Репутация леди (fb2)


Настройки текста:



Николь Берд Репутация леди

Глава 1

Боль пронзила висок словно кинжалом…

Она накатывала волнами, да такая сильная, что Мэдди почти теряла сознание. Тошнота подступала к горлу, и приходилось бороться за каждый глоток воздуха.

Мэдди надеялась, что, до того как она потеряет над собой контроль, удастся добраться до дома, но с каждой минутой слабела все больше. Спотыкаясь, она шла по заросшей травой тропинке, петлявшей между деревьями, пока дорогу не преградила опустившаяся почти до земли большая ветка. Мэдди с трудом ее отвела, и взору предстала заброшенная беседка. Ее остов четко вырисовывался на фоне темнеющего неба. Беседка возвышалась в центре луга, куда теперь лишь изредка наведывались зайцы или олени.

Как она могла забыть об этой полуразрушенной беседке? В более счастливые времена они с сестрами частенько сюда приходили с корзинками, наполненными сандвичами, ягодами и бутылками лимонада, и устраивали пикники.

Теперь от беседки осталась лишь чудом сохранившаяся крыша. Но она могла укрыть Мэдди от проливного дождя, от которого насквозь промокло легкое муслиновое платье. Впрочем, промокшего платья Мэдди не замечала, потому что боль в висках пересиливала все остальное. Мэдди покачнулась и почти рухнула на холодные поломанные плиты пола.

Сколько пройдет времени, пока ее хватятся и начнут искать? Отец предупреждал, чтобы она не ходила одна, без сопровождения, гулять в лес и на вересковую пустошь, но теперь, когда в доме осталось так мало слуг, Мэдди подумала, что у них и без нее много работы…

О! Как же болит голова!

Она обхватила голову руками, стараясь унять страшную муку, но боль не проходила, а, наоборот, все усиливалась. Господи, ну зачем она решила пойти сегодня в деревню? Почему именно сегодня стала жертвой своего недуга?

Все плыло перед глазами. Боль не отпускала. Легче умереть, чем терпеть такие мучения…

Сжавшись в комок, Мэдди подумала об этом и… потеряла сознание.


Первые капли дождя застали его, когда он отъехал от деревни всего на несколько миль. Надо было там заночевать, подумал Эйдриан. Но он не нашел в деревне ни одной приличной гостиницы, да и времени у него в запасе было не много. Надо оторваться от убийцы, который обладал сверхъестественной способностью неизменно нападать на след и гнаться по пятам, как бы Эйдриан ни старался от него скрыться.

Нет времени… Неплохая шутка. Подходящая эпитафия для надгробного камня на могиле.

Губы искривились в улыбке, больше похожей на гримасу. Тот, кто в последний раз улыбнулся ему в ответ, теперь покоится под мраморной плитой – возможно, с миром, но и с его, Эйдриана, пулей в груди.

Эйдриан продолжает жить с осколком его пули.

Странные штуки эти дуэли. Они так легко обрывают жизнь.

Однако жалость к самому себе была в данном случае непозволительной роскошью, тем более что и на нее у него времени не было.

Он взглянул на низкое, затянутое тучами небо. Пройдет еще несколько минут, и начнется дождь. Не просто дождь, а ливень. Словно в ответ на его мысли несколько тяжелых капель упали налицо. Эйдриан поднял воротник, надвинул пониже шляпу и приготовился к долгой и весьма неприятной дороге.

Однако огромный жеребец, отличавшийся скверным нравом, видимо, решил по-своему. Фыркнув, он нырнул в лес, поднимавшийся вдоль узкой дороги.

– Какого черта?

Эйдриан натянул поводья и попытался вернуть коня на дорогу, но было уже поздно. Этим животным вдруг овладел дьявол, такое с жеребцом иногда бывало. А может быть, ему просто не нравился проливной дождь.

– И почему тебе взбрело в голову, что эта дорога ведет к конюшне, дурачок? – спросил Эйдриан, будто конь мог ему ответить. Но самым странным было то, что жеребец время от времени бывал прав, выбирая правильную дорогу, когда его хозяин сбивался с пути.

Спустя несколько минут Эйдриан понял, что они едут по узкой, но хоженой тропе. Может быть, она приведет их к чьему-то дому и конюшне?

Если этот парк принадлежит какому-нибудь джентльмену, то его дела, по-видимому, не слишком хороши, подумал Эйдриан. Все так запущено…

И в этот момент он увидел признаки какого-то жилья. Домик прислуги? Нет, для этого он слишком мал. Подъехав ближе, Эйдриан обнаружил, что это всего лишь полуразрушенная беседка, где можно укрыться от солнца в погожий летний день. Сейчас оставалась лишь крыша, но под ней можно было спастись от дождя. Конь снова стал послушным и рысцой направился к беседке.

Эйдриан спешился и завел коня под крышу. Достав из-под седла попону, он накинул ее на коня, а потом насыпал в торбу горсть овса из седельной сумки. Только после этого Эйдриан обернулся и увидел лежавшего в тени беседки человека.

– Боже милостивый! – воскликнул он. Привязав коня к дальнему столбику беседки, Эйдриан решил посмотреть, кто же лежит на полу.

Это была молодая девушка. Ее насквозь промокшее муслиновое платье прилипло к телу – весьма привлекательному, как он не преминул заметить. Золотистые каштановые волосы мокрыми прядями облепили лицо – она, видимо, попала под дождь, глаза закрыты.

Может быть, она ранена?

Она лежала на боку, свернувшись калачиком, как младенец. Что-то в этой позе, а может быть, в выражении страдания на ее лице заставило его сердце сжаться. Она выглядела такой хрупкой, такой уязвимой и беспомощной. Щеки были мокрыми то ли от дождя, то ли от слез.

Что же с ней случилось?

Она была очень бледна. Он наклонился и дотронулся до ее руки. Рука оказалась холодной как лед.

Неужели она мертва?

Он был слишком встревожен, чтобы думать о приличиях, и приложил руку к ее груди, надеясь услышать биение сердца, и почувствовал безмерное облегчение, обнаружив, что сердце бьется ровно, что она дышит.

В другое время, если бы эта девушка чувствовала себя хорошо и захотела бы пофлиртовать, он не убрал бы руку с ее груди, но незнакомка была больна, а он не знал, что явилось причиной такого ее состояния. Одно было ясно – ей не следовало лежать на холодных плитах в мокром платье. Какими бы ни были ее болезни, их станет еще больше, если он ей не поможет, – у нее будет воспаление легких, и она умрет от застоя крови и лихорадки, как когда-то его мать.

Он не имел ни малейшего представления, где дом незнакомки. Он мог бы проехать дальше по тропе и найти более подходящее укрытие или вернуться в деревню, но солнце уже опустилось, стало быстро холодать. Нельзя оставлять ее одну в этой заброшенной беседке.

Поразмыслив всего минуту, он принял решение. Он подошел к своему коню и, усмехнувшись, стащил с него попону:

– Прости, старина, ей она нужнее.

Стряхнув попону, Эйдриан расстелил ее на полу беседки.

Потом расстегнул пуговицы на платье незнакомки – у него в этом деле была кое-какая практика, хотя еще и не приходилось раздевать женщину, не получив на то ее разрешения. Осторожно приподняв незнакомку, он начал стягивать с нее платье. Мокрая ткань плохо поддавалась, так что ему даже пришлось оторвать один рукав, но, в конце концов, платье было снято. Потом он обнаружил, что и сорочка была мокрой, и с безжалостной решимостью, которую признавали за ним и друзья, и недруги, снял и сорочку, и все остальное.

В голубоватом свете сумерек ее тело, бледное, как алебастр, было прелестно. Эйдриану пришлось глубоко вдохнуть, чтобы обуздать прилив страсти, который грозил захлестнуть его.

Черт побери, как она прекрасна!

Он очень осторожно переложил незнакомку на попону, снял с себя пальто и накрыл ее. Он надеялся, что это поможет ей немного согреться и вернуться к жизни.

Он присел рядом и, взяв ее руки, которые по-прежнему были ледяными, стал тереть их, пытаясь согреть.

– Проснись, – сказал он ей на ухо. – Ты должна бороться.

Она была похожа на нимфу из сказки, про которую ему часто рассказывали в детстве, – такая хрупкая, такая изящная рядом с его мощной фигурой. По иронии судьбы, он никогда еще не чувствовал себя таким здоровым и полным жизни.

Он растирал ее руки, плечи, удивляясь, какой чистой и нежной кажется ее кожа… А ее тело… нет, она беспомощна и полностью в его власти, и он даже в мыслях не может посягнуть на нее.

Сейчас не время для праздных фантазий, говорил он себе. Он должен помочь ей пережить тяжкое испытание, которое ей, видимо, уготовила жестокая судьба.

– Живи! – пробормотал он, наклонившись к незнакомке.

Она сделала более заметный и глубокий вдох, вселив в него надежду.

– Останься со мной. Останься со мной, безымянная леди. Если мне удастся тебя согреть…

Она все еще была холодной, особенно руки и ноги, которые с самого начала были ледяными, как у трупа, словно могильный холод уже заявил на нее свои права. Нет, он ни за что этого не допустит!

Он все продолжал растирать ее руки – нежно, но настойчиво, стараясь согреть их хотя бы немного. Однако солнце уже скрылось за горизонтом, воздух стал холодным, все, казалось, было против него.

Эйдриан стиснул зубы. Он почувствовал, что и его стал пробирать холод. Но ведь он не промок, как эта девушка, которая лежит на холодных плитах…

Он не сдастся! Что бы такое сделать, чтобы она согрелась?

Может, разжечь костер?

Но деревья и кусты вокруг были мокрыми, дождь хлестал не переставая. Вряд ли он найдет хотя бы одну сухую ветку, да и времени ходить в темноте и искать что-либо походящее для костра у него нет.

Что же еще он может сделать?

Взять ее на руки, сесть на коня и поехать за помощью? Но как удержать ее, сидя на норовистом коне? Эйдриан отмел эту идею как дикую и неосуществимую.

Но надо же что-то делать! Он согреет ее, даже если ему придется содрать собственную кожу!

Безумие этой мысли заставило его улыбнуться. Не задумываясь о том, правильно ли он поступает, Эйдриан опустился на пол рядом с девушкой, обнял ее и прижал к себе ее голое тело.

Она не сопротивлялась.

Она была воплощением женственности. Ее груди были мягкими и округлыми, и ему хотелось обнять их ладонями и ласкать. Он с большим трудом отогнал от себя эти мысли.

Он не может воспользоваться ее бессознательным состоянием. Но Господи, как же трудно прижимать ее к себе, чувствуя это изумительное обнаженное тело…

Надо гнать от себя эти мысли. Ведь она не чувствует, что он ее обнимает. А он только хочет ее согреть, уберечь от болезни и смерти. Пот выступил у него на лбу и верхней губе, и Эйдриан постарался сосредоточиться на лице девушки, на тонких голубых венах у нее на висках.

– Ты так прекрасна, – тихо сказал он. – Если бы я мог начать ухаживать за тобой как положено… Если бы я встретил тебя до того, как отправился в этот путь навстречу смерти…

Она открыла глаза.

Они были такими же прекрасными – зелеными с золотыми искорками. Она моргала длинными ресницами, словно не верила тому, что видит.

Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга. Эйдриан по-прежнему прижимал ее к себе, полностью осознавая, что держит в объятиях незнакомую девушку в заброшенном месте, которое уже почти полностью окутал туман. Но что почувствовала она, когда очнулась и увидела себя в объятиях мужчины?

– Не оставляйте меня, – еле слышно прошептала она.

– Не оставлю. Не бойся, – быстро ответил он. – Я только…

Но она снова провалилась в забытье так же быстро, как пришла в себя. Эйдриан вздохнул. В нескольких шагах от него фыркнул конь.

– А тебя не спрашивают! – огрызнулся Эйдриан. – Она, по крайней мере, жива. Если только я ее не напугал до смерти.

Однако он чувствовал, что ее тело понемногу теплеет и оживает. Возможно, он ее напугал, но сейчас от нее не отступит. Уже наступила ночь, было холодно как никогда, и он не допустит, чтобы она снова замерзла. Если она опять очнется и возмутится его неджентльменским поведением, он ей все объяснит. А пока…

Он не хотел ее отпускать!

Сколько прошло времени с тех пор, как он обнимал женщину? Такую женщину, черт побери!

Она лишь взглянула на него – ему не удалось понять выражение ее глаз, – но как же ему захотелось убедить ее остаться с ним, позволить ему узнать ее ближе… и не расставаться до тех пор, пока она сама этого не пожелает!

А пока он хотел только одного – обнимать ее и крепко прижимать к себе.

Дождь барабанил по крыше беседки, ветер раскачивал ветви деревьев, конь стучал копытами и фыркал, выражая неудовольствие отсутствием убежища и приличного корма. Туман окутывал болота вокруг редкого лесочка, так что дальнейший путь – даже если бы Эйдриан решился продолжить свое путешествие – становился слишком опасным. Ему и так пришлось бы где-то остановиться. Но разве можно было предугадать, что встретится такое?

Эйдриан еще крепче, стараясь передать ей все свое тепло, прижал к себе девушку, имени которой не знал, и стал дожидаться рассвета.

Он долго лежал неподвижно, боясь расслабиться и разжать руки, прижимавшие незнакомку. Но сон все же его сморил.

Когда небо стало светлеть и в лесу подали голоса первые птицы, Эйдриан открыл глаза.

Он по-прежнему прижимал девушку к себе – правда, одной рукой. Она спала, но дыхание стало ровнее, она немного придвинулась к Эйдриану и легла щекой на его грудь. Пальто чуть сползло, обнажив голое плечо. Он протянул руку, чтобы получше укрыть ее.

А когда поднял взгляд, то увидел сквозь поломанную решетку беседки три пары удивленных глаз.

Глава 2

Судя по одежде, это были жители деревни, где он вчера останавливался, чтобы накормить и напоить коня, да и самому перекусить. Они смотрели на него так, будто он был варваром или одним из викингов, которые когда-то вторглись на эти берега. Из уроков истории Эйдриан помнил, что викинги жестоко обращались с женщинами Йоркшира, хотя чопорный священник, учивший его, опускал более мрачные детали.

Неужели он спас этой девушке жизнь только для того, чтобы погубить ее репутацию? По тому, как эти люди смотрели на нее – со смешанным чувством облегчения: она жива, а не погибла на этих вересковых болотах – и ужаса, Эйдриан понял, что эта незнакомка – леди, а не просто деревенская девушка. Впрочем, он полагал, что и деревенские девушки тоже должны заботиться о своей репутации.

Все эти мысли пронеслись в голове Эйдриана, пока крестьяне переглядывались, при этом их удивление, тревога и ужас сменились выражением неодобрения.

Это были две женщины и один мужчина – коренастый пожилой крестьянин. Эйдриану понравилось, как он, сделав глубокий вдох, смело выступил вперед. Кроме тонкого посоха, у крестьянина не было оружия. Он гордо выпрямился и, глядя в лицо обаятельного негодяя, сказал:

– Сэр! Объяснитесь! Как случилось, что мы застали вас здесь? Вы напали на благородную леди нашего графства, мисс Мэдлин…

Одна из женщин толкнула старика в бок, что-то прошипела, и он поправился:

– То есть мисс Эплгейт. Вы должны немедленно ее отпустить!

Теперь, по крайней мере, ясно, как ее зовут, подумал обаятельный негодяй. Придется объяснить все как можно деликатнее, если это вообще возможно, тем более что во взглядах двух благочестивых домохозяек можно было явственно прочесть: «Знаем мы таких». Эйдриан немного растерялся.

Объяснений, подумал он, могло быть, по меньшей мере, несколько, включая истинную правду, но Эйдриан понимал, что ни одно из них не будет принято, потому что эта троица уже составила о нем свое мнение. И оно будет наверняка поддержано всеми обитателями Йоркшира.

Репутация мисс Мэдлин Эплгейт была обречена. Никто не поверит, что они провели эту ночь вдвоем в этом уединенном месте и она, лежа обнаженной в его объятиях, не лишилась девственности.

Такова была его награда за невероятный подвиг воздержания и самоконтроля!

Однако надо хотя бы попытаться спасти ее доброе имя. А ему в общем-то терять нечего. Эйдриан бросил взгляд на окружавшие их йоркширские болота.

– Прошлой ночью я обнаружил мисс Эплгейт одну и в ужасном состоянии, – начал Эйдриан, стараясь говорить спокойно. – Я подумал, что переносить ее в другое место небезопасно, поэтому попытался согреть ее, чтобы она не простудилась. Я волнуюсь, она все еще в тяжелом состоянии. Может, кто-нибудь из вас сходит к ней домой, уверит ее семью в том, что леди в безопасности, и вернется обратно с каретой, чтобы без риска для ее жизни я отвез мисс Эплгейт туда, где о ней могут позаботиться?

Они по-прежнему смотрели на него в упор, но их коллективное презрение немного поколебалось.

– Весьма правдоподобно, сэр, – сказал старик, очевидно, взявший на себя роль выразителя общего мнения, хотя одна из женщин фыркнула. – Но кто вы такой, чтобы мы поверили в то, что вы нам тут наплели?

– Я, – холодно ответил Эйдриан, – виконт Уэллер, жених мисс Эплгейт. И сейчас не время стоять с открытыми ртами. Так что поторопитесь, прошу вас.

Посох выпал из рук старика. Все трое были явно удивлены.

– Но мы не слышали, чтобы в нашей церкви оглашали имена вступающих в брак, – запинаясь, сказала одна из женщин.

– Мисс Эплгейт ждала моего приезда. Ну, что вы стоите? Мисс Эплгейт нужна помощь!

– Да, сэр… то есть, ваше сиятельство, сэр, – сказал старик и сорвал свое недоумение на женщинах: – Мод, Сил, не стойте разинув рты. Бегите, да поживей!

Женщины убежали, а Эйдриан увидел, что Мэдлин Эплгейт открыла свои прекрасные глаза. Слышала ли она, о чем здесь говорили?

– Помощь уже идет, – сказал он. – Как вы себя чувствуете?

– Болит голова, – тихо ответила она. Если бы она была не девушкой, а молодым повесой, Эйдриан заподозрил бы, что тот немного перебрал спиртного, но ее дыхание было чистым, для молодой леди пьянство было вовсе исключено.

– Что случилось? На вас напали?

– Нет. – Она опять закрыла глаза. – Мне холодно. И так сухо во рту.

Он постарался натянуть на нее пальто. Теперь, когда она очнулась, он не смел даже прикоснуться к ней, хотя ему очень хотелось прижать ее к себе. Он подошел к коню и достал свою серебряную фляжку. Склонившись к девушке, Эйдриан предложил ей сделать глоток.

Она проглотила и закашлялась.

– Что это?

– Вино. Оно вам поможет. Вы долго спали.

Она снова закрыла глаза:

– Солнце слишком яркое.

Солнце действительно уже взошло, и туман начал понемногу рассеиваться.

Эйдриан сел рядом и позволил себе слегка приобнять ее одной рукой, стараясь согреть. Воздух уже немного прогрелся, но ветерок все еще был свежим.

От необычного прикосновения мисс Эплгейт встрепенулась. В ее взгляде отразился ужас.

– Где моя одежда?

– Она вся промокла от дождя вчера вечером, – без всякого выражения ответил он. – Я боялся, что вы заболеете, если будете лежать на холоде в мокрой одежде.

– Но…

Ее взгляд был затуманен, как бывает у раненных в голову солдат. Эйдриан попытался ее успокоить:

– Вам скоро помогут.

– Мой отец… он будет очень волноваться…

– Все будет хорошо. Я послал людей, чтобы они успокоили вашу семью.

Она немного расслабилась и пробормотала:

– Вы очень добры. Но я так хочу спать.

– Отдыхайте. Я буду рядом, – пообещал он.

Она закрыла глаза, а он молча сидел возле нее. Солнце поднялось высоко, в листве деревьев не умолкал птичий гомон. Из леска даже вышел молодой олень, чтобы пощипать траву.

Уже давно Эйдриан не испытывал такого чувства гармонии – словно все в мире было правильным, пусть всего на мгновение. Что бы ни произошло с мисс Эплгейт, она начала поправляться, и его впервые за много лет охватило чувство радости.

Однако его ложь, а она скоро узнает об обмане, очень скоро разрушит эту гармонию. Так что пока надо наслаждаться мгновением.

Примерно через час Эйдриан услышал звук тяжелых шагов, а потом увидел на тропе среди деревьев пожилого слугу, за которым шла служанка, тоже пожилая. Лица у них были серьезными и обеспокоенными.

Мужчина остановился, глядя на Эйдриана, а женщина – либо более озабоченная, либо просто слишком упрямая – прошла мимо него и упала перед мисс Эплгейт на колени.

Их шумное приближение дало Эйдриану возможность своевременно отпустить мисс Эплгейт из своих объятий, так что представшая перед слугами сцена была не такой скандальной. Тем не менее, увидев свою любимую хозяйку лежащей на лошадиной попоне раздетой и укрытой пальто незнакомого мужчины, старуха вскрикнула.

Не желая, чтобы служанка впала в истерику, Эйдриан быстро сказал:

– Не надо кричать! Вчера вечером во время дождя я нашел ее здесь без сознания, промокшей до нитки. Я опасался за ее здоровье и поэтому снял с нее мокрую одежду. Даю вам слово джентльмена, что она не пострадала.

– Я и не стала бы кричать. У нее от шума голова разболится еще больше, – сказала служанка. Слуги смотрели на него с нескрываемым подозрением.

– Вы говорили деревенскому пекарю, что помолвлены с мисс Эплгейт, – сказал слуга.

– Это так, – подтвердил Эйдриан, встретившись с ним взглядом.

– Мисс Эплгейт не обручена, – упрямо заявила служанка.

– Предлагаю вам поговорить об этом с мисс Эплгейт, – холодно оборвал Эйдриан.

Слуги поджали губы, и у Эйдриана появилась надежда, что у него будет шанс поговорить с мисс Эплгейт первым.

– У вас есть карета, чтобы отвезти ее домой?

– Да, она стоит на дороге. Нам придется отнести ее туда на руках.

Однако прежде служанка настояла на том, чтобы одеть хозяйку. Она взяла ее влажную одежду, а Эйдриан повернулся к ним спиной и направился к своему коню. Похлопав жеребца по крупу, хозяин пообещал совсем скоро накормить его.

– Если только нас не скормят йоркширским львам, – тихо добавил он. Разыгрывать из себя доброго самаритянина не так уж безопасно.

Однако мисс Эплгейт, эта зеленоглазая красавица с белой, как алебастр, кожей, каким-то образом – он не понимал каким – уже завладела его мыслями. Теперь, когда у загадочной леди появилось имя и кто-то, кто может о ней позаботиться, можно оседлать своего норовистого коня и продолжить путь, сказал он себе. Но Эйдриан знал, что это невозможно.

Она уже опутала его своими чарами, хотя не была ни феей, ни русалкой, она была лишь женщиной, попавшей в беду, а он добавил ей неприятностей, хотя всего лишь хотел помочь.

Несмотря на то, что будущий убийца следовал по пятам и Эйдриан понимал, что теряет драгоценное время, он все же не достал из кармана жилета часы с привязанным к ним крошечным амулетом.

Жребий брошен.

Служанка подала знак, что мужчины могут обернуться, и они вошли в беседку. Слуга, которого, как оказалось, звали Томасом, остановился в нерешительности.

Эйдриан подошел к все еще спящей мисс Эплгейт и легко поднял ее на руки.

– А ты поведешь моего коня, – велел он Томасу.

Эйдриан не удивился бы, если бы тот начал спорить, но Томас явно обрадовался. Он взял попону и, накрыв ею коня, пошел вместе со служанкой за Эйдрианом в сторону дороги. Эйдриан чувствовал на себе их пристальные взгляды, словно слуги боялись, что он может сбежать с их хозяйкой.

А он думал о том, что ему скоро придется встретиться с ее отцом и всей семьей.

Карета Эплгейтов была похожа на беседку, которую они только что покинули. Когда-то она, вероятно, была красивой, но сейчас порядком обветшала, хотя и не была такой развалиной, как беседка. Эйдриан подозревал, что Томасу стоило больших усилий поддерживать в приличном виде и карету, и запряженную в нее старую кобылу.

Эйдриан осторожно, опустил мисс Эплгейт на сиденье, служанка села рядом, а Томас взгромоздился на облучок и взял в руки вожжи. Эйдриан сел на своего коня и поехал за каретой.

Как он и думал, дом «невесты» оказался в таком же плачевном состоянии, как, по-видимому, и вся другая собственность семейства Эплгейт. Было видно, что семья храбро сражалась с надвигающейся бедностью, но не слишком успешно. Кто же виноват? Отец, просаживавший все деньги в казино? Или он пьяница и бабник? Или все вместе взятое?

Служанка поторопилась открыть входную дверь, так что Эйдриану ничего не оставалось, как снова взять на руки мисс Эплгейт и внести ее в дом.

Она в очередной раз открыла глаза. Эйдриану показалось, что она его узнала.

– Где…

– Вы дома. Не бойтесь.

Она улыбнулась ему такой безоблачной улыбкой, что он с ужасом подумал о том, какая поднимется буря, когда мисс Эплгейт поймет, что означает для нее ночь, проведенная с ним наедине.

Потом больная опять закрыла глаза, а он внес ее в дом. Он ожидал увидеть шумную толпу родственников, встречающих своего заблудившегося ягненка. Но в холле был всего один человек. В инвалидной коляске сидел пожилой мужчина.

– Как она? – Его лицо выражало беспокойство. Это, должно быть, ее отец, глава дома. Он инвалид, и в этом, скорее всего причина бедности семьи Эплгейт.

– Ваша дочь очень устала, сэр, но, я думаю, она поправляется. С вашего позволения, могу я отнести мисс Эплгейт в ее комнату?

Старик кивнул, хотя и неохотно, но в его окружении не было человека, достаточно сильного, чтобы нести мисс Эплгейт. Пожилая служанка отвела Эйдриана в спальню, и он опустил девушку на кровать. Служанка накрыла хозяйку одеялом и положила влажную тряпку ей на лоб.

Поскольку у Эйдриана не было причины оставаться, он направился к двери, но на пороге обернулся, в надежде что мисс Эплгейт хотя бы на мгновение откроет глаза и увидит его. Этого не произошло.

Он стал медленно спускаться по лестнице.

Внизу Эйдриана, как он и предполагал, ожидал мистер Эплгейт.

– Полагаю, нам надо кое-что обсудить, – сказал он официально и очень решительно. – Вы не могли бы сопроводить меня в мой кабинет?

– Разумеется.

Они оказались в небольшой комнате, все стены которой были от потолка до пола уставлены книжными полками.

Хозяин подъехал к столику с напитками и налил обоим по стакану вина.

– Я Джон Эплгейт. А вы?

Мистер Эплгейт подъехал к письменному столу и повернулся лицом к Эйдриану.

– Виконт Уэллер к вашим услугам, сэр.

Эйдриан взял стакан и занял место напротив хозяина.

– Во-первых, я должен поблагодарить вас за то, что вы помогли моей дочери и привезли ее домой. Она моя старшая дочь и очень дорога моему сердцу. Я провел бессонную ночь, беспокоясь о том, что она не вернулась домой, не зная, что с ней могло случиться. Наши болота очень опасны, но еще опаснее люди, иногда встречающиеся на дорогах. Беззащитная молодая леди могла…

– Я бы поступил так же, если бы в беду попала простая девушка, – прервал его Эйдриан. – И я, конечно, не задумываясь, пришел на помощь юной леди, тем более что она была без сознания и…

Мистер Эплгейт вздрогнул, видимо, представив дочь в таком состоянии.

Эйдриан решил продолжать, чтобы предупредить обвинения, которые наверняка должны были последовать:

– Вы, конечно, хотите спросить меня, воспользовался ли я уязвимым состоянием мисс Эплгейт. Я наткнулся на вашу дочь, лежащую без сознания на полу беседки. Хотел укрыться от дождя, зашел в беседку и увидел ее. Я боялся, что она может заболеть, потому что одежда на ней была насквозь мокрая. Я попытался ей помочь. Я не сделал ничего такого, что не сделал бы – не должен был сделать – джентльмен. Я не могу этого доказать, могу лишь дать слово джентльмена, сэр. – Он посмотрел прямо в глаза старику, а потом сказал: – Проблема, насколько я понимаю, в том, что люди не склонны принимать подобные объяснения на слово – даже если они правдивы.

Выражение лица старого Эплгейта было суровым.

– Это так. – Он отпил глоток вина. – И поэтому…

– Поэтому я сказал вашим крестьянам, что я помолвлен с вашей дочерью, – закончил за него Эйдриан.

– Да. Стало быть, вы признаете, что это была… ложь? Потому что я совершенно определенно знаю, что моя дочь ни с кем не помолвлена.

– В тот момент я понял, что, сколько бы я ни клялся, местные сплетники истолкуют все самым неприятным образом, – сказал Эйдриан. – Это был единственный выход. Но я готов обратить все в правду, если ваша дочь будет на это согласна.

Лицо мистера Эплгейта оставалось непроницаемым.

– У меня хорошая репутация, – продолжал Эйдриан. – Я обладатель старинного уважаемого титула, у меня большое поместье, и я позабочусь о том, чтобы у нее было значительное наследство. Она ни в чем не будет нуждаться, когда меня не будет рядом.

– Мы вас не знаем. Не думаю, что моя дочь так легко согласится покинуть родной дом ради незнакомого человека.

– Я могу это понять. Я мог бы принять определенные меры, чтобы она могла остаться здесь. Мы могли бы сочинить какую-нибудь историю, чтобы как-то объяснить это соседям.

– Из вас получится самый сговорчивый и весьма необычный… муж. – Мистер Эплгейт был явно удивлен. – Почему вы хотите спасти репутацию девушки, которую даже не знаете? Если вы один из тех, кто… любит мужчин, а жена вам нужна для прикрытия, должен вам сказать, что я не стану жертвовать своей дочерью даже…

Эйдриан с трудом подавил несколько истеричный смешок.

– Чего нет, того нет!

– Тогда зачем…

Эйдриан понял, что надо открыть правду. И он ее открыл, хотя знал, что, в конце концов, столкнется лицом к лицу с тем, чего больше всего боялся, – с тем выражением жалости в глазах людей, когда они узнавали о его судьбе, преследовавшей Эйдриана подобно старинному цыганскому проклятию. Но теперь мистер Эплгейт, по крайней мере, знал, почему Эйдриан с такой легкостью соглашался на женитьбу.

И тогда мистер Эплгейт послал служанку наверх, чтобы узнать, не проснулась ли его дочь.

Теперь Эйдриану предстояло встретиться с самой мисс Эплгейт и убедить ее в том, что ей придется разделить его судьбу, но это будет ее шанс на спасение.

Глава 3

Мэдлин открыла глаза и увидела знакомое цветастое покрывало, натянутое до самого подбородка. На ногах лежало старое выцветшее голубое одеяло с заплаткой с правой стороны. Шторы были задернуты, так что в комнате было темно. Все знакомо – ее комната, шторы, старое одеяло и цветастое покрывало.

Значит, она дома, в своей кровати. На теле – льняная ночная рубашка, завязанная у самого горла.

Наверное, все это был сон. Она гуляла одна по лесу, и у нее началась головная боль и головокружение. Пошел дождь, и она насквозь промокла. Потом она на минуту очнулась и увидела, что лежит голая рядом с темноволосым мужчиной, он смотрел на нее так, что она даже не знала, как описать этот взгляд, но сейчас, когда Мэдди о нем вспоминала, ее охватывал непонятный трепет.

Незнакомец нежно прикасался к ней, прижимал к себе, когда она дрожала от холода и боли, чем-то накрывал ее, когда у нее уже не было сил ни шевелиться, ни говорить. Он не беспокоил ее глупыми вопросами, как это обычно делали люди, не знавшие о ее недуге. Он был просто чудом.

Но это был сон, сказала она себе. Он был бы чудом, если бы существовал в действительности. А еще это было бы неописуемым скандалом и непристойной ситуацией – незнакомый мужчина видел ее голой. Об этом даже подумать страшно. Она покраснела:

Дверь открылась. На мгновение у Мэдди вспыхнула надежда, что это пришла младшая сестра, Джулиана, чтобы обнять и утешить ее.

Но Джулиана была замужем и в настоящее время отправилась в далекое путешествие со своим мужем, одержимым любовью к экзотическим животным. Их недавно овдовевшая средняя сестра все еще жила в доме своего свекра, не оправившегося после потери единственного сына. Даже самые младшие сестры-близнецы, Офелия и Корделия, недавно вышли замуж, и в доме осталась только Мэдлин. Она, конечно, радовалась за своих сестер. Только дом стал каким-то пустым, и она очень по ним скучала.

В комнату вошла старая служанка Бесс, не подозревая, что за ней тянется шлейф воспоминаний о более счастливых временах. Она принесла на подносе чашку с бульоном, и его запах напомнил Мэдди, что желудок пуст. Она немного пошевелилась, чтобы убедиться, что головокружение прошло и можно себе позволить съесть что-либо легкое.

– Как ваша бедная головка, мисс Мэдлин? – спросила верная служанка.

– Боль понемногу утихает, – ответила Мэдди, осторожно приложив к виску палец. Прикосновение было болезненным, и она вздрогнула. Невыносимая головная боль, от которой Мэдди страдала всю свою взрослую жизнь, по-прежнему оставалась ее главным врагом.

– Вам не следовало ходить в деревню. – Служанка покачала головой. – Я говорила вам, что собирается дождь. Вы же знаете, как быстро он надвигается, совсем как ваши головные боли. Но вы ушли, и мы за вас беспокоились, а у вашего отца началась самая настоящая истерика, потому что он решил, что вы пропали на болотах.

– Да, ты была права, – согласилась Мэдди. – Я тебя не послушалась и за это поплатилась. Я думала, что успею добежать до деревни и выразить свое сочувствие вдове Толбот, но гроза началась так внезапно, и голова начала просто раскалываться.

В погожие дни головные боли случались у Мэдди редко, обычно раз в месяц, но дождливая погода, особенно гроза, всегда оборачивалась для нее внезапной и сильной мигренью. Самое лучшее – лежать в постели до тех пор, пока боль не пройдет.

Мэдди знала, что ее недуг очень беспокоил отца. Он привозил к ней врачей. Один посоветовал пить уксус, смешанный с полынью, но от этого тошнота только усиливалась. Другой – он был хирургом – предложил просверлить дырку в виске, где боль была особенно сильной. К счастью, отец указал этому горе-врачу на дверь.

Мэдди знала, что просто надо смириться и стойко переносить боль. У многих были более серьезные болячки. Сейчас она терпеливо выслушала лекцию служанки, зная, что та говорит от чистого сердца.

– Да, Бесс, поверь мне, – сказала Мэдди, когда служанка, наконец, перевела дыхание, – я так больше не буду.

Бесс еще немного поворчала и вышла, чтобы приготовить свежий компресс на голову хозяйки. Мэдди удалось маленькими глотками выпить почти весь бульон, но это оказалось нелегко, и она, обессилев, откинулась на подушки. После каждого приступа мигрени оставалось такое чувство, будто пришлось противостоять буре. Только на этот раз буря была настоящей.

– А кто нашел меня в лесу? – спросила она, когда Бесс вернулась. – Вы с Томасом? Надеюсь, вам было не слишком тяжело везти меня домой. А то ведь у Томаса болит поясница…

Служанка молчала, но смотрела на нее в упор.

– В чем дело? – упавшим голосом спросила Мэдди. – У него опять поясница? Мне очень жаль, Бесс.

– А разве вы не помните, мисс?

– Не помню?

– Не помните незнакомца, который нашел вас в беседке? – Тон Бесс был явно обвиняющим. – Он сделал что-нибудь, чего не следовало? Если так, то мне все равно, что говорит хозяин, я выцарапаю ему глаза…

Это был не сон!

На секунду Мэдди показалось, что время повернулось вспять и она опять лежит на полу в беседке. Она почти чувствовала тепло его тела, прижатого к ее липкой коже, наслаждалась прикосновением его мускулистой руки, поддерживающей ее обмякшее тело в своих объятиях.

Мэдлин с трудом сглотнула.

Это был не сон.

Господи! Сколько времени она лежала голой в объятиях незнакомого мужчины, в лесу, в темноте?.. Наверняка не очень долго, а потом пришла помощь… Господи, почему она больше ничего не может вспомнить?

Ускользающая память часто была следствием головных болей. Легче было закрыть глаза, заснуть и отключить окружающий мир. В эти моменты голоса были слишком громкими, свет – слишком ярким, запахи – слишком сильными. Поэтому Мэдлин сворачивалась в клубок, пытаясь избавиться от боли, которая затмевала все остальное.

Но почему она была голой? Неужели этот человек… неужели… конечно же, нет. Она снова сглотнула.

– Что сказал мой отец… что он сказал о… незнакомце? – Она не узнала собственного голоса. – Он знает… кто-нибудь знает?

– Поскольку вас нашли пекарь и две самые большие сплетницы во всей деревне, – сказала Бесс, нахмурив лоб, – боюсь, что скоро об этом узнает все графство.

– Ах, Бесс! – воскликнула Мэдди слишком громко. Сразу заболела голова, и Мэдди пожалела, что закричала.

– Ничего не поделаешь. Слишком поздно, – деловито ответила Бесс.

Мэдлин показалось, что служанка осуждает ее за непристойное поведение. Если уж ее верная Бесс могла усомниться в хозяйке, что говорить о деревне?

О Боже, она погибла.

Что скажет отец?

В дверь постучали.

Мэдлин прижала ко лбу мокрую тряпку. Боль опять усилилась. Мэдди чувствовала, как напряглось тело, – это было предвестником нового приступа.

– Да? – дрожащим голосом произнесла она. Бесс поспешила открыть дверь. В комнату въехал отец Мэдди.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он дочь.

Она боялась прочесть на лице отца осуждение, но взгляд его голубых глаз был, как всегда, добрым.

В горле застрял комок, и, прежде чем ответить, ей пришлось откашляться.

– Со мной все в порядке, отец.

Он подъехал к кровати и сжал руку дочери.

– Сомневаюсь, но я рад и счастлив, что с тобой ничего не случилось, Мэдди.

Стараясь сдержать слезы, она кивнула.

– Прости, что заставила тебя волноваться. Я не хотела.

Отец улыбнулся, но его следующие слова привели ее в недоумение:

– Человек, который привез тебя домой, желает что-то сказать тебе. Я хочу, чтобы ты его выслушала, моя дорогая. Я верю, что это пойдет тебе на пользу.

Мэдди никогда еще не видела отца таким серьезным. «О чем он говорит? Неужели он думает, что я поощряла этого незнакомца?»

– Отец, – сказала она, – я не… то есть я не сделала ничего неприличного. Я даже не помню этого человека.

– Знаю. – Его взгляд был любящим, но обеспокоенным. – Просто выслушай его.

Он покинул комнату, оставив дверь открытой, а дверной проем занял высокий широкоплечий незнакомец.

Мэдди смотрела на него, забыв, что она в ночной рубашке и все еще лежит в постели. Зардевшись, она подтянула покрывало к подбородку.

– Разрешите войти? – спросил он приятным низким голосом.

Как она могла позволить незнакомому мужчине войти в свою спальню?

Но ведь их встречу разрешил отец. К тому же этот человек уже видел ее голой. Она покраснела еще сильнее и, отвернувшись, стала изучать рисунок на обоях. Мэдлин, которую сестры считали острой на язык, заносчивой и высокомерной, вдруг потеряла голос. Она кивнула, и незнакомец вошел.

Оглядевшись, он заметил стул около туалетного столика и поставил его рядом с кроватью. Хотя было смешно видеть такого крупного мужчину на этом стульчике, он, тем не менее, ничуть не тушевался.

– Как вы себя чувствуете?

«Так, будто моя голова вот-вот расколется», – подумала она, но ответила:

– Лучше. Насколько я понимаю, я должна поблагодарить вас за то, что вы привезли меня домой.

По его лицу пробежала тень, но она не поняла, из-за чего.

– Так вы не помните?

– Только отдельные моменты, – сдержанно ответила она и отвела глаза, потому что его взгляд вдруг стал слишком пронзительным. – Трудно сказать, что было на самом деле, а что… померещилось из-за болезни.

– Понятно. И часто это случается?

Мэдди напряглась. Она не любила обсуждать свой недуг, особенно с незнакомцами. О приступах головной боли знали только отец, сестры и двое слуг. Зачем давать пищу для сплетен всей деревне? От них можно сойти с ума.

– Простите. Я не должен задавать такой личный вопрос.

Возможно, потому, что он этого от нее не требовал, Мэдди почувствовала, что должна ему все рассказать. Он спас ее, а она, должно быть, выглядела очень странно, когда он нашел ее в лесу и без сознания.

– Нет, не часто. – Она не хотела обсуждать с незнакомцем женские недуги, а потому сказала: – Когда надвигается гроза, у меня внезапно начинается страшная головная боль. Я думала, что смогу добежать до дома, но, видимо, мне это не удалось. Спасибо, что помогли.

Потом она вспомнила, в чем заключалась его помощь, покраснела и опять отвела взгляд.

– Моя мать умерла после того, как насквозь промокла под проливным дождем, – сказал незнакомец. – Я не мог подвергать вас опасности только потому, что существуют какие-то выдуманные запреты. Однако когда нас обнаружили, я понял, что, к несчастью, поставил вас в затруднительное положение. Желая защитить вас, я, вероятно, запутал все еще больше.

В данную минуту она ни о чем не могла думать, только о его длинных, красивых пальцах – не поднимая глаз, она видела только его сильные руки, снимающие с нее одежду и прикасающиеся к ее телу. От этой мысли по спине пробежал холодок. Мэдди уже давно решила, что она никогда не выйдет замуж, поэтому ей и в голову не приходило, что к ней может прикасаться мужчина.

Потом до нее дошел смысл его слов, и она встрепенулась.

– Что… Простите, что вы сказали?

– Боюсь, что я, пытаясь исправить ситуацию, сделал ее еще более затруднительной.

Она посмотрела на него, не понимая.

– Я сказал тем жителям деревни, которые нас обнаружили, что мы помолвлены.

Мэдлин показалось, что одна из вчерашних молний прошла прямо сквозь нее. Она села в кровати.

– Что?!

– Это решение было вызвано моментом. Я уже сказал об этом вашему отцу.

– Но они узнают, что это неправда. Ведь оглашения в церкви не было.

– Да, они тоже засомневались, но я сказал им, что вы решили подождать, когда я присоединюсь к вам для этого знаменательного события.

Уголки его губ приподнялись, и на щеке появилась ямочка. Для такого сурового лица это было приятной неожиданностью, но Мэдди вовремя вспомнила, что должна быть непреклонной.

– Но мы не можем рассчитывать на то, что люди поверят, будто вы…

– Я рассказал обо всем вашему отцу. Он разрешил мне сделать ложь правдой.

Ей понадобилось несколько секунд, чтобы смысл его слов дошел до больной головы. Мэдди приложила руку к виску, стараясь унять неутихающую боль и обрести свою обычную сообразительность.

– Я не… понимаю, – запинаясь, произнесла она. – Какой вы придумали трюк?

Он неожиданно нахмурился.

– Извините, мисс Эплгейт. Вы сейчас плохо себя чувствуете, и было бы жестоко обрушивать все это на вас. Просто нам нужно действовать быстро, чтобы спасти ваше доброе имя и предупредить всплеск общественного осуждения. Я не хочу, чтобы вы пострадали, а в деревне подумают о вас самое плохое, потому что мы провели вместе ночь.

Она, должно быть, побледнела, потому что он взглянул на нее с сочувствием.

Значит, они провели вместе всю ночь? Господи помилуй! Да, в деревне будут не только перешептываться. Сплетницы будут кричать об этом на каждом углу! Ее репутация будет погублена, и никто никогда не поверит в ее невиновность.

Мэдди сглотнула.

– Я вообще-то не собиралась выходить замуж. Так что это не имеет значения, – сказала она, но ее голос прозвучал как-то безжизненно.

– А ваши сестры?

– Они все замужем. Правда, моя средняя сестра недавно овдовела, но я уверена, что на ней это не отразится.

– Не думаю, – скептически возразил он. – А вы готовы к тому, что вас перестанут принимать ваши соседи?

Неужели от нее отвернутся подруги? Она мысленно перебрала в памяти их имена. Некоторые, возможно, ее поддержат, но многие воспользуются случаем, чтобы показать свое моральное превосходство – действительное или мнимое. Она сможет это перенести, а вот отец очень огорчится.

Мэдлин почувствовала, как глаза наполняются слезами.

– Если вы вообразили себе самое ужасное, значит, вы забыли о моем предложении. Мы можем огласить нашу помолвку. Я к этому готов.

– Но…

– Меня зовут Эйдриан Картер, виконт Уэллер. Для друзей и родственников я просто Эйдриан. – Он улыбнулся, и его красивое, но суровое лицо стало просто неотразимым. – Я принадлежу к уважаемому и богатому роду, у меня репутация порядочного человека. В моем прошлом есть всего одно темное пятно, но я расскажу вам о нем позже, однако оно поможет в том случае, если наша помолвка, а потом, я надеюсь, и женитьба окажутся несостоятельными.

– Женитьба? – У Мэдлин перехватило дыхание уже при слове «помолвка», а теперь закружилась голова: Она почувствовала себя как в детстве, когда поскользнулась на вершине обледенелого холма и со всего размаху скатилась вниз. Тогда ей показалось, что мимо нее пролетел весь мир. – Женитьба? Нет, нет. Я ведь только что вам объяснила. Я должна остаться с отцом, чтобы заботиться о нем. Мои сестры все разъехались. Разве вы не видели, что он инвалид? Я поклялась матери, когда она была на смертном одре, что не оставлю его!

– А я и не жду, что вы его оставите, – успокоил ее Эйдриан.

Она смотрела на него в недоумении. Что он за человек? И в чем заключается обман? Что за брак он ей предлагает?

– Наш брак будет выгоден нам обоим, мисс Эплгейт… могу я называть вас Мэдлин?

Он уже видел ее голой – так что может называть ее, как ему будет угодно! Мэдди глубоко вдохнула. Когда он смотрел на нее своими темными глазами, внутри поднималась какая-то теплая волна, и Мэдди была не в состоянии привести в порядок свои мысли.

– Разрешите рассказать, почему мы должны с вами пожениться.

Глава 4

– Вы с ума сошли? – вырвалось у Мэдди. – Зачем вам надо оказывать услугу совершенно незнакомому человеку?

Настала его очередь удивиться.

– Неужели вы думаете, что джентльмен, скомпрометировавший женщину своими необдуманными действиями, не может поступить благородно? Или, что еще хуже, вы сомневаетесь в том, что я джентльмен?

Упрек, который Мэдди услышала в его тоне, заставил ее покраснеть еще больше.

Она опустила глаза. Не могла же она сказать ему то, что было очевидным: она всего лишь дочь обедневшего дворянина, а он – виконт и может выбрать себе любую невесту из богатой и знатной семьи.

– Я всегда думала… что так поступают в крайнем случае, – все, что она сумела вымолвить.

Мэдди вдруг заметила, что в своем смятении села в кровати, одеяло соскользнуло, а на ней была только тонкая ночная рубашка. Однако ей показалось трусостью сейчас же лечь и натянуть одеяло до подбородка.

Она потянулась за своей шалью и обернула ею плечи, чтобы прикрыться.

– Не важно, крайность это или нет. Это единственное, что я могу сделать. Я должен настоятельно просить вас позволить предложить вам защиту моего имени и титула, мисс Эплгейт… Мэдлин.

На его губах ее имя звучало так естественно и вместе с тем так соблазнительно, что она слишком долго колебалась с ответом, и он, видимо, принял ее молчание за согласие.

– Мы могли бы огласить нашу помолвку в воскресенье, а…

– Нет-нет. Разве вы не слышали, что я сказала? – прервала она. – Я не могу оставить отца одного!

– Мэдлин, не беспокойтесь, я никогда не заставлю вас оставить отца, если вы сами того не пожелаете.

Что это за муж, который позволит жене задержаться в доме ее отца?

– Вы хотите тоже здесь поселиться? – осведомилась она.

Может, он скрывается? Может, он преступник и его разыскивают? Непохоже. Видимо, есть что-то еще, о чем он ей не говорит. Да, он же сказал, есть кое-что, что ему еще надо будет объяснить. Господи, хоть бы у нее перестала болеть голова и она смогла соображать!

Мэдди опять приложила пальцы к виску, где боль была особенно сильной. Если так волноваться, станет хуже. Но как тут расслабиться, когда этот красивый незнакомец готов изменить ее будущее, да еще так скоро?

Лорд Уэллер смотрел на нее с сочувствием.

– Не надо так волноваться, Мэдлин. Откиньтесь на подушки и позвольте мне помассировать вам виски. Боль утихнет.

При одной мысли о том, что к ее измученной голове прикоснутся эти длинные, гибкие пальцы, у Мэдди по спине побежали мурашки, и если бы она не чувствовала себя так ужасно…

– О, не надо, – застенчиво попросила она, но он уже приподнял ее за плечи и, прежде чем она успела возразить, уложил на подушки. Неужели этот человек всегда добивается того, чего хочет? Когда она поправится, она выскажет ему все.

– Закройте глаза, – мягко сказал он. – Попытайтесь обо всем забыть. Вас ничего не должно тревожить, Мэдлин, дорогая, все будет хорошо.

Он говорил это так уверенно, что она почти поверила. Нет, это все чепуха, уверяла она себя. Но даже брюзжащий внутренний голос стал куда-то исчезать, когда этот незнакомец дотронулся до ее головы.

Она было вздрогнула, но потом почувствовала, каким приятным, а главное, успокаивающим оказалось прикосновение его рук. Он начал массировать сначала ее виски, потом спустился ниже, к плечам и предплечьям. Его руки ритмично скользили то вниз, к ключицам, то вверх, обратно к плечам, разминая мышцы, и она ощутила, как спадает напряжение.

Мэдди чувствовала, что может расслабиться и уснуть, но не хотела лишиться прикосновения этих волшебных рук.

Ощущение было таким чувственным… Мэдди с удивлением заметила, что ее тело начинает реагировать на близость Эйдриана. Внутри у нее все трепетало, дыхание сбилось, а головная боль… немного уменьшилась, и думать о ней совсем не хотелось.

А он между тем уже повернул Мэдди на бок и массировал ей спину, и Мэдди почувствовала себя еще более расслабленной. Вздохнув, она подумала, что вообще может превратиться в нечто желеобразное, и тогда лорд Уэллер, возможно, поднимет ее на руки и… и что тогда?

Откуда было знать, что ее тело может так странно реагировать? Хорошо бы головная боль прошла совсем, тогда можно будет полностью сосредоточиться на этих замечательных ощущениях.

– Это так приятно. Боюсь, что вы пользуетесь моим…

Поздно. Мэдди услышала, как открылась дверь и как вскрикнула верная Бесс, вошедшая с подносом и увидевшая эту невероятную сцену.

– Вот те на! Сейчас возьму метлу и огрею тебя по спине, наглец!

– Бесс, – сказала Мэдди, – ты все неправильно поняла! Я не… он не… Он массировал мне голову, потому что она ужасно болит.

– Я знаю, где у вас голова, мисс, он тер совсем не там. – Служанка поставила поднос с таким грохотом, что зазвенели чашки, и, скрестив руки на груди, уставилась на Эйдриана, не скрывая своего возмущения.

Мэдди покраснела, стараясь, однако, сохранить достоинство. Лорд Уэллер выпрямился, но Мэдди была уверена, что если она на него взглянет, то увидит, как он давится от смеха.

– Бесс! Что ты такое говоришь! Это лорд Уэллер, наш гость и мой… мой жених.

Вот так! Она это сказала. Теперь она связана с ним, и ей придется участвовать в его безумной затее.

На самом деле у нее не было другого выбора. Она не может опозорить своего отца и всю семью, ведь не только по деревне, но и по всему графству поползут слухи, что их застали вдвоем в лесу.

Ее слова, по крайней мере, заставили Бесс растеряться, а у лорда Уэллера хватило такта ретироваться. Уходя, он обернулся и сказал:

– Оставляю вас заботам вашей верной служанки. К сожалению, головная боль вернулась.

Бесс, забыв о своем негодовании, поспешила к своей хозяйке.

– Я принесла вам травяного чая и холодный компресс, он всегда помогает, когда у вас болит голова.

Мэдди робко согласилась и позволила служанке посуетиться вокруг нее. Отпив несколько глотков чаю и положив на лоб компресс, Мэдлин легла. Но боль не утихала.

Мэдди думала о невероятных руках лорда Уэллера и о том, что она чувствовала, когда они гладили ее шею и спину. Она не должна позволять ему таких вольностей – ведь их помолвка всего лишь уловка, чтобы спасти ее репутацию, так зачем он это все придумал? Только чтобы спасти ее честь?

Он не рассказал, почему и ему будет выгоден их брак. Она не могла придумать ни одной причины, по которой он хочет жениться на бесприданнице из глухого графства. Может быть, он сказал это только для того, чтобы облегчить свою совесть? Или не думает, что они на самом деле поженятся? Окажется ли их помолвка всего лишь обманом? А что он сказал о каком-то пятне на своем прошлом? Она, скорее всего, неправильно его поняла.

Она не могла себе представить, что он совершил что-либо предосудительное, порочащее его имя. Он такой сильный и такой… добрый.

Вздохнув, Мэдди закрыла глаза и приготовилась ждать, когда же пройдет эта проклятая головная боль. Этот недуг, который явился причиной нынешнего трудного положения, мешал Мэдди подумать о том, как же ей из этого положения выбраться.

Она провела остаток дня в постели, в затемненной комнате, стараясь как можно меньше двигаться. К вечеру она уже смогла вынести свет одной свечи и написала короткие письма сестрам, сумев лишь вкратце описать то, что с ней случилось.

Одинаковые записки она послала близнецам, Офелии и Корделии.

Вы уже вернулись из своего свадебного путешествия? Мне не терпится услышать ваш рассказ о юге Франции и живописна ли Италия, как говорят. Пожалуйста, напишите длинное письмо. Надеюсь, что вы скоро меня навестите. Я так по вас соскучилась!

Она отложила перо и промокнула свою немного неразборчивую писанину. Но они поймут по почерку, что у нее болела голова. Сложив листки, Мэдди отложила их в сторону, откинулась на подушки и закрыла глаза.

Ночью она то засыпала, то просыпалась, однако, проснувшись утром, она поняла, что головная боль, наконец, прошла. Осталась лишь, как всегда после этих ужасных приступов, усталость и апатия.

Мэдди встала с постели и надела халат. Бесс уже приготовила ей теплую ванну. Мэдди искупалась, но потом снова присела на кровать – во всем теле еще чувствовалась слабость.

– Я сейчас принесу вам завтрак, – сказала служанка, окидывая Мэдди беспокойным взглядом.

– Как отец?

– Лучше не бывает! По-моему, ему очень понравился этот высокомерный лорд. И должна признать, этот виконт с удовольствием играет в шахматы с нашим добрым хозяином и часами разговаривает с ним о книгах и всем таком… – нехотя сообщила служанка.

– Правда? – удивилась Мэдди. – Вот уж не подумала бы! Но это хороший знак.

Ей не приходило в голову, что отец, имея четырех дочерей и всего нескольких соседей-мужчин, очень нуждался в мужском обществе. Помещики не интересовались ничем, кроме охоты и видами на урожай, книги и долгие беседы не входили в их планы. Почти такими же были и фермеры. Мэдди вдруг страшно захотелось поскорее одеться и спуститься вниз, чтобы самой убедиться, что отец и лорд Уэллер действительно нашли общий язык.

Но сил у нее пока было недостаточно. Возможно, она сможет спуститься позже, к обеду, и пообщается с отцом и лордом Уэллером.

Однако случилось так, что кое-кто составил ей компанию гораздо раньше.

Не успела Бесс убрать поднос, как дверь с шумом распахнулась, и на пороге появилась миссис Мэшем – грузная дама в платье, слишком нарядном для утреннего визита в деревне.

Мэдлин от удивления захлопала ресницами.

– Ах вот вы где! – заверещала матрона. – Вы так бледны, бедная мисс Эплгейт. Я просто должна была навестить вас, чтобы справиться о вашем здоровье!

– Прошу прощения, – сказала Мэдди, чувствуя, что ее тон не слишком вежлив, – что-то я не помню, чтобы на сегодня у меня в планах был прием гостей, миссис Мэшем.

– Да, ваша горничная так и сказала, но я была уверена, что этот запрет не касается такой близкой подруги, как я. – Леди выпучила и без того рачьи глаза и жеманно улыбнулась. – А эти жуткие сплетни, которые уже ходят по деревне! Я должна была приехать и увидеть собственными глазами, что вы не на пороге смерти после этой опасной ночи, проведенной в лесу!

Перевод этой тирады был таков: «Я не могла больше ждать ни минуты, чтобы получить подтверждение слухов», – подумала Мэдди. Миссис Мэшем отлично знала, что именно таких людей, как она, Мэдди опасалась, и поэтому, как только служанка скрылась на кухне, миссис Мэшем проворно поднялась в спальню Мэдди.

Мэдди пришлось смириться. Если бы она выгнала сплетницу из дома и устроила скандал, это расстроило бы отца. Неудивительно, что сестра Мэдди, Джулиана, сбежала в Лондон, когда в их графстве появилась миссис Мэшем.

Пока Мэдди приходила в себя от неожиданного визита, миссис Мэшем оглядела спальню и, найдя стул, уселась на него возле самой кровати.

– Прошу вас, не утомляйтесь, лежите, отдыхайте и рассказывайте мне все о вашей тайной помолвке. Каким образом вы оказались в лесу ночью? Я считала вас разумной, приличной девушкой, хотя вы, к сожалению, рано потеряли мать и некому было научить вас, что значит быть леди. Но оказаться такой порочной… я хочу сказать… то есть…

Она уставилась на Мэдди своими глазами навыкате, так что та почувствовала себя мошкой, которую вот-вот съедят.

– Простите… – начала Мэдди, но не смогла закончить предложение. Пока она колебалась, раздался легкий стук в дверь, и на пороге появилась еще одна знакомая фигура.

На этот раз это была гостья, приходу которой Мэдди по-настоящему обрадовалась.

Миссис Барлоу была бедной вдовой, которая совсем недавно поселилась в их краях. Кое-кто из соседей принял ее холодно – очевидно, полагая, что нельзя поручиться за ее происхождение. Никто на самом деле не знал, откуда появилась миссис Барлоу и кто ее родственники.

Вдова не особенно распространялась о своем прошлом и не слишком старалась войти в жизнь местного общества, но Мэдлин ее жалела и относилась к ней по-дружески. Вдове было чуть за тридцать, и она частенько пребывала в задумчивости, но ее общество было приятным. Она скромно жила в арендованном ею в деревне небольшом домике. У миссис Барлоу был острый ум и доброе сердце, она любила книги и спокойную беседу – все это очень нравилось Мэдди.

Как и у отца, у Мэдди не было особых привязанностей в местном обществе, особенно после того, как сестры покинули родное гнездо. С недавних пор миссис Барлоу и Мэдди иногда совершали совместные прогулки, Мэдди приглашала вдову на чай и одалживала ей для чтения книги из отцовской библиотеки.

Все это позволило Мэдди считать, что миссис Барлоу – это спасение.

– Я так рада, что вы поправляетесь, мисс Эплгейт, – сказала миссис Барлоу. – Я слышала, что вы попали в грозу.

– Так оно и было, и слишком многие в обществе хотели бы, чтобы мисс Эплгейт была больна, – сварливо ответила за Мэдди миссис Мэшем. Она явно хотела сохранить свое почетное место лучшей подруги. – У нас с мисс Эплгейт как раз был дружеский тет-а-тет.

– Пожалуйста, заходите! – воскликнула Мэдди, не обращая внимания на эту жалобу. – Я так рада вас видеть. Да, я была больна, но уже поправляюсь. Спасибо, что навестили меня.

– Верные друзья всегда помнят о вас, особенно когда вы больны, – снова вмешалась миссис Мэшем, сверля взглядом миссис Барлоу. – Но боюсь, здесь нет второго стула.

– Садитесь в ногах кровати, миссис Барлоу, – сказала Мэдди. – Я не возражаю.

– Если это будет вам удобно. Но я не хотела бы мешать вашей конфиденциальной беседе.

– Вы очень наблюдательны, – начала миссис Мэшем, – у нас на самом деле…

Но Мэдди ее перебила:

– Вполне удобно. Всегда приятно, когда есть компания, не правда ли, миссис Мэшем?

У миссис Мэшем был такой вид, словно она хотела укусить что-то или кого-то, но она не посмела открыто возражать хозяйке дома. Поэтому пробормотала что-то отдаленно похожее на вежливое согласие, а вдова села в ногах кровати, метнув на Мэдди лукавый взгляд.

– Надеюсь, вы чувствуете себя лучше? – спросила миссис Барлоу.

– Да, я уже почти поправилась, – согласилась Мэдди.

Дверь снова открылась. Неужели еще кто-то приехал с визитом? – подумала Мэдди, но это была Бесс, которая с недоумением оглядела полную гостей спальню.

– Пожалуйста, принеси нам чаю, Бесс, – сказала Мэдди, пока служанка не успела отругать ее за то, что она принимает гостей, еще как следует не поправившись.

Бесс поджала губы и без слов удалилась, а Мэдди снова обернулась к своим гостьям.

– Но вы так и не сказали, каким образом оказались в лесу ночью? – не унималась миссис Мэшем.

– Может быть, не стоит об этом спрашивать? – сказала вдова. – Я уверена, что друзья мисс Эплгейт не станут настаивать на том, чтобы она отвечала на такой деликатный вопрос.

Миссис Мэшем рассердилась, а Мэдди ощутила прилив благодарности. Она улыбнулась вдове, которая действительно была ее другом, но Мэдди знала, что миссис Мэшем, известная сплетница, будет продолжать задавать тот же вопрос с настойчивостью бульдога, не выпускающего из пасти особенно привлекательную косточку.

В конце концов, придется что-то сказать, и Мэдди решилась:

– История до смешного простая. Я внезапно заболела, и лорд Уэллер побоялся оставить меня, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. Поэтому он сидел возле меня, пока нас не нашли жители деревни. Он послал их за каретой.

– Да, – спокойно сказала вдова, – простое объяснение – всегда самое правдивое.

– И все же, – не сдавалась миссис Мэшем, – друзья мисс Эплгейт, конечно, поверят в это безобидное объяснение, но поверят ли деревенские, которые всегда ко всему относятся с подозрением?

– Если мы все будем на стороне мисс Эплгейт, они поверят, со временем.

Миссис Мэшем бросила на миссис Барлоу скептический взгляд.

– Боюсь, они привыкли делать поспешные выводы, лишь бы был хоть малейший шанс.

– Возможно, те, кто склонен всегда видеть зло там, где его нет, опираются на опыт собственной жизни? – с невинным видом предположила вдова.

Миссис Мэшем метнула на вдову недовольный взгляд, а Мэдди пришлось прикусить губу, чтобы не рассмеяться. Однако миссис Мэшем продолжала попытки выудить у Мэдди ответ на свой вопрос, а миссис Барлоу продолжала мешать ей своими замечаниями. Беседа продолжалась в таком ключе до тех пор, пока дверь опять не открылась.

В руках у Бесс был поднос с наспех собранным угощением. Если вода в чайнике и была не слишком горячей, заварка слишком слабой, а пирог нарезан кое-как, Мэдди не обратила на это внимание.

Обе гостьи сделали вид, что ничего этого не заметили, и героически съели и выпили то, что было предложено, после чего миссис Барлоу встала:

– Мы не станем дольше утомлять вас, мисс Эплгейт, и попрощаемся. Я надеюсь очень скоро увидеть вас здоровой и веселой.

– Спасибо, что навестили, – ответила Мэдди, стараясь быть предельно любезной, хотя далось ей это с трудом.

Вторая гостья была вынуждена встать и тоже попрощаться. Вид у нее, однако, был недовольный, вдова же выглядела на удивление веселой. Уже в дверях миссис Мэшем оглянулась, будто надеясь застать Мэдди за каким-нибудь неприличным занятием. Может, она ожидала, что Мэдди будет танцевать голой на кровати?

– Ужасная женщина, – пробормотала Мэдди и легла на несколько минут, чтобы дать гостьям время спуститься по лестнице, пройти холл и выйти из дома. Только потом она встала. У нее не было желания еще раз наткнуться сегодня на миссис Мэшем.

Когда Мэдди, наконец, открыла дверь и решилась выйти, в доме было очень тихо. Мэдди знала, что застанет отца в кабинете на первом этаже, поэтому спустилась и на цыпочках подошла к дверям кабинета.

Теперь, когда голова стала ясной, Мэдди хотела поговорить с отцом и снова увидеть загадочного лорда Уэллера, который своим неожиданным появлением перевернул ее жизнь. Возможно, считать так было не совсем честно – это она так необдуманно ушла в лес, несмотря на то, что собиралась гроза, несмотря на то что знала, что у нее может начаться головная боль. Но дело сделано. Это случилось, и Мэдди придется заплатить за это сполна. По правде говоря, она не знала, радоваться ей или печалиться.

Она постучалась и открыла дверь, и первое, что она увидела, была широкая спина лорда Уэллера. Мэдди ожидала его увидеть, но дыхание все равно сбилось.

– Вы пришли, чтобы поговорить с отцом? – обернувшись, спросил виконт. – Он здесь. Не буду вам мешать. – Он отступил, пропуская ее в кабинет.

Она проскользнула мимо лорда Уэллера, но не могла не отметить его сильной фигуры, не почувствовать запаха чистого белья и свежего воздуха – виконт, видимо, недавно вернулся с прогулки. От всего этого у Мэдди чуть было не закружилась голова, но она собралась с духом – ей понадобятся силы для разговора с отцом, который сидел в своем кресле за письменным столом и улыбался ей.

– Дитя мое, как приятно видеть, что тебе лучше. Как твоя головка?

– Гораздо лучше, – почти бездумно ответила она, стараясь не показать отцу свою усталость.

Мэдди немного подождала, а потом обернулась, но лорд Уэллер был слишком хорошо воспитан, чтобы оставаться там, где его присутствие может показаться нежелательным. Он уже ушел, и Мэдди подошла к отцу.

– Папа, ко мне приходила с визитом миссис Мэшем. Эта старая перечница надеялась выпытать у меня что-нибудь скандальное, а потом разнести сплетню по всей деревне.

– Вот почему мы должны быть очень осторожны. Вот почему так важна твоя помолвка. Нельзя допустить, чтобы пострадала твоя репутация.

– Что ты думаешь… о лорде Уэллере? – спросила она, понизив голос. – Бесс рассказала мне, что вы много времени проводили вместе, пока я была больна.

Он улыбнулся.

– Я знаю его всего пару дней, дорогая моя, и не могу утверждать, что знаю его хорошо. Он умен – это очевидно. Его почти невозможно обыграть в шахматы, и полагаю, что лучше не становиться его врагом. Все же я думаю, что у него доброе сердце и он способен сострадать.

Мэдди кивнула. Перед ее глазами вдруг предстала картинка – она лежит на земле, на грубой конской попоне, а виконт накрывает ее своим пальто, ткань которого царапает ее голые соски. Они лежат рядом, совсем близко.

Мэдди отвернулась, надеясь, что отец не заметил, как кровь прилила к лицу, и не угадал направление ее мыслей.

– Да, я тоже так думаю. Он очень помог мне там, в лесу. Мне показалось, что его искренне заботит положение, в котором я оказалась.

– Я бы не позволил никакому другому мужчине, не такому, как он, ухаживать за тобой даже в подобных обстоятельствах.

– Спасибо, папа. Ты такой хороший отец.

Она обняла его, а он поцеловал ее в лоб, но потом вздохнул:

– Отец, у которого пусто в карманах и у которого ноги не ходят. Я, скорее, склонен считать, что это ты – хорошая дочь и достойна лучшей участи, дитя мое.

– Что ты, папа! – возразила Мэдди.

– А что касается остального…

Она вспомнила, что лорд Уэллер упоминал о каком-то темном пятне на своем прошлом, и ей стало любопытно. Что это за сомнительная история? Ведь виконт человек честный и благородный, раз старается спасти ее репутацию. Неужели такой добрый и внимательный человек мог в прошлом совершить преступление?

– Что ты знаешь о виконте? – подсказала она отцу, но он не ответил на ее вопрос.

Покачав головой, отец сказал:

– Он должен сам рассказать тебе обо всем.

Отец с дочерью еще немного поговорили, а потом Мэдди отправилась в гостиную. Но там никого не было.

Куда лорд Уэллер ушел? Дом был небольшой, гостиных мало, но Мэдди не рискнула подняться в гостевую комнату.

Мэдлин была разочарована.

Он, наверное, вышел из дома. Погода стояла ясная, и он решил прогуляться. Можно поискать его в саду. Но надо взять садовые ножницы, корзинку и толстые перчатки, чтобы виконт не подумал, что она его ищет. Что бы там ни было, она его найдет.

Пора узнать секрет виконта.

Глава 5

Она почти сразу увидела его в небольшом цветнике у боковой стены дома. Сад явно нуждался в уходе. Чтобы дать себе время привести в порядок мысли, она опустилась на колени, решив сначала прополоть клумбу, а потом набрать букет для гостиной.

Виконт прошел по дорожке в середине сада и, срезав перочинным ножом большую ветку сирени с ближнего куста, протянул ее Мэдди.

– Рад вас видеть в саду. Свежий воздух вам не помешает. Вы все еще очень бледны.

Он помог ей выбрать цветы, и скоро ее корзинка была полна. Запах цветов щекотал ноздри. От виконта тоже пахло; так же, как утром, когда Мэдди прошла мимо него в кабинет отца, она удивилась, что раньше не замечала, что у мужчины есть свой запах – чистого белья, кожи и чего-то еще, что она не могла определить, – и этот запах может быть приятным. Ей даже захотелось прикоснуться к виконту. Но она одернула себя, что за неприличная для леди мысль!

Когда он в очередной раз наклонился к ней, она на минуту забыла, о чем хотела его спросить. При ярком дневном свете лорд Уэллер выглядел еще красивее – если это было возможно, – чем в доме. Легкий загар покрывал его лицо и руки. Вероятно, виконт проводит много времени на воздухе, подумала она. А глаза под темными бровями вразлет были такого необыкновенного цвета, что она никак не могла оторвать от них взгляда. Она почувствовала, что опять краснеет.

Взяв ее за локоть, виконт помог ей подняться.

– Я уверен, – сказал он, и его голос прозвучал как-то слишком чувственно, – что цвет лица на солнце становится гораздо лучше.

Она поняла, что он ее поддразнивает, но, прежде чем успела упрекнуть его, он поднял ее голову за подбородок и приблизил к себе ее лицо. Он собирается ее поцеловать!

Его движения были медленными и явно рассчитанными, и у нее было более чем достаточно времени, чтобы остановить его и сказать, как это неприлично – стоять в саду и обниматься при свете дня на глазах у всех.

Но она не пошевелилась, потому что очень хотела, чтобы он ее поцеловал!

Его губы были теплыми, а рука обнимала ее за плечи, и она почувствовала, что растворяется в этом человеке. Ей не верилось, что ее могут захлестнуть эмоции, о которых она даже не подозревала.

Он оторвался от ее рта и прошептал у самого уголка ее губ, его голос слегка дрожал от сдерживаемого смеха:

– Вам тоже позволено меня поцеловать, дорогая Мэдди.

Она не задумываясь выронила корзинку с цветами и обвила руками его шею. Встав на цыпочки, она прижалась губами к его рту и прильнула к виконту всем телом, не оставив никакого расстояния между ними.

Ее ошеломила реакция его тела. Сначала она не поняла, а потом до нее дошло… Она, возможно, проводила не так много времени на скотном дворе, как ее сестра Джулиана, которая помогала Томасу управляться с овцами и другой живностью, но все-таки не была ни глухой, ни глупой. Мэдди хотела вырваться, но Эйдриан держал ее крепко, и ей было так хорошо в его объятиях, что она решила, что незачем жеманиться.

Она стала отвечать на его поцелуи со страстью, о которой и не подозревала. Какие же новые волшебные чувства она испытает в их первую брачную ночь, мелькнула у нее мысль.

Однако крошечный лучик благоразумия все же пробился в ее затуманенный мозг. Мэдди выпрямилась и оттолкнула виконта так неожиданно, что потеряла равновесие и чуть было не упала.

– В чем дело? – спросил виконт, оглядываясь. – Здесь кто-то есть? – Он нахмурился, недовольный тем, что им помешали, и выражение его лица напугало бы и более смелую женщину.

Виконт прищурился и стал озираться, словно ожидая найти дракона, притаившегося за яблонями. Потом посмотрел на нее, и выражение его лица смягчилось.

– Я не могу, – сказала она. – Я не могу выйти за вас замуж! Я не могу уехать из дома.

– Я же обещал, что не буду настаивать на том, чтобы вы бросили своего отца, Мэдлин. Я всегда держу слово.

– Но… но зачем вам нужна жена, которая не будет… – Она взглянула на него, не зная, как закончить фразу.

Эйдриан стиснул зубы. До появления в саду Мэдди он ходил по дорожкам, чувствуя себя словно орел, которого посадили в клетку для канарейки. Он чувствовал себя незащищенным, уязвимым, потому что ему все время казалось, что кузен следит за ним из какой-нибудь засады. Неужели он уже подобрался к нему так близко?

Сколько пройдет времени, прежде чем Френсис обнаружит себя, прежде чем прозвучат выстрелы и ловушка захлопнется в очередной раз?

Эйдриану давно бы следовало быть в пути и бежать, бежать… Но, милостивый Боже, как долго это может продолжаться?

Неужели он стал трусом?

И как он может оставить ее одну, если обещал…

Когда в саду появилась Мэдлин и он увидел, как тонкая морщинка беспокойства, перерезавшая ее лоб, исчезла, едва она заметила его, у него потеплело на душе, как было всякий раз, когда Мэдди находилась рядом. Она завладела его сердцем с того самого момента, как он нашел ее в беседке.

Его привлекали в ней и ее ум, и искренность, и мужество, с которым она борется со своим недугом. И потом – он дал слово. Он не может ее оставить, точно так же, как не может сбежать средневековый рыцарь, прикованный железной цепью к стене темницы. Но только тюрьма Эйдриана была гораздо приятнее, потому что рядом была Мэдлин.

Ему придется сказать ей правду – во всяком случае, часть правды, и покончить с этим.

– Мэдлин, я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж, но прежде чем мы дадим клятвы перед Богом и людьми, вам надо кое-что узнать обо мне. Я убил человека. Хуже того, этот человек был моим кузеном и наследником.

Мэдди смотрела на него широко открытыми глазами.

– Это был несчастный случай?

Он покачал головой. Он боялся увидеть в ее глазах презрение или даже страх. Если она отшатнется от него, он погиб.

Но ее взгляд был серьезным. Она скорее была заинтригована, чем напугана.

– Он пытался убить вас?

– Да, это была дуэль, совершенно бессмысленный поединок. Все началось со ссоры за карточным столом. Линли, очевидно, был пьян и все время задирался, но он был таким и трезвый. Я пытался перевести все в шутку, но ничего не получилось. Потом я попытался уговорить его секунданта, его младшего брата Френсиса, убедить Линли отказаться от дуэли. – Эйдриан на секунду запнулся. – Но Френсис не только не попытался разрешить все мирным путем, он позволил Линли пить всю ночь, вместо того чтобы отвезти его домой, чтобы брат проспался. Так что когда Линли прибыл на место дуэли, он еле держался на ногах. Я был намерен выстрелить поверх его головы, но он выстрелил первым, когда я еще только разворачивался, чтобы прицелиться, и попал мне в руку. Я разозлился, потерял над собой контроль и выстрелил в него. Он умер. Дуэли запрещены законом, и меня могли либо посадить в тюрьму, либо казнить, если бы не было свидетелей того, что он выстрелил первым и до того, как была дана отмашка. Поэтому меня выпустили.

– Значит, это была не ваша вина, что он умер, – сказала Мэдлин, будто пытаясь разуверить его.

– Да, но теперь меня во всем обвиняет его младший брат Френсис, который заявил во всеуслышание, что отомстит за смерть Линли и убьет меня.

– Но вы сказали… теперь он ваш наследник. Ему было выгодно, что брат был пьян и стрелял не по правилам, – сказала Мэдди.

– Да, такие слухи ходили. Возможно, Френсис планировал стать следующим наследником моего титула и богатства. А если бы мы умерли оба, он оказался бы в превосходном положении. Должен сказать, что слухи еще больше его обозлили. И поскольку он теперь мой наследник, вы поймете, почему я был бы рад, если бы у меня был сын – наследник по крови.

– Неужели закон позволит ему унаследовать ваше имущество, если он убьет вас?! – в ужасе воскликнула она.

– Да, адвокатам придется не сладко, – согласился Эйдриан. – Но они должны будут доказать, что именно он меня убил. Если мы встретимся с ним с глазу на глаз в глухом месте или где-нибудь на болотах, свидетелей не будет.

– Но вы не должны оставаться с ним с глазу на глаз! И как же так? Власти должны знать о его преступных планах. Расскажите кому-нибудь. Вы не можете позволить ему убить вас!

Мэдлин была искренне огорчена. Ему захотелось снова ее целовать и выбросить из головы эту неприятную историю.

– Я нанял сыщиков из полицейского управления. Но мало того что все это время они разоряли меня, раздражали слуг и арестовывали моих торговых агентов, они не смогли поймать моего кузена. А Френсис продолжает неотступно следить за каждым моим шагом и дважды уже стрелял в меня, но промахнулся: в первый раз прострелил совершенно новую шляпу, а во второй – попал мне в бок и повредил ребро. Болело страшно, пока не зажило. К тому же пуля порвала почти новое пальто. Мне следует отправить Френсису счет от моего портного!

– Ничего смешного во всем этом нет! – отрезала она, и Эйдриан с удивлением заметил, что в ее глазах стоят слезы.

– Дорогая Мэдлин, – уже мягче сказал он, – я вынужден смеяться, иначе можно сойти с ума.

– Наймите частного охранника, – предложила она. – У вас есть средства…

Он не должен сдаваться этому кровожадному родственнику, думала Мэдди. Это просто нечестно – позволить убийце добиться своего.

– Я и это попытался сделать. У меня был слуга, очень хороший парень, с которым мы прошли всю войну, верный мне человек. Он стал спать в моей комнате. Однажды, когда Френсис подкупил хозяина гостиницы и получил ключ от моей комнаты, Джон отвел от меня нож, но заплатил за это собственной жизнью.

Мэдди ужаснулась.

– К сожалению, воспользовавшись тем, что я пытался остановить кровотечение из раны Джона, Френсис скрылся. Потом он подкупил своего слугу, чтобы тот подтвердил его алиби, и я не смог предъявить ему обвинение в убийстве.

Неожиданно на солнце набежала тучка.

– Я больше никогда не позволю, чтобы из-за меня погиб человек. – Лицо Эйдриана стало суровым, – Я приговорил к смерти достаточно людей во время войны, Мэдлин, но дальше так продолжать не хочу. Когда я в следующий раз встречусь со своим кузеном, невинные люди не должны пострадать. Только я или он. У меня есть время на оглашение нашей помолвки и на то, чтобы сочетаться с вами законным браком, но потом я должен буду уехать, чтобы не подвергать вас риску. – Он взял ее руки в свои. – Вы выйдете за меня замуж, Мэдлин? Если не ради меня, то хотя бы ради себя.

Она подумала о том, что он один и днем и ночью будет скитаться, преследуемый врагом, и ответила:

– Да, выйду.

Мэдди схватила его за руки, будто могла остановить и уберечь его от несговорчивого врага.

– Но должен же быть какой-то способ остаться здесь? Ваш кузен безумен.

– Возможно, – согласился Эйдриан. – Полагаю, что это именно так. Я пытался просто не попадаться ему на глаза, но у него нюх на меня, как у какой-нибудь безумной ищейки, и он все время меня находит.

Он усмехнулся, и она невольно рассмеялась, хотя через секунду, представив себе, как кто-то подстерегает Эйдриана, чтобы убить его, Мэдди чуть не расплакалась. Его хотят убить, а он шутит. Как он может? Но возможно, он прав. Что еще ему остается делать? Стонать и жалеть себя? Эйдриан? Он слишком горд и силен, чтобы упиваться жалостью к себе.

Ей хотелось утешить виконта – обнять и прижать его голову к своей груди. Но от того, что мысли сразу же приняли определенное направление, Мэдди покраснела.

Он словно прочитал ее мысли, и она отвела взгляд. Эйдриан хочет наследника, вдруг вспомнила она. Он хочет ребенка. Значит, брак будет настоящим. Она покраснела еще больше, вспомнив, что почувствовала, когда они прижимались друг к другу. Какие же наслаждения ей сулит брачная постель?

Мэдди пожалела, что не расспросила поподробнее своих замужних сестер. И надо же было им уехать из страны именно тогда, когда ей нужен совет! Она ничего не знала о том, как должна себя вести молодая жена после свадебного пиршества, когда гости разъедутся, а слуги везде потушат свечи. Вдруг она не сможет его ублажить?

Он наблюдал за ней с каким-то непонятным блеском в глазах. Неужели он читает ее мысли? Взгляд его темных глаз показался ей слишком понимающим.

Ей вдруг представились они оба в постели, после того как Эйдриан снял с нее платье и снова увидел ее голой.

Щеки предательски горели.

– Мне лучше уйти… то есть… мой отец может подумать… то есть я хочу сказать.

Запутавшись окончательно, она повернулась и убежала в дом.

Уже в спальне Мэдди достала из бюро бумагу и чернила и начала писать еще одно письмо. Первые она уже отослала, но сейчас ей надо было срочно посоветоваться. Для этого рано овдовевшая сестра Лорин, которая вышла замуж первой, была самой подходящей.

Вот что Мэдди написала:

Дорогая сестра, я знаю, что мой вопрос будет неожиданным, но в моей жизни скоро произойдут большие перемены. В прошлом письмен написала тебе о неприятном происшествии, связанном с моей головной болью, и о том, как в лесу меня нашел виконт и хотел помочь...

Было очень трудно задать сестре нужный вопрос. Мэдди остановилась и посмотрела на растрепанный кончик пера. Обмакнув его в чернила, она продолжила:

Если мы поженимся, боюсь, что я не сумею… что недостаточно знаю о том…

О Господи. Она даже не может ясно выразить, что ее волнует. Вряд ли это служит хорошим предзнаменованием для первой брачной ночи. Если она не может говорить о том, что ее беспокоит, с сестрой, которой доверяет, то что она скажет мужу, который достался ей таким из ряда вон выходящим образом? И разве она сможет удовлетворить его, как положено хорошей жене?

Фелисити Барлоу быстрым шагом шла по дорожке, в сотый раз жалея о том, что сняла домик в таком уединенном месте. Но он достался ей дешево, а при ее скромных доходах это было весьма существенно. Ей повезло, что она вообще его нашла. Деревянный, крытый соломой дом был построен для какого-то полоумного художника, так описывало его местное население, и больше подходил для юга Англии, чем для холодного и сырого климата Йоркшира.

После того как художник уехал, дом пустовал до тех пор, пока не приехала Фелисити и не сняла его. Рента была низкой, дом – достаточно просторным, и при нем был небольшой садик.

Мисс Эплгейт великодушно согласилась продавать ей яйца и молоко со своего скотного двора, хотя у Эплгейтов и самих всего было немного.

Фелисити повезло и в том, что в мисс Эплгейт она обрела подругу. Одинокой женщине было нелегко. Местные помещики отнеслись к молодой вдове с подозрением, так как никто в графстве точно не знал, откуда она родом.

Не стоит беспокоиться о том, чего нельзя изменить, убеждала она себя. День был чудесный, мисс Эплгейт пошла на поправку, а сама Фелисити совершила приятную прогулку. К пятичасовому чаю она сделает себе сандвич с яйцом (у нее еще осталось одно), а на обед разогреет остатки вчерашнего супа.

Краем глаза она заметила в стороне какое-то движение, но, обернувшись, не увидела ничего, кроме воробья, которого она, вероятно, спугнула. Что за глупость, упрекнула она себя. Она не станет паниковать. Просто место уж очень уединенное. Фелисити ускорила шаг, но не побежала. Надо сохранять достоинство. Домик был уже совсем близко. Уходя, она, как всегда, заперла дверь, а ключ привязала к поясу. Она крепко взялась за старинный тяжелый медный ключ и решительно двинулась вперед.

Вставив ключ в замок, Фелисити не удержалась и быстро оглянулась, но ничего, кроме дорожки к дому, не увидела. Это все нервы, подумала она.

Она вошла в дом и заперла дверь. Тишина пустого дома – Фелисити, конечно, не могла позволить себе прислуги – окутала ее, как старинный, хотя и немного капризный друг.

В доме было все так, как и всегда. У Фелисити было достаточно дров и воды, так что не придется сегодня снова выходить из дома. Это ее немного успокоило. Она подошла к камину и, добавив небольшое полено и разворошив кочергой тлеющие угли, погрела озябшие руки.

Она была рада, что подруга никогда не видела ее в таком состоянии. Но ведь мисс Эплгейт было невдомек, что ее новую подругу преследуют тени прошлого.

Фелисити сняла с себя свою лучшую шаль и положила ее в комод у стены. Закутавшись в другую, попроще, приготовила себе еду. Потом села в старое кресло-качалку у камина и стала есть. Небольшая серая кошка вышла из тени и начала тереться о ноги хозяйки и мурлыкать.

– Да, – сказала Фелисити, обращаясь к кошке, – и тебе известно, что значит быть бездомной и не иметь друзей.

Фелисити погладила кошку и поделилась с ней остатками своей еды. Потом кошка вскочила к ней на колени, свернулась клубочком и заснула. Фелисити долго смотрела на огонь, будто видела больше, чем пляшущие языки пламени, но что бы она на самом деле ни видела, это не приносило ни утешения, ни покоя.

Мэдди написала одно письмо Лорин, другое – Джулиане, хотя сомневалась, что до свадьбы успеет получить от сестер ответ. Она подумывала, не написать ли близнецам, обе были замужем совсем недавно и обе были безумно счастливы – так они, во всяком случае, писали в своих письмах, – но они были младшими сестрами, так что вряд ли стоило спрашивать у них совета.

Она, конечно, пригласит всех вместе с мужьями на церемонию бракосочетания, но опять же Мэдди не была уверена, что кто-то из них сумеет добраться за это время до Йоркшира. Джулиана и ее муж-баронет обычно ездили по дальним странам в поисках редких диких животных для его коллекции. Недавно овдовевшая Лорин все еще жила в доме своего свекра, скрашивая его одиночество.

Что же касается близнецов, они обе еще даже не вернулись из своих свадебных путешествий. Свадьба Корделии все еще была на устах всего графства. Мэдди улыбнулась, вспомнив темноволосого жениха, покорившего сердце младшей сестры.

Во всяком случае, все ее сестры, за исключением Лорин, оставшейся одинокой по воле жестокой судьбы, на удивление соседей, нашли женихов, несмотря на то, что были бесприданницами. Слухов по этому поводу было более чем достаточно. Даже Мэдди была удивлена. Она всегда надеялась, что одна или две сестры останутся дома и помогут ей ухаживать за стареющим отцом.

Сама Мэдди менять своих планов не собиралась, помня клятву, данную умирающей матери. А теперь Мэдди тоже выйдет замуж, пусть на короткое время… нет, она не должна так думать. Ей не следует думать, что лорд Уэллер может прожить недолго только потому, что какой-то безумец, помешанный на мести, собирается его убить.

Виконт умен и бдителен. Но достаточно ли он настороже, если вспомнить, что совсем недавно на него было совершено два покушения?

Этого кузена надо поймать, негодовала она про себя. Можно же что-то сделать! Она сжала кулаки и обнаружила, что порвала накидку в трех местах. Бросив ее в камин, Мэдди встала, чтобы переодеться к обеду.

То, что в их доме был гость, делало скромный обед почти праздничным. Когда она спустилась в столовую, отец и виконт уже ждали ее. Лорд Уэллер предложил Мэдди руку, подвел к столу и помог сесть, словно она была гранд-дама. Она постаралась не смущаться.

– Спасибо, – поблагодарила она его.

Отец в своем кресле расположился во главе стола, их гость – напротив. Куриный бульон, заправленный луком по шотландскому рецепту, был, как всегда, хорош. Бесс умела добиваться отличных результатов при минимуме того, что имелось на кухне.

Виконт отведал супа и похвалил кухарку.

Бесс, прислуживавшая за столом, зарделась.

– Спасибо, сэр, то есть… милорд, – сказала она. – Простая пища всегда самая вкусная. Так говорила миледи.

Потом, опомнившись, что ей не следовало говорить, она поспешила выйти, но тут же вернулась с блюдом горячего душистого хлеба.

Мэдди еле удержалась, чтобы не рассмеяться. Уж очень необычным было смущение Бесс.

– Она и вправду хорошая кухарка, – сказал отец. – Конечно, когда готовит простую еду.

Виконт кивнул.

– Я никогда не жалуюсь на еду, будь она простой или изысканной. Лишь бы была вкусной, – заметил он.

– Это говорит о том, что вы мудрый человек, – ответил отец, и мужчины обменялись улыбками.

После супа были поданы рагу из кролика, запеченный олений окорок, присланный в подарок соседом-охотником, несколько блюд из овощей с собственного огорода, любимый десерт отца – пирог с крыжовником из своего сада. Вино было самым лучшим из того, что еще осталось в погребе. Мэдди лишь надеялась, что его хватит на то время, пока виконт будет у них гостить.

Эта мысль вдруг поразила ее: она совсем забыла, что лорд Уэллер собирается уехать!

«Не глупи, – отругала себя Мэдди. – Ты же слышала, что он сказал. Неужели ты надеешься на чудо?»

На этот вопрос лучше не отвечать.

Беседа текла непринужденно. Обсуждались политика и литература, история и философия. Мэдди отметила, что лорд умело отстаивал свое мнение в споре с ее отцом-эрудитом, и ей это понравилось.

Немногие гости могли сравниться в знаниях и уме с Джоном Эплгейтом, и Мэдди видела, что отец наслаждается обществом такого умного и образованного собеседника. Мэдди и отец тоже часто вели беседы на эти темы, но возможность поспорить с новым человеком очень много значила для отца, и Мэдлин с удовольствием видела, как он оживился.

– А где вы учились? – тихо спросила Мэдди виконта, пока отец отвлекся на десерт.

– В Итоне, а затем в Оксфорде.

– Вижу, вы не теряли времени даром, – сказала она, но, испугавшись, что позволила себе быть нескромной, опустила глаза. – Мы с сестрами получили образование дома. Нас учил отец.

– Судя по вашим замечаниям в ходе нашей беседы, вы тоже не теряли времени даром, – сказал Эйдриан, отламывая кусок пирога с крыжовником. – А пирог, между прочим, очень вкусный. Ваша служанка не стесняется высказывать свое мнение – и я ее за это уважаю, – но она к тому же отличная кухарка.

– Да, она умеет готовить простую пищу, – пробормотала Мэдди. Бесс вышла за блюдом с орехами, но все же Мэдди не хотела, чтобы служанка слышала слова, которые могли бы ее обидеть.

– В этом нет ничего плохого, – улыбнулся он.

– Разумеется.

– Йоркширская кухня может быть такой же вкусной, как французская или всякая другая, – уверил он.

– Не сомневаюсь, – сказала Мэдди, хотя и не была в этом уверена. Что он пытается ей сказать? В подтексте их разговора угадывалось гораздо больше, чем обсуждение преимуществ той или иной национальной кухни.

Их разговор прервал отец:

– Ну, вы согласны объявить о своей помолвке в воскресенье?

Лорд Уэллер повернулся к Мэдди, оставляя за ней право ответа. Как же она опять покраснела!

Мэдди медленно облизала десертную ложку. Ей показалось, что у нее пересохло во рту. Прежде чем ответить, пришлось отпить глоток вина.

– Да, папа. Мы согласны.

Когда она, наконец, посмела взглянуть на виконта, в его глазах она увидела какой-то непонятный блеск. Однако что-то внутри ее встрепенулось в ответ.

И вот настало воскресенье, и она села в церкви на их семейную скамью между отцом и лордом Уэллером, ощущая на себе взгляды всех прихожан. Мэдди смотрела прямо перед собой и с большим трудом старалась сосредоточиться на проповеди. Она все же сумела услышать ее почти до конца. А потом, после небольшой паузы, старенький викарий произнес знакомые слова:

– Мэдлин Маргарет Эплгейт… выйти замуж… Эйдриана Филиппа Картера, лорда Уэллера из графства Хантингтоншир. Если кому-либо известно о препятствии этому браку, пусть скажет об этом сейчас или никогда…

По церкви пролетел шумок, потому что все задвигались на своих скрипучих скамьях. Мэдди затаила дыхание.

Но никто не заговорил.

Ну конечно же. Что они могли сказать?

Через минуту служба возобновилась, и Мэдди с облегчением вздохнула, хотя постаралась это сделать тихо, чтобы не услышал виконт. Чего доброго, он сочтет ее сумасшедшей. А она на самом деле просто успокоилась.

Она обрадовалась, когда служба закончилась. Мэдди взяла в руки свою треугольную подушку, вышитую руками матери, и опустилась на колени для заключительной молитвы.

Когда было провозглашено последнее «Аминь», Мэдди встала. Лорд Уэллер подождал, пока ее отец развернет свое кресло, после чего они направились к выходу.

Эйдриан чувствовал, что от напряжения у него заболели плечи. Он с трудом удерживался, чтобы не оглянуться, когда оглашали помолвку. Ему казалось, что взгляды всех присутствующих в церкви прикованы к его затылку, хотя высокие спинки скрывали почти всю его фигуру. А еще ему хотелось рассмотреть толпу прихожан, чтобы убедиться, что среди них нет его кузена.

– Ты становишься таким же безумным, как Френсис, – пробормотал Эйдриан себе под нос.

Мэдлин взглянула на него, и он постарался отогнать тревожные мысли. Улыбнувшись, он предложил ей руку, и они вышли на залитый солнцем церковный двор.

Викарий стоял на пороге церкви и благословлял свою паству.

– Ах, моя дорогая мисс Эплгейт, – весело сказал викарий, – и вы насладитесь радостями брака, так же как ваши сестры, которые вас опередили. Я знаю, что говорю от лица всех, желая вам счастья.

Эйдриан почувствовал, как невеста напряглась. Он знал, что старшие дочери обычно выходят замуж раньше младших. Неужели в словах викария скрывалась колкость?

– Спасибо за добрые пожелания, – сказал Эйдриан, чтобы Мэдди не пришлось отвечать. – Я самый счастливый человек, поскольку меня дождалась такая замечательная невеста.

– Верно, верно, – согласился викарий. – Она самая красивая из сестер, лорд Уэллер, хотя в роду мистера Эплгейта и его покойной супруги – да упокоится ее душа в мире – не было ни одного некрасивого отпрыска.

Викарий наклонился, чтобы пожать руку мистеру Эплгейту в инвалидном кресле, так что у Эйдриана появилась возможность спросить у Мэдлин:

– Вы в порядке?

– Конечно, – сказала она, но не посмотрела ему в глаза.

«Расспрошу ее потом, – решил он, – когда мы останемся наедине».

Они прогулялись до дома, обмениваясь впечатлениями о погоде и прошедшей службе.

Однако Эйдриан все время поглядывал на густые кусты вдоль дороги, за которыми мог прятаться меткий стрелок.

* * *

Мэдлин проводила отца в комнату на первом этаже, чтобы он отдохнул перед ленчем, а сама отправилась на кухню поинтересоваться у Бесс, не нужна ли помощь. Один из соседей прислал им двух свежее подстреленных фазанов, Томас их ощипал и подготовил для жарки, и в кухне стоял приятный запах жареного мяса. Бесс колдовала над сливовым соусом, а Мэдлин она попросила почистить картошку. Картошка была почищена и сложена в кастрюлю, после чего Мэдди сняла фартук, вымыла руки и снова стала праздной леди.

Вернувшись в гостиную, она застала там виконта, который как раз наливал себе вина.

– Не желаете? – Он поднял бутылку.

Мэдди сначала хотела покачать головой, но передумала.

– Почему бы и нет. Спасибо.

Он налил вина и передал ей бокал. Она отпила глоток, а потом воззрилась на бокал, словно в нем были заключены какие-то тайны.

– Что-то случилось, Мэдлин?

– Вы сказали викарию, что останетесь здесь положенные четыре недели, чтобы не было необходимости оглашать помолвку в вашем графстве. У вас есть какие-то причины на то, чтобы ее не оглашали в вашем приходе в Хантингтоншире?

Он попытался угадать ход ее мыслей:

– Например, нет ли другой женщины, на которой я уже обещал жениться?

– Почему бы нет? – спокойно кивнула она.

Он подумал о платных шпионах своего кузена, докладывающих обо всех передвижениях противника, но покачал головой.

– Просто я подумал, что так будет легче и эффектнее. Я не могу поклясться, что прожил жизнь, как евнух из турецкого гарема, но уже долгое время я ни с кем не связан, если дело касается любви. Уверяю вас, что ни одна женщина не претендует на мое внимание, Мэдлин. Я не оставил с разбитым сердцем ни одной дочери сквайра, хозяина гостиницы или фермы. Я свободен от каких бы то ни было обязательств и могу быть помолвлен.

Его слова прозвучали искренне, и ее беспокойство немного улеглось. Чего она боится? Она и сама не знала, только чувствовала, что он чего-то недоговаривает. Но он стоял рядом с ней в церкви и слушал, как оглашали помолвку, – чего еще Мэдди может от него ожидать?

Почему она не может доверять ему полностью? Возможно, потому, что они знакомы так недолго, а помолвка произошла так поспешно? Прикусив губу и не глядя на него, Мэдди начала:

– Я не знаю почему… – и умолкла. – Простите.

– Не извиняйтесь, – тихо сказал он. – Ведь мы оказались в странной ситуации. – Он взял ее руку, прежде чем Мэдди сообразила, что он собирается сделать. А он поднес руку к губам и поцеловал, отчего по руке пробежали мурашки.

Усилием воли Мэдди не выдернула руку. У нее было такое ощущение, словно она прикоснулась к пламени, – но это была не боль, а невероятное наслаждение. Неужели жены испытывают такую радость при каждом прикосновении мужа? С ее губ чуть не сорвался тихий стон.

А этот невозможный человек, вместо того чтобы оставить ее в покое, наклонился и поцеловал в те самые губы, которые чуть было ее не выдали.

– Я здесь уже почти неделю, но это не слишком долгий визит, если только вы не устали от моего общества. – Неотразимая улыбка заиграла на его губах.

Не в силах устоять, Мэдди тоже улыбнулась.

– Конечно же, нет. Я просто имела в виду, что…

Когда он так улыбался, она напрочь забывала, что именно она имела в виду. Она слегка пригубила вино, чтобы скрыть свое смущение.

Но это же смешно, подумала Мэдди. Они помолвлены и сейчас одни. Ей следует насладиться моментом. Она поставила бокал.

– А что вы хотели? – отважилась она.

– Вот это. – Он поднял ее руку к губам, чтобы опять поцеловать. Сначала он слегка провел губами по пальцам, а потом повернул руку ладонью вверх и крепко прижался к ней в поцелуе. Мэдди замерла, хотя ей захотелось броситься ему в объятия.

Так это, наверное, флирт, решила Мэдди. Она слышала о тактичном флирте между искушенными леди и джентльменами, но как им удавалось сохранять необходимое самообладание? Ее сердце бешено колотилось, гораздо чаще, чем обычно, да и дыхание виконта, как ей показалось, стало прерывистым.

Она смотрела, как у него опускаются веки, как бьется на виске голубая жилка. Мэдди страшно захотелось убрать за ухо упавшую на его лоб прядь волос.

Теперь его губы уже скользили вверх по руке, и Мэдди почувствовала, что внутри у нее все трепещет, растет какое-то непонятное желание упасть на кушетку и увлечь его за собой. Мэдди толком не знала, чего хочет, – просто ей надо быть ближе к нему. Она инстинктивно чувствовала, что он, каким-то одному ему известным образом, поймет, что надо делать.

Однако лорд Уэллер заглянул ей в глаза и отпустил руку, правда, с явной неохотой.

– Нам лучше пока остановиться, дорогая Мэдлин. Если войдет ваш отец и увидит ваши слегка затуманенные глаза, он сразу поймет, чем мы с вами занимались.

– О! – испуганно воскликнула Мэдди. Она немного отодвинулась от виконта и привела в порядок свой воротничок, чтобы никто не догадался, что произошло в эти драгоценные минуты, когда они оставались наедине.

Но она уже предвкушала момент, когда эти минуты повторятся!

Глава 6

Теперь, когда соседи узнали, что Мэдлин Эплгейт помолвлена с титулованным и богатым незнакомцем и к тому же, что еще интереснее, помолвка была вынужденной из-за весьма скандальных обстоятельств, их любопытство превзошло все мыслимые пределы. Почта Эплгейтов возросла до невероятных размеров.

В понедельник Бесс зашла к Мэдлин с целой горой визитных карточек и писем, едва умещавшейся в подоле передника. Вид у служанки был озадаченный.

– Почта, мисс Мэдлин, – только и смогла она сказать.

– Господи! – воскликнула Мэдди. – Это все мне? Положи на стол в столовой, Бесс. Я потом просмотрю.

Обычно спокойная округа за одну ночь словно взорвалась и превратилась в настоящую круговерть безудержных развлечений. Прежде степенные соседи вдруг стали придумывать всевозможные светские приемы: пятичасовые чаи, пикники на природе «пока стоит хорошая погода», охоту, небольшие званые обеды, скромные балы и большие, но тоже для избранных, прогулки верхом, игру в карты и бог знает что еще, и всюду самым сердечным образом приглашались мисс Эплгейт и ее жених.

– Как, однако, вас любят соседи, – сказал виконт, застав раскрасневшуюся Мэдлин за обеденным столом, разбирающую почту.

– Я еще никогда в жизни не была столь популярной, – с усмешкой заявила она. – Боюсь, это вы в ответе за то, что всем внезапно стало интересно наше общество.

В его глазах появился уже знакомый ей озорной огонек.

– Самое смешное, я даже не подозревал, что я такой светский лев. Придется научиться рычать.

В этот момент к столу подкатил на своем кресле ее отец, и Мэдлин обернулась к нему:

– Ты не поверишь, папа, это всё приглашения, хотя большинству людей, с тех пор как с тобой произошел несчастный случай, не было до нас никакого дела. Мне очень хочется ответить им всем и послать к черту!

– Ну, ну, – сказал отец и приступил к завтраку. – Это нормальное любопытство, ничего страшного.

– Нормальное? Да их любопытство переходит все границы! – презрительно усмехнулась Мэдди. – И я не собираюсь потакать их желанию повсюду совать свой нос. Зачем позволять им вмешиваться в нашу жизнь?

– Да, зачем? – поддержал ее виконт. Выражение его лица было серьезным, но в глазах по-прежнему плясали живчики. – Наша жизнь их не касается. Мы обручились не для их удовольствия.

Бесс внесла чайник и начала разливать по чашкам чай.

– Хлебом не корми – дай посплетничать, – заявила она. – Будьте осторожны и следите за тем, что будете говорить в обществе, не то они каждое словечко разнесут по всему графству.

Мэдди хотела сделать замечание своей слишком болтливой служанке, дававшей советы, вместо того чтобы молча прислуживать за столом, но у нее не хватило духу.

Мэдлин взглянула на лорда Уэллера. Он еле сдерживал улыбку. Отец, видимо, привыкший к брюзжанию Бесс, никак не отреагировал.

Но когда Бесс вышла, он рассмеялся.

– Значит, так. Мы согласились, что нам придется кое-что скрывать и помалкивать. Но не следует ли принять хотя бы часть этих приглашений, моя дорогая? Некоторые развлечения могут прийтись по вкусу лорду Уэллеру.

Мэдди вспомнила их свидание на садовой скамейке и чуть опять не покраснела. Развлечения! Да уж!

– Но, папа, ты же всегда так устаешь от этих вечерних визитов, – сказала она, взглянув на кипу приглашений, часть из которых были присланы ее немногочисленными друзьями. Мэдди была уверена, что они были сделаны от чистого сердца, и она бы с удовольствием их приняла.

– Лорд Уэллер поможет мне забраться в карету, я вовсе не такой уж и слабый. А ты всегда можешь уговорить какую-нибудь матрону сопровождать тебя.

Мэдди вспомнила миссис Мэшем и вздрогнула от отвращения. Потом на ум пришла подруга, Фелисити Барлоу. Согласится ли она составить им компанию? Можно тактично спросить ее об этом. Кроме того, виконту действительно нужны развлечения, а устраивать что-то в своем доме им не по карману. В конце концов, он, наверное, привык к более интересной ночной жизни, чем та, что считается таковой в этом забытом Богом краю Йоркшира.

А вдруг Эйдриану больше нравится общество невесты? Но об этом сейчас лучше не думать. Это лишь снова вызовет краску на лице, а сидящий рядом отец скорее всего не поймет, почему его дочь надеется, что все эти провинциальные обеды и балы вовсе не самые привлекательные развлечения для лорда Уэллера, особенно на то короткое время, которое он проведет в Йоркшире.

– Я поговорю с миссис Барлоу и поинтересуюсь, есть ли у нее желание играть роль дуэньи, – сказала она отцу.

– Думаю, это идеальная кандидатура. Миссис Барлоу – очень приятная особа.

После завтрака мужчины удалились в кабинет играть в шахматы, а Мэдди немного помогла Бесс на кухне, а потом отправилась к миссис Барлоу.

День был чудесный. Багряную листву деревьев шевелил легкий ветерок, но было довольно прохладно, так что Мэдди была рада, что закутала плечи в теплую шаль.

Из трубы домика поднимался дымок. Постучав в дубовую дверь, Мэдди услышала шаги. Правда, дверь открылась не сразу.

– О! – удивленно воскликнула Фелисити. – Как приятно вас видеть, мисс Эплгейт. Заходите, пожалуйста.

Весь дом, состоящий главным образом из одной большой комнаты, был старательно прибран. Деревянный пол выскоблен, камин вычищен от золы, на столе стояла лишь миска с орехами и графин с водой. У камина лежала, свернувшись, серая кошка. Кровать в углу была аккуратно застелена.

Пока Мэдлин объясняла цель своего прихода, миссис Барлоу налила воды в чайник и повесила его на крюк над углями.

В ответ на просьбу Мэдди сопровождать ее на званые вечера вдова улыбнулась, но как-то уныло.

– Я была бы счастлива вам помочь, но, боюсь, мой гардероб не совсем подходит, мисс Эплгейт.

– О! Называйте меня Мэдлин, прошу вас. Мы знакомы с вами уже несколько месяцев. По правде говоря, я и в своем гардеробе сомневаюсь. А знаете, что я сделаю? Я поднимусь на чердак нашего дома и пороюсь в сундуке с мамиными платьями. Может, нам что-то подойдет. Я с удовольствием поделюсь с вами тем, что имею.

– Это более чем великодушно, но это вещи вашей матери! Я не уверена, что могу их принять. – Миссис Барлоу разволновалась. – И пожалуйста, называйте меня Фелисити.

– Какое прелестное имя, – сказала Мэдди, ненадолго отвлекшись от своих мыслей.

– На латыни оно означает «счастливая, удачливая», – объяснила подруга, удрученно оглядев свое скромное жилище. – Были времена, когда это имя звучало, скорее, как шутка, которую сыграла со мной судьба.

– Именно поэтому вы должны принять мое предложение, к тому же я, честно говоря, не знаю, много ли смогу вам предложить, – призналась Мэдди. – Я уже много лет не заглядывала в этот сундук. Мои сестры-близнецы всегда воротили нос, когда им предлагали перешить мамины платья, а средняя сестра Джулиана презиравшая местных молодых людей, вообще этим не интересовалась, пока не уехала в Лондон и по уши не влюбилась в своего великолепного баронета.

Фелисити рассмеялась.

– Конечно, если вы все еще в трауре… – неуверенно запнулась Мэдди, не зная, насколько деликатна эта тема. Миссис Барлоу, то есть Фелисити, никогда не делилась с ней подробностями смерти своего мужа, а Мэдди, уважая ее сдержанность, никогда, не расспрашивала.

– Ах, что вы! Прошло уже больше года, просто я… в общем, иногда дело просто упирается в деньги. – Вдова опять печально улыбнулась.

– О, я понимаю. Значит, вы должны прийти ко мне и помочь покопаться в сундуке. Уверена, что никто из мужчин не заинтересуется нашими поисками сокровищ.

Выпив по чашке чаю, обе дамы вернулись в дом Эплгейтов и отправились на чердак, где нашли свой покой всевозможные реликвии прошлых лет. С помощью Фелисити Мэдди отодвинула кое-какие обломки мебели, подруги открыли сундуки и стали рассматривать старомодные платья с пышными юбками. Чтобы уберечь от моли, платья переложили ветками лаванды. Так что наряды, несмотря на долгие годы, сохранились в хорошем состоянии и их вполне можно было перешить по современной моде.

Мэдди и ее отец обычно вели спокойную, размеренную жизнь и редко выезжали в свет, поэтому Мэдди не особенно были нужны нарядные платья. Но теперь она обрадовалась, что вспомнила о старых платьях матери. Мэдди отложила несколько шелковых платьев и длинную вечернюю шелковую накидку на подкладке, которые можно было бы использовать для переделки. Еще она нашла в одном из сундуков тетрадку с рецептами и решила, что она может пригодиться Бесс для приготовления каких-нибудь вкусных блюд, на тот случай если к Эплгейтам вдруг нагрянут с визитами.

Подруги перенесли платья с чердака в спальню Мэдлин, чтобы получше их разглядеть. В таком виде надеть их было нельзя – фасоны слишком старомодные, – но материал и отделку можно использовать снова.

– Из этого шелка цвета лаванды выйдет замечательное платье для вас, Фелисити, – сказана Мэдди.

– Вы так великодушны, – ответила вдова, со вздохом погладив гладкий шелк. – Не знаю, как вас благодарить.

– Ерунда. Я рада, что вы согласны отказаться от вашего затворничества и будете сопровождать меня в свет, так что папе не придется повсюду ездить со мной только потому, что все графство вдруг возжелало взглянуть на моего жениха.

– Полагаю, что мы таким образом совершаем акт милосердия по отношению к нашим соседям, – хихикнула Фелисити.

Обе залились смехом.

– Дорогая Мэдлин, я надеюсь – хотя не мне говорить об этом, – что вы счастливы своей помолвкой, – серьезно добавила вдова. – То есть я надеюсь, что вы действовали не под давлением обстоятельств, не ради сохранения вашей чести и не напоказ, потому что я знаю, как важна помолвка для девушки из хорошей семьи.

Мэдди посмотрела подруге в глаза.

– Вначале это было напоказ – была затронута моя репутация и честь семьи. Но сейчас я чувствую, что счастлива.

Она вдруг вспомнила свою неуверенность и страх, что не сможет стать хорошей невестой. Может, спросить совета у старшей и более опытной подруги? Она сделала глубокий вдох и решилась:

– Вы знаете, что я лишилась матери, когда была ребенком?

– Да, – кивнула Фелисити.

– И что я никогда не собиралась замуж?

– Почему, моя дорогая? – Фелисити была явно ошеломлена.

Мэдди отвернулась, вспомнив то тяжелое время, когда заболела ее мать и для маленькой девочки рухнул весь мир.

– Моя мать взяла с меня клятву заботиться об отце. И я пообещала. Это были ее последние слова. Я держала ее руку, а она все слабела и слабела. Она уже не могла говорить и никого, кроме отца, не узнавала – так она его любила.

На глаза Мэдлин навернулись слезы. Фелисити положила руку ей на плечо:

– Вам, наверное, было очень тяжело. Сколько вам было лет?

– Восемь. Но я пообещала, понимаете? А потом, когда подросли мои сестры, я пыталась заменить им мать – направляла их, как могла, утешала, – потому что была старшей. Я так многого не знала, а спросить было не у кого.

– Ах, дорогая, сколько же вы на себя взвалили, – сочувственно сказала Фелисити. – Ваше детство кончилось так рано, а потом у вас была не самая легкая жизнь.

– Не то чтобы наш отец не был самым лучшим отцом на свете, как вы понимаете, но он был отцом, он не мог быть матерью, как бы ни старался. А потом с ним произошел несчастный случай, и все стало еще тяжелее. – Мэдди достала платок и вытерла глаза. – Ни у кого из нас не было приданого, и я считала, что нам повезет, если хотя бы две сестры найдут мужей. А я решила оставаться дома и заботиться об отце с той сестрой, которая тоже не выйдет замуж. А потом случилось чудо – Лорин влюбилась в сына мирового судьи, и он, к счастью, влюбился в нее, и они поженились. Вскоре другая сестра, Джулиана, уехала в Лондон, а потом сбежали близнецы, и это могло обернуться несчастьем… ох и намучилась же я с ними! – Мэдди покачала головой, вспомнив, как она отчитывала своих безответственных младших сестер. – Честно говоря, если бы не сказочное везение…

Фелисити, очевидно, следила за ее мыслью.

– К счастью, все кончилось хорошо. Я была так довольна, что близнецы вышли замуж. Они выглядели такими счастливыми. Я думаю, они повзрослели.

– Я очень на это надеюсь. А если нет, то пусть теперь это волнует их мужей, а не меня. То, что мне рассказывали об их эскападах в Лондоне…

– Да, но я уверена, что слухи здорово преувеличены, – быстро ответила Фелисити, словно желая переменить тему.

– Наверное, – вздохнула Мэдди.

Она вдруг вспомнила, о чем хотела спросить подругу, а это не имело ничего общего с ужасными выходками младших сестер. Если Мэдди сейчас же не начнет спрашивать, она совсем оробеет.

– Фелисити?

– Да?

Тон Мэдлин изменился, и вдова насторожилась. Она повернулась к Мэдди, которая рассеянно проводила пальцем по расстеленным на кровати кружевам и явно хотела о чем-то ее спросить.

– Когда вы выходили замуж… вы знали… я имею в виду… вам были знакомы… то есть ваша мать объяснила вам… – Она запнулась, не зная, как сформулировать такой важный для нее вопрос.

– О том, что ожидать от первой брачной ночи? – Фелисити еле заметно улыбнулась, но тон был серьезным.

– Да! – облегченно вздохнула Мэдди. – Поскольку у меня нет матери, а мои сестры разъехались, мне не у кого спросить, а я боюсь, что не буду знать, как вести себя.

На этот раз Фелисити не скрыла улыбки.

– Понимаю. Если я попытаюсь преподать вам соответствующий урок, думаю, что мы обе почувствуем себя немного сконфуженными. Но могу сказать вам вот, что – если вы ему доверяете, если вы любите друг друга, все будет замечательно. Я, конечно, буду рада ответить на любой ваш вопрос, как сейчас, так и потом. Но так как я видела вас вместе, уверяю, у вас есть два преимущества.

– Какие? – Оказывается, Мэдди действительно знала недостаточно и задала не тот вопрос.

– Во-первых, на мой взгляд, лорд Уэллер не выглядит зеленым юнцом, поэтому я имею все основания подозревать, что у него достаточно опыта, чтобы быть вашим руководителем в первую брачную ночь, он мягко введет вас в курс.

Щеки Мэдди запылали, и она приложила к ним ладони.

– Думаю, что это так, – согласилась она и чуть было не хихикнула.

– И если вы не возражаете… позвольте спросить – вы уже целовались со своим женихом? – Фелисити взяла одно из платьев и сделала вид, будто внимательно его рассматривает.

На этот раз Мэдди была совершенно уверена, что се щеки стали пунцовыми. Но она убедила себя, что Фелисити достаточно тактична и не повторит вопроса.

– Да, – просто ответила она.

– Вам понравилось?

– О да!

Фелисити рассмеялась, и Мэдди, немного смутившись, тоже улыбнулась.

– Вот видите. Следуйте за своими инстинктами, моя дорогая, и у вас не будет сложностей.

– Вы думаете, что он будет… что я буду достаточно…

– Сомневаюсь, что у лорда Уэллера будет причина остаться вами недовольным, дорогая. Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Накануне свадьбы… и брачной ночи у невесты должны быть более радужные мысли.

– Я постараюсь.

– Вы слишком долго пытались заботиться о своей семье, о сестрах, об отце, – вздохнула вдова, – Мэдлин, настало время, чтобы кто-то позаботился о вас. Этим должен заниматься ваш муж, и предоставьте ему эту привилегию.

Мэдди никогда не думала об этом в таком плане. Замужество, по-видимому, имело преимущества, о которых она никогда не задумывалась. Она действительно больше привыкла заботиться о других, чем иметь кого-то, кто бы баловал ее. Разве что верная Бесс, да и то, когда молодая хозяйка заболевала. Но это было совсем другое.

Возможно, замужество не такая уж и плохая вещь, даже вне супружеской постели.

Фелисити завернула подаренное платье в аккуратный узелок, чтобы взять его домой. Она пообещала помочь Мэдди перешить и ее платья и ушла.

Мэдди отправилась на кухню и помогла Бесс приготовить ленч. Мужчины вышли из кабинета, и Мэдди заметила, что отец качает головой.

Неужели они поругались? – испугалась она. Но оказалось, что он просто восхищен особенно мастерским ходом.

– Он меня обыграл, Мэдлин. Он долго не двигал своего коня, а когда мой слон перестал ему мешать, его конь вдруг налетел и захватил моего ферзя и моего короля.

– Да, это успех, – сказала Мэдди. Она часто играла с отцом в шахматы, но редко у него выигрывала, о чем и сказала, накрывая на стол.

– Ваш отец замечательно играет, – сказал виконт. – Просто мне улыбнулась удача.

– Удача? Да вы, Уэллер, хитрец! Вы терпеливо выжидали. Я умею признавать поражение.

Хотя отец и проиграл, он был в отличном настроении – он любил интересную игру.

– Наша сегодняшняя игра напомнила мне об одном особенно хорошем ходе в поединке с одним заезжим викарием много лет назад, – сказал он.

После ленча отец отправился в свою комнату вздремнуть, а Мэдди, чувствуя воодушевление, объявила, что пойдет в сад. Небо на западе было затянуто тучами, дул прохладный ветерок, но солнце еще светило ярко.

– Я пойду с вами, – сказал виконт. В саду Мэдди подстелила рогожу, чтобы можно было встать на колени и прополоть грядку. Лорд Уэллер разочарованно вздохнул.

– Мне предпочли сорнякам? – пробормотал он, словно обращаясь к сидевшему на ветке воробью. – Как низко я пал! Это должно поставить меня на место. Мои поцелуи, очевидно, совсем не ценятся.

Мэдди рассмеялась.

– Хочу предупредить вас, милорд, что этот участок сада хорошо просматривается из окна комнаты моего отца.

– А, понимаю, осторожность – это достойная добродетель. – Он с театральным испугом оглянулся через плечо. – А где нас не будет видно?

– На другом конце грядок…

– Так почему бы нам не переместиться туда?

– Мы переместимся, когда прополем всю грядку.

– Понятно.

Он снял перчатки и шляпу и, наклонившись, с яростью набросился на сорняки.

– Придется мне вам помочь, чтобы побыстрее покончить с проклятыми сорняками. Тем более что у меня на уме более приятное занятие.

Он полол быстро, но не слишком аккуратно. Мэдди видела, как вместе с сорняками он вырвал несколько цветков, но не стала его ругать. Было смешно видеть, как пэр Англии занимается таким низменным трудом ради благосклонности дамы.

И этой дамой была она.

Принимать ухаживания было весьма приятно. А мысль о том, что он снова ее поцелует, привела ее в восторг.

Она тоже начала полоть быстрее, и скоро они дошли до конца грядки и до той части сада, где благодаря высоким кустам их не было видно из окон дома.

Виконт навис над Мэдди, но она не отодвинулась. Она смотрела на него, а не на землю. Не глядя, она вырвала из земли последний пучок сорняков и вдруг вскрикнула от боли.

– О! – Мэдди отдернула руку, но было поздно – она обожглась крапивой.

– Погодите! – сказал виконт. – Больше ничего не трогайте.

Она и не собиралась. На глазах выступили слезы. Удивительно, что такая невзрачная с виду трава может причинить такую боль. Надо было не пялиться в глаза виконту, а смотреть, что делаешь. Она ведет себя как влюбленная девчонка, а ведь она не так молода и должна вести себя благоразумнее, отругала она себя.

Однако, ругая себя и хлопая ресницами, чтобы смахнуть слезы, Мэдди все же сообразила, что не надо тереть веки пальцами, чтобы не занести в глаза жгучий сок крапивы. Лорд Уэллер в это время вел себя довольно странно: согнувшись, он просматривал высокую траву, будто что-то искал.

– Нашел! – торжествующе воскликнул он. Вырвав из земли растение с широкими листьями, он начал втирать их сок в ее покрасневший и горевший палец. Боль почти сразу утихла.

– Спасибо, – с облегчением выдохнула она. – Вы, оказывается, не хуже Томаса разбираетесь в растениях.

– Я вырос в поместье родителей, и наш управляющий настаивал, чтобы я побольше был на природе. Он научил меня разбираться во многих вещах, как и полагается хорошему фермеру.

Они сели на деревянную скамейку возле клумбы с цветами.

– Ваш управляющий? А разве ваш отец не жил в поместье? – неуверенно спросила она, опасаясь, что задала слишком личный вопрос.

Лорд Уэллер на минуту замолчал. Выражение его лица стало замкнутым. Потом он вздохнул и сказал:

– Так же как вы, я еще в детстве лишился родителей. Когда мне было десять лет, умер отец, а через четыре года – мать.

– О, простите! – импульсивно воскликнула Мэдди и положила ладонь ему на руку. Дотронувшись до него, она не знала, что делать дальше: если она сразу же отнимет руку, он подумает, что она неискренна в своем порыве, а не отнимать…

Он разрешил ее сомнения тем, что сначала накрыл своей рукой ее руку, а потом, перевернув ее ладонью вверх, поцеловал, не обращая внимания на налипшую на нее грязь.

– У вас доброе сердце, Мэдлин. Да, мне было тяжело. Я чувствовал себя потерянным. У меня была одна бабушка, которая жила в поместье до тех пор, пока я не пошел в армию. Я служил в армии Веллингтона во время войны с Наполеоном…

Он замолчал, и по выражению его лица Мэдди поняла, что у него не было желания говорить на эту тему дальше. Многие англичане воевали против Наполеона в те долгие годы войны. Некоторые рассказывали об этом часто и охотно, другие не говорили совсем. Мэдди понимающе кивнула.

Возможно, именно потому, что Эйдриан потерял отца в юном возрасте, он с таким искренним удовольствием проводит время с ее отцом, подумала она.

– Отец просто наслаждается вашим обществом, – закончила она свою мысль вслух.

– А я – его обществом. Но еще больше я наслаждаюсь обществом его дочери.

В его голосе Мэдди уловила печальные нотки. Прежде чем они поженятся, пройдет четыре недели, при этом каждую неделю должно быть очередное оглашение… Неужели для счастья ей отпущено так мало времени?

Вся эта история про пьяную дуэль и про кузена, который намерен убить его, конечно, ужасна. Но наверняка можно что-то сделать… найти какой-то способ и остановить безумца.

Между тем виконт уже гладил ей шею, и от этого прикосновения все в Мэдди затрепетало. Все чувства словно ожили.

Как ему это удается?

Она забыла про крапиву и непроизвольно приготовилась насладиться его прикосновениями. Мэдди даже повернула к нему лицо, надеясь на поцелуй, но Эйдриан, казалось, сосредоточился на движениях своих рук. Они заскользили вниз – от коротких рукавов летнего платья до запястья.

– Но я такая грязная, – запротестовала Мэдди.

– Это хорошая, честная английская грязь, – усмехнулся он.

Он поцеловал сначала одну руку, потом другую, а она обняла его за шею и более чем охотно упала в его объятия.

Вдруг ей на щеку что-то капнуло. Неужели виконт плачет? Но капель становилось все больше, и она поняла – эта непредсказуемая английская погода обернулась против них.

– Надо бежать, – сказал лорд Уэллер. Он был так же разочарован, как и Мэдди. Слишком занятая его лаской, она не заметила, как постепенно сгущались тучи, как скрылось солнце и наконец хлынул дождь. Они промокли насквозь, пока добежали до дома. В холле, дрожа от холода, она с удовольствием насладилась бы теплом его тела, но Бесс уже накидывала на них большие, порядком изношенные льняные полотенца.

– Господи, мисс Мэдлин, милорд, вы простудитесь. С вас просто течет. Идите скорее наверх и переоденьтесь.

Мэдди взглянула на жениха, а он ответил ей удрученной улыбкой. Такое впечатление, что их все время проверяют. Он слегка поклонился.

– Мы закончим работу в саду в другое время. – В этих малозначащих словах Мэдди уловила обещание, и на душе у нее потеплело.

Она кивнула и, чувствуя себя гораздо лучше, стала подниматься по лестнице. Она почему-то была уверена, что лорд Уэллер всегда выполняет свои обещания.

Бесс следовала за ней по пятам, ворча, что юные леди никогда не обращают внимания на облака.

– Можно подумать, вы не знаете, какая у нас погода, ладно этот лондонский щеголь, которому все нипочем, – проворчала она.

– Ты права, Бесс. – Мэдди попыталась успокоить служанку. – Но я уже в доме, и все будет хорошо.

С помощью Бесс она сняла с себя мокрую одежду, переоделась в другое платье и закутала плечи теплой шалью.

Мэдди подумала о виконте, которому никто не поможет переодеться, – дома у него наверняка есть камердинер. Но Эйдриан, видимо, справился. Когда она спустилась в гостиную с корзинкой для шитья, виконт уже был там.

Он встал и поклонился со слегка озабоченной улыбкой:

– Надеюсь, вы не заболеете от того, что так промокли?

– Я уверена, что ничего со мной не случится, несмотря на брюзжание моей служанки. Бесс приготовит нам горячего чаю, чтобы мы окончательно согрелись. Прошу вас садиться.

Им пришлось сидеть на расстоянии друг от друга, как того требовали приличия. Но она, по крайней мере, могла наслаждаться его присутствием, улыбаться и смеяться его шуткам.

– Расскажите мне еще о вашей жизни – о детстве и юности, – когда вы жили в своем поместье, – предложила она.

– Нечего особо рассказывать, – пожал он плечами. – Мне очень не хватало родителей, но моя жизнь была не такой уж плохой. За мной присматривала бабушка, а управляющий, человек весьма достойный, направлял меня. Вскоре я уехал в школу, так что был все время чем-то занят.

– У вас не было ни братьев, ни сестер?

– Нет, у моей матери были тяжелые роды, и после меня у нее больше никого не было.

– Тогда она, должно быть, очень вас любила, – предположила Мэдди.

– Да, наверное. Мои родители вообще очень меня любили.

Ей не хватило смелости сказать ему, что любовь родителей отразилась на его характере, сделав его добрым и отзывчивым. Она вспомнила, как он заботился о ней в ту ночь в беседке, когда она была почти без сознания от боли. Даже если бы он не был так прекрасен лицом и телом, доброта делала его необыкновенно привлекательным.

– А после Оксфорда?

Что-то неуловимо изменилось в его лице.

– После университета я пошел в армию, как и большинство моих сверстников… а потом началась война с Францией.

Она знала, что о войне он не станет говорить. От необходимости говорить на эту тему его избавила Бесс, пошедшая с подносом в руках.

– Я принесла вам горячего чаю, мисс Мэдлин, сдобные булочки и меда, который в такую погоду полезен, – сказала она, удовлетворенным взглядом окинув принесенные яства. Пододвинув низкий столик, она поставила на него поднос.

– Спасибо, Бесс. Уверена, что мед нам очень поможет.

Служанка удалилась, а Мэдди разлила по чашкам дымящийся чай и подала одну из них виконту. Он принял чашку, не поднимая глаз.

Она не собиралась больше задавать вопросов о войне, потому что они явно вызывали у него неприятные воспоминания. Поэтому она указала на поднос:

– Угощайтесь, пожалуйста. Мы не должны разочаровывать Бесс. Она собралась уберечь нас от воспаления легких, к тому же ее булочки славятся на всю округу.

Посмеиваясь, он намазал булочку медом и откусил.

– И верно, лучше не бывает, – сказал он и осторожно отпил глоток горячего чаю. – А теперь ваша очередь рассказывать о себе.

– Я старшая сестра. Вы уже знаете, что моя мать рано умерла и что перед смертью она взяла с меня клятву позаботиться об отце. Следующая за мной – Джулиана, и мы с ней очень близки. Я очень по ней скучаю. Ее муж – зоолог и все время охотится за каким-нибудь редким зверьем, так что их жизнь полна приключений. Письма Джулианы заставляют меня либо ужасаться, либо хохотать. У Джулианы способность попадать во всякие переделки. Лорин – это та сестра, которая вышла замуж за сына мирового судьи. Она очень милая, хорошенькая и послушная. А близнецы… Они давали пищу для сплетен всему графству.

Она рассказала несколько забавных историй про близнецов, но он вернулся к своему первому вопросу:

– А теперь расскажите мне о себе.

– Но, милорд, я уже…

– Нет, Мэдлин, вы рассказали о своих сестрах. И называйте меня Эйдриан, хорошо? Вы разрешили мне – и я, поверьте, очень это ценю – называть вас по имени и теперь должны сделать то же самое.

– Эйдриан, – неуверенно произнесла она.

– У вас замечательно получается, – похвалил он. Она помимо воли рассмеялась.

– Вы просто несносны, – сказала она, забыв, о своей застенчивости.

– Еще лучше, – улыбнулся он. – Вы должны меня одергивать, когда я становлюсь слишком настойчивым, моя дорогая. Уверен, что это пойдет мне на пользу.

– Я тоже в этом уверена, – стараясь сохранять суровый тон, сказала она. – А что вы, собственно, хотите узнать? Моя жизнь была очень скучной. Выросла в медвежьем углу Йоркшира, заботилась о сестрах и отце, стараясь заполнить пустоту, образовавшуюся после смерти моей любимой матери.

– Никаких тайных возлюбленных? – поддразнил он. – Ни одного пылающего страстью сына сквайра, который бы скакал всю ночь напролет, чтобы бросить камешек в ваше окно?

– Так было с моей сестрой, хотя Роберту никогда не пришло бы в голову бросать камни в окно или делать что-либо неприличное. – Сама мысль об этом заставила ее хихикнуть. – К тому же у бедного сквайра был всего один сын. Как и Лорин, старик страшно переживает смерть сына, не оставившего наследника. Мэдди помолчала.

– А что касается тайных возлюбленных – в деревне или среди соседей… Ой, вспомнила. Мы приглашены сегодня на обед к нашим соседям Колстоунам. Который час? – Она посмотрела на часы на каминной полке и покачала головой. – Я слишком разболталась. Нам лучше пойти и быстро переодеться.

Она поставила чашку, отодвинула тарелку, встала и, поклонившись виконту и захватив корзинку с рукоделием, поспешила выйти.

О чем она только думает? Визиты к соседям были для нее столь необычными, что Мэдди легко могла забыть, что у них были планы на вечер.

Колстоуны считались, по крайней мере, старыми друзьями семьи, и это хорошо, потому что у Мэдди еще не было времени перешить платья матери.

В спальне она дернула за колокольчик, чтобы позвать Бесс, и выбрала из своего скудного гардероба подходящее платье. Мэдди уже сняла платье, в котором возилась в саду, и подкалывала волосы, когда вошла Бесс с кувшином теплой воды.

– Спасибо, Бесс. А Томас поможет лорду Уэллеру?

– Попозже. Когда закончит одевать хозяина.

– Разумеется. – Мэдди подумала о Томасе с его мозолистыми руками и медлительной речью в роли камердинера и прикусила губу, чтобы не улыбнуться. Томас был бесконечно предан семье, и им пришлось бы туго, если бы не он и, конечно, не Бесс.

Когда Бесс ушла, Мэдди присела к своему бюро и взглянула на тетрадь с рецептами, которую нашла на чердаке. У нее не было времени просмотреть ее, но эти пожелтевшие страницы, написанные рукой матери, почему-то тянули к себе.

Перелистывая листки с рецептами пудингов и печенья, Мэдди наткнулась на небольшой сверток, засунутый в конец тетради, который она сначала не заметила.

Интересно, что в нем?

Глава 7

Это была пачка писем, перевязанная голубой ленточкой с явной целью сохранить их. Мэдди положила руку на письма и замерла в нерешительности. У нее было такое чувство, что она пытается вторгнуться в святилище. Письма были написаны матерью, и Мэдди не должна быть такой любопытной.

Однако у нее было столько вопросов, которые хотелось бы задать матери уже долгие-долгие годы. Чтение этих писем, возможно, позволит Мэдди узнать о своей матери больше, но захотела бы мать, чтобы Мэдди и ее сестры прочли их?

Мэдди не знала, руководствуется она логикой или ею просто овладело искушение. Прикусив губу, она с бьющимся сердцем взяла первое письмо и развернула пожелтевший листок.

Дата вверху письма свидетельствовала о том, что оно было написано, когда матери едва исполнилось восемнадцать лет.

«Мой дорогой, – этими словами начиналось письмо, – у меня все еще кружится голова от нашего последнего танца. Мое сердце пело, от того что ты был так близко!»

О Боже, это были письма, написанные отцу! Почему они здесь, а не в каком-нибудь тайнике в его кабинете или спальне? – удивилась Мэдди. Она почувствовала себя совсем неловко – как она может читать любовные письма, написанные отцу?

Она сложила листок, сунула его обратно под ленточку и положила пачку в тетрадку с кулинарными рецептами.

Почему эти письма оказались на чердаке? Эта мысль не давала Мэдди покоя. Возможно, после смерти матери они были болезненным воспоминанием о днях счастья, и отец решил спрятать их подальше от любопытных глаз. А сейчас, даже если бы он этого хотел, то не смог бы подняться на чердак, чтобы забрать письма. Может, спросить его, не хочет ли он, чтобы они были у него?

Но как же она признается, что нашла их, да еще прочитала первое?

Ладно. Она решит это потом. А сейчас она поняла, что отец начал ухаживать за матерью, когда ей было семнадцать лет. Мэдди представила себе, как счастлива была ее мать в то время. Одно это стоило того, чтобы не чувствовать вину за прочитанное письмо. Мэдди словно получила доступ к голосу матери, доносившемуся из могилы. Что за глупая мысль, тряхнула головой Мэдди.

В холле послышались мужские голоса, и она поспешила спуститься.

После того как Мэдди, прочитав письмо матери, представила себе отца элегантным и учтивым молодым человеком, было странно видеть его в непривычном вечернем наряде. Со времени несчастного случая, произошедшего с ним много лет назад, отец редко выезжал в свет. Мэдди решила, что он выглядит прекрасно даже в немного старомодном камзоле. Эйдриан, напротив, был одет по последней лондонской моде и выглядел великолепно. Черный камзол и белоснежная рубашка превосходно оттеняли темные глаза и волосы виконта.

Завидев Мэдди на лестнице, отец улыбнулся. Эйдриан отвесил такой поклон, словно она была гранд-дамой, а не дочерью обедневшего дворянина, одетой в старомодное муслиновое платье с отделкой из дважды перекрашенных кружев.

Виконт и Томас осторожно подсадили отца в карету. Потом виконт помог Мэдди и сел сам, и карета отправилась в короткий путь к особняку Колстоунов.

Этот особняк был гораздо больше, чем дом Эплгейтов, освещался большим, чем обычно, количеством свечей, словно сегодня был праздник. Несмотря на волнение, Мэдди улыбалась, выходя из кареты. Потом осторожно подняли и усадили в инвалидное кресло отца. Его ноги укутали пледом, а на колени положили треуголку, и дворецкий покатил его впереди всех в дом.

Более высокое положение в обществе обязывало Эйдриана идти первым, но он махнул рукой, показывая, что впереди должен ехать старый Эплгейт. Это очень понравилось Мэдди – светский этикет был Эйдриану явно чужд. Разве он уже не прижился в их доме, где нет ни дворецкого, ни камердинера? Многие лондонские джентльмены ниже его рангом устроили бы скандал или вообще отказались бы жить в таких примитивных условиях.

Однако навстречу им уже шла миссис Колстоун. Протягивая руки, матрона воскликнула:

– А вот и наша совсем недавно обручившаяся пара, и какие же они оба красивые! Дорогая мисс Эплгейт, мы так за вас рады. Ваша дорогая матушка была бы в восторге!

Мэдди прокляла свою способность так легко краснеть.

– Спасибо, – пробормотала она.

Хотя ей и нравилась дородная добродушная миссис Колстоун, которая была близкой подругой ее покойной матери, Мэдди хотелось, чтобы соседи восторгались ее помолвкой не так громогласно и многословно. Она вдруг почувствовала себя нищенкой из сказки, укравшей принца. Эйдриан сразу же понял, что ей неловко.

– Я совершенно уверен, – вмешался виконт, – что и моя покойная матушка была бы в не меньшем восторге, если бы узнала, какую чудесную невесту я выбрал себе в жены.

– О! Разумеется, – запинаясь, ответила миссис Колстоун, но быстро поправилась: – Вам и вправду очень повезло. Уверяю вас, наша дорогая мисс Эплгейт – истинный бриллиант нашего графства, лорд Уэллер. Только ее преданность своему отцу, из-за которого она должна была оставаться дома, не позволяла ей принимать ухаживания поклонников со всего Йоркшира. Ее красота, ум, умение вести хозяйство… впрочем, о последнем вам нет необходимости беспокоиться.

Едва отдышавшись после своей тирады, хозяйка позволила виконту сопроводить ее к гостям, избавив Мэдди от необходимости и дальше выслушивать перечисление собственных добродетелей.

Наверное, уже поздно бежать домой и прятаться в своей спальне, подумала Мэдди. Оказывается, обручение не такая уж и легкая вещь, как она предполагала. К ней подошел лакей с серебряным подносом, на котором стояли бокалы с вином. Мэдди взяла один и обратила внимание на то, что отец разговаривает у камина с мистером Колстоуном, а по другую сторону камина стоят две матроны и смотрят на нее с нескрываемым любопытством. Одна из них поманила Мэдди веером.

Неужели ей снова придется отвечать на вопросы о помолвке, а может быть, и того хуже – о ночи в беседке? Нет, ни за что!

Мэдди притворилась, что не поняла сигнала, и направилась к отцу. Поправив на его ногах плед, она остановилась рядом и стала слушать беседу джентльменов о новейших образцах плугов.

Сама Мэдди, конечно, не думала о сельском хозяйстве. Она увидела, что Эйдриана подвели к этим любопытным кумушкам. Но он выглядел спокойно, она была уверена, что он расправится с ними гораздо лучше ее. Она отвернулась и стала смотреть на огонь в камине.

Ее мысли снова вернулись к радостному письму матери. Было так приятно думать, что ее родители были счастливы в молодости, тем более что у матери оставалось не так много лет для радости.

Погруженная в свои мысли, она вздрогнула, услышав за спиной голос миссис Колстоун:

– Я должна извиниться, мисс Эплгейт, что увела от вас лорда Уэллера, но все хотят поговорить с ним. Женщины в восторге от его внешности, а мужчины – от его титула, так что, боюсь, вам не удастся оказаться рядом с ним ни на минутку. Мне жаль, что я не могу устроить танцы в гостиной. Можно было бы закатать ковры, но комната слишком мала, да и оркестр мы не пригласили.

– Не переживайте, миссис Колстоун, – сказала Мэдди. – Хотя это очень романтично, когда ты… – Черт, она опять краснеет, а хозяйка смотрит на нее понимающим взглядом. Мэдди решила переменить тему, но почему-то выбрала ту, которая только что ее занимала: – Вы помните, когда отец ухаживал за моей матерью и они танцевали? Какой танец им особенно нравился? Хорошо было бы, если бы Эйдриан… лорд Уэллер… и я тоже умели его танцевать.

– О! – Миссис Колстоун задумалась. – Элизабет и вправду очень любила танцевать. Она была такой легкой, просто воздушной. Мы все ей завидовали. Но у вашего отца тоже было много достоинств, моя дорогая. Он был прекрасный охотник и замечательный наездник. А с каким выражением он читал вслух – особенно стихи. Леди только что не падали в обморок.

Мэдди хихикнула, представив себе отца молодым, романтичным и влюбленным юношей, от которого дамы были без ума.

– А как насчет танцев?

– Танцы? Да, он знал, как делать шаги, но даже до несчастного случая у него не очень хорошо работала одна нога, и из-за этого он был не самым лучшим танцором в нашей маленькой компании. – Взгляд миссис Колстоун несколько затуманился, словно обратился в прошлое. – А наблюдать за Элизабет, когда она танцевала, было просто наслаждением, и молодые люди, все до одного, хотели быть ее партнерами. Даже когда… – Она вздохнула, не закончив. – Такой стыд, – буркнула она себе под нос.

– Что вы имеете в виду? – потребовала Мэдди, забыв про такт. В конце концов, они обсуждают ее мать. Может быть, миссис Колстоун имеет в виду тот несчастный случай, после которого отец оказался прикованным к инвалидному креслу? Нет, он произошел через много лет после смерти матери. Так что заставило миссис Колстоун столь внезапно прервать свои воспоминания?

– О! – Теперь залилась краской миссис Колстоун. – Ничего, моя дорогая, ничего особенного. Твоя мать была моей лучшей подругой, и я никогда не позволю себе говорить о ней плохо.

В этом замечании вообще не было никакого смысла. Миссис Колстоун только что превозносила ее мать до небес – нельзя же считать, что она говорила о ней плохо!

– Простите, но мне надо проверить, как дела с обедом, – с каменным лицом добавила миссис Колстоун и поспешно удалилась.

Чем она могла так расстроить хозяйку? – недоумевала Мэдди.

Однако от этой загадки ее отвлек Эйдриан, которого она увидела в окружении еще большего числа дам и нескольких мужчин. Он встретился с ней взглядом, кивнул и что-то сказал стоявшей рядом даме. Потом, с трудом пробравшись сквозь толпу гостей, направился к ней.

– Наконец-то у меня появился предлог, – тихо сказал он. – Мне чуть было не стало дурно от сердечности ваших соседей, дорогая Мэдлин.

– Вас явно предпочитают мне, лорд Уэллер. Всем непременно нужно быть вам представленными.

Он тихо застонал, а она хихикнула, закрывшись веером. Она знала, что все наблюдают за ними, как открыто, так и исподтишка.

– Я сказал им, что срочно нужен вам. Если они захотят узнать почему, вам придется выкручиваться.

– Хорошо, – ответила она, стараясь, хотя это было трудно, чтобы ее голос звучал сурово. Когда он был рядом и смотрел на нее сверху вниз своими темными блестящими глазами, на него было невозможно сердиться. – Мне вы отводите самое трудное.

– Так они же ваши соседи, – парировал он.

В это время вернулась хозяйка дома. За ней пришел дворецкий, который громогласно объявил:

– Кушать подано!

Миссис Колстоун стала составлять пары.

Эйдриан подал руку Мэдди.

– Но вам наверняка предназначена для эскорта другая дама, – сказала Мэдди.

– Я сам сделал свой выбор, – твердо заявил он. – Пойдемте.

– О Господи! – пробормотала Мэдди. – Теперь слухов не оберешься.

С улыбкой извинения они прошествовали в столовую мимо хозяйки, которая была до того ошеломлена, что позабыла их пожурить.

Возможно, она отнесла их эскападу на счет эксцентричности виконта, подумала Мэдди. Возможно, титулованным особам позволены милые шутки?

Но уже в столовой Мэдди настояла на том, что они будут соблюдать приличия и займут свои места согласно карточкам с именами. Место лорда Уэллера оказалось по правую руку от хозяйки, а Мэдди посадили чуть дальше, между пожилым соседом и сияющим прыщавым молодым человеком, только что окончившим университет и полным радужных надежд.

Она приготовилась к скучнейшему обеду, отдав, впрочем, должное кулинарному искусству повара миссис Колстоун, но краем глаза все время наблюдала за Эйдрианом.

Однако Мэдди обнаружила, что не только виконты нарушают самые непреложные законы хороших манер. Сидевший слева от нее пожилой джентльмен все время за первым блюдом распространялся о проблемах, связанных с выращиванием племенных баранов, а потом вдруг переменил тему:

– А цены всё падают. Во время войны нам давали хорошую цену за шерсть, но ведь правительству нужен был материал для пошива военной формы, не так ли? Выполняя свой долг, мы вместе с тем получали неплохой доход.

У джентльмена был от природы громкий голос, и разговоры на их конце стола постепенно стихли, потому что кто-то начал прислушиваться к его словам, а кто-то не смог его перекричать.

Супруга джентльмена была несколько взволнована вниманием гостей к их финансовым делам.

– Мы никогда не требовали больше установленной цены, – пролепетала она.

– Конечно, – согласился мистер Питви. – Я так и сказал – выполняли свой долг и неплохо на этом зарабатывали.

– Такое сочетание всегда приятно, Питви, – насмешливо заметил отец Мэдди, сидевший по левую руку от хозяйки.

– И слава Господу, мы к тому же наголову разбили проклятых французов. Не то чтобы это было легко, но на войне легко не бывает.

Гости одобрительно переговаривались, и Мэдди надеялась, что ее сосед начнет есть и немного помолчит. Но у него оказался талант и с набитым ртом говорить также громко.

– Мой племянник был в самой гуще и рассказывал мне страшные вещи. – Разрезая ростбиф, мистер Питви поведал обществу о наиболее кровавых моментах сражений.

Наблюдая за тем, как под его ножом из мяса вытекает кровь, Мэдди почувствовала, что к горлу подкатывает тошнота, а сосед продолжал как ни в чем не бывало рассказывать о множестве раненых, потерявших кто ногу, кто руку и валявшихся вповалку по всему полю сражения. Мэдди с трудом сглотнула.

Как оказалось, это была не самая удачная тема за обеденным столом. Бедная миссис Колстоун с сожалением видела, что многие гости из-за рассказов мистера Питви даже не притронулись к изысканным блюдам, а тот, очевидно, обладая прекрасным пищеварением, не задумываясь продолжал тему в столь неподходящий момент.

Мэдди взглянула на виконта и поразилась. Он побледнел, мускулы лица были напряжены, словно он страшным усилием воли держал их под контролем. Он перестал есть, зато бокал был пуст.

Понимая, что застала его в момент слишком личный даже для невесты, Мэдди быстро отвела взгляд. Но, к несчастью, мистер Питви проследил за ее взглядом.

– Я знаю, что вы были на войне, милорд, – сказал Питви. – Другой мой племянник работает в военном ведомстве. Он слышал много хорошего о вашем полке. Он сказал, что вы особенно отличились на полуострове.[1] Хотя мне сказали, что ваш полк понес большие потери, – сожалею.

Мэдди задержала дыхание. Лакей наклонился, чтобы наполнить бокал виконта. Когда слуга выпрямился, Эйдриан, по-видимому, взял себя в руки, а может, ей это показалось.

– Да, – спокойно ответил он, – у нас не раз были серьезные потери. Большие, чем хотелось бы. – Его слова прозвучали так, будто он хотел положить конец этому разговору. Больше никто не решился задавать вопросы.

Мэдди отдала лакею тарелку с едой – сегодня она не смогла бы проглотить ни кусочка мяса – и принялась за бланманже с консервированными фруктами.

Она больше не смотрела на виконта. Может, ей показалось, что у него было напряженное выражение лица? Надо отвлечься на что-нибудь другое. Когда лакеи начали предлагать гостям портвейн, миссис Колстоун пригласила дам перейти в гостиную, чтобы джентльмены могли спокойно выпить вина и поговорить о том, что интересует только мужчин.

А Мэдди сейчас требовалось одно – подумать о чем-нибудь хорошем, чтобы поддержать себя, потому что у нее было такое чувство, что ей предстоит самая трудная часть вечера.

Она не ошиблась. Атмосфера в гостиной была напряженная. Было видно, что дамы только и ждали, чтобы кто-то начал первый. Мэдди села возле камина. Она заметила взгляд, который бросила на нее встревоженная миссис Колстоун, но что она могла сделать, чтобы помочь дочери своей покойной подруги?

Сейчас начнется, подумала Мэдди.

– Полагаю, что вы совсем оправились от своей болезни, мисс Эплгейт? – спросила одна матрона, энергично обмахиваясь веером, хотя в комнате было совсем не жарко.

– Да, спасибо, – спокойно ответила Мэдди. Она не позволит им увидеть свой страх.

– Мисс Эплгейт, бедняжка, страдает от этих головных болей уже много лет, – вставила хозяйка дома. – Мы все беспокоились.

– Вы очень добры, но я уже совсем поправилась. Ваш обед был выше всяких похвал, миссис Колстоун. Передайте мои комплименты вашему повару.

– Спасибо, дорогая. Он будет очень доволен. Мне кажется, ему особенно удался белый соус.

Однако их попытка повернуть разговор на другую тему не удалась.

– Эта ночь в лесу… это, должно быть, было страшное испытание, – не без лукавства сказала другая дама. – Как это удачно, что лорд Уэллер пришел вам на помощь.

– Да, – только и ответила Мэдди. Она сложила руки на коленях, отказываясь поддаться давлению.

– Лорд Уэллер, видимо, весьма жалостливый человек. Как это удачно, что он случайно оказался в лесу именно в это время и в том месте, – съязвила первая. – Как странно, что ваши пути пересеклись.

Неужели они думают, что это было заранее спланированное свидание? Видимо, как раз этот слух и распространился по всему графству. Мэдди с трудом сдерживалась.

– Не так уж и странно. Через лес и болота проходит всего одна тропинка, – сказала Мэдди. – Виконт искал место, где бы мог спрятаться от дождя. Так же, как и я. Мы встретились в беседке, потому что на много миль вокруг больше негде спрятаться от непогоды.

– И оставались там всю ночь наедине. – Каждое слово матроны было как удар. – Вместо того чтобы попросить его проводить вас до дома, который был всего в двух милях. А еще вы умудрились потерять всю свою одежду. Знаете, мисс Эплгейт…

– Ну, это уж слишком, миссис Гейтс, – возразила миссис Колстоун. – Мисс Эплгейт – моя гостья. Ее мать была моей лучшей подругой. Вы не должны…

– Я не была знакома с вашей матерью, – свистящим шепотом процедила миссис Гейтс, – но думаю, моя дорогая мисс Эплгейт, хорошо, что ее здесь нет и что она не видит, каким вы оказались для нее разочарованием.

В приступе благородной ярости Мэдди вскочила и прожгла миссис Гейтс гневным взглядом.

– Моя мать не увидела бы ничего предосудительного в моем поведении! Когда лорд Уэллер меня нашел, я была без сознания и не могла попросить его проводить меня домой. Но он проявил себя истинным джентльменом, пытаясь спасти меня от более серьезной болезни. Да, он умеет сострадать, чего я не могу сказать о некоторых из моих соседей!

– Ну, не знаю, – сказала миссис Гейтс, обмахиваясь веером, но уже менее уверенно.

– Вот именно, – сказала Мэдди, чувствуя, как горит ее лицо. Но не от смущения, а от гнева.

Другие дамы выглядели смущенными, а миссис Колстоун – мрачной.

– Я прикажу подать чай, – пробормотала она и дернула за шнур колокольчика.

Мэдди отошла к окну. Миссис Колстоун тронула ее за плечо:

– Как ты себя чувствуешь, дорогая?

– Самое ужасное, я думала, что как раз эти соседи менее всего… более всего…

– Я знаю. Все постепенно забудется, моя дорогая, после твоей свадьбы.

– Надеюсь.

У Мэдди немного поднялось настроение, когда мужчины присоединились к дамам, которые стали более сдержанны в своих комментариях. Вскоре после этого Мэдди и ее спутники попрощались с гостями, сославшись на то, что ее отец очень устал.

– Как ты, папа? – спросила Мэдди по дороге к выходу.

– Все хорошо. Просто немного устал.

– А вы как? – тихо спросил у нее виконт. – Вы тоже выглядите усталой.

– Так оно и есть. Мы не привыкли к вечерним выездам в свет, милорд.

Отец засмеялся:

– Теперь вы понимаете, какое воздействие оказываете на нашу спокойную, скучную жизнь, лорд Уэллер.

– Надеюсь, что это к лучшему, – ответил Эйдриан, но и он выглядел немного подавленным.

Когда карета остановилась у дома и отца пересадили в его кресло, на лице больного старика отразилась странная усталость. Томас быстро отвез его в спальню, где уже была приготовлена постель.

Мэдди покачала головой:

– Он, конечно, рад, наконец, выбраться из дома, но у него не хватит сил выезжать часто. Мне придется попросить миссис Барлоу сопровождать меня. Повезло, что у меня есть такая хорошая подруга.

Эйдриан не ответил, и она бросила на него встревоженный взгляд:

– С вами все в порядке, милорд?

– Немного болит голова, но ничего похожего на ваши головные боли. Я тоже пойду спать, если вы позволите.

– Разумеется. Прислать вам чай или, может быть, стакан портвейна?

– Нет, благодарю вас.

Мэдди опять подумала, что его, наверное, расстроил разговор о войне. Но разве он не привык к тому, что война с французами часто обсуждается в обществе?

Мэдди не стала его расспрашивать, а просто пожелала доброй ночи, а потом отправилась на кухню, чтобы выпить на ночь чашку чаю с Бесс. Она подозревала, что ее верная служанка захочет послушать, как прошел обед у миссис Колстоун.

– Мне кажется, папа хорошо провел время.

– Надеюсь, потому что Томас сказал, что милорд был совершенно без сил. – Бесс отпила глоток крепкого чая – почти одну заварку.

Свой чай Мэдди немного разбавила кипятком и положила самую малость сахару. Сахар был ужасно дорог, и его нельзя было транжирить.

– Да, я знаю. Нельзя разрешать ему выезжать слишком часто. Но миссис Барлоу согласилась сопровождать меня, так что вопрос решен.

– И вы думаете, мисс, что все эти благородные дамы примут ее в своих гостиных? – Бесс сморщила длинный нос, видимо, раздумывая о превратностях светской жизни.

Мэдди состроила гримасу.

– Им придется, если они хотят видеть меня и виконта, а мы не переступим их порога без Фелисити! – А сообразительность вдовы, решила Мэдди, поможет отражать дальнейшие словесные дуэли. – О, а лорд Уэллер имел громадный успех, – добавила она. – Он очаровал дам и понравился джентльменам, хотя это и неудивительно.

Бесс начала энергично вытирать и без того чистый стол, пытаясь, очевидно, не показать гордость за свою подопечную, сумевшую стать невестой лорда Уэллера.

– Я всегда говорила, что он не такой уж плохой.

Поскольку ничего подобного Бесс не говорила, Мэдди проглотила улыбку и поставила чашку.

– Я тоже устала. Спокойной ночи, Бесс. Если ты сейчас расстегнешь пуговицы на спине, тебе не надо будет подниматься наверх.

Бесс запротестовала, но Мэдди настояла на том, чтобы самой отнести наверх кувшин с водой для мытья. Вскоре она уже была в ночной рубашке и сидела перед туалетным столиком, расчесывая роскошные волосы.

В доме было тихо. Бесс и Томас, очевидно, тоже уже легли спать. Входная дверь заперта на ключ, засов задвинут. Отец наверняка уже спит, как скорее всего и их гость.

Мэдди уже собралась лечь в постель, когда услышала в коридоре какой-то шум.

Мэдди замерла. Может, это Бесс спустилась вниз, чтобы проверить, все ли в порядке? Мэдди была готова отругать слишком добросовестную служанку, но подождала еще немного, прислушиваясь. Она не уловила звука открываемой двери, но могла бы поклясться, что слышала шаркающие шаги.

Накинув на плечи шаль, Мэдди приоткрыла дверь. В конце коридора маячила высокая фигура.

– Лорд Уэллер? – удивленно прошептала Мэдди. Неужели он решился на тайное свидание? Но он должен был, по крайней мере, заранее спросить у нее разрешения или хотя бы поинтересоваться, склонна ли она…

Она не давала ему разрешения тайно пробираться в ее спальню!

Мэдди не знала, обидеться ей или просто удивиться, а может быть, и испугаться. Комната слуг располагалась этажом выше, а спальня отца, даже если бы он мог прийти ей на помощь, была внизу, так что на этом этаже они были одни. Виконт не был тем человеком, который мог бы ее оскорбить или сделать с ней что-то силой. Тогда зачем он здесь?

– Лорд Уэллер? – снова спросила она чуть громче. Ответа не последовало.

В полутьме коридора Мэдди не видела его лица. Она вернулась в спальню, зажгла свечу и опять вышла в коридор. Фигура по-прежнему стояла на том же месте.

Что происходит?

Подняв свечу, Мэдди подошла ближе.

Выражение его лица было странным, и, хотя его глаза были открыты, казалось, что он ее не видит. Взгляд был устремлен прямо и казался немного затуманенным.

Она сделала еще шаг и положила руку ему на плечо. Поскольку ситуация была более чем странная, она прибегла к формальному вопросу:

– Лорд Уэллер, вы не больны?

Он, казалось, все еще не замечал ее присутствия, но спустя минуту сказал очень тихо, словно боялся, что кто-то может его услышать:

– Молчите, не говорите ни слова. Слышите стрельбу?

– Милорд?

– Это ружейные выстрелы. Французы находятся слева от нас, на набережной. Надо сидеть тихо, не то они обнаружат, где расположена наша передовая линия.

– Да, разумеется, – пробормотала она. Наверное, ему снится кошмар. Нет, вдруг дошло до нее – это лунатизм. Несмотря на то, что его глаза открыты, он спит, и его мучает кошмар тех дней, когда он воевал. Возможно, разговоры за обеденным столом всколыхнули воспоминания, о которых он хотел бы забыть.

– Давайте вернемся в вашу комнату, милорд, – тихо произнесла она.

– У меня нет комнаты. – Он покачал головой. – Наш бивуак…

– Тогда вернемся в ваш бивуак. Вот сюда, милорд.

– Майор, – поправил он.

– Милорд майор, – сказала она, не зная, как обращаться к военному.

Он не сдвинулся с места, пока она не взяла его за руку и не потянула за собой. Слава Богу, он не сопротивлялся, только опять предупредил ее, что нельзя шуметь.

– Да, постараемся пробраться без шума; – согласилась она.

Дверь в его комнату была открыта. Когда они вошли, Мэдди закрыла дверь на тот случай, если он вдруг начнет кричать или поведет себя неразумно. За себя она не боялась. Она просто хотела избежать какой-нибудь неловкости.

– Теперь вы в безопасности, майор, и вам незачем бояться за свой полк.

Морщины на лбу виконта немного разгладились. У нее вдруг появилось почти непреодолимое желание вообще стереть их, но она не посмела. На нем был только халат, а что под ним, она не знала, но было бы неприлично позволить своим мыслям работать в этом направлении.

– Не хотите ли опять лечь в постель, милорд?

Но он по-прежнему ее не слушался. Ей удалось лишь усадить его на край кровати. Он был напряжен и готов к тому, чтобы вскочить. Потом повернул голову, будто все еще прислушиваясь к пальбе воображаемых пушек.

Нельзя было позволить ему бродить в таком состоянии по дому. Чего доброго, свалится с лестницы!

– Милорд?

Он вздрогнул.

– Теперь бьют пушки. Мы должны убедиться в том, что наши люди остались в окопах, иначе будут жертвы. Двум моим солдатам оторвало ноги, а кровь… кровь… она меня всюду преследует…

Его передернуло, потом еще раз и еще. Казалось, он не может остановиться.

Он не замечал, что она рядом. Перестав беспокоиться о том, что ситуация неприлична, Мэдди решила попытаться вывести его из кошмара:

– Милорд, прошу вас. У него стучали зубы.

– Вон там – видите? Эта лужа крови… все увеличивается. Она нас затянет, и мы захлебнемся.

Мэдди и сама содрогнулась от этой картины. Неудивительно, что его преследует кошмар.

– Майор, я настаиваю! – Она попыталась толкнуть его на подушки. – Кровь всего лишь в вашем воображении. Она ненастоящая и постепенно убывает. Поверьте мне.

Он закрыл лицо руками.

– Она убывает?

– Да, да. Ложитесь на подушки. Вы должны отдохнуть.

Он, наконец, внял ее мольбам и лег на кровать, но его голова едва касалась подушки, а тело все еще было напряжено, словно он ожидал следующего залпа пушек – и тогда он вскочит. Как же ей вырвать его из этого кошмара?

Война с французами кончилась уже много лет назад, но в сознании Эйдриана она представала так живо, будто только что прозвучал последний выстрел, а в воздухе все еще стоял запах пороховой гари. Сколько еще воевавших мужчин страдают от ночных кошмаров спустя годы после того, как сняли мундиры и сапоги?

Ее окатила волна – нет, не жалости, а истинного сострадания. Его юность прошла на войне, и, возможно, у Эйдриана больше никогда не будет нормальных снов. Будто мало ему того, что после случайной дуэли его преследует маньяк и ему приходится все время убегать. А он приложил все усилия, чтобы помочь женщине, которую нашел в лесу без сознания.

Он действительно необыкновенный человек, думала Мэдди. Она погладила его плечо, чтобы он расслабился. Он все еще был во власти своего страшного кошмара и не знал, что она вопреки приличиям находится ночью в его спальне.

– Вы все еще дрожите, милорд. Пожалуйста, накройтесь одеялом.

– Мои люди… Я не могу оставить своих людей…

– Уверяю вас, ваши люди в безопасности, и вы можете отдохнуть. Закройте глаза и расслабьтесь. Завтра вы будете бодры и сможете повести их за собой. – Она погладила напряженные мышцы плеч и шеи и почувствовала, как он сглотнул.

– Да, я должен отдохнуть, иначе не смогу принять правильное решение. Вы правы.

– Закройте глаза, – шепнула она. – Представьте, что меня здесь нет. Вы уснете и будете спать всю ночь. Завтра вы ничего не вспомните. А сейчас расслабьтесь и позвольте своему телу отдохнуть.

Она гладила его по волосам, по щекам, чувствуя под пальцами слегка отросшую щетину. Как же отличаются мужчины от женщин! Что-то шевельнулось у нее в груди. Слава Богу, что он не знает, что она рядом, она уйдет в свою спальню – прямо сейчас… через минуту, говорила она себе.

– Как приятно, – пробормотал он. Он вытянулся на кровати и глубоко вдохнул. Мэдди подтянула одеяло ему на грудь и подоткнула по бокам, чтобы он согрелся.

Еще какое-то время она продолжала массировать его плечи, а потом настолько осмелела, что стала гладить шею и подбородок, хотя от этих прикосновений по ее телу пробегал легкий трепет. Более разумным было бы гладить его красивые, мускулистые плечи. Он, должно быть, очень сильный…

Она уже собралась встать – пора было уходить. Незачем испытывать судьбу, оставаясь здесь так долго. Но он вдруг схватил ее за руку:

– Не уходите. Не оставляйте меня одного.

– Но…

– Пожалуйста.

Неужели он проснулся? – испугалась она.

– Вы самая красивая женщина, какую я когда-либо встречал, – сказал он тихо.

Он, должно быть, спит и видит сон о какой-то женщине, которую Мэдди не знает и никогда о ней не спросит. Какая-нибудь европейская куртизанка? Бывшая возлюбленная? О таких вещах леди не спрашивают. Мэдди пообещала забыть о том, что нечаянно заглянула в его сон. Это его личная жизнь. Мэдди даже не смеет ревновать, хотя вопреки намерениям она все же почувствовала укол ревности.

Он протянул руку и погладил ее по лицу.

Ошеломленная, Мэдди забыла, что только что завидовала женщине, которая привиделась ему во сне. Но если он прикасался к ней с такой же нежностью, Мэдди боялась, что все-таки будет ревновать.

А он между тем гладил ее лицо… его пальцы задержались на ее губах, а потом скользнули вниз, по гладкой коже ее шее. Ее тело реагировало на эти прикосновения так, как леди не должна была…

О Господи…

Надо срочно возвращаться в свою спальню. Она всего лишь заменяет кого-то в его больном воображении.

Но это же ее жених, он должен ласкать ее, а не какую-то женщину из прошлой жизни, шептал внутренний голос.

«Неужели ты хочешь разбудить его и сказать ему об этом?» – спорила она с этим голосом. Боже, а что, если он проснется?

Нет, какими бы возбуждающими ни были эти легкие прикосновения, она должна уйти.

– Майор?

– Мм?

– Милорд? Эйдриан? – сделала она еще одну попытку.

Во всяком случае, обрадовалась она, он стал спокойнее. Возбуждение, которое вызывал у него кошмар, улеглось. А образ незнакомой женщины – той, у которой Мэдди с наслаждением выдрала бы волосы, – по крайней мере умиротворил его.

– Мне надо идти.

Не имея сил противиться, она наклонилась и поцеловала его в щеку. Это было тактической ошибкой. Мэдди не успела разогнуться, как он схватил ее, прижал к себе и крепко поцеловал.

Его губы были твердыми и теплыми. Он опять прижал ее к себе. Халат распахнулся, обнажив грудь. А поцелуй, Эйдриан раздвинул языком ее губы, был таким, что она утонула в нем. И это был не ночной кошмар, а рай земной. Закрыв глаза, Мэдди отдалась этому поцелую, объятиям, захлестнувшим ее чувствам.

Мэдди вспомнила, где она – может, даже кто она, – только когда он сдернул шаль и начал целовать через тонкую ткань ночной рубашки ее грудь, а рука опустилась ниже к бедру.

– Мне надо идти, – прошептала Мэдди, хотя он наверняка ее не слышал. С расстегнутой рубашкой и растрепанными волосами она выбралась из постели и, схватив почти оплывшую свечу, поспешила к двери. На пороге Мэдди все же остановилась и оглянулась, испугавшись, что он будет ее преследовать. Но он повернулся на бок и вздохнул. Он все еще спал.

Потом беспокойным движением виконт сбросил одеяло. В косом луче лунного света, пробивавшемся через неплотно задернутые шторы, она увидела, что он снова лег на спину. Но не проснулся.

Однако перед тем как погрузиться в спокойный сон, он выдохнул:

– Мэдлин.

Глава 8

Мэдди на несколько секунд замерла, но потом тряхнула головой и закрыла за собой дверь. Только в своей спальне она почувствовала себя в безопасности и с облегчением вздохнула.

Она, должно быть, ошиблась. Не могла она этого слышать… Она все это вообразила, потому что очень хотела, чтобы с его губ сорвалось именно ее имя. Они согласились, что их брак будет дружеским, удобным для обоих, – Эйдриан спасет ее репутацию, а она, Бог даст, подарит ему наследника. Виконт, конечно, очень привлекателен, но ни он, ни она ни разу не упомянули слово «любовь». У Мэдди нет права надеяться, что она может ему присниться. И все же она была потрясена.

Она забралась под одеяло, но никак не могла согреться. Лежать рядом с Эйдрианом… было так хорошо. Раньше она никогда не задумывалась над тем, как неуютно в этой одинокой постели.

Повернувшись на бок, Мэдди прижала к себе подушку. Но это было лишь жалкой заменой мускулистому, твердому телу жениха. Через три недели он станет ее мужем, и все будет хорошо. Одна мысль о том, что она будет лежать в его объятиях, заставила сердце забиться сильнее.

Он был всего лишь в другом конце коридора. Но с таким же успехом он мог быть в другом конце Англии.

Она уснула, только когда наступил рассвет.

А проснулась, когда было позднее утро. Веки были тяжелыми, в глаза будто насыпали песка, и она чувствовала почти такую же усталость, как в тот момент, когда голова коснулась подушки.

Бесс оставила на умывальнике теплую воду, и Мэдди не спеша умылась.

Внизу она застала отца, тоже выглядевшего усталым, и даже Эйдриан не был таким бодрым, как всегда.

Отец оглядел сидевших за столом:

– Похоже, наша вчерашняя легкомысленная попытка повеселиться не улучшила нашего настроения.

– Думаю, мы просто разучились веселиться, пала, – печально улыбнулась Мэдди. – Я уверена, что лорд Уэллер считает нас страшными провинциалами.

– Вовсе нет, – отозвался виконт, отпив глоток чаю. – Ваши соседи дают вам шанс попрактиковаться, так что званые обеды и вечера очень скоро снова войдут у вас в привычку. – Усмехнувшись, он кивнул на кучу визиток с приглашениями, лежащих на столе рядом с Мэдди.

– Полагаю, вы правы, милорд.

Ее отец состроил гримасу, но бодро сказал:

– В таком случае у нас нет выбора, и нам придется посвятить себя удовлетворению вульгарного любопытства соседей, лорд Уэллер. Сожалею, что вам приходится в этом участвовать, но думаю, что в Лондоне дело обстоит еще хуже.

– Гораздо хуже, – согласился Эйдриан. – Однако поскольку это я виновник создавшейся ситуации, у меня нет права жаловаться. Их интересует появившийся в вашем доме незнакомец, и я уверен, что они горят желанием от души поздравить мисс Эплгейт с помолвкой.

Мэдди вспомнила, как вчера вечером на нее нападали дамы, но не стала говорить об этом отцу, чтобы не расстраивать его. Вместо того чтобы рассказать ему, что в действительности интересует дам, она улыбнулась и кивнула.

– Мы не хотим, чтобы ты так уставал, папа. Моя подруга, миссис Барлоу, предложила свои услуги в качестве сопровождающей, когда мне это понадобится, чтобы тебе не пришлось ездить с нами на все приемы. Спешу, однако, заметить, что я не намерена принимать все приглашения.

Ей показалось, что Эйдриан вздохнул с облегчением.

– Отличный план. А что вы скажете на то, чтобы съездить сегодня в город, мисс Эплгейт? – предложил он. – Погода прекрасная, и, если ваш отец позволит взять карету, мы захватим вашу подругу и совершим экскурсию в Рипон.

– Чудесно, – согласилась Мэдди. Мысль о том, что она увидит людей, которые понятия не имеют, что с ней произошло, понравилась ей. – Я пошлю Томаса за миссис Барлоу, а пока поднимусь наверх и оденусь.

Поскольку поездки за пределы деревни были крайне редки, Мэдди зашла на кухню к Бесс за списком продуктов, которые можно было купить в городе, где выбор был намного больше, чем в деревенской лавке. Потом побежала наверх, схватила шаль и шляпку поприличнее, пожалев о том, что не было времени переделать хотя бы одно из платьев матери.

К тому времени как появилась слегка запыхавшаяся и раскрасневшаяся Фелисити в скромном черном платье, в шали и в шляпке с черной лентой, Мэдди была готова.

– Ах, я так рада, что вы согласились сопровождать нас, – сказала Мэдди, когда Бесс привела вдову в гостиную.

– Моя дорогая, я в восторге от того, что вы меня попросили. Такое удовольствие выпадает редко. – Она поздоровалась с виконтом, и он ей поклонился.

Мэдди почувствовала прилив гордости за доброе сердце и отличные манеры своего жениха. Он всегда обращался с обедневшей вдовой с таким тактом, словно она была, по меньшей мере, герцогиней.

Карета была подана, и Эйдриан помог обеим дамам сесть, а сам поместился на сиденье напротив.

– Как вы провели вечер у миссис Колстоун? – поинтересовалась Фелисити.

– Было довольно приятно, – без всякого выражения отозвалась Мэдди. – У нее весьма искусный повар, которому особенно удаются соусы. Обед был выше всяких похвал.

Увидев, что виконт смотрит в окно, она немного удивилась, но промолчала.

Когда они останутся наедине, Мэдди расскажет Фелисити, что было на самом деле, а сейчас она не хотела, чтобы Эйдриану стало известно, как соседи мучили ее, несмотря на все его усилия. Как сказала миссис Колстоун, скандалисты в конце концов подавятся своими собственными лживыми слухами. Во всяком случае, Мэдди на это надеялась.

Погода была прекрасной – по голубому небу плыли легкие перистые облака, ярко светило солнце.

Спутники вели непринужденную беседу на малозначащие темы. Как это хорошо, думала Мэдди, быть среди друзей и не бояться неожиданных словесных уколов.

По приезде в Рипон они оставили карету у постоялого двора, где лошади мощи отдохнуть, а Томас – перекусить. Виконт приказал приготовить к их возвращению ленч в отдельном номере.

– Мы вернемся через пару часов, – сказал Эйдриан хозяину.

Мэдди удивилась.

– У меня с собой список продуктов, которые надо купить, если вы не возражаете против того, что я зайду в несколько магазинов, но это не займет много времени, милорд. Конечно, мы можем прогуляться и полюбоваться на витрины, но…

– Можете заходить в любые магазины, моя дорогая, – сказал виконт, – но я тоже хочу побывать в некоторых магазинах.

– Конечно. – Как глупо. Она не подумала о том, что ему надо кое-что купить. Ведь он не собирался задержаться в Йоркшире так надолго.

Мэдди нашла лимоны, прибывшие прямо с верфей Лондона, специи, которые Бесс не могла купить в деревенской лавке, и еще много чего, велела все завернуть, отвезти на постоялый двор и отдать покупки Томасу.

– А теперь, милорд, мы в вашем распоряжении. Будем ходить по вашим магазинам. – Но, спохватившись, что, возможно, ему надо купить нижнее белье или другие предметы мужского туалета, добавила: – Или мы пойдем выпить чаю, пока вы сделаете свои покупки.

Его глаза весело заблестели, будто он понял ход ее мыслей.

– Хорошо, но прежде… Я узнал адрес лучшей в городе модистки, так что еще какое-то время мне понадобится ваше присутствие.

Интересно, зачем ему нужна модистка? – удивилась Мэдди, но кивнула и взяла его под руку. Фелисити шла за ними. Обернувшись, Мэдди увидела, что ее подруга загадочно улыбается. Неужели ей известно то, о чем Мэдди даже не догадывается?

Они вошли в красивый магазин, где их встретила пугающе элегантного вида продавщица, осведомившаяся, чем она может помочь. Виконт сказал, что желает видеть модистку, мадам Александрии.

– И как мне вас представить? – ледяным тоном спросила продавщица. – Кто ее просит?

– Виконт Уэллер, его невеста мисс Эплгейт и миссис Барлоу. – Еще никогда голос Эйдриана не был таким высокомерным. Куда подевалось его обычное приятное обхождение? – удивилась Мэдди и взглянула на жениха.

Впечатление, которое оказал его тон на продавщицу, было ошеломляющим. Декабрьская холодность внезапно сменилась июньским теплом.

– Разумеется, ваше сиятельство. Для нас это большая честь, ваше сиятельство. Если вы с вашей невестой и ее подругой соизволите пройти во внутренние комнаты, ваше сиятельство, вам там будет удобно…

Спотыкаясь, она попятилась к задней двери, и они оказались в небольшой комнате, где, кроме стола и нескольких позолоченных стульев, больше не было никакой мебели.

– Я сейчас же пойду и доложу о вас мадам Александрии, – чуть запыхавшись, сказала продавщица. При выходе из комнаты – снова пятясь – ей удалось не упасть, и она закрыла за собой дверь.

С минуту все молчали, потом Мэдди хихикнула:

– О Боже! Мне почему-то кажется, что эта бедная девушка встречала в своей жизни не так уж много виконтов. Будьте с ней поласковее, Эйдриан.

– Вы полагаете, что, если я нахмурю брови, у нее случится истерика?

– Прошу вас, даже не пытайтесь, – попросила Фелисити. – Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Бедная девушка так потрясена, но я полагаю, что она просто пыталась завоевать ваше благорасположение.

– Но, Эйдриан, я не могу… то есть… эта модистка слишком дорогая, и я…

– Вы хотите вернуться домой и начать перешивать платье, которое вчера распарывали в гостиной?

Мэдди зарделась.

– Вы слишком наблюдательны. Это платье принадлежало моей матери, и оно почти новое. Незачем ему пропадать. Мне оно нравится, и я…

– Меня это восхищает. Но мне страшно нравится заботиться о вас, а поскольку я совсем скоро стану вашим мужем, то это и мой долг. Позвольте мне начать.

– Но мы пока не женаты, – заметила она, пытаясь быть суровой, хотя это было трудно – он смотрел на нее с такой нежностью.

Он взял ее руку и поцеловал. Фелисити нашла журнал мод и отвернулась, сделав вид, что ее интересуют самые последние модели.

– Я знаю, – тихо сказал он. – Но поскольку ваши соседи намерены устраивать в нашу честь праздники, вам рано или поздно понадобится приданое, так почему бы вам не доставить мне удовольствие? Это такая малость, а меня вы сделаете счастливым, Мэдлин.

– Но я уверена, что это неприлично… – попыталась она спорить, но ей мешало то, что он все еще не выпускал ее руку.

– Глупости. Осталось всего несколько недель. Неужели вы мне не позволите порадоваться? Я хочу видеть вас в новых платьях, хочу видеть, как вы будете наслаждаться ими сейчас, а не потом! – Он улыбнулся, а она вдруг снова услышала, как он говорил – время летит так быстро… время… время… – мой враг, а не друг.

«Господи, не отнимай у меня Эйдриана!» – взмолилась она.

Их прервал звук шагов. Виконт вовремя отпустил руку Мэдди, а она попыталась успокоиться. В комнату вошла мадам Александрии в великолепном лиловом платье, расшитом золотом.

Продавщица, стоявшая за ее спиной, срывающимся голосом представила гостей, а модистка поклонилась так, будто перед ней был король.

– Насколько я понимаю, это вы жених и невеста, да? Милорд, мисс Эплгейт! Какое наслаждение шить для такой красивой молодой леди! Мною будет руководить вдохновение, величайшая радость всей моей жизни, – заключила она с сильным французским акцентом.

Жестикулируя унизанными кольцами пальцами, она продолжала восхвалять достоинства Мэдди и мудрость виконта, выбравшего такую невесту, не забывая при этом убеждать, что сшитые ею платья только подчеркнут красоту молодой леди.

Если она шила хотя бы наполовину так же хорошо, как говорила, ее платья должны быть и вправду очень красивыми. Мэдди перестала спорить и позволила снять с себя мерку. Потом они с Фелисити просмотрели множество рулонов тканей и коробок с отделкой и пролистали несколько журналов с выкройками. Нашлись и два готовых платья, кем-то заказанных, но не выкупленных, почти того же размера, что и у Мэдди. Модистка уверила их, что потребуется незначительная переделка и – какая удача! – ее можно выполнить прямо сейчас.

Сияющая мадам Александрии тут же заявила, что это сама судьба послала ей Мэдди. Пока платья подгоняли, дамам подали чай прямо в примерочную, а виконт получил возможность отправиться к мужскому портному и в магазины для джентльменов.

Мэдди чувствовала себя немного неловко оттого, что она получит так много, а у Фелисити весьма скромный гардероб. Когда она сказала об этом подруге та покачала головой.

– Но ведь вы невеста, моя дорогая! Вам все это положено. А я уже почти перешила платья, которые вы подарили мне. Вы так добры! Я рада, что лорд Уэллер так щедр. Думаю, он будет вам очень хорошим мужем.

– Да, – улыбнулась Мэдди, – не могу подвергнуть сомнению его щедрость. – Она все еще чувствовала небольшое головокружение от происходящего.

Эйдриан вернулся, велел прислать готовые платья, и они втроем отправились в гостиницу, где для них уже был накрыт стол для ленча.

К этому времени погода испортилась; на небе появилось много облаков и подул довольно сильный и холодный ветер, но путешественники благополучно добрались до постоялого двора.

Мэдди радовалась за подругу, для которой такие вылазки были большой редкостью. Фелисити была настолько ограничена в средствах, что не могла выбираться за пределы деревни. Когда Мэдди и Эйдриан начнут принимать гостей…

Она часто думала, будет ли у нее после свадьбы будущее – будет ли у них будущее? Конечно, хорошо говорить, что он женится на ней, чтобы защитить ее репутацию, но если он опасается человека, преследующего его по всей Англии, то сколько потребуется времени этому безумцу, чтобы найти Эйдриана в Йоркшире и разрушить то счастье, о котором все больше мечтала Мэдди?

Неужели нет способа устранить опасность? Не может же Эйдриан всю жизнь быть в бегах!

Мэдди вдруг показалось, что день потемнел, но было ли это на самом деле, или у нее испортилось настроение? Она с трудом сдержалась, чтобы не отругать проходившую мимо них служанку, которая облила ей платье водой из кувшина, когда Мэдди слишком резко встала из-за стола.

– Ах, мисс, простите, – пролепетала испуганная служанка. – Я сейчас принесу салфетку и вытру ваше платье.

Мэдди устыдилась своей вспышки. И хотя она не сказала ни слова, по тому, как сжалась служанка, Мэдди: поняла, что выражение ее лица было вовсе не добрым.

– Не надо. Все в порядке.

Подали еду, но у Мэдди вдруг пропал аппетит. А потом она увидела, как пламя свечей поплыло у нее перед глазами, и почувствовала, что виски сжала знакомая боль.

– О Господи, – прошептала она, – только не сейчас. – День был таким чудесным.

Она положила вилку и взглянула на Фелисити.

– Боюсь, что мне придется извиниться…

– Я пойду с вами, – сразу же откликнулась вдова.

– Вам не обязательно идти, – возразила Мэдди. – Это будет не слишком… приятно.

– Вы очень побледнели, дорогая. Мне надо быть с вами, – твердо заявила Фелисити.

– Вы плохо себя чувствуете? – спросил виконт, вставая. – Могу я помочь?

– Нет, предоставьте это женщинам, – посоветовала Фелисити.

Он поклонился и сел, но посмотрел им вслед с явной тревогой.

Мэдди постаралась удержаться от рвоты, пока они не дошли до туалета. После Фелисити попросила служанку принести теплой воды и полотенце, чтобы Мэдди могла вымыть руки и лицо.

– Уже болит? – тихо спросила вдова. Из прежних с Мэдди разговоров она знала, что при головных болях громкие звуки ей очень неприятны.

– Боль только начинается, – простонала Мэдди. – Какое невезение!

– Тучи сгущаются, и мне кажется, что надвигается гроза. Из-за нее у вас все и началось. Давайте вернемся. Виконт наверняка уже беспокоится.

Они застали виконта в волнении шагающим по комнате.

– У вас разболелась голова? Я вижу, что собирается дождь.

Фелисити кивнула, а Мэдди боялась повернуть голову. Она обхватила ее ладонями, пытаясь остановить или уменьшить боль, хотя знала, что это не поможет.

Эйдриан взял ее руки в свои.

– Моя дорогая Мэдлин, скажите, что вы хотите. Может быть, позвать местного доктора?

– Нет. Он ничем не поможет. Разве что даст настойки опия, но это всего лишь успокоительное средство. Боль ослабнет на очень короткое время, но я совсем расклеюсь. Когда я очнусь, тошнота останется, а боль станет еще сильнее. А если часто принимать наркотик, то может развиться зависимость. Я предпочитаю терпеть боль.

– Может, вы хотите, чтобы я снял комнату, где вы могли бы поспать? Или вы хотите, чтобы мы сразу уехали? Может быть, мы успеем доехать до дома до грозы. Конечно, карету будет страшно трясти, но я сделаю все, что вы только пожелаете.

– И дадите скандалистам пищу для сплетен, – добавила она.

– К черту старых сплетниц! – взорвался он. – Нет, моя дорогая, я уже сказал, мы будем делать то, что поможет вам. Больше ни о чем не думайте!

Она улыбнулась, забыв на секунду о боли.

– Вы просто чудо. Я предпочла бы поехать домой, милорд. Если мне суждено страдать, то лучше в своей собственной постели.

– В таком случае мы сделаем это. Я уже приказал подать карету, а Томас уложил все наши покупки.

– Оказывается, вы меня уже изучили.

Эйдриан предложил отнести ее в карету на руках, но Мэдди настояла на том, чтобы идти самой, хотя и оперлась на его руку.

Когда они подошли к экипажу, она заметила, что он приказал положить один нагретый кирпич ей под ноги, а другой, завернутый в полотенце, предназначался для того, чтобы согреть руки.

– Я помню, какими ледяными были ваши руки и ноги в ту ночь в беседке, – сказал он, помогая ей сесть в карету. – Есть еще одеяло, в которое вы можете завернуться. Я думаю, что миссис Барлоу сядет напротив вас, а я – на козлы рядом с Томасом.

– И промокнете насквозь, когда начнется дождь. Нет, я не настолько больна, – возразила Мэдди. – Я буду беспокоиться о вас, и моя голова разболится еще больше.

Ей удалось настоять на своем, и виконт остался с ними в карете.

Погода действительно резко изменилась. Голубое небо заволокло тучами, а теплый воздух сменился холодным, пронизывающим ветром. Им удалось проехать половину пути до начала дождя. Сначала это были редкие капли, потом дождь усилился, и наконец разразилась гроза с громом и молниями. Лошади пошли медленнее, потому что Томасу пришлось следить за ухабами и рытвинами на дороге.

Мэдди собрала все свои силы, стараясь не обращать внимания на тряску и увеличивающуюся с каждой минутой головную боль. Запахи дождя, лошадей, мокрой попоны, в которую завернулся Томас, – все они казались слишком резкими в тесном пространстве экипажа. Виконт сидел рядом и нежно массировал ей плечи и шею. Последние несколько миль пути она уже была не в силах сидеть прямо и прислонилась к нему.

Наконец они приехали. Эйдриан, наблюдавший за Мэдди со все возрастающим беспокойством, не стал дожидаться, пока Томас откроет дверцу. Он распахнул ее сам, выскочил, чтобы спустить ступеньки, и, схватив Мэдди на руки, понес ее прямо в дом.

Мэдди понимала, что должна протестовать, но боль была слишком сильной. Эйдриан накрыл невесту одеялом, чтобы защитить от дождя, а она положила голову ему на грудь.

Отец уже ждал их в холле. Рядом была Бесс.

– Как она? – спросил он, пытаясь разглядеть лицо дочери.

– Как и следовало ожидать, – ответил виконт. – Если позволите, сэр, я отнесу мисс Эплгейт прямо в ее комнату.

– Конечно, конечно.

На какой-то момент у нее было странное ощущение дежа-вю. Виконт уже приносил ее в дом, совсем как сейчас.

Пока Эйдриан поднимался по лестнице, она слышала, как Фелисити успокаивает ее отца:

– Мы ехали так быстро, как могли. Он очень о ней заботился, мистер Эплгейт.

Эйдриан положил Мэдди на кровать, а прибежавшая Бесс сняла с хозяйки пелерину и шляпу.

– Я приготовлю вам травяного чая, мисс Мэдлин, а потом помогу вам раздеться.

Служанка вышла из комнаты, бросив сердитый взгляд на Эйдриана, словно предупреждая, что мужчине – будь он даже лорд – нечего делать в комнате девушки.

Эйдриан придвинул стул и, сев у кровати, взял руку Мэдди.

– Могу я чем-нибудь помочь?

– Вы и так сделали очень много, – прошептала она.

– Мне больно смотреть, как вы страдаете.

– Это пройдет. Бесс позаботится обо мне, сделает все, что нужно. Спасибо за чудесный день.

– Мне жаль, что он так печально кончился. Если бы вы остались дома…

– Головная боль наступает, когда меняется погода, ей все равно, где я нахожусь.

– Вы уверены, что мы… я… не виноват в том, что так случилось?

Она улыбнулась.

– Я в восторге от того, что у меня будут новые платья, Эйдриан. От новых платьев еще ни у кого не болела голова. – Она рассмеялась бы, но боль была такой сильной, что Мэдди вместо этого поморщилась.

Он вздохнул и замолчал, не отпуская ее руку. Ливень и штормовой ветер барабанили в стекла, а от ударов грома дрожали рамы.

Бесс вернулась с чашкой горячего, пахнувшего какими-то горькими травами чая и холодным компрессом на голову. В ее взгляде виконт прочел приказ – он должен уйти, чтобы ее хозяйка могла переодеться.

– Если я могу что-либо сделать, я в вашем распоряжении, – тихо сказал Эйдриан и, поцеловав Мэдди руку, удалился.

Мэдди удалось улыбнуться, но, когда за ним закрылась дверь, она застонала от боли, а потом с помощью Бесс переоделась в свободную ночную рубашку, легла, положив на лоб компресс, и закрыла глаза. Мэдди старалась думать только о приятных моментах прошедшего дня и вообще о чем угодно, только не о головной боли, накатывавшей на нее волнами.

Утром третьего дня Мэдди проснулась, чувствуя себя такой уставшей, словно работала в одной из многочисленных угольных шахт Йоркшира. Боль в висках еще не прошла окончательно, но самое худшее уже было позади и – если будет угодно Богу – не скоро повторится.

Мэдди просто умирала от голода. За эти дни ей удалось проглотить лишь немного чая и съесть пару сухих тостов. Чувствуя легкое головокружение, она села как раз в тот момент, когда вошла Бесс.

– Ах, мисс Мэдди, как вы? – с надеждой в голосе спросила она.

– Лучше. Голодна и хочется помыться.

– О, как я рада, – просияла Бесс. – Сейчас принесу вам завтрак, а потом теплую воду. Но слишком не торопитесь, мисс, вспомните, как однажды вы упали и поцарапали подбородок.

Мэдди кивнула и сразу же об этом пожалела – голова опять закружилась. Но к тому времени, как Бесс вернулась с подносом, на котором были яйца, ветчина, тосты с маслом и чай, Мэдди почувствовала, как у нее бурчит в желудке.

– Его сиятельство передает вам привет, – сказала Бесс. – Он нарвал для вас букет цветов. – Цветы были, очевидно, сорваны в саду, Бесс поставила их в вазу.

– Какие красивые. Спасибо, Бесс, и передай мою благодарность лорду Уэллеру. Я надеюсь, что скоро смогу спуститься.

– И не думайте. – Тон Бесс резко изменился. – Мы уже один раз дали от ворот поворот этой старой сплетнице, всюду сующей свой нос.

– Кому?

– Миссис Мэшем, кому же еще?

– Действительно, кому же еще? – усмехнулась Мэдди.

– Ваш папа послал записку, извинившись, что вы не смогли приехать к ней на обед два дня назад…

– О Господи, я совсем забыла про это приглашение. Как я рада, что отец вспомнил. – Мэдди чуть не выронила вилку.

– Вспомнил, так что не беспокойтесь. Все, что ни делается, все к лучшему.

Мэдди решила, что благоразумнее промолчать, но на самом деле она была рада, что пропустила обед у миссис Мэшем.

– Но эта сплетница все не унимается. – Бесс покачала головой.

– Неужели она опять явилась с визитом?

– Да, чтобы убедиться, что вы и вправду больны, а не просто пренебрегли ее обедом. Такой подозрительной леди еще свет не видывал! – сказала Бесс, поправляя постель Мэдди. – Она опять хотела проскользнуть в вашу комнату, но виконт перехватил ее, повел в гостиную и предложил чаю. Все очень вежливо, но решительно. Ей не удалось вырваться.

Бесс рассказала все так, будто Эйдриан загнал в угол кролика, который захотел полакомиться горошком. Мэдди пришлось сосредоточиться на еде, чтобы не рассмеяться.

– Тогда я благодарна лорду Уэллеру вдвойне!

Мэдди закончила завтрак, выпила чай, а потом приняла ванну и оделась, хотя ноги ее держали плохо, так что пришлось несколько минут посидеть и отдохнуть. После этого Бесс проверила, нет ли внизу каких-либо непрошеных визитеров, и Мэдди спустилась вниз, на всякий случай держась за перила лестницы.

Она застала Эйдриана с книгой в руках. При ее появлении он встал и отложил книгу.

– Моя дорогая Мэдлин… я рад видеть вас снова на ногах. Надеюсь, что вы не слишком рано встали. Как вы себя чувствуете?

– Гораздо лучше. Спасибо за цветы.

– Сегодня хорошая погода. Не хотите прогуляться по саду? Если только это для вас не слишком большое напряжение. Вы бледны, но, может быть, свежий воздух пойдет вам на пользу?

– Звучит привлекательно, – улыбаясь, сказала она. Один его вид вызывал у нее улыбку. Когда это он стал так важен для ее здоровья?

– Вам надо что-нибудь накинуть на плечи. Может, позвать Бесс… – начал виконт, но Бесс уже входила в гостиную.

– Вас спрашивает отец, мисс Мэдди, – сухо и строго сказала служанка.

– Разумеется, – спохватилась Мэдди, Она даже не остановилась у кабинета отца, чтобы сказать ему, что поправилась. Раньше она никогда об этом не забывала! – Я сейчас же иду к нему. А ты, пожалуйста, принеси из моей комнаты шаль.

– Да, мисс.

Пробыв у отца с полчаса, Мэдди решила, что может вернуться к виконту и выйти с ним в сад. Небо снова было чистым, и лужи почти просохли.

Эйдриан предложил ей руку, и она с радостью на нее оперлась, и не только потому, что чувствовала слабость. Ее радовало, что он был так близко, она наслаждалась его прикосновением, его мужским запахом, его великолепной статью.

Из приятных мыслей Мэдди неожиданно вырвал вид огромного дуба в середине сада – того самого, к которому они прислонялись в тот раз, когда были в саду. Тогда дуб был во всей осенней красе. А теперь…

Грозой смело почти всю листву дуба, и ею сейчас была усыпана земля вокруг. Золотистые осенние листья стали бурыми и ломкими, а ветви дерева на фоне голубого неба – голыми и резко очерченными.

У Мэдди упало сердце. Вид этого дуба казался напоминанием о быстротечности времени. Пройдет еще два дня, и они будут снова сидеть на семейной скамье в храме, а викарий во второй раз огласит их помолвку. На третьей неделе – в третий раз, на четвертой – в последний. После этого они обвенчаются, и Эйдриан сможет уехать, если этого потребуют обстоятельства.

Она заметила, что он по-прежнему с тревогой осматривает лес вокруг дома, наблюдает за тенями на опушке и за высокими деревьями, где может прятаться меткий стрелок, подстерегающий свою жертву.

Сколько еще он будет чувствовать себя чьей-то мишенью?

Сможет ли она удержать его здесь надолго?

А если ей не удастся удержать его, то как вынести такую потерю?

Глава 9

При мысли о том, что она может потерять Эйдриана, у Мэдди сжалось сердце. Она замолчала, и он, заметив перемену, сразу же повернулся к ней:

– Вы устали? Может, проводить вас обратно в дом? Если вы слишком устали, чтобы идти, я могу отнести вас на руках.

Она покачала головой.

– Но мне не трудно. Вы же легкая как перышко, Мэдлин.

– Сомневаюсь. Я в порядке, мы можем немного посидеть вон на той скамейке.

Скамейка все еще была влажной после грозы, но Бесс дала им с собой еще одну шаль, и Эйдриан, расстелив ее на скамейке, усадил Мэдди.

– Просто… мне вдруг стало грустно, – призналась она. – Время проходит, и ничто не может его остановить. Я не хочу, чтобы вы уезжали, Эйдриан.

Он достал из кармана жилета часы, и она увидела небольшой брелок в виде крохотных песочных часов. Он повернул часы, и песок быстро – слишком быстро – перетек вниз.

Оба замолчали.

Эйдриан повернулся в сторону леса.

– И я не хочу покидать вас, дорогая Мэдлин. Но если я останусь, если мой преследователь найдет меня… я не могу рисковать вами, когда полетят пули. Но когда это безумие кончится, знайте – я вернусь.

«Если сможете, если будете живы», – подумала она, еле удержавшись, чтобы не бросить эти слова ему в лицо, чтобы не закричать, не завопить от разочарования, но не посмела.

Сегодня у нее не было сил на споры. Он сунул часы обратно в карман и обнял ее одной рукой. Мэдди прислонилась к Эйдриану и положила голову ему на грудь. Ей было все равно, видит их кто-то или нет. Так они и сидели, и она слушала, как бьется его сердце.

Потом они вернулись в дом, и Мэдди была рада, что никуда не надо ехать. Обед прошел в тихой семейной обстановке.

Однако приглашения по-прежнему продолжали поступать.

Со смешанными чувствами Мэдди приняла одно приглашение на обед в субботу, но предупредила Фелисити, что ей придется сопровождать ее, чтобы отец мог остаться дома.

Предполагая, что после визита они вернутся домой поздно, она попросила Фелисити остаться у них ночевать. Поэтому вдова пришла к Эплгейтам в субботу днем со скромным саквояжем.

– Зачем вы шли пешком? – пожурила ее Мэдди. – Томас заехал бы за вами.

– Пустяки, – сказала Фелисити. – Знаете, я перешила одно платье и смогла его надеть. – Она и причесалась немного по-другому: вместо строгого пучка уложила волосы в прическу и выглядела очень мило. Мэдди так ей и сказала и добавила:

– Смотрите. В первом пакете с платьями, которые прислала модистка из Рипона, оказалось два прелестных ридикюля – очевидно, подарок за то, что мы так много заказали. Я хочу подарить вам один.

– Ой, что вы!

Но Мэдди настояла, и вдова сдалась, хотя ее глаза подозрительно заблестели.

– Вы так добры!

Довольная тем, что у подруги теперь есть новая вещь, Мэдди сказала:

– По-моему, этот подходит к вашему платью. Теперь мы готовы ехать!

У Мэдди было приподнятое настроение. Возможно, этому способствовало новое платье от модистки. Оно было из светло-зеленого шелка, оттенявшего белизну кожи и цвет глаз. Мэдди надела жемчужные серьги, доставшиеся ей от матери, и вплела в прическу несколько свежих белых астр. Оглядев свое отражение в зеркале, она осталась довольна результатом. Оставалось надеяться, что и виконту понравится.

Спустившись вниз и увидев выражение лица виконта, Мэдди поняла, что он сражен.

– Моя дорогая Мэдлин, – сказал отец, – ты сегодня какая-то особенная. Ты затмишь всех молодых леди!

– Спасибо, папа. – Наклонившись, она поцеловала отца в лоб.

Эйдриан же просто сказал:

– Вы – прекрасное видение. Лучшей модели для своих платьев у мадам Александрии не могло и быть!

Мэдди залилась краской и, чтобы скрыть смущение, сказала отцу:

– Посмотри, папа, как прелестно выглядит миссис Барлоу, правда?

– Уверяю тебя, я уже это заметил, – сказал мистер Эплгейт. – Я рад, что вы, наконец, отказались от траура, миссис Барлоу. Вам очень идет цвет лаванды.

Фелисити, видимо, не ожидавшая комплимента, зарделась точно так же, как Мэдди.

– Спасибо! Ваша дочь, то есть мисс Эплгейт, была так великодушна…

– Да, у Мэдлин такое же доброе сердце, как у ее матери, – просиял мистер Эплгейт. – Желаю хорошо провести время. Уверен, что лорд Уэллер о вас позаботится.

Мэдди поцеловала на прощание отца, и они вышли.

– Мне понравилась характеристика, которую вам дал ваш отец, – тихо сказал Эйдриан, наклонившись к Мэдди.

– Не обольщайтесь, – так же тихо ответила она. – Вы не знаете, какой я могу быть мегерой.

Эйдриан взял обеих дам под руки и повел их к карете.

– Уже заранее дрожу, – сказал он, а Мэдди сделала страшные глаза.

Первая половина вечера была приятной, еда – обильной. Трудная часть, как обычно, началась, когда леди удалились в гостиную и женская половина гостей почувствовала, что без мужчин может немного распустить языки.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, дорогая мисс Эплгейт, – заявила миссис Терренс, как только дамы расселись в гостиной.

– Спасибо, – осторожно ответила Мэдди. – Вы тоже.

– На вас, кажется, новое платье? Оно очень вам идет.

– Возможно, оно понадобилось ей взамен того, которое она потеряла в лесу, – пробормотала молодая девица, мисс Джитс, но достаточно громко, чтобы быть услышанной. Кое-кто из молодежи хихикнул, но дамы более почтенного возраста были явно потрясены.

– Можно только сожалеть, что есть люди, забывающие о нравственности, – громко добавила миссис Джитс – мать девицы.

Мэдди покраснела, но не нашлась что ответить. Впрочем, если бы она ответила, это могло бы ухудшить ситуацию.

– Можно только сожалеть, что есть люди, забывающие о хороших манерах, – четко и так же громко произнесла Фелисити, глядя миссис Джитс прямо в глаза.

Раздался чей-то нервный смех, хотя миссис Джитс недовольно фыркнула. Фелисити, однако, и глазом не моргнула. Мэдди не посмела расхохотаться, но почувствовала себя лучше.

– Какой стыд, что в наши дни в благородное общество допускают кого попало, – выпалила матрона, глядя на Фелисити.

– Да, подумать только! – отрезала Мэдди, не спуская глаз с миссис Джитс.

К этому моменту атмосфера в гостиной накалилась до предела. Мэдди, правда, нервничала уже меньше, но ей было жаль хозяйку дома, которая явно не ожидала такого поворота беседы и выглядела растерянной.

– Как гласит пословица, «яблочко от яблони недалеко падает», – не унималась миссис Джитс.

Мэдди не поняла, к кому относилось это высказывание, и промолчала.

Одна из пожилых дам решила сменить опасную тему на менее оскорбительную:

– Хризантемы в моем саду в этом году цветут полным цветом. А как ваш сад, миссис Брайт?

Однако атакующие дамы не сдавались – во всяком случае, не миссис Джитс.

– Мне казалось, что у леди… я хочу сказать, у женщины… сознающей, что она поступила неправильно и была скомпрометирована, должно хватать стыда не выставлять себя напоказ, выезжая в свет, по крайней мере, до тех пор, пока она не вышла замуж!

– Боже мой, Боже мой, – брызгая слюной, выпалила миссис Брайт. – То, что вы говорите, нечестно. Ведь это я пригласила…

– Как знать, – с трудом сдерживая гнев, сказала Мэдди, глядя в упор на миссис Джитс. – Может быть, так заведено в вашей семье?

Миссис Джитс расплескала почти полную чашку чаю на свою ярко-лиловую юбку.

В то же мгновение ее дочь в волнении воскликнула:

– Мама, ты же не рассказала им о…

– Замолчи, Лавиния, – прикрикнула на дочь миссис Джитс, промокая салфеткой ручьи чая, стекавшие на ковер.

Миссис Брайт послала служанку за полотенцем, а другие гостьи, выпучив глаза, начали гадать, что означала неожиданная перепалка между миссис Джитс и ее дочерью. Мэдди же никак не ожидала, что ее замечание произведет такое ошеломляющее впечатление. Во всяком случае, ее мучительницы начисто о ней забыли.

Потом одна из дам рассказала о цыганском таборе, расположившемся, по словам ее мужа, на территории их поместья.

– Эти бродяги опасны. Надо подальше спрятать драгоценности и не выходить одной.

– Да, лучше не выходить, – согласилась миссис Брайт, обрадовавшаяся новой теме для беседы. – Они вмиг перережут вам горло.

Эта тема занимала дам вплоть до появления мужчин. Вскоре Мэдди и ее спутники смогли попрощаться с хозяевами под тем предлогом, что им лучше поехать домой, пока светит яркая луна и Томас видит дорогу.

– Надеюсь, вам понравился вечер, лорд Уэллер? – спросила Мэдди по дороге домой.

– Да, ваши соседи весьма сердечные люди.

Конечно, подумала она, как еще они могли отнестись к заезжему пэру, богатому и могущественному?

Как странно, что мужчин не обвиняют в их грехах, тогда как женщин…

Отец еще не ложился спать, потому что хотел узнать, хорошо ли они провели вечер. Они выпили по чашке чаю и отправились спать. Фелисити отвели гостевую комнату.

Мэдди поблагодарила подругу за помощь, и та рассмеялась:

– Я получила удовольствие. Знаете, все те же старые коровы задрали передо мной нос, когда я только приехала. Они всех критикуют, а сами такие лицемерки! Когда вы станете виконтессой, они живо все забудут, вот увидите.

– Надеюсь.

Ночь прошла спокойно, без всяких признаков лунатизма. На следующее утро все отправились в церковь, где помолвка Мэдди и Эйдриана оглашалась во второй раз.

Время бежало быстро и было ощутимо почти так же, как зимний ветер, от которого дрожат карнизы и хлопают ставни на окнах. Что, если у нее будут только эти две недели с Эйдрианом? У Мэдди было огромное желание высказать свое неодобрение, даже запротестовать, лишь бы это помогло ей задержать Эйдриана еще на какое-то время. Но тогда ее сочтут сумасшедшей и будут правы.

Однако чем больше она узнавала Эйдриана, чем больше времени она с ним проводила, тем больше укреплялась во мнении, что хочет выйти за него замуж.

Но если ему придется уехать…

Она украдкой взглянула на виконта, и ей показалось, что он чем-то озабочен. Что привлекло его внимание?

С амвона викарий читал поучение из Библии:

«И не оскверняйте землю, на которой живете: ибо кровь оскверняет землю; и очистить землю от пролитой в нее крови можно лишь кровью того, кто пролил ее».

Опять кровь и убийство, думала Мэдди. Они преследуют его, преследует их, где бы они ни были.

Когда они вернулись домой из церкви, она почти все время молчала, так же как и виконт, а отец, казалось, был увлечен беседой с сидевшей рядом с ним Фелисити.

После ленча Томас отвез Фелисити домой, но перед отъездом вдова сказала Мэдди, что ей понравился ее первый выезд в свет.

– Все понравилось? – не могла не спросить Мэдди.

– Абсолютно, – усмехнулась Фелисити. – Эти кумушки не позволят мне потерять форму. Знайте, что вы всегда можете на меня рассчитывать.

– Вы мне очень помогли, – тихо сказала Мэдди. Она не хотела, чтобы отец знал, что их соседи вовсе не были воплощением доброты и терпимости.

В доме Фелисити все было так, как она оставила. Разве она ожидала чего-то другого? Но хорошо, что рядом был Томас, когда она отперла дверь и вошла в дом. Она быстро огляделась, чтобы убедиться, что все на своих местах и ее не ждет какой-нибудь сюрприз.

Отпустив Томаса, она закрыла дверь на засов и села на стул. Ей еще придется принести воды и дров для камина, но пока она должна немного отдышаться и подумать о том, как приятно было выбраться из своего домика и притвориться, что у нее все еще есть какая-то жизнь.

Серая кошечка стала, мурлыкая, тереться о ноги.

– Ты по мне скучала, моя милая? – пробормотала Фелисити и принялась гладить кошку и чесать у нее за ухом. – Да, нам всегда нравится, когда нас любят, правда?

Она посадила кошку на колени, продолжая ее гладить, и вдруг в памяти всплыли воспоминания, которые она поклялась забыть навсегда. Стоит ли – посмеет ли она доверить своей новой подруге правду о себе? Мэдлин была такой внимательной, такой щедрой, что Фелисити почувствовала себя виноватой за то, что не была до конца откровенной. Или лучше все забыть и ничего никому не рассказывать? Во всяком случае, так будет безопаснее.

В открытом окне промелькнула какая-то тень. Рука Фелисити перестала гладить кошку, и та подняла голову, словно спрашивая, что случилось. Окно было маленькое и располагалось высоко. Что это была за тень?

Возможно, всего лишь облако, набежавшее на солнце, или пролетавшая мимо птица. Фелисити прислушалась. Не было никаких подозрительных звуков, ничего необычного. С поля донеслось карканье вороны, какое-то насекомое жужжало в кустах. Все это были привычные звуки.

Однако Фелисити почему-то задержала дыхание и так напряглась, что у нее заболела спина. Она заставила себя глубоко вдохнуть и медленно выдохнуть. Какая чепуха! Никто ее здесь не найдет!

Все же Фелисити сидела тихо, по крайней мере, полчаса, прислушиваясь и не спуская взгляда с двух окон. Но не услышала ничего, кроме обычных звуков природы.

Потом до нее дошло, что скоро начнет темнеть и надо принести дров, чтобы разжечь камин. В доме с каждой минутой становилось все холоднее. И воды у нее тоже нет.

Стараясь побороть страх, от которого она никак не могла избавиться до конца, Фелисити переоделась в свое поношенное черное платье, накинула на плечи самую старую шаль и повязала фартук. Потом, спрятав за пояс юбки небольшой, но очень острый кинжал, о котором никто, даже Мэдлин, не знал, Фелисити взяла пустое ведро.

С бьющимся сердцем она отодвинула засов, медленно, так чтобы не заскрипели петли, открыла дверь и выглянула. Ничего, кроме обычного мирного пейзажа. Ей нужна собака, а не кошка – огромная злая собака, которая зарычит, если кто-то незнакомый приблизится к дому. Фелисити уже давно думала о собаке, но знала, что ей не хватит средств, чтобы ее прокормить.

Фелисити закрыла за собой дверь и решительными шагами направилась к ручью. Взобравшись на небольшой пригорок, спускавшийся к самой чистой части ручья, куда обычно приводили на водопой стадо, она наклонилась, опустила в ручей ведро и стала ждать, пока оно наполнится.

С трудом вытащив полное ведро, Фелисити поставила его на землю, чтобы отдышаться. Но где-то рядом треснул сучок, и она в страхе вздрогнула. Обернувшись на звук, Фелисити увидела лишь одинокую рыжую корову, смотревшую на нее огромными круглыми глазами.

– Пошла! – облегченно вздохнула Фелисити. – Прочь с дороги!

Она, наконец, дотащила свою тяжелую ношу до дома, открыла дверь и, переступив через порог, привычно огляделась. Все было как всегда. Она поставила ведро на скамейку и, прежде чем страх не овладел ею полностью, схватила небольшой топор и пошла за дровами.

Расколов несколько поленьев и собрав щепки для растопки, Фелисити взяла в одну руку топор, а в другую – охапку дров и, выпрямившись, повернулась к дому.

И в страхе остановилась.

Чьи это следы?

Определенно не ее. Слишком большие. Похожи на следы мужчины и, судя по глубине отпечатка, принадлежат грузному человеку.

Были ли эти следы, когда она вышла из дома?

Она огляделась. Солнце уже садилось за деревьями, и свет быстро угасал. Но ничего необычного она не заметила. Может быть, кто-то проходил мимо дома, пока она отсутствовала?

Во всяком случае, это был не самый подходящий момент для встречи с незнакомцем, тем более что руки заняты дровами. Фелисити, все время оглядываясь, быстро пошла к дому. От страха сердце было готово выскочить из груди.

Прибежав домой, она бросила дрова и, не выпуская из рук топор, закрыла дверь на засов.

Потом, чувствуя себя глупо, заглянула под кровать. Ничего не увидев, почувствовала себя лучше. Кошка, как обычно, стала тереться о ее ноги, и Фелисити – немного рассеянно – ее погладила.

– Да, знаю. Я, наверное, начинаю сходить с ума, – вздохнув, сказала она.

В доме становилось все холоднее, и Фелисити поспешила разжечь камин и поставила на огонь чайник с водой.

Она вскипятит чай, согреется и почувствует себя лучше, твердила себе Фелисити. Мэдлин уговорила ее взять булку свежего хлеба, горшочек масла и несколько кусочков ветчины. Таких деликатесов Фелисити не могла себе позволить. Сейчас она их отведает и постарается расслабиться. Она ведь не ребенок, который боится привидений.

Но как она себя ни убеждала, страх не проходил. Она закуталась в шаль и положила себе на колени кошку.

Ах, если бы ее жизнь была такой же простой, как у этой кошки!


Поужинав холодным мясом, хлебом и фруктами, все рано легли спать; Мэдлин все еще не оправилась от субботнего приема у леди Брайт. Если точнее – от того, как пришлось отбиваться от осуждавших ее соседей.

Мэдди быстро уснула, но спустя какое-то время проснулась от шума в коридоре. Почему-то ее это не удивило.

Часы в холле пробили два. Мэдди завернулась в шаль и осторожно приоткрыла дверь. Как она и ожидала, в конце коридора она увидела своего жениха. Его глаза были устремлены в пространство, он выглядел так, будто существует в своем собственном мире. Да, впрочем, это так и было.

Он был в брюках и рубашке, на шее двумя длинными лентами болтался галстук. Он, видимо, раздевался, сидя на кровати, и его неожиданно сморил сон.

Что послужило причиной беспокойства на этот раз?

– Пойдем, мой дорогой, – прошептала Мэдди, надеясь, что ему не привиделся кошмар и его больше не преследуют лужи крови.

Но у нее упало сердце, когда она услышала его бормотание.

– «…кровь оскверняет землю». Кровь, кровь, кровь – вместе со мной в этот дом пришла кровь… Я должен уехать, пока она тоже не пострадала.

– Она?

Мэдди смотрела на него в недоумении. Она так торопилась выйти в коридор, что забыла сунуть ноги в тапочки, и теперь почувствовала, каким холодным был пол.

– Мэдлин… нельзя, чтобы она расстроилась…

– Чепуха! – возразила она громче, чем намеревалась. Испугавшись, что ее могут услышать, она понизила голос до шепота: – Пойдемте, милорд. С Мэдлин все будет в порядке. Здесь нет крови, но ночь холодная, и вы можете простудиться. Возвращайтесь в постель.

– Но следы…

– Поверьте мне, нет никаких следов. Никакой крови, – решительно сказала она. – Возьмите меня за руку, милорд.

Он послушно последовал за ней в свою комнату. Она вздохнула с облегчением, когда закрыла за собой дверь.

Но возникла новая сложность.

Он не хотел ложиться в постель.

– Постельное белье безупречно чистое, а я весь в крови. Я не могу…

– Эйдриан! – Мэдди устала и замерзла, и мысль о том, что она может лечь рядом с ним и он согреет ее своим теплом, взволновала ее. Но он не желал сесть даже на краешек кровати. – На вас нет крови, уверяю вас. Если я лягу, вы… куда вы идете? Подождите!

Мэдди бросилась за ним.

Схватив за руку, она остановила его у самого окна. Светила полная луна, и в этой части комнаты было еще холоднее. Мэдди пробила дрожь.

А он, казалось, не замечал холода.

– Если бы Мэдлин знала, сколько человек я убил, сколько умерло на моих руках, она никогда не согласилась бы выйти за меня замуж. Никогда бы меня не полюбила и не захотела бы даже приблизиться ко мне.

От его слов у Мэдди сжалось сердце. Он говорил о любви, а не об удобном для них обоих браке. Он подал ей надежду и тут же снова ее отнял.

– Что вы имеете в виду, Эйдриан? Войну? Вы сражались за свою страну… вы не можете винить себя в том, что отняли жизнь у людей на войне… у вас не было выбора.

– Но кровь, – тихо повторил он, – кровь везде. А теперь еще и…

– Дуэль? – догадалась Мэдди. – Вы ведь не хотели его убивать, не так ли, Эйдриан?

– Нет! Его пуля задела мое плечо, я дернулся, и пуля попала прямо в него.

– Значит, в этом нет вашей вины, – повторила она. Разве можно в чем-то убедить человека, застрявшего в бесконечном кошмаре, покачала она головой.

Бесполезно взывать к логике, решила Мэдди. Она достала из комода полотенце и намочила его в умывальнике. Потом подошла к Эйдриану с полотенцем в одной руке и фарфоровой умывальной чашей – в другой.

– Вот смотрите, – сказала Мэдди, взяв его руку, – я смываю кровь, Эйдриан. Ее больше нет.

Она проделала то же самое с другой его рукой, надеясь, что холодная вода приведет его в чувство.

Но он так сильно вздрогнул от прикосновения мокрой ткани, что Мэдди чуть было не выронила тяжелую чашу. Вода выплеснулась прямо на него.

– О Боже, – пробормотала Мэдди. Промокли и брюки, и рубашка. Но может, он хотя бы от этого очнется?

Нет, не очнулся.

– Теперь вам обязательно надо лечь в постель. – Она потащила его к кровати. – Прошу вас, Эйдриан. Здесь холодно, и вы простудитесь. И мне холодно. Давайте ляжем вместе.

Откинув одеяло, она подтолкнула Эйдриана, надеясь, что он последует за ней. Немного поколебавшись, он сел на край.

Она стянула с него галстук и бросила его на пол.

– А теперь снимите рубашку, Эйдриан. Она совсем мокрая.

Он молча повиновался, стянув рубашку через голову. Мэдди не чувствовала себя достаточно смелой, чтобы снять с него брюки и нижнее белье, поэтому просто похлопала по подушке:

– Ну же, Эйдриан. Ложитесь рядом со мной. Вам надо согреться.

Не говоря ни слова, он лег, и Мэдди смогла натянуть одеяло на его голый торс. Виконт какое-то время лежал неподвижно, однако, когда она попыталась подоткнуть одеяло с боков, он дернулся, подмял ее под себя и затих.

Мэдди вздрогнула от неожиданности, но не стала сопротивляться, решив, что будет лежать тихо, пока не поймет, что он хочет сделать. Возможно, в его воображении возникли еще какие-то фантазии, и это поможет ему забыть о своем кошмаре.

Он прижался к ней и замер, и ей это понравилось. Она перестала дрожать от холода.

Она ощущала, как тепло растекается по всему ее телу, сверху донизу, до самых кончиков пальцев на ногах, и у нее вдруг появилось странное желание прижаться еще сильнее и почувствовать его мужскую плоть…

Но что он делает?

Он вдруг перекатился, и она снова оказалась рядом. Вот и хорошо. Теперь она свободна и может вернуться и свою комнату, пока он не проснулся и не обнаружил ее в таком компрометирующем положении. Одна мысль об этом заставила Мэдди покраснеть. В состоянии сна виконт почему-то казался менее опасным.

Возможно, потому, что выглядел более невинным, более уязвимым, хотя по-прежнему желанным. Она долго разглядывала его лицо, но потом покачала головой. Нет, так не годится. Разве не она читала нотации своим сестрам о том, что в любой ситуации надо себя контролировать и ни в коем случае не ронять честь семьи?

Правда, они вряд ли ее слушали. О Лорин не надо было беспокоиться, потому что она рано вышла замуж. Джулиана, хотя и подтрунивала над Мэдди, но, кроме каких-то детских выходок вроде лазанья по деревьям и прогулок по болотам, во всем остальном шла по проторенной дорожке. Только с близнецами были хлопоты. Они выбрали свою линию поведения и редко вели себя так, как подобает воспитанным девушкам. Попытки их переделать были бесполезными.

Но теперь это Мэдди всполошила все графство и была уверена, что сестры никогда не позволят ей об этом забыть. Но разве можно их в этом винить? – мрачно подумала Мэдди.

Она пошла на цыпочках к двери, но виконт, выскочивший из постели, схватил ее и стянул через голову ночную рубашку.

– Эйдриан, подождите! – Но ее голос был приглушен рубашкой.

Через секунду она осталась в одних панталонах. Прикрыв руками грудь, она сказала:

– Перестаньте. Верните мне рубашку, – Ее голос звучал до смешного строго.

Он, видимо, не слышал Мэдди, потому что поднял ее и бросил на кровать.

Она была настолько ошеломлена, что даже не попыталась встать, а лежала и смотрела на него. А он придавил своей сильной рукой ее грудь, так что Мэдди не могла пошевелиться, и поцеловал.

Позже она вспоминала об этом поцелуе как о «том самом».

Его губы были такими твердыми и теплыми и такими настойчивыми, что она уже не могла думать ни о чем другом, потому что этот поцелуй вызвал к жизни все ее тело. Мэдди и не думала сопротивляться. Вместо того чтобы попытаться вырваться и бежать, она прижалась к нему грудью и обвила руками шею, забыв о возможных последствиях.

Он раздвинул языком ее губы и проник внутрь. Мэдди показалось, что она может утонуть в этом незнакомом ощущении, но если Эйдриан, во сне или наяву, хочет ее, она готова отдаться ему и телом, и душой и ничего не бояться…

Он так крепко прижал ее к себе, что Мэдди уже не понимала, где кончалась она, а где начинался он. А когда он начал целовать ее лицо и шею, у Мэдди закружилась голова.

Надеясь доставить ему такое же невероятное удовольствие, какое испытывала она, Мэдди провела пальцами по его голой спине. Он издал какой-то тихий гортанный звук, и Мэдди, осмелев, продолжила гладить его спину, а потом грудь и шею.

Спуститься ниже у нее не хватило смелости. Но, будто догадавшись о ее желаниях, он положил свои ладони поверх ее рук и начал опускать их все ниже и ниже.

Она почувствовала сначала плоский живот, потом завитки мягких волос, а потом… она попыталась убрать руки, но он вернул их обратно.

Это была мужская плоть – такая же твердая, как мускулы его груди и рук. В общем-то, Мэдди видела животных на ферме… «Перестань быть дурочкой», – отругала она себя. И это войдет в нее? Трепет ожидания – или это была нервозность? – прокатился волной по ее телу.

Жаль, что она не получила ответа на свои письма сестрам, подумала Мэдди, но вспомнила совет Фелисити. Вдова сказала, что нужно следовать своим инстинктам. А что подсказывают ей ее инстинкты? Она обхватила обеими руками его плоть и стала нежно ее гладить. Почувствовав, что Эйдриан дрожит от удовольствия, Мэдди принялась гладить его бедра и завитки темных волос. А он двигался небольшими толчками и тихо постанывал.

Она и для себя хотела чего-то большего, хотя не знала, чего именно. Он опустил руку и сдернул с нее последний предмет одежды. Мэдди вздрогнула, но не от холода, а от ожидания того огромного шага, который она вот-вот сделает.

Останавливаться она, тем не менее, не хотела. Всеми фибрами души она хотела слиться воедино с этим прекрасным мускулистым телом, раствориться в мужчине, оказавшемся таким сильным и благородным.

Она помогла ему снять нижнее белье, и теперь они оба были голые. Он прижал ее к себе, и соприкосновение с его кожей было восхитительным, но Мэдди все еще хотелось большего.

Она стала целовать его, думая о том, что ничего нет прекраснее на свете, чем чувствовать прикосновение его тела. А он лег сверху – видимо, приготовившись войти в нее. Глаза Мэдди расширились, но она не протестовала. Только помимо своей воли напряглась.

И каким-то образом увидела, даже в темноте, что он моргнул и открыл глаза.

Глава 10

Его глаза были открыты и в то время, когда он ходил во сне, но ничего на самом деле не видел. На сей раз было по-другому, и она это поняла.

– Мэдлин!

О Боже, что он о ней подумает? Неужели отменит помолвку? Он решит, что она слишком распущенная, чтобы быть его женой, подумала Мэдди. До нее с большим опозданием дошло, как следует истолковывать тот факт, что она оказалась в одной постели с голым мужчиной. Хорошо, что в темноте он не видел, как пылают от стыда ее щеки. Она отвернулась.

– Мэдлин, неужели я силой заставил вас лечь со мной в постель? Или задерживаю вас здесь против вашей воли?

Она, конечно, могла бы солгать. Она не поняла его тона – был ли он просто недоволен или потрясен.

– Нет, Эйдриан, – безжизненно ответила она. – Вы снова ходили во сне. Я привела вас в вашу спальню, чтобы уложить в постель, а… получилось так…

Он наклонился и поцеловал ее за ухом. Она вздрогнула от удивления. А он склонился ниже и поцеловал ее шею. Мэдди боялась пошевелиться и смогла лишь произнести:

– Эйдриан!

– Раз вы здесь по собственному желанию…

– Вас это не изумляет?

– Изумляет? Моя дорогая девочка, я в восторге. Я хотел этого с той самой ночи, как нашел вас в беседке. Но мне надо было убедиться, что и вы этого хотите.

Он провел языком по впадинке между шеей и плечом.

– Эйдриан, вы ведь не… Я хочу сказать, вы действительно… вы не притворялись?

– Действительно ли я лунатик? Как это ни печально – да. Я страдал этим в детстве, а после войны все возобновилось. Но должен признаться, что несколько последних минут я был как бы в полусне. Во всяком случае, мне казалось, что это какой-то очень приятный сон…

Не зная, что сказать, Мэдди опять покраснела, а его рука уже скользила по ее телу. Когда его пальцы прикоснулись к нежной коже груди, Мэдди вздрогнула. А он медленным движением обвел сначала грудь, а потом – сосок. Мэдди боялась, что может закричать от наслаждения. Поэтому, когда он занялся другим соском, она прикрыла ладонью рот, испугавшись, что вопреки своим благим намерениям не сможет удержаться.

Он поцеловал ее, и Мэдди так глубоко погрузилась в свои ощущения, что казалось – лучше уже не может быть.

Но он опустил руку и прикоснулся к нежному месту у нее между ног, и Мэдди поняла, что может быть еще лучше. Она замерла в ожидании. Она была так готова принять его, что непроизвольно выгнула, спину.

– Да, – пробормотал Эйдриан, – да, дорогая, – и проник в нее пальцем.

– Ах, Эйдриан… – вскрикнула она от неожиданности.

Его палец толчком продвинулся глубже, и она почувствовала, что лепестки ее плоти стали влажными. А он накрыл ее своим телом.

– Я думаю, что ты готова, любовь моя, – сказал он над самым ее ухом.

Мэдди не могла даже думать, не то что говорить. Она лишь кусала губы, чтобы не дать стонам наслаждения вырваться наружу. Сильным толчком он вошел в нее, и она вскрикнула.

На какую-то долю секунды она почувствовала боль, но Эйдриан тут же отодвинулся и поцеловал ее. Прежде чем Мэдди сообразила, что ей было больно, он снова вошел в нее – на этот раз глубоко – и волшебная волна наслаждения захлестнула ее.

Они были будто единым целым, поднимаясь и опускаясь одновременно. И чем сильнее были его толчки, тем с еще большей силой отвечала она. Это был ритм, заданный их собственными телами.

Это было больше, чем она мечтала. Каждый раз, когда их разгоряченные тела соприкасались, ее охватывало чувство беспредельной радости. Ей казалось, что от них в разные стороны разлетаются искры и простыни, что постель и вся комната вот-вот вспыхнут пламенем.

Когда они оказались на самой вершине, у Мэдди даже закружилась голова, от того что ей не хватало дыхания. Наслаждение было таким острым, что она испугалась, что не перенесет его. На что это было похоже? На звездопад, на несущиеся над землей метеориты…

Эйдриан, наконец, перекатился сначала на спину, а потом на бок и обнял ее.

Так вот что такое любовь мужчины и женщины! Мэдди прижалась к Эйдриану и закрыла глаза – как ей показалось, всего на минуту. Но когда она снова их открыла, то увидела, что уже светает.

– Дорогая, – сказал Эйдриан, – я бы с радостью продолжил, но боюсь, что твоя верная служанка скоро начнет свой утренний обход, и тогда…

– О, Боже упаси, чтобы Бесс застала меня здесь!

От одной этой мысли Мэдди села и, схватив ночную рубашку, прижала ее к обнаженной груди.

– Я подумал то же самое, – сказал он, но, судя по его улыбке, он ничуть не раскаивался.

– Негодяй! – Мэдди скорчила гримасу и поцеловала его. Быстро натянув рубашку, она ринулась к двери.

– Осторожно, не споткнись о порог!

Мэдди выглянула в коридор и, убедившись, что никого нет, оглянулась и улыбнулась своему жениху… и любовнику.

А потом опрометью помчалась в свою спальню.

* * *

Этот дом совсем не то, что ей нужно. Для деревенского домика он был слишком большим, а для городского дома – слишком старым и холодным. Пока Фелисити соображала, где она на самом деле находится, до ее ноздрей дошел запах дыма. Дым забил ей нос, и горло, и рот – она чувствовала его везде. Ей пришлось откашляться, потому что трудно стало дышать. Когда она поняла, что ей грозит опасность, Фелисити похолодела. Времени на то, чтобы размышлять, сон это или явь, у нее не было. Надо выбираться.

Она протянула руки, чтобы за что-нибудь ухватиться, но ощутила лишь поношенное постельное белье. Она попыталась откинуть его, но оно почему-то опутало ее подобно водорослям, которые тянут на дно тонущего человека. Собравшись с силами, Фелисити стала работать ногами, и когда ей, наконец, удалось сбросить одеяло, она выпрыгнула из кровати.

Комната была полна дыма, и Фелисити закашлялась. Ей было трудно дышать. Она схватила лежавшую на стуле возле кровати шаль и прижала ее ко рту. Надо зажечь свечу, чтобы можно было хоть что-нибудь разглядеть в этой пугающей темноте, но у Фелисити не было на это времени.

Надо выбраться из дома.

– Помогите! – сдавленным голосом крикнула она, но никто не откликнулся.

Она вспомнила, что одна, что все, кого она знала, бросили ее… когда она оказалась опорочена, когда все дамы, с которыми она была знакома, отвернулись от нее.

Но сейчас не время для воспоминаний. Дым становился все гуще, В голове странно шумело, а грудь болела от непрерывных усилий глотнуть хотя бы немного воздуха.

Фелисити споткнулась о табуретку и упала на колени. Ближе к полу воздух был чище, и на мгновение в голове прояснилось. Отпихнув табуретку, Фелисити поползла к двери, инстинктивно почувствовав, что это ее последний шанс выжить. Дым станет таким густым, что она просто задохнется и умрет.

Движимая отчаянным желанием жить, она – дюйм за дюймом – ползла к двери. Она уже чувствовала спиной жар пламени, слышала потрескивание огня. Как же она устала, устала бороться за каждый глоток воздуха! Хорошо бы просто положить голову на руки и немного передохнуть…

Нет! Фелисити вдруг представила себя в грязной от дыма и разлетающихся угольков ночной рубашке. «Не останавливайся! Встань!» – приказывала она себе, подползая к тяжелой двери. Фелисити протянула руку, чтобы толкнуть дверь и вырваться на свежий воздух.

Но дверь не открывалась…

Вскрикнув, Фелисити села в кровати.

Ночной кошмар всегда кончался именно так.

И незачем плакать, убеждала она себя, смахивая слезы. Она выжила, дверь открылась… Но если бы тот, кто поджег дом – а она никогда, в отличие от жителей деревни, не верила, что это был несчастный случай, – сумел каким-либо образом запереть дверь, ей бы никогда не удалось переехать в другое место и снова попытаться скрыть, кто она на самом деле.

Фелисити потерла на предплечье небольшие шрамы от ожогов, которые она обычно прятала под длинными рукавами. Ее взгляд упал на оконце почти под потолком, и Фелисити увидела в нем лицо мужчины.


После чудесной ночи, проведенной с виконтом, Мэдди решила, что необходимо быть осмотрительной. Поэтому она встретилась с Эйдрианом лишь за завтраком. При этом у нее не хватило мужества поднять на него глаза. Ей казалось, что у нее на лбу написано, что в ее жизни произошли большие перемены.

Догадается ли отец, что она потеряла невинность? Вряд ли, но она изо всех сил старалась не краснеть, сосредоточившись на овсянке и тостах.

На Эйдриана она поглядывала лишь украдкой.

А он, напротив, бросал на нее лукавые взгляды, которые заставляли ее хихикать невпопад, когда Эйдриан и ее отец обсуждали какую-то партию в шахматы и великолепный гамбит виконта…

Она тоже могла бы участвовать в разговоре о гамбите, но кусала губы, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

Слава Богу, отец предложил Эйдриану сыграть после завтрака еще одну партию.

– Ты не возражаешь, дорогая? – спросил отец у дочери.

– Что ты, папа!

– Игра в шахматы мое почти самое любимое развлечение, – широко улыбнулся виконт, а когда мистер Эплгейт отвернулся, подмигнул Мэдди.

– Да? Вы предпочитаете какую-то другую игру? Так давайте сыграем, – предложил отец.

Мэдди пришлось ущипнуть себя, чтобы удержаться от смеха, и она бросила на Эйдриана укоризненный взгляд за то, что он дразнит ее. Он тут же стал серьезным и поклонился, будто раскаиваясь.

– Нет, я очень люблю шахматы, и мы не можем прервать наш турнир. Я уже почти вернул былую форму.

Мужчины ушли в кабинет, а Мэдди отправилась на кухню помочь Бесс вымыть посуду. Потом она поднялась в свою комнату и, достав письма матери, села на кровать и прижала их к сердцу.

Был ли знаком ее матери тот восторг, который испытали Мэдди и Эйдриан прошедшей ночью?

Мэдди пожалела, что мать жила так недолго и у нее нет возможности поговорить с ней сейчас, спросить ее совета…

Искушение прочесть письма матери было так велико, что Мэдди не могла ему противостоять. Она лишь взглянет…

Она выбрала наугад одно письмо, в котором мать вспоминает о своей прогулке в саду:

Мой дорогой, сейчас зацвел наш с тобой любимый куст роз, и каждый раз, когда я вижу новый бутон, то вспоминаю, с какой любовью ты ухаживал за кустом. Теперь твои усилия вознаграждены. В твоих любящих руках я чувствую себя точно так же, как этот куст.

Как трогательно, подумала Мэдди. Она и не знала, что ее отец любил заниматься садом. В последние годы он почти не обращал внимания на цветы и декоративный кустарник. Возможно, он охладел к этому занятию после смерти матери?

Она сунула письмо обратно в пачку и опять отправилась помогать Бесс на кухне.

Когда стол был накрыт для ленча, а мужчины, оставив шахматы, присоединились к Мэдди в столовой, ей каким-то образом удалось завести разговор о саде:

– Ты не помнишь, папа, у моей мамы был любимый куст роз?

– Что? – Отец замер с вилкой в руке, словно пытаясь вспомнить. – Видишь ли, твоя мать любила все цветы. Ей очень нравилось возиться в саду, и у нее это очень хорошо получалось. Боюсь, что с тех пор, как она нас покинула, сад никогда не был таким, как при ней. – Отец вздохнул, и у Мэдди не хватило духу и дальше задавать отцу вопросы.

Наверное, все так, как она подумала. Отец утратил интерес к саду, когда не с кем стало его разделить.

Беседа за столом вернулась к обычным темам, а после того, как все встали из-за стола, а мистер Эплгейт отправился отдыхать в свою комнату, Мэдди и виконт вышли в сад и рука об руку прямиком направились на свою скамейку в дальнем конце сада.

Воспоминания о прошедшей ночи заставили Мэдди прижаться к Эйдриану и поднять лицо для поцелуя.

– Любимая, – прошептал он, обняв ее за плечи. – Радость моя.

Она придвинулась еще ближе и почти оказалась у него на коленях. Тогда он приподнял ее и действительно усадил себе на колени. Каково же было ее удивление, когда она ощутила, как при этом напряглась его плоть.

– Как ты думаешь, мы посмеем? – пробормотал он. Она огляделась, чтобы удостовериться, может ли кто-нибудь их увидеть. Высокий кустарник защищал их от посторонних глаз, а Томас, насколько ей было известно, завтракал на кухне у Бесс. Разве можно быть благоразумной, если кровь просто бурлит в жилах?

Он приподнял ее, чтобы она могла вытащить из-под себя юбку. Какой ужас, потрясенно подумала Мэдди, в этих любовных делах она становится просто-таки развратной. Даже если им не удастся довести дело до конца, было так приятно чувствовать его твердую плоть у себя между ног. Она поняла, что, просто раскачиваясь, можно вызвать невероятно восхитительные ощущения.

– Любовь моя, что ты со мной делаешь… – простонал Эйдриан.

– Ты хочешь, чтобы я остановилась?

– Нет, нет! – вырвалось у него.

Она возобновила свои движения, а рука Эйдриана вдруг скользнула ей под юбку, и он просунул внутрь палец. Мэдди вздрогнула и приподнялась, чтобы встать, но он быстро вернул ее на место.

– Тихо, – сказал он, – мы должны делать вид, что ничего не происходит. Надо залечь на дно.

Это показалось Мэдди смешным, и она рассмеялась бы, если бы не была так поглощена ощущениями физической близости.

А Эйдриан продолжал ласкать нежные складки ее плоти, и она уже не понимала, как можно все это выдержать.

Наконец, вскрикнув, она приподнялась в последний раз и упала в его объятия. Эйдриан прижал Мэдди к себе и начал целовать глаза, щеки и даже макушку.

Мэдди лежала с закрытыми глазами, совершенно счастливая, но почему-то чувствуя себя эгоисткой.

– А как же ты? – прошептала она.

– Я в порядке, дорогая. В другой раз… когда мы будем одни. А сейчас я, по крайней мере, смог сделать счастливой тебя.

Казалось, что он говорит искренно, поэтому она перестала беспокоиться. Ей и в голову не приходило, что это можно делать и так. Сколько же ей еще предстоит узнать! Как было бы хорошо, если бы у них впереди было много лет, чтобы научить друг друга всему.

Опасаясь, что из дома может выйти Томас, Мэдди немного отодвинулась от Эйдриана, хотя он продолжал обнимать ее за талию.

– Ты тоже любишь возиться в саду, как твоя мать? – спросил он.

Она оглядела клумбы с осенними цветами:

– Боюсь, у меня не так много времени, чтобы ухаживать за садом. Мой отец прав – все выглядит не так, как раньше.

Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал пальцы.

– Я знаю, как трудно тебе приходится, Мэдлин. На тебе все хозяйство и уход за отцом. Ты – обязательный человек и хорошая дочь.

Мэдди неожиданно разволновалась и спросила:

– Так ты понимаешь, почему я не могу его оставить, Эйдриан? Один он не справится, двое пожилых слуг мало чем могут ему помочь. Но даже если бы слуг было больше, я не смогла бы обречь его на одиночество, оставить только на попечение слуг.

– Я понимаю. У тебя доброе сердце, моя дорогая, и природа наделила тебя способностью любить. Я уважаю тебя за это.

– А я… чем больше узнаю тебя и чем больше времени мы проводим вместе… – пыталась она объяснить. – Мне бы хотелось, чтобы мы… я… – «Если бы у нас был шанс и мы действительно стали бы мужем и женой, – подумала она, держа его за руку. – Если бы ты не был проклят…»

Она не могла уйти, а он не мог остаться. Как им найти способ сохранить свою любовь, чтобы иметь время лелеять ее и наслаждаться ею?

– Я не хочу терять тебя, – пробормотала Мэдди.

Эйдриан сжал ее руку, но ничего не ответил. Воздух был прохладным, но приятным. Эйдриан обнимал ее за плечи. Они сидели на ее любимой деревянной скамье, и их окружало восхитительное царство осенних цветов и багряной листвы деревьев. Этот час был поистине золотым, и Мэдди хотела, чтобы он длился вечно.

Если она сосредоточит все мысли, все силы, сможет ли она удержать их в этом коротком промежутке времени… остановить бег времени? Оградить Эйдриана от напасти?

Однако багряная листва почти полностью опала, цветы уже роняли лепестки. Мэдди казалось, что она даже видит, как лепестки отрываются от цветка и их уносит ветерок.

Как же ей замедлить… нет, остановить время?

Она неожиданно поняла, что Эйдриан покорил ее сердце.

Он научил ее не просто страсти, а любви. Она влюбилась, хотя меньше всего этого ожидала. Удобный брак, контракт, заключенный ради приличия, переросли в чувство, потрясшее ее до глубины души. А неожиданная болезнь, которая настигла Мэдди во время ночной грозы, может превратиться в самое большое счастье в ее жизни.

Мэдди положила голову Эйдриану на грудь, чтобы слышать, как бьется его сердце, и он заключил ее в свои объятия.

«Останься, – молила она про себя, – останься. Господи, огради его от всех печалей».

Ах, если бы они знали какое-нибудь старинное заклинание, или обладали бы волшебной палочкой, или у них была бы фея, которая могла исполнить самое заветное желание! Что-нибудь, что обеспечило бы им счастливую совместную жизнь.

Солнце уже клонилось к горизонту, воздух стал заметно свежее. Кто-то, подошедший к дому, позвал Мэдди по имени. Это пришла Фелисити, чтобы сопровождать Мэдди на очередной званый вечер.

Влюбленным пришлось отодвинуться друг от друга.

– Я начинаю понимать преимущества брака, – пробормотал виконт. – Преимущества запертой двери и права оставить весь мир по другую сторону этой двери.

Фелисити была одета в подаренное ей Мэдди и перешитое платье, в руках у нее был новый ридикюль и итальянский веер. Она выглядела замечательно. Это заметил даже мистер Эплгейт, сделавший ей комплимент.

Мэдди была рада видеть свою подругу в новом наряде. У нее самой было приподнятое настроение, потому что из Рипона прибыли все заказанные платья и она тоже была в обновке. Омрачало лишь то, что каждый званый вечер был для Мэдди вызовом общественному мнению.

Она поделились этим с виконтом, когда они встретились на площадке второго этажа, прежде чем спуститься вниз.

– Так откажись, – сказал он. – Пошли свои извинения. Нам не обязательно ублажать этих провинциальных домохозяек, считающих, что они делают нам одолжение. Я не хочу, чтобы ты из-за них расстраивалась, Мэдлин.

– А я не хочу, чтобы они думали, будто взяли надо мной верх, Эйдриан, – возразила она. – Они не так уж меня и волнуют.

Это, конечно, было неправдой, но ведь эти люди останутся соседями, с которыми ей придется жить, когда виконт уедет. Но обсуждать это с ним было слишком болезненно. Слава Богу, что отец не знает, как она страдает от злобных нападок особенно воинственных соседок.

К досаде Мэдди, первой, кого они встретили, когда приехали на вечер, была самая ненавистная из них – миссис Мэшем. Мэдди поняла, кто сегодня возглавит травлю.

Миссис Мэшем даже не стала ждать, пока дамы останутся одни, и сказала:

– Я так рада, мисс Эплгейт, что сейчас вы совершенно поправились, ведь на прошлой неделе вы были слишком больны, чтобы принять приглашение на мой обед.

– Мы все рады, что мисс Эплгейт поправилась, – дружелюбно подтвердил виконт. – Но у нее был еще один приступ головной боли, а как вам, конечно же, известно, в такие дни она не может выезжать в свет.

– Вам это известно лучше, поскольку вы провели с ней ночь в лесу… Ах, Господи, зачем только я это сказала! – Миссис Мэшем стала обмахиваться веером с таким видом, будто расстроилась, но ее взгляд, как обычно, был холодным и настороженным.

Эйдриан невинно встретил ее взгляд.

– Да, пожалуй.

Мэдди подавила немного истеричный смешок.

– Все друзья мисс Эплгейт сочувствуют этим приступам головной боли, которые всегда случаются совершенно неожиданно, – добавила Фелисити. – Расскажите нам, миссис Мэшем, как прошел ваш обед? Я уверена, что отлично. Вы ведь замечательная хозяйка.

Последнее замечание Фелисити, сказанное с еле заметной интонацией вопроса, заставило матрону дать обстоятельное описание своего обеда, с перечислением всех блюд, и рассказать, с каким восторгом после окончания обеда гости встретили ее игру на фортепиано.

– Полагаю, это очень хорошо, что вы скоро поженитесь. В воскресенье помолвка будет оглашена в третий раз, если я не ошибаюсь? – потребовала ответа миссис Мэшем.

– Вы прекрасно умеете считать, кто бы сомневался, – пробормотал Эйдриан.

Мэдди хихикнула.

– Что вы сказали?

– Ах, – мужественно ввязалась в драку хозяйка нынешнего вечера, миссис Фрицуэлл, – я помню, когда оглашали мою помолвку. Это так волнующе. Я, правда, немного беспокоилась, что мое платье не будет готово ко дню свадьбы. Вы, наверное, уже вовсю шьете свое приданое, мисс Эплгейт?

– Да, – подтвердила Мэдди. – Мы съездили в Рипон к модистке, мадам Александрии, и сейчас почти все уже готово.

– Вот как! – Сообщение Мэдди явно произвело впечатление на миссис Фрицуэлл. – Это замечательно. Значит, вам не о чем беспокоиться. А у меня вся спальня была завалена рулонами шелка и мотками ниток. Не слишком хорошее начало семейной жизни, не правда ли? – Она неожиданно повернулась к виконту, но на его лице не дрогнул ни один мускул.

– Да, – быстро откликнулась Мэдди, – не слишком.

– Правда, мой дорогой мистер Фрицуэлл уверил, что если потребуется, то он женится на мне, даже если я буду в нижней юбке, не так ли, дорогой? – обратилась хозяйка к своему супругу.

Однако тот обсуждал с несколькими мужчинами результаты недавней охоты и рассеянно ответил:

– Да, моя старушка. – После этого мистер Фрицуэлл повернулся к мужчинам и добавил – Прекрасный был фазан, не менее двенадцати фунтов.

– Он такой романтик, – заключила его жена.

– После третьего оглашения вы можете пожениться в любое утро, – не унималась миссис Мэшем, как собака, которая ни за что не расстанется с костью. – При данных обстоятельствах будет уместна скромная церемония.

– Наоборот, – любезно возразил виконт с безупречной улыбкой, хотя Мэдди заметила лукавый блеск в его глазах. – Пользуюсь возможностью пригласить всех вас на свадебную церемонию.

– Да? – робко произнесла Мэдди, но он улыбнулся.

– Конечно, дорогая, разве ты не хочешь, чтобы все твои друзья порадовались нашему счастью?

«Друзья, как же!» – подумала Мэдди. Но она видела, что Эйдриана так разозлила миссис Мэшем, что он не смог удержаться от своего приглашения – хотя бы в пику этой сплетнице. Впрочем, Мэдди было все равно. Пусть хоть весь мир придет и увидит, как они поженятся, – пусть светлая радость, которую она испытает, озарит весь земной шар и затмит солнце!

Но если виконт должен будет уехать сразу после свадьбы и ему придется продолжить свои скитания ради ее защиты… нет, сейчас она не будет думать об этом.

Лицо миссис Мэшем стало кислым. Она поискала глазами в толпе и, обнаружив мистера Мэшема, стоявшего в углу с большим бокалом вина, поманила его пальцем. Он нахмурился и сделал вид, что не понял сигнала.

Мэдди тоже взглянула на мистера Мэшема. Он уже начал лысеть и отрастил небольшое брюшко. Когда-то он ухаживал за ее сестрой Джулианой. Мэдди непременно опишет его в своем следующем письме, чтобы сестра порадовалась, что в свое время отказала мистеру Мэшему. Нынешний муж Джулианы был во всех отношениях предпочтительнее.

Гостей пригласили к столу, и, прежде чем их с Эйдрианом разделили, Мэдди официально сказала:

– Вы непревзойденный мастер, милорд. Благодарю вас.

– А я благодарю вас, моя леди, – тем же тоном ответил Эйдриан.

– Я пока еще не ваша леди.

– Для всех – возможно. Но в моем сердце вы – моя леди.

От его слов у Мэдди так поднялось настроение, что ей было абсолютно все равно, что слева от нее за столом оказался девяностолетний джентльмен, который только и делал, что превозносил чудодейственные лечебные качества мази от артрита, а справа сидел только что окончивший школу мальчик, такой стеснительный, что вообще не разговаривал, уткнувшись в свою тарелку.

Никто из гостей не захватывал беседу за столом, и никто – слава Богу – не говорил о прошедшей войне.

Когда дамы оставили джентльменов в столовой, рядом с Мэдди оказалась Фелисити, так что даже перед лицом ядовитой миссис Мэшем она не чувствовала себя одинокой.

Мэдди не огорчилась даже после того, как миссис Мэшем уселась напротив. Как оказалось – напрасно. После того как матрона в течение десяти минут рассказала всем о модной – и страшно дорогой – отделке своего нового платья, она принялась за Мэдди:

– Полагаю, скоро вы затмите нас всех, дорогая мисс Эплгейт.

Мэдди вздрогнула. Она недооценила свою опасную соседку.

– Простите?

– Когда вы станете виконтессой Уэллер, – не скрывая ехидства пояснила другая леди.

– Ваши расходы на наряды будут, несомненно, увеличены. – Миссис Мэшем только что не мурлыкала. – Если бы мне пришла в голову такая мысль, я сама была бы не прочь потеряться в лесу ночью, даже в грозу.

Наступила мертвая тишина.

Мэдди удивленно подняла брови. Вот это удар! Предположить, что она притворилась больной, чтобы заманить виконта, вынудить его жениться на ней и тем самым улучшить свое материальное положение!

Перед глазами Мэдди все поплыло. Она уже открыла рот, чтобы дать отпор этой невыносимой сплетнице…

– Не все определяют деньги, – услышала она спокойный голос. Это был голос Фелисити. – Гораздо важнее вкус. Например, синий цвет отделки – ах, какой модной и дорогой – не слишком сочетается с вашим платьем цвета морской волны, но даже если это и так, я не позволила бы себе показаться невежливой и испортить впечатление от вашего, несомненно дорогого, нового платья. Но это лишь доказывает, что наличие денег само по себе не гарантирует благоприятное впечатление от наряда.

– В моем наряде все прекрасно сочетается, – отрезала миссис Мэшем.

– Разумеется, – спокойно согласилась Фелисити. Остальные дамы молчали, но на их лицах отражались различные эмоции – от восторга до ужаса.

Про Мэдди все забыли, и у нее было время собраться с мыслями, прежде чем сделать глупость. Например, оторвать миссис Мэшем голову, как очень хотелось. Однако это лишь убедило бы ненавистную сплетницу, а заодно и многих других дам, что выдвинутое против Мэдди обвинение соответствует действительности. Надо выглядеть спокойной, даже веселой. «Спасибо, Фелисити». Мэдди вздохнула с облегчением.

Брызгая слюной, миссис Мэшем еще немного поговорила о своем новом платье, о том, как нынче все дорого и что она идеально чувствует цвет и моду. Однако ни у кого не появилось желания спорить. Когда миссис Мэшем, наконец, замолчала, заговорила Фелисити:

– Кто-нибудь слышал, покинул цыганский табор пределы нашего графства?

Эта тема вызвала живой отклик.

– О да, – ответила хозяйка дома, обмахиваясь веером. Она была безмерно рада перемене темы. – Они украли ягненка у одного из арендаторов мистера Фрицуэлла, и бедняга очень расстроился.

– А еще они украли выстиранное белье, вывешенное для просушки за домом нашего садовника, и веревку прихватили!

– А у меня не только стрясли все ягоды с моей любимой вишни, а даже выкопали само дерево. Ума не приложу, что они собираются с ним делать. Ведь они никогда не остаются надолго в одном месте, все время кочуют.

– Да они его продадут в следующей же на их пути деревне, – мрачно заявила одна из дам, – и вы больше никогда его не увидите.

Дамы закивали, а пока они и дальше обменивались жалобами на бесчинства цыган, Мэдди тихо спросила Фелисити:

– А у вас что-нибудь украли?

– Нет. Но я видела следы вокруг дома. А сегодня утром, когда проснулась, мне показалось, что какой-то мужчина заглядывает в окно дома.

– О Господи! Какой ужас!

– Сначала я подумала, что это сон – я ведь только что открыла глаза. Но потом, когда вышла из дома, я увидела следы под окном. Я уверена, что это не мои следы – они слишком большие. – Фелисити вздрогнула. – Я слышала, что цыгане иногда бывают довольно жестокими.

– Вы непременно должны сегодня остаться ночевать у нас, – сказала Мэдди. – И вообще будет лучше, если вы поживете у нас какое-то время. До тех пор, пока точно не узнаем, что табор покинул наше графство.

«Меня беспокоят острые язычки соседей, – подумала Мэдди, – а Фелисити живет одна на отшибе и может стать жертвой вандалов, которые, возможно, еще опаснее, чем все считают».

Мужчины вышли из столовой, а хозяйка стала готовить столы для игры в карты. Вскоре после этого вечер закончился.

Когда они приехали домой, отец Мэдди еще не ложился спать. Она рассказала ему о цыганах и их бесчинствах, и он сразу же согласился с тем, что Фелисити должна остаться у них.

– Столько, сколько пожелаете, миссис Барлоу, – добавил он. – В своем доме вы не будете чувствовать себя в безопасности.

– Вы очень добры, сэр. – Голос Фелисити слегка дрожал.

– Завтра мы с Томасом поможем вам принести все вещи, которые вам понадобятся, – сказала Мэдди.

Она проводила Фелисити в гостевую комнату, расположенную рядом со спальней виконта. Это обстоятельство сделает невозможными встречи с Эйдрианом, но постоянное присутствие дуэньи будет напоминать Мэдди, что она должна вести себя прилично.

Плохо, конечно, что вести себя прилично – это совсем не то, что она хотела!

На пороге своей комнаты стоял Эйдриан, и по его улыбке Мэдди поняла, что он думает о том же.

Когда Фелисити закрыла за собой дверь, Мэдди шепнула:

– Ты об этом жалеешь?

– Тут уж ничего не поделаешь, – так же тихо ответил он. – Но оставаться одной в ее доме действительно небезопасно. А что касается нас…

– Да?

– Мы должны быть чисты в своих делах и помыслах, как посоветовал викарий.

Она разочарованно вздохнула, но он только усмехнулся и, наклонившись, поцеловал ее.

– Или не шуметь, – шепнул он на ухо.

Мэдди поцеловала его и с легким сердцем отправилась в свою комнату.

Потом помылась, надела ночную рубашку и легла в постель. Но кровать показалась пустой. Надо придумать, как подать Эйдриану знак, чтобы он пришел. Конечно, Мэдди могла бы пробраться в его комнату на цыпочках, но ее могли увидеть, а если их застанут в постели… Фелисити, конечно, ничего не расскажет отцу, но все же…

Надо чем-то отвлечься от мыслей об умелых ласках виконта. Мэдди взяла со столика пачку писем матери и наугад достала одно.

Всего несколько строк, убеждала она себя. Это каким-то образом помогало ей считать, что она не слишком вторгается в личное прошлое матери, не важно, прочла она целое письмо или всю пачку.

Когда Мэдди развернула листок, сердце замерло. Почерк был другой! Письмо было написано не матерью. Может быть, это почерк отца? Нет, это и не его рука.

Мэдди знала почерк отца по хозяйственным книгам и по деловым письмам, которые она по его просьбе иногда относила в деревню на почту.

Чье же это письмо?

Надо положить письмо обратно, подсказывал ей здравый смысл.

Мэдди знала, что не должна его читать, но теперь, когда письмо было в руках, когда она поняла, что мать сохранила письмо от какого-то незнакомого человека… это было равносильно тому, чтобы перестать дышать.

Возможно, письмо от подруги. Да, наверняка от подруги, живущей в другом графстве…

Но все рухнуло, когда Мэдди прочла первую строчку:

Любовь моя, как я мог жить, не зная, что ты существуешь на свете? С тех пор как ты вошла в мой мир, он стал намного богаче, а моя вселенная окрасилась твоим золотым сиянием, затмившим солнце.

Боже! Кто-то написал ее матери любовное письмо?

Мэдди показалось, что мир вокруг нее вдруг пошатнулся, словно потеряв опору. Она не могла заставить себя читать дальше.

Может, она все же ошиблась и это почерк ее отца? Возможно, после несчастного случая, в результате которого больше всего пострадали его ноги, у него каким-то образом изменился почерк, в отчаянии думала она, может быть…

Она перевернула листок и прочла подпись.

Джеймс.

Кто этот Джеймс, черт возьми?

Глава 11

Разве человек не может влюбиться в кого-то еще, в другого человека? – пыталась убедить себя Мэдди. Ее мать вышла замуж за отца совсем юной… и у нее было мало времени на то, чтобы разлюбить одного человека и влюбиться в другого. Отец всегда рассказывал, что они были знакомы с матерью с детства и всегда нравились друг другу. Поэтому Мэдди всегда представляла себе, как эта детская влюбленность постепенно, с возрастом, перерастала в более зрелое чувство.

Когда же у матери было время полюбить другого человека?

Может быть, это был какой-то бедный юноша, чья любовь осталась неразделенной? Или просто какой-то знакомый, который не устоял перед хорошеньким личиком матери и ее мягким характером? Эти предположения помогли Мэдди немного успокоиться и унять дрожь в руках. Мать сохранила это письмо из жалости к этому бедняге.

Но необходимо знать это наверняка.

Мэдди не заметила, как встала с постели, закуталась в шаль и сунула ноги в тапочки. Отец, наверное, уже спит, но если нет…

Не может же она не спать всю ночь и думать, что означало это письмо. Ей казалось, что она знает о своей матери все: и о её браке с отцом, и об их безоблачной любви.

Она вышла из своей комнаты и, стараясь не шуметь, пробежала по коридору и спустилась по лестнице, осторожно ступая на скрипучие ступени. В холле был полумрак, но из щели под дверью отцовской комнаты пробивался свет.

Мэдди тихо постучала.

– Да? – услышала она голос отца и открыла дверь. Отец опустил книгу, которую читал, и удивленно посмотрел на дочь:

– Дорогая моя, что-то случилось?

Она машинально опустилась на колени у кровати отца.

– Папа, кто такой Джеймс? – с ходу спросила она. По выражению его лица Мэдди поняла, что этот Джеймс не был просто знакомым матери.

У Мэдди сжалось сердце, и она вдруг подумала, что лучше бы ни о чем не спрашивать и вообще ничего не знать. Но было уже поздно – вопрос задан…

– Если я тебя расстроила, папа…

Отец покачал головой:

– Нет. Я думал, что твоя мать, возможно, все тебе рассказала, но ты была еще слишком мала, когда она умерла. – Он вздохнул. – А почему ты спрашиваешь об этом сейчас?

– Я нашла на чердаке пачку писем, когда рылась в сундуке со старыми платьями мамы. Я их не читала, только несколько отрывков. Но я наткнулась на это имя и… – По лицу отца пробежала какая-то тень, и Мэдди запнулась. – Тебе не обязательно отвечать, папа.

– Будет лучше, если ты узнаешь все от меня, дитя мое. Если бы родители Элизабет, то есть твои бабушка и дедушка не умерли, если бы… Но ты же знаешь, что такое слухи. Я не хочу, чтобы кто-нибудь в нашем графстве проболтался и причинил тебе боль, когда ты меньше всего будешь этого ожидать. Лучше, если ты будешь к этому готова, дитя мое.

Мэдди вспомнила о ядовитом языке миссис Мэшем и кивнула.

– Встань, дорогая. Пол холодный, и я не хочу, чтобы ты простудилась. Возьми табуретку и сядь рядом.

Она послушалась, а отец бросил ей вязаный плед, чтобы она в него закуталась.

Мэдди била дрожь. Но не от холода, а от того, что разнервничалась. Открытие, что у родителей, которых она, казалось, знала очень хорошо, есть секреты, потрясло ее до глубины души. Сейчас Мэдди с нетерпением, и с ужасом, ждала, что отец раскроет страшную тайну, которую скрывали от нее всю жизнь.

– То, что я тебе рассказывал, было правдой, – начал отец, почему-то избегая смотреть дочери в глаза. – Я знал твою мать с детства. Небольшие поместья наших родителей были по соседству. Она была хорошенькой девочкой с мягким характером и всегда мне нравилась. Но потом мы выросли, и я уехал учиться в университет, а потом мне представилась возможность пожить год-два в Лондоне. Ты знаешь, что там со мной случилось. – Он замолчал.

Совсем недавно Мэдди и ее сестры узнали, и это было для них потрясением, о существовании сводного брата, лорда Гейбриела Синклера, тот разыскал отца. И тогда стало известно о давней любовной связи Джона Эплгейта с матерью Гейбриела.

– Когда я вернулся домой, согласившись отказаться от своей запретной любви, я был в тоске и, должен признаться, к своему стыду, не раз поддавался приступам меланхолии, думая только о себе. Сначала я не заметил, что и Элизабет была немного не в себе. Однажды нас обоих пригласили на пикник. После пикника мы пошли прогуляться, и она неожиданно потеряла сознание, Я отнес ее к ручью, чтобы смочить лицо, и только тогда понял, что произошло. Пока меня не было, Элизабет влюбилась в молодого морского офицера, гостившего у своего кузена, жившего по соседству. Они тайно обручились, и молодой человек собирался вернуться, чтобы просить ее руки. Но его отправили на войну раньше, чем он рассчитывал, а потом он погиб. А Элизабет вскоре поняла, что беременна и не замужем.

Мэдди была поражена. Ее мать занималась любовью до свадьбы?

Боже милостивый!

Мэдди совсем недавно сделала то же самое. Но ее мать? Почему-то трудно себе представить, что твои родители – такие же люди, как все. Сначала узнаешь, что твой отец, будучи молодым человеком, влюбился в замужнюю женщину, страдавшую от жестокого обращения мужа, и попытался прийти ей на помощь, но безуспешно. А потом узнаешь, что твоя мать была настолько опрометчивой, что занималась любовью до свадьбы и в результате оказалась в интересном положении.

– Господи, и что же она собиралась делать? – Мэдди приложила руки к пылающим щекам, представив, в какой панике была мать.

– В этом-то весь вопрос, – согласился отец. – Можешь себе представить, что сказали бы ее родители. А общество наверняка отвернулось бы от нее. Пока ничего не было заметно, но скоро все стало бы очевидным… Она, конечно, не думала, что так случится. И тот молодой человек никогда бы ее не оставил, если бы знал о ее беременности, уверяю тебя, Мэдлин. Он был твердо намерен вернуться и жениться на Элизабет. Если бы не война… В тот день французам повезло – ветер дул с их стороны, и наш корабль оказался хорошей мишенью для их пушек. Парень погиб, так и не успев получить отпуск, чтобы вернуться к своей невесте. Бедный Джеймс Макиннон.

Джеймс – ее отец! Внезапная боль пронзила сердце Мэдди.

– Я, естественно, предложил Элизабет свое имя и защиту, – продолжал отец – нет, не отец! – Что мне еще оставалось делать? Элизабет мне всегда нравилась, а что касалось меня, то в тот момент мне было все равно, так как я решил, что никогда больше не полюблю. А она была так расстроена, что я почувствовал к ней… – Он вздохнул:

Глаза Мэдди были полны слез, в горле застрял ком.

– Ты поступил хорошо, – только и удалось ей выдавить.

– Не в этом дело. Она была моим давним другом. И была так мне благодарна, что вырвала меня из глупой меланхолии. Я, наконец, понял, что делаю что-то полезное. Оказалось, что вместе нам хорошо, так было на самом деле. Это не было ложью, Мэдлин. Поэтому ты не должна думать по-другому. – Увидев, что по щекам дочери текут слезы, он протянул руку и дотронулся до ее лица. – Кончилось тем, что мы полюбили друг друга. Я хочу, чтобы ты мне поверила. Мы были счастливы. Я никогда не пожалел о том, что женился на Элизабет.

Она кивнула.

– Я уверен, что и она не пожалела. Она была так напугана тем, что могло произойти, и так благодарна. Она всегда говорила, что у нас похожие характеры, что мы давно знаем друг друга, что наш брак был удачным. Ты родилась немного раньше срока, но такое бывает. Если по этому поводу и были разговоры, то они очень скоро утихли. А мы не обращали на них внимания.

Он улыбнулся, а Мэдди не могла удержаться от слез. Она наклонилась и зарылась лицом в подушку.

– Девочка моя дорогая, не плачь. Прости, что мне пришлось сообщить тебе такие невероятные вещи.

Он гладил ее по плечу, но прошло несколько минут, прежде чем Мэдди перестала рыдать.

Ее отец – нет, мистер Эплгейт; она не знала, как ей теперь его называть – достал из-под подушки большой носовой платок, и Мэдди вытерла лицо.

– Мне мало что известно о том молодом человеке. Кажется, он был родом с юга Шотландии, но если ты хочешь найти его семью и узнать о нем больше, мы наведем справки.

– Нет! По крайней мере, не сейчас. Я не знаю, чего я хочу. Дай мне время подумать, пожалуйста.

– Как хочешь. Я понимаю, что ты расстроилась. Ты узнала, что твоим отцом был какой-то другой человек, но едва ты впервые о нем услышала, как снова потеряла.

Мэдди покачала головой и подумала: «Это ты – отец, которого я потеряла». Но она не могла произнести эти слова вслух.

Она хотела взять его за руку и всего несколько минут назад сделала бы это, но сейчас что-то встало между ними.

Он – не ее отец.

Она – не его дочь.

Ее жизнь была ложью… никто ей не рассказал… они недостаточно ей доверяли, чтобы сказать правду.

Почему?

Собственная мать ничего ей не рассказала…

Немного оправившись от потрясения, Мэдди вдруг почувствовала легкость. Ей даже удалось расправить плечи.

– Мне надо вернуться в свою комнату, – прохрипела она, не узнав собственного голоса.

Мистер Эплгейт взглянул на нее с беспокойством:

– Ты уверена, что все хорошо? Может, позвать Бесс?

– Нет, все хорошо, – солгала она. Слуги, возможно, знали больше, чем их хозяйка! У нее больше не было желания говорить на эту тему. Ей надо остаться одной и разобраться в своих мыслях и чувствах.

– Мэдлин, ты должна знать, что я не мог бы любить тебя больше, чем любил. Ты всегда останешься для меня самой любимой дочерью, независимо от того, кто твой настоящий отец.

У Мэдлин перехватило горло. Надо срочно бежать, пока она не развалилась на части. Она попятилась к двери.

– Мне надо в постель, – сказала она, избегая его взгляда.

– Если захочешь еще поговорить, я буду рад… в любое время, – крикнул он вдогонку, но она молча закрыла дверь.

В холле было темно, тихо и холодно. Как стремительно может измениться жизнь, подумала Мэдди. Для всех она была Мэдлин Эплгейт, но теперь она знает, как должно было звучать ее имя… Макиннон? Нет, они не успели пожениться. А какую фамилию дают незаконнорожденным детям? Какая горькая мысль!

Возможно, поэтому мать ей ничего не рассказала? Но разве Мэдлин не заслужила того, чтобы знать историю своего рождения?

Она с трудом поднялась по лестнице. Еще никогда в жизни Мэдди не чувствовала себя такой одинокой. Ее комната была в другом конце темного коридора. Свеча дрожала в руке, отбрасывая на стены неровные блики.

Мэдди на мгновение остановилась перед дверью в комнату Эйдриана и даже взялась за ручку. Она интуитивно чувствовала, что дверь не заперта и поддастся малейшему движению ее руки. В комнате темно, а Эйдриан наверняка спит.

Надо идти к себе, думала она, не надо нарушать его сон. Сейчас ей почему-то не хотелось чувствовать возле себя мужчину.

Мужчину, который может причинить боль, как когда-то это случилось с ее матерью. Мужчину, который бросит ее в тот самый момент, когда он больше всего будет ей нужен… тем более что он действительно собирается ее оставить.

Мэдди вошла в свою комнату и, дрожа от холода, заползла в пустую постель.

Она проснулась очень рано, когда небо только начинало чуть-чуть светлеть. Попыталась снова уснуть, но вдруг вспомнила о том, что узнала накануне вечером. Снова заснуть уже не удалось. Она лежала и смотрела на полог кровати у себя над головой.

Ей представилась мать, потерявшая любимого человека, охваченная страхом грядущего материнства, не имеющая человека, готового жениться на ней. Как она, должно быть, была благодарна своему другу детства Джону Эплгейту, подставившему плечо и предложившему руку. Как это похоже на него, подумала Мэдди. Ему, очевидно, нравится спасать молодых девушек, попавших в беду, – сначала жену маркиза, что привело к рождению в Лондоне их незаконнорожденного сводного брата, лорда Гейбриела Синклера, потом – ее собственную мать… Но почему они ей ничего не рассказали?

У Мэдди опять на глаза навернулись слезы. Нет, она больше не собирается рыдать! Она вытерла глаза, повернулась на бок и, обхватив руками подушку, попыталась направить свои мысли в другое русло.

Она обещала Фелисити пойти с ней сегодня за вещами, которые могут понадобиться подруге, пока она будет жить у них, чтобы не беспокоиться о расположившемся поблизости цыганском таборе, от которого можно ожидать чего угодно. Присутствие в доме Фелисити поможет Мэдди отвлечься от невеселых мыслей. Скоро наступит воскресенье, и помолвку огласят в последний раз. Они с Эйдрианом смогут пожениться, а потом… что потом?

Неужели он сразу же захочет уехать?

Надо внушить ему, что для ее спокойствия необходимо его общество, что для ее счастья важна его близость. Она не вынесет, если он уедет. Она придумает, как избавиться от безумного убийцы.

Когда взошло солнце, Мэдди поняла, что уснуть ей уже не удастся. Она встала и умылась. Она спустится вниз и поможет Бесс приготовить завтрак. Папа – то есть Джон… Нет, она будет называть его так же, как всегда. Папа любит завтракать рано, да и гости тоже могут скоро встать.

Мэдди потратила много времени, чтобы вплести в прическу белую ленту и выпустить несколько локонов по бокам, в надежде, что будут не так заметны припухшие от бессонницы веки и бледные щеки.

На кухне была только Бесс, разжигавшая огонь в очаге.

– Вы что-то рано сегодня, мисс Мэдлин. Вы хорошо спали? Надеюсь, у вас не болит голова?

– Нет, я в порядке. – Мэдди села у стола и стала месить тесто. Она изо всех сил била тесто кулаками, словно вымещая на нем свое разочарование. «Вот тебе, негодяй, за то, что хочешь отнять у меня мужа. Вот тебе!»

Часть булок была отправлена Бесс в печь, остальные оставались на столе, чтобы тесто подошло. Очистив руки от теста, Мэдди помогла Бесс накрыть стол в столовой.

Там уже сидел Джон Эплгейт и лил горячий чай.

– Дитя мое, надеюсь, ты хорошо спала? – с явным беспокойством спросил он у Мэдди.

– Да, хорошо, спасибо. – Она попыталась улыбнуться. Трудно было разыгрывать спокойствие, но, увидев тревогу в глазах отца, она почувствовала себя виноватой.

Однако ее ответ, казалось, немного успокоил отца. Он похлопал ее по руке и улыбнулся. В этот момент в столовую вошла Фелисити.

– Доброе утро, – сказала она.

Следом за ней появился Эйдриан.

– Похоже, я сегодня оказался лежебокой, – усмехнулся он.

Мэдди воспользовалась его появлением, чтобы отойти к буфету и налить чашку чаю.

– Доброе утро, милорд.

Все наполнили свои тарелки и сели за стол. Беседа была непринужденной. Эйдриан предложил дамам сопровождать их в прогулке к дому Фелисити, но вдова отказалась, пояснив, что ни в коем случае не хочет лишить мистера Эплгейта партнера по шахматам.

– Нам поможет Томас. Он хочет взять тачку, а вещей у меня не так много, – сказала она. – Я еще раз хочу высказать благодарность за ваше гостеприимство, мистер Эплгейт.

– Не стоит благодарности. Нам давно следовало подумать о том, как опасно жить одной на самом краю деревни, где нет соседей, к которым, в случае чего, можно было бы обратиться за помощью. Если бы с вами что-нибудь случилось, я никогда бы себе этого не простил!

Фелисити снова его поблагодарила:

– Вы так добры. – Она была тронута его заботой. Сразу после завтрака – хотя Фелисити настаивала на том, чтобы вымыть посуду, – она, Мэдди и Томас тронулись в путь.

Утренний туман еще не рассеялся, и лучи солнца с трудом пробивались сквозь густую завесу, а в небольшой низине, где был расположен дом Фелисити, туман казался еще гуще и явственно чувствовался какой-то запах.

Было похоже на…

– Мисс, – услышала Мэдди встревоженный голос Томаса, – по-моему, это…

– О Боже! – в то же мгновение воскликнула Мэдди. – Это дым!

Глава 12

Мэдди хотела спросить Фелисити, что могло случиться, но вдова уже припустилась бежать, так что Мэдди, приподняв юбки, помчалась за ней:

– Фелисити, подождите!

Но Фелисити, кажется, не слышала криков Мэдди. Она бежала так, словно от этого зависела жизнь. Шляпка слетела с ее головы, и один раз Фелисити чуть не упала, подвернув ногу на камне, но сумела сохранить равновесие.

Томас бросил на дороге тачку и побежал за дамами, но очень скоро, запыхавшись, отстал.

За последним поворотом дороги они увидели густой столб дыма. Горел дом Фелисити.

Они подошли так близко, как позволял жар от пылающей соломенной крыши. Дым был такой густой, что в нем задохнулось бы любое живое существо. Стекла в окнах полопались, а каменные стены частично обвалились в тех местах, где сгорели деревянные рамы.

– Если бы вчера вы остались ночевать здесь… – Мэдди поперхнулась от дыма.

Фелисити была в ужасе. Обхватив ладонями лицо, она прошептала:

– Мои книги. О Боже, моя кошечка! – Фелисити вытирала слезы, не замечая, как у нее дрожат руки. – Кто мог это сделать?

– Вы думаете, что это поджог? – Мэдди была поражена. – Наверняка все загорелось от искры из камина…

– Когда я уходила, камин не горел. Я это проверила, Мэдлин. Я всегда очень осторожна с огнем.

– Может, молния… – начала Мэдди, но осеклась. Не было никакой грозы. Но кто хотел убить… ведь такой пожар должен был неминуемо привести к смерти.

Может быть, это цыгане забрались в дом, украли все, что можно, а потом подожгли дом, чтобы скрыть преступление? Если они знали, что в доме никого нет, то должны были понять, что убивать некого, думала Мэдди. Кража тоже была преступлением, но не таким ужасным.

Бедняжка Фелисити, потерявшая все, что имела, оставшись лишь в том, что было на ней надето, пребывала в прострации.

– Мы вам поможем, – заверила Мэдди. – Мы не позволим вам бедствовать, Фелисити.

– Я не хочу никого обременять, – сказала подруга. Она дотронулась до тонкой серебряной цепочки на шее: – По крайней мере, у меня остался мой медальон…

Надо бы напоить Фелисити горячим чаем или дать ей выпить рюмку бренди, думала Мэдди, жалея, что они отказались от предложения виконта сопровождать их.

Пламя было таким высоким, жар таким сильным, а искры разлетались так далеко в стороны, что пришлось отойти подальше.

– Смотрите! – Фелисити показала на следы под окном. – Видите? Со вчерашнего дня следов стало еще больше. Клянусь, здесь было несколько человек, Мэдлин.

– Я верю вам, но незачем оставаться здесь дольше, Фелисити. Я не думаю, что огонь перекинется на деревья. Они не так близко от дома, а ветра нет. Мы придем сюда позже, с виконтом и со свидетелями. Обещаю вам, Фелисити.

Фелисити кивнула, но ей было трудно вот так сразу оставить руины. Дом сам по себе не представлял никакой ценности, но это было ее убежище, и в нем сгорело все, что у нее было. Смахнув слезы, Фелисити расправила плечи и пошла вместе с Мэдди к дому Эплгейтов.

Неожиданно Мэдди уловила какое-то движение в кустах и напряглась.

Фелисити закрыла лицо руками, словно хотела защититься. Но из кустов вылетел не цыганский кинжал, а небольшая, немного обгоревшая и очень напуганная кошка.

– О, моя малышка! – вскричала Фелисити. – Иди скорее к мамочке!

Она завернула кошку в шаль и прижала к груди.

– Я удивлена, что ей удалось спастись, – сказала Мэдди. – Она очень пострадала?

– Лапки немного обгорели, но думаю, что несерьёзно. Давайте поскорее вернемся к вам. – Фелисити прибавила шагу и больше не оборачивалась на пепелище.

Когда они пришли, Мэдди отправилась к Эйдриану и отцу, а Фелисити – на кухню, чтобы осмотреть, насколько пострадала кошка.

– Боже праведный! – воскликнул Джон Эплгейт, услышав рассказ Мэдди. – Как это ужасно – потерять все. Хорошо, что ее там не было. Ты думаешь, это был не несчастный случай?

– Фелисити – миссис Барлоу – считает именно так. – Мэдди рассказала про следы и про лицо мужчины, которое Фелисити видела в окне.

Виконт нахмурился.

– Если вы разрешите мне не заканчивать эту партию, – обратился он к Джону, – я, пожалуй, дойду до дома миссис Барлоу и похожу вокруг него. Может, что и найду.

– Да, верно, сходите, – согласился мистер Эплгейт. – Жаль, что я не могу пойти с вами. Возьмите один из моих пистолетов, лорд Уэллер.

Эйдриан выбрал один из двух старинных дуэльных пистолетов, принадлежавших деду Мэдди. Мэдди испугалась еще больше, но дело было серьезное. Ведь Фелисити могла погибнуть в огне.

Эйдриан зарядил пистолет и спрятал его под курткой до того, как появилась Фелисити. Она оставила кошку, видимо, вполне довольную своим новым местом около теплого очага.

– Дорогая миссис Барлоу, прошу вас, сядьте и выпейте вина. Вы, должно быть, очень расстроены, – сказал отец Мэдди.

– Да, я не отказалась бы от стаканчика, мистер Эплгейт, – призналась Фелисити.

Эйдриан налил ей вина, и Фелисити сделала несколько глотков.

– Я так обрадовалась, когда увидела свою кошечку живой. И у меня остался медальон с миниатюрным портретом матери. – Она тронула серебряную цепочку и вздохнула: – Но сгорели все мои книги…

– Вы можете пользоваться моей скромной библиотекой, – уверил ее мистер Эплгейт. – И вообще всем, что поможет вам пережить несчастье.

– Вы очень добры, – дрожащим голосом сказала Фелисити. – Но я, пожалуй… – Она осеклась, а Мэдди тут же вскочила и обняла подругу.

– Вы, наверное, хотите прилечь?

Фелисити кивнула. Было видно, что она на грани слез.

– Пойдемте, я провожу вас наверх, – предложила Мэдди.

Гостевая комната уже была приготовлена. Бесс принесла теплой воды и чистые полотенца.

– Если вам нужно еще что-нибудь… – начала Мэдди.

Фелисити уже не могла сдержать слез.

– Вы и так более чем великодушны. Мне просто нужно немного времени, чтобы успокоиться и прийти в себя.

– Разумеется. Отдыхайте сколько хотите. Просто дайте знать, если вам что-либо понадобится.

Мэдди помогла подруге лечь и вышла. Закрыв за собой дверь, она покачала головой. Что за бессердечный негодяй мог поджечь дом бедной вдовы, неужели ради того, чтобы украсть несколько фунтов? Фелисити потеряла все, что у нее было. Как же это несправедливо!

Но она не потеряла друзей, сказала себе Мэдди. А это самая большая ценность в мире.

Мэдди застала виконта как раз в тот момент, когда он выходил из дома.

– Подождите! Я пойду с вами.

– Лучше не надо. Это слишком опасно. Если тот, кто поджег дом миссис Барлоу, все еще бродит где-то поблизости, то кто знает, на какие еще преступления он способен?

– В таком случае возьмите с собой Томаса.

– Думаю, ему лучше остаться здесь.

Что-то в лице Эйдриана заставило Мэдди посмотреть на него пристальнее.

– Почему? Вы же не думаете, что цыгане могут напасть на наш дом? Это уж слишком. Да они и не замечены в такого рода поведении.

– Кроме того, что подожжен дом бедной вдовы, – возразил виконт. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего тому, кто поджег дом Фелисити.

– Верно, – призналась Мэдди. – И это очень странно. Но вам все равно не следует идти одному, Эйдриан. Я иду с вами. Если вы не согласитесь, я просто пойду за вами, что гораздо опаснее для нас обоих. – Она говорила спокойно, без всякой бравады, и, кажется, он отнесся к ее заявлению серьезно.

– Шантаж?

Продолжая завязывать шаль, Мэдди усмехнулась.

– Называйте как хотите. Но я иду.

Итак, они вместе пошли по тропинке – кратчайшей дороге до дома Фелисити, вернее, до того, что от него осталось.

На пыльной дорожке были все еще видны следы от тачки, да и следы Мэдди, Фелисити и Томаса.

Возможно, гонимые любопытством, по этой дороге прошли и другие жители деревни, но пока что Мэдди не видела новых следов, все было тихо.

Виконт шел молча, устремив внимательный взгляд на деревья вдоль тропы. Он всегда был настороже, выглядывая стороннего наблюдателя. Сколько раз на тебя должны напасть, чтобы ты стал таким бдительным? Огорчившись, что она так легко забывает об осторожности, Мэдди постаралась тоже смотреть во все глаза. Она же пошла с виконтом, чтобы помочь, а не для того, чтобы быть помехой.

Наконец показалось пепелище. Пламени уже не было. Крыша провалилась, торчали обломки стен. Сильно пахло дымом. В некоторых местах еще тлели угли. Вряд ли виконт и Мэдди смогут войти внутрь, чтобы понять, откуда начался пожар.

Им пришлось довольствоваться тем, чтобы обойти вокруг дома и осмотреть остатки разрушенного здания. Все вещи: скудная мебель, платяной шкаф, где висели платья Фелисити, полки с ее любимыми книгами – все сгорело.

Между тем Эйдриан что-то осматривал в стороне от дома. Мэдди бросила длинный сук, с помощью которого пыталась достать из пепла один уцелевший ботинок, и подошла к Эйдриану.

– Вы что-то увидели? – спросила она.

– Следы, которые принадлежат не нам.

– Где?

Она проследила за его взглядом. Теперь и она увидела следы. Чуть в стороне был след одного человека, а дальше – путаница следов, словно за цветущими кустами ходило несколько человек.

– Эти следы мешают, – пожаловалась она. – Если бы эти люди не топтались здесь, будто стадо африканских слонов…

– Слоны – это вы, ваша подруга миссис Барлоу и Томас. А человек стоял позади и наблюдал за вами, пока вы смотрели на горящий дом.

– Какой ужас! – Она содрогнулась при мысли, что кто-то мог наблюдать за ней. – Откуда вы это знаете?

– Рассмотрите следы получше. Вы в тех же башмаках, что были на вас утром. След абсолютно тот же.

– Да, верно. – Она смутилась от того, что пропустила такую явную улику.

– Надо постараться не слишком часто менять обувь, тогда нам будет легче провести расследование. А вот это, я уверен, след обуви вашей вдовы – он чуть шире и длиннее вашего.

– Я этого не заметила, но вполне возможно, раз вы так говорите.

– У вас ступня уже, она такая же изысканная, как ваша щиколотка… впрочем… как и другие части вашего тела, – серьезно заметил Эйдриан, но по блеску его глаз Мэдди поняла, что он ее поддразнивает. Мэдди, как обычно в таких случаях, зарделась.

– Это не имеет никакого отношения к делу, – нахмурилась она.

– Конечно. Каюсь.

– Вы помните, с нами был Томас. Может, это его след?

– Я это помню. Но он стоял дальше, с тачкой. Вон следы его честных крестьянских башмаков. А вот эти принадлежат нечестному человеку, который прятался за кустом, чтобы его не увидели.

– У вас поэтому такое лицо? – осведомилась она, старательно обходя следы, которые он так тщательно изучал.

– Я пытаюсь понять, почему наш одинокий цыган – не банда, заметьте, хотя наши братья кочуют целым табором, – обут в такие отличные башмаки.

– Может, их кто-то выбросил. А может, цыган их украл.

– Вряд ли их выбросили, похоже, они мало поношены. Конечно, возможно, что он украл их с порога чьего-либо дома, где их оставили, чтобы почистить. Но как-то…

– Вы не удовлетворены, – заключила она. – Но такое бывает.

Он обошел дом и нашел следы незнакомца возле дальнего угла дома, а также учуял слабый запах серы – так пахнут дешевые спички.

– Но это же страшно! Думать, что кто-то намеренно поджег дом миссис Барлоу.

Эйдриан не ответил. Он просто прошел вдоль следов до деревьев. Она пошла за ним, испугавшись, что он найдет владельца следов, – вдруг цыгане все еще где-то поблизости.

Если они здесь, то наверняка превосходят их числом.

Эйдриан и Мэдди шли через лес за следами, пока они не пропали на каменистой почве. Виконт пробурчал что-то себе под нос, но Мэдди притворилась, что ничего не слышала.

Прислонившись к скале, он оглядел окрестности. Вроде никого не было, но Мэдди уже не доверяла тому, что видит.

Кто мог за ними наблюдать? Мысль о невидимых глазах и скрывающемся поблизости злодее заставила ее содрогнуться.

Виконт заметил ее состояние и притянул к себе. Она хотела было принять его объятие, но, вспомнив то, что узнала вчера вечером от отца, засомневалась. Утерянное доверие все еще было кровоточащей раной, а у Мэдди не было времени на то, чтобы понять, как ее залечить.

– В чем дело? – спросил он.

Она пока не хотела делиться с ним не слишком приятной историей своей семьи.

– Мне не нравится, что кто-то за нами следит. – Во всяком случае, это была часть правды.

Она сжала его руку, но это было жалкой заменой божественному чувству, которое она испытывала в его объятиях. Эйдриан кивнул и взял обе ее руки в свою. Пусть припишет ее нежелание близости страху, что кто-то за ними наблюдает. Сейчас она не может все ему объяснить.

Они вернулись обратно на дорожку и вскоре дошли до своего дома. Мэдди направилась в комнату Фелисити.

Но в гостевой комнате ее не было. Встревожившись, Мэдди снова спустилась вниз, но в гостиной с мистером Эплгейтом Фелисити тоже не было. Мэдди нашла ее на кухне: подруга помогала Бесс готовить обед.

– Вы не должны целый день работать, Фелисити. Это хорошо, что вы помогаете, но…

– У Бесс появился еще один человек, за которым ей придется ухаживать, а я знаю, что у нее и так много работы. Позвольте мне помочь ей.

Мэдди видела, что новая гостья пришлась Бесс по душе. Служанка ласково посмотрела на Фелисити и сказала:

– У нее легкая рука, а еще ей удаются соусы. Уже почти все готово, мисс Мэдлин.

Мэдди помчалась наверх, чтобы смыть грязь с лица и привести в порядок прическу. За обедом они с Эйдрианом рассказали о своих находках.

– Меня очень тревожит тот факт, – сказал мистер Эплгейт, – что это был умышленный поджог.

Эйдриан поделился деталями осмотра, и Джон покачал головой. Фелисити побелела как полотно.

– Извините, что напугал вас, – сказал ей Эйдриан.

– Мы могли и ошибиться, – сказала Мэдди, надеясь, что виконт не станет с ней спорить.

Но Фелисити покачала головой:

– Нет, лучше знать правду и быть готовой. Фелисити смотрела в тарелку с таким видом, будто ей не нравилась еда, хотя она только что хвалила Бесс за запеченные в тесте яблоки.

Когда леди встали из-за стола, оставив мужчин – ни Мэдди, ни ее отец не соблюдали эту формальность, когда были вдвоем, – они вернулись на кухню, чтобы помочь Бесс вымыть посуду, но она их прогнала.

Поэтому подруги присоединились к мужчинам, которые уже перешли в гостиную. Мэдди была уверена, что они продолжали обсуждать причину возникновения пожара, но когда они с Фелисити вошли, отец и Эйдриан тут же сменили тему.

– Давайте сыграем в карты и подумаем о чем-нибудь приятном, – предложил Джон, улыбнувшись Фелисити.

– Нам придется играть на воображаемые деньги, потому что все мои пенни украли цыгане.

Пока виконт тасовал и раздавал карты, Мэдди и Фелисити договорились, что завтра утром отправятся в деревню, чтобы купить кое-какие вещи для Фелисити. Мэдди уверила подругу, что ей не следует беспокоиться о деньгах.

– Я отдам вам все, как только получу свое содержание, – пообещала вдова. – Мне надо срочно отправить письмо своему кузену.

– Разумеется. Вам надо написать ему, что у вас все в порядке и сообщить свой новый адрес, – сказал Джон.

Мэдди показалось, что виконт бросил на Фелисити быстрый взгляд, но та в это время смотрела в другую сторону и ничего не заметила.

Когда они закончили играть в карты – мысли Мэдди при этом блуждали где-то далеко, – Фелисити отошла к стоявшему в стороне столику и, сев спиной к остальным, написала письмо. Джон между тем рассказывал о других случаях пожара в деревне и о том, как однажды начала гореть мельница, а жители, выстроившись цепочкой, передавали друг другу ведра с водой и сумели вовремя погасить пламя.

Вечером, выпив чаю со свежими пончиками, Мэдди, Эйдриан и Фелисити поднялись в свои комнаты, а мистер Эплгейт отправился в спальню на первом этаже. Мэдди поймала взгляд, брошенный Эйдрианом в коридоре, но она все еще не была готова к свиданию с ним, ведь в соседней комнате спала гостья.

По правде говоря, Мэдди была не в настроении откровенно разговаривать с Эйдрианом. Мысли о ее матери, после смерти возлюбленного оставшейся одной, без друзей и в трудном положении, все еще преследовали ее.

Мэдди прошла прямо в свою комнату, закрыла дверь и начала готовиться ко сну. Но теперь, когда она познала радость близости с человеком, которого любила, который мог прижать ее к себе и вызвать в ее теле чувства, доселе неизвестные, постель показалась особенно пустой. Какой смысл думать об этом сейчас? – уверяла она себя, стараясь устроиться в холодной постели.

Это невозможно. Она здесь, а он там, и эту пропасть нельзя перейти. Но сколько бы она ни старалась переложить вину за невозможность встречи с Эйдрианом на спавшую в соседней комнате подругу, на необходимость соблюдать приличия и быть осмотрительной, правда была в том, что она боялась остаться одна. Ею, как и Эйдрианом, управлял страх: он боялся кузена, который в своем навязчивом желании уничтожить его мог причинить зло и другим людям. А она боялась остаться в беззащитном одиночестве. Оба лежали в разных комнатах, потому что позволили страху завладеть сердцами.

Уткнувшись лицом в подушку, Мэдди заплакала.

Утром за завтраком все казались подавленными. У Фелисити была на то очевидная причина. Эйдриан выглядел мрачным, но не делал попыток объяснить свое настроение. А Мэдди… Разве ей надо что-то объяснять? Она разлила всем чай, а отцу положила на тарелку горячие тосты, которые Бесс только что принесла из кухни.

– Мы с Фелисити собираемся пойти в деревню за покупками, – сказала Мэдди отцу. – Тебе что-нибудь надо?

– Может, новый пузырек чернил? И пусть вас отвезет Томас. Я не хочу, чтобы сейчас вы ходили одни.

– Не надо отрывать Томаса от его обязанностей, – вмешался Эйдриан. – Я буду сопровождать дам.

– Я не думаю, что… – начала Мэдди, взглянув на виконта. Она почему-то не чувствовала себя с ним так легко, как раньше, и он это понял.

– Я с удовольствием провожу вас, – уверил он, но между бровей у Эйдриана залегла складка.

Мэдди улыбнулась ему, стараясь, чтобы улыбка выглядела такой же естественной и приветливой, как неделю назад, хотя хотелось плакать от того, что приходится делать над собой усилие.

После завтрака они отправились в деревню. Был чудесный осенний день, и они решили пойти пешком, согласившись, что прогулка поможет поднять им настроение после потрясения, которое они испытали вчера.

Фелисити очень старалась быть веселой, и Мэдди подумала, что если уж ее подруга, которую постигло такое страшное несчастье, не раскисает, то ей сам Бог велел. В общем, подруги разговаривали, весело смеялись и внешне казались довольными жизнью. Правда, Мэдди сомневалась, что им удалось одурачить виконта.

После того как Фелисити отнесла письмо на почту, а Мэдди выполнила просьбу отца, они отправились за покупками для вдовы.

Входить в магазин дамского белья виконт не стал, поэтому он задержался на пороге и тихо спросил:

– Что случилось, Мэдлин?

Она решила притвориться, будто не слышит, но потом одернула себя – нельзя же быть такой трусихой. Но как ему объяснить?

– Ах, Эйдриан, если бы только…

Ее прервал голос Фелисити, которая уже была в магазине и хотела посоветоваться, какое белье выбрать. Мэдди извинилась и поспешила к подруге.

– Вы, наверное, уже покупали такое, – шепнула Фелисити. – Какое носится дольше?

Мэдди помогла Фелисити выбрать все, что ей было нужно. Им завернули покупки, и подруги вышли на улицу, где их ждал Эйдриан.

– Может, нам стоит выпить чаю и перекусить, – предложил он, – прежде чем мы отправимся обратно домой? Я присмотрел симпатичную кондитерскую в конце улицы.

– Звучит заманчиво, – согласилась Мэдди.

К тому времени уже наступил полдень, и на улицах прибавилось народу. По субботам местные фермеры обычно приезжали сюда, чтобы походить по магазинам, расположенным на единственной главной улице.

Фермеры вели на продажу телят и везли на тачках клетки с квохчущими курами. Впереди, расчищая путь и обходя фермеров, пошел виконт, за ним – Мэдди, и последней – в двух-трех шагах – Фелисити со своими покупками.

И вдруг Мэдди услышала, как Фелисити вскрикнула. Мэдди решила, что подруга, наверное, наступила в лужу, но в то же мгновение раздался взволнованный возглас:

– Нет, нет!

– Что случилось? – Мэдди обернулась, чтобы увидеть подругу, но их разделила толпа подростков. – Эйдриан!

– Что случилось?

– Я не знаю… Где Фелисити?

Они оба врезались в толпу, расталкивая локтями ватагу подвыпивших подмастерьев, решивших с толком использовать свой выходной.

С бьющимся сердцем Мэдди разглядела на земле сверток, в котором она узнала тот, что дали Фелисити в магазине белья. Подняв сверток, Мэдди побежала, увлекая за собой Эйдриана.

Наконец они увидели Фелисити, прячущуюся в глубине какой-то витрины.

– Фелисити, что происходит?

Лицо вдовы было мертвенно-бледным, губы дрожали.

– Я видела… я видела человека, который… Это тот человек, которого я видела в окне моего дома.

– Лицо человека, которого вы видели до пожара? Вы заметили, куда он пошел?

– Я не знаю. Я просто хотела поскорее убежать.

– Как он выглядит? – потребовал Эйдриан.

– Все, что я разглядела, – это лохматые черные волосы, потому что половина лица была закрыта шарфом.

– Оставайтесь с ней, Мэдлин. А лучше зайдите в магазин и подождите меня там. Я скоро вернусь.

Мэдди взяла Фелисити за плечи и увела ее в магазин.

Это была зеленная лавка. Сесть было негде, подругам пришлось сделать вид, будто они выбирают кочаны капусты, репу, горох и прочие овощи.

Толпа становилась все гуще, и Эйдриан пожалел, что он не верхом. Если у того человека где-то поблизости стояла лошадь, Эйдриан наверняка его потеряет. Но все же надо попытаться найти.

Эйдриан почти бежал по краю мостовой, пробираясь через шумные группы фермеров и их жен, которые пили вино и пиво, радуясь возможности отдохнуть от тяжелой крестьянской работы.

По дороге он заглянул в местный паб, но не увидел никого похожего на человека, описанного Фелисити.

Эйдриан уже собрался уйти, но его задержал подвыпивший седой фермер, пытавшийся обнять его за плечи:

– Выпей со мной, приятель!

– Нет, друг, спасибо, я очень спешу.

– Вижу ты брезгуешь моим элем и моей комп… компанией, – обиделся фермер.

– Да нет, я очень рад твоей компании, – уверил его Эйдриан. – К сожалению, у меня срочное дело. Но позволь мне угостить тебя, чтобы доказать, что я тобой не брезгую. – Эйдриан вынул из кармана полкроны и бросил ее бармену. Новый приятель просиял.

– Что ж, ты неплохой парень, – заплетающимся языком сказал фермер и вернулся в паб.

Эйдриан открыл дверь паба, чтобы выйти на улицу, и вдруг услышал, как что-то просвистело прямо над головой, так что он еле успел увернуться.

Он выскочил из паба и спрятался за огромным человеком, который вел за собой тучную корову.

Неужели кто-то в него стрелял? Или у него разыгралось воображение? Эйдриан огляделся и почувствовал себя глупо.

Улица была полна народу. Никто не заметил, что виконт согнулся пополам, чтобы избежать воображаемого нападения.

Ничего необычного не произошло. Во всяком случае, он не слышал ничего, кроме гула голосов, блеяния и мычания животных и скрипа колес.

Покачав головой, Эйдриан пошел к магазину, возле которого он оставил дам.

Они зашли еще в несколько магазинов, но Фелисити, явно нервничая, все время оглядывалась. Виконт тоже был словно не в себе.

Мэдди решила, что пора возвращаться домой, но вспомнила, что надо еще зайти к викарию и напомнить ему о последнем оглашении помолвки в воскресенье. Викария они не застали, но его домоправительница пообещала передать их просьбу.

Когда Мэдди подумала, что скоро не будет препятствий для их с Эйдрианом свадьбы, вдруг появилось странное чувство. Неужели эти недели пролетели так быстро? Незнакомец, в объятиях которого она совсем недавно была в беседке, скоро станет самым главным человеком в ее жизни.

Мэдди подняла глаза на виконта. Он смотрел на нее так, будто читал ее мысли.

– На какой день вы хотели бы назначить нашу свадьбу, дорогая? Мадам Александрии уже прислала ваше свадебное платье?

Как бы ей хотелось сказать, что модистка задерживает заказ, или что плохо сшита юбка, или что ей малы туфли. На самом же деле платье Мэдди получила еще вчера, но из-за пожара у нее не было времени как следует насладиться своим восхитительным новым приобретением.

– Да, прислала, – сказала она, прикусив губу и не смея встретиться с Эйдрианом взглядом.

– Вы довольны?

– У меня пока не было времени все рассмотреть, но я уверена, что платье прекрасно, – честно призналась Мэдди.

– Тогда на какой день пригласить викария?

Если свадьба означает, что Эйдриан больше не будет чувствовать себя обязанным остаться, подумала Мэдди, тогда лучше вовсе не назначать день.

Она молчала, чувствуя, что не сможет удержать виконта.

– Может быть, на среду? – подсказал он, не дождавшись ее ответа.

Домоправительница викария терпеливо ждала. Наконец Мэдди кивнула.

– Я передам ему, милорд. Если понадобится что-то еще, пришлите записку.

– Спасибо.

Они уже собрались уходить, когда Мэдди услышала возле уха какое-то жужжание, а потом почувствовала укус в шею. Она вздрогнула и хлопнула себя по шее.

– Что случилось? – спросил Эйдриан.

– По-моему, меня укусила пчела.

– Ах, мисс, – всполошилась домоправительница, – я сейчас принесу холодной воды. И надо вынуть жало. Почему бы вам не пройти на кухню?

Эйдриан остался в гостиной, а женщины пошли на кухню. Мэдди развязала ленты шляпки, а Фелисити стала изучать место укуса:

– Мэдлин, это не похоже на укус пчелы, и определенно нет никакого жала.

Домоправительница принесла небольшое зеркальце. Мэдди рассмотрела покрасневшее место и, глядя вслед домоправительнице, которая пошла за холодной водой, сказала:

– Да, вы правы. Может, это была оса?

– Нет, – начала Фелисити, – я не думаю…

Мэдди бросила на подругу предостерегающий взгляд и приложила к шее мокрую тряпку, принесенную служанкой. Потом оторвала небольшой лоскут, свернула его в несколько раз и, приложив к месту укуса, завязала ленты так, чтобы ничего не было видно.

– Спасибо. Ничего страшного не произошло.

Вежливо отказавшись от предложенного домоправительницей чая, подруги собрались уходить.

– Я прошу вас ничего не говорить о том, что случилось, – шепнула Мэдди подруге.

– Разве вы не хотите рассказать об этом виконту?

– Ему в особенности ничего не говорите.

Фелисити удивилась, но кивнула.

По дороге домой они почти не разговаривали. Мэдди отметила про себя, что все трое ускорили шаги, когда потянулся лес, но ни один не спросил, почему они идут так быстро.

Дома Фелисити поднялась к себе, чтобы положить покупки, а Мэдди пошла на кухню, чтобы помочь Бесс с обедом. Вскоре пришла Фелисити, чтобы заменить Мэдди.

– Идите и побудьте со своим женихом. Не теряйте ни минуты, – сказала она. Ее поддержала и Бесс.

– Да он, наверное, болтает с отцом.

– Нет, ваш отец сейчас отдыхает, – возразила Бесс.

– Я убеждена, что виконт с большим удовольствием проведет время с вами, чем со мной, – улыбнулась Фелисити. – Так что идите!

Мэдди сняла передник и отправилась в гостиную. Фелисити права – времени осталось так мало. Нельзя терять ни минуты. Как случилось, что три недели, казавшиеся вначале таким долгим сроком, пролетели так быстро?

Виконт действительно был в гостиной.

– Не хотите ли до обеда прогуляться по саду?

Вспомнив, что произошло между ними в их последнюю прогулку, Мэдди покраснела.

Но в саду они скорее могли остаться наедине, чем в гостиной, где мог появиться отец, и Мэдди согласилась.

– Не могу поверить, что прошла еще одна неделя, – сказала она, когда они вышли в сад.

Эйдриан обнял ее за талию и повернул к себе лицом.

– Да, я тоже, моя дорогая мисс Эплгейт, – признался он.

Он наклонился, собираясь поцеловать ее, но прежде развязал ленты шляпки.

Мэдди сначала подняла лицо, предвкушая радость от его поцелуя, а потом вспомнила о красном пятне на шее. Не надо, чтобы Эйдриан его видел!

– Погодите!

– В чем дело, Мэдлин? Или я должен называть вас мисс Эплгейт?

Она не знала, как объяснить ему перемену в своем поведении. Но если он увидит эту красноту на шее и поймет, что произошло, Мэдди потеряет всякую надежду на то, чтобы задержать его.

– Я вас чем-то обидел?

– Нет, это не… – Мэдди не знала, что сказать.

– Вы чувствуете себя виноватой? Если я зашел слишком далеко, прошу простить меня, моя дорогая. – Он опустил руки и отступил на шаг.

Ей показалось, что между ними разверзлась бездна.

– Я ни о чем не жалею, – прошептала Мэдди. – Пожалуйста, поверьте мне.

– В таком случае я не понимаю.

– Эйдриан. – Она опять замолчала, не зная, как ему объяснить.

Уже наступили сумерки, и в доме зажгли свечи. Когда молчание затянулось, Эйдриан сказал:

– Нам, наверное, следует вернуться в дом. Но, Мэдлин…

– Да?

– Вы действительно хотите, чтобы завтра наша помолвка была оглашена в третий раз?

Слезы подступили к глазам Мэдди. Она уже не доверяла своему голосу. Все, что она могла сделать, – это кивнуть.

– Хорошо.

Эйдриан предложил ей руку, и они пошли к дому.

Хорошо, что почти стемнело. Значит, он вряд ли мог разглядеть, как по ее щекам текут слезы.

Глава 13

В ту ночь Мэдди спала очень плоха. Когда утром Бесс принесла ей чашку горячего чая, хозяйка сидела у туалетного столика и не отрываясь смотрела на свое отражение в зеркале. Прихожане подумают, что она боится своей собственной свадьбы, вздохнула Мэдди, отпивая чай.

В каком-то смысле так оно и было. Ведь церемония освободит Эйдриана от обещания, которое он сам себе навязал. Как только будут соблюдены приличия и репутация Мэдди будет восстановлена, он сможет уехать.

Как ей перенести это?

Она быстро оделась, но все же старательно расправила платье и оглядела себя в зеркале. Однако избавиться от темных кругов под глазами ей не удалось. Она спустилась вниз как раз в тот момент, когда Томас подал карету, чтобы везти их в церковь.

Мэдди, мистер Эплгейт и: Фелисити сели в карету, а Эйдриан поехал верхом на своем жеребце. У церкви Томас и Эйдриан помогли мистеру Эплгейту выбраться из кареты, усадили его сначала в кресло, а потом и на скамью в первом ряду.

Эйдриан на минуту отлучился, а Мэдди открыла молитвенник и попыталась читать. Но ей не удавалось собраться с мыслями – они роились в голове подобно пчелам, которые кружатся над поздними осенними цветами. Виконт вернулся и занял свое место рядом с Мэдди в тот момент, когда викарий начал свою речь. Но Мэдди никак не могла сосредоточиться. Она наблюдала за виконтом исподтишка, особенно когда викарий повторил приглашение прихожанам прийти и стать свидетелями «радостного события».

Почему Эйдриан выглядит сегодня особенно серьезным? Что подумают люди, собравшиеся в церкви, – будущая невеста выглядит обеспокоенной, а жених – суровым? Все наверняка решат, что они поссорились. В общем-то они почти правы, подумала Мэдди, сокрушаясь, что не может объяснить Эйдриану, что ее волнует на самом деле. Она всего-навсего хотела, чтобы он остался, но она уже говорила ему об этом, и ничего хорошего из этого не вышло. Он так уверен, что знает, как будет лучше! К сожалению, это не означает, что так будет лучше для нее!

Но может, здесь что-то еще? Он был очень сдержан сегодня и за все утро ни разу на нее не взглянул. В руках виконт держал молитвенник, однако стоял не так близко, как обычно.

Может, Эйдриан сожалеет, что поклялся жениться на ней? Что слишком поспешно сделал ей предложение?

Надо поговорить с ним. Если она и дальше будет гадать, то сойдет с ума. Но что ему сказать?

Служба тянулась бесконечно долго, но наконец закончилась.

Викарий стоял у выхода. Пожимая руки жениху и невесте, он весело сказал:

– Наши влюбленные надолго запомнят эту неделю, правда, мистер Эплгейт?

– Да, – вежливо ответил ее отец, но и его взгляд показался ей озабоченным.

Когда они уже сидели в карете, Мэдди бросила умоляющий взгляд на Фелисити, и вдова, правильно истолковав этот взгляд, завела разговор о том, какая красивая отделка у свадебного платья невесты и что в среду надо тщательно ее отгладить.

– Нельзя же идти к алтарю с помятыми кружевами, – тараторила Фелисити. – Я буду рада помочь. Я отлично умею управляться с утюгом.

– Вы очень добры, – сказала Мэдди, имея в виду не только предложение подруги помочь ей со свадебным платьем, и та ее поняла.

Воскресный обед, как и завтрак, прошел почти в полной тишине. Эйдриан довольно вяло пытался поддерживать беседу, но его мысли явно были в другом месте.

После обеда отец, как обычно, удалился в свою комнату, а Мэдди, чувствуя, что не сможет остаться наедине с виконтом, старалась не отходить от Фелисити. Но ее стратегия оказалась обречена на провал, потому что Эйдриан очень ловко разделил подруг. Наверное, подумала Мэдди, он так же решительно действовал на поле боя.

– Может быть, мы с вами прогуляемся, мисс Эплгейт? – церемонно предложил виконт.

– Мне надо сначала помочь Бесс убрать посуду, – запинаясь, ответила она.

– Я уверен, что миссис Барлоу не откажется заменить вас на кухне, а мне надо с вами поговорить.

Мэдди бросила на Фелисити затравленный взгляд, но не посмела отказаться.

– Разумеется. Я и так собиралась.

Так что Мэдди ничего не оставалось, как снова выйти под руку с виконтом в ту часть сада, где их никто не мог видеть. На этот раз прогулка скорее всего не будет тайным любовным свиданием. Мэдди чувствовала, как напряжена рука Эйдриана, а его профиль был как никогда суровым.

Неужели виконт на нее сердится?

У Мэдди упало сердце. Она никогда не умела противостоять напору. Она вдруг ощутила боль в виске, которая обычно предшествовала приступу головной боли. Нет, только не сейчас, взмолилась она.

Рука об руку они молча подошли к своей скамье, и Мэдди тут же села. Эйдриан остался стоять, хотя, как обычно, сначала внимательно осмотрел деревья и кусты. Потом сунул руку за пазуху.

– Я нашел вашу «пчелу».

– Что?

Она посмотрела на маленький металлический предмет на его ладони и почувствовала, как ее сначала обдало жаром, а потом холодом.

Это была пуля, слегка примятая с одной стороны. Она, должно быть, ударилась о каменную стену здания.

Неужели это была пуля, ударившая ее в шею у дома викария?

– Вот почему вы не позволили мне сиять с вас шляпу, Мэдлин, не правда ли? Или я должен сказать – мисс Эплгейт?

– Ах, милорд, не сердитесь на меня. Я не была уверена. – Мэдди прижала к щекам ладони, но, испугавшись, что он подумает, будто она собирается упасть в обморок, опустила руки на колени.

– Можно?

Эйдриан медленно и осторожно снял с нее шляпку и отвернул высокий воротник платья.

Виконт потрогал красное пятно на шее, и Мэдди вздрогнула от боли.

– Мэдлин, если бы пуля пролетела на дюйм левее, нам пришлось бы сегодня планировать не свадьбу, а ваши похороны!

– Но… мы ведь не знаем точно, был ли это ваш враг…

– Мэдлин, не говорите чепухи! Сколько раз в вас стреляли, когда вы раньше совершали прогулку по магазинам?

Оба знали ответ, поэтому она промолчала.

Эйдриан, наконец, сел рядом. Но он не прикоснулся к Мэдди, и крошечное расстояние между ними показалось ей больше, чем расстояние между Йорком и Лондоном.

Как раз в тот момент, когда она подумала, что придется рыдать… просить… умолять, он тихо сказал:

– Вы должны знать, Мэдлин, что я не хочу вас покидать. Благодаря вам у меня появилось больше причин, чтобы остаться, чтобы хотеть жить.

Блеснувшая было надежда тут же умерла, как только, он снова заговорил:

– Я не могу подвергать вас риску. Вы мне слишком дороги, Мэдлин, любовь моя.

«Любовь моя»… он назвал ее так, а сам собирается уехать?

– Я не вынесу, если вы уедете! – воскликнула Мэдди. – Мне кажется, что у меня есть право решать, хочу ли я рисковать своей жизнью, чтобы быть рядом с вами.

Он посмотрел на нее как-то странно. На мгновение ей показалось, что с восхищением. Но он покачал головой.

– Дорогая, настала моя очередь сказать вам, что я был не совсем честным.

Что? Уж чего-чего, а этого Мэдди от него никак не ожидала.

– Есть еще один враг, угрожающий моей жизни, и он гораздо страшнее моего безумного кузена.

Он взял ее руку, которую она непроизвольно сжала в кулак, разгладил пальцы и сунул ее ладошку себе под жилет, так чтобы Мэдди почувствовала, как бьется у него сердце.

– Вот это, – сказал Эйдриан.

Она не сразу поняла, что он имеет в виду, но потом ощутила под пальцами тонкий шрам под самым сердцем. Он был такой тонкий, что она не заметила его в пылу страсти в ту ночь, когда они занимались любовью.

– Это осколок пули, оставшийся после дуэли. Хирург пытался его извлечь, но пришел к выводу, что это невозможно, потому что осколок засел слишком близко к сердцу.

– Это очень опасно?

Помолчав, Эйдриан ответил:

– Врач сказал, что опасность придет не сразу.

– Что значит «не сразу»? – настаивала Мэдди, увидев, что он не желает говорить прямо.

– Он сказал, что осколок со временем переместится ближе к сердцу… и результат… будет неблагоприятным.

Она смотрела на него в ужасе.

– Поэтому…

– Эйдриан!

– Поэтому получается, что так или иначе из меня выйдет плохой муж, но в данный момент я, по крайней мере, могу быть вам полезен. Моя попытка помочь вам в ту ночь в лесу обернулась для вас еще большими неприятностями, Мэдлин.

Она думала, что надо перехитрить только одного безумного убийцу, а оказалось, что Эйдриана может предать его собственное тело.

– Я написал своему управляющему и адвокату и составил новое завещание, – продолжал он. – Вы будете обеспечены, даю слово. У меня есть большое поместье в Хантингтоншире – мне очень хочется самому его вам показать. Оно приносит большой доход. Вы можете остаться здесь или переехать с отцом туда – выбор за вами, Мэдлин.

Она уже не могла сдержать слез.

– Я выбираю… если я могла бы выбирать… я хочу, чтобы вы жили, Эйдриан…

Он обнял ее и прижал к себе. Она чувствовала щекой биение его сердца и знала, что он жив.

Осеннее солнце освещало их золотистыми лучами, в листве деревьев щебетали птицы, и Мэдди так хотелось остановить это мгновение и не выпускать его из рук.

– Вы все еще хотите выйти за меня замуж, Мэдлин?

Она нахмурилась.

– Не говорите глупостей, Эйдриан. И больше никогда не смейте говорить мне ничего, кроме правды!

– Да, миледи, – робко сказал он.

Мэдди вытерла слезы и решила, что достаточно успокоилась, чтобы вернуться в дом. Хотя там они не могли говорить откровенно. Конечно, Фелисити сгорала от любопытства, но на этот раз Мэдди не могла ей рассказать, о чем они с Эйдрианом говорили.

После ужина они сыграли несколько партий в карты и рано разошлись по своим комнатам.

Однако Мэдди не могла уснуть. Она отказывалась мириться с тем, что Эйдриан должен уехать. Сама мысль об этом делала ее несчастной.

Неужели судьба нанесет ему – им обоим – такой несправедливый удар? Позволить ей встретить человека, которого она полюбила, и почти сразу отнять его? Она будет оплакивать его всю свою жизнь.

Неожиданно в коридоре скрипнула половица. Мэдди подняла голову и прислушалась. Нет, все тихо. Зачем надеяться? Разве она не говорила себе…

Дверь открылась, и в комнату вошел виконт.

– Я останусь, только если ты этого захочешь, – почти шепотом сказал он. – Но поскольку у нас впереди так мало времени, я подумал… может быть, ты захочешь…

Мэдди протянула к нему руки, и он обнял ее. Она прижалась лицом к его груди и немного всплакнула, все еще под впечатлением от его рассказа о засевшем возле сердца осколке.

– Мэдлин, дорогая, – сказал Эйдриан и поцеловал Мэдди сначала в макушку, а потом стер поцелуем слезы с ее лица, – все люди умирают, когда приходит их час. Сейчас мы живы, и не время думать о печальном. Позволь мне показать тебе, как надо праздновать жизнь.

– Да, пожалуйста.

Он поцеловал ее в губы, и Мэдди ощутила солоноватый вкус собственных слез. А он молча стянул с нее ночную рубашку, обнажив ее тело.

– Как же ты прекрасна, любовь моя. Прекрасна, как Афродита. Если бы мы с тобой жили в Элладе много лет назад, греческая богиня позавидовала бы тебе, и нас наверняка либо изгнали бы с острова, либо отдали бы на съедение каким-нибудь чудовищам.

Мэдди рассмеялась. Что за чепуху он городит! Но как же приятны его слова!

Мэдди осмелела настолько, что сама сняла с него рубашку и бросила ее на пол – туда, где уже валялась ее ночная рубашка.

Не решаясь на дальнейшие действия, Мэдди приостановилась, но он сбросил брюки и лег на кровать. Мэдди легла рядом в ожидании. Но Эйдриан ничего не предпринимал. Чего он ждет? Чтобы начала она? Чтобы что-то сделала?

– Что я должна делать? – шепотом спросила она.

– А что бы ты хотела? – Он лежал на спине и улыбался.

– Мне хочется тебя… потрогать.

Он удивленно поднял брови, но промолчал. Мэдди приняла это за знак согласия.

Она легла на бок и провела пальцами по его телу, наслаждаясь возможностью изучить то, что скоро будет всецело принадлежать ей.

Из груди Эйдриана вырвался какой-то звук, более похожий на стон, чем на вздох.

– Ты меня дразнишь, но мне это нравится.

Довольная тем, что угодила ему, Мэдди начала осыпать быстрыми поцелуями сначала шею, потом плечи, грудь и твердые плоские соски.

Эйдриан издал какой-то нечленораздельный звук.

Мэдди обняла жениха за шею и, повернув к себе, прижалась к нему – всей своей мягкой грудью к его груди, а животом – к его плоти.

– Всему есть предел, миледи, – сказал Эйдриан и крепче прижал к себе ее бедра. Мэдди почувствовала, как твердеет его плоть, и, не удержавшись, сделала еще несколько движений.

– Ты уже не можешь терпеть? – спросил он.

– Да. Я хочу тебя.

Их губы слились в жадном поцелуе. Он раздвинул языком ее губы. Оторваться от такого поцелуя было невозможно.

Но Эйдриан и не стал его прерывать, а лег так, чтобы мог войти в нее.

Теперь застонала Мэдди.

– Да, любовь моя, – невнятно пробормотал он сквозь поцелуй.

Он прервал поцелуй лишь на мгновение, чтобы переменить позу. Эйдриан снова оказался на спине, а Мэдди оседлала его сверху. Неужели это возможно?

– А теперь делай все, что хочешь, любовь моя.

Мэдди поняла, что хочет очень многого. Сидя на нем верхом, она согнула ноги, уперлась руками ему в колени и обнаружила, что может контролировать, насколько глубоко он в нее вошел. Наслаждение в этой позе было еще сильнее. Она двигала бедрами со всевозрастающей скоростью и забыла обо всем на свете. Это было восхитительно. Это была свобода.

Страсть окатывала ее волнами. Кожа словно горела в огне, а восторг был таким, что его почти нельзя было выдержать. Кто придумал все это? Может, ангелы много тысяч лет назад? Вряд ли это было под силу кому-то из плоти и крови. Эти ощущения, этот полет куда-то ввысь, этот взрыв…

Мэдди беззвучно вскрикнула одновременно с хриплым стоном Эйдриана. Он схватил ее бедра и сжал их, чтобы она почувствовала, как содрогается его плоть внутри ее.

Через несколько секунд Мэдди в изнеможении скатилась на постель.

Эйдриан подарил ей больше, чем физическое наслаждение. Он развеял все ее сомнения.

Разве Эйдриан не заботился о ее благополучии, не защищал ее? Да, он упрям и склонен быстро принимать решения, не советуясь с ней. Но разве не так поступают все мужчины? Если Господь позволит им прожить вместе всю жизнь, она научит мужа делиться с ней своими планами. А пока… как она может сердиться на него за то, что он пытается сохранить ей жизнь?

– Я люблю тебя, – сказала Мэдди.

– Я люблю тебя больше жизни, моя дорогая Мэдлин. Именно поэтому я не должен позволить, чтобы моя собственная судьба коснулась тебя.

– Но, Эйдриан…

– Нет, Мэдлин, попытайся понять, – тихо, но твердо сказал он. – Когда закончилась война, я поклялся, что больше никогда не приговорю никого к смерти. По ночам мне снились такие кошмары… Ты же слышала, как я говорил о лужах крови, преследовавших меня.

Он на мгновение закрыл глаза, а она вздрогнула от одной мысли о том, что ему пришлось пережить.

– Вот почему я должен позаботиться о твоей безопасности. Когда я буду знать, что сделал для этого все, я смогу подумать и о том, что возможна какая-то альтернатива. Но сначала ты должна позволить мне позаботиться о тебе.

Она неохотно кивнула и дотронулась до его щеки.

– Ты держишь в руках мое сердце, Эйдриан. Я буду сама не своя, пока ты ко мне не вернешься. Помни об этом!

– Я не забуду, – поклялся он. – Никогда.

Потом они долго лежали молча. Но слова были не нужны.

Когда наступил рассвет, Эйдриан поцеловал ее и ушел также тихо, как появился. Мэдди расслабилась и уснула неспокойным сном. А проснувшись, поняла, что уже давно наступило утро. Она смотрела на лучи солнца, пробивавшиеся через задернутые занавески, и вспоминала все, что было этой ночью, – восторг разделенной любви, радость физической близости и вместе с тем мучительный страх за него и за себя, боль от того, что Эйдриан должен покинуть ее.

Мэдди с большим трудом держала в узде свою печаль. Для печали у нее будет много времени потом – бесконечно много времени. А сейчас она должна дорожить каждой минутой. Мэдди торопливо умылась, оделась и спустилась вниз. Оказалось, что все уже позавтракали.

Из кабинета отца доносились мужские голоса. Фелисити и Бесс она застала на кухне. Бесс раскатывала тесто, а Фелисити занималась пудингом.

– Ты в порядке? – спросила Фелисити. – Мы не хотели тебя будить. Бесс предположила, что у тебя началась головная боль.

– Нет, все хорошо, – солгала Мэдди. – Просто спала плохо. Пожалуйста, занимайтесь своими делами, Я сама приготовлю себе завтрак.

Мэдди налила себе чаю и сделала пару бутербродов. Обычная рутина должна была ее успокоить. Однако Мэдди показалось, что Фелисити бледна и как будто тоже чем-то обеспокоена.

У самой Мэдди было достаточно секретов, с которыми она ни с кем не делилась, поэтому она понимала, что не стоит вмешиваться в дела подруги.

Оставив Бесс заканчивать готовку, подруги, сняв передники, отправились в спальню Мэдди.

– Я должна убедиться в том, что свадебное платье хорошо на вас сидит, – сказала Фелисити. – Я погладила кружева и ленты на вашей лучшей нижней юбке. Почему бы нам не примерить платье, пока мужчины заняты своими шахматами?

Так они и поступили. Мэдди надела платье, посмотрела на себя в зеркало и едва себя узнала – так она была бледна и растеряна.

– Платье просто прелестно. И оно так вам идет!

– Спасибо, – В зеркале был кто-то чужой, незнакомый. Она – замужняя женщина… а сколько пройдет времени до того, как она станет вдовой и сменит белое платье на черное? О! Она этого не вынесет!

– Мэдлин, что с вами? Вы сожалеете о том, что согласились выйти замуж за лорда Уэллера?

– Нет, нет. – Мэдди закрыла лицо руками и постаралась успокоиться, а потом вкратце рассказала о том, что виконт нашел пулю. – Оказалось, что это и была «пчела». У него есть враг, который пытается его убить – это длинная и сложная история. Этот человек безумен. Виконт чувствует, что должен уехать до того времени – если оно вообще наступит, – когда этот человек перестанет быть угрозой не только для него, но и для тех, кто его окружает, особенно для меня.

– Как ужасно! – Фелисити была потрясена. – Я понимаю, он не хочет, чтобы вы пострадали, и согласна, что надо соблюдать осторожность. Но неужели нет другого выхода?

– Я тоже пыталась его в этом убедить, но безуспешно. Попытка убийства в доме викария только укрепила Эйдриана в решимости уехать сразу после свадьбы. Так что вы понимаете, что моя быстро приближающаяся свадьба вызывает у меня смешанные чувства. – Мэдди сглотнула, чтобы удержать слезы.

Фелисити хотела ее обнять, но Мэдди отстранилась и сказала:

– Вот так. Поэтому я хочу сейчас снять это платье. Оно наводит меня на слишком печальные мысли.

– Конечно, – согласилась Фелисити, а Мэдди посчитала плохим предзнаменованием слишком долго разгуливать в свадебном платье перед тем, как наступит день свадьбы. Вокруг и так уже было слишком много дурных предзнаменований.

Подруги повесили платье в шкаф, а полагавшуюся к нему накидку Фелисити забрала в свою комнату, чтобы кое-что доделать, Мэдди же взяла письма матери и отправилась на чердак.

Ей хотелось навестить могилу матери на церковном кладбище, но виконт посчитал это слишком опасным, и Мэдди с ним согласилась. На чердаке она встала на колени перед сундуком, в котором нашла перевязанную лентой пачку писем. Поцеловав пачку, Мэдди положила ее на самое дно сундука.

– Мама, я рада, что у тебя был шанс полюбить, и ты им воспользовалась, – прошептала она, опустив пыльную крышку. – Я на тебя не сержусь, поверь мне. Я тебя понимаю.

День был дождливый, и поскольку Эйдриан решил, что лучше оставаться дома из-за того, что безумный стрелок был где-то поблизости, они не совершили свою обычную прогулку по саду. Они сели втроем играть в бирюльки, и виконт отпускал глупые шуточки, чтобы поднять дамам настроение. Мэдди старалась не отвлекаться, но так получалось, что ей все время выпадало задавать Эйдриану вопросы о его детстве. Она вдруг поняла, что ее время кончается, а она почти ничего о нем не знает. У нее не будет возможности, например, услышать его рассказ о своем первом пони, на котором он в первый раз выехал за пределы двора.

– Мне казалось, что я страшный авантюрист, – рассказывал Эйдриан, доставая соломинку из общей кучи. – Я уже отъехал на порядочное расстояние, когда няня меня хватилась и подняла тревогу. За мной прибежал помощник конюха – почти такой же мальчишка, как я, и на этом мое приключение бесславно закончилось.

Все рассмеялись, а Мэдди представила себе пятилетнего Эйдриана с лицом херувима, и ее сердце растаяло.

– Вас наказали? – поинтересовалась Фелисити.

– Конечно. Меня на вес утро посадили в угол. Я посчитал это несправедливым. – Эйдриан вытащил еще две длинные соломинки.

– Да разве это наказание? Так – пустяк, – сказала Мэдди.

Настала ее очередь тянуть соломинку, но вместо того, чтобы смотреть на кучку, Мэдди не спускала глаз с Эйдриана, и кучка распалась.

– Ах, Боже мой! Какая я неловкая. Но вы и так нас обыграли.

Мэдди было не до игры, но она старалась быть веселой, хотя это давалось ей с большим трудом. Она с удовольствием посадила бы Эйдриана в угол, если бы могла, но это вряд ли поможет. К тому же он уже не был маленьким мальчиком, а взрослым мужчиной…

– По-моему, – покачала головой Фелисити, – вы двое совсем не думаете об игре. Я лучше сяду и почитаю. А вы можете держаться за руки, целоваться и миловаться, потому что только об этом и мечтаете.

Мэдди покраснела, а Эйдриан рассмеялся. Фелисити взяла книгу по древней истории из библиотеки мистера Эплгейта и села в дальнем углу комнаты. А Мэдди подсела к виконту, чтобы и дальше слушать истории о его детских шалостях. Сидеть рядом, слышать его голос и держать его руку – больше ей ничего и не надо.

За обедом все старались поддерживать непринужденную беседу. Если Мэдди и наблюдала исподтишка за Эйдрианом, отмечая некоторые детали и добавляя их к его портрету, об этом никто не должен был знать. Может, она сходит с ума. Но это безумие от любви и неизбежности грядущего одиночества.

Позже, когда все ушли спать и дом погрузился в тишину, Мэдди забралась в постель, оставив зажженной всего одну свечу. Затаив дыхание, Мэдди ждала до тех пор, пока дверь в ее спальню не открылась. Мэдди улыбнулась своему возлюбленному, стоявшему на пороге.

Она уснула почти на рассвете. Зачем тратить на сон драгоценные минуты дня перед свадьбой – последнего дня, когда они будут вместе? Кто знает, как скоро после свадьбы Эйдриану придется уехать?

Они обсуждали это среди ночи.

– Что, если мы поднимем на ноги всех соседей, чтобы разыскать твоего кузена-убийцу? – предлагала Мэдди. – Мы наверняка сможем его найти и засадить за решетку.

– Я не хочу подвергать тебя еще большим сплетням, Мэдлин. А кроме того…

– Что значат сплетни по сравнению с твоей жизнью? – прервала она его, бросившись ему на грудь. Но, вспомнив об осколке пули у него под сердцем, вздрогнула и отползла.

Эйдриан заметил ее движение, но промолчал. А потом продолжил:

– Он слишком хитер, чтобы попасться в ловушку. Пока мы будем собирать ваших соседей – а нам придется объехать их всех, – он узнает о наших планах и просто ускользнет, чтобы вернуться, когда все эти хорошие люди устанут сидеть в засаде и ждать его.

Эйдриан был прав. Мэдди лежала, прижавшись щекой к его груди, ощущая тепло и влажность кожи. Каждую ночь она открывала для себя что-то новое и понимала, что может любить его еще больше.

Сегодня она быстро умылась и оделась. Эйдриан уже был в столовой, а Бесс ставила на сервант блюда с едой.

– Доброе утро, мисс, – сказала служанка. – Волнуетесь, как и все мы, перед знаменательным днем?

– Да, верно, – сказала Мэдди, глядя в глаза виконту. Он улыбнулся ей в ответ.

Когда служанка вышла, он впился в Мэдди губами. Они отскочили друг от друга, лишь услышав скрип инвалидного кресла отца. Вскоре появилась и Фелисити.

– Сегодня замечательная погода, – сказал мистер Эплгейт, здороваясь со всеми.

Мэдди положила на тарелку любимую еду отца и налила ему чашку чаю. Он ласково похлопал ее по щеке.

– Ждать осталось недолго, дитя мое.

– Да, папа. – Мэдди улыбнулась, но ее сердце сжалось. Отец и не подозревал, что его слова можно было истолковать двояко.

Еще один день.

А послезавтра, если убийца сделает еще одну попытку, Эйдриан соберется и уедет.

Сможет ли Мэдди уговорить его взять ее с собой?

Но кто же тогда будет ухаживать за отцом? Она обещала матери, что не бросит его. Разве можно нарушить, обещание, данное умирающему?

Мэдди никогда не думала о том, что замуж могут; выйти все ее сестры. Бедняжка Лорин овдовела совсем молодой, но она наверняка снова выйдет замуж, и тогда некому будет присматривать за отцом.

Значит, все на Мэдди. И не имело значения, что Джон Эплгейт не родной отец – он спас ее мать от скандала, а Мэдди любил и воспитывал как родную дочь. И она любила его как отца, он и был ее отцом!

Не может она его бросить!

Но ее сердце разорвется напополам, когда Эйдриан уедет.

Боже, зачем ты это допустил?

Мэдди положила вилку. Она не видела своей тарелки – слезы застилали глаза. Нет, она не станет позориться, рыдая над яичницей с ветчиной! Тем более – расстраивать отца своими слезами!

Мэдди медленно глотала чай – это позволило ей не участвовать в разговоре. Отец говорил что-то о корове соседа – на эту тему ей нечего было добавить.

Фелисити рассказывала о том, как лучше сбивать масло. Мэдди рассеянно кивала – этот предмет ей тоже был малознаком.

После завтрака все было как обычно: мужчины удалились в кабинет отца играть в шахматы, а Мэдди и Фелисити помогли Бесс убрать со стола.

Однако оказалось, что виконт переместился с шахматной доской из кабинета в гостиную.

– Вы решили играть в гостиной?

– Ваш отец подумал: вдруг вы захотите получить урок игры в шахматы? – пояснил Эйдриан.

– С чего это? – удивилась Мэдди. – Он пытался научить меня, когда мне было двенадцать, и чуть было не довел меня до истерики. – Тем не менее, она села напротив Эйдриана, довольная тем, что может смотреть на него, – А где Фелисити?

– Я предположил, что миссис Барлоу захочет обсудить с вашим отцом книгу по древней истории, и оказался прав. Они оба сейчас сидят в кабинете.

– А нас оставили одних в гостиной? – удивилась Мэдди. – Я начинаю понимать, почему вы так хорошо играете в шахматы. Вы – мастер стратегии, милорд.

– И это тоже, – согласился он. – И хотя я боюсь, что нам придется быть благоразумными, но у нас, по крайней мере, есть немного времени для разговора с глазу на глаз.

Значит, и Эйдриан хочет использовать каждую минуту, чтобы остаться наедине. Он, очевидно, тоже не рад предстоящей разлуке.

Без всякого умысла Мэдди наклонилась к нему над шахматной доской.

– Белая пешка всегда ходит первой, – сказал виконт. – А у вас есть хотя бы малейший интерес к шахматам?

– Ни малейшего.

– Хорошо. Тогда я, вместо того чтобы объяснять вам правила игры, скажу, что с моей, весьма выигрышной, позиции ваша грудь выглядит просто прелестно.

Вспыхнув, Мэдди выпрямилась. Вырез платья был не слишком большим, но ведь она наклонилась над столом!

– Нет-нет, теперь она слишком далека от меня, – пошутил Эйдриан.

– Что ж. – Она опять наклонилась. – Хотите увидеть что-нибудь еще?

– Я хотел бы видеть все. Сегодня, например, вы по-другому заплели косу.

Она удивилась его наблюдательности.

– Да, я торопилась. Боюсь, я выгляжу неряшливо.

– А мне нравится в вас все. Но признаться, у меня руки чешутся вынуть из ваших волос все шпильки. Я мог бы распустить вашу косу, – задумчиво сказал он, – и волосы упали бы вам на плечи. Я вдруг вспомнил, что даже ночью ваши волосы бывают либо заплетены в косу, либо заколоты шпильками, а мне хотелось бы видеть их распущенными.

Мысль о том, что она может распустить волосы, показалась Мэдди чувственной. Если войдет отец… Господи, ведь это всего лишь волосы, сказала она себе.

Если Эйдриану этого хочется…

Она подняла руку и нащупала первую шпильку.

– Нет! Позвольте мне!

Он поднялся и наклонился над столом. Мэдди ощутила запах свежего белья и мужского тела и закрыла глаза, наслаждаясь его близостью. Эйдриан начал вынимать шпильки одну за другой, пока она не почувствовала, как узел на затылке распался. Она тряхнула головой, оставшиеся шпильки выпали, и волосы рассыпались по плечам.

– Моя прекрасная леди, – слегка охрипшим голосом сказал Эйдриан, и его слова прозвучали почти как ласка, – вы выглядите так, будто только что появились из какой-то сказки – совсем как тогда в беседке, я подумал, что вы лесная нимфа, которая решила заманить меня в волшебную страну. Вы покорили мое сердце, и оно навек принадлежит вам.

– Я не хочу вас отпускать. – Слезы душили, но Мэдди улыбнулась ему, а он поцеловал ее долгим поцелуем.

Потом Эйдриан запустил пальцы в ее густые волосы и немного оттянул назад ее голову, чтобы опять поцеловать, а Мэдди обняла его, отвечая на поцелуи.

– Вы так прелестны, дорогая Мэдлин, – пробормотал он и дотронулся до ее щеки, отчего у нее по спине пробежали мурашки.

О Боже, им не стоило все это начинать, подумала Мэдди. Она будет сгорать от желания весь день, до самой ночи, пока он не сможет к ней прийти.

– На такой скорости, – усмехнулся он, – мы доведем себя до сумасшедшего дома. Но признайтесь, эта игра гораздо лучше шахмат.

Мэдди громко рассмеялась.

Но тут ее ухо уловило тихий скрип инвалидной коляски и голос Фелисити, сказавшей – добрая душа – довольно громко:

– Вам не кажется, что греки были все же более искусными архитекторами?

Фелисити, видимо, хотела их предупредить.

Мэдди схватила с шахматной доски несколько шпилек и начала судорожно втыкать их в волосы, чтобы собрать в пучок.

Слава Богу, что пуговицы были не расстегнуты, подумала Мэдди, но она так отвлеклась на прическу, что до того момента, как в комнате появились отец и Фелисити, совершенно забыла, что они с виконтом предположительно должны были играть в шахматы. А они не двинули ни одной фигуры, и это их выдаст.

Мэдди взглянула на доску и, к своему удивлению, обнаружила, что несколько фигур были выдвинуты на другие клетки, а Эйдриан держал руку на фигуре слона, словно размышляя, какой сделать ход. Мэдди вздохнула с облегчением.

– Кто выигрывает? – весело спросил отец.

– Конечно же, не я, как ты понимаешь, – ответила Мэдди. – Боюсь, что мое умение осталось на том же уровне, как в тот раз, когда я попыталась научиться играть. – И это была сущая правда!

Виконт улыбнулся.

– Вы слишком строги к себе. Вы многое умеете.

– Благодарю вас, милорд. Вы слишком добры, – сказала Мэдди, а когда внимание отца что-то отвлекло, игриво пнула жениха ногой под столом.

Он лишь усмехнулся.

Вскоре они были втянуты в общий разговор о древней истории. Мэдди в который раз отметила, что виконт знал не меньше, чем ее отец, и мог поддерживать беседу на любую тему.

Вечером, после ужина, когда они сели играть в карты, кто-то постучался в парадную дверь. Бесс пошла открывать. Мэдди услышала мужские голоса и выглянула в холл, чтобы узнать, что происходит. Виконт вышел вслед за ней и внимательно выслушал двух деревенских парней. Они возбужденно мяли в руках свои шапки.

Что случилось? Мэдди видела, как Эйдриан полез в карман и дал каждому из парней по горсти монет, чему крестьяне явно обрадовались. Эйдриан что-то им сказал и, когда парни поспешно повернулись и вышли, закрыл за ними дверь.

Потом он собрался идти наверх, но увидел Мэдди.

– Хорошо, что вы здесь. Пожалуйста, передайте мои извинения вашему отцу и миссис Барлоу, но я получил кое-какую информацию, которую должен проверить.

– Какую информацию? – встревожилась она.

– Хотя моя акция не такая широкомасштабная, как ваше предложение поднять на ноги всех соседей в округе, я постарался, насколько мог, узнать кое-что о нашем безумце, любовь моя. Я нанял нескольких жителей деревни, чтобы они понаблюдали за разными местами в окрестностях, поскольку у нас имеется причина подозревать, что мой неуловимый кузен где-то поблизости. Я надеялся, что они заметят какого-нибудь незнакомого человека, который, возможно, что-то замышляет.

– И они его нашли?

– Им кажется, что они нашли следы чужака, и внешность его похожа на описание, которое дала миссис Барлоу.

– О? – удивилась Мэдди. – Но я не вижу связи между вашим безумным кузеном и цыганом миссис Барлоу.

– Честно говоря, я тоже не вижу, но сейчас у нас нет времени ждать, пока мы это поймем. Я должен идти. Вернусь, как только смогу.

– Будьте осторожны, – только и смогла выговорить она.

Он быстро поцеловал ее и исчез в темноте ночи.

Мэдди вернулась в гостиную и рассказала отцу и Фелисити о своем разговоре с виконтом, а потом отправилась на кухню помочь Бесс приготовить чай, потому что сидеть сложа руки было выше ее сил.

Если Эйдриан найдет своего кузена и с помощью нанятых им людей отведет его к местному судье, чтобы тот его арестовал, можно будет, наконец, забыть об этой постоянной угрозе. Они с Эйдрианом смогут жить как муж и жена и радоваться своей любви, по крайней мере, до тех пор, как пуля, засевшая в его теле, не доберется до сердца и не убьет его.

Мэдди хотелось плакать от одной только мысли, что в его теле живет безмолвный убийца, ждущий своего часа. Даже если они найдут этого подлого кузена, останется другой, не менее опасный враг. Как им расправиться со злодеем, которого Эйдриан носит в себе?

«Справьтесь сначала с одним врагом», – сказала она себе. Ни о чем другом она в данный момент не могла думать.

Она мерила шагами потертый ковер гостиной, а отец и Фелисити провожали ее встревоженными взглядами. Мэдди уже не находила в себе сил скрывать беспокойство. Ей казалось, что она вот-вот сорвется и начнет дубасить кулаками стену до тех пор, пока в далеком Лондоне ее не услышит сам бедный безумный король.[2]

– Не хотите еще чаю? – спросила Фелисити.

– Нет, спасибо.

В голосе Фелисити слышалось такое искреннее участие, что Мэдди почувствовала вину за то, что навлекла на свою семью такие неприятности. Она попыталась сесть, но тут же снова вскочила. Где Эйдриан? Не грозит ли ему опасность? Мэдди представила себе, как Эйдриан выслеживает кузена, но сам попадает в ловушку. Гремят выстрелы, льется кровь – это Эйдриан истекает кровью.

– Может, глотнешь немного бренди? – предложил отец. Мэдди покачала головой, а он добавил: – Я уверен, что виконт ведет себя осторожно, Мэдлин.

Мэдди улыбнулась, зная, что отец пытается ее успокоить, но не смогла усидеть на месте. Она подошла к окну и стала вглядываться в кромешную тьму. Потом дошла до входной двери, прислушиваясь, не раздастся ли стук молотка. Но все было тихо.

Когда часы пробили одиннадцать, отец предложил:

– Мы все же должны приготовиться ко сну. Ведь у тебя завтра свадьба, моя дорогая.

– Для того чтобы она состоялась, нужны двое – невеста и жених, – заявила Мэдди, стараясь улыбнуться своей слабой попытке пошутить, но не смогла.

– Я уверен, что лорд Уэллер скоро вернется. А ты пока должна немного поспать.

Да она даже глаз не сможет сомкнуть, думала Мэдди, поднимаясь наверх вместе с Фелисити.

У себя в комнате Мэдди умылась и надела ночную рубашку. Она надеялась на еще одну ночь любви, а вместо этого сидит одна и ее гложет беспокойство. Но по крайней мере завтра… пожалуйста, пусть завтра будет чудесная брачная ночь, полная любви и радости, молила Мэдди, расчесывая и заплетая в косу волосы.

Только бы он был жив! Сохрани его, Господи!

Перед тем как лечь, она приоткрыла дверь, чтобы слышать любой звук, который мог донестись снизу. Свечу на столике рядом с кроватью Мэдди не погасила.

Она легла, взяв книгу, но ей никак не удавалось сосредоточиться на словах. Она прислушивалась даже к малейшему звуку в тихом доме.

Прошли часы – нет, дни, – пока Мэдди наконец услышала стук молотка. Набросив на ночную рубашку шаль, она побежала к лестнице. Мэдди слышала, как открывались и другие двери в доме – видимо, не она одна прислушивалась к стуку молотка, – но у входной двери она оказалась первой.

Дрожащими от нетерпения руками Мэдди отодвинула засов и увидела стоящего перед дверью виконта.

С радостным воплем она бросилась ему на шею. От него пахло сыростью и лошадиным потом, но Мэдди было все равно.

– Ну, ну, дорогая, – бормотал Эйдриан, – я замерз, промок и весь в грязи, любовь моя. Я тебя испачкаю.

Но она ни на что не обращала внимания. Главное – он жив и, по всей видимости, не пострадал. Она была вне себя от счастья.

– Я так волновалась! Я так за тебя боялась!

– Знаю. – Он провел рукой по ее волосам. – Ну вот, ты опять заплела свои прелестные волосы, – шепнул он ей на ухо.

Она не очень уверенно хихикнула.

За спиной Мэдди услышала скрип коляски – отец выехал из своей спальни. На верхней площадке лестницы появилась Фелисити, тоже в шали поверх ночной рубашки. Даже Бесс выглядывала из-за угла коридора.

– Ваша попытка удалась, милорд? – спросил мистер Эплгейт.

– Увы, нет. Один раз мы загнали его в чей-то амбар, но ему удалось ускользнуть до того, как мы смогли закрыть все двери. Этот дьявол умчался как безумный, и мы потеряли его в темноте. Нам пришлось прекратить преследование.

Мэдди видела, что поражение привело Эйдриана в уныние. Горькое разочарование слышалось в его голосе.

– Ничего не поделаешь, – сказал Джон. – Идите спать. Скоро рассвет.

Виконт кивнул.

Сегодня у них не будет времени побыть вместе, подумала Мэдди, обменявшись взглядами с женихом. А завтра – нет, на самом деле уже сегодня – день свадьбы!

Теперь, зная, что виконт в безопасности, Мэдди сможет уснуть. Она легла, натянула одеяло и попыталась согреться.

Слава Богу, что свадьбе не помешает очередная головная боль, подумала Мэдди, но вдруг села в постели и стала считать по пальцам.

Ах, Господи, только не это! Она посчитала еще раз.

Неужели это возможно? Наверное, это очень хорошо, что сегодня она действительно выйдет замуж!

Зато уснуть уже не было никакой возможности. Мэдди долго лежала в темноте, пока глаза не закрылись сами собой. Когда в комнату вошла Бесс с чашкой горячего чая, Мэдди показалось, что она спала всего несколько минут.

– Вы не должны опаздывать на собственную свадьбу, мисс, – весело сказала служанка, ставя поднос на стол. – Жаль, что ваша дорогая матушка не дожила до этого дня!

– Да, Бесс, я тоже об этом сожалею. – Мэдди отпила глоток чаю.

День ее свадьбы…

О чем сейчас думает виконт? И где его кузен? Все еще где-то поблизости? Выставил ли Эйдриан охрану?

Он наверняка позаботился о том, чтобы убийца не помешал свадьбе. Надо поговорить об этом с Эйдрианом – и кое о чем другом.

– Мне надо поговорить с виконтом, – сказала Мэдди, думая вслух.

Бесс возмутилась:

– Нет, мисс, только не перед свадьбой! Видеть жениха до церемонии – плохая примета.

– Придется рискнуть. – Но когда Мэдди, накинув шаль, направилась в комнату виконта, то обнаружила, что его там уже нет.

Идти вниз неодетой Мэдди не решилась и послала за виконтом Бесс. Служанка вернулась с известием, что жених уже позавтракал и уехал в церковь.

Мэдди нахмурилась, но поняла, что Эйдриан решил проверить церковь и ее окрестности. Между тем Бесс взяла на себя труд приготовить ванну.

Так что Мэдди ничего не оставалось, как залезть в воду, вымыть свои длинные волосы и высушить их у огня. Фелисити помогла расчесать их и завить щипцами, надеть свадебное платье, накидку и шляпку.

– Жаль, что нет ваших сестер, мисс, – сказала верная служанка.

– Да, – вздохнула Мэдди. – Если бы это было возможно, я бы подождала, ко…

Бесс удивленно посмотрела на Мэдди.

– Нет, это не то, что ты думаешь, но… – краснея, пролепетала она, – но столько всего случилось за это короткое время. Безумный стрелок, невесть откуда взявшаяся пчела, которая вовсе не пчела…

– Это обычные предсвадебные волнения, Бесс, – пояснила Фелисити. – Не обращай внимания.

– Могу поклясться, что она уже приложилась к бренди. – Бесс покачала головой. – А еще нет и восьми часов!

– Боюсь, что к концу дня мне действительно понадобится много бренди, – буркнула Мэдди, надеясь, что ее опрометчивые слова не окажутся пророческими. – Застегни мне пуговицы на спине, пожалуйста.

– Я застегну, Бесс.

– Тогда я побегу на кухню и посмотрю, как там у меня мясо, – обрадовалась Бесс. – А Томас придет позже, чтобы убрать ванну.

– Я и вправду немного не в себе, – призналась Мэдди после того, как служанка ушла. – Хотя и не прикладывалась к бренди. – Мэдди нервно хихикнула.

– Я вас понимаю. Вот возьмите – это ваш лучший носовой платок и молитвенник вашей матери. И можете одолжить у меня шестипенсовик,[3] который я взяла у вас при нашей первой встрече.

Теперь хихикнули, обе.

Настало время присоединиться к мистеру Эплгейту, которого Томас уже усадил в карету. Фелисити вручила Мэдди небольшой, специально собранный для нее букетик цветов.

Мэдди так и не увидела Эйдриана, но ей хотелось верить, что и церковь, и все вокруг нее у него под контролем. Ему, наверное, помогают люди, которых он нанял. Что еще он мог сделать?

Неужели этого не достаточно, чтобы перехитрить одного сумасшедшего убийцу?

Бесс сидела на облучке кареты рядом с Томасом. Она не собиралась пропустить свадьбу последней из сестер Эплгейт. Когда они подъехали к церкви, Мэдди увидела огромную толпу людей, собравшихся, чтобы поглазеть на жениха и невесту.

А все, что для этого было нужно, подумала Мэдди, это чтобы тебя нашел в лесу красивый титулованный незнакомец.

И если ей и Эйдриану удастся пожениться до того, как один из них или оба будут убиты, все может кончиться хорошо.

Увидев выходящую из кареты невесту, толпа одобрительно загудела. Платье действительно было великолепным – белое облако тончайшего шелка, задрапированного вокруг бедер, ниспадало мягкими складками до земли, облегающий лиф подчеркивал высокую грудь, при этом вырез был не слишком глубоким. Мэдди надеялась, что она понравится Эйдриану в этом наряде.

Фелисити первой вошла в церковь, чтобы предупредить викария об их прибытии. Мэдди подождала, пока приготовят кресло отца и он усядется, а потом оба направились ко входу в церковь.

По рядам прихожан, сидевших на скамьях, пробежал шепот. Даже миссис Мэшем и ее супруг сидели так, чтобы лучше видеть происходящее. А Эйдриан, как и полагалось жениху, стоял рядом с викарием. При виде невесты виконт широко улыбнулся. Сердце Мэдди гулко забилось.

Она шла по центральному проходу рядом с коляской отца к тому месту, где стоял ее будущий муж.

Бесс и Томас, оставив карету на попечение какому-то мальчишке, поднялись на галерею, где располагались места для слуг.

Мэдди с отцом уже были на середине прохода, когда она увидела, что выражение лица Эйдриана резко изменилось. Мэдди мгновенно обернулась, чтобы увидеть, чем вызвано это выражение ужаса на лице виконта.

В самом конце церкви, прямо у дверей, стоял человек средних лет, одетый в сильно поношенный костюм для верховой езды, заметно лысеющий, с лицом простолюдина. Он выглядел таким неприметным, что она никогда бы не обратила на него внимания, если бы не две вещи: первая – он вызвал у Эйдриана несвойственную для него реакцию, а вторая – в руках он держал охотничье ружье, и оно было нацелено прямо ей в сердце.

– Кто вы? – потребовала она, хотя знала, каков будет ответ. Она удивилась, что ее голос прозвучал так твердо, и поняла, что нисколько не боится. Главное, чтобы ничего не случилось с Эйдрианом. – Как вы смеете мешать моей свадьбе? Вы не имеете никакого права!

– Считайте меня карающим ангелом, – ответил незнакомец. У него был довольно высокий голос, и под сводами церкви он прозвенел словно надтреснутый колокол. – Это дает мне право.

– Френсис, – услышала она спокойный голос Эйдриана, – только не здесь. Нельзя подвергать риску невинных людей. А тебе нужен я. Давай выйдем!

Его кузен рассмеялся:

– О нет, это было бы слишком просто. Тебе будет гораздо больнее, если я убью твою невесту. Ты думаешь, я не знаю этого?

– Если ты ее убьешь, тебе не жить! – ответил Эйдриан.

Мэдди похолодела.

– Ты и вправду злодей, – пробормотала она.

Молчавшие до этого момента прихожане зашевелились и начали перешептываться. Несколько мужчин поднялись со своих мест.

Незнакомец направил ружье на одну из арок.

– Сядьте и не шевелитесь! Все! У меня нет никаких угрызений совести по поводу того, что мой список убитых будет пополнен за ваш счет.

Вставшие мужчины сели, а остальных удержали напуганные жены. Миссис Мэшем тоже встала, но только из любопытства, чтобы, как поняла Мэдди, получше разглядеть происходящее. Незнакомец направил ружье на нее:

– Я велел сидеть тихо, старая курица!

Взвизгнув, миссис Мэшем быстро спряталась за высокой спинкой скамьи.

Мэдди все еще стояла в центре прохода.

– Встань позади меня, Мэдлин, – услышала она голос отца. Она совсем про него забыла. А он, даже в инвалидном кресле, оставался храбрецом. Но он, как и Эйдриан, как все эти невинные люди, не должен пострадать.

Она обернулась к алтарю, где стоял бледный старый викарий, сжимавший в руках молитвенник.

Эйдриана рядом с ним не было.

Глава 14

На какое-то мгновение Мэдди похолодела. Язык, казалось, примерз к нёбу. Неужели он ушел?

– Ну и где же твой храбрый муженек? – с издевкой спросил Френсис.

Но Мэдди вдруг все поняла, и к ней вернулось самообладание.

– Он храбрее, чем ты. Он не стал бы стрелять там, где пули могут задеть невинных людей. Бери свое ружье и сейчас же убирайся!

– А если я не уйду? – Он опять нацелил ружье ей в грудь. – Я хочу заставить его почувствовать такую же боль, какую чувствовал я, когда он застрелил моего брата! Если я убью его невесту, он поймет, как я страдал!

Что-то он не похож на страдающего брата, подумала Мэдди. Она не позволит страху взять верх. Этот человек выглядел больше обиженным, чем раздраженным, будто был недоволен тем, что она ведет себя не так, как он предполагал. Видимо, все вообще шло не так, как он запланировал.

Но где же Эйдриан?

– Встань за моей спиной, Мэдлин, – снова сказал отец.

Она ни за что не подставила бы отца, но ее поразило выражение его лица – такого она не видела с самого детства. И Мэдди послушалась.

Теперь Джон Эплгейт стал мишенью убийцы, а его кресло защищало дочь почти полностью. Но если они разозлят этого безумца, как знать, что он сделает?

– Значит, теперь моего кузена будет защищать инвалид? Кого этот трус подставит следующим? Свою старую, няню? – насмехался Френсис.

– Мой будущий зять не трус и не убийца. Твой брат выстрелил в него до того, как секундант дал отмашку, и это твой брат настоял на дуэли. А тебе следовало не накачивать брата, вином, а лучше организовать эту дуэль. Но ты не выполнил свой долг. Возможно, твоя вина не дает тебе покоя и сводит тебя с ума – этого я не знаю и не хочу знать.

Мэдди никогда не слышала, чтобы ее обычно спокойный и уравновешенный отец говорил таким тоном.

– Так что либо стреляй, либо покинь церковь. Ты оскверняешь святое место, – резко бросил Джон Эплгейт.

– За ним большой долг – он убил моего брата, – пробормотал незнакомец своим странным высоким голосом, но гораздо менее решительно.

Джон Эплгейт смотрел на него в упор.

– Я его найду, – прорычал Френсис. – Я приведу свой приговор в исполнение, так и передайте Уэллеру.

Однако он неожиданно смутился и огляделся, словно ожидая, что Эйдриан незаметно подкрался к нему сзади и взял его на мушку. Френсис попятился и так же неожиданно, как появился, в мгновение ока выскочил наружу, и тяжелая дверь захлопнулась за ним.

Прихожане оживились. Многие вздохнули с облегчением.

– Ну надо же! – воскликнул кто-то. – По нему психушка плачет. Его следует повесить, и я бы с удовольствием дернул за веревку!

– Вы в порядке, Эплгейт? – спросил другой. – Каков наглец, только подумать!

– Ах, папа, ты был великолепен, – тихо сказала Мэдди. – Таким смелым я тебя еще никогда не видела.

– Я не мог оставаться в стороне, когда под угрозой жизнь моей дочери. – Он похлопал ее по руке. – Но нам лучше вернуться домой, ты согласна?

Мэдди, понимая, что на них обращены глаза всех соседей и что теперь семья Эплгейт надолго дала пищу для слухов, покатила коляску к выходу. Фелисити уже была рядом. Они шли по проходу, кивая друзьям, выражавшим свое сочувствие.

Эйдриана по-прежнему не было видно.

Когда они оказались дома, мистер Эплгейт велел Бесс никому не открывать дверь, а Мэдди с болью в сердце поняла, что отец не ждет скорого возвращения Эйдриана.

– Ты все знал, папа?

– Что знал? Думаю, нам всем не помешает немного бренди. – Он покатил кресло к буфету и налил всем по рюмке.

Фелисити взяла рюмку и сделала несколько глотков, а Мэдди не понравился вкус, и она, отпив глоток, поставила рюмку, предпочитая дождаться чая, который Бесс уже готовила на кухне.

– Ты знал, что Эйдриан… что его кузен может появиться в церкви? А где были все те люди, которые должны были его выследить? И куда исчез Эйдриан? Разве он не вернется?

Отец вздохнул:

– Зачем столько вопросов? Мы не были уверены, но решили, что это может случиться, поскольку этот сумасшедший выследил, где живет виконт. Лорд Уэллер нанял почти дюжину людей, которые должны были стоять вокруг церкви, но никто не знал, с какой стороны безумец может появиться. Окружить церковь вооруженными людьми – значит нарваться на скандал, и викарий не разрешил нам это делать.

– Викарий получил свой скандал, – с горечью сказала Мэдди. – Надеюсь, он доволен.

У мужчин начисто отсутствует воображение, подумала Мэдди. И вот она стоит в своем роскошном свадебном платье, но не замужем. Слава Богу, что ни одна из ее сестер не приехала на свадьбу.

Вошла Бесс и поставила на стол поднос с чаем.

– Не сердитесь, мисс Мэдлин, – сказала служанка. – Я уверена, что милорд скоро вернется. Я просто счастлива, что никто не пострадал. Когда я увидела, как этот сумасшедший целился сначала в вас, а потом в мистера Эплгейта, то подумала, что у меня выскочит сердце, право слово!

– Он не трус, Бесс.

– Да я этого и не говорю, – отозвалась Бесс. – Хотя должна сказать, мистер Эплгейт оказался таким смелым, что меня просто гордость разобрала. Прямо как в старые времена, сказала я своему Томасу.

От всеобщего внимания стольких женщин отец засмущался, а Мэдди не знала, смеяться ей или плакать. Что с Эйдрианом? Что теперь о нем думают прихожане? Сочтут, что он трус? Для этого были все основания – ведь они не знали, что происходит на самом деле.

Бесс разлила чай и ушла, а Мэдди положила, на, тарелку кусок торта и протянула отцу:

– Папа, ты сегодня герой дня, а мы едим мой свадебный торг. Так почему бы нам, этим не насладиться?

Позже они съели большой праздничный обед – ростбиф, разные пудинги и снова торт, хотя у Мэдди не было никакого аппетита. Ей все труднее давалось напускное веселье, и она рано ушла к себе.

Она проведет свою брачную ночь в одиночестве.

Фелисити: помогла подруге снять свадебное платье.

– Оно еще пригодится, – утешала она Мэдди, – Принести вам еще бренди? Оно поможет вам уснуть.

– Нет, спасибо, не стоит. Алкоголь может вызвать у меня головную боль.

– О! Я об этом забыла. Вы правы, – согласилась Фелисити и, пожелав Мэдди доброй ночи, ушла к себе.

Мэдди надела новую ночную рубашку, хотя некому было ею восхититься, и села на постель, обхватив колени.

Наконец, когда часы внизу пробили час, дверь открылась.

– О, Эйдриан, – выдохнула Мэдди с таким шумом, будто задерживала дыхание весь этот бесконечно длинный и трудный день.

Эйдриан быстро подошел к ней и обнял.

– Моя дорогая Мэдлин, я боялся, что ты никогда больше не захочешь меня видеть.

– Как ты мог такое подумать? – Она прижала его к себе.

Он поцеловал ее один раз, потом еще и еще. Его губы были солоноваты на вкус, словно Эйдриан не пил весь день, и выглядел он голодным и уставшим.

– Похоже, ты мне не снишься, – сказала она, погладив его по отросшей щетине на подбородке. Мэдди никогда не видела его таким взъерошенным и лохматым.

– Потому что если бы это был сон, я бы выглядел как герой, не так ли? – Он явно ее поддразнивал.

– Для меня ты всегда будешь героем.

– Моя любимая, я не оставил бы тебя, но я ужаснулся, что он откроет пальбу, чтобы убить меня, а ты стояла как раз между нами на линии огня.

Она кивнула, потому что уже давно во всем разобралась.

– Хотя у меня было с собой оружие, я не посмел стрелять именно потому, что ты стояла между нами. Мне надо было принять мгновенное решение, и я подумал, что для тебя будет безопаснее, если я исчезну из виду. Но ты представить себе не можешь, чего мне стоило оставить тебя перед лицом этого сумасшедшего. Я навсегда запомню тот момент, когда мне пришлось повернуться к нему спиной. Этот кошмар будет преследовать меня всю жизнь.

– Не думай об этом! Не надо, дорогой! Я здесь, со мной, как ты видишь, ничего не случилось. И я все понимаю.

Он прижал ее так крепко, что она почти не могла дышать.

– О, Мэдлин, если бы я тебя потерял, я не смог бы этого перенести…

– А как быть мне, если я потеряю тебя? – прошептала она, но в надежде, что Эйдриан не услышал, – он и так настрадался сверх меры.

Сейчас для обоих казалось достаточным прижиматься друг к другу, словно дети, которые боятся темноты и чудовища.

– Куда ты скрылся? Ты исчез так быстро и незаметно.

– Я обошел церковь, чтобы застрелить кузена со спины, но он сбежал слишком быстро. Я хотел проследить за ним, но мне было важнее убедиться в том, что никто не преследует тебя. Когда я понял, что все спокойно, я вернулся.

– Что же нам теперь делать, Эйдриан?

– Мне придется найти новое убежище, чтобы на какое-то время избежать с ним встречи. В конце концов, я столкнусь с ним лицом к лицу, но когда до этого дойдет, я не хочу убить его на глазах своей молодой жены. Я твердо знаю, что убью его, прежде чем позволю ему опять направить ружье на тебя.

– А как же наша свадьба? – забеспокоилась она. – Нам придется подождать?

– У нас будет свадьба, но без оглашения и толп народа. Я слишком поторопился. Прости меня! Мне жаль, что нам приходится быть осторожными, но при данных обстоятельствах…

– Это я понимаю, – согласилась Мэдди. – Все же мне кажется, что надо попытаться, чтобы свадьба была официальной. В отличие от моей матери у меня нет друга детства, который ждет, чтобы спасти меня.

Эйдриан не понял, о чем она говорит. Он удивленно поднял брови, и она, немного смущаясь, обо всем ему рассказала.

Эйдриан внимательно выслушал Мэдди.

– В таком случае, дорогая Мэдлин, мы непременно должны пожениться официально, чтобы наш союз был скреплен навечно. Я ни за что не допущу, чтобы мой сын был незаконнорожденным! – воскликнул он и нежно погладил ее пока еще плоский живот.

– Может, это будет девочка.

– Нет, девочка будет следующей, – предсказал Эйдриан, – и она будет такой же красавицей, как ее мать. – Он поцеловал ее с особой нежностью.

Целоваться было гораздо приятнее, чем спорить.

На следующее утро все встали еще до рассвета. Эйдриан поехал верхом одним путем, чтобы своим присутствием не подвергнуть опасности других, а остальные – Мэдлин, ее отец, Фелисити и слуги – снова поехали в карете, стараясь производить как можно меньше шума. Им пришлось разбудить викария, который вышел к ним в ночной рубашке и колпаке.

– Нам нужно, чтобы вы провели церемонию венчания сейчас, викарий, – сказал Эйдриан. – Надеюсь, на этот раз нам никто не помешает.

– Да-да, конечно.

Викарий впустил их в церковь через черный ход. Томас и Бесс встали у окон, а дверь заперли на засов. Викарий провел церемонию в поразительно короткий срок, проглатывая слова и постоянно озираясь, словно ожидая, что этот кузен-безумец может в любой момент появиться опять.

Хотя церемония не была торжественной, а скамьи пустовали, Мэдди радовалась, что они, наконец, станут законными супругами, а у ее ребенка, которого она носит под сердцем – она все больше в этом убеждалась, – будет законный отец. А быть женой Эйдриана было счастьем уже само по себе.

– Леди Уэллер, – пробормотал Эйдриан, когда церемония окончилась, надев ей на палец красивое золотое кольцо, купленное во время поездки в Рипон.

– Да, любовь моя?

– Ты тоже моя любовь, но теперь ты и моя леди.

– О! – сказала она, зардевшись. – Милорд.

Эйдриан настоял на том, чтобы подождать, пока викарий внесет их имена в приходскую книгу – он, видимо, не доверял расстроенным нервам священника. После того как молодые отклонили не слишком убедительное приглашение остаться в доме викария, чтобы выпить чаю и позавтракать, все отправились домой.

К этому времени уже начало всходить солнце, и Мэдди это показалось добрым предзнаменованием – начиналась новая жизнь. Новое имя, новая жизнь, новая роль – жены и матери. Разве Мэдди могла об этом мечтать? И справится ли она?

Когда они приехали домой, Бесс прогнала ее из кухни:

– Что вы! Сегодня день вашей свадьбы!

Служанка собрала остатки вчерашнего обеда – благо никто почти ничего не ел – и соорудила вполне приличный завтрак. И хотя не было ни разряженных гостей, ни длинных речей, Мэдди была не менее счастлива, чем когда-то ее сестры-близнецы с их пышными торжествами.

Она сидела рядом с мужем, напротив сидели ее отец и лучшая подруга. Конечно, Мэдди была бы рада, если бы с ними были ее сестры, но самое главное – она наконец вышла замуж и все обошлось благополучно. Жаловаться было не на что!

Только бы найти способ избавиться от кузена и обеспечить безопасность Эйдриана.

Они довольно долго сидели за столом, но потом отец заявил, что должен отдохнуть. А за ним извинилась и Фелисити:

– Я помогу Бесс на кухне, а потом тоже пойду посплю. После вчерашних событий я все еще чувствую усталость. – И хотя она избегала смотреть молодоженам в глаза, ей удалось сохранить достойное одобрения выражение лица.

Когда Фелисити встала, Эйдриан тоже поднялся. Мэдди предложила свою помощь в уборке, но Фелисити была так же тверда, как Бесс.

– Нечего вам делать на кухне в день свадьбы. Обсуждайте философию или читайте друг другу любовную лирику. В общем, делайте что хотите.

Фелисити схватила со стола несколько тарелок и ушла на кухню. Как только за ней закрылась дверь, Эйдриан тихо рассмеялся:

– Может, пойдем в спальню, любовь моя, и почитаем эту самую лирику?

– Похоже, у нас нет выбора.

– Дай-то Бог, чтобы наш выбор был всегда таким.

Рука об руку они поднялись наверх, в спальню Мэдди.

– Не говорил ли я тебе, что в этом заключаются преимущества супружеской жизни? – спросил он.

Мэдди хихикнула. Она начала расстегивать пуговицы свадебного платья, но ей удалось справиться лишь с самыми верхними.

– Мне нужна ваша помощь, милорд, – сказала она, посмотрев призывным взглядом через плечо.

Эйдриан тут же подошел, на ходу снимая камзол, и начал расстегивать пуговицы, сопровождая процесс поцелуями.

– Не теряй попусту время, – приказала она. – Пуговиц еще много.

– Оказывается, моя жена – очень строгий надсмотрщик, – пробормотал Эйдриан, расстегнул еще одну пуговицу и поцеловал обнажившийся кусочек спины.

– Эйдриан!

Но виконт не торопился. Еще одна пуговица – еще один поцелуй. Мэдди еле удерживалась, чтобы не застонать.

Это была утонченная пытка – тем более Мэдди знала, что пуговиц очень много.

– Эйдриан, я сейчас сорву с себя платье, если ты не поторопишься.

– Ой-ой, леди становится нетерпеливой!

Тут Мэдди сообразила, что в эту игру могут играть двое. Она повернулась и, развязав галстук, поцеловала Эйдриана в шею. Потом начала расстегивать пуговицы рубашки и целовать его грудь. Так продолжалось до тех пор, пока он со стоном не стянул рубашку через голову. Теперь Мэдди могла дотрагиваться до его голой груди, до крепких мускулов, пока не остановилась на еле заметном шраме. Мэдди стиснула губы, вспомнив о том, что есть еще одна угроза их счастью. Как она могла об этом забыть?

Мэдди поцеловала его упругую кожу как раз над сердцем. Господи, защити это сердце, защити всего его, взмолилась она, забыв о своем платье и обо всех этих пуговицах, – и целовала до тех пор, пока Эйдриан не застонал и нежно ее не отстранил.

– Подожди, – он положил руку ей на спину, – мне надо…

Но закончить он не смог.

Резкий звук разорвал тишину. Оконное стекло разбилось вдребезги, а в стене, как раз над головой Эйдриана, образовалось углубление, из которого посыпалась штукатурка.

Глава 15

Мэдди вскрикнула, а Эйдриан толкнул ее на кровать и прикрыл своим телом.

– Не двигайся! – приказал он.

– Что это? – спросила Мэдди, хотя знала ответ, едва вымолвив слова. – Разве он может нас видеть?

– По всей вероятности, он залез на самую верхушку дерева у дома, – сказал Эйдриан. Он был поразительно спокоен. – Мы сейчас сползем с кровати на пол.

Так они и сделали.

– Ты не ушиблась?

Она покачала головой.

– Нам придется ползти в коридор. Мы не должны оказаться его мишенью.

– Понимаю. – Ползти в свадебном платье было нелегко, но Мэдди подняла юбку и зажала ее в кулак, а длинный шлейф перекинула через руку.

В тот момент, когда они доползли до двери, она распахнулась, и они увидели Фелисити.

– Уходите! – приказал Эйдриан. – Вас не должно быть видно в окно.

Фелисити испугалась, но послушалась как раз в тот момент, как влетела вторая пуля. Она пролетела в открытую дверь и ударилась о стену коридора. Но и на этот раз, слава Богу, никто не пострадал.

Мэдди переползла через порог и с помощью Фелисити встала. Через минуту к женщинам присоединился Эйдриан.

– Надо пойти проверить вашего отца. Он наверняка слышал шум и беспокоится, – сказала Фелисити.

Мэдди кивнула, но ее взгляд был устремлен на Эйдриана.

– Я выйду через парадную дверь и обойду все кругом. А вы идите к отцу. И держитесь подальше от окон.

– Хорошо, – пообещала Мэдди. – Но и ты будь осторожен.

Они застали отца уже в коридоре нижнего этажа.

– Мэдлин, что за шум? Мне показалось, что я слышал выстрелы.

Мэдди постаралась успокоить отца, но было видно, что он понял, насколько все серьезно.

– Мы должны делать так, как сказал лорд Уэллер, и не подходить к окнам. – Увидев расстроенное лицо дочери, он похлопал ее по руке. – Не беспокойся, Мэдлин. Твой муж не зеленый юнец. Он не станет рисковать.

– Я пойду на кухню и приготовлю крепкого чаю, – предложила Фелисити. Мэдди пошла вместе с ней.

Окна на кухне были довольно высоко, почти под потолком, так что им удалось приготовить чай с бутербродами и тортом. Завтракать они расположились в холле. Мистер Эплгейт и Фелисити обменивались отдельными фразами, а Мэдди молчала. Ее мысли были заняты исключительно безопасностью Эйдриана. Она надеялась, что не станет вдовой до того, как у нее будет время привыкнуть к положению жены.

У нее не было аппетита, но отец заставил ее все-таки немного поесть. Однако еда показалась совершенно безвкусной. Неожиданно за домом раздался выстрел, потом еще один, и Мэдди чуть не подавилась.

– Господи, – выдохнула она, – помоги Эйдриану остаться живым!

Отец сидел, сжав губы. Мэдди посмотрела на него умоляющим взглядом:

– Разве мы не должны пойти и посмотреть? Может, он ранен.

– И нарваться на пули? Не смей! Я сам выйду, если он скоро не вернется.

Мэдди не поняла, что подразумевал отец под словом «скоро». Ей хотелось сказать, что она теперь замужняя женщина и может не подчиняться отцу, но все же Мэдди решила, что это не совсем разумно. Она могла бы просто выйти за дверь – ведь отец физически не может ее остановить, – но это страшно его расстроило бы. Кроме того, отец, скорее всего, прав. Мэдди вздохнула и ограничилась тем, что стала мерить шагами холл. Если Эйдриан с минуты на минуту не вернется, она должна что-то предпринять!

Впервые в жизни Мэдди пожалела, что не похожа на свою сестру Джулиану. Будучи подростком, Джулиана пыталась заменить отцу сына, которого у него не было, чтобы в дальнейшем помогать управлять поместьем. Она лазала по деревьям, помогала пасти овец, но даже она так и не научилась стрелять, а именно это умение сейчас очень пригодилось бы Мэдди.

Однако отец никогда не разрешал ей брать дуэльные пистолеты деда, так что она даже не знала, как их заряжать. Правда, она может стащить у Бесс самый большой нож, но что это за оружие против ружья?

Вот так, придумывая всякие способы избавиться от врага Эйдриана, Мэдди и провела несколько минут – показавшиеся ей годами – в ожидании его возвращения. Каждый раз, проходя мимо открытой двери гостиной, Мэдди смотрела на часы в холле, но стрелки двигались с поразительной медлительностью. Может, часы сломались?

Но как бы медленно ни двигалось время, отец никому не разрешал выходить из дома.

– Уэллер знает, что делает. Я понимаю, как трудно ждать, дитя мое, но он хочет именно этого – чтобы мы ждали.

– Вот именно, – услышали они чей-то голос.

– Эйдриан! – с радостным воплем Мэдди бросилась в объятия мужа. – Ты в порядке? – Она не видела ни ран, ни крови, но ей нужно было услышать это из его уст.

– В полном, моя дорогая. – Он улыбнулся ей, но вид у него вопреки утверждению был усталый.

– Я приготовлю свежий чай, – сказала она, но увидела, что Бесс – добрая душа – уже пошла на кухню ставить чайник. – Расскажи, пожалуйста, что произошло. Что с твоим кузеном?

– В настоящее время он убрался. Мы обменялись выстрелами. Мне показалось, что я его ранил, но несерьезно. Я видел на земле несколько капель крови.

– Как жаль! – воскликнула Мэдди и осеклась под удивленным взглядом отца. Она никогда раньше не была кровожадной, но у нее раньше не было любимого человека, которому угрожала опасность.

– Ты полагаешь, что он убрался навсегда? – спросила она мужа. Какое чудесное слово «навсегда», подумала она, стряхивая листок с рукава Эйдриана только для того, чтобы иметь возможность прикоснуться к нему.

– Боюсь, что это не так. Я уверен, что он вернется после того, как перевяжет рану и немного придет в себя. Это означает, что я должен буду установить расстояние между нами. Я не могу позволить, чтобы кто-либо из вас пострадал из-за моего присутствия.

– Мне все равно! – воскликнула Мэдди. Как она может молчать, если Эйдриан решил ее покинуть из-за того, что слишком осторожничает?

Он повернулся спиной ко всем и взглянул на ее живот.

– Ты же знаешь, что я должен, – тихо, с немым укором сказал он. Это было напоминанием – теперь она в ответе за две жизни, а не только за свою. Разве может она рисковать жизнью их ребенка? Одно дело – не задумываясь поплатиться своей жизнью ради того, чтобы остаться рядом с любимым человеком, и совсем другое – подвергать опасности их первенца.

– Это несправедливо, – прошептала она, стараясь не расплакаться.

– Я знаю. – Он погладил ее по щеке. – Но у меня нет выбора, и у тебя – тоже.

С минуту все молчали.

– Я пойду наверх собирать вещи, – наконец сказал он. – Я уеду, когда совсем стемнеет.

– Куда ты поедешь? – спросила Мэдди.

– Не знаю. Во всяком случае, как можно дальше отсюда. Самое важное для меня – это увести его от тех, кто мне дорог.

Отец подъехал к нему ближе.

– Я желаю вам удачи, Уэллер. – Он протянул Эйдриану руку. – Если я смогу чем-то помочь, сообщите мне.

– Спасибо, сэр.

Мужчины пожали друг другу руки.

– Спасибо вам за все, что вы для нас сделали, милорд, – сказала Фелисити. – Я буду за вас молиться.

Эйдриан поклонился и пошел наверх. Мэдди задержалась на минуту только для того, чтобы взять у Бесс чай и приказать ей собрать еды Эйдриану в дорогу. После этого она тоже поднялась наверх.

Он опять рассказал о своем поместье, об управляющем и адвокате и вручил Мэдди все бумаги с именами, а также с инструкциями, как следует действовать в случае необходимости. У нее так сжало горло, что она не могла говорить, а лишь кивала и через силу улыбалась, чтобы не дать волю слезам.

Он нежно погладил ее живот и наклонился, чтобы поцеловать.

– Отцу скажешь, когда посчитаешь нужным. Когда ребенок родится, дай объявление в газеты Йоркшира, чтобы я знал, как ты его назвала.

Значит, Эйдриан не рассчитывает вернуться даже перед рождением ребенка? Своего единственного ребенка? А если он вообще никогда не вернется?

– Но, Эйдриан, разве ты к тому времени не вернешься? – заикаясь, спросила она.

Он завязал седельные сумки, поставил их на пол и взял ее руки в свои. Она почувствовала на ладонях мозоли от долгой верховой езды и силу его рук.

– Я вернусь, как только смогу, Мэдлин. Когда он угрожал тебе в церкви, я понял, что убью его в честном бою. Я не могу выстрелить ему в спину. Я должен видеть его лицо.

Мэдди кивнула.

– Однако перед тем, как я встречусь с ним лицом к лицу, я должен увести его как можно дальше отсюда.

Если мне не повезет и он одержит надо мной верх – ведь он не всегда честен… – Слишком слабо сказано… – Я не могу допустить, чтобы мой кузен приехал сюда и в своем безумии причинил зло тебе. Я хочу, чтобы ты воспользовалась деньгами от нашего поместья и наняла побольше слуг для вашей с отцом защиты.

Она снова кивнула.

– Если мне удастся увести его подальше, я буду знать, как нам следует действовать.

Он говорил очень сдержанно, и она сомневалась, что он верит своим словам. Надеется ли снова увидеть ее? Помнит ли, что в его теле сидит безмолвный убийца?

Спрашивать, а тем более спорить времени не было. Они обнялись и поцеловались.

– Любимая, ты центр моей вселенной, а моя любовь безгранична, – прошептал он.

И ушел.

Увидит ли она его когда-нибудь? У нее подкосились ноги. Она села на пол и, закрыв лицо руками, заплакала.

Несколько дней Мэдди ходила как в тумане. Беспокоясь за мужа, она не думала о собственной безопасности. Убийца наверняка последовал за Эйдрианом, тем более что виконт не скрывал, что уезжает из деревни. Эйдриан начнет заметать следы только после того, как минует Рипон. Только бы ему удалось добраться до города без происшествий, думала Мэдди, ворочаясь без сна в пустой холодной постели.

Днем она отправила письма управляющему и адвокату Эйдриана, вложив в конверт, как он велел, и его инструкции, и стала ждать поступления денег, для того чтобы нанять людей, которые защитили бы их. Она не собиралась переезжать в поместье Эйдриана. Поехать туда без него похоже на посягательство. Она вышла за него замуж не из-за его богатства и титула – ей и в голову не могло прийти, что у него есть и то и другое. Мэдди все еще казалось странным и невероятным, что она стала леди Уэллер. Единственный раз, когда она почувствовала удовлетворение от своего нового титула, был момент, когда с визитом явилась миссис Мэшем. Эту даму Мэдди решила принять только по настоянию Фелисити. И еще потому, что невозможно скрываться вечно. Что ж, она встретит соседку с преувеличенной вежливостью.

– Леди Уэллер в гостиной, – услышала она голос Фелисити.

Сохраняя невозмутимое выражение лица, Мэдди предложила гостье сесть. Самое смешное, что матрона была явно под впечатлением нового статуса Мэдлин, хотя Мэдди не изменилась ни на йоту. Таким же был обшарпанный стул, на который миссис Мэшем уселась своим широким задом.

– Я так рада видеть вас в добром здравии, – сказала она. – И в безопасности. То есть я хочу сказать, что цыгане, наконец, покинули наше графство, хотя миссис Грей и уверяет, что видела какого-то лохматого человека возле своего амбара, но…

– Вот как? – немного резко вмешалась Фелисити. – Она в этом уверена? А когда это было?

– Три дня назад, – ответила миссис Мэшем, выбирая кусок испеченной Бесс коврижки. – Но он был один, а ведь известно, что цыгане кочуют табором, как дикие собаки. Разве вы этого не знаете?

– Да, конечно, – ответила Фелисити и встала, чтобы помочь Бесс внести поднос с чаем и расставить на столе посуду.

– Сейчас не чувствуешь себя в безопасности даже в собственном доме, – продолжала миссис Мэшем. – А после того, что случилось в церкви во время вашей первой попытки выйти замуж… Наш бедный викарий до сих пор не может успокоиться.

– Да, было страшно, – подтвердила Мэдди. – Боюсь, тот человек был просто безумен.

Мэдди начала разливать чай, и это позволило ей спрятать лицо и подумать, как бы переменить тему. Но как обычно, свернуть миссис Мэшем с выбранного ею пути было так же трудно, как разъяренного быка.

– Это было сразу видно! – Миссис Мэшем вытаращила глаза. – Представляете? Он мне угрожал! Слава Богу, что никто не пострадал. Мне очень жаль, что я не присутствовала на вашей настоящей церемонии бракосочетания, но я уверена, что все прошло как положено.

Мэдди вспомнила викария в халате и ночном колпаке, но кивнула.

– Все же я сожалею, что вы лишены поддержки ваших многочисленных друзей и соседей.

Мэдди могла сказать ей, что прекрасно справляется без этой поддержки, но посчитала молчание более благоразумным.

– Мне кажется странным, что ваш новоиспеченный муж так скоро уехал. – Гостья удивленно подняла брови и игриво улыбнулась. – Будем надеяться, что ему было нужно не только блаженство первой брачной ночи.

Это было уже слишком даже для такой язвы, как эта старая сплетница.

– У него возникло неотложное дело, – сказала Мэдди, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

– Да, видно дело было действительно неотложным, если ему пришлось покинуть молодую жену – вкрадчиво заметил миссис Мэшем.

Мэдди отпила глоток чаю и, презрев приличия, ответила:

– Он хочет, чтобы у меня было как можно больше бриллиантов, вот и отправился за ними в Лондон. Там выбор гораздо больше, чем в Рипоне.

Миссис Мэшем чуть не уронила чашку.

– О! – пискнула она.

– Да, – продолжала Мэдди, ничуть не раскаиваясь. – Он твердо намерен украсить меня бриллиантами, словно жену индийского раджи. Он утверждает, что я в его глазах – императрица и заслуживаю самого необыкновенного.

– О Боже, – сказала миссис Мэшем, выпучив рачьи глазки.

Похоже, она впитывала каждое слово Мэдди, чтобы потом повторить их в тех домах, где ее примут. А Мэдди уже не могла остановиться:

– Он, наверное, привезет и изумруды, и рубины.

– А возможно, и жемчуг, но, ни в коем случае не нефрит, не ляпис-лазурь и не кораллы, – вставила Фелисити. – Леди Уэллер не пристало носить ничего такого, что считается обычным.

Миссис Мэшем потрогала коралловые бусы у себя на шее.

– Понимаю. Я полагаю, что в скором времени вы отправитесь в Лондон, чтобы одеться по последней моде?

– Да, если эта мода мне подойдет, – небрежно сказала Мэдди.

– Ну, мне пора, – сказала гостья. – Я уверена, у вас много дел. А мне еще по дороге домой надо заехать в несколько мест.

– Тогда до свидания.

Фелисити тоже встала, а Бесс проводила миссис Мэшем к выходу.

– Я, оказывается, страшный человек, – со смехом сказала Мэдди, когда они с Фелисити остались одни.

Вдова тоже засмеялась, но почти сразу посерьезнела.

– Те, кто вас знает, не поверят чепухе, о которой она будет рассказывать. Но, Мэдлин, если цыгане действительно ушли…

– Кто этот лохматый человек? Я тоже это отметила. Подумать только, иногда миссис Мэшем может сказать что-то полезное! Вы считаете, что это тот же человек, которого вы видели в окне своего дома до пожара?

– Не знаю, но совпадение меня пугает. Может, мне стоит поискать, не сдается ли другой дом, куда бы я могла переехать?

– Вы помните, что об этом сказал папа. Ему нравится, что вы у нас. Он утверждает, что вы играете в шахматы ничуть не хуже Эйдриана, что вы прекрасная собеседница и что вы гораздо красивее моего мужа, хотя по этому вопросу позвольте мне иметь немного другое мнение.

– Ваш отец слишком добр. Я всего лишь пыталась помочь ему не скучать, когда лорду Уэллеру пришлось уехать. Я не думала, что…

– Да ведь это прекрасно, что вы так хорошо ладите, Фелисити. Если вы опять поселитесь в уединенном месте, папа будет о вас беспокоиться. Мне очень нравится ваше общество, а Эйдриан хочет, чтобы в доме было больше людей. Так что не убегайте…

– Я, конечно, вас не оставлю. – Казалось, эта мысль ее испугала. – Вы ведь так много сделали для меня, так помогли! Просто дело в том, что я не хочу навлечь на вас еще большие неприятности…

– Каким же образом?

– Если… – Фелисити сжала руки. – Это сложно объяснить. Когда я получу известие от своего кузена, я буду знать наверняка. Тогда я расскажу вам свою историю, Мэдлин. Я не хотела вас обманывать, поверьте. – После этого загадочного заявления Фелисити повернулась и побежала наверх, в свою комнату.

Мэдди осталась, и ее мысли, как обычно, вернулись к Эйдриану. Где он будет сегодня ночью? Остановится в гостинице или будет ночевать в лесу, преследуемый этим безумным человеком? «Ах, дорогой! Какой же это странный и печальный брак!»

Мэдди почти забыла, что их союз задумывался как ширма, чтобы спасти ее имя и репутацию. А теперь у нее настоящий брак, и титул, и богатство в придачу. А еще у нее будет – если все пойдет хорошо – здоровый ребенок – частичка Эйдриана, которая всегда останется с ней. Эта мысль согревала сердце.

Может быть, это будет мальчик, с таким же красивым лицом, как у его отца, или девочка с темными, как у него, волосами и чистой кожей? Мэдди отдала бы все, кроме ребенка, чтобы только вернуть мужа.

Спустя неделю после отъезда Эйдриана Мэдди и Фелисити отправились в деревню, чтобы купить ниток и заглянуть на почту – справиться, нет ли для них писем. Последние несколько дней прошли спокойно, и Мэдди надеялась, что все неприятности позади. А еще она надеялась получить весточку от Эйдриана. Даже короткая записка, что у него все в порядке, успокоила бы Мэдди.

К сожалению, по почте не пришло ничего, кроме счетов для отца. Однако Фелисити получила письмо. Почтмейстер посмотрел на нее с любопытством, так как вдове редко приходила корреспонденция.

– У вас появился поклонник, а, миссис Барлоу? – игриво спросил он.

– Прекрасная погода, не правда ли? – был ее ответ.

Они вышли на улицу, и Фелисити, взломав восковую печать, развернула лист. Ей пришлось остановиться, чтобы прочесть письмо, написанное убористым почерком.

– О Господи, – пробормотала она, – этого я и боялась. Мэдлин, нам надо возвращаться домой. Я должна поговорить с вашим отцом. Я очень сожалею, но мне, по всей видимости, придется покинуть деревню.

– Почему? – спросила Мэдди, но увидела, что несколько женщин остановились возле них и с любопытством ожидают ответа Фелисити. – Вы правы, мы не можем разговаривать здесь.

Сложив почту в корзинку, где уже лежали мотки ниток, подруги направились в сторону дома. Мэдди не терпелось услышать, отчего, читая письмо, подруга нахмурилась и на ее лице появилось выражение озабоченности.

Они уже отошли на порядочное расстояние от деревни, когда Мэдди почувствовала какой-то дискомфорт – будто кто-то за ней наблюдает. Она почти физически ощущала на своей спине чей-то взгляд.

Она окликнула шедшую впереди Фелисити и спросила, чувствует ли она то же самое.

– Вам не… – сказала Мэдди, но ее перебил какой-то резкий звук. Перед ними на землю упало несколько зеленых веток.

Фелисити вскрикнула. Мэдди вдруг все поняла.

– Бежим! – крикнула она и, схватив подругу за руку, потащила ее за собой через рощицу в надежде, что деревья помешают стрелявшему прицелиться.

К счастью, подруги уже были почти у самого дома, а Мэдди с детства знала в этой роще каждую тропинку. Пришлось бежать окольным путем, но это было безопаснее, чем идти по проторенной дороге.

Дом выглядел мирным и тихим, настоящим убежищем.

– Слава Богу, что нам удалось убежать, – отдышавшись, сказала Мэдди. – Не могу поверить, что он все еще здесь. Я думала, он последует за Эйдрианом. Но если кузен здесь, то, может быть, и Эйдриан вернется, чтобы защитить нас? – В сердце Мэдди забрезжила надежда.

– Возможно, это не то, что вы думаете, – сказала Фелисити, тоже тяжело дыша.

– Давайте войдем в дом. Мы выпьем чаю, а вы мне расскажете все, что захотите. Но предупреждаю, Фелисити, если дело касается вашего переезда, папе это не понравится.

Фелисити пока не стала ничего объяснять. Мэдди открыла парадную дверь – она знала, что Бесс оставит ее незапертой, ожидая их скорого возвращения.

В холле было тихо и пусто. Отец скорее всего отдыхал, а Бесс возилась на кухне. Если подруги пропустили ленч, Бесс наверняка оставила им бутерброды, подумала Мэдди и вдруг услышала какой-то шум в гостиной.

Отец редко бывал в этой комнате. В ней обычно собирались женщины, а еще там принимали визитеров. Может быть, кто-то прибыл с визитом?

Мэдди поставила на столик корзинку, поправила у зеркала прическу и повернулась в сторону гостиной.

– Пойду позабочусь о чае, – сказала Фелисити. – А потом все вам объясню.

Мэдди вошла в гостиную и в недоумении остановилась. Ее отец сидел в своем кресле, сбоку от камина. С другой стороны спиной к стене стоял какой-то человек.

Сердце Мэдди дрогнуло. У мужчины были темные лохматые волосы, падавшие ему налицо. Рваная и грязная одежда висела на нем лохмотьями. В руках он держал ружье.

– Папа! – крикнула Мэдди.

– Успокойся! Все обойдется.

Лохматый поднял ружье, и Мэдди задержала дыхание, но он просто хотел показать, чтобы она отошла в сторону. Она сделала два шага и остановилась. А как же Фелисити?

Незнакомец не отрывал взгляда от открытой двери. И тогда до Мэдди дошло. Этот человек хочет убить Фелисити! Он стрелял в Фелисити, а не в нее. Это тот самый лохматый незнакомец, который смотрел в окно дома Фелисити, должно быть, это он и поджег дом. Но почему?

Мэдди прикусила губу. Не может же она вот так стоять и смотреть, как будут убивать ее подругу! Но что она может сделать? Мэдди огляделась – надо найти что-то, что можно швырнуть в него, чтобы отвлечь… А что потом?

Она услышала шаги в коридоре. На пороге появилась Фелисити.

– Я не могу найти Бесс. Как вы думаете…

Она запнулась, увидев выражение лица Мэдди. Потом Фелисити повернулась, увидела незнакомца, и ее лицо исказил страх.

– Нет!

Незнакомец поднял ружье.

Мэдди услышала звук выстрела и вскрикнула, но тут же увидела, что ружье выпало из рук цыгана и он рухнул на пол.

Мэдди повернулась к отцу, в его руке был пистолет, над дулом которого вился дымок. По-видимому, отец прятал пистолет под пледом, прикрывавшим ноги.

Фелисити, казалось, вот-вот упадет в обморок. Мэдди подбежала, чтобы поддержать ее.

А потом, оглянувшись на распростертую на полу фигуру, еле сдержалась, чтобы не закричать. Неужели отец отстрелил незнакомцу голову?

Нет, это был парик. Эти черные лохматые волосы были париком. На полу лежал не цыган, а обычный человек среднего роста с неприметным лицом. На грязной одежде расплылось кровавое пятно от пули, попавшей ему в грудь и стоившей ему жизни.

– Все в порядке, вам ничего больше не грозит, – успокоила Мэдди вдову. – Папа, как ты узнал? Он стрелял в нас, когда мы возвращались домой из деревни. Он, видимо, опередил нас, когда мы, испугавшись, пошли к дому кружным путем.

– Я ожидал чего-то в этом роде, – сказал отец и посмотрел на Фелисити: – Мне жаль, что вам пришлось пережить такой страх. Вы его знаете?

– Да, – тихо ответила вдова. – Это… это мой муж, Джерод.

Глава 16

Фелисити по-прежнему была в полуобморочном состоянии. Мэдди усадила ее на ближайший стул, а потом взглянула на своего отца. Он казался совершенно спокойным, что было поразительно, ведь на полу их гостиной лежал мертвый человек.

Во всяком случае, он был похож на мертвого – он не дышал. Мэдди судорожно сглотнула.

– Полагаю, это и есть та позорная тайна, которой вы собирались со мной поделиться? – предположил мистер Эплгейт.

Фелисити кивнула. Ее глаза наполнились слезами.

– Я не понимаю, Фелисити, – сказала Мэдди. – Вы думали, что он умер, но это оказалось не так?

– Нет, я знала, что он жив. Простите меня за то, что солгала вам. Я не вдова, а разведенная.

Мэдди на минуту потеряла дар речи. Она еще никогда не встречала разведенной женщины. Не зная, как к этому относиться, Мэдди смотрела то на отца, то на подругу. Кажется, Фелисити было необходимо уверить именно Джона Эплгейта, что она вдова, – а теперь она действительно ею стала!

Как все запутано!

– А сейчас вы можете все объяснить? – спросила Мэдди.

Джон подъехал на своем кресле совсем близко к Фелисити, которая обеими руками закрывала лицо. Он взял ее руку и нежно сжал:

– Не плачьте, дорогая. Вы у друзей. Мы вас не осуждаем.

Фелисити судорожно всхлипнула и постаралась взять себя в руки.

– Простите, пожалуйста. Мне не следовало вам лгать. Просто когда я сюда приехала, я всем рассказала, что я вдова, потому что… потому что…

– Потому что, если бы вы признались, что разведены, то был бы большой скандал, а вы не хотели стать изгоем, – подсказал ей Джон. – Это легко можно понять. Неужели вы думали, что мы вас осудим? Но тогда вы еще мало нас знали и боялись, что мы от вас отвернемся, не так ли?

– А потом вам все труднее было признаться, – сочувственно добавила Мэдди.

Фелисити вытерла носовым платком мокрые щеки.

– Да, но меня это очень угнетало. Когда мой муж начал бракоразводный процесс, от меня отвернулись все соседи, а те, кого я считала своими друзьями, перестал и здороваться со мной на улице и даже притворялись, что не видят меня, когда я проходила мимо. Я почувствовала себя призраком. Поэтому я и решила, что на новом месте будет лучше, если я скажу, что я вдова. – Она вздохнула.

– Как это ужасно!

– Да, но вы знаете, как тяжело быть разведенной женщиной? Обычно считается, что причиной развода является неприличное поведение жены. Позвольте мне рассказать вам об обстоятельствах…

– В этом нет необходимости, – заявил отец Мэдди.

– Но я хочу рассказать. Я понимаю, что, солгав один раз, я не могу рассчитывать на то, что вы поверите мне сейчас. Тем не менее, мне будет легче, если я расскажу вам все.

Джон кивнул, а Мэдди, движимая любопытством, лишь ободряюще улыбнулась.

– Это началось во время войны с французами. Мой муж был офицером нашей армии, и я повсюду его сопровождала. Условия жизни были примитивными, и когда я забеременела, то решила, что было бы благоразумнее вернуться в Англию. Но мужу нравилось, что я была рядом, и я осталась. Однако роды начались преждевременно, а поблизости не было ни одного врача.

Фелисити побледнела и на секунду запнулась.

– Что-то пошло не так. Роды были тяжелыми, и ребенок родился мертвым, а я чудом выжила. Когда, наконец, приехал врач, он сказал моему мужу, что я очень искалечена и больше никогда не смогу иметь детей.

Джон шумно выдохнул, и этим все было сказано.

– Да. Есть и еще одно объяснение, – продолжала Фелисити. – У моего мужа был титул барона, и ему нужен был сын, которому он смог бы передать титул и поместье. А раз я не могу больше иметь детей… В общем, он решил найти способ обеспечить себя законным наследником. Поэтому затеял развод.

– Какая несправедливость! – воскликнула Мэдди.

– Я понимаю его, – сказала Фелисити, но отвела взгляд. – Но как же это было трудно… Он сказал, что обеспечит меня содержанием, на которое я смогу жить, но сначала деньги поступали нерегулярно, а потом вообще прекратились. Я жила на небольшое наследство, оставленное мне матерью, но мне пришлось переехать в более скромный дом. Но это еще не все… – Фелисити словно собиралась с силами. – В первый раз я переехала в соседнее графство и не скрывала, куда именно. Я сняла коттедж в небольшой деревушке и думала, что никто даже не попытается меня разыскивать. К тому времени мои прежние друзья уже бросили меня. В этой деревне я жила в течение нескольких лет. Но однажды я рано ушла из дома за покупками и вернулась домой как раз перед тем, как началась гроза. На месте дома я нашла лишь кучу дымящихся головешек.

– Сожгли два ваших дома! – не удержалась Мэдди.

– Да.

– Это нелегко пережить, – медленно произнес Джон. – А установили, что стало причиной пожара?

– По соседству с деревней расположились цыгане, как сейчас, и соседи решили, что это был либо несчастный случай, либо поджог с целью скрыть кражу. Но мне и тогда показалось это странным. После пожара я снова переехала, но уже подальше на север. Кончилось тем, что я обосновалась здесь. – Фелисити тяжко вздохнула. – Я сменила фамилию и снова стала выдавать себя за вдову. Единственным человеком, который знал, что я здесь, был мой кузен, посылавший мне небольшое годовое содержание. Я попросила его никому не сообщать моего адреса. Я живу здесь уже довольно долго, поэтому подумала, что меня, наконец оставили в покое.

– А теперь оказывается, что ваш разведенный муж, переодевшись цыганом, пытался убить вас. Как вы думаете, это он поджег ваш дом? – спросила Мэдди.

– Это самый вероятный ответ, – твердо заявил Джон. – Но если он с вами развелся, почему же хотел вас убить? Неужели он так сильно вас ненавидел?

Фелисити побледнела.

– Я думаю, объяснение содержится в письме моего кузена. Есть одна побудительная причина, о которой я не знала. Дело в том, что мой бывший муж женился, и его жена ждет ребенка.

– И что? – Мэдди переглянулась с отцом. Фелисити не ответила, и отец нахмурился.

– Может, поэтому он и решил начать дело о разводе?

– Да, но, как и многие люди, я почти ничего не знала о разводах, считая, что такой позор меня никогда не коснется. – Голос Фелисити дрожал. – Теперь я знаю даже больше, чем мне хотелось бы. Джерод получил наш развод в английском консульстве во Франции. Нас развели, брак был расторгнут, и я уехала. Но оказалось, что этот документ не давал права ему – или мне – заключать новый брак и иметь законного наследника.

– Как это? – удивилась Мэдди. – Но…

– Оказалось, что если кто-то из нас захочет жениться – или выйти замуж – во второй раз и иметь детей, то надо пройти еще две ступени развода. Мой кузен – адвокат, и он все мне объяснил. Окончательный шаг, необходимый для законного развода, – это получить частный акт о разводе, выданный парламентом, а это может стоить несколько тысяч фунтов. Я написала кузену и попросила его проверить, имеется ли запись о таком акте, то есть об окончательном разводе, и он ответил, что такого документа нет.

– Значит, у вашего бывшего мужа должен родиться ребенок, возможно, сын, который – если кто-нибудь узнает, что вы живы, – не может стать его законным наследником, – заключил Джон.

Мэдди перевела взгляд с отца на Фелисити.

– Вы хотите сказать, что поэтому он решил вас убить? Но это же ужасно! Неужели он был таким злодеем?

– Да, и к тому же это было гораздо дешевле, чем развестись так, как положено, – сухо прокомментировал Джон.

– Мой кузен написал, что Джерод, кроме того, что ему приходилось содержать свою новую семью, был игроком, так что у него не было денег на то, чтобы обратиться в парламент. Похоже, он решил, что смерть бывшей жены была для него единственным выходом.

– Он определенно злодей, – содрогнулась Мэдди. – Ах, Фелисити, вы чудом избежали смерти. – Она обняла подругу за плечи.

Фелисити прижалась к Мэдди и всхлипнула.

– Спасибо, что не ругаете меня!

– Что вы! – ответила Мэдди, но про себя подумала: если бы ей сказали, что по соседству поселилась незнакомая разведенная женщина, она наверняка была бы потрясена. То, что «распутная женщина», какими общество считает разведенных жен, оказалась милой, приличной, доброй Фелисити, лишний раз доказывало, что никого нельзя судить поспешно.

Мистер Эплгейт отъехал от них и взглянул на тело на полу:

– Что нам делать с этим подонком? Нашего мирового судьи нет дома, только он смог бы разобраться со всем в соответствии с законом.

– Тебе нельзя вменить в вину, папа, что ты застрелил человека, который незаконно вторгся в твой дом да еще грозился тебя убить. Хотя мне очень хотелось бы, чтобы сквайр приехал к нам домой и привез с собой Лорин. Но он до сих пор убивается по сыну, которого потерял, а Лорин чувствует, что должна остаться со свекром, потому что у него нет других детей. Мы уже так давно с ней не виделись!

– Что бы там ни было, было бы жестоко оставить в неведении молодую жену Джерода, – сказала Фелисити. – Ведь она будет его ждать…

– Вы слишком великодушны, Фелисити. Не знаю, смогла бы я так сочувствовать этой женщине, будь я на вашем месте.

– Я думаю, что мы должны положить его в деревянный гроб и отправить туда, откуда он родом, тем более что вы знаете, где это, – сказал Джон. – Мэдди, попроси Бесс передать Томасу, чтобы он зашел ко мне. Пусть он сейчас же займется гробом. Нельзя, чтобы тело долго здесь находилось.

– Да, это верно, – согласилась Мэдди и вдруг спохватилась: – А где же Бесс? Вы сказали, что не нашли ее на кухне. Господи, неужели с ней что-то случилось?

Мэдди влетела на кухню. Кухня оказалась пустой, но в ней стоял запах горелого мяса.

При более тщательном осмотре Мэдди обнаружила, что закрыта дверь кладовки. Внутри, на холодном полу за мучным ларем, лежала связанная Бесс с кляпом во рту.

Мэдди развязала Бесс и, усадив ее на стул возле очага, поставила чайник, а пока налила ей стаканчик яблочного сидра. С трудом ворочая языком, Бесс рассказала о незнакомце, неожиданно ворвавшемся в кухню.

– Я стояла к нему спиной. Он бы таким грубым, мисс Мэдлин! Снимите с плиты кастрюлю с мясом, пожалуйста.

– Он страшный человек, Бесс. Я все сделаю, а ты сиди тихо.

Мэдди отодвинула в сторону кастрюлю со сгоревшим мясом и налила Бесс большую кружку чаю, добавив в него меда. Пока служанка пила чай, Мэдди рассказала ей о незнакомце и о том, что ее отец застрелил его.

– Так ему и надо, – таков был безжалостный комментарий Бесс. – Сгубил мое рагу из кролика, негодяй. Придется пообедать одними салатами и бутербродами.

– Да не переживай ты из-за обеда, что-нибудь перекусим. Но мне надо пойти и поискать Томаса. Вдруг этот негодяй связал его на конюшне!

Однако Бесс ничуть не обеспокоилась.

– Он собирался на дальний выгон, чтобы починить изгородь, так что сейчас вряд ли где-то здесь, мисс Мэдлин. Лучше помогите мне приготовить на ужин вашему отцу его любимое бланманже.

Мэдди все же решила пойти поискать Томаса, но в это время пришел его помощник и подтвердил, что Томас действительно находился далеко от дома, и крайне удивился, услышав о незнакомце и о выстреле.

– Вот что бывает у тех, кто родом с юга, – покачал головой парень. – У них мозги набекрень.

Мэдди отвела Томаса в гостиную, где его проинструктировал Джон. Первым делом Томас принес большой кусок холста, завернул в него труп и вытащил его из дома на своей тачке, а Бесс отскребла пол от пятен крови.

Мэдди отвела Фелисити в ее комнату, чтобы избавить подругу от неприятного зрелища, а сама передвинула столик и стулья так, чтобы прикрыть на полу те места, где были пятна, на тот случай, если кровь не совсем отмылась.

Сколько хлопот из-за этого мерзавца, подумала Мэдди. Она вспомнила, что он не раз пытался убить Фелисити, и не чувствовала угрызений совести за то, что плохо думает о мертвеце. Однако ей и в голову не могло прийти, что неприятные сюрпризы еще не закончились.

Во время обеда на пороге неожиданно появился Томас. Так как он почти никогда не приходил без вызова, Мэдди посмотрела на него с удивлением.

– Что-то случилось, Томас? – поинтересовался отец. – Или меня кто-то спрашивает?

Томас покачал головой.

– Я кое-что нашел у него в кармане и подумал, что вы захотите на это взглянуть, мистер Эплгейт.

Томас протянул хозяину большой лист бумаги, потом в знак прощания приложил руку к шапке и с обычным невозмутимым видом вышел из комнаты. Мэдди и Фелисити напряженно ждали, пока отец читал грязную помятую бумагу. Нахмурившись, он прочитал ее еще раз.

– Что это, папа? – нетерпеливо спросила Мэдди.

– Во-первых, позволь мне объяснить, что я велел Томаcy обыскать карманы этого человека, чтобы изучить их содержимое, прежде чем мы положим тело в гроб. Многое говорит за то, что у него могли быть записаны нынешнее имя миссис Барлоу и ее адрес, а я не хотел, чтобы оставалось что-то, что связывало бы этого человека с миссис Барлоу.

– Господи, как я об этом не подумала? – От одной этой мысли Фелисити страшно побледнела.

– Ах, папа, хорошо, что ты об этом подумал. Но что в этой бумаге?

– Это объявление о вознаграждении за информацию о том, где находится виконт Уэллер.

– Что? – Мэдди с такой силой отодвинула стул, что он чуть было не опрокинулся, и выхватила у отца бумагу, чтобы самой ее прочитать.

Объявление было написано большими печатными буквами:

20 ФУНТОВ ТОМУ, КТО СООБЩИТ О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ЭИДРИАНА КАРТЕРА, ВИКОНТА УЭЛЛЕРА.

Ниже буквами помельче было написано, куда отсылать информацию – естественно, безумному кузену.

– Но как это объявление оказалось в кармане мужа Фелисити? – недоумевала Мэдди. – Вряд ли между этими двумя людьми существует какая-то связь.

Отец задумался.

– Я полагаю, что это объявление несколько раз переходило из рук в руки. В Лондоне, моя дорогая, полно притонов, таверн и игорных домов, где воротилы преступного мира встречаются и обделывают свои грязные дела.

Подруги были потрясены, а Джон печально усмехнулся:

– Когда-то я был молодым и не был привязан к этому проклятому креслу. Я, конечно, не ходил во все эти злачные места, но прожил в Лондоне более года и кое-что узнал о неприглядных сторонах жизни в этом городе. Возможно, кузен Уэллера обклеил этими объявлениями именно ту часть города, да еще и разослал их по другим городам, где тоже достаточно преступников. Меня всегда удивляло, что этот кузен так легко находил Уэллера и так быстро оказывался поблизости, – мне казалось, что для этого он не настолько умен. А теперь все ясно.

Мэдди разволновалась не на шутку.

– Но если он связан с этими преступниками и у него по всей стране есть, так сказать, свои глаза и уши… Эйдриан должен об этом знать, папа! А я не знаю, как с ним связаться!

Мэдди в отчаянии стиснула руки. Так вот почему Эйдриан постоянно оказывался в опасности. Все было намного хуже, чем он подозревал. Она должна его предупредить.

– Джерод взял это объявление в надежде, что сможет заработать, – сказала Фелисити. – Наверняка это он навел кузена Эйдриана на ваше поместье.

– Но вашей вины в этом нет. Вы не могли бы ничего предотвратить, – успокоила подругу Мэдди.

Но факт оставался фактом – она должна найти своего мужа. Эйдриан по-прежнему в опасности, Мэдди должна предупредить его – и что потом?

Он, по крайней мере, должен знать, к чему надо быть готовым.

Мэдди проворочалась почти всю ночь, толком не спала, а поднявшись рано, сложила в сумку кое-какие вещи. Мэдди стояла перед выбором: либо остаться дома и ждать, а потом узнать, что теперь она, как и Фелисити вдова, либо что-то сделать. Даже если шансы найти мужа у нее невелики, она все же будет знать, что не сидела дома сложа руки, а пыталась его найти.

Прежде чем рассказать о своем решении отцу, Мэдди поговорила с Фелисити, рассказав ей об обещании, которое она дала матери, когда та умирала.

– Я не знаю, как мне быть, Фелисити. Мне не хочется думать, что я нарушаю свое обещание, но…

– Но вы дали и другую клятву – своему мужу, разве не так? Если вы хотите, Мэдлин, я останусь с вашим отцом. Вы оба столько для меня сделали, что это то малое, чем я могу отплатить вам за доброту.

– Я бы не стала думать об этом так, как вы, но ваше присутствие сняло бы груз с моей души, – призналась Мэдди. – Зная, что вы здесь, я не буду чувствовать себя такой виноватой.

– Пожалуйста, не беспокойтесь о своем отце. Я сделаю все, что смогу, чтобы он был здоров и спокоен.

Отец, узнав о решении Мэдди, нахмурился, но она стойко выдержала его взгляд.

Немного помолчав, отец неохотно кивнул.

– Я вижу, что ты уже все решила. Ты должна взять с-собой Бесс и Томаса.

– Нет, они нужны тебе.

– Я не пущу тебя одну, – сурово заявил отец. – И что бы сказал Уэллер, если бы узнал, что ты путешествуешь без всякой защиты?

Мэдди не могла с этим не согласиться, а тут еще Бесс высказалась на ту же тему:

– Если вы решили, что будете мотаться по белу свету совсем одна, то сначала хорошенько подумайте, мисс Мэдлин. – Служанка погрозила Мэдди деревянной поварешкой. – А вы подумали, что на это сказала бы ваша покойная матушка?

– Но ты понадобишься отцу здесь.

– Я приведу на кухню двух дочек пекаря. Они, конечно, не такие хорошие поварихи, как я, но голодать мистер Эплгейт уж точно не будет.

Мэдди уже получила кредит от банка Эйдриана, так что у нее было достаточно денег на поддержание домашнего хозяйства. Остались деньги и для этой поездки. К счастью, Томас был менее настойчив в вопросе сопровождения, чем Бесс, а Мэдди не особо сожалела, что их седой, согбенный и медлительный кучер не будет их сопровождать.

Она приказала Томасу нанять людей для защиты поместья и дома и нескольких служанок, а потом велела отвезти их с Бесс в Рипон на почтовую станцию.

Свои расспросы Мэдди начала уже в самом Рипоне. Хотя Эйдриан уехал верхом и ему не нужно было покупать билет, она все же на всякий случай расспросила и кассира. Но тот уверил Мэдди, что запомнил бы высокого красивого человека с приятным низким голосом, если бы он покупал билет.

Поиски будут нелегкими, поняла Мэдди. Но ведь она знала об этом с самого начала.

Первую информацию, показавшуюся многообещающей, Мэдди получила на почтовой станции в Ярме. Это был рассказ о таинственном темноволосом мужчине, который скрывал свое имя и не говорил, куда он едет.

– Возможно, Бесс, это его сиятельство, – сказала Мэдди.

Она наняла карету, и они поехали в следующий городок, но там следы затерялись. Однако после того как Мэдди опросила нескольких горожан и жителей окрестных деревень, удалось узнать, что какой-то незнакомец остановился в небольшом доме у озера «рядом с тем местом, где когда-то была мельница, а теперь наш лорд построил там купальню и причал для лодок».

Расспросив еще нескольких фермеров, Мэдди, наконец, вышла на верную дорогу, и когда уже наступила ночь, они оказались у небольшого покосившегося особнячка. Трудно было поверить, что в таком доме вообще можно жить. Но сопровождавший их мальчишка сказал, что это единственный жилой дом на этой дороге.

Мэдди оглядела дом. В этом северном графстве слово «жилой», видимо, имеет какое-то другое значение, подумала она. Все же она уловила слабый отблеск свечи, несмотря на то что окна были плотно задернуты шторами.

– Ладно, – сказала Мэдди, – передай кучеру, чтобы держал карету наготове. Я хочу посмотреть, тот ли это человек, которого я ищу.

Мэдди понимала, что и кучер, и мальчик с почты сгорают от любопытства, но она не собиралась посвящать их в свои дела. Закутавшись в накидку – холодный, порывистый ветер пронизывал насквозь, – Мэдди пошла по заросшей травой тропинке к дому.

Она постучала в дверь, но никто не откликнулся.

– Может, нам лучше вернуться сюда утром, мисс Мэдлин? – Чтобы быть услышанной, Бесс пришлось почти кричать, потому что ветер уже просто завывал.

Мэдди дрожала от холода, но у нее не было никакого желания приезжать в это Богом забытое место еще раз. Она уже почти потеряла надежду – разве мог Эйдриан прятаться в таком жутком месте? Но они проделали такой долгий путь, что было бы ошибкой не удостовериться в том, что его здесь нет.

– Сначала я посмотрю, кто в доме. А я уверена, что кто-то там есть!

– Что, если это грабитель или убийца? – ужаснулась Бесс.

Мэдди никогда не видела, чтобы ее отважная служанка пребывала в таком страхе, да и самой ей стало не по себе. Ночь такая темная, что будет трудно отыскать дорогу в ближайший город. Она поступила опрометчиво, пустившись в такой далекий путь на ночь глядя, подумала Мэдди.

Однако как раз в тот момент, когда она сурово осуждала себя за легкомыслие, из-за туч показалась луна, и Мэдди вздохнула с облегчением.

– Видишь, Бесс, стало немного светлее. Мы поедем через минуту, но сначала я хочу увидеть, кто в этом доме.

Мэдди снова постучала в дверь, на этот раз громче.

– Смотрите, миледи, – услышала она голос кучера, – он убегает через заднюю дверь.

– Что?

Мэдди тоже увидела сгорбленную фигуру человека, натягивавшего на голову капюшон плаща и убегавшего в темноту ночи.

Пока Мэдди размышляла, стоит ли догонять этого человека, луна опять зашла за тучи, и Мэдди увидела, как беглец, видимо, оступившись, упал и истошно завыл.

Мэдди уже не могла удержаться и подбежала к лежавшему на земле мужчине. Он держался за ногу.

– По-моему, я сломал лодыжку!

– Кто вы? – потребовала ответа Мэдди, на всякий случай остановившись в нескольких шагах от незнакомца. Это, разумеется, был не Эйдриан – он никогда не стал бы удирать, как кролик. И голос был ей незнаком, и все его обличье.

Кто-то выглянул из-за двери.

– Ты ушибся, Терренс, дорогой?

– Иди в дом, Селия! Разве я не приказал тебе не показываться? – зарычал беглец. Обернувшись к Мэдди, он тем же грубым тоном спросил: – Кто вы, черт возьми? Я думал, вы моя жена!

Это многое объясняло, но какое ей дело до этих людей!

Вдруг рядом с ней оказалась Бесс:

– Не смей разговаривать таким тоном с миледи. Я тебе покажу, сукин сын…

– Пошли, Бесс, – прервала ее Мэдди, стараясь не расхохотаться. – Мы ошиблись.

Они поторопились сесть в карету, тем более что человек вдруг переменил тон и попросил:

– Подождите, вы не могли бы подвезти меня в…

Но мальчишка уже закрыл дверцу, сел рядом с кучером, а у Мэдди не было никакого желания делить тесную коляску с распутной парочкой и выслушивать их историю. Они сами сюда забрались, сами пусть и выбираются.

Итак, Мэдди, с тех пор как она уехала из дома, не продвинулась ни на шаг в поисках Эйдриана. Смех, вызванный нелепой ситуацией, сменился грустью. Карета медленно продвигалась по темной каменистой дороге, и Мэдди чувствовала себя подавленной, хотя и не хотела в этом признаваться.

После отъезда Мэдлин и Бесс дом казался очень тихим. Томас, довезший их до Рипона, доложил, что благополучно усадил путешественниц в почтовую карету. Фелисити присматривала за служанками, которых наняла Бесс и вполне справлявшимися со стряпней. Фелисити изредка им помогала, хотя Джон постоянно уверял ее, что она не обязана это делать.

– Вы не должны чувствовать себя прислугой, вы в этом доме гость, – мягко сказал он, когда они в один из дней сели обедать вдвоем.

Фелисити опустила глаза, а когда Ливви, прислуживавшая за столом, отлучилась на кухню, сказала:

– Вы так добры, мистер Эплгейт…

– Я просил вас называть меня Джоном, – напомнил он.

– Я не хочу, чтобы пошли сплетни, – застенчиво улыбнулась Фелисити. – Они подумают, что я слишком много себе позволяю. Вы же знаете, я сделаю все, что угодно, чтобы не были нарушены устои вашего дома. Я даже подумала, не могла ли бы я занять должность экономки, чтобы снять с Мэдлин часть забот по дому. Ведь она так заботится о вашем благополучии.

– Мэдлин – любящая дочь, – сказал он, и в его тоне послышалось что-то, чего она не могла понять. – А вы, миссис Барлоу, прирожденная леди, и я не могу называть вас Фелисити, если вы не хотите называть меня Джоном. И повторяю, вы леди и не подходите для роли экономки.

– Но…

– Если вы имеете в виду… то, о чем вы не хотите говорить при слугах… – Он подождал, пока Ливви забрала со стола пустое блюдо. – Это не ваша вина и не подлежит обсуждению. Существует и другая сложность.

– О? – Фелисити посмотрела на него с удивлением.

– Может, закончим нашу дискуссию позже? – вежливо спросил он, когда Ливви принесла еще одно блюдо – мясо ягненка в мятном соусе.

– Разумеется.

Фелисити посмотрела в свою тарелку. Боже, подумала она, придется показать этим молоденьким служанкам, как готовится приличный соус, иначе все в доме похудеют к тому времени, как Мэдлин вернется домой.

После обеда Фелисити пошла в гостиную. Вскоре к ней присоединился Джон.

Он остановил кресло неподалеку от камина и попросил Фелисити взять стул и сесть рядом.

– Что-то случилось? – спросила она. – Если надо что-то починить, я сейчас же этим займусь.

Он улыбнулся, и она подумала – уже не в первый раз, – какой он привлекательный мужчина и какие добрые его голубые глаза, несмотря на морщинки, оставленные возрастом и пережитым им несчастным случаем.

Джон Эплгейт был благородным человеком, каких уже мало осталось на белом свете. Уж она-то знала!

– Я сказал, что существуют сложности, препятствующие тому, чтобы вы стали экономкой.

Фелисити зарделась.

– Мне не стоило об этом говорить. Если вы предпочитаете, чтобы я покинула этот дом, я пойму, мистер Эплгейт. Я не хочу, чтобы вы или ваша семья чувствовали себя неловко, а у вашей дочери такое доброе сердце… я хочу сказать, она не знала о моем разводе, когда предложила мне свою дружбу, и…

– Помолчите, – твердо сказал он. – Причем тут Мэдлин? Это ее не касается.

– О? – еще больше удивилась Фелисити. – Тогда…

– И прошу вас называть меня Джоном. Мы с вами одни, как вы заметили. Я сказал служанкам, что они могут отдыхать после того, как приберут кухню. Если мы захотим чаю, боюсь, что приготовить его придется вам.

– Я сделаю это с удовольствием, – уверила она его, не совсем понимая, что все это значит. – Я буду счастлива сделать все, что угодно…

– Кроме того, чего я больше всего хочу, – прервал он.

– Что? – Она смотрела на него в замешательстве. – Фелисити, дорогая, я понимаю, что я всего лишь получеловек, и вам трудно себе представить меня таким, каким я когда-то был.

В его голосе прозвучала такая боль, что Фелисити вздрогнула. Но не отвела взгляд.

– Но даже при таких обстоятельствах я собираюсь рискнуть, хотя могу получить отказ. Я знаю, что один из нас, мужчин, обошелся с вами не слишком хорошо. Так что понимаю, что у вас могут возникнуть сомнения… тем не менее, мои чувства к вам все росли и крепли с тех пор, как вы поселились у нас, и они требуют, чтобы я посмел задать вам определенный вопрос.

Сердце Фелисити стучало так громко, что почти заглушало его слова, так что она даже засомневалась, правильно ли она их понимает. Неужели он собирается сказать ей то, о чем она подумала?

– Я не хочу, Фелисити, чтобы вы стали в моем доме домоправительницей. Я люблю вас, дорогая, и очень хотел бы, чтобы вы согласились стать моей женой.

– О! – Она и так уже его обожала, а услышать такое… Она вскочила и чуть было не упала в камин, но вовремя отступила.

Джон не мог ее остановить, но смотрел на нее с явным сочувствием.

– Если вас беспокоит…

– Нет, нет. То есть я хочу сказать, что ваша жена была бы самой счастливой женщиной на свете, уверяю вас. Просто после того, как я родила мертвого ребенка, вопрос встал не только и не столько о том, что я в будущем не смогу иметь детей… Я была так искалечена… что испытывала страшную боль, когда была с мужчиной. А мой муж, мой муж… – Краска залила ей лицо. Фелисити приложила ладони к щекам. – Он этого не понимал и был недоволен.

– Понимаю. Если бы я уже не прикончил негодяя и не отправил бы его тело туда, где он жил, я бы сделал это снова, – довольно сухо сказал Джон.

Эти слова так ее поразили, что она опять опустилась на стул.

– Фелисити, разве вы забыли, что я не могу ходить, что мои ноги меня не держат? Боюсь, что полученные мною увечья отразились и на других функциях моего тела. – На этот раз тон его стал мягче.

– О! – Как же она глупа, подумала Фелисити. – Нет, я не забыла, Джон. Просто я была настолько поглощена своей собственной несостоятельностью, что на какое-то мгновение забыла о вашем… о ваших обстоятельствах.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Вы, как всегда, тактичны, Фелисити.

– Значит, вы не будете против того… Не будете против?

Он улыбнулся:

– Я думаю, мы подойдем друг другу.

Фелисити не ожидала, что может встретить другого мужчину, который захочет на ней жениться, тем более такого доброго и приятного, как Джон Эплгейт. Она улыбнулась ему сквозь слезы:

– Вы делаете меня счастливой.

– О! Это у нас еще впереди. – Глаза Джона заблестели как у юноши.

Он взял ее руку и поднес к губам, нежно прикоснувшись сначала к ладони, а потом к запястью. Волна удовольствия захлестнула Фелисити.

– Джон!

– Есть много способов доставить удовольствие женщине. Разве этот неудачник, ваш муж, вас этому не научил? И для этого совсем не обязательно, чтобы все части тела были в рабочем состоянии.

Она посмотрела на него в изумлении.

– Я думаю, что Джерод больше заботился о своем удовольствии, чем о моем.

– Легко могу в это поверить. Так что у нас впереди много чудесных часов узнавания друг друга, любовь моя. А в ближайшее воскресенье викарий огласит нашу помолвку.

Он снова прикоснулся губами к ее ладони, и Фелисити громко засмеялась, представив, сколько радости принесет ей жизнь с Джоном Эплгейтом.


Спустя шесть месяцев Мэдди чувствовала себя гораздо подавленнее, чем в начале своих поисков. Она лишь удивлялась тому, что безумному кузену Эйдриана удается обнаруживать его местонахождение, ведь среди людей, населяющих Англию, полно высоких черноволосых мужчин. Она несколько раз заходила в тупик, идя по следу таких мужчин, каждый раз будучи уверенной, что это ее муж. И каждый раз ее ждало разочарование.

Она страшно устала и часто плакала в подушку по ночам. Но, по крайней мере, она была рада, что Бесс настояла на том, чтобы сопровождать ее. Верная служанка была единственной связью с домом. К тому же Бесс уверяла хозяйку, что ее слишком эмоциональная реакция не только на неудачи, но и на такие малозначащие вещи, как чашка остывшего чая или засохшее печенье, связана с тем, что она скоро станет матерью. Иначе Мэдди посчитала бы, что сходит с ума.

Но она действительно очень устала и к тому же не знала, что делать дальше. Она писала домой о том, что ее поиски безуспешны. Она написала и сестрам, но не получила ответа. Она не могла понять, почему близнецы до сих пор не вернулись в Лондон из своего свадебного путешествия. Она чувствовала себя такой одинокой! Ей хотелось лечь в постель и больше никогда не вставать.

Неужели она больше никогда не увидит своего мужа? – со страхом думала Мэдди. Что, если Эйдриан умрет в одиночестве, неизвестно где, и она даже об этом не узнает? Она вспомнила о том, что сказала Фелисити, и потому, по крайней мере, постаралась, чтобы новой жене бывшего мужа подруги стала известна его судьба, чтобы бедная женщина не ждала его напрасно.

Бесс спустилась за чаем и печеньем. У Мэдди появилась привычка съесть что-либо перед сном. Она ходила взад-вперед по крошечной комнате гостиницы, время от времени глядя в пыльное окно на все еще шумную улицу. Солнце уже село, и они с Бесс пообедали в отведенной для них отдельной гостиной. С деньгами Эйдриана их путешествие было намного легче. Более того, жившая практически в нищете, мисс Эплгейт раньше вообще не могла бы себе позволить эти поиски. Но если бы она не искала своего мужа, ей вообще не пришлось бы никуда ехать.

Она машинально взяла в руки лежавшую на столике местную газету. Взгляд упал на объявление, которое она раньше не заметила.

Появившаяся через минуту Бесс увидела, что настроение хозяйки кардинально изменилось.

– Бесс, нам надо выйти! – воскликнула Мэдди. Она уже надела шляпку и накидку.

– Но, мисс Мэдлин… то есть леди Уэллер, я принесла вам горячий чай. К тому же уже поздно.

– Не имеет значения. У меня появилось предчувствие, и я намерена немедленно его проверить.

Обжигаясь, Мэдди, торопливо глотнув чай и дав Бесс время надеть шляпку, поспешила в гостиницу, где, согласно объявлению в газете, должно было состояться представление под названием «Дочь герцога и другие пьески».

В гостинице Мэдди пришлось долго уговаривать дежурного клерка впустить их, но несколько монет, перешедших в его руки, сделали свое дело, Мэдди получила нужную ей информацию, и они с Бесс поспешили на третий этаж.

Наверху Мэдди постучала в дверь, из-за которой доносилась оживленная беседа.

Дверь открыла служанка с подносом в руках.

– Как вас представить, мисс? – спросила она. Мэдди устало расправила плечи.

– Леди Уэллер, – сухо ответила она, подумав, что есть моменты, когда ей нравится щеголять титулом Эйдриана.

Голоса в комнате умолкли, и она отчетливо услышала знакомый голос, сказавший:

– Какого черта… – И другой голос, просивший помолчать.

Служанка сделала книксен.

– Да, миледи, входите, пожалуйста, – сказала она и добавила для тех, кто находился в комнате: – Я принесу чаю, мэм.

Мэдди вошла и была вознаграждена удивлением и радостью, отразившимися на двух совершенно одинаковых лицах женщин, находившихся в комнате.

– Мэдлин! – одновременно воскликнули обе. – Что ты здесь делаешь?

Мэдди, конечно, расплакалась, а сестры-близнецы бросились обнимать ее.

Глава 17

Вопросов было более чем достаточно.

– Как получилось, что ты стала леди Уэллер? – спросила Офелия. – Когда мы уезжали из Англии, у тебя не было даже поклонника.

– Что ты здесь делаешь? Почему разъезжаешь по Йоркширу в сопровождении одной только Бесс? – добавила Корделия. – Что-нибудь с папой?

Мэдди вздохнула:

– Неужели вы не получили ни одного моего письма?

Муж Корделии – темноволосый мужчина с серыми глазами и немного циничным выражением лица – удивленно поднял брови.

– Наверное, Офелия, это вина твоей безмозглой экономки.

– Да, ты, вероятно, прав, Рэнсом. Видимо, она по-прежнему пересылает нашу почту в отель в Дувре, хотя мы уехали от туда уже, по крайней мере, две недели назад. Прости, Мэдлин, но мы не получали никакой почты уже несколько месяцев. Расскажи нам, что произошло и когда ты вышла замуж.

– Когда ты влюбилась? – поддержала сестру Корделия. – И где твой муж?

– Если бы я это знала, – ответила Мэдди, стараясь не заплакать.

– Ты его потеряла? – Офелия вытаращила глаза. Корделия толкнула сестру в бок.

– Не выдумывай. Это жизнь, а не одна из твоих пьесок!

– Разумеется, – ничуть не смутилась Офелия. – Но я… я так скучаю по своему дорогому Джайлсу…

Мэдди поискала глазами мужа другой сестры:

– А где Джайлс?

– Его попросили занять должность, временно, хотя это все равно большая честь. Он заменил больного епископа Берикского, которому восемьдесят лет. Но лучше бы Джайлса не просили – там такой ужасный климат, и потом, это такая глушь…

– А что вы здесь делаете и почему не навестили по дороге нас с папой? – перебила сестру Мэдди, зная, что истории Офелии всегда стремились к бесконечности.

– Мы хотели навестить, но строительство нового театра в Лондоне еще не завершено, а актеры на гастролях. Они хотели, чтобы я была где-нибудь поблизости, когда они будут играть новую пьесу, на тот случай, если придется вносить изменения в текст, – ты ведь знаешь, как это бывает.

Мэдди не имела об этом ни малейшего понятия, но кивнула.

– Джайлс не хотел отпускать ее одну, поэтому я и Рэнсом составили ей компанию. А каким образом тебе удалось найти нас? – поинтересовалась более практичная Корделия.

– Я прочла в местной газете о премьере и узнала псевдоним Офелии. Я писала вам много раз, но вы не отвечали на мои письма. Вы пропустили мою свадьбу!

– Мне так жаль, – сказала Корделия, а Офелия и вправду не на шутку расстроилась:

– Как это ужасно!

– Не то слово.

И Мэдди рассказала им о безумном кузене, из-за которого была прервана первая свадебная церемония. Глаза Офелии стали еще больше.

– Боже мой! Даже мне не пришло бы в голову написать такое, дорогая Мэдлин.

– А каково это пережить!

– Уэллер тебя бросил? – вмешался Рэнсом. – Может, нам стоит найти его и сказать пару слов о том…

– Ты не должен его осуждать. Он посчитал, что это самое разумное, что он мог сделать, потому что его кузен угрожал не только ему, но и мне.

Ей пришлось рассказать им и о дуэли, и о смерти другого кузена, и как они обнаружили листовку о вознаграждении за информацию об Эйдриане, и вообще обо всем весьма запутанном деле.

– Господи, это действительно похоже на одну из пьес Офелии, – согласилась Корделия. – Ты, наверное, сходишь с ума, бедная наша Мэдлин.

Мэдди, наконец, потеряла самообладание и заплакала.

– Мне так его не хватает. И я… я… – Она бросила взгляд на Рэнсома.

– Дорогой, почему бы тебе не прогуляться? – предложила мужу Корделия. – Глоток свежего воздуха тебе не помешает.

– Конечно, – тотчас откликнулся сообразительный Рэнсом. – Приятно было снова увидеть тебя, сестрица Мэдлин.

Как только он ушел, сестры забрались с ногами на диван.

– Как же я по вас скучала, – призналась Мэдди. – Но сначала я должна извиниться за те ужасные письма, которые я вам написала после того, как вы сбежали в Лондон.

– Мы их заслужили, – успокоила ее Офелия, – если учесть наше, особенно мое, поведение. Кроме того, ты уже извинилась, Мэдди, дорогая, так что, пожалуйста…

– Да, но я не люблю вспоминать о них, поэтому должна сказать, что мне действительно очень жаль!

– И не вспоминай, – решительно оборвала ее Корделия. – Я понимаю, как тебе было одиноко. Ведь Джулиана с мужем всегда в отъезде, и только Лорин была рядом…

– Нет, Лорин осталась с судьей. Это было бы еще ничего, но судья уехал в Лондон, а Лорин решила, что должна оставаться с ним. Она так остро переживает свою вину за то, что не успела родить наследника до смерти мужа…

– Свекор все еще таскает ее за собой? Как ему не стыдно! – воскликнула Офелия.

– Значит, ты оставалась с папой одна? Не то чтобы с папой скучно, но все же… Ах, Мэдлин!.. – Корделия схватила руку Мэдди, а Офелия взяла другую, и они долго молча сидели так. Мэдди почувствовала себя окруженной любовью и удовлетворенно вздохнула.

Спустя несколько минут служанка принесла поднос с чаем и пирожными, и Мэдди, вытерев мокрое от слез лицо, стала пить чай и успокоилась.

Сидевшая в стороне Бесс довольно улыбалась, глядя на то, как ее девочки болтали. Она тоже смогла обнять близнецов, которых помогала воспитывать после смерти их матери.

– Ты найдешь его, – уверила старшую сестру Корделия. – Непременно найдешь, Мэдлин.

– Но это почти невозможно. Столько похожих на него мужчин… К тому же он очень ловко прячется и заметает следы. Я не понимаю, как этому кузену удается его находить; если бы не листовки – теперь я это знаю, – думаю, он не нашел бы Эйдриана никогда. Мы теряем драгоценное время, и что еще хуже – я не знаю, сколько еще времени мы потеряем.

Мэдди глубоко вдохнула и положила руку на живот, который уже начал немного увеличиваться, хотя и не был заметен под платьем свободного – по моде – покроя.

Корделия заметила этот жест, и Мэдди поняла, что еще не все рассказала сестрам.

– Мэдлин, ты хочешь сказать…

Улыбнувшись, Мэдди кивнула.

– О! И мы тоже!

– Что? Вы обе?

Офелия усмехнулась:

– Не ждешь же ты, что я позволю Корделии опередить меня?

Мэдди рассмеялась. Близнецы всегда все делали одинаково и одновременно.

– Как же весело будет всем кузенам, – предсказала Корделия. – Может, нам удастся всем троим родить мальчиков? Или у нас у всех будут девочки?

– Кто бы у нас ни был, – сказала Офелия, – все равно эти будет здорово.

Мэдди улыбнулась, но все же ей было немного грустно. Хорошо иметь ребенка, но ей хотелось иметь и мужа. Где же Эйдриан? Найдет ли она его?

И вдруг ее осенило.

Газета попалась на глаза Эйдриану, когда он был в Абердине. Он перебирался из одной деревни в другую, не заботясь о том, где находится. Коль скоро он не мог быть рядом с Мэдлин, какая разница – все эти деревушки были на одно лицо.

Он следил за газетами, хотя знал, что до рождения ребенка было еще много месяцев. Эйдриан часто думал о ребенке, особенно поздно ночью. Если это будет девочка, то у нее, наверное, будут такие же, как у Мэдлин, зеленые глаза и приветливое выражение лица. А если мальчик, он научит его ездить верхом и стрелять. В любом случае Эйдриан мечтал держать младенца на руках, подбрасывать его, слышать, как он при этом смеется, и видеть, как ребенок радуется, потому что знает, что виконт его отец.

Черт побери, он хочет быть со своей женой – прикасаться к нежному изгибу ее груди, целовать ее мягкие губы, разговаривать с ней, слышать ее голос, лежать рядом с ней в постели и слушать, как она вздыхает, засыпая.

Как Эйдриан скучал по ней! Жизнь без Мэдди теряла всякий смысл. Но он обязан жить. Его жизнь принадлежит Мэдлин. Вот ведь головоломка! Вся его жизнь состоит в разгадывании загадок.

Раньше это постоянное бегство не казалось Эйдриану трудным, а сейчас он ненавидел его. Теперь ему хотелось, наконец, встретиться лицом к лицу со своим безумным родственником. Но Эйдриан не знал, где Френсис. Если просто развернуться и поехать обратно в Йоркшир, этот проклятый кузен опять будет его преследовать и Мэдлин снова окажется в опасности. Этого Эйдриан не мог допустить. Он будет рисковать не одной жизнью, а двумя.

Если Френсис узнает, что Мэдлин носит под сердцем наследника, он перестанет преследовать Эйдриана и направит все свои силы на то, чтобы убить его жену. Об этом было страшно даже подумать. Поэтому надо заманить убийцу как можно дальше от дома Мэдлин.

Кузен уже предпринял одну попытку убить его в Нортамберленде, но Эйдриан сумел увернуться от пули. Он попытался выследить кузена, но тому вновь удалось скрыться, и игра в кошки-мышки продолжалась.

Теперь Эйдриан уже был в Абердине. Он сидел в небольшой гостинице, закусывая копченым лососем и яйцами, такими же крутыми, как суровые и неразговорчивые шотландцы, жившие в гостинице.

Эйдриан откусил кусок рыбы и поднес к глазам газету, чтобы прочесть напечатанное мелким шрифтом объявление. То, что он прочел, заставило его положить вилку, отодвинуть тарелку и встать.

Служанка, которая принесла виконту еду, смотрела на него с удивлением.

– Вы заболели, милорд? Вы так побледнели, словно увидели привидение.

– Выпишите счет, – сказал он, не отвечая на вопрос. – Я уезжаю.

Мэдлин была в лавке, когда услышала какой-то шум на улице. Она была одна, так как отослала Бесс купить молодой картошки. Она выглянула на улицу, чтобы понять, что случилось, и услышала какие-то крики и лай собак. Решив, что ничего необычного не произошло, Мэдди собиралась вернуться в лавку. Но тут кто-то схватил ее за локоть.

Она попыталась освободиться, но когда дверь закрылась, Мэдди увидела того, кто держал ее.

Увидела бледное злобное лицо кузена Эйдриана.

– Прекрасная наживка, леди Уэллер, – сказал он своим неприятным высоким голосом. – Возможно, я увидел ее раньше вашего странствующего мужа.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. – Мэдди расправила плечи – она ни за что не выдаст своего страха.

– Неужели? «Леди Уэллер серьезно пострадала». Такое объявление наверняка заставит сбежавшего мужа вернуться домой. Вам не пришло в голову, что и я могу прочесть это объявление?

К сожалению, он был прав. Как это она сама не учла этой возможности! А этот безумец оказался хитрым и понял – да как быстро! – что она задумала.

Будь он проклят! Не хватало еще, чтобы вошла какая-нибудь соседка и поинтересовалась, как леди Уэллер чувствует себя в «интересном положении». Она никому ничего не рассказывала, но служанки каким-то образом что-то пронюхали и растрезвонили по всей деревне.

Мэдди опять попыталась вырваться, но Френсис держал ее как клещами. Он вывел ее из лавки и повел по улице. Со стороны они выглядели просто прогуливающейся парой.

Мэдди хотела позвать на помощь, но вряд ли у кого-либо из встречных было оружие, а Френсис – она не сомневалась – был вооружен. К тому же, как говорил Эйдриан, кузен был метким стрелком.

– Вы все еще такой же хороший стрелок? – спросила она как можно спокойнее, пытаясь как-то отвлечь его.

Он вдруг хихикнул.

– Конечно же, моя дорогая, я постоянно тренируюсь, используя вашего мужа в качестве мишени. Откуда вам знать, что всего несколько дней назад я оставил на вересковой пустоши его бездыханное, истекающее кровью тело?

Мэдлин похолодела и, споткнувшись, чуть не упала.

Эйдриан мертв?

Нет, она этому не верит. Иначе зачем Френсис здесь? Затем, чтобы удостовериться, что у Эйдриана нет наследника, ответила она сама себе. Френсис просто насмехается над ней. Она не поверит, что Эйдриан мертв. Ни за что!

Хотя… Какое это имеет значение, если ее скоро убьют?

Надо подумать о себе и о ребенке, которого она носит. О ребенке Эйдриана. Как ей вырваться из рук этого безумца, не подвергая опасности невинных людей вокруг них?

До конца улицы оставалось всего несколько домов и лавок, а потом этот безумец уведет ее куда захочет, убьет и закопает тело. Никаких свидетелей. Надо что-то придумать!

Как раз в тот момент, когда она собралась вырваться, Мэдди услышала, как знакомый голос позвал ее по имени. Ей показалось, что ее сердце остановилось.

– Эйдриан!

Это был он! Он стоял в конце улицы с пистолетом, направленным на ее похитителя. Виконт выглядел великолепно. Жаль, что ситуация не позволяла полюбоваться его статной фигурой.

– Отпусти мою жену, Френсис, и отойди в сторону, – приказал Эйдриан.

– Ишь, чего захотел, – ответил кузен, так крепко прижав к себе Мэдлин, что она почувствовала отвратительный запах его давно не мытого тела. – Тебе придется постараться не задеть ее, не так ли, братец?

Женщины на улице с криками хватали своих детей, стараясь уберечь их от пуль. Но даже в этот момент уголком глаза Мэдди заметила за окнами лица людей, с любопытством наблюдавших за тем, как будут развиваться события.

Улица замерла в ожидании. Лишь какая-то бродячая собака сначала их облаяла, а потом, поджав хвост, спряталась за каким-то ящиком.

Мэдди похолодела, когда безумец поставил ее перед собой в качестве щита. Он поднял пистолет и прицелился в Эйдриана.

Как поступит Эйдриан? Снова исчезнет?

Эйдриан побледнел, но вид у него был решительный, а рука с пистолетом не дрогнула.

Надо как-то вырваться. Но руки Френсиса по-прежнему держали Мэдди словно железными клещами. Однако стрелять, держа пистолет в одной руке, должно быть, неудобно, подумала Мэдди. А второй он держит ее, и это лишает его равновесия. Она не собирается быть соучастником убийства своего мужа.

И она села.

Села прямо на пыльную дорогу, и кузену пришлось отпустить ее. Она просто позволила своему телу опуститься на землю и поползла, прикрыв голову руками.

Прогремело два выстрела, потом Мэдди услышала, как упало тело. Она боялась поднять голову, боялась увидеть того, кто все еще стоял на ногах. А может быть, убиты оба?

«Боже милосердный, – взмолилась она, – сделай так, чтобы это был не Эйдриан!»

Но ее уже поднимали с земли, и знакомый голос с тревогой спрашивал:

– Мэдлин, как ты? Скажи что-нибудь.

Она подняла голову и, обняв мужа за шею, разрыдалась.

– Если ты и дальше будешь рыдать, то станешь похожа на болотную кикимору, у тебя и так перепачкано грязью лицо. Твои рыдания разрывают мне сердце, Мэдлин. Может, перестанешь?

Мэдди улыбнулась.

– Ты в порядке? – спросил он.

– В полном. Но, Эйдриан, у тебя на куртке кровь!

– Небольшая царапина, – уверил он ее. – Нам надо ехать домой.

– Да, дорогой, – согласилась она. – Мои сестры-близнецы здесь. Ты сможешь, наконец, с ними познакомиться.

– Познакомлюсь с удовольствием. Правда, с еще большим удовольствием я бы остался наедине со своей женой, и чтобы на этот раз никто не стрелял по нашим окнам.

Мэдлин взглянула на распростертое в пыли тело и содрогнулась.

– Ах, Эйдриан, какой же длинный и ужасный путь нам с тобой пришлось пройти!

Он кивнул и поцеловал ее в макушку.

Сзади к ним подошел коренастый мужчина. У него был смущенный вид, но было понятно, что он готов предложить свою помощь.

– Вы в порядке, милорд? Миледи? Почему этот страшный человек пытался причинить зло миледи?

– Этот человек спятил. Он безумец, – сказал Эйдриан. – Леди Уэллер не пострадала, но она едва стоит на ногах. Я хочу отвезти ее домой. Если бы вы могли… э-э… распорядиться… телом, я оплачу все расходы.

– Конечно, конечно. Жаль, что дома нет нашего мирового судьи, но мы сделаем все, что надо.

– Спасибо.

У Мэдлин появилось странное ощущение, что она уже видела этого человека, а потом Мэдлин вспомнила. Это был тот самый деревенский пекарь, который увидел их в беседке, когда она и Эйдриан впервые встретились при столь неблагоприятных и неприличных обстоятельствах. Пекарь тогда был страшно потрясен и смотрел на них с осуждением.

– Эйдриан, – шепнула она на ухо мужу, когда он нес ее по улице. – Ты вспомнил, кто это?

– Да. – Они улыбнулись друг другу, вспомнив все, что тогда было. – Наш старый друг. Теперь он называет нас «милорд» и «миледи», несмотря на то, что мы усеяли трупами всю деревню. Разве я не обещал тебе, что восстановлю твою репутацию и твое доброе имя?

Он поцеловал ее, и она забыла, что ей следовало бы рассердиться.

– Обещал. Ах, Эйдриан, мне так тебя не хватало!

– Поскольку ты наполнила мою пустую жизнь такой любовью, я считаю, что совершил свою самую лучшую сделку. – Его голос немного охрип от волнения. – А теперь ты спасла мою жизнь, так что позволь мне посвятить ее остаток тебе и нашему ребенку – вернее, нашим детям.

Эти слова напомнили Мэдди об осколке, застрявшем в его груди рядом с сердцем, и радость, которая согревала ее, внезапно потускнела.

– Но, Эйдриан, а тот осколок пули? Ты должен сказать мне правду. Сколько времени отпустил тебе доктор?

Эйдриан усадил Мэдди на жеребца, которого оставил привязанным к небольшому дереву, и взял в руки поводья.

– Шесть или девять месяцев.

Так мало? Она смотрела на Эйдриана в ужасе. Неужели он не увидит своего новорожденного ребенка?

– А когда он установил этот срок?

– Два года назад.

– Что? – Она чуть было не свалилась с лошади. – Эйдриан, тебе не приходило в голову, что врач не знал, о чем говорил?

– Большинство из них не знает, моя дорогая, – спокойно ответил Эйдриан. – Я перестал об этом думать. Но если по-честному, то должен тебе передать, что доктор сказал незадолго до того, как ты вышла за меня замуж. Никакой опасности нет.

Она вздохнула с облегчением, хотя все еще не могла до конца избавиться от страха.

– Скажем так, – продолжал Эйдриан, – мы все живем в страхе за то, что наша жизнь и наша любовь может оборваться, моя дорогая. Но я надеюсь, что этого не произойдет, потому что на этот раз мне есть ради чего жить.

Схватившись за луку седла, она наклонилась, а он поставил ногу в стремя и, приподнявшись, поцеловал жену.

– Я надеюсь прожить с тобой долгую счастливую жизнь, моя любимая Мэдлин, – сказал он, и она улыбнулась ему.

На сердце у нее стало легко.

Примечания

1

Имеется в виду война (1808–1814) Англии и Португалии при участии испанцев против Наполеона, вторгшегося на Пиренейский полуостров.

(обратно)

2

Имеется в виду король Великобритании Георг III (1738–1820), который потерял рассудок, и с 1811 года вместо него в качестве регента всеми делами государства управлял его сын принц Уэльский.

(обратно)

3

Монета в шесть пенсов считалась по распространенному в Англии суеверию талисманом, приносящим счастье, удачу.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17