые ранения в результате отказов матчасти, еще 22% - из-за ошибок в пилотировании; 33% было сбито зенитной артиллерией и 2% погибло в воздушных боях.

Кампания 1916 года

Одной из наиболее ярких страниц всей войны стало русское наступление на Юго-Западном фронте. При его подготовке впервые в широких масштабах была осуществлена аэрофотосъемка укрепленных позиций противника. Эта работа развернулась уже в первые месяцы года, и полученные материалы послужили одним из главных оснований для принятия командованием оптимальных решений по выбору участков прорыва фронта. Авиаторам удалось вскрыть до мельчайших подробностей систему обороны противника, после чего были составлены карты его позиций, которые поступили в армейские части по 80-100 экземпляров на корпус. Русская артиллерия благодаря данным аэрофотосъемки получила возможность вести огонь по конкретным, точно установленным целям, что позволило при незначительной плотности орудий на 1 км фронта (20-25 ед.) достигнуть хороших результатов в подавлении огневых средств и разрушении инженерных сооружений. В целом широкое применение фотографирования повысило качество авиаразведки и доверие к ней со стороны командования.

АО - армейский авиаотряд, ИО-истре-бительный авиаотряд. 7-й армии был придан также i-й Боевой отряд Эскадры воздушных кораблей.

С началом наступления авиация развернула наблюдение за путями отхода и местами сосредоточения неприятельских войск. За весь период Брусиловского прорыва с июня по август 1916 г. летчики Юго-Западного фронта совершили 1805 боевых вылетов общей продолжительностью 3147 часов. Пик их активности пришелся на август, когда 134 летчика совершили 749 боевых полетов общей продолжительностью 1224 часа. Одновременно с повышением качества разведывательной работы возросла и интенсивность полетов: если в 1915 г. в среднем выполнялось 28 вылетов в день, то в 1916 г. - 42.

За успешные «воздушные разведки» многие летчики и наблюдатели стали Георгиевскими кавалерами: командир 11-го авиадивизиона (АД) есаул Ткачев, летчик Кавказского КАО Мачавариани, начальник 6-го КАО штабс-капитан Стрельников, наблюдатель 24-го КАО Матсон и др. Среди них следует отметить выдающийся по мужеству и хладнокровию подвиг летчика-наблюдателя 1-го армейского авиаотряда подпоручика Георгия Ковенко. 3-го июля 1916 г. он вместе с пилотом младшим унтер-офицером Пушкелем вылетел на «Вуазене» из Двинска на дальнюю разведку станции Ракишки. В районе станции Абели они подверглись неожиданному нападению неприятельского «Фоккера». Первыми же пулями Ковенко был ранен в правую руку.

Истребитель «Спад А.2» из 1 -и БАГ

Истребитель «Моран-монокок» из 2-го истребительного отряда. Зима


1916-1917Г.


Приказав летчику повернуть на противника и открыв пулеметный огонь, он заставил врага отойти, после чего разведка была продолжена. На обратном пути русский самолет был снова атакован «Фоккером», получил много повреждений от его пулеметного огня, в том числе - пробоину в радиаторе, однако и на этот раз экипаж смог отбиться. «Подпоручик Ковенко, заметив бьющую фонтаном из трубы радиатора воду, пролез в узкое отверстие между радиатором и, лежа на спине на цилиндрической поверхности крыши мотора, ежеминутно рискуя вывалиться из аппарата, закрыл рукой пробоину в трубе. «Фоккер» вскоре вернулся и в третий раз атаковал наш аппарат. Он стал безнаказанно обстреливать его из пулемета и тяжело ранил подпоручика Ковенко в живот и бедро с раздроблением кости. Несмотря на сильную до судорог боль, истекая кровью, Ковенко закрыл пробоину в трубе перчаткой и перевязал ремешком от бинокля. Напрягая последние усилия, он вернулся к пулемету, открыл огонь по противнику и заставил «Фоккер» быстро снизиться. Теряя сознание, решив избежать какой угодно ценой посадки на территории противника, Ковенко приказал Пушкелю продолжать полет до наших линий, что и было выполнено летчиком ценой неимоверных усилий. Весь обратный путь и переход через линию фронта летчики совершили на поврежденном аппарате под ураганным огнем неприятельской артиллерии на незначительной высоте.»

Наряду с разведкой русские летчики продолжали наносить бомбовые удары по неприятелю и атаковать его самолеты. Так, летчики только 9-й армии в период наступления сбили 5 аэропланов, при этом собственные потери составили один самолет. К тому времени необходимость создания специальных частей для борьбы с авиацией противника была уже очевидной, и 1916 г. стал годом создания русской истребительной авиации. Формирование первых отрядов началось весной, предполагалось, что каждая из 12-ти армий получит по такому подразделению, однако из-за недостатка самолетов-истребителей* этот процесс надолго затянулся. Летом была создана так называемая боевая авиагруппа (БАГ) - специальное соединение из трех авиаотрядов, первым командиром которой стал штабс-капитан А.В.Залесский. В августе эту группу, включавшую 2-й, 4-й и 19-й КАО**, перебросили под Луцк, где у противника было полное превосходство в воздухе. Активная деятельность 1-й БАГ позволила в корне изменить ситуацию: «Лихие действия наших летчиков заставили противника забыть Луцк»,- докладывал исполняющий обязанности инспектора авиации Юго-Западного фронта есаул В.М.Ткачев.

* В тот период специально созданные истребители в русскую армию еще не поступали, поэтому для борьбы с воздушным противником ипользовались такие самолеты, как "Ньюпор X» и "Спад А.2"

** Первые истребительные отряды сохраняли название и штат корпусных.

«Фарман XVI» на аэродроме у фальварка Вычулки. Сентябрь 1916 г.

Идет трамбовка летного поля 1 -го КАО. Пара волов буксирует импровизированный каток, сделанный.из большого бревна. Весна 1916 г.

В декабре было приказано приступить к формированию истребительных отделений при армейских и корпусных авиаотрядах. Это было вызвано недостатком истребительных частей на фронте и большой активностью истребителей противника.

В 1916 г. в небе над русским фронтом появляется грозный противник - знаменитый «Фоккер Е». Этот весьма неуклюжий моноплан стал первым самолетом, оснащенным синхронным пулеметом, что и принесло значительные преимущества в воздушном бою. Машина хорошо показала себя на западе, где заслужила у летчиков Антанты прозвище «Бич Фоккера». Теперь эти истребители решили применить на востоке, где их первое появление было отмечено в январе на Юго-Западном фронте. Схватки с такими самолетами часто оказывались не в пользу русских, летавших, в основном, на беззащитных с задней полусферы «Фарманах» и «Вуазенах». Так, 27 июня летчики 4-го армейского авиаотряда Соловьев и Бруцевич после атаки «Фоккера» были вынуждены спуститься на территорию противника. 11 -го июля экипаж 3-го армейского авиаотряда штабс-капитан Беридзе и поручик Ртищев во время воздушной разведки вступили в бой с «Фоккером». Они пытались отстреливаться из пулемета, но на высоте 1200 м пуля противника попала в бензобак, и самолет загорелся. Летчики погибли, «смертью своей запечатлев содеянный ими подвиг»,- было написано в приказе по армии и флоту о награждении героев орденами Св.Георгия 4-й степени.

И все же известны случаи побед русских летчиков над новым противником. Так, 23 марта экипаж 13-го КАО (летнаб поручик Барбас, пилот унтер-офицер неизвестен) во время фотографирования неприятельских позиций был атакован грозным монопланом. «Несмотря на все преимущества неприятельского аппарата поручик Барбас сам перешел в наступление - он приказал резко повернуть биплан навстречу врагу. Летчик стал обходить противника кругами на виражах, держа неприятеля под огнем наблюдателя. После нескольких минут боя «Фоккер» был подбит: сначала он падал «листом», потом перешел в штопор. Метрах в 40 от земли «Фоккер» на несколько мгновений выровнялся, но тот час же перешел в отвесную вертикаль и после страшного удара о землю загорелся. Хотя он упал в германском расположении, сам бой и падение произошли на глазах у наших войск.» После этого боя летчики стали Георгиевскими кавалерами.

В 1916 г. русский Императорский военно-воздушный флот занял достойное место в структуре вооруженных сил России. Парк авиатехники пополнился новыми типами самолетов: «Моран-монокок», «Ньюпор-10/11/12», «Спад А.2», «Фарман-27/30». К концу года на фронте находилось 724 самолета. В общей сложности в 1916 г. русские авиаторы совершили 15435 боевых полетов общей продолжительностью 25686 часов. Проблемы с техникой и кадрами, характерные для 1915 г., все же оставались, что продолжало сказываться на характере потерь: из всех погибших 52% стали жертвами отказов матчасти; 23% разбились из-за ошибок пилотирования; 18% были сбиты огнем зенитной артиллерии и 7% погибли в воздушных боях.


Ан-2 и кресло маршала Говорова

Юрий М.Киржнер/ Киев Фото из архивов АНТК им.О.К.Антонова и автора

"АиВ" уже неоднократно публиковал воспоминания одного из ветеранов АНТК им. О.КАнтонова Юрия Михайловича Киржнера. Продолжая цикл публикаций, посвященных Ан-2, мы предлагаем вниманию читателей его новый рассказ.

В середине 50-х гг. я возглавлял небольшую конструкторскую бригаду в ОКБ Олега Константиновича Антонова. В то время все отделы ОКБ занимались проектированием военно-транспортного самолета Ан-8, мы же продолжали работу по совершенствованию и модификациям нашего первенца - Ан-2. ("Играете в классе "Б", - шутили над нами). Однако и в классе "Б" работы для маленького коллектива было выше головы.

К описываемому моменту Ан-2 был уже широко распространен в подразделениях Аэрофлота, Полярной авиации, ВВС и ДОСААФ. Оттуда в ОКБ поступало большое количество писем с пожеланиями, а иногда и с требованиями об усовершенствовании отдельных узлов, агрегатов и систем машины, в которых в эксплуатации или при ремонте выявлялись какие-нибудь недостатки. Мы разрабатывали необходимые чертежи и передавали их серийному заводу для внедрения. В этом процессе не обходилось без конфликтов. (По словарю Даля: внедрение - это медленное продвижение вперед при активном сопротивлении окружающей среды). Принимая во внимание постоянное наращивание темпов производства самолетов, а также предвидя его долголетие, мы настаивали на внедрении изменений с очередной серийной машины, завод же хотел непременно использовать имеющийся (иногда намеренно завышенный) задел деталей. С помощью старшего военпреда, как правило, находился радушный компромисс.

Вторым направлением нашей работы была разработка различных вариантов использования самолета в народном хозяйстве. Хотя Ан-2 был задуман как многоцелевой (транспортный, сельскохозяйственный, санитарный и т.п.), практика эксплуатации непрерывно подсказывала возможность применения его в различных новых качествах. Нас буквально засыпали заказами на их разработку. Вот некоторые модификации, созданные в то время.

- Установка фотоаппаратов для плановой и перспективной аэрофотосъемки. Оборудованные этой аппаратурой самолеты работали по договору в Китае и буквально "расчертили" его огромную территорию на 40-километровые квадраты.

- По заказу Института Земли Академии наук СССР несколько самолетов были снабжены аэромагнитометрами для поиска железорудных месторождений.

- Начавшееся в те годы освоение целинных и залежных земель в Сибири и Казахстане столкнулось с проблемой уничтожения сусликов, губивших значительную часть урожая. Задача была решена созданием специального приспособления - микродозировщика для пунктирного рассева отравленных зерновых приманок.

- По заказу службы спасения была произведена крупная модификация самолета для прицельного беспарашютного десантирования с малой высоты грузов в мягкой упаковке людям, терпящим бедствие в труднодоступной местности. В днище хвостовой части фюзеляжа за задней перегородкой грузовой кабины прорезали люк двухметровой длины, а на полу установили роликовую дорожку.

Приходилось также заниматься оборудованием единичных самолетов для решения неожиданно возникавших задач. В киевском аэроклубе группа спортсменов-парашютистов готовилась к мировому первенству. По условиям соревнований при выполнении прыжков с малой высоты на точность приземления парашютист после отделения от самолета должен был в течение одной секунды зафиксироваться в положении вниз лицом и в направлении головой на точку приземления. Это упражнение не удавалось даже самым опытным спортсменам. Они объясняли это тем, что покидание производится через бортовую дверь, парашютист попадает в поток боком и, кроме того, поток закручен струей от винта. Об этом узнал O.K. и распорядился установить перед входной дверью площадку с перилами, чтобы парашютист, выйдя на этот "балкон", мог повернуться лицом к стабилизатору, а затем покинуть самолет. Распоряжение было выполнено, и подготовка к соревнованиям пошла без помех.

Когда советское правительство приняло решение подарить Ан-2 лидеру вьетнамских коммунистов Хо Ши Мину, нам поручили максимально "окомфортить" эту машину (приказ МАП №105 от 18.02.56). Нашими трудами самолет был оснащен мощной теплозвукоизоляцией, на нем установили шесть хороших пассажирских кресел, оборудовали туалет, разместили гардероб и холодильник.

Одним из серьезных недостатков серийных самолетов, затрудняющих их эксплуатацию в Полярной авиации, было примерзание полозьев лыж к снежному насту на стоянке. Несмотря на то, что полоз изготавливался из нержавеющей стали, его примерзание было настолько крепким, что самолет не удавалось стронуть с места даже при использовании взлетной мощности мотора.

Ан-2 на лыжах из "арктилита"

Для борьбы с этим злом умельцы изобрели специальный инструмент, прозванный острословами "кувалдометром". Он представлял собой увесистую деревянную чурку на длинной рукоятке. Торцы чурки обивались толстой резиной. Этой кувалдой приходилось много раз с размаху бить по скуловым башмакам лыжи до тех пор, пока не будет разрушена корка льда под полозом. Такая дикарская технология стала притчей во языцех механиков Полярной авиации. Однако, понимая важность этой проблемы, мы все же не могли найти ее приемлемого решения. Все рождавшиеся варианты страдали громоздкостью и не давали уверенности в их эффективности.

Однажды O.K. вызвал меня к себе. У него в кабинете я увидел сухонького старичка, который доставал из портфеля какие-то пластинки и показывал их Главному конструктору. "Познакомьтесь,- пригласил меня O.K.,- это товарищ Капмор, он изобрел новый материал с интересными свойствами. Вникните в его работу, включите его в состав своей бригады и окажите содействие в работе."

В то время уже были известны и довольно широко распространены однокомпонентные многослойные пластические материалы, например, текстолит - прессованный из хлопчатобумажной ткани и гетинакс - прессованный из бумаги. Оба они изготовлялись на основе бакелитовой смолы и применялись в авиапромышленности для оснастки, а также мелких электротехнических деталей. Капмора осенила идея создания многокомпонентных прессованных композиций под общим названием "арктилит", что давало возможность получать материал с заранее заданными физико-механическими характеристиками - прочности на разрыв, модулем упругости, удельным весом. Пройдет два десятка лет, и человечество научится сцеплять в одну цепочку молекулы различных химических элементов, появятся волокна из этих элементов, и родится новая глава материаловедения - композиционные материалы, перспективные конкуренты металла в авиационных конструкциях. Во время, о котором я веду рассказ, ничего этого еще не было. Поэтому Капмор использовал известные и доступные полуфабрикаты: ткани - от шифона до брезента, длинноволокнистую бумагу, шпоны различных пород дерева, тонколистовой алюминий, а также тогдашнюю новинку -эпоксидную смолу.

Узнав о нашей проблеме с полозьями для лыж, Капмор предложил впрессовать в "арктилит" пластины из нихрома, создав таким образом композицию с электронагревательным элементом. Эта идея открыла перед нами перспективу, и мы с жаром принялись проектировать электрообогреваемый полоз и одновременно проводить лабораторные испытания различных образцов в поисках оптимальной конструкции. С сожалением должен признать, что внедрить такую лыжу в серийное производство нам не удалось, хотя опытный образец, благодаря энергии энтузиаста Полярной авиации летчика М.Н.Кашинского, успешно проработал весь зимний сезон в Игарке. Дело в том, что "арктилит" не был сертифицирован по требованиям Государственного стандарта, а Капмор перешел на работу в ВИАМ и вскоре умер. Преемников у него не нашлось.

Однажды в нашу комнату вошел O.K. Идея электрообогреваемого полоза из "арктилита" его привлекла, и он одобрил направление нашей работы. Я доложил O.K., что результаты проведенных расчетов и испытаний образцов позволяют надеяться, что при температуре окружающего воздуха минус 50°С и затрате одного киловатта электроэнергии полоз лыжи должен прогреться до положительной температуры за 3,5-4 минуты. В ответ на это O.K. как-то загадочно прищурился и неожиданно произнес: "Вам нужно съездить в Москву в Министерство обороны к маршалу Говорову. Поезжайте прямо сегодня". Увидев мой недоуменный взгляд, O.K. продолжил: "Маршал сам Вам все расскажет".

На следующее утро я входил в монументальное здание Министерства обороны. В приемной маршала Говорова место традиционной секретарши занимал подполковник, которому я и доложил, что прибыл по заданию Главного конструктора Антонова. "По какому вопросу?" - поинтересовался тот. "Вероятнее всего, вопросы будет задавать маршал, а мне придется на них отвечать." Порученец переписал в блокнот сведения из моего командировочного удостоверения, удалился в кабинет маршала и через несколько минут жестом пригласил меня войти. Кабинет оказался небольшим, прямо против двери находился письменный стол без традиционного приставного столика для посетителей, а в углу - низкий круглый стол и два кресла. Маршал поднялся мне навстречу, представился Леонидом Александровичем и крепко пожал руку; полуобняв за плечи, провел к маленькому столу. На вид ему было лет 60, светлые волосы заметно серебрились, а верхнюю губу украшали седые, коротко остриженные "ворошиловские" усы. Левая половина мундира была покрыта многоярусным панцирем орденских колодок, над которыми желтела Золотая Звезда.

Узнав, что я прямо с поезда, Леонид Александрович распорядился принести чай с бутербродами. За чаепитием маршал расспрашивал меня о нашем ОКБ. Очень тепло отозвался об O.K. "Вообще-то мы с ним не знакомы, на днях впервые встретились на совещании в Генеральном штабе, а вот он, видишь, не забыл о нашем разговоре и прислал тебя. О-о-очень интеллигентный человек. А как тебя зовут-то?" Я представился. "Ну, до величания по отчеству ты еще молод, будешь просто Юрой. Не возражаешь?" Я выразил согласие, после чего услышал такой рассказ. "Одолевает меня болячка -радикулит, да и почки болят - простудил на фронте. Иногда так прижимает, что хоть криком кричи. Ну, кричать мне в моем звании не положено, поэтому я спасаюсь грелкой. Но и с грелкой мне тоже не по форме, особенно когда соберется человек 10 генералов, да и остывает она, проклятая, быстро, а гонять поминутно порученца за кипятком тоже нехорошо -подполковник все-таки. Так вот, пообещал мне Олег Константинович, что у вас есть такие Левши, что не только блоху подковать, но даже могут мне сделать кресло так, чтоб у него спинка была горячая. Сможешь, Левша?" Я осмотрел его кресло (старинное, с резными подлокотниками и высокой спинкой) и сказал, что способ у меня есть, но дело это новое и полной уверенности в успехе пока нет. "Это ничего, что нет уверенности, лишь бы спинка была горячая,"- пошутил маршал. "А кресло я тебе на этих днях пришлю в Киев. Кланяйся Олегу Константиновичу."

Через несколько дней дверь в нашу комнату широко растворилась, в нее вошел старший военпред и, остановившись в центре комнаты, громким командирским голосом объявил: "Кресло маршала Говорова!" После этого два солдата внесли уже знакомое мне кресло. Встроить в него электронагревательный элемент из "арктилита" нам удалось успешно и таким образом, что внешний вид кресла не пострадал. Испытав его в течение нескольких дней, мы отправили его хозяину. Прошла неделя, и мне позвонила Лидия Прокофьевна - секретарь O.K.: "Вас вызывают из Москвы по ВЧ". Войдя в переговорную кабину и сняв трубку, я услышал голос маршала: "Юра! Спасибо тебе, кресло отличное, спину греет замечательно. Будешь в Москве -заходи." Но я не зашел.

Ан-2 - подарок Хо Ши Мину


Величайший на флоте


Игорь И.Величко/ Ростов-на-Дону, Александр В.Котлобовский/ Киев

Совершает посадку "Скайуорриор" ERA-3B эскадрильи VAQ-33

"Небесный воин"

Своим появлением эта машина во многом обязана быстрому совершенствованию атомного оружия в США. Как только массово-габаритные характеристики ядерных боеприпасов уменьшились настолько, что их носителем мог стать самолет со взлетной массой около 30 т, командование американских ВМС захотело иметь такое оружие у себя на палубах. Первым ядерным бомбардировщиком, полностью пригодным к эксплуатации с авианосцев, стал приспособленный для этих целей AJ-2 "Сэ-видж" фирмы "Норт Америкен". В начале 50-х гг. эти самолеты были основной ударной силой флота США. Однако оснащенные прямым крылом и комбинированной силовой установкой (два поршневых и один турбореактивный двигатели), они к тому времени уже устарели и требовали замены. В ходе проведенного конкурса из нескольких претендентов были выбраны проекты фирм "Норт Америкен" и "Дуглас". Первая предложила разработанный на базе "Сэвиджа" самолет XA2J-1 с двумя турбовинтовыми двигателями "Аллисон" ХТ-40-А-6. Его первый опытный образец взлетел 4 января 1952 г. Оказалось, что характеристики новой машины по сравнению с AJ-2 ухудшились, и предпочтение было отдано модели 593-8 фирмы "Дуглас".

Самолет 593-8 создавался под руководством ведущего конструктора фирмы Эда Хейнемана, одного из лучших авиаинженеров и великолепного организатора. Специалистами "Дугласа" были разработаны аванпроекты трехместных самолетов с прямым и стреловидным крыльями, силовая установка которых состояла из двух размещенных на пилонах ТРД. Определяющим фактором при проектировании стали размеры бомбового отсека (длина не менее 4,57 м), выбранные из условия размещения атомной бомбы или пестрой комбинации обычных видов авиационного вооружения общей массой 5439 кг. При окончательном рассмотрении выбрали проект с перспективными ТРД J-40 фирмы "Вестингауз" и высокорасположенным стреловидным крылом, оборудованным автоматическими предкрылками. Самолет выглядел очень авангардно, в нем нашли воплощение результаты последних исследований, проведенных в аэродинамической трубе Калифорнийского технологического института на динамически подобных оловянных моделях.

Первый прототип XA3D-1 на аэродроме фирмы "Дуглас". Эль-Сегундо, 1952 г.

Цех окончательной сборки фирмы "Дуглас" в 1955 г. На втором плане видны "Скайрейдеры" AD-5W

В конце 1949 г. был подписан контракт на постройку двух летных прототипов, которая завершилась в середине 1952 г. Первый из них (серийный № 125412) получил индекс XA3D-1 и взлетел 28 октября 1952 г. с авиабазы ВВС США Эдварде. Его силовая установка включала два ТРД XJ-40-WE-3 с тягой по 3175 кгс, которые на серийных бомбардировщиках планировалось заменить на J-40-WE-12 с тягой по 3400 кгс. Однако J-40 обладал целым рядом серьезных недостатков, и второй прототип YA3D-1 оснастили двигателями J-57-P-6 тягой по 4400 кгс*.

*Этот ТРД, разработанный фирмой "Пратт-Уитни" дня В-52, стал поистине этапным и устанавливайся также на F-6/8/100/101/102, U-2, В-57, Boeing-707.

Звено A3D-1 из VAH-13 сливает керосин перед посадкой на базу Сан Диего, Калифорния, 29 ноября 1961 г.

A3D-1 на палубе авианосца "Форрестол" в период летных испытаний

С 12 ускорителями JATO "Скайуорриор" взлетал за 4 секунды

A3D-2 одной из первых серий из состава эскадрильи VAH-3 уходит на второй круг после неудачной попытки посадки на палубу

На новом самолете предусмотрели возможность использования 12 ракетных ускорителей JATO фирмы "Аэроджет", которые развивали тягу более 24 т и позволяли взлетать с палубы любого ударного авианосца без катапульты. YA3D-1 (№130352) поднялся в воздух в начале 1953 г.

После завершения заводских испытаний XA3D-1 и YA3D-1 служили стендами для отработки размещения и совместимости оборудования фоторазведчика YA3D-1P и самолета радиотехнической разведки (РТР) YA3D-1Q. На них отсутствовало оборонительное вооружение, а радиоэлектронное устанавливалось не в полном объеме.

Серийное производство новых тяжелых штурмовиков фирма развернула на своем заводе в Эль-Сегундо (прибрежный район Лос-Анджелеса) параллельно с выпуском AD-5W "Скайрейдер". 16 сентября первый серийный самолет оторвался от ВПП международного аэропорта Лос-Анджелеса, на которую выходила бетонка завода. Новая машина получила обозначение A3D и по традиции наименование "Скайуорриор" (Skywarrior - небесный воин). В течение года было построено 50 самолетов модификации A3D-1. Из них на первых пяти (№№130352-130356) сохранились на вершинах килей характерные для опытных машин контейнеры с элементами радиоэлектронного оборудования управления огнем системы оборонительного оружия "Аэро-21", включавшей две 20-мм пушки.

Первой в ВМС США 31 марта 1956 г. получила на вооружение "Скайуорриоры" эскадрилья VAH-1*, возглавляемая к-ном Томми Блекборном, которая дислоцировалась на базе морской авиации Джексонвилл, штат Флорида. Четыре машины были переданы в Авиационный испытательный центр флота (NATC) в Патаксент-Ривер для проведения войсковых испытаний. Одна из них (№135411) 4 апреля совершила первую посадку на авианосец "Форрестол". В тот же день из Центра на корабль перелетел и A3D-1 №135408. У летчиков эскадрильи VAH-1 подготовка к посадке на палубу заняла более года: отрабатывались взлеты с использованием "Джато" и приземления на участок ВПП, оборудованный аэрофинишерами и размеченный под палубу авианосца. Итогом напряженного труда стала посадка на "Форрестол" самолета №135436, выполненная 26 июня 1957 г.

Второй и последней ударной версией "Скайуорриора" стал A3D-2. Самолет получил более совершенное прицельно-навигационное и связное оборудование, более мощные двигатели J-57-P-10 с тягой по 5625 кгс, позволившие увеличить бомбовую нагрузку до 5811 кг. Для сохранения взлетно-посадочных характеристик был увеличен размах предкрылков за счет дополнительной секции между пилоном двигателя и фюзеляжем. С целью сокращения длины пробега при посадке на сухопутный аэродром самолет оснастили тормозным парашютом. Начиная с машины №138322, установили РЛС AN/ASB-7, что повлекло изменение формы носового обтекателя. Новая версия получила возможность дозаправки в полете, для чего была установлена соответствующая аппаратура и штанга топливоприемника. Первые A3D-2, как и все A3D-1, выпускались с двумя 20-мм пушками в хвостовой части фюзеляжа. Однако вскоре вместо них самолет оснастили автоматом ALE-41 выброса дипольных отражателей, который приводился в действие по сигналу станции радиотехнической разведки ALQ-76. На штурмовиках более поздних серий хвостовую часть облагородили, и ее форма получила аэродинамическую завершенность.

Первый A3D-2 взлетел 12 июня 1956 г. Эта модификация производилась до 1960 г., всего было выпущено 164 самолета. Один из них (№138905) получил индекс YA3D-2 и был передан в NATC для исследования характеристик устойчивости работы двигателя на различных режимах полета. В начале 1957 г. новые "Скай-уорриоры" стали поступать на вооружение. Первой их получила эскадрилья VAH-2.

В 1962 г. в США была принята новая, упрощенная система обозначения авиатехники, и A3D-1 получил индекс А-ЗА, a A3D-2 - А-ЗВ. Самолеты эксплуатировались в 13 эскадрильях тяжелых штурмовиков авиации ВМС со всех ударных авианосцев.

* В авиации ВМС США эскадрильи обозначались: VAH - тяжелая штурмовая, VAP- тяжелая фотораэведы-вательная, VQ радиотехнической разведки и помех.

Изменение роли

После поступления на флот "Скайуорриоров" самолеты AJ-2 "Сэвидж" переделывались в заправщики и разведчики. Однако к 1960 г. они исчерпали свой ресурс и требовали замены. Большой фюзеляж A3D идеально подходил как для размещения топлива с необходимой аппаратурой, так и для разведоборудования. Первым решением было создание специального комплекса для дозаправки топливом в полете, который мог устанавливаться на любой A3D-2, а в случае необходимости демонтироваться. Для этого в бомбоотсеке разместили дополнительные баки и лебедку уборки-выпуска топливного шланга. Заправочный конус убирался в специальный обтекатель за бомбовым отсеком, там же монтировались лампы подсветки для ночных дозаправок. С 1959 г. все A3D-2 могли оснащаться этим комплексом.

Война во Вьетнаме потребовала увеличения количества палубных заправщиков. Для этого на ремонтной базе авиации флота США, расположенной в Аламеда, штат Калифорния, организовали переделку А-ЗВ в воздушный танкер КА-ЗВ и до 1968 г. переоборудовали 85 машин. Встроенные топливные баки могли вместить 19025 л, из которых 12681 л можно было передать другим самолетам. Использовать этот заправщик в качестве бомбардировщика стало невозможно, да это уже и не требовалось. В начале 60 гг. на вооружение флота США поступили атомные подводные лодки с баллистическими ракетами UGM-27 "Поларис", и стратегическая значимость авианосцев с ядерными носителями на борту значительно уменьшилась. Появились и новые палубные ударные самолеты, выполняющие задачи, возложенные на "Скайуорриор", с большей эффективностью, но меньшие по размерам. К 1967 г. штурмовиков А-ЗА/В в составе авиационных крыльев не осталось.

Первым разведывательным вариантом "Скай-уорриора" стал A3D-1P, который был передан в эскадрилью VAH-3. Используя полученный опыт, "Дуглас" выпустила специализированный A3D-2P (RA-3B), который предназначался для ведения фоторазведки днем, а также ночью с использованием осветительных бомб и патронов. Самолет оснащался аппаратами для дневной, ночной и картографической съемки местности, установленными внизу фюзеляжа за кабиной летчиков и в передней части бомбоотсека. Объективы камер закрывались обтекателями, управление створками которых, как и процессом фотографирования, осуществлялось двумя операторами. Они находились в герметизированной части бомбоотсека, которая имела два круглых иллюминатора по бортам. Самолет обладал возможностью дозаправки в полете. Его прототип взлетел 22 июля 1958 г., и в том же году началось серийное производство. Было выпущено 30 машин, поступивших в эскадрильи VAP-61, VAP-62 и VCP-63 в 1959 г. При необходимости отряды фоторазведчиков численностью до пяти машин включались в состав авиакрыла любого ударного авианосца.

Одной из важнейших специальностей "Скай-уорриора" стало обнаружение РЛС противника и постановка им активных помех. Первый такой самолет YA3D-1Q был передан в эскадрилью VAH-123. На его базе фирма создала серийный самолет радиоэлектронной борьбы (РЭБ), получивший обозначение A3D-2Q (ЕА-ЗВ).

A3D-2 из эскадрильи VAH-7. В хвостовой части видна открытая створка отсека тормозного парашюта. 12 марта 1959 г.

Для посадки на сухопутные аэродромы "Скайуорриоры* оснащались тормозными парашютами

Фоторазведчик RA-3B. На нижней поверхности фюзеляжа - фотолюки

Самолет для перевозки высшего командного состава VA-3B

Учебный самолет ТА-ЗВ

Заправщик КА-3 из состава VAQ-308 заходит на посадку на базу Аламеда, Калифорния. Под фюзеляжем виден обтекатель конуса

Топливозаправщики после оснащения их аппаратурой РЭБ получили обозначение ЕКА-ЗВ

Самолет РЭБ ЕА-ЗВ из состава VQ-1. Июль 1974 г. В зависимости от установленного оборудования такие самолеты отличались друг от друга расположением и количеством антенн

ЕА-ЗВ из эскадрильи "ECM-Agressor". База авиации флота Вашингтон, май 1990 г.

На месте бомбоотсека организовали герметичную кабину для четырех операторов, работать в которой они могли без кислородных масок на высоте почти 11000 м. На правом борту располагались входная дверь и три квадратных иллюминатора. Самолет имел станцию радиотехнической разведки, передатчик ответных помех, автоматический пеленгатор и РЛС бокового обзора, обтекатель антенны которой, установленный под фюзеляжем, стал характерным признаком данной модификации. Первый полет самолет совершил 10 декабря 1958 г., всего выпустили 24 машины. Ранние A3D-2Q строились с острыми носами, кормовой пушечной установкой и обтекателем антенны станции ее наведения на вершине киля. По мере совершенствования аппаратуры РЭБ ее антенны, ранее располагавшиеся на фюзеляже, удалось разместить внутри. Самолет имел увеличенную дальность полета и возможность дозаправки в воздухе. На вооружение эскадрильи VQ-1 машины начали поступать с сентября 1959 г., кроме того, они эксплуатировались в VQ-2. При нахождении ударных авианосцев в передовых районах на них базировались 1-2 самолета РЭБ.

В ходе войны во Вьетнаме самолеты радиоэлектронной борьбы оказались настолько эффективными, что командование ВМС США приняло решение оснастить аппаратурой РЭБ часть самолетов КА-ЗВ и RA-3B. В 1969 г. 39 заправщиков были модернизированы в ЕКА-ЗВ. Антенну РЛС бокового обзора разместили снизу фюзеляжа, аппаратуру РЭБ - в четырех внешних обтекателях по бортам, так как место внутри было занято. Эти самолеты, известные под абревиатурой TACOS (Tanker Countermeasures Straike), состояли на вооружении авиаэскадрилий VAQ-129, 130, 131, 135. В ERA-3B были модифицированы 10 фоторазведчиков. Контейнеры с аппаратурой РЭБ установили на вершине киля и на пилонах под плоскостями. Отличительной особенностью ERA-3B стала удлиненная хвостовая часть фюзеляжа, в которой разместили дополнительный запас топлива. Самолеты предназначались для дальней разведки, имели большую взлетную массу и могли использоваться только с базовых аэродромов. Они состояли на вооружении эскадрилий VAQ-33 и VAQ-34. Последняя с марта 1983 г. привлекалась для действий во время учений флота на стороне "противника" и поэтому получила еще одно наименование "ECM-Agressor". На кили ее самолетов наносились красные звезды. Самолеты модификации РЭБ оказались среди "Скайуорриоров" долгожителями - они несли боевую службу вплоть до начала 90-х годов.

Имелись и небоевые версии "Небесного воина". В 1959-60 гг. было выпущено 12 самолетов A3D-2T (ТА-ЗВ), которые предназначались для подготовки штурманов и операторов РЭБ. В герметизированном фюзеляже разместили рабочие места для шести курсантов и инструктора с индивидуальными индикаторами РЛС и другими приборами.

На левом фото: экспериментальный самолет NRA-3B, предназначенный для испытаний ракетных систем, На правом фото: летающая лаборатория на базе N160TB для отработки РЛС "Хьюз" APQ-181

На левом борту имелись четыре квадратных иллюминатора, на правом - три и входная дверь. Для обучения способам бомбометания ядерными боеприпасами на подкрыль-евом пилоне мог подвешиваться контейнер Аего8А-1.

5 самолетов A3D-2Q переделали в штабные VA-3B. Этот вариант отличался от ТА-ЗВ лишь интерьером фюзеляжа. Машины использовались для перевозки высшего руководства флота и дислоцировались на базе ВМС в Вашингтоне.

"Скайуорриор" широко использовался и при проведении различных испытаний, для чего как нельзя кстати пришелся большой объем его фюзеляжа, позволявший разместить необходимую аппаратуру. В состав специальной исследовательской эскадрильи Thunderbird наряду с другими самолетами входили четыре ERA-3B (№№146446, 144832, 142668, 142256} и ТА-ЗВ (№144856), получившие обозначения N161TB, N162TB, N163TB, N256HA и N160TB, соответственно.

С 1965 г. на N160TB отрабатывали систему управления огнем AWG-9. Самолет имел острый носовой обтекатель, под которым размещалась антенна РЛС этой системы. Вначале проводили сбросы макетов ракеты AIM-54A "Феникс" для определения ее аэродинамических и баллистических характеристик при отделении. В апреле 1966 г. выполнили первый пуск ракеты, а в следующем году произвели три испытательных пуска, в первом же из которых прямым попаданием была сбита мишень BQM-34. Впоследствии система AWG-9 устанавливалась на истребителях F-14. В начале 70-х годов N160TB, оборудованный фото- и радиотелеметрической аппаратурой, использовался в качестве самолета сопровождения при отработках воздушного запуска МБР "Минитмен" с самолета С-5А "Гэлэкси". Позднее N160TB приобрел весьма оригинальный вид - в его хвостовой части под большим дискообразным обтекателем разместили антенну РЛС "Хьюз" APQ-181, разра-батывававшуюся для В-2.

По заказу фирмы Grumman "Скайуорриор" №144825 был переоборудован в экспериментальный самолет NRA-3B для испытаний ракетных систем. Он имел огромный бульбообразный нос и контейнер в хвостовой части фюзеляжа.

NASA проводило исследования по созданию на базе А-3 самолета укороченного взлета с высокой скоростью полета и низким уровнем шума. Предполагалось оснастить его передним горизонтальным оперением, Т-образным хвостовым и четырьмя двигателями, установленными над крылом. Проект был закрыт по финансовым соображениям.

Аварийное торможение А-ЗВ из состава VAH-10 с помощью барьерной сетки. Авианосец "Констеллейшн", 6 августа 1962 г.

Этот A3D-1 совершил вынужденную посадку в Нью Мехико 3 сентября 1956 г. После ремонта самолет эксплуатировался до сентября 1963 г., когда был разбит

Со щитом и мечом

Можно считать, что боевое крещение "Скайуорриоры" получили в октябре 1962 г. во время Карибского кризиса, когда приведенные в полную боевую готовность ударные авианосцы "Энтер-прайз" и "Индепенденс" могли оказать поддержку при высадке десанта на Кубу. К счастью, штурмовикам не удалось отличиться - конфликт был погашен, но фоторазведчикам потрудиться пришлось. RA-3B, их "коллеги" стратегические U-2 и базовые Р-2 "Нептун" постоянно работали над островом и прилегающей акваторией, добывая информацию для принятия политических решений и контроля их исполнения. Президент США Д.Кеннеди публично признал важность полученных фотоснимков.

В августе 1964 г. американские Вооруженные силы втянулись в войну во Вьетнаме. "Скайуорриоры" приняли в ней участие во всех своих основных ипостасях. В зоне боевых действий побывали "киты"* не менее чем девяти эскадрилий, которые действовали главным образом с палуб, а иногда - и с базовых аэродромов. Как правило, из эскадрильи на одном авианосце в Индокитай отправлялось звено в составе 3-4 машин. Исключением стала VAH-2, все 9 самолетов которой базировались на "Корал Си" в 1965 г. Наибольшее же количество "Скайуорриоров" на одном корабле в тот период было собрано в 1966 г. на "Китти Хоке": три ЕА-ЗВ, пять RA-3B и несколько заправщиков.

Первыми, еще до начала американских бомбардировок ДРВ, к выполнению боевых заданий приступили разведчики RA-3B из эскадрильи VAP-61, которые привлекались для фотографирования северовьетнамских морских баз Фук Лой и Куан Хе. Самолеты использовались днем и ночью для различных видов съемки, однако по мере развития конфликта эти разведчики задействова-лись все реже, оставаясь в тени более совершенных RA-5C. Достаточно высокими оказались и потери RA-3B - к ноябрю 1968 г. было сбито 4 такие машины.

* Прозвище, которое А-3 получил на флоте.

КА-ЗВ дозаправляет А-4С. Обе машины из состава 11 -го авиакрыла с авианосца "Китти Хок"

Весьма скромно "выступили" в той войне ударные "Скайуорриоры". Первой испытала свои штурмовики в настоящем деле эскадрилья VAH-2, которая действовала по Северному Вьетнаму с марта по ноябрь 1965 г. Вначале ее экипажи производили бомбометание с горизонтального полета и больших высот, используя оптические и радиолокационные прицелы, заслужив репутацию лучших снайперов авиации флота. Позже тактика изменилась. Теперь удары наносились с пологого пикирования (угол 10-30°), и штатные прицелы оказались бесполезными. Их заменило чрезвычайно простое, но эффективное приспособление, состоявшее из нескольких меток на лобовом стекле.

Одной из наиболее активных штурмовых эскадрилий "Небесных воинов" стала VAH-4, которой пришлось действовать как над Северным Вьетнамом, так и над партизанскими территориями Юга. В 1965-66 гг. базировавшееся на авианосце "Энтерпрайз" звено "В" этого подразделения сбросило 49 т бомб, а работавшее с "Тикондероги" звено "М" только за один 1966 г. - более 220 т. В том же году карьера "Скайуорриора" как ударного самолета завершилась. Самый большой штурмовик флота хоть и мог нести практически все типы авиабомб, которыми располагали ВМС, но был плохо приспособлен для действий с малых высот, обладал недостаточной маневренностью и оказался весьма уязвимым. Вьетнамская кампания стоила VAH-4 семи самолетов и шестерых погибших авиаторов. VAH-2 потеряла две машины, одну из которых 12 апреля 1966 г. сбил китайский J-6 (МиГ-19) в районе острова Хайнань.

Несомненно, большую пользу принесло американцам использование "Скайуорриоров" в качестве заправщиков, продолжавшееся всю войну. Уже в первый ее день 5 августа 1964 г. танкеры из эскадрилий VAH-4 и VAH-10 поднялись с авианосцев "Тикондерога" и "Констеллейшн", чтобы обеспечить топливом самолеты, атаковавшие морские базы Фук Лой и Куан Хе. Тактика заправщиков строилась весьма просто: обычно они занимали позицию в 200-250 км от берега и ожидали ударные машины, следовавшие на задание или обратно. Масштабы этой работы выглядят внушительно, так, только три самолета из VAH-4 за 830 вылетов, выполненных в 1965-66 гг., передали "жаждущим" 7777348 кг топлива. Особенно важной становилась встреча с танкером для поврежденных самолетов. Вот один из таких примеров. В конце апреля 1967 г. во время налета на порт Хайфон вьетнамские зенитки продырявили баки одного из "Скайхоков" настолько сильно, что шансов вернуться на свой корабль у того не оставалось. Штурмовик с трудом дотянул до дежурившего над Тонкинским заливом A3D-2 и пристыковался к его конусу. В такой связке самолеты добрались до авианосца и, расцепившись, благополучно сели на его палубу. Всего за войну благодаря "Скайуорриорам" избежали гибели около 400 поврежденных машин.

Не менее важной стала работа "Небесных воинов" в качестве самолетов РЭБ. Согласно господствовавшим тогда в ВМС взглядам, ударные машины должны были оснащаться средствами постановки помех, а "китам" следовало лишь поддерживать их своей аппаратурой. Поэтому, как правило, ЕА-ЗВ и ЕКА-ЗВ следовали вне боевых порядков и не входили в зону досягаемости вьетнамской ПВО. В целом ряде случаев американцам удалось серьезно затруднить работу РЛС противника, а также сорвать пуски ЗУР. Эти "Скайуорриоры" вели также электронную разведку, использовались в качестве ретрансляторов и, несмотря на наличие у флота более совершенного постановщика помех ЕА-6, продолжали выполнять боевые вылеты до конца конфликта. По всей видимости, один ЕКА-ЗВ из эскадрильи VQ-1 стал последним "китом", погибшим в той войне - в январе 1973 г. он был потерян в летном происшествии.

Через 26 лет после завершения боев во Вьетнаме способности ЕА-3 были востребованы в другой части планеты. В январе-марте 1991 г. самолеты из эскадрильи VQ-2 приняли участие в операции "Буря в пустыне", где вели электронную разведку. К тому времени эксплуатация "Скайуорриоров" с палуб прекратилась, поэтому одно звено в составе трех ЕА-ЗВ и одного ТА-ЗВ действовало с авиабаз в Саудовской Аравии и Бахрейне, а другое - с острова Крит. Потерь они не имели.

Подводя итоги

Ни один из американских палубных самолетов не находился на вооружении так долго, как Дуглас А-3 "Скайуорриор". За 39 лет службы он сыграл заметную роль в истории ВМС США. Его создание послужило толчком к строительству суперавианосцев, он был самым тяжелым и многоцелевым самолетом, служившим на палубе в качестве штатной боевой единицы. На его базе для ВВС создали бомбардировщик В-66 "Дистройер". Всего выпущено 283 "Скайуорриора" различных модификаций. В середине 1997 г. ВМС эксплуатировали еще три машины в качестве летающих лабораторий. Четыре самолета законсервированы и находятся на хранении в аэропорту Мохаве, штат Калифорния. Одного "Небесного воина" можно увидеть на палубе основного и самого крупного экспоната музея Военно-морских сил - авианосца "Интерпид", пришвартованного у причала Нью-йоркского порта.

Использованы фото из архивов авторов и Squadron/Signal Publications.


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
07.09.2009

Оглавление

  • Ил-4: так было
  • Фрагменты боевого применения ИЛ-4
  • Жаркое небо Афганистана. часть X Фронтовые бомбардировщики Су-24
  • Российская армейская авиация в I мировой войне
  • 1916-1917Г.
  • Ан-2 и кресло маршала Говорова
  • Величайший на флоте



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики