КулЛиб электронная библиотека 

Кое-что о тараканах [Автор неизвестен] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Автор неизвестен Кое-что о тараканах

КОЕ-ЧТО О ТАРАКАНАХ

Татьяна ФЕДОТКИНА

Таракан из преисподней

За контроль над моей кухней боролось настоящее исчадье ада! Он был омерзительным. Он вызывал у меня одновременно благоговение и трепет. Он с первых же минут знакомства заставил бояться и уважать себя, и я поняла, что он станет моим хозяином. Он - мадагаскарский таракан - будет диктовать правила нашей совместной жизни. Наши пути пересеклись случайно - о таких встречах говорят: это судьба. И дернул же меня черт пожаловаться друзьям-энтомологам на обилие домашних тараканов, обнаглевших до того, что они уже инспектировали содержимое моих кастрюль! - А нет ли такого зверя, - поинтересовалась я, впрочем, особо не рассчитывая на удачу, - чтобы жрал этих тараканов как родных, а то убивать их мне не позволяет непреодолимое чувство брезгливости? - Как же, как же, - сладким голосом ответили мне, доверчивой, приятели и повели в дальний угол, где приткнулась невзрачная застекленная коробка. вот они, родимые, первые враги тараканов. - Беру не глядя! - заорала я, не подозревая, что за сюрприз ждет меня через минуту. Повторяю, он был омерзительным. Все его тело покрывала черная броня, на морде красовались огромные, страшные до жути глазищи, а усы... Боже, какие это были усы! Их длина превышала размеры самого таракана, который оказался почти с мою ладонь. Одним словом, это был жук, тот еще жук. Когда милым энтомологам удалось-таки привести меня в чувство, я услышала долгую, занимательную повесть о кровной вражде моего нового знакомого и домашних рыжих тварей. Да-да, не удивляйтесь: это была кровная вендетта, и даже более того - вражда видов. Лишь один из них мог выжить и контролировать определенную территорию, в данном случае - мою собственную кухню. Даже только что оклемавшаяся после обморока, я понимала: у мадагаскарского таракана - шансов несравненно больше. - Он сожрет всю "твою" тараканью мелочь, - убеждали меня люди, жизнь отдавшие этим самым тропическим тараканам, - он выест все кладки, у тебя не будет проблем. - А он? - от мысли, что в кухне будет охотиться такое чудище, хотелось плакать. - Он? Так он же тропический, ему жара нужна. - поживет у тебя несколько месяцев, выведет тараканов и потом сам тихо сдохнет. - А он не того... не самка? Не беременная самка? - Обижаешь! Что же мы, по-твоему, таракана-мальчика от девочки отличить не в состоянии! - А... интернациональные связи у них не в обычае? А то как мутанты разведутся... - Да не разведутся, не разведутся. Да не бойся ты его так, давай руку. Бояться было стыдно, вроде взрослая уже девка, и я протянула руку. Таракан замер на ладони. Я осторожно дотронулась пальцем до его спинки, и... истошный вопль потряс комнату. От моего, клянусь, ласкового прикосновения таракан внезапно запрыгал на одном месте и отчаянно заверещал, в ту же минуту он полетел на пол, а я оказалась на метр в стороне. - Он не разбился? - чувство жалости пересилило отвращение, брать на себя смерть ни в чем не повинного таракана не хотелось. - Да не сдох, не сдох, - успокоили меня приятели. - Имей в виду: он еще когда бегает, сильно ногами топает. "Соседи приходят, им слышится стук копыт", - обреченно подумала я, осторожно убирая коробку с тараканом - все-таки божья тварь! - к себе в сумку. Коллегам, которые, не урезонь я их, заставили бы бедного гостя с Мадагаскара прыгать и верещать до потери пульса, сам таракан о понравился, а мое peшение взять его в дом - не очень... - Подумай, - увещевали они, - просыпаешься так среди ночи-а у тебя в кухне топот стоит, черный таракан за рыжими гоняется... Я крепилась - не выкидывать же. Срочно придумала ему имя, чтобы он стал мне как-то роднее - все-таки не какой-то там таракан, а мой, по кличке Филипп. Между тем на улице похолодало, и отпустить таракана в прохладную кухню означало погубить его. Я начала уходить с работы пораньше, чтобы успеть купить Филиппу свежих яблок. Замирая от страха и отвращения, я, стараясь не потревожить таракана, изымала старые кусочки фруктов и клала в коробку новые. Буквально через секунду Филипп резко разворачивал ус в сторону угощения, следом перемещался второй ус, после чего к яблокам направлялся и сам таракан. Филипп смаковал капельки яблочного сока, как истинный гурман. Однажды он сбежал. Я взяла коробку и... о ужас Он же сдохнет! Сдохнет от холода! Поиски увенчались успехом, Филипп сидел в кресле и обиженно таращил усы в разные стороны. - Как же ты, зараза, сдвинул крышку! А потом на улице потеплело, да и батареи работали на полную катушку, настало время объявить Великую охоту. Я открыла крышку. Tpи дня Филипп приходил домой, в коробку, а потом исчез. Три месяца после этого у меня не было тараканов... Теперь рыжие снова завоевывают территорию - где мой Филипп? Может, не вынес превратностей русской зимы, а то, чего доброго ушел к соседям... Не убили ли они бедняжку? А недавно кое кто из коллег, еще не забывших моего Филипка, поинтересовался, нельзя ли им достать такого же, уж болльно тараканы одолевают. Я тоже подумываю завести еще одного "домашнего любимца". А что? Пусть лучше громко топает на кухне один громадный таракан, чем тихо шныряет прорва мелких.

Валентина ПЕСКОВА

Таракан, таракан, тараканище

Тяжела она, жизнь тараканья

На тараканов люли реагируют поразному. Кто-то уже привык к ним, притерпелся и только особо наглых прихлопывает газетой или каблуком. А кто-то, нежданно столкнувшись в кухне с одним-единственным несовершеннолетним тараканчиком, три дня сидит на диете и чуть ли не варианты обмена прикидывает. Потому как печальный опыт единоборства со "зверьем" уже есть: охота день за днем с баллончиком дихлофоса наперевес, жуткая невыветриваемая вонь и омерзительные на вид агонии тараканьих подранков. Малозаметные потери противника не компенсируют устойчивую головную боль и привкус таблицы Менделеева во рту. Занавес... Россию с чистой совестью можно назвать страной тараканов, поскольку насекомые эти обнаруживаются едва ли не в любом здании (убираемся не тщательно, дезинфекция - ленивая и несовершенная, да и неряшливы - если не мы сами, то соседи). В Москве можно встретить три типа тараканов: рыжие, черные и пепельные. Последних как отдельного вида не существует в природе они уже являются технологическими мутантами, То есть мы сами их и вывели, борясь с черно-рыжими оккупантами. Самые распространенные - рыжие тараканы (они же прусаки). Самка рыжего может приносить потомство по 15-40 деток два (а некоторые рекордистки три) раза в месяц. Сначала она недели две вынашивает яйца, а потом скидывает их в теплое защищенное место, где потомство выводится. Черные самки (3-4 см) живородящие, дающие за раз по 20-25 таракашек, сразу готовых к самостоятельной жизни. Кушать тараканы очень любят, ну очень их привлекают наши продукты. Однако за неимением последних могут насладиться и кожей, и бумагой. Жить больше любят в домах панельных - там щелей больше и бегать интереснее. Климат таракан выдерживает не всякий: любит он, знаете ли, где тепло (градусов 25) и сухо. Морозов не переносит категорически - при минус пяти погибает уже через полчаса, а при минус семи - через минуту. Замечено, что тараканы не любят запах краски. Поэтому часто уходят из дома после ремонта.

Чем травят?

Раньше на Руси тараканов травили мухоморами и бузиной. Теперь существует два основных способа антитараканной обработки помещений - влажная и сухая. Сухую предпочитают там, где всякая аппаратура и оборудование не "water rezist" (офисы и проч.). Для этого существуют сухие порошки "Финаксин", "Орадельт", "Бифетрин" и "Циперметрин". Порошки эти не имеют запаха и рассыпаются преимущественно по углам и плинтусам. Если тараканов ну о-очень много, то отраву наносят и на стены. Для влажной обработки (она куда эффективнее и популярнее) применяют американские средства "Фьюри" и "Арриво", английские "Empire", "Цимбуш", "К-отрин" и "Айкон", швейцарский "Диакап". Предпочтение отдают "Фьюри" и "Empire", которые считаются наиболее эффективными и ничем не пахнут. По мере высыхания растворов на поверхности остаются микрокапсулы, и тогда пол становится для тараканов просто минным полем: бежит себе усатый, наступает на капсулу - и все, смерть. При этом для людей и домашних животных (за исключением птиц и рыбок) жидкости - безвредны: не токсичны, не вызывают кашля или удушья. А вот восле обработки американским "Арриво" помещение придется проветривать часа три, иначе помимо тараканов вы будете иметь дело еще и со своими соседями, которые не вынесут "неповторимый, устойчивый запах". Самым безвредным считается новейший английский "Айкон" - им проводят дезинсекции даже в родильных домах. После применения влажных отрав насекомые, как правило, массово вылезают из своих укрытий и начинают хаотично бегать по полу и стенам. Но далеко они не убегут, потому как сдохнут. Возможная побочная польза: если вашему Тузику или Мурке обработать средством подстилку, то велика вероятность того, что у любимцев исчезнут блохи и другие имеющиеся паразиты. Обычно обработка проводится в наиболее зараженных местах - на кухне, в ванной и туалете. Однако бывали случаи, когда приходилось травить насекомых и по всей квартире. Одна фирма припомнила историю, когда в квартире, где несколько лет лежал парализованный инвалид-афганец, было выведено около 10 кг насекомых. А практически в центре Москвы, в районе метро "Краснопресненская", была такая квартира, куда дезинсектору было страшно войти - все просто кишело противными насекомыми. Через три дня обработку провели повторно, увеличив дозу в пять раз. После обработки тараканы массово мрут день-другой (нужно будет только сметать останки). Но в период до трех недель вполне вероятно появление одного-двух хитрых тараканчиков, спрятавшихся подальше. Но и они, вылезши на свет, долго не протянут. Когда с тараканами всетаки покончено, хочется выяснить - как долго вы с ними не встретитесь опять. Если кто-то будет убеждать вас, что усатые исчезнут на 2-3 года, - не верьте. Такого средства еще просто не изобрели. Действие препаратов рассчитано примерно на &8 месяцев. Большинство фирм гарантирует, что в течение полугода по вашему звонку приедут и даром еще раз протравят ваши площади, ежели вы обнаружите усатых.

Тараканы-мутанты

Покуда химики трудятся в надежде изобрести самое волшебное средство насекомым становится все хуже и хуже. Бедные тараканы в результате мутации уже без ушей остались. Раньше существовали ультразвуковые приборы, которыми можно было их отпугивать, но сейчас такая техника не действует, поскольку тараканы перестали реагировать на звуки. Мутация произошла изза того, что используют много разных препаратов, вплоть до запрещенных. Были времена, когда обезумевшие от горя люди носили с шинного завода токсичный белый порошок, которым пытались вытравить вредителей. Однако людям это приносило больше вреда, чем тараканам. Случались даже летальные исходы (1978-79 гг.), однако удивителен человек - до сих пор с шинного этот белый порошок носят.

"Травили-травили, а они все живут"

Обвести наивных жильцов вокруг пальца - дело обычное. Простой обыватель никогда в жизни не отличит "Фьюри" от какого-нибудь "Цимбуша". Если вы хотите избавиться от тараканов наверняка, то стоит поинтересоваться, сколько существует фирма и есть ли у нее цензия. Попросите предъявить гарантийный талон (действителен в течение года со дня проведения обработки), отпечатанный на фирменном бланке с пeчатью предприятия. Если не принять необходимых мер предосторожности, то вполне можете столкнуться фирмой-однодневкой, арендующей какую-нибудь квартиру. Были случаи, когда влажную обработку проводили простой водой. Тараканам это - по усам. Еще одно ценное замечание: людям с заболеваниями легких лучше сразу сказать о них фирме-дезинфектору, чтобы потом не пришлось вызывать "скорую" (такие случаи были). И последнее: тараканы имеют свойство привыкать к одним и тем же препаратам. Одних потравили - потом пришли новые и адаптировались к остаткам ядов. То есть обработку новой смены (через полгодика, например) лучше делать другой химией.

____________________________________________________________________

Американский таракан

Отличается дружемобностью, так как прекрасно уживается с немецкой разновидностью насекомых, абсолютно не враждуя с ними. В капсуле самки содержится около 14 яиц. Тараканиха способна откладывать по капсуле каждую неделю! Мамаши отличаются кавказским долгожительством - живут аж до двух лет.

Восточный таракан

Наименее плодовитый из тараканьего племени. Самка за свою жизнь можетет выносить до 8 капсул, в каждой из которых содержится не больше 16 яиц. Ведут довольно вялый и консервативный образ жизни. Живут исключительно в местах где изобилует влажность. Малейшая cушь может привести к эмиграции или ги6ели.

Коричневый таракан

Эти тараканы менее требовательны к изобилию воды, нежели немецкие. В капсуле, которую самка оставляет преимущественно в укромных местах, содержится по 13-18 яиц. За полгода жизни одна женская особь способна произвести около 250 деток, у которых половозрелость наступает в 50 дней. Самцы очень нервные, и чуть что - улетают.

Немецкий таракан

Обладает огромной плодовитостью. В капсуле самки содержится 30-40 яиц. За свою жизнь самка может родить 4-g раз. Уже в 60 дней от роду тараканчик способен к самостоятельному размножению. Если вы случайно привезете к себе домой одну беременную самочку, то через год в квартире может быть до 100.000 тараканов.

Древесный таракан

Обитает в американских лесах. Его место жительства - кора деревьев, бревна и т.д. В квартирах не живет - разве что может залететь в окно на свет. Поздней весной самцы вылетают на поиски самок. В капсуле самки обычно содержится до 26 яиц. Этих тараканов обычно не травят, поскольку они либо улетают из дома, либо сами там мрут.

_________________________________________________________________

Юрий БАРАНОВ

Армагедон по Венгерски

Будапештский таракан - это нечто особенное. Это вам не какой-нибудь трусоватый и вечно голодный заморыш-прусак из московской коммуналки. Будапештская особь вдвое крупнее и одета в шикарный черный фрак, а не в рыжий зипун, от вида которого слегка подташнивает. Черный венгерский таракан всегда достаточно откормлен, не слишком тороплив и слегка осторожен, кроме того похотлив и нагл. И все-таки однажды в Будапеште тараканам пришла хана. Все началось с того, что группа ученых-химиков получила в лаборатории "Баболна Био" эффективнейший препарат против крыс. В результате к концу 70-х Будапешт стал единственным в мире городом, где полностью было истреблено крысиное племя. Аналогичную технологию ученые решили применить и против тараканов. На основе "антикрысиных" наработок в той же фирме "Баболна Био" создали препараты пенфос и кноксаут - уже от тараканов. Испытания их, проводившиеся с 1978 по 1980 годы, дали поразительные результаты: эффективность новых препаратов составляла 99,5%. То есть насекомые мерли, как от тараканьей чумы, а для человека и животных пенфос и кноксаут оказались абсолютно безвредны. И тогда приступили к решительной повальной борьбе с тараканами в Будапеште. В период с 1978 по 1992 годы организованное истребление противника было успешно проведено в 145.000 квартирах, в местах общего пользования и т.д. - общей площадью в 3 млн кв. м. Это была настоящая, решительная и мощная атака на городских паразитов, увенчавшаяся полной победой. Однако ученые предупреждали, что под корень тараканье племя вырубить все же невозможно. Отдельным особям удалось выжить в отдаленных щелях, куда не попал чудодейственный "антитараканин". Стоит лишь ослабить внимание - и тараканы снова начинают завоевывать утраченное жизненное пространство. Избежать нового нашествия "ползучей твари" можно лишь в том с случае, если соответствующую санобработку повторять каждые полгода. Что в Будапеште, увы, делают не повсеместно, и в последнее время тараканы начинают возвращаться в некоторые столичные районы. Говорят те же слова, что и у нас: не хватает денег.

_________________________________________________________________

В Москве за таракана дают 500 рублей

Московские фирмы, выпускающие средства борьбы с тараканами, вынуждены поддерживать весьма приятельские отношения с представителями своего потенциального противника. Поскольку каждая партия средств и ловушек должна сначала "фойти долгой путь испытаний "боем". Для этих испытаний-исследований фирмы используют в основном самых обычных московских прусаков. Популяции "лабораторных" тараканов самовоспроизводятся - как на некоей тараканьей миниферме. Но когда естественный прирост не поспевает за искусственно-научной потравой племени, фирмы вынуждены пополнять поголовье. Делается это просто: сотрудники "собирают" тараканов по знакомым и даже покупают у не слишком чистоплотных соседей (цена за одну особь - 500 руб. старыми). Правда, никакой рекламы они не дают под страхом, что полстолицы принесут к ним своих обитателей. Посему у компаний сложился уже свой круг "поставщиков". Лабораторных тараканов особо не кормят - так, разве что из сердобольности бросят когда кусок хлеба. Зато в момент испытаний голодный таракан имеет возможность перед смертью до отвала натрескаться вкусной отравы.